загрузка...
Перескочить к меню

Кольцо Огня (ЛП) (fb2)

- Кольцо Огня (ЛП) (пер. Лена Меренкова) (а.с. Юный самурай-6) 675 Кб, 192с. (скачать fb2) - Крис Брэдфорд

Настройки текста:



Для моего сына, Зака,

огонь наших жизней.


Карта: Япония, 17 век


1

ЗАМЕРЗШИЙ

Япония, зима 1614

Конечности Джека замерзли. Он мог только дрожать от холода. Только сила воли заставляла его продолжать ставить ногу вперед другой, словно он сражался с метелью.

Он уже жалел о решении идти через горы. Ему нужно было избегать самураев Сёгуна, и он почти преодолел ради этого путь через перевал Фунасака. За ночь погода ухудшилась, заставляя его отступать в горы.

Ледяный порывы ветра пронизывали его шелковое кимоно, доходя до самых костей, как ножи. Джек обхватил тело, чтобы согреться, его голова склонилась от ветра, его тонкая соломенная шляпа почти не защищала от снега. На его бедре висели два меча с красными рукоятями, подарок его лучшей подруги Акико. За спиной висел узел, в котором была ее черная жемчужина, пять сюрикенов и, что самое важное, путеводитель его отца – бесценная навигационная книга, которую он старался хранить. Но, какими бы ценными эти вещи ни были, они висели на его шее мертвым грузом.

Замерзший, уставший и голодный, Джек чувствовал, как его оставляют последние силы.

Оглядываясь в поисках направления, Джек не мог ничего разглядеть. Все вокруг было накрыто толстым одеялом белого, небо закрывали бесконечные серые тучи. Позади него была одинокая дорожка следов, исчезающих под новой вуалью снега.

По крайней мере, я не в горах, - подумал он, идя по безликому давящему пространству долины Окаяма. - Зато если я решу отдохнуть, снег закроет мое тело. И никто меня не найдет, даже Казуки...

Джек взял себя в руки. Он не мог позволить таким мыслям одолевать его. Борясь с усталостью, он сосредоточился на горящей надежде в его сердце: возвращении домой к сестре Джесс.

С тех пор, как он оставил своих друзей - самурая Ронина и вора Хану – он хорошо продвинулся в пути в Нагасаки, южный порт, где он надеялся отыскать корабль в Англию. Чудом он прошел невредимым по окраине Осаки. Затем он проследовал по побережью, избегая самураев, чтобы достичь город замка Химеджи. Здесь Джек сделал первую ошибку. Его запасы заканчивались, и он рисковал, покупая немного риса в магазине остатками денег. Но самураи Сёгуна были везде - готовые схватить иностранцев, а особенно самурая-гайдзина. Хотя он и пытался скрывать лицо, Джек был замечен и вынужден бежать. Следующие три дня на его пути попадались отряды самураев. Он уже представлял, как попадется им в руки, когда использовал скрытность ниндзя и ушел с прибрежной дороги, направившись в горы.

Но теперь такое решение нависло опасностью над ним.

Молясь о убежище, Джек слепо спотыкался в снежной буре. Дважды он падал и вставал. В третий раз его тело сдалось - сказалась нехватка еды, сна и тепла.

Снег быстро начал засыпать его.

Когда земля поглотила его, Джек услышал слабый голос его друга Йори в голове...

Семь раз вниз, восемь раз вверх!

Мантру, ставшую его спасением два года назад в межшкольных соревнованиях Тайрю-Джиай по боевым искусствам, он повторял все громче и громче.

Семь раз вниз, восемь раз ВВЕРХ! Семь раз вниз, ВОСЕМЬ РАЗ ВВЕРХ! СЕМЬ РАЗ ВНИЗ, ВОСЕМЬ РАЗ ВВЕРХ!

Урок никогда не сдаваться горел в глубине его души, заставляя искать в теле последние силы. Призывая остатки энергии, он поднял себя на ноги, снег упал с его плеч. Пока он вставал, ему показалось, что он видел  мерцающее оранжевое пламя масляной лампы вдалеке. Направившись на свет, он увидел больше фонарей, а там и целый город появился перед ним из бури.

Хотя Джек избегал цивилизации, где бы он ни был, теперь его захватило отчаяние. Последним рывком он упал под навес ближайшего здания, скрываясь от пронизывающего ветра за углом веранды.

Немного придя в себя, Джек осмотрелся.

Огни горели на главной улице на приветственной арке, и их теплое сияние манило уставшего путника в сеть улиц, усеянных гостиницами и заведениями питания у дорог. Шум смеха и пьяное пение встретили уши Джека, когда небольшая группа из самурая, гейши, торговцев и местного жителя поспешили пройти через деревянные раздвижные двери в поисках развлечений и убежища от бури.

Осознав, где он, Джек понял и то, что он был открыт взглядам других людей, и вскоре к нему будет приковано внимание. Собрав свои пожитки, он закрыл соломенной шляпой лицо и прошел в город, ведя себя как обычный самурай.

Запах приготовленного риса, соевого соуса и рыбы на пару достиг его обоняния. Справа была приоткрытая дверь шоджи. Три воина-самурая сидели вокруг потрескивающего очага, отставив сакэ и поглощая огромные порции риса. Джек не мог вспомнить, когда в последний раз нормально ел. На прошлой неделе ему пришлось искать себе пропитание. Зима была бедным временем. Он только собрался убить сюрикеном белку, но не нашел в горах никого. Снег заставил животных скрыться.

Один из самураев закрыл шоджи, закрыв возможность смотреть, а Джек понимал, что еда для него была сейчас главной целью. Но, не имея при себе денег, ему оставалось только выпросить что-то, обменять или украсть, чтобы выжить.

Внезапно он столкнулся с чем-то твердым, толчок чуть не уронил его на землю.

— Осторожнее! - проворчал плотный самурай, в его поддержку белоликая гейша начала хихикать без умолку.

— Сумимасен, - сказал Джек, извиняясь по-японски и кланяясь с уважением. Последнее, что он хотел, были проблемы.

Но ему не нужно было беспокоиться. Самурай был пьян и озабочен поиском следующего трактира, так что Джек его не заботил.

Дальше по улице открылась шоджи, и три человека оказались выброшенными с постоялого двора. Гул смеха последовал за их падением лицами в снег.

— И не возвращайтесь! - прокричал хозяин, вытерев о них руки и закрыв двери.

Трое мужчин поднялись и уныло поплелись прочь. Одетые в поношенные халаты и штаны, они выглядели как бедняки или обнищавшие фермеры. Кем бы они ни были, Джек было понятно, что в этом городе не были рады бродягам.

Пока Джек осознавал, что можно предпринять, трое поравнялись с ним. Хотя они не выглядели способными сражаться, они все же превосходили его, ослабшего. Когда они подошли ближе, рука Джека инстинктивно дернулась к мечам. Его замерзшие пальцы с трудом сжались на рукояти катаны, и Джек начал сомневаться, что у него хватит сил на бой с ними.

— Идем! - сказал лидер группы, мужчина с кислым лицом и впавшими щеками, тонкими губами. Он толкнул младшего из них вперед.

Джек замер.

Молодой человек, расстроенный потерей переднего зуба, спросил:

— Ты... ронин?

Джек просто кивнул, подтверждая, что он самурай без господина, и собрался уходить. Но молодой человек преградил его путь. Джек напрягся, приготовившись к следующему движению противника.

Глубоко вдохнув, молодой человек пробормотал:

— Хочешь поработать?


2

РИС

Джек был ошеломлен предложением.

— Мы заплатим тебе, - сказал самый старший мужчина, на его лысой голове было только несколько волосинок.

Джек сомневался. Он нуждался в деньгах. Но внешний вид их заставлял сомневаться в их способности заплатить кому-то. Даже если они и могут это сделать, слишком рискованно было устраиваться на работу. Как он может доверять им? Так его раскроют. Его путешествие снова отменится. Кроме того, их предложение могло быть ловушкой.

Покачав головой, он пошел дальше.

— Пожалуйста... выслушай нас, - настаивал старик с умоляющим видом на морщинистом лице. - Хотя бы поужинай с нами. У нас есть только приготовленный рис.

В желудке Джека заурчало от одной только мысли. Отчаяние старика выглядело настоящим. Что он потеряет? Голод перевесил прочие аргументы, и Джек согласился.

— Но я ничего не обещаю, - добавил он.

— Мы понимаем, - кивнул их лидер. - Идем сюда.

Джек последовал за тремя мужчинами по боковой улице к полуразрушенному складу на краю города. Он был насторожен, оглядывался вокруг в поисках признаков слежки – следов, ведущих в мрачный переулок, снега, сброшенного с крыши, здания, откуда могла последовать внезапная атака. Но, если здесь и были враги, они хорошо скрывались.

Мужчина с кислым лицом отодвинул шаткую дверь и вошел первым. Джек задержался на пороге, пытаясь оценить опасность. Но внутри было темно, и он мог только ощутить вонь гниющей соломы.

— Мои извинения, - сказал старик, впуская его в комнату. - Но это все, что мы можем себе позволить.

На огарке свечи вспыхнул огонек, и его слабое пламя осветило скудную комнату с утоптанным земляным полом и грубым деревянным настилом для сна.

Молодой человек закрыл дверь за ними, а лидер пригласил Джека присесть на возвышении. Сняв с плеч свой узел, Джек отцепил мечи и положил рядом с рукой. Трое мужчин опустились на колени перед ним на грязный пол.

— Меня зовут Тогэ, - сказал лидер, склонив голову. - Мы - фермеры из деревни Тамагаши. А это Сора, - кивнул старик, - и мальчик - Кунио.

Ухмыльнувшись, Кунио склонился перед Джеком. Глядя из-под полей шляпы, Джек видел, что Кунио был не старше его. около шестнадцати или семнадцати.

Джек кивнул с почтением, решая не открывать своего имени. Пока он знал намерения этих людей, ему нужно было сохранять осторожность, но он не хотел им врать. В комнате воцарилась гнетущая тишина, а трое фермеров начинали неловко ерзать, их тревога перед загадочным самураем росла.

— Вот и ваш рис, - быстро сказал Сора, указывая в дальний угол склада.

И только тогда Джек увидел четвертого человека в комнате; его усталость была нарушена беспокойством. Он дотянулся до вакидзаси, но, при более внимательном рассмотрении, остановился. Скрытая в тени, девушка склонилась к тлеющим углям маленького костра. Отсыпав из кастрюли порцию риса, она подбежала к Джеку и протянула ему миску.

Похожая на беспризорника в рваном кимоно, четырнадцатилетняя девочка была бледна, круглолица, с короткими черными волосами. Лицо ее казалось красивым под многими слоями грима. Он взглянула на Джека, и он отметил ее кошачьи глаза, постоянно переводящие взгляд с него на фермеров, в глазах светился живой дух, скрытый за ее неопрятным видом.

Тогэ нетерпеливо махнул девочке рукой, и она вернулась к кастрюле. Работая в абсолютной тишине, она принесла три миски с рисом фермерам.

— Угощайтесь, - сказал Тогэ сквозь крепко сжатые губы.

— Благодарю, - ответил Джек, пытаясь не проглотить всю еду одним глотком. Он не мог показать все отчаяние. Палочки ему не предложили, так что есть пришлось пальцами. Когда рис оказался на его языке, Джек испустил благодарный вздох.

— Нравится? - Сора выглядел польщенным.

Джек кивнул. Не в силах остановиться, он высыпал остатки риса в рот и несколько раз с усилиями сглотнул. Рис согревал его желудок, возвращая ему силы.

— Возьмите еще, - настоял Сора, проигнорировав раздосадованный взгляд Тогэ. Старик подозвал жестом девочку, она вернула миску Джека наполненной.

Утолив первый голод, Джек приступил ко второй порции. Он не хотел в этот раз так торопиться, чтобы потом не пожалеть об этом.

— Так зачем вам нужны услуги самурая? - спросил Джек, беспокоясь, что ему придется отстаивать свою часть сделки.

— Охранять наш рисовый магазин, - объяснил Тогэ, жуя еду так, словно каждый кусочек был последним в его жизни.

— Это не похоже на задание для самурая.

Быстро проглотив рис, Тогэ ответил:

— О, будьте уверены, это именно оно.

— Рис очень ценен для нас, - добавил Сора. - Он питает нашу деревню, и мы не можем быть беспечными, особенно зимой.

— Здесь много воров? - спросил Джек.

— Однажды под черной луной, - ответил Тогэ, отставив пустую миску.

Джек размышлял над этим.

— Ваша деревня далеко отсюда?

Пока Тогэ объяснял, где находится эта деревня на окраине долины Окаяма, Джек отметил, что у фермеров осталось совсем немного риса, в то время как его миска была наполовину полной. Он взглянул на девочку и увидел, что она собирает сухие остатки из кастрюльки. Внезапно вина накатила на Джека волной, когда он понял, что съел всю их провизию.

Хотя он мог опустошить еще не меньше пяти мисок, Джек остановился и предложил поесть девочке. Она выглядела встревоженной и смущенной. Подняв кастрюльку, она показала, что там пусто, и покачала головой, говоря, что ничего не осталось.

— Это тебе, - сказал Джек, протягивая ей рис.

Девочка, похоже, не понимала его японский, и Джек силой втиснул миску в ее руки. Осознав его намерения, она оглянула на Тогэ, но не ждала его разрешения. Сверкнув улыбкой Джеку, она ушла в уголок. Фермеры обменялись удивленными взглядами, ошеломленные таким жестом щедрости.

— Видишь! Я знал, что у него доброе сердце самурая, - прошептал Сора, прикрывшись рукой, Кунио, который сидел, раскрыв рот.

— Хотя он мог отдать рис нам, - пробормотал Кунио.

Джек уловил все это, но притворился, что не расслышал. Он сел и начал перебирать варианты. Фермеры были честными с ним и пожертвовали всем, что имели, в надежде, что он поможет им. Как самурай, связанный кодексом бушидо, Джек чувствовал, что он должен отплатить им за жертву, хотя бы подумав над их предложением.

Работа была простой, и он был достаточно обучен, чтобы справиться с ворами. Более того, посреди зимы, без еды, Джек вряд ли продвинулся бы далеко в своем пути в Нагасаки. Ему нужно было восстановить силы. Он взвешивал это с риском столкнуться с самураями Сёгуна, охотящимися за ним, - Казуки и его банда не так далеко.

— У меня важное путешествие, - объяснил Джек. - Я не смогу остаться надолго.

— Нет, все в порядке! - ответил Тогэ, хватаясь и за эту ниточку надежды. - Месяца хватит... до следующей новой луны.

Джек думал об этом. Деревня была вдали от основных дорог, так что вряд ли его враги объявятся там. И ничто не мешает ему уйти сразу, как только погода улучшиться, и дороги расчистятся.

— Чем вы отплатите?

Фермеры переглянулись. Тогэ кашлянул, а потом пробормотал:

— Мы фермеры, так что сможем отплатить только рисом. Два приема пищи в день, плюс крыша над головой.

Джек понимал, что ему придется раскрыть себя, но такая скромная плата не решала его проблемы с едой.

Тогэ увидел колебания потенциального наемника и быстро добавил:

— Три приема пищи в день. И все, что понадобится вам для путешествия.

Сора, стремящийся прийти к согласию, предложил:

— Почему бы не посетить нашу деревню сначала? Тогда вы сможете решить.

Предложение становилось все заманчивее. Хотя Джек понимал, что необдуманные решения позволять себе не может, все же он собирался согласиться. Вопрос был лишь в том, может ли Джек доверять фермерам, доверятся ли они ему, не видя, кто перед ними. Эта причина сразу ставила несколько вопросов. Если они плохо воспримут его настоящего, проще будет сбежать из деревни, чем из города.

К тому же, разве у него был выбор? Другим вариантом, в отличие от предложения фермеров, была борьба за выживание в Окаяме, гостеприимной месте, где его точно найдут и схватят.

Повернувшись к фермерам, Джек сообщил:

— Я принимаю ваше предложение.


3

НЭКО

Сора и Кунио были в восторге от новости. Тогэ был скорее подавленным, но Джек списал это на его характер.

— Мы уйдем утром, - сказал Тогэ, кидая большую соломенную подстилку на настил. Он положил его рядом с Джеком вместе с пучком соломы.

Фермеры собрались втроем у противоположной стены, чтобы согреться, оставив весь настил Джеку. С тех пор, как он стал самураем, иерархия японского общества говорила о том, что Джеку должны предоставлять лучшее место и удобства.

Устроившись на соломенном матрасе, Джек заметил девочку, отмывающую кастрюлю ледяной водой. Хотя она работала без возражений, Джек не завидовал ее низкому рангу.

Уложив матрас на свое усталое тело и шляпу на лицо, Джек собрался спать. Фермеры начали шептаться между собой, но Джек был слишком утомлен, чтобы прислушиваться. Утолив голод, он быстро уснул…

Джек внезапно проснулся, когда он почувствовал, как кто-то сдвигает его шляпу. Инстинктивно он использовал тайдзюцу – он схватил протянутую руку и выкрутил ее. Его шляпа упала на пол, и он оказался лицом к лицу с девочкой. Она не издала ни звука, несмотря на болезненный захват руки. Она только глазела удивленно на его светлые волосы, голубые глаза и белую кожу.

Надеясь, что не причинил вреда девочке, Джек ослабил захват.

— Прости, тебе не стоило этого делать, - прошептал он, она потирала запястье в темноте.

Но ее больше интересовали его светлые волосы. Подобравшись ближе, она прикоснулась к выбившемуся локону и восхищенно улыбнулась его мягкости. Джек улыбнулся в ответ, радуясь ее дружелюбной реакции на его происхождение. Взглянув поверх его плеча, он увидел фермеров спящими. Кунио храпел так громко, как свинья.

Девушка вернула его шляпу с уважительным кивком, затем молча ушла в свой угол и свернулась калачиком на полу, ее глаза все еще следили за его лицом. Она не выглядела испуганной и, к удивлению Джека, не подняла тревогу.

Может, она не знала о приказе Сёгуна изгонять иностранцев из Японии, так думал Джек. Как и о награде за него, живого или мертвого.

Это дало Джеку надежду. Может, и до фермеров эта новость не дошла. Если так и есть, тогда их деревня может стать прекрасным убежищем. Накрыв лицо, собираясь спать, Джек молился о том, чтобы их реакция на него была такой же доброжелательной, как и ее.

Их глаза слезились, они закоченели, когда вышли из магазинчика. Буря предыдущей ночи прошла, и снег покрывал окрестности, сверкая кристальной белизной на солнце. Завтрак был скудным - жидкий мисо-суп с чашкой слабого зеленого чая – но он хотя бы согревал. Сора пообещал хороший ужин, когда они доберутся до деревни.

Фермеры встретили его с тем же опасливым уважением, как и до этого, и Джек сделал вывод, что девочка сохранила его тайну. Она плелась позади, страдая от тяжести всей кухонной утвари, пока они впятером вышли из города и пошли через долину Окаяма.

Утопая по колено в снегу, они шли медленно и с трудом. Джек завидовал толстой соломенной обуви фермеров, его носки и сандалии не давали защиты от ледяного холода. Он с силой вдавливал ноги, пока шел, чтобы к ним приливала кровь, пока не заметил, что бедная девочка шла босиком. Она пробиралась сквозь снег, согнувшись под весом узла с вещами, ее дыхание вырывалось в воздух маленькими облачками. Джеку уже было жаль не себя.

— Вы уверены, что мы можем доверять ему? - прошептал Тогэ, идущий впереди с Сорой. В спокойном зимнем воздухе их голоса были хорошо различимы. И Джек, чей слух был развит в тренировках в Нитен Ичи Рю, мог легко слушать их разговор.

— Мы должны, - ответил Сора подавленным голосом. - Это единственный вариант.

— Мы даже не знаем его имени, - прошипел Тогэ.

— Самурай может быть грубым. Думать, что все фермеры ниже их. Но где они будут без нас, я спрашиваю?

— Но он даже лицо не показывает. Что-то здесь странно...

На этом моменте Кунио появился рядом с Джеком, перебивая его сосредоточенность.

— Зима зверская в этом году, - сказал он, потирая руки, чтобы согреть.

Кивнув, Джек попытался уловить остаток разговора фермеров, но Кунио продолжил общаться.

— Откуда ты идешь? - спросил он.

— Киото, - ответил Джек.

— Он и правда так красив, как говорят? Я слышал, что замки там сделаны из золота и серебра!

— Так и есть, - сказал Джек.

Глаза Кунио восхищенно расширились, и Джек вспомнил собственный восторг, когда Акико показывала ему серебряные и золотые павильоны Гинкаку-джи и Кинкаку-джи.

(гин - серебро, кин - золото)

— Так ты муша... муша... - мальчик подбирал правильное слово.

— Муша шугьо, - помог ему Джек, ссылаясь на воинов-путников, которые пускались в паломничество, чтобы проверить свои навыки сражения мечом.

— Именно! Ты уже с кем-то сражался?

Джек подумал о том случае, когда он был втянут обманом в дуэль с Сасаки Бишамоном, слава говорила об этом самурае, как об опасном. Его чуть не насадили на меч мужчины.

— Да, - ответил Джек, и дрожь пробежала по нему от воспоминаний.

Кунио ошарашено уставился на него.

— Я никогда раньше не встречал настоящего воина, - он перевел взгляд вниз на мечи на бедре Джека и начал пристально разглядывать красные шелковые рукояти. - Они прекрасны, - сказал он, потянувшись, чтобы дотронуться до них.

— И смертоносные, - добавил Джек, хватаясь за рукоять катаны в волнении.

— Да, они должны быть очень острыми, - согласился Кунио, натянуто улыбаясь, когда он убрал руку.

Решив сменить тему разговора, Джек спросил:

— Скажи, а кто эта девочка?

Кунио оглянулся через плечо, словно забыл, где она была.

— Ее зовут Нэко. Мы ее так прозвали, потому что она ведет себя как кошка.

Джек поглядывал на Нэко, изо всех сил пробивающуюся через снег. Он хотел помочь ей с ее грузом, но понимал, что его статус самурая не давал ему совершать такие поступки. А он должен был играть свою роль и не мог рисковать, вызывая у фермеров подозрения.

Тем не менее, Джек требовательно обратился к Кунио:

— Почему ты не помогаешь ей?

Лицо Кунио исказилось в недоумении.

— А почему я должен?

— Но ты же сильнее ее.

Усмехнувшись, Кунио выпятил грудь от комплимента.

— Да, но я не хочу себя утруждать. В Тамагаши путь не близок.

Джек покачал головой. Он удивлялся, что девочка еще ничего не сказала.

— Нэко неразговорчива, да?

Кунио рассмеялся.

— Конечно, нет. Она глухонемая и глупая.

Сердце Джека дрогнуло. Теперь он понимал, почему она не рассказала фермерам о нем. Но она ведь разбудила его. Вряд ли Нэко была его союзником.

Нэко подняла голову и встретилась взглядом с Джеком. Она усмехнулась хитро ему, а потом постучала по носу, говоря, что его личность - ее маленький секрет. Джек понимал, что у девочки нет всех ее ощущений, но она была стойкой, упорной и, в общем-то, не глупой.


4

ЧЕРНАЯ ЛУНА

Деревня Тамагаши была ветхим собранием соломенных домиков на краю долины Окаяма. На севере вырастала огромный горный ряд, который возвышался на горизонте и казался давящим из-за своего размера. На западе был кедровый лес, а с юга виднелись клочки рисовых полей, почти не видных под снегом, усыпавшим их путь в долину. Пока они приближались с равнин с востока, Джек не увидел никого, работающего в полях, а сама деревня выглядела заброшенной.

Пройдя пару заброшенных фермерских домой и старую мельницу, они пришли к широкой быстрой реке. Деревянный мост заскрипел, когда по нему пошли пятеро, следуя за главной дорогой, идущей мимо нескольких рисовых полей и в саму деревню. Обогнув большой пруд, она прошли на центральную площадь. И Джеку еще сильнее показалось, что это город-призрак. Никто не встретил их прибытие, но он заметил движения занавесок и закрывающихся дверей, откуда испуганно смотрели глаза на загадочного самурая.

— Чего все боятся? - спросил Джек.

— Ничего, - ответил Тогэ слишком быстро.

Натянуто улыбаясь, Сора объяснил:

— Они заняты приготовлением ужина, только и всего.

Перед тем, как Джек смог спросить что-то еще, Тогэ поторопил их.

— Глава деревни ждет встречи.

Пройдя по грязному склону к самому большому дому, трое фермеров разулись и шагнули на веранду. Джек снл сандалии и присоединился к ним, но Нэко была направлена Тогэ вернуть кухонную утварь его жене.

— Один момент, - сказал Тогэ, поклонившись Джеку.

Постучав в дверь дома, он вошел с Сорой, оставив Джека и Кунио ждать на улице.

— Что ты думаешь? - спросил Кунио, гордо махнув на деревню.

— Очень... мирно, - ответил Джек. Хотя в действительности гнетущая тишина нервировала его.

По сравнению с деревней ниндзя, Тамагаши точно была чище, но менее организована. Дома фермеров были натыканы как попало вокруг, большинству из них требовалась замена соломы, а некоторые выглядели так, словно вот-вот развалятся. Хотя дом главы в деревне был самым крепким, он не был дворцом. Деревянное покрытие было грубым и кривым, стены были неровными и дырявыми.

— Дом моей семьи вон тот, у пруда, - сказал Кунио, указывая на маленькое  кривое здание.

Они шли, и он объяснял, кто живет в каждом из домов, а Джек был больше заинтересован тем, что происходит внутри дома главы.

— Вас не было три недели, и вы вернулись с одним самураем! - возмутился мужской голос.

— Больше никто не согласился на наше предложение, - ответил Тогэ.

— И где же весь рис, что мы вам дали?

— Каждый ронин, которого мы привлекали, съедал нашу еду и уходил, - объяснил он с горечью. - Как только мы говорили им о работе и оплате, они заявляли, что мы тратим их время. Или еще ужаснее.

— Но вы взяли столько риса, что модно было накормить маленькую армию!

— Окаяма - небезопасное место, - отметил огорченный Сора. - Много риса стащили. А эта немая Нэко - бесполезный страж.

— Идиоты! Что нам теперь делать?

Дребезжащий голос старика прервал его.

— У нас есть один. Это только начало.

— Йоши, со всем моим уважением, но что может сделать один самурай?

— Встретимся с ним и узнаем.

Дверь со скрежетом открылась, и лицо Соры появилось в проеме.

— Входите! - сказал он с напускной гостеприимностью. - Глава нашей деревни и старейшина рады, что вы здесь.

Размышляя над тем, куда он попадет, Джек шагнул в дверной проем. Комната была тусклой, привкус древесного дыма висел в воздухе. Мебели не было, только несколько глиняных горшков для хранения вещей и бочка для дождевой воды в углу. Вися на цепи, горшок с рисом кипел на открытом огне камина в центре комнаты. Хотя место было простым, тепло камина было дружелюбным, и Джека пригласили устроиться рядом с ним.

Тогэ сидел напротив него между двух мужчин. В мгле, а лицо Джека было скрыто тенью шляпы, он рискнул поднять взгляд. Один из мужчин был среднего возраста с постоянно хмурым взглядом и бровями, похожими на нетронутое колосящееся поле. Другой был древним сморщенным стариком с паутинками белых волос и глазами, вглядывающимися настолько пронзительно, что это было ощутимо. Лица троих фермеров выглядели тощими и загнанными в неверном свете огня.

— Я Джуничи, глава деревни, - сообщил мужчина среднего возраста с поклоном головой. - А это Йоши, старейшина.

Старик хмыкнул, но возраст не позволил ему поклониться.

Джек вернул приветствие Джуничи поклоном. Выпрямившись, он поймал взгляд Нэко, подглядывающей сквозь щель в задней стенке, ее глаза жадно наблюдали за происходящим.

— Мы благодарны, что ты пришел спасти нас в такое бедственное для нас время, - продолжил Джуничи. - Деревня нуждается в смелом самурае, как вы. Я могу только извиниться, что награда такая маленькая, но почет и честь будут большими - и это ценнее для самурая.

Могильный тон фермера заставил в животе Джека появиться нехорошее чувство.

— Вообще-то я согласился защитить ваш рисовый магазин от пары-тройки воров...

Старик, Йоши, прочистил горло.

— Ты знаешь о Черной Луне?

Джек кивнул, знакомый с обозначением новой луны у японцев. Ему придется остаться на месяц, а он согласился.

— И он тебя не пугает?

— Он?

Йоши покосился на Джека, затем повернулся к Тогэ.

— Ты не сказал ему?

— Я... я собирался, - запнулся Тогэ. - Но момент никак не наступал.

Узел в животе Джека затянулся крепче.

Пожевав деснами, Йоши потряс головой с прискорбием.

— Черная Луна - имя, которым мы зовем горного бандита Акуму.

Комната, казалось, потемнела от одного упоминания имени, фермеры сильно дрожали и вглядывались в тени.

— Он ударяет лишь единожды, - объяснил Йоши. - В первую черную луну зимы, когда ночь темнее всего, он атакует нашу деревню и крадет наш рис. Мы оставались голодными и кормились остатками.

— Все это сделал один человек? - спросил Джек. - Но вас тут целая деревня.

— Он пришел с другими.

— Сколько?

— Сорок или около того бандитов.


5

СЕМЬ САМУРАЕВ

Джек не знал, смеяться ему или убегать.

— Даже великие самураи не могут победить такое количество!

— Я говорил тебе, Йоши, - сказал Джуничи. - Бесполезно. Придется отдать рис Акуме. Он уйдет, вот и все.

Йоши проигнорировал его слова, спрашивая Джека:

— Как много тебе нужно?

— Против сорока? - Джек не мог поверить, что он вообще видел смысл в этом. Его мысли вернулись к его тренировкам и битве при Осаке. Он был свидетелм того, как лучшие мечники-самураи сражались сразу с пятью или шестью врагами. И даже большими, если враги были неорганизованными или плохо натренированными, какими обычно и были бандиты. - Если наемники обучены и опытны, то нужно... хотя бы семь самураев.

— Семь! - воскликнул Тогэ. - Неделями мы искали одного. Где нам взять семерых?

— А что ваш даймё? - спросил Джек, зная, что эти господины должны были защищать жителей своих земель.

Все фермеры насмешливо фыркнули.

— Даймё Икеда не беспокоится о нас, - выругался Джуничи. - Пока он получает рис, этот двуликий господин и пальцем не пошевелит, чтобы нам помочь.

— Но если ваш рис украдут, как вы сможете платить ему?

— Акума хитер, - объяснил Йоши. - Он совершает набеги, когда налог рисом уже уплачен.

— Этот год будет третьим, - уныло заявил Джуничи. - Мы не могли сделать ничего, кроме как искать своего самурая. Но это бесполезно. Все безнадежно.

Джеку пришлось согласиться. Сорок против одного, битва уже была проиграна, даже не начавшись.

— Мне жаль, - неохотно сказал он. - Но я не могу помочь вам.

Ярость вспыхнула на отчаявшемся лице Тогэ. Он потрясал кулаком перед лицом Джека и кричал:

— И все равно ты самурай! мы работаем на полях, удобряем их, растим рис, чтобы набить ваши желудки. Все, чтобы вы могли сражаться за территории господ. Но где вы, когда вы нужны нам?

— Чего вы от меня ожидаете? - сказал Джек, защищая. - Сразиться в одиночку с сорока бандитами!

— Разве самурай не должен быть смелым? - резко произнес Тогэ.

— Да, но не самоубийцей.

— Как же я презираю...

— Достаточно, Тогэ! - перебил его Йоши. - Не нужно злить нашего гостя. Он пришел по своей воле. Мы должны уважать его решение уйти.

Комнату заполнила мрачная тишина, в которой только огонь трещал и кипятился рис.

Совесть Джека запуталась. Он очень хотел помочь фермерам. Как самурай, он чувствовал ту ответственность, что призывала его защитить их. Но правда была таковой, что против стольких врагов он только погибнет, ничего не добившись. А бандиты и дальше будут воровать рис.

Слезы показались в глазах Соры, он начал шмыгать. Почесав грязной рукой нос, он пробормотал:

— Как мы прокормим малышей?

Никто ему не ответил. Фермеры только смотрели с несчастным видом в пол, сцепив руки.

Внезапно Кунио вскинул голову, его лицо сияло от осознания.

— Мы можем нанять больше самураев! - сообщил он.

Тогэ потряс головой, не веря, что мальчик так глуп.

— Подумай, как долго мы искали одного! У нас осталось меньше месяца до черной луны.

— Но ему будет легче, - сказал Кунио, указав на Джека.

— Да, да! - согласился Сора, его глаза наполнились мольбой. - Самурай не будет слушать фермера, но послушает другого самурая.

Фермеры повернулись к Джеку.

— Я не знаю... - начал Джек, подозревая, что у гайдзина шансов было еще меньше, чем у фермера.

— Прошу тебя! - прокричал Сора, падая ниц перед Джеком. - Ты наша единственная надежда.

Кунио тоде упал на пол, за ним последовали Джуничи и Тогэ. Дрожа, как лист на ветру, Йоши сложил руки в молитве. Джек почувствовал себя неудобно. Но в этих бедных фермерах было столько отчаяния. И их даймё не придет к ним на помощь.

Я могу научить их сражаться, - решил Джек. - Или укрепить защиту деревни. Но бандитов все еще сорок!

И все равно он должен был сделать что-нибудь для них. Когда он впервые прибыл в Японию, великий мечник-самурай - Масамото Такеши – спас его от мгновенной смерти. Без родителей и средства, чтобы попасть домой, Джек был усыновлен им, обучен боевым искусствам в его школе самураев в Киото и теперь мог постоять за себя. Пришло время оплатить долг, стать спасителем. Он знал, что рискует всем, но его друг и японский брат Ямато показал ему, каково быть самураем клана Масамото - уметь принести себя в жертву.

— Я помогу вам, - сообщил Джек.

Сора подскочил от радости. Он засуетился у огня и начал насыпать рис в миску. Поклонившись, он протянул еду Джеку.

Затем он раздал всем остатки риса, пока Кунио вручил всем по чашке сенча. Торжественно Джуничи поднял чай в тосте.

— Мы будем уважать тебя за твою помощь. Могу я узнать твое имя, самурай?

Джек понял, что пришло время показать себя. Этот момент был идеальным. Фермеры были в долгу у него и нуждались в его услугах и, судя по реакции Нэко, причины скрывать не было.

— Джек Флетчер, - ответил он, уверенно снимая шляпу.


6

ПЛАМЯ

Сора отскочил назад. Рот Кунио шокировано открылся. Джуничи выкрикнул в удивлении, пока Йоши щурился сильнее, не веря своим старым глазам.

— Гайдзин! - завопил Тогэ.

— Мальчишка! Убирайся! - крикнул Джуничи, указывая на дверь.

— Но я здесь, чтобы помочь вам, - возразил Джек, когда Тогэ выхватил миску с рисом из его рук.

Джек смотрел на фермеров, ошеломленных своим провалом. Мгновением раньше они кричали на него. Теперь они не могли дождаться, пока избавятся от него.

Джуничи повернулся к Тогэ.

— Это такая шутка? Иностранный мальчик притворяется самураем!

— Нас обманули! - сказал Тогэ, глядя на Джека.

— Так же, как и вы, не рассказав о Черной Луне, - ответил Джек. - Я могу не быть японцем, но я самурай.

— А я даймё! - фыркнул Тогэ с хриплым смехом. - Ты слышал Джуничи: вон из нашей деревни – тебе не рады.

Сора, оправившись от шока, шагнул вперед, защищая Джека.

— Н-н-но он согласился остановить Черную Луну. Он нужен нам.

Джуничи наградил Сору испепеляющим взглядом.

— Ты правда думаешь, что мальчик может победить дьявола Акуму?

Сора открыл рот и закрыл его, затрудняясь ответить.

— Может, стоит дать дьяволу биться с дьяволом, - сказал Йоши, поддерживая Сору.

— Он - дурной знак, - спорил Джуничи. - Он должен уйти, пока не привлек неудачи на нашу деревню.

— Ни один самурай не выступил в нашу защиту, а иностранец согласился, - не отступал Йоши.

— Мы не можем так рисковать, - сказал Тогэ. - Когда мы были в Окаяме, я слышал, что Сёгун изгнал всех иностранцев. Все, кто скрывает иностранцев, будут наказаны смертью!

— Это все решает, - сказал Джуничи. - Как глава деревни, я приказываю, чтобы мальчик ушел немедленно.

Он приказал Кунио открыть дверь. Джек не успел ничего сообразить, а Тогэ уже вытолкнул его на веранду и закрыл дверь. Мгновением позже дверь открылась снова, и его соломенная шляпа вылетела оттуда.

Вот и благодарность, - подумал Джек, склоняясь, чтобы поднять ее.

Оглядывая ветхую деревню, где все двери были закрыты, а пейзаж был пронзительно холоден, Джек понимал, что его выживание в будущем выглядело неубедительно. У него не было укрытия, еды, он оказался посреди неизвестного места. Он был снова в холоде, один и без друзей.

Хотя, это не было полной правдой. Он уловил взгляд спиной. В конце веранды Нэко смотрела на него со смесью смущения и грусти на ее чумазом лице. Ее глаза молча умоляли его не уходить, пока он обувался и шел по грязной дороге.

Дороги вели во все направления, и Джек задумался, какую ему выбрать. Он был далек от своего пути, и солнце уже почти село, до ночи он далеко не уйдет. Он мог вернуться по своим следам в Окаяма, срезать по юго-западу к главной дороге у побережья. Но, насколько он мог видеть, долина была пустынной и открытой. Он станет мишенью. Горы на севере были слишком крутыми и опасными, этот путь точно был неправильным. Лес был лучшим решением. Он мог защитить и дать еду, а еще был более-менее близок к тому направлению, что ему было необходимо. Закинув на плечо узел, Джек послал волну сочувствия Нэко и пошел прочь из деревни.

Проходя каждый дом, Джек ловил лица жителей деревни, глядящих на него. Он уже не чувствовал к ним сожаления. У них было тепло огня и еда. Здесь же были порывы ледяного воздуха, Джек дрожал. Он не позволял себе думать о холодной ночи на открытой местности. Рис теперь казался воспоминаниями, голод грыз его изнутри. Тогэ даже не дал ему доесть!

Джек был на границе деревни, когда Нэко выпрыгнула из-за последнего здания. Бездыханная от бега, она протянула ему маленькую сумку. Внутри было несколько пригоршней риса.

— Спасибо, Нэко, - сказал Джек, поклонившись с благодарностью за ее милосердие.

Положив драгоценную еду в узел, Джек пошел в лес. Напоследок Нэко поклонилась ему на прощанье, легкий снег падал на нее. Джек надеялся, что у нее не будет проблем из-за помощи ему.

Он двигался на запад, солнце ушло за горизонт, вечерний свет угасал. Лес окружал его холодом. Он не ушел далеко, услышав звук спешащих шагов.

Тут же Джек сошел с главной дороги и скрылся за деревом. Он выхватил меч, готовый защищаться. Может, фермеры передумали? Или этот Акума и его бандиты?

Преследователь приближался.

Слившись с деревом, Джек задержал дыхание и стоял, как камень. Будучи обученным готонпо, искусству ниндзя по скрытности, Джек стал невидимым для врага.

Фигурка пробежала мимо и остановилась там, где прерывались следы.

Джек выглянул из-за ствола дерева и увидел Нэко с отчаянным выражением лица, ее глаза оглядывали лес. Она готова была убежать, когда Джек вышел из своего укрытия.

— Что случилось? - требовательно спросил он.

Нэко принялась дико жестикулировать, но Джек не мог понять, что она пытается ему сказать. Вздохнув, он покачал головой.

Прекратив показывать, Нэко схватила Джека за руку и потащила в лес. Она вела его к просвету, откуда указала на деревню Тамагаши.

В сгущавшемся мраке Джек видел ярко-красный огонь, пылающий бесконтрольно по площади деревни. К его ужасу один из домов горел.


7

РЕБЕНОК

Джек бежал вниз по дороге, Нэко бежала на высоких сандалиях. Несмотря на это, она была быстра, как лиса. А еще она очень хорошо выслеживала - она легко отыскала его и убедила вернуться в деревню, не отпуская его руку, пока он не согласился. Джек мог только предположить, что Акума напал на рисовый магазин фермеров, холода заставили его совершить набег ранее.

Вдвоем они прорвались сквозь лес и пробежали по грязной дороге в центр деревни. Все фермеры собрались на площади и в стразе смотрели на пламя перед ними. Соломенная крыша дома была объята огнем. Несколько мужчин пытались потушить пламя корзинками с ледяной водой из пруда, но их попытки были бесполезными, огонь продолжал расти.

Женщина кричала, извиваясь в руках круглолицего мужчины с тонкими волосами, выглядевшего как мучитель. Она была в отчаянии, собираясь броситься в пылающее здание.

Нэко и Джек прибежали к привалу рядом с Сорой, чье лицо более страдальческим, чем обычно.

— Где Акума? требовательно спросил Джек, выглядывая бандитов.

— Акума? - выдохнул Сора, удивленный именем больше, чем появлением Джека. - Нет... это не бандиты. Сковорода с маслом пролилась, дом загорелся.

Джек вернул катану в ножны, раздраженный тем, что Нэко вернула его сюда ради этого. Хоть это и была трагедия, к нему она не имела отношения. Он развернулся, чтобы уйти.

— Н-н-но их ребенок остался там, - сообщил Сора.

Сквозь рев пламени и крики матери Джек расслышал вопли ребенка. Дом был близок к обвалу, но фермеры не собирались ничего делать. Становилось понятно, что они слишком напуганы, чтобы рисковать своими жизнями.

Джек не терял времени. Отдав Нэко мечи и узел, он подбежал к ближнему сараю и сорвал с окна тряпку. Он выхватил у фермера полную корзинку воды и облил себя. Ежась от холода, он схватил вторую корзинку и намочил тряпку. Обернувшись тряпкой, он глубоко вдохнул и устремился в пылающий дом.

Джека ударила волна жара, такая сильная, что чуть не сбила его с ног. Воздух пылал в его легких. Яростно пробираясь дальше, он выбрался из-под тряпки. Комната была в дыму, пепле и огне. Справа стену уже поглотило пламя, кухня превратилась в ад, где никто не смог бы выжить. Слева спальня была деревянной и тлела, но еще не была адом.

В дальнем углу он уловил вспышку самодельной кровати и услышал высокие крики брошенного ребенка. Младенец начинал задыхаться, дым добирался до кроватки.

Обернув тряпкой лицо, Джек пробежал по комнате. Даже через подошву он чувствовал жар пламени. Уже скоро весь этаж будет в огне.

Дойдя до ребенка, он поразился, что тот не поврежден, его лицо было защищено старым платком. Вытащив его из кроватки, он обернул младенца тряпкой. Но тряпка уже почти высохла, скоро она будет бесполезна. Он двинулся назад, но внезапно раздался ужасный треск. Подняв голову, он увидел, что балка крыши наполовину отвалилась.

В последнюю секунду Джек нырнул в сторону, откатившись от покрытия с ребенком в руках, балка упала на пол. Младенец кричал даже громче, его мир перевернулся. Джек поднялся на ноги и обнаружил, что пламя окружило их.

Он мог видеть проход, который почти завалило, но ему пришлось бы бежать сквозь пламя, чтобы достигнуть его.

Высохшая тряпка на его спине загорелась, и у него не осталось выбора. Сбросив тряпку с плеч, он обхватил ребенка, прижав его к груди, и бросился к выходу. Языки пламени лизали его, пока он бежал, его кимоно было его последней защитой.

Дом фермера дрожал и трещал, и он обвалился, когда Джек выбежал на площадь. Кашляя и отплевываясь, он рухнул в снег, в этот раз благодаря его холод.

— Мой малыш! Мой малыш! - кричала мать, вырываясь из крепкой хватки мужа.

Джек передал ей кричащего ребенка. Как только он оказался в ее руках, ребенок успокоился, устроившись в материнских объятиях. Женщина с облегчением осмотрела ребенка, затем взглянула на Джека, ее глаза наполнились слезами благодарности.

— Аригато гозаимас, - всхлипнула она, склонив голову низко-низко.

Мужчина приблизился, и Джек приготовился бежать из города в очередной раз. Но фермер рухнул на колени, вытянув руки и положив голову на землю в величайшем уважении.

— Юный самурай, наша семья в вечном долгу перед тобой, - сказал он. - Меня зовут Юто. Я отец этого ребенка и твой покорный слуга.


8

ПОХИЩЕННЫЙ

Джек получил такую огромную миску риса, какую никогда еще не видел. Все женщины деревни собрались и принесли ему еды в качестве подарка. Джек в этот раз не церемонился. Ловко орудуя палочками, он опустошил миску и перешел к мисо-супу, овощам на пару и даже нескольким жареным рыбкам. Уже имея опыт общения с фермерами, он собирался постараться и остаться нужным им, насколько мог.

Он сидел в доме Джуничи, согретый огнем и одетый в чистое кимоно, мать ребенка настояла на том, чтобы выстирать его грязное синее кимоно. Нэко сидела рядом с ним, гордо охраняя его мечи и узел. Джуничи, Йоши и Тогэ сидели напротив и присоединились к ужину с чашками сенча. За ними на коленях сидели Сора и Кунио, мальчик был восхищен новым героем деревни.

— Прошу принять мои извинения за наши плохие манеры при прошлой встрече, - сказал Джуничи, склоняя голову.  - Я всего лишь хотел защитить деревню. Мы были удивлены, узнав, что ты - иностранец. И у нас не было желания сражаться с наемниками Сёгуна.

— Я понимаю, - ответил Джек, зная мощь жизни и смерти, которой Сёгун запугивал своих подчиненных.

— Мы бы хотели, чтобы ты остался. По крайней мере, на несколько дней, чтобы ты полностью отдохнул, - продолжил Джуничи. - Конечно, если тебе захочется остаться еще дольше...

— Я подумаю об этом, - сказал Джек. Фермеры показали свою ненадежную натуру, и Джек не хотел иметь с ними дело, хотя он бы остался на пару ночей.

— Внутри тебя горит большой огонь, - заметил Йоши. - Наши мужчины слабы сердцем. Нам нужен такой храбрец, как ты.

— Мальчик и должен быть храбрым, - пробормотал Тогэ, потягивая чай. - Это не делает его самураем.

Пресытившись скептицизмом Тогэ, Джек отложил палочки и без тревоги достал катану. Острое лезвие разрезало чашку Тогэ, горячий чай разлился на колени фермера.

Остолбенев, Тогэ мог только завопить, когда кипяток проник сквозь его одежду. Он проверил пальцы, удостоверившись, что они целы.

Нэко хлопнула в ладоши, наблюдая за истерикой фермера, пока Кунио катался от смеха по полу. Даже Йоши беззубо улыбался, как мечник.

— Если ты так думаешь, - сказал Йоши, - почему бы не сразиться с мальчиком?

— Да, дуэль! - Кунио загорелся восторгом. - Джек же в муша шугьо - его мечи смертельны!

Покраснев от стыда, Тогэ вдруг скрестил руки и замолчал.

Джуничи поднял чашку, заявив:

— Я не сомневаюсь в твоих способностях, юный самурай, - и добавил с нервным смешком. - Сора предложил тебе остаться в его доме, сколько пожелаешь. И можешь мыться в моей ванной.

Джек поблагодарил его за гостеприимность. Но он уже решил про себя о фермерах, он спрятал катану и вернулся к еде.

Отдохнув, приняв ванну и поев, Джек чувствовал себя новым человеком, когда вошел в дом Соры и в утренний свет. Прошлая ночь была первым случаем, когда он мог спокойно спать за много недель. А потому нескольких дней на восстановление ему должно было хватить.

