Неслучайная встреча (fb2)

- Неслучайная встреча (и.с. Панорама романов о любви) 279 Кб, 150с. (скачать fb2) - Пэнси Вейн

Настройки текста:



Пэнси ВЕЙН НЕСЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА

1

Присев на корточки, Эдит механически пропалывала густо заросший сорняками бордюр из анютиных глазок. Нежаркое августовское солнце ласково пригревало ее темноволосую голову.

Не привычные к подобной работе пальцы делали свое дело старательно, хотя и не особенно ловко.

Эдит сказала себе, что не встанет, пока не дойдет вдоль левой стороны дорожки до калитки, и только тогда сделает перерыв. Она надеялась, что под благотворным воздействием физического труда успокоится и будет готова к общению с бабушкой.

Едва переступив порог бабушкиного муниципального домика, Эдит бросила сумку на плетеный диванчик и, торопливо чмокнув Бланш в морщинистую щеку, побежала переодеваться в старую тенниску и джинсы, отклонив бабушкино предложение отдохнуть с дороги и попробовать свежей ежевики со сливками. Нет, сказала Эдит, близится полдень и полоть будет слишком жарко.

Так она рискнула огорчить бабушку. Та еще некоторое время ходила за ней с тарелкой, полной спелых чернильно-черных ягод, а потом махнула рукой и занялась своими делами.

Эдит требовалось время, чтобы взять себя в руки и успеть стать прежней Эдит. Если не получится, она сможет сослаться на усталость после трудовой недели. Вообще-то не в бабушкиных правилах донимать ее расспросами, она просто молча устремляла на лицо внучки свои черные глаза, и Эдит словно кто-то тянул за язык. Она и сейчас может не удержаться и выболтать причину своего угнетенного настроения. А этого делать ни в коем случае не следовало.

Из раскрытых окон бабушкиного коттеджа летели в сад звуки «Времен года» Вивальди.

Бланш, в ожидании, пока внучка закончит заданный самой себе урок, не теряла времени даром — поставила тушиться баранину с овощами и приступила к своему обычному комплексу упражнений по системе йогов.

— Мисс Грэхем, вы совершенно заработались в своем Форин-офисе! — кричала она, с трудом переводя дыхание. — Ты и правда выглядишь очень бледной, Эдит. Совсем не бываешь на воздухе. Конечно, поработать в саду полезно, но главное — не переутомляться. Боюсь, мои анютины глазки так привыкли к сорнякам, что не смогут без них существовать. Не перетруждай себя, моя дорогая, встань, подними руки ладонями к солнцу, вдохни, выдохни, выпусти весь негатив…

— Бабушка, не разговаривай во время занятий, это вредно, ты собьешься с дыхания! — прокричала в ответ Эдит, вытирая пот со лба и представляя, как бабушка, лежа на циновке, поднимает по очереди ноги, обтянутые темно-зелеными лосинами, и старательно оттягивает носки.

Если бы, и правда, можно было выпустить из себя весь негатив и снова стать легкой, невесомой, беззаботной…

Вчера ночью Эдит впервые отдалась мужчине и вот теперь чувствовала себя далеко не счастливой. Этим мужчиной был ее жених Сесил Лайтоллер, которого она знала всю жизнь.

Познакомились они еще в детстве. Их отцы служили в британском посольстве в Кении.

Эдит было тогда шесть лет, а Сесилу восемь.

Дети резвились в посольском саду, плескались в бассейне, кормили бананами ручных обезьянок. Когда семьи вернулись в Англию, Сесила отправили в один из привилегированных колледжей, но он писал Эдит едва ли не каждый день и жаловался на свое одиночество, идиотские порядки и злых учителей. Эдит его утешала.

Каникулы они почти всегда проводили вместе. Высокий, голубоглазый, светловолосый Сесил ходил за темненькой, темноглазой Эдит как привязанный, сопровождаемый одобрительными взглядами тех и других родителей. Эдит не отличалась общительностью, в школе у нее не было близких подруг, а с другом детства ей всегда было просто и весело.

Сесил в колледже делал отличные успехи.

Эдит тоже училась старательно и добросовестно, но без труда ей ничего не давалось. Потом Сесил поступил в Кембридж. Эдит же по совету отца поступила в секретарский колледж при Форин-офисе. К этому времени ее родители снова уехали работать за границу, и девушка осталась одна в лондонской квартире. Родители Сесила немедленно взяли ее под свое крыло.

Эдит часто проводила выходные в их загородном доме. Иногда Сесил приезжал за ней из Кембриджа на своем «ягуаре», который отец подарил ему на день рождения, и они ехали в театр или ужинали в ресторане.

В университете Сесил пользовался популярностью. Он обзавелся друзьями и на все вечеринки приглашал Эдит. Окруженный со всех сторон бойкими девицами, поддерживая с ними шутливый разговор, он время от времени отыскивал взглядом Эдит и заговорщицки улыбался ей, отчего у нее становилось тепло на душе. Когда он обнимал кого-нибудь из девушек за плечи или чмокал в щеку, она делала равнодушное лицо, хотя и ощущала укол в сердце. Ее мама звонила ей из Рима и спрашивала — не вертится ли рядом с Сесилом какая-нибудь назойливая девица? Мать Сесила относилась к Эдит, как к своей дочери. Все молодые люди из окружения Сесила считали Эдит его подружкой и избегали оказывать ей явные знаки внимания. Словом, задолго до того, как он сделал ей предложение, Эдит не представляла себе другого мужа…

Эдит сгребла сорняки, распрямилась и отнесла охапку в угол сада. Она услышала, как бабушка с восклицанием вскочила с циновки и кинулась к плите, где пригорало жаркое.

— Ты только подумай! От этой дыхательной гимнастики меня потянуло в сон, — посетовала Бланш в окно.

Эдит кивнула, поглощенная своими мыслями. Она как раз отчетливо припомнила, как в мае гуляла с Сесилом по саду Лайтоллеров и он спросил ее:

— Чего бы ты хотела больше всего на свете?

Она привыкла не стесняться Сесила и не боялась показаться перед ним ограниченной мещанкой, поэтому выложила все начистоту:

— Хотела бы жить в собственном доме с садом, таким же красивым, как у твоей мамы, иметь семью, детей, помогать своим близким, делать их жизнь счастливой и радостной.

Он остановился и внимательно взглянул на нее светло-голубыми глазами цвета майского неба. От этого взгляда у Эдит поджались пальцы на ногах, она поняла, что сейчас последует что-то необыкновенное.

— А может быть, я — тот человек, который сможет дать тебе все это? — спросил он тихо.

Она учащенно задышала, а он продолжал:

— Я люблю тебя, Эдит, давно люблю. И хочу, чтобы ты стала моей женой. Ты — единственная девушка, которую я мог бы назвать своей женой.

Эдит тогда поняла, что ждала этих слов с самого утра. Она не успела ничего ответить. Сесил, наверное, прочитал ответ в ее глазах, а может быть, просто знал, что этот ответ мог быть только положительным. В следующую секунду его губы, теплые и влажные, прижались к губам Эдит. Она задержала дыхание. Никогда еще Сесил не целовал ее вот так, по-настоящему…

Эдит подумала, что надо ответить ему на поцелуй, не то он поймет, что она целуется впервые, и сочтет ее ужасно отсталой. А впрочем, может быть, он и не допускает мысли, что она могла целоваться с кем-то еще. Конечно, ведь вся ее жизнь лежала перед ним как открытая книга, в ней не было места тайным увлечениям, в ней существовал только Сесил, только ему она могла подарить свой первый поцелуй.

Через секунду он отпустил ее, слегка отодвинулся и вгляделся в ее лицо, словно ища в нем ответ на какой-то вопрос.

— Пойдем, скажем родителям, что мы наконец решили, — предложил он, видимо удовлетворившись увиденным. — Они будут дико рады. Они от тебя без ума, сама знаешь.

Он взял ее за руку и улыбнулся, и от этой улыбки сердце Эдит счастливо забилось. Они вернулись в дом и там выпили бутылку шампанского. У Лайтоллеров всегда следовали традициям, и без шампанского в такой день обойтись было просто немыслимо.

Мать и отец Сесила обняли Эдит, и Люси предложила, чтобы девушка позвонила родителям в Рим и сообщила им радостную новость.

Она последовала этому совету и десять минут говорила с мамой, которая была несказанно рада…

Эдит направилась к одноэтажному бабушкиному дому, стягивая на ходу резиновые перчатки. Бабушкин сосед, который все это время пощелкивал за забором садовыми ножницами, дружески улыбнулся ей. На кухне бабушка раскладывала жаркое по тарелкам.

— Ничего, не слишком пригорело, — весело сказала она. — Порежь помидоры, Эдит.

Эдит вымыла руки в крохотной ванной и придирчиво оглядела себя в зеркале. Вроде все в ней такое же, как всегда, — бледное продолговатое лицо, темные аккуратные брови дугами, каштановые блестящие волосы… Ничего яркого или экстраординарного, даже пухлым аккуратным губкам явно не хватает красок. Похоже, вчерашнее событие никак не отразилось на ее внешности. Эдит с надеждой подумала, что делает из мухи слона. Большинство ее сверстниц давным-давно познали плотскую любовь, а она до двадцати двух лет сохраняла целомудрие…

Вскоре они с бабушкой сидели друг против друга за круглым столом с мраморной столешницей и чугунной ножкой. Этот стол был единственной дорогой вещью в бабушкином домике, когда-то он принадлежал ее деду и чудом уцелел после того, как в его лондонский дом во время войны попала бомба.

— Как там твои родители? — спросила бабушка.

Эдит знала, что папа регулярно звонит своей матери и сообщает ей все новости, но бабушка всегда хотела знать о событиях в семье от внучки.

— В Италии сейчас проходит избирательная кампания, политический сезон в разгаре, но через месяц все закончится и они как раз успеют приехать на нашу с Сесилом свадьбу, — сказала Эдит.

Бабушка слегка поджала губы, как всегда, когда упоминалось имя Сесила.

— Ну а как поживает Сесил? — спросила она, слегка меняя тон, и в глазах ее появился холодок.

Так бывало всегда, когда они заговаривали о Сесиле. Эдит вначале допытывалась, что имеет бабушка против ее жениха, но та отвечала, что Эдит «должна сама во всем разобраться» и что она не хочет «навязывать свое мнение».

— Прекрасно, — ответила Эдит, невольно поеживаясь. У нее всегда было ощущение, что бабушка видит ее насквозь.

— А каков он в постели? — вдруг спросила бабушка.

Опешившая Эдит уставилась на нее, приоткрыв рот от удивления. Почему бабушка задала ей этот вопрос именно сегодня?!

— Я так и думала, что ничего особенного, — хмыкнула бабушка.

— Что ты такое говоришь! — с упреком пробормотала Эдит, заливаясь краской.

— Ну-ну, дело твое, не хочешь, не рассказывай, — пожала плечами Бланш. — В нашей семье не принято говорить об интимном. Насколько все проще у французов… Ты только помни, что он — не единственный мужчина на свете, девочка моя. Ты ведь толком других парней и не знала, эти Лайтоллеры тебе заморочили голову своим сыночком.

— Ты почему-то решила, что я с Сесилом буду несчастна, — сказала Эдит. — А почему — так и не можешь объяснить.

Бабушка упрямо молчала. Если бы только Эдит смогла отважиться и поделилась с ней своими сомнениями! Но нет, некоторые вещи никому не расскажешь, даже бабушке, самому близкому человеку. Но ведь в действительности ничего плохого не случилось. Все в ее жизни устроено как нельзя лучше. У нее важная, ответственная работа. Она хорошо обеспечена, живет в прекрасной квартире в благополучном районе Лондона, у нее заботливые родители, а через месяц она станет женой обаятельного, многообещающего, блестящего молодого дипломата. Она любит и любима.

После того, как они сыграют свадьбу, Сесил получит назначение в Рим, где будет работать в посольстве, в должности культурного атташе. Какая блестящая карьера для такого молодого человека! Они поедут на два долгих года в Италию, эту прекрасную, чудную страну, где всегда светит солнце. Мама обещала привезти ей свадебное платье — из белого шифона, с вышитыми серебром цветами.

— Если тебе кажется, что у меня слишком унылый вид, то, возможно, я просто немного устала, — сказала Эдит со смехом. — Всю неделю было просто жуть как много работы. Расскажи лучше, как обстоят дела с яслями.

Выйдя на пенсию, бабушка продала свою квартиру на Брук-стрит и купила этот крошечный коттедж на южной окраине Лондона, чем привела в изумление сына и невестку.

— Зачем тебе это, мама? — недоумевал отец Эдит. — Ну я понимаю, когда-то ты жила в этих местах с отцом, но те времена давно миновали.

Ты привыкла к другому. И в твоем возрасте менять образ жизни? Подумай, тебя будут окружать люди самых простых привычек. Этот район не слишком благополучный.

— Я надеюсь подружиться с соседями, — решительно сказала бабушка. — А люди «простых привычек» чаще оказываются более сердечными и охотнее приходят на помощь ближнему. И я им смогу оказаться чем-то полезной. По крайней мере, буду чувствовать, что вокруг меня кипит жизнь. А в моем прежнем доме я месяцами не видела своих соседей…

И действительно — перебравшись на новое место, бабушка почувствовала себя как рыба в воде. Она быстро перезнакомилась со всеми соседями и развила бурную деятельность. Так она организовала «ясли взаимопомощи». Женщины, имеющие маленьких детей, всегда могли оставить у нее ребенка, если им надо было куда-то отлучиться. Это делалось бесплатно, но с тем условием, чтобы заинтересованные мамаши не только имели возможность прокатиться в Лондон, но и сами помогали бабушке присматривать за детьми своих соседей. А еще бабушке оказывала помощь совсем молодая девушка — пятнадцатилетняя Роза Ярдли. Дети с удовольствием играли в бабушкином саду под старой магнолией.

Сначала Бланш не собиралась сажать в саду цветы.

— Пусть малыши резвятся в свое удовольствие, — говорила она. — А то мне придется следить не столько за ними, сколько за клумбами.

— Хотя бы маленький бордюрчик, бабушка, — умоляла ее Эдит. — Я сама приеду к тебе и все сделаю. Посажу цветы, и дети станут расти среди красоты.

На бабушкиной улице жители не слишком-то увлекались цветоводством, в крошечных садиках они предпочитали держать мотоциклы, сушить белье или выращивать овощи.

Эдит посадила анютины глазки, махровые маргаритки, душистый горошек и луковицы нарциссов и регулярно приезжала, чтобы содержать цветочный бордюр в порядке. Траву бабушке любезно подстригал сосед — мистер Дэвис, пенсионер, в прошлом работавший в доках.

Бабушка увлеклась рассказом о детских шалостях и проделках, но мысли Эдит устремились совсем в другом направлении. В саду ей показалось, что она совсем успокоилась, но бабушкины слова о Сесиле снова всколыхнули бурю противоречивых чувств. Червячок сомнения принялся за свою работу — подтачивать фундамент великолепного будущего, ожидавшего ее с Сесилом Лайтоллером…

Вчера вечером Сесил заехал за ней, они собирались посмотреть в новом театре на окраине Лондона пьесу Шекспира «Генрих IV».

Эдит увлеклась представлением, которое было нашпиговано намеками на современную политику Англии, игра артистов ее очень развеселила, ее сосед слева хохотал не переставая, и только к концу первого действия она заметила, что Сесил сидит чрезвычайно мрачный.

— Тебе не нравится? — удивленно шепнула она.

— Просто отвратительная постановка. Вульгарная свыше всякой меры, — процедил он, бросая мрачные взгляды на соседа Эдит — полного, румяного молодого человека, который едва с кресла не падал, хохоча над очередной шуткой актеров — Но это Шекспир, у него и впрямь встречаются грубоватые остроты, — пожала она плечами. — Главное, что смешно.

— Неужели тебя не раздражают ужимки, с которыми актеры произносят текст? Боюсь, что не высижу еще одно действие.

— Я бы досмотрела до конца, — кротко проговорила Эдит.

— Если хочешь — оставайся, — произнес он неожиданно резко. — У тебя еще и веселый кавалер под боком.

— Что за глупости, Сесил? — удивилась она. — Сейчас будет антракт, и я, конечно, уйду с тобой, если ты не хочешь досматривать до конца.

Когда они вышли из театра, настроение Сесила не улучшилось. Они сели в такси, и, когда Эдит взяла жениха за руку, он отстранился и угрюмо посмотрел на нее.

— Этот тип в театре так гоготал, что реплик актеров не было слышно. Он то и дело задевал тебя локтем.

— Мне он нисколько не мешал, — возразила Эдит. — Если он мешал тебе, можно было пересесть.

— Куда, на галерку? — фыркнул он с отвращением.

Эдит молчала, и Сесил с видимым усилием овладел собой.

— Ну прости, не слушай меня. Я просто не выношу дешевки. И главное — я целых десять дней тебя не увижу! — Эдит удивленно взглянула на него, и Сесил пояснил:

— Посылают в командировку в Монако. Лечу завтра утром вместе с шефом.

— Значит, мы не увидимся больше недели? — проговорила Эдит и с изумлением почувствовала, что известие о предстоящей разлуке не произвело на нее особенного впечатления. А ведь сердце должно было тоскливо сжаться… Неужели она так бесчувственна? Впрочем, она давно уже подозревала это и испытывала непреходящее чувство вины перед Сесилом. Какое счастье, что ее будущий муж понимает ее и не торопит.

Он придвинулся ближе к ней, взял ее за руку и прижал колено к ее колену. Эдит, чуть помедлив, положила голову ему на плечо и вдохнула знакомый запах мужского одеколона, который ей безумно нравился. Она услышала, как он тяжело перевел дыхание, и по ее спине пробежал легкий холодок.

Сесил всегда провожал ее до дома, и они обычно прощались у подъезда. Если Сесил был за рулем, то целовал ее на прощание всегда в машине — он терпеть не мог поцелуев на улице, считал это проявлением пошлости. А в квартиру Эдит Сесил поднимался крайне редко, выпить кофе, но вел себя при этом сдержанно, в основном начинал рассказывать что-нибудь о своей работе и вскоре уходил.

Эдит эти старомодные манеры приводили в восхищение. Ей было невообразимо приятно сознавать, что он настолько уважает ее, что считает своим долгом сдерживать себя. Ее радовало то, что все у них происходит так несовременно, необыкновенно. То, что она отдаст ему свою невинность не когда попало, а в первую брачную ночь, наполняло их предстоящий брак каким-то мистическим смыслом, делало его настоящим таинством.

Иногда она ловила на себе его взгляд исподлобья, тяжелый, мрачный и страстный, и тогда ей делалось не по себе, ее бледные щеки заливались густым румянцем, даже ладони потели. Эдит торопливо опускала ресницы и заговаривала о чем-то нейтральном, и через какое-то время Сесил вновь становился прежним, подхватывал шутливый разговор, и Эдит облегченно вздыхала. А наедине с собой анализировала свои чувства и приходила к выводу, что боится предстоящей близости с Сесилом.

Сначала это ее испугало. Как, она боится собственного жениха, которому добровольно и радостно дала согласие стать его женой? Ведь она любит его, конечно же любит, нежно и горячо. Сесил всегда был для нее единственным мужчиной, ни с каким другим молодым человеком она не представляла себе близких отношений.

Разобрав собственные ощущения, Эдит сделала неутешительный вывод, что просто является по натуре холодной и вялой. Сначала это ее ужасно расстроило. Ведь это может оттолкнуть его, разочаровать. Но потом она утешила себя тем, что после свадьбы Сесил разбудит в ней страсть, научит ее любви, так всегда бывает в книгах. Только он один способен на это, а Эдит постарается не обмануть его ожиданий…

Какое счастье, что они солидарны с ним в том, что их близость должна случиться только после .свадьбы!

Они не станут разменивать свое чувство по мелочам, брак для них действительно станет священным. И она может не мучиться, что покажется ему несовременной. И вот до сих пор Эдит и Сесил просто утомляли себя однообразными поцелуями в автомобильном салоне.

Да, Эдит Грэхем, говорила она себе, тебе достался жених один на тысячу — понимающий, чуткий, тонкий.

Машина остановилась у подъезда Эдит на Гросвенор-сквер, Сесил расплатился с водителем, и они вышли на тротуар.

— Я поднимусь к тебе. — Он не спросил это, скорее поставил ее перед фактом, и в его взгляде промелькнуло что-то темное и тяжелое.

И Эдит почувствовала, к своему стыду, что ей вовсе не хочется, чтобы Сесил поднимался к ней сейчас. Какое-то тягостное предчувствие охватило ее. Но ведь завтра он уезжает в эту командировку, и они не увидятся десять дней…

А это очень долго, последнее время они виделись каждый день, Сесил всегда забегал к ней в бюро переводчиков в Форин-офисе, если они никуда не собирались вечером, что случалось крайне редко.

— Конечно, заходи, — проговорила Эдит как можно спокойнее и беспечнее и, опустив глаза, вошла в подъезд.

Пока они поднимались в лифте на четвертый этаж и шли по коридору, она физически осязала спиной его обжигающий взгляд.

В прихожей Эдит сняла плащ и осталась в шелковом платье винно-красного цвета с довольно глубоким вырезом. Сейчас надо быстрее приготовить кофе, они сядут в гостиной в глубокие кресла, обитые кремовой кожей, заговорят о чем-нибудь, все равно о чем, и напряжение спадет, Сесил станет прежним…

— Тебе, как всегда, со сливками? — спросила она, обернувшись к Сесилу. Он неопределенно качнул головой и прошел за ней в кухню, где, не дожидаясь кофе, взял с сервировочного столика откупоренную бутылку виски, плеснул себе в бокал щедрую порцию и удалился в гостиную.

Когда Эдит внесла туда поднос с чашками, Сесил ходил взад-вперед по мягкому ковру сливочного оттенка Резко повернувшись к ней, он взял из ее рук поднос и поставил его на низенький инкрустированный столик у дивана, затем, вплотную приблизившись к Эдит, положил ей на плечи горячие ладони. Она успела заметить, что бокал стоит пустой на полу у кресла.

— Эдит.., я хочу, чтобы это случилось сегодня, сейчас, — выдохнул он, пожирая ее лицо потемневшими глазами.

У Эдит сильно забилось сердце, кровь отлила от щек. Она уже настолько привыкла к их целомудренным вечерам, что почувствовала себя птицей, попавшейся в западню.

— Прямо сейчас? — глупо повторила она, машинально упираясь ему ладонями в грудь, но он уже припал губами к ее шее и впивался в нее поцелуями, больше похожими на укусы.

Эдит чувствовала, что необратимо теряет контроль над ситуацией.

— Но… Сесил.., мы же хотели… — слабо выговорила она, но он ничего уже не слышал.

У нее мелькнула мысль, что рядом с ней чужой, совсем незнакомый человек, и ей стало страшно. Его руки заскользили по ее спине, нашарили молнию, дернули, и в следующий момент Эдит почувствовала, что платье соскальзывает с плеч на пол. Она даже не поняла толком, как это произошло, но мгновение спустя она уже лежала на полу, а Сесил, навалившись на нее всей тяжестью, нетерпеливо раздвигал ей колени.

Дальнейшее Эдит помнила смутно. Она испытала и боль, и стыд, и, разумеется, это было далеко не то, о чем написано столько прекрасных стихов…

Она лежала на спине, ее всю сотрясала крупная дрожь.

Сесил привел в порядок свою одежду, сходил в ванную, принес длинный махровый халат и укрыл ее, а сам присел рядом.

Эдит приподнялась на локте. Ей ни за что не хотелось встречаться с ним глазами, охотнее всего она спряталась бы сейчас в ванной и заперлась на задвижку. Ее охватило острое чувство не правильности и непоправимости происшедшего. Но Сесил повернул к себе ее лицо и низко наклонился к ней. В его глазах горело какое-то мрачное удовлетворение.

— Эдит, это должно было случиться, мы по сути уже муж и жена… Прости, что все вышло так внезапно, но я не мог больше ждать. Пойми.., мне хотелось назвать тебя своей. — Он поднялся и прошелся по ковру. — Последнее время я стал бояться.

— Чего бояться? — беззвучно спросила она.

На нее нашло какое-то странное оцепенение.

— Этот идиот Найджел будет видеть тебя каждый день, а я уеду. С тех пор, как я увидел сегодня днем, как он наклоняется к тебе и что-то шепчет на ухо, я просто не нахожу себе места. Он постоянно на тебя пялится. Может, скажешь, что ты ничего не замечаешь? Что такое он нашептывал тебе, интересно знать?

Эдит медленно "подняла голову, запахивая на груди халат, и изумленно взглянула на него снизу вверх. Найджел Кроул был ее непосредственным начальником, относился к Эдит доброжелательно и всегда был готов помочь, но ей и в голову не приходило, что он на нее «пялится» и испытывает хоть какой-то интерес И он никогда и ничего не шептал ей на ухо — в том смысле, в котором предполагает Сесил.

— Найджел ко мне абсолютно равнодушен, ты говоришь глупости, — сказал она и встала. В висках слегка ломило, и очень хотелось остаться одной. — Знаешь, Сесил, тебе лучше сейчас уйти. Мне надо привести себя в порядок…

Сесил исподлобья взглянул на нее, бросился к ней, сжал ее запястья.

— Эдит, милая, ну прости меня. Я сам не знаю, что говорю. Я ждал так долго, а ты всегда такая спокойная, сдержанная. Я не был уверен в твоих чувствах, мне начало казаться, что ты вот-вот скажешь, что раздумала выходить за меня замуж. В следующий раз все будет по-другому, клянусь. Только когда ты захочешь и как ты захочешь. Скажи, ты меня прощаешь?

Он смотрел на нее умоляюще. Вздохнув, она мягко отняла у него свои руки. Конечно, во всем виновато его страстное желание, его пылкое чувство, его темперамент, затянувшееся ожидание. Все-таки он мужчина…

— Ну что ты, Сесил, я все понимаю. Какие же мы после этого близкие люди, если не можем понять друг друга. Только.., мне казалось, что ты сам хочешь.., чтобы все случилось уже потом.

Он пылко целовал ей руки.

— Ты просто изумительная, ты все понимаешь. В нашу первую брачную ночь это будет как первый раз, вот увидишь. Прости, тысячу раз прости. Я сейчас уйду, если ты хочешь. Завтра утром я позвоню тебе с аэродрома, о кей? Ну все, милая моя девочка, до свидания, и помни, что я тебя люблю.

Она почувствовала на ладони горячее прикосновение его губ, затем все стихло. И Эдит сообразила, что осталась одна. За окном шел дождь, на ковре валялось атласное платье, все смятое. Она подобрала его и пошла в ванную, там встала под душ, подставила тело прозрачным струям и долго стояла, хмуря брови и кусая губы.

Грудь ей сдавило словно камнями. Что случилось? С ней был ее возлюбленный, ее жених, который через месяц станет ее мужем. Но почему все происшедшее кажется таким отвратительным? Может быть, с ней что-то не так?

Уж не ориентирована ли она в другом направлении? Ведь мужчины действительно оставляли ее равнодушной…

Сегодня утром, когда Найджел наклонился к ней, чтобы взглянуть на перевод письма, над которым она трудилась, и Эдит почувствовала запах его кожи, дорогого мыла, чистого белья, она нисколько не взволновалась, хотя другие девушки, работавшие в ее отделе, находили шефа весьма привлекательным. Даже когда он тихо заметил, что у нее необыкновенно приятные духи… Как раз в этот момент к ней и заглянул Сесил.

Сесил приревновал ее к Найджелу, как она сразу не догадалась. Что же, это объясняет его внезапное желание быстрее назвать ее «своей».

Она способна понять его чувства… Но почему-то ей от этого нисколько не легче.

Эдит вылезла из ванны, вытерлась махровым полотенцем, надела ночную рубашку и, погасив везде свет, юркнула в прохладную постель.

Она чувствовала себя разбитой, несмотря на душ, хотелось побыстрее забыться, но сон не шел.

Перед ней возникло лицо Сесила, знакомое с самого детства, и она ощутила в груди холодок.

Не покидало чувство, что Сесил и человек, овладевший ею на ковре, совсем разные люди. Он сказал, что в следующий раз все будет по-другому… Эдит с отчетливой ясностью поняла, что не хочет никакого следующего раза.

Утром она проснулась в девятом часу и мгновенно вспомнила, что Сесил хотел позвонить из аэропорта. Ей внезапно стало так страшно, что похолодела спина. Бежать быстрее, прочь отсюда, только бы не разговаривать с ним, не слышать его голос. Эта паника не имела разумного объяснения. Эдит стремительно оделась, причесалась и, махнув рукой на макияж, без которого обычно не показывалась на людях, схватила сумочку и выбежала из подъезда. Одну остановку доехала на метро до вокзала Виктории, и ей посчастливилось — через десять минут она уже сидела в электричке, которая везла ее к бабушке в Пилбем.

До бабушкиного поселка было минут тридцать езды. Эдит прислонилась виском к стеклу, обхватила обеими руками сумочку, закрыла глаза. Надо успокоиться, глубоко подышать.

Она взрослый человек и знает, что «первый раз» бывает далеко не всегда самым удачным.

Да, она воображала цветы, свечи, шампанское, шелковые простыни, волнующие объятия и необъятный океан нежности. Ну что же, все вышло не так. Это не любовный роман, а реальная жизнь.

Надо же быть такой наивной дурочкой! Сесил сказал, что любит ее. Возможно, он сейчас тоже досадует на нее за то, что она вела себя, словно бесчувственное бревно. Все в порядке вещей: она, не имея никакого любовного опыта, растерялась, испугалась, отсюда и отрицательные эмоции. Все так, все так… Только почему ее не покидает ощущение ужасной ошибки?

На остановке в купе кто-то подсел, и Эдит с трудом подавила досаду, ей сейчас не хотелось ничьего общества. До бабушки ехать еще минут двадцать. Она притворилась, что дремлет. Сосед какое-то время сидел тихо, затем Эдит услышала шорох, царапанье по бумаге и, движимая любопытством, невольно приподняла ресницы. Напротив нее сидел мужчина и делал торопливый набросок в блокноте простым карандашом. Он поднял глаза, и их взгляды встретились.

2

На его лице отразилось легкое смущение, но он тут же широко улыбнулся.

— Простите, я не хотел вас беспокоить, — дружески произнес он, а его карандаш тем временем продолжал летать по бумаге, не сбавляя темпа. — Надеюсь, вы ничего не имеете против? Ваше лицо настолько необычно, что я не смог устоять. Всего лишь маленький набросок…

Он проговорил это, не прерывая своего занятия, быстро перебегая глазами с лица Эдит на страницу блокнота. Эдит ощутила раздражение. Возможно, в другое время она отнеслась бы к бесцеремонности этого человека более снисходительно, сочла бы ее безобидным чудачеством художника. Но сейчас она была не в том настроении.

— Я как раз против, — произнесла она, сурово хмурясь. — Будьте добры прекратить это.

Он удивленно вскинул брови, и его карандаш неохотно замедлил свой бег.

— Простите, — повторил он. — Я полагал, нам обоим это должно быть лестно. Мне — рисовать вас, вам — служить мне моделью.

— В самом деле? — кисло выговорила Эдит. — Ваша фамилия, должно быть, Гейнсборо. Или Ван Дейк? А еще лучше — Рембрандт…

— Что значит «лучше»? — изумился он. — Вы идете на поводу у общественного мнения. Хальс, между прочим, соперничает с Рембрандтом в области портрета…

Эдит вовсе не настроена была сейчас праздно болтать и решительно перебила художника, который, кажется, намеревался поделиться с ней своими пристрастиями в живописи.

— Извините, но мне не хочется сейчас разговаривать. Прошу вас меня не беспокоить, или мне придется перейти в другое купе, — сказала она, жалея, что не захватила с собой газету, за которой можно было спрятаться.

— В этом нет необходимости. Я умолкаю и больше вас не потревожу, — нисколько не обидевшись, произнес с подчеркнутой галантностью мужчина и послушно убрал свой блокнот во внутренний карман куртки. — Тем более, что ваше лицо прочно запечатлелось в моей памяти. Любой, кто увидит его хотя бы раз, уже никогда не забудет, — прибавил он негромко.

Он, наверное, рассчитывал, что она ответит и разговор продолжится, но Эдит не поддалась на уловку и отвернулась к окну. Впрочем, этот человек просто попал под горячую руку, в другое время она попросила бы его показать набросок и послушала бы рассуждения о живописи. В его внешности не было ничего отталкивающего, напротив…

Эдит попыталась додумать важную мысль, которая пронеслась в ее голове перед тем, как ее отвлек этот любитель живописи, но мысль ускользнула, и Эдит не удалось снова выделить ее из водоворота других. Едва поезд остановился, она вышла на платформу и зашагала к бабушкиному дому.

Сейчас она склонялась к мысли, что виновата во всем сама. Не надо было строить из себя недотрогу. Ей и Сесилу следовало уже давно сблизиться по-настоящему. Она делает из мухи слона. Эдит вспомнила двух девушек, с которыми познакомилась во Франции на стажировке полтора года назад, — они делили комнату в общежитии. Чего только Эдит не наслушалась за тот месяц, каких только откровений! Одна из них, шведка Бригита, познала физическую любовь еще в четырнадцать.

Сейчас, в двадцать один год, она придерживалась невысокого мнения обо всех мужчинах и считала, что все зависит от женщины. Как себя с ними поведешь, такими они с тобой и будут. Главное — не дать им понять, что не можешь без них обойтись, поучала она Эдит.

Вторая, итальянка Джоанна, уже два года жила с молодым человеком, автомехаником, но не была уверена, что выйдет за него замуж.

В постели она находила его непревзойденным, но в быту он бывал несносен. Ревнивый, склочный, никогда первым не сделает шаг к примирению.

Эдит в ответ на откровения девушек решила, что отмалчиваться невежливо, и поделилась с ними своими личными планами. Сказала, что имеет жениха, которого знает с детства и за которого, видимо, выйдет замуж, когда окончит колледж. Но что пока их отношения абсолютно целомудренны.

Девушки посмотрели на нее с неприкрытым изумлением.

— Секс только после свадьбы — средневековая чушь, — заявила Бригита. — Разве без этого по-настоящему узнаешь парня? Ведь ты собираешься жить с ним, не только умные разговоры вести.

Они дружно посоветовали Эдит соблазнить Сесила. Тогда она отнеслась к их словам снисходительно. Она чувствовала себя выше их. У нее все будет по-другому. Однажды — и на всю жизнь. Они с Сесилом уже друзья, настоящие друзья, их взгляды и вкусы во многом совпадают. Это надежная основа, фундамент совместной жизни. Секс все-таки дело второстепенное. Главное — духовная близость, взаимное уважение.

Так считала она вплоть до вчерашней ночи.

И теперь, сколько себя ни успокаивала, тихий голосок настойчиво шептал ей — а что, если все ночи с Сесилом будут такими же, как прошлая?

Хотя Эдит и была очень сдержанной по натуре, сейчас ей остро не хватало человека, с которым она могла бы поделиться своими переживаниями и сомнениями. Но разве возможно говорить о таком, интимном? Мысль рассказать все маме и в голову ей не пришла, будь мама даже здесь, рядом, а не в Риме. Близких подруг у Эдит не было. Вот разве бабушка…

Но стоило ей увидеть Бланш, маленькую, худенькую, с кудрявой седой головой, деловито погруженную в кипучую деятельность, ей сделалось стыдно. Бабушка живет в своем мире, она уже не молода, она не сможет взглянуть на ситуацию глазами Эдит. Зачем сваливать на нее свои проблемы? К тому же бабушка всегда недолюбливала Сесила…

И Эдит энергично взялась за цветочный бордюр.

После ланча они с бабушкой дружно принялись мыть посуду, как вдруг на крыльце затопали ноги, в открытую дверь стукнули два раза и в гостиной раздался голос:

— Миссис Грэхем, вы дома? Это я, Дорис. У меня проблема, миссис Грэхем.

— Мы здесь, в кухне! — крикнула бабушка, хотя кричать не было необходимости — в бабушкином пряничном домике можно было разговаривать с собеседником, находящимся в соседней комнате, не повышая голоса.

На кухню вошла пышноволосая молодая женщина с маленькой девочкой на руках.

