Перескочить к меню

Рас (ЛП) (fb2)

- Рас (ЛП) (пер. Айрин Белл) (а.с. Новые виды-6) 1017K, 283с. (скачать fb2) - Лорен Донер

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Лорен Донер Рас

Название: РАС / WRATH

Автор: ЛОРЕН ДОНЕР / LAURANN DOHNER

Серия: НОВЫЕ ВИДЫ — 6 / NEW SPECIES — 6

Дизайн русской версии обложки: Poison Princess

Объем: в книге пролог и 20 глав без эпилога

Возрастное ограничение: 18+


Переведено специально для группы: https://vk.com/new_species


Перевод и редактура: Айрин Белл

Финальная вычитка: Айрин Белл, Лидия Кулакова, Элла Йон

Пролог

919 со смесью страха и трепета наблюдал за мужчинами, двое из которых решали его дальнейшую судьбу. Джастис Норт спокойно сидел за своим столом, а Брасс вышагивал перед ним.

Брасс остановился.

— Они плохо знакомы со свободой, и я все еще не доверяю им. Слишком опасно для них покидать пределы ОНВ.

Джастис поджал губы, и его пристальный взгляд остановился на единственном человеческом мужчине в комнате — Тим Оберто сидел на стуле в углу. Судя по красноватому оттенку его лица и рукам, сжавшимся в кулаки на подлокотниках, он был весьма сердит.

— Джастис, я хочу иметь возможность самому выбирать тех, с кем работать, — Тим посмотрел на 919 и двух других Новых Видов, стоящих рядом с ним. — У этих мужчин даже нет имен и мои ребята не тренировались с ними. Позволь мне встретиться с вашими офицерами и выбрать из них.

919 охватило возмущение, он едва сдержал рык. Этот человек сомневается в его слове и его обязательствах. Что он о себе возомнил? Глядя прямо на Джастиса, 919 шагнул вперед и стал ждать, когда ему дадут слово.

— Что ты хочешь сказать, 919?

— Эта миссия важна для нас. Никто не спорит, что нас освободили совсем недавно, но зато мы не связаны крепкими отношениями, которые помешали бы нам подвергать наши жизни опасности, — 919 посмотрел на мужчину, стоящего рядом с ним. — Я и 358 хорошо знаем друг друга. Мы из одного центра тестирования, и прошли через одинаковые испытания, — «Кошмары». Он не сказал этого вслух, опасаясь, это заставит других мужчин сомневаться в его мотивах. 919 пристально посмотрел Джастису в глаза. — Вы уже выбрали имя, которое мне хотелось взять себе. Я тоже хочу справедливости для наших людей и готов, рискуя жизнью, разыскивать тех, кто над нами издевался. Мы осознаем, что есть и хорошие люди, а не только такие, как работали на Мерсил. Мы видели лица многих из них и сможем их опознать. У меня хороший самоконтроль и я смогу справиться с этим назначением.

358 встал рядом с 919.

— Мы будем присматривать друг за другом. ОНВ сможет нами гордиться. Мы хотим сотрудничать с человеческой целевой группой.

Джастис, подавшись вперед, пристально изучал обоих мужчин, стоящих перед ним, и в итоге сосредоточился на 919.

— Почему?

919 замялся.

— Я не понимаю вашего вопроса.

— Почему это настолько важно для тебя? Ведь можно спокойно наслаждаться свободой. Ты мог бы найти друзей, флиртовать с нашими женщинами, но, тем не менее, хочешь подвергнуть свою жизнь опасности. Почему?

919 ничего не ответил, неуверенный, что если скажет правду, ему дадут эту работу.

— Я задал тебе вопрос. Ответь.

919 посмотрел на человека, Тима Оберто, и затем опять на Джастиса.

— Он — близкий друг. Говори свободно, — заверил Джастис. — Ты не сможешь сказать ничего, что его шокирует. Он знает, что делали с нами.

— Я слишком долгое время провел в одиночестве, и мне некомфортно находиться рядом с большим количеством людей. Также у меня нет желания флиртовать с женщинами, — гнев вспыхнул, но тут же был подавлен, — и сближаться с ними после того, что со мной делали. В целевой группе только мужчины, да и трое из нас будут жить вместе. Я хочу разыскать тех, кто причинял нам боль. Я не смогу спать спокойно, зная, что они на свободе и что еще многие из нашего вида терпят то, что перенесли мы.

Лидер Новых Видов удобнее устроился на стуле, и было очевидно, что ответ его нисколько не шокировал.

— А что насчет управления гневом? Ты бы набросился на врага, причинившего тебе боль, окажись с ним лицом к лицу?

— Нет. Признаю, я был бы рад схватить их, но хочу, чтобы они прожили много лет, страдая за решеткой. Это самое лучшее наказание, — 919 говорил искренне и надеялся, что это отразилось в его взгляде и голосе.

Джастис перевел взгляд на 358.

— Что насчет тебя? Я жду правду.

— Я тоже пострадал и мои социальные навыки нельзя назвать хорошими, но я предпочитаю вымещать гнев на боксерских грушах. И также предпочитаю для тех, кого мы захватим, заключение, а не смерть, — он недолго помолчал. — Я пойду туда, куда и 919. Мы были вместе в течение долгого времени, и он — единственный, к кому я привязался. Мы — братья.

Человеческий мужчина округлил глаза.

— Они — биологические братья? У них нет ничего общего, кроме того, что они оба с собачьими генами. Это кровная связь? Потому что схожих человеческих черт у них нет.

— Эмоциональная связь, — пояснил Брасс. — Эти мужчины были вместе достаточно долго и прошли через одни и те же испытания. Они поддерживают друг друга, и это помогает им оставаться стабильными.

— Что насчет тебя? — обратился Джастис к 922. — Ты из другого центра тестирования.

— 919 и 922 из различных центров? — Тим нахмурился. — Вы в этом уверены? Эти числа недалеки друг от друга.

— Это не имеет значения, — заговорил Фьюри, который до этого молча стоял, прислонившись к стене на противоположной стороне комнаты. — Согласно тому, что мы узнали во время опроса сотрудников Мерсил, всех нас создал один ученый. Мы все родились в одном месте, но после рождения нас отправили по разным центрам тестирования. Числа не имеют никакого отношения к тому, где нас держали.

— Почему ты хочешь быть частью команды? — снова обратился Джастис к 922.

Прежде чем ответить, мужчина какое-то время молчал, пытаясь сформулировать ответ.

— В Мерсил мне дали пару, но потом убили ее. Я не могу спать по ночам. У меня нет социальных навыков и я хочу разыскать людей, которые истязали наш вид и заставить их заплатить за содеянное. Здесь я чувствую себя бесполезным, а эта работа даст мне цель, — последние слова 922 почти прорычал. — У меня больше нет смысла жить, и я хотел бы его найти.

Джастис нахмурился и посмотрел на Тима.

— Я понимаю, что ты не заинтересован в них, но большинство моих людей не хотят жить в вашем мире. Мы все согласны с тем, что наличие нескольких наших мужчин в целевой группе даст определенные преимущества, ведь они могут опознать сотрудников Мерсил и у них хорошо развиты органы чувств. Это принесло бы пользу нашей миссии, в чем мы все заинтересованы. Помимо прочего, посылать Новых Видов в ваш мир очень опасно. Также крайне опасно селить их в подвале офиса целевой группы, несмотря на все скоординированные меры предосторожности. Я был в том месте и отметил, что комнаты слишком напоминают клетки, в которых нас держали. У многих моих людей могли бы возникнуть с этим проблемы после того, как они привыкли к свободе. А эти трое добровольно вызвались, даже зная все нюансы, — Джастис сделал паузу. — Других добровольцев нет.

— Можно приказать им, — признал Фьюри, — но мы элементарно не хотим этого делать.

Джастис согласно кивнул.

— Не хотим. Им дали свободу и мы отказываемся просить их пожертвовать ею. Эти трое не настолько отвыкли от клеток, чтобы тесные комнаты травмировали их. Мы понимаем твое беспокойство, и в этом я с тобой согласен, — он перевел взгляд на Брасса.

— Я пойду с ними, — вздохнул тот. — У меня нет пары, — Брасс посмотрел на Фьюри и Джастиса, перед тем как перевести взгляд на Тима. — Я был свободен долгое время и обучался с некоторыми парнями из вашей команды, поэтому они доверяют мне. Я возьму на себя ответственность за этих троих, и они будут моей проблемой. Я их отстраню, если увижу какие-либо признаки нестабильности.

— Согласен, — кивнул Тим. — Так и сделаем, — он посмотрел на 919, 922, и 358. — И все же они должны вписаться в мою команду. Надо будет обстричь длинные волосы и закрывать глаза солнцезащитными очками, тогда, быть может, получится скрыть от людей, что эти парни — Новые Виды. Я настаиваю на том, чтобы каждый вечер хотя бы один из членов команды был на дежурстве. Ваши мужчины не смогут покидать штаб-квартиру и делать что-либо без моего разрешения.

— Это прекрасная идея назначить кого-либо на дежурство, чтобы возить их и помогать им, — Джастис взял со стола ручку.

— Подождите, — прорычал Брасс, — я многим готов пожертвовать ради этой миссии, но не обстригу волосы.

Джастис посмотрел на него и усмехнулся.

— Я забыл. Извини, — он посмотрел на Тима и пожал плечами. — У него пункт насчет длинных волос. В неволе его брили налысо, и у него есть отметины, которые он не хотел бы снова видеть. Брасс будет зачесывать волосы.

— Он должен вписаться, — покачал головой Тим. — Так не пойдет.

— Брасс может носить кепку. Я видел такие на некоторых парнях из твоей команды, — черты лица Джастиса стали жесткими, и он возмущенно прищурился. — Ты подчиняешься мне, и будет именно так, как я сказал.

919 заметил, как человек сразу отступил, но было очевидно, что он не очень этим доволен.

— Прекрасно. Он может носить кепку, но остальные должны подстричься.

— На улице я видел одного из ваших парней, который побрит налысо. Я согласен на это, — сказал 358, запустив пальцы в свои волосы, — я не буду по ним скучать.

— Достаточно просто коротко обстричь, но, независимо от того, какую стрижку вы выберете, она подойдет, — Тим Оберто, нахмурившись, смотрел на Джастиса. — Им нужны имена.

— Выбирай, — обратился Джастис к 922.

— Вендженс. Я хочу отомстить за свою женщину.

— Твою мать, — проворчал Тим.

Джастис посмотрел сперва на Брасса, потом на Фьюри, и, наконец, перевел взгляд на 922.

— Значит, Вендженс. Просто держи свой характер на коротком поводке, иначе тебя отошлют обратно.

— Понял.

Джастис посмотрел на 358:

— Есть какое-нибудь имя на примете?

358 пожал плечами:

— Мне нравятся клипы Элвиса.

— Мне тоже они нравятся, но это слишком демонстративно, — усмехнулся Джастис. — И я подозреваю, что ни один человек не сможет пройти мимо, не съязвив по этому поводу. Есть еще варианты?

— Есть. Шэдоу. Мне нравится оставаться в тени и наблюдать за окружающими.

— Хорошее имя, — кивнул Брасс.

Джастис обратил внимание на третьего мужчину.

919 понятия не имел, какое имя выбрать и напряженно замер.

— Можно мне подумать об этом?

— Мне нужно оформить документы, — Тим встал со стула. — Для этого нужно знать имя.

919 уставился на 358, своего друга, который только что выбрал себе имя. Шэдоу почувствовал на себе взгляд и посмотрел на друга в ответ. Они были давно знакомы, провели годы в соседних клетках, и оба страдали по одним и тем же причинам.

После долгого молчания, Шэдоу, наконец, заговорил:

— Ему стоит взять имя Рас. Он кипел от гнева, но брал эмоции под контроль, чтобы при первой же возможности заставить виновных заплатить. Люди, ну, по крайней мере, те из них, кто был умен, всегда знали, что он рано или поздно до них доберется и им не поздоровиться за все те оскорбления.

— Это хорошее имя, — гордо кивнув, 919 посмотрел на Джастиса и Брасса, чтобы увидеть их реакцию.

— Только удостоверься, что сдерживаешь свой нрав, — Джастис написал несколько строк на лежащей на столе папке, и передал ее Тиму. — Держи. Вот информация обо всех четырех новых членах твоей команды. Защищай их, но не вздумай с ними нянчиться. Нам нужны их навыки, так позволь им использовать их, — Джастис несколько секунд неотрывно смотрел на Брасса. — Ты отвечаешь за этих мужчин. Тим слушается тебя, поэтому в случае необходимости можешь брать под свой контроль любую ситуацию.

— Черт побери, — выплюнул Тим. — Осталось дождаться той проклятой минуты…

Джастис зарычал, сверкая клыками, и эта демонстрация характера потрясла всех в комнате, за исключением Фьюри. Тим, закрыв рот, отшатнулся к стулу, на котором только что сидел, и чуть не упал на него.

— Ты работаешь на нас. Брасс — закаленный офицер ОНВ, я хорошо его знаю и абсолютно доверяю ему. Он давно освобожден и стабилен. У него высокий интеллект, и эта операция — совместная, — Джастис немного расслабился. — Это значит, что наши команды будут сотрудничать, но именно Брассу предстоит отвечать за наших мужчин. Я ясно выразился?

— Да, — Тим все еще выглядел сердитым. — Я понял.

— Хорошо, — Джастис перевел взгляд на четверых мужчин, которым предстояло покинуть территорию ОНВ, — берегите себя и выполняйте указания Брасса, как мои. Понятно?

— Да, — одновременно ответили Новые Виды.

Рас развернулся и вышел из офиса. Его друг держался в двух шагах позади него, пока они не вышли наружу. Оба остановились, ожидая дальнейших распоряжений.

— Шэдоу — хорошее имя.

— Как и Рас, — усмехнулся его друг. — Я знал, что ты выберешь что-то помягче, но ты сильный мужчина и жаждешь справедливости. Очень жаль, что имя Джастис уже занято.

— Рас тоже подходит для моей цели. Мы разыщем людей, которые виноваты в причинении боли нашему виду, и заставим заплатить за все преступления.

К офису приблизилась женщина Новых Видов и незнакомый аромат отвлек их от разговора. Женщина улыбнулась и, окинув взглядом Раса с головы до ног, остановилась рядом с ним. Она всмотрелась в его глаза и тихо замурлыкала.

— Привет.

Рас не знал, что ответить, но тут вмешался Шэдоу.

— Мы уезжаем с человеческой целевой группой. У нас нет времени на социализацию.

— Удачи. Вы оба очень смелые, — ее улыбка увяла, а после женщина вошла в здание.

Рас расслабился, встречаясь взглядом с Шэдоу.

— Я рад, что там, куда мы едем, не будет женщин.

— Их привлекают твои внешность и сила, — подтверждая кивком свои слова, произнес Шэдоу.

— Мне понадобится больше времени, прежде чем я даже подумаю о сексе с одной из них. Я рад уехать отсюда на какое-то время.

— В этом мы с тобой солидарны, — Шэдоу потянулся и дружески сжал его плечо.

Они оба не могли забыть ни то, как им вводили наркотики и подключали к машинам, ни весь ужас того, что их семя силой забирали из их тел. Рас слегка задрожал от мерзких воспоминаний. Он не знал, что случилось с его спермой, часть ее была продана и отправлена в другие страны. Там ученые планировали использовать человеческих суррогатных матерей для рождения гибридов людей и Новых Видов, которых затем намеревались продать богатым любителям экзотических животных. Одна только мысль об этом зажигала в душе Раса гнев.

Шэдоу прищурился, в то время как двое мужчин не прекращали смотреть друг на друга.

— Мы захватим тех, кто издевался над нашим видом. Мы восстановим справедливость. Сейчас ты думаешь о том же, о чем часто думаю я, но ты слышал, что сказали врачи ОНВ. Они сильно сомневаются, что из нашего украденного семени могут быть зачаты дети. Наркотики, которые нам вводили, вредят сперме, да и наша природа такова, что семя жизнеспособно, лишь когда мы сильно возбуждены. Доктора уверены, что оплодотворение возможно, если мы сами прольем в женщину сперму. По их словам, они услышат о любых младенцах, выставленных на продажу на черном рынке, даже если это произойдет в Европе.

Эти слова успокоили Раса и он немного расслабился.

— Мы заставим их заплатить за то, что они сделали нашему виду.

— Именно этим мы и займемся, — снова поддержал его Шэдоу.

Глава 1

— Ты ведь на самом деле не собираешься есть это, правда? — Лорен скривилась, с испугом и восхищением глядя на то, что лежало на тарелке подруги. — Выглядит так, словно кто-то набросал в салат все красное и зеленое, что только нашел.

Аманда, ее лучшая подруга, засмеялась.

— Таково последнее веяние в диетологии. Это похоже на ад, но, если я ем это каждый день, то, как заверяют, теряю двадцать фунтов1 в месяц.

Лорен заправила за ухо выбившийся из прически светлый локон.

— Я сбросила бы двадцать фунтов просто от того, что приходится впихивать в себя это дерьмо. Я бы не смогла это есть, — вздохнула она. — Я знаю все о диетах и, думаю, уже перепробовала их все. Поверь мне, это не сработает. Для меня единственный способ потерять хотя бы несколько фунтов — это занятия аквааэробикой до изнеможения.

— Тебе надо скинуть всего лишь тридцать фунтов2, — надула губы Аманда. — А мне вот в два раза больше. Этот салат из шпината с острым соусом должен сработать. Я хочу снова быть в форме.

— У нас у обеих уже есть форма, — подмигнула Лорен. — Кругленькая. Посмотри на меня — я устала от вечного недовольства тем, что моя задница не вмещается в джинсы, которые я носила в четырнадцать лет, и у меня на боках есть складочки. Я люблю покушать и терпеть не могу себе в этом отказывать. Все время хотеть есть — такой отстой. Эти диеты лишь делали меня несчастной, голодной, и подавленной, — она указала на гамбургер на своей тарелке, и второй рукой подвинула его ближе к подруге. — Ты только попробуй. Сама ведь знаешь, что хочешь. Съешь картошку фри. Дай себе перевести дух, не мучайся. Моя еда гораздо вкуснее твоей.

— Меня никуда не приглашали уже два месяца, Лорен. Два месяца! Тебе идет большая грудь, длинные волосы и голубые глаза. И ты невысокого роста, мужчины считают тебя милой даже с лишним весом.

— Ага. Мужчины буквально ломятся в мою дверь, — фыркнула Лорен. — Просто меня нет дома, когда они это делают. И когда я прихожу с работы, там уже никого нет. К тому же все они еще и талантливые плотники, раз к моему приходу чинят все, что сломали.

— Ну, один молодой человек пригласил тебя на прошлой неделе, и он был милым.

— Милым? С его вьющимися волосами и рыжими бровями он напоминал марионетку.

— Тебя хотя бы пригласили, — вздохнула Аманда. — Я бы не отказалась от этого мальчика-марионетки. Ты могла бы пригласить его домой. Могу поспорить, он — обнимашка.

Лорен с отвращением покачала головой.

— Представь, каково это — оказаться в постели с тем, кто напоминает персонажа детского мультфильма. Увольте. Мне как-то не хочется ни обнимать его, ни вести домой. Кроме того, он был каким-то странным. У него есть реальная патология, зовущаяся мамой. Она звонила мне пять раз, чтобы рассказать какой хороший у нее сын, и что мне непременно нужно с ним встречаться. Я боялась, что они пригласят меня на ужин, а их дом будет стоять рядом с заброшенным особняком на холме возле жуткого мотеля.

— Забавно, — Аманда долго сомневалась, но все же начала есть жаркое по-французски. — Хотя в том кино парень был вполне миленьким. Очень жаль, что он оказался убийцей с ножом. Ну, ты меня поняла. Что делать с голой девушкой в душе? Убить или поиметь? — она закатила глаза. — Какая потеря.

— Я начинаю за тебя волноваться, — ответила Лорен и улыбнулась, чтобы смягчить свои слова.

— Я бы не возражала против психа, если бы он нанизывал меня на свою большую штуку в сексуальном плане, — карие глаза Аманды искрились весельем.

— Ты больна, — засмеялась Лорен. — Ты…

Зазвонил телефон. Лорен со стоном достала его из лежащей под стулом сумочки. Один взгляд на номер абонента заставил ее скривиться.

— Это Лорен. Что случилось, Мэл? — прикрыв глаза, Лорен слушала своего босса. — Сегодня вечером? Почему не может кто-то еще… — она сделала паузу. — Но я сейчас ужинаю с другом. Я не могу. Возможно… — Лорен замолчала и стиснула зубы. — Но разве вы не можете сами пойти вместо него, ведь… — она начинала злиться. — Прекрасно. Отлично. Я пойду. Замечательно. До свидания, — Лорен сбросила вызов. Она пихнула телефон обратно в сумочку и встала, бросив на подругу унылый взгляд. — Я должна идти.

— Серьезно? — улыбка Аманды исчезла. — Прямо сейчас? Что хотела твоя стерва-начальница?

Лорен кинула на стол десятидолларовую банкноту и сняла пальто со спинки стула.

— Кажется, у одного из агентов возникла чрезвычайная ситуация, и прямо сейчас я должна показать здание в области Технопарка. Некая важная персона желает взглянуть на него сегодня вечером. По словам Мэл, это настолько важно, что она уволит меня, если я не пойду. У нее есть планы, и она не может сделать это сама. А у меня, значит, планов нет. Боже мой, я ненавижу эту ведьму.

— Проклятье. Ну что ж, поезжай. Может быть, ты продашь здание, и мы сможем съездить куда-нибудь, как думаешь? Я всегда хотела побывать на Ямайке.

— Ну да. С моим везением это будет некий парень, которому скучно и нечем заняться в пятницу вечером, поэтому он решил погонять меня туда-сюда. Завтра я тебе позвоню. Мы все еще собираемся пойти в кино?

— Да. Удачи. Покажи всем как надо продавать недвижимость, — Аманда съела еще кусочек жаркого.

— Мило, — Лорен помахала на прощание и пошла к своей машине.

* * *

За последние десять минут Лорен в пятый раз посмотрела на GPS-навигатор и выругалась, поскольку оказалась на пустынной улице. Технопарк, в основном, был заброшен, ведь большинство домов служили обычными складами, которые, к тому же, закрывались на ночь. Она — незамужняя женщина — собиралась ночью в незнакомом районе встретиться с неизвестным мужчиной. Когда механический голос дал указания, Лорен развернула машину.

На ближайшей автостоянке был припаркован дорогой красный спортивный автомобиль. Лорен поставила машину рядом с ним, и прежде чем выйти из двери, задумалась. Весь имеющийся в запасе здравый смысл кричал «плохая идея» и призывал бежать. Но Лорен могла потерять работу, если не затащит свою задницу внутрь и не покажет здание, поэтому она, схватив ключи, большим пальцем щелкнула кнопкой дверного замка.

Здание было одноэтажным и огромным, и почти ничем не отличался от десятка других в этом районе. Старая вывеска гласила, что раньше здесь располагалась некая судоходная компания, о которой Лорен ни разу не слышала. Стуча высокими каблуками, она подошла к двойным дверям. Сейф для ключей лежал на земле открытым, и Лорен невольно прикусила губу.

Код от таких сейфов знали только агенты по продаже недвижимости, и лишь у них было право пользоваться хранящимися в сейфах ключами. Очевидно, кто-то дал код мистеру Герберту. За это Лорен возненавидела своего коллегу еще больше. Тот придурок, который, как предполагалось, должен был показывать это здание, злоупотребил доверием владельца. Делать что-либо подобное строжайше запрещено. Компания использовала один и тот же код на всех своих объектах, включая дома, в которых жили люди. Если мистер Герберт окажется извращенцем или вором, у него будет, где разгуляться. Лорен тихо поклялась серьезно поговорить об этом случае с боссом.

Двери были открыты, поэтому она подтолкнула створку, и та легко открылась. Сразу стало ясно, куда делся клиент. Он не дождался агента и начал осматривать здание самостоятельно. Лорен зашла внутрь, огляделась, и громко покашляла.

— Хэй? — громко сказала она, пытаясь что-нибудь разглядеть в темном коридоре. — Мистер Герберт?

Лорен шагнула в темноту и покрутила головой, пытаясь найти выключатель. Свет фонарей со стоянки не освещал эту область. Когда она, наконец, включила свет, ее ноги чуть не подкосились от облегчения. В прихожей никакого мистера Герберта не оказалось, но вот двойные двери в коридор, ведущий в офисы, были широко открыты.

— Мистер Герберт? — Лорен громче прокричала имя клиента.

Ответа не последовало.

— Проклятье. Что-то мне это не нравится, — прошептала она.

Встречаться с незнакомцем в пустом здании шло в разрез со здравым смыслом. Лорен не была наивной. Мистер Герберт мог оказаться насильником или убийцей. Но это ее работа — встречаться с клиентами и водить их по пустым зданиям. «Хотя выручка с этого клиента будет…».

Эта перспектива вдохновила сделать шаг в темный коридор на поиск других выключателей. Лорен нашла один, и свет в прихожей, мигнув, загорелся. Ее взгляд блуждал вдоль длинных рядов дверей с обеих сторон от нее. В конце коридора виднелась двойная дверь, которая, судя по размеру, вела в складское помещение. «Где этот парень, черт бы его побрал?»

— Мистер Герберт?

Лорен прошла дальше по коридору, несмотря на то, что живот скрутило от страха. Она двигалась вперед, останавливаясь возле каждой двери и вглядываясь в темноту офисов. Ощущение неправильности происходящего усиливалось. Лорен бросилась бы наутек и сбежала бы, если бы не нуждалась в этой сделке так отчаянно.

Она дошла до конца коридора, но клиента так и не нашла. Ей безумно хотелось пойти домой, а не находиться здесь, да и внутренний голос убеждал вернуться к машине. Ведь даже свет не включен и это подозрительно, потому что ни один покупатель не захочет бродить в темноте. «Кто может не хотеть, чтобы было светло? Разве это не инстинкт?». Лорен ни в малейшей степени не хотела бродить по темному зданию.

Она уставилась на крупные двойные металлические двери, и ее сердце заколотилось. Ей необходимо выплатить долг по арендной плате, купить страховку на автомобиль, а на счету меньше двух тысяч. Если не заработать денег за следующие пару недель, то можно оказаться в глубоком дерьме. Не бездомной она мечтала стать, когда училась в школе. Покупатель должен быть где-то здесь, ведь дверь открыта, и спортивный автомобиль, непременно, принадлежит ему.

«Что, если он упал и ранен? А на лампочках стоит таймер». Лорен посмотрела на виднеющиеся вдалеке лучи света и не сомневалась, что, оказавшись в полной темноте, не смогла бы нормально передвигаться.

— Слишком много фильмов ужасов. И это твоя кара за то, что их смотришь, — она потянулась к одной из дверных ручек, на секунду замерла и заметила дрожь в руках. — Ты будешь чувствовать себя полным дерьмом, если вдруг окажется, что у человека случился сердечный приступ, и он лежал там при смерти, в то время как ты вела себя как трусливая куропатка.

Подбадривание сработало. Лорен расправила плечи и ухватилась за холодную металлическую ручку, которая легко повернулась. Сама же дверь открывалась с трудом, но в итоге поддалась, и Лорен открылась непроглядная тьма. В этом помещении воздух был гораздо холоднее. Она замерла на пороге и по ее спине пробежала дрожь.

— Мистер Герберт? — скорее пробормотала, чем спросила, Лорен. — Ответьте мне. Лучше бы у вас был сердечный приступ или что-то в этом роде, что объяснило бы, почему вы не отвечаете и пугаете меня до чертиков. Видит Бог, скоро приступ случится уже у меня.

Она нашла глазами выключатель и нервно щелкнула по нему. Лорен быстро прошлась по комнате в поисках клиента и, когда не нашла его, оставила эту затею.

Она почти дошла обратно до выключателя, как внезапно ее окружила непроглядная тьма и за спиной громко хлопнула дверь. Лорен ахнула и замерла. Она напрягла зрение, но все равно ничего не смогла разглядеть. По коже побежали мурашки, и Лорен понадеялась, что у нее не случится настоящего сердечного приступа.

«Успокойся! — она заставляла себя дышать. — Двери, вероятно, тяжелые и закрылись сами. Включи свет! Будь проклята Аманда со своими разговорами о серийный убийцах!».

Лорен судорожно ощупывала стену, водя кончиками пальцев по гладкой поверхности, и, наконец, нашла выключатель. Она щелкнула им, мысленно упрашивая лампочки включиться.

Раздался небольшой гул, после чего огни в комнате помигали и загорелись. «Господи, спасибо!».

Лорен покрутила головой, осматривая большой склад. От бетонного пола до металлических балок на потолке было примерно пятьдесят футов3. Предыдущий владелец уехал, оставив большие металлические контейнеры, которые делили склад на секции, но Лорен видела часть противоположной стены и прикинула, что комната примерно шестьсот футов4 в длину и пятьсот в ширину. Она хмуро посмотрела на четыре ржавых мусорных контейнера, подобных тем, которые она видела на грузовых судах.

«Почему владелец не убрал их? Они портят впечатление от склада». Лорен не была знакома с этим зданием и его историей. Оно было в списке Брента Сорта. Лорен задалась вопросам, что за грандиозная чрезвычайная ситуация произошла у Брента, раз он отказался от встречи с мистером Гербертом. Если потенциальный покупатель спросит о контейнерах, то другой агент не сможет ответить на этот вопрос.

«Владелец заберет их после того как продаст здание или они включены в стоимость? Проклятье». Лорен сильнее вцепилась в сумочку, намереваясь позвонить боссу и задать ей все эти вопросы, если, конечно, неуловимый покупатель обнаружится.

— Мистер Герберт! — прокричала она так громко, как только могла.

Краем глаза Лорен уловила движение и ахнула. Мужчина, который вышел из-за контейнера, был одет во все черное. Ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. По позвоночнику прокатилась волна страха, которая пронеслась от макушки до пяток быстрее молнии. Лорен напряглась.

Судя по одежде, этот мужчина не мог быть владельцем стоящего снаружи автомобиля, и, определенно, не был похож на мистера Герберта. Это человек был крупным и черной одеждой напомнил ниндзя, а пуленепробиваемым жилетом — солдата. Не считая головы и смуглой кожи шеи, все тело мужчины было закрыто черной тканью. Ежик темных волос также создавал впечатление, что мужчина — военный, но темные солнцезащитные очки не соответствовали этой теории. Лорен не могла разглядеть его глаза.

В то время как он медленно сокращал расстояние между ними, Лорен стояла как вкопанная. Это позволило ей лучше разглядеть незнакомца, у которого были широкие плечи и рубашка плотно облегала внушительный бицепс. Страх становился сильнее, словно крича ей: «Это бывший заключенный!». У Лорен был сосед с руками столь же пугающего размера, и он рассказывал, что те девять лет, которые отсидел в тюрьме за вооруженное ограбление, единственным спасением от скуки была штанга.

Лорен судорожно сглотнула. Сосед пугал ее до чертиков, но у этого парня запугивать получалось в десять раз лучше. Взгляд Лорен упал на его черные ботинки, которые она принялась разглядывать, так как ее ноги словно приросли к полу. Этот мужчина — определенно военный. Кузен Лорен был Морским пехотинцем, и несколькими месяцами ранее она навещала тетю и видела, как тот полировал свою обувь. Низкие ботинки были точной копией тех, которые она видела на кузене, и были созданы, чтобы пинать ими задницы.

Кем бы ни был этот незнакомец, Лорен была готова поспорить, что это не мистер Герберт. Но этот факт почему-то не обнадеживал. Немного придя в себя, она сумела сделать шаг назад и чуть не упала, едва сдерживав крик ужаса. Ее взгляд упал на две кобуры на бедрах незнакомца, которые она не заметила ранее.

Лорен тихо захныкала. Мужчина носил черные брюки-карго с карманами, зрительно увеличивающими ноги, и у него было не только огнестрельное оружие, но и прикрепленный к поясу длинный нож. Затянутые в перчатки ладони были раскрыты, и пальцы подергивались, что напомнило Лорен фрагменты сериалов о Диком Западе, в которых герой примеривается к револьверу.

— Вы — мистер Герберт? — Лорен разозлило то, как надломился ее голос.

Человек остановился и приподнял голову. Его полные губы были крепко сжаты и изогнуты так, как бывает при гневе или беспокойстве. Лорен было жаль, что на нем надеты солнцезащитные очки, сквозь которые не видно глаз. Костная структура мужчины была ярко выражена — высокие скулы и волевой квадратный подбородок. Незнакомец не говорил ни слова и Лорен отступила еще на шаг.

Боковым зрением она уловила другое движение и повернула голову в ту сторону. Из-за соседнего контейнера вышел второй мужчина. Он был белокурым, высоким, широкоплечим, и одет точно так же, как первый парень. Лорен не могла разглядеть детали его внешности, потому что была не в состоянии отвести взгляд от большого огнестрельного оружия, которое мужчина держал обеими руками. Оно напоминало опасное гигантское ружье.

«Господь всемогущий». От испуга Лорен потеряла остатки самообладания и резко развернулась. Она побежала к двери и затормозила перед ней так резко, что почти упала на задницу. Судорожно вцепившись в дверную ручку, она всем телом налегла на створку и попыталась ее открыть, но та не поддавалась. Отчаянно дергая ручку, Лорен толкнула дверь плечом, но не сдвинула ее ни на дюйм.

— Нет! — она пинала запертую дверь до боли в пальцах ног, но была не готова сдаться. Позади нее стояли двое ужасающих мужчин. — Открывайся! Будь ты проклята, открывайся! — вопила Лорен, но это ничего не меняло.

От безвыходности ситуации ее сердце заколотилось быстрее, и она сдалась. Двери не откроются, и она теперь в ловушке. Отпустив дверную ручку, Лорен медленно повернулась лицом к двум мужчинам, которые, вероятно, были извращенцами, предпочитающими агентов недвижимости.

Мужчины стояли на своих местах в тех же самых позах, и ее взгляд метался между ними. Блондин тоже носил солнцезащитные очки. Он опустил большую пушку, направив дуло в пол, а не на Лорен. Это было единственным плюсом, который она смогла найти.

Лорен вспомнила о зажатой в руке сумочке. Со всепоглощающим ужасом ее взгляд продолжал метаться между мужчинами в попытке отыскать еще одну дверь. Но двери не было. Лорен засунула руку в сумочку и нащупала ключи от машины, брошенные туда ранее, и начала лихорадочно придумывать план.

«Аварийная кнопка. У меня же она есть!». Прижав большой палец к кнопке, она нажала ее и тут же в отдалении взвыли короткие гудки сигнализации. Лорен судорожно сглотнула. «Возможно, это привлечет внимание… никого. Территория здания заброшена. Проклятье». Медленно скользнув рукой в карман сумочки, она нащупала сотовый телефон.

— Выключи его, — приказал один из мужчин неестественно низким голосом. — Сейчас же.

Широко распахнув глаза, Лорен уставилась на блондина, который и был тем, кто отдал приказ. Он держал оружие возле бедра, но мог легко вновь направить его на нее. Лорен не смотрела на его лицо, так как все ее внимание было сосредоточено на оружии. «Он ведь не собирается стрелять в меня? Они — насильники? Или нет? О, Боже! — мысленно прокричала она, — Если нет, то все еще хуже».

Внезапно все звуки стихли, и Лорен замерла от потрясения, ведь она не нажимала на кнопку, чтобы выключить автомобильную сигнализацию. Кто-то другой, должно быть, сделал это, а значит, нападающих больше двух. Лорен прижалась спиной к двери, надавливая на нее всем своим весом, и молилась, чтобы та, наконец, открылась. Она хотела сбежать больше всего на свете.

— Где он? — спросил блондин.

— Кто? — Лорен едва смогла выдавить из себя одно слово. Казалось, ее сердце подпрыгнуло так высоко, что оказалось в горле.

Белокурый мужчина перехватил ружье, взяв его одной рукой, и медленно двинулся в направлении Лорен. Он шел прямо на нее, и она не могла не заметить угрожающее выражение его лица.

— Держись от меня подальше! — голос Лорен стал громче и тверже. — Стой, где стоишь. Я не знаю тебя и всего лишь хочу уйти отсюда.

Блондин продолжал наступать. Сердце Лорен забилось чаще. Она попыталась закричать, напрягая горло и открывая рот, но у нее ничего не вышло.

— Где он? — блондин остановился в одном шаге от Лорен.

Она отметила, что он на добрый фут5 выше нее, и от этого почувствовала себя маленькой. Мужчина был широкоплечим, ростом приблизительно шесть футов и пять дюймов6, и черная одежда обтягивала мышцы рук. Было невозможно разглядеть часть лица, закрытую солнцезащитными очками, поэтому Лорен не смогла посмотреть незнакомцу в глаза. Это пугало, и от этого было еще страшнее ему противостоять.

Лорен сосредоточилась на лице блондина, отметив высокие скулы и квадратный подбородок. Черты его лица были грубыми, поэтому она предположила, что у него избыток тестостерона. Голос мужчины напоминал гравий — глубокий, грубый, и хриплый. Но стоило опустить взгляд на оружие в его руке, как Лорен уже не смогла отвести взгляд от этой странной вещи. Она сделает все, что велят эти люди, лишь бы пережить этот кошмар.

— Кто? Мистер Герберт? Я не знаю. Я сама его искала, — едва смогла прошептать она и понадеялась, что мужчина ее услышал. — Пожалуйста. Я хочу уйти.

Тишина оглушала, и Лорен, наконец, оторвала взгляд от оружия, чтобы посмотреть незнакомцу в лицо. Уголки его полных губ были опущены и возле рта появились морщинки. Впервые она заметила, что нос мужчины выглядит очень странно — не совсем плоским, но слегка приплюснутым, словно по нему ударяли много раз.

— Он зовет себя Брентом Сортом. Где он, черт возьми? Последний раз спрашиваю по-хорошему.

От удивления Лорен открыла рот.

— Вы ищете Брента?

Она посмотрела на блондина и на второго страшного парня. Ей не нравился Брент, но эти мужчины основательно вооружены и явно опасны. Ее коллега был крикливым идиотичным сексистом, считающим себя вправе оскорблять женщин и делать им пошлые замечания. У Лорен промелькнула догадка, что у него могут быть проблемы с азартными играми. Может эти двое — агенты по взысканию долгов от некоего букмекера вне закона? Кровь отхлынула от ее лица. Или, возможно, Брент торгует наркотиками. Он ездил на очень хорошем автомобиле и хвастался кучей женщин, побывавших в его постели, но ни одна бедняжка, которая добровольно легла с ним в кровать, не пошла бы на такое бесплатно. Брент был красив, но это лишь оболочка.

Это объясняло, почему Лорен оказалась в ловушке на складе с головорезами. Они ждали Брента. Она изучила стоящего перед ней ужасающего мужчину, и ясно увидела в нем наемную ходячую мышцу из мира криминала. «О, дерьмо! Я оказалась здесь вместо Брента». Ее страх ослаб, но не сильно. «Они должны отпустить меня», — Лорен понадеялась на это, полагая, что незнакомцы поняли — в их мышеловку попал кто-то невиновный.

— Произошла какая-то чрезвычайная ситуация. Мой босс вызвала меня и велела показать здание вместо Брента, — Лорен была горда, что ее голос почти вернулся к ней. — Теперь можно мне уйти? Вы ведь не интересуетесь покупкой склада, верно?

Блондин поджал губы и медленно поднял руку к уху, чтобы коснуться мочки.

— Повтори. Я не расслышал. Стальное покрытие глушит сигнал.

Темноволосый мужчина подвинулся ближе, и Лорен еще сильнее вжалась в дверь, поскольку стоило ей сосредоточиться на нем, как весь ее ужас вернулся. Эти парни могли бы быть близнецами, если судить по размеру их тел — оба высокие, широкоплечие и мускулистые. Хоть Лорен и не могла видеть глаза темноволосого незнакомца, она знала, что он смотрит на нее. Тем не менее, она даже не стала пытаться установить зрительный контакт, понимая бессмысленность этой затеи. Лорен уперлась взглядом в бетон под ногами и начала молиться. «Пожалуйста, сделай так, чтобы они отпустили меня. Пожалуйста, Боже».

— Лорен Хендерсон.

Когда темноволосый мужчина произнес ее имя, она подняла на него глаза. Он посмотрел на своего напарника и пожал плечами.

— У меня прекрасный слух. Ее зовут Лорен Хендерсон. Она работает в одной компании с целью.

Блондин повернул голову и сквозь темные очки смерил Лорен взглядом. Она снова сглотнула и кивнула.

— Я действительно работаю с Брентом, но близко мы не знакомы.

Факт, что они назвали Брента целью, не был хорошим знаком ни для ее коллеги, ни для нее самой. Колени Лорен задрожали вслед за руками. «Цель… Это означает, что они, вероятно, наемные убийцы. Иисусе! Кто такой Брент, гори он в аду?»

— Она — его подружка, — У темноволосого мужчины был такой же низкий голос, как у блондина, но не напоминал гравий.

— Я не встречаюсь с этим придурком. Клянусь. Я вообще ни с кем не встречаюсь, — нужно было убедить их в этом, иначе они могли бы вместо Брента покалечить ее. — Мне он даже не нравится. Он — урод.

Две пары скрытых солнцезащитными очками глаз были обращены к ней, и она чувствовала, что за ней наблюдают. Когда мужчины нахмурились, Лорен поняла, что они не поверили ее словам. Секунды шли мучительно медленно.

— Давайте будем рациональны, хорошо? — она набрала в легкие воздух. — Посмотрите на меня. Вы знаете Брента? Он предпочитает тощих высоких женщин. Я не такая. Он все время ходит в бары, а я даже не пью.

Лорен знала, что болтала лишнее, но в данный момент это ее не заботило. Она не хотела, чтобы ей сломали ноги в качестве предупреждения парню, которого у нее даже не было.

— Брент мне даже не нравится. Он грубый, и мы с ним не ладим. На прошлой неделе он пришел на работу и показывал на своем телефоне фотографии голых женских задниц, а когда я не оценила этого, он наговорил мне гадостей. Мне не нравится этот парень, а я не нравлюсь ему. Я не… — Лорен почти перешла на крик, — его девушка и не его друг! Я — просто идиотка, ответившая на звонок босса, который фактически заставил меня притащить сюда мой зад и показать этот склад! — она прикусила язык.

— Они спят вместе, — произнес темноволосый незнакомец. — Мы знаем Билла, — усмехнулся он, сверкнув белыми зубами.

— Да, — кивнул блондин. — Так и есть.

— Я не сплю с ним, — Лорен была потрясена. — Алло? Вы разве меня не слышали? Я не его тип, а он, безусловно, не мой! — лишь через несколько секунд до Лорен дошло, что мужчины назвали Брента другим именем, но они, вероятно, знали о нем больше нее. Это был промах, но она не собиралась указывать им на ошибку. — У меня есть вкус.

— У типажа Билла большая грудь, как у тебя, — блондин казался удивленным.

— Я уже долгое время ни с кем не спала, поверьте мне, — Лорен запнулась. — И уж точно не стала бы спать с этим придурком. Он мужик-шлюха и редкостная свинья. Я уже почти год ни с кем не встречаюсь. Серьезно. Мне не нравится Брент, Билл, или кто он там, безотносительно его имени.

— Почти год, ха? — темноволосый незнакомец перестал улыбаться. — Теперь я знаю, что ты лжешь.

— Но это правда, — покачала головой Лорен. — Я бы не подпустила его к себе на пушечный выстрел. Мы недолюбливаем друг друга. Мы даже не разговариваем без крайней необходимости. Я не знаю, о чем вы с ним хотите поговорить, но меня это не интересует. Пожалуйста, можно мне уйти? Пожалуйста? Если вы думаете, что я предупрежу его или что-то в этом роде, то я не сделаю этого. Клянусь. Можете забирать его. Заберите его, пожалуйста. Он — придурок, и он заслужил, чтобы ему сломали ноги или что там вы собрались сделать ему, чтобы получить свои деньги. Иногда мне жаль, что я не могу причинить ему боль, но зато вы сможете. Пожалуйста, можно я пойду?

— Как ты думаешь, кто мы такие? — блондин прикусил губу.

— Сборщики долгов? — с колотящимся сердцем она смотрела в его темные очки.

Другой засмеялся.

— Ты думаешь, что мы… — он смеялся все сильнее и повернулся к белокурому мужчине. — Она думает, что мы — наемные качки, как в тех фильмах, которые мы смотрели.

— Я не возражал бы сломать Биллу кости, — усмехнулся блондин. — Он действительно нам многое должен.

— И я сделал бы это бесплатно, — добавил второй.

Лорен прижалась спиной к двери, но не сдвинулась с места.

— Можно мне, пожалуйста-пожалуйста, уйти? Все мы считаем Билла куском дерьма. Думайте обо мне как о болельщице. Вперед, команда, избейте его! Сделайте В, сделайте Т, сделайте ЫК!

Две пары солнцезащитных очков повернулись к ней, и усмешки на лицах мужчин исчезли.

— Нет, — Темноволосый незнакомец потянулся к Лорен. — Ты пойдешь с нами.

Как только Лорен увидела, что к ней тянется затянутая в перчатку рука, она сделала выпад вперед и со всей силы толкнула потрясенного внезапным нападением блондина. Мужчина пошатнулся, и Лорен побежала к контейнерам. Добежав до одного из них, она наклонилась, чтобы снять туфли на каблуках, но стоило ей выпрямиться, как из-за угла выпрыгнул блондин и чуть не врезался в нее.

Страх подтолкнул Лорен развернуться, и бежать прочь от мужчины, пока она не столкнулась со вторым, который вышел из-за другого угла. Лорен едва не налетела на него, успев остановиться всего в нескольких дюймах от его тела. Она закричала от ужаса.

Даже не осознавая своих действий, Лорена кинула в лицо мужчины туфлю. Это дало возможность увернуться от тянущихся к ней рук, потому что ему пришлось закрыть ими лицо. Она побежала к дальней стене склада, держа в одной руке ключи, а в другой вторую туфлю.

— Оставьте меня в покое! — кричала на бегу Лорен.

Она увидела запасной выход и ускорилась. Лишь только появилась надежда выбраться с этого склада живой, как за ее спиной послышалось тяжелое дыхание, поскольку один из мужчин почти догнал ее. Лорен вскрикнула от испуга и проигнорировала то, как холодный бетонный пол царапает босые ноги.

Лорен не замедлялась, прекрасно понимая, что это роскошь, которую она не может себе позволить, и бросила на пол все, что держала в руках. Оставалось надеяться, что головорез споткнется об это. Она врезалась в дверь, выставив перед собой раскрытые ладони и добавив к ним вес тела в надежде, что замок не устоит под таким напором. Но дверь не поддалась. Лорен почувствовала, как ее грудь и одна сторона лица взорвались болью и внезапно посочувствовала жучкам, врезающимся в лобовое стекло автомобиля, поскольку сама только что пережила удар о твердый объект на полной скорости.

Две большие руки схватили Лорен за плечи, и ей удалось вдохнуть достаточно воздуха, чтобы закричать. Страх придавал ей сил и она, вцепившись в ручку, дергала ее снова и снова. Дверь не открывалась, и Лорен поняла, что по-прежнему в ловушке. Пытаясь вывернуться из держащих ее рук, она крутанулась на месте, но человек позади нее не позволил ей этого сделать. Лорен оглянулась на темноволосого мужчину, который ее поймал, и отчаянно пнула ногой, пытаясь попасть в его голень.

— Хватит! — он не говорил, а рычал. Это был страшный звук, который лишь заставил ее запаниковать сильнее.

Лорен пнула снова, но промахнулась. Этот мужчина умел двигаться быстро, убирая ноги подальше от нее, и она лишь задевала пальцами ног материал его штанов. Он прошипел ругательство, но затем, развернув ее лицом к себе, впечатал в стену с достаточной силой, чтобы выбить воздух из легких. Незнакомец переместил Лорен в своем захвате и крепче прижал к стене, одной рукой сжав шишечку волос на ее затылке, а другой подхватив под спину. Она боролась, но он был слишком силен.

— Замри, — потребовал он, — прежде чем поранишься. Я не хочу делать тебе больно.

Когда стало очевидно, что каждое движение приносит боль, Лорен прекратила бороться. Грудь была словно раздавлена, и это было очень неприятно, а из-за натяжения волос слепили слезы. Лорен закрыла глаза и попыталась успокоить свое рваное дыхание. Рука, держащая ее волосы, ослабила хватку и уже не причиняла боль, но пошевелиться Лорен все равно не могла.

— Где Брент?

— Я не знаю. Я же вам говорила. Я просто работаю с ним.

— Ты лжешь, — вздохнул темноволосый мужчина.

— Я не лгу.

— Ты только что сказала, что уже год ни с кем не встречалась. Это было ложью.

Она хотела впиться в него взглядом, но не могла повернуть голову, чтобы при этом не потянуть волосы.

— Это не ложь. Я долго не заводила отношений.

— Ты просто спишь с мужчинами? Сколько раз ты позволила Биллу прикасаться к тебе?

— Вы имеете в виду Брента? Я никогда не спала с ним! Я подобным не занимаюсь. Я говорю правду. Можете позвонить моему боссу. Она должна знать, где Брент. Я дам вам ее номер. Ее зовут…

— Хватит! — перебил он. — Похоже, ты не собираешься легко отказаться от него. Нам придется заставить тебя передумать.

Дверь рядом с ними открылась. В Лорен вспыхнула надежда, что ей сейчас помогут, но когда она увидела того, кто зашел, ее страх лишь увеличился. Лысый человек был одет точно так же, как и мужчины, которые ее поймали. Он придержал дверь, встав в проеме, и, встретив взгляд Лорен, нахмурился. Его ледяные голубые глаза прищурились.

На нем не было солнцезащитных очков, но ей внезапно стало жаль, что он их не надел. Она никогда прежде не видела подобных глаз — пугающих, странной формы и без намека на какое-либо выражение. По ее позвоночнику пробежала дрожь. Пристальный взгляд ледяных глаз, казалось, стал еще холоднее, и вошедший мужчина посмотрел на головореза позади Лорен. Когда он прервал зрительный контакт, ей удалось разглядеть его лицо, которое тоже было странным, но у нее не было времени, чтобы изучить его тщательно и понять, что с ним не так.

— Мы должны сейчас же уехать. Наш эскорт нервничает и грозит звонками. Заверните ее и двигайтесь.

Лорен снова закрыла глаза. «Завернуть меня? В смысле убить и завернуть мое тело в ковер?». Она хотела кричать, может даже плакать, но уж точно не умирать. Рука, сжимающая ее спину, ухватила материал рубашки, и мужчина отстранил Лорен от стены, вынуждая двигаться. Он по-прежнему держался за ее волосы, что было вдвойне неприятно и не оставляло шанса оттолкнуть похитителя.

— Иди через дверной проем и не борись со мной. Я не хочу вредить тебе, но сделаю это, если не выполнишь мой приказ. Ты пойдешь сама или мне придется тебя вырубить и понести.

Они могли увезти ее куда угодно, а у нее даже не было шанса сбежать. Головорез, державший ее, был огромен, настоящий культурист-фанатик. Лорен могла бы попытаться вырваться из его захвата на спине, но рука на волосах делала эту затею бессмысленной, чтобы даже думать об этом.

— Пожалуйста? — Лорен опустилась до мольбы.

— Тихо, — он понизил голос, наклонившись и почти касаясь губами ее уха. — С тобой ничего не случится, если будешь с нами сотрудничать. Даю тебе слово.

«Слово наемного убийцы. Да. Это успокаивает». Ей удалось воздержаться от фырканья из опасения, что он дернет за волосы, только чтобы показать ей ад. Он не отпустит ее, независимо от того, что она скажет или сделает.

На автостоянке на заднем дворе почти не было фонарей, и она освещалась еще хуже, чем та, на которой Лорен припарковала машину, но можно было легко разглядеть стоящий в десяти футах7 от здания большой черный фургон без номеров. Боковая дверь была открыта и, когда Лорен подвели к ней, волосы наконец-то выпустили.

— Залезай.

У Лорен не оставалось выбора, кроме как забраться в заднюю часть фургона вместе с держащим ее человеком. В салоне было настолько темно, что она не могла ничего разглядеть, но убежать не пыталась. Мужчина все еще находился слишком близко, его кулак крепко держал ее рубашку, и, когда похититель подтолкнул ее на выбранное им место, она плюхнулась на задницу.

Передняя дверь открылась. Посмотрев в ту сторону, Лорен разглядела голову водителя в черной шапке и лысину человека с ледяными глазами, забравшегося на пассажирское сидение. Он повернулся и уставился на двух парней в солнцезащитных очках.

— Закройте дверь и поедем. Он прислал другого вместо себя, но ответы мы сможем получить и от нее.

«Я ничего не знаю!». Но Лорен предпочла промолчать. Они, очевидно, не собирались верить ей. Теперь она действительно возненавидела Брента.

— Мы пошлем команду в его кондоминиум, — вздохнул блондин. — Это все, что мы можем сделать. Кто-то, должно быть, предупредил его. Хотя Билл не был уверен, раз послал ее.

— Или это так, или они хотели, чтобы мы от нее избавились, — Сказал темноволосый мужчина, который все еще держал рубашку Лорен. Затем он немного помолчал. — Женщина, ты случайно не была недавно беременна?

Потрясенная Лорен повернула голову. После того как двери закрылись, она не могла разглядеть его, но знала, где он находится.

— Нет. Я повторяю, я никогда не спала с Брентом, то есть с Биллом, или независимо от того, как вы его называете. Никогда.

— Возвращаемся, — прогрохотал темноволосый. — Мы заставим ее все рассказать, когда вернемся в штаб-квартиру, — Он сделал паузу. — Скажите Брассу, что она — наша единственная зацепка.

И тут Лорен поглотили ужас и паника.

Глава 2

Лорен предположила, что ее скоро убьют, ведь не зря она сидит прикованная к большому столу, похожему на часть меблировки морга. Стол мог наклоняться, имел крепежи с трех сторон, и прямо под ним на бетонном полу располагался слив. Стены были такими же мрачными, из темно-серого кирпича, и напоминали тюремные. В длинной комнате был один-единственный источник света примерно в восьми футах8 над головой Лорен. Находясь под землей, комната отлично вписывалась в теорию о морге.

Подошел блондин и прислонился к стене рядом с Лорен. Солнцезащитные очки все еще скрывали его глаза, но она знала, что он не в лучшем настроении, поскольку не переставал хмуриться с того самого момента, как ее завели в комнату.

— Как долго ты спала с Биллом?

Страх утих и теперь Лорен чувствовала сильное раздражение.

— Я еще раз повторяю, что никогда не спала со своим коллегой. Вы можете называть его любым именем, каким только захотите, но если говорите о Бренте Сорте, агенте по операциям с недвижимостью, то я никогда не прикасалась к нему.

— Где он?

Лорен глубоко вздохнула, искренне желая, чтобы блондин прекратил задавать одни и те же вопросы по несколько раз. С тех пор как она оказалась в этой комнате, он был единственным, кто говорил с нею. Она зевнула, ведь прошло, наверное, уже много часов.

— Я не знаю, — ее голос повысился, — я на самом деле не знаю. Ответ не изменится, независимо от того, сколько раз вы зададите один и тот же вопрос. Я, наверное, уже раз сто сказала, что не сплю с ним. Я даже не ходила с ним на свидание, и вижу его лицо только на работе. Я же говорю, позвоните моему боссу и спросите ее. Она должна знать, где он живет, поскольку это есть в личном деле сотрудника, — Лорен начала злиться на Мэл, пославшую ее в этот кошмар. — Идите и похитьте ее.

— О чем вы с ним говорите? — вздохнул мужчина.

— Ни о чем. Я не разговариваю с этим говнюком! Я устала, проголодалась, и хочу пойти домой. Я не знаю, где он, и сказала бы вам, если бы знала. Уж поверьте мне. Мы не друзья. Мы едва ли сказали друг другу два цензурных слова с тех пор, как я начала работать там три месяца назад. Я избегаю его, понятно? Он несдержанный и грубый. Примитивный. В офисе сыплет пошлыми шутками, что крайне непрофессионально, — Лорен была готова взорваться и глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. «Почему они не слушают ее?» — он посещает множество баров и хвастается всеми женщинами, которых там цепляет. Недавно он завел привычку делать на телефон неприличные фотографии всех этих дамочек и показывать их всему офису. Вот и все, что я знаю об этом парне. Я клянусь, что говорю вам правду.

Из угла вышел темноволосый мужчина, где тихо стоял с тех пор, как пристегнул ее наручниками к столу. Он нахмурился и, подойдя ближе, снял свой ремень и убрал оружие, но от этого не стал выглядеть менее угрожающе. Он остановился возле Лорен.

— Если ты не прекратишь защищать своего друга, все это может стать по-настоящему отвратительным. Он, очевидно, не заботится о том, что случится с тобой, иначе не послал бы тебя на свое место. Он, должно быть, подозревал, что это была ловушка, вот и не пошел туда, — похититель сделал паузу. — Что-то было не так, он понял это и оставил тебя без защиты. Ты понимаешь это, женщина?

— Прекратите так меня называть! — отрезала она. — Меня зовут Лорен, и на тот склад меня послала мой босс, Мэл Хэднер. Это все, что я знаю. Она позвонила мне на сотовый, когда я была в ресторане, и сказала, что у Брента возникла какая-то чрезвычайная ситуация. Сама она была занята и приказала показать здание вместо него. Я не хотела этого делать, но это моя работа. Я новенькая, ну и вы знаете, как это бывает — кто был нанят последним, тот идет первым. Мне нужна эта работа, поэтому мне ничего не оставалось, кроме как уйти из ресторана и оказаться здесь.

— Ты только что попалась на лжи, — губы мужчины скривились в гримасе отвращения. — Ты же говорила, что ни с кем не встречаешься. Или ты ела в одиночестве?

— Я обедала с другом.

— Ясно. Ты называешь мужчин, с которыми занимаешься сексом, друзьями? И сколько раз ты дружила с Биллом? — странный, животный звук вырвался из его горла. — Прекрати лгать. Ты — излюбленный типаж Билла. Мы опросили большинство из тех, с кем он спал, — мужчина, приблизившись к Лорен, немного наклонился, из-за темных очков его лицо казалось еще более злым. — Нас не одурачить так легко. Он не тот, кого стоит защищать, поскольку не из тех, кто защитит тебя. Он на свободе, а ты нет. Ты умная, но сейчас лишь вредишь себе.

— Я обедала со своей подругой Амандой. Не выворачивайте мои слова, и прекращайте обвинять в том, что я сплю с этим лузером. Повторю еще раз — он не мой тип. Я не приблизилась бы к нему на расстояние пушечного выстрела! — она поерзала на стуле и впилась взглядом в солнцезащитные очки, пытаясь подавить желание закричать от расстройства.

— Мы не освободим тебя, пока не схватим Билла. Уж это я тебе обещаю.

Лорен не сомневалась в этом, и верила ярости на его лице, от которой на нее волнами накатывал страх.

Они будут держать ее в заложниках, пока не найдут Брента. Это было ударом ниже пояса.

— Вы не можете этого сделать. Пожалуйста? Я просто хочу пойти домой. Если дело в деньгах, то скажите, сколько он должен. Я попытаюсь заплатить независимо от суммы, но пожалуйста, позвольте мне уйти!

Лорен почувствовала ужас, когда мужчина приблизился, но тут он внезапно отшатнулся.

— Я не могу, — зарычал он.

Она сглотнула, но блондин занял место возле нее и присел перед ее стулом.

— Теперь ты готова оплатить его долги, но продолжаешь утверждать, будто не спишь с ним? Ты плохая лгунья.

— Я не это имела в виду. Я боюсь, что вы не верите правде, и сделаю что угодно, все, что хотите, если позволите мне уйти.

— Он не должен нам денег.

Лорен потеряла последнюю надежду. Эти парни были преступниками, и, похоже, убьют ее.

— Вы неправильно поняли, — она уставилась на мужчину, пытаясь показать ему свою искренность, — единственная вещь, которую я сделала — это ответила на телефонный звонок, когда мой босс позвонила и приказала показать здание. Все именно так. Меня даже не заботит, что вы сделаете с Брентом. Я уверена, что он заслуживает этого, он — придурок, но я в этом не виновата.

— Ты обедала с Брентом? Если хочешь выбраться отсюда, скажи правду.

— Вы хотите, чтобы я лгала? Я буду. Я обедала со своей подругой Амандой, но скажу, что угодно, все, что вы хотите, если это осчастливит вас, и вы меня отпустите.

— Понятно, — глубоко вздохнул блондин.

— Теперь вы мне верите, правда? Я не сплю с Брентом.

Она не знала, что люди способны двигаться так быстро, как в тот момент этот мужчина. Лорен даже ахнуть не успела, а он уже схватил ее за талию и швырнул спиной на стол, натягивая наручники у нее над головой так, что те до боли впились в кожу.

Первобытный ужас прошел через все тело, а сердце пропустило удары в тот момент, когда мужчина склонился над нею. Под его весом стол наклонялся до тех пор, пока голова Лорен не оказалась выше ног. Большие сильные пальцы сжали ее челюсть, а другой рукой мужчина держал ее прижатой к столу. Из глубины его горла вырвался рык. Это было похоже на рычание злобной собаки.

— Мне надоело быть милым. Пытать женщину — не то, чего бы мне хотелось, но я сделаю это. Ты же видела слив на полу? Он нужен, чтобы легче избавиться от крови.

— Шэдоу, — темноволосый мужчина схватил напарника за плечо. — Я чувствую запах ее страха даже через вонь этих ужасных духов. Отвали. Ты высказал свою точку зрения, а теперь перегибаешь палку. Давай дадим ей время переварить информацию. Нам всем не помешает перерыв.

Блондин отошел от Лорен.

— Я сделал это, но ведь не причинил ей никакого вреда.

Он отпустил ее, и оба мужчины покинули комнату. Дверь громко хлопнула, щелкнул замок, и Лорен уставилась на желтый светильник над ее головой, чувствуя холод стола даже через одежду.

— О, мой Бог… — прошептала она. Они убьют ее и не поверят ни единому ее слову. Похоже, Брент задолжал мафии или что-то в этом роде. У этих парней есть комната для пыток, сконструированная таким образом, что после очередного убийства уборка не доставит особых хлопот.

Лорен покрутилась, пытаясь слезть со стола, но безуспешно. По его краям были бордюры, вероятно, чтобы препятствовать крови брызгать на стены. Сила тяжести надежно фиксировала Лорен на месте, как и наручники, удерживающие руки над головой. Лорен осмотрелась и отметила, что, если стол поставить вертикально, слив окажется прямо под ее ногами.

Дверь внезапно открылась. Лорен ахнула, повернула голову и уставилась на вошедшего в комнату лысого мужчину. В ярком, пробивавшемся из открытой двери, свете Лорен смогла разглядеть черты лица вошедшего. Они выглядели странно. Что-то было совершенно неправильно с его выпирающими широкими скулами, а ледяные глаза были такими же голубыми и холодными, какими она их помнила. Он все еще был в униформе, но, как и темноволосый мужчина, убрал свое оружие. Он скрестил руки на широкой груди, демонстрируя огромные бицепсы, обтянутый тканью рубашки, и наградил Лорен улыбкой, которая могла заморозить ад.

— Мне сказали, ты отказываешься говорить и защищаешь Билла. Они считают, что страх, вызванный ими, не сможет тебя сломить, — голос этого мужчины был грубым и скрипучим, подчеркивая ужасающую внешность. Лорен открыла рот, но не смогла издать ни звука. — Я не играю в игры и мне плевать, что пишут в буклете относительно тактики запугивания и допроса в целом. Я буду честен, — облизал он губы, — мы знаем, что ты — женщина Билла. Его запах на тебе говорит об этом. У Билла есть любимый аромат, которым ты пахнешь, — взгляд мужчины скользнул к груди Лорен. — У всех его женщин, как и у тебя, большая грудь, — он опустил руки вдоль тела, и пошел прямо на нее, пока не оказался возле стола. — Ты вся провоняла принадлежностью ему.

Лорен ничего не понимала, от страха ее мозг отказывался работать.

— Какой аромат?

— Твои духи. Такие не часто встретишь, и он дает их всем женщинам, с которыми ложится в постель. Эта вонь сбивает с толку наше обоняние, вероятно, поэтому он их и выбрал. Он хочет что-то скрыть от нас.

Лорен запаниковала, когда парень наклонился ближе, и его ладони опустились на стол в нескольких дюймах от ее талии, возвращая стол в горизонтальное положение. Лицо лысого мужчины приблизилось, и Лорен увидела в нем свою смерть. Этот парень, будучи невероятно сердитым, высказывал безумные предположения, суть которых Лорен не понимала, но, черт возьми, она была невиновна и никогда не спала с Брентом. Он был задницей, тщеславным придурком, и что касается ее парфюма…

— Я получила его во время обмена подарками на рождественской вечеринке, — затараторила она. — Возможно, Брент и был тем, кто купил эти духи. Я не знаю! Клянусь! Просто мне достался именно этот подарок. Нам всем сказали что-нибудь принести и положить под елку, не подписывая имен. Если это его любимые духи, и уж тем более если их трудно найти, то, должно быть, он и принес их. Я никогда не спала с этим человеком.

Мужчина медленно покачал лысой головой и, низко зарычав, наклонился так близко к Лорен, что она почувствовала на своем лице его дыхание. Он недавно пил кофе.

— Неправильный ответ. Ты скажешь мне, где он и поможешь найти его. Ты не представляешь, какого монстра защищаешь, маленькая женщина, — выплюнул он. — Он убивал, тех, кто был кому-то дорог, и мне тоже довелось познать потерю любимой. Я не нашел животное, убившее мою женщину, но буду мстить за других.

Лорен уставилась на разъяренного парня, который явно не контролировал свой гнев, и это пугало еще больше.

— Я не спала с Биллом! — завопила она прямо ему в лицо. — Независимо от того, насколько вы пытаетесь испугать меня, я все равно не спала с Биллом. Я никого не защищаю. Я не знаю, где он, иначе давно бы вам сказала!

Губы мужчины сжались в тонкую линию.

— Не говори, что я не предупреждал.

Лорен уже не пыталась сдерживать всхлипывания. Он собрался пытать ее? Бить? Если бы она знала, где Брент, то сказала бы ему в мгновение ока. Почему они не верят ей?

Руки мужчины внезапно сжали ткань ее юбки и с силой рванули в стороны. В голове Лорен звучал тревожный колокольчик, поскольку ее юбку разорвали одним движением снизу вверх, а лоскутья бросили на пол. Холодный воздух комнаты ударил по обнаженной коже бедер, ягодиц и нижней части живота. Лорен открыла рот, чтобы закричать.

Но в это же время мужчина, посмотрев ей в глаза своим ледяным взглядом, покачал головой, отдавая безмолвный приказ молчать. Лорен была так ошеломлена, что не издала ни звука и даже дышать не могла. Схватившись за полы ее рубашки, мужчина дернул ткань, обнажая Лорен до нижнего белья. Он отошел назад достаточно, чтобы пристальным взглядом сверху вниз окинуть тело Лорен, оценивая каждый его дюйм.

Она надеялась, что лысый мужчина просто пытается испугать ее. Лорен в ужасе следила за тем, как он потянулся к своей одежде, сорвал с груди жилет и бросил его на пол. Через секунду его свободного кроя рубашка уже лежала рядом с жилетом, сорванная с тела резким движением, от чего взгляду Лорен открылась обнаженная кожа и груда мышц, уверяющих, что парень многие годы провел в тюремном тренажерном зале.

— О, Боже, — выдохнула Лорен, сумев, наконец, сделать вдох, — не делай этого.

Мужчина поднял голову, яростно глядя на нее голубыми глазами, а пальцами расстегивая ремень на брюках.

— Где Билл?

— Я не знаю!

— Я покончу с твоей преданностью ему, — прорычал он. — Ты скажешь мне все, что я хочу знать. Не он теперь твой мужчина. А я. Меня зовут Вендженс, и теперь ты моя.

Он снял ремень. Лорен не знала, ударит ли ее Вендженс, но он всего лишь бросил его на пол. Когда же мужчина расстегнул ширинку, у Лорен не осталось никаких сомнений, что мужчина ее изнасилует. Закричав, она на маленьком пространстве стола попыталась откатиться в сторону. Чистая паника помогла найти силы, чтобы проигнорировать боль в запястьях от безумных рывков, заставляющих наручники впиваться в кожу.

Вендженс схватил Лорен за бедро и крепче прижал к плоскости стола. Ее голова опрокинулась в сторону. Мужчина сделал выпад вперед, к этому моменту уже успев расстегнуть штаны и приспустить их на бедра. Лорен увидела его член — то, что было невозможно не заметить, настолько тот был твердым и большим, а сам мужчина не носил нижнее белье. Из ее горла снова вырвался крик. Она подняла колени в тщетной попытке пнуть нападавшего.

Его вторая рука была теперь свободна, и он обеими руками вдавил бедра Лорен в поверхность стола, навалившись всем своим весом. Вендженс склонился над Лорен, их лица разделяло лишь несколько дюймов — голубые глаза оказались прямо перед ее взором.

— Не борись со мной. Ты больше не принадлежишь Биллу. Я не сделаю тебе больно, но тебе придется научиться наслаждаться моими прикосновениями.

Закрыв глаза, она вновь закричала.