Нэко, став его постоянной спутницей, ждала на улице. Сора тоже присоединился к ним по пути к пруду. Пока Джек проходил другие дома, его встречали уважительными кивками и добрыми взглядами, и стало понятно, что фермеры приняли его в свое общество. Хотя он и не мог быть настоящей частью японского общества, в такие моменты казалось, что барьеры упали, Джек чувствовал, что принадлежит чему-то – так он чувствовал себя рядом с Акико. Его мысли вернулись к ней, и Джек помолился, чтобы она была в безопасности. Казуки затаил месть на Акико, когда она стрелой ранила ему ведущую руку во время битвы при замке Осака. Спася жизнь своему сопернику за обещание не трогать ее, Джек все равно не верил Казуки. Поэтому он отправил Хану предупредить Акико, пока Джек оставлял за собой следы, чтобы увести соперника за собой.

— Ты в порядке? - спросил Сора, видя, что Джек нахмурился.

Джек кивнул.

— Я беспокоюсь о своих друзьях.

— А мы нет? - ответил он мрачно.

Джек изучал выражение отчаяния на лице Соры и почувствовал в его сердце потерю. И он был не единственным. Джек понял, что все фермеры выглядели печальными. Он предположил, что это из-за угрозы нападения Акумы, но даже дети на площади были странно тихими и грустными.

Затем Джек понял, что здесь не видно было юных девушек – только мамы и их маленькие дети.

— А где в вашей деревне девушки?

Сора шмыгнул.

— Ушли.

— В смысле, торговать?

— Нет, их похитили.

Джек замер.

— Кто?

— Акума! Кто еще? - фыркнул Сора, сжимая кулаки от ярости. - Он забрал и мою дочь.

Сора погрузился в воспоминания, которые не мог контролировать.

— Первые два года... Акума крал только наш рис… оставлял нас едва способными выжить… Но прошлой зимой… они похитили наших девушек, чтобы сделать их рабынями!

— Вы нашли, куда их забрали? - спросил Джек, ухватившись за новости.

— Нет. Мы искали месяцами, но лагерь бандитов скрыт глубоко в горах. Мы потеряли их навсегда!

Сора смахнул слезы с глаз, воцарилась неловкая тишина.

В первый раз Джек действительно понял, какие страдания причинили Акума и его бандиты этому невинному местечку. Они забрали еду почти изо рта фермеров, но они забрали и жизнь, и душу деревни.

— Может, Акума не придет в этом году, - сказал Джек, пытаясь ободрить старого фермера.

— Придет, - ответил Сора. - Черная Луна всегда приходит.


9

ВЕРБОВКА

— Так что с Нэко? - спросил Джек, когда они втроем шли вокруг пруда, чья поверхность была покрыта льдом и снегом. - Она осталась здесь.

Нэко тревожно взглянула на Джека, беспокоясь, что они говорят о ней.

— Она не нужна бандитам, - ответил Сора со странной горечью.

— Ее родители, наверное, рады.

Тяжело вздохнув, Сора сказал:

— Ее родителей убили при первом нападении.

— И кто теперь за ней присматривает?

— Никто. Она сирота. Мы все заботимся о ней, но Нэко остается болезненным напоминанием о наших потерях.

Ярость Джека вскипела. Нэко потеряла все, что было ей дорого, как и он. Но ему повезло завести друзей, как Акико, Ямато, и Йори. У нее не было никого. Зная, что она страдает по своему опыту, Джек почувствовал твердую решимость. Этот Акума был жесток и беспощаден – хуже дьявола.

(игра слов: акума - демон, в какой-то степени и дьявол)

— Я должен вернуться в Окаяму, - заявил Джек, Сора встревожился.

— Но ты не можешь!..

— Не беспокойся, я вернусь, - ответил он. - И приведу еще самураев!

Новость о решении Джека распространилась, как огонь по сухой листве, и его назвали спасителем деревни. Несмотря на решимость этим утром, Джек задался вопросом, сможет ли он сдержать обещание. Ему нужно убедить других воинов помочь. Но, как только они поймут, что он - гайдзин, что будет тогда?

Селяне в восхищении забыли об этом.

Йоши, будучи самым старшим, не забыл.

— Возьми с собой Тогэ, - предложил он, когда они обсуждали его уход за обедом с доме Джуничи. - Он может сыграть твоего слугу. Это придаст тебе важности.

Тогэ скривился, но у него не было шанса.

— И ты пойдешь, Сора, как представитель деревни.

— И я! - вызвался Кунио.

— Если пожелаешь, - ответил Джуничи утомленно. Хотя его выражение лица выдавало облегчение, что он избавится от мальчишки на пару дней.

— И Нэко, - сказал Джек.

— Для чего? Она ужасно готовит, - проворчал Тогэ.

— Значит, ты будешь мне готовить? - с вызовом спросил Джек. Тогэ не ответил.

Было уже поздно, когда все приготовления были закончены.

— Мы уходим завтра утром, - сказал Джек.

Джек проснулся с первыми лучами, свежий и бодро настроенный на миссию. Погода тоже была в хорошем настроении. Яркое зимнее солнце сияло на белом ковре долины Окаяма, главная дорога была видна, извивающаяся по направлению к горизонту.

Все селяне собрались на площади, чтобы попрощаться. Еда была разделена на пятерых, Джек проследил, чтобы Нэко не обделили.

— Кунио! - позвал он, когда мальчик схватился за самый легкий узел с вещами. - Этот мешок с рисом и кастрюлей не должен стать проблемой для такого крепкого фермера, как ты.

Не желая потерять лицо перед другими, Кунио игриво усмехнулся.

— Без проблем, - пробормотал он, впихивая тяжелую железную кастрюльку в мешок за плечами. Он пошатнулся, но последовал за Джеком и остальными к выходу из деревни.

Пробираясь по снежному полю, группа путников пересекла мост у мельницы и вскоре оставила Тамагаши позади. Нэко весело поглядывала на Джека, радуясь тому, что не будет пока что слугой в деревне.

Дорога была чистой, и они быстро шли вперед, а к полудню впереди показались окраины Окаямы. Тогэ собрался разведать обстановку, и они оставили Нэко и уставшего Кунио охранять еду. Главная площадь Окаямы была заполнена людьми, над толпой витало в воздухе восхищение.

— Торговый день, - объяснил Тогэ, пока вел Джека сквозь толпу и прилавки с рыбными товарами, торговцами шелком, специями и вообще всем от масла до дерева, фермерских инструментов и гончарных изделий.

— Это хорошо, - сказал Джек, придерживая шляпу, чтобы она закрывала его лицо. - Будет больше самураев.

Они решили, что рынок был слишком людным, чтобы раскрывать кому-то свою сущность, и Джек выбрал маленький чайный домик в углу площади. Отсюда было хорошо видно рынок, но это было и местом встречи ронинов. Что еще важнее, это давало Джеку шанс сбежать легко, если его обнаружат.

Играя свою роль, Тогэ заказал чайник сенча хозяину, налил чай в чашку и устроился на коленях  рядом с Сорой. Втроем они разглядывали рынок в поисках подходящего самурая.

Джек тут же заметил одного. Он был в простом черном кимоно и с аккуратно выстриженной бородкой. На его бедре свисала пара хороших мечей, и он был окружен аурой уверенности, но не высокомерия.

— Попытайтесь с ним.

Тогэ вскочил на ноги и поспешил к мужчине. Джек и Сора смотрели, как Тогэ, чрезмерно кланяясь, представился и пригласил самурая на чай. Воин задал вопрос, Тогэ ответил. Самурай покачал головой и ушел. Тогэ вернулся в домик с мрачным выражением лица.

— Он благодарит за приглашение, но ему не нужна работа.

Они продолжили поиск.

— А как насчет этого? - предложил Сора, указывая на хорошо одетого самурая с длинными усами, круглыми щеками и заметным пузом.

— Нет, - сказал Джек, понимая, что мужчина слишком богатый для ронина. - Нам нужен голодный самурай без хозяина.

— А этот? - сказал Тогэ.

Тощий воин с впалыми щеками и поношенным коричневым кимоно шел по рынку.

— Возможно, - ответил Джек, потягивая чай, пока наблюдал за мужчиной.

Самурай приблизился. Он прошел мимо прилавка фруктов и стащил яблоко в рукав кимоно.

— Он точно голоден, - сказал Сора.

— А еще вор! - проворчал Тогэ.

Джек согласился с возмущением Тогэ. Им нужен был честный самурай, которому можно было доверять. Но они не могли быть придирчивыми в сложившейся ситуации.

Внезапно толпа заволновалась, и старушка вырвалась из нее. Подняв трость, она начала бить голодного самурая по голове.

— Ты ошибка природы, а не самурай! - вопила она. - Верни моя яблоко!

— Я... Я... собирался заплатить, - возразил самурай слабо, потянувшись за кошельком.

— И ты заплатишь! - проревела она, лупя его снова и снова.

Самурай попытался закрыться от ее ударов. Уронив яблоко, он побежал так, словно от этого зависела его жизнь. Окружающие торговцы покатились со смеху, видя, как воин бежит от старушки, вполовину ниже его ростом.

— Плохо, - сказал Джек. - Наемник должен быть смелым, в конце концов.

С такими кандидатами их задание становилось более сложным, чем он представлял.

Затем грубый, закаленный в сражениях самурай прошел мимо чайного домика. Судя по его изношенному кимоно без опознавательного мона, воин был ронином в поисках работы. Более того, сайи его мечей были покрыты шрамами многих битв.

— Вот наш человек, - сказал Джек.

Тогэа поспешил туда, кланяясь и привлекая к себе внимание.

— Может ли мой хозяин молвить слово? - спросил Тогэ, указывая ронину на Джека, чье лицо было в тени соломенной шляпы.

Заинтригованный, ронин коротко кивнул в согласии. Он сел за столик Джека, положив мечи рядом с собой. Сора тут же налил чай.

— Спасибо за то, что нашли время присоединиться ко мне, - сказал Джек, поднимая чашку чая в честь ронина. Принимая имя своего приемного отца, Джек назвался. - Меня зовут Такеши.

Самурай склонил голову.

— Я Хонен. Чем я могу помочь?

— Я ищу самурая для помощи деревне Тамагаши - нужно защитить их от набегов бандитов зимой.

— Почетно, с такой-то причиной.

— Но еще хуже, - продолжил Джек. И, решив, что ронин оценит прямоту как вызов, он добавил. - Лидер бандитов - пресловутый Акума, которого они зовут Черной луной.

— Он бесстрашный воин. Убил сотни, как я слышал.

— Что же это за отвага, нападать на безоружных фермеров? - сказал Джек. - Такой бандит даже в подметки не годится самураю, как ты. Ты поможешь нам?

Сделав долгий глоток сенча, Хонен раздумывал над предложением.

— И если я соглашусь, чем мне отплатят за такое опасное дело?

— Как бедные фермеры, они могут предложить тебе три приема пищи в день и ночлег.

Выражение лица самурая т симпатии ушло к возмущению.

— Как смеешь ты, мальчишка-самурай, оскорблять меня таким предложением! - проревел он, опуская чашку на стол. - Может, я и ронин, но это не делает меня побиральщиком!

Схватив мечи, самурай вылетел из домика.

— Безнадежно, - простонал Сора.

— Рано сдаваться, - сказал Джек, хотя и он начинал сомневаться.

Солнце садилось, и на рынке стало тише. Они смогли привлечь внимание еще двоих самураев. Первый слышал об Акуме и поспешно скрылся, второй не видел ничего привлекательного в смерти ради каких-то фермеров.

— Уверен, завтра нам повезет, - сказал Джек, скрыв свое разочарование.

Упав духов, Тогэ заплатил за чай, и они втроем вышли из магазина. Когда они пересекли улицу, Джек почувствовал, что кто-то преследует их. Не оглядываясь, он подал знак Тогэ и свернул на другую улицу.

Но их преследователь не отставал.

Петляя по улочкам, Джек поторапливал фермеров. Они все еще не оторвались от него. Подав знак Соре и Тогэ, чтобы они продолжали путь, Джек нырнул на узкую пешую улочку. Шаги слышались хрустом на снегу. Джек схватился за рукоять меча. Темная фигура приблизилась.

И остановилась.

— Ты всегда прячешься от друзей?


10

СТАРЫЙ ДРУГ

Круглолицый мальчик с густыми бровями и заметным животом улыбался, встав на пути Джека.

— САБУРО! - воскликнул Джек, узнав старого друга. - Что ты здесь делаешь?

— Я хотел спросить то же самое.

Тогэ и Сора вернулись, на их лицах застыло ошеломленное выражение.

— Ты знаешь этого самурая? - пропыхтел Тогэ, разглядывая мечи на поясе Сабуро.

— Знаю ли я? Я учился с ним три года! - воскликнул Джек, забыв об этикете японцев и тепло обняв друга. - Мы были в Нитен Ичи Рю вместе в Киото.

— И Джек был питомцем учителя, - фыркнул Сабуро, ткнув локтем в бок друга.

— Ага, тем, кого постоянно били и пинали по всему додзё сенсея Кюзо.

Сабуро рассмеялся.

— Ну, ты же хотел жестоких тренировок!

— Как ты меня нашел?

— Я вечность наблюдал за тобой на рынке, - объяснил Сабуро. - Я не был полностью уверен, что это ты, так что пришлось подождать, пока ты не покинешь главную площадь.

— Не хочет ли твой друг-самурай поужинать с нами? - вставился Сора.

Сабуро просиял при упоминании о еде.

— Я буду рад этому.

Вчетвером они вернулись к полуразрушенному складу.

— Да ты живешь как лорд! - с издевкой сказал Сабуро, разглядывая поломанные деревянные стены и грязный пол.

— Я должен держаться низин, - объяснил Джек, заметив стыд на лице Соры из-за комментария его друга.

Фермер усердно старался отмыть площадку, перед тем как пригласил их сесть.

— Так, что ты делаешь в Окаяме? - спросил Джек.

— Я в муша шугьо.

— Ты! - удивился Джек. Его друг был преданным и очень храбрым самураем, но не прирожденным бойцом или искателем славы.

Сабуро кивнул.

— Это идея отца. После легендарной жертвы моего брата в Битве при Осаке, моя рана от стрелы ради спасения твоей жизни в нападении на школу уже не была так впечатляюща. А ты знаешь, какой мой отец - ему мало одного сына-героя, он хочет хвастаться моими подвигами на дуэлях. Он даже подарил мне новые дайшо.

Сабуро протянул Джеку два впечатляющих меча.

— Удачный подарок.

Джек восхитился отточенным лезвием катаны.

— И как много дуэлей ты выиграл с этим?

— Все, - ответил Сабуро.

— Правда! - скала Джек, с уважением возвращая мечи. - Ты и впрямь стал отличным мечником.

Склонившись ближе к нему, Сабуро понизил голос.

— Это потому, что я еще и не сражался, - заметил он с хитрой улыбкой. - Но я не собираюсь говорить это отцу.

Джек рассмеялся. Старый добрый Сабуро!

— А ты как? - спросил Сабуро. - Последнее, что я слышал, что ты оставил Акико в Тоба прошлой весной. Что ты делал все это время?

Пока Джек перечислял события последних шести месяцев, фермеры собрались в дальнем углу, обсуждая нового спутника и оставив Нэко готовить рис. Сабуро был в восторге и ужасе, узнав все подвиги и потери Джека: его побег из замка Осака с раненой Акико; преследование самураями Сёгуна в горах Ига; жизнь у ниндзя и их помощь; странный случай с потерей вещей и памяти; и охотящийся на него Казуки и Банда Скорпиона.

Хотя Джек полностью доверял другу, он был осторожен, чтобы не выдать детали его  встречи с ниндзя. Он не был уверен, как отреагирует Сабуро на новость, что он стал обученным шиноби.

— Этот Казуки хулиган и бандит! - возмутился Сабуро, услышав о намерениях того отыскать Акико. - Я знал его отца сделали даймё провинции Киото, но Казуки решил, что и у него есть власть.

— Я только надеюсь, что Хана доберется до Акико раньше, - сказал Джек.

— Не волнуйся, - утешил его Сабуро, положив руку Джеку на плечо. - Мы оба знаем, что Акико - одна из луших самураев в нашей школе. Даже если Казуки найдет ее, она заставит его пожалеть об этом!

Джек успокоился, поверив Сабуро. Как хорошо было иметь друга рядом снова – того, рядом с которым он мог быть собой, не боясь осуждения.

Нэко приблизилась и дала Джеку и Сабуро по миске с горкой риса. Они набросили на еду, пока фермеры ели свои остатки в углу.

— Хороший рис, - сказал Сабуро с набитым ртом.

— Наслаждайся, пока можешь, - ответил Джек. - У фермеров не много осталось.

Сабуро взглянул туда и увидел жалкие порции других.

— Хорошо, что я родился не фермером, - заметил Сабуро и продолжил есть.

Джек понял, что его друг не был жестоким специально. Он рос самураем, знал, что отличается от более низких классов общества.

— Что ты делаешь вместе с этими фермерами? - спросил Сабуро.

— Помогаю им нанять самураев.

Сабуро чуть не выронил еду.

— Ты! Зачем это?

Джек рассказал об Акуме и его предстоящей атаке следующей черной луной.

— Всего один бандит? - уточнил Сабуро.

— Нет, сорок.

Сабур присвистнул.

— У фермеров нет шансов!

— Вот потому я и хочу бороться за них.

Челюсть Сабуро упала, он прекратил есть.

— Ты же не серьезно? Тебе нужно покинуть Японию, пока Сёгун или Казуки не нашли тебя.

Джек не изменил свое намерение остаться.

— Если мы им не поможем, никто это не сделает.

— Мы? - повторил Сабуро, его повышенный тон привлек внимание фермеров.

— Я надеялся, что ты мне поможешь.

— Ты хуже моего отца! - сказал Сабуро, его глаза расширились в тревоге. - Вы оба хотите меня убить.

— Мы ведь будем не одни, - не сдавался Джек. - Мы наймем еще пять самураев.

— Семь против сорока!

— Пожалуйста, Сабуро. Эти люди в отчаянии, у нас осталось не так много времени.

Тяжело вздохнув, Сабуро размышлял над словами Джека. Фермеры прекратили разговоры и замерли, ожидая ответ Сабуро. Джек понимал, что просил слишком много.

— Ты станешь моей смертью, Джек, - сказал Сабуро.

— И ты поможешь мне? - ответил Джек, будучи удивленным и осторожным. - Мы отплатим едой.

— Зачем ты это сказал? - сказал Сабуро, ухмыляясь. - Это все, что мне нужно!

Фермеры рухнули на пол в благодарности.

— Но я согласился, - тихо добавил Сабуро, - потому что это ты попросил. Я собираюсь спасти твою несчастную жизнь и в этот раз!


11

ПОМОГАЮЩИЙ МОНАХ

— Донимай своими детскими играми кого-нибудь другого! - прорычал самурай, отталкивая с пути Сабуро.

— Но это реальное задание, - настаивал Сабуро, преследуя ронина по всей площади.

— Не держи меня за дурака. Была бы серьезная проблема, фермеры не наняли бы такого мелкого самурая, как ты.

— Потому им и нужна ваша помощь.

— Помощь нужна только тебе. Оставь меня в покое, пока я не оборвал твою короткую жизнь!

На этом Сабуро остановился и дал ронину уйти. Вернувшись ко входу в главный буддистский замок Окаямы, он упал на ступеньки рядом с Джеком.

— Уже шестой отказался, - сообщил Сабуро. - Они просто не воспринимают меня серьезно.

Глядя из-под полей шляпы, Джек наблюдал за площадью. Они пытались нанять самураев все утро. Но торговый день кончился, в Окаяме стало меньше народу, выбирать было почти не из кого.

— Не верю, что здесь нет ни одного самурая, желающего помочь, - сказал Джек.

Сабуро пожал плечами.

— Все пекутся о себе с тех пор, как Сёгун пришел к власти.

— Тогда почему не посмотреть на самих себя для спасения? - посоветовал маленький монах, спускаясь с лестницы храма.

В белой одежде и шафрановой накидке он словно не принадлежал этому миру.

— Не только нам нужна помощь, - объяснил Джек, с уважением поклонившись. Он указал на Тогэ и Сору, хмуро сидевших неподалеку на корточках. - Фермерам нужен самурай, который защитит их урожай риса. Но ни один ронин не хочет помочь им.

— Ни один ронин нас не слушает, - сказал Сабуро со вздохом.

— Так почему не обратить внимание на юных самураев? - предложил монах. - Они могут быть куда храбрее.

Джек уже думал над этим вариантом.

— Они еще должны тренироваться, у них нет навыков владения мечом. Это слишком опасно против такого бандита, как Акума. Нам нужны воины с боевым опытом.

— И у вас нет этого опыта?

— Не совсем, - отметил Джек, его сознание вернулось к атаке на Нитен Ичи Рю и Битве при Осаке.

— Ты сражался с взрослыми самураями... и выиграл?

— Эммм... да, - ответил Джек, его застал врасплох такой вопрос.

— Тогда кто сказал, что они не могут быть такими же воинами?

— Потому что я... - Джек запутался. Он чуть не сказал, что он гайдзин.

Может, монах и был прав. Он, Джек, уже сталкивался с бандитами. И если в Нитен Ичи Рю смогли воспитать таких воинов, как Акико, Ямато и он, то почему здесь не могут быть другие юные самураи с такими навыками?

— Но это не Киото, - спорил Сабуро. - Здесь нет такого количества школ мечников – вообще никаких! Где мы найдем юных самураев?

— Иногда то, что вы ищете, находится прям перед вами, - ответил монах, убирая шляпу с лица.

Остолбенев, Джек и Сабуро могли только смотреть с открытыми ртами на маленького монаха с яркими глазами и гладко выбритой головой.

— Н-н-но ты же должен быть в храме Тендай в Ига Уэно... с сенсеем Ямада, - Джек все-таки смог дышать.

— А ты - на корабле до Англии, - ответил Йори.

Вернувшись на склад, Нэко сварила чайник сенча, пока Джек, Сабуро и Йори обменивались новостями. Йори не мог поверить во все те испытания и невзгоды, которые вытерпел Джек, и Сабуро был в шоке, узнав об ужасающем побеге Йори от Красных Дьяволов в битве при Осаке. Все они были опечалены трагическим закрытием их школы, но Джек и Йори были рады узнать от Сабуро, что сенсей Кано, их слепой мастер бодзюцу, безопасно доставил спасшихся юных самураев в Киото, а после скрылся сам. К разочарованию Джека, никто ничего не знал о судьбе Масамото, начиная с его изгнания в замок на горе Иаво. Но печаль стала смехом, когда Йори узнал, что Сабуро в муша шугьо без сражений.

— Не вижу причины так рисковать! - объяснил Сабуро, вскинув брови. - Что привело тебя в Окаяму?

— Сенсей Ямада отослал меня в паломничество тоже, - ответил Йори. - В религиозное.

— Сенсей Ямада здесь? - спросил Джек, желая увидеть учителя философии Зен, который был его самым близким наставником в Нитен Ичи Рю.

Покачав головой, Йори грустно улыбнулся.

— Похоже, что-то внутри него умерло в той битве при Осаке. Сенсей Ямада учил меня всему, что знает сам, он собирается покинуть этот мир вскоре.

Джек и Сабуро обменялись встревоженными взглядами.

— Тогда почему ты не с ним? - спросил Сабуро.

— Он сказал мне, что величайший учитель - жизнь. И потому он отправил меня в это путешествие, попросив, чтобы я доставил письмо старому другу в храме Окаяма.

Нэко с чайником, от которого поднимался пар, в руке приблизилась к платформе с уважением и наполнила три чашки сенча. Сабуро поднял свою чашку.

— За Нитен Ичи Рю, - сказал он, надеясь поднять их дух.

— За друзей! - сказал Джек, все еще не веря, что судьба свела его с Сабуро и Йори, но благодаря ее, что они были рядом с ним.

— За друзей, ушедших, но не забытых, - согласился Йори, его глаза наполнились слезами.

Воссоединившиеся самураи выпили за честь своих друзей. Их окружила уважительная тишина, Сабуро вспоминал смелого брата Таро, Джек был опечален потерей Ямато, пожертвовавшим собой для спасения его и Акико от Глаза Дракона.

Нэко встревожилась, думая, что виноват во всем был ее чай. Но Йори подал ей знак, что чай вкусный. Она поклонилась в ответ на комплимент, а потом вернулась в свой уголок, чтобы готовить обед.

Как всегда Джек поражался тому, как Йори чувствует других людей – для этого даже не нужны были слова, он все равно заботился о Нэко. Таким Джек его и помнил. Хоть он и был маленький, у него было огромное сердце и теплый дух, который делал его идельным монахом. Но эти качества не всегда помогали ему в обучении на воина. Тем не менее, Йори показывал удивительную гибкость и необыкновенные навыки, которые не вязались с его маленьким видом.

— И все еще не верится, что мы встретились, - сказал Джек.

Йори тепло улыбнулся ему.

— Совпадение это промысел анонимного божества. Может Хотей Смеющийся Будда, один из семи богов удачи, был к тебе благосклонен.

— Я должен поблагодарить его за доброту, - сказал Джек, улыбнувшись в ответ. - Так когда ты вернешься в Ига Уэно?

— Когда мой друг будет в безопасности дома, - ответил Йори, склонив голову.

— Ты верный, как и всегда, - сказал Джек, поклонившись. - Но перед тем, как куда-то идти, я должен сдержать обещание и помочь этим фермерам.

Йори кивнул, задумавшись, словно знал, каким будет его ответ. В духе буддистских монахов он ответил:

— Помогая другим, мы помогаем себе.

— Ты не должен оставаться, - настаивал Джек. - Это опасно.

Он не просил прямо Йори присоединиться к ним, ведь знал, что его друг избегал насилие. Но Джек не мог отказаться от мудрости Йори и советов, полезных в грядущей битве с Акумой.

— Где друзья, там и надежда, - сказал Йори. - Ты мне это сказал.

— Мудрые слова, Йори, - заметил Сабуро. - Но где мы найдем еще юных самураев?

— Как мало в тебе веры, Сабуро! - отчитал его Йори с хитрым взглядом, так напоминая сенсея Ямаду. - Священник храма Окаяма сказал мне о соревновании лучников ниже по реке. Там их и найдем.


12

ОСТРЫЕ СТРЕЛЫ

Большая толпа собралась на восточном берегу реки Асахи. Это место было процветающим центром торгового квартала Окаямы. Несколько плоских лодок с одинокими моряками были привязаны к берегу. Носильщики сновали вокруг, таща тюки с рисом или перенося бочки с сакэ, сцепленные по дюжине, на покосившихся деревянных тележках. Всевозможные товары доставлялись в огромные склады, которые стояли вдоль берега реки, пока пустые суда ожидали грузы для доставки их в другие части Японии.

На противоположном берегу пятиэтажный замок занимал горизонт, его черная поверхность отбрасывала гнетущую тень на здания.

— Это Замок Ворона, - сказал Тогэ, пока они пробирались сквозь толпу. - Дом даймё Икеда.

Джек понимал, что господин, живущий в таком внушительном месте, не очень-то обрадуется им, особенно фермерам.

Соревнование лучников проходило на широкой веранде самого большого из складов. Шесть маленьких целей стояли в одном конце, и лучники расположились на другом, почти в шестидесяти метрах. Соревнующиеся самураи были в зимних кимоно, их левые руки были вытащены из рукава и не были ничем защищены, так что они могли без препятствий держать лук и пускать стрелы.

Стрелы рассекали воздух, похожие на испуганный воробьев, преследуемых ударным громом стальных наконечников, бьющих по деревянным целям. Первый раунд закончился, следующий град стрел полетел в воздух.

— Каждый год в Окаяме проходит соревнование Тошия, - объяснил Тогэ. - Лучник, что попадет в цель почти сотней стрел, будет назван победителем.

Другой вихрь стрел вылетел с луков, цели задрожали от ударов. Не попавшие в цель стрелы падали на поверхность веранды или застревали в стене склада.

Сабуро заметил несколько юных самураев среди зрителей.

— Которого мы спросим первым?

Джек проследил за его взглядом. Группа из девушек и юношей, ни один из которых не подходил по возрасту. Он покачал головой.

— Слишком юные.

— Что насчет этих двух? - предложил Сора.

Мальчик постарше и девочка, похожая на него, как сестра, стояли впереди, захваченные соревнованием. Разглядывая толпу, Джек понимал, что только они были неплохими кандидатами.

— А ты что думаешь, Йори?

— Мне нужно взглянуть ближе, - ответил он, за возвышающейся толпой он не видел ничего.

— За мной, - сказал Сабуро, возглавив их группу.

Как только они достигли первого ряда, поднялся громкий гул. Лучники прекратили стрелять, и началось оценивание. Зрители стояли в тишине, пока одетый в белое служащий разглядывал цели, считая успешные попадания каждого лучника.

— Пятьдесят две, - сообщил он под уважительные хлопки, и первый самурай скромно поклонился.

— Шестьдесят четыре, - второй лучник  ухмыльнулся, когда он был поприветствован веселыми хлопками.

— Двадцать одна, - вежливые, но не искренние хлопки не смогли скрыть насмешку толпы, а на лице третьего самурая застыл стыд. Но ему не пришлось долго страдать. Общий выдох восхищения пронесся над толпой, когда счет четвертого самурая был объявлен.

— Девяносто восемь! - объявил служащий, не скрывая удивления. - Новый рекорд!

Одетые в белые ги и полностью белые хакама, грузные самураи с тонкими усами воскликнули и вскинули в воздух луки.

— Почему не взять его? - сказал Йори, кивая в сторону веранды, когда служащий назвал разочарованно "Сорок семь" для пятого самурая.

— Ты с ума сошел? - сказал Сабуро. - Я думал, мы ищем юного самурая.

— Так и есть, - сказал Йори, привлекая их внимание к шестому и последнему лучнику.

Среди соревнующихся стоял одинокий мальчик. Будучи в простом черном кимоно, он выделялся и пучком на голове, выглядел совершенством. Его лицо было маской внимания, а поведение было холодным и собранным.

Служащий закончил подсчет стрел, но выглядел неуверенным в результате и проверил еще раз. Восхищение в толпе росло. Затем служащий повернулся к ним и сообщил:

— Девяносто девять!

На мгновение никто не мог поверить в результат - особенно самура с тонкими усами, зло уставившихся на цель мальчика, словно собираясь пересчитать с такого расстояния лес стрел. Зрители взорвались в громких аплодисментах.

Когда поздравления угасли, служащий подошел к мальчику и начал:

— Я сообщаю, что победителем...

— Нет, я чемпион! - возмутился другой самурай, зло выступая вперед. - Скажи нам свой возраст, - потребовал он.

— Пятнадцать... с половиной.

— Видите! Он еще слишком мал.

— При чем здесь возраст? - спорил мальчик. - Я тебя победил.

Самурай готов был взорваться.

— Грубый мальчишка! Я покажу тебе твое место, - сказал он, тыча кулаком в лицо мальчика.

Мальчик не сдался.

— Я бросаю вам вызов.

— Удвоим расстояние до цели и поставим их на воду, - решил самурай. - И только две стрелы.

Мальчик холодно кивнул, принимая вызов, и толпа загудела от восторга от такого развития событий. Служащий приказал носильщику передвинуть цели на лодку и оттащить ее на середину реки. Путь от веранды до них был чист, позволяя лучникам стрелять.

— Теперь посмотрим, кто здесь чемпион, - сказал самурай, располагаясь для первого выстрела. - Приготовься к позору.

С отточенной легкостью он поднял лук, оттянул тетиву и выпустил стрелу. Она прорычала в воздухе, описывая высокую арку над толпой, полетев в дальнюю лодку. Все вытянулись, чтобы видеть, куда она вонзится. Но даже без носильщика, поднявшего черный флаг в подтверждение, было понятно, что стрела попала в яблочко.

Толпа одичала - никто раньше не видел такую впечатляющую схватку.

Гордо вскинув голову, самурай уничижительно взглянул на мальчика перед следующим выстрелом. В этом была ошибка. Это разбило его концентрацию для второго выстрела. Носильщик, чьи глаза в тревоге расширились, прыгнул на лодку и в реку, когда бродячая стрела попала в деревянное сидение, где он только что сидел.

Толпа разразилась смехом.

— Я просто проверял его рефлексы, - проворчал самурай, пытаясь скрыть ошибку, когда испуганный носильщик взобрался обратно. - Ты будешь рад, если хотя бы попадешь в лодку, мальчишка!

Не обратив внимания на подколки самурая, мальчик встал напротив цели, встав в форме идеальной A, образовавшейся всем его телом. Джек понимал, поскольку сам учился кьюдзюцу – идеальный баланс, точный фокус и сочетание духа, лука и тела.

Мальчик двинулся в едином порыве, вдохнув перед выстрелом, и стрела разрезала холодный воздух как нож. Глаза толпы следили за ней, летящей по небу к постоянно колеблющейся на волнах цели. Когда она попала, треск пронесся по воздуху.

Подняв промокший черный флаг дрожащей рукой, носильщик прокричал:

— Мальчик рассек стрелу самурая надвое!

Более восторженные хлопки взорвали толпу.

— Думаю, мы нашли первого юного самурая, - сказал Джек, усмехнувшись.

Мальчик вложил вторую стрелу в колчан и сошел с веранды.

— Ты куда собрался? - осведомился самурай.

— Я уже все доказал, - ответил мальчик.

— А ну иди сюда! Я еще не закончил.

Но мальчик не остановился. Аплодирующая толпа расступилась, пропуская его. Опозоренный самурай добрался до стрелы, которой собрался убить противника. Джек был готов крикнуть, предупреждая, когда мальчик резко развернулся, как молния, вытаскивая стрелу и стреляя в самурая первым.

Но стрела пролетела как раз над плечом мужчины и исчезла в глубинах склада.

Покачав головой в извинении, Сабуро приблизился к Джеку.

— Ты уверен, что он нам нужен?

Смеясь, самурай выхватил стрелу и медленно вложил ее в лук.

— А теперь ты заплатишь за это унижение.

Мальчик остановился.

Он просто смотрел на склады у реки.

А потом он сдвинулся с места и был спасен, мальчик растворился в толпе.


13

ХАЯТО

— Есть хорошие новости? - спросил Джек, вернувшись на склад с Тогэ. Потеряв след лучника, они впятером прикладывали усилия, чтобы найти его.

Сидя на корточках, Сора мрачно покачал головой.

— Йори или Сабуро еще не возвращались?

— А ты как думаешь? - фыркнул Кунио, обведя рукой пустую комнату.

Тогэ отвесил ему оплеуху.

— Не забывай об уважении!

— Ой! - простонал Кунио, держась за голову и кланяясь в извинении Джеку. - Но почему именно я пропустил соревнование Тошия? Сора мог охранять рис.

— Мы здесь не для соревнований! Напомнить тебе, что наша деревня...

Дверь открылась, и вошел Йори, покрытый снегом, сыпавшимся с него. Все тут же посмотрели в его сторону.

Йори покачал головой и опустился на пол, откладывая свой шакуджо в угол.

— Я спросил всех, кого встретил, но никто не видел мальчика, пересекающего мост или идущего на запад.

Джек тяжело вздохнул.

— Он идеально подходил.

— Будут и другие, - отозвался Йори.

— Будут? - фыркнул Тогэ, его щеки впали еще сильнее от отчаяния. - Как бедные фермеры, мы не можем позволить себе даже ронина! Все, кого мы можем убедить, это дети! И я не видел так много юных самураев на соревновании!

— Было еще двое точно, - вспомнил Джек.

— И как мы их теперь найдем? У нас нет столько времени. Черная луна уже через три недели!

— Верьте, - сказал Йори.

— Верить? - повторил Тогэ. - Каждый год я молился богам. Я молился дождю. Я молился солнцу. Я молился ради хорошего урожая. Я молился, чтобы мы прокормили деревню. Я молился, чтобы Акума не пришел! И каков ответ богов?

— Они ответят, - уверенно сказал Йори.

— Тебе, может быть. Но не нам! - прогремел Тогэ.

Переполненный гневом, он вышел из задней двери склада, оставив Джека и остальных смотреть друг на друга в тишине.

Мгновением позже появилась Нэко, ее глаза были расширены от тревоги. Но, как только она заметила Джека, то смогла выдохнуть с облегчением и направиться готовить ужин.

— Не принимай эти слова близко к сердцу, - сказал Сора смиренно. - Он просто отчаялся, только и всего. Он всегда такой перед нападением Черной Луны.

Кивнув, Джек и Йори устроились на деревянной платформе и ожидали возвращения Сабуро.

— С ним все в порядке? - спросил Йори, вглядываясь в темнеющее небо.

— Ест, наверное, - пробормотал Джек, пытаясь скрыть свое волнение.

Прошел еще час, и Нэко подала ужин - рис и овощи на пару. Они ели в тишине, Йори и Джек ждали Сабуро каждый момент.

Внезапно дверь распахнулась. Джек поднялся на ноги с мечом в руке.

— Я нашел его! - прокричал Сабуро, ветер и снег врывались в комнату.

Спрятав нож, Джек быстро закрыл шляпой лицо, когда Сабуро впустил из холода тень.

Мальчик-лучник вошел, его карие соколиные глаза скользили по комнате, отыскивая опасность.

— Пожалуйста, садись с нами, - сказал Сабуро, приглашая его на платформу к Джеку и Йори.

Взгляд мальчика задержался на Джеке, отмечая, что его лицо скрыто, но мальчик промолчал. Удовлетворившись безопасностью, он положил на пол лук и сел на колени. Он не расслабился - одно колено оставалось поднятым над полом, катана висела на его поясе, мальчик мог мгновенно отреагировать на любую атаку.

Нэко принесла еще две миски риса. Сабуро набросился на еду, но мальчик вежливо отодвинул тарелку.

— Я уже ел с Сабуро, - сказал он. - Поешь сама.

Нэко посмотрела на Джека для объяснения. Джек знаками показал, что этот рис ее. Просияв, она улыбнулась Джеку, благодарно поклонилась мальчику.

— Это Хаято, - сообщил Сабуро с полным ртом риса. - Он тренировался в полях.

Хаято сдержано поклонился, а потом посмотрел в угол, где сидели Тогэ, Сора и Кунио.

— Я так понимаю, у этих фермеров проблемы с бандитами.

— Да, - ответил Джек, тоже поклонившись. - Сабуро рассказал об их враге?

Хаято кивнул, не выглядя впечатленным опасным противником.

— И о том, что фермеры смогут отплатить лишь едой и крышей над головой?

Хаято снова кивнул.

— Это более чем достаточно. Как самурай, я обязан защитить рис, что кормит наш народ.

Джек, Сабуро и Йори переглянулись. Мальчик полностью следовал бушидо: идеал, который Масамото старался воспитать в своих учениках. О лучшем союзнике нельзя было и мечтать. Оставалась еще одна трудность, которую еще нужно было преодолеть.

Повернувшись к Хаято, Джек сказал:

— Если ты готов присоединиться к нам, сначала ты должен кое-что узнать.

Глубоко вдохнув и приготовившись к худшему, Джек снял шляпу.

Глаза Хаято расширились, его рука потянулась к катане, но его настрой не изменился.

— Видимо, ты тот самый известный самурай-гайдзин.

Рука Джека дернулась к мечу. Захочет ли мальчик убить его ради награды?

— Есть еще какие-т сюрпризы? - спросил Хаято, разглядывая их троих с тревогой.

Сабуро и Йори придвинулись ближе, чтобы защитить Джека. Фермеры забились в угол, когда напряжение между самураями возросло.

— Нет, - сказал Джек.

Отпустив меч, Хаято улыбнулся.

— Не беспокойся. Я не искал тебя. И мы сражались на одной стороне в битве при Осаке. Мой отец был даймё Юкимура.

Джек помнил этого мужчину. Лорд самураев был убит ниндзя во время атаки, оранизованной лично Сёгуном.

— Мой отец... говорил о тебе, - признался Хаято, в его голосе появились эмоции. - Ты спас жизнь его друга, великого даймё Такатоми. Я восхищаюсь любым самураем, что сразился с ниндзя, особенно с таким смертельно опасным, как Глаз Дракона.

— Я был в нужном месте в нужное время, вот и все, - ответил Джек.

— Ты слишком скромен, - сказал Хаято. - Мне это нравится. Для меня будет честью сражаться с тобой против этого бандита Акумы.

Преодолев страх, фермеры придвинулись ближе и поклонились в благодарность. Даже настроение Тогэ, казалось, улучшилось от новости, он нетерпеливо пыхтел, пока Нэко несла ему свежий сенча.

Четыре самурая потягивали чай, и Джек обратился к Хаято:

— Нам нужны еще добровольцы. Ты знаешь кого-нибудь, кто согласился бы пойти с нами?

Отставив чашку, Хаято размышлял мгновение, а потом поднял один палец  в воздух.

— Один мальчик может нам пригодиться.


14

ЮУДАЙ

— Что ты думаешь? - спросил Хаято следующим утром, когда они шли к докам.

Джек и другие тут же умолкли. Вопрос юного самурая пришелся на тот момент, когда мимо проходил носильщик, тащащий бочки с сакэ на склад. Юный самурай в одиночку нес столько, сколько остальные тащили вдвоем.

— Он ростом с гору! - выдохнул Йори, который не доставал ему бы даже до пояса.

Джек был ошеломлено. Этот юный самурай был с широкой грудью. ногами, как стволы деревьев и руками, покрытыми мышцами. Его волосы, стянутые в пучок, были блестящими и черными как смола, а его лицо казалось высеченным из гранита.

— Юудай большеват для своего возраста, - ответил Хаято. - Но это делает его непоколебимым воином.

Тонкая женщина с узкими глазами и серой кожей шла на склад.

— Что тебя так задержало? – требовательно спросила она, покачивая тонким стеблем бамбука в воздухе. – Надо еще три корабля загрузить. Шевелись!

Она отправила Юудая и других носильщиков на склад, раздавая громкие приказы и ведя себя так, словно была Сёгуном. Один носильщик двигался слишком медленно, и она ударила его бамбуком по ногам.

— Да она хуже моей матери! – заметил Сабуро, когда ее жертва ускорилась и вбежала на склад.

Внезапно высокий крик разрезал воздух.

— Похоже, она им надоела, - сказал Джек. Они побежали посмотреть на причину вопля.

Они обнаружили женщину, стоящую у пустой телеги, ее лицо посерело еще больше, а кимоно крепко облегало ее тощее тело.

— Убейте ее! Убейте! – верещала она, указывая сухим пальцем на маленькую коричневую мышь на полу.

Носильщик схватил метлу и попытался ударить существо. Но мышь была слишком быстрой. Она стрелой взбежала на колесо телеги, и женщина впала в истерику, когда мышь оказалась на ее ноге. Она подпрыгнула, как сумасшедшая кукла. Носильщики пытались подавить смех.

— Эй, самурай! - заорала женщина, ее глаза были наполнены страхом. - Помоги!

Загнав создание в угол, Юудай склонился и схватил мышь своими огромными руками.

— Раздави ее! - прокричала она.

Юудай, пропустив ее вопль мимо ушей, вышел из склада. Отойдя подальше, он освободил мышь на берегу и проследил, чтобы она успела скрыться.

Женщина стояла на пороге склада, уставившись на него.

— Я приказала тебе убить эту мерзость!

— Разве мышь причинила тебе вред? - спросил Юудай низким мягким голосом.

Губы женщины сжались, она подбирала слова. Вдруг она заявила:

— Как ты посмел ослушаться! Получишь только половину сегодня. А теперь за работу, все вы!

Высказав свое тираническое возмущение, женщина удалилась со своим бамбуком, и носильщики вернулись к работе.

С тяжелым вздохом Юудай последовал за женщиной.

— Он мягок для самурая, - заметил Сабуро.

— Но очень сильный! - сказал Джек.

— А мне он нравится, - сказал Йори. - Он уважает жизнь.

— Что хорошего в этом, если ему нужно сражаться с кровопийцей Акумой? - возразил Тогэ.

— Ему можно доверять, - ответил Хаято. - Это очень важно.

Тогэ все еще не был убежден.

— Если он самурай, то почему работает носильщиком?

— У него нет семьи, - сообщил Хаято. - И ему нужно себя обеспечивать, как получается. Не так много лордов готово помочь юному самураю!

— Думаешь, он захочет присоединиться к нам? - спросил Джек.

Хаято с уверенностью кивнул.

— Не похоже, что ему нравится положение вещей. И ему нужна еда.

Повернувшись к Йори, Джек прошептал:

— Никого не напоминает?

Йори взглянул на Сабуро и ухмыльнулся.

Они ждали до полудня, пока носильщики не получили перерыв на обед. Юудай сел в одиночестве на краю доков, свесив ноги, почти касаясь ими воды. Хаято отправился к нему, ведь был с ним знаком.

Джек и остальные наблюдали издалека, дав возможность им поговорить. Хаято указал на фермеров, потом на трех самураев. Юудай медленно жевал еду, пока слушал. Хаято закончил и, поклонившись, ожидал ответа.

Все преклонили головы, ожидая ответ Юудая.

Мальчик-гора положил руки на одежду и встал, потом медленно пошел по доку, деревянные доски скрипели под его весом. Когда он поравнялся с Джеком, он остановился.

Юудай посмотрел вниз и улыбнулся.

— Твое предложение звучит стояще.

Поклонившись в благодарность, Джек спросил:

— Когда ты сможешь присоединиться к нам?

— Сейчас, - ответил он, забирая свой нодати из склада. Он сунул его за спину. Несмотря на длину, нодати смотрелся детской игрушкой в его руках.

Вернувшись к рабочим, женщина разъяренно заявила:

— Хватит отдыхать! Возвращайтесь к работе!

Носильщики тут же поднялись на ноги.

— Ты куда собрался, мальчишка-самурай? - осведомилась она.

Юудай склонил голову с уважением.

— У меня другая работа.

Ее лицо побледнело от ярости.

— Если ты уйдешь сейчас, то больше здесь работать не сможешь!

— И только обрадуется, - сказал Сабуро, улыбаясь новому другу, пока они уходили прочь.

Разгневано смотря, как ее рабочая лошадка уходит, женщина ударила по бочке с сакэ с такой силой, что ее палка раскололась надвое.

— Это все ты виноват! - прорычала она, тыча костлявым пальцем в сторону Юудая. - Ты должен мне новую трость!


15

НЕВОВРЕМЯ

Весь день прошел, а они заметили только одного юного самурая, стоившего приглашения. Она быстро отказалась, сказав, что ее родители не позволят этого. Но они увидели страх в ее глазах при упоминании Акумы. Джек не винил девочку. Защита деревни не была игрой; это было реальным сражением, и Акума не возьмет больше заложников.

— Может, Сабуро и Хаято повезло больше? - предположил Йори.

Эти двое ушли на поиски брата и сестры, которых видели на соревновании лучников.

— Надеюсь, - сказал Джек.

Мрачный Сора привел их обратно в склад, Джек и Йори шли позади гигантского Юудая. Пока они шли по боковым улочкам, никто не заметил их, и впервые за много месяцев, Джек почти чувствовал себя защищенным. Даже когда он показал свое лицо, Юудай сдержанно поклонился, тепло улыбнувшись и сказав:

— Любой друг Хаято - мой друг.

Заскучавший Кунио стоял у двери, ожидая возвращения хоть кого-нибудь. Он чуть не упал, когда увидел Юудая. Не в силах отвести взгляд, он просто пялился на прибывшего.

— Не смотри! - зашипел Тогэ.

Но Кунио так и стоял, раскрыв рот, поражаясь мощности юного самурая. Тогэ оттащил его в дальнюю часть склада, приказав найти бревна для костра. Через пару минут появилась Нэко со свежезаваренным сенча. Она чуть не уронила поднос, когда заметила Юудая.

Смущенно поклонившись, она протянула самураю чай дрожащей рукой. Из-за этого часть пролилась на пол. Ее темные глаза расширились, словно были огромными лунами, ее лицо покраснело.

