загрузка...

Трансформация массового сознания под воздействием СМИ (fb2)

- Трансформация массового сознания под воздействием СМИ 968 Кб, 161с. (скачать fb2) - Мария Борисовна Владимирова

Настройки текста:



Мария Борисовна Владимирова Трансформация массового сознания под воздействием СМИ (на примере российского телевидения)


Владимирова М.Б.

В57 Трансформация массового сознания под воздействием СМИ (на примере российского телевидения) : монография / М.Б. Владимирова. - М. : ФЛИНТА : Наука, 2011. - 144 с.

ISBN 978-5-9765-1110-1 (ФЛИНТА)

ISBN 978-5-02-037665-6 (Наука)

В монографии предпринята попытка комплексного исследования трансформации массового сознания под воздействием СМИ. С философских позиций исследуются понятия телевизионной реальности, массовизации общества в XIX - первой половине XX в. Выявляются причины нарастания манипулирования массовым сознанием в условиях современного информационного общества, в котором информация играет основную роль. Особое внимание уделено российскому телевидению - его структуре, новым медиатехнологиям - конкретным манипулятивным приемам, применяемым в телевизионных программах, а также способам противодействия манипулятивным процессам («контрсуггестии»). Кто управляет массами и может ли телевидение осуществлять свою деятельность, не прибегая к манипулированию? На эти и другие вопросы автор дает ответы, используя результаты своих исследований, а также обобщая труды ведущих зарубежных и отечественных ученых.

Для философов, политологов, психологов, культурологов, журналистов, социологов, студентов и аспирантов, а также для всех, кто интересуется процессами, происходящими в сфере коммуникации, в том числе их негативными аспектами.

УДК 159.922.2 ББК 76.032:88.53

Рецензенты: д-р филос. наук, проф. В.И. Замковой; д-р филос. наук, проф. А.В. Мялкин

Художественное оформление обложки Андрея Балдина

***

Выражаю особую благодарность моему научному руководителю Виктору Петровичу Крутоусу, доктору философских наук, профессору, без которого данное исследование не состоялось бы, а также всей кафедре философии МГЛУ.

ВВЕДЕНИЕ

Роль СМИ в духовном диалоге основных субъектов социального взаимодействия: личности - общества - государства, постоянно возрастает. Это превращает СМИ в «четвертую власть», в универсальный «инструментарий» постоянной многосторонней коммуникации. С помощью такого взаимодействия реализуются разнообразные субъектные цели. Последние, как показывают исследования, не всегда и не во всем соответствуют общегосударственным интересам и идеалам общественного развития, а нередко и целенаправленно трансформируются в пользу частных, «эгоистических» интересов.

В этом сложном процессе особое значение имеет использование телевидения (из арсенала СМИ) с целью глубокого воздействия на ценностные ориентации человека, а также существенной трансформации его мировоззренческих, идеологических, практических установок. Все возрастающая значимость данного вопроса обусловлена всеохватностью и значительной площадью распространения телевизионного сигнала, ввиду чего любая информация (равно как и дезинформация) может быть в кратчайшие сроки передана зрителю - представителю любой социальной среды.

Этот факт делает современное телевидение привлекательным также и для скрытого воздействия на сознание людей, применяемого в целях управления ими. Скрытое воздействие, осуществляемое с помощью информации, может носить как позитивный, так и негативный характер. Последний представляет для нас особый интерес и подвергается детальному рассмотрению в данном исследовании. Полагаем, что такое воздействие является искажением реальной демократии, которая подразумевает принятие гражданином свободных решений, наделяет его правом на полноценную беспристрастную информацию, которой его должны снабжать средства массовой коммуникации.

Понятие «манипулирование массовым сознанием» является актуальным, но уже не новым - до нас были проведены значительные исследования в области скрытого воздействия на массовое сознание в разных областях информационного поля. О манипулятивных тенденциях в СМИ зарубежными и российскими учеными написано значительное число книг[1] и статей научного и публицистического характера[2]. Сам термин вынесен в заглавия целого ряда диссертаций по разным аспектам этой проблемы[3].

Использование скрытого воздействия средств массовой информации на сознание общества может привести к непредсказуемым последствиям для социального и психологического здоровья граждан, их правового и нравственного состояния, вплоть до радикальных трансформаций психики. Эффекты такого воздействия СМИ существенно зависят от духовного «иммунитета» личности и общества, способных противостоять (или легче переносить) скрытое информационное воздействие на сознание и психику человека.

Допустимо ли применение скрытого воздействия на массовое сознание на телевидении?

В Российской Федерации документы, регламентирующие морально-этическую сторону вопроса и вообще принципиальную допустимость или недопустимость воздействия на массовое сознание скрытым образом, отсутствуют. В России, к сожалению, закон о телерадиовещании, равно как и закон о гласности, до сих пор не принят. Основным правовым актом в этой сфере являются Конституция РФ и Закон Российской Федерации о средствах массовой информации от 1991 г., в котором устанавливаются некоторые принципы и формы деятельности телекомпаний. В Доктрине информационной безопасности РФ от 9 сентября 2000 г. в пункте 2 «Виды угроз информационной безопасности Российской Федерации» говорится: «Угрозами конституционным правам и свободам человека и гражданина в области духовной жизни и информационной деятельности, индивидуальному, групповому и общественному сознанию, духовному возрождению России могут являться: манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации)».

Вопросы, связанные со свободой слова, с проблемой доступа к информации, а также развитием демократии в России, все же активно обсуждаются, причем как на национальном, так и на международном уровне. Глобальными исследованиями в области свободы выражения мнений и информации, поддержкой и проведением кампаний за реформы в области выработки законодательств, государственной политики и институциональных реформ занимаются следующие организации: Всемирная организация за свободу слова Артикль-19, Инициатива Содружества по правам человека, Центр политических альтернатив. В России данные проблемы исследуют: Союз журналистов России, Фонд защиты гласности, Комиссия по свободе доступа к информации. Содействием и внедрением в российское законодательство и практику международных норм, касающихся деятельности средств массовой информации, озабочены Центр экстремальной журналистики, Frontline в России.

Существенной лакуной в современных исследованиях является скрытое воздействие на массовое сознание, в том числе и на российском телевидении, требующее рассмотрения в общем, социально-философском плане, без чего многие теоретические, методологические и социальные проблемы едва ли могут быть успешно решены в соответствии с требованиями постоянно меняющегося мира. В нашей работе предпринята попытка исследовать трансформации массового сознания под воздействием СМИ, сделав акцент на изучении манипулирования как одной из важнейших проблем современности. Совокупность отмеченных обстоятельств и факторов определяет актуальность темы данного исследования.

Процессу формирования масс, их психологии, стихийному поведению, феномену массовизации общества, а также развитию массовой информации и массовых коммуникаций посвятили свои труды Г. Лебон, Г. Тард, Ш. Сигеле, В. Мак-Дугал, С. Московичи, З. Фрейд, Д. Белл, Э. Ледерер, Х. Арендт, Э. Канетти, Я. Щепаньский, Э. Шилз, Э. Фромм, Г. Блумер, Н. Полякова, Д.В. Ольшанский, А.П. Назаретян, Г.П. Бакулев, Г.Г. Почепцов, А.А. Грабельников.

Авторы по-разному относятся к феномену «масса» и возможности влияния на нее. Существуют два основных подхода к проблеме воздействия на массовое сознание: позитивный и негативный.

К первому подходу принадлежит концепция пропагандистского воздействия. Ее разработкой в разные периоды, начиная с Первой мировой войны, занимались американские исследователи Г. Лассуэлл, У. Липпман, М. Чукас, Д. Дьюи, П. Лазарсфельд, К. Ховланд, Э. Роджерс, Э. Аронсон и Э. Пратканис. Ученые сходились во мнении, что влияние на массы может быть весьма эффективным, при условии, что субъект умело владеет соответствующими методами воздействия.

Последователями второго, критического подхода к проблеме были, в частности, представители Франкфуртской школы (в рамках классического неомарксизма 30-40-х годов XX в.) - М. Хоркхаймер и Т. Адорно, Э. Фромм, Г. Маркузе, Ю. Хабермас. Они пришли к выводу: воздействие на массовое сознание в XX в. приняло угрожающий для масс масштаб (виновник этого - СМК) и напрямую связано с негативными социальными и экономическими процессами, происходящими в современном обществе.

Значительный вклад в изучение массового сознания, массовой информации, феномена толпы и поведения больших социальных групп с позиций психологии внесли в советский период отечественные исследователи Ю.А. Шерковин, Б.А. Грушин, М.К. Мамардашвили, К.С. Гаджиев, А.А. Гусейнов, Б.Н. Бессонов.

Попытки исследования скрытого воздействия на массовое сознание, а также близких к нему явлений и соответствующих понятий предпринимались философами и учеными разных стран начиная с XVI в. Работы одной группы авторов можно отнести к так называемому подготовительному периоду - он был посвящен поиску, выработке соответствующих понятий; осмысление таковых необходимо нам для дальнейшего углубленного понимания скрытого воздействия на массовое сознание. Вторая, позднейшая группа авторов занималась уже разработкой собственно самого понятия «манипулирование».

Итальянец Н. Макиавелли (XVI в.), а также его более или менее отдаленные «преемники», последователи - Т. Гоббс, X. Ортега-и-Гассет, А. Тойнби, Г. Моска, А. Этциони, В. Парето, обосновывают такую форму отношений правителей и масс, которая базируется на политическом воздействии на массы и манипулятивном отношении к ним со стороны правящей элиты. Скрытое воздействие на массовое сознание, по мнению представителей данного направления, является основой существования государства, без которого не мыслится общественный порядок.

В противовес этому, идее несовместимости скрытого воздействия на массовое сознание с демократическим типом общества - анализируя данную проблему с различных идейных позиций - посвятили свои труды О. Хаксли, Е. Замятин, Дж. Оруэлл, Г. Франке, Г. Шишков, Г. Шиллер, Д. Кьеза, В. Авченко, З. Бжезинский, В. Пугачев и А. И. Соловьев и др.

Феномен манипулирования массовым сознанием стал фиксироваться в российской научной литературе с середины XX в.

Активное изучение скрытого воздействия на массовое сознание возникло в годы «перестройки», когда в стране начались политические и экономические реформы (последние отразились и на телевидении; оно стало функционировать по рыночным законам). Исследованием данной проблемы занимались А.И. Власов, С.Г. Кара-Мурза, Е.Л. Доценко, И.М. Дзялошинский, В. Грачев и И.К. Мельник, О.А. Матвейчев, А. Цуладзе, А. Карпов, Е.Д. Павлова и др.

Проблема зависимости демократического процесса от информационных потоков, а также вопрос о применении скрытого воздействия на массовое сознание на телевидении разрабатывались Я.Н. Засурским, Ю.А. Богомоловым, Р.А. Борецким, Д. Брайант и С. Томпсон, В. Паккардом, М. Маклюэном, Л.И. Рюмшиной, О.И. Киреевым и др. Многие исследователи пришли к выводу: без свободы слова не может быть подлинной демократии, в то время как манипулирование массовым сознанием с помощью средств массовой коммуникации так или иначе связано с подавлением мнения индивидов и нарушением самих основ демократии.

Вопросами защиты от скрытого воздействия на массовое сознание (контрсуггестии) занимались Б.Ф. Поршнев, Г.С. Мельник, Н.Д. Субботина, Э. Берн, У. Глассер и Л. Зунин, А. Эллис, Э. Шосторм, Т. Вильгельм, Р. Чалдини, А. Фрейд, В.Н. Панкратов, В.И. Журбин, Е.С. Романова и Л.Р. Гребенников, С.Ю. Ключников, И.Н. Мелихов, В. Данченко. Некоторые ученые усматривают в суггестии наступательный характер, а в контрсуггестии - оборонительный. Для того чтобы защититься от любого вида манипулятивного воздействия, нужно прежде всего суметь его распознать.

Сегодня, как видим, существует немало работ зарубежных и российских мыслителей и ученых, посвященных трансформации массового сознания под воздействием СМИ, в том числе феномену манипулирования им. Однако специальных исследований по изучению социально-философского аспекта этой проблемы и анализу манипулятивных проявлений в современных средствах массовой коммуникации (в частности, на телевидении) до сих пор предпринято не было.

Цель исследования - анализ трансформации массового сознания под воздействием средств массовой информации как в теоретической постановке, так и на примере тенденций манипулирования массовым сознанием в работе зарубежного и отечественного телевидения. Мы стремимся выявить конкретные примеры скрытого воздействия на массовое сознание. В этой связи мы анализируем, в частности, российские новостные, историко-образовательные проекты, программы, которые можно отнести к жанрам «репортаж» и «наблюдение». Нам также необходимо выяснить, каким образом телевидение может способствовать процессу демократического развития общества.

Глава I. Социально-философский аспект проблемы трансформации массового сознания под воздействием СМИ


§ 1. Трансформации массового сознания под влиянием виртуальной «телевизионной реальности»

Активное развитие социального, экономического, научно-культурного и технического аспектов мирового процесса обусловило формирование нового типа пространства - массового общества, характеризующегося не только возрастанием масс количественно, обретением ими новых черт и нового сознания, но и появлением специфических средств связи - средств массовой информации. Носителем данного типа сознания является особая совокупность (множество, общность) индивидов, именуемая массой. Сознание каждого индивида в отдельности и сознание масс в современном информационном обществе жизни подвергается перманентному воздействию со стороны средств массовой информации и претерпевает изменения.

Под средством массовой информации (в дальнейшем - СМИ, медиа) мы понимаем средство производства и распространения информации (организационно-технический комплекс), для деятельности которого характерна общедоступность информационного продукта, обращенность к массовой аудитории, а также корпоративный характер работы с данными. Основными функциями СМИ являются информирование, образование, социализация, формирование общественного мнения, критика и контроль, а также мобилизационный, инновационный аспекты.

Некоторые исследователи интерпретируют термин «средства массовой информации» в более узком смысле, чем «средства массовой коммуникации». Под СМК они понимают не только средства массовой информации (СМИ), но и телекоммуникацию (технические службы, обеспечивающие передачу и прием сообщений) и информатику (систему средств обработки данных при помощи вычислительных машин, компьютеров). Научное понятие СМК было сформировано позже и связано с исследованием феномена «коммуникация», построением моделей массовой коммуникации. Основной характеристикой СМК является воздействие на массовую аудиторию с помощью коммуникации. Условиями функционирования СМК является наличие социально значимой информации, массовой аудитории, а также технических средств, способных обеспечить регулярное функционирование того или иного СМИ.

Мы в своем исследовании рассматриваем термины СМИ и СМК как синонимичные, поскольку сугубо технический аспект передачи данных нами в работе не рассматривается. Воздействие СМК на аудиторию может осуществляться в позитивном и негативном аспектах - мы рассматриваем его с двух позиций. С одной стороны, СМИ информируют общественность, отражая события, которые происходят в мире, с другой стороны, они сами формируют информационное поле согласно своим собственным задачам.

Тема коммуникации стала предметом особого интереса в философии XX в. «Коммуникация - смысловой и идеально-содержательный аспект социального взаимодействия. Коммуникативными называют действия, сознательно ориентированные на их смысловое восприя-тие»[4]. Ю. Хабермас в своей теории коммуникативного действия рассматривает коммуникацию как базовый социальный процесс, структурирующий общественность.

Существует несколько типов коммуникации: межличностная, опосредованное взаимодействие и опосредованное квазивзаимодействие. Межличностная коммуникация построена на непосредственном двустороннем взаимодействии, носящем характер диалога, ее непременным условием является наличие участников коммуникационного процесса в одной пространственно-временной системе. Опосредованное взаимодействие осуществляется благодаря различным техническим устройствам: в случае телефонных переговоров их функции выполняют электрические провода; интернет-общение с помощью электронной почты или социальных сетей[5] осуществляется при помощи сложного технического комплекса всемирной глобальной сети (в качестве линии связи здесь могут быть использованы: телефонная линия, волоконнооптический или коаксиальный кабель). Опосредованное квазивзаимодействие - данный вид коммуникации становится возможным только благодаря СМИ и является одним из доминирующих в современном обществе. Его главное отличие от первых двух типов коммуникации заключается в монологичном, т.е. однонаправленном характере информационного потока.

Базовые подходы к процессам массовой коммуникации можно разделить на две основные группы.

Позитивистский подход построен на идеях П. Лазарсфельда. Согласно ему информирование масс осуществляется с помощью «повестки дня», которую формируют сами СМИ, отбирая данные, определяя главную тему выпуска и акцентируя внимание зрителей на том или ином вопросе. Непосредственное влияние СМИ на аудиторию при этом минимизировано. В рамках данной научной позиции изучается проблема медиареальности, не являющейся подлинной, на сознание аудитории.

Нам ближе другой подход, согласно которому средства массовой коммуникации оказывают существенное влияние на сознание индивида и задачей каждой личности является индивидуальное противостояние их напору. Данный подход исходит из принципа множественности реальностей, поэтому медиареальность изучается как своеобразное целое со своей внутренней логикой.

По типу отношений между участниками коммуникация подразделяется на межличностную, публичную и массовую. Массовой коммуникацией называют регулярный процесс передачи информации на численно большие аудитории с помощью средств массовой информации. Это опосредованное общение коммуникатора с массовой аудиторией посредством СМИ. Для средств массовой коммуникации, распространяющих информацию, характерны обращенность к массовой аудитории, определенная периодичность, общедоступность. Массовая аудитория, в свою очередь, характеризуется анонимностью, неоднородностью и рассредоточенностью.

СМИ включены в процессы массовой коммуникации, в которой задействованы следующие участники: учредитель СМИ, руководящие органы (государственные институты, правомочные принимать, изменять, отменять законы и акты, регулирующие деятельность журналистики), журналисты, а также результат их труда - тексты, каналы распространения массовой информации (СМИ), массовая аудитория (та часть общества, на которую ориентировано средство массовой информации, к которой оно обращено, социальные институты (деятельность которых обсуждается журналистами). Объектом исследования журналистов выступает социальная действительность.

Исследователи, изучавшие феномен «массовой коммуникации», относились к нему различным образом. Т. Адорно (Франкфуртская школа) был убежден в том, что СМИ воздействует на личность пагубно, насаждая стереотипы массовой культуры и способствуя структурному изменению мировоззрения личности под влиянием телевизионной продукции. С. Холл (Бирмингемская школа) имел противоположные воззрения относительно массовой коммуникации и массовой культуры, полагая, что последняя выполняет позитивную интегрирующую функцию. Мы исходим из того, что массовая коммуникация является чрезвычайно действенным социальным феноменом, использовать который можно с различными целями - как позитивными, так и негативными, добиваясь соответственно противоположных результатов.

Процесс коммуникации невозможно осуществить без информации, ее распространения и использования.

Под информацией мы понимаем знание, предназначенное для передачи или трансляции по каналам СМИ, совокупность данных, сохраненных и зафиксированных на каком-либо носителе. Данное понятие может быть описано определенным набором свойств: объективность, полнота, достоверность, актуальность, доступность, адекватность, эмоциональность.

По своему предназначению информация может быть личной (индивидуальной), специальной и массовой. Средства массовой информации производят информацию, ориентированную на массы. В качестве отличительных признаков массовой информации российский социолог, создатель теории журналистики Е.П. Прохоров выделяет степень размноженности (размер тиража) и мультиплицированности сообщений во времени и пространстве[6]. Массовой можно считать информацию, произведенную для аудитории и переданную ей в массовом количестве.

СМИ привлекают внимание своей аудитории с помощью новизны и неординарности информации, которые зачастую проявляются в сенсационности.

Наиболее влиятельным из всех средств СМК является телевидение. Телевидению присущ ряд имманентных свойств, отличающих его, к примеру, от кино. Первое - вездесущность, которая характеризуется широтой охвата, способностью телевизионного сигнала проникать в любую точку России или мира (с помощью передатчиков или спутников). Второе - так называемая экранность, способность передавать информацию в виде движущегося изображения, сопровождаемого звуком (информация воспринимается зрителем через аудиовизуальные каналы). У зрителя возникает иллюзия отсутствия посредника между событием и экраном. Третье - возможность зафиксировать происходящее событие в момент его свершения с тем, чтобы в это же самое время показать его телезрителю (так называемая прямая трансляция или прямое включение с места событий). Благодаря этому свойству происходит одновременность наблюдения, показа и трансляции события в режиме реального времени. Возможность демонстрации новости в момент ее свершения создает «эффект присутствия» у зрителя, что выражается в особом доверии к показываемому.

Еще одно свойство телевидения - персонифицированность. Психологи пришли к выводу, что телезритель больше склонен доверять реальному человеку на экране, которого он видит - диктору, ведущему или журналисту, участнику событий, - нежели абстрактному индивиду с газетной полосы. Этим объясняется вера телезрителя во все то, о чем говорится с экрана. Персонификация утвердилась во всем мире как важнейший принцип, сущностное отличие телевизионной журналистики от других ее родов.

«Телевизионная действительность» формируется с помощью языка экрана, совокупности технических приемов и изобразительных средств, при помощи которых автор воплощает свой замысел. Это: «кадр», «план», «ракурс». Любая программа, фильм или телепередача состоит из кадров - сменяющих друг друга изображений, расставленных (смонтированных) в определенной последовательности. Непрерывный поток кадров - еще одна важная особенность экрана. Процесс переработки материала (расстановки кадров в необходимой автору последовательности) называется монтажом. Различные виды монтажа помогают добиться необходимого эффекта воздействия на аудиторию. Монтаж может многое: сместить акценты - главное сделать второстепенным и наоборот, изменить ход событий (поменять их местами), умолчать о «ненужном», из синхрона (прямой речи героя) вырезать необходимую фразу, оставив все остальное за кадром. С помощью данной технологии можно изменить мнение о герое на прямо противоположное и проч. Монтаж является одним из важнейших средств воздействия на массовое сознание, с помощью которого можно сформировать у зрителя новые жизненные установки.

Важнейшую роль в процессе трансформации сознания масс играет также отбор информации, структурированность и способ ее подачи (наличие комментариев к ней и т.д.). Одни и те же сведения можно представить диаметрально противоположным образом в зависимости от исходных задач, которые ставятся перед коммуникатором. На восприятие индивидом информации влияют элементы ее подачи, такие как интонация, ритм и темп речи телеведущего. Данные средства выражения эффективно используются в различных теледискурсах. Особенности восприятия учитываются и при подготовке новостных выпусков. Четко выверенная структура информационного блока новостей предполагает определенный хронометраж (длительность) сюжетов и дикторского текста. По законам восприятия лучше всего запоминаются первый и последний материалы, повторение диктором информации также способствует ее фиксации в памяти телезрителя. Телевизионный текст обладает определенной синтаксической спецификой - в нем используются преимущественно короткие смысловые конструкции с простой грамматической структурой, которые легко усваиваются и запоминаются.

Благодаря экранным средствам отображения действительности мир, воспринимаемый с помощью телевизора, предстает перед зрителем в измененном виде. Является ли то, что видит индивид, реальностью или он созерцает виртуальный, специально сконструированный мир? Мы придерживаемся второй точки зрения. Телевизионные герои и все то, что происходит на экране телевизора, - не что иное, как иная, «телевизионная реальность», не совпадающая с настоящей реальностью. «Телевизионное пространство так же двуедино, как цвет и пространство «видимого мира». В нем одновременно уживаются реальность (информационные, аналитические программы) и мир воображаемый, виртуальный, иллюзорный (постановочное телевидение) с его образами и химерами»[7]. Созданием такого телевизионного мира заняты десятки тысяч людей - журналисты, редакторы, продюсеры, ведущие, операторы и т.д.

Понятие «виртуальная реальность» активно разрабатывалось еще в средневековой философии. Категория виртуальной реальности в постклассической философии вводится как противоположность понятиям «субстанциальность» и «потенциальность»; это «недо-возникающее событие, недо-рожденное бытие»[8]. Виртуальная реальность всегда порождается некоторой первоначальной реальностью.

Термин «виртуальная реальность» обрел философский статус благодаря осмыслению соотношения трех пространств человеческого бытия: внешнего, видимого и мыслимого миров. Виртуальная реальность рассматривается с трех точек зрения.

1. Развитие технической составляющей открыло широчайшие возможности для создания новых измерений культуры и общества, а также выявило проблемы, нуждающиеся в осмыслении.

2. Получила развитие идея возможной множественности миров и относительности мира реального.

3. Виртуальная реальность может быть создана при помощи новейших компьютерных средств (трехмерного графического изображения, создающего высококлассную иллюзию существования объекта на экране, а также «вписывающего» индивида - зрителя в эту реальность).

Виртуальная реальность - оптимизированный способ ориентации индивида в мире электронной информации, дающий ему возможность преодолеть экзистенциальную ограниченность реальности настоящей. Представители неклассической постмодернистской философии, сравнивая виртуальную реальность с реальным бытием, отмечают пробле-матизацию последнего, ставят под сомнение его очевидность. Жизнь в виртуальной реальности способна заменить человеку его существование в реальном пространстве и времени, «помочь» ему забыть о трудностях и проблемах, а также о бренности человеческого существования. В феномене «виртуальной реальности» сконцентрирован гигантский нереализованный потенциал.

Итак, сам факт, что СМК конструируют реальность, в XXI в. уже не является новым. А вот суть данного процесса, его технологии и последствия по-прежнему являются предметом теоретических дискуссий.

Телевидение формирует особое коммуникативное пространство, которое влияет на восприятие действительности каждой отдельной личностью. Из тенденций современного ТВ можно выделить следующие: российское телевидение постепенно утрачивает свои национальные черты и культурную специфику, ориентируясь на западный (американский) образец; в больших количествах показывается зарубежная продукция вместо отечественной;

западная культура несет в себе иные ценности - возникает глобальная переориентация на достижение «успеха» в качестве основной идеи человеческой жизни; введена манера агрессивной подачи материала: русские дикторы усвоили американские интонации, несвойственные русской речи, и т.д.

Каким образом индивиды воспринимают телевизионную информацию? В теории массовой коммуникации существуют две наиболее важные для нас парадигмы. Суть первой заключается в том, что индивиды усваивают поступающие данные выборочно. Согласно второй парадигме, представляющейся нам наиболее верной, сопротивляться воздействию СМИ практически невозможно - человек впадает от них в психологическую зависимость. Представителем данной точки зрения является выдающийся теоретик XX в. в области культуры и коммуникаций Г. Маклюэн. Он одним из первых обратил внимание на степень воздействия средств массовой коммуникации, в особенности телевидения, на формирование сознания масс вне зависимости от содержания информационного сообщения. Сам по себе носитель информации, утверждал Маклюэн, уже является сообщением.

Современное человечество восходит к нелинейной электронной коммуникации. Тенденция определяющего воздействия географии на социальное и культурное структурирование общества упраздняется. Такие СМИ, как, к примеру, спутниковое телевидение, стирают национальные границы, превращая население земли в «глобальную деревню» - эта гигантская телеаудитория смотрит одни и те же программы, имеет одинаковые ценности. Термином «глобальная деревня», подразумевающим растущую тенденцию к мировой культурной конвергенции, обозначается форма социальной организации, при которой сверхскоростные электронные средства массовой коммуникации свяжут весь мир в одну социальную систему. Все стороны жизни общества изменяются в связи с общемировой тенденцией к открытости и взаимозависимости.

Электронные средства массовой коммуникации (под ними мы понимаем радио, телевидение и Интернет) оказывают существенное влияние на человека и становятся при этом фактически его «продолжением», расширяя чувства, слух и зрение, находясь при этом как бы вне времени и пространства. Ведь для общения людей в XXI в. «не существует расстояний», они могут вступать друг с другом в коммуникацию вне зависимости от того, в каком месте земного шара находятся.

Феномен «глобальная деревня» возможен и складывается в мире, в котором происходит процесс глобализации - всемирной экономической, политической, технологической и культурной унификации и интеграции. Глобализация может рассматриваться как всемирное слияние рынков отдельных видов продукции и услуг, производимых крупными транснациональными корпорациями. Атрибутивным признаком данного процесса является появление единого глобального порядка, суть которого (в глобальном масштабе) является скрытой для социума.

Глобализация характеризуется формированием нового виртуального мира общения в сети Интернет (Интернет - это глобальная информационная сеть, части которой связаны друг с другом с помощью единого адресного пространства, основанного на протоколе TCP/IP. Интернет состоит из большого количества компьютерных сетей, связанных друг с другом. Мгновенная электронная связь в значительной степени изменила жизнь граждан, вне зависимости от их благосостояния и места проживания.

Власть, которая строится исключительно на принципе воздействия «сверху», уже не может быть столь эффективной[9]. «Сетевая» коммуникация предоставила пользователям сети Интернет доступ к неограниченным источникам информации, гипотетически способствуя появлению более активного, свободного в плане получения данных и трезво мыслящего гражданина. Пользователь Всемирной сети Интернет имеет доступ к ресурсу любой структуры, имеющей свою электронную версию, в отличие от зрителя, черпающего информацию только из одного источника информации - телевидения.

Помимо позитивных черт, глобализация как этап мирового развития имеет и негативные аспекты. Данный порядок не является стабильным и устоявшимся, напротив, он крайне противоречив и неподконтролен государствам. Идея глобализации подразумевает тенденцию к унификации мира, подчинения единым ценностям и нормам поведения. Глобализация привела к конвергенции (слиянию) средств массовой коммуникации друг с другом и переводу их на единую цифровую платформу. Возник новый вид журналиста - «универсальный журналист», способный выполнять несколько функций одновременно: собирать информацию, выполняя корреспондентские функции, работая с диктофоном и другими записывающими устройствами, фотографировать на фотокамеру (работа фотографа), снимать на видеокамеру (операторские функции) и производить в итоге несколько материалов для разных СМИ (газеты, радио, телевидения). Универсальный журналист удобен работодателю, поскольку является обладателем одновременно нескольких профессий и экономит бюджет редакции. Но насколько качественно способен выполнять свои функции конвергентный специалист и не пострадает ли от этого качество выпускаемого продукта? Вероятнее всего, пострадает.

Мировой процесс глобализации способствовал и значительно ускорил явление трансформации массового сознания под воздействием средств массовой коммуникации, которые, помимо передачи информации, создают свою собственную картину мира, конструируя новую реальность. Сознание разных индивидов подвержено трансформации в разной степени. Степень медиа аддикции (телевизионной аддикции, в частности) зависит от многих факторов: уровня образования, развитости интеллекта, наличия критического мышления, желания анализировать увиденное, а также от времени, которое индивид затрачивает на просмотр того или иного СМИ. В этой связи встает еще и проблема верификации: у телезрителей нет возможности проверить ту информацию, которую они получают с помощью телевидения, они вынуждены доверять тому, что им показывают.

Средства массовой коммуникации с момента их появления совершили переворот в восприятии информации. Трансформации массового сознания под воздействием СМИ могут носить различный характер. Рассмотрим лишь некоторые из них.

Первая: чтение книг в бумажном варианте, преобладавшее в XIX в., вытеснено просмотром телевизионных программ в аналоговом, цифровом или интернет-форматах в XX веке. Информация теперь черпается из средств массовой коммуникации посредством аудиовизуальной составляющей.

Вторая трансформация большого социального значения - гедонистическая этика как тип мироотношения современных индивидов. В ее основе философия эгоизма и эгоцентризма, призывающая получать удовольствия от жизни и оберегать себя от проблем. Философия потребительства представляет собой немалую опасность, призывая «брать от жизни все», избегая трудностей.

Третья трансформация заключается в том, что массовое сознание становится разорванным, фрагментарным, мозаичным. В начале 1990-х годов появился термин «клиповое сознание», название которому дало обилие музыкальных и рекламных клипов, заполонивших отечественное телевидение. В чем специфика их воздействия на массовое сознание?

Развитие техники привело к возникновению нового вида монтажа - клипового, контрастных по своему содержанию, быстро сменяющихся кадров, с парадоксальными соединениями кусков и с мгновенными перебросками во времени и пространстве. Клиповый монтаж используется в различных видах программ, в том числе и в новостях.

Видеоклипами являются рекламные ролики, музыкальные клипы, в которых посредством монтажа создается виртуальная реальность. Под последней мы понимаем мнимую, условную реальность, по сути, созданную компьютерными технологиями. Условный мир стал основой не только в мире компьютерных игр, но и на телевизионном экране, воздействуя не на рациональную составляющую массовой аудитории, а на ее чувственное начало.

«Клиповым» сознание индивида становится при постоянном потреблении большого количества информации микропорциями. Под «клиповым сознанием» мы понимаем сознание индивида - потребителя данного телевизионного продукта, привыкшее к мельканию кадров с огромной скоростью, а также к обилию информации, которую ему приходится ежедневно обрабатывать. Учащающийся ритм и возрастающая скорость жизни, а также нехватка времени усугубляют данный процесс. В результате сознание личности формируется из мелких информационных частиц - мозаики, человек привыкает к тому, чтобы получать отрывочные (неполные) данные в большом объеме, которые и формируют его мировоззрение. Новое мозаичное сознание постепенно вытесняет традиционное. Реальность по отношению к ее отражению становится вторичной. Первичным оказывается ее искаженное отражение.

Полагаем, что все убеждения личности в современном мире так или иначе зависят от той информации, которую она получает из средств массовой коммуникации.

Э. Фромм был озабочен «автоматическим конформизмом», подразумевая под этим, что пассивное, некритическое восприятие информации может привести к тому, что собственное «Я» человека заменяется на безликую социальную маску. Несомненно, СМИ являются средством по формированию и изменению ценностных установок масс. Какими могут быть последствия трансформаций массового сознания, покажет время. Но нам представляется, что происходящие процессы с наименьшей долей вероятности могут способствовать психическому и, как следствие, физическому здоровью граждан.

Между тем многие исследователи (а также те, кто делает телевидение) уверены в том, что информация, предназначенная для масс, изначально не может быть полной, целостной и исчерпывающей. Ибо изложение таких данных якобы, во-первых, не заинтересует массы, а во-вторых, в большинстве случаев не будет стратегически верным, так как оно связано с нарушением контроля над информационными потоками со стороны различных структур: финансово-промышленных групп, государства, транснациональных корпораций и т.д. А пресса «всегда принимает форму и окраску тех социальных и политических структур, в рамках которых она функционирует»[10].

Итак, СМИ не только информируют, развлекают, просвещают и образовывают массы, но и являются мощным средством воздействия на их психическое состояние, постепенно меняя мировоззрение индивидов, формируя новые мнения или корректируя уже имеющиеся. СМК не просто отражают реальность - они ее конструируют, являясь серьезным инструментом, с помощью которого осуществляется воздействие на массовое сознание в масштабах государства. Воздействие средств массовой коммуникации на индивида носит феноменальный по силе характер. Благодаря средствам массовой информации в сознании масс происходят значительные трансформации - меняются ценности, установки, восприятие действительности. Видовой разновидностью трансформации массового сознания является его подверженность скрытому воздействию, или, иначе говоря, манипулированию им.