Внезапно дверь распахнулась с такой силой, что ударилась об стену.

— Что происходит?

Услышав резкий низкий голос, Лорен распахнула глаза и повернула голову в сторону двери. В ее ночной кошмар ворвался темноволосый парень.

Он быстро подскочил к Вендженсу и, схватив его, отшвырнул от стола. Эти двое столкнулись лоб в лоб, а Лорен лежала, неспособная делать ничего, кроме как смотреть. Темноволосый парень встал между нею и голубоглазым мужчиной. Ростом он был выше и до сих пор не снял солнцезащитные очки.

— Рас, выметайся! Это больше не твое дело, — лысый мужчина пытался обойти второго и вернуться к Лорен.

— Ты не сделаешь это.

У темноволосого мужчины было имя — Рас. Сжав руки в кулаки, он снова двинулся, продолжая при этом стоять между Вендженсом и столом. Теперь Рас был без перчаток, и Лорен заметила смуглую кожу.

— Я не позволю тебе вредить ей. Мы не такие, как они. Мы готовы были лишь запугать ее, чтобы она начала говорить, но ты зашел слишком далеко.

— Она больше не станет его защищать, — прорычал лысый мужчина, — она ничего не рассказала, но передумает и поможет нам найти этого монстра. Уйди. Она — его женщина, а он должен нам жизнь. Я должен отомстить, Рас. Я требую ее. Она займет место моей убитой женщины.

Рас не сдвинулся с места.

— Она нам не враг. Ты не можешь взять ее, чтобы заменить потерянную тобой женщину. У тебя в голове все перепуталось. Я тоже их ненавижу. Я не могу смотреть на нее, не переживая снова и снова то, что со мной делали. У нее бледная кожа, мягкое тело, и я помню часы, проведенные под наркотиками, когда они насильно брали у меня образцы. У меня постоянно всплывают образы ей подобных. Я знаю, что ее вины здесь нет, и не буду вредить ей за то, в чем виноваты другие. Успокойся, Вендженс, — тот зарычал в ответ. — Я знаю, что такое гнев. Я тоже от него страдаю. Она не знает ни черта о том, кто такой на самом деле Билл, иначе не защищала бы его. Он притворяется, будто продает недвижимость, и она считает нас наемниками, выбивающими из людей деньги. Он послал ее вместо себя, полагая, что мы ее убьем. И если бы он хоть немного беспокоился о ней, то при любом раскладе не сделал бы этого.

— Я хочу ее. Она моя, — резко потребовал Вендженс.

Рас медленно двинулся в его сторону.

— Если ты сделаешь это, она тебя возненавидит. Я не позволю этому случиться. Мне хватило чувства вины, когда я был вынужден смотреть, как Шэдоу ее запугивает. Помнишь женщину, которая завладела твоим сердцем?

Лысый мужчина опустил голову, и его лицо исказилось от боли.

— Да.

— Эта женщина никогда не станет той. Она никогда не будет смотреть на тебя так, как смотрела твоя женщина, и не будет так же наслаждаться твоими прикосновениями. Ты не сможешь заставить ее испытывать те чувства, которые были к тебе у другой. Она никогда не сможет заменить ту, которую ты потерял.

Когда Вендженс поднял голову, по его лицу текли слезы.

— Я так по ней скучаю.

— Я знаю, — Рас протянулся и схватил его за плечи. — Мы найдем их всех, но не таким путем. Мы не причиняем боль женщинам. Одно дело использовать их собственные страхи, чтобы заставить говорить, но насильно спариваться с ними — это методы наших врагов, а не наши. Прогуляйся, позволь своему гневу остыть, и удовлетвори свои потребности. Это поможет.

Лысый мужчина наклонился, поднял с пола свою одежду и вылетел из комнаты. Лорен было неловко, больно и страшно. Очевидно, эти головорезы совершенно безумны. Рас медленно повернулся к ней, и она понятия не имела, что он планирует сделать.

— Ты в порядке?

— Нет, — теперь, когда опасность миновала, по лицу Лорен потекли горячие слезы.

Ее чуть не изнасиловали. Никто не смог бы быть в порядке после такого.

— Спокойно, — его голос понизился до хриплого шепота. — Я позабочусь о тебе.

Лорен не знала, хорошо это или нет. Может, этот бандит так называет убийство? Теперь она знала, что они на все способны. Рас шагнул ближе и издал странный тихий звук.

— Твои запястья кровоточат.

Наручники перестали натягиваться под весом Лорен, когда мужчина выровнял наклон стола. Теплые пальцы осторожно коснулись ее кожи возле ран на запястьях. Рас отстегнул наручники и помог освободиться от них.

Быстро опустив руки, Лорен прикрыла обтянутую тонким лифчиком грудь, и уставилась на нависшее над ней лицо. Она вздрогнула, когда мужчина снова потянулся к ней, но он лишь положил ладонь сзади ей на шею, помогая сесть.

— Я сейчас сниму свою рубашку, чтобы дать ее тебе. Не пугайся. Твоя одежда разорвана, и тебе, наверное, холодно, — он колебался. — У меня в комнате есть набор первой помощи. Там ничего плохого с тобой не случится, — Лорен всхлипнула, пытаясь сдержать слезы, от чего парень замялся. — Мне так жаль, — его голос вышел хриплым, в нем сквозило искреннее сожаление, но Лорен уже не знала чему верить, — это зашло слишком далеко. Мы просто пытались напугать тебя. Ты бы поверила худшему о нас и помогла определить местонахождение Билла. Никто, как предполагалось, реально не навредил бы тебе. Даже Шэдоу, переворачивая стол, боялся сделать тебе больно. Он подложил свои руки, чтобы ты не ударилась головой или не упала слишком резко. Твоя реакция так сильно взволновала меня, что я прекратил допрос. Я чуть не врезал ему, когда увидел твой страх. Ты такая маленькая, и мне очень жаль. Именно поэтому мы вышли. Мы обсуждали, как заставить тебя с нами сотрудничать, не используя страх.

Рас отошел, и Лорен обратила внимание, что он снял жилет, в который был одет до этого. Стянув через голову рубашку, Рас поправил очки, и Лорен задалась вопросом, зачем они нужны ему в помещении. Возможно, чтобы она впоследствии не смогла его опознать, и это дало надежду, что, может быть, ей удастся выйти из этого испытания живой. Конечно, она видела лицо лысого мужчины, и это плохо.

Но, так или иначе, Рас спас ее от ужасной судьбы. Это должно значить хоть что-нибудь, и он даже несколько раз извинился. Может, он был совестливым преступником, несмотря на свое ужасное прозвище? Это могло быть ей на руку. В голове Лорен начал формироваться план, и теперь ей нужно было заставить этого мужчину увидеть в ней человека. Однажды она читала, что если похититель начнет заботиться о жертве, шансы на выживание возрастают.

— Спасибо, — было непросто выдавить из себя это слово.

Лорен не могла не заметить, каким мускулистым был Рас. Не исключено, что он и Вендженс были соседями по камере, так как оба, казалось, провели много времени, качая мышцы. Такую мышечную массу иначе не набрать. Рас выворачивал рубашку, и Лорен не могла не отметить его плоский живот с шестью кубиками пресса. Посмотрев, как при каждом движении рук Раса под кожей играют мышцы, Лорен задрожала. О нет, она не будет той, кто предложит ему бросить мир криминала ради соревнований по бодибилдингу. Хотя он, скорее всего, выиграл бы их.

Рас протянул ей свою рубашку.

— Возьми, женщина. Пожалуйста, разреши мне помочь тебе. Я хочу успокоить твои страхи.

— Меня зовут Лорен, — дрожащими руками она взяла из его рук рубашку. Лорен надела ее, отметив, что та все еще хранит тепло тела Раса и пахнет его мужским ароматом, но, обратив внимание, насколько вещь ей велика, начала подрагивать. Это подчеркивало, насколько Рас крупнее, а ведь Лорен не была маленькой. Она одернула рубашку, чтобы скрыть от его взгляда свое тело.

— Разреши мне помочь тебе.

Лорен замерла, когда он, стараясь не прикасаться к травмированным запястьям, медленно закатал длинные рукава и подвернул их почти до локтей. Раны были маленькие, и теперь они, по крайней мере, не смогли бы запачкать рубашку.

— Ты босая, а пол холодный. Не пугайся. Со мной ты в безопасности, — это было единственным предупреждением, прежде чем мужчина подхватил Лорен на руки и, прижав к горячей груди, повернулся к двери и вынес в прихожую. Лорен стойко держала язык за зубами, не вступая в споры и старательно подавляя страх.

«Будь любезна с похитителем, и, может быть, похититель будет любезен с тобой».

Рас был в ярости все то время, пока нес женщину по коридору в свою комнату. Он был рад, что решил проверить Лорен и смог услышать крики. Его итак изводило чувство вины, когда Шэдоу использовал ее предположения и страхи против нее самой. Перепуганных людей проще допрашивать, но было тяжело видеть, как женщина время от времени начинала дрожать.

Но от поступка Вендженса кровь Раса просто вскипела. Мужчина не может насильно брать женщину и заставлять принадлежать ему. Почему Вендженс этого не понимает? Возможно, его не стоило назначать на эту миссию. Тот факт, что Вен сорвал с женщины одежду и из-за него у нее появились раны, вызывал навязчивое желание избить его. Никто не смеет причинять женщинам боль. Сделав глубокий вдох, Рас сдержал рычание. Эта женщина настолько мягкая и так хорошо пахнет, что чувствовать ее в своих руках заводило, особенно когда она положила щеку ему на грудь. Шелковистые волосы немного щекотали кожу, и Расу пришлось впиться клыками в нижнюю губу. Последнее, в чем она нуждалась — понять, как на него действует и еще больше испугаться. Расу было неловко, что она так сильно его привлекает.

С женщиной на руках было непросто открыть дверь, но Рас, распахнув ее ударом ноги, повернулся боком и занес Лорен внутрь. Вторым пинком Рас закрыл за собой дверь. Он окинул взглядом комнату, которая представляла собой унылую картину — квадратное помещение с кирпичными стенами и бетонным полом, а из всех вещей, которые он мог назвать своими, были только кровать с тумбочкой, и ванная. Рас аккуратно положил женщину на матрас и убрал руки, сожалея, что одеяло на кровати не достаточно мягкое.

— Побудь здесь.

Большие голубые глаза смотрели на него с трепетом, и вина вспыхнула с удвоенной силой. Лорен была такой маленькой и гораздо мягче женщин, к которым он привык. Очевидно, она совершенно не привыкла к подобного рода встряскам. Руки женщины дрожали, когда она одергивала рубашку, пытаясь скрыть синие трусики и оголенную кожу бедер сливочного цвета. Маленькая женщина смотрела на Раса, словно боясь, что он в любую секунду может на нее наброситься. Рас прекрасно понимал, что после поступка Вендженса, это не просто игра воображения.

— Спокойно, — напевал он, пятясь от нее и стараясь не выглядеть угрожающе. — Не убегай. Сбежать не получится, и там Вендженс, — Расу очень не хотелось использовать эту угрозу, но он полагал, что она сработает. И то, как глаза женщины расширились от ужаса, заверило его, что так оно и есть. — Я принесу аптечку и обработаю твои раны.

Развернувшись, Рас быстрым шагом пошел в ванную и включил свет. Аптечка представляла собой белую коробку с нарисованным на ней красным крестом и висела на крючке с обратной стороны двери. Пока Рас отсутствовал, Лорен не пыталась сбежать. Она сидела все там же, куда он ее посадил, и обхватила себя руками.

Стоило Расу присесть перед Лорен, как та начала ерзать. Его сердце сжималось от того, как старательно она пыталась закрыться, но ей нужна была медицинская помощь. Команда Тима не вернется до самого утра, а значит, придется самому ухаживать за женщиной. Брасс этажом выше разговаривал по телефону с Джастисом, а Шэдоу ужинал на кухне. И уж точно Рас не позволил бы Вендженсу снова приблизиться к Лорен.

Он положил аптечку на пол, открыл ее и попытался проигнорировать, как тело реагирует на ее близость. В голове проносились кадры с похожими на нее обнаженными человеческими женщинами. Через разум Раса несся целый поток кадров из фильмов, где эти женщины касались своих тел. Рычание зародилось в его горле, и он едва сумел его сдержать. Страх набирал обороты. Рас тренировался реагировать на человеческих женщин адекватно, но не был уверен, может ли доверять себе, находясь рядом с одной из них.

— Позволь мне посмотреть твои запястья, — он вздрогнул, когда его голос прозвучал грубее, чем планировалось.

Лорен настороженно отвела руки от своего тела и показала их Расу. Раны оказались не глубокими, просто царапины. Он почувствовал облегчение, поскольку ей не потребуется помощи больше той, которую он может оказать. Расу потребовалось некоторое время, чтобы распаковать комплект первой помощи и достать все необходимое, борясь при этом с желанием, вспыхнувшим от близости этой женщины.

— Ты здесь живешь? — она огляделась.

— Да.

От Раса не ускользнуло, как Лорен прикусила нижнюю губу. На него нахлынули воспоминания о других женщинах, которые делали то же самое и стонали. Они мяли руками свои груди и прикасались к кискам. Кровь моментально прилила к члену, сердце бешено заколотилось, а воздух застыл в легких. Лишь голос Лорен заставлял Раса концентрироваться на чем-то, кроме реакций собственного тела на ретроспективные кадры в голове.

— Почему? Я имею в виду, мы же под землей, верно?

Рас отказался отвечать. Он открыл бутылку со спиртом и вытащил из упаковки ватный тампон.

— Может немного щипать.

Лорен издала тихий невнятный звук и неосознанно задержала дыхание, когда Рас прижал пропитанный спиртом тампон к одной из самых глубоких царапин. Вспомнив то, что видел по телевизору, когда с его помощью пытался ознакомиться с внешним миром, Рас наклонился и подул на запястье Лорен, как мать дула на ранку своего ребенка.

— Так лучше?

— Спасибо. Да.

Быстро обработав и перевязав оба ее запястья, он убрал медикаменты, закрыл крышку аптечки и встал. Аромат Лорен сводил его с ума, поэтому Рас просто хотел оказаться от нее как можно дальше.

Он остановился перед дверью ванной и, оглянувшись на Лорен, поймал ее взгляд, поскольку она тоже смотрела на Раса. У нее было привлекательное лицо в форме сердечка, странный, но милый нос, и она, казалось, имела привычку кусать нижнюю губу.

— Я не буду обращаться в полицию. Сейчас я хочу всего лишь покончить с недоразумениями. Мне все равно, что вы сделаете с, как бишь его там… Это вообще не мое дело, но я очень хочу остаться в живых. Скажите, что для этого нужно. Вы хотите, чтобы я подписала показания под присягой или как-то иначе доказала, что не пойду к полицейским? Я сделаю это.

— Я и не беспокоюсь, что ты сдашь нас полиции.

Для Раса стало настоящим потрясением, когда из ее глаз хлынули слезы и потекли по щекам. Лорен не пыталась их вытереть. Он неуверенно шагнул в ее сторону, беспокоясь, что перевязка ран прошла для нее болезненнее, чем казалось. Но следующие слова Лорен заставили его замереть на месте.

— Я сделаю все, что вы хотите, но, пожалуйста, не убивайте меня. У меня есть целый список дел, которые я хочу сделать, прежде чем умру, и я еще ничего из этого списка не сделала.

— Я не собираюсь причинять тебе боль.

— Ну конечно. Именно поэтому и скрываешь свое лицо, — она указала на Раса пальцем. — Тебе просто нужно удостовериться, что я не увижу твоих глаз. Это, наверное, должно напугать меня еще больше, и это работает! Может, для тебя это какое-то извращенное развлечение, но для меня — нет. Я голодная, уставшая, и мне страшно. У тебя вообще нет сердца, да? — Лорен подняла руку и вытерла слезы.

— Если я их сниму, ты испугаешься. Мои намерения противоположны. Очки нужны, чтобы ты чувствовала себя со мной более непринужденно.

— Грандиозный провал.

Рас замялся.

— Только не пугайся. Клянусь, я не сделаю тебе больно. Люди нас боятся.

Ее глаза расширились.

— Люди? Кем ты работаешь? Ты иностранец? — Лорен нахмурилась. — Дерьмо. Ты тоже чокнутый? Реально? Твою мать.

Рас потянулся к очкам и, медленно сняв их, спокойно смотрел, как она побледнела. Ее рот открылся, потом закрылся, но она не издала ни звука. То, что Лорен не кричит, Рас счел добрым знаком.

Глава 3

Лорен понимала, что откровенно разглядывает Раса. Его глаза выглядели странно. Она сложила в уме все факты воедино, и тут же ее озарило, почему черты его лица выглядят такими мужественными.

— О, Боже.

— Не пугайся.

«Он шутит?». Лорен почувствовала облегчение, и страх начал отступать.

— Так вы не бывшие заключенные, работающий на мафию, вы — Новые Виды, да?

Рас резко кивнул.

— Вы выбираете себе странные прозвища, которые становятся вашими именами!

— Да, — его губы дрогнули. — И я не считаю наши имена странными.

— Большинство мужчин зовут Джо или Ральф, но я не должна была использовать слово «странные». Я знаю, что у Новых Видов такие имена как Джастис и Фьюри. Я видела этих мужчин по телевизору, и слышала или читала где-то, что вы выбираете слова, имеющие для вас какое-то значение. Получается, вы действительно Новые Виды. Я никогда лично не встречала ни одного.

— Я — Новый Вид.

— Не знала, что кто-либо из вас так коротко стрижется. Я должна была сразу понять, как только увидела ваши скулы и эти носы… Проклятье. Я не смогла сопоставить факты и теперь чувствую себя такой глупой. Просто у лысого глаза и правда странные, но он совсем не похож на тебя, — глаза Раса расширились и он казался смущенным. — Поверить не могу, что нахожусь в одной комнате с Новым Видом, — Лорен немного покраснела, понимая, что, похоже, выглядит сейчас немного чокнутой, но она всегда горячо поддерживала Новые Виды. — Мы с моей лучшей подругой, ну, в общем, мы следили за новостями с того самого момента, как вас освободили из первого центра тестирования.

Она встала и сделала несколько неуверенных шагов в сторону Раса, но резко остановилась, когда до нее дошло, что, возможно, это не самая лучшая идея. Именно сейчас Лорен вспомнила, что Новые Виды могут быть опасны для своих врагов. Ее глаза расширились.

— Брент работал на Мерсил? Поэтому вы его разыскиваете?

— Да, — Рас поджал губы.

— Вот сукин сын! — он в ответ лишь выгнул брови. — Извини, — она попыталась понизить голос. — Он мне очень не нравится. Он — хрен, относится к женщинам как к дерьму, и тянет на десятку по шкале «фууууу», — Лорен оказалась в одной комнате с самым настоящим Новым Видом и была по этому поводу очень взволнована.

Новые Виды так сильно пострадали. Их создала фармацевтическая компания, решившая скрестить ДНК человека с ДНК различных животных. Промышленная компания Мерсил Индастрис использовала Новых Видов в качестве подопытных, держала в клетках, подвергала пыткам, и относилась как к зверям.

Лорен попыталась разобраться в своих эмоциях и взять их под контроль. Эти мужчины охотятся на Брента, поскольку он — задница, помогавшая держать их в плену. Слова Вендженса, наконец, обрели некий смысл, и Лорен побледнела.

— Брент виновен в смерти подруги того лысого мужчины? Одной из ваших женщин?

Рас замялся.

— Билл работал на Мерсил Индастрис и не достоин твоей защиты. Ты знаешь, что Мерсил использовали наш вид для своих экспериментов. Нас создали, чтобы проводить незаконные тестирования. Билл работал на них и издевался над многими моими людьми. Он любил причинять нам боль. Вендженс так разгневан, потому что в процессе продолжительного теста на размножение был в паре с одной из наших женщин. Он соединился с ней, но, когда тест закончился, ее решили забрать у него. Началась драка, и технический персонал в наказание за сопротивление убил его женщину. Вендженс всего лишь пытался ее защитить. Билл не убивал ту женщину, но он убил женщину другого мужчины. Билл напоминает Вендженсу обо всем, что он потерял.

Лорен пребывала в шоке и ужасе. Она знала, что Мерсил творили с Новыми Видами ужасные вещи, но ни разу не слышала, чтобы они убивали своих жертв.

— Брент кого-то убил? — Лорен озадаченно покачала головой. — Вы точно уверены, что ищите того самого парня? Я имею в виду… — она продолжала качать головой. — Он — придурок и задница, но никогда бы не подумала, что он — воплощение зла.

— Мы ищем нужного мужчину, Лорен. Я говорю тебе правду. Он занимался тем, что подвергал пыткам мой вид в том центре, где работал. Он на глазах мужчины жестоко изнасиловал женщину и перерезал ей горло лишь за то, что тот отказался участвовать в тесте на размножение. Мужчина, женщина которого была убита, наряду с другими жертвами из того центра опознали Билла по фотографии, которую мы сумели найти. Та женщина не была единственной, кого он изнасиловал. Также он любил избивать мужчин, пока те были прикованы цепями и беспомощны, — голос Раса постепенно превращался в рык. — Он обязан заплатить за свои преступления, и он один из тех, кого мы хотим поймать больше всего.

Для Лорен было за гранью ужаса слышать, что парень, с которым она работала, был способен на такие чудовищные злодеяния, но она верила Расу. По ее спине пробежал холодок, и она, сделав шаг к кровати, с размаху на нее села. Теперь, когда Лорен узнала, каким мерзким был Брент, ее ноги подкашивались лишь от мысли, сколько раз она с ним разговаривала, не зная, с кем имеет дело. Она даже жалобу подала их боссу из-за его грубого поведения. А ведь Брент мог убить из мести.

— Мне жаль, что Вендженс так себя повел по отношению к тебе. Он считает тебя женщиной Билла. Его женщину убили у него на глазах, и эта боль смешалась с гневом от утраты, что несколько свело Вендженса с ума. Мы не нашли и не опознали мужчину, убившего его женщину, но Билл настолько на него похож, что Вендженс принял эту миссию близко к сердцу. Я приношу извинения. Подобное больше не повторится. Тебе никто не должен был вредить. Ты решила, что мы похожи на тех мужчин из фильмов о криминале, вот и позволили тебе в это поверить. Мы не бьем и не мучаем женщин, но решили использовать твой собственный страх, чтобы заставить тебя говорить. Мы просто играли ту роль, которую ты ожидала.

Лорен все еще потряхивало от того факта, что она работала с насильником и убийцей.

— Теперь мне все ясно и я сочувствую Вендженсу, после того как узнала, почему он так ужасно себя вел. Я его не оправдываю, но понимаю, — она обхватила себя руками и всмотрелась в мужчину Новых Видов. — Я понятия не имела, кто такой Брент на самом деле, но сделаю все, чтобы помочь вам найти этот кусок дерьма. Правда. Знаю, что вы, парни, думаете, будто я с ним сплю, но мой вкус гораздо лучше. Он — придурок.

— Насколько хорошо ты знаешь Билла?

— Я знаю его как Брента. Все мои слова о том, что он мне только коллега — правда. Я устроилась на эту работу три месяца назад, и невзлюбила его с самого начала. Вендженс сказал, что я пахну духами, которые предпочитает Брент, и что это редкий аромат, но я получила их на рождественской вечеринке во время обмена подарками. Должно быть, это тот, что принес Брент. Я вот принесла мужской одеколон. Покупать такие вещи — обычное дело.

— Мы говорили со многими женщинами из числа тех, с кем Билл встречался и спал. Он предпочитает, чтобы женщины пользовались именно этими духами, и покупает им именно их. Духи запутывают наше обоняние. Мы не учуяли на тебе запаха секса или хотя бы аромата мужчины, но не можем сказать наверняка. Я могу учуять слабый аромат другой женщины. Ты обнимала ее или прикасалась к ней?

— Ничего себе. У вас действительно острый нюх, да? Я читала об этом. Я обняла свою подругу Аманду, когда мы встретились за ужином, а запах секса на мне ты при всем желании не учуешь, — Лорен покраснела от мысли, насколько хорошо Рас может чувствовать ее запах, и понадеялась, что дезодорант справляется со своей задачей так же, как обещано в рекламе.

— Ты — его тип, — Рас внимательно рассматривал ее тело. — Он когда-либо предлагал тебе секс?

Лорен замялась.

— В первую неделю на работе у нас был инцидент.

— Объясни, что ты понимаешь под инцидентом.

Лорен вздохнула.

— Я наклонилась к столу, чтобы взять телефон. Он проходил мимо и шлепнул меня по заднице, при этом отпустив пошлый комментарий, причем шлепок оказался достаточно болезненным, ну я и разозлилась. Я угрожала отправиться в суд с обвинениями в сексуальном домогательстве и устроила скандал. Мы пересекаемся в офисе, но наше общение как минимум напряженное. Сейчас он взял моду делать на свой сотовый фотографии разных частей тела голых женщин, и всем их показывать. Это отвратительно.

— Он хотел тебя, но тебя это не заинтересовало, — кивнул Рас. — Он изо всех сил старается разозлить тебя?

— Я готова поклясться, что он порой именно так и делает, но не могу ничего доказать. Иначе я бы добилась его увольнения. По словам Мэл, нашего босса, проблема лишь в том, что мы очень разные люди, и мне нужно постараться с ним ладить. А я просто не могу.

Рас подошел ближе.

— Вендженс не поверил тебе из-за того, как ты выглядишь и как пахнешь. Ты солгала ему о том, что долгое время не занималась сексом, вот он и отказался верить тебе в остальном.

— Я не лгала об этом.

Рас нахмурился и прищурил глаза, которые были округлой формы и немного раскосые в уголках, что придавало им экзотичности. Радужки были темно-карие, почти черные. Его немного приплюснутый нос дернулся.

— Даже я этому не верю. У тебя соблазнительное тело, притягивающее взгляд, поэтому мужчины захотят прикасаться к нему и будут часто предлагать заняться сексом.

— Ну, я не хочу, чтобы ко мне прикасались, — Лорен, нахмурившись, смотрела на Раса. — Мои последние отношения были более чем ужасны. Ты знаешь, кто такой сталкер?

— Нет, — ответил Рас после небольшой заминки.

— Я встречалась с парнем около полугода, и считала его хорошим. Мы начали жить вместе, но он стал странным. Он не унижал меня и не бил, но вел себя реально жутко и, когда все стало совсем плохо, я от него съехала. Он начал преследовать меня. Он следовал за мной, куда бы я ни шла, писал угрозы на моей двери, и мне, в конце концов, пришлось обратиться в суд, чтобы ему запретили ко мне приближаться. У меня не оставалось другого выхода, кроме как обратиться в полицию, иначе он не оставил бы меня в покое. Это был неудачный опыт, и с тех пор я ни с кем не встречаюсь. Я думала, что этот парень адекватен, но у меня, очевидно, дурной вкус по части мужчин. С тех пор я не встретила никого, кто бы стоил того, чтобы рискнуть.

— Что именно было жутким и странным?

Лорен замялась.

— Ну, например, я пришла домой, а он ходил в моем нижнем белье, — скривилась она. — В одних моих трусах. Он взял свой ремень и сказал, что хочет меня отшлепать. Вот после этого я и съехала. Жуткий, странный, отчасти страшный тип. Я не увлекаюсь парнями, которые носят женские трусики, и уж точно не хочу быть отшлепанной.

— Мужчины — фрики, — кивнул Рас.

Лорен улыбнулась.

— Некоторые из них, и я нашла такого, который отвадил меня ото всех. А затем я узнала, что в то время как мы жили вместе, он спал с другой женщиной. Он сказал мне это, пытаясь задеть мое самолюбие, и я думаю, он верил, будто я настолько ревнивая, что захочу его вернуть. А я лишь чувствовала жалость к этой женщине и была счастлива, что мы с ним больше не вместе.

Рас выглядел немного удивленным.

— Что ты знаешь про Билла?

— То, что я говорила. Знаю, что он ходит по барам и хвастается на работе, как легко цепляет женщин. Он привлекателен, пока не откроет рот.

Рас усмехнулся.

— Ты не в курсе, про какие бары он говорил?

Лорен пожала плечами, но тут же кое-что вспомнила.

— Я не знаю, где он живет, но он как-то упоминал, что на углу его дома есть один, в который он часто ходит. Брент кому-то рассказывал, что он, таким образом, может пить сколько угодно и не волноваться по поводу ВСО, так как добирается туда и обратно на своих двоих.

— Что такое ВСО?

— Вождение в состоянии алкогольного опьянения. Надо думать, он сильно напивается. А садиться за руль после этого незаконно.

— У меня есть его адрес, и мы сможем вычислить бар. Спасибо.

— Я могу у тебя кое-что спросить?

Рас ничего не ответил, и Лорен решила, что молчание отказом не считается.

— Исходя из того, что я когда-либо слышала или читала о Новых Видах, все вы живете в ОНВ Хоумленд или ОНВ Резервации. Но ты здесь. Почему?

Рас вздохнул.

— Несмотря на то, что нам опасно покидать пределы ОНВ, некоторые из нас хотят найти мучивших нас людей. Билл на самом верху списка тех, кого мы разыскиваем. Мы поймаем их и либо заставим заплатить за их преступления, либо убьем. Будут они жить или умрут зависит от их готовности сдаться. Мы собрали небольшую команду с целью определить их местонахождение и выследить. Также мы сотрудничаем с группой людей, работающих на ОНВ, но прямо сейчас их здесь нет. Это штаб-квартира их целевой группы, а живут они в другом месте. Селиться с ними для нас небезопасно, поэтому мы остаемся в этом подвале. Это совместная миссия ОНВ и правительства.

— Я не слышала о целевой группе, но хорошо, что она есть и помогает найти тех, кто вас мучил, — Лорен помедлила. — Я на вашей стороне и хочу, чтобы Брента арестовали, ну, я имею в виду Билла. Теперь, когда мы все выяснили, я могу пойти домой?

Рас медленно покачал головой.

— Ты знаешь, кто мы и то, что ищем Билла, а значит, можешь предупредить его. Даже если ты этого не сделаешь, можешь случайно нас выдать, посмотрев на него как-нибудь иначе, ведь теперь знаешь его истинное лицо. Тебе придется остаться здесь, пока он не будет захвачен или убит.

— Но что, если на это уйдут дни? Или недели? Что, если вы никогда его не найдете? У меня есть жизнь, работа и счета, которые нужно оплачивать. У меня есть планы пойти завтра в кино с Амандой. Я не могу остаться здесь.

— Мне правда очень жаль, но поймать Билла важнее, — в очередной раз нахмурился Рас.

— Вы должны отпустить меня. Что если, ну… Вендженс снова придет за мной? — Лорен чувствовала, как ее охватывает ужас при воспоминании о том, что Вендженс чуть не сделал с ней в комнате для допросов. Понятное дело, у парня открутились некоторые винты, но он выбрал именно Лорен, чтобы их вкрутить. — Он пугает меня.

Рас подошел ближе.

— Я еще раз приношу извинения за то, что он попытался сделать. Все потому, что он страдает из-за утраты любимой женщины. Вендженс больше не сделает ничего подобного, он понял, насколько неправильно позволять гневу и горю брать над собой верх. Клянусь, здесь никто не возьмет тебя в пару силой.

— В пару силой?

— Говоря на твоем языке, это значит стать заложницей одного мужчины на всю оставшуюся жизнь… и изнасилование.

Лорен обмерла от шока. Рас спас ее. Она не боялась его и на самом деле понимала, почему они хотят держать ее здесь. Просто Лорен была с этим не согласна. Ни за что на свете она не стала бы предупреждать Брента о том, что его дни на свободе сочтены. Если Брента запрут до конца его жизни, то это станет огромной услугой всем женщинам в мире. Этот парень опасен.

Подойдя к комоду, Рас открыл один из ящиков, достал тренировочные штаны и приблизился к Лорен. Она не испугалась и даже не напряглась, когда он протянул их ей.

— Почему бы тебе не надеть это? У тебя наверняка мерзнут ноги. Здесь прохладно, а твоя юбка порвана. Я отведу тебя на кухню и покормлю. У тебя от голода в животе урчит. — «Он может услышать это? Ничего себе». Мало того, что у Раса супер-обоняние, но и его слух, похоже, ничуть не хуже. Лорен приняла из его рук штаны и, когда Рас отошел, поднялась с кровати. — Можешь воспользоваться моей ванной.

Человеческая женщина заинтриговала Раса. Он очень хотел верить, что она непричастна к преступлениям и никак не связана с Биллом. Сама мысль о том, что этот монстр прикоснулся к кому-то столь невинному, приводила в ярость.

То насилие, которое чуть не совершил Вендженс, повергло ее в шок, но это мелочь по сравнению с деяниями Билла. Тот не просто угрожал женщинам в центре тестирования, не просто наказывал, он нападал на них и использовал ради сексуального удовлетворения. И делал это лишь для того, чтобы причинять боль.

Лорен вызвала у Раса эмоции, которые заставили его почувствовать неуверенность. Она не кричала, когда он показал свое истинное лицо, а, казалось, наоборот испытала облегчение. То, что Рас является Новым Видом, было для нее предпочтительнее, чем если бы он был качком-мафиози. Она с радостью приняла его происхождение.

Рас чувствовал ее мягкость, хрупкость и миниатюрность, когда нес в комнату в колыбели своих рук. Это пробудило к жизни его защитные инстинкты. Лорен Хендерсон была большой проблемой в маленькой упаковке. Податливая, обольстительная, она манила узнать ее ближе, но это не было тем любопытством, удовлетворить которое Рас не мог себе позволить.

Он был жертвой насилия с израненной душой, а человеческие женщины стали его персональным спусковым механизмом. Но эта маленькая женщина пробуждала желания, способные растопить внутри него холод. Животные инстинкты были той частью Раса, которой он пытался управлять, но сейчас они рвались на свободу. Он хотел эту женщину, но должен сопротивляться подобным желаниям. Прислушиваясь к звукам, доносившимся из ванной, Рас ждал в спальне. Он накормит Лорен, будет защищать от Вендженса, и постарается сосредоточиться на этих простых вещах, вместо того, чтобы поддаться искушению, снова прижаться к ее телу, и позволить своей крови вскипеть.

Ванная была крошечной — только унитаз, раковина и душевая кабина. Здесь находилось все, что нужно, но не было ни капли уюта, и Лорен стало немного грустно, ведь Рас живет в месте, которое никак нельзя назвать домом.

Штаны Раса были просто гигантскими и к тому же невероятно длинными, поэтому Лорен пришлось закатать их, чтобы не спотыкаться о волочащиеся по полу штанины. Воспользовавшись туалетом, она вымыла лицо и руки и открыла дверь ванной.

Рас сидел на краю кровати, заслоняя своим большим телом длинный односпальный матрас. Быстро поднявшись на ноги, он внимательно осмотрел Лорен, а затем, нахмурившись, снова открыл комод и протянул ей пару плотных белых носков.

— Твои ноги наверняка замерзли.

Такое беспокойство согрело ее сердце, от чего симпатия к Расу лишь возросла. После того как Лорен считала этого крупного парня бывшим заключенным и преступником, больше всего радовалась тому, что ошибалась на его счет. Теперь же Рас ни капельки не пугал ее, а его беспокойство о том, чтобы она не простудилась, стоя босиком на бетонном полу, было по-настоящему милым. Лорен надела носки и закатала их, как до этого поступила со штанами. Один взгляд на ботинки Раса дал понять, что у парня невероятно огромные ноги, поэтому если как следует натянуть носки, то у нее будут гольфы.

Рас ждал Лорен у двери.

— Пойдем со мной. На этом этаже расположена небольшая кухня, которой мы пользуемся, и там есть сэндвичи и газировка. А еще жареный картофель. Извини, конечно, но, пока не доставят завтрак, это все, что я могу предложить. Я позвоню и попрошу, чтобы тебе привезли приготовленное мясо.

— Приготовленное мясо? — Лорен подошла к нему.

— Мы не любим есть мясо полностью прожаренным. Просто иссушаем внешнюю сторону стейка, и оставляем его сырым внутри, — Рас внимательно следил за реакцией Лорен. — Не думаю, что тебе понравится наша утренняя трапеза, но я попрошу, чтобы для тебя приготовили и привезли человеческую еду.

— Я не могу остаться здесь до утра. Я прекрасно понимаю, почему вы не хотите отпускать меня, но мне очень нужно пойти на работу. Я не могу ее потерять. Возможно, вы просто не знаете, во что обходятся аренда жилья и оплата счетов. Я не знаю, как это работает в ОНВ, но в нашем мире, чтобы иметь крышу над головой, приходится зарабатывать деньги. У меня итак нет ни гроша в кармане, так что я не могу себе позволить взять выходной. Мне нужно заключать сделки. Нет продаж — нет денег.

— Я приношу извинения за то, что нам приходится держать тебя в неволе, но иного выхода нет. Билл слишком опасен, чтобы рискнуть и позволить ему уйти. Таких, как он, выслеживать непросто. Они меняют имена и порой стараются навредить нашему виду, стоит им понять, что их разыскивают. Они придурки и чувствуют свою безнаказанность за все содеянное, — его взгляд смягчился. — Я знаю, что чувствуешь, когда тебя запирают где-то против воли, но клянусь, поимка Билла стоит каждой проведенной здесь минуты.

Лорен видела во взгляде Раса решимость и поняла, что ей его не переубедить.

— Полагаю, мне стоит быть благодарной хотя бы за то, что выйду отсюда живой. В определенный момент я уже думала прощаться с жизнью.

— Тебе никто не навредит, — он открыл дверь в коридор. — Пожалуйста, иди за мной, и держись ближе. Бежать все равно некуда. Лифт без кода не работает и я не думаю, что после того как Вендженс тебя напугал, ты захочешь столкнуться с ним.

От перспективы такой встречи по спине Лорен пробежал холодок. Она боялась того лысого парня, и этого было уже никак не изменить. Она быстро подошла ближе к Расу и в который раз почувствовала себя крошечной рядом с этим высоким мускулистым мужчиной. То, что показывали по телевизору, не отражало, насколько Новые Виды крупнее людей.

Аманда умрет от зависти, когда Лорен расскажет, что была похищена несколькими из них. Новые Виды стали излюбленной темой для обсуждения после того как подруги несколько раз видели в программе новостей специальные выпуски. Буквально пару недель назад они с Амандой даже посмотрели документальный фильм о том, как Новые виды обустраивают свою территорию и привыкают к свободе после долгих лет в центрах тестирования. Репортер поведал, что на начальных этапах им пришлось изучать такие простые вещи, как использование телефона или микроволновки. Но до этого дня Лорен никогда не встречала Новых Видов лично.

Рас вышел из комнаты, и она пошла следом за ним, даже не помышляя рискнуть заблудиться или столкнуться с Вендженсом. Рас посмотрел на нее.

— Ты в безопасности.

Лорен кивнула, более чем уверенная, что он ее не обидит.

— Я знаю.

Рас жестом показал ей идти вперед.

— Иди прямо, я скажу, когда повернуть на кухню.

— Если не возражаешь, я лучше пойду рядом с тобой.

— Вендженс больше тебя не тронет. Он успокоился и взял себя в руки.

Лорен облизнула губы.

— Не знаю, — ей не было стыдно признавать, насколько сильно она напугана. — Он страшный.

Глава 4

Лорен нервничала, пока шла вместе с Расом по длинному коридору, который привел в просторную комнату. Там был бильярдный стол в углу. Кушетки, столы и большой телевизор стояли в центре, а вдоль другого угла расположилась мини-кухня с большим холодильником, шкафчиками, кухонным островком и раковиной. Здесь также находились стол и стулья. Лорен окинула взглядом помещение и в ужасе замерла на месте.

Большая мужская рука мягко подхватила ее под локоть, и Лорен испуганно подняла глаза на Раса. Он слегка улыбнулся.

— Все в порядке, Лорен. Это мужчины, с которыми я работаю. Одного из них ты уже встречала.

У нее не было выбора, кроме как пойти к столу, поскольку Рас тащил ее вперед, крепко держа за руку. За столом друг напротив друга сидели двое мужчин. Одним из них был тот крупный блондин со склада, который уже успел снять солнцезащитные очки, и теперь можно было увидеть его глаза. Не было сомнений, что он тоже из Новых Видов. Черты их с Расом лиц были в чем-то похожи, не считая глаз, поскольку у блондина они были голубыми. Заметив вошедших, белокурый мужчина сразу нахмурился.

— Это — Шэдоу, — представил напарника Рас.

Шэдоу посмотрел на Раса.

— Почему она не под замком? — он быстро окинул Лорен своим пронзительным взглядом. — Неужели во время допроса тебя настолько раздражал запах ее духов, что ты решил дать ей свою одежду? — блондин вдохнул. — Но я и правда признаю, что теперь находиться рядом с ней стало проще, чем прежде.

Рас проигнорировал Шэдоу и кивнул в сторону второго мужчины.

— Это — Брасс.

Лорен рассматривала мужчину с каштановыми волосами и практически черными глазами. Он тоже был крупным, с не менее широкими плечами, чем у Раса и Шэдоу, и ярко выраженными мускулами. Как и Шэдоу, Брасс хмурился.

— Почему она здесь? Мы, как предполагается, хотим ее запугать.

Рас колебался.

— Мы обсудим это позже. Прямо сейчас ей нужна еда. Я считаю, что она не встречается с Биллом и они всего лишь коллеги. Она передала мне слова этого ублюдка, что он предпочитает болтаться в барах возле своего дома. Надо послать туда команду Тима и организовать наблюдение. Может, найдется место, где он регулярно появляется.

Лорен услышала за своей спиной шаги и повернула голову в сторону звука. В комнату зашел Вендженс. Он переоделся в хлопчатобумажные шорты и майку, оголяя тело с внушительными мышцами. Стоило Лорен бросить один взгляд на Вендженса, как на нее молниеносно нахлынула паника. Всхлипнув, Лорен вырвалась из захвата Раса и, спотыкаясь, попыталась отступить подальше от страшного мужчины, судорожно ища пути к отступлению.

Тут же шагнув к Лорен, Рас схватил ее за талию и, прижав к груди, крутанулся на месте, закрывая своим тело от источника страха.

— Все в порядке, Лорен, — Рас успокаивающе посмотрел на нее. — Он тебя больше не тронет.

Схватив Раса за рубашку, Лорен не сопротивлялась и не пыталась бежать, вместо этого цепляясь за него. Он уже спас ее однажды, поэтому, прижимаясь к его большому телу, она чувствовала себя в безопасности.

— Что происходит? — Брасс встал. — Я чувствую исходящий от нее запах чистого ужаса.

— Какая интересная реакция на Вендженса. А может всему виной его побритая голова? Это ж реально странно выглядит. Когда мы забрали женщину со склада, она была слишком отвлечена, чтобы заметить это? — рассмеялся Шэдоу. — Как ты там, Рас? Она ж сейчас на тебя взберется. Тебе помочь?

Рас напрягся всем телом и зарычал. Этот звук был злобным и пугающим. Лорен предпочла бы отодвинуться и попытаться сбежать, но Рас очень крепко держал ее за талию. Другой рукой он погладил ее спину, как раз когда издал второй столь же страшный звук.

— Посмотри, Вендженс! Видишь, что ты наделал? Если не можешь держать себя в руках, возвращайся в Резервацию и живи там, пока не научишься!

В комнате раздалось другое рычание.

— Я же сказал, что сожалею!

— Сожалеешь о чем? — теперь уже и Брасс начал рычать. — Что ты сделал, Вен?

— Я испугал ее, — признался Вендженс.

— Как? Мне кажется, если бы она могла взобраться по Расу, чтобы сбежать от тебя, то уже сидела бы у него на голове! — Шэдоу сердито сверкнул глазами. — Ты пересек черту?

— Она спала с этим монстром! — голос Вендженса углубился. — Я вышел из себя. Она защищает его, хотя не должна этого делать. Пойду прогуляюсь.

Прошло несколько долгих секунд, но Лорен до сих пор была не готова отпустить Раса, пока не удостоверится, что Вендженс ушел.

— Что произошло? — наконец заговорил Брасс.

Рас продолжал поглаживать спину Лорен.

— Я услышал ее крики и забежал в комнату. Вен разорвал ее одежду и собирался взять силой, чтобы заставить говорить. Он решил, что если соединится с ней, то переключит ее привязанность на себя.

— Сукин сын, — вымученно сказал Брасс. — Неудивительно, что она так на него реагирует. С ней все в порядке?

Рас все еще придерживал Лорен.

— Он ушел. Уже можешь отпустить, — мягко сказал он.

Отцепившись, Лорен отстранилась и, осматривая комнату из-за его плеча, проверила, действительно ли Вендженс ушел.

Страх начал утихать, и Лорен посмотрела на своего героя. Рас спокойно наблюдал за нею.

— Спасибо, — она сглотнула.

Рас мягко подтолкнул Лорен, и она оказалась лицом к лицу с двумя мужчинами Новых Видов. Они стояли всего в нескольких футах от нее, и Лорен, ахнув, тут же попятилась, но врезалась спиной в грудь Раса. Он придержал ее за талию, не позволяя сбежать.

— Спокойно, — убеждал он, — ты в безопасности.

Шэдоу натянуто улыбнулся.

— Мы тебя не тронем. Мы только пытались запугать, чтобы ты начала говорить, но никакой реальной опасности не было. Мы не обижаем женщин.

— Вен никогда не должен был делать этого, — выражение лица Брасса было мрачным. — Мы против насильного спаривания или причинения вреда женщинам.

— Когда я бросил тебя на стол, то боялся сделать больно, — хмурился Шэдоу. — Это должно было лишь немного встряхнуть тебя, но Рас сказал, что я захожу слишком далеко. Именно поэтому он настоял, чтобы мы ушли. Я приношу извинения.

— Я уже все объяснил. И сделал ей перевязку, поскольку наручники оцарапали ее руки, когда она боролась и пыталась увернуться от Вендженса, — Рас осторожно отстранил от себя Лорен на несколько дюймов. — Я привел ее сюда, чтобы накормить и напоить. Ее живот урчит от голода.

— Ты, наверное, думаешь сейчас о нас самое худшее, — вздохнул Брасс. — Я приношу извинения за поведение Вена.

Рас выпустил Лорен.

— Она недовольна необходимостью остаться здесь, пока мы ловим Билла.

— Кто был бы рад оказаться в заточении? — Шэдоу повернулся и сел, но продолжал смотреть на Раса. — Я в шоке. Как ты умудрился не открутить ему башку, когда ворвался туда?

— А я бы и открутил, если бы он не угомонился, — Рас был мрачен. — Брасс, думаю, ты хочешь поговорить с ним. Если он не в состоянии подавлять гнев, ему здесь не место. Он должен вернуться в Резервацию. Там гораздо лучше управляются с неадекватными мужиками, чем в Хоумленде.

— Тогда я пойду и перекинусь с ним парой слов, — кивнул Брасс и замялся. — Теперь она — твоя ответственность, Рас. Кажется, с тобой ей гораздо спокойнее, чем с любым из нас.

— Я думал, мы передадим ее целевой группе, — побледнел Рас.

— Нет, — покачал головой Шэдоу и окинул взглядом Лорен с головы до ног. — Мне было бы спокойней, если бы она осталась с нами. Думаю, ребята справятся, но все равно я не знаю их достаточно хорошо, чтобы знать наверняка, можно ли им доверить женщину. Мы ее сюда привезли, поэтому, пока Билл не будет схвачен, защищать ее — наш долг.

— Да, теперь это наш долг, — согласился Брасс, — Знаю, что нет нужды произносить это вслух, но все же скажу — не оставляй ее с Веном. Я уверен, что он теперь в порядке, но его поведение, так или иначе, беспокоит. Возможно, он не так стабилен, как нам казалось. Каждому из нас нелегко дается эта миссия, и я более чем уверен, что женщина не захочет находиться рядом с ним.

— Куда я ее поселю? — продолжал хмуриться Рас.

— Поближе к себе, — Брасс пожал плечами.

— Лучше уж ты, чем я, — кивнул Шэдоу.

Лорен бросила взгляд на троих мужчин. Брасс выглядел равнодушным, Шэдоу было неловко, а Рас уныло хмурился. Было ясно, что у него есть более важные дела, и он не хочет нянчиться с нею. Это могло быть шансом снова попроситься на свободу.

— А можно я просто пойду домой? Пожалуйста? Я ничего не скажу Биллу. Я хочу, чтобы вы его поймали.

Три пары глаз мрачно уставились на Лорен, и она сглотнула. Когда никто не произнес ни слова, она вздохнула и поняла, что никуда не едет.

— Прекрасно. Я проголодалась, поскольку меня выдернули на этот склад, когда я только села обедать с подругой. А потом было как-то не до еды.

— Присаживайся, — Рас отошел от нее. — Что будешь: сэндвичи с ростбифом или ветчиной? Я сделаю.

— Ростбиф, пожалуйста. Никакой горчицы. У меня аллергия.

— Понял, — повернувшись к ней спиной, Рас начал доставать из холодильника продукты, чтобы заняться готовкой. — Тебя будет нетрудно накормить.

Брасс вышел из комнаты, и Лорен, сидя на своем стуле, наблюдала за Шэдоу. Он разглядывал ее в ответ и нахмурился, когда его взгляд остановился на ее волосах.

— Что? — подняв руки, Лорен ощупала свои волосы и обнаружила, что шишечка на месте и даже почти не растрепалась. — В моих волосах что-то есть? Пожалуйста, скажите мне, что это не паутина. Ненавижу пауков.

— Да нет там никаких пауков. Зачем ты делаешь это с волосами? Не думаю, что это удобно.

Лорен с облегчением опустила руки.

— С такой прической выгляжу более профессионально. Наверное, стоит подстричься, но у меня в детстве всегда были короткие волосы. А я всегда хотела длинные и, когда после средней школы начала жить самостоятельно, позволила им отрасти.

— Почему же ты уже тогда не перестала стричь их?

Она замялась.

— Меня воспитывали бабушка с дедушкой. Бабушка говорила, что за короткими волосами легче ухаживать, а дедушка был так напуган тем, что какой-нибудь мальчик обратит на меня внимание, что соглашался с ней. Они заставляли меня обрезать волосы каждые несколько месяцев до тех пор, пока я не съехала. Их дом — их правила, — улыбнулась Лорен.

— Ты можешь распустить их? Пожалуйста. Мне любопытно.

Лорен пожала плечами и, потянувшись к волосам, стала вытаскивать шпильки. Она знала, что сейчас ее волосы выглядят не лучшим образом, но хотела удовлетворить любопытство Шэдоу. Лорен могла понять его интерес, ведь у нее самой была тонна вопросов о Новых Видах и, похоже, она им кажется столь же странной, как и они ей.

Лорен сложила шпильки на стол, раскрутила волосы и потянула за резинку, распуская хвост. Она провела пальцами по волосам, радуясь возможности, наконец, распустить их, как обычно делала перед сном. Лорен посмотрела на Шэдоу, чтобы увидеть его реакцию.

Он уставился на ее волосы широко распахнутыми голубыми глазами и даже открыл рот. Но, несколько раз моргнув, Шэдоу, наконец, улыбнулся.

— Они красивые и гораздо длиннее, чем я предполагал. У меня были длинные волосы, но я их обрезал.

Лорен поглядела на его короткие волосы.

— Если они тебе нравились, зачем подстригся?

— Миссия важнее, а волосы снова отрастут, — его улыбка исчезла. — Мне пришлось их обрезать, чтобы больше походить на человека и не выделяться из целевой группы. Мои волосы были не настолько длинными как твои, но все же ниже плеч.

Она могла понять это.

— Я заплетаю их, когда иду на работу. Может, и тебе стоило их убирать, вместо того чтобы стричься?

Тишину кухни разорвал звон разбившегося стекла, и Лорен подскочила, резко обернувшись в направлении звука. Рас уставился на нее с открытым от удивления ртом, а у его ног лежали осколки тарелки, на которой до этого лежал сэндвич.

— Правда красивые? — рассмеялся Шэдоу. — Гораздо длиннее, чем я думал.

С напряженным выражением лица Рас посмотрел себе под ноги и, зарычав, начал убирать беспорядок.

— Он только что рычал? — Лорен смущенно поглядела на Шэдоу. — До этого я думала, что мне показалось.

— Мы все рычим. Это наша особенность. А еще мы ворчим. Завываем, — смеялся он. — И скалимся. Видела наши зубы?

Лорен отрицательно покачала головой.

— Вроде похоже на самые обычные зубы.

— Потому что, находясь среди людей, мы научились лишь слегка приоткрывать рот. Для этого репетируем перед зеркалом речь и улыбку, чтобы, оказавшись в обществе, никого не напугать. Хочешь, покажу клыки?

Лорен засомневалась.

— Конечно, но только если не подвинешься ближе.

Смеясь, Шэдоу широко открыл рот, и Лорен не могла не вытаращить глаза. Она сглотнула. Зубы Шэдоу были ровными, белыми, и выглядели бы человеческими, если бы не клыки. Они были длиннее клыков обычного человека и острее на концах. Шэдоу медленно закрыл рот.

— В нашей команде только собаки. Это то, с чем мы скрещены. У кошачьих помесей та же самая аномалия, но они, испытывая сильные эмоции, ревут. А мы воем и рычим, — он пожал плечами. — Все мы ворчим. Так что не пугайся, когда услышишь. Мы часто это делаем. Но рычание не значит, что мы сердиты.

— Кошачьи?

— Некоторые наши люди были скрещены с крупными породами животных из семейства кошачьих типа львов, тигров, больших черных кошек, которых ваш вид называет пантерами. Конечно, это всего лишь предположения, но кошачьи ревут и у них соответствующие глаза. Собаки — лучшие шпионы и прекрасно ладят друг с другом. Наше обоняние сильнее, и мы предпочитаем находиться в стае. Животные из семейства кошачьих быстрее и могут прыгнуть с земли в высоту на пару этажей. Большинство из них не слишком социальные, и не любят подолгу находиться в компании, предпочитая уединение.

— Но Джастис Норт из кошачьих, так?

— Он — исключение — из кошачьих, но очень коммуникабельный.

— Я много раз видела его в новостях. Он кажется очень хорошим.

— Он и правда такой.

— Держи, — Рас поставил перед Лорен тарелку с едой и банку газировки.

Когда Лорен внимательно осмотрела сэндвич, Шэдоу засмеялся.

— Это не тот, что упал на пол. Рас сделал тебе другой.

Лорен покраснела. Ее смутило, что Шэдоу с такой точностью угадал, о чем она только что подумала.

— Спасибо, — повернув голову, Лорен посмотрела на Раса.

Он сел рядом с нею, но все его внимание до сих пор было сосредоточено на ее волосах. По неизвестной причине он казался очарованным видом светлых прядей, ниспадающих почти до самой талии. Лорен решила не обращать на это внимание. Шэдоу ведь сказал, что им нравятся длинные волосы.

Сэндвич с ростбифом был хорош, Рас положил в него майонез, сыр и свежий салат.

— Спасибо, — Лорен улыбнулась Расу. — Вкусно. Очень мило с твоей стороны, — она открыла газировку.

Рас повернул голову и, казалось, готов был взглядом проделать в Шэдоу дыру.

— Ты должен защитить ее и держать подле себя.

— Нет, — прищурился тот.

Рас зарычал.

— Пожалуйста.

В течение долгого времени они с Шэдоу молча смотрели друг на друга. Лорен закончила есть, и смотрела на обоих мужчин, невольно задаваясь вопросом, уж не владеют ли они телепатией. Было похоже на то, будто они ведут какой-то очень странный диалог, глядя друг на друга прищуренными глазами и делая странные движения лицевыми мышцами возле ртов.

— Вы двое читаете мысли друг друга?

Оба повернулись, чтобы уставиться на нее.

— Нет, — усмехнулся Шэдоу. — Но было бы здорово, если бы умели это делать. Мы очень близко знакомы и между нами есть вещи, которые не нужно озвучивать. Мы из одного центра тестирования, и с тех пор как нас освободили, все время держались вместе. Каждый из нас настолько хорошо знает другого, что понимает, о чем тот думает, — его пристальный взгляд вернулся к Расу. — Нет.

— С тобой ей будет безопаснее, — Рас выглядел рассерженным.

Выражение лица Шэдоу смягчилось.

— Ты не виноват в том, что, будучи в неволе и под действием препаратов, попытался напасть на женщину. Оставь это в прошлом. Ты достаточно сильный, чтобы справиться с этим, и сейчас у тебя появился для этого повод.

— Но как? — Рас резко встал.

— Ты гораздо сильней, чем сам полагаешь, и не сделаешь ей больно. Сразу видно, что она не из тех людей, которые нас мучили. Она не принимала в этом участие, да и наркотики уже давно выведены из наших тел. Ты справишься.

— Ты более добродушный.

— У меня такие же воспоминания, что и у тебя. Мы вместе прошли через тот ад, и ты всегда был сильнее. У меня была передозировка, и я не умею управлять своим гневом. Она тебе доверяет, и ты ее не предашь, — хмурился Шэдоу.

Лорен понимала, что она и есть та, о ком говорят.

— О чем это вы, парни, тут говорите?

— О нашей жизни в неволе, — Шэдоу медленно встал. — Это личное.

Намек был понят — она только что перешла грань. Лорен допивала газировку, а Рас и Шэдоу все продолжали играть в гляделки. Рас, наконец, разорвал тишину.

— Ты тоже боишься.

— Постоянно, — признал Шэдоу. — Но ты всегда был сильнее меня.

Рас прервал зрительный контакт и мрачно посмотрел на Лорен.

— Лорен? Пойдем. Ты останешься со мной в моей комнате. Ляжешь на кровать, а я посплю на полу. Я тебя не обижу.

— Я должна спать с тобой в твоей комнате? — она была потрясена.

Рас колебался.

— А ты бы хотела спать в комнате Вендженса?

От такого предложения Лорен даже пошатнулась.

— Я готова идти.

— Видишь, как гладко все прошло, — засмеялся Шэдоу.

Рас рыкнул на друга и мягко потянул Лорен за собой.

— Разрешаю помыть посуду. Увидимся за завтраком.

— Доверяй себе, — крикнул им вслед Шэдоу.

Когда Рас привел ее обратно в спальню и с мрачным видом закрыл за собой дверь, то сразу же отошел на несколько футов. Лорен стало неловко. Похоже, Рас испытывал те же затруднения и от этого она начала чувствовать себя немного уверенней.

Наконец Рас посмотрел на нее.

— Здесь нет телевизора, но есть радио, а в шкафу несколько книг. Я пойду в душ, — он помялся на месте. — Не выходи из комнаты. Там Вендженс, а я не хочу давать ему повод навредить тебе. Он решит, будто ты пытаешься сбежать, а он и так на взводе. Занимай кровать. Не сомневаюсь, ты устала после всех испытаний, через которые тебе пришлось пройти. Отдыхай.

Подойдя к комоду, Рас взял стопку чистой одежды и направился в ванную. Лорен обвела взглядом комнату, надеясь, что ее заточение продлится всего одну ночь, и представила себе свою спальню. Она села на кровать, которая была тверже, чем хотелось бы, но Рас не был похож на того, кто стал бы придирчиво выбирать себе ортопедический матрас.

Обхватив себя руками, Лорен прислушивалась к шуму воды в соседней комнате, и все еще не могла поверить, что оказалась рядом с Новыми Видами, и что они похитили ее. Но Лорен не могла и не признать, что Рас невероятно соблазнителен, и что именно он спас ее от Вендженса.

Она прикусила нижнюю губу и сверлила взглядом дверь в ванную, медленно осознавая, что на расстоянии меньше десяти футов9 от нее Рас сейчас голый в душе. «Когда я расскажу обо всем Аманде, она ни за что не поверит». Лорен улыбнулась.

Рас стиснул зубы и позволил воде стекать по лицу. В двух шагах от него на его кровати будет спать женщина, и она человек. В голове пронеслись изображения других человеческих женщин, на которых он вынужден был смотреть, пока у него забирали семя. Член напрягся, и Расу пришлось сдержать гневное завывание.

Лорен не несет никакой ответственности за его прошлое и за те жестокие опыты. Виноваты сотрудники Мерсил, похитившие его из исследовательского центра накануне освобождения других Новых Видов. Это сотрудники Мерсил держали его в клетке, заковывали в цепи, подключали к машинам, накачивали тело наркотиками, заставляющими сходить с ума от похоти, и надевали на голову шлем, который показывал ласкающих себя голых человеческих женщин.

Рас вынырнул из потока воды, резко вдохнул, и взглянул вниз. Его рука крепко сжала член. Чувствовать собственную грубую ладонь было совсем иным, нежели машину, которая выжимала из него семя на продажу и для экспериментов. Он погладил ствол, пытаясь вернуться к действительности. Рас больше не был заключенным. Никакая машина не будет привязана к его телу, и Лорен — живой человек, а не безымянная женщина на видео.

Удовольствие подавляло часть гнева. Прислонившись к холодной стенке душа, Рас брал под контроль ситуацию. Его глаза оставались закрытыми, и перед мысленным взором появились Лорен. Ее улыбка, каскад светлых волос, падающих на спину, мягкость кожи. Ее тело так отличается от тел женщин Видов. Бледное. С прекрасными изгибами.

Рас начал гладить член быстрее, застонал, и плотно сжал губы, чтобы не издать ни звука, когда достиг разрядки. После пережитого оргазма напряжение начало уходить из тела, и Рас потянулся за шампунем. Ему нравились длинные волосы, но за короткими проще ухаживать. Он в спешке вымыл волосы и тело, поскольку его гостья могла испугаться, оказавшись одна в комнате незнакомца. Лорен попала в странное место к незнакомым мужчинам.

Глава 5

Лорен поняла, что по-настоящему ненавидит Брента. Он оказался гораздо хуже обычного хамоватого придурка. Этот козел совершал ужасные преступления против Новых Видов, но в данный момент именно ей приходится за него расплачиваться.

Лорен повернулась на бок на жестком матрасе и подложила руку под голову.

Вдохнув мужской аромат Раса, она решила, что он ей нравится, и позволила монотонному звуку льющейся воды успокаивать ее. Лорен не смогла сдержать зевок. Сейчас Рас очень милый, но несколько часов назад было все по-другому. Она ни разу в жизни не испытывала такого сильного страха, как во время похищения, а затем во время попытки изнасилования.

Борясь со сном, Лорен задалась вопросом, не уснул ли ее похититель в душе, ведь Рас находился там уже довольно долго. Шум воды резко оборвался, как будто Рас почувствовал, что его ждут. Было бы невежливо заснуть, не пожелав новому соседу спокойной ночи.

Через минуту дверь открылась и, когда Лорен увидела Раса, входящего в комнату в одних только боксерах, весь сон как рукой сняло. Обнаженная кожа его груди была смуглой, а мышцы являли собой образец совершенства. Огромные бицепсы были прекрасно очерчены, и Рас являлся обладателем самых широких плеч на свете. У Лорен тут же пересохло во рту.

Рас остановился и, наклонив голову, с любопытством посмотрел на Лорен.

— Ты в порядке?

В это время ее взгляд опустился к боксерам, низко сидящим на мускулистых бедрах. Рас был воплощением мужественности и выглядел лучше любой модели на ее настенном календаре.

— Лорен? — забеспокоился Рас. — Ты побледнела.

— Где твоя остальная одежда?

— Обычно я сплю вообще без нее, но сегодня должным образом прикрылся, — он глянул вниз, прежде чем снова посмотреть ей в глаза. — Член не видно. — Лорен было нечего возразить. Когда она пожирала взглядом каждый дюйм тела Раса, ее мозг просто отказывался работать. — Я всегда ношу одежду на работе, но когда сплю, предпочитаю расслабляться. День был долгим, так что нам нужно поспать. Я скоро вернусь. Забыл взять себе постельное белье. Спальные мешки и дополнительные подушки лежат в кладовке этажом ниже, — Рас на секунду задумался. — Хочешь чего-нибудь выпить перед сном? Я могу принести тебе стакан воды или газировки.

— Все в порядке, — Лорен сглотнула.

Рас развернулся и направился к двери. Его спина была широкой, а боксеры обтягивали потрясающую крепкую задницу. Он открыл дверь и, выйдя в прихожую, повернул налево. Лорен перевернулась на спину и, уставившись в потолок, внезапно рассмеялась. Слава богу, что похитили ее, а не Аманду. Ее лучшая подруга, увидев Раса, сразу бы на него наткнулась. Рас и святого мог бы заставить согрешить и любая женщина оценила бы такое тело по достоинству.

Внимание привлекло движение возле двери, и Лорен обрадовалась, что Рас так быстро вернулся. Но вошедший не был Расом. Тихо прикрыв за собой дверь, на Лорен свирепо смотрел Вендженс. Запаниковав, она вскочила на ноги, и от ужаса ее глаза широко распахнулись.

— Ты смогла одурачить Раса милыми глазками и мягким голосом, — угрожающе прорычал Вендженс. — Но не меня, — сжав кулаки, он шагнул ближе. — Я учуял сегодня твой запах, от тебя воняет врагом. Ты станешь моей парой, и сделаешь все, что я скажу. Ты отведешь меня к Биллу. Ты больше не будешь принадлежать ему, на тебе будет лишь мой аромат.

Она поняла, что оказалась в реальной опасности, когда, снова зарычав, лысый мужчина заблокировал дверь своим телом. Взгляд Лорен дернулся в сторону ванной, которая была всего в нескольких шагах от кровати, но на двери не было замка. Так или иначе, Лорен метнулась в ту сторону, чтобы между ней и Вендженсом была хотя бы дверь. Лорен почти добралась до туда, когда внезапно ее схватили большие руки.

Она попыталась закричать, но крик застрял в горле, когда мужчина отбросил ее от двери, и Лорен ударилась о стену в нескольких дюймах от своей цели. Сильный удар выбил весь воздух из легких. Лорен почувствовала, как Вендженс схватил ее за волосы у основания шеи, и попыталась вдохнуть. Она смогла набрать полные легкие воздуха и закричать только после того, как Вендженс второй рукой схватил ее за талию, поднял над полом и, прижимая к своему телу, развернулся, чтобы быстро выйти из комнаты.

Лорен отчаянно брыкалась в надежде опрокинуть мужчину, но он продолжал идти, независимо от того, как сильно она пинала его по голени. Вендженсу пришлось отпустить ее волосы, чтобы открыть дверь в коридор и, пройдя пару дверей, он вошел в другое помещение, захлопнув за собой дверь. Лорен предположила, что он принес ее к себе в комнату.

Лорен снова закричала, когда Вендженс кинул ее на твердый матрас и, упав лицом вниз, в ту же секунду пришла в ужас от происходящего. Выплюнув волосы из все еще открытого рта, Лорен подняла голову и испуганно уставилась на лысого мужчину, стоящего в нескольких дюймах от нее.

— Я заявляю на тебя права, — зарычал он, — Теперь ты — моя пара.

Когда Вендженс потянулся к своим шортам, до Лорен дошел смысл его слов.

— Иди к черту! — закричала она, пытаясь откатиться как можно дальше.

В отличие от кровати Раса, кровать Вендженса стояла не возле стены, а в центре комнаты, и Лорен, скатившись с нее, сильно ударилась об пол. Матрас заскрипел, когда на него залез Вендженс и посмотрел на Лорен сверху вниз, в то время как она в попытке спрятаться откатилась под кровать. Оглядев комнату, Лорен искала пути к отступлению, но бежать было некуда. Двери в прихожую и ванную находились слишком далеко, чтобы успеть до них добраться.

Когда Вендженс спрыгнул с матраса, его ноги оказались на полу меньше чем в футе от ее лица, и Лорен ахнула, поскольку кровать, под которой она спряталась, внезапно исчезла — он просто отшвырнул мебель с пути. Звук удара о стену почти оглушил Лорен, и она в ужасе уставилась на своего похитителя.

— Ты хочешь, чтобы я взял тебя прямо на полу? Прекрасно, — он кинулся вперед.

Она хотела снова откатиться, но мужчина двигался слишком быстро и прыгнул на нее, но боли от удара не последовало. Вместо этого Вендженс, перенеся большую часть своего веса на руки, медленно опускался ниже, прижимая Лорен к бетонному полу. Опираясь на одну руку, мужчина переместился и, приподнявшись достаточно, чтобы между их бедрами появилось свободное пространство, свободной рукой ухватился за тренировочные штаны Лорен. Ткань разорвалась.

Лорен снова закричала и попыталась оцарапать лицо Вендженса, но тот легко увернулся. Тогда она, найдя оголенную кожу его шеи, впилась в нее ногтями, от чего он взвыл от боли, и начал действовать грубо. Он перекатил Лорен на живот, болезненно придавив ее к полу, и зарычал.

— Не борись или сделаю больно.

— Катись к черту, — выкрикнула она, изо всех сил пытаясь сбросить его со спины. — Отпусти меня!

— Я заявляю на тебя права как на свою пару. Ты будешь учиться наслаждаться моими прикосновениями.

— Ты так…

Дверь резко распахнулась и громко ударилась о стену. Лорен смогла достаточно повернуть голову, чтобы разглядеть источник злобного рыка, от которого в жилах стыла кровь — Шэдоу и Рас вошли в комнату, и оба выглядели взбешенными.

— Спасите, — выдохнула Лорен, найдя глазами Раса.

— Я требую ее как свою, — взревел Вендженс. — Выйдите и оставьте нас, чтобы сформировалась связь.