— Она немая и глухая, - извинился Тогэ, отталкивая Нэко в сторону, укоряя ее за ошибку.

— Ничего, - пророкотал Юудая, пристально глядя на него. - Многие люди, имеющие слух, ничего не слышат.

Тогэ поспешил вернуться в угол. Юудай тепло улыбнулся Нэко и попросил ее долить ему сенча. Она поклонилась в ответ, налила ему сенча, затем Джеку и Йори, а после покинула комнату. Пока они пили чай, Джек заметил, как Нэко подглядывает в щеь в стене, пока моет рис на ужин.

Сабуро и Хаято вскоре вернулись, выглядя мрачными.

— Мы нашли их, - сообщил Сабуро.

— Но, к сожалению, мы опоздали, - объяснял Хаято. - Они уже на борту, плывут на юг в Имабан.

— Ну вот и все, - сказал Сора, его лицо помрачнело. - Наша деревня обречена.

— Не отчаивайся, - сказал Йори. - Мы поищем завтра.

— Завтра? - сказал Тогэ. - Мы должны уходить и готовиться. У нас не осталось времени!

— Но у нас все еще нет семерых самураев, - настаивал Джек.

— Но вы великие воины! - перебил Кунио. - Понятно, что пятерых хватит!

Джек уставился на полупустую чашку. Чай отражал их ситуацию – немного, но не достаточно. Фермеры выглядели слишком отчаявшимися, но Джек не мог так играть жизнями друзей. Даже с семью это было бы опасно. Впятером было еще рискованнее.

Придя к непростому решению, он сообщил:

— Если кто-то хочет уйти прямо сейчас, пусть уходят.

Никто не сдвинулся.

— Почему семь? - спросил Хаято.

— Бандитов, как минимум, сорок. Я подсчитал, что умелый самурай может сражаться с шестью врагами, не больше.

— Ну, Юудая можно считать за двоих, - заметил Хаято. - С моим луком я могу достать нескольких бандитов, до того как они смогут добраться до меня. И мы еще не видели вас в действии.

Джек взглянул на остальных. Йори выглядел нервным, но решительным. Сабуро был на удивление единодушен, и Юудай был непоколебим, как камень.

Он кивнул, неохотно соглашаясь.

— Значит, пятеро.

Следующим утром пять самураев, трое фермеров и Нэко покинули деревню Тамагаши. Зимний ветер дул с ледяными осколками, пока группа пробиралась сквозь укрытую снегом долину. Их движения были медленными, порой сугробы оказывались слишком глубокими, и Юудай придерживал Йори за плечи.

Хаято шагал рядом с Джеком.

— Далеко еще? - спросил он, вглядываясь в унылый пейзаж впереди.

— В последний раз мы прибыли в сумерках.

Заметив, как Джек оглядывается через плечо, Хаято склонился ближе к нему.

— Ты тоже это чувствуешь?

— Да, - сказал Джек, радуясь, что не только он это чувствовал. Он разглядывал пустой пейзаж, открытое пространство. - Прятаться негде, но кто-то преследует нас.


16

БЕЛАЯ ТЕНЬ

Они вошли в лес, и ощущение слежки усилилось. Джек не спускал руку с меча, а Хаято - с лука. Остальные оставались спокойными, не зная угрозы, и Джек подумал, что им двоим могло и почудиться. Не было признаков слежки. А их местоположение вызывало вопрос, кому вообще нужно преследовать их?

Тактики самураев Сёгуна обычно были прямыми. Если на него готовили засаду, идеальным местом была Окаяма. Это могли быть Казуки и его банда Скорпиона. Они часто действовали подло и могли приготовить ловушку. Но они не стали бы ждать так долго, да и пустынное место не давало возможности спрятаться толпой.

— Бандиты? - прошептал Хаято, его взгляд бегал от дерева к дереву.

— Возможно, - кивнул Джек.

Вполне возможным было, что следил Акума, узнав об их плане помощи фермерам – любой из самураев, что отказались помогать, мог рассказать ему. Если так все и было, то лучшим моментом для атаки для Акумы был этот момент. Пятеро из них были особо нежелательными, чтобы хотеть их убрать, до того, как они доберутся до деревни и смогут подготовить защиту.

Трое фермеров были чуть впереди, и Джек старался охватить взглядом всех. Будет концом, если нападут сразу на них. Они погрязали в снегу, слышны были только их хрустящие шаги.

Уголком глаза Джек уловил движение. Повернув голову, он увидел... только сосульки на деревьях, чьи ветки были укрыты льдом и снегом. Единственным признаком жизни был след оленя, который прошел через лес.

— Вы чего такие напряженные? - спросил Сабуро.

— Похоже, за нами идут бандиты, - ответил Хаято на одном дыхании.

Сабуро огляделся и рассмеялся.

— Ну, если они здесь, тогда это снеговики!

В промежутке между ударами сердца Хаято вскинул лук и выстрелил в Сабуро. Он вскрикнул от удивления, когда стрела пролетела возле его уха и попала в метель.

Метель рассеялась, белая тень скрылась. Скрытая от окружающих, фигура немедленно растворилась в снежном пейзаже.

— Ты был прав! - сказал Хаято, быстро вытаскивая вторую стрелу.

Джек выхватил меч, но атака была такой быстрой, что застала его врасплох.

Из ниоткуда манрики просвистел в воздухе перед Хаято. Он увернулся, но короткая утяжеленная цепь обмоталась вокруг его лука, захватив его. Мгновением спустя белая тень появилась из-за дерева и ударила Сабуро в живот. Он рухнул на землю, корчась. Услышав его крик, фермеры впали в панику. Но Йори быстро вернул их в группу, держа шакуджо железной стороной вверх, как оружие

Джек развернулся, чтобы последовать за напавшим на Сабуро, но внезапно белая тень пропала. Когда Хаято освободил лук, Джек разглядывал лес в поисках невидимого противника. Но это было как искать иголку в стоге сена.

Он почувствовал тяжесть в рукаве, и Нэко оказалась рядом с ним, ее глаза глядели на ближайшее дерево. Он ничего не видел. Нэко дергала рукав настойчивее.

Приглядевшись, он заметил тонкую выпуклость на верху низкого куста. Юудай тоже это заметил. Будучи ближе, он двинулся к кусту, чтобы схватить скрытую фигуру. Но он вылетела из ветвей, ударяя по ветвям над головой Юудая. Гора снега осыпалась с дерева, ударяя мальчика в грудь.

Одетый в белое убийца приземлился по-кошачьи перед Джеком.

До того, как его противник смог напасть, Джек поставил катану лезвием вниз. Закинув меч с белой рукоятью на спину, тень избежала смертельного удара и встретилась глазами с Джеком.

— Как ты приветствуешь друзей! - прошипел убийца.

Джек едва не выронил катану.

— Миюки? - сказал он, узнав голос, приглушенный маской.

— А кто еще так легко тебя выследил бы?

Миюки была одета с ног до головы в белое чистое шозоку шиноби, обычную зимнюю одежду ниндзя. Убрав катану, Джек расплылся в улыбке, радуясь воссоединению со своим партнером по тренировкам у ниндзя.

Хотей, Смеющийся Будда, точно на моей стороне, подумал Джек.

Однако общение с Миюки рушило его образ самурая - безжалостный воин убил ее родителей и маленького брата – со временем их уважение и доверие друг к другу выросло, пока они не стали близкими друзьями. Он очень хотел снова ее увидеть.

— НЕТ! - прокричал Джек, когда Хаято вскинул лук и нацелился стрелой в ее спину.

В мгновение ока Миюки развернулась и выхватила сюрикен для защиты. Джек взял ее за руку, до того как она выпустила смертельную звездочку. Хаято и Миюки смотрели друг на друга, разворачивалась жестокая игра сил воли.

Юудай, стряхивая снег, направился к ней.

— Миюки - друг! - настоял Джек, выставив руку, словно мог остановить огромного мальчика.

— Она ниндзя! - холодно сказал Хаято, все еще напряженно держа лук.

— А ты самурай! - отозвалась Миюки с таким же отвращением. Ее свободная рука сжимала метательный нож, нацеленный в горло Хаято.

Джек встал между ними, пытаясь сломать напряжение.

— Ее клан ниндзя спас меня. Она на нашей стороне.

Взревев, Сабуро вскочил на ноги с помощью Нэко.

— Если она твой друг, - прокряхтел он, потирая живот, - то зачем было так сильно бить?

— Я же не знала, друг ты или враг, - отозвалась Миюки, не выказывая дружелюбия.

Йори, оставив обезумевших фермеров держаться на безопасном расстоянии, встал посередине перепалки.

— Я Йори, - сказал он, с уважением поклонившись Миюки. - Я друг Джека, и я хочу стать твоим другом тоже!

Его улыбка была так невинна и обезруживающа, что Миюки опустила нож с виноватым видом. Упустив момент, Хаято спрятал лук и направился к Юудаю. Но он не спускал глаз с ниндзя.

— Что ты здесь делаешь? - спросил Джек.

Миюки уставилась на него, словно его вопрос звучал странно.

— Тебя спасаю, конечно! - ответила она, скинув капюшон и оказавшись привлекательной девушкой шестнадцати лет с прямыми черными волосами и глазами, черными как полночь.

— Но я не в беде.

— Хана утверждала обратное.

— Хана? - выдохнул Джек, удивившись, что они знакомы.

— Не волнуйся, она в порядке. Она потерялась в горах Ига, но Ханзо провел ее к Акико, там мы и поговорили.

Джек опешил. Он был так рад, что Акико и ее мать, Хироко, увидели давно потерянного сына – Ханзо, вообще-то названного Кийоши – впервые с его похищения Глазом Дракона, когде ему было пять.

— Сначала мы не поверили Хане, - продолжала Миюки. - Мы думали, что она украла твою инро. Но она знала такие детали, что смогла нас убедить. Она очень волновалась о Ронине и твоей безопасности.

— А Ронина вы не видели? - с надеждой спросил Джек.

Миюки покачала головой к разочарованию Джека.

— Но тебя было так просто выследить! Ты что, забыл все, что учил от Великого мастера? - возмутилась она.

— Я специально оставлял след. Так Казуки пойдет за мной, а не за Акико.

Миюки округлила глаза в неверии.

— Это сработало, конечно. Но пошли не только банда Скорпиона, но и половина самураев Сёгуна!

Джек побледнел и почувствовал, как ледяная дрожь бежит по его спине.

— Как близко они?

— Последняя буря закрыла путь Фунасака. Никто не сможет пройти сюда месяц или около того.

Джек выдохнул с облегчением, зная, что его враги не могут преследовать его. Месяца хватит. Миюки огляделась, оценивая его спутников, ее брови вскинули от удивления странному смешению фермеров, самураев и крошечного монаха.

— Почему ты с этими людьми? - спросила она.

— Я пообещал помочь этим фермерам, - ответил он и объяснил, зачем они идут в деревню Тамагаши.

— Теперь я вижу, за что ты мне так нравишься, Джек, - сказала Миюки, ее обычное холодное поведение разбилось о теплую улыбку. - Похоже, тебе нужна будет помощь.

— Ниндзя не входили в соглашение, - возразил Хаято с мрачным видом.

— Но нам нужны еще воины, спорил Джек, радуясь предложению девочки. - Миюки - лучшая ниндзя, каких я знаю. Ее умения бесценны.

— Она враг, - сказал Хаято, сжав челюсти.

— Самураи мои враги, - парировала Миюки.

Они потянулись к оружию.

Йори поднял руки, призывая к миру, и заявил:

— Наш единственный враг - Акума.


17

АРМИЯ ДЕТЕЙ

— Так вот какой наш замок! - рассмеялся Сабуро, когда они  приблизились к деревне Тамагаши. - Это больше похоже на навозную кучу!

— Самураи такие высокомерные, - сказала Миюки, смерив его презрительным взглядом. - Это их дом. Уважай хоть немного.

Сабуро притих, устыдившись своих слов, но Хаято сверлил Миюки мрачным взглядом, ведь она посмела критиковать самураев. Он попытался выказать дружелюбный вид.

Джек думал, что ему просто нужно привыкнуть. Он объяснил свои отношения с Миюки и попытался убедить Хаято, что ниндзя не все плохие. Хаято отметил, что Джек, как иностранец, может допустить такие отношения, но он не собирается доверять ниндзя. Миюки только обрадовалась этому, ведь не собиралась доверять самураю. Хорошо еще, что Йори попытался остановить перепалку между Хаято и Миюки – отличия между самураем и ниндзя нужно было отставить в сторону ради общей цели - победить Акуму.

Но Джек понимал, что это было хрупкое перемирие.

— Тамагаши, может, и не выглядит внушительно, - сказал он, пока они переходили мост возле мельницы. - Но я уверяю вас, что людей отсюда стоит защищать.

Они прошли за фермерами по грязной тропе на площадь. Пока они шли вдоль  ветхих домов, местные жители выходили поприветствовать их. Но, увидев молодой возраст защитников, они только рты открывали в неверии.

— Не очень-то гостеприимно! - заметил Хаято.

— Они просто волнуются, - предположил Йори, хотя он тоже чувствовал растущее недовольство их прибытием.

Войдя на площадь, они направились к главному дому, где на веранде их ждал Джуничи. Он низко поклонился, когда они приблизились, уткнувшись взглядом в землю в уважении.

— Как глава деревни я приветствую вас и предлагаю нашу бесконечную благодарность за помощь нам в нужде. Пожалуйста, считайте Тамагаши своим домом...

Выпрямившись, Джуничи дважды вздохнул и утратил дар речи. Он уставился на четырех юных самураев, крошечного монаха и одинокую ниндзя за ними.

Джек и его спутники поклонились в ответ, хотя чувствовали себя скованно от такой испуганной реакции Джуничи.

— Как это понимать, Тогэ? - потребовал ответа Джуничи, двигался только уголок его рта.

Тогэ обернулся, и Сора выступил в их защиту:

— Мы не смогли найти больше самураев.

— Я не об этом, - прошипел Джуничи. - Вы привели детей выполнять мужскую работу!

— Это лучшее из того, что мы смогли найти, - глухо ответил Тогэ.

Разочарование в воздухе росло, пока жители деревни собирались на площади.

— Да нам можно сразу сдаваться! - проорал фермер, обращаясь к Джуничи.

— Акума их в порошок сотрет, - вопила старушка, ее лицо скривилось в сожалении о судьбе юных воинов.

— Где настоящие самураи? - прокричал другой мужчина.

Гневные вопли, отвращение и разочарование только росли, и Джуничи попытался призвать к спокойствию. Дверь дома открылась, и Йоши-старший вышел оттуда. Он постучал по деревянной веранде своей тростью и окинул жителей деревни злым взглядом.

— Кто дал вам право судить этих юных самураев? Вы сами не можете сражаться, как мужчины! Эта деревня не заслуживает спасения.

Толпа стояла в нерушимой тишине.

Затем старушка прокричала:

— Вы не можете пускать детей в нашу битву!

— Кто еще выступит в нашу защиту? - с вызовом спросил Йоши.

Никто не ответил.

— У этих юных самураев есть умения, которых нет у нас. Они храбры и согласны защитить нас. Нам нужно уважать их.

— Я прям вижу Акуму, который их уважает, - с сарказмом прокричал фермер. - Будет смеяться до смерти!

После этого толпа начала шумно переговариваться, представляя тщетность битвы с бандитами с жалкой армией детей.

— Похоже, мы здесь не нужны, - сказал Хаято, зло разворачиваясь, чтобы уйти.

— Это просто недопонимание, - сказал Джек, пораженный реакцией фермеров. Но он не собирался сдаваться. - Я попробую объяснить им план.

— Нет, все предельно ясно. Фермеры не хотят нашу помощь. Пошли, Юудай.

Поклонившись Джеку, Юудай пошел за Хаято в сторону Окаямы.

— Соглашусь, Джек, - сказала Миюки. - Мы попросту тратим время.

— Но как они выживут без нас? - сказал Джек, думая о бедной Нэко и судьбе ее родителей.

— Нельзя помочь тем, кто не хочет помощи, - сообщил Йори с тяжелым вздохом.

Остановившись, Сабуро спросил:

— А что с едой и ночлегом?

Джек собирался ответит, но внезапно прозвенела тревога.

Лица жителей исказил страх.

— Бандиты! - прокричал фермер, и все поддались панике. Некоторые отчаянно собирали свои пожитки, другие побежали прочь, но основная часть пошла за разделенными самураями.

— Спасите нас! Спасите! Вы должны нам помочь! - просили они.

— А теперь им нужны наши услуги, - фыркнул Хаято. Тем не менее, он выхватил лук и побежал на площадь, Юудай - следом.

Джек, Сабуро и Миюки выхватили свои мечи и приготовились к внезапной атаке. Йори схватил посох, его руки дрожали от мысли о битве.

— Откуда идет Акума? - осведомился Хаято, подбегая к главному дому.

— Я не знаю, - прокричал Джуничи, его глаза смотрели повсюду.

— Тогда кто прозвенел тревогу?

— Не я, - ответил он, словно вызов был ложным.

— Тогда кто?

— Это была она! - прокричал Кунио, указывая на крышу хижины кузнеца.

Нэко стояла на краю, в руках она держала молоток и кусок железа. Она ударила еше раз и улыбнулась в восторге, когда жители деревни задрожали, как загнанная в ловушку мышь.

— Так где бандиты? - спросила Миюки, разглядывая пустой горизонт.

А Джек понял уловку Нэко.

— Нет никаких бандитов!

Улыбнувшись с облегчением, Йори сказал:

— Она только доказала фермерам, что мы им нужны.

— Вот что бывает, когда упускаешь из виду девочку! - сказал Юудай, раскатисто смеясь над хаосом, что она сотворила.

Нэко, видя, как Юудай хлопает ей, снова ударила по железу. Йоши выглянул из веранды и обратился к юным самураям.

— Пожалуйста, помогите деревне, - попросил он. - Мы становимся уязвимы, как дети, когда напуганы.


18

ВЫНУЖДЕННЫЙ ЛИДЕР

Тем вечером юные самураи получили приглашение. Сора и его жена отдали им целый дом, Джуничи одолжил соломенные кровати, а другие жители принесли рис, рыбу и вареные овощи. Горел потрескивающий огонь, Джека и его спутников оставили одних, чтобы они поели и отдохнули от путешествия.

— Вот это уже намного лучше! - сказал Сабуро, зарывая палочки в горку риса в его миске.

Шесть из них ели в полной тишине, Нэко разливала чай и воду, когда ее просили. Получив полную чашку, они возвращались к огню и слушали, как потрескивают дрова. Глядя на пламя, Джек потерялся в своих мыслях - об Акико, о его сестре, об Англии, о том, как однажды он отыщет путь домой.

Мгновение казалось, что все они забыли о цели, о которой находились здесь.

— Так что за план? - спросил Хаято, прерывая отдых.

Джек побледнел.

— У меня нет плана...

— Но ты говорил, что есть.

Он виновато улыбнулся.

— Я хотел убедить фермеров.

Все по кругу обменялись удивленными взглядами.

— Все равно у тебя должны быть идеи, - сказал Сабуро, отодвигая еду.

Джек покачал головой.

— Я еще не думал об этом.

— У каждого хорошего лидера есть план, - заметил Хаято.

— Лидера? - переспросил Джек.

Пятеро наемников покосились на него.

— Это твой долг, - сказал Хаято. - Ты собрал нас вместе, тебе нас и вести.

У Джека в горле пересохло, желудок стянулся в узел. Он и не представлял, чем обернутся его действия. Он просто хотел помочь. А теперь выяснилось, что его считали лидером – и он отвечал за успех миссии, а также за их жизни.

— Я... думаю, нужно это обсудить.

— Мы можем проголосовать, - предложил Йори.

— Тогда я за Джека, - сказала Миюки, подняв руку.

— И я, - сказал Сабуро, его рука взлетела вверх.

Рука Хаято последовала за ними, вскоре присоединился и Юудай. Не понимая, что происходит, Нэко тоже подняла руку.

Йори хитро улыбнулся Джеку.

— И мой голос, так что решение единогласно.

Джек не смогу уснуть, его разум бурлил тревогами. До черной луны оставалось меньше трех недель, а у него не было ни одной идеи, как победить сорок бандитов только шестью воинами.

Поднявшись с кровати, он прошел к двери, поскользнулся на рваной накидке и вышел наружу. Ночной воздух был холодным, и его дыхание вырывалось облачками призрачного пара, пока он шел по пустынной улице. Поеживаясь от холода, он прошел к пруду и смотрел на холмистые поля. Небо было кристально ясным, и звезды на нем сверкали ярче бриллиантов. И в свете серебристой луны снежные просторы казались поблескивающим белым морем.

Джек мог почти представить, как он вернулся на Александрию, бороздя океаны с отцом. Но он знал, что жизнь не стоит на месте. Ему только хотелось, чтобы отец был сейчас с ним. Как всегда Джек с надеждой смотрел на звезды, ожидая от них подсказку. Звезды связывали его и с путеводителем, который он бережно спрятал под половицами в доме Соры, и с покойным отцом. Как капитан, его отец потратил много ночей, обучая его, как ориентироваться по положениям звезд. Но этой ночью Джек чувствовал себя потерянным без путеводной звезды.

Уставившись в пустоту, Джек почувствовал чье-то приближение.

— Когда достаточно темно, ты можешь видеть звезды, - заметил Йори.

Джек улыбнулся. Это было одно из высказываний сенсея Ямады, означавшее, что надежда всегда есть, даже в худшие времена.

— Мой отец говорил, что ясное небо делает ясным сознание, - ответил Джек. - Но я все еще не придумал план.

— Дай время, и он сам появится.

— Как можно быть в этом уверенным? Я не знаю ничего о боевых тактиках и стратегиях.

— Конечно, знаешь, - отозвался Йори, и его уверенность застала Джека врасплох. - Масамото учил тебя технике Двух Небес.

Джек растерялся. Техника Двух Небес была секретным умением сражения на мечах его приемного отца.

— Но она только для сражения на мечах, один на один, - возразил он.

— Разве не может тактика, верная против одного врага, работать так же верно против десяти... двадцати... тысячи?..

Пока Джек размышлял над словами Йори, он вспомнил учения Масамото на их последнем уроке. Настоящий Путь его стиля - не в двух мечах. Сущность Двух Небес - дух победы – получить победу во всех смыслах с любым оружием.

— Это может сработать, - отметил Джек, запомнив несколько идей с его тренировок самурая. - Но я не лидер.

— Самый настоящий, Джек, - настаивал Йори. -Лидер ведет, несмотря на то, хочет он этого или нет. Твоя храбрость и стремление защитить эту деревню вдохновляет всех нас.

У Джека сложилось стойкое впечатление, что Йори, хоть и не ставший намного старше, стал точно намного мудрее с их последней встречи. Он казался молодой версией сенсея Ямады.

— Но больше никому не дали шанса стать лидером, - не сдавался Джек, думая, что эта роль больше подошла бы Хаято.

Йори поднял взгляд на Джека.

— В этом нет необходимости. Голосование показало, что все верят тебе. Только ты можешь нас вести.


19

ВДОХНОВЕНИЕ НИНДЗЯ

— Что ты здесь делаешь? - спросила Миюки, найдя Джека следующим утром на возвышении, он оглядывал деревню. - Ждут только тебя.

Она протянула ему чашку зеленого чая, который он благодарно принял, тепло чая изгнало холод из его тела. Он пытался поспать хоть немного этой ночью, но поднялся рано, его сознание было переполнено мыслями.

— Каждая боевая стратегия, с которой я сталкивался, имела существенные недостатки, - объяснил Джек. - Мало самураев, мало времени... или слишком рискованно.

— Почему не спросить мнения других?

— Но все ждут, что лидер придет с планом, - сказал Джек, отчаяние звучало в его голосе.

— То, что ты лидер, не означает, что ты должен решать все сам, - возразила Миюки. - В нашем клане Шонин часто спрашивает мнения Учителя и глав семей.

— Правда? - Джек почувствовал, как груз ответственности немного отпустил его плечи. Он-то думал, что остальные сочтут его слабым, если он не сделает этого.

Миюки кивнула.

— Учитель всегда говорит, что тот, кто хочет вести людей, должен идти позади.

Похожие мудрые высказывания он слышал в Нитен Ичи Рю, Джек вдруг вспомнил старый урок ниндзя. Он был так поглощен идеей быть лидером, что забыл о важности работы в команде.

Вспомнив об упоминании Учителя, он спросил:

— Как там Сокэ?

— У него сильная воля, но он простыл, - ответила Миюки, ее глаза выдали напряжение, скрытое в душе. - Он готовит Ханзо, чтобы тот стал следующим Учителем.

Джек кивнул, зная, что Сокэ не собирается насильно переместить их кланы глубже в горы Ига. Но было печально слышать, как старика подводит здоровье. Учитель был его наставником в ниндзюцу, спас его от самураев Сёгуна и научил нужным навыкам выживания в опасном путешествии до Нагасаки.

— А как ты? - спросил Джек.

Миюки выдавила улыбку.

— Убежище неплохо, но совсем не такое, как наш последний дом. Жизнь сложнее, чем ты выше взбираешься. Погода суровее, земля не такая плодородная, - она смотрела на домики фермеров с печальной улыбкой. - Тамагаши напоминает мне нашу старую деревню. Площадь, пруд, открытые поля – хотя наши дома были в лучшем состоянии, а рисовые поля располагались более удобно.

— Вот потому ты и ниндзя, и фермер хороший, - напомнил Джек.

— Это так, но не нужно быть гением, чтобы организовать это. Я имею в виду, посмотри на их рисовые поля. Если бы напали ниндзя, они...

— Защита! - перебил ее Джек, его лицо просветлело. - Миюки, что бы я без тебя делал?

Миюки смущенно смотрела на землю, а потом подняла взгляд  на него.

— Я тоже скучала, Джек.

Но Джек был слишком вдохновлен идеей, чтобы заметить нежность, которая сквозила в выражении ее лица.

— Почему я не подумал об этом раньше? - воскликнул он. - Пять Колец!

Из тренировок ниндзюцу Джек выучил от Учителя о Пяти Кольцах. Эти пять элементов Вселенной - Земля, Вода, Огонь, Ветер и Небо - складывались в основу боевых техник ниндзя и тактики. Пять Колец влияли на всю их жизнь, даже на способ построения деревень.

Для непосвященного деревня ниндзя выглядела как простое общество фермеров. По правде же деревня была хитро сооруженной крепостью. С помощью Кольца Земли ниндзя использовали природное окружение - топкие рисовые поля могли стать рвами, улицы - запутанными лабиринтами, растения - оградой, а холмы и их крутые склоны - бойницами.

— Нам нужно сделать эту деревню такой, как у ниндзя! - сказал Джек с торжествующей улыбкой.

Он побежал по площади, Миюки следовала за ним, и обнаружил остальных у пруда.

— Ты выглядишь довольным, - отметил Сабуро.

— У меня есть план! - сообщил Джек.

Юные самураи тут же окружили его. Нэко, желая тоже в этом участвовать, втиснулась рядом с Юудаем. Из главного домика на почтительно расстоянии за ними наблюдали Джуничи, Тогэ и Сора.

— Наша главная цель - остановить бандитов, пока они не добрались до рисового магазина, - заявил Джек, указывая на огромное здание неподалеку от площади. - Потому нам нужно превратить эту деревню в крепость.

— За три недели! - воскликнул Сабуро. - Но это даже не замок Осака!

— Командная работа и помощь фермеров - и мы все успеем, - спокойно ответил Джек.

— Придется согласиться с Сабуро, - сказал Хаято. - Защита сложнее атаки, а эта деревня открыта со всех сторон. Откуда нам начать?

— Это я и хотел спросить у вас! - сказал Джек.

Понимая, что соединение тактик ниндзя и самураев - лучший путь к успеху, он начал с одной из стратегий Масамото.

— Чтобы узнать врага, нужно стать врагом. Как вы бы напали на эту деревню?


20

ГЛАЗАМИ ВРАГА

— Напал бы с гор, - сказал Хаято. - Скорее всего, с северной дороги. Акума не ожидает сопротивления, так зачем ему обходить?

— Согласен, - сказал Джек. - Там мы и начнем.

Покинув площадь, она прошли к окраине деревни, где главная дорога обрывалась возле пустой долины. Грязная тропа змеилась по склону и исчезала в камнях.

— Нечем остановить бандитов, - мрачно сказал Хаято.

— Нам нужны баррикады, - предложил Джек. Он начертил ногой линию на снегу, отмечая границу деревни. - Здесь.

— Я могу построить одну, - предложил Юудай, - с помощью нескольких фермеров.

— Отлично! - ответил Джек, обрадовавшись доброй воле мальчика. - Тогэ говорил, что у бандитов есть лошади. Так что барьер должен быть достаточно высоким, чтобы они не могли перепрыгнуть, и достаточно крепким, чтобы его не разрушили.

— Не беспокойся, - сказал Юудай. - Когда я закончу, даже дракон не сможет пройти!

— Тем не менее, нас ничто не предупредит о нападении, - заметила Миюки, разглядывая окружение долины.

Джек вспомнил урок о Кольце Огня от Учителя. Этот элемент представлял энергию и силу воли для ниндзя и был тесно связан с оружием. Ключевое влияние он оказывал на кадзюцу – Искусство Огня – которое было связано с взрывами, порохом и использованием огня дл разрушения. Но Джек также выучил, что он может быть более послушным, защищая ниндзя.

Джек указал на ближайший холм.

— Нам нужен дымовой маяк здесь, тогда мы будем предупреждены.

— Я попрошу селян принести дрова, - сказал Йори, - и организовать расписание дозорных.

— Спасибо, Йори, - сказал Джек, уже свыкаясь с ролью лидера.

— Но если они нападут с другой стороны? - спросил Сабуро.

— Точно. Мы построим дозорную вышку на площади. Так мы сможем следить за всеми приближениями к деревне. Я этим займусь, - он повернулся к Сабуро. - Так что, если смотреть глазами врага, где наша следующая слабость?

Сабуро нахмурился в раздумьях.

— Наверное, дорога из Окаямы.

Юные самураи вернулись в деревню, а потом прошли вдоль реки, где ледяные воды свободно падали с гор.

— Это будет проще, - заметил Хаято с облегчением, заметив, что противоположный берег реки был почти в десяти метрах, а река была слишком глубока для лошадей. - Акума не сможет пройти, если разрушить мост.

— Нет, мы должны его оставить, - сказала Миюки.

Все посмотрели на нее, Хаято недовольно глядел на нее, посмевшую вмешаться.

— Мы оставим это как ловушку, - объяснила она. - Рыбку для кота, и бандиты захотят пройти здесь. А там мы его и взорвем!

— Это нечестно! - сказал Хаято. - Самураи так не сражаются.

— Думаешь, Акума заботится о чести? - парировала Миюки.

Стиснув челюсти, Хаято признал:

— Наверное, нет. Но как ты собираешься его взорвать?

— Порохом.

Хаято ошалело взглянул на Миюки.

— У тебя есть порох?

— Немного, - сказала она, постучав по маленькой баночке, прикрепленной к ее оби, как и остальные ее вещи.

Хаято рассмеялся.

— Это даже для салюта не хватит!

Теперь Миюки выглядела недовольной.

— Мы можем сделать больше. Все, что нам нужно, это древесный уголь, сера и селитра.

— Думаешь, у бедных фермеров есть все это? - фыркнул Хаято.

Миюки сверлила его взглядом, и Джек вмешался, пока не дошло до боя.

— Обе идеи хороши, - сказал он. - Если у фермеров есть то, что нужно Миюки, то сделаем все по ее плану. Если нет, мы пойдем по пути Хаято. Все равно нам придется пожертвовать двумя домами и мельницей.

— Ты не можешь этого сделать! - сказал Тогэ, появляясь за их спинами. - Это мельница Джуничи. Его мать, Натсуко, все еще живет там.

— Но мы не можем защитить всех, - возразил Хаято.

— Натсуко - упрямая старушка.

— Она будет менее упряма, когда Акума появится у ее дверей.

Тогэ поежился.

— Я вас предупредил, она это не одобрит.


21

СЦЕПИВШИСЬ РОГАМИ

Когда фермер прибежал, чтобы получить сообщение, Джек спросил его:

— Где другой мост через реку?

— Есть брод в нескольких милях к югу, - ответил Тогэ, указав в сторону рисовых полей. - Эта тропа как раз туда и ведет.

— Значит, туда пойдет Акума.

Юные самураи направились по полям. Они шли по паутине дорог, едва заметных в снегу.

— Открытую местность сложно защитить, - проворчал Хаято, прикусив губу.

— Зато мы сможем их видеть, - сказал Джек. - А с твоим луком, ты сможешь атаковать их, пока бандиты будут там идти.

Хаято кивнул.

— Но нам нужно их замедлить. Они нам догонят.

— Мы можем затопить поля, - предложила Миюки.

— Это должно сработать, - согласился Джек. Такая стратегия была частью техник Кольца Воды, и он помнил, как эффективна она была против армии самураев в деревне Миюки.

— Но это не остановит их, - возразил Хаято. - Они используют дорожки.

Джек изучил взглядом дороги, пересекающие поля. Ниндзя сделали бы их такими узкими, что пройти смог бы только один, а располагались бы они в виде лабиринта, чтобы запутать врагов. Но дороги фермеров были широкими, вели прямиком в деревню.

— А как насчет рва? - предложил Сабуро. - Мы сможем их залить, чтобы они стали рвом.

— Это куда лучше! - сказал Хаято, похлопав его по спине.

— Нужно окружить так всю деревню, - заметила Миюки. - Много работы.

— Что ж, тогда пусть Сабуро возглавит копание рва! - сказал Хаято, не обратив внимания на слова Миюки.

Сабуро скованно улыбнулся, не очень-то радуясь такому заданию, но все же гордый оказанным доверием. Йори увидел возмущение на лице Миюки, когда ее снова проигнорировали, и выступил вперед.

— Хаято, умнее последовать обоим предложениям, - сказал он.

— Конечно, - с рвением ответил Хаято. - Много защиты не бывает.

— И нам остается лес на западе, - сказал Джек, направляясь дальше.

Пока они шли по рисовым полям, Джек почувствовал, как его тянут за рукав. Нэко просила проследовать за ней.

— Идемте! - сказал Джек остальным, а она тащила его к пруду.

Оказавшись там, она указала на лед, покрывающий поверхность пруда. Джек не понимал, что она от него хочет, пока Нэко не ступила на лед и не прошла по нему.

— Нэко заметила проблему! - крикнул Джек, поманив остальных ближе и подав Нэко знак. - Бандиты смогут обойти рисовые поля и пройти здесь.

— Это не проблема. Лед может сломаться, - сказала Миюки.

— Кто сказал, что он сломается? - отозвался Хаято, вонзив стрелу в поверхность пруда. - Звучит так, что он довольно толстый. И Нэко смогла по нему пройти.

— Мы расшатаем лед раньше, - сказала Миюки с хитрым видом. - И это будет прекрасным природным средством защиты.

— И ты пойдешь туда, чтобы сломать лед? - с вызовом спросил Хаято.

Они снова столкнулись в споре, словно скрестили рога, Юудай поднял большой камень и подбросил его в воздух. Он приземлился в центр пруда и с треском расколол ледяную поверхность, пролетев в воду. Крошечные трещины потянулись от дыры.

— Вот так-то, - усмехнулся Юудай.

Джек рассмеялся. Ему нравилось рвение мальчика. Юудай не принимал ничью точку зрения; он просто хотел сделать дело. Пруд теперь стал защищенным, и Джек чувствовал себя спокойнее, зная, что три точки атаки они обнаружили, у них появлялись шансы победить.

Так было, пока они не вошли в лес.

— Вот наша самая сильная слабость, - сообщил Хаято, разглядывая путь впереди. - Много укрытий, сложно что-то заметить, огромное количество путей, чтобы обойти баррикады.

Джек и остальные хранили молчание, они обдумывали решение. Но никто не спешил говорить. Лес давал слишком много возможностей атакующему врагу.

— Предоставьте это мне, - сообщила Миюки.

— И что ты собираешься сделать? - осведомился Хаято.

— У меня есть парочка идей.

Хаято уже собирался протестовать, но Джек, желая остановить их стычку, влез в спор.

— Я доверяю тебе, Миюки.

— И я не собираюсь тебя предавать, - ответила она, поклонившись.

До того, как кто-нибудь успел перебить его, Джек продолжил.

— У нас много работы, у каждого из вас есть обязанности. Юудай - север и баррикада, Хаято - восток и мост, Сабуро - юг и рисовые поля, Миюки - запад и лес. Йори - организация дымового маяка, а также можешь помогать другим постам. Я буду на площади, направляя сооружения защиты и помогая строить вышку. Есть вопросы?

Юудай поднял руку.

— Наш план, конечно, хорош. Но нам все еще нужна армия, чтобы укрепить каждый пост.

Сабуро согласно кивнул.

— Но у нас нет даже самураев. Где нам взять армию?

К общему удивлению, Хаято и Миюки ответили в унисон:

— Мы ее обучим!


22

ЗАЩИТЫ

Всю следующую неделю в деревне кипела активность. Тогэ помогал направлять фермеров, и Джек поделил их на четыре отряда по восемь человек, каждый отряд имел лидера - юного самурая. Миюки взяла только троих помощников, включая Нэко, а оставшихся людей своего отряда она направила к Джеку, чтобы постройка дозорной вышки шла быстрее. Один из них был способным плотником, и Джек оставил его на случай, eсли он уйдет проверять состояние других точек, где строилась защита.

Юудай оказался работником, не знающим усталости, и его баррикада вскоре обрела узнаваемые формы.

— Хорошая работа! - сказал Джек, проверяя один из заостренных стволов, вкопанных в землю.

Бросив в кучу еще один камень, Юудай вытер пот со лба.

— Мы на половине пути! - сообщил он. - Но нам еще нужно укрепить эти балки, построить между ними стену с колючим кустарником и добавить бамбуковые колья, чтобы обезопасить от штурма.

— Это должно сдержать наступление Акумы, - сказал Джек, впечатленный размахом постройки. Оба улыбнулись.

Заметив четверых фермеров, изо всех сил тащащих поваленные деревья, они поторопились им помочь. Вшестером они смогли установить срубленное дерево рядом с кучей камней, где двое жителей деревни резали и заостряли деревья. Затем четверо фермеров устало рухнули на землю.

— Хорошо! - прокричал Юудай, похлопав их по спинам с энтузиазмом. - Но не нужно спать, пока не наступила ночь!

Взвалив на плечо следующее дерево, Юудай направился обратно к баррикаде, где двое мужчин копали яму для очередного кола. Несмотря на усталость, команда фермеров поднялась на ноги и послушно поспешила за ним. Джек отметил, как тонко и умело ведет себя с ними Юудай, его постоянные подбадривания сохраняли общее боевое настроение.

— Еще что-нибудь нужно? - спросил Джек у Юудая.

Мальчик задумался на мгновение, на его плече ствол казался легким, словно весил не больше копья.

— Мы могли бы сделать завал из тюков сена, чтобы обеспечить запасную линию защиты.

— Неплохая идея, - согласился Джек. - Я поручу этот вопрос Йори.

Оставив Юудая и его фермеров за работой, Джек пошел в деревню, чтобы посмотреть, как Сабуро справляется с заданием. Он обнаружил друга сидящим на дереве и глядевшим на кучу земли.

— Не разгибаем спин! - приказал он, глотнув из чашки зеленый чай.

Грязное лицо Кунио показалось из ямы.

— Может, сделаем перерыв?

— Думаешь, Акума будет делать перерыв, когда нападет? - спросил Сабуро.

Кунио почесал ухо.

— Нет.

— И нам нельзя останавливаться!

Тяжело вздохнув, Кунио продолжил движения лопатой, как и остальные мужчины.

— Как тут у вас? - спросил Джек.

— Честно? - отозвался Сабуро. - Очень медленно. Земля промерзла.

Джек изучил взглядом ряд канав, что шел частично вдоль южной границы деревни.

— Успеете к черной луне?

— Такими темпами - вряд ли, - отметил Сабуро. - Мы используем излишек грязи, чтобы укрепить берег с этой стороны, но я не думаю, что мы успеем окопать так всю деревню.

— Нам нужно любое преимущество, какое можно получить, - настаивал Джек. - Нужно доделать этот ров. Я попрошу Хаято дать парочку его людей сюда. Они уже закончили подготавливать поля к затоплению.

— Но что с мостом? - спросил Сабуро.

Хотя Джуничи мог снабдить Миюки углем и показать горячий источник серы неподалеку, в деревне не было селитры, и их свалка была не настолько хороша, чтобы оттуда можно было добыть селитру. План Миюки пришлось отложить в сторону к радости Хаято и использовать его стратегию.

— Джуничи хочет, чтобы мельницы тоже защитили, а его мать не собирается уходить оттуда, - вздохнул Джек. - Так что нужно спешить.

Сабуро вскинул брови беспокойстве.

— Понадеемся, что Акума не решится напасть раньше.

— Помолимся, что он вообще не нападет!

Покинув деревню, Джек отправился в лес. По сравнению с лихорадочной активностью в деревне, здесь не было и признака того, что Миюки и ее команда работают. Казалось, что кроме деревянного барьера по другую сторону от главной дороги, она ничего не сделала. Джек подошел к узкой щели в барьере и отправился на поиски команды Миюки.

— Стоп! - послышался крик.

Замерев, Джек вскинул голову и увидел Миюки, сидящую на ветке дерева.

— Что ты делаешь? - спросил Джек.

Она улыбнулась ему, дразня его.

— Если я тебе скажу, то испорчу сюрприз.

Нэко появилась из кустов. Она скользила между деревьями, кружащим путем приближаясь к ним. Улыбнувшись Миюки, она кивнула.

— Хорошая работа, Нэко! - сказала Миюки, подав ей знак.

— Вы общаетесь? - спросил Джек, радуясь, что Нэко выглядит такой довольной.

— Легко, - отозвалась Миюки. - У нее есть свои знаки, но я обучила ее нескольким жестам ниндзя, которые мы используем во время миссии. Я могу и тебя научить нескольким ночью, если захочешь.

Миюки сделала еще несколько знаков Нэко, и она с рвением побежала сквозь лес. Джек, глядя со стороны Миюки, понимал, что тут Нэко в своей стихии.

— Нэко может стать идеальной ниндзя, - согласилась Миюки, читая мысли Джека. - Она тихая, быстрая и, если ее обучить, смертоносная.

Джек рассмеялся.

— Что ж, переживем Черную Луну, и ты сможешь забрать ее к себе в клан!

Услышав шаги на снегу, Джек повернулся и увидел Хаято, идущего по тропе.

— Значит, пока все вокруг тяжело работают, наша ниндзя висит на дереве!

Миюки спрыгнула на землю.

— Мы работаем так же усердно, как и ты.

— И где тогда ваши защиты? - фыркнул Хаято, разглядывая нетронутый лес.

— В том-то и дело! - парировала Миюки и отвернулась от него.

Такое показное неуважение вывело Хаято из себя, и он направился к ней. Джек тут же оказался между ними. Он начинал думать, что победить Акуму будет проще, чем удержать этих двоих от стычек.

Оттащив Хаято в сторону, Джек попытался отвлечь его вопросами.

— Сабуро нужна твоя помощь. Можешь отдать ему пару человек?

Еще кипя, Хаято кивнул без слов.

— Уверен, что колов достаточно?

— Почти, - ответил он. - Было бы лучше, если бы у нас были настоящие, но приходится делать из бамбука.

— И когда ты начнешь тренировать нашу армию?

— Днем.

— Отлично! - сказал Джек, проводя его через щель в барьере. Он поручил организацию армии Хаято не только потому, что это было по силам Хаято, но и чтобы показать чистоту его поступков перед Миюки.

Хаято оглянулся в сторону ниндзя.

— И ты честно доверяешь этой ниндзя?

— Жизнь могу доверить, - ответил Джек.

Хаято пораженно смотрел на него.

— Не понимаю. Как ты можешь простить любого ниндзя, если они сделали с твоим отцом такое?..

Сердце Джека болезненно сжалось. Внезапная и жестокая атака Александрии. Его первая встреча с Глазом Дракона. Удовольствие на лице ниндзя, когда тот всадил нож в грудь его отца. Кровь на его руках, когда он подбежал к умирающему отцу…

Хаято увидел боль в глазах Джека.

— Мой отец тоже для меня много значил. Я знаю, каково это - когда ниндзя вырывают душу твоей семьи.

Затолкав печаль, Джек повторил слова Учителя ниндзя.

— Одинокое дерево - еще не лес.

— Может и так, - ответил Хаято. - Но они сделаны из одного дерева! И только потому, что я уважаю тебя, Джек, я согласился терпеть ее присутствие. Но как только мы спасем этих фермеров, я не обещаю, что буду хранить эту доброту.


23

МЕЧ САМУРАЯ

— В линию! - приказал Хаято.

В деревне на площади царил хаос, фермеры сновали туда-сюда. Запутавшись, куда становиться, многие из них сталкивались с другими, некоторые толпились с друзьями, пока другие просто стояли на месте, дико озираясь.

Хаято разочарованно покачал головой, Юудай выступил вперед.

— СТОП! - проревел он.

Вся площадь замерла.

— Мой отряд баррикады в трех рядах! - скомандовал он, указывая в левую сторону от веранды, на которой стоял он и другие юные самураи. - Отряд, кто копает, вперед. Отряд с моста - справа. Отряд из леса в первую линию правее. НАЧИНАТЬ!

Перепуганные фермеры побежали на места, отряд баррикады Юудая первым выстроился в линию. Другие поспешили за ними.

— Это уже что-то, - отметил Хаято.

Он сошел с веранды, чтобы разглядеть толпу фермеров перед ним. Некоторые держали грубо обтесанные бамбуковые копья, пока другие сделали своим оружием сломанные фермерские инструменты. Идя воль линии с Джеком, Хаято обсуждал каждого наемника. Будучи закаленными тяжелой рабочей жизнью, они были истощены тремя годами набегов. Но почти половина мужчина выглядела сильными, способными сражаться. Другая половина их самодельной армии состояла из молодых мальчиков или стариков – никто из них не годился для кровавой предстоящей битвы.

Повернувшись к Джеку, Хаято прошептал:

— Если это наша армия, то нам понадобится чудо!

— Все, что у нас есть, это меньше, чем две недели, - ответил Джек.

Хаято и Джек подошли к Соре, который так сильно дрожал, что едва мог держать свое копье.

— Чего ты боишься? - спросил Хаято.

— С-с-сражения с Акумой, - сказал Сора слабым голосом.

Хаято посмотрел на остальных людей.

— Кто-то еще боится Акумы?

Бесчисленное количество голов двинулись вверх-вниз.

— Я ТОЖЕ! - проревел Хаято, этим он удивил людей. - Но запомните, когда бандиты увидят нас, они тоже испугаются - но уже нас!

Слыша это, Сора почти перестал дрожать, а потом из задних рядом выкрикнули:

— Ничто не напугает Акуму!

Хаято уставился на мужчину.

— Все чего-то боятся.

— Не Акума. Это само зло.

Гул тревожного согласия стал громче среди фермеров. Ухватившись за такой вдохновляющий разговор, Хаято вскинул лук и выпустил стрелу прямо в нарушителя спокойствия. Мужчина закричал в ужасе, лицо его исказилось в приступе паники. Но стрела пролетела мимо его виска и вонзилась в деревянную рукоять его косы.

— Акума такой же человек, как и мы, - сказал Хаято. - Он в любом случае боится смерти.

Его выстрел заставил фермера замолчать, оставшаяся армия глазела в страхе на умелого лучника. Хаято продолжил работу, обучая мужчин держать их оружие, показывая базовые техники и советуя. Джек восхищался им – у Хаято был дар командования войском и доказательств!

Когда они пришли к последнему ряду, они обнаружили Нэко, стоявшую гордо и внимательно, она одна из немногих была готова стать солдатом.