— Выручите, миссис Грэхем, — с разгону начала она, едва кивнув Эдит, приняв ее, должно быть, за одну из бабушкиных добровольных помощниц. — Мой Годфри уехал смотреть футбол, а сейчас звонит мать — упала и подвернула ногу. Придется срочно ехать к ней, но не тащить же с собой Ви. Может быть, вы…

— Конечно, Дорис. Поезжай к матушке, а я присмотрю за девочкой. Посади ее на диван, сейчас я кончу мыть посуду и займусь ею.

— Огромное спасибо, миссис Грэхем, вы просто наша местная святая, — скороговоркой выпалила Дорис, и через несколько секунд ее туфли простучали на крыльце.

Малышка Ви, водворенная на диван, собралась заплакать. Эдит заспешила к ней, но, увидев незнакомое лицо, девочка еще больше расхныкалась.

— Мама скоро придет, а мы сейчас будем играть, строить домики из песка, — заворковала бабушка. — Эдит, достань-ка из шкафа зеленого зайца.

Эдит вынула из шкафа большого зайца с морковкой в лапках и показала девочке. Та, очевидно узнав старого знакомого, протянула к нему руки и что-то залепетала.

Бабушка села на диван и обняла малышку, и Эдит, глядя, с какой естественной нежностью прижимает она к себе ребенка, вздохнула.

Сама она не могла сказать о себе, что так уж обожает маленьких детей, она как-то терялась с ними. Один раз они заговорили с Сесилом о детях и сошлись на том, что спешить с этим не станут. Конечно, потом у них обязательно будут дети, мальчик и девочка. Эдит никогда не думала о бессонных ночах, материнских тревогах, заботах, детских болезнях, а представляла зеленый газон у красивого большого особняка, который принадлежит им с Сесилом. Она расстилает на траве скатерть для пикника, Сесил учит мальчика играть в крикет, а девочка помогает ей раскладывать еду. Может быть, рядом бегает собака — пудель или спаниель. Теперь, нарисовав себе привычную картинку, Эдит вдруг невольно передернула плечами. Дети — это невозможно без секса. Что же с ней такое творится?

Бабушка пошла звонить викарию насчет детского праздника, а Эдит вынесла девочку в сад и села с ней под магнолией. Ви начала копать ямку в песке пластмассовым совком, а Эдит машинально принялась собирать высаженные весной вокруг песочницы маргаритки и сплетать из них венок. Когда-то в детстве у нее это ловко получалось. Вскоре венок был готов, она надела его себе на голову, прислонилась спиной к теплому стволу дерева и закрыла глаза.

Сейчас можно перенестись мыслями в будущее.

Вот она сидит в собственном саду со своей дочкой, которую зовут Хелен, и дожидается возвращения с работы Сесила. Дома все сверкает, на кухне ждет вкусный обед. Ей тепло, она задремала. Сейчас Сесил неслышными шагами подойдет, остановится рядом и залюбуется мирной картиной… Она так живо представила себе это, что просто физически ощутила мужское присутствие рядом и невольно открыла глаза.

За живой изгородью стоял человек и глядел на нее. Эдит мгновенно узнала незнакомца из поезда. Он не смутился и не отвел глаз, не пустился в объяснения, как можно было ожидать.

Он продолжал смотреть на нее. Если бы Эдит была более уверенной в себе, она безошибочно прочитала бы в этом взгляде восхищение. Потом он слегка улыбнулся и заговорил:

— Не подумайте, что я вас преследую, это просто совпадение. Я навещал приятеля и иду обратно на станцию, а вас увидел совершенно случайно. Позвольте представиться — меня зовут Мэтью Смит.

Эдит встала и отряхнула песок с тенниски.

— Я Эдит Грэхем. Ну и что же дальше, мистер Смит?

Это прозвучало резковато, о чем Эдит тут же пожалела. Резкость в общении с людьми была не в ее характере. К тому же этот человек не производил впечатление наглеца. Он держался очень естественно и скромно. Эдит обратила внимание, что он не слишком высокого роста, но и не низенький, худощавый, но не кажется слабым. У него были темно-русые волосы и темные же глаза, которые смотрели на нее внимательно и серьезно.

— Дальше я, видимо, отправлюсь своей дорогой, — чуть улыбнулся он. — Но хочу сказать, что вы примиряете меня с Рембрандтом. Вы в этом венке сейчас — вылитая Флора.

Эдит, спохватившись, сдернула с головы венок, о котором совсем забыла. Его слова смахивали на банальный комплимент, но он произнес их весьма серьезно.

— Эдит! Это твой знакомый? Ну что же ты не пригласишь его в дом, — вдруг раздался голос бабушки, которая, закончив выяснять отношения с викарием, вышла на крыльцо.

— Вообще-то мы познакомились минуту назад, — усмехнулась Эдит. — Это мистер Смит, и я знаю о нем только то, что он не любит Рембрандта.

— Вот как? — заинтересованно переспросила бабушка. — Это нетипично. Заходите же, мистер Смит, и расскажите о своих взглядах поподробнее.

Вот так взяла и пригласила в дом незнакомого человека! Бабушка всегда была авантюристкой.

— Неси девочку в дом, Эдит, — скомандовала бабушка. — Ей пора пить молоко. Будьте нашим гостем, мистер Смит. А я пойду приготовлю десерт.

Она исчезла в дверях, и несколько опешившая Эдит взяла малышку Ви, у которой уже давно слипались глаза, на руки и, сделав строгое лицо, обернулась к Смиту, который в нерешительности стоял у калитки.

— Вы можете зайти, раз бабушка приглашает вас. Не удивляйтесь, она на редкость общительный человек.

Смит быстро отворил калитку и в несколько шагов оказался рядом с ней.

— Позвольте, я понесу вашу девочку.

— Нет, я сама, спасибо. Она может испугаться чужого.

Они вошли в дом, где их тотчас окликнула бабушка.

— Эдит, уложи Ви на мою кровать и возьми на столе молоко для нее, я только что согрела.

Мистер Смит, вы не поможете мне? Что-то заедает миксер.

— С удовольствием. Чинить миксеры — мой конек, — радостно откликнулся Смит и проследовал в кухню.

Эдит уложила девочку в кровать, напоила ее молоком, укрыла и торопливо проскользнула в ванную. Так она и знала — вид у нее как у настоящего страшилища: волосы растрепаны до неприличия, старая тенниска вся в земле. И этот Смит назвал ее Флорой! Какой злой сарказм.

Надо будет потом все-таки высказать бабушке все, что она думает о ее безрассудной манере приглашать в дом посторонних, абсолютно незнакомых людей, а сейчас надо быть начеку вдруг этот Смит окажется маньяком. Впрочем, переодеваясь в одежду, в которой она приехала к бабушке, старательно причесываясь и завязывая волосы в хвостик атласной розовой ленточкой, она сознавала в глубине души, что бояться нечего.

— Эдит! Где же ты, мы тебя ждем, — позвала ее бабушка.

Эдит неторопливо вышла из ванной и вошла в гостиную. Бабушка и молодой человек уже сидели за столом, на котором стояли вазочки с ежевикой под шапками из белоснежных сливок. Бабушка разливала кофе — она всегда пила кофе вместо чая, эту привычку она переняла у французов, когда в годы своей молодости жила в Париже. Мужчина тут же поднялся.

— Теперь уже и я могу вас представить друг другу, — проговорила бабушка весело. — Мэтью Смит — моя внучка Эдит Грэхем. Мэтью сказал, что вы познакомились в электричке.

— Мистер Смит пытался нарисовать меня, не спросив у меня разрешения, — сухо сказала Эдит, усаживаясь. Она сознавала, что производит впечатление нудной и чопорной, и сама в душе смеялась над собой. — Я попросила его этого не делать.

— Нарисовать, вот как? — переспросила бабушка. — Но вы все-таки успели сделать набросок? Хотелось бы посмотреть, Мэтью, если вы позволите. Вы, значит, художник?

Мэтью Смит, быстро взглянув на Эдит, достал из куртки, которую он повесил на соседний стул, свой блокнот.

— Пожалуйста, только рисунок не закончен.

Поэтому не судите строго. К тому же я только любитель, — сказал он, протягивая блокнот бабушке, но не сводя глаз с Эдит.

Бабушка углубилась в созерцание рисунка, а Эдит ответила Смиту твердым взглядом. Его тон наводил на мысль, что он над ней подсмеивается. Но, посмотрев ему в глаза, она не увидела в них и тени насмешки. Темные глаза смотрели на нее внимательно и серьезно. Впрочем, отметила она, его глаза вовсе не темные, скорее серые… Серые и прозрачные… Темными они казались из-за длинных ресниц, густо их опушавших.

Она почему-то смутилась и потупилась. Бабушка что-то невнятно пробормотала и повернулась к ней.

— Эдит! Ты только взгляни. Это просто невероятно.

Она протянула внучке блокнот, и Эдит небрежно взяла его, ожидая увидеть любительский набросок, выполненный в ученической манере.

На листке плотной белой бумаги была изображена девушка. Голова ее была слегка откинута, глаза закрыты, на висок падал тонкий локон, на щеках лежали тени. Между бровями залегла печальная складочка, уголки губ словно застыли в недоумении — то ли опуститься вниз, то ли продолжать привычно улыбаться. Манера напомнила Эдит ранних итальянских художников, на картины которых она вдоволь насмотрелась в музеях Флоренции… По крайней мере, она была совсем не современной.

На рисунке была изображена и Эдит — и не Эдит. Она сама себя не узнавала — неужели у нее такое трогательно-наивное и вместе с тем одухотворенное лицо, такая загадочная полуулыбка? Настоящая спящая красавица. Она подняла глаза. Мэтью Смит смотрел на нее выжидательно, он явно хотел узнать ее мнение. Бабушка прижимала ладони к щекам.

— Поразительно, Эдит, но на этом рисунке ты — вылитая моя матушка. Как он сумел уловить в тебе твои французские корни? — Она стремительно повернулась к Мэтью. — Вы должны непременно закончить этот набросок, я куплю его у вас. У меня не осталось ни одной фотографии матери, к тому же вы, сами того не сознавая, выразили истинную сущность Эдит…

Нет, непременно закончите рисунок и, если можете, прямо сейчас!

— Миссис Грэхем, я с удовольствием его вам подарю. И если Эдит позволит…

Эдит, которая в это время размышляла, что у нее за сущность, слегка вздрогнула, услышав свое имя, произнесенное этим человеком. В тот же миг ее щеки запылали, словно их опалило пламя. Она вскинула глаза и увидела, что он сморит на нее в упор. И снова ее поразил контраст между легким, шутливым тоном и пристальным, сосредоточенным взглядом. Но, может быть, все художники так смотрят на свои модели, разбирают их по черточкам, по косточкам…

— Если бабушке этого хочется… — неуверенно протянула она.

— Постойте! — воскликнула бабушка. — Вы сказали, что вы не художник. Но рисуете вы так, словно учились этому. Неужели вы самоучка?

— Нет, я когда-то посещал детскую художественную студию, — усмехнувшись, ответил их гость. — А рисовать любил с самого детства. Чтобы меня унять, моей няне стоило только дать мне карандаш в руки. А сейчас занимаюсь этим все свободное от работы время.

— А кем вы работаете, позвольте спросить? — поинтересовалась бабушка.

— Чиновником в министерстве — довольно прозаично, — как-то небрежно произнес он, явно не желая задерживаться на этой теме.

— А вы не подумывали о том, чтобы стать профессиональным художником? — спросила бабушка. — Талант, как говорится, налицо. Так схватить характер незнакомого человека…

— Спасибо, миссис Грэхем, — улыбнулся он. — Это мне чрезвычайно приятно слышать. Мои друзья считают это блажью? А что насчет профессионального художника… Меня подводит фамилия Смит. Какая же это фамилия для художника? — шутливо вздохнул он. — Вот для чиновника в самый раз.

— Может быть, вам удалось бы ее прославить, — подала голос Эдит. — Люди станут говорить: «Что это у вас на стене? Неужели подлинный Смит?! С ума сойти!».

Все засмеялись.

— Послушайте, какая мне пришла в голову мысль, — сказала бабушка, обводя их загоревшимися глазами. — Но сначала скажите, Мэтью, приходилось вам писать настоящие портреты?

Улыбка вдруг исчезла с его губ.

— Я писал портрет моей матери… По просьбе отца.

Эдит показалось, что в его глазах промелькнула печаль. Но бабушка не заметила этой перемены в настроении их гостя.

— У меня к вам просьба, дорогой Мэтью. Я бы хотела, чтобы вы написали портрет Эдит, вот такой, какой вы ее видите. Я повешу его в спальне, чтобы смотреть на него, когда ты, Эдит, уедешь. И буду каждый день видеть перед собой сразу и свою внучку, и мать… Не судите строго сентиментальную старуху, Мэтью. Разумеется, вы вправе назначить цену.

— Но, бабушка, моих-то фотографий у тебя целая куча, — возразила Эдит. — И мистеру Смиту вряд ли интересно…

— Миссис Грэхем угадала мое желание, — произнес Мэтью Смит. — Едва я увидел вас в поезде, как в моем воображении родился портрет, я представил его со всей отчетливостью.

Это будет что-то в духе «Лукреции» Сальватоpa Розы. Конечно, последнее слово за вами, Эдит.

— Ну что же, Эдит?

Эдит растерянно молчала. Еще два дня назад она непременно посоветовалась бы с Сесилом. Впрочем, можно было не сомневаться, что Сесил бы категорически возражал. Его привела бы в негодование сама идея, что какой-то дилетант будет рисовать портрет его невесты. Эдит даже показалось, что она слышит его возмущенный голос, и в ней вдруг заговорило желание поступить вопреки воле Сесила. Тем более, что об этом просит бабушка, а бабушка прожила долгую жизнь и разбирается в людях. Она взглянула на Бланш и медленно кивнула.

— Если тебе так этого хочется, бабушка… Но только я не смогу позировать подолгу.

— Это и не понадобится, — успокоил ее Смит, вздохнув, как ей показалось, с облегчением. — Достаточно будет двух-трех сеансов.

Сначала я просто сделаю несколько карандашных набросков и перенесу на холст самый подходящий. А когда начну накладывать краски, то еще раз потребуется ваше присутствие, чтобы точнее передать цвет глаз, волос…

Бабушка с радостным восклицанием захлопала в ладоши.

— Спасибо, милая, это будет мне лучшим подарком на день рождения. Если вы не заняты в воскресенье, Мэтью, может быть, стоит начать не откладывая?

Не успела Эдит подумать, что бабушка уж чересчур торопится, как Мэтью произнес:

— Я и сам хотел это предложить. Если вы, Эдит, завтра свободны, то я могу заехать за вами.

Я живу на Хокстон-стрит.

— Ну.., я в самом деле завтра свободна, ответила Эдит, и бабушка удовлетворенно кивнула. — Мне всего удобнее в два часа. Запишите мой адрес, мистер Смит.

Он быстро записал продиктованный ею адрес: Гросвенор-сквер, шестнадцать. И в этот момент из бабушкиной спальни донесся негодующий плач: проснулась малышка Ви и громко требовала внимания. Эдит вскочила, Смит тоже поднялся.

— Большое спасибо за гостеприимство, миссис Грэхем. До свидания, Эдит. Завтра ровно в два я буду ждать у вашего подъезда.

Он улыбнулся, не усмехнулся, а именно улыбнулся, тепло и широко, и его улыбка была такой подкупающей и обаятельной, что Эдит не сдержалась и невольно улыбнулась в ответ.

Бабушка пошла проводить гостя до калитки, а Эдит поспешила к проснувшейся девочке. Дав ей в руки зеленого зайца, она украдкой взглянула в окно.

Бабушка о чем-то говорила Смиту у калитки, он ответил ей какой-то одной фразой и, наклонившись, поцеловал руку, потом выпрямился и бросил взгляд на окна. Эдит отпрянула в глубь комнаты, и ее сердце учащенно забилось. Она вдруг поймала себя на мысли, что очень хотела бы оказаться на бабушкином месте — чтобы это ей Мэтью Смит поцеловал руку.

Как удивительно, что в его несколько старомодных манерах не чувствуется ни малейшей рисовки или фальши.

Эдит натянула на Ви носочки и платьице и повела ее в гостиную. Бабушка как раз входила в дверь.

— Только не начинай упрекать меня, — с ходу сказала она. — Если ты хоть что-то смыслишь в живописи, Эдит, то согласишься, что у этого молодого человека несомненный талант.

И в какой оригинальной манере выполнен набросок! Но главное даже не это… — Она многозначительно посмотрела на внучку. — Если хочешь знать, меня просто потряс его рисунок.

Он совсем незнакомый человек… А ты действительно уверена, что вы незнакомы? — вдруг спросила она, уставившись на Эдит с подозрением. — Впрочем, это не важно. Ты не знаешь себя, Эдит, и не знаешь себе цены. Может быть, этот портрет откроет тебе глаза на саму себя, и твоему Сесилу тоже. Если бы он сумел понять тебя по-настоящему!

— Я ведь согласилась, бабушка, — примирительно сказала Эдит. — Но все-таки, как ты сама заметила, мистер Смит — совсем неизвестный нам человек. Представь, что сказала бы мама! А вдруг он окажется маньяком? — шутливо добавила она.

Бабушка укоризненно посмотрела на нее.

— Хочешь сказать, что я выжила из ума? Или совсем ничего не понимаю в людях? Да с этим человеком ты будешь в большей безопасности, чем со своим Сесилом.

По спине Эдит пробежал холодок, и она поспешила сменить тему, тем более что случай как раз подвернулся:

— Кажется, Ви понравилась твоя коробка для шитья. Не трогай, малышка, там лежат острые иголки!

И бабушка с внучкой бросились к девочке, которая с любопытством заглядывала в шкатулку с иголками, ножницами и нитками.

Вечером, возвращаясь в Лондон, Эдит размышляла над словами бабушки. Выходит, что она сама не подозревает о каких-то необыкновенных качествах, которыми обладает. Ну, положим, бабушка просто пристрастна, но этот Мэтью Смит изобразил ее необыкновенной, утонченной, словно на средневековом рисунке.

Впрочем, художники иногда идеализируют свои модели. Сейчас ей казалось странным, что она согласилась ехать к чужому человеку, чтобы позировать ему для портрета. Это было настолько не в духе Эдит, так не соответствовало привитым ей с детства правилам поведения, что она не переставала удивляться самой себе.

Захотела сделать приятное бабушке — это да.

Но чем дольше она раздумывала, тем больше убеждалась, что бабушка здесь ни при чем. Ей самой очень захотелось, чтобы Мэтью Смит нарисовал ее портрет, а если заглянуть еще глубже, просто захотелось еще раз встретиться с человеком, который разглядел в ней что-то необыкновенное.

Неужели она настолько тщеславна? Сама Эдит никогда не считала себя необыкновенной, ей всегда внушали, что главное — быть воспитанной, приятной людям и рассудительной. Это, а еще вежливость и сдержанность, — вот и все, что от нее ждали с самого детства. Какие такие глубины в ней таятся? Видимо, Мэтью Смит художник-романтик, недаром он упомянул Сальватора Розу. Эдит плохо помнила работы этого художника, знала только, что он неаполитанец, принадлежал к романтической школе, жил в семнадцатом веке и сильно повлиял на культуру Англии. Кажется, Смит упомянул «Портрет Лукреции»? Надо поискать дома в маминых альбомах. Вроде бы где-то он ей попадался.

Дома Эдит целый час перебирала художественные альбомы, но картин Сальватора Розы .так и не нашла. Мэтью Смит решит, что она совсем необразованная. Она открыла альбом с репродукциями Ботичелли и замерла. Манера, в которой были выполнены рисунки великого итальянца, очень напоминали манеру Мэтью Смита. Он, стало быть, учился у старых мастеров… Она закрыла альбом. Завтра Смит покажет ей и Лукрецию, и другие картины Сальватора .Розы… У него-то, разумеется, есть их репродукции.

Тут зазвонил телефон, и, уже схватив трубку, Эдит с испугом подумала, что это Сесил.

Но она услышала мамин голос.

— Эдит, милая, как твои дела? Ты здорова?

Все у тебя в порядке?

— Да, конечно, я здорова, все нормально.

Как вы с папой?

— У нас тоже все слава Богу. Но нам сегодня два раза звонил Сесил, — тут же заговорила мама о том, что, видимо, больше всего волновало ее в данный момент. — Он в отчаянии — ты не отвечаешь на звонки, а он звонит тебе весь день…

— Я навещала бабушку, — ответила Эдит сдержанно.

— Бланш, я надеюсь, здорова?

— Да. Я приводила в порядок ее садик.

— Когда наконец она решит воспользоваться услугами муниципального садовника? Не можешь же ты ездить к ней каждую неделю, тем более что скоро у тебя не будет на это времени, — сказала мама, и в ее голосе послышался еле заметный холодок. Эдит знала, что мама не всегда одобряла свою свекровь. — Но у вас с Сесилом все в порядке? Вы, не поссорились? — снова переключилась она на более важную тему.

— Мама, успокойся, мы не поссорились.

Сейчас я дома, Сесил, наверное, скоро позвонит, — ответила она и твердо решила, что станет разговаривать с ним как ни в чем не бывало и вообще выбросит из головы всю утреннюю чушь. Она уже жалела, что повела себя как испуганная девчонка и сбежала утром к бабушке, не дождавшись его звонка.

— Знаешь, в прошлый раз я ничего не сказала тебе, так как еще не была уверена… Теперь можно уже с определенностью говорить, что папу скоро назначат заместителем министра! радостно заявила мама.

— Это точно? — обрадовалась Эдит. — Поздравь и поцелуй от меня папу. Значит, вы возвращаетесь?

— Да, в самое ближайшее время. Мы еще успеем побегать с тобой по магазинам, не покупай без меня ничего, ладно? Я хочу сама нарядить моего котенка.

Мама поговорила еще немного о Блеклифах, общих знакомых, которые спрашивали, что подарить Эдит на свадьбу, и попрощалась, послав своему котенку тысячу поцелуев от себя и от папы. Эдит положила трубку, приготовила себе чай и села у телефона. Может, выпить что-нибудь покрепче? Когда на напольных швейцарских часах стрелки подошли к двенадцати, Эдит решительно прошла в ванную, приняла душ и легла в постель, испытывая облегчение.

Хорошо, что Сесил не позвонил, утро вечера мудренее…

Она зажмурилась и попыталась представить Сесила. Бедный, наверное, он сейчас тоскует по ней, переживает. Конечно же, все у них будет хорошо, она не должна в этом сомневаться…

Эдит уже совсем погружалась в сон, когда перед ней вдруг отчетливо всплыло из таинственной темноты лицо, но оно не было лицом Сесила. У этого человека были темные прямые брови, а не каштановые, капризно изогнутые, как у Сесила. И волосы у него были темные, коротко подстриженные на висках, а глаза — серые, как английское небо, опушенные густыми ресницами, смотрели внимательно и требовательно…

Утром ее разбудил звонок. Она вскочила и, путаясь в длинной ночной рубашке, подбежала к столику с телефоном.

— Алло, Эдит, наконец-то! — раздался в трубке голос Сесила. — Здравствуй, моя дорогая девочка. Ну где же ты пропадала вчера весь день?

— Здравствуй, — бодро ответила она и с тревогой почувствовала, что делает над собой не-. малое усилие, чтобы говорить обычным, естественным тоном. Значит, ночь все-таки не устранила все сомнения, не рассеяла тревоги… — Я ездила в Пилбем навестить бабушку, давно уже не была у нее, — добавила она, потому что Сесил молчал и ждал ответа на свой вопрос.

— Ну и как поживет старушка? — спросил он, и его тон показался ей искусственным и чересчур игривым.

— Все хорошо, спасибо, — ответила она сдержанно. — Как там в Монако?

— Дикая жара, хоть не вылезай из бассейна. — Эдит услышала в трубке плеск и представила, как Сесил сидит на краю бассейна, погрузив ноги в прозрачную воду. — Послушай, Эдит, — понизил он голос, — я не могу сейчас долго говорить. Я тебя обожаю и целую тысячу раз. Вот я вернусь, и все будет, как ты захочешь, ты понимаешь меня? Я тут присмотрел тебе подарок, это сюрприз. Все, меня зовут, надо идти, — заторопился он. — Почему ты молчишь? Ты меня слышишь?

— Да. Да, я тебя слышу, — проговорила Эдит.

— Скажи, что все в порядке.

— Конечно, все в порядке, — сказала она, слегка улыбнувшись его детскому желанию услышать, что он хороший мальчик. — Приезжай быстрее.

— Целую, целую, целую, — шепотом проговорил он в трубку. В следующую секунду в ней раздались гудки.

Эдит медленно опустила трубку на рычаг. На сердце словно положили камень, тяжелый и холодный. Она тряхнула головой и отправилась в ванную, твердо решив не думать больше ни о чем. Вот вернется Сесил, они увидятся и все будет у них как прежде. Неделя пролетит быстро, а там и до свадьбы рукой подать…

При мысли о предстоящей свадьбе ей нисколько не стало легче. Эдит пошла в душ и представила, как прозрачные струйки вымывают из ее головы все темные, неприятные мысли, — этому приему научила ее бабушка. И ей действительно стало спокойнее.

Закрутив на голове полотенце, Эдит, напевая, прошла в гостиную, увидела нагроможденные на столе альбомы и вспомнила, что сегодня в два часа за ней заедет Мэтью Смит, чтобы отвезти ее к себе в студию, где она будет позировать ему для будущего портрета. При мысли об этом по ее телу пробежала дрожь предвкушения чего-то необыкновенного, совсем непохожего на ее обычную, размеренную, определенную раз и навсегда жизнь. Наверное, это бабушка заразила ее своим авантюризмом. Идея позировать Мэтью Смиту уже не казалось сегодня нелепой.

Эдит поставила диск с Шестнадцатым фортепьянным концертом Грига и села перед туалетным столиком. Если Мэтью Смит видит ее в этаком романтическом духе, значит ли это, что ей надо в соответствии с этим одеться и причесаться? Или лучше оставаться самой собой?

Хотя… Она вдруг остановилась, удивившись своей мысли. Что такое: «самой собой»? Что такое она сама и что больше всего ей соответствует?

Одеваться ее учила мама, и все покупки она делала только с мамой. Да, все ее наряды выбраны мамой, мама определяла и ее стиль в одежде. Эдит привыкла всегда полагаться на маму, на ее безупречный вкус, она считала, что та все знает лучше. Хотя изредка и мелькала бунтарская мысль, что вот то, а не это платье ей нравится больше…

Эдит не спеша высушила и расчесала волосы, и они легли ей на плечи темно-каштановой волной. Еще не решив, как причешется, она временно заколола волнистые пряди гребнем на макушке и занялась макияжем — тщательно накрасила тушью ресницы, которые считала светловатыми, слегка подрумянила обычно бледные щеки и подошла к шкафу. Слава Богу, ей есть из чего выбирать — мама, заботясь о гардеробе будущей жены дипломата, регулярно присылает ей все самое модное из Рима.

Она передвигала плечики с летними платьями и ни на одном не могла остановиться. Наконец в самом углу наткнулась на шелковый .темно-зеленый брючный костюм. Эдит надевала его всего один раз, но Сесил тогда сказал, что зеленый ее бледнит. Эдит огорчилась, костюм ей нравился, это была одна из немногих вещей, которые она купила сама, хотя мама считала, что этот стиль не совсем подходит ее дочери. Тогда Эдит повесила костюм в самый дальний угол шкафа и больше не доставала. Но сейчас…

Эдит вынула костюм и провела ладонью по мягкому шелку. Легкий, удобный, не то чтобы чересчур нарядный… Она уже знала, что наденет именно его. Видимо, бунтарское настроение не проходило. Эдит аккуратно разложила костюм на кровати и пошла в кухню чем-нибудь перекусить, а с губ ее не сходила довольная улыбка. Она словно делала Сесилу назло, и ей это доставляло удовольствие. Поймав себя на таком низменном душевном движении, она тут же ужаснулась в глубине души, но решила, что не станет сейчас анализировать свои побуждения, чтобы не портить праздничное настроение, которое почему-то овладело ею.

Она подумала, что ни маме, ни Сесилу не сказала о том, чем собирается сегодня заниматься. И правильно сделала, по телефону это прозвучит странно, ее не поймут. Конечно, она все расскажет, но только потом, после…

3

Мэтью подъехал к дому Эдит на такси. Было еще без десяти минут два. Он боялся попасть в обычную лондонскую пробку, выехал с запасом времени, и сейчас ему предстояло немного подождать. Он расплатился с шофером и начал медленно прохаживаться по чисто вымытому тротуару. Неужели это не сон, и сейчас из подъезда выйдет эта необыкновенная, немыслимо красивая девушка, исполненная поразительного внутреннего достоинства и чистоты?

Тогда в электричке, впервые увидев ее, он испытал нечто вроде легкого шока. Руки сами собой потянулись к блокноту. У него давно вошло в привычку зарисовывать лица, которые чем-то выделялись из толпы. Но едва начав рисовать ее, он понял, что карандаш не слушается, — ему хотелось просто смотреть на нее и молча восхищаться. Она открыла глаза и недовольно заговорила, но он только и мог, что смотреть в эти манящие, прозрачные карие глаза, которые затягивали его в себя, словно омут.

Впрочем, он что-то отвечал ей, сам толком не понимая что. А когда она вышла на остановке, он сначала вышел за ней, а потом уже сообразил, что это и его остановка, и тут его посетила непонятная уверенность, что ему суждено увидеть ее снова, и он почти спокойно отправился по своим делам. Ему будто бы свыше подали знак, что встреча с ней гарантирована.

Когда на часах сровнялось два, у Мэтью сжалось сердце… Что, если она передумала и не выйдет? Он еще не успел придумать, что станет тогда делать, как растворилась дверь подъезда и вышла она, одетая в потрясающий изумрудно-зеленый костюм. Сегодня она показалась ему более свежей и румяной, ее волосы были собраны с висков и заколоты сзади, густые пряди лежали на спине и достигали лопаток.

Она нерешительно подошла к кромке тротуара, оглядывая проезжающие машины.

Мэтью кашлянул, и она обернулась.

— — Здравствуйте. Я, кажется, не опоздала?

— Нисколько. Сейчас я поймаю такси. Моя машина все еще в ремонте. — Он поднял руку, и вскоре рядом затормозил черный автомобиль.

Эдит села на сиденье, а он — на откидное место напротив, чтобы видеть ее лицо, и назвал адрес. Автомобильный салон наполнился легким ароматом ее духов. От нее веяло весной — так пахли какие-то ранние весенние цветы… Она обхватила сумочку и с улыбкой поглядела на него.

— Почему вы так на меня смотрите… Надеюсь, что вы не очень разочарованы? Портрет рисовать не передумали? А то бабушка огорчится.

— Никоим образом. Жду не дождусь, когда смогу взяться за карандаш. — Естественно было бы сказать что-то вроде: «вы потрясающе выглядите», но Мэтью никогда не отличался особой непринужденностью в общении с женщинами и говорить комплименты был не мастер.

К тому же он начал бояться, что в ее присутствии просто теряет дар речи вообще. Следовало немедленно взять себя в руки.

Счастливо избежав пробок, они подъехали к дому Мэтью в рекордно короткий срок. Он отворил дверь подъезда и провел свою гостью в вестибюль. Лифт поднимался только до четвертого этажа, на пятый этаж вела крутая лестница. Он открыл дверь и прошел вперед, а Эдит остановилась и огляделась.

Прихожей не было, вошедшие сразу оказывались в просторной мансарде. Свет проникал сюда через три больших окна на скошенном потолке, в противоположном конце располагались кухонная стойка и холодильник, слева стоял большой мягкий диван, обитый тканью цвета опавших листьев, рядом с ним — столик и два глубоких кресла, справа — телевизор и стереосистема. Стены были выкрашены белой краской, оконные рамы — темно-коричневой. Создавалось общее впечатление простора, света и обилия воздуха.

— Проходите, присаживайтесь. Если хотите помыть руки, вход в ванную из спальни, это дверь направо, — проговорил он, наполняя водой стеклянный графин. — Вы будете кофе?

— С удовольствием, — ответила Эдит, хотя обычно предпочитала чай. Она прошла через раздвижную стеклянную дверь в спальню — небольшую комнатку, которую почти целиком занимала кровать, покрытая легким светлым покрывалом, и большой старинный гардероб.

Мельком она увидела на тумбочке фотографию, на которой были изображены молодые мужчина и женщина, одетые по моде шестидесятых годов, но из деликатности не стала задерживаться и сразу прошла в ванную. Ванная отличалась чистотой и порядком. Но, ополаскивая руки, Эдит подумала, что здесь не чувствуется присутствия женщины — нет ни цветов, ни безделушек. Но без них эта квартира в большей степени отражала личность своего хозяина. Эдит подумала, что, имей она возможность сама выбрать себе жилье, то подыскала бы что-то вроде этой мансарды.

Когда она вернулась в гостиную, Мэтью успел поставить на стол две чашки кофе, открыл коробку конфет и порезал кекс. Эдит с аппетитом принялась за угощение, не чувствуя никакой скованности. Чем дальше, тем сильнее овладевало ею ощущение, что она уже была здесь когда-то и с хозяином тоже знакома давно. Даже молчание не вызывало неловкости. Впрочем, она должна была сразу прояснить один вопрос.

— Скажите, мистер Смит…

— Пожалуйста, называйте меня Мэтью, — попросил он. — А мне можно называть вас Эдит?

— Вы вчера меня об этом забыли спросить, лукаво улыбнулась она.

— В самом деле? Простите мою забывчивость.

Но, знаете, у меня такое чувство, что мы с вами уже давно знакомы, — сказал он, поглядев ей прямо в глаза.

Эдит не стала говорить, что и у нее возникло точно такое же чувство, и вместо этого перешла к своему делу:

— Так вот, Мэтью. Вы, значит, проследили за мной вчера от станции? Не думаю, что это было очень красиво с вашей стороны.

— Я бы на вашем месте подумал то же самое, — сказал он. — Но на самом деле я навещал одного знакомого, который живет в Пилбеме.

— А как его фамилия? — полюбопытствовала Эдит. — Я, кажется, знаю весь Пилбем из бабушкиных рассказов.

— Это Лесли Райт. Он автомеханик, но сейчас сидит без работы. Я давно его знаю, вот и попросил, чтобы он посмотрел мою машину.

Нужно кое-что отрегулировать.

Да, Эдит слышала от бабушки о Лесли Райте. Она говорила, что Лесли постоянно теряет работу из-за своей склонности к выпивке.

— Ну вот, а потом просто сделал небольшой крюк и увидел вас в саду под магнолией. Вы играли с девочкой…

— Да, это малышка Ви. Моя бабушка организовала детский сад взаимопомощи, и соседи приносят к ней детей, когда отлучаются по делам, — пояснила Эдит и тут же подумала, что вряд ли стоило вдаваться в такие подробности.

Но в глазах Мэтью промелькнуло какое-то непонятное выражение. Эдит даже и не догадывалась, до чего странное испытал он чувство, услышав, что девочка — не дочь Эдит, как он подумал вначале. Но еще Мэтью неожиданно понял, что ему едва ли не жаль этого. Если бы Эдит была матерью, это придало бы ей только еще большее очарование в его глазах.

— Ваша бабушка — редкий человек, — сказал, улыбнувшись, Мэтью, и Эдит испытала теплое чувство, но тут же ее кольнула мысль, что он взялся писать ее портрет ради бабушки, а не ради нее самой. Хотя начал рисовать он ее еще в поезде, до знакомства с бабушкой.

Она сказала:

— Мне очень хочется сделать ей приятное.

Она много лет грустит, что не осталось фотографий ее матери, которую она очень любила. — Пусть он не думает, что она согласилась позировать ему от нечего делать.

Мэтью встал и подошел к стереопроигрывателю.

— Что бы вам такое поставить? — спросил он. — Вы какую музыку предпочитаете?

— На ваш выбор, — сказала Эдит.

Он, довольно кивнув, взял с полки диск.

Зазвучала проникновенная мелодия. Это был явно Бах, только Эдит не знала, что именно.

Но разве спутаешь с кем-то еще его неповторимую эмоциональную монотонность?

— Это чтобы создать нужное настроение. Я думаю, не стоит терять времени. Я не хочу вас долго задерживать, у вас, наверное, на сегодня была куча всяких планов.