Оттолкнув Шэдоу, в комнату залетел Брасс и зарычал, скаля острые зубы.

— Нет! Ты не можешь насильно сделать ее своей парой! Что не так с тобой, Вендженс? Сейчас же отпусти женщину!

— Я заявляю на нее права как на свою пару, и она сделает все, что я прикажу, — Вендженс злобно рычал в ответ. — Я покажу ей свое господство, и она мне подчинится.

Ноздри Раса раздувались, а пальцы изогнулись наподобие когтей. Он бросился на Вендженса, и все, что могла сделать Лорен — это съежиться, ожидая, когда еще одно тело упадет сверху и придавит ее к полу. Вместо этого Вендженс, скатившись со спины Лорен, врезался в стену.

Лорен схватили за плечи, направляя ее к двери, и она, покрутив головой, увидела Шэдоу. В ту же секунду к ней подскочил Брасс и взял за руку. Вместе они помогли Лорен встать, а затем оба толкнули ее в дверной проем и встали перед нею, закрывая своими телами.

— Будем их разнимать? — гневно прогрохотал Шэдоу.

— Нет, — прорычал Брасс с не меньшим гневом, — он зашел слишком далеко. Если Рас убьет его, то так тому и быть. Вен напал на женщину. Он нестабилен.

Лорен дрожала и, ища опору, прислонилась к дверной раме. Когда до нее дошел смысл слов Брасса, она медленно пододвинулась, чтобы из-за мужских спин увидеть происходящее. Открывшийся вид потряс Лорен: Вендженс и Рас нападали друг на друга, но это не было похоже на какую-либо известную ей борьбу. Лорен иногда смотрела по телевизору кикбоксинг, где соперники боролись и время от времени наносили удары. Новые Виды же сцепились, катаясь по полу. При этом каждый пытался схватить противника зубами, что периодически удавалось, пока они не откатились друг от друга. Оба мужчины вскочили на ноги.

Вендженс внезапно выгнулся, целясь сопернику пяткой в живот, но Рас увернулся и, с разворота ударив противнику по лицу, отбросил того в стену. Вендженс сильно стукнулся и с рыком вскочил на ноги. Оскалившись, он зарычал еще громче и попытался обхватить Раса за талию, чтобы бросить на пол. Рас в ответ тоже рычал, демонстрируя страшные острые зубы, и крутанувшись на месте, избежал захвата. Его когтистые руки хлестнули Вендженса, и оба мужчины снова упали на пол. Катаясь по полу, они начали избивать друг друга и разрывать когтями. Их тела были покрыты кровью.

— Остановите их, — умоляла Лорен, испуганная видом такого дикого насилия.

Сделав шаг назад, Шэдоу мягко взял ее за руку.

— Они дерутся за тебя. Рас имеет полное право это сделать — Вендженс должен понять, что нельзя обижать женщин.

Дерущиеся мужчины снова откатились в разные стороны, рыча друг на друга. Вендженс внезапно взвыл и сделал выпад вперед. Он явно целился сопернику в горло, но Рас, сумев отбить когтистую руку Вендженса, с силой ударил тому локтем в горло. Захрипев от удушья, Вендженс упал на пол и Рас, рухнув ему на спину, крепко сжал руками горло своего противника.

— Ты снова до нее дотронулся, — взревел Рас. — Ты забрал ее из моей постели. Ты неадекватен, — Вендженс попытался приподняться и откатиться, но, так и не сумев сделать это, упал обратно на пол. — Мне стоит убить тебя. Перегрызть тебе горло. Если ты когда-нибудь просто посмотришь на нее или приблизишься на расстояние запаха, то умрешь, — в гневе рычал Рас.

На руках Раса вздулись мышцы, в то время как Вендженс продолжал задыхаться; его тело дергалось, пальцы хватали бетон, а лицо побледнело от нехватки кислорода. Глаза Вендженса закатились, а тело обмякло. Через несколько секунд, тихо выругавшись, Рас выпустил шею соперника и поднялся на ноги.

Его рот и грудь были покрыты кровью, но еще больше ее было на руках. Красные струйки бежали по туловищу к поясу боксеров, даже бедро и колено были в крови. Рас впился взглядом в Брасса.

— Вендженс не пригоден для этой миссии и не способен находиться с кем-либо рядом. Если ты сейчас же не отошлешь его в Дикую Зону, то я убью его сразу же, как только увижу. Его место рядом с другими дикими мужчинами. Ему вообще повезло, что я оставил его в живых.

— Я буду охранять Вена и распоряжусь, чтобы его забрали в Резервацию, — кивнул Брасс. — Он не покинет Дикую Зону.

— Если утром Вендженс будет все еще здесь, то он — покойник, — зарычал Рас. — Он — труп, если покинет пределы Дикой Зоны, — Рас перевел разъяренный взгляд на Лорен. И хоть его голос звучал необычайно глубоко и грубо, но, обращаясь к ней, Рас уже не рычал. — Идем в мою комнату.

Ноги Лорен словно приросли к полу и шок не давал ей пошевелиться. Она хотела поступить так, как велел Рас, но тело не слушалось. Он медленно подошел ближе и, остановившись на расстоянии нескольких футов от нее, глубоко вздохнул.

— Пока его не увезли, ты поживешь в моей комнате. Повернись, Лорен. Я весь в крови и не хочу тебя запачкать. Пойдем прямо сейчас. Пожалуйста.

Ей удалось вернуть контроль над телом и, наконец, развернуться. Рас шел чуть позади нее, пока они не вошли в его спальню. Когда за ними закрылась дверь, Лорен подскочила и, развернувшись, посмотрела на Раса широко распахнутыми глазами — он все еще казался взбешенным, а радужки его были черными от гнева. Она старательно напоминала себе, что эта ярость направлена не на нее.

— Я пойду в душ и смою кровь. Оставайся на кровати и не шевелись, — Рас набрал в легкие воздух. — Пока Вендженс здесь, я не выпущу тебя из своего поля зрения, — он сделал еще один глубокий вдох. — Засыпай и знай, что подобное не повторится. Если Вендженс еще раз тебя тронет, то умрет.

Лорен молча кивнула, не зная, что сказать. Она до сих пор не могла отойти от шока, и ноги были настолько шаткими, что стоило ей добраться до кровати, как она рухнула на матрас. Перевернувшись на бок, Лорен отвернулась от Раса и уставилась на стену. Слезы заполнили ее глаза, и она задрожала.

Расу нужно было отойти подальше от Лорен и сердце его билось все быстрее. После драки адреналин мчался через все тело, заставляя кожу зудеть. Рас был на грани из-за желания бежать, или выть, или продолжить драку. Он мог убить Вендженса, он почти это сделал, но вовремя вернул самообладание и смог избежать убийства. Этот факт мог бы успокоить, но Рас все равно не доверял себе, чтобы находиться возле Лорен.

Он был в ярости из-за того, что в его же комнате на нее напал мужчина. Мужчина, который был полон решимости взять ее тело, заявить на нее права, что чуть не переросло в насилие. Аромат страха Лорен сработал как переключатель, посылая Раса в чистую жажду крови.

Кожу Раса покрывала кровь Вендженса, смешанная с его собственной. Он сбежал в ванную, но насилие и пыл сражения быстро превратились в желание и необходимость предъявить права на Лорен, пока другой мужчина не попытался забрать ее снова. Член налился кровью от одной лишь мысли вернуться в спальню и раздеть Лорен. Рас сжал руки в кулаки и начал дышать через рот, чтобы хоть как-то оградить себя от зловония крови. Животная сторона хотела Лорен настолько сильно, что это причиняло боль, и Рас дрожал от потребности следовать за женщиной.

Картины жестокости проникли в его мысли и охладили кровь достаточно, чтобы вернуть контроль над своими инстинктами. В таком состоянии он бы причинил Лорен боль, взял бы ее грубо, не думая ни о чем, кроме удовлетворения потребности сделать своей. Если он так поступит, то будет хуже Вендженса, ведь Рас понимал, что заставлять женщину становиться его парой неправильно.

Член мучительно пульсировал и Рас знал, что нужно срочно проявить внимание к своим потребностям, прежде чем инстинкты выйдут из-под контроля. Лорен была человеком и ему не принадлежит. Рас охранял ее и она ему доверяла. За одно мгновение перед его глазами пронеслась череда всех человеческих женщин, которых он видел на видео во время тех пыток, и тут вспыхнула жажда мести.

Это испугало его, ведь он знал, на что способен в такой момент. Лорен не была врагом и он не имел никакого права отыгрываться на ней. Она мягкая, милая, и не причинила ему вреда. Рас не хотел делать ей больно, но в тот момент в нем не было нежности, чтобы поделиться с нею. Он разжал кулаки и метнулся в душевую кабину. Ему нужны холодная вода и способ ослабить агрессию. Он должен помнить, что достаточно силен, чтобы держать свою низменную сторону на коротком поводке. Причинение вреда Лорен неприемлемо, это было последним, чего бы ему хотелось, но, к сожалению, желание заявить на нее права никуда не исчезало.

Лорен пыталась не раскисать. Рас не должен видеть это сразу после того как жестоко дрался, спасая ее. Он сделал более чем достаточно, и для него будет уже чересчур держать ее за руку, пока она рыдает. Лорен знала, что мужчины ненавидят слезы, и не хотела лишний раз беспокоить Раса.

Ее не удивлял звук льющейся воды, ведь Рас сказал, что пойдет в душ, но дверь он за собой не закрыл. Повернув голову и посмотрев в направлении ванной, Лорен была шокирована видом окровавленной спины Раса. Он наклонился, сдергивая с себя испачканные в крови боксеры. Его ягодицы оказались столь же смуглыми, как и все тело, без каких-либо бледных линий, и были произведением искусства.

От удивления Лорен открыла рот. Рас сказал, что не выпустит ее из поля зрения, только она и представить себе не могла, что это подразумевает купание с открытой дверью. Он шагнул в душевую кабину, но стеклянная стенка позволяла разглядеть каждый дюйм его тела. Не глядя в сторону Лорен, Рас приподнял голову, подставляя лицо под потоки воды, а затем протянул руку и начал смывать кровь со своих плеч.

Вода, бежавшая по его спине, окрасилась в алый цвет. Лорен знала, что должна отвернуться. Подглядывать было грубо и просто неправильно, но она не могла заставить себя отвести взгляд. У Раса было лучшее тело, которое она когда-либо видела в своей жизни. Он был настолько крупным, мускулистым и привлекательным, что она не могла устоять. Лорен продолжила наблюдать за Расом, в то время как он, наверное, не замечал ее осторожного внимательного взгляда.

Запрокинув голову и подставив ее под струи воды, Рас закрыл глаза и начал мыть лицо. Лорен забыла, как дышать, когда его ладони скользнули по шее к груди, такой широкой и гладкой. На теле Раса не было волос. Он потянулся большой рукой и, нащупав бутылку геля, схватил ее, чтобы вылить немного в свободную ладонь и намылить кожу.

Лорен не могла прекратить следить за руками, намыливающими тугие соски и спускающимися вниз по животу. Она даже не хотела моргать. Живот Раса был твердым и плоским, мышцы пресса выпирали и были четко очерчены. Лорен прикусила нижнюю губу, и ее пальцы начали подергиваться. Она завидовала его рукам, хотела сама прикасаться к этой смуглой коже, и была готова поспорить, что на ощупь Рас так же хорош, каким выглядит. Ее физическая реакция была поразительна — соски начало покалывать, а низ живота болезненно сжался. Рас был невероятно соблазнителен.

Он немного повернулся в ее сторону, смывая мыльную пену, и еще сильнее откинул голову назад. Лорен широко открыла рот, когда ее взгляд опустился ниже пояса Раса. Член был отчетливо виден через стекло, твердый и толстый. У парня определенно были яйца. Большие и совершенно без волос — он или тщательно выбривал их, или у него волосы там просто не росли.

Лорен отвернулась и округлившимися глазами посмотрела на стену. Ей не хотелось, чтобы Рас заметил, как она его разглядывает, если вдруг откроет глаза. Лорен тяжело сглотнула, но изображение голого мокрого Раса намертво врезалось в ее мозг.

Новые Виды были обрезаны, ну или, по крайней мере, Рас точно был. Он также был крупнее любого парня, которого она встречала. Журналы и порнографические видео не брались в расчет, но даже если их учитывать, Рас был более чем конкурентоспособен. Лорен где-то слышала, что адреналин является мощным афродизиаком, но до этого момента не верила в это. Пережитое нападение должно было оттолкнуть ее от мужчин, особенно в сексуальном плане, но вместо этого, казалось, только усилило притяжение. Наблюдение за Расом, намыливающим свое мускулистое тело, заставило Лорен испытать бурю эмоций.

Она снова посмотрела на него, неспособная сопротивляться искушению. Рас был пропорционально большим. Во всех смыслах. Его руки переместились ниже, а движения стали более мягкими, по крайней мере, в воображении Лорен. У нее перехватило дыхание, когда Рас, обхватив пальцами член, скользнул к основанию и, раскрыв ладонь, сжал мошонку, чтобы затем снова двинуться вверх и погладить головку. Лорен резко отвернулась в противоположную от ванной сторону, не в состоянии смотреть дальше. «Он мастурбирует? — она была в шоке. — Этого не может быть. Ни за что. Ведь я сижу напротив ванной, а дверь открыта!».

Прошло несколько долгих секунд, и Лорен не смогла больше противостоять искушению. Снова повернув голову в сторону ванной, она сначала посмотрела на лицо Раса, дабы удостовериться, что глаза его по-прежнему закрыты. Так оно и было. Взгляд Лорен скользнул по его гладкому сексуальному телу к руке, все еще сжимающей твердый член. Щеки Лорен пылали от того, свидетельницей чему она оказалась. Рас намылил себя ниже пояса, еще крепче обхватил одной рукой ствол, а другой оперся на стену душевой. Его бедра медленно и чувственно покачивались, что позволило вообразить, как он трахает кого-то плавно и соблазнительно.

У Лорен начала ныть грудь и чувствовалось, как между бедер растекается влажный жар возбуждения, источником которого стало подглядывание за тем, как Рас касается своего тела. От понимания того, что он даже не подозревает об этом, Лорен бросило в жар. Она чувствовала себя порочной в худшем смысле этого слова. Приличная женщина не возбудилась бы, в то время как Лорен не могла даже пошевелиться, пожирая взглядом каждое движение Раса. Член, казалось, стал еще больше, мышцы выпирали, и тело напряглось перед тем, как Рас начал кончать. Полностью запрокинув голову и разомкнув губы, он обнажил клыки, и Лорен слышала его стоны.

«О, черт», — прошептала она и, быстро отвернувшись, уставилась на стену, пока он не застукал ее и не счел вуайеристкой, которой в данный момент она и была. Ее сердце колотилось, тело покалывало, а клитор пульсировал. Рас был так сексуален, что каждая клетка тела Лорен горела, словно в огне.

Лорен пришла к выводу, что Раса, похоже, заводит насилие, раз после драки он настолько возбужден. Наверное, у мужчин агрессия и сражения вызывают такую реакцию, но вот в возбуждении Лорен виноват был исключительно Рас и это его шоу в душе.

Ее чувства были слегка задеты. Если Рас хотел секса, то почему не пришел за этим к ней? Лорен мельком глянула на свое тело — он был прекрасен, а она нет. На глаза навернулись слезы, но Лорен сумела их сдержать. Она знала, что глупо чувствовать то, что она ощущала в данный момент, но, тем не менее, это ранило. Также Лорен знала, что после всех злоключений этого долгого дня ее эмоции играли с ней злую шутку. «Не думай об этом и не почувствуешь себя отвергнутой, черт тебя дери». Она пыталась заставить себя не думать о своем весе. «Такие мужчины как он не для таких женщин как ты. Они встречаются с теми тощими цыпами с большой грудью, которую отлично выровнял пластический хирург».

Услышав, как в ванной перестала литься вода и открылась дверца душа, Лорен принялась сосредоточенно смотреть на стену. Она была не в силах удержаться и не фантазировать о том, как Рас вытирает свое сексуальное тело полотенцем. Секунды перетекали в долгие минуты.

— Я помылся, — хриплый голос прозвучал настолько близко, что Лорен испугалась.

Она повернула голову и посмотрела через плечо на Раса. Из одежды на нем было лишь полотенце на бедрах. Подойдя к комоду, он наклонился и достал чистые боксеры, когда же выпрямился, то встретился взглядом с Лорен и повернулся к ней.

— Я собираюсь снять полотенце и надеть боксеры. Полагаю, ты хотела бы закрыть глаза, — вместо этого Лорен повернулась к нему спиной и снова уставилась на стену, прислушиваясь к шорохам позади себя. Сосчитав до тридцати, она села и повернулась лицом к Расу, который уже надел свободные черные боксеры и поднял полотенце с пола. Улыбнувшись, он зашел в ванную и перекинул полотенце через край душевой, а после снова вернулся в комнату. — Пойду заберу спальный мешок и подушку, которые бросил в коридоре, когда услышал твой крик.

Рас открыл дверь, намереваясь выйти из комнаты, и в этот момент Лорен увидела его спину, покрытую свежими кровоточащими ранами. Кровь, которую он смывал, принадлежала не только Вендженсу. Лорен ахнула и Рас, нахмурившись, повернулся к ней лицом.

— Твоя спина кровоточит.

— Мне повезло, — пожав плечами, он вышел из комнаты.

«Повезло? Он и правда это сказал? Что хорошего в глубоких ранах на спине?». Вернувшись с вещами, Рас ногой захлопнул за собой дверь, бросил их возле порога и, присев, развернул спальный мешок.

— Разве ты не боишься, что кто-нибудь откроет дверь и ударит тебя? Как-то слишком близко.

Рас отрицательно покачал головой.

— Вендженса смогут увезти только утром, а значит, он пробудет здесь еще несколько часов. Так что если сумеет сбежать от Брасса и захочет снова предъявить на тебя права, то не сможет пройти мимо меня.

— О. Хочешь, обработаю твои раны?

Бросив на пол подушку, Рас выпрямился и, окинув взглядом комнату, пошел за аптечкой, которой уже пользовался некоторое время назад, перевязывая запястья Лорен.

— Было бы здорово, — он подошел ближе к ней. — Спасибо.

Лорен взяла протянутую коробку и, когда Рас сел на пол возле кровати, пододвинулась к нему, расположив ноги по обеим сторонам от его бедер. Дрожащими руками Лорен открыла аптечку, положила ее на кровать рядом с собой и достала все необходимое. Лишь один вид этих ран вызывал содрогание. Они выглядели довольно серьезными, но крови было не так уж много.

— Он ужасно разодрал тебя.

— Когда мы боремся, это неизбежно.

— Что именно имел в виду Вендженс, когда хотел предъявить на меня права? Я понимаю, что он говорил про секс, но это ведь что-то большее, да? — Лорен хотела отвлечься от осознания того, что Рас так близко к ней и она вот-вот к нему прикоснется.

— Это то, что должно происходить по взаимному согласию, — напрягся Рас, — а он пытался сделать это насильно, что очень неправильно. Вендженс собирался требовать тебя как свою пару.

— Что это значит?

— Похоже на человеческий брак, но у Новых Видов это на всю жизнь. Ты спариваешься только с тем, кого сильно любишь и будешь со своей парой, пока один из вас не умрет. Через некоторое время мы пахнем как наши пары и отмечаем их своим запахом. У некоторых это происходит почти сразу, а некоторым требуется несколько недель.

— Что значит отмечать запахом? Я впервые об этом слышу, — Лорен подула на раны на случай, если в процессе дезинфекции их начало жечь, но Рас даже не вздрагивал и его голос оставался спокойным.

— Это помогает создать связь внутри пары. Мужчина, отметивший женщину, будет хотеть только ее, а женщина — только его. Им комфортнее пахнуть их парой. Как только это произойдет, они уже не могут выносить запахи других.

— Другие воняют?

Рас засмеялся.

— Не совсем, но, с точки зрения соединившейся пары, остальные пахнут плохо или просто неправильно. Я даже не знаю, как еще это объяснить. Мужчине будет нужна только его женщина, а женщине будет нужен только ее мужчина, и никто другой.

— Я читала, что несколько женщин вышли замуж за ваших мужчин. С ними это тоже происходит? Ну, в смысле, с такими, как я? Они тоже помешались на запахах своих мужчин?

Рас обернулся и улыбнулся Лорен, а в его темных глазах искрилось веселье.

— Нет. У них нет нашего нюха или возможности запоминать ароматы. Мы очень сильно зависим от нашего обоняния. Пара, о которой слышало большинство — Элли и Фьюри. Они любят друг друга. Когда мы сцепляемся, то чрезвычайно заботимся о наших женщинах. Мужчина обязательно удостоверится, что у его женщины никогда не возникнет желания или потребности, которые он не удовлетворит.

— Это кажется довольно-таки классным, — Лорен была впечатлена.

— Ты хочешь сцепиться с Вендженсом? — когда Рас повернулся к ней, в темных глазах плескалась неприкрытая ярость. Это напугало Лорен.

— О, ад, нет! Скажем так, если бы он потребовал меня, то это точно было бы не на всю жизнь. Я имею в виду, что смерть разлучила бы нас очень быстро, потому что я пришила бы его при первой возможности.

— Я бы убил его, если бы он заставил тебя, — расслабился Рас. — Ты не смогла бы убить одного из нас, если бы, конечно, не раздобыла оружие. Мы слишком крупные быстрые и сильные для кого-то такого маленького, как ты, чтобы голыми руками нанести хоть какой-нибудь ущерб.

— Да, — не могла не согласиться Лорен. — Я видела. Спасибо, что надрал ему зад и спас меня. Мне было очень страшно.

— Я знаю. Я учуял на тебе сильный страх.

Лорен заклеила последнюю рану.

— Ну, теперь я больше не пахну страхом. С тобой я чувствую себя в безопасности.

Глубоко вдохнув, он напрягся всем телом и его взгляд скользнул по коленям Лорен, остановившись между бедер. Рас вдохнул еще раз, и из разомкнутых губ вырвалось тихое рычание.

— Ты возбуждена, — он встретился взглядом с Лорен и его глаза расширились.

— Что? — кровь отхлынула от ее лица.

Рас перекатился на колени, схватился за края кровати и снова вдохнул. Лорен видела, как начали темнеть его глаза. Послышалось более глубокое рычание, и она заметила острые клыки, когда Рас впился ими в нижнюю губу.

— А сейчас ты меня пугаешь, — признала она.

— Ты возбуждена. Лорен, я чую на тебе этот запах. Почему?

«Дерьмо. Он может учуять, что я возбуждена?». Но Лорен не собиралась признаваться, что подглядывала за ним в душе и возбудилась в результате наблюдения за тем, как он мастурбирует.

Склонив голову, Рас глубоко вдохнул и, закрыв глаза, снова зарычал. Затем пододвинулся ближе, наклонился, и Лорен ахнула, когда он прижался лицом к ее бедрам, покрытым тренировочными штанами. Прижимаясь все плотнее, он вдыхал и продолжал рычать.

Расу хотелось выть. Аромат возбуждения Лорен сводил с ума. Рас знал, что Лорен пугает тот факт, что он уткнулся лицом в развилку ее бедер и вдыхает ее женский аромат, но ничего не мог с собой поделать. Она так хорошо пахла, что он просто не мог заставить свое тело сдвинуться с места.

Кровь мгновенно прилила к члену, полностью наполнив его, и Расу пришлось раздвинуть ноги, чтобы освободить место для окаменевшего органа, который начал причинять боль. Желание толкнуть Лорен вниз, сорвать с нее одежду и трахать стало настолько сильным, что пришлось вцепиться в кровать, пока руки не начали дрожать от напряжения. Лорен очень сильно испугается, если он не восстановит контроль над своими инстинктами. Эта женщина человеческая, не женщина Видов, и ее нельзя склонять к сексу привычным способом. Рас шокировал бы Лорен, если бы начал рычать и доминировать. Демонстрация силы не впечатлила бы ее.

Сделав еще один глубокий вдох, Рас застонал, сражаясь за крупицы здравого смысла. Он не был с женщиной уже очень долго, и те женщины были из Видов. После стольких лет, проведенных под действием наркотиков, он больше не доверял сам себе. Секс для него превратился в зверское испытание силы воли, поэтому Рас даже не пытался заниматься им с самого момента освобождения. Он сомневался, что даже женщина Видов захочет сблизиться с ним. Это может быть опасно.

Всплыли воспоминания обо всех тех человеческих женщинах, лежащих с широко раздвинутыми ногами и использующих пальцы и секс-игрушки на своих телах. Эти изображения возбуждали Раса, чтобы машина получила его семя. Он открыл рот и начал дышать через него, но аромат Лорен был настолько сильным, что ощущался даже на вкус. Это лишь все усугубило. Член мучительно пульсировал, желание трахнуть Лорен стало почти невыносимым, и Рас всхлипнул.

«Не делай этого, — приказал он своему телу. — Возьми себя в руки». Последовало следующее воспоминание, как он, пребывая словно в тумане, попытался напасть на живую человеческую женщину, и это ослабило желание. В тот день Раса, одурманенного наркотиками Мерсил, выпустили из клетки, он был в ярости из-за того, что делали с ним, и начал преследовать невинную женщину, просто потому что в тот момент ненавидел всех людей.

Брон дрался с ним, защищая Бекку — свою пару. Рас был неадекватен, чтобы своим одурманенным сознанием понять их связь. Он только увидел ее человеческое тело и попытался убить в жажде мести. Это воспоминание преследовало Раса, всегда будет преследовать, и его тело немного расслабилось. Член оставался все еще твердым, но контроль над желаниями и инстинктами вернулся.

— Рас? — голос Лорен дрожал от страха. — Что ты делаешь?

Он не хотел пугать ее, не хотел причинить ей боль, и это помогло успокоиться. У Лорен была потребность, и Рас хотел ее удовлетворить. Он сможет сделать это, не теряя контроль. Это стало бы проверкой, но ради Лорен Рас был готов столкнуться со своим страхом.

Он принял решение. Он — Новый Вид. Сильный. Свободный мужчина, контролирующий свое тело, и никто не сможет заставить его причинить боль кому-либо еще. Лорен настолько милая, так хорошо пахнет, и Расу стало любопытно.

Глава 6

Рас посмотрел на Лорен, и ее поразила боль, отражающаяся в потемневших глазах.

— Ты так хорошо пахнешь.

Его голос, звучавший грубо и утробно, мог бы напугать ее, и Лорен признала, что испытывает некоторый страх, но, в конце концов, Рас ведь не делал ей больно. Его поведение не ужасало, а скорее шокировало. Они пристально смотрели друг другу в глаза, и от этого в ее теле все сильнее разгорался жар. Рас был так близко, на расстоянии вытянутой руки, и время словно замерло.

Рас тяжело дышал и, казалось, пытался что — то отыскать в ее взгляде, но она не знала, что именно. Зарычав, он отпустил край кровати и осторожно сжал бедра Лорен, потирая кожу через ткань, а после скользнул ладонями вверх к талии, где остановился на поясе брюк. Внезапно Рас двинулся ближе, вынуждая Лорен сесть на кровать. Пальцами зацепив пояс, он потянул вниз. Она смотрела на него сверху вниз, смущаясь под его пристальным взглядом, но не возражала.

— Я не сделаю тебе больно, Лорен. Ты так хорошо пахнешь.

— Рас?

Она не знала, как поступить, но не хотела ему отказывать. Внутренний голос напомнил ей, что секс с незнакомцем — то, чем она никогда не занималась и заниматься не должна, но Рас был особенным. Важное правило, запрещавшее даже целоваться с незнакомыми парнями раньше третьего свидания, казалось устаревшим и глупым, когда кто — то столь сексуальный, как Рас был так близко, и она его так сильно желала.

— Сдвинь ноги.

Лорен колебалась в течение секунды, но сделала это. Ее тело оживало, болело, желало, и темного пристального взгляда Раса было достаточно, чтобы она выполнила это требование. Лорен свела ноги вместе и приподнялась, позволяя стянуть ткань с ее бедер, а когда штаны скатились до колен, снять их совсем.

Лорен знала, что должна отползти подальше и велеть Расу остановиться. Он — Новый Вид, он — незнакомец, и она совершенно ничего не знает о нем, но желание оказалось сильнее здравого смысла, ведь Лорен не могла припомнить, чтобы кто — то когда — либо так сильно ее привлекал. Она в своей жизни слишком о многом сожалела, и была сыта этим по горло. Ей не хотелось добавлять еще одно сожаление к и без того длинному списку.

Рас положил тренировочные штаны на пол, снял с Лорен носки и, склонившись над нею, схватил за колени.

— Откройся для меня. Я не сделаю больно.

— Я… — она стеснялась своего обнаженного тела, тем более, если речь шла о том, чтобы позволить рассматривать лоно. Ни один парень не рассматривал ее там. Лорен всегда слишком смущалась, а они не настаивали, но, так или иначе, ей было очень любопытно узнать, что же хочет сделать Рас.

— Ты меня боишься? — он вдохнул. — Я не чувствую запах страха.

— Я… Гм… — покраснела Лорен. — Свет горит, и горит довольно ярко.

— Я не понимаю, — нахмурился Рас.

— Ты же хочешь заняться сексом, верно? Давай сначала выключим свет? Я бы не хотела, чтобы ты на меня смотрел, — она подтянула рубашку вниз к коленям, скрывая обнаженную нижнюю половину тела.

— Почему? — на лице Раса легко читалось непонимание.

— Никто никогда не видел меня там, и если я раздвину ноги… Ты на коленях… У тебя будет очень хороший обзор.

— Твое лицо слегка покраснело.

— Мне неловко. Мой сексуальный опыт не был, ну, в общем, я не спала с большим количеством парней, а те, с которыми спала, не очень — то хотели видеть меня при ярком свете. И не скажу, что меня это огорчало. Я вешу немного больше нормы и прекрасно знаю, как выгляжу без одежды.

— Откройся для меня. Я хочу увидеть и считаю тебя очень привлекательной.

— Тебе любопытно? — это Лорен понять могла. — Ты когда — нибудь видел, о черт, ты… — она не могла сказать это. Рас слишком привлекателен, чтобы оказаться девственником.

— Я что? — он присел на корточки и нахмурился.

— Ты когда — нибудь прежде видел голую девушку? Я никогда особо не задумывалась об этом, но ведь вы были заперты в течение стольких лет. Всю вашу жизнь, как я читала. Я предположила, что это было похоже на тюрьму.

— Я занимался сексом, но это было давно, — выражение его лица смягчилось. — Ты застенчивая?

— Да, — Лорен вздохнула с облегчением, благодарная, что он не девственник. Мысль о необходимости учить его заниматься сексом заставляла напрячься. «К слову о напряжении». — Мне неловко сидеть голой при ярком освещении.

— Со мной ты научишься не быть застенчивой. На это нет причин, — его большие пальцы потерли ее колени с внутренней их стороны. — Откройся для меня.

— Ты хочешь посмотреть на мою…гм… там?

— Я хочу попробовать на вкус, — Рас облизал губы и опустил взгляд на ее колени.

Лорен открыла рот, но никакие слова не шли. Мысль о том, что он сделает это, взволновала, но все же некоторые нюансы нервировали.

— Я никогда не… я имею в виду…никто не… — говорить об этом было слишком трудно, и Лорен поняла, что, пожалуй, не стоило и начинать. — Ты не должен этого делать.

— Не пугайся моего доминирования. Лорен, я не сделаю тебе больно, — внезапно Рас скользнул пальцами между ее коленями, дернул к краю кровати, и раздвинул ей ноги.

Это потрясло Лорен, но его сила лишила возможности сдвинуть бедра, когда Рас внезапно склонился, опалив дыханием обнаженную киску, и горячий язык лизнул клитор.

Задохнувшись от шока, Лорен вцепилась пальцами в постель, но не стала сопротивляться, хоть и напряглась всем телом. Рас зарычал — это был громкий животный звук — прежде чем облизал ее снова, двигая языком и все сильнее прижимаясь к киске. Удовольствие понеслось прямо в мозг и Лорен, выгибая спину, застонала от потрясающих ощущений.

Рот Раса не знал пощады, облизывая и посасывая комок нервов, рычанием посылая через него вибрации, от чего дыхание Лорен становилось все тяжелее. Он вовсе не был нежен, когда раздвинул ее ноги шире, прижимаясь ртом к лону.

Ощущения убивали Лорен, они были настолько сильными, что почти причиняли боль. Но в муках страсти Лорен не могла их остановить и лишь дернула бедрами возле рта Раса, который стал более агрессивным, заставляя ее громко застонать. Своими губами и языком Рас делал удивительные вещи, вытесняя все чувства, кроме удовольствия.

Рас отпустил клитор лишь после того, как Лорен накрыл мощный оргазм, от интенсивности которого она содрогалась всем телом. Стенки влагалища все еще подрагивали в последних вспышках пережитой кульминации, когда внезапно в киску вошел язык, и Лорен выкрикнула имя Раса, пораженная тем, насколько хорошо это ощущалось.

Он трахал ее языком все глубже и рычал, но Лорен совершенно не волновало, насколько пугающе это звучит. Страх был последней вещью, которую она чувствовала, пока он выходил из нее и снова входил, и Лорен вообще прекратила волноваться о чем — либо, кроме его движений, посылавших всему телу дрожь экстаза.

Рас в последний раз медленно лизнул ее, и она невидящим взглядом уставилась в потолок, пытаясь отдышаться, но начала задыхаться снова, поскольку в киску скользнул палец. Он полностью вошел в нее и вышел, после чего Рас начал вводить уже два пальца, растягивая стенки лона.

Лорен цеплялась за простыни и выгибала бедра навстречу его руке.

— Ты такая тесная. Тебе больно?

Неспособная ответить, она лишь отрицательно покачала головой, поэтому Рас надавил сильнее, заставляя ее принять оба пальца, и мышцы лона сжались вокруг них. Зарычав, он резко убрал руку и выпустил ее бедро. Их тела больше не соприкасались.

Подняв голову, Лорен с недоумением посмотрела на Раса. Когда их взгляды встретились, она увидела в его глазах такую тоску, что потянулась к нему и раскрыла объятия, убеждая подойти ближе.

Он пододвинулся к ней, но не позволял ей прикасаться к его коже.

— Я хочу погрузиться в тебя, — прохрипел он, — но не могу.

— Я предохраняюсь от беременности, — нахмурилась Лорен, — и каждые три месяца делаю укол для контроля над рождаемостью. Если у тебя нет презервативов, то это даже хорошо. У меня нет ЗППП. А у тебя?

— Мы не можем стать носителями каких — либо болезней. Я не поэтому не могу войти в тебя. Я настолько сильно этого хочу и так тверд, что это причиняет боль. Я хочу пробовать тебя и трогать по всему телу, но лучше позабочусь о своей боли сам. Не хочу пугать тебя.

— Не понимаю, что ты имеешь в виду, говоря, что сам позаботишься о своей боли.

Наклонившись, Рас потерся подбородком о живот Лорен и пробежался руками по ее телу, задирая рубашку до самой шеи. Не отрывая взгляда от ее груди, он снова зарычал. Рас поднялся выше по телу Лорен, подбираясь к соску и задевая твердым членом бедро, а затем лизнул снизу грудь и припал ртом к затвердевшему бугорку.

Когда он всосал тугую вершину в обжигающий рот, у Лорен перехватило дыхание, и она почувствовала прикосновение острых клыков, но они не причиняли боль. Подняв ноги, Лорен обхватила ими Раса за бедра и, убеждая трахнуть ее, выгнулась, чтобы головка члена прижалась к входу в киску. Лорен стонала и все крепче обхватывала Раса ногами, придвигая его ближе, пока он не начал входить в нее. Член был толстым, и тело сопротивлялось, с трудом принимая его, но Лорен покачивала бедрами, шире раздвигая ноги, и вжималась пятками в ягодицы Раса.

— Возьми меня… — стонала она

Напрягшись всем телом, он заскулил, отрываясь от ее груди, а затем оперся руками на кровать по обеим сторонам от плеч Лорен, дернул бедрами и оттолкнулся. Ей пришлось освободить его, так как он был достаточно силен, чтобы вырваться. Рас отбросил себя от кровати, попятился и приземлился задницей на пол.

Лорен резко села, глядя на него широко раскрытыми глазами. Она задавалась вопросом, что случилось, но выражение ярости на его лице заставило ее замереть. Вскочив на ноги и спотыкаясь, Рас бросился в ванную и, не закрывая двери, метнулся к душевой кабине. Он включил воду и шагнул под струи воды, рывком захлопнув за собой стеклянную дверцу.

Лорен была шокирована, наблюдала за Расом через стекло, но он на нее даже не посмотрел. Схватив гель для душа, Рас, не глядя, вылил большое количество в ладонь и, опустив руку, с силой сжал твердый член. Его рука двигалась по жесткой плоти неистовыми рывками.

Лорен перевела взгляд на лицо Раса, который крепко зажмурился и, не открывая глаз, опустил голову. Лорен слышала, как из его горла вырвалось злобное рычание, в то время как рука на члене задвигалась быстрее, почти яростно. Рас напрягся, мышцы словно окаменели, и он громко зарычал. Переключив внимание на его бедра, она смотрела, как он кончает. Сперма струей ударила в плитку перед ним, а тело вздрагивало от каждого движения кулака, заставляющего продолжать кончать.

«Какого черта?». Лорен чувствовала себя раненой и потрясенной. Она предложила Расу свое тело, но он предпочел заняться мастурбацией. Он что, реально слишком хорош, чтобы входить в нее? Счел ее недостаточно привлекательной? Она боролась со слезами. Лорен знала, что этот парень невероятен, но до этого момента думала, что он хочет ее, раз практически напал на нее ртом.

Перевернувшись, Лорен дернула рубашку вниз, скрывая тело, которое Рас счел настолько непривлекательным, что отказался от него. Она услышала, как выключился душ, и, борясь со слезами, повернулась спиной к ванной. Парень предпочел трогать себя сам, вместо того, чтобы заняться любовью с ней. Это было катастрофой для ее чувств и для ее гордости.

Минуту спустя Рас зашел в спальню.

— Извини, — вытерев слезы, Лорен повернулась, чтобы мрачно посмотреть в лицо Раса, который стоял, снова обернув бедра полотенцем. — Почему ты плачешь?

— Значит лучше подрочить, чем войти в меня? — она ненавидела боль, которую выдавал ее голос.

Рас моргнул.

— Я никогда бы в тебя не вошел. Это причинило бы тебе боль, а я никогда не стану рисковать подобными вещами.

— Каким образом это причинило бы мне боль? — Лорен вообще ничего не понимала.

Осторожно подойдя ближе, он присел возле кровати. Выражение его глаз смягчилось.

— Я крупнее ваших мужчин и грубее. Тебе было бы больно, Лорен. Я стал бы жестоким, и взял бы тебя слишком резко. Поэтому я никогда не стану брать тебя или заставлять принять мое тело в свое.

Лорен даже не знала, что на это ответить, поэтому молчала, но через некоторое время дар речи к ней все же вернулся.

— Но ведь можно быть нежным.

Рас сглотнул и его кадык дернулся.

— Я не настолько хорошо себя контролирую и поэтому не доверяю себе.

— Не понимаю.

— Знаю, но я делаю это, чтобы защитить тебя. Я никогда не обижу тебя, Лорен. Никогда, — он моргнул. — Я хотел бы обнять тебя и спать с тобой в моих руках. Можно?

Лорен силилась понять его логику, но в данный момент точкой преткновения было то, что Рас хочет спать с нею, поэтому лишь кивнула. Парень изначально не собирался ее трахать, но занимался с ней оральным сексом, и был невероятно в этом хорош. Рас боялся причинить ей боль, и она могла понять, почему это так беспокоит. Его член был большим. Может быть, когда — то он травмировал женщину из — за того, что был более чем одарен ниже пояса. Лорен частенько слышала, что чем больше, тем лучше, но в данном случае это и правда могло быть больно.

— Спасибо, — улыбнулся Рас. — Я очень хочу держать тебя в своих руках. Пойду надену боксеры.

Поднявшись, Рас развернулся, открыл ящик и достал чистые боксеры, но на сей раз просто скинул полотенце, повернувшись спиной к Лорен, и предоставив возможность снова полюбоваться его прекрасной задницей. Она внимательно следила за тем, как он наклонился, надел боксеры и выпрямился. Рас повернулся и, посмотрев своим темным пристальным взглядом ей прямо в глаза, медленно подошел к кровати. То как он двигался, было чрезвычайно сексуально, в этом было что — то первобытное, но Лорен помнила, что Рас не был человеком на все сто процентов.

Остановившись у кровати, Рас протянул Лорен руки, и она вложила свои ладони в его, после чего он нежно потянул ее, помогая подняться с кровати. Он улыбнулся и, отпустив Лорен, откинул одеяла, готовя для них постель. Лорен не представляла, как они вдвоем поместятся на таком узком матрасе, если только не сплетут тела между собой.

— Сними рубашку, — Рас повернул Лорен к себе лицом. — Я хочу снова посмотреть на тебя и прикоснуться.

В отличие от Раса, она колебалась, поэтому он ухватился за низ ее рубашки и стянул через голову. Оказавшись перед ним голой, она тут же почувствовала смущение, когда его обжигающий пристальный взгляд впивался в каждый дюйм ее тела. Они смотрели друг на друга, и из приоткрытых губ Раса вырвалось тихое рычание.

— Ляг и открой для меня бедра. Я снова хочу тебя попробовать.

Тот факт, что он хотел повторения, ошеломлял так сильно, что ее сердце пропустило удар. Значит, оральный секс для него — дегустация? Лорен отметила это про себя, но все же легла на спину. Очень нервировало лежать вот так, полностью выставляя свое тело на показ, но Рас, казалось, вовсе не замечал ее лишний вес, судя по тому, как быстро устроился возле нее на краю матраса. Одной рукой обхватив бедро Лорен, чтобы тем самым раздвинуть ей ноги, Рас развернулся, устраивая свое тело вдоль ее, и склонил голову, становясь все ближе. Комнату заполнили звуки сексуальных рычаний, но Лорен уже знала, что это признак его возбуждения.

Рас раскрыл ее бедра шире, и она закрыла глаза, что помогало побороть застенчивость. Облизав клитор, он начинал дразнить его, своим языком отправив Лорен на небеса, и она застонала, в то время как Рас рычал, посылая к комку нервов мягкую вибрацию. Когда страсть Лорен разгорелась, исчезло все смущение, и она была готова разрешить Расу делать с ее телом все, что угодно. Повернув голову, Лорен посмотрела на Раса, сидящего на краю кровати лицом к ней и изогнувшего верхнюю часть тела достаточно, чтобы дотянуться до киски. Его боксеры приподнимались спереди от эрекции, которую невозможно было не заметить.

Было легко потянуться и прикоснуться к нему через тонкий черный материал. Член был действительно твердым, когда она погладила его. Реакция Раса была молниеносной — оторвавшись от киски, он зарычал и, резко вскинув голову, встретил пораженный взгляд Лорен.

— Не делай этого.

— Я тоже хочу к тебе прикасаться.

— Это плохая идея.

— Пожалуйста.

Вновь зарычав, Рас выпустил ее бедра и сел.

— Мой член больше, чем у ваших мужчин, и в конце я раздуваюсь. Это происходит прямо перед тем, как я испытаю сильное удовольствие, и после этого остаюсь раздутым в течение нескольких минут. Я не хочу пугать тебя.

Эти новости были несколько ошеломляющими.

— В каком смысле ты раздуваешься?

— Я раздуваюсь прямо перед тем, как кончу. Я отличающийся… измененный, Лорен. Это еще одна причина, по которой я никогда в тебя не войду. У основания члена я становлюсь более толстым, и тебе было бы больно и некомфортно. Если в этот момент я буду в тебе, то не смогу выйти из твоего тела, пока не спадет опухоль. Наши женщины считают это приятным, но, как мне сказали, не все ваши женщины разделяют это мнение.

— Ты раньше спал с кем-то вроде меня?

— Нет, — Рас выглядел мрачным. — Я не занимался сексом уже очень долгое время. И это следующая причина, почему я никогда в тебя не войду.

Лорен посмотрела ему в глаза, и их выражение она назвала бы затравленным.

— Честно говоря, я думала, что ты, наверное, просто не хочешь быть во мне.

— Хочу, и настолько сильно, что это причиняет боль, — прорычал он.

— Сними боксеры, — Лорен облизала губы. — Я хочу потрогать тебя. И ты не напугаешь меня своим раздуванием.

Рас изучал ее глаза в течение долгих секунд, прежде чем кивнул.

— Я не причиню тебе вреда, Лорен.

Она смотрела, как он встал и замялся в ожидании, будто она может передумать. Рас снял боксеры, лишь когда почувствовал уверенность, что Лорен не боится. Член был большим, толстым и более чем впечатляющим. Рас замер, давая ей оценить увиденное.

— Сядь, — Лорен подвинулась ближе к стене, чтобы освободить для него больше места. — Я не боюсь, Рас.

Он сомневался и, медленно присев на край кровати, снова замер, прежде чем повернуться к Лорен достаточно, чтобы прикоснуться. Приподнявшись, она мягко обхватила твердое как сталь основание члена, кожа которого на ощупь была прекрасна — горячая и упругая. Когда Лорен начала гладить ствол вверх и вниз, то медленно подняла глаза, чтобы видеть лицо Раса.

Он немного запрокинул голову и, приоткрыв рот, тихонько рычал, так сильно стиснув пальцами край кровати, что побелели костяшки. Словно он боялся прикоснуться к Лорен. Это сделало ее более дерзкой, и она, поерзав, встала с постели и посмотрела Расу в глаза.

— Спасибо за то, что прикоснулась ко мне, — его голос был очень глубоким, в глазах горела страсть, и он с любопытством посмотрел на Лорен. — Что ты делаешь?

Когда она опустилась перед ним на колени, то увидела на лице Раса шок, и улыбнулась тому, как его глаза округлились от удивления.

— Раздвинь ноги. Я хочу прикасаться к тебе еще.

Он засомневался, но все же раздвинул ноги, позволяя ей подвинуться ближе. Лорен заметила, как Рас вцепился руками в кровать с такой силой, словно от этого захвата зависела его жизнь. Он явно чувствовал себя неуверенным и смущенным сменой ролей, но Лорен решила, что при этом он выглядит мило и невероятно сексуально. Она снова взялась за член. Он был таким большим, что она не могла обхватить его полностью.

Тогда она дотронулась до него второй рукой, поместив ее чуть выше первой. Рас был определенно двуобхватным, и Лорен улыбнулась этой мысли.

Рас тихо рычал, в то время как ее руки исследовали твердую длину. Кожа была гладкая как атлас, но под ней он был таким твердым, что это сделало бы честь любой эрекции. Рас зарычал снова, но на это раз глубже, и Лорен увидела, как он, закрыв глаза, тяжело дышал, обнажая острые клыки.

— Я вижу, почему ты боялся сделать мне больно, — мягко сказала она, — Ты крупнее и толще чем кто — либо, кого я когда — либо видела. Я хоть я и не видела многих голых мужчин, но ты, определенно, производишь впечатление.

— Твои руки такие мягкие. В них совсем нет грубости, — стонал Рас, — Чувствовать их настолько приятно.

«Грубость?». Не понимая, что он имеет в виду, Лорен остановилась и вопросительно посмотрела на него. Когда Рас открыл глаза, что — то в ее выражении, должно быть указало на непонимание, поэтому он протянул руку и положил ладонью вверх на свое бедро.

— У наших женщин руки, как у меня.

Она выпустила член, чтобы пощупать протянутую руку. Кожа ладоней была жесткой, напоминающей небольшие костные мозоли, и Лорен, погладив указательный палец, пощупала подушечку на его кончике. Кожа там была очень жесткая и грубая, и Лорен поняла разницу — ее руки были мягкими на всем протяжении.

— Мне не стоит надеяться, что у тебя есть лосьон, так ведь?

— В верхнем ящике тумбочки, — улыбнулся ей Рас. — У нас сильное сексуальное влечение. Ты всегда найдешь лосьон в любой нашей сумке. Нам он нужен для разрядки.

Лорен улыбнулась, так ее умилил ответ Раса и его честное признание в том, что он занимается мастурбацией. Она никогда не встречала никого подобного ему, ведь большинство мужчин лучше бы умерли, чем признались в таком. Открыв ящик, Лорен нашла большую бутылку лосьона, похожего на детское масло, и с улыбкой открутила крышку.

— А ты амбициозен, раз купил это.

— Я не понимаю.

— Ну, ты решил, что тебе будет нужно так много лосьона. Это амбициозно. Понимаешь?

— Этой бутылки мне хватает меньше, чем на неделю. Наше сексуальное влечение очень высокое, а я — собака, так что практически всегда возбужден.

— Сколько раз в день ты используешь лосьон? — выгнула бровь Лорен.

— По крайней мере, дюжину раз, — Рас все еще усмехался, а Лорен чуть не выронила бутылку из рук.

— Сколько тебе лет?

— Я точно не знаю, — он пожал плечами. — Врачи могут лишь предполагать по состоянию костей и зубов. В центрах тестирования мы потеряли счет времени. Врачи думают, что мне тридцать с чем — то. Разве Ваши мужчины не делают этого?

— Да, но не так. Чем моложе мужчина, тем чаще это делает. Чем старше, тем реже. По крайней мере, так говорят, но я не эксперт.

Рас кивнул.

— А я думал, что человеческие мужчины такие же.

— У женщин наоборот, по крайней мере, у меня.

— Что ты имеешь в виду?

— Когда я была моложе, то сексуальное влечение не было таким сильным. К тридцати оно значительно возросло.

— Значит, ты спала с Биллом, — прищурившись, он поджал губы.

— Нет, — Лорен, нахмурившись, поглядела на Раса. — Я сама о себе забочусь.

— Ты сама себя трогаешь? — его глаза округлились от удивления.

— Причем часто. Вот почему мне не приходится волноваться о поиске мужчины.

— Не знал, что нормальные женщины делают это. Наши не делают. Если им хочется секса, они просто находят мужчину, который о них позаботится.

— Нормальные женщины?

— Это неправильное слово, — смутился Рас. — Ты не одна из женщин на видео, которые снимают для сексуальной стимуляции. Я думал, что только они трогают себя, чтобы возбудить мужчин, поскольку им платят за то, что они это делают.

Лорен поставила лосьон на пол, пытаясь скрыть удивление от подобного ответа, не имея понятия, как на это реагировать, поэтому решила закончить беседу. Подростки, вероятно, не расходовали лосьон в таком количестве, как Рас, и это впечатляло. Возможно, Новые Виды с возрастом не замедляются. Лорен распределила лосьон между ладонями и снова потянулась к члену.

Улыбка Раса тут же исчезла, в горле загрохотало рычание, и он посмотрел ей в глаза.

— Твои прикосновения гораздо лучше всего, что я когда — либо чувствовал.

Лорен улыбнулась в надежде, что он имеет в виду именно это. Она ласкала член от головки к основанию, исследуя руками каждый дюйм, и старалась по выражению лица Раса выяснить, что он любит больше всего. А также по тихому рычанию.

— Быстрее, — попросил Рас, — пожалуйста.

Крепче ухватившись за член, Лорен начала массировать быстрее, чувствуя, как Рас напрягся, и как разбухала плоть в ее руках. Толщина ствола увеличивалась на глазах и Лорен не могла не смотреть на это. Орган не удлинялся, но стал заметно толще у основания. Громко зарычав, Рас начал содрогаться всем телом, и Лорен удалось прижать ладонь к вершине головки, чтобы горячая влага ударяла ей в руку. Парень был силен даже в этом — она чувствовала давление от каждого выстрела спермы.

Лорен очаровало, как меняется выражение лица Раса, когда агония сексуального желания отпускает его, и как расслабляются его мышцы.

Он тяжело дышал, соски были твердыми, и она в очередной раз убедилась, что перед нею самый сексуальный парень из всех ныне живущих. В ней пошевелилась гордость от осознания того, что это она стала причиной его удовлетворения, и что он наслаждался ее прикосновениями как ничьими другими. Когда Рас открыл глаза и улыбнулся, то его взгляд чуть не расплавил сердце Лорен, столько в нем было нежности и теплоты, и ей захотелось поцеловать Раса.

Внезапно он пододвинулся ближе, и она задержала дыхание в надежде, что Рас поцелует ее сам. Но его лицо замерло в дюймах от ее лица, а затем он потянулся к полу и поднял сброшенную ранее рубашку. Разочарованная, Лорен опустила глаза, чтобы скрыть огорчение, в то время как Рас нежно стирал с ее ладоней следы лосьона и его собственной разрядки.

— Если ты продолжишь трогать меня, я захочу, чтобы ты снова это сделала, — сказал он мягко, очень хрипло и чувственно.

Отбросив рубашку, Рас схватил Лорен за бедра, заставив задохнуться от шока, и поднял ее. Она вцепилась в его бицепс, чтобы не упасть лицом к нему на грудь, и он, повернув ее в своих объятиях, уложил спиной на матрас. Рас внезапно освободил Лорен, чтобы ухватить за ноги, с рычанием осмотреть киску, а затем соскользнуть на пол и склониться над ней.

Лорен могла только судорожно вдохнуть, когда ищущий рот нашел клитор, стегнув по нему языком, и Рас принялся посасывать комок нервов.

Запрокинув голову, она цеплялась за простыни, лишь бы за что — то держаться, когда волны удовольствия проходили через все тело. Это было похоже на самое приятное в мире нападение, поскольку рот Раса не знал жалости, заставив почти моментально достичь кульминации.

Рас отпустил ноги Лорен, просунул руки ей под спину и бедра, и приподнял, укладывая ее на бок спиной к нему. Сам он тут же лег рядом на узкий матрас, притягивая Лорен к своему большому телу, и приподнял ей голову, чтобы подложить свою руку вместо подушки. Он обвился вокруг Лорен, обхватив второй рукой за талию, устраивая член между ее бедер, а теплыми губами утыкаясь ей в шею.

— Тебе удобно?

— Ты снова возбудился.

— Рядом с тобой я всегда буду твердым, — рассмеялся Рас. — Спи, Лорен. Ты устала, да и мне надо отдохнуть.

Тело Раса было теплее ее собственного, да она сама была разогрета после всех тех вещей, которые он ей сделал. Так или иначе, Лорен заснула быстро. Это был долгий напряженный день, но в объятиях Раса она чувствовала себя в безопасности. Когда Лорен задремала, Рас обнюхал ее, прижал к себе крепче и прошептал: «Ты идеально подходишь для моих объятий, и я так хочу удержать тебя. Если бы моя жизнь была другой, то наше время, может быть, не было бы таким коротким».

* * *

Рас точно знал, когда Лорен погрузилась в глубокий сон — ее дыхание замедлилось, а тело расслабилось. Лежать с ней в одной постели казалось Расу правильным, словно ее место именно здесь. Желание удержать Лорен стало невыносимым, и ему пришлось сопротивляться порыву окружить ее своим телом и охранять.

Стоило представить себе момент их скорого расставания, как каждый удар сердца начинал причинять боль, и Рас начинал задыхаться. Но, когда его команда найдет Билла, это должно будет случиться. Лорен отпустят на свободу, ведь у Раса больше не будет причины держать ее рядом с собой. Она вернется в свой мир, и он больше никогда ее не увидит.

В горле зародился рык, но Расу удалось сдержать его. Лорен такая маленькая, и ее можно так легко заставить остаться. Если бы он решился на это, у нее не было бы никакого шанса сбежать. Часть его хотела сделать именно так, но здравый смысл продолжал бороться с этими сумасшедшими мыслями. Лорен заслуживает свободы, нельзя просто взять и лишить ее этого. Нельзя принудить ее жить в клетке, она бы возненавидела его за это. Рас хотел ее ненависти меньше всего.

Все его огромное тело дрожало при воспоминании о ее руках, прикасающихся к нему. Рас вдохнул аромат Лорен. Каждый даже самый маленький вдох наполнял всю его сущность ее ароматом, пока тот не достиг души. Собственнические чувства, которые испытывал Рас, были плохими. И неправильными. Он знал, что ранен глубоко внутри, и эти запретные чувства лишь доказывали это. Ни один нормальный мужчина не подумал бы так поступить.

Рас отпустит ее, когда они схватят Билла. Иного не дано. То, что произошло между ними, не дошло до точки невозврата. Он смог не причинить ей боль и очень этим гордился. Рас постарался расслабить сведенные словно судорогой мышцы. Лорен не принадлежит ему, чтобы удерживать ее. Просто нужно почаще напоминать себе об этом.

Глава 7

Лорен проснулась лежащей на животе от звука закрывающейся двери и журчания льющейся воды. Открыв глаза, она повернула голову и обнаружила, что лежит в кровати одна. Рас же был в душевой кабине. Дверь ванной оставалась открытой, и Лорен залюбовалась, как он в брызгах воды, слегка запрокинув голову, мыл волосы. Губы Лорен изогнулись в улыбке.

Желание присоединиться к Расу заставило ее сесть, сдвинуть одеяло, и встать. Вид его намыленных рук, скользящих по мускулистой груди и затвердевшим соскам, манил. Это зрелище было захватывающим. Рас скользнул ладонями по крепкому животу, и когда он начал мыть член — прекрасный и твердый — все тело Лорен вспыхнуло от желания. Она вошла в ванную.

Услышав шаги, Рас повернулся, открыл глаза и через прозрачное стекло улыбнулся Лорен. Улыбнувшись в ответ, она быстро воспользовалась туалетом, и решила присоединиться к Расу, в то время как он смывал небольшое количество пены с коротких волос на макушке. Когда Лорен открыла дверь и шагнула в тесную кабинку, Рас выглядел удивленным, но потеснился, хотя его глаза, казалось, потемнели.

— Тебе не стоит заходить сюда ко мне.

Это было больно и обидно.

— О. Извини, — Лорен развернулась, рывком открыла двери и решила сбежать. Ее самолюбие было задето. Она-то думала, что он будет рад. Ну что ж, значит, ошиблась.

Но Лорен не успела убежать далеко — ее схватила за руку высунувшаяся из кабинки намыленная ладонь. Обернувшись, Лорен снизу вверх посмотрела на хмурое лицо Раса.

— У тебя выразительное лицо, и я не мог не заметить боль, словно я прогоняю тебя. Это не так. Утром, пока я не помоюсь и не поем, мой самоконтроль не в лучшем виде. Никогда не думай, что я тебя не хочу, Лорен. Просто полагаю, что в данный момент находиться рядом со мной небезопасно.

— Почему?

— Я могу тебя схватить, прижать к стене и войти в тебя, — ответил Рас после некоторой заминки и голос его углубился. — И еще больше времени мне нужно после пробуждения, если ты рядом со мной голая. Ты не представляешь, как трудно было встать с постели, и оторваться от твоего тела.

— Можно многое сделать друг другу и помимо секса, — повернувшись лицом, Лорен окинула жадным взглядом его тело. — Позволь мне тебя потрогать.

Он не ответил, но зарычал. Теперь этот звук вызывал у Лорен улыбку, а когда член Раса удлинился и потяжелел, она получила ответ на свою просьбу. Лорен медленно двинулась ближе, взяла гель для душа, открыла крышку и вылила содержимое бутылки на ладонь. Намыленной рукой она сжала твердеющий член, а второй убрала бутылку подальше, чтобы, наклонившись ближе, сжать ствол уже двумя руками. Ртом же она припала к темному соску Раса.

Рас зарычал. Раньше этот звук чертовски испугал бы ее, но теперь Лорен точно знала, что чем громче Рас рычит, тем сильнее возбужден. Он прижался спиной к покрытой кафелем стене, выгнув бедра и расставив широко ноги, тем самым предоставляя рукам Лорен полный доступ. Убрав со ствола одну руку, Лорен скользнула ей между бедер Раса и начала массировать мошонку.

Грудь под ее губами вибрировала, пока Лорен посасывала твердый бугорок, прижимаясь к напряженному рельефному животу и нежно водя ногтями по чувствительной коже.

Рас не отстранялся. Вместо этого он подался вперед, медленно покачивая бедрами, и Лорен одной рукой ласкала его тело, а второй продолжила поглаживать гладкий ствол. Выпустив изо рта один сосок, она начала поддразнивать второй и подняла взгляд, чтобы видеть, как в муках страсти искажается лицо Раса. Закрыв глаза, он откинул голову на стену и стонал, оскалив острые клыки.

Его тело напряглось и словно окаменело, напоминая собой прекрасную скульптуру из крови и плоти. Лорен щелкнула языком по соску, а затем прищемила его зубами. Содрогнувшись всем телом, Рас толкнулся ей в руку настолько сильно, что Лорен, скорее всего, врезалась бы в стену, если бы он не схватил ее обеими руками. Когда член начал распухать, Лорен схватилась за него обеими ладонями и начала гладить быстрее, зная, что Рас уже на краю экстаза. Он застонал, и струи горячей спермы ударили в живот Лорен. Рас замер и лишь тяжело дышал.

Лорен с улыбкой отпустила его, а затем взяла гель, чтобы помыть тело Раса. Ей было радостно видеть на его лице умиротворенное выражение и полуулыбку на губах. Она начала мыть Расу грудь, наслаждаясь как прикосновениями, так и тем, что он больше не возражает.

— Я хочу всегда принимать с тобой душ, — Рас открыл глаза.

— А я бы не возражала всегда принимать душ с тобой, — улыбнулась ему Лорен.

Внезапно он развернул ее в своих руках так, что Лорен вжалась спиной в его живот и грудь, а затем, наклонившись, скользнул руками по ее бедрам к внутренней стороне, и надавил на них.

— Раздвинь ноги и откройся для меня. Обопрись на стену перед тобой. Прогнись, — шептал Рас прямо возле ее уха.

Она затрепетала от одной лишь мысли о том, что он войдет в нее сзади, и идея быть взятой Расом разожгла огонь во всем теле. Лорен никогда в своей жизни не хотела никого сильнее, и никто не возбуждал ее так быстро. Засунув руки под воду и смыв мыльную пену, Лорен положила ладони на стену, выгнула спину, и приготовилась, раздвинув ноги и тем самым освободив место для Раса.

Лаская внутреннюю сторону ее бедер, он прижал одну руку к киске, и Лорен застонала, когда пальцы потерли клитор с обеих сторон. Струи воды тяжело падали на спину, но она этого уже не замечала, поскольку Рас продолжал поглаживания. Ей оставалось лишь ждать и надеяться, что он возьмет ее сзади. Рас прекратил трогать клитор, и Лорен ахнула, поскольку в нее внезапно вошел один палец. Рас за ее спиной зарычал, обнаружив готовность Лорен принять его, и когда вытащил палец, она зажмурилась, полагая, что сейчас он, наконец, ее трахнет.

Но в киску проник не член. Вместо него в лоно ворвались два пальца, и замечательные ощущения быть растянутой изнутри заставили Лорен стонать и прижиматься к ласкающей ее руке. Рас наклонился еще немного, прижимаясь к Лорен всем телом и с силой трахая пальцами киску.

— Такая тесная, — прохрипел Рас возле уха Лорен, — Такая горячая и влажная для меня. Я не делаю тебе больно?

Лорен была не в состоянии говорить, поэтому лишь покачала головой и раздвинула ноги шире, пока они не уперлись в стены душевой кабинки. Выгнув спину, она подавалась навстречу пальцам, тем самым убеждая Раса взять ее. И вот, наконец, нашлись нужные слова.

— Трахни меня, Рас. Пожалуйста!

Он с рычанием убрал пальцы, и Лорен прикусила губу, ожидая проникновения, но вместо этого Рас схватил ее обеими руками за ребра. Он был достаточно силен, чтобы резко оторвать Лорен от стены и развернуть к себе лицом, отчего она широко распахнула глаза и встретилась с ним взглядом.

— Обхвати меня за шею.

Лорен не колебалась ни секунды и Рас, наклонившись, облегчил ей задачу, обхватив одной рукой за талию и приподняв.

Своим большим телом он прижал Лорен к стене и несколько секунд они смотрели глаза в глаза, словно изучая друг друга.

— Обхвати меня ногами.

Голос Раса, звучавший грубо и резко, казался скорее животным, чем человеческим, но Лорен это не волновало, и она просто подняла ноги выше. Было трудно обхватить ими мокрое скользкое тело, но Рас помог ей, придержав за бедро и приподняв выше. Она обхватила его за талию и сцепила лодыжки.

Рука под ее голенью играла с клитором, и Лорен уронила голову Расу на плечо, постанывая и крича. Два пальца вошли в киску, трахая быстро и глубоко, в то время как большой палец кружил вокруг комочка нервов.

Удовольствие стало почти невыносимым, и Лорен не могла ни о чем думать, в то время как Рас так крепко прижимал ее к стене, что было невозможно пошевелиться.

Лорен с криком кончила, но прижималась ртом к его коже, и это приглушило звук. Ее тело содрогалось, а ноги начали соскальзывать с талии Раса, поскольку Лорен уже не могла держаться за него, но он не позволил ей упасть и переместил пальцы в лоне. Лорен снова закричала. Когда Рас потер пальцами нужную точку внутри нее, она задергалась еще сильнее, все еще прибывая во власти оргазма. Он продолжал делать это, пока Лорен не попросила его остановиться, неспособная вытерпеть больше. Пальцы медленно вышли из ее тела, и она подняла голову, чтобы посмотреть в сексуальные глаза Раса.

Он поднял Лорен выше, пока их лица не оказались на одном уровне, зарычал и внезапно спрятал лицо в изгибе ее шеи, острыми зубами прихватив кожу. Рас не кусал, и Лорен не беспокоили его клыки на ее коже. Она доверяла ему и, крепче обняв его за шею, снова обхватила ногами сразу же, как только пришла в себя после бурного оргазма. Член оказался зажат между телами, но освободился, стоило Расу приподнять Лорен. Он поднял ее еще выше и слегка опустил, прижавшись твердой длиной к входу в киску.

— Говори со мной, — прохрипел он.

— Что ты хочешь от меня услышать? Это было удивительно.

— Скажи мне не входить в тебя.

— Я тоже тебя хочу.

— Я сделаю тебе больно, — застонал он.

— Я хочу тебя, — Лорен покрепче обхватила Раса ногами, и соблазнительно потерлась о его тело.

Рыкнув, он вцепился ей в бедра и поразил Лорен, скинув с себя ее ноги, а затем сдвинув их вместе так, что эрегированный член оказался зажат между ними.

— Держись за меня. Ты хоть сколько-нибудь весишь?

— Да, — она крепче обняла Раса за шею.

Глядя прямо на Лорен, он толкнулся бедрами вперед. Член в ее тело не вошел, но сила движения отбросила бы Лорен назад, если бы Рас не удерживал ее своими сильными руками. Она ахнула, а он снова зарычал.

— А я взял бы тебя сильнее. Понимаешь? Стоит мне войти, как я стану слишком грубым. А ты внутри такая маленькая. Тебе было бы очень больно, поэтому я не сделаю этого.

— Будь нежным. Мы сделаем это медленно.

Рас отвернулся и закрыл глаза.

— У меня есть проблемы, которые ты не сможешь понять, — он отодвинулся от Лорен, пошевелил бедрами и освободился, поэтому ей пришлось срочно искать опору.

— Иди, — распахнув дверь душевой, Рас отпустил Лорен и осторожно выставил из кабинки.

Она оказалась стоящей на холодном полу ванной, ошеломленная и мокрая. Хлопнув дверью душевой, Рас закрылся от Лорен, и сжал член. Она попятилась и, едва успев взять полотенце, мельком увидела руку Раса, отпустившую дверь и схватившую мыло.

Он мастурбировал прямо перед Лорен, демонстрируя зверство и силу мышц, отчего по ее позвоночнику медленно пополз страх. Если бы Рас взял ее так, как он обращался со своим телом, это действительно было бы больно. Факт того, что он не страдал, отказавшись от нее, заставил Лорен пошатнуться, выбежать прочь и рухнуть на кровать.

* * *

Поглядев на Брасса, Шэдоу перевел взгляд на часы, а затем снова на Брасса. Тот нахмурился и Шэдоу вздохнул.

— Уже перевалило за восемь.

— Так и есть, — кивнул Брасс.

— Может, стоит проверить их? Как правило, в шесть Рас уже здесь ест свой завтрак. Их еда остыла.

Брасс покачал головой.

— Когда я проходил мимо комнаты Раса, то слышал кое-какие звуки. Оставь его в покое.

— Какие звуки? — выгнул бровь Шэдоу.

— Он не насиловал ее, если это то, о чем ты волнуешься, — усмехнулся Брасс. — Судя по звукам, они занимались сексом, но это было по взаимному согласию. Я слышал, как женщина стонала имя Раса.

— Я даже не знаю, волноваться мне по этому поводу или радоваться.

— Мы должны радоваться за него, — снова нахмурился Брасс. — Она привлекательная и они хорошо проводят время вместе.

— Это же Рас. Причины волноваться есть.

Брасс колебался.

— Секс с людьми — это просто немного иной опыт, но в этом нет ничего такого, о чем стоит переживать. Мы контролируем наши тела и нашу силу. С ним все будет в порядке, и с ней тоже.

— Просто ты никогда не выносил того, что пришлось вынести нам, — голос Шэдоу понизился. — У нас свой пункт насчет человеческих женщин. Вид их тел приводит в ярость, поскольку мы вспоминаем то, что делали с нами. Секс не приятный, а позорный и болезненный. Мы оба боимся, что если окажемся в постели с человеческой женщиной, то можем слететь с катушек. Мы с ним много раз обсуждали это.