— Вот храбрость, которую мы искали! - сказал Хаято.

— Думаю, мы нашли седьмого самурая! - сообщил Джек с улыбкой, показывая на катану на поясе Нэко.

Выражение лица Хаято изменилось из одобрения в гнев.

— Убери это, - сказал он, указывая на оружие.

Нэко вскинула брови, не желая расставаться с ценной вещью. Но Хаято был непреклонен и забрал у нее меч.

— Можешь взять копье, как остальные.

Миюки приблизилась с разъяренным видом.

— Почему ей нельзя быть с мечом?

— Она не самурай, - сказал Хаято так, словно это значило многое.

— Есть какая-то разница?

Хаято схватил оружие.

— Это меч самурая. Она фермер.

— Конечно, - сказала Миюки, ее голос дрожал от сарказма. - Какая простая иерархия. Нельзя ведь потерять авторитет самурая среди народа.

— У фермеров нет права носить меч.

— У Нэко есть право защитить свою жизнь!

— Не я устанавливал законы. Я им следую, - парировал Хаято. - И поэтому мы, самураи, здесь - чтобы спасти фермеров.

Юудай выступил в защиту Нэко.

— Хаято, но нельзя не заметить ее боевой дух.

— И беззвучность ниндзя, - быстро добавила Миюки.

— Я согласен, - сказал Йори, присоединяясь к обсуждению, когда заметил, что их спор привлекает внимание остальных жителей деревни. - Нэко много раз доказывала свою ценность. Мы ведь сможем сделать для нее временное исключение?

Йори с уважением поклонился:

— Если ты не против, конечно.

Оказавшись в меньшинстве, Хаято вернул оружие.

Нэко улыбнулась, когда схватилась за меч, и попыталась засунуть его в оби.

Хаято закатил глаза на ее поведение.

— Кто-нибудь, научите ее, как это делается, пока она не отрезала себе пальцы!


24

ТЕМНЫЙ СЕКРЕТ

День был полон попыток научиться шагать в ногу, стука оружия друг о друга и звона о защиту. Несмотря на помощь громкого голоса Юудая, старания Хаято превратить толпу в организованный военный батальон становились невыполнимым заданием.

Фермеры оказались не дисциплинированными, а их координация не делала из них хороших воинов. Они часто забывали, из какого они отряда. Больше количество командующих сбивало их с толку. Оружие в руках они держали неумело, а то и вообще не могли с ним обращаться. А одна только мысль о сражении заставляла их терять весь настрой.

Например, Копающий отряд перепутался с отрядом с Моста, и столкновение сторон могло стать фатальным. Трагедию удалось остановить только быстрым мышлением Йори. Однако приближался закат, и Хаято решил, что на сегодня хватит. Разбитые морально и уставшие, фермеры поплелись в свои дома. Настолько же бессильный, юный самурай вернулся в домик Соры за такой необходимой едой и отдыхом.

— Это был просто кошмар! - выдохнула Миюки, когда они устроились у очага и ждали, что Нэко приготовит им рис.

— Это только первый день для них, - напомнил Йори с натянутым оптимизмом.

— Это был бардак, - сказал Сабуро, обхватив руками голову. Его отрядом управлять было сложнее всего, и его чуть не затоптали во время марша.

— Помните, Путь Воина непонятен фермерам.

— Ладно, им не дано этого природой! - возмутился Сабуро. - Но тот мальчишка Кунио держал копье вверх ногами!

Джек тоже был разочарован тренировкой. Он пытался приободрить себя, что у фермеров еще будет прогресс. Но если ничего не изменится, их армия будет просто толпой, объятой хаосом. Черная луна приближалась все быстрее, они не могли тратить время на индивидуальные тренировки.

— Как думаешь, что мы должны сделать, Хаято? - спросил он, беспокоясь о том, что мальчик был непривычно тихим, как только вернулся.

Хаято не ответил, его брови были сдвинуты от раздумий.

Затем, оглядев всех вокруг, он сказал:

— Меня тревожит меч Нэко.

— Мы это уже обсуждали, - напряглась Миюки.

— Я не собираюсь менять решение, - ответил Хаято, покосившись на нее. - Мне просто интересно, чей он.

— Не мой.

— И мой нодати на кровати, - сказал Юудай, указывая на огромный меч, лежащий поперек соломенного матраса.

— Я монах, у меня нет меча, - объяснил с улыбкой Йори.

Джек похлопал рукой по своим дайшо.

— Мои на месте, - сказал Сабуро, схватившись за свои сияющие нетронутые сражениями мечи.

— Вот именно! - сказал Хаято. - У всех нас оружие на местах, а у фермеров мечей нет, так откуда она взяла свой?

Все повернулись к Нэко, которая весело готовила ужин, ее загадочная катана стояла в углу.

— Я спрошу ее, - предложила Миюки. Она вернулась чуть позже. - Нэко сказала, что нашла его.

— Но где она его нашла? - осведомился Хаято.

— Она покажет нам после ужина.

Они получили обычный ужин - белый рис, овощи на пару. Закончив, все оделись и вышли за Нэко в ночной холод. Она вела их через площадь, к их удивлению, и остановилась перед магазином риса. Раздвинув массивные деревянные двери, Нэко подняла масляную лампу, что она принесла с собой. Дрожащий свет выхватил из тьмы глубокий сарай с заземленным полом. Тюки риса, завернутые в его листья, стояли по пять штук в высоту на грубых деревянных досках с каждой стороны.

— Похоже, тут много риса, - отметил Сабуро.

— Может, для тебя! - фыркнула Миюки. - Магазин наполовину пуст, а эти остатки должны кормить жителей деревни до весны!

Впустив их внутрь, Нэко направилась к большой горе сена у задней стены. Обойдя гору, они были в шоке обнаружить Кунио среди кучи оружия и брони. Пойманный врасплох, он покраснел. На его голове криво сидел шлем с рогами, слишком большой для него. На нем была окровавленная грудная пластина, а в руке он держал катану, побывавшую в боях, выглядел он так, словно играл в воина.

— Брось меч! - приказал Хаято, в ужасе глядя на странную коллекцию оружия.

— У Нэко есть! - взревел Кунио. - Почему мне нельзя?

Хаято повернулся к Миюки.

— Вот этого я и боялся!

Он наклонился и поднял одно из копий. Как только он это сделал, он скинул часть сена, открывшего черный ход в деревянной планке. В щель они могли видеть наконечники копий, мечи и броню.

Хаято схватил Кунио и нетерпеливо встряхнул мальчика.

— Откуда все это? - потребовал ответ он, но Кунио был слишком запуган, чтобы отвечать.

Тогэ появился из тьмы и ответил ему:

— От мертвого самурая.


25

РАЗНИЦА

— Все эти фермеры воры и убийцы! - воскликнул Хаято, оттолкнув Кунио в сторону и уставившись на Тогэ с гневом.

Сабуро, Йори и Юудай обменялись взглядами с одинаковым отвращением.

— Этому должно быть друге объяснение, - сказал Джек, все еще пытаясь найти разумное обоснование темного секрета фермеров.

— Нет! - рявкнул Хаято, поднимая шлем и размахивая им перед их лицами. - Это награблено с убитого самурая. После битв такие фермеры, как он, пробираются на поле боя как стервятники, выискивая раненых и мертвых, и забирают у них все, что только можно!

Развернувшись на каблуках, Хаято устремился к двери.

— Куда ты? - спросил Джек.

— Я ухожу, - сообщил он.

— Но что с Акумой?

Хаято холодно рассмеялся.

— Рисковать жизнью, чтобы меня потом также обокрали эти фермеры? Нет уж.

— Тогэ, это ведь не правда, - умоляюще сказал Джек, а Юудай пошел вслед за Хаято.

— Хаято прав, - ответил бесстрастно Тогэ. - Мы обираем поля битв. Крадем у мертвых самураев. И не слышим мольбы умирающих воинов.

Джек был ошеломлен отсутствием раскаяния у фермера.

— Но мы делаем не больше, чем они делают нам!

Хаято замер и возмущенно взглянул на Тогэ.

— Самураи жизни свои бросают на то, чтобы защитить эти земли от захватчиков, тиранов и бандитов, это спасает и ваш рис. Это так вы платите за их услуги?

— Услуги? - выдавил Тогэ, схватив копье и потрясая им со злостью. - Когда самураи сражаются, разрушают и сжигают все, убивают наших женщин, ранят наших детей и рушат наши дома! Как фермеры, мы должны сражаться за выживание каждый день! - Тогэ резко двинулся, пнув ногой гору брони. - Ты винишь нас в том, что мы - воры и убийцы! Но кто сделал нас такими?

Он указал кончиком копья прямо на них, лицо исказилось от гнева.

— Ваши родители!

Опустив оружие на землю, Тогэ вылетел из домика, оставив юных самураев в смятении и тишине. Джек не находил слов. Он все еще не осознал полностью всю горечь разницы между фермером и самураем. Теперь он понимал, почему ронин отказывался помочь фермерам; но, даже больше, он понимал, почему фермеры так не доверяли самураям. Их жизни менялись и рушились из-за действий воюющего класса.

— Все еще собираешься уйти? - спросил Джек.

Он уклончиво пожал плечами.

— После надругательств над смертью таким образом они сами виноваты в своем положении.

— Исправь проблему, а не вини, - сказал Йори.

Все повернулись к нему. Его тихий голос выражал мудрость всей группы.

— Так всегда говорит Сенсей Ямада, - объяснил он. - Если наши родители - причина проблем фермеров, можем мы быть ее решением?

— Не понимаю, как, - горько сказал Сабуро.

— Работая вместе. Если мы встанем и сразим Акуму, мы сможем вернуть фермерам уважение к самураям, утерянное из-за взрослых.

— И мы можем, конечно, делать это с этим оружием, - добавила Миюки, поднимая потертую нагинату и восхищенно разглядывая ее.

— Да, - согласился Джек. - Это, по крайней мере, превратит их плохие поступки в помощь хорошим.

Хаято кивнул, поджав губы.

— Я думаю, их вина - это наша вина. Как самураи, все мы несем за это ответственность.

Джуничи появился в домике с Йоши, маячившим позади.

— Мы услышали крики. Что-то случилось? - спросил он, разглядывая хмурые лица самураев. А потом он увидел оружие, и его виноватое лицо сказало обо всем без слов.

— Я-я-я могу объяснить, - пролепетал он.

— Не нужно, - ответил Йори. - Прошлое уже случилось, не нужно делать его будущим.

Джуничи с облегчением улыбнулся.

— Конечно, нет.

Йоши глядел на Йори с уважением.

— У тебя такая старая душа, как для такого юного монаха, - прокряхтел он. - За свою жизнь я выучил, что без прощения будущего нет. Наша деревня благодарна за милосердие, что вы оказываете нам.

— Значит, я могу это оставить? - спросил Кунио, держа в руках меч, что он нашел.

— Конечно, - ответил Хаято со злой ухмылкой. - Мы даже отправим тебя сражаться с Акумой в первых рядах.

Лицо Кунио стало бледным от одной мысли, и он быстро выбросил меч.

— Если так подумать, лучше я возьму бамбуковое копье.


26

ШКОЛА САМУРАЕВ

Крики сражения достигли ушей Джека раньше, чем он завернул за угол. Перед ним группа фермеров стояла в три ряда, их кулаки были вскинуты, ноги расставлены в защитную стойку.

— Ичи, ни, сан... - выкрикивал Сабуро, отсчитывая удары.

Фермеры кричали: "КИАЙ!" при каждом ударе, их дыхание паром поднималось в холодном воздухе. Они проигрывали в координации, но восполняли это энтузиазмом.

После открытия тайника с оружием, жители деревни были удивлены тем, что юные самураи простили их. И теперь они работали с рвением, тренировались как воины и видели юных самураев теперь скорее как союзников, чем как захватчиков. Вряд ли они смогли бы так воспринять даймё Икеду и его самураев.

Гнев, что ощущали юные самураи, был скрыт, поскольку сейчас важнее было сосредоточиться на приближающемся набеге Акумы. Все согласились почтить павших, используя украденное у них оружие и броню, чтобы защитить деревню и прекратить страдания жителей деревни.

Джек заметил, что они тренируют фермеров основам боевых искусств и умений мечников. Если бандиты прорвутся сквозь их защиты, они будут нуждаться в любой руке, способной к сражению. Хотя это нарушало закон и размывало социальные рамки, Хаято видел смысл в такой стратегии и сам согласился возглавить один из классов мечников. Время было против них, но они надеялись, что тренировки дадут каждому шанс выжить.

На поле, относящемся к Сабуро, Юудай обучал свой отряд Баррикад искусству управления копьем. Он показывал им выпады, способы блокировки удара и всевозможные атаки. Его отряд быстро закончил с баррикадами, а потому полностью погрузился в обучение, став самым дисциплинированным из всех групп.

Рядом с ним Миюки с Нэко показывали основные приемы защиты для женщин деревни. Нэко льстил ее новый статус тренера, ее падения, смягчаемые толстым слоем снега, были вызваны рвением в каждом движении.

Когда Джек приблизился к группе, он услышал слова одной из женщин:

— Но Нэко не бандит. Мы не сможем выстоять против взрослого высокого мужчины.

Миюки позвала Юудая. Он возвысился над женщинами, которые тут же бросились врассыпную. Миюки знаками объяснила Нэко ситуацию, а затем повернулась к Юудаю.

— Схвати ее, - приказала она. - А потом ударь.

Широкий лоб Юудая наморщился от раздумий.

— Я не бьюсь с женщинами, особенно с девушками, что ниже меня вдвое.

— Ты не ранишь ее, обещаю.

Юудай схватил Нэко за лацкан ее кимоно и с извиняющейся улыбкой поднял кулак. До того, как он успел сделать рывок, она схватила его руку и зажала его пальцы в замок. Даже Юудая пронзила боль. Он попытался ударить, а Нэко топнула по его ноге и сунула кончик своего большого пальца в его ребра - именно этому учила ее Миюки. Боши-кен, Палец-меч, был одной из шестнадцати секретных техник ниндзя, связанных с руками, и был очень эффективен. Застонав от боли, Юудай покачнулся. Держась за его руку, Нэко резко вывернула его запястье, и он рухнул на спину. Она пригвоздила его к земле захватом рук.

— Даже крошечный муравей может повалить самое большое дерево, - гордо сказала Миюки, а женщины в страхе смотрели на побежденного Юудая. - В ниндзюцу не важны вес и сила, важны умения и техника. Вы все способны на это.

Вдохновленные этим шоу, женщины не могли дождаться попытки опробовать свои силы. Миюки разделила их на пары и начала инструктировать. Тем временем, Нэко, испугавшись, что навредила Юудаю, предложила ему руку помощи. Юудай схватил ее за руку, но лишь для того, чтобы бросить ее на землю и задиристо метнуть пригоршню снега в лицо девочки. Отбежав в сторону, Нэко сотрясалась от беззвучного смеха. Она быстро собрала снег для ответного удара. Но Юудай уже слепил огромный снежок и был готов бросить его, когда буря снежков настигла его сзади.

— Работа в команде тоже помогает! - прокричала Миюки, попадая прямо в лицо Юудая.

Смеясь, Юудай просил пощады, а женщины ттесняли его снежок за снежком. Его верный отрял Баррикад побросали копья и присоединились к поединку, посылая ответную тучу снежков.

Джек оставил их, радуясь видеть такое веселье.

В дальнем углу поля Хаято начал тренировку кендзюцу, Искусству Меча. Джек поспешил к его половине учеников, которые терпеливо ждали инструкций. Мечей было достаточно, и небольшую группу фермеров сделали отрядом Меча. Каждому из них выдали катану или вакидзаси. Джек бы советовал начать им с боккена, чтобы тренировки проходили безопасно для новичков. Но до черной луны оставалось чуть больше десяти дней, времени попросту не было. Он решил начать с уважительного отношения к мечу самураев. Подняв кусок бамбука, Джек сказал:

— Он крепок, как кости в вашем теле.

Он установил бамбук на землю, чтобы он стоял вертикально. В мгновение ока Джек выхватил катану, стальное лезвие сверкнуло, разрезая воздух тремя молниеносными ударами. Все это заняло лишь несколько секунд.

Один из фермеров рассмеялся.

— Он промахнулся!

Бамбук выглядел нетронутым. А потом верхняя часть медленно съехала, и за ней последовали еще два куска. Они упали на землю, напоминая обрезанные пальцы.

Джек поднял один из кусков и показал мужчина идеальный разрез, что сделал его меч.

— Вот так остры эти мечи, - предупредил он. - Будьте очень осторожны в тренировке. Вы ведь не хотите, чтобы рука вашего напарника или ваша рука закончила как этот бамбук!

Фермеры сжимали оружие с почтением.

— Но вы не должны щадить бандитов! - добавил Джек.

Ответом был смех, позволивший фермерам немного расслабиться.

— Как у продолжения вашей руки, у меча самурая нет соперника, - объяснял Джек, показывая правильную хватку - его катана в обеих руках, кончик устремлен вперед, в сторону их лиц. Обучившись кендзюцу у брата Акико, Ханзо, он не долго тревожился из-за роли учителя, он уже придумал, что должно быть сделано. Он знал только несколько основных ударов и блокировок, которые можно выучить так быстро. Но его мастер тайдзюцу, Сенсей Кюзо, говорил, что основы для битвы все, и Джек надеялся, что этого хватит и в их случае. - До того момента, как придет Акума, вы станете воинами, - пообещал Джек.

Обрадовавшись этому, фермеры повторили хватку Джека и подняли мечи. Исправив их недочеты, Джек принялся учить их первому удару - кесагири – простому, но смертельному диагональному разрезу.

Когда фермеры двинулись в унисон мечами и практиковали технику, пришел Йори.

— Проблемы? - спросил Джек, ведь он оставил друга присматривать за наполовину законченной дозорной вышкой.

Йори покачал головой.

— В окрестностях были только один-два оленя.

— Вот бы так и осталось.

Оглядев разные классы, Йори ответил:

— Словно мы снова в Нитен Ичи Рю!

Джек кивнул, чувствуя прилив ностальгии. Будто только вчера они были все вместе в Киото. Он поражался, как далеко она зашли со времен их обучения.

— Вот только теперь в школе сенсеи - мы!

Йори рассмеялся.

— А что с сенсеем Сабуро?

Его группа собралась рядом с грудой дерева позади дома, и Сабуро положил короткую доску между двумя поддерживающими балками на уровне талии.

— Тамашивари, судя по всему, - сказал Джек, заинтриговавшись.

Он остановил своих мечников, чтобы все они видели Испытание деревом.

— Я покажу вам, как мощны эти техники! - сказал возмущенный Сабуро своим ученикам.

Подняв правую руку, он сжал ее в кулак и с громогласным "Киай" опустил ее на дерево. Его кулак разбил доску в один удар, щепки разлетелись в стороны.

Собравшиеся фермеры принялись хлопать.

— А он стал лучше! - отметил Йори.

Джек согласно кивнул, хотя он заметил, что довольный Сабуро осторожно растирает руку за спиной.

Когда хлопки утихли, старик проворчал:

— Это легко.

Сабуро взглянул на фермера, раздраженный тем, что его впечатляющую демонстрацию подвергли сомнениям.

— Тогда почему бы вам е попробовать? - предложил Сабуро и установил другую доску.

К удивлению Сабуро и всех остальных, старик вышел вперед. Он был невысокий и костлявый, и Джек сомневался, что фермер в возрасте может что-то сделать с деревом.

Встав перед доской, старик бегло осмотрел ее. Затем, развернувшись, он выхватил топор. С одного удара он врезался в дерево.

Фермеры смеялись, даже Джек и Йори смеялись.

— Н-н-но это нечестно! - возмутился Сабуро.

Старик пожал плечами.

— Самураи ищут трудности там, где их не должно быть!


27

КОЛЮЧИЕ КУСТЫ

Дни проходили быстро. Слишком быстро. С каждым закатом страх перед Черной Луной становился сильнее. Никто вслух не говорил об Акуме, но он занимал мысли каждого. Прошлые радости и игры исчезли, их заменило мрачное ожидание. С дневными тренировками армии подготовка защиты все равно продолжалась. Давление росло, и работы велись с рассвета и до поздней ночи.

На шестой день перед черной луной Джек услышал громкий крик с северной стороны деревни. Подозревая самое худшее, он побежал по тропе, Йори не отставал.

— Почему дымовые маяки не сработали? - спросил он, выхватывая катану.

— У бандитов могла быть скрытая тропа! - сказал Йори, посох в его руке трясся от бега, и металлические кольца на нем позвякивали.

Оббежав угол последнего дома, они столкнулись с огромной стеной колючек и шипов. Вдвое выше человеческого роста, баррикада отрезала все пути к наступлению с севера. Колья выступали наружу и заостренные столбы угрожали проткнуть каждого глупца, что захочет взобраться по стене.

Юудай со своей командой сидели на снегу, с восхищением разглядывая второй ряд стены из тюков сена.

— Баррикада готова! - сообщил Юудай, и фермеры закричали, хоть и устало.

— Об этом стоит кричать! - отозвался Джек, с облегчением возвращая меч в ножны.

Пройдя по деревянным мосткам, что Юудай сделал на рву Сабуро, он ближе посмотрел на барьер и не обнаружил видимых недостатков.

— Если за баррикадой поставить отряд с копьями, Акума здесь не пройдет, - объяснил Юудай, гордо похлопывая по баррикаде.

— Ты опередил нас, Юудай! - возмутилась Миюки, появляясь из леса с Нэко и двумя помощниками. - Мы почти закончили.

Джек не попросил у нее посмотреть. Он знал, что кроме деревянного барьера, он ничего не увидит.

Оставив нескольких фермеров на страже, Джек и остальные вернулись на площадь. Расположившись в дальнем углу, дозорная вышка была теперь вдвое выше магазина риса. На верхушке последний защитный деревянный экран был прибит на место. Грубая и шаткая, башня позволяла видеть всю деревню и окрестности.

— Я знаю, что это не сравнить с силой твоей баррикады, Юудай, - сказал Джек. - Но и она полезна.

Джек ступил на шаткую лесенку, чтобы отвести Миюки и Юудая посмотреть на законченную башню.

— Оно не выдержит мой вес, - виновато сказал Юудай, намекая, что ему лучше остаться с Йори на земле. - Да и я не люблю высоту.

Миюки удивленно на него взглянула.

— Как ты справляешься с таким ростом?

— Я просто не смотрю вниз, - рассмеялся Юудай.

Поднимаясь по лесенке, Джек и Миюки вскоре добрались до верха и разглядывали равнину Окаямы. Ниже на рисовых полях, заполненных водой, Хаято трудился с командой фермеров над изменением течения реки, чтобы затопить поля.

— Великая работа проделана тобой, Джек, - сказала Миюки, рассматривая защиты, вдохновленные Пятью Кольцами.

— Спасибо, но почти всю работу выполнял плотник, - отметил Джек.

— Я не о башне. Я говорю о твоем лидерстве. Как только закончат ров и разрушат мост, деревня станет крепостью, представляешь? Не важно, как силен и опасен Акума, ему придется хорошенько подумать о том, нападать ли на фермеров в этом году.

— Это командная работа, - напомнил Джек.

— Чтобы вести людей, ты должен идти рядом с ними, - сказала Миюки, тепло улыбаясь. - Ты так и сделал. Можешь гордиться собой.

Она смотрела в глаза Джека с чем-то большим, чем восхищение.

— Я рада, что пришла помочь тебе, - прошептала она, опустив глаза. - Клан уже не такой, с тех пор, как ты ушел...

— Джек! У нас проблема, - прокричал Сабуро, пробегая по площади. Он нетерпеливо просил его пойти за ним к восточному краю деревни.

— Звучит нехорошо, - сказал Джек, направляясь к лесенке.

Спустившись, Джек и Миюки поспешили за ним. Они обнаружили канаву далекой от завершения, еще около трех ям нужно было выкопать. Но никто из команды Сабуро не работал. Кунио сидел на горе свежей земли, его лопата валялась в стороне, а голову он сжимал в руках.

— Все было пустой тратой времени! - кричал он.

Подходя к канаве, Сабуро ткнул пальцем в болотистое дно.

— Хаято затопил рисовые поля, и я попросил его команду отвести от реки ручей, чтобы проверить ров. Но, как видишь, это не сработало. Деревня лежит на возвышенности, вода сюда не течет.

Джек смотрел на ров, а потом перевел взгляд на других юных самураев. Они понимали, в чем проблема.

— Это моя вина, - сказал Сабуро, качая головой в отчаянии. - Это изначально было глупой идеей.

— Нет, это просто другая защита, - возразил Джек, хотя он знал, что огромные старания фермеров дорогого стоили.

— Но без воды бандиты легко пройдут здесь.

— Нет, если мы заполним ров колючими кустами, - предложила Миюки.

Последовала пауза раздумий. А потом все начали кивать в подтверждение.

— Великолепная идея! - сказал Джек. Он повернулся к Юудаю. - Твоя команда может собрать еще кустов?

— Конечно, - сказал Юудай.

Такое его согласие вызвало вопли протеста среди фермеров.

— Мы изрежем себя на кусочки, пока готовим эти баррикады! - возмутился мужчина, поднимая руки и показывая бесчисленное количество порезов.

— Акума отрежет вам не только руки, - сказал Юудай без мягкости. - Давайте, нам нужно работать!

Он повел свою команду на неприятную миссию, и тут подошел Хаято.

— Поля нужно полностью затопить этой ночью! - сообщил он. - Завтра мы разрушим мост.

— Хорошая работа, - ответил Джек. - И мы нашли решение со рвом - колючие кусты.

Хаято взглянул на него с восторгом.

— Отличная идея, Джек!

— Спасибо, - сказала Миюки, улыбнувшись ему, и Хаято поморщился, поняв, что похвалил ее.

Прерывая их молчаливую перепалку, Джек выдал каждому по лопате.

— Пора копать! - сказал он, прыгая в канаву.


28

ПОТЕРЯННАЯ ПРИЧИНА

Замерзшая земля была подобна камню, тормозя их работу. Они натерли руки, мышцы болели из-за копания. На другой стороне не прекращались вскрики и проклятия, которые издавала команда Юудая, собиравшая колючие кусты. После нескольких часов тяжелого труда Джек объявил перерыв. Побросав инструменты, фермеры поспешили домой.

— Они не могут уйти, - сказал Хаято, вытирая рукавом лоб. - У нас еще тренировка.

— Забудь об этом! - возмутился Сабуро, прислонившись к дереву. - Все устали!

— Фермеры будут или смертельно уставшими, или мертвыми. Нам нужно практиковаться.

— Но скоро стемнеет, - парировал Сабуро, глядя на остальных.

— Еще одна причина для тренировки, - сказал Хаято. - Акума скорее всего нападет ночью.

— Он прав, - сказала Миюки, и ее резвое согласие удивило Хаято. - Отдых фермеров пойдет на пользу только Акуме.

Хотя он был уставшим, Джек понимал необходимость тренировок. Только постоянные повторения могли научить фермеров навыкам выживания в бою.

Джек позвал Тогэ.

— Собирай всех на площади на тренировку.

— Что? - переспросил он. Его лицо было худее и бледнее обычного. - Если мы так продолжим, то у нас совсем не останется сил на борьбу!

— Ну, у вас пока и нет навыков, - прокомментировал Хаято.

Тогэ пробормотал:

— Как прикажете, юный самурай.

После нескольких криков собраться жители деревни спешно примчались на площадь и опасливо заняли свои позиции. Поднявшись на веранду для лучшего вида, Хаято командовал ими. Они шагали вперед и назад, длинные копья поднимались и опускались неровными волнами. Их не особо рьяные движения злили Хаято.

— Нет! Построение стрела! - прокричал он отряду Копающих, его руки вскинулись в V-образную форму. - Для атаки.

Отряд Копающих неуклюже перестроился под приказами Сабуро. В то же время фермер из отряда Моста уронил копье во время смешка. Куча мала из тел образовалась, когда за копье начали спотыкаться и падать. Джек, тоже участвующий в тренировке как контролирующий, начал понимать раздражение Хаято.

— Стоп! - прокричал в отчаянии Хаято. - СТОП, все вы!

Жители деревни остановились там, где стояли, и с издевкой смотрели на юного командира.

— Я видел обезьян, что были собраннее, чем вы! Вы ничего не выучили за прошлую неделю?

— Мы стараемся изо всех сил, - сказал Тогэ с негодованием.

— Значит, ваших сил недостаточно! Соберитесь. Я должен напоминать вам, что черная луна уже близко? - по рядам фермером пробежала дрожь, они склонили головы. - Вернитесь на свои позиции. И в этот раз СОБЕРИТЕСЬ!

В стремлении вернуться на места фермеры погрузились только в больший хаос.

Джек подбежал на веранду.

— Может, нам устроить перерыв?

— Рано, у нас еще нет прогресса.

К разговору присоединился Йори.

— Впрочем, ты перегнул палку, да?

Хаято покачал головой.

— А я да, - сказал Йори. - Но они не так и плохи.

— Открой глаза, Йори. Они потеряли смысл! У них нет боевого духа. Нет киай! Нет бушидо!

— Уверен, когда настанет нужное время, они соберутся.

— Мне бы твою уверенность, - сказал Хаято.

Он подошел к хижине кузнеца, отыскал в ней кусок железа и молоток и начал громко стучать.

— БАНДИТЫ! БАНДИТЫ! - прокричал он высоким голосом.

Такая тревога застала их врасплох, и жители деревни побежали в разных направлениях. Отряды сталкивались друг с другом, копья перепутались, пока жители разбегались в панике под защиту домов.

Хаято вернулся на свое место со смирившимся видом.

— Они и близко не готовы.

Тренировка продолжалась до позднего вечера. Уже стемнело, но они еще тренировались. Фальшивая тревога показала юным самураям и их отрядам, как много еще нужно сделать. И они тратили последние силы и энергию на объяснения и попытки приободрить уставших фермеров.

— Упражнение номер один еще раз! - приказал Хаято, его голос охрип от криков. - Линия не должна быть нарушена. Помните, в бурю падают одинокие деревья, но лес продолжает стоять. Сколько раз я это уже говорил?

Пока фермеры подтягивали свои непослушные от усталости тела в нужное построение в энный раз, Тогэ швырнул копье на землю.

— С меня хватит!

Он устремился прочь, но Хаято спрыгнул с веранды и поймал его за руку.

— Никогда не покидай свой пост! - прорычал Хаято.

Тогэ попытался отвязаться от Хаято.

— Отстань! Я не один из твоих самураев.

— В этом и проблема, - ответил Хаято, отпуская его с отвращением. - Вы легко сдаетесь. Как у самураев, у нас нет выбора. Мы должны сражаться. Такова судьба.

— Но это не моя судьба! - заорал Тогэ, покраснев от злости. - Я родился фермером, а не самураем. Этих тренировок мало, да и поздно уже. Поздно что-то менять!

Он наступил на бамбуковое копье, разломав его пополам и раскидав ногой обломки.

— Тогэ прав, - пробормотал старик. - Мы обманываем себя. Нам не быть воинами.

Последовал согласный шепот. Упадочное настроение росло, и все больше фермеров опускали копья и отправлялись по домам.

Юный самурай выглядел беспомощным перед упавшей духом армией.

Сабуро с сожалением покачал головой.

— Теперь я понимаю, почему отец говорил, что мы нужны фермерам больше, чем они нам. Они могут вырастить рис, но они не смогут защитить его ради всего народа.

После резко оборванной тренировки юные самураи вернулись в домик, Хаято по дороге зло пинал снег. Вслед за Джеком увязался Сора.

— Я прошу прощения за поведение Тогэ, - сказал он, низко поклонившись. - У него всегда опускаются руки перед черной луной. Прошлый раз Акума убил его жену, найдя у нее пригоршню риса, что она хотела отдать своему малышу.

Джек смотрел на далекую фигурку Тогэ, скрючившуюся в одиночестве у пруда.

— У него есть сын?’

Сора горестно покачал головой.

— Больше нет.

Старый фермер пошел прочь, таща за собой копье.

Площадь опустела, Джек остался один. Сердцем он был с Тогэ. Фермер не справился со своим горем, жестокая жизнь ранила его душу.

Йори вернулся из домика.

— Джек, ты идешь? Нэко разожгла очаг.

Джек вздохнул.

— Но Хаято прав. У фермеров нет цели. Они так долго склонялись, что теперь не могут долго стоять прямо, даже если захотят.

— Дай человеку рыбу, и он будет есть ее весь день, - ответил Йори. - Но научи его ловить рыбу, и он никогда не будет голодать.

— Но понадобится целая жизнь, чтобы они научились защищать деревню, - возразил Джек. - А у нас есть лишь несколько дней. Это бесполезно.

— Когда нечего терять, нет причины стараться, - заметил Йори. Он замолчал, наслаждаясь звучанием нового мудрого высказывания. - Акума в любом случае нападет. Но ты даешь фермерам шанс сразиться. Раньше у них его не было.


29

РАЗЫСКИВАЕТСЯ

— Джек! Тебе лучше самому это услышать, - сказала Миюки, разбудив его следующим утром.

Она подняла остальных и тихо повела их к заднему ходу в дом Джуничи. Устроившись у щели в стене, они могли видеть толпу жителей деревни, собравшихся перед Джуничи, Тогэ и Йоши. Юный фермер сидел посередине комнаты, все внимание было приковано к нему.

— И кто тебе это сказал? - спросил Джуничи.

— Путешествующий торговец, - ответил он. - Объявление висело на рынке в Окаяме.

— Какая награда?

— Четыре кобана! - выдохнул он, расширив глаза.

Все в комнате выдохнули в восхищении, и фермеры восхищенно зашептались.

— Этого золота хватит деревне больше, чем на год, - сказал Джуничи, задумчиво потирая подбородок.

— Или мы сможем заплатить Акуме, - предложил один из фермеров. - И нам не нужно будет сражаться.

— Это будет не так больно, как эти пытки, называемые тренировками! - сказал Тогэ.

Джуничи поднял руку, призывая к тишине.

— Думаешь, нам стоит выдать Джека Флетчера?

— Без вопросов! - заявил фермер постарше. - Он преступник в розыске. За ним охотится Сёгун.

— Нет! - прокричал Сора, выдвигаясь вперед. - Джек - наш спаситель.

— Он наша гибель! - прокричал в ответ фермер. - Если мы продолжим защищать его, Сёгун сравняет нашу деревню с землей и убьет всех нам!

Другие фермеры бормотали согласия.

— Но без Джека нам не избежать нападения Акумы.

Фермер старше фыркнул.

— Этот гайдзин не знает, что делает. Это просто мальчишка, играющий в самурая! Отчаяние заставило нас обратиться к нему. Но теперь все не так плохо.

— Ты забыл, что только Джек согласился нам помочь? - перебил его Юто, вступившись за Джека. - Он спас ребенка, и он может спасти деревню.

— Но Джек и так спасет нас, - парировал Тогэ. - Эти четыре кобана решат много наших проблем.

Йоши кашлянул, привлекая внимание.

— И что мы будем делать в следующем году с Акумой? У нас не будет еще одного гайдзина, чтобы выдать его.

— Мы наймем настоящих самураев, чтобы выгнать Акуму! - спорил старший фермер.

Йоши горько рассмеялся.

— И ты веришь, что даймё Икеда отдаст награду нам?

— Он должен! Так прикажет Сёгун.

— Даймё Икеда захочет всю славу за поимку гайдзина - и деньги - себе.

— Мы не можем идти против Сёгуна!

— Мы уже это сделали, - фыркнул Йоши. Он оглядел присутствующих с презрением. - Это так мы платим тем, что рискует жизнью ради нас?

Юные самураи смотрели, как жаркие аргумент разбивается о фермеров, которые метались между страхом, долгом и необходимостью отплатить в благодарность.

Джек чувствовал, как его живот стягивается в узел. Он не мог скрыться нигде. А с такой наградой он и верить никому больше не мог. Он не винил внушаемых фермеров за такое решение. Но после всего, что он для них сделал, он не мог поверить, что они так легко его предадут.

Миюки повернулась к Джеку.

— Думаю, тебе нужно уходить.

— Но что с Акумой? - спросил Джек.

— Твое чувство чести достойно восхищения, - сказал Хаято. - Но эти фермеры этого не стоят. Говорю тебе, у них ни бушидо, ни верности.

— Они меня не выдадут, - настаивал Джек.

— Фермеры переменчивы, как погода, - ответил Хаято. - Ты не можешь доверять им.

Джек посмотрел на Нэко, которая отчаянно пыталась понять, что происходит. Он хотел бы уметь изъясняться на такой языке, чтобы все ей объяснить.

— Мы можем забрать ее с нами, - предложила Миюки.

— С нами? - сказал Джек.

Миюки кивнула, выдерживая его взгляд.

— Думаешь, я тебя брошу?!

— Меня не забудьте, - заявил Йори. - И Сабуро.

— Конечно, - сказал Сабуро. - С такой наградой я сам тебя сдам!

Все в ужасе посмотрели на него.

— Да шучу я, - быстро добавил он. - Но Сёгун явно отчаялся получить тебя, Джек. Он уже второй раз удваивает цену за твою голову.

— Не время для шуток, - сухо сказал Хаято. - Джек, ты бы лучше собирал вещи, да пойдем. Мы с Юудаем готовы уйти в любой момент.

— Но когда Акума увидит, что фермеры пытались навязать борьбу, он разрушит деревню, - спорил Джек.

— Это их судьба, они сами выбрали страдание, - сказал Хаято. - Никто их не вынуждал. Уходим!

Но когда они собрались уходить, Йори потянул их обратно к стене.

— Подождите! - сказал он. - Джуничи объявил голосование.

— Кто за выдачу гайдзина, поднимите руки, - объявил глава деревни.

Рука старшего фермера поднялась, за ней последовали несколько других.

Щель ограничивала поле зрения, и Джек не мог видеть всех фермеров. Но рук было достаточно.

— Кто против?

Поднялась рука Юто, а за ней и рука Соры и фермера рядом с ним. Поднималось все больше рук. Джуничи начал считать, а Сора безумно уговаривал других поднять руки. Джек почувствовал, как на лбу проступает пот. На его стороне были друзья, он не боялся фермеров. Но он боялся самураев Сёгуна. И снова это начало давить на него.

— Все решено, - сообщил Джуничи. - Мы согласились проигнорировать приказ Сёгуна, как бы это ни обернулось...

Джек выдохнул с облегчением. Его вера в фермеров не подвела.

— Вот так сюрприз! - сказал Хаято, вскинув брови. - Фермеры показали честь и верность.

Когда они вернулись в домик для завтрака, они заметили бегущего по дороге Кунио, дико размахивающего руками. Он рухнул в снег, поднялся и помчался к ним. Он едва мог говорить, ловя ртом воздух.

— Я... видел... их... - он тяжело дышал. - БАНДИТОВ!


30

РАЗВЕДЧИКИ

— Черная Луна пришла рано! - объявил Джуничи, вырвавшись из домика и видя, чем был вызван шум. Жители деревни начали паниковать.

— Мой ров не готов! - встревожился Сабуро.

— Как и мост, - добавил Хаято, хватаясь за лук.

Джек заметил, что кольца на посохе Йори дрожат. Хотя Йори сохранял смелое лицо, он знал, что друг не был воином в сердце. Но не только он нервничал. Все юные самураи выглядели напряженными. Момент истины пришел, и путь назад теперь не было. Не обращая внимания на свой страх, Джек попытался подбодрить их.

— Мы тренировались ради этого! Мы самураи... - он взглянул на Миюки, - и нидзя! Собирайте свои отряды и занимайте позиции согласно плану. На нашей стороне неожиданность.

Повернувшись к Йори, он положил руки ему на плечи.

— Будь со мной. Мне нужна твоя мудрость в бою.

Вдохновленный верой Джека в него, Йори крепче сжал свой шакуджо.

— Кунио, звони тревогу, - приказал Джек.

— Но там только... двое... - объяснил бездыханный мальчик.

Услышав это, Хаято замер.

— Джуничи, ты говорил, что будет сорок.

Джуничи кивнул.

— Обычно так и было.

— Можете оставить их мне, - предложил Юудай с ухмылкой, закатывая рукава. - Будут мне завтраком.

— Они могут быть разведчиками, - сказала Миюки. - А мы не хотим, чтобы акума знал о нашем присутствии раньше времени.

— Согласен, - сказал Джек. - Давайте сначала посмотрим на врагов. Кунио, где они?

Кунио махнул назад.

— Ниже моста.

Устремившись к восточному краю деревни, юные самураи прислонились к защитной стене тюков с сеном у последнего дома. Глядя вниз на главную дорогу к мосту, они заметили две фигуры, приближающиеся к мельнице на лошадях. Одеты в разномастную броню и нагруженные оружием, они были воплощением плюющих на закон бандитов.

— Точно разведка, - сказала Миюки, видя, как они рассматривают горизонт и окрестности.

— Хорошо, что мы еще не тронули мост, - сказал Хаято. - Они тут же заподозрили бы неладное, и всему конец.

— А что со рвом? - спросил Сабуро.

— С их места кажется, что это канава для полива, - объяснила Миюки. - Они не ниндзя, потому не видят в этом угрозы.

— Ты знаешь кого-то из них? - спросил у Кунио Джек.

Мальчик испуганно кивнул.

— Мужчина справа - Накамура со Шрамом.

— Подходящее имя для такого красивого воина! - отметил Сабуро, сглотнув.

Бандит, о котором они говорили, держал огромным боевой топор, на мужчине была кожаная броня и шлем в форме полумесяца. Его обветренное лицо было покрыто бородой, левую щеку пересекал толстый красный шрам.

— А другой - Сайоми из Ночи.

Грива длинных черных волос ниспадала на спину ее красной брони. К ее седлу была прицеплена опасная двухсторонняя нагината, а еще у нее были лук и стрелы, и катана. Ее лицо было призрачно белым, глаза - черными, а тонкие алые губы смотрелись ядовито, как несъедобные ягоды.

Джек поежился. Теперь он понимал, откуда этот необузданный страх фермеров от приближения бандитов. Любое сопротивление будет встречено схваткой насмерть. Пока юные самураи разглядывали врагов, старушка вышла из мельницы, направив дрожащую палку на бандитов.

— Это Натсуко! - объяснил Кунио. - Мать Джуничи.

Хаято вскинул лук, готовясь выстрелить, но Миюки опустила его стрелу.

— Тебя увидят.

— Они убьют ее, - прорычал Хаято, вырываясь из ее хватки.

— Тише, вас обоих увидят, - зашипел Джек. - Если разведчики не вернутся живыми, Акума получит сигнал тревоги, что здесь самураи. И мы потеряем преимущество.

— Ты лидер, - признал Хаято сухо, но держал лук наготове.

Бандиты смеялись с попыток слабой женщины прогнать их. Затем она умудрилась поймать Накамуру за голень палкой, и он взвыл от боли. Сайоми рассмеялась сильнее над его слабостью. Накамура разозлился и сбил старушку с ног, плюнув на нее.

— Увидимся в черную луну! - прокричал Накамура замершей Натсуко, чей кулак все еще трясся перед ним.

Крепко держа лук, Хаято направлял стрелу на бандитов, пока они разворачивали лошадей и отбывали в сторону гор.

— Я пойду за ними, - сказала Миюки.

— Зачем это нужно? - в ужасе спросил Сабуро. - Чем дальше эти двое, тем нам лучше!

— Они приведут меня прямо к лагерю Акумы.

— И тебе нужно так рисковать? - спросил Юудай. - Когда мост будет разрушен, деревня станет крепостью.

— Знаешь себя, узнай врага. Тысячи битв, тысячи побед, - ответила Миюки. - Наш Учитель верил простой стратегии, признанной Масамото. Нам нужно понять, сколько там врагов, какое у них оружие. Если они все такие, как эти двое, нам понадобится любое преимущество.

— Хорошая идея, - согласился Джек. - Но ты не можешь идти одна. Слишком опасно.

— Я пойду с ней, - заявил Хаято, к удивлению Джека и Миюки.

— И я пойду, - сказал Джек, не собираясь оставлять их одних. - Я должен лично увидеть Акуму. И тогда я смогу понять, какая тактика нам нужна.

— Но нам нужно защищать деревню, - напомнил ему Йори.

Джек улыбнулся другу.

— Вот потому ты будешь за главного, пока меня нет.

Йори побледнел от свалившегося на него груза ответственности.

— Но...

— Я верю тебе, - сказал Джек, не позволяя сомнения грызть его друга. - К тому же, Сабуро будет рядом, заканчивая ров, как и Нэко, и другие жители деревни, а Юудай проведет тренировку.

— Но что, если метель скрыла следы бандитов? - спросил Юудай, глядя на небо.

Джек понимающе взглянул на Миюки.

— Ниндзя прекрасно различают следы.

31

ОТСЛЕЖИВАЯ ПУТЬ

Собрав минимум вещей, Джек, Миюки и Хаято уже собирались уходить.

— Стойте! - сказал Джуничи, спеша к ним. - Вам нужен проводник. Горы коварны зимой, - он повернулся к фермерам, что стояли позади. - Где Тогэ?

Они оглянулись беспомощно и пожали плечами.

— У нас нет времени ждать, - сказала Миюки, скрывая волосы под белым капюшоном ее белого шиноби шозоку.

— Я пойду, - решился Сора, нервничая, но вызываясь помочь.

Миюки покачала головой.

— Прости, но я не могу так рисковать. Ты можешь нас задерживать, особенно, если придется быстро убегать.

— Хотя нам нужны знания местности, - возразил Хаято.

— Согласна, - кивнула она.

— Я быстрее, чем кажусь, - сказал Сора, подхватив стоявший у двери посох.

— Пойдем уже! - сказал Джек, надевая соломенную шляпу ронина.

Вчетвером они поспешили покинуть деревню и пересекли мост. Натсуко сидела на табуретке на крыльце мельницы, что еще дымилась.

— Скажите этому, со Шрамом, что я сломаю ему оба колена при следующей встрече! - прокричала она, тряся палкой, как секирой.

Поощряя ее боевой дух, они пообещали доставить ее слова, если будет возможность.

Были бы все фермеры такими бесстрашными, как она, - думал Джек.

Следуя берегом реки, Миюки повела их по краю долины Окаяма и вверх по лесистым склонам гор. След бандитов виднелся на узкой тропинке и шел через реку. Они шли по этому следу , пока не достигли развилки.

— Куда теперь? - спросил Джек, растерянно глядя на отпечатки ног на снегу.

Миюки наклонилась, изучая следы.

— Сюда, - сказала она, указывая налево.

— Откуда ты знаешь? - спросил Хаято.

— Те следы - ноги большого оленя, те - дикого кабана, а вот эти - копыта лошади, - ответила Миюки, объяснив каждый набор отпечатков, словно учила детей.

— Они все выглядят одинаково, как по мне, - сказал Хаято, ее поучающий тон пошатнул его гордость.

Джек послал Миюки предупреждающий взгляд, умоляя ее быть мягче. Им не хватало только, чтобы они начали ссориться.

С тяжелым вздохом Миюки все же начала объяснения для Хаято:

— Я не смотрю на форму каждого следа. Первое правило хождения по снегу - распознавание рисунка следов животного. Даже если следы занесло ветром или замело, как эти, их походка остается узнаваемой по их положению на снегу.

— Теперь понимаю, - ответил он, действительно восхищаясь ей в душе.

— А этот след видишь? - внезапно сказала она, показывая на полностью пустой лоскут снега.

Сбитый с толку, Хаято покачал головой. Джек повернулся взглянуть, на что она показывает.

— А это... след ниндзя! - заявила она, давясь смехом.

Поняв шутку, Джек тоже рассмеялся.

— Таких мне точно нужно остерегаться, - сказал Хаято, пытаясь выдавить улыбку.

Кряхтя, вдали шел Сора. Несмотря на его возраст, он уверенно шагал вперед, как старый горный козел, и сохранял уверенное лицо с момента ухода их деревни Тамагаши.

— А это следы медведя! - сказал он, ткнув палку в отпечаток огромной лапы в снегу. - Нужно поторопиться. Медведи куда опаснее бандитов.

Миюки подбежала и принялась их разглядывать.

— Они свежие!

В этот момент низкое рычание послышалось из подлеска. Ветки затрещали под напором медведя, полностью черного, кроме вспышки белого на груди, прорвавшегося сквозь них. Остановившись перед ними, он потянул носом воздух, а потом лязгнул челюстями.

— Хуже медведя есть только одна вещь, - сказал Сора, сделав несколько скованным шагов назад. - Это голодный медведь!

— Что делать? - прошептал Джек. - Бежим?

— Нет! - прошипела Миюки. - Соберемся вместе, так мы будем казаться больше и внушительнее.

Но медведь не испугался. Он поднялся на задние ноги, возвысившись над ними. Его смертельно острые когти были готовы порвать их на куски.

Джек потянулся за мечом, Хаято схватился за стрелу, но медведь был нацелен убить хоть одного из них до того, как они успеют атаковать.

Камень внезапно ударил животному в грудь. За ним тут же последовал другой – и попал медведю прямо в нос. Рыча от ярости, он повернулся к обидчику. Появившись из ниоткуда, Нэко подпрыгивала, размахивая руками, чтобы отвлечь чудовище. С ревом медведь бросился на нее. Нэко развернулась на пятках и побежала в лес, уводя неистовое животное прочь.

— Нет! - крикнула Миюки, бросившись вслед за Нэко, не раздумывая о своей безопасности.

Джек и остальные последовали за ними. Ветки цеплялись за их одежду, царапали лица, пока они прорывались через густую чащу. Впереди они слышали медведя, ломающего подлесок, и видели Миюки, приближающуюся к нему.

— Стой, Миюки, СТОЙ! - кричал Джек, они отставали, и рев медведя слышался все отдаленнее.

В конечном итоге они встретились у горного ручья.

— Где Нэко? - спросил Джек, едва дыша.

Миюки повернулась, ее глаза были наполнены слезами.

— Медведь ушел туда, - она всхлипнула, указывая на другую сторону ручья. - Но следы Нэко остановились здесь.

Вдалеке они услышали рев.

Миюки задрожала.

— Медведь мог поймать ее.

Джек чувствовал, как его переполняют эмоции. Все случилось слишком быстро. Медведь. Нэко. Ее жертва за них. Он стоял рядом с Миюки в горестном молчании, слишком шокированный, чтобы понять, что делать дальше.

— Нужно уходить... пока оно не вернулось, - сказал Сора, нервно оглядывая кусты.

— Мы не можем ее бросить, - сказал Джек, но не договорил, он увидел два кошачьих глаза, глядящие на него из дыры в дереве. - Нэко! - воскликнул он, и она показалась из своего укрытия, победно улыбаясь.

Используя жесты, которым его обучила Миюки, Джек спросил: ты в порядке?

Нэко кивнула, у нее было лишь несколько царапин.

Миюки, радуясь тому, что ее юное дарование невредимо, плакала:

— Я говорила, что из нее получится идеальный ниндзя!

— Но точно не хороший самурай, - сказал Хаято. - Она нарушила приказ, последовав за нами, и чуть не поплатилась за это жизнью.

— Если бы не Нэко, мы бы погибли! - парировала Миюки.

— И я благодарен за это, - ответил Хаято. - Но что она здесь делает?

Миюки перевела этот вопрос знаками для нее.

— Она говорит, что подумала, что сможет помочь.

— И она так и сделала! - сказал Джек, тепло улыбаясь беззвучному спасителю.

Возвращаясь по своим следам, они оставляли еще одну дорожку отпечатков, Нэко теперь была частью экспедиции. Они уходили все глубже в горы. Земля становилась грубой и бедной, пики камней возвышались вокруг них. К полудню следы повели их вверх по ужасающей тропе, вырезанной  в скале, пока не завели в узкое ущелье.

— Как далеко еще, как думаешь? - обратился к Миюки Джек.

Она повернулась, чтобы ответить, но Сора влез в разговор.

— Тихо! - прошипел он, приложив палец к губам.

Трое самураев потянулись к оружию. Но осмотрелись и поняли, что ущелье пустынно.

В чем дело? - одними губами спросил Джек.

Сора указал пальцем наверх и прошептал.

— Угроза лавины!

Над ними огромная волна снега свисала с края ущелья. Сохраняя молчание, они осторожно двигались по узкому проходу, стараясь не шуметь, когда вдалеке увидели камень, закрывающий выход из ущелья.

— Уверена, что они пошли сюда? - прошептал Джек.

Миюки кивнула и показала две дорожки следов, которые уходили за камень.

— Может, бандиты заблудились? - предположил Хаято.

— Я так не думаю, - ответил Миюки, ее голос был не громче дыхания. - Отсюда свежие следы не ведут.

— Тогда не останавливаемся, - сказал Джек.

Они пошли дальше, стены ущелья сдвигались все ближе, между его снежных склонов виднелась тонкая голубая полоска неба. Гора словно пыталась подавить их.

— Нам нужно вернуться, - сказал Сора, оглядываясь и видя темные тучи. - Я не знаю, где мы, приближается буря.

Но Джек собирался идти по следам до конца. Они приближались к концу ущелья, он не мог поверить глазам. Теперь он видел, что в камне была щель. Оптическая иллюзия создавала эффект тупика, а тропа вела к узкой дыре в горе.

Пройдя сквозь нее, они обнаружили скрытую долину.


32

АКУМА

Водопад спускался со скалы в кристально-чистое озеро. У берега росло несколько старых деревьев, вцепившихся в крутые склоны долины, дальний берег, покрытый снегом, был утыкан деревянными домиками, защищенными подветренной стороной скалы. Здесь был и магазин, и хлев, и больше деревянное общежитие, их дыры в его соломенной крыше курился дымок.

— Вот оно! - воскликнул Джек.

— Подождем сумерек, - сказала Миюки. - Нельзя, чтобы нам заметили.

Скрывшись за булыжником, они разглядывали лагерь в поисках признаков жизни. Несколько мужчин ходили неподалеку, ухаживая за лошадьми, но, похоже, основная часть бандитов скрывалась в общежитии. Даже по эту сторону озера слышались отрывки гулкого смеха и пьяных песен.

— Я не видел стражи, - сказал Джек, когда солнце начало скрываться за верхушкой горы.

— И я, - согласилась Миюки.

— Они хорошо спрятаны, - сказал Хаято. - Акума не верит просто, что здесь их кто-нибудь найдет.

— Никто и не находил, - отозвался Сора, дрожа от ледяного горного воздуха. - По крайней мере, никто не возвращался, чтобы поведать нам об этом.

— Не бойся, мы вернемся, - сказал Джек, молясь, чтобы это оказалось правдой.

Устроившись на краю озера, они скрывались за деревьями столько, сколько это было возможно, а затем придвинулись ближе к булыжникам. Но они теряли время.

— Это открытое пространство, - сказала Миюки. - Я пойду первой.

Проверяя, чистый ли путь, она побежала к ближней стене общежития. Когда она была на половине пути, открылась главная дверь, и наружу вышел бандит. В мгновение она упала, скрутившись клубком, и притворилась недвижимым камнем. Одетая в белое шинобы шозоку, она выглядела снежным холмом. И даже прекрасно зная, где она прячется, Джек с трудом видел ее в сумерках.

Бандит, поеживаясь от холода, пошел в ее сторону. Он был все ближе. Она была на грани раскрытия. За плечом Джека Хаято вытащил стрелу из колчана и натянул лук.

— На всякий случай, - прошептал он, целясь в горло мужчине.

Но бандит прошел мимо, не задев Миюки. Он шел к маленькому домику-уборной. Несколько минут спустя он вернулся в главное здание, прикрыв за собой дверь. Миюки вскочила на ноги и поспешила под защиту стены.

— Это было слишком близко, - сказал Хаято, - опуская оружие.

Миюки подобралась к низкому окошку общежития. Радуясь, что больше никто не выходит, она поманила их подходить по одному. Когда все они укрылись в тени у стены, Джек приложил глаз к щели и впервые увидел врага.

Внутри потрескивл огонь в огромном очаге посреди комнаты. Бандиты сидели повсюду, в руках сжимая миски с рисом или большие бутылки сакэ. В одном углу группка мужчин играла в кости. В другом, небольшая кучка болела за двух бандитов, устроивших армрестлинг. Их запястья были связаны, а на другом конце стола горели свечи. Они яростно сражались друг с другом. Боец справа кричал, когда его рука коснулась пламени. Его противник смеялся над его страданиями.

Если они так шутят дург с другом, - думал Джек, - на что мы надеемся?

Обратив внимание на противоположную стену, Джек тут же заметил Накамуру и Сайоми. Они сидели на коленях перед бородатым мужчиной с угольно-черными глазами и широкой грудью. Он носил черный, как ночь, нагрудник, а вокруг головы - кроваво-красный хачимаки. Бандана была усилена металлическим куском и выглядела мощно, словно корона.

— Это Акума! - прошептал Сора, дрожа при виде главы деревни.

Джек положил руку на плечо Моры, пытаясь его успокоить, но и его пронзил страх, когда он увидел человека, известного как Черная Луна. Присутствие лидера бандитов заполняло комнату, и он смотрел на своих приспешников с покровительственным взглядом акулы-убийцы. Джек отметил, что никто из бандитов не смотрел прямо на лидера, и держались они на безопасном расстоянии.

Акума взмахнул рукой, и появилась девушка, принесшая еду и чайник сенча. Низко поклонившись, она смотрела в пол, а потом наполнила чашку зеленым чаем и поднесла Акуме.

Даже не попробовав, он сказал:

— Чай остыл!

— Но я только что его сделала...

Акума жестко ударил девушку ребром ладони.

— Я сказал, чай остыл, - его тон был спокойным, словно ничего не произошло. Но из нижней губы девушки сочилась кровь, красным наливалась щека.

— Простите, мой лорд, - пробубнила она, торопясь принести ему горячий чай.

Двое бандитов втащили мужчину и швырнули к ногам Акумы. Одеты в поношенный халат и брюки, узник извивался от страха.

— А я предупреждал, чтобы ты не сопротивлялся, - сказал Акума, беря с тарелки с суши розовый ломтик лосося и опуская его в рот.

Фермер рухнул на грязный пол в поклоне.

— Я только думал о своей семье. Я не буду больше так делать. Обещаю...

— Не будешь, - перебил его Акума. - Я принимаю твои жалкие извинения.

Фермер поднял глаза в восхищении.

— Спасибо вам, о великий Акума, благодарю вас! - вопил он, снова и снова кланяясь.

Акума закатил глаза, ему быстро надоело наблюдать это восхищение.

— Поджарьте его на огне! - приказал он.

Двое бандитов схватили фермера, поднимая его на ноги, и притянули к очагу с пылающим огнем. Комната погрузилась в тишину, все смотрели в мрачном удовольствии.

— Н-н-но мои извинения! - молил фермер, извиваясь дико в руках державших его бандитов.

Не в силах больше терпеть Джек достал меч. Но Хаято удержал его.

— Нет! Это будет самоубийство чистой воды!

— Но мы не можем ничего не делать, - протестовал Джек.

— Мы поможем ему и погибнем сами - все очень просто.

— Он прав, Джек, - сказала Миюки, хотя она тоже чувствовала себя ужасно в такой ситуации. - Их слишком много. Мы не можем пожертвовать всей деревней из-за одного человека.

Леденящий душу крик пронзил ночь.

— Мы должны остановить Акуму! - сказал Джек.

Крики продолжались, изменялась лишь громкость под издевательский смех бандитов.

— И мы остановим, - пообещал Хаято, ярость застыла на его лице. - Остановим в черную луну.

Крики прекратились.

Сора осел на снег, безмолвно всхлипывая и пытаясь успокоить Нэко. С трудом Джек и остальные заставили себя снова прильнуть к окошку.

Акума, разочарованный таким коротким шоу, заявил:

— Скормите его собакам!

Двое бандитов вытащили обгоревшего фермера из огня и бросили на спину. Мгновением спустя слышались только восторженные поскуливания, рычание и тявканье.

Акума - дьявол во плоти! - думал Джек, чувствуя, как его желудок болезненно сжимается.

Повернувшись к Сайоми и Накамуре, Акума спросил:

— Я надеюсь, никакого сопротивления от фермеров Тамагаши не будет?

Сайоми покачала головой.

— Их боевой дух сломлен с прошлого раза. Разве что вы будете считаться со старухой, что ударила Накамуру!

Акума гулко рассмеялся. Сайоми хихикала. После недолгой паузы к ним присоединились и другие бандиты.

Накамура смутился.

— Я все еще думаю о том рве, - пробормотал он.

— Ты видел состояние их рисовых полей, - фыркнула Сайоми. - Они остановят затопление.

— Может, но старуха действовала слишком смело.

— Ты просто расстроен, что тебя побила женщина, - оскалилась Сайоми.

— Я побью тебя, если ты не замолкнешь! - прошипел он.

— Попробуй, - с вызовом сказала она, сузив глаза.

Акума поднял руку, и их пререкания тут же прервались.

— Так вы думаете, что фермеры что-то замышляют?

— Сомневаюсь, что им хватит ума, - ответила Сайоми.

— Но у них может быть помощник, - предположил Накамура.

— Кто будет слушать их мольбы? - сказал Акума. - Даймё Икеда плевал на них.

— Какой-нибудь самурай без хозяина.

Акума задумался над этим.

— Но даже у ронинов есть принципы. Какой самурай опустится до прислуживания фермерам?

— Изгой! - из теней выступил мужчина, одетый в черную кожу. Левая сторона его лица была сплошным ожогом, кожа была красной и сморщенной, волос не было. Левый глаз отсутствовал, веко прикрывало пустую глазницу.

— Змея Курочи, - прошептал Сора, Миюки в ужасе выдохнула.

— Но нам не страшен ронин, - ухмыльнулся Курочи. - Не с таким оружием.

Он вскинул заряженный мушкет, нацелился в бутылку сакэ в углу и спустил курок. Она взорвалась с громким треском. Бандиты в панике попадали, и рисовое вино стекало по группе, игравшей в кости. Курочи хрипло рассмеялся, и Акума хмыкнул, удовлетворенный шоу.


33

В ПЛАМЯ

— У нас ужасные проблемы, - сказал Хаято в ужасе. - Я насчитал сорок пять бандитов, а у этого Курочи есть пистолет!

— Его нужно заряжать и целиться, на это нужно время, - сказал Джек, вспоминая пистоли отца. А мы сможем прятаться за нашими баррикадами, а атаковать, когда они перезаряжают.

— Но и у других могут быть мушкеты. Я увидел, что эти орудия без чести делают на поле боя. Они убьют нас, даже не приблизившись.

— Мушкетам нужен порох, - задумчиво сказала Миюки.

— Тогда мы должны сравнять шансы, - сказал Джек.

Хотя они приложили много усилий для спасения деревни, после столкновения с такой большой и хорошо вооруженной армией врага он понимал, что им нельзя медлить в действиях.

— Что вы предлагаете? - спросил Хаято.

— Уничтожить их припасы.

— Или украсть, - предложила Миюки с блеском в глазах.

— Мы можем отпустить их лошадей, - сказал Джек.

— Зачем останавливаться на таком? - сказал Хаято, загоревшись идеей. - Давайте бить огнем огонь. Сожжем их лагерь дотла!

— Теперь ты думаешь как ниндзя! - сказала Миюки.

Хаято скривился, его самурайская гордость была задета таким сравнением, но он воздержался от ответа.

— Но если вы атакуете, Акума будет подозревать нашу деревню и отомстит, - вступил Сора, его морщинистое лицо выглядело беспокойным. - Он уничтожит всех нас!

— Он в любом случае так сделает, - сказал Хаято. - К тому же, у Акумы много врагов. Он не узнает, кто за этим стоит.

— А без укрытия, лошадей или пороха бандиты уже не смогут так легко сражаться, - сказала Миюки.

Джек кивнул, соглашаясь.

— Подождем, пока они уснут. А потом ударим.

Прошло не много времени до того момента, когда пьяные бандиты притихли, послышался звук храпа, гулом отдающийся в здании. Акума лежал на футоне выше них, закрывшись ширмой, сделав только для себя подобие комнаты.

Убедившись, что все спят, Миюки направилась к складу. Прижимаясь к боковой стене, они скользили к входу.

Вдруг она вскинула руку, призывая остановиться.

Джек и остальные замерли. В дрожащем свете масляной лампы у двери сидел бандит. Назначенный охранять склад, он сидел на лавочке, голова его  была склонена, глаза закрыты, у его ног стояла пустая бутылка сакэ.

Миюки подала Джеку и остальным знак, чтобы они ждали. Используя бесшумную походку ниндзя, она приблизилась к дремлющему мужчине. Большим пальцем она надавила на болевую точку на его шее. Страж резко вскочил, а потом осел на пол, потеряв сознание.

Джек поспешил приблизиться.

— Он мертв?

Миюки покачала головой, пока они тащили тело бандита в тень.

— Нет, но утром он проснется с ужасной головной болью, ничего не помня.

Хаято дернул дверь.

— Закрыто!

Миюки обыскала бандита, но так и не нашла ключ.

— Мы можем ее выломать, - сказал Джек, озираясь в поисках тяжелого камня.

— Будет слишком шумно, - ответила Миюки.

Джек почувствовал, как его тянут за рукав. Нэко указывала на решетчатое окно с карнизом. Оно было достаточно широким, чтобы девочка могла пролезть. С помощью Джека и Хаято она поднялась и пробралась внутрь. Несколькими мгновениями позже дверь открылась.

Хорошая работа! - показал знаками Джек.

Нэко отозвалась знаками: Запросто!

Сора забрал лампу бандита. Склад был набит полками со всяким добром. Тюки риса, бочки сакэ, высушенная рыба, масляные лампы, связки одежды, копья, мечи, несколько мушкетов и порох. Трофеи бесчисленных набегов.

— Вы будете все это уничтожать? - спросил Сора, его глаза жадно смотрели на тюки с рисом.

— Боюсь, что так, - сказал Хаято. - Армия держится на их желудках. Это будет серьезным плевком в Акуму и его прихвостней.

— Может, он просто озвереет? Отнимет у нас все?

— Что бы ни случилось, Акума собирается напасть на вашу деревню, - напомнил Джек. - Но в этот раз вы готовы. А мы можем остановить эти атаки прямо сейчас.

— К тому же, мы используем масляную лампу, и все будет выглядеть как несчастный случай, - сказала Миюки, забирая источник света у Соры. Она подошла ближе и рассматривала оружие. - Но сначала мы заберем немного отсюда.

Она откатила оттуда два небольших бочонка пороха и большой кувшин с маслом для ламп.

— Мы не можем это забрать, - сказал Хаято. - Это нас замедлит.

— Ты прав, мы должны сбежать быстро, - сказал Джек и повернулся к Соре. - Иди и освободи лошадей, но оставь нам пять самых быстрых. И еще одну, что понесет добычу и один-два тюка риса для деревни.

Сора показался довольным. Джек подал знаки Нэко, чтобы она помогла старому фермеру, и они вдвоем поспешно пересекли двор к конюшне. Вскоре Джек услышал ржание и понадеялся, что шум не потревожит бандитов.

Хаято взял зажигалку из стали и кремня и кувшин с маслом для ламп.

— Я подожгу общежитие, а вы тут заканчивайте пока. Акума заслуживает огненного пробуждения!

— Встретимся у деревьев, - сказал Джек. - И не задерживайся! Я хочу, чтобы мы были далеко отсюда, когда все здесь будет в огне.

Хаято кивнул, соглашаясь.

— Осторожнее, - сказала Миюки.

Хаято оглянулся, удивляясь ее искреннему пожеланию.

— Ты тоже.

Затем он растворился в ночи.

Миюки принесла еще несколько вещей, и Джек вынес их наружу. Она облила маслом стены и пол, а потом рассыпала линию пороха от двери. Нэко появилась с лошадями, и Джек спешно загружал их.

— Идите вперед, - сказала Миюки. - Я почти закончила.

— Я буду ждать, - ответил Джек, поймав ее взгляд на секунду. Порой ее храбрость и дерзость напоминали ему Акико.

Следуя краю озера, Джек и Нэко провели лошадей к деревьям, привязали их и опустились на камень. Они смотрели на лагерь в напряженной тишине. В бледном свете луны было трудно заметить чьи-то движения. Несколько лошадей пили воду, но остальные были спокойны. К облегчению Джека, никто из бандитов еще не пришел в себя – видимо, они были слишком пьяны, чтобы реагировать.

Их план работал.

Он увидел, как Миюки опускает лампу на землю. Она пнула ее, и все вспыхнуло огнем. Она была темным силуэтом на фоне яркого света.

Миюки побежала на максимальной скорости, пересекла открытое пространство и добралась до укрытия Джека и Нэко. Позади нее над складом распускался оранжевый сияющий цветок, из двери валил дым.

Добравшись до деревьев, она оглянулась на творение своих рук.

— У них возникнут большие проблемы, - сказала она, довольная собой.

— Видела Хаято? - спросил Джек.

Миюки покачала головой.

— Я думала, он уже с тобой.

Они разглядывали лагерь в поисках него, огонь от склада освещал общежитие.

— Я не вижу его, - сказала Миюки, беспокойство пробралось в ее голос.

И тут молния пересекла тьму. Хаято мчался по камням и булыжникам, не оглядываясь.

— Оно не хотело зажигаться, - объяснил он, едва дыша. - Солома промокла, но все-таки загорелась. Хотя и потребовалось больше времени, урон Акуме мы нанесли!

Они почувствовали головокружение от этой победы.

— Идемте! - сказал Джек, стремясь сбежать, пока у них была возможность.

— Где Сора? - спросил Хаято.

Миюки и Джек переглянулись. во всей спешке они совсем забыли о старом фермере.

— Наверное, освобождает лошадей, - сказала Миюки.

Джек смотрел на конюшни, но не видел нигде там Сору. Миюки подавала быстрые знаки Нэко, но она не знала, где он.

В дрожащем свете огня Джек заметил Сору, спешащего к общежитию.

— Что он делает? - зло спросил Хаято.

— Стойте здесь! - приказал Джек. - Я найду его.

— Поторопись! - сказала Миюки. - Те бандиты скоро проснутся.

Джек вернулся в лагерь, следя за врагами. Он нашел Сору на заднем дворе, обе руки его тянулись к открытому окну.

— Что ты творишь? - прошипел Джек. - Нам нужно уходить сейчас же!

Сора повернулся к нему с умоляющим взглядом.

— Но мы не можем...

Он отошел, и за ним оказалась юная девушка с заплаканным лицом.

— Я нашел мою дочь! Мия!


34

СПАСЕНИЕ

Позади Мии было еще много девушек, чьи лица были несчастными и потерянными.

Джек повернулся к Соре.

— Почему ты не сказал этого раньше?

Заломив руки, Сора всхлипнул:

— Я утратил всякую надежду увидеть ее снова. Но когда та девушка принесла чай, я подумал... а вдруг...

— Но Хаято поджег здание! - воскликнул Джек.

Глаза Соры расширились в панике, и он начал дергать решетку на окне. Доски не поддавались. Джек оттолкнул его в сторону. Девушки находились в комнате, отделенной от основного здания.

— Ты можешь оттуда выбраться? - прошептал он Мие.

Девушка покачала головой.

— Дверь закрывают на ночь и приставляют стража.

Джек изучающе смотрел на стену общежития. Она была выстроена из сплошных стволов деревьев. Не было и шанса разломить их. Позади он слышал растущий шум и треск огня. Время неумолимо истекало.

— Иди к деревьям и скажи Миюки, - приказал он Соре. - Я постараюсь спасти твою дочь и других девушек.

Сора кивнул. Но он остался прикованным к месту, не в силах оторвать взгляд от заточенной дочери.

Джек ткнул его локтем.

— Быстрее!

Это вернуло Соре власть над собой, он бросил последний взгляд на Мию и побежал в ночь.

Джек заметил черный ход, но он был заколочен. Вдалеке было еще одно окно. Он собрался туда, но заметил на снегу черные фигуры. Собаки спали в дальнем углу двора… их животы был надуты и полны.

Джек медленно подался назад. Он не хотел, чтобы они увидели его. И не хотел будить кровавых гончих.

Безопасно обойдя угол, он поспешил к главной двери и раздвинул ее. Бандиты валялись по всей комнате, на них солома лежала одеялом. Многие были недвижны, перепив сакэ; другие спали и громко храпели. Сверху с соломенной крыши проникал дым, собираясь в смертельное облако, но запах горелого дерева из очага маскировал пожар на крыше. Джек молился, чтобы он смог спасти девушек, пока бандиты спят.

Двигаясь быстро и беззвучно, как его обучали у ниндзя, Джек сновал между бессознательными телами к шоджи в конце комнаты. Отодвинув ее, он увидел большую кухню и заколоченную дверь в конце. Возле нее сидел бандит, который сильно зевал и клацал зубами от скуки.

Мужчина был беззащитен, но Джек понимал, что он поднимет тревогу, как только заметит его. Здесь ему не помогут уловки ниндзя. Но простая маскировка могла бы сработать…

Оглянувшись, он нашел брошенную бутылку сакэ. Натянув на лицо соломенную шляпу, Джек с размахом открыл дверь и вломился внутрь. В полумраке кухни он надеялся обмануть стража.

— Хочешь... немного?.. - пробормотал Джек, поднимая пустую бутылку.

Взглянув на него, страж проворчал:

— Ты знаешь, что нам нельзя пить на посту.

Пошатываясь, Джек приблизился, возвышаясь над мужчиной, и тот понял свою фатальную ошибку. Потянувшись за мечом, страж открыл рот, чтобы закричать. Но Джек рванул вперед и ударил его Кулаком Падения - одной из шестнадцати тайных техник кулака ниндзя, мужчина повалился на пол, как кулек с тряпьем.

Отцепив от двери деревянную заглушку, Джек отодвинул ее. Девушки сидели в углу, боясь, что это бандит. Джек убрал шляпу с лица, и они замерли в страхе. Иностранная внешность некоторых напугала сильнее, словно они видели перед собой призрака.

— За мной! - прошипел он. - Только тихо.

Мия двинулась первой, остальные девушки, преодолевая шок, последовали за ней.

Проверив главный холл, Джек обнаружил, что все заполнено дымом, воздух быстро превращался в ядовитый туман. Бандиты же лежали ниже линии серого облака, некоторые начали кашлять и плеваться во сне.

Джек повел девочек сквозь туман так быстро, как мог. Они старались закрывать рты, но было невозможно не вдыхать загрязненный воздух. одна из девочек начала сильно кашлять, и Джек поспешил вывести их, пока она не разбудила бандитов. Но они были медлительны, наступая неловко на своих пленителей. Достигнув двери, Джек выпустил Мию наружу.

— Бегите к деревьям, - прошептал он. - И не останавливайтесь!

Джек следил, чтобы каждая девушка вышла. Последняя девушка, наглотавшись дыма, споткнулась и упала на спящего бандита.

Мужчина вскочил в ярости.

— Попались! - прорычал он.

его глаза с трудом сфокусировались на девушке, и тут же вспышка растерянности возникла на его лице, когда он понял, что девушка на свободе. А потом он заметил облако дыма, заполнившего дом.

Оттолкнув девушку, он принялся бегать и кричать:

— ПОЖАР! ПОЖАР!


35

ОГНЕННОЕ СРАЖЕНИЕ

Хаос царил, когда бандиты проснулись и помчались к двери в панике. Несколько вообще не встали, надышавшись ядовитого дыма. Остальные толкались на пути к двери, стремясь спастись первыми.

Джек нырнул в здание, чтобы спасти девушку. Он пробивался через ряды бандитов, которые стремились спасти свои жизни и не обращали внимания на незнакомца. Отыскав девушку, он поднял ее на ноги и толкнув в сторону дверей. Она успела выйти, когда Джека схватили сзади.

— Кто, черт возьми, вы такие? - прорычал Накамура, его лицо в шрамах появилось из дыма.

Без промедления Джек крутнулся, схватившись рукой за предплечье противника и выкрутив его в технике тайдзюцу. Он выкручивал его с силой, чтобы вывернуть ему локоть.

Но вместо того, чтобы корчиться в агонии на полу, Накамура просто рассмеялся.

— Тебе нужно что-то серьезнее этого! - сказал он и ударил Джека в живот кулаком-молотом.

Джек рухнул на колени, хватая ртом воздух. Накамура пнул его, отправив в другой конец комнаты. Джек врезался в балку. Он не успел подняться, а Накамура опустил следующий удар ему на грудь. Инстинктивно Джек выставил оба предплечья, блокировав удар, и откатился в сторону. Но Накамура продолжал атаковать, выхватив из огня горящую ветку и загоняя с ее помощью Джека в центр комнаты.

Крыша дома была объята адским пламенем, куски горящей соломы падали на пол. Джек понимал, что его шансы выжить становятся все призрачнее с каждой секундой. Пока он выиграет преимущество и сможет сбежать, он уже задохнется в дыму, сгорит заживо или будет убит Накамурой.

Уклонившись от горящей ветки, которой размахивал бандит, Джек потянулся за мечами. Но он успел только коснуться рукоятей, когда его схватили за голову, а у горла оказался нож.

— Так это твоих рук дело, гайдзин? - спросила Сайоми, ее глаза покраснели от дыма.

Джек не ответил. Его сознание сейчас реагировало только на холод стали на коже.

— У нас нет времени играть в такие игры, мальчишка, - сказал Накамура, оглядываясь на растущее пламя. - Кто послал тебя?

Накамура приставил пылающую ветку к правому бедру Джека. Он кричал, дерево горело на его кимоно, опаляя кожу.

— Говори, пока мы не поджарили тебя заживо! - прорычала Сайоми.

Джек извивался от боли, его горло першило от дыма, которым он дышал.

Не имея больше терпения, Накамура прижал сильнее пылающую ветку. Послышалось шипение, огонь достал до плоти. Сцепив зубы, борясь с агонией, Джек старался вырваться из хватки Сайоми, но она только прижимала нож к его горлу сильнее.

Затем фигура-призрак появилась из дыма. Вспышка стали промелькнула перед лицом Джека, и Сайоми вскрикнула, когда сюрикен погрузился в ее руку. Миюки выполнила летящий прыжок, ударив Накамуру в грудь и отправив его в огонь. Он приземлился на пылающие угли и завопил, когда его вещи загорелись, а пламя достало до его рук и спины.

Получив инициативу, Джек схватил запястье Сайоми и выбил из ее руки нож. Ткнув ее локтем в живот, он  перекинул ее через плечо, используя технику сеои нагэ. Голова Сайоми ударилась первой, и она рухнула на пол.

Ужасающий треск оповестил их, что крыша скоро обвалится. Не теряя времени, Миюки схватила Джека за руку и повела его сквозь дым к двери. Острая боль грызла его правую ногу с каждым шагом. Позади он слышал проклятия Сайоми.

Вырвавшись из дома, Накамура поспешил дальше, его одежда пылала. Он не остановился, пока не плюхнулся в озеро.

Шок от того, что стало с их лагерем, внес смятение в ряды бандитов. Некоторые замерли, глядя на разрушения, пока остальные чувствовали себя ужасно от смеси сакэ и дыма, а некоторые отчаянные пытались погасить пламя ведрами воды. Этот беспорядок прикрыл побег Миюки и Джека. Они бежали по открытой местности, каждый мучительный шаг приближал их к спасению. Впереди девушка, что они спасли, почти добежала до деревьев.

— ОСТАНОВИТЕ ИХ! - проревел Акума, стоявший в гневе рядом с горящим лагерем.

Джек и Миюки продолжали бежать.

Раздался звук выстрела.

Пуля промахнулась.

Но девушка упала.

— НЕТ! - прокричал Джек.

Стрела за стрелой свистели с другой стороны, Хаято пытался отогнать бандитов, посланных Акумой.

Джек поравнялся с девушкой, чтоб помочь ей, но остановился. Она уже была мертва, тонкая струйка крови бежала с ее губ на белый снег.

— Нужно идти дальше! - сказала Миюки, таща Джека.

Бандиты быстро приближались. Хаято сразил еще троих, пока Джек и Миюки достигли деревьев. Под защитой деревьев Хаято повел их вдоль озера.

— Нэко и Сора уже ушли с лошадями и девушками, - объяснил он, пока они шли.

Позади них слышались злые голоса бандитов. Ковыляя как можно быстро, Джек думал о бедной девушке, которая погибла в шаге от свободы. Они прорвались в узкое ущелье. Перед поворотом Джек последний раз оглянулся. Лагерь бандитов был объят пламенем, алые языки огня отражались в неспокойной воде озера, словно лава.

По крайней мере, смерть девушки не была напрасной.

Спеша пройти ущелье, они почти догнали Сору и других девушек, когда позади появились бандиты.

— Вы можете бежать, но не уйдете от меня! - кричал Курочи, вскидывая заряженный мушкет и целясь в их спины.

Он спустил курок. Искра подожгла порох, и пулы выстрелила прямо в юных воинов.

Миюки прыгнула на Хаято, сбивая его с ног. Пуля срикошетила от камня, рядом с которым мгновение назад был Хаято.

— Ты спасла мне жизнь! - воскликнул он, когда Миюки слезла с него.

— Еще нет, - ответила она, глядя через плечо на бандитов.

Они были все ближе.

— Придется задержаться здесь, - сказал Джек, выхватывая катану. - Дайте Соре и остальным шанс сбежать.

Все трое понимали тщетность попыток побега от бандитов в их горах. Узкое ущелье было лучшим шансом сдержать их. Вооружившись, они приготовились сражаться, когда сверху послышался зловещий гул.

Все вскинули головы.

Выстрел попал в снег, и огромная снежная волна поплыла по склону.

— БЕГИТЕ! - проорал Сора, подгоняя девушек к спасению.

Словно небо рушилось, снег катился по камню, угрожая прекратить их путь здесь.

Джек, Миюки и Хаято бежали к выходу из ущелья. Бандиты убежали в другую сторону.

Миюки и Хаято опережали Джека, чья правая нога сопротивлялась движению.

— Давай, Джек! - кричала Миюки.

Борясь с болью, Джек пошатнулся вперед, когда лавина накрыла дно ущелья.


36

ЛЕДЯНАЯ МОГИЛА

Джек чувствовал себя так, словно его поместили в белый гроб. Он мог едва дышать под весом снега. Все звуки затонули. Он слышал только шум крови и стук сердца.

Выжили ли остальные? Он мог только молиться об этом.

Он начал пальцами копать снег, но не понимал, в какую сторону копать. Запутавшись, он мог закопаться и глубже в снег. Он попытался сдвинуться, но был зажат со всех сторон. Хорошей новостью было лишь то, что холодный снег стал компрессом для его опаленной ноги.

После попыток сдвинуться с места Джек умудрился сделать дыру вокруг себя. Но снег тут же обвалился обратно. Он начал паниковать. Хватая ртом воздух, он дико крутился в этой ледяной могиле. Но снег просто обнимал его, как старого друга.

Джек попытался успокоиться. Ему нужно мыслить здраво, если он хочет выжить. Он не хотел умирать здесь. Не такой была его судьба. Он не мог зайти так далеко, чтобы закончить в лавине. Он должен вернуться домой к сестре в Англию.

Джек продолжал копать.

Он потерял ощущение времени, его силы кончались, холод пробрался в кости. Его пальцы уткнулись в что-то твердое. Красная рукоять. Его катана! Он начал яростно откапывать ее, сделав неплохой рывок вперед. Надеясь отыскать поверхность, он ткнул меч вверх во всю его длину. Лезвие прошло сквозь снег. Он надавил на него, чтобы освободиться…

Снег сопротивлялся каждый сантиметр пути.

Он был погребен глубоко. Так глубоко...

Он умрет... и никто его не найдет.

Его охватило отчаяние. После всех столкновений с Глазом Дракона, Казуки и Сёгуном сама Природа стала тем, кто решил пытать его.

Джек попытался думать о чем-то более счастливом. Он вспоминал Акико, момент, когда они сидели на склоне горы Хиэи вместе, ожидая хатсухинодэ, первый восход солнца в новом году, ее голова покоилась на его плече, ее улыбка сияла так же тепло и ярко, как и новый рассвет…

Он начал тонуть в забытьи, когда снег над его головой раскололся.

— Я нашла его! - вскричала Миюки, яростно расчищая проход для него.

Хаято и Нэко присоединились к ней, руки копали со всех сторон.

Выкопавшись, Джек глубоко вдохнул свежий воздух. Звезды над ним сияли раньше, чем обычно. Он огляделся. Ущелье было полностью завалено, стена снега и льда выросла в нем. Ему повезло оказаться так близко к выходу из ущелья, когда обрушилась лавина.

— Поверить не могу, что вы меня нашли! - воскликнул Джек, все еще глядя на безжизненные глыбы снега, окружающие его.

Хаято помог ему подняться на ноги, Миюки отдала ему катану.

— И не нашли бы, если бы не увидели кончик меча, - объяснила Миюки. - У Нэко отличное зрение!

Повернувшись к Нэко, Джек знаками поблагодарил ее, но этого было недостаточно, чтобы выразить всю его благодарность. Он обнял ее, как друга. Нэко застенчиво улыбнулась такому проявлению эмоций и скромно поклонилась в ответ.

Вчетвером они осторожно спустились к спасенным девушкам и ожидающим лошадям.

— Лавина, по крайней мере, остановит Акуму, - сказал Джек.

— Боюсь, что нет, - ответил Сора. - Моя дочь говорит, что из долины есть другой путь. Он добавит им лишь день-два дополнительного пути. Черная Луна придет.

— Значит, нам нужно спешить, - сказал Хаято, забираясь на лошадь.

Джек вскарабкался на свою, облегченно сняв нагрузку с раненой ноги.

— Акума, может, и придет, - сказал Джек Соре, посмотрев перед этим на Мию и остальных девушек. - Но мы возвращаемся с хорошими новостями.

Жители деревни плакали от радости видеть своих дочерей живыми – о таком они и мечтать не осмеливались. Даже выражение лица Соры, обычно грустное, исчезло, став восхищенным от вида Мии в руках матери. Только этого было достаточно, чтобы показать Джеку, что их усилия были не напрасны.

Джуничи приветствовал их низким поклоном.

— Если бы все самураи и ниндзя были такими смелыми, как вы, не было бы таких дьяволов, как Акума!

Йоши вышел из дома, его старые глаза были в слезах.

— Я и не думал, что застану этот день, - прохрипел он. - Вы вернули деревне жизнь!

Пока семьи радовались воссоединению, дочерей из соседних деревень приветствовали так же тепло, Джек направился к дому Соры с Миюки, Хаято и Нэко. Они все были уставшими от побега, а Джек чувствовал ужасную боль в ране.

Йори, Сабуро и Юудай уже хотели приветствовать их.

— Что случилось? - спросил Йори, его лицо исказилось беспокойством за состояние Джека.

— Кроме того, что меня побили, подожгли и погребли заживо? - шутил Джек. - Мы ударили по Акуме.

— Это стоит отпраздновать! - сказал Юудай, искренне радуясь тому, что все вернулись живыми и почти невредимыми. - Заходите, вам надо поесть и отдохнуть.

Он открыл дверь для них, когда они услышали громкий вопль.

— Где Суки? - кричала безутешная мать, вглядываясь в лица девушек. - Где моя Суки?

Женщина становилась все безумнее. Сора подбежал к ней и заговорил мягко с ней. На мгновение она просто смотрела на него в неверии. А потом разразилась слезами. Сора попытался упокоить женщину, но они оттолкнула его и пошла к Джеку и остальным.

— М-м-мою Суки застрелил... Акума? - спросила она, ее голос дрожал от горя.

Теперь Джек узнал имя бедной девушки.

— Да. Один из его людей, Курочи, сделал это.

— Я знаю, что вы пытались спасти ее, - сказало она, ее печаль перешла в гнев. - Но обещайте мне, что ее душа будет спокойна! Обещайте, что вы покончите с Акумой!

Джек выдержал взгляд матери и почувствовал боль ее разбитого сердца. Он мог видеть в ее внешности лицо ее дочери и вспоминал девушку, что была ненамного старше него, лежащую на кровавом снегу. Кивнув, Джек дал обещание, чтобы почтить память девушки, он готов был приложить все усилия, чтобы остановить террор Акумы… чего бы это ни стоило.


37

ИСЦЕЛЕНИЕ

Пока деревня была в приподнятом настроении, Миюки принялась за лечение Джека. Растерев травы из зимнего сада, она смешала их с порошком, что был в маленькой коробочке на ее оби, Миюки приготовила жирную зеленую пасту. Она мазала ее на обгоревшую кожу Джека, пока он лежал на кровати в доме Соры.

Джек прокричал:

— Ау, больно!

— Большой самурай, а все еще ребенок, как я вижу, - съехидничала она, покрывая остаток раны.

Прикусив нижнюю губу, Джек спросил:

— Все очень плохо?

Миюки рассмотрела рану, а потом мрачно ответила:

— Ты мог потерять ногу.

Джек сглотнул и побледнел от одной мысли.

— Но не беспокойся, - добавила Миюки. - Юудай предложил отрезать ее нодати.

Джек глянул испуганно на огромный меч на спине Юудая, а потом заметил ухмылку на лице Миюки.

— Еще одна шутка ниндзя! - сказал он, с трудом смеясь. Он почувствовал облегчение.

— Все будет хорош через день или два, - ответила Миюки, тепло улыбаясь ему, убирая лекарства. - Снег из лавины спас тебя. А эти травы уберут даже шрам.

Опустившись рядом с ним на колени, она сложила ладони вместе, переплетя пальцы, оставив прямыми большие пальцы и указательные. Закрыв глаза, она начала мягко заклинать:

— Он хая баишираман тайя совака...

Ее руки накрыли его рану, сформировав фигуру восьмерки, и Джек почувствовал знакомое тепло на коже, когда ритуал исцеления Ша начал работать.

— Что она делает? - пробормотал Сабуро, с подозрением глядя на Миюки.

— Куджи-ин... Магия ниндзя! - прошептал Йори с почтением. - Сенсей Ямада рассказывал мне об этом, но я никогда не видел этого своими глазами.

Йори восхищенно наблюдал, как Миюки все глубже погружалась в транс, направляя в рану исцеляющую энергию. Джек заметил, что его друг пытается копировать положение ее рук и тихо повторяет за ней мантру, словно хотел, чтобы слова отпечатались в памяти. Будучи самым прилежным учеником из них, Йори любил учить такие мистические техники, и Джек поставил себе заметку попросить Миюки обучить его друга чему-нибудь такому.

После часа Миюки открыла глаза. Она выглядела уставшей от усиленного исцеления.

— Твои руки все еще целебные, - сказал Джек, садясь. - Я чувствую, как ноге стало намного лучше.

— Это уже не проблема... для тебя, - ответила она, резво поднимаясь на ноги и уходя к своей кровати. Она быстро уснула.

Сабуро и Хаято подошли к нему.

— И это работает? - недоверчиво спросил Сабуро.

Джек кивнул.

— Сам посмотри.

Рана уже почти не была красной, а обгорелая кожа начинала разглаживаться.

— У ниндзя поистине уникальные таланты, - восхищенно сказал Йори, он продолжал практиковаться жестам, рассекая руками воздух.

— Понимаю, почему она так важна для тебя, - сообщил Хаято, направляясь к своей кровати. - Даже если она и ниндзя.

— Ниндзя или нет, а Миюки доказала, что она хороший друг, - сказал Джек, защищая ее от предрассудков Хаято.

— Ну, очевидно, что для нее весь мир сейчас сходится на тебе, - сказал Йори, увлеченный куджи-ин настолько, что не сразу понял, что сказал.

Джек виновато посмотрел на спящую Миюки. Он не беспокоился о ее чувствах, которые были так глубоки, но так очевидны всем остальным.

Сабуро вскинул брови.

— Акико знает о ней?

— Д-да, - сказал Джек, чувствуя неловкость. - Они виделись один раз в горах Ига.

— Думаю, искры летали, когда они встретились! - рассмеялся Сабуро.

— Ты близок к истине, - заметил Джек, вспоминая первую напряженную встречу девушек в горящем доме, подожженном во время нападения даймё Акечи на деревню ниндзя.

Желая сменить тему, он спросил:

— Как Кику? Ты видел ее после того, как Сёгун закрыл школу?

Настала очередь Сабуро краснеть.

— Она в порядке, - ответил он, вдруг обнаружив большой интерес к рукояти катаны. - Впрочем... она была одной из причин, по которым я ушел в муша шугье… чтобы впечатлить ее отца!

Джек ухмыльнулся, поняв, что личная жизнь Сабуро процветает. Он подозревал это, когда Кику осталась позади, помогая раненому Сабуро во время атаки на Нитен Ичи Рю.

— Что ж, если переживем черную луну, у тебя будет много историй, чтобы поразить ее отца.

— Если переживем? - переспросил Сабуро, неуютно ерзая на месте. - Я думал, вы сожгли лагерь бандитов. Неужели Акума все еще опасен?

— Джек вошел в берлогу и разбудил медведя, - сказал Йори, рьяно потирая четки при мысли о предстоящем набеге.

— Но бандиты ослабнут от голода и без оружия, - спорил Сабуро.

— Может быть, - сказал Джек. - Но я не удивлюсь, если у Акумы были скрытые запасы.

Оставшись наедине с самыми близкими друзьями, Джек смог рассказать о своих переживаниях.

— После того как я увидел Акуму своими глазами, я беспокоюсь сильнее. Его назвали Черной Луной не просто так. Его сердце черное. Он не показал ни капли сожалений или раскаяния, когда издевался над фермером. Акума не просто жестокий, он - чистое зло. Либо мы выиграем эту битву раз и навсегда… или нам придется готовиться к худшему.


38

СОЛОМЕННЫЕ СОЛДАТЫ

Праздничное настроение в деревне испарилось холодным утром. Страх и тревога вернулись с утроенной силой, когда они поняли, что до черной луны осталось чуть больше дня. Видя растущую панику, Джек срочно отправил жителей деревни работать, и спешные приготовления помогли отвлечь фермеров от переживаний.

Большинство работали сообща, чтобы закончит ров. Когда они показали признаки усталости, Сабуро разделил рабочую силу пополам, поставил по оба конца, и часть людей отправил к Юудаю помочь с завершением работ. Вскоре взыграла гордость самураев. О соревновании Сабуро и Юудая было слышно по всей деревне, особенно их громкие крики, подбадривающие рабочих.

Пока происходила гонка копающих, у Джека появилась возможность проверить состояние других защитных сооружений вместе с Йори. Благодаря исцелению Миюки, он недолго ходил с костылем, и она обещала, что к сражению он будет полностью здоров.

Направившись сначала к баррикаде, Джек опешил, заметив, что ее охраняет линия самураев.

— Откуда взялись все эти ронины?

Йори только усмехнулся от такой реакции.

— Как ты уговорил...

Со второго взгляда Джек понял, что их новые наемники - соломенные манекены, на которые сверкали самурайские шлемы и броня. Это было очевидно на близком расстоянии. Но издалека это производило неизгладимое впечатление.

— Твоя идея? - сказал Джек, постучав костяшками пальцев по шлему ближайшего соломенного солдата.

Йори кивнул.

— Они плохи в сражении, конечно. Но, надеюсь, Акума тоже обманется, решив, что здесь целая армия самураев! И мы можем прикрываться ими от огня мушкетов.

— Йори, ты гений!

— Я только вспомнил один из уроков Сенсея Кано, - скромно ответил Йори. - Глаз видит только то, во что верит разум.

— Мой разум обманул меня, - сказал Джек. - И бандиты должны попасться.

Вдвоем они направились к лесу. Как и раньше казалось, что защиты здесь нет, кроме основного деревянного барьера Миюки и шипов, что разбросал по всему пути Сабуро.