§ 2. Массовизация общества в XIX - первой половине XX в. и развитие манипулятивных процессов

В этом параграфе мы хотим исследовать процесс массовизации общества, понять, откуда и когда возникли массы и массовое общество, каковы их отличительные признаки и специфика, положительные и отрицательные черты, в связи с чем необходимо рассмотреть следующие понятия: «масса», «массовое сознание», «массовый человек» и собственно манипуляцию сознанием масс. Также нам важно проследить, как воспринимают массовое общество ученые, жившие в разное время, и что они о нем думают.

Масса и толпа

Анализ процессов манипулирования сознанием масс (или толп - некоторые исследователи ставят между этими понятиями знак равенства) начинается с понимания самого феномена масс/толп.

Что же такое «масса»? Существует множество определений этого понятия, как позитивных, так и негативных.

Как известно, Платон в глубокой древности рассматривал «массу» и «народ» в отрицательном ключе. И сегодня многие ученые смотрят на массу, скорее, с негативной стороны, исходя из убеждения, что человек в массе теряет индивидуальность и уникальность собственной личности. Возникли негативно окрашенные синонимы понятий «масса» и «народ» - «чернь» и «толпа». Манипулировать проще всего не отдельно взятой личностью, а именно массой.

Для нас очевидно, что большая часть уничижительных характеристик массы (например: «чума, заразившая собой век») относится к ранней традиции аристократически-элитарной критики народных масс. Но есть и современная негативная составляющая понятия «масса». Быть таким, как все, гораздо легче, чем выделяться чем-то и быть индивидуальностью. Для «простых смертных», не привыкших много думать, иметь на все собственное мнение и нести персональную ответственность за свои действия, поступки и принятые решения, быть частью массы весьма удобно.

Французский ученый Гюстав Лебон (1841-1931) тщательно исследовал феномен толпы. Лебон считал, что любая идея влияет на массовую аудиторию следующим образом: сначала она принимается вождями или любыми авторитетными людьми в обществе - Лебон называет их «апостолами», которые управляют массами при помощи обаяния. Потом авторитетные люди воздействуют посредством этой идеи на массы, которые, в свою очередь, идею принимают. Идея, которая смогла проникнуть в сознание аудитории, становится чувством, а со временем и догмой. Чаще всего люди принимают идеи, которые внушаются им, без критики. Этому способствуют такие факторы, как воспитание, среда, в которой человек вырос, и наследственность.

Таким образом, для толпы, по Лебону, характерно исчезновение сознательного и преобладание бессознательного начала в личности, исчезновение интеллектуальных способностей. Люди толпы импульсивны и внушаемы - это говорит о том, что они уязвимы в своих побуждениях и инстинктах, они реагируют на все стимулы извне, не владея собой. А еще толпа полностью подчиняется вождю, который говорит ей, о чем думать и как действовать. «Чаще всего вожаками бывают психически неуравновешенные люди, полупомешанные, находящиеся на грани безумия. Их убеждения нельзя поколебать никакими доводами рассудка»[11].

Итак, один из классиков этого периода, Гюстав Лебон, смотрит на феномен массы и толпы преимущественно с отрицательной точки зрения, утверждая, что массам нужны вожди, которые бы направляли все их желания и действия в нужное правителям русло. Лебон считает, что сознанием масс не просто можно, а необходимо манипулировать, поскольку массы обладают низким интеллектуальным уровнем.

Американский социолог и политический мыслитель XX - начала XXI в. Д. Белл в своей работе «Конец идеологии» (1964) попытался дать систематизированный анализ многочисленных определений массы в американской и западноевропейской социально-политической литературе. Он выделяет пять основных значений данного термина, считая, что все многочисленные концепции в той или иной форме употребляют одно из пяти значений массы. Это «масса как недифференцированное множество», «масса как синоним невежественности», «масса как механизированное множество», «масса как бюрократизированное общество» и «масса как толпа»[12].

Эти пять значений массы применяют в своих работах разные исследователи. Например, (1) - «недифференцированное множество» применяет Г. Блумер. Х. Ортега-и-Гасет говорит о (2) «массе как синониме невежественности», имея в виду низкое качество современной цивилизации, являющееся результатом ослабления руководящих позиций просвещенной элиты. Значение массы под номером (3) - «механизированное общество», в котором человек является придатком машины, дегуманизированным элементом «суммы социальных технологий», - применяет Ф.Г. Юнгер. (4) «Бюрократическое общество», отличающееся широко расчлененной организацией, в которой принятие решений допускается исключительно на высших этажах иерархии, используют Г. Зиммель, М. Вебер и К. Маннгейм. И (5) значение массы -«масса как толпа» - применяют Э. Ледерер и Х. Арендт[13].

Австрийский писатель Элиас Канетти (1905-1994), считает, что масса - это новый организм, который не является простой суммой входящих в него индивидов. Такая масса всегда возникает вне зависимости от конкретных социально-экономических условий или политических обстоятельств. Во всех ситуациях она имеет одинаковые механизмы образования, существования, распада. Э. Канетти подробно описывает различные свойства массы. Эти свойства он обобщает следующим образом: «1. Масса всегда стремится расти. 2. Внутри массы господствует равенство. 3. Масса любит плотность. 4. Масса требует направления»[14]. Примкнув к массе, каждый индивид ощущает, что «он переступил границы собственной личности, ликвидировал все дистанции. Сбросив груз дистанций, человек освобождается, и эта обретенная свобода есть свобода переступания границ»[15].

Массы согласно современным научным представлениям делятся на следующие типы: большие и малые; постоянно функционирующие и импульсные; сгруппированные и несгруппированные, упорядоченные в пространстве или неупорядоченные; контактные и неконтактные (дисперсные); стихийно возникающие и специально организуемые; социально однородные и неоднородные. Э. Канетти разделял массы еще и на ритмические и замершие, медленные и быстрые, открытые и закрытые, а также выделял невидимые, преследующие массы бегства и запрета[16].

Б.А. Грушин пишет, что массы с социологической точки - это «ситуативно возникающие (существующие) социальные общности, вероятностные по своей природе, гетерогенные по составу и статистические по формам выражения (функционирования)»[17]. Это определение, на наш взгляд, позволяет разграничить массу и группы и дает возможность подойти к пониманию важных качеств массового сознания.

Конкретные наблюдения и эмпирические исследования позволяют выделить три основные конкретные разновидности «массы», встречающиеся на практике: «собранная публика», «несобранная публика» и толпа.

«Массой» часто называют людей, собравшихся ради какого-то совместного дела, например зрители в театре или участники политических митингов. Но это собственно публика. «Скопление некоторого количества людей, испытывающих сходное ожидание определенных переживаний или интересующихся одним и тем же предметом... Сходство установок, ориентации и готовности к действию - основа объединения публики... под влиянием воздействия на всех одних и тех же стимулов (фильм, театральная постановка, лекция или дискуссия) в среде публики образуются определенные сходные или общие реакции»[18]. Такая разновидность массы, выражаясь точнее, называется «собранной публикой».

К «несобранной публике» относятся, например, избиратели на выборах, которые группируются под воздействием политической рекламы. Это «большое число людей, мышление и интересы которых ориентированы идентичными стимулами в одном направлении, людей, проживающих не «друг с другом», а «друг около друга»[19].

Толпа, в отличие от указанных двух разновидностей массы, это «скопление людей, не объединенных общностью целей и единой организационно-ролевой структурой, но связанных между собой общим центром внимания и эмоциональным состоянием»[20]. Толпа образовывается из массы (неорганизованной и неструктурированной части общества) при помощи слухов или эмоциональных (циркулярных) реакций.

Массовизация

По одной из версий, массовизация общества стала возможной тогда, когда начали появляться и разрастаться средневековые города. Точнее, массовизация изначально была обусловлена развитием капитализма, а затем переросла в глобальную закономерность.

В XVIII-XIX вв. промышленная революция привела к появлению массовых профессий. Города росли - население быстро увеличивалось за счет миграции в города людей из аграрных провинций. Происходило смешение национально-этнических групп, шла стихийная крупномасштабная социальная реформа.

Процесс, который носит название «массовизация», по нашему мнению, является результатом всех вышеописанных факторов. Он включает в себя следующие компоненты: обретение большим количеством людей новых черт и нового сознания, возникновение нового типа человека, отражение всего этого в различных теориях, учениях и концепциях. Процесс массовизации - это прежде всего процесс возрастания масс количественно, он влечет за собой также и увеличение возможностей для манипуляции.

Возникновение такой особой социальной и политической силы, как масса, начинает использоваться политиками по-новому.

На этой почве, например, могут сформироваться (как это уже было не раз) тоталитарные политические режимы, которые стремятся все общество превратить в скопление массовых индивидов, лишенных собственного волеизъявления (Гитлер, Пиночет, Пол Пот, военные хунты в странах Латинской Америки).

С другой стороны, нельзя недооценивать позитивного значения масс. Без них не могла бы быть достигнута ни одна крупная победа в сражениях. К примеру, в Великой Отечественной войне (1941-1945) спасение России против фашистской Германии произошло именно благодаря героизму масс. Вождь, пропагандисты и агитаторы лишь направляли их энергию и энтузиазм в нужном направлении.

Массовое общество

Социолог Н. Полякова[21], опираясь на результаты собственных исследований, утверждает, что массовое общество появилось в первой трети XX в. и формировалось на основе массового производства, массового потребления и массовой культуры. Для такого общества характерны следующие черты: массовость - огромное население и большая его концентрация; гетерогенность - множество существующих в массовом обществе профессий; неограниченный доступ людей к различного рода благам в больших городах; массовое общество постоянно изменяется.

Отличительная черта массового общества согласно, Э. Шилзу,[22] - конкурентоспособность и личное благосостояние людей. Массы не следует отождествлять с социальными низами или с толпой. Э. Шилз считал, что в массовом обществе наиболее активной движущей силой является как раз «периферия».

Очень важная отличительная черта массового общества, без которой оно не могло бы быть таковым, - наличие средств массовой коммуникации.

Массовое общество, согласно теории Г.М. Маклюэна, начинается с того момента, как появляется электричество. Через некоторое время образуется единое глобальное пространство - «глобальная деревня», в которой средства массовой коммуникации начинают выполнять идеологические, политические и многие другие функции. В XX в. начинают появляться различные теории массовой коммуникации. Создатели одних теорий считают, что люди приспосабливают средства массовой коммуникации к своим нуждам и потребностям - поступающую информацию они воспринимают выборочно, т.е. усваивают только то, что совпадает с их личным мнением. Другие исследователи (например, тот же Г.М. Маклюэн) исходят из того, что СМИ воздействуют на людей как наркотик, которому невозможно сопротивляться.

Итак, массовое общество, или общество потребления, характеризуется крупномасштабным производством, массовым потреблением, массовой культурой и господствующими в ней средствами массовой коммуникации. Это как численно, так и территориально большое общество. Оно обладает определенными характеристиками - например, в таком обществе всегда господствует стандартизированная продукция. Человек чувствует себя в массовом обществе одиноко, несмотря на множество людей, окружающих его.

Явление взрывообразного роста исторического значения масс выражено в концепциях массового общества. С этим направлением исследований связывают прежде всего имена Г. Лебона, Ф. Ницше, Х. Ортеги-и-Гассета - признанных классиков постановки данной проблемы.

Теперь, когда мы уже имеем определенное представление о массовом обществе, целесообразно вновь вернуться к характеристике и оценке процесса массовизации. С формированием массового общества этот процесс возрастает в степени и приобретает новое качество.

У процесса массовизации есть как положительные, так и отрицательные черты. Ранние теоретики «массового общества» резко критиковали массовизацию. Х. Ортега-и-Гассет считал, что демократизация общества - это «восстание масс», угрожающее элите. Э. Шилз, Э. Фромм, Г. Блумер и другие исследователи, творившие в середине XX в., относились к массовизации уже гораздо спокойнее. Они считали, что этот процесс закономерен. Только она должна носить плавный, эволюционный характер.

Г. Блумер утверждал, что массовизированное общество предоставляет людям неограниченный доступ ко всем сферам и благам жизни и что его нельзя считать упадочным[23].

Э. Фромм же полагал, что люди стали винтиками бюрократической системы, и их мыслями, чувствами и вкусами манипулируют правительство и находящиеся под его воздействием средства массовой информации. Он также считал, что из-за рыночных отношений, царящих в обществе, человек должен постоянно подстраиваться под изменяющиеся условия и быть таким, каким его хотят видеть, а не самим собой.

Демократизация общества, по мнению «элитарных» философов, таит в себе одну серьезную опасность: становясь все более свободными, массы могут начать, в свою очередь, воздействовать на элиту, что может привести к «восстанию масс» (термин Ортеги-и-Гассета). Выходит, для того чтобы общество существовало, необходимо обеспечить «неприкасаемость» элиты и, соответственно, манипулирование массами.

Массовое общество - это скачок в новое состояние общества, где массы являются доминирующими. В таком обществе массовизация приобретает новый характер, новое качество. Исследователи приходят к выводу, что массовым обществом нужно грамотно управлять. Существуют, как минимум, две возможные стратегии управления таким обществом - стратегия тоталитаризма и стратегия демократического управления (демократическое и массовое общество - не тождественные, хотя и очень близкие понятия).

Массовое сознание

Массовое сознание - это один из видов общественного сознания, наиболее реальная форма его практического существования и воплощения.

Словосочетание «массовое сознание» стало встречаться в научной литературе начиная с середины XIX в. До этого времени преобладало обобщенное понятие «психология масс» - в трудах Г. Лебона, Г. Тарда, Ш. Сигеле и В. Мак-Дугала. Научное употребление термина «массовое сознание» началось лишь в 20-30-е годы XX в., хотя четкой формулировки этого понятия тогда не было. Затем произошла длительная пауза в исследованиях.

Но и «массовая психология» как предмет изучения стала исчезать. В советской науке структурирование общества по социально-классовому основанию привело к абсолютизации роли классовой психологии, которая заслонила собой и массовое, и индивидуальное сознание. «Массовую психологию» и здесь перестали изучать.

В 60-е годы XX столетия «массовое сознание» пережило свое второе рождение в советской науке. А настоящий прилив интереса ученых к «массовому сознанию» наблюдается начиная со второй половины 80-х годов. Именно в это время выходит в свет книга Б.А. Грушина «Массовое сознание». Ученый полагал, что массовое сознание неоднозначно по своей сути: оно «сплошь и рядом демонстрирует, с одной стороны, завидную устойчивость, стабильность, а с другой - крайнее непостоянство взглядов и предпочтений, или, с одной стороны, отчетливую консервативность, сопротивляемость новой информации, а с другой - поразительную восприимчивость к такой информации, легкую подверженность к дуновениям моды»[24].

В изучении данного феномена были также трудности объективного характера. Они связаны с самой природой массового сознания, с его свойствами, плохо поддающимися описанию и фиксации.

В современной науке существует несколько взглядов на проблему массового сознания. Одна группа исследователей считает, что массовое сознание заметно проявляется лишь в бурные, динамичные периоды развития общества. В стабильные периоды массовое сознание функционирует на малозаметном, обыденном уровне. Другая группа ученых рассматривает массовое сознание как атрибут вполне определенного социального носителя - «массы». Оно существует в обществе вместе с сознанием классических групп. Массовое сознание объединяет членов разных социальных групп, которые оказались в похожих жизненных условиях.

Д.В. Ольшанский называет следующие характерные признаки массового сознания (проявляющиеся вариативно). «Во-первых, «общий и актуальный мыслительный потенциал» (объем всевозможных позитивных знаний, которыми располагают те или иные массы). Во-вторых, «пространственная распространенность» массового сознания. В-третьих, степень связности (противоречивости или непротиворечивости). В-четвертых, его управляемость. В-пятых, уровень развития массового сознания (высокий - низкий, развитое - неразвитое и т.д.). В-шестых, характер его выраженности (сильный, средний, слабый). В-седьмых, особенности используемых языковых средств»[25].

Попытки типологизации массового сознания затрагивают частные аспекты тех или иных проявлений этого феномена. Исследователи подразделяют массовое сознание на «просвещенное» и «темное», «прогрессивное» и «реакционное», «удовлетворенное» и «неудовлетворенное».

Оценка массового сознания возможна лишь при условии наличия следующих знаний о массах: уровня развития сознания масс в обществе (образование, способности к рассуждению), направленности потребностей и интересов, объема информации, вращающейся в обществе.

Воздействие на сознание индивида в массе

Когда индивид (личность) находится в массе, его сознание претерпевает существенные изменения. В конечном счете это создает благоприятные условия для манипуляции сознанием масс. Проследить, выявить происходящие здесь процессы пытались классики изучения массовой психологии. Обратимся к их наблюдениям.

Г. Лебон был невысокого мнения о массах, он полагал, что массовое сознание (которое он называл «общественным мнением») «знает крайние чувства или глубокое равнодушие. Оно страшно женственно и, как всякая женщина, отличается полной неспособностью владеть своими рефлекторными движениями»[26].

Что же происходит с человеком в массе по Лебону? У него стираются все индивидуальные отличия и своеобразие личности. Но масса не только «отнимает» что-то, она еще и придает людям новые качества. «В массе, в силу одного только факта своего множества, индивид испытывает чувство неодолимой мощи, ... которое он, будучи в одиночестве, вынужден был бы обуздывать»[27]. Масса также гарантирует анонимность отдельного индивида, что, по утверждению исследователя, развязывает ему руки.

Психика человека, который находится в массе, меняется в силу особой заразительности массы. В ней «заразительно каждое действие, каждое чувство, и притом в такой сильной степени, что индивид очень легко жертвует своим личным интересом в пользу интереса общего»[28].

Главные отличительные признаки находящегося в массе индивида, согласно Лебону, таковы: преобладание бессознательного над сознательным, сильная подверженность внушению, стремление осуществить внушенные идеи. Одним лишь фактом своей принадлежности к массе человек «спускается на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации»[29].

Отрицательное влияние массы на человека заключается в том, что в массе человек способен на все. Известно, что масса людей может совершить такие преступления, на которые каждый из составляющих ее индивидов по отдельности никогда не решился бы.

Помимо уже названных изменений индивидуального сознания под влиянием массы существует еще один феномен так называемой ретроградной амнезии, частичной потери памяти на прошедшие события.

Обычно человек просто не может в деталях вспомнить, что он делал в той или иной массе. Он вполне искренне забывает детали произошедшего. Его воспоминания обычно носят отрывочный, фрагментарный характер.

Исследователями, продолжившими изучение темы «воздействие на сознание масс и манипулирование массовым сознанием», были психологи Зигмунд Фрейд и Серж Московичи.

З. Фрейд (1856-1939) - создатель классического варианта «глубинной психологии», психоанализа.

Следует принять во внимание, пишет Фрейд, что «при совместном пребывании индивидов массы у них отпадают все индивидуальные тормозящие моменты и просыпаются для свободного удовлетворения первичных позывов все жестокие, грубые, разрушительные инстинкты, дремлющие в отдельной особи...». Однако это только одна сторона медали. С другой стороны, «массы способны и на большое самоотречение, бескорыстие и преданность идеалу»[30]. Индивид обычно исходит из понимания личной пользы; в массе побуждение выгоды обычно отсутствует.

С. Московичи (род. в 1925 г.) - французский психолог, руководитель лаборатории социально-психологических исследований в Высшей школе социальных исследований при Парижском университете. С. Мо-сковичи изучил идеи, которые высказали Лебон и Тард[31] в XIX в., и на основе этих идей выработал собственную концепцию[32].

Оба ученых - Фрейд и Московичи - пришли к тому, что масса, представляя собой несистематизированное, неструктурированное образование, испытывает потребность в упорядочивании извне. Фрейд утверждал, что массой руководит бессознательное. Исходя из этого, механизмы воздействия на массу должны быть следующими: «Склонную ко всем крайностям массу и возбуждают тоже лишь чрезмерные раздражения. Тот, кто хочет на нее влиять, не нуждается в логической проверке своей аргументации, ему подобает живописать ярчайшими красками, преувеличивать и всегда повторять то же самое... Она уважает силу. От своего героя она требует силы, даже насилия. Она хочет, чтобы ею владели и ее подавляли, хочет бояться своего господина. Будучи в основе своей вполне консервативной, у нее глубокое отвращение ко всем излишествам и прогрессу и безграничное благоговение перед традицией»[33].

Мы считаем приведенное мнение Фрейда все же слишком односторонним. Значение масс нельзя недооценивать. Так, все буржуазные революции совершались массами - они были мощной силой, с помощью которой разрушались твердыни феодализма.

Влияние массы на индивида может выражаться различным образом: у человека в массе может проявиться желание вести себя агрессивно либо может возникнуть склонность к энтузиазму и героизму. Массы могут быть одухотворенными какой-то высокой идеей, а могут быть и ведомыми - не имеющими собственного мнения и безразличными ко всему, что происходит.

Следовательно, масса может влиять на личность как отрицательно, так и положительно, способствуя раскрытию в ней лучших качеств. Но человек, который становится частью современной массы, мы убеждаемся, в большей степени испытывает на себе негативное ее влияние.

Теоретический анализ процессов манипулирования массовым сознанием

В условиях современного общества воздействие на массовое сознание происходит: через пропаганду в политической сфере, в экономической сфере - через рекламу, а также непосредственно через сферу бизнеса. Процессу массовизации сознания и манипуляции им способствует развитие связей с общественностью (PR), политических кампаний и технологий, которые обеспечивают результаты выборов.

Существуют два подхода к проблеме воздействия на массовое сознание: позитивный и негативный.

С «положительной» точки зрения к указанному процессу относятся ученые США. В период от начала Первой мировой войны (1914) и до завершения Второй мировой войны (1945) американские ученые активно изучали феномены массовизации, коммуникации и манипуляции, ставя перед собой цель - разобраться в их особенностях и разработать наиболее эффективные способы воздействия на аудиторию, управления ею. В начале уже нашего, XXI, столетия американские исследователи Д. Брайант и С. Томпсон попытались обобщить всю историю изучения этой темы[34].

Американские исследователи, выступившие инициаторами создания научных основ процессов коммуникации, на наш взгляд, подошли ко всему этому недифференцированно, смешав различные - позитивные и негативные - аспекты манипулирования с технологиями.

Гарольд Лассвелл (1902-1978) внес значительный вклад в изучение медиавоздействия, а именно пропаганды, которая легла в дальнейшем в основу манипулирования. Полагаем, что без изучения основ пропагандистской деятельности не может быть в полной мере исследован и феномен манипулирования массовым сознанием. Ученый сформировал группу серьезных исследователей в сфере пропаганды во время Первой мировой войны. В то время в США был создан Комитет Криля (по имени его руководителя Джорджа Криля, который занимался активным продвижением материалов пропагандистского характера). Комитет распространил около 75 миллионов листовок пропагандистской направленности. В те годы еще не было телевидения; информирование населения осуществлялось следующим образом: 75 тысяч человек, которые назывались «четырехминутниками», выступали в школах, госпиталях и церквях, где читали тексты, полученные по телеграфу. За время войны таким образом было произнесено 755 тысяч пропагандистских сообщений.

В 1927 г. в свет вышла докторская диссертация Г. Лассвелла (тема: «Техника пропаганды в мировой войне»). Исследователь написал ее на основе архивных материалов и интервью с официальными лицами.

Одна из заслуг Г. Ласвелла состоит в том, что он ввел теорию З. Фрейда (трехчленная модель психики: «Оно», «Я», «Сверх-Я») в американскую социальную науку, а также создал известную пятичленную коммуникационную формулу: Кто и что говорит, по какому каналу, кому и с какими эффектами?[35] Она родилась у автора после рокфеллеровского семинара по коммуникации (1939-1940), на котором обсуждались коммуникацонные процессы в мирное время, а также роль массовой коммуникации в чрезвычайных ситуациях. В январе 1941 г. был проведен еще один семинар, уже на высоком правительственном уровне, на котором был создан коммуникативный проект военного времени.

Во время Второй мировой войны Г. Лассвелл становится руководителем Отдела по изучению военных коммуникаций библиотеки Конгресса США, где он анализировал способы пропаганды двух воюющих сторон. Работа ученого и его исследования хорошо финансировались. Фонд Рокфеллера выделил специально для этих целей грант в 85 тысяч долларов.

Г. Лассвелл сформулировал три основные функции коммуникации в обществе: 1. С помощью средств массовой коммуникации человек имеет возможность наблюдать за тем, что происходит в мире, и получать максимально полную информацию о событиях. 2. Массмедиа рассказывают массам о том, как относиться к происходящим событиям и как их анализировать. 3. С помощью СМИ происходит обмен опытом и культурным наследием между старшим и младшим поколениями.

На этом основании он создал свою теорию пропаганды. Сила пропаганды объяснялась ученым не качеством информационных сообщений, а, скорее, крайней незащищенностью сознания индивида от их воздействия. Лассвелл считал, что ситуация в обществе (растущий политический кризис и экономическая нестабильность) вызвала психически неустойчивое состояние граждан. Из-за этого, по его мнению, люди стали гораздо уязвимее по отношению к разным формам пропаганды.

Теория Лассвелла предполагала достаточно долгий процесс подготовки населения. Лассвелл считал, что людей нужно постепенно готовить к принятию тех или иных идей и совершению тех или иных поступков. У пропагандистов должна быть разработанная стратегия, с помощью которой они могли бы внедрять в сознание людей уже «готовые к употреблению» идеи.

Еще одним крупным теоретиком коммуникации и пропаганды стал Уолтер Липпман (1889-1974). Его жизненная судьба и научная деятельность тесно связаны между собой. Липпман зарабатывал себе на жизнь журналистикой - вел авторскую колонку в газете «Нью-Йорк таймс». За свою жизнь он был советником двенадцати американских президентов (что косвенно подтверждает огромную значимость коммуникативной сферы для американского общества).

Г. Лассвелл и У. Липпман занимались изучением пропаганды параллельно. (Кстати, Г. Лассвелл анализировал листовки времен Первой мировой войны, часть из которых готовил, находясь в армии, капитан Уолтер Липпман). Он разделял скептицизм Г. Лассвелла по поводу способности массового человека разбираться в сложном устройстве мира, в котором он живет, и в способности совершать правильные поступки.

Наиболее известная работа этого публициста и ученого - изданное в 1922 г. исследование «Общественное мнение»[36]. Липпман считал, что существование пропаганды предполагает наличие определенного барьера между аудиторией и происходящим событием. Центральное понятие, лежащее в основе формирования общественного мнения, -«стереотип». Это некий код, способный упростить реальность и облегчить общение между людьми. Ученый полагал, что люди реагируют не столько на реальность, сколько на «картинки в своих головах», которые создают себе сами.

В работе «Общественное мнение» автор указал на расхождения, которые существуют между внешним миром и тем, каким мы его себе представляем[37]. Исследователь полагал, что эти расхождения неизбежны; именно поэтому человеку массы сложно самому ориентироваться в огромном потоке информации - ему необходима помощь извне.

Большой вклад в развитие и изучение пропаганды внес Поль Лазарсфельд (1901-1976), который создал один из первых мировых центров по исследованию процессов коммуникации в Европе и Америке. Лазарсфельд вместе со своим коллегой Карлом Ховландом были убеждены в том, что для исследования влияния средств массовой коммуникации лучше всего применять объективные эмпирические методы. Они были приверженцами новых методов исследования - экспериментов и массовых опросов, которые активно применяли (особенно в ходе Второй мировой войны).

П. Лазарсфельд выбрал основным объектом для изучения радиоаудиторию, потому что рекламодатели хотели знать, какие радиопрограммы пользуются наибольшим спросом среди аудитории. Фонд Рокфеллера спонсировал исследования радиовещания с тем, чтобы использовать полученные данные в целях мобилизации населения «на войну».

П. Лазарсфельду ставится в заслугу идея фокус-групп и придуманный им аппарат под названием «анализатор» программ. Способ применения прибора очень прост: респондент, нажимая на зеленую кнопку, отвечал положительно на поставленный вопрос, а нажимая на красную кнопку, отвечал отрицательно. Аппарат мог фиксировать до десяти ответов одновременно. Подобный прибор используется и в наши дни для анализа мнения аудитории о тех или иных передачах.

Лазарсфельд провел серию сложных исследований, в результате которых выявил следующее. Ему не удалось обнаружить достаточных доказательств того, что средства массовой коммуникации играют важную роль в формировании мнений избирателей с колеблющейся позицией. Самое важное воздействие медиа заключается в том, что они укрепляют в людях уверенность в правильности уже сделанного ими самими выбора. В 1944 г. П. Лазарсфельд выпустил книгу под названием «Выбор людей», в которой анализировалось поведение избирателей на президентских выборах 1940 г. Исследователь утверждал, что массмедиа не могут заставить человека проголосовать за того или иного кандидата. То есть эффект влияния прессы на людей носит ограниченный характер.

Исследования Поля Лазарсфельда показали, что, вопреки укоренившемуся мнению общественности о беспредельном могуществе медиа, их воздействие на массы все же ограниченно. Модель ограниченного воздействия (именно так стали называть концепцию, разработанную ученым) утвердилась в Америке в 60-е годы. Мнение о том, что массами управляет «правящая верхушка», было признано преуве-личенным[38].

Второй подход к проблеме формирования массового сознания -негативный (критический). Приверженцы этой точки зрения считают, что массовизация и сопутствующая ей манипуляция сознанием несут в себе черты декаденса. Классическими критиками негативных сторон этого процесса были, как уже отмечалось, философы Ф. Ницше, Х. Ортега-и-Гассет. В России процессы массовизации и манипуляции часто трактовались как «омещанивание» общества. Максим Горький в своих «Заметках о мещанстве» писал: «Общество, построенное на порабощении человека, современное государство создано мещанами для защиты своего имущества... Жизнь, как это известно, - борьба господ за власть и рабов - за освобождение от гнета власти. Мещанское общество - ожиревшее, вырождающееся, уже духовно мертвое, бес-сильное»[39].

В течение XX в. западноевропейские исследователи подвергли серьезному, углубленному анализу кризис «классического капитализма» и сопутствующие ему процессы. У. Липпман, в частности, поднял важнейшие вопросы о действенности, жизнеспособности демократии и роли свободной прессы в ней. Идеи исследователя были прямо противоположными понятиям либертарианства, царившим в те годы в Америке. Ученый считал, что пропаганда несет серьезнейшую угрозу массам и поэтому требует существенных изменений в политической системе страны. Липпман полагал, что нужно создать соответствующий орган, который оказывал бы помощь массам и защищал бы их от негативного воздействия пропаганды. За сбор и распространение информации, по его мнению, должна отвечать интеллектуальная элита общества. Он даже предложил создать «квазиправительственное бюро расследований», которое анализировало бы информацию и решало, что массам можно знать, а чего нельзя.

Другой американский социолог, М. Чукас считает, что в капиталистическом обществе пропаганда занимается планомерным «промыванием мозгов». «С точки зрения демократии мы должны отказаться от пропаганды, но с точки зрения государства мы должны использовать ее», - полагает исследователь. Он признает, что пропаганда представляет серьезную опасность для человека, его деятельности и духовного мира. Однако она не может оказать серьезного влияния на человека западного демократического общества, который «постоянно начеку», «всесторонне информирован» и способен рассуждать «на любую достаточно широкую тему». По мнению автора, такой человек не позволит завлечь себя в «опасную ловушку» пропагандистских призывов, он мыслит критически и обладает «безграничным правом выбора»[40].

Далее рассмотрим труды ученых, занимавшихся осмыслением процессов манипулирования сознанием масс в более позднее время.

Вэнс Паккард, американский журналист, издал в 1957 г. работу под названием «Тайные манипуляторы» - о применении скрытых приемов воздействия на аудиторию в рекламе, маркетинге и политике. Книга очень быстро стала бестселлером, поскольку предмет исследования становился все более актуальным и подобных работ до Паккарда еще не появлялось.

Манипуляция, говорит Паккард, часто ассоциируется у нас с рекламой, и для этого есть основания. Рекламные сообщения почти всегда оказывают сильное воздействие на целевую аудиторию. В главах 17-23 «Тайных манипуляторов» анализируется манипуляция на президентских выборах в США в 1952, 1956, 1960 гг.

Тогда в первый раз кандидатов стали «продавать», политические кампании стали «работой по продвижению продаж», а электорат стал «рынком». Изучив манипулятивные техники и приемы, которые применялись в те годы во время избирательных кампаний, исследователь пришел к выводу, что в американской политической жизни сложились весьма благоприятные условия для манипулирования сознанием масс через СМИ по типу рекламы. «Политика должна продаваться публике - сегодня одно, завтра другое, в зависимости от расчета и состояния рынка». К 1960 г. президентство стало продуктом информационных технологий, который продают с помощью испытанных торговых стратегий. «Кандидат в президенты Ричард Никсон оказался политиком, работающим в рекламном духе. Он двигался от интервенции (в Индокитае) к антиинтервенции с той же легкостью и бесстрастностью, с которыми копирайтер может менять свои предпочтения от Camel к Chesterfield»[41].

Впрочем, подобные «политические игры» были по душе не всем кандидатам. Говорят, что Эдлай Стивенсон во время своей предвыборной кампании чувствовал себя так, как будто он участвует в конкурсе красоты, а не в серьезных дебатах. Он высказывал свое недовольство политическим консультантам: «Та идея, что вы можете продавать кандидатов для высшего официального органа, подобно хлопьям к завтраку. является крайним оскорблением демократического процесса»[42].

Мощное воздействие на публику произвело выступление президента Эйзенхауэра в январе 1956 г. на закрытом телевизионном канале. Он как бы «лично» побывал на 53 обедах, в которых участвовали 63 тыс. человек. После того как было проанализировано воздействие кандидата в президенты на массовую аудиторию с помощью телевидения, был сделан вывод: «Мы обнаружили полноценное воздействие - те же эмоции, те же слезы, - словно президент побывал там лично»[43].

«За проблемой конкретных практик убеждения стоит более общий вопрос о том, - пишет В. Паккард, - что наша экономика попадает под давление потребительства. Это также моральная (демократическая и политическая) проблема. Я предчувствую, что ей суждено стать одним из великих моральных вопросов нашего времени»[44].

Заслуга В. Паккарда в том, что он попытался выявить причины манипуляции. Они заключаются в самом характере рыночного (буржуазного) общества, общества потребления. Техника и приемы манипулирования массовым сознанием были уже давно отработаны в рекламе, теперь их успешно применяют в политике.