— Я сожалею о том, что произошло с вами, но уверен, что Рас в порядке. Он — разумный мужчина, ее защитник, и не сомневаюсь, что позаботится о ней.

— Один вид голой женщины заставляет заново пережить произошедшее в прошлом. Тебя никогда не вынуждали извергать сперму, после чего машина не останавливалась, а это было нереально больно. Твой член остается твердым, поскольку ты создан таким, и ты переживаешь долгие часы боли с редкими краткими вспышками удовольствия от вынужденного оргазма. Изображения человеческих женщин и наркотики — именно это использовали, чтобы поддержать эрекцию.

— Я забыл, насколько вы пострадали, — Брасс немного побледнел.

— Вчера вечером Рас боялся взять ее в свою комнату. Она слишком сильно привлекала его.

— Она привлекательная.

— Ты даже представить себе не можешь насколько. Когда ты ушел поговорить с Вендженсом, я попросил ее распустить волосы. Рас уронил тарелку с едой.

— Длинные и красивые? — проворчал Брасс.

— Такие волосы, которые мужчина захочет трогать и чувствовать на своем теле, — кивнул Шэдоу. — Они выглядели очень мягкими.

Брасс посмотрел на часы.

— Если Рас скоро не придет, то мы уедем без него.

— Нам стоит проверить их и удостовериться, что они в порядке.

— Звучало так, будто у них все более чем прекрасно. Возможно, потребность защитить ее сломала установки. Когда она простонала его имя, это явно не напоминало крик о помощи.

— Я все еще волнуюсь.

— Ты должен верить в своего друга. Я верю.

Шэдоу замялся.

— Он всегда был сильнее меня. Я должен верить, что он не навредит ей. Все равно мы уедем без него. Один из нас должен остаться охранять женщину или придется попросить человеческих мужчин позаботиться о ней до нашего возвращения.

Брасс барабанил пальцами по столу.

— Я надеялся взять ее с нами и с ее помощью загнать Билла в ловушку. Так что мы дадим им еще немного времени.

* * *

Завернувшаяся в полотенце Лорен ютилась на кровати, когда Рас выключил воду и зашел в спальню в точно таком же полотенце вокруг бедер. Взгляд темных глаз скользнул по комнате, нашел Лорен и Рас медленно приблизился, пока не опустился перед нею на колени. Его лицо выражало такую печаль, что у Лорен заболело сердце.

— Прости меня. Я сильно тебя напугал?

— Я не понимаю. Тебе больно? В этом дело?

— Нет, — кончиками пальцев он погладил сзади ее руку. — Мерсил делали со мной кое-какие вещи, и сейчас это заставляет меня бояться навредить тебе, — Рас прекратил поглаживания и сжал ладонь Лорен. — Они использовали изображения человеческих женщин и заставляли страдать. Я боюсь, что если окажусь внутри тебя, то потеряю контроль, поскольку они объединяли удовольствие с сильной болью. Я еще недостаточно доверяю себе, и пока есть хоть один шанс, что не смогу разделить эти переживания, я не готов взять на себя такой риск.

— Ты… гм… был так груб с… гм… ты знаешь, — Лорен отчаянно краснела.

— Мне привили высокую терпимость боли, вынуждая отдавать свое семя.

На глаза Лорен навернулись слезы, но она изо всех сил старалась их сдержать.

— Они вынуждали тебя заниматься мастурбацией? Теперь тебе нравится секс вместе с болью? В этом дело? Я прочитала много книг и знаю, что некоторым людям такое необходимо.

— Нет, — мягко зарычал на нее Рас. — Я не желаю боли ни для одного из нас. Я просто боюсь, что если войду в тебя, то это будет слишком приятно, и я потеряю контроль. Мне страшно, что я буду брать тебя слишком грубо и не смогу остановиться.

— Я в это не верю, — Лорен смотрела глубоко ему в глаза.

— Но это было. Они делали со мной мерзкие вещи.

— Я не это имела в виду. Просто не верю, что ты бы стал со мной грубым и сделал больно. Ты такой замечательный. Признаюсь, у меня не много сексуального опыта, но мне так жаль, что ты не можешь увидеть себя моими глазами.

— Дай мне немного времени.

Лорен вдруг стало смешно, и она засмеялась.

— Я не могу пойти домой, помнишь? У нас будет много времени.

— Мне очень жаль, что ты застряла здесь со мной.

— А мне нет, — Лорен сжала руку Раса.

— Нам нужно одеться и сходить поесть. Мы оба проголодались.

— Хорошо.

— Извини.

— Все в порядке, — и хоть Лорен еще многого не понимала, но имела в виду именно то, что сказала. Душа Раса изранена, он подвергся пыткам как эмоционально, так и физически, и, судя по всему, боится полового акта. — У нас все получится.

Рас выпустил ее руку, встал и достал для них обоих одежду из комода. Лорен уже привыкла быть голой наедине с ним, поэтому без смущения скинула полотенце и надела предложенные вещи. Одежда была настолько велика, что Расу пришлось воспользоваться ножом и подрезать штанины, а также рукава, дабы освободить руки и ноги Лорен.

— Это не самый мой стильный прикид.

— Я считаю, что ты выглядишь очень привлекательно, — ответил Рас, осмотрев ее.

Это заставило Лорен улыбнуться.

— Спасибо.

Они оба воспользовались туалетом, и Рас настоял на том, чтобы тщательно расчесать ей волосы. Лорен села на кровать к нему спиной, и позволила нежно расчесывать спутанные пряди. Это было приятно, немного слишком интимно, и в новинку для Лорен, ведь ни один мужчина не делал для нее подобного, но она наслаждалась этим.

— Пойдем, — Рас встал, отложил расческу и направился к выходу.

Открыв дверь, он жестом сказал Лорен выйти в прихожую, а затем взял за руку и шел рядом, пока они не добрались до главной комнаты. Увидев сидящих за столом мужчин, знакомых ей с прошлой ночи, Лорен замялась, но Вендженса среди них не было.

— Он уехал, — мягко сказал Рас, будто прочитав ее мысли, — этим утром Вендженса увезли обратно в Резервацию.

Лорен почувствовала облегчение, в то время как двое мужчин уставились на нее и Раса.

— Вы оба проспали и пропустили завтрак, — Шэдоу заговорил первым. — Я поставил ваши тарелки в холодильник.

— Спасибо, — кивнул Рас и указал Лорен на стул. — Я разогрею завтрак, а ты отдыхай. Ты здесь гость.

Переключив внимание на сидящих за столом, Лорен увидела, что Брасс неотрывно разглядывает ее волосы, все еще влажные после душа, и смотрела на него в упор, пока он не перевел взгляд на ее лицо.

— Какие красивые волосы. Могу представить себе, что когда они сухие, то от их вида просто захватывает дух.

— Спасибо, — улыбнулась Лорен.

— Как дела? — привлек ее внимание Шэдоу.

— Лучше.

— Вендженс вчера не ранил тебя?

— Всего лишь несколько ушибов, но теперь все хорошо. Рас сказал, что он уже уехал.

— Да, — кивнул Брасс. — Прилетел вертолет, и наши люди отвезли Вена домой. Мы в очередной раз приносим извинения за то, что он попытался сделать. Принудительное спаривание запрещено, как и изнасилование.

— Рас объяснил мне, что это значит.

Шэдоу моргнул.

— Серьезно?

— Мне было любопытно, ну я и спросила, — кивнула Лорен. — Я не понимала, что Вендженс имел в виду.

Шэдоу поглядел на Раса, а затем снова на нее.

— Я просто удивился, что у вас зашла об этом речь.

Брасс покачал головой, и эти двое мужчин, нахмурившись, глядели друг на друга, прежде чем Шэдоу вновь сосредоточился на Лорен.

— Мы хотели бы попросить тебя об одолжении.

— О каком?

— Мы хотим, чтобы ты взяла одного из нас к себе на работу и попыталась узнать, где Билл, — сказал Брасс.

Такая просьба ошеломила Лорен.

— Если он будет на работе, вы просто возьмете и схватите его?

— Мы имеем полное право арестовать его за преступления против Новых Видов, — мягко уверил Брасс, — хотя я сомневаюсь, что он будет там, но у него ведь есть друзья на работе? Может ты смогла бы попросить их узнать, где он.

Лорен поглядела на черную одежду, в которую были одеты присутствующие мужчины.

— Думаю, что могла бы это сделать, но одному из вас, однозначно, нужно будет переодеться и надеть… — она изучила их глаза. — Солнцезащитные очки. Иначе Билл сразу же вас узнает. Черная одежда тоже привлечет внимание, и если он работал на Мерсил, то однозначно не обрадуется визиту Новых Видов.

— Мы уверены, что он — тот, кто нам нужен. Мы уже думали об этом, — Брасс колебался, — и решили, что можно будет одеть Раса в то, что ты скажешь. Он мог бы притвориться клиентом, и пройти в здание вместе с тобой. Ты приглашаешь клиентов в офис?

— Конечно. Сегодня я работаю с десяти, — Лорен мельком глянула на свою одежду. — Мы сможем сначала заехать ко мне домой? Нельзя идти в офис в этой одежде, иначе мой босс надерет мне зад.

Брасс пожал плечами.

— Хороший план. Что надеть Расу?

Когда Рас поставил перед Лорен тарелку с подогретой яичницей, беконом и тостом, она улыбнулась ему и взяла вилку. Поглядев на тарелку севшего рядом Раса, она увидела два больших стейка — это был весь его завтрак — и он не достал столовые приборы.

— Вряд ли ты захочешь видеть, что именно он ест, — тихо предостерег Шэдоу. — Нам нравится мясо, обжаренное только с внешней стороны, а внутри сырое. И нам легче есть пальцами, чем приборами.

Лорен поглядела на Шэдоу, прежде чем демонстративно улыбнуться Расу.

— Кушай.

Пожав плечами, Рас потянулся к тарелке, обеими руками взял один из стейков и впился в него клыками. Оторвав зубами кусок мяса, он поднял на Лорен свои темные глаза, но она не была испугана и смотрела с нескрываемым любопытством. Кровь капала на тарелку — внутри стейк и правда оказался сырым — но на лице Лорен не промелькнуло ни тени отвращения, и она оглянулась на Шэдоу.

— Ты хоть раз видел, что едят дети? Я из большой семьи. По крайней мере, вы, парни, не пихаете горох в нос и не высмаркиваете его.

— Нет, — захохотал Брасс. — Не пихаем.

— Ты в детстве делала это? — Шэдоу тоже смеялся.

— Нет, — покачала головой Лорен. — Но я доводила своих кузенов до приступов тошноты, притворяясь, будто мои спагетти — это червяки, и всасывая их. Я всегда была девочкой-сорванцом.

— Что надеть Расу? — с улыбкой спросил Брасс.

«Ничего», — было ее первой мыслью, но Лорен не сказала этого вслух. Рас слишком хорошо выглядел голым, поэтому ей хотелось, чтобы он больше никогда не надевал ни единой вещи.

— Подойдут джинсы и, например, рубашка. Хорошая обувь. Агенты по продаже недвижимости замечают все эти вещи и сразу могут сказать, на самом ли деле клиент может позволить себе купить дом. Так мы отличаем придурков от настоящих покупателей.

— Что считается хорошей обувью? — не понял Шэдоу.

— Обычная повседневная обувь из натуральной кожи подошла бы идеально. У вас случайно нет таковой?

— Нет, — Шэдоу пожал широкими плечами. — У нас есть армейские ботинки и кроссовки.

— Вооруженные силы тоже подойдут. Я могу сказать боссу, что Рас в программе. Мы постоянно продаем дома военным, они платежеспособны и им всегда дают хорошие кредиты. Вы бы смогли найти какую-нибудь военную форму?

— Это мы можем сделать, — Брасс встал и вышел из комнаты.

Шэдоу продолжил наблюдать за Расом.

— Этим утром у меня и Брасса было некоторое время, чтобы все распланировать. Мы ждали вас.

— Хорошо, — Рас, наконец, отвлекся от еды, чтобы встретиться взглядом со вторым мужчиной.

В то время как Шэдоу с Расом пристально смотрели друг на друга, в комнате повисла неловкая тишина и Лорен разглядывала их, наблюдая, как едва заметно меняются выражения лиц.

— Вы двое снова делаете это свое слияние разумов.

Повернув голову в ее сторону, Рас моргнул, и полностью сосредоточился на своем стейке.

— Ешь быстрее, Лорен, — мягко приказал Шэдоу. — Если ты хочешь забрать одежду из своей квартиры, нам уже скоро нужно будет выезжать.

Лорен начала пережевывать свой завтрак, хоть тот и не был вкусным, но она проголодалась. Подогретая яичница напоминала резину, бекон был жирным, а тост сырым. Так или иначе, Лорен съела все, что было предложено, поскольку не знала, когда удастся поесть в следующий раз. Мысль о том, что Брент может явиться на работу, когда они приедут туда, не радовала. Рас со своими друзьями схватят ее коллегу и отпустят Лорен. У нее больше не будет причин и дальше проводить время с Расом, и от этого она чувствовала себя подавленно.

Рас извинился и пошел переодеваться, оставив Лорен с Шэдоу сидеть за столом. Прежде чем заговорить, блондин дождался, когда его друг окажется вне поля зрения.

— Ты ему нравишься.

Лорен знало, о ком он говорит. О Расе.

— Мне он тоже нравится, — Шэдоу нахмурился, и в его глазах появилось напряженное выражение. — Что?

— Мы не похожи на мужчин, которых ты знаешь. Я просто хочу, чтобы ты это поняла.

— Что именно это значит?

— Я просто предупреждаю тебя. Ты играешь с огнем.

— Я ни с чем не играю.

— Я всего лишь предупредил, — голубые глаза Шэдоу прищурились. — Раса легко ранить, и у нас была трудная жизнь, — он встал. — Давай пойдем.

Глава 8

Лорен встала, намереваясь спросить Шэдоу, что именно он имеет в виду и почему считает, будто она играет с Расом в какую-то игру, но он не дал ей такой возможности. У Шэдоу были длинные ноги, поэтому он пересек комнату быстрее Лорен и, когда остановился у лифта, чтобы ввести код, ей пришлось поспешить.

— Разве мы не будем ждать Брасса и Раса?

— Они или уже наверху, или скоро там будут. Этот лифт не единственный.

— У меня нет ключей от квартиры. Они были в моей сумочке.

— Твой автомобиль, как и вещи, хранятся этажом выше. Мы перенесли их сюда вчера вечером. Сумочка лежит в твоей машине.

— Кто-то вел мой автомобиль?

Кивнув, Шэдоу зашел в лифт, нажал на кнопку и прежде чем двери закрылись, Лорен забежала следом за ним.

— Да. Мы не собирались оставлять его на автостоянке, чтобы не вызывать подозрений. Мы ведь не знали, встречаешься ты с Биллом или же нет, поэтому не хотели оставлять следы на случай, если он пошлет кого-нибудь на поиски. Если бы он нашел твою машину брошенной, то встревожился бы.

— Согласна, — Лорен не могла не увидеть в этом логику.

— Мы знаем, что делаем, — улыбнулся Шэдоу. — Это не первая наша охота и захват.

— Вы не знали, что я не встречаюсь с Брентом — извини, Биллом — и приняли меня за любовницу засранца. Без обид, но вы были далеки от истины.

Шэдоу пожал плечами.

— Но ты же приехала вместо него и пахла духами, которые он дарит тем, с кем спит. Мы следили за ним, поэтому опросили многих его женщин.

— У вас здесь заперты и другие женщины? — потрясенно спросила Лорен.

Он покачал головой.

— Когда мы встречались с теми женщинами, то заранее знали, что они расстались с ним. Они все подали против него уголовные обвинения в воровстве, по которым мы их и нашли. Он живет на деньги женщин, но обкрадывать их начал недавно. Мы показали им его фотографию, пробили ее по базе данных, и узнали новое имя.

— Он еще и вор? Вот неудачник.

— Он — плохой мужчина, — вздохнул Шэдоу. — Мы сказали женщинам, что в молодости он служил в армии и дезертировал, поэтому на много лет сядет в тюрьму, после чего они были более чем рады предоставить нам любую информацию, какую бы мы ни попросили. Большинство из них обрадовались, узнав, что он в розыске.

— Надо думать. Он получит десять из десяти в конкурсе на подонка десятилетия.

Двери лифта уже открылись, но Шэдоу изумленно смотрел на Лорен, а его лицо приобрело смешное выражение.

— Есть такой конкурс?

— Нет, — рассмеялась Лорен, — Это просто выражение, но в данном случае оно подходит как нельзя лучше. Ну, согласись, он бы победил? Я знакома с ним всего три месяца, и то знаю, какой он придурок, так что если его бросят за решетку, я не расстроюсь. Он — первоклассный козел.

— Именно это большинство женщин сказало о нем. Они использовали и другие слова, но ни одно из них не был лестным.

— Еще бы.

Шэдоу жестом велел Лорен первой выйти из лифта, и она нерешительно шагнула на слабо освещенную парковку с бетонными стенами. Автомобиль Лорен стоял в пределах видимости приблизительно в двадцати парковочных местах от лифта, а рядом с ним было припарковано около дюжины внедорожников.

— Твоя машина цела и невредима.

За их спинами закрылся лифт, в то время как Лорен пыталась взглядом найти Раса, но, как ни осматривала парковку, не нашла его. То, что они с Шэдоу остались здесь наедине, начало ее нервировать. После случая с Вендженсом Лорен доверяла лишь Расу, хоть и знала, что они с Шэдоу близки. Дверь одного из внедорожников открылась, и из него вышел парень в черной одежде, который, быстрым шагом подойдя к Шэдоу и Лорен, окинул ее взглядом.

Она напряглась, но тут же признала в подошедшем мужчине человека, поскольку его лицо не скрывали солнцезащитные очки, и можно было легко разглядеть характерные черты. У мужчины были короткие каштановые волосы, карие глаза и он был почти столь же крупным, как Новые Виды, разве что на несколько дюймов ниже. Униформа была точно такой же, как та, что носили Брасс и Шэдоу.

— Кто эта женщина? — мужчина поглядел на Шэдоу.

— Она помогает отследить нашу цель.

— Я — Брайан, — человек усмехнулся и протянул раскрытую ладонь. — Как жизнь?

— А я — Лорен, — она твердо пожала протянутую руку. — Все хорошо.

Двери лифта открылись, и Лорен повернулась посмотреть, кто поднялся на парковку. Из лифта вышли Рас и Брасс. Брасс надел черную форму, идентичную той, которая была на Брайане и Шэдоу, а Рас переоделся в зеленый камуфляж. Внезапно зарычав, Рас ринулся к Лорен, и она ахнула от неожиданности, когда он одной рукой крепко обхватил ее за талию, приподнял и развернулся, закрывая от Брайана своим телом. Рас снова зарычал и поставил ее на ноги, но не отпустил. Она подняла голову, чтобы посмотреть на Раса, но тот со зверским выражением на лице впивался взглядом в человеческого мужчину.

— Что случилось? — Брайан отшатнулся и поднял руки.

Шэдоу тяжело вздохнул.

— Ты к ней прикоснулся и подошел слишком близко. Он — ее защитник.

— Извини, мужик, — Брайан предпочел отойти подальше от разъяренного Нового Вида. — Не знал, что это тебя расстроит. Я просто представился. Это нормальное человеческое взаимодействие.

— Не приближайся к ней, — предупредил Рас. — Я ясно выразился, Брайан?

— Предельно ясно, сэр.

Рас расслабился.

— Ты знаешь, что меня зовут Рас. Не называй меня «сэр».

— Извини, — кивнул человек. — Это лишь означает, что ты — босс, когда мне поручают сопровождать вас, парни. Поэтому у тебя звание «сэр», то есть руководитель группы. Так называет это Тим. — Брайан ненадолго замолчал. — Какова стратегия?

Брасс вышел вперед, принимая руководство на себя.

— Мы отвозим женщину в ее квартиру, чтобы она могла переодеться. Затем она возьмет Раса в свой офис, а мы будем контролировать ситуацию издалека. Женщина поговорит с коллегами Билла и попробует выяснить его местонахождение.

— Хорошо, — кивнул Брайан и поглядел на Лорен. — Думаешь, они будут говорить с тобой?

— Будут, — кивнула в ответ Лорен. — Я тоже там работаю.

Глаза Брайана округлились от удивления.

— Понятно. Хорошо. Мы готовы ехать? Полагаю, что я сажусь за руль, поскольку только я знаю этот район?

— Да, — вздохнул Шэдоу. — Поехали.

Рас медленно разжал захват на талии Лорен, но тут же взял ее за руку. Она отметила, что он все еще выглядит расстроенным из-за ее рукопожатия с Брайаном, и задалась вопросом, разрешены ли такие жесты среди его вида. Быть может, с точки зрения их культуры коснуться незнакомого человека считается грубым? Лорен не была уверена в своем предположении, но решила спросить об этом позже. Рас подвел ее к внедорожнику и открыл дверь.

— Залезай. Ты сидишь по центру.

— Что насчет моей сумочки и ключей? Мне они нужны.

— Они у меня! — крикнул Шэдоу, догоняя их.

Лорен заползла на середину сидения, и Рас залез следом за ней.

Шэдоу открыл противоположную дверь и занял место с другой стороны от Лорен, в то время как Брасс и Брайан сели на передние сидения. Все пристегнули ремни безопасности, и она последовала их примеру.

Прежде чем Брайан завел двигатель, все Новые Виды надели солнцезащитные очки, а Брасс еще и натянул кепку. Лорен впервые заметила на его затылке туго заплетенную косу и, выгнув брови, задумалась, почему у него длинные волосы, в то время как остальные Виды в группе были острижены очень коротко.

Рас избегал прикасаться к Лорен и, когда они проехали несколько миль, стало очевидно, что он делает это нарочно. Когда машина покачивалась на поворотах, он отодвигался все дальше и дальше, и Лорен попыталась разглядеть выражение его лица, в который раз проклиная очки, скрывающие глаза. Она пристально смотрела на Раса, пока он не повернул голову в ее сторону.

— Ты на меня сердишься?

— Нет. Я готовлюсь к миссии. Мне нравится пробегаться по всем возможным сценариям развития событий и продумать соответствующие реакции.

— Хорошо, — Лорен не была уверена, что именно он имеет в виду, но это, похоже, было каким-то мужским пунктиком.

— Все мы это делаем, ведь мы в вашем мире, а не в нашем, — рассмеялся Шэдоу. — Для нас здесь все непривычно, вот мы и пытаемся удостовериться, что все идет настолько гладко, насколько это возможно.

Лорен понимала, что Новые Виды чувствуют себя в большом мире чужими. Она читала о Хоумленде и Резервации. Это огромные территории, где живут Новые Виды и там словно отдельная цивилизация, но помимо информации, содержащейся в нескольких статьях и репортажах, ничего не было известно. На самом деле никто даже не мог с уверенностью сказать, что из оглашенных данных правда, а что нет.

— На что похоже то место, из которого вы приехали? — Лорен снедало любопытство.

— Прежде чем выйти на миссию, я больше месяца жил в Резервации. Мы с Расом пришли к мнению, что лучше потратим время на поиски наших врагов, чем на изучение того, как играть в спортивные игры. Резервация — большая, засаженная деревьями территория, на которой стоит несколько зданий. Там есть отель, недавно открылся кинотеатр, а также бар, где проводятся неофициальные мероприятия. Мы не любим алкоголь, но многим из нас нравится танцевать. Резервация — хорошее место.

— Ты по нему скучаешь?

Шэдоу задумался.

— Эта миссия важна, а мы теряем меньше остальных, поскольку нас освободили совсем недавно. Мы вызвались добровольно, и представлять наш вид — большая честь.

— Хватит, — прорычал Рас.

Шэдоу нахмурился, бросил на друга неодобрительный взгляд, и продолжил.

— Мы не только охотимся на преступников, мучивших Видов, но и ищем наших людей из числа тех, кто до сих пор в плену. Мы с Расом сами были из таких. Когда раскрыли первые центры тестирования, нас с ним не спасли, поскольку прежде чем это произошло, сотрудники Мерсил изменили наше месторасположение. Они использовали нас, чтобы сколотить себе капитал, избежать заслуженной кары и начать новую жизнь в других странах.

— Шэдоу, хватит, — голос Рас все больше напоминал рык.

— Она должна это знать, а я что-то не слышал, чтобы ты ей об этом рассказывал, — Шэдоу сделал паузу. — Мы надеемся захватить кого-нибудь из Мерсил из числа тех, кто владеет информацией, которая поможет нам найти других Видов.

Повернув голову, Лорен посмотрела на Раса, который хмуро глядел на своего друга, и в очередной раз пожалела, что не может видеть его глаза.

— Почему ему не стоит говорить мне все это?

Рас открыл было рот, но тут же плотно сжал губы.

— Он преследует людей, мучивших Новых Видов, но, несмотря на это, волнуется, что ты посчитаешь его жестоким.

— Не посчитаю, — Лорен потянулась и слегка сжала руку Раса. — Я думаю, что это очень храбро, — он не отдернул руку и Лорен поудобнее устроилась на своем месте. Она снова повернулась к Шэдоу, поскольку хотела получить больше ответов на свои вопросы, а он был гораздо разговорчивее Раса. — Я думала, все Новые Виды найдены и освобождены.

— Мы не знали о пятом центре тестирования, но, тем не менее, он существовал. Есть основания полагать, что их может быть больше, и кто знает, сколько таких, как мы с Расом еще не найдены.

— Это ужасно.

— Да, — кивнул Шэдоу. — Именно поэтому мы пожертвовали возможностью жить с нашим видом и взяли на себя эту обязанность, — подняв голову, он уставился на Раса. — Мы не должны забывать об обязательствах перед нашими людьми, которые мы сами на себя взяли.

— Хватит, — рыкнул Рас и, резко мотнув головой в направлении Шэдоу, сверкнул клыками, демонстрируя свой гнев.

Лорен переводила взгляд с одного мужчины на другого, задаваясь вопросом, чего именно она не понимает.

— Какой у тебя адрес? — спросил Брайан, посмотрев на Лорен в зеркало заднего вида. — Трудно куда-то ехать, когда не знаешь, где это находится.

Брасс назвал домашний адрес Лорен, прежде чем она даже успела открыть рот, а затем обернулся и встретил ее удивленный взгляд.

— Мы узнали о тебе все в ту же секунду, как встретили на том складе. Я при желании мог бы даже сказать, сколько денег ты заработала четыре года назад, и сколько сняла с кредитной карты.

Во внедорожнике царила тишина до того самого момента, как Лорен поняла, что они подъехали к ее дому.

— Нам надо к коричневому зданию с большими кустарниками возле него. Вы можете повернуть налево и припарковаться со стороны внутреннего двора. У меня есть парковочное место для гостей.

Когда Брайан припарковался там, где указала Лорен, а Рас помог ей выйти из внедорожника, она увидела своего соседа мистера Адамса и, широко улыбаясь, помахала ему. При виде Лорен с четырьмя огромными мужчинами глаза пожилого мужчины округлились под очками, и она засмеялась.

— Что смешного?

Лорен остановилась у двери, и Рас передал ей сумочку. Она открыла замок, распахнула дверь, и вошла внутрь.

— Прошу прощения, если у меня дома беспорядок. Я не ждала гостей.

Рас остановился рядом с нею.

— Почему тебя рассмешило, что старик при виде нас открыл рот? Ты до сих пор улыбаешься.

— Мистер Адамс — назойливый сплетник с буйным воображением, — посмеивалась Лорен.

— Я не понимаю, — сказал Брасс. — Что это значит?

— Это значит, что он очень любопытный, — улыбнулся Брайан. — Придумывает разные вещи, а потом рассказывает их всем вокруг, — Брайан повернулся к Лорен. — Они не понимают некоторых наших понятий.

— Сегодня вечером он как пить дать растрезвонит всем в комплексе, что я привезла к себе домой четырех больших парней и мы, вероятно, устроили оргию, — рассмеялась она в ответ.

Брайан усмехнулся.

— Это значит вечеринка? — спросил Рас, пододвинувшись ближе.

— Отчасти, — она смеялась все сильнее. — Оргия это… — Лорен посмотрела на Брайана, призывая его помочь объяснить. — Может, ты расскажешь им, что это такое?

— Старик скажет всем, что Лорен занялась сексом со всеми нами одновременно, — веселился Брайан. — Оргия — это когда группа людей снимает всю одежду и занимается сексом друг с другом в груде тел.

Рас зарычал, глядя на Лорен, и от гнева его губы сжались в тонкую линию, прежде чем он бросил предупреждающий взгляд на каждого мужчину в комнате.

— Я причиню боль любому, кто ее тронет.

— Полегче, друг, — уголки губ Шэдоу дрогнули в полуулыбке. — Она не пережила бы четверых из нас одновременно, да и делиться мы не любим.

— Гм, хорошо. Пойду переоденусь, чтобы скорее покончить с этим. Чувствуйте себя как дома, — Лорен развернулась и пошла через прихожую.

Рас шел за ней и, когда они остановились в спальне, его присутствие сложно было не заметить. Лорен поглядела на него, чтобы увидеть реакцию на интерьер ее комнаты. Она от всей души ненавидела темные очки, скрывающие глаза Раса. Ей было более чем любопытно, что подумает Новый Вид о большой кровати с балдахином и девчачьим декором. Лорен понимала, насколько уютнее выглядит ее спальня по сравнению со спальней Раса.

Внезапно на кровати подскочил кот, испугав всех присутствующих, и Рас метнулся вперед, схватив Лорен за талию и отбросив к стене.

Кот уставился на Раса и напрягся, с шипением выгибая спину, в то время как Рас немного пригнулся и зарычал, оскалив клыки. Лорен шокировано смотрела, как они рычат и шипят друг на друга.

— Рас?

— Не двигайся, — прошептал он и достал оружие.

— Нет! — Лорен оттолкнула руку, прижимающую ее к стене, и сделала выпад вперед, встав между Расом и котом.

— Это мой кот! — она схватила Раса за руку, в которой он держал пистолет. — Не стреляй в него!

— Что? — он посмотрел на нее сверху вниз.

— Это — Тайгер. Мой кот. Мое домашнее животное.

Тайгер позади них снова зашипел, но Лорен на него даже не посмотрела, больше беспокоясь о мужчине, собравшегося стрелять в ее кота. Рас медленно убрал оружие в кобуру на поясе и нахмурился.

— Твое домашнее животное? Не какое-то дикое существо, которое пробралось в твой дом?

— Я знаю, что ему, вероятно, нужно посетить парикмахера, но он не дикий. Тайгер ходит на улицу, поскольку я ненавижу лотки, но да, он — мое домашнее животное.

Рас расслабился, напряженные мышцы под рукой Лорен немного смягчились, и он посмотрел на Тайгера.

— Твое домашнее животное не выглядит дружелюбным.

— Он обычно не такой, — она тоже поглядела на кота. — Хватит, Тайгер. Плохой котик! Прекрати шипеть на Раса!

Испуганный кот выбежал из комнаты, и Лорен засмеялась, осознавая нелепость ситуации.

— Как я понимаю, ты не любишь кошек?

— Мне не нравятся кошки, если они маленькие и не разговаривают.

Послышалось громкое рычание и звон бьющегося стекла. Выругавшись, Лорен бросилась мимо Раса в соседнюю комнату. Тайгер громко гортанно выл, а в ответ слышался страшный рык. Она остановилась лишь в гостиной, где Брасс и Шэдоу загнали ее кота в угол. Бедный испуганный Тайгер выпустил когти и шипел на мужчин, а шерсть его встала дыбом.

— Остановитесь! — Лорен ринулась вперед, вставая между мужчинами и своим питомцем.

— Что это? — рычал Шэдоу.

— Они — собаки, — посмеивался Брайан. — Собаки и кошки не уживаются. Тебе стоило предупредить их о своем домашнем любимце.

— Так это животное не пробралось в твой дом? — Брасс прекратил рычать и выпрямился.

— Нет, — Лорен повернулась к коту и присела на корточки. — Иди сюда, Тайгер. Все в порядке. Они не хотели тебя напугать. Иди ко мне, малыш. Кис-кис, Тайгер.

— Тайгер? — рассмеялся Брасс. — Ты назвала кота Тайгером? У меня есть друг с таким именем. Не могу дождаться, чтобы рассказать ему об этом.

Лорен подняла дрожащего кота на руки и закрыла от мужчин своим телом. Она покинула гостиную, не позволяя Тайгеру видеть своих обидчиков, и зашла в спальню, где Рас ждал ее, стоя возле большой кровати. Лорен отнесла Тайгера в ванную подальше от гостей и закрыла дверь, чтобы он не видел опасность.

— Ты спишь на этом? — Рас повернулся к хозяйке дома.

— Ага.

Он подошел к кровати и шокировал Лорен, откинув одеяло и уставившись на простыни. Через несколько секунд Рас наклонился, прижавшись носом к розовому постельному белью, громко вдохнул и выпрямился. Он улыбнулся и вернул одеяло на место.

— Что ты делаешь? — его поступок выглядел очень странно, но Лорен не хотела говорить об этом вслух.

— Я чую только твой запах и немного твоей кошки. Здесь с тобой никто не спал.

— Я живу одна, — разозлилась Лорен. — Говорила же тебе, что не встречалась ни с кем некоторое время и не лгала об этом. Я сказала вам правду. Тебе не нужно было этого делать и проверить меня.

Рас подошел к ней ближе и прижался ладонью к ее щеке.

— Извини. Мне было любопытно. Я правда тебе верю, — он опустил руку. — Нужно собираться. Твоему животному безопасно в ванной? Я был удивлен и думал, что оно на тебя нападет.

— В ванной с ним все будет хорошо. Тайгер — улично-домашний кот и я не закрываю окно, поскольку у меня нет дверцы для питомцев. Так что, после того как ты и твои друзья его напугали, он, скорее всего, просто удерет.

— Прости.

— Мне стоило предупредить вас о нем, — пожала плечами Лорен. — Как я понимаю, ты видел не слишком много кошек?

— Домашнюю вижу впервые.

И Лорен как раз стала свидетельницей этой встречи. Рас хотел, чтобы она подготовилась к работе, да и в гостиной ждала команда. Развернувшись, Лорен резко распахнула шкаф и схватила одежду с вешалки, а когда затем зашла в ванную, Тайгера там уже не было. Она закрыла дверь, переоделась, умылась, и нанесла на лицо немного косметики. Когда Лорен вернулась в спальню, то застала Раса стоящим перед шкафом и трогающим ее вещи. Он развернулся и подошел к ней.

— Опять ты закрутила волосы в эту шишку, — прогрохотал он. — Мне нравятся они распущенными.

— Распущенные волосы вьются и запутываются, поэтому, когда я иду на работу, мне приходится собирать их, чтобы выглядеть профессионально, — возле двери Лорен наклонилась, подняла пару черных носков и надела их. — Я готова.

Рас медленно подошел ближе. То, как он двигался, еще раз напомнило, что он не совсем обычный парень, и это добавляло ему сексуальности. Лорен по-прежнему сожалела, что не может увидеть его глаза.

— Ты выглядишь хорошо, но мне больше нравишься голой, — Рас остановился в нескольких дюймах от нее.

Сердце Лорен забилось быстрее, и она покраснела. Было невозможно удержаться, чтобы не сделать шаг назад и не окинуть Раса взглядом. В военной форме он выглядел сексуально. Эта одежда лишь подчеркивала красоту его тела, но когда взгляд Лорен упал на солнцезащитные очки, она решила быть честной.

— Ты мне тоже больше нравишься голым и, определенно, без этих очков. Мне очень не нравится, когда я не могу видеть твои глаза.

Рас потянулся и снял их. Желание уже затемнило его карие глаза, и от этого Лорен немедленно почувствовала жар во всем теле. Рас придвинулся поближе, и ее сердечный ритм ускорился.

— Пора ехать! — прокричал Шэдоу прямо возле двери.

Рас напрягся, снова надел очки и Лорен захотела выругаться. Она была более чем уверена, что он ее поцелует, но момент был упущен. Лорен повернула голову, чтобы бросить на Шэдоу неодобрительный взгляд, но он уже ушел.

Не глядя на Раса, она развернулась и направилась в гостиную. Двое Новых Видов повернули головы в ее сторону. Лорен было жаль, что она не может видеть их глаза, но предположила, что мужчины в данный момент рассматривают ее костюм. Брайан был единственным, кто не носил ненавистные солнцезащитные очки, и он, осмотрев Лорен, открыто ей улыбнулся.

— Лорен, ты помылась чертовски хорошо, — подмигнул Брайан. — Ты — красивая женщина.

Рас за ее спиной зарычал.

— Лорен не мылась. Она переоделась, прибрала волосы и накрасила лицо. Не смотри на нее так.

Усмешка Брайана исчезла, и он бросил взволнованный взгляд на Брасса.

— Рас так часто рычит на меня.

Брасс кивнул.

— Они провели на свободе гораздо меньше времени, чем большинство из нас. Он защищает женщину и тебе нужно немедленно прекратить с ней заигрывать. Только что Рас сделал второе предупреждение и тебе стоит быть реально осторожным, чтобы больше не испытывать его терпение. Иначе он на тебя нападет.

Брайан побледнел и отступил от Лорен на несколько футов, с опаской глядя на Раса.

— Понял. Если ты так хочешь, я вообще не буду смотреть на нее или даже говорить с нею.

— Хорошо, — Рас взял Лорен под руку. — Давайте пойдем.

Когда они уезжали, мистер Адамс был все еще снаружи, и Лорен помахала ему на прощание. «Да, — подумала она, — я подкинула соседям тему для разговоров на сегодняшний вечер».

Рас помог ей сесть во внедорожник и, когда спустя пять минут они уже подъезжали к офису, Брасс повернулся на переднем сидении, чтобы обратиться к Расу.

— Никакого рычания. Ты — человек. Помни об этом, — он посмотрел на Лорен. — Мы сможем услышать все, что происходит рядом с Расом. На нем прослушивающее устройство. Просто говори со своими коллегами как обычно и узнай, видел ли кто Билла и получал ли от него какие-либо известия. Спроси, знают ли они, где он сейчас.

— Поняла, — задача казалась достаточно простой.

В половине квартала от офиса Лорен с Расом вышли из машины и увидели, что внедорожник припарковался на противоположной стороне улицы.

— Давай назовем тебя Полом Уильямсом, хорошо? — Лорен посмотрела на Раса.

— Меня зовут Пол Уильямс, — кивнул он.

— Ты интересуешься покупкой кондоминиума с двумя спальнями. У меня в каталоге есть тонна таких, и они находятся в той ценовой категории, которая подходит сотрудникам вооруженных сил. Ты одинок, ведь на тебе нет обручального кольца. Я уверена, что никто с тобой не заговорит, но на всякий случай лучше продумать нашу легенду.

— Продумать легенду? — Рас выгнул бровь.

— Это высказывание значит… ну… Что мы должны согласовать все то дерьмо, которое насочиняли.

— Почему ты сразу так не сказала? — усмехнулся Рас.

— В твоем присутствии я стараюсь не говорить подобные слова, — улыбнулась Лорен. — Это не благовоспитанно.

— Мне плевать, леди ты или нет, — его улыбка исчезла. — Ты мне нравишься такой, какая есть.

Лорен почувствовала, как от его слов по всему телу разлилось тепло.

— Пойдем.

Глава 9

Открывая перед Расом дверь офиса, Лорен старалась подавить нервозность. Он попытался открыть дверь для Лорен, но она покачала головой.

— Ты — клиент. Я, как предполагается, пытаюсь произвести на тебя впечатление, а не наоборот. Я ценю твой порыв, но сейчас не время быть джентльменом.

Он ничего не сказал, и когда они вошли в офис, Лорен улыбнулась администратору Ким, надеясь, что улыбка выглядит непринужденно. Сердце Лорен бешено колотилось. Ей не хотелось испортить план Раса и его команды, ведь поймать Билла было важно для них.

— Привет, Ким. Это мистер Уильямс. Мы направляемся в мой кабинет, где я подниму списки кондоминиумов. Кто-нибудь еще пришел?

— Когда я приехала, Мэл уже была здесь, Джон Б. и Джон Т. тоже на месте, а Джина сидит в своем кабинете, разбираясь с банком, который не одобряет ссуду одному из ее клиентов, — Ким вздрогнула. — Лучше избегай встречи с ней. Она в бешенстве.

— Спасибо за предупреждение, — Лорен сделала несколько шагов, но вдруг остановилась. — О, вчера вечером Мэл попросила меня показать здание из списка Брента. Клиент заинтересовался, но у него есть вопросы, на которые я не смогла ответить. На этом складе стоят огромные уродливые грузовые контейнеры, и покупатель хочет знать, продаются ли они вместе со складом или же нет. Брент сегодня будет здесь?

— Я не в курсе. Если хочешь, могу позвонить ему и узнать.

— Было бы здорово. У клиента были и другие вопросы, так что если Брент позвонит, то переведи, пожалуйста, его звонок в мой кабинет. Покупатель очень интересуется этой недвижимостью.

Ким кивнула и потянулась к телефону, а Лорен, улыбнувшись Расу, провела его по коридору в большую комнату. Отыскав глазами Джона Т., сидящего за компьютерным столом, она приблизилась к нему.

— Вы можете присесть здесь, мистер Уильямс, а я сяду справа от вас, — Лорен указала Расу на стул рядом с местом Джона Т.

Рас сел, и Лорен сосредоточилась на своем коллеге, который, насколько она знала, часто проводил время с Брентом. Им нравилось вместе ходить по барам, и она решила, что если спросить именно его, то это может помочь команде Раса.

— Доброе утро, Джон. Вчера Мэл потребовала, чтобы я показала одно из зданий Брента. Клиент заинтересовался, но у него были некоторые вопросы, на которые я не смогла ответить. Не знаешь, где Брент? Покупатель хочет купить этот склад, но он не сильно обрадовался, увидев на территории огромные грузовые контейнеры. Я не знаю, планирует ли владелец забрать их или они включены в стоимость.

— Вчера после работы Бренту позвонили, и он вылетел отсюда как летучая мышь из ада, — Джон пожал плечами, продолжая печатать. — С тех пор он не объявлялся. Он должен был быть вчера вечером в «Горне».

— Что это?

— Наш любимый стрип-бар, — усмехнулся Джон. — Мы ходим туда несколько раз в неделю.

— О, — Лорен попыталась выглядеть равнодушной. — Ну, если у тебя получится связаться с ним, то можешь попросить его позвонить мне?

— Конечно, — Джон потянулся за своим телефоном, взял трубку и повернулся на стуле. Стоило ему заметить Раса, как на его лице промелькнул шок, и он положил телефон на стол, но затем снова схватил трубку и развернулся к монитору.

— Я сейчас ему позвоню.

Лорен с улыбкой повернулась к Расу.

— Итак, мистер Уильямс, я сейчас открою каталог кондоминиумов.

— Лорен!

Подскочив на месте, Лорен обернулась. Мэл стояла в дверях своего кабинета и со странным выражением на лице смотрела на Раса.

— Привет, Мэл. Это — мистер Уильямс. Он интересуется кондоминиумами.

Мэл натянуто улыбнулась.

— Можно тебя на секундочку?

Лорен кивнула и указала Расу на открытую дверь за углом приемной.

— Там мой кабинет. Подождите меня там, а я вернусь через минуту, — Лорен направилась к своему боссу, задаваясь вопросом, будут ли проблемы из-за того, что вчера она отказывалась показывать здание.

— Что случилось, Мэл?

Прежде чем ответить, та подождала, пока Лорен не зайдет в кабинет.

— Кто он? — Мэл понизила голос.

— Это мистер Уильямс. Его недавно перевели в эту часть и он планирует остаться здесь на некоторое время.

Мэл в течение нескольких секунд жевала нижнюю губу, а затем нахмурилась.

— Он позвонил тебе и назначил встречу?

Лорен кивнула и понадеялась, что босс не захочет обманом переманить к себе клиента. Это было бы не впервые. Конечно, Мэл не понимала, что Рас ненастоящий клиент, и Лорен беспокоилась о последствиях, если вдруг ее босс решит показать каталоги вместо нее.

— Как прошел вчерашний показ? — Мэл сменила тему.

— Хорошо, — Лорен удалось скрыть облегчение. — Мистер Герберт интересуется покупкой, но на складе стоят большие грузовые контейнеры, которые ему не очень понравились. Он спросил меня о них, но это не мой список. Я не знала, останутся они там или же нет. Он хотел поговорить с Брентом.

— Я передам ему, — Мэл осмотрела Лорен. — Хорошо. Иди к мистеру Уильямсу, но я созвала собрание и начнется оно через полчаса. Ты можешь предложить клиенту выпить кофе, пока он будет тебя ждать. Встреча не займет много времени, — она поглядела на часы. — В моем кабинете через полчаса. И это обязательно. Сразу после собрания вы с клиентом сможете пойти и посмотреть выбранные им варианты.

— Все хорошо? Мы обычно не проводим собрания, когда в офисе клиенты.

— Все прекрасно, Лорен, — губы Мэл изогнулись в улыбке. — Наш арендодатель высосал из пальца проблемы с парковкой, и я поклялась ему поговорить со всеми сотрудниками. Этот мужик — боль в моей заднице, но мы не хотим терять наш арендный договор. Это займет всего пару минут. Я просто хочу обратиться ко всем сразу, чтобы никого не выделять, но уже знаю двоих злостных нарушителей. И Джон Т. и Джон Б. в курсе, что нельзя использовать переулок. Другие арендаторы жалуются.

— Хорошо, — Лорен оставила Мэл, вернулась в свой кабинет, и улыбнулась Расу.

— Мы будем здесь в течение как минимум получаса, — тихо сказала она, сев за свой стол и поглядев на открытый дверной проем. — Мой босс созвала собрание и сказала, что быть там обязательно. Это значит, что он тоже должен будет явиться. Он может войти в любое время.

— Вы слышали это? — Рас послушал свой наушник, и слегка кивнул Лорен.

— Они слышали, — шепотом ответил он.

— Пока мы ждем, я покажу каталоги. Нужно убить время, и мы сделаем вид, что их смотрим.

Лорен дала Расу знак пододвинуться ближе, чтобы они оба могли видеть монитор.

— В то время как мы смотрим на кондоминиумы, мы можем наблюдать, кто входит в дверь. Я никогда не устаю их рассматривать. Некоторые из них очень хорошие.

— Мне нравятся винтовые лестницы и большие ванны, — Рас указал на монитор, но другую руку положил на бедро Лорен и погладил его, прежде чем откинуться назад на своем стуле.

Пятнадцать минут спустя они успели уже рассмотреть несколько вариантов, когда у Лорен зазвонил телефон.

— Лорен Хендерсон.

— Привет, Лорен. Это Брент.

Взгляд Лорен метнулся к Расу.

— Привет, Брент.

Напрягшись, Рас наклонился ближе, и Лорен немного отстранила трубку от уха в надежде, что он сможет услышать весь разговор.

— Я слышал, что ты меня искала.

— Да. Вчера поздно вечером мне пришлось вместо тебя показывать склад. Парень заинтересовался, но не хочет покупать грузовые контейнеры. Еще у него были вопросы о крыше, ну, в общем, ты знаешь, как обычно бывает, но у меня не было ответов. Он хотел, чтобы я все разузнала и встретилась с ним сегодня.

Лорен посмотрела на Раса и кивком головы спросила, что нужно сказать.

Он кивнул ей и одними губами произнес: «В полдень на складе».

— Он хотел, чтобы я встретилась с ним сегодня в полдень и показала помещение в свете дня. Я обещала постараться послать тебя, чтобы ты мог ответить на его вопросы, ведь это твой список. Он, кажется, реально заинтересован.

— Отлично, — рассмеялся Брент. — Я встречу его сам. Спасибо, Лорен. Я знаю, что мы не уживаемся, но очень мило с твоей стороны прикрыть меня. Ты могла бы переманить клиента.

— Это твой список, Брент. Однажды у меня может возникнуть чрезвычайная ситуация, и тебе, вероятно, придется показать одно из моих зданий. И хотелось бы верить, что ты поступишь по совести, — Лорен едва воздержалась от фырканья. Этот парень, глазом не моргнув, увел бы клиента у нее из-под носа.

— Спасибо. Я встречусь с ним в полдень, — Брент повесил трубку.

Лорен усмехнулась Расу, радуясь тому, что смогла хоть чем-то помочь. Брент был плохим парнем, который должен быть арестован. «Билл», — исправила она. Это экс-сотрудник Мерсил, мучивший таких людей как Рас, и это выводило ее из себя.

Рас улыбнулся и понизил голос.

— Он придет на склад в полдень.

Лорен внезапно поняла, что скоро потеряет Раса.

— Ну, и что произойдет затем? — ее взгляд остановился на его темных очках. Лорен едва слышно шептала и надеялась, что вся та боль, которую она чувствовала, не отразится в ее голосе. — Наступает тот момент, где ты просто оставляешь меня и возвращаешься к своей жизни, а я возвращаюсь к моей?

— Мы еще не захватили его. Ты идешь со мной.

Лорен призналась самой себе, что не готова попрощаться с Расом. Наклонившись ближе, он погладил ее ногу, скользнув рукой под юбку. Стол скрывал этот жест от любого, кто пройдет мимо, и Лорен уставилась на ненавистные солнцезащитные очки, зная, что Рас тоже на нее смотрит, а также чувствовала сжигающее обоих желание.

Она решила сказать ему правду. Она будет скучать по нему, и Лорен надеялась, что они смогут видеться после того, как его команда захватит Билла.

— Я…

— Лорен?

Услышав голос своей подруги, она подскочила от неожиданности, и когда в офис влетела Аманда, Рас резко убрал руку с ноги Лорен. Стоило Аманде увидеть Раса, как ее глаза широко распахнулись, и она облизала губы.

— Аманда, я с клиентом. Мистер Уильямс, это моя лучшая подруга, Аманда Дэвис. — Лорен замялась, бросая на подругу несчастные взгляды. — Это не лучшее время. Я позвоню тебе позже.

— Привет, мистер Уильямс, — Аманда не сдвинулась с места, но зато выпятила грудь.

Лорен скрипнула зубами. Аманда осматривала тело Раса, будто это ее любимая свиная отбивная.

— Пожалуйста, скажите мне, что вы одиноки, — Аманда оперлась на дверь, скрестила ноги и устроилась удобнее.

— Да, — улыбнулся Рас.

Аманда возвела глаза к потолку.

— Бог есть, — она засмеялась и начала хлопать ресницами, в упор глядя на Раса. — Я тоже одинока и открыта для предложений.

— Хорошо, — он не переставал улыбаться.

— Аманда, — выдавила из себя Лорен, — мистер Уильямс — клиент. Что ты здесь делаешь в это время?

— Мне было скучно и я приехала узнать, сможешь ли ты сегодня пообедать со мной перед кино.

— Я занята. На самом деле я оказываюсь перед необходимостью также отменить наши планы насчет кино. Мы лучше завтра сходим, — Аманда надулась. — Я показываю мистеру Уильямсу кондоминиумы.

— У меня есть один кондоминиум, который я могу вам показать, — усмехнулась Аманда. — Мой, — она подмигнула. — Думаю, вам больше всего понравится спальня.

— Аманда, — предупредила Лорен, — остановись.

Аманда проигнорировала предупреждение.

— Как насчет того, чтобы поехать ко мне домой и посмотреть мою спальню, красавчик? Зачем покупать, когда можно переехать в мою? Думаю, вам там понравится. Вы много работаете, не так ли?

— Аманда! — Лорен была в ярости.

Аманда в ответ лишь улыбнулась.

— Вот почему ты одинока. А я таковой оставаться не хочу. Тшшш. Он большой и холостой. Как думаешь, у меня есть шанс соблазнить его пойти со мной? — Аманда улыбнулась Расу. — Так что вы говорили? Хотите, чтобы я показал вам сегодня мой кондоминиум? Мы могли бы уехать прямо сейчас.

Рас прекратил улыбаться.

— Спасибо за предложение, но Лорен сегодня сама покажет мне кондоминиумы.

— Но я хочу показать вам больше, чем просто кондоминиум, — Аманда пригладила свою рубашку, подталкивая грудь выше. — И я хочу, чтобы вы показали мне больше, чем кондоминиум, — ее взгляд опустился до его колен и остался там.

— Аманда! — задохнулась Лорен.

В кабинет заглянул Джон Т.

— Лорен, сейчас начнется собрание.

Лорен встала, дрожа от гнева, и повернулась к Расу.

— Это не займет много времени, — она развернулась, сверкнув глазами в сторону Аманды. — Аманда, сейчас же прекрати и веди себя хорошо!

— Но я не хочу быть хорошей, — усмехнувшись, Аманда подмигнула Расу. — Я хочу быть плохой. Оооочень плохой.

Лорен вылетела из своего кабинета, тихо клянясь чуть позже убить свою подругу за флирт с Расом. Аманда вообще не должна заигрывать с клиентами и хоть раньше Лорен со смехом отмахнулась бы от этого, но то, что она флиртовала с Расом, было не забавно. Лорен была в гневе.

Дверь кабинета Мэл была открыта, поэтому Лорен беспрепятственно зашла внутрь. Ее босс стояла возле стола, а рядом с ней Брент, и стоило Лорен войти в кабинет, как оба повернулись к ней. Она попыталась скрыть шок при виде Брента, ведь они с Расом ждали, когда он пройдет мимо кабинета Лорен. Пожалев, что не может предупредить Раса, она изобразила на лице безмятежное выражение и попыталась выглядеть спокойной. Это было сложно, поскольку Лорен знала, что находится в одной комнате с убийцей, мучившим Виды.

Джон Т. и Джон Б. вошли в кабинет следом за ней и закрыли за собой дверь. Джины не было. Мэл быстро шагнула вперед и схватила Лорен за плечи.

— Ты должна сейчас же сказать мне, как и когда с тобой связался мужчина, сидящий в твоем кабинете.

Лорен встревожилась. Бешеный стук сердца отдавался в ушах, и она молча смотрела на своего босса, но, наконец, ей удалось заставить голову работать.

— Он вчера вечером позвонил мне и назначил встречу. Почему вы спрашиваете? Что происходит?

— Разве ты не заметила в нем ничего странного? — Брент впился взглядом в Лорен.

Она покачала головой, надеясь, что обостренный слух Раса позволит ему услышать происходящее в офисе. Лорен было страшно от того, что эти люди могут знать правду, но она не понимала, откуда им известно, что Рас — не обычный парень. Брент его не видел, а только он мог распознать Виды.

— Нет. В смысле?

— На нем темные очки, — нахмурился Джон Т. — Как, черт возьми, она узнала бы, если не видела ни одного из них, чтобы разглядеть различия? Я сомневаюсь, что она когда-либо имела с ними дело.

«О, мой Бог, — испугалась Лорен, но попыталась контролировать выражение лица, чтобы скрыть страх. — Джон Т. знает наверняка, кто такой Рас. Но откуда?».

— Уезжай сейчас же, Лорен, — кивнула Мэл. — Тот мужчина в твоем кабинете… Он… Насильник. Он просит агентов по продаже недвижимости показать ему здание, и нападает сразу же, как окажется с ними наедине. Мы разберемся с этим.

— Но… — Лорен не могла подобрать слова. Она смотрела на людей в офисе и чувствовала пронизывающий холод. Они лгали и все четверо знали, что Рас — Новый Вид. — Хорошо, но моя сумочка в моем кабинете. Я заберу ее, извинюсь и уйду, — «И предупрежу Раса».

— Не думай о ней, — Брент внезапно схватил Лорен. — Сейчас же беги, — он толкнул ее к черному ходу кабинета Мэл.

— Но…

Она оказалась на дороге возле черного хода прежде, чем смогла что-либо сказать. За ее спиной громко хлопнула дверь и Лорен замерла от шока, когда услышала щелчок дверного замка, поскольку эти люди заперлись изнутри.

Они знали, что Рас — Новый Вид, избавились от нее, и по каким-то причинам защищали Брента. Испугавшись за безопасность Раса, Лорен побежала по дороге, стремясь скорее добраться до внедорожника и рассказать команде о том, что произошло. Им нужно передать Расу уходить оттуда или самим идти к нему.

С Расом была Аманда, и усилившийся страх заставил Лорен ускориться. Она бежала на высоких каблуках и в своей поспешности почти сломала лодыжку, но когда увидела внедорожник, то почувствовала облегчение. Когда Лорен, не глядя по сторонам, перебегала улицу, то ее чуть не сбил автомобиль, но водитель ударил по тормозам, погудел в клаксон и поехал дальше.

Брасс открыл пассажирскую дверь, выскочил наружу и поймал Лорен, отчего она почти врезалась в его большое тело.

— Что не так? — он крепко держал ее за руки. — Где Рас?

— Я думаю, они знают, что он — Новый Вид. Они скормили мне какую-то ерунду о том, что он насильник, и вытолкали через заднюю дверь. Брент там, а все мои коллеги ведут себя странно и, кажется, защищают его.

Брасс выругался.

— Оставайся здесь, — он приподнял Лорен, повернул к внедорожнику и отпустил. — Мы входим.

Лорен пыталась отдышаться.

— Переулок, — она задыхалась и клялась в самом ближайшем будущем заняться спортом, чтобы быть в лучшей форме. — Они могут попытаться сбежать и используют для этого черный ход.

Брасс повернулся к Брайану, и тот вместе с Шэдоу вышли из машины.

— Вы берете на себя переулок и смотрите, чтобы они не сбежали через черный ход, — Брайан ринулся туда, откуда только что прибежала Лорен.

— Лорен, ты останешься здесь, — Брасс проверил оружие в кобуре на бедрах. — Здесь безопаснее.

— Там моя подруга Аманда. Блондинка в синей рубашке и черной юбке.

— Понял, — ответил Шэдоу.

Оба мужчины перешли на другую сторону улицы и побежали по тротуару к зданию офиса. Лорен, наконец, отдышалась и нахмурилась. Ей не хотелось ждать возле внедорожника, и она слишком сильно переживала за подругу и Раса, чтобы стоять на месте. Им, возможно, нужна ее помощь. Лорен отошла от машины и побежала за мужчинами.

Она была так взволнована и отвлечена тем, что могло сейчас происходить с Расом, его командой и Амандой, что чуть не упала на задницу, когда развернулась на знакомый голос.

— Эй! — Аманда махала ей, стоя перед открытой водительской дверью своего автомобиля, припаркованного недалеко от забора.

— Боже, этот парень горячий. Я хочу раздеть его, насыпать соль на его тело, и пить с него текилу.

— Я думала ты в здании.

— Твой босс приказала мне уехать. Она сказала, что тебе пришел экстренный вызов и нужно пустить слесаря в какое-то здание. Эта женщина — такая сука и она, вероятно, сама захотела склеить этого парня, но я не готова так легко его отдать. Скажи-ка мне, у тебя есть номер телефона мистера Уильямса? И как, бога ради, его имя? Он не сказал мне.

Лорен повернула голову и уставилась на офисное здание.

— Останься здесь. Просто… стой здесь. И не двигайся!

— Хорошо! Принеси мне его номер.

Лорен кивнула, снова сконцентрировавшись на здании и умирая от желания узнать, что происходит внутри. Аманда теперь в безопасности. Лорен испытала огромное облегчение, но не собиралась успокаиваться, пока не увидит, что Рас в порядке. Не желая быть замеченной из окна приемной, она осторожно прошла по газону возле тротуара, и когда осторожно заглянула в окно, то увидела, что за столом Ким никого нет. Лорен нахмурилась.

Обогнув здание, она подкралась к одному из окон офиса и, немного помедлив, все-таки заглянула внутрь. То, что увидела Лорен, заставило ее задохнуться. Брасс и Шэдоу стояли лицом к стене, а Джон Т. направил на их спины оружие, в то время как Мэл и Брент стояли рядом и спорили. Лорен могла слышать их громкие голоса, но не смогла разобрать слов. «Где Рас? Где Ким, Джина, и Джон Б?».

Лорен наклонилась, чтобы ее не заметили из окна, и практически ползла к дальнему концу здания, пока не добралась до переулка.

Она ахнула, увидев Брайана лежащим на земле возле черного хода, и метнулась к нему. Его лоб был в крови. Кто-то его чем-то ударил, но он дышал. Ее руки ужасно дрожали, когда она обыскивала его карманы и нашла сотовый телефон, который, к счастью, был на месте.

Проверив недавние исходящие вызовы, Лорен нашла «БАЗУ», и набрала номер.

— Алло, — ответил мужчина после первого же гудка.

— Говорит Лорен Хендерсон. Это база?

Человек колебался.

— Кто это и откуда у вас телефон Брайана?

— Брайан лежит на земле и истекает кровью, — Лорен выпалила адрес и название своей фирмы. — Они держат внутри Брасса, Шэдоу и Раса. Брасса и Шэдоу мой коллега держит на мушке. Я еще не видел Раса, но он тоже внутри. Мне позвонить 911?

— Нет, — простонал человек, — мы уже в пути. Останьтесь с Брайаном. Он дышит?

Снова проверив Брайана, Лорен увидела, что его грудь поднимается и опадает, и глубоко вдохнула, сопротивляясь панике.

— Да, но он холодный. Его чем-то ударили по голове, но предмета рядом нет, и я не вижу ничего, на чем была бы кровь. Мы в переулке позади здания.

— Не двигайтесь и оставайтесь на линии. Не вешайте трубку. Через несколько минут на месте будет наша команда.

Лорен не стала сбрасывать вызов и засунула телефон в жилет Брайана так, чтобы трубку не было видно, но не пропала связь с парнем на другом конце провода. Она не собиралась сидеть сложа руки и ждать помощи, в то время как Рас может быть в опасности. Лорен встала на ноги, помчалась к другой стороне здания и поползла мимо окон, пока не добралась до своего кабинета.

Прислушавшись, она ничего не услышала и подняла голову достаточно, чтобы можно было через окно осмотреть кабинет. Рас сидел на том же самом месте, где Лорен его оставила, но выглядел так, будто заснул — голова запрокинута, а руки безвольно свисают с подлокотников. Из его груди торчала дротик с красным наконечником. Лорен видела едва заметное движение тела на каждом вдохе и выдохе, и это уверило ее, что Рас жив, но, очевидно, находится под действием какого-то препарата.

Через все тело Лорен помчался адреналин. Расу нужно помочь. Она понятия не имела, сколько времени уйдет на то, чтобы приехал кто-нибудь еще, и ни за что на свете не собиралась просто ждать и бездействовать. Сетка оторвалась легко, и Лорен тихо прислонила ее к стене здания. Она присмотрелась к защелке, зная, что та свободно открывается, поскольку окно часто распахивали, и ухватилась пальцами за металл со своей стороны окна.

Лорен пошевелила защелку, наблюдая за офисной дверью и стараясь делать все как можно тише. С другой стороны дверного проема не было никакого движения, но если бы кто-нибудь вошел, пришлось бы срочно прятаться.

Когда щелкнул замок, Лорен замерла и вся обратилась в слух, чтобы в случае чего сразу же услышать малейший шорох в офисе. Она слышала вдалеке крики, но не могла разобрать слова. В комнату никто не прибежал, поэтому Лорен приоткрыла створку, намереваясь проникнуть внутрь. Рас был так близко, но она понятия не имела, что делать, когда до него доберется, хотя и был вариант забаррикадировать дверь изнутри, заперев их обоих в комнате до прибытия помощи.

С новой позиции голоса были слышны гораздо отчетливее, и Лорен смогла разобрать сердитые крики своих коллег. Опершись на подоконник, она подтянулась, подняла ногу и подобрала юбку, чтобы та не мешала. Забраться в офис не было легкой задачей, но Лорен с ней справилась и, рухнув на колени, быстро добралась до своего стола и спряталась за ним.

— Что, черт возьми, нам теперь делать? — требовательно спрашивала Мэл.

— Успокойся, — ответил Брент, — говорю же тебе, я что-нибудь придумаю.

— Это все твоя ошибка! — вопила Мэл. — Не сомневаюсь, что ты напился и выболтал, кто мы такие! Черт побери, Билл. Я говорила тебе, что ты подвергаешь всех нас опасности, но разве ты прекратил быть эгоистичным придурком? Черт, нет!

— Я этого не делал, — Билл заговорил тише и Лорен не смогла разобрать остальную часть его слов.

— Они нашли нас! — кричала Мэл. — Ты сказал, что никто не сможет выследить нас, и я тебе поверила!

— Но, так или иначе, нас обнаружили! — сказал Джон Т., и он, очевидно, был в ярости. — Давайте лучше подумаем, что нам делать теперь. Я предлагаю убить их и свалить отсюда к чертовой матери!

— И куда нам пойти? — послышался звук бьющегося стекла, поскольку Мэл, вероятно, от злости бросила что-то в окно. — Мы невыгодно вложили все наши деньги в эту фирму и в наши новые личности. Наш счет в банке, скорее всего, заморозят! Нас просто поимели! Мне придется звонить своей сестре, и вы все знаете, насколько я не хочу этого делать. Я хотела быть подальше от всего того дерьма, и больше не желала видеть ни одного из тех ублюдков, а теперь их у нас аж трое! В… нашем… офисе!

— Хватит! — взревел Джон Б. — За таких как они дают неплохие деньги, а у нас таких три штуки! Всем успокоиться! Я не могу нормально думать, когда вы орете. Мы можем использовать их, чтобы получить наличные и начать жизнь где-нибудь в другом месте.

— А кто займется обменом, а? — кричал Брент. — Не я. Это глупо. Они устроят ловушку и отправят в тюрьму до конца наших дней. На самом деле никто нам ничего не заплатит.

— Мы увезем их отсюда, и это даст время придумать, как получить деньги от ОНВ, ничем не рискуя. Мы умнее этих ублюдков. Нам просто нужно свалить отсюда, прежде чем они пришлют подкрепление.

— Не двигайтесь, или я буду стрелять! — закричал Джон Т.

— Спокойно, — до Лорен впервые донесся низкий голос Брасса, поскольку он, в отличие от захватчиков, не кричал. — ОНВ заплатит за нас. Только не вредите женщинам.

— Видите? Я же говорил вам, что они достаточно глупы, чтобы защищать невинных. Дернетесь, и я перережу горло администратору. Она на втором месяце беременности и не замешана в этом. Будете драться, и она умрет, а прежде чем вы доберетесь до меня, я успею прикончить еще и Джину, — Джон Б. громко фыркнул. — ОНВ заплатит нам. Осталось только выбраться отсюда. Билл, где стрелки с препаратом? Мы вырубим этих двоих, свяжем женщин, и разделимся, — он заговорил громче. — Сюда могут приехать другие такие же. Эти трое могут оказаться бойскаутами/первопроходцами или чем-то типа того. Они — охотники, верно? Вырубите их препаратами, мы увезем их и, когда уже будем далеко отсюда, продумаем дальнейшие действия.

— Пожалуйста, — попросила Ким, — позвольте мне уйти.

— Заткнись. Я принес недостаточно препарата, — Брент казался разъяренным. — Вы сказали мне, что тут только один такой. Не три.

— Он вошел один! — прокричал Джон Т. — Если бы я знал, что их больше, то я сказал бы тебе по этому проклятому телефону!

— Не двигайтесь! — Джон Б. вопил. — Я клянусь, что он будет стрелять в вас обоих, и второго предупреждения не будет. Эти женщины умрут вместе с вами. Вы хотите их кровь на своих руках?

Сердце Лорен колотилось, и она знала, что нужно срочно что-то предпринять. Она подняла руку, собираясь с телефона на своем столе вызвать 911, но быстро вспомнила, что каждый звонок зажигает красную лампочку на остальных телефонах офиса. Рисковать было нельзя, но ее коллеги планировали забрать Раса, и она не могла позволить им это сделать.

Лорен пробно толкнула свой стол, оценивая его вес, но он не сдвинулся с места. Это была единственная вещь в комнате подходящего размера, чтобы забаррикадировать дверь. Этот план не сработал бы и в том случае, если бы эти люди обошли здание и пробрались внутрь, как и Лорен, через окно.

— Двигайтесь, — приказал Джон Т. — Теперь пойдем в тот кабинет. Держите руки над головой и шагайте реально медленно. Если вы хотя бы дернетесь, я буду стрелять.

— Да, — добавил Брент, — сделай это. У нас есть телефонные шнуры. Мы свяжем их, выведем отсюда, а последнего заберем после того, как разберемся с этими в фургоне, — он сделал паузу. — Иди, пригони фургон.

— Мой минивэн? — задохнулся Джон Б. — Из окон всех будет видно.

— Фургон компании, идиот! — закричала Мэл. — Он больше. Там есть грузовой отсек и окна тонированы. Только номера сними, и возвращайся.

— Твою мать, — кричал он, — двигайся, Джина. Ты тоже, Ким. Стойте возле меня. Если они нападут, вы обе мертвы.

— Продолжайте двигаться, — приказал Джон Т. — И не опускайте руки. Мэл, принеси телефонные шнуры. У тебя их три. И возьми шнур от факса.

Лорен выглянула из-за стола, никого не увидела и поползла вперед, пока не достигла двери. Ее коллег не было в поле зрения, и она выглянула достаточно, чтобы посмотреть на кабинет Мэл. Лорен увидела спину Джона Т., почти полностью закрывающую дверной проем и не позволяющую разглядеть, что происходит в кабинете Мэл. Но, казалось, все четверо там.