— Нет, никаких особенных планов. Что мне нужно делать? — спросила Эдит, поправляя растрепавшиеся волосы.

— Делать ничего не нужно. Вы сядьте на диван и просто слушайте музыку, а я расположусь здесь.

Он в два счета убрал со стола, принес большие листы бумаги и карандаши и через несколько минут весь ушел в работу, словно был в комнате один. Карандаш летал по бумаге, и Эдит казалось, что художник совсем не смотрит на нее. Потом он поднял голову и окинул ее внимательным взглядом.

— Можно попросить вас чуточку повернуть голову… Не туда, влево. Опустите глаза. Нет, смотрите прямо на меня.

— Как смотреть, весело или жалобно? — поинтересовалась Эдит.

— Прямо, но сдержанно. Да, так подойдет.

Теперь несколько минут терпения…

Он рисовал, Эдит слушала. Музыка совершенно ее захватила. Позирование оказалось вовсе не тягостным делом, как она предполагала.

Когда она шевелилась и немного меняла позу, Мэтью не делал ей замечания. Она смотрела на его склонившуюся над бумагой темноволосую голову. Волосы его были подстрижены довольно коротко для художника. Впрочем, он ведь «государственный служащий». В его присутствии она не испытывала ни смущения, ни неловкости, хотя всегда считала себя не слишком общительным человеком. Так она чувствовала себя только с родными и с теми, кого знала с самого детства.

До чего странно, что в обществе Мэтью Смита ей легко и спокойно. Ей казалось, что она могла бы поделиться с ним своими мыслями, едва ли не самыми сокровенными, и он бы понял ее…

В спальне резко зазвонил телефон. Этот звук рассеял чары. Эдит словно очнулась и широко раскрыла глаза. Мэтью с досадой отложил карандаш и перевернул лист бумаги.

— Пожалуйста, не смотрите, я не хочу, чтобы вы делали преждевременные выводы. Извините, Эдит, я оставлю вас на минуту.

Он исчез в спальне. Вскоре оттуда донесся его голос. Эдит не торопясь поднялась и с наслаждением потянулась, ей давно хотелось это сделать, но при Мэтью она не решалась. Какая превосходная комната для занятий живописью — день пасмурный, но оттого, что свет падает сверху, кажется светлее, чем на самом деле. Ее внимание уже давно привлекала большая красная папка на столике у дивана. Эдит снова села и осторожно открыла ее. В ней лежали рисунки. Встречались пейзажные наброски, но в основном это были портреты людей. Она медленно принялась перебирать их. Наверное, сначала следовало спросить разрешения, но, может быть, Мэтью не оставил бы папку на самом видном месте, если бы не хотел, чтобы его гости в нее заглядывали.

Сверху лежал портрет молодой девушки. На Эдит смотрело совершенно очаровательное личико, в кукольных чертах которого угадывался отпечаток интеллекта. Девушка сидела на скамейке в парке, одетая в джинсы и тенниску, но, несмотря на современный наряд, обстоятельная манера, в которой был выполнен рисунок, придавала ему какой-то вневременной характер. Эдит снова вспомнились рисунки мастеров эпохи Возрождения, виденные ею в Италии.

Интересно! Поглядывая на дверь спальни, — вдруг она все-таки поступает не правильно, просматривая папку без спроса, — Эдит стала торопливо перебирать рисунки. На них были разные люди, мужчины и женщины, одни рисунки были выполнены схематично, другие прорисованы более тщательно, но чувствовалось, что художник испытывает к этим людям симпатию и интерес.

И вдруг Эдит замерла. На очередном листе был изображен Сесил!

Ну конечно, это был он. Сесил сидел боком на стуле, небрежно откинув в сторону руку с сигаретой очень знакомым жестом, но лицо его…

Впрочем, его правильные, красивые черты были запечатлены необыкновенно похоже, и в то же время Сесил на рисунке никоим образом не вызывал симпатии. Рисовавший явно не любовался своей моделью. Глаза Сесила смотрели на мир с равнодушием и цинизмом, в изогнутых бровях, в складке капризных губ читались эгоизм и самомнение. Рисунок был выполнен на грани шаржа, Эдит несколько секунд смотрела на лицо своего жениха, потом быстро положила на место верхние рисунки, захлопнула папку и откинулась на спинку дивана. Она почувствовала, что у нее дрожат руки и стучит сердце, словно от испуга. Поражаясь своей реакции, она несколько раз глубоко вздохнула. Что это значит — Мэтью Смит, которого она не знала до вчерашнего дня, знаком с Сесилом, причем знает его не с самой лучшей стороны? Значит, Сесил сделал ему что-то плохое, чем-то обидел? А может, они и не знакомы, а встретились случайно где-нибудь в гостях? Впрочем, в гости Сесил и Эдит ходили вместе, знакомые у них были общие: или друзья родителей Сесила, или его коллеги по работе.

Внезапно ее охватило враждебное чувство к Мэтью Смиту. С какой стати он такого низкого мнения о Сесиле? И еще позволяет себе изображать его чуть ли не в карикатурном виде! Уж конечно, не Сесил просил его об этом. Позировать такому явному недоброжелателю Сесила будет предательством с ее стороны. Сейчас он вернется в гостиную, и она скажет, что передумала и что ей пора домой. Конечно, это прозвучит страшно невежливо, но она должна поступить именно так.

Через минуту она услышала, как в спальне клацнула опускаемая на рычаг трубка. Мэтью вернулся в комнату, и Эдит уже приготовилась сказать свой текст, но выражение его лица остановило ее.

— Что-то случилось? — вырвалось у нее.

Мэтью выглядел страшно расстроенным.

— Мой отец серьезно заболел, и я сейчас еду к нему. Звонил сосед. Простите, Эдит, но наш сеанс откладывается. — Он взял с полки над диваном растрепанный справочник и быстро открыл нужную страницу. — Вот черт, нужный поезд только вечером!

У него же машина в ремонте, вспомнила Эдит. А ремонтом занимается непутевый Лесли Райт. Наверное, он обещал починить ее к субботе, но Мэтью напрасно вчера проехался в Пилбем, машина оказалась не готова…

Все это быстро промелькнуло в голове у Эдит.

— А где живет ваш отец? — спросила она.

— В Кловере… Маленький такой городок к северо-востоку от Лондона, на машине до него часа два езды.

— У него сейчас врач?

— Нет, мой отец никогда не обращается к врачам, — ответил Мэтью мрачно. — Только я могу его уговорить, иногда… Простите меня, Эдит, я даже не смогу проводить вас до дома.

— В этом нет необходимости, — отмахнулась она, озабоченно сдвигая брови. — Но как же вы доберетесь…

— Ничего, что-нибудь придумаю. Попробую позвонить приятелю.., если он никуда не уехал на выходные.

Он, наверное, ждал, чтобы она простилась и ушла, оставив его одного с его проблемами, но что-то удерживало Эдит.

— Подождите, Мэтью. У нас в гараже стоит мамина машина, на которую у меня есть доверенность. Я предлагаю вам ею воспользоваться.

Сейчас же берем такси и едем к нам. Машина в полном порядке, только надо заправиться, добавила она.

— Но.., тогда вам придется поехать со мной, с запинкой произнес он, глядя ей в глаза.

— Конечно, я поеду с вами! Не будем терять времени, — сказала она и, взяв с дивана сумочку, направилась торопливыми шагами к двери. — Ну решайтесь же быстрее! — нетерпеливо воскликнула она, потому что Мэтью все медлил.

— Эдит! Вы говорите серьезно? Да вы просто…

— Знаю, ангел, — подсказала Эдит.

Мэтью посмотрел на нее таким выразительным взглядом, что она невольно покраснела.

Затем, стремительно сорвавшись с места, он в одно мгновение пересек комнату, схватил с вешалки куртку, сунул в карман бумажник.

— Я готов. Тогда не станем мешкать.

За то время, пока они ехали на такси до дома Эдит, она попробовала разобраться в мотивах, толкнувших ее предложить Мэтью свою помощь, но ей ничего не приходило в голову. Это был безотчетный порыв, импульс, продиктованный сочувствием. Наверное, у Мэтью есть друзья или родственники и они помогли бы ему.

Разумеется, он нашел бы выход из положения.

Но она не могла не предложить ему машину, когда увидела его лицо — осунувшееся, со сведенными бровями, его глаза — потемневшие, полные боли и тревоги. Ей словно по невидимому проводу передались его тревога, его страх за близкого человека, и она знала только, что надо действовать как можно быстрее., Эдит на миг забежала домой, чтобы взять доверенность. Она мельком подумала, что хорошо бы переодеться — шелковый костюм в машине страшно помнется. Но представила Мэтью, который ждет ее внизу и считает секунды, и, махнув рукой на свой внешний вид, торопливо сбежала вниз по ступенькам. Через несколько минут они с Мэтью уже отъезжали от дома на белом «пежо». Потом перед ними замелькали городские улицы, и вот уже они понеслись по шоссе М-4.

Эдит покосилась на своего спутника. Мэтью весь сосредоточился на дороге. Короткая прядь волос упала ему на лоб, брови слились в одну сплошную черту над темными глазами. Изредка он нервно покусывал нижнюю губу. Она чувствовала, что им владеет сильнейшее напряжение, и машинально начала мысленно твердить про себя: «спокойно, спокойно, все хорошо, отцу Мэтью уже лучше». Эта нехитрая психотерапия всегда помогала ей, но сейчас она старалась мысленно передать ее Мэтью, потому что говорить такие банальные слова вслух казалось неловко.

— Извините, что я все время молчу, — произнес вдруг Мэтью. — Но я очень обеспокоен состоянием отца. Он уже давно страдает диабетом.

— Но почему он не обращается к врачам? — недоуменно спросила Эдит.

Мэтью только неопределенно пожал плечами.

— Сосед рассказал мне, что он услышал, как залаяла собака отца, заглянул в его сад и увидел, что отец лежит, а пес Шериф вылизывает ему лицо. Папа подстригал газоны, у него закружилась голова, и он упал. Сосед помог отцу добраться до дома и предложил вызвать врача, но тот категорически отказался. Тогда сосед позвонил мне.

— Я вполне могу это понять, — вздохнула Эдит. — Бабушка тоже терпеть не может обращаться к врачам, просто не доверяет им. У нее на все одно лекарство — самовнушение. Или еще дыхательная гимнастика по системе йогов. Но, слава Богу, у нее хорошее здоровье, для ее возраста, конечно.

Она сказала это и тут же вспомнила, как вчера бабушка тяжело переводила дыхание, суетясь на кухне, и что она не стала поднимать Ви, а попросила Эдит отнести девочку в кровать, хотя раньше любила брать детей на руки.

Тревога сжала ей сердце. Бабушка никогда не жалуется, и все привыкли, что с ней всегда все в порядке. Эдит, к своему стыду, вспомнила, что ей даже в голову не пришло поинтересоваться, как бабушка себя чувствует.

Упрекая себя за равнодушие, она покосилась на Мэтью.

— Ваш отец еще не старый?

— Ему шестьдесят два года, — ответил Мэтью. — Он архитектор, всю жизнь проработал в крупной строительной фирме. А последние восемь лет, с тех пор как живет в Кловере, изредка пишет статьи в журнал «Архитектура и строительство». В Кловере его профессия не востребована.

— Значит, раньше он жил в Лондоне?

— Да.

По его лицу Эдит увидела, что он углубился в себя, и не задала следующий вопрос, который готов был сорваться с ее языка, — о матери Мэтью. И правильно сделала. Скорее всего, она умерла. Или ушла от его отца. В том и другом случае вопрос прозвучал бы бестактно.

Без десяти пять они въехали в Кловер — маленький городок, который правильнее было бы назвать поселком. Мэтью резко затормозил у тисовой изгороди, огораживавшей ухоженный сад. В саду стоял небольшой типовой дом из серого камня с черепичной крышей. Мэтью стремительно выбрался из машины и, пройдя в узкую зеленую калитку, заспешил к дому. Эдит тоже вышла, одернула жакет, немного постояла, оглядываясь, затем медленно направилась следом. Ей было не по себе — кто знает, что они застанут в доме?

Она поднялась по крутым ступеням, ведущим к двери, и прислушалась. В доме было тихо.

Эдит осторожно открыла дверь и проскользнула внутрь, стараясь производить как можно меньше шума.

Она оказалась в маленькой прихожей. Из комнаты напротив доносились приглушенные голоса. В тот же миг из приоткрытой двери выбежала собака, большой черный Лабрадор, и принялась обнюхивать Эдит, затем приветливо замахала хвостом, решив, что эту гостью можно отнести к разряду «своих».

Эдит робко стукнула в дверь, и на пороге возник Мэтью.

— Эдит, проходите. Отцу лучше. — Его лицо посветлело, плечи расправились, словно с них упала тяжесть.

— Может быть, мне лучше побыть в саду? смущенно спросила она. — Вряд ли вашему отцу приятно присутствие посторонних.

— Ни в коем случае, — раздался голос из комнаты. — Заходите, дорогая, дайте мне посмотреть на вас.

Эдит вошла в комнату, нервно сжимая в руках сумочку. На большом старомодном диване, прямо напротив двери, сидел худощавый пожилой человек с седыми волосами и усами.

Эдит подумала, что он похож на отставного военного. Он явно только что лежал — плед был сдвинут в сторону, подушка в вышитой наволочке смята. Отец Мэтью был одет в черный трикотажный пуловер и спортивные брюки.

— Здравствуйте. Меня зовут Эдит Грэхем, — учтиво представилась она, стараясь не глазеть по сторонам. Ее всегда интересовали чужие жилища, и Эдит успела заметить в глубине комнаты необычный камин и какие-то интересные вещицы на каминной полке.

— А я Томас Смит, просто Томас. Проходите, чувствуйте себя как дома. Сын сказал, что вы приехали на вашей машине? Очень любезно с вашей стороны. Его машина до сих пор в ремонте, он, видите ли, занимается благотворительностью и доверяет ее ремонт каким-то маргинальным личностям. Не спорь, Мэт, — перебил он сына, пытавшегося что-то возразить. — Извините, что я не встаю, голова немного кружится, но скоро все пройдет. Я думаю, во всем виновата эта жара.

Эдит подошла к нему, чтобы пожать протянутую руку. Пальцы отца Мэтью были холодными и, как ей показалось, слегка дрожали.

Он пристально посмотрел на нее выпуклыми светло-серыми глазами, которые тоже показались ей холодными, несмотря на приветливые слова. Она нашла в нем очень мало сходства с Мэтью, который, должно быть, пошел в свою мать.

— Я очень рада, что вам уже лучше, — улыбнувшись, сказала Эдит. — Наверное, вам стоит немного подкрепиться. Вы не против, если я приготовлю чай? Если только Мэтью покажет мне, где здесь кухня…

— На кухню вы попадете из прихожей, там в углу застекленная дверь. Можете хозяйничать в свое удовольствие, дорогая, — медленно проговорил Томас Смит.

Эдит кивнула и, оставив сумочку на стуле, направилась к двери. Ей было не по себе от взгляда отца Мэтью — холодно-любопытного. Она чувствовала его даже спиной.

Оглядевшись в узкой старомодной кухоньке, Эдит поставила на плиту чайник и поискала какое-нибудь печенье, но не нашла и открыла буфет. Мука есть. В холодильнике она обнаружила яйца и масло. Ее не оставляло ощущение, что, несмотря на любезный прием, мистер Смит не особенно хочет, чтобы она хозяйничала в его доме. Но Эдит упрямо вздернула подбородок. Раз слова произнесены, она будет действовать. В конце концов, что ей остается? По крайней мере, сделает что-нибудь полезное.

Она засучила рукава шелкового жакета и замесила тесто. Разыскав баночку с остатками абрикосового джема, Эдит раскатала тесто в лепешку, сверху выложила джем и поставила пирог в духовку. Через полчаса он будет готов.

Она вышла в прихожую и прислушалась — сын и отец негромко о чем-то разговаривали. Она услышала, как Томас спрашивает:

— Значит, с Шейлой у тебя все кончено?

Эта твоя знакомая хотя бы собак не боится.

Эдит тихонько попятилась назад и прикрыла Дверь. Но она снова приоткрылась, в кухню вошла собака, села и, склонив голову набок, посмотрела на гостью — вполне дружелюбно.

— Твой хозяин не хочет обращаться к врачу, да? — вздохнула Эдит. — И ему не очень нравится, что с его сыном приехала я. Спасибо, что ты отнесся ко мне дружески.

Пирог был уже почти готов. Она заварила чай, поставила на поднос чашки и молочник, потом достала пирог, порезала его на кусочки и выложила на блюдо, которое нашла в буфете.

Затем подошла к двери в гостиную и услышала, как Мэтью говорит:

— Ты ведешь себя неразумно.

— Я поступаю так, как считаю нужным, — ответил ему отец, повысив голос.

Но Эдит на этот раз решила, что пора ей напомнить о себе. Легонько постучав в дверь, она сказала:

— Чай готов. Можно нести?

Мэтью вышел и прошел вместе с ней в кухню. Вид у него был расстроенный.

— Не хочет врача, отказывается. Придется просить мистера Локвуда присмотреть за ним. Он тяжело вздохнул. — Это сосед, он и без просьб заглядывает к отцу, но у него самого старенькая мать…

Он подхватил поднос, и они направились в гостиную. Мэтью придвинул к дивану маленький столик, чтобы отец мог пить чай не вставая, а они с Эдит сели на мягкие пуфики. Томас попробовал пирог, похвалил его и стал вежливо расспрашивать Эдит о ее работе, о родителях, но все это время у нее было чувство, что он разглядывает ее, как какое-то насекомое, — таким холодным и изучающим был его взгляд, в котором не чувствовалось ни малейшей симпатии, хотя Томас оставался вежливым и предупредительным. Шериф сидел около хозяина и бросал на него преданные взгляды, изредка получая вкусные кусочки пирога.

Впрочем, больному, похоже, полегчало. Его движения стали более оживленными, он сам наливал себе молоко и ел с аппетитом.

Эдит с интересом рассматривала камин, сделанный из гранита, с очень красивым, затейливым кельтским узором, вырезанным на камне.

— Отец сложил его своими руками, — сказал Мэтью, перехватив ее взгляд.

— Какая великолепная работа! Можно посмотреть поближе? — Эдит встала и подошла к камину.

На нем стояли диковинные фигурки зверей, сделанные из слоновой кости и какого-то редкого сорта дерева. Индийские, должно быть, решила про себя Эдит. Она подержала в руках слоника из черного камня — он оказался довольно увесистым.

Оглянувшись, она увидела, что Мэтью гладит Шерифа по голове, а его отец смотрит на нее напряженно и пристально. Эдит поспешно поставила слоника на место и, решив не спрашивать, что это за фигурки, вернулась к столу.

Они еще немного посидели, и наконец Мэтью сказал, что им пора ехать. Но он с тревогой смотрел на отца и медлил. Тот с некоторым усилием поднялся и прошелся по комнате.

— Со мной все будет в порядке, сынок, — сказал он. — Вот мой доктор. — Он показал на собаку. — Другого не надо. Шериф понимает меня, чувствует мое состояние, и, когда мне плохо, он ложится рядом и передает мне свои силы. Вы любите собак? — обратился он к Эдит.

— Очень. Я бы хотела иметь собаку, но мои родители… Видите ли, я живу в их квартире, а там такая дорогая мебель. К тому же я весь день на работе…

— Словом, много всяких «но», — произнес он и, будто потеряв к ней всякий интерес, повернулся к сыну.

За все время его общения с ней глаза Томаса нисколько не смягчились, лед в них так и не растаял. Зато когда он смотрел на сына, они наполнялись нежностью и тоской.

— До свидания, папа, не провожай нас. Против мистера Локвуда ты ведь не возражаешь, правда? Я позвоню тебе, когда вернусь в Лондон. Пей те таблетки, которые я привез в прошлый раз, — добавил Мэтью настойчиво.

Они обнялись. Эдит с улыбкой пожелала хозяину скорейшего выздоровления и первая вышла в сад. Пес побежал провожать их и сел у калитки, виляя хвостом. Мэтью наклонился и потрепал его по спине.

— Шериф, береги отца. Эдит, я только загляну к соседу, поблагодарю его за помощь.

Но мистер Локвуд оказался у себя в саду и подошел к ним со своей стороны живой изгороди — маленький толстячок лет под шестьдесят с розовым лицом и живыми глазами.

— Не беспокойтесь, я пригляжу за ним, — уверил он Мэтью. — И сегодня вечером забегу, и утром загляну. Не беспокойтесь, — повторил он, — мне это не составит труда.

— Когда они отъехали от дома, Эдит оглянулась и увидела, что в окне промелькнуло лицо Томаса. Собаки уже не было во дворе.

Через некоторое время Мэтью заговорил:

— Вы, наверное, удивлены, Эдит. Чтобы понять моего отца, надо знать его историю.

— Если не хотите, не рассказывайте, — быстро сказала она.

— Здесь нет никаких тайн. — Он негромко вздохнул. — Восемь лет назад умерла моя мать.

От пневмонии, тяжелые осложнения, знаете, ну и не смогли вылечить. После этого отец ушел с работы, продал лондонскую квартиру, купил этот дом и живет здесь. Почему именно в Кловере — я сам не знаю. Ему было все равно. Ткнул пальцем в атлас, я полагаю. Главное, чтобы подальше от знакомых мест, от друзей, от привычной обстановки. Моя мать была для него всем.

Он ее боготворил, готов был ради нее на все. Я больше не встречал в жизни примеров такой любви и духовной близости. И с тех пор отец не обращается к врачам и с людьми общается только по необходимости. Мистер Локвуд — единственный, кто переступает порог его дома из посторонних. Да еще миссис Спайбекер — она заходит раз в неделю убрать комнаты, но отец на это время уходит гулять с Шерифом.

— Да, это, видимо, была необыкновенная любовь, — осторожно проговорила Эдит.

— Без нее он не смог работать. Отец проектировал загородные коттеджи, и все свои проекты он показывал сначала маме, а она в каждый вносила своеобразный штрих, который становился изюминкой будущего дома.

— Она тоже была архитектором?

— Нет, искусствоведом. Но вкус у нее был безупречный во всем. Она многие годы интересовалась Индией. Те фигурки, которые вы видели на камине, — ее коллекция, она собирала их несколько лет. Каждый свой отпуск они путешествовали по странам Востока и, конечно же, побывали в Индии.

— Вы ездили с ними? — спросила Эдит.

— Нет, меня отправляли к дяде в Плимут.

Это брат матери, он держит прогулочную яхту.

У него большая, дружная семья. Это были довольно веселые каникулы, и все равно я с большим удовольствием поехал бы путешествовать вместе с родителями.

Бедный мальчик, подумала Эдит. Ему в детстве не хватало родительской любви и внимания. Так часто бывает, когда отец и мать слишком сосредоточены друг на друге.

— А вы, Эдит? — внезапно спросил он. Ваши родители, как я понял, работают за границей? Вам не приходилось в детстве скучать без них?

— Нет, я-то всегда ездила с ними. Мой отец дипломат, мы долго жили в Кении, Марокко, потом в Италии. Я сейчас работаю в Форинофисе.

— Вот как? В каком отделе? — поинтересовался он.

— В отделе отца, разумеется. Я переводчица, но работа у меня скорее секретарская. Потому что мой французский еще далек от совершенства.

— Несмотря на ваши французские корни?

— Увы. Я хорошо говорю по-итальянски, но хотела бы выучить французский в совершенстве.

Моя бабушка француженка. После войны она вышла замуж за англичанина и приехала в Лондон. А ее родители погибли во время войны, отец под Дюнкерком, а мать — ее звали Элен Брикэ — участвовала в Сопротивлении. Ее арестовали. Она ожидала этого и успела спрятать дочку у знакомых. Бабушка считает, что я очень на нее похожа.

Почему-то Эдит была уверена, что эта семейная история не вызовет в Мэтью скуки. Он действительно слушал с интересом, затем быстро взглянул на нее, и ей показалось, что он хотел что-то сказать, но передумал. Эдит открыла сумочку, чтобы достать платок, и украдкой взглянула на себя в зеркало. В доме Томаса Смита она постеснялась зайти в ванную, чтобы привести в порядок макияж, и теперь с досадой заметила, что помада совсем стерлась.

— Я, кажется, не понравилась вашему отцу, — проговорила она.

— Я боялся, что вы так решите, — вздохнул Мэтью. — Но на самом деле вы тут ни при чем.

Отец.., видите ли, он беспокоится обо мне. Боится, что я встречу девушку, которую полюблю очень сильно. Так же сильно, как он любил маму. Он считает, что это не принесет мне счастья. Любить и потерять, что может быть тяжелее в жизни? Он не хочет, чтобы я повторил его судьбу.

Но ведь сам Томас прожил с матерью Мэтью много счастливых лет, подумала Эдит. И теперь он не желает своему сыну полюбить? Это просто эгоизм. Вслух она сказала:

— Но его опасения, видимо, до сих пор не оправдались? Потому что вы, кажется, живете один…

— До последнего времени у него не было особых оснований тревожиться, — как-то туманно ответил Мэтью, и у Эдит почему-то вдруг сильно забилось сердце.

Она встряхнула головой и поспешила перевести разговор на другую тему. Ей давно уже хотелось задать один волновавший ее вопрос.

— Вы меня простите, Мэтью, но у вас дома, пока вы разговаривали по телефону, я заглянула в вашу красную папку с рисунками.

Надеюсь, я не совершила страшного преступления?

— Нисколько. Я сам должен был предложить вам сначала посмотреть мои работы. Ну и что вы скажете?

— Мне понравилось. Даже больше… Я не могу похвастаться, что разбираюсь в живописи, но ваша манера настолько необычна… Я имею в виду, для нашего времени… Вспоминаются старые мастера, великие итальянцы.

Человек, которого изображают в такой манере, кажется намного значительнее и интереснее, чем он есть в жизни. Черты его характера, как положительные, так и отрицательные, как бы делаются более выпуклыми. Например, обычная милая девушка может выглядеть ангелом доброты, а человек, наделенный вполне безобидными недостатками, — злодеем. Но все равно эти люди уже не кажутся заурядными. Может быть, вам мои рассуждения кажутся смешными…

— Ничуть. Вы абсолютно правильно определили суть романтической школы.

— А скажите, вы хорошо знаете всех этих людей, которых изобразили? — спросила она наконец.

— Нет, далеко не всех. Какое-то лицо может так сильно поразить, что я спешу зарисовывать его по памяти, когда возвращаюсь домой, — ответил он.

Она хотела спросить прямо — а Сесил Лайтоллер вам знаком? Но что-то ее удержало. В окне уже мелькали лондонские улицы. Взглянув на часики, Эдит увидела, что уже скоро десять. Надо же, она совсем забыла о времени.

Наверняка ей уже звонили и Сесил, и мама, и они недоумевают, куда она пропала, и беспокоятся. Но почему-то эта мысль не вызвала в ней ответного беспокойства.

Она поймала себя на том, что ждет, когда Мэтью предложит ей продолжить работу над портретом, но он не заговаривал об этом, и его молчание наполняло Эдит таким мучительным беспокойством, перед которым меркло все остальное.

Вот они миновали вокзал Виктории и свернули на ее улицу.

— Поставить машину в гараж? — спросил Мэтью.

— Нет, остановитесь у подъезда. Я попрошу, чтобы ее сначала вымыли, а потом служащий сам поставит в гараж.

Мэтью послушно затормозил у подъезда и вышел первый, чтобы подать Эдит руку.

— Еще раз большое спасибо вам за помощь, — медленно проговорил он, глядя ей в глаза.

— Пустяки. Я рада, что с вашим отцом не случилось ничего плохого.

Надо было прощаться, но они стояли в уже сгустившихся сумерках, смотрели друг на друга и молчали. Вдруг он словно вспомнил.

— А наши сеансы, Эдит? Хотя бы еще один раз.

Наконец-то! А то Эдит уже почти решила сама напомнить ему о работе над портретом.

— Хотя после рабочего дня вам вряд ли захочется сидеть неподвижно еще в течение часа, — вдруг добавил он.

— Вообще-то на работе мне приходится много сидеть…

— Тогда давайте отложим до субботы, вы согласны?

— Конечно. В субботу я абсолютно свободна.

— Тогда, может быть.., давайте встретимся завтра и сходим куда-нибудь? Или просто погуляем? — произнес он, и Эдит поняла, что всю дорогу мечтала услышать от него именно эти слова. У нее в груди разлилось тепло, кровь прилила к обычно бледным щекам.

— Если хотите. Где?

— Может быть, в семь часов у памятника Виктории? Если это вам подходит.

— Да, это мне подходит, — сказала она, и ей внезапно захотелось смеяться. Они с такой церемонной серьезностью договаривались о предстоящем свидании, словно жили сто лет назад, во времена королевы Виктории. Он, кажется, совсем не торопится прощаться. Придется ей сделать это самой.

— До свидания, Мэтью, — проговорила она, протягивая руку. — Сегодня был очень хороший день.

Мэтью взял ее руку и медленно поднес к губам. В тот момент, когда он поцеловал ее, Эдит словно ощутила удар электрического тока. От неожиданности она отпрянула и, взглянув на него испуганными глазами, поспешила скрыться в подъезде. Быстро поднявшись к себе, она сразу прошла в ванную и пристально всмотрелась в свое отражение в большом овальном зеркале. На нее глядела совсем новая, незнакомая Эдит — глаза ее блестели, щеки пылали, губы горели. Правую руку, да и все тело покалывало иголочками. Что с ней? Что случилось? Она пытливо всматривалась в свое отражение и не находила ответа.

Приняв душ и переодевшись в розовый короткий халатик, Эдит налила себе чаю и села в гостиной. Есть не хотелось. А больше всего не хотелось, чтобы сейчас позвонил Сесил.

Она чувствовала, что не может и не хочет отчитываться перед ним, как провела сегодняшний день. Может быть, лучше вовсе не брать трубку?

Она усилием воли отогнала беспокойство и еще долго сидела, глядя в пространство, с улыбкой на губах. Этим вечером ни один телефонный звонок, словно вняв ее желанию, ее не побеспокоил. Прошедший день прокручивался в ее памяти, и самая незначащая его деталь казалась исполненной глубокого смысла, самая ничтожная подробность наполняла ее душу непонятной радостью…

4

Они встретились в понедельник около памятника Виктории и долго гуляли по Гайд-парку, сидели в летнем кафе и разговаривали. Говорила в основном Эдит. Незаметно для себя она рассказала Мэтью о своем детстве, об учебе, о любимых детских занятиях и шалостях, о книгах и несбывшихся желаниях — как она мечтала иметь собаку, но не получалось, семья все время была в разъездах. Как хотела учиться в большой школе, а училась в школе при посольстве, где в классе было только четыре человека.

Говорила о родителях, о бабушке. Никогда в жизни она еще так много не говорила, а слушавший ее человек смотрел на нее горящими темными глазами и жадно впитывал каждое ее слово.

Иногда он вынимал блокнот, Эдит с улыбкой кивала, и тогда он быстро делал набросок.

Кажется, он рисовал ее уже десятки раз. Она даже попыталась переключить его внимание на других людей, но он отмахнулся.

— Нет, Эдит, меня интересует здесь только один объект.

— Ах, вот как? А взгляните на ту девушку.

Разве не красавица? И какой необычный тип, совсем не английский, очень романтичный, как раз в вашем духе. Гейнсборо счел бы за честь писать ее, — дразнила она его.

Но Мэтью продолжал рисовать Эдит, перебегая странно блестевшими глазами с ее лица на лист блокнота.

— Зачем вам столько набросков? — удивлялась она.

— Не могу удержаться. В вас все время проскальзывает что-то новое и неожиданное.

Интересно, это хорошо или плохо, думала Эдит. Она тоже узнала от Мэтью подробности его детства, учебы на юридическом факультете Оксфорда. Вот только о своей работе он избегал говорить. Она заключила, что он тяготится этой работой, весь поглощенный страстью к рисованию.

Эдит не задумывалась ни о чем, не анализировала свои ощущения, но ловила себя на том, что испытывает какое-то небывалое чувство свободы. Дышать было легко, словно на дворе стояла ранняя весна, а не середина лета.

Они перешли «на ты» — это произошло легко и естественно, просто в каком-то кафе заказали по бокалу французского вина и выпили сначала за здоровье отца Мэтью, потом за будущий портрет Эдит, а потом просто друг за друга и стали говорить друг другу «ты». Потом они шли пешком до самого ее дома, и, прощаясь у подъезда, Мэтью вдруг вместо того, чтобы поцеловать ей руку, шагнул к ней и, обняв за талию, бережно коснулся губами ее губ.

Странно… Поцелуй Мэтью не застиг Эдит врасплох, она подсознательно ждала, что это должно случиться. Но то, что она испытала при этом, потрясло ее. В ее груди волной поднялся такой восторг, какого ей еще никогда не приходилось испытывать! Она не думала, что мужские губы могут быть такими нежными… Голова приятно кружилась, Эдит казалось, что она стремительно куда-то проваливается… Горячее дыхание мужчины блаженным теплом разлилось по ее телу. И когда его язык проник в бутон ее рта, она с незнакомой ей жадностью и смелостью принялась исследовать своим язычком источник этой сладости…

Но вот Мэтью оторвался от нее, и она прошептала, не задумываясь о своих словах:

— Поцелуй художника должен быть именно таким…

Тут же, смутившись, повернулась и забежала в свой подъезд. В прихожей, включив свет, она остановилась и удивленно прижала руки к щекам, а через мгновение закружилась по комнате. Ни о чем не хотелось думать, но, если бы можно было взлететь, она взлетела бы и порхала под потолком, как бабочка.

Сегодня, увидев Мэтью на углу Букингемского дворца, где они договорились встретиться накануне, Эдит уже не удивилась ощущению легкости и радости. Мэтью молча протянул ей руку, и они пошли по направлению к Темзе. Они спустились на набережную, сели на скамью и стали смотреть на воду, которая в сумерках казалась свинцово-серой. Начал накрапывать дождь, и Мэтью раскрыл над ними свой большой черный зонт. У них было" такое чувство, что они сказали друг другу уже очень много и сейчас надо молчать. Эдит не замечала сумерек, как не заметила потом и наступившей темноты. Это вечер с моросящим дождем казался ей солнечным.

— Завтра я собираюсь прокатиться в Пилбем, Лесли починил-таки мой лимузин, — сказал Мэтью. — Передать от тебя привет бабушке?

Эдит вдруг вспомнила, что забыла в прошлую субботу у бабушки свою любимую пудреницу, без которой не могла обходиться, и сказала об этом Мэтью.

— Я могу заглянуть к миссис Грэхем и забрать ее. Ты позвони ей и предупреди, что я зайду по твоему поручению.

— Не знаю… Она может удивиться, что я посылаю человека с подобными поручениями.

— А я могу сказать, что пудреница непременно должна фигурировать на портрете. Он так и будет называться «Девушка в зеленом, пудрящая нос».

Эдит фыркнула.

— Тогда зрители станут обращать особенное внимание на мой нос, который вовсе не отличается классической правильностью! Лучше встретимся на вокзале. Я тоже проедусь, навещу бабушку, в прошлый раз мне показалось, что она неважно себя чувствует. Она ни за что не скажет об этом по телефону — всегда боится, что я из-за нее нарушу свои планы.

И вдруг ее ужалила мысль: завтра прилетает Сесил! Она за эти дни разговаривала с ним по телефону два раза, очень коротко, Сесил и сам не склонен был затягивать разговор. И оба раза Эдит беззастенчиво врала ему, когда он спрашивал, что она делает вечерами. Сказала, что встречалась со школьной подругой, которая приехала из Шотландии в Лондон на неделю, У нее и правда была такая подруга, Венди Макгрегор, которая сразу после школы вышла замуж за шотландца и уехала к мужу в Абердин.

Ну не могла она сказать по телефону, что гуляет со своим новым знакомым, художником, который пишет ее портрет!

Ей до сих пор было так легко и хорошо с Мэтью, что она совсем не задумывалась, как Сесил отреагирует на это ее новое знакомство.

Но в глубине души Эдит сознавала, что ему это не понравится.

Мысли о Сесиле, предстоящей встрече с ним и неизбежном разговоре сразу навалились на нее камнем. Эдит словно вынырнула из розового романтического тумана и увидела вещи такими, какими они были в реальности.