Йори нервно оглянулся на Джека.

— Акума, скорее всего, пойдет здесь.

— Видеть только глазами, значит, не видеть всего, - сказал Джек с кривой улыбкой, процитировав еще одно учение Сенсея Кано. - Ты имеешь дело с ниндзя, бояться нужно того, чего не видишь!

Они пересекли южные рисовые поля к мосту, сердце Джека окаменело. Во всех направлениях вода покрылась льдом.

— Мы затопили их слишком рано! - воскликнул он.

— Он все еще тонкий, - сказал Йори, поднимая камень с дороги и подбрасывая его в воздух.

Камень отскочил и скользнул по отвердевшей поверхности.

— Ну... я сомневаюсь, что он выдержит вес человека, - сказал Йори.

Он осторожно ступил на лед. Он пошел трещинами по краям, но выдержал его. Он поставил на лед вторую ногу.

— Ой-ой, - сказал Йори, лед его выдержал. - Похоже...

Внезапно он провалился, оказавшись во льду, воде и грязи. Йори посмотрел вниз, когда начал тонуть.

— Думаю, это хорошая новость, - сказал он, попытавшись вытащить ноги.

— Будем надеяться, что так и останется, - ответил Джек, вытаскивая друга на твердую поверхность. - Но если нет, нам только придется поставить большую часть фермеров на передовой с этой стороны и надеяться.

Они направились к мосту. Йори хрустел по снегу чуть позади. Когда они приблизились к реке, они услышали звуки спора в конце дороги. Миюки и Хаято стояли позади тюков с соломой у восточного входа в деревню.

— Я думала, ты умелый лучник! - кричала Миюки.

— Так и есть, - проворчал Хаято, спуская с тетивы еще одну стрелу.

— Тогда как так получилось, что ты промазал?

— Потому что ты дышишь мне прямо в затылок!

Джек и Йори поспешили к ним.

— В чем дело? - спросил Джек.

— Миюки хочет, чтобы я попал в ту цель зажженной стрелой с этого места! - объяснил Хаято, указывая на бочонок пороха, наполовину вкопанный в снег на мосту.

Маленькая деревянная табличка стояла перед ним, чтобы тренироваться. С того места, где они стояли, расстояние и неправильный угол делали цель очень сложной для попадания. А еще возле моста были кусты, которые сужали угол обзора, что делало задание еще сложнее. Стрела предыдущей попытки Хаято вонзилась в опору моста, отличный выстрел не попал в цель.

— Было бы проще и не так рискованно снести мост, - высказал свое желание Джеку Хаято.

— И мы потеряем шанс уменьшить силы Акумы, - возразила Миюки.

— И нельзя подвинуть порох? - уточнил Йори.

Миюки покачала головой.

— Главный удар должен пройти здесь, - объяснила она. - Иначе мост не рухнет. И мы не получим от этого пользы, а Хаято станет мишенью для огня мушкетов.

— Почему тогда не сделать линию из пороха и подвести ее туда? - сказал Джек.

— С такого расстояния? Огонь дойдет туда не сразу. Люди Акумы успеют пересечь его до взрыва.

— Не понимаю, почему нельзя поставить две цели, - потребовал Хаято, показывая на второй бочонок пороха рядом с Миюки. - Поставь этот там, где я смогу достать его, а взрыв достанет и до второго бочонка.

— Уж прости, но этот мне еще понадобится, - ответила она.

— Еще невидимые защиты ниндзя? - с сарказмом отозвался Хаято.

Джек повернулся к Хаято.

— Попытайся еще. Уверен, дело лишь в практике.

Выхватив стрелу, Хаято вскинул лук, прицелился и выстрелил. Все затаили дыхание, наблюдая за полетом стрелы, рассекшей воздух, пролетевшей мимо кустов. Мгновением позже она зацепила мишень, но отскочила от нее и исчезла в реке. Выстрел был хорошим, но не идеальным.

— Опять мимо, - съехидничала Миюки.

Хаято взглянул на нее.

— Можно подумать, ты сделала бы лучше!

Джек шагнул к нему и подал Хаято следующую стрелу.

— Вспомни, как ты попал в движущуюся цель на лодке на реке в тот раз. Просто используй ту же технику.

С неохотой Хаято взял стрелу и прицелился в третий раз. Но на полпути он остановился и одарил Миюки тяжелым взглядом. Недобрая ухмылка растянула его губы. Сузив глаза, он снова прицелился и выстрелил.

Стрела полетела к мосту и вонзилась прямо в центр мишени.

— Я знал, что ты сможешь! - сказал Джек.

— Да, - сказал Хаято, сверля Миюки взглядом. - Я только должен был представить, что цель - ниндзя!

Миюки посчитала это оскорблением.

— Чем бы ни была цель, - холодно ответила она. - Но ты попадешь с первого раза, когда придет Акума, потому что второго шанса... ниндзя тебе не дал бы.


39

БОЕВОЙ КЛИЧ

Громкий крик донесся со стороны рва.

Джек и остальные повернулись и увидели Сабуро верхом на стене земли, рассекающего кулаком воздух.

— Мо победили! - прокричал он в ликовании.

Усталые и покрытые грязью, фермеры его отряда столпились у рва и восхищались своей работой. Заполненная колючками канава окружала всю деревню, становясь сложной преградой для любого захватчика.

— Деревня победила, - исправил Джек, но его дух и дух окружающих был приподнят таким прорывом. В начале никто и не верил, что справиться с таким заданием возможно.

Команда Юудая укладывала последние ветви колючего кустарника.

— Пусть Акума приходит, если осмелится! - сказал он Джеку, окинув защиту последним взглядом. - Бандиты будут очень удивлены такой встречей.

Рухнув в снег, Кунио вытаскивал шипы из ладоней. С болью на лице мальчик взмолился:

— Теперь мы можем отдохнуть?

— Ночью, - сказал Джек, подбадривающе похлопав его по спине. - Но сначала вы потренируетесь с копьем.

Взвыв от мысли, Кунио пошел с другими фермерами за оружием. С их последней тренировки никто из жителей деревни не проявлял особого энтузиазма. Но нависшая угроза в виде Акумы заставляла их пытаться, а возвращение дочерей дало им надежду, что и невозможное может случиться.

Они послушно собрались на площади, разойдясь по отрядам. Тогэ пришел последним и встал на свое место впереди.

— Будем верить, что и Акума опоздает! - отметил Хаято, фермеры рассмеялись.

Тогэ виновато склонил голову. Впервые Джек видел его с того момента, как они вернулись из лагеря Акумы, и он надеялся, что фермер справился со своим горем. Должно быть, ему было ужасно больно видеть, как ко всем вернулись дочери, а к нему - нет.

Под командованием Хаято отряды двигались, меняя положения. Джек был так же рад, как и Хаято, когда фермеры умудрились держаться одной линией и сохраняли хотя бы видимость уверенной обороны. Но, несмотря на их попытки, их навыки оставались посредственными. Отрабатывая маневры для атаки, отряды были нерешительными и были готовы сбежать, а не ударить.

После нескольких неудачных попыток Хаято объявил перерыв, и юные командиры собрались на веранде дома.

— Он и стаю птиц не испугают! - проворчал он.

Джек согласно кивал.

— Акума прорвется сквозь них. Они не используют свои возможности.

— У них нет храбрости, - фыркнул Хаято. - А нам нужна любая сила, если мы хотим получить шанс на победу.

Йори поднял руку.

— Даже воробей смелый, когда он летит с остальными. Фермеры знают, что они слабы. Нам нужно убедить их, что сила - в количестве.

— Что ты предлагаешь? - сказал Джек.

Йори на мгновение задумался.

— Боевой клич. Он сможет их объединить.

— Хорошая идея, - сказал Хаято, согласно кивая. - В любом случае, нужно попробовать.

— Я думал, это ты их научишь... - сказал Йори, но Хаято уже отступил за него.

Джек подбадривающе улыбнулся ему, когда его друг, волнуясь, добрался до центра веранды. Жители деревни взглянули на него, теряясь в догадках, чему их научит маленький монах.

— Рев льва... может напугать даже самого большого врага... даже если у льва нет когтей, - начал Йори дрожащим голосом. - Сильный боевой...

— Громче! - прокричал фермер с задних рядов.

Йори прокашлялся и продолжил.

— Сильный боевой клич напугает вашего врага; поможет собраться и усилить атаку; даже преодолеть свои страхи. И поэтому я хочу, чтобы вы все закричали.

Фермеры с сомнением смотрели на него.

— Кричите так громко, как можете, - потребовал Йори.

Смутившись, только половина фермеров попытались.

— Вы можете лучше! - сказал Йори. - Рычите как лев.

Второй крик был громче, больше фермеров участвовали в этом, но они все еще не добились результата. Их третья попытка была не лучше. Йори начал отчаиваться.

— Вы должны кричать из своего хара, своего центра, - объяснял он, указывая на живот. - Направьте свою ки, всю свою энергию оттуда. Вот так!

Глубоко вдохнув, Йори отрыл рот и прорычал.

— ЙАААААА!

Оглушающий крик был не тем, что фермеры ожидали от крошечного мальчика, и все временно застыли. Кунио, что стоял как раз напротив, оступился и приземлился на зад. Он лежал, стуча по груди, его лицо искривилось от жуткой боли.

— Что ты творишь? - взвизгнул он. - Как будто ты ударил меня!

— Простите, - сказал Йори, извиняясь улыбкой. - Я... я увлекся.

Фермеры уставились на Йори теперь уже с ошеломлением.

Хаято и Миюки посмотрели на Джека, требуя объяснений.

— Киайдзюцу, - сказал Джек, рассказав о тайном боевом искусстве монахов Сохей, в котором они направляли свою внутреннюю энергию, ки, в их боевой клич, который использовался как оружие. Сенсей Ямала пытался обучить этому умению всех учеников в Нитен Ичи Рю, но только Йори смог обучиться этому.

Убедительная демонстрация Йори вдохновила фермеров, и вскоре они кричали в один голос. Хотя не было и шанса обучить их киайдзюцу, их воодушевленный боевой клич придавал им смелости и делал одним целым, одной силой... боевой силой.


40

СОМНЕНИЯ

Джек стоял на высоте, разглядывая деревню. Площадь была пустынна, все фермеры были в домах. После ужасного шума, поднятого боевыми криками, мертвая тишина теперь царила здесь. Наедине с семьей, они умерили свой боевой пыл, и решимость потонула в страхе.

Джек тоже ощущал дурное предчувствие, когда смотрел, как солнце уходит за горизонт, и горы отбрасывают на долину тени. По сравнению с их мощью, защита деревни казалась слабой и ненадежной. Он задался вопросом, смогут ли они противостоять всемогущему Акуме.

С того момента, как он увидел лидера бандитов, зерно сомнений прорастало внутри него. Когда он впервые согласился на работу здесь, он глупо предполагал, что бандиты будут неорганизованными – и смелость им будет придавать лишь наличие мечей.

Как же он ошибался.

Пока он знал лишь о нескольких бандитах многое, Накамура, Сайоми и Курочи совсем не подходили под его ожидания. Они были смертельно опасны - обученные сражению, умелые в тактике и безжалостны. Никто из них не был легкой целью, все они еще напомнят о себе в битве. Джек все еще чувствовал отголоски боли, вспоминая, как Накамура прикладывал к его ноге горящую ветку.

Сам же Акума давал еще больше причин для беспокойства.

Бессердечность лидера бандитов сковывала Джека холодом. Мужчина напоминал ему ниндзя Глаза Дракона. Оба были ужасающе нечеловеческими существами, и они оба питали слабость к пыткам. Больше Джека беспокоила реакция Акумы на разрушение их лагеря. Лидер бандитов не обращал внимания на огонь. Его внимание было сосредоточено только на поимке и наказании ответственных за поджог. Акума определенно был тем, кто пойдет до края земли, лишь бы совершить свою месть.

Это очень беспокоило Джека, и он был не одинок в таких сомнениях.

У восточного входа Хаято выпускал стрелу за стрелой в цель на мосту. Он тренировался без остановки. Хотя Джек не мог судить о качестве его выстрелов, яростная целеустремленность Хаято говорила о том, что ему все еще не нравился результат. Как и Джек, этот юный самурай понимал, что никто из них не может ошибиться в битве против такого врага, как Акума.

Из домика Соры вдруг донесся громкий смех. Он звучал странно и неуместно в гнетущей атмосфере деревни. Нэко грациозно вышла из дверей, следом шел Юудай. Они повторяли эпизод с медведем. Нэко восхищенно устремилась прочь и скрылась за стеной, пока Юудай искал ее. Затем она выпрыгнула, подняв руки. Юудай изобразил испуг и побежал, а потом они вернулись в домик.

Улыбнувшись себе, Джек подумал, что хоть им удалось сохранить приподнятое настроение.

Позвякивание металлических колец предупредило Джека, что сюда поднимается Йори, опираясь на свой шакуджо.

— Ужин скоро будет, - сказал он. - Не сказал бы, чтобы я чувствовал голод.

Мысль  предстоящей битве связывала его желудок в тугой узел. Джек не винил его. Он знал, какое страшное испытание выдержал Йори в битве при замке Осака. Йори все еще мучили кошмары от мыслей о трупах, среди которых он прятался, чтобы избежать смерти. Это была одна из причин, по которой он решил стать монахом, а не воином.

Джек положил руку на плечо друга.

— Когда все начнется, ты будешь смотрителем на вышке. Останешься здесь. Но если наша защита падет, будь рядом со мной. Я обещаю, что не позволю никому причинить тебе вред.

Йори сделал храброе лицо.

— Я буду в порядке, - настаивал он. - Все боятся того, что принесет завтрашний день. И как монах я должен показывать силу духа другим. Они хотят быть уверены в моей вере.

— Я верю тебе целиком и полностью, - сказал Джек. - Я не смог бы ничего сделать без твоей мудрости.

Йори склонил голову в скромном подтверждении.

Они смотрели на подернутые льдом рисовые поля, пока последние лучи солнца исчезали, а небо начало заполняться звездами. Скользя взглядом по рву, Йори заметил Миюки, скрючившуюся на его краю.

— Что она делает? - спросил он.

— Ищет слабости и лазейки, наверное, - ответил Джек, восхищаясь ее ответственным отношением к делу. - Она весь вечер там провела.

— Хорошо, что на нашей стороне ниндзя, - сказал неожиданно Йори.

— Хотел бы я, чтобы так думали все.

— Они так и думают, - отозвался Йори, глядя на мост. - Но гордость самурая не даст им признаться.

Пошел снег, опускаясь на них и на землю.

— Будет шторм, - заметил Йори, обхватив себя руками, чтобы согреться под порывом ледяного ветра, что подул со стороны долины.

Джек вскинул голову. Тучи постепенно закрывали звезды, тонкий серебряный серп луны уже едва различался на небе.

Завтра исчезнет и это.


41

СТРАХ

На следующий день хрустящий снег лежал на всей долине, холодное одеяло скрадывало все звуки и мелкие черты окрестностей. Деревня, крошечная на фоне гор, была ярким островком в этом море белизны. Приглядывая за пустынным пейзажем, и фермеры, и самураи с трудом верили, что через несколько часов, с приходом черной луны, Тамагаши превратиться в кровавое поле боя.

По мнению Хаято, отряд стражей был вполне организован, так что вся сила сохранялась для сражения. Небольшие группы фермеров были на всех точках защиты, пока юные самураи патрулировали деревню, готовые тут же поднять тревогу.

Стояла тишина.

Джек заканчивал круг, когда он услышал звяканье брони. Пришедший на смену на его посту, Сабуро был в полном боевом облачении - он надел грудную пластину из красной лакированной кожи, декорированные золотом и медью щитки на ногах и пару тяжелых черных рукавиц. С его плеч свисали синие прямоугольные щитки для защиты тела, а на голове красовался бронзовый шлем с закрученными красными рогами. Последним штрихом была менпо на его лице, ужасающая полумаска с зубами-лезвиями и крючковатым носом, созданная для защиты лица и запугивания противника.

Покрытый слоями брони, Сабуро неуклюже шел по снегу к Джеку.

— Ты рухнешь от усталости, нося все это! - воскликнул Джек, ошеломленно уставившись на друга.

— Ничего подобного! - ответил Сабуро, только его глаза и кустистые брови были видны, его голос приглушала маска. - Я обезопасил себя полностью.

— Лучше поберечься, чем потом страдать, - согласился Джек. Имея опыт в том, как болит рана от стрелы, он понимал рвение Сабуро. Но имея в арсенале технику Двух Небес, Джек предпочитал свободные движения защите брони.

— Нэко закатывает пир, кстати. Я убедил ее, что самураи не могут сражаться на голодный желудок, - сказал Сабуро, похлопав по бронированному животу. - Но лучше поспеши - Юудай отличается еще лучшим аппетитом, чем мой!

— Тогда я останусь голодным, - сказал Джек, направляясь к домику за необходимой едой и, если получится, сном.

Джек проснулся от того, что Йори тряс его за плечо. Перед тем как открыть глаза, он схватил мечи и вскочил с кровати.

— Акума? - спросил он, стряхивая остатки сна.

— Нет еще, - ответил Йори с заметным облегчением. - Но сумерки уже близко.

Йори последовал примеру Сабуро и нацепил на себя немного брони. Но из-за его крошечного размера грудная пластина и шлем болтались на нем. Он был больше похож на одного из своих соломенных солдат, чем на монаха.

Все, кроме Миюки, что была на посту, собрались у огня, греясь в преддверии долгой ночи впереди. Нэко держала в руках катану, а Юудай тратил последние минуты на ее обучение. Сабуро вгрызался в рис в миске, словно это была последняя миска риса в его жизни. По другую сторону огня Хаято сидел, скрестив ноги, прикрыв глаза в медитации, он готовил сознание к приближающемуся конфликту.

Вскоре все они присоединятся к дозору и займут свои позиции. Наступит Черная Луна. В любой момент может начаться атака. Непредсказуемость, соединенная с репутацией Акумы, выбивала из них уверенность, и Джек видел отрешенность на лицах друзей. Они так и выглядели, когда он сел рядом с ними у огня.

Но слова поддержки предали Джека. Ему было так же сложно, как и им. Они были на пороге первой войны. Хоть все они и бывали в сражениях раньше, они были поддержкой, взрослые воины вели их. В этот раз они столкнутся с врагом сами. Если все пойдет неправильно, винить можно будет только себя.

— Собирайте свои отряды на площади, - сказал Джек, стараясь сохранять спокойный голос, чтобы хотя бы выглядеть уверенно.

Послушно кивнув, юные самураи поднялись на ноги, подобрали оружие и вышли за дверь.

— Я так и не придумал, что еще сказать, - сказал Джек Йори извиняющимся тоном, когда он поднял мечи и спрятал в поясе пять сюрикенов.

— Не волнуйся. Лидерство - часто не слова, а отношения и действия, - ответил Йори, схватив свой посох с кольцами и медленно направившись к двери. - Призыв к действиям вполне достаточен, чтобы вселить в нас уверенность. Он показывает, что ты во главе и понимаешь, что делать.

Но так ли это? - думал Джек.

Свет угасал снаружи, фермеры заняли позиции, и Джек вышел на веранду. Джуничи появился из дома и поприветствовал его. Его лицо искажал ужас, его глаза окружали черные круги от огромного количества бессонных ночей.

— Судный час настал, - могильным тоном сказал Джуничи, глядя вверх на мрачное небо. - Не подведи нас. Инач Акума сожжет эту деревню и сравняет с землей все и всех. Наша судьба в твоих руках, Джек Флетчер.

Джек чувствовал, ка кна его плечи падает тяжелый груз ответственности.

Вышел Йоши.

— Не обращай внимания на мрачные слова Джуничи. Он боится, как и все мы, - проскрипел старик, обведя посохом всех собравшихся. - Что бы ни случилось, юный самураи, знайте, что ваш ответ на наш крик о помощи многое значит. Победим мы или проиграем, пока в этом мире есть добро, которое смогли принести вы, злу долго не выстоять.

Джек склонил голову.

— Я ценю вашу веру в меня. Я вас не подведу.

Но, столкнувшись взглядом с перепуганными лицами фермеров, Джек всерьез задался вопросом, не дал ли он невыполнимого обещания. Фермеры нервно жались друг к другу, их страх усиливался, пока солнце опускалось все ниже за горизонт. Пригоршня звезд рассыпалась по небу. Луны видно не было, и глубокая тьма принесла еще больше ужаса.

— Их нужно подбодрить словами, - спешно прошептал Йори.

— Есть предложения? - уголком рта сказал Джек.

— Я не Сенсей Ямада! - резко ответил Йори. - У меня нет ответов на все вопросы на кончике языка.

Джек был удивлен его едким ответом и понял, что слишком давил на друга.

— Прости, я хотел услышать твою мудрость, а не его.

Йори сжал губы, усиленно размышляя, намереваясь помочь Джеку. Он собрался говорить, но остановился. И все-таки он сказал:

— Страх фермеров сильнее, чем наш... Поэтому в их глазах мы смелее и сильнее, так что ты должен выглядеть сильным, что бы ты ни сказал, и они впитают твою силу.

— Это все, что мне было нужно, - сказал Джек, совет его друга напомнил ему о Нитен Ичи Рю.

Джек перевел дыхание и обратился к замершим фермерам.

— Когда я только начал учиться быть самураем, - начал он, - мне сказали: Смелость не в отсутствии страха, но в понимании, что есть что-то важнее страха.

Джек дал им обдумать урок.

— Я знаю, вам страшно, но эта деревня, ваши семьи, ваш рис и ваши поля намного важнее, чем страх перед Акумой. Так что этой ночью... сражайтесь как самураи… и тогда завтра вы снова станете фермерами!

Вдохновившись его речью, они подняли свои копья, как один, и издали громкий боевой клич, эхом раздавшийся по долине.


42

НОЧНОЙ ДОЗОР

— Все еще не видно? - прошептал Джек, опускаясь рядом с Миюки.

Она была хорошо скрыта, устроившись среди кустов на краю леса. Остальной ее отряд стоял за деревянным барьером, столпившись у огня, чтобы согреться и прогнать страх.

— Ничего, - ответила она, ее глаза постоянно сканировали темный лес на предмет малейшего движения.

— Хочешь, сменю тебя? - предложил Джек, беспокоясь, что она устала.

— Нет, все в порядке. Учитель тренировал нас для ночных вылазок. Ты быстро обучишься не засыпать на посту. Иначе проснешься с бритой головой и будешь висеть на дереве весь день.

Она чуть сдвинулась, освобождая ему место.

— Хотя немного общения не помешает. Фермеры слишком боятся ниндзя, чтобы много говорить со мной.

Джек лег рядом с ней. Земля была холодной, но он мог чувствовать тепло тела Миюки.

Продолжив дозор, она спросила:

— Какие твои планы, если мы выживем?

— Пойду дальше на юг, - ответил Джек. - Как-нибудь доберусь до Нагасаки.

— Мое предложение все еще в силе, - сказала она, ее взгляд смягчился. - Я пойду с тобой... если ты захочешь.

Джек ценил дружбу и верность Миюки. Но после замечания Йори о ее чувствах к нему, он понимал, что нужно что-то ответить ей.

— Я... - он запнулся. А вдруг Йори ошибся? Он попадет в неловкое положение, дружба между ними станет натянутой. Но если Йори был прав, он должен прояснить ситуацию, ведь нравилась она ему не в том же значении, что и он ей. - Я бы хотел, чтобы ты пошла со мной, но...

Миюки прижала палец к губам.

— Шшшш!

Внезапно она встревожилась, ее глаза и уши сосредоточились на лесе.

Дыхание Джека застряло в горле, он тоже слышал треск кустов и хруст снега. Но не мог видеть никаких движений, но он слышал приближающийся шум.

Акума уже здесь?

Джек потянулся к катане и приготовился бежать к защищенной линии, чтобы поднять тревогу. Но Миюки остановилась его.

Олень бродил, нюхая землю в поисках еды.

Джек отпустил рукоять меча. Животное приближалось к дороге, Миюки подняла маленький камешек и бросила его. Олень шарахнулся в сторону и умчался, испугавшись.

— Счастливчик, - прошептала она. - Еще шаг, и он стал бы завтрашним обедом.

Беспокоясь, что Акума пришел с другой стороны, Джек задумался о северном, восточном и южном крае деревни.

— Я должен проверить остальных, - сказал он, поднимаясь на ноги.

Миюки кивнула и ожидала еще слов Джека. Но время ушло, и Джек оставил предыдущий разговор незаконченным.

— Здесь тихо, как мышь, - сообщил Юудай Джеку.

Его отряд патрулировал баррикаду, усиленные соломенными солдатами. Двое фермеров нервно ходили туда-сюда, слишком часто глядя в щель в баррикаде. За ощетинившейся защитой и светом их огня дорога растворялась в кромешной тьме.

Если Акума появится с севера, что было ожидаемо, они могут не беспокоиться.

— Люди устают, - сказал Юудай едва слышно. - Они не привыкли к такой работе.

— Ждать осталось недолго, - ответил Джек. - Джуничи говорил, что Акума всегда приходит до полуночи.

— Да, он придет в самый мрачный час, чтобы использовать это в своих целях, - сказал Юудай, мрачно глядя на незримую во тьме дорогу. - Как там другие отряды?

— Я был у Сабуро, дальше пойду к Хаято. Отряд Миюки напуган. Как тихо здесь, так они напуганы там.

— И Нэко?

Джек улыбнулся ему.

— Нэко - самая храбрая. Только она осмелилась отойти от огня.

Юудай рассмеялся, и несколько фермеров подпрыгнуло от страха.

— Она бесстрашна, да. Хотел бы я увидеть, как она обманула того медведя.

— Но если бы ты пошел с нами, - рассмеялся Джек, - медведь убежал бы еще до прибытия Нэко!

Убедившись, что у Юудая все под контролем, Джек отправился к площади. Йори виднелся на дозорной вышке, приглядывая за предупреждающим маяком.

— Здесь все в порядке? - спросил Джек.

— Да, - ответил Йори. - Так спокойно, что легко забыть, что вскоре сражение.

— Кто знает? Если Акуму остановят наши защиты, то нам и не придется, - сказал Джек, хотя в душе понимал, что Акума не сдастся, особенно когда поймет, что это они напали на их лагерь и освободили девушек. - Звони в тревогу, если что-то увидишь.

Йори кивнул ему и продолжил следить за горизонтом.

Джек присоединился к Сабуро на южной границе деревни. Все пространство выглядело открытым, только замерзшие поля риса и заполненный колючками ров служили защитой.

— Холодно, - отметил Сабуро, переминаясь с ноги на ногу, чтобы согреться. - Ни один адекватный бандит не будет делать набег в таких условиях.

— Потому что Акума безумен! - сказал Кунио, поеживаясь, хотя сидел так близко к огню, что почти касался пламени.

— Не ошибайся, думая, что Акума безумен, - исправил мальчика Джек. - Он понимает, что делает. Лучшее время для атаки, когда вы ослабнете и устанете.

— И где он?

Джек смотрел в ночь.

— Не здесь. Где-то. Готовит удар.

Долгая ночь продолжалась. Мороз заставлял фермеров дрожать и зевать. Заданием юных самураев было стараться держать фермеров в активном состоянии, следящими за прибытием Акумы.

Джек остановился позади Хаято у восточного входа в деревню. Они оба слушали тяжелую поступь копыт и хруст ног на снегу. Но кроме этого и треска огня ночь была глухой и незримой.

— Он не придет, - сказал Тогэ, скрючиваясь за тюками с сеном, чтобы закрыться от ветра.

— Ночь еще не кончилась, - напомнил ему Хаято.

— Акума всегда приходил в это время.

— Может, атака на его лагерь испугала его, - предположил Сора, его лицо осветилось надеждой, он грел у огня руки.

— Я бы так не рассчитывал на это, - сказал Джек. - Он не выглядел как человек, которого можно запугать.

— Он могу попасть в ловушку. Его выход из долины закрыт снего.

— Хотелось бы, - сказал Хаято. - Акума найдет себе путь или сделает новый. Он просто задерживается из-за бури.

Но фермерам понравилась мысль о том, что Акума не придет.

— Думаю, Тогэ прав, - сказал другой мужчина. - Скоро рассвет. Черная Луна никогда не атакует днем.

— Все эти тренировки, копания и строение баррикад было пустой тратой времени, - с горечью сообщил Тогэ.

— Вы не знаете точно, что Акума не придет, - сказал Хаято. - У него еще есть время.

— Но сейчас его здесь нет, - возразил фермер. - И не будет. Акума не придет!

Джек и Хаято взглянули тревожно друг на друга, а фальшивое чувство победы распространялось среди фермеров, как пожар.

— Смотрите! - прокричал Сора, указывая на слабое сияние в горах. - Солнце собирается восходить.

Но это было не солнце.

Яростный звук тревоги разбил тишину ночи, когда предупредительный маяк зажегся в небе.


43

НАБЕГ

— Он атакует с севера! - кричал Йори, когда Джек ворвался на площадь.

— Оставайся здесь, - крикнул ему Джек. - Следи, вдруг Акума разделит свои войска.

Он помчался по дороге к баррикаде. Юудай уже собирал своих людей. Они прятались в двух рядах за второй стеной из тюков сена, их копья были наготове. Маяк на холме горел ярко, но низ долины оставался черным. Гром топота лошадей становился все громче, а вопли и завывания вселяли страх в фермеров. Некоторые начали пятиться, инстинкт был сильнее ответственности.

— Стоять на месте! - яростно приказал Юудай.

Под покровом темноты Акума и его бандиты приближались. Как черные призраки, они появлялись на дороге. Выхваченные дрожащим светом огня, их лица оказывались кровожадными. Они шли к деревне, мечи и прочее оружие были готовы растерзать каждого, кто встанет на их пути.

Джек испытал тот страх, что ощущали фермеры во время Черной Луны. Даже в худших кошмарах он не мог представить, что все будет выглядеть так страшно.

Только в последний момент Акума заметил баррикаду. Он вскинул лошадь на дыбы. Бандиты повторили за ним. Но часть особо рвущихся в бой продолжила движение. Когда баррикада появилась впереди, их лошади принялись резко тормозить, разогнанный галопом, все силы прилагая для остановки. Бандиты вылетели из седел и полетели в деревянную баррикаду. Некоторые от удара потеряли сознание. Один из них приземлился на копье, и его верхушка торчала из груди врага.

Не ожидавшие баррикады, бандиты вернулись в долину, воцарился хаос. Их привычная стратегия провалилась, многие растерялись и не знали, что делать дальше. Акума, быстрее всех соображавший в таких непредсказуемых обстоятельствах, рявкал приказы и уводил свои силы на безопасное расстояние. Затем он отправил часть своих людей в новую атаку. Лишившись ездовых животных, эти бандиты штурмовали баррикаду пешком.

— Первый ряд, приготовьтесь, - прошипел Юудай фермерам.

Хотя они были напуганы, их уверенность окрепла при виде растерянных бандитов. Юудай поднял одно из копий, готовясь к защите. Джек был рядом с ним, его катана наготове.

— Нам нужно быть рука к руке, если баррикада рухнет, - объяснил Юудай, чтобы Джек остался на месте. - Мне нужно, чтобы ты вел второй отряд, если он понадобится.

Джек кивнул, соглашаясь.

Бандитв начали карабкаться на баррикаду. Это было сложно, им мешало их оружие. У фермеров оставалось преимущество. Когда бандиты были на полпути, Юудай подал сигнал.

— КИАЙ! - прокричал он, направляя энергию сквозь деревянный мостик.

Фермеры встали из своих укрытий и двинулись к баррикаде, их копья пролезли сквозь щели и атаковали нападающих. Атака была такой внезапной, что бандиты мало что успели сделать против нее. Крики боли раздавались в ночи, они падали на землю один за другим. Многие там и умерли, но один выжил. Держась за кровоточащий живот, он полз в отчаянии к Акуме.

— САМУРАИ! - предупредил он, указывая на ряд бронированных фигур за баррикадой.

По инструкции Юудая фермеры быстро отступили обратно через ров, чтобы так поддержать иллюзию, что все они самураи. Скрытые за соломой, задыхаясь от суеты, они усмехались друг другу, воодушевленные первым успехом.

Не обращая внимания на раненных подопечных, Акума в неверии смотрел на такого противника.

— Послушай, ронин! - проревел он. - Это не твоя битва. Нет никакой почести в сражении за фермеров. Если тебе нужен рис, его тут предостаточно. Я даже удвою цену, что заплатили тебе фермеры. Уходи.

Джек и Юудай переглянулись.

— Неплохое предложение, - игриво улыбнулся Юудай. - Может, нам согласиться?

Ближние фермеры оглянулись на него в ужасе, а Джек был поражен тем, что Юудай все еще мог шутить в таких условиях.

— Такое заманчивое, но нам придется отказаться, - ответил он.

Согласно кивнув, Юудай схватил запасное копье.

— Дай я отвечу.

Он запустил копье, этот сильный бросок пронзил ночь. Мгновением спустя они услышали стук и испуганное ржание, когда копье вонзилось в землю рядом с Акумой и его лошадью.

— Ты пожалеешь об этом, самурай! - прорычал Акума.

Юудай повернулся к Джеку.

— Боюсь, копье не совсем попало в цель.

— Ничего. У нас будут еще шансы доставить в цель.

Управляя своими людьми, Акума послал других бандитов на восточную часть баррикады. Юудай снова послал первый отряд отогнать атакующих. Однако это уже не было неожиданным, а потому скинуть их оказалось сложнее. Люди Акумы были осторожнее, они держали оружие в руках, защищаясь от смертельных ударов копьями.

Пока фермеры сражались, пытаясь сбросить их, Акума приказал второму отряду ударить с западной стороны баррикады. С отвлекшимися фермерами и Юудаем, эти бандиты карабкались без сопротивления.

Поняв тактику Акумы, Джек направил второй отряд на защиту западного конца. Он и фермеры яростно сражались, чтобы остановить бандитов. Но один уже взобрался наверх. Без промедления Джек выхватил из оби сюрикен и бросил его в мужчину. Звездочка рассекла воздух и вонзилась в шею бандиту. Закричав от шока и боли, когда полилась кровь, мужчина потерял равновесие. Он упал на других бандитов, сбив их, падая на землю.

Страх и адреналин давали им сил, фермеры продолжали атаку копьями. Сбитые с толку такой непоколебимой защитой, бандиты быстро утратили превосходство.

Прогремел выстрел.

Фермеры замерли как испуганные оленята.

Один из подопечных Юудая упал на землю.

— Попал в одного! - обрадовался Курочи, стоявший рядом с Акумой и заряжавший мушкет.

Джек подбежал к мертвому. Рука была оторвана, но он все еще был самураем. Вернув соломенное тело на место, Джек насмешливо отозвался:

— Ты промазал, змеиная голова!

Курочи выругался в неверии. Зло засыпав порох, он перезарядил мушкет и выстрелил.

В этот раз удар пришелся в голову чучелу... и почти по Джеку.

— Я никогда не промахиваюсь! - кричал Курочи.

Но даже хотя мушкет был серьезным оружием, бандиты не могли пробить защиту фермеров.

Поняв, что он бесцельно теряет людей, Акума приказал:

— ОТСТУПАЕМ!

Выжившие бандиты поспешили оседлать лошадей.

Вжавшись в седло, Акума развернулся и отправился к горам, за ним сразу следовали его подопечные.

— Они бежали! - кричал фермер в восторге.

— Мы ПОБЕДИЛИ! - вопил второй.

Восхищенные боевым опытом, фермеры радостно кричали.

Но Джек и Юудай понимали другое. Сражение только началось.


44

МЕЛЬНИЦА

Солнце вставало из-за горизонта, рассвет был кроваво-красным. Когда Джек стоял с Джуничи на площади, он вспоминал морскую поговорку о погоде:

Красное небо ночью - радость для пастуха. Красное небо утром - тревога для моряка.

Предсказание было понятным. Хотя Акума еще не вернулся, юные самураи продолжали дозор, пока уставшие фермеры отсыпались.

— Ты уверен, что он вернется? - спросил Джуничи, почесывая щетинистый подбородок.

Джек кивнул и посмотрел на магазин риса.

— У Акумы осталось мало, если вообще осталось, запасов. Ему нужен ваш рис, чтобы пережить зиму.

— Теперь он понимает, что чувствуем мы, - сказал Джуничи, ожесточившись. - Но мы неплохо потрепали его. А говорил ведь, восемь бандитов мертвы!

— Это ничего для него не значит, - сказал Джек, вспоминая раненого бандита, брошенного умирать. - Он пожертвует всеми, но выиграет.

— Может, он решил напасть на другую деревню?

— Сомневаюсь. Мы его сильно разозлили, - возразил Джек. - И теперь мы не можем его удивить, наша следующая встреча будет опаснее.

Услышав шаги, Джек повернулся и увидел приближающуюся Миюки со стороны леса.

— Все в порядке? - сказал Джек, не ожидая увидеть, как она оставляет свой пост.

— Нэко сменила меня, пока я посплю, - объяснила она, растирая красные глаза.

— Хочешь, я помогу ей? - спросил он.

— Нет, у нее орлиные глаза. Ничто мимо нее не пройдет, - стряхнув с веранды снег, она села и откинула капюшон. - Я слышала, Юудай не потерял ни одного человека в сражении.

— Не совсем так, - сказал Джек, опечалившись.

Миюки шокировано взглянула на него.

— О нет! Кого убили?

Джек смахнул с щеки невидимую слеху и ответил печальным тоном:

— Одного из соломенных солдат Йори.

Миюки побледнела, а потом поняла, что он сказал.

— Дурацкая самурайская шутка! - рассмеялась она. - Я знала, что ты еще отомстишь за ту шутку.

Поднявшись, она направилась в дом.

— Разбудишь меня через часик, ладно?

— Не волнуйся, - сказал Джек. - Я не дам тебе пропустить действие.

Миюки была почти у двери, когда тревога прозвенела во второй раз.

— Не успела! - крикнула она, побежав обратно.

С дозорной вышки кричал Йори, указывая на врагов:

— Лошади на востоке!

На всей скорости Джек устремился к линии защиты Хаято, Миюки и Джуничи были рядом. Хаято стоял позади защитной стены из тюков сена, его рука отбрасывала тень на его глаза, когда он смотрел на горизонт. Видные в свете солнца, бандиты были заметны издалека, пересекающие границу.

— Они скоро будут здесь, - сказал Хаято, хватаясь за лук.

— Удачи с выстрелом, - подбодрила его Миюки.

— Мне не нужна удача, - ответил резко Хаято. - Я тренировался.

Он выбрал из колчана стрелу. Наконечник был обмотан тряпкой, смоченной маслом.

— Нужно просто правильно компенсировать вес и выпустить, только и всего.

Джек смотрел на мост. Деревянную цель передвинули, и бочонок с порохом был виден возле главной опоры. Хотя он верил в умения Хаято, выстрел казался очень сложным – к тому же, он стрелял против солнца.

— Я попрошу сюда силы, - сказал Джек. - На всякий случай.

Он повернулся в молодому фермеру.

— Скажи Юудаю, что нам нужен сюда второй отряд.

Послушно кивнув, фермер побежал так, словно от этого зависела его жизнь.

Хаято стоял у огня, собираясь зажечь стрелу. Бандиты еще были далеко, у него было много времени. Он не мог взорвать мост рано, тогда силы Акумы не попадут под удар. Но если выстрелить поздно, деревня будет в опасности. А если он промахнется...

Фермеры замерли в тишине, напряжение росло.

Джек попытался сосчитать врагов, пока они приближались. Хотя было далеко, чтобы быть точным, но их было больше тридцати.

И тут Джек заметил что-то странное. Тонкий дымок поднимался от мельницы.

— Где твоя мать? - спросил у Джуничи Джек.

— Она упрямая, - ответил он с мрачным видом на лице.

— Натсуко все еще там!

— Я пытался убедить ее так много раз, но...

Джек перепрыгнул линию тюков сена. Зная, не что способны Акума и его люди, он не мог оставить старушку на произвол судьбы. Он приказал двум фермерам помочь ему донести деревянную доску, чтобы поставить ее через ров.

— НЕТ, Джек! - прокричала Миюки. - Ты не успеешь вернуться.

Джек перебрался через ров в несколько шагов.

— Стой! - позвал Джуничи, побежав за ним. - Моя мать ни за что тебя не послушает.

— Тебя она тоже не послушает!

— Тогда я помогу тебе вытащить ее оттуда. Она не пойдет.

У Джека не было времени спорить, и они оба устремились по дороге к мосту.


45

МОСТ

Акума и его бандиты были все ближе.

Снег хрустел под ногами Джека, пока он заставлял себя бежать быстрее. Он вскочил на мост и чуть не полетел по его сколькой поверхности. С трудом со льдом справлялся и Джуничи. Но к тому времени, как он пересек реку, Джек был уже давно на другом берегу.

Бандиты были достаточно близко, чтобы Джек мог увидеть Акума по его красной хачимаки на голове.

Барабаня в дверь, Джек кричал:

— Натсуко! Открывайте!

— Входите, - проскрипел голос изнутри.


Старушка выходила вечность, а топот копыт становился все громче. Джек уже хотел выбить дверь, когда со скрипом она отодвинулась. Морщинистое лицо Натсуко появилось в проеме.

— А ты вовремя, - сказала она, возвращаясь внутрь до того, как Джек успел схватить ее. - Заходи, завтрак почти готов.

Джек преследовал ее.

— Нам нужно уходить прямо сейчас, - заявил он, схватив ее за руку.

— Но мы даже не выпили сенча, - сказала она, возмущенная грубостью Джека.

Джуничи, задыхаясь, подбежал к порогу.

— Матушка, Акума идет!

Она тяжело вздохнула.

— Я уже говорила тебе, сын, я слишком стара, чтобы бояться.

— У нас нет времени на это, - заявил Джуничи, глядя через плечо. – Он почти у твоих дверей!

— Ну и пусть заходит, - ответила она, вскидывая трость. - Я покажу ему незабываемую черную луну!

— Прошу вас, матушка, не спорьте...

Дальний выстрел мушкета прогремел. Джуничи, стоявший в дверях, стал его мишенью, кровь потекла из его рта. Он слабо стукнул себя в грудь и осел на пол. Джек подбежал к нему, но Джуничи умирал, его потрепанное кимоно пропиталось кровью. Натсуко приблизилась и рухнула на колени.

— Я же говорила тебе оставить меня! - всхлипывала она, баюкая умирающего сына на руках.

Лицо Джуничи стало смертельно бледным, его дыхание с хрипом вырывалось из груди. Сфокусировав взгляд на Джеке, он пробормотал:

— Юный самурай... не дай Акуме победить... спаси матушку... спаси деревню...

Жизнь в его глазах угасла, и он рухнул в тишине.

Убитая горем, Натсуко гладила его волосы, забыв обо все вокруг.

Джек слышал выстрелы, крики приближающихся бандитов. Выглянув, он обнаружил мост все еще пустым, он вернулся в дом, и стрела врезалась в косяк. Бандиты Акумы были выше мельницы. Схватив Натсуко, он перекинул ее через плечо и побежал к мосту.

Натсуко пыталась протестовать, когда ее оторвали от сына. Затем она увидела Акуму, идущего на них.

— Дьявол! - прокричала она, потрясая тростью. - Я увижу твою смерть раньше своей!

Сердце Джека колотилось в груди. Натсуко не была тяжелой, но она замедляла его бег. Он осмелился оглянуться. Высоко в седле с развевающимися на ветру черными волосами, Сайоми натянула тетиву и прицелилась. Бледные губы женщины изогнулись в жестокой ухмылке, когда она выпустила стрелу.

В отчаянии Джек припал к земле, Настуко возмущалась такому движению. Она тут же замолкла, когда стрела пролетела у ее виска и вонзилась в ледяную поверхность моста.

Сайоми скривилась от недовольства и потянулась за другой стрелой.

— ВСТАВАЙ! - вопила Миюки с восточного поста защиты.

Джек и старушка были прямо на пути лошадей бандитов. Изо всех сил Джек выпрямил ноги, не выпуская Натсуко, и бросился к мосту. Они были совершенно беззащитны, пересекая мост. Хотя Курочи не мог перезарядить мушкет, пока ехал, у Сайоми с ее луком таких проблем не возникало.

На границе деревни Джек видел Хаято и Миюки, спорящих, когда стрелять в порох. Он еще не добежал до конца моста, но позади слышал, как первые лошади ступили на лед моста.

— СТРЕЛЯЙ! - прокричал он, бежав изо всех сил.

Хаято колебался. Но если он еще помедлит, бандиты пересекут их линию защиты.

— СТРЕЛЯЙ! - приказал Джек.

Пылающая стрела помчалась к нему.

Джек сделал последний рывок, стрела перелетела его.

Он услышал треск, а потом громкий взрыв. Его сбило с ног ударной волной, он приземлился лицом в канаву у дороги. Натсуко упала рядом с ним, оглушенная взрывом.

Оттащив ее от пожарища, он оглянулся и увидел, что мост был полностью охвачен огнем. Он был разрушен, не давая и шанса пересечь реку. Первые лошади и из наездники попадали в ледяную реку, и ее воды унесли их течением. Пока люди тонули, сильные лошади смогли доплыть до берега.

К разочарованию Джека Сайоми выжила. Взрыв сбил ее с лошади, она лежала на берегу, где была мельница. Ее волосы растрепались, а бледное лицо почернело от сажи, она скалилась и искала глазами сбежавшую жертву. Курочи и Накамура тоже спаслись и смотрели на разрушенный мост.

Сквозь туман жара и пламя Акума зло рычал, провалившись во второй раз.


46

ЛЕД

— Имейте в виду! - заявил Акума, схватив горящий кусок моста. - Фермеры, что сражаются огнем, заканчивают пеплом!

Он бросил головешку в мельницу и смотрел, как она загорается. Оставив здание гореть, Акума отозвал бандитов и поехал на юг для переправы. Сайоми отстала, долго разглядывая напоследок противоположный берег. Разозлившись, она вскочила на лошадь, ударяя ее и устремляясь вслед за лидером.

Джек остался скрытым в канаве, пока не убедился, что она ушла, а потом помог подняться разбитой горем Натсуко на ноги. Позади него фермеры кричали от потери мельницы и главы деревни.

— Джуничи был хорошим человеком... и храбрым, - сказал Джек, пытаясь приободрить старушку.

— Я плачу не о сыне. В смерти нет страдания, - сказала она, глядя на пламя на месте ее дома, где теперь была могила Джуничи. - Я плачу о тех, что остались. С тиранией Акумы выжившие страдают сильнее, чем мертвые.

Джек помог Натсуко перейти ров по деревянной доске и оставил ее на попечение Соры. Миюки подбежала к нему и тут же начала осматривать его в поисках ран.

— Я в порядке, - отбивался Джек.

— Хаято чуть не убил тебя! - зло воскликнула она, вычищая обугленные кусочки из его волос.

— Я выполнял приказ, - сказал Хаято, появляясь позади нее. - К тому же, это твоя вина. Я всегда говорил о риске этого плана.

— Но он сработал, - напомнил Джек, стараясь призвать их к миру. - И все благодаря хитрости Миюки и твоим умениям.

Сдержанно кивнув, Хаято решил:

— Нет сомнений, что он был эффективным. Четверых бандитов забрал взрыв. У Акумы осталось меньше тридцати человек.

— Трудности оправдывают себя, - усмехнулась Миюки.

Джек оставался серьезным.

— Да, но у нас мало времени перед следующей атакой Акумы. Нельзя терять бдительность. Миюки, лучше вернись в лес. Хаято, нам нужен каждый сильный мужчина на защиту юга. Нужно убедить Акуму, что его ожидает целая армия.