Но как же нам не поддаваться действиям политических манипуляторов? В. Паккард утверждает, что у человека всегда есть выбор: поддаваться на уловки манипуляторов или нет, но при одном условии - если он знает, что происходит. Столкнувшись один раз с манипулятивными приемами, человек обретает рефлекс узнавания, который впоследствии может помочь ему защититься от дальнейшего манипулятивного воздействия.

Однако предложение защищаться от глубинных манипуляторов, став сугубо рациональными во всех своих действиях, продолжает В. Паккард, это не решение. «Мир будет невыносимым, если все мы будем рациональными, правильно думающими. Временами приятнее или легче быть нелогичным. Но я предпочитаю быть нелогичным по своей собственной свободной воле и импульсу, а не подчиняясь манипулированию в этом направлении. Мне кажется, что самое серьезное преступление, которое совершают многие глубинные манипуляторы, состоит в том, что они пытаются вторгнуться в личное дело нашего разума. Именно это право на собственный осознанный выбор, право быть рациональным или иррациональным, мы должны стремиться за-щищать»[45].

В более ранний период (в 1924 г.) в России (в Петрограде) Евгений Замятин пишет свой знаменитый роман-антиутопию «Мы»[46], повлиявший впоследствии на творчество английских писателей Джорджа Оруэлла и Олдоса Хаксли. В романе Замятин рассказывает о судьбе человека в условиях тоталитарного общественного устройства - общество будущего предстает в фантастическом и гротесковом облике. Мир Единого Государства, мир несвободы для гражданина, в котором даже имена людей заменены номерами и цифрами. «Номера» слепо подчиняются Единому Государству. Людям внушается, что счастье в отказе от собственного «я». Такое общество не просто манипулятивно, оно тотально манипулятивно.

Похожее государственное устройство описывает англичанин О. Хаксли в романе-антиутопии «О дивный новый мир»[47] (1932). В 2540 г. н.э. - время действия в романе - люди рождаются уже не естественным путем, а выращиваются на специальных заводах и заранее принадлежат к одной из пяти каст, каждая из которых выполняет разные социальные функции. Главные герои не могут вписаться в это жуткое общество. Это мир, в котором все человеческие желания заранее предопределены.

Верховный Контролер рассуждает так: «Все счастливы. Все получают то, чего хотят, и никто никогда не хочет того, чего он не может получить. Они обеспечены, они в безопасности; они никогда не болеют; они не боятся смерти; им не досаждают отцы и матери; у них нет жен, детей и возлюбленных, могущих доставить сильные переживания. Мы адаптируем их, и после этого они не могут вести себя иначе, чем так, как им следует»[48].

В романе-антиутопии «1984»[49], созданном в 1949 г., Джордж Ору-элл описал тоталитарное иерархическое общество под названием «Океания», построенное на духовном и физическом порабощении граждан, которые живут под пристальным контролем «Старшего брата».

О. Хаксли в своем научно-публицистическом трактате «О дивный новый мир - 27 лет спустя»[50], написанном в 1958 г., размышляет об угрозе заорганизованности (концентрации власти в руках правящей верхушки) и перенаселенности современного общества, в котором не остается места для этики индивидуальной.

Е. Замятин, О. Хаксли и Дж. Оруэлл очень точно описывают социальную болезнь, поразившую общество. Они фактически сделали своего рода прогноз на несколько десятилетий вперед. В этом заключается их несомненная заслуга. Писатели сумели рассмотреть крайние проявления манипулирования сознанием масс. Сила общества состоит в многообразии разных мнений - без инакомыслия и оппозиции в стране невозможен значительный, всесторонний прогресс.

Вершиной изучения на Западе процесса массовизации общества со всеми вытекающими отсюда последствиями стала Франкфуртская школа, которая сложилась в 30-е годы XX в.[51] в Германии (а потом она вынужденно переместилась в США). Видными представителями этой школы были Макс Хоркхаймер, Теодор Адорно, Герберт Маркузе и другие мылители. Эта школа сочетала в себе критический подход к современному капиталистическому обществу с анализом проблем культуры. Представители школы были уверены в том, что «виновником» сложившейся в мире, в обществе ситуации являются средства массовой коммуникации, которые очень сильно искажают реальную существующую действительность.

Франкфуртцы считали, что манипулирование сознанием масс набрало обороты и приняло угрожающие для общества размеры. Благодаря СМИ судьба человека теперь полностью предопределена «системой», «сегодня индивид. превратился в ноль, которым манипулируют другие»[52].

М. Хоркхаймер (1895-1973) - один из основателей Франкфуртской школы, профессор и ректор университета во Франкфурте-на-Майне, директор Института социальных исследований. Т. Адорно (19031969) - один из самых известных немецких философов XX в. Совместно они издали в 1944 г. работу, посвященную в значительной своей части проблемам массовой культуры и массовых коммуникаций. Речь идет о книге под названием «Диалектика Просвещения».

Ее авторы считают, что человеческий разум стал инструментальным. То есть единственное, что он умеет, - это конструировать и усовершенствовать инструменты для установленных и необсуждаемых более целей, контролируемых самой системой. «Все решает «система» - власть. Разум совершенно порабощен социальным процессом. Единственным критерием стала инструментальная ценность, функция которой - господство над людьми и природой»[53]. Рост экономической эффективности порождает, - пишут Хоркхаймер и Адорно, - с одной стороны, более справедливые условия, с другой - технический аппарат и владеющие им социальные группы, возвышающиеся над прочим населением. «Общество господствует над природой как никогда. Служа аппарату, индивид исчезает, но и как никогда он аппаратом оснащен. Чем слабее и неустойчивее масса, тем больше в ее распоряжении материальных благ»[54].

Навязывая функциональность, «система» (современное технологическое общество) использует мощный аппарат культурной индустрии. Речь идет о масс-медиа (кино, телевидение, радио, реклама и т.д.). Предлагая свои ценности и модели поведения, масс-медиа создают потребности. В целях доступности эти ценности и модели единообразны, аморфны, примитивны. Они блокируют инициативу и творчество, приучают к пассивному восприятию информации. Культурная индустрия коварно подменила личностное общенеопределенным.

Так Просвещение превращается в свою противоположность. Пытаясь покончить с мифами, на деле оно умножило их сверх всякой меры. Кант говорил, что Просвещение есть выход человека из фазы несовершеннолетия, в котором он повинен; несовершеннолетие - это неспособность пользоваться собственным разумом без посторонней помощи. Зато сегодня индивид, став «совершеннолетним», превратился в ноль, которым манипулируют другие. Когда-то говорили, что судьба человека записана на небесах. Сегодня можно утверждать, что она зафиксирована «системой». Хоркхаймер и Адорно приходят к выводу, что если Просвещение не сумеет осознать этого регрессивного движения, то оно фактически подпишет себе смертный приговор. Этого не должно случиться, если индивиды будут сохранять, расширять и доказывать свою свободу.

Те, кто сегодня обладает монополией власти (как экономической, так и политической), пишут Хоркхаймер и Адорно, стремятся к тому, чтобы любыми средствами добиться прямого и непосредственного са-моотождествления человека с общественной «тотальностью» - цель, которая может быть достигнута одним-единственным способом: путем нивелирующей обработки сознания индивида, превращаемого таким образом в безличное, стандартизированное, т.е. массовое, сознание.

Технический прогресс, или господство техники над человеком, сегодня является платформой для манипуляции массами. Вот как пишет об этом немецкий философ К. Ясперс: «Технический мир как будто уничтожает природу. Техника отделила человека от непосредственного присутствия»[55].

Современным последователем «критической тенденции» можно считать американского исследователя Герберта Шиллера (1919-2000). В 1970 г. Шиллер стал профессором факультета средств массовой информации в университете Калифорнии, а потом вице-президентом Международной ассоциации по научным исследованиям средств массовой информации.

Ученый выделил пять мифов (миф о нейтралитете, миф о плюрализме средств массовой информации, миф об отсутствии социальных конфликтов, миф об индивидуализме и личном выборе, миф о неизменной природе человека), на которых, по его мнению, строится манипулирование сознанием масс[56]. Эти мифы, по Шиллеру, насаждались господствующей властью в Америке для того, чтобы массами было легче управлять.

Эти мифы - основа манипулятивной системы, характерной для современного (постиндустриального) общества.

Итак, мы попытались проанализировать процесс массовизации, который привел к созданию массового общества. Отличительными чертами массового общества являются: технический прогресс, крупномасштабное производство, большие массы людей и значительная плотность населения. Массовое общество немыслимо также без средств массовой коммуникации.

У человека, живущего в таком обществе, возникает иллюзия безопасной и свободной жизни, которая таит в себе немалые опасности. Основной движущей силой людей становятся деньги, а целью и смыслом бытия, соответственно, перспектива благосостояния. Человек - поклонник технического прогресса очень быстро превращается в человека-потребителя.

В самом процессе массовизации есть много и положительного, и отрицательного. Массовое общество, так же как и массовая культура, на наш взгляд, неизбежность - человечество уже давно шло к этому. Но у массового общества помимо негативных есть и свои позитивные стороны. Например, оно универсально, т.е. объединяет людей разных сословий и специальностей, уровня образования и дохода.

Мы усматриваем в феномене массового общества двойственность, противоречивость. С одной стороны, массовое общество не является упадочным - это вполне успешная с экономической и других точек зрения система, предоставляющая людям неограниченный доступ ко всем сферам и благам жизни. Люди имеют возможность зарабатывать деньги, тратить их на то, что считают нужным и, в общем, неплохо жить. С другой стороны, массовое общество, несомненно, содержит тенденцию к уравниванию людей, лишению их индивидуальности и унификации. Благодаря этому в массовом обществе создаются весьма расширенные возможности для манипулирования сознанием масс.

§ 3. Манипуляция сознанием как социально-философская проблема. Определение исходных понятий

Исследование процессов манипулирования массовым сознанием невозможно без характеристики базовых понятий, применяемых в данной области. Прежде всего таких, как «влияние», «воздействие», «убеждение», «внушение (суггестия)». Мы начнем данный параграф с того, что рассмотрим эти, а также близкие к ним понятия и попытаемся разобраться в их сходстве и отличиях.

Влияние - это процесс и результат изменения индивидом поведения другого человека, его установок, намерений, представлений, оценок в ходе взаимодействия с ним. Различают направленное и ненаправленное влияния. В первом случае индивид ставит перед собой задачу добиться определенных результатов от другого человека. При ненаправленном влиянии такой конкретной задачи индивид перед собой не ставит, хотя эффект воздействия все равно возникает. Он проявляется, например, в механизме подражания манере речи собеседника[57]. (До сих пор, оговоримся, мы имели в виду влияние личностное.)

Тесно связаны между собой понятия «воздействие», убеждение», «внушение» (суггестия). Убеждение и внушение являются двумя основными формами воздействия одного лица на другое.

Убеждение - это воздействие на сознание через обращение к критическому суждению, в его основе - логическое упорядочивание фактов и выводов. Словесное убеждение обыкновенно действует на другое лицо силой своей логики и непреложными доказательствами. Этот процесс в основном направлен на аттракцию[58], истинная цель не скрывается от адресата и осознается им. Однако это не исключает использования отдельных элементов скрытого убеждения[59].

Итак, есть путь воздействия на нашу психическую сферу, который можно назвать путем «логического убеждения». Результатом переработки в нас информации является конечное убеждение. Например, мы убедились в истине, в пользе, в неизбежности того или другого.

Независимо от этого, однако, в нашу психическую сферу, например в состоянии рассеянности, когда волевое внимание поглощено какой-либо работой, могут входить разнородные впечатления без нашего внимания к ним и, следовательно, помимо нашего «я». Это и есть то, что называют внушением.

Известный русский ученый-психолог В.М. Бехтерев в своей книге «Внушение и его роль в общественной жизни», опубликованной в 1903 г., различал «внушение» и «убеждение». Он писал, что «убеждать - значит более или менее непосредственно прививать к психической сфере другого лица идеи, чувства, эмоции и другие психофизические состояния; под внушением же следует понимать непосредственное прививание к психической сфере данного лица идей, чувств, эмоций и других психофизических состояний, помимо его «я», т.е. в обход его сознающей и критикующей личности»[60].

Оба определения - убеждения и внушения - на первый взгляд похожи. Главное расхождение заключается в том, что процесс внушения, в отличие от убеждения, происходит «помимо «Я» субъекта», минуя его логику и зачастую здравый смысл.

Но что же препятствует «я» с его волевым вниманием включить внушение в поле сознания? Отчего оно не вводит его при указанных условиях в сферу личного сознания? Оттого, что зачастую воля человека парализуется его верой в силу внушения.

В.М. Бехтерев рассматривает внушение как эффективный способ (лечебной) терапии, но не только. «Термин «внушение», - пишет он, - заимствованный из обыденной жизни и введенный первоначально в круг врачебной специальности под видом гипнотического или послегипнотического внушения, в настоящее время вместе с более близким изучением предмета получил более широкое значение. Дело в том, что действие внушения ничуть не связывается обязательным образом с особым состоянием душевной деятельности, известным под названием гипноза, как то доказывают случаи осуществления внушения, производимого в бодрственном состоянии. Более того - внушение, понимаемое в широком смысле слова, является одним из способов воздействия одного лица на другое даже при обыденных условиях жизни»[61].

Словарь «Психология» определяет внушение как «процесс воздействия на психическую сферу человека, связанный со снижением сознательности и критичности при восприятии и реализации внушаемого содержания, с отсутствием целенаправленного активного его понимания, развернутого логического анализа и оценки в соответствии с прошлым опытом и данным состоянием субъекта»[62]. На наш взгляд, данное определение достаточно точно отражает суть процесса внушения.

Суггестию изучают психологи (общее понимание суггестии и ее применение в различных явлениях, например, в рекламе), педагоги (возможность применения суггестии в воспитании и обучении), политологи (в процессе политической пропаганды, особенно предвыборной), филологи (создавшие суггестивную лингвистику, науку о суггестивном воздействии посредством речи), медики (суггестия в рамках гипноза и гипносуггестивной терапии).

Внушение осуществляется в форме гетеросуггестии (воздействия со стороны) и аутосуггестии, или самовнушения. Психологи различают сторону, осуществляющую суггестию - суггестор, и ее объект - суггерент (суггестант). По методам реализации внушение подразделяется на прямое (императивное) и косвенное, а также на преднамеренное и непреднамеренное. Прямое преднамеренное внушение заключается в использовании суггестором специальных «словесных формул», которые внедряются в психическую сферу суггеренда и становятся активными элементами его сознания и поведения. Содержание косвенного внушения включено в сообщаемую информацию в скрытом, замаскированном виде и характеризуется неосознанностью, незаметностью, непроизвольностью его усвоения. Косвенное внушение может быть как преднамеренным, так и непреднамеренным.

Весьма часто суггестия (внушение) используется как способ именно целенаправленного стимулирования сферы подсознания индивида, приводящий к изменению его поведения по заранее заданной программе.

Повторим еще раз: если словесное убеждение обыкновенно действует на другое лицо силой своей логики и непреложными доказательствами, то внушение - путем непосредственного прививания психических состояний, т.е. идей, чувствований и ощущений, не требуя вообще никаких доказательств и не нуждаясь в логике. Оно влияет прямо и непосредственно на психическую сферу другого лица. Внушение может быть вводимо в психическую сферу или мало-помалу, путем постоянных заявлений одного и того же рода и уговора, или же сразу, наподобие повелительного приказа.

Как известно, внушить человеку что-либо легче всего в состоянии гипноза. Чем это объясняется?

Можно подумать, что гипноз как состояние, близкое или родственное нормальному сну, сам по себе уже составляет благоприятное условие для внушения. Но опыт показывает, что не всегда степень внушаемости зависит от глубины сна. Сущность гипнотических внушений заключается в том, что у загипнотизированного наступает особое состояние пассивности. Вмешательство личного сознания устраняется, что очень важно. Вот почему внушения и действуют на него столь подавляющим образом.

Всякий знает, что, будучи рассеянными и невнимательными, мы можем давать на задаваемые вопросы совершенно не подходящие для нас ответы; можем признавать то, что мы, несомненно, отвергнули бы, если бы отнеслись к вопросу со вниманием. С другой стороны, при отвлечении внимания мы не замечаем нередко своих ощущений, можем даже заглушить резкие болезненные ощущения. В подобном состоянии нам незаметно для нас самих может быть навязан тот или другой мотив, привита та или иная идея и т.п.

Опыт показывает также, что есть лица, на которых внушения в бодрствующем состоянии оказывают такое же воздействие, как на других в состоянии гипноза. От внушаемого требуется только, чтобы он слушал и не противодействовал.

В числе способов психического воздействия различают, кроме убеждения и внушения, еще и приказания, команды, советы, пожелания и т.д. Приказание действует как осознавание необходимости выполнения какого-то действия. Команда воздействует не только силой страха перед санкцией за непослушание, но и путем внушения или прививания известной идеи. Равным образом советы и пожелания и иные формы психического воздействия одних лиц на других также могут влиять на психику.

Для понимания процессов убеждения и внушения следует привлечь понятие «установка». Открыл это понятие и дал ему определение советский психолог Д.Н. Узнадзе[63].

Установка может быть определена как «абстрактная оценка индивидом определенного объекта». Или как «общая предрасположенность человека к положительной или отрицательной оценке других людей, объектов и вопросов»[64]. Понятие это не только индивидуально-психологическое, но и социально-психологическое. По Узнадзе, установка бессознательна. Установка рассматривается как важный посредствующий фактор, занимающий промежуточную позицию между получением убеждающей информации и последующим изменением поведения.

Если новая информация изменяет установки индивида, поведенческие изменения более вероятны.

Создатель теории установки Д.Н. Узнадзе изучал роль внушения. Он писал, что внушенные установки обладают навязчивым характером, с трудом поддаются осмыслению.

И.Ю. Черепанова также связывает суггестию с установкой. «Если определить установку как неосознаваемую способность психики к определенному восприятию, решению, действию, тогда суггестию можно представить как арсенал средств и приемов направленного воздействия на установки личности (установку на излечение, на улучшение самочувствия)»[65].

Формированием, закреплением или изменением установок в человеческой психике занимается пропаганда (от лат. propaganda - подлежащее распространению) - деятельность, устная или с помощью средств массовой информации, осуществляющая популяризацию и распространение идей в общественном сознании. Понятие «пропаганда» было введено в 1662 г. Папой Бенедиктом XV, образовавшим особую группу, задачей которой было распространение веры с помощью миссионерской деятельности. Пропаганду можно считать предвестником манипулирования массовым сознанием. Но, в отличие от манипуляции, пропаганда всегда носит открытый характер. В зависимости от того, что пропагандируется, мы можем утверждать, что если пропаганда носит позитивный, а не негативный характер, она менее опасна, чем манипуляция.

С понятием пропаганды тесно связано понятие «агитация». Агитация (от. лат. agitatio - приведение в движение) - устная, печатная и наглядная (визуальная) деятельность, побуждающая к активности отдельные группы или широкие массы населения. Отличается разнообразием устных, печатных и аудиовизуальных средств.

Необходимо различать, с одной стороны, общественно необходимые формы публичного оглашения информации (конструктивная пропаганда) о важных и социально значимых проблемах, идеях, взглядах, товарах и т.п. (например, пропаганда здорового образа жизни, реклама новых технологий и технических новинок и т.д.) и недобросовестную рекламу и деструктивную пропаганду - с другой.

Не забывая об указанной принципиальной двойственности, обратимся, однако, к феномену пропаганды в его негативных проявлениях. Такая пропаганда подпадает под понятие «иррациональной» или «нерациональной» пропаганды, описанной английским писателем Олдосом Хаксли в его книге «О дивный новый мир» - 27 лет спустя»[66]. «Согласно Хаксли в человеческом разуме присутствуют бессознательные, аффективные компоненты, искажающие реальный интерес субъекта (инстинкты, страсти, иногда возвышенного, но чаще низменного свойства). В общем, писатель располагает их ниже уровня «личного интереса». Такая пропаганда становится односторонней и, как правило, ложной, она служит корыстным интересам самого пропагандиста и его работодателей. Иррациональная (нерациональная) пропаганда апеллирует не к разуму воспринимающего, а к его подсознанию, населенному слепыми импульсами, страхами и т.д. Иррациональная пропаганда осуществляет манипуляцию сознанием отдельных личностей и населения в целом. Такую пропаганду нужно отвергать в принципе, говорит Хаксли»[67].

Следует выделить ряд понятий, связанных со скрытым принуждением людей, отражающих способы, общие механизмы и обобщенные схемы такого процесса. К ним можно отнести «манипулирование» (или синонимичный ему термин «скрытое воздействие на массовое сознание») и «дезинформирование».

Понятие «манипулирование» для несведущего человека, особенно при первом столкновении с ним, представляется сомнительным, не соответствующим действительности (за исключением разве что действительности тоталитарных обществ). С научной же точки зрения оно вполне оправданно. Данный феномен является предметом исследований российских и зарубежных ученых уже в течение длительного времени. Скрытое воздействие на массовое сознание мы рассматриваем как сложно структурированную работу определенной социальной группы людей (политических партий, общественных/государственных структур, религиозных сект и т.д.) или отдельных личностей (олигархов, лидеров политических движений, чиновников). Данное воздействие осуществляется осознанно, скрыто, целенаправленно и выполняется с определенными целями и намерениями.

Отечественные исследователи видят в манипулировании форму духовного воздействия, скрытого господства, осуществляемую насильственным путем[68], господство над духовным состоянием личности, управление изменением внутреннего мира[69]. Е.Л. Доценко определяет манипуляцию сознанием как «вид психологического воздействия, при котором мастерство манипулятора используется для скрытого внедрения в психику адресата целей, желаний, намерений, отношений или установок, не совпадающих с теми, которые имеются у адресата в данный момент», как «психологическое воздействие, нацеленное на изменение направления активности другого человека, выполненное настолько искусно, что остается незамеченным им»[70]. Иногда, по мнению Е.Л. Доценко, при определении данного понятия в практических целях удобнее пользоваться метафорой: «Манипуляция - это действия, направленные на «прибирание к рукам» другого человека, помыкание им, производимые настолько искусно, что у того создается впечатление, будто он самостоятельно управляет своим поведением»[71], это своего рода махинация, мошенническая ловкая проделка; система психологического воздействия, ориентированная на внедрение иллюзорных представлений.

Определенные индивидуальные качества делают личность наиболее восприимчивой к манипулированию, внушению. Это плохо развитое логическое мышление, впечатлительность, медленный темп психической деятельности, повышенная эмоциональность, неуверенность в себе, низкая самооценка, чувство собственной неполноценности, робость, стеснительность, тревожность, доверчивость[72]. Напротив, воздействовать на уверенного в себе индивида, способного постоять за себя, имеющего сформированные взгляды, значительно сложнее.

Манипуляции как форма межличностного общения, а также скрытое воздействие на массовое сознание, осуществляющееся на более высоких уровнях, могут быть классифицированы как нарушение свободной воли индивидов, связанной с принятием ими решений, а также правом на свободное волеизъявление.

Характерными чертами данного явления нам представляются скрытость самого процесса, а также конечных целей манипулятора; его стремление получить односторонний выигрыш; специфическое отношение к объекту как к средству для достижения собственных целей; скрытое воздействие может вводить адресата в заблуждение относительно характера подаваемой ему информации, а также быть связано с искажением данных; отношением объекта манипуляции к действительности возможно управлять в нужном для манипулятора ключе.

Скрытое воздействие на массовое сознание чаще всего происходит с помощью речевого влияния. Известно, что текст, произнесенный вслух, воздействует на человека значительно лучше, чем в случае, если бы индивид читал его на бумаге. Такой эффект достигается за счет использования просодических средств воздействия: интонации, ритма и пауз, а также акцентирования внимания аудитории на определенных фразах. Под языковым манипулированием понимают языковое воздействие, которое используется для скрытого введения в психику адресата желаний, целей и намерений, не совпадающих с теми, которые есть у адресата на самом деле[73]. То есть данное влияние, как и любое другое скрытое воздействие на сознание масс, носит намеренный характер.

Дезинформирование - «мероприятие, рассчитанное на введение в заблуждение лиц или организаций путем подтасовки и подделки документальных доказательств с тем, чтобы вызвать ответное действие со стороны лиц или организаций, компрометирующее ее. Сообщение неверных сведений, введение в заблуждение ложной информацией»[74].

Как прием манипулирования массовым сознанием дезинформация может осуществляться несколькими способами. Информация может искажаться, утаиваться (сокрытие, умалчивание, избирательная подача материала) и т.д. Для успешного действия на своих жертв ложь должна быть определенным образом дозирована и должна сохранять видимость правдоподобия. Дезинформаторы обычно четко представляют себе ожидания аудитории. Это позволяет им создавать иллюзии, применимые именно для данной аудитории.

Грани между дезинформированием и обманом трудноразличимы. Следует сказать об общей негативной моральной оценке лиц, применяющих такие действия. Степень неодобрения и порицания различна - от слабо выраженной, как в «хитрости» и «плутовстве», до наиболее высокой, превращающей ее в уголовно наказуемое общественно опасное деяние, как, например, мошенничество, имеющее квалификацию преступления с соответствующим составом и санкцией пресечения.

Определив исходные понятия, переходим к главному - обрисовке процесса манипулирования массовым сознанием как социально-философской проблемы.

Манипулирование - это общесоциологический феномен, имеющий место на различных этапах развития общества. Так, в Древнем Китае манипулятивный подход был включен в искусство тайного управления противником. Это искусство передавалось из поколения в поколение и тщательно ото всех скрывалось. Смысл советов древнекитайского полководца и стратега Сунь-цзы (основоположника «школы военной философии»), обращенных к представителям власти, заключается в том, что противника нужно вводить в заблуждение с помощью различных приемов, а после этого нападать на него[75].

Существует, однако, прямо противоположная точка зрения; она гласит, что манипулирование - явление, присущее только нашему времени. Исследователи, которые придерживаются этой точки зрения, исходят из того, что современное общество очень сложно; человек для того, чтобы приспособиться к окружающей действительности, должен «влиться» в общество и играть по его правилам. Все эти процессы, по мнению таких авторов, невозможны без манипулирования.

Мы придерживаемся той позиции, что манипулировать сознанием масс правители начали еще в глубокой древности. Зачатки манипулирования появились уже в древних государствах - в Древней Греции и Древнем Риме.

В эпоху Возрождения манипуляция нашла своего теоретического выразителя и обоснователя. Обратимся к трудам итальянца Никколо

Макиавелли (1469-1527). В те годы Италия была раздроблена на маленькие, враждовавшие друг с другом государства. Папа римский фактически был местным итальянским королем. Наблюдая за тем, что происходит, Макиавелли создал свою концепцию «реальной политики». Ее основной целью было создание сильного и стабильного государства. «Реальной политикой» он назвал политику, которая использует силу и пренебрегает морально-нравственными аспектами, ее цель - достижение политического влияния и могущества.

В своих работах «Государь»[76] (II principe) и «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия»[77] (Discorsi sopra la prima decade de Tito Livio) Макиавелли рассматривает причины успехов и неудач в политике. В «Государе» он защищает абсолютную монархию, а в «Рассуждениях» -республиканскую форму правления. Однако главная идея Макиавелли заключается в следующем: важны только полученные политические результаты. При этом не важно, какая форма правления господствует в стране. Задача правителя - суметь прийти к власти, а затем эту власть удержать. Удержание власти, по Макиавелли, является основной целью политики.

Макиавелли разработал учение о «механике правления». Он считал, что народу нужен сильный правитель, который должен быть жестоким и циничным, если хочет сохранить государство. Макиавелли полагает, что государство, так же как и граждане, может быть хорошим и плохим. Его интересуют условия, при которых возможны хорошее государство и хорошие граждане. Он приходит к выводу, что государство будет хорошим, если оно сумеет поддержать баланс между эгоистическими интересами его граждан. В плохом государстве этого баланса нет.

По мнению Макиавелли, Италии нужен сильный и безжалостный правитель с «твердой рукой», который держал бы всех людей в подчинении. Государь должен быть силен, как царь зверей, и в то же время хитер и изворотлив, как лиса. Макиавелли советует государю никогда не навлекать на себя гнев или ненависть народа. Он считает, что мудрый государь всегда сможет сделать так, чтобы народ был на его стороне.

Политика, по Макиавелли, должна быть манипулятивной. Однако Макиавелли впоследствии пользовался дурной славой именно из-за провозглашения этого тезиса. Общественность считала его политически внеморальным.

Заслуга Макиавелли и практическая ценность его трудов заключается в том, что все его рассуждения основаны на реальных наблюдениях над жизнью простого люда и правителей в итальянских городах. Его наблюдения и обобщения, за исключением крайних (ультрарадикальных) указаний по обращению правителя со своим народом, составили основу позднейшей политологии как научной дисциплины.

Искусство манипулирования за века прошло множество этапов. Изменялись люди - они развивались, становились более грамотными и образованными, воздействовать на них простыми уловками стало все сложнее. Соответственно, приемы и методы манипулирования все время совершенствовались, оттачивались и усложнялись. В современной России даже появились центры изучения манипулятивных технологий. В Киеве аналогичные задачи выполняет «Bohush Communication», возглавляемый Денисом Богушем[78].

Возможно ли существование общества без манипулирования сознанием масс или массам необходимо иметь лидера - манипулятора? Попробуем найти ответ на этот вопрос.

Большая часть философов считает, что манипулирование необходимо, что без него не может существовать ни одно государство и общество. Иначе говоря, их отношение к манипулированию положительное.

Так, X. Ортега-и-Гассет уверен в том, что духовная диктатура была во все исторические эпохи. Общество, по его мнению, делится на массы и избранные меньшинства. Так вот большинство людей (массы) не умеют мыслить и не имеют собственного мнения. «Масса - это по-средственность...Сегодня весь мир стал массой»[79]. Поскольку народ, по мнению философа, не умеет теоретически мыслить, это не позволяет ему воспринимать действительность адекватно. То есть восприятие народа искажено. Именно поэтому задача формирования общественного мнения должна возлагаться на лидеров общества. Без манипулирования мнением и поведением масс в государстве началась бы анархия.

Такое государство, по мнению философа, скорее всего, распалось бы. Манипуляция просто необходима в современную эпоху, потому что именно сейчас масса претендует на руководство обществом, не имея к тому ни способностей, ни навыков.

Немецкий социолог XX в. Г. Франке исходит из того, что подражание очень благотворно воздействует на человека. С его помощью человек учится, перенимает чужой опыт. Но у подражания есть свои минусы: подражая, человек отказывается от собственных убеждений и становится неспособным мыслить критически, а также рационально действовать. В результате он превращается в объект, которым очень легко манипулировать. Подражание двойственно; оно может быть как благом, так и злом (если оно манипулятивно). По мнению Г. Франке, психологические и биологические особенности индивида являются хорошей почвой для манипулирования. Исследователь также приходит к выводу, что некультурными людьми управлять проще, чем интеллигентными и образованными, поскольку первые не способны воспринимать рациональные суждения[80].

Необходимость манипуляции вытекает, согласно Г. Франке, также из самой структуры современного общества. Он считает, что индустриальное общество можно рассматривать как замкнутую систему, нормальным состоянием которой является стационарное равновесие. Все элементы системы действуют таким образом, чтобы поддержать это состояние. Ученый считает, что биологическое развитие человека существенно отстает от технического прогресса. В итоге биологическое начало становится недостаточным для того, чтобы справиться с приспособлением человека к техническому миру. Выход из этой ситуации один - манипулирование, т.е. воздействие на индивида, которое поможет ему лучше адаптироваться к новым условиям, приспособиться к окружающей среде.

К. Шмидт (1888-1985), немецкий теоретик права, считает, что манипулирование массовым сознанием сегодня необходимо потому, что в обществе «имеются различные сферы интересов и различные мнения, основанные на гипотезах и предрассудках»[81]. Для того чтобы в мыслях людей было единообразие и ими легко было управлять, и необходимо манипулирование.

Гамбургский психолог Г. Домицлаф убежден в том, что народ воспринимает лишь простые идеи, которые не нужно анализировать с помощью разума. Его суждения очень резки и категоричны. Он утверждает, что массы нужно дрессировать для того, чтобы управлять ими, либо их нужно уничтожать[82].

Итак, многие философы и ученые полагают, что человек массы не может мыслить рационально. Из этого ими делается вывод о том, что формированием его мыслей, суждений и в итоге поведения должна заниматься элита общества. По мнению всех вышеперечисленных авторов, манипуляция сознанием масс не только неизбежна, но попросту необходима, так как в противном случае пришлось бы прибегнуть к прямому насилию.

Тем не менее даже те, кто считает манипуляцию необходимой, обнаруживают ее двойственный характер: наряду с позитивными, с их точки зрения, чертами у этого феномена есть масса негативных составляющих.

На основе предшествующих констатаций и размышлений мы пришли к выводу, что одной из основных черт манипулятора (в отличие от, например, пропагандиста и агитатора) является какое-то скрытое намерение, умысел, т.е. преследование своей личной или же общественной цели. Пропагандист действует прямо и открыто. По этому признаку можно отличить первого от второго.

Манипулирование и дезинформирование - понятия, отражающие определенные способы, механизмы и обобщенные схемы процесса скрытого принуждения людей.

Манипулирование сознанием масс возможно посредством контроля над информацией и коммуникацией, которые определяют установки, представления, правила и образцы человеческой деятельности. Манипулирование нацелено на формирование «недомыслия», понижение уровня осознанности происходящего путем активизации чувственноэмоциональных реакций, в ущерб рационально-осознанным. Манипуляция массовым сознанием в любом случае нацелена на формирование пассивной безответственности масс. Манипуляция - это всегда сокрытие воздействия, когда скрывается как оно само, так и его результаты, а также намерения манипулятора. В этом одно из ее отличий от пропаганды и агитации, которые действуют прямо и открыто.

Процесс манипулирования может быть либо относительно простым, включающим «одноактный» период общения с использованием одного или нескольких приемов манипулятивного воздействия, либо же структурно достаточно сложным, т.е. включать комплекс (систему) разнообразных манипулятивных приемов, действие которых направлено на различные психологические структуры личности. Сложная манипуляция имеет свои временную, пространственную и организационно-социальную структуры. Процесс манипулирования может быть растянут во времени и представлять собой многошаговую поэтапную процедуру оказания манипулятивного воздействия на человека.