Лорен паниковала, но подбежала к Расу и ухватилась за стул, на котором он сидел. Когда она начала толкать, то спинка впивалась ей в живот, а колеса буксовали по ковру, усложняя задачу. Лорен продолжала тянуть и молилась, чтобы Рас не соскользнул со стула, ведь он был слишком тяжелым, чтобы посадить его обратно.

Остановившись, Лорен прислушалась, и отметила, что ее коллеги спорят в кабинете Мэл. Она снова заглянула за угол, увидела спину Джона Т., и из всех сил потянула стул. Когда тот выехал из кабинета, Лорен сдержала стон, и продолжила катить Раса к выходу. Нужно было протащить его около десяти футов10 до приемной и ей удалось сделать это незамеченной. Лорен терзало чувство вины перед остальными Новыми Видами, которых ее коллеги держали на мушке, но она была не в состоянии помочь им всем и могла спасти только Раса. Нужно отвезти его в безопасное место и надеяться, что команда, которую Лорен вызвала по телефону Брайана, прибудет вовремя и поможет остальным. Мчаться в кабинет Мэл в попытке спасти кого-то еще стало бы самоубийством.

Лорен уперлась спиной в стеклянную парадную дверь, но та не открылась. Тогда она начала толкать бедрами, надавливая сильнее, но дверь поддалась совсем немного. Посмотрев на замок, Лорен поняла, что кто-то его запер, и когда повернула затвор, стеклянная дверь распахнулась. Лорен вдохнула в легкие свежий воздух и потянула стул, вытаскивая Раса из здания.

На тротуаре никого не было, а сила тяжести помогала катить стул от здания к машине. Лорен развернула стул, отчаянно потянув на себя, и продолжила идти, не прекращая наблюдать за зданием. Опасаясь, что ее коллеги в любую секунду поймут, что упустили Новый Вид и выйдут на улицу, она поспешила к тому месту, где оставила Аманду.

— Быстрее открывай заднюю дверь! — Лорен приложила больше сил и ускорилась.

Когда Аманда увидела Раса, стул и Лорен, ее рот широко открылся, а глаза округлились.

— Открой эту чертову дверь, — рявкнула Лорен, — сейчас же! Перетаскиваем его! Твою мать, открывай! Прямо сейчас, Аманда! Быстрее!

Сорвавшись с места, Аманда нажала на кнопку разблокировки, и почти споткнулась о бордюр, когда бежала вокруг автомобиля, чтобы открыть дверь. Едва она сделал это, как запыхавшаяся Лорен подкатила туда Раса.

— Помоги мне поднять его!

— Что? Черт возьми! — глаза Аманды были очень широко раскрыты, и она выглядела необычайно бледной.

— Я объясню позже. Помоги мне. Он весит тонну. Мы должны увезти его отсюда, прежде чем кто-нибудь нас увидит, — Лорен вытащила из груди Раса красную стрелку и положила ее в карман юбки. — Быстрее!

Когда она подкатила стул к заднему сидению автомобиля, они с Амандой схватили Раса за руки и, напрягшись, подняли обмякшее тело со стула.

— Иисусе, — проворчала Аманда, — моя спина сейчас сломается. Он весит как минимум двести пятьдесят фунтов11.

Общими усилиями им удалось свалить бессознательного Раса на заднее сиденье, а Лорен согнул ему ноги, чтобы он смог там поместиться. Не было похоже, что Расу удобно лежать, прижимаясь лицом к сидению, но это было лучше, чем ничего. Захлопнув дверь, Лорен направилась к месту пассажира.

— Садись в автомобиль, — она задыхалась.

Аманда оббежала вокруг и, резко распахнув водительскую дверь, тяжело плюхнулась на сидение. Когда затарахтел двигатель, Лорен уже начало казаться, что ее сердце сейчас взорвется от усталости и страха. Один взгляд на офис уверил, что еще никто не выбежал, но если бы это произошло, она была готова тут же пригнуться.

— Поезжай, черт возьми. Увези нас отсюда.

Аманда нажала педаль газа.

— О, мой Бог, — лепетала она. — Нас обеих арестуют. Я знаю, что слишком много жаловалась на свое одиночество, но ты совсем сошла с ума? Ты не можешь просто взять и похитить мужика. Он действительно горячий, но о чем ты думала? Ты принимаешь наркотики? Просто позволь вызвать полицию и сказать им, что у тебя психическое расстройство. Мы можем отвезти тебя в больницу и оценить твое состояние.

— Я не похищала его, черт побери. Это не то, чем кажется. Мы должны убраться отсюда. Поезжай! Я все объясню тебе позже, но он в опасности!

— Ты же знаешь, что друзья всегда говорят друзьям, что те сошли с ума? — Аманда облизала губы. — И сейчас тот самый момент.

Лорен подняла голову достаточно, чтобы увидеть раскрасневшееся лицо подруги, и злобно зыркнула на нее. Лорен открыла было рот, но тут же закрыла. Она слишком устала, чтобы еще и ругаться, а поэтому решила просто быть честной.

— Ты должна доверять мне. Аманда, поехали, пожалуйста. Все правда не так плохо, как ты думаешь.

— Куда мы едем?

— К тебе домой.

Аманда кивнула.

— Хорошо. Ох, дружочек, мы в полном дерьме. И лучше бы у тебя была адски уважительная причина. Не могу поверить, что я это делаю.

Лорен хотела воспользоваться сотовым телефоном Аманды и вызвать полицию, но не решилась ослушаться приказа. Она молилась, чтобы команда приехала поскорее, но не была готова слоняться поблизости, дабы удостовериться, что помощь прибыла вовремя. Спасти Раса было ее приоритетом и единственным, что она в данный момент могла сделать.

Глава 10

К тому времени, как Аманда заехала в гараж, Лорен удалось унять дрожь. Когда за ними закрылась автоматическая дверь, и включился свет, Аманда заглушила двигатель и уставилась на свою лучшую подругу.

— Как думаешь, он выдвинет обвинения? Забудь. Конечно, выдвинет. Ты его вырубила и похитила. О чем ты думала? Тебе нужна помощь. Пойдем в дом и кому-нибудь позвоним. Еще не слишком поздно остановиться. Мы тебя обследуем. Безумие — лучшее оправдание. Я никогда не желала для тебя ничего настолько сильно, как этого, подруга.

— Остановись, — вздохнула Лорен. — Это не то, на что похоже.

— Тогда зачем ты вырубила его и привезла ко мне домой? — нахмурилась Аманда.

— Я не вырубала его, — уставшая расстроенная Лорен покачала головой и задалась вопросом, не нужна ли ее подруге самой некоторая терапия. — Это длинная история. Как мы затащим его к тебе в квартиру? Есть идеи?

— Я не знаю, — Аманда повернулась и изучила Раса. — Он большой. Ты точно сошла с ума, раз умудрилась похитить самого крупного парня, которого только смогла найти. Я помню, что говорила, насколько отчаянно нуждаюсь в свидании, но Иисусе, Лорен!

— Остановись уже! — Лорен гневно посмотрела на подругу. — Он — не секс-игрушка, которую я для тебя украла. Я не сошла с ума и не делала этого, чтобы таким вот странным образом найти тебе мужика. Его зовут Рас и он в опасности.

— Ты же вроде говорила, что его фамилия Уильямс.

— Я не думаю, что у него есть фамилия. Его настоящее имя Рас. Это долгая история.

— Я думаю, что мы найдем время на эту историю, пока будем придумывать, как вытащить его из машины.

Лорен колебалась.

— Ты обратила внимание на черты его лица?

— Кто заботится о лице, когда у него так много всего остального?

— Посмотри на него, Аманда. Смотри на его нос и думай о своем последнем любимчике на телевидении, на которого ты пускаешь слюни. Вот намек: Джастис Норт.

Аманда повернулась, чтобы лучше рассмотреть мужчину на заднем сидении. Она смотрела на него, немного наклонив голову, и начала медленно бледнеть. Ее рот широко открылся, и Аманда уставилась на Лорен.

— Он — Новый Вид, — кивнула Лорен.

— Черт возьми. Во что ты меня впутала? В данный момент он реально похож на Новый Вид в опасности. У них очень строгие законы. Лорен, о чем ты вообще думала? Если с ним что-нибудь случится, то мы окажемся на электрическом стуле. Если ты убиваешь одного из них, даже случайно, то получаешь смертную казнь за преступление на почве ненависти.

— Я не делала этого. Люди на моей работе выстрелили в него каким-то наркотическим дротиком, и это его вырубило.

Аманда моргнула.

— Зачем? У него плохая кредитная история или что-то в этом роде? Я знаю, что твой босс — стерва, но это слишком даже для нее.

— Очень смешно, — фыркнула Лорен. — Все сложно и запутано. Я предполагаю, что мои коллеги — придурки, которые раньше работали на Мерсил. Они увидели его и сделали это. Они планировали его устранить, но я успела вывезти его оттуда. Мы должны спрятать его в твоем кондоминиуме, пока я не найду помощь. В офисе была его команда и двое моих коллег, неповинных в том кошмаре. Я смогла спасти только Раса. Я не знала, что еще могу сделать.

— Кого ты собираешься позвать? Полицию?

— Нет, — покачала головой Лорен. — Люди, работающие с Расом, сказали не звонить в 911, поэтому я и думаю, полицию впутывать не стоит, — она вышла из машины. — Давай занесем его внутрь.

Аманда следом за подругой вышла из автомобиля, и хмуро поглядела на Лорен поверх крыши машины.

— Как? У меня нет здесь удобного подъемного крана, чтобы вытащить мужчину из салона и отнести в дом. Он тяжелый.

Лорен изучила дорогу в кондоминиум Аманды, и у нее возникла идея.

— Тот двуспальный воздушный матрас, который ты надуваешь, когда к тебе приезжает племянница все еще у тебя?

— С нарисованной принцессой?

— Ага. Можно его надуть, положить Раса на него, и затянуть в кухню.

— Пойду возьму насос и надую матрас, — Аманда вздохнула и через окно посмотрела на заднее сидение. — Я не делала бы этого, не будь он настолько горячим. Он будет мне должен, — она внезапно усмехнулась. — Но в этой одежде ему, наверняка, жарко. Как только мы затащим его в дом, нужно будет сделать доброе дело и что-нибудь с него снять.

— Аманда! — застонала Лорен.

— Что? Хотя бы рубашку. Будь другом. Я управляла автомобилем во время этого опасного бегства и, черт, заслуживаю небольшого вознаграждения, особенно после того, как мы затянем его в дом. Я уже почти заработала грыжу, затаскивая его в машину.

— Я думаю, что тебе стоит начать принимать лекарства, — покачала головой Лорен. — Ты меня беспокоишь.

— Беспокоиться стоит. Если я вскоре не займусь сексом, то высохну и умру.

— Это я смогу пережить, — пробормотала Лорен.

— Сможешь? Я только что помогла тебе запихнуть огромного тяжелого мужика на заднее сидение моего автомобиля, а сейчас прячу в своем доме Нового Вида, находящегося в опасности!

— Это плюс. Ты — прекрасный друг, — улыбнулась Лорен. — Беги за матрасом. У тебя случайно не осталось непромокаемого брезента после того как мы в прошлом месяце красили твою ванну?

— Где-то там, — Аманда указала на угол.

Лорен повернулась в поисках брезента, а Аманда вошла в кондоминиум. Найдя несколько больших отрезков, Лорен открыла дверь автомобиля и начала готовить Раса к транспортировке. Он все еще был без сознания. Она расстелила непромокаемый брезент на полу рядом с открытой дверью, и Лорен возблагодарила господа, что у Аманды гараж на два парковочных места, но занято только одно из них, таким образом, будет пространство для маневров. Аманда вернулась с большим розовым надувным матрасом, который тут же положила на брезент.

— Он реально тяжелый.

— Знаю, — согласилась Лорен. — Я возьму Раса за ноги и начну вытаскивать, а ты иди в ту часть, где его голова. Не хочу ударить его, доставая из машины.

— Хорошо, — Аманда рассмеялась. — Ты твердо уверена, что нам не нужно снять с него одежду? Это дало бы нам минус несколько фунтов.

— Уверена.

— Черт возьми. Я всегда задавалась вопросом, есть ли у них хвосты и мех в каких-нибудь интересных местах. Поговаривают, что у некоторых есть. Может они бреют руки и лица, чтобы скрыть проблемы с волосами, но мы с тобой могли бы узнать правду прямо сейчас.

Лорен ухватила Раса за лодыжки и попыталась проигнорировать слова Аманды. Когда она распрямила его ноги и дернула их, то порадовалась, что ботинки сидели крепко. Аманда же взяла Раса за руки, не позволив выпасть из автомобиля, когда его задница соскользнула с сидения, и они с Лорен совместными усилиями попытались уложить тело на матрас.

— Я просто обязана оставить его себе, поскольку я только что надорвала спину и крайне нуждаюсь в ком-то, кто обо мне позаботится.

По всему телу Лорен стекал пот, и она знала, что будет еще хуже, когда они потащат Раса вверх по лестнице. Предстояло сделать всего три шага, но это казалось невозможной задачей. Лорен разулась, наклонилась и выпрямилась, схватив непромокаемый брезент за два угла.

С другой стороны Аманда взяла свои два угла, и посмотрела на лицо Раса.

— Он красивый. Какого цвета у него глаза? Ты знаешь?

— Красивый. Темно-карие, — проворчала Лорен, дергая ткань. — Не заглядывайся. Он занят.

— У него есть подруга? Проклятье! Почему все красивые парни либо заняты, либо геи?

Им удалось затащить Раса вверх по лестнице, защищая его спину от ударов с помощью матраса и превратив брезент в гамак. Когда они добрались до гостиной, переместив Раса из кухни в комнату побольше, то обе рухнули на колени.

— Я не потащу его наверх, — поклялась Аманда, — Потыкайте в меня вилкой. Я просто тело.

— Согласна. Мы бы никогда не осилили тащить его еще и туда.

— Он неплохо смотрится здесь, возле журнального столика. Цвет этого дерева соответствует загару.

Лорен встала на ноги, достала из холодильника бутылки холодной воды, и протянула одну из них подруге. День был жарким, а последние события оставили их обеих без сил.

— У меня есть идея, — объявила Лорен. — Я воспользуюсь твоим телефоном.

— Помоги себе сама. Забудь о том, что я предлагала снять с него рубашку. Я слишком устала, — Аманда растянулась на ковре. — Я просто ненадолго оставлю свое бренное тело здесь.

Лорен пошла к барной стойке, разделяющей кухню и гостиную, и села на высокий стул. Взяв телефон Аманды, она набрала номер справочной, и утомленно застонала, услышав в трубке механический голос.

— Проклятый автоответчик, — пробормотала Лорен и назвала свой город и государство. — ОНВ, — четко проговорила она, а затем повторила, и только тогда ее перевели на оператора.

Лорен попросила номер ОНВ, но в базе не было такового, и тогда она дала расшифровку.

— Организация Новых Видов, — оператор нашел нужный номер, и Лорен набрала его.

— ОНВ Хоумленд, — ответили на другом конце провода. — Чем я могу вам помочь?

Лорен глубоко вздохнула.

— Здравствуйте. Меня зовут Лорен Хендерсон. Я просто не знала, куда еще позвонить, но в десяти футах12 от меня в гостиной моей подруги лежит мужчина Новых Видов. Он холодный и в него выстрелили каким-то дротиком. Мне нужно, чтобы вы послали ему помощь.

В течение нескольких секунд на другом конце провода была тишина.

— Женщина, а вы знаете, что телефонное хулиганство противозаконно?

— Это не телефонный розыгрыш. Его зовут Рас, и он живет в штаб-квартире. Это все, что я знаю. Вчера он меня схватил, решив, будто я сотрудничаю с бывшим сотрудником Мерсил. Сегодня мы поехали в мой офис в поисках того, на кого они охотились, но оказалось, что работали на Мерсил почти все в офисе. Они выстрелили в него каким-то наркотическим дротиком. Я вытащила его оттуда, но я…

— Вы сказали, что его зовут Рас? — перебил ее человек.

— Да.

— Передо мной сейчас лежит список всех Новых Видов, — проворчал собеседник. — И здесь нет никого по имени Рас. Женщина, если вы еще раз сюда позвоните, я пошлю в ваш дом полицию. Все входящие вызовы отслеживаются и у нас есть ваш адрес, — он назвал адрес Аманды. — Никогда больше сюда не звоните, — и повесил трубку.

Стиснув зубы, Лорен повернула голову и посмотрела на Раса. Он был определенно Новым Видом. Она снова набрала номер, и ей ответил тот же самый человек.

— Слушай меня, кем бы ты ни был. Я смотрю на него. Он сейчас находится здесь, в гостиной. Пожалуйста, пошли кого-нибудь арестовать меня, ведь когда они приедут сюда, им хватит одного лишь взгляда, чтобы понять, что я не лгу. В Раса выстрелили дротиком, и он без сознания. Ему нужна помощь, я волнуюсь за него и понятия не имею, что было в том дротике. Мне сказали не звонить 911, поэтому я и не звоню. Еще похитили двоих ваших мужчин, взяли в заложники двух женщин, и ранили человека по имени Брайан. Он истекал кровью в переулке.

— Кто сделал это мужчине и тем другим, которых вы упомянули? — голос человека звучал скучающе.

— Мой босс и несколько моих коллег. Они взяли двоих ваших мужчин на мушку, и собирались затолкать их в фургон, которым владеет моя компания. Они…

— Больше сюда не звоните, черт побери. Звоните мозгоправу, — он повесил трубку.

— Твою мать! — Лорен стукнула кулаком по столешнице.

— Они тебе не поверили? — подняла голову Аманда.

— Нет, — Лорен была в ярости. — Он снова счел меня психопаткой. Жаль я не смотрела на дорогу, когда мы уезжали из штаб-квартиры, иначе знала бы, где она находится.

— Ну, теперь остается надеяться, что, независимо от того чем они в него выстрелили, он скоро придет в себя и скажет нам как быть дальше.

Отодвинув барный стул, Лорен подошла к Расу, опустилась возле него на колени и, положив ладонь ему на грудь, всмотрелась в его лицо. Нежным движением руки она сняла с Раса очки и погладила его по щеке. Лорен очень надеялась, что он скоро проснется.

«Я надеюсь, что это было просто успокоительное средство. А что, если нет?»

— Мы будем наблюдать за ним, и если он прекратит дышать или что-то в этом роде, то вызовем скорую помощь.

Лорен кивнула. Она поерзала, устраиваясь возле Раса поудобнее. Она не позволит, чтобы с ним что-то случилось.

* * *

Пытаясь подавить гнев, Сатурн покачал головой. Неужели людям больше нечем заняться, кроме как разыгрывать его? Он каждый день отвечал на десятки бессмысленных звонков. За час до этого момента звонила женщина, чтобы узнать, нельзя ли нанять Новых Видов в качестве развлечения на вечеринке по случаю дня рождения ее ребенка, будто бы один из них поехал туда, лишь бы развеселить детей. А до этого звонил мужчина, желающий жениться на женщине Видов. Теперь еще и эта женщина, которая утверждала, будто их мужчин похитили и увезли в фургоне, а у нее в гостиной лежит один из них. Сатурн фыркнул.

— Плохой день? — улыбнулся Тайгер.

— Ненавижу сидеть на телефоне, — признал Сатурн. — Люди — сумасшедшие.

— Знаю, — кивнул Тайгер. — Я даже не могу решить, кто хуже — те, кто звонит пожелать нам скорейшей смерти или те, кто просит отвезти их на нашу родную планету.

— Тайгер, прямая линия, — позвонила женщина Видов. — Это Тим Оберто. У нас проблемы.

Тайгер выругался. Четверо, нет, уже трое, мужчин Видов работали с группой Тима и Тайгер молился, чтобы не возникло очередной проблемы. Один из этих мужчин уже проявил свою нестабильность и был отстранен, поэтому Тайгер надеялся, что ни один из оставшихся троих не сломался от напряжения. Он подошел и взял трубку.

— Что не так?

— У нас есть большая проклятая проблема. Все ваши мужчины и один из моих ребят захвачены. В данный момент мы следим за вашими ребятами и нашим парнем. На них была униформа с датчиками. Мы их преследуем и вернем очень скоро, если, конечно, они не разделятся. К сожалению, один из ваших мужчин не надел униформу и не взял жучок. Тайгер, если он не с остальными, то мы понятия не имеем где он.

— Твою ж мать. Кого нет?

— Раса.

— Кого? — нахмурился Тайгер.

Тим вздохнул.

— Вы называли его 919. Я приказал, чтобы они выбрали имена, и он выбрал это.

— Рас? — Тайгер пытался подавить страх за своих людей и гнев от того, что все пошло не так. — Что произошло?

Тим быстро объяснил суть миссии.

— Женщина позвонила по телефону Брайана. Она сказала, что ад вырвался на свободу, и привела нас в готовность. Брайан — один из моих парней, назначенный вашим людям в качестве эскорта. Когда мы примчались на место, женщину как ветром сдуло, а сейчас я играю в догонялки. Тайгер, твои люди ничего со мной не согласовали, иначе я бы отправил с ними больше охранников. Я только нашел записку Брасса, и лишь тогда узнал, что за ад творится и кто эта женщина. Когда мы приехали по адресу, то на месте уже никого не было. Мы нашли за углом наш внедорожник и следы крови там, где, по словам женщины, лежал Брайан.

— Думаешь, эта женщина их украла?

— Но ведь это она привела нас в боеготовность, — вздохнул Тим. — Иначе мы бы так и не узнали, что нужно активировать устройства слежения. Это случилось несколько часов назад. Мы предполагаем, что она дружелюбна и сейчас в плену вместе с командой.

— Понял. Таким образом, человеческая женщина тоже захвачена? Как ее зовут? 358 тоже выбрал имя?

Под диктовку Тима Тайгер записал данные.

— Я приведу в готовность своих людей. Похитители могут захотеть получить выкуп. Я должен быть первым, кому вы сообщите результаты слежки, — Тайгер повесил трубку, повернулся и повысил голос. — Внимание всем. У нас проблемы. Трое мужчин Видов пропали без вести, плюс человеческие мужчина и женщина. Наши люди были на поисковой миссии с водителем рабочей группы и человеческой женщиной, которая помогала им определить местонахождение цели. Пропали Брасс, 919 и 358, — он сделал паузу. — Прошу прощения. Они выбрали имена. 919 теперь Рас, а 358 — Шэдоу.

Сатурн внезапно выругался и встал.

— Ты сказал «Рас»? — Тайгер посмотрел на Сатурна. — А имя человеческой женщины случайно не Лорен?

Тайгер прошел через всю комнату ближе.

— Да. Лорен Хендерсон.

— Дерьмо. Она звонила нам, но я счел ее психопаткой. Я дважды сбрасывал ее вызов. Рас у нее, и она просила помочь ему, но я ей не верил.

* * *

Время шло, но Рас не просыпался, и Лорен становилось все тревожнее. Она переоделась в одолженную у Аманды удобную одежду, и продолжила сидеть рядом с ним. Аманда попыталась убедить Лорен, что ему будет гораздо удобнее, если они снимут с него рубашку, но Лорен оставалась непреклонна.

— Оставь эту затею. Мы не будем его раздевать.

— Но ему будет удобнее.

— Но не когда он проснется, и будет остро нуждаться в душе из-за твоих слюней по всему телу.

— Я повяжу на шею тряпку и буду пускать слюни на нее.

— В последний проклятый раз повторяю — нет! — рассмеялась Лорен. — Ты не прикоснешься к его одежде.

— Но ты же сняла с него ботинки.

— Ну, это всего лишь ботинки. Он спит. Никто не должен спать обутым.

— У него большие ноги и руки. Как думаешь, то высказывание про пропорции верно? — усмехнулась Аманда.

— В его случае — да.

— Ты посмотрела, пока я переодевалась, да? — округлила глаза Аманда. — Боже, какая же ты сучка! Ты, как предполагается, все делаешь вместе со своей лучшей подругой!

Лорен колебалась, но все же решила сказать ей правду.

— Пока ты переодевалась, я ничего не смотрела. Я мылась с ним в душе.

— Нет! Уйди с глаз моих! Ты врешь, только чтобы я завидовала.

— Мы провели прошлую ночь вместе.

Прежде чем посмотреть на Лорен, Аманда позволила себе окинуть взглядом с головы до ног мужчину, лежащего на розовом надувном матрасе.

— Да ты ж моя героиня!

Лорен посидела еще минуту и направилась в кухню.

— Я проголодалась. А ты?

Внезапно раздался дверной звонок. Лорен тут же запаниковала и, повернувшись, поглядела на Аманду.

— А если это придурки с моей работы? — прошептала она.

Аманда задумалась, а затем побледнела.

— Откуда им знать, где я живу?

— Мы работаем с недвижимостью. Ох! Мы постоянно проверяем адреса.

— Они знают мою фамилию? — Лорен на это лишь пожала плечами. — Я посмотрю, — Аманда встала и очень тихо подкралась к двери.

Лорен захватила с кухни самый большой нож и скалку и подбежала следом, готовая драться, если пришедшие выломают дверь и попробуют забрать Раса. Хмуро поглядев на арсенал в руках Лорен, Аманда посмотрела в глазок, но тут же резко отскочила назад и с испуганным видом развернулась, ища взглядом подругу.

— Там два реально больших мужика в черной одежде и в солнцезащитных очках. Они выглядят огромными! — едва слышно прошептала она.

— Лорен Хендерсон? — громко заговорил мужчина за дверью. — Вы вызывали ОНВ. Мы здесь, как вы и просили. Теперь мы знаем, что вы не сумасшедшая, и приехали за нашим человеком. Пожалуйста, позвольте нам войти и увидеть Раса. Мы не причиним вам никакого вреда.

Лорен с облегчением приблизилась к двери, встала на цыпочки и посмотрела в глазок. Эти мужчины были действительно крупными, но очки и характерная костная структура уверили ее, что они не соврали. Она отошла от двери и кивнула Аманде, когда та вопросительно посмотрела на нее.

— Впусти их.

Аманда покачала головой.

— Я упоминала, что они выглядят бандитами, и при том огромными?

— Черт возьми, Аманда, открывай. Расу нужна помощь.

— Прекрасно, но если по твоей вине нас убьют, то в загробной жизни я буду тебя преследовать и раздражать до потери пульса.

Лорен закатила глаза. Аманда щелкнула замком, медленно открыла дверь и тут же отпрыгнула назад, чуть не упав, когда двое очень высоких широкоплечих мужчин в черной униформе шагнули в комнату и закрыли за собой дверь. Их волосы были длиной ниже плеч и оба носили солнцезащитные очки.

Нахмурившись, один из них медленно потянулся, чтобы снять очки, и Лорен с изумлением увидела пару кошачьих глаз. Мужчина моргнул и опустил взгляд на ее руки.

— Вы собираетесь ранить нас или ударить вот этим?

Лорен поняла, что все еще держит в руках скалку и нож и, слегка покраснев, положила свое импровизированное оружие на ближайший стол.

— Извините. Мы боялись, что вы — мужчины с моей работы. Рас там, — она указала на гостиную.

Чтобы увидеть Раса, мужчинам пришлось обойти кушетку.

— Это розовый замок? — внезапно рассмеялся Новый Вид, который говорил с Лорен.

— Это моей племянницы, — призналась Аманда. — Она любит спать в моей комнате, вот я и купила это. А под телом Раса нарисована принцесса.

— Я — Флейм, а это — Слеш, — усмехнулся мужчина.

Слеш был так же высок, как и Флейм — приблизительно шесть футов и три дюйма13, но у него были светло-каштановые волосы с серебристыми прядями. Он тоже снял очки, открывая точно такие же кошачьи глаза странного синего оттенка. Слеш кивнул женщинам.

— Что произошло? — Флейм сосредоточился на Аманде.

— Говорите с нею. Я всего лишь водитель и не знала, кто он такой, иначе бы больше скулила, прежде чем тронуться с места. Но она — моя лучшая подруга, что я могла поделать? Она сказала «поехали», ну я педаль в пол и дала газу.

Флейм повернулся к Лорен. Она быстро объяснила, что произошло и, достав извлеченный из тела Раса дротик, вручил его Флейму.

— В Раса выстрелили вот этим. Дротик я сохранила на случай, если вдруг нужно будет проверить, какой препарат использовали.

Флейм взял дротик, понюхал его и выругался. Он достал сотовый телефон и быстро набрал чей-то номер.

— Нам нужен вертолет здесь и сейчас. Раса вырубили тяжелой дозой успокоительного в паре с парализующим. В полу квартале отсюда парк. Пусть летит туда, — он повесил трубку и посмотрел в глаза Лорен. — Женщина, ты поступила более чем правильно. Успокоительное средство работает дольше, если в него добавить парализующее. Это уловка тех ублюдков, чтобы наши тела медленнее оправлялись от препаратов. Если бы у Раса была передозировка, то у него могло остановиться сердце.

— Он будет в порядке? — взволнованно спросила Лорен.

— Думаю, да, — кивнул Флейм. — Его дыхание устойчивое и сильное. Быстро соберите немного одежды. Мы берем вас с собой.

— Но… — начала было Лорен.

— Позвольте мне захватить свою сумку! — сказала Аманда одновременно с подругой и бросила на Лорен неодобрительный взгляд. — Они хотят взять нас с собой. Будь другом, закрой рот и пойдем соберем одежду, — Лорен в ответ нахмурилась. — Ух! Это годные парни. Шевели булками, Лорен, — Аманда уже направлялась к лестнице. — Не уезжайте без меня!

Поглядев на Флейма, Лорен не могла не заметить потрясенное выражение его лица и округлившиеся глаза.

— Она сказала «годные парни»?

— Она одинокая и находится в поиске, — вздохнула Лорен.

— В поиске чего? — нахмурился Флейм.

— В ее жизни нет мужчины, но она хочет его найти. Вы оба — мужчины.

— О, — выражение лица Флейма смягчилось, и он засмеялся.

Слеш издал странный звук.

— Для чего ей нужен один из нас?

— Она ищет пару, — продолжал смеяться Флейм.

— Это не ко мне, — покачал головой Слеш. — От женщин одни проблемы и я не хочу пару.

— Это потому что тебя никто не хочет, — ухмыльнулся Флейм и посмотрел на Лорен. — Вертолет будет на месте через пятнадцать минут, поэтому нам нужно выходить отсюда через семь. Ты, наверное, захочешь взять запасную одежду.

Лорен побежала наверх, чтобы найти Аманду в припадке сбора вещей. Лорен потрясла головой, уставившись на три открытых чемодана на кровати и на свою подругу, бросающую в них все, что попадалось ей под руку.

— Убери вечернее платье. Мы летим на вертолете, и это означает, что можно взять лишь одну сумку.

— Но я должна хорошо выглядеть. Ты видела их обоих? — Аманда обмахивалась. — Такие горячие!

— Возьмут или тебя, или твои сумки. Насколько сильно ты хочешь, чтобы выбрали тебя, а не их?

— Ясно, — Аманда замялась. — Я могу обойтись одной, — она заговорила тише. — Кто знает? Возможно, мне вообще не понадобится одежда, — подмигнула она. — Ставлю на того, который говорил. У него невероятно глубокий сексуальный голос и ты видела эти глаза? Мяу! Я страстно желаю почесать ему животик!

— У них реально хороший слух, поэтому он, скорее всего, слышал все, что ты сказала, — Лорен тоже понизила голос.

— Тогда он знает о моих намерениях. Жизнь слишком коротка, чтобы не следовать за тем, чего хочешь. Я уже поняла это.

— Знаю, что поняла. Позволь тебе помочь. Нам хватит одного запасного комплекта одежды и чего-то, в чем можно спать.

— Ты можешь у меня что-нибудь одолжить.

— Спасибо.

Они спустились вниз и Лорен тут же направилась к Расу, чтобы проверить его состояние. Он все еще не проснулся, но дышал медленно и глубоко, а кожа была нормального цвета. Она сильно за него волновалась. Обернувшись, Лорен обнаружила, что Слеш и Флейм внимательно наблюдают за нею с расстояния в несколько футов.

— Я возьму Раса, — шагнул вперед Флейм. — Пожалуйста, не пытайтесь бежать. Вам безопаснее поехать с нами, чем оставаться здесь. Люди, которые стреляли в него, могут придти сюда.

— О, мы не сбежим, — искренне гарантировала Аманда, улыбаясь ему. — Если попытаетесь потерять меня, то знайте — этому не бывать. Я хочу поехать с вами.

— Женщина, ты мне нравишься, — усмехнулся Флейм. — Ты прямолинейная.

— Я такая, — подмигнула Аманда. — Прямолинейная и одинокая, но ты можешь это изменить.

Лорен поднялась на ноги и позволила мужчине подойти и забрать Раса. Ее ошеломило, насколько легко большой Новый Вид поднял тело другого мужчины, будто оно ничего не весило, перекинул через плечо и выпрямился.

— Пойдем, — Флейм повернулся, и его напарник открыл перед ним парадную дверь.

— Черт возьми! — ахнула Аманда. Флейм повернулся и посмотрел на то, как изумленная женщина смотрит на него, округлив глаза. — Этот парень весит тонну, а ты просто поднял его, будто он — подушка.

Флейм обхватил ноги Раса, чтобы не дать ему соскользнуть.

— Мы сильные.

Слеш прошел вперед, надел на Флейма очки, скрыв его глаза, а затем надел такие же на себя.

— Вперед.

— Женщины, пойдемте, — кивнул Флейм.

— Мы — женщины, — Аманда усмехнулась Лорен.

— Серьезно? — та со вздохом покачала головой. — А я-то думала, что ты — трансвестит.

— Сучка, — рассмеялась Аманда, толкая подругу локтем.

— Маньячка, — вернула любезность Лорен и заметила, что мужчины тихо наблюдают за ними. — Мы готовы.

— Итак, — улыбнулась Аманда, — куда же вы нас везете?

— Мы возвращаемся в Хоумленд, — сообщил Флейм, выводя их из кондоминиума.

Возле забора был припаркован черный внедорожник и водитель открыл перед ними двери. Этот мужчина также носил солнцезащитные очки, но Лорен точно знала, что он — не Новый Вид, поскольку видела его нос. Это напомнило о Брайане, и Лорен забеспокоилась о нем.

— Парни, а вы нашли Брасса, Шэдоу и Брайана? Вы спасли двух женщин, с которыми я работаю? Они стали заложницами.

— Это не наша миссия, — пожал плечами Слеш. — Мы не знаем. Нас послали сюда, чтобы забрать Раса и тех, кто будет с ним.

Флейм положил Раса на заднее сидение внедорожника, а затем туда забрались Лорен, Аманда, и сам Флейм. Водитель и Слеш заняли передние сиденья. Лорен потянулась к Расу и тронула его, проверяя, дышит ли он.

— Почему ты держишь руку у него на груди? — спросил Флейм.

Лорен повернулась к нему, не зная, что ответить.

— О, они провели прошлую ночь вместе, — хихикала Аманда. — И она видела его голым.

— Аманда, заткнись, — покраснела Лорен.

— Правда? — хмыкнул Флейм. — Ты и Рас?

Лорен проигнорировала и его, и Аманду, вместо этого сосредоточившись на Расе. «Почему он не просыпается? Если эти препараты могут убить, то они ведь уже бы это сделали?». Всю дорогу она держала руку у него на груди и слушала его дыхание.

Глава 11

Медицинский центр ОНВ оказался не таким, как себе представляла Лорен. Это было большое здание со стеклянным фасадом. Внутри вдоль стен рядами стояли стулья, а также находился ресепшн, позади которого располагались несколько столов и много свободного места. Из приемной в обе стороны уходили коридоры. Раса откатили в тот, что справа, а Лорен с Амандой остались ждать. Слеш забрал их сумки и уехал, сказав, что багаж нужно обыскать, а Флейм остался и сел на стул у окна.

— Как ты связана с Расом? — он снял очки и осмотрел Лорен.

— Я вчера его встретила. Можно сказать, что меня против моей воли отвезли туда, где они живут. Штаб-квартира? Не суть. Расу поручили обо мне заботиться и приглядывать за мной. У меня был инцидент с одним из вашего вида, и они подрались, поэтому я провела ночь вместе с Расом в его комнате.

— Скажи мне, что ты что-то с ним сделала, — убеждала Аманда. — Умоляю, скажи мне, что ты не упустила эту возможность!

Флейм нахмурился, уставившись на Аманду.

— Какую возможность? Заняться сексом с одним из нашего вида?

— Ваш вид? — улыбнулась ему Аманда. — Черт, я говорю о милом парне.

Лорен желала, чтобы земля разверзлась под ее ногами.

— Аманда одинока в течение слишком долгого времени. Она думает, что если ее интересует красивый парень, то и меня он тоже должен интересовать.

— Ясно, — кивнул Флейм. — Вопрос не в расе, а в принадлежности к мужскому полу.

— Меня не волнует, какой ты расы, — флиртовала Аманда. — Ты горячий.

Флейм засмеялся.

— Спасибо. Ты тоже привлекательная женщина, — он поглядел на Лорен. — Так у тебя был секс с Расом?

Лорен очень не нравилось русло, в которое вошел разговор, и она покраснела еще сильнее.

— Это не ваше дело.

— Она призналась, что видела его голым, — хихикала Аманда. — Если она умна, то занималась с ним сексом. Она тоже долгое время одинока, и если не совсем пустоголовая, то не упустила такой шанс.

— Аманда, остановись. Он решит, что ты чокнутая.

— Замолчи, — Аманда улыбнулась Лорен. — Я флиртую.

Лорен поджала губы и порадовалась, что Флейма, кажется, забавляет возмутительное поведение ее подруги.

Проигнорировав их, Лорен наблюдала за коридором, по которому увезли Раса. Пожилой человек с седыми волосами вошел в приемную и приблизился к ожидающим.

— Как он? — Флейм встал.

— С 919 все будет прекрасно.

— 919? — нахмурилась Лорен.

— Это его номер из центра тестирования, — Флейм кивнул доктору. — Благодарю, доктор Тредмонт. Он проснулся?

— Проснулся. Он моется, — доктор сделал паузу, чтобы осмотреть Аманду и Лорен. — Одна из вас Лорен?

Сердце Лорен сделало прыжок с кувырком.

— Это я.

Доктор встретился с ней взглядом.

— Он спрашивал о вас. Он хотел знать, где вы.

— Она здесь, — Флейм замялся. — Он взял имя Рас.

— Я обновлю его файлы, — кивнул доктор. — Хорошо, что он выбрал имя.

— Скажите ему, что женщина здесь и в безопасности, — Флейм переступил с ноги на ногу. — Зная это, он лучше отдохнет.

Доктор Тредмонт ушел по тому же коридору, и Лорен почувствовала на себе взгляд Флейма. Она повернулась и, запрокинув голову, увидела, что он усмехается.

— Почему ты на меня смотришь?

— У вас был секс. Об этом говорит то, что он спросил о тебе сразу же после пробуждения.

— Вот и умничка! — рассмеялась Аманда. — Очко в твою пользу. Ты не настолько пустоголовая, как выглядишь.

— Пожалуйста, хватит меня смущать, — почти умоляла Лорен.

— Она не выглядит пустоголовой, — Флейм ничего не понимал, и окинул взглядом Лорен.

— Это потому что она блондинка, — Аманда подмигнула. — Мы дразним блондинок пустоголовыми, но на самом деле Лорен умна. Просто скромница.

— Понятно, — рассмеялся Флейм. — Я знаю, кто такая скромница. Недавно это было моим словом дня, — он повернулся, чтобы сверху вниз посмотреть на Аманду. — Мы изучаем новые слова, вот и получаем слово дня. А ты тоже скромница?

— О боже, я — нет, — призналась та.

— А если я выйду из комнаты, то ты на него набросишься? — Лорен шутила лишь наполовину.

— Набросится на меня? — нахмурился Флейм. — Зачем ей это делать?

— Я имела в виду, что она начнет к тебе приставать. Понимаешь?

— Понимаю, — усмехнулся Флейм.

— Тебя бы это заинтересовало? — усмехнулась в ответ Аманда, пошевелив бровями.

Флейм зарычал.

— Определенно.

Лорен не могла не заметить, как округлились глаза подруги, стоило ей услышать этот пугающий звук.

— Когда они издают подобные звуки, то это хорошо. Значит, мужчине интересно.

— Чертовски горячо! — рассмеялась Аманда. — Классно!

— Пожалуйста, найдите себе комнату, — умоляла Лорен, не желая видеть, как ее лучшая подруга заводит с парнем настолько близкое знакомство.

Флейм подвинулся поближе к Аманде.

— У меня есть комната. Если хочешь посмотреть, где я живу, то после того, как моя смена закончится, я могу тебе показать. Это квартира с одной спальней, расположенная в мужских общежитиях. И женщинам разрешено заходить к нам в гости.

— Я бы хотела посмотреть, где ты живешь, — Аманда улыбнулась ему.

— Если будет решено оставить вас здесь до завтра или на несколько дней, то вам найдут место, где вы могли бы остановиться, — Флейм вытащил сотовый телефон. — Позвольте мне позвонить и узнать о дальнейших планах, — он быстро ушел в другой конец комнаты.

Лорен посмотрела на Аманду.

— Ты уверена, что хочешь пойти в его комнату? Не стоит дразнить парня вроде него.

— А кто дразнит? Ты только посмотри на него. Я хочу вытащить его из этой одежды.

— Он определенно не марионеточного типа, — вздохнула Лорен.

— Определенно нет, — согласилась Аманда.

— Когда они возбуждены, то рычат и даже могут скалить зубы. Никакого хвоста и никакого меха, поэтому, пожалуйста, не спрашивай о них, — шепотом сказала Лорен и бросила взгляд на Флейма. Увидев его спину и убедившись, что он увлечен разговором, она взяла Аманду за руку. — Просто не расстраивайся, если ничего не получится. Он кажется действительно хорошим парнем, но попытайся сбавить обороты, ладно? Я не смогу снова видеть тебя с разбитым сердцем.

Аманда сжала руку в ответ, а когда выпустила ее, внезапно стала очень серьезной.

— Я не могу позволить произошедшему со мной портить остальную часть моей жизни. Просто надеюсь, что если все же дойдет то дела, то шрамы не сведут его возбуждение на нет.

— Ты такая храбрая и я тобой очень горжусь. Весело проведи время, но не подвергай себя опасности.

Лорен смотрела на подругу, и не могла выкинуть из головы тот кошмар, который случился пять лет назад. Сожитель Аманды стрелял в нее, и она была в критическом состоянии. Он оказался самым настоящим куском дерьма и обманул Аманду, застраховав ее жизнь, а потом попытавшись убить и инсценировав вышедший из-под контроля грабеж. Аманда не позволяла ранению ослабить ее и отбивалась от напавшего достаточно долго, чтобы подоспела помощь. В течение следующих трех дней Лорен сидела у постели подруги в отделении интенсивной терапии до тех пор, пока Аманда не начала выздоравливать.

Флейм вернулся.

— Вам выделили гостевой дом. Там две спальни. Надеюсь, вы не возражаете жить вместе. У нас есть несколько других человеческих гостей, поэтому есть только одно свободное жилье.

— Мы не возражаем, — тихо ответила Лорен. — Спасибо.

— Теперь мое задание — сопроводить вас туда.

— Что насчет Раса? — Лорен поглядела на коридор. — Я хотела бы увидеть его перед тем, как мы туда поедем.

Флейм кивнул.

— Я не спешу. Это не должно занять много времени.

Они сидели и ждали, пока Рас, наконец, не вышел в приемную. Поднявшись на ноги, Лорен сделала к нему несколько шагов, и Рас с улыбкой направился к ней, глядя прямо в глаза. Он переоделся из камуфляжа в джинсы и облегающую футболку, и Лорен не могла не заметить его мускулистые руки и широкие плечи.

— Спасибо, Лорен. Мне рассказали о том, что ты сделала и как вытащила меня оттуда. Ты рискнула ради меня своей жизнью.

— Ты дрался с Вендженсом, чтобы спасти меня. Думаю, мы квиты.

Рас прижал свою большую ладонь к щеке Лорен, а затем перевел взгляд на ее волосы и вздохнул.

— Ненавижу, когда они собраны.

— Извини, — улыбнулась она. — Я могу распустить.

Потянувшись к макушке Лорен, Рас вытащил все шпильки одну за другой, и раскрутил волосы. Она почувствовала, что они волной упали на спину, после чего Рас расчесал пряди пальцами.

— Намного лучше, — он улыбнулся и положил руки на плечи Лорен.

— Как ты? Ты столько часов не просыпался и я волновалась.

— Все хорошо, — Рас пальцами играл с прядями ее волос. — То, что ты сделала, было очень глупо, но храбро. Тебя могли схватить или просто убить за попытку спасти меня.

— Мне очень жаль, что вы не поймали Билла.

Рас моргнул.

— Поймали. Его самого, а также двоих других мужчин и женщину. Мы пытаемся их идентифицировать. Шэдоу, Брасс и Брайан оправились. С ними все в порядке, как и с двумя невинными женщинами, с помощью которых манипулировали нашими людьми.

До Лорен дошел смысл его слов. Поскольку ее босс и коллеги арестованы, то она теперь осталась без работы. Конечно, в целом это была хорошая новость, ведь эти люди были монстрами, которые работали на Мерсил.

— Теперь, наверное, меня отправят домой.

— Завтра, — кивнул Рас.

Лорен сглотнула, ненавидя боль и ощущение потери, которые испытала в этот момент.

— Полагаю, что больше тебя не увижу, так ведь?

Он наклонился ближе.

— Я хотел бы провести с тобой время, пока ты здесь.

— Было бы здорово.

Рас кивнул и, опустив руки, поглядел на Флейма через плечо Лорен.

— Я пойду туда, куда ее поселили.

— Им назначили человеческое жилье. Ты можешь подъехать туда, когда закончишь в Медцентре.

— Доктор сказал, что я могу идти.

Рас взял руку Лорен, обернул вокруг своей руки и Флейм, открыв дверь, сделал то же самое по отношению к Аманде. Они направились к припаркованному возле забора гольф-кару.

Флейм с Амандой сели на переднее сидение, в то время как Рас и Лорен на заднее. Флейм привез их к милому желтому домику, построенному возле большого озера, и припарковался у дороги.

Лорен в этот момент хотела побыть наедине с Расом, но заставила себя смириться с тем фактом, что с ними будет еще одна пара. Флейм завел Аманду в дом. Гостиная оказалась просторной и соединенной с кухней, а две двери вели в спальни, в каждой из которых была собственная ванная.

Показав дом, Флейм отвел Аманду в сторону, но его слова все равно можно было услышать.

— Я привез вас в дом, и теперь с моими обязанностями покончено. Ты все еще хочешь пойти посмотреть мою квартиру?

— С удовольствием, — улыбнулась Аманда и взяла его за руку. — Это будет тур на всю ночь или вечером я сюда вернусь?

— Решать тебе, но я хотел бы задержать тебя на всю ночь.

Аманда схватила свою сумку и помахала Лорен.

— Не жди меня. Увидимся утром.

Флейм забрал сумку из ее рук.

— Позволь мне понести это. Ты проголодалась? Я хотел бы сводить тебя в бар. Там мы сможем поесть и потанцевать, прежде чем пойти ко мне домой.

— Ты идеален, — улыбнулась ему Аманда. — Тебе кто-нибудь говорил это раньше?

— Нет, но мне нравится это слышать.

Лорен наблюдала, как пара вышла из дома и скрылась из вида. Услышав, как закрылась входная дверь, она повернулась, чтобы всмотреться в пристальный взгляд темных глаз Раса.

— Завтра мы попрощаемся, — Лорен тут же почувствовала себя подавленной. — Ты останешься со мной на ночь?

Рас кивнул.

— Я надеялся, что ты предложишь мне спать с тобой, как в прошлую ночь.

Взяв Раса за руку, она потащила его за собой в спальню, и он закрыл за ними дверь. Лорен выпустила его руку и, потянувшись к рубашке, стянула ее через голову, после чего отбросила ее в сторону, скинула обувь и шагнула к кровати. Рас ни на шаг не отставал от Лорен, и она улыбнулась ему, расстегнув лифчик и позволив тому упасть на пол.

Рас зарычал. Получив поощрение, Лорен опустила руки к своим эластичным штанам и подцепила большими пальцами за пояс, удостоверившись, что заодно ухватила и трусики. Она потянула их вниз по ногам и, вышагнув из них, оказалась перед Расом совершенно голая.

— Завтра я уезжаю домой, так что это последняя наша ночь, — Лорен положила ладони ему на грудь. — Я хочу пойти до конца.

— Ты хочешь, чтобы я в тебя вошел? — выражение лица Раса стало напряженным.

— Да.

То, что Лорен увидела в его глазах, сбивало Лорен с толку — Рас выглядел грустным.

— Я не могу, — его голос стал скрипучим.

— Почему?

— Есть факты, которых ты обо мне не знаешь. Я могу сделать тебе больно и не хочу рисковать. Я сильно травмирован, Лорен, могу потерять контроль, и это подвергнет тебя опасности.

— Я знаю, что не потеряешь, — покачала головой она. — Ты будешь со мной очень нежным. Я сужу по тому, как ты ко мне прикасаешься. Я тебе доверяю. И ты поверь в себя.

— Я… — Рас держал язык за зубами.

— О беременности можешь не беспокоиться, если дело в этом. Я принимаю противозачаточные, и у меня есть чистое карантинное свидетельство.

— Я боюсь не поэтому, — покачал головой Рас. — В прошлом мне навредили, и я боюсь, что это окажется сильнее меня и сделает опасным.

Лорен села, игнорируя тот факт, что полностью обнажена, потянула Раса за собой и усадила рядом. Она повернулась к нему лицом, посмотрела в глаза и облизала губы.

— Ты не можешь сказать ничего, что изменит мое мнение о тебе. Я много читала о Новых Видах, и до меня доходили слухи, что вы убили некоторых из мучивших вас придурков. В этом дело? Ты убил их? Если так, то я бы наградила тебя медалью. Они заслужили это за все сделанное вам.

В глазах Раса отражалась боль, которая разрывала Лорен изнутри.

— Причина не в этом.

Она глубоко вздохнула.

— Просто скажи мне. Незнание гораздо хуже правды. Как только все разъяснится, мы сможем иметь с этим дело.

Рас схватил ее за руку и уставился на ковер у них под ногами. Лорен терпеливо ждала, не желая торопить его, и через какое-то время даже задалась вопросом, собирается ли он вообще с ней разговаривать. Но очень надеялась, что да.

— Моя жизнь в центре тестирования была тяжелой, — Лорен сжала его руку, но не сказала ни слова, готовая услышать все, чем он захочет с ней поделиться. — Но потом некоторых из нас перевезли в другое место. Был Шэдоу и другой мужчина, которого мы не знали. У него была пара, но люди убили ее, — глаза Лорен наполнились слезами от осознания того, как много ужаса видел и пережил Рас, но она по-прежнему хранила молчание и ждала, когда он продолжит говорить. Он избегал смотреть на нее, и Лорен видела, как скривились его губы. Во взгляде Раса появился холод, а голос углубился. — Мне вводили возбуждающие препараты, а для того, чтобы вызвать семя из тела подключали к машине и показывали видео трогающих себя голых человеческих женщин. Со мной это делали в течение многих часов, пока боль не становилась слишком сильной, и я не падал в обморок. Я возненавидел вид человеческих женщин, — Рас замолчал и, наконец, поднял глаза на Лорен. — Когда я думаю о том, что со мной делали и вспоминаю это унижение, то чувствую гнев. Я знаю, что ты не виновата, но, несмотря на это, боюсь потерять контроль. У меня может возникнуть ретроспективный кадр, и тогда я причиню тебе боль.

Лорен едва сдерживала слезы.

— Рас, мне так жаль. Ты — жертва, и прав в том, что меня там не было, и я не имею к этому никакого отношения, — она крепче сжала его руку. — Те люди больше не смогут причинить тебе боль, и если ты не готов заниматься сексом, то мы не должны этого делать. Мы можем просто обнимать друг друга. Я не возражаю, хоть ни на секунду не сомневаюсь в том, что ты меня не обидишь. Ты — самый нежный мужчина, которого я когда-либо встречала, — Рас выгнул брови. — Я имею в виду именно то, что сказала. Каждое твое прикосновение особенное, и я чувствую это.

Из его горла вырвалось тихое рычание.

— Я никогда не думал, что меня привлечет человеческая женщина, но ты — все, чего я хочу.

— Я здесь. Мы можем делать только то, чего ты хочешь, и то, что будет для тебя приемлемо.

— Твое мнение обо мне не стало хуже? — в голосе Раса слышалось сомнение. — Теперь, когда ты знаешь, что было сделано мне, не считаешь меня в меньшей степени мужчиной? Я должен был быть сильнее и сопротивляться упорнее. Они взяли мое семя силой.

Своими словами он разрывал сердце Лорен.

— Нет. О Боже, Рас, нет, — она пододвинулась к нему, выпустила его руку и забралась к нему на колени. Рас позволил ей это, и Лорен прижалась к нему всем телом, обняла за шею и уткнулась в нее лицом. — Ты удивительный, сильный, решительный и храбрый. Ты выслеживаешь уродов, которые мучили ваших людей. Это так благородно и да, храбро. Я восхищаюсь тобой и считаю самым сексуальным парнем из всех существующих. Я так рада, что ты появился в моей жизни.

— Я хочу тебя, но боюсь, — Рас обнял Лорен в ответ, цепляясь за нее.

Лорен прижалась губами к его коже и поцеловала.

— Я не боюсь. Почему бы тебе не раздеться? Я люблю к тебе прижиматься.

— Я хочу этого, — голос Раса снова стал глубоким.

Лорен немного отстранилась, чтобы посмотреть ему в глаза, и улыбнулась.

— Мы будем все делать медленно и посмотрим, что произойдет. Что-то ты разоделся.

Рассмеявшись, Рас внезапно снял Лорен со своих колен, положил на кровать и встал.

— Дай мне секунду, и я это исправлю.

Расстегнув рубашку, он обнажил замечательный четко очерченный пресс, а затем стянул ее с широких плеч и бросил на пол. После наклонился, разулся и выпрямился. Когда же Рас потянулся к брюкам и расстегнул ширинку, Лорен, задержав дыхание, с наслаждением смотрела, как обнажается кожа.

— Никаких боксеров?

— В Медцентре не было тех, которые я предпочитаю. Так что решил обойтись без них.

— Ты мне нравишься без них.

Рассмеявшись, Рас снял штаны и освободил член, который был насколько толстым и твердым, что не мог не производить впечатление.

Может, Рас и не был готов к сексу, но его тело говорило иное. Он вышагнул из джинсов, отшвырнул их ногой, и замялся.

— Я хочу не только обнимать тебя.

Взгляд Лорен задержался на эрекции.

— Я вижу и буду рада всему, чем бы ты ни хотел со мной заняться.

С тихим рычанием Рас медленно пошел к кровати и Лорен, растянувшись на спине, замерла на секунду, а затем раскинула руки и ноги. Глаза Рас расширились, и он поставил колено на матрас.

— Что ты делаешь?

— Ты — главный, — она смотрела ему в глаза. — Я вся твоя.

Его глаза, казалось, потемнели, но Рас оперся на руки и пополз к Лорен, приоткрыв рот и гортанно рыча.

— Не говори этого.

Лорен не боялась.

— То, что ты главный или то, что я вся твоя?

Рас окинул взглядом ее тело и облизал губы.

— То, что ты моя. Я могу поверить в это и, поверь мне, тебе это не понравится.

— Почему? — ее сердце заколотилось.

Рас склонился так, что Лорен почувствовала на шее его горячее дыхание.

— Ты понятия не имеешь, чего я от тебя хочу.

— Так скажи мне.

Темные глаза поймали ее взгляд.

— Прямо сейчас я хочу к тебе прикоснуться.

— Сделай это.

Склонившись ниже, он прошелся поцелуями по ее горлу, и Лорен повернула голову, предоставляя блуждающему рту полный доступ. Рас проводил языком по коже, а следом за ним зубами, мягко сжимая, и Лорен была вынуждена бороться с желанием схватить его плечи, лишь бы за что-то уцепиться.

Рас медленно опускался по ее телу все ниже, нежностью и прикосновениями теплого рта пробуждая желание. Когда он вобрал в рот напряженный сосок, Лорен застонала, и ее сдержанности пришел конец. Подняв руки, она прижала ладони к груди Раса, поглаживая горячую кожу.

Он утробно зарычал, прижимаясь горячим твердым членом к ногам Лорен, и она широко их раздвинула. Внезапно Рас немного отодвинулся и внимательно посмотрел Лорен в глаза.

— Я хочу тебя. Настолько сильно, что это причиняет боль.

— Возьми меня. Я сказала, что твоя.

Положив руку ей на живот, Рас скользнул ниже, и когда большим пальцем потер клитор, Лорен застонала. Он провел пальцем дальше, проверяя, насколько она возбуждена, и нашел ее гладкой и влажной лишь от одного вида его тела и легких прикосновений губ.

— Ты так готова ко мне.

— Всегда.

Закрыв глаза, Рас склонил голову и Лорен, убрав руки с его груди, вместо этого обхватила ими лицо. Он смотрел на нее с такой тоской и болью в глазах, словно его в данный момент подвергали пыткам. Но там было что-то еще, наверное… страх. Лорен очень не хотелось видеть в глазах Раса эти эмоции, поэтому потянулась вперед, почти коснувшись губами его губ.

— Поцелуй меня, малыш. Все хорошо.

Он выгнул бровь, и уголки его губ слегка дернулись вверх.

— Малыш?

— Это проявление нежности. Я могу также называть тебя сексуальным. Ты такой.

— Ты тоже.

— Пожалуйста, поцелуй меня.

Глядя на рот Лорен, Рас на секунду замер, и отвернулся.

— Я никогда никого не целовал в губы.

Лорен попыталась скрыть шок.

— Никогда?

Он старательно смотрел в сторону, избегая ее взгляда.

— Мой опыт ограничен селекционными экспериментами. Мерсил предпочитали проверять на мне лекарства от боли. Мне приводили нескольких женщин, которые меня не знали, и поэтому избегали такого личного контакта.

— Рас, посмотри на меня.

Когда он повернулся к ней, Лорен увидела боль в его глазах.

— Я поцелую тебя. У всех это бывает в первый раз. И я польщена, что для тебя именно я буду первой, — «И мне жаль, что я не буду твоей последней». Сама мысль о том, что Рас прикоснется к кому-то еще и станет с кем-то настолько близок, заставила грудь болезненно сжаться. — Просто расслабься и прижми свой рот к моему. Я покажу тебе.

Рас хотел Лорен, желал испытать все, что она ему предлагала, и даже больше. Его охватил страх потери контроля, но Рас старался дышать глубже и справиться с этим. Лорен ждала ответа.

Он отдался на волю чувств, которые испытывал в данный момент, и быстро понял, что сделает все, лишь бы ни коим образом не навредить Лорен. Это вселило в Раса веру, что он победит свой страх, и что здесь и сейчас не будет никаких ретроспективных кадров.

Он — сильный мужчина и должен верить в то, что сможет держать себя под контролем. Рас отказался позволять прошлому разрушать будущее. Лорен была прямо перед ним, желала его и хотела заняться с ним сексом. Ничто никогда не соблазняло его так сильно.

Рас сделал глубокий вдох и принял решение. «Я могу сделать это. Я сильнее того, что мне внушили. Лорен не кто-то, кому я когда-либо смог бы навредить, и это не даст мне потерять контроль».

Наклонившись ближе, он закрыл глаза, и Лорен прижалась губами к его губам. Лорен облизала сомкнутые губы Раса, проникла между ними и начала исследовать его рот. Сперва Рас колебался, но, быстро уловив смысл, начал страстно впиваться в ее губы и ласкать в ответ.

Он растянулся на Лорен, прижимая ее к матрасу своим тяжелым телом. Запрокинув голову, она убрала ладони с лица Раса и обняла за шею, а уже через секунду обхватила его ногами, устраивая их поверх его бедер. Член был ниже киски и Расу, учитывая его рост, пришлось бы подняться выше, чтобы войти в нее. Лорен выгнула спину, соблазняя и подгоняя, а грудью крепко прижимаясь к груди, отчего Рас зарычал.

Его сводили с ума поцелуи Лорен, ее язык и вкус губ. Расу хотелось большего, он нуждался в этом и знал, что скоро не выдержит. Желание взять Лорен отвергало все остальное. «Спокойно, — приказал он своему телу, — ты сможешь это сделать. Сосредоточься на ее желаниях… на ее желаниях…».

Рас знал, что нужно срочно замедлиться и был полон решимости стать мужчиной, которого заслуживает Лорен, а такой мужчина возьмет ее с нежностью. Пусть это даже убьет его, но Рас хотел Лорен настолько сильно, что был готов столкнуться лицом к лицу со своими внутренними демонами.

Прервав поцелуй, Рас пытался отдышаться и смотрел в глаза Лорен. От дикого желания его радужки стали почти черными, а Лорен смотрела на него в ответ, томясь от желания продолжить поцелуй. Она приоткрыла губы, но тут Рас заговорил.

— Я хочу тебя.

— Я тоже тебя хочу.

Рас оперся ладонями на кровать и приподнялся, разделяя тела, но Лорен воздержалась от возражений. Она расцепила голени, чтобы освободить его. Лорен не хотела, чтобы Рас чувствовал себя пойманным в ловушку, и молилась, лишь бы он не прервал их любовные ласки.

— Ты перевернешься для меня?

До нее дошел смысл его слов.

— Ты хочешь взять меня сзади?

— Да, — голос Раса стал глубже.

— Мне нравится по-собачьи, — кивнула Лорен. Внезапно Рас засмеялся, и она покраснела, как только поняла, что ее слова можно истолковать неверно, поскольку он — Новый Вид и при этом из псовых. — Я имею в виду…

— Все хорошо. Я знаю, что ты имела в виду положение. Оно мое любимое, — Рас снова засмеялся. — Интересно, почему?

Лорен со смехом перевернулась, прерывая зрительный контакт. Рас встал на колени, подхватил ее за бедра, и поставил на четвереньки.

— Раздвинь ноги немного шире, — убедил он. — Я гораздо выше тебя и поставлю ноги по обеим сторонам от твоих, но ты такая маленькая, что боюсь сделать тебе больно.

— Большинство людей не говорят мне этого, — оглянувшись на него, Лорен выгнула бровь.

С лица Раса исчезли все следы веселья.

— Я не хочу слышать о других мужчинах, которые к тебе прикасались. Меня это злит.

— Я подразумевала, что люди не называют меня маленькой.

— Но по сравнению со мной ты маленькая.

С этим было не поспорить, ведь Рас был крупным, высоким, тренированным мужчиной. Опершись руками на кровать, Лорен раздвинула бедра и смотрела, как он устраивает ноги с внешней стороны ее. Это помогло выровнять высоту. Рас положил руку на поясницу Лорен, не отрывая взгляда от ягодиц, но, наконец, посмотрел ей в глаза.

— Я не буду торопиться. Скажи мне, если станет больно.

— Мне уже больно, но от того, насколько сильно я тебя хочу.

Рас немного расслабился.

— Я контролирую ситуацию.

— Я знаю.

— Я напоминал об этом себе, а не тебе, — улыбнулся он.

— Рас, ты не сделаешь мне больно. Ты крупный, — Лорен поглядела на напряженный член. — Но я могу принять тебя.

— Надеюсь, что так и есть, — пробормотал Рас.

— Обо мне можно много чего сказать, но только не то, что я хрупкая.

Лорен отвернулась, опустила голову, и стала ждать. Она знала, что Рас волнуется по поводу возможного ретроспективного кадра, но доверяла ему. Он надавил ей на спину, склоняя к постели, и Лорен послушно опустилась, приподняв ягодицы. Когда Рас наклонился ближе, то головка члена коснулась входа в киску, потерлась о него и погладила клитор. Лорен застонала, и округлая головка скользнула к входу во влагалище, а затем медленно продвинулась внутрь.

Тело не принимало член так легко. Лорен никогда не была с кем-то настолько крупным, и раздвинула ноги еще на несколько дюймов, чтобы помочь ему войти. Рас с рыком двинулся вперед, и она застонала от ощущения того, что в нее вторгаются и растягивают.

— Ты такая узкая, — зарычал Рас.

Этот звук завел Лорен еще больше, и Рас медленно продвинулся вперед. Она чувствовала, как киска крепко сжимает толстый ствол, и это было удивительно. По мере того, как Рас вводил член все глубже, Лорен старалась максимально расслабиться. Это позволяло приспособиться, и он склонился над нею, опираясь одной рукой на кровать рядом с ее плечом. Изогнувшись поверх спины Лорен, Рас обхватил ее свободной рукой и начал играть с клитором, отчего с ее губ сорвался более громкий стон.

— Я сделал тебе больно?

— Не останавливайся, — выдохнула она.

Рас в ответ зарычал, немного подался назад, и вошел глубже. Он покачивался позади Лорен, пока не погрузился в нее полностью, а затем замер и позволил им обоим ощутить эту крепкую связь, прежде чем снова начал двигаться. Рас трахал Лорен все быстрее, надавливая пальцем на комок нервов, и она поняла, что долго не продержится. Ощущений стало слишком много, когда Рас двигался внутри нее, при этом стимулируя клитор.

— Да! — Лорен задыхалась, подаваясь бедрами ему навстречу и тем самым убеждая двигаться быстрее.

Наклонившись и крепче прижавшись к спине Лорен, Рас своим весом придавил ее к кровати и укусил за плечо, сжимая клыками кожу, но не причиняя боли. Он повернул голову, слегка прикусил шею сзади, и Лорен вскрикнула, когда ее в ту же секунду накрыл оргазм. С рыком Рас резко оторвался от шеи Лорен и ощутил, как крепко захватывают член вагинальные мышцы, трепещущие от оргазма. Внезапно она почувствовала внутри себя давление, и бедра Раса прижались к ее ягодицам. Погрузившись глубже и резко отдернув руку от киски, он обхватил Лорен за талию, удерживая на месте.

Его тело напряглось, яростно задрожало, и Рас закричал. Это не было похоже ни на один звук, который она когда-либо слышала — нечто между криком и завыванием. Член словно стал еще больше, и Лорен почувствовала в киске давление и теплоту.

Рас перенес вес вправо, обхватил Лорен покрепче, и оба упали на кровать. Она не стала возражать, хоть и удивилась, когда Рас прижался к ней всем телом, устроил уютнее в своих объятиях, и поцеловал в плечо.

— Я не сделал тебе больно? — спросил он, подперев голову рукой. Лорен в ответ обернулась, посмотрела ему в глаза, и улыбнулась.

— Нет. Ты, гм, словно стал больше.

— Мой член раздулся. Ты уверена, что это не болезненно?

Лорен потянулась, чтобы погладить Раса по щеке.

— Все хорошо. Это не больно.

— Я ничего не могу с этим поделать. Если попытаюсь выйти прямо сейчас, то тебе станет больно. Я заперт внутри, но это продлится всего несколько минут.

— Заперт во мне? — Лорен потрясенно уставилась на Раса и он кивнул.

— Это часть моей измененной…

— Все в порядке, — убедила Лорен, совершенно не заботясь о том, почему это происходит, а просто принимая как данность. — Это часть тебя, — она не смогла сдержать смешок. — Не двигайся. Оставайся там, где ты сейчас.

— Ты думаешь, что это забавно? — в глазах Раса отразилось потрясение.

— Не то чтобы забавно, но, как мне кажется, довольно-таки классно. Большинство мужчин выходит из дела сразу же после секса, и откатываются от женщины. А ты не можешь это сделать, не так ли?

— Нет, но я признаю, что у меня нет желания отделиться от тебя. Я там, где хочу быть.

В этот момент Лорен поняла, что отдала этому большому Новому Виду свое сердце.

Глава 12

Лорен вытерла слезы и порадовалась, что Рас не видит, как ей грустно покидать Хоумленд. Также она жалела, что они не смогли попрощаться, но понимала, что это, наверное, и к лучшему. Было бы еще сложнее уезжать от мужчины, которого, как уже поняла Лорен, она любит. Но команда Раса поймала ее коллег, а значит, больше нет никакой причины оставаться рядом с ним.

— Не плачь, — Аманда вручила Лорен платок. — Тогда я тоже начну плакать, а с красными опухшими глазами выгляжу просто ужасно.

— До того, как мы приехали в твою квартиру, у нас не было возможности поговорить наедине, — Лорен оглядела свою лучшую подругу с ног до головы. — Как прошло твое ночное свидание?

Аманда села рядом с Лорен на диван в гостиной.

— Совсем не так, как я планировала. Флейм отвел меня в их бар, там действительно классно, и Виды не пьют алкоголь. Немного странно, да? Только сок и газировку. Не суть. Мы съели по огромному сочному стейку, хотя Флейм, по правде говоря, целых три, но в его защиту могу сказать, что он — просто ходячая гора мышц. Клянусь, рядом с этим гигантским любвеобильным котенком я чувствую себя такой изящной.

Губы Лорен изогнулись в улыбке.

— Боже, пожалуйста, скажи мне, что ты не назвала его так в лицо.

— Неа. Но подумывала. Он умеет танцевать, — Аманда пошевелила бровями. — Я имею в виду, Флейм может соревноваться с лучшими танцорами и победить, но тогда случилась какая-то чрезвычайная ситуация и его вызвали на дежурство.

— Мне так жаль.