— Мэтью, пожалуй, я не смогу завтра поехать к бабушке. Завтра приезжает.., один мой друг, и я должна буду с ним встретиться, — медленно выговорила она. Он молча смотрел на нее, и она чувствовала, что он ждет продолжения. И Эдит сказала:

— Меньше чем через месяц я выхожу замуж. Он тоже работает в Форин-офисе, это сын наших хороших знакомых, очень талантливый, многообещающий дипломат. Мы дружим с самого детства. Его зовут Сесил Лайтоллер.

Ей показалось, что Мэтью вздрогнул, его глаза вспыхнули, но тут же погасли. Он отвернулся и стал смотреть на реку, которая была уже совсем черной, и в этой непроницаемой черноте плескались оранжевые желтки фонарей.

— Ты видела его портрет в моей папке, — произнес Мэтью спокойно. — Хочешь спросить, хорошо ли я его знаю?

— Да, хотелось бы знать, — подтвердила Эдит, задетая его холодным тоном.

— Не могу сказать, что мы близко знакомы, но встречаться приходилось, в основном по работе. Ты его очень любишь? — спросил он тихо.

Эдит молчала. Дело в том, что ее язык в эту минуту отказался ей повиноваться. Она хотела сказать «да», но язык вдруг взял и не послушался.

Мэтью решил, что она обиделась на такой нескромный вопрос.

— Извини. Это был глупый вопрос. Ты не из тех, кто выходит замуж без любви. Пойдем, я провожу тебя домой, а то дождь усиливается.

Он встал, держа над ней зонт, она тоже поднялась, и они медленно двинулись в сторону вокзала Виктории.

— Мне все-таки интересно, чем он тебе так не нравится? — спросила она немного погодя, хотя некоторое время назад решила ни за что об этом не спрашивать. — Тем более что, по твоим словам, вы практически незнакомы. Это что — нелюбовь с первого взгляда? По-моему, это единственный портрет, где ты так отчетливо выразил свое негативное отношение к человеку.

— Считай, что я погорячился, — усмехнулся он. — Потом, в моей коллекции портретов явно не хватало злодея.

— И ты решил сделать злодея из Сесила? — возмутилась она. — Чем же он тебе так не угодил?

— Просто показалось забавным — передать контраст между красивой внешностью и не слишком привлекательной сутью.

— Что-то мне не очень понятно. Ты что же — взял и приписал ему отрицательные качества по собственной прихоти?

— Писатель ведь вправе, встретив какого-то человека, придумать ему характер и историю, которая может совсем не совпадать с действительной.

— Писатель руководствуется фантазией, но художник.., разве он не обязан говорить о человеке правду?

— Я сам считаю, что рисунок получился неудачным, — сказал он. — Пожалуй, я его уничтожу, прямо сегодня же вечером. Выброси это из головы, Эдит.

Дальше они шли молча. Внутри у Эдит все кипело от возмущения. Какое право Мэтью имеет по собственной прихоти наделять человека теми чертами, которыми он не обладает, — отрицательными чертами? Впрочем… разве можно изобразить доброго человека злым? Это нонсенс. Обычно художник просто рисует портрет, и на нем как бы сами собой проступают свойства натуры изображаемого человека. А шарж — это преувеличение вполне безобидных недостатков. Шарж можно сделать из каждого. Но почему Мэтью именно к Сесилу так отнесся?

Когда они остановились у подъезда, она ничего не чувствовала, кроме желания побыстрее проститься. Она холодно кивнула.

— До свидания.

— Да свидания, Эдит, — откликнулся он, не делая попытки поцеловать ей хотя бы руку.

Вчерашнего поцелуя словно бы не было и в помине. Он стоял, смотрел на нее, и она ничего не могла прочитать в его взгляде. — Думаю, мы за эту неделю сделали достаточно набросков. Теперь осталось перенести все это на холст.

Я позвоню, когда портрет будет готов.

— Надеюсь, тебе не придет в голову придать мне какие-то злодейские черты, — едко сказала она.

— Нет, ты очень ловко скрыла их от меня, — ответил Мэтью, слегка усмехнувшись.

Эдит повернулась и вошла в подъезд, недовольная собой, Мэтью, а также прилетающим завтра из Монако Сесилом. Не успела она войти в квартиру, как зазвонил телефон. Эдит метнулась к нему, споткнулась в темноте о край ковра и едва удержалась на ногах.

— Алло!

— Эдит, здравствуй, моя девочка. Как дела?

Уехала наконец твоя идиотская подруга к себе в Шотландию? — Голос Сесила звучал как-то напряженно.

— Ну.., да, — пробормотала Эдит, не сразу сообразив, о чем идет речь. — Как твои дела?

Когда ты прилетаешь?

— Завтра. Утром. И сразу придется поехать в министерство. Возникли кое-какие дела, — произнес он мрачно.

— Какие дела?

— Ничего особенного, — буркнул он, и тут же в его голосе появилась вкрадчивость. — Я приду к тебе вечером, хорошо?

— Вечером? — машинально переспросила Эдит, чувствуя неприятный спазм в солнечном сплетении. Подавив сильное желание сослаться на нездоровье, она усилием воли переборола себя и произнесла как можно радушнее:

— Ну конечно. Приходи, я буду тебя ждать.

— Думаю, что приду часов в шесть. Тебя это в самом деле устроит? — спросил он пытливо. Может быть, ты планировала что-то другое?

Почему он задает ей этот вопрос? Уловил какое-то сомнение в ее голосе? Она постаралась его разуверить.

— Сесил, у меня нет никаких планов. Я очень хочу, чтобы ты пришел, и я буду тебя ждать. В шесть часов или в любое другое время. Возвращайся скорее.

— Ты забыла добавить: «мой, любимый», — сказал Сесил притворно-обиженным тоном.

— Сесил, перестать дурачиться. — Эдит почти обрадовалась, что нашелся повод слегка рассердиться. — Все. Жду тебя. До встречи.

Она положила трубку и вздохнула. А ведь у него есть причины для недовольства. Такие слова, как «любимый», «дорогой», «целую», естественные для невесты, почему-то не шли с ее языка. Хотя многие внешне сдержанные и даже холодные женщины в минуты страсти пылают как факел. Может быть, у нее все еще впереди?

Вчера, когда ее поцеловал Мэтью, она совершенно расслабилась и вела себя очень даже раскрепощенно. Нет, Мэтью не назвал бы ее холодной. Мэтью…

Эдит, словно вдруг чего-то испугавшись, торопливо прошла в ванную и встала под душ.

Бегите, прозрачные струйки, уносите из головы все ненужное, лишнее, опасное… Теперь у нее на уме должно быть только одно — как лучше встретить Сесила.

В маленькой, уютной столовой с темно-вишневыми викторианскими обоями был накрыт стол из орехового дерева, на нем стояли свечи в бронзовых подсвечниках, которые Эдит пока не зажгла, поскольку на улице было еще слишком светло, а сама Эдит хлопотала в кухне. Она только что достала из духовки утку, которую приготовила с апельсинами, по французскому рецепту. Салаты, один из морепродуктов, другой неаполитанский, с уксусом и маслинами, были разложены по красивым салатницам. Клубника со сливками, предназначавшаяся на десерт, уже стояла в холодильнике. Там же охлаждалась и бутылка шампанского.

Сегодня было очень жарко, и Эдит открыла окно, через которое с Кромвель-роуд, как всегда заполненной транспортом, доносился шум автомобилей. Все готово! Она быстро приняла душ и надела легкую белую блузочку без рукавов, простую, но изящную, и черную узкую юбку с пышной шифоновой каймой внизу, затем поставила диск с «Временами года» Вивальди и села к туалетному столику.

Из зеркала на Эдит смотрело осунувшееся личико с испуганными золотисто-карими глазами. Она торопливо придала ему веселое и беззаботное выражение, но вышло нельзя сказать чтобы слишком здорово. Ну чего ты боишься, спросила она себя, расчесывая волосы и закалывая их на затылке заколкой. Давай рассуждать спокойно… Боишься, что Сесил снова набросится на тебя как голодный зверь?

Этого не случится. Сегодня она уже не позволит застать себя врасплох, она будет вести себя спокойно и твердо, а еще лучше — возьмет инициативу в свои руки.

Стрелки часов приближались к шести. Эдит подкрасила ресницы, щеки, коснулась губ розовой помадой, попрыскала духами шею, встала, несколько раз глубоко вздохнула и перешла в гостиную на диван, закрыла глаза и попыталась отдаться чарующим звукам Вивальди. До какой-то степени ей это удалось, потому что она потеряла счет времени, и когда открыла глаза, то увидела, что на часах уже двадцать минут седьмого.

Сесил задерживался, хотя обычно бывал точен и даже бравировал своей точностью. Должно быть, он считал, что эта королевская черта ему весьма пристала. Ну что же, его вызвали на работу в выходной день, значит, он сам себе не хозяин. Эдит прошлась по комнате и выглянула в окно — не подъезжает ли к подъезду ярко-красный «ягуар» Сесила. Но нет, в переулке у ее дома стояли только две незнакомые машины.

В скверике напротив играли дети, оглушительно визжа. На скамейках сидели две мамаши с колясками и какой-то человек с книгой.

Вздохнув, она отошла от окна, и тут ее словно ударило током. Тот человек с книгой… Она могла поклясться, что это был Мэтью!

Мгновение Эдит стояла неподвижно, потом осторожно приблизилась к окну и бросила взгляд на скверик из-за шторы. Две женщины с колясками по-прежнему сидели на скамейке, но соседняя скамья была пуста. Привиделось ей, что ли?! Она легла грудью на подоконник и оглядела переулок, насколько позволяла ей ее позиция. Нет никого, даже отдаленно напоминавшего Мэтью! Не мог он за какие-то несколько секунд исчезнуть без следа. Разве что подошел к ее подъезду…

У Эдит сильно забилось сердце. Что, если в дверь сейчас позвонят и это будет Мэтью? Стиснув руки, она подошла к двери и прислушалась. Нет, на площадке было тихо, даже лифт не шумел. Эдит вернулась в гостиную и несколько раз прошлась из конца в конец, пытаясь успокоиться. Что она так разволновалась? Наверное, ей просто показалось…

Прошел еще час, а Сесил все не появлялся.

Эдит уже перестала горевать об остывшей утке, убрала салаты в холодильник и включила телевизор. Передавали субботний комедийный сериал «Да, господин министр», но сегодня Эдит не находила в сыпавшихся с экрана шутках ничего смешного. Она несколько раз нажала кнопку на пульте, остановилась на международных новостях, села в глубокое кресло и раскрыла новый французский роман, который недавно начала читать…

Разбудил ее резкий звонок домофона; Эдит вскочила, книга соскользнула с ее колен на ковер. Неужели она заснула! Часы показывали десять минут одиннадцатого. Ну и ну! Она побежала в прихожую, на ходу поправляя волосы.

— Кто там?

— Это я, Сесил.

— Открываю.

Через пять минут в дверь вошел Сесил. Он был в светлом костюме, голубой рубашке (он особенно любил голубые рубашки, поскольку они подчеркивали цвет его глаз), с портфелем в руке. Эдит сразу бросился в глаза его напряженный вид. Первым ее побуждением было спросить, что случилось, но она тут же решила, что он сам сейчас расскажет ей все.

— Ну наконец-то! — Сделав над собой совсем маленькое усилие, она подошла, обняла его за шею и поцеловала в щеку. В последнюю секунду что-то помешало поцеловать его в губы, но, конечно, он сейчас сделает это сам, и уж тогда она не оплошает…

— Здравствуй, котенок. — К удивлению Эдит, он тоже чмокнул ее в щеку и, положив портфель на столик под зеркалом, прошел в гостиную. — Ну просто как в кино, — с усмешкой произнес он, оглядываясь. — Спасибо, дорогая.

Но извини, есть что-то совсем не хочется.

— Давай тогда выпьем за твое возвращение, — предложила Эдит.

Сесил вяло кивнул, и она побежала за шампанским. Поскольку в гостиной уже включили свет, зажигать сейчас свечи показалось ей неестественным. Когда Эдит вернулась с открытой бутылкой, Сесил уже сидел у стола и крутил в пальцах салфетку. Рядом с ее тарелкой лежал браслет — золотая змейка с бирюзовыми глазами.

Эдит с преувеличенной радостью примерила подарок. Она никогда не носила подобных вещей и вообще была равнодушна к украшениям. Единственное, чем она украшала себя, были маленькие золотые сережки. Но, наверное, Сесил хочет, чтобы она носила украшения, иначе зачем бы он купил ей такую дорогую, но совсем не в ее вкусе драгоценность?

— Спасибо, Сесил, браслет просто шикарный, — сказала она, пытаясь вложить в слова как можно больше чувства, в ответ на что Сесил небрежно произнес:

— Не стоит благодарности.

Затем разлил шампанское и, подняв свой бокал, прищурился через него на свет.

— Давай выпьем за тебя, за твои успехи в работе, за твое назначение, — улыбаясь, предложила Эдит, приподнимая бокал.

К ее удивлению, эти слова не вызвали в нем ответного энтузиазма. Он сделал несколько глотков, поставил бокал на стол, встал и прошелся по комнате, затем сел в стоявшее в углу кресло и мрачно уставился перед собой.

Нет, у него определенно что-то случилось!

Наверное, он ждет, чтобы Эдит заговорила об этом первая.

— У тебя какие-то неприятности на работе? — спросила она робко.

Сесил неопределенно мотнул головой, не поднимая взгляда, и забарабанил пальцами по подлокотнику. Эдит шагнула к его креслу и в растерянности остановилась перед ним. Вот сейчас настало время проявить такт и понимание, а также выразить свое сочувствие как можно недвусмысленнее. Она должна сделать первый шаг. Другая девушка на ее месте не стояла бы как столб. Она должна……..

Неуверенно приблизившись к жениху, Эдит коснулась его плеча. Раньше она, не задумываясь, погладила бы его по голове и даже по-дружески обняла, но теперь ей стало страшно — она не знала, какую реакцию вызовет ее ласка.

Сделав над собой усилие, она медленно села к нему на колени и обняла за шею, чувствуя, как напряжено все ее тело. Но так было все-таки менее страшно, чем пассивно ждать, как он поведет себя с ней сегодня.

Но Сесил, казалось, даже не заметил того, что его невеста оказалась у него на коленях. А если и заметил, то особого удовольствия ему это не доставило. Капризно выпятив свои изящно очерченные губы, он слегка отстранил ее, словно она надоедала ему своими ласками с утра до вечера.

— Прости, Эдит… Мне сейчас не до того.

Незаметно вздохнув с облегчением, Эдит встала и пересела на стул.

— Может быть, все-таки расскажешь, в чем дело? Почему ты вернулся раньше? Что-то случилось?

— Ну да, если хочешь, случилось. У меня неприятность. Из-за сущей ерунды подняли шум!

Можно подумать, что сейчас идет война.

Она непонимающе смотрела на него, и он воскликнул с раздражением.

— Одним словом, из меня хотят сделать шпиона!

— Кто хочет сделать из тебя шпиона? — растерянно повторила Эдит.

— Есть такие, — буркнул он и, вертя бокал в пальцах, продолжал:

— Короче говоря, я показал одни документы знакомому нашей семьи.

Он член парламента от оппозиционной партии.

Ты как-то встречала его у нас в гостях, это Джерри Ройлот. Ему понадобились кое-какие данные для выступления, и он спросил у меня, вот я и вынес ему эти бумаги, а на другой день рано утром вернул на место.

Эдит изумленно раскрыла глаза. Сесил, наверное, сошел с ума.

— Зачем ты это сделал? Документы были секретные?

— Через неделю они появятся в прессе! — фыркнул Сесил. — Если не раньше. Так нет же, вездесущая Бинкс заметила, что документы не положили на место, и подняла шум. И вот всю прошлую неделю офицер службы безопасности ходил и разнюхивал, представляешь?

Эдит похолодела. Она примерно представляла, чем может грозить Сесилу подобный поступок. В худшем случае он лишится работы, в лучшем могут понизить в должности. О назначении культурным атташе в Италию можно забыть.

— Но объясни, ради Бога, зачем ты это сделал? Джерри Ройлот что, твой близкий друг?

Или ты сочувствуешь оппозиции? Ты всегда говорил, что политика тебя нисколько не интересует…

— Ну говорил, говорил! — вскричал он в раздражении, вскочил с кресла и заходил по комнате. — Теперь перед тобой надо отчитываться.

Я и так сейчас раз двадцать повторил им одно и то же.

— Кому им? — пролепетала она, нервно сжимая руки.

— Рэндальф прилетел еще вчера — и ему сразу же доложили. — Сэр Рэндальф Хоуп был начальником Сесила, с которым он вместе летал в Монако. — Вот я и оправдывался перед ним сейчас, как мальчишка, перед ним и этим Смитом.

— Смитом? — машинально повторила Эдит.

— Ну да, Смитом, это офицер из секретного отдела. Смотрит так на меня, молчит и усмехается. Другое дело Рэндальф — он все-таки человек. Сразу мне поверил. В конце концов мы оба принялись убеждать Смита не подавать докладную записку. Он почему-то промешкал и не подал ее сразу, а теперь должен это сделать в понедельник. Теперь все зависит от его прихоти, представляешь? Точнее от того, как он представит это дело своему начальству. Когда он ушел, Рэндальф сказал мне, что прикроет меня.

Сначала отругал, конечно, но потом… Потом сказал, что мне очень повезло, поскольку документы все равно предназначались для опубликования.

— Но подожди, Сесил! — Эдит поднесла руки к вискам, она все никак не могла взять в толк. — Чего ради ты показал эти несчастные документы Джерри Ройлоту?

Сесил как-то неопределенно пожал плечами.

— Ройлот — серьезный человек, знакомый отца. Он борется сейчас за кресло министра в теневом кабинете, ну.., ему понадобилась информация, и он попросил меня. Ведь никто же не пострадал из-за этого! Не вражескому же агенту я передал секрет! — Он говорил высоким, напряженным тоном, и Эдит казалось, что он вот-вот сорвется на крик. — Джерри, кстати, уже выступил в парламенте и имел успех. — Сесил отошел к раскрытому окну и облокотился на подоконник.

— Ну хорошо, хорошо, успокойся. Рэндальф, конечно, защитит тебя, он так тебя ценит, — проговорила Эдит, вставая и подходя к нему. — Но Ройлот не должен был обращаться к тебе с подобной просьбой.

— Ну не будь такой занудой, Эдит! — Он отошел от нее в противоположный конец комнаты и снова упал в кресло. — Ты собираешься читать мне нотации? Это все, что я от тебя могу ожидать! Если хочешь мне помочь — помоги, но только обойдись без проповеди.

— Чем же я тебе могу помочь? — прошептала она, удрученная его резким тоном. — Я бы, конечно, очень хотела.

— Возможно, понадобится, чтобы и твой отец замолвил слово. Ты, кажется, говорила, что твои родители скоро прилетают?

— Да, на будущей неделе. Ты знаешь, что отец…

— Кто же этого не знает? У нас в отделе уже давно об этом говорят. — Он резко встал, подошел к поникшей Эдит, взял ее за руки и крепко сжал их. — Ты понимаешь, что эта история ставит под угрозу наше будущее? Может получиться так, что меня переведут в какой-нибудь технический отдел. Мне кажется, я этого просто не вынесу!

— Это, конечно, очень досадно, но не смертельно, — выдавила из себя Эдит. — Ты в самом деле должен был это предвидеть, когда шел на такой риск.

— Какой риск? Никому не стало хуже оттого, что Джерри познакомился с этими протоколами на неделю раньше, чем журналисты.

Было бы из-за чего шум поднимать — всего-навсего речь идет о непопулярных мерах, которые мы собираемся применить к незаконным иммигрантам.

Эдит пожала плечами. Ее-то не надо ни в чем убеждать. И тут в ее голове вдруг что-то словно щелкнуло.

— А ты раньше знал этого самого Смита? — спросила она, резко вскидывая голову.

— Видел несколько раз и, представь себе, разговаривал с ним. Он изредка наведывается в наш отдел по разным делам. Ничего особенного из себя не представляет, абсолютно ничего.

Такие особенно любят показать свою власть.

Если он согласится передать дело на рассмотрение моего начальства, как предложил Рэндальф, то все обойдется. Внутренняя проблема нашего отдела, ты понимаешь? Но он может изложить всю ситуацию своему собственному начальству под совсем другим углом, ты понимаешь? Преступная безответственность, все такое.

— Значит, все зависит от этого человека.., от этого Смита? — медленно повторила Эдит, глядя в пространство остановившимся взглядом.

— А я о чем тебе толкую, — рассердился Сесил, но тут же взял себя в руки. — Прости, девочка моя, но сегодня я не самый лучший собеседник. Знаешь, у меня после всех этих шпионских страстей так разболелась голова, что я, пожалуй, пойду сейчас домой и лягу спать.

Завтра пообедаем вместе, хорошо? Пойдем в твой любимый французский ресторан, а об этом деле больше ни слова.

Он приблизился к ней. Эдит стояла как вкопанная, по-прежнему опустив глаза, и не сделала ни одного движения по направлению к нему. На нее нашло странное оцепенение. Сесил взял ее за плечи, нагнулся, коснулся губами ее щеки, провел ими по ее шее. От него пахнуло спиртным, и Эдит бессознательно удивилась — у нее в доме он всего-то выпил глоток шампанского.

— До завтра, дорогая. Я заеду за тобой в шесть.

Ложись спать и ни о чем не думай. В крайнем случае, твой отец скажет свое слово, уж он-то меня прекрасно знает.

Она кивнула. Сесил сжал ей плечи, взял свой портфель со столика и вышел. Дверь за ним закрылась.

5

Первым побуждением Эдит было позвонить Мэтью и высказать ему все, что она о нем думает. Она ни секунды не сомневалась, что художник-любитель Мэтью Смит и офицер безопасности, который занимался «делом» Сесила, — одно и то же лицо. Итак, Мэтью всю неделю проверял Сесила, но, когда она рассказала ему, что Сесил Лайтоллер — ее жених, он ни словом ей не обмолвился, что знает его.

А еще раньше, когда Эдит заговорила с ним о рисунке, на котором был изображен Сесил!

Мэтью и тогда отделался какими-то пустыми словами. Ну конечно, он привык держать язык за зубами по долгу службы. Но ясно одно — он крайне невысокого мнения о Сесиле и это может серьезно повлиять на содержание докладной записки, которую он должен представить начальству. Еще, чего доброго, выставит Сесила перед своим начальством чуть ли не шпионом. А это означает, что карьера Сесила будет безжалостно погублена в самом ее начале!

Этого она ни в коем случае не должна допустить. Надо немедленно позвонить Мэтью и объяснить ему, что он не может судить о Сесиле объективно из-за какой-то непонятной личной неприязни и что ему следует поговорить с людьми, которые знают Сесила с детства. Конечно, Сесил поступил очень глупо и опрометчиво, но никакого вреда он никому не причинил, вот и его собственный начальник оправдывает его.

Эдит уже потянулась к телефонной трубке, но тут ее взгляд упал на часы. Стрелки показывали начало первого. Неловко звонить человеку в такую пору, пусть она даже уверена, что Мэтью еще не спит, — как-то он говорил, что ложится довольно поздно. Она в растерянности уронила руки на колени, но тут же вспомнила, что завтра он собирался ехать в Пилбем за своей машиной на двенадцатичасовой электричке.

Прекрасно! Она поедет этим же поездом и по дороге поговорит с ним о Сесиле. И заодно навестит бабушку. Правда, Сесил что-то такое говорил вчера про обед в ресторане, но от этого Эдит мысленно отмахнулась. Гораздо важнее сейчас убедиться, что Мэтью не станет в своей докладной рисовать Сесила черными красками.

Может быть, она еще и успеет вернуться в Лондон к шести.

Эдит погасила свет и легла спать. Засыпая, она успела удивиться тому, что испытывает радостное волнение, словно ей завтра предстояло нечто приятное и увлекательное.

Утром Эдит включила радио, чтобы прослушать прогноз погоды, и услышала, что день опять предстоит жаркий. Она поспешно выпила чашку кофе, надела легкое, короткое платье кремового цвета, подкрасила губы розовой помадой, взяла плетеную сумочку на длинном ремешке и, спустившись вниз, побежала к метро.

Не успела она занять место у газетного киоска, откуда хорошо просматривалась вся платформа, как увидела Мэтью. Он шел от билетных касс, помахивая свернутой в трубочку газетой, одетый в темно-синюю рубашку поло с короткими рукавами и светлые брюки. Увидев его, Эдит почувствовала волнение и необъяснимую радость. Должно быть оттого, что так ловко его подкараулила. И вместе с тем возмущение — вот он идет как ни в чем не бывало, а от него практически зависит судьба другого человека.

Она шагнула вперед, чтобы он ее заметил.

Их глаза встретились, и его лицо из нейтрально-спокойного тут же сделалось удивленно-радостным. Он взглянул, и Эдит обдало теплой волной.

— Вот неожиданность. Вчера ты, кажется, говорила…

— Решила все-таки навестить бабушку, — сказала Эдит, пристально глядя ему в глаза. — Кроме того, мне надо поговорить с тобой… Ты, наверное, догадываешься, о чем.

Он кивнул и подал ей руку, чтобы помочь войти в вагон. Они уселись в пустом купе друг против друга, и поезд тронулся.

— Итак, вы прекрасно знаете Сесила Лайтоллера, господин офицер службы безопасности, — произнесла Эдит.

— Я разоблачен и сдаюсь. — Он шутливо вскинул руки. — Хотя знаю его далеко не прекрасно.

Ты хочешь упрекнуть меня, что я не рассказал тебе о том, что последнюю неделю выяснял, кому и зачем Лайтоллер показывал документы, не подлежащие выносу из офиса. Видишь ли, я хотел, чтобы ты услышала об этом от него самого. Ты разве не считаешь, что так справедливее по отношению к нему?

Эдит молчала. Возмущенная тирада, которую она заготовила, оказалась ненужной. Разумеется, Мэтью поступил даже очень благородно, что не стал обвинять и чернить Сесила в ее глазах. Но что он намерен делать дальше? Она так и спросила:

— И что ты намерен делать дальше?

— То, что должен. Он нарушил правила обращения с секретными документами. По его словам, он просто ради дружбы показал их лицу, не имеющему к ним доступа. Это значит, что такому человеку нельзя доверять..

— В твоих руках его будущая карьера, — тихо сказала Эдит. — Неужели ты способен ее погубить?

— Я не собираюсь ничего и никого губить.

Я просто должен доложить о результатах проведенной проверки своему начальству, это моя работа.

— Тебе не нравится Сесил, и поэтому ты готов выставить его в самом невыгодном свете, разве это справедливо?

— Я только изложу факты. Ответственный сотрудник весьма вольно обошелся с секретными документами.

— Ты знаешь, что через несколько дней эти документы перестанут быть секретными. Сесил никому не причинил вреда. И неужели тебе не понятно, что некоторые вещи можно действительно сделать по дружбе?

— А они что, такие большие друзья? — Он впервые с начала разговора позволил себе усмехнуться. — И ты так уверена, что он сделал это по дружбе?

— А зачем же еще? — растерялась Эдит.

— Сесил Лайтоллер не кажется мне человеком, который способен рискнуть карьерой из соображений дружбы.

— Почему ты о нем такого мнения? Можно подумать, что он продал за деньги государственный секрет! — воскликнула Эдит. — Какая чушь.

Мэтью пожал плечами, и она продолжала.

— Я не хочу мешать тебе делать твою работу, я только прошу, чтобы ты поговорил с начальником Сесила. Он очень высокого о нем мнения.

— Я уже говорил с сэром Рэндальфом, и в присутствии Сесила, и наедине. Да, он настаивает на том, что не произошло ничего из ряда вон выходящего, что все это внутренние дела его отдела. И очень положительно характеризует Лайтоллера.

— И тебе этого мало? — изумилась Эдит. — Скоро из Италии приезжает мой отец, он тоже будет защищать Сесила, вот увидишь.

— Еще бы, ведь от карьеры Лайтоллера зависит счастье его дочери, — пробормотал Мэтью.

Эдит вспыхнула.

— Вот уж о моем отце ты никак не можешь судить. Он справедливый человек и никогда не станет ничего делать вопреки своей совести.

— Скажи, Эдит, — заговорил Мэтью после небольшой паузы. — А ты сама хорошо знаешь своего жениха?

— Разумеется! — горячо воскликнула она. — Уж гораздо лучше, чем ты.

Оба замолчали, и на некоторое время в купе воцарилась тишина. Потом Мэтью произнес спокойно и как-то устало.

— Не надо волноваться. Я думаю, что для него все обойдется. Вот только с назначением в Рим ему придется распрощаться.

— Сесил так ждал этого назначения… — прошептала Эдит. Если Сесила оставят в Лондоне, для него это будет настоящей трагедией. — Может быть… — Ей стало мучительно стыдно за то, что она собиралась сейчас сказать, но она все же решилась. В конце концов, она, как невеста Сесила, должна бороться за его интересы, она просто обязана. Ее долг — всеми силами поддерживать своего жениха. — Может быть, Мэтью, ты смог бы что-то сделать.., ну как-то так представить дело, чтобы у Сесила не было никаких неприятностей? Он и так уже наказан.

А он больше никогда в жизни…

Она замолчала, чувствуя, что поступает дурно, и от смущения у нее даже выступили на глазах слезы. Мэтью резким жестом остановил ее.

— Не надо, Эдит! Я вовсе не жажду крови твоего Сесила. Можешь мне поверить, я сделаю все, чтобы для него этот поступок остался без последствий, и хватит об этом.

Он протянул руку и положил ладонь ей на локоть, его темные глаза смотрели на нее встревоженно и сочувственно.

— Ты серьезно говоришь? Ты обещаешь? — пробормотала она, презирая себя.

— Да. — Он сел рядом с ней и улыбнулся, но его улыбка показалась Эдит довольно грустной.

Мэтью вдруг понял, что и правда сделает все для этой необыкновенной девушки, которая не способна видеть в людях зло. И еще он понял, что полюбил и с этим уже ничего не поделаешь.

До сих пор Мэтью упорно говорил себе, что Эдит вызывает в нем лишь эстетическое чувство. Она словно сошла с портрета одного из его любимых ранних итальянцев — это утонченное лицо, одухотворенное и вместе с тем наивное, эти огромные глаза, загадочные и манящие.

Когда он поцеловал ее у подъезда, то испытал потрясение и исполнился незнакомого волнения. Таких поцелуев в его жизни еще не случалось. Ему казалось, что он знает о женщинах все. Отношения с ними давно перестали быть для него чем-то волнующим и таинственным.

Они были ни к чему не обязывающими, мимолетными. Правда, с Шейлой было несколько иначе… Она, казалось, была страстно влюблена, и это не могло оставить его равнодушным.

Какое-то время он даже думал, что и сам может полюбить ее. Кто знает, как могло все обернуться, если бы она не познакомилась на одной вечеринке с Сесилом Лайтоллером… А впрочем, Мэтью давно перестал винить во всем Сесила. Видимо, он сам просто не соответствовал ее запросам.

Как странно, что, встретив Шейлу через полгода, он совсем ничего не почувствовал.

И дело было вовсе не в ее измене.

Сказать «люблю» значительно легче, чем разобраться в своих чувствах. Сделать это до конца не может ни один человек. Тогда у дома Эдит он поспешно простился и ушел, стараясь ни о чем не думать. Но на другой день, едва проснувшись, он понял, что весь мир разделился для него на две половины: Эдит — и все остальное.

Мэтью весь день думал о том, что вечером увидит ее, и представлял, как снова коснется ее губ, бережно и страстно. Но когда они встретились, она сказала ему, что выходит замуж за Сесила Лайтолллера! Того самого Сесила, который год назад увлек бедную, глупую, доверчивую Шейлу, соблазнил ее и отбросил за ненадобностью, как изношенную перчатку.

Сейчас, когда Эдит со слезами на глазах просила его о своем женихе, которого, очевидно, любила всей душой, сердце Мэтью переполнилось не ревностью, а нежностью и сочувствием.

Главное, чтобы она была спокойна и счастлива, пусть даже с Сесилом. Вот для этого он и в самом деле сделает все, что только в его силах.

А что будет твориться в его собственной душе… это касается только его одного.

В остававшиеся до Пилбема десять минут он постарался отвлечь Эдит от тревожных мыслей шутливым разговором, и она, кажется, действительно успокоилась и даже заулыбалась.

Они вышли на перрон и остановились, глядя в глаза друг другу.

— Передавай привет от меня миссис Грэхем, — сказал Мэтью. — Можешь сказать ей, что портрет совсем почти готов.

— Как, уже? Вот это скорость! — изумилась Эдит. — Как же некоторые художники работают над портретами месяцами?

— Если ты сможешь, хорошо бы провести еще один сеанс.., последний. В любое удобное для тебя время, — сказал он, и его лицо при этом было абсолютно непроницаемым. Зачем ей знать, что всю неделю он работал над портретом все свободное от работы время, даже ночью. Спать не хотелось совсем. Он включал сильные лампы дневного освещения, направлял их на холст и становился к мольберту. Руки двигались как бы сами собой, голова горела и слегка кружилась, его не покидало странное волнение, безумный азарт… Он работал ночь напролет и не чувствовал усталости, небывалое вдохновение вело его, и он знал, что такого с ним уже не повторится. И когда на него взглянули с портрета глаза Эдит, Мэтью почувствовал, что взлетает над землей…, — Не могу сейчас точно сказать… Я позвоню, — пробормотала она неуверенно. Но, подняв на него глаза и увидев близко его лицо, Эдит поспешно поправилась:

— Я приду, обязательно приду еще раз. Бабушкин день рождения — двадцать четвертого августа, а мой портрет — подарок для нее.

Она кивнула Мэтью и пошла дальше по платформе, а он двинулся в противоположном направлении, чтобы только не смотреть вслед ее удаляющейся воздушной фигурке.

— А почему Мэтью не зашел? — Это был едва ли не первый вопрос, который задала ей бабушка, расцеловав внучку в щеки. — Он говорил в тот раз, что сегодня приедет за своей машиной. Вы ведь вместе ехали в поезде?

— Ну.., да, вместе. Но он просто просил передать, что портрет скоро будет готов. Я должна побывать у него еще на одном сеансе, — добавила она нехотя.

Бабушка заметно обрадовалась.

— Между прочим, он замечательно починил в прошлый раз мой миксер. Я даже не поняла, что он сделал, просто присоединил какой-то проводок. А я всегда считала, что художники абсолютно ничего не смыслят в домашней технике.

— Ну… Мэтью не только художник, — пробормотала Эдит. Ей очень не хотелось обсуждать его сейчас, и она испугалась, что бабушка начнет выспрашивать подробности их встреч.

Бланш иногда бывала очень любопытна.

— Я сегодня не надолго, просто решила тебя проведать и убедиться, что ты хорошо себя чувствуешь, — сказала Эдит, целуя бабушку в мягкую, розовую щеку, пахнущую мятой. — Вернулся Сесил, и мы сегодня собирались вечером в ресторан.

Бабушка сразу помрачнела, повернулась и пошла в дом. Эдит с досадой последовала за ней.

— Сесил, Сесил, — услышала она бабушкино ворчание. — Мог бы и подольше не приезжать.

Вот и она тоже несправедлива к бедному Сесилу! Но с бабушкой спорить бесполезно.

— У меня сейчас была Роза Ярдли, — сказала бабушка, и Эдит вспомнила, что это та девушка, которая охотнее других помогает бабушке возиться с малышами. — Она повела двойняшек Фокстонов на прогулку. Вот у кого настоящий дар общения с детьми! Из нее вышла бы чудная воспитательница или учительница. Но ее семья страшно бедная, никто не станет платить за ее образование. Роза устроилась официанткой в паб, на учебу не остается ни денег, ни времени. — Она вздохнула и села на диван. — Не нужно сегодня полоть, лапочка, просто посиди со мной… Ты ведь не надолго…

В ее голосе прозвучала грустная нотка. Эдит села рядом и с участием заглянула бабушке в глаза.

