Справочник кладоискателя (fb2)

- Справочник кладоискателя (и.с. Домашняя энциклопедия) 1.75 Мб, 321с. (скачать fb2) - Виталий Сергеевич Шамарин

Настройки текста:



Виталий Сергеевич Шамарин Справочник кладоискателя

Глава 1 КЛАДОИСКАТЕЛИ И КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВО В РОССИИ

Кто такие кладоискатели?

Что такое клад и кто такие кладоискатели?

По определению Большой Советской Энциклопедии, клад — это (в первом значении) «спрятанные, чаще всего зарытые в землю вещи, не взятые владельцем и позднее случайно обнаруженные. Ценный исторический материал».

Второе значение (правовое) определяет клад как «зарытые или спрятанные иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен или в силу закона утратил на них право. По закону клад поступает в собственность государства. Лицам, обнаружившим золотые и серебряные монеты, валюту, драгоценные камни и металлы (в слитках, изделиях и ломе), жемчуг, в установленных законом случаях выплачивается вознаграждение».

Словарь русского языка С. И. Ожегова лаконичен. Определение клада дано всего в одну строку: «Клад — скрытые, спрятанные где-нибудь ценности».

Но ни в одном словаре не дано определение слову «кладоискатель»!

Очевидно, что значение слова «клад» в БСЭ дано не совсем точно, так как словосочетание «…случайно обнаруженные…» явно несовместимо с понятием «кладоискатель», поскольку для многих «искать» (а не случайно находить) — это страсть, ремесло и даже смысл жизни.

Проанализировав различную информацию о кладах, находках и их обладателях, попытаемся (пока без какой-либо систематизации) перечислить все возможные виды поисковой деятельности и ответить на вопрос: кого же называть кладоискателем.

Все виды кладоискательства можно разделить на две основные группы — «полевые» и «городские», хотя грань между этими видами весьма расплывчата. Зимой можно искать в городе и собирать информацию, а летом выезжать на полевые работы. В нашей классификации к «полевым» также будут относиться и «подводные», поскольку этот вид кладоискательства в нашей стране пока еще широко не распространен. Теперь рассмотрим детально, с небольшими пояснениями, каждый вид поисков, присваивая им условные наименования, некоторые из которых уже укоренились в лексиконе кладоискателей, а некоторые вполне могут претендовать на место в будущем «Словаре кладоискателя».

«Пляжники» — «искатели», прочесывающие песчаные пляжи в конце купального дня с металлодетекторами в поисках выпавшей из карманов мелочи, а если повезет, то и украшений. Очевидно, что отдыхающий не станет ворошить весь песок вокруг себя в поисках упавшего рубля, а женщины, как известно, частенько теряют или забывают то серьгу, то цепочку, которые тоже непросто отыскать в золотистом пляжном песке. По разным оценкам, в хороший пляжный день в выходные можно «найти» от 50 до 100 рублей в день, а если повезет, то и ювелирные украшения или часы. В среде профессионалов этот вид поиска считается «несерьезным баловством» и может быть отнесен к увлечению начинающих. Однако и здесь есть свои плюсы. Во-первых, можно использовать самый дешевый и простой детектор с глубиной поиска 5—10 см. Во-вторых, «пляжники» — настоящие санитары прибрежной зоны. Исследуя свои участки, они очищают пляж от бесчисленного количества металлических пробок от различных напитков.

«Старатели» — «искатели», в одиночку или коллективно (артельно) вручную добывающие драгоценные металлы и камни, как правило, кустарным методом промывки. Этот термин известен на Руси еще с незапамятных времен, однако в современных словарях определение его отсутствует. Современные «старатели» часто используют высокочувствительные металлодетекторы, способные отыскать самородок размером с маковое зернышко. Работают они в основном в районах бывших и действующих горнодобывающих предприятий, где для добычи ценного металла используется промышленная техника, которая нередко пропускает и отправляет в отвалы мелочевку. Эти отвалы — настоящий Клондайк для «старателей». Только такие места находятся либо на севере, либо в Сибири, и подобные «поиски» больше подходят для местного населения.

«Диггеры» — исследователи подземелий, как древних, так и современных городских подземных коммуникаций. Диггеров часто сравнивают со спелеологами — исследователями природных подземных образований, пещер, карстов, провалов и т. д. Отчасти это сравнение допустимо, поскольку среди диггеров немало спелеологов, которые, используя то же самое снаряжение, блуждают в городских лабиринтах в качестве «тренировки». Собственно, задачи «искать» не ставится, но и диггерам иногда улыбается удача. Исследуя подземелья старинной усадьбы, находят древние предметы и орудия труда, а проникнув в городскую подземную коммуникацию под одним из учреждений города, нашли архив, спрятанный там еще во время войны.

«Бугровщики», или «курганщики», — «искатели» непосредственно занятые раскопками курганов и других могильников в форме насыпных холмов. Археологи начали обстоятельно изучать курганы еще в конце XVIII в., и практически в каждом из них в результате раскопок попадались находки. Продолжают эти «поиски» и современные «бугровщики», как говорится, с наименьшим напряжением ума. Увидел в поле курган — копай. Самый простой, а порой и варварский метод — нанять в селе бульдозер и снести холм. Находки действительно попадаются практически всегда, но сколько пропадает!

«Полевики», или «копатели», — пожалуй, наиболее профессиональная категория «искателей», работающая от «легенды до лопаты». Анализируя какой-нибудь исторический факт, изучая документы, собирая всевозможную информацию и сведения, они определяют более или менее точные координаты поиска и только тогда приступают к работе. Это еще и наиболее интеллектуальная категория «искателей», в арсенале которых современная поисковая техника, физические, химические и даже радиологические методы поиска. Поэтому подобные «искатели» работают либо только в одиночку, либо объединяются в различные клубы и союзы. Задачи ставят перед собой, как правило, глобальные. Например, поиск московского золота Наполеона, которым занималась команда под патронажем газеты «Комсомольская правда», или поиски золота Кубанской Рады, которыми занимается коллектив ККОФ «Русский кладоискатель Юрий Харчук».

«Могильщики», или «гробокопатели», были известны еще в Древнем Египте и назывались просто — грабители могил. И сегодня есть «продолжатели» древнего промысла, разыскивающие на заброшенных кладбищах склепы, в которых, как правило, хоронили далеко не бедных усопших. Усыпальницы по обычаю украшались иконами, а если покойник был женщиной, а тем паче девицей, то украшений не жалели. Это и составляет основную добычу подобных «искателей». Вообще, «могильщики» пользуются дурной славой, поскольку нередко вместе с украшениями прихватывают человеческие черепа, которые после специальной обработки продаются как специфический сувенир. Видимо, и на такой «товар» имеется спрос.

«Трофейщики» — «искатели» предметов, являющихся последствием войн, в том числе и оружия, брошенного на полях сражений. Еще одна категория «искателей» из группы риска. Военные трофеи, как правило, в земле долго не сохраняются, поэтому находки «трофейщиков» относятся к периоду второй мировой войны. Тут и оружие, порой в отличном и рабочем состоянии, разного рода взрывчатые вещества, срок годности которых практически неограничен. Маловероятно, чтобы эти «находки» попадали в коллекции. «Мелочевку» в виде касок, блях и других элементов формы и оснащения берут как сувениры. Весьма специфичен и метод «поиска». Длинным (2,5–3 м) металлическим прутом протыкается земля. Соприкосновение с твердым металлическим предметом рассматривается как место раскопа. Раскопки ведутся варварским способом. Известно, что солдаты имели при себе гильзы, в которых хранились записки с данными бойца на случай гибели. Находя останки советских солдат, «трофейщики» разрушают естественные захоронения, лишая тем самым специальные поисковые отряды возможности сократить скорбный список неизвестных солдат.

«Архивариусы» — «искатели» документов, сведений, информации, ранее неизвестной или считавшейся утерянной. Это особая категория «искателей», которые вместо лопаты работают авторучкой, а вместо душных подземелий избирают местом своих поисков душные архивы. Всем известна история о том, как Г. Р. Державин, разбирая монастырские летописи, обнаружил «Слово о полку Игореве». А находка в архиве какого-либо документа или письма выдающейся личности для «архивариуса» настоящий клад. И если вы в букинистической лавке найдете прижизненное издание А. С. Пушкина, да еще и с автографом автора, считайте, что у вас в руках бриллиант магараджи — никак не меньше!

«Дайверы» — любители подводного плавания. Эта категория «искателей» появилась сравнительно недавно, поскольку в советское время такая дисциплина, как подводная археология, попросту отсутствовала, а подводные работы были прерогативой профессиональных водолазов, занимавшихся в основном подъемом затонувших судов. На сегодняшний день развитие дайвинга тормозит, пожалуй, одно обстоятельство — высокая стоимость оборудования и оснащения для аквалангиста, однако это направление имеет широкие перспективы. Побережье Черного моря, особенно в Гурзуфе, Судаке и Керчи, — это настоящий кладезь предметов античности.

Отдельно стоит рассмотреть категорию городских «искателей». Она включает в себя несколько разновидностей, различающихся спецификой поисковой деятельности.

«Домушники» — «искатели» кладов в различных архитектурных сооружениях, будь то жилой дом, заброшенная усадьба, полуразрушенная церковь или даже опустевшая изба в деревне.

Таково уж свойство человеческой натуры: чтобы пережить с наименьшими потерями какой-нибудь катаклизм, типа войн, революций и т. д., прятал человек свое самое ценное от чужих глаз подальше, но поближе к себе. Не всегда удавалось забрать спрятанное, и оставалось оно в местах, которые и облюбовали себе для поисков «домушники». По этим местам в домах и получили они свои условные названия-«прозвища».

В доме, готовящемся к капитальному ремонту — «капе», — после дворников и работников жилконтор появляются «мародеры», срывая дверные ручки, щеколды и задвижки, которые в старых домах, как правило, были из бронзы. Затем появляются «дачники», выносящие двери, стекла, паркет и трубы. И наконец, приходят «капы» — опытные «искатели» тайников в квартирах, а таких тайников немало: это и плинтуса и дверные косяки, вентиляционные отверстия и стены, а самое излюбленное место — подоконники.

«Чердачники» — «искатели» спрятанных ценностей на чердаках. На балках перекрытий крыши и в потолочной засыпке им иногда улыбается удача. Главным образом, холодное и огнестрельное оружие.

«Подпольщики» — категория «искателей», аналогичная предыдущей, но работающая в погребах, подполах и подвалах. Находки примерно идентичные.

«Домушники» — народ рисковый, и если вам не придется вступать в неприятный контакт с дворниками, бомжами или, не дай бог, со скрывающимся рецидивистом, то старый дом вполне может оказаться «золотой жилой».

Металлоискатель в руках кладоискателя

Первый электронный металлоискатель появился в 1881 году, когда был убит президент США Джеймс Гарфилд и врачи попросили изобретателя телефона А. Бэлла помочь им отыскать пули в теле президента.

В 20-30-х годах XX века в США были разработаны металлоискатели, обнаруживающие инструменты и готовые изделия, выносимые рабочими с заводов.

Во вторую мировую войну быстро развивалась техника обнаружения металлов и было разработано оборудование для поиска мин.

Послевоенные приборы работали на вакуумных лампах, были очень громоздки и потребляли много энергии.

Только в 60-70-х годах были созданы малогабаритные, стабильные и чувствительные металлоискатели, которые могли различать металлы и позволяли отстраиваться от влияния минералов грунта.

Были созданы металлоискатели для работы под водой, позволившие успешно обнаружить утерянные клады, сокровища, стоимость которых доходила до 400–500 миллионов долларов США.

Принцип действия любого металлоискателя заключается в излучении радиоволн и улавливании и анализе вторичных сигналов.

Разница между дешевыми и дорогими моделями заключается лишь в методах излучения радиоволн и в методах улавливания и обработки, интерпретации, вторичных сигналов. Более дорогой прибор может определять с известной степенью вероятности вид обнаруженного металла до его извлечения, определять глубину его залегания, может отстраиваться от минералов грунта, а также иметь много разных дополнительных функций, увеличивающих производительность и эффективность поиска, которые отсутствуют у дешевых приборов.

Типичный металлоискатель представляет из себя штангу, на одном конце которой расположен корпус с электронным блоком, питанием, ручками управления и индикаторами сигналов. На другом конце штанги находится поисковая головка, состоящая из герметического корпуса с заключенными внутри одной или несколькими катушками, соединенными кабелем с электронным блоком.

При включении прибора в поисковой головке создается электромагнитное поле, которое распространяется в окружающую среду, будь то земля, камень, вода, дерево, воздух и т. п., образуя коническую зону, в которой и происходит обнаружение металла. Размеры и протяженность этого конуса зависят от мощности излучаемого сигнала и сопротивления среды, в которой этот сигнал передается.

На поверхности металлов, попавших в зону действия поисковой катушки, под действием электромагнитного поля возникают так называемые вихревые токи. Эти вихревые токи создают собственные встречные электромагнитные поля, приводящие к снижению мощности электромагнитного поля, создаваемого поисковой катушкой, что и фиксируется электронной схемой прибора.

Кроме того, это вторичное поле искажает конфигурацию основного поля, что также улавливается прибором. Электронная схема металлоискателя обрабатывает полученную информацию и сигнализирует об обнаружении металла.

Вихревые токи образуются на поверхности любых металлических объектов или электропроводящих минералов.

Такие металлы, как золото, серебро, медь имеют более высокую электропроводимость по сравнению с железом, алюминиевой фольгой, никелем и минералами. Определение металла в объекте основано на измерении удельной электропроводности объекта.

Какой металлоискатель нужно покупать?

Приборы для поисков кладов можно распределить по следующим группам.

1. Приборы для начинающих. Это деловые приборы (цены от 100 до 250–300 долларов США), ориентировочно для поиска на пляжах, реках, водоемах. Такой прибор обладает 1–2 органами управления и имеет чаще всего один режим работы — динамическую дискриминацию.

2. Универсальные приборы (цена от 400 до 1000 долларов), ориентированные на решение широкого круга задач от развлечений на пляже до серьезного поиска «сокровищ». Для работы с такими приборами нужна подготовка.

3. Компьютеризированные приборы. Ориентированы на подготовленных пользователей, позволяют осуществлять детальный анализ скрытых объектов по размеру, металлу и глубине залегания.

4. Глубинные приборы для поиска больших объектов на больших глубинах (2–8 м).

5. Подводные герметические приборы для поиска на дне водоема.

6. Специальные приборы для поиска самородного золота и серебра.

Стоимость настоящих металлоискателей колеблется от сотни до десятков тысяч долларов. Соответственно ценам приборы разнятся и по своим поисковым качествам и возможностям. Однако погоня за дорогим прибором, как правило, бывает не оправданна. Стоит ограничиться необходимым минимальным набором функций металлоискателя, которые вам смогут быть полезны в работе.

Сейчас самые популярные среди золото- и кладоискателей приборы делятся на три основных типа.

Первый — металлоискатели, организованные на принципе «приемник-передатчик».

Второй тип — низкочастотные приборы, наиболее дешевые и простые в обращении.

Представители обеих систем в чем-то выигрывают, а в чем-то проигрывают друг другу по своим поисковым показателям, поэтому универсальные приборы часто оснащены обеими системами. Это позволяет оградить себя от постороннего железного мусора в одном режиме работы и определить точное местоположение искомого металла — в другом. На этих же принципах работает и часть глубинных приборов, способных определять металл под слоем почвы толщиной 3–5 м.

Третий тип прибора, сейчас весьма популярный, — металлоискатель, работающий на импульсном принципе. Такие приборы успешно работают как под водой, так и на суше.

Часто производители металлоискателей выпускают специализированные модели, при изготовлении которых учитывается специфика того или иного частного вида поиска.

Помимо приборов, с которыми может научиться работать любой кладоискатель, изготавливаются и очень сложные, выдающие множество информации о металле, упрятанном под землей или под водой.

Фирм-изготовителей много — Fisher, White’s, Tesoro, Garret, Ranger и другие, — но все они зарубежные.

Отечественные металлоискатели небольшими партиями выпускает ГНПП «Геологоразведка», (г. Санкт-Петербург).

Существует еще один способ обзавестись поисковой техникой: собрать ее самому. Но, естественно, погрешности в работе такой аппаратуры будут значительно выше, чем у фирменных приборов.

«Стерх-Юниор 7232», «Сармат 7240». Селективные металлодетекторы со звуковой трехтональной идентификацией объектов поиска. Глубина поиска до 180 см.

«Стерх-Мастер 7234», «Корнет 7250». Компьютеризированные селективные металлодетекторы с визуализацией объектов поиска. Глубина поиска до 250 см, работают в «горячих точках» России и за рубежом.

Клады. Клады. Клады…

В детстве практически каждый из нас, начитавшись приключенческих книжек, хотел найти клад. Кое-кто обязательно даже где-то что-то копал. Однако с возрастом мечты о спрятанных где-то несметных сокровищах постепенно отходят на второй план, вытесняясь более насущными и более приземленными целями. Поэтому многие считают профессиональных кладоискателей (их еще называют «черными археологами») людьми, не доигравшими в детстве в «Остров сокровищ». А зря!

Несведущим тем более удивительно будет узнать, что в той же Америке клады искали, ищут и будут искать. В настоящий момент на 250 миллионов населения Штатов официально насчитывается 3 миллиона кладоискателей, и эта цифра все время растет. Более того, ученые-историки и археологи склонны считать, что мир заражен эпидемией кладоискательства, которая катится опустошительным валом. Особенно ощутимыми его удары стали в последние годы, когда в руки кладоискателей попали суперсовременные металлоискатели, эхолоты, магнитометры…

В России, к сожалению, точных данных по количеству охотников за сокровищами нет. Однако, есть официальная организация кладоискателей — Краснодарский краевой общественный фонд «Русский кладоискатель Юрий Харчук», возглавляемый, разумеется, Юрием Харчуком — человеком, достаточно известным и в России, и за ее пределами. О фонде и о самом Юрии неоднократно писала пресса, выходили телепередачи. И в каждой статье, в каждом телевизионном сюжете Юрий Харчук не устает повторять одно и то же: кладов в мире, и в частности в России, существует еще великое множество! «У нас в стране более, чем где-либо, зарыто всевозможных кладов, потому что здесь чаще случаются социальные потрясения, людям все время приходится прятать нажитое добро».

На сегодняшний день в организацию входят 57 филиалов не только в России, но и в Молдавии, Украине, Белоруссии… И несмотря на то, что станица Ленинградская Краснодарского края, где находится штаб-квартира Краснодарского краевого общественного фонда «Русский кладоискатель Юрий Харчук», отмечена на карте крошечной точечкой, она на данный момент по праву уже может называться столицей современного российского кладоискательства. Фонд выпускает свою газету и уже имеет опыт проведения Международного конгресса по проблемам российского кладоискательства.

Здесь очень уместно процитировать несколько строчек из статьи в газете «Комсомольская правда»: «Российские клады, будь они все откопаны, действительно сделали бы россиян богатыми». Так за чем же, собственно, стоит дело? Можно, по крайней мере, попытаться стать кладоискателем — и, возможно, в будущем Вам улыбнется удача!

А незаменимым помощником в освоении этого интереснейшего, но не самого легкого, промысла, вам поможет эта книга, написанная с неоценимой помощью Юрия Харчука и его товарищей. Помимо того, что нам предоставили поистине уникальные материалы по истории различных кладов, здесь мы предлагаем вам не менее уникальные практические советы, необходимые каждому кладоискателю справочные материалы и чертежи очень и очень нужных конструкций — таких, например, как металлоискатель и приспособления для добычи золота.

Для тех, кто решил заняться кладоискательством, нелишним было бы усвоение первейших прописных истин. Без них — удаче не бывать!

Истина первая. При поиске клада следует всегда помнить, что в ваших руках могут оказаться уникальные для науки экспонаты, которые следует как можно быстрее представить специалистам.

Истина вторая. Постарайтесь хотя бы первое время воздержаться от самостоятельной реставрации найденных старинных вещей. Это тоже должны делать специалисты.

Истина третья. Помните: вы кладоискатель, а не мародер! Посему дикое, варварское отношение к природе и окружающему миру недопустимо.

А теперь перейдем непосредственно, к классификации кладов. Это знание пригодится для того, чтобы выбрать место поиска.

Многие люди улыбнутся, услышав вопрос, что такое клад. Все вроде бы знают, что это такое, но охарактеризовать не могут. Так что такое клад? Хорошо сказано, что такое клад, в «Словаре нумизмата» за 1982 г. (совместное издание России и Германии), где кладом называются золотые и серебряные монеты и слитки, а также рубленое серебро и драгоценности, изъятые из обращения в целях накопления и положенные в сосуд, шкатулку, сундук и т. д. и обнаруженные при обработке земли, рытье котлованов, сносе старых зданий и объектов. Они попали в самую точку. Клад — это скопленные в одном месте ценные предметы культурной и финансовой деятельности человека, которые были укрыты от посторонних глаз других людей. Логично сказать, что клад всегда прятался хозяином от посторонних лиц в укромных местах. Его всегда искали, будь то средневековье или «тихий» XX век.

А какие могут быть клады? Клады бывают не только монетные (из золота, серебра, платины и меди), но и совмещающие в себе и монеты, и драгоценные камни, и слитки драгоценных металлов, ювелирные изделия. Клады, включающие в себя только монеты или слитки драгоценных металлов (или ювелирные изделия) без другой примеси, есть однородные клады, а клады, вмещающие в себя предметы различной ценности, есть смешанные клады (рис. 1). И смешанные, и однородные клады встречаются всегда и везде, во всех странах мира. Кроме того, клад носит название тех предметов, из которых состоит, например: монетный клад, ювелирный, слитковый клад и т. д. Еще они носят названия тех мест, где были найдены, или называются в честь того, кто был первоначальным владельцем или прятал клад, но об этом в следующей части, а сейчас мы познакомимся с классификацией кладов.

Клад больших размеров (более 100 предметов), заложенный в большие сундуки или бочки, зовется сокровищем (рис. 1). Сокровища встречаются редко, и стоимость их превышает обычную стоимость клада — кладоискатель, нашедший сокровище, обеспечивает себе безбедную жизнь на несколько десятилетий, а то и на всю свою жизнь. Вспомните сокровища инков и ацтеков в Америке, которые до сих пор не найдены и мучают умы всех кладоискателей мира. Сокровища скифских царей — «ахиллесова пята» российских кладоискателей. А сокровища Трои?

Обычный клад (рис. 1) вмещает в себя менее 100 предметов (от 20 до 90). Стоимость обычного клада не превышает 5 тысяч рублей, а сокровище стоит более 5 тысяч рублей и цена его измеряется в иностранной валюте. Сокровища Кубанской Рады, например, оцениваются более чем в 5 миллионов долларов США. Но это общие, вернее, частные рассуждения. Клад, вмещающий менее 20 предметов, а именно от 5 до 19 единиц, является малым кладом (рис. 1). Малых кладов встречается много в тех местах, где проживали зажиточные крестьяне, названные после революции 1917 года «кулаками».


Рис. 1. Виды кладов.

Есть клады совсем малого размера — мини-клады, — содержащие от 2 до 5 предметов. Эти клады встречаются еще чаще и в местах проживания обычных крестьян или мещан. Встречаются и необычные мини-клады, состоящие из 1,5 предметов. Вы удивлены? Да, 1,5 предмета — монета вместе с половинкой или четвертинкой монеты. В народе они встречаются частенько, но их принимают за поврежденные монеты или монеты, использованные в медицинских целях. Вы знаете, что монеты из меди и вообще медь залечивает переломы и их натирают для приема вовнутрь. И стирают основательно — до половины монеты. Но эти монеты легко отличить от специально переломленных. А для чего-переламывают монеты? В очень давние времена для товарно-денежных отношений торговцам нужна была мелкая монета, и монеты крупных номиналов делились или разрубались на части — половинки, четвертинки. Они встречаются чаще в азиатских кладах — персидских, иранских, индийских. Они были первыми, кто применил «рубку» монет. В дальнейшем перешли на отдельное обращение мелкими монетами — деньги, полушки, полполушки, но об этом в следующих главах — о монетах. А еще монеты делили для… определения соответствия клада. Хозяин клада или тот, кто его закладывает, берет монету из клада (обычно самую заметную и в хорошем состоянии), разрубает или распиливает ее на две части. Одну он кладет себе в карман, а на другой делает определенные пометки и закладывает около клада. Чаще вместе с целой монетой. В народе такой мини-клад в 1,5 экземпляра называется «спутник клада» (рис. 1). А если найдена монета или кувшин в одном экземпляре? Обычно это утерянные или впопыхах спрятанные единичные экземпляры. Бывают и такие экземпляры, которые стоят дороже обычного клада, они называются уникумами. Кладом также может быть сбор старинных (антикварных) вещей, например церковные книги, иконы, фарфор и т. д. В нашей стране есть специализированные антикварные магазины, и кладоискателям их следует посещать чаще.

Примерная классификация кладов

1. По общей характеристике.

Бытовые клады. Представляют собой смесь из всевозможных предметов бытового назначения. Тайники имеют выраженную «привязку» к покинутому жилищу. Ценность кладов зависит от древности бытовых предметов.

Ценностные клады. К ним относятся тайники, содержащие более половины предметов общепринятых ценностей времени захоронения.

Реликвийные клады. Составляют группу трудно-предсказуемых тайников. Это спрятанные письма, национальные или военные символы, укрываемые от врага, и т. п. Браться за отыскание клада, который можно причислить к реликвийной группе, можно только в двух случаях: либо когда есть заказчик, оплачивающий поиски, либо если есть точные сведения о содержании тайника, и они отвечают вашим интересам.


2. По мотивации захоронения.

Сберегательные. Малые и большие клады, в которых люди или группы людей исстари хранили деньги и драгоценности. Клады этой группы характеризуются большим разнообразием мест упрятывания и способов маскировки: тут и клады «на черный день» в дупле дерева или в погребе, тут же и грозные клады лихих людей и пиратов. В большинстве своем, именно такие клады привлекают к себе искателей и приносят существенный доход удачливым людям. Статистика говорит, что до 75 % таких кладов находят в земле, причем нижний горизонт захоронения редко превышает уровень 1,5 метров относительно поверхности тайника.

Ситуационные клады. К ним относятся клады, спрятанные в необычных или экстремальных условиях. Ситуации, вызвавшие экстренные меры по сокрытию сокровища, могут быть самыми разнообразными, но их влияние придает тайникам много общих признаков, подробное знакомство с которыми позволит значительно сузить круг поисков. Примерами служат клады военного времени, когда быстроменяющаяся оперативная обстановка заставляла пользоваться не желаемыми средствами для надежного укрытия ценностей, а первыми попавшимися, наиболее доступными, которые возможно просчитать кладоискателю. Нестандартность обстановки при осуществлении закладки клада затрудняет их поиск, так как тайники, как правило, организованы нестандартно.

Культовые клады. К ним относится масса ценностей, принесенных в жертву языческим идолам, древним богам и духам. Множественные лесные алтари и подземные святилища, священные камни и жертвенные водоемы хранят возле себя немалые сокровища. Для отыскания подобных кладов нужно основательно изучить традиции древних народов, некогда населявших интересующие искателей местности, обратившись к исторической литературе.

Ликвидационные клады. Клады, которые подлежали, не захоронению, а уничтожению. Ведущими мотивами можно назвать два: попытка уничтожения ценностей, дабы они никому уже более не достались, и утилизация недооцененных ценностей.


3. Подземные, поверхностные и подводные клады.

К подземным кладам относятся ценности, спрятанные в естественных и искусственных подземельях, а также закопанные в землю на глубину более трех метров.

Для обследования подземелий требуется специальная подготовка и дорогостоящее снаряжение. Глубоко закопанные клады часто относятся к категории сложных захоронений и для точного обнаружения требуют высокочувствительной диагностической аппаратуры, что сопряжено с крупным капиталовложением. Они требуют точной документальной проверки и серьезных архивных работ для сокращения затрат по ненужной выемке грунта из-за неточностей в стратегии поиска.

Поверхностные клады спрятаны в наземных постройках, природных полостях (исключая пещеры), зарыты в земле не глубже трех метров.

Поиск и добыча поверхностных кладов в основном не требует больших затрат, если не касаться класса крупных исторических кладов; достаточно применить методы «слепого» поиска, адресно-графического поиска и другие аналогичные способы.

Группа подводных кладов включает в себя как собственно клады, спрятанные под водой, так и ценности, сокрытые водой и донными наносами помимо воли их владельцев.

Любые поиски подводных кладов сопряжены с большим финансовым риском, редкое исключение составляют случайные находки ценностей аквалангистами-любителями.

Каждый кладоискатель должен обладать внимательностью, уметь сопоставлять многие факты и события, иметь большую выдержку, и только тогда ему станет под силу решение такой непростой задачи, как поиск и нахождение клада.

Клад — это не только сундук с золотом!

Разумеется, при слове «клад» любому человеку прежде всего представляется сундук, набитый золотом и драгоценностями. От этого стереотипа лучше отойти. Клад, на самом деле, может быть любым. Однако искать в любом случае следует что-либо определенное.

Клады прятали всегда и везде, в любые времена и эпохи. Человек старался сохранить для безбедного существования своего или своих потомков то, что он накопил честным или нечестным трудом. Ценности всегда закладывались в тайники и западенки (схроны).

Тайник — это заранее подготовленное место для сохранения клада. Обычно в виде тайника используется замаскированный сейф.

Схрон — это современный клад, не пролежавший 10–20 лет. В народе он еще называется «заначкой». Если не вскрыть схрон, то он через 30–50 лет превращается в клад. А западенка?

Западенка — клад с западенкой, или очень хитрой ловушкой. Вскрыть ее можно, лишь подумав головой, иначе можно сильно пострадать, а иной раз лишиться жизни. Будьте всегда внимательны при поиске клада.

Кто же прятал клады? Да все прятали клады, но особенно часто — зажиточные и богатые люди. Цари, императоры и великие князья прятали сокровища, и даже высокие чины религиозного мира иногда скрывали кое-что из церковной утвари. Сокровища прятались также разбойниками, как сухопутными, так и морскими — пиратами, корсарами. Ходят легенды о сокровищах Разина и атамана Кудияра, пирата Дрейка и Черной Бороды. Обычно клады прятали бояре, графья, бароны, а также купцы, фабриканты, зажиточные крестьяне. Клады прятали банкиры и, как уже я говорил, священнослужители. Военнослужащие тоже прятали свои богатства, добытые во время боевых действий — так называемые трофеи. Вспомните сокровища обоза великого Наполеона, спрятанные в разных местах по пути отхода его войска. А сокровища барона фон Унгерна? А сокровища Колчака? Вот загадки для кладоискателей.

А что же в разные времена было в кладах и сокровищах? В древние времена клады состояли еще не из монет, а лишь из примитивных заменителей денег. Первые абстрактные деньги, встречающиеся в кладах, — это слитки металла (золото, серебро, бронза, иногда электра) различной геометрической формы и с изображением животных: быков, сов и т. д. На Руси это были слитки серебра — гривны. Встречаются клады сельскохозяйственных орудий: деньги-лопаты, деньги-топоры, деньги-ножи, деньги-наконечники стрел и копий (рис. 2). Встречаются клады, состоящие из колец, ракушек, перламутровых блестяшек, считавшихся людьми в то время большой драгоценностью. Для кладоискателей эти клады представляют особый интерес и как нумизматическая редкость, и как антиквариат. В средние века клады и сокровища стали включать в себя ювелирные изделия, монеты и медали. В XVIII и XIX веках встречаются и бумажные деньги (боны). От долгого хранения бумага портится, а если и не портится, то для кладоискателя в этом кладе мало прока. Он вызовет интерес только у бонистов и музееведов. Помимо обычных кладов можно встретить и необычные, состоящие из денег чрезвычайных обстоятельств — отчеканенных в годы войн, моров и инфляции. Они представляют собой фарфоровые, картонные, кожаные, свинцовые, угольные (прессованного угля), шелковые, льняные, железные монеты. Имеются клады фальшивомонетчиков и алхимиков. Клады священнослужителей состояли из тех предметов культа, которые имелись у них под рукой — крестов, подсвечников, икон и их окладов и т. д. Клады военнослужащих — это их трофеи, то, что они сумели унести с места боев. Схожи с ними и клады мародеров и разбойников: что украл, то и твое.


Рис. 2.

Чаще всего клады прятались в смутное время (мятежи, восстания, погромы, революции), во время войн и конфликтов. Время стихийных бедствий тоже хорошее время заложения кладов, но в этом случае чаще всего драгоценности просто бросались своими хозяевами, которые спасали свое тело и душу от гибели.

К стихийным бедствиям относятся, во-первых, потопы и наводнения, во время которых хозяин ценностей не мог или не хотел спрятать свое богатство, боясь утонуть вместе с ним (рис. 3). Вспомните легендарную Атлантиду или прибрежные древние города Средиземноморья и Причерноморья. Во-вторых, это извержения вулканов, знакомые нам по истории знаменитых римских Помпей около Везувия (Италия). В-третьих, это землетрясения; в этом случае и хозяин, и его драгоценности гибли вместе. Пример этому Ашхабад и Ташкент. Следующими в классификации стихийных бедствий идут оползни (рис. 4) и селевые потоки (сели), также погребающие под собой и клад, и хозяина. Ветры и ураганы тоже очень опасное время для зажиточных людей: и в банк не спрячешь, и с собой не возьмешь — остается только прятать. Пожары тоже можно отнести к стихийным бедствиям, во время которых люди впопыхах прятали ценности. Вспомните пожары Москвы и Новгорода, унесшие с cобой сотни жизней и давшие кладоискателям сотни кладов. А пожары Содома и Гоморры — библейских городов, которые погибли от пожара, принесенного раскаленными метеоритами.


Рис. 3. Наводнения и потопы.

Рис. 4. Оползень.

Огонь был настолько сильным, что ученые до сих пор не могут установить местонахождение этих городов. Оледенение тоже стихия, но это случилось в до того древнее время, что вряд ли когда могли клад оставить. А вот лавина… Она погребла не один караван. И камнепады тоже.

Другое время оставления кладов — время страшных болезней, эпидемий и моров. Вспомните эпидемии чумы, холеры, оспы и тифа, а в России ещё и сибирской язвы (рис. 5), унесшие с собой сотни жизней и опустошившие полностью не один европейский город средневековья. Ценности этого времени таят в себе некоторую опасность заражения. Будьте внимательны.

Кроме стихийных бедствий были и большие катастрофы. Вспомните катастрофу века — гибель Титаника. Сколько унес с собой этот корабль драгоценного металла, никто не знает. А корабли средневековья? Сколько их? Миллионы с миллионами — есть работа для кладоискателей-подводников! Были времена, когда никто не угрожал богатым, но они прятали свои богатства так же, как и в смутные дни. Где? Об этом вы узнаете в следующей главе.


Рис. 5. Мор и чума.

География распределения кладов

Большинство простых людей о кладах знают по художественным произведениям. Поэтому, как правило, люди думают, что за кладами необходимо отправляться к берегам Карибского моря или в Шервудский лес, в заброшенные города Юго-Восточной Азии или непроходимые джунгли Центральной и Южной Америки, ну уж на крайний случай в Египет.

Основой представлений о географии кладов является таким образом, не статистика, а захватывающие повествования авантюрных романов. Хотя широко известно, что клады прятались и прячутся во времена бунтов и вражеских нашествий, люди все-таки не хотят верить логике событий, и считают, что у них в округе искать нечего. Где же эти клады, почему их никто не находит? Не находят, потому что не ищут или земляные работы давно не велись; а может быть, ваши соседи, более скрытные, чем вы о них думаете, нашли горшочек серебра и помалкивают. На мой взгляд, наша страна — сплошной полигон для кладоискателей: не ровен час, годков через десяток к нам в очередь будут записываться зарубежные кладоискатели.

Клады не стоит искать там, где деньги имели очень большую скорость оборота, там где было мало людей, в тех местах, которые караваны проходили в поспешности, опасаясь разора, там где не было каких-либо поселений.

И напротив, клады можно с большей вероятностью найти там, где проходили интенсивные караванные пути, в старых городах и деревнях, в стенах старых монастырей и городищ, в курганных захоронениях и многих других местах.

Что теперь может помешать вам вооружиться картами местности, как следует изучить архивы с историческими сведениями о выбранном вами участке поиска и после небольшой подготовки приступить к поиску вашего первого клада? Скорее всего, ничего, но давайте еще немного внимания уделим теории. Ибо трудно не согласиться с предложенными выше рассуждениями, но они пригодны для поиска древних кладов. К примеру, Причерноморские степи не изобилуют большим количеством особо древних кладов, но Причерноморские степи за последнее столетие повидали многое: дважды по ним прокатилась война, таща за собой обозы награбленного добра. Сколько же было в степях ожесточенных стычек, засад и погонь, в результате которых наверняка остались наскоро сделанные тайники в оврагах и курганах?

А что же малообжитые края? И здесь повезло: непоседливый национальный характер оставлял клады-пометы и в самых невероятных пустынных землях. Это могут быть склады путешественников, кочевых народов или места совершения ритуалов.

Можно, конечно, выделить на карте зоны малоперспективные для кладоискательства, но поручиться, что и там не спрятаны сокровища, нельзя. Пускай крупные торговые центры — редкость для малонаселенных местностей, но на всей территории России встречается еще одна разновидность кладов — клады, относящиеся к эпохам камня и бронзы.

Такие памятники обнаруживались, как правило, либо в результате земляных работ, либо случайно находились по речным размывам. Впоследствии археологи разработали методику, позволяющую по рельефу местности предположить наличие стоянок древнего человека. Предположим, что на обобщенную карту я нанес лишь общие контуры зон возможного нахождения кладов. Что будет, если на эту карту нанести очаги крестьянских восстаний, возникавших как до, так и после революции? А если поверх этих обозначений нанести зоны действий враждующих армий Гражданской войны? Тогда штриховка полностью покроет все поле карты России.

Ну как, я убедил вас, что для поисков кладов не обязательно отправляться в дальние края? Надо лишь знать историю родного края, хорошо разбираться в топографической карте, уметь пользоваться компасом и умело сопоставлять одно с другим.

Когда вы смотрите на новенькую карту, что вы видите перед собой? А ведь на ней отображено многое, и самое главное, что все, что изображено на карте должно вам подсказать о еще большем — о том, что на карте, не отображено вообще, так как время уже успело это хорошо спрятать. Глядя на хорошую, новую, подробную карту, можно угадать, где в дремучем лесу была старинная крепость или древнее городище. Как это сделать? Если хорошо считывать все топографические знаки с подробной карты, можно заочно познакомиться с изучаемой местностью. Опыт археологических раскопок привел ученых к обобщенному выводу, что укрепленные поселения застраивались на участках земли, наиболее защищенных природой. Не менее важными факторами, способствующими заселению, были плодородные почвы речных пойм, удобные гавани на судоходных реках или морях, пересечения крупных водных или сухопутных путей.

Так, путешествуя по широкой реке, вы, например, увидели на мысу широкую ровную площадку на речной террасе. Пускай ныне она заросла вековым лесом, можно — и не без основания — предположить, что когда-то на этом месте над рекой высились деревянные стены крепости. А где крепость — там и клад.

Таким же образом можно вычислить и место нахождения речного порта: глубокое место, укрытое высокими берегами и наличие поблизости сухопутного пути — ведь большинство вьючных троп и дорог в труднопроходимой лесной местности пролегали вблизи водных магистралей. Правда, реки изменчивы, за сотню лет могут не только изменить свое топографическое начертание — русло могут себе поменять!

Немного иначе обстоят дела в горной местности. Горы обладают более постоянным характером, чем водные изменницы. Образование перевалов и долин — процесс куда более медленный, чем скоротечная история возникновения и гибели людского жилья. Можно взять карту горной местности и вычислить старинные торговые пути, найти предположительное место расположения сторожевых крепостей. В закрытой с трех сторон скалами долине можно попытаться увидеть исчезнувшие ныне селения, а догадку свою проверить при помощи металлоискателя: ведь клады все-таки, в большинстве своем, не «убегали» далеко от жилья — даже свирепые разбойники прятали денежки возле своего проклятого логова, а логово это наверняка примечательно с точки зрения топографической съемки.

Вывод из нашего с вами разговора напрашивается сам собой: нужно иметь точную карту и уметь хорошо «читать» ее. Ни одно литературное описание не даст столь важной информации о местности, как подробная карта. Сейчас достать хорошую карту — задача невероятно простая, поэтому не пользуйтесь «кальками», «абрисами», «старинными схемами», купите комплект интересующих вас карт, а если уж работаете с копией, то выполните ее на цветном ксероксе.

Прежде чем начинать выбор места кладоискательских работ, убедитесь для самих себя, хорошо ли вы умеете читать карту.

Чтобы успешно «путешествовать» по карте, нужно усвоить её условные обозначения и по их сочетанию научиться извлекать различные сведения о любой стране, о любой территории. Пользуясь азбукой картографического искусства, можно свободно читать карту, и по сочетанию символов видеть местность такой, какая она есть на самом деле. Можно научиться мысленно населять карту живыми существами и наполнять движением, свойственным изображенной местности.

Чтение карты нельзя полностью сравнивать с чтением книги. Тем не менее, в этих понятиях имеется много общего. Как при чтении книги в нашем сознании формируются различные образы, так и по взаимному расположению условных знаков можно представить образ реальной местности. Рассматривая и изучая отдельные условные знаки и их сочетание, мы мысленно воссоздаем образы изображенных объектов путем сравнения их с образами аналогичных объектов, имеющихся в нашей памяти. Например, рассматривая на карте условное изображение железной дороги, мы представляем ее такой, какой знаем в жизни, многократно видели в натуре.

Посмотрите на лист топографической карты одну-две минуты, потом отложите его и воспроизводите на бумаге все то, что увидели. Если у вас не получится приближенная копия карты, то это не означает, что вы зря потратили время. Это хорошая тренировка в чтении карты. Таким образом вы научитесь видеть не топографические знаки, а рощи, села, дороги, овраги. Так же нужно уметь читать и местность: видеть не только леса, реки, озера, но и одновременно представлять, как они изображаются на карте.

С современными картами тоже не все просто. Их задача — отражать ныне существующую реальность подробно и точно, но природа и технический прогресс наперегонки друг с другом меняют внешний вид местности; подчас эти изменения столь значительны, что трудно предположить, что в данном месте находилось 100 или даже 50 лет назад. Примером изменения местности всегда служит речное русло: на него оказывают влияние как инженерная деятельность человека, так и природные факторы. Желательно в крупных библиотеках найти карты столетней давности, снять с них, кальку и наложить на карту современной гидросети такого же масштаба.

Еще большим разнообразием изменения местности обладает хозяйственная деятельность человека. Трудно даже перечислить все возможные изменения.

Где прятали клады и где их искать?

Теперь вы уже знаете, кто прятал клады и какие. Но не знаете, где. Мы расскажем о самых распространенных местах находок кладов. На рис. 6 показан дом в разрезе с указанием расположения возможных тайников.


Рис. 6. Дом и подворье в разрезе.

Всмотритесь внимательно. Начнем с крыши. На чердаке клад можно спрятать между крышей и потолком, в углу между крышей, потолком и крышной притолокой. Он может быть спрятан под коньком, а иногда ценности вмуровывают в потолок или в межпотолочное пространство. Бывает, что тайник делают между стойками потолочин и кровлей.

Находят клады и между потолком и печью. Печь универсальна для хранения кладов. В заброшенных домах ценности засовывались в трубу (дымоход) сверху, прятались в печной «гроб» на чердаке в сажетруски или просто вмуровывались в печную стену. Клад может быть заложен под входным отверстием в печь, в поддувале или около него. Часто тайники находят в пространстве между печью и полом. Пространство под полом многое сулит кладоискателю: срывайте полы и ищите клад, но только если дом заброшен.

В самой комнате тоже много места для «тайников»: в стене или в углу дома, под подоконником, под порогом или над дверью. Прекрасным местом для тайника являются ступеньки: ценности можно спрятать под ними или зарыть около. Часто можно обнаружить малые клады, мини-клады, а также единичные экземпляры монет или ювелирных изделий в полостях мебели, кроватях, стульях, столах. Очень интересное место — подвал, погреб. Здесь нас прежде всего должны интересовать отдушины — места пропуска воздуха, стены, пол и углы — все нужно тщательно обследовать.

Под фундаментом дома или в нем самом тоже может находиться клад. Часто его находят там при разборке дома и самого фундамента. А теперь выйдем на улицу, вернее, во двор. Огород огорожен забором, и его столбы тоже хорошее место для поиска.

Дорожка дома, а именно плитка или камень, прекрасно хранит клады средних и малых размеров, а может, и карту самого клада. Заложил под плитку, накрыл и ходи по ним. Никто не догадается, что там что-то есть.

Хлев и сарай тоже хранят свои тайны. Около кормушки или под ней — очень удобное место. Еще два курьезных, но весьма реальных для хранения клада места — туалет и навозная куча. Были случаи нахождения в дерьме слитков золота и серебра. А вот колодец имеет только три места, где прячется клад, — либо он просто топится на дне колодца (были случаи в Сибири и на Урале), либо вмуровывается в стенку колодца на определенной глубине, либо закапывается около колодца, вблизи сруба на расстоянии от 2 см до целого метра.

А садовые деревья или просто деревья на приусадебном участке? О, сколько их найдено в них и под ними за прошедший век! В нашей станице один клад был найден под пнем выкорчеванного тополя; другой, по легенде, заложен был в саду и на месте заложения посажена груша. В один из пожаров груша сгорела, и место клада было утеряно. Известен случай, когда ветром было свалено старое дерево на огороде. Хозяин огорода был в гневе, но, увидев разбитое дупло дерева, а в нем — кувшин с золотыми червонцами, сразу остыл. Другой человек нашел клад, подвешенный к веткам дерева и наполовину вросший в него. Находят мини-клады и в ульях. Тщательно обыскивайте все старые вещи.

Посмотрим на огород, он тоже хранит свои тайны. Часто клады находят при распашке земли плугом или выкапывая сельхозпродукты (картошку, морковь). Такой случай описывался в газете «Правда русского кладоискателя Юрия Харчука», № 4 за 1999 год, статье «Банка с золотом». Можно выйти и за деревню: бывает, что клады находят прямо в поле или на дороге к селу. Посмотрите на рис. 7. Вы видите план части села, кладбища и околицы. На кладбище или возле церкви тоже встречаются клады. В костелах, склепах и в подземельях помещались объемистые клады, небольшие клады вмуровывались в памятники. А в пещерах, на дне реки и, тем более, в кургане их очень много.


Рис. 7. Часть села, кладбище и околица: места вероятного заложения кладов.

Интересно, что клады встречаются везде, так как фантазия человека безгранична. Встречаются клады около мостов и у столбов моста на берегу, слегка прикопанные. Находят клады на местах рынков и ярмарок. Взять хотя бы Красную площадь в Москве, где недавно были найдены несколько кладов. Часто сокровища обнаруживают в стене или прямо в степи, в курганах: на верху, на краю, в центре и в глубине кургана. Богатыми были захоронения скифов, меотов и сарматов. Были и земляные курганы (т. е. без насыпи), но обнаружить их очень трудно. Но курганы разрывать нельзя, они находятся под охраной государства. Если и находят что-то на курганах, то уже наверху, выпаханное плугом. Часто сокровища прятались на дне реки: с помощью дамбы отводилась вода, рылась яма, закладывался клад, зарывалась яма и снова пускалась вода. Все чисто и не видно. На дне клады прятали и запорожские казаки, в основном на мелководье. Они и русло Кубани отвели из Черного в Азовское море, чтобы спрятать клад Запорожской Рады. Это достоверный факт.

Много есть еще мест, где могут лежать клады: это и болота, и лесные поляны, и горные склоны. Везде, где был человек, он мог спрятать свой клад. Ищите и обрящете. Клад будет ваш, если вы подробно изучите местность, карту расположения населенного пункта и будете соблюдать меры безопасности кладоискателя.

Вам уже интересно? Хотите поподробнее? Извольте!

Поиски мини-кладов в сельской местности

У многих в семейных архивах наверняка существуют предания о фамильном кладе или есть какая-нибудь история о богатом родственнике, который не оставил никому после своей смерти ни копейки, а при этом все знали, что денежки у него водились в изобилии. Вывод — зарыл-таки, значит, их родственничек где-нибудь в баньке или в погребке в стену замуровал.

Так почему бы вам не попробовать проверить подобную легенду? Особенно, если вы обладаете одним из методов поиска кладов.

Теперь перейдем к проблемам искателей приключений, у которых нет завещанного дедами секретного плана или хорошей истории, а есть лишь желание поискать, не слишком удаляясь от родных мест.

Для отыскания мини-кладов нужно поинтересоваться историей родного края, где вы собираетесь проводить поиски. Документы, архивные справки и карты старого издания труднодоступны, но все-таки по ним легче восстановить картину прошлых лет.

Общие принципы поиска мини-кладов.

Отравным пунктом для составления схемы поиска будут служить фундаменты, развалины и сохранившиеся старые здания. Если в местах поисков проходили выселения жителей — что можно выяснить в обычных разговорах со старожилами, — то желательно узнать, как проводились эти акции: свалились они как снег на голову или же надвигались постепенно, предоставив людям время на размышления куда упрятать личное имущество.

С собою выселяемые, как правило, старались не брать лишние ценности, ведь нравы карателей во все времена одинаковы, но и оставлять на виду свое добро — в подарок ненавистным властям — тоже как-то не принято. Есть ряд закономерностей в распределении и составе мини-кладов.

Во-первых, в каждой находке присутствуют предметы из цветных металлов, что весьма важно при работе со специальными приборами.

Во-вторых, если беда обрушивалась внезапно, люди прятали ценности внутри домов или же в хозяйственных постройках. На первое место по частоте обнаруживаемых находок выходят земляные полы подвалов, печи и печные трупы. Затем идут колодцы, выгребные и помойные ямы, земляные полы хозяйственных построек. Далее следуют близлежащие водоемы.

В-третьих, если у людей было время на размышление и сборы, появляются тайники в стенах, подоконниках, печной кладке, в кладке стен подвалов. Ценности чаще закапываются и землю приусадебных участков или в ближайшем лесу, причем соблюдается логический принцип: закапывай так, чтобы тебя не было видно от соседних домов или же с дороги.

Сейчас среди развалин старинных сельских домов мало осталось неразрушенных печей. Придется довольствоваться обследованием печного фундамента.

По фундаменту можно сориентироваться в расположении постройки. Размеры, качество каменных блоков и способы их закрепления могут многое вам рассказать о благосостоянии бывших хозяев и назначении этих построек. В полах хозяйственных помещений мини-клады закапывались обычно неглубоко, ведь при скоростных земляных работах внутри сарая всегда встает вопрос об удалении отвала, который может навести на след клада.

На месте жилого помещения можно провести более глубокое обследование с применением расчистки грунта внутри прямоугольника фундамента. При этом перед снятием каждого слоя земли необходимо проводить магниторазведку металлоискателем. Такие работы имеет смысл проводить по следующим причинам: чтобы добраться до находящегося под землей подвала, а заодно проверить, не упал ли со стен или крыши сколько-нибудь ценный предмет в процессе разрушения дома. Конечно, здесь встретится много малоценных вещей из цветного металла, но и они могут представлять для вас некоторый интерес. Правда, если разрушение дома происходило не по законам запустения и мародерства, а при помощи взрывчатых веществ, то план поиска существенно меняется. В зависимости от силы и направления взрывной волны, интересующие нас предметы, может статься, будут разбросаны на значительном расстоянии от фундамента. Разнообразие вариантов последствий взрыва не позволяет дать однозначный ответ, где же именно будут находиться искомые ценности. Попробуйте сами применить элементарные познания физики в разрешении конкретной задачи: определите место поисков по разлету осколков кирпича, наличию воронки, присутствию естественного экрана, возле которого будет находиться скопление осколков и, возможно, искомых ценностей. Возле эпицентра взрыва, конечно же, не сохранятся хрупкие предметы, поэтому осторожность раскопа в таком случае не является обязательным правилом. Да, обратите внимание на кирпичи. В развалинах домов, пострадавших от пожаров, часто встречаются слитки расплавленного стекла. Не удивляйтесь, если ваш металлоискатель вдруг выдаёт сигнал о наличии в таком слитке цветного металла, разбейте такое стекло молотком: может оказаться, что в него вплавлено золотое кольцо.

Особый интерес для кладоискателя представляют колодцы. Очень часто при ремонтных работах из колодцев и «впекались какие-либо ценности, как то: ящик с дорогой посудой, вазы, серебряные кубки, все те габаритные предметы, которые непросто закопать второпях и которые не подвержены быстрому разрушению во влажной среде. В эксплуатируемых колодцах мини-кладов, наверное, уже не осталось вовсе, разве что колодец ни разу не чистили за неполные пятьдесят лет, а вот колодцы заброшенных хуторов наверняка еще хранят свои секреты. В некоторых геодезических управлениях имеются топографические карты с указанием всех колодцев, даже засыпанных ныне. Но вскрытие колодцев имеет свои минусы: раскоп засыпанного колодца может быть сопряжен с большими техническими трудностями, а проникновение в обветшалые колодцы связано с риском быть заживо погребенным под землей.

Далее разговор пойдет о помойных и выгребных ямах, как об объектах весьма вероятного хранилища мини-кладов. В таких тайниках ценности прятались значительные, ведь трудно представить, что у хозяина, который надеялся когда-нибудь возвратиться, поднимется рука утопить в нечистотах фамильное серебро! Как определить такое место, если от села остался один лишь фундамент? Ответ может дать растительность. Заросли кустарника, крапивы или других растений, требовательных к перегною, очень хороню отмечают подобные места своим бурным ростом. Да и при пробной раскопке хорошо заметно, что культурный слой не исчезает, а продолжает углубляться. Если все заросло деревьями, то стволы, особенно в нижней части, будут наиболее мощными и развитыми. Можно воспользоваться и простейшим буром для определения глубины гумусового слоя, особенно если поверхностный слой земли пронизан густой сетью корней деревьев и кустов. Сделать такой бур-зонд можно из трубы диаметром 5-10 см, длиной 1,5 м. Режущую часть трубы заточите наподобие бурового инструмента, а в противоположном конце ее сделайте поперечное сквозное отверстие для установки вращательного рычага. Сам рычаг можно использовать и как поршень для выталкивания почвы из трубы-бура по ее извлечении на поверхность, поэтому диаметр его должен быть на 3–5 мм меньше внутреннего диаметра трубы. Вонзив бур в землю на нужную глубину, извлекайте его и поршнем выбивайте из трубы столбик почвы.

С фундаментами старинных домов связаны еще и такие перспективные участки для поиска, как углы и входные ступени. Вам наверняка приходилось слышать рассказы и читать заметки о находках золотых монет в углах зданий. Чаще всего это даже и не тайники, а просто традиционный способ «укрепить» строение. Думаю, что имеет смысл обследовать прибором все углы в нижней части кладки или нижние венцы бревен в районе углов, а если почва позволяет, то и покопать под углом. Существует мнение, что у человека вообще существует психогенная привязанность к углам дома.

В практике прятанье кладов часто связывается с ориентировкой на углы, например: «Возьми на запад 20 сажен от того угла дома, что обращен к лесу…». Рекомендую и вам попробовать взять в руки компас и с помощью прибора поискать на линии «угол — сторона света» или по линии «угол — ориентир» (скала, старое дерево, башня и т. д.). Обследовать почву вблизи ступеней в расчете скорее на обнаружение потерянных ценностей, чем тайника (оброненная монета, сережка и т. д.).

Окрестные поля и леса хранят в себе никак не меньше мини-кладов, чем районы застроек. Сложность в том, что площади велики, и без верных указаний неясно, откуда начинать. Если речь идет о месте, где когда-то был разбит сад и остались старые плодовые деревья, то обязательно поищи вокруг них. Резон следующий: хозяева могли доверить свое добро корням яблони или груши, в надежде на то, что новые поселенцы не станут корчевать фруктовые деревья.

Благодаря постоянному вымыванию почвы вдоль оврагов запрятанные или утерянные старинные предметы высвобождаются из глубин земли или попадают в зону досягаемости металлоискателя. Дно оврагов вообще можно считать своеобразным концентратором тяжелых элементов почвы, в том числе и всяких исторических реликвий, попавших в зону влияния почвенной эрозии. Обследование оврагов лучше всего проводить ранней весной после стаивания снегов:

во-первых, не мешает визуальному наблюдению травяной покров;

во-вторых, вешние талые воды дополнительно вымывают из земли мелкие предметы.

Особое место в планах поисков отведите перекресткам дорог и мостам. Если отвлечься от многочисленных преданий, в которых упоминаются мосты и перекрестки, и попытаться подойти к практической части поиска кладов в этих местах, но придется смириться с тем, что перекрестки старинных дорог отыскать будет очень трудно. Исключением можно считать разве что перекрестки в гористых местностях, где последующее изменение линии дороги часто невозможно из-за особенностей рельефа. Мосты, наоборот, отличаются долгожительством, а их останки — тем более. Традиционно считается, что в этих укромных местах проживает нечистая сила. А если учесть долговечность этих сооружений, то можно предположить, что возле большинства старинных мостов захоронено не по одному кладу. К тому же, стоит принять во внимание большую вероятность случайных потерь возле мостов за согни лет всевозможных предметов, приобретших в наше время значительную ценность.

Остается коснуться развалин богатых усадеб. Но, скорее всего, вас ждет разочарование, так как не стоит забывать: перед вами жилище богатого человека, который был достаточно уверен в своей безопасности, и поэтому ничего не стремился скрывать и прятать. Вы можете разве что набрести на клад в виде украденного у хозяина кем-нибудь из прислуги золотого портсигара или найти серебряную запонку, закатившуюся под пол.

Поиски мини-кладов в городских зданиях

В городских условиях вам нужно быть готовым к совершенно иной ситуации. Как только вы начнете поиск в старинных домах, так сразу-же появится множество недоброжелателей, а порой и людей с оружием. Это могут быть и любопытствующие субъекты, и представители властей разных уровней — от уборщицы до генерала при погонах.

Самое простое и безопасное — обследовать собственную квартиру, если ее можно причислить к разряду «старого фонда», или проводить поиски в выселенных домах, идущих под снос, и поверьте это куда как более интересно и результативно. Лучше всего в этом случае обзавестись официальным письменным разрешением и иметь его при себе. Вы удивитесь, но это совсем не просто, однако это стоит сделать, и не предупредить об этом я не могу. Теперь остается застраховаться от нежелательной встречи с незаконными поселенцами пустующих квартир (бомжами и т. п.), которая может оказаться весьма опасной. Поэтому никогда не отправляйтесь в заброшенные дома в одиночку и позаботьтесь о средствах защиты на случай внезапного нападения.

Поиск при помощи металлоискателей в старых зданиях затруднен обилием металлов, входящих в конструкцию: провода, латунные продушины, медная клепка, оцинкованное железо и т. д. Все эти посторонние «богатства» дадут множество посторонних сигналов, особенно при обследовании стен. Даже древний метод простукивания для выявления пустот в стенах мало эффективен в старинных жилых домах, буквально пронизанных дымоходами, вентиляционными колодцами и другими полостями, не имеющими никакого отношения к кладам. Наиболее реально надеяться на обнаружение тайников под деревянными конструкциями. Основной принцип тот же — укромность места и удобство извлечения клада в случае бегства.

Подоконники старой конструкции — невероятно удобные места для тайников.

Во-первых, они почти всегда легко вынимаются.

Во-вторых, сделаны из толстого дерева, в которое легко врезать тайник или выбрать под ним для устройства тайника штукатурку.

В-третьих, простота диагностики металлоискателем, даже обладающим самой слабой чувствительностью.

Оконные коробки представляют интерес в месте заштукатуренного стыка со стеной: удобное место для помещения на хранение небольшой партии монет. Сами рамы представляют малый интерес из-за хрупкости и ненадежности.

Дверные коробки обследуются с помощью электроники быстро и просто, хотя и там много ненужных сигналов. Трудно указать наиболее перспективную сторону прямоугольника дверной коробки: это сугубо индивидуальная черта бывших хозяев — отдавать предпочтение порогу или косяку, хотя, на мой взгляд, за дверным косяком удобнее всего хранить оружие для защиты.

В старинных городских квартирах еще встречаются встроенные в стены изразцовые печи и камины. Печная кладка очень удобна для устройства тайника, ведь в растворе, связующем кирпичи, не присутствует цемент — только песок да глина, а следовательно, кирпич всегда легко вынуть.

Устраивались тайники и в печной кладке со стороны дымоходов, зольников, продушин, а также под декоративной облицовкой.

Печной изразец и керамическая плитка очень удобны для устройства тайника, это своего рода традиционное место, но так как в опустевших домах эти материалы чаще всего «переезжают» вместе со съехавшими жильцами, то найти такой тайник скорее всего предоставлено им, а отковыривать плитку в эксплуатируемых зданиях запрещено законом.

Обследование полов можно вести в двух направлениях:

первое — «прочесывание» полов чувствительным прибором;

второе — снятие плинтусов и осмотр пола по периметру.

В первом случае есть надежда на обнаружение тайника. Обратите особое внимание на места расстановки габаритной мебели (краска более светлая, меньший слой мастики, пол менее стерт). Во втором случае есть надежда на то, что за несколько десятков лет под плинтус, в щели между полом и стеной могли закатиться не только мелкие монеты, но и драгоценные изделия.

Вожделенной мечтой кладоискателей должна стать бывшая детская комната богатой квартиры. Дело в том, что, по старинной традиции, даже маленьким детям принято было дарить золотые и серебряные монеты, которые они загоняли под плинтуса, в щели между полом и стеной. Там же могли оказаться в результате детских проказ и другие ценности небольших размеров.

Барские хоромы часто располагались на втором и третьем этажах. Дополнительным признаком могут служить лепные украшения потолка.

Редко, но, тем не менее, прятались клады и в сантехнике. Про клады, извините, в унитазах ничего интересного сообщить не могу: не имел счастья находить или даже слышать, а вот старые сифоны ванн и раковин, которые невозможно разобрать из-за множества слоев краски и ржавчины, — известное место отстоя ювелирных украшений. Утерянное кольцо или золотая сережка могут задержаться в изгибе трубы только при соблюдении трех условий: наличия достаточно крупных отверстий в сливной решетке, чтобы потерянная вещица могла проскользнуть сквозь нее; крутой изгиб трубы и, конечно, если сантехники не прочищали сифон проволокой, но об этом вы никак не сможете узнать по внешнему виду трубы.

Безусловно, подвалы — удобные места для устройства тайников, а вот на потерянные там ценности рассчитывать вряд ли приходится.

Подвалы располагают к максимально конкретной работе по обустройству тайников. Если вы получили подвал в аренду или купили его для обустройства в нем хранилища заготовок на зиму, то прежде чем приняться за восстановительным ремонт помещения, попробуйте тщательно обследовать стены вашего подвала, используя и старинный метод простукивания. Только полы не нужно ворошить глубоко, а то гидроизоляцию нарушите. Всем же прочим кладоискателям я не рекомендовал бы заниматься поиском тайников по подвалам без веских на то оснований.

Чердакам старых зданий кладоискателю следует уделить самое пристальное внимание. Чем же удобны чердаки для устройства тайников?

Прежде всего тем, что посторонние люди с улицы не могли просто так подняться на чердак: двери обычно запирались дворником или же жильцами дома, сушившими на чердаке белье. Во-вторых, чердак — место спокойное, там всегда да можно найти укромный уголок, что обусловлено особым устройством чердачного пола, настланного на потолочные балки последнего этажа.

На чердаке необходимо импровизировать, так как клад вы можете найти практически в любом месте.


Рис. 8. Пол в разрезе.

Пещерные клады

Пещеры — подземные полости, образовавшиеся в легкорастворимых горных породах — известняке, доломите, каменной соли — в результате деятельности подземных вод. Часто пещеры имеют вид длинных галерей, расширяющихся местами в обширные залы; по дну пещер нередко струятся подземные воды, иногда даже стоят небольшие озерки. С потолков пещер часто спускаются сталактиты; с пола пещер навстречу сталактитам поднимаются сталагмиты; сталактиты и сталагмиты могут соединяться и образовывать своеобразные колонны.

Большинство пещер своим возникновением обязаны карстовому явлению, т. е. растворению упомянутых выше горных пород, но помимо естественных образований в горных породах во множестве существуют подземные ходы искусственного происхождения. Это катакомбы древних выработок, всевозможные горные выработки недавнего прошлого и современности, подземные ходы и заброшенные системы ходов старых подземных коммуникаций.

Традиции прятать клады в пещерах — столь же древние, сколь могут быть древними привычки людей прятать что-либо от посторонних взглядов.

Литературные примеры пещерного кладоискательства красочны, но малоубедительны. С другой же стороны, в археологических отчетах повсеместно встречаются сообщения о находках кладов в пещерах при плановых раскопках.

Клады в пещерах встречаются большие и малые. Крупные и сверхкрупные пещерные клады фигурируют в исторических легендах, которыми окутаны реальные персонажи былых времен.

Жизнь вокруг пещер всегда «била ключом»: в пещеры бежали разбойники, в них же скрывались жертвы разбоев, унося с собой самые ценные вещи. Пещеры служили местом культовых церемоний с древних времен и до наших дней.


Рис. 9. Карст. Разрез пещеры.

Еще раз стоит напомнить кладоискателям то, что возможные находки. — не просто золото и серебро, а ценнейший научный материал, поэтому можно и нужно задокументировать находку, иначе вас посчитают вандалами, особенно в том случае, если, пытаясь провести на месте находки самостоятельные раскопки, вы разрушите хрупкие древности. Помните всегда об этом.

Упоминания о пещерных святилищах встречаются в специальной литературе очень часто. География таковых захватывает как Сибирь; так и южные районы Евразии.

Куда могли прятаться клады в подземных галереях? Что касается современных горных выработок, то они отличаются прямолинейностью формы ходов, углубленных в горных породах, поэтому клады, на мой взгляд, могли бы быть упрятаны в слепые ходы или же в конструкции крепей. Старые горные выработки пробивались простейшими инструментами, да и время основательно потрудилось над разрушением подземных ходов, поэтому к древним каменоломням можно относиться как к естественным пещерам — столь же запутанным и труднопроходимым.

Начнем наши рассуждения о местонахождении тайников с наиболее доступной части пещер — входной. Вполне вероятно, что человек, принесший ценности, передумает углубляться в запутанный лабиринт, убоявшись черной пасти и вечного мрака, полного неизвестности, и спрячет свое добро тут же, при входе, или же в освещенной дневным светом части пещеры. Тому есть документальные подтверждения, взятые из археологических отчетов. Дело в том, что древние люди, как выяснилось, селились не в самих пещерах, а вблизи них, на террасах, в неглубоких гротах, в световой части подземелий.

Там же производились археологические раскопки наиболее перспективных участков для обнаружения древних поселений. Помимо основного материала, в отчетах встречается сообщение о находках более поздних кладов.

Поэтому я бы советовал искателям кладов, которые отправляются в район пещер, прежде всего обследовать площадку возле пещеры — если таковая, конечно, есть.

Затем — внимательно осмотреть светлую часть пещеры.

Если горные породы позволяет предположить сооружение тайника в стенах, то нужно обследовать и стены пещеры или грота, но не столько металлоискателем, сколько визуально: тайник с годами обязательно проявит себя на швах: это будет заметно в изменении цвета или в образовании трещин. Простукивание тоже может оказаться полезным в обследовании небольших гротов. Для этого лучше не портить себе костяшки пальцев на руках, а взять сухую палку или маленький молоточек и хорошенько простучать по стенам: пустоты хорошо определяются таким способом.

Особенно внимательно отнеситесь к возможным завалам по периметру «прихожей» пещеры: там, в глубине ходов, где завалов будет множество, вы не сможете их все обследовать, а при входе, наличие кучи камней вполне может что-либо скрывать. Затем исследуйте пол пещеры или грота. Смиритесь с тем, что в «прихожей» вы наткнетесь на огромное количество всякого хлама. Полы более удаленных от входа участков пещер тоже часто изобилуют металлическим мусором. Если позволяют возможности вашей техники, то переключите ее на меньшую чувствительность, иначе потеряете много времени на извлечение из земли мусора, который приносят с собой исследователи и туристы.

Никто не сможет научиться исследовать пещеры, только читая книги. Присоединитесь к группе спелеологов или организуйте новую. Исследование пещер — коллективное дело. Если вы не можете найти никого, кто занялся бы вместе с вами исследованием, не ходите в пещеры вовсе. Но если отравитесь в поход с новыми друзьями, то скоро поймете, почему мы посещаем эти изумительные, отвратительные дыры из месяца в месяц, из года в год.

Не рассчитывайте узнать все сразу. Двигайтесь осторожно и почаще обращайтесь к источникам — письменным и устным. Никто не посмеется даже над самым простым вопросом, потому что еще недавно каждый из нас был в вашем нынешнем положении — жадно хотел знать все о подземном мире. Скоро вы будете так же влюблены в очарование наших великих пещер, как и мы. Желаю вам удачи и успешных исследований!.

Советы по методике поиска малых кладов

Поиск кладов — деятельность азартная, но, в то же время, это прекрасный вид активного отдыха, обеспечивающий эмоциональную разрядку и физическую нагрузку. Если же очень уповать на крупный выигрыш в результате поиска, то неминуемо проиграешь. Человек никогда не успокаивается на достигнутой цели. Если упомянутое качество использовать для самоусовершенствования, то этот процесс принесет больше радостей, чем разочарований; если же он направлен только на материальное обогащение, негативные эмоции обязательно возьмут верх над позитивными даже в душах самых удачливых кладоискателей. Повторные находки уже не принесут огромной радости открытия, а станут терзать вопросом: «Почему клад меньше, чем я того хочу?», и это случится вне зависимости от ценности клада.

Запомните хорошие правила:

— деньги приходят и уходят, а совесть остается;

— не ставь последние деньги на карту;

— не поддавайся скорому отчаянию: удачи всегда перемешаны с неудачами;

— перед выходом в поиск самые большие оптимисты должны запастись долей скепсиса.

Придется все-таки настроить себя на возможность возвращения из первых поисков с пустыми руками: «Самолюбие не прощает неудач, когда оно готовится только к победам», — особенно если его начнет донимать общественное мнение, и неважно, сколько человек будет составлять это общество.

Дабы избежать этого, следует запомнить еще несколько правил.

Во-первых, никогда не афишируйте свои поисковые операции: это полезно и для самолюбия, и для безопасности в наше неспокойное, разбойное время.

Во-вторых, производите поиски «широким захватом»: конечно, каждому искателю хочется найти что-либо вроде золота Шлимана или хотя бы мешок с деньгами, «имеющими хождение», но мир несовершенен, и на всех не хватит мешков со свободно конвертируемой валютой. Подготовьте себя к тому, что ваши находки не дадут немедленной прибыли, а многие предметы на первый взгляд могут показаться и вовсе пустяковыми.

В-третьих, отложите анализ находок «на потом», когда схлынет волна азарта и можно будет оценить найденное в более широком смысле. А в том, что находки при разумных поисках обязательно будут, я просто уверен.

Теперь поговорим о практических полевых работах с металлоискателем в любительском исполнении. Перед тем, как отправиться на поиски кладов, как следует изучите «норов» своего прибора и проведите с ним испытания, чтобы выявить весь спектр недостатков и достоинств вашего металлоискателя. Главная задача прибора — определять металлы в земле, вот с определения глубины чувствительности и начните. Нужно отработать обнаружение разных предметов, выполненных из различных металлов. Понять: всегда ли прибор различает цветные и черные металлы?

Запомнить звуковую реакцию на те или иные металлы и связь звучания с настройкой. Нужно попытаться определить, вызывают ли звуковой фон разные неметаллические предметы.

Постарайтесь определив минимальную величину обнаруженного предмета, причем как цветного, так и черного металлов: некоторые системы металлоискателей могут подавать один и тот же сигнал как на железный гвоздь, так и на большой медный предмет.

Для нахождения небольших предметов нужно выяснить один вопрос: в какой точке на площади тарелки-детектора находится участок наибольшей чувствительности прибора. Дело в том, что такая точка может располагаться под разными участками магнитной катушки (рис. 10). Зона максимальной чувствительности может быть по краю кольца, или на каком-то одном участке периметра, или в центре. Центральное расположение точки наиболее удобно. Посудите сами: пусть диаметр «тарелки» — 30 см, а диаметр монеты — 1,5 см, проще сразу определить ее в грунте, чем перетирать все комья земли на площади в 30 см2.


Рис. 10. Возможное расположение точки наибольшей чувствительности металлоискателя.

Перед тем как начинать выкапывать обнаруженный под землей предмет, обязательно воспользуйтесь щупом.

Щуп — это крепкая палка со стальным заточенным стержнем на конце. Длина стержня — приблизительно 20 см. Советую вам брать с собой два щупа — большой и малый, которые различаются длиной деревянной ручки: для работы в яме и для работы на ровном месте. Ручка большого щупа может быть длиной в метр, а малого щупа — с рукоятку ножа. В последнем случае она должна иметь в верхней части утолщение, чтобы удобно упираться в ладонь. Стальной стержень может отсоединяться от ручки, но его крепление должно быть надежным, так как щуп при частом использовании испытывает значительные вертикальные нагрузки.

Работа щупа сочетается с работой металлоискателя для определения контуров предмета, точной глубины его залегания, а также выявления неметаллических твердых предметов. Обидно будет разбить лопатой старинную вазу или амфору с чем-нибудь ценным.


Рис. 11. Форма металлоискателя, наиболее удобная для полевых работ.

По звуку соприкосновения стального стержня с закопанным предметом можно порой получить приблизительное представление о его цельности, фактуре и устойчивости в породе.

Искателю, работающему с прибором, понадобится еще и специальный нож — «копательный», если, конечно, можно так выразиться. Для изготовления такого ножа вам понадобится полоса толстой прочной стали. На практике этим ножом вы будете ковырять и копать, а резать — разве что дерн. Конечно, мне могут возразить: зачем же таскать с собой лопату, если можно копать ножом? Лопатой копают «о двух руках», а значит, нужно положить металлоискатель, снять наушники, достать лопату и копать. Это займет много времени, если учесть, что будет много сигналов на фоновые предметы или на мелкие находки. Ручка ножа должна быть немного уже, чем ширина лезвия; желательно на лезвии иметь пилу. Всем этим качествам соответствует современное универсальное оружие — инструмент выживания «Тайга-1» и «Тайга-2». Стоимость их несколько высоковата (около 80), но качество отменное, особенно эти слова похвалы относятся к «Тайге-2». Практически трудно сочетать хороший закал зубьев пилы на ноже с неломким стальным лезвием, да и какая заточка пилы выдержит постоянный контакт с песком и камнями, а вот «Тайга» выдерживает.


Рис. 12. Копательный нож.

Можно носить на поясе, в чехле, карманную пилку, сделанную из обломка ножовки. Но обязательно должен отметить, что такой обломок полотна отличается высокой хрупкостью.

Нелишним удобством на ноже будет гарда, которая будет брать на себя все неминуемые удары сучьев, камней и обломков стекол, но делайте гарду не намного шире своего кулака (рис. 12).

Теперь давайте поговорим о лопате — самой древней спутнице кладоискателей всех времен и народов. Посмотрите, что можно сделать из обычной штыковой лопаты (рис. 13).

Оптимальная длина ручки — около метра, для ношения такого инструмента нужно приспособить заплечный ремень, но крепеж ремня на древке не должен сбивать ладони при работе. Комбинированные лопатки с выдвижным «клювом» не очень надежны и легко ломаются на стыке железа с деревом.


Рис. 13. Лопата.

Рычажный инструмент — кайла, или кирка, — облегчает копание среди валунов, но вес и размеры этого солидного приспособления часто склоняют кладоискателя к использованию кайлы лишь на стационарных работах — рытье больших шурфов или разборке каменных завалов. Железная часть кайлы немного заостряется: для этого ее нагревают в костре до вишневого каления и отбивают молотком.

Кайла насаживается как геологический молоток через ручку, при этом ручка должна быть изготовлена из твердых пород дерева, сухой и без сучков.

Поговорим об обмундировании кладоискателя. Кроссовки не удобны для копания: лучше всего носить кожаные или кирзовые сапоги, надежно защищающие голени и имеющие жесткую подметку.

На брюках обязательно должны быть наколенники из кожи или какого-нибудь эластичного пластика. Увы, выкапывая находки, кладоискатель большую часть времени проводит на коленях.

Куртка должна быть крепкой, но обязательно из «дышащей» ткани, так как разница в теплоотдаче тела во время медленного хода с прибором в руке и во время азартного копания разведочных шурфов огромна. Не забудьте про карманы: они должны застегиваться, иначе все мелочи из них высыпятся.

На голову лучше всего надеть вязаную шапку или капюшон.

Перед выходом в лес позаботьтесь о средствах борьбы с гнусом: маленькие кровососы не дадут сосредоточиться на поиске, да и удовольствия от работы, когда тебя кусают и грызут комары да мошки — мало. Таких средств много, и из проверенных советую вам «ДЭТУ» и крем «Таежный». Пахнут мерзковато, но защищают хорошо.

Итак, теперь — об общих принципах подготовки.

Перед непосредственной работой с прибором все лишнее нужно убрать в небольшой заплечный рюкзак. Рюкзак должен быть крепко приторочен ремнями к спине, но так, чтобы это не ограничивало свободу движении во время работы. Продумайте наиболее оптимальный способ укладывать находки в рюкзак, не снимая его с плеч: главное, чтобы во время наклонов из мешка не сыпались ранее положенные туда предметы. В рюкзаке должны лежать продукты, спички в непромокаемой упаковке и аптечка. Укладка осуществляется по принципу: все тяжелое — на дно и ближе к спине.

Часы и компас должны быть надежно пристегнуты и предохранены от ударов о камни и деревья.

В левой руке — включенный металлоискатель, в правой — щуп.

«Копательный» нож лучше разместить на правом бедре. Если мелкие находки будут следовать одна за другой, то нож можно попробовать держать в левой руке — вместе с ручкой металлоискателя.

Отладьте прибор на постоянном эталоне — например, монете. Это следует сделать до начала работы.

Прежде чем начать движение с включенным прибором, выберите впереди себя хороший ориентир, и не забывайте это делать на каждом этапе пути.

Идите медленно, перемещая возвратно-поступательными движениями детекторную тарелку из стороны в сторону: движения должны быть такими, как если бы вы косили траву. Для слабочувствительных приборов приходится сводить до минимума воздушный зазор между кольцом катушки и почвой.

Не вздумайте обходить кусты, если они есть у вас на пути. Следует иметь в виду, что поросль, может, именно оттого так бурно растет в столь неудобном месте, что здесь находится богатый гумусом культурный слой. Конечно, выбор всегда за вами, и никто не станет утверждать, что во время «свободного поиска» нет шансов найти клад в удобном месте. Но если вы проводите целевой поиск, на определенной площади — уж извольте лазать по всем кустам и буеракам! В таком поиске нежелательно дважды проходить по одному и тому же месту, но делать пропуски — просто недопустимо.

Разметьте участок по одной из двух общепринятых схем (рис. 14), хорошо обозначьте границы участка и точки поворота движения при прямоугольной схеме поиска или точки пересечения кругов с крестовой разметкой круговой системы.


Рис. 14. Разметка участка поиска: а) прямоугольная; б) круговая.

Итак, во время поиска у вас в наушниках появился сигнал.

— Если позволяет конструкция прибора, определите, что за металл находится в грунте — цветной или черный.

— Если предмет — маленький, определите детекторным кольцом его точное местонахождение.

— Предмет нащупывается щупом; сразу же определите щупом и контуры предмета. Глубина обнаружения определяется по стальному стержню щупа в момент контакта с обнаруженным объектом.

— Можно оставить щуп в контакте с найденным металлом и начать подкапываться к нему ножом, ориентируясь по вертикали щупа.

— Если предмет мелкий, то после его извлечения не забудьте снова «прозвонить» это место металлоискателем: не исключено, что один предмет находится над другим, и вы «достали» только верхний.

— Вырытую землю бросайте только на обследованную площадку, иначе может случиться, что вы добавите высоту покрывного почвенного слоя над другим объектом, и это будут те самые сантиметры, которых не хватит для его обнаружения.

— Если размеры предмета значительные, начинайте копать со стороны боковой границы, определенной проколами щупа, причем, если форма предмета вытянутая, то лучше начинать копать ближе к средней части, если в земле лежит снаряд или бомба, можно невзначай ткнуть в детонатор. В случае, если предмет взрывоопасен, все раскопки прекращаются, ставятся вешки и вызываются саперы.

Это — классический сценарий, которого следует придерживаться. Нельзя извлекать старый боезапас из земли и оставлять его в этом состоянии: случайный грибник может на нем подорваться.

Вообще, не рекомендуем вести поиск в местах, где проходили бои второй мировой войны. Боеприпасы от долгого пребывания в почве претерпевают значительные изменения, часто приобретая непредвиденные детонирующие свойства.

— Добравшись до поверхности предмета, попытайтесь определить его назначение, а если выяснить это не удалось, то можно поступить так, как показано на рис. 15.


Рис. 15. Пример раскопки клада.

— Подкоп углубляется до нижней границы клада, и только после этого решается вопрос, стоит извлекать весь предмет или нет.

В заключение этой главы позволю себе дать еще несколько советов касающихся вашей личной безопасности. Настоящий кладоискатель должен быть всегда настороже. Соблюдение элементарной техники безопасности застрахует вас от травм. Еще хочу посоветовать легче относиться к временным неудачам. И старайтесь не поддаваться безудержной власти поискового азарта.

Поиски кладов на пляжах

Всем известно, что Краснодарский край находится между двумя морями — Черным и Азовским. Каждый год в разгар сезона в Краснодарский край устремляются миллионы отдыхающих. По данным Краснодарского краевого общественного фонда «Русский кладоискатель Юрий Харчук», каждый десятый отдыхающий теряет хоть одно золотое украшение за две-четыре недели пребывания на море.

Если немного поинтересоваться геологической историей побережья, то, может быть, удастся найти зоны, перспективные для поиска ценностей. Почва иногда поднимается, а иногда, наоборот, опускается и поглощается водами морей.

Процесс этот идет, иногда убыстряясь, очень медленно, но существуют стремительные изменения уровня суши, подъема или опускания участков почвы при землетрясении.

На пляже в летний период можно заняться поисками монет, колец, золотых цепочек, браслетов без прибора — визуальным наблюдением в полосе прибоя. Посмотрите на сушу из воды. Золотые предметы статичны, а песок и галька, постоянно движимые взад-вперед прибойной волной, то обнажают, то вновь засыпают эти предметы. На линию прибоя смотрят, в основном, с суши, а не из-под воды.

Летом на берегу моря и на пляжах рек очень хорошо использовать металлоискатели Научно-производственной фирмы «АКА». Это модели «Стерх-юниор 7232», «Сармат 7240», «Стерх-мастер 7234», «Корнет 7250».

Летом 2000 года на Кубань приезжало очень много кладоискателей из Москвы и Питера с этими моделями металлоискателей. Улов был ошеломляющий. Один кладоискатель из г. Чехова Московской области металлоискателем «Стерх-мастер 7234» нашел за 4 месяца поисков на побережье Азовского моря близ города Ейска более 400 украшений разной стоимости из золота и более 10 000 монет всех времен и народов.

С сентября по декабрь очень хорошо искать клады, и потерянные предметы на берегу Приморско-Ахтарского района. Особенно если гуляют штормы, бури, ураганы.

После отлива можно идти по землистому берегу с металлоискателем «Сармат 7240» и из грязи собирать монеты, время чеканки которых колеблется в пределах от V в. до н. э. до XX в. н. э. Этот район очень перспективен. Также перспективны для поиска кладов пляжи Темрюка, Анапы, Новороссийска, Кабардинки, Геленджика, Архипо-Осиповки, Джугбы, Ольгинки, Туапсе, Лазаревской, Лоо, Дагомыса, Сочи, Мацесты, Хосты, Адлера, рек больших городов (Краснодар, Усть-Лабинск, Кропоткин, Армавир, Крымск, Абинск, Славянск-на-Кубани, Темрюк). Историю интересных находок на пляжах можно проследить на страницах краевой газеты «Жизнь» (Краснодарский край и Краснодар, индекс подписки 35920).

Почти все крупные населенные пункты России располагаются по берегам рек, озер и морей. Что, если рассмотреть ту часть земли, которая с одной стороны омывается водой, а с другой стороны примыкает к набережной, как золотоносную россыпь?

Набережная — любимое место прогулок горожан, а значит, и место мелких потерь. В воду часто кидают ценности, чтобы избавиться от улик, или в отместку кому-либо.

Многие ценности ронялись в воду на пристанях, пароходных сходнях, при разгрузке судов, терялись при выгрузке на склады. Да и сама вода, проделывая свою каждодневную работу и унося легкие частицы, «промывает» культурный слой берегового грунта, тем самым концентрируя тяжелые предметы в местах размыва. Для того чтобы поиски увенчались успехом, нужно учесть два фактора: во-первых, изучить старый план города или селения, чтобы составить предположительную схему работ, во-вторых, учесть физические изменения русла под воздействием природных сил или инженерной деятельности человека.

Городские пляжи — особая зона внимания охотника за мини-кладами, вернее сказать, место поиска потерянных ценностей. Чем больше народу посещает пляжи, тем больше теряется здесь украшений — песок и мелкая галька служат отличным укрытием от глаз рассеянных хозяев. Можно в бесполезных поисках долго просеивать песок сквозь пальцы в десяти сантиметрах от своей потери.

Может статься, что не только потерянное кольцо или часы станут добычей специалиста по извлечению пляжных кладов. Корабли, погибшие в разное время на прибрежных подводных скалах и отмелях, опускались на дно, где подвергались неумолимому разрушению под напором волн и воздействия соленой воды. Содержание трюмов и кают опускалось на морское дно. Каков же дальнейший путь предметов из корабельных трюмов? Многое зависит от рельефа дна и глубины в месте катастрофы: иногда обломки кораблекрушения погребаются под слоем песка, а иногда движутся к берегу с массой валунов и гальки. Так, например, при поперечном (по отношению к береговой линии) перемещении наносов морскими волнами на пологом дне песок увлекается на большие глубины, а галька и валуны выбрасываются к берегу.

Морские волны могут сослужить еще одну службу кладоискателю — выступить в роли гидромонитора, размывая культурный слой земли на побережье, где идет активное разрушение берега. Для наглядности приведем схему четырех этапов разрушения берега (рис. 16).


Рис. 16. Четыре этапа разрушения берега.

После шторма, во время которого процесс размыва многократно усиливается, можно отправиться с металлоискателем вдоль полосы размыва и поискать в обогащенном за счет удаления легких почв культурном слое предметы старины, если таковые могут быть в районе поиска.

На пляже, если вода теплая, можно заняться поиском ценностей и без прибора — визуальным отслеживанием в полосе прибоя. Попробуйте посмотреть на сушу из воды. Все очень просто: золотые предметы статичны, а песок и галька, постоянно движимые взад-вперед прибойной волной, то обнажают, то вновь засыпают эти предметы.

— Для этой работы понадобятся маска с трубкой. Ласты не нужны.

— Искатель плывет очень медленно вдоль полосы прибоя и — как бы это так поаккуратнее выразиться — «пашет песок».

— Наблюдение ведется прямо перед собой, ибо золотой бочок драгоценности мелькает лишь на мгновение в бесконечной толчее песчинок или мелкой гальки.

— Удобнее всего проводить поиск при слабом волнении моря, потому что при больших волнах появляется проблема с плаванием, а во время штиля нет нужного движения придонных песков.

Поиск подводных кладов

Подводное кладоискательство (дайвинг) — занятие перспективное. Если поднять со дна океанов все затонувшие суда, то цепочка их смогла бы дважды опоясать земной шар по экватору.

В канун 1974 года в книгах Регистра судоходства Ллойда числилось около 60000 погибших торговых и рыболовных судов всех флагов мира вместимостью не менее 100 регистровых тонн водоизмещения каждое. Общий тоннаж этой армады достигает 300 миллионов тонн. А возраст компании Ллойда не так велик по сравнению с историей мореплавания.

Сколько есть на свете корабельных кладбищ? Кое-что поддается подсчету и уже подсчитано, созданы даже карты и атласы мест гибели кораблей. Некоторые местности имеют очень широкую и недобрую славу: район мыса Гаттерас, воды, омывающие Багамские и Бермудские острова, бухта Вито в Испании и залив Зёйдер-Зе в Голландии — все эти и многие другие территории океанского дна могут быть с полным основанием названы кладбищами судов, а стало быть, подводными клондайками или эльдорадо.

Отчего гибли морские суда? Не только от штормов и ураганов волн, коварных подводных камней и мелей: во времена развитого безопасного кораблевождения бичом становятся ошибки мореходов, в результате которых стальные корпуса кораблей начинают рубить друг друга.

Больше всего столкновений судов зафиксировано при плавании в проливах, узкостях, на подходах к портам.

Множество преступного люда в старину вертелось возле входа в гавани, представляя еще одну серьезную опасность для кораблевождения: злодеи устанавливали фальшивые маяки, сбивающие мореплавателей с истинного пути и заманивающие корабли на подводные камни и скалы.

Так и «упрятывались» клады в прибрежных водах. Но морские сокровища нелегко достать из трюмов затонувших кораблей.

История, к сожалению, знает больше неудачных попыток подъема золота и драгоценностей, чем удачных.

Еще один вид подводных поисков, относящийся скорее к археологическим раскопкам, чем к кладоискательству, — исследование старинных поселений, ушедших под воду. Таких мест на планете немало. Часто причиной затопления поселения была сейсмическая активность места, выбранного для стороительства.

Рукотворные водоемы также заливали обжитые места, а штормы, гуляющие по водохранилищам и ничуть не уступающие настоящим морским, вымывали со дна клады, бывшие некогда подземными.

Конечно, подъем затонувших кораблей сулит гораздо более крупную удачу, чем подводные поиски затонувшего города. Но доступность и небольшие глубины позволяют не только аквалангисту, но и ныряльщику с маской и ластами попытать счастье в поиске древних ценностей — тем более, если ныряльщик оснащен металлоискателем, предназначенным для подводных поисков.

Теперь давайте поговорим о тайнах небольших пресноводных водоемов, где на рельеф дна не оказывают влияние жестокие штормы, приливы и отливы, проще сказать — о реках, озерах и прудах, всех тех водных хранилищах, которым также доверяли свои богатства люди с давних времен.

Преимущества использования воды в качестве камеры хранения очевидны: не надо тратить время на выкапывание ямы. Приметил место, откуда сам достать сможешь, размахнулся да и забросил — незаметно и быстро. Случайных ныряльщиков не так много, разве что бреднем кто зацепит.

Основным принципом выбора места является наличие верных не изменяемых с течением времени примет, ведь кто хоть однажды нырял под воду, прекрасно знает, как тяжело что-либо отыскать на дне без надежного ориентира. Отдельно стоящие скалы, крупные валуны, омуты, сваи, мостки — места весьма привлекательные для тех, кто прячет клад под водой.

Оборудование для извлечения предметов из воды

Большой помехой при поиске клада будет для вас ил, особенно, если прибор укажет вам место со слаботочной водой, где ил накапливается в больших количествах. Чтобы не потерять место обнаружения клада при поднятии иловой мути запаситесь белыми флажками, которые надо сразу же воткнуть в грунт рядом с обнаруженным предметом. Копать донный грунт рукой нельзя: можно пораниться. Нож тоже жалко портить: он малоэффективен, да и потерять его в мутной воде будет обидно. Поэтому, на мой взгляд, лучшим инструментом для подводных раскопок послужит вам огородная вилка (она используется для окучивания или рыхления) с изогнутыми частыми зубьями, только рукоять сделайте полегче, чтобы она могла всплывать со дна, как поплавок. Щуп понадобится обязательно.

На небольших глубинах при сборе со дна мелких предметов можно использовать якорь-авоську (металлическое ведерко с камнем). Удерживаясь за ручку ведерка, вы сэкономите много энергии и воздуха в легких в борьбе с течением и собственным непроизвольным всплыванием, а в само ведро удобно складывать собираемые на дне предметы.

Если вы охотитесь за крупным кладом, затопленным в воде, то вам надо заранее продумать способ его извлечения из воды.

Допустим, искомый предмет найден, но он засыпан илом и песком. Конечно, самый радикальный метод — отсосать иловые наслоения эжектором, но такое приспособление стоит больших денег.

Можно попытаться прокопать под извлекаемым предметом лаз и зацепить, или, как это еще называется, застропить его.

Поиск затонувших судов можно проводить не только по известным заранее координатам, которые не всегда будут верны из-за дрейфа ушедшего под воду судна под влиянием морских течений и волн, но и «наугад». Как мы уже с вами выяснили, трагедии на море чаще всего происходили вблизи оживленных торговых путей и в районах гаваней.

Хорошенько изучив подробные карты побережья и прилегающих к ним морских вод, можно отметить предполагаемые участки, где вероятны места гибели кораблей.

Затем нужно проанализировать движение прибрежных течений, тем самым еще больше сузив зону поиска.

После этого можно приступить к практическим работам, одним из видов которых может быть поиск при помощи эхолота — фирменного или самодельного.

Если речь идет о любительском поиске затонувших кораблей с использованием минимума снаряжения, то может быть предложена следующая простейшая схема подводных поисковых работ.

— После обнаружения неопознанного объекта эхолотом шлюпка ставится на якорь.

— За борт спускается ныряльщик с прикрепленным на поясе ходовым концом с метками через 1 м.

— Пловец удаляется от шлюпки на полную длину веревки, держа ее в руке, и начинает круговое плавание и осмотр дна.

— Его напарник в лодке после каждого полного круга, сделанного ныряльщиком, убирает на две метровые метки ходовой конец.

— Ныряльщик при обнаружении всех подводных объектов, в которых можно заподозрить обломки корабля, занесенные илом, сбрасывает на дно подводные буйки.

— Когда пловец таким образом приблизится по спирали к лодке, можно начинать изучение всех помеченных объектов.

Самое простое и самое доступное подводное снаряжение — комплект № 1, т. е. маска с трубкой и ласты. К ним может плюсоваться гидрокостюм, что в северных широтах будет нелишним. Чтобы погрузиться в гидрокостюме, ныряльщику потребуются хорошо сбалансированные грузы. На одной руке хорошо иметь компас, а на другой — глубиномер, хотя он более нужен для аквалангистов или для отличных ныряльщиков, которые ныряют глубоко и надолго.

Итак, если вы собираетесь искать клады под водой, нужно, прежде всего, хорошо освоить подводное плавание; для этого мало теоретических знаний, нужна практика — особенно, если речь идет о подводных работах с использованием автономной дыхательной аппаратуры. Не верьте тем, кто говорит, что работать под водой с аквалангом — предельно просто.

Подводное плавание — занятие опасное. Договоримся с вами, уважаемый читатель: собрались заниматься подводным плаванием всерьез — привлекайте к работе специалистов, без них работать с аквалангом нельзя.

Предварительная оценка находок

Окончательную оценку находки производят официальные лица, принимающие клад. Но просто перекладывать монеты по кучкам да вертеть в руках украшения, не понимая их ценности и их предназначения, — значит потерять большую часть радости и удовольствия от своей находки. Кроме того, есть реальная возможность встретиться во время сдачи клада с недобросовестными людьми или с нечестностью случайного зрителя вашей находки, которому, может быть, вы по доброте душевной покажете найденный клад.

Не продавай там, где оцениваешь! — это правило номер один при обращении найденных вами вещей в звонкую монету.

Не оставляйте оценщику свои находки без соответствующих приемочных документов для «углубленного исследования» или для «консультации» с «узким специалистом» — это правило номер два.

Вам придется самому оценивать свои находки и в случае, если вы набрали пару десятков единичных предметов, не связанных друг с другом ни временем, ни своим назначением.

Приводимый ниже материал по предварительной оценке находок носит характер общего обзора идентификации ценностей.

Не полагайтесь стопроцентно на советы, предлагаемые в этой книге, так как каждый отдельный случай имеет шанс стать исключением или вообще выпасть из общепринятой канвы представлений о каком-нибудь этапе истории. Поэтому прошу вас поберечься от поспешного заключения, что предмет, не вошедший в наше описание, не представляет никакой ценности.

Критерии оценки изделий из драгоценных металлов

Оценку изделия можно осуществлять по трем направлениям. Легче всего определить цену металла как такового. Если вы находите слиток золота, то вряд ли имеет смысл считать, что он является исторической реликвией и может стоить больше веса заключенного в нем металла. Правда, может случиться, что надписи и клейма на слитке окажутся путеводными нитями, связывающими его с другими сокровищами.

Второй путь оценки изделий из металлов заключается в выявлении эстетической ценности найденного металлического предмета. Шедевр чеканки по меди как металлический лом не представляет собой никакой ценности, однако как произведение искусства может стоить баснословно дорого. Несмотря на то, что существуют определенные «оценочные эталоны» и в искусстве, оценка таких находок — дело весьма субъективное и подверженное влиянию моды.

Третьим критерием оценки является историческая ценность, редкость найденного изделия из металла. Кто знает, сколько можно получить денег за бронзовую фигурку животного, служившего украшением людям две-три тысячи лет тому назад, но уверен в том, что многие музеи мира захотят пополнить свои коллекции таким металлическим изделием. Самостоятельная оценка таких изделий невозможна! Лучшим, если не единственным, вариантом объективной оценки такой находки будет консультация со специалистом крупного музея. Обязательно следует немного подстраховаться от возможного обмана и начать переговоры с предоставления цветных фотографий и описания найденной вами редкости.

Драгоценные металлы применяются, как правило, в изготовлении изысканных изделий, предназначающихся, в первую очередь, для больших ценителей красоты и роскоши, но из художественной литературы мы знаем массу примеров, говорящих о том, что богатство не всегда является достоянием одних лишь эстетов.

Рассказы о золотых рукомойниках и, извините, унитазах — наглядное тому подтверждение. У таких бытовых предметов из драгоценного металла больше возможности, оставаясь практически на виду, быть незамеченными. Вам, наверное, памятен случай с золотой колонной, валявшейся десятки лет среди людской толчеи и оставшейся неузнанной благодаря слою непрозрачного лака, нанесенного на поверхность металла? Почему тогда не предположить, что вывороченная из земли во время поиска окрашенная труба — золотая? Тем более, что есть пример, подтверждающий мои последние слова. Российская команда по экстремальным видам спорта проводила погружения на шельфе острова Куба. При этом они поднимали со дна всякие предметы. Тут были и современные штампованные распятия, не стоящие более одного доллара, и какие-то предметы более ценные, а среди всего поднятого «хлама» очень выделялся обрезок трубы — небольшой, но очень тяжелый для своего размера. Каково же было удивление спортсменов, когда в Гаване им дали заключение, что это не труба, а переплавленный «под трубу» слиток золота 958 пробы весом 1 кг. Откуда он там взялся, можно только догадываться, но, скорее всего, это золото нацистов, которое переправлялось в Бразилию.

Может быть не стоит забывать бессмертную фразу Паниковского: «Пилите, Шура, они золотые!»

Но определить золото не так уж сложно. Куда сложнее узнать процентное содержание золота в «золотоносном» изделии, если на нем нет пробы.

Что такое проба?

Понятие «проба» в применении к благородным металлам — золоту, серебру, платине — имеет два значения:

во-первых, проба показывает весовое содержание драгоценного металла в единице сплава, из которого изготовлена какая-то ювелирная вещь или отчеканена монета;

во-вторых, это — государственное клеймо, гарантия полноценности ювелирных изделий или монет, находящихся в обращении.

В большинстве стран, в том числе и в России, принята метрическая система, по которой проба показывает, сколько граммов драгоценного металла содержится в 1000 граммах изделия. Чистому металлу соответствует 1000-я проба.


Таблица 1. Наиболее распространенные пробы.

В Англии и некоторых других государствах принята каратная система, при которой стопроцентное содержание драгоценного металла соответствует 24 каратам. Золотой карат эквивалентен 41,5 грамма по метрической системе. Он отличается от того карата, который служит мерой веса драгоценных камней и составляет 0,2 грамма.

Наиболее удобным оказалось клеймение изделий, в состав которых входят драгоценные металлы. На изготовленное изделие ставят клеймо, а по нему можно определить, какую часть сплава составляет драгоценный металл.

Клеймение называли также «орлением», потому что на клейме был изображен орел. Под клеймом штамповался год, а рядом — монограмма мастера. Старое клеймо было довольно крупным, особенно если сравнивать его с современным. До клеймения изделий металл пробовали на «взрез» и на «поджог», поэтому клеймо, определяющее количество чистого драгоценного металла в сплаве, стали называть пробой.

Ранее считали, что клеймение изделий из драгоценных металлов в России началось после указа Петра I в 1700 году. Однако в результате многолетней работы русских ученых над архивными документами выяснилось, что первый указ о клеймении изделий появился в 1613 году. Суть указа заключалась в том, что «серебряных дел мастера» должны были изготовлять изделия, по чистоте сплава равные «любскому ефимку» (иностранная высокопробная серебряная монета). В указе Петра I устанавливались клейма для золотых и серебряных изделий и вводился надзор за мастерами и торговцами. Занималась им Серебряная палата в Москве. Два выборных старосты должны были бесплатно клеймить изделия, проверять торговые весы, а нарушителей «хватать и доставлять в Серебряную палату».

Указом были установлены четыре пробы для золота и четыре — для серебра. Пробы определялись приблизительно. Для золота, например: первая — «выше червонного», вторая — «против червонного», третья и четвертая — «ниже червонного». Затем пробирными уставами были введены цифровые пробы, определявшие количество чистого драгоценного металла в сплаве в золотниковом измерении (золотник равен 4,26 г). Например, 56-я золотая проба означала, что на фунт (т. е. на 96 золотников) сплава приходится 56 золотников чистого золота, а 96-я проба показывала, что использован металл 100 % чистоты. В золотниковой (русской) системе были приняты следующие пробы: для золота — 36, 48, 56, 72, 82, 92 и 94-я; для серебра — 72, 76, 84 и 88-я.

Стандарт на пробы непостоянен. Например, в России в 1711 году пробы на серебряные изделия были повышены от 62 до 72, потому что низкопробное серебро темнеет и зеленеет. В 1840 году введены 56 и 94 пробы для золотых сплавов.

С переходом на метрическую систему единиц золотниковая система проб стала не совсем удобной, поэтому в 1927 году она была заменена метрической. В метрической системе проб количество чистого драгоценного металла выражается в граммах на килограмм сплава. Например, 583-я золотая проба означает, что в 1 кг сплава содержится 583 г чистого золота. Если это выразить в процентах, то в сплаве золото составляет 58,3 %.

В метрической системе проб для ювелирной промышленности приняты следующие пробы:

для золота — 375, 500, 583, 750 и 958-я;

для серебра — 750, 800, 875 и 916-я;

для платины — 950-я;

для палладия — 500 и 850-я.

В ряде стран Европы клеймят изделия 333-й и 585-й пробами. И несмотря на то, что в нашей стране не изготовляют ювелирные изделия 333-й пробы, этот сплав предусмотрен ГОСТом.

Не ставить клейма разрешается лишь на вещи, имеющие историческую и археологическую ценность, на инкрустацию по оружию и другие высокохудожественные изделия, а также на лабораторное оборудование и инструменты.

Для распознавания состава золотых сплавов существует маркировка, по которой узнают не только компоненты сплава, но и процентное содержание каждого компонента. На компоненты указывают буквенные обозначения марки, а на содержание компонентов (в тысячных долях) — цифровые. Буквенный шифр ставится в начале марки и означает: Зл — золото, Ср — серебро, М — медь, Пд — палладий, Пл — платина, Н — никель, Кд — кадмий, Ц — цинк.

Цифровой шифр ставится в конце марки. Например, марка ЗлСрМ583-80 означает, что в состав сплава входят:

58,3 % золота (583 проба), 8 % серебра, остальное — медь. В сплавах с содержанием палладия, платины и никеля цифровой шифр несколько иной: он указывает на процентное содержание всех компонентов, кроме золота. Например, в сплаве марки ЗлСрПд5-20 содержится 5 % серебра, 20 % палладия, остальное — золото. Кроме стандартных сплавов, предприятиями ювелирной промышленности применяются и нестандартные — опытные сплавы, но обязательно соответствующие указанным пробам.

Сплавы серебра, используемые для изготовления ювелирных изделий, в отличие от золотых, имеют только один легирующий компонент — медь. Она повышает твердость сплавов, сохраняя, однако, достаточную пластичность, ковкость и тягучесть. Все серебряные сплавы одинаковы по цвету и отличаются друг от друга процентным содержанием серебра.

В четырех сплавах, определенных ГОСТом 6836-72 для изготовления ювелирных изделий, должно содержаться 91,6; 87,5; 80 и 50 % серебра. Тем не менее, для ювелирных изделий используются чаще сплавы 916-й и 875-й проб.

Серебряные сплавы маркируются абсолютно так же, как золотые. Например, марка СрМ916 означает, что в сплаве — 91,6 % серебра, а остальное — медь.

Сплавы платины, используемые в ювелирном деле, компонуются в двух вариантах, причем содержание платины и в том и другом одинаково — 95 %. В качестве легирующих компонентов этих сплавов используют медь и иридий. Оба сплава — двухкомпонентны. Наличие 5 % меди в платиново-медном сплаве понижает температуру плавления, сохраняет мягкость, тягучесть и пластичность сплава. Присутствие 5 % иридия в платиново-иридиевом сплаве повышает температуру плавления, кислотостойкость и твердость сплава, что делает изделия из него более износостойкими. Этот сплав лучше полируется.

Чистое серебро и чистое золото можно определить старинным простейшим методом — «на зуб», который на поверхности металла оставляет вмятину. Состав золотого или серебряного сплава не позволит определить хотя бы приблизительно ни цвет, ни блеск, ни звон.

Цвет сплава золота одной и той же пробы может варьироваться от красного до белого, через переходы к зеленому и желтому цветам — в зависимости от комбинации легирующих добавок.

Самый простой, но весьма приблизительный способ определить пробу в золотом изделии — тот, которым воспользовался Архимед. Однажды Архимеда попросили определить, действительно ли корона сиракузского царя изготовлена из чистого золота. Великий греческий ученый сконструировал гидростатические весы, с помощью которых можно было различать металлы. Эти весы имели равноплечное коромысло и пару чашек. На одном плече были нанесены деления и укреплена гирька, перемещавшаяся вдоль коромысла. Определение неизвестного металла осуществлялось двойным взвешиванием. Сначала на одну чашку весов клали проверяемое изделие, а на другую — золото, в количестве требуемом для уравновешивания. Затем обе чашки вместе с лежащими на них грузами погружали в воду. При равенстве веса разные металлы занимают неравный объем. Выталкивающая сила воды равна весу вытесненной жидкости. Поэтому, когда на чашках весов лежат разные металлы одинакового веса, при погружении в воду равновесие нарушается. Переградуировав предварительно гидростатические весы по разным металлам и определив, на сколько делений для каждой их пары нужно сдвинуть гирьку на коромысле для уравновешивания весов в воде, Архимед получил возможность определить, из какого металла состоял неизвестный груз. Таким образом Архимед вскрыл в золоте примесь серебра.

Арабы использовали и развили достижения греков: они изготовили равноплечные коромысловые весы, обладавшие замечательной точностью — около 5 мг. В 1121 году Алькгацини создал гидростатические «весы мудрости». Установленные с их помощью значения удельных весов золота, ртути и других металлов отличаются от современных лишь на доли процента. «Весы мудрости» получили самое широкое распространение, позволяя надежно отличать драгоценные металлы и камни от поддельных.

Однако объемно-весовой метод не учитывает возможной пористости металла и состава примесей.

Можно воспользоваться другим методом определения пробы — визуально-метрическим. Заключается он в том, что мастер на глаз (визуально) сравнивает окраску черты, проведенной краем или зубцом той вещи, которую исследуют, по гладкой, слегка натертой маслами (миндальным, ореховым или костяным) поверхности особого пробирного камня, с окраской других черт, нанесенных на этот же камень эталонными иглами разной пробы. Точность такого определения во многом зависит от качества пробирного камня, надежности эталонных игл и от опытности мастера, выполняющего эту работу. Пробирный камень — каменистый сланец черного цвета (без трещин и инородных включений), мелкозернистого строения, с ровно отшлифованной поверхностью. Камень должен обладать хорошей стойкостью к действию кислот: азотной, серной, соляной и их смесей.

Для более точных определений используют специальные реактивы.

Присутствие в сплавах серебра можно обнаружить действием капли азотной кислоты, а затем, на то же место, — капли соляной кислоты. При наличии серебра образуется творожистый осадок хлористого серебра.

Раствор йодистого калия служит для приблизительного определения пробы платиновых сплавов. На черте платинового сплава реактив оставляет темный осадок. Чем ниже проба платины, тем темнее осадок. Как и с золотыми сплавами, ориентиром выступают эталонные иглы. На технически чистую пластину йодистый калий не действует.

Пробирование муфельным способом. Муфельный способ идентификации драгоценных металлов в сплавах базируется на химической пассивности их к кислороду. Испытуемый сплав сплавляют с металлическим свинцом. Свинцовый сплав, так называемый веркблей, обрабатывается при помощи купелирования. Купелирование — окислительный процесс разделения благородных и неблагородных металлов. Он ведется в пористом огнеупорном сосуде — капели — при высокой температуре. Капели изготавливают из чистой костной муки или смеси магнезита и цемента. Посредством капиллярных сил окислы металлов всасываются пористой массой капели, а благородные металлы остаются на ее поверхности в виде блестящего металлического королька.

Капели помещают в разогретую до 850 °C муфельную печь, и на раскаленных капелях размещают веркблей. Свинец плавится и покрывается тонкой пленкой. Окончание купелирования характеризуется двумя явлениями: цветением королька и его бликованием. Цветение заключается в том, что на поверхности королька появляются радужные круги. Это явление продолжается всего несколько секунд, затем королек тускнеет и вновь вспыхивает ярким блеском (бликование) по причине испускания Скрытой теплоты плавления. После этого королек затвердевает, и процесс купелирования заканчивается.

Рекомендуется брать на 0,25 г определяемого золотосодержащего сплава около 5 г свинца, при весе капели — 7 г.

После купелирования королек, содержащий золото и серебро, разваривается в азотной кислоте, которая растворяет серебро, не воздействуя на золото. Полученный осадок просушивают, прокаливают и взвешивают на пробирных весах. По массе сплавленного осадка определяют пробу данного сплава.

Определение монет

Монетный клад — очень своеобразное собрание ценностей, предоставляющее широкий материал для научных изысканий, поэтому такие клады нельзя разъединять «по сортам» и демонстрировать в различных местах для окончательной оценки. Для объективной оценки их необходимо отнести в крупный музей, даже если в этом кладе не присутствуют изделия из драгоценных металлов. Другое дело, самостоятельно попытаться определить отдельные монеты, чтобы по современным нумизматическим каталогам узнать их реальную стоимость.

Термин «нумизматика» стал употребляться в средние века как название науки о монетах. Нумизматика изучает отдельные монеты и клады монет как отражение товарно-денежных отношений и памятники медальерного искусства и техники монетного дела. Объектом ее изучения являются также товаро-деньги, бумажные деньги, боны, ордена и медали.

Эта наука помогает решать вопросы из различных областей знаний: истории, археологии, политической экономии, языкознания, искусствоведения. Нумизматика, в свою очередь, в своих выводах опирается на эти науки.

Нумизматика выросла из любительского собирания монет. Коллекционирование зародилось в эпоху Возрождения, в XIV-XV веках, сперва, в Италии, а затем — и в других странах. Начали появляться труды, в которых объяснялись надписи и изображения на монетах, составлялись инвентари местных собраний. К XVIII веку относятся первые попытки приведения в систематический вид материалов, а в XIX веке были составлены первые каталоги музейных собраний монет по отдельным эпохам и странам и опубликованы фундаментальные работы по всем разделам нумизматики.

В XIX веке нумизматика становится университетской дисциплиной во многих западноевропейских странах, а также в России. Нумизматика — вспомогательная историческая дисциплина. По мере развития методов нумизматических исследований она все больше приобретает самостоятельное значение.

Название «монета» происходит от имени богини Юноны Монеты (наставницы), храм которой находился на Капитолии в Риме. Металлические деньги, чеканившиеся на монетном дворе при храме Юноны Монеты, стали называться в Риме, а позднее и в других странах, монетами.

Первые монеты были просто маленькими слитками металла неопределенной формы. При обращении таких металлических денег, имевших форму слитков, надо было проверять их вес и пробу.

Когда началась чеканка монет (в VII веке до н. э. в Греции), государственный штемпель на них подтверждал вес и доброкачественность монетного металла.

Круглая форма монеты, как наиболее удобная для обращения, вытеснила все другие формы.

На каждой имеется определенное изображение и надпись — легенда.

Монета имеет лицевую сторону (аверс), оборотную (реверс), обрез и ребро (гурт).

Внешние данные монеты или основные изображения и надписи, постоянно присущие той или иной группе, называют монетным типом. Монетный тип дает представление о месте и времени выпуска монет, ее номинале и т. д.

Варианты или разновидности отмечают незначительные изменения в деталях рисунка или в надписях на монетах одного и того же типа.

Чеканка монет из драгоценного металла (золота, серебра) осуществлялась обычно с добавлением некоторого количества постороннего металла.

Монета, покупательная сила которой соответствует стоимости содержащегося в ней металла, называется полноценной. Покупательская сила неполноценной монеты превышает стоимость содержащегося в ней металла. Полноценные монеты являются действительными деньгами, а неполноценные — это лишь знаки, или представители, действительных денег.

Монопольное право выпуска монеты принадлежит государству. Монеты чеканятся, как правило, по общегосударственному образцу — такое право называется монетной регалией.

Монетная регалия составляла один из признаков суверенности монарха на подвластной ему территории, поэтому население вынуждено было пользоваться именно теми монетами, образец, стопу, качество и условия обращения которых устанавливал монарх.

Нередко отдельные феодалы и города за соответствующее вознаграждение получали от короля (императора, князя) привилегии на чеканку собственных монет, которые имели право на обращение наряду с общегосударственными.

Если монета чеканится в ознаменование какого-либо события, ее называют мемориальной (памятной), а если для подарков привилегированным лицам — донативной.

На Руси металлические деньги собственной чеканки появились в конце X века, а со второй половины XIV века чеканились уже систематически. До начала XVIII века слова «монета» не было в русском языке.

Поначалу в России монеты чеканились во многих городах (Москве, Новгороде, Пскове и др.). Чеканка обычно передавалась на откуп частным лицам.

В 1535 году в Москве появился государственный Монетный двор, и чеканка монет постепенно была изъята из рук частных лиц. До начала XVIII века Москва оставалась центром монетного производства, а в 1724 году был основан Монетный двор в Петербурге. На протяжении XVIII–XIX веков было открыто несколько временных монетных дворов: Екатеринбургский, Сестрорецкий, Колыванский, Кенигсбергский, Варшавский и другие.

С 1876 года Петербургский Монетный двор оставался единственным в стране, за исключением Гельсингфорсского, который чеканил только финские марки. В советское время действовали два монетных двора — Московский и Ленинградский.

Среди семейных реликвий, переходящих от родителей к детям на протяжении нескольких поколений, встречаются старинные золотые, серебряные или медные монеты, медали, а иногда похожие на них предметы. Определить и оценить старинную монету может попытаться только специалист в музее.

Греческие монеты чеканились в разное время многочисленными городами-полисами, союзами городов, их колониями, несколькими государствами. Первые древние монеты появились в VII в. до н. э. в Лидийском государстве. Разновидностей этих монет — множество: это золотые статеры (12–16 г) и их доли; серебряные драхмы (3,6–6,07 г), оболы (0,73 г) и кратные им, медные халки и ленты. Чеканились они до II или III в. до н. э. В нашей стране были распространены в Крыму и на побережье Черного моря.

Римские монеты (III в. до н. э. — V в. н. э.) чеканились Римской республикой и римскими императорами. Зачастую представляют собой высокохудожественные произведения. Золотые: ауреус (8,19-5,5 г), солид (4,55 г); серебряные: динарий (4,55-3,9 г), сестерций (1,14 г); из бронзовых наиболее известны ассы. Эти монеты были в обращении на побережье Черного моря и в Киевской Руси.

До монгольского нашествия (VIII–XI вв.) на Руси широкое распространение имели так называемые куфические дирхемы, чеканившиеся на территории Арабского Халифата. Это серебряные монеты весом от 2,7 до 3,4 г, на которых нет изображения людей или животных, а только надписи арабской вязью, указывающие год, место чеканки и имя правителя.

Первые монеты на Руси появились в конце X — начале XI веков. Это так называемые «златинки» и «сребреники» («серебряники»). Весом (4,2 г) и внешним видом златинки были подобны византийским солидам..

В IX-XI вв. на Руси имели хождение западноевропейские динарии, известные в Англии как пенни, в Германии — пфенинги, во Франции — денье. А позднее, в XIII–XV вв., появились и золотые монеты: гульдены, дукаты, флорины, цехины, экю и т. п.

Своеобразными «монетами» служили находившиеся в обращении на Руси в XII-XIV вв. слитки серебра — гривны. Это были киевские гривны шестиугольной формы весом 140–160 г, новгородские — в виде палочек, весом около 204 г; черниговские — весом, как новгородские, а формой, как киевские; литовские — палочки с поперечными желобками; татарские (на территории Поволжья) — ладьеобразные.

Ограничимся кратким (и далеко не полным) перечислением редких монет: много интересного можно найти среди копеек, выпускавшихся самостоятельными князьями Руси; редки медные и серебряные рубли, а также «ефимки с признаками» времен царя Алексея Михайловича; уникальны предшественники орденов и медалей — наградные «золотые» XVI-XVII вв.; редки многие из первые монет Петра I; медные квадратные платы-монеты 1725–1727 гг.; изъятые из обращения монеты Иоанна Антоновича; медные «сестрорецкие рубли» весом по килограмму; уникальны «константинопольские» рубли; ценны монеты XIX в.; представляют исторический (и, конечно, нумизматический) интерес многие чеканившиеся для Польши монеты с русско-польским обозначением номинала; монеты 1756–1757 гг. для прибалтийских провинций — «ливонезы», и также монеты для Пруссии, Грузии, Финляндии, Молдавии, Валахии и сибирские монеты.

Прочие ценности

Часы. С самого своего момента появления механические часы стали ценностью. А это уже несколько сотен лет. Даже самые обыденные часы, оснащенные простым механизмом, чаруют невероятной хитростью микродвижений мельчайших деталей, своим тиканьем, создающим иллюзию учащенного сердцебиения какого-то маленького живого организма. Хорошие часы всегда были предметом гордости и вожделенной зависти человеческой, а значит, той вещью, которую прятали вместе с деньгами и украшениями. Даже самые простенькие старинные часы нынче стоят немалых денег, а коллекционеры ведут постоянную «охоту» за этими шедеврами технического гения наших предков. Что уж говорить о такой категории сокровищ мирового значения, как ювелирные изделия со встроенными в них часами фирмы «Фаберже».

Железные изделия. Под железными изделиями понимаются все стальные и чугунные предметы, которые дошли до нас сквозь толщу лет. Мы говорим о предметах, пролежавших в земле недолго. Дело в том, что рассчитывать на хорошую сохранность древних железных предметов не приходится. Основной враг железа — ржавчина. Если пленки плотных окислов защищают бронзу и медь, то окисление железа — безжалостный и безостановочный процесс, который протекает тем быстрее, чем больше содержится влаги в окружающей железное изделие среде. Поэтому железные предметы способны хорошо сохраняться только в особых условиях: либо они должны храниться в сухом помещении, либо их поверхность должна быть покрыта невысыхающей масляной или жировой смазкой. Старинных бытовых железных изделий, в связи с перечисленными выше причинами, в коллекционных собраниях имеется не так уж много; спрос на них тоже невелик.

Наибольший интерес для коллекционеров представляет оружие. Оружие, как правило, лучше сохраняется в тайниках, чем прочие железные предметы, т. к. хорошо консервируется смазками перед захоронением. Оружие часто представляет собой настоящее произведение искусства, и при условии хорошей сохранности всегда будет желанным гостем для музейной экспозиции.

Тем более, если находка старинного оружия в кладах не имеет никакого отношения к сбору оружия с полей сражений последней войны. Учтите, что найденное боеспособное оружие серийного производства будет рассматриваться правоохранительными органами со всеми вытекающими из этого обстоятельства последствиями. При находке старинного оружия в хорошей сохранности требуется квалифицированная помощь юриста, чтобы избежать возможных осложнений во взаимоотношениях с милицией.

Изделия из цветных металлов. Как в найденных кладах, так и среди «незапланированных» находок частым трофеем кладоискателя будут изделия из цветных металлов. Благодаря своим хорошим декоративным и техническим качествам цветные металлы служили исходным материалом для изготовления различных бытовых предметов и малых скульптурных форм, а также различных деталей, применяемых в строительстве в качестве отделочного материала. Могут попадаться очень ценные вещи, имеющие историческую и художественную ценность.

Фарфоровые и фаянсовые изделия. Это самые распространенные неметаллическиме изделия, из встречающихся в кладах.

В клады они попадали, в основном, во времена германского нашествия второй мировой войны, когда жители прифронтовых селений повсеместно закапывали свое имущество подле оставляемых жилищ.

Помимо перечисленных выше путей оседания фарфоровых и фаянсовых редкостей в простейших бытовых кладах, существует еще одна возможность обнаружить очень дорогую вещь среди простеньких керамических изделий прошлого. Дело в том, что некоторые предметы неожиданно приобретали какую-либо скандальную известность, в результате чего становились предметом «охоты» коллекционеров.

В России первый фаянсовый завод построили в 1799 г. под Киевом, а в конце позапрошлого столетия русское фаянсовое производство концентрировалось на заводе в Тверской губернии. Кроме массовой посуды, здесь стали изготовлять статуэтки и различные предметы хозяйственного обихода — пепельницы, солонки, чернильницы. По техническому исполнению продукция была безупречной, но художественные достоинства оставляли желать лучшего.

В зависимости от состава фарфоровой массы и глазури различают твердый и мягкий фарфор. Некий промежуточный вид представлен так называемым костяным фарфором.

В настоящее время изучено свыше 600 марок русской керамики. Но нередко еще и сейчас на изделиях старинного русского фарфора встречаются загадочные марки.

Марки обычно располагали на основании изделий. Подобно росписи на фарфоре и фаянсе, марки бывали расписные надглазурные и, более устойчивые, подглазурные; нередко маркой был просто оттиск знака в необожженной массе.

К сожалению мне не под силу в рамках одной главы осветить всю замечательную историю русской керамики. Но, к счастью любителей и коллекционеров, в нашей стране издано много книг по этой увлекательной теме.

Советы по самостоятельной реставрации

Еще раз повторимся, что все находки должны быть предоставлены для оценки специалистам.

Однако, скорее всего наступит такой момент, когда у вас скопится какое-то количество старинных предметов, которые не нужно сдавать государству, которыми не заинтересовались музеи и коллекционеры. Что делать? По-моему, ответ очевиден. Создавайте свой собственный домашний музей. Вот тут и встает вопрос об элементарной реставрации. Попробуйте использовать кое-что из опыта матерых кладоискателей — несколько простых приемов восстановления и очистки таких предметов.

Изделия из кости или близкого по составу другого органического материала. Кость лучше всего сохраняется во влажном грунте. После извлечения предмета из земли его первым делом следует кисточкой отмыть от грязи и просушить, оберегая от солнечных лучей и чрезмерно быстрого высыхания, иначе из-за разности сил внутреннего напряжения поверхностных и глубинных слоев могут появиться трещины. После такой сушки, скажем, под слоем оберточной бумаги, изделие нужно покрыть слоем воска, клея или лака на основе синтетических смол. Такой прием, по мнению реставраторов, надежно законсервирует находку до лучших времен, когда ей будет оказана более квалифицированная помощь, если таковая необходима. Если все таки не удалось избежать расслаивания костной поверхности или появления трещин после просушки, следует пропитать изделие большим количеством клея БФ или синтетических смол. Невпитавшиеся избытки клея удаляются тампоном с растворителем.

Находки из кожи очищаются от грязи в теплой воде при помощи мягких щеток. Сухую кожу размачивают до приобретения ею эластичности. Далее кожу сушат, основательно расправив ее на доске и закрепив булавками. Можно сушить кожу и между двумя досками под грузом. Для восстановления эластичности кожу пропитывают касторовым маслом, причем делать это нужно до ее окончательного высыхания. Кожу расстилают на доске, и масло на нее наносится ватным тампоном, завернутым в марлю, осторожными круговыми движениями; по мере впитывания наносится очередная порция масла. Время от времени, для улучшения проникновения масла в поры кожи, ее слегка мнут руками. После достаточного насыщения маслом кожу вновь крепят на доске или помещают под груз между двумя досками. Другой способ размягчения кожи рекомендуется В. М. Фармаковским в работе «Консервация и реставрация музейных коллекций» (М., 1947 г.): кожа вымачивается в 5 % растворе поваренной соли, в который вводится глицерин до 50 % объема раствора. Излишняя влага удаляется с поверхности, а глицерин остается в порах кожи. Вместо вымачивания автор рекомендует продолжительное время выдержать кожу в эмульсии, состоящей из 50 частей воды, 30 частей этилового спирта, 20 частей касторового масла и 4 частей тимола. Тимол предварительно растворяют в спирте. После этой операции кожу подсушивают и пропитывают копытным маслом.

Деревянные предметы плохо сохраняются в земле, особенно в сухом грунте. Мягкие лиственные породы сильно пропитываются влагой, а при высыхании на воздухе быстро теряют в объеме, коробятся, поэтому транспортировать их надо увлажненными. Можно попытаться самостоятельно отреставрировать изделия из твердых пород дерева; особенно хорошо сохраняется можжевеловая, самшитовая и дубовая древесина. В начале предмет очищается кистью в воде, затем обсушивается мягкой тканью и пропитывается одним из следующих антисептических растворов: 4 % раствором формалина, 10 % раствором тимола или 2 % раствором марганцовки. При сушке дерева основная задача реставратора — максимально удлинить этот процесс и добиться равномерности высыхания внутренних и поверхностных слоев, что, в свою очередь, послужит сохранению формы и убережет изделие от коробления и трещин. Самое простое средство — завернуть изделие в несколько слоев вощеной бумаги. При возможности изделие зажимается в тисках, но более надежным способом является сушка дерева в специально приготовленной гипсовой форме или под 4–5 слоями 5 % поливинилбутероля. После полного высыхания дерево нужно законсервировать, для чего применяется клей БФ-6; невпитавшиеся излишки клея снимаются ватным тампоном, пропитанным соответствующим растворителем.

Изделия из стекла представляют большой интерес для искателя-любителя: обилие стеклодувных мастерских прошлых веков породило множество нетрадиционных для наших дней форм бытовых стеклянных предметов, украшенных гербами, фамилиями и попросту затейливыми завитками. Прежде всего стекло промывается щетками и ершиками в проточной воде. От пребывания во влажной среде поверхность стекла часто мутнеет, поверхность покрывается микротрещинами и раковинами. Для удаления некоторых из перечисленных дефектов специалисты рекомендуют следующий прием: стекло замачивается в 1 % растворе серной или муравьиной кислоты, затем тщательно промывается водой.

Можно удалить оптические дефекты стекла нанесением мастичного лака с последующим удалением излишков лака скипидаром или толуолом.

Эмаль на металлических поверхностях чистится 10 % раствором муравьиной кислоты, промывается, сушится и закрепляется канадским бальзамом.

Керамические изделия следует подразделить на две основные группы — плохого и хорошего обжига. Керамика хорошего обжига — более плотная и сохраняется лучше, ее легче очищать, потому что можно промывать в проточной воде кисточкой. Слои извести удаляются 35 % раствором соляной кислоты, который можно приобрести в аптеках. После кислотного разрыхления известковый слой смывают струей холодной воды и сушат изделие. При необходимости закрепления керамику покрывают клеями БФ2, БФ4, БФ6, 10 % спиртовым раствором шеллака или 55 % спирто-бензольным раствором поливинилбутероля. После удаления излишков пропитки изделие досушивается на воздухе. Для улучшения качества пропитки раствор можно подогреть до 30 °C, соблюдая при этом правила пожарной безопасности.

Бронзовые предметы не все нуждаются в очистке. Если ваша находка покрыта равномерным, однотонным и плотным слоем тонкой темной патины, то это явление лишь подчеркивает возраст изделия и придает ему особый шарм. Если на слое патины все-таки есть участки, пораженные иными видами окислов, то эти очаги осторожно удаляют механическим путем.

Другой способ очистки — химический. Для этого изделие обезжиривается органическим растворителем, участки, не подвергаемые расчистке, покрываются воском, а на обрабатываемые поверхности наносится 15 % раствор муравьиной кислоты. От этой кислоты бронза может приобрести красноватый оттенок, который легко удаляется 20 % раствором едкого натра в присутствии цинка; раствор должен быть горячим. Если изделие все покрыто толстым неровным слоем окислов, то его целиком погружают в разогретый до 70 °C раствор муравьиной кислоты. Можно применять и 10 % раствор уксусной кислоты, 2 % раствор серной кислоты или 20 % раствор углекислого аммония. После химической обработки необходимо 3–4 раза прокипятить изделие в чистой воде, каждый раз меняя воду, затем рекомендуется выдержать полчаса в спирте, основательно высушить в сушильном шкафу и, во избежание новой коррозии, покрыть защитным слоем.

Иногда расчистка происходит крайне медленно из-за толстого и плотного слоя окислов, в таком случае можно применить электрохимический метод расчистки. Изделие очищается от грязи и помещается в эмалированную посуду, дно которой покрыто тонким слоем рафинированного цинка или цинковой пластиной. Рафинированный цинк можно получить, вливая расплав цинка тонкой струей в воду. Затем изделие сверху засыпается цинком или накрывается второй цинковой пластиной и заливается 10 % раствором едкого калия или едкого натрия на 2–3 см выше уровня верхней цинковой пластины. Поверхность изделия начинает восстанавливаться, являясь анодом. Процесс этот длителен — 18–20 часов. Доведя раствор до кипения, весь процесс можно основательно ускорить, но при этом пары едких щелочей должны удаляться хорошей вытяжной системой. Щелочи — вещества агрессивные по отношению ко многим материалам, будьте осторожны!

В случае работы с горячим электролитом бронзовые предметы ревизуют при помощи лупы каждые 5—10 минут, а по окончании процесса погружают на пару минут в 1 % раствор уксусной кислоты для нейтрализации щёлочи, а затем тщательно промывают изделия указанным выше способом. Оставшийся электролит сливают в бутыль, его можно использовать вторично. Разрыхленные окислы снимаются механическим путем еще до сушки изделия. В случае, если бронза покрылась серым налетом от пребывания в электрохимической ванне, изделие следует погрузить на короткое время в рабочий раствор муравьиной кислоты.

Изделия из серебра. Наличие в слоях окисла зеленого цвета говорит о низкопробности металла; черные и фиолетовые окислы, наоборот, говорят о чистоте серебра. Серебро чистится 20 % муравьиной кислотой, подогретой до 60 °C до полного растворения окислов. В случае необходимости, по мере растворения окислов, некоторые участки можно чистить щетинной щеткой, помня, что чистое серебро — мягкий металл, и на поверхности изделия могут остаться царапины.

Электрохимический способ применяется, как и для очистки бронзы. После удаления окислов изделие дважды кипятится в чистой воде, протирается тканью, а затем — красной (чернильной) резинкой. Рекомендуется получасовая экспозиция серебра в неразведенном спирте. Далее изделие можно покрыть тонким слоем парафина, защищающего серебро от сероводорода, всегда присутствующего в воздухе.

Некоторые посеребренные изделия имеют дефекты покрытия, в этом случае поврежденный участок нужно отшлифовать при помощи абразивов и вновь посеребрить изделие.

Перед серебрением поверхности из любых материалов должны быть обезжирены и промыты в теплой и проточной холодной воде, а детали из диэлектриков — сенсибилизированы в течение 1—10 минут в растворе, содержащем 10–25 г/л двухлористого олова и 40–60 г/л концентрированной соляной кислоты, и промыты в обессоленной воде.

Для серебрения медных и латунных деталей предложен раствор, который можно неограниченно долго хранить до и после многократной эксплуатации. В его состав входят (г/л):

Серебро азотнокислое AgNO3 26-52

Кислота лимонная Н3С6Н507 * Н20 60-240

Тиомочевина (NH2)2CS 40-80

Осаждение ведут при температуре 18–25 °C и постоянном перемешивании раствора. Скорость нанесения покрытия достигает 1 мкм/мин.

Раствор гарантирует получение покрытий, прочно сцепленных с основой. Истощение раствора не ведет к его распаду, а лишь замедляет скорость осаждения, причем качество покрытия при этом не ухудшается.

Для возвращения блеска потускневшему жемчугу: 1) промывать его в соленой воде или обрабатывать углекислым калием, а затем — эфиром; 2) промывать в слабом растворе мыльной воды и после полировать смоченными в соляной кислоте отрубями либо пробковой мукой.

Современные ювелиры «реанимируют» жемчуг, обрабатывая его слабым раствором соляной и уксусной кислот.

С очень ценных жемчужин предпринимались попытки удалить потускневшую оболочку посредством шлифовки ее алмазом или другим истирающим материалом.

Блокнот кладоискателя

В этом разделе я познакомлю вас с интересными историями о кладах найденных и кладах, ждущих вас, о кладоискательской удаче и нередких трагедиях, которые случаются при поиске кладов.

Надеюсь, что эти небольшие отступления окончательно сподвигнут вас на великое и интересное дело кладоискательства. Если ван это не нужно или вы стремитесь поскорее перейти к практическим частям книги, то смело пролистывайте «Блокнот кладоискателя», и продолжайте с увлечением читать то, что, на ваш взгляд, вам более всего интересно.

Артефакты Кубани
Артефакт № 1.

В четырех километрах к северо-западу от Туапсе, между мысом Кадош и устьем реки Агой, высокий берег вдается в Черное море трехгранным каменным утесом. Это скала Киселева — излюбленное место кладоискателей из Болгарии и Турции. В начале XX века недалеко от этого живописного места находилась дача Александра Александровича Киселева — известного русского художника-демократа, передвижника. В своих картинах он воспевал красоту природы Причерноморья, а на одном из своих полотен воспроизвёл и эту скалу Жители Туапсе в знак признательности художнику назвали скалу его именем. Неизгладимое впечатление производит ее необычный фасад, обращенный к морю, — гладкая, словно бетонная, стена высотой 47 метров, отвесно спускающаяся в морскую пучину. Со стороны моря скала видна на большое расстояние, и поэтому служила ориентиром и своеобразным маяком для византийских флибустьерой, которые, по преданиям, закапывали награбленные сокровища в просмоленных бочках на её вершине и у подножия. Более древние мореплаватели, видимо, также не обходили вниманием эту скалу, так как на ее вершине в 195 7 году болгарский кладоискатель Д. Бончев обнаружил две серебряные тетрадрахмы из Сиракуз, датированных около 510 г. до н. э. В 1960 году правительство СССР запретило раскопки в районе скалы Киселева для иностранных неорганизованных археологов. Скала состоит т ритмически переслаивающихся тонких пластов песчаников и мергелей. Эта толща мелководных морских отложений образовалась в верхнемеловое время—80 млн. лет назад. Слои горных пород «поставлены» вертикально и простираются в сторону мыса Кадош параллельно берегу моря, изогнувшись фронтальной линией в виде гигантской дуги, огибающей залив. Видимо, здесь терпели кораблекрушение древние суда, так как местные мальчишки после сильных штормов находят на мелководье золотые монеты. Складки, изгибы и разломы пластов образовались в пиренейско-аттическую (разу альпийской складчатости — это примерно 10–20 млн. лет назад. На плоской вершине утеса, под широколиственным лесом, сохранились остатки четвертичных прибрежно-морских отложений с галькой и окаменевшей фауной. Ручьи, глубоко врезавшиеся в берег по обе стороны скалы, сильно обособили ее. Они открыли путь волнам, которые в этих местах стали энергично разрушать береговой уступ, создавая галечный пляжу его подножия. В то же время гладкая лицевая сторона скалы, напоминающая волноотбойную стену, разрушается медленнее, хотя при сильных штормах прибой достигает верхней кромки обрыва. Сейчас скала Киселева незаслуженно забыта археологами.

Артефакт № 2.

Воронцовская пещера, или система пещер, является самой крупной карстовой полостью Краснодарского края. Ее длина достигает 12 км, это соответствует шестому месту среди длиннейших пещер бывшего СССР. Воронцовская система пещер объединяет считавшиеся ранее самостоятельными Кабаний провал, Лабиринтовую пещеру и собственно Воронцовскую пещеру. Спелеологами Ленинградского горного института имени Плеханова в 1971 г. были открыты и пройдены подземные галереи, соединяющие эти части, найдены новые залы.

По легендам местных жителей, в пещерах во время революции и гражданской войны прятались экспроприированные ценности и часть золота Колчака. Пещерная система пролегает в известняках верхнего мела, мощностью до 45 м. Очень четко прослеживается часть ходов с разломами северо-западного и северо-восточного направлений. Так, зал Очажный и ход Жилина выработаны по простиранию первых трещин, а зал Тишины, Сталагмитовый и Овальный залы — по второму пути. Залы разнятся не только размерами, достигающими в длину 200 м, но и морфологией. В зонах наиболее интенсивной трещиноватости развиты камеры обвального типа. Это залы Тишины, Медвежий, Овальный, Прометей. Стены и потолки этих залов разбиты трещинами, по которым и проходит отрыв блоков породы, а пол завален упавшими глыбами. В обширном зале Подземной Реки имеются глыбы известняка объемом до 50 м3. По найденным каменным и костяным орудиям, остаткам посуды и утвари, археологами установлено, что человек обитал в Воронцовской системе пещер уже 15–20 тысяч лет назад. А по преданиям стариков-старожилов, в пещерах и по сей день обитает несколько особей древнего типа снежного человека, покрытого шерстью и имеющего острые заостренные зубы, как у вампира. В годы гражданской войны в пещере продолжительное время укрывались красные партизаны, которые впервые заметили бесследное исчезновение своих товарищей в этих пещерах. В 1961 г. болгарский кладоискатель Е. Стоянский обнаружил при случайной раскопке в одной из пещер четыре золотых статера Родоса, датированных 400 г. до н. э. Это позволило ему сделать вывод о том, что об этих пещерах хорошо знали скифы и сарматы, укрывавшие свою добычу после набегов в труднодоступных местах. В пещерных проходах есть постоянные и временные водотоки, разгрузка которых происходит в долины двух рек: Хосты и Кудепсты. Воронцовская пещера расположена в верховьях лесистой долины реки Кудепсты, районе обжитом и легкодоступном, поэтому пещеру посещает немалое количество любителей экзотики, приключений и острых ощущений, по они редко идут далее нескольких десятков метров от входа, тогда как длина всей Воронцовской системы пещер по современным данным составляет 11720 м, т. е. почти 12 км. Обвальные залы сменяются залами, задрапированными натечными образованиями: сталактитами, сталагмитами, сталагнатовыми колоннами. Длина сталактитов достигает нескольких метров, в Лабиринтовой пещере, например, длина сталактита Ракета превышает 6 м.

В настоящее время пещера археологами не посещается из-за недостатка в финансировании исследовательских мероприятий. Ответственность за охрану этого загадочного и совершенно неизученного явления природы несет с 1977 года Хостинский чайный совхоз.

Артефакт № 3.

Станица Тамань — на редкость примечательное место с выгодным географическим положением, теплым морем, сухим солнечным климатом, с многочисленными памятниками старины. Здесь и остатки Боспорского Царства, и Тмутараканского княжества, и крепость времен Суворова, и домик-музей М. Ю. Лермонтова, интересные монументы запорожцам и героям Великой Отечественной войны. А на окраине станицы сохранился уникальный источник, называемый Турецким фонтаном. Ему более 500 лет. Его устройство долгие годы остается загадкой. Кругом раскаленный желтый песок с буграми и выемками. А среди этих песков — маленький зеленый оазис. Гидрогеологи высказывают предположение, что на Таманском полуострове происходит разгрузка вод Азово-Кубанского артезианского бассейна. Эта вода может быть и пробивается в Турецком фонтане. Регион этот был в старину ареной действия таманских контрабандистов и турецких фарцовщиков, на ложные огни маяков садились на мель груженые драгоценностями заморские корабли. Роднило всех этих разных людей лишь два обстоятельства. Во-первых, они дико хотели разбогатеть, и, во-вторых, все они пили воду из Турецкого фонтана. В соседнем песчаном карьере песок разнозернистый, некарбонатный, с прослойками стяжений бурого железняка. В стенках выработки отлично выраженная косая слоистость, характерная для речных отложений. Возраст песчаного слоя свыше 1 млн. лет. Но вот что главное: песок всюду совершенно сухой. Это наталкивает на мысль, что ключ питается не только диффузной водой атмосферы, но и конденсационной влагой. Дело в том, что песок порист, а морской воздух всегда содержит в себе парообразную влагу. Водяные пары из атмосферы и из слоев почвы вверху могут проникать в песок на значительную глубину, где температура летом бывает п на а 20° ниже температуры земной поверхности. При таких условиях конденсация подземной росы в песке, на стенах древних керамических труб может быть весьма значительной. Такие малые оазисы среди песков в древности использовались как ориентиры. В 1967 году группа отдыхающих из Турции из г. Маласгирта, среди которых имелся специалист по археологии, совершенно случайно в районе Турецкого фонтана в грунте на глубине около одного метра обнаружила глиняный остаток (фрагмент) сосуда с содержимым — девятью сестерциями Тиберия, датированными около 10 г. н. э. Это дало основание предполагать, что на территории Таманского царства в обращении были самые различные монетные единицы примерно до 1523 года нашего времени.

Артефакт № 4.

Мыс Панагия. В переводе с греческого «Панагия» значит «просвира». Мыс Панагия расположен на юго-западе Таманского полуострова, у Черноморского начала Керченского пролива, в 12 км от станицы Тамань. Напротив него, посреди моря, белеет цепочка высоких и узких скал, при заходе солнца они напоминают кильватерную колонну парусных фрегатов. Мыс высотой 35 м сложен известняком мэотического возраста. Это древний риф моря, о который в древности разбивались торговые суда, груженные драгоценностями. По обе стороны от рифа берег сложен слоистыми глинами, в которых пропластками залегает гипс, тогда как цепочка скал, протянувшаяся от мыса на 1,5 км, состоит из мшанковых известняков. Эти рифы, образовавшиеся в теплом мэотическом море, были затем погребены под глинистыми наносами, а в современную эпоху море «откапывает» древний рельеф на радость местным мальчишкам, собирающим на берегу старинные медные и серебряные монеты, после штормов выброшенные на берег. Береговые обрывы Панагии разрушаются не только под ударами морских волн, они подвержены и карстовым процессам.

Между мысами Панагия и Туэла 2000 лет назад существовал греческий город, называвшийся Корокондамма. Сейчас он на дне моря, и местные жители называют Корокондамму не иначе как «наша Атлантида». На мыс Панагия в прошлом приезжали для его изучения десятки крупных ученых — академики Андрусов, Губкин, Архангельский и др., интересовавшиеся этим уникальным памятником природы. В Фанагории археологические раскопки в 1958 г. проводил В. Д. Блаватский; его изыскания дали поразительные результаты, свидетельствующие об уникальности этого исторического места, места пересечения караванных морских торговых путей глубокой и близкой древности, оставивших после себя на морском дне многие затонувшие богатые торговые суда. Сестерции Нерона (54–68 гг.н. э.) и дукаты дона Педро Градениго (1289–1311 гг.), выброшенные морским прибоем, здесь настолько же обычны, как и стаи морских чаек. К сожалению, отсутствие финансирования остановило работы по изучению Панагии. Будущие археологи вынуждены изучать Панагию по рисункам в учебниках. Панагия ждет своих исследователей. Все открытия здесь еще впереди.

Артефакт № 5.

Каменное Море. Кто-то метко назвал этот ландшафт «Каменным морем». Кажется, будто разбушевавшиеся морские волны вздыбили свои гребни и вдруг внезапно окаменели и застыли. Карстовое поле Каменное Море находится на территории Каменномостского Майкопского района, по соседствуй с турбазой «Лагонаки». Это горный хребет, дугообразно протянувшийся от панорамной точки к юго-западу. На юге и востоке он отвесным отступом обрывается к долине реки Белой, а с севера и запада опоясан Лагонакским шоссе. Работы археологов в этом районе в 1964 году выявили целый ряд странных находок, которые поставит в тупик всех исследователей древних цивилизаций. Во-первых, находки оказалось очень трудно датировать, а во-вторых, их очень трудно отнести к какой-либо из известных и описанных ранее существовавших на Земле культурных цивилизаций. Например, культовая чаша для сбора крови из обсидиана была выполнена по сложной технологии, которая реально не существует даже в наше время. В некоторых участках Каменного Моря необычным образам ведут себя стрелки компасов, замедляют свой ход или наоборот спешат вперед стрелки часов, исчезают на глазах целые стаи летящих птиц. Хребет сложен слоистыми и рифовыми известняками, которые образовались в верхнеюрском море 130–120 млн. лет назад в условиях жаркого тропического климата. Мощность известняковой толщи составляет 35–50 м. Восходящими движениями альпийского орогенеза она поднята на высоту 1750–1850 м над уровнем моря. Известняки трещиноваты. Под влиянием колебаний температуры, а также физического и химического воздействия воды они приобрели хаотичный, сильно пересеченный рельеф. Поверхность изъедена бороздами глубиной до 2 ми шириной до 1 м. Это так называемые Кары. Они то расположены параллельными рядами, то ветвятся лабиринтами и разделены при этом гребнями разной высоты и толщины. Рядом с Карами встречаются воронки разных размеров. Стенки их то голые, скалистые, то покрыты осыпями. На дне глубоких воронок почти до конца лета лежит снег. В осеннее и весеннее время он попеременно то подтаивает, то замерзает и сильно способствует росту воронок в ширину и глубину. Сливаясь между собой, воронки образуют карстовые овраги и сухие долины с неровным дном и чередующимися расширениями и сужениями. В пределах Каменного Моря имеется несколько глубоких пещер-гротов, а также пещера Озерная. В 1943 году Ростовским краеведом Ю. Шипиловым при случайных раскопках в пещере обнаружены обсидиановые треугольники непонятного назначения и серебряные дидрахмы Кумы, датированные 430 г. до н. э. Как эти предметы попали в это место, остается загадкой до сих пор. Историки связывают также эклектичные находки с перемещением кочевых скифских племен, однако это предположение по ряду признаков спорно. Южная часть Каменного Моря лежит в зоне альпийских лугов, где летом цветут многие редкие растения — рододендрон кавказский, мандрагора, крестовник Отонна, эфедра хвощевая, ведьмин корень, цефалярия, можжевельник, примула и многие другие. Место посещается туристами.

Артефакт № 6.

Бондаревская пещера интересна тем, что в ней можно наблюдать разные типы образования многочисленных и очень глубоких подземных пустот. Многие местные жители убеждены в фантастической легенде, согласно которой золото Колчака было «сброшено» в одну из бездонных пустот Бондаревской пещеры. (Хотя более правдоподобна гипотеза историка В. Михайловского, который в 1955 году попытался научно доказать, что золото Колчака спрятано в одном из глубоких озер на территории какого-либо конного завода. По его версии, таким местом скорее всего был район Егорлыка в Ростовской области.)

Бондаревская пещера имеет два этажа. По дну нижнего хода протекает река, которая разгружается карстовым источником на левом берегу реки Курджипс, несколько ниже по течению у входного отверстия пещеры. Непосредственно под входом, прямо у уреза воды, вскрывается еще один источник. Но его связь с потоком Бондаревской пещеры не обнаружена. Если двигаться вверх по течению подземной реки, то, пройдя сифон, можно попасть в самый интересный участок пещеры — обширные залы с массой натеков. По мнению некоторых спелеологов, это самые красивые залы на всем Западном Кавказе. Длина Бондаревской пещеры 1035 м. Пока пещера сохраняет свою нетронутость и первозданность, так как спускаться внутрь простому туристу страшновато. Некоторые спелеологи рассказывают в своих воспоминаниях, что внутри пещеры они впадали в странное ощущение опьянения, как после выпитой бутылки шампанского. Они знают, что видели внутри много чего необычного, но описать это никак не могут, так как находились внутри как бы под наркозом.

Так или иначе, Бондаревская пещера, как и все 248 пещер Краснодарского края, ждёт своих новых и любознательных исследователей.


Где прятали клады.

Каждое озеро, глубокий лесной овраг, дремучий лес, поросший мхом валуи и одиноко стоящая столетняя сосна имеют свою собственную легенду. Заброшенные торговые пути по лесным волокам и рекам, заросшие за века лесом остатки старинных городищ и безвестные могилы и курганы хранят свои тайны. По народным поверьям, чаще всего в этих местах скрыты клады.

Особенно часто легенды о кладе связаны с древними курганами или городищами. В костромском селе Унорожье, например, ходит много легенд о кладах кургана Журавец. В кургане, что на Мышьем Враге у реки Костромы, по рассказам, также имеется клад. Близ села Есиплева под Кинешмой, в нывшем имении помещиков Колчаевых, существует курган, а с ним связано предание о зарытом там оружии.

В трех верстах от Уфы находится так называемое Чертово городище. Рассказывают, что некогда жили на нем какие-то неверные люди, которым покровительствовали силы Ада. А места эти нехорошие, здесь живет сила бесовская, и оттого на городище водится множество змеи. На этом городище зарыто несколько заклятых кладов. Много раз принимались их искать, и сколько народу даже разорилось от этих поисков — ничего не нашли, только кости, черепки, обломки, о которых и говорить не стоит. Рядом с городищем было несколько курганов, так кладоискатели просто срыли их — и следа от них не осталось.

Немало легенд о кладах связано с озерами и реками. Одна из них обещает клад в озере близ Парфентьева Посада на месте бывшего монастыря. В этом озере, говорят, находится бочка с золотом, затопленная монахами при нападении на монастырь разбойников. В другом озере, у деревни Ледино, под Кологривом, лежат бочки с золотом и драгоценностями. Их спрятал живший на горе над озером помещик, когда на него напали разбойники. В Пеузском озере, близ города Мкакрьев, также есть клад-бочка с деньгами на якоре, покрывшаяся от времени мхом. Таких рассказов о бочках и сундуках с золотом и серебром и другими драгоценностями, которые иной раз в ясный день видно на дне, существует множество.

Традиционно с кладами связывают пещеры, ведь для России пещеры — довольно редкая деталь рельефа. Так, близ села Осокино, что под Нерехтой, в горе около реки Нойги, есть пещера, в которой будто бы неизвестно кем сложена печь, и где-то здесь же, по сказанию, находится больших размеров медный кувшин с кладом.

Там, где нет других приметных мест, клады приурочивают к старым деревьям, к лесам или раздорожью. Предание о том, как «стояла когда-то старая сосна на горе и около нее был схоронен клад», существует в любой местности. Рассказывают, например, что близ реки Сендеги у деревни Семенково (Костромская губерния) есть яма, и около нее под одной из елок зарыт клад — трехведерный горшок с деньгами. Очень часто деревья, под которыми спрятаны заговоренные клады, невозможно срубить — искры от топора летят. Впрочем, «знающим людям» и ото удается: так, старую сосну, стоявшую на дороге в село Минское из Костромы в лесу Гривы, и под корнями которой точно был зарыт клад, срубил какой-то крестьянин — «ворожец». Правда, клад ему не достался: в руки кладоискателя попал только старинный пятак, который был врезан в дерево в качестве приметы.

Иногда местонахождением клада называют густой лес. В Черемисском бору на реке Ветлуге, по преданию, находится Черемисский город Рудень. Здесь сокрыт клад — 12 бочек оружия и 12 бочек золота и серебра. Сулят клады и у перекрестков дорог. Эти — самые опасные: по поверьям, именно у перекрестков дорог чаще всего обитает нечистая ста.

Все эти «приметные места» не являются лишь плодом народной фантазии. Как справедливо заметил один смоленский кладоискатель прошлого века, оставивший интересное описание своих поисков, «не следует смотреть на предания, как на чистую ложь: в каждом предании есть доля правды». Пример тому — отысканная недавно вятским исследователем В. А. Бердинских любопытнейшая история о найденном «в приметном месте» кладе…

В Вятской губернии, в селе Лекма Слободского уезда, вблизи дороги росла огромная старая сосна. Старые легенды запрещали мужикам рубить это дерево под страхом несчастья. По преданию, возле нее в давние годы был зарыт клад, заклятый страшным заговором. Вблизи сосны даже не пахали — боялись. Лекминские крестьяне говорили: «Старики без завета в клад деньги не клали, и так сильны были прежде люди чарованием, что без дьявольского караулу кладов своих не оставляли. Ключ к этому замку тому, кто счастливым назначен. Иногда придут для клада назначенные часы, тогда он сам счастливцу покажется». Рассказывали, что на клад положено заклятье: если кто до срока начнет клад искать, да ключа к завету не узнает, тот, пожалуй, и головой поплатится.

«Счастливым назначен» был шестнадцатилетний крестьянский мальчик-сирота Савватий Бердинских. В мае 1863 года они с мачехой пахали свою полоску земли близ «приметной» сосны. Тяжелая соха была подростку не по силам. При очередном повороте он, не удержав соху, свернул к сосне, задев непаханое прежде место. Соха разрезала и выкинула на поверхность клубок старой бересты. Мальчик, ничего не заметив, стал боронить, и тут-то по пашне и рассыпались мелкие серебряные деньги… Подросток, как громом пораженный, застыл в замешательстве. Что делать? Позвать мачеху или утаить, воспользоваться самому?

Решил открыться мачехе. Цены находки оба не знали (как оказалось, клад состоял более чем из трехсот серебряных копеек XVII века, времен царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича). Продать серебро кому-либо из местных побоялись: «чтоб головы своей от воров не потерять — воровства в то лето было много». Мачеха сдуру кинулась со своим секретом к богатому родственнику в соседнюю волость, чтобы дома молва не разнеслась. Тот за сто монет дал бабе всего 2 рубля. Пораженный мизерностью суммы, мальчик рассказал все односельчанам. По селу пронеслась буря восторга: правду, старики говорили, что сосна эта заветна — клад хранит. Вот и сбылось! А предреченный счастливец-то — вот он, Савватий Бердинских!

Однако, несмотря на находку, счастливым сирота себя не чувствовал. Мачеха, схоронив своих детей, перебралась на жительство в город, а Савватий остался нищим горемыкой, один с младшим братом и сестрой на руках. Тогда он пришел за советом к местному священнику и показал ему остаток клада—197 монет. Тот посоветовал послать клад в Петербург, в археологическую комиссию. Так и сделали.

А в 1864 году мальчик получил из археологической комиссии, как находчик клада, небольшое вознаграждение — с изъятием, впрочем, почтовых расходов…

Одним словом, уединенные, глухие и особо приметные места в большинстве случаев связаны с преданиями о кладах. Но как точно узнать «поклажи»? На этот случай существовали «кладовые записи» и чертежи, служившие указателями и руководством при отыскании кладов.

«Кладовые записи» иногда составлялись в форме завещания или письма на чье-либо имя с подробным перечислением зарытых вещей, составляющих клад, и указанием места: «повыше села Воскресенского 8 верст выпала река, Большая Кокша, вверх по Кокше есть пустошь Ченебечиха, от Ченебечихи три версты есть Подборная Грива, от Подборной Гривы верст двадцать вверх по Кокше есть Быково озеро не очень велико, продолговато, один конец в летний восток, а другой в зимний запад. Из озера бежит речка Медянка в Большую Кокшу. Версты полторы от речки по озеру три кучи костей, от костей по берегу была изба пятистенная, в три ряда выкопана в земле против озера лестница о семи ступеней. От лестницы на берегу сосна, и на том озере погреб в печатную сажень вышиной и шириной. В том погребе денег два винных перереза серебра, ларь меди, на лари сундук золота, на сундуке пудовка медная — мерять деньги, 12 пистолетов, 12 тесаков, паникадило. Кто эти деньги найдет, паникадило отдать в Вознесенскую церковь, да выстроить семипрестольную церковь. Кто сделает истинную правду и друг друга не обманет, то и можно получить».

Старых рукописей с записями о кладе было известно немало. Их хранили как зеницу ока, за ними охотились, их искали, передавали из поколения в поколение, добывали «лаской и деньгами», обменивали, покупали, списывали, наконец, просто крали. Многие «кладовые записи» имели весьма почтенный возраст в несколько веков. Известно, например, что в конце прошлого века несколько кладоискателей в Ветлужском уезде искали клад по записи, сделанной в 1685 году.

Насколько подлинными являются кладовые записи? Вот один из примеров. В конце прошлого столетия председатель Нижегородской ученой архивной комиссии А. С. Гацисский, за полтинник приобрел у какого-то крестьянина кладовую запись, якобы деланную Степаном Разиным и датированную 1650 (!) годом (напомним, что реальный Степан Разин появился в Поволжье значительно позднее — в 1667–1672 гг.). Кроме того, дата была записана арабскими цифрами, а не славянскими буквами, как это было принято в XVII столетии.

Запись адресована неким «Мурахину и Куприяну Белякову и другу… милому». В ней было указано местонахождение аж 40 кладов, якобы зарытых Разиным на территории Арзамасского и Лукояновского уездов: «Другу милому. Предъявляю я тебе клады и выходы. В лесах, в крепких местах, на реке Алаторе, на Суходоле, на сухих вершинах, в кургане поклажа — пивной котел денег. От кургана до сосны 80 сажен. От той сосны до избы 50 сажен. Как взойдешь в избу, повороти на левую сторону: тут в углу пивной котел серебра, в другом углу тоже. В чуланном углу над перерубом — три пуда и 30 фунтов жемчугу. Спереди избы над перерубом куб, на кубе складни золотые и весьма дорогие табакерки и часы, в другой горнице напротив положено без счету… Против кургана привязана лодка — в ней две четверти серебра, а другая лодка в Кочкарском болоте. — медь с серебром, да еще у молодого дуба у зеленого, на левом берегу, от воды отмерить 3 аршина, положен сундук арабского золота, а его я взял у арзамасского воеводы…

Едучи от Арзамаса, на правой стороне за Галевым бором, где жил Калина Голявин, были Калиновый бор, и Клюковское болото, и Косая поляна, где в двух верстах был мордвин Рузан… На тропеночной тропе в правой руке на сосне вырезана статуя медвежья харя, которая пальцем кажет на поклажи, а по другую сторону против лица хари, в 30 саженях, на полуденную сторону положен куб серебра…»

Трудно представить себе реального Разина, держащего в руках «весьма дорогие» табакерку и часы. Впрочем, подобные анахронизмы энтузиастов не смущают, и поиски лукояновских «кладов Степана Разина» велись в прошлом веке, ведутся и до сих пор. Как говорится, помогай Бог!..

В большинстве случаев тексты «кладовых записей» туманны и содержат большое количество местных примет, из которых, однако, почти невозможно уяснить целостную картину: «вверх по реке… где пала река Шомохта, по верхотине Шомохты-реки и где пал Вбуев овраг и где изошед оного Буева верхотине и где пала Шуршма, в этой верхотине Шуршме реке на правой стороне и есть каменная закладь в пояс человеку, и двои ворота и при той заклади было жилище, и от того жилища в ночную сторону и пошед недалече и есть превысокий холм, и на том холму стоят четыре сосны. На первой сосне проделано сверлом, на другую против ее так же, и между теми соснами лежит камень, а под тем камнем лежит посуда медная и серебряная. От того холма в правую сторону вырезана харя человеческая, и на другой сосне харя вверх ногами, от оной сосны прямо вырезан человек с луком и стрелою, и от той приметы была келья потаенная, у оной кельи на углах четыре пихты саженныя которая всех выше к востоку, тут и казна вся».

Другая запись о кладе, дошедшая в отрывочном, очень испорченном виде, по-видимому, говорит о разбойничьем кладе: «Против города Юрьевца, против самого базара, за монастырем по речке Кувшинихе вверх есть место, называется Овин Дрянкин, от того овина на восток, 12 часов, дубовый старый пень, от того пня к яме овинной девять аршин есть выход, в том овине закопано наше все добро деньгами (дальше оторвано) восемь… и два… дубовых трех… чугун в оной с половиной… тенья запои… серег».

Выше уже упоминалось сделанные владельцами клада «приметы»: врезанный в сосну пятак, вырезанные на коре дерева «хари», человеческие фигуры и др. Эти приметы были, по-видимому, не только плодом народной фантазии — о «резьбе» на деревьях и камнях, о различных знаках на них известно из многих источников: так в бору Белая Грива у озера Соловецкого в старину сохранялись дубы, у которых, по преданию, находилось становище разбойников. На дубах имелась «резьба» — человеческие лица и полукруг месяца. В одно из деревьев был врублен медный крест. По одной из записей, в Гжатском уезде Смоленской губернии «погреб» с вещами, награбленными французами в Москве в 1812 г., находился в нескольких саженях от этой сосны, на коре которой с одной стороны была вырезана сабля, а с другой стороны — крест. Впрочем, эта сосна была спилена еще в середине прошлого века.

Глава 2 ПРАВОВАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВА

Юридическая сторона поиска кладов и сокровищ

Кладоискательство как профессия или увлечение не имеет границ: ни географических, ни политических. Само собой разумеется, во все времена любое государство неизбежно стремилось взять под свой контроль этот вид человеческой деятельности и оформив соответствующим законом, предъявить свои права на любые материальные ценности, появляющиеся в результате этой деятельности.

Таким образом, случайный или профессиональный счастливчик, нашедший клад, наряду с удачей приобретает весьма серьезные проблемы во взаимоотношениях с государством при решении вопроса: кого считать истинным владельцем найденных ценностей. В этом споре может незримо присутствовать и третье лицо — тот, кто спрятал этот клад, или тот, кому он принадлежал ранее. Вероятно, подобные споры могли возникать еще в каменном веке, когда представитель одного племени находил топор, утерянный охотником-соседом. Одна сторона утверждает свои права на находку по причине ее прямого владения до потери, другая — на основании находки, третья же — на основании прав на земельную (или водную) территорию, где была совершена находка.

Одним из первых «цивилизованных» способов решения подобных споров был кодекс, предложенный императором Юстинианом, по которому половина найденных ценностей принадлежала нашедшему, а вторая половина — владельцу территории. Возможно, такое равноправие и сохранилось бы, но крепнувшее государство вскоре начало присваивать себе грабительски львиную долю найденных ценностей, что привело к утаиванию находок и контрабанде. В ответ последовали новые законы репрессивного характера, утверждающие потенциальными собственниками всех сокровищ короля и казну.

Так, по английскому закону от 1276 года, действовавшему с рядом небольших поправок до 1887 года, «если в доме или на земле найден клад и о его существовании владелец не знает, то клад принадлежит королю». Дополнение от 1887 года предусматривало выплату нашедшему клад определенного процента, если предмет представлял для государства историческую ценность. Но процент вознаграждения был ничтожно мал, и кладоискатели начали умалчивать о своих находках и тайно перепродавать их с большой для себя выгодой. Заметив «сокращение» поступлений, власти в 1929 году вновь изменили закон.

Своеобразно законодательство о кладах Австралии, по которому нашедший клад может рассчитывать лишь на решение правительства, которое и определяет долю вознаграждения. Если клад поднят со дна моря, то он передается правительству, которое объявляет розыск владельца, и если в течение года владелец не предъявит свои права, то клад переходит в распоряжение властей, которые определяют и долю нашедшего. Если же владелец объявится и докажет свои права, то государству и счастливчику-кладоискателю можно надеяться только на щедрость хозяина клада. Например, когда у берегов Австралии были подняты старинные корабли «Батавия», «Золотой дракон» и «Зайтдорп», когда-то принадлежавшие голландской компании «Датч Ист Индиа Компани» владельцем находки объявило себя само правительство Голландии, поскольку компания прекратила свое существование еще в XVIII веке.

Если клад найден на территории США, то он принадлежит нашедшему, который обязан заплатить подоходный налог с суммы стоимости клада по американским расценкам в год находки. Однако в каждом штате существуют свои законы, и в юридическом комментарии кладоискатель предупреждается, что в ряде штатов в зависимости от места находки нашедший может не получить ничего.

В России отношения между государством и кладоискателем формировались на протяжении веков и, к сожалению (а может, и к лучшему), так до конца окончательно и не сформировались.

В средние века на Руси кладоискательство было делом, весьма распространенным и обычным, которым увлекались даже многие самодержцы. Летописец XVI века описывает, как царь Иван Грозный заполучил клад в Новгороде, в Софийском соборе: «Как приехал великий князь Иван Васильевич с Москвы в Новгород и неведомо как уведал казну древнюю, сокровенную в стене создателем св. Софеи, князем Владимиром Великим (внуком св. Владимира), и неведомо бысть о сем никем, ниже слухом, ниже писанием. И тогда приехав нощию и начат пытати про казну ключаря Софейского и пономаря, и много помучив я, не допытався, понеже не ведаху. И прииде сам князь на восход, где восхождаху на церковные полати, и на самом всходе, на правой стороне, повелел стену ломати, — и просыпася велие сокровище, древние слитки в гривну, и в полтину, и в рубль, и, насыпав возы, послал к Москве». Это лишь одно из многочисленных летописных свидетельств об участии Ивана Грозного в поиске кладов. Но если Иван Грозный в свое время был «монополистом» в кладоискательстве, то Петр I, будучи страстным собирателем, весьма серьезно относившимся к разного рода сообщениям о кладах и находках старинных вещей, даже издал указ о сборе и покупке у населения предметов старины, о препровождении их в Петербург, в столичную Кунсткамеру.

После отмены крепостного права в России наблюдался всплеск кладоискательской активности: крестьяне, распахивая земли стали чаще находить клады, и это становилось обычным делом. Если внезапно разбогатевшего человека спрашивали, каким образом ему удалось разбогатеть, чаще всего можно было услышать ответ: «кубышку откопал». Да и после крупных потрясений, крестьянских восстаний и разбойничьего разгула кладов в земле русской стало больше. Интересно отметить, что в этих условиях закон уже не предусматривал требования конфискации клада. Необходимым требованием было предъявление находки местным властям для регистрации, описания места клада и передачи содержимого в руки ученых. Если клад не содержал редких и важных с научной и исторической точки зрения предметов, его возвращали нашедшему. Взамен редкостей выдавалось вознаграждение..

Революция положила конец более или менее устоявшемуся равновесию в системе «кладоискатель — государство». Убежденные, что в «светлом будущем» золото и драгоценности будут не нужны, большевики тоннами (в то время именно на вес) отправляли за границу сокровища Российской империи, включая и царские регалии, в обмен на хлеб, паровозы и прочие товары «первостепенной важности». Спохватившись, что золотой запас страны катастрофически иссяк, государственный аппарат начал проводить широкомасштабные мероприятия по экспроприации и конфискации золота и прочих ценностей у населения. Фактически период с начала революции и до конца пятидесятых был периодом формирования новых кладов, скрываемых подальше от глаз ВЧК, а позднее НКВД, которые, напротив, выступали в роли «кладоискателей». Если четкая формулировка юридических взаимоотношений между государством и обладателем находки в тот период была предельно проста: «отдай государству, или — к стенке», то впоследствии, несмотря на кажущееся послабление, этот закон и вовсе был пущен на самотек, определив отношения простейшей формулой: 25 % — нашедшему, 75 % — государству, будь это бриллиантовое колье или горсть медяков.

После перестройки, когда все, что не запрещено, стало разрешено, кладоискательство приобрело поистине национальный размах, во многом благодаря всеобщему заблуждению, что это самый простой и легкий способ разбогатеть в период финансово-экономической разрухи. В настоящее время закон обрел и вовсе прозрачную формулировку: нашедшему выплачивается определенный процент — вознаграждение. Каким будет этот «процент», нетрудно себе представить.

Но пусть кладоискатель не спешит на радостях хватать лопаты и кирки. Все, о чем говорилось выше, — это «раздел шкуры неубитого медведя». Прежде, чем отправиться на «остров сокровищ», настоятельно рекомендуется ознакомиться с действующим законодательством, «крючки» и «подводные камни» которого могут здорово омрачить счастливый миг удачи. Операции по захоронению кладов и их поиску во все времена объединяло одно — секретность и скрытность, которые всегда были подозрительны государству, в свою очередь, изобретающему обтекаемые формулировки в чтении законов, делая их «универсальными». Как говорится: «был бы человек, а статья найдется». И если Административнопроцессуальный и Гражданский кодексы кажутся не такими уж и пугающими, то наивно было бы полагать, что в период борьбы с бандитизмом и финансовыми воротилами теневого бизнеса на кладоискателя в новом Уголовном кодексе не найдется статей, способных заставить призадуматься и быть осторожным в своих поисках. Даже если вы нашли кувшин серебра на своем огороде.

Как известно, кладоискательство имеет множество форм, направлений и разновидностей; соответственно, для каких-то видов поиска тот или иной «букет» возможных статей весьма разнообразен. Рассмотрим некоторые основные юридические аспекты.

Главная проблема кладоискательства — нелегальность, хотя иногда ошибочно называют археологию легальным кладоискательством. Легализация кладоискательства очень проблематична и практически невозможна, поскольку никак нельзя будет проследить количество доходной части подобной операции. Единичные случаи узаконенной формы приобретают лишь общественные объединения и клубы энтузиастов.

К иным предприятиям, не указавшим в своих уставных документах подобный вид деятельности, но занявшимся поисками, вполне может быть применима ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство»: осуществление предпринимательской деятельности без регистрации либо без специального разрешения и т. д. (Здесь и далее полный текст статей УК РФ и меры наказания приводиться не будут. Предоставляем возможность кладоискателям лично ознакомиться с текстами документов.)

«Домушникам» — искателям кладов в старых и заброшенных домах — просто необходимо обратить внимание на следующие статьи:.

Ст. 139 «Нарушение неприкосновенности жилища»: незаконное проникновение в жилище против воли либо без ведома проживающего в нем лица…

Ст. 158 «Кража», то есть тайное похищение чужого имущества…

Ст. 159 «Мошенничество», то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием…

Ст. 164 «Хищение предметов, имеющих особую ценность»: хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения…

Один фактический пример. Когда в полузаброшенной деревне в заколоченном доме орудовал «искатель», неожиданно явился новый хозяин — наследник дома, и застал непрошеного гостя с сумкой, набитой иконами, одна из которых была необычайно редкой. Несмотря на слезы и мольбы, бедолага, возможно, действительно решивший, что дом заброшен, получил вместо богатства срок.

Любителям исследовать полуразрушенные замки, усадьбы и монастыри, даже при отсутствии специальной таблички, следует обратить внимание на ст. 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение памятников историй и культуры»: уничтожение или повреждение памятников истории, культуры, природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность…

Серьезное предупреждение «искателям» из «группы риска» — «гробокопателям», или «могильщикам».

Ст. 244 «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения».

Ст. 214 «Вандализм».

Эти статьи в комментариях не нуждаются.

Не менее серьезное предупреждение «трофейщикам».

Ст. 222 «Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств».

Ст. 223 «Незаконное изготовление оружия».

Если вы нашли гранату или вас заловили с «Максимом» или «Шмайссером», весьма затруднительно будет доказать, что вы искали золото Наполеона.

Путешествия в дальние степи или тайгу, где отмечены крупномасштабные поиски, не всегда могут быть похожи на безобидный турпоход или выход на охоту-рыбалку. Здесь также могут подстерегать неприятные стычки с буквой закона, но в основном из-за собственной невнимательности.

Ст. 254 «Порча земли» (конечно, только в том случае, если вы выкопали яму, размером с воронку от авиабомбы).

Ст. 257 «Нарушение правил охраны рыбных запасов».

Ст. 258 «Незаконная охота».

Конечно, если вы имеете охотничий билет и приобрели ружье законно, тогда все в порядке. Но надо помнить, что в разных районах сезон охоты открывается по-разному, а в некоторых случаях (как назло), именно в тот год, когда вы приехали, — сезон могут вообще не открыть, скажем, из-за резкого снижения популяции зверя или птицы.

Безобидная рыбалка тоже может подвести. Поймав, даже на удочку, стерлядь, вы рискуете заплатить большой штраф и идти домой пешком.

Ст. 260 «Незаконная порубка деревьев и кустарников». (Одно, два дерева, может, и ничего, а если просека…)

Ст. 261 «Уничтожение или повреждение лесов». (Если от вашего окурка выгорело несколько гектаров лесов, знайте: очень скоро придется бросить!)

Ст. 262 «Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов». (Иными словами, избегайте заповедников, если таковые места еще остались.)

Наконец, удача вам улыбнулась, и вы притащили домой «убитого медведя». Однако прежде чем снимать «шкуру», вновь пролистайте Уголовный Кодекс.

Ст. 188 «Контрабанда»: перемещение через таможенную границу РФ… культурных ценностей, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации.

Ст. 191 «Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга».

Ст. 192 «Нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней».

Как говорится, «закон суров, но это — закон». И если кто-нибудь вам скажет, что законы придуманы для того, чтобы их нарушать, то лучше вспомните слова великого комбинатора Остапа Бендера: «Кодекс мы должны чтить!»

Блокнот кладоискателя Клад Степана Разина

Бежал Стенька Разин на Ветлугу-реку, в лесную сторону. Здесь он много кладов закопал — казну свою схоронил. О тех кладах и посейчас слух ходит, да все те клады заговорены. Немало было охотников взять их, по никто не мог похвастаться удачей — не давшись разинские клады. То незадачливого кладоискателя отбросит ветром за несколько верст, а то покажется клад, да уйдет глубже в землю, и сколько не копайся — не докопаешься. Сторожат разинские клады черти, а заговорены те клады на головы: наместо, где клад зарыт, надо принести двенадцать голов, шесть женских и шесть мужских.

В четырех верстах от села Трумлейки Разин в Подземном срубе спрятал клад в 104 миллиона рублей золотом. В этом срубе к матице из черного дуба прибита жестяная таблица. В выходе стоит стол, на столе лежит Евангельская книга, тут же стоит и блюдо, а на блюде лежит Камень-самосвет, весом в полтора фунта, и Камень невидимый. В углу выхода поставлены сорок два ружья, вокруг них — медная шпон очка, блестящая, как золото. В выходе же стоит часовня, а в пей находится Крест Животворящий да Арсидима Божья Матерь и Никола Милостивый. Перед иконами горит большая неугасимая свеча. В кладу положено двойное золото, серебро — все крестовики, жемчуг и медные деньги, все с конями. Около клада стоит пристав — черть, и никому не дает денег. Кто возьмёт этот клад, тот должен построить собор-церковь и поставить в ней Животворящий Крест, находящийся в часовне, а икону Арсидимы Божьей Матери отнести в Соловецкий монастырь. Камень же самосвет и Камень невидимый отослать к царю. Невидимый камень нужно носить на груди, а в карманы не класть. От невидимого камня много пользы: если царь обойдет с ним всю Россию, то она сделается невидимой для неприятеля.

Есть поверье, что если кто начнет копать этот клад, то из-под земли услышит слабый женский голос: «Не усиляйся раб Божий, своей силой поднять казну! Найди разрыв-траву и выручи Божью Матерь из неволи, и тогда всему твоему роду и породью будет царствие небесное!»

В Шатрашанском кладе Разина за железной дверью хранится сорок пудов золота и множество сундуков с жемчугами. Здесь же стоит икона Божьей Матери, а перед ней горит неугасимая лампада. Кто отыщет список этой иконы, тот отроет и клад, а кто станет рыть клад без иконы, тот точас же и уснет. При рытье ударит двенадцать громов, явится, всякое войско, конное и пешее, и будут всякие привидения, только бояться этого не надо.

Шло раз по Волге судно, а на нем один бурлак хворый был. Видит хозяин, что работать бурлаку не под силу, дал ему лодку и ссадил на горах. «Иди, — говорит, — куда-нибудь выйдешь, а перевозить я тебя не хочу. Кто тебя знает, выздоровеешь ты или нет?» И пошел бурлак по тропинке в лес, еле тащится. Ночь пришла, зги не видать, только впереди огонек мелькает. Пошел он на него и вошел в землянку, сидит в землянке старик, волосатый весь и седой-преседой.

Попросился бурлак переночевать, тот сперва не пускал, а после и говорит: «Пожалуй, ночуй, коли не боишься». Прохожий человек подумал: «Чего бояться? Разбойникам у меня взять нечего». Лег и заснул. Вдруг просыпается идти шум, гам, крик, свист и ветер по лесму, и влетает в землянку всякая нечисть. Давай старика мучить, тискать, груди у него сосать — груди у него большие, словно у бабы. Только зорька черкнула, они и отлетели. Передохнул старик и говорит: «А знаешь ли ты, у кого ты ночевал и кто я?» — «Не знаю», — говорит тот. «Я Стенька Разин, великий грешник, — смерти себе не знаю и за грехи свои муки терплю». У бурлака хворь как рукой сняло — стоит, слушает старика. «Далече отсюда в земле с кладом вместе ружье зарыто, — говорит Стенька, — спрыг травой заряжено.

Там моя смерть. На вот тебе грамотку!» И дал старик запись на богатый клад. Зарыт он был в Симбирской губернии и столько казны в нем было, что, по его сказаниям, можно было Симбирскую губернию сорок раз выжечь и сорок раз обстроить лучше прежнего. Все было прописано в грамотке — сколько, чего и как взять.

Первым делом надо было икону Божьей Матери и часть денег по церквам и по нищей братии раздать, а после взять и из ружья выпалить да сказать три раза: «Степану Разину вечная память!» Тогда в ту же минуту умер бы Стенька и кончились бы его муки, да не случилось так: клад бурлаку не дался, человек он был темный, грамоты не знал и отдал запись в другие руки, а грамотники словом одним обмолвились — клад в землю пошел. Совсем было до него дорылись, дверь было видно. Перед тем, как сгинуть, много Стенька всякого добра схоронил. Денег девать было некуда. Струги у Стеньки разукрашены, уключины позолочены, на молодцах бархат с золотом, дорогие шапки набекрень сбиты, едут Волгой, песни удалые поют, казной сорят. По буграм да по курганам Стенька казну закапывал.

В Царицынском уезде, неподалеку от Песковстонки, курган небольшой стоит, всего каких-нибудь сажени две вышины. В нем, говорит народ, заколдованный клад положен, целое судно, как есть, полно серебра и золота. Стенька его в полную воду завел на это место. Когда вода сбыла и судно обсохло, он курган над ним наметал, а для приметы наверху яблоневую палку воткнул. Не простой человек посадил ее: стала пачка расти, выросла в большое дерево, и яблоки с нее были только бессемянные, сказывают. Все доподлинно знали, что в кургане клад лежит, да рыть было страшно, клад не простой был положен, из кургана каждый раз кто-то выскакивал страшный-престрашный. Нечистые стерегли Стенькино добро.

Есть еще на Волге Настина гора. Не клад в ней схоронен, а Стенькина полюбовница. Сам он в одно время жил здесь, а Настасья при нем жила. Уходил Стенька куда, и разбойников ставил сторожить. Берег атаман Настасью пуще глаза, да не уберег от смерти. Умерла девица. Зарыл ее Стенька на бугре и закручинился, не знает, чем место заметить, чем помянуть. А с бугра все видно: и обозы, и степи, и суда на реке. Вот видит Стенька три воза со стеклом. «Стой! Опрастывай! Тащи наверх!» В степи взять больше было нечего, на Волге как раз, тоже не видать ничего. Высыпал на бугор кучу битого стекла, чем место и наметил. А возчикам в память отвалил не одну меру серебра да по разным дорогам и отпустил, чтобы они, выходит, друг над другом никакого зла не сделали. Оставшиеся деньги закопал рядом с могилой. Вот какой был Стенька.

По правому берегу реки Волги, действительно, много показывают Стенькиных бугров: чуть покруче — глядишь, и его. Народ сам забыл, где настоящий бугор Стеньки Разина, и крестит его именем то один, то другой. «Тут Стенька станом стоял, — вот здесь шапку оставил», — так и зовут это место «Стенькиной шапкой», там клад положен и заклят.

У всех этих бугров есть общие сходные черты: все они одной крутой стеной обрываются в Волгу, а от соседних возвышенностей отделяются глубокими ущельями. Недалеко от деревни Банновки, между селом Золотым Саратовской губернии и устьем большого Еруслана, обрыв на Волге носит название бугра Стеньки Разина. Один человек пропал через него.

Заночевало у Стенькиного бугра судно. Один бурлак и стал у товарищей спрашивать, согласен ли кто с ним идти на бугор и посмотреть, что там есть. Сыскался охотник, пошел. А бурлак-то был из дошлых, хотелось ему клад добыть. Вышел с товарищем на берег да и говорит: «Молчи знай, что бы тебе ни померещилось». Ну ладно. Влезли на самую вершину, видят: яма не яма, а словно погреб какой, с дверью. Спустились туда, в землянку попали. В переднем углу, перед иконой, лампадка горит, и так хорошо там, что и не выходил бы. Посередке гроб стоит, на гробу три железных обруча и молоток большой возле лежит, да пучок прутьев железных. А по степам чего только нет! И бочки с серебром и бочки с золотом, камней разных, золота, посуды сколько! И все как жар горит.

Помолились бурлаки иконе, и дока поднял молот и сбил обручи с гроба долой. Крышка у гроба отскочила, вышла девица-раскрасавица а и спрашивает: «Чего вам, молодцы, надо? Берите чего хотите». Красавица эта была Маришка-безбожница. Дока, ни слова не говоря, схватил железные прутья и давай ее полосовать что есть силы. Товарища индо жалость взяла. «Что ты, — говорит, — делаешь? Побойся бога!» Только он эти слова сказал, как в ту же минуту все пропало, подняло его невидимой силой и вынесло наверх. Нет ни ямы, нет пи дверей, только слышит из-под земли, как крикнул кто-то: «Девятого!» Клад был заклят на много человеческих голов. От страха бурлак обеспамятовал, через силу сполз со Стенькиного бугра и три года был без языка. С той поры не выискивалось охотников клад добывать, потому, кто его знает, насколько он голов положен.

Выше Камышина, верст за сорок, показывают еще бугорок Стеньки Разина, а верст за восемь выше слободки Даниловки лежит ущелье Стенькина Тюрьма, прозванная Дурманом. В старые годы, говорят, оно было окружено таким густым лесом, такой чащей, что заблудившемуся выйти некуда было, оставалось только кинуться в воду. И Уракову гору укажут вам неподалеку от колонии Добринки. Это высокий, сажень в 70, бугор, с которого убитый Стенькой Ураков, как говорит предание, сряду 7 лет после смерти кричал зычным голосом проходившим по Волге судам: «При-во-ра-чи-вай!» Пещеру Разина показывают и в Жигулях, толкуют про подземный ход в несколько сажень. Народ помнит про своего неумирающего атамана, и ни о ком нет такого количества преданий, как об этом удалом разбойнике-чародее-богатыре и о его несметных богатствах и кладах.

«Золотая баба».

Есть свидетельства о том, что люди поклонялись некой «Золотой бабе». Ермаковы казаки пытались разыскать знаменитый сибирский идол — «Золотую бабу». Слухи об этом «великом кумире» проникли на Русь еще в конце XIV века. В 1398 году русский летописец, сообщая о кончине Стефана Пермского, писал, что святитель жил среди язычников, молящихся «идолам, огню и воде, камню и золотой бабе». В послании митрополита Симона пермякам в 1510 году снова упоминалось о поклонении местных племен «Золотой бабе». Австрийский посол С. Герберштейн, посетивший Московию в 1520-е годы, записал, что за Уралом стоит идол в виде старухи, которая «держит в утробе сына и будто там уже опять виден ребенок, про которого говорят, что он ей внук».

Казаки Ермака впервые узнали о «Золотом идоле» от чуваша, перебежавшего в их стан при осаде одного из татарских городищ. Чуваш, попавший в Сибирь как татарский пленник, немного говорил по-русски, и с его слов Ермак узнал о том, что в осажденном им урочище остяки молятся идолу — «богу золотому литому, в чаше сидит, а поставлен на стол и кругом горит жир и курится сера, аки в ковше». Однако казаки, взяв приступом городок, не смогли найти драгоценного идола.

Вторично казаки услышали о «Золотой бабе», когда попали в Белогорье на Оби, где располагалось самое почитаемое остяками капище и регулярно совершались «жрения» и «съезды великие». Здесь же находилась тогда главная святыня сибирских народов — «паче всех настоящий кумир здесь бо» однако, ермаковцам не довелось его увидеть: при их приближении жители спрятали «болвана», как и всю прочую сокровищницу — «многое собрание кумирное». Казаки расспрашивали остяков о «Золотой бабе» и выяснили, что здесь, на Белогорье, «у них мольбище большое богине древней — нагая, с сыном на стуле сидящая».

Именно сюда, в Белогорское святилище, якобы принесли и положили к ногам «Золотой бабы» снятый с погибшего Ермака панцирь, но преданию, ставший причиной его гибели.

Таинственная «Золотая баба» до сих пор составляет одну из неразгаданных загадок истории. Рассказывают, что она надежно спрятана в подземной сокровищнице и секрет ее местонахождения передается из поколения в поколение хантскими шаманами вместе с древними тайными знаниями их народа. А вместе с идолом хранится и стальная, окованная золоченой медью кольчуга покорителя Сибири, знавшего свою судьбу и не свернувшего с пути…

А предсказания были таковы. Чандырский жрец уверенно предсказал Ермаку победу над Кучумом. «И о том, — писал летописец, — идольское пророчество сбылось». Шаман говорил: «Дальше пройдешь — на Русь не вернешься. Иди назад, на Карачино озеро зимовать». Ермак выбрал дорогу вперед. Другой шаман предсказал Ермаку великую славу. А когда казаки ушли, прошептал своим близким: «Да, слава его велика будет… Только смерть его близка».

Загадка Николы Лапотного.

«Я отправил из Москвы с разным добром 973 подводы, в Калужские ворота на Можайск. Из Можайска пошел я Старой дорогой на Смоленск, становился не дошедши медынских и вяземских округ. Остановился на Куньем бору, речка течет из ночи на зимний восход, а имя той речки Маршевка, и потом я велел русским людям на Куньем бору сделать на суходоле каменную плотину, плотину глиной велел смазать, а в ней положил доску аспидную, и на ней написано, где что положено, шедши из Москвы до Можайска».

Так начинается текст кладовой записи, сделанной, по преданию, в Смутное время польским королем Сигизмундом (по другой версии — самозванцем Гришкой Отрепьевым). Оригинал этой записи, выполненный «на медной доске» на латинском и польском языках, по убеждению старых кладоискателей, находился в Варшаве, а тайно сделанный список с нее, переведенный на русский язык, был широко распространен в среде русских искателей сокровищ…

В том, что «сокровища польского короля» приурочены к Смутному времени, нет ничего удивительного: в Смутное время было зарыто огромное количество кладов, что подтверждается многочисленными находками, и этот факт говорит, скорее, в пользу реальности «кладов Сигизмунда». Кому они принадлежали в действительности — это уже другой вопрос.

Запись на клады Сигизмунда была широко распространена среди кладоискателей. Она ходила по рукам в самых различных версиях. Неизменными оставались главные приметы: центром «кладоносного района» во всех вариантах записи является некий погост Николы Лапотного (Николы Лапотника, Николая Лапотникова и т. п.), около которого, остановившись в Куньем бору, зарыл свои клады польский король. Есть погост Николая Чудотворца, яже зовомой Никола Лапотный, и от него еще погост Святого мученика Георгия, в трех верстах расстоянием один от другого. У погоста Николая Чудотворца имеется речка Хворостянка, а другая Гремячка. В устье одного погоста третья речка Чернитинка из болота из черных местов… Далее следует подробная роспись кладов, заложенных в округе: «У оного погоста положено сокровище…» В различных вариантах записи количество кладов колеблется от десяти до двадцати, причем, масштабы кладов измеряются «котлами» и «бочками» золота и серебра.

Если внимательно вчитаться в кладовые записи, то можно легко заметить, что во всех случаях речь идет о реальной местности, в которой зарыт по крайней мере один реальный клад. Приметы этой местности следующие:

1. Клад зарыт близ погоста Николая Чудотворца Лапотного, рядом с которым, на расстоянии от трехсот сажен (около 630 метров) до семи верст (около 7,5 километра), находится другой погост, во имя св. Георгия Великомученика:

2. Погост Николы Лапотного стоит на реке с названием Хворостянка (Хворостня, Хворосня, Хворость, Сорочка). Рядом протекает речка Хворостянка-малая (Гремячка), а поодаль — третья речка — Чернавка (Чернитинка, Черновка). Все три речки берут свое начало близ погоста, а Чернавка к тому же, возможно, вытекает из болота;

3. В окрестностях погоста имеется ряд характерных примет: насыпной вал («плотина»), суходольный луг, родник («колодезь»), камни-валуны;

4. Неподалеку от погоста расположена местность под названием Куний Бор, где находится Пустошь Телепнево, через которую течет речка Маршевка. Здесь проходит или проходила большая проезжая дорога.

Клад короля Сигизмунда ищут уже несколько столетий. Главной магистралью поиска всегда была Смоленская дорога, а погост Николы Лапотного искали то под Можайском, то под Гжетском, то под Вязьмой и Дорогобужем.

В конце прошлого столетия одним из мест поисков являлась деревня Соколово Гжатского уезда, на речке Могилевке. Здесь, в одной из излучин реки, по преданию, в старые годы был найден «гроб с золотом». Близ деревни находился старинный погост Николая Чудотворца, который в архивных документах XVII–XVIII веков именуется «погостом Николы Лапотникова». В середине прошлого века здесь был найден и клад — котел с медными монетами XVIII столетия. Другие многочисленные раскопки дали немного: была найдена серебряная церковная лжица для причастия, ручка чугунного котла, несколько рассыпных серебряных и медных монет. Копали и на погосте, но, кроме гробов, ничего не нашли. Правда, в окрестностях деревни было обнаружено множество интересных объектов: 3 славянских кургана, каменный погреб (раскопан: оказался пустой), камень-валун с вырезанным знаком медвежьей лапы. А в сентябре 1874 года в версте от деревни кладоискатели натолкнулись на захоронение наполеоновских солдат, в котором среди костей оказался полусгнивший пояс из красной кожи. Когда его стали извлекать из земли, пояс разорвался и из него посыпались серебряные монеты — русские рубли и какие-то иностранные деньги. Всего было найдено семнадцать монет.

Исследователи прошлого столетия, анализируя тексты кладовых записей «короля Сигизмунда», отмечали, что в старое время Смоленская дорога шла южнее Бородина через села Преснецово и Царево-Займище. Где-то здесь, на стыке Гжатского, Можайского и Медынского («не дошедши медянских и вяземских округ») уездов, и находился искомый погост Николы Лапотного. Таким местом мог являться погост Александра Свирского близ Можайска или безымянный погост на самой границе Можайского уезда у слияния двух речек, сожженный в Смутное время и носивший, по преданию, название Николы Лапотникова. Еще в конце XIX века следы погоста были ясно видны, а весной почти ежегодно здесь вымывались и выносились водой на берег одна-две серебряные монеты.

Клад Сигизмунда может находиться и ближе к Москве. В тексте кладовой записи ясно указывается, что подводы с сокровищами были отправлены через Калужские ворота на Можайск. Как раз на этом направлении, в районе современной Апрелевки, в верховьях реки Пахры в XVI — начале XVII веках располагался «монастырь особняк Николы Чудотворца», а в четырех верстах от него — погост св. Георгия Великомученика. Ведь король, судя по записи, что-то «положил», еще не доходя Куньего бора, «шедши из Москвы до Можайска».

Но на самом деле нет никакой уверенности в том, что клад Сигизмунда, если он есть, зарыт по Смоленской дороге. Дело в том, что многочисленные варианты «кладовой записи» указывают аналогичные места в Костромской, Ярославской, Владимирской областях. А в XIX веке в Олонецкой губернии ходила по рукам кладовая запись с точным указанием на то, что клад зарыт близ одного из карельских погостов, в районе Кандапоги: «Есть река Хворосия крутобрега, еще малая Хворосня, третья река Чернавка. На реке Хворосня погост, называемый Николаи Лапотный, а второй погост Егорий, от Николы виден. При том погосте Николы есть топи, где и люди не ходят. Пониже топи есть земляной вал, в конце вала лежат по камню серых, под теми камнями по кубу денег серебряных… Средь вала лежит плита красная — на коне поворотиться можно — под той плитой шестиуховый котел денег серебряных. При том же погосте Николая есть колодезь — вода кипучая, и в нем спущено десять пудов посуды церковной серебряной и закрыто доской… И та поклажа время нашествия Литвы, то есть польского, короля Костюшки».

Так что, загадка погоста Николы Лапотного далеко не так однозначна, как это может показаться на первый взгляд, как, впрочем, и вопрос реальности таинственного клада. Время, возможно, покажет, существует ли легендарный клад Смутного времени на самом деле.

Книги Ивана Грозного.

12 ноября 1472 года в Москву приехала невеста русского царя Ивана III, византийская царевна Софья Палеолог. Своим главным приданым она считала не привезенные драгоценности и золото, а старинные книги. Все время, пока Софья жила в Кремле, она боялась пожаров. Переживала, как бы не сгорели древние рукописи…

Любовь к чтению царица передала сыну, великому князю Василию, сменившему на московском престоле отца. Царь Василий III вызвал в столицу ученого грека Максима и повелел ему составить библиотечный каталог, а также перевести некоторые рукописи на церковнославянский язык.

При виде редчайших книг Максим онемел от восторга. Он поклялся, что во всей Греции не сыскать такого богатства.

Бесценная библиотека досталась по наследству внуку Софьи Палеолог — царю Ивану Васильевичу Грозному. Он помнил заповедь бабки, что книги надо беречь от пожара и спрятал библиотеку в специальном каменном подземелье.

Иван Грозный умер, а древние книги исчезли. Одни умники говорят, что библиотека сгорела. Другие утверждают, что ее и не было.

Однако число искателей книг Ивана IV не убывает. Первым был приват-доцент Страсбургского университета Э. Тремер, приехавший в Москву в начале XIX века. Он обследовал несколько подвалов Кремля и не решился спуститься ниже, в лабиринт царских подземелий.

Ход поиска знаменитой библиотеки очень интересно описан в книге Р. Пересветова «По следам находок и утрат» (1963 год). Каждый, кто прочитает ее, убедится в необходимости продолжать увлекательное дело.

Настойчивого искателя ждет великолепное открытие.

В течение 13 лет, пока я работал на танкерах морского пароходства, мне многократно приходилось плавать через знаменитый Босфорский пролив, туда и обратно. И каждый раз, когда в поле зрения моих любопытных глаз попадал древнейший храм Ая-София, я неизменно вспоминал, что отсюда, с западного берега пролива Босфор, пришла в нашу Киевскую Русь вера в Христа и высокая византийская культура.

…Более 1400 лет стоит этот храм, построенный в 532–537 годах греческими мастерами Анфимием и Исидором из Милета. Не так-то просто представить себе, как киевская княгиня Ольга, 30-летняя вдова Игоря, первой приняла под куполом Софийского храма крещение. Только в 957 году она дважды гостила у византийского императора Константина Багрянородного.

Легенда гласит, будто женатый цесарь сватался к нашей Ольге. Она перехитрила его, попросив стать ей крестным отцом!..

А значительно позже, примерно в 1448 году, здесь же была крещена византийская принцесса, получившая имя Зоя (Жизнь). Она была дочерью владетельного князя Мореи (Греции) Фомы — брата последнего византийского императора Константина II Палеолога. Нам она известна под именем Софьи Палеолог.

Отсюда, с берегов Босфора, византийская принцесса перенесла в заснеженную Москву мечту о третьем, несокрушимом Риме. Как известно, второй Рим — Византия — пал под натиском турков-османов в 1453 году. Еще до захвата турками Константинополя, а затем и Греции, Фома Палеолог нашел прибежище в Риме. Там и решался вопрос о сватовстве великого князя московского Ивана III к его дочери.

Говорят, что римский папа Сикст IV, имея дальний прицел, не поскупился на приданое невесте: дал ей из своей казны шесть тысяч дукатов, несколько дорогих подарков. Но главным сокровищем, так считала сама Софья Палеолог, стали книги из византийской библиотеки.

Какая она была, наша первая российская царица?

По словам европейских летописцев, Софья Палеолог была красивой 24-летней девицей, в очах которой «горело пламя Востока». В книгах наших постсоветских историков образ Софьи уже не так романтичен.

Выйдя замуж за Ивана III, византийская принцесса подарила ему пятерых сыновей. Старший из них стал, царем Василием III, при котором и была идеально сделана первая опись книг, привезенных его матерью…

Судьба библиотеки Ивана Грозного — внук Софьи Палеолог — стала тайной за семью печатями сразу после смерти царя. О том, кто, когда и как занимался ее поисками, уже написано несметное количество книг, монографий, даже художественных произведений.

По мнению многих исследователей, ближе всех к открытию тайны был археолог И. Я. Стеллецкий, которому в 1934 году удалось обнаружить под Кремлем обширное сводчатое помещение, засыпанное землей и песком. Однако дальнейшие раскопки вызвали приток грунтовых вод, что поставило под угрозу фундамент ближайшего здания. Комендант Кремля, сославшись на указание Сталина, запретил дальнейшие поисковые работы.

Энтузиасты не унимаются. Недавно они добились от мэра Москвы Юрия Лужкова согласия на создание специального штаба по поиску легендарной библиотеки.

На периферии знатоки истории тоже не дремлют. Так, например, Краснодарская краевая общественная организация «Русский кладоискатель Юрий Харчук» в ноябре 1997 года организовала свой филиал в городе Переславль-Залесский Ярославской области. Тамошние, краеведы считают, что распространенное мнение о возможности вывоза Иваном Грозным своей библиотеки в Александровскую слободу является ошибочным. Они убеждены, что главный центр царской опричнины находился в их городе. Точнее, в Никитском мужском монастыре.

Телевизионная информация от 1993 года о нахождении царской библиотеки (ТВ-программа «Центр») в Александровском монастыре и ее разграблении не соответствует действительности. Подобные слухи не способны погасить энергию кладоискателей, твердо уверовавших, что древние книги продолжают ждать самого упорного из них.

Мне кажется, что версия краеведов города Переславль-Залесский заслуживает особого внимания. Глава Краснодарского краевого общественного фонда «Русский кладоискатель Юрий Харчук» призывает ученых и археологов страны оказать всемерную поддержку тем, кто намерен провести планомерное обследование территории бывшего Никитского мужского монастыря.

Пугачевское золото.

Вначале 1840-х годов два молодых человека, братья Александр и Степан Гусевы, поехали из своего хутора Гусевского в Оренбург и по дороге остановились ночевать в деревне Синегорке. Когда они выпрягли лошадей и зашли в хату, то увидели лежащую на печи сморщенную старушку, слепую. Старушка по говору узнала, что Гусевы «мосоли» («мосолями» называли потомков крепостных заводчика Мосолова) и спросила:

— Вы не из Каноникольского?

— Нет, мы из хутора Гусевского.

— Это на Малом Ику, возле устья речушки Ямашлы?

— Верно! Откуда, бабуся, знаешь?

— Я в молодые годы с Пугачевым ходила, была у него кухаркой. Когда по дороге на Иргизлу за нами гнались сакмарские казаки, Пугачев приказал закопать на левом берегу Ямашлы, возле устья, золото. Много ведь золота отнял у бар. Оно, чай, и теперь в земле лежит.

Слух о том, что где-то в Синегорке живет некая Прасковья, столетняя старуха, которая в молодости ходила с Пугачевым, разнесся по округе давно, поэтому братья отнеслись к рассказу старухи с полным доверием. Вернулись братья Гусевы домой. Старший, Александр Петрович, — он был уже женат и не жил в отцовском доме, — когда все домашние заснули, пошел к устью речки Ямашлы и после упорных поисков отыскал там корчаг золота. Перепрятав его в укромное место, он не сказал об этом никому не слова.

Через несколько дней младший брат Степан вспомнил в разговоре с отцом про пугачевский клад. Отец удивился: «Почему ж сразу не сказал!» Пошли на берег речушки, копали, копали, но ничего не нашли. А Александр Петрович, забрав себе клад, отделился от отца и стал заниматься лесным промыслом. Сплавлял лес. Купил себе много земли. Две мельницы построил — в Шагрызе и в Кузьминовке. А сына его, старика уже, в 1930 году раскулачили. Многие помнят, сколько золота тогда отняли у этого кулака. Первейший ведь в здешних местах богач был! На пугачевском кладе нажился!

Легенд о кладах Емельяна Пугачева, пожалуй, не меньше, чем легенд о «разинских кладах». Хотя рассказы о кладах Пугачева часто имеют под собой, как кажется, гораздо более реальную почву и, по разным свидетельствам, действительно где-то, когда-то были найдены.

Множество «кладовых записей» и легенд было связано с пугачевским кладом близ бывшей крепости Рассыпной под Оренбургом, в Дикой балке. По рассказам местных жителей, этот клад был выкопан еще в середине прошлого столетия: «Здесь у нас возле Рассыпной есть балка Дикого. Там беглые и дикие люди скрывались. И вот однажды утром пронеслась молва: «Клад! Клад вырыли!» И пошли все смотреть. Здесь была открыта яма. Старики говорили, что это, мол, уральцы (то есть уральские казаки) вырыли. У них каким-то родом остались записи Пугачева, и они знали, что где зарыто, они приезжали к нам. Здесь в лесу еще была береза. Под ней много зарыто золота. Но найти ее, березу, они не смогли. А тот клад в Дикой балке — факт, при мне был!»

Еще один пугачевский клад, по рассказам, зарыт на берегу речки Ящурки, впадающей в Урал. По преданию, деньги зарывались в воловьих шкурах, от Ящурки по течению вправо, в сторону на 20–30 м. Этот берег впоследствии намыло или отмыло, а сама речка лет сто назад пересохла. В окрестностях Татищева, в озере Банна, разбитые царскими войсками пугачевцы при отступлении поспешно скатывали бочки с медными и серебряными деньгами. Есть свидетельства, что вскоре, лет через пятнадцать — двадцать, часть этих бочек была обнаружена и извлечена.

А в двадцатых годах XIX столетия, в морозный декабрьский день, к одному из внуков смотрителя Златоустовского завода постучалась вечером старушка-нищая, с посохом и мешком на спине.

— Что тебе, бабушка? — окликнули ее из окошка.

— Пустите, милые, переночевать, Бога для…

— Заходи.

Старушка, которой шел уже восьмой десяток, переночевала, но наутро оказалась настолько ослабевшей, что не могла двинуться с печи.

— Да куда ж ты, бабка, идешь?

— А вот, милые, так и бреду, пока добрых людей не найду, которые приютят меня.

— Значит ты безродная?

— Никого, миленькие, пет, ни одной родной души не осталось.

— И не знаешь, где родилась?

— Я милые, заводская, с Авзяно-Петровских заводов… Мои-то все померли… Вот я и хожу по чужим людям.

— Коли так, старушка, оставайся у нас.

— Спасибо вам, болезные, за ласку вашу ко мне!

Старушка пожила с полгода и приготовилась умирать.

Уже на смертном одре она позвала хозяйку дома и сказала:

— Слушай, Ивановна! Мне жить недолго — день, два… Грешница я была великая… Едва ли простит меня Господь… Ведь я была полюбовницей самого пугачевского атамана… Он захватил меня на заводе да силой и увез с собой… Когда нас разбили на Урале, мы бежали через Сатку. Ехали в кибитке и везли большой сундук… Ночью приехали к реке Ай… Мой-то и говорит мне: «Акулина! Дело нашего «батюшки» обернулось плохо… Этот сундук полон серебра да золота. Давай его зароем здесь». Вытащили мы сундук, нашли на берегу два дуба, вырыли под ними яму топором… положили в нее клад и завалили землей да каменьями… «Кто из нас останется в живых, — сказал мой-то, — тот и попользуется всем добром»… А место приметное: два дуба здесь и три дуба на том берегу… Потом селимы на лошадей и переправились вброд… Конец, знаю, был плохой… Моего-то убили в драке, я попала в Оренбург… Так с тех пор и не была у клада… Думала уж с тем в могилу лечь… Да хочу наградить тебя за любовь ко мне, старухе… А лежит сундук вправо от дороги в тридцати шагах…

Старушка скоро умерла, клад же, если только он был зарыт, продолжает лежать на прежнем месте. За добычей его надо было ехать за сто верст, расстояние для того времени, когда по дорогам рыскали беглые крепостные, заводские и ссыльные из Сибири, огромное, сопряженное с немалыми опасностями. Кроме того, дорога через Ай менялась много раз, и искателям зарытого сокровища пришлось бы исследовать весь берег на протяжении, может быть, сотни-другой сажен.

Приведенные рассказы — самые достоверные из многочисленных легенд о «пугачевских кладах». В остальных фигурируют «амбары» и «лодки» с золотом и самоцветными камнями, нечистая сила, светящиеся лошади и прочие, очень увлекательные, но вряд ли правдоподобные элементы сюжета.

Разбойничьи клады Лебедянского уезда.

Старинный русский город Лебедянь, когда-то широко известный своими ярмарками, а теперь почти забытый, расположен на севере Липецкой области, по обоим берегам Дона. Основанный в начале XVII века, этот город относился к тем степным оплотам Русского государства, которые, по словам И. А. Бунина, находились «среди великих черноземных полей Подстепья на той роковой черте, за которой некогда простирались «земли дикие, незнаемые», и первые вдыхали бурю, пыль и хлад из-под грозных азиатских туч, впервые видели зарева страшных ночных и дневных пожарищ, первыми давали знать о грядущей беде и первыми ложились костьми за нее».

Начало истории города Лебедяни загадочно. Историкам точно известны даты основания соседних городов — Ефремово, Данкова, Липецка, Раненбурга, Козлова. Год же основания Лебедяни неизвестен. Вам расскажут легенды, где факты перемешаны с вымыслом, и корни которых уходят едва ли не в XIV век и далее.

Рассказывают, что на месте Лебедяни в незапамятные времена существовал земляной городок, построенный разбойником Кунамом и сыновьями его Тяпкой и Русой. Кунам с сыновьями разбойничал на торговом пути на Дону, а также неоднократно совершал набеги на татар. В старости Кунам пал в битве с татарским богатырем, и над его могилой сыновья насыпали курган в десяти верстах от города на правом берегу Красивой Мечи при впадении ее в Дон. Имя Тяпки (полагают, что это прозвище означает что-то типа «рубака») сохранила Тяпкина гора в центре города на берегу Дона, на которой в начале XVII века и была заложена Лебедянь. С именем Кунама некоторые исследователи связывают близлежащее село Куймань.

Неподалеку от разбойничьего городка в Романцевском лесу жил пустынник Петр, известный по всей Рязанской земле своими христианскими подвигами. После гибели отца Тяпка и Руса пришли к Петру и приняли от него монашеский образ, поселились рядом с пустынником и в 1353 году построили Ильинскую церковь. Разбойничий городок стал сторожевым, а дружина разбойников, оставив грабежи, несла сторожевую службу на Дону. В 1380 году церковь и городок были разрушены татарами Мамая.

Некоторое время спустя в обители появился некий «владетельный князь», лишенный своей отчины и вынужденный скрываться на этой глухой окраине Рязанской земли. Князь этот не кто иной, как последний Великий князь Смоленский Юрий Святославович, убивший свою жену Юлианию Вяземскую. «Будучи лишённый своей отчины, не терпя горького своего безвременья, срама и бесчестия», бежал он сначала в Орду, а затем в Рязанскую землю. Князь внес в церковь значительные вклады, построил кельи для иноков, принял монашеский чин и здесь окончил свои дни, «плачась о грехе своем».

Есть и другая версия этой легенды. В начале XIV века Иван Калита направил в Орду дань хану Узбеку с боярином Тяпкиным, в просторечии именуемым Тяпкой. Тяпкин же присвоил подарки хану и бежал с ними в здешние Романцвские леса. Здесь он собрал шайку вольницы, основал городок на берегу Дона и стал грозою татар: убивал ханских баскаков и освобождал русских пленников. В один из таких набегов он освободил русского священника, который сначала поселился в его городке, а затем перебрался в лес на расстоянии версты от города, где около 1353 года построил церковь Святого Ильи о двух этажах: нужный для жилья, верхний для богослужений. Позднее Тяпкин со своими товарищами также поселились около церкви. Приняв монашество, они основали небольшой монастырек. В 1380 году он был разорен татарами, бежавшими с Куликова поля. Несколько позднее в монастыре поселился пустынник Петр. Окончательно монастырь был разорен татарами в 1542 году.

В XVI веке разбойничал в здешних местах знаменитый герой русского фольклора атаман Кудеяр. Пристанищем его, как утверждают, был земляной городок близ села Владимирское, Гудово тож. По одним сведениям, здесь был склад его имущества, по другим — сторожевой пост, окруженный валами и рвами. Предание говорит, что городок этот был отбит у разбойников донскими казаками и ватага Кудеяра погибла в бою. Остатками жилища Кудеяра местные жители считали две чугунных вереи от ворот, стоявшие близ церкви села Преображенское. Следы городка Кудеяра в середине XIX века представляли собой «два вала, один со рвом, от подошвы до вершины сажен трех, а другой без рва и мало заметен, оба длиной более 100 сажен».

С именем Кудеяра связывается и таинственная галерея, вырубленная в скалах на берегу Дона в 30 верстах от Лебедяни. Галерея, по описанию, представляет собой «подземный тайник в пять этажей, причем каждый этаж соединен с нижним посредством вертикального колодца, то с одной, то с другой стороны поочередно; таким образом, тайник представляет собой зигзагообразный тоннель, стены и потолок которого выложены громадных размеров каменными плитами». Другой тайник находится у деревни Ратмановой, третий, вертикально уходящий в глубину на 10 аршин, — у села Венюкова.

В следующем столетии прославились в здешних местах еще два разбойника, Наян и Тарас, будто бы жившие в 2 верстах от нынешнего села Доброго, на берегу реки Воронеж. Тарас был не только разбойником, но и чернокнижником и посещал окрестные селения для грабежа весьма своеобразным способом: расстилал на воде свою епанчу, садился на нее и плыл по реке, удивляя и пугая жителей. Все прибрежные села дрожали перед ним. Истребить злодея сумел местный священник, который присоединился к очередной воинской команде, посланной на поимку Тараса, и застрелил разбойника из пищали, заряженной пуговицей от собственной рясы.

Разбои продолжались и на протяжении всего XVIII столетия. Последним лебедянским разбойником следует, очевидно, считать помещика Филина. С тайкой вооруженных дворовых людей он выезжал на разбой, «грабил и мучил разных людей, и был от него страх великий». Пришлось губернатору выслать из Тамбова в Лебедянский уезд воинскую команду. Было это в 1802 году.

Эти и другие исторические реалии остались в памяти народной в форме легенд и рассказов о разбойниках, их таинственных убежищах и несметных кладах. Как рассказывали старики, в одном из курганов близ села Троекурова «заключено столько золота и серебра, что сокровища сего не стоит весь Лебедянский уезд». Клад этот, однако, никому пока найти не посчастливилось. А вот другие клады были.

Россыпные серебряные и медные монеты, в основном восточные, золотоордынские и Великого княжества Рязанского, — частые находки на пахотных полях в окрестностях Лебедяни. Здесь же был найден резной по кости образок с серебряным бассменным ободком с надписью TPOUZA, датируемый XIV веком. В селе Каликино на огороде в 1901 году был найден клад из 568 серебряных ордынских монет и чугунная ваза. Клад рязанских монет XV века весом более фунта был найден в селе Черепянь на Дону, а другой, в котором обнаружены медные и серебряные кресты, восточные монеты и монеты рязанского князя Ивана Федоровича (1409–1458) — в Покрово-Казацкой слободе. Интересно, что по времени происхождения эти находки совпадают с временем легендарных Кунама, Тяпки и пустынника Петра.

Видимо, какая-то историческая база под лебедянскими легендами все-таки есть.

Серьезных археологических раскопок здесь не производилось, хотя разведки по Дону и Красивой Мече открыли большое количество славянских поселений и курганов XII-XIV веков. Пока же здешние древности, как с грустью писал еще в XIX веке исследователь, «изглаживает соха, не дождавшись археологического заступа».

Глава 3 ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ВЫЖИВАНИЯ

Техника безопасности кладоискателя

Кладоискательство издавна считалось делом рискованным и даже опасным. Поэтому любому кладоискателю, особенно новичкам, жизненно необходимо знать правила техники безопасности. Мы попытаемся рассмотреть некоторые виды возможных опасностей, подстерегающих кладоискателя, и дадим некоторые советы о том, как их предупредить и избежать.

Безусловно, для каждого вида кладоискателей существует своя группа рисков и опасностей: для «полевиков» — одна, для «домушников» — другая, для «дайверов» — третья и т. д. Однако все опасности условно можно объединить в следующие группы, очень тесно взаимосвязанные между собой: стихийные, природные, человеческие и даже эзотерические.

Стихийные опасности в большей степени угрожают «полевикам», поскольку связаны со стихийными природными явлениями. Например, наводнение, вызванное внезапным таянием снега или обильным ливнем, резко подняв уровень реки, легко может уничтожить ваш лагерь, провиант и снаряжение. Разумеется, если вы решили расположиться или производить раскоп у реки, базовый лагерь и не требующееся в данный момент оборудование следует расположить на береговом возвышении и подальше от линии воды. Другая стихийная опасность, подстерегающая кладоискателя — молния. Во время грозы не следует стоять возле больших деревьев и на вершинах холмов. Дождь неприятен вдвойне: во-первых, невозможно проводить поиски и раскопки, а во-вторых, промокший человек, как правило, замерзает, что неминуемо ведет к потере сил. Если есть укрытие, то лучше всего переждать непогоду (ни в коем случае не под обрывом), а если есть необходимость, то можно продолжать движение в среднем темпе. И в том и в другом случае сохраняйте сухими средства для разведения огня. После дождя избегайте движения и проведения работ на склонах холмов и оврагов: скользкая земля или глина могут привести к обвалу. В ветреную погоду не рискуйте укрываться или двигаться под обрывами с нависшими или поваленными деревьями. Густой туман грозит путешественнику заблудиться, что особенно опасно в незнакомой и малонаселенной местности. Лучший способ — остаться на известном месте и дождаться возможности четкого ориентирования на местности. Такая стихия, как шторм, наиболее опасна для «дайверов», выходящих в море, как правило, на небольших судах.

Но наиболее опасной стихией является огонь и вызванные им пожары. Это бедствие можно отнести как к стихийным, так и к природным опасностям, но есть природные риски, возникшие по вине или по неосторожности человека. Самый опасный вид пожара — верховой, когда ветер несет огонь по верхушкам деревьев. В этом случае единственный, но не всегда возможный способ спасения — побег! Причем, уходя от ветра, старайтесь «забирать» в сторону. Лучше к реке или озеру. Однако для путешественника опасен не только огонь, но и дым. Известен случай, когда два горе-кладоискателя подожгли поле высохшей травы для удобства поиска и раскопок. Несчастные угорели в дыму. Природа не прощает человеку неосторожности и легкомыслия.

Довольно обширная территория России заболочена, поэтому при движении через болота обязательно используйте длинный и прочный шест, которым необходимо проверять твердость грунта перед каждым шагом, а в случае провала шест, расположенный горизонтально, поможет выбраться из трясины. Избегайте близко подходить к болотным окнам: они отличаются яркой зеленью и равномерным моховым покрытием. Для переправы через реки не стоит идти напрямик, так как почти всегда при осмотре берега можно найти более удобное и безопасное место перехода. При переправе через стремительные потоки иногда полезно для большей устойчивости взять в руки увесистый камень или бревно.

Насекомые, змеи и другие животные сами по себе не агрессивны и нападают на человека лишь в том случае, когда их потревожили или спровоцировали иным образом. Некоторое беспокойство может вызвать медведь, который любит следить за человеком и зачастую хозяйничает в лагере, порой до полного разгрома. Исключение составляет смертник-шатун, медведь, который до поздней осени еще не лег в спячку.

Подводная стихия тоже таит в себе немало «сюрпризов». Увлекшийся поиском «дайвер», уйдя на предельную глубину, рискует получить кессонный удар, а забыв о времени — и вовсе задохнуться. Это больше касается новичков, но и профессионал может натолкнуться на топляк или запутаться в рыбацких сетях.

Чтобы избежать пищевого отравления ягодами, грибами или растениями, существует один простой совет: не ешь того, чего не знаешь наверняка.

Вообще-то, основной неприятностью в группе природных опасностей является риск заблудиться в незнакомой местности, хотя находятся и такие «искатели», которые способны заблудиться в трех соснах. При подготовке к походу следует забыть о самоуверенности и легкомыслии и к любому, даже однодневному походу, подготовиться серьезно. Ведь основа кладоискательства — скрытность, поэтому чаще приходится надеяться только на себя. Обязательно обзаведитесь подробной картой исследуемой вами местности и, по возможности, выясните вредные факторы, присутствующие в выбранном районе: при всеобщей страсти властей все засекречивать вполне можно угодить на военный полигон или на место захоронения радиоактивных отходов. Сведения о случаях заболевания энцефалитом заставят вас подумать о прививке против него. Полезно изучить травник, полевой лечебник, основы школы выживания и обязательно освоить на практике методы ориентирования на местности.

Кладоискателям, отправляющимся в дальний путь на автомобиле, следует напомнить о необходимости иметь в наличии запас топлива, запчастей и вспомогательного инструмента. Не думайте, что ваш джип обладает возможностями танка: оставленная в непроходимых дебрях машина считается брошенной. Таким образом, мы постепенно переходим к следующей группе рисков.

Человеческий фактор играет немаловажную роль как в решении, так и в создании критических ситуаций: из-за неопытности, легкомыслия и простой бравады с кладоискателем могут произойти разные несчастья.

Исследование подземных ходов недопустимо без специальных знаний и определенного технического оснащения. Самым «молодым» подземельям около двухсот лет, но этого времени достаточно для того, чтобы в этом пространстве сложилась устойчивая, но весьма хрупкая система сил напряжения и внутреннего воздушного давления. Даже незначительный шум и повышение температуры воздуха способны привести к обрушению. Поэтому без специальных методов установки крепи, проходить подземелья крайне опасно. Также опасен и раскоп засыпанных колодцев без усиления вертикального ствола. При изучении туннелей неглубокого заложения используется способ полного раскопа «сверху». Как исторический памятник (если оно не является частью какого-нибудь сооружения) подземелье мало интересно, и после полной проверки вскрытой теперь уже траншеи его попросту засыпают. При отсутствии мощной аппаратуры магнитометрии, глубокий колодец, прежде чем копать, можно исследовать с помощью ручного бурового ворота со шнеками.

При поисках в старых домах, на чердаках и в подвалах, «домушники» рискуют провалиться или быть заваленными ветхими конструкциями дома. Следует изучить основы старинной архитектуры и передвигаться по несущим балкам, которые в отличие от перекрытий гниют гораздо дольше.

Пожалуй, самая опасная специальность среди кладоискателей у «трофейщиков» и «оружейников», поскольку, не обладая методикой раскопа взрывчатых предметов, похожей на разминирование, они сильно рискуют остаться на поле боя в мирное время. Рекомендации по безопасности «трофейщикам» мы приводить не будем, а лишь дадим совет: переквалифицируйтесь!

Самой большой опасностью в группе человеческих рисков является сам человек.

«Домушникам» хорошо знакомы встречи с обитателями подвалов и чердаков, которые всегда агрессивны к незваным гостям. Простой совет: последите некоторое время за приглянувшимся объектом, и рано или поздно его обитатели себя обнаружат.

Но что делать, если вы встретили вооруженного человека? Не верьте словам вождя мирового пролетариата о том, что не надо бояться человека с ружьем!

Человек с ружьем может оказаться или представиться кем угодно, но если он обратит внимание на ваше снаряжение, вы не сможете предположить дальнейший ход его мыслей. Возможно, он решит, что вы уже что-то откопали и захочет распотрошить ваш рюкзак или прихватить ваш весьма недешевый прибор, а ваша кирка или боевая саперная лопатка — слабый аргумент против пули. Сегодня законно приобрести газовое или гладкоствольное оружие очень проблематично по причине всегосударственной борьбы с терроризмом. А если вы член охотничьего общества, то ходить с ружьем вам придется лишь в разрешенный для охоты сезон года, да и то при наличии лицензии, которая стоит дороговато.

Если же перед вами злоумышленник (а возможно, и конкурент), то здесь каких-либо рекомендаций по вашей безопасности попросту не существует, за исключением одного совета — не исключайте возможности такой встречи.

Эзотерическая, или, более понятно, мистическая, группа опасностей у кого-то вызывает скептическую улыбку, но некоторые кладоискатели относятся к этому весьма серьезно. Известно, что в старину клады, и особенно разбойничьи клады, прятались с соблюдением особых ритуалов — с жертвоприношениями и произнесением заговора, то есть заклинания на то, чтобы клад не достался постороннему, если тот не знает ответного заклинания. По преданию, человеку, нашедшему клад без заговора, внезапное богатство приносило несчастья или даже смерть. Подробнее о заговорах будет рассказано в следующей книге. Однако скептикам, особенно из рядов «гробокопателей» и «могильщиков», следует знать, что подобным легендам есть и научное объяснение. Как ни зловеще это звучит, но трупный газ держится очень долго возле разлагающегося тела, особенно в склепах. Подобный газ несет в себе ряд бактерий, в просторечии — трупные палочки, которые при вдыхании попадают в организм здорового «могильщика» и там активно размножаются, в прямом смысле разлагая тело. Не оттого ли век «гробокопателей» так недолог?

Конечно, многие опасности подстерегают кладоискателя, но в нашем организме есть множество неиспользованных возможностей и скрытых резервов, которые начинают проявляться в трудное время и очень часто надежно оберегают искателей кладов. Главное, в поисках сокровищ не теряйте головы и совести и не забывайте жертвовать часть обретенных богатств на благие дела, иначе удача может отвернуться от вас!

Техника безопасности при работе в пещерах

Поговорим о техническом аспекте работы в подземельях. Пути к этой теме можно разделить на два основных направления: любительский (дилетантский) и профессиональный.

Если первый вариант подходит для небольшой группы ничего не знающих о спелеологии людей, намерившихся поискать клады в простых, исхоженных пещерах, то профессиональный подход подразумевает основательные, тщательно подготовленные штурмы сложных или малоисследованных пещер.

Вряд ли только ознакомившись с книгой вы станете профессиональным спелеологом. Не стоит замахиваться на то, что нам не по силам.

Для начала побывайте в нескольких из открытых для посетителей пещер, чтобы испытать себя, проверить, не утратите ли вы полностью свой энтузиазм, как только исчезнет дневной свет.

Для посещения любой, даже очень нестрашной на первый взгляд пещеры вам, конечно, нужно запастись фонарем, так как там все-таки темно, и принимать обычные меры предосторожности. Можно попасть в неприятное положение даже в самой легкой пещере.

Конечно, всякая пещера может в любой момент обрушиться, но большинство пещер вполне устойчивы. Однако сломать ногу можно ухитриться на ровном месте, тем более в пещере.

Если вы захотите овладеть базовыми навыками спелеологии и научиться исследовать пещеры дальше, свяжитесь с людьми, уже имеющими опыт в этой области. Именно склонный к поспешности начинающий не понимает, что ему по силам, почему он должен быть внимательным в пещере, и в результате может получить опасное повреждение или погибнуть.

Вы вне опасности, если всегда будете помнить, что исследование пещер, по существу, чревато опасностями, и, соответственно, будете внимательно относиться к пещере. Никогда не пытайтесь предпринять что-либо, выходящее за рамки того, что вы действительно можете сделать. Излишняя самоуверенность может стоить вам здоровья или даже жизни. Не забывайте, что вы находитесь в сумерках или в полутьме, а это может вас сильно подкузьмить в адекватной оценке всех элементов, составляющих задуманное вами действие. Никогда не пытайтесь похвастать своей силой или ловкостью. В сомнительных случаях не колеблясь поворачивайте назад — вернетесь на другой день. Никогда не допускайте, чтобы кто-нибудь оставался в пещере один. Это значит, что в партии должно быть не меньше четырех человек; тогда в случае, если кто-либо получит травму, один может остаться с потерпевшим, в то время как двое отправятся за помощью. Всегда говорите кому-нибудь, куда вы идете, и когда нужно начинать поиски, если контрольный срок возвращения истечет. Помните, что, обычно, на то, чтобы выйти из пещеры, требуется больше времени, чем получается по расчету.

«Золотое правило»: всегда имейте с собой три источника света с запасными частями и материалами для каждого.

Большинство исследователей пещер в качестве обычного источника света полагаются на ацетиленовый фонарь, укрепленный на каске. Фонарь этот отбрасывает широкий, равномерный, удивительно сильный сноп света, очень надежен и легко чистится.

Некоторые склоняются в сторону применения электрических головных фонарей, несмотря на неудобства, которые причиняют провода, идущие к нему от футляра с батареей.

И тот и другой вид фонаря обладают неоценимым преимуществом: они оставляют руки свободными для лазания и работы.

Вторым источником света служит, как правило, электрический фонарь с конденсаторной линзой, дающий яркое пятнышко для освещения предметов на большом расстоянии. Если собираетесь ползать по лазам, то почти обязательно придется пользоваться двухэлементным типом фонаря.

В лавовых туннелях с их очень темными стенами хорошо подходит пятиэлементный тип, но абсолютной необходимости в нем нет. В других, менее просторных пещерах он неудобен из-за своей громоздкости.

Третий источник света зависит от ваших личных вкусов и потребностей. В большинстве карстовых районов им обычно служит короткая свеча, для которой берут с собой непромокаемую спичечницу. Очень часто выходили из пещер при помощи свечи спелеологи, потому что все остальное отказалось работать.

Не забудьте запасные части и горючее для каждого из источников света. Для ацетиленового фонаря всегда берите с собой килограмм карбида и пол-литра воды (возможно, что запас надежности при этом даже излишне велик), а также комплект батареек и лампочек для каждого электрического фонаря.

Три источника света — это очень важно. Это большая тройка среди мер предосторожности. Однако есть и еще целый набор других мер, которые тоже очень важны.

О чем говорят вмятины, глубокие и мелкие царапины на каске любого опытного спелеолога. Маловероятно, что когда-то на его каску свалился камень, но он сотни раз ударялся.

Никогда не пользуйтесь веревкой, случайно найденной в пещере. Она может казаться совершенно годной, но если она пробыла здесь больше двух-трех дней, то уже подпорчена мокрой или сухой гнилью.

Никогда не пользуйтесь и собственными веревками, если не умеете обращаться с ними на поверхности так, как того требует альпинистская техника. Обращаться с мокрыми и грязными веревками нелегко, и они могут доставить неприятности даже опытному исследователю пещер.

Никогда не предпринимайте без страховки подъем на веревке, — даже на расстояние в один-два метра.

Не пейте пещерную воду — кроме случаев, когда вы находитесь на водоразделе. Пещерная вода невероятно богата опасными микроорганизмами. В пещерах бактерии не отфильтровываются, и бывали случаи распространения эпидемий на много километров через воду вытекающих из пещер источников.

Помните, что ходы в пещере имеют совсем другой вид, когда смотришь в обратном направлении. Об этом чуть поподробнее. Если боковые ходы кажутся вливающимися в главный, когда входите в пещеру, то они будут представляться ответвляющимися на обратном пути, и можно легко запутаться. Довольно просто отыскать дорогу в большую полость из маленького хода, но может оказаться совсем не легко отыскать маленький ход изнутри полости. Практически каждому исследователю пещер приходилось оказаться в ситуации, когда он понимал, что заблудился или начал плутать. Лучше понять это как можно раньше и не уверять себя, что вот еще чуть-чуть пройдете и, если не найдете знакомого места, повернете назад. Чем вы раньше осознали, что не представляете с достаточной достоверностью куда идти, тем ближе вам возвращаться к знакомым местам. Если вы все же безнадежно заблудились, то садитесь и ждите спасательную партию. Неумно впадать в истерику и носиться кругами, стукаясь головой о стенки. У членов спасательной партии будет достаточно хлопот и без укрощения вас силой. Если все ваши источники света отказали, оставайтесь на месте: если вы в темноте забредете в колодец, то ни вам, ни спасательной партии это не облегчит работы.

Не разводите костры в пещере. Дым не просто неприятен — он опасен. Известно несколько смертельных случаев, причинами которых стало разведение костров в пещерах. В одном случае — а может быть, и в нескольких — смерть произошла от скопления окиси углерода. В другом, более драматичном, причиной был взрыв гуано летучих мышей.

Остерегайтесь слабо держащихся камней.

Существуют некоторые правила, которые новичок должен соблюдать:

♦ Лагерь и пещера после вашего ухода должны находиться в лучшем состоянии, чем в вашем присутствии.

♦ Уносите из пещеры весь сор, включая израсходованный карбид, если это возможно. Если этого никак нельзя сделать, то закопайте его.

♦ Сохраните красоту пещер.

♦ Помните, что двадцать человек, сломавших по одному сталактиту, наносят такой же вред, как один человек, сломавший двадцать.

♦ Не оскверняйте стены пещер надписями копотью. В месте, где разветвляется ход, вы можете нарисовать копотью стрелку (всегда указывающую направление выхода), никакие другие надписи оправдать нельзя.

♦ Не беспокойте летучих мышей, пребывающих в зимней спячке. Многие из них погибают, если их разбудить.

Снаряжение будет сильно меняться в зависимости от местонахождения пещеры и района, в котором вы ведете исследования. Вам может понадобиться что угодно — от акваланга до лестницы, — и может случиться, что вам придется возвращаться в ту же пещеру не один раз, так как невозможно предвидеть, какое оборудование потребуется за следующим поворотом. Однако нет ничего хуже для партии исследователей, чем двигаться перегруженными. Будьте достаточно разумны.

Требования к одежде тоже меняются в зависимости от района: В юго-западных пещерах тепло, и защитные накладки на локтях и коленях могут оказаться нужнее теплой одежды. В северо-западных горных пещерах холодно, и вы можете почувствовать, что замерзаете в них, несмотря на несколько слоев шерстяной одежды под вашим комбинезоном.

Нитяные перчатки очень удобны, а для фотографа — просто необходимы.

Вопрос об обуви остается спорным. Вероятно, годится любая обувь с нескользящей подошвой.

Что касается шпагата, разматываемого по мере продвижения партии, чтобы найти дорогу к выходу на обратном пути, то один известный спелеолог уже много лет назад решил этот вопрос окончательно. «Если вы можете нести с собой такое количество шпагата, чтобы от этого был толк, — утверждает он, — то пещера недостаточно велика, чтобы в ней заблудиться». Возможны исключения из этого правила, по они очень редки.

Некоторые другие советы по технике безопасности кладоискателя, применимые для разных природно-климатических условий

Техника безопасности, особенно для нового в тайге и в горах человека, — дело жизненной необходимости: это, без преувеличения, целая практическая наука. Знания, полученные теоретическим путем, чаще всего вылетают из головы задолго до прибытия на место. Однако не предупредить вас о том, что может вас ожидать в условиях дикой природы, мы не имеем права. Постараемся все-таки как можно интереснее и полнее познакомить вас со всеми советами, предостережениями и инструкциями — авось, что-нибудь вспомните в нужный момент.

Начнем с азов. Если район ваших поисков малонаселен и редко посещаем людьми, обязательно обзаведитесь подробной картой, быть может вам удастся раздобыть АФСы (аэрофотоснимки).

Не создавайте вокруг предприятия рекламы: золото не любит лишней огласки, но неплохо бы договориться с кем-нибудь из неподалеку расположенного пункта на предмет аварийной связи.

Непременно выясните заранее все опасные и вредные факторы, присутствующие в выбранном вами районе: у нас есть пунктик все засекречивать, а это значит, что вполне можно ненароком очутиться на тайном полигоне подземных ядерных взрывов или месте захоронения радиоактивных отходов.

Не стоит забывать и о вредных насекомых. Данные о частоте случаев заболевания - клещевым энцефалитом своевременно подскажут вам, что необходимо сделать прививки. Желательно иметь напарника — человека опытного, даже если вы и знакомы с полевым бытом, но испытываете хоть малейшее сомнение на счет своей подготовленности. Учтите, что можно прожить всю жизнь в сельской местности одного региона страны и оказаться совершенно беспомощным в других условиях.

Чего необходимо опасаться и что может вас подстеречь вдали от жилья? Стихийные бедствия, травмы, болезни и несоблюдение основных правил личной безопасности.

Самая страшная и смертельная стихия — это огонь. Чаще всего человек; явившийся причиной лесного пожара, становится и первой жертвой огня. Знаменитое правило «Лучше пожар предупредить, чем его гасить» в тайге — воистину золотое правило. Никогда не разводите огонь под высокими хвойными деревьями, на торфяниках: вы уйдете, огонь останется, а потом, может быть, догонит вас. Не разводите огонь вблизи сухой травы, высохшего мха и листьев: порыв ветра может отнести огненные искры. Пользуясь долгодействующими кострами, старайтесь ночью не жечь «стреляющие» дрова: искры могут сжечь ваш бивак. Не оставляйте в затушенных кострах тлеющие головни. Всегда тщательно гасите спички, окурки, не курите на ходу. Помните, что пожарному надзору нетрудно будет вычислить виновника лесного пожара в малонаселенном районе. Поэтому, если пожар возник по вашей вине, приложите все силы для его тушения.

Самый страшный вид лесного пожара — верховой, когда ветер несет огонь по верхушкам деревьев со скоростью курьерского поезда, создавая высокие температуры в очаге пожара. Ваши действия? Необходимо немедленно уходить с дороги «верховика», хотя это не так просто. И лучше быть поближе к воде — реке, озеру и т. д.

Наводнение не менее опасно, но оно чаще всего не угрожает путешественнику внезапностью: при обильных дождях или при быстром таянии снегов всегда можно предположить подъем воды в реках.

Подобного стихийного бедствия в полевых условиях можно избежать правильно расположив лагерь. Правда, случаются и внезапные паводки, характерные для узких долин среднего и нижнего течения протяженных рек после дождей, выпавших в верховьях: в течение часа уровень может подняться на несколько метров.

Как обезопасить себя?

♦ Никогда не ставьте лагерь в узких долинах с крутыми терассами.

♦ Если внезапное наводнение застигло вас врасплох на противоположном берегу, прежде чем переходить реку вброд, неприменно взвесьте свои шансы на успех.

♦ Существует ряд общих правил для перехода реки вброд. Направление нужно выбирать под углом к течению, двигаясь немного наискосок и вверх по течению, лицом против течения. Можно, для пущей устойчивости, взять в руки камень весом 15–20 кг. При переходе рек с каменистым дном лучше всего иметь на ногах не очень тяжелую обувь, чтобы, если придется плыть, она не мешала вам. Как правило, если течение доходит до пояса или выше, лучше всего обвязаться страховочной веревкой. При переходе реки пользуйтесь прочным шестом, упираясь им в дно. Если по реке плывут палки, деревья или прочие предметы, снесенные водой, то не стоит рисковать, переходя ее вброд.

Сильный ветер тоже таит в себе скрытую угрозу. В ветреную погоду избегайте троп под обрывами, мимо поваленных, но зависших деревьев, под нависающими камнями.

Во время грозы не стойте под большими деревьями, возле массивов железистых пород, на вершинах холмов.

Дождь может изменить горный склон, по которому вы час назад спокойно разгуливали, от места приятного спуска до крутого склона, таящего опасность: породы становятся скользкими, возможны оползни, сели, обвалы и подвижки осыпей.

Дождь сильно охлаждает тело, а замерзший человек быстро теряет силы и скоро устает. Поэтому лучше переждать дождь или продолжить идти дальше в среднем темпе.

Всегда имейте при себе запаянный в пластик или резину непромокаемый запас спичек и бересты. Воск и полиэтилен для этой цели не очень надежны, лучшая упаковка — из высококачественной тонкой резины. Вместе со спичками храните кусок сухой бересты или огарок стеариновой свечи. Желательно всегда носить с собой полиэтиленовую накидку, которая не занимает много места в кармане, но сможет защитить от кратковременного дождя.

В лесных походах обязательно носите на поясе нож с большим лезвием: такой нож можно использовать как топор для сооружения шалаша или при заготовке дров.

Если вы промокли и устали, то лучше всего сделать длительный привал с разведением костра и чаепитием: это придаст силы.

А туман! Что делать, если вы попали в плотный туман? Если внезапная непогода принесла с собой туман и застала вас на склоне водораздела вблизи вершины, лучше всего по собственным следам вернуться в долину, так как можно легко, незаметно для себя, перейти в систему другой реки, что полностью дезориентирует вас.

Всегда работайте в горах с защищенной от солнечных лучей головой: повышенная инсоляция может надолго вывести вас из строя.

Перебираясь через реки по случайным переправам, отстегните лишние лямки, удерживающие за спиной поклажу. Если все-таки случилось, что вы с грузом упали в воду, нужно сгруппироваться, защитив голову руками при падении навзничь, и набрать в легкие максимум воздуха. Очутившись под водой, без всякого сожаления сбросьте с плеч рюкзак и сразу выныривайте. Попав в одежде в воду, постарайтесь избавиться от обуви; это можно легко сделать, зависая у поверхности «поплавком». Ватная одежда и плотная ткань некоторое время помогают держаться на поверхности воды, но, намокнув, сковывают движения. Помните: пока в легких есть воздух, человек не теряет плавучести, а самое опасное в воде — паника. Выбравшись из ледяной воды, не отдыхайте на берегу: отожмите одежду и наденьте шерстяные вещи на голое тело, при этом постоянно двигайтесь.

Идя по зимним полям-наледям, имейте в виду, что легко можно попасть в незамеченную вами глубокую трещину или яму с талой водой. Края наледи постоянно обламываются, и это случается внезапно, поэтому держитесь от них подальше.

При ходьбе в горах удобно иметь в руках крепкую и легкую палку.

Избегайте каменных осыпей на крутых склонах: вполне вероятно, что поток глыб только и «ждет» вашего приближения, чтобы прийти в движение.

Мелкие осыпи опасны, когда лежат на плотных породах или же когда под ними находятся крутые обрывы. Очень неприятен каменистый склон, поросший ягелем, особенно после дождя или возле выходов грунтовых вод, — нога скользит, словно смазанная маслом. Лучше всего, конечно, обойти такой неприятный спуск, но если это невозможно, спускайтесь не вертикально вниз, а немного наискосок, придерживаясь за ветки кустов. Вертикально вниз спускаться по склонам вообще не рекомендуется, особенно по склонам травянистым.

Не имея специального опыта, старайтесь избегать скал; не стоит брать их штурмом, — обходите, не стесняйтесь. Если вам все же пришлось без подготовки и страховки карабкаться по скалам, могу лишь посоветовать соблюдать обязательные правила: двигаясь по скалам, всегда находитесь лицом к склону, при этом неважно, спускаетесь вы или поднимаетесь по нему. В каждый момент движения у вас должно быть не менее трех точек опоры, при этом колени и локти желательно не использовать.

Не предпринимайте попыток преодолеть скалу с тяжелым и неудобным грузом.

В случае падения попробуйте вспомнить два правила:

♦ на горизонтальную плоскость с высоты падать нужно, сгруппировавшись, поджав под себя ноги, спрятав голову в колени и обхватив ее руками;

♦ в момент удара максимально напрягите мышцы тела;

♦ при падении на склон нужно принять удар сгруппировавшись, но тут же раскинуть руки и ноги, чтобы не скатиться вниз.

Никогда не ходите вдоль склона на одной вертикальной линии со своими товарищами, а в случае, если вы сбросили вниз камень, крикните, предупреждая их.

По заболоченным местностям передвигаться нужно с длинным шестом в руках: им постоянно проверяется твердость грунта; если вы провалились в болото, этот шест, расположенный параллельно поверхности, поможет вам выбраться из трясины.

Не подходите близко к болотным окнам, как бы они не манили вас своей приятной травкой и pавномерностью мохового покрытия.

Провалившись под лед, нужно немедленно развернуться лицом к своим следам — со стороны, откуда пришли, лед бывает крепче — и, забросив на лед вытянутую ногу, попытаться вращательным движением выкатиться из полыньи.

Змеи сами не нападают на человека. Змея может укусить вас, если вы, например, случайно наступите на нее или каким-то иным способом спровоцируете ее нападение. Обычно страдают ноги, не защищенные голенищами сапог. Чем ближе укус к области сердца, тем сильнее яд оказывает общеотравляющее воздействие на организм. В местности, где много змей, возьмите себе за правило по утрам сворачивать одеяла и спальные мешки, не разбрасывать одежду по земле и всегда осматривать место, где вы собрались передохнуть. Если увидите змею, не злите её, не убивайте без нужды, а спокойно отойдите на безопасное расстояние и попытайтесь ее спугнуть: увидев человека, она наверняка обратится в бегство. Не допускайте самой главной ошибки укушенных змеей — не перетягивайте укушенную конечность жгутом. Это ускорит кровообращение в этом месте, что может отнять у вас время, которое вы могли бы потратить на свое спасение. Помните, что ядовитых змей в нашей стране не так уж и много.

Реальную опасность представляет медведь. Обычно медведи на людей не нападают, но часто любят следить за одиноким путником. Весьма неуютно чувствуешь себя, когда, возвращаясь по собственным следам таежной тропой, обнаруживаешь разворошенными места своих перекуров, вырванными с корнем ягодные кусты, с которых вы осмелились угоститься в угодьях мохнатого хозяина. Медведь — очень стремительный, сильный, умный зверь с непредсказуемой реакцией. Нельзя с полной уверенностью предположить, куда рванется после выстрела раненый зверь — в атаку или наутек. Говорят, иной охотник даже не успевает передернуть затвор карабина после выстрела в медведя с близкого расстояния. Особенно опасны подранки, напуганные лесным пожаром звери и осенние медведи — смертники-шатуны. Если вы увидели в лесу медвежонка, не задумываясь, уходите подальше от этого места: мать-медведица, может внезапно напасть с особой свирепостью; такая встреча, как правило, оказывается для человека роковой. Лучше держаться подальше и от медвежьих складов падали. Такие места легко определяются по запаху. Мне как-то довелось видеть в Южной Якутии настоящую бойню — три оленя и огромный лось — жуткое зрелище, особенно если представить каких размеров должен был быть медведь, которому оказалось под силу завалить лося-гиганта. Никогда не бросайте остатки пищи вблизи лагеря: медведь придет на запах разложения..

Встретившись с медведем, ни в коем случае не бегите от него, особенно, если он на вас не собирается нападать. Если вы побежите, то спровоцируете зверя на атаку, да и убежать от медведя можно лишь по склону потому что он применяет своеобразную методу передвижения вниз: катится кубарем и из-за большой массы тела обычно перегоняет преследуемого; в лучшем случае, вы получите лишь небольшой выигрыш во времени. Медведи не переносят громкие высокочастотные звуки — например визг, дребезжание кастрюли. И, конечно, как и все дикие животные, медведи не любят огня и запаха дыма. Правда, иногда медведи совершают грабительские набеги на пустые лагеря, несмотря на то, что все палатки пропахли дымом. На всякий случай неплохо иметь при себе легковоспламеняющийся материал.

Очень много неприятностей в тайге и в горах происходит от походов в одиночку, особенно по малознакомой местности.

Если вы по какой-либо катастрофической причине оказались в бедственном положении вдали от жилья, в полном одиночестве и не имеете хорошего снаряжения для нормального жизнеобеспечения, то прежде чем что-то предпринять, следует решить принципиально важный вопрос: остаетесь ли вы ожидать помощи на месте или пытаетесь самостоятельно выбраться к людям. На принятие решения должны влиять не эмоции, а исключительно объективные факторы: состояние здоровья, удаленность от ближайшего жилья, время года, особенности местного рельефа, соответствие экипировки предстоящему переходу и т. п.

Решив оставаться на месте в ожидании помощи, следует готовиться к продолжительному ожиданию, даже если у вас есть полная уверенность в скором избавлении от одиночества.

Ни на минуту не оставайтесь без дела, иначе в душу может закрасться отчаяние: заготавливайте съедобные растения впрок, осваивайте примитивные способы охоты и рыбной ловли, стройте хижину и запасайте топливо. Не забудьте о создании надежной системы подачи сигналов для тех, кто будет вас искать — поискового отряда, самолета или вертолета.

Имеет смысл собирать все найденные предметы, брошенные кем-либо в тайге; потому что неизвестно, в какую ситуацию можно попасть без снаряжения в следующую минуту — вдруг вам понадобится соорудить себе обувь взамен испорченной.

Для опытного человека голод в лесу во время теплого периода не страшен. Однако не следует надеяться, что питаясь в походе «подножным кормом», вы будете ощущать сытость в желудке, скорее, наоборот — постоянное чувство голода. В первое время организм будет бунтовать против непривычного рациона, но сил на движение вперед при рациональном использовании дикорастущих растений и мелкой живности должно хватать.

На ночь лучше разводить большой костер из толстых бревен. При ночлеге в холодную ночь хорошо разжечь костер на месте ночевки за два-три часа до того, как вы будете укладываться спать, только не забудьте тщательно выгрести из-под себя все угольки.

Не ленитесь делать на каждую ночевку наклонный навес-щит.

И о психологическом аспекте выживания в экстремальной ситуации. Для одиночного путешествия очень важен моральный настрой: излишняя эйфория в оценке реального положения дел легко может исчезнуть, и тогда на ее место приходит паника, убивающая быстро, но мучительно. Крепкий духом человек может выживать в самых невероятных условиях. Однако выжившие за счет других людей всегда впоследствии несут наказание. Эгоизм, бесчувственность и безжалостность не могут быть не наказаны.

Что касается обеспечения безопасности от нападения злоумышленников, то здесь я не в силах дать какие-либо рекомендации, кроме одной — никогда не выпускать из виду такой возможности.

Конечно, многие опасности подстерегают человека в полевых условиях, но следует признать, что в нашем организме есть множество неиспользованных возможностей и скрытых резервов, которые начинают проявляться в подобных путешествиях и очень часто надежно оберегают путника.

Некоторые аспекты эзотерической безопасности

История кладов стара, как история самой России, часто полна трагизма и всегда окружена таинственностью. Клад в народных сказаниях — не просто скрытые в земле, в пещере, в колодцах или под камнем сокровища. Клад — устойчивый образ древней языческой мифологии. Благодаря наложенному на него заклятью, клад — это нечто одушевленное, он живет своей тайной зачарованной жизнью. Клад может выходить погреться на солнце, пересушиваться, «отводить глаза», гореть по ночам свечой, стращать, плакать и стонать, появляться в виде людей и животных, уходить в землю. Целая наука — укрыть клад, но и «взять» клад — наука не меньшая. Да если бы речь шла только о деньгах, положенных в чугунок и зарытых, — стоило бы так утруждаться? Нет, клад — это не просто спрятанные деньги…

Что же такое клад? По древним народным верованиям, клад — символ жизненной энергии, изобилия, удачи и счастья. В системе языческого мировоззрения славян сокровище рассматривалось как воплощение магической силы его владельца. Поэтому первоначально клады закапывали навечно, навсегда: утратив сокровище, владелец клада мог лишиться не только магической силы и поддержки, но и жизни. Символом удачи являлись и так называемые «закладные клады», которые клали под «святой» угол строящегося дома (позднее вместо клада стали просто подкладывать под угол серебряные монеты). Уже гораздо позднее, в эпоху развития товарно-денежных отношений, стали зарывать клады в чисто утилитарных целях — «в земельный банк до востребования», которое иногда и не случалось.

Соответственно, овладение кладом. — мистический акт овладения чужой магической силой, чужой удачей и счастьем, и тем самым — умножение собственной силы.

С принятием христианства вера в клады не исчезла, изменился только взгляд на них. Хранителями кладов, с христианской точки зрения, являются бесы, которые соблазняют даровым богатством неопытных и корыстолюбивых людей на погибель души христианской: ведь, по христианскому учению, человеку вовсе не следует хлопотать о богатстве, приобретаемом не собственным трудом, потому что через даровое богатство дьявол старается сделать человека несчастным: «Не пустишь душу в ад — не будешь богат!» Древнерусская притча «О погубленном богатстве» прямо говорит о том, что копать клады людей наущает дьявол: «…Явися ему диавол во образе воина, ездя на коне черном, иже с печалию его вопрошая. Поведав не скорбети, и указа ему едино место: зде копай и обрящеши множество многая злата, серебра и камения драгого обаче за сие да приведе». В народе, говоря о кладе, неизменно прибавляли: «От нечистого он».

С другой стороны, у нас в России христианские взгляды на труд так и не обрели сколько-нибудь особо важную ценность в общественном сознании. Наоборот, постоянно разоряемый государством и при попустительстве государства русский народ давно и устойчиво выработал взгляд «от трудов праведных не наживешь палат каменных». А раз так, то разбогатеть можно только благодаря счастливому случаю, но уж никак не своим трудом. О людях, наживших богатство в короткое время, в народе говорили: «Клад нашел». Недаром есть пословица: «Найдешь клад, будет в семье лад». Вот и выходит, что кладоискательство — самый короткий путь к богатству…

Впрочем, по народным поверьям, клад легко поддается освобождению из-под опеки дьявола и дается в руки чаще всего людям некорыстным и готовым поделиться с ближним. Рассказывали такие случаи: копают двое в известном месте клад, докапываются до него, вот уже заступ ударился во что-то железное, выставился конец сундука. В это время появился невдалеке какой-то прохожий, на самом деле — нечистый в образе человека. Искатели клада, не желая делиться с прохожим, быстро прячутся за кусты. Когда прохожий скрывается из вида, они выходят и опять принимаются за работу, но как ни стараются, ничего уже нет — клад исчез. Так никто до сих пор и не может воспользоваться зарытым богатством.

Дьячок Евлампеич из деревни Ульково, Костромской губернии, рассказывал, как его дедушка искал с артелью клад на Бараньих горах, верстах в семи от деревни. По преданию, лежал там большущий белый камень, а под ним — сундук.

Одна партия копала, а другая сидела дома с каким-то стран-ником-«ворожцом», который читал в то время по книге заклинания. Подкопались, ощупали сундук со скобами и тут вдруг заспорили. Дедушка дьячка говорит: «Я и на сына Евлашку часть денег возьму». А другой говорит: «Как же, сейчас! Держи карман!» Сундук-то как застучит, загремит да из рук-то и ушел — так и не поймали. А «ворожец» в те поры читал, читал, да как хлопнет книгой: «Нет, — говорит, — толку не будет!» — и ушел. Бабы тоже потом ездили туда, ковыряли землю — «На нас-де не выйдет ли?» Так и не вышел.

В Костромской губернии около деревни Фоминцы Коряковской волости, на расстоянии около версты от деревни была найдена толстая каменная плита длиною около двух сажен со знаком «гусиной лапы». Эта находка породила среди местного населения слух о том, что под этой плитой укрыт зачарованный клад. Еще две подобных плиты находились в Солигаличском уезде, у села Кадникова. В Межевых книгах по Костромскому краю XVI и XVII столетий нередко упоминаются родовые знаки на камнях, отмечающих границы угодий и покосов, — «тетеревина нога», «сорочья нога».

О некоторых камнях-«следовиках» рассказывают легенды, связанные с мистикой. Был один такой камень, говорят, в Ростовском уезде, лежал на склоне горы, а мимо дорога шла. Ночью боялись по ней ездить. Говорили, под камнем клад зарыт. По ночам сколько раз видели, как около камня синий огонь горит — так и светится по земле. Раз один парень захотел ночью ехать по этой дороге, мимо камня, так мать его вцепилась в него: «Родимый, не езди!» И рассказала ему, что несколько лет назад баба одна из деревни шла мимо камня ночью, видит — появилась на камне тетерка. Сидит и светится, как золотая. Только баба захотела ее схватить, как вдруг, словно из-под земли, выскочила конная охота, вся в старинных одеждах, и начали они все стрелять — баба едва ноги унесла.

Множество легенд повествуют о том, что под «дивьими камнями» спрятаны зачарованные клады. В урочище Гусыня около села Пушкина Костромского уезда на лугу врос в землю большой камень с явственно вырезанной на нем лапой гуся. «Под этим камнем зарыто невесть сколько денег», — считают местные жители. То же самое говорят о большом, в полторы сажени, белом камне в урочище Бараньи Горы — под ним спрятан «сундук золота». Особенно был известен огромный камень по прозванию «Кобыла», некогда находившийся под Минским (Чертовым) городищем на Волге, а затем разбитый и отвезенный в Кострому под фундамент для часовни. На этом камне в свое время происходило крещение бурлаков-новичков, и о нем сложено множество легенд. По одной из них, черт задумал жениться на поповой дочери и решил устроить дом для молодой; понес туда камень, да сил не хватило — уронил. Так камень под горой и остался, а городище стали называть «Чертовым». Позднее разбойники Ванька Каин и Васька Гусь якобы закопали под этим камнем заговоренный клад, а на камне вырезали «гусиную лапу».

Но ведь мистический символизм клада — «спрятанная сила», то есть скрытый источник энергии. Не кроется ли в этом иносказании разгадка геомагнитного феномена Шушмора? Воистину, «серые камни чудесами полны».

Давно отмечено, что знаки, выбитые на камнях, не имеют никакой системы и никакой связи с окружающим миром. Некоторые из них напоминают буквы какого-то рунического алфавита. Со многими из камней-«следовиков» связаны легенды и предания, народная молва приписывала им различные чудесные свойства. Наиболее распространено мнение о том, что камни со знаками — не обычные, а «дивные», «дивьи». По поверьям, у этих камней обитают добрые или злые духи, они отмечают собой «благоприятные» и «неблагоприятные» места. У таких камней нередко строились скиты и часовни, селились отшельники.

Для человека, решившего заняться кладоискательством, нелишним будет побольше узнать о папоротнике, который по числу связанных с ним поверий и легенд, пожалуй, занимает первое место среди прочих растений. Наибольшее распространение получил сюжет о папоротнике, цветущем раз в году, в ночь на праздник Ивана Купалы, с 6 на 7 июля.

Кочедыжник, или папоротник, срывается в ночь под Иванов день, с особенными обрядами и заговорами. Сила чародейская, по народному понятию, заключается в цветке кочедыжника: он цветет только в ночь под Иванов день и охраняется нечистой силою… В глухую полночь из куста широколистного папоротника показывается цветочная почка. Она то движется вперед и назад, то колышется, как речная волна, то прыгает, как живая птичка. А все потому, что нечистая сила старается скрыть от людского взора дорогой цвет. Бутон, ежеминутно увеличиваясь и вырастая вверх, горит, как раскаленный уголь. Наконец, ровно в 12 часов, с треском раскрывается цветок, как зарница, освещая своим пламенем все вокруг. В этот самый миг является нечистая сила и срывает цвет.

Решивший сорвать цвет кочедыжника должен с вечера прийти в лес, отыскать куст, очертить кругом черту и дожидаться расцвета. Он должен быть тверд и непоколебим против нечистой силы, претерпеть все искушения, быть равнодушным ко всем превращениям нечистой силы. Если он оглянется на зов, то нечистая сила может свернуть ему голову, задушить, а то и одурачить на всю жизнь. Доселе еще в деревнях нет примера, чтобы кто-нибудь мог сорвать цвет кочедыжника, кроме колдунов и магов, то есть тех людей, которые знают как это делать. Цвет кочедыжника имеет силу владеть нечистыми духами, повелевать землею и водою, отыскивать клады, делать невидимкою. Вся эта сила будет принадлежать тому, кто станет обладателем этого цвета. Для поиска зарытых в земле богатств, кладоискатели бросают цвет кочедыжника вверх. Если где есть клад, этот цвет будет носиться над ним, как звезда. Кроме того, этот цвет обладает и свойствами разрыв-травы.

Практически все русские сказания о людях, отважившихся сорвать цвет папоротника, заканчиваются тем, что нечистая сила в последний момент с помощью хитрости отбирает у них заветный цветок. Так, говорят, один парень пошел на Ивана Купалу Иванов цвет искать. Скрал где-то Евангелие, взял простыню и пришел в лес, на поляну. Три круга очертил, разостлал простыню, прочел молитву, и ровно в полночь расцвел папоротник, как звездочка, и стали его цветки на простыню падать. Он поднял их и завязал в узел, а сам читает молитвы. Только, откуда ни возьмись медведи, — буря поднялась. Парень все не выпускает, читает себе, знай. Потом видит: рассвело и солнце взошло, он встал и пошел. Шел, шел, а узелок в руке держит. Вдруг слышит — позади кто-то едет; оглянулся: катит в красной рубахе, прямо на него, налетел, да как ударит со всего маху — он и выронил узелок. Смотрит: опять ночь, как была, и нет у него ничего.

Но есть и исключения. Ходят слухи, что некоторые люди овладевали этим цветом, и находили очень большие клады золота и других драгоценностей. После этого они жили очень богато.

Вокруг кладоискательства всегда удивительные дела. В 1815 году в Оханском уезде один крестьянин «по секрету» рассказал трем крепостным мастеровым графа Строганова о том, что знает место, где зарыт клад на 70 тысяч рублей. Сторожить клад приставлен «лесной» (леший), который требует за выдачу клада полторы тысячи рублей, ведро водки и рыбный пирог весом 10 фунтов (4 кг).

— Ничего себе аппетит у «лесного»!

Мастеровые зачесали в затылках: оно, конечно, что ж, не без того ж, однако ж…

— Сходите сегодня ночью на место — точно своими глазами все увидите, ей-ей! — клялся мужик.

Ночью компания пошла искать клад. Долго пробирались лесом, наконец вышли к указанному месту на краю рощи, около большого муравейника у старой ели, и, действительно, на небольшой глубине в яме лежал окованный железом сундук… Как только кладоискатели попытались вскрыть его, из чащи леса раздался страшный трубный голос: «Эй! Не трожьте сундук! Не то смерть вам будет лютая! Если хотите получить клад, то в полночь принесите денег полторы тыщи, ведро вина хлебного и пирог рыбный в десять фунтов, а сейчас прочь отсюда: некогда мне тут с вами вожжаться, я на войну иду!»

Кладоискатели в страхе бросились бежать. Однако дома, рассудив на трезвую голову, решили, что дело-то стоящее, чай, не каждый день клады сами в руки даются. Велели бабам испечь пирог, сбегали в кабак за ведром водки, поскребли по сусекам, набрали четыреста сорок семь рублей, и в полночь, перекрестившись, понесли на заветное место дары «лесному».

— Дары ваши принимаю, — услышали они голос лешего, — но клада сегодня не дам: месяц сейчас молодой, клад брать опасно — будет вам сильное увечье. Через две недели приходите, да дары не забывайте, а то денег мало принесли.

Через две недели мастеровые явились за кладом вновь. Принесли 38 рублей, пирог и пол ведра вина. Леший все равно заупрямился, сказал, что отдаст клад, только когда они принесут недостающую до полутора тысяч сумму.

— Эх, мужики! — раздосадованно сказал один из кладоискателей. — Давайте хоть одним глазком на клад глянем.

Таясь от лешего, мужики забрались в яму и приоткрыли крышку. Сундук был полон… камнями, битым стеклом и мусором.

Мужики бросились в кусты, откуда вещал «лесной». Трещали сучья, хлестал кустарник — это леший в темноте со всех ног улепетывал от разъяренных кладоискателей. Но не ушел — поймали. И что же? При свете фонаря мастеровые опознали в «лесном» того самого мужика, который навел их на клад… Ох и били ж его!

Такие проделки с доверчивыми простаками были широко распространены среди сибирских кладоискателей. Но вера в клады основывалась в большинстве случаев на вполне реальных, часто совершенно случайных, но оттого не менее ценных находках.

В 1893 году, 28 июня крестьянка деревни Терехово Тарского округа, Акулина Полынская, спускаясь с горы вблизи деревни, заметила в склоне торчавший из земли глиняный черепок. Женщина потянула его, земля посыпалась, и невольная кладоискательница вдруг вытащила вместе с черепком… две серебряные чаши, два серебряных ковша с рельефными изображениями зверей, два слитка серебра и штук двадцать мелких серебряных «бухарских» монет.

Альпинистам известны легенды о «черном альпинисте», а «трофейщикам» — о «черной ауре». Имеются подобные рассказы у спелеологов, полярников и других представителей опасных профессий. Есть свой «скелет в шкафу» и у профессионалов-кладоискателей. Многие из них знают о так называемом «синем фоне». Рассказывают о нем всякое, и, как это обычно бывает, правду здесь трудно отделить от вымысла. В среде бывалых людей можно услышать и серьезные, полные фактов и размышлений рассказы очевидцев, и легковесные страшилки о том, как «синий фон» якобы выдергивает из незадачливого кладоискателя все кости, оставляя бесформенную кучу окровавленного мяса.

Нет смысла пересказывать здесь все записанные нами в разное время истории о встречах с «синим фоном». Скажем только, что несмотря на разнообразие сюжетов, общим для них является одна мысль — «синий фон» достаточно опасное и не так уж редко встречающееся явление.

Что такое «синий фон»? В большинстве случаев его описывают как свечение ярко-синего или голубого цвета, внезапно возникающее или из земли, или над каким-либо объектом. В первом случае оно имеет форму тусклого языка пламени, во втором является в виде «короны» из мелких колеблющихся язычков, напоминающих огонь газовой горелки. Подобную картину наблюдала группа кладоискателей в Тверской области, когда в течение трех минут над куполом заброшенной церкви, подрагивая, колебалась корона синего огня.

При появлении «синего фона» очевидцев охватывает чувство страха, граничащего с паникой. Один из кладоискателей, столкнувшийся с «синим фоном» в Нижегородской области, рассказывал, что при этом ему «хотелось умереть, лишь бы этого не видеть», хотя чисто внешне ничего страшного из себя этот голубой огонь, казалось, не представлял. Очевидец встречи с «синим фоном» в Подмосковье утверждал, что в этот момент он «так орал от страха, что голосовые связки сорвал». И это при том, что кладоискатели — народ далеко не слабонервный.

Наблюдать «синий фон» можно от нескольких минут до нескольких часов, при этом свечение, разгораясь, может закрывать собой полнеба (подобные случаи отмечены в Подмосковье и в Смоленской области). Помимо Нижегородской, Смоленской и Московской, встречи с «синим фоном» отмечены в Тверской, Тульской, Псковской, Вологодской и Тамбовской областях (по другим регионам просто нет данных).

Во многих рассказах встречи с «синим фоном» заканчиваются гибелью, серьезным расстройством здоровья или умопомешательством кладоискателей. Справедливости ради надо отметить, что эти рассказы либо приведены с чужих слов либо носят откровенно легендарный характер. Факты подтверждающие это, нам пока неизвестны.

О том, что народная молва всегда связывала клады с различными мистическими явлениями, известно давно. Есть легенда, как сибирский богач Твердышев зашил собственноручно в подушку все свои деньги и просил своего приказчика положить эту подушку ему в гроб, под голову. После смерти Твердышева родственники умершего засадили приказчика в острог за сокрытие денег. К приказчику во сне явился Святитель Николай Чудотворец и посоветовал ему объявить родственникам Твердышева, что деньги зашиты покойным в «мертвую» подушку и лежат с ним в гробу. С разрешения губернатора, в присутствии начальства и кладбищенского священника могила Твердышева была разрыта, открыта гробовая доска, но деньги взять было нельзя, потому что вокруг головы мертвеца обвилась страшная змея и бросалась на всех, кто близко подходил. Говорят, будто священник тогда проклял Твердышева, и он провалился в бездонную пропасть.

Огонь, горящий над кладами, — одно из самых распространенных мистических явлений. Еще автор древнерусского «Сказания о Борисе и Глебе» замечал по этому поводу: «Аще бо или серебро, или золото сокровенно будет под землею, то мнози видыт огнь горящ на том месте — то диаволу показующу, сербролюбивых ради».

Предтечами рассказов о «синем фоне», очевидно, являются многочисленные истории о явлении клада в виде огня. Об этом известно из многих народных преданий. Клад видели горящей свечой, блуждающими огоньками, лампадкой, костром. Иногда эти истории связаны с реальным появлением блуждающих болотных огоньков или светящихся в темноте гнилых пней. В других рассказах утверждается, что это черт с фонарем ходит или что это души умерших являются в виде горящей свечи или блуждающего огня. Но иногда встречаются и совершенно необъяснимые явления. «Иду я и вижу: вздымается куст и огонек между ним», — рассказывала костромская крестьянка. «Антиресовать меня стало, пережидаю, а боюсь, как что нехорошее. Около березки так и вздымается, да ко мне огнем летит. Да так три раза налетал на меня. Испугалась, убежала».

Известны случаи, когда появление огня связано со старинными захоронениями. «Поехал раз дядя Павел на лошади… Поднялся сильный ветер. Лошадь зафыркала: катится на них клуб огненный, думал — клад. Лошадь бросилась, чуть его не убила, так домой и убежала. На этом месте гроб дубовый выпахали и кости, а клада не оказалось». Существует предание о том, что в Белоруссии, в полуверсте от деревни Торокани Кобринского уезда находится старое кладбище, на котором в Великую субботу ежегодно появляются огненные язычки, от сумерек до полуночи. Эти язычки беспрестанно меняются в цвете и бывают то белыми, то красными, то синими. Это есть не что иное, как зарытые здесь шведами деньги, которые пересушиваются, по заклятию, в Великую субботу. Воспользоваться деньгами нетрудно: стоит только, не щадя памяти погребенных здесь умерших, разрыть все кладбище и разметать кости.

Характерно, что почти во всех случаях встречи с «синим фоном» происходили в заброшенных местах (бывших деревнях, усадьбах, хуторах и др.) и особенно часто — у полуразрушенных церквей на старых сельских погостах. В этом, на наш взгляд, и кроется секрет загадки «синего фона».

Очевидно, что явление «синего фона» связано с местами прежнего обитания людей или с местами их упокоения и означает, по всей видимости, какую-то связь с ушедшими поколениями здешних обитателей. Изучение и объяснение феномена «синего фона» — задача людей, сведующих в мистике, и надо надеяться, что они когда-нибудь прольют свет на этот вопрос. А пока мы можем порекомендовать малоопытным любителям острых ошщущений как можно осторожнее относиться к затерянным в глуши подмосковных, смоленских и тверских лесов заброшенным церквям, погостам и усадьбам: опасное это дело — кладоискательство!

В этом разделе я хочу предложить вам также некоторые выдержки из великолепной старинной книги «Русский народ. Его обычаи, обряды, предания суеверия и поэзия» известного этнографа прошлого М. Забелина, которая была издана в Москве в 1880 г.

«.. Если припомнить только, как пытали разбойники богатых людей огнем, то легко понять и то, что более злой обладатель богатства со своей стороны принимал все меры, и хоронил их, как можно лучше и потаеннее, то и просто, то с зароком, то есть с заклинанием, иначе с завещанием (словесным заговором) на имя какого-нибудь лица или человека, а часто на такого человека, которому попадается запись или бумажное завещание, в котором, между прочим, записано место, где положен клад.

Случается и так, что завещатель при зарывании клада делает заклинание, что клад этот зарывается на столько-то голов, значит достанется тому, кто будет из числа пытавшихся взять клад, сверх означенного числа лиц. По понятию кладовщиков, клад положенный на столько-то голов (например «на сорок голов»), будет причинять сорока кладоискателям смерть, а сорок первый кладоискатель получит клад беспрепятственно.

Рассказывают, что клады показываются по ночам в виде светлых огоньков над тем местом, где клад схоронен, и обыкновенно в ночное время, иногда в виде свечи горящей; так же говорят старожилы, что свеча показывается горящей перед иконой. Тут нужно сделать удар по той вещи и сказать: «Аминь! Аминь! Рассыпься!» И будто клад покажется в виде котла, сундука с разными драгоценностями и монетами, то в виде бочонка, а то и виде многих бочонков.

Иногда, говорят, клад показывается человеку в пустынном месте в виде какого-нибудь животного или птицы, а главное показывается он только тому, кому этот клад должен достаться, и всегда в одном месте. Тут нужно иметь предосторожности, потому что опыт взятия клада сопряжен с различными опасностями и страхами, так как черти оберегающие эти клады, угрожают опасностью жизни, кричат: «Бей! Жги! Режь!» — и потому тот, кто приобретет клад, должен не озираясь назад, запомнить место, и брать с собой денег сколько может унести. Иногда случалось, что сокровища клада удавалось вынести в несколько раз, но иногда случалось, что все в первый раз взятое было и последним. Более услад не открывался…

….Заговор при искании клада. Когда покажется счастливцу клад, он должен проговорить: «Чур! Чур! Свято место! Чур, Божье да мое! (или «Мой клад с Богом напополам!»)». Затем желающий приобрести клад должен накинуть на место клада шапку с головы, что означает, оставить голову в залог и никому не поведать тайны. Наконец приговаривают: «Аминь! Аминь! Аминь! Рассыпься!» Последнее слово говорят по тому случаю, что клады обычно являются в виде огоньков, горящих яровых свечей, золотых петушков и тому подобных предметов…»

Что же, таковы были познания старых фольклористов о приметах и суевериях, связанных, с кладами и кладоискательствами. Современные их коллеги совершили значительный скачок в области сбора и систематизации данных о кладах в народном творчестве. Пример? Пожалуйста! Замечательная книга Марины Васильевой «Русские суеверия» содержит раздел, посвященный кладам. Предлагаю его вам с некоторыми сокращениями.

КЛАД, КЛАДОВОЙ, КЛАДОВОЙ БЕС,

КЛАДЕНЕЦ, КЛАДОВИК — «ЖИВОЙ»

КЛАД; ДУХ, ОХРАНЯЮЩИЙ КЛАДЫ

«…Несколько человек вырыли клад: один из них с радостью воскликнул: «Ну, теперь, ребята, будет на кабак и на табак!» Клад сейчас же провалился» (Долог.); «Где лад, там и клад» (Курск.); «Любителям искать кладов советуют достигнуть концов радуги, где повешено по котелку с древними золотыми монетами» (Новг.).

Согласно поверьям русских крестьян, кладами, подземными сокровищами могут владеть различные существа (подземные или лесные «хозяева», первопредки, первонасельники, легендарные разбойники-колдуны и злодеи-грешники): Хозяйка горы, белая змея, Полоз, Горный батюшка, Кудеяр, а также чудь белоглазая, паны, Степан Разин, Марина Мнишек и пр.

Хозяевами и распорядителями кладов (особенно зарытых знающимися с нечистой силой колдунами или старыми скрягами) нередко рисуются в поверьях ХIХ-ХХ вв. нечистые духи, черти, бесы. В Воронежской губернии рассказывали, что раскаявшийся разбойник «несметные сокровища свои сложил в барку и опустил на дно реки. Над лодкой насыпал меловой курган. Имуществом этим завладела нечистая сила. Перед пасхальной утреней можно видеть, как освещенный изнутри курган разверзается и черти стараются увлечь в его середину разными приманками кого-нибудь из православных».

«Истоки поверий о кладах коренятся в древних народных верованиях, в представлениях о богатствах, скрытых в недрах земли, которые в свое время откроются; о духах, «хозяевах» их, хранителях сокровищ; позже эти древние «хозяева» подземных недр стали осмысляться как нечистая сила, приставленная к кладам дьяволом… <…> Происхождение кладов могло не объясняться, клады как бы исконно хранились в земле (древняя основа выступает в таких рассказах наиболее отчетливо). Иному… удавалось что-то взять из них, но, как правило, клады «не давались», они откроются, когда наступит назначенный срок. В такой форме выражалась мечта о времени, когда у всех всего будет вдоволь и бедняки разбогатеют — кладов так много, что хватит на всех. К этому могли примешиваться и религиозные, эсхатологические мотивы — клады объявятся перед концом света: «Свет этот в известное только Богу время кончится, сгорит, клады тогда из земли все выйдут наверх, некому будет их брать — не рады будут деньгам». Кроме того, вместилищем кладов часто считали остатки старых городищ, курганы, могилы, происхождение которых объясняли исторически» (появление кладов связывается со временем войн, вражеских нападений — с татарским нашествием, Смутным временем и т. п.) <Соколова, 1970>.

Охранять (и указывать) клады могут наделенные особыми свойствами пресмыкающиеся, животные (змея-медяница, ящерицы, голубая змейка, земляная кошка, черный кот (кошки), прикованный цепями медведь, филин), ср.: «…на искателей набрасывался «кот-котобрыс», черный кот с горящими глазами, самый страшный защитник кладов; вокруг дуба, у которого копали, стали ходить черные кошки» (Сарат.), и т. п.

По поверьям горнодобытчиков Урала, подземные сокровища сторожит рогатая лошадь с чугунными копытами. На Вологодчине считали, что клады могут стеречь красная или белая корова, рыжая собака, духи Лаюн и Щекотун, облик которых не вполне ясен <Черепанова, 1983>.

В уральском повествовании, клад стережет пестрый бык: «Станет он на тебя мычать, рогами поводить, а ты, говорит, и не отмахивайся от него (советует кладоискателю его приятель. — М.В.), и не кричи, и не смотри на него, знай, работай, бык сам пропадет в тот момент, как дотронешься до клада» <Железнов, 1910>.

Охранители кладов могут иметь с трудом поддающееся описанию обличье:

«С полверсты от города (Перми. — М.В.) вверх по реке Вятке находится довольно большой овраг, называемый по старинке «Семиглазовым». Такое название сему логу дано, как объясняют старожилы, потому, что в древности из этого оврага выходило будто бы страшное чудовище о семи глазах и похищало тех смельчаков, которые решались пускаться туда для отыскания кладов. И ныне этим чудовищем многие из родителей пугают своих детей» (Вятск.) <Глушков, 1862>. «Клад охраняет «медведь не медведь, человек не человек, будто солдат! Глазища так и прядают, как свечи; рот до ушей, нос кривой как чекушка, ручища — что твои грабли, рыло все на сторону скошено… идет это чудовище, кривляется на разные манеры и ревег так, что земля стонет и гудит» (Симб.).

Необходимо отметить, однако, что и сами клады оборачиваются различными животными, птицами, появляются на земле, летают и бегают по ней. Клады «выходят на просушку», показываются по исполнении условий заклятья, по окончании его срока и т. п., с тем чтобы их заметили и, ударив наотмашь, (предварительно зачурав — «Чур мой клад с Богом напополам!» — Арх.), обратили в деньги или же откопали в том месте, где показывается клад (вариант — ударить «живой клад» «слегка палочкой в лоб с Иисусовой молитвой» (Урал)).

По вятским поверьям, «счастливый клад» (когда время его пребывания в земле заканчивается) начинает кружиться около того места, где он спрятан (появляется животным, человеком, огоньком). «Клад бегает всегда в виде зайца, барашка или свиньи. Встречается он только со счастливым человеком. Стоит его наотмашь ударить, как животное рассыплется в груду серебра» (Забайк.). По прошествии времени, определенного заклятьем, клад обращается в собаку, свинью, курицу, но чаще в кошку, «надобно уметь со всеми предосторожностями зачурать его, а потом ударить наотмашь, отчего он и рассыплется — теми деньгами, какими был положен в землю» (Ниж. Новгор.).

«Был-жил бедняк-бобыль, и терпел он страшную нужду. Вот однажды довелось ему пахать свою пашеньку, а пашня находилась невдалеке от курганов. Вечерело. Вот на одном могилище видит бобыль коня, весь, будто из золота, и горит, как огонь. Бобыль не струсил, погнался за конем. С кургана на курган прыгала чудная лошадь, но наконец умаялась и остановилась на одном из курганов. Бобыль к ней, — почти касается лошадиной гривы и готовится ухватиться за нее. Глядь — расступилась земля, и конь исчез под курганом. На другой день, на том же самом кургане, поблазнилось ему, что теплится свечка. Бобыль был человек досужливый и тотчас смекнул, что под курганом, находится клад, которому пришла очередь выйти на свет Божий. Знал бобыль, как добываются клады, и, хотя много вытерпел от нечистой силы, достал-таки себе, кучи серебра, золота и сделался первым богачом в своем обществе» (Перм.).

Обычный знак клада — колеблющийся, перемещающийся огонек (вера в то, что скрытые богатства обнаруживают себя огоньками, отражена в «Сказании о Борисе и Глебе»).

«Оборачиваться, рассыпаться кладами» (и наоборот) могут и люди — покойники, всадники, старики, девушки, дети. «Одна женщина стряпала хлеб. Пришла к ней девка в белом. Вот, например, выкатывает она калачики али хлеб. А девка молчит да катает калачи тоже. Вот взяла она веселку (ну, которой тесто-то мешают), она девку-то ею задела, а та рассыпалась, и получилось золото, полмешка! Говорят, клад сам пришел» (В. Сиб.).

В поверьях Новгородской области (и некоторых других) клад появляется в обличье стремительной тройки с кучером; катящейся или плывущей вслед за людьми бочки. Цвет «являющегося клада» (или каких-то деталей его обличья) — красный, белый, серебряный, золотой, черный, пестрый — может указывать на содержимое клада или характеризовать его как существо необычайное (в рассказах горнорабочих Урала «живые» клады, подземные сокровища окрашены во все цвета радуги с преобладанием зеленого и голубого).

Вообще, «живой клад» иногда легко меняет обличья: пришедшая на берег реки Ловати девушка просит старика рыбака поцеловать ее; получив отказ, она обращается в бочку и уплывает по волнам (при выполнении просьбы девушка-клад должна была бы «рассыпаться золотом») (Новг).

Такой клад, пожалуй, не столько неподвижно покоящееся в земле сокровище, сколько воплощенная доля, удача не догадывающегося об этом человека. «Клад подходит к человеку, играет с ребенком, просит взять его. В каком бы виде клад ни появился, чтобы им воспользоваться, нужно его обязательно ударить, тогда он рассыплется деньгами. Но человек часто не подозревает, что перед ним клад, догадывается об этом слишком поздно, не знает, что нужно делать, — в таких случаях клад исчезает. Случалось, что сам клад просил, чтобы его толкнули. <…> Одна женщина сидела и ткала, вдруг из подполья вылазит старушка и говорит: «Брось в меня челночком». «Не брошу», — та отвечает.

Старушка три раза ее просила. Ну, та и бросила. Старушка рассыпалась в деньги» (Свердл.) <Соколова, 1970>.

В поверьях о «бродячих кладах» представления крестьян об удаче и счастье неоднозначны. Клад может объявиться «просто так», прийти к «счастливому человеку», может стать наградой благодетельному и богобоязненному («клад-счастье» не нужно искать, согласно известной поговорке «Бог даст, так и в окно подаст»). В популярном среди русских крестьян ХIХ-ХХ вв. сюжете клад обнаруживается в доме крестьянина, который отказывается идти раскапывать его, уповая на Божью милость (клад-птица сам влетает в окно, его бросают в окно под видом животного и т. п.) (Волог., Нова.).

Менее распространены повествования о том, как люди сознательно отказываются от «живого клада». «В 1848 г. (так точно датировано предание) в Карсунском уезде Симбирской губернии молодая женщина, набрав орехов, стала спускаться с горы и вдруг услышала за собой голос: «Агафья!» Оглянувшись, она увидела, что за ней катится золотая мера, которая попросила взять ее с собой. Но отдавалась мера с уговором: «Отдай мне своего мужа и поживай в свое удовольствие». Агафья же любила мужа и крикнула на меру: «Провались ты, проклятая, в землю, да чтоб и там тебе места не было!» Мера загремела и тотчас провалилась, на этом месте осталась небольшая ямка» <Соколова, 1970.

По свидетельству знатока уральских поверий И. И. Железнова, обличье клада зависит от того, кем и с каким зароком он положен. Клад, положенный с заклятьем «Не доставайся никому!», окружают «ужасти и привидения». Сокровища, зарытые с недобрым зароком, бес (тотчас по окончании заклятья) старается кому-нибудь подсунуть: «За этот клад бес не держится, а сейчас же постарается сбурить его; знает, что он не пройдет даром. Кто достанет такой клад, тот в добре не бывает: иль-бо умрет в одночасье, иль-бо с кругу сопьется, иль-бо в напасть попадет какую. Этот клад показывается свечкой, ничем другим».

Но есть клады, закопанные людьми «доброжелательными и богатыми, со следующим пожеланием: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Лежи, моя казна, в мать сырой земле до той поры, покуда навернется достойный человек. Дайся, моя казна, тому, кто в церковь Божию ходит, отца и мать почитает, евангельские заповеди соблюдает, нищей братии помогает, святые иконы украшает, священнический и монашеский чин уважает. Дайся ему, казна моя, и в корысть и в радость, чтобы в сем и в будущем веце вкушал сладость. Аминь». Вот к этому-то кладу нечистая сила и подступиться не смеет, а бережет его сила ангельская. Кто добудет такой клад, тот, и рассказывать нечего, заживет богато и счастливо. Этот клад дается иль-бо курочкой, иль-бо куропаткой, иль-бо другой какой невинненькой птичкой — беленькой, пестренькой, красненькой, — а в ину пору дается иль-бо теленочком, иль-бо жеребеночком, иль-бо собачкой, иль-бо свинкой — одно слово, или какой-нибудь птичкой, или каким-нибудь зверьком: Если птичка или зверок беленькие, то, значит, дается одно чисто серебро, если пестренькие — то серебро и золото вместе, а если красненькие — то одно чисто золото. Если увидишь ночной порой в степи, к примеру, такую курочку, то ступай за ней, твори только молитву. Где курочка остановится, пропадет — тут смело копай землю: что-нибудь непременно найдешь» <Железнов, 1910>.

Представления о «добрых» и «злых» (или «незаклятых» и «заклятых строго») кладах (правда, далеко не всегда имеющих согласные с классификацией И. И. Железнова обличья) были распространены повсеместно. «По поверью, записанному в Вятской губернии, добрые клады в праздник давали проходящим алтын или гривну на свечку, злые же можно потратить только на вино» <Соколова, 1970>.

Существа, именуемые кладовыми, кладовиками (приставниками), обычно имеют человеческий облик. В заговоре «При отыскании кладов» упоминаются «приставники» к подземным сокровищам: «…ино место опившиеся люди, ино место — проклятые, а коли — и сами князья бесовские», т. е. клады стерегут и сами нечистые духи, и умершие неестественной смертью, и проклятые люди.

По поверьям Вологодчины, кладовиков выбирают из своей среды бесы (в ночь на Ивана Купалу). Кладовой может быть одет в серебряный кафтан и серебряные башмаки, с золотой шапочкой на голове (Вятск.). В повествовании из Орловской губернии клад охраняет погибший кладоискатель: «Один мужик пришел на Городище и давай рыть, клад искать, рыл, рыл, инда пот прошиб, присел отдохнуть — глядь, а Городище на две половины растворилось, и выходит старичок, да и говорит мужичку: „Зачем ты роешь, беду на себя накликаешь, я вот тоже копал, копал, да сюда и попал; беги лучше скорей, а то товарищем мне будешь». Клады могут оберегать и убитые, «заклятые люди», зарытые в том месте, где лежат сокровища. Они не находят покоя и, являясь живым, просят освободить их: «Крестьянину деревни Остров однажды приснилась женщина и говорит: «Освободи ты меня от заклятия, отпусти душу мою на покаяние. Вот уж двести лет я томлюсь и мучаюсь. Была я богатая, много было у меня серебра, золота и драгоценных каменьев, да злые люди убили меня, добро мое ограбили и зарыли вместе с телом на острове в болоте. Если бы только убили меня да так и оставили, я бы мученический венец приняла. А душегубы заколдовали и меня, и клад»» (Новг., Череп.).

«Маринка — беглая царица, Маринка заколдовывает скрытые на Яике сокровища и убивает одного из своих сподвижников: «Карауль же теперь!» — сказала убитому и велела засыпать землей и лодку с казной, и убитого своего наперсника» (Урал) <Железнов, 1910>.

Оберегают клады и зарывшие их хозяева-покойники: «Сам Разин тоже представлялся похороненным с кладом, руку приковали цепью к бочонку, а в руку дали золото; в головах улей с золотом, в ногах — с серебром, по бокам — с медью» <Соколова, 1970> (могут быть и другие версии многочисленных повествований о разинских кладах).

Добыть заклятый клад, освободить заклятого (проклятого) — дело трудное и опасное, предполагающее знание особых правил и заговоров.

По мнению В. Кудрявцева, «положенные на клады заклятья бывают крайне разнообразны, но все они соединены с совершением явного преступления, из коих самое меньшее — воровство. На одну из более популярных в Прикамском крае памятку с заклятием укажу, так как она прислана была из Слободского в Вятский статистический комитет. Писана эта памятка на полулисте бумаги фабрики Рязанцевых, со значком 1785 года. На этом полулисте значится: «Памятовать. Положено по кладбище пониже Зуйкора, край Камы, по логу большому. На гору идти, на правой руке в горе сосна осадистая, под тою сосною денег 800 в немецком кубе. А приметы у сосны: отесана, тут же стоит пень смоловатый. Завет — ососка (молочного поросенка) украсть, сварить, сьисть, поминать Ивана Калулу»» (Вятск.) Кудрявцев, 1901 >.

«Още около Панщины (война 1812 года) жили на Молохове разбойники; туды был подземный ход, там рыли клады и не нашли ничего. Пришли раз утром, а в яме-то лягушки, змеи, мыши и всякие гады. Придут другой раз, сам (черт. — М.В.) выйдет и все разбегутца; а то вышел бык белой рожишшы по сажене, — перекрестились, бык проссыпалса. Клад тут положен с проклятьем. Рыл и мой отец, рыл весь причт, и из монастыря с молебнами приходили: узнали о кладе по книгам. Один раз в яме было явленье Божьей матери с лампадой. Яма была большая, сажен пятнадцать. Мужиков оттуда судом выгоняли» (Влад.) <Смирнов, 1879>.

Иногда клад зарывается «на неопределенное количество голов» (людей, которых необходимо убить, чтобы добыть сокровища) (Калуж., Нижегор., Орл., Новг. и др.). Представления о подобном зароке обыгрываются в многочисленных крестьянских рассказах, популярных вплоть до последней четверти XX в. Они редко носят драматический характер, но подчеркивают смекалку кладодобытчика («людские головы» заменяются бараньими, «лапотными» и т. п.).

Вообще, наложенные на клады заклятья (иногда очень затейливые) и способы их выполнения — излюбленная тема крестьянских повествований, записанных в ХIХ-ХХ вв. «В Севском уезде один богатый, но чрезвычайно скупой поп, под день Ивана Купалы положил клад с таким заговором: «Достанься мой клад только тому, кто, трех ден молодей, на кочете перепашет». Приговор этот нечаянно подслушал бедный крестьянин, живший у попа в работниках; стал думать, что бы значило это заклятие, пробовал копать в том месте, где поп зарыл деньги, но ничего не нашел; сказал жене. Жена присоветовала ему следующее: «Сделай маленькую соху, и вот я беременна, — когда рожу, ты на третий день возьми младенца, петуха и соху; запряги петуха в соху, а младенца посади на петуха и, придерживая его рукой, перепаши то место». Мужик сделал по совету жены, и тут же клад вышел к нему. Тотчас же мужик стащил его домой и зажил припеваючи, вследствие чего потомки его будто бы и доселе носят прозвище Скоробогатых» (Орл.).

«По уездам Дмитровскому, Севскому и Трубчевскому жители показывают многие места, будто бы там в погребах зарыты сокровища Кудеяра и Рытика, некогда подвизавшихся там разбойников… <…> укажут или назовут стариков, нечаянно нападавших под день Ивана Купалы на эти погреба, которые отворяются в помянутый день через несколько лет. Люди эти будто бы видели огромное количество золота, серебра, жемчуга и других драгоценностей, но взять ничего не могли, потому что стерегущий их старик не давал. Он обыкновенно приказывал принести с собою младенца, ибо, как известно, многие клады можно взять только при ангельской душе. Когда искатель возвращался с младенцем, погреба уже не находил…» (Оря.).

Крестьяне многих губерний России полагали, что клады, сокровенные земные глубины, «открываются» на Пасху и в ночь на 7 июля (Иванов день). Ночь под Ивана Купалу, а также 23 мая (день Симона Зилота) считались наиболее благоприятным временем для поисков подземных сокровищ. «На дворе одного крестьянина, там, где находилась капитальная стена избы, лежал большой камень. Под этим-то камнем и находился клад. Клад этот был положен «на имя», так гласило родословное предание. По временам клад этот летал по двору в виде голубя и в таком случае мог быть взят и другим лицом; дед рассказчика даже поймал голубя-клада и уже хотел сказать слова: «Аминь, аминь, рассыпься!», как кто-то крикнул: «Деревня горит!», дед испугался и выпустил клад, побежал в деревню, а там никакого пожара и не было. Крестьяне приписали крик этот «дьявольской силе». Это было в ночь на Иванов день» (Ярося.).

Согласно распространенным поверьям, добыть сокровища помогал цветущий в ночь с 6 на 7 июля папоротник и некоторые другие полулегендарные растения, клад можно заполучить и без знания заклятья, но с разрыв-травой (если запереть где-нибудь птенцов орла или беркута, то, освобождая их, птицы принесут эту траву) (Орл., Вятск.). По мнению калужан, трава муравей или разрыв растет в глуши, «имеет листы в виде крестиков и цвет подобный огню». От плакун-травы, как сообщено было в г. Арзамасе ученому путешественнику XVII в. Лепехину, «плачут нечистые духи и открывается доступ ко всякому кладу» Кудрявцев, 1901 >.

Повсеместно в России существовали «росписи» кладов, «указывающие до тонкости, где найти богатство». «Такова деревня Почоп в десяти верстах от Яжелбиц. Вблизи этой деревни когда-то были церковь и кладбище. «Роспись» говорит, что от каменной бабы, которая стоит на ручье, протекающем в этой местности, надо идти столько-то шагов по известному направлению; найти под верхним слоем земли дорожку, сделанную из угля, а дорожка доведет до клада. Клад богат. <…> Вся эта местность изрыта искателями клада: копать ходили из нескольких деревень. Начальный пункт, ведущий к подземному богатству, — каменная баба, — теперь уже не существует На это место любит прогуливаться по вечерам молодежь — парни и девки. Каменная баба пугала многих, особенно девок. Нашелся какой-то смельчак, который свергнул бабу в ручей; он болотист, бабу засосало в тину…» (Петерб.) <N, 1895>.

Кладовики (нередко смешиваемые в поверьях с «хозяевами» подземных недр или покойниками-владельцами кладов) могут находиться в беспрекословном подчинении у нечистого, черта и, в отличие от кладов-оборотней, которые даже преследуют людей, чтобы их взяли, мешают кладоискателям. Лишь иногда они помогают людям и даже вступают с ними в дружеские отношения.

Согласно поверьям Вятской губернии, кладовой поднимает клад к поверхности земли, когда он пролежал в ней положенное время.

Однако, по сведениям из той же Вятской губернии, кладовой вначале безжалостно испытывает искателей. Он «идет на них вихрем», так что «ломаются столетние деревья». Отбегать, отмахиваться от падающих стволов и веток нельзя, так как все это «придумано» кладовым, а на самом деле деревья стоят на месте: «Если отпихнуть такое дерево, дело пропадет и дерево изувечит», После этого кладовой устраивает в лесу пожар, оборачивается в зверя и идет на искателей клада со словами: «Я вас съем или задавлю, задушу!» На это (не переставая рыть землю) надо ответить: «Я сам тебя съем или задушу!» Тогда можно взять клад, но деньги из него, если они не «отговорены», можно употреблять лишь на вино или табак.

«Сторожа могут появляться в самых разнообразных видах… но функция их всегда одна — не допустить к кладу. Сами сторожа могли и не появляться, но кладоискателям начинало казаться, что на них падают камни, деревья, осыпается гора; они видели, что горит их деревня, и бросались туда, и т. п.; потом все оказывалось на своих местах, но клад уже был потерян навсегда. Клад уходил с грохотом в землю и когда нарушался запрет: кто-либо из копавших отвечал подошедшему человеку (а это был все тот же «приставник»), а говорить было нельзя; или кто-нибудь оглянулся, выругался» <Соколова, 1970>.

Не давался клад и жадным людям. Так, на Урале полагали, что непоровну поделенный клад уходит в землю. Навлечь разнообразные несчастья могло и легкомысленное, неосмотрительное отношение к обретенным сокровищам.

«Раз — тому будет годов более ста, раз казачата купались на Яике, под Красным Яром. Один казачонок взглянул вверх и увидал: из яра торчит бок кубатки. Казачонок указал товарищам. Те по ребячеству, и давай кидать в кубатку камнями. <…> Разбили кубатку, а из нее и посыпались целковики. Казачата и давай согребать их, и нагребли полные подолы, и принесли домой… Следовало бы отцам-матерям, чьи были ребятишки, священника позвать и молебен отпеть, да сколько-нибудь в церковь подать. Нет, и в голову никому не пришло. Зато в первую же ночь, оттого ли, не оттого ли, все те дома, куда ребятишки деньги принесли… разом вспыхнули, а от них и весь город дотла сгорел» (Урал) <Железнов, 1910>.

Изредка кладовики сами отдают сокровища. В рассказе, записанном в Новгородской области, клад сторожит умерший некрещеным младенец. Он вырастает, становится взрослым под присмотром «хозяина» — черта. Встретившись со своим живым братом, покойник — охранитель сокровищ, помогает ему деньгами, за что и наказан чертом: его ссылают из родных мест, отправляют стеречь клады «куда-то за Москву».

Вообще же, добывание кладов многим представлялось делом опасным и почти безнадежным.

В ряде губерний России (Вологод., Арх., Вятск.) и в Сибири полагали, что, отыскивая сокровища, нельзя трогать насыпи или курганы, которые считаются остатками жилищ «волхвующей Чуди»: или по свету «пойдет нехороший дух», или же от разрытия курганов «слепота альбо смерть приключится» <Кудрявцев, 1901>.

Согласно распространенным представлениям, поиски кладов могли грозить если не смертью, то болезнью или помешательством. «Жил… ледящий мужичонко, по имени Микитка. Отправился он раз в лес рубить березки на метлы». Подрубая сук, Микитка падает на землю и куда-то проваливается! «Очнулся — и видит себя в пещере; в углу пещеры божница вся в золотых ризах, а перед нею теплятся золотые лампадки. У стены пещеры висели на цепях дубовые бочки, у иных уторы рассыпались и золото оттуда так жаром и горит… разгорелись глаза у Микитки. Только тогда он осмотрелся кругом, видит, что в пещере сидит седой старец и зорко посматривает на Микитку, а глаза старика сверкают, как у волка. Микитка испугался этого старика и возьми да сотвори молитву. Как только он это сделал, старик ощетинился да крикнет: «Возьмите его прочь отсюда!» Тут взяли Микитку какие-то люди под руки и вывели в лес на поляну. <…> Жена его нашла в телеге без языка. Истопили баню, выпарили Микитку; он пришел в чувство, да и рассказал, что случилось с ним. С тех пор мужик и во сне и наяву только и бредит тем, что золота в пещере было видимо и невидимо сколько. Небольшого ума был Микитка; а тут и последний потерял. Так вскоре дураком и умер» (Симб.).

По сообщению из Великолукской губернии, «поиски кладов» в ночь на Иванов день превращаются здесь в одно из развлечений молодежи: «А там, навеселе, начнут собираться парни «по клады», пугливо озираясь на темнеющий вдали бор, со смехом проводят их молодухи и девки до кустов; дойдут парни до лесу, но крикнет сова, пугливо встрепенется заяц и шаркнет из-под ног и закаркает ворона, и с ужасом разбегутся они по домам; а на другой день пойдут баить расказни про ведьм, колдунов да чертей кургузых — кто во что горазд» <Семевский, 1857>.

Представления о тщетности кладоискательства отразились в соответствующих поговорках: «И рукою бы взял, да клад не дается!»; «Своя воля — клад, да черти его стерегут!»; «Клад добудешь, зато домой не будешь» <Даль, 1881>.

Кроме того, отмечает Н. Кудрявцев, «наши предки смотрели на зарытие в землю кладов и сокровищ как на тяжкий пред Богом грех. Это, между прочим, усматривается из «Поучения князя Владимира Мономаха своим детям». В этом завещании XII века великий князь остерегает своих детей от подобного греха. «Не зарывайте, — говорит он, — ничего (из сокровищ) в землю; это большой грех» <Кудрявцев, 1901>.

Ну как! Не совсем вас запугала всякая нечисть? Мне кажется, что к таким вещам стоит относиться с долей здравого скепсиса, мы ведь с вами не можем верить во всякие сказки, так как мы уже дети высокой технологической цивилизации и не должны поддаваться страхам, основанным на предрассудках прошлого. Или должны? А так ли сильно мы уверены в своей защищенности? Может иногда и стоит сказать: «Чур меня! Чур!» или «Аминь! Аминь! Клад мой с Богом напополам!»

Блокнот кладоискателя Исторические клады

На фоне многочисленных богатых находок в курганах абсолютно правдоподобными казались предания об исторических кладах, связанных, в первую очередь, с периодом покорения Сибири. Автор «Описания Сибирского царства», историк Миллер, приводит два реальных случая, связанных с кладами Ермака, основанных на исторических источниках. Первый такой случай имел место весной 1581 года, когда после победы над татарами; одержанной в месте впадения Туры в Тобол Ермак «столько получил добычи, что неможно было всего с собой на судах везти, но некоторую часть принужден был закопать в землю». А во время своего последнего похода из Искера вверх по Иртышу, закончившегося гибелью Ермака, русские вступили в сражение с татарским князем Бегишем. Здесь, около Бегишевского озера Ермак также «получил в добычу множество богатства, которое он до своего возвращения приказал закопать в землю». Возвращение, как известно, не состоялось…

Молва указывала на еще один клад Ермака на реке Чусовой. В устье речки Ермаковки возвышается известняковая скала высотой 25 саженей. Эта скала называется Ермак-камень, а в глубине ее находится обширная пещера, разделенная на несколько гротов. Предание говорит, что во время своего похода в Сибирь Ермак зимовал в этой пещере и зарыл в ней часть своих сокровищ. Известны еще два ермаковых городища с зарытыми на них богатыми кладами. Одно — на реке Серебрянка, при впадении в нее ручья Кокуй, а другое — на реке Тагил, при устье речки Медведки.

Немало преданий о кладах связано с золотом противника Ермака, хана Кучума. Наиболее распространена версия о том, что золото Кучума скрыто в нескольких старых городищах окрестностей Тобольска. Но самая значительная часть находится в его могиле на реке Кучу-Мында. Здесь насыпано три кургана. Средний — побольше, два боковых — поменьше. В среднем похоронен сам Кучум, а в боковых находятся его сокровища.

Еще один «исторический клад» — «золото калмыков». По преданию, укрыт на реке Калжир. В 10 верстах от ее устья расположено старинное укрепление, обнесенное стеной из необожженного кирпича. А в 20 верстах от него, по направлению к реке Карамадон, в обрывистой скале в пещере сохраняется «калмыцкая поклажа» — дорогие металлы и камни на большую сумму. Этот клад схоронен в то время, когда калмыки бежали в русские пределы от преследований китайского вассала — джунгарского князя. Место, где находится клад, называется «кайма» — то есть поклажа.

В марте 1889 года Тобольск взбудоражила неожиданная находка. В архиве полицейского управления в числе вещественных доказательств, в разное время изъятых по разным уголовным делам, был обнаружен… каменный крест с вырезанной на нем кладовой записью на «клад пугачевского атамана».

В восьмиконечном кресте длиной около б вершков (26,5 см) была вырезана с обеих сторон длинная надпись: «Сей крест заветный. Кладена сия поклажа сибирским пугачевским воином 25 человек, есаулом Змеюлановым, свидетельствованна казна и положена в сундук счетом: империалами 100 тысяч, полуимпериалами 50 тысяч, монетами тоже 50 тысяч. Да кто сей крест заветный счастливым рабом найдет, тот и казну нашу возьмет. Нашу казну возьмите, и по себе делите, друг друга не обидьте. Но вместо нашей казны по завету нашему положите в ту яму двух младенцев. А то во избавление их положите за каждую голову по 200 монетов, но не звонкой, а бумажной царской, для вечной потехи стражам нашим. А без исправного завета и к казне пашей не приступайте, ибо паши стражи страшны и люты, чего делают, рабам противно. Их не видно, а за свое будут стоять крепко. По вынятии сего заветного креста и завета готового, ищите отговорщика, а отговорщик должен знать, как показано на семи главах сего креста, как сделан завет.

Потом завещано и как нашим сторожам управляться. По сделании завету к вынятии поклажи приступить в шестую полночь, а когда казну нашу вынете, то сей крест… и засыпьте свой завет. Слушаться отговорщика, как сказано выполнить, и казну нашу получите. Аминь.» На семи концах креста (на семи главах) находится сам «завет», зашифрованное заклинание, которое должно было помочь специалисту — «отговорщику» справиться с невидимыми бесами, «сторожами» клада. «Завет» состоял из вырезанных на концах креста букв К, Б, ТП, Н, ЦД, О и М. Буквы были обрамлены множеством точек, поставленных по обеим сторонам букв — то впереди, то позади них.

Выяснилось, что в свое время, много лет назад этот крест был найден крестьянином одной из деревень на меже, отделяющей их земли от земель другой деревни. Соседние мужики тоже предъявили свое, право на крест с кладовой записью. В результате на меже началась жестокая драка — «стенка на стенку». В ход пошли колья… Полиция прекратила побоище, завела дело. А крест конфисковала как вещественное доказательство.

Утонувшие города на Черном море.

На Черном море есть немало утонувших городов и поселений. Еще в 30-х годах интересные подводные исследования были проведены в районе Херсонеса — древнегреческой колонии, развалины которой находятся недалеко от Севастополя. Водолазы детально обследовали и измерили остатки каменной кладки жилых домов, башен и других сооружений на расстоянии до 70 метров от берега.

Продолжить работы, значительно расширив их географию, удалось лишь после войны. Объектом внимания археологов-подводников стала, в частности, тихая бухта вблизи Сухуми. Здесь когда-то стоял античный город Диоскуриада, основанный в IV веке до н. э. греками из Милета. В начале I века городом завладели римляне, соорудившие здесь крепость. Но жизнь Диоскуриады оказалась короткой: в IV веке начался ее упадок, а спустя два столетия она и вовсе перестала существовать. Не выдержав наступления моря, город ушел на дно Сухумской бухты.

Еще в XVI веке грузинский историк Бахуштий Багратиони писал, что в море у Сухуми из воды выступают сорок античных колонн. Время и воды постепенно разрушали их, и к нашим дням от них не осталось и следа. Но вот в 1953 году со дна Сухумской бухты была извлечена часть рельефного мраморного надгробия в виде стеллы, весившей около тонны. Специалисты определили возраст этого шедевра античного искусства: V век до н. э. Спустя несколько лет археологи обнаружит здесь руины подводного города. Это и была Диоскуриада. В нескольких десятках метров от берега на дне бухты сохранились остатки круглой башни и каменной стены. «Башня диаметром около трех метров сложена из крупного булыжника. Стену, примыкающую к башне, опоясывают три ряда тонкого кирпича. Кладка и форма кирпича характерны для римской строительной техники… Просветы в полутораметровой стене башни служили, очевидно, бойницами. Судя по примыкающей к башне стене и многочисленным строительным фрагментам, здесь когда-то находились оборонительные сооружения, блокировавшие вход в реку Беслетку», — так писал руководитель археологической экспедиции В. П. Пачулиа в книге «В край золотого руна».

По легендам, существующим в наши времена, известно, что в городах, которые находятся в плену у моря, находится очень много драгоценностей и красивых изделий античных мастеров. Поэтому аквалангисты-любители и любители искать счастья под водой иногда находят на дне Черного моря монеты, изделия из серебра, золота и другие античные вещи, которые имеют высокую цену в современном мире.

Тайна острова Понапе.

Вулканический остров Понапе находится на архипелаге Каролинских островов в Микронезии. На подводном рифе этого острова находятся руины огромного каменного города Нап-Мадола, в котором когда-то жили, по мнению ученых, примерно сто тысяч человек. Древние зодчие создали на рифовом фундаменте множество искусственных островов из базальтовых глыб и воздвигли город, рассеченный широкой сетью каналов-улиц. Именно поэтому историки и археологи часто называют Нан-Мадол тихо-океанской Венецией. Вот что пишет о ней известный чехословацкий этнограф и писатель Мирослав Стингл: «На островах Нап-Мадола неизвестные создатели первого микронезийского города построили из огромных каменных блоков десятки великолепных зданий: храмы, крепости, «малые дворцы», а также создали искусственные озера и др. Предназначение многих га построек до сих пор окончательно не установлено. Эта загадка — лишь одна из многих тайн непонятного искусственного архипелага, таинственного города, подобного которому пет во всей Океании.».

О том, что на далеком тихоокеанском острове, вернее, рядом с ним, расположены остатки таинственного города, было известно давно. В литературе, например, имеется упоминание о некоем бельгийском антропологе, побывавшем там в прошлом веке и собравшем кое-какие любопытные предметы, в том числе золотые, подтверждающие существование «мертвого города». Но на обратном пути судно потерпело крушение и затонуло. Все «вещественные доказательства» ушли на дно. На рубеже прошлого и нынешнего веков серьезные научные исследования Нан-Мадола провел немецкий археолог Пауль Хамбрук, сосредоточивший свое внимание на топографии древнего города. Ученому удалось нанести на карту 92 острова — «микрорайон» тихоокеанской Венеции.

Попытку приоткрыть завесу таинственности над Нан-Мадолом предприняла сравнительно недавно группа австралийских ученых во главе с Дэвидом Чилдерсом. Прежде всего они тщательно изучили исторические и фольклорные документы, имеющие отношение к «мертвому городу». Как гласили здешние предания, большие строительные камни прилетали сюда по воздуху, а построили город «туземцы с помощью двух пришельцев, приплывших с востока». Любопытным оказался и такой факт: архитектура Нан-Мадола настолько своеобразна, что ей нельзя найти явную аналогию в других частях планеты. Пожалуй, единственный вопрос, на который удалось найти более или менее точный ответ, — возраст города. С помощью современных научных методов ученые установили, что он был воздвигнут два тысячелетия назад. Все другие свои тайны Нан-Мадол выдавать не стал.

Более того, в ходе работ выянилось нечто такое, что породило массу новых исторических проблем: по всей вероятности, Нан-Мадол сооружен на месте гораздо более древнего города, ушедшего под воду по меньшей мере десять тысяч лет назад. Надо сказать, что еще накануне второй мировой войны, когда острова Сенявина принадлежали Японии, время от времени появлялись слухи, будто японские ловцы жемчуга видели под водой недалеко от руин Нан-Мадола колонны и дома, стоявшие на морском дне. Молва уверяла даже, что японские водолазы нашли в затопленном городе и подняли на поверхность несколько платиновых саркофагов. Так ли это на самом деле, никто суверенностью сказать не может, зато сведения о подводных сооружениях нашли подтверждение и в послевоенный период, когда архипелаг получил статус подопечной территории ООН, управляемой США: лежащий на дне город видели участники ряда американских экспедиций.

И вот теперь Чилдерс и его коллеги могли визуально познакомиться с одним из древнейших поселений пашей планеты, находящимся не на земле, а под водой, как бы напоминая о том, что именно Мировой океан — прародина всего живого и рукотворного в окружающем нас сегодня мире. Аквалангисты, погружавшиеся на глубину 20–35 метров, насчитали дюжину колонн. Кроме того, на базальтовых глыбах, покоившихся на дне, удалось обнаружить довольно четкие рисунки — различные геометрические фигуры.

Среди историков бытует гипотеза, основанная на китайских и индийских легендах: когда-то, в незапамятные времена, на месте многочисленных тихоокеанских архипелагов находился материк, именовавшийся Му или Лемурия. Так не являются ли острова и подводный город в лагуне у Нан-Мадола дошедшими до пас крупицами этой суши и выросшей на ней древней цивилизации, к сожалению, не уцелевшей до наших дней?

Клады Южного побережья.

В 1890-х годах в старинных бумагах одного из разорившихся помещиков Щигровского уезда Курской губернии была обнаружена любопытная рукопись. Вместо заглавия на ней была oбозначенa дата «1611», сверху было надписано «Копия», а в самом конце стояло: «Конец грамоты. Переписано 1736 года апреля 9 дня».

У степенных курских помещиков, жителей прежней Северской Украины, еще в 30–40 годы прошлого столетия сохранялось множество кладовых записей. Эти рукописи хранили как святыню: многие из этих помещиков занимались поисками кладов и тратили на них значительные средства. К этой категории, видимо, принадлежал и владелец найденной кладовой записи.

Содержание рукописи оказалось чрезвычайно любопытным. Это своеобразный дневник, сборник «памятных грамоток» какой-то разбойничьей шайки, обосновавшейся на южном порубежье в середине XVI столетия.

Обширное пространство между Брянском и Осколом, получившее название Северской Земли, в XVI — начале XVII века буквально кишило «станичниками». Здесь, куда не дотягивалась рука московской власти, запятая внутренними распрями и войной в Ливонии, собиралась и накапливала силы та самая вольница, которая составила впоследствии ядро отрядов Лжедмитрия I, Истомы Пашкова и Ивана Болотникова. Именно отсюда, из Северской Земли, из Комарицкой волости, двинулся на Москву самозванный царевич Дмитрий, положив начало великой Смуте…

Жителей Северской Земли называли «северюками». Существовала далее характерная поговорка «Что смотришь северюком?» — так говорили о тех, кто смотрел «волчьим взглядом». О недоброй славе здешних селений напоминают другие присловья: «Обоянцы — Бога небоянцы», «Ольховатка-лиховатка», «Вязовая — кто войдет, тот завоет» и т. д. И вот, через эти-то лихие разбойничьи места в XVI веке протянулись главные сухопутные пути, связывавшие Москву с Крымом и Причерноморьем.

Помимо купеческих обозов, эти пути служили и для дипломатических сношений Москвы с Крымом, и для движения татарских отрядов, шедших в набег на московские земли. А вдоль этих степных шляхов («сакм») в глухих балках и лесных урочищах таились землянки и городки вольных станичников, подстерегавших и грабивших всех без разбору, включая и послов. Погромы посольств на сухопутных шляхах не были редкостью. В 1502 году азовские казаки убили возвращавшегося из Турции боярина А. Кутузова. Нападению разбойников подверглось посольство князя И. Кубенского.

О быте разбойников, набегах, столкновениях, и, самое главное, о многочисленных разбойничьих кладах и рассказывали найденные у безвестного щигровского помещика «кладовые грамотки».

Судя по этим записям, разбойники имели в Москве весьма высокопоставленных и наверняка небескорыстных покровителей: оттуда регулярно приходили сведения о посольских и купеческих караванах, которые вышли из Москвы в Крым. В числе этих покровителей рукопись упоминает князя Глинского — дядю Ивана Грозного: «Был крымский посол в Москву, взял выход (дань) гаш… Прислал нам с Москвы Глинской князь своего подьячева к Ивану Федоровичу, пишет: Иван Федорович, с той казной пошел посол в Крым. И мы скинулись с трех станов, ту казну отбили на Бакаевой шляху меж Красных городков. Положили ту казну на Красном городище за городом, двадцати сажен от городища…»

В другой раз разбойники «подкарауливали два татарина на Муравской сакме, и мы их ухватили и стали их пытать, и они сказали: идет посол Крымский, был в Москве, с подарками: везут бочку жемчуга да 17 блюд царского стола. И мы его разбили между Ворсклы и Ворсклицы, и то добро положили на Красном городище в передних воротах, в конец валка сажень, а от того валка бочка жемчугу». Но не всегда промысел был благополучным: однажды станичникам, преследуемым татарами, далее пришлось закопать свои пояса, набитые личной «долей» каждого из них: «Смертку свою видя, сделали заговор, чтобы наша казна не досталась, сносили чересы (пояса), наклали их в пивной котел». Признаки этого места — «два камня на воротах положены, а промеж камней сажени три или четыре, а на тех камнях выбита книга складная, а на другом камне сагайдек (лук), а куда стрела положена, и ты, братец, туда помни, смотря на признаки, а против стрелы курганец, а в том курганце котел».

Клады прятались наделаю и хитро. Так, клад, зарытый на речке Буромле, был врезан в береговой откос и завален дубовым бревном и землей: «Поставили бочку серебра пол-осмины Ливенской меры, да четверть талерей (талеров), а в берегах положили дуб плотовый, и тую бочку приковали к тому дубу двумя цепями и зарушили землею». Речка с той поры несколько раз меняла свое русло, и теперь найти место захоронения клада представляется чрезвычайно проблематичным.

Найденные «памятные грамотки» содержат немало сведений и о других кладах: «…К озеру хаживали платье мыти, и уже мы стали подниматься в поход в Крым, тогда у нас телега сломалась, и велел атаман казну взять с телеги — сундук серебра денежного, и в тое озеро 12 человек взяли, отнесли и вкинули… На верховье реки Боромли стоит дуб, на том дубу от полуденной стороны нарублена церковь, а из другой стороны вырублено дупло. И как высоко нарублена церковь, так из земли от дуба против церкви тут поставлен котел денег большой». Естественно, многие указанные в записях «дубы вежеватые», колодези и речки давно уже исчезли с лица земли.

Все перечисленные в «грамотках» клады укрыты вдоль старинного Муравского шляха и пересекающего его в районе села Кресты Сагайдачного шляха. Муравский шлях, стратегический военно-торговый маршрут, вел от Тулы в Крым, а Сагайдачный шлях тянулся от Ахтырки по направлению к Коротояку. Степные дороги пролегали по основным водоразделам, пересекающим «Дикое поле», — огромные степные пространства между Московским государством и Крымом. А вдоль этих дорог подкарауливали добычу шайки вольных станичников…

Поиск клада по кладовым записям в здешних краях тянулся на протяжении последних 200 лет, и нельзя сказать, чтобы он был безуспешен. В 80-х годах прошлого века мельник, арендовавший у помещицы Шеховцевой мельницу на реке Рать, нашел на Ратовском городище, в береговом откосе, большой клад старинной золотой и серебряной посуды, которую он распродал. Ратовское городище давно имело репутацию «кладоносного места» — каждую весну здесь находили вымываемые водой мелкие серебряные «гривенки», будоражившие воображение кладоискателей-«знатцев». Один такой «знатец», явившись однажды к помещику Щигровского уезда Маркову, показал ему кладовую запись, из которой следовало, что где-то на земле помещика, в урочище «Куний Верх», зарыт клад. По преданию, здесь делили добычу татары, возвращавшиеся из набегов на московские земли. Находку условились поделить пополам. Клад искали несколько дней, но в одно прекрасное утро «знатец» вдруг исчез неизвестно куда, а в разрытой им накануне яме отчетливо был виден след вынутого оттуда сундучка…

Колумб подземной России.

Имя выдающегося русского археолога-спелеолога Игнатия Стеллецкого упоминается в связи с поисками библиотеки Ивана Грозного. Действительно, поиску царской «либереи» Стеллецкий посвятил многие годы своей жизни. Но подлинная научная заслуга Стеллецкого в том, что он открыл новый, дотоле неведомый мир, полный тайн и загадок, — мир «подземной России»… В детстве его больше всего интересовали книги о путешествиях и приключениях, дальних странствиях, загадках истории и тайнах подземного мира.

После окончания семинарии и духовной академии, после двух лет работы, он поступает в Московский археологический институт, одновременно работая в Московском архиве Министерства юстиции. И там, в архиве, Стеллецкий впервые натолкнулся на документы, свидетельствующие о том, что в загадочных огромных подземельях под Боровицким холмом укрыта библиотека Ивана Грозного… «Здесь я нашел ключи к знаменитой своей романтической легендарностью библиотеке Грозного… Я решил найти последнюю любой ценой», — вспоминал Стеллецкий.

Но, изучая историю библиотеки, Стеллецкий неожиданно для себя подошел к более широкой теме — теме подземной Москвы. Еще во время своих работ в Палестине Стеллецкий обратил внимание на то, что подземелья и подземные ходы — обязательный элемент многих древних сооружений. Москва, часто подвергавшаяся осадам иноземных захватчиков, тоже должна иметь систему подземных сооружений, полагал Стеллецкий. Сначала он обследовал подземную часть дома Археологического общества на Берсеневской набережной в Москве — бывшие палаты дьяка Аверкин Кириллова постройки XVII века. Во дворе дома Стеллецкий раскопал остатки белокаменной лестницы, которая уходила куда-то под Москву-реку… Но дальше продвинуться не удалось: графиня Уварова, глава археологического общества, категорически запретила раскопки.

Но Стеллецкий уже почувствовал, что он на верном пути. При его участии была создана комиссия «Старая Москва». Под ее эгидой Стеллецкий изучал московские монастыри и древние здания. Он нашел и обследовал подземные ходы в Донском и Новодевичьем монастырях и некоторые дома постройки XVI–XVII веков. Работа комиссии нашла свое отражение в многочисленных протоколах обследования старинных подземелий. «Эти протоколы — сущий клад для будущих спелеологических вторжений в подземную Москву, а также в тайники Кремля», — писал Стеллецкий. Поиски подземелий распространялись и на другие города — Стеллецкий ездил по древним русским городам, искал и находил подземные сооружения в Пскове, Изборске, Новгороде, Выборге, изучал пещерные монастыри Крыма.

Всего Стеллецкий располагал данными о 350 подземных объектах в Москве, из них около двухсот были им изучены и описаны.

После работ на Украине, Стеллецкий вернулся в Москву и снова спустился в ее подземелья. Им обнаружены и изучены подземные ходы под Сухаревой башней, Юсуповским дворцом, Симоновым монастырем. Он работал вместе со строителями метрополитена и Библиотеки им. Ленина. И снова открытия — новые подземелья, подземные ходы, лазы, замуровки, провалы… Подземная Москва как на ладони раскрывалась перед ученым.

В 1933 году по личному разрешению Сталина Стеллецкий начал работы в Московском Кремле. В течение года ими раскопки в подземельях Арсенала и Арсенальной башни. Стеллецкому удалось обнаружить многое — остатки подземного хода, построенного Аристотелем Фиораванти, каменную цистерну для воды, устроенную Пьетро Солари в Арсенальной башне. Но библиотека Ивана Грозного снова осталась недосягаемой.

Война поставила точку в поисках неутомимого искателя. Он еще верил, что после войны вернется к своим поискам и обязательно найдет библиотеку. Официальная наука по-прежнему неприязненно относилась к поискам ученого. «Такие чувства остро переживал, пересматривая свой 10-летний труд, изложенный на бумаге, о подземной Москве… Как никогда меня охватила злость, раздражение. Почему мне долгими годами зажимают рот и я ничего не могу напечатать о своих открытиях, которые, безусловно, наделали бы шум?» — писал Стеллецкий.

Летом 1942 года началась бесконечная череда болезней. Стеллецкий продолжал работать, много писал, а летом 1945 года в Риге последний раз спустился в подземелья, которым посвятил всю свою жизнь.

Глава 4 ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ВЫЖИВАНИЯ

Компас

Компас (в некоторых случаях «буссоль») — это круглая коробочка, корпус которой изготовлен из материала, не обладающего магнитными свойствами, в которой находится насаженная на острие стрелка, один из концов которой намагничен, вследствие чего постоянно указывает в направлении северного магнитного полюса. Внутри компаса находится лимб с градуировкой компаса (цифры от 0 до 360, которые наносятся или по часовой стрелке или, на некоторых компасах (к примеру на геологическом), против часовой стрелки. Между цифровыми обозначениями нанесены градусные риски более дробного деления (через градус, через два, через три, через пять; буквенные обозначения сторон света и румбов). Сбоку коробочки имеется специальный рычажок, закрепляющий стрелку (арретир). Помимо этого на корпусе компаса может быть прикреплен «прицел», который называется диоптрой и служит для наведения на объект, на который снимается магнитный азимут.

Если арретир отпустить, стрелка начинает вращаться и затем остановится в определенном положении, указывая одним концом (покрытым фосфором) направление на север, другим — на юг.

Деления на лимбе компаса Андрианова нанесены через три градуса, и счет градусов идет по ходу часовой стрелки. С боков приделаны «ушки» для ремешка. Крышка компаса вращается, на ней прикреплены две стойки: одна — с прорезью, другая — с мушкой. Этим компасом можно пользоваться и в темноте; северный конец стрелки, указатели для отсчета градусов и маленькие точки на делениях 0, 90, 180 и 270° покрыты светящимся фосфорным составом.

Для определения азимута направления на местный предмет надо стать лицом к предмету, отпустить арретир магнитной стрелки и ориентировать компас, т. е. совместить северный конец стрелки с нулевым делением градусного кольца компаса. Затем, держа компас на уровне глаз и не сбивая его ориентировки, повернуть крышку компаса так, чтобы прямая, проходящая от глаза наблюдателя через прорезь и мушку, была направлена на предмет. Отсчет на кольце компаса против указателя у мушки покажет значение магнитного азимута направления на данный предмет.

Карта

На всякой топографической карте верхняя рамка обозначает север, нижняя — юг, правая — восток, левая — запад. Поэтому, чтобы ориентировать карту, необходимо придать ей такое положение, при котором верхняя сторона ее была бы обращена к северу, а все линии на ней были параллельны соответствующим направлениям на местности.

Карту ориентируют следующими способами:

— приближенно — по сторонам горизонта, определенным по местным предметам или небесным светилам;

— по линиям местности — дорогам, просекам в лесу, направлениям рек, ручьев, характерным линиям рельефа;

— по компасу.

Рассмотрим способ ориентирования по линиям местности.

Чтобы ориентировать карту этим способом, ее поворачивают на руке до тех пор, пока направление линии на карте, изображающей направление дороги или просеки, не совпадет с направлением на местности. При этом следует обращать внимание на то, чтобы предметы, расположенные справа и слева от ориентиров, имели такое же расположение и на карте.

Способ обеспечивает быстроту и точность ориентирования карты и не требует ввода поправок. Это основной способ ориентирования карты при движении на автомобиле.

На закрытой (лесистой) местности карту ориентируют по компасу.

Имеется три способа ориентирования карты по компасу.

1-й способ. Нужно придать карте горизонтальное положение. Положить на нее компас диаметром «С — Ю» вдоль изображения меридиана (им является западная или восточная внутренняя рамка карты) буквой «С» на север карты и освободить магнитную стрелку. Осторожно вращать карту вместе с компасом и подвести «С» под северный конец стрелки, после чего карта будет сориентирована.

(Если величина магнитного склонения для данного листа карты меньше 3°, ее ориентируют по компасу без учета магнитного склонения.)

2-й способ. Сначала все делают так же, как и при первом способе. Затем вращением карты подводят под северный конец магнитной стрелки деление, которое соответствует величине и знаку магнитного склонения.

(Если величина магнитного склонения для данного листа карты равна 3° или более, ее ориентируют по компасу с учетом магнитного склонения.)

Рассмотрим пример, в котором магнитное склонение — восточное и равно 4°. Известно, что при восточном склонении карта поворачивается влево (в сторону запада), поэтому мы и повернем ее на 4° влево. Если бы магнитное склонение было западным, то карту следовало бы повернуть вправо, т. е. в сторону востока.

3-й способ. Во время практических работ часто прибегают к ориентированию карты по вертикальным линиям координатной сетки, если карта сложна или не видно ее рамок. В этом случае за ориентирование направления «С — Ю» принимают вертикальные линии координатной сетки карты. Такое ориентирование производится быстро, оно обычно применяется в пути. При этом необходимо карту держать в горизонтальном положении, положить на нее компас диаметром «С — Ю» по вертикальным линиям координатной сетки, буквой «С» на север карты, и освободить стрелку. Осторожно вращая карту вместе с компасом, подвести букву «С» под северный конец.

(При значительной поправке направления (свыше 3°) учесть ее, т. е. повернуть карту вправо или влево на угол поправки.)

Определение места своего положения

В работе с картой на местности необходимо не только уметь ее ориентировать, но и знать способы быстро и точно определять точку своего стояния. Существует много способов, но в практике работы чаще всего пользуются следующими.

1-й способ — по ближайшим местным предметам и формам рельефа. Для этого необходимо вначале сориентировать карту и опознать на ней и на местности один-два предмета.


Затем глазомерно определить свое местонахождение на местности относительно этих предметов и отметить эту точку на карте.

Следует помнить, что при сравнении карты с реальной местностью могут возникнуть некоторые несоответствия. Поэтому, определяя точку своего стояния, следует преимущественно опираться на формы рельефа.

2-й способ — промером расстояний. Он применяется при движении по дороге, просеке, обозначенным на карте. Начав движение от опознанного на местности и карте предмета (перекресток дорог, мост, опушка леса и т. д.), ведем счет пар шагов; а при движении на машине запоминаем показание спидометра. Место своего нахождения всегда можно определить, отложив в масштабе карты расстояние, пройденное от исходной точки по направлению движения.

3-й способ — обратная засечка. Засечкой называется способ определения по двум обозначенным на карте точкам (ориентирам) третьей точки. Для этого находят на местности в разных направлениях, под углом не менее и не более 150°, два местных предмета, которые обозначены на карте. Карту ориентируют, затем накладывают на нее линейку так, чтобы ее ребро проходило через условный знак (допустим, правый предмет на карте) и было направлено на тот же предмет местности. После этого на карте, вдоль ребра линейки, прочерчивают линию. Так поступают и по отношению к левому предмету. Место пересечения на карте этих двух линий и будет точкой местонахождения.

Для определения сторон света можно использовать и природные ориентиры. Самый достоверный и безотказный компас — Солнце, если, конечно, небо не затянуто тучами. Как известно, солнце в полдень находится в южной стороне горизонта, в этом случае тень от вертикальных предметов падает на север. Места восхода и захода солнца различны: зимой солнце всходит на юго-востоке и заходит на юго-западе; летом оно восходит на северо-востоке и заходит на северо-западе; весной и осенью восходит на востоке и заходит на западе.

Ночью же надо найти созвездие Большой Медведицы. Если соединить воображаемой линией две крайние звезды ковша Большой Медведицы и мысленно продолжить эту линию на пять таких же расстояний, она достигнет Полярной звезды, указывающей на север.

Если встать лицом в сторону Полярной звезды, то сзади будет юг, справа — восток, слева — запад. Полярная звезда — последняя звезда в «хвосте» созвездия Малой Медведицы. Это созвездие также состоит из семи звезд, но менее ярких; оно также имеет форму ковша, однако значительно меньших размеров, «ручка» его вогнута и направлена в обратную сторону.

Есть еще муравейники, замшелые стволы деревьев, годовые кольца на пнях и т. д. Как вы понимаете, приведенный выше материал — только азы ориентирования. Не пожалейте времени на чтение дополнительной литературы но этому вопросу, так как от правильного определения своего положения во многом зависит благополучие вашего мероприятия.

Ориентирование.

Что представляет собой ориентирование? В литературе, где оно обычно описывается, — в справочниках и руководствах по топографии — термин «ориентирование» употребляется широко и подчас в разном смысле. Говорят об ориентировании по карте, подразумевая под этим умение, находясь на открытой местности с широким обзором, найти на карте точку своего стояния. Говорят об ориентировании карты, имея в виду отыскание такого ее положения, при котором северная сторона рамки была бы обращена к северу на местности. Говорят об ориентировании по компасу: в этом случае обычно речь идет об определении сторон горизонта (север — юг, запад — восток), но иногда под ориентированием по компасу разумеют умение выдержать на местности нужное направление с помощью компаса. Встречаются такие выражения, как ориентирование в горах, в лесу, в пустыне и т. д. Здесь имеется в виду умение, выстраивать свои действия, принимая во внимание особенности того или иного вида природного ландшафта. Нередко речь заходит об ориентировании по небесным светилам (Солнцу, звездам, Луне). Под этим подразумевают умение определить по ним стороны горизонта. Достаточно часто употребляется выражение «ориентирование по местным предметам». Чаще всего в таких случаях имеют в виду способность приблизительно определить стороны горизонта по муравейникам, кронам деревьев, замшелым пням и камням и тому подобным предметам. Но иногда под этим подразумевают умение соотнести с картой место своего нахождения, опираясь на характерные местные предметы (колокольни, отдельные деревья.

Не будем дебатировать, какое употребление слова «ориентирование» является более точным или более правильным. Условимся, что под ориентированием мы будем подразумевать способность с помощью компаса и карты передвигаться на незнакомой местности и выходить в назначенный пункт.

Из всех знаний и навыков, которые необходимо приобрести кладоискателю, умение ориентироваться является самым сложным и трудноусваиваемым и потому требующим наиболее тщательной отработки, больших усилий со стороны обучающихся и пристального внимания со стороны руководителя.

Многие практические навыки можно постепенно усвоить и без специально организованного обучения, если регулярно участвовать в походах. Правильно укладывать рюкзак, разводить костер, ставить палатку, одеваться и обуваться по погоде и по сезону можно научиться во время путешествия с более опытными товарищами. Натягивая вместе с ними палатку или складывая костер и наблюдая за их работой, нетрудно понять, как это делается. Замечания, которые они делают новичкам по ходу работы, помогают быстро изжить неизбежные вначале ошибки («Поставь колышек ближе к себе. Нет, нет… Еще… Вот так хорошо!» «Сильнее тяни! Смотри: провис получился». «Оттяни больше в сторону, иначе будут складки»). Подобные замечания новичок слышит постоянно, когда он работает с опытным искателем кладов. Без них нельзя: иначе попросту не удастся поставить палатку. Обучение идет при этом само собой, так что «учитель» и «ученик» не всегда это замечают. После того, как новичок несколько раз натягивал таким образом палатку, он и сам начинает понимать, куда лучше вбить колышек, насколько сильно нужно натянуть веревки и т. п. Примерно то же можно сказать и про поддержание костра, устройство очага, укладку рюкзака и многое другое. Совсем иначе обстоит дело с ориентированием.

Простое наблюдение за действиями человека, умеющего ориентироваться, почти ничего не дает новичку. Дело в том, что ориентирование — это действие в уме, осуществляемое в основном про себя. Конечно, результатом его будут передвижения на местности, но это уже вторичные, исполнительные действия, это реализация решений, принятых в уме. В каком-то смысле это похоже на игру в шахматы. Шахматист все ходы, и свои, и возможные ответы противника, обдумывает про себя, и вся цепь его размышлений, в результате которых он решает сделать тот, а не другой ход, остается скрытой для зрителей. Зритель видит только сделанный ход, а почему сделан именно этот, догадывается только достаточно опытный шахматист. Сходным образом обстоит дело и в ориентировании. Новичок может заметить, что руководитель сначала шел в одном направлении, потом стал немного забирать в сторону, через некоторое время резко свернул вправо и т. д. Но почему он стал забирать в ту сторону, а не в другую, почему он начал это делать не сразу по выходе, а лишь через некоторое время — понять все это, только наблюдая за действиями человека на местности, очень трудно. Во всяком случае для новичка это вряд ли возможно. Отсюда некоторые практические выводы. Рассчитывать, что умение ориентироваться придет само собой, в ходе накопления походного опыта, практически не приходится. В этом отличие ориентирования от большинства других полезных навыков. Значит, ориентированию нужно обучать. Естественный вопрос: когда и как это делать?

Обучать ориентирований лучше всего в туристском лагере или в серии воскресных походов. В этих условиях обучение ориентированию может быть основной целью каждого выхода, целью, которой подчиняются все остальные. Превратить же многодневный поход в учебный, как правило, дело трудное: там практические цели обычно доминируют над учебными. А если иметь в виду обучение ориентированию, то эффективность нескольких однодневных походов будет заметно выше равного им по длительности многодневного похода. Желательно при этом не собирать большие группы, с тем чтобы каждый мог несколько раз попробовать себя в роли ведущего. И, наконец, последнее замечание. Говорят, чтобы научиться плавать, надо войти в воду. Учиться плавать на берегу бессмысленно. Аналогичным образом, научиться ориентироваться можно только на местности. Отнюдь не в классе. Занятия в классе могут играть лишь вспомогательную роль. Если в отношении плавания это понятно всем, то иначе обстоит дело с ориентированием. Обычная ошибка неопытного руководителя состоит в том, что львиную долю времени, отведенного на обучение ориентированию, он тратит на занятия в классе: например, два двухчасовых занятия в неделю — класс и одно воскресенье в месяц — выход. Надо ли объяснять, что это похоже на обучение плаванию на суше?

Сказанное не следует, конечно, понимать абсолютно. В конце концов, можно научиться ориентироваться и в процессе самообучения. Просто на это уйдет очень много времени.

Погрешности при ориентировании

Итак, обычная задача на ориентирование, которую приходится решать искателю потерянных сокровищ, состоит в том, что надо прийти из одного пункта в другой, пользуясь только компасом и картой. Местность незнакомая и к тому же закрытая, т. е. лишенная сколько-нибудь широкого обзора. Пусть мы находимся на высоте 211,5 и нам нужно прийти к домику лесника (см. рис. 17). На запад от нашей высоты местность открытая, хорошо просматриваемая. Прийти на высоту с мельницей нам не представляло бы никакого труда. Но дом лесника находится за лесом, и с высоты 211,5 его не видно. Как нам попасть к нему? Теоретически это задача несложная. Сначала мы измерим по карте угол между направлением на север и направлением на дом лесника, так называемый азимут. Азимуты измеряются в градусах и отсчитываются в направлении по часовой стрелке. В данном случае он составит примерно 35°. Значит, если мы будем идти через лес под углом 35° к северу (или, как принято говорить, по азимуту 35°), то мы должны выйти, куда требуется. Выдержать же нужное направление на местности нам помогает компас. Все как будто очень просто. Но просто лишь на первый взгляд, так как для этого, во-первых, надо уметь хорошо читать карту, во-вторых, надо уметь правильно пользоваться компасом, в-третьих, нужно уметь, зная свой азимут, выдержать нужное направление во время движения.


Рис. 17. Отсчет азимута по карте Точка стояния — высота с отметкой 211,5; азимут на дом лесника 35° (обратите внимание на то, что азимут на высоту с мельницей составляет не 40°, а 360° — 40°, т. е. 320°).

Итак, три разных умения. На первых двух мы останавливаться не будем и отошлем читателя к справочникам и руководствам по топографии, где они описаны, как правило, достаточно подробно и хорошо. Мы сосредоточим свое внимание на третьем пункте — умении выбрать и выдержать нужное направление по ходу движения.

Дело в том, что оно является наиболее сложным и к тому же описывается в литературе по топографии значительно хуже, чем первые два.

Начнем с того, что движение по азимуту не может осуществляться математически точно. Оно неизбежно дает значительную погрешность. Из-за чего же возникает эта погрешность?

Прежде всего, могут быть неточности при измерении по карте. Имеются в виду не разные нелепые ошибки, которые часто допускают новички, а те неточности, которые содержатся в совершенно правильно выполненном измерении. Гак, неточность, которая получается вследствие помятости бумаги, из-за ошибки, присущей человеческому глазу, погрешности отсчета по масштабу и т. д., составляет приблизительно 0,5 мм. Это значит, что на карте М 1: 100000 такая погрешность измерения дает отклонение примерно ±50 м, на карте М 1: 200000 — ± 100 м и т. д.

Но это еще сравнительно небольшие погрешности. Гораздо большую погрешность дает нам компас. Цена деления компаса Адрианова составляет 3°. Выдержать такую точность на местности никогда не удается. Практически при самых благоприятных условиях и самой тщательной работе всегда может возникнуть ошибка минимум в 5°. А ошибка в 5° дает отклонение от нужного направления примерно на 1/10 пройденного пути, т. е. при движении на расстояние в 1 км это отклонение составит 100 м. Поэтому, если, пройдя 1 км, вы не вышли на нужный предмет, его надо искать в пределах окружности радиусом 100 м, При движении на 10 км боковое смещение будет равно уже 1 км. Значит при самых благоприятных условиях придется вести поиск в окружности диаметром 2 км! И это при максимально возможной точности выдерживания направления. А при менее благоприятных условиях отклонение может быть значительно больше. Зона поисков еще больше возрастет!

Как же быть в складывающейся ситуации? Практика знает здесь два разных способа действия. Первый из них основан на том, чтобы свести к минимуму допускаемую погрешность при движении по азимуту. Он заключается в использовании ряда приемов, направленных на всемерное повышение точности выдерживания нужного направления. Второй способ состоит в том, что человек сознательно идет на отклонение от азимута, заведомо превышающее возможную погрешность, но отклонение известное и учитываемое. И заранее планирует, где и как внести необходимую поправку, используя особенности данной местности. Для этого тоже существуют свои приемы, о которых будет идти речь ниже.

Понятно, что в основе того и другого способа лежит разное отношение к неизбежной во время движения погрешности. Принимая первый из них, мы допускаем, что эта погрешность может быть сведена если не до нуля, то, во всяком случае, до какой-то незначительной величины, которой можно пренебречь. Принимая второй, мы как бы соглашаемся с тем, что указанная погрешность присуща самому ориентированию и потому неустранима. В силу этого мы концентрируем усилия не на том, чтобы ее избежать, а на том, чтобы сделать погрешность поддающейся учету.

Рассмотрим теперь приемы, соответствующие каждому из этих двух способов.

Первый способ ориентирования

Для того чтобы увеличить точность движения по азимуту, руководства по топографии рекомендуют следующие приемы.

Первый из них — использование промежуточных ориентиров. Определив по компасу направление на местности, которое соответствует нашему азимуту, надо наметить какой-нибудь предмет (дерево, куст и т. п.), находящийся строго на нужном направлении. Этот предмет и будет нашим первым промежуточным ориентиром. Ориентир должен быть достаточно заметным и не теряться из виду при приближении к нему. Дойдя до первого промежуточного ориентира, таким же порядком определяют второй промежуточный ориентир и двигаются, пока не достигнут его. Достигнув второго промежуточного ориентира, находят себе третий ориентир и т. д.

Второй прием — провешивание пройденного пути с целью выдерживания направления по створу (створом называется вертикальная плоскость, проходящая на местности через какие-то две точки). Начав движение по азимуту, оставляют на своем пути через известные промежутки какие-то вехи — забитый кол или еще что-то. Оглядываясь в ходе движения назад, следят, чтобы направление движения не отклонялось от линии, отмеченной оставленными вехами. В этом случае допущенное отклонение от требуемого направления легко обнаружить. На выпавшем снегу вместо провешенной линии движение по створу можно осуществлять, наблюдая за оставшейся позади лыжней или цепочкой следов.

Третий прием — использование товарища для выдерживания нужного направления. Ведущий намечает нужное направление и показывает его одному из товарищей. Тот начинает движение в указанном ему направлении, а ведущий, находясь сзади, корректирует движение. Заметить отклонение от требуемого направления, допущенное идущим впереди человеком, значительно легче, чем свое собственное. Этот прием можно считать вариантом движения по створу. Понятно, что если выслать вперед не одного, а двух-трех человек или больше, то точность выдерживания направления возрастет. Наибольшей она окажется, если ведущий станет в конец группы и будет видеть перед собой всю цепочку поисковой группы. В этом случае легко заметить сравнительно небольшое расхождение между требуемым азимутом и направлением, по которому движется группа. Но практика показала, что если вперед вышло более двух человек, ведущему становится трудно управлять ими. Его часто не слышат, плохо реагируют на его команды, подчас возникает перебранка, группу приходится останавливать. Обычно в качестве «впередиидущего» используют одного, реже двух человек.

Четвертый прием направлен на погашение ошибки, возникающей при обходе мелких препятствий — плотно растущих групп деревьев, кустов, завалов и т. д. Чтобы такая ошибка не накапливалась, рекомендуется обходить их поочередно то справа, то слева.

Пятый рекомендуемый в руководствах прием заключается в счете шагов. Представьте себе, что, следуя по азимуту 35° от высоты 211,5 на дом лесника (см. рис. 17); группа несколько уклонилась влево. Тогда она может пройти неподалеку от этого домика, не заметив его, и уйти куда-то за обрез карты, полностью потеряв ориентировку. Чтобы этого не случилось, важно знать, какое расстояние прошла группа. Для этого и рекомендуется вести подсчет шагов. Предварительно надо узнать длину собственного шага. На каком-нибудь участке местности, длина которого хорошо известна, вроде участка между километровыми столбами вдоль дороги, нужно сосчитать, сколько шагов требуется сделать, чтобы пройти это расстояние, а затем вычислить среднюю длину шага. Если участок был коротким — 100 м или меньше, такое измерение следует повторить несколько раз и взять среднее по всем измерениям. Теперь, зная длину своего шага, можно, идя по азимуту, вести счет шагов, чтобы знать пройденное расстояние, и не начать искать нужный предмет слишком рано или, напротив, пройдя где-то поблизости от него, не уйти дальше по взятому направлению. При этом рекомендуется считать не каждый шаг в отдельности, а считать шаги парами, ведя счет под левую или под правую ногу.

Следующий прием — шестой — рассчитан на тот случай, если на пути встречается непреодолимое препятствие, значительное по размеру. Пусть, как показано на рис. 18, это будет озеро. В таком случае рекомендуется обходить его следующим образом. Пойти вдоль препятствия, заметив новый азимут и ведя счет пар шагов. Дойдя до края препятствия, повернуть и пойти по прежнему азимуту. Когда препятствие будет обойдено, взять азимут, обратный тому, по которому происходило движение вдоль препятствия (обратным считается азимут, отличающийся от данного на 180°). Пройдя по обратному азимуту точно такое же число пар шагов, снова повернуть на первоначальный азимут.


Угол α — азимут обхода; ß — азимут обратный α; штриховая линия — изображение движения; расстояние обхода изображено в парах шагов.

Второй способ ориентирования

Первой особенностью этого способа является иное отношение к азимуту. Он перестает рассматриваться в качестве идеальной линии движения, которую необходимо выдержать как можно точнее. Здесь азимут рассматривается лишь как одно из направлений, которые кладоискатель мысленно учитывает, находясь на местности.

Двумя другими являются направления на стороны горизонта (север, юг, запад, восток), образующие прямой угол, внутри которого находится азимут. Двигаясь на местности, искатель кладов все время мысленно представляет себе два основных направления, которыми ограничена четверть, в пределах которой осуществляется движение. Так, двигаясь на северо-восток, он все время представляет себе, в какой стороне находится север и в какой восток, двигаясь на юго-запад — где запад и где юг, и т. д. Третье направление, которое необходимо четко представить себе, — это азимут на искомый пункт. Но четко представлять — не значит следовать по нему.

Представлять себе этот азимут необходимо для того, чтобы иметь возможность совершенно сознательно отклониться от него, но отклониться, учитывая величину этого отклонения так, чтобы можно было в нужный момент внести в свои действия соответствующую поправку. В этом состоит вторая и, пожалуй, главная особенность этого способа ориентирования.

Чем же определяется направление и величина допускаемого отклонения? В основном двумя факторами — удобством передвижения и удобствами ориентирования. Поясним, что это значит.

При использовании первого способа ориентирования приходится, стремясь точно выдержать нужный азимут, пробираться через кусты и болота, частый подлесок и густую крапиву, валежник и разветвленные овраги. Воспользоваться попадающимися дорогами невозможно, если только они не ведут точно в нужном направлении что случается крайне, редко. При втором же способе ориентирования, решившись на отклонение от азимута, кладоискатель может выбирать какое-то более удобное направление движения, если оно, конечно, не чересчур отклоняется от нужного азимута. В этом случае обычно можно использовать многие из встречающихся на маршруте лесных и проселочных дорог, троп, просек, наконец, просто выбирать удобные по своему рельефу, степени густоты подлеска, состояния грунта и т. п. направления движения. Возьмем крайне простой пример. Группа движется через лес, разбитый на кварталы, в направлении на северо-восток от точки А в точку Б (рис. 19). Можно, конечно, двигаться по азимуту 40°, стремясь как можно точнее выдержать линию движения.


Рис. 19. Использование особенностей местности.

Это первый способ. Но можно воспользоваться просеками. Это проще, чем продираться через лесную чащу.

Учитывая длину и ширину кварталов, можно фактически движение на северо-восток заменить поочередным движением то на север, то на восток с тем же конечным эффектом. Это второй способ. Пусть приведенный пример упрощен, но он хорошо иллюстрирует основную идею — отклонение от азимута ради удобства передвижения.

Теперь об отклонении с целью удобства ориентирования. В этом случае человек отклоняется от азимута и выбирает в пределах данной четверти горизонта такое направление, которое поможет ему в нужный момент однозначно определить свое местонахождение, используя какой-то характерный местный предмет, либо так называемый линейный ориентир (т. е. воспользоваться как ориентиром каким-то предметом, имеющим значительную протяженность на местности — рекой, дорогой, вытянутым озером, линией связи и т. п.), либо еще что-то, помогающее в ориентировании. Проиллюстрируем сказанное простым примером (рис. 20).


Рис. 20. Использование линейного ориентира.

Вряд ли из точки О целесообразно брать азимут сразу на хутор: при сравнительно небольшом отклонении от взятого направления влево можно пройти совсем близко, не заметившего. Гораздо целесообразнее значительно отклониться от этого азимута так, чтобы выйти на реку, затем пройти вверх по течению и от моста по тропке прийти к хутору. При движении к реке можно направление по компасу выдерживать очень приблизительно, не заботясь о большой точности: если отклонишься от взятого направления вправо, все равно выйдешь на реку, если влево — на тропу. Ошибка в 10–15° тут роли не играет.

Конечно, заведомо решаясь на существенное отклонение от азимута, кладоискатель примерно представляет себе и направление, и величину допустимой погрешности, а главное, знает, как погасить ее. Более того, он ясно понимает, что все предварительные расчеты приблизительны и заранее представляет себе, что ожидает его в случае отклонения, и готов к этому.

Возьмем еще один простой пример (рис. 21). Из точки А надо выйти на хутор, расположенный на берегу реки. Если взять азимут прямо на хутор (сплошная линия на рисунке), то велика вероятность того, что, достигнув реки и не увидев хутор, кладоискатель не будет знать, в какую сторону он отклонился, и поиски займут много времени. Гораздо выгоднее пойти с заметным отклонением от нужного азимута с тем, чтобы заранее знать, что отклонение произошло либо вправо, либо влево от хутора (штриховые линии на рисунке). И снова, как и в предыдущем примере, можно не заботиться о большой точности движения по компасу, а это сильно облегчает действия и экономит время.


Рис. 21. Использование заведомого отклонения от азимута.

То, что выше было названо особенностями второго способа ориентирования — мысленное представление себе трех направлений (двух на стороны горизонта, третьего на нужный предмет), отклонение от измеренного азимута ради удобства передвижения или ориентирования (с запланированным погашением погрешности), одновременно можно считать приемами, используемыми при этом способе.

Рассмотрим еще два приема, относящиеся ко второму способу ориентирования, помогающие оценить пройденное расстояние (в первом способе был один такой прием — счет пар шагов). Первый — учет времени движения. Второй — широкое наблюдение за местностью и сопоставление ее с картой.

Остановимся вначале на времени движения. Уже у мало-мальски опытного искателя кладов обычно выработано чувство темпа своего движения. Он достаточно ясно различает скорость 3, 4, 5 км/ч, т. е. может определить ее с точностью до 1 км/ч. По-настоящему опытный кладоискатель определяет ее с точностью до 0,5 км, а бывает, что еще точнее, например: «побольше 3, поменьше 3,5» (3,2–3,3 км/ч), «побольше 3,5, поменьше 4» (3,7–3,8 км/ч).

Остальное просто. Перед выходом на маршрут по карте определяется расстояние до нужного пункта. Замечается время выхода. Прикид очно определяется, в котором часу группа придет к этому пункту, если пойдет со скоростью 3, или 4, или 5 км/ч. Через 30–40 минут после выхода, а то и раньше, становится ясно, с какой скоростью фактически идет труппа. После этого время ожидаемого прихода уточняется. Знать путевое время и, следовательно, пройденное расстояние необходимо, чтобы в случае непредвиденной ошибки не пройти мимо нужного пункта, своевременно начать его поиск.

Другой прием оценки расстояния заключается в использовании непрерывного и широкого наблюдения за местностью. Предварительно изучив маршрут по карте, кладоискатель заранее представляет, как будет меняться характер местности по мере продвижения. Предположим, он обратил внимание на то, что начало пути представляет собой спуск к слабо выраженной низине с последующим подъемом на другую сторону ее. Это займет примерно четвертую часть пути.

Затем приблизительно до половины пути будет идти очень пологое понижение по направлению движения. Далее крутизна понижения увеличится, а когда до конечной цели останется примерно четверть пути, должно начаться понижение справа, в сторону проходящего там длинного оврага. Внимательно наблюдая за местностью по ходу движения, кладоискатель может по этим признакам определить, когда он прошел J, S, s пути и тем самым определить, когда он приблизился к конечной цели. В приведенном примере надо было следить за изменением рельефа местности. Число признаков, которым можно судить о пройденном расстоянии, очень велико: это изменение характера грунта — появление, например, заболоченной почвы; изменение характера растительности, когда, например, хвойный лес сменяется смешанным, а потом лиственным, или лес — лесопосадками, не говоря уже о таких резких переходах, как смена леса лугом или пашней и многое другое. Описываемый прием может показаться сложным, но на практике он дает, как правило, хороший результат, особенно в сочетании с контролем времени.

Сопоставление двух способов ориентирования

Чтобы лучше уяснить себе сущность двух рассмотренных способов ориентирования, сопоставим их, показав, как одна и та же задача решается с помощью каждого из них. Задача вполне реальная, и заимствована она в одном из учебников по топографии (равно как и решение ее первым способом).

— Пусть необходимо пройти от с. Никитское до железнодорожного моста юго-восточнее Згарево (рис. 22). Как рекомендуется действовать по учебнику?


Рис. 22. Местность, на которой демонстрируется использование разных способов ориентирования.

Сначала маршрут разбивается на участки и намечаются ориентиры, служащие границами участков. Ориентир 1 — северная окраина с. Никитское; ориентир 2 — курган с подписью 1; ориентир 3 — брод через р. Каменистая; ориентир 4 — яма с подписью 2,5; ориентир 5 — юго-восточный угол пашни; ориентир 6 — скрещение лесных просек; ориентир 7 — мост, у которого и заканчивается маршрут.

Измеряются по карте азимуты для каждого участка.

Для участка «Никитское — курган» азимут составит 25°, для участка «курган — брод» 330°, «брод — яма» 20°, «яма — пашня» 327°, «пашня — скрещение просек» 75°, «скрещение просек — мост» 27°. После этого, используя масштаб, определяют по карте расстояния от ориентира до ориентира, или, иными словами, протяженность каждого участка. Измерение дает: 1200, 525, 575, 680, 680, 345 м. Затем все эти расстояния переводятся в пары шагов. Принимая, что пара шагов составляет 1,5 м, получают: 800, 350, 383,420, 420, 230 п. ш.

Все эти данные сводятся в таблицу и составляется схема для движения по азимутам (рис. 23).

На исходной точке определяют по компасу нужный азимут, находят с помощью визирного приспособления какой-нибудь местный предмет, находящийся строго в этом направлении (отдельный куст, скопление камней, пень, кривое дерево, белый камень и т. д.), и, приняв этот предмет за промежуточный ориентир, начинают движение к нему, ведя счет пар шагов.

Дойдя до первого промежуточного ориентира тем же порядком, намечают следующий промежуточный ориентир и так далее, пока не будет пройдено 800 пар шагов и не будет достигнут курган — значащийся на схеме ориентир 2. Здесь визирное приспособление устанавливают на новый азимут и далее действуют точно так же, как на первом участке, и т. д. При движении через лес рекомендуется, выдерживая направление по компасу, держать его все время перед собой. Кроме того, рекомендуется выделить ведущих, которые будут определять направление движения, и отдельно назначить счетчиков шагов.


Рис. 23. Схема для движения по азимуту.

Это — первый способ ориентирования в самом чистом виде.

Теперь представим, как в данной ситуации будет действовать человек, использующий второй способ ориентирования.

Прежде всего он оценит по карте общий характер местности и имеющихся на ней препятствий. Что это дает ему? Не вдаваясь в детали, он выделит два главных момента. Во-первых, местность пересекается р. Каменистой в общем направлении с запада на восток. Значит, не миновать брода через нее. Во-вторых, оз. Черное с заболоченными берегами делает невозможным движение после брода напрямую к железнодорожному мосту, а текущий из озера в р. Каменистую ручей в болотистых берегах исключает обход озера с востока. Значит, озеро придется обходить с запада, оставляя его правее себя.

В общих чертах маршрут уже ясен: сначала до брода, а затем, огибая озеро с запада, до моста. Выйдя на северную окраину с. Никитского, кладоискатель пойдет в общем направлении на север, не особенно заботясь о точности выдерживания направления, но помня, что отклонение к востоку все же предпочтительнее, чем отклонение к западу. Здесь же заранее наметит, как погасить неизбежную ошибку. Если он выйдет на обрывистый берег р. Каменистой, значит, вопреки ожидание, он слишком отклонился к западу и надо идти вдоль реки вниз по течению до места, где ее пересекает полевая дорога. Здесь и будет брод. Если же раньше, чем покажется река, он выйдет на полевую дорогу, значит, допущено отклонение к востоку и надо пойти по дороге влево. Она и приведет прямо к броду. Если кладоискатель выйдет к реке на участке, лишенном особых примет, значит, направление на север выдержано более или менее точно. Нужно пойти вниз по реке до брода.

Никаких промежуточных ориентиров, никакого счета пройденных шагов вести не требуется. Не требуется особенно беспокоиться даже о выдерживании точного направления: важно только не допустить очень уж грубой ошибки (на 30° или более).

Теперь посмотрим, как будет действовать кладоискатель перейдя брод через р. Каменистую. Прежде всего, он не станет покидать дорогу, которая после брода пойдет лесом. Решение использовать эту дорогу может служить хорошей иллюстрацией одного из названных выше приемов, используемых при втором способе ориентирования: направление дороги сильно отличается от нужного, но тем не менее человек может построить свои действия так, чтобы на каком-то участке воспользоваться ею. В нашем случае целесообразно пройти по дороге до пересечения ее с просекой. Отклониться с дороги невозможно, просека в этом районе единственная, и место их пересечения определяется совершенно однозначно. Отсюда нужно взять азимут на участок пашни, окруженной лесом. Поскольку участок пашни имеет достаточную протяженность, опять-таки можно не особенно заботиться о точности направления: любой азимут, лежащий в пределах от 10 до 30°, выведет к нужной цели. Значит, самое разумное — следовать по азимуту 20° с допустимым отклонением ± 10°. Кроме того, не допустить слишком большой погрешности поможет внимательное наблюдение за местностью. Впереди слева по ходу движения на карте показа-на овальная высота. Вряд ли она будет видна в лесу, но направление склонов должно быть достаточно заметным для внимательного наблюдателя. Первую часть пути подъем местности должен чувствоваться по ходу движения впереди-слева, затем слева и, наконец, оказаться сзади — слева, или, иными словами, можно будет почувствовать понижение местности в направлении вперед — вправо. Поэтому, если вскоре после выхода окажется, что ощущается подъем прямо по ходу движения, значит, произошло отклонение влево от намеченного пути, и группа начала подъем на овальную высоту. Можно будет тут же откорректировать направление движения, приняв вправо. Если сходным образом окажется, что заметен спуск прямо по ходу движения, значит, произошло сильное отклонение вправо, и группа начала спуск в низину, где лежит оз. Черное. Опять-таки можно будет внести коррективы в направление движения. Разумеется, перед тем, как производить такую коррекцию, нужно проверить направление движения по компасу. Отмеченные изменения рельефа должны служить сигналом для такой проверки, а не сигналом для внесения коррекций. Если произошла ошибка, она тут же выявится при контроле по компасу. Если же показания, компаса говорят что ошибки нет, а слабо заметные особенности рельефа (как на нашем маршруте) наводят на мысль, что ошибка могла произойти, надо отдать предпочтение компасу. Дело в том, что на закрытой слабо-и средне-пересеченной местности даже довольно опытный путешественник показанные на карте изменения рельефа может спутать с локальными повышениями и понижениями, которые заметны на местности, но слишком незначительны, чтобы быть отмеченными на карте. Чтобы этого не произошло, в сомнительных случаях лучше доверять компасу.

Если на первой части пути избежать значительной погрешности помогают изменения рельефа, то на второй части этому же будут способствовать некоторые приметы, относящиеся к лесу. Наблюдение за просветами между деревьями обычно позволяет на довольно значительном расстоянии подметить, когда позади них оказывается открытое пространство. В нашем случае карта показывает, что болота, окружающие оз. Черное, безлесны. Точно так же участок пашни, на который надо выйти, представляет собой довольно большую безлесную площадь внутри лесного массива. Поэтому, если по мере продвижения станет заметно, что впереди угадывается открытое место, значит, можно думать, что группа следует правильно и выходит к намеченной цели. Если открытое пространство станет заметно слева по ходу движения, можно предполагать, что группа отклонилась слишком вправо, т. е. фактически шла по азимуту 40–50°, и теперь выходит в «угол» между пашней и болотом, ближе к участку пашни. Случай, когда безлесная площадь окажется вправо по движению, маловероятен, но и его надо принять во внимание: он будет означать, что допущена очень большая, грубая ошибка. Группа либо очень отклонилась к северу, т. е. шла строго на север (или даже немного на. северо-запад), и теперь справа проглядывает участок пашни, либо отклонилась слишком к востоку и теперь выходит в уже упомянутый «угол», но ближе к болоту. Все высказанные соображения могут служить иллюстрацией еще одного приема, используемого при втором способе ориентирования — широкого и непрерывного наблюдения за местностью.

Использование этого приема позволяет на участке маршрута заранее наметить, как обнаружить и погасить возможную ошибку.

Выйдя на участок, занимаемый пашней, следует прежде всего определиться, т. е. понять, к какому краю участка группа вышла. Это удобнее всего сделать, соотнеся видимые направления границы леса и пашни с этими направлениями, показанными на карте. Нужно только помнить, что, если карта старая, эта граница могла несколько измениться. Определившись, надо выйти к восточному краю пашни и пойти вдоль опушки леса на север — северо-запад, пока не встретится начало просеки. Кстати, чуть дальше этого места к краю пашни подходит лесная дорога из Згарево. Если, как это иногда бывает, начало просеки плохо видно со стороны пашни, то место выхода дороги обычно хорошо заметно. Если группа подошла к этому месту, значит начало просеки осталось позади и надо немного возвратиться назад. Кстати, если группа устала или у нее мало времени и т. п., то наиболее простой способ достигнуть конечной цели маршрута — пройти по лесной дороге до железнодорожного полотна и затем вдоль него вправо к мосту. Но интереснее, конечно, воспользоваться обнаруженной просекой. По ней нужно пройти до места, где с юга к ней подходит еще одна просека (ведущая к озеру). Это скрещение просек при решении задачи первым способом использовалось в качестве одного из ориентиров (ориентир 6). Тогда отсюда прямо на мост брался азимут и принимались меры, чтобы возможно точнее выдержать его. При втором способе кладоискатель возьмет азимут на речку ниже моста и, как обычно, не заботясь о точном соблюдении направления, выйдет к реке и далее вверх по ее течению к мосту. Или же возьмет азимут на железную дорогу и, выдержав его в самом грубом приближении, дойдет до полотна и вдоль него вправо к мосту. Пройденный путь будет, конечно, несколько больше, чем при первом способе, но затрата времени будет такой же или даже уменьшится в связи с тем, что нет необходимости тщательно выполнять приемы точного соблюдения азимута и, в особенности, считать пары шагов.

Итак, мы видели, как одна и та же задача на ориентирование решается первым способом, построенным на жестком соблюдении измеренного азимута, и вторым способом, построенным на заведомом отклонении от измеренного азимута с заранее предусмотренным погашением возникающей погрешности. Надо сказать, что в большинстве случаев в походе с чисто практической целью (выйти в тот или иной заданный пункт) более целесообразно использование второго способа. Хотя на первый взгляд он представляется менее точным, на практике он дает лучший результат. Дело в том, что приемы первого способа отличаются некоторой искусственностью и их трудно реализовать в реальной ситуации. Исключение представляет, пожалуй, лишь использование промежуточных ориентиров (первый прием по нашему описанию) и движение в створе с идущим впереди товарищем (третий прием).

В первую очередь в походе оказывается трудно правильно считать шаги. Даже такие характерные для средней полосы России простые препятствия, как кочки, кустарники, густой лес, овраги и небольшие промоины, приводят к тому, что идущий по маршруту человек легко сбивается со счета. И не только препятствия. Стоит на секунду отвлечься, подумать о том, как обойти лужу или бревно, услышать замечание товарища или руководителя, и счет бывает тут же потерян.

Искусственным является провешивание пути (второй прием). Вехи надо или заготавливать заранее и носить с собой, либо тратить очень много времени для их изготовления на месте. Кроме того, провешивание пути вообще неприменимо на закрытой местности, т. е. именно там, где ориентироваться труднее всего. Поочередный обход препятствий (слева — справа) менее искусственен, но ведь препятствия редко бывают одинаковой ширины. Обход крупных препятствий с использованием обратного азимута (шестой прием) представляется безупречным, но, видимо, лишь за счет того, что для наглядности иллюстрируется упрощенными примерами. Достаточно взять не овальное вытянутое озеро, а часто встречающееся в природе озеро неправильной формы, как четкая геометрия этого приема превратится в сущий ад (рис. 24). Кладоискатель вышел к берегу озера, повернул под 90° налево, пошел, ведя счет шагов. Немного прошел — вышел к заливу того же озера, который не был виден издали. Еще раз повернул под 90° — через некоторое время попал на болото. Новый поворот и т. д. Если ему придется совершить все многочисленные повороты, показанные на рисунке, то, скорее всего, он просто собьется и запутается.


Рис. 24. Схема, иллюстрирующая трудности использования обратного азимута при обходе препятствий.

Разбивка маршрута на участки (седьмой прием), конечно, позволяет уменьшить допускаемую ошибку, но все же не может свести ее до нуля. А на закрытой местности этот прием может вообще оказаться неприменимым из-за отсутствия нужного числа ясно видимых ориентиров. Так, очень сомнительным представляется использование в качестве ориентира ямы, находящейся среди леса, — случай из рассмотренного выше решения задачи. Скорее всего, идя на участке «ориентир 3 — ориентир 4» («брод — яма»), пешеход просто упрется в болото и не будет представлять себе, куда он отклонился от искомого ориентира и насколько велико это отклонение. Да и курган высотой 1 м (ориентир 2) не слишком надежный ориентир, даже для открытой местности.

Наконец, последний из приемов первого способа — составление таблицы и схемы движения по азимуту (см. рис. 23), отчасти полезен, поскольку заставляет кладоискателя поработать с картой, оценить местность, промерить требуемые расстояния. Но рекомендация использовать такую схему вместо карты на маршруте может привести к самым неприятным последствиям. Такая схема составляется, исходя из посылки, что ориентирование является действием, допускающим однозначную определенность местонахождения. Достаточно небольшой неточности — и искатель кладов, не выйдя на очередной ориентир, не будет представлять, где он находится и что надо делать, ибо на такой схеме отсутствует дополнительная информация, которая могла бы ему помочь восстановить ориентировку. Если нельзя взять в поход карту, более правильно сделать выкопировку карты в полосе 3–5 км по обе стороны предполагаемого маршрута.

Несмотря на отмеченные недостатки первого способа ориентирования, с ним необходимо быть знакомым. Дело в том, что второй способ оправдывает себя в основном при движении на значительные расстояния — несколько километров и более. На малых расстояниях его не всегда можно применить.

Азимут истинный и азимут магнитный

Чтобы завершить рассмотрение вопросов, связанных с ориентированием, необходимо обратить внимание на еще один момент. В предыдущем изложении мы исходили из того, что направление на север, показанное на карте, и направление на север, определяемое с помощью компаса на местности, является одним и тем же. В действительности это совсем не так, поэтому необходимо сделать соответствующее уточнение. (Суть описанных способов ориентирования от этого не меняется, к ним лишь добавляется одна простая вычислительная операция, знать которую кладоискателю необходимо.) Речь идет о переводе истинных азимутов в магнитные и обратно.

Выше мы определили азимут как угол между направлением на север и направлением на нужный нам местный предмет. С направлением на нужный предмет все ясно, и тут никаких вопросов не возникает. Но что такое направление на север? Это направление на Северный полюс. И определяем мы это направление на местности по компасу. Дело заключается в том, что компас на Северный полюс не указывает! Магнитная стрелка компаса указывает на магнитный, а не на географический полюс.

Понятие о географическом, или, иначе, истинном, полюсе связано с представлением о форме Земли и характере ее вращения: Северный и Южный полюсы — это точки, через которые проходит ось вращения земного шара.

В то же время Земля обладает свойствами магнита, и вокруг нее существует магнитное поле. Как всякий магнит, она имеет два полюса, не совпадающие с географическими. Северный магнитный полюс находится под 74° северной широты и 101° западной долготы. Южный магнитный полюс лежит под 69° южной широты и 144° восточной долготы. (Магнитные полюсы с течением времени медленно перемещаются; правда, перемещения эти не настолько значительны, чтобы учитывать их для практических целей в кладоискательской экспедиции.)

Итак, существуют истинный и магнитный полюсы, не совпадающие между собой. Соответственно этому есть истинный и магнитный меридианы. И от тех и от других можно отсчитывать направление на нужный предмет. В одном случае мы будем иметь дело с истинным азимутом, в другом — с магнитным. Истинный азимут — это угол между истинным (географическим) меридианом и направлением на данный предмет. Магнитный азимут — угол между магнитным Меридианом и направлением на данный предмет. Понятно, что истинный и магнитный азимуты отличаются на ту же самую величину, на которую магнитный меридиан отличается от истинного. Эта величина называется магнитным склонением. Если стрелка компаса отклоняется от истинного меридиана к востоку, магнитное склонение называют восточным, если стрелка отклоняется к западу, склонение называют западным. Восточное склонение часто обозначают знаком «+» (плюс), западное — знаком «-» (минус).

Величина магнитного склонения неодинакова в различной местности. Так, для Московской области склонение составляет +7, +8°, а вообще на территории России оно меняется в более значительных пределах.

Возвращаясь к случаю, когда надо, имея карту и компас, выйти на какой-либо пункт, который не виден с точки стояния, мы сталкиваемся с необходимостью уметь переводить истинные азимуты в магнитные и обратно.


Рис. 25. Перевод истинных азимутов в магнитные и обратно: слева — восточное, справа — западное склонение.

Что же нужно сделать, чтобы, зная магнитное склонение, истинный азимут перевести в магнитный? Обратимся к рис. 25 (слева). Пусть ОN — истинный меридиан, угол NOA — истинный азимут. Если мы имеем восточное склонение, то очевидно, стрелка компаса не покажет нам строго направление ON а отклонится от него к востоку на угол, равный σ, и займет положение ON1 Соответственно этому, если мы возьмем нужный нам азимут, приняв линию ON1 за направление на север, то мы пойдем не по направлению ОА, а отклонимся от него на ту же величину, на которую стрелка компаса отклонилась от истинного меридиана, т. е. тоже на угол σ. Иначе говоря, пойдем по направлению ОА1 Для того чтобы внести в свои действия поправку, очевидно, надо взять левее на тот же угол. Тогда движение будет происходить по требуемому направлению ОА.

Значит, в случае восточного склонения истинный азимут надо уменьшить на величину склонения, чтобы получить магнитный:

Ам= Аи —?

В случае западного склонения (см. рис. 25 справа) стрелка компаса вместо направления ON соответствующего истинному меридиану, будет показывать направление ON1 отклоняясь от истинного меридиана влево на угол σ. Значит, в случае западного склонения, чтобы прийти в нужное место истинный азимут надо увеличить на величину склонения:

Ам= Аи +?

С помощью аналогичных рассуждений нетрудно понять, каким образом от магнитного азимута перейти к истинному в случае восточного и западного склонения. Впрочем, это можно определить и чисто математическим путем. Если при восточном склонении Ам= Аи—? то, очевидно, что Аи= Ам+? Если при западном склонении Ам= Аи+? то Аи= Ам—? Надо только помнить, что если вам встретятся в литературе обозначения восточного и западного склонения как «+?» и «-?», то здесь знаки «плюс» и «минус» не имеют математического смысла и при вычислениях во внимание не принимаются.

В каких же типических ситуациях приходится переводить истинный азимут в магнитный и магнитный в истинный?

Случай, когда необходимо перевести истинный азимут в магнитный, фактически уже был рассмотрен. Это приходится делать, если мы определили по карте азимут на невидимый с точки стояния предмет и требуется учесть магнитное склонение при движении по компасу. Иными словами — это требуется сделать при переходе от карты к местности.

Если же мы, заметив на местности какой-либо предмет, хотим нанести его на карту, то определив по компасу направление на этот предмет, мы узнаем, конечно, магнитный азимут. Если мы не внесем поправки, откладывая его на карте, то мы ошибемся на величину магнитного склонения. Чтобы не допустить такой ошибки, необходимо определить истинный азимут и только этот угол откладывать на карте. Иными словами, найти истинный азимут по величине магнитного азимута и величине магнитного склонения бывает необходимо при переходе от местности к карте.

Возвращаясь теперь к рассмотренному ранее первому способу ориентирования, нетрудно понять, что для точного выдерживания направления по азимуту необходимо учитывать величину магнитного склонения. На топографических картах она указывается снизу в зарамочном оформлении. На некоторых других картах она может и не быть указана, поэтому величиной магнитного склонения для данной местности надо поинтересоваться заранее. Приближенные значения его берут из справочника. Таким образом, для большинства районов страны к описанным ранее приемам прибавляется еще один — перевод истинных азимутов (полученных при измерении на карте) в магнитные (которыми надо будет пользоваться на местности). В таблицу и схему, которые составляются перед началом движения, выписываются, естественно, магнитные азимуты. Выше, в разделе, посвященном сопоставлению двух способов ориентирования, этого сделано не было, как будто наш маршрут проходит в западной части России или, напротив, на востоке, где-нибудь в районе Иркутска (в этих районах магнитное склонение равно или близко к нулю, и, таким образом, истинный и магнитный азимуты практически можно считать совпадающими).

При использовании второго способа ориентирования магнитным склонением можно во многих случаях просто пренебречь. Действительно, если для Московской области оно составляет примерно 7–8°, то нет смысла принимать его во внимание; так как при выдерживании направления по компасу для нас обычно является приемлемой заметно большая погрешность, например порядка 15°, как в рассмотренном выше примере.

Школа выживания

Заготовка продуктов. При заготовке продуктов надо проверить их свежесть и доброкачественность, а во время полевых работ — следить за состоянием запасов.

Мясо не должно иметь гнилостного запаха. В разрезе свежее мясо напоминает мрамор, упруго, а ямка от давления пальцем быстро выравнивается. Из разреза не должна вытекать жидкость, а поверхность разреза должна быть без крови.

На второй и третий день мясо уже не блестит, имеет матовый цвет и при надавливании пальцем не так упруго. Жир — твердый и бледно-желтый.

Внимание! Присутствие в мясе крупинок, пузырьков или белых точек часто указывает на наличие трихинов или глистов. Особенно внимательно надо осматривать внутренние органы: в них могут быть паразитические черви (в виде капсул с жидкостью внутри — эхинококки, плоские короткие черви — двуустка печеночная и многие другие). Во внутренних органах — в кишечнике — также могут быть ленточные или круглые черви, опасные для человека и собак. Зараженные паразитами внутренности надо уничтожить. Нельзя ни в коем случае давать их в сыром виде собакам.

Свежая рыба плотна, упруга, не имеет неприятного запаха. Рот и жаберные щели закрыты, жабры — ярко-красные, глаза выпуклы, прозрачны и блестящи, чешуя — глянцевитая, снимается с трудом.

Внимание! Внутренности рыбы не следует есть в сыром виде. Это опасно из-за большого количества паразитов.

Крупы должны быть без горечи и затхлости, без паразитов, не загрязненные большим количеством примесей, песка, мелкого гравия, сора.

Пшено обычно немного горчит, скорее горкнет дробленое пшено. Прогорклое пшено можно «реанимировать», промыв 2 % раствором поваренной соли при 60 °C. Концентраты пшенной каши брать не следует: вследствие присутствия масла они очень быстро горкнут.

Мука должна быть свежей, без затхлого запаха, без минеральных примесей, без паразитов и крепких комков, возникающих при подмочке.

Внимание! Теплая на ощупь мука красноватого или коричневого цвета непригодна в пищу — в пей начались процессы брожения.

Сухари должны быть крупные, хорошо просушенные, при изломе без мягких участков в середине; темно-коричневые сухари — горелые и горчат. Сухари из белой муки непрочны и быстро перетираются. Достаточно крепки и вкусны пшеничные (96 % размол). Сухари комбинированные, ржано-пшеничные (с 70 % ржаной муки и 30 % пшеничной) менее прочны и вкусны, чем ржаные. Сохранность сухарей в пути сильно зависит от нарезки. Лучше всего резать не совсем свежий хлеб острым ножом на одинаковые ломти. При резке свежего хлеба получаются мятые ломти с неровным срезом, плохо сохраняющиеся.

Внимание! Непригодны заплесневелые и испорченные насекомыми сухари.

Соль должна быть белая, без больших примесей земли и камней. При перевозке соль быстро впитывает влагу; небольшие количества соли можно предохранить от увлажнения, добавив в нее 8-10 % крахмала.

Следует указать также минимальные нормы снабжения при весьма малом разнообразии продуктов. Возможны следующие пределы снабжения (для более легкой и более тяжелой работы) на человека в месяц (в кг):

Хлеб 20-30

Мясо и консервы 1-5

Масло 2-4

Сахар 1-2

Соль 0,7–1,7

Крупы и макароны 3-5

Овощи сушеные 0,2–0,4

Чай 0,1–0,2

Всего от 42 до 57,8.

Калорийность этого пайка — от 3000 до 4400 калорий в сутки.

Хлеб заменяется сухарями из расчета 0,4–0,5 кг в сутки (12–15 кг в месяц); масла летом требуется около 2 кг в месяц, зимой — до 4 кг; при отсутствии печеного хлеба и сухарей и ежедневной выпечке лепешек на масле количество последнего увеличивается до 5–6 кг в месяц. При почти полном отсутствии мяса и рыбы надо иметь не менее 10 кг крупы в месяц на человека (что даст то же количество калорий).

Обработка дичи и рыбы

Крупная дичь, главным образом копытные, в некоторых районах может служить серьезным подспорьем в питании. С убитого зверя прежде всего следует снять шкуру (иногда шкуру снимают после удаления внутренностей, но это менее удобно). Тушу кладут на бок или на спину и делают надрез по брюху от головы до хвоста. На ногах делают круглые надрезы вокруг коленных сочленений и соединяют их с продольным разрезом по внутренней стороне ноги. Шкуру снимают сначала с ног, затем — с туши, подрезая ее ножом и помогая свободной рукой. Если с ног нужно снять отдельно камусы и вынуть сухожилия, то ноги обрезают в коленном сочленении; из шеи крупных копытных (лось) делают ремни, поэтому шкура с шеи снимается целиком без разреза. Сняв шкуру, на ней свежуют тушу, а потом уже занимаются очищением шкуры от сала и соединительной ткани. Если невозможно вычистить и высушить шкуру, ее следует засолить, втерев с внутренней стороны от 4 до 6 кг соли.

Чтобы освежевать тушу убитого зверя, как только перестанет вытекать кровь, делают разрез посредине брюха и дают внутренностям вывалиться. Разрубают переднюю часть таза между задними ногами, вокруг заднего прохода делают разрез, освобождают прямую кишку и втягивают ее в брюшную полость. Кишки и желудок освобождают от связи с хребтом и извлекают наружу. Пищевод, удерживающий желудок, перевязывают и перерезают выше перевязки. Делают кругообразный прорез через грудобрюшную преграду и отрезают ребра от грудины по хрящам. Шею взрезают вдоль до головы; пищевод и дыхательное горло освобождают на всем протяжении и вырезают сердце и легкие; печень можно извлечь или оставить на месте, но желчный пузырь необходимо осторожно удалить (у оленей его нет).

Мыть мясо не следует, так как вода размягчает его и способствует более быстрой порче.

Разделку туши лучше всего осуществлять по способу, принятому у северных народов России: туша не разрубается топором, а расчленяется по суставам. Голова отделяется у первого шейного позвонка, шея отрезается с первыми двумя ребрами.

Из внутренностей в пищу годятся мозги, сердце, печень, почки, селезенка, а также легкие, желудок и кишки; особенную ценность имеет жир, которого на внутренних органах, особенно осенью, бывает очень много. Желудки и кишки тщательно промываются.

Птицу надо сначала ощипать, затем опалить остатки пуха на небольшом огне и только после этого вскрыть живот и удалить внутренности. У водоплавающей птицы надо удалить хвостовую часть вместе с железами, из которых выделяются жировые вещества для смазки перьев. Спинки птиц, кроме спинок курицы, придают супу горьковатый вкус, их лучше варить отдельно или жарить. Из внутренностей в пищу пригодны сердце, печень и желудок (очищенный от содержимого). У вареной и жареной птицы можно есть также почки, расположенные во впадинах спинной части костяка, но отдельно варить их — не стоит.

Рыбу, имеющую чешую, чистят ножом или теркой, положив на бок хвостом к себе, и двигая ножом (теркой) от себя. Затем делают продольный разрез по брюху и осторожно вынимают печень с желчным пузырем. Если желчный пузырь разорван, то натирают солью все участки, залитые желчью, затем вынимают жабры и внутренности. В пищу из внутренностей идет икра, иногда печень и молоки.

При чистке налима и сома кожу надрезают вокруг головы и снимают целиком. Перед чисткой рыбу кладут на 15–20 секунд в горячую воду, чтобы сошла слизь и легче снималась чешуя; затем перекладывают в холодную воду и скоблят чешую тупой стороной ножа. При чистке осетровых рыб надо выдернуть вилкой вязигу, очистить с позвоночников кровь, обмыть рыбу, погрузить ее на 2–3 минуты в кипяток, затем спять с кожи костяные пластины («жучки») и снова обмыть в холодной воде.

Способы приготовления

Мясо, зажаренное на вертеле. Этим способом можно зажарить большую птицу, окорок жвачного животного или даже половину туши. Подвесить кусок мяса на мокрой веревке перед костром, очень близко к нему. Для костра необходимы дрова лиственных деревьев (береза и т. п.) и отражатель — утес за костром или стенка из сырых бревен.

В костер надо подкладывать только сухие дрова небольшой длины или угли из соседнего костра. Мясо поворачивают на веревке много раз; на его поверхность хорошо положить кусок сала, чтобы жир стекал вниз и пропитывал мясо. Мясо (но не рыбу и птицу) перед тем как повесить на веревку, надо опустить на короткое время в огонь, чтобы запеклась корочка, не пропускающая сок.

Незадолго до готовности мясо нужно полить жиром и посыпать мукой, затем приготовить подливку. Когда жарят половину туши, ее надо распялить на двух кольях с развилками и поворачивать несколько раз.

Мясо, зажаренное на рожоне, или рогульке. Крупные куски мяса жарят, надевая плоский кусок на рожон, или рогульку. Если нет углей, втыкают рожон возле костра наклонно на таком расстоянии, чтобы рука могла терпеть жар 2–3 секунды. Время от времени рожон поворачивают. Продолжительность жарения — 5—15 минут и больше, в зависимости от силы огня и величины кусков.

Мясо, зажаренное в яме. Выкапывают квадратную яму глубиной 30 см и около 50 см в поперечнике; кладут растопку на дно, над ямой складывают костер в виде колодца из одинаковых по размеру сухих дров (лучше из лиственных деревьев), высотой 50–60 см. Зажигают и ждут, пока костер прогорит и угли упадут в яму. Нарезанное мясо кладут в котел, добавив сало или жир, а также соль и перец; наливают воды, чтобы покрыла мясо. Хорошо закрывают котел крышкой, разгребают угли, ставят на дно ямы, засыпают углями; покрывают слоем земли 8—15 см и оставляют на ночь. Если идет дождь, надо покрыть землю сверху берестой или корой. Продолжительность тушения мяса определяется опытом.

Мясо, зажаренное в глине. Способ, требующий «опыта. Маленькое животное надо выпотрошить, но оставить на нем шкуру и шерсть. У большой птицы (гусь, глухарь и т. п.) отрезают голову и шею, ноги и крылья, выдергивают перья из хвоста и отрезают хвостовую часть (гузку), чтобы избавиться от жировых желез. Мелкие перья оставляют. У рыбы чешую не чистят. Надо намочить глину и покрыть животное этой «замазкой» слоем 3–5 см, чтобы совершенно закрыть все перья, и покрыть толстым слоем углей. Костер должен гореть над самым животным (около 45 минут для рыбы или птицы среднего размера). Более крупные животные требуют больше времени, их лучше помещать в яму на целую ночь. Когда поспеет, сломать глиняную оболочку; с ней отделяется шкура и чешуя.

Приготовление рыбы на костре. Мелкую рыбу (до 500 г) можно жарить целиком, втыкая рожон через рот до хвоста. Рыбу не чистят и не потрошат. Ставят у костра наклонно-так же, как и мясо. Когда рыба готова, снимают чешую вместе с кожей только с одной стороны, чтобы рыба не распалась на куски. Большую рыбу потрошат, разрезают вдоль, но не снимают чешую (рыба может развалиться) и режут на плоские куски величиной в ладонь; насаживают на рожон или рогульку. Солить нужно в начале жарки. Жирная рыба, зажаренная этим способом, на вкус не хуже, чем поджаренная на сковородке.

Рыба и птица, зажаренные в золе. Рыбу не надо чистить и потрошить, а если она крупная, можно вынуть внутренности через маленький разрез впереди, у головы. Посолить, положить на угли, покрытые золой (чтобы не сгорела); покрыть рыбу золой и снова — углями. Птицу выпотрошить, но оставить перья. Можно начинить кусками хлеба с солью и перцем. Намочить перья, погрузив птицу в воду. Покрыть золой и углями, как описано выше. Птицы размера чирка и рыба поспевают за полчаса, более крупные птицы требуют больше времени.

Еще кое-кто к вашему столу

В случае надобности можно использовать мясо различных животных: медведей, сурков, сусликов, белок и даже ондатры, лягушек и т. д. Предлагаем краткие сведения об особенностях приготовления мяса этих животных.

Тушу освежеванного зверя надо подвесить, чтобы из нее вытекла кровь, и мясо остыло.

Через несколько дней мясо оленей и медведей становится вкуснее; оно вкуснее в тушеном, а не в вареном виде.

Мелких четвероногих, гусей и крупную боровую дичь (если они недостаточно молоды и мясо их жестко), прежде чем жарить, надо варить от 10 до 30 минут (смотря по размеру).

Пахучие железы млекопитающих (мелкие, величиной с горох, красные и восковые шарики под передними ногами или по обе стороны крестца) и жировые железы водяных птиц (на хвосте) надо вырезать.

При приготовлении крупной и мелкой дичи обычно добавляют жир, так как только осенью животные бывают достаточно жирны.

У оленей и других жвачных и кабанов в пищу пригодны все внутренности. Почки надо вымачивать в холодной воде около часа и, разрезав на куски, хорошо промыть. При жарении и тушении печени оленей надо добавлять жир. Язык надо вымачивать около часа и затем промыть; положить в холодную воду и варить 2 часа или более.

У зайцев и кроликов надо отрезать голову, снять шкуру и выпотрошить, вырезать железы у основания передних ног; вымачивать около часа в холодной воде, вымыть холодной водой и обтереть. Зайцев и кроликов хорошо тушить с луком и перцем.

Мясо и жир сусликов и сурков очень вкусны; мясо можно варить, жарить и тушить; сурки особенно хороши, зажаренные в шкуре. Жир этих зверей при комнатной температуре не застывает; из сурка вытапливается 1000 г, из суслика — 100 г жира.

У ондатры (мускусная крыса) надо удалить пахучие железы; потрошить осторожно, чтобы не разорвать желчный пузырь. Тушить задние ноги и спинку, добавив жир.

Птицу надо сначала варить в небольшом количестве воды (разрезав на куски), пока мясо не сделается мягким; затем, добавив соль и перец, жарить в сале; в оставшийся на сковородке жир добавить муку и сделать подливку.

Чтобы улучшить вкус водоплавающей птицы, питающейся рыбой (прохали, бакланы и др.), следует жарить или тушить их, положив лук внутрь и обильно посыпав перцем снаружи и изнутри.

Крупную птицу (гуси, глухари) жарят на вертеле 2–3 часа, мелкую — на рожнах (утка — 45 минут, маленькие чирки, вальдшнепы, кулики — 15–20 минут).

Очень мелких птиц можно подвесить на мокрых веревочках у огня на горизонтально укрепленной палке, часто поворачивая.

Раков надо промыть, положить в котел, добавить много сухого укропа, 1 ст. ложку соли на 1 л воды, несколько зубочков чеснока и немного сливочного масла, залить кипятком и варить 10 минут, после закипания.

У лягушек пригодны в пищу задние лапки; надо снять кожу, вымочить мясо в течение часа с добавкой уксуса, или погрузить на две минуты в кипяток, в который также добавлен уксус; затем обсушить и жарить, обваляв в муке, на масле или сале, на слабом огне, добавив соль и перец.

Приготовление запасов впрок

Консервирование продуктов (копчение, засолка, сушка). Летом, при обилии рыбы или мяса, часть продуктов бывает необходимо законсервировать — хотя бы самым примитивным образом.

Холодное копчение производится при температуре 35–40 °C, дает хорошо хранящийся продукт, но процесс продолжается несколько дней. Хорошая коптильня получается из бочки, которую ставят над ямой, вырытой у обрыва; яма имеет отверстие со стороны обрыва, в которое и подкладывают топливо; мясо и дичь развешивают в бочке на палочках.

Рыбу, в небольшом количестве, можно коптить также в бочонке, из которого вынуты оба днища; его ставят вертикально, внизу разводят костер из сухих сосновых шишек, гнилушек и т. п., а рыбу помешают на проволочной решетке, вделанной приблизительно на середине высоты бочонка. Сверху бочонок прикрывают мешком. Копчение продолжается часа два.

Небольшое количество мяса и рыбы можно коптить в дымовой трубе, но качество продукта ухудшается.

Продолжительность копчения при этих способах зависит от величины тушек и от температуры, которая может приближаться то к холодному, то к горячему способу: в одних случаях достаточно продержать птицу или рыбу от 2 до 5 часов, а в других (например в банях и шалашах) копчение продолжается от 2 до 5 дней.

Рыбу перед копчением можно не солить, а только натереть внутри солью, но при таком способе продукт не выдерживает продолжительного хранения, поэтому ее — так же, как и мясо — для увеличения срока хранения следует предварительно посолить. Выбирают жирную рыбу, потрошат ее обыкновенным способом или вынимают внутренности через жабры; чешую не снимают. У очень больших рыб надо сделать продольный разрез на спине, чтобы она лучше прокоптилась, разрезать живот и распластать. Затем рыбу надо вымыть, густо посолить, уложить в ящик или бочку, пересыпав солью, и оставить на сутки; перед копчением вытереть.

Свежее мясо надо натереть солью (лучше с селитрой), сложить куски в ящик или бочку, пересыпая солью; соли потребуется 40–50 г на 1 кг мяса, селитры —25 г на 1 кг соли. Посоленное мясо держать в теплом месте 12–18 часов.

Птицу надо ощипать сухой, выпотрошить, не промывая, отрезать голову и лапки, натереть обильно солью и снаружи, и изнутри и уложить в ящик или бочку, пересыпая солью; соли кладут от 50 до 70 г на 1 кг выпотрошенной птицы; продержать в соли от 3 до 4 суток, вынуть, хорошо сполоснуть водой, вывесить на ветру под навесом на 1–2 дня для провяливания, затем коптить. Но птицу можно коптить так же, как и мясо, продержав в соли только сутки, не провяливая.

Копченые сенного сала для получения шпика: сало, не снимая кожу, складывают в бочку, пересыпая солью, держат дней десять, обтирают от соли и коптят от 2 до 4 дней холодным способом.

Если есть сажа, то можно приготовить своеобразное копченое мясо: 400 г сажи кипятят в 3 л воды, закрыв котел, пока вода не выкипит до половины. Отстаивают в течение 10–12 часов, сливают чистую воду, процеживают сквозь сито. В эту воду, цвета черного кофе, всыпают горсть соли, опускают мясо и оставляют мокнуть; крупный кусок (окорок) — на сутки, мелкие куски на 4–5 часов. Затем мясо сушат на ветру.

Коурма (коурдак). В Туркмении и Казахстане широко распространено приготовление коурмы, или коурдака — жареного мяса, залитого жиром, которое может храниться несколько месяцев в самое жаркое время года. Мясо, разрезанное на мелкие кусочки и посоленное, хорошо прожаривают, затем неплотно укладывают в посуду — глиняную, фаянсовую, в алюминиевые бидоны — и заливают горячим растопленным жиром, лучше бараньим. Жир заполняет все пространство между кусочками мяса, и вся масса коурмы, кроме самого верхнего слоя, оказывается герметически изолированной от воздуха. Если предполагается длительное хранение, следует застывшую коурму покрыть вощеной бумагой и на нее насыпать слой соли.

Сушка и вяление рыбы и птицы. Сушить и вялить можно только нежирную птицу. В мясистых частях надо сделать глубокие, до кости, надрезы и опустить тушки на две-три минуты в кипящий раствор соли (такой крепости, чтобы не тонула сырая картофелина). Затем птицу вывешивают на ветер и солнце (защищая от дождя) на 2–3 суток. Операция заканчивается в русской печи, куда птицу надо поставить после выпечки хлеба на 10–12 часов. Сушеная птица легче копченой; она пригодна в пищу и в сухом, и в вареном виде, но разваривать ее приходится очень долго.

Рыбу можно предварительно засолить, продержать 3 дня с солью в бочке, затем распластать, распереть лучинками и повесить вялиться на солнце.

Широко распространенную на Севере рыбу юколу («поземы») обычно предварительно не солят, а, вычистив и вырезав изнутри спинной хребет, распластывают, распирают лучинками и вялят на солнце. Чтобы при хранении юкола не плесневела, после вяления ее иногда слегка поджаривают на костре или подкапчивают. Но без предварительного засола вяление рыбы приводит часто к порче продукта насекомыми и дождем.

Вяленая рыба идет в пищу без дальнейшей обработки, сушеную рыбу надо вымачивать и затем варить.

Техника стоянки и выбор места

Этому вопросу необходимо уделить хотя бы немного внимания, но это не должно вас ввести в заблуждение, так как это вопрос отнюдь не маловажный. От того, как вы устроите свой лагерь, во многом зависит и то, как вы отдохнете, и ваша безопасность.

Есть много мелких удобств и преимуществ, которые можно предусмотреть при выборе лагеря, например более раннее освещение солнцем палатки, чтобы она быстрее просохла. Наконец, хороший вид и свежий воздух — не последнее условие приятной стоянки.

В тундре, в болотистых и моховых лесах, на влажных речных поймах необходимо выбирать сухое место для палаток и костра. Мхи, особенно сфагнум, содержат очень много влаги и при надавливании промачивают дно палатки. Несравненно суше белый лишайник — ягель (олений мох).

Палатки-тенты, охотничьи палатки-навесы расставляются рядом с костром с наветренной стороны, отверстием от ветра к костру.

Две палатки, поставленные с двух сторон костра, лицом к лицу, хотя и вызывают завихрения и ветер бросает дым то в одну палатку, то в другую, зато дают больше тепла.

Во всех книгах для туристов дается много советов, как подвесить к деревьям или кольям легкую палатку, брезент или большое полотнище. Не даем их описания, так как вы сами на месте сориентируетесь, как это лучше устроить.

Временные навесы, шалаши

Если вы не взяли с собой палатку, а она вдруг стала вам просто необходима, в лесу легко сделать навес — балаган — для ночлега. Перед костром вбивают два кола с развилками, на них кладут третий и к нему прислоняют наклонно (под углом 45–60°) несколько жердей. На эти стропила кладется крыша, лучше всего — береста большими листами или кора лиственницы или ели (последняя хуже); и та и другая легко снимаются с живых деревьев в первой половине лета. Для снимания коры с лиственницы на ней делают глубокие вертикальные надрезы до древесины, на расстоянии около 0,5 м один от другого, длиной до 2 м и более; сверху и снизу эти полосы надрезаются крупными зубцами, по 10–20 см в поперечнике; затем кора отдирается топором. Такая кора годится и для постоянных балаганов, и для крыш домов, и служит лет десять.

Если балаган строится на короткое время, то можно покрыть его небольшими ветвями хвойных деревьев, уложенными в виде черепицы; ветви следует зацеплять сучками за поперечные жерди, наложенные на стропила. На несколько ночей сойдет и толстый слой веток лиственных деревьев. Ветви и бересту следует придавить сверху несколькими горизонтальными жердями, чтобы их не снесло ветром. Бока навеса можно также закрыть вертикальными или наклонными стенками из веток, заплетенных вокруг кольев или положенных на наклонные жерди. Такие же временные стенки можно приделать и к навесу из брезента.

В горах основой для временного жилья могут служить большие камни с натянутыми на них брезентом или с кровлей из ветвей.

Палаточный быт

Правил палаточного общежития много. Приведу лишь некоторые:

♦ Каждый житель палатки и каждый предмет должны иметь свое определенное место.

♦ Ненужные вещи складывают в высокую кучу и покрывают брезентом или плотным тентом.

♦ На сырой почве под груз надо положить жерди или камни.

♦ При отсутствии мягкой постели можно сделать подстилку под брезентом из сухого мха, лишайников, сухой травы, сена, соломы или небольших веток (не толще мизинца): их втыкают рядами в землю выпуклой стороной вверх.

♦ На приготовление хорошей постели из веточек надо затратить около часа; пригодны ветви ели, сосны, кедра, тополя.

♦ По окончании работ палатка, тенты и пол должны быть просушены полностью.

♦ Во влажном климате нельзя оставлять сохнущие вещи до вечера — они снова станут влажными.

♦ Плесень при благоприятных условиях развивается очень быстро и через трое суток уже непоправимо портит любую вещь.

♦ Под лиственными деревьями вода падает на палатку некоторое время и после дождя.

♦ От дождя хорошо защищают ели и кедры — под ними следует прятаться при пешеходных маршрутах.

♦ При стоянке под лиственницами капли дождя покрывают палатку трудно смываемыми черными пятнами.

♦ Во время ветра опасно не только падение деревьев, но и больших сучьев (явление более частое); ветки обламываются у некоторых деревьев, например у лиственниц, также при обильном мокром снега, лиственные деревья при этом большей частью только сгибаются.

♦ Для палатки опасны и долгие стоянки под некоторыми деревьями с твердыми листьями: так, листья дуба своим падением очень портят крышу палатки, сильнее всего протирая конек; полезно защищать палатку легким тентом.

♦ Источником света обычно служит свечка; ее надо ставить подальше от стенок и не приближать к сухой крыше палатки ближе чем на 20 см.

♦ При отсутствии свечей и фонарей можно использовать жир: его помещают в плоскую миску, тарелку, блюдце и т. п.; на край тарелки кладут фитиль из тряпки, тесьмы, веревочки или скрученного мха, наполовину погружая его в жир; фитиль должен быть предварительно пропитан жиром. По мере горения и таяния жира подкладывают новые кусочки.

♦ Небольшое пламя, заменяющее свечку, можно получить в маленьком блюдце, крышке от жестянки и т. п., в этом случае фитилем служит маленький березовый уголек; величина пламени зависит от размеров уголька и количества жира. В такой светильне можно, например, использовать парафин оплывших на ветру свечей.

♦ Освещение лучиной дает много дыма; для лучин заранее заготовляют сухие березовые поленья длиной около 1,5 м; на зиму нужно около 4 м3. Лучина укрепляется наискось в высокой подставке над сосудом с водой.

Костер Разведение костра

Тепло живого огня — что может быть приятнее! Костер — это хорошо. Пробовали ли вы разжечь костер в сырую погоду или во время дождя? Если нет, то попробуйте. Незабываемое воспоминание. Если да, то вы со мной согласитесь, что дело это совсем не из легких. Разжигание костра во время дождя, да еще и из мокрого материала сопряжено с большими трудностями. Надо собрать сухую бересту, сухие щепочки, ветошь и гнилушки, смолистые куски коры из-под нависших хвойных деревьев и т. п. Если сухого материала нет, разжечь огонь можно попробовать огарком свечи или черенковой серой.

Принцип разведения костра сам по себе несложен. Сначала зажигается растопка — какой-то материал, способный на небольшое время дать достаточно крупное пламя, чтобы от него занялись совсем тонкие сухие ветки толщиной со спичку. Затем подкладывают сучья побольше, приближающиеся по толщине к карандашу. Когда разгорятся и эти, кладут следующие, толщиной в палец. Постепенно кладут в костер все более и более толстые дрова. Понятно, что все дрова должны быть обязательно сухими.

На растопку обычно идет бумага, реже — береста. Надо только помнить, что снимать для растопки бересту с берез, растущих возле бивака, недопустимо. Бересту обычно запасают впрок, когда во время перехода находят гнилое или упавшее дерево. Опытные рыбаки, охотники и туристы часто обходятся без бумаги или бересты. В качестве растопки они используют либо очень тонкую лучину (почти стружку), которую берут из середины сухого полена, расколотого вдоль, либо то, что охотники называют паутинкой — мелкие сухие веточки ели. Их почти всегда можно найти на крупной ели, если заглянуть под свисающие ветви у ствола.

Однако начинающему кладоискателю лучше использовать мелкую лучину и паутинку в качестве первой порции топлива, которая пойдет в огонь сразу же, как только разгорится растопка.

Иногда приходится разводить костер, не пользуясь бумагой или берестой. В таких случаях лучину и паутинку заготовляют заранее, хорошо просушивают и связывают в пучки. Бумага для растопки должна быть слегка примята. Гладкий лист, как, впрочем, и комок бумаги, будет плохо разгораться.

Береста практически никогда не бывает ровным листом, и приминать ее не надо. Но иногда она сворачивается в тугую трубку, расправить которую очень трудно. Лучше разорвать бересту на тонкие полосы и, используя как растопку, сложить в кучку.

Растопку обычно укладывают прямо на землю, а сверху на нее кладут веточки или лучинки из первой партии топлива, но не всю заготовленную паутинку или лучину, а только часть их, так чтобы растопка не оказалась заваленной ими. Некоторые рыбаки и охотники любят при этом укладывать на растопку только нижние концы лучины, а верхние кладут на какую-нибудь ветку потолще. Действительно, в такой укладке есть смысл: веточки или лучинки, лежащие в наклонном положении, легче разгораются. Когда бумага или береста прогорят, Лучинки не оседают вниз и не ссыпаются друг на друга, что иногда происходит, если их просто набросать поверх растопки (упавшие на землю не разгоревшиеся лучинки могут потухнуть).

Растопку следует поджигать снизу, тогда она прогорит до конца. Если зажечь растопку сверху, то нередко прогорает только ее верхняя часть, а затем пламя гаснет: огонь вниз распространяется очень плохо.

Растопку в виде пучков паутинки или лучинок лучше поджигать держа на весу. Чем тоньше лучина или прутики, тем легче они загораются, но тем быстрее и прогорают. Те из них, которые идут на растопку или на первую партию топлива, сопоставимы по толщине со спичкой и горят часто не дольше чем спичка. Поэтому первые 2–3 минуты нужно все время очень быстро подкладывать в огонь еще топливо. При этом нельзя валить его в огонь как попало. Если ветки или лучина лягут плотным слоем, они забьют огонь и костер тут же погаснет. Это обычная ошибка новичков: едва появилось пламя, они щедро подкладывают на него заранее заготовленную паутинку и огонь тухнет. Надо укладывать топливо в костер таким образом, чтобы между ветками, лучинами или чурками оставались просветы, необходимые для доступа воздуха. Тогда огонь будет хорошо разгораться. Это, впрочем, касается не только разжигания костра, но и поддержания его, когда в дело идут уже толстые дрова. Но в этом случае есть время положить полено, посмотреть, как оно занимается, передвинуть его, если оно плохо легло, и т. д. Тогда огонь не погаснет мгновенно, а при разжигании костра огонь может исчезнуть за несколько секунд, если костровой замешкается или допустит какую-нибудь ошибку. Одна из ошибок, которую часто допускают новички, впервые оказавшиеся в полевых условиях, была уже названа — огонь гасят, засыпая его топливом. Другая состоит в том, что слишком рано в огонь кладут толстые дрова. Едва разгорелась паутинка, а на нее уже начинают укладывать сучья в два пальца толщиной. Паутинка мгновенно прогорает, а сучья успевают только закоптиться снизу.

Первая, сравнительно небольшая кучка паутинки, которая поджигается от растопки, должна сыграть роль запала. Когда первая порция паутинки разгорится, надо пустить в ход остальной запас. На разгоревшуюся паутинку кладут несколько сучьев из следующей партии топлива (скажем, толщиной с карандаш). Разгоревшись, они послужат запалом для всей партии дров. Постепенно толщина сучьев и поленьев, закладываемых в костер увеличивается. Типичная ошибка новичков заключается также в том, что из каждой партии дров они пытаются использовать только запал, а не весь объем топлива. Иногда это происходит из-за того, что топлива собрали мало, только-только на запал.

Опытный поисковик никогда не начнет разжигать костер, пока не подготовит необходимого на первое время топлива. Он знает, что не сможет отойти от костра, пока не разгорятся сучья толщиной в полтора-два пальца. А время, которое он потратит на то, чтобы собрать это топливо, всегда будет меньше времени на повторное разжигание костра. Нередко приходится видеть такую картину. Едва сбросили рюкзаки, как кто-нибудь хватает газету и, сломав две-три сухие ветки, начинает разжигать огонь. Костер никак не разгорается. Его обступает несколько любопытных. Затем один из них решительно отстраняет кострового: «Ну-ка, дай сюда! У кого есть газета?» И все начинается сначала, иногда по несколько раз. Это не говоря о тех случаях, когда в качестве растопки пытаются использовать молодую хвою, сено или солому.

Поддержание костра

Разведение костра можно считать оконченным, когда получена небольшая кучка жарко тлеющих углей. До тех пop, пока в костре не образовались угли, он может погаснуть очень легко. И наоборот, когда в костре уже имеются угли, так легко он не погаснет. Угасает он медленно, языки огня часто вспыхивают над углями, и только постепенно они становятся меньше и пробиваются все реже. Достаточно подбросить дров, и огонь снова разгорается.

В справочниках и руководствах принято делить костры на дымовые, жаровые и пламенные. Дымовые костры используются для сигнализации и для отпугивания комаров, слепней, гнуса; жаровые — для приготовления пищи, просушки вещей, для согревания людей, если они ночуют без палатки у костра; пламенные — для освещения бивака и приготовления пищи.

Дымовые костры используют чаще поисковики; охотники и рыболовы — очень редко. Необходимости сигнализировать с их помощью, как правило, не бывает, а для использования их против комаров и гнуса нужен большой опыт. В качестве средства против комаров гораздо проще приобрести на группу флакон диметилфталата. Поэтому останавливаться на разведении дымовых костров мы не будем. На худой конец, всегда можно подбросить в любой костер сырых веток, еловых лап или травы, чтобы получить столб дыма. А вот процесс разведения жаровых и пламенных костров следует рассмотреть подробнее.

Существует несколько основных видов таких костров (рис. 26).

«Колодец». Два полена кладут на угли параллельно, на некотором расстоянии друг от друга; поперек них — еще два и т. д. Такая конструкция по внешнему виду действительно напоминает колодезный сруб. Она обеспечивает хороший доступ воздуха к огню, и поленья обычно равномерно горят по всей длине.

«Шалашик», или «конус». Поленья укладывают на угли наклонно к центру. При этом они частично опираются друг на друга. При такой конструкции костра дрова выгорают в основном в своей верхней части, но зато благодаря близкому соседству их горящих частей пламя получается мощным, жарким и концентрированным. Этот костер бывает выгоден, если нужно вскипятить воду или быстро приготовить что-нибудь в одном ведре, кастрюле, чайнике. Если же надо повесить на огонь не одну посудину, а несколько, и кроме того, желательно, чтобы все было готово одновременно, тогда «шалашик» не подходит. Тут лучше воспользоваться каким-нибудь другим видом костра, хотя бы тем же «колодцем».

«Звездный». Поленья укладывают на груду углей с нескольких сторон, по радиусам от центра. Горение происходит преимущественно в центре, по мере сгорания дров их продвигают ближе к центру.

«Таежный». Этот костер обязательно упоминается в туристских справочниках и руководствах. Однако если взять разные справочники, окажется, что в них под этим названием описываются совсем разные конструкции костров. Вот главные из них.


Рис. 26. Виды костров: 1 — «колодец»; 2 — «шалашик» («конус»); 3— «звездный»; 4 — «таежный-1»; 5 — «таежный-2»; 6 —«таежный-3»; 7— «три бревна».

1. Костер складывают из длинных поленьев в два ряда, по два-три полена в каждом ряду. Оба ряда пересекаются под некоторым углом. При этом верхний ряд кладут так, чтобы он пересекался с нижним над грудой углей. Место горения приходится на пересечение обоих рядов.

2. Около углей кладут толстое полено; остальные кладут на него одним концом. Груда углей оказывается под ними.

3. Три-четыре полена укладывают на угли вплотную или почти вплотную друг к другу. Горение идет по всей длине поленьев, преимущественно в местах их соприкосновения.

Как видим, во всех трех случаях укладка дров в костер совершенно различная. Однако кое-что общее между ними есть. Всегда используется принцип взаимного разогревания горящих поверхностей, разделенных лишь узкими щелями. За счет этого жар усиливается и между бревнами возникает достаточно сильная вертикальная тяга, хотя они и лежат очень близко друг к другу.

Говоря о типах костров, мы везде указывали, что эти костры складываются из поленьев. Но, конечно, точно такие же костры можно сложить и из нерасколотых стволов различной толщины.

В заключение рассмотрим еще один вид костра. Он складывается уже не из отдельных поленьев или чурбаков, а из трех больших бревен длиной 2–2,5 м. Для того чтобы соорудить такой костер, нужны время и силы, но зато он дает много тепла и горит не требуя новых дров несколько часов подряд, а если бревна достаточно толстые, то и всю ночь. Опытные охотники и жители высокогорных районов и районов Крайнего Севера применяют такой костер для ночевок на снегу без палаток. Кладоискателям пользоваться таким костром почти не приходится, но на всякий непредвиденный случай полезно знать, как его сделать. Бывает, что осенью или весной случаются неожиданные ночные заморозки, а у участников экспедиции вместо спальных мешков с собой легкие одеяла. Может случиться, что однажды вместо планировавшегося ночлега в каком-нибудь населенном пункте придется заночевать в лесу: рассчитывали дойти, но не успели, потеряли ориентировку или кто-нибудь из товарищей подвернул ногу.

Вот тут-то и может пригодиться такой костер. Прежде чем его разводить, надо иметь достаточно много жарких углей, которые получаются с помощью одного из костров, описанных ранее. Эти угли из компактной кучи надо разворошить и рассыпать узкой полосой длиной 2–2,5 м, соответственно длине заготовленных толстых бревен. Затем нужно набросать поверх углей хворост. Когда хворост хорошо займется, закатить в огонь слева и справа два из трех приготовленных сухих бревен, оставив между ними расстояние примерно в одну треть или наполовину диаметра бревна. Угли и горящий хворост окажутся между бревнами. Очень полезно бывает предварительно пройти вдоль этих бревен с топором и сделать на них по всей длине косые засечки наподобие тех, которые делают плотники, когда им надо вытесать плоскость. Закатывая бревна в костер, надо повернуть их засечками к огню — так они быстрее разгорятся. Когда они хорошо займутся, на них сверху кладут третье бревно. На нем тоже лучше сделать засечки и, укладывая его, следить, чтобы они были обращены вниз, к огню. Разгораются сухие бревна очень быстро и горят долго (при диаметре 35–40 см или больше — всю ночь). У такого костра можно ночевать далее в сильные морозы.

К костру ложатся ногами, сверху над спящими натягивается наклонный тент. Сооружая такой костер, надо помнить, что спать нужно рядом с ним, чтобы пользоваться его теплом. Нелепо, например, разведя его, уйти потом спать в палатку. Если погода позволяет переночевать в палатке, то не следует и браться за устройство описываемого костра. Сам по себе такой костер несложен, но поиски сушин для него, их валка, разделка и, наконец, транспортировка к огню отнимает много времени и сил. Если же в палатке спать холодно и решено развести костер, чтобы спать возле него, используйте лучше палатку как тент.

Опытные поисковики-полевики, привыкшие иметь дело с кострами, умеют разжигать такой костер и без углей. Они укладывают сначала два нижних бревна почти вплотную, а затем поверх их по всей длине располагают мелкий хворост, сверху на поперечных палках кладут третье бревно и поджигают хворост. Однако новичкам лучше разводить такой костер, пользуясь углями.

Какие же из описанных костров относятся к жаровым, а какие — к пламенным?

Это зависит не только от конструкции костра, но и от качества дров — смолистые или нет, совершенно сухие или с сыроватой корой, — а также от манеры работы кострового.

Так, «колодец» и «шалашик» чаще всего относятся к числу пламенных костров. Но достаточно пустить вперемежку с сухими поленьями немного сыроватых или уложить поленья достаточно тесно. Когда пламя заметно уменьшится, света костер станет давать совсем мало, горение частично перейдет в тление, и костер станет жаровым. «Звездный» костер обычно считается жаровым. Но достаточно уложить концы поленьев, находящиеся в центре, друг на друга, и получится пламенный костер.

Первые два типа «таежных» костров можно сделать жаровыми или пламенными, уменьшая или увеличивая ширину зазора между поленьями. Третий тип «таежного» костра в основном жаровой, но, изменяя расстояние между поленьями или поворачивая их вокруг продольной оси, можно и его сделать пламенным, правда, на короткое время. Даже последний из рассмотренных типов костров (из трех массивных бревен), явно принадлежащий по своему назначению к жаровым, можно заставить работать как пламенный, подложив под верхнее бревно две поперечные чурки.

Опытный костровой умело пользуется этим обстоятельством. Слегка передвигая поленья в костре, он может заставить его в нужный момент дать больше света, увеличить или уменьшить пламя, обеспечить интенсивное или, напротив, медленное прогорание топлива.

Умение регулировать костер дается не сразу. Пусть это не смущает вас. Надо пробовать, экспериментировать. Все, что можно прочитать о кострах в книжках (в том числе и в этой), будет полезно только на первых порах. Затем приобретается опыт, а с ним и собственная манера работы с костром. Вот тогда можно убедиться, что описанные здесь конструкции в чистом виде применяются крайне редко. Вы будете складывать костер, который только изредка и ненадолго будет приобретать вид «шалашика» или «колодца», как их рисуют в справочниках. Регулируя огонь, можно будет переходить от одной конструкции к другой, а чаще — импровизировать, создавая каждый раз какие-то новые способы укладки поленьев. Ведь главное — это обеспечить доступ воздуха к огню и использовать взаимный разогрев горящих поверхностей, а добиться этого можно тысячей разных способов. Исключение составляет лишь костер «три бревна». Делать его надо так, как описано в книге, и чем точнее, тем лучше. Правда, и здесь могут быть варианты, но применяются они только во время зимних вылазок с ночевками на снегу. И последнее. «Шалашик», «колодец» и первые два типа «таежных» костров представляют собой конструкции, которые могут быть использованы при разведении костра. Надо попробовать укладывать этими способами мелкие веточки и лучину.

Выбор и заготовка дров

В предыдущих разделах про дрова было сказано только одно: они должны быть сухими. Поговорим теперь о них более подробно. Лучшие дрова заготавливаются из хвойных деревьев. У бывалых путешественников принято отдавать предпочтение сосне и кедру, так как они мало искрят. Однако это имеет существенное значение только в том случае, если предстоит ночевка не в палатке, а рядом с огнем, так что поисковики могут считать, что ель ничуть не хуже сосны и кедра. Хорошо горят также сухая лиственница и пихта. Последняя, правда, часто «стреляет» угольками. Из лиственных пород лучше других — береза, но даже она считается хуже хвойных деревьев. Это нередко удивляет тех, кто имел раньше дело с печным отоплением: при покупке дров всегда отдают предпочтение березовым. Дело в том, что покупные дрова предварительно просушивают. Да к тому же их и после покупки обычно не сразу пускают в дело, а складывают в поленницу, где они еще подсыхают. В этих условиях береза, действительно, экономичнее сосны и ели. Иначе обстоит дело в лесу, где дрова идут в огонь немедленно. Сухостойная береза почти всегда гнилая, тем более упавшая, которая обычно вообще представляет собой труху. Ни гнилье, ни труха на костер, понятно, не годятся. А вот хвойные породы значительно меньше подвержены гниению: этому препятствует смола.

Если на дрова берут упавшее дерево, то его следует сначала разрубить и убедиться, не гнилое ли оно. Желательно проверить дерево таким образом в нескольких местах (хотя бы в двух). Очень часто дерево гниет неравномерно: на вполне пригодном для костра дереве вдруг оказывается участок с гнильцой или, наоборот, на гнилой лесине где-то сохранится сухая древесина. Если бивак устроен сравнительно недалеко от населенного пункта, где лес хорошо очищен и от сухостоя, и от валежника, и даже от сухих сучьев, то можно с грехом пополам набрать топлива на костер, наколов толстой щепы от сухих пней, оставшихся от ранее спиленных деревьев. Впрочем, с такой необходимостью кладоискатели встречаются редко: почти всегда можно пройти пару лишних километров и устроить бивак там, где можно найти дрова.

Заготавливая дрова для своего костра, кладоискателям-поисковикам практически не приходится сталкиваться с необходимостью валить сколько-нибудь крупные сухостойные деревья. Обычно сухих сучьев, валежника и, наконец, несколько тонких сухих елочек бывает вполне достаточно, чтобы сварить пищу и посидеть у огня. Однако такая необходимость может встретиться в какой-нибудь чрезвычайной ситуации, например при необходимости развести костер «три бревна» в случае незапланированной ночевки в лесу в холодное время года. Поэтому не мешает знать, как нужно валить большое дерево. Прежде всего надо обойти вокруг дерева на расстоянии нескольких метров и посмотреть, не имеет ли оно естественного наклона. Если дерево имеет сколько-нибудь заметный естественный наклон, то валить его надо в этом же направлении. Завалить дерево в направлении, отличающемся от естественного наклона, сумеют только люди, имеющие достаточный опыт. Вам не следует даже пытаться этого делать. Затем надо оценить, как упадет дерево, не зависнет ли оно, зацепившись верхушкой за ветви соседних деревьев. Снимать зависшее дерево — дело хлопотное и не всегда безопасное. Часто бывает целесообразно не тратить силы и не рубить дерево, которое скорее всего зависнет при падении, а сразу подыскивать другое, более подходящее. Если дерево растет на каком-то склоне, следует прикинуть, не скатится ли оно при падении далеко вниз, откуда его будет трудно достать, а если дерево стоит возле места бивака, то не упадет ли оно на лагерь.

Часто бывает, что рубить дерево мешают соседние кусты или ветви близко растущих деревьев. Их надо убрать, чтобы не мешали работать и чтобы при падении дерева можно было быстро отойти в сторону. Отойти в сторону могут помешать также валежины или сучья, лежащие под ногами. Их тоже надо заранее убрать.

Рубят дерево следующим образом (рис. 27). Сначала с той стороны, куда должно упасть дерево, делают подруб, примерно на треть или на четверть диаметра ствола. Затем начинают делать подруб с противоположной стороны (примерно на ладонь выше первого подруба). Когда второй подруб становится достаточно глубоким, дерево начинает падать под действием собственного веса. Если же встречный подруб не сделать, вам придется выполнять лишнюю работу: чтобы добраться топором до последних слоев древесины, удерживающих дерево в вертикальном положении, приходится сильно расширять сделанный подруб. Кроме того, работать без встречного подруба опасно: при падении дерево вцепится, и эта щепа, подобно пружине, может сильно отбросить комель назад, именно в ту сторону, где стоит человек, подрубивший дерево. Валить дерево, подрубая его равномерно со всех сторон, по кругу, нерационально.


Рис. 27. Последовательность ударов при рубке дерева.

Когда подрубают дерево, чередуют два вида ударов. Первый, наносимый под острым углом, должен поглубже проникать в толщу дерева. Второй удар приходится немного ниже и под менее острым углом. Им выбивают подрубленную древесину. Очередной удар идет под тем же углом, что и первый, но на 1–2 см выше по стволу, а следующий — в глубь подруба, чтобы выбрать древесину, подрубленную предыдущим ударом, и т. д. Конечно, на практике сплошь и рядом приходится производить не один, а два или три одинаковых удара подряд, но суть дела от этого не меняется.

С упавшего дерева надо прежде всего снять сучки, пройдя вдоль него топором. Ветви тут же собирают в кучу. Они тоже пойдут в костер. После этого можно разделывать ствол на поленья нужной длины. Пытаться сделать это до того, как дерево осучковано, не следует. Упавшее дерево почти всегда лежит, опираясь на ветви. Если в таком положении начать рубить ствол, ветви будут амортизировать удары топора. Сил будет уходить много, а эффект будет незначительным.

Существует незыблемое правило: никогда не рубите дрова на земле или на камнях. Даже в мягком грунте всегда есть песчинки и мелкие камни. При неудачном ударе топор втыкается в землю, после чего на нем почти всегда появляются большие или малые зазубрины и он быстро тупится. Работать же тупым топором очень тяжело. Поэтому при разделке поваленного дерева нужно обязательно подложить под него какое-нибудь полено или плашку, толстую ветку, наконец. Если под рукой ничего подходящего не оказалось, можно подтащить срубленное дерево к пню или выступающему из земли корню. После того как отрублено первое полено, дальше можно подкладывать уже его.

При разделке дерева на поленья, так же как и при валке, чередуют подрубающие и выбивающие древесину удары. Только при валке удар снизу нанести нельзя, поэтому замах всегда делается с одного плеча, а оба рода ударов отличаются только углом наклона, под которым лезвие топора входит в ствол. При рубке лежащего дерева можно чередовать удары с замахом с одного и другого плеча. Один удар подрубает древесину, а второй (встречный), с замахом с другого плеча, выбивает ее. Делают подруб на лежащем бревне не сверху, а немного сбоку, на той стороне, которая обращена от рубящего. Когда подруб станет достаточно глубоким, его можно оставить, перешагнуть через лежащее бревно и начать новый подруб с другой стороны. Место для нового подруба нужно выбрать так, чтобы он через какое-то время сомкнулся с первым подрубом. Этого обычно бывает достаточно, чтобы разрубить не слишком толстое дерево.

Разделывая лежащее дерево, многие любят придавливать его сверху одной ногой. При этом утверждают, что получается удобная рабочая стойка и, кроме того, бревно удерживается от смещений. Что касается стопки, то тут все зависит от привычки: можно работать ничуть не хуже и не ставя ногу на бревно. Удерживать бревно ногой, действительно, удобно, но вся беда в том, что при этом нога оказывается в нежелательной близости от завершающего удара топора. А рубленая рана, которую оставляет топор, сопровождается большой кровопотерей и, как правило, требует накладывания швов в больнице. Бинтом и йодом тут не обойдешься. Недаром говорят, что хорошо направленный топор не менее опасен, чем заряженное ружье. Если кто-нибудь из участников похода поранил ногу топором, то на этом поиск обычно заканчивается не только для него самого, но и для его товарищей. Дальше начинается эвакуация пострадавшего.

И все-таки, несмотря на все сказанное, этот прием остается неискоренимым. Слишком сложно сооружать какие-нибудь устройства для удержания бревна от перемещения при ударах. Слишком заманчиво, не тратя времени, придержать его ногой.

Поэтому вряд ли следует категорически запрещать такой прием. Лучше подумаем, как при этом свести вероятность травмы к минимуму (рис. 28).


Рис. 28. Приемы разделки дерева: а — правильно; б — неправильно.

Прежде всего, придавливая бревно ногой, нужно ставить ее не прямо перед собой, а несколько в сторону, тогда можно сделать подруб ближе к опорной ноге, стоящей на грунте за бревном. А задеть ее, сорвавшись при ударе, топор практически не может. Далее, придавив бревно сверху, не следует делать подруб тоже сверху. Пусть подруб будет на противоположной от рубящего стороне бревна. Сорвавшись, топор рикошетирует обычно вдоль бревна. В первом случае он легко может задеть по ноге, во втором случае проскочит мимо.

После того как нарублены поленья, надо хотя бы часть из них расколоть вдоль на две, а если полено толстое — на четыре части. Расколотые вдоль поленья быстрее разгораются. Кроме того, из них легко изготовить дрова всех размеров, вплоть до самых тонких лучинок, необходимых для разведения костра. Колоть поленья, поставив их стоймя, удобно только в том случае, если они были напилены пилой и имеют ровный срез. Кладоискатели в своих вылазках, как правило, обходятся без пилы, а нарубленные топором поленья вертикально поставить трудно. Лучше колоть такие поленья, положив одним концом на землю, а другим на какую-то опору (другое полено, валежину и т. д.). Очень распространенная ошибка, встречающаяся при этом, состоит в том, что полено кладут по направлению к себе, да еще придерживают нижний конец ногой. Удар топора в этом случае идет точно в направлении ноги. Поэтому полено нужно положить на опору в направлении от себя, а удар, как и при разделке бревна на поленья, наносить по той части, которая лежит на опоре.

Прежде чем начать колоть полено, полезно проверить, нет ли на нем сучков или трещин. Трещины довольно часто встречаются в сухих стволах. В этих случаях лучше попытаться расколоть полено по естественной трещине. Если полено имеет сучки с какого-то одного конца, следует начинать колоть его с другого конца, где сучков нет. Если сучки есть с обоих концов, то надо колоть его с того конца, где их меньше, и стараться уложить полено так, чтобы удар приходился между сучками.

Иногда с первого же удара полено дает продольную трещину. Если этого не случилось, нужно постараться вторым или даже третьим ударом вогнать топор в то же место. После того как образовалась продольная трещина, очередной удар наносят, вгоняя топор в конец трещины, чтобы продолжить ее. Если полено не очень толстое, а трещина прошла на всю или почти всю его длину, не следует вытаскивать топор из древесины для следующего удара. Сделав замах топором вместе с поленом (топор при этом держат плашмя), нужно ударить об опору концом полена, противоположным тому, куда вошел топор. От такого удара полено легко расколется на две части. Важно помнить, что при достаточно сильном ударе обе половины полена нередко с силой взлетают в воздух. Поэтому, чтобы не получить травму, надо наносить удар не прямо перед собой, а немного сбоку, как говорят люди, «под руку». Тогда отлетевшие части полена не заденут рубящего.

Разведение костра под дождем

Научиться разводить костер — дело не такое уж хитрое. Значительно сложнее разводить его в дождь. Тут есть много тонкостей, без знания которых можно промучиться весь вечер, извести не одну коробку спичек, и костер все-таки не разжечь. Вот об этих-то тонкостях и пойдет речь.

Начнем с самого простого — со спичек. Чтобы развести костер под дождем, надо иметь сухие спички. Казалось бы, это истина сама собой разумеющаяся. И все-таки как часто оказывается, что на группу была взята одна единственная коробка спичек, что нес ее костровой в наружном кармане куртки, что под дождем спички намокли и не зажигаются.

Чтобы не оказаться в подобном положении, следует завести правило — в группе обязательно должны быть спички в непромокаемой упаковке. Это помимо тех расхожих спичек, которые лежат в кармане у кострового или у дежурных. Существует много способов герметизации спичек. Но прежде всего надо решить, какую проводить герметизацию — полную или неполную.

Для неполной герметизации коробку спичек кладут в полиэтиленовый пакет и несколько раз оборачивают его вокруг коробки. Для полной герметизации в том же самом полиэтиленовом пакете заваривают горловину с помощью утюга или паяльника. Неполная герметизация вполне достаточна для защиты спичек от дождя. Но если спички каким-то образом попадут в воду, она не поможет. Полная герметизация гарантирует сохранность спичек во всех случаях, но она остается полной, естественно, только до первого случая применения спичек: чтобы воспользоваться заваренными в полиэтиленовый пакет спичками, нужно его разорвать. Таким образом, полная герметизация надежнее, а неполная — удобнее в обращении.

В каждом случае, готовясь к походу, нужно решить, насколько тщательно следует герметизировать спички. Если, например, предстоит воскресный маршрут в жаркую летнюю пору, достаточно на группу одной коробки спичек в неполной герметизации. Это будет аварийный запас, а расхожие спички можно вообще не герметизировать. Вероятность дождя в такой день мала, а если он и пойдет, то это скорее всего будет короткий ливень, который можно переждать. Вероятнее всего, в этом случае придется разводить костер не под дождем, а просто в мокром после прошедшего дождя лесу. Другое дело, если предстоит отправиться на байдарках в недельный поиск. Тут всегда надо быть готовым к тому, что вещи могут намокнуть. В этом случае следует две-три коробки спичек загерметизировать полностью. Это будет аварийный запас, а все расхожие спички герметизируются не полностью.

Короче говоря, насколько тщательно надо герметизировать спички, предстоит решать в каждом отдельном случае. Весной и осенью этому надо уделить больше внимания, чем летом; в водном поисковом предприятии — больше, чем в пешем; в длительном — больше, чем в коротком. Но, по крайней мере, одна коробка спичек должна быть защищена от попадания влаги.

У опытных охотников, рыбаков и походников, путешествующих в сложных отдаленных районах, выработался обычай каждому участнику похода иметь свою коробку полностью загерметизированных спичек (помимо группового аварийного запаса и расхожих спичек). И держат они эти спички не где-нибудь в рюкзаке, а всегда при себе. Если поисковик идет в штормовке, они лежат в нагрудном кармане; снимая штормовку, он тут же перекладывает спички, в брюки или в карман рубашки.

Кроме указанного, существует множество других способов герметизации спичек. Можно положить несколько спичек вместе с боковой стенкой от спичечной коробки в пустую охотничью гильзу, которую потом залить парафином. Можно убрать коробку спичек, завернутую в бумагу, в металлическую коробку, а затем стык крышки с корпусом залить сургучом. Вместо сургуча можно использовать изоляционную ленту или лейкопластырь. Это проще, но менее надежно. Все это — полная герметизация. Неполная же будет в том случае, если, используя те же способы, не заделывать упаковку наглухо. Используя гильзу, например, можно надеть на нее сверху детскую соску, а металлическую коробку просто плотно закрыть, не прибегая к изоляционной ленте или сургучу.

Хорошие результаты дает сочетание нескольких способов. Например, уложив спички в металлическую коробку, ее помещают потом в полиэтиленовый пакет. Или, наоборот, непромокаемый пакет со спичками укладывают в металлическую коробку. Герметизация в этом случае приближается к полной. Только длительное пребывание в воде может, привести упакованные таким образом спички к негодности.

Вместо металлических коробок можно, конечно, использовать и другие. Но пластмассовые иногда трескаются и ломаются, деревянные обычно не закрываются достаточно плотно, картонные легко намокают. Выше было сказано, что спички перед упаковкой следует заворачивать в бумагу. Это желательно делать потому, что иначе они иногда отсыревают изнутри. Кроме того, бумага предохраняет от порчи полиэтиленовый или резиновый мешочек, в который кладут коробку спичек.

Иногда в табачных киосках продаются металлические футляры для спичечных коробок. Они очень удобны в поиске. Во время дождя часто случается, что спички намокают не от падающих сверху капель, а от мокрых рук кострового. Костер разгорается далеко не с первой попытки, приходится снова и снова браться за спички, а высушить руки невозможно. В результате боковые поверхности коробки, о которые зажигают спички, становятся влажными. Металлический футляр позволяет держать коробку в руках, не касаясь ее боковых поверхностей. Кроме того, он защищает спичечную коробку от механических повреждений.

При изготовлении непромокаемого мешка для спичек не следует сшивать его края, лучше их склеивать или сваривать. Ниточный шов не обладает достаточной герметичностью. Завязывая горловину такого мешка, надо обязательно перекрутить ее несколько раз вокруг своей оси, чтобы получился длинный жгут, затем завязать его так, чтобы он не мог раскрутиться, перегнуть пополам и в этом положении окончательно завязать. При такой упаковке вода внутрь мешка практически не просачивается. Подбирая непромокаемый мешок для упаковки спичек, следует помнить, что по своим размерам он должен быть значительно больше спичечной коробки, иначе вряд ли удастся надежно завязать горловину.

Все, до сих пор сказанное о хранении спичек, предполагает, что об этом вы позаботились еще дома, до выхода на «природу». А если все-таки этого не было сделано? Скажем, не успели или забыли (у настоящих путешественников такой случай невероятен, но с новичками это случается, несмотря на напоминания и предупреждения). Тогда о сохранении спичек нужно как-то позаботиться в походе. Для этого нужно поинтересоваться, у кого из ваших сотоварищей есть какая-нибудь коробка, в которой, например, хранится аптечка или предметы для мелкого ремонта. Возможно, что туда удастся уложить и коробку спичек. (Можно освободить в коробке место, вынув что-то и положив в карман куртки, запасных брюк, в карман рюкзака и т. д.) Может быть, у кого-то из участников похода найдется полиэтиленовый мешок, куда он сложил либо туалетные принадлежности, либо носовые платки, либо ещё что-то. Если эти вещи еще не были в употреблении и не отсырели, туда смело можно уложить и коробку спичек. В конце концов, можно завернуть спички в носовой платок, косынку, майку или что-нибудь подобное, положить в кружку и упрятать подальше в глубь рюкзака. Кружка при этом должна быть туго набита, чтобы спичечная коробка не вывалилась, и ее не пришлось бы искать потом по всему рюкзаку. Можно на месте придумать много других способов. Важно только, чтобы спички не соседствовали с сырыми вещами, хранились в глубине рюкзака и чтобы владелец рюкзака мог их быстро найти. На последнее обстоятельство следует обратить особое внимание. У неопытных людей, так называемых «детей асфальта», нередко бывает так, что спички засовываются в уже завязанный рюкзак куда попало, и, когда эти спички понадобятся, придется под дождем перетряхивать весь рюкзак.

Итак, иметь сухие спички — необходимое условие для разведения костра в дождь. Но этого еще недостаточно. Если дождь идет длительное время (осенью случается, что с короткими перерывами он может продолжаться два-три дня подряд), в лесу пропитывается влагой все — трава, хвоя, ветви деревьев. В такую погоду самые сухие ветки будут слегка влажными снаружи. Даже паутинка в этих условиях не загорается. За время горения растопки паутинка успевает лишь чуть-чуть подсохнуть снаружи. Можно много раз повторять эту операцию, пока, наконец, паутинка подсохнет настолько, что загорится. Но затем то же самое может повториться с более крупными ветками, которые будут положены в костер: паутинка прогорит, а эти ветки успеют только подсохнуть да слегка закоптиться. Так промучаешься целый вечер, но огня не разведешь.

Чтобы не оказаться в подобном положении, следует взять с собой из дома искусственную растопку, не боящуюся влаги, — таблетки сухого спирта, куски целлулоида или плексигласа, огарок свечи. Трудно сказать, что лучше: разные путешественники отдают предпочтение тому или другому. Пожалуй, предпочтительнее иметь свечку. Сухой спирт не всегда есть в продаже, а целлулоид и плексиглас легко загораются и горят очень интенсивно, но и прогорают довольно быстро. Свечкой же несколько неудобно пользоваться, если хочется, чтобы она сохранилась и ее можно было использовать в дальнейшем. Поэтому для разведения огня с помощью свечи от ее конца отрезают кусок сантиметра полтора высотой (иногда прямо из дома берут не всю свечку, а только маленький кусок от нее), ставят этот огарок на землю, зажигают его, а потом начинают сверху класть паутинку или тонкую лучинку, так чтобы она касалась верхней половины язычка огня, но не фитиля (иначе свечка может легко погаснуть). Для этого паутинку обычно укладывают «шалашиком» либо кладут ее на ветку покрупнее, на манер таежного костра второго типа, но только в несколько слоев. Свечка горит долго, пламя держится все время в одном месте, паутинка или лучинка постепенно подсыхают и начинают разгораться. Свеча в этом случае играет ту же роль, что груда углей по отношению к поленьям при разведении большого костра. Разумеется, при этом нельзя рассчитывать в какой-либо момент извлечь огарок из огня, чтобы воспользоваться им еще раз. Он сгорит в пламени костра.

Такой способ разведения огня хорош, но трудно настаивать на том, что он лучший. В. К. Арсеньев, широко известный по книгам «Дерсу Узала» и «В дебрях Уссурийского края», предпочитал целлулоид, а ведь он, конечно, мог бы воспользоваться и свечой.

Нельзя в качестве искусственной растопки применять взрывчатые и горючие вещества. Взрывчатые вещества, в частности порох, прежде всего опасны, а кроме того, неэффективны. Если даже удастся найти какой-то способ их применения, приводящий к горению, а не взрыву, прогорает такая растопка настолько быстро, что дрова не успевают заняться. Горючие вещества — спирт, бензин, керосин — попросту неэффективны. Облитые ими ветки загораются моментально, но гаснут тут же, как только бензин или спирт прогорят. А происходит это чрезвычайно быстро, так что ветки не успевают даже чуть-чуть подсохнуть.

Надо иметь в виду, что если даже тонкие веточки, паутинка могут оказаться влажными с поверхности, то тем более это относится к более толстым веткам. Чтобы они быстрее загорелись, можно воспользоваться старым таежным способом. Для этого надо взять острый нож и настрогать на этих палочках стружку, не отделяя ее, однако, окончательно от палки. Пусть с одного конца на ней образуется кудрявый венчик (рис. 29). Загораются такие разжигательные палочки очень быстро. Если стружка получилась достаточно мелкая и густая, их можно даже поджигать прямо от растопки, вместе с паутинкой и лучиной. Надо приготовить несколько таких палочек, а на остальных сучьях и ветках второй и третьей партии топлива тоже сделать надрезы. Пусть они не будут такими глубокими, но они должны располагаться по всей длине и с разных сторон. Кстати, иногда бывает полезно зачищать таким образом даже лучину.


Рис. 29. Разжигательные палочки.

Когда костер разгорится достаточно для того, чтобы начать подкладывать более крупные дрова — толщиной в руку и более, нужно сделать и на них по всей длине подобные же засечки, только, конечно, теперь уже топором. А еще лучше — расколоть каждое полено вдоль.

Внутренние слои древесины остаются не затронутыми влагой, каким бы сильным дождь ни был, и загораются достаточно легко.

Конструкция костра тоже в известной степени определяет успех дела. В сильный дождь некоторые из конструкций (например, «колодец») быстро заливает и вам остается лишь наблюдать печальную картину борьбы огня с водой. Надо постараться расположить дрова так, чтобы они сами себе служили крышей, защищающей от дождя. Из описанных выше конструкций лучше всего этому соответствует «таежный костер» второго типа, «три бревна», «шалашик», «таежный костер» третьего типа. «Таежный костер» второго типа будет особенно хорош, если его сложить из поленьев, наколотых по длине, и уложить их вплотную или почти вплотную друг к другу. Поленья должны быть обращены к дождю корьем и имеют наклон, подобно крыше дома. Вода скатывается по ним вниз, и только очень небольшая часть ее достигает огня. Костер «три бревна», как говорилось ранее, складывается на случай ночлега у огня, и для него нужны толстые бревна. Но в случае дождя можно использовать эту конструкцию, взяв сравнительно небольшие поленья. Огонь здесь защищен от дождя двумя бревнами с боков, а третье бревно закрывает огонь сверху. «Таежный костер» третьего типа и «шалашик» обычно оставляют часть углей неприкрытыми от дождя, в особенности от косого. Только при большом количестве дров, одновременно укладываемых в костер, удается хорошо прикрыть огонь, чтобы его не доставал дождь. В «шалашике» эти дополнительные дрова располагаются вторым слоем, снаружи от основного, закрывая имеющиеся между его поленьями «окна», а в «таежном» — по бокам. Помимо того что эти дрова защищают огонь от дождя, они сами понемногу подсыхают. По мере того как дрова в центральной части костра прогорают, поленья, лежащие снаружи, начинают тлеть и обугливаться, а затем поступают на их место. Такая система сама по себе довольно удобна, но требует повышенного расхода дров.

Как видим, работа с костром во время дождя имеет свою специфику на всех этапах, начиная с подготовки к разведению огня и заканчивая его поддержанием. В заключение необходимо сказать следующее. Не нужно торопиться при разведении костра под дождем. Это отнюдь не минутное дело. Нельзя пытаться ускорить работу за счет отказа от тщательности подготовки. Поиски более сухой паутинки, заготовка большего, чем обычно, количества лучины, застругивание разжигательных палочек — все это в конечном итоге сэкономит время. Если надо развести огонь побыстрее, то пусть лучше кто-нибудь поможет костровому подготовить все, что нужно для разжигания костра, но упрощать подготовку нельзя. На повторные попытки развести угасающий костер уйдет намного больше времени, чем на самую тщательную подготовку. Кстати, замечено, что многократное угасание костра удручающе действует на новичков. Черный шумящий под дождем лес кажется холодным и враждебным, появляется желание кое-как натянуть палатки и побыстрее укрыться в них, не поев и не просушившись. В плохом настроении люди забиваются в палатки и дрожат всю ночь, согреваясь лишь теплом собственных тел. Напротив, костер, который разгорелся с первой-второй попытки, несмотря на дождь, дает свет и тепло, действует на всех ободряюще. Бивачные работы идут дружно и весело, все успевают просушить намокшие вещи, поужинать, у всех хорошее настроение.

Костровое хозяйство

Под костровым хозяйством подразумевают все то оборудование, которое используется с целью подвешивания над огнем посуды для варки пищи и для просушки вещей.

Наиболее распространенный и, пожалуй, универсальный тип очага — это две рогульки с лежащей на них перекладиной. Их вырубают из бросовых и быстрорастущих деревьев — осины, ольхи. Вопреки распространенному мнению, можно изготовить рогульки и перекладину также из сухого дерева. Только в этом случае их надо делать потолще и вбивать подальше друг от друга так, чтобы огонь их не касался. Конечно, при мощном костре, какой, например, охотники разводят при ночевке на снегу без палатки, сухие рогульки и перекладины не годятся. Но ведь костры подобного типа поисковики почти не используют. Не годятся они и для нелепых «костров до небес», любимых новичками. Но такие костры и не надо разводить.

Выбирая рогульки для очага, не следует брать те, которые имеют равномерное разветвление вершинки: загоняя такую рогульку в землю, придется бить в середину разветвления и, скорее всего, она попросту расколется. Лучше выбрать рогульку с отходящим в сторону сучком. Забить такую рогульку не представляет никакого труда.

Очень часто новички, заготовляя рогульки, срубают начисто все сучки, кроме одного верхнего. Напрасно. Имеет смысл оставить еще один-два сучка ниже основной развилки, обрубив их так, чтобы на каждый из них тоже можно было положить перекладину. Это удобно для того, чтобы регулировать высоту подвески посуды над огнем. В этом случае рогульку можно сделать выше обычной, — рассчитав ее так, чтобы перекладина лежала не на самом верхнем, а на среднем сучке. Тогда у дежурных всегда будет возможность по желанию поднять или, наоборот, опустить перекладину. Например, когда приготовление пищи подходит к концу, обычно надо уменьшить жар, и это легко сделать, подняв перекладину на верхнюю развилину. Конечно, этого можно добиться и другими способами — сдвигая посуду в сторону или регулируя пламя костра, но изменить высоту перекладины проще всего. С другой стороны, бывает иногда нужно и опустить перекладину, например, когда ветер начинает временами задувать костер и относить пламя в сторону или когда дров маловато и дежурные предпочитают довести пищу до готовности на углях. Обычно почему-то считают, что перекладина над костром всегда должна лежать строго горизонтально. Найти же такие две рогульки, чтобы все их развилки точно соответствовали одна другой, конечно, трудно. Но к этому и не надо стремиться. Ничего страшного не произойдет, если какое-то время перекладина будет лежать немного наклонно; важно только, чтобы посуда не съезжала при этом в одну сторону. Разумеется, те две развилки, которые будут основными, надо расположить на одном уровне. За этим надо следить, когда рогульки забивают в землю.

Бывает, что надо повесить над костром только одну посудину, например, когда просто хотят вскипятить чай на привале. Тогда можно обойтись одной рогулькой вместо двух. При этом шест, на который вешается посуда, одним концом закрепляется на земле. Это можно сделать разными способами. Можно, заострив конец, с силой воткнуть шест наклонно в землю и потом немного пригнуть, чтобы он лег на рогульку. Можно закрепить его конец под лежащим бревном, корнями пня, каким-нибудь камнем. Конечно, далеко не всегда подходящее бревно, пень или камень найдутся на месте бивака. Но обычно дежурный, если он знает, что можно, приготовляя пищу, обойтись одной посудиной, приглядывает место для бивака так, чтобы нечто подобное там было. Если же ничего подходящего нет, то можно закрепить конец шеста в земле, вырубив маленькую рогульку и вбив ее развилкой вниз. Обычно для этого можно использовать обрубленные ветви и сучья, оставшиеся после изготовления главной рогульки. Вряд ли следует использовать для этой цели рюкзак. Он слишком мал, чтобы надежно удерживать шест с кастрюлей воды на конце, а главное — даже на коротком биваке почти всегда бывает необходимо несколько раз залезть в рюкзак. Отсюда вероятность опрокинуть весь очаг или вылить часть воды в костер. И уж совсем недопустимо использовать рюкзак вместо основной рогульки. После этого, скорее всего, придется навсегда проститься с этим рюкзаком.

Иногда приходится оборудовать стоянку на каменистой почве, в которую не удается надежно забить рогульки или колья. Если при этом есть под руками крупные камни, то можно соорудить очаг из них, уложив два камня примерно одинаковой величины на некотором расстоянии друг от друга так, чтобы они служили опорой для посудины. Найти такие камни обычно бывает нетрудно, но только для одной посудины. Подобрать два камня так, чтобы на них можно было установить два или три ведра, кастрюли или котелка, бывает очень сложно. В этом случае можно устроить очаг на двух связанных треногах, положив на них сверху перекладину. Веревка для этого почти всегда найдется в любой группе. В крайнем случае можно вынуть ее из горловин у двух рюкзаков. Если тренога стоит неустойчиво, то основания у жердей можно укрепить, подложив туда крупные камни.

Не рекомендуется использовать для очага отдельную треногу, разводя под ней огонь. Прежде всего, веревка, связывающая треногу, оказывается над огнем и может в конце концов перегореть. Можно, конечно, вместо веревки использовать проволоку, но она, как правило, может оказаться в группе лишь случайно. Неудобно и подвешивать посуду к такому очагу. Сколько-нибудь большой огонь развести нельзя — загораются основания жердей, образующих треногу. И, наконец, главное — больше одной посудины повесить над огнем в этом случае невозможно.

Все, что до сих пор было сказано о костровом хозяйстве, подразумевало использование подручных средств. Но в последние годы среди охотников, рыболовов и походников все большее распространение приобретают различные самодельные приспособления, которые нетрудно изготовить в любой слесарной мастерской (рис. 30). И это хорошо со всех точек зрения. Прежде всего, меньше приходится рубить деревьев. Правда, ольха и осина пока что считаются породами, не имеющими ценности, и вырубать колы и рогульки из них не возбраняется. Но уничтожение лесов, особенно вокруг больших городов, сейчас приобретает угрожающие размеры, и вполне вероятно, что через 10–15 лет нам придется беречь ольху и осину так, как мы сейчас бережем березу.

Самодельные костровые приспособления хороши и с более утилитарной точки зрения: они экономят время при разбивке бивака.

Что же представляют собой эти приспособления? Самое простое из них — металлические рогули, рассчитанные на ввинчивание или забивание в деревянный кол. А найти подходящий кол в лесу гораздо проще, чем деревянную рогульку.

Очень удобным приспособлением оказались металлические крючки для подвешивания посуды. Если надо снять котелок или кастрюлю с огня, можно легко сделать это, не снимая перекладины с висящей на ней остальной посудой. С помощью крючков легко менять высоту подвешивания посуды над огнем. Если нужно ее опустить, дежурный просто цепляет лишний крючок, а при необходимости поднять — убирает его.


Рис. 30. Самодельные приспособления для приготовления пищи на костре.

Многие кладоискатели пользуются в походе таганками различных типов, но среди них нет конструкций, получивших всеобщее признание. Некоторые из таких таганков показаны на рисунке 30. Зато все большую популярность начинает завоевывать металлический трос для подвешивания посуды, который приспособлен для натягивания между деревьями (рис. 31). Он, действительно, очень удобен тем, что избавляет от необходимости что-либо искать и вырубать. Вынул его из рюкзака, закрепил на деревьях — и можно подвешивать на крюках посуду. Этот трос должен быть достаточно длинным (6–8 м), чтобы его можно было растянуть между далеко стоящими друг от друга деревьями. Разводить костер между близко растущими деревьями, как уже было сказано, не следует.


Рис. 31. Приспособление для подвешивания котелка между деревьями.

Можно использовать и укороченный трос (длиной 2–3 м). Тогда к петлям на его концах надо привязать веревки и уже их прикреплять к деревьям. Правда, к использованию троса, как, впрочем, почти любого снаряжения, надо привыкнуть. В особенности это касается двух моментов. Когда на трос вешают посуду, он под ее тяжестью прогибается и посуда оказывается несколько ниже, чем предполагалось. Поэтому в первые два-три раза использования троса в походе, его приходится по несколько раз перетягивать, регулируя высоту подвески посуды над огнем. Но умение на глаз выбрать нужную высоту троса приходит очень быстро. Во всяком случае, не дольше, чем умение подбирать рогульки подходящей высоты и толщины.

Второй момент, требующий привычки к тросу, заключается в следующем. Очаг, сделанный из подручных средств, как было описано ранее, по своим размерам лишь немного превосходит костер. Во всяком случае, весь он находится в поле зрения одновременно с костром. Трос же натянут на большую длину, и поэтому видна только средняя часть троса с висящей посудой. Остальная его часть заметна хуже, а ночью и вообще не видна. Поэтому во время суеты у костра люди сначала довольно часто натыкаются на натянутый трос, особенно те из них, кто много раз имел дело с очагом из двух рогулек и привык спокойно ходить вокруг костра. Чтобы быстрее привыкнуть к натянутому тросу, можно повесить на нем в стороне от костра какие-нибудь светлые предметы — носовой платок, косынку, кусок газеты и т. п. Если ничего подходящего нет под руками, можно использовать для этих целей несколько веток.

Кроме того, натянутый трос надо учитывать и при планировке лагеря. Скажем, обычный очаг из двух рогулек можно с одинаковым успехом расположить в центре или на краю лагеря. Некоторые предпочитают делать его даже посередине, чтобы костер был своеобразным центром бивака. Иначе обстоит дело с тросом. Трос, натянутый посередине лагеря, разрежет его на две части и будет все время мешать. Поэтому лучше натянуть его на краю лагеря, чтобы и палатки, и вещи, и люди находились по одну сторону от троса. Место по другую сторону от троса можно отвести для работы кострового и сложить там дрова, а можно и вообще не использовать.

Меры предосторожности

Хотя костер и считается первым другом человека, оказавшегося в лесу, однако, общаясь с этим другом, надо принимать некоторые меры предосторожности. К сожалению, люди это не всегда понимают. В первых походах, пока костер еще в диковинку, с ним обращаются осторожно. Потом к нему привыкают, и меры предосторожности начинают казаться чем-то ненужным: «Ничего не случится. Что я первый раз развожу костер, что ли?» Совершенно неправильное рассуждение.

Костер хранит потенциальную опасность, которая может не напоминать о себе настолько долго, что о ней забывают. Так вот, опытный полевик-поисковик отличается от новичка не тем, что он этой опасностью пренебрегает, а как раз наоборот — тем, что о ней помнит, а значит, и соблюдает меры предосторожности.

В чем же они заключаются? Самое первое, что должен запомнить каждый: покидая место бивака, следует обязательно залить костер. Не надо думать, что если дрова уже прогорели, если в кострище остались только тлеющие головешки да угли, то заливать его не обязательно. Эти головешки могут разгореться спустя много времени после ухода группы. Чтобы убедиться в этом, можно посоветовать как-нибудь проделать такой, эксперимент. Пусть дежурные попытаются утром развести костер, не пользуясь спичками, а, раздувая угольки, которые сохранились в золе костра со вчерашнего вечера. Если только ночью не шел дождь, это удастся сделать довольно быстро. Времени, потребуется не намного больше, чем на разжигание костра спичками. Конечно, далеко не всякий костер, оставленный незалитым, разгорится после ухода группы и не всякий разгоревшийся приведет к лесному пожару. И все-таки не будем забывать, что главной причиной страшных лесных пожаров были и остаются плохо загашенные костры. Поэтому надо взять за правило перед уходом заливать кострище. Ведь бивак почти всегда устраивается в месте, где есть вода. Правда, иногда за водой надо спуститься в лощину или терпеливо набирать ведро, черпая кружкой из маленького родника. Для того чтобы сварить обед, любой готов это сделать. А вот когда заходит речь о том, что надо залить костер, вдруг слышится: «Да ну, еще ходить… Итак ничего не сделается». Да, может быть, в этот раз ничего не сделается, и во второй раз тоже, и в десятый, и в сотый. Но когда-нибудь сделается, причем, может сделаться такое, что заставит горько пожалеть о том, чего вернуть нельзя.

Конечно, для всякого правила есть пределы целесообразного применения. Скажем, осенью, в слякотную погоду, во время дождя, вряд ли оставленный костер наделает бед. И все-таки, если есть хоть тень сомнения, надо принести воды и залить кострище, уходя с бивака.

Очень часто в справочниках и руководствах по туризму встречается требование окапывать костер канавкой, чтобы от него не загорелись трава, хвоя, листья, лежащие на земле. Такую рекомендацию следует считать весьма спорной. Прежде всего — чем окапывать? Окапывать топором — значит портить топор. Очень скоро он будет не пригоден для использования по основному назначению. Окапывать заостренными кольями или чем-нибудь подобным? Малоэффективно. Так можно процарапать много борозд на почве, а по-настоящему окопать костер не удастся. Не случайно в практике окапывание костра не прижилось, хотя настоятельные советы делать это кочуют из одного справочника в другой.

Конечно, лучше окопать костер, если оказалась под рукой лопата. Скажем, ее взяли с собой для выполнения каких-нибудь краеведческих заданий или группа остановилась на обед возле дома лесника. Но нести лопату с собой специально ради окапывания костра обременительно. Кстати сказать, окапывание не очень эффективно. Сухие листья и хвою, которые могут загореться, можно просто отгрести в сторону, траву — или вырвать, или, если нет ветра, дать ей прогореть по периметру кострища, а потом быстро затоптать. Ну, а от летящих искр или угольков, которыми иногда «стреляет» костер, окапывание не спасает. Одним словом, практика показывает, что без окапывания вполне можно обойтись, если соблюдать все другие меры предосторожности.

Никогда не следует разводить огонь непосредственно под деревьями. На деревьях, особенно хвойных, есть чему загореться. Да и корни деревьев легко повредить. Обычно походники избегают располагать костер вблизи деревьев, но, например, в дождь это искушение бывает достаточно велико.

Съедобные растения

Многие растения можно использовать в пищу. Такое полезное дополнение к столу может осуществляться, за некоторым расхождением в сроках, связанных с широтным положением местности и климатическими условиями, с мая по октябрь. Основная опасное, связанная с использованием в пищу дикорастущих растений, связана с плохим знанием этих растений, поэтому, чтобы полностью избежать риска случайного пищевого отравления, нужно использовать в пищу только хорошо известные сборщикам виды, а для расширения списка таковых — познакомиться с ботаническим описанием неизвестных вам растений или проконсультироваться со специалистом.

Время сбора листьев, черешков, стеблей и побегов для употребления в пищу регламентируется кулинарными и тактическими соображениями: зеленые части растений хороши, пока они не огрубели, но чаще всего их удается собирать тогда, когда можно выкроить немного свободного времени.

Клубни, корни, луковицы наиболее питательны ранней весной, до начала вегетации, и осенью, в период отмирания зеленой части растений.

Хвою и листья вечнозеленых растений, заболонь деревьев, слоевища морских водорослей и лишайников можно заготавливать круглый год.

Вот несколько видов, которые я не могу не порекомендовать вам, так как они рекомендуются во всех практических пособиях по выживанию в экстремальных ситуациях и действительно стоят того, чтобы потратить время на их сбор.

Папоротник-орляк очень широко распространен по всей лесной зоне умеренных широт и часто встречается в виде сплошных зарослей. В мае-июне, когда побеги папоротника только появляются, их можно заготовить много и достаточно быстро. Заготавливаются стебли пока они легко ломаются, не оставляя на месте излома тянущихся жестких волокон. Орляк легко можно отличить от прочих папоротников: его сочные на вид побеги растут поодиночке, не имеют грубых чешуек на стебле покрытом тонким серебристым пушком.

Орляк, в отличие от других видов папоротника, произрастает на сухих песчаных почвах, место сбора молодых побегов можно обнаружить по прошлогодним высохшим листьям. Собранный папоротник можно употреблять в пищу, отварив пять минут в солоноватой воде, а затем поджарив на масле.

Достойную замену огородным овощам, в качестве суповых заправок, могут составить: лебеда, марь, крапива, борщевик и сныть, которые легко можно собрать и заквасить впрок.

Кишечницы. Во всех морях, а также в полусоленой и пресной воде, встречаются представители зеленых водорослей — виды кишечницы, растущие массивами, плавающими на поверхности воды. Слоевища у них — в виде узких трубочек или широких и узких лент. Они пригодны для приготовления супов, салатов и соусов.

Морской салат, растущий в прибрежной зоне, с тонкими, иногда очень длинными слоевищами со складчатым краем, которые легко отрываются и плавают в виде зеленых лоскутков, является хорошим салатом.

Кодиум — с бархатистыми, толстыми, цилиндрическими ветвистыми, слегка слизистыми слоевищами; различные его виды, распространенные в наших южных морях и в Японском море, пригодны для салатов.

Морская капуста. Сахарная морская капуста, широко распространенная в северных морях, имеет плоское, мясистое, листообразное с зубчатым краем, темно-зеленое, очень длинное слоевище. В сухом виде эта водоросль покрывается налетом сахара. Ее измельчают и варят с рыбой или мясом, употребляют также на супы, салаты и разные приправы, делают из нее даже муку для лапши и печенья. Морская капуста пальчатая имеет слоевище пальчато-надрезанное и используется так же, как предыдущая. Морская капуста японская, распространенная в восточных морях и имеющая плотное, кожистое, листообразное слоевище, слабо слизистое, длиной до 5 м и шириной 32–36 см, отличается хорошим вкусом. Ее режут на мелкие кусочки, варят в сиропе или поджаривают с солью.

Родимения. В свежем виде годится на салаты; в вареном — на винегреты, супы и похлебку с молоком и маслом. В пищу также идут широкие клиновидные, вильчато-разветвленные, буро-пурпуровые слоевища и другой красной водоросли — родимении дланевидной, растущей в изобилии в наших северных морях.

Лишайники имеют лишь слоевище без стебля и листьев. Различают лишайники накипные — в виде корочки или накипи на камнях и коре деревьев, листовые — в виде листиков и кустистые — в виде разветвленных цилиндриков. В России произрастает около 2–3 тысяч лишайников, но из них в пищу употребляются лишь немногие.

Исландский лишайник (исландский, или олений, мох) распространен по всей России, растет на почве в сосновых борах, на дюнах, в тундре, на торфяных болотах и имеет вид ветвистых кустарников с листообразными лопастями; слоевище кожистое, сверху буроватое, снизу — светлее, с ямчатоуглубленными пятнами. Содержит лишайниковый крахмал (лихенин) и горькое вещество — цетрариновую кислоту (цетрарин), которая и придает лишайнику горький вкус. При вымачивании в нескольких водах в течение двух суток и прибавлении к воде соды, щелока, поташа, едкого калия, сухого натра цетрарин легко растворяется, и поэтому в количестве до 50 % исландский мох можно прибавлять к муке для выпечки хлеба.

Бородатый лишайник, или вислянка, свисающий с ветвей деревьев во влажных лесах серовато-зелеными длинными космами, внутри которых тянется крепкий осевой стержень, также всем известен; он пригоден в пищу в виде лишайниковой муки, добавляемой к ржаной или пшеничной муке в количестве до 50 %. Из одной лишайниковой муки хлеб приготовить нельзя, так как в ней нет клейкости.

Я боюсь, что если я остановлюсь на перечислении видов съедобных растений, то, скорее всего, вынужден буду сделать эту книгу двухтомной. Поэтому я просто рекомендую вам обратить свое внимание на существование данной проблемы и на то, что для получения более полной и емкой информации вам нужно обратиться к более специализированным изданиям.

Полевой лечебник

Вам, наверняка, придется столкнуться с неприятными обстоятельствами, связанными с различными нарушениями нормальной работы организма, вызванными различными заболеваниями и травмами. Хорошо, если в группе путешественников есть опытный медик; в противном случае оказание медицинской помощи проводится исходя исключительно из личного опыта, что не всегда приводит к положительному результату. И что же делать? Бросать все и бежать за помощью в места цивилизации? Какой может быть совет? Я затрудняюсь вам помочь чем-то конкретно, так как моя ошибка может вам стоить здоровья. Но вот что рекомендуют в большинстве пособий по туризму и системам выживания в экстремальных ситуациях.

Общие советы:

а) за медицинскую помощь в группе отвечает один человек, которому никто не перечит во время оказания первой помощи. Этот же человек отвечает за экспедиционную аптеку, за комплектацию индивидуальных аптечек и за навыки по оказанию экстренной помощи у всех членов экспедиции;

б) спиртосодержащие и сильнодействующие лекарства из экспедиционной аптеки находятся только в ведении санинструктора. На протяжении всего серьезного похода должен строго соблюдаться «сухой закон»: большинство травм и обострений хронических заболеваний происходит во время алкогольного опьянения или же после оного;

в) все профилактические распоряжения санинструктора доводятся до сведения членов группы в присутствии руководителя экспедиции или с его ведома;

г) во избежание осложнений юридического характера, санинструктор оказывает помощь только в рамках бытовой медицинской помощи и только в тех случаях, когда абсолютно уверен в безвредности проводимого лечения. В сложных случаях изыскиваются способы доставки больного к врачу;

д) следует учитывать, что одни и те же лекарства могут по-разному действовать на разных людей, не следует забывать спрашивать больного о возможной индивидуальной непереносимости тех или иных препаратов;

е) желательно, чтобы санинструктор прошел предварительную медицинскую подготовку под руководством опытного медика.

Алфавитный перечень болезней и повреждений

Приводимые ниже заболевания и травмы являются наиболее характерными для полевых условий. Не приводятся хронические заболевания членов поисковой группы, так как создание широкого медицинского справочника не есть задача данной книги. Если вы волей судеб стали счастливым обладателем какого-нибудь уникального заболевания, то вам самому более других известно, как справиться со своим недугом и советы вам не помогут. А если вы узнали о своей «одаренности» уже в поле, лесу или во время сплава по реке, то совет вам один и очень простой: молитесь и уповайте на Бога.


Ангина.

Признаки: озноб, повышение температуры тела, боли в горле, при глотании ощущение кома в горле, боли в суставах. Небные миндалины (гланды) отечны и увеличены. Покраснение при ангине обычно ограничено миндалинами и прилегающими к ним небными дужками; иногда на них видны гнойные налеты в виде точек, полос или отдельных пятен, что говорит о тяжести заболевания.

Лечение: обильное витаминизированное питье, теплые полоскания слабым солевым или содовым растворами, полоскание антисептическими растворами. В случае очень высокой температуры — жаропонижающие препараты, сочетающиеся с таблеткой димедрола. При высокой температуре тела лекарства могут спровоцировать рвоту, поэтому их следует запивать небольшим количеством воды.

В качестве жаропонижающих средств — аспирин, пана-дол. В тяжелых случаях назначаются антибиотики, курсом не менее 5 дней: ампициллин по 0,5 г — 4 раза в день, или ампиокс по 0,5 г — 4 раза в день, или циплакс 0,25 г — 2 раза в день, или эритромицин по 0,2 г — 4 раза в день.

Из народных средств, используемых для лечения ангины, можно применить:

♦ жевание еловой или лиственничной смолы;

♦ свежий сок лука репчатого употребляют по чайной ложке 3–4 раза в день;

♦ для полоскания горла применяется густой отвар плодов черники. Для приготовления отвара необходимо 100 г сухих плодов залить 0,5 л воды и кипятить, пока количество воды не уменьшится до 0,3 л;

♦ при воспалении миндалин, слизистой оболочки рта и десен настой листьев шалфея лекарственного используют в виде полоскания. Для приготовления настоя 4 чайные ложки измельченных листьев заварить двумя стаканами кипятка, настоять 30 минут, процедить;

♦ полоскать горло слизистым настоем, приготовленным из корней алтея лекарственного: 1 часть корня на 20 частей холодной кипяченой воды;

♦ используется настойка 30 г травы зверобоя обыкновенного на 100 мл спирта или стакан водки. Принимать по 50 капель три раза в день после еды и 40 капель разводят в половине стакана воды для полоскания горла;

— натереть стакан свеклы столовой, влить столовую ложку уксуса, дать настояться. Сок с уксусом отжать, прополоскать им рот, горло и немного проглотить — 1–2 столовые ложки.

Этим простым средством некоторые вылечивают даже хроническую ангину (тонзиллит);

♦ полоскание, приготовленное из равных частей чистотела и ромашки аптечной, быстро излечивает флегмонозную ангину и полипы в носу;

♦ настой из 20 г (полная столовая ложка) календулы лекарственной на стакан кипятка используют для полоскания горла;

♦ горло прополаскивают настоем ромашки аптечной. Еще лучше готовить сбор из 3 частей ромашки и 2 частей цветов липы. 20 г сбора заваривают стаканом кипятка, настаивают 20 минут и используют для полоскания.


Аритмия сердца.

Проявляется в виде приступов учащенного сердцебиения (более сотни ударов в минуту), неправильного ритма сердцебиений и бывает вызвана заболеваниями сердца или нарушением водно-солевого баланса организма. Приступ аритмии может спровоцировать стенокардию и ряд других осложнений. Можно попытаться купировать приступ аритмии, попросив больного напрячь мышцы живота и «потужиться». Можно вызвать рвотный рефлекс: вложить 2 пальца в рот и надавливать на корень языка.

Дать больному двадцать капель корвалола или валокордина, дать таблетку нитроглицерина под язык; в течение 10 дней панангин — по 1 таблетке 3 раза в день, после еды.


Бессонница.

При сильном физическом или нервном переутомлении иногда возникает парадоксальная реакция: несмотря на сильную усталость, ночью человек не может заснуть. Если период напряженной работы уже позади, то можно принять какое-либо успокаивающее средство за час до сна, но увлекаться медикаментозным способом налаживания сна не следует. Можно за два часа да сна облиться холодной водой. Некоторым людям от бессонницы помогает вдыхание через нос паров валериановых капель. Можно попробовать в течение 5-10 минут помассировать мочки ушей большими и указательными пальцами рук. Для ускорения засыпания помогают настои корня валерианы, листьев душицы или чабреца.


Болевые приступы.

Боль как сигнал организма о неблагополучии помогает диагностировать основную причину болезненного явления, но, в то же время, боль может сама по себе провоцировать болезненное состояние, поэтому в большинстве случаев болевой синдром следует устранить.

Зубная боль чаще всего связана с наличием кариозных зубов, поэтому в полевых условиях нельзя устранить причину заболевания, а приходится довольствоваться устранением боли. Следует чаще полоскать полость рта теплым содовым раствором. Не нужно принимать большого количества анальгетиков, которые все-таки не так уж безвредны для организма. Лучше попробовать применить один из народных способов борьбы с зубной болью:

♦ полоскание полости рта водными настоями зверобоя, ромашки, шалфея или чабреца;

♦ на внутреннюю поверхность противоположного стороне больного зуба запястья наклеивается полоска перцового пластыря;

♦ остроту зубной боли снимают двадцать-тридцать приседаний;

♦ кусочек чеснока, завернутый в вату, неглубоко помещается в наружный слуховой проход на пятнадцать минут, а затем удаляется оттуда. Ухо — противоположное стороне больного зуба.

Боли в ушах. Чаще всего возникают в результате воспалительного процесса в наружном, внутреннем или среднем ухе и характеризуются повышением температуры, недомоганием, возникновением боли в ухе и некоторым снижением слуха.

При нажатии на ушную раковину и на козелок (костный бугор за ухом) боль усиливается. Если воспаление происходит в наружном слуховом проходе, то в него помещают марлевую турунду, смоченную 70 % этиловым спиртом (борным спиртом, спиртовой настойкой эвкалипта или календулы), на ухо накладывается согревающий водочный компресс. После вскрытия гнойника применяется промывание фурацилином в разведении 1:5000.

При более глубокой локализации воспалительного процесса требуется назначение антибиотиков, закапывание в нос 0,25 % левомицетиновых капель и нафтизина каждые 4–6 часов. Закапывание в ухо чистого подогретого спирта оказывает болеутоляющее и дезинфицирующее действие на 30–40 мин.

Боли головные. Вызываются различными болезненными состояниями, санитарный инструктор может оказать помощь только в нескольких частных случаях.

Головная боль при лихорадящих состояниях снимается простыми анальгетиками, т. к. в сложных составах часто присутствует кофеин, увеличивающий нагрузку на сердце.

Головные боли, вызванные сосудистой дистонией, не связаны с изменением артериального давления, поэтому лечатся, как и боли при мигрени. Провоцируют приступы переутомление, голод, эмоциональное перенапряжение. Приступу часто предшествует сонливость, общее недомогание, тяжесть в голове. Перед самым приступом больные иногда отмечают мелькание перед глазами, цветные круги или огненные точки. Болевой приступ часто сопровождается рвотой и длится от нескольких часов до 2–3 суток. Часто приступ проходит после глубокого ночного сна. Требуется обеспечить больному полный покой, горячие и холодные компрессы на голову, горчичники на шею. Боли иногда снимаются сложными анальгетиками — пенталгином или седалгином. Простые анальгетики (анальгин, аспирин) можно сочетать с успокаивающими препаратами (реланиум).

Из народных средств для лечения мигрени применяют различные эфирно-масличные растирания, наносимые на лоб и виски, прикладывание к голове листьев капусты или лопуха, вдыхание через нос аромата корней валерианы. Можно попытаться стянуть голову тугим платком или сделать мягкий массаж волосистой части головы.

Головные боли могут быть связаны и с изменением артериального давления (АД). Оно определяется при помощи тонометра, который желательно иметь санинструктору. В крайнем случае, можно попробовать использовать немедицинский способ измерения АД. Рука кладется ладонью вверх на стол, от локтевой ямки до кисти кладется линейка. Над линейкой, на нитке, подвешивается иголка острием вниз. Иголку на нитке начинают медленно перемещать от локтя в сторону кисти. Вести иголку нужно плавным движением, а острие иголки должно почти касаться линейки, лежащей на предплечье. На двух участках движения иголка начинает раскачиваться поперек линейки. Эти участки и есть верхняя и нижняя цифры АД. Несмотря на всю невероятность объяснения такого способа измерения АД, я неоднократно убеждался в точности показаний такого «прибора».

При головных болях, связанных с пониженным АД, больные отмечают тупую давящую боль различной локализации, иногда отмечается пульсирующая боль в висках. Больному следует выпить крепкий чай или кофе. Можно дать обезболивающие таблетки, содержащие в своем составе кофеин. При многодневном явлении пониженного АД у больного следует назначить растительные настойки, обладающие женьшенеподобным эффектом: настойка элеутерококка, настойка лимонника, настойка аралии и т. д. Принимать по 15–20 капель в раза в день до еды.

При повышении артериального давления головная боль обычно локализуется в затылочной области. Головная боль сопровождается давящими болями в области сердца или под левой лопаткой, неприятными ощущениями в руках и ногах.

При повышенном АД следует отстранить больного от физических работ — особенно тех, которые связаны с работой в наклонном состоянии. Нужно дать больному сосудорасширяющие средства: папаверин, дибазол, папазол или но-шпу по 1–2 таблетке. В тяжелых случаях, когда имеется значительное повышение АД (в полтора-два раза превышающие привычные цифры), следует дать больному мочегонные препараты (фуросемид или гипотиазид) — 1 таблетку, или дать одну таблетку аминазина. Сочетание аминазина и мочегонных средств возможно лишь в тяжелых случаях. После приема больным мочегонных средств в течение двух последующих дней ему следует назначить ас-паркам или панангин по 1 таблетке 3 раза в день после еды — для восполнения в организме запасов калия. Если во время приступа гипертонической болезни у больного наблюдается односторонняя потеря чувствительности тела, нарушение речи или появляется асимметрия лица, то следует немедленно дать больному таблетку эуфиллина и обеспечить строгий постельный режим, мочегонные средства, щадящую транспортировку в больницу.

ВНИМАНИЕ! Человеку, потерявшему сознание, никакие лекарства через рот давать нельзя!

Боли в области верхнего и среднего отделов позвоночника. Обычно возникают в результате раздражения периферических нервов, им предшествуют переохлаждение, физические перегрузки или неловкое резкое движение. Такие боли иногда путают с приступами стенокардии. Как правило, невралгию от стенокардии можно отличить по следующим признакам:

♦ боли при невралгии усиливаются при движении, и можно найти такое положение тела, когда боль исчезает;

♦ боли не снимаются нитроглицерином;

♦ боли носят постоянный или стреляющий характер.

При невралгиях вдоль позвоночного столба (на расстоянии 3–4 см в обе стороны от осевой линии позвоночника) пальцами можно нащупать болезненные точки, которые должны соответствовать пораженному позвонку. Эти точки можно смазать йодом или другими согревающими жидкостями или мазями. На область болезненного позвонка накладывается лечебный магнитньй пояс, как при радикулите, шерстяные вещи. Можно применять мази, содержащие змеиный и пчелиный яд, меновазин, муравьиный спирт. Муравьиный спирт в полевых условиях можно изготовить самому: для этого на дно бутылки помещается немного сахара, и бутылка кладется на муравейник. Когда бутылка наполнится муравьями, туда заливают 96 % спирт и настаивают несколько дней в теплом месте. Состояние больного могут облегчить анальгетики и поливитамины. Народные методы лечения невралгий будут рассмотрены в случае лечения радикулита.

Боли в области грудной клетки. Помимо невралгий, которые часто иррадиируют в область сердца, при болях такой локализации всегда можно подозревать такое опасное состояние, как приступ стенокардии. Мы уже рассматривали некоторые различия невралгических и стенокардических болей. Помимо сказанного, нужно добавить, что ишемические боли в сердце обычно возникают внезапно, на фоне физического или эмоционального напряжения, при резкой смене фазы отдыха фазой активности. Они, как правило, носят интенсивный характер, локализуются за грудиной, иногда в области сердца, отдают в левую руку или левую лопатку (изредка в правую), в нижнюю челюсть. Болевой приступ часто сопровождается холодным потом, беспокойством, страхом смерти. Точный диагноз ставится только с помощью электрокардиограммы, да и то лишь во время приступа. Боль при стенокардии терпеть нельзя — приступ, длящийся около получаса, приводит к необратимым изменениям в сердечной мышце. Санинструктор должен следить, чтобы у всех участников экспедиции среднего и пожилого возраста в индивидуальной аптечке были валидол и нитроглицерин — особенно если работы ведутся с большими нагрузками и в сложных климатических условиях. При возникновении приступа стенокардии больному следует незамедлительно дать под язык капсулу валидола; в случае отсутствия положительного результата в течение последующих двух минут (лекарство, положенное под язык, действует со скоростью действия внутривенной инъекции), следует дать таблетку нитроглицерина под язык. Нитроглицерин часто вызывает у человека головную боль; для смягчения побочного действия этого лекарства больному во время растворения под языком таблетки можно давать нюхать пары аммиака. Можно изготовить «сложные капли», растворив 2 таблетки нитроглицерина в смеси 40 капель корвалола и 10–20 мл воды. Такие капли будут действовать не столь стремительно, как действует таблетка нитроглицерина, помещенная под язык. Следует измерить больному АД; если оно повышено, нужно дать выпить 2 таблетки папаверина или 2 таблетки но-шпы. В качестве анальгетика и спазмолитика хорошо дать больному таблетку баралгина. Повторную дозу нитроглицерина, если приступ не снимается, следует дать через 15–20 минут, взяв, на всякий случай, таблетку из другой упаковки (нитроглицерин при неправильном хранении легко разлагается). Если приступ стенокардии затянулся и состояние больного ухудшается, санинструктор должен обеспечить больному строжайший постельный режим и бороться с болью при помощи анальгетиков в сочетании с успокаивающими средствами. Следует следить за АД; при резком падении АД нужно дать 20 капель кордиамина на сахар под язык.

Транспортировка больного в тяжелых случаях возможна только санитарной авиацией.

Боли в груди при неврозах сердца обычно не носят интенсивного характера и выражаются в форме покалывания, ноющей или тянущей боли. Такие боли обычно купируются валидолом или 20–30 каплями корвалола.

Боли в груди, связанные с кашлем или дыханием, сигнализируют о воспалительном процессе, затрагивающем дыхательную систему, если они не связаны с невралгией (см. выше) или травмой. Лечение в этом случае направлено на основное заболевание дыхательных путей или травмы.

Иногда возникают очень сильные боли в грудной клетке, возникающие при так называемом опоясывающем лишае, т. е. высыпании пузырьков по ходу межреберных нервов. До появления таких пузырьков на поверхности кожи диагностировать заболевание неопытному человеку практически невозможно. После появления пузырьков на поверхности кожи их подсушивают прижигающими жидкостями: зеленкой, йодом, крепким раствором марганцовки. Назначаются поливитамины, индометацин по 1 таблетке 3 раза в день.

Боли в области поясницы. Могут возникать по двум основным причинам: патологиями со стороны мочевыводящей системы и невралгиями, связанными с изменениями в пояснично-крестцовом отделе позвоночника. В первом случае внезапное появление острых непрекращающихся болей, сопровождающихся позывами к мочеиспусканию и тошнотой, иррадиирующих в низ живота чаще всего говорит о так называемой почечной колике. Болевой приступ не зависит от положения тела. Такие боли можно снимать спазмолитиками: 2 таблетки но-шпы или 2 таблетки папаверина. При полной уверенности в отсутствии острых хирургических заболеваний брюшной полости (см. «Боли в животе») можно дать таблетку баралгина. Затянувшаяся почечная колика грозит больному возникновением опасных для жизни осложнений.

Ноющие боли в области поясницы постоянного характера, сопровождающиеся изменением количества и цвета (помутнение) мочи, при которых нарушается общее самочувствие и повышается температура тела, могут свидетельствовать об остром воспалении или же об обострении хронического заболевания почек. В таком случае основные лечебные мероприятия направляются на устранение воспалительного процесса. Назначается: бисептол 480 мг по 1–2 таблетки 2 раза в день или антибиотики (ампициллин) по 1 таблетке 4 раза в день, курсом 7-10 дней.

После любых приступов болей, связанных с воспалением мочевыводящих путей, желательна щадящая диета и трехдневный прием фурадонина по 1 таблетке 3 раза в день или бисептола (см. выше).

Боли в пояснице при пояснично-крестцовом радикулите отличаются от почечных колик по следующим признакам: боли иррадиируют по внутренней поверхности ноги в сторону пятки, мышцы поясничной области напряжены, боль не позволяет двигаться в полном объеме движения, больной стремится принять наиболее безболезненное положение тела. Основное правило при лечении радикулита в остром периоде — не оказывать на позвоночник грубого физического воздействия. В народе считается, что радикулит можно «вправить». Но только специалист, после тщательного обследования больного, может отважиться на такую манипуляцию. Радикулит не всегда поддается лечению и нередко полностью надолго обездвиживает человека. Лучше всего это заболевание предупреждать при помощи специальной гимнастики, сна на жестком ложе и правильного подхода к тяжелым физическим работам. При слабых проявлениях радикулита помогают растирания поясницы разогревающими мазями, постановка перцового пластыря, йодные сетки, ношение магнитного пояса или овчинного воротника на пояснице. Внутрь следует принимать поливитамины и противовоспалительные средства (индометацин — по 1 таблетке 3 раза в день после еды). Облегчает состояние больного и висение «на турнике», когда больной опирается на какую-либо перекладину в течение нескольких минут плечевым поясом, оставляя нижнюю часть тела без опоры. В народной медицине для лечения радикулита используют следующие травы: листья хрена, листья ревеня, припарки из стеблей сабельника болотного, настойку жгучего красного перца в качестве растирания, растирание муравьиным спиртом (см. «Боли в области грудного шейного отдела позвоночника»).

Боли в животе. Самыми опасными и коварными для здоровья больного являются приступы острых болей, не связанных с отхождением газов или появлением жидкого стула при расстройстве желудочно-кишечного тракта. Существует целый комплекс воспалительных процессов органов брюшной полости, которые объединяются термином «острый живот» и требуют немедленного осмотра больного хирургом. Примером тому является приступ острого аппендицита. При подобных заболеваниях запрещается давать больному обезболивающие средства, можно лишь давать спазмолитики — но-шпу — или желудочные таблетки (без анальгетиков!). Бального следует срочно вывезти в больницу, т. к. при таких заболеваниях счет иногда идет на часы. Все заболевания, объединенные понятием «острый живот», дают симптомы раздражения брюшины, которые санинструктор должен уметь определять на практике, так как по книге научить этому очень сложно. Из наиболее простых способов определения симптомов раздражения брюшины можно отметить следующие: боли в животе, возникающие при ходьбе; во время ощупывания живота боль усиливается в момент, когда пальцы отрываются от поверхности живота больного; боли в животе возникают при скользящем касании поверхности живота больного, лежащего на спине. Во время транспортировки нужно следить за общим состоянием больного.

Боли в животе, связанные с функциональным расстройством желудочно-кишечного тракта, обычно имеют ноющий постоянный характер или острый приступообразный — в тех случаях, когда в кишечнике происходит бурный процесс образования газов. Боли в области желудка чаще всего вызываются приемом продуктов, раздражающих слизистую оболочку желудка или едких веществ. В левом подреберье отмечаются ноющие боли, чувство распирания, отрыжка, тошнота, рвота. Следует помнить, что в случае скрытого желудочного кровотечения, кровь, выделяемая с калом, изменяет свой цвет — стул будет иметь дегтеобразный вид. Обычный гастрит требует для своего лечения в первую очередь голодную диету на сутки-двое: кроме подслащенного чая, больному в это время лучше всего ничего не давать. С 3-го дня можно давать больному каши, вареные на воде, с 4-го дня — бульоны. Переход к нормальной пище осуществляется через неделю. Для уменьшения болезненных явлений давать внутрь желудочные таблетки по 1 штуке 2–3 раза в день или бесалол — по 1 таблетке 2 раза в день. При мучительной тошноте — церукал по 1 таблетке 2–3 раза в день. Из народных способов лечения гастрита могу порекомендовать следующие:

♦ столовая ложка порошка березового гриба чаги настаивается в течение 10–12 часов в термосе, залитом литром крутого кипятка. Принимать по 100 г настоя 3 раза в день;

♦ водный настой измельченного корня валерианы (10 г корня на стакан кипятка) принимают полстакана 2 раза в день;

♦ свежеотжатый сок сырого картофеля из одной истертой картофелины перед каждой едой.

Боли связанные с расстройством кишечника в результате приема недоброкачественной пищи, лечатся примерно так же, как и гастрит. В случае повышения температуры тела и возникновения поноса следует изменить тактику оказания доврачебной помощи (см. «Пищевые отравления» и «Понос»).

Внезапно возникшие боли в правом подреберье, сопровождающиеся рвотой, если они не дают симптомов раздражения брюшины, чаще всего говорят о возникновении печеночной колики. Такие боли можно снимать только спазмолитиками — 2 таблетки но-шпы или 2 таблетки папаверина.

Ноющие боли в правом подреберье часто возникают в результате обострения хронического холецистита или заболеваний печени. Следует внимательно следить за цветом кожи, глазных белков и мочи больного. В случае появления шафранно-желтого оттенка кожи и мочи можно предположить возникновение желтухи, которая в полевых условиях не лечится.

Боли в области заднего прохода могут быть вызваны острым воспалительным процессом, связанным с наличием у больного геморроидальных узлов. Иногда у больных геморроем возникают различные гнойные образования вокруг ануса, характеризующиеся, помимо болей, ознобом, повышением температуры тела и общим недомоганием. Больному следует назначить бисептол 480 по 1 таблетке 2 раза в день или антибиотики по схеме. В случае дальнейшего развития гнойного процесса следует изыскивать способы доставки больного в хирургическое отделение.

Обострение хронического геморроя характеризуется болями после дефекации, выделением небольшого количества крови с калом, зудом в районе ануса. Для снятия обострения требуется соблюдение щадящей диеты, нормализация стула, использование в гигиенических целях только мягкой туалетной бумаги, обмывание ануса после каждой дефекации. Облегчают состояние применение свечей с экстрактом красавки и теплые сидячие ванночки.

Народная медицина советует лечить геморрой следующими методами, рекомендованными П. Сидоровым:

♦ из сырого картофеля вырезать свечу и вставить в задний проход (если сильно сушит, то предварительно обмакнуть свечу в мед). Противопоказано использование сильно проросших и позеленевших клубней;

♦ на геморроидальные шишки накладываются осиновые листья на 2 часа. Если это вызывает беспокойство, то листья снимают и подмываются. Через 1–2 дня повторить процедуру;

♦ 2–3 столовые ложки ромашки аптечной заварить стаканом кипятка, настоять в течение часа в хорошо закрытой посуде, процедить. Используют для наружных промываний;

♦ две чайные ложки сухой травы горца почечуйного («геморройная трава») на 0,5 литра воды, кипятить на малом огне 15 минут, настоять 2 часа, процедить. Принимать полстакана 3–4 раза в день за 30 минут до еды;

♦ столовую ложку измельченной травы зверобоя продырявленного залить стаканом кипятка, кипятить 15 минут на слабом огне, процедить. Пить по 1/4 стакана 3 раза в день;

♦ из зрелых ягод рябины красной отжать сок. Пить по 75—100 г сока 3 раза в день, запивая холодной водой (комнатной температуры). Можно добавить мед или сахар. Если пить сок свежей рябины продолжительное время, то залечивается даже внутренний геморрой;

♦ две чайные ложки измельченной травы хвоща полевого заварить стаканом кипятка, настоять 1 час, процедить. Пить глотками в течение дня (при кровотечениях);

♦ две чайные ложки измельченного корня одуванчика лекарственного залить стаканом холодной кипяченой воды, настоять 8 часов. Пить по 1/2 стакана 4 раза в день перед едой;

♦ столовую ложку сухих листьев крапивы двудомной залить стаканом кипятка, кипятить 10 минут на слабом огне, остудить, процедить. Принимать по столовой ложке 5 раз в день.

В случае обильного кровотечения необходим холод, покой и скорейшая эвакуация.

Боли внизу живота, связанные с появлением частого мочеиспускания, болезненных позывов к мочеиспусканию, изменением цвета мочи (становится мутной), говорят о воспалении мочевыводящих путей и лечатся подобно воспалительному процессу в почках. Если воспаление началось внезапным приступом, можно предположить, что начали выходить камни из мочевого пузыря. В этом случае в первую очередь нужно давать больному спазмолитики — но-шпу или папаверин по 2 таблетке 3 раза в день. После удачного прохождения камня в течение 2–3 дней назначается фурадонин, по 0,1 г 3 раза в день, или этазол, по 0,5 г 4 раза в день. В случае, если задержка мочи несмотря на действие спазмолитиков, не проходит, требуется срочная эвакуация больного.

Боли в суставах. Возникают в результате ряда заболеваний, связанных с инфекционными процессами или нарушением обмена веществ в организме. Оказание помощи сводится к приему противовоспалительных препаратов (индометацин) и местным тепловым процедурам. Народная медицина дает следующие советы для лечения суставов:

♦ березовые листья пропаривают и разминают, затем на 2–4 часа прикладывают к больному суставу, закрепляют марлевой повязкой, а сверху — пленкой. Курс лечения продолжается 7-10 дней;

♦ ошпаренные кипятком листья крапивы привязывают к больному суставу или делают компрессы из водного настоя крапивных листьев (1:10);

♦ отваром ягод можжевельника (1:10) делают припарки на больные суставы.


Вывихи.

Вывихи происходят из-за резкого движения или падения. Для вывиха характерна боль, невозможность движения в суставе, заметное изменение формы сустава. Вывихи иногда сопровождаются внутрисуставными переломами, поэтому неквалифицированная помощь может привести к инвалидности больного. Допускается только вправление так называемого привычного вывиха, о котором пострадавший обычно хорошо осведомлен. Помощь при вывихе заключается в фиксации конечности в положении вывиха, обезболивании анальгетиками и доставке в травматологический пункт. После вправления вывиха фиксирующая повязка на пострадавшем суставе носится не менее десяти дней.


Кровотечения.

Кровотечения из раны. Травмы с повреждением кожного покрова и мягких тканей сопровождаются кровотечением. При артериальном кровотечении (ранения крупного артериального сосуда) из раны толчкообразно, пульсирующей струей, бьет кровь ярко-красного (алого) цвета. Венозная кровь отличается темно-красным цветом и изливается из раны (при повреждении крупной вены) непрерывной струей. При капиллярном кровотечении, когда кровоточат мельчайшие сосуды, кровь не идет струёй, а сочится из раневой поверхности. Практически в условиях похода всякое кровотечение является смешанным.

Чтобы остановить артериальное кровотечение, нужно быстро зажать пальцами кровоточащую артерию выше места ранения (ближе к сердцу). При ранении кисти, предплечья или нижней половины плеча кровотечение останавливают, прижав плечевую артерию к плечевой кости и поднимая вверх всю конечность.

Артериальное кровотечение на ноге останавливают, прижав артерию большими пальцами обеих рук к лобковой кости в паховой области.

Прижимание пальцем раны — временная, до наложения жгута, мера. Жгут накладывают только на конечности: при повреждении руки — на нижнюю или верхнюю треть плеча, при повреждении ноги — на верхнюю половину бедра. Под жгут следует подложить подкладку из марли, тонкой одежды и др.

В походных условиях в качестве жгута можно использовать эластичный бинт, поясной ремень или веревку.

Жгут нельзя держать наложенным более 1–1,5 часов, так как конечность ниже перетянутого места может омертветь!

Если обстоятельства заставляют до врачебной помощи держать жгут дольше, то рекомендуется снять его, несильно прижимая рану, а через несколько минут наложить снова, не допуская, однако, большой потери крови.

Признаком правильного наложения жгута является остановка кровотечения, побеление конечности, исчезновение пульса ниже места наложения жгута. Венозное кровотечение останавливается наложением давящей повязки на рану и приданием возвышенного положения раненой конечности.

Для остановки кровотечения из носа следует наложить холод на переносицу больного и попросить его плотно зажать кровоточащую ноздрю на 3–5 минут. Если кровь при этой манипуляции станет проникать в глотку, то следует из марли изготовить тонкую ленту, смочить ее растительным маслом и при помощи неметаллической палочки (деревянной, пластмассовой) плотно затампонировать кровоточащую ноздрю. Иногда носовые кровотечения могут быть опасны для жизни больного.


Кашель.

Кашель возникает в результате раздражения слизистой оболочки дыхательных, путей. При кашле лечение должно быть направлено на основное заболевание, но сухой приступообразный кашель приносит мучения больному. Такой кашель можно лечить глаувентом (по 1 таблетке 2–3 раза в день). Для смягчения кашля применяются различные отхаркивающие препараты, на спину ставятся горчичники, делаются паровые содовые ингаляции.

Самыми доступными отхаркивающими средствами являются растительные препараты: девясил, душица, мать-и-мачеха, подорожник, фиалка и др. Хороший отхаркивающий эффект оказывают содовые таблетки с экстрактом термопсиса.


Насморк.

Насморк в первые дни возникновения можно попытаться вылечить физиотерапевтическими процедурами — как теплом, так и холодом: парение ног в горячей воде, ношение шерстяных носков с порошком горчицы, натирание больших пальцев ног вьетнамским бальзамом.

Сто лет назад в журнале «Русская медицина» печатался следующий способ избавления от насморка за двое суток: утром и перед сном мыть ноги до коленей водой со льдом, а затем досуха растирать полотенцем.

В течение трех дней насморка можно использовать сосудосужающие капли: нафтизин, санорин, галазолин. В последующем лучше пользоваться масляными каплями или мазями от насморка. Можно промывать нос слабым содовым раствором, нюхать порошок цветов лабазника.


Ожоги.

При ожогах первой степени наблюдается зуд, боль, покраснение и припухание кожи. Образование пузырей с прозрачной жидкостью — признак ожога второй степени. При ожогах третьей степени происходит омертвение (обугливание) кожных участков и глубоколежащих тканей с последующим образованием язв.

Основная мера предупреждения солнечного ожога — строгое соблюдение правил приема солнечных ванн.

На большой высоте в высокогорных районах, чтобы избежать ожогов губ и слизистой оболочки носа, лицо необходимо покрывать марлевой маской или смазывать специальной мазью.

При ожогах первой и второй степени на обожженное место накладывают примочки или смазывают его крепким раствором марганцовокислого калия. В дальнейшем следует наложить повязку с синтомициновой эмульсией или пенициллиновой мазью.


Отравления.

Отравления могут вызываться самыми различными веществами или недоброкачественными продуктами. Несмотря на то, что каждый вид отравления требует специфической медицинской помощи, основное правило при оказании первой помощи — вывести яд из организма. Для этого при первых признаках отравления следует дать больному выпить 1–2 литра содового раствора или же слабого раствора марганцовки, затем вызвать у больного рвоту. После очищения желудка больной должен принять солевое слабительное (сернокислую магнезию). Больному следует обеспечить покой и тепло. При нарушении сердечной деятельности и падении АД следует дать 20 капель кордиамина.


Обмороки.

Обмороки — это временная потеря сознания, при этом лицо пострадавшего бледнеет, на лбу выступает пот. Пульс — слабый, дыхание — поверхностное. Если пульс, дыхание и сердцебиение у внезапно потерявшего сознание больного отсутствуют, нужно немедленно приступать к закрытому массажу сердца и искусственному дыханию «рот — в рот». Чтобы вывести человека из обморока, нужно приподнять ему ноги, ослабить ворот рубашки и поясной ремень, поднести к носу вату с нашатырным спиртом, натереть виски нашатырным спиртом. Для приведения больного в чувство можно применить точечный массаж:

♦ по несколько раз надавите на кончики пальцев у основания ногтей;

— возьмитесь за мизинец и резкими движениями сжимайте, массируя таким образом палец от основания к ногтю, сверху и снизу, одновременно и справа, и слева;

♦ после этого такими же сильными резкими движениями промассируйте большой палец;

♦ тремя пальцами, сложенными в щепотку, сделайте несколько вращающих движений в центре бугра ладони около большого пальца левой руки;

♦ возьмите человека за мочки ушей и несколько раз сильно сдавите.


Переломы.

Переломы костей относятся к тяжелым повреждениям. Они могут быть закрытыми — когда кожа не повреждена, и открытыми — когда целостность кожи нарушена, и из раны торчат концы сломанной кости.

Закрытый перелом сопровождается резкой болью, обширным кровоподтеком и припухлостью, полной невозможностью движения сломанной конечностью или ненормальной ее подвижностью (в необычном месте, там, где нет сустава) и деформацией кости.

Первая помощь при закрытом переломе — зафиксировать поврежденную конечность. Для этого нужно наложить шину (дощечка или палочки). Шину надо накладывать так, чтобы исключить возможность движения в суставах выше и ниже места перелома. Например, при переломе лучевой кости предплечья шину следует наложить так, чтобы исключить движения в локтевом и лучезапястном суставах.

При открытом переломе в случае сильного кровотечения на конечность накладывают жгут, а на область перелома — стерильную повязку и после этого — шину, которую фиксируют подручными средствами. После наложения шины пострадавшего доставляют к врачу.


Понос.

Понос возникает при различных заболеваниях или отравлениях. В результате длительного поноса происходит обезвоживание организма, что, в свою очередь, приводит к серьезным осложнениям. При поносе, вызванном кишечными расстройствами, следует назначить больному:

1. Средства, препятствующие обезвоживанию и обессоливанию организма (регидрон или цитроглюкосолон по 1 чайной ложке на полстакана воды через 15–30 мин).

2. Тетрациклин по 1 таблетке 3 раза в день в течение 5 дней.

3. Следует провести дезинфекцию личных вещей больного.


Простудные заболевания, сопровождающиеся кашлем, насморком, ознобом.

Лучше всего лечить эти заболевания народными способами, особенно в первые дни. Вот некоторые из них, рекомендованные П. Сидоровым:

♦ используются ветки малины, которые можно собирать круглый год. Рецепт простой: столовую ложку мелконарезанных стеблей заливают стаканом кипятка, кипятят 10–20 минут, настаивают около двух часов. Пить небольшими глотками, но часто, в течение дня;

♦ чайную ложку (с верхом) измельченных листьев смородины черной заварить 200 мл кипятка. Настоять, укутав, 3–4 часа, процедить. Пить по полстакана 4–5 раз в день;

♦ головку лука средних размеров очистить, натереть на мелкой терке, залить 250 мл кипящего молока. Хорошо размешать и настоять 10 минут. Пить небольшими глотками;

♦ цветы липы, ягоды малины (1:1). Столовую ложку смеси заварить 200 мл кипятка. Настоять, укутав, в течение часа, процедить. Принимать по полстакана 3–4 раза в день;

♦ листья или весенние ветви черной смородины, цветы липы (в пропорции 1:1). Щепотку смеси заварить 500 мл кипятка. Кипятить 5 минут, настоять, укутав, 30 минут, процедить. Отвар пить, как чай, по стакану 3–4 раза в день;

♦ десять граммов (одна столовая ложка) почек сосны помещают в эмалированную посуду, заливают 200 мл горячей кипяченой воды, закрывают крышкой и нагревают на водяной бане 30 минут, охлаждают при комнатной температуре 10 минут, процеживают, оставшееся сырье отжимают. Объем полученного отвара доливают кипяченой водой до 200 мл. Принимают по полстакана два-три раза в день после еды как отхаркивающее и дезинфицирующее средство.


Потертости и мозоли.

Чтобы избежать их, следует пользоваться разношенной обувью, без неровностей и складок внутри. Носки должны быть из мягкого материала, по размеру, без узлов, заплат, грубой штопки. Надо постоянно следить за чистотой обуви и носков.

Обнаружив признаки потертости (покраснение кожи, ее болезненность), необходимо заклеить поврежденный участок кожи липким пластырем, подогнать обувь, отремонтировать инвентарь.

Если мозоль уже образовалась, то, вскрыв пузырь, надо наложить тугую повязку с синтомициновой эмульсией. Перед вскрытием пузыря кожу в области поражения и ножницы следует обработать спиртом, одеколоном или йодом.

Повязка должна быть компактной, чтобы не было новых мозолей. При наминах нужно устранить причину их возникновения и дать ноге отдохнуть.


Растяжение связок.

Особенно часто растяжение связок происходит в голеностопном суставе (подворачивается стопа) и в суставах кисти. Признаки растяжения: резкая боль, особенно в первый момент, быстро образующаяся припухлость, кровоподтек, ограничение и болезненность движений в суставе.

Первая помощь: полный покой, возвышенное положение пострадавшей конечности, холодные примочки или лед. При растяжении связок голеностопного сустава рекомендуется 8-образная повязка на сустав (как уже говорилось выше, очень тугие повязки накладывать нельзя) или иммобилизация его с помощью шины.


Раны.

Поверхностные раны очищаются пинцетом от кусков одежды и крупных загрязнений. Промывать раны не следует, чтобы не занести поверхностные загрязнения в глубь раны. Края раны обрабатываются настойкой йода, и на нее накладывается асептическая повязка. При ранениях грудной клетки прежде всего требуется наложить воздухонепроницаемую повязку; для этого поверх стерильной салфетки наклеивается лейкопластырь, полностью перекрывающий марлю. Все пострадавшие, имеющие открытые ранения тела, головы, шеи или имеющие обширные или глубокие раны, эвакуируются после наложения стерильных повязок и остановки кровотечения.

Нагноившиеся раны лечатся бальзамом Вишневского или 10 % раствором поваренной соли.


Солнечный и тепловой удары.

Солнечный удар — результат прямого воздействия на головной мозг лучей солнца (преимущественно инфракрасных). Симптомы: головная боль, резкое покраснение кожи лица, головокружение, учащение пульса, в тяжелых случаях — удушье, рвота, судороги, обморок, потеря сознания. Тепловой удар — результат общего перегревания организма; нередко сочетается с солнечным ударом.

Средство предупреждения солнечного и теплового ударов — защита головы соломенной шляпой или любым другим предметом от прямого воздействия солнечных лучей.

При тепловом или солнечном ударе пострадавшего надо перенести в тень, придать ему полусидячее положение, освободить грудь от стесняющей одежды, смочить грудь и голову холодной водой, дать прохладное питье, сердечные средства. В случае необходимости можно применить искусственное дыхание.


Ушибы.

Это механическое повреждение тканей без нарушений целости кожи. В зависимости от силы удара и места ушиба такие повреждения можно подразделить на небольшие, не нарушающие основные функции организма, и тяжелые обширные ушибы, являющиеся опасными для жизни (ушиб головы, живота с повреждением внутренних органов, сердца). Небольшие ушибы лечатся первые двое суток холодом и покоем, впоследствии применяются компрессы, тепло, разогревающие мази, массаж. Тяжелые ушибы требуют срочной эвакуации больного.


Укусы ядовитых змей.

Укусы ядовитых змей чрезвычайно опасны, поэтому от быстроты и правильности оказания первой помощи зависит не только здоровье, но иногда и жизнь пострадавшего.

При укусе ядовитой змеи не следует впадать в панику. Нужно усадить пострадавшего на пне, камне или просто на земле, продезинфицировать лезвие ножа или безопасной бритвы спиртом, одеколоном, йодом и смазать любой дезинфицирующей жидкостью место укуса. Через две розовые точки (следы проникновения зубов) сделать крестообразные разрезы длиной 0,5 см и глубиной 0,3 см. Затем на расстоянии 3 см выше укуса наложить нетугой жгут из свернутого платка или тесемки. Далее приступить к отсасыванию из ранки крови вместе с ядом. Надо смело отсасывать содержимое ранки (если нет во рту ссадин), сплевывая каждый раз слюну. Опасение, что при этом можно всосать яд через трещины слизистой оболочки ротовой полости, необоснованно: яд, разбавленный во рту слюной, быстро сплевывается. Отсасывать яд надо не менее 15–20 минут.

Не следует затягивать жгут слишком туго и держать его долго.

Наиболее действенное средство — противоядная сыворотка.

Больного нужно уложить в постель, дать ему горячий чай или кофе. Укушенную конечность лучше держать чуть ниже уровня тела. После оказания первой помощи нужно доставить пострадавшего в ближайшее лечебное учреждение.

Полевая аптечка

В вашу аптечку может входить больше или меньше лекарств, чем будет описано ниже. Можете тащить в своем рюкзаке филиал местной аптеки. Вы можете взять с собой только перевязочный комплект, ампулу ледокаина, пару таблеток левомицетина, тюбик стрептоцидной мази или вообще ничего не брать. Дело ваше. В данном разделе просто приведен некоторый перечень лекарств, с описанием их применения и показания к применению, а вам самостоятельно решать, что брать, а без чего вы можете смело обойтись.

Если кто-то из членов вашей группы страдает какими-то хроническими заболеваниями, то о медикаментах для себя он должен побеспокоиться сам.


АЛЛОХОЛ.

Фармакологическое действие. Желчегонное средство.

Показания к применению. Хронические гепатиты, холангиты, холециститы, привычный запор.

Способ применения и дозы. Внутрь по 2 таблетки 3 раза в день после еды.

Противопоказания. Язвенная болезнь желудка; острая и подострая дистрофия печени; необходима осторожность при механической желтухе.

Необходимое количество в походе: 40 таблеток.


АНАЛЬГИН.

Фармакологическое действие. Анальгезирующее, жаропонижающее и противовоспалительное средство.

Применение. При лихорадочных состояниях, ревматизме, хорее, болях различного происхождения и др. по 0,1–1 г 2–3 раза в день. Высшая разовая доза для взрослых внутрь — 1 г, суточная — 3 г.

Необходимое количество в походе: 50 таблеток.


АНДИПАЛ.

Состав: анальгин 0,25 г, дибазол 0,02 г, папаверин гидрохлорид 0,02 г, фенобарбитал 0,02 г.

Применение. Как болеутоляющее, сосудорасширяющее и спазмолитическое средство по 1 таблетке 2–3 раза в день.

Необходимое количество в походе: 10 таблеток.


АСКОРБИНОВАЯ КИСЛОТА.

Фармакологическое действие. Имеет важное значение для жизнедеятельности организма. Участвует в регуляции окислительно-восстановительных процессов, углеводного обмена, свертывания крови, нормальной проницаемости капилляров, образования стероидных гормонов, синтеза коллагена и проколлагена. Повышает устойчивость организма к инфекциям.

Показания к применению. Авитаминоз и гиповитаминоз C (профилактика и лечение). Геморрагические диатезы. Кровотечения (носовые, легочные, печеночные, маточные и др.). Инфекционные заболевания. Интоксикации. Заболевания желудочно-кишечного тракта (ахилия, язвенная болезнь, энтероколиты). Повышенная физическая и умственная нагрузка.

Способ применения и дозы. Для профилактики внутрь 0,05-0,1 г 1 раз в сутки взрослым. Для лечения взрослым 0,05-0,1 г 3–5 раз в день. Разовая доза — не выше 0,2 г, суточная — 0,5 г.

Противопоказания. Тромбофлебиты. Склонность к тромбозам.

Необходимое количество в походе: 50 г.


АЦЕТИЛСАЛИЦИЛОВАЯ КИСЛОТА.

Фармакологическое действие. Оказывает жаропонижающее, обезболивающее и противовоспалительное действие.

Применение. При артритах, артралгиях, невралгиях, миалгиях, головных болях, мигренях по 0,25-1 г после еды 3–4 раза в день.

Побочные явления. Аллергические реакции, при длительном применении — анемия, возможно ульцерогенное действие.

Противопоказания. Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки.

Необходимое количество в походе: 50 таблеток.


БАРАЛГИН.

Фармакологическое действие. Оказывает выраженное спазмолитическое и болеутоляющее действие.

Показания к применению. Спазмы гладкой мускулатуры, особенно почечная колика, спазмы мочеточников, тенезмы мочевого пузыря, печеночная колика, спазмы желудка и кишечника.

Способ применения и дозы. Внутрь по 1–2 таблетки 3 раза в день, в тяжелых случаях — внутривенно (медленно) 5 мл.

Побочные явления. Возможны аллергические реакции, при длительном применении — гранулоцитопения (требует отмены препарата).

Необходимое количество в походе: 10 таблеток.


БИСЕПТОЛ (480 г).

Фармакологическое действие. Активен в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий. По спектру действия сравним с ампициллином, левомицетином и препаратами тетрациклина.

Показания к применению. Инфекции верхних дыхательных путей, бронхиты, пневмония, абсцесс легкого, гнойный плеврит, инфекции мочевыводящих путей, гнойные менингиты, брюшной тиф, энтериты, гнойные инфекции кожи, инфицированные раны.

Способ применения и дозы. Внутрь по 2 таблетки 2 раза в день после еды. При лечении свыше 14 дней назначают по 1 таблетке 2 раза в день после еды. В исключительно тяжелых случаях назначают по 3 таблетки 2 раза в день. Для детей дозы уменьшаются соответственно возрасту.

Побочные явления. Возможны рвота, аллергические реакции.

Противопоказания. Нарушения функции печени и почек, беременность, повышенная чувствительность к сульфаниламидным препаратам.

Необходимое количество в походе: 50 таблеток.


БОРНАЯ КИСЛОТА В ПОРОШКЕ.

Необходимое количество в походе: 100 г.


ВАЗЛИНОВОЕ МАСЛО.

Необходимое количество в походе: 30 г.


ВАЛЕРИАНЫ ЭКСТРАКТ.

Фармакологическое действие. Препараты валерианы уменьшают возбудимость центральной нервной системы и оказывают спазмолитическое действие.

Показания к применению. Повышенная нервная возбудимость, бессонница, неврозы сердечно-сосудистой системы, спазмы желудочно-кишечного тракта.

Необходимое количество в походе: 50 таблеток (по 0,02 г).


ВАЛИДОЛ.

Фармакологическое действие. Оказывает успокаивающее влияние на центральную нервную систему и обладает рефлекторным сосудорасширяющим действием.

Показания к применению. Стенокардия, неврозы, истерия; морская болезнь (в качестве противорвотного).

Способ применения и дозы. Сублингвально по 0,06 г или 4–5 капель раствора на кусочек сахара.

Необходимое количество в походе: 60 таблеток.


ВИПРОСАЛ.

Состав: яд гюрзы сухой 16 МЕ, 0,9 % изотонический раствор натрия хлорида 8 г, эмульгатор № 1 8 г, парафин твердый 3 г, вазелин 7 г, камфора 3 г, масло пихтовое 3 г, глицерин 2 г, кислота салициловая 1 г, вода дистиллированная 65 г.

Фармакологическое действие. Болеутоляющее и противовоспалительное средство.

Применение. Наружно в виде растираний при ревматических болях, невралгии, ишиасе, люмбаго и др.

Побочные явления. Возможны кожные аллергические реакции.

Необходимое количество в походе: 1 упаковка.


ГЕМОСТАТИЧЕСКАЯ ГУБКА.

Приготовлена из плазмы человека с добавлением хлорида кальция и аминокапроновой кислоты.

Фармакологическое действие. Гемостатическое средство; способствует механической закупорке кровоточащих сосудов.

Применение. Местно для остановки кровотечений из костей, мышц, некрупных сосудов.

Необходимое количество в походе: 5 упаковок.


ГЛАУВЕНТ.

Фармакологическое действие. Подавляет кашлевой центр и оказывает спазмолитическое действие. Не оказывает наркотического действия.

Показания к применению. Как противокашлевое средство при бронхитах, бронхиальной астме, бронхоэктазии и др.

Способ применения и дозы. Внутрь по 0,04 г 2–3 раза в день.

Противопоказания. Заболевания, сопровождающиеся обильной мокротой.

Необходимое количество в походе: 30 таблеток.


«ДЕНТА» КАПЛИ.

Состав: хлоралгидрата 33,3 г, камфора 33,3 г, спирт этиловый 95 % до 100 мл.

Применение. Как болеутоляющее средство при зубной боли, по 2–3 капли на ватке на больной зуб.

Необходимое количество в походе: 1 флакон.


ДИМЕДРОЛ.

Фармакологическое действие. Оказывает противогистаминное, холинолитическое и седативное действие.

Показания к применению. Аллергические заболевания (крапивница, сенная лихорадка, аллергический конъюнктивит, отек Квинке и др.), хорея, синдром Меньера, в качестве успокаивающего и снотворного средства.

Способ применения и дозы. Внутрь по 0,025-0,05 г 1–3 раза в день.

Необходимое количество в походе: 30 таблеток.


ДИТЕТРАЦИКЛИНОВАЯ ГЛАЗНАЯ МАЗЬ.

Фармакологическое действие. Активна в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий, риккетсий, возбудителей орнитоза, трахомы и некоторых простейших.

При местном применении (в течение 48–72 часов) оказывает пролонгированное действие, не обладает местнораздражающими свойствами. Всасывается через неповрежденные кожные покровы и конъюнктиву глаза. Малотоксична, не обладает кумулятивным свойством.

Показания к применению. Трахома, эпидемические конъюнктивиты и другие инфекционные заболевания глаз, вызванные чувствительными к тетрациклину возбудителями.

Способ применения и дозы. Закладывают за нижнее и верхнее веко больного 0,2–0,3 г мази через 2–3 дня. Курс лечения трахомы — от 2 до 5 месяцев.

Противопоказания. Индивидуальная повышенная чувствительность к препарату.

Необходимое количество в походе: 2 тубы.


ЖЕЛУДОЧНЫЕ ТАБЛЕТКИ С ЭКСТРАКТОМ КРАСАВКИ.

Состав: экстракт красавки 0,01 г, экстракт полыни 0,012 г, экстракт валерианы 0,015 г.

Применение. При заболеваниях желудка, сопровождающихся болями, по 1 таблетке 2–3 раза в день.

Необходимое количество в походе: 40 таблеток.


ЙОД.

Применение. Наружно в виде 5 % спиртового раствора как антисептическое, раздражающее и отвлекающее средство.

Необходимое количество в походе: 4 флакона по 5-10 мл.


КАЛИЯ ПЕРМАНГАНАТ.

Применение. В качестве антисептического средства для промывания ран, смазывания язвенных и ожоговых поверхностей, полоскания рта и горла, наружно — в виде водных растворов.

Необходимое количество в походе: 4 упаковки по 1 г.


ЛИНИМЕНТ БАЛЬЗАМИЧЕСКИЙ ПО ВИШНЕВСКОМУ.

Синоним: мазь Вишневского.

Состав: деготь 3 г, ксероформ 3 г, масло касторовое 94 г.

Применение. В качестве антисептического средства при лечении ран, язв.

Необходимое количество в походе: 1 флакон.


КОРДИАМИН.

Фармакологическое действие. Стимулятор центральной нервной системы, возбуждает дыхательный и сосудодвигательный центры.

Показания к применению. Нарушение сердечной деятельности, сердечная слабость и ослабление дыхания при инфекционных заболеваниях и в период выздоровления, при шоке, асфиксии, отравлениях и др.

Способ применения и дозы. Внутрь по 20–30 капель.

Высшие дозы: внутрь разовая —60 капель, суточная — 180 капель, парентерально разовая — 2 мл, суточная — 6 мл.

Необходимое количество в походе: 1 флакон.


ЛЕВОМИЦЕТИН.

Фармакологическое действие. Обладает широким спектром антимикробного действия. Активен в отношении многих грамположительных и грамотрицательных микробов, риккетсий, спирохет и некоторых крупных вирусов; действует на штаммы бактерий, устойчивые к пенициллину, стрептомицину, сульфаниламидам.

Легко всасывается из желудочно-кишечного тракта. Максимальная концентрация в крови отмечается через 2–4 ч и держится в течение 4–5 ч. Быстро выводится и не накапливается в организме даже при длительном применении.

Показания к применению. Брюшной тиф и паратиф, дизентерия, бруцеллез, туляремия, коклюш, пневмония, гонорея, трахома, пситтакоз и другие инфекционные заболевания.

Способ применения и дозы. Внутрь за 20–30 мин. до еды по 0,25-0,75 г 3–4 раза в сутки, разовая доза для детей от 3 до 8 лет — 0,15-0,2 г, старше 8 лет — 0,2–0,3 г 3–4 раза в сутки. Курс лечения продолжается 7-10 дней. При упорной рвоте препарат назначают в свечах, дозу при этом увеличивают в 1,5 раза.

Побочные явления. Диспепсические явления, раздражение слизистой оболочки полости рта и зева, кожные сыпи, дерматиты, изменения со стороны крови (лейкопения или агранулоцитоз, апластическая или гипопластическая анемия); при длительном применении — грибковые поражения кожи и слизистых оболочек.

Противопоказания. Псориаз, экзема, грибковые заболевания, повышенная чувствительность к препарату.

Необходимое количество в походе: 40 таблеток.


ЛИБЕКСИН.

Фармакологическое действие. Противокашлевое и бронхорасширяющее средство; не оказывает наркотического действия.

Показания к применению. Заболевания, сопровождающиеся кашлем (бронхит, бронхиальная астма, эмфизема и др.).

Способ применения и дозы. Внутрь по 0,1–0,2 г 3–4 раза в день.

Противопоказания. Заболевания, сопровождающиеся обильным выделением мокроты.

Необходимое количество в походе: 20 таблеток.


ЛОРИНДЕН.

Применение. При нейродермитах, дерматозах, экземах наружно в виде мази (тонкий слой наносят на пораженные участки кожи 1–2 раза в день) в течение 1–2 недель.

Необходимое количество в походе: 1 туба.


МАГНИЯ СУЛЬФАТ

Применение. Как слабительное внутрь (на ночь или натощак за полчаса до еды 10–30 г), как желчегонное по 1 столовой ложке 20–25 % раствора; при отравлениях препарат используют в виде 1 % раствора для промывания желудка.

Необходимое количество в походе: 50 г.


НАШАТЫРНЫЙ СПИРТ.

Необходимое количество в походе: 20 ампул (по 1 мл).


НАТРИЯ ГИДРОКАРБОНАТ.

Применение. В качестве антацидного средства при повышенной кислотности желудочного сока, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, а также при заболеваниях, сопровождающихся ацидозом (диабет и др.) внутрь по 0,5–1,5 г на прием; для полосканий, промываний и ингаляций при насморке, конъюнктивитах, стоматитах, ларингитах и др. в виде 0,5–2% раствора.

Необходимое количество в походе: 200 г.


НИТРОГЛИЦЕРИН.

Фармакологическое действие. Расширяет кровеносные сосуды (преимущественно коронарные артерии и сосуды мозга), расслабляет гладкую мускулатуру желудочно-кишечного тракта, желчевыводящих путей и других органов.

Показания к применению. Для купирования приступов стенокардии; иногда при дискинезии желчевыводящих путей.

Способ применения и дозы. По 1 таблетке (или 1–2 капли 0,5–1% раствора) сублингвально.

Побочные явления. Шум в ушах, головная боль, головокружение, коллапс.

Противопоказания. Глаукома, повышенное внутричерепное давление, нарушение мозгового кровообращения. Нитроглицерин назначают с осторожностью при выраженном атеросклерозе сосудов головного мозга.


НО-ШПА.

Фармакологическое действие. Оказывает выраженное спазмолитическое действие.

Показания к применению. Спазм желудка и кишечника, спастические запоры, приступы желчно-и почечнокаменной болезни, стенокардия.

Способ применения и дозы. Внутрь по 0,04—0,08 г 2–3 раза в день; внутривенно (медленно) 2–4 мл 2 % раствора, при необходимости внутриартериально (облитерирующий эндартериит).

Побочные явления. Головокружение, сердцебиение, потливость, чувство жара, аллергический дерматит.

Необходимое количество в походе: 50 таблеток.


ОЛЕТЕТРИН.

Фармакологическое действие. Обладает широким спектром антимикробного действия. Один из его компонентов — тетрациклин — действует на грамотрицательные и грамположительные микробы, риккетсии, крупные вирусы и некоторые простейшие, наличие в препарате олеандомицина определяет его активность в отношении ряда грамположительных микроорганизмов.

Не обладает кумулятивным свойством. Хорошо всасывается, быстро создавая терапевтические концентрации в тканях и жидкостях организма. Малотоксичен.

Показания к применению. Очаговая и крупозная пневмония, катар верхних дыхательных путей, бронхоэктатическая болезнь, отит, различные септические процессы, рожистое воспаление, ангина, гнойный менингит, инфекции мочеполового тракта, гонорея, туляремия, бруцеллез.

Способ применения и дозы. Внутрь в течение 5-14 дней по 250 мг 4–6 раз в сутки.

Побочные явления. Тошнота, рвота, стоматит, аллергические сыпи.

Противопоказания. Нарушения функции печени; с осторожностью применять больным с повышенной индивидуальной чувствительностью к тетрациклину и олеандомицину.

Необходимое количество в походе: 50 таблеток.


ПАПАЗОЛ.

Состав: дибазол 0,03 г, папаверина гидрохлорид 0,03 г.

Применение. При гипертонической болезни и стенокардии по 1 таблетке 2–3 раза в день.

Необходимое количество в походе: 20 таблеток.


ПАРАЦЕТАМОЛ.

Фармакологическое действие. Обладает жаропонижающим, болеутоляющим и противовоспалительным свойствами.

Применение. При невралгиях, головных болях, воспалительных процессах по 0,2–0,4 г 2–3 раза в день.

Необходимое количество в походе: 20 таблеток.


ПЕНТАЛГИН.

Состав: амидопирин 0,3 г, анальгин 0,3 г, кофеин-бензонат натрия 0,05 г, фенобарбитал 0,01 г, кодеин 0,015 г.

Применение. Как анальгезирующее и жаропонижающее средство по 1 таблетке на прием.

Необходимое количество в походе: 10 таблеток.


ПЕРЦОВЫЙ ПЛАСТЫРЬ.

Применение. Как обезболивающее средство при радикулитах, невралгиях, миозитах, люмбаго и т. п.

Необходимое количество в походе: 10 штук.


ТАВЕГИЛ.

Фармакологическое действие. Антигистаминный препарат пролонгированного действия. Не вызывает седативного эффекта.

Показания к применению. Аллергические заболевания (вазомоторный ринит, крапивница, аллергические дерматозы и др.).

Способ применения и дозы. Внутрь по 0,001 г 2 раза в день. При необходимости суточную дозу увеличивают до 0,004 г. Детям в возрасте от 6 до 12 лет дают по 0,0005-0,001 г 2 раза в день.

Противопоказания. Повышенная индивидуальная чувствительность у водителей транспорта.

Необходимое количество в походе: 20 таблеток.


ФТАЛАЗОЛ.

Фармакологическое действие. Сульфаниламидный препарат.

Показания к применению. Дизентерия, колиты, гастроэнтериты.

Способ применения и дозы. Внутрь по 1 г 4–6 раз в сутки в течение 5–7 дней. Детям дозу уменьшают соответственно возрасту.

Высшие дозы для взрослых внутрь: разовая — 2 г, суточная — 7 г.

Противопоказания. Повышенная чувствительность к сульфаниламидным препаратам.

Необходимое количество в походе: 30 таблеток.


ФУРАЦИЛИН.

Фармакологическое действие. Обладает противомикробной активностью в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий.

Показания к применению. Гнойно-воспалительные процессы, раневая инфекция, бактериальная дизентерия.

Способ применения и дозы. При гнойно-воспалительных процессах наружно в виде водного раствора (1:5000), спиртового раствора (1:1500) и 0,2 % мази. При острой бактериальной дизентерии назначают внутрь после еды по 0,1 г 4–5 раз в сутки в течение 5–6 дней. Высшие дозы для взрослых внутрь: разовая — 0,1 г, суточная — 0,5 г.

Необходимое количество в походе: 10 г.


ЭРИТРОМИЦИН.

Фармакологическое действие. Активен в отношении стафилококков, стрептококков, гонококков, менингококков, дифтерийной и столбнячной палочек, анаэробов и вирусов группы пситтакоза и трахомы. Быстро всасывается в кровь; не оказывает кумулятивного действия. Малотоксичен.

Показания к применению. Инфекции, вызванные чувствительными микроорганизмами (пневмонии различной этиологии; бронхоэктатическая болезнь, скарлатина, тонзиллит, сепсис, гнойные отиты), раневые инфекции, гнойничковые поражения кожи, ожоги II и III степени, инфекции слизистой оболочки глаз, трахома и др.

Способ применения и дозы. Внутрь по 0,25-0,5 г 4–6 раз в сутки за 1–1,5 ч до еды. Местно применяют в виде 1 % мази.

Побочные явления. Могут появиться тошнота, рвота, понос и аллергические реакции.