Сложные и устойчивые организационные формы тайного принуждения человека могут обозначаться самостоятельными терминами и понятиями, как-то: политические игры, психологические операции, информационно-пропагандистские и информационно-рекламные кампании и т.д. В подобных случаях добавление определения «манипулятивный» позволяет подчеркнуть их негативный, недобросовестный характер.

В результате проведенного анализа можно сделать вывод, что понятие «манипулирование» («манипуляция») употребляется в следующих основных значениях.

Как обозначение общего подхода к социальному взаимодействию и управлению, которое предполагает активное использование разнообразных способов и средств скрытого принуждения людей. В этом значении манипулирование (манипуляцию, манипулятивный подход) часто заменяет термин «макиавеллизм» - как образ - символ политической деятельности, не пренебрегающей любыми средствами для достижения поставленной цели. Его использование применительно к средствам массовой коммуникации и политическим мероприятиям означает действия, направленные на предопределение мнений, устремлений, целей масс и психических состояний населения. Конечная цель таких акций - контроль над населением, недемократическое управление им.

Понятие манипуляции используется для обозначения определенных организационных форм применения тайного принуждения человека и отдельных способов или устойчивых сочетаний приемов скрытого психологического воздействия на личность и массы. В этом значении используются также термины «манипулятивное воздействие», «психологические манипуляции», «манипулирование общественным мнением» и «манипулирование общественным сознанием», «межличностные манипуляции», «социально-политические манипуляции личностью» и т.п.

Известный отечественный исследователь манипуляции в социально-политическом аспекте С.Г. Кара-Мурза определяет ее как способ господства путем духовного воздействия на людей через программирование их поведения. «Это воздействие направлено на психические структуры человека, осуществляется скрытно и ставит своей задачей изменение мнений, побуждений и целей людей в нужном власти на-правлении»[83].

Данный автор делает акцент на возможностях и реализации манипулятивного воздействия не в тоталитарном государстве, а в рамках демократического общества, или декларирующего себя таковым. Он представляет социально-экономические преобразования в России конца 1980-х и последующего десятилетия как торжество манипулятивного воздействия на общественное сознание и поведение большинства граждан страны, противопоставляя ему как менее манипулятивное предыдущее общественное развитие в рамках СССР.

Одним из основных условий успешного манипулирования российским общественным сознанием в последнее десятилетие XX в. С.Г. Кара-Мурза считает контролируемое резкое материальное обнищание населения. Действительно, с помощью резкого обеднения больших масс населения достигается длительный эмоциональный стресс, разрушающий защитные механизмы сознания. Бедность в таком случае - мощное средство контроля над поведением. Добавим от себя, что достаточно большую долю пострадавших от разрушительных, «шоковых» реформ составляют пенсионеры, потерявшие последние сбережения.

Современный российский исследователь Е.Л. Доценко утверждает, что демократическое государство лишь де-юре строится на принципах уважения прав человека; де-факто же эти права систематически и закономерно нарушаются. Причина, по мнению автора, заключается в том, что главной пружиной в большинстве видов общественной практики и повседневной жизни является конкурентная борьба - стремление получить односторонний выигрыш, как правило, в ущерб противоположной стороне. Данное противоречие успешно затушевывается применением скрытых методов борьбы. Происходит нарушение прав человека - такое, как вмешательство в процесс личного развития, в процессы принятия решений. Демократическое государство в том виде, как оно сложилось в большинстве развитых стран, больше тяготеет к манипуляции как к ведущему типу отношений между людьми[84].

Если политические пристрастия цитированных авторов можно посчитать дискуссионными, то определение «мишеней» воздействия (того, на что оно направлено), предложенное, в частности, в работах С.Г. Кара-Мурзы, представляется неоспоримым и точным. Это прежде всего знаковые системы - язык слов, язык зрительных образов, язык чисел, мир звуковых форм; воздействие на ассоциативное мышление с помощью метафор; использование устоявшихся или формирование новых стереотипов, активация страха и др.

Человек - существо социальное. Жить «анонимом» в отлаженном системном целом для индивида проще и безопаснее. Удобно жить без груза ответственности, который теперь почти целиком лежит на сообществе (государстве), чьим «микроэлементом» он является. Не нужно ломать голову и принимать сложные решения - есть специальные люди, которые все решат за тебя («сильные мира сего» и чиновники). Государству такие люди крайне удобны. Оно, в свою очередь, сокращает степени свободы, находящейся в распоряжении у граждан, ограничивает доступ к разным видам ресурсов; посягает на ответственность, которой теперь стало возможным манипулировать (снять, возложить, перенести, распределить); эксплуатирует граждан - использует их в инструментальной функции, как средства достижения не ими поставленных задач. Для того, чтобы управлять массами, они (массы) должны быть готовы к этому и не сопротивляться.

Наиболее опасным, на наш взгляд, является отношение самих масс к феномену манипулирования их сознанием. Большая часть людей убеждена в том, что манипулировать ими без их желания невозможно. Специалисты же утверждают обратное - манипулированию подвержено практически все население, за исключением тех, кто обладает критическим взглядом на происходящее и умеет анализировать события. Одна из особенностей данного явления состоит в том, что описываемый процесс носит скрытый характер. В итоге мастерство манипуляторов растет, а распознать их деятельность становится все сложнее и сложнее.

Итак, в данном параграфе мы выявили социально-философскую проблему манипулирования сознанием масс, ее междисциплинарный статус, предысторию и актуальность в современных условиях; рассмотрели понятие «манипуляция сознанием масс» в сопоставлении с обширным кругом смежных понятий - в чем-то сходных, родственных, в чем-то существенно различающихся.

В следующем параграфе мы осветим процесс массовизации общества.

Глава II. Манипулятивный и защитный («контрсуггестивный») аспекты телевизионной коммуникации


§ 1. Нарастание манипуляции сознанием в условиях современного информационного общества

В этом параграфе мы обратимся к понятию информационного общества. Такое общество существует, и оно очень специфично по своей сути. Почему оно возникло и по каким признакам его можно отличить? Какой становятся масса и аудитория в нем? Наконец, какова специфика манипулирования сознанием масс в таком обществе? Попытаемся найти ответы на эти вопросы.

Для начала рассмотрим понятия «информация» и «массовая коммуникация».

Один из подходов заключается в следующем: «Словом информация обозначается все то, что может быть закодировано для передачи по каналам связи от источника к получателю»[85]. В теории информации[86] используется определение, согласно которому под информацией понимается количество, измеряемое в «битах». Как видим, данная теория дает определение информации, не делая акцент на ее содержательной части. Более того, смысл здесь не имеет значения.

Нам ближе семантический подход к понятию «информация», базирующийся на следующих постулатах: в информации всегда заложен какой-то смысл; у нее есть предмет; это сведения о ком-то/о чем-то или руководство к действию. Информация может быть рассмотрена как в положительном, так и в отрицательном аспекте (она может нести в себе противоположные эмоциональные заряды). В Толковом словаре русского языка дается следующее определение информации: «Это сведения об окружающем мире и протекающих в нем процессах, воспринимаемых человеком или специальным устройством. Сообщения, осведомляющие о положении дел, о состоянии чего-то»[87].

В информационном обществе данные являются ценным «предметом» (товаром, источником влияния, который имеет денежную стоимость), которым различные общественные силы и особенно властные структуры стремятся обладать, а также использовать в своих целях.

Почти вся информация сегодня производится для массового общества и непосредственно для масс, все чаще стало употребляться понятие «массовая информация», под которым понимают сведения, легкие для восприятия аудиторией. Такие «новости» не подразумевают активной умственной деятельности, обдумывания, анализа, критического осмысления.

Информация - форма, предполагающая наличие определенной структуры, сама она при этом структурой не является[88]. События рассматриваются как элементы, фиксированные во времени (они наступают в определенный отрезок времени). Прошедшее событие как информация не исчезает, оно лишь меняет состояние системы. «Время само вынуждает различать смысл и информацию, хотя всякое воспроизводство смысла осуществляется посредством информации»[89].

Понятие информации рассматривали и советские философы, выделяя три формы ее существования: внутриличностную, межличностную и внеличностную[90]. Первый вид данных представляет для нас наибольший интерес. Внутриличностная информация может быть представлена психикой человека в виде открытой (осознаваемой) либо закрытой (неосознаваемой) им самим формы. В последнем случае данные могут находиться в пассивном состоянии (храниться в памяти индивида), оказывая влияние на его мировоззрение и принимаемые им решения.

Можно отметить ряд свойств, характерных для информации: 1) она есть результат отражения объекта определенной материальной системой; 2) может служить фактором управления; 3) информация не существует вне ее материального кода; 4) любой носитель информации является ее кодом; данные не могут существовать вне материального носителя; 5) одна и та же информация может существовать в разных кодах; 6) она обладает не только синтаксическими, но содержательными и ценностными характеристиками[91].

Информация является понятием сложным (его можно рассматривать с разных научных позиций) и многогранным. От наличия и достоверности таковой зависит качество жизни каждой конкретной личности в информационном (постиндустриальном) обществе.

Следующее понятие это «массовая коммуникация» - процесс передачи или распределения информации для обширной, разнородной и географически рассеянной аудитории. Массмедиа означают совокупность институциональных средств передачи этого материала. Несмотря на некоторую смысловую разницу, эти понятия (массовая коммуникация и массмедиа) часто употребляют как синонимы.

История массовой коммуникации богата и разнообразна. После книг, газет и журналов пришли радио, эфирное ТВ, кабельное ТВ и спутниковое вещание, а теперь и Интернет. И вот уже более полувека массовая коммуникация является предметом самостоятельных исследований. А в составе других дисциплин ее изучают уже около ста лет. По мере изобретения и распространения новых способов передачи информации проблематика исследований расширялась.

История российских исследований в области массовых коммуникаций распадается на два периода - советский и постсоветский. Для первого характерен уклон в сторону изучения массмедиа как средств пропаганды и агитации, для второго - пересмотр традиционных понятий и дефиниций и поиск новых подходов к изучению «старых» медиа.

За последние несколько десятилетий возникли новые коммуникационные технологии. Одну из областей можно назвать трансактной медийной коммуникацией. Трансактная означает смену ролей - переход к таким межличностным коммуникационным отношениям, в которых каждая сторона по очереди выступает в роли отправителя, получателя или передатчика информации. Медийная означает, что технологии по-прежнему включают в себя медиа.

Все коммуникативные ситуации, в которых на человека оказывается информационно-психологическое воздействие, можно разделить на три основные группы. В первую группу входят коммуникативные ситуации, в которых происходит как непосредственное общение и обмен информацией между людьми, так и опосредованное, которое осуществляется с помощью телефона, почты, телеграфа, факсимильной связи, Интернета.

Ко второй группе можно отнести коммуникативные ситуации, в которых индивид подвергается информационно-психологическому воздействию со стороны одного коммуникатора или группы коммуникаторов. В таких публичных ситуациях (митинги, зрелищные мероприятия) происходит односторонняя коммуникация по принципу: «коммуникатор - общность людей».

В третью группу входят коммуникативные ситуации, в которых на человека осуществляется информационно-психологическое воздействие средствами массовой коммуникации. Это происходит в моменты просмотра зрителем телепередач, прослушивания радиопрограмм, чтения газет, журналов, различных печатных изданий, взаимодействия с разнообразными информационными системами.

В рассмотренных трех группах воздействие на личность происходит по принципу от простого (первая группа) - к сложному (третья группа). Межличностная коммуникация является наиболее простой моделью, а воздействие на личность с помощью средств массовой информации представляется наиболее сложной формой, поскольку человек не ощущает явного влияния на собственную личность.

Рассмотрим, наконец, понятие информационного (или постиндустриального) общества. Это - общество, в котором информация - самый ценный ресурс, ведущее средство производства, а также главный продукт. Здесь ее главенство в социальном и экономическом плане неоспоримо.

Информационная составляющая такого общества подразумевает следующую модель донесения данных до реципиента. Информационная составляющая, представляющая рациональное начало, должна непременно дополняться эмоциональной частью. Такой состав сообщения обеспечивает оптимальное восприятие сведений индивидом, а также максимально эффективное воздействие на массовое сознание.

Мы можем выделить пять типов определений информационного общества, вот они: технологическое определение; экономическое; связанное со сферой занятости; пространственное и культурное. При этом они не обязательно взаимоисключающие, хотя теоретики выводят на первый план то или иное определение в соответствии со своими представлениями.

Все эти определения информационного общества объединяет, в сущности, одно: количественные изменения в сфере информации, т.е. увеличение информационного объема, привели к возникновению качественно нового типа социального устройства - информационного общества.

Сам процесс информатизации общества продолжается, возможно, уже несколько столетий. Хотя после индустриализации в XIX в. он ускорился. А в XX в. (в связи с глобализацией и появлением международных организаций) он вообще идет стремительными темпами. Точный период, в который было создано информационное общество, установить довольно сложно. Мы можем предположить, что этот процесс в полной мере начался в начале XX в.

Значительную часть рабочей силы в таком обществе составляют информационные работники. В самом общем смысле к категории информационных работников можно отнести тех, кто занимается производством информационной технологии. Во всех развитых странах этот сектор экономики растет наиболее быстрыми темпами. Начиная с середины 1980-х годов в рабочей силе США преобладают (более 50%) информационные работники.

Впрочем, для того чтобы отнести определенный социум к этому новому типу общества, даже не требуется, чтобы большая часть рабочей силы была занята в информационной сфере или чтобы экономика получала определенные прибыли от информационной деятельности. Теоретически можно представить себе информационное общество, где лишь небольшое число «информационных экспертов» имеют реальную власть. Так, в научно-фантастической модели общества Герберта Уэллса, описанной в романе «Современная утопия» (1909), доминирует элита, обладающая знанием, а большинство, экономически невостребованное, обречено на безработицу и безделье. С точки зрения количественных параметров (в концепции, связанной со сферой занятости) это не будет «информационным обществом», но нам, возможно, придется признать его таковым, поскольку информация играет здесь решающую роль во властных структурах и в выборе направления социальных процессов.

Перемены в информационную эпоху происходят постоянно. Одним из проявлений этих стремительных изменений, совершающихся на наших глазах, стала всеохватность и вездесущность современных медиа и компьютера. В конце концов образовался не просто зритель, а массовый зритель и массовый человек.

Массовый человек - это некий идеальный антропологический тип (равно как и противоположный ему тип человека элиты). Человек элиты и человек массовый представляют собой две стороны одного и того же существа под названием Человек, с его двойственной природой.

Массовый человек прошлого был призван создать материальные и иные условия, необходимые для развития дарований человека элиты. Современный человек массы, будучи генетически связанным с массовым человеком традиционного общества, отличается от него по ряду социокультурных характеристик.

Современный массовый человек - это в интерпретации Герберта Маркузе «одномерный человек»[92]. Концепция одномерного человека связана с исследованием социально-психологических типов и характеров, которые искажаются современными общественными системами. В обосновании этой концепции Г. Маркузе существенную роль сыграли идеи Фрейда, Райха, Корни, Хоркхаймера, Адорно, Фромма, Рисмена.

Одномерному человеку свойственны: некритическое отношение к реальной действительности, отсутствие индивидуальности, высокая внушаемость и консерватизм. Ему присуще также искаженное видение мира. Нормы индустриального общества кажутся одномерному человеку выражением свободы и социальной справедливости; на самом же деле они, считает Маркузе, отвечают лишь интересам правящей элиты. Одномерный человек не способен к радикальной оппозиции существующему режиму, он полностью погружен в «систему». Выход из этой ситуации, по Маркузе, возможен только, если произойдет прорыв одномерности современного общества, т.е. если у человека, а также у всей массы в целом, будут сформированы другие потребности; что в ближайшее время маловероятно.

Итак, информационное общество и новые медиа создали «массовых людей». Кстати, у них появилась возможность более активно участвовать в коммуникационном процессе (интерактивность).

Известный американский социолог-публицист Элвин Тоффлер одним из первых подметил коренные изменения в культуре общества, которые произошли за последнее время[93]. Увеличивающееся количество информации породило новый тип культуры. Вместо полной и систематизированной информации человека снабжают короткими модульными вспышками - рекламой, обрывками новостей и т.д. Люди Третьей волны оказываются под бомбардировкой блицев: полутораминутный клип с новостями, фрагмент песни или стихотворения, коллаж, кусочек новостей, компьютерная графика.

Вслед за возникновением массового человека возникла и посткультура.

Пост-культура - это лишь оболочка культуры. Если сравнивать культуру и пост-культуру, то о последней можно сказать, что у нее пустая сердцевина, открытая для заполнения чем-то. Но на данном этапе это пространство пока ничем не заполнено. «Используя язык новейшей науки синергетики, можно сказать, - пишет В.В. Бычков, - что посткультура - это та «нелинейная среда» культуры, возникшая в момент глобальной цивилизационной бифуркации, в которой «варится» бесчисленное множество возможных структур будущего становления и которая с позиции любой уже ставшей структуры представляется неким уплотненным потенциальным хаосом или полем бесконечных возможностей»[94].

Пост-культура говорит о двух вариантах развития цивилизации:

1) переход человечества на новый уровень развития;

2) глобальная катастрофа человечества в целом.

Полагаем, что для того, чтобы реализовался первый вариант развития цивилизации, человечеству придется приложить массу усилий. Если этого не произойдет, последствия будут плачевными и будет воплощен в жизнь второй вариант. Сегодня остатки уходящей Культуры смешались с феноменами пост-культуры. Мы сталкиваемся с некой смесью из одного и другого. Процесс смешивания начался не сейчас, а еще в первой трети XX в. Художественно-эстетическая сфера посткультуры является неклассической (так называемая нонклассика). В прошлое уходит «культура Книги» и печатного слова. Если раньше люди много читали и черпали информацию из книг, то сейчас все необходимые данные можно найти во Всемирной сети Интернет, а также смотря телевизор и слушая радио. То есть теперь информацию можно получать в невербализованном виде.

В европейской культуре ранее преобладало формально-логическое мышление; сегодня оно уступает место иным, дезинтегрированным формам сознания.

В середине XX в. появились такие направления в искусстве, как концептуализм и поп-арт; они стали постепенно вытеснять традиционную художественную Культуру (которая тем не менее еще совсем не умерла). Для посткультуры свойственен отказ от эстетических, религиозных, гносеологических и этических ценностей, которые являются традиционными. У посткультуры ценности другие, а именно: вещь и вещизм, потребление, тело, телесность, политика, коммерция, бизнес и рынок, опыт и практика, монтаж и конструирование.

Видные представители западной социально-философской мысли весьма критично и глубоко анализируют феномен информационного общества и его противоречивые следствия. Согласно взгляду американского социолога и социального философа Г. Шиллера[95], общество, в котором происходит столь важный процесс информатизации, находится в стадии корпоративного капитализма - той стадии, когда крупные корпорации начинают диктовать свою волю государству. Г. Шиллер приходит к неутешительному выводу: в информационной сфере доминируют интересы корпоративного капитализма. Стало быть, развитие процессов информации подчинено интересам частного бизнеса, а не государства в целом.

Г. Шиллер полагает, что информационное общество наилучшим образом отвечает потребностям развитого капитализма. Информация является средством, с помощью которого людей приучают к потреблению (рыночная категория, по Шиллеру) как к единственно возможному способу существования.

Однако огромное количество информации, которая в наше время превратилась в товар, не обогащает жизнь человека, а только усложняет ее, полагает Г. Шиллер. Он считает, что человеку нужно давать информацию в дозированном количестве - ее избыток запутывает потребителя, сбивает его с толку.

Шиллер также полагает, что в «информационную эпоху» неравенство классов не исчезает, а наоборот, усиливается. По его мнению, классовая принадлежность определяет, какую информацию человек получает, а какую нет. Шиллер уверен в том, что чем ниже стоит человек на социальной лестнице, тем ниже качество информации, которую он может получить, так как он не имеет доступа, например, к наиболее полным новейшим базам данных. Массы, по Шиллеру, это «информационные бедняки», владеющие «информационным мусором», который отвлекает, развлекает, удовлетворяет низшие потребности аудитории (например, потребность быть в курсе последних сплетен из жизни «звезд»), но при этом не содержит в себе никакой серьезной информации. Но все эти псевдосведения подаются людям так, как будто это действительно важная информация.

Жан Бодрийар[96], один из известных философов-постмодернистов, изучавших проблемы информационной сферы, считал, что современная культура - это культура знаков. Но знаки, вместо того чтобы отражать действительность, симулируют ее. Современное общество, по Бодрийару, тонет в знаках. Ежедневно средства массовой коммуникации обрушивают на потребителя огромное количество фактов и их интерпретаций. Сознание человека оказывается расколотым из-за того, что он не может разобраться во всем этом и отличить свои собственные желания от чужих. (Отсюда главная проблема современности - самоопределение личности.)

Когда знаков слишком много, люди перестают разбираться в них и в их смыслах. В итоге им становится трудно искать истину. Информация перестает восприниматься и начинает просто потребляться. Личности и индивидуальности становятся обезличенными массами.

Массы, по Бодрийару, это молчаливое большинство, безликая толпа, за которую все решают «сильные мира сего». Они сочетают в себе, с одной стороны, сверхуправляемость и, с другой стороны, абсолютную неуправляемость. Это идеальная среда для манипулирования.

Сознание индивида в таком обществе оказывается расколотым. Возможность целостного восприятия реальности для личности сильно осложняется, поскольку в условиях огромного количества информации между мышлением и действиями человека встают технологии, которые разделяют одно от другого. Человек оказывается раздвоенным.

Г.М. Маклюэн[97] констатировал, что раскол между сердцем и умом приводит человека к состоянию надломленности его психики. Когда человек находится в таком состоянии, на него легко воздействовать. Это дает возможность произвольно, по своему усмотрению влиять на нравственное сознание личности.

Ранее уже упоминавшийся американский социолог М. Чукас пишет, что социальная почва, на которой возникает и ведется манипуляция - это борьба между разными влиятельными группами, которые преследуют свои собственные интересы и добиваются укрепления своих позиций. Лидеры этих групп стремятся преподнести общественности свои личные «узкие» интересы как интересы, якобы отвечающие интересам масс. Те силы, которые управляют процессом манипулирования сознанием масс, определяются экономическими интересами союзов, в которых к тому же являются весьма влиятельными партийно-политические интересы. Так что аппарат «управляемого омассовления» в конечном счете служит не пропаганде действительно гуманистических идей, вдохновляющих идей и целеустановок, а скрытым за ними материальным интересам.

Итак, информационное общество характеризуется тем, что информация стала играть основную роль во всех сферах жизни. Ему также свойственно потребительство и засилье развлекательной информации. Все это является питательной почвой для манипулирования массовым сознанием.

Новые медиатехнологии вынуждают нас пересмотреть понятие аудитории массмедиа. То, что раньше называлось «аудиторией», теперь называется словом «пользователь». Пользователи новых средств массовой коммуникации - активные участники процесса, а не просто пассивные получатели информации.

Дж. Уэбстер[98] предложил три модели описания аудитории медиа: аудитория-как-масса, аудитория-как-объект и аудитория-как-агент.

Согласно первой модели (аудитория-как-масса) массе («телеаудитории») уделяется большое внимание. Поэтому очень важно определение ее численности.

Для второй модели (аудитория-как-объект) значимую роль играют медиаэффекты. К ним относится феномен насилия. Здесь важны исследования изменения отношений и позиций медиапотребителей.

Третья модель (аудитория-как-агент) отличается от первых двух моделей. Она изучает возможности, которые предлагают сегодняшней аудитории новые медиатехнологии. Согласно этой модели у аудитории есть возможность выбора. Более того, члены такой аудитории более активны и глубже вовлечены в коммуникационные процессы, чем кто-либо до них.

Телевидение - эффективный способ манипулирования сознанием масс. В телеарсенале существует немалое количество средств для этого: реклама, а также показ материальных благ, «дорогой жизни» в разных программах.

Более четверти века назад американский исследователь Даллас Смит вывел новую формулу успеха СМИ: «аудитория как товар». Суть ее заключается в том, что «издатель привлекает своей информацией внимание аудитории и продает ее рекламодателю. Иными словами, информация в экономическом обороте - не товар, а упаковка. Ныне без соблюдения этой формулы не только успех, но и само существование СМИ невозможно»[99].

На телевидении эта схема работает следующим образом. Современных топ-менеджеров далеко не всегда волнует содержание тех или иных телевизионных программ, за исключением идеологически ориентированных проектов. Для них показателем успеха неизменно является лишь рейтинг, то есть количество людей, смотрящих данную передачу в данный момент.

Подведем итоги рассмотрения данного вопроса.

Общество, в котором мы живем, без сомнения, является информационным. Информация нам необходима, но с ее помощью также осуществляется огромное количество манипуляций. В результате все сложнее и сложнее становится отличить беспристрастную информацию от кем-то проплаченной, а значит, субъективной или явно рекламной.

Массами гораздо проще управлять, чем отдельно взятыми личностями. Массовый человек очень сильно подвержен влиянию извне и внушению. Поэтому нередко сами власти заинтересованы в массовизации общества и его индивидов.

Некоторые исследователи высказывают мнение, что манипулирование сознанием необходимо для самих же масс. Так утверждает, например, Х. Тумбер. «Управление с помощью информации... совершенно необходимо для того, чтобы обеспечить согласованную работу современного правительства. Манипулируя общественным мнением и осуществляя социальный контроль, государство всецело полагается при этом на коммуникацию и информацию»[100].

Более обоснованным и верным представляется, однако, другое, противоположное суждение: манипулирование сознанием масс не является нормой. Наоборот, оно свидетельствует о том, что общество «отходит от идеи информированного и рационального общества в сторону подтасовок и технологий пиара»[101]. Смысл манипулирования в информационном обществе заключается в том, чтобы навязать телезрителям мысли и поведение, выгодные тем, кто платит за информацию. О том, каким образом это делается, мы попробуем разобраться в следующей главе.

§ 2. Структура российского телевизионного бизнеса и модели управления им как условие возможности скрытого воздействия на массовое сознание

Для того чтобы понять, кто, где, в каких ситуациях и как использует элементы манипулирования сознанием масс, попытаемся сначала разобраться в структуре и технической составляющей российского ТВ.

Телевидение сегодня - одна из наиболее развитых отраслей системы массовых коммуникаций в сравнении с другими СМИ. Еще в СССР отечественными специалистами была создана инфраструктура, с помощью которой телевизионным сигналом удалось покрыть огромную территорию России. Существующие ныне технические средства обеспечивают охват населения страны одной телевизионной программой - 99,0%, двумя - 96,9%, тремя и более - 73,8%. Канал с максимальным охватом аудитории, без сомнения, имеет наибольшие возможности в сфере воздействия на массовое сознание.

Большую часть информации россияне получают именно благодаря телевидению. Впрочем, многие телезрители чаще слушают информацию, поступающую с голубого экрана, занимаясь попутно другими делами. Это так называемое фоновое смотрение. В результате лишь малая часть информации воспринимается и усваивается.

Как мы уже сказали, ТВ обладает огромной силой всестороннего воздействия на сознание масс. Вместе с тем это потенциально удобное средство и для манипулирования массовым сознанием.

Рассмотрим термины, которые мы будем использовать в этом параграфе:

Федеральные телеканалы - каналы, имеющие статус федеральных, т.е. подчиняющиеся федеральным органам власти и охватывающие большие целевые аудитории. При этом федеральный канал может быть как частным, так и государственным.

Государственные телеканалы - каналы, находящиеся в собственности государства, либо если государству принадлежит контрольный пакет акций данного канала.

Частное телевидение - все каналы, не являющиеся государственными, считаются частными. Некоторые федеральные телеканалы сегодня находятся в частной собственности.

Коммерческое телевидение - к нему относятся каналы, транслирующие рекламу и зарабатывающие таким образом деньги. (С учетом рекламы получается, что даже государственные каналы сегодня невозможно полностью вывести за пределы коммерческого ТВ.)

Платное телевидение - в России платным телевидением считается кабельное или спутниковое телевидение с расширенным набором каналов.

Цифровое телевидение (Digital Television) - способ передачи и приема сжатого цифрового видеосигнала, который является современной альтернативой традиционному аналоговому телевидению и обеспечивает более высокое качество изображения при равных затратах средств. Передаваемый телевизионный сигнал представляет собой последовательность кодовых (цифровых) комбинаций электрических импульсов. Прочитать полученный сигнал способно только специальное устройство (декодер).

Большая часть телевизионных каналов (операторов) принадлежит сегодня государству, полностью или частично (т.е. государству может принадлежать часть акций каналов).

Итак, государство сегодня является одним из главных участников телевизионного рынка и, как политическая власть, регулирует и контролирует его. К государственным компаниям относятся:

- федеральные государственные унитарные предприятия «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС), «Космическая связь» (ГПКС), «Московская городская радиотрансляционная сеть» (МГРС), «Радиотрансляционная сеть Санкт-Петербурга» (РССП);

- акционерные компании связи: ОАО междугородной и международной электрической связи «Ростелеком» (контролируемый государством холдинг ОАО «Связьинвест» является крупнейшим акционером ОАО «Ростелеком» - ему принадлежит 51% акций компании), межрегиональные компании ОАО «Связьинвест» (основной акционер компании - государство).

Существует и негосударственный сектор - коммерческие компании, у которых есть лицензия, предоставляющая им право на деятельность в сфере телерадиовещания. Среди этих компаний: ОАО «Мосте-леком», ОАО «Комкор», ОАО «Санкт-Петербургское КТВ», ОАО «Газ-ком», ЗАО «Бонум» и другие.

Государственные радиотелевизионные передающие центры (РТПЦ), а также предприятия радиосвязи и радиовещания, приватизации не подлежат, так как находятся в собственности государства.

Среди восьми эфирных каналов, таких как «Первый», «Россия», НТВ, СТС, ТНТ, Ren-TV, ТВЦ, ДТВ-Виасат, в полной собственности государства находится только канал «Россия» (федеральными общегосударственными считаются также два канала, принадлежащие ВГТРК, - это «Спорт» и «Культура»). В частичной собственности «Первый», государству принадлежит 51% акций. Канал ТВЦ полностью принадлежит Правительству города Москвы. Телесети Ren-TV, СТС, ТНТ, а также канал НТВ - федеральные, но не государственные, т.е. частные.

И государственные, и частные каналы зарабатывают деньги за счет рекламы, а не за счет ТВ-продукции как таковой. Между теми и другими идет активная борьба за зрителя, а также за возможность влиять на общественное мнение, что не менее важно. Посмотрим, в чьих руках сосредоточены основные медиаактивы.

Выгодный для его владельцев медийный рынок России распределен между крупнейшими российскими финансово-промышленными группами (ФПГ).

Активы крупнейших медиагрупп[102]:

Медиагруппы Медиаактивы Проф-Медиа Телевидение: 2х2, Rambler TV, ТВЦ, MTV Россия, VH1 РоссияИнтернет: AdMarket.ru, Afisha.ru, E-xecutive.ru, Rambler Media, 101.RUПрочее: Сегодня-Пресс (распространение периодики), Проф-Медиа Принт, Синема Парк, Централ Партнершип Газпром-Медиа Телевидение: НТВ, НТВ-плюс, ТНТ Реклама: НТВ-МедиаПрочее: НТВ-Кино, Киноцентр Октябрь, Кинотеатр Кристалл Палас, Телерадиокомпания Прометей (производство информационных, развлекательных, просветительских программ) Система Масс-Медиа Телевидение: Регби-ТВ.Кабельный оператор ЗАО Стрим-ТВ (37 городов России)Реклама: РА Maxima Интернет: ИА РосбалтДругое: киностудия в Санкт-Петербурге, кино-производственная компания Thema Production, Космос-ТВ, ЗАО КОМСТАР-Директ, Цифровое телерадиовещание (ЦТВ). Всероссийская государственная телерадиовещательная компания (ВГТРК) Телевидение: Россия, Спорт, Культура, РТР-ПланетаИнтернет: РИА Новости (www.rian.ru), Rfn.ru (РФН.ру) Русская медиагруппа Телевидение: RUTVРеклама: РА Граммофон-рекламаИнтернет: Фоменко.руПрочее: Граммофон-рекордз, Росконцерт Медиагруппы Медиаактивы Европейская медиагруппа Реклама: РА «Медиа Плюс» Балтийская медиагруппа (БМГ) Телевидение: СТОРеклама: Агентство рекламных технологий «Балтика»Прочее: Балтийское информационное агентство РБК Телевидение: РБК-ТВИнтернет: информационное агентство, группа деловых интернет-ресурсов, группа неделовых интернет-ресурсов Прочее: РБК-Украина ИД Independent Media Sanoma Magazines Интернет: www.rb.ruПрочее: Альпина Бизнес Букс, Фонд Национальных Парков Эксперт(входит в холдинг РАИнКо) Интернет: www.expert.ru,www.ilovemoney.ru, www.ilovecinema.ruПрочее: Рейтинговое агентство Эксперт РА, Маркетинговое агентство Эксперт-Дата, Аналитический центр и Инновационное бюро Эксперт Медиа платформа (медиа-активы группы Норильский никель) Телевидение: Седьмой канал (Красноярск), Северный город (Норильск), ТВ-21 (Мурманск) Прочее: Типография (г. Норильск), Информационное агентство «Таймырский телеграф» (г. Норильск) ИД Бурда Реклама: Рекламное агентство BWA Burda We-rbeAgenturПрочее: ЗАО Сейлс - распространение периодической печати ИД Провинция Интернет: www.sem40.ru,www.krasa.ru, www. ruskadril.ru,www.skazka.com.ru, www.sulamif.ru ИД Hachette Filipacchi Shkulev и ИнтерМедиаГруп ИД ИнтерМедиаГруп: Антенна, Антенна-Теле-семь, Ва-банкъ, Ва-банкъ Ремонт ПромСвязьКапитал Прочее: Сети распространения печатной продукции Метропресс в Петербурге, Мособлпе-чать, МОП Союзпечать Пронто-Москва Интернет: www.job.ru,www.job-today.ru, www. auto-photo.ru, www.glazavglaza.ru, www.realty-photo.ru Медиагруппы Медиаактивы Группа компаний Видео Интернешнл Видеоизмерение MS, Видео Интернешнл Тренд, ВидеоИнтернешнл Projects, ВИ Радио, IMHO VI (Интернет), ВИ Плазма, VI Press.

Из табличных данных видно, что медийный рынок распределен между крупнейшими игроками (причем в последние годы наблюдается процесс передачи активов СМИ из одних рук в другие). Крупные издательские дома специализируются на издании сразу нескольких видов СМИ. (Большинство медиагрупп имеют смешанные медиаактивы, т.е. ведут выгодный медиабизнес. Они получают прибыль не только от телевизионного вещания, но и, например, от издания газет и журналов.)

Значительная часть компаний производит свой продукт, но в небольших количествах; обычно это новости и аналитические программы, которые являются основой, «стержнем» любого канала. Остальные программы чаще всего покупаются у производящих компаний. Реже они производятся самостоятельно, так как это достаточно дорого, а значит, нерентабельно (в России сейчас четко прослеживается разделение на вещателей и производителей программ). Новой практикой стала покупка у зарубежных компаний лицензий на производство и создание русской версии передач по западным лекалам. Это еще раз говорит о том, что телевидение сегодня является прежде всего бизнесом, а его цель - получение прибыли.

Программы на федеральных телеканалах распределяются по принципу «смотрят их или нет», т.е. по принципу рейтинговости, от которого напрямую зависит доход владельцев. Рейтинг - самое употребимое слово в оценке любой телепередачи. Высокий рейтинг - лучший комплимент продюсеру и творческому коллективу. Но на деле рейтинговая программа - еще не значит качественная. Сегодня рейтинг характеризует лишь финансовый потенциал продукта, а не высокий профессионализм его создателей. Нравится ли людям то, что им предлагают, или они смотрят это только потому, что больше нечего смотреть, - большой вопрос.

Рейтинг развлекательных программ - 13,5%, новостей - 7,9%, а социально-политических программ - всего лишь 2,9%. Детские программы вообще на последнем месте в списке популярности - 0,7%[103], их практически нет на нашем телевидении.

Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала, один из первых успешных менеджеров, который начал ориентироваться на цифры рейтинга в своей программной политике. То есть делать ставки на потенциально финансово прибыльные программы. К сожалению, он отказался от разумной практики применения рейтингов, при которой телевизионщики всего мира стараются быть лучше, чем их конкуренты, и борются за зрителей, однако не любой ценой. Они ориентируются в первую очередь на нравственные принципы, действующие в обществе, на потребности и желания зрителей. В России до сих пор не принят закон «О телерадиовещании» - в других странах подобные законы уже давно существуют. Трудности с его принятием связаны не с юридическими, а больше с политическими вопросами.

В последнее время на телевидении появилось значительное количество российских сериалов и развлекательных программ, имеющих достаточно высокий рейтинг (лидер по производству сериалов - компания «А-Медиа», основанная в 2002 г., президент - Александр Акопов). Канал СТС, например, называется «Первый развлекательный». Исключаются общеполитические программы, зато в эфире много реа-лити-шоу.

Таким образом, вместо серьезной аналитики и программ, заставляющих зрителя критически мыслить, владельцы каналов наполняют сетку вещания развлекательной продукцией, в большей части низкого содержательного уровня, которая в обдумывании не нуждается. У телезрителей, которые смотрят подобные программы регулярно, способность анализировать увиденное постепенно атрофируется.

Современный более или менее состоятельный зритель готов платить деньги за разносторонний контент, минимальное количество рекламы и качественную (т.е. объективную) информацию. Именно поэтому все более популярным в России становится платное телевидение (кабельное, спутниковое аналоговое или цифровое) с более широким по сравнению с эфирным телевидением, набором каналов, а также «нишевые» (тематические) каналы.

Сегодня кабельное и спутниковое (коммерческое) ТВ продается желающим по подписке. По оценкам экспертов, сейчас в России около трех миллионов абонентов платных кабельных сетей, 450-550 тыс. абонентов спутниковых операторов. Рынок платного ТВ растет быстрыми темпами. Желающих смотреть телевидение за свои деньги (т.е. платить за возможность смотреть дополнительные каналы) ежегодно становится больше примерно на 10%. Платежеспособность потенциальных телезрителей в нашей стране небольшая. Почему же тогда увеличивается спрос на платное телевидение?

Во-первых, уменьшается стоимость подключения к сетям. Во-вторых, вещатели стремятся к тому, чтобы сделать свой продукт максимально «удобным» и привлекательным для телезрителя. Например, зарубежные каналы «русифицируются», вся информация компонуется по различным разделам для удобства и облегчения ее поиска.

Одним из первых проектов платного телевидения в России стала Российско-американская компания «Космос-ТВ». Она начала свое вещание в 1991 г. - тогда она транслировала западные спутниковые каналы. Сегодня компания предлагает российскому зрителю более тридцати иностранных и несколько каналов собственного производства. В 2003 г. 50% акций «Космос-ТВ» приобрел многопрофильный медиахолдинг АФК «Система». В 2005 г. «МТУ-Интел» - оператор, находящийся под управлением холдинга, предложил жителям столицы «Стрим» - услуги платного теле- и радиовещания. В 2006 г. АФК «Система» купила контрольные пакеты акций семнадцати региональных телеоператоров.

«НТВ-Плюс» создан в 1996 г., это первый общенациональный канал спутникового телевидения. Создан холдингом «Мост-Медиа». Сегодня канал находится в собственности «Газпром-Медиа». Цифровой сигнал распространяется через собственный спутник, который может транслировать до 48 каналов. «НТВ-Плюс» предлагает своим зрителям разнообразный продукт: телеканалы собственного производства, зарубежные каналы, радио.

На российских платных платформах пока что еще преобладают телеканалы иностранного производства или каналы, сформированные в России, но которые используют иностранный контент. Лидером на рынке платного ТВ по-прежнему остается «НТВ-Плюс» - его услугами пользуются 550 тыс. человек. За год компания вывела на рынок 8 новых собственных каналов. На отечественном рынке кабельного телевидения также сформировалась «большая тройка» крупнейших игроков: «Нафта-Москва» (около 4,5 млн абонентов), «Система массмедиа» (1,5 млн абонентов) и «Ренова-Медиа» (730 тыс. абонентов). Все компании - операторы платного кабельного и спутникового телевидения активно проводят модернизацию своих технических баз, адаптируя их к цифровому вещанию, которое они предлагают своим абонентам.

К 2015 г.[104] в России наступит новая эпоха - телевидение (федеральное), согласно решению, принятому Правительством и Государственной Думой РФ, перейдет на цифровой формат. Предусматривается, что на реализацию этой программы будет выделено 66 млн 283 тыс. долларов из бюджета. Также для этого будут привлекаться средства частных инвесторов и будет взят кредит в 1 млрд 492 млн долларов.

Переход на цифровое вещание вызван тем, что мир бурно развивается, человечество становится все более и более мобильным, происходит постоянная модернизация техники, а люди, в свою очередь, все сильнее зависят от информации. Поэтому мы и называем нынешний этап развития общества информационным.

Платное телевидение является сегодня своеобразной альтернативой бесплатным федеральным каналам (частным и государственным). Его несомненное преимущество - большой выбор каналов, предоставляемый абонентам. Телезритель может выбрать именно то, что ему необходимо. По мнению экспертов, на долю спутниковых каналов сейчас приходится менее 1% всей рекламы, которая показывается в России. То есть каналы, являющиеся платными, не могут быть полноценным объектом рекламного рынка, что делает их привлекательными для зрителей.

Возможности для скрытого воздействия на массовое сознание на федеральных и на каналах платного телевидения являются идентичными, за исключением того, что у последних меньшая аудитория, а значит, усилия манипуляторов уже не будут столь эффективными.

Общие тенденции прослеживаются на всех федеральных каналах страны, большая их часть, на наш взгляд, негативные. Телезрителю показывают все то, что приносит деньги владельцам каналов (т.е. является рейтинговым), потому что главное сегодня - это бизнес (и не только телевидение, а все российские медиа).

Известный социолог и телеаналитик Д. Дондурей пишет: «Серьезная политика и аналитика практически ушли из эфира. Те несколько человек, которые реально делают политику в стране - от Медведева до Сечина, от Собянина до Нарышкина, - в дискуссиях участия не принимают, а существуют исключительно как «явление народу». Объяснения переданы маскам, специальной группе нанятых «политмейкеров». Их человек 10-15, они переходят с канала на канал, говорят одно и то же и давно надоели стране. Делают такой, знаете, политический театр для телевидения»[105]. Эту мысль подтверждает и тот факт, что, например, топ-менеджеры крупных каналов, таких как «Первый», «Россия», избегают встреч с журналистами и дают интервью только тогда, когда у них самих есть в этом потребность. Почему так происходит? Очевидно, так им легче уйти от ответственности, чем потом держать ответ перед начальством - высокими государственными чиновниками.

Глава «Фонда защиты гласности» Алексей Симонов утверждает: «Средства массовой коммуникации превратились сегодня в информационную составляющую государства. На трех главных российских каналах - «Первом», «России» и НТВ - все четко контролируется государством и привычно определяется еженедельными встречами главных руководителей этих каналов с представителями администрации президента. Журналистика стала политизированной»[106].

Новости на всех каналах схожи, серьезные аналитические программы идут только в записи, передачи, предполагающие наличие острых высказываний, всегда монтируются, чтобы обезопасить создателей проекта. А выступать длительное время в прямом эфире сегодня могут лишь президент Д.А. Медведев и премьер-министр РФ В.В. Путин. Некоторые СМИ все же позволяют себе высказывать отдельные мнения, не совпадающие с точкой зрения власти, но они делают это слишком тихо и неуверенно, так что резонанса не наблюдается.

Современные телевизионные журналисты заранее знают правила, по которым им предстоит работать, и с покорностью их принимают. Они сами для себя устанавливают определенные рамки еще до того, как начальники успеют озвучить им ограничения, действующие в компании. Например, корреспонденты новостей, которые работали в Беслане, в отличие от их коллег-газетчиков, не передавали в Москву огромное количество информации, полагая, что она все равно не пойдет в эфир, а значит, и передавать ее незачем. Это говорит о непрофессионализме журналистов, а также об их сильной самоцензуре.

«Свобода лучше, чем несвобода - это важнейший принцип жизни любого демократического общества, любой демократической политической системы», - заявил тогда еще первый вице-премьер правительства Российской Федерации Д.А. Медведев на Пятом экономическом форуме в Красноярске[107]. В первую очередь это касается свободы слова в средствах массовой информации, поскольку она является главным условием для работы журналистов, а значит, и информированности общества в целом. Но уровень свободы слова в российских СМИ пока что не соответствует тем задачам, которые провозглашаются властью.

«Ситуация со свободой слова в России действительно хуже, чем во Франции, Кувейте, Непале, Малайзии, Мавритании, Уругвае, Нигерии и Капо-Верде. Всемирная организация «Репортеры без границ» совершенно справедливо поставила Россию на 153-е место в мировом рейтинге свободы слова. Возникает только один вопрос: почему так происходит? И почему страна с богатейшей историей и культурой не может стать страной, где можно свободно говорить то, что думаешь»[108]?

Какая из ветвей власти реально управляет СМИ в России? «Давление со стороны власти на негосударственные СМИ сейчас уже признанный факт. Есть рычаги, которые воздействуют непосредственно на СМИ, а есть рычаги, которые действуют опосредованно на их владельцев. Сейчас этот механизм хорошо отработан, и владельцы средств массовой информации об этом знают»[109], - пишет секретарь Союза журналистов России, бывший министр печати и информации РФ Михаил Федотов (с октября 2010 г. М. Федотов - советник Президента РФ и председатель Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека).

Российский телевизионный бизнес сегодня является одним из самых быстро развивающихся и одним из наиболее сложных по своему устройству. На нем тесно переплетаются интересы политических игроков, государственных чиновников, частного бизнеса, профессиональных телевизионщиков и, конечно, зрителей. К этому бизнесу применим термин «частно-государственное партнерство».

Четыре варианта телевизионного бизнеса

Специалисты в сфере СМИ выделяют четыре варианта телевизионного бизнеса: бюджетный, манипулятивный, продюсерский и стратегический[110].

1. «Бюджетный». Его смысл заключается в «экономии» бюджета (телепроекта или канала в целом) с целью последующего разделения сэкономленных средств между менеджером и заказчиком. Из бюджета обычно финансируются крупные проекты. Существуют каналы, полностью построенные на бюджетном финансировании (ТВЦ). В бюджетном стиле ведения бизнеса есть определенные преимущества -деньги на проект, хоть и маленькие, все же даются и что-то сделать на них можно. А главный недостаток заключается в том, что, для того чтобы сделать хороший и качественный продукт, этих средств чаще всего не хватает. В связи с этим телевизионным работникам приходится делать проект по максимально простой (примитивной) в финансовом отношении схеме. Созданных таким образом программ низкого качества на телевидении, к сожалению, предостаточно.

2. «Манипулятивный». Телевидение, как мы уже говорили, помимо его бизнес-функции, является мощным идеологическим инструментом, цель которого - управлять сознанием масс. Некоторые телезрители считают: «чтобы управлять людьми, нужно ими манипулировать». Но сам процесс манипулирования должен оставаться незаметным для большинства. Для этого применяются различные способы: начиная от простейших (таких как выбор наиболее/наименее удачного для показа момента подачи информации, прием особой компоновки тем) и заканчивая более сложными в применении манипулятивными приемами (утаивание, искажение, а также комбинированная подача информации («многозвенный селективный вентиль»), представление событий в желаемом виде (технология «спин-доктор») и т.д.

3. «Продюсерский». «Бюджетный» подход с низкокачественным продуктом на некоторых каналах в чистом виде уже практически искоренен. Так, главные федеральные каналы («Первый» и «Россия») при В.В. Путине смогли выйти на новые уровни телевизионного бизнеса (более выгодные, с продюсерской точки зрения, схемы ведения). «Первый» канал стал очевидным лидером в кинопроизводстве и создании развлекательных телепрограмм. В этом видится стратегия генерального продюсера канала К. Эрнста.

4. «Стратегический». На стратегическое развитие телевизионного холдинга как части большой политики делает ставку глава канала «Россия» Олег Добродеев. Для него наиболее важным является не развитие бизнеса, а участие в большой политике. Но для этого каналу необходимо быть лидером телевизионного рынка. Конкуренция с «Первым» вынуждает ВГТРК также переходить в новое качество «продюсерского» телевидения (например, сериал по роману Ф.М. Достоевского «Идиот»).

«Первый» канал (руководитель - К. Эрнст) является на сегодняшний день самым влиятельным электронным средством массовой коммуникации в России. Он формирует вкусы и пристрастия миллионов телезрителей, предлагая им определенный продукт. «“Первый” воспитывает своих зрителей в стиле западного “гламура” и претендует не только на то, чтобы удивлять, а то и подавлять великолепием и размахом своих шоу, - пишет известный телекритик А. Вартанов, - он хочет, кроме того, творить/менять людей, их вкусы, идеалы, представления о хорошем и плохом, красивом и не очень»[111]. Телезритель, в свою очередь, стал разборчивым. Все большее количество интеллигентной думающей аудитории обращается к альтернативным источникам информации и перестает смотреть федеральные каналы. Из телеаудитории уходят молодые зрители - это говорит о том, что они не принимают то, что им показывают на экране.

Российское телевидение переживает кризис доверия со стороны граждан РФ. Уровень доверия к ТВ, в соответствии с массовыми опросами ВЦИОМ, снизился с «75% в 1991 г. до 13% в первые годы XXI в.»[112]. Более того, ТВ в России сегодня - источник массового раздражения. С чем это связано? Телезрители считают, что телевидение стало менее объективным, тенденциозным, по нему показывается большое количество программ и фильмов, содержащих сцены насилия и демонстрирующих жестокость, информация подается односторонне и зачастую с применением манипулятивных приемов. Эти упреки относятся как к государственному, так и к коммерческому телевидению.

Реальной причиной манипулирования сознанием масс на телеканалах оказывается не прогресс техники как таковой. Технический прогресс, в том числе развитие средств массовой коммуникации, как уже было сказано выше, лишь создает благоприятные возможности для процесса манипулирования массовым сознанием (и в том числе внушения).

Мы предлагаем здесь свою классификацию предпосылок и причин манипулирования массовым сознанием на телевидении.

1. Экономические причины. Усилиями участников капиталистического производства и рыночных отношений формируется общество потребления. За этим следует преобладающая переориентация населения с духовно-нравственных ценностей на материальные.

2. Политические. Государство нередко становится корпорацией, подминающей под себя все сколько-нибудь автономные структуры, в том числе суд и СМИ. Человек в такой системе превращается в один из ее элементов, которым легко манипулировать.

3. Психологические. Некоторые люди, например из-за недостатка образования, не доверяют сами себе и ищут поддержки и защиты у «сильных» и «умных». Находясь в одиночестве, человек чувствует свою беспомощность. Ему гораздо комфортнее и спокойнее, когда он является частью массы, которой управляют «свыше». Современный человек часто проявляет инфантильность, т.е. нежелание брать на себя ответственность во всех сферах жизни, нежелание принимать решения и отвечать за свои действия и их последствия. Все это учитывают «сильные мира сего», стремящиеся, со своей стороны, управлять массами.

Резюмируем. На современное состояние российского телевидения оказывают существенное влияние следующие детерминанты: экономические факторы; внедрение рыночных отношений в телевизионное производство; наличие различных форм собственности, а также борьба за ее передел среди крупнейших игроков телевизионного рынка; противостояние различных группировок и, как следствие, наличие «информационных войн»; появление производящих компаний; наличие конкуренции; развитие многопрограммности и многообразия ТВ-продукции. Серьезной проблемой в данной области является несовершенство законодательной базы, связанной с телевизионной сферой[113].

§ 3. Анализ проявлений манипуляции сознанием в современных средствах массовых коммуникаций (на материале российского телевещания)

Как же происходит скрытое воздействие на массовое сознание на практике? Постараемся ответить на этот вопрос, рассмотрев проект телеканала «Россия» «Имя Россия. Исторический выбор 2008» и программу «Максимум» (НТВ). Но прежде всего телевизионные новости, которые являются одной из основных сфер для скрытого воздействия на массовое сознание.

Просмотр телевизионных новостей требует от зрителя более высокого уровня коммуникативной компетентности по сравнению с просмотром иных программ.

Под «новостью» мы понимаем оперативное информационное сообщение. Телевизионный репортер обязан предоставлять зрителю максимально полную и правдивую информацию, освещать все возможные точки зрения на предмет. Таким образом, новости должны максимально точно и неискаженно отражать происходящие события, помогая людям сориентироваться в том, что происходит в стране и мире.

Однако и возможность манипулирования заложена в самой природе новостей. Для того чтобы сделать запоминающийся сюжет, а значит, удержать зрителя у экранов, из двух новостей выбирается самая яркая. А если менее яркая новость окажется более важной по сути? Представление телезрителя о реальной жизни в этом случае будет искажено.

Основой для изучения процессов конструирования реальности в массовой коммуникации можно считать построение именно «новостной реальности». Скрытое воздействие на человеческую психику в новостях осуществляется несколькими способами.

Тридцать первого января 2009 г. в России (село Подъельск Кортке-росского района, Коми) в доме ветеранов в результате пожара погибли 23 человека. Подробности этой страшной трагедии наши тележурналисты не показывали, ограничившись заверениями президента о том, что такое больше не повторится и все виновные будут наказаны. Через некоторое время в Германии происходит другая трагедия: 17-летний подросток, ворвавшись в здание школы, застреливает 15 человек. Наше ТВ целую неделю (начиная с 11.03.2009) муссировало произошедшее. Все показывалось в подробностях (были взяты интервью у директора школы, бабушки убийцы, его друзей и родственников), в том числе был показан и момент самоубийства школьника, снятый кем-то на мобильный телефон. «Вы ничего подобного не увидите в репортажах о нашей действительности, но смакование подробностей немецкой или любой другой из трагедий нам показывается в больших количествах, -говорит П. Шеремет, - в каждом выпуске новостей пройдет несколько сюжетов о том, что где-нибудь в Зимбабве голодают дети, или о том, что на Мадагаскаре оппозиция штурмует парламент. Будет также несколько жизнеутверждающих материалов о том, как инвалид в Тамбове преодолевает трудности или как детский хор приехал к президенту в гости, и он подарил всем по книжке»[114].

Это давно отработанная технология, когда создается иллюзия благополучия в стране, носит название «замещения». Российские проблемы в средствах массовой коммуникации замещаются насущными проблемами других стран.

Другой прием - своеобразный способ «смягчения» неприглядных новостей. Он заключается в банальном умалчивании о том, что произошло, в замалчивании подробностей и нюансов события, а также в подаче негативной информации, интерпретируя ее в позитивном ключе. Искажение информации - манипулятивный прием, - один из самых эффективных способов влияния на массовое сознание.

Сравним количество негативных сведений в вечерних выпусках новостей «Первого» канала, «России», представляющих официальную точку зрения, и независимого канала Ren-Tv (9.11.08).

Россия Первый Ren-Tv 1.Трагедия на субмарине «Нерпа», 20 человек погибли. Акцент сделан на том, что лодка технически исправна и атомная установка не пострадала. О причинах аварии и тех, кто в ней виновен, ничего не говорится.2. Теракт во Владикавказе.3. Умер Андрей Шме-ман, один из старейших русских эмигрантов. Всего новостей в выпуске: 15. 1. Политические манифестации против Саакашвили в Грузии. Всего новостей в выпуске: 4. 1. Трагедия на подводной лодке «Нерпа».Версия канала: Аварии можно было избежать. Лодка была перегружена (вместо 73 человек на ней было 208) и на всех не хватило кислородных баллонов. Люди отравились газом фреон (сработала противопожарная установка).2. Взрыв бытового газа в Ростовской области.3. Громкий скандал с участием генерал-полковника Виктора Че-чеватова.4. Пожар в Москве - на юге горит строительный рынок «Каширский двор».5. Драки и потасовки на Украине в День украинской письменности. Всего новостей в выпуске: 8.

Из таблицы видно, что выпуски новостей трех каналов, которые прошли в один и тот же день, существенно разные.

Трагедия, произошедшая на подводной лодке «Нерпа» в Японском море, каналом «Россия» была подана как нелепая случайность. Тональность ведущих каналов была такова: «Лодка исправна, все приборы работают, почему сработала противопожарная установка - неизвестно». В воскресном выпуске итоговой программы «Время» об этом вообще не было сказано ни слова.

Другой пример. В репортажах РТР, посвященных трагедии в Баренцевом море - гибели атомной подводной лодки «Курск» (август 2000 г.), демонстрируется спасательная операция, в которой задействованы все технические средства Северного флота. А в материалах НТВ (канала с частной формой собственности) говорится о том, что власти бездействуют, и показываются родственники погибших.

Искажение информации может принимать и другие формы. Вот несколько приемов.

Создание событий. Несколько лет тому назад была, по мнению исследователей, намеренно раздута ситуация вокруг птичьего гриппа (30.01.04.). В новостях постоянно звучало слово «эпидемия», тогда как заболевших было лишь 2% от всего здорового населения планеты. Правильнее было бы сказать, что «в ряде стран выявлены единичные случаи куриного гриппа». На день выпуска новостей больных по всему миру насчитывалось не более 16 человек. Телевизионщики намеренно преувеличивали масштабы заболевания, создавая иллюзию массовости и нагнетая тем самым у людей тревогу. Звучали фразы («Первый»): «Куриный грипп захватывает все новые страны.»[115]. Зачем сотрудники ТВ используют такой прием? Так они «конструируют» события, представляя действительность в желаемом для них виде. Информация про птичий грипп стала на долгое время основной темой для разговоров среди населения. Тогда как другие, более важные события, происходящие в стране, остались благодаря этому незамеченными или на них не обратили должного внимания.

Использование «смысловых рядов». Смысловой ряд - это группа новостей одной эмоциональной направленности («положительной» или «отрицательной»); подается в информационном выпуске отдельным блоком, состоящим из нескольких сюжетов. Иногда в блок положительной информации помещаются отрицательные сведения. К примеру, НТВ, «Сегодня», 9.11.08:

1. Первое послание Дмитрия Медведева Федеральному Собранию - позитивная новость.

2. Победа Барака Обамы на выборах - позитивная новость.

3. Страсти по Генплану - генеральная застройка города. Позитивная новость.

4. Взрыв во Владикавказе. Погибли люди. Негативная новость.

5. Уго Чавес (президент Венесуэлы) говорит о своем желании дружить с Россией. Позитивная новость.

6. Строительство нефтяного водопровода в Восточной Сибири. Позитивная новость.

7. Экологическая акция «Ударим х/б сумками по пластиковым пакетам». Легкая позитивная информация.

Манипулятивный прием заключается в том, что в блок положительных новостей включается отрицательная информация, в данном случае для того, чтобы телезритель не обратил на нее должного внимания, эмоционально увлекшись более яркими предыдущими новостями с положительной коннотацией. В таких случаях говорят, что плохая новость «утонула или потерялась» в хороших новостях.

Следующий прием - создание псевдопроблем. Псевдопроблемы -это мнимые проблемы, о которых говорится как о реальных и очень важных. Создание такой проблемы - это целенаправленный отбор информации и придание определенной степени значимости тем или иным событиям. Чаще всего телезрителей пугают чем-то, что еще не произошло и, возможно, вообще не произойдет. Зачастую эта информация несущественна и отвлекает человека от решения своих собственных насущных проблем. Но тем не менее сведения озвучиваются, и зритель часто относится к ним как к уже произошедшим событиям, реальным фактам (примеры: «Азербайджан. Угроза стихийных бедствий», «Сахалин. Угроза циклона» и т.п).

Порядок изложения информации ассоциируется у зрителей, как правило, со степенью ее значимости. Варьирование последовательности новостей с заранее поставленной целью является действенным приемом скрытого воздействия на массовое сознание.

Пример. На государственном телеканале «Россия» в программе «Вести» говорится о том, что президент РФ В.В. Путин провел заседание Совета безопасности, на котором обсуждались проблемы реформирования армии, после этого он принял министра внутренних дел -встреча была посвящена расследованию дела о взрыве в переходе под Пушкинской площадью, вечером этого же дня глава государства поехал на отдых в Сочи. Канал-конкурент (НТВ) первой новостью дает информацию о том, что президент отправился отдыхать в Сочи. Данный пример свидетельствует об акцентировании внимания массовой аудитории на определенном событии, а также о смещении ее представления о важности события с помощью верстки. «Верстка информационной программы - действенный инструмент информационной политики, более того - информационного влияния, воздействия на аудиторию, на массовое сознание, опосредованно - через предлагаемую структуру выпуска - управляющий (и направляющий) общественным мнением»[116].

Согласно журналистским канонам, информационная программа должна носить общественный характер: выражать интересы общества, служить ему, работать на благо общественного целого, а также каждого гражданина. Российские новостные программы пытаются быть верными данному идеалу, но пока информационную политику формируют собственники телеканалов (большинство федеральных каналов сегодня контролируется государством).

«Государственная информационная политика является продуктом коллективного творчества законодательной и исполнительной властей...», а также «многонационального российского социума. В этом ряду телевидение - не только проводник, но и творец, активный создатель такой политики»[117]. Контролируя большое число каналов, властные структуры имеют возможность более эффективно проводить в массы свою точку зрения на происходящее в стране и мире. Тем более что индивиды привыкли доверять телевизионной информации центральных федеральных каналов, воспринимая ее как правильную и не нуждающуюся в проверке.

Помимо воздействия на массовое сознание в новостных программах, интересы телевизионных собственников могут защищать и проводить и отдельные «персонажи», обладающие необходимыми для данной сферы деятельности личностными характеристиками. Среди классических примеров коммуникатора-манипулятора можно выделить фигуру Сергея Доренко.

Вехой в его карьере стала программа «Подробности» (которую он вел вместе с Н. Сванидзе), после чего он продолжил свою деятельность в авторской информационно-аналитической программе «Версии». В 1990-е годы (с 1996 по 2000 г.) журналист представлял интересы акционера и руководителя ОРТ - Б. Березовского. С. Доренко принял участие в первой в нашей стране олигархической войне - между Б. Березовским, В. Гусинским и В. Потаниным - за право обладания компанией «Связьинвест», которая развернулась на глазах у массовой аудитории и в которую она невольно была вовлечена[118]. Будучи ведущим программы «Время» на ОРТ, Доренко оперирует информацией «компроматного» характера (обвиняя банк «Онэксим» в хищении нескольких десятков миллионов долларов у череповецкого комбината «Азот» и т.д.) с целью очернить конкурента, В. Потанина. Однако эту информационную войну Б. Березовский и В. Гусинский проигрывают B. Потанину, несмотря на наличие эффективнейшего «оружия» - подконтрольного федерального телеканала и талантливого «телекиллера».

C. Доренко набирается опыта и показывает весь свой нереализованный потенциал в следующей схватке - второй информационной битве, с отчетливо выраженной политической подоплекой, развернувшейся незадолго до выборов президента 2000 г. По одну сторону - Примаков, Лужков, Гусинский и коммунисты, по другую - Ельцин, Путин, Березовский, Абрамович. Информационным полем для борьбы выступили два телеканала - ОРТ (на стороне первых) и НТВ (на стороне вторых). В задачу Доренко входило любыми способами обрушить рейтинги Лужкова и Примакова. Со своей задачей он справился. Приведем характерный пример из его программ: «На этой неделе московский мэр стремительно терял честь и достоинство. Мы же, как и подобает наблюдателям и юным натуралистам, продолжали самым хладнокровным образом изучать две эти сущности с цветом и запахом. Теперь уже изучаем то, что от них осталось. Под микроскопом»[119].

Доренко напрямую унижает и оскорбляет противников в эфире центрального канала страны, подрывает их репутацию, оставаясь при этом безнаказанным и полностью уверенным в своей правоте. А также ощущает себя свободным от давления руководства: «.С Березовским мы завтракали по вторникам, и я в это время задавал ему все интересующие меня вопросы, а он, в свою очередь, задавал вопросы мне. После выпуска он мог позвонить мне не иначе, как восхищенным - больше никак. Один-единственный раз он позвонил мне и попросил меня поддержать в своей программе Рахимова (президента Башкортостана. -Авт.), потому что он тогда покаялся перед Кремлем. Это был один-единственный раз. И я Березовскому отказал. Вот такой вот уровень самостоятельности продолжался до двухтысячного года, до тех пор, пока меня не закрыли»[120]. Интересно при этом мнение самого Доренко о телевидении в целом: «Телевидение - это искусство для бедных, необразованных женщин, судя по рекламе. Она ориентирована именно на этот контингент зрителей. А элита читает книги, беседует друг с другом, устраивает диспуты, общается «вживую». Черпает информацию из Интернета, читает блоги и т.д»[121].

С. Доренко судит о телевидении по рекламе, с помощью которой также оказывается скрытое воздействие на массовое сознание. В законе о рекламе (Федеральный закон о рекламе от 18 июля 1995 года, № 108-ФЗ) прописан пункт о недопустимости воздействия на подсознание, поскольку оно может повредить психическому здоровью индивида. Тем не менее такое воздействие на телевизионных экранах присутствует.

Рекламный блок, вставленный в художественный фильм, уменьшает его положительное влияние на зрителя, но на фоне эмоций, вызванных просмотром картины, реклама полностью усваивается потребителем. Воздействие рекламы может увеличиваться или уменьшаться в зависимости от ее места расположения в телевизионной сетке вещания.

Одним из наиболее ярких примеров телерекламы, наглядно продемонстрировавшей силу применения манипулятивных приемов на практике, стала рекламная кампания «МММ»[122] - серия роликов с главным героем Леней Голубковым. Персонаж этот похож на Емелю из сказки, который ждал на печи своего счастья и хотел получить его, ничего при этом не делая (здесь применен манипулятивный прием воздействия на архетипы). Голубков полюбился массовой аудитории и даже сумел стать национальным героем. Секрет успеха сериала заключался в подборе персонажей - простых людей, в которых массовая аудитория легко узнавала самих себя и которым верила. Создатели рекламы сумели убедить россиян отдать свои деньги «МММ» - Сергею Мавроди, обещая огромную - нереальную согласно здравому смыслу - прибыль. Массовая аудитория, будто находясь под действием наркотической ад-дикции[123], заболела идеей «МММ» и до последнего не желала верить в крах компании. По мнению специалистов, данная рекламная кампания была тщательно продумана - построена с учетом национальной психологии, в ней использовались приемы скрытого воздействия на массовое сознание, в том числе апелляция к родственным связям.

Существуют не менее эффективные манипулятивные технологии, активно применяемые в предвыборной агитации. Одна из таких техник направлена на завоевание политиком или любым другим героем, доверия у массовой аудитории (создание имиджа «своего парня»). Полностью на применении этой технологии была построена программа «Герой дня без галстука»[124], которая стала выходить с 1996 г. на канале НТВ. Посмотрев передачу, телезритель невольно проникался симпатией к герою, даже если до этого испытывал к нему неприязнь. Как удавалось создателям программы добиваться такого эффекта? Секрет заключался в том, что в «Герое дня без галстука» нам показывали известных людей только у них дома. Политики представали перед аудиторией на своих кухнях и дачах, с женами, детьми и даже домашними животными. Задача состояла в том, чтобы создать имидж «человека из народа» и дать понять аудитории, что они такие же, как все мы, - простые люди, не лишенные обычных человеческих радостей и слабостей. Премьер-министр В. Черномырдин в одной из программ играл на гармошке, Саратовский губернатор Д. Аяцков ездил на верблюде, секретарь Совета безопасности А. Лебедь отжимался и гладил утюгом пододеяльники, а премьер-министр С. Кириенко демонстрировал метание ножей в воображаемого противника. Посмотрев на то, как живут наши герои, а точнее, как бы побывав у них дома, зритель уже не мог относиться к ним иначе как к своим. Срабатывает психологический механизм: ты побывал дома у человека и чуть ли не выпил вместе с ним чаю.

Перед выборами президента в 1996 г. режиссер Эльдар Рязанов, используя этот же прием, снял документальный фильм о Б. Ельцине, представив будущего президента примерным семьянином и создав ему имидж «своего парня». Действие одной из главных сцен происходило на кухне. Рязанов сел на стул и порвал брюки, так как из стула торчали гвозди. «Какая замечательно выигрышная сцена! Зритель огорошен: у Ельцина из стульев гвозди торчат! Простой, скромный человек, совсем как мы, грешные! “Свой”. А “свой” плохим быть не может»[125].

На телевидении планомерно реализуется несколько базисных установок.

Смысл первой установки - внушить аудитории мысль о том, что не только в России, но и во всем мире людям сейчас тяжело живется. Телезрителям показывают убийства и катастрофы, которые происходят в разных странах: террористические акты, землетрясения, аварии. После просмотра таких кадров человек испытывает страх и ужас и становится пугливым. «Вспомним реакцию Москвы на захват заложников-зрителей мюзикла «Норд-Ост». Дело было ночью, на следующее утро в вагонах метро вмиг стало пустынно, жители микрорайонов, осторожно озираясь, выходили из своих подъездов, под каждым кустом высматривая притаившегося чеченца с гранатой. Москвичи жаловались друг другу, что боятся зайти в гастроном, т.к. могут взорвать»[126].

Воздействие на мощное естественное человеческое чувство - чувство страха - очень эффективный манипулятивный прием. Страх способен заглушить в индивиде протест и возмущение, а также голос совести, может спровоцировать неадекватное поведение. Гражданин в таком состоянии не способен здраво и разумно рассуждать, он думает лишь о собственном спасении. В то же время обыватель может ощущать радость от того, что он и его близкие не пострадали в этих страшных катастрофах. Всегда, когда индивид видит картины мучений других людей и понимает, что ему пока живется немного лучше, чем этим страдальцам, он забывает про свое недовольство, у него пропадает желание отстаивать свои права. Человек смиряется и продолжает жить так же, как и жил до этого.

Суть второй установки такова. Любая программа, сериал, ток-шоу, не говоря уже о рекламе, пропагандирует как базовую ценность получение от жизни удовольствия. Отсюда следует, что все то, то не приносит удовольствия, должно быть отвергнуто как ненужное и мешающее получению наслаждения.

Третья установка заключается в воздействии на историческую память населения, а именно в «переписывании» истории. Воздействие на историческую память масс наиболее активно применяется в различных исторических циклах, которые показываются по телевидению. Особенно эффективно это воздействует на молодежь, плохо знакомую с историей Отечества.

Существует несколько телевизионных манипулятивных способов подачи нашего прошлого[127].

Первый способ: История как «объективная» реальность. Он применяется, в частности, в «Исторических хрониках». «Исторические хроники» - цикл документальных передач про историю России на телеканале «Россия». Ведущий - Николай Сванидзе. Каждая серия посвящена одному году XX в. в России, одновременно являясь и «портретом года», и «портретом человека года». В центре повествования видные деятели политики, науки и культуры тех лет. Цель проекта - на примере жизни знаменитых исторических личностей показать, как тесно связаны между собой судьбы России и каждого конкретного человека. В рамках этого цикла был показан документальный фильм «Б.Н.», посвященный Б.Н. Ельцину. «Подобострастный фильм Николая Сванидзе продемонстрировал полное отсутствие какой-либо рефлексии по поводу 90-х годов, - пишет А. Глухова, - бывший президент показан как былинный герой, сражавшийся с партноменклатурой, с Советской властью, с бывшими соратниками, с предрассудками народа и т.д. Ельцин на танке сменяет Ельцина в Кремле, демонстрирует хорошую физическую форму перед вторым туром выборов 1996 года, дает образцы нравственности, прося прощения у «дорогих россиян» в памятную ночь 31 декабря 1999 г. Катастрофические решения, подобные бесславной чеченской кампании, представлены как отдельные мелкие недостатки. Экономические провалы, опустившие уровень жизни миллионов людей до состояния простого физического выживания, подаются как непременное условие нынешнего экономического роста»[128].

Второй способ подачи истории на телевидении: «Прошлое как сенсация». Показанный по каналу РТР многосерийный фильм «Штрафбат»[129], по мнению экспертов, является полным искажением событий

Великой Отечественной войны. Достаточно привести несколько фактов, злонамеренно искаженных в картине. В штрафбате (штрафном батальоне) согласно сюжету служат герои-патриоты, которыми командуют бесчеловечные командиры. На самом же деле в штрафбат попадали в основном офицеры, совершившие серьезные проступки. Попадание в штрафбат - в фильме - матерого убийцы-рецидивиста оказывается фантазией создателей картины (уголовники могли быть лишь в штраф-ротах). Кроме того, в фильме бывшие заключенные, попав в штрафбат, искупали свою вину якобы только смертью. На самом же деле с человека снималась судимость после первого ранения, а срок нахождения в штрафбате не мог быть более трех месяцев, по прошествии которых штрафник возвращался в свою часть.

Третий способ подачи: «Прошлое как развлечение». Наиболее яркий пример - проект «Российская империя» (документальный телесериал, показанный на канале НТВ), охватывающий историю Российского государства с 1697 по 1917 г. Ведущий - Леонид Парфенов. Каждая из 16 частей посвящена периоду правления одного или нескольких монархов, от Петра I до Николая II. Проект посвящен 300-летию основания Империи и Санкт-Петербурга - по замыслу авторов, он должен дать сегодняшний взгляд на трехсотлетнюю историю Российского государства. Документальный телесериал сделан при помощи новейших достижений в области телевидения и компьютерной графики. Экран оказывается практически полностью занятым документальными кадрами, фрагментами художественных фильмов, компьютерными элементами: мультимедийными вставками с различной информацией и анимацией. «На экране присутствует и сам ведущий, - пишет В. Зверева, - вслед за героями рассказа он путешествует по странам и континентам, ходит по «тем самым» улицам, сидит в «тех самых» кафе, прикасается к подлинным историческим предметам. Все это создает ощущение достоверности, привлекает зрителя и удерживает его внима-ние»[130]. В этом случае, как и во всех описанных выше способах подачи нашей истории, автором использован один и тот же прием - он выдвигает свои личные гипотезы и версии исторических событий и подает их как факты. Аудитория, не имеющая специальной подготовки в области истории, как правило, верит известным телеведущим на слово и соглашается с ними. А для проверки услышанной информации у телезрителей не хватает времени. Или любознательности.

Следующий объект нашего исследования - программа «Имя Россия. Исторический выбор 2008». Государственный телеканал «Россия» в начале лета 2008 г. запустил этот проект (руководитель, ведущий и продюсер - А.М. Любимов), который был создан для того, чтобы люди могли выбрать с помощью сети Интернет (а потом и других видов голосования) наиболее значимый, по их мнению, персонаж, связанный с нашей историей. Из 500 исторических личностей после подсчета около 20 млн голосов осталось 12 «финалистов». С октября на телеканале «Россия» выходят телевизионные шоу, посвященные каждому из двенадцати лиц-финалистов. В конце проекта «исторический выбор» делается окончательно: по результатам теледебатов выбирается одно имя, символизирующее Россию.

На 9 июля 2008 г. победителями по результатам интернет-голосования стали: Иосиф Виссарионович Сталин, Александр Невский, Александр Сергеевич Пушкин, Федор Михайлович Достоевский, Владимир Ильич Ленин, Петр I Великий, Александр Васильевич Суворов, Екатерина II Великая, Иван IV Грозный, Дмитрий Иванович Менделеев, Петр Аркадьевич Столыпин и Александр II Освободитель. Лидером этого рейтинга оказался не кто иной, как Иосиф Сталин со 179 025 голосами. Сталин на первом месте? Как будут обнародовать подобные результаты устроители проекта: телеканал «Россия», Институт российской истории РАН и Фонд «Общественное мнение» (ФОМ)? Представить сложно, ведь подобные результаты, по их мнению, никак не могут согласоваться с современным имиджем России как миролюбивой, открытой и, главное, демократической страны.

Дальше события развиваются следующим образом. Царь Николай II через некоторое время вдруг оказывается на первом месте в рейтинге. Как такое могло произойти? В повышенном количестве голосов, отданных за Сталина, обвиняют телезрителей и пользователей - коммунистов. Пусть так. Но проследим динамику голосования. До 11.07.08 на сайте проекта уверенно лидировал Иосиф Сталин с 190 тыс. голосов. Николай Второй был на четвертом месте с 102 тыс. голосов. За два дня, с 11.07.08 по 13.07.08, царь Николай прибавил сразу 100 тыс. голосов -и вышел на второе место. А 15.07.08, присоединив за один день еще 60 тыс. голосов, уверенно вышел на первое место. К 17.07.08 самодержец совершил новый «рывок» - еще на 140 тыс. голосов и в сумме получил 408 тыс. голосов против 357 тыс. голосов, которые были у Сталина. Выполнив несложные математические расчеты, можно сделать вывод о том, что количество проголосовавших за Николая Второго за несколько дней увеличилось в 1,7 раза.

Радиостанция «Эхо Москвы» провела независимую акцию-голосование «Поможем ВГТРК - Выбери свое «Имя Россия» на своем сайте в Интернете». Приводим результаты этого голосования в качестве альтернативного источника информации[131]:

Сталин, а не Николай Второй, в этом голосовании опять вышел на первое место. Руководитель проекта «Имя России» Александр Любимов сам раскрыл этот секрет, рассказав, что царя Николая вывели на первое место организаторы проекта, т.е. его команда, - в честь годовщины гибели царской семьи. А потом дополнил свои слова следующими подробностями: «Мы отсекли Сталину два с половиной миллиона голосов, поскольку увидели в таком большом количестве сталинских сторонников происки хакеров»[132]. На вопрос одного из зрителей, заданном на сайте проекта: «Чей заказ выполняет А.М. Любимов, не допуская Сталина на первое место»? - телемэтр ответил так: «Никакого заказа тут нет, просто есть желание сделать голосование более справедливым. Но я надеюсь, что в наших теледебатах. мы легко убедим аудиторию в том, что Сталин - это чудовищная по масштабам трагедия России»[133]. При этом продюсер признает, что «умные люди» его проекту, а также его результатам вряд ли будут верить. Выходит, что «грандиозный исторический проект» «Имя Россия» создавался для не вполне умных людей? Свои слова телемэтр сопроводил объяснением, что не стоит относиться к телепроекту слишком серьезно, ведь это «просто шоу, игра. А задача ее - отвлечь телезрителей от наводнившего все каналы “гламура” в сторону интереса к отечественной истории. Для нас не важно, кто победит. Главное - это участие всех. Мы же делаем развлекательный исторический проект, развлечение со смыслом. История всегда была идеологической наукой. “Имя Россия” может стать первой по-настоящему народной историей»[134].

Проект, как видим, имеет идеологические корни. Судя по манипулированию, связанному с непосредственным искажением информации, победит тот исторический персонаж, который окажется наиболее «политкорректным» (в итоге победил Александр Невский). Никакой объективности и честности в этом проекте не было запрограммировано. Нечаянные откровения самого Любимова это подтверждают.

Проект «Имя Россия» является калькой британского проекта «Сто великих британцев». Примечательно, что проект, ранее реализованный на украинском телевидении, тоже не обошелся без манипулятивных уловок. Расследованием итогов голосования в проекте «Великие украинцы» (канал «Интер»), лидером которого стал Ярослав Мудрый (а не бывший долгое время фаворитом Степан Бандера), занялась специальная комиссия украинского парламента[135]. Шеф-редактор украинского проекта Вахтанг Кипиани сам заявил о фальсификации и представил доказательства, которыми являются данные голосования: «Эта информация сама по себе содержит существенную часть того, что можно назвать документальными свидетельствами. Во вторник, 13 мая, состоянием на 8.42 за Ярослава Мудрого проголосовали 63 422 голоса. Я оперирую закрытыми данными, которые были на тот момент на канале. В среду после эфира, когда показали фильм о Ярославе Мудром, у него должно было бы появиться приблизительно 12-13 тысяч голосов. Другими словами, в четверг утром голосов за Русского князя должно было бы быть на уровне 75 тысяч. Но произошло все иначе. Бывает ли так, что на протяжении месяца отдали 60 тысяч голосов, то есть в среднем по 2 тысячи на сутки. А в последний день - почти 585 тысяч»?[136] На сайте «Имя Россия» сказано: «Голосуйте неограниченное количество раз за любого из персонажей, представленных на сайте». Необъективность интернет-голосования, таким образом, была предусмотрена в проекте изначально. «Это, кажется, первое в истории Интернета голосование, в котором буквально заложена искусственная накрутка голосов, - считает руководитель службы блогов SUP Fabrik Антон Носик. - Это означает, что рядовой интернет-пользователь может хоть целый день посылать письма за любимого кандидата, программист - запустить программу, голосующую с определенной регулярностью, а хакер - завести сотни тысяч компьютеров-зомби, которые перманентно жмут на кнопки с нужным результатом»[137].

Полагаем, что перед каналом изначально не стояла задача объективно подсчитать количество голосов. «Идеологическая битва», разразившаяся в прессе и Интернете вокруг проекта, выгодна телеканалу, поскольку привлекает внимание большого числа людей, а значит, увеличивает его рейтинг.

Почему весьма неоднозначная фигура Сталина набрала такое количество голосов? Возможно, телевидение, постоянно демонстрируя разнузданность, пошлость, кровь и насилие, само вызвало в населении тягу к «жесткой руке» и к тем временам, когда на российском ТВ существовали определенные нравственные ограничения.

Еще один объект нашего исследования - программа «Максимум» (НТВ), одна из самых скандальных и одновременно высокорейтинговых на отечественном ТВ. Сами авторы представляют ее так: «Максимум иронии, жесткости, исследования того, что лежит за внешней стороной событий, поступков и явлений. Максимум жареных фактов, сенсационных подробностей». Девиз передачи: «Скандалы. Интриги. Расследования. Показать все, что скрыто»[138]. Николай Картозия, руководитель программы «Максимум»: «К тому, что мы делаем, можно иногда предъявить претензии этического характера, но мимо этого нельзя пройти. Наше главное достижение за сезон - таких рейтингов никогда и ни у кого. не было»[139].

Темы для сюжетов выбираются сенсационные. Например, наркомания среди шахтеров в Кемеровской области. Версия программы «Максимум» в этой связи такова: трагедия в Кемерове (шахта «Есаульская») произошла по вине шахтера-наркомана, из-за которого погибли 24 горняка. Наркотики шахтерам, по мнению корреспондента, продают местные наркобароны-цыгане. После просмотра сюжета впечатление создается крайне удручающее. Другие темы передачи: злоумышленники украли акции «Газпрома»; олигарх Михаил Прохоров и его скандально известный отдых в Куршавеле; мальчик умирает от истощения - его два года держала в плену сумасшедшая мать; как и куда персонал больниц выбрасывает пациентов при неудачном лечении и смертельном исходе; за что группа милиционеров избила мужчину до полусмерти; расследование-триллер, посвященное тому, как женщина убила свою соседку из-за пенсии. Вот неполный перечень тем нескольких выпусков программы. Названия говорят сами за себя.

Ведущий Глеб Пьяных под стать самой программе. Говорит в очень быстром темпе, чуть не крича, и размахивает при этом руками. «Мелькание тем на экране, а также напор и быстрая речь, которая иногда идет чуть ли не скороговоркой, напрягает и мешает спокойно воспринимать информацию»[140], - считает участница опроса, посвященного программе «Максимум» (его провел Фонд «Общественное мнение»).

После просмотра программы возникает такой образ России: шахтеры-наркоманы, олигархи-дебоширы, жители с психическими отклонениями, которые живут в криминальной стране. В передачах показываются только низшие (шахтеры, пенсионеры, бомжи) либо высшие (олигархи, чиновники) слои общества; жизнь обычных людей остается за кадром. Более того, программа зачастую становится наглядным пособием для хулиганов и криминальных элементов. В ней развернуто представлена вся схема мошенничества, остающегося в итоге безнаказанным (например, подробно рассказывается о том, как были украдены акции «Газпрома»). Человеческая психика, однако, не приспособлена для ежедневного просмотра сцен насилия, агрессии и жестокости, которые в изобилии показываются по ТВ, в частности по НТВ в программе «Максимум».

На вопрос: «Что Вам не нравится в сегодняшнем российском телевидении?» - 39% населения ответили - «Чрезмерное количество рекламы», 15% - «Большое количество криминальных сюжетов, передач, где показаны насилие, агрессия, жестокость, много негатива», 9% - «Много обнаженных тел на экране»[141].

Екатерина Михайлова, кандидат психологических наук, ведущий специалист Института групповой и семейной психологии и психотерапии, считает, что «в психике людей, к сожалению, незаметно и очень быстро рушится так называемый рубеж переносимого. Чувства телезрителя, который смотрит подобные программы, неожиданно для него самого притупляются: они либо «гаснут», либо вообще перерождаются. В психологии это называется «защитным бесчувствием», когда человек не испытывает никаких эмоций после просмотра кадров, которые некоторое время назад выбили его из колеи[142].

Как известно, «жертвой» легко управлять, отвлекая телезрителя от насущных проблем личного и общественного характера. Именно такой эффект производит на человеческую психику просмотр программы «Максимум». Мы смотрим телевизор, невольно примыкая к коллективному бессознательному. А индивидуально человек чувствует себя жертвой манипулятивного телевлияния[143].

Иск в суд о защите своей чести и достоинства подал глава Башкирии Муртаза Рахимов; ответчиками по иску должен выступить телеканал НТВ, а именно программа «Максимум»[144]. Передача, которую президент счел оскорбительной для себя, вышла в эфир 27 января 2008 г. Она была посвящена аресту экс-сенатора от Башкирии Игоря Изместьева, в отношении которого Генпрокуратура РФ возбудила уголовное дело по подозрению в организации убийства. При этом участники программы употребили в эфире выражения «семья Рахимовых», назвали Игоря Изместьева «другом семьи», а также проинформировали общественность о том, что в Башкирии журналистам запрещено снимать «национальное достояние - нефтяные заводы» и сына президента Рахимова - Урала. Адвокаты Рахимова сочли, что «в контексте сюжета» содержатся сведения, порочащие президента «как высшее должностное лицо республики». По их мнению, в высказываниях участников передачи есть намеки на «связь бизнеса и власти», на то, что президент Башкирии якобы занимается «другой оплачиваемой деятельностью» в нарушение закона.

Через некоторое время глава Башкирии подал на программу «Максимум» в суд во второй раз. 10 марта 2008 г. в программе прошел сюжет, посвященный приватизации башкирского ТЭКа; Рахимов счел этот материал «порочащим его честь и достоинство». В сюжете рассказывалось о деловом партнере сына президента республики Урала Рахимова - гендиректоре ОАО «Уфанефтехим» Викторе Ганцеве. Рахимов выразил возмущение словами ведущего передачи Глеба Пьяных, который использовал термин «прихватизация», ставя под сомнение законность приватизации башкирского ТЭКа[145]. Также главу республики возмутило бездоказательное, по его мнению, заявление вице-президента российского Фонда содействия развитию регионов Александра Веремеенко (который принимал участие в передаче от 10 марта 2007 г.) о том, что «38 процентов акций, которые принадлежали России, украдены в пользу Муртазы Рахимова». В итоге суд оправдал Рахимова и признал его честь и достоинство «ущемленными», а также обязал телекомпанию НТВ обнародовать в телеэфире судебный вердикт в течение месяца после его вступления в законную силу.

Показательны ответы генерального директора НТВ Владимира Ку-листикова, которые он дает в одном из своих интервью[146], рассказывая о концепции канала. Глава канала почему-то с гордостью говорит о таких переменах: «Лицо нынешнего НТВ сейчас сильно изменилось. Его определяют программы, которые сделаны в достаточно жесткой манере, те, которые, на мой взгляд, находят своего современного и продвинутого зрителя. Прежде всего это «Программа «Максимум», «Главный герой», «Русские сенсации», «Профессия - репортер», «Чистосердечное признание». Это лидеры нашего проката и по популярности они значительно превышают все, что было до сих пор на НТВ». О цели работы канала: «НТВ - это коммерческая компания, очень жестко нацеленная на производство рейтингов, которые дают возможность получать компании прибыль. Если картина Боттичелли будет вызывать массовый интерес и приносить высокий рейтинг, мы будем показывать Боттичелли. Но мы следуем за вектором пристрастий нашей целевой аудитории»[147]. Получается, что (поскольку зрители потребляют в телеэфире НТВ бесконечный криминал, насилие и скандалы) у подавляющего большинства россиян имеются серьезные патологии и патологические наклонности.

«Телевидение - это средство расширения личного опыта, - продолжает Владимир Кулистиков, - тот опыт, который человек не может получить личным путем - и порой слава богу, что не может, - но у него тем не менее есть эмоциональная потребность в этом, вот в таких программах. Телевидение - это зрелище. Я не считаю, что оно сейчас является главным источником информации. Это всего лишь средство особо поданной информации, в удобной, приятной и интересно-занимательной для зрителя манере. Телевидение делает шоу»[148]. Кстати, телеканал, который В. Кулистиков возглавляет с 2004 г., сейчас стал одним из наиболее популярных федеральных каналов. Зато он уже не может сравниться со старым НТВ по содержанию, профессионализму, качеству подачи информации и морально-этическому наполнению.

В результате проведенного исследования мы пришли к следующему выводу: причины манипулирования массовым сознанием заключаются прежде всего в столкновении интересов различных социальных групп и бизнес-структур, в борьбе между ними. Их основная задача - заставить общество думать так, как выгодно им, а также сделать так, чтобы оно поддерживало их начинания и не препятствовало осуществлению их деятельности. Развитие же техники и внедрение новых технологий является благоприятной почвой для телевизионного манипулирования. Демократическое общество, убеждены мы, немыслимо без высокой степени информированности граждан, которая является залогом принятия ими своевременных и правильных решений. Ангажированность СМИ в пользу того или иного частного интереса должна быть рассматриваема как нарушение принципов демократии.

§ 4. Способы противодействия манипулятивным процессам на телевидении («контрсуггестия»)

В предыдущих параграфах мы разбирали понятия «пропаганда» и «манипулирование», а также то, какими способами можно изменять мнение человека, воздействуя на его установки. Мы пришли к выводу, что для того, чтобы аудитория могла успешно справиться с возможным воздействием на нее телеманипуляторов, она должна быть в меру доверчивой и в меру критичной. То есть при просмотре ТВ никогда не отключать разум и не принимать ничего на веру без последующего обдумывания и дальнейшей проверки информации.

В этом параграфе мы рассмотрим способы и средства защиты от телеманипулирования, попытаемся уяснить, какие инстанции должны осуществлять контроль над манипулированием в обществе (социальный уровень), а также как человек может защитить себя сам от такого воздействия (личные способы психологической защиты).

Англичанин Олдос Хаксли (1894-1963) делил пропаганду на рациональную и иррациональную. «Пропаганду делает рациональной то, что она созвучна «просвещенному личному интересу» - как того, кто информирует и убеждает, так и того, кого информируют и убеждают.

В такой пропаганде все честно и прозрачно; она взаимовыгодна для обеих сторон»[149]. Про эту разновидность пропаганды можно сказать, что она позитивна и приносит обществу пользу. Иррациональная же пропаганда, наоборот, работает на пропагандиста, имеющего корыстные цели. Хаксли полагает, что рациональную пропаганду нужно использовать для укрепления и развития демократии, а иррациональную -устранять. Более того, Хаксли считает, что последнюю нужно разоблачать, развенчивать ее приемы. При противодействии пропаганде сложность заключается в том, чтобы воспитать массы в духе «золотой середины» между внушаемостью и критичностью.

Для нашего исследования представляет интерес лишь иррациональная пропаганда. Как ей противостоять?

Мы полагаем, что только развитие реальной демократии может помочь в борьбе с иррациональной пропагандой и с манипулированием сознанием масс на любых уровнях.

Известный американский психотерапевт Э. Шосторм разрабатывает ряд способов защиты от манипулирования на уровне межличностного общения. Э. Шосторм создает специальную диагностическую схему, которая позволяет человеку увидеть свои собственные и чужие манипуляции, осознать их и исправить ситуацию.

Автор предлагает в качестве альтернативы манипулятивному поведению, которое он считает разрушительным для человека, поведение человека-«актуализатора». Сравнивая основные характеристики манипулятора и «актуализатора», Э. Шосторм противопоставляет ложь (фальшь), неосознанность (апатию, скуку), контроль (закрытость) и цинизм (безверие) манипулятора честности (прозрачности, искренности), осознанности (отклик, полнота жизни, интерес), свободе (спонтанность, открытость) и доверию (вера, убеждение) «актуализатора»[150]. Манипулирование, по Шосторму, это стиль жизни. Сделать свою собственную жизнь неповторимой и прекрасной можно, только научившись не манипулировать окружающими, т.е. превратившись в «актуа-лизатора».

На наш взгляд, мы все являемся в тот или иной момент жизни то манипуляторами, то актуализаторами. Главное - соблюсти разумный баланс между этими двумя ролями. А манипуляторов нужно «узнавать в лицо», надо быть в курсе их методов и приемов, уметь распознавать их и знать, как от них защититься. Человеческая психика, защищенная от разрушительных потоков информации и информационного «мусора», будет находиться в состоянии информационно-психологической безопасности.

«Контрсуггестия» - это защита от негативного, разрушительного воздействия, которое оказывается на человека извне. Специалисты считают (мы придерживаемся такого же мнения), что суггестия носит наступательный характер, а контрсуггестия - оборонительный[151].

В плане контрсуггестии могут быть эффективными два подхода, на которые обратил внимание С. Хассен[152]. Во-первых, необходимо предпринять оборонительные действия, для чего следует прежде всего научиться распознавать манипулятивное воздействие. (Однако в среде, «населенной» информационными манипуляторами, играющими на человеческих эмоциях, вынужден признать ученый, даже подготовленное к защите человеческое сознание зачастую не способно успешно противостоять проискам информационных манипуляторов. Слишком много используется мошеннических трюков и слишком мало бывает у нас времени для противодействия этому.)

Во-вторых, радикальным средством нейтрализации манипулирования должны стать не только оборонительные, но и наступательные действия, начинающиеся, кстати, с выявления манипулятивного воздействия и питающих его корней.

Как утверждает А. Колянов, для того, чтобы противостоять манипуляции или хитрости, требуется прежде всего «быть психически здоровым человеком. Хитрому, лицемерному, пусть даже наблюдательному и проворному манипулятору легче всего может противостоять не более искусный манипулятор, а человек доброжелательный, открытый, лишенный чувства зависти и агрессивности, но при этом мужественный, бесстрашный и потому мудрый»[153].

Конечно, взрослый человек, имеющий жизненный опыт, может легче, чем ребенок или подросток, справиться с негативным воздействием манипулирования. Но быть только взрослым недостаточно. Нужно знать приемы манипулирования, уметь их распознавать и защищаться от них.

Еще один способ защиты от манипуляций носит название поведенческой контрсуггестии. (Если суггестия носит наступательный характер, то контрсуггесия - оборонительный и является разновидностью психологической защиты человека.) Самая же сильная и эффективная форма контрсуггестии, о которой мы уже писали, - это критическое мышление.

К термину «контрсуггестия» близок термин «психологическая защита». Первооткрывателем в области защитных механизмов личности является Зигмунд Фрейд[154].

«Психологическая защита - это специальная регулятивная система стабилизации личности, направленная на устранение или сведение до минимума чувства тревоги, связанного с осознанием конфликта. Это «ограждение» сферы сознания от негативных, травмирующих личность переживаний»[155]. Есть и другое определение психологической защиты: «Это употребление субъектом психологических средств устранения или ослабления ущерба, угрожающего ему со стороны другого субъекта»[156]. Это второе определение, на наш взгляд, более верное. Психологическая защита возникает как ответная реакция на вторжение кого-то или чего-то во внутренний мир личности.

Говоря о психологической защите личности, нужно прежде всего понять, кто (или что) защищается, от кого (чего), зачем (что может быть, если не защищаться) и как человек планирует защищаться (способ защиты).

Существует три уровня организации психологической защиты человека. Первый уровень - социальный; он будет рассмотрен нами чуть позже. Второй уровень - социально-групповой (анализируются разные социальные группы и формы социальных организаций). Наконец, третий уровень - индивидуально-личностный. О нем мы сейчас и ведем речь.

Целостная личность нуждается в психологической защите, которой подлежат: «самооценка, самоуважение, чувство уверенности, представление о себе, Я-концепция, образ Я, Эго, самость, индивидуальность. Защите могут также подвергаться, с одной стороны, мотивационные образования: желания, предпочтения, вкусы; с другой стороны, когнитивные структуры: мировоззрение, мнения, знания, и с третьей, поведенческие проявления: привычки, умения, стиль поведения или деятельности»[157].

Нужно защищать от негативного манипулятивного воздействия СМИ как массовое, так и индивидуальное сознание. Ущерб для личности может заключаться в возникновении чувств тревоги (тревога является одним из главных факторов, свидетельствующих о необходимости защиты) и незащищенности в социуме (дезориентации в нем), в проявлениях агрессии по отношению к членам социума, в нервозности и подавленном состоянии (депрессии), в разрушении самооценки и нарушении адекватности представлений человека об окружающем мире и своем месте в нем. А также в потере индивидуальной уникальности, крушении планов и намерений, в выборе неадекватных целей и способов поведения, попадании в психологическую зависимость от других людей, в духовной деградации и нарушениях психического здоровья. Состояние телезрителя, подвергшегося негативным манипуляциям, напоминает состояние человека после конфликта[158]. Он становится нетерпеливым, напряженным, даже агрессивным. Некоторые люди испытывают обратные по характеру ощущения: апатию, полное равнодушие к происходящему.

Психологическая защита - сложная система. Она состоит из таких элементов, как мировоззрение, мышление, эмоции и воля; все эти составляющие особым образом связаны между собой. Механизм контрсуггестивности у человека можно выработать с помощью целенаправленных обучающих процессов. Следовательно, контрсуггестии телезрителя можно обучить.

Виды психологических защит. В зависимости от направленности защищающегося субъекта можно выделить два типа психологических защит:

- межличностные и внутриличностные;

- специфические и неспецифические.

Межличностные защиты возникают там, где происходит межличностная борьба - борьба между членами социума, где каждый стремится защитить свою индивидуальность и целостность. При внутри-личностных защитах индивидуальные мишени воздействия человека защищаются от угрожающих внешних факторов (например, от различных манипуляций, а также от информационно-психологического воздействия массмедиа). Специфические психологические защиты направлены на какой-то часто повторяющийся вид угрозы. Поэтому специфические психологические защиты вполне могут стать привычкой и включаются автоматически. Неспецифические психологические защиты обеспечивают быстрый анализ силы «противника». Результатом работы неспецифических психологических защит является эмоциональная оценка.

Борьба между манипулятором и его жертвой, с психологической точки зрения, ведется за возможность контролировать психологические процессы, запускающие механизмы манипулятивного влияния. Главная задача телезрителя - не позволить манипулятору завладеть этими механизмами.

Среди механизмов специфических защит можно выделить два подвида:

1. Механизмы специфических защит первого уровня. Основной целью любой манипуляции является воздействие на личность человека. Для того чтобы чужое слово вошло в сознание как «свое», необходимо, чтобы в этом сознании было для него «место». Наоборот, защита от манипуляций - это, в первую очередь, защита целостности личности, избавление психики от тех ее компонентов, которые «работают» в пользу манипулятора.

2. Механизмы специфических психологических защит второго уровня. Манипулятор стремится любыми способами проникнуть во внутренний мир манипулируемого. А он, в свою очередь, защищается от этого нежелательного воздействия, как может.

Эффективным способом психологической защиты является задержка собственных автоматических реакций. Суть этого антиманипуляционного приема составляет существенная взвешенность при принятии решений, или большее количество времени, затрачиваемое человеком для этого и, как результат, ограждение себя от нежелательного воздействия.

Назовем еще несколько приемов психологической самозащиты от манипулирования на ТВ.

Затаивание (маскировка). Применительно к СМИ это может быть отсрочка реакций, поспешных выводов и оценок, задержка или отказ от действий и поступков, вызываемых информационным воздействием (для последующего рационального и взвешенного анализа с привлечением дополнительных данных).

Игнорирование. Игнорирование информации как средства манипулирования личностью в различных аспектах (слухов, дезинформирования, мнимых прогнозов, конъюнктурных оценок и т.п.).

Фильтрация. Получив какую-либо информацию, нужно постараться отделить факты от мнений, оставив в итоге «чистые» факты. Полученные данные необходимо обдумать и проверить в одном, а еще лучше в нескольких альтернативных источниках информации. Только после этого можно делать выводы из самостоятельно обработанной таким образом информации.

«Создание альтернатив». Манипулятор навязывает человеку свое видение ситуации и представляет свою версию происходящего, выгодную ему, как единственно верную. Сформулировав для себя альтернативные суждения, зритель может пресечь манипуляцию.

«Включение исторической памяти». Необходимо знать историю проблемы, которая обсуждается манипуляторами, для того, чтобы не поддаваться на их уловки и не верить той интерпретации, которую они предлагают.

«Смена языка». Суть приема заключается в том, чтобы сформулировать своими словами то, о чем говорит манипулятор, избегая непонятных слов и терминов.

Главное условие защиты себя от всевозможных манипуляций - наличие критического мышления, разумное недоверие к источнику информации, а также включение здравого смысла. Всегда можно задать себе вопрос: «Как бы в этой ситуации поступил я?» Нужно думать над информацией, а не бездумно поглощать ее.

Ниже мы рассмотрим социальные и психологические меры противодействия манипулированию сознанием масс. Социальный (прежде всего государственный) контроль над информацией и способами ее подачи представляется наиболее важным и значимым для общества в сфере защиты населения от телеманипуляции.

Социальный контроль над информацией

Телезритель, потребляя информационный продукт, к сожалению, часто не способен рационально оценить, вреден он или полезен для его психики. Опаснее всего то, что он становится зависимым от этого продукта и продолжает употреблять его даже тогда, когда осознает его пагубное на себя воздействие.

В демократическом обществе, которое возможно только в правовом государстве[159], государство может контролировать информацию (т.е. накладывать ограничения на некоторые виды сведений), но только в рамках действующего законодательства. Подчеркиваем: это должна быть не цензура, а ограничения вредной для психики телезрителей информации. В правовом государстве должна существовать система контроля над тем, чтобы в принимаемых законах отражалась прежде всего народная, а не личная или групповая воля тех или иных структур. В противном случае может возникнуть диктатура властей и произвол. Это принципиально важный момент. Функции контроля над действиями законодательной и исполнительной властей в таком государстве возлагаются на судебную систему, которая должна быть независимой и обладать огромной силой.

Идея разделения властей на три составляющие части принадлежит французскому философу Шарлю Луи де Монтескье, который, в свою очередь, опирался на опыт предшественников: Платона, Аристотеля и Локка. «Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем»[160]. Монтескье полагал, что основная цель такого разделения заключается в том, чтобы избежать злоупотребления властью, наделив граждан возможностью свободно выражать свои мысли.

Манипулятивное влияние на человека кое-кому представляется как некая сила, которую нельзя контролировать. «Тем не менее, - доказывает А.А. Мачина, - осуществление такого контроля возможно и даже необходимо при условии соблюдения четырехпозиционного контроля»[161]. Ниже мы раскрываем существо концепции А.А. Мачиной, которую, со своей стороны, считаем плодотворной и перспективной.

1. Государственный контроль. Государству, как известно, принадлежат не только частоты вещания СМИ, подкрепленные соответствующими нормативно-правовыми актами, но и закон о СМИ, предусматривающий контроль государства над их деятельностью. Необходимо ограничивать методы психологического воздействия на аудиторию в законодательном порядке. Такой пункт должен быть внесен в законодательство и должны быть созданы специальные органы, которые бы взяли на себя функцию контроля над выполнением этого пункта закона.

Говоря о государственном контроле в СМИ, хотелось бы отметить очень важный, на наш взгляд, момент. Телевидение - это не просто передатчик информации. По словам Сергея Шумакова, руководителя службы главных продюсеров телеканала «Россия», «это мощнейший социально-политический механизм, гигантская фабрика, которая не может не производить разнообразную и конкурентную продукцию»[162]. То есть ТВ - это не в последнюю очередь бизнес, а любой бизнес должен приносить прибыль. А уже потом - если останутся силы, возможности и желание, можно думать о телезрителях и о своей высокой миссии. Если рассматривать ТВ изнутри, становится понятно, что перед телевизионными топ-менеджерами стоит нелегкая задача: им нужно соблюсти свои бизнес-интересы, т.е. делать рейтинговую продукцию, учесть интересы государства (если мы говорим о государственном канале) или владельца и вдобавок ко всему еще и удовлетворить желания аудитории. К сожалению, найти разумный баланс им не всегда удается - кто-то, чаще всего это зрители, остается недовольным.

2. Общественный контроль. Второй пункт четырехпозиционного контроля - контроль над общественным влиянием. Для информационного общества характерна высокая степень доверия населения к информационной системе, что часто приводит к несамостоятельным, «стадным» действиям. С учетом печальных результатов следования моделям, насаждаемым информационными манипуляторами, необходим действенный общественный контроль со стороны коллегиальных органов, в частности за степенью нравственной чистоты подаваемой информации.

3. Финансовый контроль. В условиях повсеместной коммерциализации информационной системы, работающей по принципу «Кто платит, тот и заказывает музыку», необходимо оградить человеческое сознание от различного рода информационных инсинуаций манипуляторов путем осуществления финансового надзора за соответствующими структурами информационного бизнеса.

4. Ситуационный контроль. «Во избежание эксплуатации конъюнктурных соображений на различных поприщах (политическом, финансовом, властном, рыночном), требуется создать адекватную контролирующую организацию информационных экспертов»[163].

Полагаем, что четырехпозиционный контроль способен уменьшить воздействие информационных манипуляторов на сознание масс. Пока что регулирование этих вопросов остается на совести каждого субъекта средств массовой коммуникации.

Очевидно, что современное ТВ переживает кризис доверия со стороны граждан. Один из путей преодоления этого кризиса заключается в создании общественного телевидения, когда государство уходит с медиарынка, а на его место приходит общество (общественное телевидение).

Что такое общественное вещание? Оно предназначено для общества и контролируется обществом, а финансируется государством. Считается, что такое вещание должно быть в любой уважающей себя стране, стране, которая идет по пути демократического развития. В принципе, «по идее», на телеканале, который носит название «общественного», не может быть манипулирования - это просто исключено.

«Кто будет платить?» Этот вопрос волнует как защитников, так и противников создания общественного телевидения.

Противники считают, что такое вещание может существовать исключительно на деньги народа, т.е. абонентов. Но в России такой вариант вряд ли возможен. По подсчетам социологов, более 60% населения России живет за чертой бедности. Сначала государство должно позаботиться о том, чтобы бедная и беднейшая часть населения смогла выйти за уровень черты бедности.

Защитники общественного ТВ думают иначе. Абонентская плата - далеко не единственный способ финансирования. В России основная часть средств может выделяться из государственного бюджета.

В разных странах общественное ТВ возникало по-разному. Создание общественного телевидения может произойти по инициативе властей или по воле народа.

По мнению бывшего генерального секретаря Союза журналистов России И. Яковенко, наиболее приемлемым для России будет смешанный вариант создания института общественного вещания: решение власти о создании общественного вещания не произойдет без мощной всероссийской кампании в его поддержку. Согласно И. Яковенко независимость общественного вещателя от государственных чиновников должна достигаться жестко установленным размером бюджета общественного вещания, «привязанного к расходной статье государственного бюджета. Оптимальная для России система управления общественным вещанием должна формироваться представительными органами власти на основе предложений различных структур гражданского общества. Главная задача в этом случае - исключить политическое, государственное вмешательство, с одной стороны, и сбалансировать односторонние лоббистские тенденции представителей отдельных секторов гражданского общества - с другой»[164].

Есть и такое мнение, что создание общественного телевидения в России возможно только в направлении сверху-вниз, от властных структур - к народу. Мы с этим мнением не можем согласиться. Инициатива должна исходить от людей. Но без одобрения «верхов», скорее всего, эта идея еще очень долго не сможет претвориться в жизнь. Поэтому движение должно быть обоюдным - навстречу друг другу.

Схема общественного вещания, например в США, построена таким образом. У американцев есть частный телевизионный канал «С-Span», который является общественным. Основное назначение канала - освещать работу парламента. Все американцы, интересующиеся политикой, могут получить с помощью этого канала полную и неотредактированную информацию о работе Конгресса, увидеть полные трансляции дискуссий и выступления депутатов. Поскольку канал имеет статус общественного и существует на деньги самих телезрителей, никакие структуры не вправе вмешиваться в творческий процесс и уж тем более вносить коррективы в характер подаваемой информации. Соответственно, сокрытие информации, которое является одним из основных способов манипулирования сознанием масс, на таком канале невозможно.

Рассмотрим в данном ракурсе опыт Швеции. В современной Швеции демократические принципы и ценности отстаиваются и защищаются журналистами ежедневно на основе действующего принципа гласности, который прописан в «Законе о свободе печати» (глава 2, параграф 1); данный закон был принят еще в 1766 г. Это, кстати, первый в мире кодекс о свободе информации и мнений. Он гласит: «В целях содействия свободному обмену мнений и всестороннему распространению информации каждый гражданин должен иметь право ознакомиться с официальными документами»[165].

Все документы в правительственных и муниципальных учреждениях доступны для общественности. Это означает, что не только журналист, но и любой гражданин имеет право по первому требованию ознакомиться с любым из документов (кроме тех, на которые наложен гриф секретности). Например, протоколы заседаний местных муниципалитетов лежат в любой районной библиотеке в свободном доступе. Это очень помогает журналистам добывать информацию и отслеживать действия властей. Швеция сейчас борется в Евросоюзе, где такой прозрачности нет, за сохранение своего права доступа к публичной документации.

Российским же журналистам, не говоря уже о простых гражданах, приходится сталкиваться с немалыми проблемами, если они хотят получить ту или иную информацию, разглашение которой невыгодно отдельным чиновникам.

Отметим далее особенности Шведского общественного телевидения и радио. В Швеции никогда не было государственного радио и телевидения[166]. Исходная позиция всех без исключения парламентских партий Швеции такова: телевидение (как и радио) не должно зависеть ни от политических, ни от коммерческих интересов кого бы то ни было. Их владельцами являются общественные организации (профсоюзы, народные объединения), которые гарантируют этим СМИ полную политическую независимость. Такая форма владения избавляет Шведское радио и телевидение, находящееся на службе у общественности (Public service), от необходимости угождать рекламодателям в погоне за высокими рейтингами. Реклама запрещена как на Шведском Радио (Sveriges Radio - SR), так и на Шведском Телевидении (Sveriges Television - SVT), а также на Общеобразовательном ТВ (UR). Существует, разумеется, и значительное число коммерческих радио- и ТВ-станций, на которых есть реклама. Но у людей есть возможность выбора.

Кто платит? Платят все, т.е. каждый владелец телевизора по отдельности. Сегодня за телевизор нужно платить 1920 крон в год. Сумма небольшая по шведским меркам. Существует служба контроля, которая с помощью локаторов-радаров отслеживает наличие телевизоров в домах. За неуплату взимается штраф и пени.

Шведское радио во всех опросах занимает первое место по степени доверия к нему людей. Шведское телевидение стоит на втором месте. То есть этим СМИ верят. А верят потому, что на всех каналах существуют так называемые защиты от внешнего и внутреннего давления.

Одна из них - лицензия на вещание. В ней прописаны требования, которые должны соблюдать сами журналисты. Первое требование такое: не стоять ни на чьей стороне, не придерживаться чьей-то позиции. Требование номер два: предоставлять слушателям в любой передаче многообразие мнений и взглядов. Это значит, что ведущий обязан задавать не просто «неудобные» вопросы, а вопросы критические. Ведущий должен избегать оценочных суждений. Слушатели сами делают выводы, задача журналистов - снабдить их всей необходимой информацией (деловой и непредвзятой).

Исполнительный директор Шведского Радио Черстин Бруннберг (Kerstin Brunnberg) говорит: «Мы здесь не для того, чтобы «просто информировать». Наша работа - тщательно контролировать все, чем занимается власть и ее представители»[167]. Кстати, в ходе предвыборной борьбы теледебаты ведут лучшие политические комментаторы, которые приглашают политиков в студию и подвергают их жесточайшему перекрестному допросу. И никто при этом не имеет возможности «купить» эфирное время. Это вообще исключено.

Возникает справедливый вопрос: на что же могут жаловаться люди? В основном на случаи нарушения требований, которые прописаны в документе под названием «Лицензия на вещание». Например, кому-то показалось, что ведущий не дал возможности выступить всем сторонам конфликта или не задал критических вопросов гостю. Слушатель или зритель может заметить фактическую неточность или если в эфир поступила непроверенная информация.

Куда жаловаться? Отличие Швеции от других стран в том, что здесь действует постоянный Комитет по надзору за публикациями (Granskningsnamnden). Такого органа нет даже на Би-би-си. Так вот, именно в этот комитет можно и нужно жаловаться, но только после эфира. До эфира никто не имеет права прослушивать передачу, поскольку в стране нет цензуры. Тем более никто не может указать сотрудникам радио пригласить в эфир того или иного человека или взять интервью у того или иного политика.

Что происходит после жалоб? Комитет слушает передачу и разбирается с претензией слушателя. Если комитет признает, что был допущен перекос, то. тех, кто готовил материал, вызовут к начальству и начнется совместный анализ. В общем, система четко отлажена и эта схема действительно «работает».

Анонимность источника информации. Жители Швеции знают о том, что они могут рассказать журналистам правду, не опасаясь при этом санкций или репрессий. Анонимность в Швеции гарантируется законом. Никто: ни полиция, ни суд - не имеют права даже спросить журналиста о его источниках информации. Более того, сам журналист может сесть в тюрьму на два года за нарушение анонимности источника информации.

Наверное, шведская модель общественных СМИ на российском фоне может показаться идиллической. Но примерно так и должно быть в подлинно демократическом государстве. У телезрителей обязательно должна быть возможность выбора: смотреть каналы, принадлежащие государству (бесплатно), такие как «Первый» и «Россия», или смотреть канал общественного ТВ, но за который самим же людям придется платить. Однако и телевидение Швеции идеализировать не стоит. Поскольку при всем видимом благополучии, описанном выше, скрытое воздействие на массовое сознание там все же существует. Правда, оно не такое явное и целенаправленное, как в других странах, а выражается в том, что журналисты разных изданий освещают события... схожим образом.

Основная проблема общественного телевидения, на наш взгляд, будет заключаться в том, что значительная часть населения России находится за чертой бедности, а значит, платить деньги, пусть даже небольшие, вряд ли сможет. У нас сегодня нет слоя «средний класс», к которому должно относиться большинство населения, зато есть разделение на богатых и бедных. Выходит, что сама идея общественного ТВ в России пока еще нереализуема в том виде, в котором она должна материализоваться. Если финансирование такого телевидения возьмет на себя какая-то инстанция или конкретный человек, это будет уже не общественное ТВ.

Как распознать манипулятивное воздействие?

Суть манипуляции заключается в том, что она носит скрытый характер; именно поэтому ее не всегда удается легко обнаружить.

Средства массовой коммуникации формируют отношение аудитории к той или иной проблеме, используя стереотипы, имиджи, мифы, слухи[168]. Для того чтобы защититься от такого вида воздействия, нужно прежде всего суметь его распознать.

Идеальный для манипулятора контингент людей - инертные, безразличные, уставшие, «пофигистически» настроенные телезрители. Все действия телевизионных манипуляторов направлены именно на то, чтобы эту массу создать, сформировать или вырастить - если мы говорим о молодом поколении.

Манипулятивное воздействие на личность можно предотвратить или нейтрализовать. Для этого человеку нужно прежде всего иметь знания о манипулятивном влиянии и понимание того, что он в любой момент может стать его жертвой. Существует «эффект третьего лица», когда человек считает, что жертвой информационных манипуляторов может стать кто угодно, но только не он. Для эффективного предотвращения и нейтрализации манипуляций необходимо иметь противоположную позицию - считать себя уязвимым и быть готовым к самозащите.

Французский исследователь Серж Московичи считал, что «влияние меньшинства наиболее заметно, если оно (меньшинство) категорично заявит о принятом решении; продемонстрирует отказ изменить свою точку зрения»[169]. Выходит, что меньшинство, твердо стоящее на своей позиции, способно изменить мнение и даже поведение большинства! Об этом писал также Е.И. Рогов в одной из своих работ[170].

Президент Центра изучения манипулятивных технологий в Киеве Д. Богуш считает, что человек может защититься от манипуляций во всех случаях, кроме тех, когда высокопрофессиональные специалисты применяют НЛП-технологии[171]; в этих случаях противостоять воздействию бывает очень трудно. Но он подчеркивает, что «гражданина с четкими и осознанными убеждениями» заставить сделать что-то против его воли (например, проголосовать определенным образом) невозможно[172].

Полезно также следующее действие по нейтрализации манипуляции - отделение в своем сознании серьезной информации от информации развлекательного характера.

В результате проведенного нами исследования мы приходим к выводу, что отдельная личность лишь отчасти способна сама защитить себя от воздействия всех направленных на нее негативных манипуляций. Трудно себе представить, в каком напряжении должен находиться человек, чтобы проконтролировать (отследить) и проанализировать все возможные манипуляции, свои собственные состояния и поведение манипулятора. К тому же адресат часто воспринимает манипуляцию лишь на подсознательном уровне, не фиксируя четко факт ее присутствия. Тем не менее самые грубые воздействия можно выявить и предотвратить. Для этого следует оберегать целостность своей личности, прислушиваться к своему внутреннему голосу и сопоставлять его сигналы с внешним поведением оппонентов. Человек грамотный и хорошо образованный, с широким кругозором может эффективнее распознавать телеманипуляцию и бороться с ней. Поэтому главным защитным механизмом должно быть повышение культурного уровня населения в целом: обучение детей в хороших школах, высокий уровень университетского образования.

Любой телезритель может узнать о манипулятивных приемах из специальной литературы, но этого не будет достаточно для того, чтобы эффективно противостоять манипулированию. Приемами нужно научиться пользоваться и прежде всего распознавать их. Обобщив все способы личного противодействия манипуляции, мы выделили среди множества методов защиты в качестве основных следующие: 1) необходимо научиться мыслить критически; 2) проверять полученную информацию в нескольких альтернативных источниках; 3) чаще отключать эмоции и включать разум. Эмоциональный и доверчивый зритель - идеальный объект для манипулятора.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты проделанного исследования можно суммировать и обобщить в виде нижеследующих положений. Телевидение обладает огромной силой влияния на сознание масс и одновременно является потенциально удобным средством для манипулирования им. Причины манипулирования массовым сознанием на телевидении заключаются в столкновении интересов различных социальных групп и бизнес-структур, в борьбе между ними.

Прежде всего телевидение представляет собой огромную индустрию, причем одна из главных целей такого бизнеса - зарабатывание денег с помощью производства высокорейтинговой продукции. Второй, не менее важной причиной и предпосылкой скрытого воздействия на массовое сознание является политико-идеологический фактор, цель которого - влиять на массовое сознание аудитории и формировать его. Чем шире аудитория количественно, тем более мощное воздействие на нее можно оказать.

Развитие техники и внедрение новых технологий является благоприятной почвой для распространения этого процесса. Манипулированию способствуют также психологические особенности каждого индивида в отдельности, многие из которых имеют склонность к подчинению.

Какие же признаки в совокупности наиболее полно характеризуют процесс манипулирования массовым сознанием?

1. Манипулирование, в отличие от пропаганды, всегда носит скрытый характер.

2. Конечная цель манипулятора адресату неизвестна.

3. Для манипулирующего субъекта характерно отношение к объекту как к средству для достижения своих целей.

4. Воздействие субъекта на объект с помощью телевидения носит опосредованный характер.

5. Манипулятор стремится получить односторонний выигрыш и действует всегда только в собственных интересах. При этом объект воздействия зачастую принижается.

6. Скрытое воздействие вводит адресата в заблуждение относительно истинных целей манипулятора, а также относительно характера подаваемой ему информации.

7. Манипулятор может играть на слабостях другого человека, используя свое психологическое (и иное) превосходство над объектом.

8. Он также может управлять отношением объекта манипуляции к предметам и явлениям окружающего мира в нужном для манипулятора русле.

9. Манипулирование связано также с искажением подаваемой индивиду информации.

Ученые и философы относились к феномену манипулирования по-разному. Некоторые считали и считают, что скрытое воздействие на массовое сознание необходимо для самих масс, поскольку они нуждаются в управлении и подчинении. Мы же доказываем, что оно не является нормой. Ведь смысл такого скрытого воздействия чаще всего заключается в том, чтобы навязать телезрителям мысли и поведение, выгодные тем, кто платит за эту информацию.

Понятия «манипулирование сознанием масс» и демократия, на наш взгляд, - плохо совместимые полярности. Ведь демократия связана со свободой выбора человека, а манипулирование эту свободу как раз подавляет, создавая при этом видимость того, что индивид волен поступить так, как считает нужным и правильным. Причем люди зачастую становятся заложниками телевизионных манипулятивных технологий по собственной вине, вследствие банального нежелания получать информацию из альтернативных источников, а также осмысливать полученные данные, критически их анализировать и перерабатывать.

Отрицательное скрытое воздействие на человека (манипулирование) является, как показывает анализ, нарушением принципов демократии и, следовательно, не должно применяться в обществе, претендующем на звание демократического.

Обобщив способы личного противодействия манипуляции, мы выделили среди множества методов защиты в качестве основных следующие:

1. Необходимо признать тот факт, что все люди подвержены (в большей или меньшей степени) манипулятивному воздействию. Это ставит индивида перед необходимостью изучения приемов контрсуггестии с целью их дальнейшего применения.

2. Телезрителю нужно научиться мыслить критически.

3. Проверять полученную информацию в нескольких альтернативных источниках, а также обдумывать ее.

4. Уметь отделять факты от мнений.

5. Постоянно повышать свой культурный уровень, расширять кругозор в политической, экономической, культурной и других сферах.

6. При восприятии информации доминировать должен разум, а не эмоции.

Самым эффективным способом контроля над манипулированием на телевидении является развитие реальной демократии. В демократическом обществе информационная безопасность населения должна стать первостепенной и постоянной заботой государства. Необходима открытость информации, свободный доступ к ней населения. Этот вопрос, как и многие другие (в частности, методы психологического воздействия на телезрителей), должен регулироваться в законодательном порядке.

Наиболее весомым, решающим средством противодействия манипулированию в сфере телевидения является коллективная защита -создание особых институциональных и нормативных механизмов, защищающих права и свободы каждой конкретной личности. Само понятие «манипулирование» должно быть прописано в законе о средствах массовой информации и других документах, регулирующих телевизионное вещание, с тем чтобы вещатели знали, что за использование грубых манипулятивных приемов в эфире (например, сокрытие общественно важной информации или дезинформацию зрителя) им придется отвечать по закону.

Современное российское телевидение переживает кризис доверия со стороны граждан. Активный молодой целеустремленный зритель все чаще стремится к тому, чтобы получить информацию из альтернативных источников.

Телевидением, полностью лишенным скрытого воздействия на массовое сознание, может быть только общественное ТВ (его пока нет в России, но разговоры о его создании ведутся уже давно), т.е. вещание, существующее на деньги граждан, а потому исключающее возможность для кого бы то ни было извне вмешиваться в творческий и коммуникационный процесс.

Литература

1. Аверин Ю.П. Люди управляют людьми: модель социологического анализа. М.: Изд-во МГУ, 1996.

2. Авченко В. Теория политического манипулирования в современной России. М., 2002.

3. Алдер X. НЛП: Современные психотехнологии. СПб.: Питер, 2000.

4. Амелин В. Социология политики. М.: Изд-во МГУ, 1992.

5. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект-пресс, 2008.

6. Андрющенко О.К. Манипулирование в рекламе // Русский язык в СМИ. М., 2004.

7. Ануфриев Е., Лесная Л. Российский менталитет как социально-политический феномен // Социально-политический журнал. 1997. № 3.

8. Арендт Х. Массы и тоталитаризм // Вопросы социологии. 1992. № 2.

9. Аронсон Э., Пратканис Э. Эпоха пропаганды. Механизмы убеждения. СПб.; М.: Прайм-ЕВРОЗНАК: Олма-Пресс, 2003.

10. Багиров Э.Г. Очерки теории телевидения. М.: Искусство, 1978.

11. Бакулев Г.П. Массовая коммуникация: западные теории и концепции. М.: Аспект-пресс, 2005.

12. Бауман З. Глобализация: последствия для человека и общества. М.: Весь мир, 2004.

13. Беккер К. Словарь тактической реальности. М.: Ультра. Культура, 2004.

14. Берн Э. Трансактный анализ в психотерапии: системная, индивидуальная и социальная психиатрия: пер. с англ. М.: Академический Проект, 2006.

15. Бессонов Б.Н. Идеология духовного подавления. М.: Мысль, 1978.

16. Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни. СПб.: Питер, 2001.

17. Бжезинский З. Великая шахматная доска. М.: Международные отношения, 2009.

18. Блумер Г. Коллективное поведение // Американская социологическая мысль. М.: Изд-во МГУ, 1994.

19. Блэк С. Введение в паблик рилейшнз. Ростов н/Д: Феникс, 1998.

20. Богомолов Ю.А. Хроника пикирующего ТВ: 2000-2002 гг. М.: МИК, 2004.

21. Бодрийар Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального / пер. Н. Суслова. Екатеринбург, 2000.

22. Борецкий Р.А. В Бермудском треугольнике ТВ. М.: Икар, 1998.

23. Бородина А. Компания, очень жестко нацеленная на производство рейтингов // Коммерсантъ. 04.06.07.

24. Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. М.: Вильямс, 2004.

25. Брушлинский А.В., Лепский В.Е. Проблемы информационно-психологической безопасности. М.: ИП РАН,1996.

26. Бычков В.В. Эстетика. М.: Гардарики, 2005.

27. Вартанов А. Матадор, убивший двух зайцев // Независимая газета. 6.07.2007.

28. Вартанов А. Российское телевидение на рубеже веков: программы, проблемы, лица: сборник статей. М.: КДУ, 2009.

29. Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. М.: Весь мир, 2004.

30. Всемирная энциклопедия. Сер. Философия XX век. М.: АСТ; Минск: Харвест: Современный литератор, 2002.

31. Викентьев И.Л. Приемы рекламы и PR. СПб.: Бизнес-Пресса, 2002.

32. Вильгельм Т. Эндмюллер А. Техники манипуляции. Распознавание и противодействие. 2-е изд. М.: Омега-Л, 2008.

33. Владимирова М. «Телевидение - это искусство для бедных необразованных женщин», интервью с С. Доренко // Журналист. 2008. № 10.

34. Владимирова М. «Где прессе живется свободнее: в России или в Африке?» // Журналист. 2010. № 7.

35. Власов А.И. Политические манипуляции. М., 1982.

36. ВЦИОМ // URL: www.wciom.ru (дата обращения: 02.07.2008).

37. Глухова А. Политический дневник. Американская трагедия // Коммуна. 02.11.2005.

38. Глуховский М. Источники манипуляции - на канале // Ж Украши. 19.05.08.

39. Гончаров Г.А. Суггестия: теория и практика. М.: КСП, 1995.

40. Горький М. Заметки о мещанстве // Собрание сочинений: в 30 т. Т. 23. М.: Гос. изд-во худ. лит-ры, 1955.

41. Горчева А.Ю. Политический менеджмент постсоветской России. М.: Изд-во МГУ, 2003.

42. Грабельников А.А. Массовая информация в России: от первой газеты до информационного общества. М.: Изд-во РУДН, 2001.

43. Грачев Г.В. Информационно-психологическая безопасность личности: состояние и возможности психологической защиты. М.: Изд-во РАГС, 1998.

44. Грачев Г.В., Мельник И.К. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия. М.: Алгоритм, 2002.

45. Григорьев М. Как рождаются слухи, или тонкости превентивной пропаганды в СМИ // Открытая политика. 1999. № 9-10.

46. Грушин Б.А. Массовая информация в советском промышленном городе. М.: Политиздат, 1980.

47. Грушин Б.А. Массовое сознание. М.: Политиздат, 1987.

48. Грушин Б.А. Мнение о мире и мир мнений. М.: Политиздат, 1967.

49. Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале общественного мнения. Очерки массового сознания россиян времен Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина: в 4 кн. Жизнь вторая: Эпоха Брежнева. Ч. 1. М.: Прогресс-Традиция, 2003.

50. Гуревич П.С. Приключения имиджа: типология телевизионного образа и парадоксы его восприятия. М.: Искусство, 1991.

51. Гусев Д.Г., Матвейчев О.А., Хазеев Р.Р., Чернаков С.Ю. Уши машут ослом: современное социальное программирование. М.: Alex J. Baks-ter Group, 2002.

52. Данченко В. Принципы современной психической самозащиты. СПб.: Вектор, 2007.

53. Дашевская И. Рынок Масс Медиа в России: Реалии и Тенденции // URL: www.rosfirm.ru (дата обращения: 25.12.2007).

54. Демин М.В. Мотив человеческой деятельности: характер, содержание, функции // Философия и общество. 1999. № 3.

55. Джоуэт Г., О'Доннел В. Пропаганда и внушение // tid.com.ua/scripts/ ishop.exe/addonres?id=2414 (дата обращения: 09.01.2005).

56. Дзялошинский И.М. Без решения проблем с доступом к информации гражданское общество построить невозможно // Роль прессы в формировании в России гражданского общества. День сегодняшний. М.: Институт гуманитарных коммуникаций, 2000.

57. Дзялошинский И.М. Как нами манипулируют // Право знать. 2004. Май-июнь. № 5-6; Март-апрель. № 3-4.

58. Доктрина информационной безопасности // Независимая газета. 2000. № 5.

59. Дондурей Д.Б. Дрессированные боги ТВ // Независимая газета.

6.07.2007.

60. Доценко Е.Л. Манипуляция: психологическое определение понятия // Психологический журнал. Т. 14. 1993. № 4.

61. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы, защита. СПб.: Речь, 2003.

62. Друкер П.Ф. Управление, нацеленное на результаты: пер. с англ. М.: Технологическая школа бизнеса, 1992.

63. Дубин Б.В., Толстых А.В. Слухи как социально-психологический феномен // Вопросы психологии. 1993. № 3.

64. Дубровский Д.И. Информация, сознание, мозг. М.: Высшая школа, 1980.

65. Дубровский Д.И. Проблема идеального. М.: Мысль, 1983.

66. Дьюи Дж. Реконструкция в философии; Проблемы человека / пер. с англ., послесл. и примеч. Л.Е. Павловой. М.: Республика, 2003.

67. Елева В.И. Манипулирование массовым политическим сознанием: анализ репрезентации проявлений, разновидностей и технологий: дисс. на соиск. уч. степ. канд. политич. наук. Ростов н/Д, 2003.

68. Журбин В.И. Понятия психологической защиты в концепциях З. Фрейда и К. Роджерса // Вопросы психологии. 1990. № 4.

69. Закон Российской Федерации о средствах массовой информации. М.: Ось-89, 2005.

70. Замятин Е.И. Мы. М.: АСТ, 2007.

71. Засурский Я.Н. Искушение свободой. Российская журналистика: 1990-2004. М.: Изд-во МГУ. 2004.

72. Засурский Я.Н. Информационная безопасность России и средства массовой информации // Информационное общество. 2001. № 4.

73. Засурский Я.Н. Информационная безопасность: развитие доступа к информации // М.: Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 1998. № 2.

74. Зверева В. Журнал Отечественные записки // История на ТВ: конструирование прошлого. 2004. № 5(19).

75. Здравомыслов А.Г. Социология конфликта: Россия на путях преодоления кризиса. М., 1995.

76. Ибрагимов А.М. Манипуляция массовым сознанием: дисс. на соиск. уч. степ. канд. филос. наук. Ростов н/Д, 2001.

77. Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // Полис. 1997. № 4.

78. Интернет против телеэкрана // URL: www.contr-tv.ru (дата обращения: 01.01.2004).

79. Информационная и психологическая безопасность в СМИ. М.: Аспект-пресс, 2002.

80. Канетти Э. Масса и власть. М.: Ad Marginem, 1997.

81. Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. М.: Эксмо, 2009.

82. Карпов А. Манипулятивные технологии PR // Журналист. 2004. № 2.

83. Кассирер Э. Техника современных политических мифов // Вестник Московского университета. Сер. 7. Философия. 1990. № 2.

84. Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. М.: Гардарики, 1998.

85. Киреев О. В сетях // Компьютерра. 13.04.2004. № 14.

86. Киреев О. Поваренная книга медиаактивиста. М.: Ультра. Культура, 2006.

87. Клозе Ф. Массы и манипуляция. М.: Народное собрание, 1997.

88. Ключников С. Личная территория. Психологическая защита от агрессии и манипулирования. М.: Беловодье, 2006.

89. Кожемяко В. Фальшивое Имя Россия // URL: www.newsland.ru (дата обращения: 26.09.08).

90. Конституция Российской Федерации с комментариями Конституционного суда РФ. М.: Инфра-М, 2008.

91. Колянов А. Манипуляция с человеческим лицом // Chief. 2003. № 8(23) // URL: www.thechief.ru/library.phtml?rid=1587&art=2031 (дата обращения: 07.09.2006).

92. Крутоус В.П. Самоидентификация западного человека под угрозой манипулирования сознанием (Олдос Хаксли и современность). Границы современной эстетики и новые стратегии интерпретации искусства // Материалы IV Овсянниковской международной эстетической конференции. МГУ им. М.В. Ломоносова. 23-24.11.2010. Сборник научных докладов. М.: МИЭЭ, 2010. С. 169-177.

93. Крысько В. Секреты психологической войны. Минск: Харвест, 1999.

94. Кузнецов Г.В. Журналист на экране. М.: Искусство, 1985.

95. Кьеза Дж. Прощай, Россия! М.: Гея, 1997.

96. Лазарсфельд П. Измерение в социологии // Американская социология: перспективы, проблемы, методы. М.: Прогресс, 1972.

97. Ларина Ю. Скандальновидность // Огонек. 2006. № 4953.

98. Лебон Г. Психология толп. М.: Институт психологии РАН: КСП+, 1999.

99. Липпман У. Общественное мнение. М.: Наука, 2004.

100. Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Третья мировая информационно-психологическая война. М.: Эксмо: Алгоритм, 2003.

101. Лисова С.Ю. Манипуляция массовым сознанием в политической рекламе (региональный аспект): дисс. на соиск. уч. степ. канд. полит. наук. М., 2004.

102. Лихобобин М.Ю. Технологии манипулирования в рекламе: способы зомбирования. Ростов н/Д: Феникс, 2004.

103. Луман Н. Социальные системы. Очерк общей теории. СПб.: Наука, 2007.

104. Мамардашвили М.К. Категория социального бытия и метод его анализа в экзистенциализме Сартра // Современный экзистенциализм: крит. очерки. Разд. 2: Французский экзистенциализм. М., 1966.

105. Макеева Л.А. Суггестивное воздействие художественного телевидения: автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. филос. наук. М.: МГУ, 2006.

106. Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия: пер. с итал. М.: Соврем. гуманитар. ин-т, 2000.

107. Маклюэн Г.М. Галактика Гутенберга: становление человека печатающего. Сер. Концепции. М.: Академический Проект: Фонд Мир, 2005.

108. Маклюэн Г.М. Понимание Медиа: внешние расширения человека / пер. с англ. В. Николаева. М.; Жуковский: КАНОН-пресс-Ц: Кучково поле, 2003.

109. Макридова И. Независимость СМИ: как это делается в Швеции // Журналист. 2008. № 2/2.

110. Маркузе Г. Одномерный человек // Американская социологическая мысль: тексты / под ред. В.И. Добренькова. М.: Изд-во МГУ, 1994.

111. Матвейчев О.А. Проблемы манипуляции. М.: Пайдейя, 1999.

112. Мачина А.А. Манипулирование сознанием посредством информационной системы: дисс. на соиск. уч. степ. канд. социол. наук. М., 2003.

113. Мейер А.А. Философские сочинения. Париж: La Presse Libre, 1982.

114. Мельник Г.С. Mass Media: Психологические процессы и эффекты. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1996.

115. Миронова Т. Человек голосующий - антипод человека разумного // Русское Самосознание. 2003. № 9.

116. Михайлов Ф.Т. Общественное сознание и самосознание индивида. М.: Наука, 1990.

117. Монтескье Ш.Л. Избранные произведения. М.: Госполитиздат, 1955.

118. Московичи С. Век толп. М.: Центр психологии и психотерапии, 1998.

119. Московичи С. Наука о массах // Психология масс: сб. М.: Бахрах, 1998.

120. Муратов С.А. Телевизионное общение: в кадре и за кадром. М.: Аспект-пресс, 2007.

121. Муртаза Рахимов выиграл у программы «Максимум» в башкирском суде // URL: www.lenta.ru (дата обращения: 30.02.2008).

122. Мурсалиева Г. Телечувствие // Новая газета. 28.10.2004. № 80.

123. Назаретян А.П. Психология стихийного массового поведения. М.: Пер Сэ, 2001.

124. Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М.: Едиториал УРСС, 2002.

125. Налчаджян А.А. Социально-психологическая адаптация личности (Формы, механизмы и стратегии). Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1988.

126. «Наука о рекламе» - сайт // URL: http://www.advertology.ru/article46-47.htm (дата обращения: 11.06.2004).

127. Некляев С.Э. Средства массовой информации как субъект информационно-психологической безопасности // Медиа-Альманах. 2003. № 1-2.

128. Ноэль-Нойман Э. Массовые опросы. М.: Прогресс, 1978.

129. НТВ // URL: www.ntv.ru (дата обращения: 24.06.2007).

130. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: ИТИ Технологии, 2008.

131. Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. Екатеринбург: Деловая книга, 2001.

132. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. М.: Ермак, 2005.

133. Ортега-и-Гассет Х. Что такое философия? М.: Наука, 1991.

134. Оруэлл Дж. 1984. Скотный двор. М.: АСТ: Транзиткнига, 2007.

135. Павлова Е.Д. Сознание в информационном пространстве. М.: Academia, 2007.

136. Павлова Е.Д. Социально-философские проблемы деятельности СМИ // Личность. Культура. Общество. Т. 8. 2006. № 1(33).

137. Паккард В. Тайные манипуляторы. М.: Смысл, 2004.

138. Панкратов В.Н. Защита от психологического манипулирования: Практическое руководство. М.: Изд-во Института психотерапии, 2008.

139. Попов В.Д. Информациология и информационная политика. М.: Изд-во РАГС, 2001.

140. Поршнев Б.Ф. Контрсуггестия и история // История и психология: сб. М.: Мысль, 1972.

141. Почепцов Г.Г. Информационно-политические технологии. М.: Центр, 2003.

142. Почепцов Г.Г. Психологические войны. М.: Рефл-бук, 2000.

143. Президент Башкирии подал в суд на НТВ // Коммерсантъ. 09.04.07.

144. Прохоров Е.П. Журналист и массовое сознание. М.: РИП-Холдинг, 2007.

145. Психология: словарь / под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошев-ского. 2-е изд. М.: Политиздат, 1990.

146. Пушкарев Л.Н. Что такое менталитет? Историографические заметки // Отечественная история. 1995. № 3.

147. Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. От романтизма до наших дней. СПб.: Петрополис, 1997.

148. Роббер В.А., Тильман Ф. Психология индивида и группы. М.: Прогресс, 1988.

149. Рогов Е.И. Психология группы. М.: Владос, 2005.

150. Романова Е.С., Гребенников Л.Р. Механизмы психологической защиты. Генезис. Функционирование. Диагностика. Мытищи: Талант, 1996.

151. Рощин П. Психология толпы: анализ прошлых исследований и проблемы сегодняшнего дня // Психологический журнал. 1990. № 5.

152. Рюмшина Л.И. Манипулятивные приемы в рекламе. М.; Ростов н/Д: Март, 2004.

153. Самсонадзе Н. Создание мифов или искусство управлять миром // Советник. 1998. № 7.

154. Сергиенко П.А. Массовое политическое сознание: проблемы формирования и развития. Киев: Лыбидь, 1991.

155. Сиберт Ф., Шрамм У, Питерсон Т. Четыре теории прессы: пер. с англ. М.: Нац. ин-т прессы: Вагриус, 1998.

156. Сигеле С. Преступная толпа. Опыт коллективной психологии. СПб.: Изд-во Ф. Павленкова, 1896.

157. Симаков С. Учебники по истории современной России будут писать молодые ученые / Информационное агентство РИА Новости-Урал // URL: http://rian.ru (дата обращения: 25.09.2007).

158. Симонов А. Метаморфозы четвертой власти // Независимая газета. 07.10.2005. № 216(3613).

159. Словарь современных понятий и терминов. М.: Республика, 2002.

160. Смит Д. Интернет и общественное достояние. Доклад на VII Международной конференции «Право и Интернет» 27-28.07. М., 2005 // URL: http://www.ifap.ru/pi (дата обращения: 16.07.2008).

161. Соловьев В.Р. Манипуляции: Атакуй и защищайся. М.: Эксмо, 2011.

162. Субботина Н.Д. Суггестия и контрсуггестия в обществе. М.: КомКни-га, 2006.

163. Сунь Цзы. Искусство войны / пер. с англ. Н. Рыбальченко; под ред. Томаса Клири. София, 2008.

164. Сухарев Ю.А. Глобализация и культура. М.: Высшая школа, 1999.

165. Таранов П.С. Приемы влияния на людей. М.: Агентство ФАИР-ПРЕСС, 2007.

166. Таратута Ю. Организаторы проекта «Имя Россия» рады коммерческому успеху и, не стесняясь, обещают сделать «нужные» итоги голосования в финале конкурса // Коммерсантъ. 19.07.2008. № 125(3942).

167. Тард Г. Мнение и толпа // Психология толп. М.: Институт психологии РАН: КСП+, 1999.

168. Тард Г. Социальная логика. СПб.: Социально-психологический центр, 1996.

169. Телевизионная журналистика: учебник. 5-е изд. М.: Наука, 2005.

170. Телерадиоэфир: История и современность. М.: Аспект-пресс, 2005.

171. Техника дезинформации и обмана. М.: Мысль,1978.

172. Тоффлер Э. Третья волна: пер. с англ. М.: АСТ, 2004.

173. Тощенко Ж.Т. О парадоксах общественного мнения // Социологические исследования. 1995. № 11.

174. Узнадзе Д.Н. Общее учение об установке // URL: http://flogiston.ru/li-brary/usnadse (дата обращения: 17.01.2009).

175. Утилова Н.И. Монтаж. М.: Аспект-пресс, 2004.

176. Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М.: Аспект пресс, 2004.

177. Федотова Л.Н. Паблик рилейшнз и общественное мнение. СПб.: Питер, 2003.

178. Фихтелиус Э. Десять заповедей журналистики. Стокгольм, Швеция, 1999.

179. Фомичева И.Д. Индустрия рейтингов. Введение в медиаметрию. М.: Аспект-пресс, 2004.

180. Фонд защиты гласности // Дайджест. 27.09.08. № 404.

181. Фонд Общественное мнение // URL: www.fom.ru,17.03.2007 (дата обращения: 24.03.2007).

182. Франке Г. Манипулируемый человек. М., 1976.

183. Фрейд 3. Введение в психоанализ: лекции. М.: СТД, 2003.

184. Фрейд 3. Массовая психология и анализ человеческого «Я». СПб.: Азбука, 2008.

185. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.: АСТ, 2006.

186. Фромм Э. Бегство от свободы: пер. с англ. М.: Прогресс, 1995.

187. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб.: Наука, 2000.

188. Хаксли О. О дивный новый мир. М.: Терра - книжный клуб, 2002.

189. Хаксли О. «О дивный новый мир» - 27 лет спустя. М.: Серебряные нити, 2000.

190. Хассен С. Консультирование о выходе. Свобода без принуждения // Журнал практ. психолога. 2000. № 1-2.

191. Хевеши М.А. Толпа, массы, политика: монография. Ист.-филос. очерк / РАН. Ин-т философии. М., 2001.

192. Хоркхаймер М., Адорно Т. Диалектика просвещения. Философские фрагменты. М.; СПб.: Медиум: Ювента, 1997.

193. Цвик В.Л., Назарова Я.В. Телевизионные новости России. М.: Аспект пресс, 2002.

194. Центр Bohush Communication // URL: www.manipulation.com.ua (дата обращения: 5.01.2008).

195. Цуладзе А. Политические манипуляции или покорение толпы. М.: Университет, 1999.

196. Чалдини Р. Психология влияния. СПб.: Питер, 1999.

197. Черепанова И.Ю. Дом колдуньи. Суггестивная лингвистика. СПб.: Лань, 1996.

198. Шампань П. Делать мнение: новая политическая игра: пер. с франц. М.: Sociologos, 1997.

199. Шерковин Ю.А. Психологические проблемы массовых информационных процессов. М.: Мысль, 1973.

200. Шеремет П. О телевидении как профессии и качестве информации. Программа Анны Качкаевой «Смотрим телевизор», Радио Свобода // URL: http://www.svobodanews.ru/content/Transcript/1511424.html (дата обращения:16.03.2009).

201. Шейнов В.П. Скрытое управление человеком. М.: АСТ; Минск: Хар-вест, 2007.

202. Шилз Э. Общество и общества: макросоциологический подход // Американская социология: перспективы, проблемы, методы. М.: Прогресс, 1972.

203. Шиллер. Г. Манипуляторы сознанием / пер. с англ.; науч. ред. Я.Н. Засурский. М.: Мысль, 1980.

204. Шишков Г. Управляемое омассовление // URL: www.sunhome.ru/psyc-hology/52271 (дата обращения: 20.05.2006).

205. Шосторм Э. Анти-Карнеги, или Человек-манипулятор / пер. с англ. А. Малышевой. Минск: Полифакт, 1992.

206. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М.: Прогресс, 1969.

207. Эллис А. Гуманистическая психотерапия: Рационально-эмоциональный подход: пер. с англ. СПб.: Сова; М.: ЭКСМО-Пресс, 2002.

208. Энциклопедия общественного вещания. М.: Фонд развития общественного телевидения, 2005.

209. Юнг К.Г. О современных мифах. М.: Практика,1994.

210. Юнг К.Г. Об архетипах коллективного бессознательного // Вопросы философии. 1988. № 9.

211. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, 1994.

212. Bell О. №е ЕМ of Ideology. G1еnсое, 1964.

213. Choukas M. Propaganda Comes of Age. Washington, 1975.

214. Domizlaff H. Die Gewinnung des offentlichen Vertrauens. Hamburg, 2005.

215. Festinger L. A theory of cognitive dissonance. Evanston: Row, Peterson & Co, 1957.

216. Glasser U., Zunin L. Reality therapy // Current psychotherapies / Ed. R. Corsini. Itasca, Illinois, 1976.

217. Hine F.R. Introduction to psychodinamics: a conflictadapta-tional approach. Dyrham, Duke. Un. Pr., 1971.

218. Hovland C. I. The order of presentation in persuasion. New Haven, 1957.

219. Lasswell H. The structure and Function of Communication in Society // Communication of Ideas / Ed. by L. Bryson. N.Y., 1948.

220. Lederer E. State of the Masses: The Threat of the Classless Society. N.Y., 1940.

221. McDougal W. The Group Mind. Cambridge, 1920.

222. Rogers E.M. A history of communication study. A biograрhical approach. N.Y., 1997.

223. Roszak Th. The Cult of Information: The Folklore of Computers and the True Art of Thinking. Cambridge: Lutterworth, 1986.

224. Shannon K., Weaver W. The Mathematical Theory of Communication. Urbana: University of Illinois Press, 1949.

225. Webster J.G. The audience // Journal of Broadcasting and Electronic Media. 1998.


Примечания

1

Власов А.И. Политическая манипуляция. М., 1982; Грачев Г.В., Мельник И.К. Манипулирование личностью: организация, способы и технология. М.: ИФРАН, 1999; Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы, защита. СПб.: Речь, 2003; Доценко Е.Л. Психологические манипуляции. М., 1996; Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. М.: Эксмо, 2009; Клозе Ф. Массы и манипуляция. М.: Народное собрание,1997; Рюмшина Л.И. Манипулятивные приемы в рекламе. М.; Ростов н/Д: Март, 2004; Матвейчев О.А. Проблемы манипуляции. М.: Пайдейя, 1999; Цуладзе А. Политические манипуляции или покорение толпы. М.: Университет, 1999; Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М.: 1980; Шосторм Э. Человек-манипулятор: пер. с англ. Минск: ТПЦ «Полифакт», 1992.

(обратно)

2

См. например: Вартанов А. Матадор, убивший двух зайцев // Независимая газета. 06.07.2007; Дзялошинский И.М. Как нами манипулируют // Право знать. 2004. Май-июнь. № 5-6, март-апрель № 3-4; Глуховский М. Источники манипуляции - на канале // Ж Украши.19.05.08 и др.

(обратно)

3

См.: Мачина А.А. Манипулирование сознанием посредством информационной системы: дисс. на соиск. уч. степ. канд. социол. наук. М., 2003; Ибрагимов А.М. Манипуляция массовым сознанием: дисс. на соиск. уч. степ. канд. филос. наук. Ростов н/Д, 2001; Копичникова А.П. Манипулирование мнением и поведением российского электората: дисс. на соиск. уч. степ. канд. политологич. наук. М.: 2005; Лисова С.Ю. Манипуляция массовым сознанием в политической рекламе (региональный аспект): дисс. на соиск. уч. степ. канд. полит. наук. М.: 2004; Еле-ва В.И. Манипулирование массовым политическим сознанием: анализ репрезентации проявлений, разновидностей и технологий: дисс. на соиск. уч. степ. канд. по-литич. наук. Ростов н/Д, 2003.

(обратно)

4

Всемирная энциклопедия. Сер. Философия XX век. М.: АСТ; Минск: Хар-вест: Современный литератор, 2002. С. 368.

(обратно)

5

Социальная сеть направлена на построение сообществ в Интернете из людей со схожими интересами и/или деятельностью. Связь осуществляется посредством сервиса внутренней почты или мгновенного обмена сообщениями / Википедия, Свободная энциклопедия // URL: http://ru.wikipedia.org (дата обращения: 23.09.09).

(обратно)

6

Прохоров Е.П. Журналист и массовое сознание. М.: РИП-Холдинг, 2007.

(обратно)

7

Утилова Н.И. Монтаж. М.: Аспект пресс, 2004. С. 10.

(обратно)

8

Хоружий С.С. Очерки синергийной антропологии. М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2005.

(обратно)

9

Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. М.: Весь мир, 2004. С. 86.

(обратно)

10

Сиберт Ф., Шрамм У., Питерсон Т. Четыре теории прессы: пер. с англ. М.: Нац. ин-т прессы: Вагриус, 1998.

(обратно)

11

Лебон Г. Психология толп. М.: Институт психологии РАН, изд-во КСП+, 1999. С. 193.

(обратно)

12

Ве11 D. ТЪе End of Ideology. Glеnсое, 1964. Р. 22-25.

(обратно)

13

См.: Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. М.: Деловая книга, 2001.

(обратно)

14

Канетти Э. Масса и власть. М.: Ad Marginem, 1997. С. 34-35.

(обратно)

15

Там же. С. 24.

(обратно)

16

Там же.

(обратно)

17

Грушин Б.А. Массовое сознание. М.: Политиздат, 1987. С. 234-235.

(обратно)

18

Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М.: Прогресс, 1969. С. 184-185.

(обратно)

19

Там же. С. 185-186.

(обратно)

20

Назаретян А.П. Психология стихийного массового поведения. М.: Пер Сэ, 2001. С. 14.

(обратно)

21

См.: Полякова Н. XX век в социологических теориях общества. М.: Логос,

2004.

(обратно)

22

Шилз Э. Общество и общества: макросоциологический подход // Американская социология: перспективы, проблемы, методы. М.: Прогресс, 1972. С. 341-359.

(обратно)

23

Блумер Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная социальная психология: тексты / под ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой, Л.А. Петровской. М.: Изд-во МГУ, 1984.

(обратно)

24

Грушин Б.А. Массовое сознание. М.: Политиздат, 1987. С. 359.

(обратно)

25

Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. Екатеринбург: Деловая книга, 2001. С. 346.

(обратно)

26

Лебон Г. Психология социализма. СПб.: Макет, 1996. С. 81-82.

(обратно)

27

Le Bon G. La psychologie des foules. Paris, 1895. P. 26.

(обратно)

28

Там же.

(обратно)

29

Там же. P. 30.

(обратно)

30

Фрейд 3. Массовая психология. СПб.: Азбука, 2008. С. 87.

(обратно)

31

См.: Тард Г. Социология масс // URL: sociologi.narod.ru/lib/fen.html (дата обращения: 13.02.2007).

(обратно)

32

См.: Московичи С. Век толп. М.: Центр психологии и психотерапии, 1998.

(обратно)

33

Фрейд 3. Массовая психология и анализ человеческого «Я». СПб.: Азбука, 2008. С. 87.

(обратно)

34

Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. М.: Вильямс, 2004.

(обратно)

35

См.: Lasswell H. The structure and Function of Communication in Society // Communication of Ideas / Ed.by L. Bryson. N.Y., 1948.

(обратно)

36

См.: Липпманн У. Общественное мнение. М.: Наука, 2004.

(обратно)

37

См. там же.

(обратно)

38

См.: Брайант Дж., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. М.: Вильямс,

2004.

(обратно)

39

Горький М. Заметки о мещанстве // Собрание сочинений в тридцати томах. Т. 23. М.: Гос. изд-во худ. лит-ры, 1955.

(обратно)

40

Choukas M. Propaganda Comes of Age. Washington, 1975. P. 210.

(обратно)

41

Паккард В. Тайные манипуляторы. М.: Смысл, 2004. С. 204.

(обратно)

42

Там же.

(обратно)

43

Паккард В. Тайные манипуляторы. М.: Смысл, 2004. С. 204.

(обратно)

44

См. там же. С. 276.

(обратно)

45

См. там же. С. 280.

(обратно)

46

Замятин Е.И. Мы. М.: АСТ, 2007.

(обратно)

47

Хаксли О. О дивный новый мир. М.: Терра-книжный клуб, 2002.

(обратно)

48

Там же. С.189.

(обратно)

49

Оруэлл Дж. Скотный двор. 1984. М.: АСТ, 2004.

(обратно)

50

Хаксли О. О дивный новый мир - 27 лет спустя. М.: Серебряные нити, 2000.

(обратно)

51

Отсчет ее существования принято вести с 1930 г., когда Институт возглавил Макс Хоркхаймер, но исследования велись в Институте с 1923 г., т.е. с момента его основания.

(обратно)

52

Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. От романтизма до наших дней. СПб.: Петрополис, 1997. С. 564.

(обратно)

53

Хоркхаймер М., Адорно Т. Всемирная энциклопедия. Сер. Философия XX век. М.: АСТ; Минск: Харвест: Современный литератор, 2002. С. 889.

(обратно)

54

См. там же.

(обратно)

55

Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, 1994. С. 401-402.

(обратно)

56

См.: Шиллер Г. Манипуляторы сознанием / пер. с англ.; науч. ред. Я.Н. Засурский. М.: Мысль, 1980.

(обратно)

57

См.: Куликов В. Психология внушения. Иваново: Пед. ин-т, 1978.

(обратно)

58

«Аттракция (лат. attrahere - привлекать, притягивать) - понятие, обозначающее возникновение при восприятии человека человеком привлекательности одного из них для другого. Формирование привязанности возникает у субъекта как результат его специфического эмоционального отношения, оценка которого порождает разнообразную гамму чувств (от неприязни до симпатии и даже любви) и проявляется в виде особой социальной установки на другого человека». (Социальная психология: словарь / под. ред. М.Ю. Кондратьева // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / ред.-сост. Л.А. Карпенко; под общ. ред. А.В. Петровского. М.: ПЕР СЭ, 2006.)

(обратно)

59

Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. М.: Вильямс, 2004. С. 139.

(обратно)

60

Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни. СПб.: Питер, 2001. С. 24.

(обратно)

61

Там же. С. 20.

(обратно)

62

Психология. Словарь / под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. 2-е изд. М.: Политиздат, 1990. С. 57.

(обратно)

63

Узнадзе Д.Н. Общее учение об установке // URL: http://flogiston.ru/library/us-nadse (дата обращения: 17.01.2009).

(обратно)

64

Черепанова И.Ю. Дом колдуньи. Суггестивная лингвистика. СПб.: Лань, 1996. С. 8.

(обратно)

65

Черепанова И.Ю. Дом колдуньи. Суггестивная лингвистика. СПб.: Лань, 1996. С. 8.

(обратно)

66

См.: Хаксли О. О дивный новый мир - 27 лет спустя. М.: Серебряные нити,

2000.

(обратно)

67

Крутоус В.П. Самоидентификация западного человека под угрозой манипулирования сознанием (Олдос Хаксли и современность). Границы современной эстетики и новые стратегии интерпретации искусства // Материалы IV Овсянни-ковской международной эстетической конференции. МГУ им. М.В. Ломоносова.

(обратно)

68

Бессонов Б.Н. Идеология духовного подавления. М.: Мысль, 1978.

(обратно)

69

Волкогонов Д.А. Психологическая война. Подрывные действия империализма в области общественного сознания. М.: Прогресс, 1989.

(обратно)

70

См.: Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. СПб.: Речь, 2003. С. 52.

(обратно)

71

Там же. С. 53.

(обратно)

72

Гончаров Г.А. Суггестия: теория и практика. М.: КСП, 1995. С. 77-78.

(обратно)

73

Андрющенко О.К. Манипулирование в рекламе // Русский язык в СМИ, М.,

2004.

(обратно)

74

Теренер Дж. Социальное влияние. СПб.: Питер, 2003. С. 23.

(обратно)

75

Сунь Цзы. Искусство войны / пер. с англ. Н. Рыбальченко; под ред. Томаса Клири. София, 2008.

(обратно)

76

См.: Макиавелли Н. Государь. М.: Харвест, 2004.

(обратно)

77

См.: Макиавелли Н. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. СПб.: Азбука, 2007.

(обратно)

78

Центр Bohush Communication // URL: www.manipulation.com.ua (дата обращения: 5.01.2008).

(обратно)

79

Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. М.: Ермак, 2005. С. 16.

(обратно)

80

Франке Г. Манипулируемый человек. М., 1976.

(обратно)

81

Цит. по: Бессонов Б.Н. Идеология духовного подавления. М.: Мысль, 1978.

(обратно)

82

Domizlaff H. Die Gewinnung des offentlichen Vertrauens. Hamburg, 2005.

(обратно)

83

Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. М.: Эксмо, 2009.

(обратно)

84

Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы, защита. СПб.: Речь, 2003. С. 292.

(обратно)

85

См.: Roszak Th. The Cult of Information: The Folklore of Computers and the True Art of Thinking. Cambridge: Lutterworth, 1986.

(обратно)

86

См.: Shannon K., Weaver W. The Mathematical Theory of Communication. Urb-ana: University of Illinois Press, 1949.

(обратно)

87

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азъ, 1993. С. 255.

(обратно)

88

Луман Н. Социальные системы. Очерк общей теории. СПб.: Наука, 2007. С. 107.

(обратно)

89

Там же.

(обратно)

90

Дубровский Д.И. Информация, сознание, мозг. М.: Высшая школа, 1980. С. 165.

(обратно)

91

Дубровский Д.И. Проблема идеального. М.: Мысль, 1983. С. 129.

(обратно)

92

Маркузе Г. Одномерный человек // Американская социологическая мысль: тексты / под ред. В.И. Добренькова. М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 121-146.

(обратно)

93

Тоффлер Э. Третья волна: пер. с англ. М., 1999. С. 226.

(обратно)

94

Бычков В.В. Эстетика. М.: Гардарики, 2005. С. 301.

(обратно)

95

См.: Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М.: Аспект-пресс, 2004. С. 207.

(обратно)

96

См.: Бодрийар Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального / пер. с фр. Н. Суслова. Екатеринбург, 2000.

(обратно)

97

См.: Маклюэн Г.М. Галактика Гутенберга: становление человека печатающего. М.: Академический Проект: Фонд Мир, 2005.

(обратно)

98

Webster J.G. The audience // Journal of Broadcasting and Electronic Media. 1998.

(обратно)

99

Смит Д. Интернет и общественное достояние. Доклад на VII Международной конференции «Право и Интернет» 27-28.07. М., 2005 // URL: http:// www.ifap.ru/pi (дата обращения: 16.07.2008).

(обратно)

100

Цит. по: Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М.: Аспект-пресс, 2004. С. 258.

(обратно)

101

Там же. С. 259.

(обратно)

102

Таблица воспроизводится по: Дашевская И. Рынок Масс Медиа в России: Реалии и Тенденции // URL: www.rosfirm.ru (с сокращениями) (дата обращения: 25.12.2007).

(обратно)

103

Если новостному рейтингу можно доверять, потому что новостные блоки есть на всех крупных каналах, то рейтингу детских программ - вряд ли, так как этому виду вещания на телевидении сейчас отводится минимальное количество времени.

(обратно)

104

2015 г. установила Международная комиссия электросвязи и это означает, что в этом году те страны, которые не успеют выключить свои аналоговые сервисы и перевести все вещание на цифровые формы (цифровизация - это общемировой процесс), могут просто лишиться частотного ресурса.

(обратно)

105

Дондурей Д. Дрессированные боги ТВ // Независимая газета. 6.07.2007.

(обратно)

106

Симонов А. Метаморфозы четвертой власти // Независимая газета. 07.10.2005.

(обратно)

107

Дмитрий Медведев о планах на четыре года: Свобода лучше, чем несвобода // Российская газета - Неделя. 21.02.2008. № 4595.

(обратно)

108

Владимирова М. «Где прессе живется свободнее: в России или в Африке»? // Журналист. 2010. № 7.

(обратно)

109

Федотов М. В Кремле много башен и все обращены к СМИ // Новости СМИ. 08.06.2005.

(обратно)

110

Агентство политических новостей // URL:http://www.apn.ru/publications (дата обращения: 25.02.2007).

(обратно)

111

Вартанов А. Матадор, убивший двух зайцев // Независимая газета. 6.07.2007.

(обратно)

112

ВЦИОМ // URL: www. wciom.ru (дата обращения: 02.07.2008).

(обратно)

113

Цвик В.Л., Назарова Я.В. Телевизионные новости России. М.: Аспект-пресс, 2002. С. 44.

(обратно)

114

Шеремет П. О телевидении как профессии и качестве информации. Программа Анны Качкаевой «Смотрим телевизор», Радио Свобода // URL: http://www. svobodanews.ru/content/Transcript/1511424.html (дата обращения:16.03.2009).

(обратно)

115

Первый канал. Официальный сайт // URL: http://www.1tv.ru (дата обращения: 30.01.04).

(обратно)

116

Цвик В.Л., Назарова Я.В. Телевизионные новости России. М.: Аспект-пресс, 2002. С. 150.

(обратно)

117

Цвик В.Л., Назарова Я.В. Телевизионные новости России. М.: Аспект-пресс, 2002. С. 63.

(обратно)

118

Богомолов Ю.А. Хроника пикирующего ТВ: 2000-2002 гг. М.: МИК, 2004.

(обратно)

119

Богомолов Ю.А. Хроника пикирующего ТВ: 2000-2002 гг. М.: МИК, 2004.

(обратно)

120

Владимирова М. «Телевидение - это искусство для бедных необразованных женщин» / интервью с С. Доренко // Журналист 2008. № 10. С. 48.

(обратно)

121

Владимирова М. «Телевидение - это искусство для бедных необразованных женщин» / интервью с С. Доренко // Журналист 2008. № 10. С. 48.

(обратно)

122

Рюмшина Л.И. Манипулятивные приемы в рекламе. М.; Ростов н/Д: Март, 2004. С. 123.

(обратно)

123

Аддикция - навязчивая потребность, ощущаемая человеком, подвигающая к определенной деятельности (одно из значений). Материал взят из Википедии - Свободной энциклопедии // URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%B4%D0%-B4%D0%B8%D0%BA%D1%86%D0%B8%D1%8F (дата обращения: 20.07.2009).

(обратно)

124

Еженедельная программа на канале НТВ. Автор и ведущая И. Зайцева в неформальной обстановке беседует с общественным или политическим деятелем, стараясь больше узнать о герое передачи: о его увлечениях, семье, карьере и т.д. Съемочная группа побывала в гостях у Е. Гайдара, Б. Немцова, А. Чубайса, Е. Ла-ховой, И. Хакамады, А. Лебедя, В. Черномырдина, Г. Зюганова и др.

(обратно)

125

Миронова Т. Человек голосующий - антипод человека разумного // Русское

(обратно)

126

Самосознание. 2003. № 9.

(обратно)

127

См.: Зверева В. Журнал Отечественные записки // История на ТВ: конструирование прошлого. 2004. № 5(19).

(обратно)

128

Глухова А., доктор политических наук, профессор Воронежского государственного университета. Политический дневник. Американская трагедия // Коммуна. 02.11.2005.

(обратно)

129

«Штрафбат», драма. Режиссер - Н. Досталь. 11 серий. 2004.

(обратно)

130

Зверева В. Журнал Отечественные записки // История на ТВ: конструирование прошлого. 2004. № 5(19).

(обратно)

131

Поможем ВГТРК - Выбери свое Имя Россия // Эхо Москвы // URL: http:// www.echo.msk.ru/polls/527578-echo/result.html (дата обращения: 20.07.2008).

(обратно)

132

Кожемяко В. Фальшивое Имя Россия // URL: www.newsland.ru (дата обращения: 26.09.08).

(обратно)

133

Любимов А.М. Имя Россия // Продюсер проекта А. Любимов отвечает на вопросы посетителей сайта // URL: http://www.nameofrussia.ru/interview.html?id=20 (дата обращения: 08.08.2008).

(обратно)

134

Там же.

(обратно)

135

Таратута Ю. Организаторы проекта «Имя Россия» рады коммерческому успеху и не стесняясь обещают сделать «нужные» итоги голосования в финале конкурса // Коммерсантъ. 19.07.2008. № 125(3942).

(обратно)

136

Цит. по: Глуховский М. Источники манипуляции - на канале // Ж Украши. 19.05.08.

(обратно)

137

См. там же.

(обратно)

138

НТВ // URL: www.ntv.ru (дата обращения: 24.06.2007).

(обратно)

139

Цит. по: Ларина Ю. Скандальновидность // Огонек. 23.2006. № 4953.

(обратно)

140

Фонд Общественное мнение // URL: www.fom.ru,17.03.2007 (дата обращения: 24.03.2007).

(обратно)

141

Фонд Общественное мнение. Опрос под названием: Телевизор в нашей жизни // Были опрошены 1500 респондентов из 44 субъектов РФ. 11.09.2008.

(обратно)

142

См.: Аронсон Э., Пратканис Э. Эпоха пропаганды. Механизмы убеждения. СПб.; М.: Нева: Олма-пресс, 2002.

(обратно)

143

Мурсалиева Г. Телечувствие // Новая газета. 28.10.2004. № 80.

(обратно)

144

Президент Башкирии подал в суд на НТВ // Коммерсантъ. 09.04.07.

(обратно)

145

Муртаза Рахимов выиграл у программы «Максимум» в башкирском суде // URL: www.lenta.ru (дата обращения: 30.02.2008).

(обратно)

146

См.: Бородина А. Компания, очень жестко нацеленная на производство рейтингов // Коммерсантъ. 04.06.07.

(обратно)

147

Там же.

(обратно)

148

См.: Бородина А. Компания, очень жестко нацеленная на производство рейтингов // Коммерсантъ. 04.06.07.

(обратно)

149

Крутоус В.П. Самоидентификация западного человека под угрозой манипулирования сознанием (Олдос Хаксли и современность). Границы современной эстетики и новые стратегии интерпретации искусства // Материалы IV Овсянни-ковской международной эстетической конференции. МГУ им. М.В. Ломоносова.

(обратно)

150

Шосторм Э. Анти-Карнеги, или Человек-манипулятор / пер. с англ. А. Малышевой. Минск: Полифакт, 1992. С. 11.

(обратно)

151

Субботина Н.Д. Суггестия и контрсуггестия в обществе. М.: КомКнига, 2006. С. 176.

(обратно)

152

См.: Хассен С. Консультирование о выходе. Свобода без принуждения // Журнал практ. психолога. 2000. № 1-2. С. 88-93.

(обратно)

153

Колянов А. Манипуляция с человеческим лицом / «Chief» № 8(23) 2003//URL: www.thechief.ru/library.phtml?rid=1587&art=2031 (дата обращения: 07.09.2006).

(обратно)

154

Фрейд 3. Введение в психоанализ: лекции. М.: СТД, 2003.

(обратно)

155

Психологический словарь // URL: http://www.nvppl.ru/show_dict_258.htm (дата обращения: 27.11.2008).

(обратно)

156

Субботина Н.Д. Суггестия и контрсуггестия в обществе. М.: КомКнига, 2006. С. 176.

(обратно)

157

Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. СПб.: Речь, 2003. С.168.

(обратно)

158

См.: Hine F.R. Introduction to psychodinamics: a conflictadapta-tional approach. Dyrham, Duke Un.Pr., 1971; Налчаджян А.А. Социально-психологическая адаптация личности (Формы, механизмы и стратегии). Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1988.

(обратно)

159

Правовое государство - это такая форма организации и деятельности государственной власти, которая строится во взаимоотношениях с индивидами и их различными объединениями на основе норм права.

(обратно)

160

Монтескье Ш.Л. Избранные произведения. М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. С. 290.

(обратно)

161

Мачина А.А. Манипулирование сознанием посредством информационной системы: дисс. ... канд. социол. наук. М., 2003.

(обратно)

162

Цит. по: Материалы «Национальной ассоциации телерадиовещателей» // URL: http://www.nat.ru/?an=news_nat_page&uid=2698 (дата обращения: 29.07.2008).

(обратно)

163

См. указ. соч.

(обратно)

164

Энциклопедия общественного вещания. М.: Фонд развития общественного телевидения, 2005. С. 11.

(обратно)

165

Цит. по: Фихтелиус Э. Новости: сложное искусство работы с информацией // МедиаМир. М., 2008. С. 138.

(обратно)

166

См. об этом: Макридова И. Независимость СМИ: как это делается в Швеции // Журналист. 2008. № 2/2. С. 40.

(обратно)

167

Макридова И. Независимость СМИ: как это делается в Швеции // Журналист. 2008. № 2/2. С. 41.

(обратно)

168

См.: Мельник Г.С. Mass Media: Психологические процессы и эффекты. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1996.

(обратно)

169

Цит. по: Богуш Д. // URL: http://www.galactic.org.ua/SLOVARI/p3.htm (дата обращения: 18.02.2008).

(обратно)

170

См.: Рогов Е.И. Психология группы. М.: Владос, 2005.

(обратно)

171

Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) (англ. Neuro-linguistic programming) - комплекс моделей, техник и операционных принципов (контекстуально-зависимых убеждений), применяемых как подход к личностному развитию посредством моделирования эффективных стратегий (мыслительных и поведенческих).

(обратно)

172

См.: Богуш Д. Эффективная школа лидеров // URL: http://www.galactic.org. ua/SLOVARI/p3.htm (дата обращения: 18.02.2008).

(обратно)

Оглавление

  • Мария Борисовна Владимирова Трансформация массового сознания под воздействием СМИ (на примере российского телевидения)
  • ВВЕДЕНИЕ
  • Глава I. Социально-философский аспект проблемы трансформации массового сознания под воздействием СМИ
  • § 1. Трансформации массового сознания под влиянием виртуальной «телевизионной реальности»
  • § 2. Массовизация общества в XIX - первой половине XX в. и развитие манипулятивных процессов
  • § 3. Манипуляция сознанием как социально-философская проблема. Определение исходных понятий
  • Глава II. Манипулятивный и защитный («контрсуггестивный») аспекты телевизионной коммуникации
  • § 1. Нарастание манипуляции сознанием в условиях современного информационного общества
  • § 2. Структура российского телевизионного бизнеса и модели управления им как условие возможности скрытого воздействия на массовое сознание
  • § 3. Анализ проявлений манипуляции сознанием в современных средствах массовых коммуникаций (на материале российского телевещания)
  • § 4. Способы противодействия манипулятивным процессам на телевидении («контрсуггестия»)
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • Литература



  • Загрузка...