— Ты нездорова? Только умоляю, не скрывай от меня. Если не хочешь, мы не скажем маме и папе, но я должна знать…

— Нет, ну что ты, моя дорогая. — Бланш любовно провела ладонями по ее волосам. — Я здорова.., насколько это возможно для моего возраста. Другое меня беспокоит. — Она взглянула на Эдит, и взгляд ее был таким ласковым и тревожным, что у Эдит сжалось горло. — Если бы ты только еще раз подумала, хорошенько-хорошенько подумала… Заслуживает ли он твоей любви?

— Бабушка, честное слово, ты беспокоишься напрасно! — воскликнула Эдит. Ей сейчас хотелось только успокоить бабушку, и она забыла о собственных сомнениях, которые с некоторых пор не давали ей покоя. Как всегда, когда к кому-то проявляли несправедливость, Эдит чувствовала потребность броситься на его защиту. — У нас с Сесилом все получится. Конечно, он заслуживает любви! Каждый человек заслуживает, чтобы его любили. И он меня действительно любит…

Бабушка, не дослушав ее, со вздохом встала, подошла к буфету и стала доставать тарелки.

— Давай-ка лучше обедать. Я приготовила камбалу в белом вине.

Эдит вгляделась в ее лицо, и ей показалось, что у бабушки под глазами появились тени и вся она как-то осунулась.

— Знаешь, что? Я позвоню Сесилу и скажу, что пойду с ним в ресторан в другой раз. А сегодня подольше побуду у тебя.

— Мне как раз надо как следует вытряхнуть все покрывала, — оживилась бабушка. — Боюсь, одной мне не справиться.

Она прошла в кухню, напевая какой-то веселый мотивчик, а Эдит подсела к телефону и сняла трубку. Смешная бабушка, придумала какие-то покрывала. Ведь миссис Пули исправно приходит к ней раз в неделю, чтобы сделать уборку.

— Алло? — откликнулся сразу же голос Сесила, он как будто ждал ее звонка. — Это ты, малыш?

— Да, — ответила Эдит с мимолетной запинкой, потому что до сих пор он ее ни разу так не называл. — Как ты себя чувствуешь, дорогой?

— Как я себя могу чувствовать? — кисло отозвался он. — Эта пытка неизвестностью продлится до понедельника. Ты откуда звонишь? Я набирал твой номер, но ты не отвечала.

— От бабушки. Сесил, ты не очень расстроишься, если мы перенесем наш ужин? — спросила она виновато. — Понимаешь, бабушка, мне кажется, нездорова и скрывает это от меня. Я волнуюсь. Мне хочется убедиться…

— Я что-то не пойму. Разве ты врач? Ну вызови к ней врача, если она действительно заболела, — сухо проговорил он.

— В том-то и дело, что я не уверена. И, чтобы успеть к тебе, мне надо уже бежать на поезд, а я только что пришла…

— Я что-то ничего не понимаю! — резко проговорил Сесил, и Эдит представила, как он хмурит свои красивые каштановые брови. — Ты что-то нафантазировала и из-за этого отменяешь нашу договоренность. Ничего не случится с твоей бабушкой. И ты, наверное, забыла, что кроме бабушки тебя ждет кто-то еще.

Его резкий тон вызвал в ней протест. Эдит тоже нахмурилась.

— Прости, Сесил, но ничего страшного не случится, если мы поужинаем в другой раз. У нас впереди вся неделя.

— Ты что, не понимаешь, что мне нужна твоя поддержка, что я хотел побыть сегодня с тобой? — зашипел он.

Эдит замялась. Не могла же она рассказать ему о том, как просила за него Мэтью. Почему-то обещание Мэтью ее настолько успокоило, что теперь она нисколько не волновалась за Сесила. Может быть, напрасно? В конце концов, Мэтью не такая уж крупная фигура… Наверное, ее место действительно рядом с Сесилом… Но нет, ведь она пообещала уже бабушке, что останется с ней.

— Сесил, я и так все время думаю о тебе. И я уверена, что все у тебя обойдется. Давай сходим в ресторан завтра, прошу тебя.

— Мне бы твой оптимизм, — проворчал он. — Ну как хочешь. Если тебе веселее с бабушкой…

Тогда до завтра. Я зайду к тебе в офис.

Он положил трубку, — и тут же из кухни выплыла довольная бабушка с кастрюлькой в руках.

— Вот и чудесно, милая. Быстрее расставляй тарелки, а то я очень проголодалась.

Через четыре часа Эдит сошла с электрички на вокзале Виктория. Был тихий, теплый летний вечер, и она решила пройтись пешком до дома. Перекинув ремешок летней белой сумочки через плечо, она неторопливо зашагала по тихой Гренвилл-стрит.

Навстречу ей то и дело попадались молодые пары, желавшие продлить удовольствие воскресного дня. Встречались и одинокие женщины, и мужчины, причем последние бросали на неспешно шагавшую Эдит заинтересованные взгляды, пытаясь поймать ее взгляд, но она смотрела вдаль или равнодушно скользила глазами по их лицам.

Вот она поравнялась с оградой сквера, на который выходили окна ее квартиры. На скамейках сидели неизменные мамы с колясками, по дорожкам бегали дети. Эдит задумчиво смотрела на них, ведя пальцем по прутьям ограды, и вдруг замерла на месте. На одной из скамеек сидел Мэтью. И ей мгновенно вспомнилось, как вчера она увидела его в окно, но потом решила, что ей показалось…

Эдит почувствовала, как вся переполняется радостью. Возможно, она даже не осознала, что это радость, — просто ей стало легко дышать, на губах сама собой заиграла улыбка, в груди разлилось приятное тепло. Она вошла в ворота и остановилась перед ним. Мэтью быстро вскинул глаза.

— Эдит! Я пойман на месте преступления.

— Вот именно. И вчера я тоже тебя видела.

Ты сидел на этой же самой скамье, а потом как сквозь землю провалился.

— Боюсь, что это правда. Я действительно сидел здесь вчера.

— Ну и что ты делаешь здесь, в этом сквере? — спросила она в том же шутливом духе, и вдруг по ее спине пробежал легкий озноб. Что он ей сейчас ответит?

— Здесь чудесный уголок, типично лондонский. Очень живописный. Я уже сделал несколько зарисовок, — ответил он как ни в чем не бывало. — Хочешь посмотреть?

Он приглашающим жестом, указал на скамью рядом с собой. Эдит села, аккуратно расправив юбку. Он раскрыл блокнот и стал показывать ей свои наброски — дети с собакой, старушка с коляской… Но Эдит едва смотрела, ее вдруг охватило совершенно необъяснимое, неодолимое желание дотронуться до него, почувствовать прикосновение его руки. Она не отрываясь смотрела на его длинные пальцы.

Руки его казались худыми, но в них чувствовалась недюжинная сила. Если он подхватит женщину на руки, то она почувствует себя уютно и в безопасности. Она перевела взгляд на его шею… Какая она прямая и крепкая, и как красиво касаются волосы на затылке воротничка рубашки. У него очень красивые волосы, просто как шелк. Ему стоит отрастить их подлиннее…

Мэтью что-то говорил про свои рисунки, но вдруг замолчал и посмотрел на нее. Снова Эдит увидела эти серые глаза совсем близко. Ее сердце сладко замерло…

— Ты наконец забрал свой автомобиль у Лесли Райта? — спросила она первое, что пришло в голову.

— Да, — ответил Мэтью помедлив, словно не сразу понял, о чем она спрашивает. — И даже рассчитываю некоторое время на нем поездить.

Какое-то мгновение они просто смотрели в глаза друг другу, стараясь прочитать там что-то очень важное, а потом… Наверное, это произошло одновременно. Они оба подались навстречу друг другу, и губы Мэтью соединились с губами Эдит так естественно, словно иначе и быть не могло.

Весь скверик с его обитателями стремительно ушел куда-то вниз, и Эдит растворилась в небывалом блаженстве. На этот раз он целовал ее более страстно, и это оказалось так восхитительно, что страшно было поверить. Она чувствовала его ладони на своей спине, чувствовала, что и сама обнимает его за шею, и ей не было дела до того, что на них, возможно, смотрят, хотелось только, чтобы этот миг длился и длился до бесконечности…

Они остановились только тогда, когда оба начали задыхаться.

Эдит провела дрожащей рукой по лбу, пытаясь унять головокружение.

— Эдит… — Он отстранился, но его глаза как будто продолжали целовать ее губы, тело, всю душу.

— Мэтью… — Медленно, вместе с прохладным ветерком, который овеял ей разгоряченные щеки, вместе с опускающимися на маленький сквер сумерками приходило отрезвление. Что я делаю? — в отчаянии подумала она. — Ведь это предательство! Я предаю сейчас Сесила.

Ей показалось, что Мэтью снова наклоняется к ней, и она отпрянула и невольно вскинула руку.

— Нет, Мэтью, нет… Мне пора. Не надо было нам… — Она встала и попятилась. Мэтью тоже встал, не делая попыток приблизиться к ней.

— Эдит, я…

— Нет-нет. Не надо ничего говорить. Этого не должно быть. Это я виновата. — Она все пятилась. — До свидания, Мэтью. Не надо за мной ходить. И не надо больше приходить в этот сквер, — бормотала она, сама не отдавая себе отчета в своих словах.

Под ногу ей подвернулся камешек, она покачнулась, и Мэтью шагнул к ней. Но Эдит повернулась и быстро пошла, почти побежала по дорожке к воротам, пересекла улицу и скрылась в своем подъезде.

— Так надо, так надо, — твердила она, запрещая себе вспоминать о волшебстве, которое случилось с ней только что. Войдя в квартиру, она бросила сумочку на столик, прошла в гостиную и включила телевизор, чтобы только не оставаться одной в тишине, ведь тогда придется поневоле прислушаться к собственному сердцу.

Что случилось? Что происходит? Эти вопросы стучали ей в виски и не давали покоя.

Надо сейчас же позвонить Сесилу. Они поговорят, доверительно и душевно, как бывало раньше, и она успокоится. Она позвонит сию же минуту…

Но нет! Он обижен на нее, ведь она отказалась пойти сегодня в ресторан. Лучше всего поехать к нему домой. Прямо сейчас… Она возьмет такси и сделает ему сюрприз. А там пусть будет то, что будет!

Эдит забежала на минутку в ванную, чтобы причесаться и заново накрасить губы. Она даже не стала переодеваться, хотя ее льняное платье, конечно же, немного помялось за день, и снова спустилась вниз.

Уже стемнело. Эдит настороженно скользнула глазами по скверу, но там никого не было. Теперь побыстрее поймать такси! Сесил один, он страдает, а она — просто холодное, бессердечное, безнравственное чудовище…

Эдит подняла руку. Рядом остановилось такси. Она назвала адрес и откинулась на сиденье, сжимая руками плетеную сумочку. Сейчас она увидит Сесила, он скажет, что любит ее, и будет целовать своими чувственными влажными губами, долго и пылко. И она станет отвечать ему не менее пылко и горячо… Но почему так противно сосет под ложечкой при этой мысли и сжимается горло?

Такси остановилось у дома Сесила как раз вовремя — Эдит изо всех сил боролась с приступом тошноты. Должно быть, ее укачало. Она сунула в окошечко деньги, вышла на тротуар и отошла к стене дома, глубоко вдыхая свежий вечерний воздух. На лбу у нее выступила испарина, она отерла ее платком. Сумочка выскользнула из ее рук, и Эдит нагнулась за ней. Тут из подъезда со смехом выбежала какая-то пара.

— Смотри, вот и такси, как раз для нас! — весело воскликнул женский голос, и мужской ответил в тон подруге:

— Потому что сегодня наш день, Сара. До твоего выступления еще целых двадцать минут, малышка. Хемпстед, клуб «Белый орел», пожалуйста.

Эдит распрямилась как раз вовремя, чтобы увидеть, как за стеклом отъезжающего автомобиля мелькнул профиль Сесила. Она успела увидеть и его спутницу — девушку с короткой мальчишеской стрижкой. Матово блеснули бронзой ее волосы, она продолжала звонко смеяться, Сесил склонился к ней, и такси унесло их в сторону Оксфорд-стрит.

Некоторое время Эдит смотрела им вслед.

Ошибиться она не могла — это был Сесил. И Сесил уехал с какой-то девушкой — с Сарой — в клуб «Белый орел». От кого-то Эдит слышала, что есть такой ночной клуб, где выступают с весьма пикантными номерами стриптиза. На том месте, где парочка садилась в такси, на тротуаре что-то темнело. Эдит нагнулась и подняла шелковую розу, расшитую блестками, — брошку, которую прикалывают к вечернему платью.

От розы слабо пахло духами «Кензо». Она машинально сунула ее в сумочку, потом повернулась и быстро пошла пешком вдоль улицы.

Итак, Сесил, потрясенный тем, что невеста бросила его одного на все воскресенье, решил отомстить ей, пригласив в ночной ресторан какую-то свою знакомую. Кажется, он сказал:

«мы как раз успеваем к твоему выступлению, малышка». Почему-то это слово резануло ей слух.

Значит, девушка работает в этом клубе… Работает стриптизершей?!

Сесил, которому всегда претило все вульгарное и низкопробное, решил утешиться со стриптизершей!

Он глубоко обижен, иначе чем объяснить такой поступок? И виновата в этом она, Эдит, это она своим поведением толкнула его к другой.

Эти горькие, жалящие мысли крутились у нее в голове, и она ждала, что вот сейчас мучительно заноет сердце и ревность вцепится в нее раскаленными клещами. Но почему-то сердце не хотело терзаться, и Эдит с изумлением поняла, что совсем не страдает. И на себя не особенно досадует. Ею вдруг овладело какое-то странное равнодушие.

Подъехав до дому на метро, Эдит поднялась в свою квартиру, прошла в ванную, наполнила ее и с наслаждением погрузилась в горячую воду.

Она ничего не чувствовала, только огромную усталость, которая как-то сразу навалилась на нее. Хотелось побыстрее лечь и забыть обо всем.

Она едва добралась до кровати и заснула, как только ее голова коснулась подушки.

6

Эдит проснулась внезапно, словно от какого-то постороннего звука. Испуганно приподняв голову, она некоторое время настороженно прислушивалась. Но все было тихо, и она сомкнула веки, надеясь продолжить ночной отдых, но тут же ей припомнились события прошедшего дня и стало ясно, что сна уже не будет.

Ночь — такое время, когда каждый остается наедине с собой и нет смысла лукавить. Она несколько раз вздохнула, перевернулась с боку на бок, взбила подушку и затем призналась себе, что ее влечет к Мэтью гораздо сильнее, чем это позволительно невесте, собирающейся замуж за другого человека в самом ближайшем будущем.

Ей вспомнились все их встречи, одна за другой, начиная с той, самой первой, в поезде на Пилбем. Она с волнением заново припоминала совместную поездку к его отцу, их прогулки, разговоры, сказанные им слова, жесты, взгляды, разные мелочи, например, как она прищемила палец, раскрывая зонтик и он подул ей на больное место.

И, конечно, поцелуи… Надо быть честной — никогда Сесил не мог воспламенить ее своими поцелуями до такой степени, чтобы она захотела продолжения, как это сделал сегодня Мэтью. Поцелуи Сесила она воспринимала как должное, как неизбежный для жениха и невесты атрибут. Она знала Сесила с детства, и с ним всегда было просто.., а может быть, буднично?

Она настолько привыкла к нему, что могла быть с ним самой собой и не боялась показаться глупой или смешной… А может быть, проявляла в общении с ним лишь какую-то ограниченную часть своей натуры? До сих пор она считала, что любит Сесила… Впервые, замирая от собственной смелости, она усомнилась в этом.

Мэтью, а не Сесил стоял у нее сейчас перед глазами. Эдит вспоминала, как от его поцелуя у нее в ускоренном темпе побежала по жилам кровь, как в сладкой истоме таяло тело. Тикали часы, бежали минуты, а Эдит снова и снова, словно наяву, переживала небывалые ощущения. Ее губы пылали, она облизывала их, пытаясь ощутить вкус его губ. Тело трепетало, тосковало по его прикосновениям.

Сейчас Эдит была уверена, что если бы открылась дверь и в ее спальню вошел Мэтью, она бы не пошевелилась — делай что хочешь.

Она даже поймала себя на том, что эта мысль приводит ее в восторг, Что это значит? — спрашивала она себя. Может, я просто распущенная женщина, испорченная и порочная? Ведь я обещала быть женой Сесила, а сейчас с такой легкостью отодвигаю мысли о нем в самый дальний уголок сознания.

И меня даже не особенно волнует то, что он сегодня проводит вечер в обществе девушки из ночного клуба!

Мысли, обгоняя друг дружку, неслись вперед, одна смелее другой… А что было бы, если бы Сесил признался ей, что разлюбил ее и полюбил другую? Еще недели две назад это предположение привело бы Эдит в отчаяние. А теперь ей казалось, что она отнеслась бы к этому признанию с большим пониманием. А может быть, даже восприняла бы его с облегчением?

Эдит встала и прошла в кухню, чтобы выпить холодной воды, но вода ее не успокоила.

Перед ней вставали картины, одна невероятнее другой… Сесил находит другую девушку и вполне с ней счастлив. Мэтью приглашает ее встретиться и объясняется ей в любви, она остается у него на ночь…

Дальше Эдит не отваживалась думать, только предвкушала нечто захватывающее, восхитительное, неземное…

Она вернулась в постель, и до самого утра в ее мозгу роились отрывочные, сладостные и безумные фантазии. Только под утро она провалилась в сон без сновидений.

Примерно в то же самое время Сесил, ложась в постель, чтобы поспать два-три часа перед рабочим днем, вспоминал смуглые руки и вишневые губы маленькой и гибкой как тростинка девушки с бронзовыми волосами. Эта девушка одним прикосновением своих пальчиков зажигала в нем неистовое пламя, в котором тонули и благоразумие, и осторожность, и даже мечты о карьере, которые являлись основой его жизни.

Куда было до нее Эдит, этой благовоспитанной куколке с ее допотопными представлениями о сексе, об отношениях между мужчиной и женщиной! Как он ни старался зажечь ее своими поцелуями, ничего не получалось — ему казалось, что он держит в объятиях манекен.

Уже вставала заря нового дня, который мог принести ему крупные неприятности, положить конец самым заветным честолюбивы мечтам, а он все повторял шепотом смешные и игривые прозвища, которые придумывал для очаровательной Сары в промежутках между пьянящими ласками…

Утром Эдит проснулась от звонка будильника с тяжелой головой — бессонница давала о себе знать. Надо было спешить, и она машинально умывалась, красилась, пила кофе и думала, что вот прошла ночь, а с ней растаяли грезы, которые при свете дня казались, разумеется, несбыточными. Она просто видела сон, прекрасный и сладостный.

О чем она размечталась? Смешно… Она знает Мэтью только несколько дней, пусть даже ей кажется, что они знакомы целую вечность.

Ее судьба предопределена, она связала ее с Сесилом. Невозможно даже представить, что будет, если Эдит вдруг решит порвать с ним.

Сейчас, когда уже разосланы приглашения на свадьбу, когда мама в каждом разговоре предвкушает, как приедет с папой в Лондон, чтобы выдать единственную дочь замуж за молодого человека, которого оба они хорошо знают и в котором уверены.

А родители Сесила, Сэм и Люси Лайтоллеры, которые всегда встречают ее с таким радушием! Они уже видят в ней невестку, даже дочь, и каким тяжелым ударом была бы для них весть, что Эдит бросила их сына!

— А сам Сесил… Сейчас, в такой момент сказать ему, что она не уверена в своих чувствах?

Немыслимо! Да и что за блажь взбрела ей в голову? Ну увлеклась обаятельным молодым человеком, нафантазировала себе невесть что. С кем не бывает. Пора окончательно расставить все по своим местам. Сегодня в министерстве она при первой возможности заглянет к Сесилу и, конечно, и словом не обмолвится о том, что видела его вчера…

Но с самого утра ее просто завалили работой, и Эдит только ближе к обеду сумела позвонить Сесилу в отдел.

— Пока все тихо, — ответил он на ее вопрос. — Меня никуда не вызывали. Рэндальфа я тоже пока не видел, он на каких-то переговорах.

Голос его звучал отрывисто, он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Эдит снова охватило чувство вины за то, что она вчера не поторопилась в Лондон, чтобы поужинать вместе с ним. Она задержалась в Пилбеме, цепляясь за надуманный предлог — нездоровье бабушки. На самом же деле именно вчера бабушка казалась как никогда бодрой и веселой.

Эдит только открыла рот, чтобы извиниться перед Сесилом, как он прошептал в трубку:

— Я вчера весь вечер просидел в одиночестве, думал о тебе. Какая ты нехорошая девочка, что бросила своего бедного мальчика.

В его словах прозвучал мягкий упрек. Они казались такими убедительными, что Эдит едва не усомнилась в том, что именно Сесила видела вчера с веселой бронзововолосой девицей.

Сесил лжет ей, и лжет без особенной надобности, ведь она не допытывается у него, как он провел вчерашний вечер.

К ее горлу подкатила мутная волна, и Эдит с усилием овладела собой.

— Надеюсь, сегодня мы проведем вечер вместе? — В его шепоте появилась волнующая вкрадчивость.

— Нет, к сожалению, сегодня тоже не получится, — неожиданно для себя ответила Эдит, не успев дать себе отчет в своих словах. — Мне непременно нужно встретиться с одной подругой, это очень срочно.

— Вот как? Что-то раньше я и не подозревал, что у тебя столько подруг, — проговорил Сесил после небольшой паузы, в его тоне ясно читались недоверие и удивление.

Эдит с ужасом подумала, что они вот так запросто обманывают друг друга, и она ничем не лучше Сесила — ведь она не рассказала ему, что встречалась с Мэтью в его отсутствие. Внезапно отвращение к самой себе захлестнуло ее, и она проговорила твердо и решительно:

— Я не успела сказать тебе, Сесил. Недавно я познакомилась с одним художником. Бабушка попросила его написать мой портрет, и я ходила к нему в студию, позировать. Еще мы несколько раз гуляли по городу, он рисовал меня.

Делал наброски.

Сказав это, она почувствовала, как у нее словно гора упала с плеч. Сесил молчал, и Эдит с некоторым злорадством представила, какой у него растерянный вид. Он, ясное дело, не ожидал ничего подобного от нее.

— Что это еще за художник? Алло, Эдит! Мы должны поехать к нему вместе, ты слышишь?

Я должен убедиться… Но зачем твоей бабушке понадобился твой портрет?

К счастью для Эдит, в комнату как раз вошли сотрудницы ее отдела и это дало ей повод прервать разговор, который стал чересчур напряженным.

— Извини Сесил, я не могу сейчас говорить, — прошептала она в трубку, перед тем как положить ее на рычаг.

Ее переполняло странное удовлетворение.

Вернувшись на место, она открыла сумочку, чтобы взять кошелек, и мельком бросила взгляд на шелковую розу, благоухающую «Кензо», которая так и лежала там со вчерашнего дня.

Еще ночью Эдит решила, что станет делать сегодня вечером…

Когда рабочий день окончился, она не стала мешкать, быстро собралась и выскользнула из здания через боковой подъезд, чтобы ненароком не столкнуться с Сесилом. Эдит встала на край тротуара и подняла руку, останавливая такси. Сев на сиденье, она нагнулась к окошечку водителя и назвала место, куда ее следовало отвезти:

— Клуб «Белый орел».

Эдит не знала точно, как поступит. Если ей удастся просто посмотреть на Сару издали, она этим и ограничится. Она ни в коем случае не собиралась затевать какие-то выяснения, но ей очень хотелось получше разглядеть эту девушку.

Эдит раньше не особенно задумывалась о том, были ли у Сесила другие девушки. Она, конечно, не могла не видеть, что он пользуется большим успехом, но в компаниях он всегда был рядом с ней и, казалось, не интересовался больше никем другим. Но ему двадцать три года, и у него непременно должны были быть подружки.

Правда, Эдит представлялось, что они все остались в прошлом, раз Сесил предложил ей стать его женой…

Но если он способен проводить время с другими девушками и сейчас, когда до их свадьбы оставалось совсем немного времени, значит, что-то не устраивает его в ней, в Эдит. И тогда встает вопрос — насколько она виновата в таком положении дел, если виновата вообще.

Такси подкатило к зданию клуба. Эдит вышла на тротуар и робко потянула на себя тяжелую дверь. Ей ни разу не приходилось бывать в подобных заведениях, и она испытывала понятную робость. Но она велела себе держаться увереннее и решительно вошла в зал.

Это было похоже на обычный ресторан.

Эдит сообразила, что еще слишком рано для номеров с раздеванием. Народу в зале было не слишком много, в глубине размещался помост с подсветкой, на большой сверкающей ширме, из-за которой, видимо, появлялись участницы шоу, красовался белый орел с распростертыми крыльями.

Эдит заняла столик рядом с выходом, и почти сразу же рядом возникла официантка.

— Не желаете ли пересесть поудобнее, поближе к эстраде?

— Нет, спасибо, я не надолго. Мне, пожалуйста, какой-нибудь салат и чашку кофе.

Эдит не торопясь ела салат и поглядывала по сторонам. Ничего необычного, и посетители здесь самые обыкновенные. Она допила кофе, подозвала официантку и, расплачиваясь, спросила после некоторого колебания:

— Скажите, у вас здесь работает девушка по имени Сара?

— Вы имеете в виду Сару Паркер? Разумеется, но она приходит гораздо позднее. Основная программа начинается после десяти, — со значением сказала официантка.

— К сожалению, я не могу ждать. И что, интересный у нее номер? — спросила Эдит, стараясь казаться совсем незаинтересованной.

— Интересный? Просто сногсшибательный. — Официантка пристально взглянула на нее. — Да вы оставайтесь и увидите сами. Сара Паркер — восходящая звезда. Она долго здесь не задержится. У нее уже есть несколько предложений, очень солидных. А вы просто так интересуетесь?

— Ну.., в общем.., не совсем, — промямлила Эдит и, порывшись в сумочке, достала шелковую розу. — Если можно, передайте это пожалуйста, Саре. Она ее потеряла вчера…

— Да, это ее вещица, — подтвердила официантка, вертя в пальцах блестящий цветок. — А как ей сказать, кто передал брошку? — спросила она, и ее взгляд снова стал подозрительным.

— Скажите… Эдит Грэхем. — Эдит встала и, кивнув официантке, направилась к выходу.

У дверей на улицу уже стоял осанистый швейцар. Он распахнул перед Эдит тяжелую дверь.

Не успела она выйти, как нос к носу столкнулась с Сесилом.

Странно, но Эдит почти не сомневалась, что встретит его здесь, поэтому особенно не удивилась. Зато Сесил явно смешался и даже побледнел.

— Эдит.., ты как здесь? — пробормотал он растерянно, и Эдит стало его жалко — настолько он сейчас не был похож на самого себя, уверенного, непринужденного Сесила.

— Не волнуйся, я уже ухожу, — сказала она, чувствуя в то же время с удовольствием, что все преимущества на ее стороне. — Тебе лучше зайти внутрь, а то мы остановились на самой дороге. Сара, наверное, скоро придет, — добавила она.

Он широко раскрыл глаза.

— Эдит, я должен объяснить…

— Потом Сесил, после. Я очень тороплюсь. — Она попыталась обойти его, но он удержал ее за руку.

— Эдит, подожди, я с тобой. Послушай меня…

— Нет, Сесил, — резко возразила она с незнакомой ей прежде решимостью. — Мы поговорим потом, не сейчас и не здесь. Пусти меня.

Она невольно повысила голос, выдергивая руку. На них уже начали обращать внимание, и Сесил выпустил ее. Эдит замахала рукой, подзывая такси. Усаживаясь в машину, она видела, как Сесил в той же растерянной позе стоит на краю тротуара. Бедный Сесил, какой он плохой актер. Она подумала о нем с каким-то покровительственным сочувствием. Такси отъехало, Эдит попросила высадить ее на Пикадилли и уже потом заметила, что ее пальцы судорожно сжимают сумочку. Значит, она далеко не так спокойна, как ей казалось.

На Пикадилли она вышла и зашагала в гуще прохожих в сторону Оксфорд-стрит.

Итак, испуг Сесила выдал его с головой.

Конечно, он не на шутку увлечен этой самой Сарой Паркер… Эдит вдруг почувствовала себя опустошенной. Если он влюблен в Сару, почему он собирается жениться на ней, Эдит? Да потому, что она — дочь высокопоставленного работника Форин-офиса, сама работает там же, для дипломата это очень желательно, это приветствуется. Дипломату жену следует выбирать с осмотрительностью. Он не может жениться на стриптизерше, пусть даже многообещающей.

А жениться надо непременно — культурный атташе должен быть женат, этого требует протокол.

Неужели Сесил не любит ее и никогда не любил? Неужели он собирался заключить с ней брак, основываясь всего лишь на банальном расчете?

Она даже остановилась, пораженная этой мыслью, и сзади на нее налетел какой-то человек.

— Извините, — сказали они одновременно, и Эдит двинулась дальше, стараясь не выпадать из общего ритма.

Но Сесил объяснялся ей в любви много раз — слово «любовь» вообще легко слетало с его губ.

Сесил сказал, что она единственная девушка, которую он может назвать своей женой… Последние месяцы они проводили вместе почти все вечера, он неизменно провожал ее до дома, целовал в машине, а затем уезжал… К Саре Паркер?

Неужели Сесил никогда и не любил ее и уже сейчас готовит для себя удобную семейную жизнь — с наивной женой и обольстительной любовницей? Но они должны будут уехать в Италию, когда Сесил получит свое назначение. Едва ли Сара последует за ним.

Но ведь назначение может не состояться.

Сесил скомпрометировал себя безрассудным поступком. Тогда они останутся здесь, в Лондоне…

Обычно быстрая ходьба успокаивала Эдит, она невольно ускорила шаг и шла до тех пор, пока не начала задыхаться. Впереди замаячила мраморная арка. Эдит вошла в Гайд-парк и, сев прямо на траву, прислонилась спиной к теплому стволу дерева и закрыла глаза. Горькие слезы подступили к ее глазам, обожгли горло.

Значит, их отношения с Сесилом были ложью, ложью от начала до конца. Ну хорошо, Сесил не любит ее и никогда не любил. А она сама… Она уверена, что любит его?

Кто-то совсем недавно задал ей именно этот вопрос…

Почему она согласилась выйти за него замуж? Не потому ли, что ей было с ним комфортно, что он мог обеспечить ей такую жизнь, к какой она привыкла? Неужели она — настолько расчетливое, корыстное, трусливое существо? Да, именно трусливое, потому что схватилась за первого же парня, который сделал ей предложение, только потому, что знала его с детства и не решилась ступить на чреватый многими опасностями зыбкий путь поиска родственной души. Побоялась! Мало ли кто может подвернуться, а тут друг детства, и родители одобряют, и все так удобно складывается…

Слезы уже давно бежали по ее щекам. Как горько сознавать себя ничтожеством. Нет, нет, она не такая, она согласилась стать женой Сесила потому, что верила в его любовь. И она правда думала, что любит Сесила. Да, да, твердила себе Эдит. Просто раньше она не знала, что такое любовь, до самого последнего времени…

Эта мысль заставила ее испуганно раскрыть глаза. Перед ней раскинулась зеленая лужайка Гайд-парка. Неподалеку на траве сидела в обнимку какая-то пара, дальше играли в мяч мальчишки. Но вся эта привычная картина была сейчас далека от Эдит как никогда, словно она перенеслась на другую планету. До сих пор ей не приходило в голову, но сейчас она осознала, что любит Мэтью. И так же ясно она поняла, что потеряла его, не успев обрести.

Примерно час спустя, когда усталая Эдит переступила порог своей квартиры, зазвонил телефон. Она бросила сумочку на столик в прихожей и подбежала к телефону, но рука ее, уже протянутая к трубке, вдруг окаменела. Конечно, это звонит Сесил! Меньше всего на свете ей сейчас хотелось разговаривать с ним. Она все-таки взяла трубку и с усилием поднесла ее к уху, словно та была каменная.

— Да, я слушаю.

— Эдит, дорогая, здравствуй. Что случилось, почему ты такая подавленная? — заговорила трубка голосом Люси Лайтоллер, матери Сесила.

У Эдит в груди всколыхнулось неприязненное чувство. Сейчас, когда ей невыносимо было винить в случившейся ошибке одну себя, хотелось найти и других виноватых. Разве мать Сесила всеми силами не поддерживала своего сына? Может быть, она сама и посоветовала ему взять в жены дочь Грэхема, покладистую, неискушенную простушку… Какой удобной она была бы женой…

— Ничего особенного, просто я только что вернулась и очень устала, — ответила она, пытаясь говорить обычным тоном.

— Ах, бедняжка. О чем я спрашиваю? Конечно, ты переживаешь из-за Сесила. Кстати, он еще не говорил тебе, что мы ждем вас к нам в субботу? — продолжала Люси, и Эдит представила, как она затягивается сигаретой и выпускает колечки дыма. Люси была страстной курильщицей, кроме того любила пропустить стаканчик джина перед ужином, а то и перед обедом.

Вообще-то она нравилась Эдит, но сейчас она с беспокойством ощущала, как настраивается к матери Сесила все враждебнее.

— Нет, Сесил мне ничего не говорил, — ответила она сухо.

— Но вы же виделись с ним сегодня? Мы с его отцом в курсе всей ситуации. Кажется, пока все спокойно. Но, конечно, нельзя пускать дело на самотек. Сэм пытается поговорить кое с кем из министерства. Но Сесил, какой дурачок, что за неосмотрительность! — Она шумно выпустила дым прямо в трубку. — Эдит, когда прилетают твои родители? Может оказаться так, что только твой отец сумеет защитить его…

— Мама обещала позвонить завтра и точно сказать дату. Я полагаю, в самые ближайшие дни.

— Да, ты права, не стоит долго распространяться об этом по телефону, — ответила Люси, видимо почувствовав ее нежелание говорить. — Значит, моя дорогая, мы ждем вас в субботу.

Приезжайте с самого утра и тогда обсудим все спокойно и без помех, в семейном кругу. Я целую тебя, дорогая.

— Да.., хорошо.., до свидания. — Смущенно пробормотав слова прощания. Эдит повесила трубку.

Люси, конечно, почувствовала ее плохое настроение и очень тактично не стала выспрашивать о его причине. Ну что же, Эдит была ей за это признательна. И вообще… Не стоит винить других за свои ошибки. Люси ни в чем не виновата.

Она прошла в ванную, напустила воду и легла в нее. Нет, она не будет вымещать досаду на близких, она просто возьмет и сама исправит свои ошибки.

В окружающем ее мраке безысходности внезапно забрезжил свет. Все так просто на самом деле! Раз она не любит Сесила, а он не любит ее, значит, им не следует соединять свои судьбы. Придется отменить свадьбу, и не беда, что уже разосланы приглашения, что придется выдержать непростой разговор с собственными родителями и родителями Сесила.

Об объяснении с самим Сесилом она как-то не думала.

Ничего такого страшного в этой ситуации нет, всякое бывает в жизни, люди могут и передумать, главное, чтобы это произошло до свадьбы.

Эдит перебирала в голове весь набор житейских мудростей, от которых, несмотря на их банальность, сразу становилось легче на душе. Итак, она порвет с Сесилом и тогда… Что же тогда?

Почему она так уверена, что Мэтью настроен поддерживать их отношения? Вчера в парке она испугалась, что после того разговора в электричке, когда она со слезами просила его о Сесиле, она потеряла его навсегда. Ведь Мэтью тогда, конечно, не мог испытать к ней ничего, кроме презрения. Вчера, подумав об этом, Эдит отогнала от себя эту мысль.

Но сейчас ей стало так страшно, что все тело объял ледяной холод, как будто она не лежала в теплой ванне, а окунулась в прорубь. Почему она вдруг решила, что Мэтью вообще испытывает или испытывал к ней какие-то серьезные чувства? Ведь для него эти поцелуи могли быть совсем ничего не значащими!

Когда она сказала Мэтью, что у нее есть жених, он сразу словно отошел на задний план.

Если бы "не ее портрет, они могли больше никогда не встретиться. Мэтью и не заикнулся, чтобы продолжить общение. Он сразу уступил, не попытался побороться за нее. Разве так поступают, если любят? В конце концов, она даже не жена Сесила. А он отошел в сторонку, решил, что она не стоит того, чтобы за нее бороться. Значит, она не вызывала в нем настолько сильных чувств.

Нет, виноват не он, а она сама, она потеряла Мэтью, она сама его оттолкнула — своими нелепыми слезами в электричке, своей просьбой избавить Сесила от неприятностей! Какой жалкой, ничтожной она выглядела тогда в его глазах. Как же она посмела просить Мэтью нарушить его долг, служебный долг? Он сразу тогда изменился к ней, она это почувствовала. А тот поцелуй в скверике был прощальным поцелуем…

Эдит почувствовала, что сейчас зарыдает. Она выбралась из ванны, завернулась в длинный махровый халат, побежала в спальню и упала на постель. Ее тело сотрясалось от рыданий, но глаза оставались сухими. Все сильнее и сильнее в ней разгорался беспощадный свет, который вдруг осветил ее душу, и она все отчетливее осознавала, что любит Мэтью и полюбила его едва ли не с первой встречи.

Она представляла его лицо, такое выразительное, тонкое, его прямые черные брови… густые ресницы, затеняющие серые глубокие глаза… Эти глаза смотрели на нее с таким восхищением, которое она воспринимала как само собой разумеющееся. Он был особенный, не похожий ни на кого другого. И это тоже казалось ей, глупышке, в порядке вещей.

Она вспоминала его руки… Сильные, гибкие пальцы, крепкие запястья… Сердце ее переполнялось нежностью. Он обнимал ее за талию, и эти объятия были целомудренными и вместе с тем страстными. Вспоминала его головокружительный поцелуй…

Уже после того, первого поцелуя у нее должны были открыться глаза. Неужели она полагала, что с каким-то другим мужчиной может пережить такие же прекрасные, волшебные ощущения, которые трудно выразить словами, настолько они не принадлежат к этому миру?

Но она его потеряла, потеряла! И виновата она сама, только она… В ее памяти вдруг всплыло имя «Шейла». У Мэтью была девушка! О ней спрашивал тогда его отец. Наверное, Мэтью поссорился с ней, но теперь помирится и забудет об Эдит.

Но тут среди бездны отчаяния, в которое погрузилась несчастная Эдит, вдруг забрезжил слабый лучик надежды. Откуда-то издалека она словно услышала бабушкин голос. Она не разобрала слов, но голос Бланш был успокаивающим, мягким, любящим, и Эдит несколько успокоилась, повернулась на бок и задышала ровнее.

Она ошиблась, но она все и исправит, ведь так уже было решено. Она позвонит Мэтью и попытается все ему объяснить. Конечно, объясняться она будет не по телефону, им надо встретиться. И она сделает это немедленно.

Придя к такому решению, Эдит почувствовала безумную радость. Правильно, нельзя валяться на кровати и жалеть себя, надо действовать. Она вскочила и подбежала к телефону. Телефон Мэтью она помнила наизусть.

Но не успела Эдит снять трубку, как раздался звонок в дверь — настойчивый и требовательный.

7

Эдит сразу поняла, кто это, и с досадой топнула ногой. Конечно, не следовало откладывать объяснение на потом, но она в купальном халате, вся растрепанная, не такой хотелось ей предстать перед Сесилом при серьезном разговоре. Она минуту колебалась, пускать его или нет, но потом сняла трубку домофона.

— Эдит? Открой, это я, — громко заговорил Сесил. — Нам нужно поговорить и немедленно.

— Да, нам нужно поговорить, — ответила Эдит. — Только тебе придется немного подождать за дверью.

Она нажала кнопку, чтобы впустить его в подъезд, и торопливо прошла в спальню. Через десять минут, одетая в черную рубашку и легкие полотняные брюки, с небрежно стянутыми в хвостик волосами, она открыла дверь. Сесил ворвался в прихожую как буря, он был в сильном раздражении.

— Почему ты не открыла сразу? Зачем понадобилось держать меня на площадке? — Он подозрительно оглядел прихожую и заглянул в гостиную.

— Я одна, можешь не сомневаться, — усмехнулась Эдит. — Мне почему-то показалось, что ты сегодня будешь весь вечер занят, и я принимала ванну.

Она прошла в гостиную, он следом за ней.

Эдит расположилась в кресле у окна и кивнула Сесилу на кресло напротив. Все ее волнение прошло, и она чувствовала себя совсем спокойной. Предстоящий разговор сейчас нисколько не пугал ее. Наоборот, ей не терпелось расставить все по своим местам.

— Из-за чего весь сыр-бор? — раздраженно проговорил Сесил, падая в кресло. — В чем я должен оправдываться? Тебе кто-то что-то наговорил, и ты…

— Я сама видела тебя вместе с той девушкой, Сарой Паркер, — перебила его Эдит. — Видишь ли, в воскресенье меня замучила совесть, и я решила поехать к тебе. Вы как раз выходили из подъезда… Вы обнимали друг друга, как люди, которым только что было очень хорошо вместе. Вы так сосредоточились друг на друге, что даже не заметили меня. Поэтому не надо меня уверять, что ты просто хотел сегодня посмотреть ее выступление из эстетических соображений.

Сесил на секунду смешался, но тут же стал прежним, уверенным в себе Сесилом. Он явно успел подготовиться к предстоящему объяснению.

— Во-первых, все может со стороны выглядеть совсем не так, как есть на самом деле…

— То есть у вас просто дружба? А дома у тебя вы всего лишь обсуждаете подробности ее номера? — не могла не съязвить Эдит, тут же почувствовала, как все в ней начинает дрожать, и поспешно взяла себя в руки.

— Эдит! — Он вскочил и подошел к ней, но Эдит вытянула вперед руку.

— Оставайся на месте, Сесил. Я на самом деле вовсе не собиралась устраивать тебе сцены. Я хочу, чтобы ты меня послушал.

— Замечательно! Но потом и ты меня послушай, — сказал он, возвращаясь на место.

— Я подумала.., я в самом деле очень серьезно подумала над нашими отношениями… — начала Эдит, но тут у нее перехватило горло, и ей пришлось несколько раз кашлянуть. — И решила, что мы оба совершили ошибку. Мы давно знаем друг друга, но то, что мы приняли за любовь, вовсе не было любовью. Нам следует оставаться тем, кем мы были все время, — друзьями. Я виновата в этом недоразумении ровно столько, сколько и ты. Ведь на самом деле ты меня не любишь, Сесил, а я.., я не люблю тебя, выговорила она твердо.

Сесил молча смотрел на нее в упор. На его лице отразилась сложная гамма чувств. Потом он встал и шагнул к ней, но Эдит тоже встала и быстро отошла к окну.

— Послушай! Это какой-то бред! — воскликнул он, останавливаясь на расстоянии нескольких шагов от нее. — Из того, что ты увидела меня с Сарой, ты сделала вывод, что я не люблю тебя. Но это же детский лепет. Только такое наивное создание, как ты, может думать, что мужчина любит каждую девицу, с которой проводит время. Для меня есть только одна женщина — это ты.

— А кто для тебя Сара? — спросила Эдит. — Я тогда действительно чего-то не понимаю…

Он быстро преодолел разделявшее их расстояние, и, не успела Эдит ретироваться за стол, как он с силой схватил ее за плечи.

— Разве не ты первая стала в последнее время избегать меня? — спросил он, наклоняясь к ней и обдавая ее запахом виски. — Ты пытаешься свалить всю вину на меня. Ты сама говорила про какого-то художника. Вот в чем все дело, я правильно понял? У тебя появился кто-то другой, а ты винишь меня, что я хочу расстроить нашу свадьбу. Хочешь сделать из меня козла отпущения.

— Мне больно! — воскликнула Эдит, пытаясь вырваться, но он держал ее крепко.

— Не получится! Ты нарушаешь наш договор, а не я. — Он приблизил к ней свое лицо, и Эдит поразил его взгляд, полный гнева и в то же время испуганный. Но он тут же отошел от нее, видимо овладев собой, и заходил по комнате.

— Я и не думала винить во всем тебя, — быстро заговорила Эдит. — Я сразу сказала, что тоже виновата. И поэтому предлагаю отменить нашу свадьбу по взаимному согласию. Я думаю, мы сумеем объяснить все нашим родителям.

Сесил вскинул голову, и она увидела в его глазах отчаяние.

— Эдит, дорогая, ты говоришь это не всерьез. Ты не можешь так поступить, я не согласен, я против. — Он снова оказался рядом с ней и взял ее за руки. Взгляд его был полон мольбы. Не говори так, моя девочка. Я люблю тебя, на самом деле люблю одну тебя…

— Не надо, Сесил! Прошу тебя! — воскликнула она с горечью. — О какой любви может идти речь, если ты развлекаешься в обществе другой девушки. — Эдит вырвалась и отошла в другой конец комнаты, обхватив себя за плечи, пытаясь даже мысленно отгородиться от него и проявлений его чувств.

Сесил откинул со лба красивую прядь светлых волос и посмотрел на нее взглядом, который на этот раз был полон решимости.

— Ну хорошо. Ты хочешь узнать всю правду, тогда слушай! — Его голубые глаза пронзили ее ледяными иглами. — Ты слишком чиста и невинна, ты не знаешь этих женщин.

Сара.., она вцепилась в меня мертвой хваткой.

Мы познакомились у Кройтона. Это мой однокурсник, мы ездили с ним на скачки этой весной. Ты тогда не могла пойти со мной, потому что приехали твои родители. И с тех пор она преследовала меня, просто не давала проходу. Подкарауливала у подъезда! Подстраивала встречи в самых неожиданных местах.

Надо быть святым, чтобы вынести это и не дрогнуть.

— И ты дрогнул. Бедный Сесил, — усмехнулась Эдит.

— Не смейся! — взъярился он. — Я уже сказал и повторяю — ты не знаешь этих женщин, они профессионалки, они действуют умело. Это все равно что гипноз. Сопротивляться бесполезно.

Если они задумали соблазнить мужчину, они это сделают. Я понимаю, как странно для тебя это звучит. Ты живешь совсем в другом мире, Эдит. Но хочу тебе сказать — все это никакого отношения не имеет к любви.

— И вы часто встречались с ней? — спросила Эдит невольно, хотя решила перед этим, что не станет проявлять интереса.

— Не так чтобы очень. И я все ждал, что мы с тобой поженимся и уедем. И тогда я наконец избавлюсь от нее. Но не тут-то было…

Он перевел дыхание и заговорил быстро, и лихорадочно:

— Недавно она явилась ко мне и устроила скандал. Стала грозить, что расстроит нашу свадьбу. Пообещала, что расскажет все тебе и наговорит еще кучу всяких «подробностей», которых не было и в помине. Я тогда очень испугался. Я представил, какое это может произвести впечатление на такую неопытную, доверчивую девушку. Ты могла сгоряча поверить ей и порвать наши отношения — вот как ты пытаешься сделать сейчас. Я решил, что не позволю ей встретиться с тобой. И тогда она стала требовать деньги! Это был чистой воды шантаж.

Он провел ладонью по лицу, как будто стряхивал невидимую паутину, затем прошел к сервировочному столику, налил себе виски и выпил залпом. Эдит слушала его, вскинув подбородок, опустив ресницы. Ей казалось, что она абсолютно спокойна, вот только почему-то мелко дрожали руки.

— Она требовала большую сумму, которую мне взять было негде. А тут как раз подвернулся Джерри Ройлот со своим предложением. Он сказал, что заплатил бы кругленькую сумму за кое-какие данные о мерах, которые правительство Собирается принимать по отношению к незаконным иммигрантам. И я подумал.., то есть я абсолютно точно знал, что никому не будет никакого вреда, если я покажу ему эти документы. Все произошло очень просто. Утром он вернул мне документы, и я положил их на место. Если бы не чертовка Мюриэл Бинкс, которая вечно торчит на работе допоздна, никто ничего не заметил бы…

Он снова прошелся по комнате и потер ладонью лоб.

— Потом ко мне снова явилась Сара. Она сказала, что раскаивается, что тогда погорячилась, и обещала больше не преследовать меня. Она сказала, что чувствует себя виноватой в тех неприятностях, которые возникли у меня на работе. Сегодняшняя наша встреча должна была стать последней. Вот теперь ты все знаешь, Эдит. — Сесил подошел к стоявшей в оцепенении Эдит и медленно провел ладонями по ее плечам и рукам, потом поднес ее руки к своим губам. Она почувствовала прикосновение на ладонях его влажных губ.

— Теперь ты знаешь, на что я пошел ради тебя, — жарко прошептал он, заглядывая ей в глаза. — Только чтобы избавить тебя от встречи с ней. Чтобы сохранить наши отношения! Клянусь тебе, я люблю только тебя. И я бы сделал ради тебя и большее. Моя дорогая девочка…

Его губы заскользили по ее шее, и Эдит невольно отвернула лицо. Он еще что-то шептал, но она не слушала его. Сесил рискнул своей карьерой, чтобы избавить ее от неприятной встречи, чтобы сохранить ее любовь. Это ли не доказательство его любви?! Но почему его слова совсем не тронули ее, почему в груди нарастает странное беспокойство? В голове ее все перепуталось. А он бормотал, касаясь горячими губами ее шеи:

— Выкинь все из головы, дорогая. Моя единственная любовь — это ты. А то, что было с Сарой, — это наваждение, черная магия. Как я счастлив, что наконец от нее избавился. Теперь никто не встанет между нами, да?

Он хотел поцеловать ее в губы, но Эдит мягко отстранила его от себя.

— Подожди, Сесил. Теперь ты должен меня послушать.

Она отошла к окну. Уже совсем стемнело, и скверик напротив ее окон был освещен лишь слабым светом одинокого фонаря. Эдит показалось, что кто-то сидит на скамейке, и у нее сильно забилось сердце, но потом она поняла, что это только тень, падавшая от куста сирени.

Она вздохнула и повернулась к Сесилу.

— Я уже говорила тебе, что познакомилась с одним человеком. Мы несколько раз встречались. И.., мне кажется, что я его люблю… — Ей вдруг стало душно, и она несколько раз судорожно вздохнула. — Его зовут Мэтью Смит.

Сесил ошалело посмотрел на нее. Потом вдруг запрокинул голову и расхохотался.

— Ах вот что! А я-то недоумевал, с какой стати Смит так ко мне прицепился. Теперь понятно, почему он хочет меня угробить.

— Перестань говорить глупости! — воскликнула Эдит. — Мэтью просто делает свою работу, ты сам это знаешь. И до сих пор ничего страшного с тобой не произошло.

— Каждый день может что-то произойти, огрызнулся Сесил. — Вижу, ты не особенно близко к сердцу принимаешь мои проблемы! — обиженно проговорил он. — Значит, мой соперник Мэтью Смит! И чем же он тебя так увлек, этот блаженный? Представляю, что он наговорил обо мне.

— Перестань! — вспыхнула Эдит. — Если хочешь знать, он не сказал о тебе ни одного дурного слова. Он только сказал, что занимался твоим делом.

— Какое благородство! — фыркнул Сесил и опустился в кресло. — И сколько раз вы встречались — три, четыре? И говорили об искусстве.

Да? Значит, это он взялся писать твой портрет.

Какая романтическая история! Милая моя. Ты знаешь, что это такое? Это самая обычная вещь на свете. Ты увлеклась им, ты романтическая натура, Эдит. И ты решила, что достаточно встретиться несколько раз, чтобы узнать и полюбить человека? Но любовь с первого взгляда годится только для сюжета романа. Скучно же читать, как годами, по кирпичику выстраивают люди серьезные отношения, куда как увлекательнее проглотить историю бурного романа.

И тебе нескольких встреч достаточно, чтобы всерьез заговорить о любви к нему и о разрыве нашей помолвки? Опомнись, Эдит! Но, может быть, ты мне не все говоришь и вы уже с ним успели…

— Ничего подобного не было! — закричала Эдит. — Наверное, тебе меня не понять, Сесил.

— Почему же не понять? Я и сам грешен, я ведь рассказал тебе, что хорошо представляю, что такое наваждение, когда теряешь голову и хочется выкинуть что-то безрассудное. Но я все-таки взглянул на вещи трезво, и тебе советую сделать это. Ну напишет он твой портрет, и что дальше? Что вас связывает? Да, моя дорогая девочка, в мире достаточно приятных мужчин, которые станут оказывать тебе знаки внимания, постараются внушить тебе, что ты необыкновенная, и все у вас будет не так, как у простых смертных. Как ты еще неопытна, Эдит, просто сущее дитя! Но ты не можешь же вправду перечеркнуть нашу многолетнюю дружбу, которая переросла во что-то большее — в любовь! Только потому, что встретила человека, который показался тебе интересным. Он что же, признался тебе в своих глубоких чувствах?

Нет, ни в чем таком он ей не признался. Эдит молча отвернулась. Сесил тихо подошел к ней и твердо, по-хозяйски взял за руку.

— Успокойся, дорогая. Очень хорошо, что теперь между нами нет тайн. Это значит, что мы уважаем друг друга и доверяем. И наша любовь, конечно же, переживет все эти мелкие неурядицы. Ты сейчас только не говори ничего, а хорошенько обдумай все еще раз, и взвесь.

Я знаю Мэтью Смита и знаю, что он не тот человек, который может сделать тебя счастливой. У него достаточно комплексов. Сомневаюсь, чтобы он смог сделать счастливой хоть какую-то женщину.

Почему вы так не любите друг друга? — хотела спросить Эдит, но промолчала. А Сесил продолжал:

— Я сейчас уйду и оставлю тебя, чтобы ты потом не думала, что я пытался на тебя давить.

Просто еще раз по-ду-май, — произнес он по слогам и, повернув ее к себе за плечи, заглянул ей в глаза. Его взгляд был проникновенным и жарким. — Если бы ты знала, чего мне стоит сейчас вот так уйти. Нет, тебе этого не понять. Мне хочется всю тебя покрыть поцелуями, зацеловать тебя до полусмерти.., но не буду об этом. До свидания, дорогая. До завтра. Ложись сейчас спать, утро вечера мудренее. Мои родители ждут нас в субботу в Кеп-хаусе. Мама очень волнуется за тебя. Она, знаешь ли, очень мудрый человек, тебе обязательно стоит поговорить с ней. Ну спокойной ночи, моя радость.

Спи сладко.

Он приник к ее рту. Его горячие губы попытались раздвинуть ее губы. Эдит не сопротивлялась, но и не отвечала ему. В груди у нее было пусто. Через некоторое время он отпустил ее и, кивнув с ласковой улыбкой, вышел из комнаты. Входная дверь захлопнулась.

Неделя близилась к концу. Каждый день Сесил заходил за Эдит в конце рабочего дня, и они ехали вместе куда-нибудь ужинать. На работе у него было все тихо, но он почему-то считал это недобрым знаком, как ни успокаивала его Эдит, и все ждал, что над его головой вот-вот разразится гроза, и страшно нервничал.

Общение с нервным Сесилом стоило Эдит больших усилий, и вечером она падала в постель совсем измученная и немедленно засыпала.

После разговора с Сесилом она решила, что он прав хотя бы в одном — она не могла быть уверена, что Мэтью испытывает к ней какие-то серьезные чувства. Смешно, что ей вообще пришло в голову что-то подобное! С тех пор, как они встретились в сквере, он не звонил ей и никак не давал о себе знать, и Эдит начало казаться, что она все придумала.

И она встречалась с Сесилом, позволяла целовать себя и все время твердила себе, что он ее избранник, что этот человек ее на самом деле любит и что он готов был пожертвовать своей карьерой, только бы избавить ее от неприятного визита. И она старалась быть чуткой, ласковой, внимательной, и это требовало от нее большого напряжения.

Она помнила, что в воскресенье должна последний раз прийти к Мэтью, чтобы он закончил портрет, и при этой мысли внутри нее, словно залетевший на свет мотылек, трепетало, шевелило крылышками какое-то смутное беспокойство. Если бы можно было не ходить, она бы не пошла. Но бабушка ждала портрет…

И Эдит просто старалась не думать об этой предстоящей ей встрече с человеком, который поманил ее несбыточной мечтой, благодаря которому она почувствовала, что отношения между мужчиной и женщиной могут быть совсем иными, волшебными, захватывающими, дарящими неземной восторг… Но теперь она вернулась на землю и стояла на ней обеими ногами.

В субботу Сесил приехал за ней на своем серебристом «ягуаре», чтобы вместе навестить старших Лайтоллеров в их особняке, расположенном в районе Гринвича. Сесил хмурился, нервно покусывал губы. История с документами так до сих и не получила продолжения, и он все дни находился в напряжении и ждал разных неприятностей. К тому же в понедельник должен был окончательно решиться вопрос о его назначении в Рим. Он всю дорогу до Гринвича молчал.

Остановившись перед домом из светло-желтого камня, довольно неуклюжим, с множеством дополнительных пристроек, с нависающей над входом наподобие козырька крышей, Сесил водрузил на лицо приветливую улыбку любящего сына, радующегося встрече с любимыми родителями.

— Ну не сиди с таким кислым видом, — сказал он Эдит. — Незачем портить другим настроение, если у тебя оно не слишком праздничное.

Эдит подумала, что ей Сесил никогда не боялся испортить настроение. Она вышла из машины вслед за ним и увидела спешившую к ним Люси Лайтоллер. На Люси была свободная развевающаяся черная блузка, расклешенные шелковые черные брюки, а в руке сигарета.

Она поцеловала сына и с улыбкой, обнажившей ее крупные желтоватые зубы, обняла Эдит.

— Как ты осунулась, дорогая! Наверное, слишком мало бываешь на воздухе. Но сегодня мы воспользуемся хорошей погодой и разместимся на лужайке. Хочешь выпить чего-нибудь прохладительного с дороги? Сесил, зайди к отцу, он в кабинете, дописывает статью для «Дипломатического вестника».

Они вдвоем подошли к столику. Сегодня день был действительно жарким — весь август стоял на редкость сухим и теплым, и Эдит оделась в легкое открытое платье с бледно-голубым цветочным узором. К нему ей показалось уместным надеть бабушкины жемчужные бусы, которые обычно мирно дремали в шкатулке с украшениями. Она налила себе апельсинового сока, а Люси — порцию джина, слегка разбавив его тоником. Они уселись в плетеные кресла, Люси глубоко затянулась и пристально взглянула на Эдит.

— Я понимаю, что ты переживаешь, чем кончится вся эта дурацкая история. Но все обойдется, сейчас можно сказать уже с уверенностью. Сэм позвонил вчера кое-кому из старых знакомых, и ему пообещали, что для Сесила все пройдет без последствий. Но я ему нарочно не стала сообщать об этом сразу, а отослала к отцу — тот хочет с ним серьезно поговорить. С подобными шалостями должно быть покончено раз и навсегда. Ну а пока он разговаривает с ним по-отечески, мы поговорим с тобой по-женски.

Она затушила окурок в антикварной фарфоровой пепельнице и проницательно взглянула на Эдит, которая в некотором смущении уставилась в свой бокал.

— Я знаю, почему Сесил выкинул эту глупость, и мне известно, зачем ему понадобились деньги. Он признался мне и сказал, что тебе тоже все известно. Он очень переживает. — Она наклонилась вперед и положила ладонь на локоть Эдит. — Я понимаю, что ты почувствовала, моя милая девочка, когда услышала об этой Саре. И я не стану оправдывать Сесила. Но я старше тебя и могу судить о ситуации гораздо более трезво. Ты не можешь себе представить, какое впечатление женщины известного типа могут произвести на мужчину. Они оглушают, они подавляют. Они похожи на угарный газ, на болезнь. Ими надо переболеть, и Сесил переболел. И слава Богу, что это случилось, пока вы еще не вступили в брак. Но теперь он понял, чем рисковал. Дело не только в карьере. Он рисковал потерять тебя! И он ужаснулся при этой мысли. Теперь у него стойкий иммунитет против подобных девиц. И я знаю, он любит тебя, только тебя, никогда не сомневайся в этом, дорогая.

— Да, Сесил говорил мне, — пробормотала Эдит, которой отчего-то было страшно неловко.

— Сесил талантлив, он умен, но в чем-то очень наивен, — продолжала Люси. — Он нуждается в руководстве и советах такой рассудительной, спокойной женщины, как ты. Вы идеальная пара, я давно это поняла.

Ее слова клубились над головой Эдит и обволакивали ее все гуще, словно ватное облако.

У нее не было сил даже барахтаться в нем, не то чтобы отряхнуть его с себя. Эдит только монотонно кивала и сама себе напоминала китайского болванчика, который стоял у Лайтоллеров на каминной полке в гостиной.

— Ведь ты простила Сесила? — спросила Люси, пытаясь удержать ее взгляд. — Да, я вижу, что простила. Какой удар был бы для нас и для твоих родителей тоже, если бы вы поссорились серьезно. Но ты умница, Эдит, я никогда в этом не сомневалась. Ты все поняла правильно. Сесил теперь еще больше станет ценить тебя. Как я рада, как я несказанно рада…

Эдит взялась рукой за жемчужные бусы и слегка оттянула их — ей стало вдруг трудно дышать. Она, наверное, сильно побледнела, потому что Люси вскочила и стала обмахивать ее газетой.

— Это все жара, сейчас пройдет. Выпей воды, милая.

Эдит сделала несколько глотков из протянутого стакана.

— Теперь лучше?

— Да, лучше. Все совсем прошло, — выговорила она. Ей в самом деле стало легче, вата рассеялась, перестала давить на голову и грудь.

Только почему-то хотелось плакать…

— А вот и наши мужчины! — воскликнула Люси.

Из дома вышли и направлялись к ним Сэм Лайтоллер и Сесил. Сэм всегда казался Эдит классическим представителем своей профессии дипломата — высокий, подтянутый, поджарый, с красивым породистым лицом и правильными чертами, элегантно седеющими волосами, крупными аристократическими руками. Ему очень подошел бы монокль, жаль, что сейчас их не носят. Его улыбка была похожа на улыбку Сесила — обаятельная и подкупающая. Правда из-за ухудшившегося здоровья Сэм Лайтоллер вынужден был оставить работу в Форин-офисе, но по-прежнему был в курсе всех подробностей национальной политики и активно сотрудничал с толстыми журналами.

Эдит подумала, что ее отец скорее напоминает детского врача — в очках, с добрым, домашним, понимающим лицом. Но тем не менее именно он должен был в ближайшее время занять пост заместителя министра иностранных дел. Поговаривали, что перед ним открыт путь и на самый верх…

Сесил и его отец приблизились к Эдит и Люси. Сэм приветливо поздоровался с Эдит, и сегодня он не просто пожал ей руку, как делал обычно, а поцеловал в щеку. Лицо Сесила сияло. Отец, конечно, сообщил ему, что больше волноваться не о чем.

— Очень рад тебя видеть, Эдит, — произнес Сэм, ласково и признательно глядя ей в глаза. — Не буду говорить «чувствуй себя как дома», я уверен, что ты давно считаешь Кеп-хаус своим вторым домом. Сейчас, пока не подъехали остальные гости, давайте посидим немного в узком семейном кругу.

Сесил придвинул свое кресло ближе к креслу Эдит и поцеловал ее лежавшую на подлокотнике руку. Родители Сесила глядели на них с довольными улыбками.

— Мы пригласили сегодня Хоупов и Винтеров.., и еще Джерри Ройлота, — многозначительно сказала Люси.

Эдит вскинула голову: Хоуп и Винтер — начальники Сесила, с которыми Лайтоллеры давно находились в приятельских отношениях, но к чему тут сейчас Джерри Ройлот — человек, который толкнул Сесила на его опрометчивый поступок?

— С Джерри мы уже беседовали, он, оказывается, не ожидал, что дело примет такой серьезный оборот. Он полагал, что сами данные рассекречены, ему лишь требовалось уточнить кое-какие цифры. Но я еще скажу ему пару слов, когда мы останемся наедине. — Сэм Лайтоллер сурово нахмурил брови, а его жена поддакнула:

— Поразительная безответственность — подбить мальчика на такое дело. — И прошептала на ухо Эдит:

— Сэм не знает про деньги, пусть это останется нашей тайной.

Отец Сесила не знает, что Сесил взял с друга семьи Ройлота деньги за то, что показал ему секретные документы. Да, Люси права, об этом лучше помалкивать.

— Ну.., поговорим лучше о другом, — сказала Люси. — Твои родители прилетают на следующей неделе, Эдит? Теперь твоей маме предстоит столько хлопот в связи с новой должностью мужа. И пора вам перебираться из Лондона на природу. В конце концов, твоему отцу по статусу положено иметь собственный дом. У нас неподалеку выставлен на продажу шикарный и не такой уж дорогой особняк…

Вечером Сесил и Эдит вернулись в Лондон.

Сесил остановил машину возле ее дома. Эдит выбралась на тротуар с несказанным облегчением, так она устала за сегодняшний день улыбаться, кивать и соглашаться с Сесилом и его родителями, поддерживать светский разговор с гостями, принимать поздравления по поводу назначения отца, краснеть в ответ на намеки насчет предстоящей супружеской жизни. Даже презирать себя у нее не было сил…

— До свидания, — кивнула она Сесилу. Надо было еще что-то добавить, и она замешкалась, подыскивая подходящие слова.

— Можно подумать, тебя нисколько не обрадовало благополучное разрешение моих проблем, — недовольно произнес Сесил. — Что-то я не видел восторга на твоем лице.

— Я и правда за тебя рада, как ты можешь сомневаться? — сказала она с упреком.

Сесил шагнул к ней и, обняв за плечи, низко наклонился. Эдит невольно отстранилась.

— Извини, но у меня что-то разболелась голова. Хочется побыстрее лечь, — сказала она, сознавая, что выглядит в его глазах ледышкой.

Но почему-то сейчас ее это не особенно беспокоило.

— Прими аспирин, — посоветовал он, послушно отстраняясь. Он смотрел на нее с мягким упреком, но Эдит не почувствовала ни малейших угрызений совести.

— Думаю, завтра все пройдет. — Секунду помедлив, она не разжимая губ поцеловала его в щеку.

Он попытался поймать ее за руку.

— Но завтра мы увидимся?

— Завтра не получится, — твердо сказала Эдит и прямо посмотрела ему в глаза. — Завтра должен быть готов мой портрет. Я заберу его у…

Мэтью. Не волнуйся, — быстро сказала она, увидев, как сдвинулись к переносице его капризные брови. — Этот визит не затянется. Ты, конечно же, был тогда прав, Сесил. Я очень поспешила с выводами.

Она высвободила руку и вбежала в подъезд, радуясь, что наконец-то осталась одна.

Следовало позвонить Мэтью и уточнить, в котором часу ей лучше зайти завтра. Но она решила, что сделает это утром.

Только в постели, уже засыпая, Эдит вдруг ощутила страх оттого, что совершает что-то непоправимое и ужасное. И тут же в испуге открыла глаза. Было темно, в окно светил фонарь, и привычная обстановка немного ее успокоила. Не надо ни о чем думать. Не надо. Пусть "все будет как будет, как предопределено судьбой. Она стала думать о том, что скоро увидит родителей, и с мыслями об этом окончательно заснула.

Утром Мэтью позвонил ей сам. Она не успела придумать, какой принять тон в разговоре с ним, как он уже произнес спокойно и деловито:

— Если ты сумеешь зайти сегодня на час, то я закончу его наконец. В общем-то портрет и так уже почти готов, остались лишь последние штрихи.

— Часа в три мне было бы удобно, — быстро сказала она.

— Я заеду за тобой.

— Нет, не надо, я приеду сама, — ответила Эдит. Незачем продлевать время общения. Она зайдет, он нанесет на портрет свои последние штрихи, и все. Может быть, она выпьет у него чашку кофе. Но, пожалуй, лучше обойтись без этого.

Не успела она попрощаться и положить трубку, как тут же позвонил Сесил:

— Привет, дорогая, чем занимаешься? Как твоя голова? — спросил он проникновенным голосом.

— Уже гораздо лучше, спасибо.

— Слушай, — начал он, переходя на требовательный тон. — Когда ты разделаешься с портретом, давай все же встретимся. Неужели я тебя не увижу целый день? Ты что же, собираешься ужинать в одиночестве?

— Нет, Сесил, — твердо сказала она. — У меня накопились домашние дела. И квартиру нужно убрать к приезду родителей. Увидимся в понедельник, хорошо?

Сесил что-то недовольно проворчал, но настаивать не стал. Раньше она никогда не смогла бы говорить с ним так спокойно и решительно.

Повесив трубку, Эдит почувствовала, что довольна собой хотя бы в этом отношении.

Она разогрела на ланч упаковку тушеных овощей, выпила кофе, к которому в последнее время основательно пристрастилась, и прошла в спальню. Стоило ей открыть шкаф, как в глаза сразу бросился зеленый шелковый костюм, в котором она с Мэтью ездила к его отцу. Прекрасно, в нем она пойдет и на последний сеанс.

Эдит не спеша оделась, закрутила волосы на затылке, подкрасила губы и ресницы. До дома Мэтью на Хокстон-стрит она добиралась на автобусе. Он сразу открыл дверь, словно уже давно поджидал ее.

В студии ничего не изменилось, только у окна стоял на мольберте подрамник с натянутым на него холстом. Эдит сразу двинулась вперед, чтобы взглянуть на портрет, но Мэтью преградил ей дорогу.

— Нет-нет, портрет можно будет увидеть, только когда он уже совсем будет готов, — сказал он, и от взгляда его серых непроницаемых глаз ей сделалось жарко. — Садись на диван, ешь виноград и чувствуй себя абсолютно свободно.

Я просто кое-где положу погуще тени и сделаю поярче солнечные блики, — сказал он нейтральным тоном.

— Интересно, действие происходит на лесной опушке? — пробормотала она, усаживаясь на диван.

На столе стояла ваза с желтым крупным виноградом и персиками. Она съела ягодку, из-под ресниц поглядывая на Мэтью. Как он спокоен, абсолютно невозмутим. И как ей только могло показаться… Для него все равно — она здесь или любая другая натурщица. У нее задрожала рука, которой она потянулась к вазе, и она нахмурилась. Сейчас он закончит портрет, и они никогда не увидятся…

Она завороженно следила за его точными движениями. Мэтью орудовал маленькой кисточкой, наносил мазки точечными прикосновениями. Легкие мазки. Его взгляд перебегал с ее лица на холст, но этот взгляд по-прежнему не выражал никаких эмоций.., так казалось Эдит.

Вот его глаза остановились на ней немного дольше, и в их переливающейся серой глубине словно что-то шевельнулось. Но ресницы опустились, и заветное слово не слетело с губ.

Эдит вдруг поняла, что всеми силами своей души жаждет, чтобы он произнес это слово. Вот если сейчас он скажет, что любит ее, она бросит все и пойдет за ним куда угодно. До края света — совсем ничтожное расстояние, почему это выражение считается классическим, когда хотят подчеркнуть дальность пути, тяжесть жертвы? Можно еще добавить — в огонь и в воду, и это не будет преувеличением…

Она теперь смотрела не отрываясь на него и ждала — малейшего знака, движения бровей, кончиков губ… Он медленно положил кисть на подоконник, отступил на шаг и оценивающе оглядел портрет. И удовлетворенно кивнул.

Он художник, а она для него только модель!

Эдит медленно поднялась.

— Видимо, это конец?

— До завтра он будет сохнуть, — поспешно произнес Мэтью, загораживая холст собой, но Эдит теперь и не пыталась посмотреть. — Я завезу его к тебе вечером. Часов в восемь подойдет?

— Возможно, завтра я буду занята, — медленно сказала она, прямо глядя ему в глаза и чувствуя, как холодеет сердце. Если сейчас они ничего не скажут друг другу, то и никогда не скажут. Если не сейчас… — Оставь лучше портрет у консьержки, я предупрежу ее.

Может быть, услышав, что они могут больше не увидеться, он заговорит наконец?!

— Хорошо, — легко согласился он. — Хочешь перед уходом выпить кофе?

— Я.., нет, спасибо, не стоит. И еще.., бабушка просила узнать, сколько она должна тебе за работу?

Это был глупый вопрос, и Эдит задала его от отчаяния. Бабушка ни о чем таком ее не просила.

— Миссис Грэхем знает, что это подарок, — сухо ответил он, хотя по его лицу совсем непонятно было, обиделся он или просто подтверждает факт.

— Да, конечно, извини. — Они стояли и молчали, и у Эдит в голове промелькнула сумасшедшая мысль. Что, если вот сию секунду сказать ему все? Я тебя любою, Мэтью! Если это не любовь, то я вообще не знаю, что она такое.

Если я нужна тебе, я останусь с тобой навсегда.., или до тех пор, пока не надоем тебе.

Он улыбнулся довольно равнодушно, только в серых глазах снова мелькнула какая-то тень.

— Я подвезу тебя до дома?

— Нет, я хочу пройтись пешком, — ответила она как можно равнодушнее. Вот и все.

Они подошли к двери, он открыл ее.

— Эдит!

Она стремительно обернулась и увидела очень близко его лицо с прямыми темными бровями, изящными скулами и губами, на которых сейчас не было и тени улыбки.

— Передавай привет миссис Грэхем.

Она слабо кивнула и побежала вниз по ступенькам, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не зарыдать в полный голос. Ее переполняло ни с чем не сравнимое разочарование, но когда она вышла из сумрачного подъезда на солнечную улицу, то никто из прохожих не бросил на нее любопытного или удивленного взгляда. Эдит чувствовала теперь, что абсолютно спокойна, но в этом спокойствии было что-то мертвящее.

8

На другой день Эдит зашла к Найджелу за письмами, которые требовалось перевести на французский, и он сказал ей, доверительно понизив голос:

— Можете считать, Эдит, что дело в шляпе.

Сесил полностью обелен и оправдан. Оказывается, он взял те злополучные протоколы с полного ведома своего начальства, которое уже получило разрешение их обнародовать. Такова официальная версия. Короче говоря, дело полностью улажено и вас можно поздравить — вы отправитесь работать в Италию и заодно совершите свадебное путешествие.

О том, что Эдит выходит замуж за Сесила Лайтоллера, знали, кажется, все в стенах этого здания.

— Значит, это уже общеизвестно? — слегка растерявшись, спросила Эдит.

— Такие новости распространяются быстро, и не всегда нашими доброжелателями, — ответил Найджел. — Но вы, Эдит, не обращайте внимания, если услышите перешептывания за спиной.

— До сих пор я не слышала никаких перешептываний, — пожала она плечами.

— Я просто хотел вас предупредить. — Найджел смотрел на нее с непонятным сочувствием. — Конечно, уже идут разговоры, что у Сесила Лайтоллера слишком много заступников, как у будущего зятя заместителя министра. И источник их, разумеется, Мюриэл Бинкс. Никогда не мог понять, почему она так настроена против Сесила, обычно он нравится женщинам…

Но лично я не вижу ничего ужасного в том, что на голову Сесила не обрушат кару. Зачем портить парню жизнь? Так что все правильно, пусть и не совсем справедливо.

Осведомленность Найджела не удивила Эдит — он и начальник Сесила были большими друзьями. Но ей послышалось в его словах завуалированное осуждение, иначе зачем было подчеркивать, что дело замяли благодаря высокопоставленным заступникам? От этих мыслей Эдит почувствовала себя неуютно.

Итак, Сесил получит свое долгожданное назначение, и эта история с документами сойдет ему с рук. Ну что же, она рада за него.

— Сесил должен быть очень признателен сэру Рэндальфу, — пробормотала она.

— Конечно, Рэндальф сыграл свою роль, но больше всего Сесил должен быть признателен Мэтью Смиту, — пожал плечами Найджел. Вот уж не думал, что они такие друзья! Смит его выгородил. Ведь он прекрасно знал, как было дело в действительности.

— Разве от Мэтью Смита в самом деле так много зависело? — спросила она, невольно замирая.

— Ну а как же. Строго говоря, Смит пошел на явное нарушение… Я полагал, что он не в таких уж дружеских отношениях с Сесилом, чтобы посмотреть сквозь пальцы на его поступок.

Найджел словно бы рассуждал сам с собой, но в то же время искоса бросал на нее любопытные взгляды. Наверное, надеялся, что Эдит расскажет ему что-то интересное, дополнив его догадки фактами. Эдит внутренне сжалась и постаралась поскорее перевести разговор на другую тему.

Очень кстати среди писем обнаружилось одно с неразборчивой подписью, и она переключила внимание Найджела на него. Они обсудили предстоящую ей работу, и она, закрыв папку, двинулась по коридору в свою комнату.

Карьера Сесила спасена благодаря Мэтью!

Так утверждает Найджел Кроул, который знает об этом от непосредственного начальника Сесила. Неужели Мэтью сделал это ради нее, Эдит?

Ее сердце взволнованно забилось. Она села за стол, разложила перед собой работу и попыталась сосредоточиться на ней, но в голове крутилась одна мысль. Мэтью исполнил ее просьбу помочь Сесилу, с которой она так необдуманно обратилась к нему в электричке. И он сделал это не ради Сесила!

Неужели он сделал это ради нее, Эдит? Значит, она ему вовсе не безразлична?

Он выполнил ее просьбу, потому что считал, что она любит Сесила, и не хотел, чтобы она была несчастна… Нет, это невозможно!

Неужели подобное благородство существует?

Мысли мелькали в ее голове, кровь приливала к щекам. Что, если она не правильно все поняла? Неужели Мэтью испытывает к ней какие-то чувства? Только он не считал возможным выказать их, поскольку уверен, что Эдит любит своего жениха? Только так он мог истолковать ее поведение.

Значит, она совсем ничего не поняла! И в этом она сама виновата. Ведь Мэтью не похож ни на кого из знакомых ей современных молодых людей. Как же она сразу не увидела, что он рыцарь, средневековый рыцарь с четкими понятиями о чести. Его благородство, конечно же, идет оттуда, из давно ушедшей эпохи. Служение даме… В ее груди разлилась теплая волна.

Ради служения даме он поступился даже своим долгом.

Но вдруг Эдит подумала, что и Сесил поступился своим долгом ради нее, ради своей невесты, чтобы избавить ее от неприятного визита. Значит, и ему не чуждо рыцарство? А может быть, просто она — нечто вроде роковой женщины, толкающей мужчин на безумные поступки?

Эдит нервно шевельнулась на стуле. До чего неутешительный вывод.

Мысли ее сами собой снова переключились на Мэтью. Сегодня вечером он собирался заехать к ней, чтобы отдать готовый портрет. Может быть, это единственный шанс объясниться с ним? Она отчетливо представила, как он входит в ее прихожую, бледный и невозмутимый. Она предлагает ему пройти в гостиную. Они садятся на диван, она приносит кофе. И тогда она благодарит его за то, что он счел возможным выполнить ее просьбу. Сам Сесил едва ли поблагодарит Мэтью.

Она вдруг поняла, что ее долг перед Сесилом исполнен. Сесил получит то, к чему стремился, его карьера совершит новый виток, и он отправится в Италию советником по культуре.

Но только без нее, без Эдит!

Ее охватило чувство невероятного освобождения. До сих пор она, видимо, сама не отдавая себе отчета, считала, что не имеет права бросить Сесила сейчас, когда он оказался в трудной ситуации. Это было бы предательством.

Но ситуация разрешилась, и ничто не удерживает ее рядом с ним. Мэтью считает, что она любит Сесила… Она поможет ему понять его ошибку. Она сама первая скажет ему, что любит его!

У нее слегка закружилась голова, она представила, как глаза Мэтью вспыхивают огнем, как все его лицо озаряется светом. Они наклоняются друг к другу, их губы соприкасаются…

Для них больше не существует преград, все недоразумения разрешены, ограничения сняты!

На ее столе зазвонил телефон, и Эдит, вынырнув из сладкого тумана, схватила трубку. В ней раздался голос Сесила:

— Привет, Эдит! Как дела? — Он тут же, не дожидаясь ее ответа, продолжил:

— У меня, кажется, все обошлось. — Он понизил голос. — Рэндальф сообщил мне по секрету, что делу не будет дан ход. Теперь я могу спать спокойно.

— Я очень рада, — ответила она. — Я узнала об этом буквально пять минут назад.

— От Найджела? — спросил Сесил, и Эдит представила, как он хмурится. — Его это ни с какой стороны не касается. Любит же он совать нос в чужие дела.

— Найджел сказал, что сочувствует тебе и считает, что все сделали правильно, — с легкой запинкой возразила Эдит.

— Найджел сочувствует? — фыркнул Сесил, — Ох, ну как можно быть такой прекраснодушной! — с ощутимым раздражением воскликнул он. — Впрочем, Бог с ним, Найджелом. Сегодня мы с тобой обязательно отметим это в ресторане.

Выбирай, куда мы отправимся, и я закажу столик!

Эдит чувствовала, как ликование переполняет его.

Она собралась с силами, глубоко вздохнула и сказала:

— Извини, Сесил, но сегодня вечером мне надо быть дома. Мне.., должны позвонить. Дело касается бабушки.

Как она презирала себя за то, что снова говорит не правду. Конечно, это бабушка заказала портрет Мэтью, но ведь дело не в этом… Эдит поймала себя на том, что боится обрубить все концы. А вдруг с Мэтью ничего не получится?

Тогда у нее остается Сесил…

Горло ей сжало отвращение к себе.

— Слушай, в чем дело? — с досадой воскликнул Сесил. — У тебя все время находятся какие-то отговорки. Это в конце концов начинает… удивлять. Что такое происходит с твоей бабушкой, что ты вынуждена из-за какого-то звонка сидеть дома? Насколько я знаю, миссис Грэхем вполне здорова.

— Сесил, дело действительно не в бабушке, — медленно произнесла Эдит и провела ледяной рукой по пылавшему лбу. — Это сложно объяснить по телефону. Мы поговорим завтра и все обсудим. Завтра мы встретимся, я тебе обещаю.

Пожалуйста, я прошу тебя, давай перенесем ужин на завтра.

Должно быть, непривычная мольба в ее голосе подействовала на Сесила, потому что он не стал допытываться, чем она все же собирается заняться сегодня вечером.

— Если ты настаиваешь, — буркнул он. — Тогда я позвоню тебе вечером, и мы договоримся.

— Хорошо, — проговорила она в трубку и положила ее на рычаг.

Сейчас не время было думать о личном, перед Эдит лежала пачка писем, которые требовалось немедленно перевести и отпечатать. Она включила компьютер и приложила все усилия, чтобы сосредоточиться на работе.

Эдит не помнила, как досидела до конца рабочего дня. Письма едва ли порадуют тех, кто будет их читать, изысканностью выражений и совершенством деловых оборотов.

В пять часов она собрала сумочку и направилась к лифту. Навстречу ей по коридору двигалась Мюриэл Бинкс, высокая девушка в строгом синем костюме. Она с кислой улыбкой кивнула Эдит.

— Я слышала, скоро возвращается из Рима твой отец, — сказала она, поджимая тонкие губы. — Должно быть, это он организовал, чтобы наше посольство затребовало именно Лайтоллера на должность атташе. Я все понимаю, Эдит, и ты тут, конечно, совсем ни при чем. И твоего отца я тоже очень уважаю. Но хочу, чтобы ты знала, — я считаю всю эту историю просто возмутительной. Сесил вышел сухим их воды, тогда как у других были бы крупные неприятности. Наша система, допускающая подобные вещи, порочна от начала до конца.

Сесил привык ходить в любимчиках и думает, что ему все позволено. Я не уверена, что сотрудники нашего отдела станут к нему лучше относиться после этой истории.

— Я Понимаю твои чувства, Мюриэл, — сказала Эдит сдержанно. — Только уверяю тебя, мой отец тут ни при чем.

Эдит кивнула кипевшей праведным гневом Мюриэл и заспешила дальше по коридору. Она слишком торопилась, чтобы пускаться в дискуссии. Впрочем, она в душе была согласна с Мюриэл. Рэндальф решил выгородить Сесила не из-за его необыкновенных талантов, а потому что, как известно всем, Сесилу предстоит стать зятем отца Эдит, в чьем подчинении Рэндальф скоро окажется.

Эти мысли пронеслись в голове Эдит, но не оставили в ней глубокого следа. Ее голова была занята другим.

Сегодня она приехала на работу на маминой машине. Мама всегда настаивала, чтобы Эдит пользовалась ее автомобилем. Но Эдит не особенно любила ездить по городу на машине и брала ее лишь в случае крайней необходимости.

Сегодня она решила сесть за руль потому, что мама, вернувшись, обязательно обратит внимание на то, что за ее отсутствие в машине совсем мало накручено километров.

Сейчас Эдит была рада тому, что воспользовалась машиной, — на улице шел сильный дождь.

Эдит подъехала к супермаркету и еле втиснула маленький «пежо» в пространство между двумя «BMW». Не раскрывая зонт, она перебежала к дверям магазина и нырнула в теплый зал.

Двигаясь вдоль стеллажей, Эдит набирала деликатесы. Омара она приготовит в винном соусе. Бутылки две белого немецкого вина будет достаточно. Теперь конфеты… Она обратила внимание, что Мэтью любит сладкое. Вспомнив об этом, она почему-то растрогалась. Эдит взяла набор швейцарских дорогих конфет с кремовой начинкой, ему должно понравиться.

Дома Эдит стремительно бросилась к плите.

Только бы Мэтью заехал к ней часа через полтора, к этому времени она успеет все приготовить. Работа закипела… Какое счастье, что бабушка в свое время научила ее готовить, мама в этом отношении совсем неискушенный человек. Омар в винном соусе — бабушкин рецепт. А на десерт она подаст персики с кремом. Мэтью не сможет не оценить ее кулинарных способностей!

Может быть, удастся уговорить Мэтью проехаться в субботу вместе к бабушке?

Впрочем, она еще не знает, как он отнесется к тому, что ему предстоит сегодня услышать!

Закончив дела в кухне, Эдит быстро приняла душ и, завернувшись в махровый халат, подсела к туалетному столику. Щеки ее пылали. Она вглядывалась в свое отражение, и ее переполняла безудержная радость. Что-то подсказывало ей, что все будет хорошо. Она вспоминала глаза Мэтью, выражение, с которым он смотрел на нее… Женщины обычно сразу понимают такие вещи, чувствуют их самой глубиной своего существа.

Она знала, что нравится Мэтью. Может быть, очень нравится! Когда он целовал ее, она, утопая в блаженстве, догадывалась, что и он испытывает нечто подобное… Нет, она не выдавала желаемое за действительное, она чувствовала, что Мэтью не равнодушен к ней!

Ее голова кружилась, словно от бокала шампанского, в груди растекалось восхитительное тепло. Она признается Мэтью, что любит его, и будь что будет. Она согласна быть с ним на любых условиях. И она примет любой его ответ…

А завтра, каков бы ни был исход сегодняшней встречи, она скажет Сесилу, что никогда не выйдет за него замуж!

Эдит причесала волосы, сколов боковые пряди на затылке.

Кажется, такая прическа была у нее во время их первой встречи. Порывшись в гардеробе, она надела свою любимую белую блузку без рукавов и длинную, узкую черную юбку с шифоновой каймой внизу. На часах было уже восемь, должно быть Мэтью вот-вот появится…

На пути из кухни в гостиную Эдит мельком взглянула на себя в зеркало, висевшее в прихожей, и вдруг вспомнила, что именно в этом наряде ждала к себе в гости Сесила после его возвращения из командировки. Ей показалось это не правильным, в груди шевельнулось неприятное чувство. Эдит побежала в спальню и вытащила из шкафа короткое облегающее платье из мягкой золотисто-коричневой ткани и торопливо переоделась, ожидая каждую секунду услышать звонок домофона. Она ни за что не хотела заставлять его ждать в тамбуре даже минуту.

Все было готово! Эдит придирчивым взглядом окинула стол — салфетки на месте, все как надо. Она еще раз протерла бокалы, которые и так сверкали, и, нервно сплетая пальцы, принялась ходить по комнате. Дождь лил не переставая, но она открыла окно и легла грудью на подоконник — не видна ли в переулке машина Мэтью?

Холодные капли упали ей на шею, побежали по спине.

И вдруг ее словно громом поразило — ведь она сказала Мэтью, что ее не будет дома, и попросила его оставить портрет у консьержки!

Проклиная себя на чем свет стоит, Эдит выбежала на площадку и, не закрыв за собой дверь, бросилась вниз.

Миссис Линн, консьержка, сидела на своем обычном месте.

Увидев подбегавшую Эдит, пожилая дама широко раскрыла глаза. Наверное, решила, что у спокойной и сдержанной мисс Грэхем случился пожар, настолько девушка сейчас сама на себя не походила.

— Миссис Линн, никто сейчас не приходил и ничего не передавал мне? Такой темноволосый молодой человек? — спросила Эдит, замирая и тяжело переводя дыхание. Неужели миссис Линн сейчас скажет, что да, был такой, но давно ушел?

— Нет-нет, дорогая мисс Грэхем, никто к вам не приходил, — успокоила ее консьержка, и взгляд ее стал любопытным.

— Если ко мне придут, скажите, что я дома и жду, — сказала Эдит, чувствуя, как краснеют у нее щеки. — Вышло небольшое недоразумение. Я думала, что сегодня вечером мне придется уйти. Но дела оказались не такими срочными. — Она понимала, что говорит непонятно, путано и, наверное, выглядит со стороны странно, но ей было все равно.

— Хорошо-хорошо, мисс Грэхем, я прекрасно вас поняла, — с мягкой улыбкой ответила миссис Линн, но глаза ее стали любопытными. — Если вас спросит молодой человек, я скажу, что вы дома и ждете его. Правильно я поняла, что вы ждете не мистера Лайтоллера? — доверительно понизила она голос.

— Нет, совсем другого… Спасибо большое, миссис Линн, — выговорила Эдит и торопливо направилась к лифту. Вдруг Мэтью ей позвонил? Он же решит, что ее нет дома!

Следующий час она провела ужасно. Несмотря на дождь, она то и дело подходила к окну гостиной, высовывалась и всматривалась — не подъезжает ли к подъезду автомобиль Мэтью. Волосы у нее вымокли, но Эдит этого даже не замечала.

— Приходи, приходи, приходи, — шептала она, как сомнамбула. — Я люблю тебя! Я жду тебя.

Господи, пусть он придет побыстрее, у нее уже нет сил ждать. Если через пять минут не раздастся звонок в дверь, она просто сойдет с ума от напряжения! Но он придет, ведь он обещал, что привезет портрет. А Мэтью не из тех, кто не держит обещаний.

Около десяти часов, когда Эдит уже изнемогала от ожидания и тревоги, вдруг зазвенел звонок домофона. Эдит как сумасшедшая бросилась в переднюю и схватила трубку.

— Да? Это ты, Мэтью?

— Это Эдит Грэхем? — раздался в трубке чужой голос. — Я к вам от Смита.

В груди у Эдит похолодело. Это не Мэтью!

Неужели с ним что-то случилось? Господи, только не это!

— Да, заходите, — пробормотала она непослушными губами и, нажав кнопку, быстро открыла входную дверь и замерла, устремив взгляд на дверцы лифта.

Через две минуты они раскрылись, и из лифта вышел незнакомый ей коренастый мужчина с короткими, светлыми волосами. Он сразу увидел стоявшую в дверях Эдит и направился к ней.

— Я к вам от Мэтью Смита, — сказал он, глядя на нее в упор из-под тяжелых век, прикрывающих его и без того небольшие светлые глаза. — Он просил передать вам это.

Только тут Эдит заметила, что он держит упакованный в бумагу плоский предмет прямоугольной формы. Портрет?

— Прошу вас, заходите, — пролепетала она, пятясь назад.

Но мужчина не спешил зайти.

— Спасибо, но я только хотел передать. — Он протянул ей свою ношу. — А теперь, простите, мне пора.

Он уже повернулся, чтобы уходить, и тут оцепеневшая Эдит обрела дар речи.

— Постойте! — воскликнула она и сама не узнала своего голоса, таким он показался ей жалобным и тонким. — Что с Мэтью? Почему он не приехал сам? Что случилось?

Мужчина медленно, словно нехотя обернулся.

— Ничего не случилось, — произнес он, снова упирая в Эдит свои прикрытые веками глаза, и Эдит отчетливо ощутила исходившую из них неприязнь. — Просто Мэтью уехал.

— Уехал? Куда? — Она почувствовала себя так, словно стремительно проваливается в бездонную яму.

— К отцу. Он взял отпуск с завтрашнего дня.

— Томас Смит.., почувствовал себя плохо? — выговорила она непослушными губами.

Сразу мелькнула мысль — немедленно ехать вслед за Мэтью. Его отцу плохо. Она не оставит Мэтью, она будет рядом, будет помогать. Ничего, что надвигается ночь, она возьмет мамин «пежо»…. Дорогу она помнит. Возьмет с собой побольше денег — пригодятся, и еще зубную щетку… Она справится.

— Его отец здоров. — На этот раз в глазах мужчины мелькнуло любопытство. — Просто Мэтью решил провести свой отпуск вместе с ним.

Он снова сделал движение по направлению к лифту. Эдит в отчаянии шагнула на площадку и схватила его за рукав.

— Подождите! — Она перевела дыхание и увидела близко глаза мужчины — холодные и, как ей показалось, насмешливые. — Вы друг Мэтью? Он собирался приехать сам. Когда он решил взять отпуск? Он ничего не говорил об этом. Когда он вернется? Пожалуйста, скажите мне!

Ей было все равно, как она выглядит в глазах этого человека, только бы он задержался на минуту и объяснил ей, почему Мэтью так внезапно уехал.

— Раз он не сказал вам, значит, не о чем было говорить, — сухо пробормотал мужчина, осторожно высвобождая свой рукав, но, взглянув ей в большие глаза, которые смотрели на него умоляюще, внезапно заговорил с откровенной досадой:

— Мэтью собирается уходить с работы. Вбил себе в голову, что не имеет права занимать ответственную должность! воскликнул он с внезапной злостью. — Это он-то, один из лучших! Шеф уговаривал его подумать, не рубить сплеча. Эх, знали бы вы… — Он нахмурился, и его лицо стало непроницаемым. — В этом мире Лайтоллеры процветают, а настоящие ребята, для кого совесть не пустой звук, уходят в тень. Эх, разве вы способны понять!

Он резко повернулся и побежал вниз по лестнице, не дожидаясь лифта.

Эдит некоторое время стояла на площадке, растерянная, оцепеневшая. Затем медленно вернулась в квартиру, закрыла за собой дверь и прошла в гостиную. В глаза ей бросился накрытый стол. Янтарно светилось дорогое вино в бутылках. Она не стала открывать его, решила, что это сделает Мэтью… Мэтью!

Это конец. Мэтью не пришел и уже не придет никогда!

Она бессильно опустилась на диван. Осмысление того, что произошло, медленно доходило до ее сознания. Мэтью увольняется с работы потому что, исполнив ее просьбу помочь Сесилу, поступил вопреки совести, вопреки своему долгу. И решил, что не имеет права больше находиться на службе безопасности. Мэтью, с его рыцарским взглядами! Как же он должен теперь ее презирать! Это из-за нее ему пришлось уйти с работы!

Она сидела на диване, широко раскрыв глаза, смотрела прямо перед собой и видела его лицо — такое родное, такое любимое! Он уехал.

Они больше никогда не встретятся.

Ей казалось, что свет померк, несмотря на то, что все лампочки в венецианской люстре горели ярко и празднично.

Лишь некоторое время спустя Эдит осознала, что держит в руках завернутый в бумагу предмет.

Медленно она развернула тщательно упакованный портрет.

На холсте была изображена девушка с книгой в руках. Видимо, она только что была погружена в чтение, но кто-то окликнул ее или внезапно вошел в комнату, и она, вскинув голову, радостно улыбается этому человеку. На ней костюм из темно-зеленого шелка, темные волосы гладко зачесаны назад, только у висков выбиваются непослушные пряди. Портрет был выполнен маслом, но его отличала странная легкость и прозрачность, присущая обычно акварелям. И в полной мере проявилась свойственная Мэтью романтическая живописная манера. Может быть, знатоки посчитали бы, что автору портрета не хватает технического совершенства в прорисовке деталей, изображении шелковой ткани, но Эдит казалось, что стоит коснуться портрета рукой, как ощутишь шелк ее костюма, — с такой любовью он был изображен.

Впрочем, все эти подробности Эдит восприняла мельком. Взгляд ее приковало лицо девушки на портрете. Да, сходство было несомненным, как и на самом первом его рисунке. Но чем дольше она смотрела, тем больше ей казалось, что с портрета на нее смотрит известная ей по рассказам бабушки Элен Брикэ, героиня французского Сопротивления и мать Бланш.

Лицо было юным, наивным, радостным, непосредственным, но на нем ясно читались решительность, смелость и сила характера.

Разве она, Эдит, такая? Нет, Мэтью изобразил здесь неведомую ему Элен Брикэ, а вовсе не ее. Разве у нее такой прямой и полный достоинства взгляд? Разве ей свойственны твердость и мужество, которые выражают черты этого юного лица?

А ее глаза — такие же, как на портрете, светло-карие глаза — разве светились они когда-нибудь такой самозабвенной радостью и счастьем? Эта девушка на портрете — она смотрит в лицо своего любимого, которого долго ждала, но вот он внезапно вошел, и она вся озарилась внутренним светом…

Разве она, Эдит, когда-нибудь смотрела так хотя бы на одного человека?

Мэтью изобразил не ее, а ту, какой он хотел ее видеть. Он изобразил такую Эдит, которую мог бы полюбить!

Но она не оправдала его ожиданий, а такая, какая есть, она не нужна ему. Он уехал и даже не счел нужным сам отдать ей портрет и сказать «до свидания»! Он решил, что не стоит больше тратить на нее время. Их знакомство было недолгим, но он успел убедиться, какая она малодушная, неискренняя и расчетливая…

Эдит поставила портрет на стол, прислонив его к фарфоровой вазе с фруктами, и долго смотрела на него, очарованная видом той Эдит, какой она рождена была стать, но так и не стала.

9

Утром Эдит несколько раз набирала телефон Сесила, но он не снимал трубку. Потом ей ответили, что он будет на месте во второй половине дня.

После обеда Эдит снова позвонила к Сесилу в отдел и наконец-то услышала его голос:

— Алло?

— Сесил, это я, — сказала она, стараясь не выдавать своего волнения. — Как дела? Вчера ты предлагал пойти куда-нибудь поужинать.

Давай встретимся после работы, отметим твое назначение. И мне надо многое сказать тебе… — добавила она после некоторого колебания.

— Назначение? — переспросил он со странным смешком. — Тебе, видимо, еще не рассказали. Ну ничего, скоро расскажут. Доброжелателей у нас много.

— Что не рассказали? Я не понимаю. Что-то еще случилось? — удивленно спросила она.

— Случилось, да! Не хочу говорить по телефону. Я сегодня еду к родителям. Если хочешь, после работы зайдем на минуту в какое-нибудь кафе. Подожди меня в вестибюле.

Он положил трубку. Озадаченная Эдит сначала хотела пойти к Найджелу, который обычно бывал в курсе всех событий, происходящих у Сесила в отделе, но передумала. Лучше Сесил сам ей все расскажет. У него неприятности — тут и гадать нечего. Неужели это как-то снова связано с этим его несчастным назначением в Рим?

Но ведь вчера все было в порядке, все улажено самым благоприятным для него образом.

Сегодня Эдит встречала прибывшую из Алжира делегацию Красного Креста — ей пока еще редко доверяли подобные вещи — и вся была поглощена тем, как лучше справиться со своей работой. Алжирцы говорили по-французски с сильным акцентом, и ей приходилось концентрировать на разговоре все внимание.

Встреча с Сесилом ее не очень волновала.

Еще вчера Эдит решила, что ему скажет, и больше не думала об этом. И о Мэтью она не думала — в нее просто вошла боль и змеей притаилась на самом донышке сердца, надолго, может быть, навсегда…

После окончания рабочего дня Эдит спустилась в вестибюль, вскоре туда же вышел и Сесил. Кивнув ей, он быстро направился к выходу. Она последовала за ним, догадавшись, что он не хочет говорить о синих проблемах в людном вестибюле.

Она заметила, что брови у него сведены вместе, а уголки губ капризно опущены вниз.

Едва они сели в его машину, как Эдит нетерпеливо спросила:

— Скажи же наконец, в чем дело? Кажется, вчера ты говорил, что все в ажуре.

— Невеста близко к сердцу принимала все печали своего суженого, — язвительно пробормотал он. — Все кончено! Назначение накрылось. Ни в какой Рим мы не поедем! — В его голосе послышались истерические нотки.

— Но.., почему? — В ее голове быстро промелькнуло, что сейчас, когда Сесил несчастен, будет жестоко оповещать его о решении, которое она приняла. Может быть, стоит отложить разговор? Ее словно потянуло в привычную заезженную колею, но Эдит, сделав над собой усилие, выбралась из нее. — Расскажи по порядку, — потребовала она спокойно, решив, что сочувственный тон только усилит его раздражение.

— Что рассказать? Меня сегодня с утра вызвали туда… — Он дернул головой вверх. — И просто предложили на выбор — или третьим секретарем посольства в Италию, или остаться здесь на прежней должности. Понимаешь ты, третьим секретарем! Сама посчитай, на сколько это ступеней ниже по сравнению с должностью атташе!

— А.., напоминали тебе о том случае? — спросила она осторожно.

— Никаких напоминаний и никаких объяснений. Просто предоставили выбор. И я сказал, что предпочитаю остаться.

Он резко затормозил у какого-то кафе, вышел и направился внутрь. Эдит поспешила следом. В зале они сели за первый попавшийся столик, Сесил потребовал у официантки чашку кофе и мрачно сказал Эдит:

— Ты, если хочешь, можешь заказать что угодно, а у меня нет аппетита.

Она тоже попросила кофе. Когда официантка отошла, Сесил, кажется, впервые встретился с Эдит взглядом.

— И вот что очень интересно, — сказал он, криво улыбаясь. — Рэндальф сказал мне, что твой отец в курсе происходящего и считает, что все правильно. Вернее, что он не желает ни во что вмешиваться. Что ты на это скажешь?

— Что же я скажу… Сесил, папа — человек принципиальный, все это знают. Он способен оказать протекцию, но не станет просить о снисхождении для служащего, нарушившего правила. Он и ко мне отнесся бы точно так же, можешь не сомневаться, — медленно произнесла она. — Ничего страшного не случилось. Ну ты останешься в Лондоне, будешь работать, все забудется, и годика через два…

— Через два годика! — взорвался он. — Как ты легко об этом говоришь. Целых два года еще буксовать на месте! Сколько я затратил усилий, и теперь все насмарку. И я знаю, кого они пошлют вместо меня — Фреда Фолкнера, этого неотесанного мужлана!

У Эдит снова мелькнула мысль — не отложить ли серьезный разговор на другое время, но она тут же сурово одернула себя.

— Мне кажется, Сесил, ты преувеличиваешь. Ты остался на прежней должности, на тебя не наложено никаких взысканий. А значит, дальнейший рост по службе перед тобой не закрыт.

— А я уверен, что тут сыграло решающую роль то, что твой отец не захотел замолвить за меня слово! — Сесил сердито сверкнул глазами. — Ты сказала, что хочешь сообщить мне какие-то новости? Что-то, связанное со всем этим делом? — Он нетерпеливо взглянул на нее.

Эдит, опустив голову, пристально посмотрела в свою чашку с дымящимся кофе, пить который у нее не было никакого желания. Она набрала в грудь побольше воздуха и подняла на него глаза.

— Сесил, возможно, я выбрала не самое удачное время, но я прошу тебя выслушать меня спокойно. — У нее на какой-то миг предательски дрогнул голос. — Я твердо решила, что не выйду за тебя замуж.

Несколько мгновений Сесил растерянно молчал. Было видно, что он не ждал такого оборота. У Эдит болезненно сжалось сердце.

— И за кого же ты выйдешь замуж? — почти беззвучно процедил он, сверля ее глазами. — За Мэтью Смита, видимо?

— Нет, я не нужна ему. Но выйти за тебя было бы нечестно по отношению к тебе. Я.., не люблю тебя, Сесил, настолько, чтобы стать твоей женой. Я уже давно это поняла. Я пыталась.., пыталась полюбить. Но не вышло. Извини меня, но это мои окончательные слова.

Он тяжело, молча смотрел на нее, и в этом молчании было что-то мрачное и угрожающее.

Ей казалось, что она не выдержит его взгляда и то ли заплачет, то ли покорно склонит голову.

Но он, к счастью, заговорил:

— Бред. Чистый бред. Ты не в своем уме, Эдит.

Я думаю, ты просто дура.

Ей сразу же стало гораздо легче.

— Возможно, но не стоит начинать все сначала. Не старайся уговорить меня, как ты это сделал в тот раз, тебе не удастся. Если хочешь, я сама поговорю с твоими родителями и все им объясню.

— Ах, значит, твои уже в курсе! Теперь понятно, почему твой отец… — начал он, но Эдит перебила его.

— Мои родители еще ни о чем не знают!

Сегодня вечером будет звонить мама, я скажу ей то же, что сейчас говорю тебе. И я очень прошу тебя, Сесил, давай сейчас покончим с этим. Я бы хотела, чтобы мы оставались друзьями. Я уверена, что ты найдешь девушку, которая…

— Замолчи! — воскликнул он и резко отодвинул от себя чашку так, что расплескал кофе по столику. — Можешь не продолжать, мне все понятно. Ты просто вовремя сориентировалась.

Не хочешь связывать себя с неудачником, правильно? А ты забыла, ради кого я пошел на это? Разве не ради тебя? Знаешь, как это называется? Воткнуть нож в спину! — Он смотрел на нее со жгучей ненавистью.

У Эдит подступили к глазам слезы.

— Сесил, ты не прав. Мое решение не имеет" никакого отношения к твоим неприятностям…

Ты и сам это знаешь.

— Очень хорошо! — процедил он, глядя на нее с непередаваемым презрением. — Я не стану тебе навязываться. Только и ты не навязывайся мне со своей тошнотворной дружбой.

Можешь идти к своему Смиту… Хоть к черту!

Но учти, что твой Мэтью и есть самый законченный неудачник. Его продвижение по службе нисколько не интересует, он только и знает, что малюет свои нелепые картины. Я посмотрю, что ты скажешь через год совместной с ним жизни! — Он швырнул на столик пару бумажек и, резко оттолкнув стул, встал и вышел из кафе. Эдит почувствовала, что вся дрожит, но одновременно испытала огромное облегчение оттого, что все позади.

Она увидела в окно, как машина Сесила отъехала от кафе, встала и вышла на улицу. Ей было душно, хотелось пройтись пешком. Медленно она зашагала в сторону Сент-Джеймского парка.

Сесил счел ее предательницей, расчетливой девицей, которая, увидев, что стать женой атташе не удастся, быстренько расторгла помолвку. Неужели он так плохо ее знает, что способен подумать такое? На душе у нее было тяжело. Наверное, ей следовало найти какие-то доводы, быть более убедительной. Но Сесил в любом случае отреагировал бы на ее слова крайне резко — ведь задето его самолюбие! Его отвергла невеста! Насколько Эдит его знала, для него это тяжелый удар.

Эдит была уверена, что Сесил не простит ей обиды и вычеркнет ее из своей жизни. И это было больно. Возможно, через какое-то время она еще раз поговорит с ним, попытается смягчить удар, который нанесла ему. Через какое-то время…

Ее мысли сами собой переключились на Мэтью. Где он сейчас? Сидит в гостиной вместе со своим отцом, пьет с ним чай, треплет по голове Шерифа? И, конечно, не вспоминает о ней. Может быть, он приехал к своему отцу вместе с Шейлой, неизвестной ей девушкой, с которой у Мэтью было, наверное, что-то серьезное, раз он знакомил ее со своим отцом…

Эдит миновала парк и углубилась в лабиринт перекрещивающихся улочек Белгравии. Вот слева протянулась решетчатая ограда сквера, и она невольно окинула взглядом скамейки за оградой. Нет никого похожего на Мэтью…

Вздохнув, Эдит свернула направо, чтобы перейти через дорогу к подъезду своего дома. И тут ее окликнули:

— Эдит Грэхем?

Голос был женский. Эдит удивленно обернулась и увидела у входа в сквер девушку, коротко стриженную, с волосами цвета старинной бронзы…

Она мгновенно вспомнила! Душный вечер, она, испытывая приступ дурноты, подходит к дому Сесила и слышит веселые голоса, видит, как садится в такси счастливая пара. Машина отъезжает, на тротуаре остается лежать шелковая роза.

Сара Паркер, от встречи с которой Сесил так старался ее избавить!

— Здравствуйте, — продолжала девушка. — Вы не волнуйтесь. Я Сара, вы меня, наверное, помните. Я знаю, что вы меня видели. Я вас давно жду тут, в сквере. Вы не уделите мне десять минут?

Она говорила спокойно, с налетом светской небрежности, но все же в ее голосе слышался некоторый вызов. Эдит окинула ее пристальным взглядом, заметив, что и Сара исподволь разглядывает ее лицо, фигуру, одежду.

— Тогда пойдемте, сядем на скамейку.

Они вошли в сквер и сели недалеко от входа.

Эдит ждала продолжения, но Сара явно не спешила. Она достала из сумочки сигареты, щелкнула зажигалкой.

— Вы курите?

— Нет.

— А я закурю. — Она слегка прищурилась, и Эдит отметила, что глаза у нее желто-зеленые, как у кошки. Сару Паркер едва ли можно было назвать красавицей, но она явно принадлежала к тому типу, который волнует мужчин. Она была тонкая и гибкая, как акробатка, от нее весьма ощутимо исходили волны животного магнетизма.

— Вы меня видели вместе с Сесилом, — сказала она все так же спокойно. — Вы подобрали мою розу и принесли ее в клуб. Мне рассказала Джейн. Да, мы с ним близки.

— А как вы меня узнали? — поинтересовалась Эдит. — Разве вы меня тоже видели? И кто сообщил вам мой адрес? Сесил?

— Я однажды подъехала к Форин-офису, встретить Сесила, а он вышел вместе с вами.

Он подвез вас домой, а я проследила за вами, так, на всякий случай, — ответила Сара, которую, кажется, слегка удивило то, что Эдит так спокойно отнеслась к ее признанию насчет близких отношений с Сесилом. — Сегодня я решила дождаться вас и кое-что обсудить.

— Да, я вас слушаю, — сказала Эдит, вспоминая, как Сесил говорил, что Сара караулила и его у подъезда.

— Вы собираетесь за Сесила замуж, — произнесла Сара с легкой усмешкой. — Хочу, чтобы вы знали, — в этом случае вам придется мириться с тем, что я постоянно буду где-то рядом.

— Вы снова собираетесь преследовать Сесила? — спросила Эдит.

— Преследовать? — Сара удивленно пожала плечами. — Я имела в виду, что Сесил сам вернется ко мне, я это знаю наверняка. Он сказал мне, что вы потребовали от него не видеться со мной. Что иначе вы разорвете помолвку. Но видите ли, Сесил не любит вас. Он любит меня.

Вам не приходило в голову, что он хочет жениться на вас из каких-то других соображений?

Вы не подходите друг другу, — продолжала она, снова окидывая Эдит изучающим взглядом. — Ему нужна совсем другая женщина.

— Такая, как вы? Вы так решили и поэтому преследовали его? — спросила Эдит. — И даже решились на шантаж.

Сара затянулась и, прищурившись, выпустила дым.

— Кто вам сказал эту чушь насчет шантажа?

Сесил? Вот бедняга. Видимо, вы прижали его к стенке, и он не знал, как выкрутиться. Хотел предстать перед вами чистеньким и свалил все на меня. Знаете, меня это нисколько не удивляет и не оскорбляет. Я хорошо изучила Сесила и знаю все его сильные и слабые стороны. Он трус и порядочный врун, но в нем много хорошего. Главное — нам хорошо вместе.

Я еще сделаю из него человека. Он вернется ко мне, вот увидите. Он не сможет без меня. Ни одна женщина не понимает его так, как я. И я нужна ему.

— Вы хотите сказать, что не требовали от него деньги? — спросила Эдит недоверчиво.

— Мне действительно нужны были деньги.

Если хочешь сделать карьеру в шоу-бизнесе, без денег не обойтись. Мне предложили партнерство, потребовалась некоторая сумма, и срочно. Такой шанс редко подворачивается. И Сесил выручил. Правда, сначала он сказал мне, что взял у кого-то в долг, но потом рассказал, как все было на самом деле. Судите сами, на что он способен ради меня! Разумеется, я ни за что бы не согласилась, если бы знала заранее.

Больше подобной глупости он не выкинет, я позабочусь об этом. — Она снова затянулась, и Эдит вдруг заметила на ее руке браслет в форме змейки с рубиновыми глазами — точно такой же браслет Сесил привез ей из Монако, он лежал у Эдит в шкатулке.

— Едва ли Сесил женится на вас, — пробормотала Эдит, стремительно прокручивая в голове услышанную информацию.

— Женится? Кто говорит о браке? Я сама бы не пошла за него замуж. У меня другие планы.

Но и вам советую — оставьте его, он не ваш мужчина. Вы не будете с ним счастливы. Он все равно будет приходить от вас ко мне. Только я одна умею его понять и утешить так, как ему нужно.

— Можете не беспокоиться, Сара, — медленно произнесла Эдит. — Я не выйду замуж за Сесила. Я только что сказала ему об этом. Так что он ваш. Я думаю, что он будет нуждаться в вашем утешении. Вы уже знаете, что он не поедет в Италию?

— Значит, он остается? — В глазах Сары промелькнуло удовлетворение. — Я в этом не сомневалась. Вот вам еще одно доказательство, что он предпочел не расставаться со мной.

— Возможно, причина его отказа была в другом… — пробормотала Эдит. — Как бы то ни было, мы расстались.

— Это правда? В таком случае я могу вас только поздравить — вы приняли мудрое решение.

Тогда я не стану вас дольше утомлять. — Сара встала, поднялась и Эдит. — Слушайте, не злитесь на меня, — сказала Сара дружеским тоном. — Вы потом сами поймете, что я была права и Сесил вам не нужен. Если вы расстались с ним из-за меня…

— Нет, вы тут ни при чем, — быстро возразила Эдит. — И я нисколько на вас не обижена.

— Вот и хорошо, — как-то по-детски радостно воскликнула Сара. — А то знаете, так неприятно, когда кто-то тебя ненавидит. В нашем деле это часто случается. Не хочется умножать число врагов. Ну что же, всего вам хорошего.

Она взмахнула рукой и пошла по дорожке к выходу из сквера свободной, раскованной походкой, в которой было что-то завораживающее. Она не производила впечатление ни грубой, ни вульгарной, в ней чувствовались сила и целеустремленность. Она совсем не походила на тот тип обольстительницы, который нарисовала в своем воображении Эдит. И она подумала, что эта девушка в самом деле может сделать неплохую карьеру в шоу-бизнесе. Значит, это ради Сары, а не ради нее, Эдит, Сесил пошел на должностное преступление! Значит, он и в самом деле способен совершить безумство ради любимой!

Это открытие заставило Эдит посмотреть на Сесила несколько иными глазами. Подумать только, они знают друг друга с детства, но как много им еще предстояло бы узнать друг о друге! А знают ли они сами все о себе?

У Эдит неожиданно сделалось легче на душе.

Словно с нее сняли тяжелый камень. Сесил не останется один, у него есть Сара, которая способна утешить его…

Дома она приготовила себе чай и села в кресло в гостиной. И тут же Мэтью властно завладел ее мыслями. С мучительным наслаждением Эдит в сотый раз вспоминала их встречи, прогулки, беседы. Все это кануло в пустоту… Наверное, некоторым утешением может служить то, что Мэтью все-таки существует, что он не плод ее воображения, что ей довелось повстречать его. Ведь не встреть она его тогда в поезде… даже нет, не пригласи бабушка его к себе домой, она вышла бы за Сесила и так и не узнала бы, что такое любовь. Но нелюбимый муж не может дать своей жене почувствовать себя женщиной. Сознание, что Мэтью все-таки есть, поможет ей перенести одиночество…

Резко зазвонил телефон, и Эдит машинально взглянула на часы — скоро двенадцать, обычно никто не звонил ей так поздно. Она встала и подошла к телефону.

— Алло? — раздался в трубке незнакомый женский голос. — Это Эдит Грэхем?

— Да, я слушаю, — ответила Эдит недоуменно. — Кто говорит?

— Я Роза, Роза Ярдли. Вы меня помните?

Я помогала вашей бабушке с детьми.

— Конечно, помню, — узнала наконец Эдит говорившую, и сердце ей сжало дурное предчувствие. — Что-то случилось, Роза?

— Только не волнуйтесь, мисс Эдит, вашу бабушку сегодня отвезли в больницу. Я звонила вам несколько раз, но вас не было дома. — Она говорила сбивчиво и взволнованно.

— Что с бабушкой? — воскликнула Эдит. — Ей стало плохо? Когда это случилось? Где она?

— Вы только не волнуйтесь, мисс Эдит, — повторила Роза, у которой дрожал голос. — Она сейчас в Бромптонской больнице. Ей стало плохо еще днем, заболело сердце. Хорошо, что я была у нее, мы шили карнавальный костюм для дочки Грейс Милворт. Я сразу вызвала «скорую», и ее увезли. Сказали, что возможен инфаркт, но вы не волнуйтесь, это еще не достоверно. Она очень бодрилась, шутила…

— Я сию минуту еду в больницу, — сказала Эдит, лихорадочно прикидывая, сколько времени займет дорога. Боже, бабушка уже полдня в больнице, совсем одна, и неизвестно, что происходит в настоящую минуту… Боже, помоги!

Словно в ответ на ее мысли, Роза сказала:

— Она не одна там, я поехала вместе с ней и из больницы несколько раз звонила вам. Потом нашла у нее в сумочке листок с телефоном и надписью «Мэтью». И позвонила по этому телефону. Это ваш родственник? Он сразу же приехал и сейчас с ней, а меня отправил домой. Я звоню вам уже из дома. Миссис Грэхем в реанимации, но он добился, чтобы его пустили к ней… Он совсем не растерялся, сразу поговорил с врачом, а меня отправил домой… — Она внезапно начала всхлипывать. — Ох, мисс Эдит, вы не знаете… Какой человек ваша бабушка! Она заплатила за мое обучение в колледже! Она как добрая фея…

Роза зарыдала, и Эдит, громко проговорив:

— Не надо плакать, Роза, я сию же минуту еду к ней, — бросила трубку и заметалась по комнате. Где сумочка? Надо взять с собой денег.

Бромптонская больница — это не очень далеко.

Она поедет на такси, у вокзала их всегда множество. Бабушка, держись, я еду к тебе.

Только в такси она вдруг вспомнила, что Роза говорила о Мэтью. Она нашла у бабушки телефон Мэтью и позвонила ему. И Мэтью приехал в больницу. Как хорошо! Он позаботится о бабушке, в этом Эдит не сомневалась. Она даже не удивилась, что Мэтью оказался дома, тогда как должен быть у своего отца.

Такси затормозило у главного входа, Эдит расплатилась, вбежала внутрь и бросилась к регистратуре.

— Пожалуйста! Бланш Грэхем, привезли сегодня днем, сердечный приступ, — замирая, проговорила она в окошечко дежурной.

Та сверилась с компьютером и сказала деловито-спокойным тоном:

— Второе реанимационное отделение, пятый этаж.

В лифте у Эдит сердце колотилось так, что грозило вот-вот выскочить наружу. По коридору она почти бежала. У входа в отделение на стульях сидели какие-то люди и стоял врач в голубом халате и шапочке. Эдит бросилась к нему.

— Здесь моя бабушка, Бланш Грэхем. Что с ней? Как ее состояние? Могу я ее увидеть?

Врач окинул профессиональным взглядом ее бледное лицо с расширенными глазами.

— Вам надо успокоиться. Состояние Бланш Грэхем тяжелое, но мы делаем все возможное.

Поручиться за что-либо трудно… Вы можете зайти на пять минут, при условии, что будете вести себя спокойно. Но сначала вам необходимо взять себя в руки. Сядьте, сестра сделает вам успокаивающий укол.

— Но мне не нужно… — начала было Эдит, но тут у нее ослабели ноги, она покачнулась, кто-то поддержал ее за локоть и усадил на стул.

Она подняла глаза и увидела склонившегося к ней Мэтью.

— Эдит, миссис Грэхем очень волевой человек, она борется. Она сказала мне, что твердо намерена выйти отсюда, — сказал он, положив ладонь ей на плечо. Эдит несколько раз глубоко вдохнула.

— Ты был у нее? Она в сознании?

— Да, и даже улыбнулась мне. Сказала, чтобы завтра ей непременно привезли портрет. Я звонил тебе, но ты, должно быть, уже выехала.

— Мне дозвонилась Роза Ярдли.

К ним приблизилась медсестра со шприцем в руке. Эдит поспешно встала.

— Спасибо, не надо, мне уже лучше. Я в самом деле спокойна, — твердым голосом заверила она смотревшую на нее с сомнением медсестру.

— Ну тогда войдите, — суровым голосом разрешила та и первая прошла в дверь.

Эдит последовала за ней и оказалась в большой палате. Справа стояла кровать, на которой, опутанная проводами, лежала бабушка.

Глаза ее были закрыты. Эдит села на подставленный стул и взяла бабушку за руку, не сводя глаз с ее лица. Ее сердце сжалось от боли. Какая она маленькая и худенькая, какая беззащитная.

Наверное, впервые Эдит ясно осознала, что бабушка может умереть не в каком-то отдаленном будущем, а сейчас. Только на мгновение она представила пустоту, которую оставит в ее жизни эта утрата, и у нее перехватило горло. С огромным трудом она взяла себя в руки.

— Бабушка, — прошептала она. — Это я, Эдит.

Я с тобой, все хорошо. Тебе помогут, ты поправишься.

У миссис Грэхем дрогнули ресницы, она медленно открыла глаза и остановила их на лице склонившейся к ней Эдит.

— Вот и ты, моя дорогая, — проговорила она немного медленно, но таким же ясным и отчетливым, как всегда, голосом. Эдит ощутила, как холодные пальцы сжали ей руку. — Я тебя напугала? Не бойся. Глаза я закрыла, чтобы не видеть этих проводов. — Ее бледные губы ласково улыбнулись Эдит. — Я выберусь отсюда. Поезжай сейчас домой, а завтра я жду вас вместе с Мэтью. Он сказал, что портрет готов… Мне так не терпится взглянуть на него.

— Я не уйду, я останусь здесь с тобой, дрожащим голосом проговорила Эдит.

— Глупости, — нахмурилась бабушка. — И не думай, а то я решу, что мои дела совсем плохи.

Мне надо немного отдохнуть сейчас, а завтра я буду как новенькая, вот увидишь.

Она утешала и успокаивала Эдит, а не наоборот. Эдит наклонилась и прижалась щекой к ее руке, приникла к ней губами, пытаясь согреть ее пальцы.

— Хорошо, до завтра. Утром я буду у тебя.

— И не волнуйся обо мне. — Бабушка слегка подмигнула. — Ведь я непременно должна присутствовать на твоей свадьбе. Ты дождешься меня, правда?

— Непременно, бабушка, — сказала Эдит и неожиданно для себя проговорила:

— Я рассталась с Сесилом.

— Я всегда знала, что так будет, — с глубоким удовлетворением произнесла бабушка. — Ты же умница. А теперь иди.

Врач уже стоял за спиной Эдит. Она поцеловала бабушку в щеку и, оглядываясь, вышла из палаты.

— Бабушка отсылает меня домой, — беспомощно сказала она стоявшему у дверей Мэтью.

— Ты приедешь завтра утром, — успокаивающе проговорил он, беря ее под руку и увлекая за собой по коридору. — Я обещал, что покажу ей твой портрет.

Пока они шли по коридору, он все поддерживал ее под руку, должно быть шла она не очень твердо. Эдит действительно чувствовала, что у нее подгибаются колени.

Когда они вышли на ярко освещенное крыльцо, он остановился и посмотрел ей в глаза.

— Ты приехала на своей машине?

— Нет, на такси. — И это хорошо, подумалось ей, а то вряд ли она сейчас в состоянии сесть за руль. Она увидела очень близко тревожные глаза Мэтью, и тут ее мозг пронзила одна мысль.

— Ты ведь поехал к отцу, так мне сказал твой друг. Взял отпуск и поехал к отцу.

Его глаза продолжали смотреть напряженно и вопросительно.

— Я был у отца, но вернулся. Нам надо поговорить, Эдит.

10

Эдит молча кивнула. Все так же твердо держа ее под локоть, он повел ее к своему автомобилю, припаркованному сразу за воротами больницы. Она послушно шла за ним, больше ни о чем не спрашивая, во всем положившись на него, и ее сердце замирало от ожидания и надежды.

Мэтью повел машину по ночным лондонским улицам, и Эдит сразу поняла, что он везет ее к себе на Хокстон-стрит. Чтобы не молчать, она сказала:

— Врач говорит, что ни за что не может поручиться, но я просто не могу представить, что бабушка… — Горло ей сжало спазмом, и она проглотила последнее слово. — Она так любит жизнь! Она должна еще жить долго-долго. Я только сейчас поняла, что она для меня значит, что я не смогу без нее.

Подумать только, ведь я всерьез верила, что смогу жить в Италии с Сесилом вдали от бабушки, подумала она, поражаясь сама себе. Разве я смогу обойтись без этих воскресений, которые проводила в ее маленьком домике? И вообще.., я ни за что не хотела бы покидать Англию… Ведь если разобраться, у бабушки нет никого, кроме меня.

— Думай о том, что ее очень скоро выпишут и ты приедешь за ней в больницу, — сказал Мэтью.

— Если она не согласится пожить у нас, я сама поселюсь у нее и стану за ней присматривать, — твердо сказала Эдит. Ей сразу стало гораздо легче.

Хокстон-стрит в это время суток была совсем пустынной. Мэтью оставил машину на тротуаре, и они с Эдит поднялись в его квартиру. В полумраке коридора, когда она ждала, пока он откроет дверь ключом, ее сердце билось так сильно, что он, должно быть, ясно слышал эти частые, призывные удары.

Наконец они вошли в дверь, которая сразу открывалась в комнату.

Эдит уже некоторое время чувствовала слабость и головокружение, а тут у нее внезапно зашумело в ушах и начали подгибаться ноги, и она беспокойно огляделась вокруг, ища, куда бы сесть. Мэтью достаточно было одного взгляда, чтобы понять ее состояние. Он шагнул к ней и быстрым движением подхватил ее на руки. Эдит инстинктивно обняла его за шею.

Пока он нес ее к дивану, Эдит подумала, что всегда мечтала, чтобы он взял ее на руки.

Как ей и представлялось, его руки были сильными и надежными, и он нес ее легко, как пушинку, несмотря на то что она была далеко не эльфом.

Мэтью аккуратно опустил ее на диван.

— Это реакция. Ты сильно переволновалась.

Посиди, сейчас я сделаю тебе чай. А пока глотни-ка вот это.

Он поднес ей к губам рюмку с бренди. Эдит послушно глотнула и поморщилась, подобные крепкие напитки она никогда не употребляла.

А Мэтью снял с нее туфли и положил ее ноги на диван. От прикосновений его рук по ее жилкам разлилось тепло. Она откинулась на подушки, закрыла глаза и слушала, как он бренчит посудой. Как странно, она вовсе не испытывала неловкости. Рядом с ней был человек, которому она полностью доверяла. Она интуитивно чувствовала, что Мэтью сделает все так, как нужно, как лучше для нее, и она положилась на него. Он взял инициативу в свои руки, и Эдит покорно доверилась ходу событий.

Рядом раздались его шаги, и Эдит открыла глаза и села на диване, опустив ноги на пол.

Мэтью поставил перед ней дымящийся чай и сел в кресло напротив. Она обхватила двумя руками чашку и поднесла ее ко рту, посматривая на него из-под ресниц. Брови у него были сдвинуты на переносице, пальцы нервно сплетались и расплетались. Вот он вскинул на Эдит серые, как речная вода, глаза, и ее сердце затрепетало, а в горле пересохло — настолько красноречивым был его взгляд.

— Эдит… — начал он, но вынужден был откашляться. — Эдит, я действительно вчера уехал к отцу, но только переночевал у него и вернулся в Лондон. Я понял, что не могу уехать вот так, не услышав от тебя окончательного приговора… То, чего так боялся мой отец, все-таки случилось со мной. Я встретил женщину, которая перевернула всю мою жизнь. То, что я испытываю, настолько сильнее меня, что все доводы рассудка отходят на задний план. Видимо, это любовь, ничего не поделаешь. И поэтому я должен сказать, что я люблю тебя, Эдит.

У Эдит бешено забилось сердце, ей показалось, что она сейчас потеряет сознание. А он взял со стола салфетку и продолжал, сосредоточенно сгибая и разгибая ее в пальцах:

— Я понимаю, что ты не можешь ответить мне тем же. Но, может быть, ты разрешишь мне видеться с тобой изредка? Пока ты еще здесь, в Лондоне, и никуда не уехала. Может быть, мы могли бы иногда вместе пройтись пешком по Гайд-парку, как тогда, когда я делал наброски для портрета? Больше я ничего у тебя не прошу.

Ведь и так давно все было ясно, ты не скрывала от меня, что любишь другого. Но… — Он снова вскинул на нее глаза, и она прочитала в них безумную надежду, когда человек надеется вопреки доводам рассудка. Но тут же эти глаза словно присыпали пеплом. — Но если тебе этого совсем не надо, скажи, я уеду, и больше ты меня не увидишь.

Он замолчал и ждал ее ответа. Эдит в одну секунду пережила все те чувства, которые он должен был переживать сейчас. Ведь она и сама недавно испытывала все это. И она сказала, чувствуя, как у нее по щекам неудержимо побежали слезы:

— Но как же ты мог не прийти вчера? Как же ты мог, Мэтью, прислать вместо себя с портретом кого-то другого? Если бы ты только знал, как я тебя ждала!

Он напряженно смотрел на нее, словно боясь поверить собственным ушам, затем в одно мгновение оказался рядом с ней на диване.

— Эдит! Ты ждала меня? Но я решил, что тебя не интересует ничего, кроме портрета.

Неужели ты?..

Он придвинулся к ней и взял ее за руку.

— Я так тебя ждала, — говорила она с обидой в голосе, отстраняясь от него. — Ты не представляешь, какое я приготовила угощение. Я, понимаешь ли, решила, что, отведав моих кулинарных шедевров, ты не сможешь остаться равнодушным и твое сердце дрогнет. Особенно удался омар в винном соусе. Вспомнила, наверное, старую пословицу, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. А как иначе могла я завоевать твое сердце? Я решила, что, написав портрет, ты потерял ко мне всякий интерес. А когда вместо тебя явился тот тип с портретом, я поняла, что все кончено, все окончательно кончено…

— Это был Оскар, мой друг. Он очень расстроился, когда узнал о том, что я решил уйти со службы… Но… Эдит! Неужели я такой болван? Ведь я считал, что ты.., любишь Сесила. Ты сама сказала мне об этом!

— Я не говорила тебе ничего подобного, сказала только, что собираюсь за него замуж. Ты просто был невнимателен, а это очень плохо для офицера службы безопасности, — покачала она головой. — Я сама не знаю, почему я этого не сказала, ведь я на самом деле считала, что люблю Сесила, но эти слова как-то не сошли у меня с языка. Именно ты заставил меня задуматься над этим вопросом — люблю ли я его?

И я поняла, что не люблю и не любила никогда. Потому что ждала тебя…

— Эдит, неужели… — проговорил он третий раз, глядя на нее во все глаза. Потом привлек ее к себе, и она со вздохом прижалась к его груди.

— Одно время я ужасно злилась на тебя, — пробормотала она, чувствуя, как он целует ее в волосы. — Едва я сказала тебе про Сесила, как ты тут же переменился. Стал таким равнодушным. Что я должна была думать, когда ты так легко отступился? Значит, для тебя все это было не серьезно. Уже потом я поняла, что ты не хотел «мешать нашему счастью»…

Он наклонился к ней, пытаясь завладеть ее губами, но Эдит мягко отстранила его.

— Подожди, ведь я еще не все сказала. Очень жаль, что ты не пришел вчера, потому что кроме вкусного ужина тебя ждал еще сюрприз. Я сказала бы тебе то, что поняла совсем недавно.

Я твердо решила не дожидаться этих слов от тебя, я собиралась сказать тебе первая, что люблю тебя.

— Я никогда себе не прощу, что не пришел! — воскликнул он. — И ты будешь абсолютно права, если никогда в жизни больше не приготовишь мне омара в винном соусе.

В следующую секунду их губы соединились…

Когда Мэтью целовал ее в прошлый раз, Эдит не могла представить, что может быть поцелуй более восхитительный. Теперь она поняла, что может. Эдит тонула в неведомом ей блаженстве и сознавала, что все на свете слова бессильны выразить то, что она испытывала, что происходило между ними. Но среди множества неземных ощущений была еще твердая уверенность в том, что все происходящее — правильно, что это — ее мужчина, предназначенный ей судьбой. И еще Эдит знала непонятно каким образом, что Мэтью чувствует то же, что чувствовала она.

Бежали минуты, и огонь, который пылал в их сердцах, начал искать выхода, рваться наружу. Ей хотелось стать с Мэтью одним целым, соединиться, раствориться в нем. Она не помнила, как они оказались в спальне, на его кровати. Через окно в потолке светила полная луна, огромная и серебристая. При ее свете казалось, что их обнаженные тела переливаются, как перламутр. Они то прикасались друг к другу с невиданной на свете нежностью, то в порыве страсти сжимали друг друга в бурных объятиях.

Повинуясь правилам любовной игры, Эдит сопротивлялась и уступала в одно и то же время.

А потом ее тело пронзил сияющий свет, а глазам открылось звездное небо…

Эдит проснулась оттого, что Мэтью смотрел на нее. Они лежали под простыней, ее волосы разметались по его груди, в комнате пахло ландышами. Хотя, может быть, последнее ей только показалось… Он улыбнулся ей, и она почувствовала такое невыразимое счастье, что испугалась даже, вдруг сердце не выдержит и разорвется.

— Ты не спишь? — спросила она, легко проводя ладонью по атласной коже его плеча.

— Боюсь заснуть. Утром проснусь и пойму, что все было сном, — серьезно ответил он, отводя в сторону прядь темных волос и нежно целуя ее в висок. — Ты выйдешь за меня замуж?

Эдит втянула в себя воздух. Что, если он прав и им всего лишь снится дивный сон?

— Если ты ожидал, что я стану ломаться, то ты ошибся. Я выйду за тебя хоть завтра. Вот только…

— Что? — Она почувствовала, как он напрягся.

— Ты так мало меня знаешь. Вдруг тебе не .понравится мой характер?

Эта мысль серьезно омрачила ее счастье.

— Мне нравится только такой характер, как твой, — горячо заверил ее Мэтью и в доказательство поцеловал так страстно, что она забыла обо всех своих опасениях.

Некоторое время спустя, когда они немного успокоились, Эдит спросила:

— Вот только чьей женой я буду — художника или сотрудника службы безопасности? — И тут же испугалась, что он не правильно ее поймет.

— А тебе это не безразлично? — серьезно спросил он.

— Мне все равно, кем ты будешь работать, можешь мне поверить, но, когда твой Оскар сказал, что ты собираешься уйти с работы, я почувствовала себя страшно виноватой. Ты хочешь уйти из-за истории с Сесилом, из-за того, что я просила тебя тогда, чтобы ты помог ему.

Прости меня, я не имела на это никакого права. Я очень перед тобой виновата!

Он быстро закрыл ей рот поцелуем.

— Ты ни в чем не виновата и никогда так не думай. Вся эта история просто послужила поводом для того, чтобы я серьезно задумался, соответствую ли я своей работе и какое мое настоящее призвание. В общем, у меня есть целая неделя на раздумье.

— Ох, Мэтью! — Она прижалась к нему и уткнулась лицом ему в грудь. — Я думаю, что ты сможешь все, за что ни возьмешься. Ты даже умеешь чинить миксеры! Но не спеши. Если тебя не хотят отпускать с работы, это говорит о многом…

— Это тебе тоже сказал Оскар? — улыбнулся он. — Ты не возражаешь, если он будет шафером на нашей свадьбе?

— Нет, нисколько. — Может быть, при следующей нашей встрече мы понравимся друг другу больше, подумала она.

— А я должен понравиться твоим родителям, — словно подслушал ее мысли Мэтью.

— Я поговорю с ними, и они все поймут!

Они прилетают завтра. Но вот я никогда не понравлюсь твоему отцу…

— Отец спрашивал о тебе! Он хочет, чтобы я приехал с тобой. Он приглашает тебя ловить рыбу, а это говорит о многом… — улыбнулся Мэтью. — И потом, ты нашла самый верный путь к его сердцу. Он до сих пор вспоминает пирог, который ты тогда приготовила.

— Это был самый обычный бисквит, — хихикнула Эдит, но тут же стала серьезной. — А ты можешь сказать мне, кто такая Шейла? Я случайно услышала, как твой отец спрашивал тебя о ней.

Он откинулся на подушки и прямо взглянул ей в глаза, — Шейла! Одно время она думала, что любит меня, а я в связи с этим чувствовал за нее нечто вроде ответственности. Но потом оказалось, что с ее стороны это было заблуждение.

— А с твоей?

— Я никогда не любил ее. И никогда не признавался ей в любви, — твердо ответил он. — До встречи с тобой я вообще считал, что способен любить только идеальный образ, воплощенный на портретах старинных мастеров.

— Ну.., во мне-то нет ничего идеального, — прошептала Эдит.

Пока они так беседовали и наслаждались близостью друг друга, совсем рассвело, и Эдит вдруг резко села на постели.

— Как там бабушка? Стыдно сказать, но я совсем забыла о ней. Видишь, какая я черствая эгоистка!

— Мы сейчас поедем к ней в больницу, сказал Мэтью, встал и начал одеваться. — Только как быть с твоей работой?

— Я позвоню Найджелу, что не смогу прийти сегодня, — проговорила она, нетерпеливо расчесывая волосы щеткой для волос Мэтью, которая лежала на тумбочке. — Но сначала мы должны заехать ко мне и взять портрет — я думаю, увидев его, бабушка придет в восторг. Ты на самом деле нарисовал Элен Брикэ, Мэтью!

— Значит, вы с ней очень похожи, только ты еще этого не почувствовала. Ты можешь принять душ, а я приготовлю кофе, — сказал он, целуя ее в губы.

Минут сорок спустя они подъехали к дому Эдит. Поздоровавшись с загадочно улыбавшейся консьержкой, Эдит быстро прошла к лифту, Мэтью следом за ней. Она открыла ключом дверь квартиры, но не успели они войти, как им в глаза бросились чемоданы, стоявшие в прихожей. А в дверях гостиной появилась мама, которая при виде Мэтью недоуменно раскрыла глаза!

— Как же я так могла ошибиться, — растерянно бормотала Эдит минуту спустя, по очереди обнимая и целуя каждого из своих родителей. — Я была уверена, что вы прилетаете завтра.

— Ну конечно, мы собирались прилететь сегодня, двадцать третьего, — говорил ее отец, гладя дочку по голове. — Завтра день рождения бабушки. Как она, кстати? Я вчера не смог ей дозвониться.

Эдит сдвинула брови и быстро, отрывисто проговорила:

— Она в больнице. Вчера у нее был сердечный приступ. Девушка, ее соседка, вызвала «скорую». Меня не было дома до позднего вечера, но к бабушке в больницу приехал Мэтью. И все время до моего прихода был рядом. Познакомьтесь же наконец! — Она повернулась к Мэтью, который все это время стоял у двери. — Это Мэтью Смит — очень близкий мне человек. И мы собираемся пожениться.

Брови отца изумленно поползли вверх, а мама потрясение воскликнула:

— Эдит!

— Мы все объясним потом, а сейчас торопимся к бабушке. Мы пообещали, что приедем утром, и заехали только, чтобы захватить с собой мой портрет, который Мэтью хочет подарить ей ко дню рождения, — на ходу говорила Эдит, забегая в свою спальню, чтобы взять портрет, который она оставила там на кресле. И быстро набросила на него шелковый платок — бабушка должна увидеть портрет первой.

Мэтью тем временем здоровался за руку с. отцом Эдит, который смотрел на него с благосклонным интересом. Мама же, кажется, лишилась дара речи.

— Но куда ее отвезли? — обеспокоенно спросил отец, поворачиваясь к Эдит. — Она не говорила мне, что плохо себя чувствует.

— Бабушка в Бромптонской больнице, — сказала Эдит. — Вы ведь приедете к ней? Извините нас, мы сейчас едем прямо туда.

Схватив Мэтью за руку, она увлекла его к лифту.

— Я не так представлял знакомство с твоими родителями, — сказал он ей уже в машине.

— Я тоже. И я растерялась, ведь такие вещи не объяснишь на ходу. Думаешь, это выглядело со стороны несерьезно?

— Не беспокойся. Я очень постараюсь убедить их в серьезности своих намерений. — Он улыбнулся, и Эдит снова, несмотря ни на что, почувствовала себя счастливой.

Впереди ее еще ожидало долгое и трудное объяснение с родителями. Мама даже плакала, потом долго разговаривала по телефону с Люси Лайтоллер. Эдит спросила отца:

— Ты ведь не думаешь, папа, что мое решение расстаться с Сесилом как-то связано с тем, что он не получил обещанное назначение?

— Я знаю тебя, Эдит. Ты послушалась своего сердца, для тебя только это имеет значение.

И я твой выбор уважаю.

— Если бы мама так же думала, как ты, — вздохнула Эдит.

Ей очень хотелось, чтобы родители поближе познакомились с Мэтью, но оказалось, что они приехали только на несколько дней и снова должны вернуться в Рим. Отец отказался от предложенного ему поста, решив остаться на прежней работе.

Эдит и Мэтью регулярно навещали бабушку в больнице. Со стороны могло показаться, что это родная бабушка Мэтью, так бережно и внимательно относился он к ней. Эдит видела, что они прекрасно понимают друг друга и очень друг другу симпатизируют. Мэтью считал, что именно Бланш он обязан тем, что они с Эдит познакомились и полюбили друг друга. Один раз, когда Мэтью пошел принести из буфета минеральной воды, бабушка сказала Эдит:

— Я с первого взгляда поняла, что он влюблен в тебя, — по его глазам. Когда мужчина смотрит на женщину такими глазами, ошибки быть не может. Сесил, тот никогда не смотрел на тебя так… Я уже придумала, какую шляпу надену на вашу свадьбу — розовую, с розами из белого шелка. Так что не слишком затягивайте — зимой мне в ней будет холодновато.

— Ага, ты намерена затмить невесту? — воскликнула Эдит, а про себя подумала — надень хоть мотоциклетный шлем, но только, бабушка, дорогая, выздоравливай поскорее;

И когда через два месяца состоялась свадьба Мэтью и Эдит, бабушка выполнила свое обещание. Несмотря на неутешительный прогноз врачей, она поправилась и пришла в церковь, где венчалась ее внучка, в умопомрачительной шляпе и элегантном розовом костюме. Никто не знал, что этот костюм она приобрела на распродаже. Будучи парижанкой по рождению, бабушка знала секрет, как носить самые обычные и недорогие вещи так, чтобы выглядеть в них сногсшибательно.

Во время обряда венчания она думала, что встреча Эдит и Мэтью произошла не случайно, как не бывает в мире ничего случайного.

Разумеется, им еще предстоит пройти испытание бытом, но если любовь настоящая — разве она не преодолеет все? Бланш всегда жила с верой в простые истины.

Медовый месяц молодые отложили до весны. Они собирались поехать в апреле на неделю в Париж, а пока несколько дней погостили у отца Мэтью, после чего вернулись в Лондон.

Мэтью все же остался на прежней работе и с азартом принялся за портрет Бланш Грэхем, решив, что она — чисто рембрандтовский тип.

Эдит приглашала на свадьбу Сесила, но он не пришел, хотя вполне вежливо сослался на какие-то дела. Впрочем, Эдит была уверена, что он не придет. И она почти не удивилась, когда узнала, что Сесил собирается жениться на девушке по имени Шейла Киттикот. Эдит, конечно, желала им счастья, только боялась, что Сара Паркер омрачит семейную идиллию.

Сама Эдит была абсолютно счастлива и делала все, чтобы и Мэтью был счастлив. Правда, он уверял ее, что большее счастье просто невозможно испытывать.

Иногда Эдит думала — должен ли человек заслужить счастье, и если да, то чем она его заслужила? Или все-таки оно приходит к каждому, независимо от заслуг, в свое время и в самых разных формах? Только надо суметь его разглядеть…



Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10