— Мне тоже. Но, тем не менее, все прошло довольно-таки неплохо. Я не хотела возвращаться в тот дом, прекрасно понимая, что тебе и этому племенному жеребцу нужно побыть наедине. Я болталась с женщинами Новых Видов. Дружочек, они крутые. Я пошла с ними в общежитие на ночные посиделки в гостиной. Они думают, что это здорово — проводить вечеринки с ночевкой, и я признаю, что было действительно весело. Также там есть несколько маленьких женщин. Рядом с ними я не могла не чувствовать себя огромной. Ну, ты понимаешь, — Аманда положила руки себе на живот. — Мы смотрели кино, и они задавали мне тонны вопросов. Теперь моя очередь расспрашивать тебя, — она пристально посмотрела на Лорен. — Ты любишь его, не так ли?

— Меня так легко раскусить? Полагаю, что так и есть. Он удивительный. Я никогда не думала, что смогу так быстро в кого-то влюбиться.

— Ты не часто плачешь, всхлипываешь и сморкаешься. Он позвонит тебе?

— Не знаю. Рано утром ему пришлось уехать на какую-то встречу. Нужно было ответить на вопросы о произошедшем вчера. Он поцеловал меня, сказал, что завтрак в гостиной, и обещал вернуться, как только освободится. Но вместо этого сразу после завтрака за мной пришли два парня и проводили до ворот.

— Мне очень жаль.

— Мне тоже. Я хотела, по крайней мере, сказать «до свидания». Я оставила ему записку с номером телефона.

— Он позвонит. Я видела, как он на тебя смотрит, — взгляд Аманды остановился на груди Лорен. — И у тебя большая грудь. Мужчины всегда звонят женщинам с большой грудью.

Снова хлынули горячие слезы, и Лорен, наконец, смогла признать правду.

— Я не могу отпустить его.

Наклонившись ближе, Аманда обняла лучшую подругу.

— Поэтому, скорее всего, мы ни с кем и не встречаемся. В отношении случайных связей мы неудачницы.

— У нас с ним было две ночи, — уточнила Лорен. — Как я сегодня засну без него? Он так крепко меня обнимает. Я никогда не чувствовала себя настолько защищенной. Рас — особенный.

— Вы спали? — внезапно фыркнула Аманда. — Позор на твою голову. Если бы Флейму не пришлось уехать, то я не легла бы спать и насладилась каждой проведенной с ним секундой. Этому мужчине надо наклеить на грудь предупреждение или сделать татуировку: «Эту поездку выдержит только женщина с сильным сердцем». Я действительно разочарована, что не узнала это наверняка, но дала ему свой номер. Он обещал позвонить.

— Я уверена, что он позвонит, — Лорен взяла Аманду за руку. — Мы с тобой два сапога пара.

— Надеюсь, задание Флейма не опасное. Сами слова «чрезвычайная ситуация» подразумевают что-то ужасное, да? Женщины сказали, что это, вероятно, как-то связано с теми глупыми протестующими, которые досаждают Видам. Как же я хочу пойти к воротам и перестрелять партию-другую этих тварей. Мой бедный Флейм уже итак прошел через ад, имея дело с худшими представителями человеческого мусора, а теперь еще и это, — она вздохнула. — Тем более, это забрало его у меня. Он такой хороший мужчина, а я всего лишь хотела поцеловать его и уложить в кровать. Полагаю, что стала бы адским посланником мира людей, который показал бы ему реальную доброжелательность и человеческую доброту.

— Ты — ужасная женщина, — засмеялась Лорен.

— Нет. Я просто влюбилась в него и хотела запрыгнуть к нему в постель.

— Значит ты — распутная сучка.

— Ты такая… О, черт, Лорен. Я думаю, что люблю его. Помнишь, как мы смеялись над любовью с первого взгляда? Сейчас уже не смешно. Я провела с ним несколько часов, и он — все, о чем я могу думать. Причем не просто потому что возбуждена и давно не ходила на свидания. Флейм — забавный, сексуальный, и я знаю, что он раскачал бы мой мир.

— Тебе еще повезло. Я более чем уверена, что люблю Раса.

Они так и сидели на диване, и Лорен зевнула, что вынудило Аманду тоже зевнуть. Поглядев друг на друга, они рассмеялись.

— Ты останешься здесь или пойдешь домой?

— Я должна пойти домой и проведать Тайгера, — Лорен встала. — А еще мне нужно быть дома на случай, если позвонит Рас. Не хочу пропустить его звонок. Один Бог знает, где мой сотовый… и моя сумочка. Но все же ключи у меня, — она похлопала по карману. — Один из парней ОНВ вручил их мне и сказал, что вещи доставят мне позже. У меня даже не будет машины, пока они мне ее не вернут.

— Хочешь взять мою? Я бы предложила тебя отвезти сама, но так устала, что боюсь заснуть за рулем. У меня есть горячий рыжий, ради которого стоит жить.

— Мне не помешает прогуляться, к тому же до моего дома всего несколько кварталов. Надеюсь, Флейм скоро тебе позвонит.

— Я тоже, — Аманда выглядела грустной. — Я бы так хотела навестить его снова, но только когда у него будет несколько выходных, чтобы никто не выдернул на работу. Хочешь в ближайшее время отправиться со мной на штурм ворот ОНВ? Таков мой план на случай, если Флейм не позвонит. Я так просто не сдамся.

— Только если Рас захочет меня видеть.

— Не сомневаюсь, что захочет, — кивнула Аманда. — Я видела, как он смотрел на тебя в Медцентре, когда вышел, а ты стояла к нему спиной.

— Надеюсь, ты права. Я бы чувствовала себя лучше, если бы удалось перед отъездом поговорить с ним, — Лорен еще раз зевнула. — Созвонимся позже. Гораздо позже.

Аманда удобнее устроилась на диване, потянулась и помахала подруге.

— Запри дверь, хорошо? Я слишком устала, чтобы идти наверх.

— Сладких снов.

— Ты уже знаешь, кто мне сегодня приснится. Он идеальный герой сновидений.

Лорен шагнула за порог, заперла дверь, и проверила, хорошо ли ее закрыла. Солнце до боли слепило уставшие глаза, но она добрела до дома, сумев избежать встречи с большинством своих соседей, которые, судя по всему, в это время были на работе. Зайдя в дом, Лорен не могла не вспомнить о последнем разе, когда была здесь с Расом и членами его команды.

— Тайгер, — кот растянулся на хозяйской кровати и, подняв голову, посмотрел на Лорен. — Сегодня, к сожалению, никаких страшных парней, но я все же надеюсь, что один из них скоро сюда вернется. Ты полюбишь его так же, как люблю я, просто тебе нужно смириться с его рычанием. Это очень сексуально, уж поверь мне, — она разулась, скинула одежду, и уставилась на автоответчик у кровати. Сообщений не было, поэтому Лорен завернулась в одеяло и закрыла глаза.

«Он позвонит. Он просто не может не позвонить!».

* * *

Рас разъяренно впился взглядом во Фьюри.

— Когда я ушел, Лорен выпроводили из Хоумленда и отвезли в дом подруги? Как ты мог это сделать? Когда я закончил дела, то хотел побыть с нею!

— Она — твоя пара? — нахмурился другой мужчина. — Мне не сообщили об этом.

— Нет.

Рас переступал с ноги на ногу, а Фьюри, склонив голову набок, разглядывал его, и этот взгляд заставлял Раса нервничать и полагать, что он перегнул палку.

— Уверен, что эта женщина не твоя пара? Рас, ты выглядишь расстроенным. Она для тебя много значит? Мы должны обсудить это.

— Очень много, — было сложно говорить о своих чувствах с кем-то, кроме Шэдоу. — Лорен — все, о чем я думаю, и злюсь из-за того, что не смог с ней даже попрощаться. Я надеялся вскоре снова увидеться с нею.

— Понимаю, — улыбнулся Фьюри. — Сначала у нас с моей Элли тоже были напряженные отношения. Мы прошли через многое, но она всегда была для меня особенной. Возможно, вам нужно немного побыть порознь, чтобы все обдумать. Ты согласился уделить целевой группе как минимум шесть месяцев, и я знаю, что ты все еще пытаешься смириться с тем, кто ты есть.

Стоило Расу подумать о том, что они с Лорен не увидятся еще пять месяцев, как он запаниковал. Она может встретить другого мужчину, который предъявит на нее права, и тогда забудет о Расе.

— Ты плохо скрываешь страх, — рассмеялся Фьюри. — Она оставила тебе записку, — он вытащил из заднего кармана брюк бумагу и протянул Расу. — Прочитай ее послание и, возможно, это будет чем-то, что сотрет с твоего лица выражение страдания.

Рас молниеносно выхватил записку из руки другого мужчины, пытаясь проигнорировать дрожь в руках. Из-за этого конверт надорвался, но письмо внутри осталось неповрежденным. Рас отстранился, не замечая ничего вокруг, и прочитал несколько коротких слов. Его сердцебиение замедлилось до нормального ритма, и он нашел глазами наблюдающего за ним Фьюри.

— Она дала мне свой номер телефона и хочет, чтобы я ей позвонил.

— Бедный ублюдок, — вздохнул Тайгер, остановившись рядом с Расом. — Я услышал все из своего офиса и понял, что ты тоже падаешь в эту бездну.

Глядя на своего друга, Фьюри нахмурился, и покачал головой.

— Найти женщину, которая заставляет мужчину чувствовать себя целым — это не болезнь и не трагедия. Элли — центр моего мира, как и наш сын.

Рас резко поднял голову, отрывая взгляд от написанного аккуратным почерком письма Лорен, чтобы изумленно посмотреть на стоящего перед ним мужчину.

— У тебя с твоей парой есть сын? Я об этом не слышал.

Тайгер сжал плечо Раса.

— Вы пошли работать с целевой группой, а ей не разрешают знать о нашей способности иметь детей. Только Тим знает правду. Сыну Фьюри несколько недель и он чертовски милый. Я удивился, обнаружив нашего друга в офисе. Он редко оставляет свою пару, но готов поспорить, что наши женщины снова осадили его дом, желая посмотреть на ребенка и поумиляться издаваемым им звукам. Фьюри предпочитает сбегать оттуда, поскольку женщины рычат на него из-за того, насколько болезненными оказались роды. Наши женщины — защитницы Элли, но конечно, никто не переживал во время родов так, как Фьюри. Триша угрожала использовать против него тазер и усадить ему на спину Слейда, если он не прекратит на каждой схватке Элли рычать на всех подряд. Фьюри вел себя так, будто вокруг одни враги, и рвался ее защищать, — смеялся Тайгер. — Наши женщины все еще хотят тебя кастрировать?

— Заткнись, — рявкнул Фьюри.

— Конечно же, хотят, — продолжал смеяться Тайгер. — Ни одна из них не хочет приложить к моим яйцам скальпель и в этом еще одна причина, по которой я не хочу с кем-либо соединяться, — он выпустил плечо Раса. — Если возьмешь пару, то не позволяй нашим женщинам слишком сильно к ней привязываться. Иначе получишь много угроз и несколько обозленных самок.

— Тебе разве не нужно кому-нибудь позвонить или заняться чем-нибудь более полезным, чем насмехаться? — Фьюри прожигал взглядом Тайгера. — Мы с Расом разговаривали.

— Фьюри меня любит. Мужик просто сварливый из-за того, что недополучает любви, — хохотнул Тайгер.

— Да не скажи, — губы Фьюри изогнулись в улыбке. — Есть много способов сделать это.

Рас смотрел на мужчин и знал, что на самом деле они — друзья, но ему не хотелось наблюдать за их добродушной перепалкой.

— Мне нужно позвонить.

— Не так быстро, — Тайгер двинулся с места, чтобы встать у Раса на пути, и с лица кошачьего мужчины исчезли все следы веселья. — Ты согласился работать с целевой группой в течение шести месяцев, и мы не можем позволить себе потерять тебя. После того как Вендженс сорвался, остались только вы. Кем бы ни была эта женщина, она может подождать.

— Ты мог бы держать ее рядом с собой. У каждого из вас своя комната, верно? Я могу побеседовать с Джастисом, и он поможет договориться с Тимом.

Когда до Раса дошел смысл слов Фьюри, его сердце от волнения пропустило несколько ударов.

— Я не знаю, согласится ли она на это.

— Это слишком опасно, — зарычал Тайгер. — Она могла бы…

— Согласиться остаться там до конца миссии, — Фьюри послал Тайгеру предупреждающий взгляд. — У Раса есть к этой женщине чувства. В отличие от меня, ты не в состоянии этого понять. Я жил бы с Элли где угодно, а она стала бы жить где угодно со мной. Это могла бы быть пещера среди лесов, но пока мы вместе, мою пару это бы не волновало. Эта женщина тоже может испытывать к Расу подобные чувства.

— Тим будет биться в припадке. Я знаю его лучше тебя. Он наотрез откажется позволить человеческой женщине жить с одним из наших мужчин.

Фьюри окинул взглядом Тайгера, которого сбросил было со счетов.

— Решать не ему, поскольку он работает на нас, и это мы отдаем приказы, — Фьюри перевел взгляд на Раса. — Тебе нужно узнать, насколько глубоки ее чувства к тебе. У нас с Джастисом есть пары, и мы понимаем, как много они приносят счастья. Он поддержит меня в этом вопросе. Ты любишь эту женщину?

— Она — все, о чем я думаю, — признался Рас. — Я никогда не был счастливее, чем когда она рядом со мной.

— По мне так похоже на любовь, — рассмеялся Фьюри. — Прекрати напрасно тратить с нами время и позвони ей. Узнай, любит ли она тебя.

Рас замялся, глядя на своего собеседника.

— А что если она не ответит на мои чувства?

— Это будет ее выбор и выбор ее сердца. Если любовь не взаимна, то вы не сможете стать парой. Именно любовь позволяет нам сцепиться с кем-то. Просто не удивляйся, если женщина попросит дать ей некоторое время, чтобы понять, готова ли оставить прежнюю жизнь и начать новую с тобой. Они отличаются от нас, и я слышал, что их мужчины не так настойчивы, как мы. Она может не отнестись к тебе серьезно из-за того, что некоторые люди не понимают истинное значение преданности и обязательства. Поэтому именно ты обязан рассказать ей, что у нас пары создаются на всю жизнь, но все же нельзя делиться секретной информацией, пока женщина не стала твоей.

— Он имеет в виду, что надо пользоваться презервативами, чтобы она не забеременела, и не упоминать о такой возможности, пока женщина не стала твоей. Я бы подождал, пока вы не вернетесь в ОНВ, прежде чем сообщать ей. Мы не можем позволить людям узнать, что у нас могут быть дети. Это слишком опасно и если ты заделаешь ей ребенка, пока живешь с командой, то таким образом раскроешь секрет.

Рас понимал важность этого вопроса.

— Она делает уколы, предотвращающие беременность.

— Хорошо. Удостоверься, что она продолжает их делать. Человеческие женщины полагают, что мы не можем наградить их ребенком, а значит, больше нет нужды их делать, — Тайгер развернулся на каблуках. — Мне на самом деле нужно сделать важный звонок. Удачи.

— Позвони ей, — Фьюри кивнул Расу, зашел в офис и закрыл за собой дверь.

Рас медлил и вышел наружу, чтобы в уединении посидеть под тенистым деревом. Он достал сотовый и набрал номер, указанный в записке Лорен. От неуверенности в том, что она может сказать или как отреагировать у него сводило живот. Их отношения начались не лучшим образом, поскольку Рас со своей командой захватили Лорен на том складе, но в эмоциональном плане они сильно продвинулись даже за такое короткое время. Но, тем не менее, Рас был готов рискнуть ради нее чем угодно, даже болью быть отвергнутым.

* * *

Лорен разбудил телефонный звонок, и она метнулась к телефону.

— Алло?

— Лорен.

Ее сердце немедленно сжалось от звука глубокого замечательного голоса.

— Рас.

— Брифинг занял больше времени, чем я думал, а затем меня попросили присутствовать на допросе Билла. Я вернулся в дом и собирался с тобой увидеться, но мне сообщили, что тебя сопроводили в квартиру твоей подруги, — он сделал паузу. — Я хотел тебя видеть, и был сильно разочарован, когда узнал, что ты уехала.

— Я тоже хотела тебя видеть, но мне не оставили выбора, — Лорен села, и изо всех сил сжала телефонную трубку, прислушиваясь к каждому звуку на другом конце провода. — Ты получил мою записку?

— Она прямо передо мной.

Лорен на секунду замолчала, но все-таки не смогла сдержать свой порыв и выболтала то, что на самом деле хотела сказать.

— Я уже скучаю по тебе. Знаю, я не должна говорить этого, поскольку не хочу показаться несколько навязчивой, но мне так жаль, что ты вернулся в дом, а меня там не было.

— Я тоже скучаю по тебе и жалею, что ты сейчас не со мной, — прорычал Рас.

Тело Лорен отреагировало на этот сексуальный звук.

— Не делай так. Это заставляет меня скучать по тебе еще больше, поскольку я вспоминаю ночь, которую мы провели вместе, и то, как ты издаешь точно такой же звук, когда мы занимаемся любовью.

Рас зарычал снова и Лорен, закрыв глаза, слушала его дыхание и горько сожалела, что ее руки касаются всего лишь телефонной трубки, а не этого мужчины.

— Как же я хочу к тебе прикоснуться, — слова вырвались сами, ошеломив ее, но она отказалась сожалеть, что произнесла их. Ведь это было правдой.

— Сегодня вечером я возвращаюсь в штаб-квартиру целевой группы, — Рас замолчал на несколько секунд. — Ты хотела бы поехать туда со мной? Для меня слишком опасно находиться в твоей квартире, и я должен жить там, где мне приказали. Знаю, моя комната небольшая, кровать гораздо меньше твоей, и у тебя есть домашнее животное, — он снова зарычал. — Звучит так, будто я пытаюсь отговорить тебя приехать ко мне, но это не так. Я просто думаю обо всех отговорках, которые ты можешь придумать, чтобы сказать мне «нет», но надеюсь, что не откажешься. Я хочу спать с тобой в моих руках.

— Я соберу сумку, — Лорен с улыбкой открыла глаза, и ее охватил мандраж. — Я наполню до краев миску Тайгера и попрошу Аманду навестить его. Пожалуй, даже насыплю корма с запасом, и наберу полную ванну, чтобы ему уж точно хватило воды. Не то чтобы ему было нужно так много, ведь он большую часть времени проводит на улице и, скорее всего, у него есть свои источники воды и еды. А работы я лишилась, так что мне завтра не нужно никуда ехать, — рассмеялась она. — Это только на сегодняшний вечер или мне упаковать побольше вещей? Где мы встретимся? Если мне вернули машину, то я смогу подъехать сама. Просто скажи место и время, и я буду там.

— Собери побольше одежды. Я за тобой заеду между семью и восьмью часами.

— Я буду готова!

— Я приеду сразу как смогу, Лорен. Не могу дождаться, чтобы увидеть тебя.

— Я тоже не могу дождаться. Поспеши. Я буду готова! До свидания, Рас.

— Никаких «до свидания», Лорен. До скорой встречи, — Рас снова зарычал и сбросил вызов.

— Да! — Лорен засмеялась, повесила трубку и набрала номер подруги. Рас хотел увидеться, побыть вдвоем, и нужно было упаковать вещи, но сначала стоило предупредить Аманду.

— Алло? — язык Аманды слегка заплетался, и это говорило о том, что она еще спала.

— Извини, что разбудила. Рас мне позвонил! Он сегодня вечером за мной приедет, и мы проведем вместе, по крайней мере, несколько дней! А Флейм объявлялся?

— Нет, — вздохнула Аманда. — Но я счастлива за тебя. Рискни, поскольку если когда-то стоит рискнуть тем, что потом будет больно, то, ну, это как раз тот случай.

— Спасибо. Я уверена, что Флейм скоро позвонит, — Лорен поглядела на часы. — Он, скорее всего, еще на работе. Сейчас только четыре часа. В большинстве случаев рабочий день заканчивается в пять, верно? Ты замечательная, и он не глупый, чтобы не понять этого. За то короткое время, которое я провела рядом с ним, он создал впечатление довольно-таки смышленого парня.

— Надеюсь, так и есть. Помимо всего прочего, Флейм говорил, будто он уверен, что я могу заставить его реветь.

— Реветь?

— Он частично лев или что-то в этом роде. Он несколько раз мурлыкал для меня, когда мы терлись друг о друга на танцполе. Было так горячо, что, клянусь, одно только это сделало меня влажной.

— Аманда, это не та информация, которую я хочу знать, — рассмеялась Лорен.

— Мы — лучшие друзья, поэтому такой информации не существует. Так что даже не думай об этом, дружочек. А Рас мурлычет?

— Рас — собака, поэтому он ворчит и рычит, — Лорен прикусила губу. — После секса у него раздувается член, и он оказывается заперт во мне, пока все не вернется в норму. Благодаря этому после секса мы прижимаемся друг к другу. Это замечательно, но подобная информация должна остаться между нами.

— О! Серьезно? Ничего себе. И на что это похоже? Типа опухоли?

— Это удивительно.

— Интересно, раздувается ли Флейм. Не могу дождаться, чтобы узнать. Но при этом я, конечно, немного волнуюсь, ведь одарен он щедро. Это было невозможно не заметить, когда мы прижимались друг к другу, и я сразу отметила, что это просто «ох». А если это еще и раздувается… Уж не откусила ли я больше, чем смогу проглотить, — рассмеялась Аманда. — Или пососать. Понимаешь, о чем я?

— Слишком много информации.

— Что относительно твоего мистера Лакомый Кусочек? Стоит написать оду про содержимое его штанов?

— Мягко говоря. Там можно говорить о целой книге.

— Возможно это фишка Новых Видов, — фыркнула Аманда. — Нам повезло, что их не скрестили с лошадьми. Это было бы реально страшно, согласись?

— Было бы дерьмово, — Лорен сползла на пол, чтобы достать из-под кровати чемодан. — Мне нужно упаковать вещи. Я возьму с собой сотовый, если он лежит в моем автомобиле — надо надеяться его уже вернули — но в любом случае у Раса наверняка есть телефон, и он разрешит мне с него позвонить. Так что скоро я с тобой свяжусь.

— Ты — прелесть. Вы поедете в ОНВ? Скажи Флейму позвонить мне.

— Мы возвращаемся в штаб-квартиру. Это — тайна, так что веди себя тише мыши.

— Я — могила.

— Будешь, если проболтаешься.

— На что похож этот штаб?

— Он расположен под землей. Много людей ненавидит Виды, поэтому держи язык за зубами. Рас говорит, что в другом месте им жить небезопасно, иначе он бы остался жить со мной. У него собственная комната с ванной. Также там есть большая комната, в которой находятся кухня и гостиная. Есть даже бильярдный стол.

Аманда засмеялась.

— Ты могла бы организовать все так, чтобы Рас отделал тебя на нем. Секс на бильярдном столе — это горячо.

— Это же общая комната!

— Еще лучше. Возможность быть пойманными обостряет ощущения.

— Я за тебя беспокоюсь, — улыбалась Лорен. — Возвращайся ко сну. Мне нужно собраться и подготовиться.

— Гости там столько, сколько захочешь. Я буду навещать Тайгера и знаю, где лежит его корм.

— Спасибо. Было бы здорово.

— Вот поэтому у нас и есть ключи от квартир друг друга. Ты планируешь сказать еще кому-нибудь, куда поедешь?

— Нет. Только тебе. Если кто-то из моих родных позвонит, то скажи, что я за городом или типа того. Ну как обычно.

Аманда развеселилась.

— Я скажу им, что ты присоединилась к секте нудистов, которые поклоняется женщинам с большой грудью. Или что дюжина сексуально неудовлетворенных голых мужчин заманила тебя в фургон, где вы сутками предаетесь свободной любви. Твои родные будут за тебя рады. Когда они начнут говорить, какая я сука, раз тебя не остановила, то отвечу, что присматривала за тобой, и поэтому подарила наклейку на автомобиль «Если хочешь раскачать мою тачку — просто постучи». Я уточню, что как хорошая подруга, просто не могла не поддержать тебя в любых начинаниях.

— Ты не посмеешь, — засмеялась Лорен.

— Я уверю их, что скоро ты вернешься домой, поскольку ты забыла дома свои противозачаточные таблетки и у этой дюжины парней со всем этим круглосуточным сексом не займет много времени тебя обрюхатить. Твои родные ведь не знают, что ты на уколах, верно?

— Аманда, клянусь, если ты это сделаешь — а я знаю, что ты на это способна, лишь бы только зацепить мою озлобленную сестру — то я тут же позвоню твоей бабушке и расскажу, как сильно ты хочешь, чтобы она снова начала лично подыскивать тебе мужиков и устраивать свидания, поскольку отчаянно хочешь выйти замуж. Помнишь, как в прошлый раз она начала подсылать в твою квартиру кандидатов? Я даже не знаю, кто из них был хуже. Гробовщик, с которым она тебя познакомила после того, как куча ее друзей склеила ласты, или жокей, которого она встретила, пока была с парнем, обожающим скачки. Сколько ему было? Сорок девять? После каждого свидания, которое ты посещала, только чтобы не задеть самолюбие бабули, тебя по несколько месяцев мучили кошмары.

— Ты не сделаешь этого. Мне потребовались месяцы, чтобы заставить эту пугающую задницу по имени Монти-гробовщик прекратить мне названивать. Он посылал мне цветы и, богом клянусь, точно крал их с могил. Просто он однажды забыл вытащить из букета открытку с соболезнованиями. А еще сказал, что хочет заняться со мной сексом в гробу, и это было его версией второго свидания. О жокее я вообще отказываюсь говорить. В то время как я пыталась съесть свой ужин, он спросил меня, пыталась ли я когда-нибудь примерить седло. Я больше не хочу подобного уродства, Лорен. Было отвратительно с твоей стороны даже напоминать мне об этом. Давай поступим так: ты забываешь номер моей бабушки, а я придумаю какую-нибудь милую историю для твоих родных, если они вдруг позвонят мне.

— Люблю тебя. Я буду звонить.

— Ты — прелесть. Тоже тебя люблю.

Лорен повесила трубку, положила чемодан на кровать, и поставила телефон на базу. Собрать вещи и найти электронную книгу не заняло много времени. Лорен загрузила в книгу сборник романов, зарядила ее, положила в чемодан, и подготовила все для Тайгера, чтобы он мог беззаботно жить один в течение нескольких дней.

Рас скоро приедет! До его приезда оставалось несколько часов, и Лорен было жаль, что время не может идти быстрее.

Глава 13

В дверь позвонили, и Лорен побежала открывать, улыбаясь тому, что Рас приехал раньше назначенного времени. Должно быть, ему не терпелось увидеться не меньше, чем ей. Лорен уже оделась и поужинала, поэтому была более чем готова ехать и с широкой улыбкой открыла дверь.

Но когда на пороге оказался не Рас, ее радость мгновенно испарилась. Там стояла высокая худая женщина, имеющая странное сходство с Мэл Хэднер, бывшим боссом Лорен. Сердце заколотилось, и у Лорен появилось дурное предчувствие, что эта женщина может быть как-то связана с теми, кто вредил Расу и его команде.

— Здравствуйте, — Лорен вышла за дверь. — Могу я вам чем-нибудь помочь?

— Думаю, да. Ты работаешь на мою сестру, Мэл. Я вчера получила от нее экстренное сообщение. Мы с ней договорились встретиться и обсудить сложившуюся ситуацию, но когда я сегодня приехала в ее офис, там никого не было. Ты знаешь, где моя сестра?

— Нет, — солгала Лорен. — Понятия не имею. Когда я уезжала, она была в своем кабинете, — последняя часть была правдой.

— Сегодня?

— Вчера. Сегодня у меня выходной.

Гостья нахмурилась, у нее на лбу появились морщинки, а уголки губ поползли вниз.

— Я приехала сюда после того как поговорила с сотрудниками нескольких компаний, чьи офисы находятся в том здании, и они видели, что ты выкатила оттуда мужчину на стуле. Они сказали, что он казался пьяным. Моя сестра пропала вместе с большинством твоих коллег. Я уже съездила к ним домой. Там никого нет, они не спали в своих постелях, и никто их не видел, — женщина скрестила руки на груди. — Машины стоят на парковке, но их самих нигде нет. Ты знаешь что-нибудь об этом?

«Дерьмо! Думай!».

— Я вчера пригласила клиента, чтобы показать ему каталог с кондоминиумами. Во время просмотра ему стало плохо, и мне пришлось катить его к автомобилю.

Женщина медленно опустила руки, и в ее глазах появился холод.

— Это было почти правдоподобно. Неплохо. Ты сообразительная, не так ли, Лорен?

Сестра Мэл внезапно сделала выпад вперед и, обеими руками схватив Лорен за рубашку, затолкнула ее в квартиру. Крупный мужчина отошел от стены рядом с дверью, и шагнул в квартиру следом. Еще двое отошли от стены с другой стороны двери, и следом за ними в гостиную вторгся еще один, который закрыл позади пяти злоумышленников дверь. Последний парень привлек внимание Лорен больше остальных.

Он носил шляпу и солнцезащитные очки, но подобные черты лица Лорен уже видела — широкие скулы и плоский нос были до боли знакомы. Его полные губы сжались в плотную линию, но Лорен была уверена, что он — Новый Вид. Также на это указывали большое тело и высокий рост. Трое других мужчин тоже были крупными и высокими, но не настолько. Все они были преступниками.

— Где они, Лорен? Я не шучу. Мне нужны ответы.

— Я не знаю. Кто Вы? — Лорен знала, что оказалась в полном дерьме. Она не могла понять лишь одно — что делал Новый Вид рядом с сестрой Мэл. Лорен заставила себя отвести взгляд от мужчины в очках и шляпе, и снова посмотрела на женщину, все еще сжимающую ее рубашку. — Я не видела их, поскольку вчера в обед уехала из офиса.

— 140? Скажи мне, какие запахи ты чуешь.

Подняв руку, Новый Вид снял очки и шагнул вперед. Он несколько раз вдохнул, нахмурился, и его глаза едва заметно расширились. Лорен изумленно разглядывала мужчину. Глаза его были кошачьими — удивительный ярко-синий водоворот, по краям оправленный ярким янтарем. Эти глаза были красивы, удивительны, и почти нереальны. Больше ни у кого не может быть таких глаз. Смуглая кожа и темные волосы только добавляли этому Новому Виду экзотичности.

— Ну и? — женщина повернула голову и злобно посмотрела на Новый Вид. — Говори мне, черт тебя дери!

— Ни намека на их запах. Ни на ней, ни в этой квартире.

— Что ты думаешь делать дальше, Мэри?

Женщина зыркнула на одного из своих головорезов.

— Она что-то знает.

Мэри толкнула Лорен настолько сильно, что та ударилась о спинку кушетки. По крайней мере, ее теперь не держали, и Лорен оценила свои перспективы, но они не были радужными.

Мэри шагнула к Лорен, глядя на нее таким холодным взглядом, что та поежилась и задрожала. Если глаза — зеркало души, то у этой женщины душа была мертвой.

— Я знаю, что ты вчера привела в офис Новые Виды. Моя сестра успела сказать мне это. Она была чертовски испугана. Меня не было дома до сегодняшнего утра, чтобы прослушать ее сообщение. Во имя ада, Лорен, где они? Прекращай играть в игры и говори мне правду, иначе пожалеешь.

— Я ничего не знаю, — продолжала лгать Лорен. — Мэл вызвала меня в свой кабинет и сказала, что один из клиентов — насильник, и вытолкала из офиса через черный ход. Это все, что я знаю. Но она была там не одна, с нею были Брент, Джон Т. и Джон Б, — она сделала паузу. — Я уверена, что когда все это происходило, в офисе были Ким и Джина. Спросите лучше их, потому что они остались, а я уехала.

Один из головорезов фыркнул.

— Они не могут ничего сказать. С ними случился несчастный случай.

Лорен ужаснулась, и не захотела знать подробности. Женщины были мертвы. Ноги подкосились, и ей хотелось закричать и рухнуть, но она взяла себя в руки и осталась стоять.

— Я — настоящая сука, — признала Мэри. — Ты признаешься, где моя сестра и ее друзья, или я прикажу 140 ломать все твои кости одну за другой, пока ты не расскажешь все, что мне нужно знать для того, чтобы вернуть свою сестру. Ты вытащила из офиса на стуле Новый Вид, который был подстрелен дротиком транквилизатора. Моя сестра сказала, что они захватили двоих таких же, как он, а еще двоих людей. Все свидетельства против тебя, а Ким и Джина — всего лишь пешки, которые больше не являются угрозой, — Мэри в упор смотрела на Лорен. — Полная блондинка выкатила мужчину на улицу. Ты сейчас же все расскажешь или умрешь очень медленной мучительной смертью. Ты посмела мне лгать.

Лорен смерила взглядом 140 и решила быть честной, но только с ним.

— Почему ты с ними? Тебя называют номером, будто ты не был освобожден. Я угадала? Я видела, как дерутся Новые Виды, и ты мог бы легко пнуть задницы этих людей. Твой вид освобожден, и тебе не нужно больше быть с этими людьми.

— У них моя женщина, — прорычал 140.

«Дерьмо». Лорен сглотнула.

— Ты не можешь просто убить их и вернуть ее?

Мэри сильно с разворота ударила Лорен в лицо, отбросив ее назад, отчего та чуть не упала вместе с кушеткой. Лорен схватилась за щеку и выругалась, впиваясь взглядом в Мэри.

— А я смотрю, насчет суки ты не шутила, да?

— Лорен, где моя сестра и ее люди?

Лорен сразу поняла, что если признается в своей связи с ОНВ, то это будет равносильно смертному приговору. Эти люди уже убили двух невинных женщин, работавших в том злополучном офисе. Ким и Джина не сотрудничали с Мерсил, но стали свидетельницами того, что произошло с Мэл. Лорен оставалось молиться, чтобы Рас с командой подоспели в течение следующего часа. Если, конечно, они приедут в семь. Иначе, чтобы выжить, придется продержаться целых два часа.

— Если ты все мне расскажешь, я позволю тебе жить, — Мэри потерла руку, которой только что ударила Лорен.

Лорен поглядела на Новый Вид. Он покачал головой, давая понять ей, что не стоит доверять словам Мэри, и Лорен ему верила. Он, очевидно, вынужден быть с ними заодно, но раз рискнул дать этот предупреждающий знак, значит, ему это совсем не нравится.

— Хорошо. Я скажу тебе правду, — Лорен вспомнила разговор, который она подслушала из своего кабинета. — Я не знала, кто на самом деле тот мужчина, пока мне не рассказала Мэл. Брент и оба Джона хотели получить за этих парней большой выкуп, — Мэри впивалась в нее взглядом. — Мэл не хотела посвящать тебя в этот план. Брент велел сбить тебя со следа, и они бы исчезли сражу же, как получили бы деньги. Просто твоя сестра не хотела делиться. Сожалею, но это так, — Лорен надеялась, что ее план сработает. Мэл должна прийти в ярость от одной лишь мысли, что родная сестра кинула ее из-за денег. При хорошем раскладе это могло бы заставить Мэри купиться настолько, чтобы ждать воображаемый звонок. — Если я не отвечу на звонок, то они смотаются. По крайней мере, так сказал Джон Т.

Мэри ударила снова, еще сильнее, и Лорен, почувствовав во рту вкус крови, рухнула на спинку кушетки, которая, тем не менее, помогла устоять на ногах.

— Ты лжешь! Моя сестра бы так не поступила!

— Ты ведь не нашла на парковке фургон компании, не так ли? В нем они и увезли Новые Виды. Они не хотят, чтобы их телефоны отследили, поэтому контактирую с ОНВ именно я. Мне позвонит некий незнакомец, и я отвечу кодовым словом. Вот его-то ты точно не вытащишь из меня, поскольку если я его скажу, ты меня убьешь, — Лорен смотрела, как кровь капает на кушетку, оставляя следы, и вытерла рукой подбородок. — Так что злиться надо на Мэл. А я — обычная идиотка, которая потеряла работу, и нуждается в деньгах и готова сделать все, что мне скажут.

— Они бы не сбежали, — сказал один из головорезов. — Мэри, ты же знаешь, что Мэл этого не сделала бы. Женщина лжет.

— У тебя есть пять минут, чтобы сказать мне, где моя сестра, иначе я прикажу этому животному начать ломать твои кости. Ты знаешь, сколько костей он может сломать за секунду? Я сделаю так, что он тебя не убьет, сломав твою шею. Ты будешь валяться здесь и подыхать от внутреннего кровотечения, но в итоге умрешь от болевого шока, поскольку будешь страдать так, как ты себе и вообразить не можешь. Это будут самые долгие минуты в твоей жизни. Скажи мне, где моя сестра. Ты умрешь в любом случае, но тебе решать как — легко или болезненно.

Лорен видела, что Мэри говорит правду, и одного взгляда на мрачное выражение лица Нового Вида подтверждало это. Нужно было срочно сменить тактику. Если быстро что-нибудь не придумать, то о спасении не будет и речи.

Лорен позволила появиться слезам, что было не особо трудно сделать, учитывая степень повреждения щеки.

— Прекрасно. У меня действительно есть их номер. Я, как предполагалось, должна им позвонить, когда ОНВ приготовит деньги для обмена, но я позволю тебе поговорить с сестрой. Она скажет не убивать меня.

— Называй номер, — Мэри, казалось, успокаивалась.

— Я не знаю его наизусть. Джон Т. записал его, и я спрятала листок на случай визита ОНВ. Он лежит в верхнем ящике моего стола.

— Принеси его, — приказала Мэри одному из головорезов.

Стол стоял через одну комнату от гостиной, и Лорен судорожно пыталась придумать, как ей действовать дальше. Страх мешал ясно мыслить, но ей хотелось жить. Она намеренно споткнулась, схватилась за голову, и постаралась выглядеть раненой гораздо серьезнее, чем было на самом деле. Щека пульсировала, а вкус крови наполнял рот, и Лорен знала, что внутренняя часть щеки разорвана. Один из мужчин Мэри пристально следил за каждым шагом Лорен.

Стол был старым, доставшимся в наследство от дяди, и ящик открывался с трудом. Сверху лежала стопка счетов, и Лорен переложила бумаги. Она украдкой поглядела на головореза, но он не следил за тем, что она делала, вместо этого осматривая комнату.

Нащупав пальцами под бумагами металл, Лорен позволила страху руководить действиями. Они собирались убить ее, ей не выйти живой из этой ситуации, и оставался лишь один выход. Лорен схватила маленькие бумажки с предсказаниями из печенья, которые сохранила, сочтя забавными, и специально уронила их на пол.

— Извините. Я дрожу. Это где-то здесь.

Мужчина наклонился, чтобы поднять бумажки, и Лорен пришла в движение. Внутренне она кричала от страха и знала, что в тот момент, когда она глубоко воткнула нож для писем в заднюю часть шеи человека, ее жизнь изменилась навсегда. Крепче сжав ручку своего оружия, Лорен провернула лезвие в ране, чтобы нанести как можно больше ущерба, и услышала, как мужчина задыхается от боли.

Его тело осело на пол и Лорен, попятившись в противоположном направлении, быстро побежала в спальню. Она кричала, надеясь привлечь внимание соседей. Если бы люди, оставшиеся в гостиной, решили, что скоро нагрянет полиция, то это могло бы их отпугнуть.

— Лови ее, 140! — вопила Мэри.

Лорен добежала до комнаты, развернулась и схватилась за дверную ручку. Она мельком увидела приближающегося огромного мрачного Нового Вида, и быстро заперла дверь. Рядом стоял стеллаж, на котором лежали лишь книги в мягкой обложке, но он был достаточно тяжелым, чтобы Лорен пришлось напрячься, передвигая его. Стеллаж упал на бок, блокируя дверь. Когда что-то тяжелое ударилось в дверь, Лорен снова закричала.

Метнувшись в ванную, она захлопнула дверь и заперла ее. Лорен использовала шкаф, где хранила косметику и средства гигиены, чтобы подпереть дверь, а затем взобралась на раковину. Единственным спасением было окно, которое она всегда оставляла открытым для Тайгера.

Створка не хотела открываться полностью, но отчаяние придало Лорен сил, чтобы дернуть сильнее. Громкий звук, донесшийся из другой комнаты, уверил ее, что Новый Вид прорвался через баррикаду и теперь зашел в спальню.

Было нелегко протиснуться в узкий проем, но Лорен пошевелилась и, наконец, упала на землю, поклявшись, что впредь будет проводить как можно больше времени на беговой дорожке. Боль прострелила руки от ладоней к плечам, когда Лорен приземлилась на них, защищая от удара лицо. Она с трудом встала на ноги, побежала к внешней стороне здания, и закричала снова в надежде, что кто-нибудь из соседей услышит ее крик.

Сильные руки схватили Лорен и приподняли над землей. Она ударилась о большое твердое тело, и две мускулистые руки крепко обхватили ее за талию. Лорен повернула голову и в ужасе посмотрела на 140.

— Не борись со мной. Я не хочу делать тебе больно, — прорычал он.

— Я тебе не враг, — задыхалась она. — Враги они. Пожалуйста, дай мне уйти. Ты же Новый Вид.

В синих кошачьих глазах появилось непонимание.

— Что это значит?

— Это значит, что они — плохие, а ты нет. Новые Виды хорошие.

140 отказался отпускать Лорен.

— У них моя женщина и если я позволю тебе убежать, то они убьют ее. Извини.

— Пожалуйста, позвольте мне сбежать, — у нее на глаза навернулись горячие слезы.

— Мне жаль, но я не могу, — он колебался. — Я обонял в твоем доме неизвестных мужчин, а потом и в твоей спальне. Некоторые из них похожи на меня, не так ли? Ты и правда помогла ее сестре похитить кого-то из моего вида?

— Нет. Я спасла его и помогла убежать от ее сестры. Его зовут Рас, и я люблю его.

Округлив глаза, 140 нахмурился.

— Ты не пахнешь как его пара, — он вдохнул. — Я не чувствую на тебе его запах. Где ее сестра? Ты знаешь? Скажи мне.

— Я помылась, но он скоро за мной приедет. Пожалуйста, дай мне уйти. Мэл и ее люди арестованы твоими людьми. Их держат в ОНВ. Это Организация Новых Видов, и Новые Виды там главные. Из Мерсил освободили многих твоих людей. Если мы уберемся отсюда и позвоним им, то они тебе помогут. Ты один из них, и для тебя сделают что угодно.

— Я не могу позволить тебе сбежать. Если Мэри не будет каждый час звонить тем, кто держит мою женщину, то ее застрелят, — перевернув Лорен, 140 перебросил ее через плечо, словно она была подушкой, и зарычал.

— Притворись, будто я ударил тебя настолько сильно, что ты потеряла сознание, — приказал мужчина. — Не шевелись и не разговаривай. Я попытаюсь тебя спасти. Понимаю, что у тебя нет причин доверять мне, но я не хочу, чтобы тебе навредили, и буду относиться к тебе как к паре одного из моего вида. Я бы хотел, чтобы в подобной ситуации кто-то сделал то же самое для моей женщины.

Расслабив тело, Лорен повисла на плече и закрыла глаза, понимая, что как бы ни боролась, ей не победить кого-то настолько сильного. Она уже сожалела, что рассказала ему о месторасположении своих бывших коллег. Ей не следовало доверять 140, но она хотела убедить его в безнадежности своего положения. Лорен была не в силах помочь Мэри вернуть сестру, а теперь была бесполезна. Это значило, что теперь ее убьют.

140 двигался быстро, каждым своим шагом сотрясая расслабленное тело Лорен, и она знала, что они вернулись в ее дом, поскольку даже сквозь закрытые веки видела, как исчез дневной свет.

— Я не говорила убивать ее! — рявкнула Мэри. — Чертово тупое животное.

— Она не мертва. Я просто ее вырубил, — от гнева голос 140 стал утробным. — «Чертово тупое животное» скажет вам, как вернуть сестру, если мне, конечно, дадут слово. Я узнал, где она. Эта женщина все мне рассказала, стоило только как следует сделать ей больно.

Лорен слушала 140 и сомневалась в его лжи, но решила попробовать довериться Новому Виду. Она была готова на все, на что угодно, лишь бы сделать следующий вдох. После долгого затишья Мэри, наконец, заговорила:

— Где Мэл? В каком смысле вернуть ее?

— Женщина соединяется с одним из моего вида. Его аромат на всем ее теле, и она сказала мне, что ОНВ схватили вашу сестру и технический персонал. Вы можете обменять ее на них, — в голосе 140 слышалась горечь. — Вы прекрасно знаете, как далеко мы готовы зайти, чтобы защитить наши пары. Если вы вернете его пару целой и невредимой, то получите обратно свою сестру.

— Не нравится мне все это, — проворчал один из головорезов. — Выглядит подозрительно.

140 тут же зарычал.

— Вы помните, насколько отчаянно мы защищаем свои пары. Я хожу у вас на поводке как собака, лишь бы уберечь мою женщину. Иначе я убил бы вас всех. Он отдаст вам как сестру, так и тех мужчин, и сделает абсолютно все, чтобы вернуть свою женщину, — 140 повернул голову, и его волосы щекотали бок Лорен в том месте, где задралась рубашка.

— Ты, держи свои руки от нее подальше. Запахи держатся на теле в течение долгого времени, а мужчина не захочет забирать женщину, если ее поимеет другой. Он настоит на том, чтобы обнюхать ее, прежде чем вернуть ваших людей. Я знаю твою любовь к принуждению женщин, но эту лучше бы тебе не трогать. Ее мужчина узнает и откажется от нее, — 140 снова повернул голову. — Прикажите ему не прикасаться к ней, если хотите вернуть сестру и технический персонал.

Услышав последнюю часть разговора, Лорен стало дурно. Когда она поняла, что один из головорезов был еще и насильником, у нее по коже побежали мурашки. Но 140, так или иначе, пытался защитить ее от этого. Его пальцы немного сжали бедро Лорен в успокаивающем жесте, и она предположила, что он как-то смог понять, насколько она испугана.

— Как ты можешь быть уверен, что моя сестра находится у ее пары? — Мэри подошла ближе.

— Это так. Женщина была так испугана, что во всем призналась. Обменяйте ее на них. Это единственный способ когда-либо вернуть вашу сестру.

Долгое время стояла тишина.

— Ясно, — вздохнула Мэри. — Лучше бы тебе оказаться правым, 140. Ну и поскольку ты такой чертовски умный, скажи, как мы устроим этот обмен?

— Оставьте здесь записку, и укажите, как с вами связаться. Ее мужчина скоро приедет за ней. Вы знаете, что мы не можем долгое время быть вдали от наших женщин и при этом не сойти с ума.

«Пары сходят с ума, если слишком долго находятся вдали друг от друга?». Эта информация шокировала Лорен, но 140, конечно, мог и солгать. Пытаясь спасти ее задницу, он итак уже сказал много ерунды. Лорен переполняла благодарность к Новому Виду, который старался тянуть время и хотел ее защитить.

— Это обязано сработать, 140, — Мэри казалась разъяренной. Было ясно, что если Новый Вид ошибается, то поплатится за это.

— Что делать с телом Олсона? — спросил один из головорезов.

— Оставьте его. Я не хочу, чтобы он испачкал мой салон, — Мэри вздохнула. — Запишите номер моего одноразового сотового и оставьте записку на кушетке рядом с ее кровью. Там-то он уж точно не пропустит ее, верно говорю, 140?

— Верно, — прорычал он. — Не пропустит.

* * *

Рас нетерпеливо ждал, когда его команда, наконец, отправится в путь. Он повернул голову и уставился на Шэдоу, который встретил его взгляд и улыбнулся.

— Какой ты нетерпеливый.

— Не хочу опаздывать. Я сказал Лорен, что приеду между семью и восемью.

— Брасс и Тим снова спорят.

— Знаю, — Рас начинал злиться. — Тим не хочет, чтобы в штаб-квартире находились гражданские лица и, если уж начинать сначала, он до сих пор расстроен, что Лорен вообще была там. Стены не слишком толстые, чтобы нельзя было расслышать большую часть разговора.

— Тим настоял, чтобы была сделана полная проверка ее данных, и в этом он прав. У Лорен действительно была связь с бывшими сотрудниками Мерсил, как-никак она с ними работала.

Рас рыкнул на Шэдоу.

— Она мне не враг.

— Тим волнуется насчет остальных из нас, — Шэдоу внезапно усмехнулся. — Она такая опасная.

— Это не смешно. Лорен и мухи не обидит.

— Знаю. Я видел ее лицо, когда ты дрался с Вендженсом. Она не привыкла к жестокости и просила вас разнять. Она волновалась о тебе.

Рас обдумал эту информацию.

— Она будет волноваться о моих поездках с целевой группой. Когда мы выезжаем ловить врагов, то постоянно подвергаем наши жизни опасности.

— Об этом я упоминать бы не стал. Позволь ей думать, будто ты в основном перекладываешь с места на место бумажки.

— Я не буду ей лгать.

— Я и не предлагаю тебе лгать, можно просто не рассказывать ей о своей работе больше необходимого.

Рас обдумал этот вариант.

— Ты жалеешь, что вызвался работать с целевой группой?

— Нет, — покачал головой Шэдоу. — Для меня это хороший вариант. А для тебя?

— Тоже. Я встретил Лорен.

Шэдоу улыбнулся.

— Ты, кажется, неплохо исцелился с тех пор, как она вошла в твою жизнь. Я рад этому. Может быть, и я однажды встречу женщину, ради которой буду готов столкнуться лицом к лицу со своими демонами.

— Надеюсь, так и будет.

Тим выбежал из офиса, а следом за ним вышел Брасс. Тим отказался смотреть на Раса и Шэдоу, но Брасс улыбнулся им.

— Мы уезжаем, чтобы забрать твою женщину, Рас. Тим и его команда окажут нам дополнительную поддержку. Тим просто раздражен, что мы покинули главный офис без большего количества человеческих охранников. Это логично, особенно после того, как мы были взяты в плен. Так или иначе, мы с Тимом пришли к соглашению.

— Спасибо, — Рас на самом деле был благодарен. Он обратил свое внимание на Тима. — Лорен нам не угроза.

— При появлении женщины всегда жди беды, — Тим развернулся, добежал до двери и бросил через плечо: — Не позволяй ей ничего перекрашивать в розовый, черт побери! Это все еще мое здание!

— Розовый? — Шэдоу поглядел на Раса и Брасса. — Что это значит?

— Не имею ни малейшего представления, — вздохнул Брасс. — Неудивительно, что человеческие женщины наслаждаются нашим обществом больше, чем их. Люди странные.

Рас не мог не согласиться с этой оценкой. Его не волновало, что хочет нарисовать Лорен и какой краской, лишь бы она была рядом. Для него имело значение только это.

Глава 14

Лорен переполняли страх и злость. Они с 140 теснились на заднем сидении автомобиля, и она уже прекратила разыгрывать обморок после того, как Новый Вид шепотом сказал ей сесть.

Мэри и один из ее людей сидели на передних сидениях и спорили, а другой мужчина поехал следом за ними на второй машине. Шансов убежать не было, но Лорен все равно смотрела в окно, пытаясь запомнить дорогу и понять, куда едет. Она уже извлекла этот урок после того, как уехала из штаб-квартиры, так и не узнав ее месторасположение.

— Мартин, меня совершенно не волнует твое мнение. От тебя у меня голова болит.

Головорез за рулем злобно посмотрел на Мэри.

— Пока она у нас, стоит провести несколько экспериментов, — он оглянулся на Лорен и посмотрел на ее грудь, прежде чем он снова обратил внимание на дорогу. — Я бы разогрел ее, прежде чем давать одному из мужчин.

— Ты жалок, — фыркнула Мэри. — Ты ведь не из-за денег пошел работать в Мерсил? Это был твой шанс пощупать женщин, которые не могли сопротивляться. Забудь о ней. Ты слышал, что сказало животное насчет обоняния. Тебе не испортить мое воссоединение с сестрой только потому, что ты — извращенец.

Лорен уставилась на лысеющую голову человека перед нею и тут же его возненавидела. У нее было дурное чувство, что это именно тот мужчина, которому 140 запретил прикасаться к ней. Он был грубым и совершенно аморальным.

— Твоя сестра — сука, и ни один из них не стоит того, чтобы рисковать нашими жизнями. Их поймали, а я говорю — да и плевать на них, — потянувшись, Мэри вцепилась ему в руку, отчего мужчина взвыл и резко дернулся, а автомобиль покачнулся. — Больше так не делай. Я могу потерять управление.

— Моя сестра для меня гораздо важнее тебя. И не смей когда-либо забывать об этом, — она помолчала. — Плюс она знает чертовски много. Поначалу Мэл не будет говорить, но дай ей провести месяц или два в их тюрьме и, готова поспорить, она продаст собственную мать. Тюрьма — противное место, и все мы хотим держаться от него подальше. Если мы не вытащим оттуда ее задницу, то она сдаст нас как нечего делать, и то же самое касается всей ее команды. Мы работали вместе, и они знают наши имена. Неужели ты веришь, что кто-либо из них не сольет всю информацию ради спасения своей драгоценной задницы?

— Твою же мать, — пробормотал Марвин и затормозил на светофоре. Обернувшись, он снова посмотрел на грудь Лорен, прежде чем вновь обратиться к Мэри. — Мне нужно немного снять напряжение. Я не сниму с нее штаны. Разве я не предан нашему делу? И разве не делал все то дерьмо, которое ты велела?

— Ее пара обо всем узнает, — зарычал 140. — Хочешь, я скажу, что ты ел на обед? Я могу. К тому же женщина будет сопротивляться, — он повернул голову и в упор посмотрел на Лорен. — Ты бы позволила ему использовать свое тело? Ему нравится снимать штаны и приказывать женщинам брать его в рот.

От отвращения Лорен чуть не стошнило и она, вскинув голову, посмотрела на впередисидящего мужчину.

— Да я бы лучше умерла. Если ты расстегнешь возле меня ширинку, то после того, что я с тобой сделаю, тебе понадобится хирург-травматолог.

— А она мне даже начинает немного нравиться, — засмеялась Мэри. — Меня веселит мысль о том, что кто-то откусит тебе член, — она протянулась и снова зажала руку Марвина. — Прекрати быть таким больным сукиным сыном. Смотри на дорогу, а если захочешь поговорить о своем члене, то лучше вообще не открывай рот.

— Сука, — проворчал Марвин. — Прекрати делать это с моей рукой. Между прочим, мне больно.

Загорелся зеленый свет, и он со злостью нажал на газ.

— Прекрати привлекать к нам внимание, идиот, — Мэри повернулась и впилась взглядом в Лорен. — И за тобой я тоже наблюдаю. Задние окна тонированы, но не пытайся привлечь чье-либо внимание. Ты меня поняла? Следом едет еще одна машина, и водитель поможет нам уйти. Поэтому если обнаружатся полицейские, он сделает что угодно, лишь бы переключить их внимание на себя.

— Она не глупая, — сказал 140 и вздохнул, — и знает, что нужна вам, но выживет, только если будет делать то, что вы от нее хотите, — он перевел взгляд на водителя. — Вам лучше волноваться о своем персонале.

— Он становится чертовски болтливым, — Марвин выругался. — Словно просит напомнить, где его место, — он внезапно захохотал. — Мне снова навестить твою пару?

— Дерьмо! — рявкнула Мэри, когда в салоне раздался рык 140, и сильно ударила головореза по затылку. — Ты — чертов идиот! Ты правда хочешь дразнить его в этом автомобиле? Я не хочу умирать, когда он ринется вперед и оторвет тебе голову.

— Она сказала, что лучше умереть, чем снова почувствовать на теле твои руки. Я убью тебя, если ты ей вредил или когда-нибудь навредишь. Она моя.

Лорен видела дикую ярость, написанную на лице 140, его лежащие на коленях руки сжались в кулаки, и от приступа гнева он, казалось, начал задыхаться.

— Он не будет делать ей никакого дерьма, — поклялась Мэри, пытаясь предотвратить трагедию. — Когда он в прошлый раз досадил твоей паре, я ведь хорошо о нем позаботилась, верно? — она повернулась и уставилась на 140. — А сейчас успокойся. Это приказ. Помнишь о нашем соглашении? Ты делаешь, что сказали, и с твоей подругой ничего не случается. С этой минуты Марвин будет держать рот на замке или я лично зажму ему кое-что почувствительнее руки.

Даже этот маленький экскурс в жизнь 140 вызвал в Лорен острое желание задушить Марвина собственными руками. Конечно, она не была для этого достаточно сильна, но пожалела, что не Марвин был тем, в кого она воткнула нож для писем. Лорен старалась не думать о том факте, что она сегодня кого-то убила. Только не сейчас. Кроме того, чем больше времени Лорен проводила с парой, спорящей на переднем сидении, тем более оправданным казался ее поступок.

— Как ее зовут? — шепотом спросила Лорен, надеясь хоть немного успокоить разъяренного 140.

Когда он повернулся к Лорен, то его ноздри раздувались, а во взгляде сквозил холод.

— Моя.

Лорен пропустила это мимо ушей, поскольку не думала, что у его женщины есть имя. Взгляд Нового Вида метнулся к водителю, и она поняла, что последняя фраза была сказана скорее для него.

— Она кошачья, как ты, или собачья, как… — Лорен чуть не выболтала имя Раса. — Моя пара.

— Она — примат.

— О, — Лорен задумалась. — Не думаю, что видела хотя бы одного из них.

— Я думала, ты соединяешься с Новым Видом. — Мэри хмуро поглядела с переднего сиденья на Лорен. — Многие из них выжили.

Лорен спокойно встретила пристальный взгляд этой суки.

— Так и есть. Моя пара — собака. Все, кого я видела в Хоумленде, были либо как он, либо кошачьими.

— Приматы необыкновенные, — сказал 140. — Но их очень мало. Что такое Хоумленд?

— Заткнись, — Мэри злобно сверкнула глазами. — Ни слова про проклятое ОНВ. Ты хорошо меня поняла, Лорен? Ни слова.

Лорен так и подмывало сделать назло, но 140 отрицательно покачал головой, поэтому она стиснула зубы и закрыла рот. Лорен была готова поспорить, Мэри очень не хотела информировать Нового Вида об освобождении его народа. Это дало бы ему надежду на спасение.

Автомобиль замедлился и повернул. Лорен выглянула из окна и поняла, что они въехали в старую часть города, где раньше располагалось много офисов компаний, закрывшихся из-за экономической ситуации. С годами этот район превратился в настоящую трущобу, которую Лорен частенько посещала в свои поздние подростковые годы, а также в начале двадцати лет. Пока автомобиль ехал вниз по улице, Лорен разглядывала множество разбитых окон по обеим сторонам дороги.

— Ты знаешь, где мы?

Лорен поймала на себе изучающий взгляд Мэри и кивнула.

— Ист-Сайд. Я — агент по продаже недвижимости, и узнаю свои здания, — несколько пунктов из списка Лорен находились почти за пределами города как раз возле южной границы района.

Этот ответ заставил другую женщину ухмыльнуться.

— Да, ты хорошо знаешь свои объекты, — сказала Мэри и отвернулась от Лорен.

Когда автомобиль подъехал к преграждавшим путь старым воротам, Мэри открыла щиток и щелкнула переключателем. Ворота задрожали и со скрипом начали отъезжать в сторону, открывая путь автомобилю. В эту же секунду Лорен узнала это место. Много лет назад здесь находился популярный ночной клуб. Если судить по табличке на здании, «Джаспер» уже успели переименовать, но это бесспорно был тот самый клуб.

Когда автомобиль остановился, 140 схватил Лорен за запястье и они вышли из машины.

— Я сделал все, что вы приказали, и подобающе себя вел. Теперь я хочу видеть свою женщину, — он посмотрел на Мэри и в его глазах сверкнул протест.

Мэри скрестила руки на груди, вскинула голову, и с негодованием посмотрела на Новый Вид.

— Хочешь? Ты кажешься слишком самоуверенным.

— Пожалуйста, — прошептал он, глядя себе под ноги.

Это, казалось, осчастливило суку, и она опустила руки вдоль тела.

— Хорошо. Отведи женщину в клетку, и можешь пойти вниз. Я предупрежу о твоем появлении.

— Спасибо, — 140 потащил Лорен за собой. — Пошли.

Дверь черного хода была покрыта толстым слоем ржавчины. Марвин открыл ее ключом, висевшим на той же связке, что и ключи автомобиля, и дверь со скрипом открылась. Внутри было темно, пахло плесенью и пылью, а в нос Лорен сразу же ударил спертый воздух. Ее провели по неровному полу помещения, которое некогда служило кухней. Старое, грязное и частично сломанное кухонное оборудование указывало на то, что ей не пользовались уже много лет.

Когда они вышли из кухни туда, где раньше был танцпол, Лорен охватил шок. Все окна были забиты, а пол завален обломками потолка. Вдоль стен стояло несколько сломанных столов, но больше всего поражали пять больших клеток, при виде которых Лорен остановилась как вкопанная. Они были приблизительно восемь футов14 высотой, по шесть футов15 в длину и ширину, и три из них были заняты. Из-за решеток на Лорен смотрели трое мужчин Новых Видов.

На них были надеты лишь тренировочные штаны, но мужчины выглядели так, будто им позволяли пользоваться ванной. Один из них зарычал — пугающий звук — и злобно впился взглядом в Лорен. От такой лютой ненависти у нее по спине пробежал холодок.

— Все в порядке, — уверил 140.

Он подошел с Лорен к одной из пустующих клеток, выбрав самую дальнюю от остальных Новых Видов, и завел внутрь. Пол был металлическим, а потолок и стены преграждались толстыми прутьями. 140 закрыл за Лорен дверь, и подпустил к клетке Марвина со связкой ключей. В тишине раздался звук закрываемого замка.

— Иди, 140. Марк тебя ждет. Ему приказано выстрелить твоей подружке в голову, если сделаешь хоть один неверный шаг до того, как тебя запрут в клетке вместе с ней.

— Знаю, — 140 развернулся, прошел по коридору в ту сторону клуба, где раньше располагались уборные, и исчез из виду.

Марвин подошел ближе к Лорен, и в очередной раз опустил взгляд на ее грудь.

— Хочешь есть?

Лорен не стала отвечать на его вопрос, но отошла так далеко, как только это было возможно в столь маленькой клетке.

— Порадуй меня, и тогда я сделаю ответную любезность.

— Ты и правда мерзкий и жалкий. Я понимаю, почему такому троллю приходится запирать женщин и морить их голодом, чтобы заставить их прикоснуться к такой уродливой заднице, как ты. Нет уж, спасибо. Лучше уж съем свой ботинок.

— Чертова сука, — выплюнул Марвин. — Повтори то же самое через несколько дней.

Лорен повернулась к нему спиной, лишив возможности глазеть на ее грудь, и принялась рассматривать изменения, произошедшие со старым клубом. Судя по желтым разводам, крыша начала протекать уже давно, от чего часть потолка рухнула, а на стенах появились желтые разводы. Кто-то наклеил обои вокруг заколоченных окон. Обои облупились и почернели по краям, поэтому Лорен предположила, что это и есть источник запаха плесени, который вынуждал ее дышать через рот.

Она поглядела на единственные источники света — коридор возле кухни и ванной. В помещении с клетками ламп не было, и Лорен сомневалась, что они вообще работают после произошедшего с потолком. Ее клетка была совершенно пустой, если не считать отвратительного одеяла, лежащего комком в углу.

— Я разрешу тебе воспользоваться ванной, если по дороге туда ты расстегнешь свою рубашку.

Лорен шагнула подальше и зыркнула на Марвина.

— В таком случае я предпочту обмочиться на собственные ноги.

Лицо мужчины стало ярко-красным, и он в ярости выдернул из кармана ключи. Когда Марвин потянулся открыть дверь, Лорен напряглась, зная, что он запланировал причинить ей боль, но тут кто-то вышел из кухни.

— Оставь ее в покое, Марвин! — завопила Мэри. — Иисусе. Ты — точно тролль. Уноси отсюда свою задницу и шагай в мой офис. Нам надо кое-что сделать.

Марвин колебался, но Мэри развернулась и ушла. Он спрятал ключи в карман и понизил голос до шепота.

— Я тебе сделаю очень больно, сука. Не будь такой самодовольной. Просто немного подожди.

Глядя ему вслед, Лорен решила, что это было угрозой. Марвин был не просто придурком, а абсолютно извращенным уродом. Лорен осталась наедине с тремя Новыми Видами, и от их взглядов, полных лютой ненависти, ей стало страшно. Но мужчины были заперты, как и она сама, поэтому не смогли бы до нее добраться.

— Я — Лорен.

Никто не ответил.

Схватившись за прутья клетки, Лорен потрясла их, но они были прочными. Она глубоко вдохнула и выдохнула, после чего изучила каждого из троих мужчин. У двоих были кошачьи черты, а глаза третьего очень сильно напоминали глаза Раса и Шэдоу.

— Почему вы так на меня смотрите? Я тоже заперта и не заодно с теми придурками. Я из хороших парней.

— Ты — женщина, — нахмурился один из Новых Видов.

— Да.

— Парень — мужчина.

Лорен открыла рот, удивленная тем, что ее поняли настолько буквально. Светловолосый кошачий мужчина принюхался.

— Она хорошо пахнет. Быть может, они хотят провести селекционные опыты.

— Селекционные опыты? — глаза Лорен расширились. Она поняла, что Новые Виды решили, будто ее привели им для секса, и захотела разубедить их как можно скорее. — Меня похитили, чтобы обменять на других людей. Я здесь не для опытов.

Темноволосый собачий Новый Вид зарычал.

— Я хочу ее. Подо мной не было женщины уже очень давно.

— И еще долго не будет, поскольку со мной ты не станешь заниматься ничем подобным, — нахмурилась Лорен. — Я надеюсь, что скоро всех нас спасут.

Внезапно зашипел кошачий мужчина с золотистыми волосами, который до этого момента не произнес ни слова.

— Кто?

— ОНВ. Они будут меня искать, ну хорошо, один из них будет, а если он меня найдет, то значит, вас тоже.

— Кто он? Что такое ОНВ?

— ОНВ — это сокращенное название Организации Новых Видов, — Лорен замолчала, поскольку мужчины смотрели на нее с непониманием, так что, похоже, они вообще ничего не слышали об освобождении Новых Видов. Это объясняло, почему Мэри запретила даже упоминать об этом. — Новые Виды похожи на вас, и тоже созданы Мерсил. Мой вид узнал о том, что с вами сделали, ворвался в центры тестирования и освободил ваших людей, — Лорен сделала паузу, ожидая реакции, которой не последовало. — Они создали ОНВ. У ваших людей есть два больших земельных участка, где они живут все вместе. Новых Видов вроде вас разыскивают. Надо надеяться, что нас найдут, и все мы будем спасены.

Блондин фыркнул.

— Она пришла сюда насмехаться над нами, — он повернулся к Лорен спиной и сел на пол. — Не обращайте на нее внимание.

— Не надо хамить, и я говорю правду. Не знаю, почему вы здесь, но следуя из услышанного мной, те придурки, которые вас сюда привезли, раньше работали на Мерсил Индастрис.

— И все еще работают, — зарычал темноволосый собачий мужчина. — Ты с ними.

— Нет. Не оскорбляй меня подобными предположениями. Мерсил больше не существует. Компанию судили, разорили, а все, кто работал в центрах тестирования и знал об опытах, теперь в розыске. Им предъявлены серьезные уголовные обвинения. Я читала, что многие уже в тюрьме.

— Молчать, лгунья, — вновь зарычал собачий мужчина, и его слова вывели Лорен из себя.

— Не верьте мне, но как только я отсюда выберусь, то сделаю все возможное, чтобы помочь вам. Вот тогда сами убедитесь, — она вышагивала по небольшому пространству клетки. — Рас заберет меня отсюда, — Лорен верила, что он спасет ее любой ценой, даже если придется обменять на Мэл и тех мужчин.

Собачий мужчина в очередной раз зарычал.

— Надеюсь, ее привели, чтобы попытаться втереться к нам в доверие и заставить поверить в эту ложь. Когда поимею ее, то не буду добрым и нежным.

— Хватит, — зарычал Новый Вид с золотистыми волосами. — Она — человек, и ее никогда бы не отдали одному из нас. Вы слышали, как 140 говорил с ней? Как осторожно прикасался? Он относится к ней не как к врагу. Он знает больше нас, а когда он смотрел на женщину, я не видел в его глазах гнева. Не знаю, что она здесь делает, но пока мы не узнаем больше, не надо ей угрожать.

— Она — одна из них, — рычал собачий мужчина. — Она — наш враг. Они все злые, пытаются одурачить нас и вынудить делать то, что им нужно. Эта женщина что-то задумала.

— Я задумала убраться отсюда, — Лорен подошла к двери клетки и, снова подергав прутья решетки, расстроилась еще больше. — Я сделаю все, что в моих силах, чтобы послать за вами ОНВ.

— Человек лжет, — рычал собачий Новый Вид.

— Твои слова меня раздражают, — она нахмурилась и вновь подергала дверь, но сдаться была не готова, поэтому решила попробовать сбить навесной замок. — Я понимаю, что с вами плохо обращались. Более того, не могу даже вообразить себе, через что вам пришлось пройти, но я говорю правду. Многие из вашего вида уже на свободе, и они начнут искать вас сразу же, как только я им о вас расскажу.

— Что значит «на свободе»? — кошачий мужчина с золотистыми волосами присел на корточки на полу своей клетки и, прищурившись, внимательно посмотрел на Лорен.

— Вы больше не будете заперты, никто не причинит вам боль, и мы равны, — Лорен поглядела на него.

— Что это значит?

Лорен отошла от двери, повернулась лицом к собеседнику, и вздохнула.

— Это значит, что у вас те же самые права, что и у меня. Мы не враги, а друзья. Больше никаких опытов. Вместо клеток у вас будут дома, и вам больше никогда не придется иметь дело с придурками вроде этих.

Собачий мужчина фыркнул.

— А затем она скажет, что мы сможем есть, когда голодны, мыться, когда испачкались, и при желании получить женщину.

— Именно так.

Блондин повернул голову и зыркнул на Лорен.

— Сколько из нас стало частью ОНВ?

— Я не знаю точное число, но сотни.

— Лгунья, — прорычал мужчина и резко повернулся спиной к Лорен.

— А наши женщины там? Их тоже освободили?

Лорен выдержала любопытный взгляд кошачьего мужчины.

— Да. Насколько я знаю, их немного, но моя лучшая подруга сказала, что нескольких видела.

— В чем подвох? — собачий мужчина все видел в мрачных тонах. — У всего есть своя цена. Что требуют взамен за эти привилегии?

— Ничего. Как я понимаю, вы думаете, будто там все так же, как здесь, и приходится слушаться под угрозой наказания? Я знаю, что 140 шантажируют с помощью его подруги. ОНВ — ваши люди. Они просто хотят, чтобы вы были счастливы.

— Лгунья, — прошипел блондин.

Лорен знала, что ей не доверяют и думают, будто она все выдумала, поэтому прекратила попытки разубедить Новых Видов. Единственный способ доказать им, что она не полное дерьмо — выжить и дождаться обмена с ОНВ, а затем рассказать об этих мужчинах Расу. Может ОНВ удастся добраться до них до того, как их перевезут в другое место.

Глава 15

Рас выпрыгнул из внедорожника, зная, что Брасс с Шэдоу последуют за ним. Солнце уже село и он опаздывал — они застряли в пробке — но надеялся, что Лорен не разочаровалась и не легла спать. Расу не терпелось увидеть ее, и он едва сдерживал волнение.

До двери Лорен оставалось около десяти футов16, когда запахи ударили в нос, и Рас резко остановился. Он шумно вдохнул и услышал, что мужчины, шедшие рядом с ним, сделали то же самое. Рас зарычал. Запахи исходили из дома Лорен, и он увидел, что входная дверь в ее квартиру не заперта. Содрогаясь всем телом от беспокойства, Рас рванулся вперед и распахнул дверь.

Брасс бросился к нему и принюхался.

— Трое человеческих мужчин, одна человеческая женщина, и мужчина Видов.

— Вы чувствуете эту вонь? — зашипел Шэдоу. — Мерсил.

— Чувствуем.

Когда Рас учуял еще один запах, то похолодел от страха. Кровь, разложение, смерть. Он помчался вперед в ужасе, что источником запаха может оказаться тело Лорен, но увидел в темноте очертание лежащего на полу мужчины. Расу потребовалось лишь несколько секунд, чтобы привыкнуть к темноте, но один из его сопровождающих включил свет.

— Лорен! — выкрикнул Рас ее имя. Он побежал в спальню, но увидел выбитую дверную раму и замер.

Шэдоу схватил друга за плечо.

— Кто-то сюда ворвался.

С гортанным рыком Рас переступил через книги, разбросанные по всему полу. В этой комнате аромат неизвестного мужчины Видов усилился и, помимо аромата Лорен, был единственным присутствующим здесь запахом. Дверь в ванную также была сорвана с петель, а стена повреждена в том месте, где с нее сорвали шкафчик. Уже через секунду Рас был в ванной, поглядел на открытое окно и вскочил на тумбу.

— Человек мертв, — зарычал Брасс.

Грудь Раса пронзило болью, и он отпрянул, глядя Брассу в глаза.

— Мужчина. Не Лорен, — уверил Брасс, вытащил свой сотовый, набрал номер, и прижал к уху трубку. — Вызываю подкрепление.

Рас оперся на подоконник и подтянулся, а когда перебрался через него, то увидел на траве следы, которые могли объяснить, что именно произошло. Он видел два типа следов — маленькие и большие, поэтому определил место, где мужчина схватил Лорен. Затем ее следы исчезли, но большие следы стали более глубокими от объединенного веса мужчины и Лорен.

— Он нес ее, — послышался из-за спины голос Шэдоу.

Рас посмотрел на отпечатки возле здания, которые исчезали на тротуаре возле двери Лорен. Он помчался внутрь, присел возле трупа и внимательно изучил мертвое тело.

Шэдоу увидел нож для писем и, вытащив его из мертвой плоти, понюхал рукоятку. Их с Расом взгляды встретились.

— Этого мужчину убила Лорен. Она была напугана. Я чую запах страха, от которого, вероятно, она начала потеть, в том числе и ладони. Ее аромат задержался на ручке.

— Мы учуяли здесь неизвестного мужчину Видов, и на нем запах Мерсил, — послышался голос Брасса.

— Что это значит?

Рас поднял голову и едва сдержался, чтобы не зарычать на члена целевой группы, который привез их сюда и теперь проследовал за ними внутрь. Лорен похитили, а перед этим ей пришлось кого-то убить. Перед глазами Раса мелькали изображения его худших страхов, а от одной лишь мысли о том, что Лорен может быть мертва, у него в горле образовался ком, не позволяющий произнести ни слова.

— Здесь был мужчина Видов, и от него пахнет мылом, которым нас заставляли использовать в Мерсил. Ни один свободный Вид никогда бы намеренно к нему не прикоснулся, — Шэдоу выпрямился. — Иди опроси соседей, может кто-нибудь что-нибудь видел. Если найдешь таких, приведи их сюда. Нам нужно будет их опросить.

Человек развернулся и убежал. Рас запрокинул голову и из его горла вырвался дикий рев. Лорен похитили. Он снова посмотрел на мертвого человека у своих ног. Она убила его, а это значит, что кто-то будет ей за это мстить. Или убьет в качестве наказания.

— Сохраняй спокойствие, — потребовал Шэдоу. — Если ты расклеишься, то не сможешь ей помочь.

— Они убьют ее.

— Мы этого не знаем.

Брасс откашлялся.

— На кушетке кровь и записка.

Рас вскочил, оттолкнул Брасса и, склонившись к кушетке, вдохнул. Запах был только один, и Рас узнал аромат крови Лорен. Крови было совсем немного, но это не ослабило страх, что Лорен может быть мертва.

— Они хотят обменять ее на тех, кого мы вчера захватили, — сказал Брасс, прочитав записку.

Рас медленно поднял голову и впился взглядом него взглядом.

— Мы сделаем это.

— Да, — кивнул Брасс. — Мы вернем твою женщину.

— Мужчина нашего вида догнал ее на улице, схватил и принес сюда. Мы нашли следы, — сказал Шэдоу. — Я не понимаю. Он мог позволить ей убежать, но не сделал этого.

— Я убью его, — поклялся Рас.

Шэдоу схватил друга и крепко сжал его руку, но тот не желал успокаиваться. Рас просто не мог этого сделать. Лорен в руках сотрудников Мерсил.

Он знал, что его дыхание стало рваным, но ничего не мог поделать с бушующими эмоциями. Лорен в опасности, ей больно и страшно, и каждый его инстинкт кричал сделать что-нибудь. Что угодно.

— Сэр? — окликнул водитель — один из членов целевой группы.

— Да, Тед? — встал перед ним Брасс.

— Один парень, живущий этажом выше, сказал, что видел как примерно час назад сюда входили четверо мужчин и одна женщина. Он думает, что один парень все еще здесь, поскольку он не видел, чтобы тот уехал, — Тед повернул голову и посмотрел на труп. — Как я понимаю, речь шла о нем.

Рас попробовал вырваться из захвата Шэдоу. Ему нужно было лично допросить свидетеля, но Шэдоу дернул его за руку так сильно, что Рас споткнулся.

— Нет, — прорычал Шэдоу. — Успокойся. В таком состоянии ты сделаешь только хуже. Дыши глубже.

Рас подавил свой гнев.

— Похитители оставили номер телефона, — Брасс внимательно смотрел на Раса. — Не издавай ни звука, — он достал телефон, поглядел сначала на дисплей, а затем на записку. — Ни единого, — Брасс набрал номер и включил громкую связь.

— Я вижу, что вы получили мою записку, — ответил женский голос. — Этот номер мне незнаком, поэтому, насколько я понимаю, вы — пара Лорен?

Брасс посмотрел на Раса и выгнул брови, но тут же заговорил.

— Да. Когда и где вы хотите произвести обмен? Не вредите Лорен или вы не увидите своих людей живыми.

— Моя сестра все еще жива? — гнев и недоверие женщины было легко услышать. — Я хочу сейчас же поговорить с Мэл.

— Как вы должны догадаться, я сейчас в другом месте, но ваш с ней разговор можно устроить. Я хотел бы услышать свою женщину и удостовериться, что она жива.

— Вы не поговорите с нею, пока я не поговорю с моей сестрой. Перезвоните, когда сможете все организовать. Сколько вам на это нужно времени?

— Дайте мне час. Я должен доехать до того места, где держат вашу сестру. С ней все хорошо, как и с остальными людьми. Ее условия проживания намного более удобны, чем те, в которых в свое время содержали нас.

Женщина фыркнула.

— По крайней мере, мы позволяли вам иногда заниматься сексом. Я упоминаю это, поскольку если я через шестьдесят минут не услышу свою сестру, то Лорен узнает все о селекционных опытах, и будет переходить от клетки к клетке. Я сомневаюсь, что ваша пара выживет, ведь у тех мужчин не было женщин уже много месяцев, — она повесила трубку.

— Уловили? — прорычал Брасс. — Она или врет, или у нее есть больше одного из наших мужчин.

— Она думает, что Лорен — моя пара, — Расу было жаль, что на самом деле это не так. — Почему?

— Я не знаю, — покачал головой Брасс.

— Мы должны выезжать, чтобы поскорее добраться до Хоумленда и выполнить требование, — Рас попробовал метнуться к двери, но Шэдоу снова отдернул его, все еще крепко держа за руку. Рас мотнул головой в сторону друга и оскалил клыки. — Отпусти.

— Нет, — Брасс подошел ближе. — Мы никуда не идем. Тим и вторая наша команда уже едут сюда. Они узнают о мертвом мужчине все, что только смогут. Мы созвонимся с Хоумлендом. Нам не обязательно ехать туда, чтобы позволить этой женщине поговорить со своей сестрой, — он сделал паузу. — Наши люди смогут отследить звонок. У нас нет гарантий, что они добросовестно отнесутся к обмену. Лорен могут убить просто из злости.

— Они хотят вернуть своих людей, — напомнил всем Шэдоу, — Они не тронут ее, поскольку знают, что иначе соглашению конец.

Тим Оберто зашел в квартиру с несколькими членами своей команды и быстро оценил ситуацию.

— Мне сообщили, что Лорен Хендерсон похищена, — он поглядел на Брасса. — Мы попытаемся вернуть ее.

Брасс передал Тиму записку.

— Мы должны устроить селекторное совещание между Хоумлендом и похитителями. Они хотят говорить с заключенной, которую вы вчера захватили, и обменять женщину Раса на арестованных людей. Мы сделаем это и вернем его женщину.

— Но…

— Мы сделаем это, — твердо заявил Брасс, игнорируя Тима. — Потом мы снова поймаем этих монстров. В плену у той женщины будущая пара Раса. Благополучие Видов — наш приоритет. Лорен принадлежит Расу, а значит она — одна из нас. Не знаю, слышал ли ты, но здесь также был мужчина Видов, который помог похитить Лорен.

Тим задохнулся.

— Почему, черт возьми, один из вас предал ОНВ?

— Он все еще в неволе, — вздохнул Шэдоу. — Мы чувствуем характерный запах. Люди могли найти способ управлять им или, возможно, он не знает, что Мерсил — его враг. Он…

— Труп, — перебил Рас и зарычал.

— Запутался, — исправил Шэдоу и, нахмурившись, поглядел на друга, — и не знает ничего лучшего.

— Запутался, — кивнул Брасс и его пристальный взгляд остановился на Расе. — Если он ее тронул со злым умыслом, то будет считаться невменяемым.

Тим следил за Брассом.

— Непригодным.

— На этом и остановимся. Если его сочтут невменяемым, то он больше никогда не будет угрозой.

Тим кивнул Брассу.

— У нас тоже есть некоторые меры по борьбе с подобными людьми. И называется это смертной казнью. В некоторых случаях я обеими руками «за».

— Нам нужно вернуться в штаб-квартиру и организовать телефонный разговор. Чем быстрее мы произведем обмен, тем лучше, — Брасс уставился на Раса. — Я знаю, насколько это трудно, но знай, что мы сделаем все возможное.

— Я хочу быть там, — потребовал Рас.

— Только если сможешь взять себя в руки.

— Я сделаю все необходимое, — поклялся Рас, выдержав тяжелый взгляд Брасса.

Тим в это время говорил с одним из своих людей.

— Забираем мертвого ублюдка. Я хочу знать о нем все, включая то, где он купил свои последние презервативы и с кем их использовал. Доложите сразу же, как найдете хоть какую-то информацию, и разберите здесь бардак. Мы не хотим увидеть это в новостях.

— Да сэр, — отсалютовал парень и обошел мужчин Новых Видов, чтобы забрать тело.

* * *

Шэдоу сидел во внедорожнике рядом с Расом и дружески ударил друга по плечу.

— Мы найдем ее.

— Мне страшно.

— Знаю.

— Может быть, прямо сейчас Лорен страдает, ей больно или, возможно, она уже мертва. Эти люди могут лгать.

— У нас сестра той женщины. Люди заботятся о своей семье и не рискнут убить Лорен, пока она им полезна. Мы знаем методы Мерсил.

Рас почувствовал, как вновь начал нарастать гнев.

— Да. Они лгут, и им нельзя доверять.

— У нас есть то, что им нужно. Они ее не тронут.

Рас знал, что должен прислушаться к этому аргументу, поскольку другого не было. Но был еще один страх.

— Если Лорен переживет этот кошмар, то не захочет иметь со мной ничего общего. Ведь именно из-за нашей связи она подверглась опасности.

— Давай решать проблемы по мере их поступления, — Шэдоу ненадолго замолчал. — Лорен сбежала бы, если бы с похитителями не было мужчины Видов. Она умна и даже убила человека, пытаясь спасти свою жизнь. Лорен сильная, Рас. Она выживет. А мы должны надеяться, что все удастся.

* * *

Лорен устала, а также была напугана и голодна. Кто-то выключил свет, а солнце давно село, и комната погрузилась во мрак. Тихий странный шум заставил ее подпрыгнуть в центре клетки, поскольку она боялась подходить к решетке слишком близко, на случай, если этот кретин Марвин все же решит отомстить. В комнате становилось все холоднее.

Ни за какие коврижки Лорен не согласилась бы воспользоваться лежащим в углу одеялом. Оно пахло потом и грязью, а стиральной машинки не видело как минимум десять дней. А еще Лорен отчаянно хотела в туалет. Снова послышался тот же самый странный шум, но он исходил не от троих мужчин, находящихся с ней в одной комнате. Лорен покрепче обхватила себя руками.

— Почему ты боишься? — спросил недружелюбный собачий мужчина.

— Я ничего не вижу. Что это за звуки?

— Это крысы. Рядом с тобой нет ни одной, и они скоро оставят нас в покое.

«Дерьмо. Я не хочу это знать».

— Здорово. Я хотела бы перекусить, но только не грызунами. Пожалуйста, скажите мне, что они не очень большие, — перед мысленным взором возникла крыса размером с кошку или собаку, и Лорен вздрогнула. — А как вы, парни, ходите в туалет?

Новый Вид немного помолчал.

— Мы кричим, и нам приносят ведро.

«Фуууу». Лорен вздрогнула, но ее ситуация по этой части была настолько отчаянной, чтобы согласиться и на ведро.

Собачий мужчина зарычал.

— Мы — мужчины, и для нас это легко. Но на твоем месте я бы никого не звал. Этот придурок, вероятно, за выход из клетки потребует от тебя расстегнуть рубашку. Используй одеяло в углу, ведь ты все равно к нему не притронулась. Используй, а потом выбрось через решетку.

В прихожей щелкнул выключатель, и послышался громкий крысиный визг. В комнату зашла Мэри и протянула Лорен сотовый телефон. Когда Мэри осталась стоять возле клетки, Лорен так и не поняла, чего от нее ждут.

— Она здесь. Поговори с ними и следи за каждым словом.

— Алло?

— Лорен? — это был замечательный голос Раса. — С тобой все хорошо?

— Да. Я в порядке, Рас.

— Тебя никто не тронул?

— Нет. Разве что заперли в клетке.

На другом конце провода послышался рык.

— Я верну тебя, и неважно, что для этого потребуется. Верь мне.

— Я верю, — по щекам потекли горячие слезы, и Лорен открыла рот, желая сказать Расу, что любит его на случай, если больше не будет такой возможности, но Мэри ударила по кнопке телефона, поднесла трубку к уху, и отошла на несколько футов.

— Очень трогательно, — глумилась Мэри. — Теперь ты услышал, что она жива и здорова и получил свое доказательство жизни. Если хочешь, чтобы она осталась в живых, то делай то, что я говорю. Встреча состоится в пять утра, а адрес я тебе пришлю текстовым сообщением незадолго до назначенного времени. Я не дам времени устроить ловушку, а если мы увидим кого-либо лишнего, то твоя подруга умрет. Лучше позаботьтесь о том, чтобы моя сестра и ее друзья были на месте, поскольку в ином случае девчонка получит пулю в лоб, — Рас что-то ей ответил, и Мэри побледнела. — Я сказала, что мы встретимся в пять. Не угрожай мне, животное. Ты вернешь ее, если не будешь меня бесить, — она повесила трубку и повернулась, чтобы впиться взглядом в Лорен. — Твое животное нужно приучить к поводку. Вот что происходит, когда ты даешь им ложное чувство того, что они люди.

— Они — люди, — Лорен схватилась за прутья решетки, подтянулась и встала на ноги, ноющие от долгого сидения на твердой поверхности. — Можно мне воспользоваться туалетом?

— Марк?

Из коридора вышел еще один мужчина, который выглядел не таким крупным, как головорезы в квартире Лорен, выражение его лица было уставшим, а плечи поникшими.

— Это ты орала?

— Открой клетку и своди ее в туалет.

Мужчина шагнул вперед, достал ключи и с опаской посмотрел на Лорен.

— Даже не думай создавать мне проблемы.

— Я просто хочу в туалет.

Марк открыл дверь, и Лорен медленно вышла из клетки, не желая лишний раз провоцировать этих людей. Мэри в это время начала говорить с кем-то по телефону.

— Сюда, — Марк указал куда идти. — Это недалеко. Тебе придется оставить дверь открытой. Я не буду на тебя смотреть.

— Они заключили сделку, — сообщила кому-то Мэри. — И согласны заплатить.

Коридор был длинным, с множеством дверей. Некоторые вели в мужские и женские ванные, а о том, что находится за остальными дверьми, Лорен не имела понятия, но на них висели замки.

Парень повернулся к ней спиной, закрывая своим телом дверной проем. Лорен зашла в кабинку, двери которой уже давно были сорваны с петель. Ни одна из кабинок не была чистой, поэтому Лорен воспользовалась первой попавшейся. Марк обернулся лишь однажды, когда она включила воду, чтобы умыть лицо и пальцем почистить зубы. Затем Лорен вышла к ожидающему ее мужчине.

Марк замялся, открыл рот, но тут в конце коридора послышался окрик Мэри.

— Почему так долго? Давайте быстрей!

— Вперед, — приказал Марк, и Лорен пошла обратно в комнату.

На пороге стояла Мэри, которая тут же схватила ее за руку, завела в комнату и грубо толкнула в клетку. Под злобным взглядом Мэри Марк запер дверь.

— Иди забери 140.

Парень сбежал, очевидно, опасаясь своего босса. Мэри подбоченилась и уставилась на Лорен.

— Ты и правда считаешь их людьми?

— Да.

— Они — всего лишь животные, которых научили говорить. Тебе нравится их трахать? На что это похоже? Я никогда не доверяла им, а то того и гляди свернут тебе шею.

Лорен хотела промолчать, но не смогла сдержаться.

— Глядя на вас, я думаю, что этот страх вполне обоснован.

Губы Мэри искривились в уродливую усмешку.

— Я никогда не позволила бы животному пихать в меня свой член. У меня высокие стандарты. Я не толстая блондинка с испорченными волосами, которая отчаялась настолько, что любому позволит ее трахнуть. Полагаю, с твоей проблемой лишнего веса, у тебя нет такой роскоши, как выбор. Ты просто рада, что хоть кто-то захотел тебя нагнуть.

Лорен от злости сжала зубы. Может она и весит больше нормы, но, по крайней мере, не является сумасшедшей злобной сукой. Нужно было как-то выжить, хоть было отвратительно не иметь возможности дать достойный ответ.

— Они, — Мэри поглядела на трех Новых Видов в соседних клетках, и удивленно посмотрела на Лорен. — трахнули бы мою бабушку, если бы я пихнула ее к ним в клетку. Мне тебя жалко. Его просто никто больше не хотел, вот ты и подобрала его. Это печально.

Было довольно неприятно слушать оскорбления этой женщины, но когда та втянула в это Раса, Лорен не выдержала, схватилась за решетку и подошла ближе.

— Он чертовски сексуален, и вы хотели знать, на что похоже быть с ним? Это лучший секс из всех возможных. Рас уносит мой ум и заставляет меня кричать. Он трогает меня, как ни один другой мужчина, боготворит меня, и я готова поспорить, что ни один мужчина в мире никогда не относился к вам так, как мой относится ко мне. Может я и не девушка с обложки, и имею лишний вес, но вы, леди, холодная бессердечная сука, которую никто никогда не полюбит.

В глазах другой женщины вспыхнула ярость, но в этот момент один из мужчин вернулся с мрачным 140. Мэри развернулась, отошла на несколько шагов и указала на Лорен.

— Посадите его в ее клетку. Она любит проводить время с животными.

Марк колебался, но подошел к двери, открыл ее и смерил взглядом 140.

— Входи.

— Нет, — отказался тот.

— Заходи, — рявкнула Мэри. — Сейчас очередь Марвина приглядывать за твоей подругой, и чем дольше ты тянешь время, тем дольше он находится рядом с нею. А ты знаешь, какой он извращенец.

140 зарычал, но вошел в клетку. Марк запер дверь и тут же отошел подальше, а затем поглядел на Мэри.

— Как все прошло?

— Животное клянется, что приведет их. Мэл кажется испуганной, но целой и невредимой. Она упомянула, что ее собирались преследовать по законам Новых Видов.

— А в чем разница? — нервничал Марк.

— Так как именно они ее арестовали, то она попадает под их юрисдикцию. И чертовым животным разрешено убить ее, если они так решат.

— Твою мать, — прошипел мужчина. — Хотите сказать, что они могут казнить нас?

— Да. Я ненавижу этих чертовых животных. — Мэри впивалась взглядом в четырех Новых Видов. — Каждого из них. Мне нужно выпить. Ты не ложишься спать, а смотришь за ними. Понял? Я вернусь через несколько часов.

— Хорошо, — Марк не выглядел счастливым.

Мэри быстрым шагом прошла по коридору и скрылась из вида. Хлопнула дверь, и в комнате воцарилась абсолютная тишина, а Марк продолжал стоять возле клетки. Наконец он повернулся, и внимательно посмотрел на Лорен. Похоже, он хотел что-то сказать ей, но вместо этого перевел взгляд на 140.

— Пойду принесу твою еду, — мужчина сбежал.

Лорен была заперта в клетке с 140. Он медленно повернулся к ней лицом, внимательно осмотрел с головы до ног и вдохнул, после чего его напряженная поза сменилась на более расслабленную.

— Марвин тебя не тронул. Хорошо, — на минуту 140 замолчал. — Я чувствую запах твоего страха, но не буду тебе вредить.

— Спасибо.

Он кивнул и повернулся к другим Новым Видам.

— Как дела?

— А ты как думаешь? — нахмурился блондин. — Как твоя пара? Ей лучше?

— Нет, — покачал головой 140. — Она все еще слаба.

— Что с ней случилось?

— Какая тебе разница? — он с подозрением посмотрел на Лорен, и она вздрогнула, увидев в его глазах ненависть.

— Я не враг.

Он вздохнул, и часть его гнева исчезла.

— Ты нет. Я знаю. Ты с одним из нашего вида. Расскажи мне о нем.

— Он на несколько дюймов выше тебя и работает с группой людей, ищущих тех Новых Видов, которые до сих пор в неволе. Они ловят придурков вроде тех, что держат вас здесь.

— Ты говорила правду о ОНВ, не так ли? — спросил темноволосый собачий мужчина.

— Да, — Лорен посмотрела ему в глаза. — До последнего слова. Когда Рас с командой находят места вроде этого, то приходят туда и всех спасают. Пленники обретают свободу и их отвозят домой в ОНВ.

— Расскажи нам о них, — попросил 140.

Лорен начала рассказывать обо всем, что знала, начиная со статей в газетах, заканчивая своим визитом в Хоумленд. Мужчины слушали, и на их лицах часто отражалось изумление. Наконец Лорен закончила рассказ. Она утаила лишь то, что точно знала, куда ее привезли, на случай, если Мэри или кто-то из ее персонала услышит, и решит перевезти Новые Виды в другое место.

— Когда я выберусь отсюда, то сразу же расскажу о вас. Вас найдут, — поклялась Лорен.

140 вздохнул.

— Они правда смогут нас освободить, да ведь? И мы сможем жить с нашим видом вдалеке от врагов?

— Да. Я же говорила про группы ненавистников? Их немного, но они реально бесят. Большинство людей хорошие и не похожи на придурков, с которыми вы имели дело. Все в таком же шоке от происков Мерсил, как и я.

Послышались шаги, и появился Марк с несколькими полиэтиленовыми пакетами в руках. Он остановился возле ближайшей клетки.

— Попяться.

Новый Вид с золотистыми волосами отошел в дальний угол. Марк бросил ему один из пакетов, затем то же самое проделал возле каждой клетки и, наконец, приблизился к Лорен. Она осталась стоять на месте, в то время как 140 отошел подальше. Марк кинул им два пакета и сделал шаг назад, глядя прямо на Лорен.

— Мне сказали, что ты встречаешься с Новым Видом. Это правда?

— Да. Ты тоже хочешь меня оскорбить?

Марк опасливо огляделся по сторонам, а когда снова обратился к Лорен, то понизил голос до шепота.

— Я хочу заключить сделку. Когда ты выберешься отсюда, то сможешь замолвить за меня словечко перед своим парнем? Я готов дать им адрес этого места в обмен на миллион долларов, полную неприкосновенность, а также безопасный выезд за границу. Я не знал, что у них своя собственная система правосудия. Они могут заключать сделки, верно? Я не подписывался на подобное дерьмо, но если я не сделаю то, что говорит Мэри, мне конец. Единственный выбор, который мне предоставили — это пойти с ними или быть арестованным со многими другими сотрудниками Мерсил.

Лорен прикусила губу, в то время как в ее мозгу судорожно закрутились шестеренки, и в ней вспыхнула надежда.

— Они захотят получить всех Новых Видов живыми, иначе не согласятся на сделку.

— У нас есть четверо мужчины и одна женщина. Мэри и ее сестра были исследователями в одном из центров. Они взяли этих пятерых, и мы вывезли их до того, как был выдан ордер на обыск. Мы думали, что вся эта суматоха быстро закончится, но этого не произошло. Мэри хотела защитить свое исследование, но все превратилось в ад. Нашу компанию разорили. Нас, вероятно, разыскивает полиция, а я даже не могу связаться со своими родителями или сестрой. Мне надоело жить на этой помойке, и я устал, что ко мне относятся как к дерьму. Я просто хочу вернуть себе свою жизнь.

Лорен не чувствовала к нему ни капли жалости, но Марк был в отчаянии, и это можно было использовать в своих интересах. Ублюдок работал на Мерсил и все еще держал в клетках Новые Виды.

— Я — пара, — солгала она. — И смогу устроить сделку так, чтобы они согласились на все условия.

— Правда? — глаза Марка наполнились надеждой.

— Да, — Лорен без зазрения совести несла ерунду. — Миллион долларов, неприкосновенность и вертолет к ближайшей границе в обмен на жизни пяти Новых Видов. Я знаю, что они согласятся.

— Хорошо, — кивнул Марк. — Как все это организовать? Если кто-либо здесь узнает, то мне пустят пулю в лоб.

— У тебя есть телефон?

— Да, но я боюсь давать его тебе. ОНВ может проследить это дерьмо. Я не глупый.

В голове Лорен быстро созрел заговор.

— Требуется как минимум три минуты, чтобы вычислить откуда сделан звонок.

— Я слышал об этом.

Она понятия не имела, так это или нет, но ее заботило лишь одно — чтобы Марк доставил сообщение.

— Позвони в Хоумленд, будь на линии не дольше трех минут, и скажи, что знаешь месторасположение пяти Новых Видов. Затем перечисли свои условия и сообщи, что мы с тобой заключили сделку. Меня зовут Лорен Хендерсон, — она сделала паузу. — Назови мое кодовое слово — «Джаспер». Это убедит, что мы на самом деле с тобой все обсудили.

— Кодовое слово?

— Ну, ты знаешь, как родители дают детям кодовые слова? Новые Виды делают так же, и мое слово — «Джаспер».

Марк помедлил, все обдумал и, наконец, кивнул.

— Хорошо. Мэри ушла на несколько часов, а парни решили немного поспать, так что у меня есть доступ к офису. Там как раз лежат все сотовые. Говоришь, звонить в Хоумленд?

— Да, в Хоумленд.

Он ушел, и Лорен начала молиться, чтобы он на самом деле сделал этот звонок, и чтобы кто-нибудь получил ее зашифрованное сообщение. Это была всего лишь попытка, но с Расом работает много людей. Один из них может помнить «Джаспера». Когда-то этот клуб был весьма популярен.

— Это правда? — 140 привлек ее внимание. — ОНВ заключит сделку и выкупит нас?

— Они сделают что угодно, лишь бы освободить вас.

— Ты мне нравишься, — улыбнулся 140.

Глава 16

Рас слишком волновался о Лорен, чтобы ложиться спать, и поэтому расхаживал по комнате. В коридоре послышались шаги, тут же распахнулась дверь, и в комнату ворвался Шэдоу.

— Сейчас же беги за мной! — крикнул он и выбежал в коридор.

Сорвавшись с места, Рас побежал следом за другом, а от страха, что могло случиться нечто плохое, его сердце пропускало удары.

ОНВ уверяли, что удовлетворят любые требования похитителей, лишь бы вернуть Лорен целой и невредимой, но укравшие ее люди были неадекватны. Они могли изменить условия сделки.

Забежал в главную комнату, Шэдоу остановился и Рас встал рядом с ним. Тим с несколькими мужчинами сидели за одним столом с Брассом, который указал прибывшим на телефон, лежащий на столе.

— Мы сделаем это, — заявил по громкой связи Джастис Норт. — Женщина очень умна. Мы знаем, что у них есть пять Видов и теперь сможем их вернуть.

— Он говорит о Лорен, — прошептал Шэдоу.

Рас ничего не мог понять, но Брасс дал им с Шэдоу знак замолчать.

Тим вздохнул.

— Где вы сможете достать такие деньги? Парень хочет их через несколько часов.

— Это не проблема, — ответил Джастис.

— Обмен назначен на середину ночи, — Тим был мрачен. — Где, во имя ада, мы можем получить такие деньги? Банки уже закрыты.

Джастис и Брасс рассмеялись, а Тим покачал головой. Рас задался вопросом, что происходит и почему на этой встрече говорят о Лорен. Он также отметил упоминание об обмене, который должен был произойти на рассвете, но теперь речь шла еще и о пяти Новых Видах.

— Что такого чертовски забавного? — Тим хлопнул ладонью по столу. — Что вы мне недоговариваете?

Брасс откашлялся.

— Когда мою команду взяли в плен, Лорен спасла Раса и позвонила в Хоумленд вызвать помощь. Один из мужчин сказал ей, что мы можем быстро отследить любой входящий вызов. Он не верил, что в гостиной ее подруги на самом деле лежит Новый Вид без сознания, и решил, будто она чокнутая. Чтобы доказать свои слова, он определил ее месторасположение. И сейчас она уговорила одного из своих похитителей позвонить в Хоумленд.

— Она вспомнила тот случай и понадеялась, что мы отследим сигнал. Но она пошла еще дальше, чтобы мы уж точно смогли определить, где она находится, — продолжил Джастис.

— Хоть мы и купили самую лучшую технику из всех существующих, но отследить сигнал сотового телефона, с которого звонил мужчина, когда предъявлял свои требования, занимает больше времени. Мы смогли точно определить вышку сотовой связи, откуда поступил этот звонок, — Брасс усмехнулся. — Скажи им, Джастис.

— Этот человек позвонил и рассказал, что Лорен заключила с ним сделку. Она не только уговорила его позвонить нам, но и убедила, будто мы согласимся на любые условия. Чтобы доказать это, он сказал нам ее специальное назначенное Видами кодовое слово, — Джастис рассмеялся. — Мы не используем кодовые слова, и это дало нам подсказку о том, откуда был сделан этот звонок.

К разговору подключился еще один мужчина.

— Это Тайгер. Я тут же обратился в местное отделение полиции в районе этой вышки и спросил, имеет ли это кодовое слово какое-либо значение. Я попросил их подключить всех детективов, чтобы объединить усилия. И как только один из них услышал это слово, то сразу вспомнил старый клуб. Кодовым словом Лорен было «Джаспер». И угадайте, как этот клуб раньше назывался?

— «Джаспер», — улыбнулся Тим.

— Именно, — снова рассмеялся Джастис. — Потом его превратили в ресторан, но, в конечном счете, ресторан тоже закрылся. Согласно докладу полиции, это здание не использовалось много лет, но шериф был настолько любезен, что тут же приказал навести справки и опросить для нас пару человек. Кто-то в этом здании платит за электричество.

Тим тут же вскочил на ноги, чуть не опрокинув стул.

— Я прикажу немедленно собрать команду. Мы войдем в это здание, — он кивнул своим людям. — Узнайте, можем ли мы получить план здания, и я хочу текущее изображение со спутников.

— Да, сэр, — один из парней убежал выполнять приказ Тима.

— Рас там?

Рас подошел к столу.

— Я здесь, Джастис.

— Твоя женщина очень умна. Ты должен гордиться ею.

— Я горжусь, — он помолчал. — Просто хочу, чтобы она была в безопасности. Может лучше обменять ее, как планировалось изначально, чем брать здание штурмом? — он поглядел на Шэдоу, видя такое же беспокойство в глазах друга, какое испытывал сам.

Некоторое время все молчали, но Брасс, наконец, нарушил тишину.

— Мы допросили человеческую женщину Мэл. Она нестабильна, и мы боимся, что состояние ее сестры еще хуже. Рас, нет никакой гарантии, что она сдержит свое слово. Мы думаем, что штурм — наилучший вариант. Мы нападем быстро и эффективно. Джастис пошлет туда два вертолета с нашими людьми. Это будет совместная миссия.

— Она имеет для нас такое же значение, как и наши люди, — поклялся Джастис. — Мы хотим забрать их всех домой. С нами пытаются заключить сделки два человека и они выдвигают разные требования, а значит, друг о друге не знают. Они могут выяснить, что предали друг друга, и убить Лорен. Это также дало бы им время перевезти Новые Виды. Мы все очень тщательно продумали.

— Хорошо, — смирился Рас. — Я буду там, — он напрягся всем телом. — Я настаиваю.

Брасс сжал его плечо.

— Мы согласны, чтобы на этой миссии ты был частью команды, которая войдет первой, но тебе нужно держать себя в руках. Понимаешь? Малейший намек на потерю контроля, и ты отстранен.

— Когда отправляемся? — Рас хотел ехать в эту же секунду.

— Через час, — заявил Джастис. — Вертолеты будут на месте за пятнадцать минут до вылета. Это даст Тиму время все предусмотреть. Мы не хотим врываться туда, не имея на руках плана здания. Мы ударим по ним сильно, быстро, и эффективно.

— Согласен, — мрачно кивнул Рас.

* * *

Лорен наблюдала, как едят Новые Виды, и старалась скрыть отвращение. Пища не была приготовлена — просто мешки с абсолютно сырыми кусками мяса. Когда 140 предложил Лорен присоединиться к трапезе, она вежливо отказалась.

— Тебе понадобятся силы.

— Я не смогу это съесть, — призналась Лорен. — Честное слово. Оно вызывает у меня отвращение.

Он нахмурился, оторвал маленький ломтик мяса, и снова попытался ее накормить.

— Съешь хотя бы один, — Лорен взяла протянутый кусок и засунула в рот. Металлический вкус холодной крови был ужасен, и его пришлось еще и долго жевать. Лорен не выдержала, и почти сразу проглотила мясо. — Съешь еще.

— Нет. Я больше не осилю. Лучше поверь мне на слово. Ты не захочешь смотреть, как меня тошнит, — у нее скрутило живот. — Я продержусь до завтрака. — «Надо надеяться, что к завтраку я выберусь отсюда».

140 вздохнул, выглядя немного разочарованным, но спорить не стал. Он разделил ее порцию мяса на четыре части, и угостил других мужчин. Они больше не разговаривали даже после того, как закончили свой быстрый ужин, и Лорен прислонилась к стене клетки. Она устала, и казалось, будто прошла уже целая вечность.

Звук шагов привлек внимание Лорен и из коридора вышел Марк, остановившись в шести футах17 от ее клетки.

— Я им позвонил, и они одобрили сделку. Сейчас уже собирают мне деньги и готовят документы неприкосновенности, — Марк выпятил грудь. — Я сказал им, что настаиваю на том, чтобы все было задокументировано, таким образом, у меня будет доказательство искренности их намерений. Они обещали сделать все к трем часам. Я уеду, и ОНВ ворвутся сюда сразу же, как я дам им адрес, — он вытащил маленькую камеру и медленно заснял все клетки. — Мое доказательство, что все вы живы и здоровы.

— Сделка распространяется на всех нас? — Лорен волновалась об этом.

— Да. Ты, они и женщина в подвале.

Лорен поглядела на 140 и увидела на его лице облегчение от того, что его пару тоже освободят. Она не могла его винить. Он сказал, что женщина больна. Лорен надеялась, что болезнь не слишком серьезная, и медицинский штат Хоумленда легко с ней справится. ОНВ удостоверится, что эту женщину будут лечить самые лучшие врачи, ведь Новые Виды очень хорошо заботились о своих людях.

— Пойду собираться, — сообщил Марк. — Мне еще нужно придумать, где я хочу жить.

Он тут же ушел и выключил свет. Лорен было жаль, что они остались в темноте, но ублюдок уже получил свое и больше не заботился о них. В груди Лорен все сильнее разгоралась надежда. Она надеялась, что Марк не забыл назвать ОНВ кодовое слово и кто-нибудь озаботился понять его значение. В крайнем случае, они могли бы позвонить Аманде, которая сразу же вспомнила бы их старый притон.

Рас умный и он обо всем догадается. Лорен свято в него верила. Она потерялась во времени, и не могла даже сказать, ночь ли сейчас или по-прежнему ранний вечер. Все, что она могла делать, это сидеть в темноте и ждать. Это было отстойно.

— Тебе не холодно? — неожиданно спросил 140.

— Все в порядке. Немного прохладно, но я и не подумаю прикоснуться к тому одеялу. Оно так воняет, что я даже боюсь предположить, где оно успело побывать и что с ним делали.

— Мудрое решение, — засмеялся он. — Иди сюда и я тебя согрею.

— Спасибо, но нет.

— У меня есть женщина. Я не попытаюсь на тебя взобраться.

— Вы чертовски прямолинейные, да? У меня есть мужчина, и я люблю его. Ничего личного.

— Иди сюда. Я просто к тебе прижмусь. Наши тела теплее ваших.

Лорен колебалась.

— Никакого сексуального подтекста?

— Нет. Я же сказал, что у меня есть пара.

— И что это значит?

— Я не хочу другую женщину. Я хочу взбираться только на свою.

Снова это слово «взбираться». Лорен по-прежнему немного сомневалась, но все же решила согласиться.

— Хорошо. Ты где? Я ни черта не вижу.

Большие нежные руки обхватили ее за талию. Лорен ахнула, когда 140 притянул ее ближе и, положив на бок, подложил ей под голову свою руку в качестве подушки, а второй рукой крепко обнял. Лорен оказалась тесно прижата к незнакомцу. 140 просто обнимал ее, не совершая никаких поползновений, и возле него было действительно тепло.

— Спасибо, — расслабилась Лорен. — Ты теплый.

Он положил подбородок ей на макушку.

— У тебя переохлаждение. Твоя кожа гораздо холоднее, чем была сегодня днем.

— Ты помнишь температуру моей кожи?

— Я все подмечаю. Все мы так делаем.

— В этой комнате только другие мужчины Видов и больше никого?

140 поднял голову.

— Да.

— Если я буду говорить шепотом, то все вы сможете меня услышать?

— Да, — его тело напряглось. — Но зачем?

— Кто-нибудь еще сможет меня услышать? У них здесь есть камеры и устройства для прослушивания?

— Поблизости нет ни одного. Я почувствовал бы запах, — 140 казался уверенным.

— Я только что обманула этого человека насчет звонка в ОНВ. Я надеюсь, что нам очень скоро пришлют помощь. Хоумленд отслеживает все входящие вызовы, и сможет узнать, где мы находимся. Сюда нагрянут, чтобы освободить нас, еще до запланированного обмена. Я просто не хочу, чтобы любой из вас испугался, если они сюда ворвутся, — прошептала Лорен.

Руки на ее талии напряглись, сжимая на грани боли.

— Они убьют нас?

Лорен знала, что он имел в виду себя, свою пару и мужчин в клетках.

— Нет. Они — твои люди, 140. Они придут спасти вас. Они работают с моим видом, и я не хочу, чтобы кто-либо из вас был встревожен, если они сюда войдут.

Его захват ослабился.

— Я боюсь надеяться на свободу.

— Понимаю.

Казалось, время тянулось вечно. На Лорен накатило все напряжение этого дня, и она зевнула. 140 не был Расом, но в темноте напоминал ей о любимом мужчине. Лорен больше не боялась надеяться. «Я выберусь отсюда и скоро снова увижу Раса».

* * *

Рас рвался сию же секунду начать штурм темного здания, но Брасс схватил его за руку и покачал головой.

— Жди. Группа настраивается. Мы должны сделать это правильно, напасть сразу со всех сторон и быстро нанести удар, чтобы избежать каких-либо потерь с нашей стороны. Когда инфракрасный сканер обнаруживает человека, то показывает слабую тепловую подпись.

Тим долго смотрел на монитор своего портативного компьютера.

— Мы нашли ее, — он выглядел мрачным и поднял голову, ища взглядом кого-то в группе.

Расу не понравилась жалость, которую он видел в глазах Тима, когда тот снова посмотрел на монитор.

— Что не так, Тим? — прервал молчание Брасс. — Скажи нам.

— Мы не сразу обнаружили тепловую подпись Лорен Хендерсон, потому что она маскируется за другой подписью. Женщина сейчас очень близко к одному из ваших. Размером она гораздо меньше, поэтому изображение казалось размытым, но мы посмотрели под иным углом. Они лежат, крепко прижавшись друг к другу.

— Они заставили ее лечь под одного из их самцов, — все существо Раса заполнил гнев.

Он попытался ринуться на помощь Лорен, но Шэдоу схватил его за другую руку. Захват Брасса стал жестче, и мужчины совместными усилиями держали Раса на месте.

— Ты не можешь знать наверняка, — прогрохотал Шэдоу. — Сохраняй спокойствие.

— Или успокойся, или уходи, — согласился Брасс.

Рас глубоко вздохнул, пытаясь совладать со своей яростью, и когда ему это удалось, резко кивнул.

— Мы должны пойти туда.

— Нужно подождать, пока слабые тепловые подписи отодвинутся на достаточное расстояние от более ярких. У людей может быть оружие. Проблема в том, что мы засекли рядом с Видами человека, — Тим повернул монитор, чтобы показать изображение остальным мужчинам. — Это — проект здания. Есть небольшой подвал, где содержат одного из ваших, — Тим показал на экран. — Человек слишком близко. Чертовски трудно прочитать тепловые подписи тех, кто находится под землей, но мы видим их здесь и здесь, — он ткнул пальцем в точки на мониторе.

— Нам нужен отвлекающий маневр, — предложил Брасс.

— Я тоже об этом подумал. Мы припаркуем в дальнем конце здания внедорожник и включим сигнализацию. Это может заставить человека выйти, чтобы найти источник звука. Если он купится, то мы сможем войти внутрь.

— Давайте сделаем это, — убеждал Рас, отчаянно желая пойти к Лорен. Тим коснулся закрепленного на ухе устройства.

— Трей?

По общей связи все в команде могли слышать этот разговор.

— Да?

Тим обрисовал в общих чертах план.

— Готовьтесь по моей команде нанести удар. Входим все сразу, никаких задержек, и помним, что у нас пять жертв. Мы полагаем, что эти Новые Виды никогда не были на свободе, поэтому ждем поддержку из Хоумленда, прежде чем выпускаем их. Конечно, если только жертвы не окажутся в центре горячей зоны, — Тим опустил руку и посмотрел на Брасса. — Твоя команда готова?

— Мы всегда готовы драться за свободу Новых Видов, — он поглядел на Раса, — и за женщин наших мужчин.

— А что, если это — горячая зона? — Рас даже не хотел думать о том, что здание может быть заминировано или в нем могут быть установлены ловушки, которые при первых же признаках вторжения убьют любого. — Мы не бросим их там, верно? — он все равно не оставил бы Лорен.

— Если это ловушка, то действуй по принципу «хватай и беги», — Тим хмуро посмотрел на Брасса. — Ты уверен, что он справится? Для него это личное.

— Это личное для всех нас. В этом здании Новые Виды, и у Раса есть право попытаться спасти свою женщину.

— Дерьмо, — вздохнул Тим. — Я не думаю, что это хорошая идея. Нам нужны лишь хладнокровные бойцы.

Брасс выпустил руку Раса и наклонился ближе к нему, пока они не оказались практически нос к носу.

— Ты идешь за своей женщиной. Не причиняй боль мужчине рядом с нею, Рас. Ты меня понял? Мы не знаем всех обстоятельств, поэтому поклянись, что пока не узнаем все факты, ты его не тронешь. Даю тебе слово, что если он навредил ей без веской причины, то позже я лично оставлю вас с ним в одной комнате.

— Клянусь, — Рас едва смог заставить себя сказать это, но Лорен была его приоритетом.

Тим снова потянулся к уху.

— Врубай сигнализацию. Готовимся атаковать по моему знаку. Запомните проклятую схему здания.

Сердце Раса бешено колотилось. Он тихо поклялся заставить Лорен забыть любые ужасы, какие бы ей ни пришлось пережить. Вместе они смогут справиться с чем угодно, но для этого нужно вернуть ее живой.

Глава 17

Вдалеке взвыла автомобильная сигнализация, и Лорен проснулась. Она напряглась, не сразу поняв, где находится, но ощутила на своей талии чью-то руку и быстро все вспомнила. Лорен была заперта в клетке с 140, щекой лежала на другой его руке, а разбудивший ее звук не был каким-то особенным.

— Все в порядке, — уверил 140. — До нас иногда доносятся такие звуки.

— Автомобильная сигнализация, — подтвердила Лорен. — В наши дни она есть в каждой машине. Наверное, снаружи ветрено или на капот прыгнула кошка. Мой Тайгер частенько так делает.

— Твой тигр?

— Моя кошка.

— Ты согрелась?

— Да. Спасибо, — 140 действительно согрел ее, помогая задремать в этом ограниченном пространстве, и Лорен снова закрыла глаза, желая поскорее вернуться ко сну. 140 зарычал, поднял голову, и напрягся всем телом. — В чем дело? Ты увидел крысу?

— Нет. Я чувствую запах людей.

— Я тоже, — зашипел один из Видов.

— Незнакомцы, — зашипел другой.

— Слава Богу! — обрадовалась Лорен и попыталась сесть, но 140 придавил ее и не дал это сделать. — Пусти меня. Прибыла кавалерия!

— Кто? — 140 все равно не желал ее отпускать.

— ОНВ. Они, должно быть, получили мое сообщение, расшифровали его и нашли нас. Сохраняйте спокойствие, — прошептала она. — Это хорошие парни, и с ними должен быть кто-нибудь из вашего вида, — у нее на глаза навернулись слезы. — Рас тоже должен быть там.

Раздался мужской крик, и в эту же секунду ад вырвался на свободу, отчего Лорен вскрикнула от неожиданности и страха. За окнами послышались пулеметные очереди, из окон посыпались стекла, и Лорен чуть не оглушил громкий взрыв. Комната наполнилась мужскими криками, ослепляющими огнями и дымом.

Крупные фигуры, казалось, буквально влетали в помещение через разбитые окна, и большое тело у Лорен за спиной тут же исчезло. 140 почти наступил на нее, крепко зажимая между голенями и обвиваясь вокруг ее тела. Он зарычал.

Лорен несколько раз моргнула, чтобы приспособить свое зрения к свету фонарей, свет которых мелькал по всей комнате. По всему танцполу грохотали тяжелые шаги, и Лорен увидела, как мимо клеток проносятся темные фигуры. Одна из фигур с громким рычанием тяжело приземлилась позади ее клетки. Лорен резко повернула голову в том направлении, и Рас присел, чтобы она смогла его разглядеть.

— Рас! — закричала Лорен, пытаясь перевернуться на живот и поползти к нему, но все еще была крепко зажата ногами 140.

140 развернулся, зарычал на Раса и отказался отпускать Лорен. Рас же скалился, но больше не рычал. Он поднял фонарь повыше, позволяя разглядеть свое лицо. Это был лучший вид, который когда-либо видела Лорен.

— 140? Это — Рас. Все в порядке. Ты можешь разжать ноги и отпустить меня?

140 передвинулся, отходя в сторону, и Лорен поползла к Расу. Он протиснул руки через прутья и, обхватив ладонями ее лицо, притянул ближе, пока она не ощутила кожей холодный металл. Лорен неотрывно смотрела Расу в глаза, которые были почти черными. В этот момент она уже не слышала, что по комнате ходит кто-то из целевой группы и громко выкрикивает приказы, поскольку все ее внимание сосредоточилось на Расе.

— Он взбирался на тебя? Делал тебе больно? Чтобы прорваться в здание, мы использовали дымовые шашки, из-за которых я сейчас не могу ничего учуять.

— Нет.

Лорен просунула руки через решетку, чтобы прикоснуться к нему. Рас был теплым. Потянувшись к ней, он опустился ниже, чтобы их лица оказались на одном уровне, и Лорен начала гладить линию его подбородка.

— Ты говоришь мне правду? Тебе не навредили?

— Все в порядке. Все хорошо. Ты пришел за мной.

— Иначе и быть не могло, — поклялся он.

Рас отступил, чтобы посмотреть на что-то за спиной Лорен и у нее над головой. Обернувшись, она увидела, что с противоположной стороны клетки на них спокойно смотрит 140. Под взглядом Раса мужчина нахмурился, сузил глаза и покачал головой.

— У меня есть своя собственная пара. Она внизу. Твою я только согревал. Ее кожа холоднее нашей. Пожалуйста, найдите мою пару.

Лорен поглядела на Рас.

— Она больна. Я не знаю, что эти люди ей сделали и зачем, но они держат ее в подвале.

Внезапно рядом возник Брасс.

— Я пойду туда и принесу ее, — он убежал.

Рас отпустил Лорен, и когда подошел к двери клетки, там уже стоял человеческий мужчина из целевой группы. Человек встал на колени, посветил фонарем на замок и достал из кармана маленькую связку.

— Как отобрать конфетку у ребенка, — рассмеялся он, глядя на Раса. — Мне отпереть все клетки? Это безопасно? — мужчина повернул голову, чтобы с опаской посмотреть на 140. — Мы здесь, чтобы спасти тебя и твоих людей. И мы бы очень оценили, если бы вы не пытались на нас напасть. Вы, парни, без особого труда можете надрать наши задницы.

— Мы знаем, что вы не наши враги, — кивнул 140 и повернулся к трем Новым Видам в клетках. — Расслабьтесь. Они сейчас нас освободят.

— Выпустите их, — приказал Рас. — Если они нападут, то будут иметь дело со мной.

Человек начал работать над скважиной, через тридцать секунд раздался щелчок, и замок сняли с двери. Поднявшись на ноги, мужчина открыл дверь и отошел подальше. Лорен бросилась в распростертые ждущие объятия Раса.

Он поднял ее над полом, чтобы их лица оказались на одном уровне, и прижал к груди, чуть не раздавив в своих руках. Цепляясь за Раса, Лорен обняла его руками за шею, а ногами за талию, и уткнулась носом ему в шею, радуясь тому, что может снова к нему прикоснуться. Освещение в комнате, наконец, стало ярче, и Лорен смогла осмотреться.

Повсюду стояли члены целевой группы, спокойно наблюдая за ними с Расом, который принялся тщательно обнюхивать ее в своих руках. Лорен было щекотно, и она засмеялась.

— Мне нужен душ. Думаю, тебе стоит отложить обнюхивание до тех пор, как я не буду пахнуть лучше.

— Ну и ладно, — рассмеялся Рас. — Главное, что ты в безопасности.

— Я знала, что ты приедешь, — она смотрела глубоко в его глаза. — Ни на секунду не сомневалась.

— Я больше тебя не отпущу, — зарычал он.

— Моя пара, — ворчал 140. — Я могу к ней пойти?

Рас наклонил голову, чтобы посмотреть поверх плеча Лорен, но отказался отпускать ее, хотя захват все же ослабил.

— Подожди здесь в безопасности. Ее принесут тебе сразу же, как только смогут. Мы для нее не угроза.

140 мерил клетку шагами, и Лорен не понимала, почему он не вышел наружу, хотя дверь была давно открыта. Оглядевшись, она отметила, что остальные мужчины Видов тоже не выходят из своих клеток, в то время как парень из целевой группы уже отпер все двери. Около десяти человек и пяти Видов также смотрели на освобожденных, и Лорен, пытаясь понять причину такого поведения, задалась вопросом, уж не страх ли препятствует им решиться сделать эти несколько шагов.

— Вы можете выйти из своих клеток, — сообщила она.

Золотоволосый кошачий мужчина опасливо вышел наружу и, озираясь по сторонам, был готов в случае необходимости напасть. Краем глаза Лорен заметила движение сбоку и невольно открыла рот, когда в здание вошла высокая длинноволосая женщина Видов. Вместо униформы на ней были надеты джинсы и футболка. Быстро оценивая обстановку в комнате, женщина скользнула взглядом по Лорен и Расу, после чего обратила внимание на кошачьего мужчину, который встал как вкопанный в нескольких шагах от двери своей бывшей клетки.

— Раньше меня называли 52, но я взяла имя Миднайт, — она остановилась на расстоянии в несколько футов от него, открыто изучила его лицо, и тепло улыбнулась. — Вы в безопасности. Больше никаких лаборантов, вы больше не в их милости, — женщина сделала паузу. — Вы свободны. Мы отвезем вас домой к вашим людям, и вас больше никто никогда не запрет, — Миднайт слегка наклонила голову, и снова посмотрела в глаза шокированному мужчине. — Мы называем себя Новыми Видами, и у вас теперь есть семья, — поглядев на всех четверых мужчин, она снова остановила взгляд на кошачьем Виде. — Вы — часть семьи.

— Не могу поверить, что это происходит на самом деле, — кошачий мужчина отошел от клетки и взглянул на Лорен. — Своими историями ты не пыталась нас одурачить.

— Нет, — покачала головой Лорен. — Не пыталась.

Темноволосый собачий мужчина вышел из клетки и подошел к Миднайт.

Женщина Видов выглядела более чем способной постоять за себя, но она все равно напряглась, хоть и не сдвинулась ни на шаг. Мужчина подошел к ней даже слишком близко и, блуждая взглядом по ее телу, вдохнул. Лорен врезала бы любому парню, который так открыто проявил бы свой сексуальный интерес, но Миднайт, казалось, его поведение не смущало. Собачий мужчина замялся.

— Можно?

— Ты хочешь лучше меня обнюхать? — прищурилась она, но мужчина продолжал смотреть на нее и не произнес ни слова. — Хорошо. Только без рук. Мы не знакомы.

Язык тела показывал, что женщина по-прежнему настороже. Мужчина медленно обошел Миднайт и, несколько раз вдохнув, словно оценивал каждый дюйм ее тела и одежды.

— Что он делает? — прошептала Лорен на ухо Расу.

— Он не знает, как вести себя дальше, ведь учуянные запахи ему незнакомы. Мы тщательно подбираем по запаху все, чем пользуемся. Шампунь, гель для тела и даже стиральный порошок. Если бы на месте Миднайт был мужчина, то этот парень не решился бы к нему приблизиться и удовлетворить свое любопытство. Вот мы и привезли женщину, чтобы освобожденные скорее начали нам доверять, — Рас говорил очень тихо, почти прижимаясь губами к уху Лорен, и крепче прижимая ее к себе. — Она — меньшая угроза.

Лорен продолжила наблюдать за знакомством Видов. Наконец мужчина отошел от Миднайт на несколько шагов, нахмурился и твердо сжал губы.

— Ты — одна из нас, но пахнешь совершено иначе.

— Это свобода, — Миднайт поглядела на другого Нового Вида, который только сейчас решился выйти из клетки, а затем обратила внимание на 140. Нюхнув воздух, она медленно подошла ближе и, остановившись возле открытой двери его клетки, поглядела на Шэдоу. — Где его женщина? Она его пара? Я чувствую ее аромат на всем его теле.

— За ней пошли Брасс с командой. Ее держат отдельно ото всех.

— Я хочу ее, — зарычал 140.

— Спокойно, — напевала Миднайт, опуская руки вдоль тела ладонями вперед. — С ними она в безопасности. Ее принесут сразу же, как освободят, — ее взгляд снова метнулся к Шэдоу. — Почему так долго?

— Не знаю.

— Что теперь будет с нами? — собачий мужчина подошел к Миднайт, снова вторгаясь в ее личное пространство, но не прикасался к ней.

Она осталась стоять на месте, и спокойно встретила его взгляд.

— Вы следом за мной выйдете из этого здания. Нас ждут автомобили, которые отвезут нас домой, где вы встретите многих из своего вида, — Миднайт помолчала пару секунд. — На нас работает несколько человек, которые не являются угрозой. Они вас осмотрят и удостоверятся, что вам не нужно лечение. И вы по отношению к ним будете вести себя хорошо, — в ответ на это мужчина выгнул брови. — Они — наши друзья, — Миднайт колебалась. — Я знаю, что вам пока сложно это понять, но эти конкретные люди никогда не вредили нашему виду. Они не работали на Мерсил и помогают нам. Мы не врачи, в отличие от них. Понимаешь о чем я?

Он зарычал, и Миднайт бросилась вперед, отчего Лорен ахнула, а Рас напрягся. Внезапно развернувшись, женщина Видов движением ноги повалила мужчину на пол, а когда он рухнул на спину, то приземлилась на него сверху. Она придавила его своим телом, и зарычала. Обхватив ладонями лицо мужчины, Миднайт подвинулась к нему настолько близко, что они при желании смогли бы поцеловаться.

— Не двигайся, — потребовала она. — Сохраняй спокойствие и слушай меня. Одна из тех людей — женщина, с которой соединяется один из наших мужчин. Я не хотела бы везти тебя домой лишь для того, чтобы он убил тебя, когда ты не оставишь ему иного выбора, кроме как защищать ее. Каждый человек, которого ты там увидишь — наш друг. Ты хорошо меня понял? — Собачий Вид зарычал, но не боролся. Миднайт замерла, но потом освободила его и, поднявшись на ноги, протянула ему руку. — В данный момент ты слабее меня. Ты был заперт в клетке, и я сомневаюсь, что вас здесь хорошо кормили. Поэтому я легко положу тебя на лопатки. Веди себя достойно. Ты свободен, но это не значит, что теперь можно быть придурком.

Лорен держала язык за зубами и наблюдала, как эта сильная женщина помогла своему сопернику подняться на ноги. Он больше не рычал, но держался от нее подальше. Весь его гнев, казалось, был выбит из него так же быстро, как, должно быть, воздух из его легких при падении на пол.

Золотоволосый мужчина из семейства кошачьих издал грохочущий шум, и Миднайт повернулась к нему.

— Тебя тоже опрокинуть на пол, чтобы поговорить? — она напряглась и поджала губы.

Покачав головой, он медленно улыбнулся.

— Ты — жестокая женщина. Там, куда мы поедем, есть еще такие, как ты?

Рассмеявшись, Миднайт расслаблено опустила руки вдоль тела.

— Да. А ты больше любовник, чем борец, да?

Мужчина вдохнул.

— Я не чувствую на тебе мужского запаха. В твоей жизни кто-нибудь есть?

— Есть. Мы не пара, но у нас найдется много других женщин, с которыми можно познакомиться поближе. По дороге домой мы все обсудим. Я расскажу тебе, как лучше им понравиться.

— Хорошо.

— Где моя женщина? — 140 начал нервно шагать по клетке и Миднайт подошла к нему ближе.

— Спокойно, — прошептала она. — Ее скоро принесут, — Миднайт взволнованно посмотрела на Шэдоу.

— Можно мне пойти к ней? Я знаю, где она. Пожалуйста. Она будет… — 140 резко замолчал и дернулся всем телом. Сорвавшись с места, он выбежал из клетки и понесся по коридору.

В эту же секунду появился Брасс, держа на руках маленькую женщину Новых Видов, завернутую в одеяло, но даже оно не могло скрыть, насколько она отощала. Женщина положила голову Брассу на грудь и, похоже, была без сознания. Увидев 140, Брасс застыл на месте.

— Дай мне ее, — 140 подбежал к ним и раскрыл объятия.

Брасс колебался.

— Ей нужен доктор. Нам придется везти ее в Медцентр по воздуху, — он окинул взглядом комнату, ища кого-то. — Тим? Сейчас же пришли сюда один из вертолетов. Женщина в критическом состоянии.

— Дай ее мне! — рычал 140.

— Я как раз собираюсь это сделать, — уверил Брасс. — Ты можешь взять свою женщину, но ее нужно показать нашим врачам, — он медленно двинулся ближе к расстроенному Новому Виду и передал женщину в его ждущие руки. — Ты знаешь, что они с ней сделали? Пленные люди не признаются.

140 нежно качал женщину в колыбели своих рук и прижался щекой к ее макушке.

— Они давали ей таблетки, и она от них заболела, — в его голосе звучала боль. — Я не знаю, какие именно. Нам не говорили, что делают. Пожалуйста, помогите ей.

Брасс повернулась к одному из человеческих членов целевой группы.

— Вызывайте Хоумленд, пусть будят всех. Нам нужно, чтоб Медцентр был в полной готовности, — он посмотрел на одного из своих людей. — Слеш, звони Джастису. Сообщи ему о происходящем. Нам нужно узнать, что сделали с этой женщиной. Мы посылаем заключенных в Хоумленд, и я хочу, чтобы этих ублюдков допросил Даркнесс. Он заставит их говорить, — Брасс, наконец, оглянулся на 140. — Мы сделаем все возможное, чтобы спасти ее. Даю тебе свое слово.

Лорен едва сдерживала слезы. Женщина была так бледна, так безжизненна, что казалась уже мертвой. Мрачное настроение в комнате уверило ее, что все прекрасно понимали, в каком состоянии пара 140.

— Следуй за мной из здания, — убеждал Брасс 140. — Обещаю, что никто не заберет ее у тебя. Ты можешь оставаться рядом, но когда мы доберемся до места, нашим врачам предстоит с ней работать. Ты должен позволить им это. Я клянусь, что они сделают все возможное, чтобы спасти ей жизнь.

— Пожалуйста… — шептал 140.

Брасс пошел вперед, и все расступались перед ними, освобождая путь наружу. Несколько мужчин пнули стену возле окна и доломали ее, чтобы 140 не пришлось перешагивать через обломки. Были слышны звуки приближающегося вертолета, и Лорен крепче обняла Раса, благодарная, что они вместе и имеют более радостную перспективу, чем 140 и его пара.

— Это могла бы быть ты…

Глядя в красивые глаза Раса, Лорен видела его затравленный взгляд и знала, что они сейчас думают об одном и том же. Он все еще прижимал ее к себе, пока она не пошевелилась.

— Тебе нужно поставить меня на ноги. Я уж точно не легкая.

— Нет, — покачал головой Рас. — Давай уйдем отсюда. Я заберу тебя к себе домой.

Лорен, вероятно, должно было смутить то, сколько взглядов приковано к ним с Расом, когда он уносил ее прочь из здания. Но она уткнулась лицом ему в шею и, закрыв глаза, просто прижалась к нему изо всех сил.

Расу пришлось поставить Лорен на ноги, чтобы открыть перед нею дверь внедорожника. Когда она забралась на заднее сидение, то он сел рядом с нею, а с другой стороны расположился Шэдоу. Сидя между двумя мужчинами, Лорен чувствовала себя в полной безопасности. Она оглянулась на разрушенное здание, вместо окон которого зияли отверстия, и понадеялась никогда больше его не видеть. «Джаспер» когда-то вызывал теплые воспоминания, но теперь все изменилось.

Внезапно Рас повернулся и, подхватив Лорен под спину и бедра, приподнял, чтобы посадить поперек своих колен. Она не возражала, и вместо этого прижалась к нему, стараясь как можно плотнее обвиться вокруг его большого тела.

— Лорен, ты правда в порядке?

— Да, — кивнула она. — Я просто рада, что все закончилось.

— Ты очень храбрая, — заявил Шэдоу. — Мы нашли в квартире убитого тобой мужчину. Я горд.

От этого напоминания у Лорен скрутило живот, и она понятия не имела, что ответить Шэдоу, поэтому молчала до тех пор, пока не открылись передние двери внедорожника. В машину забрались два человеческих парня из целевой группы и оба оглянулись на Лорен. Улыбающийся мужчина на пассажирском сидении был ей знаком.

— Эй, Лорен, — приветствовал Брайан. — Здорово, что ты снова с нами. Как поживаешь?

— Намного лучше. Как твои дела? Последний раз, когда мы виделись, ты был холодный и истекал кровью.

— Все хорошо. Что серьезного в сотрясении и небольшой потере крови? Поэтому сегодня за рулем не я. Услышав о происшествии и о том, кого именно похитили, я просто не мог пропустить эту миссию.

— Спасибо, — искренне ответила Лорен. — Пожалуйста, поблагодари от меня всех, кто сегодня был здесь.

— Поехали домой, — Рас почти рычал. — Сейчас же. Лорен нужен душ. Я не знаю, сколько еще смогу себя контролировать.

Изумленно распахнув глаза, Лорен посмотрела на Раса. Эта острая необходимость раздеть ее не только удивляла, но и показалась немного забавной.

— Ты так сильно скучал по мне, а?

Вместо ответа он заворчал, но возбужденным не выглядел. Сердитое выражение его лица оставляло в недоумении, и Лорен понадеялась, что это не из-за ее разговора с Брайаном. Она помнила, что прежде Рас думал, будто парень флиртует с ней.

— От тебя сильно пахнет другим мужчиной, — пояснил Шэдоу. — Рас сильно переживал, что мы не вернем тебя живой и здоровой, поэтому сейчас на взводе. У него в голове проносились всевозможные сценарии того, что те придурки могли с тобой сделать. Он сильно нервничает, а запах другого мужчины все усугубляет. Рас сможет успокоиться только после того, как ты хорошенько помоешься. Это черта Видов. Мы не любим чувствовать запах другого мужчины на женщине, к которой у нас есть чувства, — Шэдоу рассмеялся. — А если ты после душа еще и займешься с Расом сексом, то велика вероятность, что его настроение станет очень даже хорошим.

Лорен смотрела Расу в глаза, и не была уверена, что сможет понять причину его страданий. Ей оставалось лишь в очередной раз признать, что он ничем не похож на других мужчин.

— 140 просто помог мне согреться, и между нами ничего не было. Мне так жаль, что ты расстроен. Это ненадолго. Совсем скоро ты сможешь потереть мне спинку, хорошо?

— Знаю. Мне ненавистно то, что меня там не было, и я не смог тебя защитить.

Лорен не знала, как успокоить Раса. Он был очень расстроен, поэтому она просто обняла его еще крепче, а он прижал ее к себе.

Зазвонил телефон, Шэдоу ответил на звонок и, внимательно послушав несколько минут, повесил трубку.

— Наши освобожденные Виды сейчас в безопасности и летят на вертолете. Доктор контролирует состояние женщины, но прогнозы не благоприятные. Они сделают все, что смогут.

Сердце Лорен скрутило от тоски. Бедный 140. Она подняла голову и посмотрела Расу в глаза. «Если бы я потеряла его навсегда…». Она отодвинула эту мысль подальше, не желая даже думать о жизни без него.

— Я почувствовал на ней запах болезни, — признался Рас. — Шэдоу, это ведь никогда не закончится? Эти уроды никогда не прекратят причинять нашим людям боль?

— Мы найдем их всех до последнего, — поклялся Шэдоу. — Мы захватили этих уродов, и они скажут, что сделали женщине, — он немного помолчал. — Между прочим, Лорен, ты просто гений. У тебя блестящий ум. Мы все очень гордимся тем, как ты уломала человека позвонить в Хоумленд. Рас и сам бы тебе об этом сказал, но сейчас он слишком нервный.

— Я была испугана, а Марк настолько отчаялся, что согласился бы на любой мой план, лишь бы выйти сухим из воды. Он сказал, что раньше работал на Мерсил и закончил тем, что выполнял приказы женщины, которая управляла всем тем адом. Я сожалею, что мне пришлось соврать, будто я пара Раса, и что у меня есть полномочия заключать сделки от лица ОНВ, — Лорен встретилась с Шэдоу взглядом. — Мне много чего пришлось сказать, чтобы пережить этот кошмар и попытаться вывести вас на этих придурков.

— Ты поступила правильно, и твоя ложь не была плохой, — Шэдоу рассмеялся. — Ты подняла настроение Джастису Норту и произвела на него неизгладимое впечатление. Не сомневаюсь, что он захочет познакомиться с тобой. Джастис сказал, что ты — очень храбрая женщина.

— Приятно это слышать. Я видела его по телевизору, и он кажется приятным мужчиной.

— Он такой, — усмехнулся Шэдоу. — Но только если не имеет дело с кем-то, кто работал на Мерсил или предал наш вид. С ними все наоборот.

— Мы поговорим об этом позже, — Рас провел рукой по волосам Лорен, погладил ее по щеке и сжал объятия. — Мне нужно трогать тебя и убедиться, что ты действительно здесь со мной.

Лорен замерла у него на коленях, пока они не добрались до штаб-квартиры. Она снова не обратила внимания на дорогу и по-прежнему не имела понятия, куда они приехали. Рас помог ей выбраться из внедорожника, поднял на руки, и зашагал к лифту. Шэдоу шел рядом с ними.

— Я могу идти сама.

Рас проигнорировал ее слова, и вместо этого повернулся к Шэдоу, чтобы обратиться к нему.

— Можешь принести Лорен еды? Пожалуйста. У нее урчит в животе.

— Конечно. Я пошлю кого-нибудь добыть что-нибудь вкусненькое. Это не займет много времени. Я поставлю поднос у двери, и постучу сообщить, что кушать подано.

— Спасибо, — двери лифта открылись, и Рас с Лорен на руках зашел в кабину. — Я положу вещи в коридоре. Сможешь ради меня от них избавиться?

— От моих вещей? — округлила глаза Лорен. Почему Рас хочет выбросить ее одежду? Она не порвана, на ней нет пятен и, в конце концов, ее можно просто постирать.

— Избавлюсь, — согласился Шэдоу, нажал на кнопку, и обратился к Лорен: — Рас больше никогда не захочет видеть то, что сейчас на тебе надето. Это напомнит ему о том, как он чуть не потерял тебя.

Шэдоу дошел с ними до комнаты, и придержал для своего друга дверь, поскольку Рас был полон решимости нести Лорен на руках до самого душа. Шэдоу вышел, и плотно закрыл за собой дверь. Лорен посмотрела на Раса. Они, наконец, остались одни.

Старательно избегая взгляда Лорен, он отнес ее в ванную и поставил на ноги. Комната была маленькой, а Рас — большой. Он потянулся и включил душ.

— Раздевайся, — приказал он грубым голосом, как только счел температуру воды приемлемой. — Поторопись.

— Рас, со мной действительно все в порядке. Ты такой заботливый, но сейчас уже можешь расслабиться. Мы здесь, вместе, и все будет прекрасно.

Со злобным гортанным рыком Рас крутанулся на месте и схватил Лорен за запястья. Его захват не причинял боли, но скорость движений немного шокировала. Огромный мужчина оскалил зубы.

— Не бойся меня. Я никогда не сделаю тебе больно. Я злюсь на то, что не уберег тебя. Ты пытаешься меня успокоить, но это невозможно. Я никогда не должен был выпускать тебя из поля зрения. Мне нужно было был удостовериться, что все в Хоумленде знают о моем желании оставить тебя рядом со мной. Или я должен был настоять, чтобы тебя вернули сразу же, как только обнаружил, что ты уехала. Я подвел тебя, оставил уязвимой перед лицом своих врагов, и ты могла умереть.

Глаза Лорен наполнились слезами. Рас выглядел обезумевшим и так глубоко заботился о ней, что ее сердце было готово разорваться в клочья.

— Это не твоя ошибка, Рас. Пожалуйста, не вини себя. Знаешь, на кого ты должен злиться?

Его захват немного ослабился.

— На кого?

— Только на тех придурков, которые меня похитили. Но я даже рада, что это произошло, — лицо Раса исказилось от ярости. — Иначе мы бы никогда не узнали об этих пяти Новых Видах. Я испугалась, проголодалась, и все это было реально отстойно, но давай не будем забывать о тех, кому еще хуже. Пять Видов сейчас в Хоумленде, и лишь потому, что меня похитили. Поэтому по моему мнению оно того стоило.

— Твоя жизнь для меня важнее.

Сердце Лорен забилось чаще, и глаза наполнились слезами.

— Ты хочешь сказать, что… — появилась надежда, что Рас любит ее столь же сильно, как и она его. Но слова застряли в горле, и Лорен не смогла сказать ему о своих чувствах.

Отведя взгляд, Рас отпустил ее руки и сделал шаг назад. Он рывком захлопнул дверь ванной, запирая их с Лорен внутри.

— Мы поговорим об этом позже. Лорен, мне нужно смыть с тебя запах 140.

— Ладно.

— Не бойся меня, — Рас пристально посмотрел ей в глаза.

— Я не боюсь, — искренне ответила она.

Он разорвал на ней рубашку и отбросил в сторону, но Лорен решила не спорить. Рухнув на колени, Рас принялся судорожно рвать остальные вещи и поднялся на ноги, только когда она оказалась перед ним совсем голой. Он приподнял ее за бедра и поставил под струи теплой воды, и Лорен, чтобы сохранять равновесие, ухватила его за плечи.

Сам Рас стоял одной ногой в душевой кабине и рвал собственную одежду, бросая лохмотья на пол. Лорен, словно завороженная, наблюдала, как дюйм за дюймом обнажается его красивое тело, у нее заколотилось сердце, стоило Расу наконец-то шагнуть в маленькую душевую. Прежде ни один парень не проявлял такой поспешности, стремясь скорее оказаться с ней в душе голым, и Лорен попыталась дышать глубже.

Она не могла отвести взгляда от мускулистого тела Раса и его впечатляющей эрекции. Грубая мужественность этого мужчины заставляла Лорен чувствовать себя женственной и даже крошечной. Рас почти прижался к ней и, глядя прямо в глаза, зарычал. Его голос теперь звучал грубо и сексуально.

— Мне нужно вымыть каждый дюйм твоего тела.

Лорен прижалась спиной к кафельной плитке и развела руки и ноги в стороны, предоставляя полный доступ к передней стороне своего тела.

— Я вся твоя, малыш.

От горячего желания, вспыхнувшего в темно-карих глазах, Лорен таяла и чуть не превратилась в лужицу на полу. Рас схватил с полки бутылку геля для душа и вылил огромное количество в свою большую ладонь. Бутылка упала на пол, заставив Лорен вздрогнуть от неожиданного громкого звука, но в эту же секунду руки Раса уже были на ней. Большие ладони сжали ее плечи, скользнули по груди, и продолжили свой путь в сторону бедер.

Когда Рас прижимал Лорен к прохладному кафелю и прокладывал мыльные маршруты по ее телу от горла до талии, она старалась вспомнить, как дышать. Делать это становилось все труднее, поскольку он опустился на колени и скользнул руками к ее ногам. Грубость мозолистых пальцев заводила Лорен еще больше.

— Ты не шутил насчет того, что помоешь меня, так ведь?

— Нет, — прорычал Рас. — Повернись.

Рас боролся с желанием взвыть. Он почти потерял Лорен и другой мужчина мог предъявить на нее права, а тот факт, что кто-то прикасался к ней, продолжало терзать Раса даже после того, как он смыл с ее кожи вонь 140.

«Она моя!». Эта мысль заставила Раса провести руками вверх по ногам Лорен к развилке бедер, развести их в стороны и исследовать лоно. От его прикосновений она вздохнула, убеждая углубить исследование. Пальцами он дразнил щель киски, и взгляд его был сосредоточен именно там. Расу было нужно напомнить им обоим, кому принадлежит Лорен.

Рас раздвинул ей ноги шире. Возникло желание уткнуться между ними и лизать ее, пока она не начнет умолять овладеть ею. Он зарычал от нестерпимой потребности попробовать вкус возбуждения Лорен и убедиться, что она хочет его не меньше, чем он ее.

«Моя!». Раса захватили животные инстинкты и он, прижав Лорен к стене, уткнулся носом в мягкий живот, пальцами продолжая исследовать киску. Он знал, что теряет контроль, но в тот момент это не имело значения. Рас нуждался в Лорен, и намеревался взять ее.

Его обостренный слух уловил щелчок входной двери, который вызвал вспышку острого разочарования. Рас оглушительно зарычал в надежде, что незваные гости уйдут восвояси. Но этого не случилось. Он слишком сильно хотел раздвинуть бедра Лорен еще шире и погрузить язык в теплую манящую киску, поэтому потребовалась вся сила воли, чтобы двинуться с места.

Глава 18

Кто-то постучал в дверь ванной и Лорен испугалась. Поднявшись, Рас схватил ее и, развернув лицом к стене, прижался к ней, скрывая от того, кто вошел в комнату. Лорен не могла не заметить жесткий член, зажатый между нижней частью своей спины и бедрами Раса.

— Входи.

Лорен резко вскинула голову и, посмотрев через плечо, впилась взглядом в Раса. Они были голые в душе, а он просто пригласил кого-то войти.

— Расслабься, — убедил он. — Это всего лишь Шэдоу. Он заберет нашу одежду.

Пошевелившись, Лорен смогла развернуться достаточно, чтобы увидеть дверь ванной. Шэдоу даже не взглянул в сторону душевой, подобрал с пола обрывки одежды и вышел, закрыв за собой дверь. Рас отступил в сторону, и когда Лорен повернулась к нему лицом, лишь пожал плечами.

— Извини. Я забыл выкинуть вещи в коридор. Шэдоу знал, что стоит мне смыть запах другого мужчины, как я тебя захочу. Но аромат задержится на одежде — и на твоей, и на моей, поскольку я к тебе прижимался.

Лорен вспомнила, как во внедорожнике Шэдоу дал ей совет по улучшению настроения Нового Вида, и придвинулась к Расу. Она хотела Раса и, судя по состоянию его тела, он тоже хочет ее. Лорен потянулась к члену, но прежде чем успела начать свои ласки, Рас крепко схватил ее за запястье. Вновь развернув Лорен лицом к стене, он сжал в кулаке ее волосы, и от неожиданности она ахнула.

Но Рас не делал больно, лишь осторожно отклонил ей голову назад, а когда Лорен посмотрела ему в глаза, он отвел взгляд и отпустил ее запястье. Выхватив из держателя съемный душ, Рас начал омывать ее волосы, особенно в том месте, где сжимал их пальцами. Лорен закрыла глаза, чтобы в них не попала вода.

— Мне нужно вымыть твои волосы. Я по-прежнему чувствую его запах, — прорычал Рас.

— Для тебя это так сложно, да? — Лорен поразило, что он все еще чувствует на ней какие-то следы 140.

Рас выпустил ее волосы и перестал поливать их водой.

— Да, — хрипло признался он. — Когда вдыхаю твой запах, не могу выдержать вонь другого самца, — она почувствовала на голове холод шампуня, когда Рас принялся обильно поливать им ее волосы, и обеими руками вспенивать от корней до самых кончиков. — На твоем теле должен быть мой запах, и только мой.

Покончив с мытьем волос и смыв остатки пены, Рас почувствовал себя гораздо лучше. Он также обработал волосы Лорен кондиционером, а затем удостоверился, что хорошо его смыл. Резким движением Рас сжал бедра Лорен и, прижав ее к своему телу, с рыком склонил голову.

— Ты продолжаешь говорить мне, что моя. Я говорил тебе не делать этого, но ты не вняла моему предупреждению. А теперь я тебе поверил.

Открыв глаза, Лорен через плечо посмотрела на Раса. От отраженных в его глазах эмоций ее сердце пропустило удар, а спиной она ощущала прижимающийся к ней член. Лорен разомкнула губы и выпалила то, что хотела сказать больше всего:

— Я люблю тебя, Рас.

Низко зарычав, он осторожно отодвинулся от нее и внезапно резко развернул к себе лицом. Рас толкнул Лорен к стене и снова прижался к ней всем телом, а когда Лорен подняла к нему лицо, тут же попытался завладеть ее губами. Но она отпрянула, прежде чем ему удалось это сделать.

— Сначала мне нужно почистить зубы. Я ела кровавое мясо. Мерзко. Не оставляй эту мысль и дай мне минутку, — Лорен попыталась высвободиться из-под тела Раса, но он удерживал ее на месте.

— Мне плевать. Я тебя хочу.

— Малыш, я тоже тебя хочу. Просто сперва почищу зубы.

Уголки его губ дрогнули от веселья.

— Я слишком крупный, чтобы быть малышом.

— Это — нежность, помнишь? — улыбнулась Лорен.

Рас внезапно стал серьезным, и его хорошее настроение пропало без следа.

— Я чуть тебя не потерял. Я не хочу повторения этого. Ты правда меня любишь?

Лорен немного напряглась и взмолилась, чтобы Рас не начал читать ей лекции о том, что они друг друга почти не знают и еще рано говорить о таких чувствах. Большинство парней тут же испугались бы обязательств и сбежали бы, но Лорен все равно не жалела о своем признании.

— Люблю. Я знаю, что ты, скорее всего, думаешь, будто я…

Рас отпустил ее и отошел в сторону.

— Давай вытираться, и ты сможешь почистить зубы.

«Выстрел в упор. Проклятье». Лорен кивнула. Отвернувшись, Рас выключил воду и открыл дверь душевой. Он вручил Лорен полотенце и вышагнул из кабинки, чтобы вытереться, а молчание между ними начало становиться неловким.

Открыв дверь ванной, Рас вздохнул и вышел, оставив ее открытой.

— Шэдоу пришел и ушел. Твоя еда на тумбочке.

Рас очень старался успокоить учащенное сердцебиение и подавить желание схватить Лорен, уложить в кровать и потребовать ее как свою. Животная сторона хотела просто взять и сделать это, но Рас полагал, что если бросит Лорен на плечо, отнесет в постель и покажет, почему он для нее самый подходящий мужчина, то это ее испугает. Он бы трахал Лорен, пока ни один из них не смог бы пошевелиться.

Но с Лорен речь шла не только о сексе. С ней это было намного больше. Она утверждала, что любит его, отчего Расу хотелось запрокинуть голову и завыть от радости. Лорен продолжала говорить, что принадлежит ему. Расу пришлось сжать руки в кулаки, чтобы сохранять связь с действительностью. Лорен — человек, он — Виды. Нельзя забывать об этом. Она не предложила ему себя навсегда и, скорее всего, даже не понимала, что он хочет именно этого. Рас не знал, как поступить. Он запутался, ведь провел на свободе слишком мало времени, а здравомыслие говорило, что он не готов взять пару. Но он так хотел Лорен.

Желание было настолько сильным, что дрожь сотрясала все его тело. «Она моя. Она сказала, что любит меня. Возьми ее. Держи ее. Моя!». Рас боролся со своими порывами и хотел реветь от горя. Лорен нужно больше времени, чтобы взять на себя такое обязательство, и Рас был готов дать его столько, сколько ей понадобится.

Он дал слово, что будет работать с командой Тима. Рас словно заново осмотрел свою комнату — Лорен пришлось бы здесь жить, так неужели он сможет обречь ее на это? Попросить существовать в замкнутом пространстве? Лорен заслуживает большего. Рас хотел дать ей настоящий дом, но мог предложить лишь это подобие клетки, разве что без замка на двери. Лорен нельзя будет даже выходить из здания, ведь находиться снаружи слишком опасно и это доказывает то, что произошло с ней несколько часов назад.

Она оказалась в опасности из-за связи с Расом. Его враги попытались использовать ее против него и всех остальных Видов, чтобы получить то, что они хотели. Когда в соседней комнате Лорен выключила воду, Рас зарычал, судорожно пытаясь принять решение. Он знал, чего хочет, знал, в чем нуждается, но любовь заключается в том, чтобы ставить потребности любимого выше своих собственных.

Прежде чем прикоснуться к Лорен, ее нужно накормить. Это станет его первоочередной задачей. Затем они поговорят. Иного выхода нет. Лорен придется понять, что каждый раз, когда она утверждает, будто принадлежит ему, он принимает это близко к сердцу. Отпустить ее будет трудно, но оставлять здесь против воли просто непростительно. Это должен быть выбор Лорен. Грудь Раса сжалась от боли. Если Лорен покинет его, он захочет лечь и умереть. Он никогда не прекратит думать о ней или желать удержать.

Рас никогда не думал, что так все выйдет. Он был антиобщественным и боялся доверить себе человеческую женщину, но все же Лорен удалось это изменить. Он тосковал по тем временам, когда сам не знал, чего хотел.

* * *

«Ну я и молодец, — ругала себя Лорен, — нужно было держать рот на замке и не болтать о своей любви». Она тянула время, но, тщательно почистив зубы, все же завернулась в полотенце и проследовала за Расом в спальню.

Когда Лорен вошла в комнату, Рас тут же прекратил вышагивать. Пока она чистила зубы, он так и не переоделся, поэтому был лишь в полотенце, обернутом вокруг талии. Взгляд темных глаз был прикован к Лорен.

— Иди сюда, — Рас указал на место прямо перед собой, — пожалуйста.

Лорен без колебаний подошла к нему. Серьезное выражение его глаз пугало, и она напряглась. Лорен за всю свою жизнь сталкивалась с множеством болезненных событий, но тот момент, когда Рас отклонит ее, окажется на вершине списка. Она остановилась именно там, где указали, и отказалась отводить взгляд, поскольку ей хотелось видеть глаза Раса, чтобы попытаться прочитать его эмоции. Нет, Лорен не заплачет перед ним. Она слишком любила Раса, чтобы взваливать на его широкие плечи еще и чувство вины.

— Я не один из ваших мужчин.

Этих слов Лорен не ожидала.

— Я знаю.

— Я даже не полностью человек. Я частично собака.

— Это я тоже знаю.

— Я рычу и страдаю от перепадов настроения, поскольку борюсь с обеими своими сторонами. Также в моем прошлом была лишь жестокость.

«Аха, причины, по которым он от меня свалит». Лорен почувствовала, что вот-вот заплачет, и несколько раз быстро моргнула, сдерживая слезы.

— И это я знаю, Рас.

— Я не умею быть нормальным. У нас с тобой нет ничего общего, и наше детство было очень разным, — он отвел глаза, чтобы окинуть взглядом комнату, прежде чем снова посмотреть в глаза Лорен. — Эта комната мне подходит. Она намного лучше чего-либо, на что я когда-либо смел надеяться. Нет никаких цепей, никаких замков, удерживающих меня внутри, и никто не приходит, чтобы меня терзать. Я видел твой дом, и он разительно отличается.

Лорен не могла опровергнуть ничего из сказанного Расом, но могла указать на то, что их связывает:

— Все это не имеет для меня значения. Знаешь, что имеет?

В глубине невероятных глаз Раса что-то замерцало. Это была какая-то эмоция, но Лорен не смогла понять, какая именно. Она ждала его реакции, чтобы увидеть, хочет ли он услышать ее ответ или же все для себя решил.

— Что?

— Ты делаешь меня счастливой. И я надеюсь, что заставляю тебя чувствовать то же самое. Это… — Лорен обвела рукой комнату. — Не имеет значения. Это всего лишь место. Я знаю, что твое прошлое очень не похоже на мое, но меня заботит лишь то, что происходит здесь и сейчас, — Рас глубоко вздохнул. — Это значит до свидания? Не тяни резину. — Голос Лорен почти превратился в шепот, а в сердце начала зарождаться боль. — Если хочешь поставить точку, то просто скажи, как есть. Я люблю тебя, и мне, вероятно, не стоило говорить об этом, но это правда. Я не жалею, что рассказала о своих чувствах, ведь наша жизнь так коротка. Я бы жалела, если бы не рассказала. Ты можешь хоть всю ночь объяснять, почему у нас нет будущего, но говори мне правду, ладно? Ты не чувствуешь того же самого по отношению ко мне? Просто скажи это. Я смогу это принять.

Рас медленно приблизился к ней.

— Мои чувства к тебе сильнее, чем я когда-либо считал возможным. Я не хочу говорить тебе «до свидания», но еще меньше хочу, чтобы ты меня возненавидела.

— Я никогда не возненавижу тебя. — Лорен хотела прикоснуться к Расу, но вместо этого впилась пальцами в ладонь, чтобы побороть это желание.

— Возненавидишь, если я прекращу бороться с тем, чего я от тебя хочу. Я удержал бы тебя, Лорен. Я застрял в этом месте, пока не выполню свои обязательства, а ты заслуживаешь лучшего. Я это знаю. Если бы ты решила остаться, то я бы никогда не позволил тебе уйти. Я бы просто не смог, — его голос стал глубже. — Ты продолжаешь говорить, что ты моя, но это лишь провоцирует меня предъявить на тебя права, — взгляд Раса медленно опускался по ее телу. — Я бы соединился с тобой, и твоя жизнь изменилась бы навсегда. Если бы ты осталась со мной, твой прежний мир стал бы для тебя слишком опасным. Тебе пришлось бы жить в моем мире, бросить все, что имеешь, и…

— И… что? — надежда на то, что Рас тоже любит ее, заставила сердце Лорен забиться быстрее.

— Я слишком сильно люблю тебя, чтобы заставлять выбирать между мной и твоим миром.

Глаза Лорен наполнило еще больше слез, но на этот раз она не стала даже пытаться их сдержать. «Он любит меня!».

— Если ты спросишь меня, то я легко сделаю этот выбор.

Рас попытался отвернуться, но она потянулась и схватила его за руку. Он посмотрел на нее сверху вниз, и Лорен видела в его глазах неприкрытую боль.

— Рас, спроси меня. Пожалуйста.

— Я не могу. Я не подхожу для того, чтобы стать чьей-либо парой, и мне нечего тебе предложить.

Это стало последней каплей и Лорен начала закипать.

— Нечего? Ты замечательный и удивительный, Рас. У тебя в прошлом было столько жестокости, и все же ты — самый добрый человек, которого я когда-либо встречала. За такое короткое время ты дал мне гораздо больше, чем кто-либо за всю мою жизнь. Ты рисковал собой, чтобы вернуть меня. Ты дрался за меня, когда у Вендженса поехала крыша, и я просто люблю тебя. Знаешь, что я чувствую, когда ты обнимаешь меня? Я чувствую, что нахожусь там, где и должна быть. Ты прикасаешься ко мне, и я ощущаю себя живой, как никогда прежде. Ты весь покрыт шрамами, но встретился лицом к лицу со своими страхами, чтобы заняться со мной любовью. Это — лучший подарок, который только может быть.

Рас освободился из захвата Лорен. Он поднял руки и, обхватив ладонями ее лицо, наклонился ниже, пока их лица почти не соприкоснулись. Рас посмотрел Лорен в глаза, и она не знала, что он хочет увидеть, но в них не было лжи.

— Если ты решишь быть моей парой, то я никогда не позволю тебе уйти. Никогда. Со мной будет нелегко, но я сделаю что угодно, лишь бы ты была счастлива. Если ты когда-нибудь оставишь меня, я умру. Я просто не смогу жить без тебя.

— Я выбираю тебя, Рас. Навсегда. Ты никогда меня не потеряешь.

Он глубоко вдохнул и кивнул.

— Я отмечу тебя своим ароматом.

Она ахнула от удивления, когда Рас внезапно отпустил ее лицо и вместо этого схватил за талию. Он дернул Лорен на себя, прижимая к своему большому телу, и начал тереться об нее вверх и вниз.

— Что ты делаешь? — засмеялась Лорен. — Это щекотно.

Рас остановился, подхватил Лорен на руки и усмехнулся.

— Я знаю лучший способ перенести на тебя мой запах. Не бойся.

— Малыш, ты можешь прекратить волноваться об этом. Меня можно сказать возбуждает, когда ты издаешь разные звуки, и нравится, каким агрессивным ты можешь быть.

Рас изумленно уставился на нее округлившимися глазами и понес к кровати.

— Серьезно?

— О, да. А тот факт, что ты можешь так часто и легко поднимать меня? Ты заставляешь меня чувствовать себя желанной и женственной. Я правда это ценю.

— Ты очень желанная и очень женственная, — Рас опустил Лорен на кровать и попятился. Схватившись за полотенце, он снял его и опустил на пол. — Посмотри, что ты со мной делаешь?

— Да, — Лорен облизала губы, глядя на твердый член, направленный прямо на нее. — Я вижу. Очень впечатляюще. И я надеюсь, что делаю с тобой это все время, — она поерзала, избавляясь от полотенца, и тоже бросила его на пол. — Я люблю смотреть на тебя. Могу делать это весь день. И ненавижу, когда ты одеваешься, — Рас подошел к тумбочке, открыл ящик и достал лосьон. Лорен улыбнулась, когда он вернулся к кровати, опустился рядом с ней на колени, положив под них сброшенные полотенца, чтобы смягчить твердый пол. — Тебе не понадобится ни то, ни другое. Я уже возбуждена, — Лорен знала, что уже влажная, но к душу это не имело никакого отношения. Рас любил ее, был совершенно голый и хотел соединиться с ней. Этого оказалось достаточно, чтобы она была уже готова принять его.

Открыв лосьон, Рас протянул ей бутылку, и его губы изогнулись в улыбке.

— Прикасайся ко мне.

Лорен засомневалась.

— Так лосьон для тебя?

— Да. Я слишком возбужден и долго не продержусь. Заставь меня кончить первым. Пододвинься к краю кровати и сядь прямо передо мной.

«Ладно». Лорен стремилась прикоснуться к Расу везде, где бы он ни пожелал. Подвинувшись к краю, она раздвинула ноги, чтобы Рас оказался между ними, и, посмотрев на член, протянула ладонь.

Рас вылил ей в руку щедрое количество лосьона, закрыл бутылку и просто бросил ее на пол. Когда Лорен обхватила ствол, Рас зашипел, и она уже обеими руками продолжила распространять лосьон по всей жесткой длине. Скользнув к мошонке, Лорен взяла ее в ладонь, а второй рукой слегка провела ногтями по твердому члену, чтобы потом нежно его сжать.

Запрокинув голову, Рас напрягся всем телом и зарычал. Лорен нравилось наблюдать, как его огромное тело словно каменело, от напряжения выделялись все мышцы, и ее взгляд задержался на твердом прессе с шестью кубиками. Подвинувшись ближе, она почувствовала, как нос заполнил дурманящий запах мыла и мужчины, и облизала губы.

Лорен припала ртом к коже на ребрах Раса, провела под соском и припала к темной вершине, которая затвердела от первого же прикосновения. Рас дернулся. Подавшись вперед, он схватил Лорен за ягодицы, и начал медленно чувственно покачивать бедрами, от чего член заскользил по держащей его ладони.

— Такой сексуальный… — выдохнула Лорен, и слегка отодвинулась, чтобы опустить взгляд и наблюдать за движениями Раса, воображая, как он точно так же двигается внутри ее киски. — Меня заводит то, как ты двигаешься.

Одной рукой она продолжала трогать ствол, а другой гладила чувствительную кожу мошонки. Лорен пододвинулась немного ближе, пока член не начал тереться о ее живот. Рас снова зарычал, его руки на ней напряглись, дыхание стало неровным, а член начал раздуваться, становясь больше и тверже.

— Вот так, малыш, — убеждала Лорен. — Отметь меня.

Резко склонив голову, Рас сверху вниз уставился на Лорен. Она вернула ему взгляд, и увидела в темных глазах такую животную страсть, что сама чуть не испытала оргазм. Рас зарычал, скаля клыки, и струи горячей спермы полились на живот и ребра Лорен. Черты лица Раса стали еще резче, а глаза сузились, и наблюдать за его разрядкой было захватывающе.

Лорен прекратила поглаживания, и он замер. Дрожь, сотрясавшая все его тело, начала ослабевать, а захват на бедрах Лорен смягчился. Через мгновение Рас пришел в движение и, схватив ее за руку, опрокинул на кровать, а затем отпустил. По животу Лорен заскользили большие ладони, распространяя сперму по коже. Приподняв голову, Лорен встретилась взглядом с Расом, на лице которого застыло дикое, почти безумное выражение.

— Моя! — прохрипел он. — Ты нужна мне. Прямо сейчас. Открой бедра и позволь предъявить на тебя права.

Лорен шокировало, что через такое короткое время после оргазма Рас уже готов быть в ней, и раздвинула ноги шире. Но вместо того, чтобы трахнуть ее, Рас сделал то, чего она не ожидала — немного отодвинулся, глубоко вдохнул и с рычанием впился взглядом в ее тело.

— Теперь ты несешь мой аромат, — его губы изогнулись в злобной, но сексуальной улыбке. Подхватив ноги Лорен, Рас закрепил их обособленно и медленно склонял голову, пока горячее дыхание не опалило киску. — А теперь я хочу твой.

Клитора коснулся горячий твердый язык, и пальцы Лорен вцепились в простыни. Рас не ласкал ее нежно и медленно. Он впивался голодным ртом в комок нервов на грани с отчаянием, облизывал его и рычал, добавляя небольшую вибрацию.

— О, Рас… — стонала Лорен.

Он становился все агрессивнее, будто в бешенстве подводя ее к экстазу. Вжимаясь лицом в киску Лорен, Рас задевал нижними зубами чувствительную точку, на которую обратил особое внимание.

Лорен застонала, и он сделал это еще раз, но с уже другой стороны. От чрезмерной интенсивности ощущений она выгнула спину и попыталась сдвинуть ноги, но Рас сильными руками прижал ее к постели, не позволяя закрыться или отстраниться.

Лорен кричала его имя, растворяясь в каждой новой волне экстаза, сотрясающего тело и взрывающего мозг. Оторвавшись от киски, Рас поднялся, и в ту же секунду как Лорен открыла глаза, он обрушился на нее всем своим телом. Подняв руки Лорен у нее над головой, он одной ладонью зафиксировал оба тонких запястья, а другой обхватил ее лицо.

— Я никогда не отпущу тебя. Я за тебя умру. Прямо сейчас ты станешь моей.

Одним плавным движением Рас ввел во влажную киску толстый, все еще твердый член, и Лорен ахнула, внезапно оказавшись растянутой и взятой. Очутившись глубоко в ней, Рас замер, окружил ее своим телом, и начал опускаться ниже. В этот момент Лорен всем своим существом чувствовала, что он предъявляет на нее права как на принадлежащую ему.

— Смотри на меня! — потребовал он.

Лорен не смогла бы отвести взгляд, даже если бы захотела. Прищурившись, Рас почти полностью покинул ее тело, на мгновение замер, и тут же глубоко вошел. Когда удовольствие прошло через все еще чувствительное после пережитого оргазма тело, у Лорен перехватило дыхание.

— Прими меня, Лорен. Позволь мне любить тебя.

Лорен сделала бы для него что угодно, дала бы все, что он пожелает. Рас снова медленно подался назад, пока почти не покинул ее тело, а затем резко ворвался внутрь, задевая все нервные окончания, которые тут же пробудились к жизни.

— Я хочу тебя обнять, — задыхалась Лорен, пытаясь освободить запястья, но захват на них стал только крепче.

— Я контролирую ситуацию, и все должно оставаться так и дальше. От твоих рук на мне я сойду с ума.

Рас держал Лорен в подчинении и, глядя прямо в глаза, продолжал ее трахать. Но она должна была признать, что это чертовски сексуально — быть обездвиженной, неспособной что-либо сделать, кроме как чувствовать сильное тело Раса, двигающееся внутри нее. Переместившись, Рас поменял угол проникновения, и снова ворвался в Лорен. Он усмехнулся, когда она громко вскрикнула от удовольствия, разрывающего ей мозг на части.

Лорен хотела спросить Раса, что его развеселило, но не получила возможности это сделать, поскольку ее тело вспыхнуло дикой потребностью в новом оргазме. Отпустив лицо Лорен, Рас скользнул рукой ниже, ухватил за бедро, и начал трахать ее всерьез. Он вколачивался в нее членом, сильно и быстро задевая много раз подряд найденную точку, и Лорен запрокинула голову. Она закрыла глаза — стало невозможно удерживать их открытыми — и забыла, как дышать, поскольку дикий восторг пронесся через все ее существо. Белый туман ворвался прямо в мозг, стирая все мысли, и Лорен кричала снова и снова, содрогаясь всем телом настолько сильно, что закачалась кровать.

В эту же секунду Лорен оглушило завывание. Бедра Раса содрогались у киски, когда он мощно изливался в нее, и Лорен ощутила опухоль, запирающую его внутри. Выпустив запястья Лорен, как и бедро, Рас оперся на руки, чтобы не раздавить ее своим весом. Он склонил голову, и она ощутила на своей шее горячее дыхание.

— Навсегда, Лорен, — прошептал Рас. — Я отдаю тебе свою жизнь, свою преданность и свое сердце. Навечно.

Она обняла его руками за шею, а ногами за талию, прижимаясь к нему настолько крепко, насколько позволяло ее опустошенное тело.

— Я тоже люблю тебя.

Рас в ответ нежно прикусил шею Лорен.

— Надеюсь, когда ты говорила, что моя, то имела в виду именно это, поскольку теперь я не смогу позволить тебе уйти. Ты — моя пара, моя вторая половина и моя душа.

Лорен улыбнулась, а ее закрытые глаза наполнились слезами.

— Я вся твоя, малыш.

Глава 19

Лорен открыла рот, но тут же закрыла его и покачала головой.

— Рас, это смешно. Я сама в состоянии себя накормить.

Он в ответ заворчал, прищурился, и помахал вилкой перед ее ртом.

— Открывай.

Лорен разомкнула губы, и Рас поднес вплотную к ним кусочек еды, который она приняла и прожевала, наслаждаясь вкусом цыпленка сезам. Потянувшись, Рас наколол на вилку немного овощей и стал ждать, когда Лорен закончит пережевывать. Она знала, что он хочет кормить ее таким образом и дальше.

Член дрогнул, зажатый в тисках влагалища, и напомнил Лорен, что они с Расом все еще связаны, а она сидит у него на коленях и ведет двойную игру. После третьего раунда невероятного секса он перевернулся и сел с нею на руках на край кровати, чтобы дотянуться до тумбочки.

Лорен даже не вспоминала об ужине, который Шэдоу принес им, как и обещал, пока Рас не открыл большой контейнер, и обоняние не начал дразнить запах китайской еды. Кто-то сбегал в ресторанчик неподалеку и взял на вынос огромную порцию еды, а также тако, пару вилок и две банки содовой, и все это, только чтобы накормить Лорен.

— Ешь еще. Ты маленькая, и тебе понадобится много сил.

Эти слова развеселили Лорен, и она позволила Расу скормить ей еще одну вилку еды.

— А ты, как я погляжу, любишь командовать, да?

Во взгляде Раса появилась неуверенность.

— Извини, но твое здоровье и благосостояние — моя главная задача. Ты голодна, и твой живот напомнил мне об этом. Я был бы плохой парой, если бы не удостоверился, что все твои потребности удовлетворены, — он поглубже вдохнул и выпятил грудь, выглядя весьма упрямым. — Я буду учиться быть самой лучшей парой.

В этот момент Рас вел себя настолько чертовски мило, что если бы Лорен не отдала ему свое сердце, то сейчас он бы безоговорочно его получил. Она потянулась и погладила его скулу.

— Ты уже самый лучший.

Член опять дернулся, вновь становясь твердым как камень, и Лорен немного поерзала на нем. Это было так приятно, что ей захотелось в эту же секунду поскакать на Расе, который тут же выпустил ее бедро и слегка шлепнул ладонью по ягодице. Это не было больно, но вполне хватило, чтобы слегка припугнуть.

— Прекрати делать это и поешь. После еды я взберусь на тебя сзади. Тебе понравится.

Лорен захотелось рассмеяться, и она не стала сдерживать свой порыв.

— Могу себе представить.

Рас продолжил кормить ее, но тут Лорен не выдержала, схватила вторую вилку и предложила ему кусочек. Он сомневался в течение секунды, но все же открыл рот и съел то, что она предлагала.

— Я тоже хочу быть самой лучшей парой.

Рас проглотил свой кусок.

— Уже. Ты делаешь меня счастливым, Лорен.

Кто-то постучал в дверь, и Рас в ответ зарычал.

— Не сметь входить! — он снял Лорен со своих коленей, резко разделив тела, и заговорил с ней шепотом. — Иди в ванную и закрой дверь, — Рас встал и подтолкнул ее к двери, закрывая своим телом на случай, если кто-нибудь все же решится войти.

Лорен убежала в ванную, едва сдерживая смех, ведь Рас проводил ее до самой двери, желая удостовериться, что никто даже мельком ничего не увидит. Он плотно закрыл за ней дверь, и Лорен обернулась в полотенце. Она не могла слышать, что происходит в соседней комнате, поэтому ей пришлось терпеливо ждать в течение нескольких минут, пока все не закончится.

Дверь открылась, и вошел Рас, успевший надеть лишь свободные тренировочные штаны и ничего больше. Он посмотрел на Лорен с мрачным выражением на лице.

— Все хорошо?

— Нас вызывают в Хоумленд. С нами хочет встретиться Джастис.

— Джастис Норт? — Лорен была потрясена. — Лидер Новых Видов? Я все время вижу его по телевизору. Зачем он хочет встретиться с нами?

— Полагаю, что он хочет с тобой познакомиться и поговорить о наших отношениях, — Рас глубоко вздохнул. — Мы должны обсудить несколько вещей.

— Хорошо, — она попыталась подавить тревогу. Рас ее любит, взял в пару и не захочет потерять. Подобное было бы для Лорен самым страшным, но он этого не скажет и не сделает. — О чем ты хочешь поговорить?

Взяв Лорен за руку, Рас привел ее обратно в спальню и когда сел на кровать, то усадил к себе на колени. Он немного помолчал, посмотрел Лорен в глаза и глубоко вздохнул.

— Есть вещи, которые ты, как моя пара, должна знать. Я не хочу, чтобы кто-то сказал тебе об этом раньше меня. В ОНВ предположат, что мы с тобой уже все обсудили, но это не так.

— Это было несколько проблематично сделать, ведь мы занимались сексом. В больших количествах, — усмехнулась Лорен. — Не то чтобы я жаловалась.

Рас в ответ не улыбнулся, и его мужественное лицо было серьезным.

— Мы с тобой можем иметь детей. В твоем мире никто не должен знать об этом, даже члены целевой группы не в курсе. Подобную информацию разглашать опасно, учитывая все эти группы ненавистников и психов, которые считают нас животными и не могут дождаться, когда Новые Виды вымрут, так и не дождавшись второго поколения. Но уже родилось несколько младенцев у тех Новых Видов, кто взял в пару человека.

Лорен обдумала эту информацию и поняла, почему ее хранят в секрете.

— Я делаю специальные уколы, но если прекращу это делать, то смогу забеременеть. До следующего укола осталось два месяца, — у нее заколотилось сердце. — Ты хочешь ребенка?

— Я не уверен, — Рас отвел глаза и посмотрел вдаль, прежде чем снова посмотреть на сидящую у него на коленях Лорен. — Сначала мне нужно научиться заботиться о своей паре.

— Нам нужно провести вместе некоторое время, прежде чем мы задумаемся о том, чтобы родить ребенка.

Рас выглядел так, словно с его плеч упал груз.

— Я не против создать с тобой семью, но переживаю из-за моего прошлого.

Лорен обняла его за шею и прижалась щекой к широкой горячей груди.

— Я понимаю. Мы вернемся к этой теме позже, когда оба будем готовы. Но я рада, что у нас есть выбор. Я всегда хотела иметь ребенка или даже двух, но только когда мы, наконец, решимся на это.

Губы Раса изогнулись в улыбке.

— Я уверен, как только научусь быть парой, то захочу научиться быть отцом, — он снова глубоко вздохнул и напрягся всем телом. — Я боюсь, что Джастис увидит в нашем спаривании проблему.

Это убило ее хорошее настроение.

— Мы уже соединились, верно? Ты сам это сказал. Что может случиться?

— Я захотел взять тебя в пару, и ты согласилась, — твердо заявил Рас. — Я беспокоюсь, что он не захочет, чтобы ты жила здесь со мной, но и в свой дом ты не можешь вернуться. Тебя уже один раз похитили, и там ты не будешь в безопасности. Я не позволю этому повториться и не позволю разлучить нас даже на то время, пока выполняю свое обязательство, — он окинул взглядом комнату. — Для тебя я сделаю ее уютнее. Брасс на нашей стороне и сказал, что ты можешь остаться. У Тима возникли с этим проблемы, но Брасс настоял на своем.

— Хорошо.

— Я принесу тебе телевизор, большую кровать и все необходимое для того, чтобы ты была счастлива. Иногда мне придется уезжать на задания, но я не стану отлучаться надолго и всегда буду возвращаться в нашу постель, чтобы спать рядом с тобой. Время пролетит быстро. Когда я покончу со своими обязанностями, мы посетим Хоумленд и Резервацию, чтобы ты решила, где тебе больше хочется жить.

— Моя лучшая подруга живет рядом с Хоумлендом. Мне разрешат видеть Аманду, если мы будем жить там, да ведь? — Лорен забеспокоилась, что кто-то или что-то может помешать ей видеться с подругой.

— В Хоумленде хорошо, и Аманда сможет навещать тебя. Уверен, это не станет проблемой.

— Хорошо, — Лорен знала, что Аманда будет в восторге от возможности при каждом удобном случае приезжать в гости и видеть Флейма. — Это все упрощает.

— У тебя есть семья?

— Да, но они живут в восточной части страны.

— Они будут меня ненавидеть? Расстроятся, что ты не выбрала человека?

— Нет, — покачала головой Лорен, уверенная в своих словах. — Они полюбят тебя, Рас.

Бабушка будет счастлива, что Лорен наконец-то нашла себе мужчину, а дедушка будет рад оказаться в близком родстве с Новыми Видами, поскольку всегда считал их захватывающими. Сестра же позеленеет от зависти, как только увидит Раса. Она всегда предупреждала, что Лорен никогда не найдет себе мужчину, пока не похудеет. Вспомнив об этом, Лорен подавила усмешку. «Я нашла мужчину, да еще какого!».

— А у тебя есть семья?

— Все Виды считаются семьей. У очень немногих есть кровные узы друг с другом. Есть две пары близнецов и несколько таких, кого объединяет ДНК, использованная Мерсил при создании нас. В наших с Шэдоу генах не нашли никаких совпадений, но я считаю его братом. В центре тестирования мы жили в соседних клетках, после чего нас вместе перевезли в новое место, и после освобождения мы тоже были неразлучны. Мы с ним рассчитываем друг на друга.

— Я понимаю. Нас с Амандой не связывают кровные узы, но она мне больше сестра, чем моя биологическая. Мы росли вместе.

Рас улыбнулся и откинул прядь волос со щеки Лорен.

— Мы с тобой теперь неразрывно связаны, пара. Если Джастис будет против твоего проживания здесь, то я сумею с ним договориться. Тут безопасно. Здание прекрасно защищено, и ничего не будет тебе угрожать.

— По телевизору он выглядит очень уравновешенным.

— Он — очень мудрый мужчина, и я уверен, что войдет в наше положение.

— Тогда не стоит волноваться.

— Ты со мной. Это все, что имеет значение, а вместе мы справимся со всем, что бы ни случилось, — Лорен нравился такой подход. — Нам нужно помыться и собраться. Я попрошу Тима послать его парней в твой дом, чтобы забрать одежду и твоего питомца.

— Это не лучшая идея. Тайгер возненавидит эту комнату. Ему нравится выходить на улицу. Я попрошу Аманду забрать его на время к себе. Она любит Тайгера, а в ее кондоминиуме разрешено держать кошек. Я хотела бы забрать его обратно, как только у нас появится свое собственное жилье.

— Тогда так и сделаем. Через двадцать пять минут за нами прилетит вертолет и доставит нас в Хоумленд, — Лорен начала нервничать, но постаралась взять себя в руки. Все получится. Она верила в Раса. — Ты помойся первой, а я пока сделаю все приготовления и скоро вернусь. Надень мою одежду. Все что принадлежит мне, теперь и твое тоже.

— Я люблю тебя, Рас.

Он тихо зарычал, его глаза потемнели от желания, а руки сжались в кулаки.

— Я хочу тебя, но у нас совершенно нет времени. Подожди немного, и когда я взберусь на тебя сзади, то покажу свою любовь.

Лорен уже не могла дождаться.

* * *

Рас нервничал, и полет на вертолете показался ему слишком коротким. Он понятия не имел, о чем Джастис хочет поговорить, и очень не хотел оставлять Лорен в приемной с одной из женщин Новых Видов. Его пара, казалось, не возражала. Лорен вела себя очень дружелюбно, а другая женщина выглядела счастливой от перспективы поболтать с человеком. Посмотрев на Джастиса, который восседал за своим столом, Рас закрыл дверь и медленно приблизился к лидеру Новых Видов.

— Я взял пару, и она согласилась жить со мной в штаб-квартире, — Рас напрягся и принял защитную позицию, готовый бороться за право Лорен оставаться рядом с ним. — Брасс сказал, что это возможно.

Выражение лица Джастиса было невозможно расшифровать и он, выгнув брови, указал на стул перед собой.

— Пожалуйста, присядь.

— Я лучше постою.

— Ты можешь успокоиться, Рас. Я рад, что ты взял пару, и никогда не попытался бы вас разлучить. Хорошо, что она согласилась остаться с тобой. Я знаю, что для человека тяжело решиться на подобный шаг, поскольку люди привыкли жить на воле и бродить во внешнем мире везде, где пожелают. Пожалуйста, присядь.

Рас сел на стул, но все еще был настороже. По крайней мере, Джастис не попросил Лорен жить вне стен ОНВ.

— Зачем мы здесь?

— Я хотел познакомиться с твоей парой, и моя пара тоже хочет с ней встретиться. Также мы хотели поздравить вас.

— Вы могли сделать это по телефону или пригласить в кабинет нас обоих.

Губы Джастиса изогнулись в улыбке.

— Ты хочешь побыть наедине со своей парой. Я понимаю и сожалею, что вытащил вас из вашей постели, — Джастис задумался. — Ты не слишком давно на свободе. Я хотел дать несколько полезных советов насчет того, каково иметь человеческую пару. Поэтому и попросил поговорить со мной один на один.

— Хоть мы с Лорен и разные, но нас связывает любовь. Мы полностью посвятили себя друг другу.

— Я очень рад это слышать. Когда мы соединяемся с женщиной, то она становится для нас всем миром. Но им спаривание незнакомо. В их мире есть только брак.

— Я слышал об этом.

— Хорошо. Вот мой первый совет: попроси ее выйти за тебя замуж. Я видел файл Лорен и у нее есть семья, которая легче примет тебя, если ты станешь ее мужем. Они не поймут, что спаривание — более серьезное обязательство, но брак убедит их, что ты с ней останешься навсегда. Моя пара, Джесси, сделала пару звонков, и если вы захотите пожениться, то уже через час здесь может быть министр.

— Я попрошу. Хочу, чтобы Лорен была счастлива.

— Так я и думал. Тим послал в ее дом команду, чтобы собрать одежду, а один из ребят заглянул в шкатулку для драгоценностей и узнал размер кольца, — Джастис выглядел немного удрученным. — Женщинам нужны кольца не просто так. Это способ показать, что они принадлежат мужчине, а мужчина принадлежит им, поэтому женщины ожидают, что мы тоже будем носить кольца, — он поднял руку, чтобы показать золотую полоску на пальце. — Видишь? Я не ношу его все время, поскольку мы с Джесси скрываем наше спаривание от прессы, но дома или в офисе всегда надеваю. Ощущается странно, но со временем привыкаешь к чему-то, находящемуся на пальце.

— А где берут кольца?

— Джесси позаботится об этом.

— Мы будем признательны.

— Урок номер два: человеческие женщины любят романтические жесты. Главное ничего не перепутать. Это означает преподносить сюрпризы, которые покажут твою любовь. Тут важно хорошенько все продумать.

— Это наши пары, и мы всегда так делаем. Пытаемся сделать их счастливыми и ставим на первое место.

— И это у нас неплохо получается. Просто нужно научиться быть не слишком прямолинейным. Не благодари Джесси. Она хочет, чтобы ты сказал своей паре, будто сам договорился с ОНВ насчет свадьбы и колец. И это не будет ложью. Джесси теперь тоже Виды, и над всем этим работали наши люди. В подобных вопросах я доверяю своей паре, а она сказала, что твоя женщина «обалдеет» от такого романтического жеста, — рассмеялся Джастис. — По человеческим вопросам я не спорю со своей парой. И это — урок номер три.

— Не спорить со своей парой насчет человеческих проблем?

— Именно. Тебе все равно не победить в этом споре, зато всегда можно узнать что-то новенькое. Люди сильно от нас отличаются. Это и есть четвертый урок.

— Спасибо.

— Урок номер пять самый легкий. Просто будь собой. Наши пары знают, что мы — Виды, знают кто мы и какие мы, но все равно выбрали нас, а не человеческих мужчин. Не пытайся быть кем-то, кем ты не являешься, и не думай, будто это сделает твою женщину счастливой. Просто готовься отвечать на множество вопросов, если она не будет что-то понимать. Будь честным и помни, что мы агрессивны по своей природе. Постарайся не перегибать с этим палку.

— Спасибо, Джастис, — кивнул Рас. — Я запомню.

Джастис поднялся.

— Есть еще какие-либо вопросы?

— Когда я закончу работать с командой Тима, моя пара предпочла бы жить в Хоумленде. Во внешнем мире живет ее подруга, и она хочет с ней видеться. Они очень близки.

— Мы решим этот вопрос. Ее подруге будут здесь рады.

— Я не хотел бы жить со своей парой в общежитии.

— Рас, вам дадут самый настоящий дом. У нас есть общежития, поскольку, когда нам отдали Хоумленд, они были уже построены. Наши люди любят проводить время вместе, а из общежития им легче добираться до работы. Пары и некоторые офицеры предпочитают иметь личное пространство и частную жизнь. Мы обо всем позаботимся.

С плеч Раса упал огромный груз.

— Я собираюсь быть лучшей парой из всех возможных.

Джастис подошел к двери и улыбнулся.

— Знаю, что будешь. Поздравляю.

* * *

Лорен засмеялась:

— Серьезно? Ты не хочешь пару?

Бриз кивнула.

— Мы наслаждаемся свободой, а наши мужчины предпочитают защищать и скрывать своих женщин. Мой тебе совет — будь со своим мужчиной непоколебимой.

— Не так уж это и дерьмово, — Лорен нравилась женщина Новых Видов. — Я смогу это пережить, да и Рас — просто прелесть.

— Наши мужчины не знают, что такое золотая середина, точно тебе говорю.

Лорен очень сильно беспокоил один вопрос, и она не знала, можно ли его задать, но в итоге решилась.

— Как чувствует себя пара 140? Мы с Расом ничего о ней не слышали.

— Ее состояние стабильно, — кивнула Бриз. — Рядом с ней пара, а наши врачи узнали, чем ее травили. Я не знаю точных деталей, но вроде бы есть надежда на полное выздоровление. Просто это займет много времени.

— Как остальные?

— Они быстро приспосабливаются к новой жизни, — усмехнулась женщина. — Один из них уговаривает меня заняться с ним сексом, но при этом ведет себя не очень хорошо. Собаки порой слишком агрессивны, особенно когда находятся в охоте. Он слишком долго был без женщины, и теперь всеми силами старается наверстать упущенное.

— Это тот, кто нарывался на Миднайт и получил от нее по заду?

— Да, — Бриз поглядела на дверь офиса и улыбнулась. — Сюда идут твоя пара и Джастис, который все это время давал Расу полезные советы о спаривании с человеком. Мы присматриваем друг за другом и хотим, чтобы все были счастливы. Ты теперь тоже Виды.

— Спасибо. Это много значит для меня, — так оно и было.

Высокая женщина поднялась на ноги.

— Хорошо, тогда мои обязанности в качестве няни закончены. Мне нужно бежать на тренировку. Несколько новичков из целевой группы приехали потренироваться с нашими мужчинами, а я хочу посмотреть на это или даже поучаствовать. Мужчины думают, что женщины не могут уложить их на лопатки, и нужно видеть их шок, когда я побеждаю в борьбе. Это забавно, — Бриз подмигнула. — Плюс я хочу когда-нибудь заняться с одним из них сексом. Моя подруга рассказала мне кое-что и это меня заинтриговало.

— Что именно?

Бриз направилась к выходу.

— «Это лишняя информация», я знаю это выражение. Счастливого спаривания, Лорен. Добро пожаловать в семью.

Буквально через секунду после ухода Бриз открылась дверь в приемную, и Рас улыбнулся Лорен. Появившийся следом мужчина Лорен заставил занервничать. Она надеялась, что не опозорится, ведь никогда не знакомилась со знаменитостью, а Джастис Норт определенно был знаменит.

— Как ты? — Рас принюхался. — Где Бриз? Я чувствую запах, но ее здесь нет. Я просил ее побыть с тобой, пока говорю с Джастисом.

— Она ушла буквально пару секунд назад. Бриз очень хорошая, — Лорен поглядела на Джастиса, а когда он ей улыбнулся, залилась краской. — Здравствуйте.

— Добро пожаловать в Хоумленд, Лорен, — кивнул Джастис. — Я бы пожал тебе руку, но за прикосновение к тебе твоя пара захочет мне ее сломать. Скоро ты поймешь, что он не будет хорошо реагировать, если рядом с тобой окажутся другие мужчины. Таковы уж наши инстинкты.

Открылась дверь, через которую только что ушла Бриз, и вошла рыжеволосая женщина в черной футболке, джинсах и мотоциклетных ботинках. Ее пламенные волосы ниспадали ниже талии, а когда она подошла к Джастису, то прижалась к нему и обняла за талию. Женщина разглядывала Лорен.

— Я — Джесси, — улыбнулась она. — Джастис — мой муж и моя пара. Мы слышали о том, что ты сделала и как заставила того придурка позвонить нам и дать понять, где вас держат. Я чертовски впечатлена. Отличная работа.

— Спасибо. Я была испугана, и мне повезло.

— Ну, теперь все кончено, и ты в безопасности. Это самое главное.

— Мы захватили их всех, — сказал Джастис, и Джесси запрокинула голову посмотреть на него.

— И это тоже, — ее внимание вернулось к Лорен. — Надеюсь, вы не будете возражать, если мы устроим в вашу честь небольшой праздник. Когда один из нас берет пару, это всегда огромное событие, которое ободряет всех нас.

Такие новости удивили Лорен, но она воздержалась от расспросов. Джесси, казалось, прочитала ее мысли.

— Учитывая все то дерьмо, которое обрушивается на нас со стороны СМИ, протестующих, и похитителей, хорошие новости становятся поводом устроить вечеринку. Надеюсь, вы не против.

— Это честь для нас, — ответил Рас и обхватил Лорен руками, притягивая к себе. — Не возражаете, если мы поговорим с глазу на глаз?

— Конечно, мы подождем вас снаружи, — усмехнулся Джастис.

Лорен посмотрела вслед удаляющейся паре, и задалась вопросом, почему Расу понадобилось остаться с ней наедине. Он подождал, пока двери не закрылись, сел на один из стульев, и усадил Лорен к себе на колени.

— Ты вступишь в брак со мной?

Это был неожиданный поворот событий, и у нее дрогнуло сердце.

— Ты просишь меня выйти за тебя замуж?

— Да. Брак. Это церемония, которую предпочитают люди, и твоя семья будет знать, что я искренне тебя люблю. Ты — моя пара, но я хочу показать твоей семье, что уважаю их человеческий мир.

— О, малыш. Да! Я выйду за тебя!

— Хорошо, — улыбнулся Рас. — Я надеялся, что ты согласишься. ОНВ организует нам свадьбу и кольца.

Глаза Лорен наполнились слезами, которые она даже не пыталась сдерживать.

— Это так мило, и моя бабушка тебя полюбит. Она была бы рада, даже если бы мы просто жили вместе, но будет просто в восторге от возможности говорить всем, что мы официально женаты. Думаю, церемония поможет мне чувствовать себя больше парой. Я не хочу ничего пафосного, достаточно чего-либо простого и милого.

— Я удостоверюсь, что ты получишь желаемое.

Эти слова заставили Лорен полюбить Раса еще сильнее.

— Мы можем сделать это сегодня.

— Сегодня? — «Ничего себе. Он никогда не престает ошеломлять меня».

— Это плохая идея? — от опасения лицо Раса приобрело напряженное выражение.

— Нет. Нисколько. Я готова выйти за тебя замуж в любое время и в любом месте. Моя семья поймет мое нетерпение, но у меня все же есть одна просьба.

— Что угодно.

— Я хотела бы пригласить на нашу свадьбу Аманду.

— Звони ей, — Рас кивнул в сторону стола на противоположной стороне комнаты. — Пригласи ее. Скажи, чтобы подъехала к воротам, а я предупрежу охрану о ее приезде. Они приведут Аманду туда, где мы будем находиться.

Прижавшись к Расу, Лорен припала к его губам. Он зарычал и полностью овладел ее ртом, а когда между ними вспыхнула страсть, то Лорен пришлось признать, что Рас оказался прекрасным учеником. Он целовался как никто другой, но вскоре отстранился, тяжело дыша и глядя на нее глазами, потемневшими от желания.

— Позвони ей, и давай поспешим с этим браком. Я хочу на тебя взобраться.

— Я тоже хочу, чтобы ты это сделал.

Рас поставил Лорен на ноги.

— Сделай этот звонок. Я скажу Джастису, что мы хотим министра и кольца. Выходи, когда закончишь.

Набирая номер Аманды, Лорен сдерживала слезы, грозившие хлынуть рекой. Ей до сих пор было трудно поверить, насколько все изменилось с тех пор, как она зашла на тот склад. Подруга ответила после третьего гудка.

— Гм, алло?

— Как-то неразборчиво. Это алло или нет? — дразнила Лорен.

— Лорен! Я увидела номер на определителе и не имела ни малейшего представления, зачем Хоумленду звонить мне.

— Я выхожу замуж!

— О. Мой. Бог! Быть такого не может! Ты удачливая чертова сучка!

— Я могу одолжить то синее платье, которое ты купила для рождественской вечеринки? Оно мне понравилось.

— Ты не хочешь белое платье? — фыркнула Аманда. — Шучу. Почему бы и нет? Мало того, что ты можешь его одолжить, я тебе его дарю. Могу я устроить тебе девичник? Мы вызовем стриптизеров.

— Нет. Единственный горячий парень, которого я хочу видеть голым — это Рас.

— Да. Надо думать. Он, вероятно, выглядит лучше, чем кто-либо, кого я смогла бы нанять.

— Флейм звонил?

— Да, — Аманда немного погрустнела. — В Резервации возникли проблемы, и его вызвали туда на несколько недель, но он обещал позвонить мне, когда вернется. Но все же он ведь позвонил, верно? Не может же это ничего не значить.

— Да. Он позвонит тебе.

— Очень на это надеюсь, ведь я на него, похоже, запала. Но об этом мы поговорим позже. Когда счастливый день? Я собираюсь совершить набег на секс-шоп и накупить тонны всякого дерьма, которым ты будешь учить пользоваться Раса. Ну, возможно нет. В ОНВ вообще есть секс-шоп?

— Не знаю. Но с этим тебе придется подождать.

— Почему?

— Счастливый день уже сегодня. Захвати платье, надень что-нибудь, в чем ты будешь на свадьбе, прыгай в машину и рули сюда. Я в Хоумленде.

— Обалдеть! — закричала Аманда.

— Именно так. И еще, ты сможешь забрать к себе Тайгера на несколько месяцев?

— Ты прекрасно знаешь, что да. А где все это время будешь ты?

— Ты не можешь никому рассказать об этом. Со своей семьей я поговорю позже. Мы с Расом будем жить у него, но я не могу привезти туда Тайгера. Когда мы получим жилье побольше, я сразу его заберу.

— Ничего себе. Все это так классно. Скоро буду. Я была твоим водителем во время погони, поэтому ты знаешь, как быстро я умею ездить.

— Ты лучшая.

— Скажи это Флейму, когда он вернется. Ты теперь с Новыми Видами на короткой ноге.

— Ты его получишь, — рассмеялась Лорен. — Захвати фотоаппарат. Я хочу свадебные фотографии.

— Черт, я захвачу и фотоаппарат, и видеокамеру. Вдруг ты захочешь увековечить свой медовый месяц. Твой мужчина нереально горячий.

— Камеру оставь дома, — посмеивалась Лорен. — Я не фанат хоум-видео. Это больше по твоей части.

— Я загрузила бы видео с этим знойным мальчиком в интернет и послала бы тем тощим девчонкам из средней школы, которые нас дразнили.

— Ты бы этого не сделала.

— Нет, но это могло бы быть забавно, верно? Они бы прониклись мыслью, что чем больше — тем лучше.

Лорен снова рассмеялась.

— Быстренько собирайся и приезжай сюда. И, пожалуйста, не забудь синее платье. В воротах тебя будут ждать.

— Не начинайте без меня.

— И в мыслях не было, — Лорен повесила трубку и покинула офис. Рас ждал ее за дверью.

— Ты готова отправиться на вечеринку?

Лорен посмотрела ему в глаза.

— Да.

Глава 20

Лорен осмотрела комнату Раса и смахнула слезы. В углу стояла ее любимая кровать, занимая чуть ли не половину комнаты, но выглядело это очень трогательно. По всей комнате мерцали свечи на батарейках, а на столике возле кровати стоял праздничный ужин. Лорен повернулась к Расу.

— Это так романтично!

Он улыбнулся.

— Здесь твой дом и я хотел показать это, поэтому подумал, что твоя кровать помогла бы тебе чувствовать себя комфортно. За остальное ответственны Тим и его ребята. Они знают, что мы сцепились и поженились. И это вроде как подарок к медовому месяцу. Твою одежду тоже привезли, но у меня нет шкафов. Ребята сейчас собирают нечто, что называют платяными шкафами, а потом поставят у стены около ванной, как и телевизор.

— Рас, я люблю тебя, — по лицу Лорен потекли слезы.

Рас зарычал, ногой закрыл за ними дверь, и притянул Лорен к себе.

— Я сделал что-то не так?

— Это счастливые слезы. Все настолько мило.

Он поднял ее на руки.

— Я не милый.

— Нет, милый.

— У меня нет милых мыслей, — Рас с Лорен на руках остановился возле кровати. — Я хочу сорвать с тебя это красивое платье и взобраться на тебя сзади.

— Поставь меня.

Рас поставил Лорен на ноги и отступил на несколько шагов.

— Извини.

— Не стоит. Я просто хочу сохранить это платье в целости и сохранности, но обеими руками за секс, — она подмигнула. — Раздевайся, малыш. Ужин подождет.

Губы Раса изогнула чувственная улыбка и он, наклонившись, сбросил с ног ботинки. Лорен расстегнула молнию на подаренном Амандой платье, бросила его в угол кровати и стянула с себя нижнее белье, перед этим скинув обувь. Поддразнивая Раса, она абсолютно голой забралась на кровать и встала на четвереньки.

Рас зарычал на нее, за секунду сдернул штаны, и кинулся к ней. Устроившись на коленях позади Лорен, он одной ладонью сжал ее бедро, а второй потер киску.

— Раздвинь ноги шире. Ты уже влажная, — хрипло сказал Рас, поглаживая клитор. — Ты нужна мне.

Лорен прекрасно его понимала — ее тело уже болело от нестерпимого желания. Свадьба оказалась такой, на какую она и не смела надеяться. Бар был заполнен до отказа, Шэдоу и Аманда стояли по обеим сторонам от молодоженов, а министр провел церемонию быстро, но мило. Они позировали для фотографий, а затем Лорен узнала о своем муже кое-что новое. Этому мужчине нравилось практически трахать ее на танцполе.

Для Лорен было подобно пытке, когда Рас терся о нее и с тихим рыком целовал в шею. Ощущение твердого члена, прижимающегося к ее животу, заставляло мечтать о том, чтобы найти ближайшую уединенную комнату и поскорее осуществить их брак. Но вместо этого пришлось ждать, пока вертолет не доставит их в штаб-квартиру, где можно будет, наконец-то, остаться наедине. Теперь Лорен знала, почему Рас тянул с их отъездом из Хоумленда. Он давал время целевой группе подготовить комнату к медовому месяцу.

Рас медленными движениями указательного пальца тер клитор, отчего бедра Лорен напряглись, и она застонала, подаваясь ему навстречу и опускаясь грудью на кровать. Тяжелое дыхание Раса ощущалось прямо возле ее уха, и когда он поставил ноги с внешней стороны ног Лорен, то кровать прогнулась. Прекратив играть с Лорен, Рас убрал руку, и массивная головка члена прижалась к киске. Он не вошел в нее сразу же, предпочитая дразнить легкими прикосновениями, пока Лорен не застонала в знак протеста.

— Моя, — прохрипел Рас.

— Вся твоя, — она знала, что никогда не устанет сообщать ему об этом.

Член прижался к ней и начал наполнять, растягивая и показывая, кому принадлежит эта женщина. Лорен ухватилась за кровать, и Рас склонился над ней, обвивая своим большим телом и положив руку возле ее головы. Он замер, как только последний его дюйм погрузился в податливое тело.

— Я люблю на тебя взбираться. Скажи мне, если стану слишком грубым.

— Скажу, но не думаю, что такое возможно.

Рас зарычал, прикусив зубами ее плечо, и небольшая боль усилила захват вагинальных мышц вокруг его плоти. Второй рукой он обхватил Лорен за талию, нашел пальцами клитор и начал неистово его натирать. Рас трахал ее медленно, постепенно набирая скорость, пока комнату не заполнили звуки вздохов и шлепков бедер о ягодицы.

Лорен поняла, почему Рас любил собачий стиль. Фиксируя ее под собой, он мог контролировать ситуацию. То, как он двигался, безумно заводило. В отличие от большинства мужчин, Рас не просто покачивал бедрами в одном и том же повторяющемся движении, он постоянно менял угол проникновения, чтобы по ее крикам понять, как именно ей будет приятнее всего. Когда Рас нашел то, что послало Лорен к краю, то начал вбиваться в нее изо всех сил, не зная пощады.

Лорен напряглась и закричала, когда экстаз прошел через все ее естество. Член раздулся, а Рас запрокинул голову и завыл. Его бедра возле ягодиц Лорен содрогались сильными рывками, растягивая удовольствие, пока, наконец, не замерли.

— О, да, — задыхалась Лорен. — Я тоже обожаю собачий стиль.

Рас склонил голову, поцеловал ее в шею и рассмеялся.

— Собаки делают это лучше всех.

Ослабив захват, он повалился вместе с Лорен на бок и подложил руку ей под голову. Лорен засмеялась и повернулась достаточно, чтобы встретить пристальный взгляд его красивых глаз.

— Да, вы такие.

— Мы сделаем это снова, любимая. Отдыхай, — от желания голос Раса снова звучал глухо, а член в лоне дернулся. — Я собираюсь доказать, что я — правильный мужчина для тебя.

— Ты уже это сделал, но ты можешь доказывать мне это в любое время, когда только захочешь.

Рас улыбнулся.

— Я не могу насытиться тобой. На мне уже твой аромат, и я отметил тебя своим. Я — агрессивный собственник. Все продолжают утверждать, что у нашего вида есть генетическая предрасположенность управлять теми, кто находится рядом, но на самом деле ты управляешь мной. Когда ты на меня смотришь, я готов сделать что угодно, лишь бы сделать тебя счастливой.

— Миссия выполнена. Я счастлива.


КОНЕЦ!


Текст переведен исключительно с целью ознакомления, не для получения материальной выгоды. Любое коммерческое или иное использования кроме ознакомительного чтения запрещено. Публикация на других ресурсах осуществляется строго с согласия Администрации группы. Выдавать тексты переводов или их фрагменты за сделанные Вами запрещено. Создатели перевода не несут ответственности за распространение его в сети.

Примечания

1

9,07 кг

1 фунт = 0,4536 кг

(обратно)

2

13,61 кг

(обратно)

3

15,24 м

(обратно)

4

182,88 м

(обратно)

5

1 фут = 0,3048 м

(обратно)

6

1,96 м

(обратно)

7

3,05 м

(обратно)

8

2,44 м

(обратно)

9

3, 05 м

(обратно)

10

3,05 м

(обратно)

11

113,4 кг

(обратно)

12

3,05 м

(обратно)

13

1,9 м

(обратно)

14

2,44 м

(обратно)

15

1,83 м

(обратно)

16

3,05 м

(обратно)

17

1,83

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии