загрузка...

План Атаки (fb2)

- План Атаки (пер. Алексей Николаевич Заревич) 2.36 Мб, 445с. (скачать fb2) - Дэйл Браун

Настройки текста:



ДЕЙЛ БРАУН ПЛАН АТАКИ Или «Патрик Маклэнехэн — 12».  

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

Для получения лучшего представления об авторе и созданном им мире Патрика Маклэнехэна рекомендуется ознакомиться с обзорной статьей: http://posmotre.li/Вселенная_Дэйла_Брауна во избежание слишком сильного когнитивного диссонанса.


Данное произведение является прямым продолжением предыдущего романа Брауна «Воздушная боевая группа», повествующего о том, как бывший президент США Кевин Мартиндэйл решил вернуться к власти и поднять бабла. С этой целью он, в сговоре с нефтяной компанией и Патриком Маклэнехэном, провоцирует вторжение Талибов в Туркмению. Россия, не особо спрашивая у Туркмении, решила спасти ее от талибов стратегической авиацией и батальоном ВДВ, однако батальон ВДВ талибы уничтожили, а из-за удара стратегической авиации по Марам поднялся вой на весь мир «злые русские убивают бородатых детей», и туркменская армия перешла на сторону талибов под командование главного басмача Джалалуддина Тураби. Безвольный американский президент Торн не решился ввести войска и отправил только госсекретаря. Над Каспийским морем самолет госсекретаря подвергся агрессивному рядом присутствию российского МиГ-29, после чего американцы для профилактики разбомбили российский аэродром в Дагестане. На почве такой измены генерал Анатолий Грызлов сверг президента Сенькова и решил устроить талибам аутодафе силами Ту-160, но Патрик Маклэнехэн без приказа успел разбомбить базу в Энгельсе и отправить в Туркмению суперспецназ в экзоскелетах с рельсотронами, навязавший злобным русским мирный договор с передачей страны под ответственность миротворцев ООН.


Осторожно, мат! Притом транслитом и зачастую неправильный, так как автор очень любит русские маты транслитом при том, что не знает ни русского, ни русского матерного.



ОТ АВТОРА

* * *

Этот роман посвящен мужчинам и женщинам, участвующим в операциях «Несокрушимая свобода» и «Свобода Ираку», их близким и членам их семей. Выражаю вам свою благодарность за вашу службу и ваши жертвы.

Он также посвящается всем миротворцам всех стран, которые все еще проявляют достаточно смелости, чтобы понимать, что свободные нации должны держать мечи острыми, а глаза открытыми, а также иметь решимость, дабы быть готовыми к битве со злом в этом мире.


Примечание автора

Это художественное произведение и плод моего воображения. Хотя я использовал некоторые реальные имена и организации, это было сделано лишь для повышения достоверности истории и не претендует на описание каких-либо реальных людей, организаций или их действий. Любое сходство является случайным.

ПЕРСОНАЖИ

Бригадный генерал Патрик Маклэнехэн — командир 966-го крыла информационной борьбы в составе 4 оперативных групп и одной разведывательной группы.

Генерал-майор Гэри Хаузер — глава Разведывательного управления ВВС США.

Полковник Тревор Гриффин — заместитель командующего 966-го авиакрыла информационной борьбы, авиабаза Лэкланд.

Главный мастер-сержант Харольд Бэйлесс — Ответственный Сержант.

Главный мастер-сержант Дональд Сакс — Ответственный Сержант, Национальный центр авиационной разведки, авиабаза Райт-Паттерсон, ответственный за информацию об иностранном авиационном пространстве для МО.

Бригадный генерал Дэйвид Люгер — командующий 1-й воздушной боевой группы (ВБГ).

Бригадный генерал Ребекка Фёрнесс — командующий 111-го ударного авиакрыла; командующий авиационными операциями 1-й ВБГ.

Полковник Хэл Бриггс — командующий Наземной группы 1-й ВБГ.

Сержант-майор[1] Крис Уолл — Ответственный Сержант Наземной группы 1-й ВБГ.

Первый лейтенант Марк Бастиан — командир отделения Наземной группы.

Штаб-сержант Эмили Энджел — военнослужащая Наземной группы 1-й ВБГ.

Технический сержант Джеймс «Джей-Ди» Дэниэлс — боец Наземной группы.

Младший капрал Джонни «Халк» Моррис — боец Наземной группы.

Полковник Дарен Мэйс — заместитель командира 111-го ударного авиакрыла по оперативной части.

Подполковник Саманта Хеллион — командир 51-й бомбардировочной эскадрильи (ЕВ-1С).

Полковник Нэнси Чешир — командир 52-й бомбардировочной эскадрильи (ЕВ-52 и АL-52).

Полковник Келвин Картер — начальник оперативного отдела 52-й бомбардировочной эскадрильи, командир экипажа АL-52.

Подполковник Саммер О'Ди — пилот ЕВ-52АС.

Майор Мэтью Уитли — техник дистанционного управления ЕВ-52.

Майор Фрэнки «Зиппер» Тарантино — командир экипажа АL-52.

Капитан Джонни «Соссер» Саммис — командир экипажа ЕВ-52МС.

Капитан Корпуса Морской пехоты США Тэд Мерритт — командир взвода специального назначения.

Генерал-лейтенант Террилл Самсон — командующий 8-й воздушной армией.

Бригадный генерал Чарльз С. Золтрейн — исполняющий обязанности командира 8-й воздушной армии и начальник ее оперативного отдела.

Генерал[2] Чарльз Ф. «Каз» Казнер — начальник штаба ВВС США (командующий ВВС).

Генерал Томас «Турбо» Маскока — командующий авиационного боевого командования.

Генерал-лейтенант Лея «Скайи» Фортуна — заместитель начальника Боевого командования ВВС США.

Адмирал Чарльз Эндоуэр — начальник штаба ВМС США (командующий ВМФ).

Генерал Уолтер Уолленски — глава Космического командования США.

Генерал Рэнделл Шепард — командующий Командования воздушно-космической обороны Северной Америки; также командующий Северного командования США.

Полковник Джоанна Кирсейдж — начальник командной группы, оперативный центр Горы Шайенн, объект ВВС «Гора Шайенн».

Подполковник Сьюзан Пэйдж — начальник рабочей группы; центр авиационного предупреждения НОРАД, объект ВВС «Гора Шайенн», Колорадо.

Бригадный генерал Джеррод Ричланд — начальник боевого штаба Объединенного оперативного центра Е4.

Томас Натаниэль Торн — президент Соединенных Штатов

Роберт Гофф — министр обороны.

Ричард У. Венти — генерал ВВС США, председатель Объединенного комитета начальников штабов.

Адмирал Чарльз Эндоуэр — начальник штаба ВМС США (главнокомандующий ВМФ).

Дуглас Р. Морган — директор ЦРУ.

Морин Хершель — госсекретарь.

Дэрроу Хортон — генеральный прокурор

РУССКИЕ

Генерал Анатолий Грызлов — Президент Российской Федерации.

Генерал армии Николай Степашин — начальник генерального штаба российских вооруженных сил и глава министерства государственной безопасности (глава всех разведывательных служб)[3].

Kapitan Leytenant Йозеф Леборов[4] — пилот Ту-96МС16.

Aviatskiy Starshij Leytenant Юрий Бодорев — его второй пилот.

Туркменский старший лейтенант.

Генерал Джалалуддин Тураби — временный командующий вооруженных сил Туркмении[5].

Абдул Дендара — его помощник

САМОЛЕТЫ И ВООРУЖЕНИЯ

MV-32 «Пэйв Дешер» — реактивный конвертоплан специального назначения, крейсерская скорость 320 км/ч, запас топлива на 5 часов (обычный взлет/вертикальная посадка либо вертикальный взлет/вертикальная посадка), перевозит 18 десантников в полной экипировке, экипаж 3 человека. Грузовой отсек позволяет размещать внутри автомобили габаритов «Хамви». Имеет две выдвижные пусковые установки для оборонительных либо ударных ракет и 20-мм пушку системы Гатлинга и подфюзеляжной установке, спутниковую и инерциальную навигационные системы, систему ИК-обзора и радар миллиметрового диапазона, позволяющий двигаться с огибанием местности (вымышленный).


MQ-35 «Кондор» — транспортное средство войск специального назначения воздушного старта. Скорость 300 Км/ч, запас хода на 3 часа (планирующий полет к цели/обычный взлет с пересеченной местности/обычная посадка на пересеченную местность). Перевозит 4 солдат в полной экипировке и 120 кг груза, беспилотный. Адаптивная обшивка и форма корпуса, создающая подъемную силу, позволяет управлять средством без крыльев или воздушных рулей. Малогабаритный турбореактивный двигатель и велосипедное шасси позволяют взлетать с неподготовленных площадок (вымышленное).


RAQ-15 «Стелсхок» — разведывательно-ударный беспилотный летательный аппарат дальнего радиуса действия. Турбореактивный двигатель, скорость 600 км/ч, максимальная дальность полета — 3 500 километров, аэродинамический профиль корпуса, адаптивная система управления полетом. Несет 6 управляемых ракет AGM-211 «Мини-Мэйверик». Две такие ракеты размещаются на подкрыльевых подвесках или бомбардировщика ЕВ-52 «Мегафортресс» или в центральном бомбоотсеке бомбардировщика ЕВ-1С «Вампир». Возможна дозаправка и перевооружение от бомбардировщика ЕВ-1С. Стартовый вес — 1585 кг (вымышленное).


AGM-211 «Мини-Мэйверик» — малогабаритная управляемая ракета с ТВ-головкой самонаведения класса «воздух-земля». Боевая часть — 12,6 кг термиума нитрата (TN). Траектория полета — планирующая с ускорением перед ударом в цель. Дальность — 11 километров (вымышленное).


AGM-165 «Лонгхорн» — ракета класса «воздух-земля» с ТВ- и ИК-системой наведения. Боевая часть 90 кг TN, дальность — 111 км, стартовый вес — 900 кг, радар миллиметрового диапазона (вымышленное).


AIM-120 «Скорпион» — ракета «воздух-воздух». Боевая часть 23 кг, дальность — 65 км, тройная комбинированная система управления, включающая активной радарное, пассивное радарное и ИК-наведение. Максимальная скорость — Мах3, вес — 160 кг.


AIM-154 «Анаконда» — управляемая ракета «воздух-воздух» большой дальности. Боевая часть — 23 кг ТN, дальность — 280 км, прямоточный реактивный двигатель, активное радиолокационное/пассивное радиолокационное/инфракрасное наведение, максимальная скорость — Мах5, вес — 270 кг (вымышленное).


AGM-177 «Росомаха» — крылатая ракета, турбореактивный двигатель, дальность 90 км, 3 бомбоотсека, ИК- и радиолокационная миллиметрового диапазона система управления, вес — 906 кг (вымышленное).


AGM-154 Joint Standoff Weapon (JSOW) — планирующая управляемая авиационная бомба, дальность полета от 28 до 75 км в зависимости от высоты пуска, вес 680 кг, боевая часть — 200 суббоеприпасов для поражения пехоты или легкой техники; либо 10 противотанковых суббоеприпасов BLU 108/B; либо 227-кг осколочно-фугасная боевая часть. ЕВ-52, В-2 и ЕВ-1В несут 8 таких бомб на револьверных бомбодержателях.


АВМ-3 «Ланселот» — ракета противоракетной обороны воздушного старта. Дальность 320 км, стартовый вес 1 360 кг, обычная или плазменная боеголовка (вымышленное)

РОССИЙСКОЕ

AS-17 «Криптон» (Х-31П) — противорадарная ракета средней дальности. Максимальная дальность пуска 200 км, скорость Мах3, 90-кмлограммовая осколочно-фугасная боевая часть. Запускается с бомбардировщиков Ту-22М «Бэкфайер»[6].


AS-X-19 «Коала» (Х-90) — ударная ракета большой дальности воздушного старта. Прямоточный двигатель, дальность 3 000 км, скорость Мах8, 1-килотонная ядерная боеголовка с замедленным взрывателем и бронированным наконечником для уничтожения бронированных укрытий и подземных бункеров. Бомбардировщик Ту-95 «Медведь» несет две такие ракеты[7].


AS-16 «Кикбэк» (Х-15) — сверхзвуковая ударная ракета с инерциальной системой наведения. Дальность 160 км, скорость Мах 2, 150-килограммовая осколочно-фугасная или ядерная боевая часть мощностью 1 килотонна[8]. Бомбардировщик Ту-160 несет 24 такие ракеты на 2 револьверных держателях



ПРОЛОГ

Авиабаза Резерва ВВС «Баттл-Маунтин», Невада. Июнь 2004

— Радар SA-17, режим обзора, на 12 часов, восемьдесят километров. Нет проблем — мы далеко от зоны обнаружения… Ого, ничего себе, новый источник, обзорный радар SA-12, на один час, дальность сто сорок километров, — сообщил техник-разведчик. На вид парню было девятнадцать лет, а по голосу — еще меньше. Он словно комментировал появление новых монстров в компьютерной игре — ни волнения, ни удивления, просто радостное напряжение. — Фиксирую канал передачи данных SA-12… Мы не в захвате, но он знает, что мы здесь. Он… Стоп, он отключил радар. Вырубил его в большой спешке.

— Так, так — раски тайком поставили на ТВД SA-12, - заметил генерал-майор Патрик Маклэнехэн. Он уже привык к юношеской задорности и, казалось, сам заводил своих подчиненных, стараясь не заразить их своим менталитетом «КРАСНАЯ ТРЕВОГА!». Этот сорокасемилетний генерал с двумя звездами на погонах просто набрал команду на своему терминале, выводя дополнительные сведения по новому контакту.

— Вероятно, полная батарея SA-12 — шесть пусковых установок, пять транспортно-заряжающих машин, радар наведения, обзорный радар и командная машина. Они далеко от Ашхабада — и, очевидно, не предназначены для защиты российских сил в столице. Это явное нарушение.

— Они перемещают тяжелую технику все дальше и дальше на восток каждый день, — ответил полковник ВВС Дарен Мэйс. Пятидесятиоднолетний ветеран ВВС смотрел на большой цветной дисплей, постоянно выводящий обновленные данные по расположению и типу каждого выявленного российского зенитно-ракетного комплекса. SA-12, аналогичный по эффективности американскому «Пэтриот» был одной из самых передовых зенитно-ракетных комплексов Российской Федерации, способным уничтожить крупный самолет на расстоянии до ста километров. — Можно подумать, они не хотят, чтобы мы могли смотреть на что-то, — он ввел несколько команд с собственной клавиатуры. — Оперативная группа уведомлена о новых сведениях, предупреждения отправлены всем членам ООН, — продолжил он. — Русские угрожают перейти шестидесятый меридиан, теперь с SA-12. Если они оставят их там, они получат зенитно-ракетное прикрытие над Марами в течение нескольких дней.

Патрик кивнул. Республика Туркменистан была разделена на две части с момента вторжения Талибов в прошлом году. Правительство Туркменистана и военное командование было фактически сослано в город Мары на востоке страны, а армия Российской Федерации контролировала столицу, Ашхабад, на западе. Совет Безопасности ООН постановил всем участникам конфликта оставаться на месте до прибытия в страну миротворческих сил, призванных разобраться во всем этом. Резолюция, к всеобщему изумлению, была принята без вето со стороны России. Теперь оказалось, что русские нарушают порядок и неуклонно перемещаются на востоке, сначала беря под контроль небо, а затем медленно все больше и больше занимая землю.

— Я еще раз пойду в штаб восьмой воздушной армии и проконтролирую, что они знают, что русские не прекратили натиск на восток.

— Думаете, из этого что-то выйдет, сэр? — Спросил Дарен. — Мы построили четкую картину — русские движутся на восток, в нарушение резолюции Совета Безопасности. SA-12 намного больше, чем оборонительное вооружение — одна батарея может заблокировать восемьсот тысяч кубических километров воздушного пространства.

— Наша задача — вести слежение, контроль, производить анализ и докладывать, а не атаковать, — ответил Патрик с ноткой усталости в голосе, набирая команды, чтобы отправить доклад старшему оперативному дежурному 8-й воздушной армии. 8-я воздушная армия со штабом в Шривпорте в штате Луизиана, была главным объединением американской стратегической авиации. — Я буду рад иметь активы в районе, если нам будет приказано отреагировать. И у меня такое ощущение, что мне уже повезло, что я могу делать это. — Дарен Мэйс ничего не ответил — он знал, что генерал был прав.

Патрик, Дарен и технический персонал проводили воздушную разведку над центральным Туркменистаном, бывшей советской республикой в средней Азии, но сами находились в безопасности в BATMAN — Battle Management Center — Центре боевого управления на базе Резерва ВВС «Баттл Маунтин» в северной части Невады. Над Туркменистаном находился QB-1C «Вампир-III», сильно модифицированный беспилотный бомбардировщик В-1, оснащенный средствами технической разведки и наблюдения. Это оборудование позволяло Патрику перехватывать сигналы широкого спектра передатчиков, а лазерный радар, или ЛИДАР бомбардировщика обеспечивал невероятно детализированные изображения наземных и воздушный целей с большой дальности.


Помимо оборонительного вооружения — шести ракет средней дальности AIM-120 AMRAAM на внешних узлах подвески — бомбардировщик нес два БПЛА (Беспилотный летательный аппарат) «Стелсхок» на специальных поворотных держателях в центральном бомбоотсеке. Напоминающие толстые доски для серфинга, «Стелсхоки» несли небольшие, но разрушительные управляемые ракеты и кассетные бомбы для атаки наземных целей. Они могли приниматься бомбардировщиком обратно для дозаправки и перевооружения, позволяя каждому БПЛА атаковать десятки целей, в то время как самолет-носитель оставался вне зоны досягаемости средств ПВО.

Патрик установил радиоканал, ввел пароль и подождал несколько минут, пока защищенные каналы не были синхронизированы, после чего сказал:

— «Крепость», говорит «Мститель», канал защищен, прием.

— «Мститель», я «Крепость», канал защищен, слушаю, — ответил старший оперативный дежурный восьмой воздушной армии.

— Как у тебя там, Тэйлор?

— Просто замечательно, генерал, — ответила подполковник ВВС Тэйлор Винер. Тэйлор Роуз Вайнер была молодым и талантливым инженером в области аэрокосмических технологий и пилотом, которую Патрик уже много лет пытался переманить в «Дримлэнд», сверхсекретный центр оружейных разработок в штате Невада, но, будучи матерью двух мальчиков-близнецов, она выбрала хотя бы частичную возможность нормальной семейной жизни, став штабным офицером командного центра Восьмой армии. — Слушаю, сэр.

— Обнаружена новая позиция ЗРК в центральной части Туркменистана, SA-12, менее, чем в шестидесяти пяти километрах от Мар, — сказал Патрик. — Они не представляют угрозы самолету оперативной группы, но только потому, что бы более скрытны, чем среднестатистический медведь. Если мы отправим туда обычный самолет-разведчик, они его порвут в клочья.

— Резолюция Совета Безопасности запрещает российским силам приближаться к Марам ближе, чем на пятьдесят километров — или тридцать миль, — сказала Вайнер. — Все законно.

— Но SA-12 способны представлять угрозу для самолетов на дистанции до семидесяти километров — то есть прямо над Марами, — ответил Патрик.

— Я понимаю, сэр, — ответила Вайнер. — Я не спорю, просто изображаю адвоката дьявола. — Она также мягко напомнила Патрику первый вопрос, который с наибольшей вероятностью задаст командование 8-й армией, если она разбудит их с этим рапортом. — Что вы намерены делать, сэр?

— Запрашиваю разрешение запустить БПЛА «Стелсхок» над городом, чтобы выяснить намерения русских.

— БПЛА? У вас БПЛА на самолете оперативной группы, сэр? — С удивлением спросила Тейлор. Она на мгновение прервалась, набирая что-то на собственном терминале, а затем добавила: — Сэр, в приказе не было ничего относительно БПЛА. Они вооружены, сэр? — Патрик заколебался, и Вайнер все поняла. — Генерал, я советую вам поднять еще один самолет в соответствии с боевым приказом, чтобы сменить тот, что находится в вылете сейчас.

— Боевой приказ не запрещает нам нести БПЛА и разрешает нести оборонительное вооружение.

— Да, сэр, — ответила Вайнер тоном, четко намекающим, как командование отреагирует на подобный аргумент. — Мне передать ваши запросы и соображения наверх, или вы намерены продолжать мониторинг ситуации?

Тейлор определенно делала последнюю попытку отговорить Патрика от каких-либо действий, и Патрик решил, что она была права. — Мы будем продолжать наблюдение, полковник, — ответил он. — Вы можете внести в отчет, что мы располагаем БПЛА на борту «Бобкэта» и готовы немедленно отреагировать в случае необходимости. Прошу пометить отчет от контакте с SA-12 пометкой «срочно» и дать им знать, что мы готовы.

— Так точно, сэр, — ответила Вайнер. — Что-либо еще?

— Нет, Тейлор. Обстановка норма. Мы готовы отреагировать.

— Вас поняла, сэр. Конец связи.

— «Мститель», ожидаю, — Патрик откинулся на спинку кресла и начал изучать дисплеи перед собой. — Ну что, Дарен, — сказал он Мэйсу. — Я надеюсь, что не разозлил начальство больше, чем обычно.

— Прошу прощения, сэр, но я полагаю, они будут злы на вас вечно, вне зависимости от того, есть ли у вас «Вампиры» с БПЛА или нет, — заметил Дарен, и Патрик кивнул в знак согласия. Он был прав: операция была проигрышной с первого же дня, и Патрик находился в эпицентре большой помойной ямы.

Резолюция Совета Безопасности ООН постановляло вести воздушное наблюдение только в Туркменистане. Президент Томас Торн неожиданно поддержал это решение, и совет его принял. Министр обороны постановил Центральному Командованию США, основному органу, отечественному за военные операции в Центральной Азии, наладить круглосуточную разведку, ЦЕНТКОМ, в свою очередь, поставило такую задачу военно-воздушным силам.

Сначала ВВС поставили эту задачу 12-й воздушной армии, штабному органу Боевого авиационного командования, в распоряжении которого находились разведывательные самолеты большой дальности. 12-я армия разработала план с применением обычных самолетов-разведчиков — беспилотников RQ-4A «Глобал Хок», самолётов U2 «Леди Дракон», самолетов радиотехнической разведки RC-135 RIVET JOINT и Е8 Joint STARS (Surveillance and Targeting Radar System — радиолокационная система слежения и целеуказания). В сочетании со спутниковой разведкой, полеты этих самолетов над Туркменистаном обеспечивали полную информацию о ситуации в стране круглосуточно в реальном времени.

Но 111-е бомбардировочное авиакрыло, развернутое на острове Диего-Гарсия в ходе первоначального конфликта в Туркменистане, предлагало гораздо больше, чем просто наблюдение. Беспилотные самолеты-носители лазерного оружия QAL-52 «Дракон» могли защитить 20 миллионов кубических миль пространства от баллистических и крылатых ракет, самолетов и даже некоторой наземной техники. Беспилотные «летающие линкоры» QB-1C и QB-52 обладали ударными и оборонительными возможностями звена истребителей-бомбардировщиков каждый. По настоянию Патрика Маклэнехэна Центральное Командование наложило вето на планы 12-й воздушной армии и приказало восьмой воздушной армии, в состав которой входили дальняя бомбардировочная авиация, отправить Воздушную Боевую Группу Маклэнехэна на патрулирование Туркменистана. Высокотехнологичные бомбардировщики 111-го авиакрыла проявили себя в первоначальном конфликте с русскими, и было видно, что их усилия окупились. Кроме того, они уже находились в регионе и были хорошо знакомы с тактической обстановкой.

Это решение расстроило командование и восьмой и двенадцатой армий, но у них не было выбора, кроме как принять его. Восьмая воздушная армия имела собственный парк ударных самолетов в составе 160 дальних бомбардировщиков В-1В, В-2 и В-52, и несколько сот самолетов-заправщиков, а также множество великолепных крылатых ракет и высокоточного вооружения. Но все это базировалось в Штатах или вело дальнее патрулирование в интересах групп наземного действия ВМФ по всему миру.

Хотя большая часть личного состава 111-го бомбардировочного авиакрыла входила в состав ВВС Национальной Гвардии штата Невада, авиакрыло находилось в оперативном подчинении Восьмой воздушной армии. Но когда дело дошло до развертывания, оказалось, что никто в 8-й воздушной не знал, как использовать высокотехнологичные прибамбасы с авиабазы Резерва Баттл-Маунтин. Поэтому не осталось другого выбора, кроме как назначить генерал-майора Патрика Маклэнехэна командующим операцией, с непосредственным подчинением командованию Восьмой воздушной.

Решение отправить для ведения патрулирования в Туркменистан «Воздушную боевую группу» Патрика позволило действовать эффективнее при меньших затратах, чем предполагала планируемая операция 12-й воздушной армии, но расстроило многих генералов ВВС. Не было сомнений, что все они надеялись на то, что Патрик и его крыло самолетов-роботов потерпят неудачу.

Дарен Мэйс позволил Патрику просто молча прокипеть несколько долгих минут. Дарен был несколько старше его, но его служба не была и близко настолько же динамичной и успешной — пока он не повстречался с этим молодым обладателем двух генеральских звезд. Теперь, будучи начальником оперативного отдела 111-го бомбардировочного авиакрыла, Дарен Мэйс командовал растущим соединением самых высокотехнологичных самолетов в мире, большинство из которых были созданы Патриком Маклэнехэном в сверхсекретном научно-исследовательском центре на базе ВВС Эллиот в Грум-лэйк, в пустынях штата Невада, больше известном как «Дримлэнд». Несколько лет назад Мэйс, боевой ветеран и эксперт, занимался листанием слайдов и приготовлением кофе для генералов и бюрократов в Пентагоне. Теперь эти генералы и бюрократы приходили к нему с вопросами по самым сложным вопросам защиты Америки.

— Желаете увести «Вампира» на базу и отправить на замену самолет без «Стелсхоков»? — Спросил он.

Патрик, казалось, его не услышал. Он пристально смотрел на большой цветной экран тактической обстановки, в центре которого находилась новая батарея SA-12. Наконец, он указан на экран на стене перед собой. — Вы видите что-либо плохое в развертывании SA-12, Дарен? — Спросил он.

Дарен изучил обстановку. Что-то не давало ему покоя с тех пор, как зенитная батарея была обнаружена. SA-12 была представлена отметкой на экране, а окружность отмечало максимальную эффективную зону досягаемости двухступенчатой твёрдотопливной ракеты 9М82, большей по размерам, но практически прямой копии американской ракеты «Пэтриот». — Ну, я бы их там не поставил, — сказал он несколько мгновений спустя.

— Почему?

— Они слишком далеко к югу, — ответил Дарен. — Если бы мы организовали налет на российские силы вблизи Ашхабада, мы могли бы легко обогнуть ее.

— Что говорит о том…?

— О том, что… Возможно, у русских есть еще одна батарея севернее?

— Именно, — сказал Патрик. — Сколько батарей SA-12 приходится на один пункт управления?

— До четырех — всего около ста ракет.

— А еще мы можем предполагать, что две или три батареи все же скрытно выдвигаются на восток, пока мы тут разговариваем, — сказал Патрик, указывая на несколько отметок ЛИДАРа к северу от батареи SA-12. — Там куча новых объектов, но мы не сможем классифицировать их, так как…

— Так как они не излучают никаких сигналов и не ведут радиообмена, — сказал Дарен. — Это может быть что угодно — танки, «Скады», ЗРК, верблюды — но пока они не включат радары или не выйдут в эфир, передавая что-то, похожее на данные по целям, мы не обратим на них внимания, пока не сможем подойти ближе.

— Но SA-12 могут использовать кабельные системы передачи данных, которые мы не можем засечь. Они могут подготовиться к стрельбе за несколько секунд, — сказал Патрик. Он указал на экран на своей консоли. — Я насчитал десять машин здесь и двенадцать в этом районе. Это могут быть батареи SA-12, соблюдающие радиомолчание. Мне бы хотелось получить разрешение отправить туда «Железного дровосека». — Но об этом не могло идти и речи. «Железный дровосек», небольшая группа специального назначения, входившая в состав Воздушной боевой группы Патрика, была оснащена электронной боевой броней, сверхсовременными системами обнаружения и высокотехнологичным оружием. Они могли двигаться скрытно, выживать в самых тяжелых боевых ситуациях и быстро вести разведку на большой площади. Было естественно, что русские не хотели видеть их поблизости от своих войск. Они убедили Совет Безопасности ООН, что «Железный человек» была боевой ударной, а не разведывательно-наблюдательной группой, и поэтому им было запрещено появляться на театре военных действий.

— Я думаю, нужно взглянуть, — сказал Дарен. — Штаб Восьмой армии поднимет вой, если мы запустим «Стелсхок», но если мы подведем «Вампир» настолько близко, насколько это возможно…

— Давай, — сказал Патрик.

Дарен улыбнулся и подвел микрофон гарнитуры ближе к губам, отдавая приказы техникам, находящимся в «виртуальной кабине» в центре боевого управления Баттл-Маунтин. Бомбардировщик QB-1C «Вампир-III», как правило, управлялся программой полета, загруженной перед вылетом и разработанной для патрулирования определенного района и ухода на посадку или дозаправку. Но техникам в наземной «кабине» большого бомбардировщика на земле потребовалось всего несколько секунд, чтобы изменить план полета и перевести бомбардировщик на дистанционное управление по защищенному спутниковому каналу.

Несколькими мгновениями спустя Патрик и Дарен увидели, как беспилотный бомбардировщик начал менять курс, отклоняясь все дальше на север. Потребовалось почти тридцать минут, чтобы он вышел в новый район патрулирования в сотнях километров севернее.

— ЛИДАР включен… Классифицирует цели как транспортные машины. SA-12 не обнаружены.

— Подведите ближе, — сказал Патрик. — Мне нужна точная идентификация.

— Принял, — Дарен отдал новые приказы, и бомбардировщик приблизился к подозрительным «транспортным машинам» — оказавшись в тридцати пяти километрах от них. — ЛИДАР классифицирует некоторые из неопознанных целей как пусковые установки, — сказал Дарен. — Мы могли бы что-то получить. Что дальше, генерал? Хотите запустить один из «Стелсхоков», чтобы пройти над ними?

— Пока нет, — ответил Патрик, задумавшись на мгновение. — Открыть бомболюки.

— Это должно привлечь их внимание, — сказал Дарен, скомандовав в микрофон: — «Бобкэту ноль-семь», открыть центральный бомбоотсек. Не запускать БПЛА, повторяю, не запускать БПЛА.

QB-1C «Вампир-III» имел эффективную площадь рассеивания меньше, чем у птицы — пока створки трех бомбоотсеков были закрыты. Как только они открылись, радиолокационная заметность усилилась тысячекратно. Лучи радаров попадали внутрь бомбоотсека и отражались от его стенок, многократно увеличивая заметность бомбардировщика. Секундой после того, как Дарен издал приказ, они услышали в наушниках голос речевого информатора:

— Внимание, радар, SA-12, одиннадцать часов, дальность тридцать шесть километров, режим обзора… Внимание, активный канал передачи данных, SA-12, одиннадцать часов, дальность тридцать четыре километра.

— Вот они, — отметил Дарен. — Вы были правы, сэр — у них есть еще SA-12 севернее. И это гораздо ближе к Марам. Они полностью покрывают город радарами и ракетами. — Он вжал кнопку селекторной связи: — «Бобкэт ноль-семь», закрыть створки, запустить все меры противодействия и быстро отходить. — Он знал, что техники просто возьмут ручное управление «Вампиром» и будут уводить его от SA-12 так как перепрограммирование потребует больше времени. — Что вы хотите сделать с SA-12, генерал?

— Уничтожьте их, полковник, — без затей сказал Патрик, снова устанавливая связь со штабом восьмой армии. — Это неопознанная враждебная цель, в нарушение резолюции ООН. Уничтожить. Командную машину, затем радары, затем ракеты. Я доложу восьмой армии о наших действиях.

— Да, сэр, — с энтузиазмом ответил Дарен и скомандовал на защищенном канале: — «Бобкэт ноль-семь», это «Бобкэт». Обозначить выявленные SA-12 как цели и атаковать. Повторяю, обозначить выявленные SA-12 как цели и атаковать. Мы полагаем, они перебросили в район целую бригаду. Если они это сделали, я хочу, чтобы вы выявили все установки и уничтожили их как можно скорее. Порядок приоритета целей: командные машины, радары наведения, пусковые установки. — Группа управления «Вампира» подтвердила получение приказа и начала спешно программировать «Вампир» и «Стелсхоки» для атаки.

«Вампир» начал резкий разворот на восток и снижение. На дисплее тактической информации отображалось кольцо, обозначающее зону поражения SA-12 — по мере снижения самолета она становилась все меньше, но бомбардировщик все еще был глубоко в зоне поражения. Внезапно дисплей показал, что скорость снижения «Вампира» резко снизилась, и Дарен уже собирался спросит, в чем дело, когда понял, что «Ноль-седьмой» пришлось почти выровнять, чтобы запустить «Стелсхоки» — БПЛА не могли безопасно покинуть бомбоотсеки при резком снижении.

— «Стелсхок-один» запущен…

— Быстрее, черт подери, быстрее, — выдохнул Патрик.

— Внимание, SA-12, режим наведения, шесть часов, дальность пятьдесят километров, — гремел речевой информатор. — Внимание, запущена ракета… внимание, запущена вторая ракета!

— «Стелсхок-два» запущен… — Через несколько мгновений отметка «Бобкэта ноль-семь» исчезла.

— Потерян контакт с «Бобкэт ноль-семь», — доложил техник группы управления. — Похоже, поражение обеими ракетами SA-12.

Дарен Мэйс ударил кулаком в ладонь и громко выругался.

— Я не хочу видеть на месте этих SA-12 ничего, кроме дымящихся ям! — Крикнул он*.


* Так значит анекдот про американских летчиков «Билл, а чего это они по нам из зенитки стреляют? — Джон, так мы на них бомбы сбрасываем! — Блин, ну почему они такие агрессивные?!» — это не анекдот?


— Спокойно, полковник, — сказал Патрик и проговорил на закрытом канале: — «Крепость», я «Мститель», прием. Сообщение высшего приоритета.

— «Мститель», я «Крепость», канал закрыт, приоритет принят, слушаю вас, — Патрик мог слышать сигналы, раздавшиеся в командном центре Восьмой армии, когда Тейлор Вайнер нажала кнопку «ТРЕВОГА» на своей консоли, что означало, что сигнал тревоги раздался в каждом помещении штаба и достиг каждого штабного офицера.

— «Бобкэт ноль-семь» сбит российским ЗРК SA-12. Запрашиваю разрешения атаковать ударными БПЛА.

— Вас поняла, «Мститель», ожидайте.

— Генерал…? — Спросил Дарен. «Стелсхоки» продолжали заход.

— Продолжать, — без колебаний сказал Патрик. — Грохните их!

Каждый БПЛА «Стелсхок» был оснащен радаром миллиметрового диапазона и инфракрасной системой, позволявшими точно определять и идентифицировать вражеские цели. Они получили первоначальные данные по району цели от бомбардировщика, но после запуска искали цели сами. Экран на «Большой доске» показывал матрицу принятия решения каждого БПЛА. Наблюдать за этим было просто невероятно: персонал БАТМАН видел картинку, которую «видел» БПЛА, видел сверку полученных изображений с каталогами целей и принятие решений. Каждые несколько секунд то один, то второй «Стелсхок» делали «моментальное фото» цели и уточняли решение, а затем переходили к следующей. Затем они выбрали оружие, наиболее подходящее для выполнения задачи: это были ракеты AGM-211 «Мини Мэйверик» для поражения бронированных командных машин и бомбы CBU-87/103 с самоприцеливающимися поражающими элементами для поражения радаров и пусковых установок.

Еще две ракеты SA-12 были запущены, а затем еще две из другой группы пусковых установок, но было очевидно, что радар не давал прочного захвата целей.

— Четыре ракеты запущены… Ракеты ушли, срыв захвата, переключение обратно в обзорный режим… Промах. — Эффективная площадь рассеивания «Стелсхока» равнялась одной тысячной малозаметного «Вампира» — российский радар не имел никакой возможность взять из в захват, иначе как на очень малом расстоянии.

Оба «Стелсхока» обошли вторую батарею SA-12 и бросились у группе целей, обнаруженных изначально — там находилась командная машина, нервный центр комплекса SA-12. Трехосный «Урал-4320» был самой маленькой машиной в группе целей, но это не имело для БПЛА значения — каждый выпустил по ракете «Мими Мэйверик» в машину. Патрик и Дарен видели картинку с БПЛА, а затем появилось изображение с головки самонаведения ракеты, показывающее ее приближение к цели. Оператор имел возможность перевести ракету на другую цель или подкорректировать, но в этом не было нужды — «Стелсхоки» были идеально точны. Обе ракеты ударили в командную машину, превратив ее в облако пламени в считанные секунды.

«Стелсхоки» продолжали свою работу, словно пчелы, роящиеся вокруг стола для пикника. Первый БПЛА выпустил вторую «Мини-Мэйверик» в машину наведения и целеуказания 9С15МВ, представляющую собой массивный радар большой дальности на гусеничном шасси. Второй БПЛА навелся на другой крупный радар вблизи командно-штабной машины, но Патрик резко нажал кнопку селекторной связи: — Отставить эту цель, ноль-седьмой, — сказал он. — Это РЛС секторного обзора — она эффективна только против баллистических ракет. Лучше атакуйте вот этот радар «прикрытия». — Командир группы дистанционного управления отменил выбор цели «Стелсхоком» и направил его на радар большой дальности, атакованный первым БПЛА. Без командной машины SA-12 подвергся лоботомии. Теперь, без радара, он потерял возможность дальнего обзора.

«Стелсхоки» продолжали кружить над двумя батареями SA-12, ища цели для другого вида оружия — двух контейнеров с тридцатью поражающими элементами BLU-97 Combined Effects Munitions, которые разбрасывались по большой овальной форме зоне поражения. Каждый элемент содержал девятьсот граммов бризантного взрывчатого вещества, а также парашют в хвостовой части и крошечный радиовысотомер, обеспечивающий подрыв элемента на строго определенной оптимальной высоте. При взрыве каждый элемент давал несколько тысяч стальных осколков, разлетающихся во все стороны на расстояние пятнадцать-двадцать метров, способных поразить легкую броню и тем более незащищенную технику. Одновременно вспышка, создаваемая зарядом циклотола[9] замешанного с цирконием, давала огненный шар, достаточно горячий, чтобы воспламенить незащищенные топливные баки, вызвать детонацию боеприпасов или убить человека на расстоянии двадцати-двадцати пяти метров.


Два «Стелсхока» не могли рассчитывать на уничтожение более 180 ракет, оставшихся в бригаде, но их удары были разрушительны. Каждый БПЛА автоматически скорректировал курс и высоту так, чтобы максимизировать ущерб от кассетных бомб, сбросив их так, чтобы поразить столько целей, сколько было возможно. В каждом заходе им удалось поразить как минимум две пусковые установки или транспортно-заряжающие машины, породив впечатляющие вторичные взрывы, когда шрапнель вспорола корпуса ракет и воспламенила топливо или боеголовки внутри.

Продолжая облетать район, «Стелсхоки» отправили изображения и данные радаров, снимая результаты удара.

— Командная машина, радар и большая часть пусковых установок двух батарей уничтожены или сильно повреждены, сэр, — доложил офицер управления «Стелсхоками». — Работы радаров или каналов передачи данных не зафиксировано.

— Более тридцати ракет уничтожены, еще несколько сильно повреждены, — сказал Дарен Мэйс. — Чертовски невероятное зрелище. Мы почти выбили целую бригаду. — Неизвестными были только потери личного состава — каждая батарея SA-12 насчитывала почти пятьдесят солдат и еще двенадцать офицеров и техников находились в командной машине.

Но даже после исчерпания боекомплекта работа «Стелсхоков» не была закончена. Они понимали, что носитель был уничтожен, и у БПЛА не было достаточно топлива, чтобы достичь дружественной территории иди другого самолета носителя — поэтому они навелись на уцелевшие пусковые установки и помчались вперед. Небольшие заряды самоуничтожения в девять килограммов» гарантировали, что цели будут уничтожены вместе с самими БПЛА при огневом таране.

— Прямые удары в еще две пусковые установки, — сообщил Дарен. Патрик все еще слушал сообщение из штаба Восьмой армии. — Почти две батареи SA-12 уничтожены, включая командную машину и радарные установки.

— Давайте к своим экипажам. Хорошая работа, Дарен, — сказал Патрик. Все закончилось менее чем за десять минут — они потеряли бомбардировщик QB-1C «Вампир» и два БПЛА «Стелсхок» без человеческих потерь, тогда как противник потерял половину бригады SA-12 и имел, возможно, десятки погибших. Даже Патрик был поражен силой и эффективностью своих беспилотных ударных самолетов. — Поднимайте еще один «Вампир» и давайте точно определим позиции оставшейся части бригады.

— Понял сэр, — охотно ответил Дарен. Он встал со своего поста рядом с Патриком и направился через «амфитеатр» Центра боевого управления мимо поздравляющих генерала. Тем временем Патрик услышал в наушниках сигнал. Он ввел персональный секретный код и подождал установки безопасного соединения.

— «Крепость», я «Мститель», канал закрыт, прием.

— Что случилось, генерал? — Патрик узнал несколько рассеянный и грубый голос генерал-майора Чарльза Золтрейна, заместителя командующего восьмой воздушной армией. Что же, подумал он с грустью, начальство уже не спало. Он, вероятно, звонил с телефона защищенной связи в своей квартире, и определенно был не рад подъему в такое время.

— Один из моих беспилотных бомбардировщиков «Вампир» был сбит российским SA-12 в районе Мар, сэр, — ответил Патрик. Он знал Золтрейна много лет, и по званию они были равны. Но Маклэнехэн знал, что раз Золтрейн обращался к нему «Генерал», а не «Патрик», он подчеркивал официальность разговора и строго следил за субординацией.

— Черт, — пробормотал Золтрейн. — И как вам удалось в это вляпаться, генерал?

— Мы обследовали неопознанный контакт всего в тридцати пяти километрах от Мар в запретной зоне, когда они неожиданно атаковали нас и сбили самолет. Мы обнаружили две батареи SA-12 с системами управления.

— Передайте координаты и сигнатуры целей в штаб, мы их изучим. — Но Золтрейн уловил колебания в голосе Патрика и сказал: — Что вы еще хотите мне сообщить, Маклэнехэн?

— Батареи SA-12 нейтрализованы, сэр, — сказал Патрик. — Уничтожены командная машина, радар и десять пусковых установок.

— Уничтожены? Какими средствами?

— БПЛА «Стелсхок», запущенными перед тем, как «Вампир» был сбит, сэр.

— «Стелсхок»? У вас были «Стелсхоки» на борту разведывательного самолета? Сколько?

— Два.

— И где они теперь?

— Полностью уничтожены при огненном таране пусковых установок SA-12.

— Кто дал приказ атаковать SA-12, генерал?

— Я, сэр. Я сделал это после того, как мой бомбардировщик «Вампир» был атакован и уничтожен вражеским зенитным огнем в запретной зоне в районе Мар.

— И вы не запрашивал указаний от генерала Самсона или ЦЕНТКОМ? — Спросил Золтрейн. Генерал-лейтенант Террилл Самсон был командующим восьмой воздушной армии и непосредственным командиром оперативной группы. Хотя отдать Патрику приказ атаковать мог кто угодно в вышестоящей цепочке командования, до президента США включительно, большинство, если не все приказы поступали ему через генерала Самсона из Восьмой воздушной, за исключением чрезвычайных ситуаций.

— Нет, сэр.

— Я понял. — На линии воцарилась тишина. Несколько секунд Патрик мог сказать, что Золтрейн оставался на связи. Затем тот резко сказал:

— Ожидайте, — и прервал связь. Это не было добрым знаком, подумал Патрик.

Дарен Мэйс вернулся через несколько минут.

— «Бобкэт ноль-четыре» занял коридор над западным Пакистаном и выйдет в район менее, чем через час, — сообщил он. — На борту нет «Стелсхоков». «Бобкэт ноль-два» будет готов к вылету с Диего-Гарсия через примерно тридцать минут и будет оснащен двумя «Стелсхоками». Мы можем оснастить БПЛА не более половины наших «Вампиров», но подготовим еще несколько в течение суток. Через двое суток все «Вампиры» будут оснащены БПЛА.

— Очень хорошо, — сказал Патрик. — Поднимайте ноль-второго как можно скорее, со «Стелсхоками» и полным набором оборонительного вооружения. Все «Вампиры» отныне будут летать со «Стелсхоками», если не будет иных указаний. Русские могут иметь там больше SA-12, поджидающих нас.

— Да, сэр.

Патрик поднял глаза и увидел бригадного генерала Дэйвида Люгера, его заместителя, который несся по лестнице к его посту, по видимому, очень спеша и озабоченно глядя на Патрика. — Выводи «Ноль-четвёртый» на патрулирование и обеспечь идентификацию каждого ЛИДАР-ного контакта в пределах восьмидесяти километров от Мар, — продолжил он. — Если у русских там есть мобильные средства, мне нужно об этом знать.

— Я вас понял, сэр, — с энтузиазмом сказал Дарен. Он надел гарнитуру, чтобы связаться с группой управления в Центре боевого управления и наземными группами на острове Диего-Гарсия, но подошедший Люгер наклонился к нему и что-то прошептал. Дарен вопросительно посмотрел на Люгера и покачал головой, но Люгер схватил Мэйса за правое плечо, и тот встал и направился по лестнице к группе управления.

Патрик наблюдал за этим с легким ощущением страха, который постарался не выдать голосом, спросив:

— Что случилось, Дэйв?

— Я получил сообщение из штаба Восьмой армии, Патрик, — ответил Люгер. — Патрик обратил внимание, что Дэйвид был в летном костюме, но при этом чисто выбрит и нашел время зашнуровать летные ботинки. В этот момент оператор из отделения связи потрусил вниз с листом в руках. Он передал его Люгеру, который быстро прочитал сообщение. Патрик заметил, как лицо Люгера посерело. — Твою же мать…

— Что там такое, Тексас?

— Тебя… Тебя отстранили, Патрик, — ответил Люгер, голос которого дрожал от неверия и шока. Он протянул Патрику сообщение. — Мне приказано принять командование Воздушной Боевой группой и отправить тебя домой до дальнейшего разбирательства. Все наши самолеты отзываются. Тебя… Господи, Патрик, тебя понизили до бригадного генерала.

Патрик прочитал сообщение, пожал плечами и кивнул:

— Дай угадаю, им не понравилось, что я разнес российские ЗРК, не доложив сперва им, — бесхитростно сказал он.

— Патрик… Мак, это неправильно, — сказал, заикаясь, Люгер. — Восьмая воздушная армия не может отстранить тебя, так как мы не входим в ее состав. Только президент, МО, или главком ВВС может лишить тебя звездочек.

— Это не из штаба Восьмой армии, — сказал Патрик, найдя нужную строчку. — Это из Пентагона, ответ на запрос генерала Самсона. — Он скомкал лист бумаги. — Ну что, Дэйв, ты теперь командир Воздушной боевой группы. Мне приказано отправляться домой. — Он посмотрел на друга, взял его за плечо, а затем снял гарнитуру и бросил ее на консоль. — Я к сыну. Если буду нужен, ищи меня там. Я буду на связи через имплант, не звони на телефон — разбудишь Брэдли.

Но Дэйвид Люгер был слишком шокирован.

— Мак…

— Не дай им забрать у тебя волю к борьбе, Дэйв, — сказал Патрик, глядя на своего друга и сослуживца с выражением подавленности, которого Люгер никогда раньше у него не видел. — Эти штабные чмошники из Барксдэйла понятия не имеет ни о чем. Не дай им забрать у тебя силы. — С этими словами Патрик Маклэнехэн направился по лестнице прочь из центра боевого управления.

В одно мгновение генерал стал никем.

Министерство обороны Республики Туркменистан, Ашхабад В то же время.

— Да, сэр, я понимаю свои приказы, — натужно ответил по защищенному телефону генерал-полковник Борис Касимов, командующий туркменскими союзными силами обороны. — Приказ был «оружия не применять». Но мы, черт подери, подверглись нападению. Американцы на бомбардировщике В-1 оказались над Марами, пролетели над моей бригадой и атаковали ее без всякого предупреждения.

— Успокойтесь, Борис, успокойтесь, — мягким и понимающим голосом ответил генерал Анатолий Грызлов, президент Российской Федерации. Невысокий и тонкий обладатель тонких коричневых волос и ярко-голубых глаз бывшие космонавт и летчик-испытатель и, до недавнего времени, начальник российского генштаба обычно вел себя так, словно собирался избить все вокруг. Но со своими генералами Грызлов говорил совсем по другому: от относился ко всем, от высших офицеров до новобранцев с почти отеческим вниманием.

— Сэр, я принимаю всю ответственность за случившееся. Я…

— Борис, возьми себя в руки, — взмолился Грызлов. — Это я, Анатолий, твой одногрупник по училищу, твой комэск, твой приятель по покеру. Мы слишком долго прослужили вместе и прошли через слишком много сражений, чтобы ты вел себя как церковный служка, пойманный на онанизме. Просто скажи, что случилось? Все в порядке?

Грызлов услышал, как Касимов глубоко вздохнул с облегчением.

— Генерал, мы были атакованы и бригада просто отреагировала. — Устало сказал он. — Этот чертов американский бомбардировщик появился из неоткуда и направился прямо к первой батарее, открыв бомболюки. Расчеты увидели это оптико-электронными средствами и запаниковали. Он включили радары и атаковали его без разрешения.

— Господи, Борис, я знаю, что ваши расчеты слишком дисциплинированы для такого, — сказал Грызлов. — Именно потому я выбрал эту бригаду для этой операции — они знали, как поддерживать оперативную безопасность. Оружие не должно было применяться, если я лично, в устной форме, не отдам такой приказ. И это должно было произойти после того, как мы бы начали выдвижение танковых дивизий на восток — а это случилось бы не ранее, чем через шесть месяцев. Я надеялся, что к тому времени миро забудет об этой вонючей крысиной норе под названием Туркменистан и оставят нас в покое, чтобы мы могли делать свои дела, как в Чечне. Этот инцидент мгновенно выведен конфликт на первые полосы всех мировых средств массовой информации.

— Генерал, вините в этом американцев, — сердито ответил Касимов. — Им не разрешалось вводить ударные самолеты в воздушное пространство Туркменистана, только безоружные разведывательные самолеты и летательные аппараты с исключительно оборонительным вооружением.

— Я это знаю, Борис, — сказал Грызлов. — Я спрашиваю тебя о том, каковы были твои приказы бригаде? — Последовала долгая пауза. — Борис, давай не будем играть в игры. Скажи все, как есть.

— Я сказал командованию бригады, что ваш приказ гласил «не применять оружия», но я четко дал им понять, что не хочу потерять целую бригады, особенно от нападения американцев или туркменов, — наконец, сказал Касимов. — Я сказал полковнику, что они не должны были первыми атаковать, но не должны были потерять бригаду ни при каких обстоятельствах. — Он быстро добавил. — Конечно же, генерал, вы не ждали, что я просто позволю уничтожить бригаду С-300 без боя? Я знал, что ваш приказ не предполагал, что мы должны были бросить бригаду на уничтожение…

— Борис…

— Американцы запустили с бомбардировщика В-1 два ударных беспилотных летательных аппарата, — сказал Касимов просто умоляющим голосом. — Каждый из них нес как минимум две управляемые ракеты и две кассетные бомбы прежде, чем обстрелять бригаду с самого бомбардировщика. Они уничтожили почти всю мою зенитную бригаду! Но, по крайней мере, мы сбили гребаный бомбардировщик — и, если вы прикажете, мы можем атаковать их передовую базу на Диего-Гарсия. Мы не можем так этого оставить американцам!

Грызлов поморщился от того, что Касимов напомнил ему об этом факте. Зенитно-ракетные комплексы «Антей С-300В», именуемые на западе SA-12 «Гладиатор» были лучшими дальнобойными и высотными зенитно-ракетными системами в России[10] и, возможно, во всем мире, кроме того, это была первая в мире работоспособная мобильная система, обеспечивающая защиту от баллистических ракет. Однако, несмотря на всю эффективность, устаревшие и неадекватные российские производственные и исследовательские центры и стремительно сокращающийся военный бюджет[11] не позволяли производить достаточно запасных частей и расходных элементов для поддержания собственной оперативной готовности и боевой подготовки, не говоря уже о полной поддержке внешних покупателей[12]. Только чтобы заменить пару ракет, израсходованных в ходе редких учебных стрельб требовалось несколько недель, иногда месяцев, и потеря двух ракетных батарей[13], не говоря уже о командной машине и радаре возымеет разрушительные последствия.


И, кроме того, погибли люди… Пять офицеров и тринадцать техников, в том числе командир бригады и его заместитель. Три офицера и тридцать техников получили ранения, некоторые находились в критическом состоянии. Это был сокрушительный проигрыш. Было не важно, что технически Соединенные Штаты нарушили режим прекращения огня, установленный Совбезом ООН. Россия понесла огромные потери в стране, над которой имела почти полный контроль.

План тайной переброски бригады С-300 в центральную Туркмению принадлежал Грызлову, но мог быть реализован только при тщательных мерах безопасности. Все компоненты С-300 могли быть легко замаскированы на марше даже при полной боевой готовности — на развертывание с марша требовалось всего пять минут. Все было просто: не включать радары и беспроводные каналы передачи информации, ограничиваюсь связью при помощи опто-волоконных кабелей. Приказ не был выполнен — или не был даже отдан — и бригада была обнаружена. Никто в Москве не думал, что американцы немедленно атакуют ее высокоточными ракетами и кассетными бомбами, но они это сделали и потери личного состава и материальной части были тяжелы.

И кто-то должен был за это ответить.

— Черт, Борис, я жалею о случившемся, — сказал Грызлов. — Я хочу, чтобы твои ребята держали руки подальше от кнопки «ПУСК».

— Я приношу свои извинения, генерал, — сказал Касимов. — И беру на себя полную ответственность. Но факт остается фактом: американцы убили почти два десятка наших военных и ранили еще больше. Американцы спровоцировали ответ своими действиями и использовали наступательные вооружения в нарушение соглашения по поддержанию мира.

— Я знаю, и они полностью ответят за их гибель, — сказал Грызлов. — Мне очень жаль, Борис, но я должен отозвать тебя в Москву. Ты не нажимал на спуск, но несешь ответственность за все случившееся и за действия твоих людей.

— Да, сэр, я понял.

— Не переживай, Борис, я не планирую делать из тебя козла отпущения — ты знаешь о ситуации в Средней Азии больше, чем любой другой генерал и проделал замечательную работу на должности командующего силами в Туркменистане все эти годы. Вы еще поучаствуете во всем, что происходит в Средней Азии. Сдайте дела генералу Билатову, немедленно прилетайте сюда и доложите Степашину. После того, как вы оба переговорите, мы встретимся и обсудим наши действия после того, как шумиха по поводу инцидента стихнет.

— Да, сэр, — ответил Касимов. — Я вылетаю через час.

— Хорошо. На этом все. Увидимся через день или два.

Генерал-полковник Касимов ощутил некоторое облегчение и приказал подготовить свой самолет Як-40 к вылету и распорядился доставить его домой, чтобы собрать вещи. Его собирались пропесочить новый начальник генштаба и министр госбезопасности Николай Степашин, возможно, даже понизить в должности, но Грызлову нужны опытные и хорошо образованные офицеры для кампании в Средней Азии, и Касимов был уверен, что его таланты не будут растрачены на командование промерзшей радарной установкой где-нибудь в Сибири на следующие десять лет только потому, что кто-то из его лейтенантов нажал пальцем кнопку.

Касимов ввел в курс дел своего заместителя, собрал документы в портфель, пожал руки своим офицерам и направился к ожидающей его машине. Самолет не будет готов к вылету еще как минимум час, так что у него будет время немного расслабиться и немного выпить в своей квартире в непритязательной бетонной коробке у северо-восточной части международного аэропорта Ашхабада. Он сказал водителю и адъютанту оставаться в машине — собраться сам он мог быстрее и ему хотелось побыть одному. Он будет готов у тому моменту, как его самолет будет заправлен и подготовлен к вылету.

Он чертовски не хотел пропускать визит в эту халупу, подумал он, сделав глоток крепкого напитка, достав из-под кровати сумку, расстегнув ее и начав забрасывать туда вещи. Служить в Туркменистане было здорово, пока не началось все это — вторжение Талибов в восточную часть страны, угрозы российским интересам, мобилизация, американское вмешательство, сражение за Мары и Чарджоу и упреждающий удар американцев по России, чтобы сорвать контратаку. С тех пор все офицеры, ранее проживавшие в прекрасных квартирах в столице, были вынуждены перебраться в эти небольшие домики в аэропорту, где было намного безопаснее. Работающие с перебоями свет и отопление, ужасная вода, протекающая сантехника, сквозившие окна и двери, холод зимой и жара летом — теперь жить здесь было не намного лучше, чем его солдатам в палатках или в полевых лагерях рядом с бронетехникой.

Довольный тем, что собрался за несколько минут, Касимов скинул ботинки и вытянулся на кровати, сделав глоток водки со льдом. Ждать оставалось еще по меньшей мере часа полтора. Он подумал позвонить своей жене, но решил, что позвонит ей с базы непосредственно перед вылетом. Он сделал еще один глоток, а затем закрыл глаза, чтобы вздремнуть.

Касимов так и не услышал, как кто-то вошел через заднюю дверь, молча вошел в спальню, навел ствол пистолета ему под подбородок и выстрелил одним бесшумным патроном. Стрелявший в считанные секунды подобрал гильзу и упаковал ее в пластиковый пакетик, оставив возле тела немного волос, которые легко могли быть найдены следователями и ушел.

Кремль, Москва, Российская Федерация несколько минут спустя

Президент России Анатолий Грызлов повесил телефонную трубку.

— Случилось нечто страшное — генерал Касимов был убит в собственной квартире, — сказал он, как ни в чем не бывало.

Министр государственной безопасности и начальник генерального штаба Николай Степашин кивнул:

— Ужасная трагедия. Я должен немедленно начать расследование. Нет сомнений в том, что это совершили антироссийские туркменские элементы или исламские террористы. Они будут пойманы и казнены в ускоренном порядке[14]. — Он словно зачитывал давно подготовленный сценарий, поскольку, на самом деле, так и было.

— Теперь, что касается насущных проблем, — сказал Грызлов. — Вот мой приказ: я хочу, чтобы Туркменистан был под полным контролем России в течение тридцати дней. Я хочу, чтобы каждый Талиб и сочувствующий им был убит и закопан, и чтобы каждый американский самолет был сбит. Этот идиот Касимов проморгал все и упустил элемент внезапности, но это не имеет значения. Меня не волнует, что для этого потребуется, меня не волнует, какие силы вам придется мобилизовать — просто сделайте это. Я хочу, чтобы каждое месторождение нефти и газа в этой гребаной стране охранялось российским батальоном.

Степашин кивнул — он не рискнул упомянуть о десятках проблем в реализации этого решения — он просто поднял трубку и отдал приказы, направляющие еще сто тысяч российских солдат в Туркменистан.

ОДИН

Штаб Разведывательного управления ВВС США, авиабаза Лэкланд, Сан-Антонио, Техас Несколько недель спустя

— Где он, старшина? — Спросил полковник Тревор Гриффин, начальник оперативного отдела и исполняющий обязанности командира 966-го разведывательного авиакрыла, ворвавшись в дверь. Он с явным волнением на грани нетерпения обменялся картами доступа с охранником, прошел биометрическую идентификацию и ввел код доступа, чтобы открыть наружную дверь. Гриффин имел несколько карикатурную внешность, будучи похож на ребенка, напялившего отцовскую военную форму — невысокий, с вытянутым овальным лицом, слегка оттопыренными ушами и маленькими бегающими глазами. Но широкие плечи, мощная шея и руки, скрытые под шинелью, намекали, что за этой нелепой внешностью скрывается настоящий военный.

— В кабинете начальника, сэр, — ответил старшина Гарольд Бейлесс, встретив полковника с другой стороны проходной. — Я пришел сюда поработать с документами, а он уже был здесь. Я вызвал вас и босса, как только узнал.

— Дайте знать, когда прибудет босс, — сказал Гриффин, снимая синюю шинель и передавая ее старшине. — Убедитесь, что для него подготовлен кабинет, транспорт и жилое помещение.

— Слушаюсь, сэр, — ответил Бейлесс. Они с Гриффином были внешне настолько разными, насколько это вообще было возможно. Бейлесс был сухим и высоким с густыми темными волосами и совершенно серьезными проницательными глазами. Несмотря на больший рост, Бейлессу оказалось трудно идти в ногу с полковником, так что он оставил Гриффина, который бросился вперед, а сам вернулся в собственный кабинет, чтобы подготовить все для неожиданного уважаемого гостя.

Несмотря на то, что он почти бежал, Гриффин даже не запыхался, когда влетел в свой кабинет мимо ошеломленного сержанта. Вновь прибывшего он обнаружил сидящим на диване в несколько неуставной зоне отдыха.

— Генерал Маклэнехэн! — Воскликнул Гриффин. Он вытянулся по стойке смирно и отдал честь. — Простите, сэр, я не знал, что вы прибудете так скоро. Я полковник Тревор Гриффин. Рад встрече с вами, сэр.

Патрик Маклэнехэн поднялся с дивана, вытянулся и отдал честь в ответ. Гриффин подошел к нему, протянув руку, и Патрик пожал ее. — Рад встрече, полковник Гриффин.

— Господи, генерал, садитесь, пожалуйста, — сказал Гриффин, несколько смутившись формализмом Маклэнехэна. — Очень рад видеть вас, сэр. Принести вам чего-нибудь?

— Было бы неплохо кофе. Черный, — сказал Патрик.

— Мне тоже — «спецназовский», — крикнул Гриффин своему помощнику, и через несколько мгновений тот появился с двумя чашками кофе. Гриффин представил сержанта Маклэнехэну и отпустил того.

— Прошу прощения, сэр, я не ожидал вашего прибытия в такое время — только недавно сообщили, что вы назначены к нас, — сказал он. Он отодвинулся, чтобы дать Патрику встать и перейти в кресло командира, но Патрик решил остаться сидеть на диване и Гриффин, несколько смутившись, уселся на его кресло во главе стола. — Мы очень рады, что вы берете командование нашим подразделением.

— Спасибо.

Гриффин дождался, пока Патрик сделает глоток кофе, и улыбнулся.

— Я Тревор, или, для друзей, Таггер.

— Замечательно, сказал Маклэнехэн. — Я Патрик. — Гриффин радостно кивнул и сделал глоток кофе, все еще заведенный, словно ребенок, оказавшийся перед входом в Диснейленд. — Я провел здесь уже некоторое время, так что уже немного занервничал.

— Я тоже не привык к тому, что двухзвёздные генералы прибывают на новое назначение без фанфар.

— У меня больше нет двух звезд, Таггер.

— Это явно было ошибкой или какой-то временной бюджетной или какой-то там еще организационной ерундой, либо кто-то хочет что-то довести до вашего сведения, Патрик, — сказал Гриффин. — ВВС не лишают генерала звезд, как какого-то зеленого капитана, только что надевшего эмблему части. Если бы так дела делались, МакАртур и ЛеМэй быстро бы стали отставными сержантами. Генералы либо получают повышение, либо уходят на пенсию — по собственному или не по собственному, но никогда не понижаются в звании. Он стыдливо посмотрел на грудь Патрика, особенно задержавшись на Кресте ВВС — высшей награде для офицера ВВС после Медали Почета и Серебряной Звезды. — Но кто бы не хотел на вас надавить или испытать, — продолжил он, обращаясь к новому командиру — он проиграл, а мы выиграли. Но мы не ждали вас еще по крайней мере месяц.

— Я решил прибыть пораньше и успеть со всеми познакомиться, — сказал Патрик. — Сын остался с теткой в Сакраменто.

— А ваша жена?

— Я вдовец.

Лицо Гриффина поникло.

— О, черт… Извините, сэр, я сожалею, искренне сказал он. Он виновато отвел глаза, смутившись от того, что не знал эту чрезвычайно важную информацию. — Я получил ваше дело, но успел только бегло просмотреть его — как я уже сказал, мы не ждали вас еще несколько недель.

Это неловкая пауза дала Патрику возможность снова присмотреться к Тревору Гриффину. Его небольшой рост только подчеркивал мощное сложение — выглядел он так, словно большую часть жизни занимался пауэрлифтингом — возможно, до сих пор. На кителе у него висело несколько значков — командирские «прыжковые крылья» под значком «старший оператор целеуказания», однако Патрик видел его шинель, оставшуюся на вешалке в приемной, и казалось, что Гриффин имел все награды, которые офицер ВВС только мог иметь, и даже некоторые другие: он заметил значок «Боевой пехотинец» и даже черно-желтую нашивку рейнджера.

— Все нормально, Тревор, — сказал Патрик. — Я тоже бросил камень в ваш огород, когда просто вломился в кабинет, не ставя никого в известность. Извините.

— Нам нужно завязать извиняться друг перед другом.

Патрик улыбнулся и кивнул. Желая сменить тему, он кивнул на китель Гриффина, оставшийся на вешалке за дверью.

— Я знаю только одного другого офицера ВВС с нашивками рейнджера.

— Я думаю, есть еще только один такой: Хэл Бриггс. Я убедил его пойти в рейнджеры, когда он был вторым лейтенантом, свежевыпустившимся из училища полиции ВВС — у него было столько энергии, что я думал, он нас всех сведет с ума. Я не видел его уже несколько лет и не знаю, где он.

— Он теперь полный полковник, служит на моем прежнем месте службы — в Баттл-Маунтин, в Неваде.

— Что он там делает?

— Хэл командир высокомобильного высокотехнологичного спецподразделения, действующего совместно с беспилотными разведчиками и самолетами огневой поддержки.

— Должно быть, там очень много слоев секретности, раз РУ ВВС ничего об этом не знает, — сказал Гриффин. Его глаза заблестели от волнения — ему явно хотелось знать больше. — Звучит очень круто, Патрик. Мне хотелось бы побольше узнать об этом.

— Я в этом уверен. Думаю, что тебе можно — ты одинаково похож и на олимпийца, и на спецназовца.

— Я действительно служил в спецназе до прихода в ВВС, — сказал Гриффин. — Я был Рейнджером во время операции в Гренаде, и после этого решил, что хочу пойти в ВВС и стать офицером — думаю, после ползания в грязи, истекая кровью. Некоторое время я прослужил в полиции ВВС — где и встретил Хэла Бриггса — но потом так и не отделался от спецподразделения, и стал авиационным наводчиком.

— Я руководил группой авиационных наводчиков во время Бури в Пустыне — мои ребята создали полдюжины передовых точек доставки припасов и посадочных площадок на территории Ирака, включая три в западной части страны, сознанные за несколько недель до начала войны в воздухе. Одна из моих групп держала под прицелом транспорт Саддама Хуссейна — он намеревался бежать на нем в Иорданию — но не успели поднять борт для удара достаточно быстро.

— После Бури в Пустыне я поступил в Колледж ВВС, получил назначение в штаб командования специальных операций на базе МакДилл, женился на замечательной женщине, у которой уже было двое детей. Они стали мне своими, а потом у нас появился общий ребенок. Именно тогда, когда я понял, что мне почти сорок и у меня трое детей, я решил осесть. Я пошел в разведывательные структуры, и, не считая года, проведенного в Пентагоне, постоянно был или в Келли-Филд, или здесь, в Лэклэнде. Мне нравиться думать, что я вношу свой вклад в дело высоких технологий в ВВС.

— Воздушная боевая группа создавалась таким образом, чтобы наземные силы всегда были прикрыты авиацией, — сказал Патрик. — Мы используем беспилотные дальние бомбардировщики для доставки беспилотных ударных средств и работы в прямом взаимодействии с наземными силами.

— Нам, безусловно, нужно об этом поговорить и все проверить, — с энтузиазмом сказал Гриффин. — Если вы сможете простить мне бестактность, проистекающую из невежества. Уверяю вас, я чрезвычайно рад, что вы теперь будете работать с нашим крылом.

— Спасибо.

Гриффин пристально посмотрел на Маклэнехэна на мгновение, а затем сказал:

— Сэр, позвольте высказаться.

— Давай.

Улыбка Гриффина стала несколько горькой.

— Я так понимаю, вы прибыли так рано, чтобы узнать обстановку в управлении… И решить, оставаться ли вас в ВВС?

Патрик строго посмотрел на Гриффина, словно собираясь высказать свое мнение относительно подобных наблюдений — но мгновением спустя отвел глаза и кивнул.

— Я надеялся, что это не будет настолько очевидно.

— Как я уже говорил, очень мало генералов оказывались понижены в звании, — сказал Гриффин. — Возможно, они хотят понять, что вы из себя представляете и чего добиваетесь. Все еще ходят упорные слухи, что вас рассматривают как кандидата на пост советника по национальной безопасности, если президент будет переизбран — или, возможно, даже с целью помочь Торну переизбраться. Если вас выгонят из ВВС или заставят уйти в отставку, это может стать для президента поводом не рассматривать вашу кандидатуру. Возможно, они хотят понять, намерены ли вы поддержать его или нет.

— Тревор, уверяю тебя, я не собираюсь становиться советником по национальной безопасности, — сказал Патрик.

— Но я не выдумывал слухов — я их просто передаю, — сказал Гриффин с энергичной улыбкой. — Вы работаете с какими-либо разведывательными подразделениями?

— Нет, — ответил Патрик. — Бомбардировщики, инженерия, научные исследования и разработки. Мои летные подразделения полагались на собственные разведывательные возможности, мы редко полагались на внешние источники.

Гриффин снова улыбнулся, все больше заинтриговываясь.

— Воздушная боевая группа работает только с собственными разведывательными службами? Звучит все загадочнее… — Гриффин пристально посмотрел на Патрика. — Стоп… Атака на русских в Туркменистане несколько недель назад. Русские утверждали, что американский В-1 атаковал невооруженную группу наблюдателей, направляющуюся в Мары.

— Это была не «невооруженная группа наблюдателей» — это была мобильная бригада SA-12, находящаяся в тридцати пяти километрах внутри зоны прекращения огня.

— Я знаю, — сказал Гриффин. — Мы мельком видели все здесь, запросили наземную группу — отправить группу спецназа, чтобы взглянуть на случившееся — но операция была запрещена генералом Хаузером. Ваши собственные средства определили их как SA-12?

— Нам повезло, мы поймали сигнал обзорного радара, — пояснил Патрик. — Мы не смогли заставить их снова включить радар, пока не сделали вид, что собираемся атаковать их.

— Ну, мы, конечно, не рассматривали возможность использования наших самолетов в качестве приманок с целью заставить русских атаковать нас, — признал Гриффин. — И если бы это сработало, я бы не радовался. SA-12 атаковали вас?

— Сбили беспилотный В-1.

— Беспилотный В-1? У вас такие есть? — Патрик кивнул. — Ни фига себе! — Выдохнул Гриффин. — Теперь я понял, зачем вы решили использовать самолет в качестве приманки. Я так понимаю, ваш беспилотный бомбардировщик выпустил несколько этих ударных беспилотников и сделал из позиций SA-12 котлету прямо перед тем, как его сбили, ага?

— Именно.

— Ну нифига себе! — Воскликнул Гриффин. — Все начинают верить тому, что говорят мировые СМИ и русские — что ваши ребята совершили неспровоцированное нападение, а учитывая, что целый генерал ВВС получил за это люлей, мы уж подумали, что это может быть и правдой. Я знал, что русские врут сквозь зубы. Не удивительно, да? — Лицо Гриффина светилось от гордости — он был вне себя от того, что сидел перед Патриком Маклэнехэном. — Но я думал, мы всего лишь вели в Туркменистане мониторинг ситуации, а не боевое патрулирование с ударными беспилотниками на борту.

— Данные мне инструкции были не ясны, — напряженно сказал Патрик. — Так что я допустил ошибку по причине лишней предосторожности и загрузил своим самолеты средствами подавления ПВО.

— Это хорошо, что вы так сделали, — сказал Гриффин. — И, дайте угадаю — на следующий день получили назначение на Лэклэнд.

— Это заняло не столько времени, — признал Патрик. — Меня освободили от командования еще до того, как последние обломки упали на землю.

— Конечно, все, что вы должны были делать, это убедиться, что русские не попытаются наступать против новых туркменских вооруженных сил прежде, чем те сумеют организоваться, — брезгливо сказал Гриффин. — Ладно, давайте рассмотрим то, что происходит там сейчас. Россия утверждает, что туркменские боевики атакуют их наблюдателей и поэтому они проводят так называемые оборонительные контртеррористические операции против туркменских вооруженных сил. Они нарушили режим прекращения огня, установленный ООН несколько десятков раз только за последние несколько недель, но никто не собирается ничего с этим делать. Для нас там слишком жарко, чтобы отправлять туда разведывательные самолеты, такие как «Rivet Joint» или «Joint STARS», чтобы отслеживать их перемещения, так что русские имеют полную свободу действий.

— Я хотел бы иметь возможность пристально следить за русскими и сообщать об их действиях в Пентагон, — сказал Патрик.

— Тогда вы по адресу, Патрик, — гордо сказал Гриффин. — Это именно то, что мы делаем лучше всего. Я считаю, что мы лучшее, и, возможно, последнее подразделение, понимающее в разведывательной работе. Наши ребята служат здесь дольше, чем где бы то ни было, и у нас есть самая серьезная и самая старая база данных по вражеским угрозам по всему миру. Давайте я расскажу вам все, и, возможно, помогу вам сориентироваться. Или, по крайней мере, морально подготовиться к тому, что вас здесь ожидает.

— Справедливо.

— Подразделение, командование которым вы принимаете, 996-е крыло информационной борьбы, является лишь одним из крыльев Разведывательного управления ВВС, возглавляемого, как вам известно, генерал-майором Гэри Хаузером. — Он заметил, как лицо Патрика одеревенело. — Вы его знаете?

— Он был моим первым командиром экипажа, на В-52G почти двадцать лет назад.

Гриффин усмехнулся.

— Забавно. Я всегда считал его разведчиком до мозга костей — он, кстати, постоянно материл летчиков, особенно бомбардировочной авиации, по поводу и без повода. Я знал, что он был пилотом, однако не знал, что она летал на В-52. Он считает их реликтом Холодной войны и черной дырой, на которые уходит финансирование, предназначенное для разведки. — Он осторожно посмотрел на Патрика и добавил. — И… Возможно, вы здесь для того, чтобы проверить генерала Хаузера и не просто быть командиром 996-го, а решить, следует ли вам работать со своим старым командиром экипажа?

— Давай только не увлекайся психоанализом, Таггер, хорошо?

— Да, сэр, — сказал Гриффин, снова виновато опустив глаза. Патрик не мог ему ничем помочь, но ощутил, что полковник ему нравиться. Он не боялся высказываться и, это делало его надежным человеком. Патрик ощущал комфорт, находясь рядом с ним.

— Как бы то ни было, 966-е, вероятно, последний остаток былой «могучей восьмерки» — и, как мне думается, в этом может быть еще одна причина вашего здесь появления — в наше время это хорошее место, чтобы кого-то спрятать, — продолжил Гриффин. — Как и большая часть Разведывательного управления ВВС, мы состоим из различных управлений ВВС. Не так давно мы именовались «Ударным информационным центром», а до этого Управлением стратегического планирования ВВС. В прошлом году мы приняли в свой состав 66-ю группу боевого обеспечения. Генерал Хаузер тогда увлёкся темой «информационной борьбы» и нас переименовали в Девятьсот шестьдесят шестое крыло информационной борьбы. Наша основная задача состоит в сборе информации, имеющей жизненно важное значение для планирования и подготовки операций Восьмой воздушной армии. Любая цель, в любой стране, любое вооружение, любое состояние, любая угроза — задача 966-го найти способ атаковать ее.

— Мы можем получать любые доклады и снимки от любого источника в мире, но в первую очередь пользуемся средствами разведки ВВС, в сочетании со спутниковой разведкой и агентурой на местах, — продолжил Гриффин. — Мы все еще можем проводить полевые операции своими силами, но генерал Хаузер полагает, что это излишний риск, не дающий пропорционально лучшей информации.

— Что ты об этом думаешь? — Спросил Патрик.

— Ну, как бывший пешеход я полагаю, мы всегда должны иметь разведгруппы на земле, чтобы сделать свою работу как следует. Но я также признаю, что я человек довольно старой школы, — ответил Гриффин. — Дайте мне нескольких обученных бойцов, пару биноклей и высадите где угодно, и я привезу обратно сведения, которые не сможет собрать никакой спутник. И если будет нужно взорвать цель, мы и это сделаем. Попросите это сделать у спутника. — Он посмотрел на Патрика и улыбнулся. — Если дадите мне Хэла Бриггса и нескольких его бойцов, мы, вероятно, сможем взорвать еще больше — вроде того, что было недавно в Ливии. Или в Туркменистане.

Гриффин вывел несколько спутниковых снимков пустынной местности.

— Я могу сказать вам, Патрик, 966-е продолжает тайную разведку против русских в Туркменистане. Ваш… инцидент… в районе Мар заставил нас официально вывести свои активы.

— Я так понимаю, никто не собирается обвинять российскую армию в проблемах в Туркменистане, не так ли? — Насмешливо спросил Патрик.

— Извините, сэр, я не хотел сказать, что это ваша вина… — Ответил Гриффин. — Как бы то ни было, мы проводим тайные операции с небольшой базы в Бухаре, в Узбекистане. Мы установили контакты с некоторыми членами туркменской армии, предоставляем им средства, продаем оружие и покупаем сведения, и все такое. Однако мы потеряли несколько своих связных и хотели бы их вытащить.

— Пограничные переходы и шоссе на Мары перекрыты наглухо, кроме того, русские имеют довольно солидную противовоздушную оборону — слишком опасно даже для специальных самолетов и вертолетов ВВС, не говоря уже об обычных транспортных средствах 966-го авиакрыла. Возможно, Воздушная Боевая группа могла бы что-нибудь предложить?

— Дэйв Люгер мог бы подготовить группу примерно за тридцать шесть часов и включить в ее состав одного, возможно, двух ваших ребят, — сказал Патрик.

— Тридцать шесть часов? Невозможно.

— … Однако ни Пентагон, ни Центральное разведывательное управление никогда не одобрит подобную операцию. Это должен быть кто-то чертовски важный.

— Вы когда-нибудь слышали о Джалалуддине Тураби?

— Тураби? — Воскликнул Патрик. — Командир туркменской армии? Он ваш контакт?

— Вы знаете его?

— Он спас мою группу в первом столкновении с русскими в Туркменистане. Он герой[15].

— Он лучший шпион и партизан, чем генерал, — сказал Гриффин. — Он занимался сбором разведкой и тревожащими налетами на русских, одновременно вербуя солдат для своей армии на деньги Разведывательного управления ВВС. Но после вашей атаки на позиции российских SA-12 он исчез. Мы сочли его погибшим, но он всплыл недавно, оставаясь на шаг или два впереди русских. Мы должны его вытащить.

— Так давай вытащим.

— От отправки группы в Бухару не будет никакого прока, Патрик. Нам нужно будет преодолеть еще четыреста километров до…

— Я говорю не о Бухаре, Таггер, я говорю о Марах.

— Мары? — Воскликнул Гриффин. — Но как? Мы не можем полететь в Туркменистан…

— Нам запретили полеты над Туркменистаном боевых самолетов, — поправил его Патрик. — Транспортным по-прежнему разрешено участие в операции по поддержанию мира и ведении наблюдения.

— Русские обнаружат транспортный самолет за триста километров от Мар.

— Это будет не транспортный самолет.

Гриффин приоткрыл рот, словно собираясь что-то сказать, но остановился и улыбнулся.

— Ладно, Патрик. И что же это? Что вы там знаете такого, чего не знаю я?

— Одна игрушка, которую мы разработали несколько лет назад. Идея старая, мы только модернизировали. Мы… — Патрик поправился. Он все еще не отвык думать о себе как о части Воздушной Боевой группы. — Я имел в виду, Воздушная Боевая группа способна доставить тебя куда захочешь.

— Я запрошу разрешения.

— Разведкой и наблюдением в воздушном пространстве Туркменистана руководить Дэвид Люгер с базы Баттл-Маунтин. Он даст все необходимые разрешения.

— Я, разумеется, должен присоединиться к группе, — сказал Гриффин с лукавой улыбкой.

Патрик улыбнулся и кивнул. Ему определенно нравился этот парень. — Разумеется, вы должны будете решить вопрос с генералом Хаузером, — сказал он. — Но я уверен, что Дэйв Люгер включит вас в группу по персональному приказу. Вам придется пройти несколько дней тренировок с наземной группой ВБГ для обучения использованию их техники. Но я не думаю, что у вас с этим возникнут проблемы — думаю, вам даже будет полезно изучить пару штук. И вы снова будете работать с Хэлом Бриггсом.

— Отлично. Люблю учиться — в особенности чему-то новому. — Гриффин был так взволнован, что буквально переминался с ноги на ногу. Он едва мог дождаться начала операции.

— Как бы то ни было, позвольте продолжить прежде, чем появиться босс, — пошел дальше Гриффин. — Наша рабочая система называется «Каталог целей нападения», или, как мы ее называем, «список». — Гриффин подошел к столу, набрался на клавиатуре несколько команд, и на большом плазменном настенном экране появилась пустая страница. — «Список» — это просто список, как бумажный каталог, только компьютеризированный. Выберете цель. Любую.

Патрик на мгновение задумался.

— Хм, стадион «Про Плеер»… Ненавижу Майамских «Дельфинов».

Гриффин покачал головой и улыбнулся.

— Хорошо, что вы ненавидите не далласских «Ковбоев» или хьюстонских «Тексанов», потому что тогда дошло бы до драки. И вы первый на моей памяти, кто сам просил список потенциальных целей в США. Как насчет взглянуть на самые свежие сводки по тому, чем русские занимаются в Туркменистане?

Гриффин вбил несколько команд в компьютер и вывел несколько спутниковых снимков.

— Западные окраины города Мары, — сказал Патрик. — Я хорошо знаю этот район.

— У нас есть довольно приличный охват этого района, каждые пару часов поступают новые снимки, — сказал Гриффин. Он ввел еще несколько команд, и на экране появились мерцающие желтые круги. — Мы можем совместить визуальные снимки и данные радаров с синтезированной апертурой и увидеть несколько новых объектов в районе. Затем мы можем применить цифровое увеличение — снимок на мгновение расплылся, а затем обрел четкость, показывая отдельно взятую машину — и, похоже, увидеть российский разведывательный БТР и нескольких пехотинцев рядом. Другие цели мы также определили как разведывательные группы.

— Ездят прямо по окраинам Мар, — отметил Патрик. — И даже не думают скрываться.

— Мы можем дать системе команду просчитать лучшее вооружение, чтобы их уничтожить или разработать наилучший план атаки, — продолжил Гриффин. — Однако реальная ценность нашей системе не в возможности выбора средств поражения целей, а в выявлении и оценке угроз. Сейчас я запрошу сводку по угрозам в рассматриваемом районе… — Несколькими секундами спустя появились несколько больших красных кругов, рядом с которыми отображался список вооружений. — Главной угрозой в данном районе являются мобильные зенитные установки — в данном случае 23-мм пушки с визуальным наведением самих разведчиков. Но вот эти окружности показывают зону поражения переносных зенитно-ракетных комплексов SA-14, которые, как известно, имеются на борту российских разведывательных машин.

— Значит, планировщики или даже политики могут запросить сведения по конкретной цели, — сказал Патрик. — Вы выдаете эти сведения наверх, а там решают, сходятся ли цена, риск и результат планируемой операции.

— Именно, — ответил Гриффин. Было необычно, подумал он, слышать мнение генерала ВВС о влиянии политических соображений на планирование ударной операции. Возможно, подумал он, именно поэтому этот парень считался кандидатом на пост советника по национальной безопасности президента Торна.

— Девяносто девять процентов времени мы даже не проводим анализа угроз — пока какой-нибудь замминистра не захочет узнать, как мы можем взорвать реактор на быстрых нейтронах в Китае, тогда мы оперативно готовим сводку. Это занимает немного времени, но они очень быстро получают сведения о том, какие силы для этого потребуются, и дипломатические инициативы начинают выглядеть намного более радужно.

— Расскажите мне побольше об Разведывательном управлении ВВС и Гэри Хаузере, — сказал Патрик.

— Предпочитаете докапываться до самой сути? — Спросил Гриффин и его вечная улыбка снова появилась на лице, а голубые глаза снова засветились. — Хорошо, слушайте.

— Говоря проще, Разведывательное управление ВВС является одним из самых развитых и, по-моему, мощных подразделений американских вооруженных сил. Генерал Хаузер запускает свои руки в каждую толику разведывательных данных, полученных свободным миром. Он лично руководит деятельностью спутниковой разведки, нескольких десятков самолетов и тысяч аналитиков и оперативников по всему миру. Он также является первой и единственной «головой в пяти фуражках» в американских вооруженных силах, по крайней мере, в качестве заместителя. Будучи главой РУ ВВС, он является заместителем командира по разведывательной части Боевого командования ВВС, Восьмой воздушной армии и Стратегического командования США, а также заместителем главы Агентства национальной безопасности и Разведывательного управления министерства обороны. Для Пентагона он, безусловно, «мистер Разведка». На протяжении многих лет различные подразделения разведки и радиоэлектронной борьбы были расформированы или сокращены, в основном, из-за сокращений финансирования, но это же позволило сократить избыточность и повысить оперативную безопасность, и Разведывательное управление ВВС — тогда известное как Управление электронной безопасности ВВС — получило большинство из них в свой состав. РУ ВВС контролирует почти все разведывательные операции ВВС, а также занимается MIJL — созданием помех навигационному оборудованию, перехватом, подавлением и использованием вражеских радиоэлектронных сигналов (англ. meaconing, interception, jamming, and intrusion of enemy electronic signals), то есть радиоэлектронной разведкой, созданием ложных сигналов и шпионажем. Вместо того чтобы просто перехватывать вражеские сигналы, РУ имеет возможность манипулировать ими — изменять, зашифровывать и перенаправлять, чтобы запутать противника. Когда компьютеры вышли на первый план, РУ начало манипуляции компьютерными данными, как и с радиоэлектронными сигналами — перехват, анализ, модифицирование и искажение, а также одновременно защита наших собственных данных. Другие подразделения и службы также начали заниматься этим, но РУ занимается этим уже десять лет, дольше, чем кто бы то ни было. В результате, работа РУ оказалась настолько своевременной и ценной, что мы начали обслуживать и другие подразделения военно-воздушных сил, а не только «Могучую восьмёрку». Затем мы, в конце концов, заменили разведывательное управление Боевого командования ВВС и начали совместную работу с другими командованиями. РУ стало настолько мощным и имеет такие далекие перспективы, что его задачи даже несколько оттеснили задачи Восьмой армии, и оно получает больше средств, которые ранее предназначались для других родов войск, командований и управлений. По моим прогнозам, генерал Хаузер легко получит третью звезду, станет командующим Восьмой воздушной армии и начнет ее преобразование в разведывательное объединение. Генерал настаивает на то, что Восьмая армия в конечном итоге должна стать объединением информационной борьбы, так как бомбардировщики сейчас уже устарели.

— Не при моей жизни, я надеюсь, — сказал Патрик.

— Это уже происходит, Патрик, — сказал Гриффин. — Уйдет немного времени прежде, чем самолеты LDHD (low density, high demand — «малая плотность, высокие требования»), такие, как самолеты-разведчики, самолеты радиоэлектронной борьбы, носители средств ПВО и самолеты манипуляции данными — превзойдут числом ударные самолеты. Но я думаю, что генерал Хаузер метит выше: если генерал Самсон будет избран начальником штаба ВВС, он проследит, чтобы Гэри Хаузер получил четвертую звезду и стал главой Командования Информационной борьбы — нового единого командования, которое получит аналогичное или, возможно, даже приоритетное финансирование и зоны ответственности. Вероятно, оно объединит в себе все стратегические средства сбора данных Стратегического командования, ВВС, ВМФ, возможно, даже включит в себя АНБ и Управление стратегической разведки в одно единое сверхкомандование. Как мы понимаем, это может изменить облик войны. Генерал Хаузер говорит, что ВВС потребуется двадцать четыре часа, чтобы уничтожить базу межконтинентальных баллистических ракет или стратегических бомбардировщиков в России — но вскоре его воины информационного фронта смогут вывести тот же объект из строя за двадцать четыре минуты путем радиоэлектронного подавления, перепрограммирования систем через компьютерные вирусы или дав команду системам отключиться.

— Я в этот не разбираюсь, — признал Патрик. — Но если вы, ребята, продвинулись до такого уровня, что можете взломать компьютеры, управляющие энергосистемами или системы управления ПВО, и можете отключить их одним нажатием кнопки, это было бы невероятно мощное оружие. Возможно, это когда-нибудь действительно заменит бомбардировщики — но я бы не рекомендовал заменять самолеты компьютерами, а летчиков хакерами.

— Это новая Восьмая воздушная армия, Патрик, — сказал Гриффин. — Бомбардировщики все еще предназначены для нанесения ядерных ударов, но, я думаю, вскоре они будут переданы Двенадцатой армии вместе со всеми носителями неядерного оружия. Даже Стратегическое командование сегодня занято в планировании неядерных конфликтов, используя свой персонал и системы, которые предназначались для планирования Третьей Мировой против России и Китая для планирования операций в любой точке мира, где может вспыхнуть конфликт. Концепция ядерной войны мертва. Мы должны мыслить категориями «сетецентрических войн» и «конфликтов малой интенсивности». Ваша Воздушная боевая группа выглядит неким подобием того, во что Хаузер хочет превратить Восьмую армию, но он хочет, чтобы боевые части поддерживали разведывательные, а не наоборот.

— Тогда было бы лучше ускорить этот процесс, насколько возможно, — сказал Патрик.

— Скажем там, я весьма рад это слышать, — ответил Гриффин. — Я так понимаю, вы останетесь с нами на некоторое время?

— Таггер, говоря прямо, у меня не так много возможностей просто встать и уйти, — признал Патрик. — Я не тот человек, который может отказаться от работы потому, что его не устраивают условия. Я офицер ВВС, и служу не там, где хочу, а там, куда меня назначат. Если меня попросят уйти, я уйду — но они этого пока не сделали. Так что им придется справляться со мной.

— Справляться с нами, — ответил Тревор Гриффин. Он протянул руку и Патрик искренне ее пожал. — Добро пожаловать в 966-е крыло, сэр. Я думаю, мы тут всех поставим на уши, и это будет весело. — Патрик хотел что-то ответить, но Гриффин прервал его, подняв руку. — И я считаю, что они в конце концов вернут вам ваши звезды.

— Я бы не стал на это рассчитывать, — услышали они голос за спиной.

Они повернулись и обнаружили двоих человек, стоявших в дверях. Одним из них был старшина Гарольд Бейлесс, а вторым — глава разведывательного управления ВВС генерал-майор Гэри Хаузер. Гриффин с укоризной посмотрел на Бейлесса, тот посмотрел в ответ с самодовольной улыбкой — они оба понимали, что Гриффин просил старшину предупредить его о прибытии командира в штаб, однако вместо этого Бейлесс устроил этот небольшой сюрприз и сеанс «перехвата информации».

— Всем встать, смирно! — Сказал Патрик, и он и Гриффин поднялись и вытянулись.

Гэри Хаузер подошел к Тревору и Патрику, высоко подняв голову, чтобы подчеркнуть свое преимущество в росте. Хаузер был по крайней мере на двадцать сантиметров выше Патрика, мясистого сложения, с большими руками, квадратным лицом, темными глазами и коротко подстриженными дабы не подчеркивать лысину волосами. Подойдя ближе, он попытался заглянуть обоим в глаза, чтобы понять их настроение, однако слишком возвышался над ними, особенно над Гриффином. Оба, и Гриффин Маклэнехэн застыли по стойке смирно.

— Итак, — негромко сказал Хаузер. — Кто из вас двоих тот клоун, с которым мне придется справляться? — Никто не ответил. Хаузер предупредительно посмотрел на Гриффина и подошел к Патрику. — Так, так, Патрик Маклэнехэн… Давно не виделись. Мой давно потерянный штурман, получивший назначение на Фэйрчаильд, но затем таинственно пропавший и закончивший этим смехотворным вступлением в Пограничные силы и… Как там эта другая группа? «Ночные гонщики»? «Ночные налетчики»?

— «Ночные сталкеры»[16], - ответил Патрик.

— Точно. «Ночные сталкеры». Большая и злая группа линчевателей. Вы и сейчас большой и злой убийца, Патрик?

— Нет, сэр, — ответил Патрик, застыв по стойке смирно.

— И вы близкий друг большой шишки Кевина Мартиндейла?

— Нет, сэр.

— Вы планируете стать советником по национальной безопасности, министром обороны, или, возможно, чертовым президентом?

— Нет, сэр.

— То есть, вы просто слишком много раз приносили бездомных котят на свою супер-пупер базу в Неваде, и за это ЭМ-О спустил вас ко мне пинком под зад?

— Нет, сэр.

— Так зачем вы здесь, Патрик Маклэнехэн?

— Прибыл согласно приказу, сэр.

— И почему же вы потеряли свои звезды, бывший генерал-майор Патрик Маклэнехэн? Почему я получил опального и пониженного в звании офицера, не имеющего никакого опыта в разведке, перспектив карьерного роста и будущего в ВВС США?

Глядя прямо перед собой и неподвижно застыв по стойке смирно, Патрик ответил:

— Потому, что вы везучий сукин сын, сэр.

Хаузер шумно выдохнул, его глаза расширились так, что чуть не вылезли из орбит, на мгновение показалось, что он сейчас лопнет от злости. Однако вместо этого он громко расхохотался — нарочно прямо в лицо Патрику.

— Молодец, штурман! — Рявкнул он. — Похоже, у тебя, наконец-то появилось чувство юмора. За столько-то дохрена времени. — Он посмотрел на Гриффина и покачал головой. — Вы бы себя видели! Замерли, как курсанты-раздолбаи. Вольно! Вольно, говорю, а то еще лопните от напряжения, хохмачи. — Гриффин расслабился достаточно, чтобы принять стойку «вольно».

Хаузер протянул руку, и Патрик пожал ее.

— Ну как ты, Патрик, черт тебя дери? Рад тебя видеть. — Повернувшись к Гриффину, он сказал: — Этот парень был в экипаже моего бегемота три долбаных года. Пришел не пойми откуда и заделался лучшим оператором вооружения в САК, без дураков. Мы брали кубки Фейрчальда и ЛеМея два года подряд, и взяли еще туеву хучу других наград. Во время учебного захода он умудрился сбросить бомбу в цель с полностью отказавшим бомбовым прицелом и помог экипажу сбить два F-15. Не вру. — Он хлопнул Патрика по плечу и добавил: — Разумеется, под моим чутким руководством и попечительством. — Гриффин и Маклэнехэн предусмотрительно не забыли согласно улыбнуться и кивнуть.

— Ты ввел его в курс дел, Таггер?

— Да, сэр.

— Хорошо. Следуйте за мной, Патрик. — Гриффин скомандовал «смирно», когда Хаузер вышел.

Патрик повернулся и протянул руку.

— Рад был познакомиться, Таггер. Поговорим после встречи с личным составом.

— Я тоже был рад познакомиться с вами, Патрик, — ответил Гриффин, пожимая руку Маклэнехэну. Он предупреждающе посмотрел на Патрика и тот кивнул, давая понять, что намек понят.

Патрику пришлось идти огромными шагами, чтобы не отстать от главы Разведывательного управления, направившегося по лестнице в свой кабинет на первом этаже. Он обратил внимание, что Хаузер не здоровался ни с кем, кого встречал в коридоре и все они тоже старались не смотреть на генерала. Наконец, они добрались до дубовых дверей, по бокам от которых стояли флаг Разведывательного управления и флаг двухзвездного генерала, а также одинокий вооруженный часовой в форме «А» с аксельбантами, пластроном, белым поясом с пистолетной кобурой и штанах с гамашами. Часовой вытянулся и нажал кнопку, открывая дверь.

Хаузер быстро прошел через приемную, не утруждаясь скомандовать ему входить, и прошел через еще одни двойные двери в кабинет, где сидел его адъютант.

— Майор, кофе, — сказал он.

— Уже иду, сэр, — незамедлительно ответил помощник.

Войдя в кабинет, Хаузер ткнул пальцем в диван, сам уселся на большое кожаное кресло во главе журнального столика и вытащил сигару из хьюмидора на столе.

— Насколько я помню, ты не куришь, — сказал он, как бы поясняя, почему не предлагает сигару Патрику. Тот не стал его поправлять.

— Итак, как жил, Пэт? — Спросил он, поджигая сигару.

— Неплохо, сэр.

— Слушай, давай без «сэров», хорошо, штурман?

— Ладно… Гэри, — сказал Патрик. Хаузер сделал глубокую затяжку и посмотрел на него сквозь облако дыма предупреждающим взглядом, в котором, несмотря на веселую улыбку, безошибочно угадывалось беззвучное послание: для тебя я «генерал», уважаемый, отныне и навсегда.

Когда адъютант принес кофе, Хаузер взял чашку, откинулся на спинку кресла, сделал большой глоток и затянулся.

— Итак, штурман, значит, твоя карьера накрылась медным тазом после того, как ты ушел с базы ВВС Форд — так как был зашанхаен Брэдом Эллиотом, — начал Хаузер. — У тебя было все тихо, но верно, пока ты не сошелся с этим долбонавтом. Несмотря на все твои проблемы с аттестацией, я и командир крыла обсуждали отправку тебя в командно-штабной колледж ВВС и то, куда ты отправишься после него — в Пентагон или штаб САК. Ты был на прямой дороге к старшей штабной или даже командной должности.

— Но тебя подобрал Брэдли Эллиот, чтобы ты работал с ним в «Дримлэнде», — продолжил Хаузер. — Вы разбомбили к чертовой матери советскую лазерную установку в Казавне в Восточной Сибири, сбив полтора десятка советских истребителей и раздолбали десяток ЗРК, а также их здоровенный противоспутниковый лазер[17]. Затем..

— Это секретная информация, генерал, — деревянно сказал Патрик. — Я не знаю вашего допуска к ней.

— Черт, Патрик, я и десять других ребят здесь, в разведупре, знают все, чем вы занимались последние пятнадцать лет — я узнал обо всем через месяц после того, как впервые прибыл сюда, — сказал Хаузер. — Эта операция была началом конца Советского Союза и началом существования Разведывательного управления ВВС. Разведка стала краеугольным камнем на следующий день после того, как вы сбросили бомбы на этот лазер. Все был шокированы тем, что недооценили возможности лазера и все хотели знать о новой Кавазне заранее.

— При всем уважении, генерал, я рекомендую вам оставить эту тему, — серьезно сказал Патрик. — Вы можете полагать, что знаете все и сделали верные выводы, но вы не знаете.

— Брось, Пэт, — с насмешкой сказал Хаузер. — Вы, «Дримлэндовцы»… То есть, скорее, бывшие «Дримлэндовцы», считаете, что вы такие особенные. Помните, кто мой начальник — Террилл Самсон когда-то руководил «Дримлэндом». Это место стало известным после шпионского инцидента с Кеннетом Фрэнсисом Джеймсом[18]. «Пес» Бастиан едва что-то контролировал, и генералу Самсону пришлось наводить там порядок, чтобы это место как-то заработало.


Патрик усмехнулся про себя. Он знал, что полковник Текумсе «Пес» Бастиан контролировал Центр высокотехнологичных авиационных оружейных разработок от и до — ибо он создал подразделение, по образцу которого была создана Воздушная Боевая группа.

Вот кто не имел никакого контроля, так это Террилл Самсон, негр, поднявшийся по служебной лестнице после того, как пошел в ВВС, чтобы избежать призыва в пехоту во время Вьетнамской войны и дослужился до трехзвездного генерала, так и не научившись ничем управлять. Самсона не интересовало ничего, кроме повышения по службе и желания стать первым и самым высокопоставленным чернокожим, прорвавшимся в верхние эшелоны американских вооруженных сил.

Но в своем стремлении стать символом он обнаружил, что чем сильнее он пытался контролировать «Дримлэнд», тем больше терял контроль. Самсон добился, чего хотел: он получил генерал-лейтенанта и должность командующего Восьмой воздушной армией, что открывало для него путь на должность командующего Боевого командования ВВС или даже, возможно, начальника штаба ВВС. Он покинул «Дримлэнд», не оставив ему никакой цели и направления развития. Самый передовой центр авиационных разработок в мире за время его руководства стал ненамного большим, чем кладбищем высокотехнологичных самолетов, но свою задачу выполнил — он стал для Террилла Самсона трамплином на следующий уровень.

— Я просто даю тебе совет, Гэри, — сказал Патрик. — Не надо говорить о «Дримлэнде». Давайте сменим тему.

Это была уже третья подряд попытка Маклэнехэна сказать вышестоящему офицеру и командиру, что ему делать, и Хаузера это завело.

— Пэт, я знаю все о том, что вы там делали, почему были законсервированы, почему тебя отозвали и чем конкретно ты там страдал, — сказал Хаузер. — Я знаю о бюджете «Дримлэнда», проектах, персонале и достигнутых результатах. То же самое, что и Баттл-Маунтин, Воздушная боевая группа и 111-е авиакрыло…

— Эти подразделения сильно отличаются, генерал, — ответил Патрик. — Они являются частью Резерва ВВС, а им бюджеты и операции, в основном, проходят под грифом «секретно». HAWC все еще находится под грифом «совершенно секретно — для служебного пользования третьего уровня», что означает, что никакая информация касательно него не может обсуждаться за пределами объекта, даже мимоходом. Давайте оставим эту тему прежде, чем я буду вынужден доложить. — Он не собирался никуда докладывать, но просто хотел установить определенные рамки здесь и сейчас.

— Штурман, не надо читать мне лекций о процедурах безопасности, ладно? — Ответил Хаузер. — Я глава Разведуправления ВВС. Я живу секретностью и безопасностью. Это я здесь должен напоминать другим об обязанностях и ответственности.

У Патрика натурально отвисла челюсть.

— Сэр?

— Вот, что я вижу, Маклэнехэн. Вы прошли свой служебный путь бешеным слоном, вляпавшись в столько дерьма, что должны были сесть лет эдак на сто, но это не только сошло вам с рук, но и принесло вас награды и повышения. И только один человек, Террилл Самсон, нашел в себе мужество сказать «хватит!» и выпихнул тебя и твоих диких ослов пинком под зад. Твой приятель, президент Мартиндэйл, однако, отменил его решение и вернул тебе звезды. Я не могу понять, почему. Но я знаю еще кое-что. А именно то, что ты снова облажался, на этот раз Мартиндэйл не смог тебе помочь, а Торн и Гофф и не собирались. И поэтому тебя подкинули мне на порог.

Хаузер сделал еще одну затяжку.

— Возможно, главком хотел оставить тебя под моим началом, чтобы держать тебя подальше от глаз своих, может быть, хотел заставить тебя подать в отставку. Я не знаю и меня, если честно, это не колышет. Но ты здесь, и теперь ты моя головная боль.

— Вот мои правила, и они просты: делать то, что сказано, работать усердно и никак иначе, и я помогу тебе выбраться из того дерьма, в которое ты влез, — сказал Хаузер. — Тогда сможешь дослужить свои двадцать прямо здесь, в Сан-Антонио, возможно, получить обратно вторую звезду — возможно — и уйти на пенсию, где частные консалтинговые и охранные фирмы будут предлагать тебе суммы с шестью-семью нулями. Если же слухи о том, что ты намерен идти в Вашингтон, верны, то так тоже можно. Советником по национальной безопасности ты, я думаю, не станешь, но сможешь занять какую-нибудь высокую должность в Совете нацбезопасности Белого дома…

— Я не ищу работы в правительстве или в частном секторе.

— Меня не волнует, что вы ищите и чего не ищите, генерал, — ответил Хаузер. — Я просто говорю вам, что мне не нравится, что мое управление считают отстойником для тех, кто не может себя контролировать. Ты как был одиночкой с дерьмовым характером, которого я впервые взял в свой экипаж в Форде, так им и остался. Возможно, ты сумел чего-то добиться за свет сочетания удачи и своих навыков летчика-бомбардировщика, но здесь это не прокатит.

— И если, дружище, хоть десятая часть того дерьма, которое ты обычно производишь, попадет на генерала Самсона, я гарантирую тебе веселую жизнь, — продолжил Хаузер, тыча в Патрика сигарой. — Ты теперь в девятьсот шестьдесят шестом, и это значит, что нам надо улыбаться и махать людям с большими звездами и политиканами в Вашингтоне, Оффатте и Барксдэйле. Вот такая синекура для тебя. Держи нос чистым и сможешь здесь остаться, изучая спутниковые снимки и доклады агентуры, а затем составляя отчеты для четырехзвездных по вражеской активности и сможешь за пару лет отбелить свою репутацию.

— Здесь все четко и понятно, Пэт: тебя спустили ко мне, чтобы охладить твою буйную голову и мне это не нравится, — с горечью продолжил Хаузер. — Я не люблю подкидышей, я не люблю золотых мальчиков, которые уверены, что все знают и могут учить старших офицеров. Так что не попадайся мне на глаза и веди себя тихо, или я лично отрежу тебе язык ржавыми ножницами. Возможно, нам обоим повезет, и Торн даст тебе работу в своей новой администрации, так что ты свалишь отсюда в самом скором времени. В противном случае, у тебя есть два года и девять месяцев, чтобы уйти в отставку, так что я тебе советую заткнуться и работать. Потом сможешь читать лекции за десять тысяч за раз или работать говорящей головой на «Фокс Ньюс» за пять сотен в день.

— Командир 966-го крыла это генерал-майорская должность, так что я думаю, вторую звезду обратно ты получишь в скором времени и вернешь себе немного гордости, растерянной за последние несколько лет, — сказал он. — Если будешь хорошо себя вести, я помогу тебе нормально уйти отсюда, чтобы заботиться о своем сыне, получить теплое место в правительственном аппарате или вернуться в «Скай Мастерс» и стричь деньги с правительства на этих бесконечных контактах, которые твой друг Джон Мастерс так любит предлагать. И меня не будет волновать, что ты будешь делать, когда уйдешь отсюда. Но пока ты под моим началом, в моем подразделении, ты закроешь рот и будешь делать то, что тебе будет сказано. Я ясно выразился, Пэт?

Патрик смотрел на Хаузера достаточно долго, не отводя глаз, достаточно долго, чтобы Хаузер ощутил, как снова закипает. Однако Патрик, наконец, ответил:

— Да, сэр. Совершенно ясно.

Хаузер не смог обнаружить никакого намека на бунт в этом простом ответе и завелся еще сильнее.

— Рад снова видеть тебя, Пэт, — огрызнулся он и ткнул сигарой в сторону двери. — А теперь чеши отсюда.

Над центральным Узбекистаном, Средняя Азия несколько дней спустя

— Тридцать минут, сэр, — аккуратно сказал Хэл Бриггс. — Время выдвигаться.

Тревор Гриффин мгновенно проснулся, однако не сразу понял, где находился. Вокруг было темно, пахло отработанным маслом, и, даже еще сильнее — человеческим телом, и было чертовски шумно — ему показалось, что он каким-то образом оказался в баке мусоровоза, несущегося по шоссе на скорости километров сто пятьдесят в час. Потом он вспомнил где он был и что собирался делать.

И подумал, что это было не самое страшное по сравнению с тем, что ему предстояло. Здесь было совсем даже неплохо. На самом деле, здесь было чертовски замечательно.

Гриффин отстегнул ремни безопасности и вскочил с койки, будучи застигнутым врасплох после расслабона в последние несколько часов. Они находились внутри бомбардировщика QB-52 «Мегафортресс», сильно модифицированного В-52Н «Стартофортресс». QB-52 «Мегафортресс» представлял собой «летающий линкор», способный нести до двадцати семи тонн самого передового вооружения, от сверхточных ударных ракет до противоспутникового оружия. Помимо того, в контейнере на каждом крыле он нес ракеты с РЛ- и тепловыми головками самонаведения для самообороны. Однако, в этой операции QB-52 не нес ударной нагрузки.


Вообще-то, напомнил себе Гриффин, посмотрев в кабину, этот В-52 не нес еще кое-чего, что они привык считать необходимым, точнее кого — членов экипажа. Это бомбардировщик был беспилотным, и мог пролететь через половину мира без чьего-то даже простого присутствия в кабине. Он постоянно получал обновления параметров с авиабазы Резерва ВВС «Баттл-Маунтин» в северной Неваде, но летел и даже совершал дозаправку в воздухе самостоятельно.

Другой необычной особенностью этого вылета было то, что В-52 перевозил то, что редко брал на борт — десантную группу. Тревор Гриффин входил в ее состав.

Но это ненадолго.

Хэл Бриггс, занимавший кресло на левом борту, уже спускался на нижнюю палубу. Гриффин последовал за ним, двигаясь осторожно и привыкая к странному костюму, в который он был одет. Ребята из Воздушной боевой группы нелестно называли его BERP (Ballistic Electro Reactive Process — баллистический электрореактивный материал)[19] — но Тревор называл его просто «ну ни хрена себе». Это был полностью покрывавший тело костюм, выполненный из материала, похожего на жесткую ткань, из которой делались сумки для переноса денег, рассчитанные на защиту разве что от ножа. Но будучи подключены к блоку питания в небольшом рюкзаке, материал заряжался, обретая при ударе твердость дюйма титановой брони. Гриффин видел демонстрацию во время курса подготовки и до сих пор не мог поверить в то, что видел: человек в этой броне был защищен от огня 30-мм пушки системы Гатлинга, взрывов, огня и даже падения с 25-метровой вышки[20].

Это было еще не все. В ботинки были встроены реактивные двигатели, накапливающие заряд сжатого воздуха, позволявший подбросить носившего на несколько десятков метров в высоту и в сторону — им больше не нужно было бежать и даже ехать. Также броня включала два электрода на плечах, способных выпустить похожий на молнию разряд в любом направлении на расстояние около десяти метров. Заряд было достаточен для того, чтобы оглушить человека. Кроме того, на Бриггсе был надет странно выглядящий экзоскелет, работающий за счет того, что участок костюма «цементировался» электрическим зарядом и сдвигался микрогидравлическими приводами, усиливавшими мышечную силу бойца. Гриффин видел, как бойцы в BERP швыряли блоки двигательных цилиндров, словно гальку, стреляли с рук из 30-мм пушки, словно из ручного оружия и сносили небольшие здания, словно бульдозеры.

Шлем тоже был выходцем из научной фантастики. Системы позволяли ему смотреть «за спину», обеспечивали усиление слуха, давали возможность ночного видения и обеспечивали связь практически с любой радиостанцией на земле. Даже покрытие брони было футуристична: это была компьютеризированная система разноцветных пикселей, позволявшая сливаться с любым фоном, от яркого дня в пустыне, до снегопада ночью. Тревор спустился по лестнице и встретился с Бриггсом. По команде Хэла он надел шлем и перчатки, и включил питание брони, действуя согласно инструктажу, проведенному в Баттл-Маунтин несколько дней назад. Хэл смотрел на своего старого командира с юмором в глазах, пока проверял броню Гриффина.

— Как ощущения, сэр?

— Что-то отлить захотелось, — ответил Гриффин. — И я все никак не привыкну к мысли, что отливать нужно прямо сюда. — BERP, словно в романе Фрэнка Герберта, собирала мочу и пот владельца и пропускала их через систему миниатюрных каналов в костюме, обеспечивая невероятно эффективную терморегуляцию[21]. Система циркуляции жидкости также включала в себя фильтры, удалявшие из нее бактерии и вредные вещества, что делало ее пригодной для питья — на вкус эта вода была отвратительна, но могла спасти в экстренной ситуации.

— Это обычная проблема для всех, кто носит эту броню в первый раз, — сказал Хэл. — Но чем больше раз вы сделаете это, тем легче будет в следующий раз. И воды у вас будет сколько хотите. Вопросы, сэр?

— Сколько раз вы летали на таком самолете раньше?

— В реальных условиях? Ни разу.

— Ни разу? — Спросил Тревор. — А на испытаниях?

— Конкретно на таком? Никогда. Сколько вообще испытательных полетов…

— Не отвечай, дай я угадаю. Ни сколько.

— У нас отличные системы и готовый набор алгоритмов для каждого варианта нагрузки и условий полета, — сказал Хэл. — Это проверяли сто раз — просто без живых людей на борту. Я думаю, мы проводили испытательный полет с манекенами некоторое время назад.

— И?

Хэл улыбнулся, пожал плечами и сказал:

— Знаете, сэр, манекены просто отвратительные пилоты.

— Прекрасно.

— И вообще, сэр, вы сами на это вызвались, — сказал Хэл. — И мы счастливы, что вы с ними. — Он отвернулся и сказал: — «Бобкэт-контроль», я «Дровосек-один», как слышите меня?

— Первый, я контроль, слышу отлично, — ответил бригадный генерал Дэвид Люгер из Центра боевого управления авиабазы Резерва ВВС Баттл-Маунтин. Рядом с ним находились полковник Дарен Мэйс, начальник оперативного отдела 111-го авиакрыла, полковник Нэнси Чешир, командир 52-й бомбардировочной эскадрильи, в которую входили все «Мегафортрессы» базы и которое «пилотировало» беспилотные «Мегафортрессы», Старшина морской пехоты Крис Уолл из сухопутных сил Воздушной боевой группы, а также полковник Келвин Картер, начальник оперативного отдела 52-й бомбардировочной эскадрильи, ответственный за операцию, которая должна была начаться через несколько минут. Всех их обеспечивали специалисты по разведке, вооружению, наблюдению и техническому обслуживанию, составлявшие вместе с ними Группу контроля самолета.

— Готовы к посадке на «Кондор».

— Мы готовы.

— Ну, поехали. — Бриггс щелкнул переключателем и система начала разгерметизацию кабины, выравнивая давление, пока манометр не показал высоту двенадцать тысяч метров, как и за бортом самолета. В BERP была встроенная кислородная система, так что кислородные маски им были не нужны. Гриффин, как не старался, не смог сдержать отрыжку и другое выделение газов, так как понизившееся внешнее давление заставило газы в теле устремиться наружу. Когда давление было выровнено, Бриггс открыл люк в кормовой переборке и шагнул в него. Гриффин последовал за ним. Вскоре они оказались в бомбоотсеке QB-52. Бриггс включил свет — и они увидели это.

Они называли это MQ-35 «Кондор», но официального названия у него не было, так как это был экспериментальный образец, которым когда-то было все, что ныне состояло на вооружении ВВС. «Кондор» был разработан для доставки групп специального назначения на дальние расстояния. Тяжелый бомбардировщик доставлял его в окрестности района операции, а затем сбрасывал, и он летел к цели на собственном реактивном двигателе. «Кондор» напоминал внешне огромную крылатую ракету, разработанную с применением технологий малой заметности, с гладким корпусом треугольного сечения, длинным плоским носом и слегка приплюснутой кормовой частью с соплом реактивного двигателя малого диаметра. Имея двенадцать метров в длину, три в ширину и высоту, он занимал почти весь бомбоотсек, оставляя очень малые зазоры у стенок. Бриггс открыл люк в борту, Гриффин забрался внутрь и начал пристегиваться, а сам Хэл кратко прошелся вокруг самолета с фонариком, проводя осмотр, а затем забрался на переднее сидение, закрыл и запер люк и пристегнулся.

Внутри было тесно. Члены группы сидели на толстых металлических сидениях, не тандемом и не совсем бок о бок, а имели возможность немного двигаться из стороны в сторону. Из иллюминаторов было только ветровое стекло. За Гриффином было еще два места и небольшое место для снаряжения за сидениями. Оба спокойно затянули привязные ремни на плечах и коленях и приготовились. Хэл щелкнул переключателем и запустил питание систем.

— Контроль, я «Кондор», запустил питание, готов к проверке систем.

— Запустил проверку, «Кондор», — ответил Келвин Картер. Хэл Бриггс мог управлять «Кондором» вручную, но, как и QB-52 «Мегафортресс», «Кондор» был создан для дистанционного управления с Баттл-Маунтин по спутниковому каналу.

— «Кондор», проверка завершена, к полету готов, — сказал Картер несколько мгновений спустя. Мне сообщили, что для вас готова последняя разведывательная сводка. Возможно, придется изменить зону посадки. Ожидайте.

— Выведите карту района операции, сэр, — сказал Бриггс Гриффину.

Тревор посмотрел на электронный дисплей на внутренней части шлема, похожий на широкое забрало мотоциклетного шлема. В левом верхнем углу имелась небольшая желтая полоса. Когда Гриффин посмотрел на нее, раскрылось меню, похожее на меню «пуск» в «Windows» или «Макинтош». Он провел глазами вдоль каталога, пока не дошел до строки «Графики», а затем посмотрел на значок в виде звездочки слева. Появилось еще одно меню, отображавшее иконки набора диаграмм. Гриффин выбрал нужную, и она развернулась на весь экран. Взглянув на кнопки интерфейса, он вывел на карту последние обновления.

— Похоже, российские войска продвинулись даже дальше на восток, чем вы ожидали, сэр, — сказал Хэл, изучив карту. — Я бы сказал, что они полностью взяли под контроль Теджен. Несколько патрулей почти добрались до Сакарского водохранилища[22]. Полковник?

— Точка контакта находится на северной стороне водохранилища, — сказал Гриффин. — Зона посадки прямо между ними и новыми позициями русских. Это близко, но я не думаю, что она раскрыта — пока.

— Топ? Что думаешь?

— Данные тридцатиминутной давности — возможно, зона посадки уже не безопасна — сказал Крис Уолл по защищенному спутниковому каналу. — Но есть только один способ это узнать.

— Согласен, — сказал Хэл. — Полковник? Ваши соображения?

— Это ваше шоу, Хэл, — сказал Гриффин. — Но вот так, ночью, в хитрую — я бы сказал, это то, что надо. Это то, чего они точно от нас не ожидают.

— Правильно мыслите, сэр, — радостно сказал Хэл. — Контроль, рекомендации?

— «Кондор», это офицер разведки. У нас есть несколько запасных точек посадки, но время по земле увеличиться до исчерпания ваших источников питания. — Электронная броня BERP работала от крайне передовых топливных элементов, обеспечивавших огромное количество энергии, но на относительно малое время, в зависимости от интенсивности ее потребления. В режиме «скрытно и прячась» ее хватало на часы, но если им придётся прорываться с боем, ее могло хватить всего на несколько минут.

— Последние два топливных элемента это неприкосновенный запас. Мы никогда не планируем использовать их, — сказал Бриггс. Каждый член группы нес запасные топливные элементы, и они считались в данной операции более важными, чем боеприпасы. — Если не будет возможности выполнить задачу без использования НЗ, все отменяется. Мы сделаем подход к зоне посадки, и если там будет слишком жарко, мы свалим оттуда.

— Звучит неплохо, «Кондор», — ответил Люгер. — Даю добро.

— Вас понял, — подтвердил Картер. — Пять минут до сброса.

Для Тревора Гриффина эти пять минут стали самыми долгими в жизни. Все методы самоуспокоения, которые он узнал за эти годы — управление дыханием, сознательная работа мышцами, трансцендентальная медитация — все отказалось работать. Но потом, когда Картер объявил минутную готовность, ему захотелось подождать еще немного.

Створки бомбоотсека под ними распахнулись. Урчащий звук стал в четыре раза сильнее, а самолетик сильно тряхнуло потоком воздуха, словно молодой жеребец попытался сорваться с привязи.

Но хуже всего стало, когда «Кондор» отделился от «Мегафортресса» и упал в свободном падении. Гриффину показалось, что желудок подскочил к самому горлу. Кровь прилила к голосе, отчего в глазах покраснело и ему показалось, что его сейчас вырвет. От внезапного торможения «Кондора» плечевые ремни врезались в тело так, что он ощутил это даже через толстую броню. Нос «Кондора» опустился, и в течение очень долгого момента Гриффину показалось, что он падает на землю от хорошего удара по морде.

— Отделение прошло успешно, — раздался голос Картера. — Как вы, полковник? — Несомненно, BERP передавала какую-то телеметрию по его состоянию на Баттл-Маунтин.

— Уже можно дышать, сэр. — Гриффин заметил, что затаил дыхание и резко вдохнул, обнаружив, что давление на грудь уже сильно ослабло.

— Нормально, — сказал Гриффин, стараясь взять дыхание под контроль.

— Это, безусловно, сенсационный первый шаг, — воскликнул Бриггс. Гриффин обматерил про себя свой аппетит и пообещал держать себя в форме.

Если, конечно, вернется в целости и сохранности.

— Системы управления работают нормально, — сообщил Картер. — Набираю оптимальную скорость планирования… Готово. — Нос «Кондора» значительно поднялся вверх, принимая более «нормальное» положение. Под обшивкой «Кондора» скрывались тысячи крошечных гидравлических приводов, управлявших большей частью покрытия фюзеляжа — в сущности, весь корпус был одним крылом с почти абсолютным контролем над подъемной силой или сопротивлением. Самолет мог планировать, снижаясь неспешно, как перо, а в следующий момент мог нырнуть вниз, словно семитонный камень, а затем снова перейти полет плавный, словно у облака, и все это без единого закрылка и элерона.

— Все нормально, «Кондор». Расслабьтесь и отдохните, мы на глиссаде к цели.

Мары, Республика Туркменистан в это же время

Хотя Мары всю свою историю находились на перекрестке дорог и торговых путей в Средней Азии, сейчас это определенно было пустынное и заброшенное место.

Когда-то Мары были вторым по величине городом Туркменистана и узлом железных и автомобильных дорог, а также нефтепроводов, переправляющих огромные нефтяные и газовые богатства Туркменистана в другие районы Средней Азии, а также на восток, в Индию. В настоящее время, это был также самый восточный оплот армии Российской Федерации, пытавшейся вырвать контроль над Туркменистаном из рук временного исламистского правительства и снова заменить его пророссийским. Большая часть мусульманского населения бежала на север, к Чарджо́у, готовые пересечь границу с Узбекистаном, если это будет необходимо. Некоторые более упорные решились на опасный переход через горящие пески пустыни Кара-Кум к Керки, чтобы бежать в Узбекистан или Афганистан, если русские решатся преследовать их так далеко.

Мары были первым боевым назначением для подполковника Артема Воробьева. Он возглавлял 117-й мотострелковый полк, включавший около трех тысяч военнослужащих, перевозимых огромным набором транспортных средств, от грузовых автомобилей до бронетранспортеров БТР-60 и разведывательных машин БРДМ. Воробьеву также повезло иметь в своем распоряжение батальон легких танков Т-72 для усиления его сил, развернутый прямо на шоссе Ашхабад — Мары[23]. Также он имел почти полный дивизион ПВО, в том числе четыре зенитные установки ЗСУ-23-4 и три зенитно-ракетных системы 9К35 «Стрела-10», а также командно-штабные машины, радарные установки и транспортно-заряжающие машины.

Они полагались также на размещенную поблизости бригаду С-300, но, конечно же, проклятые американцы и их беспилотные бомбардировщики-невидимки позаботились об этом подразделении. Скандал, вызванный его решением развернуть бригаду С-300 так далеко впереди позиций полка был, к счастью, погашен решением ООН об запрещении полетов любых иностранных военных самолетов в Туркменистане. Он все еще оставался командующим, и был полон решимости не облажаться снова.

«Стрела-10» представляла собой зенитно-ракетный комплекс с ракетами с тепловыми головками самонаведения, гораздо более эффективная против высокоэффективных самолетов, таких, как сбитый несколько недель назад американский бомбардировщик. Однако задачей Воробьева, как командира разведывательного подразделения, было не принять на себя массированный воздушный или наземный удар, а войдя в контакт с любыми силами противника, сообщить их состав и местоположение, после чего выйти из боя и поддерживать связь с тяжелыми подкреплениями. Основные силы находились за много километров отсюда, но это были две полностью укомплектованные бригады, растянувшиеся на пятьдесят километров между Марами и Тедженом, поддержанные авиацией, средствами ПВО, инженерными подразделениями и силами специального назначения.

Командно-штабная машина Воробьева располагалась в западной части позиций полка, примерно в десяти километрах к юго-западу от главного аэропорта в Марах и в четырех километрах от передового охранения на востоке. Он гордился своими силами, напоминая это командирам рот и батальонов каждый день. За восемнадцать лет военной службы Воробьев служил по всей Российской Федерации в различных подразделениях, однако, как офицер штаба, а не боевой командир. Он много работал и использовал свои связи, чтобы попасть в лучшие учебные центры, дабы иметь возможность вписать в свое резюме большое количество научных работ, но, несмотря на высокие оценки и одобрение от генералов и даже нескольких вице-маршалов[24] в Москве, ему постоянно не хватало того, что было нужно было для получения флагманского ранга[25]: реального боевого опыта.

Когда он получил назначение в Туркменистан, он решил, что его служба закончилась — назначение в Среднюю Азию было хуже, чем в Сибирь. Однако, как оказалось, один из многих его покровителей сделал ему одолжение: он получал под командование полк, что будет хорошо смотреться в послужном списке любого подполковника, притом его служба пройдет в относительно тихом и безопасном месте — в Ашхабаде. Ничего не случиться.

То есть, ничего не случалось первые два месяца после того, как они принял командование. Затем, как говорил его дед, «On idyot pyerdyachim parom». Талибы вторглись в Туркменистан, один из оставшихся полков его дивизии, которому было поручено защищать Мары, был разгромлен, и в результате он попал прямо на передовую с категоричным приказом из Москвы не недооценивать Талибан, или то же самое случиться и с ними. Сегодня полк Воробьева просто ждал атаки любых вражеских сил, будь то туркмены, Талибы или американские бомбардировщики В-1. Здесь, в Туркменских пустошах, Мары стали для него «линией смерти». Если он продержится, он получит свое долгожданное продвижение, возможно, вернется к штабной работе как polkovnik или, возможно, даже генерал-майор. Если нет, лучшее, на что он может надеяться — это выйти в отставку, сохранив звезды podpolkovnik на плечах.

Если он выживет.

Приближались девять часов вечера, время, когда происходила смена постовых в большей части полка. Поскольку в это время множество людей находилось на своих постах, Воробьев сделал привычкой совершать обход позиций как минимум одной роты, прежде, чем направиться в свою палатку и заняться рассмотрением докладов, заметок и составлением приказов для командиров батальонов. Его водитель подождал, пока он натянет шлем и туго завяжет ремень под подбородком. В этот вечер его также сопровождали командир минометной роты Новиков и командир одного из батальонов Кузьмин. Эти полуторачасовые поездки давали младшим офицерам возможность ознакомиться с ситуацией в полку и задать некоторые вопросы непосредственно командиру.

Вечер был довольно приятным, но Воробьев понимал, что погода на юге Туркмении в конце весны была непредсказуемой, а иногда и очень резко меняющейся.

— Поехали, сержант, — сказал он. Он отдал честь двоим младшим офицерам, а затем пожал им руки. Лениво поговорив, они направились к первой контрольной точке, до которой было около двадцати минут пути.

* * *

— Кажись, мы прошли этот долгий путь зря, — сказал Хэл Бриггс. Внутри маленького «Кондора» было устрашающе тихо, лишь доносился через шлемы тихий свист воздуха. Но что-то беспокоило всех.

Это было место посадки. И, похоже, несколько российских патрулей двигались прямо сюда.

— Мы работаем с Тураби и туркменскими партизанами с момента ввода миротворческих сил, — пошел дальше Гриффин. — Они рисковали жизнями, чтобы передать нам информацию.

— Ну, а теперь русские, похоже, собираются повязать их, — сказал Бриггс, изучая свежие спутниковые снимки. — Один русский патруль, похоже, перехватил их, а еще два выдвигаются.

— Площадка под угрозой, — доложил офицер разведки с Баттл-Маунтин. — Рекомендую прервать выполнение. При вашей высоте вы сможете добраться до Бухары с хорошим остатком топлива.

— Полковник Гриффин? Мне нужна ваша оценка ситуации.

— Мы не можем допустить, чтобы эти туркмены были захвачены, если хотим иметь шанс вырвать Туркменистан рук русских, Хэл.

Бриггс кратко обдумал ситуацию.

— Топ? Соображения?

Крис Уолл видел Джалалуддина Тураби только два раза — в последний раз, когда бывшее боевики-талибы Тураби помогли спецназу Боевой Группы отбить российское нападение на Туркменистан.

— Трудно сказать, сэр, — ответил Уолл. — Но я вижу не больше отделения вблизи точки посадки и, возможно, еще взвод в пределах пятнадцати километров. Вы легко сделаете этих ребят. Нам нужно только суметь подняться в воздух прежде, чем прибудут более крупные силы.

Бриггс на несколько секунд задумался.

— Принял. Контроль, «Кондор» идет по плану.

— Хэл, ты уверен? — Спросил Дэйв Люгер. — Все выглядит немного напряжно.

— Не настолько, как для Тураби, — ответил Хэл. — Опускайте нас, сэр.

Последовала пауза, на это раз в Баттл-Маунтин — Картер явно задавался вопросом о разумности такого решения. Но вскоре он ответил: — Хорошо, «Кондор». Всем начать предпосадочную проверку. Держитесь крепче.

Они находились всего в нескольких километрах от зоны посадки, все еще скользя в юго-западном направлении на высоте пяти тысяч двухсот метров. Одновременно с тем, как Гриффин успел подумать, что нет никакой возможности приземлиться в заданной точке с такой высоты, как нос опустился и его тело повисло на ремнях. Желудок снова подступил к горлу. Затем за внезапным резким усилением шума воздуха снаружи и сильной тряской он услышал и ощутил, как выпустились шасси и коснулись земли через несколько мгновений.

Шум резко усилился раз в сто, когда адаптивная обшивка переключилась в режим максимального лобового сопротивления. В тело снова впились привязные ремни, как ему показалось, минут на пять, хотя на самом деле всего лишь на несколько секунд. Еще через пару мгновений натяжение исчезло, Хэл Бриггс отстегнулся и выбрался из люка. Гриффин спешно последовал за ним. Как ему и говорили на инструктаже, Гриффин начал следить за окрестностями при помощи сенсоров брони, пока Хэл оттолкал «Кондор» с шоссе и раскрыл над ним камуфляжную сеть с защитой от радаров. Ее было легко обнаружить в дневное время, но ночью она выглядела простой кучей песка и обеспечивала защиту от обнаружения инфракрасными системами.

Гриффин взял оружие — большую и тяжелую винтовку, которую не смог бы поднять ни один спецназовец, но которая была идеальным оружием для «Железных дровосеков» с их экзоскелетами. Винтовка представляла собой рельсовую пушку или рельсотрон, разгонявшую большой титановый снаряд до скоростей в нескольких тысяч метров в секунду с поразительной точностью. В сочетании с системами наведения и экзоскелетом брони, она была разрушительным средством против любой военной техники, от танка до бомбардировщика при эффективной дальности огня свыше пяти километров.

— Вы в порядке, сэр? — Спросил Хэл.

— Да. Порядок, — ответил Гриффин.

— Тогда вперед за вашим парнем, полковник, — сказал Бриггс. Он проверил карту, сделал шаг в нужном направлении и включи двигатели в ботинках — и исчез со свистом сжатого воздуха.

Ну поехали, сказал Гриффин сам себе. Он встал в нужном направлении, напрягся и дал системе команду — которую в ходе тренировок называл «держать красные тапки вместе». Он ощутил толчок от ускорителей, но понял, что остался в вертикальном положении — ему не нужно было думать о том, как лететь или падать. Систем стабилизации контролировала прыжок и выполнила его настолько гладко, что ему пришлось проверить сенсоры, дабы убедиться, что он действительно летит. Но несколько мгновений спустя он ощутил импульс, замедляющий падение и слегка согнул ноги в коленях, чтобы уменьшить удар при приземлении.

Хэл был в сорока метрах от него.

— Хороший прыжок, сэр. Следуйте за мной. — И снова исчез.

Здорово, подумал Гриффин, ожидая, пока двигатели перезарядятся для следующего прыжка. Здорово, просто здорово…

* * *

Три человека стояли на коленях на песке с руками за головами под охраной дозора, когда прибыл второй дозор с колесным БТР. Из БТР выбрался офицер и подошел к пленным.

— Что у вас, сержант? — Спросил он.

— Они засели здесь в норах, сэр, — ответил сержант. — Похоже, они за чем-то наблюдали. И посмотрите на это, — сержант осветил предмет фонариком. — Это бинокль с мощным усилением. Но есть кое-что еще…

— Это цифровая камера, чтобы делать снимки, — сказал офицер, внимательно осмотрев бинокль. — Здесь сбоку разъем… Похоже, для передатчика, возможно, спутникового, da? Проверьте окрестности металлоискателем. Могу поспорить, вы найдете спутниковый передатчик. — Он указал на пленных. — Знаете, который главный?

— Кажется, они не понимают по-русски, — сказал сержант, — но я думаю, главный он. — Он указал на высокого туркменского солдата с пустой кобурой на ремне. — У него единственного был пистолет. Российский, в очень хорошем состоянии, и, похоже, он знал, как носить его.

Офицер подошел к человеку и осветил его фонариком. Через несколько мгновений его лицо расползлось в широкой улыбке.

— Ну и ну. Сержант, ты что, не понял, кто у нас тут? Это же сам генерал Джалаледдин Тураби, новый командующий так называемыми туркменскими вооруженными силами. — Он наклонился. — Я не прав, генерал? И ваш помощник, Абдул Дендара, нет? Говорите, пока все ваши люди могут вас услышать. — Человек хранил молчание, покачав головой в знак непонимания. — Продолжаете играть в немого, генерал? Офицер достал пистолет, направил его на голову пленного рядом с генералом и выстрелил. Обезглавленное тело молодого человека упало почти на колени Тураби. — Ну как? Вспоминается русский язык?

— Yob tvoyu mat» khuyesas! — Выругался Тураби по-русски.

— Вот видите, сержант? Генерал Тураби очень хорошо знает русский язык. Мы должны забрать его обратно в столицу и обращаться с ним очень вежливо, никак не причиняя ему вреда — по крайней мере, пока. Второго — расстрелять. У нас нет достаточно средств, чтобы кормить всю проклятую туркменскую армию.

— Суки! Вы не можете просто убить нас! Мы военнопленные! — Крикнул Тураби. Когда его оттащили, сержант рявкнул приказ. Один из его подчиненных щелкнул предохранителем автомата…

… Но в ту же секунду раздалось оглушительное БААНГГ! Патрульная машина вспыхнула, освещая местность. Из разбитого бака хлынуло дизельное топливо. Русские и туркмены одновременно залегли, упав на пустынную землю.

Офицер увидел несколько ярких вспышек и предположил, что это выстрелы его людей. — Сержант! Крикнул он. — где они! — Никакого ответа. — Сержант!

— Боюсь, он не может ответить вас, сэр, — раздался странный механический голос. Вдруг русский ощутил, что кто-то схватил его за куртку и понял, что его подняли в воздух — какая-то неземного вида фигура, словно сошедшая со страниц научно-фантастического журнала.

— Vyyabat! — Крикнул он. — Кто ты такой, черт тебя дери?

— Вырубаем тут все и сваливаем, сэр, — сказал Хэл Бриггс.

— Американцы? Вы американцы? — Крикнул офицер. — Какого вы здесь делаете? Я буду… — Но Гриффит заставил его замолчать энергетическим разрядом из наплечных электродов и бросил потерявшего сознание офицера на песок.

Затем Тревор Гриффин подошел к Джалалуддину Тураби и помог ему подняться на ноги. — Вы в порядке? — Спросил он по-русски через автоматический переводчик бронекостюма.

— Ты… Ты из американских воинов-роботов, — выдохнул Тураби. — Зачем ты здесь?

— Я из разведывательного управления ВВС США, генерал Тураби, — сказал Гриффин. Тураби все еще выглядел озадаченным. — Я из Техаса, помните, генерал? Вы отправляли нам снимки русских уже несколько недель. Мы здесь, чтобы вывести вас и вашего человека в безопасное место. Уходим. Мы должны выбираться.

Они вернулись к укрытому «Кондору», убрали камуфляж и выкатили его на шоссе. Тураби и сержанта Абдула Дендару уложили в кабине и зафиксировали, за ними внутрь забрались Гриффин и Бриггс. Он немедленно запустил двигатели. — «Бобкэт-контроль», я «Кондор», мы готовы к отходу.

— Рад слышать это, ребята, — ответил Дейв Люгер.

— «Кондор», запускаю проверку. Готовьтесь к запуску двигателя… Системы в порядке, — раздалось через несколько секунд. — Немного понижено давление в гидравлической системе — возможно, где-то утечка. Продолжаю запуск двигателя. — В хвосте «Кондора» выдвинулся небольшой воздухозаборник, и через несколько секунд они услышали резкий визг турбореактивного двигателя. — Запуск двигателя прошел нормально, провожу проверку других систем… Давление в гидравлической надает, почти у красной черту. Давайте посмотрим, сможем ли мы взлететь прежде, чем система полностью откажет. Хэл, следи за рулем и держи его точно посередине шоссе. Готовы?

— Уходим.

Но случилось то, чего не должно было случиться. Как только «Кондор» начал движение, его нос дернулся в сторону и они ощутили сильную дрожь под ногами.

— Контроль, потерял управление, — сказал Хэл. — Ощущаю сильную вибрацию в носу.

— Давление в гидравлике упало до нуля, — сказал Картер. — Носовая стойка только что осталась без гидравлической системы. Хэл, вам придется блокировать ее стопором. У вас не будет рулевого управления, так что придется выровнять «Кондор» на шоссе вручную. Используйте тормоза, чтобы выровнять его, пока не наберете скорость, достаточную для работы плоскостей управления. Аккуратнее с тормозами — вы перевернетесь, если слишком сильно выжмете их на взлетной скорости.

— Я выйду и выровняю его, — сказал Гриффин и прежде, чем Хэл успел возразить, открыл люк и выбрался наружу. У него не возникло никаких проблем с тем, чтобы поднять нос самолета и выровнять его точно по центру шоссе.

Но одновременно с этим в шлеме раздался сигнал тревоги.

— Обнаружил направляющийся сюда самолет, — он поднял рельсовую пушку и повернулся в сторону цели, пока не увидел на визоре отметку. — Вижу его! — Сказал он взволнованно. — Маловысотная, дальность десять километров, скорость сто десять. Вероятно, чертов вертолет или штурмовик.

— Спокойно, сэр. Ждите, пока он войдет в зону поражения, — сказал Хэл. В экзоскелете Гриффин легко мог отслеживать стволом оружия приближающийся аппарат. — Появиться в любую секунду. Не берите поправок — снаряд в дохрена раз быстрее, чем…

— Внимание, лазерное облучение. Внимание, лазерное облучение, — внезапно раздалось в шлеме Гриффина.

— Лазер! — Закричал он. — Нас подсвечивают! — не дожидаясь чего-либо, он схватил рельсовую пушку и выстрелил по приближающемуся вертолету, не дожидаясь захвата в надежде, что пилот начнет уклонятся от выстрела или наводчик потеряет захват.

Ни того, ни другого не случилось. На электронном визоре появилась еще одна цель — и она двигалась намного быстрее, чем вертолет.

Без колебаний, он запрыгнул на крышу «Кондора» и начал следить за лазерным лучом. Словно хоккейный вратарь, он пригнулся, держа цель в центре поля зрения. Он поднял орудие и попытался выстрелить прямо в приближающуюся ракету.

Но прежде, чем он успел выстрелить, последовал удар. Ракета ударилась о ствол рельсотрона и правую ругу Гриффина, ушла в сторону от «Кондора», ударилась о землю и взорвалась. Рельсотрон разломился прямо в руках, а его самого швырнуло спиной на твёрдую землю за несколько метров.

Но он остался жив. Он слышал предупредительные зуммеры, электронная система обзора вышла из строя, ему казалось, что его проворачивают на вертеле над костром — но он остался жив.

— Полковник Гриффин! — Услышал он крик Хэла Бриггаса. Бриггс стоял на коленях рядом с ним, срывая искрящие блоки с его пояса и стягивая шлем. — Японская мама…

— Где… Где вертолет, Хэл? — Выдохнул Гриффин. — Сбей его нахрен!

Хэл повернулся и вскинул рельсовую пушку — но прежде, чем успел навести ее на вертолет, поблизости раздался еще один взрыв. Российский вертолет выпусти еще одну управляемую ракету в «Кондор», разнеся его на куски.

— О господи! — Крикнул Гриффин. — Там же Тураби и его сержант…

— Они выбрались, — сказал Хэл. — Пытаются укрыться. — Одновременно с тем, как он изготовился выстрелить в вертолет, раздался предупреждающий сигнал. — Твою мать, еще один на подходе.

Он повернулся ко второму вертолету, но затем закинул рельсовую пушку за спину, поднял Гриффита и отпрыгнул в сторону — так как в ту же секунду вторая ракета с лазерным наведением ударила в то место, где они были за долю секунды до этого. Хэл приземлился на ноги, и сумел нагнуться, закрывая Гриффина своим телом, когда второй вертолет, российский Ми-24 «Хайнд-Д» открыл по ним огонь из 30-мм пушки[26]. Удары снарядов были настолько сильны, что даже защищенный бронированным корпусом Бриггса Гриффин ощутил, как у него перебивает дыхание. Как только обстрел прекратился, Бриггс подхватил Гриффина и сделал еще один прыжок в сторону, подальше от Тураби и Дендары.

Но взрывы, атака вертолета и последний прыжок значительно истощили элементы питания — приземлившись на ноги, он услышал, предупреждающие сигналы. Гриффин, очевидно, тоже понял это, так как протянул ему запасной блок питания. — Повернись — я заменю.

— Не этот, — сказал Хэл, осмотрев блок — они был разбит, как и почти все, что было на Треворе. Он быстро вытащил почти разряженный блок питания и заменил его аварийным, а затем сделал еще один прыжок, когда заметил, как первый вертолет начал заходить в атаку для обстрела пушкой или ракетами.

Но стало очевидно, что российские пилоты хорошо просчитали схему своего движения. Хэл мог прыгать в любом направлении, но вертолетам нужно было сделать лишь небольшую поправку, чтобы зайти на них сверху. Стоило ему приземлиться на ноги, как снаряды посыпались на него дождем, а второй вертолет начал заходить в атаку.

Хэл увидел всего в нескольких метрах мелкую промоину и, ожидая подзарядки двигателей, обратился к Гриффину. — Вы должны остаться здесь, сэр, — сказал он. — Ему мы хотим остановить этих козлов, мне нужно пространство. Укройтесь так, как только сможете и заройтесь в песок — ваш костюм поможет вам скрыться от из ИК-датчиков.

— Хэл… — Но тот исчез секундой спустя.

Приземлившись, Бриггс немедленно вскинул рельсовую пушку, прицелился в ближайший вертолет и выстрелил. Ничего не случилось — он увидел как желто-голубая полоса ударила в вертолет, но тот продолжал накатываться на него. Хэл снова поднял орудие и изготовился выпустить еще один снаряд.

Но мгновением спустя понял, что большой вертолет уже не летит на него, а падает на него. Основной винт оказался срезан в миллисекунду после того, как титановый снаряд разрушил один из двигателей и коробку передач, а секундой спустя вертолет превратился в не более, чем рукотворный метеорит. Кабина наполнилась горящим топливом и гидравлической жидкостью, почти сразу же детонировал боекомплект на подвесках, оторвав их от объятого пламенеем фюзеляжа. Хэл отпрыгнул за секунду до удара, когда вертолет врезался прямо в то место, на котором он стоял.

— Сделал ублюдка, сэр, — доложил Хэл, не поняв, что рация Гриффина была уничтожена и тот не мог его слышать. Он включил датчики, чтобы определить местоположение Гриффина.

И с ужасом понял, что второй российский ударный вертолет засек Тревора Гриффина и собирался атаковать! Он поднял рельсовую пушку в ту же секунду, когда стрелок начал наводить 30-мм орудие на укрытие Гриффина.

Но в этот самый момент две ракеты прочертили ночное небо и ударили в двигатели «Хаинда». Вертолет сразу взорвался, и пытающим огненным шаром ударился о землю в нескольких сотнях метров от полковника ВВС.

Задумавшись, кто выпустил эти ракеты, Хэл услышал:

— Извините за опоздание, «Дровосек». — Это был Келвин Картер. — Прибыли, как только смогли. — Вскоре менее чем в ста пятидесяти метрах над головой раздался безошибочно угадываемый рев двигателей QB-52.

— Как раз вовремя, — сказал Хэл. — Еще три секунды и из полковник бы решето сделали.

— Вас понял, — сказал Картер. — Рад, что мы смогли помочь. Мы собираемся нанести визит паре самолетов раски, направляющихся сюда. Ближайшие наземные силы в ста тридцати километрах к юго-западу. На «Мегафортрессе» нет оружия «воздух-земля», но мы можем создать затруднения, чтобы помочь вам. Следите за небом.

— Спасибо, «Бобкэт», — сказал Бриггс и переключился на связь с Гриффином. — Как вы, сэр?

— Могу сказать, Хэл, — слабо ответил Гриффин. — Что жизнь может пронестись перед глазами за одну ночь. Два раза. Я уверен, что так, черт его подери, оно и было.

— Вы спасли нам филей, полковник, — сказал Хэл, помогая Гриффину снимать ставшую бесполезной броню. — И заслужили право вступить в наш эксклюзивный клуб, если хотите.

— Знаешь, у меня в Сан-Антонио ждет уютный кабинет, а еще жена и дети — и я думаю, я там задержусь на некоторое время, — честно ответил Гриффин. — То есть, если мы сможем выбраться отсюда без «Кондора».

В этот момент предупреждающий сигнал заставил Хэла обернуться. — Еще техника? Я думал, Картер сказал, что все чисто. — Хэл поднял рельсотрон, готовясь к бою.

Но увидел только Джалалуддина Тураби, отчаянно махавшего им руками с крыши российского бронетранспортера. Он и Дендара вернулись на то место, где они были схвачены, подобрали оружие и захватили БТР.

— Вот кусок говна! Неужели русские не знают, что технику надо чистить? — Спросил Тураби. — Но мы можем добраться на нем до Репетека, где нас встретят мои люди. Поехали?

Авиационная база ЦРУ, около Бухары, Республика Узбекистан. В конце того же дня

— Информация подтвердилась, сэр, — сказал офицер разведки, передавая командиру доклад. — Снова проклятые ВВС.

— Так и думал, — сердито ответил командир. Он прочитал доклад, качая головой, а затем скомкал его и ударил кулаком по столу. — Операция спецназа с поддержкой проклятого бомбардировщика В-52 — и ни одного, черт подери, слова ни нам, ни Лэнгли. — Где сейчас этот Тураби?

— Его вывезли в Чарджоу, а затем на USS «Линкольн» в Аравийском море, — сказал офицер разведки. — Боб, мы должны сворачиваться немедленно. Русские намерены выдвинуться на восток, занять Мары, а затем зачистить все к северу и могут начать бомбить нас в любой момент. Мы должны выводить наших ребят и сворачиваться.

— Знаю, черт побери, знаю. Годы работы в сортир — не только в Туркменистане, но и в Иране и во всей Центральной Азии. ВВС действительно подложили нам свинью этим вечером.

Командир посмотрел на ангар, где располагался его кабинет. Вертолет ВВС МН-53М «Пэйв Лоу IV» с шестью членами экипажа и группой спецназа в двенадцать человек был готов отправляться немедленно, и он не сомневался, что ему не придется искать желающих попасть на него. У него был большой контингент оперативников и ценных информаторов на улицах Ашхабада, столицы Туркменистана, а также в Иране, Афганистане и Пакистане, а также в Красноводске, крупном российском порту на побережье Каспийского моря. Вся эта сеть непрерывно добывала информацию о вражеской активности в Центральной Азии. У него были люди в Аль-Кайеде, среди российских военных, афганских наркоторговцев и террористов в радиусе полутора тысяч километров.

И все это накрылось из-за какой-то жопоголовой операции ВВС в Марах.

Было слишком рискованно оставаться в Узбекистане. Русские становились роем рассерженных ос, потерявших рассудок и готовых наброситься на все, не бывшее русским. Все активы в Центральной Азии оказались под угрозой. Американцы убили много русских, прорываясь из Туркменистана с боем — и не было сомнений, что русские хотели отыграться.

— Выбора у нас нет, — сказал он наконец. — Отправляй всем ребятам сообщение по закрытому каналу, чтобы мчались со всех ног в поле и начали следить за точками эвакуации. — Оперативники ЦРУ использовали собственные секретные импульсные микропередатчики — закодированы при помощи аппаратуры сообщения передавались импульсами в доли секунды, тем самым снижая вероятность перехвата и отслеживания передатчиков. Штаб-квартира ЦРУ также отсылала сообщения поверх обычных сигналов системы радио- и телевещания — иногда они казались просто статическими помехами, другие можно было прочитать только при помощи специальных линз или замедляя записи определенных передач, обеспечивая связь и информаторами и оперативниками под прикрытием.

Все информаторы и оперативники под прикрытием, сумевшие получить сообщение, должны были немедленно начать эвакуацию. Сама процедура различалась для разных оперативников, но целью каждого было прибыть на одну или несколько точек эвакуации, где он или она должны были находиться до получения сигнала о том, что их готовы подобрать. Ожидание могло занять несколько дней, иногда недель — главными было доверие и терпение. Иногда оперативники или агенты скрывались в пустыне, постоянно перемещаясь. Если им везло и они могли остаться не обнаружены, ежедневно проверяя точку встречи, это было верным признаком того, что спасатели были на подходе.

— Вас понял, — ответил начальник разведывательного отдела. — Мы поддерживаем связь со всеми. Проблем с выводом возникнуть не должно.

— Скажи спасибо ВВС за то, что поставили русских на уши, — с горечью ответил командир базы. — Я уж удостоверюсь, что на этот раз Лэнгли прищемит кому-то в Пентагоне хвост. Кто-то должен лишиться звездочек за все это. Они не могли просто…

Командир базы едва не упал со стула от мощного взрыва, но когда он сумел подняться и броситься к выходу, вторая бомба ударила в свод ангара и взорвалась. Он уже ничего не увидел и не почувствовал…

* * *

Авиационная база ЦРУ в Узбекистане не была ни для кого секретом — в особенности, для русских. Поскольку Россия была полноправным партнером по обороне Узбекистана и, в основном, отвечала за охрану его границ и оборону, русские имели множество сведений о перемещениях по приграничной полосе — в том числе сотрудников ЦРУ и их самых надежных информаторов.

Но русские запланировали не просто налет на полевую штаб-квартиру ЦРУ. У них был другой план.

Одиночный бомбардировщик Ту-22М «Бэкфайер» летел над пустынными равнинами восточного Узбекистана. Он был проведен через Казахстан российскими диспетчерами, размещающимися в Алма-Аты и отслеживался другими российскими диспетчерами в Бишкеке, столице Кыргызстана, которые могли видеть, как скоростной бомбардировщик быстро снизился до высоты всего нескольких сотен метров. На самом деле, с тайной базы в Сибири вылетели три «Бэкфайера», но, после последней дозаправки в воздухе, экипажи выбрали лучший самолет для завершения операции.

Уйдя от радаров в Бишкеке, «Бэкфайер» проследовал на малой высоте над обширными равнинами южного Казахстана, оставаясь вне зоны видимости радаров ПВО в Ташкенте, столице Узбекистана. Через несколько минут бомбардировщик начал слегка набирать высоту. На высоте в тысячу метров он начал атаку.

Ту-22М нес три большие ракеты «воздух-земля» под названием Х-31, одну в бомбоотсеке и две на внешних узлах подвески под неподвижными частями крыльев. Каждая шестисоткилограммовая ракета несла девяностокилограммовую осколочно-фугасную боевую часть, предназначенную для разрывания легких конструкций, таких, как антенны радаров. После пуска, ракета вырывалась вперед самолета носителя при помощи стартового твердотопливного ракетного ускорителя, а затем быстро набирала высоту пятнадцать тысяч метров при помощи крупного двигателя второго этапа. Когда двигатель второго этапа отгорал, автоматически запускался прямоточный воздушно-реактивный двигатель, быстро разгоняя ракету до скорости в три звуковые. Сначала Х-31 использовала инерциальную систему наведения, но также получала обновление данных по своему положению и скорости от системы спутниковой навигации ГЛОНАСС, что значительно повышало ее точность. Чтобы преодолеть двести километров до цели, ракете требовалось менее четырех минут. Оказавшись в тридцати секундах от цели, ракета включала пассивную радиолокационную головку самонаведения и начинала наводиться непосредственно на излучение вражеского радара определенной частоты[27].

Одна ракета Х-31 потеряла контакт с самолетом-носителем и разбилась без вреда где-то в пустыне в центральном Узбекистане, но остальные продолжили свой полет с сокрушительной точностью, уничтожив радары ПВО в районе Ташкента и Самарканда, крупного города на юго-востоке Узбекистана. Когда узбекские радары были подавлены, Ту-22М направились в южный Узбекистан и начали облет, запустив радиоэлектронное подавление и отслеживая реакцию.

Второй этап операции на самом деле завершился почти полчаса назад. Барражирующий над южной Сибирью на высоте пятнадцати тысяч метров Ту-95МС «Медведь», дальний турбовинтовой бомбардировщик, разработанный в 1940-х[28], выпустил две одиннадцатиметровые ракеты с подкрыльевых узлов подвески с интервалом около двадцати секунд. Ракеты Х-90 Karonka, или «Корона», были одними из самых передовых ракет «воздух-земля» в мире. Твердотопливный ракетный разгонный блок разогнал ракету до скорости в две звуковые. Затем, когда как и на Х-31 отгорел стартовый ускоритель, заработал основной гиперзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель ракеты. Набегающий поток воздуха сжимался и загонялся в двигатель, где смешивался с жидким ракетным топливом и поджигался. Чем больше ракета ускорялась, тем более сжатым становился воздух, и тем сильнее становилась тяга, пока ракета не набрала скорость в восемь раз превышающую скорость звука.

Пронесшись над Сибирью и Казахстаном, ракеты набрали высоту двадцать пять тысяч метров и начали крутое пикирование на цель. При наведении по сигналу ГЛОНАСС, их точность была превосходна. На высоте десять тысяч метров каждая ракета выпустила две 150-килограмовые фугасные боеголовки индивидуального наведения.

Оперативная база ЦРУ располагалась рядом с заброшенным аэродромом на окраине Бухары, и состояла из четырех зданий внутри 4 гектаров огороженной территории — два ангар для самолетов, каждый из которых также был складом, склада и центра подготовки. Также здесь была собственный генератор энергии на природном газе и насосная станция, а также здание штаба, одновременно являвшееся казармой. Боеголовки поразили каждую цель. Взрывы были настолько мощными, что топливо и боеприпасы в ангарах даже не успели взорваться.

Они просто исчезли в облаке раскаленного газа.

ДВА

Авиабаза Барксдейл, Боссиер-сити, Луизиана несколько дней спустя

— Что, черт подери, значит это «понятия не имею, откуда они взялись?» — прогремел командующий восьмой воздушной армией генерал-лейтенант Террилл Самсон. Он оставался величественным, даже когда сидел, а уж когда он начинал кричать, весь персонал боевого штаба, включая тех, кто привык к его частым резким вспышкам, подскакивал на месте. — Российские бомбардировщики разнесли к чертовой матери полевую базу ЦРУ в Узбекистане, а вы, генерал Маклэнехэн, говорите мне, что понятия не имеете, откуда они появились и какое оружие использовали? Они не могли появиться из неоткуда!

— Сэр, мы все еще работаем над этим, — ответил Патрик Маклэнехэн из командно-оперативного центра разведуправления ВВС в Сан-Антонио, штат Техас, по защищенной линии связи. — 966-е получит информацию в самое ближайшее время. Мы ведем почти непрерывное наблюдение за всеми базами российских бомбардировщиков к западу от Урала. До сих пор численность самолетов на этих базах соответствует…

— Что насчет Энгельса, генерал? — Спросил генерал-майор Гэри Хаузер.

— Сэр, мы по-прежнему не имеем никакой надежной информации по поводу того, сколько самолетов там уцелело, сколько было восстановлено или куда были перемещены уцелевшие, — ответил Патрик. Авиабаза в Энгельсе на юго-западе России была крупнейшей базой бомбардировщиков и штабом Aviatsiya Voyska Strategischeskovo Naznacheniya (A VSN)[29] — соединения российских межконтинентальных бомбардировщиков, включающим дозвуковые Ту-95 «Медведь», сверхзвуковые Ту-160 «Блэкджек», заправщики Ил-78 «Мидас» и самолеты-заправщики и самолеты радиоэлектронной борьбы Ту-16 «Бэджер»[30]. — Сводки после удара говорят о двенадцати предположительно уцелевших «Бэкфайерах», а также десяти незначительно поврежденных. Сама база по-прежнему не действует, однако пригодна к использованию, и уцелевшие самолеты могли совершить вылет.

— Энгельс, да? — Пробормотал Самсон, покачав головой. — Я должен был догадаться. — Он лучше всех в командовании — и в большей части мира — был осведомлен о неожиданном налете бывшего подразделения Маклэнехэна — Воздушной Боевой группы — на авиабазу в Энгельсе. Во время конфликта в Туркменистане, Россия намеревалась нанести массированный удар бомбардировщиками из Энгельса по правительственным войскам и силам Талибов, угрожавших российским базам и интересам в этой богатой нефтью стране. Используя свои беспилотные дальние бомбардировщики, базирующиеся на острове Диего-Гарсия в Индийском океане, Патрик уничтожил несколько российских бомбардировщиков на земле, повредил еще несколько, а также причинил тяжелые повреждения самой базе.

И хотя налет Маклэнехэна остановил конфликт в Туркменистане и позволил ввести туда контингент ООН для поддержания режима прекращения огня, большая часть правительства США, Пентагона и всего мира обвиняли Патрика Маклэнехэна в росте напряженности между Россией и США. Никто не ожидал, что он продолжит носить американскую форму, не говоря уже о генеральских погонах.

И меньше всего этого ожидал генерал-лейтенант Террилл Самсон, новый командир Патрика.

— Мы пытаемая опросить выживших, а также использовать средства наблюдения и дипломатические каналы, но это не увенчалось успехом, — продолжил Патрик. — Мы должны получить информацию в самое ближайшее время. Русские связаны Договором об обычных вооруженных силах в Европе и Договором от ограничении стратегических наступательных вооружений, определяющих, сколько дальних бомбардировщиков они могут иметь и где они могут располагаться. Также, по Соглашению об открытом небе, мы имеем право проверять эти сведения. Россия не может на законных основания отказаться предоставить нам эти сведения. Мы…

— Генерал Маклэнехэн, благодаря вашему несанкционированному, расточительному и совершенно ненужному нападению на Энгельс, нам очень сильно повезет, если мы сможем наладить с Россией хоть какое-то сотрудничество в рамках ДОВСЕ или СНВ, — перебил его Самсон. — Ваша главная задача — выяснить, откуда взялись эти бомбардировщики, и какими силами располагает Россия в части дальних и средних бомбардировщиков. Эта информация должна быть у меня на столе в течение двадцати четырех — нет, восьми часов, ко времени следующего заседания Боевого штаба. Это понятно?

— Прекрасно понимаю, сэр, — сказал Патрик. Он знал, что его сотрудники работали над этими вопросами с тех пор, как Стратегическое командование получило сведения об ударе, и результаты будут готовы к этому сроку.

— Что мы знаем о самой атаке? — Заинтересованной спросил Самсон.

— Доклады узбекских средств контроля воздушного движения в Ташкенте подтвердили, что самолет, пришедший из России, был бомбардировщиком Ту-22М, позывной «Мирный-203», — ответил Патрик. — Диспетчеры в Алма-Аты, в Казахстане, сообщили Ташкенту о бомбардировщике, но не предоставили данных о его курсе и полетном плане. Самолет был замечен в двухстах пятидесяти километрах к северу от Узбекской границы прежде, чем радары были уничтожены, а линии связи выведены из строя.

— У русских есть только одна ракета такой дальности: AS-17 «Криптон», — продолжил Патрик. — AS-17 представляет собой противорадарную ракету, созданную для подавления комплексов «Пэтриот» извне зоны их досягаемости. Тем не менее, AS-17 никогда не предназначалась для Ту-22М. Одна ракет, предположительно, вышла из строя и разбилась в пустыне на территории Казахстана.

— ЦРУ, несомненно, отправит группу для сбора сведений об этой потерянно ракете, — сказал Хаузер. — Я получу информацию, как только ее получат они.

— Сэр, ЦРУ заявляет, что из-за удара по их базе они не готовы провести секретную операцию в Казахстане, чтобы получить эту ракету, — сказал Патрик. — Полковник Гриффин предоставил мне на утверждение план операции. Он может направиться туда с группой, или же…

— Гриффин хочет еще одну секретную операцию в Центральной Азии? — Насмешливо спросил Хаузер. — Очевидно, он решил, что в настоящий момент он наш самый главный супергерой.

— Сэр, никакие другие управления не предоставили нам никакой информации, — сказал Патрик, решившись выразить свое раздражение словами Хаузера. — И, позволю себе напомнить, у нас есть в данном регионе некоторые военные и разведывательные подразделения согласно решению Совета Безопасности ООН, постановившему нам обеспечить развертывание миротворческих сил. Если мы хотим получить эти данные, полковнику Гриффину нужно срочно дать приказ. Мы можем немедленно отправить его с группой…

— Я полагаю, полковник Гриффин уже поднял в Центральной Азии уже достаточную волну дерьма, — вставил Хаузер. — Мы, конечно, приветствуем успешное спасение генерала Тураби, который оказался чрезвычайно ценным источником сведений о российском наступлении на Мары, однако стало ясно, что русские ощутили угрозу и приняли ответные меры против, как они полагали, подразделения ЦРУ. Кроме того, я считаю, что бы лично введен в заблуждение генералом Люгером. Полковник Гриффин пошел на ужасный риск, выполняя эту операцию, и особенно рискованно и не необходимо было использование сил с Баттл-Маунтин.

— Сэр, план полковника Гриффина предполагал использование…

— Генерал Хаузер уже сказал, что обсудит этот вопрос с вами познее, генерал Маклэнехэн, — раздраженно оборвал их Самсон. — Мы можем продолжить совещание?

— Да, сэр, — ответил Патрик. — Противорадарные ракеты были выпущены с дистанции примерно двести пятнадцать километров. Скорость полета превышала Мах 3. После пуска они шли по баллистической траектории, но в момент снижения, согласно показаниям радаров, произвели небольшие коррекции курса, направившие их точно на цели, что означает, что ракеты имели радиокомандное наведение или коррекцию по GPS[31], а не просто инерциальное наведение. Это соответствует профилю полета ракеты AS-17. Узбекские радары были поражены прямыми попаданиями.

Что касается самого удара по Бухаре, то он все еще остается загадкой, — признал Патрик. — Видевшие удар, включая пару выживших оперативников ЦРУ, говорят о том, что взрывы были огромны — возможно, это были 227-килограммовые фугасные бомбы.

— И больше ничего? — Спросил Самсон. — Это все?

— Мы разбираем некоторые обрывки данных, сэр, — ответил Патрик. — Нами отмечено значительно усиление воздушного движения над Сибирью. Спутниками системы раннего предупреждения, следящими за ракетными полигонами в Сибири, были обнаружены несколько ракетных пусков на ракетных полигонах в Казахстане. Пока нет ничего, что могло бы дать нам какие-либо сведения по районам западнее Узбекистана.

— Тогда, возможно, вам не следует тратить время на эти и другие, как вы выразились, «обрывки данных», — сказал Самсон. — Какие выводы вы можете сделать?

— Сэр, все выглядит так, что ракетный удар, нанесенный «Бэкфаерами» имел целью прикрытие удара по базе ЦРУ в Узбекистане, — продолжил Патрик. — AS-17 предназначены для запуска с фронтовых и истребителей-бомбардировщиков, так что их использование на дальних бомбардировщиках является для русских новой разработкой: использование тактического высокоточного вооружения вместо дозвуковых крылатых ракет большой дальности[32]. Очевидно, что русские располагали отличной разведкой и отреагировали удивительно быстро. Они точно знали когда и куда нанести удар. Вероятно, они снарядили эти бомбардировщики уже через несколько часов после операции по эвакуации Тураби и сразу же нанесли удар.

- Я полагаю, что это указывает на существенное усиление возможностей и эффективности российской тяжелой бомбардировочной авиации. Эти бомбардировщики были сильно модифицированы, а их экипажи прошли подготовку с целью повышения квалификации и обучение тактической координации, способные соперничать с нашими собственными. Они, очевидно, использовали высоко секретные базы: возможно, подземные или сильно замаскированные, а также наладили систему снабжения, во много раз более быструю и эффективную, чем…

— Генерал Маклэнехэн, я понимаю, что в Разведывательном управлении ВВС и 966-м крыле вы человек новый, так что я проявлю снисхождение, — сказал Хаузер. — Но, на будущее: командование, которому вы докладываете, ждет фактов, а не ваших интерпретаций. А факты таковы, что вы так и не знаете, откуда вылетели эти бомбардировщики и куда они ушли. Именно это нам нужно знать, Вам понятно?

— Да, сэр, — ответил Патрик. — Хаузер посмотрел на кабину с тонированными стеклами, где находились связисты, и провел пальцем по горлу. Несколькими мгновениями спустя связь между Барксдейлом и Лэклэндом была прекращена.

— Предлагаю продолжить обзор состояния наших сил, — сказал Самсон, с отвращением бросил последний взгляд на экран, на котором только что отображался Маклэнехэн, что было заметно всем, даже тем, кто присутствовал в режиме конференции. — Генерал?

Заместитель командующего 8-й воздушной армией по оперативным вопросам и первый заместитель командующего бригадный генерал Чарльз К. Золтрейн начал доклад, не вставая со своего места, подражая Самсону. Он нажал кнопку, выводя первый слайд PowerPoint.

— Да, сэр. В настоящее время все авиакрылья докладывают о поддержании ста процентов неядерных сил в обычной боевой готовности.

— Только неядерных? А что с ядерными силами?

— Из за большой нагрузки на неядерные силы, отсутствия техники и экипажей, а также нехватки финансирования, мы можем привлечь примерно шестьдесят процентов сил для решения задач Единого комплексного оперативного плана, — сказал Золтрейн. — Многие экипажи и самолеты просто не доступны для сертификации. Бомбардировщики В-2 готовы примерно на семьдесят процентов, однако В-52 — только на пятьдесят, и я полагаю, что это будет щедрое допущение.

Самсон мгновение подумал над сказанным, и пожал плечами.

— Ну, если СТРАТКОМ нуждается в большем количестве самолетов в боевой готовности, я нуждаюсь в деньгах и средствах, — сказал он. СТРАТКОМ или Стратегическое командование США было единым военным органом, ответственным за планирование и ведения конфликтов с применением ядерного оружия. Они не имели никаких «своих» самолетов — как и любое единое командование, СТРАТКОМ «получал» их от других командований, например, Восьмая воздушная армия обеспечивала СТРАТКОМ стратегическими бомбардировщиками, разведывательными самолетами и летающими командными пунктами.

— Возможен вывод некоторого количества самолетов с хранения в полетопригодном состоянии для привлечения к операциям в случае необходимости, — сказал Золтрейн. «Хранение в полетопригодном состоянии» означало, что самолеты находились на постоянном техобслуживании — это был способ сократить затраты на большое количество бомбардировщиков, чтобы поддерживать остальные в боевой готовности. В 8-й и 12-й воздушных армиях на хранении находилось две трети бомбардировщиков большой дальности в любой момент времени.

— Сколько самолетов мы сможем вывести с хранения в этом году?

— При нормальной ротации? Тридцать шесть В-52 и…

— Нет, я имел в виду, сколько мы можем вывести с хранения, чтобы усилить наши флот. Сколько?

— Эээ…. Нисколько, сэр, — ответил Золтрейн. — Если СТРАТКОМ затребует приведения бомбардировщиков в боевую готовность, мы в состоянии привести их в режим ограниченной готовности. Мы могли бы…

— Это проблемы СТРАТКОМ, а не наши, — сказал Самсон. — Они постоянно получают сводки о том, сколько самолетов мы имеем в распоряжении. Если он знают о нашем состоянии, они ничего об этом не говорят, что означает, что они не хотят лезть в эти бюджетные заморочки.

— Сэр, но мы должны что-то сделать — по крайней мере поставить Пентагон в известность о нашем состоянии, — сказал Золтрейн. — Чтобы привести бомбардировщики, стоящие на хранении в боевую готовность, уйдет несколько недель, возможно, месяцев. Если мы начнем делать это сейчас, мы, возможно, сможем остановится прежде, чем выйдем за рамки бюджета или, возможно, получим дополнительное финансирование. Но мы не можем просто…

— Ладно, ладно, Чарли, я тебя понял, — раздраженно сказал генерал Самсон. — Всем крыльям начать вывод самолетов с хранения немедленно — убедитесь, что они могут уложиться в рамки бюджетов учений, или хотя бы не слишком за них выйти, и заблаговременно загоняйте их обратно. — Самолеты на хранении ротировались каждые шесть месяцев, приводились в полную боевую готовность, налетывали некоторое количество часов, а затем отправлялись обратно на хранение. Из-за органический, наложенных договорами по контролю над вооружениями и других политических соображений, это, как правило, происходило неспешно и на самом деле многие самолеты проводили на хранении больше положенных шести месяцев, либо вообще никогда не вводились в строй. Фактически они становились «королевами ангаров» — источниками запасных частей. Это был прискорбный, но факт для флота дальних бомбардировщиков ВВС. — Но я хочу, чтобы это было сделано тихо. Мне не нужно, чтобы кто-то решил, что мы начали мобилизацию стратегической авиации.

— Да, сэр, — сказал Золтрейн.

— Полная параша, — сказал Самсон. — Мы вынуждены тратить деньги на вывод самолетов с хранения, а Маклэнехэн и Люгер получают лучшие самолеты на выбор для модернизации по типу «Q» — и мы уже не можем их использовать, потому что никто, кроме этих чудил в Баттл-Маунтин не знает, как эти чертовы штуки работают. — Модернизация «Q» была возмутительным планом, недавно одобренным Пентагоном, предполагавшим переоборудование некоторого количества бомбардировщиков В-1 и В-52 в беспилотные ударные и разведывательные самолеты, а также комплексы прорыва ПВО. 111-е крыло с базы Баттл-Маунтин получило возможность совершать глобальные операции, не подвергая опасности ни одного человека. — У них там куча самолетов и экипажей, которые просто пинают балду, пока остальные силы сидят на голодном пайке.

— И даже если бы мы получили их обратно, мы даже не знаем, как использовать эти самолеты-роботы, — продолжил Самсон. — Похоже, Совбез ООН снова санкционирует операцию в Туркменистане, и если мы хотим использовать эти самолеты, мы должны поставить кого-то из этих «Трекки»[33] главным. Я полагаю, мы могли бы перевести Дэйвида Люгера или Ребекку Фёрнесс в наш штаб на некоторое время, но они тут же притащат с собой ребят вроде Дарена Мэйса или своих гражданских подрядчиков Мастерса или Даффилда, и сведут тут всех с ума в кратчайшие сроки. Нет уж, спасибо. Я лучше буду тратить деньги на ввод в строй самолетов, стоящих на хранении, чем приведу сюда кого бы то ни было с Баттл-Маунтин. — Он повернулся к сидевшему рядом с ним Хаузеру. — Гэри, я надеюсь, хоть у тебя хорошие новости.

— Да, сэр, я думаю, что так, — ответил генерал-майор Гэри Хаузер. — Хорошее новости в том, что сто процентов нашей спутниковой группировки находятся в исправном состоянии и мы имеем полное оперативной перекрытие Центральной Азии и юго-запада России. Все разведывательные крылья находятся в полной боевой готовности, техника готова к вылетам более чем на девяносто процентов. Конечно, мы проглядели налет на Бухару, но я лично выясняю, где появился пробел и что нужно сделать, чтобы закрыть его. Однако у нас есть почти полный технический контроль над регионом, и если русские сделают еще один шаг, мы будет знать об этом.

— Хорошая работа, — сказал Самсон. — Я полагаюсь на вас в области лучших и самых свежих разведданных, Гэри. Я ожидаю, что меня в ближайшее время вызовет Пентагон, возможно, даже Белый дом, так что мне нужны самые свежие сведения.

— Давайте отдуваться перед Вашингтоном буду я, сэр, — сказал Хаузер. — У вас достаточно проблем с организацией сил. Оставьте это разведывательное тумбо-юмбо мне.

— Уж не хотите ли вы подобным образом сильнее засветиться перед начальственными лицами в Вашнгтоне, Гэри?

Хаузер заговорщицки улыбнулся:

— И в мыслях не было, сэр. Я буду делать все так, как вы захотите.

— На данный момент мне предстоит совещание в Вашингтоне или на Оффатте, или там, где они решат его провести, — сказал Самсон. — Если мы отправим ударные силы за границу, и они обратятся ко мне за людьми и техникой, мне, возможно, придется слушать во все уши разведывательные сводки. А это твоя епархия.

— Да, сэр.

— Хорошо, итак, вот мое видение удара на основании того, что нам стало известно, — сказал Самсон, обращаясь ко всем собравшимся. — Я считаю, что удар по Бухаре был ограниченной реакцией генерала Грызлова. Он получил от нас под зад в Энгельсе и дважды в Туркменистане, и решил наброситься. Мы видели воздушный удар такого типа в Чечне — он делает это для порядка и отступает.

— Но я полагаю, что Грызлов находится под сильным давлением своих военных, требующих принять против нас ответные меры, так что он не потерпит нападений на российские силы, но масштаб этого удара не позволяет мне поверить, что он является прелюдией к росту масштабов конфликта. Кто-либо считает, что он намерен воевать с нами? — Ответа не последовало.

— Тогда я полагаю, все согласны. Операция ЦРУ в Туркменистане была раскрыта, они были вынуждены пробиваться, убили несколько русских, а русские ответили ударом по их оперативной базе. Я доложу Боевому командованию и ВВС, что мы ведем мониторинг ситуации, но полагаем, что это был разовый удар возмездия.

— Что мне нужно, так это сводка по российским силам в Средней Азии и в Персидском заливе и перечень потенциальных целей новых ударов, — сказал Самсон. — Если вы полагаете, что такое возможно в любой точке региона, я хочу видеть анализ относительно того, как, где и когда это может случиться и наш план действий. Естественно, план действий должен затрагивать командование Восьмой воздушной армии и наши силы, находящиеся на линии огня, особенно разведывательные. И убедитесь, что вы подчеркиваете совместный характер боевых действий — сейчас важно каждое умное слово, и, упомянув его в плане, вы повысите шансы того, что план не останется незамеченным. Но все подразделения и управления «Могучей восьмерки» должны быть готовы настолько, насколько это возможно.

— Далее. Мне нужно, чтобы каждый мужчина и женщина нашей армии и каждая единица оборудования, от самого большого бомбардировщика до самого маленького микрочипа была на сто десять процентов готова к развертыванию и ведению военных действий в любой момент. Я хочу иметь возможность сказать Пентагону и Белому дому, что мы можем отправить любого пилота, любой самолет и любую систему вооружения в любую точку земного шара, стоит нам просто поднять трубку.

— Тем не менее, важно понимать, что пока нам не будет приказано, мы не должны создать впечатления, что мы наращиваем свои силы или готовимся к войне, — продолжил Самсон. — Это означает, что вы не можете заказывать новое вооружение, топливо или иные припасы, или издавать необычные приказы по боевой подготовке. Ваши подразделения должны иметь максимальный уровень текущей готовности, но речь не идет о новых самолетах, вооружениях или топливе в большем количестве, чем зарезервировано на данный момент.

— Итак. Я хочу, чтобы все проблемы решались «дома», и мне нужен строгий и жесткий контроль за информацией и оперативными данными, — сказал Самсон низким и угрожающим голосом. — Все данные, попадающие в наш штаб, не должны передаваться кому бы то ни было без моего приказа. Если ваши офицеры обнаруживают проблему или решают, что обнаружили что-то важное, они не должны сообщать об этом никому вне армии без разрешения. Им следует заниматься решением проблем и сообщать обо всем только по соответствующему разрешению. Никто, подчеркивая, никто не должен нарушать субординации. Довожу до вашего сведения прямо здесь, что я по стенке размажу любого офицера и его непосредственного командира, если узнаю, что он или она приняли какую-то важную информацию и передали наверх в обход меня. Все, что мы производим, должно оставаться у нас. Это понятно? — Все знали, что следует говорить, так как босс ясно вел совещание к концу. Все остальные вопросы следовало решать с его заместителями. — Хорошо. Все свободны.

Как обычно, Гэри Хаузер и Чарльз Золтрейн остались с Самсоном после того, как остальные вышли.

— Я прошу прощения за выступление Маклэнехэна, — сказал Хаузер. — Он новичок в этой должности и, очевидно, считает, что мы работаем так же, как он привык в Баттл-Маунтин и «Дримлэнде». Этого более не повториться.

— Вы знаете Маклэнехэна также, как и я, Гэри, — сказал Самсон. — Он умный и преданный молодой офицер, который лишился хорошей карьеры, попав под дурное влияние. Он делает свою работу, принципиально нарушая правила, так же, как Брэд Эллиот. Это очень плохо.

— Не жалейте его, сэр, — сказал Хаузер. — Я знал его до встречи с Эллиотом, и он уже был таким. Но не считая этой спеси, Маклэнехэн хорош, это не вызывает сомнений. Он просто до сих пор считает, что его дерьмо не воняет.

— Его, вероятно, было бы лучше выгнать — и я, признаться, решил, что так и будет, когда выставил его из «Дримлэнда», — сказал Самсон. — Но у него яйца из стали, разогнанные мозги, талантливые друзья и типаж, который обожают политики. Он уцелел. К сожалению, Гэри, теперь это твоя проблема.

— У нас уже был приватный разговор на эту тему, сэр, — сказал Хаузер. — Он больше не доставит вам хлопот.

— После сегодняшнего выступления я бы сказал, что тебе предстоит еще много работы, — ответил Самсон. — Просто держи его подальше от моих глаз, хорошо.

— Да, сэр.

— Кто его заместитель, сэр? — Вмешался Золтрейн. — Пускай на совещаниях от 966-го выступает он.

— Тревор Гриффин.

Золтрейн кивнул, но Самсон вставил с насмешкой в голосе.

— Ты про этого «Хауди Дуди»[34] перекачанного? Е-мое, в последний раз, когда он докладывал штабу на совещании, я не мог избавиться от ощущения, что вижу как Опи Тейлор отвечает на уроке литературы перед Мэйберрийской сельской училкой[35]. Господи, и где мы только таких находим? — Хаузер не ответил. — Просто давайте проследим, чтобы все делали свою работу и держали себя в рамках, — продолжил Самсон. — Нам не нужно, чтобы на совещаниях выступали такие особо одаренные, как Маклэнехэн. Это понятно?

- Так точно, сэр. Я позабочусь об этом.

— Посмотрим, как у вас это выйдет.

— Еще вопрос, сэр, — сказал Хаузер. — Я хотел бы спросить вас относительно вакансии заместителя командира в этом штабе. Мы говорили по переводе меня сюда, чтобы получить некоторый командный опыт перед тем, как вы…

— Все по плану, Гэри, — ответил Самсон. — Должность все еще вакантна. Мне нужно, чтобы Пентагон твердо определился насчет моей четвертой звезды и назначение на должность командира Боевого Командования ВВС или СТРАТКОМ. Как только это будет решено, я назначу тебя своим замом, что автоматически сделает тебя командиром после моего ухода. Не беспокойтесь. Все на мази.

— Да, сэр, — ответил Хаузер без уверенности в голосе.

— Я не думаю, что недавняя шумиха вокруг Маклэнехэна что-то испортит, — добавил Самсон. — Для командования, я вляпался в Маклэнехэновское дерьмо, для Вашингтона я немного убавил тон. Слишком много сукиных детей вокруг. Господи, его все еще рассматривают кандидатом на должность советника по национальной безопасности. Политиканы намерены фотографироваться с летчиком-беспредельщиком. Мы ниже их радаров, так что должны там и оставаться.

— Просто держите Маклэнехэна на коротком поводке. Этот бред про то, что русские снаряжают свою бомбардировочную авиацию, должен остаться в нашем управлении, понятно? Если об этом пойдут слухи, политики зададутся вопросом, почему мы не делаем ничего по этому поводу, и вот тогда начнется черт знает что. Если мы все сделаем правильно, в конце концов, Маклэнехэн уйдет в отставку и пойдёт работать на Торна, или поселится с семьей на побережье, или отправится в свой «Дримлэнд» и мы загоним этого джина в бутылку до следующей войны, как и его ментора, Эллиота.

— Да, сэр, я согласен. Вам не придется беспокоиться по поводу Маклэнехэна, сэр.

Самсон вытащил сигару, зажег ее и помахал ей в сторону двери, отпуская Хаузера. Командир разведывательного управления ВВС кивнул так, что это выглядело почти поклоном.

— Я отправлю приказ начать вывод самолетов с хранения немедленно, сэр, — ответил Золтрейн, поднимая телефонную трубку.

Самсон кивнул, выдыхая облако дыма.

— Мне достаточно проблем с русскими, Оффаттом и Вашингтоном, — пробормотал Самсон. — А теперь ещё и собственные подчиненные, которые готовы в разгар шторма начать кататься по палубе, сбивая других и море и причиняя вред кораблю.

— Сэр, я хочу сказать вам совершенно честно: я должен отдать Маклэнехэну уважение за то, как быстро он делает анализ, — признал Золтрейн, ожидая установления защищенного соединения. — Часть проблем происходит из того, что наши ребята не решаются передать сведения наверх из-за страха столкнуться с неприятными последствиями. Мы же хотим, чтобы наши люди делали обоснованные выводы как можно скорее. Маклэнехэн затратил совсем немного времени, но собрал достаточно хороший анализ возможностей и потенциала российской бомбардировочной авиации.

И Тревор Гриффин потряс меня до чертиков. Парень… Сколько ему? Под пятьдесят? И поднялся на борт беспилотного В-52, пролетел половину мира, а затем сел на какой-то высокотехнологичной приспособе, вылетевшей из долбаного бомбоотсека. Чертовски невероятно. И ушел из Туркменистана после того, как русские их атаковали — это еще невероятнее. Возможно, нам следует…

— Следует что? Дать ему несколько спутников и, возможно, даже полевых оперативников и отправить их в Россию искать суперсекретную базу бомбардировщиков «Бэкфайер»? — Спросил Самсон. — Как, черт возьми, можно скрыть бомбардировщик «Бэкфайер»? И мы знаем чертовски хорошо, что русские не модернизируют «Бэкфайеры» — они отправляют их на слом[36]. Маклэнехэн просто не смог собрать достаточно сведений по налёту на Бухару, чтобы сделать обоснованные выводы, которые требуют новых разведывательных операций. Он угадал, Чарли. Мы не тратим время и ресурсы на догадки. Нам нужны твердые доказательства прежде, чем предоставить план разведывательной операции Боевому командованию ВВС или Пентагону. А речь идет о предполагаемой операции в России. Маклэнехэн занимается гаданием, простым и понятным. Он хочет ткнуть нас носами в тот факт, что он находиться здесь против своей воли.

— Он не похож на человека, который будет заниматься подобным, сэр, — сказал Золтрейн, добавив слово «сэр», как бы дистанцируясь от собственного замечания и соглашаясь со сказанным. Он действительно не знал Маклэнехэна и знал его репутацию, так что не собирался защищать человека, пока не узнает его лично. — Он кажется мне слишком прямолинейным ковбоем.

— Я работал с ним достаточно долго в «Дримлэнде» и знаю, какая это подколодная змея, Чарли, — ответил Самсон. — Он тих и трудолюбив, но когда решает что-то сделать, то переступит через любого, чтобы сделать то, что решил. И если ему нужно ради этого сломать кому-то жизнь и карьеру, он с радостью пойдет на подобное. Чем раньше мы сможем выпнуть его из ВВС на как можно дольше, тем будет лучше.

Штаб 966-го крыла информационной борьбы, авиабаза Лэкланд, Сан-Антонио, Техас. Вскоре

— И как прошло первое совещание с Боевым штабом? — Спросил Тревор Гриффин, увидев входящего в его кабинет Патрика. Улыбка на его лице говорила, что он уже знал ответ на этот вопрос.

— Просто чудненько, — сухо сказал Патрик.

— Если хотите, чтобы я провел пару совещаний за вас, только скажите, — сказал Гриффин. — Я к этому привычный.

— Нет, я справлюсь, — сказал Патрик, благодарный за отсутствие дополнительных поводов для уныния. Он улыбнулся и спросил: — Что случилось? Вы больше не хотите иметь дела с Боевой Группой?

— Эй, да я об этой операции только и мечтал — только не говорите моей жене, что я такое сказал, — ответил Гриффин. — Ваши ребята просто космические. Вы должны гордиться командой, которую создали. Если вам нужен я, то я готов.

Патрику понравилось выражение «Ваши ребята», хотя он и знал, что это уже не так. — Ты теперь «Железный» и это навсегда, Таггер — и они вас вызовут, я гарантирую. Что-нибудь всплыло, пока я был на совещании?

— Глухо.

— А что говорит о запусках ракет DSP?

— Мы ждем отчета от военно-воздушного атташе в Женеве, — ответил Гриффин. — Согласно соглашению по обычным вооружениям в Европе, Россия и Казахстан должны информировать Организацию Объединенных Нация о проведений любых испытаний ракет с дальностью более пятисот километров. DSP не обнаружила ничего. DSP, или Defense Support Program — Программа Поддержки Обороны — представляла собой систему спутников со сверхчувствительными тепловыми камерами на геостационарной орбите, предназначенной для обнаружения запусков баллистических ракет. DSP могла определить точку пуска, траекторию и скорость ракеты и предсказать место удара с определенной долей вероятности. Спутники были разработаны для предупреждения о массированном ракетно-ядерном ударе, но оказались удивительно эффективны для предупреждения наземных войск о пусках иракских ракет SS-1 «Скад» во время войны в Персидском заливе в 1991 году и хорошо проявили себя для определения потенциальных целей ракетных ударов. — Разумеется, русские отрицают свою причастность и советуют обратиться к Казахстану, Казахи заявляют, что не имеют крупных ракет и рекомендуют обратиться к России.

Патрик ввел несколько команд в свой компьютер, вывел данные по пуску ракет и бегло изучил их.

— Судя по всему, они были запущены к северу от Братска, — пробормотал он. — Есть МБР в Братске?

— Никто точно не знает, — ответил Гриффин. — У Иркутска и Канска располагаются мобильные SS-25 и шахтные SS-24 у Красноярска. Они могли создать там фиктивную позицию SS-25 — стоит взглянуть на спутниковые снимки.

— Мне нужна сводка по всем российским ракетным силам наземного базирования, в особенности мобильным, — сказал Патрик. — Мы можем чем-то помочь в этом вопросе?

— Мы заняли именно этим вопросом целый отдел, — ответил Гриффин. — Шесть парней и девушек из 70-го разведывательного авиакрыла в Форт-Мид занимаются исключительно получением спутниковых снимков из Национального управления разведки и отслеживанием каждой ракеты SS-24 «Скальпель» и SS-25 «Серп»[37] автомобильных или железнодорожных комплексов, имеющихся на вооружение России. Они исследуют все автомобильные и железнодорожные депо, откуда эти комплексы выходят на учения. Они также исследуют случаи обмана, следя за соблюдением режима контроля, а также изучают методы, которыми русские пытаются замаскировать укрытия своих ракет или ввести нас в заблуждение.

- И?

— Мы полагаем, что русские нарочно поддерживают малую интенсивность боевой подготовки, чтобы задержать вывод из строя мощнейших и лучших ядерных ракет, утверждая, что не имеют средств на демонтаж и уничтожение систем вооружения, — объяснил Гриффин. — «Скальпель» является прекрасным примером. Это копия наше МБР «Миротворец», изначально разработанная для железнодорожных комплексов, но модифицированная для шахтных установок. Как и «Миротворец», SS-24 имеет дальность шестнадцать тысяч километров и десять боевых блоков индивидуального наведения чрезвычайно точности — они могут угрожать целям во всей Северной Америке и даже на Гавайских островах[38].

— Согласно договору о СНВ-2, российские SS-24 и американские «Миротворцы» должны быть демонтированы или оснащены только одной боеголовкой[39]. Хотя у нас больше нет «Миротворцев» в готовности, ракеты все еще находятся в шахтах без боеголовок в ожидании утилизации. Русские утверждают, что это техническое нарушение, поэтому заявляют, что оставят равное количество SS-24 в шахтах без боеголовок. Русские в последнее время начали какую-то активность вокруг этих ракет, как и вокруг SS-25, так что мы должны пристально следить за ними.

— Проблемы?

— 70-е крыло проявило хорошие способности по обнаружению ракет обоих типов, — сказал Гриффин. — SS-24, в основном, остаются в гарнизонах. SS-25 гораздо труднее обнаружить, так как они мобильны и имеет значительные возможности езды по бездорожью и могут производить пуски с дорожного покрытия благодаря инерциальной системе наведения, дополненной спутниковой коррекцией.

— У нас есть авиационные системы, способные вести наблюдение за широкими полосами местности в поисках таких целей, как эти, — сказал Патрик. — «Мегафортресс» имеет радар с синтезированной апертурой, способный обнаружить такую крупную цель как пусковая установка SS-25 на дальности до пятисот километров — даже если она замаскирована деревьями или маскировочной сеткой — или обнаружить их в укрытиях за сто шестьдесят километров.

— Мы могли бы задействовать их в операциях по контролю над соблюдением договоров — хотя у нас немного шансов получить разрешение на полеты высокотехнологичных малозаметных бомбардировщиков над ракетными шахтами, — ответил Гриффин. — Наши спутники оптической разведки хорошо выполняют свои задачи, и их данные сходятся с данными технической разведки. Мы считаем, что отслеживаем восемьдесят процентов мобильных установок. Перемещения затрудняет погода, в особенности на Дальнем востоке, и многие установки оказываются в одних и тех же местах постоянного развертывания. Хорошей новостью является то, что в последние несколько лет SS-25 оставались, в основном, в гарнизонах.

— Причины?

— Мобильные пусковые установки вчетверо дороже в обслуживании, чем шахтные, — пояснил Гриффин. — Кроме того, шасси комплекса производились в Белоруссии, и русские испытывают трудности с получением запасных частей и заменой после распада Советского Союза. Ограничения договора СНВ-2 предполагают наличие только одной боеголовки на ракетах наземного базирования, что делает SS-25 намного худшими по соотношению «цена-эффективность»[40].

— Конечно, его живучесть дает ему большое преимущество, и ракеты могут быть запущены даже из гарнизонов, так что мы должны следить за ними даже там. Мы внимательно следим за гарнизонами, ища любые признаки активности, используя методы визуальной, радиологической и инфракрасной разведки, чтобы отслеживать и опознавать каждую колонну. Мы полагаем, что в любой момент фактически развёрнутыми являются всего два полка, всего восемьдесят ракет.

— Я думаю, мне нужно получить от 70-го краткую сводку немедленно, — сказал Патрик. — За чем еще следит 70-е?

— За испытательными пусками, — сказал Гриффин. — К северу от Братска существует ракетный полигон, в прошлом использовавшийся для учебных пусков мобильных ракет, так что никого не удивила засветка от DSP в этом месте. Но Россия не производит пуски по старым казахским полигонам после распада Советского Союза — как правило, ракеты малой дальности он запускают на север, по оборудованному ракетному полигону в Полкино, а ракеты большой дальности на восток, по Петропавловскому полигону. Казахстан формально не запрещал использование старых полигонов, но никому пока этого не разрешал[41].

Патрик кивнул, изучая спутниковые снимки.

— DSP могут дать информацию по скорости и курсу ракет? — Спросил он несколько мгновений спустя.

— Не вполне, — ответил Гриффин. — Многие полагают, что DSP предназначены для слежения, но на самом деле они лишь обнаруживают запуски. Некоторые, например, специалисты НОРАД умеют определять скорость и курс по засветкам, но сами спутники не предоставляют подобной информации. Так как спутники DSP предназначены для обнаружения, а не отслеживания целей, эту задачу выполняют наземные станции дальнего обнаружения типа BMEWS и новая Национальная система противоракетной обороны — но все это предназначено для отслеживания ракет, идущих на Северную Америку, а не на Центральную Азию.

— Насколько высокую скорость развивает ракета в момент обнаружения? — Спросил Патрик.

— Нельзя сказать очень точно, — предупредил его Гриффин. — В сущности, спутник DSP «смотрит» прямо вниз, когда замечает «хвост» ракеты. Поскольку большинство ракет какое-то время идет прямо вверх, прежде, чем выйти на курс к цели, относительная скорость ракеты и спутника первую минуту или две может быть равна нулю. Вот почему даже в случае обнаружения лесного пожара или горящей нефтяной скважины в России мы иногда встаем на уши — засветка одинакова в первые несколько минут, так что НОРАД обычно трубит тревогу, обнаружив засветку в любой точке страны.

— Узнай точно, — сказал Патрик.

— Сделаю. А что у вас на уме?

— Я думаю, что эта «незначимая цель» имеет какое-то отношение к удару по Бухаре, — ответил Патрик. Он провел на экране линию, соединяющую обнаруженные DSP засветки — и они увидели, что курс ракеты вел прямо на Бухару.

— Это может быть совпадением, — сказал Гриффин. — Траектория проходит также через казахские ракетные полигоны. Мы не знаем, куда делась ракета после того, как ее двигатель отработал.

— Но ты сам сказал, что русские не используют казахские полигоны, — отметил Патрик. — Казахстан сотрудничает с США в той же мере, что и с Россией. И мы не знаем точно, куда летела эта ракета или ее боевая часть — мы предполагаем, что это были ракетные учения в Казахстане. Возможно, она действительно шла на Бухару. Но если это была не шахтная ракета и русские не запускали ничего из Братска, это не может быть ракета наземного базирования.

— А какого еще?

— Воздушного старта, — ответил Патрик. — Ты никогда о таких не слышал?

— Ракета воздушного старта, идущая на скорости восемь звуковых и имеющая дальности почти три тысячи километров? Кажется, я припоминаю что-то подобное, но лучше уточную у специалиста. — Гриффин взял у Патрика телефон защищенной связи.

— Это полковник Гриффин. Дайте старшину Сакса из НАРЦ немедленно, — сказал он и пояснил, повернувшись к Патрику.

— Дон Сакс один из наших «старожилов». Он знает больше, чем мы все вместе взятые. Он ответственный старшина из Национального авиационного разведывательного центра в Райт-Пэт, занимающийся сбором и передачей сведений о вражеских авиационных и космических вооружениях. Если что-то подобное существует, существовало или даже появлялось на чертежной доске, он будет знать все. — Несколько мгновений спустя Гриффин включил громкую связь и повесил трубку.

— Старшина? Говорит Таггер, линия защищена. Я на Лэклэнде с генералом Маклэнехэном.

— Говорит Сакс, линия защищена. Здравствуйте, сэры. Чем могу быть полезен?

— Ты у нас просто ходячая энциклопедия русских угроз и просто чемпион Разведуправления по «Своей игре», так что вопрос: российская авиационная гиперзвуковая ракета большой дальности.

— Легко. Как насчет «AS-X-19 «Коала»? — Без промедления ответил Сакс. — Это гибрид устаревшей ракеты «воздух-земля» AS-3 «Кенгуру» и противокорабельной гиперзвуковой ракеты большой дальности SS-N-24[42]. Русское наименование Х-90 или БЛ-10[43]. Первое испытание было произведено в 1988 году. Ракета разогналась до скорости Мах2, а затем, после запуска маршевого ПВРД — свыше Мах8 при дальности две тысячи пятьсот километров на высоте двадцать одна тысяча метров. Слишком крупная, чтобы «Блэкджек» мог нести ее внутри, но Туполев-95 «Медведь» может нести две на внешней подвеске[44]. Ту-22М «Бэкфайер» может нести три, но на очень малой дальности — ракеты имеют длину девять метров при весе четыре с половиной тонны. Программа была закрыта в 1992 году, но ходят упорные слухи, что русские собирались создать версию меньшей дальности с обычной боеголовкой.

— Ты хочешь сказать, что AS-X-19 способна нести ядерную боевую часть? — Отметил Патрик.

— Все русские ракеты воздушного старта, созданные до 1991 года должны были иметь возможность оснащения ядерными боевыми частями, и «Коала» не исключение, — ответил Сакс. — У нее была инерциальная система наведения, но русские тогда располагали просто ужасными инерциальными системами — ракете требовалась ядерная боеголовка, чтобы что-либо уничтожить[45]. Они экспериментировали со сверхточными системами наведения по ГЛОНАСС, но программа была отменена. А что случилось, сэр?

- Мы изучаем данные по российскому ракетному запуску и пытаемся понять, была ли это ракета наземного или воздушного старта.

— Есть данные радаров, сэр?

— Нет.

— А какие-либо еще? Может быть с DSP?

— Только с них и есть.

— Запросите у Космического командования данные по интенсивности свечения ракетного факела, замеченного спутником, — порекомендовал Сакс. — Они развопятся и скажут, что эти сведения не могут быть переданы никому, но скажите, что вам это необходимо. Ракета наземного старта будет иметь огромный и ровный факел первой ступени, затем меньший факел второй ступени, затем боеголовка будет долго лететь без факела. Ракеты воздушного старта, такие как Х-90 будут иметь относительно небольшой факел на первом этапе — хотя на самом деле первым этапом считается полет ракеты, подвешенной на носитель — а затем огромный и ровный факел на втором этапе полета, остающийся на всем пути до цели, даже до попадания.

— Могут ли спутники DSP отслеживать «Коалу» при полете на ПВРД? — Спросил Патрик.

— Вероятно нет, сэр, — ответил Сакс. — DSP нужен яркий источник тепла от ракетного двигателя, работающего за счет химической реакции, которого прямоточный двигатель не дает. ПРВД работает как турбореактивный двигатель, за исключением того, что он использует трубку Вентури, а не компрессор для питания двигателя воздухом. Так как нет никаких движущихся частей, которые могут быть разрушены сверхзвуковым воздушным потоком, ПРВД позволяет лететь в несколько раз быстрее, чем на турбореактивном двигателе. НОРАД может перенастроить DSP на нужную чувствительность, но тогда они станут более чувствительными к ложным тревогам, так что они не станут этого делать без действительно веских оснований. Спутники группировок HAVE GAZE и SLOW WALKER, предназначенные для обнаружения малозаметных самолетов могли бы обнаружить эти ракеты, но их нужно достаточно хорошо спозиционировать.

— Дальность как у крылатой ракеты и скорость, как у баллистической. И ядерная боевая часть для полного счастья, — подытожил Гриффин. — Вы получили какие-либо сведения о ПРР, примененных в Кыргызстане и Казахстане вчера?

— Да, сэр. С наибольше определенностью это, конечно, противорадарные ракеты AS-17, которую раски называют Х-31. Это дешевая подделка французской противокорабельной и противорадарной ракеты ANS[46]. Мы никогда не знали о возможности их применении с «Бэкфайеров», но это имеет смысл и это довольно значительная угроза. Но если русские снова поставили на вооружение «Коалы», это угроза совсем другого уровня. Русские отрабатывали запуск «Коал» с самых разных самолетов, от истребителей до грузовых самолетов, и даже гражданских авиалайнеров[47]. Даже ракеты «Пэтриот» не смогут перехватить их — они летят на гиперзвуковой скорости до момента удара.

- А хорошие новости есть, Дон? — Спросил Патрик с кривой ухмылкой.

— Два момента, сэр: русские имеют технологию ПВРД сверхвысокой мощности, — серьезно ответил Сакс. — Если вы полагаете, что это было испытание «Коалы», то, скорее всего, у них уже готова куча этих ракет.

— А второе?

— «Коала» изначально разрабатывалась под оснащение двумя боевыми частями индивидуального наведения, — ответил Сакс. — Они могут быть разведены на высоте двадцати-двадцати двух тысяч метров, что означает, что цели могут находиться на расстоянии ста десяти-ста тридцати километров друг от друга. Их точность изначально составляла сто-двести метров, но теперь, с наведением по ГЛОНАСС или GPS они могут иметь точность десять-двадцать метров. Просто подумал, что вас следует это знать.

От этих слов Патрик, отключив связь, долго молчал.

— Таггер, нам нужно рассмотреть эти неопределённым контакты в Сибири, — сказал он наконец. Мы знаем, что в ударе по Бухаре были задействованы бомбардировщики «Бэкфайер» и мы знаем, что они могут нести ракеты AS-17 и AS-19. Босс хочет знать, откуда вылетели «Бэкфайеры», но мне нужно знать, что выпустил AS-19 и что еще русские делают со своими бомбардировщиками. Был ли это какой-то единичный случай, или же это была прелюдия к крупному наступлению в Туркменистане или где-то еще, я должен это знать.

— Я займусь, Патрик, — сказал Гриффин. — Соображения?

— Соображения такие, что удар по Бухаре был испытанием в боевых условиях, — сказал Патрик. — Я проводил много такие операций в «Дримлэнде» и Баттл-Маунтин. Я полагаю, что русские готовы выкатить новый ударный комплекс на базе бомбардировщиков большой дальности. И ракеты «Коала» являются самой страшной частью всего этого — с ними они могут угрожать тысячам жизней в Северной Америке.

Авиабаза Резерва ВВС «Баттл-Маунтин», Невада этим утром, позже

Дэйвид Люгер схватил трубку немедленно, как только понял, кто звонил.

— Мак! — Воскликнул он после установки безопасного соединения. — Как вы, сэр?

— Нормально. И я же тебе больше не «сэр», — ответил Патрик.

— Ты для меня им будешь всегда, Мак, — сказал Дэйв. — Как 966-е вас приняло?

— Просто замечательно, — ответил Патрик. — Целая банда хороших ребят. Хотя некоторым гражданским подрядчикам не мешало бы помыться и постричься.

— Похоже, наши люди. И как, решили он дружить с самым известным нарушителем правил в ВВС?

— Помнишь старую поговорку, что никто не хочет знать, как делают колбасу?

— Я понял.

— Как у вас там?

— Тихо и скучно, — ответил Дэйв. — У заправщиков довольно много работы, но бомбардировщики и операторы БПЛА сходят с ума. Нам нужно снова поднять AL-52. — Даже говоря по защищенному каналу они оба не решились упоминать «Дримлэнд» или HAWC.

— Я ожидал, что так и будет, — сказал Патрик. — Мы тратили свои средства, но не смогли выдержать сроки испытаний. — AL-52 «Дракон» представлял собой авиационную лазерную систему противоракетной обороны, разработка и испытания которой начались еще в Центре высокотехнологичных авиационных оружейных разработок (High Technology Aerospace Weapons Center или HAWC) в сверхсекретном испытательном центре в южной части центральной Невады, известном как «Дримлэнд». Патрик Маклэнехэн принял первый действующий самолет на Баттл-Маунтин для использования его в качестве ударного оружия и создал подразделение, построенное вокруг этих удивительных самолётов. Они были использованы в Ливии и Туркменистане с выдающимся результатом, оказавшись эффективными против наземных и воздушных целей, от небольших ракет с тепловой головкой самонаведения до российских сверхзвуковых истребителей МиГ-29. Но технически самолеты все еще принадлежали «Дримлэнду», так как у Патирка не было утвержденного бюджета.

— Плохо. Они собираются продолжить программу?

— Трудно сказать. Программа «Кобра» идет лучше — они готовы выпустить первый действующий самолет с опережением графика. — YAL-1А «Кобра» представлял собой кислородно-йодный лазер, установленный в корпусе авиалайнера «Боинг-747». Хотя «Дракон» уже был апробирован в реальных боевых условиях, YAL1-А был дешевле и намного менее рискованным проектом, так что все больше политиков и военных склонялись к нему.

— Кто поставлен начальником проекта на AL-52?

— С самолетами не было никого, — сказал Дэйвид. — Директор по летным операциям лично курирует эти борты.

— Это не хорошо. — Если никого не назначали куратором программы летных испытаний, была высока вероятность того, что разработка AL-52 «Дракон» будет спущена на тормоза — или, что более вероятно, вообще закрыта. — Я посмотрю, что тут можно сделать.

— Хорошо. Слушай, мы тут узнали, что Седьмому бомбардировочному авиакрылу не хватает техники для текущих полетов. Мы составили запрос на замену их нашими силами.

— Это обсуждается. Они намерены выводить технику с хранения.

— Это не имеет смысла. Мы готовы хоть сейчас. Мы можем сделать все, что может 7-е крыло, а также имеем самолеты прорыва ПВО.

— Я знаю. Хаузер встал на дыбы, а Золтрейн и Самсон хотят выводить самолеты с хранения.

— Хмм. Ну, это вроде бы, спорный вопрос в любом случае. А нам все еще требуется сертификация от Восьмой армии, чтобы возобновить полеты. Слышно что-нибудь о том, что нас собираются снова допустить?

— После того, как с Россией все устаканится, я уверен, что они снова допустят вас к полетам.

— Надеюсь — мы полностью готовы. Только бы поскорее. Так чего ты хотел, Мак?

— Дэйв, к тебе есть запрос, — ответил Патрик. — У тебя есть под рукой NIRTSat?

— Разумеется, — ответил Люгер. NIRTSat расшифровывалось как Need It Right This Second satellite — «Спутники, необходимые прямо в эту секунду». До четырех таких малоразмерных спутников, выполнявших различные функции — разведку, связь и целеуказание — запускались одной ракетой, которая стартовала с самолета, находящегося на высоте десять-двенадцать тысяч метров. Для запуска использовались бомбардировщики ЕВ-52 или ЕВ-1С с базы Баттл-Маунтин, или другие специально оборудованные самолеты, такие как DC-10 компании «Скай Мастерс». После запуска, твердотопливный двигатель ракеты-носителя выводил ее в стратосферу, где срабатывали двигатель второй и третьей ступеней, выводившие спутники на низкую орбиту, от восьмидесяти до пятисот километров над землей. После запуска спутников ракета-носитель возвращалась на землю для повторного использования.

И хотя NIRTSat имели очень мало топлива и, следовательно, могли оставаться на орбите весьма непродолжительное время, они имели широкий спектр применения. Ими пользовались фронтовые офицеры, экипажи самолётов, даже группы специального назначения, хотя спецназ имевшие собственную специализированную спутниковую группировку. Однако стоимость при пересчете на килограмм веса была очень высока, так что, хотя «Дримлэнд» и 111-е авиакрыло запустили немало этих спутников за немало лет, они все еще считались экспериментальной системой.

— Кто заказчик? — Спросил Дэйв.

— Девятьсот шестьдесят шестое крыло.

— Разведывательное управление ВВС? У вас же есть собственные спутники ВВС, и еще столько других, что я даже знать не хочу сколько именно. Зачем вам NIRTSat?

— Мне нужны сведения по нескольким базам российской бомбардировочной авиации.

— Подожди, — Дэйвид Люгер начал вбивать команды в свой персональный компьютер, выводя на экран сложную сетку, оплетающую земной шар. — Ты смотрел текущие орбиты ваших средств? По-моему, у вас довольно неплохо все перекрыто.

— Все, что нами на текущей момент перекрыто, это действующие базы, указанные в последних сводках по договорами ДОВСЕ и ОСВ двухлетней давности, а сводки по договорам о нераспространении ядерного оружия и «открытое небо» имеют годичную давность, — ответил Патрик. — Мне нужны данные по всем известным базам, действующим и закрытым, всем, на которых могут размещаться бомбардировщики весом до ста пятидесяти тонн.

— Вроде «Бэкфайеров»? — Спросил Люгер. — Самолетов, которые появились из неоткуда и разнесли базу ЦРУ в Узбекистане?

— Именно.

— Мы, кстати, как раз этим занимались, Мак, — сказал Дэйв. — Очевидно, что если эти бомбардировщики смогли достичь Бухары, они могут достичь миротворческих сил в Туркменистане.

— Бомбардировщики «Бэкфайер» имеют боевой радиус чуть более полутора тысяч километров с полной нагрузкой[48], - сказал Патрик. — Но ни одна база «Бэкфайеров» в пределах этого радиуса не была задействована. Это означает, что они использовали дозаправку в воздухе. Мы много лет верили, что русские не станут использовать «Бэкфайеры» в качестве стратегических бомбардировщиков, но если они восстанавливают на них оборудование для дозаправки и используют для дальних бомбардировок, они снова становятся стратегической угрозой.

- Согласен.

— Значит, мы должны вернуться и изучить каждую базы тяжелых бомбардировщиков в России, чтобы выяснить, откуда вылетели «Бэкфайеры», — продолжил Патрик. — А также выяснить, что происходит. Ту-160 «Блэкджек» не должны иметь оборудования для дозаправки в воздухе согласно ДОВСЕ, но если они устанавливают заправочные штанги на «Бэкфайеры», они также могут легко восстановить убирающиеся заправочные устройства на «Блэкджеках»[49].

- Звучит весьма резонно, — ответил Дэйв.

— Я полагаю, что «Бэкфайеры» были переброшены на восток, куда-то в Сибирь, — сказал Патрик. — Это просто догадка, но я хотел бы получить новые снимки старых баз бомбардировщиков в Сибири, чтобы проверить, есть ли на них активность в последнее время.

— А в чем проблема?

— Я не могу убедить никого в своей теории, — ответил Патрик. — Здесь любая возможная выгода соотноситься со стоимостью. Чтобы перенацелить спутники «Лакросс» или «Кейхоул» требуется эдикт Папы Римского. «Ландсат» на полярной орбите мне не поможет, если я его трону, срок службы спутника закончиться до того, как мы сможем подготовить замену. SPOT требует за снимки территории России слишком много. — «SPOT Image» была французской частной компанией, предоставлявшей данные спутников оптического и радиолокационного наблюдения пользователям по всему миру, включая правительства и военных, в том числе Соединенным Штатам, часто обращавшимся к SPOT за дополнениями собственных данных или чтобы скрыть свою заинтересованность в районе наблюдения. — Я не могу убедить Хаузера отправить свои соображения наверх.

Дэйвид ничего не ответил — в основном потому, что в левом виске началась тупая боль. Он не испытывал сомнений в том, куда шел разговор.

— Воздушная боевая группа все еще производит наблюдение в Туркменистане в интересах миротворческих сил? — Спросил Патрик.

Дэйвид Люгер заколебался. Да, сказал он сам себе, я ясно понял причину звонка — и ему она крайне нет нравилась.

— Я не получал приказов, отстраняющих нас от операции, — сказал он, наконец. — Но учитывая, что всем нашим самолетам запрещены вылеты, а русские продвигаются вглубь страны, у нас нет никаких средств наблюдения, не считая спутников. Прямо сейчас у нас там ничего нет.

— «Бэкфайеры» серьезная угроза миротворцам ООН…

— Мы не можем знать это с уверенностью, Мак, — вмешался Люгер.

— Как бы то ни было, мы можем уверенно заявлять, что нарушение имело место, поэтому расследование того, откуда появились эти бомбардировщики вполне оправдано. Предполагаемое нарушение разрешает Воздушной боевой группе проводить расследование в соответствии с резолюцией Совета Безопасности о прекращении огня. Это означает, что ты уполномочен использовать все необходимые средства для расследования. Ты можешь запустить NIRTSat в любой момент. Ты можешь…

— Патрик, — серьезно сказал Люгер. — Я на это не пойду.

— Ты не можешь запустить их с «Мегафортресса», так как им по-прежнему запрещен взлет — хотя я полагаю, что в силу такого аргумента мы сможем получить разрешение на взлет — но можешь запустить их с самолета «Скай Мастерс», — повел дальше Патрик. — Я составил предварительный план: две ракеты, восемь NIRTSat, эллиптическая орбита шестьдесят пять градусов высотой триста шестьдесят пять километров — нам не нужно разрешение метр на метр, так что можем поднять их выше. Мы получим все нужные снимки в течение двенадцати дней. Если останется топливо, мы сможем перевести их на орбиту восемьдесят градусов на любой высоте и продолжать делать снимки, пока спутники не сойдут с орбиты. Затем, мы планируем…

— Передай мне разрешение от ВВС или Боевого командования, и я сделаю это хоть завтра, — сказал Дэйв.

— Но я же сказал тебе, Дэйв — тебе не нужно разрешение от кого бы то ни было, — сказал Патрик. — Как командир оперативной группы, ты имеешь полномочия запустить эти спутники. Затем ты просто передашь данные 966-му крылу, и я…

— Патрик, прости, но я не могу этого сделать, — сказал Люгер слабым голосом.

— Что?

— Я не могу поднять ни одного самолета с Баттл-Маунтин до получения одобрения от Боевого командования ВВС или вышестоящего органа, — сказал Дэйвид.

— Но ты имеешь полномочия…

— Нет, не имею, — сказал Люгер. — Мне приказано не предпринимать никаких действий, пока наши действия не будут расследованы. Тот факт, что Объединенная оперативная группа не была распущена не означает, что я могу игнорировать прямой приказ вышестоящего офицера.

— Но мне нужны эти снимки.

— Я понимаю, Патрик, и я уверен, что мы сможем их получить. Но пока я не получу приказа, я не стану этого делать.

— Дэйв, разведывательное управление уполномочено запрашивать поддержку от любого подразделения или командования вооруженных сил США, — напомнил Патрик. — Я могу связаться с базами Билль, Уайтман или Оффатт, или Элмендорф и запросить поддержку самолетами радиотехнической разведки.

— Ну так иди и сделай это, Патрик, — твердо сказал Люгер. — А я посмотрю, как это у тебя выйдет.

— Не смешно, Тексас.

— А я и не смеюсь, Патрик. Я надеялся, что это ты поможешь нам получить поддержку от ВВС или Боевого командования, потому, что тогда нас могут переаттестовать и вернуть в воздух. Но я рискнул предположить, что если бы ты мог это сделать, ты бы уже это сделал. Вероятно, ты уже сделал запрос, но он был отвергнут.

— Мой босс — Гэри Хаузер, — пояснил Патрик. — Ты же помнишь Гэри? Он дрючит зеленых лейтенантов просто для удовольствия, как кот, играющий с мышью.

— Да, я его помню. Он был замечательным пилотом, но вовсе не замечательным человеком. Ты защищал меня от него… Отводил от меня много его агрессии и принимал на себя.

— Ну вот, сейчас он занимается тем же самым, — продолжил Патрик. — Он хочет, чтобы я нашел, откуда вылетели те «Бэкфайеры», но не дает мне средств, которые мне нужны, чтобы найти их. Играет со мной, надеясь, что я облажаюсь и подам в отставку.

— Может, ты и прав, Мак. Я бы хотел это забыть.

— Но я ведь не могу дать ему добиться своего.

— Но, возможно, он прав, Патрик, — сказал Дэйв.

— Он… Что?!

— Возможно, тебя следовало отправить в отставку.

Патрик был ошеломлён. Он не мог поверить в то, что его старый друг и сослуживец только что сказал.

— Дэйв… Ты же на самом деле не веришь…

— Патрик, ты совершил пролет над четырьмя враждебными странами, чтобы вернуть вышедший из-под контроля БПЛА, а затем совершил аварийную посадку на острове Диего-Гарсия после того, как министр обороны лично запретил это делать. Ты приказал нанести удар по Энгельсу без приказа, ты полетел в Россию, прямо нарушив приказ после того, как Дьюи и Деверилл были сбиты — все эти инциденты случились потому, что ты сделал так, чтобы они случилсь. Я согласен, ситуация была отчаянной, ты принял трудное решение, и для нас все оказалось лучше в долгосрочной перспективе. Но дело в том, что каждый раз ты превышал свои полномочия. Мы не знаем, что было бы, если бы ты не вмешался — возможно, кто-то бы и погиб…

— «Возможно»? Бомбардировщики в Энгельсе готовились уничтожить все живое в Чарджоу. Дьюи и Деверилл могли бы оказаться в российской тюрьме, если бы я их не вытащил![50]

— Ты этого не мог знать, Патрик, — настаивал Люгер. — Как бы то ни было, ты не мог игнорировать приказ[51].

- Я каждый раз был прав. И я был командиром.

— Я знаю это, Патрик, и я с тобой не согласен, — ответил Люгер. — У всех есть вышестоящее начальство. Если он или она отдает законный приказ, мы должны его исполнять. Проблема в том, что ты этого не знаешь. Каждый день я видел, как в тебе все больше и больше проявляется Брэд Эллиотт.

— О, господи ты же не собираешься читать мне эту хероту на тему «ты превращаешься в Брэда Эллиотта»? — Ответил Патрик. — Я уже наслушался этого от Хаузера, Самсона и половины личностей о четырех звездах в Пентагоне. У меня нет ничего общего с Эллиоттом — не считая того, что я всегда готов взять на себя ответственность и принять меры. — Он прервался на несколько мгновений и добавил: — Ты не собираешься рассмотреть мою просьбу о спутниках?

— С радостью — но только после того, как передам его в ВВС, Боевое командование или штаб Восьмой армии, — ответил Люгер. — Я считаю, что должен сделать это.

— Ты действительно думаешь, что нужно делать именно итак, Дэйв? — Спросил Патрик. — Не можешь принять решение самостоятельно. В рамках своих полномочий. Ну, давай, проси разрешения — и не забудь сказать «нижайше прошу».

— Именно так и нужно, Патрик — ты просто как-то об этом забыл. Может быть, дело в Брэде Эллиотте. Он стал для тебя отцом, он хвалил тебя и поощрял твои успехи, чего твой настоящий отец, как тебе хорошо известно, никогда бы не сделал. Твой настоящий отец хотел, чтобы ты стал полицейским, он столько раз рассказывал, как был разочарован, когда его старший сын не пошел по его стопам…

— Давай только без этого фрейдистского дерьма, Дэйв.

… - Или, сможет быть, это просто твое понимание того, что такое бомбардировочная авиация… Нет, так ты просто видишь мир, ты у нас крылатая справедливость, обрушивающая с небес свой гнев.

— Ты сам себя слышишь, Дэйв? Ты же не серьезно веришь в то, что говоришь?

— … Но в моем мире все не так, — продолжил Люгер, игнорируя слова Патрика. — В моем мире мне нужно разрешение, чтобы начать рискованную операцию, ставящую под угрозу жизни и технику.

— А, так вот оно что — ты стал командиром и теперь намерен не допускать никакого бардака. Ты боишься рискнуть, потому, что это будет означать, что ты не в состоянии самостоятельно командовать боевым подразделением.

— При всем уважении, Мак, иди нахер, — прорычал Люгер. — Единственная причина, по которой я был назначен на эту должность — потому что ты облажался, и давай не будем этого забывать. Я не просил этого. Я был твоим заместителем и был совершенно этим доволен. Но теперь решения принимать мне, а не тебе. Это моя ответственность, и я говорю тебе, что мне нужно разрешение вышестоящего командования, чтобы задействовать самолеты, спутники, летчиков или наземные группы. Ты должен добыть такое разрешение прежде, чем я смогу приступить к операции. Если ты не можешь этого сделать, я могу передать твой запрос моему начальству.

— И знаешь что? Я так думаю, ты уже знал, что тебе ответят на твой запрос, поэтому ты сразу обратился ко мне, — запальчиво продолжил Люгер. — Ты думал, что сможешь попросить у меня по дружбе, в силу того, что мы так долго работали вместе. Скажи, что я не прав, Мак. — Ответа не было. — Да, именно так я и думал. И ты еще удивляешься, что половина Восьмой армии желает видеть тебя в отставке. Я никогда не думал, что ты превратишься в то, во что превратился.

— Дэйв, послушай…

— Так что успокойтесь, сэр. Воздушная боевая группа, конец связи, — и Люгер разорвал соединение.

Он выпрямился в кресле, поставив ноги на пол и положив руки на подлокотники, глядя прямо перед собой. Любой, кто мог увидеть его в этот момент, мог решить, что он находиться в ступоре — потому что именно так это и было.

Почти двадцать лет назад Дэйвид Люгер оказался участником секретной операции в Советском Союзе вместе с Брэдом Эллиотом, Патриком Маклэнехэном и еще троими. После удара по советской наземной лазерной установке они были вынуждены посадить поврежденный ЕВ-52 «Мегафортресс» на отдаленную советскую авиабазу для дозаправки. Дэйв пожертвовал собой, отвлекая защитников, чтобы «Мегафортресс» с остальными смог уйти.

Люгер был взят в плен и содержался на секретном объекте в Сибири[52] в течение многих лет. В результате промывки мозгов он полагал, что является советским ученым, и участвовал в создании советских самолетов и вооружений, продвинув их на несколько лет, возможно, на несколько поколений. В конце концов, Патрик Маклэнехэн и экипаж «Старого пса» помогли спасти его, но к тому времени он был сломлен почти семью годами физических и психологических пыток.

Во время плена эта неудобная поза была для него своего рода психоэмоциональной «зоной комфорта» — когда его не пытали и не промывали мозги, ему приказывали сидеть в таком положении, в результате чего оно ассоциировалось у него с отдыхом и расслаблением. И Люгер действительно ощущал себя лучше, принимая это напряженное и довольно неудобное положение. В ходе реабилитации после спасения врачи и психологи видели в такой позе проявление психологической травмы, но после нескольких лет терапии Дэйвид в полной мере осознавал, что делает, принимая это неудобное сидячее положение. Как ни странно, оно оставалось для него «зоной комфорта» — это и в самом деле помогало ему сосредоточиться и обрести ясность мыслей.

Да, он был зол на Патрика. Да, Патрик был неправ, игнорируя обычные командные цепи, да, было чрезвычайно несправедливо использовать личные связи, чтобы нарушить правила и сделать то, за что они оба понесут ответственность.

Но… Патрик Маклэнехэн был лучшим стратегическим планировщиком и лучшим командиром соединения стратегических бомбардировщиков, которого он знал. Если у него были догадки относительно того, откуда вылетели эти российские бомбардировщики, он, вероятно, был прав.

— Люгер вызывает Бриггса и Фёрнесс, — сказал Дэйв в пустоту.

— Бриггс слушает, — ответил полковник Хэл Бриггс по подкожному передатчику. Все бывшие офицеры «Дримлэнда» постоянно находились «на проводе» глобальной системы связи.

— Мы можем поговорить?

— Буду через десять, — сказал Бриггс.

— Я в «коробке» и мне нужно десять минут, — ответила Ребекка Фёрнесс. — Буду через двадцать. — Фёрнесс, командир 111-го авиакрыла, командир базирующихся на Баттл-Маунтин самолетов-носителей лазерных установок и «летающих линкоров» повращалась с летного тренажёра в контрольном центре базы, откуда велось управление беспилотными аппаратами. Так как бомбардировщикам вылеты были запрещены, экипажи отрабатывали действия на беспилотных реактивных самолетах-мишенях QF-4 «Фантом», наиболее похожих по летным характеристиками на QB-1C «Вампир». — Вызови Дарена, если это не терпит отлагательства.

— Принял. Люгер вызывает Мэйса.

— Слушаю вас, сэр.

— Встречается в центре боевого управления с Хэлом. Я хочу спланировать операцию.

— Нам снова вводят в строй?

— Надеюсь. Люгер вызывает Мастерса.

— Господи, Дэйв, я только собрался позавтракать, — ответил Джон Мастерс, один из владельцев «Скай Мастерс Инкорпорейтед», компании-подрядчика, занимавшейся высокотехнологичными военными разработками и создавшей множество систем, используемых Баттл-Маунтин. — Я думаю настроить эту штуку на передресацию сообщений на мою голосовую почту при наличии пищи у меня во рту.

— Во всем цивилизованном мире завтрак был три часа назад, — ответил Дэйв. — Мне нужен один из твоих DC-10 на пару недель. Планирую запустить пару ракет.

— О, смотрю, вы за что-то взялись, ребята, — ответил Мастерс. — Присылайте список, я все отгружу.

— Я пришлю список, но пока мы не готовы к приему, — сказал Люгер. — Нужно разрешение сверху.

— Ты хочешь сказать, что у вас появился свой бюджет, и я мог бы получать оплату по получению? — Недоверчиво сказал Мастерс. — При всем уважении старику, мне нравиться подобный подход, Дэйв. — Мастер предпочитал называть Патрика «стариком», прозвищем, которое с Маклэнехэном никак не вязалось.

— Просто подготовь все так быстро, как только возможно, Джон, — сказал Люгер. — Это важно.

В этот момент раздался стук в дверь и в кабинет вошел полковник Дарен Мэйс, заместитель командира 111-го бомбардировочного авиакрыла. Он заметил, что Люгер сидел в кресле в этой неестественной напряжённой позе и постарался не выдать жалости по поводу того, что Люгеру, похоже, придется бороться с последствиями психологической травмы до самой смерти.

— Что случилось сэр? — Спросил он. Дэйв вывел на настенный экран карту России и наложил на нее несколько траекторий спутников. — Похоже, российские базы МБР на юге страны. Мы будем проводить проверку численности в рамках договоров? Или нам нужно разобраться в налете на Бухару?

— Мы ищем бомбардировщики «Бэкфайер», — ответил Люгер. — Нам нужно выяснить, откуда вылетели «Бэкфайеры», нанесшие удар по Бухаре. Я хочу осмотреть все известные базы.

— А их что, много? — Спросил Мэйс. — У русских всего семьдесят стратегических бомбардировщиков.

— На каких базах?

— Хабаровск на востоке, Новгород на западе, Архангельск на северо-западе, и Моздок, сменивший собой Энгельс на юго-востоке[53], - ответил Мэйс после того, как мгновение подумал.

— Так откуда же вылетели эти «Бэкфайеры»?

— Я полагаю, с одной из этих баз.

— Патрик сказал, что нет. Он сказал, что РУ ВВС проверило, и не нашла признаков того, что «Бэкфайеры» вылетели с этих баз.

— Ну, «Бэкфайеры» рассматриваются как тактические, а не стратегические бомбардировщики…

— Мне нравиться слушать, как раски пытаются нас в чем-то убедить, — сказал Люгер.

— Ту-22М это кирпич, и все это знают — именно поэтому русские отказались от них в пользу тактических истребителей-бомбардировщиков, таких, как Су-35[54], - сказал Мэйс. Дарен Мэйс проработал со средними бомбардировщиками большую часть своей службы, а последние несколько лет тесно сотрудничал с министром обороны и министром ВВС по линии новых технологий в бомбардировщиках. — Он тратят слишком много ресурсов, чтобы заставить их летать дальше, чем на полторы тысячи километров[55]. Конечно, они могли бы заправлять их в воздухе, но это потребовало бы заправщика Ил-76 для каждого «Бэкфайера», чтобы перелететь через полюс, Это того не стоит. У Ту-95 и Ту-160 гораздо более длинные ноги.

- Они скоростные и имеют большую нагрузку, — сказал Люгер. — Очевидно, русские изменили свое мнение на «Бэкфайеры», так как широко использовали их в последнее время в Чечне, Туркменистане и теперь в Узбекистане. Они легко могли модернизировать двигатели и пожертвовать небольшой частью нагрузки ради дополнительного запаса топлива. Вставить обратно оборудование для дозаправки, сбросить блокираторы и научить экипажи выполнять дозаправку в воздухе…

— Это не просто с таким толстожипиком, как «Бэкфайер».

— Но не невозможно.

— Точно.

— То есть, вы согласны, что можно перебросить «Бэкфайеры» в Сибирь, пролететь на них над всей Средней Азией, нанести удар по Бухаре и увести их обратно не обнаруженными? — Спросил Люгер.

— Почему бы и нет? Никто не мог их видеть, — предположил Мэйс. — «Бэкфайеры» предназначались для нанесения ударов по Западной Европе и разрушения аэродромов НАТО, а также ударов по кораблям НАТО в Балтийском море здоровенными крылатыми ракетами[56]. Они были развернуты в странах Варшавского договора, близких к границе[57], потому что не имели дальности Ту-95, и, следовательно, никогда не рассматривались стратегическими самолетами, способными угрожать Северной Америке.

- Представляют ли они угрозу? — Спросил Люгер.

— Находясь над Москвой, они могут запустить крылатую ракету по любой стране НАТО — кроме США и Канады, конечно же, — сказал Дарен. — Да, я бы сказал, что это угроза. Если русские превратили фронтовые бомбардировщики, такие как «Бэкфайер» в стратегический комплекс дальнего действий, это серьезно смещает баланс сил в их пользу, особенно в Европе, на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Мы предполагали, что русские законсервируют их, когда самолеты станут слишком старыми и у них не будет денег на их поддержание в готовности — мы окажемся в реальной беде, если они не только снова реабилитируют их, но и обеспечат новые боевые возможности.

Люгер кивнул, на мгновение задумался, поднялся с кресла и направился в помещение боевого штаба на встречу с остальными.

BATMAN, или центр Боевого управления представлял собой большое помещение в форме театра, окруженное шестнадцатью большими цветными настенными мониторами. Старшие офицеры сидели за компьютерами «в оркестровой яме». За ними располагались посты помощников и техников, а также две станции управления беспилотными летательными аппаратами. Хэл Бриггс уже ждал его, вошла и Ребекка Фёрнесс, вернувшаяся с тренировки на QF-4. Они собрались у рабочих мест командного состава, и Люгер кратко изложил им ситуацию.

— Интересно, почему Разведуправление ВВС отказало Патрику в спутниковой разведке? — Спросил Дарен.

— Могу назвать множество причин, и ни одну из них генералу не будет приятно услышать, — ответила Фёрнесс. — Его репутация определенно бежит впереди него.

— Я сказал Патрику, что неофициального запроса мне мало, и мне нужно получить приказ от Пентагона или Боевого командования, — сказал Люгер.

— Держу пари, он был крайне рад это услышать, — язвительно сказал Бриггс.

— Тем не менее, вот, что я думаю, — сказал Дэйв. — Я хочу помочь ему, но операция должна быть должным образом санкционирована, а затраты заложены в бюджет. Я не хочу тратить деньги, которых не имею, и использовать технику, которую не могу оплатить. — Ребекка Фёрнесс демонстративно протерла уши, словно не могла поверить в то, что услышала. — Не надо, Ребекка. Тем не менее, я хочу спланировать операцию немедленно.

Он повернулся к пульту и вывел изображение, с которым работал в своем кабинете «на общее собрание». — Предположим, я получаю две группировки NIRTSat в следующие несколько дней, и мы находим что-либо в Сибири или провинции Саха — я хочу план действий на случай потребности в разведке силами «железных дровосеков» или, в случае необходимости, уничтожения этих баз.

— Секретная российская база межконтинентальных бомбардировщиков? — Спросила Фёрнесс. — Русские не полагались на бомбардировщики в деле создания угрозы Северной Америке многие десятилетия.

— Но всего в прошлом году они использовали тяжелые бомбардировщики три раза, в Чечне, в Туркменистане и теперь в Узбекистане, — напомнил Дэйв. — Кроме того, новый президент России бывший главком авиации и поборник бомбардировочной авиации. Патрик считает, что здесь слишком много совпадений, и я с ним согласен. Давайте выработаем план, который я могу предоставить в Лэнгли немедленно.

Работа не заняла много времени — действуя вместе, с опорой на цифровые каталоги предварительных планов авиационных и космических операций наряду с постоянно обновляющимися данными по инвентарному составу самолетов и вооружений, они составили два предварительных плана менее, чем за час. Один план предполагал использование бомбардировщиков и специальных самолетов 111-го авиакрыла, которыми в настоящее время полеты были запрещены, но которые были готовы вылететь в любой момент. Второй план предполагал использование только научно-исследовательских самолетов «Скай Мастерс» и транспортников специального назначения ВВС. После того, как планы были подписаны каждым старшим офицером Воздушной боевой группы и самим Дэйвидом Люгером, Люгер, наконец, сделал звонок:

— «Дежурный», соедини меня с заместителем главы Боевого авиационного командования по защищенному каналу.

— Пожалуйста, ожидайте, генерал Люгер, — ответил «дежурный», компьютерный секретарь и помощник каждого офицера базы Баттл-Маунтин.

После прохождения звонка через служащих, помощников и начальника штаба он, наконец, услышал:

— Генерал Фортуна слушает, канал закрыт.

— Генерал, как вы, мэм? Это генерал Люгер из Воздушной Боевой группы с Баттл-Маунтин. Канал закрыт.

— Дэйв! Как я рада тебя услышать! — Счастливым голосом ответила генерал Лея «Скайи» Фортуна, заместитель командира Боевого авиационного командования. Ее сильный Нью-Йоркский выговор не скрывали даже искажения закрытого канала связи. Лея Фортуна получила свое прозвище за любовь к полетам — она была пилотом бомбардировщика и имела квалификацию пилота-инструктора — и любовь к голубой водке американского производства. — И как дела у самого умного парня, когда-либо оканчивавшего Академию ВВС?

— Я в порядке. Спасибо.

— Поздравляю с получением командной должности, — сказала Лея. — Хотя я и надеялась, что это случится при более благоприятных обстоятельствах. Но никто не заслуживает этого больше, чем ты.

— Спасибо, мэм.

— Дэйв, от этого «мэм» я ощущаю себя старше, чем я есть. Или тебе нужна именно «мэм»?

— Вроде того.

— Ладно. Чем могу помочь?

— Я получил неофициальный запрос на поддержку от генерала Маклэнехэна из Разведывательного управления ВВС.

— «Неофициальный запрос»? Ну-ну.

— Вот почему я звоню, мэм. У меня есть запрос на проведение оптической разведки, который я хотел бы передать через вас генералу Маскоке. — Генерал Томас «Турбо» Маскока, бывший пилот истребителя-бомбардировщика F-15Е «Страйк Игл» и малозаметного F-117А, а также бывший заместитель начальника штаба ВВС, был новым командующим Боевого Командования, крупнейшего командования ВВС. — Патрик передал запрос непосредственно мне. Мне не очень удобно действовать вне командной цепочки, так что я это отрицаю. Но я считаю, что Патрик имеет законную потребность в оперативных данных, и считаю, что у нас есть средства, которые позволят ему получить необходимые сведения.

— Почему не направить его Восьмой воздушной армии?

— Задачи воздушной боевой группе обычно поступают не из Восьмой армии, — сказал Дэйв. Он знал, что кривит душой, но это было лучшее оправдание, которое он смог придумать. Несмотря на то, что бомбардировщики ЕВ-52 и ЕВ-1С не являлись носителями ядерного оружия, они находились под командованием Восьмой армии — хотя генерал Террилл Самсон определенно относился к базе Баттл-Маунтин в штате Невада как к давно потерянному нежеланному пасынку.

— А я никогда не разбиралась в запросах, поступающих из Воздушной боевой группы, — признала Лея. — Так что отправлю это непосредственно в кабинет начальника штаба ВВС. Так будет лучше для меня — я не буду решать за твоего босса.

— Спасибо, — сказал Дэйв. — К тому же, я думаю, Патрик уже обращался к своему командованию и получил отказ. Как я уже сказал, я думаю, что это законная просьба, которую мы можем выполнить.

— И значит, ты решил обратиться прямо к Боевому командованию, — сказала Фортуна. — Мне не нравиться, что Маклэнехэн использует тебя, чтобы передать что-то через голову начальства, Дэйв. Я ничего не имею против Патрика Маклэнехэна, но в эти дни он словно превратился в змею. Никто не хочет иметь с ним никаких дел, потому что они боятся, что если они помогут ему, он вцепиться им в задницу. Я знаю, что он твой хороший друг, но я думаю, что ты должен знать, что твориться вокруг него. Он ушел далеко за пределы даже Брэда Эллиотта.

— Я тебя понял, Лея, и хочу сказать, что согласен, — сказал Дэйв. — Но он для меня гораздо больше, чем просто хороший друг.

— Я знаю. Ладно, хватит лирики. О какой спутниковой разведке он просит?

— Две группы NIRTSat с запуском с самолета-носителя «Скай Мастерс» или «Мегафортресса» 111-го авиакрыла, если будет возможно получить разрешение на их использование. Разведка оптическими средства и радарами с синтезированной апертурой, малый срок жизни, малая высота, район наблюдения — юг Сибири и провинция Саха. Я также хочу отправить наземную группу на остров Симия для возможной наземной операции в южной Сибири.

— В России? Это дойдет до Пентагона, вероятно, минуя шефа и пойдет прямо к министру обороны. Ты сказал, что запрос составил Маклэнехэн?

— Разве я такое сказал? — Спросил Дэйв. — Мне показалось, я сказал, что запрос поступает от Воздушной боевой группы в интересах операции ООН по поддержанию мира в Туркменистане.

— А, вот оно что, — сказал Лея. — Я думаю, это будет легче протолкнуть, особенно после удара по базе ЦРУ в Бухаре. Небольшой дружеский совет, Дэйв. Не связывай свою судьбу чрезмерно с Патриком Маклэнехэном. Он может быть твоим другом, но не позволяй ему стать твоим наставником.

— Я смогу передать ему полученные сведения?

Фортуна слегка усмехнулась.

— Верен до конца, Дэйв? Ладно, чуть что, хоронить будем тебя. Это твои данные — можешь делать с ними все, что сочтешь нужным. В любом случае, разведывательное управление ВВС получит наши снимки для своих нужд. Присылай оперативный план как можно скорее и я передам его боссу с рекомендацией передать на утверждение в Пентагон. Но не вздумай отправить свои силы западнее Симии, или босс сожрет тебя на завтрак с костями. После того, как сделает котлету из меня.

— Понял.

— И просто, чтобы ты знал — ваш запрос, вероятно, будет направлен в Белый дом, — продолжила Фортуна, делая пометки на электронном планшете. — Твои и Маклэнехэна уши будут торчать из всех щелей. Будь готов принять на себя волну тепла и любви. Как скоро ты сможешь предоставить план?

Люгер нажал клавишу на клавиатуре.

— Передаю данные.

— Хорошо. Я просмотрю еще раз, но если запрос исходит от тебя, я не думаю, что возникнут проблемы.

— Спасибо, Лея.

— Эй, я все еще должна тебе за то, что давал списывать информатику и математику в «зоопарке», — сказала Фортуна. — Я бы никогда не сдала без твоей помощи.

— Ерунда.

— Возможно, но я все еще в долгу перед тобой, — сказала она. — Ты был таким чертовски умным — и таким чертовски милым. Хорошо, черт тебя возьми, что ты так далеко, аж в Неваде.

— Думаю, твой муж согласен.

— Господи, Дэйв, а я разве тебе не говорила? Я забыла его имя уже два года назад, — сказал Лея. — Это было лучшее, что случалось за мою службу. Мужчинам нужна верность, хотя они жертвуют женами, чтобы получить продвижение, но женщинам нужна хорошая долгая игра на поле для гольфа, возможность прийти домой поздно, выкурить хорошую сигару и послать нахрен политиков и заказчиков. Как только я поняла это, я получила вторую и третью звезды без всяких проблем.

— Думаю, в таком случае стоит как-нибудь к тебе заглянуть, — хмыкнул Люгер.

— Я так думаю, что в самом ближайшем времени ты будешь занят по уши, — сказала Лея. — Но я буду иметь в виду, Тексас. Заглядывай, если что, большой мальчик. Конец связи.

Дэйвид Люгер некоторое время молча сидел, обдумывая все.

Ребекка Фёрнесс нарушала молчание несколькими секундами спустя.

— Похоже, вы нашли друг друга, Дэйвид. Значит, ты был заучкой, который помогал наглым однокурсникам с точными науками, чтобы их не выгнали?

Люгер проигнорировал ее слова и повернулся к Бриггсу.

— Хэл, мне нужно, чтобы твои ребята оказались поблизости от восточной части России как можно скорее. Как насчет Симии?

— Где-то вблизи баз российских бомбардировщиков в Сибири?

— Именно.

— Не вопрос, — сказал Бриггс. — Погода там как раз улучшилась. Я займусь подготовкой транспорта и поддержки — через пять минут после взлета мы будем на ничейной земле. Сколько ребят мне брать?

— Всех, кого сможешь, — ответил Люгер. — Если мы что-то найдем, мы должны иметь возможность вывести эту базу из строя немедленно.

Бриггс направился к своей консоли. Фёрнесс посмотрела на Люгера с явным раздражением.

— Ты не слышал, что тебе говорила твоя подружка? Я знаю, что ты любишь и уважаешь Патрика, но он превысил полномочия, а теперь просит тебя сделать то же самое. Включи соображалку. Не делай этого.

— Ребекка, мне нужно, чтобы пара «Мегафортрессов» была готова поддержать наземные силы Хэла, — ответил Люгер. — Работаешь с ним и планируешь операцию с применением стольких самолетов сопровождения, сколько будет возможно.

Фёрнесс покачала головой.

— Это ваше решение, генерал. Вас, «Дримлэндовских» жизнь ничему не учит, как я погляжу.

Кремль, Москва, Российская Федерация, несколько дней спустя

Генерал Николай Степашин быстро вошел в кабинет Анатолия Грызлова и задержался, насколько это было возможно, чтобы успокоиться, между больших двойных дверей. Грызлов проводил совещание с группой экономических советников; было очевидно, что это не было приятной встречей. Когда президент, наконец, обратил на него внимание, начальник генерального штаба и военной разведки поднял красную папку. Секундой позже, Грызлов окончил совещание.

— Практические все среднеазиатские страны Содружества угрожают прекратить поставки пшеницы и риса в знак протеста против удара по Бухаре, — крикнул Грызлов, закуривая сигарету и с отвращением на лице откинувшись в кресле. — Украина и Белоруссия могут последовать их примеру.

— Мы совершенно четко дали им понять, что удар был нанесен по американской базе ЦРУ — которая была замешана в нападении на наши силы в Туркменистане, — сказал Степашин.

— Я ясно дал им это понять, но они настаивают, что любые операции ЦРУ в их странах полностью санкционированы Москвой — что технически верно — и что американцы не предпринимали никаких враждебных действий с этих баз в странах Содружества, — сказал Грызлов. — Боже, я ненавижу бюрократов и политиков! Экономический совет паникует, министры иностранных дел паникуют — и все выходит из-под контроля. — Он сделал паузу и посмотрел на Степашина, прищуривая глаза из-за едкого дыма турецкой сигареты. — Что еще?


— Обнаружены две новые группировки разведывательных спутников, запущенные в последние несколько дней, — сказал он. — Возможно, американские. Они не запускались с государственных площадок в Ванденберге, Симии или базы ВВС Патрик, а с мобильной морской платформы или воздушных носителей. На низкой орбите, малоразмерные, фиксируется работа радаров и каналы передачи данных с мощным шифрованием. Один спутник проходит над районами слежения каждые двадцать пять минут.

Лицо Грызлова поникло.

— Районы слежения?

— Южная и центральная Сибирь — прямо над районами временного базирования Ту-22М.

— Черт! — Рявкнул он, хлопнув по подлокотнику кресла с такой силой, что сигарета вылетела из руки в ворохе искр. — Как, черт их дери, они могли нацелиться на эти базы так быстро?

— Было рискованно использовать модифицированные Ту-22М в налете на Бухару, — сказал Степашин. — Это оказалось хорошим испытанием новых авиационных комплексов, но также эта операция подняла много вопросов касательно американцев. Они пристально следят за нашими бомбардировщиками — и видя, как хорошо переработанные Ту-22М выполнили операцию в Бухаре, очевидно, активизировали свои усилия. — Грызлов сохранил молчание, и Степашин продолжил: — Мы оперативно обнаружили новые спутники и смогли хорошо укрыть самолеты, так что не думаю, что они были обнаружены. Американцы, возможно, заметили повышенную активность на базах, заброшенных в течение долгого времени, но не смогут сделать из этого серьезные выводы. И я не думаю, что они смогут получить хороший обзор на Якутск — они сосредоточились на базах на западе и вдоль Монгольской и маньчжурской границ.

— Мы должны активизировать подготовку, — сказал Грызлов. — Модифицированные бомбардировщики должны быть подготовлены так быстро, как это только возможно, а затем рассредоточены на секретные оперативные базы.

— Переоборудование бомбардировщиков идет со значительным опережением, — заверил его Степашин. — Как только спутники уйдут — а они очень маленькие, не слишком манёвренные и плохо удерживающие орбиту — мы рассредоточим Ту-22М и вооружение на оперативные базы. Меня беспокоит, что американцы, похоже, нацелились на наши реактивированные базы так быстро, но мы знали, что рано или поздно это случиться.

— Мне тоже жаль, что так вышло, — сказал Грызлов. — Но меня это на данный момент не волнует. Я устал от попыток подлизываться к американцам по вопросам контроля над вооружениям. Американцы в одностороннем порядке выходят из договора по ПРО, чтобы создать свою систему противоракетной обороны «Звездные войны», а от нас требуют, чтобы мы ускоренно выполняли требования Договора об Сокращении наступательных вооружений, чтобы мы продолжали сокращение своего ядерного потенциала. А они в это же время продолжают рывок вперед в области обычных вооружений. Единственным способом сохранения своих позиций в качестве мировой державы я виду усиление, а не ослабление нашего военного потенциала.

Грызлов снова закурил, но сердито затушил сигарету после единственной затяжки.

— И нападение на Энгельс американских самолетов-роботов стало для меня последней каплей! — Закипел он. — Маклэнехэн посмел организовать упреждающий удар по действующей российской авиабазе! Это совершенно недопустимо! А эта бесхарактерная тряпка Торн имел наглость отрицать, что санкционировал этот удар, и при этом оставил Маклэнехэну звезды на плечах, тогда как тот должен сидеть в тюрьме — или болтаться в петле за то, что сделал! Американцы хотят только одного — полного господства над всей планетой, — сказал Грызлов. — Что же, я не позволю этому случиться. Я покажу, насколько слабы и беззащитны Соединенные Штаты на самом деле…

ТРИ

Разведывательное управление ВВС США, авиабаза Лэкланд, Техас, на следующий день

— Поиски точного местоположения базы трех бомбардировщиков, атаковавших Бухару, не принесли успеха, — сообщил Патрик Маклэнехэн на ежедневном утреннем совещании в боевом штабе Разведывательного управления ВВС. Рядом с ним сидел полковник Тревор Гриффин. — Русские держат все своим дальние бомбардировщики вне зоны нашего наблюдения. Тем не менее, мы получили снимки, которые могут дать нам некоторую подсказку.

Гриффин нажал на кнопку, выводя слайд.

— Мы обследовали шесть баз, в том числе все действующие или бывшие базы российских дальних бомбардировщиков на юге и Дальнем Востоке: Омск, Новосибирск, Братск, Благовещенск, Агинское, и Владивосток, — сказал Патрик. — Владивосток остается единственной известной базой бомбардировщиков Ту-95 «Медведь», в основном тех, что используются в роли морских разведчиков. Последние известные данные говорят о восемнадцати «Медведях» на этой базе, но в последние дни мы насчитали целых тридцать девять. И, как видите, это не морские разведчики Ту-142М или МР. Как вы можете видеть на этих снимках, у этих самолетов отсутствуют детекторы магнитных аномалий на килях, и присутствуют длинные штанги бомбардировочных РЛ-прицелов на носах. Только шесть из тридцати девяти «Медведей» во Владивостоке имеют штанги магнитных детекторов — остальные — стратегические бомбардировщики.

— На остальных пяти базах мы не увидели никаких самолетов, — Патрик дал знак Гриффину сменить слайд. — Но на остальных пяти базах — как действующих, так и закрытых — мы обнаружили кое-какую активность. Например, в Агинском мы можем видеть двенадцать новых и очень больших ангаров для бомбардировщиков. Когда-то Агинское было одной из главных баз стратегических бомбардировщиков на юге бывшего Советского Союза, где базировались десятки «Блиндеров», «Бэкфайеров» и «Медведей». Но когда бомбардировщики были выведены оттуда, Агинское опустело буквально за одну ночь. Там не было ничего.

— А теперь самое интересное на этом конкретном снимке. Обратите внимание на юго-восточное окончание взлетной полосы в Агинском. Эта база всегда имела длинную взлетно-посадочную полосу, длиной более трех километров, что только означало ее предназначение для тяжелых самолетов, таких, как бомбардировщики «Медведь», которые имеют взлетный вес около 180 тонн. Это также означает, что бетонное покрытие должно иметь толщину около метра двадцати. Давайте увеличим конец полосы, — Гриффит набрал команду на клавиатуре, и цифровое спутниковое изображение сильно увеличилось, показывая лишь малую часть первоначального снимка.

— Вы можете видеть, как солдаты или охрана спускаются в котлован у края бетонного покрытия. Обратите внимания на глубину. Около двух с половиной метров. Это означает, что взлетно-посадочная полоса еще больше усиливается, возможно, вдвое. Единственной правдоподобной причиной является то, что предполагается разместить на этой базе еще более тяжелые самолеты.

— В распоряжении российских войск есть только два самолета, больших, чем «Медведь» — это Ан-124 «Кондор», самый тяжелый транспортный самолет в мире, и бомбардировщик Ту-160 «Блэкджек». Но ангары, господа, не подходят для «Кондоров» — они слишком короткие и низкие. Тем не менее, каждый ангар отлично подходит для размещения двух бомбардировщиков Ту-160. Я полагаю, там образом, мы может предположить размещение на этой базе до двадцати четырех «Блэкджеков».

— Но разве в распоряжении российских вооруженных сил имеется не всего сорок «Блэкджеков»? — Спросил генерал Золтрейн.

— Да, сэр, — ответил Патрик. — Энгельс и Благовещенск были единственными известными базами «Блэкджеков» в России. Последние данные по Энгельсу показывали полный комплект — двадцать восемь самолетов, в большинстве своем переданных из Белоруссии[58]. Два недавно были уничтожены, еще два повреждены. Это означает, как минимум, двадцать четыре. Благовещенская база также была полностью укомплектована — двенадцать бомбардировщиков, полученных от Украины и отремонтированных.

- В этом нет смысла, Маклэнехэн, — сказал генерал-майор Гэри Хаузер. — В этих ангарах может размещаться что угодно — другие транспорты, оборудование, даже для нефтедобычи. Вы же видите большое здание и говорите, что значит, в нем размещается пара бомбардировщиков «Блэкджек».

— Усиление взлетно-посадочной полосы подкрепляет мои подозрения, сэр, — ответил Патрик. — Действительно, несмотря на то, что полоса может усиливаться для приема транспортников «Кондор», а ангары могут быть складами, их размеры по прежнему оставляют место для сомнений. Это может быть совпадением, но это могут быть и ангары для бомбардировщиков. Единственным способом проверить это, является проверить их визуально. Нам нужно отправить туда кого-то, чтобы осмотреть их.

— Агинское находится в ста семидесяти километрах от монгольской границы, или в трехстах двадцати по наиболее прямому маршруту, или же в полутора тысячах от Японского моря.

Гэри Хаузер отвернулся без каких-либо комментариев. Никто больше также ничего не добавил.

— Полковник Гриффин также высказал некоторые предположения относительно того, что мы можем сделать на данный момент. У меня есть еще одно предложение, — сказал Патрик. — Нам удалось запустить вторую группировку спутников над Россией, вскоре после того, как первая дала сведения по южной России.

На лице Гэри Хаузера появилось отвращение, которое он даже не попытался скрыть.

— Объектами наблюдения были военные база в более высоких широтах на побережье Тихого океана, а также далее в юго-западном направлении и в бывших советских республиках, — Гриффин сменил слайд PowerPoint. — Это бывшая бомбардировочная база в Магадане. Она всегда была русским эквивалентом нашей тихоокеанской группировки заправщиков, но количество заправщиков Ил-76 и Ту-16 на ней просто поражает — более сорока самолетов в настоящий момент. Снимки также показывают базу подводных лодок в Петропавловске-Камчатском, где также наблюдается увеличение количества стратегических бомбардировщиков Ту-95 в последние дни. В целом, рост количества стратегических бомбардировщиков и заправщиков на российском Дальнем Востоке составляет триста процентов.

— Еще одно наблюдение показывают последние снимки: вот здесь, в столице местной провинции Якутске. Якутск является крупнейшим северным городом к востоку от Урала и крупным центром нефтяной и газовой промышленности. Воздушное сообщение является для города ключевым, и мы привыкли к постоянной сильной воздушной активности в этом районе. Область наблюдения спутников второй группировки не накрывала Якутск так сильно, как бы нам хотелось, но мы смогли получить хорошие снимки под острыми углами. Однако даже на этих кадрах видно, что воздушное движение в районе Якутска усилилось более чем в три раза по сравнению с официальными докладами годичной давности.

— Конечно, это может быть результата том повышения цен на нефть, что делает сибирскую нефть более ценной и, следовательно, дать толчок к разработке месторождений, однако темны были удивительными для всех наших аналитиков, — подытожил Патрик. — Мы видели общее увеличение всех видов воздушной активности, но прежде всего военных перевозок грузов. Это трудно определить точно, так как «Аэрофлот» выполняет как гражданские и правительственные, так и военные перевозки, но мы оцениваем рост воздушных перевозок в Якутск как значительный. А поскольку он совпадает с увеличением военной активности в других районах Дальнего Востока, мы можем сделать вывод о том, что наращивание сил стратегической авиации на дальневосточном театре и активность в Якутске взаимосвязаны и не могут быть совпадением. Мы считаем, что русские проводят некую программу высокотехнологичной модернизации стратегической ударной авиации, включая сверхзвуковых и дозвуковые бомбардировщики, а также самолеты-заправщики. Недавний удар бомбардировщиков «Бэкфайер» по Туркменистану[59] мог быть проверкой некоторых из этих активов.


— В частности, мы полагаем, что русские оснащают бомбардировщики Ту-22М «Бэкфайер» и Ту-160 «Блэкджек» в нарушение Договора об ограничении наступательных вооружений. Причина этого очевидна — традиционное мышление гласит, что эти самолеты не являются угрозой Северной Америке, так как «Бэкфайеры» якобы имеют недостаточную дальность и только шесть «Блэкджеков» имеют межконтинентальную дальность. 966-е полагает, что эти выводы более недействительны. Мы считаем, что от двенадцати до шестнадцати «Бэкфайеров» имеют межконтинентальную дальность и способны нести крылатые ракеты, а от двадцати до, возможно, тридцати «Блэкджеков» также имеют межконтинентальную дальность и способны нести крылатые ракеты, в том числе с ядерными боеголовками[60].

- Мы не знаем точного назначения этих сил, — подытожил Патрик, — но мы полагаем, что они представляют серьезную угрозу нашим азиатским союзникам — и прямую и реальную угрозу Соединенным Штатам. Мы полагаем, что с огромным количеством заправщиков, эти бомбардировщики могут легко достичь целей по всей Северной Америке, главным образом севернее сороковой широты и западнее девяносто пятой западной долготы. Это лишь четвертая часть Соединенных Штатов, но в пределах их досягаемости оказывается пятьдесят процентов нашей стратегической авиации, пятьдесят процентов стратегических подводных лодок, находящихся не в море, и сто процентов межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования.

Конференц-зал Боевого штаба издал единый вздох полного неверия — но из главы стола раздался громкий голос.

— Повторите? Что вы только что сказали, Маклэнехэн? — Недоверчиво спросил Хаузер. Прежде, чем Патрик успел ответить, он сказал: — Вы мне уже просто зубы заговариваете! Вы говорите, что русские собирают стратегические бомбардировщики для удара по Соединенным Штатам Америки?

— Сэр, это может звучать невероятно, но…

— Это не невероятно, Маклэнехэн, это полный бред! — Ответил Хаузер. — Вы лучше, чем большинство здесь присутствующих должны знать, что русские не имели надежной дальней бомбардировочной авиации больше тридцати лет!

— Бомбардировщики «Медведь» это реликт[61], Маклэнехэн, — вставил генерал-майор Ральф Ноуланд, заместитель командира Разведывательного управления ВВС. Ноуланд провел в РУ ВВС больше, чем кто бы то ни было, и убедил остальных, что является экспертом по любому возможному вопросу касательно российских вооруженных сил. — Мы никогда не получали каких-либо достоверных сведений о том, что русские модернизируют Ту-22М «Бэкфайер» в качестве межконтинентальных ударных самолетов — они отказываются от них в пользу дальнейшего развития истребителей-бомбардировщиков МиГ-29 и Су-35. И на то есть хорошая причина: «Фалкрумы» и «Фланкеры» имеют больше возможностей, стоят намного дешевле и имеют сходные дальность и боевые возможности[62]. Что касается «Блэкджеков», то нет никаких доказательств, доказывающих, что они были восстановлены и вновь оснащены оборудованием для дозаправки в воздухе, дающими им действительно межконтинентальную дальность[63]. То, о чем вы говорите, лишь голословные слухи.

— Также вы не представили никаких доказательств или даже правдоподобной гипотезы относительно того, что бомбардировщик, атаковавший Бухару, был каким-либо сверхсекретным восстановленным «Бэкфайером», — сказал Хаузер. — Никто не смог отследить ракету, отклонившуюся от курса — русские действуют в районе падения, так что мы вряд ли сможем взглянуть на нее. Мы перерыли всю имеющуюся документацию и информацию, перехваченную из каждого авиационного завода или конструкторского бюро в России, и нигде не упоминалась программа модернизации «Бэкфайеров». Если она и существует, то в режиме секретности, невиданном в России с распада Советского союза. — Он покачал головой. — Итак, давайте подытожим, генерал. Вы не располагаете сведениями о том, откуда вылетели эти «Бэкфайеры»?

— Сэр, согласно моим соображениям, бомбардировщики вылетели из Братска, — сказал Патрик.

— На основании чего сделан этот вывод?

— На основании количества невоенных полетов в Братск и оттуда, — сказал Патрик. — Русские проделали большую работу по скрытию всех своих «Бэкфайеров» от спутникового наблюдения, но количество рейсов «Аэрофлота» в Братск после налета на Бухару выросло почти в три раза, в среднем с двадцати до шестидесяти трех в сутки. Братск — крупный город на транссибирской магистрали[64] и один из крупных центров транспортировки нефти, но воздушное движение в его районе не менялось несколько последних лет — вплоть до нескольких последних дней, когда внезапно и резко подскочило.

- И все? — Спросил Ноуланд. — Это все доказательства? Ни признаков бомбардировщиков, ни бомб, никаких людей или техники, никакой повышенной военной активности? Просто начало прилетать несколько новых самолетов?

— Сэр, эти дополнительные самолеты совершали посадки на базу, где уже много лет не наблюдалось существенной активности, — сказал Патрик. — Это определенно ставит вопросы — и поднимает потребность в агентурной разведке.

— То есть шпионской операции в России, да? — Насмешливо спросил Хаузер. — Маклэнехэн, вам предстоит очень многое узнать о Разведывательном управлении ВВС. Мы не ЦРУ, у нас нет кучи Джеймсов Бондов, чтобы следить за плохими парнями. Мы собираем сведения, необходимые для составления военных планов и защиты объектов и средств ВВС. Мы получаем информацию от внешних источников, в том числе от агентуры других органов. Но ВВС не занимаются агентурной разведкой, в особенности в России в мирное время.

— Сэр, полковник Гриффин составил план, который поможет нам проверить наши теории о составе и возможностях российской дальней авиации, включая «Бэкфайеры», — сказал Патрик. — Мы можем отправить оперативные группы к трем предполагаемым российским базам — Омску, Новосибирску и Братску с территории Казахстана, и проверить наличие там модифицированных бомбардировщиков «Бэкфайер». Другим приоритетом является разведывательная операция в районе Якутска с отправлением из Охотского моря.

— Вы меня не слышали, Маклэнехэн? — Сказал Хаузер. — Этот вопрос не обсуждается.

— Сэр, я полагаю, что мы исчерпали наши возможности технической разведки, и должны сделать это для получения ответов на стоящие перед нами вопросы, — сказал Патрик. — Единственным способом проверить или опровергнуть наши предположения является отправить ребят на землю, чтобы все проверить.

— Генерал Хаузер, я возглавлял группы ЦРУ и ВВС по всему миру, собирая разведданные для ВВС, и помогал Вспомогательному Разведывательному управлению в нескольких операциях, — добавил Тревор Гриффин. — Задуманные операции непросты, но выполнимы, причем в самые сжатые сроки. Как минимум, стоит узнать, есть ли у других управлений оперативники в этих районах. Если да, то мы могли бы объединить усилия и…

Гэри Хаузер вскинул руку, прикрыл ей глаза и покачал головой, подчеркивая свою усталость от данного спора.

— Полковник, я понимаю ваши соображения, но я говорю вам, что в нынешней политической ситуации верховное командование вряд ли одобрит подобную операцию, — сказал он. — Размещение восьми разведывательных спутников над самой Россией уже породило неприязнь на целое поколение — а это именно то, чего мы стараемся не допустить. Отправка оперативной группы после размещения спутников породит катастрофу и усилит напряженность еще больше. Вы же понимаете, что русские будут ждать этого. Любой человек, не прошедший строгий досмотр, будет задержан на месте. Или вы считаете, что ваши люди всегда будут иметь возможность спрятаться в ближайшем сарае или канаве на всем пути до цели?

— Сэр, я смогу составить план действий 966-го крыла и представить его вам и офицерам штаба в течение двух дней, — ответил Гриффин. — Мы имеем свежие данные по угрозам, вражеским силам, топографическим и другим данным указанных районов. Наши офицеры уже работают над вариантами входа и выхода, составлением плана действий авиации и транспорта, определяют точки заправки и…

— Я знаю, как планируются операции такого типа, полковник, — ответил Хаузер. — Вы можете планировать все, что сочтете нужным. Просто гарантируйте, что не будет сделано никаких шагов в сторону реальных действий без моего разрешения. Это понятно?

— Да, сэр.

— А перед тем, как оставить эту тему, генерал Маклэнехэн, я хотел бы узнать о двух спутниковых группировках, обеспечивших представленную вами информацию, — демонстративно сказал Хаузер. — Я не помню, чтобы я разрешал их запуск и не помню совещания Стратегического командования, на котором составляли план их запуска. Возможно, вы нас просветите? Чьи они, и кто разрешил их запуск?

Все взгляды устремились на него, но Патрик не отвел глаз, особенно от Гэри Хаузера.

— Да, сэр, — ответил он. — Когда мой запрос о производстве спутниковой разведки был отклонен штабом Восьмой армии, я, действуя в рамках полномочий командира 966-го крыла информационной борьбы, запросил поддержки со стороны командира Воздушной Боевой группы бригадного генерала Дэвида Люгера, с авиабазы Резерва ВВС Баттл-Маунтин. Я знал что Воздушная боевая группа располагает требуемыми средствами. Генерал Люгер отправил мой запрос Боевому Командованию ВВС, которое передало его в штаб начальника штаба ВВС и отделение связи при Совете Национальной безопасности. Операция была одобрена СНБ и оперативно выполнена.

— Почему вы не уведомили меня о своем запросе? — Спросил Хаузер.

— Сэр, вы являетесь заместителем по разведывательной части всех этих управлений, — сказал Патрик. — Я полагал, что вы будете уведомлены на каждом этапе.

— Я спрашиваю, почему вы не уведомили меня о том, что намерены передать запрос о поддержке от Разведывательного управления ВВС через мою голову? — Сердито спросил Хаузер.

— Вы отклонили мой запрос, сэр.

— А по какой причине вы не сообщили Восьмой армии о том, что собираетесь направить запрос через их голову? — Спросил Хаузер. — Вы разве не получили указание генерала Золтрейна о том, что все запросы, исходящие из Восьмой армии должны приходить ему на одобрение прежде, чем быть направлены кому бы то ни было?

— Да, сэр, я получил их, — ответил Патрик. — Но, насколько я понимаю, Воздушная боевая группа является частью Восьмой армии. Мой запрос не вышел за ее пределы, пока генерал Люгер не направил его Боевому командованию.

— А разве вы не ожидали, что генерал Люгер отправит запрос за пределы армии, чтобы получить разрешение на выполнение этой задачи? — Спросил Хаузер. Патрик не ответил. Хаузер понимающе кивнул и добавил: — Или же вы надеялись, что он не станет никуда отправлять ваш запрос, а просто возьмет и выполнит его без одобрения командования? — Патрик опять не ответил. — Ну что же, радует то, что хоть ко-то из старой банды Брэда Эллиота намерен подчиняться приказам.

— Генерал Маклэнехэн, я намерен отдать вам прямой приказ не создавать путаницы и недоразумений, — продолжил Хаузер. — Вы ограничиваетесь в своей деятельности и своих сообщениях исключительно подразделениями Разведывательного управления ВВС. Если вам нужна информация от источников за его пределами, вы направляете запрос мне или генералу Ноуланду. Ни при каких обстоятельствах вы не можете запрашивать сведения или передавать их за пределы РУ ВВС без моего одобрения. Вам понятно?

— Да, сэр, — просто ответил Патрик. — Могу я спросить, по какой причине, сэр?

Головы собравшихся резко повернулись к Маклэнехэну и вернулись к Хаузеру. Глаза Хаузера сверкнули, но его голос был удивительно спокоен.

— Все очень просто, генерал Маклэнехэн — я вам больше не доверяю, — ответил он. — Хотя вы технически правы в том, что можете запрашивать сведения из любого источника, я опасаюсь, что вы намерены использовать ряд необычных либо ненадежных источников, не делясь своими соображениями с РУ или даже не уведомляя его о том, что получили эти сведения. Поступая так, вы ставите под угрозу безопасность и нарушаете систему строгой секретности нашей информации.

— Уверяю вас, сэр, я никогда…

— Мне не нужны ваши слова, генерал, — оборвал его Хаузер. — Здесь намерения определяют делами, а не словами. Вы пробыли здесь всего ничего, но уже доказали делом, что не намерены соблюдать наши процедуры и директивы. Вы не оставляете мне выбора. Я отдаю приказ. Вам ясно?

— Да, сэр.

— Хорошо. Теперь я бы хотел увидеть ваши планы тайных операций против четырех указанных вами целей, но не рассчитывайте на то, что они будут одобрены в ближайшее время. Генерал Маклэнехэн, ваши сведения очень интересны, но я не вижу достаточных оснований для одобрения какой-либо наземной операции. Вы так и не представили нам никаких сведений о том, откуда вылетели эти «Бэкфайеры», только догадки и спекуляции и, честно говоря, ваши выводы довольно натянуты, на грани отмашки. Нам нужно будет поговорить о вашей логике мыслей и, возможно, после этого вы не вылетите из Разведывательного управления ВВС. Поговорим об этом позднее. Как бы то ни было, я не могу представить ваши выводы штабу Восьмой армии в расчете на то, что кто-либо отнесется к ним всерьез.

— Сэр, если вам неудобно представить эти выводы штабу Восьмой армии или Боевому командованию ВВС, я готов сделать это, — твердо сказал Патрик.

— Мы здесь так не работает, генерал Маклэнехэн.

— Сэр, вы не можете просто проигнорировать собрание нами данные. Ваша задача состоит в том, чтобы собирать информацию и предоставлять анализ…

— Не рассказывайте мне про мои задачи, Маклэнехэн! — Рявкнул Хаузер. — Потому, что ваша задача — заткнуться и делать то, что сказано! Вам ясно?

Патрик посмотрел на Гэри Хаузера несколько секунд и сказал.

— Да, сэр.

— Доклад закончит полковник Гриффин. Я прошу его начинать немедленно, — сердито сказал Хаузер. — Можете быть свободны. — Патрик собрал свои отчеты и снимки, передал их Гриффину и вышел. Когда он это сделал, Хаузер сказал:

— Полковник Гриффин, готовьтесь принять командование 966-м в ближайшее время. Маклэнехэн здесь не задержится.

* * *

Проигнорировав удивленные взгляды офицеров своего штаба, Патрик ворвался в свой кабинет и захлопнул дверь. Он повесил китель на вешалку за дверью, налил себе кофе, оставил чашку в сторону и вместо этого схватил бутылку воды, почти передавив ее, пока откручивал крышку. Он со злостью опустился в кресло, и в ту же секунду схватил телефон.

Дэвид Люгер едва дождался установления закрытого канала.

— Патрик…

— Хаузер проигнорировал мой доклад, — запальчиво сказал он. — Он не намерен отправлять туда разведгруппы.

— Патрик, послушай…

— Дэйв, я не был настолько разочарован за всю свою жизнь, мать ее за ногу, — сердито простонал Патрик. — Хаузер выпроводил меня с совещания. Он, похоже, намерен вышвырнуть меня из 966-го, если не вообще из ВВС…

— Патрик, послушай, — прервал его Дэйв. — Я сегодня получил снимки с NIRTSat, и…

— Вы смогли запустить группу на высокую орбиту? — Спросил Патрик. — Нам нужны лучшие снимки района Якутска. Я меня такое ощущение, что он ключ ко всему этому. Нужно продолжать слежение за Братском и Агинским, но все это…

— Патрик, я это и пытаюсь тете сказать, так что просто послушай! — Прервал его Дэйв. — Мы запустили вторую группировку, как ты просил. Их орбита упала до ста сорока пяти километров, так что хватит всего на несколько часов, но мы, наконец, получили несколько хороших снимков Якутска…

— Хорошая работа. Что вы…

— Я пытаюсь сказать тебе, Мак, что там, похоже, внезапно расположилась половина российских ВВС, — сказал Дэйв. — Мы насчитали шестнадцать заправщиков Ту-16 «Блиндер»[65] и — вдумайся — двадцать четыре заправщика Ил-78. При том, что у них их всего около тридцать!

— Господи, — сказал Патрик. — Девяносто процентов российских самолетов-заправщиков на одной базе посреди Сибири! Что-то происходит. Что насчет…

— Я как раз к этому виду, Мак, — выдохнул Люгер. — Мы засекли двадцать четыре «Блэкджека» в Благовещенске. Мы не проверяли, действительно ли это разные самолеты, но они загружаются каким-то оружием, пока не определенного типа — вероятно, крылатыми ракетами.

— Мы должны объявить тревогу по ВВС.

— Это ещё не все, Патрик. Мы насчитали как минимум по двадцать «Бэкфайеров» в Братске, Новосибирске и Агинском — по крайней мере двадцать бомбардировщиков на каждой базе. И они также оснащаются. И у них замечены огромные топливные баки на внешних узлах подвески — возможно на две с половиной — пять тысяч литров каждый! Я хочу сказать, что они появились из неоткуда! Сутки назад там не было ничего — и бум, вся российская бомбардировочная авиация готова к вылету. И мы насчитали только те самолеты, которые смогли увидеть — возможно, их в два раза больше, так как мы не можем видеть самолеты в ангарах, укрытиях или рассредоточенные на другие базы. Откуда они взялись, черт бы их побрал?!

— Я уверен, что они и были там ужо долго, Дэйв — просто мы там не искали, — сказал Патрик. — Ты докладывал кому-либо еще?

— Я только что получил это, Мак.

— Можешь передать мне?

— Отправляю.

Компьютер Патрика выдал сообщение о получении файлов.

— Я получил их. Подожди… — Патрик набрал телефон боевого штаба. Трубку поднял полковник Гриффин.

— Таггер, мне нужно немедленно поговорить с генералом Хаузером. Я отправляю вас снимки, только что полученные от двух группировок NIRTSat. Русские пришли в движение.

— Я попробую, — сказал Гриффин и поставил линию на удержание. Но несколько мгновений спустя он вернулся.

— Генерал сказал, что это подождет, Патрик. Я просмотрел снимки, вижу много самолетов. Патрик, извини, но это сырые изображения. Нам нужны анализ и проверка, прежде, чем мы сможем представить это.

— Таггер, все уже проверено аналитиками Воздушной боевой группы, — сказал Патрик. — Все данные о координатах и идентификации целей проверены. Все реально, Таггер. Хаузер должен ознакомиться немедленно.

— Подожди… — Но пауза была еще короче. — Я спускаюсь, Патрик, — сказал Гриффин. — Генерал хочет, чтобы я поговорил с тобой.

— Это не может ждать, Таггер. Я сам поднимусь.

— Не надо, Патрик. Не высовывайся. Я уже здесь. — И он повесил трубку.

Твою мать, подумал Патрик, я устроил так, чтобы и Гриффина выгнали с совещания. Но это было слишком важно, чтобы просто сидеть и ничего не делать.

— Хаузер не стал смотреть на снимки, Дэйв, — сказал он Люгеру по телефону. Он на мгновение задумался и добавил. — Я намерен передать это в кабинет министра обороны и пусть они сами решают, что делать. Им придется связаться с НОРАД, чтобы привести в готовность Северную систему предупреждения, ОТН-В и привести каждый истребитель в пятиминутную готовность. — Говоря это, он понимал, что будет практически невозможно убедить кого-либо это сделать, но угроза была достаточно велика, чтобы реактивировать один из столпов Холодной войны: Командование ПВО.

В былые времена североамериканский континент защищало командование ПВО или ADC (Air Defense Command), состоявшее из объединённой канадской и американской систем гражданских и военных наземных радиолокационных станций и реактивных перехватчиков, готовых перехватить вражеские самолеты или крылатые ракеты. Командование ПВО было частью Командования воздушно-космической обороны Северной Америки (НОРАД), которое все еще существовало, но «аэрокосмическая оборона» сменилась «суверенитетом над воздушным пространством», в задачи которого входило, в основном, обнаружение и перехват наркокурьеров. С конца 1980-х угроза удара крылатыми ракетами с российских бомбардировщиков по Соединенным Штатам полностью исчезла, в то время как контрабандисты получили практически полную свободу в американском небе. Поэтому любые средства, созданные для обнаружения и защиты от устаревших российских бомбардировщиков, были переориентированы на обнаружение, отслеживание и перехват контрабандистов.

Наряду с эскадрильями истребителей на Аляске, в Канаде и на севере США, ADC располагала набором автоматических радиолокационных станций большой и малой дальности, созданной для обнаружения неопознанных самолетов. Известная как Северная система предупреждения, она пришла на смену созданной в 50-е системе «Линии Дью» (Defense Early Warning или DEW), состоявшей из обслуживаемых людьми радаров на Аляске и в Канаде. Ключевой элемент этой системы был закончен в конце 80-х: это был OTH-B (Over the Horizon Backscatter) — загоризонтальная РЛС возвратно-наклонного зондирования, способная обнаруживать самолеты на дальности до пяти тысяч километров при помощи отражения сигнала радара от ионосферы. В идеале, OTH B позволяла операторам станции в Колорадо видеть советские бомбардировщики при взлете с баз в Сибири. Ее дополняла сеть радиолокационных станций и истребители-бомбардировщики, находящиеся в состоянии постоянной готовности, готовые выследить и уничтожить любой неопознанный самолет. В свое время система располагала десятком авиабаз и несколькими десятками самолетов, находящихся в круглосуточной полной боевой готовности.

Но с уменьшением угрозы пришло и снижение готовности. ОТН-В перешла с режима постоянной работы на систему периодических включений, а затем была и вовсе переведена в режим «готовности», что означало, что она могла быть включена в случае необходимости. Радары Северной системы предупреждения также были переведены на режим частичной работы, чтобы уменьшишь затраты на их работу и техническое обслуживание. Наконец, одна за другой эскадрильи истребителей-перехватчиков были сняты с дежурства и разоружены или переброшены для борьбы с наркоторговлей, или вовсе законсервированы, что означало, что самолеты могли войти в строй только после многих дней подготовки. Русские имели лишь горстку почти устаревших бомбардировщиков с неэффективными, неточными и ненадежными ракетами[66] и полагали сдерживающим фактором баллистические ракеты наземного и морского базирования. Соединенные штаты даже реактивировали и модернизировали свою системы противоракетной обороны[67].

Вскоре вопрос стал ребром: была ли система ПВО Северной Америки способна встать в строй достаточно быстро и эффективно, чтобы воспрепятствовать современной угрозе? Проверки систем Командования Противовоздушной обороны проводились пару раз в год и уже казались утерянным искусством исчезнувшей цивилизации. Патрик не имел ни малейшего представления о том, к кому обращаться с запросом на ввод в строй системы ПВО — и сомневался, что она была достаточно эффективна, чтобы остановить массированный российский удар по Соединенным штатам, подобный тому, что начинался прямо сейчас.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал, Мак? — Спросил Дэвид Люгер.

— Вы должны передать все данные наблюдения и разведки в ВВС как можно скорее, — ответил Патрик. — Потому что когда я влезу к министру обороны со своими проблемами, им будут нужны доказательства.

— Патрик… Мак, что по твоему, черт подери, происходит? — Спросил Люгер. В его голосе слышался страх, чего Патрик не слышал уже давно. Несмотря на психологическую травму, Дэвид Люгер был одним из самых невозмутимых — можно сказать «бесчувственных» людей, которых он только знал. Люгер обладал хорошо натренированным научным мышлением. Он мог объяснить все, используя правильное сочетание научных данных, рассуждений и теорий. Он никогда ни о чем не беспокоился, потому что его тонко настроенный мозг начинал работать над проблемой в момент ее осознания. Но то, что он знал и мысль о том, что могло случиться, была слишком тревожна, чтобы сломить рациональное и аналитическое мышление любого человека, даже Дэвида Люгера.

— Дэйв…

— Я просмотрел снимки и аналитические выводы и не могу, бляха-муха, поверить в то, что вижу!

— Дэйв, приятель, спокойно, — мягко сказал Патрик. — Ты мне нужен на сто десять процентов.

— Что же, черт подери, мы можем сделать?

— Первое: мы должны ввести в строй всю инфраструктуру ПВО Северной Америки и сделать это немедленно, — сказал Патрик. — Далее, мы должны установит круглосуточное наблюдение за Якутском и всеми другими базами, где были замечены бомбардировщики. Мне нужен взгляд изнутри, особенно на Якутск. Заправщики являются ключом, и Якутск, на мой взгляд, становиться городом заправщиков. Я собираюсь связаться с ВВС и заставить их объявить тревогу, но нам нужно провести разведку на этих базах, а Воздушная Боевая группа является лучшим подразделением, способным это сделать. Уйдет неделя, только чтобы убедить ЦРУ в том, что то, что мы видим — реально.

— Я уже получил разрешение отправить Хэла и Криса в регион, — ответил Дэйв. — Мы отправляем их на Симию — пять часов полета на реактивном конвертоплане в одну сторону, но это лучшее, что мы можем сделать, если получим поддержку сор стороны Командования специальных операций или ВВС.

— Делай все возможное, чтобы привести перебросить туда разведгруппы так быстро, как это возможно, — сказал Патрик. — Если бы мы смогли связаться с кем-то из Пентагона, может быть, напрямую с министром обороны, мы могла бы сделать это.

— Что генерал Хаузер намерен делать со снимками с NIRTSat?

— Ничего. Он пока не решил, — ответил Патрик. — Вот почему нужно рваться так высоко, как только возможно, выше Восьмой армии или Боевого командования — Хаузер может законопатить уши даже СТРАТКОМ. Давай, Дэйв, и дай мне знать, если чего-то добьешься.

— Будет сделано, Мак, — сказал Люгер и отключил защищенный канал.

Патрик начал набирать номер кабинета министра обороны, но повесил трубку прежде, чем закрытый канал был установлен. Несмотря на то, что он встречал и информировал Гоффа уже не раз, их встречи редко проходили на позитивной ноте — причиной чему были, в основном, действия Патрика, которые он предпринимал, не имея на это всех полномочий. Он быстро терял друзей и союзников, и звонок в кабинет министра обороны в нарушение прямого приказа через несколько минут после его получения в присутствии штаба Разведывательного управления ВВС не принесет ему новых. Но это должно было быть сделано.

Вместо этого он вызвал по закрытому каналу главу Оперативного центра противовоздушной обороны НОРАД, размещавшегося в командно-оперативном центре Объекта «Гора Шайенн» в Колорадо, защищенном подземном военном объекте. Оперативный центр противовоздушной обороны, или ОЦ ПВО отвечал за контроль воздушной обстановки вблизи границ Соединенных Штатов, Канады и некоторых стран Центральной Америки и Карибского бассейна, обнаружение всех неопознанных воздушных целей — включая крылатые ракеты — и передачу эти сведений в командный центр Горы Шайенн. Оперативный центр ПВО контролировал наземные радиолокационные станции НОРАД и, а также получал сведения от других радиолокационных систем — наземных, корабельных и воздушных, других систем наблюдения, включая автоматические аэростаты с радиолокационными станциями наземного и морского базирования, радиолокационные станции Департамента Внутренней безопасности и даже гражданских систем управления воздушным движением. 966-е крыло также снабжало ОЦ ПВО сведениями по состоянию российских вооруженных силы и событиях в мире, которые требовали внимания ОЦ ПВО.

После нескольких мучительно долгих минут он услышал голос оперативного дежурного, подполковника Сьюзан Пэйдж.

— Рада, наконец, поговорить с вами, генерал Маклэнехэн, — сказала она после установки и проверки защищенного соединения. — Мы получали регулярные сводки из 966-го крыла, и очень впечатлены качеством работы вашего подразделения. Я бы хотела…

— Полковник Пэйдж, я располагаю сведениями, предоставленными мне Воздушной Боевой группой, указывающие, что Россия может предпринять удар по Соединенным Штатам стратегической авиацией в любой момент, — сказал Патрик. — Я рекомендую НОРАД немедленно предпринять все меры противовоздушной обороны, в том числе произвести полный отзыв личного состава и активизацию всех северных подразделений истребительной авиации, а также немедленно запустить станции Северной системы предупреждения и OTH-B. Это является жизненно…

— Кто сообщил вам эти сведения, генерал? Что такое Воздушная боевая группа? — Парик знал, что она тянет время — она, возможно нажимала на своем пульте красную кнопку, включавшую запись и отслеживание звонка, возможно, уведомляла старшего оперативного дежурного командно-оперативного центра — или, возможно, собиралась бросить трубку. После краткого появления Патрика, Пэйдж ответила:

— Генерал Маклэнехэн, вам надлежит передать эту информацию в Разведывательное управление ВВС и получить у генерала Хаузера…

— Я уже сделал это. Генерал Хаузер не намерен что-либо делать. Мне нужно поговорить непосредственно с генералом Ломбарди, чтобы он мог решить, стоит ли повышать готовность ПВО. — Генерал Ломбарди был командиром НОРАД и человеком, способным привести все средства ПВО Северной Америки в боевую готовность одним приказом.

— Возможно, вам следовало бы поговорить с ВВС или СТРАТКОМ…

Это не кончится никогда.

— Полковник Пэйдж, я полностью уверен, иначе бы не сделал звонок непосредственно в кабинет командира НОРАД, — вмешался Патрик. — Я поручил генералу Люгеру, командиру Воздушной боевой группы, передать полученные им сведения вас и в СТРАТКОМ, но я звоню вам потому, что полагаю, что в данный момент разворачивается российская воздушная операция, возможно, направленная на нанесение удара по Соединенным Штатам с использованием дальних бомбардировщиков и крылатых ракет.

— Вы серьезно, Маклэнехэн? — Спросила Пэйдж. — РУ ВВС сообщает сведения в НОРАД не так. Вам следует…

— Сведения поступают не из РУ, а от 966-го крыла информационной борьбы, полковник Пэйдж, — сказал Патрик. — Информация не была проверена генералом Хаузером. Однако я решил связаться с вами напрямую, так как считаю, что существует неминуемая угроза нападения, в то время как генерал Хаузер, после представления мной этих сведений некоторое время назад заявил, что не собирается рассматривать эти сведения. Я постараюсь связаться с министром обороны и изложить ему эту же информацию. Конец связи, — прежде, чем Пэйдж успела что-либо ответить, Патрик повесил трубку.

По части НОРАД я сделал все, что мог, подумал Патрик. Теперь от них зависит, станут ли они реагировать. Но даже если она лично не поверила ему, она, безусловно, объявит тревогу — а тревоги, объявленные в таком месте, как НОРАД, распространяются быстро, очень быстро.

Патрик находился в ожидании ответа от заместителя начальника штаба ВВС по воздушным и космическим операциям, самого высокого человека, до которого он мог добраться в управлении начальника штаба ВВС в Пентагоне, когда кто-то постучал в дверь, а затем без приглашения вошел. Это был Тревор Гриффин. Патрик уже собирался отчитать его, но обратил внимание на каменное выражение его лица.

— Я звоню в Пентагон, Таггер.

— Я знаю, Патрик, — ответил Гриффин. — И босс тоже знает.

Патрик кивнул и махнул Гриффину рукой, указывая садиться, но не повесил трубку. Гриффин показал ему мобильный телефон защищенной связи, на экране которого отображался длинный список SMS-сообщений. — В «Гору Шайенн» был звонок несколько минут назад, а теперь оттуда звонят в кабинет шефа. Все хотят знать, что происходит, а происходят явно черт знает что. Босс хочет видеть тебя в штабе «живо». — Он сделал паузу и добавил с серьезным выражением лица.

— Сэр, что вы делаете? Вы потеряли контроль. Вам следует остановиться.

— Таггер, ты видел снимки и видел мои данные, — сказал Патрик. — Мы не меньше меня понимаешь, насколько все серьезно.

— Патрик, это все спекуляции, — сказал Гриффин. — Есть только несколько зданий, возведенных на базах, не использовавшихся несколько лет и куча усталых старых «Бэкфайеров». Ничего потрясающего воображение. Что ты…

— Воздушная боевая группа получила новые снимки, Таггер — ты сам их видел, — сказал Патрик. — Якутск забит заправщиками — десятками самолетов-заправщиков. Агинское, Братск, Благовещенск, Улан-Уде — везде массируются «Блэкджеки» и «Бэкфайеры». Я полагаю, они намерены покинуть их так же быстро, как и появились там — отправившись в вылет.

— Патрик, никто в такое не поверит, — сказал Гриффин. — Никто не поверит, что русские окажутся достаточно безумны, чтобы атаковать Северную Америку. Должно быть, причина в чем-то еще.

— Цель не Европа. Все бомбардировщики и заправщики находятся в Сибири, — сказал Патрик. — Исключая Китай и Японию, я полагаю, что цель — Соединенные Штаты.

— Зачем? Зачем им атаковать США?

— Грызлов желает отомстить за мой удар по Энгельсу и хочет убить десятки тысяч наших солдат за каждого убитого нами русского, — сказал Патрик. — Он безумен, у него есть на это власть и он хочет отыграться.

— Патрик, это безумие, — выдохнул Гриффин. — Как ты собираешься кого-то в этом всем убедить? Они все решат что ты… Ладно, что ты…

— Что я решил набрать в рот дерьма и плюнуть в рожи тем, кто отобрал у меня мою должность и прислал сюда, — сказал Патрик. — Я знаю, что они подумают. Но есть только одно, что имеет значение: мы все делаем свое дело, чтобы защитить Соединенные Штаты Америки. — Патрик заметил раздраженное выражение на лице Гриффина. — Да, знаю, звучит, как речь пафосного героя из комикса, но это то, во что я верю.

Патрик услышал щелчки и шорох в трубке. Затем раздался голос.

— Генерал Маклэнехэн? Ожидайте соединения с начальником штаба. — Мгновение спустя раздалось:

— Казнер слушает, канал закрыт.

— Генерал Казнер, говорит генерал Маклэнехэн, командир 966-го крыла информационной борьбы, канал закрыт. Я считаю, что ситуация требует вашего срочного внимания.

— Маклэнехэн, вы хоть представляете, какую кашу заварили? — Сердито ответил Чарльз Казнер, начальник штаба ВВС. — Командный центр НОРАД выпустил экстренное предупреждение для оперативного центра штаба Комитета начальников штабов, заявив, что командир одного из крыльев РУ ВВС предупредил их об ударе российских бомбардировщиков по Соединенным Штатам. Я так понял, это были вы?

— Да, сэр, это сделал я.

— Господи, Маклэнехэн… Где генерал Хаузер? Он знает что-либо об этом?

— Я ввел генерала Хаузера и штаб РУ в курс данных, полученных в ходе последнего прохода спутников несколько минут назад, сэр. Он ответил мне, что моя информация не была полезна. Я не согласен и считаю, что мои сведения требуют немедленного внимания, поэтому я вызвал Воздушную Боевую группу и попросил их составить план наземной разведывательной операции. Это…

— Воздушную боевую группу? — Ответил Казнер. — Вы сейчас в Разведывательном управлении ВВС, а не в Воздушной боевой группе, Маклэнехэн. Мы вытащили вас оттуда именно для недопущения подобного дерьма…

— Сэр, я нахожу, что полученная информация требует немедленного внимания, но не могу обеспечить его в РУ ВВС, — продолжил Патрик. — Единственным выходом я счел Воздушную боевую группу.

— А почему не штаб Восьмой… — Казнер прервался, зная о взаимоотношениях Патрика с Терриллом Самсоном. Про Боевое Командование ВВС говорить тоже не стоило — Томас Маскока тоже не был поклонником Патрика.

— Я был проинформирован генералом Люгером о ситуации, которая сильно напоминает массивную концентрацию бомбардировщиков и заправщиков на Дальнем Востоке России, — продолжил Патрик. — Его новые данные подтверждают мои подозрения. На этом основании я связался с НОРАД и предупредил их, а затем связался с ВВС. Я…

— Подождите, — сказал Казнер, и на линии воцарилось молчание. Он вернулся через несколько мгновений. — Штаб ОКНШ проведет совещание. Вы сообщите им ваши выводы. Давайте посмотрим, поверят ли они вам, хотя я чертовски уверен, что нет. Доложите в центр связи Пентагона, подключитесь в видеоконференцию и будете ожидать вызова в «Золотой зал». — «Золотым залом» был прозван зал совещаний объединенного комитета начальников штабов, из-за декора и количества «золота» на погонах присутствующих. — Я также вызову штаб Восьмой армии на совещание со СТРАТКОМ на базе Оффатт, чтобы обсудить ситуацию. Если опоздаете хоть на секунду, уважаемый, я лично прибуду и погоню вас до самого Вашингтона пиками под зад. Конец связи. — Соединение прекратилось.

Патрик встал из-за стола и надел китель.

— Вероятно, это вторая командная должность, с которой я вылечу меньше, чем за месяц — это определенно стоит как-то зафиксировать для потомков. Скажу тебе то же, что сказал Люгеру, уходя из Воздушной боевой группы, Таггер. Делай то, что говорят тебе голова и сердце, а не бюрократы.

— Я знаю это, Патрик, — сказал Гриффин. — Но вы не потеряете эту должность.

— Думаю, на сей раз ты ошибаешься, Таггер, — сказал Патрик. Он открыл стенной сейф и достал красную папку с грифом «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО». Гриффин знал, что было внутри — и хотел бы, чтобы Патрик положил папку обратно.

— Моя последняя рекомендация: представь план разведки Казнеру как можно скорее и дави на него, как можно сильнее. Установи связь с Дэйвом Люгером и Хэлом Бриггом. Они тебе помогут. У них есть техника и вооружение, такое, что ты не поверишь.

— Мы составим план вместе, сэр, — сказал Гриффин. — Я иду в штаб с вами.

— Отставить. Я хочу, чтобы ты передал ВВС план операции как можно скорее. Я хочу, чтобы все началось в восемь часов.

— Хорошо. Я займусь. — Он протянул руку. — Вы пробыли здесь недолго, Патрик, но я успел понять, что последую за вами в ад и обратно, если вы меня об этом попросите. — Патрик улыбнулся, пожал руку Гриффину, кивнул и вышел, направившись в штаб для подготовки к видеоконференции.

Гэри Хаузер появился в то же мгновение. Патрик вытянулся по стойке смирно, когда тот подлетел к нему.

— Через несколько часов я вылетаю в штаб Стратегического командования, чтобы объяснить, какого черта здесь сегодня случилось! — Гневно сказал Хаузер. — Где босс, половина его штаба, все Стратегическое командование, половина старшего командного состава НОРАД, председатель комитета начальников штабов и, безусловно, сам министр обороны будут меня сношать за то, что ты сегодня устроил! Что я должен буду им сказать? Что у тебя крыша поехала, или где? Это я должен им сказать? — Он подошел к Патрику, почти нос к носу. — У меня к вам только один вопрос, генерал Маклэнехэн. Чего вы добиваетесь?

— Чего я добиваюсь, сэр?

— Да, чего вы добиваетесь! — Рявкнул Хаузер прямо в лицо Маклэнехэну, стоя всего в нескольких сантиметрах от него. — Вы действительно хотите быть в ВВС или хотите уйти в блеске славы? Вы хотите служить своей стране или просто хотите отыграться за свое оскорбленное эго? Вы хотите разрушить карьеру всех, кто вас окружает, или просто сошли с ума и думаете, что то, что вы делаете это так и надо?

— Сэр… — Взгляд Патрика остановился на двух звездах своего командира. Глаза Хаузера сверкнули, а уголок рта дернулся. — Гэри, ты меня уже просто задрал.

— Это какого черта сейчас было? — Рявкнул Хаузер.

— Я сказал, что ты меня задрал, и я больше не намерен с этим мириться, — повторил Патрик. — Я дал тебе всю информацию по тому, что может быть подготовкой к полномасштабному удару по Соединенным Штатам, и все, что ты можешь сделать — это послать меня. Я связался с НОРАД и Пентагоном, потому что ты слишком самодовольный пингвин, чтобы сделать это лично.

— Убирайтесь отсюда, Маклэнехэн, пока я не…

— Генерал Казнер приказал мне проинформировать Объединенный комитет начальников штабов по тревожной сводке, которую я передал НОРАД, — сказал Патрик. — Так что я никуда не уберусь. Вы не имеете права влезать в это.

— Влезать….?!

— Я намерен передать сведения в ОКНШ, Гэри, и тогда уже тебе придется объяснять, почему ты их проигнорировал.

Хаузер покачал головой.

— Ты зашел в тупик, Маклэнехэн, — сказал он. — Я всегда знал, что ты одиночка и человек немного странный, но теперь я понял, что ты полностью поехавший. Твоя карьера окончена, друг мой. Мало того, что ты не подчинился законному приказу, так у тебя еще и бред, делающий нахождение тебя на какой-либо командной должности опасным для Соединенных Штатов. Как только этот инструктаж закончиться, ты освобождаешься от своих обязанностей командира 966-го крыла. Я намерен выдвинуть против тебя обвинения в неподчинении прямому приказу и неповиновение. Отправишься в свою квартиру и будешь ждать трибунала. И я сделаю все, что от меня зависит, чтобы ты провел всю оставшуюся жизнь в военной тюрьме.

— Гэри, все, что ты делал с момента моего прибытия на Лэкленд — это угрожал мне, — сказал Патрик. — Это не руководство — это тирания. Я буду рад убраться отсюда, даже в тюремную камеру, лишь бы более не мириться с твоей юношеской упертостью. Честь имею.

ЧЕТЫРЕ

Над восточной Сибирью, 90 километров к северо-востоку от Якутска, Российская Федерация. В это же время.

В авиации это всегда было одной из самых сложных задач, а сейчас еще больше усложнялась тем, что все самолеты и чертовы конусы шлангов сильно обледенели. Кто-то когда-то говорил, что это было все равно, что попасть членом в задницу бегущему по полю быку — только поле было еще и было завалено снегом с коркой изо льда.

Aviatskiy Kapitan Leytenant Йозеф Леборов всегда очень, очень хорошо умел «засандаливать быку», но даже ему было трудно произвести эту процедуру сейчас.

В это утро, следовавшее через густые облака образование из двадцати четырех бомбардировщиком Ту-95МД Modifikatsirovanny Daplata возглавляло еще большую группу из тридцати шести Ту-95МС16 Modifikatsirovanny Snaryad[68]. Растянувшись на несколько километров шесть групп по четыре заправщика, за каждой из которых ниже и позади следовала группа из шести бомбардировщиков являла собой впечатляющее зрелище. Не столь впечатляющим было зрелище того, как каждый из бомбардировщиков пытался подсоединиться к заправщику.

Леборов делал уже вторую попытку — и проявил себя лучше, чем другие. Десятиметровая заправочная штанга находилась прямо на носу Ту-95, прямо по центру и была видна как ему, так и второму пилоту. Конус шланга заправщика была подсвечен тремя небольшими огнями, дабы быть более заметным. После того, как заправщик оказывался на сорок метров впереди и несколько выше заправляемого, диспетчер, сидящий в его хвостовом отсеке — ранее месте заднего стрелка — начинал выпускать шланг. Стабилизирующий конус на конце шланга дико вылетал на несколько метров, но затем стабилизировался и опускался вниз под весом шланга. Когда он полностью раскрывался, на панели диспетчера загоралась зеленая лампочка, говорившая, что заправляемый мог выдвигаться вперед и подключаться.

Конус — большая, примерно двухметровая корзина из стальных прутьев на конце топливного шланга — стояла достаточно ровно. Бомбардировщик, с другой стороны, имел достаточно места, чтобы не столкнуться с заправщиком. В отличие от процедуры дозаправки на западных самолетах, диспетчер заправки танкера не помогал в подсоединении — эта процедура полностью ложилась на плечи пилота.

Леборов мягко подошел к конусу, пытаясь делать нужные поправки штурвалом и тягой — но все было бесполезно. Конус дернулся влево прямо в тот момент, когда он уже коснулся его штангой легко и быстро унесшись прочь. Леборов немного уменьшил тягу и громко выругался, уходя на новый заход:

— Гребаный насос! Или много или мало!

— Просто представь, что это та официанточка, которую ты встретил пару месяцев назад, Джои, — сказал его второй пилот и друг Aviatskiy Starshiy Leytenant Юрий Бодорев. — А то я именно этим и занимаюсь.

— Варежку завали, чмо болотное, — сказал Леборов так добродушно, как только мог.

— Заправка от одного из наших собственных самолетов не так проста, как казалось тому, кому она впервые пришла в голову, — заметил Бодорев. Без дополнительных топливных баков, бомбардировщик Ту-95 имел дальность полета свыше двенадцати тысяч километров, и дозаправка в воздухе, как правило, необходимостью не являлась. Но несколько месяцев назад они начали снова практиковаться выполнять заправку от заправщиков Ту-16. Когда несколько недель назад они были ознакомлены с заправщиками на базе Ту-95, никто не понял причины этих экспериментов — до этого момента. — Может, я попробую?

— Нет, просто давно практики не было, — сказал Леборов, стараясь расслабиться. — Как приборы?

— Обороты в допустимых пределах, разница мощностей в пределах процента-двух, распределение топлива сбалансировано в пределах двухсот килограммов, — ответил бортинженер, сидящий прямо за вторым пилотом.

— Просто засади этой шлюхе и полетели дальше, Джои, — сказал Бодорев. — Ты командир группы, так что покажи другим детишкам, как это делается.

Это, похоже, обеспечило ему всю необходимую поддержку — вместе с представлением, как начинающаяся почти прямо у его ног длинная заправочная штанга направляется прямо в manda его подруги — так как на следующем заходе Леборов попал в конус так легко и плавно, словно делал это каждый день в течение многих лет. Передача топлива будет долгой и нудной, так как при мощности всего в тысячу литров в минуту они будут принимать его пятнадцать минут, прежде, чем отойдут и уступят место другим самолетам.

Огромной армаде потребовалось три часа, чтобы завершить заправку. В ходе этого пяти бомбардировщикам и двум заправщиком пришлось прекратить полет и вернуться, так как они не смогли передать или получить топливо, либо столкнулись с другими неисправностями. Один самолет доложил о проблемах с оружием, заставивших его отстрелить две ракет с подкрыльевых узлов. К счастью, оставшиеся заправщики смогли заправить оставшиеся бомбардировщики, так что все получили необходимое топливо и могли продолжить выполнение задания.

Поскольку на одном самолете возникли проблемы с вооружением, командир группы решил визуально осмотреть вооружение в дополнение к стандартным процедурам проверки, проводимым непрерывно.

— Проверка вооружения завершена, все готово, неисправностей нет, — доложил бомбардир из носового отсека. — Готов к визуальной проверке.

— Штурман к визуальной проверке готов.

Леборов обернулся.

— Отставить, Аркадий. Мне нужно пройтись. Я сам. Пилот к проверке вооружения готов. — Бодорев надел кислородную маску, так как от пилота самолета требовалось надевать ее, когда второй пилот вставал с места, и показал своему коллеге и другу обычный знак на удачу — сведенные в кольцо большой и указательный пальца, что также означало «жопа».

Ссутулившись в тяжелой куртке и шлеме, с парашютом, и дыхательным аппаратом, Леборов прошел мимо бортмеханика и оператора средств РЭБ и похлопал по лечу штурмана, сидевшего в задней части кабины. Затем он открыл люк, ведущий в нижний отсек, спустился на нижнюю палубу[69], закрыл за собой герметичный люк и последовал за бомбардиром к хвосту самолета, в сторону герметичного люка отсека вооружения. На Ту-95 не было системы катапультирования, ни вверх, ни вниз, члены экипажа покидали кабину по шесту, сносившему их в люк, где они попадали попадая в воздушный поток, уносивший их от самолета, а бомбардир и оператор вооружения просто сидели на открывающихся в случае надобности аварийных люках. Оператор вооружения открыл люк в переборке, и Леборов пополз в сторону хвоста к бомбоотсеку.

Проход был скользким от замороженного конденсата и охлаждающей жидкости, утекающей из нескольких отсеков с электроникой, но они не обратили на это внимания и продолжили ползти. Они могли слышать громкие щелчки работающей навигационной системы, которая использовала доплеровский радар, обеспечивающий входными данными аналоговый компьютер размером с холодильник, до сих пор использовавший рычаги и шестерни, чтобы выдавать данные по положению, курсу и скорости. Шум от больших сдвоенных пропеллеров с каждой стороны фюзеляжа был оглушительным даже с учетом шлемов с защитой ушей. Леборов нашел выключатель освещения внешних узлов подвески и взглянул на нее. Он уже видел эту ракету на земле в ходе предполетной подготовки, но когда Ту-95 находился в воздухе, они выглядела как-то иначе.

Левый узел занимала одна ракета Х-90 класса «Воздух-земля». Это были экспериментальные ракеты, впервые примененные, когда две из них были запущены по базе ЦРУ в Узбекистане в качестве завершающей фазы испытаний. Тогда они несли фугасные боевые части.

Но теперь они несли две термоядерные боеголовки в одну килотонну каждая.

Именуемые «Sat Loshka» то есть «Садовая лопатка», они были копиями американских ядерных бомб «Бункер Бастер», разработанных после операции «Буря в пустыне» для уничтожения защищенных подземных бункеров, целей, размещенных в природных пещерах или мест хранения биологического оружия без риска для гражданского населения. Боеголовка имела ракетный двигатель и бронированный нос, позволяющий ей перед взрывом пробивать до тридцати метров породы, даже усиленной сталью или кевларом. Это означало также, что ядерный гриб и ударная волна на поверхности будут незначительны. Каждая ракета имела собственную инерциальную систему наведения — комплекс электронных гироскопов и маятников, сообщавших системе управления скорость и положение в пространстве, но теперь, с добавлением спутниковой системы наведения ГЛОНАСС ее точность возросла до двадцати метров.

Штурман-бомбардир подполз к другому иллюминатору, чтобы осмотреть кормовую часть огромной ракеты. Казалось, они несли небольшой реактивный истребитель, подумал Леборов. Он увидел тонкую наледь у воздухозаборника перед носом ракеты, но это его не обеспокоило. Менее чем через минуту после запуска нос ракеты разогреется до нескольких сотен градусов по мере достижения скорости, в пять раз превышающей скорость звука. Он кивнул бомбардиру, указывая, что осмотр завершен, затем выключил освещение и переполз к правому борту, чтобы проверить вторую ракету. Все, что касалось ядерного орудия, требовало проверки двумя офицерами, даже если речь шла о визуальном осмотре изнутри самолета.

По две ракеты с термоядерными противобункерными боеголовками, быстрее любой зенитной ракеты — и самолет Леборова возглавлял стаю из еще тридцати одного бомбардировщика Ту-95, вооруженных аналогично. Каждая ракета несла две боеголовки индивидуального наведения, предназначенные для того, чтобы пробить землю и уничтожить даже самые защищенные бункеры. Американцы так и не узнают, что их убило. Бедные ублюдки.

На револьверной установке в бомбовом отсеке находились еще шесть противорадарных ракет большой дальности Х-31. Как только они дойдут до зоны пуска, самолет Леборова и три других ведущих начнут подавлять радарные установки вдоль предполагаемого маршрута полета, в то числе у Йеллоунайфа, Пин-Поинта, Ураниум-сити, Линн-Лейк, Форта Нельсон, Колд-Лейк, Эдмонтона и Уайт-Хорс. Прямоточный реактивный двигатель обеспечивал Х-31 дальность до двухсот километров, а максимальная скорость Мах3 в сочетании с девяностокилограммовой осколочно-фугасной боевой частью позволяла разносить радарные станции или здания на мелкие части в мгновение ока.

Завершив проверку, Леборов и бомбардир поползли по узкому проходу, и заглянули в кабину бортстрелка в самом хвосте самолета. Они не просили его открыть герметичный люк — это означало, что он должен был надеть кислородную маску и сбросить давление — а только постучали в иллюминатор и увидели, как он показал им большой палец. Бортстрелок сидел в окружении коробки с обедом, в которой виднелись остатки еды, небольшой стопки журналов, многочисленных бутылок с водой и металлических ящиков. Обычно бортстрелок находился в экипажем в передней кабине, занимая свое место только при приближении к вражеской территории, но во время полета группой он занимался слежением за ведомыми посредством хвостового радара и больших иллюминаторов, так что ему пришлось находится там весь полет[70].

Несмотря на пробирающий до костей холод, к тому моменту как Леборов вернулся в кабину и забрался в кресло, он весь покрылся потом.

— Пилот вернулся, — сообщил он.

— Дерьмово выглядишь, — сказал Бодорев, посмотрев на командира экипажа. — Ты же не снова бомбардира rot yego yebal?

— Пошел ты…

Бодорев мягко посмотрел на своего друга.

— Все нормально, братишка?

Леборов помолчал несколько мгновений.

— Просто, черт его дери, Юрий, никто не заслуживает умереть в своей кровати, оказавшись в долбаном шаре ядерного пламени!

— Джои, это не наше решение и не наша забота, — ответил Бодорев. Он имел обыкновение называть друга англизированным именем, так как был слишком поглощен свойственной американцам двойственностью — странной смесью силы и юмора, беспощадности и щедрости. Некоторые думали, что его увлечение всем американским влияет на его работу — и, как Бодорев мог признаться самому себе, быть может, они были и правы. — Нашими целями являются пусковые установки баллистических ракет и подземные командные центры ядерных сил, а не спальни. К тому же, в чем разница — умереть от килотонной ядерной или от 1 000-тонной обычной бомбы? Мертвым все равно.

— Ты же знаешь, в чем разница, черт ее дери.

— Нет, коллега, не знаю. И не верю, что она есть. Нет никакой разницы между американской атакой на Энгельс и этим. Это удар военными силами по военной цели. Возможно, при этом погибнет некоторое количество гражданских — им нельзя будет помочь, а мы сделали все возможное, чтобы сократить потери среди гражданского населения, в том числе снизили мощность боеголовок до уровня, при котором они не смогут с гарантией уничтожить цели. И ты должен наслаждаться иронией — американцев атакуют мини-ядерными боеголовками, которые они же изобрели и поставили на вооружение…

— Я сейчас не в том настроении, чтобы оценить иронию, Юрий.

— Джои, мы более чем оправданы тем, что американцы атаковали Энгельс — мы воевали не против них, мы воевали против гребаных талибов, напавших на наши базы в Туркмении. — Бодорев продолжил гнуть эту линию так убедительно, как только мог, не привлекая внимания остальных членов экипажа. Последнее, что сейчас было нужно, так это чтобы они услышали, как второй пилот пытается доказать командиру экипажа что то, что они делают — правильно. — Американцы напали на нас без причины. Помни это! ОНИ напали на нас. Черт возьми, Джои, мы сами были там. Мы могли погибнуть под тем налетом. Треть нашего собственного полка была уничтожена в ту ночь, Джои. Треть. Я потерял много хороших друзей, так же как и ты, и знаю много детей, которые не перестают плакать по ночам, потому что бояться, что американские бомбы упадут им на головы во второй раз. Лучшая российская база бомбардировщиков заброшена, это город-призрак. И я убежден, что американцы без колебаний атакуют нас любым оружием, имеющимся в их распоряжении, в то числе ядерными. Вот почему этот удар необходим. И я очень уважаю президента Грызлова за мужество отдать приказ на эту операцию.

— Но зачем ядерные БЧ, Юрий?

— Ты замечательно это понимаешь, Джои, — ответил Бодорев. — Это тактическое решение, а не психологическое — мы должны нанести удар, а не отправить послание. Мы используем ядерные боеголовки, потому что с неядерными Х-90 не будут иметь достаточно разрушительной мощи. Они не сделают и вмятины ни в одной из назначенных целей. — Он сердито посмотрел на пилота. — Ты все это знаешь, друг мой. Командующий поставил тебе эту задачу всего три дня назад, и он выбрал тебя командиром операции, потому что считал тебя тем, кто сможет это сделать. Так что не надо плакаться мне в жилетку, zalupa.

— Я не плачусь. Я просто считаю, что ядерное орудие, а также биологическое и химическое это не просто оружие. Вот и все.

— Джои, выключи чмошника! Что случилось? Твоя подруга залетела, и теперь ты мечтаешь о совершенном мире без войн? Проснись, дружище. — Он пристально посмотрел на своего друга. — Она же залетела, да?

— Все хуже — я на ней женился.

— Ну и дурак! Никогда ты меня не слушаешь! — Сказал Бодорев, хлопнув его по плечу. — Ну поздравляю! Когда планировал рассказать генералу?

— Подал ему документы три дня назад. Он расписал нас вчера.

— Великий Йозеф Леборов, гроза гей-клубов…. Я хотел сказать, кабаков, идет в бой в прострации, потому что у него теперь жена и малолетний спиногрыз. Я рад дожить до этого дня. — Он похлопал друга по плечу. — Молодец. Если мы сделаем это, у тебя будет кто-то, к кому мы сможешь вернуться… А если нет — кто-то будет тебя помнить. Молодец, старший капитан. А теперь давай вернемся к долбаной работе, а?

— Вас понял, — сказал Леборов. Он включил внутреннюю связь. — Экипаж, вооружение проверено и готово, а мы наглядно убедились, что бортстрелок все еще с нами. Проверка. — Каждый из членов экипажа проверил кислород, оборудование и доложил о состоянии. — Очень хорошо. Штурман, местоположение?

— Тридцать две минуты до точки начала противодействия, — сказал штурман. Точкой начала противодействия считался рубеж, на котором их могли обнаружить американские самолеты ДРЛО, базирующиеся на авиабазе Эилсон в Фейрбенкс на Аляске. Пока что разведка не докладывала ни о каких самолетах противника, но Леборов знал, что все могло измениться в любой момент без всякого предупреждения. — Примерно три часа до зоны пуска.

— Благодарю, — ответил Леборов. Бодорев посмотрел на него и понял, что голос Леборова звучал несколько пискляво от долгого ползания по всему самолету и от осознания того, что все шло очень быстро, и очень, очень скоро будет еще хуже. Он показал другу жест «порядок», увидел тот же жест в ответ, проверил кислород и решил закончить последний паек прежде, чем начнется полный дурдом.

Зал совещаний министра обороны, Пентагон. Несколькими часами спустя

— А теперь, если вы не против, буду говорить я, и меня не волнует, против вы или нет — вы все напоминаете мне кучку ноющих и препирающихся детей, — сказал министр обороны США Роберт Гофф, резко со злой усталостью опускаясь в кресло. Он только что получил краткое изложение ситуации по версии председателя объединенного комитета начальников штабов, начальника штаба ВВС, главы боевого командования ВВС, главы разведывательного управления ВВС и, наконец, бригадного генерала Патрика Маклэнехэна, и голова у него действительно раскалывалась. Ввиду предупреждения, отправленного Командованию воздушно-космической обороны Северной Америки было созвано экстренное совещание со с высшим командным составом ВВС, в котором он участвовал, находясь непосредственно в своем кабинете.

После извещения от НОРАД, Белый дом немедленно перешел в режим боевой готовности и запустились сложные механизмы, направленные на эвакуацию президента и других членов правительства. В соответствии с планом, президент, министр обороны, председатель объединенного комитета начальников штабов и ближайший начальник штаба должны были находиться в непосредственной близости, а все члены руководства Конгресса должны были иметь возможность как можно скорее направиться на авиабазу Эндрюс, чтобы подняться на борт самолета Е-4В, известного как Летающий командный пункт. Е-4 располагал широким набором средств связи, позволявшим разговаривать с практически любым человеком на Земле. Президент, в случае своего перемещения, находился бы на борту одного из двух «летающих Белых домов» VC-25, известных как «Борт Љ1» и имел возможность связи с военным командованием.

В случае невозможности добраться до базы Эндрюс, ключевые члены правительства должны были быть немедленно эвакуированы на «секретный объект», которым, как знали почти все в Вашингтоне, был «специальный объект «Маунт-Уэзер», известный под кодовым названием «Высокая точка», горная база площадью 175 гектаров неподалеку от Берривилля в Западной Вирджинии. Объект находился в ведении Федерального агентства по Чрезвычайным ситуациям, и был частью национальной программы непрерывной работы правительства. Подземный бункер в «высокой точке» располагал средствами связи, обеспечивающими военным и политическим лидерам прямые защищенные линии связи с Белым домом, «Бортом Љ1», Пентагоном, летающим командным пунктом военно-морского флота Е-6В, летающим командным пунктом ВВС Е4 — всеми местами, где президент или члены высшего военного командования могли находиться в чрезвычайной ситуации. Но ни президент, ни члены кабинета министров не могли быть эвакуированы из Вашингтона иначе, как в случае крайней необходимости, и теперь задачей министра обороны Роберта Гоффа и председателя объединенного комитета начальников штабов Ричарда Венти было выработать рекомендации для президента.

Выслушав краткий доклад Венти — и несколько более подробный доклад главы НОРАД генерала Рэнделла Шепарда, Гофф немедленно вызвал администрацию Белого дома и оповестил их об «отсутствии непосредственной угрозы». Отправить такое сообщение было нелегко — если он ошибался, он мог обречь на гибель сотни, возможно, тысячи людей, включая высших государственных чиновников. Гофф, обычно веселый, улыбающийся и полный энтузиазма, был зол, как никогда. Его лицо помрачнело, взгляд принимал маниакальное выражение. Председатель объединенного комитета начальников штабов Ричарда Венти уже достаточно давно не видел его настолько злым.

Что было довольно логично, так как причина такого выражения лица была той же, что и в прошлый раз: Патрик Маклэнехэн.

— Я нахожу тот факт, что мы собрались здесь досадным недоразумением, — продолжил Гофф. — Но давайте перейдем к зачинщику сего беспорядка. Генерал Маклэнехэн, если можно так выразиться, вышел за пределы своих полномочий настолько, насколько это вообще возможно. Судя по вашим действиям, вам незнакомы такие понятия, как цепочки командования, субординация и прямой приказ и непосредственный командир. Ваши действия позорят ваш мундир и я думаю, что время поговорить о том, стоит ли вам носить американскую военную форму.

— Тем не менее, мы не можем игнорировать запах гари только потому, что нам не нравится человек, нажавший на кнопку пожарной сигнализации, — продолжил Гофф. — Генерал Хаузер, я понимаю вас и согласен, что есть много причин быть недовольным этим грубым нарушением полномочий и субординации. Я не аналитик, но согласен с вашим мнением, что мы не имеем достаточно сведений, чтобы дать точные оценки. Тем не менее, меня поражает ваша рекомендация ничего не предпринимать. Если бы сведения вам предоставит любой другой человек, вы, вероятно, что-либо бы сделали, но поскольку это был Маклэнехэн, вы советуете ничего не делать. — Гофф повернулся к Венти. — Генерал? Ваши соображения?

— Сэр, я знаю, что все здесь присутствующие думают о генерале Маклэнехэне, но тем не менее, он является настоящим профессионалом и его анализ представляется мне своевременным и четким, — сказал Венти. — Если он полагает, что есть угроза, мы должны что-то предпринять. Я рекомендую немедленно установить патрулирование над севером Америки силами истребителей и самолетов ДРЛО немедленно, пока мы сможем полностью реактивировать Северную Систему предупреждения. Генерал Маскока?

— Радиолокационное наблюдение самолетами ДРЛО над севером Аляски обеспечивается 3-м крылом, базирующимся в Элмендорфе, — ответил Томас Маскока из своего штаба на авиабазе Лэнгли в Вирджинии по защищенному каналу видеоконференции. — 354-е истребительное авиакрыло на Эилсоне обеспечить дежурство истребителями F-16, а их поддержат F-15 в готовности на Элмендорфе. Они смогут прибыть через пятнадцать-двадцать минут. Все может быть сделано в считанные минуты.

— Что касается остальной части севера США, мы установим наблюдение самолетами ДРЛО с базы ВВС Тинкер в Оклахоме над центральной Канадой и перебросим истребители ВВС Национальной Гвардии из Фресно и Кламат-Фоллс на северные базы, а также развернем истребители ВВС Национальной Гвардии из Сент-Луиса, Южной и Северной Дакоты, Монтаны, Колорадо, Мичигана, Айовы и Миннесоты для обеспечения противовоздушной обороны. Самолеты ДРЛО могут быть подняты в течение нескольких часов. Развертывание истребителей займет… некоторое время.

Шок на лице Гоффа был слишком очевиден, как бы он не пытался его скрыть.

— Сколько, генерал?

— Истребители во Фресно и Кламат-Фоллс находятся в полной боевой готовности и могут быть подняты в течение нескольких минут, — ответил Маскока. — Если мы сможем организовать их поддержку самолетами-заправщиками, мы можем поддерживать их в готовности к вылету, вооруженными и готовыми. Он обреченно развел руками. — Прочие самолёты никогда не находились в боевой готовности, если не объявлена мобилизация…

— Сколько это займет, генерал?

Маскока пожал плечами.

— Я бы назвал минимальным сроком семьдесят два часа, сэр, — ответил он. — Гофф приоткрыл рот от удивления, и Маскока быстро добавил: — Фресно и Кламат-Фоллс, вероятно, способны поднять полдесятка F-15 и F-16 в течение нескольких минут. Им придется отзывать личный состав, чтобы поднять больше самолетов, но, учитывая интенсивность учебных полетов, должны поднять еще полдесятка через час или два. Если вам нужны десять самолетов прямо сейчас, сэр, я бы сказал, что мы в полной заднице.

— Мне никогда и во сне не снилось… Я хотел сказать, что я никогда не думал, что нам нужно столько времени, чтобы поднять самолеты в воздух, в особенности после 11-го сентября, — сказал Гофф.

— Сэр, мы можем поднять в воздух истребители с одними пушками и прикрыть сто процентов территории США, чтобы пустить пыль в глаза CNN, где это будет смотреться здорово, — пояснил Маскока. — Но поднять истребитель, чтобы перехватить «Сессну-182», совершившую неправильный разворот и летящую к Белому дому это не то же самое, что перехватывать российские бомбардировщики и крылатые ракеты — то есть выполнять реальные задачи противовоздушной обороны, — сказал Маскока с явным разочарованием на лице. — Кроме того, кто-то должен оплачивать этот банкет — который не должен выйти за рамки бюджета! И, кстати говоря, я хочу знать, почему мы так доверяем докладу Маклэнехэна? Он бомбардировщик, а не разведчик, господи!

— Как и вы, генерал, — напомнил ему Венти.

— Прошу прощения, сэр, но вы говорите о поднятии дюжины истребителей на боевое дежурство над Канадой, а также требуете больше самолетов — только потому, что Маклэнехэн сказал, что так надо? При всем уважении, сэр, мне бы хотелось более надежных сведений.

— У вас есть все сведения, которые вам нужны, генерал, — сказал Венти. Он посмотрел на Гоффа. Тот кивнул и что-то записал в электронной записной книжке. — Берите и делайте.

— Вас понял, сэр, — сказал Маскока. На экране можно было видеть, как он поднял трубку и начал отдавать приказы.

— Генерал Шепард, каково состояние нашей радарной сети?

— В полной оперативной готовности, сэр, — ответил генерал ВВС США Рэнделл Шепард, глава Командования воздушно-космической обороны Северной Америки, отвечающего за сбор информации и оборону Северной Америка от удара баллистическими ракетами или стратегическими бомбардировщиками. Он также сидел на втором стуле — будучи командующими Северного командования США, отвечающего за сбор сведений и защиту США от военного или террористического нападения. — Радиолокационные станции дальнего обзора Северной системы предупреждения полностью функционируют, за исключением некоторых перерывов на технического обслуживание, которые не должны повлиять на эффективность системы. Станции малой дальности могут быть запущены в кратчайшие сроки в случае необходимости.

— Все истребительные подразделения НОРАД, полностью готовы: это дежурное звено из четырех F-16С на базе Эилсон, четыре F-15С в Элмендорфе, и четыре CF-18 в боевой готовности на базе Колд-Лейк в Канаде. Кроме того, подразделения в Кламат-Фоллс и Фресно, — продолжил Шепард. — Я считаю, что каждое крыло способно поднять один или два самолета в течение нескольких часов и быть в полной готовности примерно через два дня.

— Всего двенадцать истребителей на весь северо-запад Америки? — Недоверчиво спросил Гофф.

— Шестнадцать, включая истребители в континентальной части США, — сказал Шепард. — Мы полностью уполномочены их использовать. У нас просто было недостаточно финансирования. Части в южных штатах и операции по пресечению оборота наркотиков вытягивали все средства многие годы. — Он посмотрел на Патрика Маклэнехэна и добавил: — Мне все равно трудно поверить, что нам угрожают российские бомбардировщики, но, как бы там ни было, мы готовы ответить на любую угрозу.

— Что насчет ОТН-B? — Спросил Гофф.

На мгновение показалось, что Шепарду было больно это говорить.

— Сэр, я полагаю, что штаб или генерал Маклэнехэн владеют устаревшими сведениями. У нас работает только одна установка ОТН-B в Бангоре, штат Мэн, которая используется для океанических и атмосферных исследований в интересах Национального управления Океанических и атмосферных исследований, или по запросам Департамента Внутренней безопасности — запросов от которого, к слову, еще ни разу не поступало. Система на Западном побережье законсервирована, а Аляскинская была закрыта около четырнадцати лет назад, притом, что так и не была завершена.

— Система на Западном побережье может быть снова введена в строй? — Спросил Гофф.

— Да, сэр, но уйдет не менее двух недель, чтобы откалибровать ее и удостовериться в точности и надежности работы, — ответил Шепард. — И даже после этого мы не сможем быть уверены, что она даст нам то, что вы хотите. Самолеты ДРЛО наше наилучшее решение, сэр. Вы поднимаете их, мы сразу же подключаем их к сети и выводим всю информацию. Картинка с самолетов ДРЛО немедленно сливается Северной системе предупреждения и другим наземным станциям, которые получают полную трехмерную картину обстановки.

— Самолеты ДРЛО уже поднимаются, генерал Шепард, — сказал Венти. Он повернулся к Гоффу и сказал: — Сэр, я настоятельно рекомендую НОРАД приказать Эилсону, Эммендорфу и Колд-Лэйк незамедлительно объявить боевую готовность по категории «Браво».

— Согласен, — ответил Гофф. К категории «Браво» относились экипажи и самолеты второй очереди, находящиеся вне районов возможного непосредственного контакта с противником. К сожалению, это означало, что им требовалось несколько часов, чтобы подняться в воздух.

— Выполняю, сэр, — незамедлительно ответил Шепард, поднимая трубку. Генерал Маскока сделал записку и передал ее заместителю, державшемуся вне поля зрения камеры. НОРАД обычно просил Боевое командование ВВС о помощи в случае потребности в дополнительных самолетах, так что он хотел, чтобы его истребительные подразделения были готовы к моменту получения запроса и немедленно начали поднимать машины.

— Генерал Хаузер, какую поддержку вы можете обеспечить этой операции? — Спросил Венти.

— Сэр, лучшее, что может предложить Космическое командование, не считая уже упомянутых систем, это спутники Программы поддержки обороны, — ответил Хаузер. Спутники системы DSP предназначены для обнаружения запуска баллистических ракет по тепловому следу, но они могут быть перенастроены для обнаружения небольших источников тепла, таких, как двигатели бомбардировщиков, идущих над холодным морем или полярными шапками. Но это отвлечет их от их основной задачи — предупреждения о запусках баллистических ракет, так что я настоятельно возражаю против использования спутников. Я полагаю, сэр, что как только мы поднимем в воздух самолеты ДРЛО, мы получим всю систему обнаружения, которая может нам потребоваться.

— Но, к сожалению, группировки HAVE GAZE и SLOW WALKER задействованы в операциях в Средней Азии, и потребуется несколько дней, чтобы перевести их на орбиты, обеспечивающие наблюдение за севером Аляски и Канады. — Спутники этих группировок были оснащены инфракрасными системами обзора, предназначенными для обнаружения самолетов и ракет малой дальности. Но, в отличие от спутников DSP, которых было ровно три и которые должны были вести наблюдение за всем земным шаром, они могли эффективно вести наблюдение за конкретным районом. — DSP и самолеты ДРЛО это лучшее, что мы имеем на сегодняшний день, не ухудшая наши стратегические средства наблюдения.

— Согласен, — сказал генерал Шепард. — Если русские действительно готовятся к какому-то удару, НОРАД задействует спутники DSP для обнаружения запусков баллистических ракет сухопутного и морского базирования. Все наши другие средства обнаружения ограничены, так как ракетами требуется пересечь определенный горизонт, чтобы быть обнаруженными, что сокращает время предупреждения на срок от двух до восьми минут. Только DSP обеспечивают немедленную информацию о запуске.

— Очень хорошо — мы не будем трогать DSP, — сказал Гофф. Он подготовился к этому до начала совещания. — Итак, у нас есть самолёты ДРЛО, выдвигающиеся с Эилсона, а также истребители в боевой готовности, а также истребители, перебрасываемые с континентальной части США, а также радары Северной системы предупреждения. Мы что-то пропустили. — Ответа не последовало. — В таком случае…

— Сэр, я предлагаю начать рассредоточение бомбардировщиков и истребителей на запасные или гражданские аэродромы, — вмешался Патрик Маклэнехэн. — Если русские намерены атаковать, я полагаю, они не будут атаковать гражданские объекты, только военные. Поэтому военные самолету будут в большей безопасности на гражданских аэродромах.

— Генерал Маклэнехэн, я согласился на повышение боеготовности, потому что нахожу это разумным шагом, а большая часть нашей инфраструктуры к такому готова, — раздраженно ответил Гофф. — Но я не собираюсь предпринимать шагов, нарушающих повседневные операции или вызывающих волнение населения, наших союзников или русских, пока не получу новых сведений. — Он еще раз обвел взглядом стол переговоров. — Что-либо еще?

— Да, сэр, — вмешался генерал Маскока из Боевого командования ВВС. Он выглядел смущенным, но решил надавить: — Воздушная боевая группа генерала Люгера предоставила мне план операции, способной обеспечить необходимую информацию. Он предлагает отправить в Якутск в России небольшую разведгруппу, чтобы определить точные данные по самолетам-заправщикам. Согласно спутниковым изображениям, Якутск внезапно начал превращаться в крупную базу самолетов-заправщиков. Генерал Люгер полагает, что мы могли видеть только небольшую часть размещенных там самолетов.

— Долбаная Воздушная боевая группа не является разведывательной организацией, — отрезал Хаузер.

— Вы извините за выражение, Хаузер, но мы собрались здесь не для того, чтобы выслушивать ваше мнение о моих оперативных силах! — Ответил Маскока.

— Так, разошлись, оба! — Рявкнул Венти.

Но Маскока отнюдь не пререкался с Хаузером.

— Я говорю вам о том, что наземные силы Воздушной боевой группы генерала Люгера находятся на Алеутах и готовы к быстрой и скрытной разведывательной операции в районе Якутска, — продолжил он. — В отличие от Маклэнехэна, я доверяю Люгеру. — Лицо Патрика сохранило стоическое выражение, несмотря на прямое обвинение, но если Маскока и обратил внимание от отсутствие реакции с его стороны, но никак этого не показал. — Если бы там был Маклэнехэн, он бы уже бросился в Якутск и устроил там черт знает что, но Люгер умеет подойти к пределу и остановиться, и я ценю это его качество. Мой вопрос Министру и Начальникам Штабов прост: хотите ли вы, чтобы Люгеровские ребята сделали это?

— Каковы ваши рекомендации, генерал Маскока? — Спросил министр Гофф.

— Люгеровские «Железные дровосеки» — наше единственное подразделение в регионе, способное предоставить нам необходимую информацию, — ответил Маскока. — План прост, и подразумевает участие лишь нескольких самолетов и десантников, и имеются достаточные шансы на успех. Примерно через два часа мы сможем получить обзор ситуации в Якутске. Я рекомендую вам дать разрешение на операцию. Также было бы хорошо, если бы их могли поддержать разведывательные подразделения Морской пехоты или группа армейского спецназа.

— У меня есть готовые к операции силы, — добавил командующий Корпусом Морской пехоты генерал Пол Хукс, кратко ознакомившись с отчетом, переданным ему помощником. — Рота «Браво» 1-го батальона 4-го полка морской пехоты, водящая в состав 11-й Экспедиционной Группы Морской Пехоты в Форт-Грили на Аляске, заканчивают совместные учения в ВВС. Они способны выполнять задачи спецназа, и готовы поддержать ваших ребят.

— Так, всем стоп машина, — сказал Гофф, подняв руки. — Я не разрешаю никакой вооруженной операции в России, и меня не волнует, насколько хороши ваши силы. Передайте генералу Люгеру ждать моих указаний. Я не хочу обострять ситуацию больше, чем уже есть. Вопросы? — Прежде, чем кто-либо успел ответить, он сказал: — Желаю вам всем оказаться в этой комнате, когда я буду докладывать это президенту. Возможно, вы лучше поймете, что вы устроили, когда все связи нарушатся, и эмоции и личные предубеждения возобладают над здравым смыслом. Хаузер, Маклэнехэн, останьтесь. Остальные свободны.

Когда остальные отключились от защищенной линии связи, Гофф продолжил.

— Генерал Маклэнехэн, генерал Хаузер требует отстранить вас от командования 966-м крылом, не дожидаясь трибунала. Я полагаю, вы знакомы с обвинениями. По традиции, я предоставляю вам возможность подать в отставку вместо трибунала.

— При всем уважении, сэр, я возражаю, — сказал Хаузер. — Я требую, чтобы Маклэнехэн предстал перед трибуналом.

— Возражение отклонено, — сказал Гофф. — Генерал Маклэнехэн?

— Сэр, прежде, чем ответить на эти обвинения, я хотел бы предоставить вас и генералу Хаузеру последний отчет по ситуации по противовоздушной обороне…

— Нет никакой «ситуации по противовоздушной обороне», Маклэнехэн! — Рявкнул Хаузер.

Патрик поднес в поле зрения камеры папку с грифом «Секретно».

— Разрешите, сэр?

Гофф кивнул:

— Только скорее, генерал.

— Сэр, я смоделировал сценарий при помощи системы «Каталог средств нападения» с использованием новейших данных разведки и полученной информации о развертывании российских стратегических сил в Сибири, — сказал Патрик.

— И каковы выводы?

— Возможен успешный удар российской бомбардировочной авиации по Соединенным Штатам Америки, — ответил Маклэнехэн.

— Успокойтесь, Маклэнехэн, — закричал Хаузер..

— Это точно следует из последних докладов, — продолжил Патрик. — Для большей консервативности оценки я ускорил сроки нашей реакции на пятьдесят процентов и сократил российские силы на пятьдесят процентов. Результат остался тем же: Соединенные Штаты могут быть успешно атакованы российской стратегической авиацией, и около половины наших ядерных сил, в особенности ракет наземного базирования и бомбардировщиков будут уничтожены.

— Это нонсенс! — Заявил Хаузер.

— Сэр, мои данные достоверны и я заключаю, что это не только возможно, но и неизбежно, — ответил Маклэнехэн. — Русские модифицировали свои бомбардировщики для межконтинентальных операций, изменили расположение ударных и вспомогательных сил и подготовили нечто, напоминающее скоординированную атаку с использование самолетов дальней авиации. Я полагаю, их цель состоит в уничтожении значительной части наших наземных сил ядерного сдерживания. Этот удар может быть нанесен в любой момент. Наша единственная надежда на выживание заключается в том, чтобы как можно быстрее поднять в воздух вооруженные перехватчики и самолеты воздушной разведки, и держать их в воздухе до тех пор, пока намерения русских не будут точно определены.

— Маклэнехэн, вы забываетесь!

— Успокойтесь, генерал Хаузер, — сказал Роберт Гофф. — Генерал Маклэнехэн, пускай мое мнение о вас таково, что я не стал бы его прилюдно озвучивать, и тем не менее полагаю, ваш прошлый опыт дает вам право быть услышанным. Я знаю, что вы порой переступаете полномочия, но я верю, что вы делаете это из благих намерений — так, как сами их понимаете. Я не вижу причин бить тревогу на основании гадания на компьютерных картах Таро, но готов проявить должную осмотрительность и проявить к вам большее доверие, чем вы заслужили своими поступками.

— Я хотел бы немедленно передать вас этот доклад. Я хотел бы, чтобы вы его рассмотрели и высказали свои соображения.

— Сэр, я не думаю, что сейчас время для…

— Плохо, генерал, — запальчиво сказал Гофф. — Вот прямой результат вашего отношения. Вы отдалились ото всех настолько, что никто вам не доверяет. Вы создали такую ситуацию, Патрик, а не я, не генерал Хаузер, не генерал Самсон и не президент.

— Генерал Хаузер, я хочу, чтобы доклад Маклэнехэна был немедленно рассмотрен и передан мне. Я уже знаю, как вы относитесь к Маклэнехэну, так что оформите все письменно и передайте по цепочке в мой кабинет. Никакой самодеятельности. Это понятно?

— Так точно, сэр.

— Это лучшее, что я могу сделать для вас, Патрик, — сказал Гофф. — Так что я надеюсь, что ваш доклад будет достаточно убедительным, потому что я не думаю, что вы сможете быть рядом, чтобы спорить и доказывать. Против вас выдвинуто обвинение. Ввиду вашего звания и выдающихся заслуг перед страной и ВВС, я предлагаю вам добровольный уход в отставку, чтобы избежать трибунала и каких-либо проблем для вашей семьи. Ваше слово?

— Я отказываюсь, сэр, — ответил Патрик. Хаузер казался потрясенным но затем расплылся в довольной улыбке. — Я прошу разрешения повидаться с семьей, так как они находятся в Сакраменто, а не в гарнизоне в Сан-Антонио.

— Генерал Хаузер?

— Возражений не имею, сэр, — ответил Хаузер.

— Очень хорошо, — сказал Гофф. — Генерал Маклэнехэн, вы освобождаетесь от службы. Обвинения, выдвинутые против вас генералом Хаузером не снимаются, однако вы сохраняете все привилегии своего звания и можете свободно перемещаться по территории Соединенных Штатов по своему усмотрению. Вы обязаны явиться на слушания или разбирательство по указанию председателя военного трибунала. На этом все.

Совещание закончилось. Хаузер встал, а затем взял в руки доклад Патрика.

— Почитаю, а потом передам генералу Самсону, когда будем лететь на базу Оффатт на встречу с командованием СТРАТКОМ, боевого командования ВВС и НОРАД, — сказал он. — Пусть это снежок против адского пламени, но я не дам ему и этого. Детский сад, пытаться дискредитировать меня и генерала Самсона, сосредотачивая внимание на себе. Все знают, что это за доклад — бесполезный и бессмысленный кусок дерьма. Бери свой чертов самолет и вали в свое Сакраменто, отдохни немного. Наслаждайся — потому что потом окажешься на зоне раньше, чем осознаешь это. Рад, что ты это понимаешь, Мак. Жаль, что Брэд Эллиот выбил из тебя остатки мозгов. Давай, до свидания, нанолетчик…

Над морем Бофорта, 725 км к северо-западу от Барроу, Аляска. Вскоре после этого

Достигли зоны начала противодействия, — объявил штурман ведущего бомбардировщика Ту-95 «Медведь».

— Понял, — ответил оператор средств радиоэлектронной борьбы. — Постановщики помех готовы. На всех частотах чисто. Вход в зону действия радаров Северной системы предупреждения через двадцать минут, — добавил оператор РЭБ.

Йозеф Леборов, командир экипажа, покачал головой и удивленно посмотрел на часы и план полета, чтобы удостовериться, что сказанное было верным. Казалось, что оператор РЭБ дал первый доклад всего несколько минут назад.

— Подтверждаю, — ответил он. — Экипаж, начать проверку. Начать подготовку к прорыву ПВО. — Он сделал последний глоток и спрятал фляжку в летную сумку, чертовски надеясь, что ему еще придется глотнуть из нее. Он раскрыл контрольный список на странице «Начало противодействия» и сказал:

— Юрий, начать проверку.

Контрольный список был внушителен. Он указывал отключить все внешние огни, транспондеры и любые другие автоматические радиопередатчики, используемые, например, для контроля положения в строю и при дозаправке в воздухе, убедиться, что все радиостанции были установлены на прием, чтобы никто не мог случайно выдать сигнал, понизить освещение в кабине и снизить давление, чтобы повреждение фюзеляжа не привело к взрывной декомпрессии. Даже самые маленькие и слабые источники света в кабине в чернильно-черном ночном небе казались прожекторами, поэтому он трижды проверил все источники освещения, а затем поставил включатели на предохранитель, чтобы убедиться, что случайно их не включит. Он прогонял процедуры из контрольного списка множество раз на учениях и тренажерах, но в данный момент они наполнились особым, совершенно другого уровня смыслом.

Несколько минут спустя, еще не успев закончить с контрольным списком, он услышал в гарнитуре жужжащий звук, и лоб и затылок мгновенно покрылись холодным потом:

— Облучение, диапазон «Индия-Джульетт»! — Крикнул оператор РЭБ. — Перехватчик F-16 «Фалкон»!

— Контрольный список ухода на предельно малую! — Крикнул Леборов, одновременно опуская нос и потянув на себя ручки управления четырьмя турбовинтовыми двигателями Кузнецова[71], чтобы держать скорость ниже предельной. — Второй, уведомить группу, начать маневры уклонения и начать прорыв по индивидуальным маршрутам. — Чтобы гарантировать прорыв максимального числа самолетов через вражескую оборону, четыре группы по шесть самолетов распадались и начинали двигаться по одному разными маршрутами — курсы некоторых отличались на один-два градуса, а высоты примерно на сто метров. Голос Бодорева, когда он сообщил по рации о приближении вражеских истребителей, стал высоким, словно женский.

Это был последний разговор с товарищами, пока они не встретятся на базе… Или на том свете.

F-16! Они не ожидали встретить F-16 еще по крайней мере час. Он поправил шаг винта всех четырех двигателей, чтобы уменьшить лобовое сопротивление и увеличить скорость снижения.

— Неужели он нас заметил?! — Это был глупый вопрос — они должны были предполагать, что американский истребитель их заметил. Они также должны были предполагать, что их было больше одного — истребители в американских ВВС всегда летали парами. К счастью, пока радар F-16 не мог взять их на сопровождение или атаковать, если они смогут уйти на малую высоту. Они затеряются на фоне Северного Ледовитого океана, а затем среди сложного рельефа северной части Канады.

— Не думаю, сэр, — ответил оператор РЭБ. — Радар работает в режиме дальнего обзора, и он не менял курса. Идет на северо-восток, но далеко от нас. Он может потерять нас через несколько минут.

Но, подумал Леборов, если истребитель был там, он находился в районе патрулирования на одном из наиболее вероятных направлений подхода российских бомбардировщиков — которым они и следовали — и был обязан найти их. Он понимал, что время быстро кончалось.

— Сообщения от группы поддержки? — Спросил он.

— Нет, — деревянным голосом ответил Бодорев. — Понятия не имею, где они.

— А если по срокам?

— Опережаем на две минуты, — ответил штурман. — Ветер попутный.

— Ветер попутный, твою мать, две минуты — столько нужно F-16, чтобы что-то заметить. — Бля, подумал Леборов. Скоро все американские и канадские военно-воздушные силы встанут на уши. Радиомолчание было важным элементом операции, но почему они не должны были знать, где находится ударная группа? — Ладно, все равно мы не можем здесь оставаться, — сказал он. Он еще сильнее опустил нос, подводя стрелку указателя воздушной скорости к красной черте. — Наш лучший шанс — нырнуть под область действия его радара, прежде, чем он выйдет на маршрут патрулирования — тогда мы сможем проскользнуть мимо.

Леборов не обратил внимания на то, что указатель скорость прошел красную черту, надеясь быстрее снизиться, но вскоре ощутил, как Бодорев потянул штурвал на себя.

— Джои, давай не будем ушатывать этого старого борова, — сказал он. — Нам еще домой лететь. — Он поднял нос, чтобы держать скорость ниже красной черты. Черт, подумал Леборов, сколько еще самолетов начали снижение? Сколько остались на высоте? Он надеялся, что все экипажи были достаточно дисциплинированы и готовы к появлению истребителя — или они превратятся в куски мертвого мяса.

Истребитель F-16C «Файтинг Фалкон», над морем Бофорта. В это же время

— «Найфпоинт», «Найфпоинт», я «Охотник-четыре», код «синий-четыре»

— «Охотник», я «Найфпоинт», ответчик в режим три-чарли и включить, готовность к проверке рэлээс… «Охотник», вы опознаны. Подтвердите одиночный вылет.

— «Найфпоинт», я «Охотник», подтверждаю, одиночный вылет. Ведомый присоединиться ко мне позже.

— Понял тебя, «Охотник». Целей не наблюдаю, занимай коридор джина-два, начинай патрулирование и следи за «джокером».

— Я «Охотник», приняла, выполняю.

По правде говоря, первый лейтенант ВВС США Келли Форман была рада лететь сама по себе, не следя за ведомым или ведущим. Небо Аляски приносило ей абсолютное наслаждение — ясное, чистое и холодное, только звезды в вышине о редкие огни внизу. Иногда ей казалось, что она была последним человеком на земле…

Что, очевидно, было не так, раз ее так срочно погнали в воздух.

Двадцатишестилетняя мать двоих мальчиков была пилотом свежего истребителя F-16С «Файтинг Фалкон» из 18-й истребительной эскадрильи «Песцы», дислоцированной на базе ВВС Эилсон на Аляске. Хотя «Песцы» относились к истребительно-бомбардировочной авиации, используя систему LANTIRN (low-altitude navigation and targeting infrared system for night — «система навигации на малой высоте и ночная инфракрасная система») — их часто привлекали к задачам противовоздушной обороны в дополнение к истребителям F-15 «Игл» из 19-й истребительной эскадрильи и Е-3 из 962-й эскадрильи самолетов ДРЛО с базы Элмендорф вблизи Анкориджа. Но сегодня она была сама по себе. Даже через час после вылета — ведомый остался на земле. Другой F-16 закончил патрулирование несколько минут назад вместе с заправщиком КС-135 из 168-й эскадрильи самолетов-заправщиков. Заправщика также не будет еще тридцать минут.

Форман находилась в трехстах тридцати километрах к северо-западу от мыса Барроу над бескрайними просторами Северного Ледовитого океана. Она только что вышла на курс патрулирования, представляющий собой узкий треугольник, ведущий ее на северо-запад с возвратом на юго-восток на высоте пяти тысяч метров. Это было «патрулирование на малой высоте», что позволяло радиолокационной станции APG-68 обозревать все пространство от поверхности океана до высоты десять тысяч метров при оптимальной дальности сто пятьдесят километров в обычном режиме дальнего обзора. Когда ведомый присоединиться к ней, он займет позицию для высотного патрулирования — на высоте восемь тысяч четыреста метров, что позволит ему обозревать все до высоты семнадцать тысяч.

Действуя согласно поставленной задаче, Форман снизила скорость для экономии топлива и начала доворот на сторону треугольника, ведущую в северо-западном направлении.

— «Охотник-четыре» заняла коридор «джина-два», — доложила она «Найфпоинту».

«Найфпоинт» был позывным регионального центра слежения НОРАД на базе Элмендорф, получавшего информацию от Северной системы предупреждения, Федерального управления гражданской авиации, «транспорт Канада» и другие военных и гражданских станций слежения. Но, в отличие от другие центров управления воздушным движением, задачей которых было разводить самолеты настолько далеко, насколько это возможно, задачей «Найфпоинта» было подводить истребители к другим самолетам настолько близко, насколько это было возможно.

— Принял, «Охотник», — ответил диспетчер. — Контактов не наблюдаю. — Здесь, на краю Соединенных Штатов, «Найфпоинт» полагался в деле обнаружения потенциальных нарушителей воздушного пространства на радары Северной системы предупреждения — потому что радары Федерального авиационного агентства в Фейрбенкс и Анкоридже не имели достаточной дальности, чтобы засечь их так далеко на севере. Северная система предупреждения на участке Аляски состояла из четырех частично обслуживаемых радиолокационных станций дальнего радиуса действия, кодовое обозначение «Иглу» и семи автоматических станций малой дальности, кодовое обозначение «Фрост», предназначенных для перекрытия пробелов в зонах покрытия станций большой дальности.

Воздушное патрулирование представляло собой сочетание технической разведки, самолетов на определенных маршрутах патрулирования, с расположением для взаимного перекрытия, радиолокационного наблюдения и разведки станциями предупреждения об облучении — и, конечно, отсутствия сна. Форман нравились учения по перехвату, потому что она знала, что где-то там точно будет нарушитель, которого нужно будет найти. В реальности ей предстояло искать черную кошку в темной комнате, которой там могло и не быть. Истребители ПВО много раз летали по указаниями радаров FAA или Северной системы предупреждения, маневрировали с выключенными радарами, заходя нарушителю в хвост для идентификации. Это было чертовски интересно.

Но не сегодня. Она не знала точной причины этого вылета на патрулирование, но пока не видела никаких признаков нарушителя. Истребители часто летали на воздушное патрулирование, так как обнаруживались русские самолеты-разведчики, или потому, что НОРАД, ВВС или канадцы хотели что-то проверить или испытать. На этот раз ничего такого не было, поэтому она предполагала, что где-то там был нарушитель, которого нужно было обнаружить.

Еще подняли в воздух в самом конце дня, после письменного экзамена по предполетной подготовке и просто восьми часов обычного дня службы. Восемь часов, за которыми последовали еще несколько часов полета в предрассветные часы… Утомляли. Утро могло быть долгим, очень долгим.

Она выполнила разворот на восток после прохода первых восьмидесяти километров маршрута на северо-запад и услышала:

— «Найфпоинт», я «Охотник-восемь», код синий-четыре. — Это был ее ведомый, наконец, начавший проверку диспетчером НОРАД.

— «Охотник-четыре», я «Найфпоинт», к вам компания на вашей частоте.

— «Найфпоинт», вас поняла. Запрашиваю переход на частоту для связи с ведомым. Я буду отслеживать вашу частоту.

— Вас понял, «Охотник», смену разрешаю.

Форман переключилась на вторичную частоту.

— «Восьмой», я «четвертый». Долго копаешься. Девушки не любят тех, кто опаздывает на свидания.

— Приношу свои извинения — вся предполетная сегодня была через одно место. Наверное, потому, что полнолуние. Примерно в трехстах двадцати километрах от тебя. Как обстановка?

— Тихо и приятно. Иду в патрулировании на средней высоте. Состояние нормальное, — она проверила навигационную систему, проверяя остаток топлива. — «Джокер» плюс один. — «Джокером» именовался запас топлива, достаточный для того, чтобы покинуть зону дежурства и добраться до базы. При обычном расходе у нее оставался еще час прежде, чем придется уходить при нормальном остатке топлива, что на Аляске было более чем существенно. Из-за постоянных перемен погоды и условий для посадки, а также малого числа запасных аэродромов, расположенных очень далеко друг от друга, каждый истребитель заправлялся настолько, насколько это было возможно. F-16 Келли нес два подвесных 1 400-литровых топливных бака, четыре ракеты AIM-120 AMRAAM с радарным наведением и две AIM-9L «Сайдуаиндер» с тепловыми голосками самонаведения, а также полный боекомплект к 20-мм пушке. Самолеты-заправщики были здесь редкими и ценными гостями.

— Понял тебя. Набираю скорость. Какие-либо признаки «Роадкиллов»? — «Роадкилл» было принятым в эскадрилье «песцов» прозвищем их товарищей из 19-й истребительной эскадрильи, из-за их эмблемы, стилизованного изображения бойцового петуха, которого многие находили похожим на сбитого машиной[72]. F-15 19-й эскадрильи, работающие с самолетами Е-3С АВАКС были специализированы для противовоздушной обороны, так как F-15 имел большую скорость и дальности, два надежных двигателя и лучший радар, позволявший сбивать всех плохих парней. Они, без сомнения, приступят к патрулированию, как только прибудут, хотя пилоты F-16 тоже любили выжимать из своих машин все возможное.

— Никак нет. — Внезапно эфир заполнил треск статических помех, что в этих высоких широтах было обычным делом, возникающим, как правило, из-за солнечной активности. Обычные здесь северные сияния были прекрасны, но вспышки на Солнце, заставлявшие небо переливаться волнами мерцающего света, серьезно нарушали работу радиостанций.

— Поняла. Я сообщу, если что-то от них услышу. До встречи, — несмотря на усиливающийся треск помех, Келли ощутила облегчение. Хотя ей и нравилось летать самой по себе, она была рада услышать в эфире дружественный голос, узнать, что сюда направляются дружественные силы — особенно тому, что среди них был самолет-заправщик.

Форман находилась в двух минутах до поворота на юго-восток, когда у левого края центральной части экрана радара появилась мерцающая отметка цели. Похоже, клюет, подумала она, выполняя резкий разворот влево на обнаруженную цель. Она находилась на достаточной высоте, чтобы это была не льдина или что-то…

Закончив разворот, она не смогла поверить в то, что увидела — отметки целей заполонили весь экран радара! Она подумала, что это было следствием неисправности, поэтому выключила радар, переведя рукоятку на положение «ВЫКЛ.», а затем обратно на «ИЗЛУЧЕНИЕ». Цели остались на том же месте. Возможно, два десятка, идущие разными эшелонами.

— Т-твою ммать, — пробормотала она, отчаянно переключая радиостанцию на командную частоту. Продираясь через завесу помех, она сообщила:

— «Найфпоинт», «Найфпоинт», я «Охотник-четыре». «Горилла», повторяю, код «горилла», к северо-западу от два-четыре. — «Горилла» было кодовым словом, обозначавшим крупное формирование неопознанных самолетов неустановленной численности. Форман указала местоположение цели относительно воображаемой точки, определяемой перед каждым вылетом. Она не могла сообщить высоту, скорость и любые другие точные параметры целей, так как их было слишком много.

— «Охотник», повтори… — Раздался громкий визг, от которого система не смогла отстроиться путем скачкообразного изменения частоты. — «Охотник», состояние «сгиб». Повторяю, «сгиб». Держите нас в курсе.

Так это были помехи — кто-то их глушил! Форман переключилась на вторичную частоту и поняла, что и она безнадежно задавлена. Визг заглушал все звуки раньше, чем она успевала нажать на кнопку микрофона. И кто-то, стало быть, глушил и радары Северной системы предупреждения, потому что код «сгиб» означал, что наземные РЛС вышли из строя. Она осталась совсем одна, наедине с огромным числом самолетов, несущихся на нее, и не имела возможности с кем-либо связаться.

Единственное, на что она могла полагаться, это на приказы и доктрину: любые неопознанные самолеты, входящие в Зону идентификации системы ПВО должны быть опознаны и при подтверждении враждебных намерений уничтожены как можно скорее до входа в воздушное пространство США. Она должна была начать перехват, пока у нее оставался запас топлива больший, чем минимальный необходимый для возвращения на базу запас.

Движением ручки управления Форман зашла на ведущий самолет передового формирования, перевела строб захвата чуть ниже и левее центра ИЛС и начала сближение. Этот парень все понял, начав снижение со скоростью пять тысяч метров в минуту. Слишком поздно, дорогой, подумала она — ты мой!

* * *

Станция предупреждения об облучении взвыла снова — но на этот раз вместо устойчивого повторяющегося сигнала она издала краткий, пронзительно высокий звук.

— Мы в захвате, — сказал оператор РЭБ. — Истребитель на одиннадцать часов… Выходит на дистанцию поражения.

Леборов не мог поверить в то, на какой скорости двигалась эта штука — казалось, всего секунду назад они были предупреждены об облучении.

— Что, черт подери, мне делать? — Закричал он.

— Доворот влево, прямо на него, — крикнул оператор РЭБ. — Это увеличит скорость сближения, и он будет вынужден сманеврировать. — Это было не так, так как F-16 мог выпустить ракеты «Сайдуаиндер» прямо им в нос — но он должен был что-то порекомендовать пилоту, пока они не снизятся. — Все станции помех включены… Диполи и ЛТЦ наготове.

— Снижаемся с двух тысяч до пятисот, — сказал штурман.

— Нахрен! Снижаемся до ста, — ответил Леборов. — Если он захочет снизиться и поиграть, пусть снизится в кусты! — Бравада? Быть может, но он не собирался позволить сбить себя без боя, и для Ту-95 единственным выходом было уйти на предельно малую.

* * *

Пятьдесят километров… Тридцать… Самолет снизился до полутора тысяч метров и быстро продолжал снижаться. Она находилась на трех тысячах, и ей на самом деле не хотелось отпускать этого парня вниз прежде, чем она его опознает. Он слегка довернул прямо на нее, так что они двигались прямо навстречу друг другу. Форман настроила освещение кабины на режим малой освещенности и опустила на глаза очки ночного видения PVS-9. Все вокруг стало матово-зеленым и очень слабо контрастным, но она увидела горизонт, береговую линию, далеко позади, инверсионный след своего самолета — и скопление ярких точек вдали: неопознанный самолет. Их было так много, настоящее звездное скопление.

Форман подумала о том, чтобы попытаться запросить самолет на международной частоте для чрезвычайных ситуацией «GUARD», но помехи были слишком сильны и усиливались по мере приближения. Считать ли это «враждебными действиями»? Вероятно, да. Двадцать. Пятнадцать.

Неожиданно одна из целей на экране радара направилась вправо от нее, двигаясь… Черт, это было что-то сверхзвуковое. Она немедленно довернула, выжала форсаж до упора и резко довернула вправо, начиная преследование. Первая цель не развивала больше 750 км/ч даже в снижении, заставляющем кишки подступать к горлу, но эта новая двигалась вдвое быстрее! Она достигнет берега быстрее, чем все остальные — если только не будет перехвачена в первую очередь.

Она снова попыталась взывать «Найфпоинт» или своего ведомого, чтобы сообщить о новом контакте, но помехи были слишком сильны. Каждый из приближающихся самолетов должен был нести мощнейшие генераторы помех, чтобы задавить цифровые системы связи и даже радары Северной системы предупреждения на такой дистанции! Даже ее радар APG-68 снежил, несмотря на работу в режиме отстройки от помех.

Быстро приближающаяся цель находилась тринадцати тысячах метров и двигалась на сверхзвуковой скорости на юго-восток. Форман захватила ее радаром и запросила системой «свой-чужой». Ответ отрицательный — это «бандит». Сверхзвуковая цель, без кодов опознавания, летящая трансполярным маршрутом в завесе радиоэлектронного подавления — если только это не пилот «Конкорда» лихачащий ради богатых пассажиров на борту, это однозначно противник.

«Бандит» набирал Мах 1.1, предельную скорость для F-16 при подвесных топливных баках. Пилот-истребитель не с Аляски не устоял бы перед искушением сбросить их, в особенности там, где в любой момент можно было бы встретить самолет-заправщик, но здесь его могло и не оказаться. Как только она опознает этого парня и доложит «девятнадцатому», ее работа завершиться — даже при наличии заправщика над Аляской уже давно никто не рисковал летать без достаточного запаса топлива.

Было забавно думать о таком в такое время, подумала про себя Келли. Она гналась за неопознанным бандитом под мощным радиоэлектронным подавлением и могла думать только о том, кому-то придется раскошелиться на пару 1 400-литровых подвесных топливных баков.

Она попыталась запросить его по системе «Свой-чужой» еще раз — снова ответ отрицательный — и, сняв блокировку, переключилась с ракет на 20-мм авиапушку. Этот парень, подумала она, безусловно отвечает всем критериям вражеского самолета, но она имела достаточную скорость, чтобы произвести визуальное опознание. На скорости Мах1 ему потребуется еще пятнадцать минут, чтобы добраться до канадского побережья. Топлива у нее самой было на сорок пять минут — и запас быстро таял на форсаже, так что она решили подойти близко для визуального опознания.

Она продолжала набирать скорость и должна была сблизиться на расстояние видимости через пять минут, как вдруг ее станция предупреждения об облучении выдала резкий высокотональный сигнал. Дидлдидлдидл… Она находилась в захвате! На ИЛС отображался неопознанный противник прямо впереди. Но впереди не было никого, кроме этого парня…

Хвостовая установка! Это был единственный вариант. Чертов «бандит» захватил ее хвостовой пушечной установкой с радарным наведением!

И конечно, черт подери, спустя мгновение она заметила вспышки света, летящие в ее сторону. Урод открыл по ней огонь! Она немедленно отстрелила противорадарные ловушки и резко отвернула в сторону. Она услышала пару ударов по фюзеляжу, но никакого предупреждения о повреждениях не было.

Келли не была напугана — она была в ярости! В ходе операции «Южный дозор» ее обстреливали иракские ЗРК, ее много раз условно обстреливали на учениях всевозможными зенитными ракетами, ракетами «воздух-воздух», обстреливали из авиапушек… Но по ней не разу не стреляли из хвостовой установки. Она даже не думала, что у какого-либо самолета еще остались хвостовые установки! Разъярившись, она переключилась с пушки на ракеты «Сайдуаиндер» и довернула на «бандита», готовясь к пуску.

Вопросов больше не было — это был враг. Ей хотелось как можно скорее сообщить ведомому или «девятнадцатому» об остальных «богги», опасаясь, что на всех них тоже могут оказаться пушечные установки, но помехи были слишком сильны. Но, как бы то ни было, конкретно этому было не уйти.

Но когда она собиралась произвести первый пуск, очки ночного видения засветила ослепительная вспышка около «Бандита». Это был пуск ракеты — но огромной, в сотни раз большей, чем любая ракета «воздух-воздух». Хвост огня был больше пятидесяти метро длиной. Ракета пролетела прямо милю или две, а затем резко пошла вверх. Несколькими мгновениями спустя налетел оглушительный грохот, сопровождаемый ослепительной вспышкой. Ракета набрала скорость и исчезла в мгновение ока. Боже мой, подумала Форман, он произвел пуск в сторону Канады. Для крылатых эти ракеты были слишком быстры. Они были похожи… похожи на…

На аэробаллистические ракеты воздушного старта.

Увидев индикатор готовности к пуску, Келли запустила «Сайдуаиндер». Несколькими секундами спустя бомбардировщик выпустил еще одну ракету. «Боже мой», пробормотала Келли, и выпустила последний «Сайдуаиндер». Первый «Сайдуаиндер» сорвался с цели и устремился за ракетой, но та двигалась слишком быстро. «Сайдуаиндер» не смог перехватить ее и пошел вниз, пока не сработала система самоликвидации. За миллисекунду до того, как второй «Сайдуаиндер» попал в цель, «бандит» запусти третью ракету.

Второй «Сайдуаиндер» попал вражескому самолету прямо в правый двигатель. «Бандит» дернулся вправо, затем выровнялся, еще раз довернул вправо и начал медленно выворачивать влево прямо перед ней. Форман приблизилась, чтобы добить его. С шести километров она опознала его как российский Ту-22М или «Бэкфайер», бомбардировщик с изменяемой геометрией крыла. Под фюзеляжем с каждой стороны виднелись дополнительные топливные баки. Из правого двигателя вырывались огонь и дым, усиливаясь с каждой секундой. Форман переключилась на пушку, довернула вниз на цель и открыла огонь. Снаряды осыпали фюзеляж и левое крыло. Через очки ночного видения она заметила клубы дыма, потянувшиеся из левого двигателя. «Бэкфайер» направился к канадскому побережью, до которого оставалось еще почти двести километров. Форман сомневалась, что он сможет продержаться достаточно долго, чтобы…

Ее внимание привлекла вспышка выше и левее. Форман с ужасом подумала, что это может быть еще одна из этих огромных ракет «воздух-земля». Увлекшись добиванием этого парня, она забыла, что она здесь одна, что там могут быть еще вражеские бомбардировщики, что она отвечает за все до прибытия помощи! Вероятно, этот «Бэкфайер» отвернул влево как раз для того, чтобы отвлечь ее и дать остальным выпустить свои ракеты.

Форман резко довернула вправо и начала набирать высоту, переключилась на ракеты AIM-120 AMRAAM, и быстро взяла в захват второго «бандита», как раз выпускавшего вторую ракету «воздух-земля». Но в этот же момент станция предупреждения об облучении снова взревела, и одновременно она ощутила удары по корпусу вдвое сильнее, чем раньше. Спикировав к первому «Бэкфайеру», а затем резко переключись на другого, она подлетела слишком близко к хвостовой пушечной установке первого «Бэкфайера» и попала прямо в зону поражения.

Приборы показали, что состояние двигателя нормально, но Форман ощутила вибрацию в ручке управления и педалях и почти сразу же заметила, что в правом крыльевом баке уровень топлива гораздо ниже, чем в левом. Она немедленно начала перекачку топлива из правого крыла в правый фюзеляжный бак и левое крыло, но там, вероятно, не будет достаточно место и топливо она потеряет. Здесь, Арктике, наличие топлива означало разницу между жизнью и смертью.

Пока она переживала за топливо, второй «бандит» выпустил третью ракету и начал разворот. Она заключила, что каждый «Бэкфайер» нес три большие ракеты, и рассудила, что здесь их должно быть больше. Поэтому вместо преследования второго «бандита» она начала осматривать запад и юг, ища новые скоростные высотные цели. И конечно, появились еще два сверхзвуковых «богги».

Она быстро проверила, не передавали ли они дружественных кодов системы «свой — чужой». Не передавали. Чтобы выйти на дистанцию пуска, ей нужно было несколько минут лететь не в ту сторону, куда ей следовало лететь. Келли не нужно было проверять приборы, дабы убедиться, что если она не уйдет на базу прямо сейчас, она не доберется до нее. Даже если на Аляске и были лучшие поисково-спасательные службы в мире, никому бы не хотелось катапультироваться над севером Аляски — и тем более, над, черт его побери, морем Бофорта. Ей следовало повернуть назад…

Но «Бэкфайер», который она не атакует, может запустить свои ракеты и уничтожить Эилсон, Фейрбенкс, Анкоридж, Элмендорф или даже Вашингтон, округ Колумбия — и она, черт подери, не могла позволить этому случиться. Форман начал набирать высоту и довернула на запад, выходя на рубеж атаки оставшимися средствами.

Так быстро, как только могла она сманеврировала и взяла в захват об «Бэкфайера», еще раз запросила их ответчиком «свой-чужой», получила отрицательный ответ и выпустила по ракете AMRAAM в каждый. «Бэкфайеры» немедленно начали отстрел дипольных отражателей и ложных тепловых целей, но они были слишком близко, и обманки никак не помешали ракетам удерживать цели. Первый «Бэкфайер» получил попадание в левый борт и, начав вращение, ушел прямо в море Бофорта. Второй был поражен в брюхо, отчего, должно быть, взорвались ракеты в бомбоотсеке, и его разнесло в клочья эффектным шаром пламени. Взрыв спровоцировал детонацию двух ракет на внешней подвеске, добавляя ярости взрыву. Форман пришлось взять к северу, чтобы держаться подальше от облака взрыва — она была готова поклясться, что ощутила жар, несмотря на фонарь и зимнее летное снаряжение. Келли атаковала еще две сверхзвуковые цели. Одна AMRAAM прошла мимо, вторая ударила в еще один «Бэкфайер», но она не могла видеть, что с ним случилось, потому что сняла очки ночного видения ввиду большой дальности работы. Следующий…

— Внимание, малый остаток топлива, — пропел речевой информатор, прозванный «Стерва Бетти». Один взгляд на индикатор: правый крыльевой бак был почти пуст, в левом крыльевом и фюзеляжном было менее половины. Черт. Остаток топлива был почти минимальным — на шестьдесят минут полета при шестидесяти минутах полетного времени до Эилсона. Но заправщик двигался к ней, а в Форт Юкон был запасной аэродром. У нее оставался еще боезапас к пушке. Нужно было что-то делать.

Форман опустила очки ночного видения и зашла на еще два «Бэкфайера», добившись попаданий в оба, но не была уверена, что нанесла какой-либо ущерб. Затем она довернула на запад, ища новые цели — и она их нашла. Она увидела несколько волн самолетов — малоскоростные цели на разных эшелонах, большинство которых снижалось на малую высоту, и еще одна волна высокоскоростных целей на большой высоте, обгоняющие медленные самолеты и запускающие огромные гиперзвуковые ракеты, возможно, расчищая путь медленным самолетам.

— Внимание, остаток топлива аварийный, — вмешалась «Стерва Бетти». В своем стремлении атаковать столько вражеских самолетов, сколько это возможно, Келли забыла о топливе. Она знала, что ее ведомый на подходе, но его не будет еще минут двадцать. У нее почти не осталось боеприпасов — следовало признать, что от нервов она увлеклась в первом заходе, но теперь берегла снаряды, которых становилось все меньше и меньше. Она снова пыталась выйти на связь — связи все еще не было. Канал передачи данных тоже молчал, что означало, что самолет ДРЛО из Элмендорфа еще не подошел. Не было никаких признаков присутствия ее ведомого, так что она даже не сможет навести его на «бандитов».

Глядя на небо, заполненное вражескими самолетами, она пришла к ужасающему осознанию того, что сделала все, что могла — у нее не осталось топлива и боекомплекта. Вражеские самолеты уходили на юго-восток, в сторону канадского побережья, слишком в сторону от Эилсона, чтобы она могла их преследовать. Это было самое тяжелое решение в ее жизни, но у нее не осталось выхода, кроме как выйти из боя и уходить.

А потом она увидела их — ракет, летящие над ней. «Бэкфайеры», которые она не смогла сбить запускали ракеты! А она ничего не могла сделать, чтобы остановить их.

Форман направила свой F-16 на Эилсон, ввела в транспондер аварийный код и набрала максимальную мощность двигателя. На радаре она видела малоскоростные цели на малой высоте. Радар показывал двенадцать «бандитов», движущихся в сторону Северной Америки и новые запуски ракет. Она продолжала попытки выйти на связь, но они не приносили эффекта, пока последний «бандит» не исчез с экрана ее радара.

По мере того, как она замедлялась, дрожь ручки управления и педалей усиливалась. На скорости ниже пятисот километров в час они начинали дрожать так сильно, что Форман казалось, что она может потерять управление в любую секунду. Плохо. Это означает, что вопрос с дозаправкой в воздухе закрывается окончательно.

— «Охотник-четыре», это «охотник-восемь», как слышишь меня?

Слава богу, помехи ослабли достаточно, чтобы она могла кого-либо слышать, сказала Форман сама себе.

— Я здесь, восьмой, — ответила она. — Как слышишь?

— Слабо и еле разбираю, — ответил ведомый. — Мы пытались связаться с тобой, но никакого ответа не было. Вижу тебя на три-ноль, база плюс семь. Доложи состояние.

— Восьмой, атаковала семь, повторяю, семь «бандитов», — задыхаясь, сказала Форман. — Как понял?

— Атаковала семь «Бандитов»? Вступала в визуальный контакт?

— Подтверждаю. Российские бомбардировщики «Бэкфайер». Два начали запуск ракет, по моей оценке, «воздух-земля» большой дальности. Я сбила шесть «бандитов». Обнаружила несколько групп «бандитов», «Бэкфайеры» на большой высоте и неопознанные малоскоростные на малой. Направляются на юго-восток. Не могу связаться с «Найфпоинтом». Можешь попробовать? — «Охотник-восемь» находился к югу, на большем удалении от российских самолетов, глушивших связь — она надеялась, что ему повезет.

Голос ведомого стал таким же задыхающимся, как и у нее самой.

— Сейчас, — сказал он. На открытом канале она услышала: — «Найфпоинт», «Найфпоинт», это «Охотник-восемь». — Потребовалось несколько попыток, чтобы пробиться к диспетчеру НОРАД. — «Охотник-четыре» обнаружила крупное соединение атакующих вражеских бомбардировщиков. — Он дал их примерное положение и направление полета.

— Вас понял, «Охотники», — ответил контроллер. — Мощное противодействие на всех частотах. Потеряна связь с установками «Иглу» и «Фрост». Не можем получить с них данные. — Контроллер сделал паузу и добавил. — Мы видели множество отметок, но не смогли никому доложить — а потом потеряли радары. Мы ни черта не могли сделать.

Штаб командования воздушно-космической обороны Северной Америки (НОРАД), Объект ВВС США «Гора Шайенн», Колорадо. В это же время

— «Три К», это оперативный командующий ПВО, чрезвычайная ситуация, — раздалось по системе внутренней связи. — Сектор Аляска только что доложил о выходе из строя радаров. Они докладывают о потере связи с четырьмя установками большой и семью малой дальности Северной системы предупреждения. В докладе также сообщается о ситуации по истребительной авиации: они потеряли связь с одним истребителем, вылетевшим из Эилсона. Это не учения. НОРАД в секторе Аляска и база Эилсон докладывают о перебоях в системах связи.

— ОЦ ПВО, вас поняла, — ответила полковник армии США Джоанна Кирсейдж, начальник объединенного контрольного центра (Combined Control Center). — Всем ОЦ готовность. Системы на горячие линии. Это не учения.

Кирсейдж в прошлом была командующим бригады ПВО, оснащенной ЗРК «Пэтриот», базирующейся в Форт Худ в штате Техас, и военнослужащей со стажем двадцать два года. Когда-то она думала, что служить здесь будет легко по сравнению с развертыванием своих любимых ЗРК в голом поле — когда только получила назначение на Гору. Это было совсем не так. Восемь часов каждый день к ней стекалась информация, заставлявшая принимать решения, способные повлиять на жизнь двух великих демократий и мир и свободу во всем мире. Мало что могло с этим сравниться.

Сначала идея жизни в огромном подземном комплексе была не слишком привлекательна. Оперативный центр «Гора Шайенн» была огромным бункером площадью две гектара глубоко внутри годы. Пробитые в граните огромные кроличьи норы вмещали пятнадцать стальных сооружений, большинство высотой три этажа, установленных на амортизаторах, чтобы поглотить силу ядерного удара или землетрясения. Сооружения не соприкасались со скальной породой и были соединены гибкими переходами. Комплекс имел собственный набор аварийных генераторов и запасы волы, а также собственные столовые, медицинский центр, казармы, а также удобства, включая два спортивных зала, парикмахерскую, часовню и сауну. Вход в комплекс закрывался массивными стальными створками, каждая весом более двадцати пяти тонн, но они были настолько точно сбалансированы на петлях, что всего два человека могли открыть или закрыть их в случае надобности.

Начальник оперативного центра Горы Шайенн был человеком, ответственным за круглосуточный мониторинг работы трех основных военных управлений: Командования аэрокосмической обороны Северной Америки; Стратегического командования США и Северного командования США, отвечающего за оборону Соединенных Штатов и Канады. Сорок человек технического персонала обеспечивали работу огромного набора систем связи и компьютеров, обеспечивая сбор информации в мире и космосе, и ее представление начальнику и персоналу оперативного центра. Боевой персонал был распределен по оперативным центрам Горы: оперативный центр Системы предупреждения о ракетном нападении, авиационный, космический, разведывательный, системного контроля и метеорологический. Данные от каждого центра представлялись в командном центре на нескольких компьютерных мониторах различного типа и размера.

Кирсейдж находилась в командном центре вместе со своим заместителем, полковником вооруженных сил Канады Уордом Хауэллом и несколькими сержантами, отвечающими за работу средств связи. Доминирующими объектами командного центра являлись четыре настенных монитора, отображавших глобальные угрозы и состояние оборонительных средств на континенте. Центральный экран слева показывал текущие угрозы Северной Америке, центральный правый — угрозы по всему миру. Два боковых экрана отображали состояние противовоздушной обороны и стратегических наступательных вооружений. Два ряда мониторов перед Кирсейдж и ее заместителем выдавали текущую информацию и отчеты от отдельных оперативных центров.

Ее внимание было приковано к экрану с изображением Северной Америки, покрытой кругами, отображавшими эффективную дальность радиолокационных станций дальнего обзора или LRR (long range radars) и малой дальности (SRR, short range radars) Северной системы предупреждения, растянувшейся вдоль севера Аляски и Канады. Северная система предупреждения была первой линией обороны североамериканского континента от воздушной угрозы — и по какой-то причине немалая ее часть внезапно вышла из строя.

Мало того, мигающая красная перевернутая буква V отображала последнее известное местоположение F-16, вылетевшего с базы ВВС Эилсон по загадочному приказу Пентагона. Она могла видеть еще две другое группы самолетов: один F-16С и заправщик KC-135R с базы Эилсон, которые должны были встретить пропавший F-16, и Е-3С АВАКС в сопровождении двух F-15, летящие на северо-восток от базы ВВС Элмендорф в южной части Аляски, чтобы начать патрулирование к северо-востоку от Аляски над Северным Ледовитым океаном. Но эти отметки были зелеными и шли заданным курсом, с заданной скоростью и поддерживали связь. Что же случилось с первым F-16?

— ОЦ ПВО, не молчите, — сказал Кирсейдж дежурному оперативного центра противовоздушной обороны внутри Горы, отвечающему за выявление и отслеживание всех воздушных целей над Северной Америкой. — Что мы имеем? Где тот истребитель?

— «Виллейдж» пытается определить статус радаров и установить связь с истребителем, — ответил старший оперативный дежурный ОЦ ПВО. — Связь дальнего действия, по всей видимости, подавлена мощным противодействием. — Позывной «Виллейдж» принадлежал региональному оперативному центру НОРАД, находящемуся на базе ВВС Элмендорф.

— «Солар», могут проблемы со связью быть результатом солнечной активности? «Солар» было прозвищем метеорологического центра на расположенной неподалеку авиабазе Петерсон, обеспечивающего метеосводки для «Горы Шайенн».

— Пока неясно, мэм, но мы не фиксировали никакой аномальной солнечной активности.

— «Три К», это ОЦ СПРН, — вышел на связь оперативный дежурный системы предупреждения о ракетном нападении НОРАД. Система предупреждения о ракетном нападении отвечал за обнаружение и отслеживание любых запусков любых ракет в любой точке планеты при помощи спутников с инфракрасными системами и определение, являлись ли эти запуски угрозой для Северной Америки. — Наблюдаем засветки вблизи позиций радаров большой и малой дальности на северо-востоке Аляски и северо-западе Канады. Не слишком яркие — определенно не баллистические ракеты. Ожидайте. — «Засветками» именовалось все источники тепла, которые могли обнаружить спутники группировки DSP — от лесных пожаров до запусков баллистических ракет.

— «Виллейдж», это «Якорь», соображения? — «Якорь» был позывным штаба НОРАД.

— Мэм, мы поддерживаем связь с ведомым истребителя, вылетевшего из Эилсона и с F-15 и АВАКС, вылетевшими из Элмендорфа, — ответил старший дежурный в штабе аляскинского региона НОРАД. — Что-то похожее на помехи над морем Бофорта.

— Вы хотите подать ECTAR?

— Никак нет. Пока еще нет, — ответил дежурный.

Кирсейдж позволила себе немного расслабиться. Доклад о тактическом радиоэлектронном противодействии или ECTAR (Electronic Countermeasures Tactical Action Report) являлся важным видом доклада, так как часто был первым признаком вражеской атаки. В случае обнаружения какого бы то ни было радиоэлектронного подавления региональные оперативные центры НОРАД должны были немедленно поднимать самолеты ДРЛО и быть готовыми передать им управление. Пока что они не потеряли связи — это был хороший знак.

— ОЦ СПРН, что у вас?

— «Три К», наблюдаю несколько коротких ярких засветок, — ответил дежурный системы предупреждения о ракетном нападении. — Это не отблески солнечного света, но вспышки очень резкие. Возможно, взрывы или пожары.

Кирсейдж и Хауэлл посмотрели друг на друга.

— Электронное противодействие, потеря связи с радарами и истребителем, теперь возможные взрывы рядом с станциями дальнего обзора — по мне это довольно подозрительно.

— Но мы не видели никаких признаков угрозы, — сказала Кирсейдж. — И у нас есть связь с авиационными средствами…

— Полковник, это сообщение от разведуправления ВВС очень интересно — о возможном ударе по Соединенным Штатам бомбардировщиками, наподобие удара по базе ЦРУ в Узбекистане.

Она подняла голову и посмотрела ему в глаза, чтобы понять, серьезно ли он говорил — и то, что она увидела, ее напугало. Хауэлл был бывшим летчиком-истребителем, попавшим в командный состав. Он служил в частях стратегической ПВО всю свою службу. Это был стоический, вечно невозмутимый Канук[73] — и если он считал, что это была действительно чрезвычайная ситуация по ПВО, он действительно так считал. Кроме того, он редко называл ее по званию — за исключением случаев присутствия высших офицеров или VIP-персон — и то, что он обратился к ней по званию, говорило о том, что он также был напуган.

Предупреждение от ВВС США было странным, чтобы не сказать больше. Обычно разведывательные сводки поступали из обычных источников, как правило, это были Центр воздушной разведки или непосредственно космическое командование США. На этот раз предупреждение было передано начальником штаба ВВС США, что свидетельствовало о некоей неразберихе в Пентагоне. Это было очень, очень плохой новостью. Кто-то нарушил субординацию, что обычно приводило к хаосу и путанице.

Она слышала через «сарафанное радио», что в Разведывательном управлении ВВС произошла большая буча с участием его властного командующего и нового командира одного из крыльев, которым был никто иной, как Патрик Маклэнехэн. Это, подумала Кирсейдж, объясняло многое. Маклэнехэн имел репутацию худшую, чем любой другой генерал в истории, не считая генерал-лейтенанта Брэда Эллиота. Он был, попросту говоря, контуженным. Доверять ему было нельзя. Очевидно, он сделал что-то, что поставило Пентагон на уши — это была его специальность. И теперь они должны были тратить множество сил, энергии, трудового времени и ресурсов, чтобы доказать, каким дураком он был.

Кирсейдж изучила карту Северной Америки. Одиночных F-16 и заправщик из Эилсона будут в районе последнего известного местоположения пропавшего F-16 в скором времени, а Е-3С АВАКС и два F-15 из Элмендорфа присоединяться к ним несколькими минутами спустя. Исходя из предположения, что имел место крупный перебой в работе Северной системы предупреждения, их главной задачей было закрыть появившиеся пробелы.

Она посмотрела на список доступных сил в Канаде и обрадовалась, увидев, что два самолета АВАКС НАТО из состава Четвертого крыла (авиабазы ВВС Канады Колд-Лэйк в Альберте) были развернуты, вероятно, в рамках учений «Кленовый флаг». — Поднять АВАКС-ы и пару CF-18 из Колд-Лэйк. Направим их на север, чтобы закрыть пробел в Северной системе предупреждения, — скомандовала она.

— Вас понял, — ответил Хауэлл и поднял трубку, выходя на связь непосредственно со штабом канадских войск ПВО в Норт-Бэй в Онтарио. Истребительные подразделения НОРАД на Аляске и в Канаде были привычны к внезапным вылетам по обеспечению воздушного суверенитета — эти три самолета смогут взлететь менее, чем через полчаса.

— ОЦ СПРН, я намерена поднять переполох, — серьезно сказала Кирсейдж. — Мне нужно знать, что это, нападение, ЧП или какая-то аномалия. Мне нужно наилучшее предположение.

Оперативный дежурный немного поколебался и ответил:

— «Три К», мы полагаем, что это не вражеская атака. Мы можем предположить некое масштабное отключение радаров или неисправность системы связи, но вопрос требует проработки. Я не готов сказать, что это вражеская или террористическая атака.

— Очень хорошо, — сказала Кирсейдж. Первое правило НОРАД гласило: «в случае непонятной ситуации докладывай». Несмотря на то, что причиной случившегося, возможно, было не более чем короткое замыкание или погрызшие кабели белые медведи — о потере радаров было необходимо доложить.

Она открыла контрольный список, сделала несколько пометок карандашом, ввела свои идентификатор, чтобы ввести данные по времени и дате, и, когда Хауэлл все проверил, подняла трубку связи с Оперативным центром мониторинга ВВС в Вашингтоне. Когда было установлено соединение, она зачитала сообщение:

— «Монумент», я «Якорь», код два ноль четыре четыре три, оперативная сводка, прямое сообщение, срочно, совершенно секретно. Потерян контакт с тремя станциями большой и пятью малой дальности Северной системы предупреждения, а также с фокстрот-шестнадцать на боевом патрулировании, причины не установлены. DSP регистрирует засветки вблизи указанных радаров, причины не установлены. Мы ведем разбирательство, но не думаем, что это удар по средствами НОРАД, требующий выдачи сигнала «ГОРЯЩАЯ ВЕРШИНА». Развернуты дополнительные средства ПВО и воздушного наблюдения в угрожаемом районе, ведется установление причин выхода из строя радаров и радиосвязи.

Она закончила сообщение данными по времени и дате и своим личным идентификатором. Гриф «прямое сообщение» означал, что оно предназначалось только для ВВС США, давая им сведения о том, что возникла проблема и НОРАД принимает меры для ее решения. Это была последняя ступень перед объявлением сигнала «Горящая вершина», означавшим фактическое и преднамеренное нападение на средства НОРАД.

Кирсейдж получила подтверждение приема от оперативного центра ВВС — теперь он стал ответственен за доведения информации до соответствующих органов. Через несколько минут, безусловно, последует вызов из Пентагона с требованием отчета и разъяснений.

— ОЦ СПРН, что у вас? — Спросила Кирсейдж после получения сообщения о том, что ее доклад принят и понят.

— Никак нет, — пришел ответ. — Новых засветок не наблюдаю. «Виллейдж» не может установить связь с радарами большой дальности и парой F-16, причины неизвестны.

— Вас поняла, — Джоанна откинулась в кресле, желая иметь возможность закурить. Она ничего не могла делать, кроме как ждать, что же будет обнаружено.

ПЯТЬ

Над Чукотским морем, 230 километров к северу от Нома, Аляска. В это же время

Дальние радары системы раннего предупреждения НОРАД в Пойнт-Хоуп и Скаммон-Бэй не могли заметить их, и даже RAPCON — радар контроля подходов в Номе — высокочувствительный радар системы контроля воздушного пространства — не заметил их, пока они не оказались над проливом Коцебу, направляясь от полуострова Стюард в безжизненные арктические пустоши Аляски. Скорость составляла «540» — то есть 540 узлов, или 1 000 км/ч, однако заряженная атмосфера, магнитные аномалии и ландшафт постоянно нарушали радиолокационный обзор над Аляской.

Тем не менее, даже несколько отрывочных сигнатур о каких-то объектах над северо-востоком Аляски, полученных несмотря на радиолокационные аномалии, было лучше, чем ничего вообще. Оператор радара в Номе сообщил центру контроля воздушного движения в Фейрбенкс о том, что по его оценке представляло собой радиолокационный контакт. В это же время начальник RAPCON сделал похожий доклад для регионального управления НОРАД, располагающегося на авиабазе Элмендорф около Анкориджа. В свою очередь, НОРАД оповестило радиолокационные станции малой дальности на объекте ВВС Клир в центральной Аляске.

Никто другой этот контакт обнаружить не мог.

Это была не радиолокационная аномалия и не магнитное возмущение — это были два российских сверхзвуковых бомбардировщика Ту-160, преодолевшие береговую линию час спустя после вылета с Чукотского полуострова в восточной Сибири.

Изначально их было четыре, но один не смог произвести дозаправку в воздухе, а на другом произошел отказ двигателя, и ему пришлось прервать полет. Маршрут их полета проходил не над Сибирью, а над Беринговым морем, близко к трассам трансполярных пассажирских маршрутов, где их присутствие не вызвало бы тревоги, пока они не приблизились к Зоне Идентификации противовоздушной обороны Северной Америки. Затем два оставшихся бомбардировщика — полностью заправленные, с полным боекомплектом и полностью исправными двигателями, навигационными и оборонительными системами — опустились ниже уровня радаров и довернули на восток, к своей цели. Двигаясь на малых высотах — иногда всего в нескольких метрах над уровнем моря — бомбардировщики успешно преодолели пробелы в системе дальнего обзора НОРАД на западном побережье Аляски.


К тому моменту, как бомбардировщики были обнаружены, было слишком поздно. Но даже если бы они были обнаружены ранее, не было ни истребителей, ни зенитно-ракетных систем, способных сбить их. Два дежурных истребителя с авиабазы Эилсон около Фейрбенкс были задействованы в патрулировании северной Аляски с самолетом ДРЛО Е-3 AWACS; четыре истребителя F-15 «Игл» готовились к патрулированию, принимая боекомплект, и не могли среагировать в считанные минуты. Бомбардировщики двигались, совершенно не встречая сопротивления, направляясь на восток, в самое сердце пустошей Аляски.

Авиабаза Ирексон, остров Симия, Аляска. В это же время

Сержант-майор КМП США Крис Уолл просунул голову в дверь. Маленькое помещение слегка осветил свет из коридора.

— Сэр, вас требуют в помещение дежурных экипажей.

Полковник ВВС США Хэл Бриггс проснулся мгновенно — это была черта, выработанная за годы пребывания авиационным наводчиком и начальником отделения безопасности HAWC, и которая дико его раздражала, так как он знал, что, проснувшись, он практически не сможет снова заснуть. Он взглянул на ярко-красные цифры на экранчике прикроватного будильника и деланно простонал:

— Топ, я как-то умудрился найти возможность поспать пять часов. Какого черта…

— Сэр, вас срочно требуют в помещение дежурных экипажей. — Он захлопнул дверь.

Хэл знал, что Крис Уолл не разбудил бы командира, если бы это не было чертовски важно. Как правило. Он быстро надел арктическое снаряжение — шерстяные носки и перчатки, утепленные берцы, парку и балаклаву — и направился в помещение дежурных экипажей.

Остров Симия, площадью всего пятнадцать с половиной квадратных километров, был самым крупным из Семичи — группы вулканических островов в западной части цепочки Алеутских островов. Будучи гораздо ближе к России, чем к Анкориджу, алеутские острова были практически никому не известны до 1940, и песцов здесь было гораздо больше, чем людей. Однако стратегическое положение этих островов не осталось без внимания в начале Второй мировой войны. Японцы вторглись сюда в 1942, заняв остров Адак и атаковал Голландскую Бухту на острове Уналашка. Если бы Алеутские острова были захвачены, японцы могли бы контролировать всю северную часть Тихого океана и угрожать всей Северной Америке.

Адмирал Честер Нимиц приказал начать строительство аэродрома на Симии в 1943 для обеспечения налетов на японские позиции на островах Адак и Кыска. Симия была выбрана для его размещения потому, что была относительно более равнинной и не настолько подверженной туманам, как другие Алеутские острова. К 1945 на Симии дислоцировалось более тысячи солдат, матросов и летчиков, а также истребители Р-51 и бомбардировщики В-24. Огромное значение это базы как гаранта безопасности северных рубежей Америки резко контрастировало с уровнем боевого духа контингента, годами жившего в условиях суровой изоляции, нехватки ресурсов, наиболее тяжелых бытовых условий из всех американских баз, отсутствия перспектив и тяжелой депрессии. Это была, без сомнения, американская версия советского ГулАГ-а.

После окончания Корейской войны значения Симии непрерывно падало, так как важную работу по контролю арктического неба на предмет воздушных угроз взяли на себя радары и спутники слежения. В конце Холодной войны, когда российская угроза была полностью устранена, база ВВС была законсервирована. На ней осталась только горстка гражданских специалистов для обслуживания крупной станции слежения за баллистическими ракетами «Кобра Дэйн», известной как «Большая Элис» и другими средствами разведки. Остров стал также крупнейшей свалкой для всех Алеутских островов, так как даже самое дорогостоящее оборудование было намного легче бросить здесь, чем тащить обратно в Штаты. Симия снова приобрела прозвище «Скала».

Но с приходом к власти Томаса Торна и принятием программы «Крепость «Америка» — сворачивания зарубежных операций и построение массированной обороны Североамериканского континента — Симия, находящаяся в полутора тысячах километров к западу от Анкориджа на западной оконечности Алеутской гряды — была снова обжита и стала более важной, чем когда-либо. Всегда имевшая важное значение как запасной аэродром для аварийных посадок гражданских самолетов трансполярных и тихоокеанских маршрутов, а также военных самолетов, авиабаза ВВС Ирексон приобрела статус полноценной авиабазы, получив XBR, то есть дальний радар Х-диапазона Аэрокосмического оборонного командования, а также станцию связи системы воздушного перехвата, обеспечивавшую сверхточное сопровождение противоракет наземного базирования, размещающихся в шахтах на Аляске и в Северной Дакоте.

Авиабаза Ирексон находилась в разгаре модернизации и нового строительства. Почти две тысячи мужчин и женщин размещались в современных бетонных сооружениях, соединенных подземными ходами и работавших в комфортабельных, хотя и подземных, лабораториях, кабинетах, залах и других сооружениях. Взлетно-посадочная полоса теперь могла принимать любые самолеты до пятисот тонн брутто веса, которые могли, при наличии соответствующего оборудования, приниматься при любой погоде, включая типичные для этих мест внезапные заряды ураганного ветра, которые на Симии были столь же обычны, как и песцы, холод и чувство одиночества. Каждый прибывавший самолет размещался в отдельном ангаре с системой обогрева — зачастую, это были лучшие условия, чем на его «родной» базе.

Помимо рабочих и инженеров, работающих над новой системой ПРО, Симия стала домом для многих других правительственных и военных организаций и подразделений — в частности, для Воздушной Боевой Группы. Это был не первый раз, когда они располагались здесь: 111-е бомбардировочное авиакрыло Ребекки Фёрнесс, из которого происходили все В-1 Воздушной Боевой Группы, уже размещались здесь во время Войны за Воссоединение, чтобы предотвратить ядерную войну на Корейском полуострове. Стратегическое положение Симии для операций против России, Китая и всего Дальнего Востоке, особенно сейчас, когда все базы в Корее и Японии были закрыты для американских вооруженных сил — делало маленький остров отправной точкой для любой военной операции в северной части Тихого океана.

Хэл решил не идти в помещение дежурных сил через туннель, и двинулся поверху — и почти сразу же пожалел об этом. Хотя ранней весной[74] ночи здесь были довольно короткими, смена времени суток означала здесь непредсказуемые смены погоды. За несколько минут ходьбы до помещения дежурных сил, Хэл испытал почти все возможные перемены: холод и метущий почти горизонтально снег за пару минут сменился ледяным дождем, а через еще пару минут прояснилось. А еще через минуту ему едва не пришлось схватиться за фонарный столб, чтобы не быть сбитым с ног порывом ветра.

В этом было одно утешение: Хэл смог увидеть редкий на Алеутских островах восход, первый за то время, как он находился здесь. Золотой свет осветил близлежащие острова, а море из темной бездны стало почти невероятно кристально-голубым. Он почти перестал дышать от изумления — пока еще один порыв ледяного ветра не заставил его сосредоточиться на более приземленных вопросах.

Хэл задумался, разумно ли было снимать балаклаву, чтобы она не мешала говорить, но сделав это обнаружил, что температура с восходом солнца начала быстро повышаться. Здесь все было как обычно. Как гласила старая поговорка, «если вам не нравится погода на Симии, подождите пять минут».

— Дежурный, — сказал Бриггс как бы сам себе. — Открывай, что ли?

— Слушаюсь, полковник Бриггс, — ответил синтезированный женский голос, и Хэл услышал щелчок электронного замка, когда он взялся за дверную ручку. «Дежурным» была компьютерная система, обрабатывающая все, от обычных радиопереговоров до сложнейших разведывательных сводок для подготовки операций, находящаяся в штабе Воздушной Боевой Группы на авиабазе Резерва ВВС «Баттл Маунтин» в штате Невада. При помощи спутника «Дежурный» мог отслеживать каждого человека из числа персонала «Баттл Маунтин» и мгновенно обрабатывать его запросы, даже если тот находился далеко от базы. «Дежурный» постоянно контролировал и управлял всеми системами безопасности — персонал «Баттл Маунтин» никогда не носил электронных ключей и не должен был беспокоиться о паролях и отзывах — «Дежурный» всегда знал кто вы и где вы, и если у вас не было доступа — в ангар или чей-то личный сейф — вы не могли получить его.

Конечно, Хэл понимал, что было бы гораздо лучше и проще, если бы «Дежурный» сам разбудил его, если бы случилось нечто срочное — но старшина Уолл лично забил себе привилегию выкидывать командира из кровати вне зависимости от погоды.

«Помещение дежурных экипажей» Воздушной Боевой Группы на самом деле было ангаром, где размещались их средства управления, припасы и личный состав. Также здесь располагались два реактивных конвертоплана MV-32 «Пэйв Дешер». MV-32 напоминал MV-22 «Оспри» — такой же большой квадратный в сечении фюзеляж, короткие крылья и крупный хвост, под которым находилась грузовая аппарель — но MV-32 был гораздо больше и приводился в движение не винтами, а четырьмя реактивными двигателями, два на законцовках крыльев и два на хвостовых стабилизаторах. Как и MV-22, «Пэйв Дешер» мог вертикально взлетать и садиться и летать, как обычный самолет, но был на 50 процентов быстрее, расходуя совсем ненамного больше топлива. Также, MV-32 имел возможность дозаправки в воздухе и был оснащен инфракрасной системой и радаром для обеспечения полета с огибанием рельефа. Также, он нес восемнадцать человек десанта и был оснащен двумя выдвижными подвесками для вооружения, а также двадцатимиллиметровой пушкой системы Гатлинга с боекомплектом 500 снарядов на турельной установке в носовой части.

Хэл Бриггс откинул капюшон бушлата и опустился на стул.

— Кому-то придется сделать мне кофе, и еще кому-то объяснить мне, что происходит, — сказал он. — Или начну буянить.

— Какой-то рост активности НОРАД, сэр, — ответил Крисс Уолл.

— Мы уже знаем это, Топ, — раздраженно сказал Хэл. — Именно поэтому мы здесь. Генерал убедил НОРАД отправить истребители на патрулирование, пока они не наладят радиолокационное поле.

— Тут что-то новое, сэр, — Уолл подошел к нему, протягивая кружку дымящегося кофе. — НОРАД только что выпустил по системе прямой связи доклад о внезапном необъяснимом отключении радаров системы «Северный дозор».

Звучало подозрительно.

— Расположение истребителей?

— НОРАД отправил один истребитель с Эилсона на патрулирование над Северным Ледовитым океаном. Его ведомый должен подняться в воздух в ближайшее время, — ответил Уолл. — Самолет АВАКС и пара F-15 из Элмендорфа направляются на позицию, чтобы закрыть сектора выведенных из строя радаров.

— То есть за ситуацией к северу от Аляски в данный момент следит один истребитель?

— Я решил, что вы должны узнать об этом немедленно, сэр, — кивнул Уолл.

Это было так. Хэл обдумал ситуацию и сказал сам себе.

— Бриггс вызывает Люгера.

— Только собирался вызывать тебя, Хэл, — ответил бригадный генерал Дэйвид Люгер, командующий Воздушной Боевой группой через подкожный приемопередатчик защищенной связи. — Я только что получил доклад.

— Что думаешь по этому поводу?

— Чтобы это не было, что-то не так, — ответил Дэйв. — Как обстановка?

— Надо поднимать детишек из кроватей и выкатывать самолеты, вот как, — ответил Хэл. — Пятнадцать минут максимум.

— Хорошо. Подождите… — Последовала небольшая пауза. Затем Люгер сказал: — гражданские средства контроля только что «запоздало» оповестили НОРАД о неопознанной цели, следующей в восточном направлении, высота не определена, скорость тысяча километров в час.

— Маловысотная цель на скорости 0,72 Маха над Аляской? — Удивился Бриггс. — Либо Санта-Клаус выполняет тренировочный полет, либо… У нас проблемы.

— У нас проблемы, — ответил Люгер. — Я посмотрю, может ли флот дать какие-либо сведения. Поднимай ребят в воздух. Рассредоточь их по близлежащим территориям. Как насчет Адака?

— У плохих ребят может быть такое же мнение, — сказал Хэл. — Береговая охрана сообщила, что мы можем использовать их ангар на острове Атту, так что мы туда. — Атту, находившийся примерно в девяноста километрах к западу от Симии, был самым крупным и скалистым, а также самым западным из Алеутских островов. Он также славился худшей на Алеутах погодой — если там не было проливного дождя или метели с ураганным ветром, там висел непроглядный ледяной туман. Береговая охрана США имела там небольшую поисково-спасательную станцию на двадцать человек — они были рады гостям и готовы были обеспечить их всем необходимым. — У них там, как правило, много топлива и провизии. Мы уже несколько раз летали туда с момента прибытия.

— Хорошо. Перемещайтесь туда и держите связь.

— Думаешь, Симия может оказаться под ударом?

— Нет, но лишняя осторожность никому не повредит. И, кроме того, большой старый радар и вся эта инфраструктура ПРО слишком заманчивая цель, — сказал Дэйв.

— Понял, — сказал Хэл. Он повернулся к Уоллу и покрутив в воздухе указательным пальцем, говоря начинать подготовку к вылету. — Что ты намерен делать?

— Не уверен, — сказал Дэйв. — Я не уполномочен поднимать мои бомбардировщики… — Он на мгновение задумался, а затем добавил. — Но никто не запрещал мне подготовить и поднять их на поверхность, просто для проведения проверки. Возможно, я посмотрю, как быстро мои ребята смогут подготовить их к вылету. — В отличие от любой другой авиабазы в мире, «Баттл Маунтин» была двенадцатиуровневым подземным комплексом, изначально созданным как запасной военно-командный центр в 1950-х. Объект изначально создавался для размещения целого воздушного крыла истребителей-бомбардировщиков и пяти тысяч личного состава, защищенных от любой угрозы, кроме прямого попадания ядерной бомбы в одну мегатонну. Самолеты поднимались на поверхность восемью большими подъёмниками, доставляющими их на взлетно-посадочную полосу длиной четыре километра.

— Мне нравится, — сказал Хэл. — Я сообщу, когда мы разместимся на Атту.

— Понял.

— Что генерал? — Хотя Патрика Маклэнехэна не было уже несколько недель, все продолжали называть его «генералом».

— Он точно не в штабе УР, — сказал Дэйв. — Возможно, отправился обратно в Сакраменто. Я думаю, его серьезно отымели за то, что доставал Самсона и Хаузера относительно того, что делают русские.

— Я должен признать, что было большой натяжкой, увидев кучу заправщиков на одной базе в Сибири, сделать вывод, что русские собираются бомбить Соединенные Штаты, — сказал Хэл. — Но это слишком. Он умный мужик и чертовки способный лидер. Хотя ведет за собой, как говорится, с саблей наголо.

— Хэл, когда я увидел все эти бомбардировщики и заправщики на этих базах, и теперь, когда пришло сообщение по прямой связи о выходе из строя радаров «Северного дозора», это меня напугало до чертиков, — сказал Люгер. — Мы пока не знаем, что происходит. Но я хочу удостоверится, что вы будете в безопасности.

— Выдвигаемся, босс, — ответил Хэл. — Я доложу, когда мы прибудем на Атту. Конец связи.

* * *

А на Баттл-Маунтин Люгер кратко обдумал ситуацию и сказал:

— «Дежурный», объявить состояние «Альфа-Фокстрот» для дежурной группы «Альфа» и состояние «Эхо-Фокстрот» для остальных самолетов. Связь с полковником Шрайком с базы ВВС Эллиот.

— Принято, генерал Люгер. Объявлено состояние «Альфа-Фокстрот один» для группы «Альфа» и состояние «Эхо-Фокстрот» для остальных самолетов, — ответил «Дежурный». — Пожалуйста, ожидайте подтверждения приказа.

— Люгер, это Фёрнесс, — раздался взволнованный голос Ребекки Фёрнесс несколько мгновений спустя. — Я ничего не знаю об «учениях». Что происходит?

— Это не учения, Ребекка, — ответил Дэйв. — Мне нужны все самолеты «Альфы» в состоянии «Фокстрот-один».

— Люгер, черт тебя подери, я не должна напоминать тебе, что мы не уполномочены поднимать наши самолеты, — сердито ответила Ребекка. — Или приказа от министра обороны было мало?

— К тому моменту, как экипажи прибудут, а самолету будут подняты на поверхность, я получу все разрешения, — сказал Люгер.

— Тогда почему не состояние «Эхо» для всех самолетов? — Спросила Ребекка. — Ты объявил состояние «Альфа» для группы «Альфа, что означает экстренное рассредоточение самолетов с боекомплектом на борту. — Несмотря на то, что полеты были запрещены, Дэйвид Люгер и Ребекка Фёрнесс продолжали руководить группой «Альфа» Воздушной Боевой Группы, состоящей из двух бомбардировщиков ЕВ-1С «Вампир», четырех ЕВ-52 «Мегафортресс» и четырех заправщиков КС-135R — с топливом, боекомплектом и в боевой готовности. Эти самолеты могли подняться в воздух в течение менее часа. Остальные находились в разной готовности, но в целом группа «Браво» могла подняться в течение трех-шести, а «Чарли» — девяти-двенадцати часов.

— Ребекка, на Аляске что-то происходит, — сказал Дэйв. — И после того, что мы видели в Сибири, для меня это достаточный повод. Мне нужно, чтобы кто-то подтвердил мой приказ подготовить «Альфу» к вылету.

— Тебе явно не терпится вылететь отсюда, обгоняя Маклэнехэна, — сказала Фёрнесс.

— Ребекка…

— Я хочу, чтобы ты четко сказал, что не станешь поднимать какие-либо самолеты, даже заправщики, без моего согласия, — сказал Фёрнесс. — В противном случае я отменяю приказ и докладываю наверх.

— Подтверждаю. — Секунду спустя он услышал доклад «Дежурного»: — Генерал Люгер, приказ подтвержден генералом Фёрнесс. Состояние «А» установлено. — И, мгновением спустя. — Полковник Шрайк на закрытом канале.

— Соединить.

— Соединение установлено и защищено. — Полковник Эндрю «Амос» Шрайк был командующим базой ВВС Эллиот в Грум-Лэйк, сверхсекретным испытательным полигоном к северу от Лас-Вегаса.

— Говорит генерал Люгер с «Баттл-Маунтин».

— Что вам нужно, генерал? — Раздраженно сказал Шрайк. Он был ветераном ВВС США со стажем в двадцать три года. Он попал в ВВС по Программе подготовки офицерского корпуса после окончания Техасского университета A&M по специальности «Электротехника». Благодаря решительности и упорству, он поднялся по служебной лестнице до полковника, выбивая себе летные часы в то время, когда в ВВС свирепствовали сокращения. Террилл Самсон лично отобрал его в качестве преемника на должности главы HAWC, строго проинструктировав его не допускать превращения базы в чье-то личное боевое формирование. Особенно это касалось Маклэнехэна, Люгера, Фёрнесс, Мэйса и Чешир.

Однако и на личном уровне Шрайка бесили молодые и наглые, такие, как Люгер, выдвинутый за свои диковинные и дерзкие поступки, то, чего самому Шрайку не хватало в прежние годы. Он всегда был уверен, что ключом к продвижению по службе было выполнять приказы и тяжело работать, а не склонность плевать на приказы и игнорировать субординацию. Люгер был на десять лет моложе его, но уже имел одну генеральскую звезду, что, по мнению Шрайка, было просто недоразумением.

— Мне нужно, чтобы мои АL-52 были заправлены и готовы к применению лазерных установок как можно скорее, — сказал Люгер. — Мои КС-135 доставят экипажи в течение часа.

— Я буду просто счастлив передать их в ваше распоряжение и убрать к чертовой матери из моих ангаров — как только увижу нужные документы, — сказал Шрайк. Назвать Эндрю Шрайка «дотошной задницей»[75] было монументальным преуменьшением. Он проявлял личный интерес к каждому аспекту деятельности каждой операции HAWC. Ничего не происходило без его явного ведома и одобрения. — Но так как я не видел ничего подобного уже несколько недель, то этого не будет. Уйдет целый день только чтобы получить разрешение на посадку вашему транспортнику, и еще неделя, чтобы получить разрешение на вылет ваших штук отсюда.

Дэвид Люгер ощутил знакомое чувство напряжения, охватившее всю его нервную систему — ощущение страха, жалкого страха и надвигающейся боли — и ощутил, как тело начало переходить в режим самозащиты. Он ощутил, что не может говорить и как-либо реагировать. Он просто стоял и смотрел перед собой, ноги словно приклеились к полу, руки застыли…

— Что-либо еще, генерал? У меня много работы.

— Я… Я… Судорожно пытался сказать Люгер, но слова не шли.

— Рад был поговорить с вами, сэр, — мягко сказал Шрайк, явно не вкладывая теплоты ни в одно слово. — До…

— Полковник! — Выдохнул, наконец, Дэйв. Он моргнул, стиснул зубы и с силой заставил двигаться мышцы спины и шеи.

— Да, генерал? Что такое?

— Мне нужно… Чтобы самолеты были готовы к приему моих экипажей через час.

— Я уже сказал вам, генерал, что этого не будет, — ответил Шрайк. — Мне нужно…

— Черт подери, полковник, вы сделаете именно то, что я, мать вашу растак, вам говорю! — Вдруг выпалил Люгер. — Вам не нужны разрешения, чтобы заправить самолеты и открыть чертовы ворота ангара, и вас не нужны разрешения на прибытие экипажей, уже имеющих допуск и к самолетам, и на объект. Все другие разрешения я обеспечу. А теперь готовьте самолеты как я сказал, или я приколочу вашу задницу на свои ворота, чтобы она была наукой другим строптивым козлам, которые решат со мной спорить! — Он отключил связь.

Подняв голову, он увидел большую часть своих старших офицеров — Ребекку Фёрнесс, полковника Дарена Мэйса, ее начальника оперативного отдела, полковника Нэнси Чешир, командира ЕВ-52 «Мегафортресс» и AL-52 «Дракон» 52-й бомбардировочной эскадрильи, и полковника Саманту Хеллион, командира бомбардировщиков ЕВ-1С «Вампир» 51-й бомбардировочной эскадрильи. Все они смотрели на него так, словно он стал выше на голову.

— Ну что вы встали, — отрезал Люгер. — Я хочу, чтобы «Альфа» была готова к взлету и выходу в район патрулирования «Альфа» через час, а остальные силы были подготовлены к вылету через два часа. Нэнси, грузи экипажи «Драконов» на КС-135 и будь готова к вылету в «Дримлэнд», чтобы подготовить птичек к бою.

— Вы серьезно, сэр? — Недоверчиво спросила Нэнси Чешир. Она была ветераном «Дримлэнда» и одним из первых руководителей программы создания как «Летающего линкора» ЕВ-52 «Мегафортресс», так и носителя лазерного оружия АL-52 «Дракон», также бывшего модифицированным бомбардировщиком В-52. — Мы намерены произвести боевой вылет, не имея даже допуска?

— Не совсем — я сказал, что хочу, чтобы все наши самолеты были готовы к бою, — сказал Люгер. — Но я уполномочен сделать все необходимое, чтобы мое подразделение пережило удар по Соединенным Штатам, и именно это я планирую сделать.

— Какой еще удар по Соединенным Штатам? — Переспросила Чешир.

— Тот, который с хорошей вероятностью наносится прямо сейчас — если то, о чем думал Патрик случилось на самом деле, — сказал Дэйв. — У меня есть ощущение, что так и есть. И если это так, я не хочу, чтобы мои самолеты стояли на земле, как раненые утки. Давайте, всем за работу. — Он сделал паузу и добавил. — «Дежурный», соединить меня с кабинетом генерала Маскоки в Лэнгли. Пометка «неотложно».

Клир, Аляска. Вскоре после этого

Сверхзвуковые бомбардировщики Ту-160 ускорились до 1 200 км/ч и немного набрали высоту, поднимаясь на пятьсот метров незадолго до того, как оказались к северу от горы Вольф в центре Аляски. Минуту спустя загорелись индикаторы готовности к пуску, но штурман-бомбардир дождался нужной точки пуска, зная, что ракеты Х-15 потеряют драгоценные километры дальности, если им будет нужно набирать высоту или огибать гору.

В запланированной точке пуска оператор вооружения щелкнул переключателем с БЕЗОП на ГОТОВ, начиная процедуру пуска ракет Х-15. Система управления вооружением Ту-160 немедленно загрузила параметры местоположения, курса и скорости в ракеты, благодаря чему гироскопы системы управления ракеты приняли необходимые параметры, подготавливавшие их к пуску. Как только системы управления ракет выдали сигнал готовности, хвостовой бомбоотсек открылся и из него с интервалом в пятнадцать секунд вылетели четыре ракеты Х-15. Каждая пролетела около ста метров вниз, слегка наклонившись вперед, пока системы управления определили скорость на основе давления встречного воздуха, определили необходимую скорость, раскрыли стабилизаторы и запустили стартовый твердотопливный двигатель. Ракеты Х-15 устремились вперед, мгновенно обогнав бомбардировщик, и, промчавшись несколько километров, начали быстро набирать высоту. Второй Ту-160 также выпустил четыре ракеты из хвостового бомбоотсека.

За пятнадцать секунд ракеты достигли высоты двадцать тысяч метров, где начали выравниваться. В этот момент заработали двигатели второй ступени. Ракеты пролетели по прямой на скорости, вдвое превышающей звуковую, еще сорок пять секунд, а затем начали снижение. Точные инерциальные системы наведения повели их на снижение к цели, в настоящий момент находящейся в восьмидесяти километрах впереди.

Как и Симия, база Клир в центральной Аляске была довольно изолированным местом, приобретающим все большее значение с появлением системы противоракетной обороны Аэрокосмического Оборонного командования. Помимо станции раннего предупреждения о ракетном нападении, в Клир располагались гражданские радары управления воздушным движением и радиолокаторы НОРАД. В рамках расширения национальной системы противоракетной обороны, ВВС создавали здесь Центр Боевого Управления и Центр связи системы воздушного перехвата, а также восемь ракетных шахт, в каждой из которых располагались четыре противоракеты наземного базирования, на общей площади 320 гектаров. Ракеты представляли собой переделанные баллистические ракеты «Минитмен-2», с боеголовками, предназначенными для уничтожения боевых частей вражеских баллистических ракет за пределами атмосферы. На базе постоянно располагались три сотни военных и более пятисот гражданских сотрудников и строителей.

Объект в Клир был определенно «легкой» целью — идеальной добычей для ракет Х-15.

Менее чем две минуты после пуска, первая русская ракета достигла своей цели. Когда ракете Х-15 оставалась еще тысяча метров до земли, боеголовка детонировала. Огненный шар термоядерного взрыва в одну килотонну был очень маленьким, и едва достиг земли, но ударная волна была достаточна для того, чтобы уничтожить все наземные сооружения в радиусе четырех километров от места взрыва[76]. Затем, с интервалом в пятнадцать секунд, начали происходить новые взрывы, сжигая, разнося и сметая здания, радары и деревья — и убивая все живое на площади шестнадцать квадратных километров.

Третья и четвертая ракета каждого бомбардировщика были оснащены проникающими боевыми частями с замедленными взрывателями для поражения ракетных шахт. Хотя они были не столь эффективны, как боевые части воздушного взрыва, предназначенные для уничтожения наземных целей, более половины из тридцати двух ракет-перехватчиков были уничтожены.

* * *

— Дежурным силам, дежурным силам, дежурным силам! Срочный взлет, повторяю, срочный взлет!

Раздавшееся оповещение было полной неожиданностью. Пилоты четырех F-16С «Файтинг Фалкон» дежурной группы расположились в кузове грузовика технического обслуживания, потягивая кофе, и просматривая свои журналы технического обслуживания Формы 781. Кофейные чашки упали на пол, растерянные, напуганные летчики уставились друг на друга широко раскрытыми глазами.

— Твою мать! — Крикнул один из младших пилотов, судорожно хватая свое снаряжение. — Чего делать?!

— Жопы в руки и в воздух, вот что! — Ответил другой, командир звена. — Так быстро, как только можете! — Он бросился к дверям, надеясь, что остальные последуют за ним с той же скоростью.

Дежурные силы на базе ВВС Эилсон были немногочисленны. Учитывая два самолета, уже находящиеся в воздухе в составе ново создаваемых воздушных патрулей над Аляской, более самолетов в непосредственной готовности на базе Эилсон не было. Третье авиакрыло располагало двумя F-16 в состоянии повышенной боевой готовности, заправленными топливом и с подвешенным вооружением, однако без экипажей. Обычно требовалось где-то одни-три часа на то, чтобы поднять самолет в таком состоянии в воздух. Однако, когда была объявлена тревога и поступил приказ немедленно приступить к боевому патрулированию, два самолета были практически готовы к вылету. Еще два F-16 требовалось менее часа, чтобы подняться в воздух.

Четыре самолета находились в капонирах, как передние, так и задние ворота которых были открыты. Различные группы технического обслуживания проводили последние проверки и запуск систем. Старшие групп яростно метались вокруг самолетов, крича подчиненным заканчивать и покидать капониры, вынимать разъемы и кабели и закрывать панели. Предварительные проверки не были полностью завершены, поэтому они должны были убедиться, что проверили все, что было возможно. Пилоты занимались тем же самым вслед за группами технического обслуживания, проводя несколько проверок систем одновременно и безумной попытке обеспечить готовность к полету. Однако менее, чем через десять минут пилоты заняли свои места в двух готовых к вылету машинах. Еще через несколько минут они запустили двигатели, выехали на рулежные дорожки и начали выруливать на взлётную полосу.

Они так и не поднялись в воздух.

Две минуты спустя после взрыва последней боеголовки в Клире, бомбардировщики Ту-160 «Блэкджек» пронеслись над ними, продолжая пуски. С выходом из строя радаров НОРАД и FAA они были практически необнаружимы. Пять минут спустя после удара по Клиру, Ту-160 вышли на позицию для следующего удара.

Каждый бомбардировщик выпустил по четыре ракеты по трем целям вокруг города Фэрбанкс: Форту Уэйнрайт, авиабазе Эилсон и Форту Грили. Как и Симия и Клир, эти объекты были компонентами новой строившейся системы ПРО. Кроме того, на базе Эилсон располагался аляскинский центр боевого управления, являвшийся глазами главного командного центра в Северной Дакоте. Все восемь ракет были оснащены проникающими боевыми частями, предназначенными для взрыва глубоко под землей — но последствия взрывов были более чем достаточны для значительных повреждений на всех трех объектах.

Выпустив четыре оставшиеся в хвостовых бомбоотсеках ракеты, российские бомбардировщики направились на юго-запад, оставаясь подальше от радаров у Анкориджа, Вефиля и Диллинэма. Двадцать минут спустя они оказались над Беринговым морем. Два истребителя F-15С «Игл», взлетевшие с авиабазы Элмендорф у Анкориджа, пытались преследовать их, но не смогли обнаружить бомбардировщики, идущие на малой высоте.

И российские бомбардировщики еще не завершили удар.

Российский бомбардировщик Ту-95 «Медведь». Вскоре после этого

Всем собраться, — объявил штурман. — Девяносто минут до зоны пуска.

Леборов как раз инструктировал экипаж, когда раздались эти слова. В кабине мгновенно стало тихо. Им предстояло пройти еще немало прежде, чем это задание будет выполнено, но уже то, что они достигли Северной Америки, было невероятным подвигом само по себе. Даже самые оптимистичные оценки давали им один шанс из десяти зайти так далеко — и, насколько Леборов мог судить, все Ту-95МС его группы, завершившие заправку, сделали это. Старые перечницы пока что хорошо делали свою работу.

Бомбардировщики Ту-22М также справились со своей задачей превосходно. Они создали завесу радиоэлектронных помех, благодаря которой главные ударные силы оставались необнаруженными до выхода на дистанцию, позволявшую уничтожить радары Северной системы предупреждения ракетами Х-31. Насколько он мог судить, они потеряли всего шесть Т-22М и ни одного Ту-95МС.

— П… понял, — ответил Леборов спустя несколько мгновений. — Всем проверить системы. — Каждый из членов экипажа отрапортовал о получении приказа и произвел обычную проверку, включавшую проверку переключателей, кислородных систем, оборудования, освещения, систем связи и внесение в журналы необходимых записей. Они уже проводили проверку несколько минут назад, но задав им эту простую, но важную задачу, Леборов надеялся настроить их на предстоящую задачу и отвлечь их умы от мысли об опасности, которой они подвергались, продолжая двигаться вперед.

Когда проверка была произведена, Леборов продолжил:

— Ладно, экипаж, давайте я зачитаю вводную, а потом вы ее сможете молча обдумать, пока мы не примемся за дело.

— После произведения пуска мы направимся прямо на запад, в сторону Скалистых гор, а затем на север вдоль хребта, что позволит нам уклониться от возможно уцелевших радаров. У нас останутся ПРР, так что мы будем уничтожить все встреченные радары, включая самолеты ДРЛО, истребители-перехватчики или зенитные стрельбовые, а также обзорные радары. При возможности следует сохранять неиспользованные объекты для последующего восстановления.

— Основная площадка — база Норманн Уэллс на реке Маккензи к западу от Большого Медвежьего озера — мы пролетим вдоль нее при заходе на посадку. Там будет спецназ и группа наземного обслуживания, чтобы помочь нам с заправкой…

— Это подтверждено, сэр? — Спросил бортинженер. — Они действительно там?

— Они были на позициях, когда мы вылетели, но дальнейших сообщений не было, — ответил Леборов. — Мы не будем знать наверняка, пока не начнем готовиться к посадке. Если мы не получим сообщения от них, мы уполномочены действовать по усмотрению: сесть и попытаться дозаправиться, выброситься с парашютами и уничтожить самолет или же рисковать лететь через Аляску в Восточную Сибирь. — Члены экипажа не проронили ни звука. — В любом случае, как только будет возможно, мы наберем на Норман Уэллс достаточно топлива, чтобы, как говорят американцы, сваливать к чертовой матери. Затем мы постараемся пройти мимо любых возможных американских патрулей и добраться до какой-либо своей базы. Основная цель — Анадырь. Если мы дозаправимся в Норман Уэллс, у нас будет достаточно топлива, чтобы без проблем добраться до Новосибирска или Петропавловска.

— Теперь что касается оружия. Если у нас останутся Х-90 и мы не сможем выпустить их по запасным целям, нам следует сохранить их, — продолжил Леборов. — Если есть опасность попадания ракет в руки противника, мы должны сбросить их в глухой местности, в океан или на лед. Если мы будем на земле, мы все равно должны отстрелить их — они не детонируют и будут бесполезны после разрядки аккумуляторов. Наконец, если оружие будет невозможно сбросить вообще, мы должны будем покинуть его и дать ему разбиться. Если это произойдет на земле, мы должны ни при каких обстоятельствах не допускать противника к системе управления вооружением. Я останусь на своем месте и буду иметь полный контроль над ракетами. В общем: мы не должны допустить попадания работоспособных ядерных боеголовок в руки противника. Это, конечно, не касается Х-31, так как эти ракеты несут неядерные боеголовки.

— О выживании. Если мы окажемся сбиты над землей, задачей каждого члена экипажа будет выжить и добраться до установленной зоны эвакуации. Наши зоны эвакуации после ударов находятся вблизи Норман Уэллс, Пин-Поинт, Инувика, Принс-Руперта, УайтХорс и Форт-Нельсон. Если вы не знаете, как туда добраться сейчас, запоминайте быстрее, поскольку мы уничтожим все карты после пуска ракет. Вы все хорошо подготовлены для выживания в холодную погоду, и я думаю, все мы имеем хорошие шансы выжить и добраться до назначенных точек эвакуации. Пытайтесь найти друг друга, если это возможно, но не идите вместе, если не нуждаетесь в помощи. Точки эвакуации будут время от времени проверяться нашими силами или, в случае удачи, группами спецназа, так что как только доберетесь туда, ищите наших. Прежде всего, помните свои тренировки и сохраняйте холодную голову.

— Сопротивление: если вы окажетесь схвачены, помните, что ваша первоочередной долг перед свои экипажем и своей страной — это выжить. Во-вторых — прилагать все силы для неразглашения государственной тайны. В-третьих — сбежать и вернуться к своим. Вы должны прилагать все силы для защиты своей страны и своего экипажа, но если понимаете, что вас убьют, если вы не заговорите — говорите, но так мало, как только возможно. Канадцы и американцы не считаются особенно жестокими людьми, но офицеры разведки в поле и на удаленных аванпостах могут быть самыми непредсказуемыми и, конечно, после использования против них ядерного оружия они, скорее всего, будут очень, очень злы.

— При необходимости, вы можете раскрыть минимальные сведения — свое имя, звание, личный номер и дату рождения — чтобы просить пощады. Старайтесь любым образом избегать злоупотреблений, пыток, или просто допросов — напоминайте им о законных правах, Женевской конвенции, требуйте представителей Красного Креста, взывайте к справедливости и гуманности, скажите, что у вас семья, вы ранены, бла-бла-бла, и вообще никак им не повредите. Здесь не место игре в героев. Помните, что мы говорим не об афганцах и не о чеченцах — канадцы или американцы реагируют на подобное. Опять же, если вы будете помнить, чему вас учили и держать голову холодной, с вами все будет в порядке. Черт, вы, возможно, даже попадете на реалити-шоу, подпишите контракт на съемки в голливудском фильме, женитесь на Памеле Андерсон и сам адвокат Джонни Кокран согласиться представлять вас в суде на день или два. — Это вызвало смех, который Леборов смог расслышать даже в шумной кабине.

— Если вы сбежите, ваши шансы на помощь от местного населения неизвестны, — продолжил командир экипажа. — Вы можете столкнуться с местными жителями, говорящими по-русски, но не ждите от них пророссийских настроений. Как правило, люди, живущие в Арктике в России, помогают чужим, которых встречают в тундре — это неписанный закон живущих в неблагоприятных регионах. Тем не менее, старайтесь избегать незнакомых людей и идите на контакт, только если ваше положение становиться отчаянным. Мы предполагаем, что согласно Женевской конвенции с нами должны будут обращаться как с военнопленными, но помните, что если вы убьете кого-либо, или попытаетесь сбежать, с вами могут плохо обращаться, пытать, или даже расстрелять, хотя в Канаде нет смертной казни. Понятно?

— Вопросы? — Спросил Леборов. Они обсудили некоторые аспекты, в основном, погодные условия и местность в северной Канаде, а также немного о базе для дозаправки. Норманн Уэллс находилась прямо последи обширных нефтяных месторождений в Канаде, так что там будет обширная авиационная инфраструктура и, соответственно, много авиационного топлива. Было, конечно, сомнительно, что они смогут похитить достаточно топлива для все Ту-95, количеством двадцать один — так что в этом случае придется взять лучшие самолеты, принять членов экипажей остальных и все, что можно из имущества[77]. Группы спецназа отойдут на подводной лодке из залива Маккензи, так что некоторых членов экипажей будет возможно вывести с ними.

— Да пошло оно все, — сказал Бодорев, когда инструктаж был завершен. — Я остаюсь в Канаде.

Леборов не поверил своим ушам.

— Что ты сказал?

— Я сказал, что если не смогу улететь, то останусь, — ответил штурман. — Я довольно неплохо говорю по-английски, так что и по-канадски смогу, нет? Стану «кукурузником». Буду катать туристов летом и возить припасы зимой. Или подамся на «русскую охотничью ярмарку» с дрессированными медведями в Ситке, на Аляске. Буду выступать перед туристами с круизных лайнеров. Спрячусь, так сказать, у них под самым носом.

— Ты с ума сошел, — сказал Леборов. — Ты думаешь, у них будут дрессированные медведи и охотничьи ярмарки после того, что мы сделаем сегодня?

— Больше, чем когда-либо, — ответил Бодорев.

— У тебя же кто-то остался в России, забыл? Ты летчик и офицер российских ВВС!

— Это у тебя есть к кому вернуться — если они тебе позволят, — сказал, резко посерьезнев, Бодорев. — Куда бы ты не попал после того, как все это закончиться, у тебя, по крайней мере, будет семья. У меня всей этой ерунды нет.

— Ты станешь героем, — сказал Леборов. — И будешь всю оставшуюся службу рассказывать, как выжил, прорвавшись через канадскую и американскую ПВО, и отбомбился по ним.

Второй пилот рассмеялся.

— Думаю, я предпочту дрессированных медведей, Джои, — сказал он. — Но сначала удостоверюсь, что ты улетел домой, не волнуйся. — Леборов не ответил. Он не хотел продолжать разговор на эту тему.

— Подходим к точке поворота, — сказал штурман.

— О, еще одна причина остаться в Канаде, дружище, — сказал Бодорев. — Большое Медвежье озеро. Одно из крупнейших пресноводных озер в мире и лучшее на данный момент место для ловли форели. Я читал, что здесь можно поймать форель, которую смогут унести только два человека. Помощник официанта на любой из лодочных станций за месяц получает больше, чем летчик российских ВВС за год.

— Ты, коллега, совсем головой где-то долбанулся.

Штурман дал коррекцию курса, направив самолет на восток от озера. Несмотря на то, что в это время года здесь не было никого, кроме оленей, медведей и нефтяных вышек, пролет над озером выдаст их возможным воздушным патрулям.

— Сорок минут до зоны пуска, — сказал штурман.

— Кончай этот дурацкий отсчет, — раздраженно сказал Леборов. Он сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. — Просто дай знать, когда нужно будет запускать проверку своих систем — все остальное уже готово к пуску. Начинаем проверку…

Неожиданно все услышали в наушниках сигнал тревоги.

— Радар, режим обзора, УВЧ-диапазон, на два часа, — доложил оператор РЭБ.

— Обзорный режим? Источник?

— Воздушный радар, возможно, самолет ДРЛО, — сказал оператор РЭБ.

— Снизиться до ста? — Спросил Бодорев.

— Если это самолет ДРЛО, не важно, как низко мы будем идти — он нас увидит, — мрачно сказал Леборов. — Наш единственный шанс — попытаться сбить его прежде…

В этот момент они услышали еще один предупреждающий сигнал.

— Радар истребителя, на два часа, — доложил оператор РЭБ. — Х-диапазон, вероятно, канадский CF-18 «Хорнет». Началось — АВАКС начал охоту.

— … чем он выдаст целеуказание истребителям, — закончил Леборов. — Набрать высоту пуска. — У них не было выбора. Нужно было набрать высоту тысяча метров для пуска Х-31 из бомбоотсека.

— Самолет ДРЛО переключается из режима дальнего сканирования в режим узкого луча. Думаю, они нас заметили. Начинаю противодействие. Все станции запущены.

— Мне нужно огневое решение прямо сейчас! — Сказал Леборов.

— Нет азимута и дальности.

— Черт тебя дери, ты только что сообщил мне азимут!

— Это общее направление по сигналу радара, — ответил оператор средств РЭБ. — Система не может расчитать данные для пуска.

— Мне не нужны объяснения, мне нужно его сбить! — Рявкнул Леборов! — «Хорнеты» заметят нас любой момент!

— Нет азимута…

— Нахрен системы! — Заорал Леборов! — Пуск по последнему известному азимуту. Хотя бы пуганем!

Сделав короткую паузу, он объявил:

— Экипаж, к пуску! Запускаю систему!

— Включаю! — Крикнул Леборов, включив три тумблера под красными защитными крышками. — Огонь, черт тебя дери!

— Бомботсек открывается! — Крикнул оператор РЭБ. Через несколько секунд раздался низкий грохот, когда массивные створки бомболюка Ту-95 распахнулись.

— Пуск! — Оба пилота закрыли глаза, когда огромная полоса огня осветила кабину. Невероятный рев заглушил даже гул турбовинтовых двигателей самолета. Первая ракета Х-31П отлетела от бомбардировщика на твердотопливном ускорителе и начала набирать высоту.

— Самолет ДРЛО выключил радар, — выдохнул оператор РЭБ. Пуск принес желаемый эффект — экипаж выключил радар, чтобы уйти от ракеты. — Цель групповая, Х-диапазон, CF-18 «Хорнет», на три часа!

Леборов заложил резкий вираж вправо, прямо на Большое Медвежье озеро. Он надеялся, что этим маневром займет курс, перпендикулярный траектории «Хорнетов», что скроет российский бомбардировщик от импульсной доплеровской РЛС «Хорнета». Было несколько смешно пытаться скрыть такого огромного хромоного носорога, как Ту-95 от передового перехватчика, такого как CF-18 «Хорнет», но ради своего экипажа он должен был перепробовать все.

— «Хорнет» на девять… Стоп… Включает радар, есть захват… Выпустить помехи и резко влево! — Леборов резко завалил Ту-95 влево, надеясь таким образом сократить отражающую поверхность и сделать облако дипольных отражателей более привлекательной целью на радаре истребителя противника. — «Хорнет»… стоп… «Хорнет» доворачивает на северо-восток… Есть захват… Ракетная атака, ракетная атака!… Так, он обстреливает не нас… Фиксирую пуск ракет AMRAAM, но не по нам… Еще одна ракетная атака!

Леборов переключил гарнитуру на частоту соединения.

— Внимание, ребята, козлы атакуют!

— Второй «Хорнет» на восемь. Резко доворачивает влево, курс один-два-ноль… Похоже, третий «Хорнет»…

— Это один-семь, в нас попали, в нас попали! — Внезапно раздалось на командной частоте. — Покидаю машину! — И наступила тишина.

— Один-седьмой сбит, — сказал Бодорев.

— Бандит на шесть часов с превышением, — крикнул по ВПУ хвостовой стрелок.

— Облучения не фиксирую, — сказал оператор РЭБ. — Ему будет нужно использовать для атаки инфракрасную систему или очки ночного видения. — Они услышали треск и сильную вибрацию — открыли огонь большие сдвоенные хвостовые 23-мм пушки Ту-95. Несколько мгновений спустя сверху раздался рев мощных реактивных двигателей, когда «Хорнет» прошел мимо. Они понимали, что как для акулы, первый раз проносящейся мимо добычи, первый проход для «Хорнета» был направлен на идентификацию цели — для атаки на следующем заходе.

— Самолет ДРЛО включает радар, — доложил оператор РЭБ. — Первая ракета прошла мимо.

— Грохни этого гада! — Крикнул Леборов.

— Нет огневого решения.

— «Бандит» на пять часов, дальность семь, — доложил бортстрелок. — Быстро приближается… шесть… пять…

— Есть огневое решение! — Крикнул оператор РЭБ. — Держу его! Держитесь ровно! Бомбоотсек откывается! — Через несколько секунд они выпустили вторую ракету Х-31. Два пилота увидели, как ракета пролетела, казалось, прямо перед ними, а затем ощутили удар, когда она преодолела звуковой барьер. — АВАКС выключил радар…Х-31 переходит в активный режим… Идет к цели, есть захват! — Пилоты успели удивиться этому, но через несколько секунд увидели в отдалении огромную вспышку. Большая огненная масса медленно начала опускаться в ночном небе, разбрасывая обломки.

— Попал! — Закричал Бодорев. — Ты сделал АВАКС! Отличный вы…

В этот же момент снова раздался звук стрельбы хвостовой установки.

— «Бандит» на четыре часа! — Крикнул наводчик. Они не могли маневрировать при запуске ракеты Х-31, и теперь были для канадского «Хорнета» легкой добычей. Раздалось несколько оглушительных ударов по фюзеляжу, словно нанесенных огромной кувалдой. Первый двигатель на левом крыле взвыл и замер, бомбардировщик резко рванулся в сторону. Леборов силился сохранить управление. — Второй «бандит» на семь часов с превышением, дальность шесть… Подходит со снижением, пять… Четыре… — Хвостовая установка снова открыла огонь — и резко замолчала. Наступила жуткая тишина.

Новые удары сотрясли бомбардировщик. Вспышка осветила кабину. — Пожар в четвёртом двигателе! — Закричал Бодорев. Леборов изменил положение винтов на «Холостой» и выставил рычаг регулировки смести[78] на положение «ВЫКЛ.». Бодорев дернул ручку, включающую систему пожаротушения, перекрывая подачу топлива в четвертый двигатель и изолируя его электрические, пневматические и гидравлические системы.

— Вторая Х-90 в порядке, — сообщил бомбардир. — Но вижу огонь из четвертого двигателя — он все еще горит! Готов отстрелить ракету номер два.

— Отставить! — Крикнул Леборов. — Мы проделали этот путь не затем, чтобы отстрелить ракеты за борт!

— Джои, если не отстрелить ракету, нас разнесет на мелкие кусочки, — сказал Бодорев.

— Тогда запустим эту драную ракету!

— Мы еще в сорока минутах от зоны пуска.

— Забыть про зону пуска! — Крикнул Леборов. — Перенацелить на цели ближе!

— Но… Как мы… Я имею в виду, на какие?

— Включай проклятое радио и координируй смену целей с другими бортами, — сказал Леборов. — Нас обнаружили, так что я полагаю, мы можем нарушить режим радиомолчания. Затем свяжись с другими формированиями и прикажи им выполнить перераспределение целей. Ты на ведущем самолете, так что ты определяешь, кому какие цели атаковать. Живее! Штурман, помоги ему!

— По… Понял, — бомбардир включил радиостанцию и немедленно начал отдавать приказы остальным самолетам. В системы каждого бомбардировщика был загружен одинаковый набор координат, так что было несложно выбрать самые северные в пределах досягаемости и ввести их. Наконец, бомбардир скомандовал второму звену изменить наборы целей, так что второе звено могло взять те, что находились дальше на юг.

Несколько долгих мгновений в кабине было очень тихо, но вот пилоты заметили, что загорелся большой красный индикатор «ОТСЧЕТ» на верхней части приборной панели.

— Бомбардир, вошли в зону пуска.

— Принял. Включаю систему.

— «Бандит», на восемь с превышением, дальность семь…

— Включаю! Запускай чертовы ракеты!

Индикатор «ОТСЧЕТ» замигал.

— Подготовка к пуску начата… Пилот, плавный набор высоты и выровняйся…

— Шесть… Пять…

Индикатор «ОТСЧЕТ» загорелся ровно, когда хвост вдруг яростно дернуло из стороны в сторону.

— Пилот, держи ровнее.

— Похоже, мы теряем третий двигатель, — сказал Бодорев. — Давление масла падает… Падают обороты шестого винта. Мне его выключить?

— Нет. Я удержу, — Леборов яростно вцепился в штурвал, практически поднявшись с кресла, одновременно держа ноги на педалях управления, стараясь держать хвост на одной оси с носом.

Индикатор «ОТСЧЕТ» снова замигал — первая ракета снова запустила обратный отсчет. Внезапно индикатор ярко вспыхнул. — Первая пошла! — Крикнул оператор вооружения. Его словам, казалось, не вторило ничего — а затем раздался оглушительный рев, который казался в тысячу раз громче рева ускорителя Х-31, и первая ракета Х-90 понеслась вперед, начала набор высоты и скорости, и быстро исчезла в ночном небе.

— Вторая, отсчет!

Затем они услышали, как бортстрелок прокричал что-то, а через мгновение первый двигатель разлетелся впечатляющим шаром огня. Ракета AIM-9L «Сайдуаиндер», выпущенная канадским CF-18 «Хорнет» нашла свою цель.

— Пожар в первом двигателе! — Крикнул Леборов, выводя на ноль рычаги подачи топлива и оборотов винта. — Отключаю первый двигатель! — Он посмотрел на индикатор ОТСЧЕТ — он горел ровно, так как отсчет не мог быть запущен, пока не будут достигнуты правильные параметры полета. Леборов изо всех сил старался держать самолет, но он словно начал качаться, рыскать и поворачиваться во всех направлениях сразу.

— Первый не отключается! — Крикнул Бодорев.

— Что?

— Наверное, сдохло управление топливной системой — я не могу перекрыть подачу топлива в двигатель. Он все еще горит. Не могу изолировать гидравлику и плоскости управления.

Кабина начала наполняться дымом, сгущающимся с каждой секундой.

— Экипажу покинуть самолет! — Скомандовал Леборов.

— Я возьму его, Джои, — сказал Бодорев, ухватившись за штурвал.

— Отставить. Открывай люк и убирайся отсюда!

— Я тебе уже говорил, Джои — я останусь в Канаде, — сказал Бодорев с улыбкой на лице. — Тебя кто-то ждет дома, ты не забыл? Ты теперь человек семейный. Я остаюсь.

— Юрий…

— Самолет мой, — сказал Бодорев. Он указал пальцем на корму. — Уходи, командир.

Леборов понял, что второго пилота он не переубедит, так что быстро отстегнулся, нажал кнопку «ПОКИНУТЬ САМОЛЕТ» и положил руку Бодореву на плечо.

— Спасибо, Юрий, — сказал он.

— Может быть, еще увидимся на земле, Джои. Давай. Мне тут нужно поработать. — Бодорев сконцентрировался на удержании самолета, чтобы последняя ракета смогла завершить процедуру пуска.

На приборной панели загорелись индикаторы открытия аварийных люков, когда бортстрелок и бомбардир открыли их и выбросились. Бортинженер, штурман и оператор средств РЭБ собрались на нижней палубе, открыв нижний люк и выпустив направляющий рельс. Они прицепили к рельсу кольца парашютов и развернулись лицами к хвосту, положив одну руку на запасное кольцо парашюта, а второй взявший за рельс, и выпрыгнули за борт. Направляющий рельс предохранял их от попадания в турбулентность вокруг самолета и засасывания обратно к фюзеляжу. В конце рельса специальный механизм автоматический выдергивал кольцо парашюта, после чего барометрическое устройство автоматически определяло момент раскрытия. Так как они шли на очень малой высоте, немедленно вылетели стабилизирующие купола, а менее, чем через секунду раскрылись основные.

Леборов выбросился последним. Сначала он не мог поверить, что снаружи будет так тихо. Он мог слышать слабый жужжащий звук, вероятно, издаваемый удаляющимся Ту-95, но, вероятно, тот был уже очень далеко, потому что он едва мог слышать этот звук. Он задался вопрос, насколько далеко…

А потом тишину разорвал невероятный, оглушительный рев. Язык пламени появился, казалось, перед самым его лицом. Это ушла последняя ракета Х-90: Юрий Бодорев сумел удержать поврежденный самолет достаточно долго, чтобы ракета закончила процедуру подготовки.

Леборов потянул парашютную стропу, чтобы развернуться — и увидел, как ракета прочертила ночное небо. Затем появился еще один огненный след. Это был Ту-95, левый двигатель которого сильно горел. Опускаясь вниз на парашюте, Леборов видел, как огонь охватил все левое крыло. Он глядел на нижнюю часть самолета, надеясь увидеть второго пилота. Но вскоре бомбардировщик ушел по спирали в темноту и разбился в тундре внизу. Леборов так и не увидел, выпрыгнул ли Бодорев.

Он жестко ударился о промерзшую землю несколькими мгновениями спустя, опустившись типично для летчика — последовательно на ноги, задницу и голову. Ошеломленный, Леборов просто лежал на спине, не способный пошевелиться. Наполнившийся ветром парашют натянул стропы, явно намекая не необходимость отцепить их, но он не обращал внимания. Если даже парашют потащит его по земле, это не будет иметь особенного значения.

Лежа и пытаясь придти в себя, он увидел их — полосы огня, взорвавшие ясное ночное небо. Его товарищи сделали это — один за другим они выпускали ракеты. Он насчитал пятнадцать и сбился со счета, но они продолжали появляться. Он зажмуривался каждый раз, как на него накатывалась ударная волна, но для него это был желанный грохот.

Это был звук успеха.

Оперативный центр, гора Шайенн. В это же время

— Передайте «Виллейдж» поднимать все самолеты на маршруты патрулирования немедленно, — сказала Джоанна Кирсейдж. — Вооруженные или нет, поднять их в воздух, пока их задницы не размазали по всем окрестностям. «Ферри» и «Аргусу» поднять дежурные силы на патрулирование, «Виджилу» и «Фесту» рассредоточить все имеющиеся самолеты, — она говорила о подразделениях ПВО в центральной Канаде и западной части США. Нужно было поднять все имеющиеся самолеты в воздух, чтобы заняться бомбардировщиками, атакующими Аляску.

— Внимание, СПРН фиксирует стратегические объекты с DSP-три над центральной Канадой. — Сообщил старший диспетчер системы предупреждения о ракетном нападении. — Классифицируются как враждебные. Это не учения. Подтверждаю множественные цели, повторяю, множественные цели. Траектория в процессе определения.

Джоанна Кирсейдж едва не взлетела со своего кресла, увидев многочисленные линии траекторий, начавшие появляться на карте Канады. Слабо матерясь про себя, она подняла прозрачную пластиковую крышку на своей консоли и нажала кнопку, подождав, пока индикатор смениться с красного на зеленый — это означало, что каждый пользователь Системы аэрокосмической отчетности НОРАД был на связи — и объявила:

— Внимание, внимание, внимание, это «Якорь», срочно, секретно, сигнал «Горящая вершина». Система предупреждения о ракетном нападении фиксирует множественные цели над центральной Канадой. Расчет траекторий и целей в процессе. Это не учения. Всем постам доложить о готовности.

Это было уже второе предупреждение, объявленное ей за последние несколько минут — первое было об угрозе удара по Аляске бомбардировщиками с крылатыми ракетами. Это были не террористы и не чья-то самодеятельность — это было полномасштабное нападение на Соединенные Штаты Америки!

— «Три К», Это ОЦ ПВО, «Виллейдж» сообщает о перехвате истребителями российских бомбардировщиков Ту-95 «Медведь-Н», — доложил старший оперативный дежурный Оперативного центра ПВО. — Бомбардировщики выпустили ракеты из бомбоотсеков и сбили наш самолет ДРЛО…

— Они что?

— … также они начали выпускать крупные ракеты из-под крыльев. Похоже, каждый «Медведь» несет две большие ракеты под крыльями и неизвестное число малых в бомбоотсеке.

— ОЦ, численность «Медведей»?

— «Три К», мы насчитали больше десяти, но их может быть намного больше, — ответил контроллер. — Мы сбили три единицы. У нас только два CF-18 «Хорнет», и без самолета ДРЛО они не могут дать полной картины.

Кирсейдж снова нажала кнопку системы оповещения.

— Внимание, воздушные силы НОРАД атакуют российские бомбардировщики в районе Большого Медвежьего озера, Альберта, Канада. Вражеские самолеты запускают гиперзвуковые ударные ракеты. Всем секторам НОРАД немедленно поднять дежурные силы на патрулирование и немедленно начать рассредоточение всех доступных самолетов.

Замигал индикатор на телефоне, но Кирсейдж могла смотреть только на появившиеся линии траекторий ракет, на огромной скорости несущихся на юг, в сторону США. Она открыла кодовую книгу и начала составлять новый сигнал, действуя так быстро, как только могла.

— Внимание, внимание, внимание, всем постам. Система предупреждения о ракетном нападении отслеживает вражеские ракеты, сигнал «Сьерра-Браво-семь». Воздушным средствам наблюдения, экстренный код «Танго-Альфа один-три», ожидайте…

А потом она замерла. Потому что компьютеры начали выдавать расчеты целей ракетных ударов. Ее рот открылся от удивления. Забыв коды, она нажала на кнопку и сказала:

— Все постам, это «Якорь». Определены траектории… Ракетные… Господи, нас атакуют! Америка подверглась атаке! Господи боже мой, нас атакуют!

ШЕСТЬ

Канзас-Сити, штат Миссури. В это же время

Начальник группы охраны президента из Секретной службы[79] ворвался в гостиничный номер президента без стука, но не удивился, увидев президента Торна поспешно натягивающим брюки. Президент всегда проявлял странную способность предвидеть события до того, как они случались.

— Что случилось, Марк? — Спросил президент.

— НВКЦ только что выдал сигнал «костер», — ответил начальник группы охраны дрожащим от ужаса голосом. Президент раскрыл рот от удивления и потребовал повторить, но одного взгляда на лицо охранника ему было достаточно, чтобы понять, что он действительно услышал то, что услышал — кодовое слово, обозначавшее «враг наносит по Соединенным Штатам ядерный удар» — и это были не учения. Президент моментально оделся для быстрого передвижения, надев поверх белой рубашки черно-коричневую кожаную куртку, темно-синюю бейсболку «Борта ВВС Љ1», темно-серые брюки и повседневные ботинки на толстой подошве.

— Уходим, джентльмены, — сказал президент, проскочив мимо изумленных охранников в коридор и направившись к лестнице. Охранники секретной службы были обучены плотно окружать своих подопечных и практически нести их, так как обычно те были слишком потеряны, сонны или скованны страхом, чтобы двигаться достаточно быстро, но Торн, бывший офицер «Зеленых беретов», спецназа армии США, двигался достаточно быстро, чтобы охранникам самим пришлось гнаться за ним.

В бронированном лимузине Торна встретил офицер ВМФ США с «футболом» — кейсом, содержавшим кодированные документы и передатчик, позволяющий отдать приказы стратегическим ядерным силам США в любой точке мира.

— «Марин-один» готов к взлету, сэр, — сказал начальник охраны, когда они отъехали от входа в отель в окружении полицейских машин и «Сабурбанов» Секретной службы. Будем на точке через три минуты. — Он выслушал сообщение через гарнитуру. — Ваши помощники просят вернуться, чтобы забрать их.

— Отставить. Уходим, — ответил президент. Он явно не собирался никого ждать, что охрану более чем устраивало. Начальник охраны ответил на звонок по мобильному телефону защищенной связи, а затем передал трубку президенту.

— Это «Сеанс», ответил Торн, применив свой личный позывной. — Слушаю.

— Слава богу, с вами все в порядке, господин президент, — раздался голос вице-президента Лестера Базика. От волнения его тянучий выговор уроженца южной Флориды делал его слова практически неразборчивыми. — Ты в порядке?

— Нормально, Лэс. Что случилось?

— Я пока не знаю. Охрана ворвалась ко мне и только что не вынесла, — ответил Базик. — Я думал, эти гады оторвут мне руки, вынося меня из резиденции. Знаю, что мы направляемся в Эндрюс, а не в «Высокую точку». Думаю, дальше куда-то полетим.

— Кто еще с тобой?

— Никого, — ответил Базик. — Черт, я даже не смог поднять старую леди с кровати.

— Я поговорю с тобой после взлета, Лэс.

— Хорошо, Томас. Увидимся на твоем ранчо после того, как эта тряхомундия закончиться. — Его голос был намного тяжелее, чем можно было ждать от сказавшего подобные слова. Они оба понимали, что происходит что-то серьезное, и они, скорее всего, не вернуться в Вашингтон еще достаточно долго.

— Все будет хорошо, Лэс, — ответил президент. — Я перезвоню, как только что-то узнаю.

— Береги себя, Томас, — сказал Базик. Торн уже собирался повесить трубку, когда услышал: — Томас…?

— Давай, Лэс.

— Томас, тебе нужно действовать жестко, — сказал Базик. — У меня такое чувство, что дерьмо попало в вентилятор. Я хочу, чтобы ты был сильным, Томас — я хотел сказать, господин президент.

— Чего это ты стал называть меня «господин президент»…?

— Черт возьми, господин президент, выслушайте меня, — серьёзно сказал Базик. — Мы не сможем говорить некоторое время, так что просто послушайте. Я уже видел такое раньше, сэр.

— Видел что?

— Видел все то дерьмо, что, похоже, происходит сейчас, — ответил Базик. — В последний раз в 91-м, когда мы решили, что Иракцы запустили биологическое оружие по Израилю и мы готовились сбросить ядерную бомбу на Багдад[80]. Я был тогда чабаном сенатского большинства. Мы вылетели из Вашингтона быстрее, чем дерьмо из гуся. И не просто на «гору» — нас разогнали, чтобы сохранить правительство, сэр.

— Что значит, «сохранить правительство»? — Спросил Торн. — Это все — мера предосторожности. Учитывая, что сейчас происходит в Туркменистане, на Ближнем Востоке, все усиление напряженности и бряцание оружием, это можно понять…

— Господин президент, при всем моем уважении, я понятия не имею, что, черт подери, должно случиться, — серьезно сказал Базик. — Но как только вы поднимаетесь на борт «Борта Љ1», вы становитесь всей исполнительной ветвью власти в Соединенных Штатах — не только Белого дома, но и каждого органа и подразделения исполнительной власти. Вы можете оказаться в одиночестве и изоляции на дни, возможно, даже на недели. У вас не будет контакта с вашим кабинетом и вашими советниками.

— Я пытаюсь сказать вам то, о чем я думаю, господин президент, — продолжил Базик. — Это оповещение поступило прямо из НОРАД. Оно касается траекторий ракет и времени их полета. Они…

— О чем ты говоришь, Лэс?

— Я говорю вам, господин президент, что нас только что окатило громом с ясного неба, — ответил Базик. — И я говорю, что вы должны быть сильным и действовать предельно жестко. Очень, очень скоро в стране будет множество озлобленных людей, которые начнут искать лидера. Им должны стать вы. А зачастую быть лидером означат быть самым страшным, что они могут представить.

— Лэс… — Торн хотел еще раз сказать, что все будет хорошо, что это просто какая-то ошибка или ложная тревога, но он и сам не знал, что это было, так что решил, что будет глупо успокаивать старого политического волка, сам не зная, что происходит.

— Лэс, а моя семья? — Выдавил он из себя.

— Вертолет подобрал из в Ратлэнде несколько минут назад. Они должны будут вылететь из международного аэропорта Берлингтона примерно в то же время, что и вы. — Первая леди была бывшим председателем верховного суда штата Вермонт и навещала родных, живших неподалеку от столицы штата, пока президент совершал поездку по стране.

Зазвонил телефон, прерывая их разговор — учитывая, что звонящий имел более высокий приоритет, чем вице-президент, это было чертовски важно.

— Я поговорю с тобой в самое ближайшее время, Лэс.

— Да, сэр, — ответил Базик. — Будь жестким, Томас. Ты президент, черт тебя дери, сэр. Возьми их всех за горла. — Торн хотел сказать, что подумает над этим, но Базик уже повесил трубку.

Торн нажал кнопку связи.

— Это «Сеанс».

— Господин президент, это генерал Венти. Я направляюсь к НВКЦ, но получил последнюю сводку из НОРАД и прошу разрешения изменить маршрут эвакуации.

— Уайтман…

— Сэр, Уайтман не безопасен. — Авиабаза Уайтман, находящаяся в часе езды к востоку от Канзас-Сити, была пунктом базирования малозаметных бомбардировщиков В-2А «Спирит». Там же базировался и «Борт Љ1», пока президент находился в Канзас-Сити.

— Скажите мне все прямо, генерал.

После небольшой паузы Венти сказал:

— Да, сэр. НОРАД объявило тревогу. Система предупреждения о ракетном нападении отслеживает высокоскоростные крылатые ракеты, идущие на большой высоте. Они были выпущены российскими бомбардировщиками «Медведь». Мы отслеживаем двадцать семь целей. Мы полагаем, каждая ракета несет две ядерные боеголовки. Мощность неизвестна. Одна ракета определенно направляется к базе ВВС Уайтман. До поражения примерно тридцать пять минут.

— О господи…

— Также подтверждены такие цели, как база ВВС Оффатт в штате Небраска, база ВВС Эллсворт в Южной Дакоте, база ВВС Майнот в Северной Дакоте; штаб двенадцатой воздушной армии на авиабазе «Ф. К. Уоррен» в Вайоминге; а также пусковые площадки МБР в Вайоминге, Монтане и Колорадо. Похоже, что русские пытаются вывести из строя все наши наземные стратегические ядерные силы — наши МБР и бомбардировщики — одним массированным упреждающим ударом.

— Я… я не могу поверить, — пробормотал Торн. — Этого не может быть.

— Сведения точны, сэр, — сказал Венти несколько неуверенным и напряженным голосом. — Первая ракета поразит авиабазу ВВС Майнот менее, чем через тридцать четыре минуты. На Майноте находятся тридцать два бомбардировщика В-52, двадцать восемь заправщиков КС-135 и самолеты обеспечения. Также, на этой базе находится штаб 91-го космического авиакрыла, контролирующий сто пятьдесят ракет «Минитмен-3».

— Могут ли… Могут ли бомбардировщики покинуть ее?

Последовала небольшая пауза.

— Мы стараемся поднять в воздух столько самолетов, сколько возможно, сэр, задействуем всех — персонал обслуживания, курсантов, дежурные экипажи — всех, кто может запустить двигатели и взять управление и имеют шансы приземлиться потом. Но я боюсь, что уцелеть смогут только те самолеты, что уже были подготовлены в рамках учений, плановых вылетов или уже находятся в воздухе.

— Господи…

— Господин президент, нашей первостепенной задачей является ваша эвакуация, — сказал Венти. — Уайтман, безусловно, не годится. В пределах досягаемости «Марин-один» есть база Макконелл, неподалеку от Вичиты, но это когда-то была база В-1 национальной гвардии, так что она тоже может оказаться целью. — Он на мгновение задумался. — Рекомендуется эвакуировать вас в Форт-Ливенворт, в штате Канзас. Это самое безопасное место поблизости. После того, как «Ангел» вылетит, мы сможем устроить встречу.

— Согласен, — сказал президент. «Ангел» было открытым кодом для транспортных самолетов VC-25, известных также как «Борт Љ1», применяемым, когда президент находился на борту. Оба самолета всегда сопровождали президента во всех его поездках, и как минимум один был постоянно готов к вылету.

— «Фогхорн» при вас?

Торн посмотрел на офицера ВМФ с «ядерным чемоданчиком».

— Да.

— Сэр, я рекомендую объявить ввести DEFCON-1, - сказал Венти. — Все уцелевшие военные силы начнут подготовку к боевым действиям, ожидая ваших указаний. Вам не нужно передавать мне код авторизации — достаточно будет устного приказа, пока мы не сможем оформить его письменно.

— Хорошо. Отдаю приказ, — немедленно ответил Торн.

Венти рявкнул через плечо, передавая приказ, а затем вернулся к разговору.

— Кроме того, я рекомендую объявить для наших стратегических сил состояние «красный».

Торн заколебался. DEFCON, то есть «Конфигурация обороны», означала уровень боевой готовности для всех вооруженных сил. DEFCON-1 означала максимальную готовность к ведению войны. Помимо того, наличествовала также система, определявшая готовность к использованию ядерного вооружения, подразделявшаяся на три состояния: «зеленый», «желтый», и «красный». Состояние «зеленый» означало, что ядерное оружие должно было находиться в защищенных хранилищах, как и коды запуска. «Красный» означало, что ядерные средства были установлены на носители, а расчеты получили все необходимые документы и произвели все необходимые процедуры поставки на боевой взвод. Для применения все еще требовался поступивший в установленном порядке приказ президента, но в случае его получения при красном уровне готовности требовалось лишь нажать несколько кнопок, чтобы обрушить на врага ад.

— Сэр?

— Объявить состояние «красный», генерал Венти, — наконец, ответил Торн.

— Да, сэр, я понял. Состояние «красный», — Венти опять отдал приказ своему заместителю объявить изменение состояния вооружённых сил по всему миру. Затем он спросил: — Сэр, я знаю, вы уже все сказали, но я все же хочу спросить вас: следует ли нанести ответный или превентивный удар по каким-либо целям? — Определённые сочетания уровня DEFCON и объявленного состояния готовности определяли порядок действий различных военных подразделений по всему миру в зависимости от характера чрезвычайной ситуации. Некоторые действия выполнялись автоматически — рассредоточение кораблей и самолетов, перенацеливание ракет, открытие убежищ и сбор командного состава на запасных или воздушных командных центрах. Среди других действий, приказ на проведение которых давался отдельно, были ядерные и неядерные удары по вражеским объектам особой важности.

В начале своего президентства Торн четко дал понять, что не станет наносить ответный ядерный удар на основании простого уведомления о вражеской атаке — так называемый автоматический запуск по уведомлению — но подобные планы все еще стояли на полках, и Венти счел своим долгом задать этот вопрос. Я хотел бы видеть, как некоторые цели испаряются прямо сейчас, подумал он.

— Нет. Продолжайте действия согласно планам, генерал, — ответил Торн. Согласно его категорическому приказу, любое нападение на США, от террористической атаки в стиле 11-го сентября до массированного ядерного удара предполагало единый порядок действий: эвакуировать его, а затем спланировать ответ, основанный на точных разведывательных сведениях и советах. Это также предполагало прежние планы действий в чрезвычайных ситуациях: эвакуацию ключевых членов правительства, обеспечение преемственности власти и сохранение полного контроля над ядерными силами, однако Торн настаивал на том, что должен был сохранять полный и однозначный контроль над ядерным вооружением. — Какие-либо сообщения от Грызлова? — Спросил он.

— Подождите, сэр… Да, несколько сообщений по «горячей линии», как голосовых, так и текстовых…

— Пусть «Сигнал» обеспечит мне связь с Грызловым, — приказал Торн.

— Сэр, у нас нет времени…

— Дайте связь, генерал.

— Господин президент, я… сэр, что бы они не сказали, я уверен, что это не будет иметь ни малейшего отношения к тому, каким должен быть наш ответ! — Сказал Венти. — Российская Федерация совершила внезапное неспровоцированное нападение на Соединенные Штаты, а до первого удара осталось примерно тридцать минут. И они определенно не советовались с нами прежде, чем нанести этот удар!

— Генерал…

— При всем уважении, сэр, совершенно не важно, что скажет проклятый Грызлов! — Взорвался Венти. — Вы знаете, что он собирается выдумать какую-то смехотворную причину, придумать какой-то кризис или событие, спихнуть вину на нас и предупредить, чтобы мы не вздумали ответить. Какая разница, черт возьми, что он скажет, пускай даже он извиниться, скажет, что это было ошибкой, что ему очень жаль и вообще он в гневе? Он нанес по нам удар, нацелившись прямо на большинство, если не все наши стратегические силы наземного базирования!

— Все так, Ричард, — сказал президент, пытаясь успокоить взвинченного председателя комитета начальников штабов. — Я не стану принимать решения без консультаций с Комитетом и членами кабинета. А сейчас конец связи. Я буду перебираюсь на «Марин-один».

— Да, сэр, — ответил Венти с очевидным раздражением в голосе. — Ожидаю.

В течение следующих нескольких минут Торн перебрался на вертолет «Марин-один», направившийся через Канзас-сити к Форт-Ливенворт, находящемуся примерно в пятидесяти километрах к северо-западу. Было рискованно делать такой звонок — хотя канал связи шифровался, дабы защитить его от прослушивания, «Марин-один» легко мог быть отслежен.

— «Марин-один», это «Сигнал», ваша компания на связи, канал защищен, — объявил связист.

— Президент Грызлов, я полагаю, у вас имеются объяснения этому нападению, — сказал Торн без преамбул и любезностей.

— Президент Торн, слушайте меня очень внимательно, — ответил голос русского переводчика. Анатолия Грызлова можно было слышать в фоновом режиме. Он, казалось, не был взволнован, словно ракетный удар по Соединенным Штатам был чем-то обыденным. Но он был бывшим начальником генерального штаба второй военной силы на земле и привык отдавать приказы, отправлявшие тысячи людей на смерть. — Эта акция является не более чем возмездием за атаки на авиабазу в Энгельсе, испытательный центр в Жуковском и наши военизированные силы под Белгородом, совершенные генерал-майором Патриком Маклэнехэном и его группой высокотехнологичных воздушных террористов, действующих под вашим полным контролем и по вашим указаниям…

— Это полная чушь, господин президент, — сказал Торн. — Я взял на себя полную ответственность за все эти атаки, каждая из которых была спровоцирована агрессией российских военных, и я хочу напомнить вам, что Соединенных Штаты выплатили миллионы долларов в качестве репараций и возмещения претензий. Я хочу, чтобы вы немедленно прервали это нападение и…

— Президент Торн, я просил вас выслушать меня, — ответил переводчик Грызлова. — Это не переговоры, это лишь уведомление. Ракеты не могут быть и не будут выключены. Целями являются только ваши базы наступательных вооружений — бомбардировщиков и ракет. Наши ракеты оснащены проникающими боевыми частями для уничтожения защищенных бункеров, с ядерными боеголовками мощностью одна килотонна.

— Господи!

— Они являются не более мощными, чем плазменные боеголовки, которые вы использовали против Кореи и лишь немногим мощнее ваших боеголовок с термонитратом, которые вы использовали на авиабазе в Энгельсе, и я предполагаю, что погибших будет гораздо меньше, чем в одном вашем ударе по Энгельсу, — продолжил Грызлов. — И, по крайней мере, я оказал вам любезность, уведомив вас заранее, господин президент.

— Что?

— Если вы проверите ваши сообщения по Горячей Линии, то увидите, что я уведомил Белый дом о целях нашей атаки сразу после того, как ракеты были запушены, — ответил переводчик. — Вы имеете полный список целей, точно такой же, как был загружен в систему управления вооружением каждого самолета нашей ударной группы. Я намеревался дать вам целый час, чтобы эвакуировать эти объекты, но наши ударные силы были обнаружены, и командующий ударной группы приказал своим силам выпустить ракеты раньше. Вы, конечно, попытаетесь сбить ракеты, так как, я полагаю, можете довольно точно просчитать их траектории, но я уверен, что это будет почти невозможно даже с такими внушительными зенитно-ракетным комплексами как «Пэтриот PAC-3». Конечно, возможно, есть шанс сделать это при помощи самолетов с лазерными системами ПРО AL-52 «Дракон», находящимися под командованием генерала Маклэнехэна, но наша разведка говорит, что вы заземлили весь свой воздушный флот. Какая досада.

— Маклэнехэн больше не командует Воздушной боевой группой, Грызлов, — гневно сказал Торн. «Марин-один» резко накренился, заходя на посадку. — Вы делаете все это для личной мести человеку, который уже ничего собой не представляет!

— Это не имеет значения, господин президент, — сказал переводчик. — Вы и ваши предшественники слишком долго санкционировали действия Маклэнехэна. А когда он совершил свое гнусное нападение даже без вашего приказа, вы решили не наказывать его — даже после того, как его действия привели к гибели тысяч невинных, мужчин, женщин и детей, даже после того, как он терроризировал весь цивилизованный мир. Маклэнехэн ничто иное, как бешеная собака, но вы — хозяин этой собаки. Вы должны были принять меры, и вы не сделали этого. Теперь пришло время заплатить за это.

— Я знаю, президент Торн, что у вас нет абсолютно никаких причин мне доверять, — продолжил переводчик. — Но то, что я вам говорю, является правдой, и когда ваши сотрудники проверят данные, которые я предоставил, вы увидите, что я сказал вам только правду. Я продолжу это делать, пока не увижу, что и вы стали честны со мной. Я не хочу начинать ядерную войну, господин Торн…

— Но именно это вы и делаете! — Ответил Торн. Уровень шума возрос, так как «Марин-один» начал заход на посадку на плац около штаба Форта-Ливенворт. — Чего вы ожидаете, Грызлов? Что я буду сидеть на месте в то время как Россия обрушивает несколько десятков ядерных боеголовок на Соединенные Штаты?

— Это именно то, чего я от вас ожидаю — ради всего мира, — сказал Грызлов. — Я клянусь вам именем своей матери, как военный военному, что не стану атаковать Соединенные Штаты Америки и их союзников — включая тех, которых вы бросили — если только вы не решитесь на ответные действия. Эта атака является ответом на ваши атаки на Россию. Лишь расплата. Помните это.

— И если вы изучите последствия этого удара, господин президент, вы поймете очень быстро, что он оставит у России и Соединенных Штатов абсолютно одинаковое число систем стратегических вооружений — иными словами, будет достигнут ядерный паритет, с равным числом боеголовок с обеих сторон[81].

— Вы что, хотите представить эту атаку всему миру как проверку численности ядерных вооружений? — Неверяще спросил Грызлов. — Вы что, ожидаете, что кто-то на Земле в это поверит?

— Как бы то ни было, это будет справедливо, и вы сможете проверить это, — ответил переводчик Грызлова. Торн услышал шуршание документов — вероятно, переводчик читал заготовленный текст. — Насколько я знаю, у вас есть от восьми до десяти атомных подводных лодок стратегического назначения класса «Огайо» на боевом патрулировании, а также аналогичное количество в базах и на ремонте. Это в пять раз больше, чем у России[82], и, как бы мне не хотелось этого признавать, наши подводные лодки, вероятно, взорвутся сами при попытке запустить ракеты. Это дает Соединенным Штатам значительный потенциал ядерного сдерживания.

— Что вы хотите этим сказать, Грызлов?

— Даже если наш удар удастся на сто десять процентов, Соединенные Штаты сохранят существенное преимущество над Россией. Следовательно…

— Вы не понимаете, Грызлов, — отрезал Торн. — Дело не в оружии, чем его подери. Я сам рад сократить наш ядерный арсенал до менее, чем двух тысяч боеголовок, может, даже еще меньше. Я был бы счастлив совместно с вами разработать новый Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений. Но ваши действия приведут к гибели тысяч людей в ходе внезапного неспровоцированного нападения на Соединенные Штаты. Ни один американский президент не позволил бы, чтобы такое осталось без возмездия.

— Так значит внезапное неспровоцированное нападение на Россию для вас приемлемо, а внезапное неспровоцированное нападение на Соединенные Штаты — нет?

Торн понял, что ему нечем ответить Грызлову. Он ощутил, что президент России прав: Маклэнехэн совершил неспровоцированное нападение на российских пограничников в Белгороде, дабы спасти двоих своих членов экипажа, которые были сбиты над Россией — после того, как ему было четко приказано вернуться на базу. Маклэнехэн совершил внезапное нападение на российскую авиабазу в Энгельсе, чтобы предотвратить массированный удар по туркменским силам, победившим российский батальон в Туркменистане. Маклэнехэн уничтожил российские средства ПВО в Туркменистане, не имея на это полномочий.

Конечно, он не использовал ядерное оружие — но какое это на само деле имело значение? В ходе удара по Энгельсу погибли тысячи, включая мирных жителей, а также была уничтожена одна из основных российских военных баз. Удар Маклэнехэна по системам ПВО убил почти два десятка человек, и это было полностью оборонительное оружие. Были ли Грызлов хуже него только потому, что прибег к ядерному оружию? И не был ли Патрик Маклэнехэн действительно причиной всего этого?

Люк «Марин-один» открылся. Снаружи показались двое сотрудников Секретной службы, незнакомый генерал и несколько вооруженных солдат, стоявших под проливным дождем, напряженно ожидая президента. Ему не нужно было смотреть на часы, чтобы понять — время не поджимало — время давно вышло. Время вышло тогда, когда он оказался не в состоянии обуздать Маклэнехэна, когда он позволил министру обороны Роберту Гоффу отговорить себя от наказания генерала.

— Итак, президент Торн, — сказал Грызлов. — Мне нужно знать ваше решение. Вы ответите?

— И что будет, если да?

— Тогда я также отвечу, адекватно степени угрозы своему руководству и своему народу, — ответил голос переводчика.

— Продолжаете свое внезапное нападение новыми угрозами, Грызлов?

— Позвольте мне еще раз напомнить вас, господин президент, что это нападение, при всей его гнусности и упреждающем характере, работает на вас. Впервые в истории Россия и Соединенные Штаты находятся в стратегическом паритете, несмотря на технологическое и, по крайней мере, до последнего времени, моральное превосходство Соединенных Штатов. Если вы примите ответные меры, вы толкнете мир у ядерной катастрофе. Вы будете агрессором.

В трубке раздался шелест, а затем появился голос самого Грызлова, говорящего по-английски медленно и с сильным акцентом.

— Господин президент. Вы сами сделали в прошлом заявление, говоря, что ограниченная ядерная война не только возможна, но и вероятна. Вы видели использования ядерного оружия Китайской Народной Республикой, бывшей Северной Кореей, даже Украиной против России[83]. Конечно, вы об этом много думали. И вы знаете ответ на свой вопрос. Вы знаете, что риск, на который я пошел, огромен, но риск, на который пойдете вы, решившись на возмездие, будет в тысячу раз опаснее для мира.

— Господин президент, вы должны находится в убежище через пять минут, — строго сказал начальник охраны президента. Собственные «часы коммандос» Торна подсказывали ему, что оставалось менее двадцати пяти минут до первого удара. — Мы должны идти.

— Президент Торн? — Спросил Грызлов. — Что вы решили?

Торн посмотрел на своего начальника охраны, а затем на пол кабины вертолета. Сделав глубокий вдох, он поднял голову и сказал: — Что я решил… Я решил больше не разговаривать с вами, Грызлов. Вы запустили ядерные ракеты по моей стране, а теперь говорите мне, что вы не запустите новых, если мы чего-то не сделаем, и говорите об этом так небрежно, словно случайно обрызгали меня грязью? Я буду делать то, что я должен, не спрашивая вашего мнения. — Он услышал, как Грызлов ответил что-то по-русски, но повесил трубку прежде, чем переводчик успел перевести.

Он выпрыгнул из вертолета. Генерал отдал ему честь, и Торн отдал ее в ответ.

— Господин президент, я генерал-майор Роберт Ли Браун, командир базы. Сюда, сэр, скорее. — Он указал на автомобиль. Они сели в него и быстро рванулись прочь в окружении полицейского эскорта. Целью оказалось трехэтажное бетонное здание. Внутри все было как обычно. Это была долгожданное штабное помещение с нескольким большими настенными экранами, где собравшиеся могли видеть изображения танков и вертолетов с пояснениями, какие это были подразделения и в каких операциях они участвовали. Сейчас все экраны были выключены, чтобы предотвратить их повреждение электромагнитным импульсом, а в помещении было пусто, не считая нескольких взволнованных военных в парадной форме.

Группа спустилась по бетонной лестнице на два этажа, а затем прошла по минимально декорированному длинному коридору в штабной комплекс, состоявший из нескольких больших защищенных залов.

— Это узел национального центра компьютерного моделирования, где отрабатываются различные боевые ситуации, — сказал Браун. — Это наиболее защищенное место на базе, также оборудованное средствами высокоскоростной защищенной связи. Вы должны оставаться здесь столько, сколько потребуется. Мы не слишком экранированы от ЭМИ, и не оснащены средствами биологической и химической защиты, но это самое безопасное место на базе. Если Уайтман или МакКоннелл подвергнутся удару, мы не пострадаем.

— Хорошо, генерал, — сказал Торн. — Мы выдвинемся отсюда, как только это будет возможно. Спасибо. Пожалуйста, возвращайтесь к своим обязанностям и убедитесь, что все в порядке. — Генерал отдал честь, развернулся и ушел. — Марк, дай мне НВКЦ.

Сотрудник Секретной службы коротко переговорил по телефону, соединяясь с Национальным Военным Командным Центром, затем проверил и включил громкую связь.

— Говорит президент, — сказал Торн. — Линия защищена. Доклад о ситуации.

— Сэр, говорит генерал Венти. Я и министр Гофф направляемся на Эндрюс, чтобы подняться на борт воздушного НОЦ. Воздушный Национальный оперативный центр был летающей версией расположенного в Пентагоне Национального Военного Командного центра на базе Боинга-747, имеющего связь с правительственными, военными и гражданскими органами по всему миру. — Объявлена чрезвычайная тревога по ПВО. Четыре базы на Аляске уничтожены маломощными ядерными боеголовками — это радиолокационные станции и объекты системы ПРО. НОРАД отслеживает несколько десятков целей, идущих на юг на очень высокой скорости. В данный момент они над южной частью Канады. Расчетное время до первого удара девять минут двенадцать секунд. Цель — база ВВС Майнотт в Северной Дакоте.

— Я говорил с Грызловым. От подтвердил, что это от начал эту атаку и предупреждает нас не предпринимать ответных мер, — мрачно сказал Торн. — Ситуация с линиями связи правительства и военного командования?

— И хорошо и плохо, сэр, — сказал Венти. — Большая часть кабинета и руководства Конгресса находится в центре связи. Большинство останется в Вашингтоне, так как пока нет признаков угрозы столице. Поскольку нет никаких целей, идущих в сторону Вашингтона или чего-либо к востоку от Миссисипи, вице-президент перебрался в Хай-Поинт, а не на летающий командный центр. Мы возьмем на борт нескольких членов Конгресса и других учреждений. Государственный секретарь Хершель сейчас в воздухе, вылетев на С-32 из Финикса. Связи с генеральным прокурором Хортоном нет, но его заместитель сказал, что он направляется на Эндрюс вместе с директором ФБР.

— Я хочу, чтобы вы и Гофф оказались в воздухе как можно быстрее, генерал, как только прибудете на Эндрюс. Как только вы оба окажетесь на борту, взлетайте. Не ждите отставших.

— Вас понял, сэр.

— А плохие новости, генерал?

— Плохие новости в том, мрачно сказал Венти. — Что мы собираемся просто запереться и ничего не делать, а просто ждать несколько часов и начинать считать потери.

Объект 91–12, Северная Дакота. В это же время

День для них начался в семь тридцать прошлого дня. Капитан Брюс Эллерби и второй лейтенант Кристин Джонсон, его помощник и второй член расчета, встретились в помещения 742-го ракетного дивизиона, чтобы просмотреть отчеты по состоянию и сообщения от командования. На обоих были ярко-синие кители формы ВВС с белыми нашивками с фамилиями и знаками различия, а также эмблемами дивизиона.

После ряда инструктажей для прибывающих членов расчетов, в том числе по состоянию пусковых комплексов, обстановке, погодных условиях и общей оценке состояния, члены расчетов собрали технические инструкции, руководства и прочие вещи, погрузились в ожидающие их фургоны и направились к пусковым комплексам. Эллерби и Джонсон предпочитали заниматься самообразованием во время дежурства, так что захватили с собой полные сумки книг: Эллерби получал степень магистра в области управления авиационными системами в Авиационном университете Эмбри Риддл, а Джонсон в училище младшего командного состава и в магистратуре университета штата Северная Дакота.

Выйдя на «своей остановке» Эллерби и Джонсон направились к своему объекту и отметились у командира охраны около полудня. Дежурная группа охраны проверила их удостоверения и разрешения на доступ на объект, после чего они сели в фургон, повезший их непосредственно к пусковому комплексу. Там их еще раз проверил «домовой» — сержант, в обязанности которого входили контроль доступа на объект, слежение за его безопасностью и исправностью, а также оформление заявок на обеды. «Домовой» проверил их, отбывающий расчет, сверил планы смены расчетов и их пароли, а затем открыл для прибывающего расчёта дверь, ведущую к лифту.

Несмотря на то, что объект имел всего восемь этажей в глубину, им потребовалось четыре минуты, чтобы достичь нижнего уровня. При достижении нижнего уровня первой задачей становилось вручную открыть десятитонные защитные двери, ведущие в электрощитовую центра управления запуском. Несмотря на всю тяжесть, они были подвешены настолько точно, что для Эллерби и Джонсон не составило труда их открыть. Оказавшись внутри, они провели проверку высоковольтных электрических систем, реле, генераторов и аккумуляторов, которые должно были обеспечивать центр управления запуском электричеством в случае нарушения работы линий электропередач. Закончив проверку, расчет закрыл створки и запер их.

Тем временем отбывающий расчет, находящийся в капсуле управления открыл защитную дверь. Эллерби и Джонсон направились через узкий туннель к капсуле — сооружению в форме яйца, подвешенному к своду комплекса на огромных пруженных амортизаторах, предназначенных для защиты расчета от ударной волны и прочих опасностей, не считая прямого попадания ядерного заряда.

Командир отбывающего расчета проинформировал прибывающий о состоянии объекта и предстоящих проверках технического состояния и системы безопасности, которые должны были быть проведены на самом объекте или десяти ракетах первой и десяти ракетах второй очереди, находившихся под управлением данного комплекса. Последней задачей отбывающего расчета было стереть свои коды доступа к красному сейф над пультом управления заместителя командира расчета и опечатать сейф. Прибывший расчет проверил свой доступ, введя новые коды, открыв, закрыв и снова опечатав сейф. Когда передача дежурства была завершена, отбывающий расчет передал прибывшему табельные пистолеты и вышел. Сотня ударов запорного механизма внутри взрывозащитных дверей, и капсула управления была полностью опечатана. Для них и еще четырех вновь прибывших расчетов начинались двадцать четыре часа боевого дежурства.

Как правило, боевая тревога означала несколько минут волнения и несколько часов бесполезной скуки. Но на этот раз все было не вполне обычно. После довольно спокойного для, интенсивность радиообмена становилась все выше и выше, включая несколько поступивших из штаба авиакрыла и даже штаба Двадцатой воздушной армии сообщений и запросов о состоянии. Явно ощущалась напряжённость. Расчеты были полностью осведомлены о событиях в Средней Азии в последние несколько месяцев и особенно недель, а также общего роста подозрительности и недоверия со стороны русских.

Напряжённость началась во второй половине ночи громким дидлдидлдидлдидл! сигнала тревоги. Кристин Джонсон, задремавшая на койке отдыха, вскочила и поспешила на свое место второго номера расчета. Эллерби уже сидел на своем месте с открытой кодовой книгой. Через несколько минут пришла шифровка с командного пункта. Оба члена расчета записали ее карандашами и начали расшифровку с помощью кодовой книги.

Первым признаком того, что что-то было не так было то, что сообщение было помечено как «фактическое исполнение», а не «учения». Хотя они получили уже несколько «фактических» сообщений, то, что это пришло так рано, было не нормальным.

— Декодирую как сообщение «одиннадцать», — объявил Эллерби.

— Подтверждаю, — сказал Джонсон мгновенно пересохшими губами. Она встала с места, открыла красный сейф и достала из него стопку карт. Эллерби достал нужную.

— Карта «Браво-Эхо».

— Подтверждаю, — сказала Джонсон. Эллерби сорвал покрывающую карту фольгу и считал код из шести букв и цифр, после чего сверился с кодом в шифровке. Коды совпадали.

— Коды совпадают точно, — сказал он.

— Подтверждаю, — сказала Джонсон. Ее сердце бешено колотилось.

На этот раз они делали все вместе, медленно и аккуратно. Они расшифровали оставшуюся часть сообщения, и ввели в систему корректные данные по дате и времени и данные, указанные на другой странице кодовой книги. Закончив, они посмотрели друг на друга и поняли, что собираются сделать то, что раньше делали только на тренажере.

Эллерби открыл свой замок красного сейфа, снял вторую печать и открыл основное отделение, достал и вручил Джонсон ключ и еще три карты с кодами, после чего взял свой ключ и свои три карты и вернулся на место. Оба пульта находились в пяти метрах друг от друга, чтобы один человек не мог одновременно работать на них — особенно это касалось ключей запуска. Джонсон повесила ключ на шею, заняла свое место и пристегнулась.

Оба члена расчета начали проверку согласно порядку действий в чрезвычайно ситуации: уведомили другие центра контроля запуска дивизиона, что приняли сообщение и проверили его, затем запустили автономные генераторы и уведомили группы охраны и технического обслуживания о получении приказа на готовность к запуску. Они сидели как на иголках, ожидая следующего сообщения.

Сообщение поступило несколькими минутами спустя и содержало координаты целей. В состоянии повседневной боевой готовности ракеты «Минитмен-III» были нацелены на открытый океан, чтобы в случае случайного запуска или террористического акта не могли поразить реальных целей. Теперь в системы наведения каждой ракеты загружались координаты реальных целей. На эту работу требовалось немного времени, но расчету было реально страшно, так как они понимали, что то, что они делали следующий шаг в сторону запуска. Если ракеты с реальными координатами будут запущены из своих шахт, они поразят заданные цели несколькими минутами спустя, и не будет никакой возможности отменить поражение, перенацелив ракеты, либо отдав им команду на самоуничтожение.

После ввода координат они не могли сделать ничего, кроме как сидеть и ждать, подтверждения и проверки приказа на запуск, который запустит последнюю стадию процедуры пуска. Последним шагом будет вставить ключи и одновременно повернуть их, чтобы отдать системе команду на пуск. Успешный поворот ключей в как минимум двух центрах управления запуском снимет блокировку в других центрах управления запуском дивизиона, поворот ключей в как минимум трех центрах отдаст команду на запуск всех ракет. Система управления запуском автоматически начнет рассчитывать время запуска, чтобы ракеты не помешали друг другу…

Внезапно, все вокруг затряслось. Лампы замигали, затем погасли, затем начали включаться одна за другой. Воздух стал тяжелым и жарким, словно его кто-то раскалял, насыщая горячей красной пылью. Капсула ударилась о что-то — вероятно, об основание комплекса — а затем подскочила и тряхнулась, словно дикая лошадь. Оба члена расчета закричали, едва не вылетев из сидений, к которым были пристегнуты. Различные предметы, книги и журналы полетели во все стороны, но Эллерби и Джонсон не обращали на это внимания, силясь остаться в сознании. Становилось все жарче и жарче…

А потом все взорвалось сплошной стеной огня. Это милосердно продлилось всего секунду или две, а потом навечно воцарилась тишина.

Над центральной Ютой. В это же время

— Внимание всем воздушным судам на этой частоте, говорит диспетчер Солт-Лэйк сити, я получил экстренное уведомление от министерства обороны США и Департамента внутренней безопасности, — внезапно раздалось по рации. — Вам следует немедленно приземлиться в любом близлежащем аэропорту. Любое воздушное судно, не приземлившееся в течение следующих двадцати минут будет считаться нарушителем и может быть сбито наземными либо воздушными средствами ПВО без предупреждения.

Патрик Маклэнехэн услышал это сообщение, потягивая холодную воду из бутылки, превратившейся в своего рода кляп, сидя за штурвалом личного двухдвигательного самолета «Аэростар-602Р». Он немедленно нажал кнопку NRST на GPS-навигаторе, выдавшем в ответ список ближайших аэродромов. К счастью, их в окрестностях было немало — приди это сообщение несколькими минутами спустя, когда бы он находился над огромными пустынными плоскогорьями западной Юты и восточной Невады, у него были бы серьезные проблемы.

Его «Аэростар» был маленьким, похожим на пулю самолетом с двумя двигателями на коротких крыльях, созданный для высокой скорости, что означало, что ему требовалась длинная полоса, так что придется тщательно выбирать аэродром, или столкнуться с проблемами при посадке. Патрик также вспомнил, в каком положении оказались тысячи пассажиров после терактов 11-го сентября, когда несколько сотен самолетов экстренно совершили посадку в районе Бостона, Нью-Йорка и Вашингтона, и не могли взлететь еще несколько недель. Ближе всего был Муниципальный аэродром Нефи, всего в десяти километрах или двух минутах лета, однако Муниципальный аэропорт Прово, находящийся всего в сорока шести километрах севернее, имел более длинную полосу и лучшее обслуживание. Полет туда потребовал бы у него всего на девять минут больше. Патрик подумал, что у него также было бы больше возможностей добраться домой на поезде или междугороднем автобусе из Прово, чем из Нефи.

Частота мгновенно оказалась забита голосами, когда десятки пилотов заговорили разом.

— Всем пилотам на этой частоте, заткнитесь! — Крикнул диспетчер. Потребовалось еще несколько таких призывов, чтобы голоса утихли. — Всем, слушайте внимательно и выполняйте указания. Не связывайтесь со мной, если я сам не вызову вас и не выходите на связь на любых частотах, если у вас не чрезвычайная ситуация. Господи, у нас тут действительно что-то случилось.

— Всем самолетам ПВП, использующим радиолокационное сопровождение: радары отключаются, приказываю немедленно совершить посадку на ближайший аэродром, — продолжил диспетчер, изо всех сил стараясь говорить спокойно и размеренно. — Самолетам на ППП ниже эшелона один восемь ноль переключиться на ПВП, перейти на ППП и немедленно совершить посадку в ближайшем аэропорту. — Патрик относился к ППП, то есть должен был следовать Правилам полета по приборам, что означало, что его должны были контролировать федеральные диспетчеры. Так как диспетчеры отвечали за безопасность воздушного движения, пилоты, шедшие на ППП, должны были следовать четким правилам полета. Таким правилам подчинялись все самолеты на высоте шести тысяч метров/восемнадцати тысяч футов или выше.

Ниже шести тысяч, пилоты летавшие в хорошую погоду (что именовалось VMC или «простые метеоусловия») имели возможность запросить перехода на план ППП или лететь по ПВП (правилам визуального полета), что давало больше свободы. Пилоты, летящие по ПВП, сами отвечали за свое перемещение, но могли запросить помощи от наземной станции, что называлось «воздушным сопровождением». Диспетчеры могли его обеспечить, если были не слишком заняты самолетами, следующими согласно ППП.

— Самолеты ППП в зоне контроля, если ваш борт оборудовал средствами предотвращения столкновения, перейти на ПВП и немедленно совершить посадку в ближайшем аэропорту, однако мне следует знать, в какой аэропорт вы направляетесь.

— Всем остальным бортам, я обеспечу вам начальные векторы, так что слушайте внимательно. Дальнейшие указания по заходу вам обеспечат местные диспетчеры. Не подтверждайте прием, просто делайте то, что я вам говорю. Как только окажетесь ниже эшелона один восемь ноль, переходите на ПВП и направляйтесь на посадку. Держите глаза и уши открытыми, и следите за возможными срочными сообщениями на аварийном канале.

Патрик установил автопилот на быстрый спуск и ввел в транспондер код «1200», что означало, что он принимает на себя всю ответственность за навигацию и предотвращение столкновений, и начал предпосадочную проверку. Частота центра управления оказалась безнадежно забита, несмотря на просьбы диспетчера, так что Патрик переключил радиостанцию на радар управления воздушным движением Солт-Лэйк-Сити и получил указания по заходу на посадку. Небо было чистым. Он убрал воздушные тормоза, чтобы увеличить скорость снижения, но старался не слишком снижать тягу, чтобы держать обороты — сочетание малых оборотов и быстрого снижения могло привести к повреждению двигателей «Аэростара» с большим диаметром и турбонаддувом.

Он знал, что должен сосредоточиться на своем самолете, но не мог не попытаться выяснить, что стало причиной объявления чрезвычайной ситуации в противовоздушной обороне.

— Маклэнехэн вызывает Люгера, — сказал Патрик как бы сам себе. Его первый подкожный передатчик был выключен — вырублен, если говорить точно — ливийцами два года назад, но новый, имплантированный в брюшную полость, чтобы затруднить поиск и удаление, работал отлично. Весь персонал Центра высокотехнологичных авиационных оружейных разработок носил их всю оставшуюся жизнь — в основном, чтобы правительство могло обнаружить их в случае необходимости.

— Патрик! — Ответил Дэйвид Люгер. — Где тебя черти носят?!

— Лечу в Сакраменто, чтобы повидать родных, — ответил он. — Я на «Аэростар», захожу…

— Мак, все это нахрен! — Сказал Люгер. — Я только что вывел четыре «Вампира», пять «Мегафортрессов» и шесть заправщиков в районы рассредоточения над побережьем.

— Что?

— Мак, чертовы русские действительно сделали то, о чем ты говорил — они подняли стаю «Блэкджеков», «Медведей» и «Бэкфайеров» и атаковали нас AS-17 и AS-19, как в Узбекистане, — сказал Люгер. — Сначала они отправили два «Блэкджека» на малой высоте на Аляску и уничтожили базу в Клир, а затем нанесли ядерные удары по Форт-Уэйнрайт, Форт-Гризли и Эйелсону…

— Что? О, господи…

— Похоже, целями стали все наши объекты ПРО, — Продолжил Дэйв. — Они пробили брешь в Северной системе предупреждения «Бэкфайерами» и провели через нее примерно тридцать бомбардировщиков «Медведь». Они были перехвачены канадцами через пятьсот километров и начали запускать ракеты. Кануки перехватили пару штук, но по оценке СПРН на нас идет по меньшей мере пятьдесят гиперзвуковых крылатых ракет.

— Твою мать! — Выругался Патрик. Горло и рот мгновенно пересохли, в ушах зашумело, сердце словно вознамерилось выпрыгнуть из груди. Он не мог поверить в то, что только что услышал. Он не мог поверить в то, что только что услышал — но в некоторой степени был морально готов к такому и не был действительно удивлен. — Куда… Какие цели?

— Первая цель на основной части США будет поражена в любую минуту, это Майнот, — ответил Люгер. — Похоже, целями являются объекты ПРО, базы бомбардировщиков, центры управления запуском… И штаб Стратегического командования на базе Оффатт.

— Боже мой… Что Вашингтон?

— Пока нет, — ответил Люгер. — Только Аляска и базы бомбардировщиков и ракетные шахты на Среднем западе. Где ты сейчас, Мак?

— Иду на посадку в Прово, в Юте.

— Тебе будет безопаснее оказаться здесь, и тебе потребуется немного времени, учитывая «Аэростар» — возможно, часа полтора. У тебя хватит топлива?

— Я недавно заправился в Пагода-Спрингс, так что топлива полно, — ответил Патрик. — Но диспетчер приказал всем воздушным судам немедленно совершить посадку. У меня есть десять минут, чтобы сесть.

— Я свяжусь с ними и все объясню, если они станут препятствовать. Подожди… — Он вернулся менее, чем через минуту. — Плохо, Мак. Все линии связи забиты.

Патрик заколебался — но всего на мгновение. Он убрал тормоза, отрегулировал давление смеси и угол винтов, и начал медленно толкать ручки управления двигателями вперед, продолжая снижение. Вскоре радиовысотомер, измерявший расстояние между самолетом и землей показал шестьсот метров.

— «Аэростар пять-шесть Браво-Майк» — раздался голос диспетчера несколько секунд спустя. — Вы ниже моего радара, прекращаю сопровождение, меняю частоту. Немедленно приземляйтесь и оставайтесь на земле, пока не получите разрешение на вылет от FAA. Не подтверждайте прием.

Не переживай, не буду, сказал Патрик сам себе. Когда радиовысотомер показал всего триста метров, он выровнял самолет, после чего нажал кнопку «ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ» на GPS-навигаторе и ввел КВАМ — кодовое обозначение населённого пункта Баттл-Маунтин, штат Невада. Ему пришлось настроить маршрут так, чтобы обойти зону ограничения полетов вокруг полигона Дагвей, но вскоре он сделал это и направился на запад так быстро, как «Аэростар» только был способен идти на малой высоте над гористой местностью.

— Дэйв, я в пути, РВП час двадцать пять, — сообщил он.

— Что ты намерен делать?

— По старой памяти — на предельно малой высоте, — ответил Патрик. — Я надеюсь, что там не будет истребителей, которые решат, что я плохой парень. Свяжись с НОРАД и скажи им обо мне, чтобы их ковбои не решили меня сбить. — Было несомненно, что командование аэрокосмической обороны Северной Америки установит воздушные патрули над всем регионом в самое ближайшее время. — Как только сделаешь это, дашь краткую сводку по своим силам.

— Это твои силы, Мак, — сказал Люгер.

— Я вылетел с должности, Дэйв, — сказал Патрик. — Хаузер решил выдвинуть против меня обвинение. Я не командую ничем.

— Это твои силы, Мак — всегда были, есть, и будут, — повторил Люгер. — Я просто присмотрел за ними, пока тебя не было. Ты же понимаешь, что я так и не получил приказа, подтверждающего мое назначение командующим Воздушной Боевой группой?

— Все ты получил. Сообщение из Пентагона…

— Мне было приказано только принять командование нашими силами в связи с назначением тебя командиром 966-го крыла, — сказал Люгер. — Ты все еще мой командир, и, на мой взгляд, тот человек, который нужен этому подразделению. Жду тебя, и мы придумаем, что делать дальше — если мы, конечно, выживем.

— Мы выживем, — сказал Патрик. — Ты можешь развернуть «Жестяных»?

— У меня две группы развернуты на Ирексоне, — сказал Люгер. — Ждут только приказа.

— Убери их оттуда — если русские нацелились на объекты ПРО, эта база, вероятно, подвергнется удару.

— Все уже сделано, Мак, — ответил Люгер. — Они эвакуировались на Атту сразу после объявления тревоги.

Патрик сделал несколько быстрых прикидок в уме и понял, что операция была практически невозможна. От базы ВВС Ирексон на острове Симия до Якутска было примерно две тысячи триста километров. Реактивному конвертоплану MV-32 «Пэйв Дешер» потребуется как минимум пять часов на полет в одну сторону, включающий как минимум две дозаправки в воздухе, над открытым океаном и одним из самых негостеприимных мест на планете. Самолету-заправщику их группы, МС-130П ВВС США предстоит также пролететь через Камчатку в небо над Охотским морем, и, вероятно, над сушей, чтобы заправить MV-32 на обратном пути.

Если «Пэйв Дешер» пропустит хотя бы одну точку дозаправки, они не смогут вернуться.

С того момента, как MV-32 и МС-130П покинут Симию, им придется проделать практически весь путь над вражеской территорией — между Симией и Якутском не было ничего, кроме ледяного океана и российской территории. Это было самоубийством. Никто никогда бы не предположил, что такая операция могла иметь шансы на успех.

То есть, это было идеальное задание для группы «Жестяной человек».

— Приведи группу в готовность, Дэйв, — сказал Патрик. — Я хочу, чтобы они были готовы к вылету как можно скорее. Но полетят они не одни.

В ста километрах к востоку от авиабазы ВВС Оффатт, Белвью, Небраска. В это же время

Затрещал телефон внутреннего переговорного устройства рядом с генерал-лейтенантом Терриллом Самсоном. Он, вместе с генерал-майором Гэри Хаузером и несколькими офицерами штаба направлялся на базу ВВС Оффатт, находящуюся к югу от Омахи в штате Небраска, на совещание с генералом Томасом Маскокой, главой Боевого командования ВВС и членами Стратегического командования США по вопросам, связанным с ситуацией в России и тому, какие рекомендации по ответу следует предоставить Пентагону. Самсон посмотрел на Хаузера, сидевшего напротив него в салоне небольшого реактивного самолета, молча дав команду ответить. Хаузер подался вперед и поднял трубку.

— Генерал Хаузер слушает.

— Говорит майор Хэйл, сэр, — сказал второй пилот транспортного самолета С-21. — Мы получили сигнал об объявлении чрезвычайной ситуации по ПВО над территорией США.

— Что? — Воскликнул Хаузер. — Что случилось?

— Неизвестно, сэр, — ответил штурман. — Управление воздушным движением приказывает нам немедленно идти на посадку. База Оффатт закрыта по оперативным соображениям. Ближайшая полоса — Муниципальный аэропорт Линкольна.

— Мы не сядем в гражданском аэропорту, майор, это спецборт, господи, — ответил Хаузер. Это означало, что они имели высший приоритет для гражданских и военных средств управления воздушным движением, почти на одном уровне с самим «Бортом Љ1». — И что это, черт возьми, за «оперативные соображения»?

— Не сказано, сэр.

— Сообщите, что мы намерены совершить посадку в Оффатте, если не будут переданы дополнительные разъяснения, — сказал Хаузер. — Напомните им, что мы — военный спецборт. Затем немедленно вызовите командующего 52-го авиакрыла.

— Сэр, мы уже пытались связаться с ним напрямую. Ответа нет.

— Со мной генерал Самсон. Он уполномочен разрешить нам посадку в Оффатте.

— Прошу прощения, сэр, но указания поступили по FAA непосредственно из НОРАД.

— Тогда запросите генералу Самсону связь непосредственно с генералом Шепардом из НОРАД как можно скорее — он, вероятно, уже в Оффатте на встрече, на которой мы кровь из носу должны присутствовать. Если он будет недоступен, запросите генерала Венти из Пентагона. Мы не намерены уходить на гражданский аэропорт, если нет никаких чрезвычайных обстоятельств. Живее!

— Да, сэр.

Самсон оторвался от ноутбука.

— Проблемы, Гэри?

— Диспетчер сообщил о какой-то чрезвычайной тревоге по ПВО, — сказал Хаузер. — Они пытались заставить нас уйти на ближайший гражданский аэродром.

— Они знают, что мы — спецборт?

— Да, сэр.

— Диспетчеры на базе Оффатт могут связаться с FAA напрямую.

— Экипаж пробовал связаться с командиром 52-го авиакрыла непосредственно. Он намерены попытаться связаться генералом Шепардом, чтобы обеспечит нам разрешение на посадку. Он сейчас должен быть прямо в КП СТРАТКОМ.

Снова зазвонил телефон. На этот раз трубку взял Самсон.

— Самсон слушает.

— Говорит майор Хэйл, сэр. Нам приказано немедленно уходить на Муниципальный Линкольна. Оффатт закрыт. Они говорят, что диспетчеры базы предупредили другие средства управления не позволять никому заходить на базу, включая спецборты. Связи с генералом Шепардом нет.

— Какого черта происходит, майор?

— Я нет знаю, сэр, — ответил штурман. — Но я проверил эфир, и, судя по всему, из Оффатт вылетел один из ЛКП. — ЛКП или Летающий Командный пункт E-4B представлял собой базирующийся на базе Оффатт модифицированный «Боинг-747», оборудованный средствами связи с вооруженными силами по всему миру.

— На самой полосе чисто?

— Судя по всему да, сэр.

— Тогда скажите диспетчеру, что мы заходим на посадку в Оффатт, — приказал Самсон. — Если они попытаются возражать, объявите чрезвычайную ситуацию, касающуюся вопросов национальной безопасности, и заходите на посадку.

— Слушаюсь, сэр.

Самсон повесил трубку и попытался связаться со своим командным пунктом. Ответа не было. Он попытался дозвониться в свой кабинет. Ответа не было.

— Что, черт возьми, творится? — Пробормотал он. — Не могу ни с кем связаться.

— Возможно, нам следовало бы приземлиться в Линкольне, как нам приказано, — нервно сказал Хаузер. — А разбираться будем на земле.

— Мы менее чем в шестидесяти километрах от места посадки, и не будем преодолевать лишние девяносто, только потому, что диспетчеру шлея под хвост попала, — сказал Самсон. — К тому же, если что-то случилось, для нас будет наиболее полезно находится в командном центре на Оффатте. И мы будем там, даже если придется приземляться на рулежную дорожку. — У Самсона возникли некоторые проблемы с передачей своих соображений пилоту, но как только тот понял, кто дает приказ, решение было принято быстро.

Прорвавшись через слой облаков, они посмотрели в иллюминаторы небольшого самолета на отдаленную авиабазу. Ничего не предвещало беды — ни дыма, ни огня от разбившегося самолета, ни каких-либо признаков террористической атаки, ни признаков приближающегося торнадо или сильной грозы. Они зашли на глиссаду, и Гэри Хаузер ощутил облегчение, когда самолет выпустил шасси, а пилот объявил о заходе на посадку.

До полосы оставалось восемь километров, и Хаузер начал собирать портфель, когда по глазам ударила вспышка, словно от близкой молнии. Свет в салоне самолета погас.

— Твою мать! — Сказал Террилл Самсон. — Похоже, в нас попала молния!

— Похоже, двигатели тоже заглохли, — сказал Хаузер. Было трудно сказать, исходил этот шум от шасси или плоскостей управления… Или это было что-то еще? Плохо. На такой высоте они могли спланировать на посадку, но самолет не был для этого предназначен. Он подтянул ремни безопасности и приготовился к удару. Было слышно, как грохочут системы пуска двигателей — пилоты отчаянно пытались завести их. Они летели через слабую облачность, но никаких раскатов грома не было слышно. Откуда же взялась молния? Он выглянул в иллюминатор…

… И увидел громадный огненный смерч из фильма-катастрофы, который возник из ниоткуда посреди базы. Огромный столб пыли вздымался ввысь, имея, казалось, по меньшей мере милю[84] в диаметре — и светился красным, оранжевым и жёлтым, словно раскаленная лава. Он раскрыл рот, чтобы прокричать пилотам предупреждение, когда налетел грохот, в тысячу раз сильнее любого грома.

И за ним пришла полная тишина.

СЕМЬ

«Борт номер один». Вскоре после этого

Президент Томас Торн сидел в своем кабинете в носовой части «Борта Љ1», глядя на карту Соединенных Штатов на экране компьютера. Несколько точек, обозначающих военные объекты, мигали, другие были обведены красными треугольниками. На другой плоский монитор выводилось изображение вице-президента, находившегося в «Специальном правительственном объекте» Маунт-Уэзер, известном как «Высокая точка» в Берривилле, штат Западная Вирджиния. На другом мониторе виднелись министр обороны Роберт Гофф и председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Венти, находившиеся на борту национального Летающего Командного пункта Е-4В, барражировавшего над Атлантическим океаном в сопровождении двух истребителей F-15С «Игл». Там же находились несколько членов ОКНШ, сумевших добраться до авиабазы Эндрюс к моменту взлета. Они присутствовали в зале совещаний на борту ЛКП и могли говорить и слушать, но не были видны на экране.

— НОРАД не видит новых ракет, господин президент, — сказал Гофф по защищенной линии связи. — Похоже, эта атака закончилась.

Действительно, все закончилось — закончилось для тысяч военных и членов их семей, и для многих тысяч гражданских, живших поблизости от военных баз.

Как бы он не пытался сдерживаться, Торн ощущал, как закипает от гнева. Он знал, что несмотря на отсутствие точных оценок, число погибших ожидалось огромным — в десять, двадцать, возможно, тридцать раз больше, чем погибло в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании во время теракта 11 сентября. Как русские могли сделать нечто подобное? Это был невероятный акт чистейшего безумия. Назвать это «актом войны» было уже нельзя. Это был акт безумия[85].

- Ты как, Томас? — Спросил вице-президент Базик по телеконференции. — Судя по твоему виду, тебя словно пожевали.

— Нормально, — ответил Торн.

— Я знаю, что ты думаешь, Томас, — сказал Базик. — Ты хочешь пойти и сломать кому-то шею. — Торн взглянул в лицо Базика на мониторе. — Остынь, Томас. Есть очень много мертвых американцев и многое другое, что случится в ближайшее время. Ты тот человек, который должен дать ответы на ряд вопросов. Так что возьми себя в руки.

Торн безучастно уставился в иллюминатор, завешенный тонкой серебристой шторкой, которыми были завешены все иллюминаторы «Борта Љ1», дабы уберечь находящихся на нем от вспышек возможных новых ядерных взрывов. Он и несколько военных и гражданских советников были заперты в самолете, летящем над океаном вдали от столицы. Обрывки информации достигали их, но по большей части, они были оторваны от остальной страны. Они были отрезаны.

Нет, даже не так. Они сбежали. Они покинули столицу, не сделав ничего, просто бежали, спасая собственные жизни, в то время как остальная Америка осталась на месте, обреченная принимать то, что русские намеревались сделать с ней.

Он был знаком со многими эпизодами, когда приходилось экстренно бежать за время службы в спецназе Армии США. Когда операция шла не так, как планировалось, либо они оказывались раскрыты, группа испытывала определенный психологический шок. Они планировали, а иногда и отрабатывали запасные варианты на случай непредвиденных ситуаций, но когда все летело к чертям, единственным, о чем они могли думать, это о том, чтобы сбежать. Это сбивало с толку, было очень хаотичным и, по правде говоря, совершенно не героическим. Недели, а иногда и месяцы подготовки сменялись стремительными, почти иррациональными действиями на голых инстинктах. Некоторые более опытные бойцы могли помнить о других важных вещах — путях отхода, слежении за обстановкой, о необходимости собрать карты, оборудование связи, оружие и павших. Но общая картина была проста. Уходить. Спасаться. Бежать.

Но когда они уходили, собирались и начинали проверять состояние группы, они начинали оглядываться на командира группы, офицера или сержанта, ответственного за планирование и действие. Им не нужен был гнев, клятвы мести, сострадание и понимание — они хотели видеть в нем командира. И президент Томас Торн должен был стать именно им. Даже если он не знал точно, что делать, он должен был найти в себе силы и мужество, чтобы собраться и повести их вперед.

Торн сделал глубокий вдох, достал бутылку с водой, сделал глубокий глоток, и повернулся к камере, «лицом» к своим советникам.

— Ситуация? — Бесхитростно спросил президент.

— У меня есть очень предварительный отчет, господин президент, — ответил Венти. Он сделал глубокий вздох, собираясь с силами, так как этого доклада, по его мнению, просто не должно было существовать никогда.

— Первым удару подвергся объект в Клире, на Аляске, — начал он. — В Клире расположен… Располагался один из основных центров обнаружения и контроля на всей Аляске и центр контроля пространства на подходах к Северной Америке. В ходе атаки были уничтожены несколько радарных станций, объектов связи, а также строившийся комплекс наземных шахт для ракет-перехватчиков системы ПРО. Это был основной объект слежения за баллистическими ракетами и воздушным пространством, обслуживаемым примерно тысячей человек личного состава. Он был подвергнут в общей сложности восьми ядерным ударам малой мощности. Некоторые боеголовки взорвались в воздухе, уничтожая наземные сооружения, другие несли проникающие боевые части для поражения ракетных шахт.

— Затем были подвергнуты ударам три крупных военных базы в восточной части Аляски около Фэйрбенкса, — продолжил Венти. — На базе ВВС Эилсон было размещено 354-е истребительное авиакрыло с истребителями F-16, и штурмовое авиакрыло А-10, но помимо них там находилось несколько объектов национальной системы ПВО, в частности, ее аляскинский штаб. На базах Форт-Уэйнрайт и Форт-Грили базировались армейские подразделения, однако там же размещались несколько ключевых объектов НПРО. Каждая база была поражена восемью ядерными ударами.

— Сколько людей находилось на этих базах, генерал? — Спросил президент деревянным голосом.

— На всех четырех базах… Около пятнадцати тысяч, — ответил Венти.

— Г… Господи… — Томас Торн ощутил, как его лицо покраснело, а из глаз потекли слезы. Он едва мог осознать такое число погибших в одном налете. Его голос дрогнул. — Ублюдки!… - Он опустил голову на руки, потерянно глядя перед собой. Через несколько мгновений, он, не поднимая головы, спросил: — Мы знаем, какие самолеты участвовали в налете?

— В налете на Аляску принимало участие неопределенное количество высокоскоростных бомбардировщиков, предположительно, Ту-160, кодовое название «Блэкджек», — ответил начальник штаба ВВС Чарльз Казнер. — Их стандартная загрузка составляет шестнадцать[86] высокоскоростных ракет AS-16 «Кикбек» малой дальности с инерциальной системой наведения, напоминающих наши устаревшие AGM-69 SRAM, использовавшиеся нашими стратегическими бомбардировщиками. Они, вероятно, прошли весь путь из Сибири на предельно малой высоте. FAA и НОРАД заметили их, как только они пересекли береговую линию, но мы не смогли быстро поднять в воздух дополнительные перехватчики, — президент поднял голову и с укоризной посмотрел на экран, что побудило Казнера ляпнуть: — Сэр, мы уже подняли истребители из Эилсона и Элмендорфа из-за тревоги дальше к северу, и…

— Я никого не обвиняю, генерал, — сказал Торн.

— На Эилсоне пошли на взлет четыре перехватчика, когда база попала под удар, — продолжил Казнер. — Еще два подходили от Элмендорфа, но электромагнитные импульсы от воздушных ядерных взрывов нарушили работу радаров и систем связи на сотни километров вокруг. F-15 не могли ничего видеть, не могли ни с кем связаться, и не смогли перехватить эти проклятые…

— Я сказал, что я не обвиняю вас в этом, генерал Казнер, — повторил президент. Он мог видеть, как кадык Казнера дергается, как и лицо, от того, что он пытается справиться с чувством ужаса — ужаса, который его силы могли бы предотвратить, если бы были лучше подготовлены.

Венти подождал, пока президент не взглянет на него, давая знак продолжать, откашлялся и пошел дальше. — На основной части США первой подверглась удару авиабаза Майнот, находящаяся в двадцати километрах от города Майнот в Северной Дакоте. На ней базировалось 5-е бомбардировочное авиакрыло в составе двадцати четырех бомбардировщиков В-52Н «Стратофортресс» и двенадцать заправщиков КС-135R «Стратотанкер». Также, на Майнот находилось 91-е космическое крыло, оснащенное ракетами «Минитмен-III», расположенными в пятнадцати подземных стартовых комплексах на площади в три тысячи триста квадратных километров. Каждый стартовый комплекс оснащен десятью межконтинентальными баллистическими ракетами LGM-30G «Минитмен». В соответствии с договором СНВ-2, каждая вместо штатных трех разделяющихся боевых частей была оснащена только одной боеголовкой W78. Мы зафиксировали прямые попадания в саму базу и несколько взрывов рядом со стартовыми комплексами, но еще не знаем, сколько ракет было выведено из строя.

— Что насчет самой базы?

— Пока неизвестно, сэр, — без выражения ответил Венти. — Мы зафиксировали два прямых попадания.

— Сколько личного состава находилось на базе?

— Около… Около пяти тысяч военнослужащих. — Он оставил без упоминания тот факт, что могло также пострадать в два-четыре раза больше членов их семей и гражданских, живших в окрестностях базы.

— Господи, — выдохнул президент. Он не мог поверить, что все это происходило — и все же напомнил себе, что подсчет погибших даже еще не начался. — Что можно сказать о самом городе?

— Несколько сообщений о разрушениях и пострадавших, но в целом город не пострадал[87].

— Слава богу.

— Удары по континентальной части США, по всей видимости, были нанесены бомбардировщиками Ту-95 «Медведь», оснащенных сверхдальними гиперзвуковыми ракетами AS-19, кодовое название «Коала», — сказал Венти. — Бомбардировщики «Медведь» не сверхзвуковые, но их дальность почти вдвое выше, чем у «Блэкджеков»[88]. Несколько «Медведей» были перехвачены и сбиты канадской ПВО.

— AS-19? Не эти ли ракеты были обнаружены над Узбекистаном? — Спросил вице-президент Базик.

— Да, сэр, — сказал министр обороны Гофф. — Видимо, удар по базе ЦРУ в Узбекистане стал их испытанием.

— Твою мать…

— Затем была поражена база ВВС Гранд-Форкс в двадцати пяти километрах к западу от города Гранд-Форкс в Северной Дакоте, — продолжил Венти. — В Гранд-Форкс находился штаб нового Национального командования ПРО, которое должно взять ответственность за силы противоракетной обороны США. На базе также находилось крупное хранилище ядерного оружия, в котором находилось примерно четыреста сорок боеголовок для ракет «Минитмен», авиационных крылатых ракет, а также ядерных авиационных бомб В61 и В83. Оно было поражено российской ракетой с высокой точностью. Возможно, жертв от самого удара было не так много, однако есть угроза радиоактивного загрязнения от материалов, которые не сгорели при взрыве. Также, на базе располагалось 319-е крыло заправщиков в составе двадцати двух самолетов КС-135R.

Президент смог только покачать головой, почти отключившись из-за масштаба бедствия. Радиоактивные осадки — грязь и пыль, ставшие радиоактивными от гамма-излучения при взрыве, поднятые в небо силой взрыва, а затем разнесенные сильными ветрами на тысячи квадратных километров — были тем, чему после окончания Холодной войны и распада Советского Союза уделялось очень мало внимания. Торн вспомнил учения по гражданской обороне, участником которых он становился в школьные годы. Радиоактивные осадки вызывали кошмары у особо впечатлительных детей младшего возраста. Теперь им предстояло столкнуться с ними по-настоящему — и он понял, что все еще боится того вреда, который они могут принести.

— Следующей стала база ВВС Мальмстрем, всего в восьми километрах к востоку от Грейт-Фоллс в Монтане, — продолжил Венти. — Там базировалось 341-е космическое крыло в составе двухсот ракет «Минитмен-III» в двадцати стартовых комплексах на площади в девять тысяч квадратных километров. Сама база, не имеющая действующей взлетной полосы, не пострадала. К сожалению, стартовые комплексы ракет окружают город с трех сторон, и мы зафиксировали взрывы по всему городу. Возможно, число жертв будет относительно небольшим, но пока рано об этом говорить.

— Затем удар был нанесен по базе ВВС Эллсворт, находящейся в восемнадцати километрах к востоку от Рапид-сити в Южной Дакоте. На ней размещалось 28-е бомбардировочное авиакрыло, оснащенное бомбардировщиками В-1В «Лансер». Она была поражена одной ракетой. Этот удар несколько странен, так как все другие были направлены на носители ядерного оружия, а эти В-1 были переоборудованы с целью невозможности их оснащения ядерным оружием в соответствии с ограничениями по договору СНВ. Хотя мы могли бы снова модифицировать их для возможности оснащения ядерным оружием, это займет несколько месяцев и значительно снизит наши возможности в обычных авиационных вооружениях. Это указывает на недостаток в разведывательной информации русских — или они забыли, что мы сделали В-1 неядерными, или решили, что мы намерены снова сделать их ядерными.

— Именно это мы и должны сделать, сэр, — вмешался Казнер. — Как и самолеты, снимаемые с консервации. Как только мы переоснастим их и подготовим экипажи, мы должны привести их в максимальную боевую готовность.

— У меня нет никакого намерения возвращать ядерные бомбардировщики в боевую готовность, генерал, — сказал Торн. — Те времена закончились.

— При всем уважении, господин президент, судя по всему, те времена вернулись, — горько сказал Казнер. — Без МБР у нас не останется выбора, кроме как держать все самолеты в готовности к применению ядерного оружия — не только стратегические бомбардировщики, но и каждый ударный самолет, способный нести ядерное оружие.

— Генерал Казнер…

— Господин президент, мы не можем терять времени. Потребуется от четырех до восьми недель, чтобы переоснастить В-1 оборудованием, необходимым для применения ядерных средств, а также от двадцати до тридцати недель на подготовку летного состава и от сорока до шестидесяти на подготовку специалистов по технического обслуживанию. Нам нужно…

— Хватит, генерал! — Строго сказал Торн. — Мы обсужим это, когда придет время.

— Придет ли? Или просто еще шесть тысяч человек на одной из моих баз погибнут?

— Я сказал, хватит, генерал, — Рявкнул Торн. Он заметил, что ни вице-президент Базик, ни госсекретарь Гофф[89], ни председатель ОКНШ Венти не попытались осадить Казнера — они хотели видеть, что Торн самостоятельно справиться с ним. — Я уверяю вас, что когда придет время, мы организуем соответствующий ответ и применим любое оружие для его реализации. Но пока я хочу узнать, что мы потеряли и что у нас осталось, прежде, чем начинать оснащать бомбардировщики ядерными средствами. Это понятно, генерал? — Казнер не ответил и только неуверенно кивнул. Торн отметил это и строго на него посмотрел, но не стал давить. — Генерал Венти, продолжайте.

- Да, сэр. Затем был нанесен удар по базе ВВС «Фрэнсис Е. Уоррен», рядом с городом Шайенн в Вайоминге. На базе был расположен штаб 20-й воздушной армии, ответственной за все межконтинентальные ракеты наземного базирования в США, а также 90-е космическое крыло в составе 150 ракет «Минитмен». Одна из ракет ударила по самой базе — мы пока не знаем, куда именно. Большинство остальных были направлены на пятнадцать стартовых площадок, рассеянных на площади пять тысяч квадратных километров в Вайоминге, Колорадо и Небраске.

— Следующей целью была база ВВС Уайтман, находящаяся в сельской местности в западной части штата Миссури, примерно в семидесяти километрах к востоку от Канзас-Сити. На базе было размещено 59-е бомбардировочное авиакрыло в составе девятнадцати малозаметных бомбардировщиков В-2 «Спирит» и четырнадцати заправщиков КС-135R, а также штурмовики А-10 «Тандерболт» для непосредственной авиационной поддержки крыла. В базу попали две российские боеголовки. На базе находилось от четырех до пяти тысяч человек личного состава.

— Последней целью стала база ВВС Оффатт, находящаяся в пятнадцати километрах к югу от Омахи, в штате Небраска. Там дислоцировалось 55-е авиакрыло, ответственное за стратегические средства радиоэлектронной разведки и управление воздушным движением и, конечно, штаб Стратегического командования США, Объединенный разведывательный центр, метеорологический центр ВВС, а также Национальный воздушный оперативный центр Пентагона — все важнейшие разведывательные управления, необходимые для планирования и исполнения стратегических боевых задач, которые мы могли бы поставит в ядерной войне с Россией. База была поражена как минимум четырьмя боеголовками.

— Численность личного состава базы Оффатт? — Спросил президент мертвенным голосом.

Венти поколебался, сглотнул, и ответил:

— Более восьми тысяч.

— Гос-споди, — воскликнул вице-президент Базик.

— Имел место и один явный промах, сэр, но, к сожалению, это может быть величайшей катастрофой этой атаки, — сказал Венти. — Одна ракета с двумя боеголовками была нацелена, по-видимому, на хранилище ядерного оружия на базе ВВС Фэйрчаильд возле Спокане, штат Вашингтон, где хранится около пятисот ядерных бомб различной мощности, в том числе боеголовки для крылатых ракет, противокорабельных ракет и торпед. Ракета не достигла цели и боеголовки взорвались за пределами города. Пока не сообщается о пострадавших, но известно о сильных разрушениях.

— СПРН сообщает о в общей сложности шестидесяти трех ядерных взрывах на территории Соединенных Штатов, — подытожил Венти. — Тридцать одна боеголовка была направлена на центры запуска ракет «Минитмен-3», очевидно, с целью недопущения запуска ракет; шестнадцать на объекты ПРО, десять на базы стратегических бомбардировщиков и базы хранения, и шесть на пункты стратегического командования и управления, в основном, на связанные с применением ядерного оружия. Центр воздушного предупреждения отследил более пятидесяти ракет, достигших континентальной части США, так что, возможно, целых десять российских ракет дали сбой и не взорвались. Одна ракета вышла из строя, но боеголовка детонировала, с катастрофическим результатом.

— Вы все еще не установили связь со СТРАТКОМ? — Спросил президент.

— Нет, сэр. Судя по всему, Оффатт был поражен тремя боеголовками, — сказал генерал Венти. — Одна поразила непосредственно авиабазу, а две другие — подземный командный центр. Если кто-то и выжил, оттуда не поступало никаких сообщений. Одна боеголовка взорвалась к северу от города Белвью — о повреждениях и пострадавших пока не сообщается. Все боеголовки были очень малой мощности, возможно, одна или две килотонны — менее одной десятой от бомбы, сброшенной на Хиросиму.

— Есть шансы, что кто-то из СТРАТКОМ выжил?

— Командный центр был построен с расчетом на то, чтобы выдержать попадание мегатонной боеголовки, — ответил Венти. — Но многие из этих использованных в атаке боеголовок были разработаны для поражения подземных объектов. Вполне возможно, что внутри подземных сооружений кто-либо мог выжить, если комплекс был полностью закрыт и переведен на собственные источники энергии и воздуха. То же самое касается пусковых установок ракет «Минитмен». Они построены на амортизаторах, способных выдерживать огромное давление. Но они не могли уцелеть при попадании в огненный шар. Если земля и защитные перекрытия не остановят огненный шар, они не выдержат.

— И с Оффатт вылетел только один самолет?

— Да, один из национальных летающих командных пунктов Е-4В, находившийся в готовности. Он был готов к взлету и полностью исправен, хотя не был полностью укомплектован личным составом. Старший на борту — контр-адмирал Джеррод Ричленд. Несмотря на неполный состав, они способны выполнять все задачи командного центра СТРАТКОМ. Ни один самолет более не покинул базы.

— То есть, я сохраняю связь с нашими подводными лодками и военным командованием, и имею контроль над ядерными силами? — Уточнил президент.

— Е-4 представляет собой носитель средств связи на глобальном уровне, обеспечивая возможность прямой связи с любым гражданским или военным на планете с радиоприемником или компьютером. Он сменил старые самолеты ЕС-135 «Лукинг Гласс», разработанные для дублирования функций подземного командного пункта Стратегического авиационного командования, — ответил Венти. — Е-6В представляет собой самолет связи, обеспечивающий связь с воинскими частями и стратегическими подводными лодками в подводном положении, но отличие модели «В» состоит в том, что он также может отправлять ядерными силам приказы на исполнение, а также отслеживать и запускать баллистические ракеты наземного базирования.

— Разве я не могу сделать это с «Борта Љ1»? — Спросил президент.

— Вы можете легко связаться с Е-4 или Е-6 и отдать через них любой приказ военным или гражданским подразделениями, а также можете выступать с теле- и радиообращениями к американскому народу, — пояснил Венти. — Но «Борт Љ1» это не военный командный пункт, а, скорее, летающий Белый Дом. Вы не можете отдать приказ о ядерном ударе непосредственно с него.

— Так у меня есть контроль над нашими ядерными силами, или нет? — Спросил президент, изо всех сил стараясь удержать голову ясной в свете огромного нагромождения информации. — С учетом того, что у нас есть?

— Вы можете отдать приказ подводным лодкам с баллистическими ракетами в любой момент, отправив кодовое сообщение через самолеты Е-6А, находящиеся в воздухе над Атлантическими и Тихим океанами, — вмешался адмирал Чарльз Эндоуэр, начальник штаба ВМФ, оставшийся в Национальном военном командном центре в Пентагоне. — После этого Е-6А должны будут передать приказ носителям на сверхнизких частотах. Система сохраняет работоспособность.

— Мы же изменили DEFCON и уровень готовности…

— Поэтому на подлодках знают о высоком уровне угрозы, — сказал Эндоуэр. — При DEFCON-один и красном уровне готовности они должны выйти на позицию для запуска и ждать. После нескольких дней, в случае отсутствия сообщения об отмене, они произведут пуск. — Эндоуэр увидел беспокойство на лице Торна и быстро пояснил: — Такова процедура при данном статусе, сэр. Если руководство страны будет уничтожено, при DEFCON-один подводные лодки имеют право произвести пуск, если не получат от вас сообщения. Это обеспечивает максимальную скрытность и максимальный сдерживающий эффект — подводные лодки не должны рисковать, выдавая себя при получении ещё одного приказа на запуск, а русские знают, что не смогут полностью вывести из строя наши самые живучие ядерные средства, просто уничтожив президента.

— Так что же у нас осталось?

— Мы не знаем, сколько МБР наземного базирования у нас осталось, — ответил генерал Венти. — Ввиду уничтожения СТРАТКОМ и штаба Двадцатой Армии, Космическому командованию нужно наладить запасные линии связи для оценки состояния центров запуска «Минитменов» и самих ракет. Это должно быть сделано в ближайшее время.

— Если кто-то уцелел, смогут ли они запустить ракеты?

— МБР должен взять под контроль самолет типа «В», сэр, — сказал Венти. — Подождите… — Он изучил доклад и сказал: — Самолет Е-6В с базы ВВС Тинкер в Оклахома-сити. Как правило, они принимают экипажи в Оффатте и затем рассредоточиваются по различным районам Соединенных Штатов. Самолеты, оставшиеся в Оффатт, были уничтожены, но дежурный Е-6В вылетел на военно-воздушную базу ВМФ Даллас, как только была объявлена чрезвычайная ситуация по ПВО. Они поднимутся в воздух и выйдут в район боевого дежурства над Вайомингом, и постараются взять под контроль столько ядерных ракетам, сколько это будет возможно.

Венти кивнул на экран.

— Что касается бомбардировщиков, то стратегической авиации у нас больше нет. Если вы обратите внимание на спутниковые снимки, то увидите, что уничтожены три критически важные базы: это база Майнот в Северной Дакоте, база Эллсворт в Южной Дакоте и база Уайтман в Миссури, — продолжил он. — Мы не знаем, сколько бомбардировщиков уцелело на этих базах. Это означает, что только авиакрыло В-52 в Барксдейле, что неподалеку от Шривпорта в Луизиане, сохраняет способность к нанесению ядерного удара.

— Сколько там бомбардировщиков?

— Восемнадцать, сэр.

— И все? Это все тяжелые бомбардировщики, что у нас остались?

— Это все бомбардировщики-носители ядерного оружия, которые у нас остались, сэр, — сказал Венти. — Возможно, уцелели еще несколько, которые находились в воздухе во время удара. Генерал Казнер, есть ли еще какие-либо силы?

— Уцелела только одна база дальних бомбардировщиков В-1В «Лансер», а именно база ВВС Десс в Абелине, в Техасе, — ответил Казнер. — На ней находится около двадцати самолетов, а также заправщики. Кроме того, мы развернули четыре бомбардировщика В-1 с базы Эллсворт на базе ВВС Андерсен на Гуаме и шесть на Диего-Гарсия в Индийском океане в рамках создания нештатной военно-морской группы быстрого удара для поддержки наших сухопутных сил на Ближнем Востоке и в Азии. Таким образом, у нас имеются около тридцати В-1. Помимо них у нас также имеются двадцать-тридцать В-1 в «хранении в полетопригодном состоянии». Это самый смешной оксюморон, который я когда-либо слышал — на то, чтобы они снова смогли летать, уйдет несколько месяцев, а некоторые уже так и не получиться поднять в воздух. Кроме того, сэр, имейте в виду, что В-1 не способны нести ядерного оружия без значительной и длительной модификации. Тем не менее, теперь они могут быть оснащены крылатыми ракетами — они всегда могли были быть оснащены ими, но это было запрещено договором СНВ. Я полагаю, теперь можно быть уверенными, что все договоры с русскими являются недействительны.

— Я сообщу вам, какие договоры остаются в силе, и какие объявляются недействительными, генерал Казнер, — отрезал президент.

— Конечно, — сердито продолжил Казнер, игнорируя президента, — мы переоснастили столько стратегических крылатых ракет обычными боевыми частями, что их не хватит на все В-1. Барксдейл остался без КРВБ и имеет передовых крылатых ракет только на оснащение своих собственных В-52…

— Генерал Казнер, выпейте кофе, — сказал Венти, нажимая кнопку, выключающую трансляцию с камеры Казнера. Он повернулся к собственной камере. — Прошу прощения, господин президент. Он несколько расстроен. Семья генерала Казнера из Шайенна.

— Все мы немного расстроены, генерал, — сказал Торн. — Пусть возвращается к своим обязанностям, как только обретет способность ясно мыслить и ясно выражаться. Понятно?

— Так точно, сэр.

— Итак, что у нас осталось для ответного удара по русским, генерал? — Спросил вице-президент Базик.

Венти прикинул в уме.

— В настоящее время, сэр, у нас шесть лодок класса «Огайо» на боевом дежурстве, по три в Тихом океане и в Атлантике. Каждая несет двадцать четыре баллистические ракеты подводных лодок — БРПЛ — D-5 «Трайдент-II», каждая из которых оснащена пятью боевыми частями индивидуального наведения, — сказал он. — Также еще четыре лодки могут быть выведены в море в ближайшее время.

— А остальные лодки?

— В капитальном ремонте, сэр. На окончание каждого уйдет около года.

— Каковы их цели?

— В ходе боевого дежурства каждая БРПЛ оснащена пустым набором координат, — ответил Эндоуэр. — Это мера безопасности на случай случайного или террористического запуска. Но после изменения DEFCON, экипажи вводят координаты целей из каталогов. Это военные базы, центры управления и транспорта, а также главные линии связи.

— То есть города?

— Да, сэр — объекты связи, электростанции, газо- и нефтепроводы, шоссе, железные дороги, порты — любые объекты гражданской инфраструктуры, которые могли бы обеспечить ведение военных действий, — сказал Эндоуэр. — Задача состоит в том, чтобы лишить Россию способности к ведению войны на межконтинентальном уровне.

— Несмотря на то, что это означает большие потери гражданского населения?

— Мы не будем специально атаковать гражданское население. Нам не нужно бомбить города без разбора, — сказал Венти.

— Какие еще носители ядерного оружия есть в нашем распоряжении? — Спросил президент.

— У нас есть пятнадцать тяжелых бомбардировщиков, готовых к нанесению ядерного удара, а также еще два на плановом техобслуживании и один «на текущем ремонте» — что означает, что это «королева ангара», используемая в качестве источника запчастей.

— Пятнадцать бомбардировщиков? И все? — Воскликнул президент. — Господи!

— И тридцать В-1, не способных нести ядерного оружия, — напомнил Венти. — Единственным соединением дальних ядерных бомбардировщиков являются восемнадцать В-52 в Барксдейле, а также самолеты, находившиеся в воздухе во время ударов. Мы полагаем, что уцелело только два малозаметных В-2. Это означает, что у нас остаются около двадцати бомбардировщиков большой дальности, способных нести ядерные средства. У нас есть и другие носители ядерного оружия, но им потребуется время на приведение к готовность, и они не так живучи, как тяжеловесы, — продолжил Венти. — Как я уже говорил, у нас есть около тридцати бомбардировщиков В-1, которые возможно переоборудовать в носители ядерного оружия. Также ВВС располагают примерно ста семьюдесятью пятью истребителями-бомбардировщиками F-15E «Страйк Игл», способных нести тактические ядерные средства, располагающиеся на шести базах в континентальной части США и на Аляске. К несчастью, мы вывели F-15Е с базы КВВС Лэйкенхеат в Англии, как и все ядерное оружие из Европы. Несмотря на отсутствие баллистических ракет, как на подводных лодках, надводные корабли располагают крылатыми ракетами с ядерными боеголовками и ядерными бомбами, которые способны нести палубные истребители F/A-18 «Хорнет».

— Я полагаю, будет целесообразно рассредоточить эти бомбардировщики и любые другие уцелевшие бомбардировщики по всей стране, — сказал министр обороны Гофф. — Тогда русским будет труднее уничтожить их. Если они нанесут удар по оставшимся базам, самолетов там не будет.

— Я уже отправил Боевому командованию именно такой приказ, — сказал Венти. — Мы можем связаться по телефонам или другим линиям мгновенной связи со всеми командирами, как и вы с «Борта Љ1». Генерал Маскока направляется обратно в Лэнгли. Он направлялся на базу Оффатт на совещание с участием командного состава СТРАТКОМ, НОРАД, космического командования, а также 1-й и 8-й воздушных армий по вопросу воссоздание четкой системы ПВО над континентальной частью США, а также, возможно, по вопросу приведения бомбардировочной авиации в полную боевую готовность. — Он сделал паузу, сглотнул и добавил: — Я не получал никаких сообщений от генерала Самсона, командующего 8-й армией, то есть нашей бомбардировочной авиацией. Персонал его штаба сообщает, что он направлялся к базе Оффатт, когда был нанесен удар. ВВС также не имеют информации насчет генерала Шепарда, командующего НОРАД, генерала Уолленски, командующего Космического командования, генерала Крэйга, командующего 1-й воздушной армией, а также генерала Хаузера, главы Разведывательного управления ВВС. Возможно, все они находились на базе Оффатт в момент удара.

— О, господи, — выдохнул Гофф. — Большая часть высшего комсостава ВВС.

— Нам нужно, чтобы все погибшие и пропавшие генералы были немедленно заменены, — сказал президент. — Также, мне нужно немедленно переговорить с их заместителями. Я не могу даже попытаться начать планировать ответ на этот удар, пока не узнаю, что у нас есть и что есть у них.

— Мои сотрудники уже работают над этим, господин президент, — сказал Венти. — Я уже разговаривал с заместителем командира 966-го крыла информационной борьбы полковником Тревором Гриффином. Он вылетает из Сан-Антонио и будет в Пентагоне через несколько часов. Отделение СТРАТКОМ в Пентагоне готово предоставить вам доклад по состоянию стратегических сил в любой момент, когда вы будете готовы.

— Пусть Гриффин свяжется со мной, как только будет готов, — сказал Торн. — Что по гражданской обороне и убежищам?

— Губернаторы пострадавших штатов и нескольких соседних задействовали Национальную гвардию, — ответил Гофф. — Мы также взаимодействуем с Федеральным Агентством по чрезвычайным ситуациями и Северным Командованием США по вопросам обеспечения зон поражения и оказания помощи пострадавшим. Слишком рано оценивать степень загрязнения — большинство боеголовок взорвалось под землей и имели крайне малую мощность, так что опасность радиоактивных осадков должна быть минимальной.

— Слава богу, — пробормотал президент. Он устало протер глаза. — Хорошо. Итак, мой первый приказ — выяснить, что мы потеряли, и что у нас осталось. Я не могу многого сообщить американскому народу или миру, за исключением того, что я жив, наша столица уцелела и наше правительство по-прежнему работает. Однако очень скоро начнут задаваться вопросы, каков будет наш первый шаг. Это все, что мне пока нужно знать. Мы проведем следующее совещание через час или ранее, если того потребует обстановка. — Он отключил связь.

Авиабаза Резерва ВВС «Баттл Моунтаин». Вскоре после этого

— Рад снова вас видеть, Таггер, — сказал Патрик Маклэнехэн. Он находился в центре боевого управления, разговаривая с полковником Гриффином из штаба Разведывательного управления ВВС по защищенной линии видеосвязи. В данный момент он деловито просматривал потоки данных, передаваемых в Баттл-Маунтин из 70-го разведывательного авиакрыла, базирующегося в Форт-Мид, штат Мэрилэнд, где несколько технических специалистов и аналитиков просматривали последние спутниковые снимки. — Рад, что вы в деле.

— Хотел бы только, чтобы причиной этого не был чертов русский удар, — сказал Гриффин.

— У нас будет куча проблем в самое ближайшее время, Таггер, — сказал Патрик. — Уж это я точно могу гарантировать. — Последовала краткая пауза, когда они задумались о разрушениях, выведших из строя Оффатт, Майнот, Эллсворт, Уайтман, и все другие объекты, ставшие целями российских крылатых ракет. Америка подверглась крупнейшему в своей истории удару по собственной земле — и теперь их задачей было представить президенту иные варианты действий, помимо ответного ядерного удара.

— Доклад выглядит неплохо, — сказал Патрик, чтобы нарушить молчание.

— Последняя сводка, — сказал Тревор Гриффин. — Последний NIRTSat прошел всего пять минут назад. Ребята, у вас самые лучшие игрушки, которые я только видел.

Это действительно было так, подумал Патрик. Четыре спутника NIRTSat, запущенные Джоном Мастерсом всего несколько часов назад — быстро прошли над Южной Сибирью, фотографируя сотни тысяч квадратных километров территории сверхширокополосными радиолокационными и инфракрасными камерами каждые двадцать минут, а затем моментально передали снимки на Баттл-Маунтин. Изображения были проанализирован посредством сравнения размеров, плотности и цифровых сигнатур обнаруженных целей с эталонными данными известных военных объектов.

— Ладно, ребята, вот, что мы имеем, — начал Таггер. — Начнем с бомбардировщиков. Русские понесли некоторые потери своих бомбардировщиков в ходе атаки, но удар был очень эффективен и нам крепко дали под задницу. У них остается сто пятьдесят или около того самолетов, рассеянных по десяти базам. Они потеряли около четверти самолетов в ходе первого налета, но это никак не сказалось на них. Безусловно, судя по всему, они перевооружаются и готовятся к новому удару — и на этот раз им будет даже легче его нанести. Их следующий удар может быть нанесен по любой военной базе и любому правительственному учреждению в Северной Америке.

— Использование заправщиков впечатляет — они проявили уровень организации, равный нашему, — отметил Таггер. — Они подняли бомбардировщики с максимальной загрузкой и минимальным запасом топлива, заправили их с заправщиков в ходе набора высоты, а затем заправили их на большой высоте заправщиками из Якутска перед началом удара. Они заправлялись весь путь до цели, и у нах остался огромный запас на обратный полет. К тому моменту, как бомбардировщики вернулись в Сибирь, танкеры уже приняли топливо в Якутске, встретили бомбардировщики и повторили ту же процедуру на посадке. Вопросы?

Патрик ничего не сказал, но медленно кивнул, так как ознакомился со спутниковыми снимками баз, переданными ему Гриффином.

— Теперь давайте рассмотрим состояние российских ракет наземного базирования, — продолжил Таггер. — SS-18 в Алейске и Ужуре определенно находятся в полной боевой готовности. Наибольшее число ракет развернуто в Ужуре — четыре центра управления запуском, каждый из которых управляет двенадцатью ракетными шахтами. В Алейске только два центра управления запуском.

— Касательно вашего, Патрик, вопроса о конструкции центров управления запуском. Русские прекратили модернизацию центров управления запуском SS-18 в пользу мобильных ракетных комплексов. Они полагают, что мы атакуем ЦУЗ, так что предпочли идею иметь возможность выпустить ракеты до удара вместо того, чтобы пережить атаку. Так что ответом станет то, что ракеты, такие как «Лонгхорн», адаптированные для поражения бункеров — бронебойный наконечник, ускоритель и замедленный взрыватель — с неядерными боеголовками повышенной мощности на основе термонитрата смогут, по нашему мнению, поразить центры управления запуском SS-18. Мы лишь должны быть уверены, что доберемся до них раньше, чем они запустят ракеты.

— Реальная проблема, это SS-25, - продолжил Тревор Гриффин. — Эту уроды мобильны в пределах дорог и у них достаточно времени на развёртывание. Мы рискнули и проверили все известные пункты базирования SS-25, и я полагаю, это несколько окупилось.

— Наибольшее соединение, в Канске, располагает сорока шестью установками, но все они находятся в пунктах базирования, несмотря на то, что они все равно могут запустить ракеты оттуда, мы надеемся, что это следствие неисправности или неповиновения. Самое малое соединение, в Дровяной, даже не вывело установки с базы — они находятся в гаражах. Оба эти соединения географически изолированы, так что я полагаю, без присутствия взрослых, местные командиры сами решают, развертывать им своим луноходы, или нет. Похоже, в этих случаях речь идет об очень ограниченном развертывании.

— Три других ракетных соединения отследить труднее, — признал Таггер. — Они рассредоточились очень быстро и оставили в пунктах базирования намного меньше сил — возможно, не более четверти. В Барнауле, Новосибирске и Иркутске они ушли от наблюдения. Мы можем следить за теми, что остались в гарнизонах, но более семидесяти ракет на данный момент мы не отслеживаем.

— То есть, мы нацелились на гарнизоны, и надеемся, что сможем обнаружить остальные, — сказал Патрик.

— Мы осмотрели пункты дислокации, — сказал Дэйвид. — SS-25 могут быть мобильны, но их можно обнаружить и остановить в гарнизонах, а в открытую они обнаружимы и столько же уязвимы, как дерево. «Стелсхоки», оснащенные широкоформатными датчиками легко могут заглянуть внутрь гарнизонных укрытий посредством радиолокационных и инфракрасных систем, а также обнаружить установки под листвой и камуфляжем.

— Но мы определенно получили и сюрприз, — продолжил Таггер. — Мы не следили за ними специально, но все равно наткнулись на это. На активность в старых пунктах дислокации SS-24 в Красноярске.

— Что? — Обратил внимание Патрик. — SS-24 в деле? — SS-24 «Скальпель» представляли собой МБР железнодорожного мобильного комплекса, сокращенные в рамках договоров об ограничении вооружения в 1990-е. SS-24 были копией американских ракет «Миротворец», дальнего радиуса действия с десятью ядерными боевыми индивидуального наведения. Как и оригинальные ракеты «Миротворец», SS-24 была разработана для пуска с мобильных платформ, способных перемещаться по железнодорожной системе, сливаясь со значительным количеством поездов и делая их обнаружение практически невозможным. В начале 1990- Россия располагала 150 трехракетными поездами, рассредоточенными по стране[90]. Они могли быть запущены из любой точки после всего лишь нескольких минут, нужных на приведение в боевую готовность, и были оснащены самыми точными боеголовками, которые когда-либо несли российские баллистические ракеты.

Договор о сокращении наступательных вооружений СНВ-2, заключенный между Соединенными Штатами и Россией предполагал ликвидацию железнодорожных комплексов SS-24 и «Миротворец», а также оставлял только одну боеголовку на ракетах с разделяющимися головными частями. Соединенные штаты уничтожили последнюю ракету «Миротворец» в 2002 году и уничтожили шахты под ее, русские должны были переоснастить ракетами SS-24 шахты от старых SS-18 и оставить на них только одну боеголовку.

— Очевидно, что русские нарушили договор СНВ-2[91], - подытожил Таггер. — Я полагаю, они могут располагать двенадцатью SS-24.

— Дэйв?

— SS-24 представляют наибольшую угрозу, — сказал Люгер. — Они имеют самую большую дальность, несут больше всего боезарядов и наиболее точны из всего, что есть у русских[92]. — Он снова сел на свое место и покачал головой. — Не получиться, Мак, — сказал он. — Они выдвинули SS-24 прежде, чем мы узнали об их существовании, и теперь, я полагаю, шансов у нас нет. Даже если мы поднимем все оставшиеся у ВВС бомбардировщики, мы не сможем вот просто так перебросить их за шестнадцать тысяч километров и атаковать все эти места сразу. Некоторые точно уйдут.

Патрик помолчал несколько секунд, и повернулся к Люгеру.

— Я знаю про наши самолеты, — сказал он. — Мне нужны Ребекка, Дарен, Хэл и весь персонал, чтобы составить некоторые планы, но я думаю, что знаю, как нам это сделать. Я должен переговорить с генералом Венти примерно через час. — Он кивнул Тревору Гриффину в знак благодарности и спросил: — Таггер, у вас что-то еще?

— Конечно, — сказал Гриффин как ни в чем не бывало. Его лицо озарила лукавая мальчишеская улыбка. — Хотите узнать, где сейчас Анатолий Грызлов?

— Что? Вы знаете, где сейчас Грызлов?

— Разведывательное управление ВВС регулярно мониторит все командные посты и радиообмен и передачу данных между сорока семью командными центрами по всей России, — сказал Таггер. — Грызлов коварен. Он поднял две группы летающих командных постов перед нанесением удара, выдавая множество запутанных и противоречивых сообщений, что может рассматриваться как своего рода диверсия. Но я думаю, что мы точно определили его местонахождение: Рязань, подземный военных объект поблизости от закрытой военной базы примерно в двухстах тридцати километрах к юго-востоку от Москвы. Вскоре после того, как база была закрыта, мы отметили значительные работы в Окском заповеднике, прилегающем к старой военной базе. Мы видели много отвалов грунта, но не видели никаких сооружений, так что мы подозревали, что русские ведут строительство подземного хранилища боеприпасов, либо командного центра. Грызлов также находится в Рязанской области.

— Мы уверены, что он там?

— Настолько, насколько это возможно, босс.

— Это означает…?

— Шестьдесят процентов точно, — пожал плечами Таггер.

Патрик кивнул, благодаря Гриффина за честность.

— Спасибо за сведения, Таггер, — сказал он. — Давайте сконцентрируемся на том, чтобы уничтожить эти ракеты, а затем, возможно, мы получим шанс грохнуть самого генерала. Но я хочу, чтобы вы обнаружили эти ракеты — в особенности SS-24.

Национальный летающий оперативный центр Е-4В, несколько часов спустя

— Маклэнехэн на закрытом канале, сэр, — сказал генерал Ричард Венти министру обороны Роберту Гоффу. Они оба были членами Объединенного комитета начальников штабов или их уполномоченными представителями — все начальники штабов не успели добраться до ЛКП перед его вылетом из Вашингтона.

— Ох, елки зеленые! — Воскликнул Гофф. — Какого черта ему надо? Где он?

— В Баттл-Маунтин, сэр.

— Я должен был догадаться, — сказал Гофф. Он устало помассировал виски, но кивнул. Венти дал знак технику, и через несколько мгновений на мониторе появился Патрик Маклэнехэн в летном костюме. Гофф узнал также большинство окружавших его офицеров: Дэйвид Люгер, новый командующий бывшим подразделением Маклэнехэна, Ребекка Фёрнесс, командир крыла высокотехнологичных бомбардировщиков с авиабазы Резерва ВВС Баттл-Маунтин, ее начальник оперативного отдела Дарен Мэйс, а также бывший командир эскадрильи Фёрнесс, ныне командир модифицированных В-52 Нэнси Чешир.

— Рад видеть вас живым и здоровым, генерал, — сказал Гофф.

— Это верно, сэр, — ответил Патрик.

— Я также заметил вас в летном костюме. Надеюсь, это просто ради удобства, генерал. Я полагаю, вы не имеете допуска к полетам в ожидании трибунала.

Ребекка Фёрнесс посмотрела на Маклэнехэна с некоторым удивлением — очевидно, она не знала о таком развитии событий.

— Я поднимусь в воздух, только если мне будет дан приказ, сэр, — ответил Маклэнехэн.

— Это хорошо, — сухо сказал Гофф. — У меня мало времени, генерал. Что у вас на уме?

— По приказу генерала Люгера наши ударные самолеты и самолеты поддержки были выведены в районы рассредоточения над Западным побережьем до того момента, как мы определим цели русских, — ответил Патрик. — У нас есть в общей сложности восемь ударных самолетов и шесть самолетов обеспечения в воздухе, а также ещё пять ударных и два самолета обеспечения на земле, готовых к бою.

— Хорошие новости, генерал, — сказал Гофф. — Потому что на данный момент это треть оставшейся у США стратегической авиации.

На лицах Люгера и Фёрнесс вспыхнуло выражение удивления, но Патрик был непоколебим и стоичен, как никогда.

— Мы также рассчитываем на два В-2А, два В-52Н и четыре В-1В, уцелевших при ударах по базам Уайтмен, Майнот и Эллсуорт.

— Как вы узнали о них так быстро, генерал? Даже у меня еще нет этой информации.

— Воздушная Боевая Группа постоянно отслеживает все военное воздушное движение, сэр, в особенности бомбардировщики и заправщики, — сказал Дэйв Люгер. — Мы знаем, где находится каждый самолет, даже если он не в воздухе — в реальности, мы отслеживаем, где находится каждая часть каждого самолета, вплоть до шин. Потому что берем много оборудования с неисправных самолетов.

— Впечатляет, — пробормотал Гофф. — Итак, какова цель вашего звонка, генерал Маклэнехэн?

— Сэр, я готов принять командование восьмой воздушной армией и начать контратаку против Российской Федерации, — сказал Патрик.

— Я не в настроении для юмора, Маклэнехэн, — сказал Гофф. — Я уже отобрал офицеров, которые заменят погибших при этом ударе. К тому же, вы не являетесь ничьим заместителем, чтобы принимать командование чем бы то ни было.

— На самом деле… Это не так, сэр, — сказал генерал Венти.

— О чем это вы, генерал?

— Сэр, Патрик Маклэнехэн старший командир крыла Разведывательного управления ВВС, — пояснил Венти. — После гибели генерала Хаузера он должен принять командование разведуправлением ВВС…

— Что?!

— …Что также делает его заместителем начальника нескольких подразделений и управлений по разведывательным вопросом, в том числе Боевого Командования ВВС, Космического командования ВВС и Стратегического Командования США, в том числе по информации Совета Национальной безопасности, Объединенного комитета начальников штабов и Белого Дома.

— Если только я не скажу нет! — Отрезал Гофф. — Я назначу на эту должность кого угодно другого — особенно того, кого не собирается судить военный трибунал!

— Также, как командир Разведывательного управления ВВС, генерал Маклэнехэн является заместителем командующего Восьмой воздушной армией по разведывательным вопросам, — продолжил Венти. — Так как у генерала Самсона не было заместителя, командование должен принять старший по званию офицер.

— Маклэнехэн.

— Так точно, сэр. И как командир 8-й воздушной армии, Маклэнехэн становится заместителем командующего бомбардировочной авиации Стратегического командования США.

— Минуту — ты говоришь, что Маклэнехэн становится советником командующего СТРАТКОМ по бомбардировочной авиации? Точнее того, что от нее осталось? — Спросил адмирал Эндоуэр. — При всем уважении сэр, вы не можете допустить этого. Никто в ВМФ не доверяет Маклэнехэну. Сэр, Маклэнехэн последний человек, которого вы можете выбрать представителем ВВС или бомбардировочной авиации в СТАРТКОМ.

Гофф был ошеломлен — но ненадолго. Он задумался на мгновение, и махнул Эндоуэру рукой.

— Я не верю ему, адмирал. Но он видел признаки этого конфликта и предсказал его заранее с пугающей точностью. — Он сделал паузу и повернулся к генералу Венти. — Дик, вы знаете, что я могу обломать все эти фокусы с цепочками командования. Что вы думаете?

— Технически, Маклэнехэн должен принять командование в силу своего звания, но генерал Золтрейн имеет больше боевого и штабного опыта, а также лучше знает наши силы, — признал Венти. — Чарли Золтрейн определенно будет лучшим выбором. Мы на войне, сэр, и нам нужен человек с настоящим боевым опытом, чтобы взять командование стратегической авиацией.

Гофф на мгновение задумался и кивнул.

— Согласен. Дик, прикажите генералу Казнеру приказать Золтрейну принять командование восьмой воздушной армией и обеспечьте связь с ним в режиме видеоконференции как можно скорее, — сказал Гофф. — Ему придется реорганизовывать штабы и подразделения на лету. Также пускай Казнер прикажет полковнику Гриффину принять командование Разведывательным управлением ВВС и попросите его подготовить доклад для руководства страны по видеоконференции.

— Сэр, у меня есть воз