Маскарад миллиардера (ЛП) (fb2)

- Маскарад миллиардера (ЛП) (пер. Автор неизвестен) (а.с. Пари-2) 370 Кб, 164с. (скачать fb2) - Джаннетт Винтерс

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Джаннетт Винтерс Маскарад миллиардера

Глава 1

— Госпожа Мэннинг, господин Дэвис…

— Джил, господин Дэвис беспокоит меня по тому же вопросу, что и два дня назад?

Элейн Мэннинг не дала своей помощнице сказать ни слова. Это был уже третий звонок за последние три дня. Он не понимает намёков?

— Пожалуйста, сообщи господину Дэвису, что я сейчас очень занята, но он может оставить сообщение для меня. И, несмотря на то, сколько раз он будет звонить, ты всегда должна отвечать, что я занята.

Элейн думала, что ей удалось показать отсутствие своего интереса, когда Трент Дэвис пригласил её на деловой ланч с господином Винчи три недели назад. Она усиленно пыталась вести деловые переговоры, в то время как Трент изучал её на личном уровне. Его вопросы стали носить более личный характер, когда у господина Винчи возникли неотложные дела, и он уехал. Всё внимание Трента было приковано к Элейн.

Действительно, ланчи с определённым типом мужчин у Элейн заканчивались самым сладким десертом. Однако репутация Трента была всем известна, поэтому Элейн не собиралась становиться его очередной победой, независимо от того, насколько привлекательным был этот мужчина. Она предпочитала держаться подальше от Трента, чтобы не наделать глупостей.

«В конце концов, то, что он два года подряд был удостоен титула „Самого сексуального мужчины“ не даёт мне права становиться его очередной игрушкой. Очаровательная улыбка и горячая задница… будь они прокляты! Я не собираюсь обращать на него никакого внимания», — уверяла себя Элейн.

Игнорировать его звонки было вполне логично в данной ситуации. Так и не получив ответа от помощницы, Элейн добавила:

— И если он оставит сообщение, то можешь не тратить своего времени впустую. Просто выброси его в мусорное ведро. Ты всё поняла? — спросила Элейн.

Вместо ответа: «Да, госпожа Мэннинг», который она ожидала услышать, на заднем плане послышался хриплый пронзительный голос:

— Сообщите госпоже Мэннинг, что ради этой встречи мне пришлось изменить расписание. Надеюсь, что и она в силах пересмотреть свой жёсткий график. Я буду сидеть здесь, терпеливо ожидая её.

По жёсткому тону Трента было понятно, что он не очень-то терпелив. Возбуждён? Да. Разбит? Да. Но терпелив? Ни в коем случаи. Любой достойный джентльмен, услышав подобный разговор по интеркому, спокойно бы уехал. Но Трента вряд ли можно назвать джентльменом. Выбор был очевиден. Трент Дэвис в считанные минуты мог очаровать невинную Джилл своим шармом. Тяжело вздохнув, Элейн ответила:

— Джилл, отмени все встречи на сегодня и скажи господину Дэвису, что я скоро освобожусь.

У Элейн действительно имелись важные дела. Весь её день был заранее распланирован. Кроме того, с некоторых пор Элейн выполняла работу главного бухгалтера. Лизетт отсутствовала уже две недели, а у Элейн было мало опыта в финансовых вопросах. Но, к счастью, на момент незапланированного ухода Лизетт, все документы находились в полном порядке. «Всё остальное может подождать», — наивно полагала Элейн, когда отпускала свою сотрудницу в Нью-Йорк. К сожалению, девушка так и не вернулась.

В прошлом месяце случилось много необычного. А началось всё с того, что господин Джонатан Винчи согласился стать новым спонсором компании. Соглашение было идеальным, за исключением единственного пункта — Лизетт должна быть переведена в офис в Нью-Йорке. Элейн всегда думала, что Трент и его друг Джон абсолютно разные, как день и ночь. Однако теперь поняла, что между ними есть кое-что общее: они любят управлять и манипулировать людьми.

Элейн уяснила одну вещь — она не сможет отвязаться от Трента сегодня, поэтому придётся терпеть его высокомерную задницу столько времени, сколько потребуется.

Элейн сделала поправки в последних записях, нажала кнопку «сохранить» и закрыла ноутбук. Ей хотелось поработать немного дольше, но в холле её ожидал «Мистер очарование» и, кажется, его терпение уже иссякло. Элейн посмотрела на часы. Близился полдень, а это означало, что у неё нет другого выхода, кроме как составить компания господину Дэвису за ланчем.

«Я могу пригласить его в тот кошмарный ресторан на Третьей Авеню… А ещё можно сходить в итальянский ресторан Антонио. Да, чудесная идея!» — думала Элейн. Схватив свой кошелёк, она вылетела из кабинета навстречу злому серому волку.

Он выглядел так, как она себе представляла: идеально уложенный волосы и дизайнерский костюм Brooks Brothers. Именно таким она его и запомнила. Абсолютно великолепным. Проблема была в том, что он это знал. Трент сидел, откинувшись на спинку кресла, в холле, поглощенный статьёй в National Enquirer. Возможно, он читал свежие сплетни о себе на странице номер пять.

— Господин Дэвис, простите, что заставила Вас ждать, — сказала Элейн.

Нехотя, он откинул журнал в сторону и ответил:

— Я рад, что Вы смогли уделить мне хоть немного времени, ведь у Вас такой плотный график, — он улыбнулся.

Элейн почувствовала нотки сарказма: «О, пожалуйста, пусть эта встреча пройдёт как можно быстрее». Она с улыбкой ответила:

— Я как раз собиралась пообедать. Не хотите присоединиться?

Поворачиваясь к Джилл, она приказала:

— Звони мне на мобильный, если будет что-то срочное.

Трент заявил, как бы цитируя Шекспира:

— Куда ты идёшь, туда иду и я, о, дорогая дева.

Джил захихикала. «А сплетни не врут, Трент знает путь к сердцу женщины», — подумала Элейн, изображая миловидную улыбку. Если она правильно поняла цель сегодняшней встречи, то Трент просто желал повергнуть всех в шок своим неожиданным визитам. И ему это удалось. Мотая головой из стороны в сторону, чтобы избавиться от ненужных мыслей, Элейн направилась к выходу из здания. Она ожидала увидеть припаркованный к обочине лимузин, но, к её удивлению, там стоял черный Lamborghini с нью-йоркскими номерными знаками. Очевидно, это личный автомобиль господина Дэвиса.

— Мы возьмём мою машину. Сегодня у меня есть важные дела в этой части города, но на ближайшие несколько часов я абсолютно свободен для Вас.

Господин Дэвис галантно открыл дверь, и Элейн неохотно проскользнула на пассажирское сиденье. Когда Дэвис сел в водительское кресло, она спросила:

— Какие дела?

«Важные дела в этом районе? Он думает, что я настолько глупа? Поблизости нет ни одного бизнес-центра», — подумала Элейн. Нет, она точно знала причину его пребывания здесь, и это не имело никакого отношения к бизнесу. Элейн не собиралась сдаваться так быстро. Она была уверена, что после ланча получит «прозрачный» намёк. Интересно, что из этого выйдет.

— Мы отобедаем в нескольких кварталах отсюда. Я могу показать Вам дорогу.

Автомобиль соответствовал своему владельцу: эффектный, эксцентричный и сексуальный, как дьявол. Элейн обожала автомобили. Люди всегда удивлялись такому нездоровому интересу к технике. У Элейн имелся негласный закон: посещать автомобильное шоу каждый месяц. Её собственная машина была с ручной коробкой передач, хотя все современные автомобили уже давно основаны на автоматике. «Автомобиль Трента идеален и, наверняка, с идеальными параметрами», — подумала Элейн, усиленно перебарывая желание поговорить об автомобилях, иначе ланч затянулся бы до вечера.

Они добрались до ресторана Антонио в течении нескольких минут. По пятница, как правило, все столики были заняты, но не в этот раз… Когда они вошли, хозяйка ресторана предоставила им столик неподалёку от выхода. Трент покачал головой и указал на другой стол, в противоположном углу зала. «Он всегда получает то, что хочет», — подумала Элейн, закатив глаза.

Когда каждый из них занял своё место, Трент сказал:

— Я рад, что ты нашла время для встречи со мной. Я уж было подумал, что ты избегаешь меня.

Элейн мило улыбнулась.

— Ты меня избегаешь? — по серьёзному тону было понятно, что он уже знает ответ.

— Мистер Дэвис, зачем мне Вас избегать? Мы не состоим в личных или рабочих отношениях. На самом деле это я должна спросить, почему Вы выдернули меня из офиса посреди рабочего дня? — произнесла она спокойно.

— Во-первых, зови меня Трент. Во-вторых, у меня есть для тебя предложение.

— Мистер Дэвис, Вы зря тратите время. Мне не интересны Ваши предложения, — твёрдо заявила она.

Трент засмеялся и сказал:

— То, о чём ты подумала, мы обсудим в другой раз. Сегодня я здесь с деловым предложением.

— Надеюсь, вы прекрасно понимаете, что у «Другого Шанса» уже есть спонсор. Ваш друг Джон и его компания Vinchi Medical Engineering стали нашими новыми партнёрами.

— Меня не интересует «Другой Шанс». Я хочу, чтобы ты работала на меня.

Элейн не смогла удержаться от смеха. «Ни за что на свете я не стану работать на тебя», — подумала она. Их компании были абсолютно разными. Бизнес Дэвиса довольно сомнителен. Вряд ли можно построить огромную корпорацию за столь короткий промежуток времени честным трудом. Элейн не хотела ввязываться в это.

— Ваша компания не тот тип бизнеса, которым я хотела бы заниматься. У нас разные стратегии. «Другой Шанс» подбирает осколки и склеивает их воедино, а Ваша корпорация сметает всё на своём пути, как ненужную пыль, — выпалила она на выдохе.

— Ты думаешь, что знаешь, чем занимается моя компания?

Элейн не испытывала стыда за свои слова. Как руководителю «Другого Шанса» ей ежедневно приходилось бороться за права людей. Трент же делал всё наоборот. Его корпорация пренебрегала жизнью простых людей.

Как только Элейн открыла рот, чтобы высказать своё мнение, Трент поднял руку вперёд, чтобы остановить её и сказал:

— Я здесь не для того, чтобы просить тебя присоединиться к своей компании.

Элейн смотрела в его глаза и пыталась прочесть его мысли. Но, как оказалось, это задача не из лёгких. Репутация Трента в бизнесе была всем известна: он огромная акула, которая нападает в самый неподходящий момент. Элейн не имела никакого желания становиться очередной жертвой корпоративной акулы. Скорее из общего любопытства, она спросила:

— Тогда на кого я буду работать, если дам согласие?

— Как ты смотришь на то, чтобы работать в новом «Другом Шансе»? Уже более глобального масштаба.

Она была уверена, что расслышала неправильно. Ещё один «Другой Шанс»? Это невозможно. Создавать ещё одно агентство крайне неприбыльно. С момента основания компании многое изменилось. За десять лет в обществе возросла потребность в таких организациях. Теперь с новым спонсором «Другой Шанс» выйдет на новый уровень, но до глобального масштаба ему не дотянуть.

«Неужели он думает, что сможет заполучить меня, проспонсировав „Другой Шанс“?» — задалась вопросом Элейн. Но деньги на неё не производили никакого впечатления. И Тренту пора бы это понять:

— Я думаю, что Вы должны отклонить своё предложение, господин Дэвис. «Другой Шанс» не способен выйти даже на международный рынок. Сейчас мы на уровне сообщества.

— Я уже говорю не о «Другом Шансе». Я говорю о типе работы, которую ты будешь выполнять, но на глобальном уровне.

— Вы серьёзно, не так ли?

— Я похож на клоуна? Шутки в сторону, пора поговорить серьёзно.

— Вы меня заинтриговали. Расскажите поподробнее.

Трент полез в карман своего дизайнерского пиджака, вынул оттуда несколько сложенных бумажек и положил их на стол:

— Прежде, чем я расскажу, ты должна подписать договор о конфиденциальности.

Элейн не понимала, что происходит. За годы работы она успела побывать на сотне деловых встреч, но ни разу не подписывала подобные бумаги.

— Вы серьёзно?

В ответ он кивнул. Затем Элейн внимательно изучила бумаги: всё дольно серьёзно и грамотно оформлено. Ещё раз, прочитав каждый пункт договора, она поставила свою подпись:

— Мистер Дэвис, возможно, сегодня будет самый увлекательный ланч в моей жизни. Теперь расскажите мне всё.

Трент убрал в карман подписанные бумаги:

— Ты когда-нибудь слышала о «Takes One»?

Она отрицательно покачала головой.

— Я так и думал. Компания состоит из четырех человек: Джона Винчи, Росса Уитмена, Дрю Наварро и меня. Каждый месяц мы анонимно перечисляем на счёт разорившихся компаний денежные пожертвования. Наша организация успешно занимаемся этим более пяти лет, но, как тебе известно, в последнее время потребность в благотворительной помощи возросла. Поэтому нам нужен грамотный помощник.

Элейн встала в ступор. Выходит, Трент позвал её на эту встречу не из-за собственных интересов, а ради бизнеса. Она знала, что все богатые люди занимаются благотворительностью, но о таком способе вложения средств даже и не подозревала.

— Думаешь, деньги могут решить все проблемы? А что будет после? Что случится с компанией, в которую ты вложил средства? Я и не подозревала, что ты настолько наивен. Это как наклеивать всё новые и новые пластыри на кровоточащую рану, но в итоге шрам всё равно останется.

Судя по лицу Трента, он был шокирован и внимательно слушал. «Какой смысл в такой помощи?» — задавалась вопросом Элейн. Прочистив горло, она продолжила уже более спокойным тоном:

— Чем на самом деле занимается «Takes One»?

Трент на мгновение задумался, а потом сказал:

— Брэд Андерсен, наш старый приятель по колледжу. Он погиб в автокатастрофе более пяти лет назад. Ему было всего двадцать восемь. Мы все смеялись над ним, потому что порой он мог неожиданно исчезнуть на несколько недель или месяцев, не сказав ни слова. А когда возвращался, то вёл себя так, будто ничего и не произошло. Вначале я думал, что Брэд просто снимал красивых девушек и развлекался по полной катушке. Правда раскрылась лишь после его смерти. У Брэда был секрет, который он тщательно скрывал ото всех. За всю свою недолгую жизнь он посетил каждый уголки планеты, помогая нуждающимся: он побывал в Никарагуа, Новой Гвинеи, Индонезии и сотне других мест. А мы этого не знали. Он никогда не говорил нам. Мать Брэда нашла журнал с картой и пометками. Внутри были отмечены все места, где Брэд побывал и все люди, которым он помог. Его мать отдала этот журнал нам после похорон.

«Теперь я чувствую себя полной дурой», — подумала Элейн.

— Звучит так, будто он был особенным человеком.

— Именно. В день похорон мы вчетвером решили, что будем продолжать дело Брэда.

«Я не ожидала такого от Трента Дэвиса», — промелькнуло в голове у Элейн.

— Это замечательный способ почтить память Брэда. Только не понимаю, какое отношение это всё имеет ко мне?

— Мы хотим, чтобы ты присоединилась к «Takes One».

«Это всё галлюцинация», — уверяла себя Элейн. Ещё месяц назад она была готов к тому, что потеряет свою компанию. Теперь будущее «Другого Шанса» было в безопасности, у компании появились новые возможности. Она не могла так просто взять и уйти.

— Вы хотите, чтобы я присоединилась к «Takes One»? Но у меня нет денег, я не смогу помочь финансово, это же очевидно. Так что конкретно Вы от меня хочешь?

— Мне нужен твой опыт в этой сфере. Ты уже давно занимаешься благотворительностью; знаешь, куда лучше вкладывать деньги, что спонсировать. Мои коллеги ещё не приняли окончательного решения, но нам всем нужен человек, компетентный в решении подобных вопросов и достаточно мудрый. Мы собрали информацию, и ты идеально подходишь для этой роли. Ты занимаешь благотворительностью не из-за пиара, а потому что тебе так велит сердце.

«Он на самом деле сделал мне комплемент?» — удивилась Элейн.

— Думаете, у меня получится работать на две компании?

— Нет, не получится. Если хочешь, то можешь взять на себя часть работы в «Другом Шансе», а об остальном не беспокойся. Ты должна оставить компанию и переехать в Нью-Йорк. Это будет для тебя проблемой?

Переехать в Нью-Йорк? Это прозвучало как-то знакомо. Лизетт переехала в Нью-Йорк несколько недель назад, чему Элейн была крайне рада. Но Лизетт в Нью-Йорке ждал любимый человек, а у Элейн никого не было.

В Род-Айленде она начала свою карьеру, пустила корни и выросла во всех смыслах. Он любила город, семьи, которые живут здесь веками, свою компанию. Элейн всю жизнь переезжала, бежала из одной приёмной семьи в другую. Сейчас она даже не помнит, как попала в Род-Айленд, но этот город за столько лет стал её жомом. Элейн чувствовала себя здесь комфортно и уютно. Она знала многое о людях проживающих здесь, она веселилась с ними на именинах и плакала на похоронах…

Переехать в Нью-Йорк? Он хотела ответить «нет». Абсолютно нет. Казалось простой ответ на простой вопрос. Как же «Другой Шанс»? Кто будет там работать?

— Мистер Дэвис, когда я должна дать ответ?

— Я надеялся, что ты примешь решение сегодня, но думаю, что стоит дать тебе немного времени. Позвони мне в воскресенье вечером. Прости, но у меня есть ещё кое-какие дела в городе, так что звони, когда будешь готова, — он вытащил из кармана визитную карточку и протянул ей. — Мой личный номер. Позвони мне. Помни, что этот разговор должен остаться только между нами, и теперь ты единственный человек, кроме моих коллег, знающий всю суть ситуации.

— Я понимаю, мистер Дэвис. Есть что-то ещё, чего Вы мне не сказали?

— Да. Перестань называть меня «мистер Дэвис». Моё имя Трент, — он улыбнулся.

Он передал ей визитную карточку и их пальцы на мгновенье соприкоснулись. Одно случайное прикосновение пробудило каждый нерв её тела. «Это ничего не значит. Просто нервы», — уверяла себя Элейн. Он не смогла посмотреть ему в глаза, поэтому сунула карточку в сумку и пробормотала:

— Ладно, Трент. Спасибо.

— Не за что. Кстати, почему бы нам чего-нибудь не заказать? Я умираю с голоду, и здесь так вкусно пахнет.

Элейн не хотела больше оставаться с ним наедине, но отказывать было невежливо. Трент позвал официанта и сделал заказ:

— Пожалуй, мы попробуем жареных кальмаров, с поджаренным перцем чили и баранью отбивную.

Она хотела возразить. Какая дерзость — делать заказ, даже не спросив её мнения, но Трент не ошибся с выбором. Именно эти блюда Элейн заказывала на ужин. Однако сейчас только полдень. Обычно она ела салат и протеиновый батончик в такое время суток.

Всё остальное время они говорили о делах. Он рассказал о том, как их компания пополняла счета местных банков и помогала детям с онкологическими заболеваниями. Хотя Элейн и участвовала во многих благотворительных акциях, но никогда ничего не слышала о «Takes One». Видимо, компания была засекречена. Пока они говорили, Элейн анализировала все успехи «Другого Шанса» в области благотворительности за последние несколько лет. Она всегда мечтала сделать что-то значимое. В огромном масштабе. Но для этого нужны были не только колоссальные финансы, а ещё что-то другое… Возможно, Элейн смогла бы превратить «Takes One» в компанию, которой бы так гордился Брэд.

После очень длинного двухчасового обеда Трент отвёз её обратно в офис. Сидя за своим столом, она никак не могла сосредоточиться на документах. Её мысли вновь и вновь возвращались к неожиданному предложению Трента. Элейн знала, что предстоящие выходные будут очень долгими, и за это время, она должна принять решение. На самом деле у неё на примете было несколько людей, способных взять на себя управление «Другим Шансом». Теперь ей предстояло решить, как объяснить сотрудникам о своём переезде.


***


Трент никак не мог выкинуть одну очень занимательную картинку из головы. Он пришёл в офис, чтобы встретиться с ней, и безразлично перечитывал статью с очередной сплетней о себе, когда вошла она. Он не мог не обратить внимания на её зелёные глаза, чернеющие от разочарования. Элейн выглядела ещё лучше, будучи расстроенной. Её слова и язык тела, действовали на него, как электрический заряд, он отбросил журнал в сторону и посмотрел в её чарующие глаза. Он всё никак не мог забыть этих глаз, хотя прошло уже много времени. Именно в этот момент он принял волевое решение: она поедет в Нью-Йорк вместе с ним. И по-другому быть не может. Ему хотелось видеть её в своей постели, но не больше. Ни одна женщина не стоит такого риска. Ни одной из них он не подарит своего сердца.

Глава 2

В жизни Элейн не намечалось ничего интересного. В субботу она занималась бумагами и отчётами, а в воскресенье собиралась хорошенько выспаться перед тренировкой в спортзале, но рано утром её разбудил звонок от Мэтта Филлипса, личного помощника Джона Винчи. Он приглашал Элейн и других сотрудников «Другого Шанса» на вечеринку по случаю помолвки Джона и Лизетт. Элейн сразу же оповестила обо всём Джилл, и девушка уладила всё в два счёта. Джилл действительно хорошая сотрудница. В начале Элейн наняла её на неполный рабочий день, но через несколько лет Джилл стала полноправным сотрудником и правой рукой Элейн. В нынешнее время очень сложно найти достойного сотрудника, поэтому и Джилл, и Лизетт являлись редкими кадрами.

Когда Элейн вошла в ресторан «Main Coach Lodge», то первым делом осмотрела зал в поисках знакомых лиц. Она была счастлива увидеть многих своих сотрудников, пару жителей Род-Айленда и некоторых коллег и друзей Джона. Во всяком случаи, одного из друзей Джона она точно узнала. Трент прожигал её своим испепеляющим взглядом через весь зал. Рядом с ним находились ещё двое мужчин, которых Элейн также знала, неподражаемые Дрю Наварро и Росс Уитмен. Она отвернулась, оглядывая толпу, но её глаза снова и снова возвращались к Тренту. Он смотрелся идеально: короткие каштановые волосы, едва заметные скулы и пронзительные тёмные глаза. Элейн готова была поспорить, что без этого дизайнерского костюма Трент выглядит ещё сексуальнее. «Его сильное, мускулистое тело — мечта любой девушки», — подумала она, опуская глаза вниз. «Нет, не смотри на него», — приказывала себе Элейн. Закрыв глаза, она попыталась поскорее избавиться от этих странных мыслей о Тренте Дэвисе.

Как будто почувствовав её взгляд, Трент обернулся, и их глаза встретились. Элейн отвела взгляд, краснея. Когда подошёл официант, она с радостью схватила бокал шампанского с подноса. Элейн ещё никогда не испытывала такого сильного физического влечения. Но этот мужчина был не для неё. Если верить жёлтой прессе, то Трент Дэвис типичный «игрок». Ни одна «секс-бомба» не обходилась без его участия. Элейн всё никак не могла понять, почему женщины таяли от каждого его слова.

Она мирно стола в сторонке, попивая небольшими глотками шампанское, когда услышала хриплый мужской голос возле своего уха:

— Ты сегодня прекрасно выглядишь.

Элейн проявила железную стойкость и даже не повернулась к нему лицом, опасаясь пронзительного взгляда чарующих глаз:

— Спасибо, мистер Дэвис, — ответила она, стряхивая капельки шампанского со своего платья.

— Меня зовут Трент. Разве ты не помнишь? — спросил он.

О, она всё прекрасно помнила: его имя, красивое лицо, сексуальную улыбку и тёмные, как бездна глаза. «Нет, нужно прекращать думать об этом», — разозлилась Элейн. Обернувшись, она улыбнулась и сказала:

— Я не ожидала тебя здесь увидеть, Трент.

— О, какая жалось. А я думал, что ты надела это платье специально для меня.

— Ты ошибся.

— Полагаю, ты ещё не приняла решение относительно «Takes One»?

— Ты дал возможность подумать до воскресенья. Я планировала позвонить тебе позже.

— Ну, раз уж мы встретились, то я надеюсь услышать твой ответ прямо сейчас, — заявил он самодовольно.

— Так тому и быть.

— Что ты решила, Элейн?

Он произнёс её имя так…сексуально. Что он задумал? Очередную игру? Щёки Элейн вновь порозовели. Она оглянулась вокруг, опасаясь, что кто-то посторонний может услышать разговор.

— Я бы хотела обсудить этот вопрос в более интимной обстановке, — прошептала она.

Выгнув бровь, он спросил:

— Это предложение?

— Ох, видимо, ты неправильно понял. Я имела в виду сугубо конфиденциальную обстановку, с меньшим количеством публики.

— Ты права, Элейн. Думаю, нам стоит продолжить этот разговор после вечеринки?

Она не желала оставаться с ним наедине посреди ночи. Мало ли что может случиться?! Она приоткрыла рот для того, чтобы выразить недовольство, когда зал взорвался громкими аплодисментами, встречая почётных гостей, Лизетт и Джона. Она отвернулась от Трена и зааплодировала, подобно всем собравшимся в зале. Лизетт выглядела такой счастливой. За последние несколько месяцев она всё чаще стала появляться на публике, акцентируя внимание на своей персоне и, безусловно, Джон всегда находился поблизости. Элейн даже немного позавидовала такому счастью.

Лизетт и Джон прошли рука об руку на танцпол. Заиграла музыка и Джон обнял свою партнёршу за талию. Они скользили плавно и нежно, крепко сжимая руки. На глазах Элейн выступили слёзы радости.

— Могу я пригласить тебя на танец? — неожиданно спросил Трент.

Элейн обернулась, и он подал ей руку в знак приглашения. Она, как сумасшедшая, боялась находиться в объятиях этого мужчины, поэтому ответила вежливым отказом:

— Я не танцую.

Полностью проигнорировав отказ, Трент схватил её правую руку и повёл на танцпол. Элейн не успела сказать ни слова. Его правая рука легла на её плечо, а левая мирно покоилась на талии, ощупывая молнию платья. От подобных прикосновений по телу Элейн прошёл электрический импульс, тепло разлилось внизу живота и по коже пробежали мурашки. Трент находился предательски близко, нарушая все границы дозволенного.

Когда музыка остановилась, Трент, наконец, ослабил хватку и отпустил её. Элейн усиленно пыталась избежать зрительного контакта, опуская глаза вниз. И не зря. Всё её тело уже горело от желания.

Трент нежно погладил её руку, притягивая к себе. Битва была почти проиграна…но, к счастью, Джон и Лизетт неожиданно присоединились к ним.

— Надеюсь, мы не помешали? — спросил Джон.

Элейн смущённо покраснела:

— Нет. Всё в порядке, — начала она, обратившись к Джону. — Поздравляю с помолвкой. Я так рада за вас.

Она повернулась к Лизетт, крепко обняла её и, поцеловав в щёчку, пролепетала:

— Спасибо, что пригласила меня.

— Спасибо, что Вы, мистер Дэвис, и ты, Элейн, пришли, — вежливо ответила Лизетт

— Я бы никогда не пропустил такого события, — подмигнул Трент Джону.

Лизетт и Элейн улыбнулись, когда он обратился уже к ним:

— Я не понимаю. Вы знакомы? Оказывается, жизнь полна неожиданностей.

Ощущая напряжение, Лизетт решила взять ситуацию под контроль и вежливо попрощаться:

— Приятного Вам вечера

Лизетт и Джон продолжили приветствовать гостей, оставив Элейн и Трента наедине.

— Элейн, тебя что-то тревожит? — спросил Трент с явным намёком.

Трент явно затеял очередную «игру», и Элейн не собиралась сдаваться без боя. Она благодарила Бога за то, что в это мгновенье друзья Трента прервали неловкое молчанье.

— Вы, должно быть, скандально известная Элейн Мэннинг? — спросил Дрю, подмигивая Тренту.

«Скандально известная? Я? Ладно», — подумала Элейн, раздражённо.

— Рада видеть Вас, господин Наварро.

— Зовите меня Дрю.

Дрю повернулся к Тренту и спросил:

— Я так понимаю, ответ пока что отрицательный?

— Мы хотим обсудить это сегодня, — ответил Трент, притянув Элейн ближе к себе.

«Чёрт бы его подрал, — выругалась мысленно Элейн, — почему все вокруг думают, что между нами что-то есть?» Элейн собиралась расставить все точки над «е», как только представится возможность. До тех пор, она была вовсе не против таять в сильных мужских объятиях, как крем-брюле на торте.

— Мы ещё не надоели Вам, Элейн? — спросил Дрю шутливо.

Неловко отводя взгляд, она ответила:

— Нет, извините. Я просто обдумывала разговор с Трентом, который состоится после вечеринки.

— Ох, беседа с Трентом явно намного интересней моей болтовни, — улыбнулся Дрю.

Отлично! Теперь у Дрю точно сложилось плохое мнение о ней. Элейн попыталась исправить ситуацию, когда Джилл внезапно появилась из-за спины. Она выглядела довольно мрачно. Элейн редко видела её в таком состоянии.

— Здравствуйте, госпожа Мэннинг. Не правда ли, Лизетт выглядит прекрасно? Я так рада за неё

— Я тоже, Джилл, — ответила Элейн с улыбкой.

Джилл протянула руку, чтобы поздороваться с Трентом:

— Здравствуйте, мистер Дэвис. Я и не ожидала встретиться с Вами снова.

— Привет, Джилл. Честно говоря, я тоже не ожидал тебя здесь увидеть. Позволь представить тебе моих друзей, Дрю Наварро и Росс Уитмен.

— Привет. Приятно познакомиться с Вами обоими. Я Джиллиан Арагэо, но вы можете звать меня просто Джилл.

В зале заиграла медленная романтичная мелодия, и Джилл взволнованно воскликнула:

— О, это моя любимая песня.

Она протянула руку вперёд и спросила:

— Росс, не хочешь потанцевать?

Элейн вовсе не была шокирована подобным поведением. Джилл было всего двадцать шесть: ещё молодая, развязная и свободная женщина. Элейн задержала свой взгляд на лице Росса, не понимая его молчания. Когда Джилл настояла, Уитмен неохотно протянул ей руку, и пара скрылась в толпе.

— Росс? Танцует? — в недоумении поинтересовался Трент. — Сегодня происходят удивительные вещи.

— Да, неожиданно. Джилл следует увеличить оклад, как минимум в два раза, за такой подвиг! — пошутил Дрю. — Вынужден покинуть Вас, поскольку я, кажется, единственный в этом зале, остался без пары. Нужно наверстать упущенное.

Дрю поцеловал руку Элейн и нежно сказал:

— Надеюсь, что мы будем видеться с Вами как можно чаще, Элейн.

Она улыбнулась, и Дрю скрылся в толпе. Ещё тридцать дней назад Элейн никогда бы и не подумала, что Дрю Наварро будет целовать ей руку. Всё это было, как в сказке.

Решение было уж принято. Осталось только огласить его Тренту. Не дожидаясь окончания вечеринки, Элейн заявила:

— Трент, как ты смотришь на то, чтобы переместиться в более уединённое место?

— Хм… Звучит интригующе, — сказал он сексуальным, хриплым голосом, от которого по телу Элейн пробежали мурашки.

— Это не то, о чём ты подумал, — предупредила она серьёзным тоном.

— Не могу утверждать, что я не разочарован, но ты права. У нас есть неотложные дела, — Трент подал ей руку и она недоверчиво её приняла.

— Рядом есть кафе. Ты не против?

— Звучит отлично, — пробормотал он, покидая ресторан.

Глава 3

Трент был уверен, что Элейн поведёт его в какой-нибудь маленький магазинчик пончиков, который можно встретить на каждом углу в Род-Айленде. Но, вопреки ожиданиям, они вошли в небольшое, старое, кирпичное здание, окружённое реконструированными квартирами, на месте которых когда-то стояла текстильная фабрика. Интерьер был весьма оригинален: паркетный пол, огромный бар, вокруг которого располагались маленькие столики. На одной из стен висел предупреждающий знак: «Сидите долго. Разговаривайте много». Это место напоминало Тренту свои юношеские годы в Бостонском университете.

Расталкивая толпу, Трент провёл её к столику для двоих в самом дальнем углу зала. Он понимал, что это бизнес-встреча, но в глубине души надеялся на большее, например, увидеть её обнажённое тело в своей постели.

Элейн сделала глоток капучино с корицей, эротично облизав нижнюю губу. «Чёрт! Разве она не понимает, насколько опасно проделывать подобные вещи в моём присутствии?» — подумал Трент. Наблюдать за ней, подобно сладкой пытке.

Трент был со многими женщинами. С очень многими. Но в Элейн его привлекала не только красота. Она умна и уверена в себе, что автоматически делает её неподражаемой. Элейн небольшого роста, у неё безупречная оливковая кожа и умопомрачительные зелёные глаза, в которых хочется тонуть. Трент отчаянно желал прикоснуться к её длинным, каштановым волосам, прекрасной груди и широким бёдрам. Ему было так необходимо продолжить эту встречу в более уединённом месте, например, в гостинице. В своих фантазиях он уже раздевал её догола в тысячный раз.

— Я рада, что мы наконец-то сможем всё решить. Я обдумывала твоё предложение все выходные.

— Полагаю, ты согласна?

— Такой шанс представляется раз в жизни, поэтому ответ очевиден. Ты говорил о необходимости переезда? Просто скажи, где и когда?

«Как насчёт здесь и прямо сейчас?» — подумал Трент.

— Хочется, чтобы ты переехала завтра и сразу приступила к работе, но это будет слишком эгоистично с моей стороны. Я понимаю, что тебе потребуется некоторое время. Ты должна привыкнуть к новой работе, проститься с друзьями, семьёй и так далее…

— Мне потребуется не более двух недель. В понедельник я проведу совещание и назначу нового человека на пост директора «Другого Шанса». Сейчас удачное время, потому что Лизетт как раз вернулась из отпуска и сможет взять часть обязанностей на себя. Полагаю, что Лизетт не знает о «Takes One»?

— Я уже говорил, об этом знают только пять человек, включая тебя. Насколько мне известно, Джон ничего не рассказывал Лизетт. Надеюсь, что и ты поступишь благоразумно.

Когда Элейн ничего не ответила, он продолжил:

— Думаю, могут возникнуть некоторые проблемы. Мы будем работать вместе и иногда видеться, поэтому журналисты, по обыкновению, раздуют из этого настоящий скандал. Предлагаю официально заявить СМИ о том, что ты являешься сотрудником Davis Enterprises? Таким образом, все будут знать, что у нас только деловые отношения.

Элейн кивнула в знак согласия:

— Стоит попробовать.

— Прекрасно. Мои люди займутся этим вопросом. Как я уже говорил, в течение первых месяцев мы будем работать вместе, а значит появляться вдвоём на всех общественных мероприятиях. Ты ведь не возражаешь?

— Думаю, нет причин для возращений.

«О, если бы ты только знала, что творится в моей голове, Элейн. Ты бы сразу поменяла своё решение», — рассуждал Трент. Так и не ответив на её вопрос, он поднял чашу с кофе вверх и сказал:

— Добро пожаловать в команду, Элейн.

— Спасибо.

На короткое мгновение между ними повисло неловкое молчание.

— Если мы закончили с деловой частью, то почему бы тебе не рассказать немного о себе?

Трент сам удивился своему вопросу. Ещё пару дней назад он хотел просто переспать с ней, то теперь его потянуло на серьёзные разговоры. Что же случилось? Где-то в глубине души он хотел узнать Элейн, как личность, но и образы её обнаженного тела всё никак не выходили у него из головы.

Её кожа была такой мягкой, вкусной и сладкой, как неповторимый десерт. И Трент уже давно мечтал испробовать этот десерт. Если бы тогда, в ресторане, Джон и Лизетт не помешали, то он непременно поцеловал бы Элейн, и вряд ли она проявила бы сопротивление. Как любой хороший бизнесмен Трент умел читать людей как открытые книги, и в тот вечер в глазах Элейн он прочёл страсть.

— Я с магистерской степенью окончила факультет бизнеса в университете Брайтона и в двадцать пять лет начала работать в «Другом Шансе».

— Это не собеседование, Элейн. Я уже успел изучить твоё резюме. Мне хотелось бы узнать о тебе больше, — сказал он. — Так каким образом ты добилась таких высот в карьере?

— Знаешь, уже поздно, а мне завтра рано вставать. Может быть, мы продолжим этот разговор в другой раз?

— Действительно, давай уедем отсюда. Близится закат, а мне ещё возвращаться в Нью-Йорк сегодня вечером.

Погода переменилась в худшую сторону. Над городом повисли тёмные тучи, шёл проливной дождь, сопровождаемый сильным ветром. Элейн успела сделать пару шагов, прежде чем порыв ветра сбил её с ног. Ради безопасности Трент обвил руками её талию и привлёк ближе к себе, прикрывая своим сильным телом.

— Ты испортишь свой костюм, — послышался беспокойный голос Элейн.

— Это того стоит, — рассмеялся он. Несколько молний осветило тёмное небо. Послышались грозовые раскаты.

— Давай вернёмся в здание. По крайней мере, там не так мокро.

— Уже поздно, — ответил он, всем телом ощущая, как дрожит Элейн от холода. Он притянул её ближе к себе, чтобы согреть и укрыть от дождя. — Дождь скоро закончится, Элейн.

Они прислонились к кирпичной стене здания, и Элейн слегка улыбнулась, осознавая, что дождь начал затихать. Неохотно, Трент разжал свои объятия. Миссия выполнена: Элейн стояла там, абсолютно сухая и красивая до безумия. Зато Трент почувствовал, что промок до кончиков пальцев.

— Боже мой, ты насквозь промок, — сказала Элейн.

— Да, мне бы не помешало переодеться, — усмехнулся Трент.

— Ты не можешь ехать домой в таком виде. Сегодня же воскресенье, все дела могут подождать до понедельника.

Неужели она проявляет заботу? Никто никогда в жизни не заботился о нём, кроме семьи. Большинство женщин желали только его деньги, и он не мог их осуждать. В конце концов, Трент также эгоистично использовал девушек, как они использовали его.

— Это всего лишь вода. Я в порядке.

— Нет, не в порядке. До Нью-Йорка два — три часа езды, как минимум. Ты с лёгкостью заработаешь пневмонию.

— И какой выход?

Элейн на секунду замолкла, а потом уже более серьёзным тоном ответила:

— Я живу неподалеку отсюда. Ты можешь ненадолго зайти ко мне, чтобы привести свою одежду в порядок.

Глядя в её искрение глаза, Трент просчитывал все «за» и «против». Настоящий джентльмен вежливо бы отклонил подобное предложение, но он вовсе не являлся джентльменом. Поехать к Элейн домой было гораздо привлекательнее, чем провести остаток ночи в Нью-Йорке, занимаясь бумагами и отчётами.

— Спасибо за заботу, — ответил он, направляясь к своей машине.

— На самом деле, я живу в соседнем доме, — она указала на старую мельницу, — мы можем пройтись и пешком. Таким образом, ты не испортишь кожаные сидения автомобиля.

Трент улыбнулся, недоумевая, почему Элейн так заботит его автомобиль.

Глава 4

Именно так он и представлял себе квартиру Элейн: деревянный пол, кирпичные стены и огромные окна. Здание было реконструировано и переделано в жилой комплекс. Около десяти лет назад Трент и сам занимался подобным бизнесом, полагая, что это выгодно: он выкупал недвижимость по низким ценам, реставрировал её, а затем продавал уже в несколько раз дороже. Прибыль от выручки пошла на организацию компании Davis Enterprises, которая успешно существует уже более пяти лет.

— Первая дверь слева — ванная комната. Можешь оставить там мокрую одежду, потом я её заберу, чтобы высушить.

— Полотенце?

— В бельевом шкафу напротив ванной комнаты. Там есть всё необходимое, кроме халата. К сожалению, у меня только один халат, — предупредила она, улыбаясь.

Трент схватил полотенце и направился в ванную комнату. Большая душевая могла бы вместить сразу двоих. При других обстоятельствах Трент бы с превеликим удовольствием попросил Элейн присоединиться к нему. Чтобы немного поразвлечься. Он снял мокрую одежду и оставил её у дверей, как попросила Элейн. Да, освежающий душ после холодного проливного дождя — отличная идея! Трент услышал, как позади скрипнула дверь. Он почувствовал на себе прожигающий взгляд зелёных глаз, прежде чем дверь снова закрылась. Интересно. Ночь обещала быть увлекательной!

Завершив водные процедуры, Трент обнаружил, что остался совсем один, голый, в ванной комнате. «Это, должно быть, шутка!», — подумал он. Можно было обернуть полотенце вокруг талии и предстать перед Элейн во всей красе, но это, явно, смутило бы её. Поэтому слегка поморщившись, Трент надел на себя маленький розовый халатик, висевший на вешалке. Другого выхода просто не было! Набравшись смелости, он распахнул дверь и вошёл в гостиную. К этому времени Элейн уже успела переодеться в широкую футболку и спортивные штаны.

— Мне хотелось бы переодеться! — сказал Трент.

Она резко обернулась и расхохоталась:

— Почему? Не любишь розовый цвет?

Боже, она смотрится ещё прекрасней, когда смеётся. Трент впервые в жизни увидел Элейн в таком расслабленном состоянии. В ответ он тоже рассмеялся:

— Цвет мне нравится, но вот длина неприемлема, — сказал он, распахнув полы халата, — а как ты считаешь?

Элейн покраснела от смущения и отвела взгляд в сторону:

— Хочешь чего-нибудь выпить? — сменила она тему.

— Да, конечно. Я буду тоже, что и ты.


***


В холодильнике совсем ничего не было, кроме яиц и пива. Руки Элейн задрожали, когда она попыталась открыть бутылку. «О чём я думала, приглашая его к себе? Вот дура!» — критиковала себя Элейн. Репутация Трента Дэвиса оставляла желать лучшего. Всё могло закончиться печально. Трента явно интересовало её тело, но не мозги. Впрочем, как и всех мужчин. Именно поэтому Элейн отодвинула отношения на второй план и вплотную занялась карьерой.

Но теперь, когда Трент будет постоянно находиться рядом, всё станет намного сложнее. Каждый дюйм её тела желает этого мужчину. И сейчас она, как полная дурра, предлагает ему пиво? Серьёзно? Алкоголь только усугубит ситуацию. Но уже слишком поздно!

Когда она вернулась в гостиную, то нашла Трента сидящего на диване в весьма сексуальной и откровенной позе: полы халата так и грозили распахнуться в разные стороны. «Не смотри! Не смотри!» — приказывала себе Элейн. Она протянула Тренту бутылку, и стремительно отдёрнула руку. Бутылка упала, и всё содержимое вылилось прямо на халат Трента.

— Чёрт! — воскликнула Элейн, вскочив с дивана и непроизвольно дёрнув за халат, таким образом, оставляя Трента полностью обнажённым.

Срань Господня! Мозг приказывал Элейн немедленно покинуть комнату, но ноги не слушались. Её глаза блуждали по обнажённой груди Трента, спускаясь к животу, и, наконец, остановились на нижней части его тела. Она всеми силами боролась с искушением прикоснуться к нему.

— Я сожалею, — её голос дрожал от возбуждения.

Будто прочитав её мысли, Трент приблизился. Он нежно прикоснулся к её подбородку, наклонил лицо вперёд, желая заглянуть в эти зелёные глаза. Она упёрлась ладонью в его грудь, на мгновенье почувствовав, как напрягаются мышцы его тела. Трент застонал, притянув её ближе к себе, и прошептал хриплым голосом:

— Я хочу тебя поцеловать, Элейн. Если ты не согласна, то останови меня прямо сейчас…

Она открыла рот, чтобы сказать ему «нет», но ничего не вышло. Её ноги задрожали, когда он наклонился вперёд. Сначала он медленно изучал её рот, дразнил своим языком, прикусывал её нижнюю губу. Она вцепилась в его плечи, прижимаясь ближе. Все границы дозволенного разрушились в одно краткое мгновенье.

Его руки проскользнули под её футболку, нащупав упругую грудь. Она стонала, пока он неистово целовал её. Трент снял с неё широкую футболку, полностью обнажив груди. Его рот блуждал по её телу: шея, ключицы, и наконец, упругая грудь. Аккуратно он взял её сосок в рот и начал неистово посасывать его, а затем грызть. Тоже самое он повторил и со второй грудью. Его поцелуи спускались ниже, к плоскому животу. Он встал перед ней в полный рост, дёрнул шнурок на спортивных брюках, открывая взору прекрасные длинные ноги. Теперь Элейн стояла перед ним полностью обнажённой. Яростно вцепившись в её сладкие губы, он поднял её на руки и понёс по коридору, надеясь, найти спальню.

— Вторая дверь налево, — сказала она, дрожащим голосом.

Трент положил её на кровать, развёл ноги, открывая доступ к запретному месту. Его рот целовал и лизал её лоно самым неистовым способом.

— Ты такая сладкая, — его слова отражались эхом в каждой клеточке её тела. Она яростно сжала простыни, когда его язык впервые коснулся клитора. Трент дразнил её, подтягивая ближе к себе. Крики наслаждения заполняли всю комнату. «О, Боже, как хорошо», — думала она, находясь на грани наслаждения. Его палец вместе с языком ритмично ласкали её лоно.

— Ты такая влажная, — прошептал он ей на ухо.

Она чувствовала, как всё внутри сжимается, ещё немного и волна оргазма настигнет её. Его большой палец ласкал клитор всё быстрее и быстрее, пока тело вновь не содрогнулось в победном оргазме.

Еле слышным голосом он прошептал:

— Ты знаешь, как сильно я хочу войти в тебя.

После этих слов он слегка отстранился. Элейн поняла, его сомнения. Она потянулась к тумбочке, открыла верхний ящик и вытащила оттуда золотой пакетик из фольги, передавая ему.

— Слава Богу, — ответил Трент, разрывая пакетик.

Она чувствовала его горячий, большой член, так бесстыдно дразнивший её лоно.

— Пожалуйста, — умоляла Элейн, изучая его тело похотливым взглядом.

— Да! — неистово застонала она. Он точно знал, как довести женщину до безумства. Спустя пару минут комнату заполнили протяжные крики.

— Да, блядь, — кричал он слегка охриплым голосом.

Она кусала губы, пытаясь сдержать стоны, но всё бесполезно. Он отстранился на мгновенье, меняя положение. Он встал на колени перед ней, оторвав её бедра от кровати. Его жёсткая плоть одним резким движением вошла в неё так глубоко, что всё её тело содрогнулась от боли. Стоны заполнили комнату. На этот раз они кончили одновременно, и рухнули на кровать, прижимаясь друг к другу, и не произнося ни слова. Ух, ты! У неё никогда в жизни не было настолько дикого, животного и спонтанного секса. Три оргазма? Никогда в жизни! Химия между ними была неоспорима, но этого больше не повторится.

Прикрывая руками грудь, Элейн закрыла глаза. У неё будет достаточно времени завтра, чтобы разобраться со всем этим.

Гудки будильника вырвали её из сна. Уже наступил понедельник, а значит пришло время больших перемен. Трента не было рядом. Элейн надеялась, что случившееся ночью всего лишь чудесный, горячий и сексуальный сон. Но, к сожалению, нет. Прошлой ночью у неё был секс с боссом. Не просто быстрый перепих, а самый дикий секс в её жизни. Тело всё ещё покалывало после страстной ночи.

Неохотно поднимаясь с кровати, Элейн обернулась в полотенце и побрела на кухню, откуда доносился приятный аромат кофе. Это было мило со стороны Трента — оставить кофе. Схватив кружку, она сделала пару глотков. Чёрный. Её любимый. Отличное начало дня!

Сделав ещё пару глотков кофе, Элейн отправилась в ванную комнату. Ничего так не бодрит, как горячий освежающий душ после дикой ночи со своим боссом. Она почувствовала себя живой и свежей. Вспомнив о Тренте, одетом в нелепый розовый халат, всё тело Элейн начало покалывать, напоминая о событиях предыдущей ночи. Она ещё раз рассмеялась, направляясь обратно в комнату полностью обнажённой.

Её надежды придать забвению все события прошлой ночи испарились, как только она увидела Трента, стоящего в гостиной с кружкой кофе. Элейн была смущена и шокирована одновременно, но не собиралась показывать ему свою слабость.

— Как кофе? — спросила она.

Не сводя глаз с её тела, Трент ответил:

— Горячий. Но не такой горячий, как ты.

На что он намекает? Элейн необходимо прояснить ситуацию, но уж точно не в таком виде.

— Подожди пару минут. Мне нужно одеться, — с этими словами она ушла, оставив его в гордом одиночестве.

Оделась она быстро, но времени на сушку и укладку волос почти не оставалось, поэтому она вытерла голову полотенцем и собрала волосы в высокий хвост. Посмотрев в зеркало, Элейн поняла всю нелепость своего внешнего вида, но заострять внимание на таких мелочах было некогда. Её ждала куча дел.

Погасив свет, она направилась в гостиную, где он терпеливо ожидал. Трент сидел на диване, просматривая местные новости. Глубоко вдохнув и медленно выдохнув, Элейн обогнула журнальный столик и села в кресло, желая сохранять дистанцию с Трентом.

— Спасибо за терпеливость. Думаю, нам нужно поговорить о прошлой ночи.

— Ладно. Я думаю, что всё было прекрасно. Ты как считаешь?

Элейн хотела бы с ним поспорить, но Трент прав — прошлая ночь была шикарна. И Элейн навсегда запомнит столь потрясающий секс. Вздохнув, она ответила:

— Я не об этом. Ты всё прекрасно понимаешь. Трент, то что произошло прошлой ночью, больше не должно повторяться.

— Нет проблем. В следующий раз мы используем другие позы, — сказал он, усмехнувшись.

— Можешь шутить, сколько тебе угодно, но мне не до шуток. Моя репутация будет разрушена, если кто-нибудь узнает об этом.

— Подожди-ка, прошлой ночью я спросил разрешения поцеловать тебя, и ты согласилась.

— Я не могла отказать голому мужчине. Пообещай мне, что этого больше не повторится, что мы не потеряем контроль.

Трент отстранённо посмотрел на неё, а затем сказал:

— Я не могу этого обещать. И ты тоже не можешь. Между нами есть какая-то химия. Мы ведь взрослые люди. То, чем мы занимаемся за закрытыми дверями, наше личное дело.

— Тебе легко говорить. Твои сексуальные увлечения освещает каждый таблоид города. Так вот, я не собираюсь становиться твоей очередной пассией. Люди перестанут уважать меня. Если раскроется, что мы спали, моя карьера будет разрушена.

— Для тебя это так важно? Тебя действительно волнует, что о тебе могут подумать? Люди всегда сплетничают, просто не обращай на это внимание.

«Как же он меня бесит!» — думала Элейн.

— В твоём случаи это сработает. Люди уже привыкли к твоим постоянным романам и знают, чего от тебя ожидать. Но я не такая.

— Я хотел бы опровергнуть сказанные тобой слова, но не могу. Это всё, что ты хотела сказать? Значит, ты отказываешься от работы в «Takes One»?

Только дурак откажется от такой работы! Другого шанса может и не быть.

— Если никто никогда не узнает о нашей интрижке, то я, пожалуй, соглашусь работать в «Takes One».

— Даю честное слово, что не буду щупать тебя в офисе. Это справедливо?

— Нет!

Он сказал с улыбкой:

— Ладно, я сделаю всё возможное, чтобы сохранять дистанцию. Так лучше?

Она почувствовала разочарование, но сохранила холодность по отношению к этому мужчине. Интересно, он задумывался о продолжении этих отношений? Наглый гад! Нет, всё это к лучшему! Элейн не нужны отношения, тем более с Трентом. Хорошая карьера — вот её жизненный план на ближайшие несколько лет.

Она протянула ему руку:

— Да, договорились.

Улыбаясь, он сказал:

— Я предпочёл бы скрепить сделку поцелуем.

— Заманчиво, Трент, но я вынуждена отказать.

Без лишних слов он пожал ей руку:

— Договорились.

Глава 5

Элейн понимала, что её уход в Davis Enterprises шокирует коллег. Весь офис находился, мягко говоря, в бешенстве. Один из сотрудников даже обвинил Элейн в том, что она собирается работать на врага. В какой-то степени это было правдой. «Другой Шанс» компания абсолютно противоположная Davis Enterprises. Сидя за рабочим столом, Элейн обдумывала свой уход из «Другого Шанса».

Интерком загудел и послышался звонкий голос Джилл:

— Лизетт здесь, и она хочет увидеться с Вами.

Элейн не была уверена, стоит ли рассказывать Лизетт всю правду о «Takes One»? Лучше будет держать рот на замке. В конце концов, Джон беспокоился о безопасности Лизетт, и именно поэтому не рассказывал ей, чем занимается «Takes One». Элейн не собиралась ни во что вмешиваться.

— Спасибо, Джил. Пусть Лизетт зайдёт в мой кабинет, — ответила Элейн, слегка встревожено.

Лизетт вошла в кабинет, сияя от счастья. Было здорово видеть её такой влюблённой. Многое изменилось в жизни этой девушки за последнее время: она, наконец, нашла своего принца и обрела счастье любить и быть любимой. «Что это? Ах…сегодня Лизетт уложила волосы как-то по-особенному. Вот что делает с человеком любовь», — думала Элейн с улыбкой на лице.

— Мне так жаль. Я хотела сообщить тебе лично о своём уходе из фирмы, но так устала после вчерашней вечеринки, поэтому проспала сегодня утром.

— Всё в порядке? — спросила Лизетт, выражая беспокойство.

Выдавливая из себя улыбку, Элейн ответила:

— Да, Лизетт, всё нормально. Мне предложили фантастическое место, поэтому я вынуждена покинуть «Другой Шанс».

— Неужели ты оставляешь компанию? Почему? Когда?

— В течении двух недель. Мне предложили новую работу.

— Должно быть, это очень хорошая работа, иначе ты бы не стала уходить из «Другого Шанса».

Коротко вздохнув, Лизетт продолжила:

— Но я не могу ни в чём тебя обвинять. В моей жизни тоже многое изменилось, — она улыбнулась. — Какое агентство предложило тебе работу? То, которое в Провиденсе? Я слышала, что они ищут нового руководителя.

— Нет, я покидаю Род-Айленде.

— Уезжаешь? Куда?

— В Нью-Йорк, — ответила Элейн с энтузиазмом.

— В последнее время все переезжают в Нью-Йорк. Надеюсь, ты будешь поддерживать отношения со мной и Джоном. В Нью-Йорке у меня совсем нет друзей. А теперь туда переедешь ты и, я очень рада этому, — засмеялась Лизетт.

— Я тоже.

— И всё-таки, какая компания предложила тебе работу?

— Davis Enterprises.

Судя по учащённому дыханию, раскрытому рту и приподнятой брови, Лизетт была в шоке:

— Davis Enterprises? То есть Трент Дэвис предложил тебе работу?

— Да, — ответила Элейн уверенным тоном, но в глубине души понимала, что полностью «расклеилась». Лизетт и Джилл её лучшие подруги и мысль о том, чтобы лгать им, просто невыносима.

— Элейн, ты уверена в этом? Ты прекрасно знаешь о репутации Дэвиса, забудь о нём. Ты просто прыгаешь в пасть дикого зверя, который живьём тебя сожрёт.

— Не волнуйся за меня. Я знаю, что делаю. Кроме того, эта работа отличный шанс подняться по карьерной лестнице.

— Но он такой бабник! О, я знаю, что не должна говорить так, в конце концов, он не только твой новый босс, но и хороший друг Джона. Должно же быть хоть что-то хорошее в Тренте? А если и нет, то в любом случаи ты не собираешь связывать свою жизнь с этим человеком, — она рассмеялась. — Звучит нелепо. Джон ничего мне не говорил об этом. Наверное, он и сам ещё не знает.

Элейн так и хотелось выкрикнуть: «Джон всё это время скрывал от тебя страшную тайну, Лизетт. Он ничего не рассказывал о „Takes One“. Но вместо этого она ответила:

— Я просто приняла предложение Трента прошлой ночью.

— Хм, прошлой ночью ты и Трент вместе покинули вечеринку? Между вами ведь ничего не было?

Абсолютно нет. Никто ничего не должен знать!

— Прости, что ушла, не попрощавшись. Мы с Трентом обсудили детали моего нового контракта, а я уехала домой заниматься бумагами. Надеюсь, ты простишь меня?

— Конечно. Не волнуйся об этом. Я просто подумала…вы с Трентом так танцевали и, кажется, весьма неплохо поладили. Я решила, что у вас роман.

— Он мой босс. У нас исключительно деловые отношения, — заявила Элейн.

— Какая жалось! Я бы хотела посмотреть на то, как ты поставишь на место его высокомерную задницу. Было бы интересно увидеть его лицо в этот момент, как считаешь?

— Я не знаю.

— Ты слишком много работаешь. Я редко вижу тебя на каких-либо мероприятиях. И раз уж между тобой и Трентом ничего нет, то думаю, ты могла бы найти себе кого-нибудь в Нью-Йорке.

— Может быть. Но скорее всего, на это не будет времени. Мне придётся выкладываться по полной на новой работе.

— Бери пример с меня. Я не искала Джона, он сам меня нашёл. На самом деле я и Джон… наши отношения до сих пор кажутся каким-то чудом.

Элейн решила, что пора бы уже менять тему. Ей не хотелось говорить о чём-то, что может быть связано с Трентом. Тот внезапный порыв страсти был ошибкой, и Элейн это осознала.

— Давай перейдём к делу. Нужно составить договор о передаче прав руководителя новому человеку, а также составить план действий на ближайший месяц.

— Помогу, чем смогу. „Другому Шансу“ будет непросто без тебя, но, думаю, мы справимся, — после этих слов Лизетт открыла ноутбук, и начала составлять списки и проверять договоры.


***


— Думаю, она достаточно умна, чтобы проигнорировать твоё обаяние и отказаться от работы, — пошутил Дрю.

— Ничего подобного, — ответил Трент. — Элейн будет здесь через две недели.

— Здесь? В Нью-Йорке? Почему? — спросил Джон.

— Джон, ты вообще не имеешь никакого права задавать подобные вопросы, — прокомментировал Дрю.

— Намёк понят, Дрю, — сказал Джон. — Она знает, что ей предоставляется полная свобода действий?

Трент, засмеялся, понимая, что предусмотрел все нюансы:

— Она чётко понимает, чего мы от неё хотим. Я даже взял её к себе в компанию, в качестве полноценного работника, для прикрытия.

— Как думаете, долго ли она продержится? Все сотрудники, почему-то быстро сбегают от Трента, — сказал Дрю.

Действительно, Трент предоставлял работу абсолютно всем. Он быстро терял сотрудником, но ещё быстрее нанимал новых людей. „Это всего лишь бизнес“, — именно так он говорил себе. Но в отношении Элейн он мог не беспокоиться. Эта женщина уже никуда от него не денется.

— У меня всё под контролем, — сказал Трент.

— Думаю, что ты, Трент, однажды так сильно взбесишь эту женщину, что она сбежит, — засмеялся Дрю.

Трент прекрасно понял юмор. Абсолютно все женщины, с которыми он спал, были о нём не самого лучшего мнения. Каждая женщина верила, что она та самая, ради которой Трент сможет измениться, но все они ошибались. Он не изменится. Никогда. Он даже не беспокоился об отношениях с Элейн. Она, кажется, и сама была не против того, что ей воспользовались. Таким образом, Трент мог спокойно продолжать с ней деловые отношения. По крайней мере, какое-то время.

Росс, наконец, вырвал Трента из размышлений:

— Я полагаю, что ты займёшься вопросом конфиденциальности?

— Уже занимаюсь этим вопросом, — ответил он.

Росс продолжил:

— Надеюсь, что мы увидим Элейн на конференции в этом месяце?

— Думаю, благодаря Элейн у каждого из нас появится больше свободного времени. Что скажете, если мы снова будем встречаться раз в неделю? Играть в бильярд, стрелять в тире? Давненько, мы не веселились, — предложил Дрю.

— У меня есть кое-какие свадебные задумки, которые я бы хотел обсудить с вами, — добавил Джон.

Трент рассмеялся:

— Эх, раньше было веселее, а теперь…мы действительно будем обсуждать свадебные хлопоты?! Ну ладно, давайте попробуем.

— Я возьмусь за организацию мальчишника! Это будет незабываемо, Джон, — сказал Дрю.

— О, может быть, я позабочусь об этом? Из-за твоего поведения на прошлом мальчишнике мне всё ещё стыдно появляться в некоторых стриптиз-барах, — пошутил Трент.

— Точно, Трент. Но виноват не я один, — возразил Дрю.

— Ладно, ребята, не спешите строить планы. У нас ещё много времени, — сказал Джон. — Сейчас у меня встреча. Трент, если возникнут какие-то проблемы, ты знаешь, как со мной связаться.

Глава 6

Две недели пролетели с молниеносной скоростью. Сотрудники "Другого Шанса" довольно оптимистически приняли нового руководителя. Быть членом такого сильного и сплочённого коллектива — мечта любого руководителя. К сожалению, в новой компании Элейн будет совсем одиноко, за исключением Росса, Джона, Дрю и, конечно же, Трента.

Трент позаботился обо всём: купил новую квартиру в Нью-Йорке, оборудовал её по последнему слову техники и даже перевёз туда все личные вещи Элейн.

Элейн, всю жизнь сбегала от одной приёмной семьи к другой, жила в самых красивых и ужасных домах, знакомилась с хорошими и не очень хорошими семьями. Но будучи совсем юной, она не ценила этого, ей хотелось приключений. Именно в юношеском возрасте она поняла, что хочет заниматься благотворительностью, помогать семьям с финансовыми трудностями и детям, которые чувствуют себя никому не нужными и одинокими. Именно таким ребёнком когда-то была и сама Элейн.

Элейн изучала свою новую квартиру. Комнаты были небольшими, но идеально подходили для человека-одиночки. Спальня, кухня и ванная — всего три комнаты. Элейн открыла духовку и засмеялась: "Зачем это? Я всё равно не умею готовить". Она включила свой любимый плейлист на iPod и следующие два часа распаковывала и складывала одежду.

Трент позвонил несколько раз, чтобы убедиться, что переезд прошёл успешно и не возникло никаких проблем. Все его звонки были короткими и чисто деловыми. Казалось, для него не составляло труда держать дистанцию в отношениях с Элейн. В последний раз Трент позвонил, чтобы пригласить её на ужин сегодня вечером. Слегка засомневавшись, Элейн всё же согласилась. Закончив телефонный разговор, она повесила на вешалку платье, которое надевала на вечеринку Лизетт, и воспоминания о страстной ночи вновь врезались в память. Элейн уже не в первый раз вспоминала ту ночь, обнаженное тело Трента и… "Нельзя терять контроль над собой", — напомнила себе Элейн.

Послышался звонок в дверь. "Держи всё под контролем, Элейн. Под контролем", — мысленно успокаивала себя Элейн. Она открыла дверь и увидела его с бутылкой вина в руках и какой-то китайской едой.

— Ты пригласишь меня в дом?

Отступив назад, она ответила:

— Извини, я что-то неправильно поняла? Я думала, что мы пойдём в ресторан или куда-то ещё?

— Ты, наверное, устала после переезда? Последние два дня были очень тяжёлыми. Я подумал, что мы можем просто отдохнуть в непринуждённой обстановке.

"Отдохнуть? Наедине с тобой и бутылкой вина?" — возмутилась Элейн. Вся ситуация была довольно рискованной. Шаг первый: избегать дивана.

— Спасибо, я очень устала. Тихий ужин это именно то, что нужно. Давай поедим на кухне.

— Я надеюсь, ты любишь китайскую еду и вино?

— Обожаю китайскую еду, — сказала она, отводя взгляд.

Они сидели и уже начали есть, когда Трент спросил:

— Ты распаковала все вещи?

— Да, я закончила несколько часов назад. С нетерпением жду начала сотрудничества с Takes One, а точнее с Davis Enterprises. Кстати, что ты скажешь завтра репортёрам?

— Я уже сказал им, что ты будешь работать непосредственно со мной и моими клиентами. Если кто-нибудь спросит, то просто скажи, что ты посредник и помогаешь в приобретении новых территорий под застройку.

— Думаю, звучит правдоподобно, — ответила Элейн с высокомерной ухмылкой.

— Я очень хорошо знаю своё дело.

Она не могла поспорить с этим. Трент был великолепен во всём, что касается бизнеса.

— Я буду работать дома или у меня будет своё рабочее место в офисе?

— Твой кабинет расположен в нескольких милях от моего.

По крайней мере, их кабинеты не так уж и близко. Элейн предпочла бы кабинет на другом этаже, но скорее всего, они оба будут слишком заняты работой, поэтому времени на всякие глупости посреди рабочего дня не останется. Даже сидеть за одним столом с Трентом для Элейн невыносимо. Её мысли всё время возвращались к той страстной ночи после вечеринки: к его сильным рукам, мягким губам… Нет, она не сможет работать в кабинете, расположенном в нескольких милях от Трента. Нужно исправлять ситуацию.

— Не нужен большой кабинет. Для работы мне потребуется только ноутбук.

— Ты должна будешь появляться в офисе хотя бы несколько раз в неделю. Но если вдруг тебе станет одиноко в своём огромной кабинете, то знай, что я в нескольких шагах от тебя и готов скрасить одиночество, — сказал Трент с улыбкой.

— Трент…

— Не паникуй, я пошутил.

Она не купилась на эти шуточки. Было что-то дикое в его взгляде, как будто он говорил: "Думаю, мы сможем заняться сексом прямо на моём столе".

— Конечно, это всего лишь шутка, — солгала Элейн. — Я только хотела предложить тебе чашечку кофе.

Трент поднял бокал и сказал:

— Я бы предпочёл вино.

Она подняла пустую бутылку:

— К сожалению, вина больше нет. Так, что ты предпочитаешь, чай или кофе?

— Я бы лучше полакомился, чем нибудь сладеньким. Какие будут предложения?

Элейн взяла грязную посуду и поспешила к раковине. Она не хотела встречаться глазами с Трентом.

— К сожалению, у меня не было времени сходить в магазин.

По телу прошёлся холодок, она почувствовала сильные мужские руки на своих плечах. Трент нежно целовал её левое плечо, а затем перешёл к шее. Одной рукой он откинул тёмные волосы Элейн в сторону и прильнул губами к её мягкой коже. Его поцелуи поднимались выше, к моче уха. Элейн содрогнулась от удовольствия, ей хотелось развернуться и попросить его остановиться, но это невозможно…она была бессильная. Она хотела его, нуждалась в нём. Трент обхватил руками её грудь:

— Я так сильно хочу тебя. Скажи мне, что ты тоже этого хочешь?

Его слова окончательно сломили её. Затаив дыхание Элейн ответила:

— Да.

Его руки скользнули вверх по платью, а затем спустились вниз прямо к трусикам. Он сжал её упругий голый зад. Понимая, что происходит, Элейн отстранилась на мгновенье, но не успела она обернуться, как услышала звук молнии на его штанах и шелест пакетика из-под презерватива. Выбор сделан. В ожидании, Элейн опёрлась руками о кухонную тумбу. Трент обхватил её грудь и притянул ближе к себе. Элейн загорелась огнём страсти: "Ну, давай же", — подумала она. Как будто прочитав мысли, он шире раздвинул её бёдра и, поглаживая упругий зад, одним резким движением вошёл в неё. Она застонала от удовольствия, пока он медленно двигался. Их тела врезались друг в друга сильнее и сильнее, каждый толчок доводил до безумия. Она наклонилась вперёд, вцепилась в край тумбы и в неистовых рыданиях достигла кульминации.

Он сделал короткую паузу, прежде чем продолжить начатое, теперь его движения становились всё глубже и сильнее. Элейн едва оправилась от первого оргазма, как вновь почувствовала прилив тепла, растекающийся по всему телу. Он взял её сзади. Тяжело дыша, Элейн крикнула:

— Трент… — и они одновременно достигли оргазма. Тяжело дыша, Трент схватил её на руки и понёс в спальню.

Как только он положил её на кровать, желание начало возрастать. Элейн совершила ошибку. Снова. И виновно в этом вовсе не вино… Трент спросил, хочет ли она его…почему она не остановила происходящее? Ответ был очевиден: Элейн не могла контролировать свои желания. Трент преследовал её во снах в течении последних двух недель. Сопротивление было бесполезно. И всё же, Элейн нашла в себе силы, чтобы сказать:

— Трент, мы должны остановиться. Мы не можем этого делать.

Он отстранился немного и сказал:

— Тебе не кажется, что уже поздно об этом говорить? Мы уже всё сделали.

— Я имею в виду, что мы не должны продолжать то, что начали. Мы ведь договаривались, что больше не будем заниматься сексом.

— Нет, об этом мы не договаривались. Я лишь обещал, что никто не узнает о нашем маленьком секрете, — он убрал волосы с её лица. — Не ври, что ты не хочешь меня также сильно, как и я тебя.

— Вот именно. Между нами всего лишь сексуальное влечение. Мы должны это контролировать.

— Мы обсудим это завтра.

Элейн не успела возразить. Губы Трента яростно впивались в её рот. Постанывая, он притянул её ближе к себе. "Да, завтра мы всё обсудим", — убеждала себя Элейн.

Глава 7

В очередной раз Элейн проснулась в полном одиночестве. Хотя, в какой-то степени это даже хорошо. По крайней мере, она сможет избежать неловких утренних взглядов и разговоров, после вчерашнего инцидента. Элейн лениво откинула одеяло и побрела на кухню, чтобы приготовить себе кофе. Прислонившись к кухонной тумбе, она протёрла слипшиеся ото сна глаза и обнаружила записку: "Водитель заберёт тебя в 8:00. Увидимся в офисе. Трент". Хорошо ли это? В душе Элей надеялась на благоразумие Трента. С сегодняшнего дня между ними только деловые отношения.

Элейн быстро приняла душ, оделась и перелила горячий кофе в походную кружку. Ровно в восемь водитель забрал её и доставил к главному офису Davis Enterprises в центре города. Времени на дорогу ушло гораздо больше, чем предполагалось. Глубоко вздохнув, Элейн вышла из машины и вошла в здание. Высокий охранник встретил её у входа. Ничего другого Элейн и не ожидала; Трент был помешан на безопасности.

— Я могу Вам помочь? — спросил охранник.

— Да, я Элейн Мэннинг. Сегодня мой первый рабочий день, поэтому я понятия не имею, куда мне идти.

Мужчина застучал по кнопкам клавиатуры, а затем ответил:

— Добро пожаловать, мисс Мэннинг. Ваш кабинет находится на четвёртом этаже. Вы можете воспользоваться служебным лифтом. Я предупрежу помощницу господина Дэвиса, Венди, и она сообщит о Вашем прибытии.

— Спасибо, — ответила Элейн.

Охранник коротко ей кивнул, а после показал, где располагается служебный лифт. "Мне становится страшно", — подумала Элейн. Она вошла в лифт и нажала кнопку четвёртого этажа. Первый рабочий день всегда повергает в панику. Но больше всего Элейн боялась, что в очередной раз не устоит перед натиском Трента и отдастся ему прямо на рабочем столе. В любом случаи, уже поздно беспокоиться об этом. Двери лифта открылись, и Элейн вышла.

— Вы, должно быть, Элейн Мэннинг. Добро пожаловать в Davis Enterprises. Меня зовут Венди Тейлор, я личный помощник господина Дэвиса. Позвольте показать Ваше рабочее место.

Венди была ростом чуть больше пяти футов, с посидевшими волосами, и довольно почтенного возраста. Почему-то Элейн представляла помощницу Дэвиса высокой, молодой блондинкой с длинными ногами. Элейн последовала за Венди по длинному коридору с многочисленными офисами, отделёнными друг от друга стеклянными перегородками. Всё выглядело шикарно. Элейн никогда в жизни не видела столь хорошо оборудованных офисов. Венди остановилась неподалёку от полностью изолированного кабинета, должно быть, офиса Трента. Личный кабинет Элейн располагался совсем рядом.

— Спасибо, мисс Тейлор.

— Пожалуйста, зовите меня Венди. Я дам Вам несколько минут, чтобы оглядеться, а потом мы устроим экскурсию. Моё рабочее место находится в конце коридора, так что обращайтесь, если возникнут вопросы.

Оказавшись в одиночестве, Элейн стала изучать свой кабинет: iPhone, iPod и Mac Book Pro демонстрировано располагались на её рабочем столе. "Откуда?" — невольно задала себе вопрос Элейн, но сразу же поняла, что это дело рук Трента. Также на столе лежали документы с перечнем основных паролей и чит-кодов для входа в базу данных. В белом конверте находилась кредитная карта и список имён с телефонными номерами, во главе которого, конечно же, располагались контакты Трента, потом Венди, затем номер водителя и, наконец, телефонные номера Джона и Росса. К документам была приложена записка: "Автомобиль находится в твоём постоянном распоряжении. Венди ответит на все вопросы, касающиеся Davis Enterprises. Я доступен для тебя в любое время суток".

Элейн решила, что лучше всего найти Венди и, наконец, приступить к работе. День обещает быть насыщенным.

— В кабинете есть всё необходимое для Вашего удобства? Если понадобиться что-то ещё, то дайте знать, — сказала Венди.

— Всё отлично. Думаю, мы можем приступить к экскурсии?

— Да, конечно. Ну, где находится моё рабочее место, Вы уже знаете; рядом расположен офис мистера Дэвиса. Также помимо офисов на этаже присутствует дамская комната и комната отдыха.

Перед началом экскурсии Венди предложила выпить по чашечке кофе.

— Звучит превосходно! — согласилась Элейн.

После недолгого перерыва Элейн несколько часов изучала расположение кабинетов в Davis Enterprises, а затем вернулась на рабочее место и открыла Mac. В своём новом расписании она заметила несколько запланированных встреч, первая из которых состоится в ближайшую пятницу. Элейн удивилась, заметив в расписании обязательную конференцию по Skype в 6 утра: "Ты должно быть шутишь?! Деловые переговоры в шесть утра?" У Элейн оставалось всего четверо суток для того, чтобы составить план. Времени оставалось совсем немного.

Остаток утра Элейн провела в кабинете, изучая свой экземпляр договора. Трент позаботился о любых мелочах. Элейн почти поверила, что работает именно на компанию Дэвиса, а не на "Takes One".

Элейн настолько увлеклась работой, что пропустила обеденный перерыв. У неё не было времени на всякие глупости. Во время составления списков компаний, нуждающихся в финансовой поддержке, Элейн наткнулась на множество фирм, схожих с "Другим Шансом". Она пыталась спланировать примерные затраты на финансирование, разрабатывала стратегии, просчитывала каждый шаг.

Стук в дверь отвлёк Элейн от работы, это была Венди:

— Госпожа Мэннинг, я надеюсь, что Вы не собирайтесь просидеть в офисе допоздна в первый рабочий день?

Элейн и не заметила, как быстро пролетело время:

— Пожалуйста, зови меня Элейн. Я останусь здесь ещё ненадолго, чтобы закончить работу с бумагами. Ты уже едешь домой?

— Да, все разошлись по домам. Только Вы и господин Дэвис остались в офисе. Но его не переубедить, он заядлый трудоголик.

Последнее, что сейчас нужно было Элейн — оставаться с Трентом в пустом офисе. Наедине. Улыбнувшись, она ответила:

— Не волнуйся, я уйду через пару минут. И ещё раз спасибо за экскурсию.

— Добро пожаловать в команду! Доброй ночи, увидимся утром, — сказала Венди, захлопнув за собой дверь.

Ещё немного поработав, Элейн начала собираться домой. Она уже закрыла ноутбук, когда послышался стук в дверь. Это был Трент. Он, облокотившись о дверной проход, пристально наблюдал за ней:

— Ты работаешь допоздна. Мне нравится такое отношение к работе.

— Спасибо, но я уже ухожу.

— Я тоже. Подвезти тебя?

— Нет, спасибо. Я в состоянии добраться до дома, — заявила Элейн.

— Никто в этом и не сомневается. Но для меня не составит труда подвезти тебя, тем более, что нам по пути.

Скрестив руки на груди, Элейн заявила:

— Даже не надейся, что я приглашу тебя в гости, Трент.

— Элейн, это всего лишь дружеский жест, не более.

Элейн терзали опасения, что ничем хорошим совместная поездка с Трентом не закончится, но она была слишком голодной и уставшей для того, чтобы спорить, поэтому ответила:

— Ладно. Поехали.

Уже в автомобиле Трент спросил:

— Как пошёл твой первый рабочий день?

— Замечательно. Сегодня я составила примерный план действий, который оглашу в пятницу.

— Надеюсь, что мой мозг не взорвётся от переизбытка информации. Лучше коротко объясни всем суть проблемы, и на этом закончим.

— Обязательно. Денежные пожертвования очень важны для компаний с финансовыми трудностями. Замечательно, что вы, ребята, основали "Takes One".

Автомобиль остановился возле дома Элейн:

— Спасибо, что подвёз, Трент.

— Добро пожаловать в Davis Enterprises, Элейн. И ещё…

Элейн повернулась к нему лицом:

— Да, Трент. Я слушаю.

— Сегодня я по-дружески тебя подвёз, но такого больше не повторится. Тебе повезло, что я тороплюсь на важную встречу, иначе мы бы давно находились в горизонтальном положении и без одежды. Можешь даже не сомневаться в этом.

Это не было похоже на шутку. "Вот наглая задница!" — подумала Элейн. Она хотела дать Тренту пощёчину, но сдержала свои эмоции. Вместо этого, хватая сумку и ноутбук, она выбежала из машины и направилась домой. Её руки дрожали. Она боялась не Трента, а тех чувств, которые к нему испытывает. Рядом с ним она становилась дикой и безрассудной. Но хорошо ли это? Вряд ли. Всё останется в прошлом. За закрытыми дверьми.

Элейн вошла в дом и поплелась к дивану, полностью обессиленная. Трент сказал, что торопится на важную встречу. О, Элейн даже не сомневалась, что завтра каждый таблоид Нью-Йорка напишет о его так называемой "важно встрече". Элейн боролась с собственными чувствами: "Всё. Хватит себя мучить. Отныне никаких встреч с Трентом. Только деловые отношения. Нужно сохранять дистанцию"

Глава 8

За последние несколько дней Элейн ни разу не столкнулась с Трентом, и это наводило тоску. Но всё к лучшему. В конце концов, Элейн сама настояла на разрыве отношений. Тогда почему же она скучает по нему? "Это только физическое влечение, не более", — уверяла себя Элейн. Как может один человек вызывать столь противоречивые эмоции? В первую минуту Элейн хотела убить Трента, а уже через пару секунд сорвать с него всю одежду. Это так глупо. Даже от одной мысли о Тренте у Элейн тряслись руки, и бешено колотилось сердце, было что-то такое… новое, неизведанное и глубокое чувство расцветало внутри неё. Но к чему это всё? Элейн даже не знает, кто же такой Трент Дэвис. Но она узнает, во что бы то ни стало.

"Успешный бизнесмен, плейбой и корпоративный гигант, который сметает всех конкурентов на своём пути", — именно так отзывались о Тренте Дэвисе все таблоиды. Но Элейн не могла в это поверить. В прошлый раз, когда они были наедине, Трент казался таким сострадательным, нежным, заботливым и понимающим человеком, к несчастью для Элейн. Всё было бы намного проще, будь он высокомерным придурком.

Взглянув на часы, Элейн заметила, что уже шесть утра. Она проработала почти всю ночь, и была готова представить свои первые заготовки. Изучив рабочий график, Элейн обнаружила, что именно сегодня у неё запланирована конференция по Skype. Пижама — не самый удачный наряд для деловых переговоров, поэтому она переоделась в деловой костюм и подключилась к видеоконференции.

Все мужчины по очереди присоединялись к конференции, первым подключился Росс:

— Доброе утро, Элейн. Добро пожаловать в Takes One.

Затем присоединился Джон:

— Доброе утро всем.

Через пару минут появился Трен. Его волосы были ещё мокрыми после душа, полотенце висело на шее, едва прикрывая обнажённую грудь, совсем неподобающий вид для деловых переговоров.

— Да, я знаю, что опоздал. Все в сборе? — спросил Трент с нахальной усмешкой.

Серьёзно? Он мог хотя бы накинуть на себя халат или футболку. "Ради Бога, это же деловая конференция. Сосредоточиться на работе теперь будет гораздо труднее", — подумала Элейн.

Дрю присоединился последним к конференции:

— Трент, ты чёртов ублюдок! Где ты пропадал всю неделю? Я не мог до тебя дозвониться.

Из СМИ Элейн уже успела узнать, что Трент уехал. Теперь понятно, почему за последние несколько дней они ни разу не столкнулась в офисе. По крайней мере, она смогла спокойно поработать.

— Дубай, — ответил Трент.

— По бизнесу или ради удовольствия? — спросил Дрю.

— Всего понемногу, — ответил он.

Ради удовольствия? Мысль о том, что Трент проводил время с другими женщинами, повергла Элейн в шок. Она была зла, ей хотелось кричать и бить посуду. Но почему? Трент не её парень. Да, они занимались сексом. Ну, хорошо, занимались замечательным, горячим и диким сексом пару раз. Но для Трента это не имело никакого значения, раз он так легко отправился отдыхать в Дубай с другими женщинами. Элейн нужно держаться подальше от этого мужчины.

— Я думаю, Лизетт могла бы научить тебя, как нужно отдыхать и веселиться, — пошутил Дрю.

— Мы с ней предпочитаем другой вид отдыха, — ответил Джон.

Элейн на мгновенье абстрагировалась от этих малоприятных разговоров.

— Элейн, здравствуйте. Вы слышите нас? — спросил Джон.

— Простите, я случайно отключила звук на компьютере, — солгала Элейн.

— Нет проблем. Почему бы нам не приступить к работе? Элейн, я надеюсь, что Трент ввёл вас в курс дела? Я знаю, что Вы приступили к работе лишь в понедельник, поэтому мы можем дать Вам ещё какое-то время на подготовку…

— Спасибо, но я уже подготовила презентацию в Power Point и отослала её на ваши почтовые ящики. Думаю, мы можем всё обсудить уже сейчас? — поинтересовалась Элейн.

Следующие двадцать минут Элейн докладывала материал о потенциальном получателе пожертвований, ближайших планах и финансовых затратах на этот месяц.

— У вас есть какие-либо вопросы? — спросила Элейн.

— Я впечатлён. Вы проделали феноменальную работу и нашли идеального кандидата. Трент не ошибся, когда порекомендовал взять Вас в нашу команду, — сказал Росс.

Трент порекомендовал?

— Спасибо, — ответила она.

— Все согласны с выбором Элейн?

Остальные трое мужчин ответили:

— Договорились.

— Элейн, я надеюсь, что мы с Вами совсем скоро встретимся, — заявил Росс.

— Я тоже надеюсь. И поскольку Вы, Элейн, тесно сотрудничайте с Трентом, то по всем вопросам обращайтесь к нему, — добавил Джон.

— Я понимаю, что с Трентом крайне тяжело работать. Поэтому если что-то пойдёт не так, то можете на меня рассчитывать, — сказал Дрю с улыбкой.

— Не волнуйся, Дрю. Мы с Элейн отлично ладим. Твоя помощь не понадобится, — возразил Трент серьёзным тоном.

"Отлично ладим? Это, наверное, шутка!" — думала Элейн. Они с Трентом никогда не ладили. Никогда.

— Я говорю не только о бизнесе — подмигнул Дрю.

— Спасибо за беспокойство, Дрю, — наконец, вмешалась в разговор Элейн. — Я позвоню Вам в случаи необходимости. А сейчас мне необходимо немного поработать, так что до следующего раза. Хорошего дня, господа.

После этих слов Элейн сбросила вызов. С криками отчаянья она отодвинула ноутбук в сторону, скрестила руки на груди и, закрыв глаза, опустила голову на стол. Ужасная конференция!

Ну, по крайне мере, Элейн могла быть уверена, что не увидит Трента в офисе ещё какое-то время. Он ведь отдыхает в Дубае… Интересно, с кем? Может быть, с молодой блондинкой из финансового отдела или с какой-нибудь стажёркой? Элейн понимала, что это её не касается. Ей потребуется ещё какое-то время, чтобы выстроить стальную оборону против Трента. Так будет лучше для всех.

Глава 9

Она не могла вынести этой боли, будто что-то разрывало сердце на мелкие кусочки. Слезинки одна за другой покатились по её щекам. Она потянулась за бумажной салфеткой, но слёзы и всхлипы только усилились. Зазвонил дверной звонок, а ещё через пару минут последовали яростные удары в дверь. Она никого не ждала сегодня. Она вообще никогда никого не ждала. Нехотя, ей пришлось открыть дверь и впустить нежданного гостя. Это был Трент с букетом цветов и бутылкой вина в руках. Он вошёл внутрь, захлопнув за собой дверь.

— Что случилось? — спросил Трент, оставив вино и цветы на журнальном столике.

Вытирая слезинки с щёк, она ответила:

— Ничего не случилось. Что ты здесь делаешь?

— Элейн, ты выглядишь так, будто плакала несколько часов подряд.

Ничего не ответив, она подошла к зеркалу в гостиной. Печальное зрелище: опухшие от слёз глаза, испорченный макияж, красный нос, грязные и спутанные волос, не говоря уже об ужасной бесформенной футболке и домашних тапочках. "Боже, он прав. Я ужасно выгляжу", — подумала Элейн, пытаясь привести свои волосы в порядок.

Трент схватил её за руку и искренне спросил:

— Ты можешь сказать мне, что произошло?

Она покраснела от смущения, а затем рассказала всю правду:

— Трент, я…Хмм…я смотрела… — она указала на плазменный телевизор в гостиной.

Трент рассмеялся:

— Ты плачешь из-за глупого фильма?

— Это вовсе не смешно.

Скрестив руки на груди, он ответил:

— Нет. Конечно, не смешно.

Пылая от ярости, Элейн схватила пульт и выключила телевизор:

— Если ты приехал, чтобы посмеяться надо мной, то лучше уезжай. Немедленно.


***


Ему до безумия нравился её дерзкий темперамент и то, как она пыталась бороться с собственными чувствами. Но всё безуспешно. Трент привлёк её к себе и сказал:

— Я никуда не уйду.

Она выглядела так мило, когда злилась. Её пухлые маленькие губки становились ещё соблазнительнее. Тыльной стороной ладони, вытирая слезинки с её щеки, он сказал:

— На минуту мне показалось, что ты плакала из-за меня. Даже немного обидно.

После короткой паузы он добавил уже более сексуальным тоном:

— Сделай это для меня. Заплачь для меня.

Она рассердилась и резко оттолкнула его:

— Ты сумасшедший! Я не буду этого делать.

Трент проигнорировал сопротивления и снова притянул её нежное тело к себе:

— Хорошо, мы можем начать с поцелуя?

Она поцеловала его в губы медленно, осторожно, лишь слегка касаясь, а затем резко прервала контакт:

— Я выполнила твоё пожелание, а теперь ты сделаешь кое-что для меня.

От этих слов адреналин в его крови забурлил с бешеной скоростью.

— Я весь твой. Приказывай, дорогая! — рассмеялся он.

Она сделала шаг назад и, схватив пульт от телевизора, ответила:

— Посмотрим кино?

— Ты уверена, что хочешь именно этого?

"Пожалуйста, скажи "нет", — умолял Трент.

Элейн сексуально облизала губы, а затем ответила:

— Да.

Это женщина играет с огнём. Трент был уверен, что сегодняшний вечер не ограничится просмотром глупого кино. Он осмелился бросить ей вызов:

— Если мы будем смотреть кино, то взамен я попрошу намного большее, чем просто поцелуй.

— Такого уговора не было, — засмеялась Элейн, присаживаясь на диван напротив телевизора.

"Какого черта я здесь делаю?" — подумал Трент, хватая бутылку вина с журнального столика и два бокала с кухонной тумбы.

Он наполнил оба бокала, и один из них протянул ей:

— Если мы будем смотреть кино, то без выпивки не обойтись.

Она искренне рассмеялась и обняла его, как маленькая пятилетняя девочка обнимает своего папу.

Трент заскучал, просмотрев лишь половину фильма. Рядом с ним послышались женские всхлипы. "О, Боже, только не это", — подумал он, протягивая Элейн бумажное полотенце. Она улыбнулась и, вытирая слёзы, высморкалась. Оказывается, совместный просмотр фильмов не такое уж и романтичное занятие.

Спустя некоторое время, которое показалось для Трента вечностью, Элейн, наконец, выключила телевизор и наивно спросила:

— Я в восторге. А тебе понравилось?

"Чёрт возьми, нет!" — Трент действительно не понимал, как такой ужас может нравиться.

— Мне понравилось вино, — ответил он с усмешкой.

Элейн слегка ударила его по плечу:

— Это не то что я имела в виду. Я говорила о фильме.

Трент наклонился и поцеловал её:

— Мне больше нравятся твои губы.

Она иронически вздохнула, не прерывая поцелуй. Её губы были такими мягкими, упругими и сладкими, Трент всё никак не мог оторваться от них. Он бесстыдно просунул руку под её тонкую футболку и нащупал упругую грудь. Элейн была такой горячей и так реагировала…он знал, что сегодня ночью "это" произойдёт.

Снимая рубашку через голову, он расстегнул застёжку её бюстгальтера, обнажая красивую грудь. Он принялся ласкать торчащие соски, в то время, как она жадно стонала, хваталась за его плечи и выгибала спину, как дикая кошка. Ловким движением он снял с неё бюстгальтер, а затем решил заняться розовыми кружевными трусиками.

Оторвавшись от красивого женского тела, он встал, скинул свою одежду, зверски разорвав пару пуговиц на рубашке и быстро надел презерватив. Было ясно, что у него сейчас на уме.

Одним быстрым движением он притянул её к себе, и она вскрикнула:

— Ой, Трент.

— Держись ногами за мои бёдра, — приказал он. Она молчаливо повиновалась, и они направились в спальню.

Трент положил её на кровать и пододвинул ближе к себе. Она широко раздвинула бёдра, давая понять, что уже готова. Он запустил руку между её ногами.

— Пожалуйста, — умоляла она, хватаясь за его плечи.

Он подразнил её клитор своим членом, не прерывая зрительного контакта. Она держалась из последних сил, чтобы не наброситься на него.

— Ты такая мокрая, Элейн. Скажи мне, чего ты хочешь?

Она с трудом смогла выдавить:

— Ох…

— Скажи мне, — потребовал он, продолжая подразнивать её возбуждённый клитор.

— Ты… нужен… мне внутри… пожалуйста. Я не могу.

Одним резким движением он вошёл в неё во всю длину. Она содрогнулась от неожиданного резкого удара и шире раздвинула ноги, давая ему возможность войти ещё глубже. Это была пытка. Но сладкая пытка, которая не должна заканчиваться.

— Что ты чувствуешь? Тебе хорошо? — спросил он.

Она хваталась руками за простыни:

— Да, мне нравится, когда ты внутри меня. Прошу, не останавливайся.

Она сжималась вокруг него всё сильнее и сильнее. Оставалось совсем немного. Она выгнула спину и яростно кончила, хватаясь руками за влажные от пота простыни.

— Элейн, — прошептал Трент хриплым голосом и кончил следом за ней. Они вдыхали и выдыхали в такт, вся комната погрузилась в тишину. Разговоры только всё портили. Трент повернулся на бок и притянул её к себе, нежно поцеловав в лоб. Так они и заснули.


***


На следующее утро она проснулась в объятиях Трента. Это был первый раз, когда он ночевал у неё. Элейн слегка пошевелилась, чтобы выбраться из крепких объятий.

— Доброе утро, — прошептал Трент ей на ухо.

Пристально взглянув на него, Элейн сказала:

— Ты не должен быть здесь.

— Почему?

— Ты всё понимаешь. Никто никогда не должен узнать о нашей…близости.

Трент усмехнулся:

— Но прошлой ночью тебе очень понравилась наша близость, не так ли?

Элейн отвернулась от него:

— Я не шучу. Ты забыл, что у нас есть договорённость?

— Я помню, но ты первая поцеловала меня.

Элейн не понимала, почему с Трентом так трудно. Он неуправляем и слишком самовлюблен. А она, как глупая дурочка, рискует своей карьерой и репутацией.

— Тебе смешно? Да ты понятия не имеешь, как много я работала, чтобы стать той, кем сейчас являюсь.

Трент приподнялся и сел на край кровати:

— Как будто я работал меньше тебя?!

Элейн и не ожидала, что он поймёт. Трент богатый и влиятельный мужчина, каждая третья женщина бегает за ним, как влюблённая дурочка. Ему всё это даровалось с самого рождения, как само собой разумеющейся.

— Я понимаю, что ты ничем не рискуешь, но зато рискую я. Если кто-нибудь узнает о наших отношениях, то я потеряю всё: любимую работу, уважение близких и возможность карьерного роста. Моя жизнь будет окончена.

— Я уважаю твоё мнение, но нельзя всю жизнь беспокоиться, что о тебе подумают другие. Человек, зависящий от чужого мнения, не живёт полной жизнью.

Трент был прав, и она это прекрасно понимала. Но Элейн была не готова двигаться вперёд, совершать какие-то необдуманные поступки. Нет, это не для неё.

— Ты думаешь, что всё так просто?

Трент покачал головой:

— Нет, не просто. Но ты должна попытаться жить полной жизнью и не зависеть от мнения серых масс.

"Жить полной жизнью? Ну, да!" — подумала Элейн. Трент живёт полной жизнью, даже не заботясь о последствиях. Например, его поездка в Дубай! Явно за прошлые выходные в его постели побывал не один десяток голых девиц. А теперь он здесь, с ней. "О, Господи, о чём я только думала?" — винила себя Элейн.

— Тебя даже не волнуют жизни других людей. Ты получаешь то, что хочешь, а затем просто бросаешь наскучившую "игрушку", — она сказала это, прекрасно понимая, что может задеть Трента за живое.

— Ты права. Я всегда получаю, то что хочу. Мои родители так воспитали меня.

— Ну, конечно, яблоко от яблони. Думаю, ты идеальный сын в глаза своих родителей.

Уже более мягким тоном Трент ответил:

— Я никогда не был ангелом для своих родителей. Некоторые мои поступки повергли в шок всю семью.

Элейн немного смутилась, она была не готова к такой откровенности Трента.

— Что ты имеешь в виду?

— Мой дед был офицером, мой отец офицер и двое моих братьев тоже офицеры. Мои младшие сестры пошли по стопам матери и стали медсёстрами. Можно сказать, что я не вписываюсь в свою "идеальную семью". Ведь я не пошёл по стопам родителей.

Элейн было тяжело слушать о такой прекрасной семье: братья, сёстры, замечательные родители. У неё этого не было и никогда не будет, она никогда не почувствует, какого это, иметь сестру или брата. В душе ей было больно, но она не подавала виду. Все свои слёзы она выплакала за один день, день, который навсегда останется в её памяти.

— Так у тебя есть четверо братьев и сестёр? Я думала, что ты единственный ребёнок в семье, и поэтому такой избалованный.

— Ты сильно ошибалась на мой счёт. Я не родился на всём готовеньком, моя жизнь не всегда была такой беззаботной. В далёком прошлом мне приходилось усердно учиться, а после школы подрабатывать везде, где возможно. Раньше я не был таким избалованным, а скорее слишком жёстким по отношению к семье. У меня часто возникали ссоры и конфликты с отцом.

— Но, кажется, ты хороший сын.

— Не будь так уверена в этом.

В его глазах читалась некая боль и отчуждённость. Казалось, это для него больной вопрос, поэтому Элейн решила сменить тему:

— Трент, уже почти утро. Тебе нужно уйти.

На этот раз он не стал спорить, а просто спросил:

— Разве тебя не удивляет тот факт, что прошлой ночью мы спали вместе. Я не исчез, как обычно.

— Думаю, ты остался, потому что было слишком поздно.

Трент ухмыльнулся:

— Не буду отрицать очевидного, но была и другая причина. Что ты делаешь вечером в следующую пятницу?

— У меня нет никаких планов. А что?

— Будет благотворительное мероприятие. Я хочу, чтобы мы пошли туда вместе.

Скрестив руки на груди, она ответила:

— Трент, я же сказала, что люди не должны видеть нас вместе. Это только подогреет интерес журналистов.

— Я слышу это уже не в первый, и даже не во второй, а в десятый раз. Но я уже осведомил прессу, что между нами только деловые отношения.

— Ты разве не знаешь журналистов? Они обожают распускать слухи.

— Какая разница? Это ведь всего лишь сплетни.

— То есть тебе наплевать?

— Я этого не говорил. Но такова цена за успех, а тебе просто нужно это принять.

Покачав головой, Элейн сказала:

— Я не хочу ввязываться во всё это, поэтому мой ответ отрицателен. Я не пойду с тобой на благотворительное мероприятие или на какое-либо другое мероприятие. Мне не нужны проблемы.

Элейн собиралась ему рассказать, что сегодня утром вышел свежий номер National Enquirer с очередной горячей новостью. Трент был замечен на одном из пляжей Дубая, из достоверных источников известно, что он приехал туда, чтобы совместить "приятное с полезным", девушек и бизнес. Но Элейн пыталась это игнорировать. Она не собиралась попадать на первую страницу всех таблоидов Нью-Йорка в качестве очередной личной шлюхи Трента Дэвиса.

Трент улыбнулся и сказал:

— Думаю, ты передумаешь, когда узнаешь, что это за мероприятие.

Элейн заинтриговало такое заявление, она спросила:

— Что за мероприятие?

— Бал-маскарад. Все будут в масках, и никто ничего не узнает. Твоя репутация не пострадает.

Маскарад? Возможно, это не такая уж и плохая идея.

— В таком случаи, я с радостью поеду с тобой, Трент.

— Всё необходимое для мероприятия тебе доставят к четвергу. Я заберу тебя в пятницу в шесть вечера. Теперь, прежде чем уйти, я должен задать тебе ещё один вопрос.

— Я слушаю.

— Как насчёт совместного утреннего душа?

— Интересное предложение, — скинув с себя одеяло, Элейн громко завизжала и со всех ног понеслась в ванную комнату.

Глава 10

Эта неделя обещала быть не такой напряжённой, как прошлая, однако Элейн по-прежнему предстояло много работы. Она должна не только приступить к изучению новой информации на следующий месяц, но также посетить несколько общественных мероприятий, включая деловые встречи. Рабочие отношения между Трентом и Элейн всё более накалялись: они постоянно спорили относительно приобретения нового предприятия, пока Трент не заявил, что это его кампания, и он вправе принимать любые решения.

Кроме того, на прошлой неделе во время дружеского разговора у Элейн поинтересовались, состоит ли она в романтических отношениях с мужчиной. Вопрос завёл её в тупик, поэтому впредь она перестала пить кофе с коллегами во время перерывов, а просто отсиживалась в своём офисе.

В её кабинете зазвонил телефон:

— Добрый день. Это Элейн Мэннинг. Чем я могу вам помочь?

— Элейн? Думаю, ты не откажешься отобедать со мной?

Было приятно услышать голос Лизетт на другом конце провода. Они не разговаривали уже почти две недели. Элейн была так занята переездом и новой работой, что совсем позабыла о Лизетт.

— Рада тебя слышать, Лизетт. Я не против встретиться и пообедать.

— Отлично, потому что я уже жду тебя внизу, — рассмеялась Лизетт.

— Я беру свой кошелёк и спускаюсь к тебе.

Когда Элейн спустила в фойе, то увидела весьма интересную картину. Лизетт и Трент стояли у лифта и дружески беседовали. Элейн приблизилась к ним и заключила Лизетт в объятия:

— Извини, что не звонила тебе. Я была так занята на работе, да и не хотела отвлекать вас с Джоном от свадебных хлопот.

— Не волнуйся, я всё понимаю. Нью-Йорк — большой город, понадобится какое-то время, чтобы привыкнуть к этой суете. Дома, в Род-Айленде, всё было иначе.

— Но для меня всё равно нет места лучше, чем Род-Айленд.

Обращаясь к Тренту с натянутой улыбкой, Элейн спросила:

— Я не знала, что Вы будите обедать с нами, господин Дэвис.

— Жаль тебя разочаровывать, Элейн, но у меня другие планы. Я уже опаздываю на важную встречу, так что приятного вам аппетита, дамы, — с этими словами Трент поцеловал руку Лизетт и скрылся в лифте.

И что это значит? Лизетт ведь считала Трента высокомерным козлом. Но теперь они, кажется, стали приятелями. Да, за последние две недели многое изменилось.

— Я умираю с голода. Давай поскорее убираться из этого душного офиса.

Элейн хотела отобедать в ближайшем кафе, но на парковке их уже дожидался водитель Лизетт.

— Я нашла отличный ресторан. Там прекрасная атмосфера и отлично готовят.

Они вошли в небольшой, довольно экстравагантный ресторанчик. Официантка приняла заказ и подруги, наконец, остались наедине и смогли поговорить о наболевшем.

Решив немного разрядить обстановку, Элейн нерешительно спросила:

— Как у тебя с Джоном?

— Лучше и быть не может. Мы уже выбрали дату свадьбы.

Слава Богу! Как Элейн могла забыть об их помолвке? Очевидно, что Лизетт и Джона ждёт потрясающее будущее. Элейн улыбнулась, глядя на жизнерадостное лицо Лизетт. Она была счастлива за подругу, но и немного завидовала ей.

— Это фантастика. Когда свадьба?

— Мы поженимся в день нашего первого знакомства, — обе дамы засмеялись, вспомнив, как же нелепо начались отношения Лизетт и Джона.

— Это очень романтично. Я так рада за тебя, Лизетт. Я помню, как волновалась из-за того, что ты переезжаешь из Род-Айленда, но теперь понимаю, что этот переезд пошёл тебе на пользу.

— Я должна признать, что сама была не в восторге от переезда, но глубоко ошиблась. Я должна с тобой поговорить о чём-то крайне важном.

— О чём?

"Пожалуйста, пусть она спросит не о наших с Трентом отношениях", — молилась Элейн.

— Свадьба состоится в Род-Айленде. Джон сказал, что я могу организовать всё на свой вкус. Но я не хочу пышное бракосочетание, пусть это будет тихое торжество в кругу друзей и семьи.

— Я тебя понимаю.

— Не могла бы ты помочь мне со всеми приготовлениями?

Вау! Помочь со свадебными приготовлениями? Элейн раньше никогда этого не делала. Она была гостем на свадьбе, но организатором? Нет, ни разу.

— У меня нет никакого опыта в этом вопросе. Я не уверена, что смогу.

— Элейн, что бы тебе не поручили, ты всегда всё делаешь идеально. Мы ведь с тобой уже давние друзья. Кроме того, я хочу, чтобы ты была подружкой невесты.

"Она просит меня стать подружкой невесты?" — Элейн пребывала в лёгкой панике.

— Элейн, ты согласна? Это действительно очень важно для меня.

Элейн хотела отказаться, но посмотрев в жизнерадостные глаза Лизетт, просто не смогла сказать нет:

— Я согласна.

Лизетт вскочила со стула и накинулась на Элейн с поцелуями:

— Спасибо. Джилл тоже подружка невесты. Мы можем устроить девичник и всё обсудить. А ещё выбрать шикарные платья. Будет весело.

Весело? Лизетт ненавидит девчачьи посиделки. И не только она. Элейн тоже не была близка к этому, но видимо любовь превращает людей в сумасшедших идиотов.

Лизетт сильно изменилась за последнее время. До встречи с Джоном она была тихой и сдержанной, а теперь яркая и жизнерадостная.

— Я счастлива за тебя, — искренне сказала Элейн.

— Итак, расскажи мне, как у тебя с Трентом? — прошептала Лизетт.

Она знает? Трент всё рассказал Джону?

— Прекрасно.

— Прекрасно? Это всё, что ты можешь сказать? Расскажи мне, что у вас случилось? Он плохой руководитель?

"Отлично, теперь мне придётся врать Лизетт", — разозлилась Элейн.

— Нет, всё нормально. Я адаптируюсь на новом рабочем месте. Удивительно, но мне там нравится. Хотя я всё ещё скучаю по "Другому Шансу", — радостно ответила Элейн, пытаясь свести тему о Тренте к минимуму.

— Нравится? Я рада, что тебе досталась такая хорошая работа. Ты счастлива, а значит и я тоже. И не будь так груба с Трентом. Дай ему шанс, и увидишь, что он не так уж плох. Может быть, он тот человек, которого ты искала всю жизнь?

"О, я задавалась этим вопросом уже не один раз, и пришла к выводу, что нет, нет, нет и ещё раз нет", — подумала Элейн с раздражением.

— Он всего лишь мой босс, Лизетт. Ничего более.

— Это ужасно. Трент довольно лестно отзывался о тебе, и я надеялась, что между вами проскочила какая-то искра. Должна признаться, что вы двое отлично танцевали на моей помолвке.

Лизетт тяжело вздохнула, а затем продолжила:

— Любовь можно встретить в самый неожиданный момент. Я встретила Джона, когда мне было так одиноко. А теперь понимаю, что без этого мужчины моя жизнь была какой-то…неполной. Да, мы с ним разные, но это не мешает нам быть вместе. Элейн, не теряй надежды.

Лизетт сказала, что между Элейн и Трентом проскочила искра? О, это ещё мягко сказано. Между ними вспыхнул целый костёр, который перерос в непонятную сексуальную одержимость. И Элейн не могла это контролировать. Трент ворвался в её мир и перевернул всё с ног на голову. В одном Лизетт была права — Трент не такой уж и плохой человек. Если бы Элейн не выгнала его утром, то они провели бы вместе целый день. Их так называемые "отношения" постепенно прогрессировали, становились крепче, но это ничего не меняло. Элейн никому не собиралась рассказывать о Тренте, даже подругам. Если бы она спала с Дрю или Россом, об этом было бы не так стыдно рассказывать. Но, к сожалению, Элейн влюбилась в Трента и ничего не могла с этим поделать. Как долго продлится их интрижка? Как скоро Элейн его разлюбит?

— Элейн, прости. Я не хотела тебя расстроить, — сказала Лизетт, крепко сжимая руку Элейн.

— Нет, ты меня не расстроила. Я просто думала о том…как счастлива за тебя и Джона.

Наконец, их неловкий разговор прервала официантка, доставившая заказ.

— Как обстоят дела с "Другим Шансом"? Тяжело заниматься делами компании в одиночку? — спросила Элейн.

— Нет, всё отлично. Я думала, что придётся постоянно ездить в Род-Айленд, но сотрудники прекрасно справляются и без моей помощи. В пятницу объявили, что нашли отличного кандидата на роль главы компании. Мы познакомимся с ним на следующей неделе. Но тебя всё равно никто не сможет заменить.

Хотя Элейн уже не работала в "Другом Шансе", она искренне переживала за эту компанию и её будущее:

— Я рада, что так быстро нашли руководителя. Ты знаешь, кто это?

— Нет, я знаю только, что мистер Скотт лично кого-то порекомендовал. Думаю, что всё не так уж плохо.

— Мистер Скотт широко известен и уважаем в благотворительной сфере. Его мнение высоко ценится. Думаю, он подобрал отличного руководителя и судьба "Другого Шанса" в надёжных руках, — улыбнулась Элейн. Теперь она могла быть спокойна.

— Если честно, то я скучаю по Род-Айленду, но, забавно, как быстро я привыкла к Нью-Йорку и к жизни с Джоном. Я так мечтаю, чтобы мы с ним переехали за город, в какой-нибудь милый отдалённый домик. Кстати, говоря о доме, ты обещала заехать в гости. У тебя есть какие-нибудь планы на вечер субботу? Может, поужинаем вместе?

У Элейн не было планов, кроме очередного "свидания" с Трентом, но это не в счёт. Поэтому она ответила:

— Было бы здорово. Во сколько встретимся и что мне с собой принести?

"Пожалуйста, не прости меня принести что-то из домашней еды. Я не умею готовить", — мысленно молила Элейн.

— Как насчёт семи часов вечера? Можешь захватить с собой что-нибудь на десерт. Тебе ведь нравится японская кухня? Я хочу опробовать новый рецепт.

Кивая головой, Элейн ответила:

— Звучит здорово.

Впереди у Элейн весёлый уик-энд. В пятницу вечером бал-маскарад, а в субботу ужин с подругой. Возможно, переезд в Нью-Йорк был не такой уж и плохой идеей. Все перемены к лучшему.

Глава 11

Элейн уже в четвёртый раз изучала рабочий стол своего компьютера, пытаясь вспомнить, что же она искала. Сегодня её работоспособность была снижена до нуля. "В такие дни лучше всего сделать перерыв и дать себе немного отдыха", — подумала Элейн, выключая ноутбук. Она схватила сумочку и направилась к лифту.

— Элейн.

Она обернулась и увидела, что Венди спешит к ней навстречу.

— Привет, Венди, я уже ухожу. Ты что-то хотела?

— Мистер Дэвис просит зайти к нему в кабинет прямо сейчас.

Элейн была явно не готова к такому повороту событий.

— Спасибо, Венди, — ответила она.

— Тебе лучше поторопиться, господин Дэвис сегодня не в лучшем настроении.

С улыбкой на лице Элейн направилась в офис Трента. Дверь была не заперта, но Элейн всё же постучалась на тот случай, если Трент не один. И не ошиблась, в кабинете находился ещё один джентльмен. Он сидел в кресле напротив Трента.

— Мистер Дэвис, вы хотели меня видеть? — спросила Элейн.

— Да, проходи и закрой за собой дверь, — приказал Трент.

Она закрыла дверь и остановилась напротив стола Трента, надеясь, что задержится ненадолго.

— Сын, почему ты так груб с этой молодой леди? — пожилой джентльмен лет шестидесяти встал и протянул руку Элейн. Он был таким же высоким, как Трент и весьма неплохо выглядел. — Я Виктор Дэвис, отец Трента.

Его отец? Элейн почувствовала себя не в своей тарелке.

— Приятно познакомиться с вами, мистер Дэвис. Я Элейн Мэннинг.

Элейн поняла, что Трент не рассказал отцу об их "маленьком секрете". "И почему я всё время попадаю в какие-нибудь неловкие ситуации?" — подумала она.

— Элейн, у моего отца есть проблема, и я думаю, ты сможешь помочь.

"О, огромное спасибо, Трент", — мысленно поблагодарила она.

— Я сделаю всё, что в моих силах.

— Госпожа Мэннинг, присаживайтесь, пожалуйста, и я всё вам объясню, — сказал Виктор.

Элейн заняла свободное место.

— Элейн, я организовываю вечеринку-сюрприз для своей жены, которой исполняется шестьдесят на следующей неделе. Но ситуация вышла из-под контроля. Видите ли, у меня слишком мало опыта в подобных вопросах. Я обратился за помощью к своим дочерям, а они сказали, что мне лучше попросить Трента, и именно поэтому я здесь.

— Извините, но я не понимаю. Чего вы хотите от меня?

— Моя дочь считает, что мне поможет только чудо. Торжество менее чем через две недели. Место проведения праздника сгорело пять дней назад. Я попытался найти другое место, но безрезультатно, а время уже поджимает.

— Это печально.

— Именно поэтому я здесь. Мне нужно не только найти новое место проведения торжества, но и оповестить всех гостей о некоторых изменениях в программе и прочих мелочах. Времени осталось немного, а я не хочу рисковать, — после этих слов он вытащил какой-то листок из кармана и протянул его Элейн. — Трент сказал, что если ты мне не поможешь, то не поможет никто.

"Почему уже второй раз за неделю меня просят организовать какое-то мероприятие? Почему все думают, что я занимаюсь подобными вещами?" — не понимала Элейн. Она развернула лист бумаги и внимательно изучила его. На первой странице располагались контакты флористов, музыкальных коллективов, дизайнеров и прочих важных людей. А на остальных страницах был пропечатан список гостей. Вау! Да, их тут человек сто, как минимум.

— Мистер Дэвис…

— Пожалуйста, зовите меня Виктором.

— Виктор, вы уверены, что хотите поручить это дело именно мне?

— Я знаю, что мой сын часто ошибается… Хотя, думаю, вы об этом прекрасно знайте.

Элейн кивнула, и он продолжил:

— Но на этот раз Трент не ошибся, — после этих слов Виктор посмотрел на сына с особой нежностью. — Он сказал, только ты сможешь помочь. Так что скажешь? Займёшься организацией вечеринки-сюрприза для моей жены Марии?

Элейн ещё раз взглянула на листок, затем убрала его к себе в сумочку и ответила:

— Я буду рада помочь Вам. Всё будет готово к пятнице. Как я смогу связаться с Вами, если возникнут вопросы?

— К пятнице? Было бы замечательно. Теперь я понимаю, почему Трент взял тебя на работу. Мои контакты есть в том списке, что я тебе отдал, так что звони. Я могу ещё кое о чём тебя попросить?

— Конечно.

— Я везу Марию в круиз на Багамы. Мы уезжаем в субботу и возвращаемся поздним вечером в четверг, то есть за день до вечеринки. Не могла бы ты заранее мне всё показать, я должен быть уверен, что всё идеально? Знаю, что прошу слишком многого, но это очень важно для меня.

Показать? Элейн думала, что будет заниматься только организацией торжества, но, видимо, ей придётся стать и участником. Теперь ей придётся лететь в Западную Виржинию, для того, чтобы проследить за всеми приготовлениями. Это может стать проблемой.

Она взглянула на Трента. Надеясь на спасение, но он с каменным лицом изучал какие-то документы на компьютере, как ни в чём не бывало. Как можно так равнодушно относиться к своей семье? Элейн собрала всю волю в кулак и ответила:

— Конечно, я прилечу в Виржинию и лично всё проконтролирую. Мне лучше приступить к работе прямо сейчас. Была рада встрече. Думаю, что увидимся на следующей неделе уже на торжестве.

Выходя из офиса Трента, Элейн успела услышать обрывки разговора. Виктор спросил:

— Почему ты всё ещё не рассказал своей маме об Элейн?

— Папа, она ничего для меня не значит. Мы всего лишь коллеги, — твёрдо заявил Трент.

С бешеной скоростью Элейн рванула в свой офис, еле сдерживая эмоции. Слёз ручьём текли по её щекам. Элейн много раз произносила эту фразу "мы всего лишь коллеги", но Трент сказал такое впервые, и таким твёрдым тоном…это было больно.

"Да, всё правильно. Я сама сотню раз повторяла, что у нас всего лишь деловые отношения. Но тогда почему мне так больно?" — задавалась она вопросом. А ответ был прост: Элейн влюбилась в Трента, хоть и боялась себе в этом признаться.

После секса в душе, в воскресенье, Трент остался на завтрак. К счастью, Элейн смогла приготовить хоть что-нибудь съедобное. Трент был таким весёлым, внимательным, жизнерадостным и куда более чутким, чем в обычное время. Он с таким энтузиазмом рассказывал о своей семье, друзьях и работе. Он даже рассказал о Брэде, о том, как уважает этого человека и восхищается им. Элейн думала, что Трент уважает и её.

Теперь, сидя за рабочим столом, она вытирала горячие слёзы с лица. В этот момент Элейн пожалела, что в её кабинете нет прозрачных стеклянных стен, которые можно было бы чем-нибудь пробить, чтобы выпустить на волю чувства и эмоции. Вместо этого она отчаянно вела внутреннюю борьбу.

После короткой истерики она ещё раз внимательно изучила список и уже знала, с чего следует начать — с выбора места торжества. В интернете она отыскала не так уж много вариантов. Теперь понятно, почему Виктор так нуждался в помощи. И Элейн просто обязана ему помочь. Меньше всего опыта у неё было в кулинарном плане: она не знала, какой ресторан выбрать, и какую еду заказать. Но она знала, кто мог помочь в этом деле. Она взяла телефон и набрала номер Джилл.

— Вы позвонили в "Другой Шанс". Меня зовут Джилл. Чем могу помочь?

— Привет Джилл, это Элейн. Надеюсь, что не сильно отвлекаю тебя.

— Элейн, — закричала Джилл в трубку. — Как там Нью-Йорк? Без тебя в Род-Айленде стало совсем тоскливо.

Элейн было приятно это слышать. Она тоже тосковала по Джилл, по её безумным выходкам и нескончаемому позитиву.

— У меня всё хорошо. К сожалению, сейчас я взялась за один проект и нужна помощь. Не откажешься помочь мне, как в старые добрые времена?

— Конечно. Всё, что угодно. Ты в Нью-Йорке, Лизетт в Нью-Йорке, может быть, мне тоже стоит перебраться туда?

— Было бы здорово, — искренне ответила Элейн. Ей так не хватало жизнерадостной и активной Джилл, которая без стука могла ворваться в офис или рассказывать какие-то забавные истории. В Davis Enterprises все сотрудники заурядные и молчаливые. Лишь Венди временами здоровалась с Элейн и желала приятного аппетита во время ланча.

Элейн обсудила с Джилл выбор кухни и ресторана. В течение тридцати минут Джилл подобрала два идеальных ресторана, соответствующих всем требованиям. Она просто волшебница!

— Джилл, не знаю, как отблагодарить тебя. Прости всё, что хочешь.

— Позволишь мне поехать с тобой на примерку платья? Я слышала, что ты занимаешься свадьбой Лизетт и будешь присутствовать на примерке. Уверена, что в Нью-Йорке куча свадебных салонов.

— Конечно, Джилл. Не могу дождаться, чтобы увидеть тебя.

Примерка свадебного платья… Элейн тяжело вздохнула: "Ой, я больше так не могу". В некотором смысле это было для неё болезненно: обойти кучу магазинов, перемерить тысячи платьев и выбрать то, в котором ты будешь идеальна. Ах, да ещё ведь нужно про фату не забыть. Элейн лишь надеялась на то, что у Лизетт хороший вкус и она вберет подходящий оттенок для платьев подружек невесты.

На самом деле Элейн только делала вид, что ей безразличны все эти свадебные хлопоты. Она давно надела на себя маску сильной, независимой и самостоятельной женщины, и не собиралась её снимать. Но никто и не догадывался, что под этой оболочкой скрывается неуверенная в себе и хрупкая женщина, которая заблудилась в тёмном лабиринте своего прошлого и никак не может оттуда выбраться. Однажды она справиться с этим, но ещё не время. Возможно, вскоре всё изменится…

После разговора с Джилл Элейн потребовалось пару минут перерыва и вот, она уже снова вся в работе. Она нашла потрясающее место проведения торжества, а остаток дня и часть вечера заключала сделки с поставщиками и рабочим персоналом. Да уж, труд организаторов не такой уж и лёгкий! Элейн никогда бы не согласилась на такую кропотливую работу, но отказать Виктору она просто не могла. В его глазах горел недетский огонь и отчаянное упрямство, которое так присуще служивым людям.

Закрыв ноутбук, она решила, что завтра займётся оповещением гостей. Сейчас она хотела поскорее вернуться домой. Элейн вышла из офиса и кинула мимолётный взгляд на дверь кабинета Трента. Свет горит, а значит он всё ещё на рабочем месте.

Переступая с ноги на ногу, она взволнованно дожидалась лифта, чтобы вернуться домой. И вот раздался сигнал, оповещающий о прибытии, она вошла в лифт, немного поколебавшись, и двери закрылись. Разговор Трента с отцом всё никак не давал ей покоя. Нет, она не успокоится, пока не расставит все точки на "е". У неё было два варианта: нажать кнопку нижнего этажа и отправиться домой, всю ночь, прокручивая в своей голове слова Трента, или раз и навсегда разобраться в этих запутанных отношениях. Она выбрала второй вариант и со всех ног помчалась в офис Трента.


***


— Привет, ты снова работаешь допоздна? Я думала, ты поехал ужинать с отцом, — сказала Элейн сухо.

Трент был слишком занят важными бумагами и даже не услышал, как она вошла в кабинет.

— Мне пришлось задержаться из-за внеплановой встречи с отцом.

Виктор приехал в офис без предупреждения. Трент был благодарен своей сестре Роуз, за то, что она заранее позвонила и предупредила. Таким образов график Трента удалось хоть как-то перестроить. Безусловно, Трент любит свою семью, в том числе и отца, но с ним у него, мягко говоря, сложные отношения. Трент не последовал примеру отца и своих братьев, поэтому стал обузой семьи. Четверо других детей — просто идеальные копии своих родителей, но только не Трент. Сегодняшний день стал особенным событием. Первый раз в жизни отец попросил Трента о помощи. Может быть, это хороший знак и скоро между ними всё наладится? Глядя на Элейн, Трент подумал: "Да, за последнее время многое изменилось".

— Почему ты всё ещё в офисе? — спросил он.

— Это связано с просьбой твоего отца, — она улыбнулась. — У меня хорошие новости. Я нашла прекрасное место и уже выбрала ресторан. Похоже, праздник пройдёт идеально, как и хотел твой отец.

— Ты не перестаёшь меня удивлять. Я знал, что ты справишься, но не ожидал, что настолько быстро.

Обычно подобного рода поручения выполняет Венди, но, как только Тренту позвонила сестра с просьбой о помощи, он сразу же подумал об Элейн. Хотя, в этом нет ничего удивительного. Трент беспрестанно думал об Элейн с того самого момента, как впервые увидел её в офисе Джона месяц назад. Вначале он думал о ней, как о любой другой женщине, но с каждым разом Элейн всё больше и больше поражала его своей дерзостью и неприступностью, и теперь она была для него не просто обычной женщиной… Чёрт! Он влюбился в неё.

— Спасибо, у меня есть много полезных контактов. Твой отец попросил приехать меня в Виржинию и лично проконтролировать подготовку к торжеству, хотя я уверена, что всё, итак, в порядке. Думаю, ты и твои братья и сёстры прекрасно справитесь без меня.

Нет, она так легко не отделается! Скучать на вечеринке не входило в планы Трента…

— Твоё присутствие очень важно для моего отца.

— Я не уверена. Это семейное торжество. Я буду лишней.

— Мой отец не стал бы приглашать тебя просто так, значит для него это важно. И есть ещё одна причина, по которой ты должна присутствовать на этой вечеринке.

— Какая? — спросила она.

Он встал из-за стола и встал напротив неё:

— Я хочу тебя.

— Трент, я не могу, — прошептала она.

— Чего не можешь? — спросил он, касаясь пальцами её щеки. — Не можешь пойти на вечеринку или поцеловать меня прямо сейчас?

— Зачем ты это сказал своему отцу? — спросила она, отстраняясь назад.

Он понятия не имел, о чём она говорит. Но по тону можно было догадаться, что она расстроена. Трент ещё раз прокрутил в голове утренний разговор с отцом, но так ничего и не понял.

— Что сказал? — задал он вопрос, терпеливо ожидая ответа.

— Ты сказал ему, что я…что я ничего не значу для тебя. Зачем ты это сказал?

Он видел боль и растерянность в её глазах, но искреннее не понимал, почему она так расстроена. "Я выполняю все её желания, и она всё равно несчастлива? Это какое-то сумасшествие!" — подумал Трент.

— Ты действительно не понимаешь?

— Не понимаю, — подтвердила она.

Трент почувствовал дольку разочарования. Сейчас ему не хотелось ссориться и обсуждать бессмысленные вопросы, ему хотелось лишь бесконечно целовать женщину, стоящую рядом с ним, касаться каждого сантиметра её тела. Он притянул Элейн к себе и ответил:

— Потому что никто не должен знать о нас. Я сдержал своё обещание. В конце концов, между нами ведь просто секс.

Он понимал, насколько жестоко прозвучали эти слова, и сразу же пожалел о сказанном. Но стало поздно. Глаза Элейн расширились, она закипела от гнева. Это может плохо кончится.

— Ты прав. Просто секс. Спасибо, что сдержал обещание, — сказала она, контролируя свои эмоции.

— В таком случаи, может быть, поужинаем вместе? — спросил он, не желая окончания вечера.

— Уже поздно, и я устала.

Это правда. Сегодняшний день длился вечность. Они оба нуждались в передышке, но только не в сексуальном плане.

— Я не хотел тебя обидеть.

— Ты был честен и сдержал своё обещание. Я не имею права злиться на тебя.

На самом деле Трент солгал, сказав, что Элейн ничего не значит для него и между ними всего лишь секс. Но, к сожалению, всей правды никто никогда не узнает.

— Позволь мне отвези тебя домой? — предложил он, протягивая руку. Трент не мог отпустить её сейчас. Не имел права.

Она попыталась вырваться, но он загородил проход своим телом и игриво пригрозил:

— Ты никуда не уйдёшь.

— Спокойной ночи, Трент, — ответила Элейн, отстраняясь от него.

Трент, молча, стоял на месте и смотрел, как она покидала его офис. "Наверное, она всё ещё злится", — подумал он.

Вот именно поэтому он воздерживался от привязанности к женщине. Это ненужные хлопоты. Женщины говорят одно, делают другое, а потом расстраиваются по мелочам, и в конце концов ты остаёшься крайним. "Бл*ть, у меня нет сил бороться с этим. Почему она так зла?" — не понимал Трент.

Глава 12

Добравшись до дома, Элейн была физически истощена. Она потратила целый день на организацию торжества семьи Дэвисов, и это пробудило в ней желание узнать о своих настоящих родителях: кто они, почему они её бросили? Неужели её родители были настолько бедны, что не могли о ней позаботиться? Возможно, её мать была несовершеннолетней? А может быть, её родители похожи на родителей Трента? Так много вопросов, ответы на которые узнать невозможно. Элейн пыталась найти своих родителей, будучи студенткой, но безрезультатно. С тех пор столько лет прошло. Возможно ли, найти хоть какую-то информацию? Поиск в интернете, местных переписях, городских архивах не дал никаких результатов.

Элейн хорошо помнила своих первых приёмных родителей, она жила с ними до десяти лет. Это была пара пенсионеров с серьёзными проблемами со здоровьем. Спустя какое-то время они больше не могли заботиться об Элейн, и ей пришлось снова вернуться в детский дом. В течении последующих восьми лет Элейн побывала в трёх разных семьях и в трёх разных странах. Она чувствовала себя, как бракованный товар на прилавках магазинов.

Несколько фотографий — это единственная память о юношеских годах. Элейн часто переезжала, меняла десятки школ и поэтому не позволяла себе привязываться к людям. Сейчас, рассматривая старые фото, Элейн понимала, что несчастна и потеряна в этом огромном холодном мире.

Зачем Элейн сбегала от приёмных родителей? Это был своего рода протест. Она шла против системы, не признавая "семейных уз". Она пыталась таким образом привлечь к себе внимание. Всё изменилось в старшей школе. Именно тогда Элейн начала задумываться о своём будущем. Она познакомилась с особенным учителем, миссис Уэст. Эта женщина "вернула Элейн к жизни" и преподала самый важный урок — за всё нужно бороться. И Элейн боролась: она окончила школу, поступила в университет Брайтона и получила стипендию. Элейн никогда не забывала миссис Уэст, она посылала ей открытки на день рождения и другие праздники. Даже будучи на пенсии миссис Уэст пришла на выпускной Элейн, вручила ей огромный букет цветов и сказала: "За всё в этой жизни нужно бороться. Я всегда знала, что ты справишься!" Элейн на всю жизнь запомнила этот душераздирающий момент, а спустя пять лет миссис Уэст умерла, и Элейн снова превратилась в одинокую и потерянную девочку. Именно тогда она решила найти своих родителей, наняла лучшего детектива, но поиск не дал результатов.

Спустя год Элейн забросила это дело из-за занятости в "Другом Шансе". Да и надежды уже не было. К кому бы она ни обращалась за помощью, ответ был один и тот же: "К сожалению, нет никакой информации". И теперь знакомство с отцом Трента вновь пробудили в Элейн уже давно угасшие чувства. Её беспокоил вопрос: "Кто мои родители?"

В животе заурчало, и Элейн, наконец, вспомнила, что ничего не съела за сегодняшний день. Она пошла на кухню, налила себе бокал красного вина, схватила упаковку сухарей и направилась в гостиную. Глядя на экран ноутбука, она задавалась вопросами: "Что делать? Может быть, стоит ещё раз поискать в интернете?". Почему бы и нет?!

Её пальцы безостановочно застучали по клавишам. Она надеялась найти родителей через соц. сети. "Вот чёрт! Мне почти тридцать, а я не зарегистрирована ни в Facebook, ни в Twitter. Я так отстала от жизни!" — думала Элейн. Она создала новый аккаунт, загрузила туда несколько своих детских фотографий и начала поиск. Последующие несколько часов Элейн просматривала одну страницу за другой. Оказывается, многие люди пытаются найти своих родителей или без вести пропавших родственников. Это как искать иголку в стоге сена! В конце концов, она закрыла ноутбук и поплелась в спальню, уговаривая себя, что разберётся со всем завтра.

"Сегодня только среда?" — подумала Элейн, отключая свой будильник. Она доползла до кофеварки, проклиная себя за то, что слишком мало спала этой ночью. Сегодня будет ужасный день. Нажимая кнопки на панели, Элейн решила позавтракать чашкой кофе и рогаликом. Но открыв холодильник, обнаружила, что в её доме нет ничего съедобного. Во всём виноват Трент! Если бы он не устроил "спектакль", то Элейн зашла бы в магазин, и сегодня не осталась бы без завтрака. От безысходности Элейн зачерпнула целую ложку арахисового масла и сказала себе: "Нужно обязательно съездить в супермаркет".

Ужасный день! Элейн взяла ситуацию в свои руки и позвонила Венди, солгав, что заболела, и останется работать дома до конца недели. Хотя простуда — это не самая лучшая отговорка… Нужно было придумать что-нибудь правдоподобнее.

"По крайне мере, мне не придётся видеться с Трентом" — только Элейн об этом подумала, как зазвонил телефон.

— Вчера ты была абсолютно здорова, — заявил Трент серьёзным тоном.

Откашливаясь, Элейн ответила:

— Я, наверное, простудилась вчера вечером.

— В таком случаи я могу приехать и позаботиться о тебе.

— Нет, спасибо. Я справлюсь, — ответила Элейн.

— Я рад. Думаю, что к вечеру пятницы ты поправишься. Всё необходимое для бал-маскарада мой водитель доставит к тебе на дом в четверг.

Элейн пыталась контролировать растущее в груди чувство волнения. Она предвкушала вечер пятницы, как шестнадцатилетняя школьница, предвкушает первое свидание. В эту пятницу Трент и Элейн впервые выйдут в свет, как настоящая пара. Она не могла дождаться этого события, в ней взыграли женские гормоны.

— Спасибо. Ты заедешь за мной? — спросила Элейн.

— Нет, мой водитель заберёт тебя в шесть и передаст приглашение.

— Как я смогу узнать тебя, ведь все будут в масках? — огорчилась Элейн.

— Ах, моя сладкая Элейн, не волнуйся, я сам найду тебя. Увидимся в пятницу, — сексуально прошептал он.

А потом, сделав паузу, добавил:

— Выздоравливай.

Встав с дивана, Элейн направилась к своему ноутбуку, но неожиданно остановилось. "Соц. Сети подождут!" — подумала она. Бал-маскарад уже в пятницу, а значит нужно успеть подготовиться. Эта неделя будет полна сюрпризов!


***


Тренту не понравилось, что Элейн всю неделю будет отсутствовать на рабочем месте. Он прекрасно понимал, что она вовсе не больна простудой. Скорее всего, эта женщина играет с ним и пытается показать свой характер. "О, как она была зла вчера вечером, — подумал Трент, — её глаза сверкали, как у дикой кошки". Но даже, несмотря на это Элейн выглядела невероятно сексуально. И Трент не переставал об этом думать.

Сидя за письменным столом Трент рассматривал варианты извинений перед Элейн. Цветы? Нет. Конфеты? Нет. Ювелирные украшения, автомобиль, личный самолёт? Нет. Нет. Нет. Чем поразить эту сумасшедшую женщину?

Трент находился в отчаянии. Почему женщины любят всё усложнять? Они требуют от мужчин слишком много внимания, заботы и красивых поступков. "И почему я вообще об этом думаю? — возмутился Трент. — Я ни в чём не виноват, и поэтому не собираюсь извиняться" Однако поразмыслив ещё минутку, он всё-таки решил оказать Элейн знак внимания. Он приказал Венди:

— Мне нужны телефонные номера некоторых людей.

Выполнив поручение, Венди спросила:

— Вы хотите, чтобы я им позвонила? Мне не сложно.

— Нет, спасибо, я справлюсь сам, — ответил Трент.

Он связался со всеми контактами из списка и с ухмылкой подумал: "Надеюсь, Элейн понравится мой сюрприз".

Глава 13

В четверг вечером Элейн вернулась домой с кучей пакетов, она чувствовала себя, как ребёнок, получивший лучшие подарки в свой день рождения. И воспоминания снова нахлынули волной: в детстве Элейн не праздновала свой день рождения. Отгоняя неприятные мысли, она направилась в спальню, разложила на кровати покупки и размышляла, какой же из пакетов открыть первым.

Элейн решила открыть коробку с обувью. Она сняла крышку, убрала тонкую обёртку и обнаружила там пару красных четырехдюймовых туфель на шпильке с чёрным леопардовым принтом. У Элейн возникла только одна мысль: "Вау!". Некоторые женщины не умеют носить красивую обувь, Элейн не относилась к их числу. Она ещё раз взглянула на туфли, и только потом убрала их обратно в коробку.

Следующей по величине была круглая коробка золотого цвета, перевязанная атласной лентой. "Мне даже жалко открывать такую красоту", — подумала Элейн, развязывая ленту. Атласный кусок ткани выскользнул из рук, когда она увидела одну из самых красивых вещей на свете. Это была маска, полностью позолоченная, с красными камнями. Необычно. Элегантно. Большие чёрные перья украшали правую часть маски. Великолепно.

Элейн даже боялась предположить, какое платье приготовил для неё Трент. Она убрала маску обратно в коробку и приступила к распаковке самой огромной коробке. Её руки затряслись от волнения, когда она подняла крышку. Боже мой!

Гладкая атласная ткань оказалась в её руках. Это было вечернее платье-русалка с декольте, рюшами, обшитыми по корсажу и сексуальным вырезом до колена. Чёрное кружево и различные аппликации из тёмного шёлка взрывали воображение.

Элейн видела много красивых платьев, но такого ей не доводилось видеть никогда. "О чём думал Трент, когда покупал это платье? Думал ли он обо мне? Знали ли, что чёрный цвет мне к лицу? Неужели, он что-то чувствует ко мне?" — эти вопросы не давали Элейн покоя.

Она повесила платье в гардероб, убрала коробки и, усевшись на кровать, всё никак не могла перестать думать о завтрашнем вечере. Сегодняшней ночью Элейн явно будет не до сна.

Зазвонил мобильник. Спрыгнув с кровати, она со всех ног помчалась в гостиную, чтобы ответить на звонок:

— Привет.

— Привет, Элейн. Ты там жива ещё? Надеюсь, что не помешала? — спросила Лизетт.

— Всё в порядке. Я просто убиралась в комнате, — ответила Элейн, почувствовав разочарование. Ей так хотелось услышать сексуальный голос Трента.

— Я звоню, чтобы спросить придёшь ли ты на ужин в субботу?

— Конечно.

— Великолепно, тогда не буду тебя отвлекать. У тебя очень усталый голос, иди выспись.

— Да, была тяжёлая неделя. Передавай привет Джону. Спокойной ночи.

Закончив разговор, Элейн отправилась в свою спальню. Сегодня был трудный день. Стянув с себя одежду, она забралась под холодные простыни и выключила лампу на прикроватной тумбочке. Позвонить ему? Написать СМС? Она должна поблагодарить его за подарки. Завтра.

На удивление, она быстро погрузилась в безмятежный сон.

На следующее утро Элейн проснулась бодрой и готовой к предстоящей ночи. Она приняла горячий душ и решила отдохнуть сегодня от работы. Элейн взяла несколько лаков для ногтей и направилась в гостиную, когда прозвенел домофон. Сейчас только одиннадцать часов. Она никого не ожидала в такую рань.

В трубку домофона она спросила:

— Чем могу вам помочь?

— Я ищу Элейн Мэннинг, — ответил женский голос.

— Это я.

— Господин Дэвис послал меня к вам.

Элейн впустила незнакомую женщину:

— Входите.

— Спасибо, госпожа Мэннинг. Вы предоставите мне помещение для работы?

— Для какой работы? — спросила Элейн.

— Мне необходим массажный стол или что-то в этом роде.

Массаж? Элейн проводила девушку комнату, и целый час наслаждалась шведским массажем. Идеально! Это даже лучше, чем цветы!

"Возможно, мне стоит регулярно ходить на массаж?" — подумала Элейн. Массажистка Мэг вытащила из сумочки конверт и протянула его Элейн:

— Мне сказали передать это вам. Хорошего дня.

Элейн проводила Мэг и только потом развернула конверт:

Я хотел, чтобы ты немного отдохнула и расслабилась перед сегодняшним вечером.

Тебе понравился мой сюрприз?

Знаю, что ты любишь сюрпризы. Большие сюрпризы.

Увидимся на балу.

Трент.

Элейн тихонько рассмеялась. Ей действительно нравятся сюрпризы.

Она выпила бутылку воды и продолжила делать маникюр, когда снова раздался звонок в дверь:

— Чем я могу вам помочь?

— Я ищу Элейн Мэннинг. Меня прислал господин Дэвис, — ответил мужчина.

Что на этот раз? Элейн открыла дверь и увидела молодого человека в бейсбольной кепке, джинсах и футболке. Он протянул ей бумажный пакет. Элейн улыбнулась, узнав логотип на пакете. Это была еды из местного итальянского ресторана. Она распаковала пакет и обнаружила там пасту и диетический салат. "О, Трент слишком хорошо знает меня", — подумала Элейн.

Элейн уже закончила с салатом, когда снова раздался звонок в дверь. Она посмотрела на время, 14:30 дня, у неё не было времени на эти глупости! Проигнорировав звонок, она продолжила делать маникюр. Через минуту послышались громкие удары. Элейн лениво открыла дверь и обнаружила трёх человек. Да, к такому повороту событий она была не готова.

— Дайте угадаю, вас послал мистер Дэвис?

— Да. Мы можем войти?

— Зачем?

Молодая девушка ответила:

— Я буду делать вам маникюр и педикюр. Морис займётся вашими волосами, а Сью сделает макияж.

Трент всё предусмотрел. Элейн проводила их в гостиную, где сразу началась работа над преображением. Пока девушка делала ей маникюр, Морис занялся волосами, аккуратно завивая их в кудри. Часы показали пять вечера, когда Сью закончила с макияжем.

— Госпожа Мэннинг, я помогу Вам с платьем, — предложила Сью.

Элейн испытывала некий дискомфорт, стоя почти что голой перед Сью. Когда всё было готово, она взглянула в зеркало и не поверила своим глазам. Вау! Макияж был идеальным: тёмная тушь, тени дымчатого цвета, переливающиеся с оттенками красного золота, красные губы с золотыми блёстками. Элейн чувствовала себя принцессой.

Снова зазвонил звонок. Она взглянула на часы, шесть вечера. Элейн поблагодарила стилистов за помощь и сообщила водителю, что спустится через пару минут. Она схватила маску и направилась к выходу. "Почему он сделал это для меня? Я нравлюсь ему? Или это просто плата за секс!? Но тогда с чего такая щедрость?" — размышляла Элейн. Никто никогда в жизни ещё не заботился о ней. Сегодня будет удивительная ночь. Сегодня всё изменится.

Но у Элейн складывалось плохое предчувствие: "Это слишком хорошо, чтобы быть правдой". Скольких женщин Трент уже выводил в свет? О скольких женщинах он заботился? Элейн понимала, что ревнует. Но сегодня вечером Трент Дэвис её и только её. Одна ночь. Один шанс.


***


Трент никогда в жизни не делал подобных вещей. Он считал, что с женщинами нужно быть как можно жёстче, поэтому никогда не позволял ни одной из них оставаться на ночь. Но с Элейн всё иначе. Для неё деньги не стоят в приоритете, и именно поэтому она единственная женщина, отказывающаяся от Трента. Может быть, именно дерзкий характер делал Элейн такой желанной и недосягаемой. Бал-маскарад станет новой возможностью для разрушения границ. Трент был уверен в своих силах, как никогда.

Через пять минут после прибытия он получил СМС от Элейн. Всё шло идеально. Он вошёл в главный зал в смокинге от Giorgio Armani, с соответствующим цилиндром на голове и в маске с серебряными и чёрными камнями.

Трент выбрал идеальное место, откуда ему открывался обзор на весь зал. Как по сигналу, двери открылись, и самая сексуальная женщина на всём белом свете вошла в зал. "Чёрт, сегодня вечером я определённо подвезу её до дома", — подумал Трент. Элейн остановилась у входа, пристально оглядывая толпу, а затем вместо того, чтобы идти навстречу к Тренту, направилась в совершенно противоположную сторону, к группе мужчин в одинаковых смокингах.

К сожалению, Трент оказался не единственным человеком, заметившим Элейн. Почти сразу же к ней приблизился мужчина в маске, поклонился и пригласил на танец, поцеловав руку. Дьявол! Трент стремительно пробирался через толпу, не обращая никакого внимания на возмущения гостей. Сейчас он слишком зол, чтобы быть вежливым!

Трент приблизился к Элейн и собственнически обхватил её за талию, прежде чем она успела вымолвить хоть слово. Мужчина остановился, как вкопанный, сделал краткий поклон и исчез в толпе.

Элейн резко обернулась, и их глаза встретились, пылая огнём страсти и ревности. Она улыбнулась, и всё напряжение в атмосфере испарилось. Трент не мог описать словами, насколько потрясающе выглядела женщина стоящая сейчас рядом с ним. Она прекрасна каждой своей клеточкой.

Элейн подала руку Тренту, который принял её и поднёс к губам. Они направились на танцпол. Крепко сжав руками талию своей спутницы, Трент сказал:

— Не хватит слов, чтобы выразить, насколько сногсшибательно ты сегодня выглядишь.

Её губы изогнулись в сексуальной улыбке, и она ответила:

— Спасибо.

Сладкий запах, исходящий от Элейн, приводил в безумство. Первая песня закончилась и началась вторая. Трент ослабил хватку, прекрасно понимая, что требуется передышка. Он прошептал ей на ухо:

— Не хочешь что-нибудь выпить?

— Да, конечно.

Рука об руку они направились в сторону банкетных столов. С подноса Трент схватил два бокала шампанского и подал один из них Элейн.

— Спасибо тебе за сегодняшний сюрприз. Я чувствую себя немного испорченной.

— Я рад, что тебе понравилось.

Элейн разгладила подол своего платья, а затем подняла голову и сказала:

— Это платье прекрасно. У тебя отличный вкус.

— На тебе любое платье будет смотреться шикарно.

От этого комплемента щёки Элейн слегка порозовели, а губы скривились в едва заметной улыбке. Ей понравилось.

Элейн заметила, что через толпу к ним навстречу уже пробирается фотограф, поэтому невнятно промямлила:

— Нам нужно скрыться.

— Почему? Нас всё равно никто не узнает, потому что мы в масках.

Трент выхватил из рук Элейн бокал и поставил его на поднос, мимо проходящего официанта. Он схватил Элейн за талию и снова повёл на танцпол:

— Всё что я хочу, так это никогда не выпускать тебя из своих объятий.

На протяжении всего танца Элейн беспокойно оглядывалась по сторонам, а потом прошептала:

— На нас все смотрят.

— Разве может быть иначе? Ты великолепно выглядишь. Просто не обращай внимания.

После этих слов Трент крепко сжал её руку, наклонил вперёд и слегка поцеловал в губы. Он был уверен, что Элейн начнёт сопротивляться, но этого не произошло. Их губы слились в обжигающем поцелуе.

Музыка не переставала играть, но Тренту было уже всё равно. Он с ещё большей силой впился в губы Элейн, а она обвила руками его шею. В помещении стало жарко. Спустя мгновенье последовала вспышка фотоаппарата, но, кажется, ни Элейн, ни Трента это не побеспокоило. Они были слишком увлечены друг другом.

— Думаю, мне нужно ещё выпить, — наконец, вымолвил Трент, прерывая поцелуй, и увёл Элейн с танцпола.

Они пробыли ещё около часа на балу. Для Трента это настоящий рекорд. Обычно на подобных мероприятиях он быстро скучал, но не в этот раз. Время пролетело с молниеносной скоростью, весь вечер Трент смеялся и танцевал с самой сексуальной женщиной.

— Давай сбежим отсюда.

Улыбаясь, Элейн ответила:

— Надеюсь, ты не очень устал. Я рассчитываю на продолжение вечера.

Её слова разожгли огонь в Тренте. Вряд ли сегодняшняя ночь станет скучной.

— Ты хочешь остаться?

"Пожалуйста, скажи "нет", — мысленно умолял Трент.

— Я рассчитываю на совсем другое продолжение вечера, — игриво ответила Элейн.

— Тогда давай поскорее убираться отсюда.

Трент вызвал водителя и покинул бал-маскарад, прихватив вместе с собой одну из самых горячих женщин на всей земле. Ему было жизненно необходимо сорвать это милое платье с Элейн и поцеловать каждый сантиметр её тела.

Они сели в автомобиль, и водитель спросил:

— Куда?

Обычно Трент приказывал ехать в гостиницу. У него было железное правило: не трахать женщин в своём доме. Но Элейн была не просто женщиной, она была особенной и, наверное, той единственной, которую Трент хотел бы видеть в своём доме. Повернувшись к Элейн, он сорвал с её лица маску и сказал:

— В мой пентхаус.


***


Пентхаус был таким, каким Элейн его себе представляла. Завтра у неё будет достаточно времени для экскурсии, а сегодня есть дела поважнее.

Трент схватил её за руку и повёл вдоль длинного коридора к своей спальне. Вся комната была пропитана мужским запахом. Он выпустил её руку, подошёл к прикроватной тумбочке, взял пульт, и комнату заполнили мягкие звуки инструментальной музыки.

— Иди ко мне, — приказал он.

Но Элейн не сдвинулась с места, по-прежнему находясь под впечатлением от вечера.

— Иди ко мне, — повторил он хриплым голосом.

Но Элейн снова проигнорировала его просьбу. Она вытащила заколку из волос и прошептала:

— Сегодня я полностью в твоей власти. Я дам тебе всё, что захочешь.

Потом она сняла красные шёлковые перчатки, полностью оголяя тонкие руки. Атмосфера накалилась. Трент сделал к ней шаг навстречу, но она отступила.

Приподнимаясь на носочки, Элейн расстегнула платье без бретелек и предстала перед Трентом в сексуальном нижнем белье. Платье скатилось каскадом на пол. Элейн медленно расстегнула застёжку сначала на одной туфле, затем на другой, вскоре дело оставалось только за кружевными чулками. Наклоняясь вперёд, она соблазнительно отдёрнула одну из подвязок чулок, затем вторую. Спустя мгновение она уже стояла перед ним почти обнажённой.

Трент испустил протяжный стон, а затем потребовал:

— Иди сюда.

Ещё рано. Медленно приближаясь к нему, Элейн расстегнула застежку чёрного кружевного лифа, оголяя груди. Покачивая бёдрами, она ослабила хватку, позволяя бюсгалтеру упасть на пол. Теперь её руки прикрывали грудь. Она облизала нижнюю губу и сильнее сжала груди руками, сделав ещё шаг вперёд. Пальцами она сжала свои соски и испустила сексуальный стон.

— Ты сводишь меня с ума, Элейн.

Это хорошо! Его слова только усилили в ней желание. Сегодняшний вечер станет особенным.

Её руки двинулись вниз, соблазнительно зацепившись за край чёрных кружевных трусиков. Она яростно сжала пальцы и, слегка покачивая бёдрами, дала трусикам скользнуть вниз. Когда кружевной материал приземлился на пол, она схватила его в руки. Сделав ещё пару шагов вперёд, Элейн вытянула руку вперёд, и чёрные трусики приземлился прямо возле ног Трента.

— Блядь, — не выдержал он. Его дыхание стало всё чаще и отрывистей. Да, он безумно хочет её.

Осторожно ступая по холодному полу навстречу к Элейн, Трент избавился от пиджака. Он мучительно медленно начал расстегивать пуговицы белой рубашке, пока не остался полностью обнажённым сверху. Элейн провела кончиками пальцев по его идеальной груди и прессу, прежде чем он наклонился, чтобы избавиться от обуви и носков. Медленно Элейн провела ладонью по бёдрам Трента, а затем расстегнула верхнюю пуговицу на его брюках. Даже через плотную ткань проглядывала весьма внушительная эрекция. Элейн села перед ним на колени, спуская брюки вниз.

Встретившись с ним взглядом, она сняла боксеры и откинула их в сторону. Её пальца начали бесстыдно блуждать по его бедрам, спуская всё ниже и, наконец, достигнув его внушительных размеров достоинства, которое просто умоляло о ласке. Не прерывая зрительного контакта, Элейн нежно обхватила его руками и начала медленно ласкать губами. Трент испустил сексуальный стон, в то время как её язык продолжал мучительную пытку. Его глаза потемнели от желания, когда она взяла его глубоко в рот и начала сосать, что есть силы. Сначала она всего лишь подразнивала кончиком языка, но потом ритм усилился. Трент сжал в кулак длинные тёмно-каштановые волосы Элейн. Быстрее, глубже, сильнее — всё это сводило с ума. Они оба были так возбуждены.

Одним быстрым движением Трент отстранился и тяжело дыша, прошептал:

— Если ты не остановишься, то я не смогу сдержаться.

Его голос звучал взволнованно. Идеально. Элейн шагнула к нему навстречу настолько близко, что её соски коснулись его груди, отчего внизу разлилось приятное тепло. Трент обхватил обеими руками её груди и, лаская соски, прошептал:

— Ты богиня.

Последовал пронзительный стон. Не выдержав, он схватил её за талию, притягивая к себе. Элейн обвила ноги вокруг его бёдер и прижалась ближе. Их губы слились в продолжительном страстном поцелуе. Затем он обхватил руками её ягодицы и одним резким движением вошёл в неё. Тело Элейн было не готово к такому резкому вторжению, внизу живота растеклась мучительная, но вместе с тем приятная боль.

— Скажи, чего ты хочешь? — спросил он.

Почувствовав медленные движения его члена внутри себя, Элейн прошептала:

— Я хочу тебя.

— Скажи, чего именно ты от меня хочешь?

Она отчаянно попыталась ближе прижаться к его телу, но ничего не выходило.

— Пожалуйста, — взмолилась Элейн.

— Скажи мне, — потребовал он.

Она не могла больше ждать. Ещё секунда и, кажется, она потеряет рассудок.

— Я хочу тебя, всего тебя, глубоко внутри, — прошептала Элейн из последних сил.

И только теперь Трент возобновил свои движения внутри неё, сильнее с каждой секундой. Элейн начала задыхаться от такого напора. Отчаянно цепляясь за его плечи, она прокричала:

— Да…

Волна удовольствия вырвалась наружу, заставляя встрепенуться от боли и наслаждения.

— Трент, — вскрикнула она.

— Элейн, — простонал он, упираясь в её шею.

Элейн прижалась к нему, не желая отпускать. Трент подошёл к кровати и аккуратно уложил её на холодные простыни, располагаясь рядом. Задыхаясь, Элейн прижалась к Тренту всем телом.

— Это было потрясающе. Ты охренительна.

Элейн положила голову на грудь Трента. Она ещё никогда в жизни не была так счастлива. Он лучший мужчина на свете, и только сейчас Элейн это поняла. Прижимаясь ближе к нему, она прошептала:

— Эту ночь я запомню на всю оставшуюся жизнь. Кстати, счёт 1:0, в мою пользу. Как насчёт реванша?

Нежно поцеловав её, Трент усмехнулся и сказал:

— Если это вызов, то я его принимаю.

Ночь была прекрасна. О таком не пишут ни в одном из женских романов. Всё это выходило за пределы разумного.

— Элейн, я знаю, что уже слишком поздно, чтобы об этом говорить, но мы не использовали презервативы, — Трент произнёс это мягко, без какой-либо паники.

К счастью, у Элейн всё было под контролем. Ещё в Род-Айленде она сходила на приём к своему доктору и уже начала новый курс контрацептивов.

— Я принимаю таблетки, — ответила она с улыбкой.

Трент ничего не ответил. В комнате повисла задумчивая тишина. Да, сегодняшний вечер был замечательным, но скоро наступит утро… все маски будут сняты, и каждый из них вернётся к своей реальности. Закрыв глаза, Элейн прогнала грустные мысли из головы. Никто и ничто не сможет испортить этот вечер.


***


Это было невероятно. Оказывается, жизнь полна сюрпризов. Безусловно, Трент знал — Элейн самая соблазнительная и сексуальная женщина, из всех, что он когда-либо встречал, но такого он от неё никак не мог ожидать. Тот фокус с раздеванием, чем-то напоминающий стриптиз, ещё долго не выйдет из головы. Несомненно, Элейн невероятная женщина.

Теперь сжимая её тело в своих объятиях, Трент наблюдал за ней, как заколдованный. Аккуратно он убрал прядь волос с её лица, и услышал тихий стон в ответ. Осторожно он поцеловал её в макушку и притянул ближе к себе. В этот момент всё между ними изменилось. Навсегда.

Первоначально Трент желал иметь тело Элейн без каких-либо обязательств. Сейчас всё по-другому. Но испытывает ли Элейн к нему что-либо? В этом он не был уверен, поэтому не мог открыто признаться в своих чувствах. Ей нужно дать время, и, в конце концов, она расслабится и перестанет быть такой зажатой и зацикленной на чужом мнении.

Завтра наступит новый день. Новый день и новые проблемы.

Глава 14

Будет трудно взять себя в руки и уйти от Трента. Больше всего на свете Элейн хотела быть с ним, но прекрасно понимала, что эта связь её погубит. Когда-нибудь ей всё равно придётся посмотреть правде в глаза и принять самое трудно в жизни решение. Когда-нибудь, но не сейчас…

А сейчас Элейн одолжила у Трента пару спортивных штанов и футболку, так как не могла появиться на людях в вечернем платье посреди рабочего дня. Ей срочно нужно было вернуться домой и подготовиться к встрече с Джоном и Лизетт.

Элейн приехала ровно в шесть часов вечера. Квартира располагалась в центре города, недалеко от Vinchi Medical Engineering. "Очень удобно добираться на работу", — подумала Элейн.

Как только двери лифта открылись, Лизетт заключила Элейн в объятия:

— Я так рада, что ты приехала. Позволь мне помочь.

Элейн протянула Лизетт коробку:

— Надеюсь, вам понравится чизкейк.

— Даже не сомневайся в этом. Пожалуйста, проходи.

Она последовала за Лизетт в гостиную и почти остолбенела от ужаса, когда услыхала смех, доносящийся из соседней комнаты. Этот смех показался ей до боли знакомым. Когда Элейн вошла на кухню, то подтвердились её худшие опасения: Трент стоял и мило беседовал с Джоном возле барной стойки. Элейн повернулась к мужчинам и невинно улыбнулась:

— Привет, Трент. Я не ожидала тебя здесь увидеть.

— А у меня было ощущение, что мы встретимся.

Элейн кинула на него предостерегающий взгляд, прежде чем поприветствовать Джона:

— Рада снова видеть тебя, Джон.

— Я тоже рад, Элейн.

— Ну, пожалуй, пора к столу. Лизетт весь день простояла у плиты, так что ужин будет восхитителен.

— Ты ещё даже не пробовал! — подразнила Лизетт.

— Что бы это ни было, пахнет оно замечательно, — сказала Элейн.

— Всё уже готово, так что вы с Трентом можете садиться за стол, а мы с Джоном пока приготовим еду к сервировке.

Оставшись с Трентом наедине, Элейн спросила:

— Ты ведь знал, что мы встретимся здесь?

— Вполне возможно.

— Почему не предупредил меня?

— Потому что тебе это явно бы не понравилось.

"Чёрт, а он прав", — подумала Элейн.

— Твоё молчание уже говорит о многом, — продолжил Трент. — Почему бы нам просто не расслабиться и насладиться вечером в компании друзей?

Дружеский вечер? С Трентом? Звучит нелепо! Элейн не знала, как пережить этот ужин.

— Ты должен был меня предупредить.

— Перестань, — ответил Трент, слегка касаясь руки Элейн.

Отодвигаясь в сторону, Элейн убрала руку под стол и прошептала:

— Они знают? Ты им рассказал о нас?

— Я рассказал не всё. Если они что-то знают, то только незначительные детали.

Он улыбнулся, а затем продолжил:

— Но если ты продолжишь на меня так пялиться, то они явно заподозрят что-то неладное.

Чёрт, Трент прав. Но даже малейшее прикосновение пальцев разожгло в Элейн огонь страсти. Будет крайне сложно играть роль женщины, испытывающей настоящее отвращение к Тренту. А точнее, невозможно.

— Мы можем входить? Не хотелось бы вас застукать за каким-нибудь неприличным занятием, — пошутила Лизетт.

О, мой Бог! Неужели, они всё знают.

— Так, вы всё знайте?

— Элейн, мы дружим уже много лет, поэтому, как только я увидела вас с Трентом вместе, то сразу всё поняла.

— Пожалуйста, Лизетт, пообещай мне, что никому не расскажешь? Ни в Нью-Йорке, ни в Род-Айленде, ни где-либо ещё люди не должны узнать.

— Не волнуйся, это будет нашим секретом. Но еда уже остывает, так что давайте, наконец, поедим.

Элейн протянула свою руку к руке Трента в знак поддержки. Она впервые публично коснулась его. Это было приятно.

Все четверо сидели и ели, пока Лизетт рассказывала о кулинарии. Элейн заметила, что Лизетт немного волнуется, рассказывая о различных приправах и приёмах приготовления суши, роллов и охлаждающих напитках. Кто бы мог подумать, что Лизетт так отлично готовит? Еда была потрясающая.

— Так вот чем ты занималась в Японии? Думаю, мне не помешала бы парочка мастер-классов, потому что мои кулинарные способности оставляют желать лучшего.

Обе женщины рассмеялись, а затем Лизетт пролепетала:

— Просто тебе нужен тот, кому бы ты могла готовить всю эту вкуснятину, — и Лизетт подмигнула Тренту.

— Это будет не плохо для меня — ухмыльнулся Трент.

— Думаю, на это потребуется много времени. По дороге сюда я заглянула в булочную. Кто-нибудь хочет клубничный чизкейк?

Мужчины остались в гостиной, в то время как дамы готовили десерт к подаче на стол. Элейн знала, что будет крайне опасно оставаться с Лизетт наедине. "Сейчас начнутся допросы", — подумала она.

— Так, расскажи мне всё.

— Да, он мне нравится. Это то, что ты хотела услышать? — спросила Элейн.

— Это только начало. Со слов Джона, в последнее время Трент очень изменился. Думаю, что ты ему тоже нравишься, — подразнила Лизетт.

— Не обольщайся. Мы знаем друг друга считанные дни.

— Но это уже случилось, Элейн. Время не имеет никакого значения. Не стоит выстраивать невидимые преграды и обороняться. Пусть всё идёт своим чередом.

Лизетт права. Элейн нужно хоть на секунду расслабиться и насладиться своими отношениями с Трентом. Только не публично, естественно.

— Спасибо, Лизетт. Давай закроем эту тему и поговорим о чём-нибудь другом.

Следующие несколько часов вся компания общалась и играла в карты. Они разделились на две команды и играли, мужчины против женщин. Конечно же, победа осталась за женщинами. Элейн думала, что не может быть ничего прекраснее вчерашнего бал-маскарада, но, оказывается, может. Дружеские посиделки просто бесценны.

— Уже почти полночь. Нам пора, — сказал Трент.

Элейн не ожидала, что время пролетит так быстро. Она обняла Джона и Лизетт на прощание:

— В следующий раз мы обязательно встретимся у меня. Только приходите со своей едой. Я плохой повар.

Все засмеялись.

— Звучит здорово. Уже жду не дождусь, — засмеялась Лизетт.

Когда Трент и Элейн вдвоём вошли в лифт, Элейн сказала:

— Ты не мог бы подвези меня домой? В этой суматохе я совсем забыла предупредить водителя.

— Я отпустил твоего водителя ещё сегодня утром.

— Хм, ты был так уверен, что я останусь у тебя на весь день?

— Уверен? Нет. Надеялся? Да, — ответил Трент, а затем нежно поцеловал её. — Можно один вопрос?

— Какой?

— К тебе или ко мне?

— Ко мне.

Глава 15

В воскресенье вечером она снова не могла заснуть. Причиной стал стресс. Этот уик-энд был просто сумасшедшим. Наверное, впервые за последние несколько лет Элейн почувствовала себя по-настоящему счастливой. Может быть, всё в этой жизни не так уж и сложно!?

Есть одна поговорка: "За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь". Но, очевидно в случаи с Элейн это не сработало.

У неё есть работа и у неё есть…кто? Любовник? Парень? Кто? Какой статус можно дать Тренту? Коллега по работе. Он всего лишь её начальник.

Элейн вспомнила о недавнем ужине. А теперь Лизетт явно затевает что-то недоброе. Совсем недавно Элейн видела Лизетт и Трента, мило беседующих в фойе главного офиса, а на следующий день произошла "случайная" встреча в пентхаусе Джона. Да, Лизетт всё спланировала. Пять лет Элейн дружит с Лизетт, но ей и в голову не могло прийти, что эта женщина настоящий конспиратор.

Лёжа на диване, Элейн включила телевизор, и начала бездумно переключать каналы. Новостей нет. Комедий нет. Мелодрам нет. В конце концов, он выключила телевизор и, схватив свой сотовый, направилась в спальню. Она долго ворочалась; слишком много мыслей приходило в голову. Снова схватив сотовый, Элейн посмотрела на время: уже почти час ночи. Она прекрасно знала причину своей бессонницы. Без Трента, даже простыни казались неприятными и холодными.

Она проверила список входящих вызовов на телефоне. Ни одного звонка от Трента. Забавно, но Элейн никогда не звонила ему первой. Он сам проявлял инициативу. В списке контактов она нашла нужный номер и нажала кнопку "вызов". Один, два, три…ничего. Может быть, он спит? Звонить ему — плохая идея. Что она собирается сказать: "Привет. Что делаешь?". Полное дерьмо. Хорошо, что Трент не ответил. Элейн снова положила телефон на тумбочку, выключила настольную лампу и закрыла глаза. Спать. Спать. Спать.

Через пару минут зазвонил мобильник, и из динамика послышался сладкий голос:

— Привет.

— Привет, — ответила Элейн.

— Всё в порядке? — спросил Трент.

— Всё нормально. Прости, я случайно набрала твой номер. Надеюсь, не разбудила?

"Боже, как же глупо это звучит", — подумала Элейн.

— Нет, я как раз проверял своё расписание на завтра. Ты скучаешь по мне?

— Нет, я… Я уже в кровати.

— Элейн, я не спрашивал, где ты находишься. Я спросил, скучаешь ли ты по мне?

— Да, скучаю.

— Ну, посмотрим, как я смогу решить эту проблему.

— Ты приедешь? — спросила она взволнованно, а затем закрыла лицо руками от стыда и смущения.

— Нет, я не могу сегодня.

— Ой, я не должна отвлекать тебя. Ты, вероятно, хочешь спать.

— Разве я говорил, что устал?

— Нет, но…

— Я знаю, ты хочешь этого.

— Хочу чего?

— Хочешь меня, и именно поэтому ты позвонила. Ты ведь не будешь отрицать, Элейн?

Что за игры задумал Трент? Видимо, его забавляет сложившаяся ситуация.

— Трент…

— Ответь мне, — приказал он.

— Да, я хочу тебя.

— Так позволь мне дать тебе то, что ты хочешь.

— Ты сказал, что не приедешь.

— Я не приеду.

— О… — вырвалось у неё. Это же не означает, что они прямо сейчас будут заниматься сексом по телефону? Элейн никогда в жизни не делала ничего подобного.

— У тебя есть игрушки, Элейн?

О, Боже, она никогда не сможет ответить на этот вопрос. Это слишком личное.

— Я знаю, что есть. Ты слишком страстная женщина, чтобы не иметь секс-игрушек. Давай же, Элейн.

— Трент, я не знаю.

— Давай, — приказал Трент, издавая первобытный рык, от которого у Элейн насквозь промокли трусики. — Достань свои игрушки.

Она открыла средний ящик прикроватной тумбочки, именно там хранились все самые пошлые секреты Элейн Мэннинг. Из кучи нижнего белья она вытащила огромный серебристый вибратор 18-сантиметров длинной, с функцией multi-скорости.

— Приложи телефон к уху, — приказал он. — На тебе есть нижнее бельё?

— Нет.

— Хм, хорошо. Твои соски уже напряглись? Потри их, ущипни их… Делай всё как приказываю я: покусывай их, посасывай, лижи своим язычком. И потрогай себя другой рукой. Ты уже мокрая?

Она застонала, когда её пальцы вошли в нежные складочки и коснулись клитора.

— Да, мне нравится. Медленно и ритмично погружай пальцы внутрь. Откройся для меня. Я хочу попробовать тебя на вкус.

Она застонала ещё сильнее, когда выполнила его приказ. Закрыв глаза, Элейн представила, что Трент стоит на коленях между её ног. Руками он ласкает её бёдра, а языком доводит её клитор до сумасшествия. Он слизывает всё, до последней капли, он погружается так глубоко…

— Не останавливайся, продолжай трогать себя. Возьми вибратор в другую руку и введи его между своих ног. Включи его, но не увлекайся слишком сильно.

Лёгкий импульс поразил её тело, как только вибратор коснулся складочек. Боже, как долго Элейн мечтала об этом.

— Трент, пожалуйста…

— Войти ещё глубже в свою киску. О, да, я уже чувствую твой неповторимый вкус на своих губах. Ты такая сладкая и такая мокрая.

Элейн становилось всё труднее дышать, она испустила стон:

— Мне нужно…

— Скажи, что ты хочешь мой член внутри себя?

— Да, — её голос перешёл на крик.

— Войти ещё глубже, грубее и жёстче.

Она выгнула спину, когда вибратор вошёл во всю длину.

— Чувствуешь твёрдый член внутри себя? Он так глубоко. Тебе нравится? Откройся пошире для меня, впусти меня ещё глубже. Я хочу тебя. Так дай же мне то, чего я хочу.

Она почувствовала шум в ушах и снова прокричала его имя:

— Трент. Трент.

Её тело содрогнулось в оргазме, пока вибратор продолжал входить глубже и сильнее.

— О, это было великолепно, — сказал Трент.

— Хм, — промолвила он, охрипшим голосом, а потом усмехнулась.

— Спокойной ночи, Элейн.

— Спокойной ночи, Трент, — прошептала она.

Её мозг отказывался верить в произошедшее. Элейн тридцать четыре года, и только что она занималась сексом по телефону с мужчиной. Стоп. Маленькая поправочка. Элейн тридцать четыре года, и только что она занималась сексом по телефону с мужчиной, которого безумно любит!

Глава 16

Утро понедельника наступило слишком быстро. Единственное, о чём мечтала Элейн — отдых. Но вместо этого, она приняла душ, оделась, уложила волосы и, взглянув на часы, поняла, что опаздывает, совещание уже началось. "Я никогда не опаздываю на работу", — рассмеялась Элейн. Так как нестись, сломя голову, на совещание было уже поздно, Элейн решила выпить чашечку кофе. Эти тридцать минут всё равно ничего не решат.

С кофе в руках, она сидела за столом на кухне и просматривала электронную почту. На Facebook у неё было около ста запросов в друзья и новых сообщений. Многие благодарили её за помощь и поддержку. Одно из писем трогало до слёз. Оно пришло от сорокалетнего мужчины, искавшего своих родителей:

Дорогая Элейн,

Спасибо тебе за поддержку и помощь. После последнего разговора я никак не мог заснуть, в голове всё время крутились твои слова: "Не важно, откуда вы пришли, важно, куда вы идёте и к каким целям стремитесь". Я продолжаю поиски своих родителей, но теперь это не главная цель моей жизни. Я пытаюсь становиться лучше. Недавно даже присоединился к местному благотворительному обществу. Надеюсь, что и ты найдёшь своё место в этом мире.

С уважением, Альберт

Элейн вспомнила день, когда впервые начала переписку с Альбертом. Тогда она только закончила школу и совсем не знала, что ей делать и куда податься. Конечно, в восемнадцать лет Элейн была более мечтательной и всем сердцем верила, что цель её жизни, узнать правду о биологических родителях. Но годы поисков не дали результатов.

Закончив с утренней почтой, Элейн обратила внимание на вкладку "важные новости", во главе которой стояла ссылка с подписью "бал-маскарад". Любопытство взяло верх, и она нажала на ссылку. Перед ней высветилась фан-страница, которую украшал снимок, с изображением пары, танцующей в центре зала.

Она мельком просмотрела комментарии: сначала люди восхищались костюмами, масками и потрясающей атмосферой бал-маскарада, а затем перешли к обсуждению "самой горячей пары вечера". Интернет взрывался от комментариев и догадок: одни из них были нелепыми, а другие весьма милыми. Люди перебирали всех подряд кинозвёзд. Кто-то подумал, что это президент с женой. А один из фанатов заявил, что это Джонатан Винчи и Лизетт Берг. "Ах, как же все они ошибаются. Это не Лизетт, и не Джон, и не кто-либо ещё… — рассмеялась Элейн. — Правду знают лишь единицы"

Снова взглянув на время, Элейн поняла, что уже перевалило за десять. Ей следует как можно скорее отправляться на работу. Закрыв ноутбук, она схватила сумочку и направилась к выходу. Интересно, Элейн отчитают за опоздание? Ведь она работает в компании всего несколько недель и уже успела так облажаться.

Через двадцать минут Элейн вошла в свой офис. Она ответила на несколько писем с приглашениями на благотворительные обеды и деловые встречи. На самом деле работы у неё не было, так как фактически она и не являлась сотрудницей Davis Enterprises.

Кофе! Внимательно осмотрев коридоры, Элейн направилась к кофе машине, избегая столкновений с другими сотрудниками компании. Она была рада, когда увидела, что комната отдыха пуста, и никто не станет надоедать вопросами. Идеальное время! Элейн приготовила кофе и вернулась в кабинет.

— Привет, Элейн. Как прошли выходные?

Обернувшись, она увидела Венди с пачкой файлов в руках. Элейн была уверена, что Венди вот-вот уронит эту тяжеленную кипу бумаг. Она поставила чашку кофе на столик и сказала:

— Позволь мне помочь.

Взяв половину папок из рук Венди, Элейн спросила:

— Куда мы должны всё это отнести?

— На третий этаж. Ты уверена, что сможешь помочь? Не хочется отвлекать тебя от работы.

— Я не против. К тому же, мои глаза уже устали от компьютера.

— Как провела выходные?

— Я всё ещё новичок в Нью-Йорке поэтому прежде всего, осмотрела местные достопримечательности. А что насчёт тебя?

— У моей внучки был день рождения. Она такая милашка. Я тебе потом покажу её фотографии. Тебя удивит, насколько неряшливой может быть девчонка.

— Обязательно.

Они вошли в лифт, который был уже занят двумя молодыми девушками из отдела связи.

— Я понятия не имею, кто этот парень, но представь себе, если это господин Дэвис. Думаю, так оно и есть, — сказала одна из девушек.

Другая тут же ответила:

— О, Боже мой. Это нереально. Как думаешь, кто эта женщина на снимке?

Элейн почувствовала, что ладони начали потеть. Её сердце заколотилось, как бешеное. СМИ не могли догадаться.

— Это я, конечно, — ответила девушка. Двери лифта открылись и обе выпорхнули, как бабочки, весело смеясь.

— Ты в порядке? — спросила Венди. — Элейн, что-то случилось?

Только сейчас Элейн осознала, что её руки тряслись:

— Да, всё в порядке, спасибо. Я не обедала сегодня, поэтому мне немного не хватает сил.

— Трента нет в офисе, так что это идеальное время для перерыва. Я знаю, что на прошлой неделе ты оставалась работать дома, чтобы не попадаться на глаза мистеру Дэвису.

Разве Трент говорил, что уезжает? Скорее всего, он забыл, потому что был слишком занят поцелуями.

Венди было известно, что Элейн отсутствовала на своём рабочем месте с самой среды. "Знает ли она, что я на самом деле я не работаю на Davis Enterprises? Если так, то к чему эти двусмысленные вопросы? Она проверяет меня?" — задалась вопросами Элейн.

— Обеденный перерыв? Звучит отлично, Венди. На самом деле, я ещё на испытательном сроке, поэтому могу брать часть работы на дом.

Элейн вошла в квартиру, скинула обувь, сняла деловой костюм, надела толстовку и штаны и направилась на кухню. Она была счастлива, что по дороге домой заглянула в кулинарный отдел, где приобрела пирог со шпинатом и сыром Фета. Отрезав кусок пирога, и наполнив стакан диетической колой, Элейн поудобнее устроилась в гостиной.

Закинув ноги на журнальный столик, она схватила ноутбук и откинулась на спинку дивана. Идеальные условия для работы.

Она открыла личную папку и несколько часов просматривала все файлы, размышляя, какой же выбрать. У любой из компаний, финансовой или медицинской, были свои проблемы, но как определить, которая из них больше всего нуждается в помощи? Это довольно трудно.

На протяжении последующих двух часов Элейн сортировала файлы и распределяла их на две категории: кратковременные и долгосрочные. Наконец, Элейн зацепил один довольно непростой случай. Это была пятилетняя девочка из Колумбии, живущая в детском доме. Ей поставили диагноз — редкая форма рака. Нашёлся врач, согласившийся прооперировать ребёнка, но нужны были деньги на транспортировку, госпитализацию и реабилитацию здесь, в США. В общей сложности на лечение требовалось около ста пятидесяти тысяч долларов. Слёзы скатились с лица Элейн, когда она увидела фотографии ребёнка. Эта девочка совсем одинока и потеряна в большом и страшном мире.

Будучи эмоционально выжатой, как лимон, Элейн откинулась на спинку дивана и закрыла глаза. Все её мысли занимала крошечная девочка с огромными глазами и доброй улыбкой. "Это может подождать до завтра, — сказала себе Элейн, — сейчас мне требуется сон".

Глава 17

Трент встретился с Дрю, намного раньше, чем предполагалось. Он попытался придумать отговорку, но Дрю, как всегда, был настойчив. В конце концов, двое друзей были рады увидеть друг друга. Чем они занялись? Посетили специализированный магазин мотоциклов. Они прекрасно провели время, изучая самые уникальные и неповторимые новинки техники, и в конечном итоге, для собственного удовольствия, Трент приобрел один из мотоциклов. Но только один.

После удачной покупки, мужчины решили посидеть в местном спортбаре. Расслабившись, Дрю начал задавать Тренту не вполне приятные вопросы:

— Что у тебя с Элейн?

— Мы всего лишь коллеги.

— Она умная и красивая женщина. Ты, чёрт подери, пересекаешься с ней каждый день, и между вами до сих пор ничего не произошло?

— Я уже ответил на твой вопрос.

— Ох, да ты врёшь. Готов поспорить, что именно она сопровождала тебя на бал-маскарад.

Трент проигнорировал утверждение друга. Казалось, Дрю видит людей насквозь, наверное, именно поэтому он такой успешный бизнесмен.

— Не лги, ни мне, ни себе, Трент! Я видел фотографии. Я не смотрю так страстно ни на одну из своих сотрудниц.

— Есть веская причина, по которой мы скрываем наши отношения.

— Она замужем?

— Нет, — твёрдо ответил Трент. Отчего-то вопрос Дрю сильно взбесил его.

— Не нужно скрытничать, Трент. В твоей жизни было более сотни женщин, но что изменилось теперь? Почему ты скрываешь Элейн ото всех?

— Она беспокоится о своей репутации.

— Беспокоится о своей репутации, но встречается с тобой? — рассмеялся Дрю.

— Это не смешно! — разозлился Трент.

— Вау! Я действительно тебя не понимаю. Что происходит? Объясни мне.

— По легенде, Элейн обычный сотрудник Davis Enterprises, а я её босс. Она не хочется, чтобы кто-нибудь узнал о наших отношениях.

— Всё просто — уволь её. Тогда не будет никаких преград.

— Не уверен, что это разумно. Сначала: "Эй, ты мне нравишься!" А потом: "Эй, катись к чертям. Ты уволена". Так ты себе это представляешь? — спросил Трент саркастически.

— Если она действительно тебя любит, то переживёт. В любом случаи, ты хреновый работодатель. Она, наверное, будет прыгать от радости, когда узнает, что уволена. Может быть, отдашь её мне?

— Как к этому отнесутся твои финансисты?

— Смейся сколько угодно, но моя компания в отличном финансовом состоянии. Да и к тому же, в моей фирме нет скучного дресс-кода, в отличие от твоей.

— А ещё все сотрудники неряхи, — сказал Трент, усмехаясь. — Когда ты ходил в парикмахерскую последний раз?

— Зато в твоей фирме всё идеально, включая тебя. Вспомни, когда ты последний раз забывал побриться с утра?

Трент проигнорировал этот глупый вопрос, а затем Дрю продолжил:

— Серьёзно, думаю, что ты должен взять Элейн и уехать с ней на какой-нибудь маленький необитаемый остров. Ни интернета, ни сотовых телефонов, а главное вы будите совсем одни.

— Я не могу, и ты это знаешь.

— Может, всё-таки стоит попробовать? Считай это терапией. Просто бери мой личный самолёт, любимую девушку и лети с ней на край света. Только представь: необитаемый остров, коктейли, отдых и полное уединение.

Трента заинтриговало столь соблазнительное предложение. В конце концов, там будет пляж, на котором можно целыми сутками заниматься любовью с Элейн. Но проблема в том, что Трент обожает мегаполисы, и не может выдержать больше пары дней вдали от цивилизации.

Трент тут же вспомнил слова, сказанные когда-то его отцом: "Я никогда не гоняюсь за крупными сделками. Безусловно, деньги играют важную роль в жизни. Но есть вещи гораздо важнее".

В десятом классе Трент с одноклассниками поехал в автобусный тур в Нью-Йорк. Стоя у Трамп-тауэра, мальчик пообещал себе, что когда-нибудь у него будет такое же огромное здание. Спустя двадцать лет мечты исполнились. Сегодня Davis Enterprises является одной из ведущих компаний мира. И благодаря чему? Непосильному труду Трент в течение стольких лет. Неужели, он не заслуживает немного отдыха? В конце концов, что страшного может произойти за несколько дней?

— Так, что думаешь? Ты собираешь бросить все дела, и насладиться отдыхом вместе с Элейн?

— Я позвоню тебе, когда приму решение, — ответил Трент. — Давай поскорее убираться отсюда. Я должен вернуться в Нью-Йорк уже сегодня.

— Скучаешь по Элейн?

"Так вот отчего так болит сердце? Я скучаю по ней. Неужели, я окончательно и бесповоротно влюблён в эту женщину? Нет, это всё ерунда!" — размышлял Трент.

— Мне нужно вернуться к работе.

Дрю фыркнул, явно, неудовлетворенный ответом.

Глава 18

Неделя пролетела на удивление быстро. Уже в четверг Элейн прибыла в Чарльстон, Западная Виржиния, как и просил Виктор. Она не могла поверить, что в этом небольшом городке, так отличавшемся от Нью-Йорка, прошло детство Трента. Пейзаж просто захватывал дух, но у Элейн совсем не было времени насладиться красотами Вирджинии чуть дольше. Работа не могла ждать.

Печально то, что в Чарльстоне ужасная сотовая связь, поэтому GPS работает лишь в некоторых местах. Элейн пришлось спрашивать дорогу у каждого второго встречного, хотя местные жители оказались довольно дружелюбными и милыми людьми.

Ближе к вечеру Элейн, наконец, добралась до места проведения мероприятия. Её взору открылся великолепный вид: пышные холмики гор раскинулись с правой стороны, а с левой лениво ползла длинная река, по берегам которой лежали каноэ. Элейн сразу пофантазировала о том, как прекрасно было бы спуститься с Трентом на одном из каноэ вниз, по течению реки. Как романтично.

На заднем дворе, в окружении дивных цветущих роз, располагалась огромная беседка из дерева. Это замечательное место для совместной фотографии. Снаружи всё было потрясающе, поэтому без доли волнения Элейн вошла внутрь, чтобы увидеть зал. Стены были выкрашены в постельные тона, как хотел Виктор. В центре располагался огромный танцпол для бальных танцев. Элейн не сомневалась, что Виктору понравится это место. Оно настоящая жемчужина.

Окончательно убедившись, что всё идеально, Элейн, сидя в своей машине, связалась с диджеем, флористом и фотографом. Как и ожидалось, персонал полностью готов к работе. Всё просто прекрасно.

Теперь Элейн осталось только отыскать обратный путь к своему отелю. Ей хотелось, чтобы Трент был рядом, но, к сожалению, он всё ещё за границей и вернётся только завтра днём. Интересно, куда он отправился? Никто в офисе и слова об этом не промолвил. И самым обидным было то, что Трент не соизволил оповестить Элейн о своём отъезде. "Что происходит? — беспокоилась Элейн. — Может быть, у Трента вовсе не деловая поездка, и именно поэтому он не пишет, не звонит. Могу ли я доверять ему?". Что ж, ответы на эти вопросы придут, но со временем.

Заселившись в свой номер, Элейн поняла, что сегодняшний вечер будет на редкость скучным и долгим. Она включила телевизор, надеясь посмотреть какой-нибудь хороший фильм.

Раздался стук в дверь. Может быть, Трент решил нагрянуть с неожиданным сюрпризом? Открыв дверь, Элейн улыбнулась. Перед ней стояла молодая, очень красивая женщина:

— Чем я могу помочь?

— Вы Элейн Мэннинг?

— Да, это я.

Женщина сделала шаг вперёд, и заключила Элейн в объятия, прежде чем сказать:

— Я так рада встретиться с тобой. Ты ещё красивее, чем папа описывал.

"Кто? Что здесь происходит?" — недоумевала Элейн.

— Спасибо. Прости, но ты не назвала своего имени, — Элейн было немного некомфортно обнимать совершенно незнакомого человека.

— Боже, о чём я думаю? — она протянула руку. — Я Роза, младшая сестра Трента. Наверное, ты шокирована столь внезапным визитом.

Действительно. Роза представляла собой ядерную бомбу, готовую вот-вот готова взорваться, в хорошем смысле. Но почему она так взволнована? Неужели, из-за предстоящей вечеринки?

— Очень приятно познакомиться, Роза. Я рада, что помогаю вашей семье с организацией вечеринки.

— Да, мы все с нетерпением ждём завтрашнее торжество. Мама будет в восторге. Ты ведь ещё не ужинала, правда?

"Она очень похожа на Джилл. Такая же нетерпеливая и беспокойная", — подумала Элейн.

— Нет.

— Хорошо, тогда мы приглашаем тебя на ужин.

— Мы?

— Ой, я совсем забыла сказать. Моя сестра Линн и двое братьев, Брюс и Стив, уже ждут внизу.

— Ох, я не хочу мешать вашему семейному ужину.

— Мешать? Ты шутишь? Мы собрались специально для того, чтобы увидеть тебя. Пойдём. Ты же не хочешь просидеть целый вечер в этой скучной и душной комнате?

Роза абсолютно права. Элейн не хотелось застрять на весь вечер в гостинице, но и ужинать с семьёй Трента немного страшно. Хотя, у Элейн просто нет другого выхода:

— Я только возьму сумочку, и мы можем идти.

— Да! — воскликнула Роза. — Все делали ставки на то, что я не смогу тебя уговорить поужинать сегодня вечером. Что ж, в таком случаи, я выиграла спор.

"О, сегодня будет интересная ночь", — подумала Элейн, направляясь вместе с Розой в вестибюль. Элейн сразу узнала двух привлекательных джентльменов, это старшие братья Трента, так походившие на Виктора. Обе девушки, явно были копией своей матери.

Роза представила всех, и Элейн выдохнула от облегчения, что на неё не накинулись с объятиями.

— Надеюсь, тебе нравится итальянская кухня? Мы забронировали столик на шесть вечера, так что нам пора поторапливаться, — сказал Брюс.

— Обожаю итальянскую кухню.

Уже в ресторане Элейн сказала:

— Спасибо, что пригласили меня.

— Ты шутишь? Мы запланировали этот ужин, как только отец рассказал о тебе, — ответила Линн.

— Это очень мило. На самом деле организацией мероприятия занимался ваш отец, моя роль в этом деле незначительна, — сказала Элейн, раскрасневшись.

— Ты выбрала потрясающее место для вечеринки. Спасибо, без тебя ничего бы не получилось, — поблагодарила Линн.

— Я согласна. Не могу дождаться приезда мамы, — рассмеялась Роза.

— Я рад, что ты не отказалась от приглашения, Элейн. Мы хотели познакомиться с тобой завтра, на вечеринке, но в последний момент передумали, — продолжил Брюс. — Откуда ты знаешь нашего брата?

— Нас познакомили общие друзья, господин Винчи и госпожа Берг.

— Да, я слышал, что Джон помолвлен. Прекрасная новость! Он хороший парень, но слишком много работает. Удивительно, как он нашёл время для любовных отношений, — рассмеялся Стив.

— Ну, если уж Джон смог найти себе невесту, то значит и с Трентом не всё потеряно, — добавил Брюс.

— Я знала, что, в конце концов, он найдёт стоящую женщину, но не ожидала, что это случится так скоро, — сказала Линн.

— Что? — удивилась Элейн. Видимо, они всё неправильно поняли. Да, Элейн встречается с Трентом, но об этом никто не должен знать. Придётся выкручиваться. — Мне жаль, но, видимо, я ввела вас в заблуждение. Мы с ваши братом не встречаемся, а всего лишь вместе работаем. Деловые отношения.

— Не волнуйся. Папа нас предупредил. Мы знаем о вашем с Трентом маленьком секрете, и никому ничего не расскажем, — ответила Роза.

— Могу я узнать, что именно Виктор…то есть ваш отец рассказал? — спросила Элейн, не уверенная в том, что хочет знать ответ.

— После того как ты согласилась помочь с организацией мероприятия, между нашим отцом и Трентом состоялся непростой разговор, — прошептала Линн. — Трент начал всё отрицать, но отец быстро заподозрил блеф. Я уверена, что было ещё то зрелище: двое взрослых и упрямых мужчин выясняли отношения до потери пульса. В конце концов, Трент раскололся и признался отцу, что вы с ним встречайтесь.

Элейн быстро покинула офис и не услышала всего разговора… Почему Трент не мог сразу рассказать правду? Почему не остановил тот нелепый спор, разгоревшийся посреди ночи? Почему позволил Элейн быть такой стервой?

— Мы всё прекрасно понимаем. Но нашу мать такое положение дел не устраивает. Она обеспокоена, ведь Трент не приводил раньше женщин в свой дом.

"Боже мой. Боже мой. Боже мой. Во что я ввязалась?" — Элейн охватила бешеная паника. Она согласилась всего лишь помочь в организации вечеринки, но теперь её ожидали большие проблемы — разговор с матерью Трента. К этому Элейн никак не была готова. Неужели, она действительно единственная женщина, которую Трент приводил домой? Это уже серьёзно.

"Как Трент мог так подставить меня? Завтра ему точно не поздоровиться ", — Элейн кипела от злости.

Остаток вечера Элейн слушала забавные истории о Тренте. Оказывается, в детстве он был бунтарём и грубияном: никогда не думал о последствиях и жил одним днём. В этом плане, они с Элейн были абсолютными противоположностями.

Элейн вернулась в отель после десяти вечера. Войдя в номер, она кинула сумку на кровать и отправилась в ванную комнату. Сегодня вечером ей просто необходима горячая ванна, чтобы хоть немного расслабиться и снять напряжение. Ох, завтрашний день будет полон сюрпризов. Тренту следует вести себя прилично…в противном случаи, Элейн может быть очень изобретательной и коварной.

Глава 19

Трент неприлично опоздал. Он оставил свой телефон в самолёте, поэтому не смог предупредить, что задержится из-за шторма. Ему оставалось лишь молиться, чтобы Элейн пребывала в хорошем расположении духа. В противном случаи, задница Трента серьёзно пострадает.

Когда Трент вошёл в зал, то увидел множество людей: присутствующие хлопали в ладоши, а его сестра Линн вручала матери букет цветов. Все взоры были устремлены на виновницу торжества, но Трент искал глазами совсем другую женщину. И вот, она обернулась, их взгляды встретились, и уже тогда он понял, что оказался в беде.

Быстро пробираясь через толпу, он присоединился к своим братьям и сёстрам.

— Ты опоздал, — заявила Линн серьёзным тоном.

Проигнорировав замечание сестры, Трент сказал:

— С Днём Рождения, мама, — а затем поцеловал её в щёку.

— Спасибо, Трент. Я до сих пор не могу поверить, что всё это реально. Почему вы не предупредили, что отец готовит такой сюрприз?

— Потому что папа пригрозил убить нас, если мы проболтаемся, — пошутила Роза.

— Виктор, ты настоящий тиран, — подразнила мама отца, а затем поцеловала его.

— Трент, ты не хочешь познакомить маму с Элейн? — спросила Роза.

Трент впился глазами в отца, который лишь пожал плечами. О, всё это очень плохо. Выходит, все братья и сёстры уже знают "огромный и страшный секрет", а если узнает и мама, то для Тренту точно не спастись.

— Кто такая Элейн? — спросила мама.

"Ну…она организатор торжества. Ничего личного", — обдумывал свой ответ Трент, когда Роза выпалила:

— Это его девушка. Ты полюбишь её, мам. Она такая милая.

— Откуда ты знаешь её? — недоумевал Трент.

— Потому что вчера мы поужинали в итальянском ресторанчике. Вся семья уже убедились, что Элейн настоящее чудо, — рассмеялась Роза.

— Мы хорошо провели время прошлым вечером, — добавил Брюс.

Трент мог только мечтать о том, что Элейн не сильно рассержена и великодушно проявит сдержанность. По крайней мере, до окончания вечеринки. Обернувшись, он увидел её в паре шагов от себя и улыбнулся. Она была одета в элегантное тёмное платье. Красиво. Он уже соскучился по ней, по её улыбке, прикосновениям и нахальному ротику. Трент потянулся вперёд, схватил её за руку и прошептал на ухо:

— Эй, красавица.

А потом добавил уже громче, чтобы все услышали:

— Моя мама хочет с тобой познакомиться.

Элейн подарила ему неуверенную улыбку.

— Мама, это Элейн Мэннинг. Элейн, это моя мама, Мария.

— С Днём Рождения, — сказала Элейн и протянула руку для приветствия.

Мать Трента, ни секунда не раздумывая, притянула Элейн в объятия и сказала:

— Я так рада познакомиться с тобой. Сегодня лучший день в моей жизни.

— Давай танцевать, — предложил Виктор жене, пробираясь через толпу в сторону танцпола.

Трент с братьями и сёстрами внимательно наблюдали за своими родителями в центре зала. Виктор подошёл к диджею, прошептал что-то ему на ухо, и в мгновение ока комнату заполнили звуки латинского танго. "Папа ведь ненавидит танго?" — недоумевал Трент. Очень медленно родители шагнули к центру зала, не прерывая зрительного контакта. Они поклонились и начали танцевать, падая в объятия друг друга. Каждый их шаг, каждое движение излучали любовь и доверие. Они уже более сорока лет в браке, а смотрят друг на друга так, будто влюблённые подростки. В их глазах сверкали огоньки, а в сердцах горела бескрайняя любовь друг к другу. Когда танец подошёл к концу, отец нежно поцеловал мать. Да, Виктор всегда был таким. Всегда ставил любимую женщину и семью на первое место. Трент, в отличии от отца, не мог позволить себе отвлекаться на подобные глупости, он бизнесмен и должен зарабатывать деньги. Но ирония такова: родители Трента, люди среднего класса, выглядят намного счастливее самых успешных бизнесменов. Выходит, счастье вовсе не в деньгах.

Трент отыскал глазами Элейн, и впервые в жизни позволил себе поддаться чувствам. Она самая невероятная женщина из всех, что он когда-либо встречал. Её красота исходит изнутри. Она настоящая и искренняя; женщина, за которую не страшно идти и в огонь, и в воду. Трент снова оглянулся и посмотрел на своего отца: "Через сорок лет я хочу точно также смотреть на свою жену", — сказал он себе.

Трент не собирался терять свой единственный шанс на счастье, поэтому подошёл к "той самой" и прошептал:

— Элейн, я…

Она остановила его и с раздражением произнесла всего одно чёртово слово:

— Позже.

Да, она зла, но терять уже было нечего, поэтому на последнем издыхании Трент спросил:

— Можно пригласить тебя на танец?

— Конечно. Только не думай, что я танцую также хорошо, как твоя мама.

Во время танца Трент прижимал её как можно ближе к себе, с каждой минутой убеждаясь в правильности своего поступка: она единственная, кого он хотел видеть рядом с собой. Только Элейн достойна этой семьи и фамилии Дэвисов в недалёком будущем.

Сегодня эти двое, наконец, снимут маски и целый вечер будут танцевать, не беспокоясь о том, что скажут люди. Три золотых начала объединило сегодня этих людей вместе: любовь, забота и тёплые побуждения.


***


Вся злость испарилась одним, стоило Тренту прикоснуться ней. Да, она была в бешенстве: он опоздал, проявил несдержанность и раскрыл секрет всей своей семье. Но больше всего она боялась, что причиной опоздания Трента стала какая-нибудь катастрофа или авария. Все вокруг были уверены, что Трент прибудет вовремя, но этого не случилось. В её голову уже начали приходить самые ужасные мысли, когда великолепный и неподражаемый Трент Дэвис почтил всех своим появлением. В этот момент Элейн обдумывала план убийства: "Выломать ему руки или свернуть шею?" Этот подлец оставил её совсем одну на вечеринке своей матери, где множество незнакомых людей. Но, благо, сейчас Элейн чувствовала себя уже не так неловко.

Когда наступило время прощаться, Мария подошла, заключила Трента в крепкие объятия и сказала:

— Хочу пригласить вас обоих на семейный бранч завтра утром. Трент, будет лучше, если вы с Элейн придёте, иначе тебе не поздоровится, — даже не дождавшись ответа Мария и Виктор последовали к выходу.

— Думаю, мы тоже можем идти, — заявил Трент.

Общение на общественном мероприятии, это одно дело, но семейный завтрак, совсем другое. Элейн даже не могла вспомнить, когда последний раз сидела за обеденным столом, не считая визита к Лизетт и Джону. Семейный бранч это не светское мероприятие, а достаточно личное торжество, где собираются близкие люди и наслаждаются компанией друг друга.

Семья, братья, сёстры, любящие родители, тёплые беседы — всего этого у Элейн никогда не было и, наверное, не будет.

— Трент, я не смогу принять приглашение твоей мамы. Эта неделя была очень тяжёлой, я устала.

— Моя мама не шутила. Если я появлюсь на семейном бранче без тебя, то с меня три шкуры спустят.

— Не говори так. Твоя мама очень милая.

— Она вырастила пятерых детей, включая меня. Думаю, это многое объясняет в её поведении.

Элейн долго обдумывала свой ответ, но прежде чем успела что-то сказать, Трент схватил её за руку и прошептал:

— Элейн, я хочу, чтобы ты поехала со мной? Пожалуйста.

Он произнёс эти слова и замолчал. На мгновенье Элейн почувствовала в его взгляде неуверенность, которая сразу же исчезла. Всё это так сложно. Элейн дала положительный ответ, прекрасно понимая, что уже завтра пожалеет об этом:

— Хорошо.

Он невинно улыбнулся:

— Ты, кажется, говорила, что хочешь спать? Так давай поскорее убираться отсюда.

— Трент, я имела в виду, что очень устала. Неделя была тяжёлой.

Он слегка чмокнул её в щёчку, а затем прошептал:

— Тогда ты не против расслабляющего массажа? Думаю, твоим мышцам нужен отдых.

От этих слов усталость Элейн, как рукой сняло. Зачем бороться с собственными чувствами? Элейн нежно поцеловала Трента, и они рука об руку выскользнули из зала.

Глава 20

Элейн бродила по дому и вдыхала потрясающие ароматы домашней кухни. Это, то чего так не хватает в её собственной квартире. Но с другой стороны, какой смысл готовить, если живёшь совершенно одна? Ни один в мире ресторан не сравниться с домашней кухней, жаль, что Элейн этого ещё не поняла.

На кухне Элейн увидел весьма интересную картину: Мария вынимала золотистые булочки из духовки, в то время как Роза стояла у плиты, обжаривая бекон и колбасу, а Линн готовила омлет; Эми, жена Стива, заваривала свежий кофе. Всё выглядело идеально, как в лучших семейных комедиях.

— Я могу чем-нибудь помочь? — спросила Элейн.

— Доброе утро. Всё почти готово. Трент, ты должен показать нашей гостье дом, — потребовала Мария.

Во время экскурсии Элейн изучила каждую комнату. Дом был потрясающим. Он слишком большой для двоих, но прекрасно подходит для большой и дружной семьи.

— Здесь выросли все Дэвисы?

— Да, здесь прошло наше детство, но сейчас в доме живут только родители. Хочешь увидеть мою комнату? — спросил Трент, подмигнув.

— Не уверена, что это хорошая идея.

— Эй, я обещаю не распускать руки.

Трент развернулся и направился в сторону лестницы. Довольно интригующе.

— Надеюсь, ты готова? — спросил Трент, отворяя входную дверь. Да уж, такого Элейн точно не ожидала: стены украшали плакаты rock-and-roll, а в углу стояла электрогитара и барабанная установка. Подойдя к комоду, она заметила старые школьные фотографии, и не могла сдержать эмоции. Оказывается, у Трента раньше были длинные волосы и серьги в ушах. Элейн повернулась к нему лицом и сказала:

— Ты шутишь?

— Никому не говори. Это было давным-давно.

Она рассмеялась:

— Обещаю.

Это было просто невероятно. Элейн ожидала увидеть кучу наградных листов, кубков и дипломов, но уж точно не этого… Сегодня она ещё раз убедилась, что Трент сплошная загадка, разгадать которую не так-то просто.

— Спасибо, что показал свою комнату. Можно я возьму одну из твоих старых фотографий? — спросила Элейн, пристально разглядывая фото, на котором Трент в кожаных штанах, порванной футболке и с браслетами на руках крепко сжимает гитару. Такой сексуальный, но в тоже время милый.

— Хочешь повесить это фото в своей спальне?

— Нет, мне просто нужен компромат, чтобы потом тебя шантажировать.

Трент игриво шлёпнул её по заднице и сказал:

— Нам лучше присоединиться к остальным, прежде чем ты меня соблазнишь. Иначе мы надолго задержимся в этой комнате.

Они вышли на задний двор, где уже находились Виктор, Брюс, Стив и Даррен, муж Линн. Мужчины следили за четырьмя маленькими мальчишками, бегавшими во дворе. Элейн вспомнила, что Стив и Линн уже имеют по двое детей. Значит, в сумме к семейному бранчу присоединится четырнадцать человек.

У Трента большая и дружная семья, в которой царит любовь и взаимопонимание. У Элейн никогда не было такого. Никто не готовил ей завтрак, не целовал в щёчку перед сном… Она никогда не чувствовала той теплоты, которая царит в этом доме: повсюду семейные фотографии в белых рамках; ощущается тепло и уют, а весь дом, кажется наполнен воспоминаниями, старыми и новыми, радостными и грустными. Это не просто дом, это история, которая создаётся годами благодаря отцовской и материнской любви.

Трент, заметив беспокойство Элейн, спросил:

— Ты в порядке?

Выдавив из себя улыбку, Элейн ответила

— Я в порядке, просто устала.

Их разговор прервала Эми, вошедшая во двор:

— Время хорошенько подкрепиться. Я пришла позвать вас и банду неугомонных мальчишек к столу. Лучше немедленно отправиться в столовую, иначе эти маленькие шалуны собьют нас с ног.

Затем Эми повернулась к Элейн и добавила:

— Тяжело, когда мужчин больше, чем женщин. Я так рада, что ты с нами, Элейн. Теперь у нас есть все шансы уравнять счёт.

Улыбаясь, Элейн последовала за Трентом в столовую, где располагался большой сервированный стол на четырнадцать персон. Каким образом четыре женщины смогли приготовить обед на всю семью, для Элейн было загадкой. Максимум на что она была способна, это сэндвич и кофе. Видимо, не всем даны кулинарные навыки.

— Элейн, не хочешь сесть рядом со мной? Так мы могли бы поближе познакомиться и узнать друг друга, — предложила Мария.

"Господи, только не это!" — запротестовала Элейн, опасаясь ненужных вопросов и чрезмерного любопытства. Она чувствовала себя неловко, находясь в такой большой семье. Ведь все люди, сидящие за столом, знают друг друга уже не первый год, а она здесь чужая. Зачем только Элейн согласилась на это? Фактически, она уже выполнила поручение Виктора и всё вроде бы прошло отлично… Но ситуация зашла в тупик. Не было никакого способа покинуть этот дом, никого не обидев, поэтому Элейн вежливо улыбнулась и заняла место рядом с Марией.

Завтрак был потрясающий, да и разговор шёл непринуждённый. Мужчины говорили о бизнесе, а дети, молниеносно опустошив тарелки, убежали играть на задний двор. Линн пришлось покинуть столовую, чтобы последить за маленькими проказниками. Обстановка накалилась.

Мария повернулась к Элейн и прошептала:

— Виктор сказал, что каким-то чудом тебе удалось спасти вечеринку в честь моего дня рождения. Это очень много значит для всех нас. Спасибо.

— На самом деле успех торжества это целиком и полностью заслуга вашего мужа.

— Не стоит скромничать. У тебя отличные организаторские способности поэтому, я надеюсь, что ты не откажешь мне в помощи.

"Ох, что на этот раз?" — расстроилась Элейн.

— Так, чем я могу помочь?

— Трент рассказывал что-нибудь о Брюсе? — заговорщически прошептала Мария.

Трент не рассказывал ей ничего о своём прошлом или семье. Они провели множество ночей вместе, но никогда не делились тайнами друг с другом. Это было не принято.

— Нет.

— Трент был ранен, когда служил в морской пехоте. Я уверена, что ты заметила его хромоту.

Элейн, действительно, заметила, но не стала придавать этому особого значения.

— Я пытаюсь организовать сбор средств в поддержку всех раненных во время боевых действий, и думаю, что у всё получится с твоей помощью.

— Мария, я не организатор мероприятий. Я не уверена…

— Прошу тебя.

— Хорошо. Я помогу вам, — сдалась Элейн.

Мария широко улыбнулась:

— Замечательно. Это будет семейным делом.

Она поднялась со стула и громко сказала:

— Вы все слышали? Элейн согласилась помочь мне с благотворительной акцией. Разве это не отличная новость?

Все заулыбались кроме Трента. Он пристально взглянул на Элейн, а затем сказал:

— Мама, у Элейн слишком много работы. Не уверен, что она успеет.

— Ну, ведь она работает на тебя. В таком случаи, не стоит слишком сильно загружать бедную девочку.

— Мама, Элейн не обязана помогать всем и каждому. Она, итак, уже слишком много сделала для нашей семьи.

Мария повернулась к Элейн и спросила:

— Неужели ты помогаешь мне из чувства долга?

Как Элейн могла ответить честно на этот вопрос? Она солгала:

— Нет. Но Трент прав, у меня накопилось огромное количество невыполненной работы.

— Позор тебе, Трент, — сказала Мария. — Надеюсь, ты хорошо ей платишь?! Как можно быть таким тиран? Вероятно, из-за напряжённого графика у Элейн даже нет времени увидеться с собственными родителями.

Элейн ничего не ответила. Только мило улыбнулась.

— Расскажи нам о своей семье. Откуда ты родом?

Это был вопрос на миллион долларов. Элейн всю жизнь искала ответы, но так ничего и не нашла. Поэтому когда кто-то задавал подобного рода неприятные вопросы, она отвечала:

— Из Род-Айленда.

— У тебя есть братья или сёстры?

— Нет.

— А что насчёт твоих родителей? Они живут далеко отсюда?

Руки Элейн начали дрожать. Она не могла справиться с страхом, который медленно, но верно поражал её. Нет, так нельзя…

— Они… Ну, я…

Вскочив из-за стола, она резко сказала:

— Простите, у меня жутко разболелась голова.

— О, прости, мы что-то совсем заболтались. Иди отдохни. Можешь прилечь в комнате Трента, — предложила Мария.

"Лежать на кровати Трента? Нет, от этого станет ещё хуже", — подумала Элейн, а затем попыталась как-то выкрутиться из столь неловкой ситуации:

— Мне бы хотелось вернуться в отель и отдохнуть там? Надеюсь, вы не очень обидитесь.

Мария встала из-за стола и крепко обняла Элейн:

— Конечно нет.

Затем женщина обратилась к Тренту:

— Вот видишь, до чего ты довёл бедную девочку. Она слишком много работает.

А затем снова повернулась к Элейн:

— Приятно было увидеть тебя, Элейн. Надеюсь, теперь ты будешь заглядывать к нам как можно чаще.

— Конечно, мама, — вмешался Трент.

Виктор обратился к Элейн:

— Я провожу тебя до машины.

Спускаясь по лестнице, Элейн сказала:

— Мне неудобно отрывать вас от завтрака. Еда остынет.

— Именно для этого человек и изобрёл микроволновку, — рассмеялся Виктор. А потом добавил уже более серьёзным тоном: — Мария не хотела тебя обидеть. Прости её за столь бестактные вопросы.

Неужели все заметили неловкость, которую испытала Элейн при разговоре о своей семье?

— Мария замечательный человек, и мне очень понравилось у вас. Просто эта неделя была очень тяжёлой. Я выжата, как лимон.

Элейн почувствовала, что Виктор ей не поверил. Он, как и Трент, обладал даром читать мысли людей по глазам. И сейчас глаза Элейн лгали.

— Пожалуйста, не пропадай. Мы все хотели бы увидеть тебя снова.

Усевшись на пассажирское сиденье, Элейн ответила:

— Мы ещё обязательно увидимся.

И только когда автомобиль тронулся с места, она поняла смысл только что сказанных слов. На самом деле ей не хотелось возвращаться в этот дом. Это место для семьи, где все знают и любят друг друга. Она там чужая. Это не её мир. Сегодня она должна вернуться в свою квартиру, и жить дальше, нормальной жизнью.


***


По дороге в отель Трент спросил:

— Ты в порядке? Выглядишь расстроенной.

— Просто устала, — ответила Элейн, продолжая смотреть в окно автомобиля.

— Элейн, что происходит? Всё ведь было в порядке. Может быть, моя мать что-то не то сказала, как-то обидела тебя?

— У тебя чудесная семья, Трент. И твоя мать не сделала мне ничего плохого.

Он находился в замешательстве:

— Ты расстроилась, потому что я разболтал наш секрет? Мне очень жаль, Элейн. Нужно было посоветоваться с тобой.

— Ты прав, нужно было посоветоваться со мной. По крайней мере, я была бы готова к такому повороту событий.

Трент снова взглянул на неё, но ничего не изменилось, тот же холодный и беспокойный взгляд. Она что-то скрывает от него, это ясно как божий день.

— Поговори со мной, Элейн. Почему твоё настроение так внезапно изменилось?

— Трент, я не хочу говорить об этом, хорошо?

— Нет, не хорошо.

— Я в порядке, ясно? Ты не можешь контролировать всё в этом мире, в том числе и меня… Знакомство с твоей семьёй это большая ошибка, которая я совершила.

— Почему это ошибка?

— Ты знаешь. Я предупреждала, что наши отношения должны быть максимально конфиденциальными, но ты не послушал… И что в итоге? Последняя неделя была сущим адом для меня: знакомство с твоей семьёй, ужин с твоими братьями и сёстрами, это дурацкое торжество…я не могу так. Я не подхожу для всего этого. Тебе нужна другая женщина. Кто угодно, только не я.

"Чёрт, какая же она упрямая", — разозлился Трент, крепко сжимая руль. Он знал, что Элейн сплошная загадка, разгадать которую ему не под силу.

Всё дорогу до Нью-Йорка они играли в молчанку. Обстановка накалилась и, казалось, весь салон автомобиля пропитался напряжением. Возможно, сегодня Элейн выиграла битву, но война ещё не окончена. Трент, во что бы то ни стало, узнает её секреты.

Глава 21

Прошлой ночью Трент пытался получить от Элейн хоть какие-то ответы, но всё без толку. Она была непробиваемой, как броня, поэтому Трент решил поискать другой источник информации.

— Привет, Лизетт, это Трент. Как дела? — вежливо поинтересовался он.

— Привет, Трент. Всё хорошо. А как дела у вас с Элейн? Как прошла вечеринка по случаю дня рождения твоей матери? Всё в порядке?

— Я беспокою тебя именно по этому поводу. Мы можем встретиться в каком-нибудь кафе?

После длинной паузы, Лизетт неуверенно произнесла:

— Ты поссорился с Элейн?

— Нет, ничего подобного.

— О, рада это слышать. У меня есть кое-какие дела на работе, но мы можем встретиться через час, в кафе на первом этаже моего дома. Ты приедешь?

— Увидимся там.

Назначив встречу с Лизетт, Трент сразу же оповестил секретаря об изменениях в своём расписании:

— Венди, отмените все встречи на сегодня, и пусть мой водитель будет готов через десять минут.

С некоторым облегчением Трент облокотился на спинку кресла: "Надеюсь, я получу ответы от Лизетт ".

Трент вошёл в кафе и сразу же заметил Лизетт, которая махала ему рукой.

— Привет. Спасибо, что согласилась встретиться.

— Без проблем. О чём ты хотел поговорить?

Официантка, подошедшая к их столику с двумя чашками кофе, прервала разговор. Слегка смутившись, Трент ответил:

— Я хотел узнать у тебя кое-что об Элейн.

— Почему бы тебе не поговорить об этом с самой Элейн?

— Я пытался, но она не разговаривает со мной. Ты единственная, кто может помочь в этом деле. Прошу, позволь задать всего пару вопросов.

— Трент, если Элейн не захотела что-то рассказывать, на то были веские причины.

— Для начала просто выслушай меня. Если ты откажешь в помощи, я пойму.

— Я внимательно слушаю, но обещать ничего не могу.

— Ты знаешь что-нибудь о детстве Элейн?

— О чём ты?

— В субботу утром мы с Элейн поехали на бранч к моим родителям. Всё шло хорошо, но потом что-то изменилось. Элейн стала отстранённой и потребовала отвезти её домой, в Нью-Йорк.

— Это странно. Почему произошли такие резкие изменения?

— Элейн разговаривала с моей мамой. Это была обычная беседа. Мама рассказывала обо мне, о моём бунтарском детстве.

— Ты был непослушным ребёнком, серьёзно?

Трент усмехнулся: "Лизетт определённо идеальная пара для Джона. Она такая же остроумная".

— Возможно, я был не самым лучшим ребёнком, но думаю, это не могло так сильно расстроить Элейн.

— О чём ещё был разговор?

— Моя мать спросила Элейн о её детстве, родителях, откуда она родом и тому подобное. Именно в тот момент что-то изменилось. Элейн сказала, что её беспокоит внезапная головная боль и попросила отвезти её домой. Это была ложь, Лизетт.

— Она как-нибудь объяснила своё странное поведение?

— Она не захотела ни о чём говорить.

— Трент, может быть, стоит дать ей время, чтобы привыкнуть?

Нет, нужно найти какой-то другой выход, и Трент это прекрасно понимал:

— Что ты знаешь о семье Элейн?

— Ничего. Теперь, когда ты задал этот вопрос, я поняла, что абсолютно ничего не знаю. Элейн никогда не рассказывала о своей семье.

Трент тоже прибывал в абсолютном неведении. Элейн никогда ничего не рассказывала.

— Ты хоть знаешь, где она выросла?

— Нет, я знаю только, что Элейн окончила Университет Брайтона.

— Что-нибудь ещё?

Отрицательно качая головой, Лизетт сказала:

— Трент, хочешь совет?

Он никогда не принимал во внимание чужие советы, но на этот раз просто не было другого выхода:

— Я слушаю.

— Наберись терпения. Когда наступит время, Элейн всё расскажет. Я понимаю, ты любишь держать всё под контролем. Но чувства других людей ты контролировать не можешь. Подожди немного.

— Спасибо, Лизетт. И, пожалуйста, не рассказывай Элейн о нашей встрече.

— Трент, я не буду лгать. Если Элейн спросит, то я скажу правду.

"Подобного рода ответ, безусловно, достоин уважения", — подумал Трент.

— Спасибо, что согласилась встретиться. Сейчас мне лучше вернуться в офис, слишком много работы накопилось.

— Не забывай, что Джон и я по-прежнему ждём вас с Элейн на ужин.

— Хорошо. Будем на связи.

Ещё утром, просмотрев корпоративную базу данных, Трент смог узнать лишь незначительные детали об Элейн, а именно уровень образования, опыт работы и наличие судимости. Ему понадобится профессионал, чтобы узнать что-то большее. Покинув кафе, он достал из кармана мобильный телефон и связался с Маком, начальником службы охраны:

— Мне нужна информация об одном человеке. Но всё должно быть конфиденциально, понял?

— Да, сэр? Кто конкретно вам нужен?

— Элейн Мэннинг. Возраст, тридцать четыре года. Родом из Род-Айленда.

— Наша новая сотрудница?

— Да.

— К концу недели всё будет сделано.

— Я хочу получить информацию к концу дня.

Мак — бывший агент секретной службы. У него есть доступ ко всем системам ЦРУ и ФСБ, поэтому найти информацию о человеке не составит для него труда. Три года Мак работает во благо компании и он, определённо один из немногих, на кого Трент может положиться.

После беседы с Лизетт Трент отправился в свой пентхаус, чтобы поподробнее изучить досье на Элейн.

После семи часов вечера он набрал номер Элейн:

— Привет, я беспокоюсь за тебя. Как ты?

— Я в порядке, а что насчёт тебя? Сегодня ты целый день отсутствовал в офисе.

— У меня была важная встреча, а остаток дня я решил поработать дома. За выходные накопилось слишком много бумаг.

— Полностью согласна с тобой. У меня столько дел: нужно помочь Лизетт со свадебными приготовлениями и твоей матери с благотворительной акцией. Думаю, что на этой неделе мне не удастся выспаться.

— Звучит ужасно. Пообещай, что не будешь слишком много работать.

— Обещать ничего не могу. Между прочим, если бы ты не попросил подготовить банкет в честь дня рождения твоей матери, никто бы не узнал о моих организаторских навыках, — звонко рассмеялась она. Трент так давно скучал по этому смеху.

— Эй, прекрати.

— Даже и не подумаю. Это ты во всём виноват! — рассмеялась она.

Раздался стук в дверь. Трент точно знал, кто беспокоит его в такой час.

— Элейн, мне нужно идти. Поговорим завтра. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, Трент.

Он спросил у вошедшего в кабинет Мака:

— Что ты нашёл?

— Я ничего не нашёл.

— В каком смысле?

— Давайте присядем.

— Сразу к делу, — сказал Трент, провожая Мака в гостиную.

— У неё нет родителей.

— У всех есть родители. Они умерли или отдали её в детский дом?

— Об этом нет никакой информации. Дайте мне пару минут, и я всё объясню.

— Внимательно слушаю.

— Я нашёл её профиль на Facebook. Казалось бы, в этом нет ничего необычного. Но взломав страницу, мне удалось узнать, что она использовала социальные сети для поиска своих родителей. Из личных переписок, я выяснил, что она находилась под опекой до восемнадцати лет, но это не так важно. Вот, взгляните.

Трент взял документ и внимательно его изучил: имя ребёнка — неизвестно; дата рождения — неизвестно; место рождения — неизвестно.

— Что это?

— Оригинал её свидетельства о рождении. Приехав в США, она получила имя Элейн Мэннинг и новую дату рождения, но место рождения и личность родителей так и остались под вопросом.

— Что ты имеешь в виду? Где она родилась?

— Я видел многое. Но, упаси Господь…

— Мак! — крикнул Трент, предупреждающе.

— Кажется, она родилась на круизном лайнере, который отправлялся из Нью-Йорка в Испанию. Судно было нелегальным; все пассажиры покупали билеты в один конец.

— Хорошо, она родилась на корабле. Что в этом странного?

— Ребёнок, Элейн Мэннинг, была найдена на корабле уже после высадки. Её намеренно там оставили.

Трент не мог поверить своим ушам: "Кто способен совершить такое? Как можно бросить своего ребёнка?"

— Ты издеваешься? Хочешь сказать, что ребёнка преднамеренно оставили на корабле? Выкинули, как ненужную вещь?

— Да. Было проведено расследование и оказалось, что ребёнок не принадлежит ни одной из семей экипажа. Значит, её родители были из числа пассажиров.

— Ты достал список пассажиров?

— Я пытался, но найти учётную запись тридцати четырёхлетней давности не реально.

— Что ещё удалось выяснить?

— У неё было очень тяжёлое детство. К восемнадцати годам она побывала в пяти приёмных семьях. Конечно, она не попадала ни в какие крупные неприятности, но ей явно было непросто.

Эти слова подействовали, будто удар током. Трент всегда ладил со своей семьёй, знал, что любим родителями. Он никогда не испытывал боли, непонимания или одиночества.

— Что она знает о своём прошлом? Она знает историю, произошедшую на круизном лайнере?

— Она не может ничего знать. Даже с моими связями было трудно добыть эту информацию. Девушка родилась за границей на круизном лайнере, принадлежащем США, поэтому добыть какую-либо информацию нереально. Я лишь знаю, что первый год жизни она воспитывалась в детском доме в Испании, а потом была доставлена в США.

— И нет никакого способа найти её родителей?

— По подсчётам, на том корабле было порядка семисот женщин, и все разных национальностей, поэтому утверждать, что девушка родом из Испании невозможно.

Трент, как завороженный, смотрел на документы в своих руках, и просто не знал, что делать.

— Ты расскажешь ей правду? — спросил Мак.

— Не уверен. Всё должно оставаться в тайне какое-то время.

— Я понял. Спокойной ночи.

— Спасибо за работу, Мак.

"Нужно дать ему повышение и отпуск, — подумал Трент. — И как только он справляется со всей этой хренью? Может быть, оплатить поездку в Диснейленд ему и его семье? Хотя, возможно, у него нет детей".

В полном одиночестве Трен лежал на диване в гостиной и в сотый раз просматривал бумаги, доставленные Маком. Как можно рассказать такое Элейн? Это разобьёт ей сердце. Теперь реакция Элейн на расспросы о семье полностью обоснована. У неё действительно нет дома. Нет корней. Нет семьи. Как она справляется с одиночеством?

"Нет, больше она не одинока", — твёрдо решил Трент. Он всегда будет рядом с ней. Осталось только решить, как распорядиться полученной информацией.

Глава 22

Сегодняшним утром Элейн как никогда нуждалась в чашке бодрящего кофе. Именно в такие моменты она жутко скучала по Джилл, которая варила самый вкусный кофе во всём Род-Айленде.

Как и ожидалось, офис был переполнен вездесущими сотрудниками, с некоторыми из которых Элейн уже успела познакомиться. "Нужно заварить себе кофе и побыстрее убраться отсюда", — приказала себе Элейн.

Наливая сливки, она почувствовала тёплое дыхание рядом с собой. Кто-то подошёл слишком близко. Обернувшись, она столкнулась лицом к лицу с одним из сотрудников корпорации, Тони. Он был высоким блондином, чуть старше сорока лет. "Как давно он находится здесь? Неужели, он всё это время наблюдал за мной? — запаниковала Элейн. — Нужно поскорее убираться отсюда".

— Извините, — сказала она, пытаясь проскользнуть в сторону своего офиса.

Тони схватил Элейн за запястье и прошептал:

— Я надеялся, что ты останешься и выпьешь со мной чашечку кофе.

Она резко отдёрнула руку:

— Я очень занята. Может быть, в другой раз.

"А точнее никогда в жизни!" — мысленно прибавила Элейн.

Преграждая путь к выходу, Тони сказал:

— Такая красивая женщина не должна слишком много работать. Как насчёт ужина сегодня вечером? Я знаю превосходный ресторан, тебе там понравится.

Элейн оглядела переполненный сотрудниками зал, прекрасно понимая, что их с Тони разговор уже привлёк всеобщее внимание.

— Тони, я польщена, но думаю, что это не очень хорошая идея.

Поглядев на часы, она резко добавила:

— О нет, мне нужно бежать, я уже опаздываю.

По телу пробежали мурашки, когда она проскользнула мимо Тони. Вот урод! Придётся что-нибудь придумать, чтобы избежать подобных неловкостей. Как Трент мог нанять на работу такого критина? Тони полный придурок!

С кофе в руках Элейн вернулась в свой кабинет и плотно заперла дверь. На столе она обнаружила конверт с письмом от матери Трента. Мария благодарила Элейн за организацию мероприятия и за субботний визит на бранч, а в конце добавила:

P.S. Мы будем рады видеть вас с Трентом в эти выходные.

Нет, никаких совместных выходных. Конечно, Элейн понравилось в доме Дэвисов, но больше подобного не повторится. Она не может позволить себе привязаться к этой семье и к Тренту, в том числе. Будет очень тяжело, когда всё это "счастье" в мгновенье ока рухнет, будто карточный домик.

Телефонный звонок прервал её размышления. Это была Лизетт.

— Привет, как дела?

— Всё замечательно. Как насчёт обеда?

— Конечно, последние двадцать минут я только об этом и мечтаю.


***


Тренту было крайне трудно сосредоточиться на работе. Он не прикасался к Элейн уже три дня, и это было мучительно. Любая девушка Нью-Йорка готова прыгнуть в его постель по первому зову, но ему нужна была только она, Элейн. Придётся что-то с этим делать прямо сейчас.

Раздался стук в дверь.

— Уделишь мне минутку? — спросила Венди. В её взгляде отражалось явное беспокойство.

— Проходи. Что случилось?

Венди вошла в кабинет и, прикрыв за собой дверь, сказала:

— Я не уверена, что поступаю правильно, но думаю, ты должен кое о чём знать.

Трент был застигнут врасплох. Он не понимал, чем вызвано такое беспокойство. Неужели пришли дурные вести?

— Что случилось?

— На самом деле…

— Говори же.

— Я услышала кое-что важное, и думаю, ты захочешь об этом узнать.

— Венди, ты работаешь на меня уже более пяти лет, и прекрасно знаешь, что я не любитель играть в игры. Скажи прямо.

— Возможно, это всего лишь сплетни, но весь офис гудит, как улей с бешеными пчёлами. Все только и говорят об Элейн.

— Что говорят?

"Откуда сотрудники могли узнать, что мы с Элейн любовники?" — этот вопрос не давал Тренту покоя.

— Она ушла сегодня пораньше.

— Хорошо. Я ведь уже объяснил, что у Элейн гибкий график. Меня не волнует, сколько времени она находится в офисе, главное чтобы вся работы была выполнена.

— Я захотела узнать причину внезапного ухода Элейн.

— И что?

— Боюсь, тебе не понравится мой ответ.

— Венди, перестань испытывать моё терпение, — Трент был просто в бешенстве.

— Другой сотрудник пригласил её на свидание.

— Что?

Кто мог быть настолько глуп, чтобы рисковать своей жизнью? Дерьмо! Трент мысленно пробежался по списку сотрудников компании и просто пришёл в ярость: "Мать его!"

— Насколько я слышала, этот сотрудник просто загнал Элейн в угол. Он преградил ей дорогу и настойчиво приставал.

От мысли о том, что какой-то мужчина положил глаз на Элейн, у Трента зачесались кулаки: "Какого хрена? Он покойник!"

— Кто это? — потребовал Трент.

В голосе Венди прозвучала осторожность:

— Будь спокоен, Трент, она отказала этому парню. Но думаю, впредь ты не должен оставлять этих двоих наедине. Насколько я слышала, Элейн было крайне неловко. Очевидно, именно поэтому она покинула офис.

— Скажи мне имя. Сейчас же, — закричал Трент.

— Тони Марчелло, начальник отдела логистики, — протараторила Венди.

Трент вскочил со стула так быстро, что тот опрокинулся. "Я надеру ему задницу", — пообещал себе Трент. Сжав руки в кулак, он направился к выходу.

— Ты серьёзно рискуешь, Трент. Подумай, как отреагирует на твой поступок Элейн, — предупредила Венди.

Трент застыл, как вкопанный: "Венди права". Нужен другой выход из ситуации, и кажется, Трент его уже нашёл:

— Тони должен быть переведён в Альберта, Канада, сию же секунду. Предупреди, что он может упаковывать свои вещи и выметаться отсюда.

— Трент, ты уверен?

— Венди, если я увижу его рожу хоть ещё один раз, то вряд ли смогу сдержаться. Тебе всё ясно?

— Да. Я позабочусь об этом прямо сейчас. Но какова причина перевода? Что мне сказать Тони?

— Скажи, что нет причины. Либо он переводится в канадский офис, либо прощается со своей должностью.

Уже выходя из кабинета, он добавил:

— Да, и остаток дня меня не будет в офисе.

Элейн не отвечала на звонки, поэтому Трент связался с её личным водителем:

— Она попросила отвезти её домой, сэр, а потом сказала, что я могу быть свободен до завтра.

По крайней мере, Трент знал, где её найти. Сидя в машине, он продиктовал водителю адрес, но затем передумал:

— Подожди. Сначала я хочу заехать к флористам.

Глава 23

Когда Элейн открыл дверь, то увидела десятки самых красивых красных роз, которые еле умещались в сильных мужских руках. Её первой мыслью было: "Вряд ли это тот придурок из офиса. Один единственный мужчина способен на такой поступок — Трент". Вздохнув с облегчением, она оглядела Трента: "Я узнаю из тысячи эти итальянские кожаные туфли. Что Трент делает здесь посреди рабочего дня?"

— Трент, это ты скрываешься за этим потрясающим букетом цветов?

— Разве ты не хочешь пригласить меня войти? — спросил он. — Это для тебя. Куда я могу поставить цветы?

"Да уж, такой огромный букет, явно не поместится в вазе", — подумала Элейн.

— Можешь оставить их на журнальном столике, — сказала она, провожая его в гостиную. — Ты уверен, что можешь видеть хоть что-то из-за этого огромного букета роз?

И только она это произнесла, как Трент наткнулся на софу, стоящую в гостиной, и выругался себе под нос. Тихий смешок вырвался с губ Элейн: "Мультимиллиардер и корпоративный магнат не может справиться с простым букетом цветов".

— Спасибо. Они красивые. Могу я спросить, по какому случаю?

— Разве нужен повод для того, чтобы дарить цветы шикарной женщине? — подмигнул Трент.

— Как ты узнал, где я?

— Спросил твоего водителя.

О, так вот в чём недостаток использования личного водителя. Никаких секретов.

— В офисе я не смогла сосредоточиться, поэтому решила поработать дома.

— Забавно, меня с самого утра беспокоит та же самая проблема, и именно поэтому я здесь.

— Ох. Ну, я даже не знаю, смогу ли помочь?! — игриво прошептала Элейн. Игра началась.

Одним резким движением Трент поднял её на руки и отнёс к дивану. Да, именно об этом они оба мечтали уже не первые сутки. Секс решит все проблемы. Он уложил Элейн на диван, лихорадочно целуя. Она вытащила его рубашку из брюк и пробежалась пальцами по мягкой белой ткани. Её пальцы задрожали, пытаясь расстегнуть пуговицы на рубашке. Да уж, не самое сексуальное начало. Когда Трент потянулся к её губам, раздался оглушительный стук в дверь. А уже через пару секунд послышался приглушённый крик:

— Элейн? Ты дома?

Это была Лизетт. Как Элейн могла забыть о встрече с ней? Вот чёрт!

— Это Лизетт.

— Она уйдёт, — сказал он, продолжая исследовать руками тело Элейн.

Пытаясь вернуть своё самообладание, она остановила Трента и прошептала:

— Нет, она знает, что я дома. Я пригласила её на обед.

— Ты не могла сказать об этом раньше? — рассмеялся Трент.

Они пулей вскочили с дивана, и Элейн крикнула:

— Одну минуту, Лизетт. Я уже иду.

Она посмотрелась в зеркало, прежде чем открыть дверь: щёки горят румянцем, глаза пылают страстью, а волосы находятся в нелепом беспорядке.

— Привет, я пришла немного раньше. Надеюсь, ты не возражаешь? — невинно поинтересовалась Лизетт.

— Нет, всё в порядке. Проходи. Еду доставили пару минут назад.

Когда они вошли в гостиную, сердце Элейн ушло в пятки. Она совсем забыла, что некоторые пуговицы на рубашке Трента отвалились в порыве их страсти. Да уж, неловко вышло. Лизетт не дурачка и прекрасно поняла, что происходило в этой комнате всего пару минут назад.

— Мда. Похоже, ты решила начать с десерта? — усмехнулась Лизетт.

Щёки Элейн моментально порозовели. Что здесь скажешь? Мужчина, стоящий посреди гостиной в расстёгнутой нараспашку рубашке, уничтожал все шансы на алиби.

— У меня есть неотложные дела, так что желаю вам, дамы, приятно провести время, — сказал Трент, а затем обратился уже к Лизетт: — Лизетт, надеюсь, что я, ты и Джон встретимся в скором времени.

— Конечно. Но думаю, что в следующий раз мы можем сходить в какой-нибудь ресторан, — подразнила Лизетт.

"Ох, да она не промах", — подумал Трент. Прежде чем уйти, он подошёл к Элейн, поцеловал её в щёку и прошептал:

— Сегодня вечером мы закончим начатое.

— Мне так жаль Лизетт. Он не предупредил, что заедет, — начала оправдываться Элейн.

— Всё в порядке. Я рада за тебя. Но в следующий раз хотя бы предупреди меня.

— Я умираю от голода. Как насчёт того, чтобы хорошенько подкрепиться и обсудить детали свадебной церемонии?

— Звучит замечательно. Мы с мамой едем в следующие выходные на примерку свадебного платья. Я подумал, что ты тоже захочешь поехать.

— С удовольствием! Только давай возьмём с собой Джилл? Просто я уже ей пообещала.

— Конечно. Тогда после примерки мы можем поехать в пентхаус и поужинать там. Ты, Трент, мои родители, Джилл, Дрю и Росс. Как тебе идея?

Элейн не хотела появляться на людях с Трентом. Это непозволительно. Но как можно отказаться? Она всё-таки подружка невесты. В конце концов, всё ведь не так страшно?

— Я согласна.

Лизетт заключила Элейн в крепкие объятия:

— Не знаю, что бы я делала без тебя.

Ещё крепче сжимая объятия, Элейн прошептала:

— Ты самая лучшая, Лизетт.

В этот момент она боролась с собственными эмоциями. Может быть, у Элейн нет семьи, зато есть прекрасные друзья, такие как Лизетт и Джилл. Так приятно быть хоть кому-то нужной и важной в этой жизни.

Глава 24

Элейн всю ночь анализировала инцидент, произошедший с Тони. Но, как оказалось, напрасно. Уже в среду утром до неё дошли слухи о переводе Тони в канадский офис. Очевидно, что это не просто совпадение. Конечно, Элейн не стала переживать по поводу ухода этого подлеца, но поступок Трента её возмутил. Теперь в головы сотрудников стали приходит навязчивые домысли, понеслась волна сплетен. "Единственный способ сохранить свою репутацию, держаться подальше от Трента. И не только в офисе, но в общественных местах", — решила Элейн.

Взглянув на часы, Элейн поняла, что рабочая неделя уже подошла к концу. В выходные она планировала тихо сидеть дома и ничего не делать. Что же случилось? Раньше Элейн переполняло желание изучить Нью-Йорк и его достопримечательности, но сейчас она лишь грезила о тёплом пледе и чашке горячего кофе.

Стук в дверь прервал её размышления.

— Привет, Венди. Тебе что-нибудь нужно?

— Надеюсь, ты окажешь мне небольшую услугу? Позвонила дочка, у моей внучки жар, теперь нужно отвезти её к врачу. Трент на важном совещании и беспокоить его нельзя. Я отправила ему письмо, но так и не дождалась ответа. Не могла бы ты подменить меня до конца рабочего дня?

Последнее место, где Элейн хотела находиться — рабочий стол прямо возле офиса Трента.

— Сейчас я очень занята, — солгала Элейн. — Неужели, тебя не может подменить кто-нибудь другой?

— Это ненадолго. Может быть, на пару часиков. Трент… в общем, он не любит, когда в его офисе находится кто-то посторонний.

Это, должно быть, шутка? Трент общественный человек, каждый день ему приходится проводить порядка десяти совещаний. Таблоиды Нью-Йорка каждую неделю печатают его фотографии на первых страницах.

— Пожалуйста. У меня просто нет другого выхода.

"Видимо, у меня тоже", — подумала Элейн.

— Без проблем, Венди. Я подменю тебя.

Как только Элейн заняла своё временное рабочее место, то увидела Дрю, который, скорее всего, ожидал встречи с Трентом.

— Дрю, рада снова Вас видеть.

— Как дела, Элейн? Уже обосновалась в Нью-Йорке?

— Да. Я просто влюбилась в этот город. Он, кажется, никогда не спит.

"Наверное следует уточнить, что мне нравится лишь та часть Нью-Йорка, в которой я успела побывать, а точнее расстояние между офисом и домом Трента. Хотя, я пару раз гуляла в парке… Но думаю, стоит оставить это в секрете", — размышляла Элейн.

Дрю покачал головой:

— Тебе нравится весь этот шум и суета? Неудивительно, что Трент взял тебя на работу. Он точно такой же, не может жить без мегаполисов. Но держу пари, что смогу выманить этого работягу на какой-нибудь необитаемый остров.

— Я уверена, что у тебя получится, — улыбнулась Элейн.

— Тебе лучше знать. Кстати, слышал, что в следующие выходные все обираются у Джона и Лизетт. Думаю, будет интересно.

— Да, я так счастлива за них.

— Я тоже. До появления Лизетт Джон был погружен в работу. Именно такая женщина и нужна мужчине: единственная и неповторимая, ради которой стоит идти на подвиги. Держу пари, что ты и есть "та единственная" для Трента.

— Дрю, я не…

— Я знаю. Просто бизнес. Трент рассказал мне всё. Ваш секрет будет в безопасности.

— Спасибо за понимание.

— Я не говорил, что понимаю всю эту неопределённость между тобой и Трентом. Но, по крайней мере, со мной ваш секрет будет в безопасности, — улыбнулся Дрю. — Похоже, совещание Трента закончится ещё не скоро. Через двадцать минут мне нужно быть на важной встрече, так что я убегаю. Да, и когда увидишь Трента, то передай ему огромный привет от меня и скажи, что я с ним ещё поквитаюсь. Дрю Наварро не прощает таких подстав!

— Я передам ему. Увидимся в следующие выходные.

Элейн целый час просидела в офисе, отвечая на телефонные звонки. Кроме Дрю у Трента больше не было посетителей, поэтому время шло чертовски медленно. Венди так и не появилась на месте к концу рабочего дня. Офис почти опустел, а Элейн так и осталась на своём посту.

Закончив всю работу, она решила сделать кое-какие наброски относительно благотворительной акции, организовываемой Марией. Нужно было придумать не только слоган акции, но также найти место проведения и подобрать благоприятное время. К сожалению, в этом месяце в Нью-Йорке устраивалось огромное число благотворительных мероприятий, так что нужно было придумать что-то оригинальное.

Элейн перерыла весь интернет в поисках новых идей. Он подумал о том, чтобы устроить аукцион вин. Семья Росса Уитмена известна своими виноградниками, так что проблем возникнуть не должно. "Подобного рода акция привлечёт внимание общественности. Отлично!" — решила Элейн и начала печатать письмо Марии, когда позади послышался голос:

— Могу я поговорить с тобой?

Элейн вальяжно развернулась в своём кресле.

— Поговорить?

— Да, зайди в мой кабинет.

Она оглядела офис, а затем прошептала:

— Я не уверена, что это хорошая идея. Люди, итак, сплетничают о нас.

— Знаю. Именно об этом я и хочу поговорить.

— Хорошо.

Стоило им войти в кабинет, как Трент запер дверь.

— Что ты делаешь? — спросила Элейн.

— Конфиденциальность, — заявил он серьёзным тоном.

— Интересно, для чего? — бросила она вызов.

Трент усмехнулся:

— А о чём ты только что подумала?

Элейн пересекла комнату и заняла место напротив рабочего стола. Когда Трент приблизился, она сказала:

— Ты хотел поговорить? Я слушаю.

Трент присел на край рабочего стола в нескольких дюймах от коленей Элейн. Это выглядело чертовски соблазнительно.

— У меня много работы, Трент. Ты сказал, что хочешь поговорить о сплетнях, которые ходят по офису?

— Кажется, ты избегаешь меня? Почему?

— Мы редко пересекаемся на работе, только и всего. С чего ты взял, что я тебя избегаю? — почти убедительно солгала Элейн. Она избегала Трента, как и всех остальных сотрудников компании.

— Я бы не стал спрашивать, если бы заранее не знал ответа.

Она поднялась со стула:

— Трент, давай обсудим это позже.

Он резко схватил её за запястье:

— Элейн, я хочу, чтобы ты поговорила со мной. Что происходит?

— Только не говори, что уход Тони не имеет никакого отношения ко мне?

— Я не отрицаю. Это связано с тобой.

Элейн была потрясена такой честностью:

— Ты не должен был так поступать. Люди вокруг говорят…

— Пусть говорят. Тони повезло остаться в живых. Когда я услышал, как он обращался с тобой…Ну, скажем так: перевод Тони в другой офис стал проявлением доброй воли с моей стороны. Я сделал это ради тебя.

Она даже не хотела думать об этом. "Нет, ты, Трент, сделал это ради себя", — подсказывал внутренний голос.

— Ты должен был посоветоваться ос мной.

— Элейн, это мой бизнес, я здесь принимаю решения. В любом случаи я бы уволил того, кто пристаёт к одной из моих сотрудниц.

— Ну, я рада! Спасибо за объяснение, — разозлилась Элейн. — Если это всё, то я могу вернуться к работе?

— Элейн, чего ты боишься?

— Ты знаешь ответ.

— Я улетаю на пару дней. У тебя есть какие-нибудь планы на эти выходные?

— Почему ты спрашиваешь?

— Потому что ты летишь со мной.

— Куда?

— Туда, где тебе не придётся беспокоиться о своей репутации. Водитель заедет за тобой в девять. Не забудь взять паспорт.

"Паспорт? Неужели, мы улетим за пределы страны?" — недоумевала Элейн. И хотя, лимит доверия к Тренту был исчерпан, сейчас она верила ему. В конце концов, он не сможет причинить ей боли или убить и закопать посреди бездонной пустыни, как в каком-нибудь американском триллере.

— Трент, куда мы полетим?

Ответа так и не последовала.

— Трент… — снова повторила она.

Он прервал её:

— Я знаю, что ты любишь сюрпризы, Элейн. Так что наберись терпения и будь готова к девяти часам.

— Но какую одежду мне брать? Куда мы летим? Какая там погода? — быстро протараторила Элейн.

— Хорошо, я дам тебе несколько подсказок. Мы летим куда-то далеко; там круглый год светит солнце, и волны океана плещутся о берег, — улыбнулся Трент. — Да, и не забудь, что мне нравится кружевное бельё. Ты в нём потрясающе выглядишь.

"Кружевное бельё? Что он задумал? Куда мы летим? Почему именно сейчас!" — недоумевала Элейн. Безусловно, ей нравились романтические жесты со стороны Трента, например, букет огромных роз или приглашение на бал-маскарад, но что этот мужчина задумал на сей раз? Да какое имеет значение? Он делает Элейн счастливой, а это самое главное.

— Мне пора идти, — сказала Элейн, подарив Тренту лёгкий поцелуй, и сразу же вышла из кабинета.

Элейн знала, что неподалёку от офиса находится бутик дорогого нижнего белья. Ей уже давно пора сменить свой гардероб, поэтому быстро закончив работу, она отправилась за покупками.

Глава 25

Он, как и обещал, забрал Элейн ровно в девять часов и увёз подальше от повседневных проблем. Нет уж, никаких скучных офисов, надоедливых инвесторов, трёхчасовых совещаний. Это их время! Солнце, пляж и волшебный Дубай.

Закончив с распоряжениями, Трент взял Элейн за руку и сказал:

— Пойдём со мной. Это будет долгий перелёт. Нам нужно отдохнуть.

— Как долго лететь?

— Одиннадцать часов, — произнёс он с довольной ухмылкой. — У тебя есть два варианта: либо сидеть здесь и наслаждаться видом ночного неба, либо пойти со мной в постель.

Ответа не потребовалось. Трент притянул Элейн к себе и лихорадочно поцеловал в губы. Сегодняшняя ночь станет слишком горячей!


***


Она не могла поверить своим ушам, когда пилот объявил посадку в одном из красивейших мест мира, в Дубае. Элейн могла только мечтать о таком. Уже с воздуха виднелись кристально-чистые, голубые воды океана и великолепные фасады лучших отелей. Не зря же Дубай известен своей роскошью; позволить себе такой отдых могут только богатые люди.

— Так значит, именно здесь ты постоянно пропадаешь? — спросила Элейн, надеясь получить честный ответ. В последний раз СМИ заметили Трента на одном из пляжей Дубая в компании нескольких девушек.

— Не всегда. Я был здесь всего несколько раз.

Это прозвучало так скептически. Элейн действительно хотелось знать, ради чего Трент приезжает сюда? Ради важных бизнес-встреч или горячих ночей с какими-нибудь мулатками? Её передёрнуло даже от одной мысли о Тренте в объятиях другой женщины. Хотя, фактически Трент и Элейн ни пара, ни возлюбленные, и уж тем более ни друзья… они всего лишь временные любовники, а значит, каждый из них имеет право уйти, когда захочет. Выходит, Трент даже не задумывается о будущем? Он не заинтересован в серьёзных отношениях? "Зачем гадать?" — подумала Элейн. — "Пришло время внести ясность".

— Трент? — спросила она дрожащим голосом. Дикий страх поразил каждый нерв её тела.

"Нет, ничего не выйдет", — запаниковала Элейн. — "С самого начала это была плохая идея".

— Что-то случилось?

— Спасибо, что взял меня с собой в это потрясающее место, — запинаясь, ответила Элейн.

Трент наклонился и нежно поцеловал её:

— Спасибо, что согласилась. Обычно, я отдыхаю в полном одиночестве.

ДА! Выходит, Трент никогда не приводил женщину в свой дом и никогда никого не брал с собой на отдых. Чувство превосходство переполнило Элейн с ног до головы. Эти выходные обещают быть незабываемыми.

В аэропорту Трент сел за руль своего новенького автомобиля и повёз Элейн в неизвестном направлении. Дубай поражал своей красотой и роскошью. Каждое здание выглядело уникально и современно; взору открывались потрясающие виды горных вершин и экзотических равнин; всюду пестрили яркие краски. Элейн почувствовала себя здесь счастливой и…свободной.

— Здесь очень красиво.

— Я рад, что тебе нравится.

Когда автомобиль покинул пределы города, она спросила:

— Куда мы едем?

— В частный район Дубая.

— Мы будем жить там? — невинно спросила Элейн, указывая в сторону пышных холмов.

— Да.

— Почему именно там?

— Там у меня запланирована важная встреча.

Трент, как всегда, неумолим во всём, что касается бизнеса. "Так, это всего лишь деловая поездка? Ничего личного?" — задалась вопросами Элейн, но потом решила, что сейчас ни место и ни время размышлять о подобных вещах. Нужно придерживаться определённых границ.

Да, установление границ стало для Элейн в некотором роде защитным механизмом. Она не позволяла людям узнать о себе слишком многое и поставила под запрет отношения с мужчинами. "Всё временно. Люди уходят", — напоминала себе Элейн при каждом удобном случаи. А потом в её жизнь, как гром среди ясного неба, ворвался Трент. И хотя между ними всего лишь секс, он может стать серьёзной ошибкой в жизни Элейн. Ошибкой, которая разрушит всё.

Трент всё глубже пробирается Элейн под кожу, разрушает оборонительные стены, которые возводились не один год. Сначала ужин у Лизетт и Джона, потом семейное застолье, а теперь совместный отдых… это становится опасным. Но, несмотря на все предрассудки, Элейн рада находиться сейчас, в эту секунду, рядом с любимым человеком на лучшем курорте мира.

— Так именно сюда ты сбегаешь от рабочих будней?

— Да. Но думаю, ты, итак, знала ответ.

Это было правдой. Во время обеденных перерывов Элейн удалось узнать довольно много полезной информации от болтушки Венди.

— Трент, ты, кажется, чем-то обеспокоен. Что случилось? — спросила Элейн, ощущая отстранённость Трента.

— Прости, это была слишком длинная поездка. Я устал, — холод пропитывал каждое сказанное им слово.

"Может быть, не стоило соглашаться на эту поездку? " — засомневалась Элейн. Но, в конце концов, Трент сам пригласил её. Так, в чём проблема?

Только сейчас Элейн осознала насколько Трент далёк от неё в эмоциональном плане. Он никогда не рассказывает о деловых встречах, проблемах и вопросах, которые его беспокоят, о своей личной жизни. Да, он познакомил Элейн со своими друзьями и семьёй, но этого мало… Он по-прежнему кажется закрытым от всего внешнего мира, но и Элейн не лучше! У неё слишком много тайн и секретов, которые спрятаны глубоко в недрах сердца. Возможно, когда-нибудь Элейн и приоткроет завесу прошлого, но пока что она не готова к такому риску.

Элейн рассмеялась, вспоминая о том, с чего начинались их с Трентом отношения. "Я готова была придушить его собственными руками", — подумала Элейн. Но сейчас она счастлива. И всё благодаря Тренту.

Автомобиль подъехал к массивным воротам. "Довольно странное место", — подумала Элейн. Двое охранников с винтовками в руках приблизились и осмотрели автомобиль. Чувство дикого страха охватило Элейн. Но, в любом случаи, уже слишком поздно бежать. Один из охранников перемолвился парой слов с водителем, а затем махнул рукой куда-то вдаль. Инстинктивно, Элейн сильнее прижалась к Тренту, её сердце застучало подобно отбойному молотку.

— Расслабься, — самонадеянно сказал Трент. — Тебе здесь понравится.

"Понравится? — недоумевала Элейн. — Это место напоминает триллер, в конце которого главные герои погибают". Трент ведь не настолько глуп, чтобы подвергать опасности свою жизнь?

Длинная широкая дорога вела прямиком к частному курортному комплексу. В холле их встретил менеджер, хорошо знакомый с Трентом:

— Мистер Дэвис, приветствую. Ваш номер готов. Горячий кофе и фрукты, как обычно, уже в номере. Если потребуется что-то ещё, то дайте знать. Я прикажу швейцарам доставить Ваш багаж.

Трент положил руку на талию Элейн и повёл её в сторону лифта:

— Думаю, тебе понравится наш люкс.

— Мне понравится где угодно, лишь бы ты был рядом. Но думаю, у тебя другие планы…

— Есть вещи, которые я должен сделать…в одиночку. Но не беспокойся, у нас будет достаточно времени, чтобы побыть наедине. Надеюсь, ты не забыла о кружевном белье?

С улыбкой на губах Элейн ответила:

— Как же я могла об этом забыть?

Элейн была потрясена роскошью люкса. Огромное помещение было оформлено со вкусом в ярко-золотистых и красных тонах; запах свежих цветов заполнял все комнаты, создавая романтическую атмосферу. Элейн открыла стеклянную дверь, и перед ней предстала потрясающая картина: огромный бассейн окружали экзотические фруктовые деревья и пальмы, а если пройти чуть дальше, то можно насладиться видом прозрачных вод океана.

С предвкушением Элейн подошла к бассейну и кончиками пальцев коснулась тёплой воды. Она могла только представить, как в одну из лунных ночей будет нежиться в тёплой воде вместе с Трентом.

— Тебе нравится? — послышался позади грубый мужской голос.

— Здесь очень красиво.

— У нас был тяжёлый перелёт, поэтому мне просто жизненно необходим расслабляющий душ. Увидимся.

С долькой разочарования Элейн сказала:

— Можешь делать всё, что пожелаешь. Обо мне не беспокойся. Я найду, чем себя занять.

— Я надеялся, что ты присоединишься ко мне?

— Думала, что ты никогда не спросишь.

Трент схватил её за руку и повел в сторону спальни. Осторожным движением он стал расстёгивать пуговицы на её блузке, слегка касаясь пальцами тёплой оливковой кожи, затем подошла очередь юбки. Его губы изогнулись в сексуальной улыбке, а глаза жадно вглядывались в каждый сантиметр безупречного тела Элейн. Она стояла там, в нежно-розовом кружевном лифе и трусиках, готовая выполнить любой приказ. Кровь в венах забурлила с бешеной скоростью, когда Трент прикоснулся к краю кружевного лифа:

— Хорошо, — сказал он. — Мне нравится кружево.

Одним быстрым движением он расстегнул застёжку бюстгальтера, оголив прекрасные груди Элейн. Достаточно было одного прикосновения, чтобы её соски затвердели, а внизу живота разлилось приятное тепло. Трент наклонился и приник к её губам, издавая первобытный стон. Его горячие поцелуи спустились вниз по шее, наконец, добираясь до грудей. Губами он нежно ласкал её затвердевшие соски так, что становилось невыносимо, а его рука игриво проскользнула под кружево трусиков. Ноги Элейн предательски задрожали от наслаждения. Ей нужно большее, прямо сейчас.

— Пожалуйста, Трент, — умоляла она.

Но, он, кажется, решив проигнорировать её просьбу, лишь углубил свои поцелуи. Его пальцы выводили круги вокруг её клитора ещё сильнее и глубже. Это было подобно нескончаемо-сладкой пытке, в отчаянии Элейн начала двигать бёдрами навстречу его руке. Её пульс участился, а лёгкие пылали от недостатка воздуха после каждого поцелуя.

— Трент, Трент… — простонала Элейн, не в силах контролировать наступающий оргазм. Он прижал её к себе и подтолкнул в сторону ванной комнаты, по дороге сбрасывая с себя одежду.

Посреди ванной комнаты стоял огромных размеров открытый душ, окружённый декоративными камнями. Задняя стена была полностью закрыта зеркалом. Странно. Интригующе. Глядя в зеркало на отражение Трента, Элейн подумала: "Сейчас здесь будет жарко, как в аду". Трент притянул её к себе, под обжигающие струи воды. Элейн почувствовала его эрекцию всем своим телом. Она посмотрела в зеркало и их глаза встретились, разжигая огонь страсти. Трент нежно прижал её к себе, обхватив за талию. Она повернулась к нему лицом, положив руки на плечи и прижимаясь к его мягким губам. Трент мгновенно отреагировал, вплотную прижимаясь к её разгорячённому телу. Элейн ногами обвила его бёдра, застонав от удовольствия. Терпеть не было сил! Молниеносно Трент вошёл в неё, нежно обхватив руками за бёдра.

Когда их глаза встретились в зеркале, будто бы весь мир рухнул: боль смешалась с удовольствием и непреодолимым желанием утонуть друг в друге. Они, обнажённые и мокрые, стонали от удовольствия. Трент полностью погрузился в неё, желая как можно большего, когда с его губ сорвался приглушённый стон. Он с силой обхватил её попку, желая войти ещё глубже и жёстче. Это выглядело так эротично и запретно…нарушало все границы и правила. Его движения становились жёстче, настолько, что хотелось кричать от боли. Их тела утопали друг в друге, комната наполнилась запахом пота, секса и запрета. Трент с силой сжал волосы Элейн, в ответ она выгнула дугой спину, борясь с желанием закрыть глаза. Каждая частичка лица Трента открылась её взору: грубый подбородок, капельки пота, стекающие по лицу и глаза, горящие невыносимым огнём, который сжигал всё дотла. Она услышала приглушённые стоны, потом почувствовала, как холодок прошёлся по спине, а потом ничего…темнота.

Осторожно Трент опустил её на пол, страстно целуя в губы:

— Это было невероятно, мой ангел.

Ангел? Раньше он никогда её не называл так. Что изменилось?

После длительно паузы Трент продолжил:

— Мне хочется остаться здесь, рядом с тобой, но не могу. Слишком много работы.

С долькой отчаяния Элейн ответила:

— Всё в порядке. Перелёт был довольно тяжёлым, поэтому я хочу отдохнуть.

— Отличная идея. Отдыхай, пока у тебя есть такая возможность, — игриво подмигнул Трент.

— Приму к сведению, — рассмеялась Элейн. — Кстати, мы так и не помылись…

Взяв мыло, Элейн приблизилась к Тренту, но он сделал шаг назад:

— Тебе лучше держаться подальше от меня, иначе мы никогда не выберемся из этой душевой.

Залившись краской, Элейн отступила назад.


***


— Мы так не договаривались, — заявил Шейх Алкаба.

— Решение окончательно. Если считайте, что сможете найти более выгодное предложение, то скатертью Вам дорога. Но учтите, я дважды такого предложения не делаю, — твёрдо заявил Трент.

— Вы ставите меня перед фактом, мистер Дэвис? — сердито спросил Алкаба.

— Шейх Алкаба, это деловое предложение. Вы потеряете всё, если откажитесь со мной сотрудничать.

— Бессердечный ублюдок!

Звучит знакомо! Трент услышал эти слова не в первый и уж точно не в последний раз. Он серьёзный бизнесмен и не собирается играть в игры: либо всё, либо ничего. Третьего варианта не дано.

Услышав о том, что у Шейха Алкабы возникли финансовые трудности, Трент решил перейти в наступление. В собственности Шейха многочисленные нефтяные скважины и курортные комплексы, а сейчас самое время завладеть всеми этими богатствами. Бесспорно, в мире бизнеса Трент известен, как непобедимый соперник и талантливый манипулятор. Трент никогда не тратит время на глупости, и именно поэтому он уже в течение стольких лет является акулой в мире бизнеса. Он трижды пытался договориться с Шейхом, но тщетно.

После длительных поисков, Трент, наконец, нашёл потрясающий способ вложения — процветающий курорт. Шейх Алкаба не мог оставаться в стране из-за ряда проблем. Его единственного сына зверски убили год назад. Шейх был вынужден в одиночку заботиться о своей жене и четырёх дочерях. Многие влиятельные бизнесмены пытались завладеть бизнесом Шейха всевозможными методами. Сейчас ситуация обострилась, Шейху и его семье грозит серьёзная опасность. Но, кажется, Тренту на это наплевать. Его не интересует чужое "несчастье". В мире бизнеса не существует такого понятия, как человеческий фактор.

Трент встал с кресла и сказал:

— Я оставлю документы. Не торопитесь с решением, поговорите со своими юристами. Но, в любом случаи, Вам придётся принять моё предложение.

Уже у выхода, Трент добавил:

— Завтра я возвращаюсь в штаты. Вы знаете, как со мной связаться. Я буду ждать.

Позади послышался звук битого стекла и громкие крики. Шейх Алкаба имеет полное право злиться. Предложение Трента чертовски унизительно. Фактически, Трент получит компанию Шейха за гроши. Но бизнес, есть бизнес.

На секунду Трент задумался: "Что я вообще здесь делаю? Курорты — это не мой тип бизнеса, слишком много проблем. Придётся реконструировать здания, нанимать новый персонал, заботиться о престиже курорта. Нет, мне необходимо всё ещё раз обдумать".

Встреча затянулась допоздна, поэтому войдя в номер, Трент обнаружил Элейн, мирно спящую на большой кровати. Ему так нужно было с кем-то поговорить, рассказать о своих переживаниях и проблемах, но будить Элейн, было не лучшей идеей.

Он лёг рядом, приглаживая её тёмные кудрявые волосы. Во сне Элейн пробормотала его имя, а затем отвернулась, крепко сжимая одеяло в руках. "Что ты делаешь со мной, ангел?" —подумал Трент. Он нежно поцеловал Элейн в лоб и заснул, вдыхая аромат её волос.

Глава 26

Элейн открыла дверь и не смогла поверить своим глазам:

— Джилл? Неужели ты перекрасилась в блондинку?

— Я решила, что пора кардинально менять свою жизнь.

— Ты выглядишь такой…

— Нормальной? — рассмеялась Джилл.

— Я хотела сказать счастливой.

— Спасибо за комплимент. Мне исполняется двадцать шесть в следующем месяце, и я подумала, что пришло время перемен. В это трудно поверить, но в далёкие шестнадцать я была блондинкой. Это мой настоящий цвет волос.

— Невероятно!

— Думаю, этот цвет идёт мне больше, нежели фиолетовый или розовый?

— Даже не напоминай! В прошлом году на День Святого Патрика ты покрасилась в зелёный. Это было ужасно!

— Да, знаю, но сейчас всё изменилось. Я выгляжу более презентабельно, как считаешь?

— Джилл, думаю, дело не только в причёске. Ты, кажется, изменила имидж. Держу пари, что мужчины толпами за тобой бегают.

Макияж Джилл лёгкий и неброский, но подчёркивающий все достоинства, а новая одежда явно куплена в Macy’s, а не на дешёвой распродаже. Что происходит?

— Пусть бегают. Они мне не интересны, — рассмеялась Джилл.

— Лизетт уже видела тебя?

— Нет. Я хотела удивить всех.

— Всех? — настороженно спросила Элейн.

Что значит "удивить всех"? Кого ещё Джилл хочет удивить? Неужели, она познакомилась с кем-то в Нью-Йорке?

В ответ Джилл лишь пожала плечами:

— Кто знает, может быть, сегодня вечером я встречу какого-нибудь красавца?

Джилл действительно это сказала? Что она скрывает? Кажется, за последнее время в её жизни произошло много всего интересного.

— Проходи в гостиную.

— У тебя очень уютно.

— Спасибо. Через пару минут мы должны выезжать, так что у нас совсем не осталось времени на кофе.

Сегодня Элейн впервые в жизни побывала в свадебном салоне. И ни капли об этом не пожалела. Лизетт более четырёх часов подряд примеряла шикарные свадебные платья. И, наконец, нашла то, что нужно: простое, но элегантное платье с лёгким намёком на декольте, V-образным вырезом, обшитым кружевной тесьмой и корсетом усыпанным блёстками. На глазах выступили слёзы при виде такой красоты.

— Хорошо, — взволнованно сказала Лизетт, — теперь настало время для подружек невесты.

Последующие несколько часов Джилл и Элейн крутились перед огромным зеркалом в самых разных платьях. Наконец, выбор был сделан, и девушки смогли отправиться домой.

После девяти вечера Джилл и Элейн вернулись в квартиру. Из последних сил Элейн доползла до кровати, радуясь тому, что ещё утром приготовила для Джилл спальное место.

Уже лёжа в постели Элейн погрузилась в размышления о прожитом дне. Всю жизнь она работала, строила карьеру и ни разу не задумывалась о муже или семье. Она не могла представить себя в роли любящей жены и хорошей матери.

Неожиданные воспоминания вызвали приятную дрожь по всему телу. Элейн вспомнила, какой счастливой и влюбленной выходила Лизетт из примерочной, а когда она надела финальное платье на глазах выступили слёзы. "Это оно, — промелькнуло в головах у всех собравшихся, — то самое платье". Ещё больше поразило то, с какой любовью смотрит на Лизетт мама. Как жаль, что у Элейн нет, и никогда не было матери.

Она вытерла заплаканные глаза. Эти выходные были очень тяжёлыми, но со следующей недели Элейн начнёт поиски своей настоящей семьи. Она должна.

Глава 27

— Элейн, Джилл, спасибо, что пришли пораньше. Моя мама хотела помочь, но слишком устала вчера. Думаю, мы справимся и втроём, — сказала Лизетт, встречая подруг. — Не поможете мне на кухне?

— Без проблем. Мы всегда готовы, — ответила Джилл с улыбкой.

— Может быть, я накрою на стол? — спросила Элейн. Обе подруги тут же устремили на неё взгляды. — Поверьте, так будет лучше для всех. Мне не следует прикасаться к еде. Вы всё ещё помните тот случай с тыквенным пирогом на День Святого Патрика?

— Тыквенным пирогом? Скорее это напоминало обгоревший хлеб, — подразнила Джилл.

Сразу же раздался громкий смех.

— Мало того, что я передержала "пирог" в духовке, так ещё и забыла добавить некоторые ингредиенты.

— Например, разрыхлитель? — поинтересовалась Лизетт.

— Я видела блины в несколько раз толще, чем твой "пирог". Может быть, Элейн действительно лучше заняться сервировкой?

— Обещаю, что как появится свободное время я дам Элейн пару кулинарных уроков. Тогда она сможешь готовить для Трента не только тосты и кофе, — рассмеялась Лизетт.

Элейн кинула на Лизетт предупреждающий взгляд, но было слишком поздно.

— Для Трента? — удивилась Джилл. — Элейн и Трент?

Затем последовал громкий смешок:

— Ой, не могу в это поверить!

— Что смешного? — строго спросила Лизетт.

Джилл кинула неодобрительный взгляд на Элейн, а затем ответила:

— Ты хоть знаешь, сколько раз Трент звонил в офис, и Элейн заставляла меня лгать ему, что занята? А когда я спросила её о Трента, она ответила, что он высокомерный придурок, в котором нет ничего привлекательного. Значит, всё-таки что-то в нём есть, — подмигнула Джилл.

"Чёрт!" — выругалась Элейн. А затем более спокойным тоном произнесла:

— Джил, мне нужно тебя кое о чём попросить.

— Хочешь пригласить меня на свою с Трентом свадьбу? — поддразнила девушка.

Свадьба? Что за бред! Они даже не встречаются. Это всего лишь секс. Временное увлечение и точка.

— Я не хочу, чтобы кто-то узнал о наших с Трентом отношениях. Пожалуйста, обещай, что никому не расскажешь? — умоляла Элейн, прекрасно понимая пристрастие Джилл к сплетням.

— Он женат? — серьёзно спросила Джилл.

— Нет. Он не женат. Мы хотим, чтобы наша личная жизнь оставалась в тайне.

— Я знаю, что у меня не лучшая репутация, но обещаю, что никто не узнает…

— Не узнает о чём? — спросил Дрю, неожиданно вошедший на кухню.

— Про Элейн…ну про то, что… — запуталась Джилл.

— Про то, что я не умею готовить, — подсказала Элейн.

— В таком случаи, я счастлив, что мы ужинаем в доме Лизетт и Джона, — рассмеялся Дрю.

Все поддержали шутку. Элейн кинула в сторону Джилл обеспокоенный взгляд, будучи неуверенной в том, что подруга сохранит тайну. В таком случаи есть только два выхода: либо уволиться из Davis Enterprises, либо прекратить отношения с Трентом. Другого выбора просто нет.

Только Элейн подумала о Тренте, как он появился на кухне:

— Надеюсь, вы не начали ужин без меня.

— Ни за что на свете, — сказала Лизетт. — Мы всё ещё ждём моих родителей, Джона и Росса. Мы можем начать с лёгкого аперитива, как вам идея?

С напитками в руках все пошли в гостиную дожидаться других гостей. Первыми прибыли родители Лизетт в сопровождении Джона.

— Все здесь? — спросил он.

— Все, кроме Росса, — заметила Лизетт.

— Когда Росс уже перестанет опаздывать? Может быть, стоит заключить с ним пари? А-то я теряю хватку, — пошутил Дрю.

— Даже не вздумай, — пригрозил Трент.

— Наверное, что-то случилось. Может, стоит ему позвонить? Вдруг он ранен или серьёзно заболел? — спросила Джилл, выражая сочувствие.

"С каких пор Джилл так волнует Росс и его состояние? Что я пропустила?" — недоумевала Элейн.

Трое мужчин переглянулись между собой, а затем Джон ответил:

— Я уверен, что Росс скоро приедет.

Элейн заметила, как Дрю склонился к Тренту и начал что-то шептать ему на ухо. Трент пару секунд что-то обдумал и почти неслышно прошептал:

— Это рискованно, но можешь рассчитывать на меня.

Рассчитывать на него? Что эти двое задумали? Трент совсем изменился в присутствии Дрю. Он стал чересчур скрытным, кокетливым и, возможно, наглым. Но в любом случаи Элейн должна узнать о делах, которые Трент проворачивает за её спиной.

Росс приехал самым последним, и поведение Джилл тут же изменилось. Она судорожно сжимала подол платья, пытаясь успокоиться, но, кажется, все заметили волнение в её голосе. Все, кроме Росса. Лизетт и Элейн переглядывались и беспрестанно обсуждали поведение Джилл.

Глядя на этих женщин, а затем на своих друзей, Росс спросил:

— Я, кажется, что-то пропустил?

— Разве ты не видишь, мой друг, какие красавицы тут сидят? — рассмеялся Дрю.

Трент подмигнул Элейн, а затем сказал:

— Даже не думай об этом, Дрю. Боюсь, шансы не в твою пользу.

Гостиная заполнилась звуками смеха и восторженными возгласами. Все решили переместиться в столовую. Женщины сели напротив мужчин, обсуждая последние свадебные приготовления. Лизетт взволнованно рассказывала о цветах и свадебных бутоньерках. "Как она всё успевает?" — недоумевала Элейн. Видимо, всё дело в любви, дарующей силы для покорения новых и новых высот. Лизетт создана для Джона, а Джон создан для Лизетт и по-другому быть не может.

Элейн пыталась сосредоточиться на разговоре с Лизетт, но напрасно. Куда больше её занимали тайные дела Трента, который в один "прекрасный" момент упомянул о Дубае.

— Я в этом не уверен, — сказал Трент.

— Оно того не стоит? — спросил Джон.

Элейн встретилась взглядом с Трентом и тут же отвернулась. Он сказал:

— Отели находятся в отличном состоянии, но я не думаю, что готов к таким обязательствам.

— Ты никогда к ним не был готов! — рассмеялся Дрю.

Элейн заметила волнение в голосе Трента, когда он произнёс:

— Оставим этот разговор, Дрю.

На этой ноте и закончился их разговор. Может быть, Элейн не всё знает о Тренте? С ней он совсем другой: нежный, надёжный и сильный. А в компании друзей какой-то чужой и отстранённый. Сейчас они выглядят как незнакомцы с разными жизнями и разными взглядами.

— Трент, куда ты пропадал на этой неделе? Мы ведь хотели вместе поужинать? — спросил Дрю.

— Работал в поте лица, — ответил Трент, подмигнув Элейн.

— Ты становишься таким же трудоголиком, как и Джон. Эй, ты ещё слишком молод для такой скучной жизни. Неужели, решил остепениться?

Элейн поперхнулась, услышав эти слова. Никто не должен знать о том, где и с кем Трент проводит выходные. Нужен способ сменить тему.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросила Лизетт.

— Всё нормально, — ответила Элейн, не переставая кашлять. Она вышла из комнаты и направилась на кухню в поисках стакана воды. Она сделала пару глотков, прежде чем кашель прекратился.

Кто-то осторожно обхватил её за плечи, отчего по телу пробежала дрожь. Когда она обернулась, то заметила Трента:

— Ты в порядке? — спросил он.

— Да, спасибо.

Он ещё сильнее обнял её за плечи и прошептал на ухо:

— Если ты чувствуешь себя нехорошо, то я отвезу тебя домой.

— Трент, мы не можем сбежать отсюда под таким глупым предлогом.

— Тогда я прямо сейчас пойду в столовую и расскажу им всю правду.

Элейн недоверчиво посмотрела Тренту в глаза. Это не шутка, он на самом деле был готов прямо сейчас пойти в столовую и заявить: "Мы трахаемся с Элейн, поэтому нам нужно уйти отсюда".

— Не смей. Джилл уезжает завтра утром. Тогда и решим всё, — сказала Элейн, кинув грозный взгляд в сторону Трента.

— Если ты не перестанешь так на меня смотреть, то я оттрахаю тебя прямо сейчас, на этой кухне.

Она чувствовала опасную серьёзность в его тоне, и кокетливо прошептала:

— Увидимся в столовой.

А затем, заметив выпуклость в штанах Трента, добавила:

— Хотя, пожалуй, тебе лучше оставаться здесь ещё пару минут.

Она подмигнула и вышла из кухни. Элейн прекрасно понимала, что завтра получит по полной программе за такое нахальство, поэтому была готова ко всему.

В комнате царила дружеская атмосфера: все смеялись и рассказывали друг другу интересные истории. Родители Лизетт рассказали много историй о своей дочери, о том, как она ещё с детских лет стремилась к самостоятельности, подрабатывая в семейном магазине. Потом начались рассказы о Джоне. Все смеялись, услышав воспоминания с выпускного вечера: парни чутко напились и прыгали с высокого обрыва; зачинщиком, кстати говоря, был Трент. А ещё в университете всех четверых, включая Брэда, выгнали с первого курса за неподобающее поведение. А ведь Росс был лучшим студентом на потоке, всегда занимал призовые места и выигрывал награды.

Парни немного загрустили, как только речь зашла о Брэде.

— Человек жив, пока жива память о нём, — произнёс Трент.

Элейн понимала, что Трент до сих пор не смог справиться с потерей друга. А ведь прошло пять лет…

Сегодняшний вечер стал вечером воспоминаний, и Элейн узнала много всего интересного. По рассказам друзей, Трент всегда был бунтарём. Он любил нарушать правила и хулиганить. Он никогда не испытывал чувства вины за свои поступки, а только радость от произошедшего. Трент и Дрю хвастались своими любовными "победами", рассказывали о смешных случаях, и о том, как их "застукивали" за неприличным занятием с девушками. Элейн никогда не позволяла себе такого легкомыслия. Они с Трент такие же разные, как день и ночь, но это не мешает им быть вместе и любить друг друга.

Глава 28

С уездом Джилл жизнь Элейн вернулась в привычное русло. Уже в пятницу вечером она решила приступить к работе. Открыв ноутбук, она зашла в свой профиль на Facebook.

Элейн связалась с несколькими людьми, но, к сожалению, не обнаружила ничего стоящего. Затем она получила личное сообщение от человека, предлагающего помощь. Он оказался бывшим агентом ФБР и имел некоторые связи. Возможно, это первая зацепка.

Игнорируя внутреннее беспокойство, Элейн согласилась на встречу. Они договорились встретиться на этой неделе в Цинциннати, штат Огайо. Закончив с работой, Элейн закрыла свой профиль в Facebook и решила забронировать билеты. "Что плохого может случиться? Вдруг, этот человек в силах помочь? Попытка не пытка", — думала она, просматривая список ближайших рейсов.

Схватив сумочку, Элейн отправилась в Davis Enterprises, по дороге обдумывая хорошую легенду для того, чтобы улизнуть на пару дней. Она не могла сказать правду. Трент слишком любит всё контролировать, поэтому обязательно вмешается в это дело. Но так нельзя. Элейн не может смело смотреть в будущее, не зная прошлого.


***


Трент внимательно наблюдал за Венди. Она бесцеремонно вошла в конференц-зал во время важного совещания, передала ему записку и вышла из кабинета:

Мак на линии. Это важно.

— К сожалению, ваше время подошло к концу. Мой помощник свяжется с вами на следующей неделе, — не дожидаясь ответа, Трент отклонил вызов по Skype.

— Что случилось? — прокричал он в трубку.

— Думаю, вы должны знать, что Элейн снова пыталась найти своих родителей через соц. сети.

— Мы оба знаем, что она ничего не найдёт.

— Есть другая проблема. Я взломал её аккаунт, как вы и просили. Не так давно с ней связался человек. Он представился бывшим сотрудником ФБР и предложил свою помощь. Элейн договорилась встретиться с ним в Цинциннати, — Мак тяжело вздохнул. — Но это не самое страшное. Страшно то, что этот человек не из ФБР. Мои источники выяснили, что на нём висит несколько убийств и изнасилований.

— Она никуда не поедет.

— Трент, она уже забронировала билеты.

— Мак, позаботься об этом парне. Мне плевать как, но я хочу, чтобы он больше никогда не связался с Элейн.

— Выдавать себя за агента ФБР уголовно наказуемо. Я договорюсь, и этому типу будут предъявлены обвинения.

— Договорились.

— Трент, на этой неделе я не собирался проверять её электронную почту, просто случайно наткнулся. Ты ведь понимаешь, что она не перестанет искать ответы?

Трент и думать боялся о последствиях. Что если бы Мак не проверил почту? Она пострадала бы или даже хуже… Мак предупреждал, что всё может зайти слишком далеко, что каждый раз взламывать электронный ящик не лучшая идея. Трент прекрасно это понимал, но ничего не мог с собой поделать. Элейн стала слишком важной частью его жизни: он смеялся с ней, спал с ней, работал с ней и был счастлив тоже с ней. Удивительно, но он не может жить без неё, она нужна, как кислород, как вода или пища. Она стала смыслом жизни.

— Ты должен всё рассказать ей, — предупредил Мак строгим тоном.

Он прав. Но как это сделать? Как можно разбить сердце человеку, которого любишь больше всего на свете? Начнутся вопросы, подозрения… Элейн никогда его не простит. Столько времени он скрывает от неё правду. Она уйдёт. Навсегда.

— Я скажу ей…скоро. А теперь убедись, что жизни Элейн ничего не угрожает, понял?

Трент завершил вызов и набрал другой номер. Он собирался позвонить единственному, кто может помочь дельным советом. Сейчас настало время слушать. Слушать и самое главное слышать.

Глава 29

Трент уверял себя, что поступает правильно, когда его самолёт приземлился в среду утром в штате Огайо. Недавний разговор с отцом предал ему уверенности в себе. Он отчаянно надеялся, что Элейн поймёт его и простит.

Трент рассказал отцу всё, как есть об Элейн и об её прошлом. Виктор только посочувствовал такому горю и велел Тренту сделать всё возможное и невозможное, чтобы удержать эту женщину, потому что другой такой на всё белом свете не существует. И теперь в мгновение ока Трент мог потерять любимую по собственно глупости. Он совершил ошибку, начав слежку за Элейн и её личными переписками. Она никогда в жизни не простит. Никогда. Гордость ей не позволит. Трент пересёк опасную черту, но, в любом случаи, дороги назад уже не было.

Оставался один единственный вариант — признаться, рассказать Элейн всю правду и молить о прощении. Казалось, простая и понятная схема. Он ждал её в кафе, где она должна была встретиться с якобы бывшим агентом ФБР.

"Будущее" — этого слова никогда не было в личном словаре Трента. Он даже об этом никогда не задумывался. Но потом в его жизни появилась Элейн и всё изменилось. Каждую секунду он думал только о ней, даже во снах ему мерещились длинные каштановые волосы, зелёные глаза и нежные черты лица. Это становилось одержимостью или болезнью.

Она вошла в кафе в возбужденном состоянии, но выражение её лица переменилось при виде Трента:

— Что ты здесь делаешь? Только не говори, что у меня назначена встреча с тобой? — спросила Элейн, заняв своё место напротив Трента.

Трент не был готов к таким вопросам. Всё, как всегда, пошло не по плану. Он как можно серьёзнее произнёс:

— Я здесь, чтобы поговорить с тобой о твоих родителях.

— О чём ты? — с наигранным изумлением спросила Элейн.

— Я знаю, что ты занимаешь поисками своей семьи в течение многих лет. Я здесь и готов ответить на любые вопросы, касаемые твоей семьи. Только прошу, выслушай меня.

— Ты нашёл моих родителей? — молниеносно спросила она.

— У меня есть вся информация о них.

— Так ты нашёл моих родителей или нет?

— Нет.

Она посмотрела на него с взглядом полным боли и разочарования:

— Тогда, что ты здесь делаешь?

— Мои люди нашли некоторую информацию. Ты должна выслушать.

— Если твои люди, высококлассные специалисты, не смогли найти моих родителей, то, наверное, это тупик, — сказала она, потеряв последние крупицы надежды.

— Выслушай меня, — потребовал он, вытаскивая из кармана копию свидетельства о рождении, и протягиваю её Элейн.

Она просмотрела на документ и заявила:

— Это для меня не новость.

Затем Трент достал ещё один документ. Элейн находилась в замешательстве. Она не понимала, что всё это значит? (Имя ребёнка — неизвестно, дата рождения — неизвестно, место рождения — неизвестно, родители — неизвестно)

— Трент, что это?

Он прошептал охрипшим голосом:

— Твоё настоящее свидетельство о рождении.

— Я не понимаю. Разве такое возможно? У меня ведь есть имя. И у меня есть дата рождения.

Трент заметил слёзы, скапливающиеся в уголках её глаз. Он крепко сжал её за руку и сказал:

— Я знал, что это тебя расстроит. Если хочешь, я могу рассказать всё, как есть. С самого начала.

— Пожалуйста, — умоляюще произнесла она.

Трент рассказал всё, начиная с истории круизного лайнера, и заканчивая прибытием в США в детский дом.

— Это правда? Ты не обманываешь? Я действительно никогда не узнаю о своём прошлом? — спросила она обессилено.

— Мне очень жаль. Я перепробовал все способы, но безрезультатно.

Их взгляды встретились, и она задала вопрос, которого Трент так долго опасался:

— Откуда ты узнал, что я ищу своих родителей? Как ты оказался здесь?

— В тот день, когда мы покинули дом моих родителей, ты выглядела обеспокоенной…

— И что ты сделал? Ты навёл обо мне справки? — спросила она.

— Я сделал это потому, что беспокоился за тебя.

— Если бы ты по-настоящему беспокоился, то рассказал бы всё с самого начала.

"Да или нет? Всё или ничего?" — немного поколебавшись, Трент принял решение рассказать правду. Раз и навсегда.

— Я лично отдал приказ навести о тебе справки. Мне жаль

— Как ты узнал, что я здесь? Я тебе не говорила. Я никому не говорила.

— Я взломал твой компьютер, — выпалил он на выдохе.

— Что ты сделал? Прослушивал мой личный компьютер? Шпионил за мной? — спросила она в гневе.

— Всё это ради твоей безопасности. Человек, писавший тебе, оказался убийцей и насильником. Я должен был вмешаться. В конце концов, это ведь никому не навредило?

— Это навредило тебе, — холодно произнесла она.

Элейн права. Пытаясь защитить любимую, Трент сделал только хуже. Он разрушил всё, что между ними было. В погоне за прошлым он потерял своё будущее и единственный шанс на счастье.

— Элейн, я сожалею.

— Ещё один вопрос, — попросила она холодно, — как давно ты знаешь обо мне и моих родителях?

— Я узнал это через два дня после семейного бранча.

— Ты знал об этом ещё три недели назад?

Он кивнул.

— Почему ты сразу не рассказал?

— Я знал, что это разобьёт твоё сердце.

— Ты прав. Сейчас моё сердце кровоточит от боли. Но тот факт, что в Дубае ты приходил ко мне каждую ночь, был близок со мной и в тоже время так далёк просто разбивает меня на кусочки, — произнесла она из последних сил. — Мне нужно идти.

— Мой самолёт уже ждёт тебя.

— Нет, Трент. Мне не нужна твоя помощь. Единственно, что мне нужно, побыть одной.

Какого хрена? Трент перебарывал желание остановить её. Он не может её потерять. Когда он поднялся со стула, в его голове прозвучали слова отца: "Трент, у каждого из нас есть своё прошлое. Плохое оно или хорошее не важно. Значение имеет только будущее и тебе решать, каким оно станет".

Раньше он не понимал смысл этих слов, но теперь понял. Элейн нужно время. Возможно, много времени, что справиться с такой болью. А он должен найти в себе силы и принять всё так, как оно есть. Похоже, их с Элейн будущее растаяло, словно снег в весеннее утро.

Глава 30

По возвращению домой Элейн позволила себе выплеснуть наружу все эмоции. Она плакала из-за потери родителей, из-за своей семьи и из-за своего прошлого. А самое главное, она плакала потому, что навсегда потеряла доверие к Тренту. Он привнёс в её жизнь много радости, но ещё больше горя. Как такое могло случиться? Трент разрушил все пределы допустимого, разбил её сердце на мелкие осколки.

Элейн всегда чувствовала себя одиночкой. Но сегодня всё было по-другому. Сегодня она ощущала себя мертвецом в человеческом теле, призраком, оплакивающим свою нелепую смерть.

Он солгал, и нечего здесь больше добавить. Всё это время Трент знал правду, но молчал, как последний трус. Последний трус.

Зазвонил телефон. Это была Лизетт. Но Элейн не собиралась отвечать. Не сейчас. Лизетт, вероятно, хочет обсудить свадебные вопросы и своё до тошноты счастливое будущее. Когда телефон зазвонил в третий раз, Элейн поставила на беззвучный. Она так ждала звонка от Трента, но его всё не было.

Покончив на сегодня с разочарованиями, Элейн отправилась в душ. После успокаивающей ванны, она закуталась в тёплое одеяло и улеглась в кровать, но долго не могла уснуть. Её мысли заполнял Трент. Ей было больно, тело и разум не могли справиться с таким эмоциональным потрясением. Внутри образовалась тонкая, будто лезвие ножа, грань между любовью и ненавистью.

На утро пятницы была назначена очередная конференция. Посмотрев на часы, Элейн пошла в ванну, где приняла душ и наспех собрала непослушные волосы в высокий хвост. Видимо, сегодня придётся отключить веб-камеру. Она никому не позволит увидеть себя в таком ужасном виде.

— Извините за опоздание, — прошептала она.

— Без проблем. Мы по-прежнему ждём Джона и Трента, — сказал Росс.

Элейн была рада слышать, что Трент опаздывает. Её беспокойство значительно снизилось.

— Что-то случилось с веб-камерой, Элейн? — поинтересовался Дрю.

Звуковой сигнал сообщил о подключении к конференции ещё одного участника.

— Моя веб-камера сломана. Я уже отправила на ваши электронные ящики презентацию, так что беспокоиться не о чем.

— Простите за опоздание, — сказал Джон серьёзным тоном.

— Дождёмся Трента? — спросил Дрю.

— Нет, можем начинать. Трент предупредил, что не сможет сегодня выйти на связь, но поддержит любое наше решение.

После случившегося он не может взглянуть ей в глаза? Подлый трус! О, Боже, наверное, это конец. Жуткая паника охватила Элейн даже при одной мысли о том, что она никогда не увидит Трента. А потом в ней проснулась немыслимая ярость. "Мне не нужен мужчина, который не отвечает за свои поступки, — подумала она. — Чёрт! Почему всё в этой жизни так сложно?"

— Элейн, вы готовы начать? — спросил Росс, прервав её размышления.

Работа будет лучшим выходом из данной ситуации. И почему Элейн расстраивается из-за таких мелочей? Существует огромное количество людей, нуждающихся в еде, жилье или дорогостоящем лечении. В мире существуют куда более серьёзные проблемы, чем предательство бойфренда! Нет, Элейн не должна плакать. Она сильная и со всем справится.

Но почему Трент так поступил? На то есть только две причины: либо он безжалостный манипулятор, либо любящий мужчина, готовый на всё ради своей женщины. В любом случаи, это уже не важно. Пора перестать жить прошлым. Может быть, у Элейн нет семьи, зато у неё есть друзья и любимый человек. "О, Боже, я люблю его. Я действительно люблю его, — подумала Элейн. — Но знает ли он об этом? Чувствует ли тоже самое?"

В последние несколько месяцев жизнь Элейн перевернулась с ног на голову. Всё изменилось: её распорядок дня, желания, принципы и жизненные ценности. Лишь одно осталось неизменным — чувства. Именно с Трентом она поняла значение фразы "жить полной жизнью" и открыла своё сердце миру. Теперь осталось только рассказать об этом Тренту.

— Элейн, спасибо за все исследования, которые ты провела. Мы всё ещё раз обсудим, и через несколько дней дадим точный ответ относительно идеи с донорством, — сказал Росс.

Сейчас Элейн даже не могла вспомнить, о чём именно были исследования. Её мысли находились где-то далеко отсюда.

— Спасибо за работу, Элейн, — сказал Джон.

— Спасибо за внимание, господа. Удачных вам выходных, — протараторила он и сбросила вызов.

Элейн с облегчением закрыла Skype и вошла в свой аккаунт на Faceebook. Теперь Тренту не зачем следить за ней и проверять её личные сообщения, ведь между ними всё кончено

"Пора оставить прошлое позади, — твёрдо решила Элейн и удалила свой аккаунт. — Прощай, Faceebook". Пора начинать новую жизнь.

Всё-таки Трент оказался прав: нужно жить здесь и сейчас, иначе потом станет слишком поздно. Но, кажется, Элейн уже совершила наиглупейшую ошибку в своей жизни, она ушла от человека, которого любит больше всего на свете. Любовь пришла давно, но осознание недавно. Только ошибки прошлого подтолкнули Элейн к правде настоящего: Трент любит её, иначе не стал бы совершать все эти поступки… настало время всё исправить, собрать кусочки мозаики воедино, сделать самый серьёзный шаг в жизни.

Глава 31

— Какого хрена произошло? Ты сумасшедший, если думаешь, что она простит тебя, — заявил Дрю.

— Думаешь, я этого не понимаю?!

— Тогда каков план?

На протяжении нескольких дней Трент задавал себе этот вопрос, но не знал ответа. Сначала он подумывал заявиться в квартиру Элейн и на коленях умолять о прощении. Но вряд ли она уже готова принимать гостей. Ей нужно время.

— Элейн сказала, что некоторое время хочет побыть одна.

— Ты отпустил её?

— Нет, Дрю. Я дал ей немного времени, чтобы прийти в себя.

— Наверняка, Элейн решила, что ты полный идиот, Трент. Ты вот так просто взял и отпустил её. Это не по-мужски.

Трент даже и не рассуждал в таком ракурсе. Чёрт, ему срочно нужен был план. Хороший план.

— Дрю, твои советы не очень-то помогают.

— Я не силён в этих делах. Тебе лучше посоветоваться с женщиной. С Лизетт, например? Они с Элейн хорошие подруги, поэтому Лизетт поможет.

"Или просто надерёт мою задницу, ведь я задел чувства её подруги", — подумал Трент.

— Думаю, Лизетт не знает о случившемся. Это только между мной и Элейн.

— Делай, как знаешь, но лучше поторопись. У нас конференция через пять минут, — сказал Дрю и прервал разговор.

Трент совсем позабыл о конференции. Все его мысли последние несколько дней были заняты одной единственной женщиной — Элейн. Он не собирался подключаться к конференции, потому что понимал всю сложность ситуации. Меньше всего ему хотелось видеть каменное лицо Элейн и случать её монотонные и чересчур официальные речи.

Настенные часы показывали только шесть утра, а Трент уже два часа, как находился на своём рабочем месте. Элейн отсутствовала вторые сутки подряд. Хотя, в этом не было ничего удивительного. Трент пересёк границы допустимого, ему не следовало лезть в личную жизнь своей девушки. Девушки? Ещё пару месяцев назад он и представить не мог, что станет крутить роман с Элейн. Эта женщина достойна большего. Она заслуживает неимоверного счастья, которое Трент дать ей не сможет. Если бы в тот злополучный день Трент прислушался к Маку, то никаких проблем бы не было. А сейчас он потерял любимую женщину из-за собственного упрямства.

Трент схватил мобильный телефон и начал набирать номер Элейн, но остановился. "Телефонный разговор ничего не решит, — подумал он. — Нужно встретиться лично".


***


Элейн вышла из лифта и прямиком направилась в свой кабинет. Наручные часы показывали семь утра, а значит, офис ещё совсем пуст. Она уселась за рабочий стол, достала чистый лист бумаги с ручкой и приступила к рассуждению. Внутри бурлил целый вулкан чувств, а голову заполняли недосказанные мысли. Только как всё это передать на бумаге? Как сказать, что Трент для неё важнее всего на свете. Пожалуй, Трент, единственный человек, ради которого Элейн готова бросить работу. Возможно, друзья будут возмущаться и называть её сумасшедшей, но к чёрту всё! Она сможет найти новую работу, а вот нового Трента не найдёт никогда. Такое бывает только раз в жизни.

Закрыв глаза, она улыбнулась и вспомнила их первую встречу в кабинете Джона Винчи несколько месяцев назад. Он совсем её не впечатлил. Элейн снова рассмеялась, вспомнив их с Трентом первую совместную ночь и то, как сексуально на нём сидел женский халатик. Она была уверена, что Трент опозориться, но вместо этого он предстал во всей красе. Другого такого Трента не найти на всём белом свете.

Элейн медленно открыла глаза и надеялась увидеть Трента в дверном проходе. Но, к сожалению, в кабинете было по-прежнему пусто. Она ещё раз взглянула на бумагу и безостановочно начала писать:

Уважаемый господин Дэвис,

Хочется поблагодарить Вас за возможность работать в Davis Enterprises. Но, к сожалению, я вынуждена отказаться от должности оператора связи в вашей фирме. Немедленно прошу освободить меня от моих должностных обязанностей.

С уважением, Элейн Мэннинг.

С лёгкой душой она встала из-за письменного стола и заперла за собой дверь. Проходя мимо опустевшего рабочего места Венди, она оставила ключи и направилась к кабинету Трента. Дверь была заперта. Обычно Трент не появлялся в офисе до девяти часов. Немного поколебавшись, Элейн сунула конверт под дверь и направилась в сторону лифта. Теперь она свободна.

Уже на улице Элейн сделал глубокий вдох, и отпустила все ненужные мысли. Ложь и тайны остались в прошлом. Теперь она снова стала свободной и могла делать всё, что душе угодно. А душе было угодно лишь одно — поговорить с Трентом. На долю секунды Элейн почти решилась позвонить ему, но потом передумала.

Она села в машину и продиктовала водителю домашний адрес Дэвиса. Хотя, пентхаус располагался в пятнадцати минутах езды от офиса, дорога для Элейн показалось целой вечностью. Наконец, автомобиль припарковался у обочины. Элейн посмотрела на часы и взмолилась, чтобы Трент находился дома.

— Могу я увидеть мистера Дэвиса? — спросила Элейн у швейцара.

— Сегодня утром я не видел мистера Дэвиса. Хотите, я позвоню ему?

— Нет, спасибо. Я хочу устроить сюрприз, — прошептала Элейн сладким голосом и бесстыдно подмигнула швейцару.

— Конечно. Удачи, госпожа Мэннинг.

Мужчина галантно открыл дверь, и Элейн прямиком направилась к лифту. Тело покрылось мурашками, а руки безостановочно задрожали. Неужели, она нервничает? Прямо сейчас она просто обязана признаться Тренту в своих чувствах, и в лучшем случаи он кинется к ней в объятия, и они до самого вечера будут заниматься любовью, а в худшем… Элейн даже боялась об этом думать.

Элейн почувствовала, что в животе порхают бабочки, как только двери лифта открылись. Осталось всего десять шагов, и судьба решится. Трясущимися пальцами она нажала на звонок и набрала в лёгкие побольше воздуха. Ожидание казалось настоящей пыткой. Спустя пару секунд ответа не последовало. "Чёрт! — выругалась Элейн. — Всё это не по плану". Больше всего на свете ей хотелось сбежать подальше из этого места, поймать первое попавшееся такси и уехать далеко-далеко.

Она уже потеряла надежду, как двери открылись. Он стоял там.

Все мысли разом выветрились из головы. Она бросилась в объятия любимого мужчины и начала безостановочно его целовать. Трент поднял её на руки и прошептал прямо в её губы:

— Я скучал по тебе.

— А я скучала по тебе, Трент.

Его губы сантиметр за сантиметром ласкали её шею. Она извивалась, стона и желала его, как не желала никого на свете. Лёгкие пылали от недостатка воздуха, и на долю секунды она отстранилась, чтобы прийти в себя.

— Элейн, мне нужно кое-что тебе сказать, — произнёс Трент серьёзным тоном.

— Я знаю. И мне нужно кое-что тебе сказать.

— Я начну первым, — заявил он.

— Хорошо, Трент.

Тыльной стороной ладони он нежно погладил её по щеке, и на выдохе выпалил:

— Извини. Я сожалею, что сразу не рассказал тебе всей правды. Я всё искал подходящий момент.

— Это было больно для меня, Трент, понимаешь? Я думала, у нас нет секретов друг от друга.

— Такова моя натура. Я привык нарушать правила во всём: и в бизнесе, и в любви, поэтому прошу прощения.

— Трент, нужно было спросить меня обо всём напрямую, — твёрдо заявила Элейн.

— И ты бы рассказала?

— Возможно. Мне нужно чувствовать, что я могу тебе доверять, понимаешь?

— Элейн, запомни одну простую вещь, я уже не тот человек, каким был раньше. Встреча с тобой полностью меня изменила.

— Она изменила нас обоих.

— Именно. И сейчас я больше всего на свете жалею о том, что никогда не говорил, как много ты значишь для меня, — когда Элейн открыла рот, чтобы заговорить, Трент жестом показал ей молчать. — Я люблю тебя, Элейн.

В её глаза заблестели слёзы, как только она услышала слова, которые так долго ждала.

— Я тоже тебя люблю, Трент.

Он с силой прижал её к себе:

— Повтори ещё раз, — потребовал он.

Она лишь улыбнулась в ответ, и закричала, что есть мочи:

— Я люблю тебя, Трент Дэвис, — после этих слов последовал страстный поцелуй. Кажется, каждой клеточкой тела Элейн ощущала себя счастливой.

Они лихорадочно избавились от одежды и уже спустя пару минут оказались в спальне абсолютно голыми. Элейн видела этот дикий огонь в глаза Трента. Он хотел её. Хотел до сумасшествия. Она потянулась вверх для поцелуя, но он остановил её. Его губы начали бесстыдно блуждать по её телу. Пальцами она пробежалась по его мягким волосам и выдохнула. Как только его поцелуи переместились ниже, она почувствовала лёгкое тепло между бёдер. Она хотела его внутри. Сейчас! Всё тело вздрогнула, как только сильные мужские руки добрались до бёдер, а пальцы скользнули глубоко внутрь. Вцепившись в простыни, она боролась с наступающим оргазмом, но всё напрасно. Уже через наносекунду её тело содрогнулось в приятных конвульсиях.

— Ты такая мокрая. Хочу попробовать тебя на вкус, — он пошире раздвинул её бёдра и прильнул языком к клитору.

— Трент, пожалуйста, — взмолилась она.

Но он не слушал. Его язык продолжал свои замысловатые движения, в то время, как она уже была готова вновь пойти на попятную. Её ноги дрожали, а изо рта вырывались протяжные стоны. Медленно, его язык выводил круговые движения, сводящие с ума, и в одно мгновение она капитулировала, выгибаясь как дикая кошка.

— Скажи, тебе нравится?

— Да, — простонала она, по-прежнему ощущая его язык на своё клиторе. Он покусывал, посасывал и тем самым доводил её до экстаза в одно касание. Когда она подумала, что больше не выдержит, Трент увеличил скорость и размах движений.

— Пожалуйста, Трент. Мне нужно… — не успела договорить она, как из её рта вырвались протяжные крики: — О, Боже… — тёплые волны накрыли её тело и пульсирующее лоно.

— Элейн, ты такая красивая, — прошептал Трент, вглядываясь в её лицо. — Я так скучал по тебе, мой ангел.

— Я тоже скучала, — ответила она из последних сил, и уж было надеялась на короткий таймаут, но вновь почувствовала жар между ног. Одним резким движением Трент вошёл в неё, грубо, жёстко, без нежностей, издавая протяжные стоны. От наслаждения она выгнула спину и сжала ягодицы.

Они двигались в такт, с каждым толчком увеличивая скорость. Он прижимал её ближе к себе и входил, как можно глубже, пока они не кончили одновременно, взрываясь друг в друге.

— Трент, — она почувствовала дрожь во всём теле, когда волна оргазма накатила с неистовой силой.

— Элейн, — ответил он, и комната заполнилась протяжными стонами. — Я люблю тебя, ангел, — хрипло прошептал он ей на ушко.

— Я люблю тебя, Трент, — эти слова она была готова повторять до самой смерти.

Чуть позднее, этим же днём Элейн возмущённо прошептала:

— Я не хочу вставать с кровати, но мне просто необходимо что-то поесть.

— Я могу что-нибудь заказать. Чего ты хочешь? — спросил Трент.

— Как насчёт итальянской кухни?

Без лишних слов Трент схватил телефон и начал искать нужный номер в записной книжке. Но, когда нашёл, то поймал на себе недовольный взгляд:

— Ты передумала? Хочешь что-то другое?

С улыбкой на губах она ответила:

— Я хочу пойти в какое-нибудь кафе и поесть там.

— Хочешь покинуть эту тёплую постель? Ты уверена?

— Да, я уверена.

— Может, закажем еду на дом?

С наигранным недовольством Элейн возразила:

— Вы, мистер Дэвис, теперь не мой босс, и не имеете никакого права мной командовать. Ещё сегодня утром я написала заявление, оно находится в вашем кабинете.

— Хорошо, — спокойно ответил Трент.

— И это всё, что ты можешь сказать? — в недоумении спросила Элейн.

— Мне бы всё равно пришлось тебя уволить. Я ведь не железный. Мне было бы трудно скрывать свои чувства к тебе.

Элейн была счастлива услышать эти слова. Она чмокнула Трента в щёчку и, отстранившись, спросила:

— Эй, за сегодняшний вечер ты получил от меня уже больше сотни поцелуев, а когда же будет плата? Когда будет мой ужин?

— Уверена, что не хочешь поцеловать меня ещё раз? — подразнил Трент.

— Тогда ты не расплатишься со мной до конца жизни, — засмеялась она и вытолкнула его с кровати. Трент подмигнул ей и скрылся за прозрачной дверью спальни.

Глава 32

— Привет, Лизетт. Как ты? — поинтересовалась Элейн дружелюбным голосом.

— Это я должна тебя об этом спрашивать.

— У меня всё нормально.

— Ты уверена, Элейн? Джон сказал, что между тобой и Трентом что-то произошло. Мне очень жаль.

— Не беспокойся об этом. Мы с Трентом уже всё уладили, — ответила Элейн, не желая дальнейшего развития темы.

— Замечательно. Значит, сегодняшний ужин всё ещё в силе?

"Сегодня уже суббота? Почему неделя пролетела так быстро?" — забеспокоилась Элейн. Рядом с Трентом она совершенно позабывала о времени. Но настала пора возвращаться с небес на землю.

— Конечно, мы с Трентом, по-прежнему, ждём вас у себя. Я приготовлю что-нибудь, — звонко рассмеялась Элейн, а затем добавила: — Расслабься, Лизетт. Это всего лишь шутка.

— О, слава Богу. Я уж было хотела придумать отмазку, чтобы не идти на ужин, — пошутила Лизетт.

— Я ужасно готовлю, не так ли?

— Бывает и хуже. Но не стоит расстраиваться, ты всё-таки живёшь в Нью-Йорке. Один телефонный звонок и подносы с едой на любой вкус доставят прямиком к твоей двери.

— Да, доставка еды — отличная вещь, — рассмеялась Элейн.

— Что-нибудь нужно принести с собой?

— Как насчёт пары бутылок пива? Я собираюсь заказать пиццу.

— Звучит здорово, но не забывай, что я вегетарианка.

— С каких это пор?

— С тех самых пор, как купила свадебное платье. Мне нужно сбросить ещё пару килограмм, чтобы платье сидело идеально.

— О, не беспокойся об этом. Думаю, Джон поможет сбросить тебе пару килограммов в два счёта, в спальне, в горизонтальном положении.

— О, ты чертовски права.

Обе женщины рассмеялись и закончили разговор. Элейн ушла на кухню. Чтобы найти Трента. "Лучше прямо сейчас предупредить его о планах на вечер", — подумала она.

— Мы не можем всё отменить? Хочу провести эту ночь с тобой.

— Нет, Трент.

Он притянул её к себе и нежно поцеловал в шею:

— Ты в этом уверена? Может, передумаешь?

— Нет. Джон и Лизетт будут здесь через несколько часов, так что тебе лучше морально подготовиться.

— К чему подготовиться?

— После ужина мы будем играть в карточки с разными вопросами. Парни против девушек. И я уверена, что мы с Лизетт надерём вам задницы, мальчишки.

— Почему ты в этом так уверена?

— Просто я знаю, что вы с Джоном проводите большую часть времени в офисе и редко смотрите фильмы или слушайте музыку, — заявила Элейн, скрещивая руки на груди, а затем, немного поразмыслив добавила: — Мы с лёгкостью вас уделаем!


***


Трент открыл входную дверь и взволнованно произнёс:

— Привет, ребята. Рад, что мы наконец-то решились встретиться.

Затем он повернулся к Элейн и прошептал с усмешкой:

— Ну, как, это прозвучало правдоподобно?

Элейн слегка ударила его по плечу и обратилась к ребятам:

— Не слушайте его. Думаю, сегодня он выпил слишком много кофе, поэтому теперь несёт всякий бред. Мы с Трентом очень рады вас видеть.

— Какое счастье, что на этот раз Трент соизволил надеть рубашку, — подразнила Лизетт.

— Кажется, я что-то пропустил? — усмехнулся Джон.

Трент выхватил пиво из рук Джона и сказал:

— О, эти женщины такие странные существа.

— Это точно. Чувствую, мы с ними ещё настрадаемся, — рассмеялся Джон.

— Что здесь такого? — невинно поинтересовался Трент, поймав на себе недовольный взгляд Элейн.

Звонок в дверь спас ситуацию. Курьер доставил пиццу, и уже через несколько минут четверо друзей расположились в центре гостиной. Он пили, ели и смеялись до боли в животе.

— Я был удивлён, когда Трент рассказал историю твоего рождения, Элейн. Никогда в жизни не слышал ничего подобного, — начал Джон.

— Да, история действительно необычная, — ответила Элейн.

— Почему ты никогда не рассказывала о том, кто твои родители? — спросила Лизетт.

— Эта тема была для меня крайне болезненной, — ответила Элейн.

— Если бы ты с самого начала всё рассказала, то мы бы не отказала в помощи, — успокаивающе прошептала Лизетт.

— Возможно, мы не наши бы твоих родителей, но уж точно выяснили место рождения, — добавил Джон.

— Как это возможно? — спросил Трент.

— Трент, мы живём в веке технологий. Я знаю как, используя генетические данные человека, найти его родственников в любой точке мира. Это простая генетика. Одна из моих лабораторий занимается исследованиями в этой области. Они смогут помочь, — предложил Джон.

— Думаешь, это сработает? — с надеждой спросила Элейн.

— Сделаю всё, что в моих силах. Я предупрежу лабораторию и буду ждать твоего звонка.

— Спасибо, Джон. Не знаю, почему я не подумал об этом раньше, — сказал Трент.

— Пожалуй, стоит на время оставить эту тему.

— У меня есть предложение, — рассмеялась Лизетт.

— Я весь во внимании, — игриво ответил Джон.

— Давайте кинем монету, чтобы узнать, чей ход в игре будет первым, — ответила Лизетт, вынимая из кармана монету. — Орёл или решка?

Джон и Трент долго спорили, но так и не пришли к общему решению.

— Эти двое даже не могут договориться между собой, — Лизетт обратилась к Элейн. — Победа точно за нами.

— Не будьте так легкомысленны, дамы, — подразнил Трент.

Все четверо рассмеялись, и Элейн сделала бросок. Первыми ходили женщины.

Как только игра началась, стало понятно, что парни не очень-то сильны в кино и музыке.

— И снова неверный ответ, Джон, — ухмыльнулась Лизетт.

— Я знала, что вы будите играть плохо, но не настолько же! — подразнила Элейн.

— Вы оба остались в лузерах, — рассмеялась Лизетт и победно обняла Элейн.

Джон повернулся к Тренту и с наигранным оптимизмом произнёс:

— Мы не собираемся распускать здесь сопли из-за мелкого поражения.

Трент ещё раз взглянул на счёт, 5:12. Победа была явно на стороне девушек.

— Сейчас вы можете наслаждаться победой, дамы, но знайте, что в следующий раз победа будет за нами, — заявил Трент, пожимая Джону руку.

Глава 33

Трент с ходу ответил на телефонный звонок:

— Эй, Росс, что случилось?

— Ты не отвечаешь на мои звонки с пятницы, и я даже знаю, почему.

— Дрю всё рассказал?

— На самом деле я сам позвонил Дрю, а затем и Джону. И вся ситуация прояснилась. Я с самого начала заметил, что Элейн ведёт себя странно.

— Что ты имеешь в виду?

— На прошлой конференции она была такой рассеянной и грустной. Я сразу понял, что что-то не так.

— На то были веские причины.

— Мне об этом известно.

— Я чуть не потерял Элейн навсегда.

— Тебе очень повезло, Трент. Поверь, другой такой ты уже не найдёшь. Береги её.

Трент замер на месте, как только воспоминания о прошлой пятнице вновь нахлынули на него. Он вспомнил их с Элейн разговор в кафе, то, как она ушла с грустным и потерянным видом и все эти ужасные часы, проведённые в полном саморазрушении. Всю оставшуюся жизнь он будет помнить об этом.

— Я хотел бы оставить эту тему и поговорить о важном деле. Что с пожертвованиями в этом месяце? Не верится, что прошло уже шесть лет с момента аварии. Мы не должны останавливаться, дело нужно продолжать. Я поговорил с Элейн…В общем, понадобиться некоторое время, чтобы найти ей достойную замену.

— Найти замену Элейн? Ты ведь понимаешь, что это невозможно. Она не может уйти.

— Всё сложно.

— А кажется, всё предельно просто.

— Элейн уволилась, потому что не хочет пересудов. Она беспокоится о своей репутации.

— Так значит, она выбрала тебя и оставила карьеру? — подразнил Росс.

— Приму это как комплимент, Росс.

— Я говорил с Элейн по телефону ровно час назад. Скоро всё наладится, — твёрдо заявил Росс.

— Не дави на неё, Росс. Однажды я совершил ошибку и чуть её не потерял. Не хочется повторения истории.

— Я буду предельно вежлив, но заготовки нужны уже сегодня. Я перезвоню через час, — и на другом конце провода послышались гудки.

Нехотя, Трент направился в комнату Элейн для серьёзного разговора.

— Всё не так уж сложно, — сказал он взволнованным голосом. — Тебе нужно быстренько сделать заготовки на этот месяц. Уже через час мы начнём конференцию.

— Думаешь, это так просто? В любом случаи, мне очень жаль, что всё так вышло. Обычно я веду себя более профессионально и выполняю работу вовремя.

— Элейн, это моя вина, не твоя. Так, что ты скажешь? Тебе хватит одного часа на подготовку материалов?

— А разве у меня есть выбор? — рассмеялась Элейн.


***


— Я сожалею, что всё так вышло. Это было непрофессионально с моей стороны, — извинилась Элейн.

— Не беспокойся об этом. В любом случаи, теперь мы просмотрели все заготовки, и уже приняли решение относительно пожертвований. Ты умница, Элей. Это то, что нам нужно, — сказал Росс.

— Все уже согласились увеличить сумму пожертвований в этом месяце в два раза, — добавил Джон.

— Замечательно, — прокомментировала Элейн.

— Прежде чем закончить конференцию, мы должны решить ещё один вопрос. Он касается Элейн, — напомнил Дрю.

— Элейн, Трент уже объявил о твоём увольнении из Davis Enterprises. И мы все понимаем суть проблемы, поэтому предлагаем тебе и дальше работать под прикрытием на одном из наших предприятий, — сказал Росс.

— Ты можешь работать на меня, — предложил Дрю.

— Я не уверена… — начала Элейн.

— Элейн, думаю, суть проблемы ясна. Ты часть команды и не можешь вот так просто взять и уйти. Ты отличный специалист и нужна нам, — с уверенность произнёс Трент.

Элейн немного поколебалась, а затем уверенно произнесла:

— Хорошо, я останусь, но не собираюсь работать под прикрытием на этот раз.

— Ты ведь понимаешь, что никто не должен знать о том, чем мы занимаемся? — напомнил Джон.

— Я прекрасно понимаю. Последние несколько недель я активно изучаю социальную сферу, и уже всерьёз планирую заняться благотворительностью. Я собираюсь открыть собственный фонд, но и вам помогать не перестану.

— Рад, что ты решилась на такое. Если понадобиться помощь, обращайся, — предложил Росс.

— Спасибо, но думаю, что справлюсь, — ответила Элейн.


***


— Так ты решила создать собственную компанию? — спросил Трент, как только закончилась конференция.

Повернувшись к нему лицом и не в силах сдержать волнение, Элейн прошептала:

— Я хочу создать благотворительный фонд на некоммерческой основе.

— Ты уже всё распланировала, верно? Когда ты только успела?

— Твоя мать попросила меня помочь со сбором средств…и мне это очень понравилось.

— Рад, что ты так увлеклась этим. Если понадобится помощь, обращайся. Мне говорили, что я очень толковый бизнесмен, — подразнил Трент.

Элейн рассмеялась.

— Спасибо, Трент, но у меня уже есть помощники.

— И кто же? — Трент вопросительно выгнул бровь.

— Разве я ещё не сказала? — Элейн вся засияла от счастья. — Джилл и Лизетт мои новые партнёры. Джилл собирается переехать в Нью-Йорк, чтобы быть всегда рядом. Разве это не чудесно? Мы будем работать вместе, одной дружной командой, как в старые добрые времена. Что ты на это скажешь?

— Скажу, что найти квартиру в Нью-Йорке довольно сложно. Где Джилл собирается остановиться?

— Мы ещё не думали об этом.

— Разве она не может остановиться у тебя?

— У меня хорошая квартира, но она будет маловата для двоих. Там всего одна спальня.

— Вот именно. Джилл будет достаточно.

— А где же буду спать я? — невинно спросила Элейн, хотя уже знала ответ.

Трент притянул её ближе к себе и прошептал на ухо:

— Здесь. Рядом со мной.

— Здесь? Неужели, у тебя есть свободная кровать? — подразнила Элейн.

— Нам хватит и одной, мой ангел, — заявил Трент твёрдо.

Невинно улыбаясь, Элейн сказала:

— В таком случаи, может быть, ты покажешь моё новое спальное место. Я совсем забыла, где оно находится.

Трент поднял её на руки и понёс в сторону спальни:

— Когда мы закончим, то ты будешь не в силах даже выговорить своего имени.

— Это угроза или обещание? — спросила Элейн, прежде чем почувствовала губы Трента на своих губах. "Безусловно, это обещание", — подумала она.

Глава 34

— Здравствуйте, Мария. Надеюсь, у вас всё в порядке? — вежливо поинтересовалась Элейн.

— Всё отлично. Когда вы с Трентом приедете в гости? Мы не виделись, кажется, целую вечность.

До переезда к Тренту Элейн жила скучной и размеренной жизнью: дом — работы, работы — дом и так изо дня в день. А теперь, рядом с Трентом, всё кардинально поменялось. Казалось, время летит с бешеной скоростью.

— Надеюсь, что скоро увидимся, Мария. В последнее время Трент был слишком занят расширением бизнеса.

— О, не позволяй ему становиться трудоголиком.

— Нам нужно ещё раз обсудить все детали, касаемые сбора средств. Как насчёт совместной встречи? — спросила Элейн, в заранее понимая, что Трент будет не в восторге. Он не любитель спонтанных решений.

— На дворе идеальная погода для семейного барбекю, — сказала Мария с восторгом. — И, Элейн, я хочу извиниться за тот случай, что произошёл в прошлый раз. Я не знала о твоих родителях, и с моей стороны было крайне бестактно задавать подобные вопросы.

— Всё в порядке, Мария. Я должна была вести себя более сдержанно. Но, слава Богу, сейчас уже всё разрешилось.

— Ты уже получила результаты ДНК-тестов из лаборатории? Ой, прости, просто Джон мне всё рассказал…

Элейн мило улыбнулась, прекрасно понимая любопытство со стороны Марии:

— Результатов ещё нет, но я по-прежнему надеюсь получить хоть какие-то ответы.

— Никогда не сдавайся. Мой сын порой бывает упрямым и высокомерным, но он никогда не сдаётся. Я уверена, что вместе вы доберётесь до правды.

Элейн ни секунды не сомневалась, что получит ответы, но со временем. Не желая продолжать этот разговор, она сменила тему:

— Я уже говорила, что нашла себе в помощницы двух очаровательных девушек?

— Чем больше команда, тем лучше. Трен уже рассказал мне, что ты планируешь начинать свой бизнес. Уверена, что у тебя всё получится.

"С такими партнёрами, как Лизетт и Джилл, мы точно добьёмся успеха", — подумал Элейн.

— Спасибо, Мария, — в эту самую минуту поступил звонок на вторую линию. — Мне нужно идти, так что увидимся через две недели на семейном барбекю.

— До встречи.

Элейн быстро переключилась на вторую линию:

— Привет, ты уже соскучился по мне?

— Больше, чем ты можешь себе представить, мой ангел. Я завершил все свои дела в Дубае.

— Это хорошая новость. И поскольку вы с Шейхом стали партнёрами, тебе придётся периодически бывать в Дубае?

— Мне придётся бывать там намного чаще, чем хотелось бы. Но тебе ведь понравился Дубай, верно? — подразнил Трент.

Элейн рассмеялась:

— У нас было целых два дня страстного и дикого секса, так что ответ очевиден.

— Но тебе понравилось?

— Может быть, — произнесла она с намёком. — Тебе разве не пора работать?

— Чёрт, ты увиливаешь от ответа.

— Когда ты вернёшься?

— Мой самолёт приземлится через час.

Элейн почувствовала лёгкое покалывание внизу живота от осознания того, что совсем скоро увидит своего любимого. Они были в разлуке на протяжении последних четырёх дней, так что ночь обещала быть горячей и очень долгой.

Трент продолжил:

— Но я не смогу остаться. Самолёт заправится, и я снова улечу.

Нет. Нет. Нет. Она не могла ждать ещё так долго. Неужели Трент приезжает лишь для того, чтобы снова уехать?

— Автомобиль заедет за тобой через тридцать минут, — заявил Трент властным голосом.

— Что ты затеял на сей раз?

— Ещё один сюрприз. Возьми с собой побольше одежды. Мы улетаем на неделю.

На целую неделю? Упаковать одежду? У Элейн голова шла кругом от счастья. Она даже не собиралась ни о чём расспрашивать Трента, ей было всё равно куда лететь главное, чтобы он был рядом и крепко держал за руку.

Она упаковала несколько платьев, шорты с футболками и парочку тёплых вещей, на тот случай, если резко похолодает.

Трент уже встречал её на аэродроме. Он подарил ей нежный поцелуй и спросил:

— Готова к новому приключению?

Элейн снова почувствовала себя счастливой и без колебаний ответила:

— С тобой я готова хоть на край света.

Уже в салоне самолёта Трент предложил:

— Перелёт будет долгим, поэтому предлагаю не терять времени даром.

И они не теряли. Ни одной секунды.

Глава 35

— Где мы? — спросила Элейн, глядя в окно.

— В Италии, — произнёс Трент с улыбкой.

— В Италии? — Элейн просто не верила своим глазам. Она без остановки смотрела в иллюминатор и любовалась великолепными пейзажами с высоты птичьего полёта.

Как только самолёт приземлился, Трент протянул бумагу водителю и нежно прошептал Элейн:

— Дорога будет долгой, но думаю, тебе понравится.

Автомобиль петлял по извилистым улицам Флоренции, и Элейн не могла поверить своим глазам. Все здания были старыми, и каждое уже более сотни лет хранило свою историю. Элейн так хотелось увидеть городскую ратушу, фонтан Нептуна, статую Давида, попробовать базилик и сходить на экскурсию в местные музеи. Список желаний был бесконечен. На каждом повороте она ждала, что автомобиль остановится, но этого не происходило. В конце концов, они покинули пределы города и направились в сторону пышных холмов.

— Хоть намекни, куда мы едем? — спросила Элейн, мило улыбаясь и моргая ресницами.

— Можешь делать всё, что захочешь, но я не скажу, — предупредил Трент.

Потерпев неудачу, Элейн не оставалось ничего другого, кроме как мирно сидеть и смотреть в окно автомобиля. Они продолжали проезжать маленькие деревеньки и крупные сёла, пока не остановились напротив красивой белой виллы с прекрасным видом на Флоренцию. Глаза Элейн расширились, как только Трент повёл её к воротам:

— Трент, что мы здесь делаем?

Он нежно поцеловал её и прошептал:

— Я расскажу тебе позже.

Элейн до сих пор не могла поверить, что находится в Италии. Страна покоряла древними церквями, красивыми фресками, дружелюбными местными жителями, с которыми Элейн уже успела познакомиться. А теперь она стояла напротив частной виллы с видом на Флоренцию. Разве она можно быть ещё более счастливой, чем сейчас?

Их проводили в номер с огромными окнами и дверями.

— Так, что мы здесь делаем? — спросила Элейн.

Трент подошёл к балкону и открыл двери. Вид был потрясающий: сотни архитектурных сооружений, миленьких домиков и огромных вилл. Флоренция восхищала своей красотой.

— Тебе нравится? — Трент подошёл ближе и обнял её за талию.

— Очень. Как называется это место? — спросила она с улыбкой.

Он поцеловал её в лоб и нежно ответил:

— Это Фьезоле, одна из провинций Флоренции.

Взглянув на пышные зелёные холмы, она сказала:

— Потрясающая красота.

— Побудь здесь несколько минут, я скоро вернусь, — сказал он и скрылся в дверном проходе. А через пару минут вернулся назад с взволнованным видом: — У меня есть для тебя сюрприз, — с этими словами он вытащил из-за спины конверт и передал ей.

— Что это? — спросила она, рассматривая конверт.

— Элейн, я перепробовал всё. Этот конверт последний способ выяснить, кто твои родители.

Опустив взгляд, она ответила:

— Стоило этого ожидать. Это не твоя вина. Значит, такова судьба.

Трент потянулся вперёд, нежно взял её за подбородок и прошептал:

— Помни одну вещь. Ты не знаешь своего прошлого, но зато можешь быть твёрдо уверена в будущем. Твоё будущее со мной, Элейн.

Её сердце бешено застучало в груди.

— В конверте результаты, которые ты так долго ждала. Все ответ здесь.

Элейн взглянула на конверт и прошептала охрипшим голосом:

— Я боюсь открывать его.

Трент подошёл ближе и нежно поцеловал её в лоб:

— Я рядом.

Элейн медленно развернула конверт и вытащила оттуда сложенный вдвое лист бумаги. Сделав глубокий и длинный вдох, она приготовилась к самому худшему.

Глаза судорожно пробежались по документу, и голова пошла кругом от прочитанного: место происхождения — Фьезоле, Италия

— Ты дома, Элейн. Это твой родной город.

Слёзы ручьём потекли по её лицу:

— Фьезоле? Я итальянка, — прошептала она.

Он улыбнулся и сказал:

— Думаю, в этом не стоит и сомневаться. Каждый раз в ресторане ты заказываешь итальянскую еду.

Элейн посмотрела на Трента и тихонько рассмеялась. Она всегда была в восторге от итальянской кухни. Неужели, такое действительно может быть?

— Спасибо тебе за всё это. Теперь у меня есть маленькая крупица прошлого.

— Несколько месяцев назад мы не знали друг друга…но также мы не знали самих себя. Мы оба потратили годы, прячась за масками и выстраивая оборонительные стены. Но в какой-то момент всё изменилось, и мы откинули маски в стороны. Я и подозревал, что человек может быть настолько счастлив и влюблён.

— Я тоже не подозревала, — сказала она с полной уверенностью. Даже сейчас, не получив стольких ответов, она была счастлива. Счастлива здесь и сейчас. В этот миг. В эту секунду. С этим человеком.

Трент взял её за руку и нежно прошептал:

— Элейн, я многое могу тебе дать, но только не семью, которая когда-то у тебя была.

— Я знаю, — тихо ответила она.

— Ангел, у тебя нет прошлого, но есть настоящее. Со мной, — после этих слов он втащил из кармана бриллиантовое кольцо с двумя золотыми сердцами, переплетёнными между собой. — Элейн Мэннинг, не удостоишь ли ты меня чести стать мисс Дэвис?

Она посмотрела на кольцо и на глазах выступили слёзы. Трент изменился. Он позабыл о мальчишеских играх. Он привёз её в Фьезоле, в родной дом. Но это всё неправда. Дом был только рядом с Трентом, в его крепких объятиях и успокаивающем взгляде.

— Да. Я выйду за тебя, — ответила она, прильнув губами к Тренту.

Он улыбнулся самой лучезарной из всех улыбок и поднял её на руки.

— Я люблю тебя, ангел, — кричал он так, чтобы слышали все.

— Я тоже тебя люблю, Трент. Ты подарил мне право на счастье, — улыбнулась Элейн. — Теперь ты моя семья, слышишь? Раз и навсегда.

— Ты не будешь против короткой паузы?

Она и не знала, что ответить. Такое с Трентом впервые.

— Нет, я не…Что случилось? — спросила она взволнованно.

Он с серьёзным видом передал Элейн ещё один конверт и ответил:

— Генетические исследования кое-что показали.

— Если это смертельная болезнь, то лучше ни о чём мне не говори. Я слишком впечатлительная и…

Трент притянул её к себе и нежно прошептал в губы:

— Мы станем родителями.

"Родителями? Я беременна?" — недоумевала Элейн. Она положила руку на живот и посмотрела Тренту в глаза:

— Так вот почему ты решил жениться на мне?

Он ухмыльнулся.

— Нет, ангел. Я планировал сделать предложение ещё неделю назад.

С глаз Элейн потекли слёзы. Она провела рукой по щеке Трента и нежно прошептала:

— Ты будешь замечательным отцом.

Он крепко прижал её к себе и спросил:

— Ты голодна? Хочешь, я закажу еду в номер?

— Есть только одна вещь, которую я сейчас хочу, — прошептала она с намёком.

"Так вот какое оно, счастье", — с улыбкой на лице подумала Элейн.


Конец


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35