Фермеры встали по краю рва, их копья были устремлены в небо и образовывали лес. Все глаза были устремлены к горизонту, нервно ожидая прибытия Акумы. За колючим рвом полотно снега и льда, покрывавшего рисовые поля, казалось недостаточной защитой от такого грозного врага. Однако, отразив атаку с успехом уже дважды, фермеры поверили в стратегию Джека.

Джек тоже чувствовал себя увереннее в роли лидера. Тактика его больше основывалась на инстинктах, и он расположил отряд Меча встречать бандитов, что прорвутся сквозь линию фермеров. Затем он пошел вдоль южной границы с Хаято и Сабуро, говоря бодрящие слова и давая советы наиболее взволнованным фермерам. Они внимательно слушали, уверенные в своих юных защитниках.

Мальчик, не намного старше Джека на вид, дрожал от страха, думая о предстоящей битве.

— Мудрый человек однажды сказал мне: Чтобы по тебе прошли, ты должен лежать, - сказал Джек, цитируя Сенсея Ямаду и его жизненный урок. - Ты лежишь?

Юный фермер покачал головой, немного сбитый с толку вопросом.

— Значит, Акума не сможет по тебе пройти, так ведь?

— Нет! - ответил мальчик, выпрямившись и став от этого выше, схватив крепче копье, он понял урок.

И в третий раз за день прозвенела тревога.

— Бандиты на юге! - прокричал Йори.

Как приближающаяся буря, Акума со своими приспешниками появились в поле зрения, направляясь к южной дороге. Когда они достигли первых рисовых полей, он поднял кулак, и бандиты замерли. Акума не собирался рисковать в этот раз. Заметив следы затопления, он приказал одному из своих людей пойти проверить путь. Бандит неуверенно ступил на замерзшее поле.

Джек затаил дыхание, глядя, как мужчина прошел по льду. Поверхность выдерживала его вес. Он дошел до середины, и Акума приказал ему прыгать на льду.

Лед выдержал.

— Этого я и боялся, - сказал Джек, тяжело глядя на Хаято и Сабуро.

— Акума легко доберется сюда, - мрачно ответил Хаято. - А значит, нам нужен боевой дух фермеров, чтобы победить.

Бандит поскользнулся и с размаху упал на спину. Такое падение вызвало восторг у фермеров, но и бандиты Акумы смеялись над их товарищем.

— Вот боевой дух и поднялся! - ухмыльнулся Сабуро.

— Это заставит Акуму идти медленнее, - сказал Джек, радуясь, что хоть чем-то эта защита им помогла.

Пристыженный мужчина попытался встать на ноги, Хаято получил возможность прицелиться. Он выпустил стрелу как раз в тот момент, когда бандит смог встать на колени. Стрела рассекла воздух и попала в спину мужчине. Он взвыл от боли и упал у края рисового поля.

— Помог ему дойти до края, - сказал с усмешкой Хаято.


47

СДЕЛКА

Бандиты готовились к атаке. Они смотрели на армию разномастных фермеров с насмешкой, не испугавшись их попытки сопротивляться. По команде Акумы они загремели оружием и заорали кровожадный боевой клич, гикая и хохоча.

Фермеры инстинктивно попятились от такого свирепого зрелища.

— Стойте на месте! - приказал Джек. - Акума просто хочет запугать вас.

— И у него неплохо получается! - воскликнул Кунио, дрожа так, что с трудом стоял на ногах.

— Ты хотел поиграть в самурая, - едко сказал Хаято. - Вот и шанс. Покажи немного твердости.

Внезапно рядом с Джеком появился Йори.

— Я говорил тебе оставаться на дозорной вышке, - сказал Джек.

— Вам понадобится каждый самурай в этой битве, - ответил Йори, шагая решительно вперед, чтобы встать у края рва. Воткнув в землю шакуджо, он глубоко вдохнул и закричал на бандитов. - КИААААЙ!

Понимая, какого мужества стоил его другу этот поступок, Джек поднял катану и взмахнул ею, как указкой, намекая фермерам, что нужно повторить за Йори. Воодушевившись его криком, фермеры застучали копьями и завопили.

— КИААААЙ!

Когда боевой клич фермеров затих, над полями разнесся смех.

— Фермеры играют в самураев! - кричал Акума. - Я еще никогда не видел настолько жалкое зрелище.

Он подъехал с Сайоми и Накамурой к границе следующего рисового поля. Облаченный в сверкающую черную броню, повязавший на голову красный хачимаки со сверкающей на солнце стальной вставкой, Акума выглядел устрашающе. Он держал в руке колючий трезубец, а на его бедре висели два меча с черными рукоятями. Позади него Сайоми в кроваво-красной броне сжимала в руках любимую двустороннюю нагинату, за спиной ее висел лук. С другой стороны Накамура размахивал ужасающим топором, чье лезвие было колотым от частого использования. Его все еще выдавал красный шрам, но части бороды уже не было, на его коже краснели ожоги.

— Если будете сопротивляться дальше, то погибнете! - сообщил Акума. - Сдавайтесь сейчас или будете покараны.

Когда жители деревни не ответили, Акума продолжил:

— Все знают, что у фермеров нет ни смелости, ни боевых умений. От меча в руках ребенка проку больше! Это ваше последнее…

— У них все это есть! - перебил его Накамура, вдруг заметив Джека среди ряда и зло на него указывая. - Это мальчишка-гайдзин, что атаковал наш лагерь.

Акума разглядывал светловолосого голубоглазого воина, что стоял с мечом в руке рядом с маленьким воинственным монахом, самураем при полной амуниции и другим ронином с луком. Он становился мрачнее и кровожаднее.

— Я требую переговоров с лидером, - заявил Акума, обращаясь к фермерам.

Джуничи умер, фермеры переглядывались в замешательстве. Не было времени выбирать заместителя. Медленно, словно меняющийся ветер, все глаза повернулись к Джеку.

Сабуро похлопал его по плечу.

— Похоже, они доверяют это тебе.

Джек выступил вперед, стараясь выглядеть уверенно и смело в глазах противника.

— Ты их лидер? - фыркнул Акума с недоверием. - Какой безумец поставил печально известного гайдзина во главу, да еще и главой деревни?

— Ты и поставил, - крикнул Джек. - Когда убил Джуничи, главу деревни.

Акума смог оценить Хаято, Сабуро и Йори.

— Да вы все дети!

Он повернулся к своим подопечным и сказал насмешливо:

— Они наняли малышей-самураев.

Изумленные бандиты чуть не выли от смеха. Фермеры чувствовали себя неуютно, их уверенность начала рушиться.

— Да вы вообще отчаялись, фермеры, - сказал Акума, жестоко смеясь.

— Они отразили вас дважды! - прокричал Сора, выступая вперед из отряда. - И сокрушат снова!

Акума перестал смеяться.

— Не в этот раз, - зло ответил он. Он увидел широкий ров, окружающий деревню, заметил и колючий кустарник на дне. - Ров не спасет вас. Но... я не бессердечный. Отдайте рис сейчас, и мы пощадим вас и ваши семьи.

Джек почти рассмеялся. Он сам видел, какое милосердие оказывает Акума - в него входили пытки и смерть.

— Оставь деревню в покое, и мы забудем о тебе!

Акума выглядел возмущенным.

— Осторожнее, гайдзин, ты предлагаешь деревне смертный приговор.

Сайоми соскочила с лошади и тихо заговорила с лидером. Лицо Акумы из злого стало довольным. Он снова обратился к фермерам:

— У меня есть сделка получше. Отдайте мне гайдзина, и я клянусь честью, что оставлю вас и ваш рис.

Натянув поводья, Акума покинул ряды бандитов и бросил трезубец на снег. Подняв руки, он прокричал:

— Как видите, я честен.

Джек слышал споры среди фермеров.

— Мы должны это сделать, - настаивал старый фермер, который уже голосовал против Джека раньше. - Ему нужна награда за гайдзина.

— Ты веришь этому дьяволу? - сказал Юто, снова выступая пртив старика. - Он получит Джека и уничтожит все здесь. Джек наш спаситель!

— Но если мы будем сражаться, кто знает, сколько из нас умрет? Может, это последний шанс спасти деревню.

— НЕТ! - старый Йоши вступил в спор, тяжело опираясь на трость, пока подходил к передовой. - Мы должны пожинать то, что посеяли. Мы согласились, когда Джуничи был жив, и мы должны сохранить это в честь его памяти. Пути обратно нет.

Йоши подошел ко рву и встал рядом с Джеком, поклонившись ему. Повернувшись к Акуме, он заявил:

— Знаем мы твои игры, Акума. Мы не будем больше преклоняться тебе. Сделки не будет!

Акума недоверчиво смотрел на сопротивление фермеров.

— Так знай, - прогремел он. - ТЫ НАЧАЛ ВОЙНУ!


48

ИСПУГАННЫЕ

Видя, что Акума схватил трезубец, Сабуро вскинул катану, готовясь к битве. Полированное лезвие сверкало на солнце.

— Пора воспользоваться подарком отца, - сказал он, мрачно улыбаясь Джеку.

— Он будет гордиться, - ответил Джек. - И отец Кику.

Сабуро выдавил смешок.

— А я всего-то хотел писать хокку. Поэзия не такой опасный путь впечатлить девушку.

— Но не легче, - сказал Джек, вспоминая хокку, что он написал Акико. Он потратил на сочинение месяцы, пришлось и Йори просить о помощи.

Намереваясь сохранить боевой дух фермеров и прогнать их страх, а еще показать Акуме их военную подготовку, Джек отдал приказ о формировании защитных формаций. По приказу Хаято фермеры опустили их копья и придвинулись ближе к передовой, готовые столкнуться с захватчиками. Давление росло в воздухе, пока они ждали действий Акумы.

Но Акума не отдавал приказ об атаке. Бандиты не двигались, довольствуясь страхом фермеров.

— Почему он не атакует? - спросил Сабуро.

Джек смотрел на врагов. Только теперь он заметил, что Змея Курочи не было в их рядах. Он быстро посчитал. Бандитов было всего двадцать три.

— Хаято, ты за главного, - спешно сказал Джек.

— Ты куда?

— Акума обманул нас, - крикнул Джек, забирая с собой трех людей из отряда Меча. - Я должен предупредить Миюки, - и он устремился к лесу.

Джек ворвался на тропу и услышал близкий звук выстрела. Завернув ща угол последнего дома, он увидел маленькую группу защищающихся феромеров, скрытых деревянным барьером. На земле лежало тело.

Нэко сидела на коленях возле поверженного, пытаясь остановить кровотечение. Барьер не защищал от огня мушкета, легко проходящего сквозь него. Опасаясь худшего, Джек приблизился, несчастный фермер издал стон и затих.

Нэко продолжала закрывать рану, беззвучно умоляя мужчину не умирать. Но надежды на это не было. Джек с почтением закрыл мертвому фермеру глаза и отодвинул от него Нэко.

Где Миюки? знаками спросил Джек.

Окровавленной рукой Нэко указала на лес. Джек выглянули из-за барьера. Курочи и семь бандитов стояли на другом конце на дороге. И ни следа Миюки.

Он пытался не беспокоиться о ней, понимая, что она хорошо спрятана. Но видя, что бандиты без проблем идут ближе, он не мог понять, эффективна ли ее защита. С катаной наготове он приказал троим фермерам, что пришли с ним, достать свои мечи и приготовиться.

Уверенность бандитов росла, они прошли уже много. Веря в то, что наступление Акумы привлекло все внимание к южной границе, бандиты направились прямо к деревне.

И тут он исчез.

В мгновение ока мужчина исчез с дороги. Курочи и другие бандиты настороженно замерли, выглядя удивленно. Даже фермеры были поражены внезапным исчезновением.

Затем крик боли донесся из скрытой ямы.

— Ноги... мои ноги... сломаны!

— Рассредоточиться! - приказал Курочи, обведя лес мушкетом.

Оставшиеся шесть его подопечных послушались. Вглядываясь в землю, они боялись упасть в очередную ловушку.

Укоряя себя за сомнения в Миюки, Джек жадно смотрел на их далкие попытки. Бандиты шли через подлесок, а он пытался угадать, кто станет следующей жертвой. Ему не пришлось долго ждать. Один из бандитов так сосредоточился на ногах, что и не увидел, что ударило его. Идя между двумя кустами, он высвободил предварительно натянутую ветку. Она ударила бандита по затылку, возвращаясь на место, силы удара хватило, чтобы он отлетел на спину. Он потерял сознание и остался на снегу.

Другие бандиты замерли, боясь шевелиться.

— Идите дальше! - настаивал Курочи, хотя и стоял на месте.

Стон боли сообщил, что Курочи потерял третьего подопечного. Его придавило к земле глыбой снега.

Четверо бандитов в страхе замерли, представив смерть от снега, упавшего с любого куста, дерева. Но Курочи не собирался сдаваться. Он вскинул заряженный мушкет и прицелился.

Сердце Джека подскочило к горлу, когда он понял, кто станет целью. Курочи спустил курок, Миюки вырвалась из своего укрытия.

Снег взорвался позади нее.

— Убейте ниндзя! - проревел Курочи, перезаряжая мушкет и злясь, что промахнулся.

Миюки побежала в укрытие барьера. Бандит побежал за ней, размахивая опасной дубинкой с шипами. Джек и Нэко переживали за Миюки, она уводила врага в подлесок. Но бандит, будучи быстрее, догнал ее и занес дубинку. Джек крикнул предупреждение. Миюки откатилась в сторону и сменила направление бега.

Бандит чертыхнулся и побежал за ней. Она была так далеко от барьера, что Джек понимал, что живой Миюки сюда не добраться. Бандит замахнулся дубинков в ее голову. Но не попал. как подбитая птица, мужчина рухнул лицом вперед, его ноги вытянулись. Крича от страха, он полетел над лесом. Пойманный в скрытую петлю, бандит остался висеть без надежды на побег.

Петляя по дороге, Миюки избегала ловушки, перепрыгнула канаву с колючками, безопасно приземляясь на другой стороне. Курочи не успел прицелиться, а она нырнула за барьер и остановилась рядом с Джеком.

— Это было близко, - выдохнула она.

— Куда вы собрались? - кричал Курочи, когда трое выживших бандитов бросились в бегство.

— Никто не говорил, что тут будет ниндзя! - прокричал один из его людей.

— Это место - смертельная ловушка! - сказал запуганный второй.

Третий бандит убегал так быстро, что даже не успел ответить.

На мгновение Курочи понял, каковы его шансы на выживание в лесу, полном скрытых ловушек. Затем он, не долго думая, устремился вслед за своими подопечными.

Первый бандит выбежал на тропу, закричал от боли и начал подпрыгивать.

— Тетсу-буши? - спросил Джек, понимающе улыбаясь.

Миюки кивнула, а Джеку было почти жаль мужчин, пытавшихся сбежать по дороге, усиленной тетсу-буши – железными шипами, скрытыми в снегу.

— Они не захотят пойти этим путем снова, - уверенно сказал Миюки. - Учитель говорил мне, что напуганный враг лучше мертвого.


49

СБИТЫЙ

— Почему он не может сдаться? - в отчаянии спросил Сора.

Он стоял с отрядом копейщиков посреди рва, покраснев и задыхаясь от попытки дать отпор бандитам. Был поздний вечер, и Акума стремился убрать фермеров. Долго работая в полях, они были уставшими физически и психологически, чтобы сражаться долгое время.

— Акума не остановится, пока не выиграет... или пока не умрет, - ответил Джек, стряхивая с меча кровь. - Но если мы продолжим сражаться, он не победит!

Провалившись в попытке прорваться сквозь лес, Акума сосредоточил все силы на южном рве. Его первый штурм быстро отразили. Несмотря на дикость бандитов, фермеры держали их в страхе, комбинация копий, шипов и канавы была эффективной. Но Джек вскоре понял, что Акума только проверял нервы фермеров – лидер бандитов уводил войска до того, как потерял хоть кого-то. Затем с точностью выбирал другие отрезки рва и посылал группы бандитов атаковать оттуда, отыскивая слабости в защите фермеров.

Крик раздался справа от Джека. Фермер под командованием Сабуро направился на защиту отрезка. Отряд бандитов с другой стороны рва яростно боролся с копьями. Некоторые уклонялись от ударов, пока другие пытались срезать путь через колючий кустарник.

Фермер выступил вперед, чтобы ударить копьем ближайшего бандита, когда в его шею попала стрела. Кашлянув кровью, он рухнул в ров.

— Отец! - закричал мальчик, бросив копье и побежав вытаскивать его.

Выстрел мушкета прогремел эзом по полям. Мальчика подстрелили смертельным выстрелом.

Отряд Сабуро начал разбегаться, их смелость слетела с лиц от такой силы врага.

— Стоять! - приказал Сабуро, сражаясь с бандитом, что пересек ров. Заблокировав меч мужчины катаной, он ударил бандита в грудь и отбросил его в колючие кусты. Рухнув, как рыба в воду, бандит пытался выбраться оттуда. Женщина, рыча от злости, выбежала из задних рядов и схватила копье.

— Это за моего мужа! - крикнула она и воткнула копье в мужчину. Она вытащила копье и воткнула еще раз. - А это за сына!

Затем она рухнула на колени, заливаясь слезами из-за убитой семьи.

Сабуро оттащил ее подальше, пока она не последовала за своей семьей.

Фермеры сражались, но их силы слабели. Стрела сбила с ног еще одного фермера.

Хаято подбежал к Джеку и Йори.

— Акума ведет войну на истощение, - сказал он мрачно. - Курочи и Сайоми убьют всех по одному.

— Мы должны сохранять боевой дух, - настаивал Джек. - Мы можем только продолжать сражаться.

— Но если мы продолжим терять людей, как сейчас, они будут слишком напуганы.

— У нас нет другого выбора.

Хаято прикусил губу в отчаянии, тоже не видя других вариантов.

— Чтобы убить змею, нужно лишить ее головы, - заметил Йори.

Джек и Хаято переглянулись, оба понимали, как опасна эта тактика, и оба были немного удивлены, что Йори предложил это.

Глядя на Акуму, Джек спросил:

— Хаято, ты достанешь его отсюда стрелой?

Хаято покачал головой.

— Он вне досягаемости. Постоянно.

— Тогда тебе нужно приблизиться.

— Даже если идти сквозь бандитов, Курочи или Сайоми убьют меня раньше...

Прогремел выстрел мушкета.

— НЕТ! - прокричал Йори, его глаза расширились в ужасе.

Джек резко развернулся и увидел, как Сабуро упал на землю. В то же время Акума отправил вторую группу бандитов атаковать слева.

— Хаято, твой отряд остановит их, - приказал Джек, он и Йори побежали на помощь Сабуро.

Упав рядом с другом, они обнаружили его бездыханным.

— Сабуро! - кричал Джек, убирая маску с лица друга.

Он не ответил. Йори начал молиться, словно они безумно пытались оживить его. Джек был ошеломлен. Он не мог и представить, что потеряет Сабуро вот так. Ему не нужно было просить друга участвовать в этой смертельной миссии.

Потеряв командира, отряд Сабуро начал расползаться, в их защите появились бреши. Получив преимущество, бандиты штурмовали ров. С другого конца Хаято сражался со второй волной бандитов.

Разделив фермеров на два сражения, Акума начинал выигрывать, и он послал третий и последний отряд в незащищенный центр. Они тут же взялись за колючие кусты, срезая их топорами и мечами.

Бандиты, сражающиеся с отрядом Сабуро, первыми прорвали защиту. Глава захватчиков прокладывал путь через фермеров, сея кровавый хаос, что окружал его путь.

Йори, обезумев от горя, прыгнул и встретился лицом к лицу с подоспевшим бандитом.

— ЙАААААА! - прокричал он.

Бандит упал, словно столкнулся со стеной.

Восстановив дыхание, Йори приготовился к следующей атаке. Джек тем временем искал рану Сабуро, чтобы унять кровотечение.

— ЙАААА!

— Скажи Йори... чтобы он не кричал, - прохрипел Сабуро, открыв глаза. - У меня голова гудит... как колокол.

Джек в неверии уставился на друга.

— Ты жив! - и он заметил, что удар пришелся в шлем.

— Помоги подняться, Джек, - сказал Сабуро. Он был немного не в себе, но без ран. - Броня весит тонну!

Фермеры восторженно кричали, видя, что их командир поднимается на ноги.

— Лучше в безопасности, чем погибнуть, - сказал Сабуро, постучав по шлему. Восстановив равновесие, он стал прежним. Вскинув меч, он собрал своих людей, затем с громким киай он пошел в наступление.

Джек вызвал свой отряд Меча и направил их в центр. Общий дух был приподнят чудесным возвращением Сабуро, и все фермеры сражались с новой силой. Но в защите оставались бреши, в которые прорывались бандиты.

Джек со своим отрядом пытались отогнать их. Битва была грубой, навыки фермеров были слабее опыта бандитов. Фермер слева от Джека упал от ужасающего удара атакующего. Джек подбежал на помощь, но было поздно. Бандит, огромный как медведь, направился в следующему фермеру с нодати в руках.

— Нет! - крикнул Джек, встав между ними, он сжимал катану и вакидзаси в руках.

— Твоя голова моя, гайдзин, - прорычал бандит, направив огромный меч в шею Джека.

Джек заблокировал атаку своим коротким мечом, его рука дрожала от силы удара врага. В то же время он направил катану в живот мужчины. Но броня бандита оказалась слишком толстой, и кончик его меча только скользнул по нему, не причинив вреда.

Рассмеявшись над неудачей Джека, оставившей царапину на броне, бандит ударил его в грудь. Джек отступил, скользя по снегу. Бандит двинулся вперед, намереваясь разрезать его от головы до ног. Без промедления Джек выравнялся и заблокировал атаку обоими мечами.

Понимая, что выпалы в тело бандита тщетны, Джек целился в голову. Бандит инстинктивно поднял меч, чтобы остановить удар, открыв уязвимое место в броне. С точностью Джек погрузил кончик вакидзаси между металлическими пластинами. Бандит застонал от боли, когда меч погрузился в плоть.

Лишившись рабочей руки, бандит понимал, что против Двух Небес шанса не имеет и быстро вернулся в безопасность долины. К удивлению Джека, другие бандиты последовали за ним. Женщины деревни, увидев, что отряд Меча в опасности, выступили вперед, катя на захватчиков камни. Это обратило бандитов в бегство, они теряли в кустах амуницию, старались быстрее скрыться.

Глядя на ров, Джек обрадовался, увидев, что Хаято тоже отразил атакующих, отряд Сабуро прогнал оставшихся подопечных Акумы за ров.

Исход битвы изменился. Они выжили, но с большим трудом.


50

УБИЙСТВО

— Скольких мы потеряли? - спросил Джек, собрав юных самураев и Миюки на площади.

Люди Акумы, окровавленные и изгнанные сопротивлением фермеров, ушли к дальней границе рисовых полей. Там они и остались, зализывая раны, Нэко следила за ними с вышки.

— Семь фермеров... и мальчика, - ответил Хаято.

— Его звали Рику, - мрачно сказал Йори. - Он был нашим ровесником.

Джек сел на край веранды, обхватив руками голову.

— Двое из них были из моего отряда Меча.

— Это не твоя вина, Джек, - сказал Юудай. - Это война.

— Но я учил их. Я вел их...

— Поэтому четверо выжили.

Джек цнил поддержку Юудая, но лучше ему от этого не стало. И хотя бандитов они прогнали, боевой дух фермеров упал.

— Нам очень повезет, если мы переживем еще одну такую атаку, - сказал он.

— Я смогу! - гордо разглядывал шлем Сабуро. - Даже моего отца это впечатлит.

— Пятерых бандитов убили, - сказал Хаято. - У Акумы осталось около двадцати человек, четверо из них ранены. У нас тоже потери, но он не пойдет в наступление.

— Пока что он ушел, - заметила Миюки. - Акума точно ждет ночи.

— Пора лишить змею головы, - сказал Джек, его горе от смертей фермеров заставляло его действовать.

— То есть убить его? - сказала Миюки, ее глаза блеснули. - И кто это предложил?

Джек и Хаято посмотрели на Йори.

— Как для монаха, ты очень странный, - сказала Миюки. - Скажи, и как ты собирался это сделать?

Йори выглядел подавленно от мысли, что он будет убийцей.

— Не он. Я, - сказал Хаято. - С моим луком.

— Это не сработает, - бросила Миюки.

— Я знаю, что Акума вне досягаемости, - вздохнул Хаято, раздраженный словами Миюки. - Потому мне нужно приблизиться – но так, чтобы меня по пути не подстрелили Курочи или Сайоми.

— Не в этом проблема, - сказала Миюки.

— А в чем тогда? - возмутился Хаято, его терпение трещало по швам.

— Броня Акумы слишком толстая. Твоя стрела только отскочит. Чтобы убить Акуму, нужно подобраться ближе. Очень близко.

— И что ты предлагаешь?

— Это работа для ниндзя... не для самурая.

Луну все еще не было видно на небе, только звезды мерцали по снежной долине. С темнотой вернулись и страхи фермеров. Беспокоясь, что Акума готовился к нападению, они жались к безопасному свету дозорных огней. Акума для них был дьяволом, живущим в ночи, и все верили, что он черпает силы из тьмы.

Но такими были и ниндзя.

— Я нападу в полночь, - сказала Миюки, проверяя, надежно ли спрятан на ее спине ниндзято.

— Ты не должна этого делать, - сказал Джек, боясь, что из этой опасной миссии она не вернется.

— Для этого меня обучали.

— Знаю. Но люди, такие как Акума, готовы к попыткам убийства.

— Ты ведь не беспокоишься обо мне, да, Джек? - сказала она, сдерживая улыбку.

— Конечно, беспокоюсь, - ответил он, отцепляя от оби сюрикен. - Возьми. На всякий случай.

Он отдал ей звездочку, их руки соприкоснулись, а глаза встретились.

— Я буду осторожна, - пообещала она, глядя ему в глаза и забирая сюрикен.

Она накинула на голву капюшон и побежала сквозь лес.

Джек смотрел, как она прыгает через ров, оббегая скрытые ловушки, исчезает в ночи. По ее плану она через лес спускалась в долину, чтобы появиться позади Акумы. Ее бесстрашие и рвение ошеломили Джека. Он задумался о том, увидит ли ее снова.

Появившись рядом с ним, Нэко знаками ответила: Увидишь.

Джек улыбнулся ей, благодаря за поддержку. Хоть она и была беззвучной, но не была глухой к невысказанным вещам.

Оставив Нэко приглядывать за лесом, Джек вернулся на площадь и направился к южной границе. Хаято патрулировал центр рва с Сабуро на западе и Йори на востоке. Юудай остался на своем посту на северной баррикаде с маленькой группой фермеров. Оставался шанс, что Акума пошлет повторно своих людей в этих направлениях, и Джек не хотел оставлять бреши в защите.

— Она ушла, - сообщил Джек Хаято.

— Одна смелая ниндзя.

— Миюки вернется, - сказал Джек, получилось едко.

Хаято взглянул на него. Понимая его беспокойство, он добавил:

— С головой Акумы, я надеюсь.

Его глаза продолжили сканировать темноту долины Окаяма.

— Слишком тихо. Боюсь, Акума что-то замышляет.

Джек чувствовал то же.

— В любом случае, его время почти вышло.

Когда Джек отправился проведать Сабуро, воздух разорвали крики. Они доносились со стороны отряда Йори, и было похоже, что Акума сделал свой ход. Взяв из огня горящую палку, Джек и Хаято побежали вдоль рва.

Запуганное лицо появилось из мрака.

— Они пришли... из ниоткуда, - выдохнул Сора.

— Где они? - сказал Джек, вскинув катану.

— Ушли... но перед этим... забрали его.

— Кто? - осведомился Хаято.

Но Джек не нужен был ответ. Он уже знал.

В снегу у лужи крови лежал брошенный шакуджо Йори.


51

КАЗНЬ

Двое бандитов держали горящие факелы, так что все в деревне могли видеть деревянный погребальный костер в центре рисового поля. Притащенные из лесу бревна были свалены к подножию столба, вкопанного в землю. К столбу была привязана маленькая фигурка в одежде монаха и броне самурая – Йори.

Джек бессильно стоял на краю моста, в ужасе глядя на готовящуюся казнь. Хаято, Сабуро и фермеры собрались рядом с ним, их лица отражали его ужас.

Скрытый во тьме, Акума ехидно рассмеялся над их реакцией.

— У вас есть время до полуночи, чтобы сдаться, - объявил он. - Иначе монах сгорит.

— Не сдавайтесь! - прокричал Йори, его голос дрожал, хотя крик был смелым.

Накамура шагнул в свет факелов и хлопнул концом топора по шлему Йори.

— Придержи язык, или я его отрежу.

Йори обмяк, потеряв сознание от удара.

Джек рванулся в ярости вперед, намереваясь пройти через колючий кустарник и спасти друга.

Но Хаято схватил его.

— Нет! Тебя убьют.

— Я должен спасти его.

— Этого от тебя Акума и хочет.

Джек попытался вырваться из его хватки.

— Он использует Йори как приманку, чтобы выманить тебя наружу, - настаивал Хаято. - Ты умрешь, не пройдя и полпути к нему.

Понимая, что Хаято прав, Джек перестал вырываться.

— Надеюсь, вам нравится жареный монах! - ерничал Накамура, а потом растворился в темноте.

Двое бандитов тоже ушли, оставив один факел тлеть на ветру.

— Мы должны что-то делать, - заявил Сабуро, он был в таком же отчаянии, как и Джек, видя, что их друга вот-вот принесут в жертву.

— Нужно напасть на бандитов - сразу на всех, - предложил Джек.

— Хорошая идея! Акума не будет этого ожидать, - согласился Сабуро, наполовину выхватив меч.

Хаято оттащил Джека и Сабуро в сторону.

— Наша армия состоит только из фермеров, не из самураев, - напомнил он. - Без наших защит, бандиты порежут их на кусочки и удобрят рисовое поле.

— Почему не пойти только нам? - сказал Джек.

— Ты был в битве при Осаке. Помнишь же, что случилось, когда силы Сатоши покинули замок? Они потеряли все! Эта деревня - наша крепость. Покинуть ее будет самоубийством.

Отойдя от огня, Тогэ присоединился к беседе самураев.

— Вы ведь не думаете сдаваться? - спросил он, настороженный их перешептыванием. - Если да, то Акума сожжет вас, вашего друга и всех в этой деревне. Земля будет черной к тому времени, когда дьявол здесь закончит.

— Самурай не бежит, как фермер, - сказал Хаято, оскорбленный словами. - Наш кодекс бушидо означает, что наша верность постоянна.

— Мы думаем, как спасти Йори, - объяснил Джек пристыженному Тогэ.

Тогэ посмотрел на расстояние по рисовым полям к заготовке костра.

— Хотите пожертвовать своими жизнями ради одного человека?

— Это и значит быть самураем, - ответил Джек, вспоминая главное убеждение его опекуна Масамото и Ямато, что трагически закончил, спасая его и Акико. - К тому же, Йори мой друг. Я с охотой отдам свою жизнь за его.

— Может, это и не понадобится, - сказал Хаято, улыбнувшись. - У нас есть надежда... на Миюки.

Джек продолжал смотреть на Йори. Теперь он понимал тактику Акумы - взятие заложника не было призывом сдаться. Казнь была призвана, чтобы запугать юных самураев – жестокое представление, чтобы сломить их боевой дух.

Аргументы Хаято было трудно принять. Но даже Джек видел, как глупо будет бежать слепо в ловушку – никто из них не вернется живым. Он чувствовал, что снова предает друга, нарушая обещание защитить его – так же он сделал и в битве при Осаке. Все что мог Джек теперь - молиться, чтобы у Миюки все получилось до полуночи. От нее зависела жизнь Йори.

Но глядя на звезды, Джек понимал, что времени осталось мало.

Факел на рисовом поле погас, и Йори исчез во тьме. Джек все еще видел перед глазами друга, привязанного к столбу, бревна у его ног ждали, когда их зажгут. Он вслушивался, чтобы узнать, что Акуму убили… Но ничего.

Вдалеке загорелся новый факел. Свет факела пылал в темноте, как бестелесная голова огненного демона. Затем она поравнялась с погребальным костром.

Йори все еще был без сознания, его голова склонилась к груди.

Лицо Накамуры, в ожогах и со шрамом, выглядело дьявольским в красном мерцании пламени.

— ГАЙДЗИН! - позвал он, разыскивая взглядом Джека среди фермеров, столпившихся у костров. Заметив светлые волосы Джека, он жестоко улыбнулся. - Сдаешься?

Джек смотрел в окружающую тьму. Где ты, Миюки?

— Я задал тебе вопрос, гайдзин! - прокричал Накамура, вскидывая факел.

Против всех своих инстинктов, Джек дерзко ответил:

— МЫ... НЕ СДАДИМСЯ!


52

ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОГОНЬ

Накамура бросил факел в бревна. Они быстро вспыхнули, и огонь начал расти. Голова Йори оставалось склоненой в молитве, когда огонь окружил его, и дым устремился в небо.

— Мы не можем ждать Миюки, - сказал Джек, выхватывая меч.

Сабуро с группой фермеров, вызвавшихся помочь, готовились к бегу через рисовые поля и спасению Йори.

Хаято преградил их путь.

— СТОП! Это не план.

— Но Йори умрет, если мы не пойдем.

— Мы согласились, если Миюки убьет Акуму.

— УЙДИ С ДОРОГИ! - приказал Джек.

Хаято отказался сдвинуться с места.

— Миюки провалила свое задание. Пока они с лидером, любая попытка спасти его - смертный приговор всем, кто пойдет туда.

Услышав это, добровольцы подались назад, их рвение исчезло.

— Я пойду один, - заявил Джек.

— Я с тобой, - сказал Сабуро.

— И я пойду, - настаивал Юто, испуганный, но стремившийся отплатить долг Джеку за свою жизнь.

С рисовых полей слышался треск горевшего дерева.

— Слушайте, вы оба, - сказал Хаято, встав перед Джеком и Сабуро. - Быть самураем - значит жертвовать. Эту цену платит Йори. Не раскидывайтесь своими жизнями. Иначе победит Акума. Деревня падет. И все жертвы будут напрасными.

Джек понимал разумом, что Хаято говорит верно. Но сердцем такое решение он принять не мог. Он предпочитал смерть в попытке, чем ничего не делать и смотреть, как его друг сгорает заживо.

Бессчетные искры взлетали в нечное небо, дрожащее пламя освещало рисовое поле. На границе света клубилась тьма, в которой звенели лезвия и двигались тени.

— Видите! Люди Акумы вас ждут, - сказал Хаято.

— Он прав. Это ловушка, - сказал Сабуро, опустив голову.

— Йори не хотел бы, чтобы вы умирали вот так, - возразил Хаято. - Но я не буду вас останавливать...

Внезапно огонь стал выше, и Йори поглотило пламя. Его шлем и грудная пластина не могли защитить от пожирающего огня. Йори не извивался и не кричал. Он оставался смелым до конца.

— ЙОРИ! - прокричал Джек, падая на колени, убитый горем.

Сабуро рыдал рядом с ним, слезы лились по его лицу.

Хаято заставлял себя смотреть, чувствуя вину за то, что помешал спасению.

— Он действительно смелый самурай, даже не закричал...

— Такое противоречит природе монахов, - послышался голос.

Миюки появилась из темноты. Облегчение Джека от того, что она жива, смешалось с отчанием от судьбы Йори.

— Так Акума мертв? - осведомился она.

Миюки с сожалением покачала головой.

— Почему? - печаль Джека перешла в гнев.

— Мне нужно было выбирать, - объяснила она. - Убить Акуму или...

Выступив из тьмы, за ее спиной чудесным образом появился Йори.

Джек и Сабуро не верили глазам.

— ЙОРИ! - прорыдал Джек, все еще не веря. Подбежав, он заключил друга в крепчайшие объятия. Затем, упав на колени, он преклонил голову, стыдясь. - Можешь ли ты простить меня за то, что я так тебя бросил?

— Не слушай его, - перебил Хаято. - Джек хотел пойти за тобой. Я остановил его.

— И я этому рад, - сказал Йори, тепло улыбаясь. - Это была бы ненужная жертва.

— Но если ты здесь, то кто там? - спросил Сабуро, указывая на фигуру, привязанную к горящему столбу.

— Соломенный солдат, конечно.

Джек рассмеялся с облегчением. Только сейчас он заметил, что на Йори не был брони.

— Но мы все время смотрели на тебя. Как такое возможно? - сказал Хаято.

Миюки ухмыльнулась и ответила:

— Магия ниндзя.

Вой ярости донесся с рисовых полей, когда Накамура обнаружил правду. Солома сгорела, и броня, и пустой шлем упали в огонь пустыми. Накамура в бешенном неверии смотрел на деревню и увидел живого Йори. Йори слабо поклонился ему. Это взбесило бандита сильнее, он в ярости пнул шлем и направился к Акуме.

— Нам нужно было уйти незаметно, и мне нужна была приманка, - объясняла Миюки. - Не было времени говорить кому-то о моем плане. Если бы я промедлила, то не успела бы до полуночи.

— Так это ты погасила факел? - сказал Джек, его восхищение ею стало сильнее.

— Снежком, - кивнула Миюки.

— Теперь Акума очень разозлится, - сказал Сабуро с коварной улыбкой.

На рисовых полях послышался звук трескающегося льда, привлекший всебщее внимание. Жар от огня растопил замерзшую поверхность и пылающий костер провалился в воду. Пламя угасло, и долина тут же погрузилась во тьму.


53

УШЕДШИЙ

Война заставляла их не спать.

Вторая бессонная ночь истощила фермеров вместо Акумы. Они сидели у огней, склонив головы и борясь со сном. Едва держа глаза открытыми, юные самураи патрулировали границы со своими отрядами. Безлунная ночь заставляла их напрягать слух, чтобы услышать приближение врага. Каждый шум воспринимался как движение бандитов, каждый звук мог стать началом атаки. Хаято показалось, что он слышал шаги на снегу, но никто из бандитов не штурмовал ров. Джек услышал шум деревьев – а позже понял, что это река один за другим смывает остатки моста. Звук шагов лошадей поднял тревогу, но снова ничего не произошло.

И вообще ночь была слишком тихой.

— Как думаете, что планирует Акума? - спросила Миюки, тишина раздражала ее больше шума.

— Может, решил осадить деревню, - сказал Сабуро, подавив зевок.

— Но без еды бандиты голодают сейчас, - сказал Йори.

— И от этого они опаснее, - сказал Джек, переминаясь с ноги на ногу, чтобы согреться. - Как стая диких собак.

Джек оглядел фермеров, что дрожали от холода и усталости. Никто не отходил от огня, боясь, что их возьмут в заложники бандиты. Страдая по погибшим друзьям, они не скрывали эмоций - фермеры достигли предела.

— Что бы ни случилось, - сказал Джек, - следующая битва решит все.

— Я пойду еще раз и убью Акуму, - сказала Миюки. - Это все, что сейчас можно сделать.

Джек покачал головой.

— После спасения Йори Акума удвоит охрану. Слишком рискованно... даже для ниндзя.

Дочь Соры Мия принесла немного риса.

— Это от моей матери, чтобы поддержать ваши силы, - сказала она, кланяясь и протягивая соломенные коробочки, от которых шел пар. Она взглянула на ров и рисовые поля. - Думаете Акума окончательно сдался?

Усевшись у огня, чтобы поесть, Джек покачал головой.

— Боюсь, на это рано рассчитывать.

— Проснись, Джек! - требовал Сора, грубо тряся его.

Зажмурившись от света встающего солнца, Джек проклинал себя за то, что уснул. В одно мгновение он был на ногах, сжимая в руке меч.

— Где Акума? - потребовал он ответа.

— Ушел! - воскликнул Сора, восторженно указывая на брошенные поля.

Джек протер глаза, но это было правдой. Акумы не было в поле зрения. Долина, покрытая сверкающим снегом, была пустой, куда бы он ни смотрел. Темнеющая дыра в середине одного из полей напоминала о том, что бандиты здесь были.

Приблизился Хаято.

— Я прошел вдоль рва. Их нигде нет.

— Он ушел в другую деревню, - сказал Тогэ, прикрывая рукой лицо от лучей солнца, разглядывая горизонт.

Джек не мог в это поверить. Но фермеры смогли. Они уже радовались этому.

— Мы победили Черную Луну! - кричал Кунио, улыбаясь до ушей.

Фермеры вскинули вверх руки с копьями, радуясь победе.

— Акума не мог уйти. Он где-то прячется, - настаивал Джек, не желая расслабляться так быстро.

Вбежав на площадь, он взобрался на верхушку дозорной башни. Миюки уже была там с Йори, оглядывая окрестности.

— Я не вижу его или бандитов, - сказала Миюки.

Взгляд с вышки только подтвердил, что поля пусты. На востоке мельница была обгоревшим коконом, дым черной змейкой поднимался в небо. Остатки моста были непроходимыми, лишь несколько столбов торчало из воды. Вокруг деревни не было ни души. Горы возвышались на севере и были безжизненными.

Заметив, что на площади появилась Нэко, Джек спросил Миюки:

— Как лес?

Миюки привлекла внимание Нэко и хнаками заговорила с ней.

— Нэко говорит, что лес чист.

Внизу в деревне фермеры побросали копья и распустили отряды. Даже люди Юудая бросили свой пост, чтобы с другими на площади праздновать победу.

Тогэ стоял на веранде с Йоши. Он подозвал Джека:

— Ты видишь где-то Акуму?

— Нет, но...

Крики радости фермеров заставили его замолчать, он не смог высказать свои сомнения.

Тогэ обратился к жителям деревни.

— Благодаря юным самураям и вашей храбрости, мы теперь свободны от Черной Луны!

Больше радости и криков заполнило площадь. С вышки Джек покачал головой.

— Акума не мог просто так уйти.

— Возможно, позор поражения был для него слишком горькой пилюлей, чтобы смочь ее проглотить, - предложил Йори.

— Или, как сказал Тогэ, он пошел на другую деревню, - сказала Миюки.

— Акума хитер. Он знает, что фермеры устали - они отчаянно верят, что он ушел, - настаивал Джек. - Он лишь ждет, пока мы снизим защиту.

— Но бандиты не могут появиться из ниоткуда, - спорил Йори.

Джек обыскивал окрестности, но видел только снег. Он продолжал искать...

С каждой минутой уверенность Джека расшатывалась. Может, Акума все-таки ушел.

Солнце поднялось над горизонтом, его золотой свет возвестил новый день и прогнал страхи ночи. С мнимым окончанием битвы Джек почувствовал прилив усталости.

— Пока Акумы здесь нет - пока что - мы можем отдохнуть, - сказал Джек. - Но нужно оставить дозор.

— Я буду первой, - предложила Миюки, тоже не веря, что Акума так просто ушел.

Устав протестовать, Джек согласно кивнул и проводил Йори вниз по лестнице. Он уже хотел уходить, когда его глаза уловили движение. Он остановился и уставился на ближайшее рисовое поле. Только сверкал снег. Убедив себя, что это лишь усталость, Джек ступил на лестницу.

Хатем он услышал зловещий грохот вдали.

В тот же момент Миюки взвизгнула:

— Бандиты на севере!

Джек обернулся и увидел гигантский булыжник, катящийся по долине. Он был выбит из скалы и теперь стремился к баррикаде. Позади него пять бандитов ехали на лошадях, Сайоми ехала по скале.

На площади раздавались крики неверия и тревоги среди фермеров.

Юудай в панике прокричал:

— ОТРЯД БАРРИКАДЫ!

К ужасу Джека, он оказался правым. Когда он оглянулся на рисовые поля, снег начал расти и опадать на его глазах. Скрытые под ним бандиты побежали ко рву. Они несли широкую деревянную доску, взятую с разрушенного моста. Он подошли, чтобы перекинуть ее через ров, все больше сугробов взрывалось. Накамура и трое других вооруженных бандитов двинулись вперед.

— Бандиты на юге! - предупредил Джек.

Сабуро направил своих людей в сторону рва.

— Бандиты на востоке! - крикнула Миюки, и Джек увидел еще движение снега, бандиты стремились перекинуть доску через восточную сторону рва. Используя берег реки, чтобы незамеченно достигнуть моста, Акума теперь ехал на лошади по дороге к самодельному мосту.

Хаято вызвал свой отряд. Фермеры побежали во все стороны, чтобы взять свое оружие и последовать за своими командирами, хаос царил на площади.

Будучи ошеломленным нападением Акумы, Джек в ужасе повернулся к Миюки.

— Они окружают нас!


54

КОЛЬЦО ОГНЯ

Юудай первым достиг поста. Но было слишком поздно.

Булыжник скатился по дороге и ударил в центр баррикады. Он пробил огромную дыру в шипованной стене из бревен, а потом камень откатился в ров. Бандиты бежали в незащищенную дыру, Юудай безумно защищал дыру, чтобы никто не проник сквозь нее. Но Сайоми со своей позиции на скале выпустила в него стрелу. Удар пришелся в грудь Юудаю, сбив его на землю.

Теперь не было никаких препятствий между бандитами и фермерами.

Хаято отчаянно пытался отвести свой отряд к восточному входу. Акума с бандитами был уже близко к канаве с колючками. Натянув тетиву, Хаято встал за защитой тюков с сеном и прицелился. Лидер бандитов шел прямо на него, так и маня выстрелить в него. Хаято не сводил глаз с Акумы, когда снег снова взорвался. Змей Курочи появился, сжимая мушкет в руке, и выстрелил до выстрела Хаято.

Захваченный врасплох, Хаято не отреагировал вовремя и не успел избежать столкновения со смертельной пулей. Его отбросило на землю, на снегу расплывалась кровь.

Джек видел все эти моменты хаоса от атаки Акумы.

— Йори! - крикнул он другу. - Хаято нужна твоя помощь.

Йори убежал, Джек повернулся к Миюки, которая пряталась за защитным экраном.

— Вперед! - приказал Джек. - Юудай тоже под ударом.

— Иди ты, - ответила Миюки, рьяно чиркая камнем и огнивом над черной баночкой. Она выругалась и попробовала снова. - Надеюсь, это нам не придется использовать.

— О чем ты говоришь?

Больше искр взлетело, яркий свет сиял в руках Миюки.

— Кольцо Огня! - прокричала Миюки, поднимаясь с зажженной баночкой. - Наша последняя защита.

Рывком руки она подкинула баночку с порохом в воздух. Она перелетела рисовый магазин и устремилась к южному рву. Джек и Миюки наблюдали, как она попадает в цель... и откатилась.

— Я помогу, - сказал Джек, сбегая по лестнице.

Но Миюки схватила его.

— Нет времени, - объяснила она, разозлившись плохим броском. - Порох взорвется до того, как ты добежишь.

Глаза Джека заметили, что баночка все еще горела, он понимал, что девушка права.

— НЕТ! - прокричала она, заметив Нэко, направившуюся в ту сторону с площади.

Но Нэко не могла его услышать. Она бежала как ветер, подхватила баночку и бросила в канаву. Сейчас бандиты атаковали ров со всех сторон. Секундой позже все взорвалось, и стена огня взметнулась в небо.

Нэко была сбита с ног и окружена пламенем. Взрыв достиг земли и все заряды пороха, что заложила Миюки, взорвались. Огонь поднялся в канаве, идя по следам масла для ламп, которым Миюки щедро полила колючие кусты ночью перед черной луной.

Фермеры и бандиты в ужасе замерли, глядя, как деревню окружает кольцо огня. Некоторые бандиты попали в пламя, и теперь они кричали, сгорая в мгновение.

Джек смотрел на сцену в шоке.

— Я и не думал, что Пять Колец могут быть такими мощными, - выдохнул он.

— Слишком мощными... иногда, - ответил Миюки, слезы катились по ее щекам. - Нэко ушла.

Джек опустил голову и увидел место, где стояла Нэко. От нее не осталось и следа. Он почувствовал в сердце горечь и боль. Взрыв должен был убить Акуму, но цена оказалась слишком высока. Нэко была причиной, по которой Джек согласился спасти деревню... и теперь она была мертва.

Миюки всхлипнула:

— Это... моя... вина.

— Нет, вина лежит на Акуме, и всегда будет лежать на нем, - сказал печально Джек. - Нэко была тихой, как мышь, но с храбростью льва. Без ее жертвы люди Акумы сейчас тут все разрушали бы.

Мысли Джека повернулись к Хаято и Юудаю, он молился, чтобы они выжили. Он не видел с вышки Хаято, но Юудай был скрыт от бандитов за тюками с сеном, небольшая группа фермеров собралась рядом с ним.

А затем мужчина рядом с Юудаем внезапно упал, пронзенный стрелой в спину. Глаза Джека выцепили фигуру, стоявшую на булыжнике. Сквозь дыру в пламени Сайоми начала отстреливать людей Юудая одного за другим. Фермеры исчезали за тюками с соломой, следующему она попала в шею.

С восточного входа джек услышал крики паники и звуки борьбы. Не все бандиты погибли в Кольце Огня.


55

ОПУСТОШЕНИЕ

Джек и Миюки скатились с лестницы так быстро, как только могли.

— Ты останови Сайоми. Я помогу Хаято и Йори, - сказал Джек, хватаясь за мечи.

Но вскоре после исчезновения Миюки в сторону баррикад, отряд Хаято с женщинами и детьми пришел на площадь, крича. Они разбегались во все стороны, отчаявшись сбежать от ужаса, что преследует их. Выстрелы мушкета только усугубляли дело.

Неподалеку от жителей деревни Йори пытался остановить кровотечение Хаято, Кунио принес его лук и колчан. Используя шакуджо Йори как костыль, они двигались к площади.

— Акума! - только и смог выдохнуть Йори.

Подбежав, Джек помог им скрыться в доме родителей Кунио у пруда.

— Броня Акумы... защищает его... от огня... - выдавил Хаято, хватаясь за живот и оседая на пол.

Секундой позже гром лошадиных копыт сообщил о прибытии Черной Луны. Он ворвался на площадь верхом на бронированном коне, его лицо было маской убийцы. Заметив жителя деревни, он воткнул трезубец в ее спину, протыкая ее зубьями. Он вытащил оружие, и бедная женщина безжизненно рухнула на пол.

Другие четверо бандитов на лошадях прошли на площадь, сея смерть и разрушения. Акума, казалось, намеревался убить все и вся в деревне.

Без команд Хаято его отряд был в беспорядке, забыв все выученное. Они пытались отвечать на атаки маленькими группами, но бандиты просто разрезали их слабую защиту.

Джек устремился в центр хаоса.

— КО МНЕ! - кричал он, пытаясь привлечь внимание фермеров.

Но их захватила паника.

— Убейте гайдзина! - проревел Акума, пробираясь через толпу кричащих фермеров.

Лошадь мчалась на Джека. Бесстрашный бандит на ней взмахнул окровавленной катаной. Скрестив над головой мечи, Джек намеревался остановить атаку, сила удара чуть не лишила его правой руки.

Бандит развернулся, чтобы ударить снова. Джек понимал, что против противника верхом у нео мало шансов. Скорость и сила лошади, преимущество в весe означало, что Джек погибнет еще до того, как сможет ударить в ответ.

Спрятав мечи, Джек побежал изо всех сил бандит гнался за ним. Горячее дыхание лошади он ощущал шеей, когда он схватил бамбуковое копье и ударил противника. Бандит не успевал избежать удара, который пришелся в грудь наконечником. Бамбук треснул от встречи с броней, но удара хватило, чтобы выбить его из седла.

Джек пригнулся, лошадь продолжала удары. Злой, но не раненый, бандит взмахнул катаной, намереваясь исполнить желания Акумы и убить Джека. Собрав свое оружие, группа фермеров под командованием Юто двинулась на защиту Джека. Наступая с копьями, они покончили с бандитом.

Джек, удивленно переживший столкновение, поспешил к Юто.

— Держитесь вместе. Помните слова Хаято: в бурю падает одно дерево, но лес выстоит.

Юто смутно кивнул, убийство человека, пусть и врага, травмировало его.

— Встаньте стеной с копьями, чтобы защитить женщин и детей, - приказал Джек, указывая на группу жителей деревни, жмущихся к рисовому магазину.

Обрадовавшись инструкциям, Юто и другие фермеры тут же выстроились в линию и окружили безоружную группу.

На другой стороне площади Джек заметил Сору, которого сбила на землю лошадь. Старый фермер лежал на милость бандитов. Один из них, вооруженный тяжелой дубинкой, навалился на Сору, пытающегося вырваться.

Джек побежал изо всех сил, пытаясь добраться до друга раньше бандита. Снуя между паникующими жителями и бандитами на лошадях, Джек нырнул под копыта лошади, схватил Сору за руку и вытолкнул из опасной точки.

Не справившись с убийством противника, бандит двинулся на Джека с дубинкой наперевес. Шипованный конец попал по затылку Джека. Удар пришелся вскользь, но этого хватило, чтобы Джек рухнул на землю.

Голова звенела, во рту ощущалась кровь, Джек чувствовал себя больным и потерянным, словно его бросало в стороны в штормящем море. В таком состоянии он был легкой мишенью для врага, он заставил себя встать на колени. Боль в голове усилилась. Он был на границе тьмы, деревня кружилась, вспышки борьбы сверкали в глазах...

Фермеры разбегались при виде Акумы в деревне…

Йори в смертельной опасности в столкновении с бандитом пытается защититься киайдзюцу…

Шрамолицый Накамура на площади размахивает смертоносным топором с дикой радостью…

Вдалеке Миюки использует цепь манрики, чтобы выбить из рук Сайоми ее лук. Затем Сайоми выхватила свою двустороннюю нагинату. Миюки сражалась в проигрышной борьбе, только ее быстрая реакция и навыки спасали от разрезания пополам…

Джек тер виски, пытаясь выгнать из головы боль и вернуться в бой.

В этот момент Акума увидел его живым, но беспомощным в центре площади и развернул лошадь в его сторону. С торжествующим видом он вскинул трезубец, направив его смертоносные зубья в грудь Джеку.

Не в силах стоять, неспособный сбежать, Джек мог только смотреть, как Акума приближается для убийства.


56

ШАКУДЖО

Все потеряно. Он проиграл. Деревня будет захвачена дьяволом, Акумой.

Было глупо думать, что он и его друзья смогут выстоять против такого количества бандитов и победить. В конце концов, он всего лишь юный самурай… почти мертвый самурай.

Джек безвольно ожидал своей гибели, он смотрел в неумолимые глаза врага. Черные, как безлунная ночь, они выражали лишь ненависть к нему и холодное удовольствие близкой местью.

— Я вырву твое сердце! - прорычал Акума, приближаясь с трезубцем наперевес.

Джек попытался в последний раз подняться, но его ноги подкосились.

И тут его окружили защитным кольцом с копьями. Они сформировали непроницаемый барьер, заставляя лошадь Акумы сдать назад и отказаться от атаки. Отряд фермеров стоял крепко, когда Акума с двумя бандитами попытался прорвать их ряд. Но их удары отражались стальными копьями, Акума фыркнул:

— Я оставлю тебя на закуску, гайдзин!

Зло остановив лошадь, он устремился с бандитами за более легкой добычей.

— Я же говорил, что я нужен тебе, чтобы снова спасти твою жалкую жизнь!, - пошутил Сабуро, поднимая Джека на ноги. - Хотя бы сейчас.

Джек положил руку на плечо Сабуро, чтобы поблагодарить его и удержаться на ногах. Болезненное состояние ослабло, но его голова еще болела, мир вокруг медленно переставал кружиться.

— Почему так долго? - сказал Джек, улыбаясь сквозь боль.

— Не всех бандитов сжег огонь Миюки, - ответил Сабуро.

Выстрел застал врасплох группу жителей деревни, скрывающихся за горой дров; один упал замертво, не пройдя и двух шагов.

Джек искал убийцу-Курочи среди бандитов, но на площади царил хаос, понять, откуда произошел выстрел, было трудно. К облегчению Джека, Йори все еще держался в сражении. Бандит был пешим, вооруженным изношенной в боях катаной, и он намеревался убить маленького монаха. Но Йори использовал свой посох с кольцами, чтобы избегать ударов.

Джек был поражен тому, как умело Йори управлялся с шакуджо. Понятно, что Сенсей Ямада обучил его друга куда большему, чем философии Дзен и медитации. Бандит целился в живот Йори, тот направил посох прямо на кончик меча. Он зацепил лезвие одним из колец шакуджо, а затем вывернул его наверх. Стальное лезвие разлетелось на два.

Ошеломленный потерей оружия, бандит был застигнут врасплох, когда конец шакуджо резко развернулся и ударил его в челюсть. Удар откинул его бессознательной кучей. Группа фермеров, вдохновленных духовной защитой Йори, выступили вперед, и бандит исчез в лесу копий. Прочитав мертвецу быструю молитву, Йори поспешил обратно спасать Хаято.

Его сознание прояснилось, Джек вспомнил, в каком положении была Миюки. Глядя на баррикады, он увидел, как нагината Сайоми летит в уставшую ниндзя.

— Миюки! - отчаянно крикнул Джек, будучи слишком далеко, чтобы спасти ее.

Затем он заметил знакомый блеск стали в воздухе. Сайоми вздрогнула, когда сюрикен, что Джек дал Миюки, направился в верхнюю часть ее груди. Но броня Сайоми помешала звездочке проникнуть глубоко. Она быстро оправилась от атаки и направила нагинату на Миюки.

Джек не мог отвести глаза, хотя смотреть на гибели Миюки было ужасно больно.

В последнюю секунду Юудай появился из-за тюков соломы и схватил нагинату за древко, остановив лезвие у головы Миюки. Он выхватил оружие из рук Сайоми и поломал его пополам. Схватив ее огромными руками, Юудай перекинул бандитку через голову.

Сайоми беспомощно обмякла в его руках. С ужасным воплем Юудай бросил женщину в воздух. Она пролетела через пламя рва и упала на верхушку баррикады. Скатившись по ней, она запуталась в пиках черными длинными волосами. Сайоми закончила приземлением на бамбуковые заостренные колья, что были у подножья баррикады. Ее крики разносились по долине, когда ее волосы отрывались от головы, а в результате она рухнула на землю.

Юудай, в груди которого торчала стрела, повернулся к Миюки. Скривившись от боли, он протянул руку, чтобы поднять ее на ноги. Видя, что Миюки поднялась, Джек понимал, что люди Акумы их все еще не сокрушили.

— Собирай другие отряды, - сказал Джек Сабуро. - Пусть копьями загоняют оставшихся бандитов в угол. Пора покончить с царством террора Акумы раз и навсегда.

Сабуро начал выкрикивать команды, Джек заметил Накамуру, чья кожаная броня отливала черным, прыгнувшего на веранду дома Джуничи. Бандит начал пинать дверь. Изнутри кричали женщины и дети. Не в силах выбить дверь, Накамура взял топор и одним ударом разломал дверь.

Оставив Сабуро возглавлять отряды, Джек припустил к домику. Он ворвался в дом, когда Накамура собирался обезглавить Йоши. Бандит пнул йоши по рукам и коленям и занес топор.

— Скажи деду сайонара! - рассмеялся Накамура.


57

ПРУД

Джек ударил головой Накамуру, когда лезвие топора полетело вниз. Не было времени продумывть стратегию, Йоши был в опасности.

Устемившись вперед, Джек держал спину и шею ровно, одной линией, как его учили в Шестнадцати Секретных Жестов ниндзюцу. Его голова врезалась в грудную клетку Накамуры, и бандит получил всю силу удара Рога Демона. Послышался треск костей, и Накамура отлетел к дальней стене. Его топор выпал из его рук, едва не задев висок Йоши.

Хватая ртом воздух, но не погибнув, Накамура схватил Джека, до того как он смог уйти. Пойманный в медвежью хватку, Джек вырывался, чувствуя, как жизнь из него выходит.

— В этот раз тебе не сбежать, - прорычал Накамура, его лицо в шрамах исказилось от злости.

Потянувшись предплечьем в горлу Джека, он начал давить его. Джек задыхался, на шее проступили вены. Царапая руки Накамуры, он пинался и извивался. Но хватка бандита была стальной и не ослаблялась. Перед глазами появились черные точки, его голова снова гудела так, словно вот-вот взорвется. С такой силой врага Джек понимал, что долго не протянет.

Через всю комнату женщины и дети смотрели, скованные страхом.

Он уже почти не дышал, когда одна из девочек все же набралась смелости и подбежала. Сложив руки в жест ниндзя, она опустила большой палец в раненые ребра Накамуры. Бандит взревел от боли, когда Палец Меч вонзился глубже.

От отшвырнул девочку. Но Джек умудрился вырваться и откатиться в сторону. Повернувшись к бандиту, он устремился ногой в его грудь. Накамура поймал его за ногу и выкрутил ее, намереваясь сломать ему лодыжку. Джек крутнулся в воздухе, разворачивая атаку. В тот же момент он опустил другую ногу. Она попала в челюсть Накамуре, и бандит упал на пол.

Джек надеялся, что все закончилось, но Накамура был крепче, чем он представлял. Бандит, хоть и был ранен, схватил топор и метнул его в ноги Джека. Джек подпрыгнул, Стальное лезвие просвистело под его ногами. Когда он приземлился, Накамура уже поднялся и безумно наступал с топором.

Женщины и дети жались друг другу, отчаявшись избежать смертельных ударов.

Джек отскочил от атаки, но не заметил под собой огонь. Он рухнул в горячие тлеющие угли, потерял равновесие и упал.

Накамура двинулся вперед, его топор был поднят, чтобы разрубить его пополам.

Йоши, будучи на коленях, отыскал свою трость и ткнул ею в ноги Накамуры. Тот споткнулся, и топор погрузился в стену над головой Джека, в стороны полетели щепки.

Чертыхнувшись, Накамура грубо пнул старика. Джек прыгнул, но не успел достать мечи, Накамура врезался в него, как разъяренный бык. Вдвоем они быстро двигались к стене, поломанной топором, которая теперь развалилась. Они выкатились из дома по склону, борясь, пока падали.

На площади Акума и его бандиты вернулись, но Сабуро направил фермеров оттеснять их. Одного бандита сбили с лошади, и он беспомощно пытался сбежать. Вскоре жители поймали его. Но Акума ехал прямо на них, оттесняя их снова и снова трезубцем.

Джек и Накамура перестали катиться. Накамура ударил Джека в лоб головой, затем поднялся на снегу, выхватывая топор.

— Я все же получу твою голову, гайдзин, - сказал Накамура, сплевывая кровь. - И твои руки, твои ноги и твой...

Хмыкнув с радостью, Накамура направил топор вниз.

Джек откатился с торону, лезвие погрузилось в замерзшую землю. Вскочив на ноги, он выхватил мечи и направился в атаку. Его катана вспорола воздух, целясь в шею бандита.

Накамура заблокировал меч топором, от столкновения лезвий полетели искры. Джек выкрутился и ударил вакидзаси. Почти встретившись с его кончиком, Накамура избежал удара в последнюю секунду и направил топор на левую руку Джека. Боль пронзила Джека, и он вынужденно выронил короткий меч.

— Твои смешные техники меча ничего не сделают с топором! - смеялся Накамура.

Размахивая смертоносным оружием, он заставлял Джека обороняться. Понимая, что топро может сокрушить лезвие катаны, Джек надеялся, что будет передышка в атаке Накамуры. Но его нога поскользнулась. Он попытался восстановить равновесие, Накамура обрушил удар со всей силы. Топор пролетел мимо лица и груди Джека и с оглушительным треском вонзился в землю. По снегу пошли трещины от того места, где они стояли. Из них проступила вода, и земля под ними начала раскачиваться.

Джек нырнул. Но Накамура, медленно соображая, что происходит, шагнул на лед и исчез вместе с топором в холодные глубины пруда.

Джек лежал спокойно, распределяя вес по поверхности пруда, чтобы она больше не трескалась. Но все вокруг трещало. Он видел, что Йори оставил Хаято и бежит сюда, за ним следуют Юудай и Миюки, которые видели грубую схватку.

— Стоп! - закричал Джек. - Ни шагу больше.

Выронив катану, он начал усиленно грести к берегу.

— У меня есть копье! - крикнула Миюки.

Мгновением позже она вернулась, легла на землю, копье подкатилось к нему. Джек схватил древко, и она начала тащить его на берег.

Внезапно рука ухватилась за лодыжку Джека, утягивая его в ледяную дыру.

— Не т-т-так б-б-быстро, - пролепетал Накамура, его лицо в шрамах посинело.

Джек скользил в ледяных водах, оставив Миюки на берегу. Наполовину на льду, наполовину в воде, он ударил Накамуру. Но бандит не собирался отпускать его.

Борясь с холодом и Накамурой, Джек чувствовал, как его пальцы соскальзывают с копья.


58

КОНЕЦ КОШМАРА

— Я не могу держать дольше! - вскричал Джек.

Юудай дотянулся до Миюки и потащил их на сушу. Но Накамура вцепился в ногу Джека, намереваясь утянуть его за собой на дно.

— Отпусти Джека! - крикнул Йори, бросая в бандита снежок.

Но Накамура продолжал тянуть Джека в дыру. Хватка Джека соскользнула к самому концу копья. Сцепив зубы, он цеплялся за жизнь. Накамура начал карабкаться по нему, пытаясь оторвать его от копья. В то же время ледяная вода достигла груди Джека, промораживая его до костей и вытягивая его силы.

Он почти сдался, когда стрела пролетела над его плечом и попала в Накамуру. Джек услышал рык боли, вода булькнула, и Накамура разжал пальцы, скрывшись под водой. Подняв взгляд, Джек увидел Хаято, стоявшего у домика, в его руке был лук, колчан держал Кунио. Попытка выпустить стрелу оправдалась. Схватившись за раненый живот, он рухнул на землю.

Вытащив из пруда Джека, вчетвером они направились к Хаято. Он еще дышал, но тонкая струйка крови стекала из его рта. Йори осторожно помог ему сесть.

— Битва... закончилась? - выдохнул Хаято, его лицо было смертельно бледным, снег вокруг него алел от крови.

Джек посмотрел на площадь. Остались только Акума и один бандит. Оставшись без коней, они были в ловушке в кругу вооруженных фермеров. У ужасающего Черной Луны не было шанса победить... или сбежать.

— Мы победили.

Хаято улыбнулся, торжествуя. Его глаза отыскали Миюки.

— Кольцо Огня было... твоей идеей?

Миюки кивнула.

— Я хотел бы... знать об этом, - сказал Хаято. На последнем дыхании он произнес последние слова. - Идеи ниндзя самые лучшие...

Дотянувшись до него, Миюки нежно коснулась его щеки, смахнув слезу. Никто не говорил. Джек был шокирован такой потерей за шаг до победы. Хаято спас ему жизнь – и у него не осталось возможности поблагодарить его.

Крик с площади разбил их горестную тишину.

— Пора заканчивать этот кошмар, - сказал Джек, справляясь с горем. Встав, он достал мечи.

На площади Сабуро скомандовал фермерам остановиться.

— В чем дело? - спросил Джек, глядя на толпу взволнованных фермеров.

— Акума не признает поражение, - объяснил Сабуро. - И он требует разговора с тобой.

Фермеры расступились, пропуская Джека.

— Будь осторожен, - сказал Сабуро, держась рядом с ним, меч его был наготове.

Кивнув, Джек ступил в круг.

— Лицом к лицу с известным самураем-гайдзином напоследок! - фыркнул Акума, оглядывая его сверху донизу с насмешкой. Он стоял прямо в центре, словно не замечал кольца стальных наконечников копий, окруживших его. - До меня доходили слухи, но я никогда им не верил. Похоже, я заплатил за неверие. Но это звучало так неправдоподобно – иностранный мальчик, обученный на самурая, знающий технику Двух Небес. И, как я вижу, из тебя и ниндзя неплохой! Что еще ты умеешь, гайдзин?

— У меня нет никаких сил, - ответил Джек, держась на безопасном расстоянии.

Акума фыркнул.

— Моя сила - устрашение.

Он изобразил удар трезубцем, и фермеры нервно отскочили в сторону.

— Смотри, как они дрожат! А вот ты не показываешь страх.

Джек смотрел в демонические глаза Акумы и чувствовал холодок на коже.

— Я меня есть верные друзья, так что я не должен тебя бояться, - объяснил Джек. - Потому мы победили тебя. Теперь опусти руки и сдайся.

Акума рассмеялся.

— И ты дашь нам выжить?

— В отличие от тебя, я милостив, - ответил Джек, его слова повергли в шок жителей деревни. - Я самурай и следую кодексу бушидо. И эти фермеры не бандиты. Мы не обучали их, как стать хладнокровными убийцами – только как защитить свои жизни от таких, как ты.

Бандит, что был с Акумой, тут же бросил меч и склонился перед Джеком и фермерами. В другой момент он был мертв.

— Мы не сдадимся, - холодно сказал Акума, оставив трезубец в спине бандита.

Джек ужаснулся такому поступку Акумы. Сердце мужчины было каменным.

— Плевать, если я умру, - проревел Акума, - если умрешь и ты!

Он направился на Джека, выхватив мечи с черными рукоятями.

Но Акума не прошел и двух шагов, когда внезапно резко выдохнул и упал на колени. Позади него стояла Натсуко, костлявые руки ее сжались на древке копья.

— Дьявол, как ты, заслуживает такого наказания, - заявила старушка. - Это за моего сына.

Акума поднялся, Тогэ выступил из ряда и ударил копьем по спине бандита.

— Это за мою жену и ребенка, - крикнул он.

Но Акума продолжал идти к Джеку, собираясь совершить месть.

Другой фермер пронзил живот Акумы.

— Это за мою дочь, Наоко.

Акума отказывался сдаваться.

Один за другим, а там и толпой, жители деревни выдвинулись вперед, чтобы защитить Джека и выместить свои злость и горе. Они называли жертв Акумы. И все били его копьями.

— Мы не должны остановить их? - сказал Сабуро.

— Я думаю, они сами должны остановить их кошмар, - ответи Джек, когда Черная Луна упал под ударами копий.

Джек и Сабуро вернулись к пруду, где Йори читал молитвы над телом Хаято. Юудай и Миюки стояли рядом, их головы были в уважении склонены.

Когда они приблизились, Юудай взглянул на них.

— Где Нэко? - спросил он.

Джек взглянул на Миюки, которую расстроило напоминание.

— Она... мертва, - сказал Джек, Юудай помраченл. - Но если бы не Нэко, Кольца Огня не сработало бы...

Юудай всхлипнул и впервые с того момента, как Джек его встретил, показался ранимым. Печально вздохнув, он сказал:

— Может, Нэко и родилась фермером, но, как для меня, у нее сердце самурая.

Большая слеза скатилась по его щеке.

— И задатки... ниндзя, - добавила Миюки, ее голос оборвался.

Их скорбь прервал Кунио.

— Джек, как думаешь, я могу взять лук и стрелы Хаято?

— Выкажи хоть немного уважения! - возмутился Сабуро, зло глядя на него. - Дух Хаято еще даже не ушел, Юудай только что понял, что Нэко мертва.

Кунио побледнел. Хатем показал на что-то позади них.

— Если она мертва, тогда это ее призрак!

Темнеющая фигурка появилась из-за рисового магазина. Ее брови обгорели, вещи были прожжены, но она выглядела живой и невредимой. Все ошеломленно выдохнули ее чудесному появлению. Несмотря на боль у груди, Юудай побежал ей навстречу. Но он не успел добежать и полпути, прогремел выстрел мушкета.

Юудай споткнулся и упал на землю. Нэко издала придушенный крик. Джек и другие искали источник выстрела, а жители деревни бегали в поисках укрытия.

— Наверху! - крикнула Миюки, указывая на верхушку дозорной башни.

Позади защитного экрана Курочи заряжал мушкет.

Нэко взглянула на то, как Юудай беспомощно корчиться на земле, и убежала прочь.

Джек и Сабуро побежали по площади, чтобы оттащить Юудая в безопасное место, но он был тяжелым. Они тянули его к заднию, когда Курочи снова прицелился.

Но внезапно башня пошатнулась.

Нэко яростно ударила топором одну из поддерживающих балок. Курочи закричал, когда здание покосилось и верхушка полетела во все еще горящий ров. Порох, оставленный бандитом, взорвался... пламя унесло с собой Змея Курочи.


59

СЛЕЗЫ И ПРАЗДНИК

Снег падал на долину Окаяма, как слезы тысячи ангелов. Островки крови, красные и замерзшие, постепенно исчезали под свежим белым покрывалом. Даже ров, почерневший от пожара, утратил цвет и скрылся из поля зрения. Повсюду земля исцеляла себя от дней и ночей сражений.

Это делали и фермеры с юными воинами.

Жители деревни в тишине собрались на площади, чтобы почтить и похоронить своих умерших, пока перед рассветом Йори заканчивал приготовления к погребальному костру.

Когда Джек пересек площадь с Миюки и Сабуро, он заметил вспышку стали на снегу. Красная ткань развевалась на ветру. Склонившись, он поднял брошенный Акумой хачимаки. Кроваво-красная повязка была всем, что осталось от бандита. Но даже она была знаком злости - смутным напоминанием обо всей боли, страданиях и смертях, что Черная Луна причинил.

Попросив друзей подождать, Джек подошел к пруду. Встав на берегу, он бросил хачимаки в прорубь и смотрел, как она тонет бесследно.

Втроем они встретили рассвет и присоединились к Йори у погребального костра. Йори размахивал ладаном над телом Хаято, тихо читая сутру. Хаято был бережно уложен на деревянную площадку, его руки перекрестили на груди, его лук и колчан лежали рядом, а голову перевязывала белая хачимаки. Он выглядел как настоящий умиротворенный воин.

— Мы можем что-нибудь сделать? - спросил Джек, когда Йори перестал читать.

Йори печально покачал головой.

— Я еще не исполнял погребальные чтения, но я думаю, что все на месте. Мы ждем только Юудая.

Джек и остальные повернулись и увидели, как Юудай приближается, ему помогала Нэко.

— Ты сильный целитель, - отметил Йори.

Скромно приняв комплимент, Миюки ответила:

— Он сильный, а еще везунчик. Пуля попала ему в ногу.

Юудай поклонился, выражая уважение к павшему товарищу. Тихим голосом он сказал:

— Отважный воин, честный самурай и верный друг. Мы никогда не забудем твою жертву.

Подливая больше масла в огонь, Йори начал ритуал, и все затихли. Загорелся огонь, и тело Хаято поглотило пламя.

Ниже на площади жители деревни опустились на колени, чтобы почтить юного самурая. Звук их рыданий усилился, слезы горя утратой Хаято и всех погибших текли по их щекам.

— Как снег, пкрывающий эту землю, здесь будет положено новое начало, - говорил Йори. - Зима пройдет, весна принесет новую жизнь, и эта деревня снова расцветет.

Позже этим утром таким же образом сожгли останки Джуничи, его прах развеяли над полями. Когда это было сделано, Тогэ избрали новым главой деревни. В течение нескольких следующих дней он собрал фермеров, чтобы разобрать баррикады и начать строить новый мост. Все оружие, в том числе и бандитское, было собрано в одну кучу и предложено в подарок юный самураям и Миюки. Но они решили оставить его фермерам, и они согласились.

Пока Миюки и Нэко очищали лес от ловушек, Джек и Сабуро помогали вытаскивании того, что уцелело в сгоревшей мельнице. Йори приходил в каждую семью, предлагая духовное тепло и защиту, если в этом была нужда. И Юудай, несмотря на свои раны, отказался отдыхать и проводил время, разламывая на бревна обломки дозорной вышки.

На четвертый день началось празднование. Этим днем все собрались на площади, чтобы есть, пить и радоваться победе над Акумой и бандитами. Собрав все самое ценное в своих магазинах, женщины устроили пир. Кроме риса, они приготовили мисо-суп, тофу, вареные овощи, зажарили рыбу и даже открыли одну-две бочки сакэ.

— Похоже, Юудай здесь прижился, - отметила Миюки, кивнув в сторону мальчика.

Джек посмотрел в сторону сидяющего Юудая. Их друг пытался не смеяться, когда Нэко пихала вареный овод в его и без того набитый рот.

Джек улыбнулся.

— Нэко тоже выглядит счастливой.

Миюки немного поразмышляла:

— Все же жизнь ниндзя не для нее.

Она повернулась к Джеку.

— Ты подумал, когда мы уходим в Нагасаки?

Со смертью Акумы деревня стала свободной, и после четырех ночей сна его здоровье восстановилось, и Джек понимал, что больше причин оставаться нет – только ради друзей. Толстый снег укрывал дороги со всех сторон деревни, но погода с каждым днем улучшалась, значит, дорогу Фусинака скоро откроет, и самураи Сёгуна продолжат охоту за ним. Пришло время уходить.

— Через пару дней, - ответил он. - Нужно собраться с силами и вещами.

Миюки согласно кивнула. Затем она посмотрела прямо в глаза Джеку.

— Ты же хочешь, чтобы я пошла с тобой?

Джек взглянул на нее. Она уже сделала так много для него, ничего не требуя взамен. За последний месяц он полагался на ее смелость, ее крепкий дух и, более всего, на ее дружбу.

— Конечно, хочу, - сказал Джек, тепло улыбнувшись.

Подошли Йори и Сабуро.

— К такому можно и привыкнуть, - сказал Сабуро со ртом, набитым рисом и рыбой. На голове его был гнутый шлем - знак чести. -  Не могу дождаться, когда скажу отцу о битве. Мы герои, благодаря тебе, Джек!

— Я не выжил бы без всех вас рядом, - ответил Джек. - Я согласился на невыполнимое задание. Но с твоей, Сабуро, верой, силой Юудая, умением Хаято, хитростью Миюки и мудростью Йори вместе мы смогли невозможное и спасли деревню. Как говорил Хаято, одинокое дерево в бурю падает, а лес выстоит.

— Но нужен капитан, чтобы корабль безопасно пробрался сквозь шторм, - сказал Йори, многозначительно вскинув брови.

Джек рассмеялся. Последнее слово должен сказать Йори, подумал он.

Тогэ появился на веранде и приковал к себе всеобщее внимание. Он поманил к себе Джека и остальных. Со смертью Акумы и его становлением главой он стал менее вредным и более дружелюбным. Обратившись к жителям, он сказал:

— Черная луна уже не будет поводом для страха... она станет поводом для праздника!

Фермеры хлопали в ладоши и радостно кричали.

— Мы многое потеряли в прошлом, но с уходом Акумы мы наверстаем это в будущем, что стало возможно с помощью этих юных воинов. За это мы будем вечно благодарны.

Тогэ низко поклонился Джеку и его друзьям.

Жители деревни скандировали:

— ЮНЫЕ... САМУРАИ! - затем поклонились, как один, спасителям.

Йоши приблизился к Джеку, беззубо улыбаясь.

— Я всегда верил, что ребенок - это не ваза, которую нужно наполнить, а огонь, который должен загореться, - сказал он. - А твой огонь горит ярче всех, кого я знаю.

Джек почувствовал смущение.

— Я только хотел помочь.

Спустившись с веранды, Джек был поздравлен Сорой, его женой и дочерью, Мией.

— Спасибо за веру в нас, Джек, - сказал Сора, низко кланяясь. - Если бы не ты, мы бы не увидели больше нашу дочь.

Мия выступила вперед и протянула Джеку новую соломенную шляпу.

— Для пути домой, - сказала она.

Когда Джек принял их подарок и поклонился в благодарность, на площадь вбежал Кунио, крича:

— САМУРАИ! САМУРАИ ИДУТ!


60

КОБАН

Празднование тут же закончилось. Жители тревожно смотрели на Тогэ, чье лицо стало печальным от новостей. Он быстро отдал приказ спрятать всю еду и приготовиться к их прибытию.

— Самураи даймё Икеды приходят сюда, чтобы собрать налог рисом, - объяснил Джеку Сора. - Но они уже приходили за этим. Видимо, они ищут тебя!

Жители быстро убрали все признаки праздника, Сора втолкнул Джека, Миюки и остальных юных самураев в рисовый магазин, закрыв за ними дверь. Они подглядывали в щели в дереве.

Тогэ и Йоши ожидали на веранде, чтобы встретить самураев, пока остальные фермеры собрались на краях площади, склонив головы. Звук копыт лошадей стал громче. Затем на площадь въехали десять вооруженных самураев. Спешившись, главный самурай подошел к веранде. Тогэ и Йоши поклонились ему, уткнувшись глазами в землю, когда он приблизился.

— Что случилось с вашим мостом? - осведомился самурай.

— Разрушил Акума, - ответил Тогэ.

— И где этот проблемный бандит теперь?

— Мертв.

Самурай выглядел удивленным.

— Мертв! Кто убил его?

— Какой-то ронин, - объяснил Тогэ.

— Вы наняли самурая без господина, - насмешливо сказал он. - Чем?

— Рисом. Всем, что у нас было.

Рассмеявшись, самурай оглядел растерянных жителей.

— Не удивительно, что вы выглядите голодными! - он повернулся к Тогэ, рука его лежала на мече. - А теперь, где самурай-гайдзин? - потребовал он.

Тогэ нервно сглотнул, уставившись в землю.

— Давай, я не хочу застрять здесь на весь день. Ты говорил нам, что он был здесь.

— Поверить не могу! - крикнул Сора. - Тогэ тебя предал.

Джек тоже был в шоке. Он знал, что фермер был грубым, но не выглядел предателем.

— Теперь понятно, куда уходил Тогэ, когда ты уходил на поиски лагеря Акумы, - прошептал Йори, тряся головой в разочаровании.

— Не волнуйся, тебе заплатят, - сказал самурай, вытаскивая четыре кобана.

Глаза Тогэ заблестели при виде золотых монет. Затем он посмотрел на рисовый магазин.

— Он сейчас скажет! - воскликнул Сора.

Сабуро выхватил меч.

— Мы тебя не сдадим им, Джек.

— Я отвлеку их, пока вы втроем побежите в лес, - сказала Миюки, ее ниндзято был наготове.

— Нет, я не дам вам жертвовать собой, - сказал Джек. - Это не ваша битва.

Тогэ вернулся к разглядыванию земли.

— Самурай-гайдзин... мертв.

Джек и его друзья опустились на землю от ответа Тогэl.

Самурай с подозрением разглядывал фермера.

— И где тело?

Тогэ медлил с ответом.

Самурай позвякивал монетами в руке.

— Живой или мертвый, но он стоит четыре кобана.

Йоши выдвинулся вперед.

— Мы служим нашему Сёгуну и не врем, гайдзин был убит Акумой в битве. К сожалению, оба их тела были сожжены в огне.

Самурай схватил Тогэ за волосы и придвинул его голову к своему лицу.

— Я бы вырезал твой язык за такую трату времени, - он бросил фермера на пол с отвращением. - Если самурай-гайдзин мертв, наша работа выполнена. Но без тела нет награды.

Развернувшись, он спрятал четыре кобана и оседлал лошадь. Самураи напоследок оглядели площадь. На мгновение лидер смотрел прямо на рисовый магазин. Затем он направил лошадь прочь, и десять воинов покинули деревню.

— Это было близко, - сказал Сабуро, пряча меч в ножны. - Самураи хотя бы не будут теперь тебя искать, Джек.

— Боюсь, вы ошибаетесь, - сказал Сора, тряся с сожаленим головой. - Самураи не верят фермерам. Они вернутся.


61

БЕГЛЕЦЫ

Рано утром Сора помогал Джеку собираться в долгий поход на юг в Нагасаки. Шанс возвращения самураев даймё Икеды был велик, и Джек решил, что уходить нужно, как можно скорее.

Пока старый фермер наполнял четыре рисовые коробочки рисом, Джек вытащил свой узел из-под досок пола. Внутри сохранилась жемчужина Акико, четыре сюрикена и, самое важное, путеводитель его отца. Его мысли снова вернулись к дому и сестре, Джесс.

Нэко подошла с водой и моти. Опустившись перед Джеком на колени, она тихо смотрела на него печальными глазами.

Я сделала этот для тебя, - знаками сказала она, протянув ему рисовые пирожки.

Благодарно улыбнувшись, Джек укусил один. С начинкой из пасты из красных бобов он был невероятно вкусным.

— Очень вкусно, - знаками отозвался Джек. - Ты хороший повар.

Нэко поклонилась комплименту, а затем знаками спросила: Ты вернешься?

Джек покачал головой.

Глаза Нэко стали влажными от слез. Друзья навсегда?

Джек ответил: Да, друзья навсегда, и она улыбнулась ему.

Поднявшись на ноги, Нэко отправилась к Миюки для еще одного горького прощания.

Джек уложил в свой узел моти, воду и рисовые контейнеры, что приготовил ему Сора. Взяв свои мечи с красными рукоятями, он прицепил их к оби и почувствовал себя увереннее с их тяжестью. Он был готов.

Йори и Сабуро вошли в домик, их узлы тоже висели на их спинах.

— Вам не обязательно идти со мной, - сказал Джек, боясь за друзей. - Эта дорога будет очень опасной.

Сабуро взглянул на него и рассмеялся.

— А сражение с кровожадными бандитами опасным не было?

— Но вы будете беглецами, - спорил Джек.

— Некоторые пути нельзя проходить одному, - сказал Йори, сжимая шакуджо.

Думая об ожидающих его испытаниях, он понимал, что путешествие будет трудным. И по этой причине Джек был рад друзьям рядом. Вместе они смогут выстоять. Закинув на спину узел, Джек прошел к двери.

Вся деревня ждала момента пожелать им хорошего пути. Знакомые лица кланялись и благодарили за все.

Юудай выступил вперед.

— Надеюсь, ты понимаешь мои причины остаться здесь. Мы не можем оставить деревню совсем без защиты.

— Конечно, мы понимаем, - ответил Джек, обменявшись понимающими взглядами с Миюки, когда Нэко гордо встала рядом с Юудаем. - Но мы будем скучать, друг. Я запомню твою силу и твой юмор.

Юудай широко улыбнулся.

— Было честью сражаться рядом с тобой. Надеюсь, наши пути еще пересекутся.

Они поклонились друг другу. Затем, когда Сабуро, Йори и Миюки попрощались, Тогэ вырвался из толпы и упал к ногам Джека.

— Я ошибся в суждениях, - сообщил он. - Я, правда, верил, что награда за тебя - наш единственный шанс... Как же я ошибался... Я молю о прощении.

Лоб Тогэ касался пола в глубоком раскаянии, ожидая момент, когда его шеи коснется меч Джека. Джек понимал, что Тогэ накрыл себя позором и потерял уважение в глазах фермеров. Но Тогэ также проявил себя в опасный момент, и Джек понимал, что деревне сейчас нужен сильный лидер, что восстановит ее.

— Тут нет никакой ошибки, - сказал Джек, помня, что Сенсей Ямада говорил ему, что нужно давать второй шанс. - Когда ты понял ошибку, она стала уроком.

Тогэ скромно поклонился. Прощенный в глаза жителей, он вернулся на веранду и встал рядом с Йоши.

Его миссия спасти деревню подошла к концу, Джек надел соломенную шляпу и помахал на прощание.

Восходящее солнце светило им в спины, Джек и его друзья шли на юго-запад по сверкающей снегом долине, оставляя цепочки следов, и больше вокруг никого не было.


Имена персонажей

В соревновании на сайте о Юном самурае, где решалось имя ужасного лидера бандитов, который станет врагом Джека в этой книге, победила Розина Башир.

За ее догадку про Акума, что означает «дьявол» или «демон» на японском, и это прекрасно подошло злой сущности моего злодея.

Из всех прекрасных имен, предложенных фанатами, также были выбраны:

Черная Луна (Куро Тсуки), предложено Мирандой Чонг – мне нравится концепт черной или новой луны, как имени главы бандитов и времени, когда он ударит.

Хаято, предложено Ришель Эндрюс и Шаруком Рахманом – означает «человек-сокол», который отражает навыки персонажа с поклоном.

Юудай, предложено Энрю Дентом – означает «великий герой». По понятным причинам это имя идеально для персонажа-защитника.

Нэко, предложено Марией Хоффман – означает "кошка". Хотя изначальное Бакэнэко означает «черный кот», я был очарован идеей соединить персонажа с котом.

Тогэ, предложено Шрэем Бандари – значит «шип». Как Шрэй написал в предисловии, он должен быть шипом на стороне людей.

Накамура, предложено Карлом Петцером – имя настоящего бандита 16го века, который убил известного генерала Акечи Мицухидэ.

(Накамур в Японии, как Ивановых у нас)

Сайоми, предложено Шаруком Рахманом – означает «рожденная в ночи» – это просто фантастическое предложение для злой бандитки, о чем я и думал, создавая этот образ.

Аригато годзаимас!

Ищите больше соревнований и призов на странице Юного самурая в Фейсбук и www.youngsamurai.com


БУШИДО

Бушидо, что означает "Путь Воина", это японский кодекс поведения, близкий к понятию рыцарства. Воины-самураи обязаны были придерживаться семи моральных принципов в своих тренировках боевых искусств и в повседневной жизни.


        Добродетель: Ги – Честность

Ги - это способность делать правильное решение с моральной уверенностью и быть справедливым и равным по отношению ко всем людям вне зависимости от цвета, расы, пола или возраста.


        Добродетель 2: Ю – Смелость

Ю - это способность справиться с любой ситуацией с доблестью и уверенностью.


        Добродетель 3: Джин – Щедрость

 Джин - это комбинация сострадания и щедрости. Эта добродетель связана с Ги и запрещает самураю использовать умения заносчиво или для превосходства.


        Добродетель 4: Рэи – Уважение

 Рэи - это вопрос вежливости и правильного поведения по отношению к другим. Эта добродетель означает уважение ко всем.


        Добродетель 5: Макота – Честность

Макота - о том, что быть честным к одному нужно так же, как и к остальным. Это означает активность в тех путях, что морально правильны, и постоянное выполнение вещей, чтобы улучшить свои способности


        Добродетель 6: Мэийо – Честь

Мэийо связана с позитивным отношением в сознании, но следует только с правильным поведением. Успех - почетная цель, чтобы к нему стремится.


        Добродетель 7: Чунги – Верность

Чунги - это основа всех добродетелей; без преданности и верности себе и напарнику, один не может надеяться получить желаемое.


ГЛОССАРИЙ

аригато годзаимас - большое спасибо

бодзюцу - искусство Бо (деревянного посоха)

боккен - деревянный меч

Боши-кен - палец-меч-кулак

Бушидо - путь Воина, кодекс самурая

даймё - лорд-феодал

Дайшо - пара мечей, вакдзаси и катана, традиционное оружие самурая

додзё - тренировочный зал

футон - японская кровать: матрас на татами, убирающийся днем

гайдзин - иностранец, вторженец

гейша - японская девушка, обученная развлекать мужчин разговорами, танцами и пением

ги - форма для тренировки

готонпо - Искусство скрытности

хачимаки - повязка на голове, иногда усилена металлическими вставками

хайку - японское короткое стихотворение

хакама - традиционные японские штаны

хара - термин японских боевых искусств, относящийся к животу, "центру сущего"

хатсухинодэ - первый рассвет нового года

инро - маленькая коробочка для хранения маленьких вещей

кадзюцу - искусство Огня

катана - длинный меч

кендзюцу - искусство Меча

кесагири - диагональный улар, удар "Робы Монаха"

ки - энергия жизненной силы

киай - крик, но также используется в Го, чтобы выразить боевой дух игроков

киайдзюцу - искусство Киай

кимоно - традиционная японская одежда

кобан - японская овальная золотая монета

куджи ин - девять звуковых печатей, специальная форма медитации у буддистов и ниндзя

кьюдзюцу - Искусство лука

манрики - короткое оружие на цепи с двумя стальными частями на концах

менпо - защитная металлическая маска, закрывающая часть или все лицо

моти - рисовый пирожок

мон - семейный герб

муша шугьо - воин-пилигрим

нагината - длинное оружие-шест с загнутым лезвием на конце

ниндзя - японский убийца

ниндзято - меч с прямым клинком, использующийся ниндзя

ниндзюцу - Искусство невидимости

Нитен Ичи Рю - Школа двух небес

нодати - очень большой двуручный меч

оби - пояс

ронин - самурай без господина

сакэ - рисовое вино

самурая - японский воин

сайя - ножны

сайонара - прощай

сенча - зеленый чай

сенсей - учитель

сеои нагэ - удар в плечо

Ша - знак рукой ниндзя, распознается как исцеление

шакуджо - посох буддистов с кольцами, использующийся для молитв, но и как оружие

шиноби - теневой воин, другое обозначение ниндзя

шиноби шозоку - одежда ниндзя

Сёгун - военный диктатор Японии

шоджи - раздвижные японские двери

сюрикен - стальные метательные звездочки

сумимасен - прошу прощения, мои извинения

тайдзюцу - Искусство тела (рукопашные комбинации)

тамашивари - Испытание деревом

Тарю-Джиай - межшкольное соревнование по боевым искусствам

тетсу-биши - маленький острый железный шип

Tошия - "летящая стрела", соревнование лучников


БЛАГОДАРНОСТИ

Эта история написана как дань фильму «Семь самураев» Акиры Куросавы, одного из величайших режиссеров японских фильмов о самураях. Если есть возможность, посмотрите все его фильмы. Скрытая крепость навеяна Звездными войнами Джорджа Лукаса. Йоджимбо (Телохранитель) был основой для классического вестерна Клинта Иствуда – Горсть долларов. Семь самураев тоже основаны на вестерне – Великолепная семерка. Вообще все фильмы Куросавы сильно развили мою страсть ко всему самурайскому и стали источником вдохновения. За это я искренне благодарен им, Аригато гозаимас!

С шестой книгой в серии список людей, которых я хочу поблагодарить, все растет. Моя благодарность распространяется на всех поклонников, учителей и библиотекарей. Без  вашей поддержки эти книги могли и не выйти в свет.

Я хотел бы выразить свою признательность Шэннон Парк, моему редактору, и всем в Puffin за их тяжелую работу и бесконечный энтузиазм  – Венди Тсэ, Хэлен Грей, Ванесса Годен, Джули Тис, Джейд Линч, Сара Флавел и Пол Янг (за фантастические обложки!).

Я также благодарен Чарли Вини, великому агенту и еще большему другу, так же, как и Франке Бернатавичиус и Никки Кеннеди, моим заморским агентам в ILA, за их страсть и энтузиазм.

И, что еще важнее, моей семье – спасибо всем вам за поддержку и подбадривания, особенно моим родителям, их родителям Энн и Эндрю Смитон, Сью и Саймону Моле, Стиву и Сэму, моей жене Саре и моему сыну, Заку, которому и посвящена эта книга.

Если бы я мог дать тебе только один урок в жизни, сын, это было бы "Ни один человек не может проиграть, пока у него есть друзья".

А еще я хотел бы поблагодарить моих друзей за их поддержку…

Карен и Роб Роуз, Джофф и Люси Рой, Мэтт Болд, Чарли Вэллас, Харли Древери, Рассел и Джеки Холдэвей, Энди и Сара Хитт (и Марта, и Эллен!), Ник и Зелиа О’Доннелл, Эмма и Саймон Гиббинс, растущая семья Дайсон, Лиса и Саймон Мартин, Роб и Робби Купер, Барбара и Скотт Хорсфилд, Хэзер и Стив Миллер, Ник и Джейн Ковард, Майк и Соня Эванс, Роб и Мишель Данкерли, Стив Бэкшелл, Оли Бишоп, Стефан Беделиан, Энтони Варни, Дэнни и Кейт Фицпатрик… это далеко не все.

О, и Газебо Мэну за защиту моих "мечей"!

Все фанаты могли связаться со мной и помочь развитию Юного Самурая на моей странице в Фейсбуке, на сайте www.youngsamurai.com

Аригато гозаимас!



Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации