Главный хирург Н. Н. Бурденко (fb2)

- Главный хирург Н. Н. Бурденко (и.с. Научно-популярная библиотека («Воениздат»)) 7.7 Мб, 152с. (скачать fb2) - Марк Борисович Мирский

Настройки текста:







ПРЕДИСЛОВИЕ

Книга М. Мирского посвящена одному из наиболее ярких представителей отечественной хирургии — главному хирургу Красной Армии в годы Великой Отечественной войны академику Н. Н. Бурденко.

В этой книге автор хорошим литературным языком рассказывает о жизненном пути Николая Ниловича Бурденко, показывает, как сын сельского писаря стал академиком, первым президентом Академии медицинских наук СССР, главным хирургом Красной Армии.

Отмечая организаторский талант, незаурядные способности и самобытность Н. Н. Бурденко, автор подчеркивает, что за всем этим стоял труд, труд в течение всей жизни.

Несмотря на биографический характер книги, в ней много внимания уделено взглядам Николая Ниловича па различные вопросы военно-полевой хирургии — такие, например, как сортировка, эвакуация, единые методы обработки ран, — а также на проблемы нейрохирургии и других отраслей медицины.

В книге хорошо показано, как много сил отдал Н. Н. Бурденко организации Академии медицинских наук СССР и превращению ее в научный центр по разработке важнейших вопросов медицины.

Жизнь Николая Ниловича Бурденко, целиком отданная служению медицине, может служить ярким примером для молодого поколения. Поэтому появление книги М. Мирского нужно всячески приветствовать: она является весьма полезной и своевременной.

Уверен, что книга «Главный хирург Н. Н. Бурденко» будет с интересом и пользой прочитана широким кругом читателей.

Генерал-полковник медицинской службы академик Академии медицинских наук СССР

А. А. ВИШНЕВСКИЙ



«Я провел всю свою жизнь среди бойцов… Я кровно связан с Красной Армией. Я отдаю все силы Красной Армии и горжусь своей принадлежностью к ней».

Н. Н. БУРДЕНКО


ВЫСОКАЯ НАГРАДА

…20 мая 1943 года в Свердловском зале Кремля царила оживленная, приподнятая атмосфера. Здесь собрались видные организаторы военно-медицинской службы, ее прославленный генералитет, главные специалисты, крупные деятели советского здравоохранения и медицинской науки — те, кто олицетворял опыт, мощь и творческую силу передовой советской медицины.

Все они собрались в Кремле в связи с особым, знаменательным событием: главному хирургу Красной Армии Николаю Ниловичу Бурденко вручались высокие правительственные награды — орден Ленина, золотая медаль «Серп и Молот» и грамота о присвоении звания Героя Социалистического Труда.

Великая Отечественная война продолжалась уже почти два года. Смертельная схватка с германским фашизмом, которую советская страна вела один на один, приковывала к себе внимание всего мира.

В жестоких испытаниях выросло мастерство советских воинов, закалилась их воля, окрепла уверенность в полной и окончательной победе над врагом.

В военные годы вместе с Красной Армией росла и мужала ее медицинская служба. Военные медики, охранявшие жизнь и здоровье советских воинов, с честью выполняли свои обязанности.

Советская медицина в первый, самый тяжкий год войны возвратила на фронт 70 проц. раненых — врачи спасли их и сделали вновь боеспособными. Другими словами, в строй вернулись миллионы закаленных, опытных бойцов: фронт получил как бы «дополнительно» боевые единицы — полки,



дивизии, армии. Это была бесспорная победа советской медицины, всех родов ее «оружия» — военно-полевой хирургии и терапии, эпидемиологии и гигиены.

Но главное звено медицинской службы в войсках — это военно-полевая хирургия, Ведь по крылатому выражению Великого русского хирурга Н. И. Пирогова: война — это травматическая эпидемия. Первые жертвы сражений — жертвы боевой травмы, огнестрельных ранений. Вот почему самыми главными среди медиков во время Великой Отечественной войны были хирурги и организаторы военно-полевой хирургической службы. А во главе всей этой службы с первых дней Великой Отечественной войны стоял ветеран четырех войн, крупный ученый, главный хирург Красной Армии Николай Нилович Бурденко.

Родина высоко оценила его заслуги. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1943 года за выдающиеся научные достижения в области советской медицины и самоотверженную плодотворную работу по организации хирургической помощи бойцам и командирам Красной Армии, раненным в боях с фашистами, Н. Н. Бурденко, первому из советских медиков, было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Высокую правительственную награду Николаю Ниловичу Бурденко вручил Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Иванович Калинин.

Скромный и не склонный к внешним эффектам человек, Бурденко принял награду, низко склонив голову перед Всесоюзным старостой. Но волнение его требовало выхода, ему хотелось выразить свои чувства, и он попросил слова.

— Я хирург, — сказал Бурденко, — и как хирург привык отвечать за свои дела. Это чувство ответственности проходит через всю мою трудовую жизнь. Тот факт, что большевистская партия удостоила меня великой чести и доверия, приняв в свои ряды, еще более поднимает это чувство ответственности, умножает силы и энергию. Мы, медики, в условиях настоящей Отечественной войны полны решимости приложить все свои знания и силы к тому, чтобы видеть нашу дорогую Родину в ореоле победы. Все мы непоколебимо уверены в торжестве благородных идеалов, за которые борется наша партия, правительство, Красная Армия…

После этих взволнованных слов Бурденко с речью выступил Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Иванович Калинин.

— Награждение товарища Бурденко, — заявил он, — имеет большое политическое значение. Это награждение означает, что медицинское обслуживание нашей Красной Армии стоит в одном ряду с авиационным, артиллерийским обслуживанием, что медицинские работники в рядах армии столь же нужны, как бойцы и командиры.

— Награждение товарища Бурденко, — продолжал М. И. Калинин, — имеет и огромное общественное значение: оно является ярким подтверждением советского мировоззрения, советского отношения к ценности человеческой жизни. Ведь самое ценное, что у нас есть, основное богатство нашей страны — это наши советские люди. Поэтому сохранение здоровья людей, их работоспособности есть один из самых благородных видов деятельности.

Михаил Иванович Калинин подробно говорил о том, что развитие советской медицины — это закономерный результат неустанной борьбы партии и Советской власти за повышение материального и культурного уровня советского народа. Именно эти усилия привели в период войны, в момент высшего напряжения всех сил народа, к тому, что советская медицина оказалась на должном уровне.

— Высокая награда, которую получает товарищ Бурденко, — сказал в заключение М. И. Калинин, — это награда за его талант, за его успехи в области медицинской науки и практики. Наши врачи не могут жаловаться на то, что в прошлой истории у нас не было замечательных — и с точки зрения общественной, и с точки зрения медицинской — врачей. Мне хотелось бы, чтобы в настоящее время у нас таких талантливых людей в области медицины были сотни и тысячи. Разрешите мне пожелать, чтобы достижения наших медицинских работников, которые отмечаются в лице товарища Бурденко, чтобы эти достижения их не успокаивали, а послужили новым стимулом к достижению дальнейших успехов русской медицины.

— Я бы хотел, — закончил М. И. Калинин под бурные аплодисменты собравшихся, — чтобы вы были неистово заражены мыслью — русская медицина должна стоять в первых рядах мировой медицины. По материальному положению мы еще уступаем некоторым передовым государствам, но по интеллектуальному и моральному состоянию советский народ стоит сейчас



весьма высоко. С победой над врагом мы, несомненно, будем гигантски двигаться вперед, и вместе со всей страной должна идти вперед наша советская медицина!..

Так — торжественно, замечательной речью М. И. Калинина — было отмечено награждение Бурденко в столице, в Кремле.

В действующей армии это событие было отмечено еще раньше. Случилось так, что в день опубликования Указа Бурденко находился на Западном фронте. Пользуясь передышкой между боями, командование проводило в этот день сбор начальников санитарной службы соединений фронта. Здесь, получив радостное известие, и провели импровизированное чествование Героя Социалистического Труда.

В полевых госпиталях, в медсанбатах и медико-санитарных ротах очередные политинформации были посвящены жизни и творчеству Бурденко. К нему потянулся нескончаемый поток поздравительных писем — от бойцов Красной Армии, от фронтовых врачей, военных фельдшеров, медицинских сестер, санитаров.

Награждение Николая Ниловича Бурденко было для всех большим праздником. Оно было признанием побед нашей науки, мобилизованной на борьбу с фашизмом, побед нашей медицины, проверенной опытом Отечественной войны и закалившейся в горниле боевых сражений. Оно явилось и признанием героизма советских военных медиков, самоотверженно выполнявших свой патриотический долг плечом к плечу с артиллеристами, танкистами, пехотинцами, летчиками Красной Армии.

…Как же Николай Нилович Бурденко стал выдающимся ученым, прославленным хирургом, одним из руководителей самой передовой в мире советской военно-медицинской службы?..


БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

…Эшелон назывался воинским. Длинный состав из солдатских теплушек замыкали два зеленых классных вагона: в одном ехали царские офицеры, а в другом — отряд Красного Креста^ из Юрьевского университета.

Был апрель 1904 г., уже несколько месяцев шла русско-японская война. Хотя эшелон направлялся на поля сражений, двигался он очень медленно. Длинные руки семафоров то и дело задерживали его на станциях, полустанках и разъездах.

Многие врачи и фельдшеры из отряда Красного Креста проводили время вместе с царскими офицерами — играли в винт и в преферанс, рассказывали анекдоты, на станциях посылали денщиков за ликером и водкой.

Помощник врача Николай Бурденко держался от них в стороне. Он взял с собой несколько книг своего любимого Пирогова и, сидя у окна, читал их как самые увлекательные романы. А когда уставал, забирался к себе на верхнюю полку и подолгу смотрел в окно, провожая взглядом голые поля, убогие деревни, просыпающиеся после зимней спячки рощи и леса.

Эшелон шел по Самаро-Златоустовской дороге. Проехали Пензу, потом Нижний Ломов. Здесь где-то совсем близко осталась родная Каменка — деревня, в которой 22 мая (3 июня) 1876 г. родился Николай Бурденко.

Он был внуком крепостного крестьянина, сыном сельского писаря. Что могло ждать его в будущем в условиях царской России? Тот же тяжелый подневольный труд, ярмо которого испокон веку



влачили его односельчане, нищета, бесправие, полуголодное существование…

Мальчику выбрали «духовную карьеру», которая могла бы обеспечить ему сытую и спокойную жизнь. Однако годы учения — сначала в духовном училище, а потом в Пензенской духовной семинарии — убедили его в нелепости и вредности религии. Тайком от «святых отцов» Николай прочитал сочинения Белинского и Писарева, Чернышевского и Добролюбова, Дарвина и Сеченова. Идеи этих прогрессивных мыслителей — писателей, философов и ученых — глубоко захватили и увлекли юношу. В нем пробудился страстный интерес к естествознанию, а потом и к медицине.

…Долгая-долгая дорога. Позади уже остались Уральские горы. Стальные полоски рельсов бежали все вперед и вперед. За окном бесконечной чередой тянулись приуральские степи, перелески и луга. А еще через пару дней началась Сибирь. Теперь по сторонам железной дороги стояла сплошная стена тайги, высились огромные сосны и могучие кедры.

Станция Тайга. Отсюда рукой подать до губернского города Томска. В 1897 г. Николай стал студентом медицинского факультета Томского университета. На долю юноши выпала нелегкая судьба. Что бы вовремя внести плату за обучение в университете и хоть как-то прокормиться (ни о каких стипендиях тогда не было и речи), он давал уроки, был репетитором, брался за любую работу, порой даже за тяжелый физический труд. За учебники часто приходилось садиться ночью, после работы. А утром — лекции, занятия на кафедрах и в лабораториях.

Он занимался упорно, самозабвенно. Но когда в университете вспыхнули студенческие волнения — молодежь протестовала против гнета царского самодержавия, — Бурденко не остался в стороне. За это его исключили из Томского университета.

Невольные «каникулы» он использовал для работы — был фельдшером на строительстве Сибирской железной дороги, работал в таежной колонии для больных детей, служил в больнице в Нижнеудинске.

Заступничество знакомых профессоров помогло вернуться в университет. Учился Николай жадно, не пропуская ни одной интересной лекции. Его страстью была анатомия. Часами просиживал Бурденко в анатомическом театре — вскрывал трупы, препарировал, изучал расположение органов, мельчайших кровеносных сосудов. Кропотливо и упорно постигал он сложное строение человеческого организма.

Блестящие операции искусных хирургов университета — профессоров Н. А. Роговича, Э. Г. Салищева и других увлекли студента. Вскоре его выбор был сделан: он станет хирургом.

Но Бурденко хорошо помнил слова великого Пирогова: «Как нет медицины без хирургии, так нет хирургии без анатомии». Только в совершенстве постигнув строение человеческого организма, можно приступать к овладению ювелирным мастерством хирурга. Среди сокурсников никто не знал так хорошо анатомию, как Николай. Глубокие знания Бурденко поражали не только студентов, но даже профессоров.

Однако вскоре учение вновь пришлось прервать: за участие в студенческой сходке его во второй раз исключили из университета, а полицмейстер даже лишил права жительства в губернском городе Томске.

Тогда-то Николай и решил перебраться в Юрьевский (Дерптский, ныне Тартуский) университет. В Юрьев его влекло еще и потому, что когда-то здесь преподавал великий русский хирург, основоположник военно-полевой хирургии Николай Иванович Пирогов.

…Весь долгий путь до Маньчжурии — а эшелон шел туда без малого месяц — в руках у Бурденко были книги Пирогова. Сколько нового внес оп в военную медицину!

Пирогов впервые применил на поле боя эфирный наркоз и тем облегчил страдания раненых, а хирургам предоставил возможность делать в полевых условиях сложные операции. Он раньше других предложил крахмальную и гипсовую повязки и использовал их на войне — целебные свойства таких повязок быстро оценили и врачи и раненые воины. Ему принадлежит много новых идей — отказ от ранних ампутаций, «сберегательная хирургия», сортировка раненых и пр. Пирогов был участником нескольких войн и, руководствуясь своим опытом, разработал принципы организации военно-медицинской помощи. Его перу принадлежат многочисленные труды и среди них — непревзойденное руководство по военно-полевой хирургии.

В который раз перечитывая одну из последних военно-медицинских работ Пирогова — «Отчет о посещении военно-санитарных учреждений в Германии, Лотарингии и Эльзасе в 1870 г.», Бурденко повторял для себя пироговские тезисы:

«1. Заняться самым серьезным образом участью раненых, остающихся на поле сражения, и принять во что бы то ни стало все меры для скорейшего удаления раненых из-под убийственного огня с поля битвы.

2. Избегать всякого скопления раненых на ближайших от поля сражения и не безопасных от огня перевязочных пунктах, на что требуется реформа отношений полевой медицины к военному начальству.

3. Как самое главное, устраивать амбулансы (амбулатории. — М. М.) и перевязочные пункты, на которых раненые могли бы быть сортированы. Сортирование раненых, диагноз и порядок вести главным образом в амбулансе…»

…Длинная дорога на Дальний Восток порядком надоела. Бурденко, да и другим медикам отряда Красного Креста (официально он именовался «летучим санитарным отрядом») не терпелось поскорее приступить к делу — к оказанию медицинской помощи воинам сражавшихся в Маньчжурии русских армий.

А сражений в Маньчжурии происходило все больше. Короткие бои сменялись кровопролитными битвами. Русские солдаты сражались как герои, но яе подготовленная к войне царская армия во главе с тупыми и невежественными генералами терпела одно поражение за другим. Да иначе и быть не могло.

«Генералы и полководцы оказались бездарностями и ничтожествами, — писал В. И. Ленин в статье «Падение Порт-Артура». — …Бюрократия гражданская и военная оказалась такой же тунеядствующей и продажной, как и во времена крепостного права. Офицерство оказалось необразованным, неразвитым, неподготовленным, лишенным тесной связи с солдатами и не пользующимся их доверием. Темнота, невежество, безграмотность, забитость крестьянской массы выступили с ужасающей откровенностью».

Части русской армии несли большие потери убитыми, ранеными и больными. Военно-медицинская служба, которую война тоже застала врасплох, так и не сумела развернуться, часто действовала неудовлетворительно. Учение Н. И. Пирогова о сортировке раненых и больных, об этапном лечении, о приближении медицинской помощи к полю боя не проводилось в жизнь.

«Не медицина, а администрация является главной при оказании помощи раненым», — говорил когда-то Пирогов. Но некоторые руководители военно-санитарного ведомства русской армии были плохо подготовлены к организации медицинской помощи на поле боя. Бурденко убедился в этом сразу же по прибытии в Маньчжурию.

Да и кто были они, руководители? В одной из армий, например, как вспоминал участник русско-японской войны писатель и врач В. В. Вересаев, инспектором госпиталей был некий Езерский, до того служивший… полицмейстером, а всей медициной заправлял… бывший губернатор Треплев. Чем могли они помочь военным медикам?

Вскоре Бурденко и его товарищи уже не удивлялись, получая от военно-медицинского начальства вместо четких указаний — бестолковые, далекие от жизни циркуляры и наставления, а вместо медикаментов и перевязочных средств — иконы и нательные кресты.

В боях при Шахэ из-за нераспорядительности начальства и отсутствия транспорта не удалось вывезти около пяти тысяч, а в сражении под Мукденом — около 28 тысяч раненых. А в бою под Вафангоу, вспоминал В. В. Вересаев, «массу раненых пришлось бросить на поле сражения, потому что царский генерал Штакельберг загородил своим поездом дорогу санитарным поездам».

Конечно, среди начальства были и профессиональные военные медики. Но многие из них придерживались неправильных взглядов относительно деятельности военно-медицинской службы в полевых условиях. Категорически отвергая всякие попытки лечения на месте, они считали наилучшей систему эвакуации с последовательной переброской раненых с этапа на этап до глубоких тылов. Вся хирургическая работа на ближайших этапах (до дивизионных госпиталей включительно) должна была сводиться и сводилась фактически лишь к перевязкам и самым неотложным вмешательствам.

Таким образом, происходил полный разрыв между эвакуацией (или, как метко заметил один профессор, «развозом раненых по госпиталям тыла») и хирургическим лечением раненых. Применяя эвакуационную систему, военные медики как бы заранее делали ставку на спасение жизни лишь легкораненых и раненых средней тяжести: тяжелораненые (в живот, например, или в голову) были, по существу, обречены — без своевременной медицинской помощи очень многие из них погибали.

И если все-таки часть раненых, даже тяжелораненых, вовремя получала необходимую медицинскую помощь, то это была заслуга мужественных и бесстрашных русских врачей, фельдшеров, санитаров.

…В «летучем санитарном отряде» студент Бурденко, добровольно выехавший на фронт, считался помощником врача. Однако ему пришлось быть и санитаром, и аптекарем, и братом милосердия, и фельдшером, и врачом. В Маньчжурии, в кровопролитных боях у Ташигао, Вафангоу и Ляояна Николай Бурденко получил боевое крещение, стал обстрелянным солдатом. Он работал в траншеях и окопах, выносил с поля боя раненых, делал небольшие операции.

«Помню, еще совсем молодым я попал на русско-японскую войну, — писал много лет спустя Бурденко. — Схватки были одна ожесточеннее другой. Я был вблизи сопки, где, как львы, дрались с неприятелем русские солдаты. Кровь, стоны раненых, крики «банзай», короткие «ура», лязг и скрежет оружия. Победа тогда осталась за нами. Но какой ценой!.. Ведь с пустыми руками, без приспособлений, без инструментов, при неправильной организации медицинской службы мало что можно было сделать».

Героизм простых русских солдат стал для Бурденко замечательным примером, он постоянно чувствовал себя в большом долгу перед этими крестьянами в серых шинелях.

…«Летучий санитарный отряд», в котором служил Бурденко, стоял в резерве близ Вафангоу. Уже несколько дней здесь шло большое сражение — одно из самых крупных в русско-японской войне. Отчетливо доносились ружейные залпы, однако перевязочный пункт бездействовал: раненых не было. Военно-санитарное начальство расположило санитарный отряд в стороне от основных коммуникаций, и поэтому поток раненых с поля боя шел где-то в стороне.

Бурденко еле сдерживал распиравшее его негодование.

— В нескольких километрах отсюда льется русская кровь, там необходима наша помощь, а чья-то дурацкая или преступная нераспорядительность держит нас здесь. Для чего же мы сюда прибыли? — возмущался он.

— Но ведь приказ… — робко попробовал возразить кто-то.

Но его тотчас перебили:

— Мало ли мы выполняли дурацких приказов? Про нас просто забыли.

— А что, если нам самим отправиться за ранеными? — вдруг предложил Бурденко. — Пойдут человек шесть-семь «охотников», остальные будут ждать нас.

— Верно! Я пойду.

— Ия тоже…

— Меня возьмите…

Тотчас сформировалась небольшая группа. Начальник отряда профессор В. Г. Цеге-Мантейфель разрешил:

— Идите! За старшего — Бурденко.

Поле сражения оказалось совсем в стороне и даже несколько позади от расположения отряда.

Медики шли на шум боя — он становился все более явственным. Наконец они увидели первых раненых. Бурденко сразу же бросился к ним.

— Я буду перевязывать, а вы отправляйте в тыл! — крикнул он своим товарищам.

Работа, как всегда, захватила его. Николай быстро осматривал рану, тотчас накладывал жгут или повязку, тут же мастерил шину для раненой руки или ноги. Он не замечал, что вокруг него посвистывают пули, не почувствовал, как фуражка была пробита в двух местах. Бурденко видел перед собой только раненых, слышал их стоны — и сразу бросался на помощь.

— Браток, помоги! — услышал он тихий стон лежавшего навзничь солдата.

Но лишь только Николай нагнулся к нему, как что-то больно ударило его в плечо. Он упал. «Ранен», — промелькнуло в голове.

К Бурденко подполз санитар:

— Куда ранило?

— Ничего, я подожду, — превозмогая боль, ответил Николай, — сначала помоги солдату, он теряет сознание…

Только когда тяжелораненого оттащили в тыл, Бурденко позволил перевязать свою рану.

За храбрость, проявленную в боях, за преданность делу, мужество и самоотверженность при перевязке раненых под огнем неприятеля Н. Н. Бурденко был награжден солдатским Георгиевским крестом.

Не покладая сил, мужественно и самоотверженно трудились и другие русские медики. В осажденном Порт-Артуре делал операции молодой хирург, впоследствии академик медицины С. Р. Миротворцев. Немало жизней спас ординатор полевого подвижного госпиталя врач-писатель В. В. Вересаев. Самоотверженно оказывали медицинскую помощь врачи летучего санитарного отряда О. М. Хольбек, И. И. Греков, В. К. Трофимов. Вместе с русской армией в Маньчжурии были сотни врачей, фельдшеров, медицинских сестер.

«…Много было врачей на войне. Много получили они различных отличий и наград, но мало было таких, которые были награждены солдатским Георгием за храбрость, выказанную при перевязке раненых под пулями. Доктор Бурденко выказал такую храбрость, и только любовь к науке и человеку позволила ему сохранить необходимое спокойствие, побороть невольный страх и спокойно отдаться своему делу, невзирая на угрожающую опасность…»

Так охарактеризовал подвиг Бурденко профессор Юрьевского университета А. С. Игнатовский.

На русско-японской войне Николай получил тяжелую контузию, которая впоследствии медленно, но неумолимо наступала на его слух и вела к глухоте.

Но главное было в том, что там, на Дальнем Востоке, Бурденко впервые — и на всю жизнь — связал свою судьбу с военной медициной, с гуманным и высокополезным делом помощи раненым русским воинам. Как шутливо заметил один из его друзей, Николай «ступил на военно-медицинскую тропу» и пошел но ней к вершинам военно-полевой хирургии.

Да, военно-полевая хирургия стала главным делом всей его жизни.


НА ФРОНТАХ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Весть о начале первой мировой войны застала Бурденко в Саках — небольшом курортном местечке в Крыму. Здесь, на берегу озера, вблизи богатых залежей целебной грязи, находилась земская грязелечебница. По приглашению местных врачей Бурденко — к тому времени уже известный русский хирург, профессор Юрьевского университета — каждое лето принимал здесь больных, консультировал, делал операции, продолжал научные исследования. Его пациентами были простые люди — бедные крестьяне, ремесленники, рабочие. Мог ли кто-нибудь из них мечтать о том, что его будет лечить не знахарь и не сельский фельдшер, а профессор университета?

«Никто в нашем коллективе в Саках не мог так просто подойти к больному крестьянину, как Николай Нилович, — вспоминает один из сотрудников Бурденко. — С двух слов он находил общий язык, и быстро выяснялась суть дела».

Близость к народу, стремление жить его интересами, «быть там, где страдает народ», — это было законом для Бурденко. И как только стало известно о начале первой мировой войны, молодой профессор, повинуясь своему патриотическому долгу, оставил университетскую кафедру и отправился на фронт. Он тогда еще не понимал, что там русские солдаты, как немецкие и австрийские, проливали кровь за чуждые им интересы помещиков и капиталистов.

Все эти годы — между русско-японской и первой мировой войнами — Николай Нилович Бурденко оттачивал свое незаурядное мастерство хирурга, проводил научные исследования по наиболее актуальным проблемам медицины. Так, работая над диссертацией (она называлась «Материалы к вопросу о последствиях перевязки воротной вены»), Бурденко Поддерживал тесный контакт с великим русским ученым И. П. Павловым, который заведовал тогда кафедрой физиологии в Петербурге, в Военно-медицинской академии. Между прославленным физиологом и молодым юрьевским хирургом завязалась переписка. Николай Нилович советовался с Павловым, рассказывал о первых результатах научных исследований, о предполагаемом плане дальнейших экспериментов. И. П. Павлов аккуратно отвечал Бурденко, во многом помогал ему своими советами. Николай Нилович высоко ценил эту помощь.

Одно из писем прославленного физиолога особенно взволновало Бурденко: Павлов приглашал его работать в своей лаборатории.

Работать в лаборатории самого Павлова! Это была величайшая честь для молодого врача. Перед ним открывались широкие перспективы. Но разве он может бросить хирургию?..

Несколько дней Бурденко медлил с ответом, снова и снова возвращался мыслями к письму Павлова. Правда, он ни минуты не колебался в своем решении остаться хирургом, но как ответить прославленному физиологу, не обидит ли его отказ молодого врача?

В конце концов в Петербург ушло письмо. «Поймите, дорогой Иван Петрович, — писал Бурденко, — я не могу поступить иначе. Хирургия, и в особенности военно-полевая хирургия, — это дело всей моей жизни…»

И Павлов понял. Сам страстный исследователь, он знал, что настоящий ученый не сможет бросить свое любимое дело. Иван Петрович оценил самоотверженность молодого Бурденко: дружба двух ученых продолжалась…

Будучи прекрасным хирургом, Николай Нилович, однако, никогда — ни в клинике, ни тем более в условиях военно-полевых медицинских учреждений — не ставил перед собой, своими учениками и сотрудниками задачу оперировать во что бы то ни стало. Он всегда повторял, что для оперативного вмешательства нужны серьезные показания, а оперировать нужно «без джигитовки и ухарства, не посвистывать во время операции».

Бурденко «вырос» в лаборатории, эксперименты на животных отточили его мастерство хирурга. Поэтому он не мог согласиться с методом профессора Цеге-Мантейфеля, обучавшего своих учеников оперировать на людях, на больных, находившихся в клинике. Николай Нилович всег-



да считал, что будущих врачей-хирургов, в особенности тех, кто посвятит себя военно-полевой хирургии, в университете надо обучать умению оперировать сначала в эксперименте, на животных. А кто привыкнет к этому, кто обретет необходимые навыки, тот справится и с самыми сложными операциями, когда начнет лечить больных или раненых. Поэтому молодой профессор Бурденко каждого своего ученика и сотрудника заставлял пройти «огонь эксперимента», познать в совершенстве анатомию, научиться быстро и точно разрезать, удалять, сшивать ткани живого организма.

Он был одним из немногих, кто стремился внедрить в хирургию основы экспериментальной медицины, физиологии, бактериологии, биохимии, химии: именно так в свое время поступал и Н. И. Пирогов. Хирург, Бурденко изучает физиологию 12-перстной кишки и желудка. Клиницист, он детально исследует тонкое строение спинномозговых корешков. Практический врач, он проводит кропотливые эксперименты, выясняя роль печени в усвоении углеводов.

Широки и разносторонни были научные интересы профессора-хирурга Юрьевского университета Николая Бурденко: он исследует последствия операции гастроэнтеростомии (соустья между желудком и тонкой кишкой), проводит на собаках эксперименты по созданию искусственного пищевода, занимается лечением «волчьей пасти», изучает проблемы кишечной пластики.

Постоянно помнил Николай Нилович и о военно-полевой хирургии. Анализируя результаты помощи раненым на поле боя, он предложил упрощенную повязку для лечения переломов голени. Снова и снова обращаясь к трудам Пирогова, он находил в них ответы па многие волновавшие его вопросы.

В годы перед первой мировой войной Бурденко занимался научными исследованиями и в области военно-медицинской службы. Направляясь снова на фронт, он считал, что из печальных итогов русско-японской войны сделаны надлежащие выводы, что теперь-то уж помощь раненым будет организована на иных, разработанных им принципах. Как он ошибался!..

…Полевой госпиталь разместился в здании бывшей женской гимназии. Под операционную заняли актовый зал. Санитары то и дело вносили и выносили на носилках раненых. Короткие команды хирургов: «Скальпель! Зажимы! Тампоны!» — прерывали стоны и крики. Несколько врачей оперировали одновременно.

Тяжелораненых санитары относили к столу, где оперировал профессор Бурденко.

Уже почти сутки, не отдыхая, стоял Николай Нилович у операционного стола, а раненые все поступали и поступали. На фронте (он был в нескольких десятках километров отсюда) продолжалась «битва за Вислу», шли тяжелые кровопролитные бои, русская армия несла большие потери.

Бурденко быстро осматривал рану, мгновенно намечал план операции и тотчас принимался за работу. Он оперировал молча, сосредоточенно, не видел и не слышал ничего вокруг себя: операция поглощала все его внимание.

Но в душе хирурга вновь нарастало знакомое и ставшее в последнее время уже постоянным чувство гневного возмущения. Он видел, что многим раненым на фронте не оказали никакой помощи, и поэтому хирург порой был бессилен. Многих доставляли в госпиталь слишком поздно; состояние других ухудшалось вследствие мучительной перевозки на простых телегах. Мало у кого повязки были из бинта или марли — чаще всего на это шли разорванные нижние рубашки, потные, несвежие. Поэтому гнойных ран было очень много.

…Бурденко, осмотрев раны молодого солдата, которого только что положили на операционный стол, начал оперировать.

— Господин профессор, вас просят, — обратился к нему подошедший дежурный врач.

— Занят! — коротко бросил в ответ Бурденко.

— Но, господин профессор, прибыл генерал-адъютант, его высочество принц Ольденбургский…

— А хоть сам господь бог! — Бурденко резко обернулся к дежурному врачу. — Зовите его сюда, пусть его высочество полюбуется, в каких условиях мы работаем.

— Принца сюда, в операционную? — с ужасом переспросил дежурный врач.

— Да.

Врач в замешательстве удалился. По-видимому, он не решился пригласить принца в зал, где остро пахло гноем, где у залитых кровью операционных столов работали врачи с красными от бессонницы глазами, где то и дело раздавались громкие стоны раненых.

Принц Ольденбургский был в царской армии верховным начальником санитарной и эвакуационной части. Этот сановный вельможа, как ядовито заметил однажды Бурденко, «разбирался в медицине чуть похуже, чем некоторое животное в апельсинах». Его визиты в госпитали не приносили никакой пользы и только отрывали врачей от дела.

«Приехал, наверное, с «виолончелистом», — продолжая оперировать, подумал Николай Нилович.

«Виолончелистом» называли начальника санитарной службы армии, отставного генерала. Неплохой музыкант, он абсолютно ничего не смыслил в военно-медицинском деле.

Через несколько минут к Бурденко подошел другой врач.

— Его высочество просит вас пожаловать к нему, — сказал он Николаю Ниловичу.

— Передайте принцу: пожалую, только когда закончу операцию. И не мешайте мне больше! — вдруг закричал он на врача.

Бормоча извинения, тот быстро отошел.

Завершив операцию и наложив повязку, Бурденко как был — в забрызганном кровью халате, резиновых перчатках и белой шапочке — вышел к начальству.

— Простите, ваше высочество, я был занят на операции, — сказал он.

Принц Ольденбургский при появлении Бурденко только кисло улыбнулся.

— О, это пустяки. Мы с генералом ждали совсем недолго. А как идет работа? — обратился он к Николаю Ниловичу.

— Работаем очень напряженно, — ответил Бурденко, — вот уже почти сутки идет непрерывный поток раненых. Может быть, вы пройдете по госпиталю, посмотрите операционную?

Принц поспешно отказался. Оказывается, верховный начальник санитарной части не выносил вида человеческой крови…

Гнев и возмущение, переполнявшие душу Бурденко, наконец-то вырвались наружу.

— Ваше высочество! Военно-санитарное управление работает безобразно, из-за этого гибнут тысячи раненых…

Он говорил долго и горячо. О том, что на поле боя раненым не помогают, что вместо санитарного транспорта дают тряские подводы, что не хватает самого необходимого — медикаментов, перевязочных средств, хирургических инструментов. А самое главное — медицинская помощь на фронте организована неправильно.

Принц Ольденбургский, казалось, серьезно выслушал Бурденко. Он нахмурил лоб и строго спросил присутствовавшего здесь же генерала-«виолончелиста»:

— Ну, что вы на это скажете?

«Виолончелист» вытянулся в струнку.

— Вот видите, что вы наделали! — начал распекать его принц. — Я вас научу работать!

Так и не заглянув в палаты, начальство укатило восвояси. А в госпитале все осталось по-старому…

Царские генералы считали, что «пушечного мяса» хватит надолго. Что им было до материнских слез, до горького плача вдов и сирот!

Медицинской помощью солдатам и офицерам русской армии в то время занимались и военно-санитарное ведомство, и общество Красного Креста, и Земский союз, и Союз городов, и много мелких частных организаций. Их действия напоминали известную басню Крылова «Лебедь, Рак и Щука». Редкий день в лазаретах и госпиталях не получали трех-четырех разных, а часто и разноречивых приказов от различных властей.

Нередко это порождало беспорядок и неразбериху. «Вся система, от высших санитарных организаций до малых лазаретов, показала полностью свою несостоятельность», — доносил царю в сентябре 1915 года принц Ольденбургский. Даже сиятельный принц в конце концов понял то, что почти для всех в русской армии давно уже было очевидным. А ведь расплачивались за это крестьяне и рабочие в серых шинелях — русские солдаты, расплачивались кровью и жизнью…

Еще в русско-японскую войну медицинская служба царской армии не смогла полноценно справиться со своими задачами. Еще тогда укоренилось пагубное разделение медицинской службы между различными ведомствами — военно-медицинским, военно-госпитальным, обществом Красного Креста и др. Все звенья военно-медицинской службы действовали разрозненно и разобщено: в результате процесс эвакуации раненых был оторван от лечения, войсковые этапы не были связаны с армейскими, а фронтовые учреждения — с тыловыми, профилактические меры проводились не в лечебных учреждениях и потому были малоэффективными. Из-за неудовлетворительного руководства военные Медики вынуждены были вместо планомерной эвакуации раненых производить беспорядочный «развоз», резко ограничивать объем медицинской помощи на этапах эвакуации, которые во время больших сражений (таких, например, как близ Вафангоу) были переполнены пострадавшими в боях солдатами и офицерами… Малую эффективность своего руководства действиями военных медиков было вынуждено отмечать и начальство.

Первая мировая война значительно отличалась от русско-японской. Возросла мощь огня (особенно артиллерии), появились новые мощные средства поражения — пулеметы, отравляющие вещества, огнеметы, танки, авиация и др. Война приняла в основном позиционный характер — создались огромные сплошные фронты, простиравшиеся «от моря и до моря».

Изменения в вооружении и тактике сказались и на характере ранений: три четверти всех повреждений стали составлять артиллерийские и лишь около четверти — пулевые ранения. При этом артиллерийские поражения были, как правило, «грязными», или, как говорят врачи, тяжело инфицированными; в них попадали болезнетворные микробы, и поэтому такие раны требовалось оперировать не позднее 6–8 часов после ранения.

В этих условиях нужно было по-новому организовать военно-медицинскую помощь в русской армии.

Но с первых же дней пребывания на фронте Бурденко убедился, что в организации военно-медицинской службы мало что изменилось. Недостатки, так ярко проявившиеся в годы русско-японской войны, не были устранены. По существу, все осталось без изменений. Снова медицинской помощью руководили люди, весьма далекие от медицины: даже во главе санитарных отделов штабов армий стояли «строевые чины». По-прежнему господствовал давно устаревший принцип «эвакуации во что бы то ни стало». Из-за этого в те сроки, когда операции могли быть особенно эффективными, их почти не производили. Даже на главных перевязочных пунктах (как и на полковых) медики оперировали лишь в самом крайнем случае, по жизненным показаниям. Более того, и в армейских лечебных учреждениях хирургическая помощь была минимальной. Только тяжелая раневая инфекция волей-неволей заставляла хирургов действовать активно, оперировать, да и то их помощь нередко оказывалась запоздалой. Образно говоря, вместо того чтобы предупреждать, обгонять инфекцию, хирургия плелась в хвосте. А если добавить к этому, что процесс эвакуации был оторван от лечения, то в таких условиях главным, пожалуй, было не лечение, а безудержная и бессистемная эвакуация.

Общую неорганизованность лечебно-эвакуационного дела в армейском и фронтовом тылу Н. Н. Бурденко характеризовал так: «Можно

смело сказать: на-

сколько часты перевязки в линии фронта, настолько редки они во время прохода раненых в зоне «главный перевязочный пункт — тыловой пункт». Прохождение этой зоны затягивается иногда на недели, т. е. на тот промежуток времени, когда развивается флегмона и столбняк при коротком инкубационном периоде. Данные учреждения и перевязочные головных эвакуационных пунктов не в достаточной степени развиты для приема больших масс… Сортировочная деятельность их (головных эвакуационных пунктов. — М. М.) разработана более теоретически, чем практически… Сортировка раненых большей частью производится на улицах, на подводах или при обходе вагонов. Нередко были случаи погрузки в вагоны умирающих и помещения в этапных лазаретах легкораненых…»

Недостатки военно-медицинской службы царской армии наиболее отчетливо проявились в первой мировой войне. Изучение статистических показателей деятельности военно-медицинской



службы говорит об явно неудовлетворительном обслуживании русской армии. Так, смертность среди раненых достигала И —11,5 проц., инвалидность — 30 проц., а число возвращенных в строй колебалось в пределах 40–45 проц. Нужно ли еще какое-то подтверждение неудовлетворительной организации военно-медицинского дела в царской армии?..

Участник первой мировой войны, видный русский хирург профессор В. А. Оппель вспоминал: «Система эвакуации в 1915 г. (как и в течение всех лет первой мировой войны. — М. М.) процветала. Отдельные перевязочные отряды дивизий, отдельные лазареты дивизий, подвижные госпитали работали хирургически, но большинство бездействовало, ограничиваясь перевязками и наложением неподвижных повязок, причем под повязками текли моря гноя. Причин для такого отношения было много: то прямой запрет производить операции, то невозможность их делать за отсутствием хирурга или за отсутствием соответствующего инструментария, то сознательная убежденность в пользе именно эвакуационной системы, то желание передать раненого для операции в более благоприятные условия» 1.

Фактов мнимого «торжества» эвакуационной системы было очень много — их часто приводили в своих выступлениях в печати и на научных съездах и сам Бурденко, и другие, работавшие с ним бок о бок хирурги. Вот что говорил, например, на проходившем в 1916 г. XIV съезде русских хирургов профессор К. С. Сапежко:

«Эвакуационный пункт во Львове отправлял по 10–12 поездов в день, почти не осматривая, не перевязывая ран после пяти-шести дней пути. Не потому, что этого невозможно было сделать, — имелось много врачей. Во Львове я с целым отрядом сестер предлагал эвакуаторам служить этому делу, но господа эвакуаторы (это особый тип людей, их делает фронт) предпочитали писать в ведомостях «прибыл», «отбыл», что заканчивалось просто и коротко, и поезд шел от Львова до Киева или Москвы часто с первичными повязками».

Не удивительно, что в таких условиях инфекция из «грязных» ран, которой своевременно не было дано отпора, распространялась по всему организму и порой делала состояние раненого безнадежным.

С другой стороны, отсутствие хорошей регистрации и преемственности в лечебных мероприятиях приводило к другому злу— ненужным частым перевязкам. Обследовав на одном из участков фронта около 3 тысяч раненых, Бурденко обнаружил, что огромному большинству из них делали по 3–5 перевязок в сутки. Сколько ненужных страданий причинялось раненым, сколько было нанесено вредных повторных травм и сколько понапрасну было потеряно дорогого времени хирургов!

…На всех постах, которые занимал Бурденко в армии — а был он и начальником госпиталя, и хирургом — консультантом фронта, и несколько месяцев исполнял даже обязанности главного военно-санитарного инспектора, — он борется за наиболее рациональную организацию военной медицины, стремится, чтобы военно-санитарная служба действовала образцово. Он обрушивается на бездарных начальников — «генералов от медицины», спорит, доказывает, убеждает, приказывает… Тщетно! Царская администрация мало в чем поддерживает его.

И в конце концов Бурденко с головой уходит в хирургию. По крайней мере здесь, у операционного стола, он на своем месте, его скальпель приносит ясную, ощутимую пользу. На Северо-Западном и Северном фронтах рядом с ним трудятся первоклассные хирурги — Богораз, Мартынов,



Миротворцев, Петров, Мыш. Все они словно бы соревнуются друг с другом, но негласное первенство отдают Бурденко.

Николай Нилович много оперирует (за время первой мировой войны он сделал более двух тысяч операций), скальпель в его руках творит чудеса.

Вот что писал об операциях Бурденко в 1915 г. корреспондент издававшегося тогда журнала «Русская старина».

«…Человек в защитной куртке и фуражке, в высоких сапогах, высматривающий из-за золотых очков, всегда одинаково ровный, редко повышающий голос, сосредоточенный, будто о чем-то вспоминает или носит в себе тяжелую думу. Мне часто приходилось сталкиваться с этим человеком, но я как-то не замечал его и принимал не то за одного из бесчисленных уполномоченных, не то за врача, каких на войне много и какие не выделяются из общего уровня…

Он стоял у операционного стола за стеклянной дверью, очки его совсем опустились, глаз не было видно, и в руках был хирургический инструмент, которым он подрезывал черепную кость…

Операция кончилась, сестры, ассистенты и санитары — группа человек в семь, все в белых халатах — расступились… человек перешел к следующему столу.

Рядом со мной через стеклянную дверь смотрела одна из сестер. Она не проронила ни слова и следила за глазами, за движениями рук человека, делавшего операцию.

— Третьи сутки, не отдыхая, делает операции, — заметила она в мою сторону, когда операция кончилась. — Это профессор Бурденко, его здесь боготворят…

Когда выпадает свободная минута и уменьшается число раненых, профессор Бурденко едет поближе к окопам и смотрит бой. Война и солдаты — сейчас весь его мир и все его интересы. Где он, там в госпиталях спокойны, знают, что тяжелораненые спасены, что живых останется больше, погибнет меньше.

— Такой руки, как у профессора Бурденко, второй в армии нет, — говорят сестры.

Беда только, что ему не разорваться!»

Да, об этом жалели многие — начальники санитарной службы фронтов старались переманить Бурденко к себе. Кипучая энергия и блестящие организаторские способности Николая Ниловича были хорошо известны военным медикам на всех фронтах.

В годы первой мировой войны профессор — хирург Бурденко становится одним из видных деятелей военно-санитарной службы, крупным специалистом по военно-полевой хирургии. На своем участке он осуществляет так называемую «сортировку по диагнозу», эвакуирует раненых по назначению в специальные госпитали. Впервые в истории военно-полевой хирургии Бурденко производит первичную обработку ранений черепа и применяет при этом так называемый первичный (закрытый) шов. Это нововведение ускоряло заживление ран, после такой операции раненные в голову быстрее выздоравливали и возвращались в строй.

Здесь, на фронте, Бурденко фактически закладывает основы научной теории современной военно-полевой медицины.


«КРАСНЫЙ ПРОФЕССОР»

Октябрь 1917 года. Наконец-то свершились мечты и чаяния трудового народа: в России произошла социалистическая революция.

Бурденко восторженно встретил Великий Октябрь. Он приветствовал и выражал полное доверие власти рабочих и крестьян — Советам рабочих и солдатских депутатов.

В декабре 1917 г. совет Юрьевского университета избрал профессора Н. Н. Бурденко заведующим кафедрой факультетской хирургии. Ее называли «кафедрой Пирогова» — великий русский хирург начал здесь свою профессорскую деятельность.

Николай Нилович горячо взялся за дело. «В новой России будем работать по-новому», — говорил он. Проекты перестройки преподавания хирургии, приближение ее к запросам практики — вот основная его задача. Большой материал для научных исследований дают ему наблюдения, практика, полученные в годы первой мировой войны.

На основании анализа огромного опыта Бурденко дает общую характеристику организации первой помощи на фронте. Он напоминает, что первая помощь на войне — труднейший вопрос военно-полевой хирургии. Первые основы современной структуры были намечены, усвоены и выявлены русскими медиками еще в XIX веке, а в деталях разработаны рядом выдающихся ученых-хирургов (добавлю от себя: в том числе п Н, Н. Бурденко. — М. М.)«

Обстоятельно разобрав Деятельность передовых и главных перевязочных пунктов, уровень и качество медицинской помощи, Бурденко выступает за единую методику обработки ран и обращает внимание на необходимость соблюдения пироговского принципа так называемой сортировки раненых. Надо обратить серьезное внимание на главный перевязочный пункт и добиваться его усиления. Едва ли можно восторгаться тем, что перевязочные отряды пропускают тысячи, — пропускание и оказание рациональной помощи в перевязочном отряде, замечает Бурденко, позволительно смешивать только профанам или бумажным деятелям (так иронически называл Николай Нилович некоторых начальников в царской армии, обладавших высокими чинами и званиями, но ничего не смысливших в медицине. — М. М.). Что необходимо сделать в первую очередь — это создать специальные «хирургические резервы», способные к быстрой переброске в нужное время и в нужное место.

Эти разумные и здравые мысли Бурденко вскоре были воплощены в жизнь в военно-медицинской службе новой, Рабоче-крестьянской Красной Армии.

В годы первой мировой войны было применено новое оружие — боевые отравляющие вещества. На первый взгляд оказание медицинской помощи при действии отравляющих веществ — это не дело военного хирурга. Однако Бурденко рассуждает иначе. «Всякая газовая атака должна стать предметом самого тщательного внимания», — пишет он в одной из своих работ и затем подробно разбирает вопросы, возникающие перед всеми военными врачами. Здесь и общая и индивидуальная профилактика отравлений, и санитарная тактика — порядок и характер оказания медицинской помощи, сортировка и эвакуация пострадавших, и вопросы распознавания и лечения поражений отравляющими веществами. В статье «По поводу газовой атаки 25 сентября 1916 г.» он выдвинул идею создания подвижных резервных отрядов особого назначения на случай газовых отравлений или массовых ожогов. Такие отряды, состоящие из врачей и медицинских сестер, могли бы существенно помогать в лечении и эвакуации пораженных. Бурденко рекомендует врачам применять внутривенные и подкожные вливания небольших по объему количеств жидкости и периодически повторять эти вливания.

Одним из самых тяжелых осложнений «грязных» ран был столбняк. Если попавшие в рапу бактерии столбняка не получали отпора, болезнь быстро поражала нервные центры и раненый погибал. Бурденко горячо пропагандировал предохранительные прививки против столбняка, а также против газовой гангрены. «Конечно, — писал он, — это потребует расходов… Но едва ли мы можем учесть расходы, которые несет смерть тысячам человек, погибающим от раневых осложнений, от затянувшегося излечения, от слабого возврата в армию раненых… Теория, лаборатория, разум, долг врачебного звания, чувство обязанности облегчить сраженного воина и высокая миссия милосердия требуют жертвы, и ее нужно принести».

На все эти расходы, связанные с жизнью раненого воина, пошла лишь военно-медицинская служба Рабоче-крестьянской Красной Армии.

Бурденко много и упорно анализирует использовавшиеся тогда способы лечения ран — физические, химические и биологические, рассматривает их достоинства и недостатки. При физическом (физиологическом) способе используют так называемый открытый метод лечения, лечение горячей водой и горячим паром, а также влажным и сухим теплом, применение солнечного облучения и «искусственного солнца». Химический способ предусматривает введение в рану веществ, убивающих бактерии. Биологический метод состоит в применении сывороток и вакцин. Основываясь на собственном опыте и клинических наблюдениях, Бурденко не дает особого преимущества какому-либо одному из этих способов: мысль его сводится к тому, что военный хирург должен сам выбрать метод лечения в зависимости от раны и общего состояния раненого…

Но созидательную работу молодого ученого вскоре прервала немецкая оккупация. Под трубные звуки военного марша в феврале 1918 г. войска кайзера Вильгельма вступили в древний Юрьев. Одним из первых мероприятий оккупационных властей было увольнение из университета русских профессоров и преподавателей.

Пожалуй, впервые в своей жизни Бурденко оказался не у дел. Жестокая воля оккупантов лишила его самого дорогого — хирургии, возможности заниматься наукой.

Правда, уволив Бурденко, новые власти поняли, что совершили ошибку. В «онемеченном» Юрьевском университете должны были начаться занятия, а преподавать

хирургию было, по существу, некому. К тому же профессор Бурденко пользовался в Юрьеве огромной популярностью, увольнение его вызвало в университете всеобщее возмущение.

Решено было «в виде исключения» вернуть Николая Ниловича на кафедру.

Как-то утром домой к Бурденко пришел профессор Цеге-Мантейфель.

— Здравствуйте, Николай Нилович, — приветствовал он Бурденко, — я принес вам приятную весть.

— Что, немецкие войска покидают город?

Цеге-Мантейфель принужденно улыбнулся:

— Вы шутник, мой дорогой. Нет, новость совсем другого рода. Я пришел к вам со специальной миссией, по особому поручению…

Бурденко вопросительно посмотрел на старого профессора.

— Да, — продолжал Цеге-Мантейфель, — германское командование поручило мне передать вам официальное приглашение вернуться в университет и занять свою кафедру.

— Вернуться в университет? — переспросил Бурденко. — А зачем?

— Как зачем? — удивился Цеге-Мантейфель. — Чтобы снова работать, читать лекции, оперировать, заниматься наукой. Я надеюсь, вы не собираетесь все время сидеть дома? Или, может быть, вы хотите бросить хирургию?

— Нет, хирургию я не брошу, — ответил Николай Нилович, — но в университет работать не пойду.

— Но почему же?

— Так. Не могу жить под солдатским сапогом, — Бурденко взглянул в окно. — Вот видите — идет немецкий патруль. Сегодня они ходят по улицам, а завтра придут в университет, начнут допытываться — а благонадежен ли этот русский профессор, не большевик ли он?

— Какое нам, ученым, дело до того, какая нынче власть? — отмахнулся старый профессор. — Наше дело — чистая наука, политикой пусть занимаются другие…

— Простите, уважаемый профессор, — возразил Бурденко, — я с вами не согласен. Политика и наука — неотделимы…

— Так рассуждают только большевики! — тотчас перебил его Цеге-Мантейфель.

— И, наверное, правильно рассуждают…

Старый профессор усмехнулся.

— Ваши утверждения, Николаи Нилович, сугубо теоретичны. Вот если бы вы побывали в «революционной России», увидели, какие эти ваши большевики варвары, как они разрушают цивилизацию, — вы рассуждали бы иначе.

— А я как раз собираюсь в эту страну революции и варваров, — сказал Бурденко.

Цеге-Мантейфель опешил.

— Вы, конечно, шутите, Николай Нилович? — неуверенно спросил он.

— Ничуть, — ответил Бурденко. — Ученый должен всегда идти со своим народом. Я еду в Россию.

Цеге-Мантейфель, казалось, потерял дар речи. От удивления он не мог вымолвить ни слова. Наконец он заговорил:

— Николай Нилович, здесь перед вами открывается блестящая карьера. Вам гарантируют кафедру в университете, вам создадут все условия для научной работы. Вы будете творить в башне из слоновой кости. Какой ученый не мечтает об этом? А с вашими способностями можно сделать очень многое.

Профессор перевел дыхание я продолжал:

— А что ждет вас в России? Там сейчас революция, взбунтовавшиеся солдаты и мужики режут, грабят и убивают…

— Ваши сведения о русской революции почерпнуты из грязных источников, — перебил его Бурденко. — Вы не знаете главного: в России создается новый мир, там будущее. Я еду домой, в Россию, навстречу будущему.

…Много лет спустя, вспоминая это время, Николай Нилович писал в своих автобиографических записях:

«…В моей душе звучали общественные призывы и мотивы старой студенческой песни «Дубинушка». Я, распевавший эту песню в то время, когда «дубина» была только поднята, не имел права уклониться от реальности происходящего, когда она опустилась, нанеся сокрушительный удар. Если стать на почву конкретной действительности, то предо мной была дилемма: остаться в старом мире, где все привычно, где все известно, или пуститься в страну, где все непривычно, все неизвестно, все ново и где раздается грозный клич во имя иного будущего, представляющего антитезу прошлому. Я хорошо знал уклад жизни горожан в западных областях — типичных отображениях в уменьшенном размере больших буржуазных построений. Их идеология с особенной яркостью преломлялась в мечтах о «хорошем прошлом», у них все будущее позади… Без колебаний я ушел от них к себе домой, к народу, который дерзал и воплотил свои дерзания в невиданные в мире формы, наметив себе манящие дали…»

…Разномастный состав из классных и товарных вагонов — очень похожий на тот, каким Бурденко когда-то ехал в Маньчжурию, — медленно втянулся на свободный путь и, лязгнув буферами, остановился. «Воронеж» — прочитал Бурденко на фронтоне вокзального здания.

— Ну, вот и конец нашему путешествию, Николай Нилович, — преувеличенно радостно произнес, обращаясь к Бурденко, его ассистент по клинике В. И. Бобров. Заметив, что профессор задумчиво смотрит на перрон, он уже другим тоном добавил: — Что-то нас ждет в этом самом Воронеже?

Бурденко медленно повернулся к своему ассистенту:

— В этом самом Воронеже, как и в том самом Юрьеве, нас ждет работа, ждут студенты, ждут больные и раненые…

Раненых в Воронеже оказалось куда больше, чем больных. Хотя город, куда после заключения Брестского мира переехали многие профессора, преподаватели и студенты Юрьевского университета, почти все время оставался советским, но ожесточенные бои с белогвардейцами шли на подступах к городу. Сюда рвались банды Мамонтова и Шкуро, отборные офицерские полки деникинской армии.

Все лучшие здания были заняты под красноармейские госпитали. Госпиталей было очень много, и в каждом из них знали профессора Бурденко.

Сразу же по приезде в Воронеж Николай Нилович развернул кипучую деятельность: он лечит раненых бойцов Красной Армии, наводит порядок в больницах. Не бросая университетских дел (в то время он был деканом медицинского факультета), Бурденко почти все свое время проводит в военных госпиталях. Даже свою клинику он фактически превратил в красноармейский госпиталь.

«Он был необычайно требователен к себе и другим во всем, что касалось здоровья больного, — вспоминает о Николае Ниловиче профессор В. И. Бобров. — Он сам находился в постоянном беспокойстве по поводу тяжелых больных, почти все время жил в стенах самой клиники, в любое время — днем и ночью являлся в палаты, чтобы справиться о состоянии больных и проверить работу персонала. Нередки бывали случаи, когда он совершенно не спал ночью, находясь в палатах и операционной… Никогда не отказывался от самых трудных операций».



Раненые красноармейцы горячо полюбили Бурденко. «Наш красный профессор», — любовно называли они его. Были тогда, однако, в Воронеже, да и в университете, такие люди, которые слова «красный профессор» произносили с ненавистью. Они проклинали Советскую власть. «Погоди же, красный профессор Бурденко, — шептали они по углам, — ты еще пожалеешь, что связался с большевиками».

В октябре 1919 г. Воронеж захватили деникинцы. В городе тотчас же начались грабежи, расстрелы, погромы.

Белогвардейцы всюду искали коммунистов. Чей-то донос привел их в хирургическую клинику университета.

Николай Нилович занимался в своем кабинете, как вдруг к нему вбежал запыхавшийся санитар.

— Профессор! Казаки едут! Ищут коммунистов. Берут и раненых…

Что делать? В клинике лежит много красноармейцев, всех эвакуировать не успели. Надо перевести их в дальние палаты…

Бурденко встал, чтобы пойти отдать приказание, и глянул в окно. Поздно! Во дворе уже гарцевали казаки.

Николай Нилович направился в приемную. У окна, поигрывая плеткой, стоял казачий офицер, поодаль — несколько солдат.

— А, господин «красный профессор»! — начал офицер. — Ну что, бросили вас ваши «товарищи»? Наверное, плохо прислуживали?

— Не понимаю, о чем вы говорите, — сухо ответил Бурденко.

— Сейчас поймете…

Офицер медленно прошелся по комнате и остановился перед Бурденко.

— Нам известно, что вы помогали коммунистам, — сказал он.

Бурденко молчал.

— Мы знаем, что вы организовывали госпитали и лечили раненых, — продолжал офицер, — вы помогали красным бандитам…

— Это что, допрос? — прервал его Николай Нилович.

— Пока что нет, — офицер усмехнулся. — Это только первое знакомство. Допросить вас мы еще успеем.

Внезапно изменив тон, он в упор спросил Бурденко:

— Коммунисты здесь есть?

— Нет, — ответил Николай Нилович.

— А красные бандиты?

— Нет.

— Даже среди раненых?

— В клинике нет раненых, — сказал Николай Нилович, — здесь только больные.

— А это мы сейчас посмотрим… — Офицер направился к двери, но, сделав несколько шагов, вдруг остановился:

— Только учтите: если найдем раненых… — не окончив фразы, он выразительно постучал по кобуре огромного маузера. — А теперь пошли по палатам.

Что делать? Как спасти раненых красноармейцев?

«Тиф! — внезапно молнией мелькнула мысль. — Военная хитрость!»

Бурденко резко остановил белогвардейцев.

— Я бы не рекомендовал вам идти по палатам, — громко сказал он. — Дело в том, что в клинике лежат инфекционные больные, вы рискуете заразиться.

— Заразиться? — недоверчиво протянул офицер. — Но мне сказали, что здесь хирургическая клиника.

— Совершенно верно, — подтвердил Николай Нилович, — но несколько дней назад в клинику проникла инфекция. Сейчас у нас карантин.

Офицер нерешительно остановился. Черт его знает, стоит ли рисковать из-за каких-то паршивых раненых?

— А чем они у вас болеют? — спросил он профессора.

— Здесь несколько инфекций, — ответил Бурденко. — В основном сыпной тиф. Но мы подозреваем еще инфлюэнцу и даже холеру.

Это было похоже на правду: кругом бушевали тогда смертоносные эпидемии.

«Нет, не стоит связываться», — подумал офицер и вслух сказал:

— Ладно, отложим визит. Торопиться некуда. А следующее свидание у нас с вами, господин «красный профессор», состоится в другом месте. Надеюсь, вы знаете, где находится наша контрразведка?

Неприкрытая угроза прозвучала в словах казачьего офицера. Видимо, деникинская контрразведка всерьез заинтересовалась «красным профессором» Бурденко.

Однако второго свидания у Бурденко с белогвардейцами не произошло. «Помешала» Красная Армия. Войска Южного фронта стремительным ударом разгромили деникинцев и освободили Воронеж. Здесь в красноармейские части влилось немало бойцов, которым в университетской клинике спасли жизнь хирургическое мастерство и «военная хитрость» профессора Бурденко.

«В тяжелые годы гражданской войны, — пишет С. М. Багдасарьян, автор нескольких научных исследований о деятельности И. Н. Бурденко, — он становится во главе хирургической службы военных госпиталей, дислоцированных в Воронеже, организует под Воронежем военный госпиталь прославленной Первой Конной армии Буденного. Консультируя в них, производя сложные операции, он передает свой богатый опыт полевого хирурга молодым врачам».

Н. Н. Бурденко внес большой вклад в создание на Южном фронте военно-медицинской службы молодой Красной Армии.

Осенью 1920 г. Николая Ниловича срочно вызвали в Москву. На молодую Советскую Республику напали науськиваемые Антантой польские империалисты, началась война с буржуазно-помещичьей Польшей. Народный комиссар здравоохранения Н. А. Семашко и начальник Главного военно-санитарного управления 3. П. Соловьев решили поручить ему, вместе с другими медиками, организовать медицинское обслуживание частей Красной Армии на Польском фронте.

Семашко и Соловьев воспользовались пребыванием Николая Ниловича в Москве. Как крупного специалиста по военно-полевой хирургии его привлекли к составлению «Положения о военно-санитарной службе Красной Армии».

…С новыми силами берется Бурденко за научные исследования. Прежде всего его интересуют проблемы, с которыми может и должен будет столкнуться военный хирург. Внимание Бурденко привлекает переливание крови, возможность применять этот лечебный метод в клинике. Одному из своих учеников, А. И. Ермоленко, он поручает заняться этим, но начать советует с экспериментов на собаках. Лишь изучив механизм действия и реакцию организма на переливание крови, убедившись в полной безвредности и огромной ценности нового метода, Бурденко начинает применять его при лечении больных и раненых. В это же время он ставит опыты по использованию трупной крови и, независимо от пионеров этого метода

В.Н. Шамова и С. С. Юдина, приходит к важным научным выводам: кровь умерших людей можно и нужно переливать больным и раненым.

И в Воронеже, и в Москве, куда он переехал в 1923 г., Бурденко продолжал вести научные исследования по самым актуальным проблемам. Одним из первых в стране берется он за хирургическое лечение болезней легких — туберкулеза, абсцесса и гангрены, бронхоэктазии. Добившись успеха в этих «мирных» операциях, он думает и о том, какую нужно оказывать хирургическую помощь при проникающих ранениях груди и повреждениях легких.

Эксперименты на животных и клинический опыт подсказывают ему, как решить важнейшую проблему борьбы с болевыми импульсами, нередко вызывающими во время операции (да и при тяжелом ранении) опасное для жизни больного состояние травматического шока. Николай Нилович предлагает свой метод блокады блуждающего нерва и добивается блестящего успеха — намного уменьшает риск операций. Затем этот метод он передает на вооружение военным хирургам.

Бурденко заинтересовывается лечением язвенной болезни желудка. Вместе с патологом Б. Н. Могильницким он проводит широкие исследования — сначала в лаборатории, а потом в клинике. В результате рождаются новые мысли о происхождении и механизме развития этого заболевания, известные в науке как нейрогенная теория. Как и великий русский физиолог Иван Петрович Павлов, Бурденко считал нервную систему основной, главной в организме. Поэтому нарушения в центральной нервной системе, по его мнению, были главной причиной язвенной болезни.

Много времени уделяет Николай Нилович и хирургическому лечению болезней и повреждений крупных суставов — локтевого, коленного, тазобедренного. Операции профессора (а потом и его учеников) возвращают тяжелобольным, обреченным на неподвижность людям возможность самостоятельно ходить, а кое-кому даже бегать и прыгать. И здесь тоже у Бурденко был «военный прицел»: повреждения суставов нередко встречаются на войне, об этом забывать нельзя.

Широкий перечень научных исследований, проводившихся под руководством Бурденко, включал такие проблемы, как переливание крови, хирургическая эндокринология, лечение гнойных ран, применение местного и общего-обезболивания и многие другие. Все они были прямо или

косвенно связаны с военно-полевой хирургией. И все эти проблемы Николай Нилович решал с подлинным блеском, смело прокладывая новые пути в медицине.

Оперируя, проникая в самые потаенные уголки человеческого организма, профессор Бурденко искал и находил ответ на неизученные еще вопросы. Перефразируя прекрасные слова Карла Маркса, можно сказать, что Бурденко не шел широкой столбовой дорогой, а, не страшась трудностей, карабкался по каменистым тропам к сияющим вершинам науки.


ОСНОВОПОЛОЖНИК СОВЕТСКОЙ НЕЙРОХИРУРГИИ

Еще в русско-японскую войну, а особенно в годы первой мировой войны, Бурденко заинтересовался ранениями мозга. Тогда эти раненые, по существу, оставались без хирургической помощи: еще только зарождалась новая отрасль медицины — нейрохирургия, которая должна была помогать им.

Новое, неведомое больше всего привлекало Бурденко. Медленно созревавший интерес к нейрохирургии стал превращаться в подлинную страсть. В Воронеже в годы гражданской войны он делает несколько виртуозных нейрохирургических операций и применяет при этом свой способ пластики твердой мозговой оболочки, расслаивая ее для закрытия дефекта.

Вмешательство Бурденко — как будто бы само собой разумеющееся, но на деле доступное лишь умелым рукам опытного и знающего хирурга — спасло жизнь нескольким красноармейцам, получившим опасные ранения черепа и головного мозга.

«Ранение синусов при закрытых переломах черепа или при мозговых операциях не дало нам ни одного случая смерти», — писал Николай Нилович, подводя итог ряду выполненных в те годы нейрохирургических операций. «Мы… позволили себе предложить некоторые новые приемы, построенные, по-видимому, на правильной теоретической предпосылке, — с отличавшей его скромностью указывал Бурденко в одной из научных статей. — Эти приемы могут быть полезны в клинической практике, в особенности в настоящее время, при развитии интереса хирургии к центральной нервной системе…»



Постепенно нейрохирургия занимает в сфере его научных интересов ведущее место — почти такое же, как военно-полевая хирургия. Радикальное лечение заболеваний, ранений и повреждений нервной системы, операции на головном и спинном мозге заинтересовали его очень глубоко. Именно в нейрохирургию — тогда еще молодую, только-только рождавшуюся науку — Бурденко внес так много нового.

Мозг! Ни с чем не сравнима его тончайшая и нежнейшая живая ткань — средоточие ума и чувств, желаний и воли человека. Великий русский физиолог И. П. Павлов говорил, что человеческий мозг — это самое величайшее создание на земном шаре.

Даже самые опытные хирурги не решались оперировать мозг. И не только потому, что это требовало ювелирного, отточенного мастерства. Врачи еще многого не знали о болезнях мозга и часто ничем не могли помочь больному.

Кропотливо разрабатывая методы операции на головном мозге — сначала в клинике, а затем в Институте нейрохирургии, — Николай Нилович не ограничился, однако, лишь совершенствованием техники и методов оперативного вмешательства. Он всесторонне изучил нервную систему человека, привлек к этой работе представителей различных медицинских специальностей — физиологов, биохимиков, невропатологов, рентгенологов, анатомов, специалистов по болезням уха и многих других. Такая комплексная работа привела к отличным результатам: сотрудники института, руководимого профессором Бурденко, добились ряда замечательных успехов. Все советские врачи, а вскоре и их зарубежные коллеги в различных странах узнали о блестящих операциях в области мозга.

Смело вторгаясь в тайники мозга, Бурденко разрабатывает новые сложные операции. Он удаляет опухоли, расположенные в «труднодоступных» отделах мозга — III и IV желудочках. Его скальпель проникает в заднюю черепную ямку. Николай Нилович с успехом оперирует на гипофизе (нижнем мозговом придатке) — небольшой железе, расположенной вблизи жизненно важных нервных центров. Он предлагает новый метод лечения абсцессов мозга — так называемое тотальное (полное) удаление. Бурденко разрабатывает ряд новых способов раннего распознавания многих болезней центральной нервной системы.

В июле 1935 г. все газеты опубликовали постановление ЦИК СССР:

«За выдающиеся заслуги и работу в области хирургии и в особенности нейрохирургии, показывающую пример научной инициативы и образец блестящей техники, Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР постановляет:

наградить орденом Ленина заслуженного деятеля науки профессора Н. Н. Бурденко».

Высшей правительственной наградой отметила страна замечательные достижения прославленного советского хирурга.

По достоинству оценили их и зарубежные ученые.

— Нам посчастливилось присутствовать на нескольких операциях, которые производил профессор Бурденко, — заявил в беседе с корреспондентом «Известий» руководитель делегации американских ученых-м е дик о в профессор В. Пек. — Нас поразила поистине артистическая работа этого выдающегося хирурга.

Об операциях выдающегося хирурга из Москвы заговорили во всем мире. К нему начали поступать письма с почтовыми штемпелями различных стран. Из Америки и Турции, Англии и Японии, Испании и Бельгии, из Китая и Германии — отовсюду писали прославленному советскому ученому: консультировались, благодарили за советы, интересовались ближайшими планами, делились сомнениями, просили о помощи. Вот, например, какое письмо получил он однажды из Берлина — одного из крупных центров медицинской науки на Западе:

«По отзывам американских ученых, побывавших в вашем институте и проезжавших через нашу страну, Вы совершаете чудеса. Не можете ли Вы спасти мою дочь, господин профессор?»

Разумеется, Бурденко тотчас пригласил немецкую девочку лечиться в Советский Союз. Однако тогдашние фашистские правители Германии (это было в 1936 г.) не разрешили эту поездку.

Имя Бурденко становится все более известным. Он возглавлял делегации советских хирургов на многих международных конгрессах, научных конференциях и съездах врачей. Его блестящие доклады неизменно вызывали огромный интерес, переводились и печатались на разных языках в медицинских журналах.

В конце 1935 г. Бурденко в качестве руководителя советской врачебной делегации отправился в Париж. Его пригласили сделать показательную операцию на головном мозге в одной из хирургических клиник. Бурденко согласился. Французские нейрохирурги выразили желание присутствовать на операции советского профессора.

Николай Нилович заранее познакомился с больным, которого ему предстояло оперировать, долго и тщательно исследовал его, пока наконец не убедился, что предварительный диагноз — опухоль мозга — правилен. Больной, простой парижский рабочий, чрезвычайно обрадовался, когда узнал, что его будет оперировать советский профессор.

— О, теперь я уверен, что скоро выздоровлю, — сказал он Бурденко. — Ведь вы такой изумительный мастер! В последние дни все врачи в клинике только и говорят об этом.

Когда Николаю Ниловичу перевели слова больного, он улыбнулся.

— Ну, вот и прекрасно. Всегда надо верить в победу

над болезнью. Один древний врач сказал как-то пришедшему к нему за помощью: «Смотри, нас трое: я, ты и болезнь. Если ты будешь на моей стороне, нам будет легче одолеть ее одну». Вот и мы вдвоем обязательно одолеем вашу болезнь, — закончил Бурденко.



…Самые крупные специалисты Парижа — руководители известных клиник, ученые с мировыми именами — заполнили круглый демонстрационный зал. Он находился над операционной, и отсюда через застекленный купол все было отлично видно.

Бурденко в глухом белом халате, в марлевой маске — только глаза поблескивают из-за стекол очков — быстрыми шагами вошел в операционную, сразу направился к больному.

— Как самочувствие? — спросил он своим глуховатым басом.

Вольной ответил, что чувствует себя хороню.

Бурденко удовлетворенно кивнул.

— Что ж, тогда начнем…

Начать операцию — обнажить головной мозг — вызвался один из крупных медиков Франции, руководитель клиники профессор де Мартель. Об этом он договорился с Бурденко заранее. Николай Нилович не возражал: обнажение мозга — это, по существу, предварительный этап операции, сравнительно простая манипуляция, технически несложная, особенно для такого крупного хирурга, каким был де Мартель.

Но и у самых крупных хирургов не все и не всегда идет гладко. Завершая обнажение мозга, французский хирург сделал одно неверное движение. Скальпель прошел на миллиметр дальше, чем это было нужно, и задел кровеносный сосуд. Тотчас началось кровотечение. Место будущей операции — а оно было чуть побольше пятикопеечной монеты — сразу же залила кровь. «Зрители» над операционной насторожились: им было видно каждое движение хирургов, каждая деталь операции.

Что делать? Кровотечение всегда опасно, но особенно при операциях на головном мозге. В таких случаях риск многократно увеличивается. Продолжать ли операцию, брать ли на себя ответственность за чужую ошибку?

Бурденко колебался лишь мгновение, потом шагнул к операционному столу. Борьба за жизнь человека началась.

Де Мартель молча наблюдал, как быстро и точно работали руки советского хирурга.

— Если операция окончится неудачно, — негромко сказал он Бурденко, — я буду единственным виновником…

Едва заметным наклоном головы Николай Нилович показал, что понял, о чем говорит его французский коллега.

Кровотечение значительно усложнило операцию. Временами жизнь больного висела на волоске. Но опыт и мастерство советского хирурга победили. Он успешно провел операцию, справился со всеми осложнениями и удалил у больного опасную опухоль мозга.

После операции французские ученые окружили Бурденко и восхищенно жали ему руки. Всех поразили невозмутимость и хладнокровие советского хирурга во время операции.

— Неужели вы нисколько не волновались?

Николай Нилович смущенно улыбнулся.

— Конечно, волновался, но только перед операцией. А когда оперируешь, волноваться просто некогда…

Эти бурденковские слова стали потом очень популярными среди французских хирургов.

…Пожалуй, больше всего в нейрохирургии его интересовали военно-медицинские проблемы — такие, как травмы черепа, огнестрельные ранения черепа и мозга, повреждения позвоночника, спинного мозга и нервных стволов. Здесь было очень много неясного, спорного и нерешенного.

«В прежних войнах, — писал Бурденко в 1937 г., — из получивших ранения черепа 50 % погибали немедленно на поле сражения, 35 % — от последующих осложнений, а те, которые попадали в полевые и тыловые медицинские учреждения, в большинстве случаев становились калеками, испытывали мучительные боли, страдали от всяких уродливых искривлений тела и т. д.».

Советские хирурги не могли мириться с этим. Громадный опыт, вынесенный из наблюдений над военно-полевыми ранениями, дал хирургам право активно вмешиваться и расширять свое вмешательство. Поэтому так горячо встретили хирурги высказанное Бурденко пожелание о том, что нейрохирургия может и должна быть тесно спаяна с травматологией (разделом медицины, занимающимся различными повреждениями — травмами).

Впрочем, это было не только пожелание. Еще в 1927 г. в «Журнале современной хирургии» он публикует большое исследование о повреждениях синусов (особых пазух, связанных с венами) твердой мозговой оболочки. Проанализировав свой опыт времен первой мировой и гражданской войн — 29 наблюдений таких повреждений, возникших из-за огнестрельных ранений ружейными пулями или осколками снарядов, а также холодным оружием (саблями), — Бурденко описал возникавшие при этом кровотечения, с которыми часто очень трудно справиться, способы остановки крови п другие лечебные мероприятия.

По просьбе группы профессоров, составлявших в начале 30-х годов учебник по нервным болезням для студентов и врачей, Бурденко написал большую главу о хирургическом вмешательстве при травмах нервной системы. Он высказал новые по тем временам положения, которые быстро нашли отклик у врачей и стали использоваться в повседневной работе. Он дал точные я ясные указания, что следует делать при наиболее распространенных травмах — сотрясении, контузии и сдавлении мозга, при повышении внутричерепного давления, открытых и закрытых переломах черепа.

Особое внимание он уделил огнестрельным ранениям черепа и головного мозга. «Живая разящая сила, выражением которой является формула , с одной стороны, и своеобразные гидродинамические явления, наступающие при воздействии на мозговую ткань пули, ружейной и шрапнельной, или осколков гранаты — с другой, — указывал Бурденко, — определяют ту особенность этих ранений, которая заставляет выделять их из общей главы о травмах черепа и, в частности, из главы о закрытых и открытых переломах черепа».

Он советовал врачам помнить о серьезности таких ранений, встречаясь с ними, каждый раз очень вдумчиво выбирать показания для операции — конечно, не забывая об активной обработке раны и стараясь не допустить возникновения опасных осложнений; ну, а если они все-таки возникли — действовать без промедления.

На представительном научном собрании — 2-й сессии Нейрохирургического совета — Николай Нилович выступил с большим докладом об огнестрельных ранениях черепа и мозга: затем этот доклад был напечатан в научном журнале и стал достоянием десятков тысяч врачей… В докладе он коснулся тех вопросов, которые мало или совсем не освещены в отечественной литературе.

Он обратил внимание на то, что, помимо разрушения костей черепа, надо считаться с возможностью повреждений прилежащей, а местами и плотно спаянной твердой мозговой оболочки с проходящими в ней сосудами. Говоря о нередко наблюдавшейся у раненых потере сознания, он высказал мнение, что его вызывают очень многие моменты — травма мозга при прохождении или попадании разящего снаряда, смещение вещества мозга и его разрушение, сотрясение, сдавление мозга с повышением внутричерепного давления.

В этой сложной и противоречивой картине диагноз врача должен основываться на изучении раны, на так называемых локальных симптомах выпадения, говорящих об участке поражения мозга, и на общих симптомах, главным образом повышенном внутричерепном давлении.

В случаях, внушающих подозрение, незаменима пункция (прокол) — спинальная (полости спинного мозга) и вентрикулярная (желудочков мозга); субокцититальная пункция (под затылочной костью) в условиях фронта нежелательна. Хорошие данные для правильного диагноза дает исследование глазного дна, а также рентгенологическое обследование. В заключение Николай Нилович дал врачам рекомендации, как лучше всего оказывать медицинскую помощь и лечить огнестрельные ранения черепа и мозга.

Доклад Бурденко быстро «поступил на вооружение» военных и гражданских врачей. Последующие события показали, что маститый хирург правильно определил основные вопросы распознавания и лечения ранений мозга.

Бурденко много и плодотворно занимался травмами черепа. Еще в 1936 г., выступая на 2-м Всесоюзном съезде невропатологов и психиатров, он заявил, что при таких травмах нужна «спешная диагностика», а когда диагноз установлен, производят лечебные пункции (проколы), так называемую субвисочную (подвисочную) декомпрессию («устраняющую сжатие») и необходимые операции.

В мае 1939 г., проанализировав деятельность военных медиков во время гражданской войны в Испании, а также работу советских военных врачей во время боев с японскими захватчиками у озера Хасан, Бурденко делает на 5-й сессии Нейрохирургического совета большой и обстоятельный доклад о первичной обработке травм черепа в военно-полевых условиях. В 1940 г. выходит в свет большой сборник— «Материалы по военно-полевой хирургии»: перу Николая Ниловича в этом сборнике принадлежит большая и интересная глава о травме черепа.

Снова возвращается он — и как нейрохирург, и как военно-полевой хирург — к этой важной проблеме военной медицины, на этот раз привлекая еще и факты из боев с японскими захватчиками на Халхин-Голе и начавшейся в Европе второй мировой войны: теперь он дает уже прямые рекомендации и наставления врачам. Он пунктуально перечисляет мероприятия по уходу за ранеными, способы и методы лечебной помощи, в особенности оперативные вмешательства, говорит о предупреждении и лечении осложнений ран мозга. Специальный раздел был посвящен помощи раненным в голову на различных этапах санитарной эвакуации — на полковом медицинском пункте, в медико-санитарном батальоне дивизии (на дивизионном медицинском пункте).

…Хирургию часто называют «рукодействием». И не только потому, что так говорил еще отец медицины Гиппократ. Врач, решивший стать хирургом, должен обладать своеобразной хирургической одаренностью, способностью единственно верными движениями разрезать и зашивать ткани, останавливать кровотечение, удалять гнойник или опухоль, разрушать старые и создавать новые анатомические формы — в общем, лечить и исцелять. И как много во всем этом зависит от рук хирурга, от его пальцев, в которых, наверное, и заключена эта самая хирургическая одаренность.

Руки Бурденко — большие, мясистые, с короткими толстыми пальцами — казались грубыми и неуклюжими, «мужицкими», как презрительно выражались в Юрьеве ассистенты клиники профессора Цеге-Мантейфеля. Но во время операции они преображались, действовали настолько уверенно, точно и быстро, что создавали впечатление подлинной виртуозности, присущей знаменитым скрипачам и пианистам.

Прикасаясь к нежным и тонким тканям мозга, забираясь в его самые сокровенные тайники, «мужицкие» руки Бурденко становились как бы невесомыми, а их легкие и нежные движения обретали целительную бережливость и удивительную целесообразность. Конечно, за всем этим скрывалось блестящее хирургическое мастерство, высокое и истинное искусство.

Многие известные хирурги восхищались и откровенно завидовали «рукодействию» Бурденко.

— Да, я завидую профессору Бурденко, — признавался искуснейший московский хирург С. С. Юдин, — в том, что он оперирует левой рукой так же свободно, как и правой.

Шли годы, но руки хирурга Бурденко не теряли твердости, а мастерство постоянно росло. Это доказывали его блестящие операции на головном мозге.

…Петра Д, доставили из Днепропетровска в Институт нейрохирургии в очень тяжелом состоянии. «Он лежал, — вспоминали очевидцы, — изогнувшись назад, судорожно закинув голову. Стоило ему выпрямить голову, как сразу же останавливался пульс и прекращалось дыхание».

У Петра Д. была большая опухоль мозга, расположенная на дне IV желудочка. Лишь только он пытался принять нормальное положение, опухоль сдавливала нервные центры, регулирующие дыхание и кровообращение, работу легких и сердца.

Перед Бурденко, внимательно осмотревшим этого больного, встал вопрос: что делать? Оперировать? Но ведь опухоль находится в области продолговатого мозга, там, где



сосредоточены жизненно важные центры. К тому же опухоль необычайно велика. Удастся ли удалить ее? Даст ли операция нужный эффект? Не погибнет ли больной на операционном столе?

На врачебной конференции, специально обсуждавшей состояние Петра Д., голоса разделились. Многие высказались против операции, справедливо указывая на запущенность болезни и тяжелое состояние больного: особый упор делался па трудность, а, может быть, и невозможность «подступиться» к опухоли.

И все-таки Бурденко решил оперировать.

И вот уже больной лежит на операционном столе, лицом вниз. На гладко выбритом затылке специальным инструментом — трепаном — проделано небольшое отверстие. Перед хирургом открыто окно в мозг. Он хорошо виден — живой, пульсирующий, немного похожий па губку, пропитанную кровью. Николай Нилович металлическим шпателем, обернутым тонким слоем влажной ваты, осторожно приподнимает мозжечок и раздвигает большие полушария мозга. Словно в глубоком ущелье, видит он большую чужеродную опухоль. Его руки снова за работой.

Все, кто присутствует в операционной, затаили дыхание. Будь осторожен, хирург! Малейшая неточность, одно случайное прикосновение к поверхности продолговатого мозга — и здесь же, на операционном столе, может наступить смерть больного!

Но Бурденко спокоен и предельно собран. Еле уловимы движения его рук там, в глубинах мозга. Только выступивший на лбу пот показывает огромное напряжение хирурга.

И вот наконец опухоль удалена. Николай Нилович осторожно вынимает ее через отверстие в затылке и со вздохом облегчения бросает в специально приготовленный таз.

Операция закончилась успешно. Петр Д. вырван из объятий смерти, он будет жить, учиться, работать.

А сколько таких операций проделал Бурденко! Сколько жизней он спас! Скольким людям вернул здоровье, радость и счастье!

Слесарь К. из Челябинска: у него быстро росла опухоль шишковидной железы (железа внутренней секреции, находится в толще мозга). Он наверняка погиб бы, если бы не сложная операция, блестяще сделанная Н. Н. Бурденко. Артист балета Н. из Свердловска. Он стал слепнуть, а виной была опухоль в области так называемого турецкого седла (анатомическое образование в головном мозгу), давившая на зрительный нерв. После операции он снова стал: выступать на сцене. Колхозник Д. из Рязанской области: в Институт нейрохирургии попал с параличом рук и ног. Спустя короткое время после операции по удалению опухоли он, как и прежде, играючи поднимал пятипудовые мешки.



А что, если бы болезнь поразила всех этих людей па несколько лет раньше, до того, как Бурденко начал делать свои замечательные операции? Тогда вряд ли что-нибудь смогло бы спасти их: диагноз «опухоль мозга», был, по существу, равносилен смертному приговору.

Вторгаться в мозг заставляли не только «мирные» опухоли, но и боевые повреждения. В 1939 г. в Институт нейрохирургии с Дальнего Востока привезли летчика В.: во время боев с японскими захватчиками у реки Халхин-Гол он был ранен, осколок снаряда (инородное тело) застрял в левой лобной доле (части головного мозга). От тяжелой инвалидности его спасла лишь твердая и опытная рука хирурга Бурденко.

Все эти и многие другие операции на головном мозгу, которые делал Николай Нилович, требовали исключительно тонкого расчета и ювелирного мастерства.

— Нейрохирургическая операция, — часто повторял Бурденко, — должна идти с точностью апробированного физиологического опыта.

Кроме удаления опухолей и различных инородных тел он производил и другие сложные вмешательства, такие, как операции на сосудах мозга (при внутричерепных аневризмах), на нервах (при невриномах слухового нерва), а также в случаях, когда требовалась перерезка чувствительного корешка (так называемого гассерова узла), на желудочках мозга (для иссечения сосудистого сплетения — сплетения кровеносных сосудов), расширения сильвиева водопровода (анатомического образования в головном мозгу) и др. При очень опасных, чреватых различными осложнениями ранах и надрывах наружной стенки так называемых венозных синусов (венозных полостей) Николай Нилович закрывал их по своему методу, пластически — наружным листком твердой мозговой оболочки.



Все эти и многие другие операции Николай Нилович производил не только в Институте нейрохирургии, но и в военно-медицинских учреждениях, в частности — в Главном военном госпитале (ныне он носит имя Н. Н. Бурденко).

Самобытную талантливость, кипучий, деятельный ум и неутомимую силу умных искусных рук — вот что принес Бурденко в военно-полевую хирургию, в нейрохирургию и в другие отрасли медицины.

…Вместе с делегацией американских ученых-медиков Институт нейрохирургии посетил журналист, представлявший крупную чикагскую газету. Когда после нескольких дней знакомства американцы покидали институт, журналист почему-то был в состоянии необычайной растерянности.

— Не понимаю, ничего не понимаю, — в смятении признался он своему переводчику. — Оказывается, профессор Бурденко за свои блестящие операции получает не такое уж большое жалованье. Да ведь у нас он зарабатывал бы миллионы долларов! А здесь… здесь он фактически лечит даром, да еще обучает своим методам других хирургов. Нет, это непостижимо…

Конечно, человеку, привыкшему переводить все на звонкий язык долларов, невозможно было понять, зачем выдающийся хирург так тщательно учит молодых врачей, так придирчиво шлифует их мастерство, так щедро передает им свои знания, опыт, умение.

А Бурденко закладывал основы для широкого расцвета советской нейрохирургии: он знал, что она будет нужна и в мирную, в в военную пору. Он радовался появлению новых нейрохирургических институтов и клиник — в Ленинграде и Ростове-на-Дону, Харькове и Горьком, Киеве и Иванове, Свердловске и Перми, Тбилиси и Одессе. Он гордился успехами своих учеников и сотрудников, ставших затем академиками и профессорами, — Б. Г. Егорова и А. А. Арендта, М. 10. Раппопорта и Л. А. Корей-ши, А. И. Арутюнова и А. А. Шлыкова, Г. П. Корнян-ского и И. М. Григоровского. Он испытывал огромное удовлетворение оттого, что разработанные учеными новые методы нейрохирургических операций входили в повседневную практику советских военных и гражданских врачей.

«Если поставить совершенно конкретно вопрос о сравнении советской нейрохирургии с западноевропейской и американской, — с гордостью писал Бурденко в одной из своих статей, — то здесь ответ может быть краток: нет ни одного метода, которым не овладели бы представители нашей дисциплины; нет ни одной операции, которой не производили бы у нас в Советском Союзе; нет ни одной из современных концепций нейрохирургии, которая не была бы активно разработана советскими нейрохирургами». А по многим проблемам, в частности по проблемам военно-полевой нейрохирургии, советские ученые уже в те годы далеко опередили западноевропейских и американских специалистов. Это дало повод некоторым зарубежным ученым и врачам говорить, что нейрохирургия становится «советской наукой».

Да, в советской стране нейрохирургия — одна из самых молодых отраслей медицины — постоянно развивалась, шествовала вперед, одерживая одну победу за другой, спасая от верной гибели десятки, сотни, тысячи людей. Возглавлял нейрохирургию признанный лидер — Николай Нилович Бурденко.

Его работы получили всеобщее признание: в марте 1941 г. постановлением Совета Народных Комиссаров Союза ССР за общеизвестные научные работы по хирургии центральной и периферической нервной системы академику Бурденко была присуждена Государственная премия I степени.

Среди огромного числа поздравлений, полученных Николаем Ниловичем в те дни, выделялось одно письмо. «…Больше всего в Вас я ценю всю совокупность знаний, эрудиции и талантов, труда и горения, кои создали из Вас первого хирурга нашей страны, — писал ему профессор С. С. Юдин. — Будучи творцом и основоположником отечественной нейрохирургии. Вы не замкнулись в интересы этой обширной и увлекательной специальности, а навсегда остались непререкаемым авторитетом в любых вопросах хирургии, общей и клинической, гражданской и военной».

Под этим письмом, бесспорно, могли бы подписаться все советские хирурги, в первую очередь — военные врачи.


УЧЕНЫЙ-ГРАЖДАНИН

В те годы в нескольких странах работали искусные нейрохирурги: Кушинг и Бейли в Америке, де Мартель во Франции, Дэнди в Англии, Оливеркрона в Швеции, Гулеке и Эльсберг в Германии… Со многими из них Бурденко постоянно поддерживал связь — обменивался научной литературой, сообщал о новых операциях, рекомендовал наиболее целесообразные методы диагностики и лечения, советовался по поводу неясных проблем.

Дружеские отношения, существовавшие у Бурденко со многими зарубежными учеными, не мешали ему, однако, видеть крупные недостатки медицины буржуазных государств, контрасты, порожденные капиталистической действительностью.

Да, в Берлине и Париже были замечательные клиники, прекрасно оснащенные и оборудованные, с большим штатом врачей, медицинских сестер и другого обслуживающего персонала.

Но ведь лечение здесь было платным, платить нужно было за каждый день пребывания в клинике, за каждый укол и каждую перевязку; особенно высокая плата требовалась за операции. Лечиться в таких условиях было дорогим удовольствием, недоступным простым труженикам. Поэтому фешенебельные клиники зачастую пустовали, а неимущий люд лечился у фельдшеров и даже знахарей.

Все это живо напоминало Бурденко дореволюционную русскую действительность. И всякий раз, возвращаясь из-за границы домой, Николай Нилович сравнивал, сопоставлял свои заграничные впечатления с жизнью в Советской стране. Шли славные годы первых пятилеток, страна расправляла плечи, набиралась сил, крепла.

«…В то время, когда миллионы рабочих в капиталистических странах не находят работы, — говорил Бурденко в одном из своих выступлений, — а занятые на работе с трудом удовлетворяют свои сведенные до скудности потребности, когда от хронического голодания дряхлеют и гибнут миллионы женщин и детей; когда призрак болезни, беспомощной инвалидности и беспризорной старости угнетает сознание миллионов трудящихся, — наша страна уже обеспечила всем трудящимся право на труд, право на отдых, исключительную и планомерную заботу о матери, ребенке, больном, инвалиде и старике. Эта забота о человеке особенно близка нашему сознанию, и мы должны с гордостью и радостью приветствовать совершенно новые установки, неизвестные ни в одной конституции, — это право на охрану здоровья».

Бурденко радовался тому, как развивалось советское гражданское здравоохранение, впервые в мире созданное для народа, как все более зрелой становилась военно-медицинская служба Красной Армии. Множилось число больниц и поликлиник, с каждым годом увеличивалась армия врачей, для рабочих и крестьян строили санатории и дома отдыха. Советские врачи побеждали болезни, успешно боролись за здоровье и долголетие людей. Больших успехов добивались и военные медики.

Бывая за рубежом, Николай Нилович всегда подчеркивал достижения Советской власти.

Беседуя с виднейшими учеными Европы и Америки, выступая на международных научных конгрессах и съездах, Бурденко с гордостью говорил о советской науке. Успехи наших ученых уже в то время вывели советскую науку на передовые рубежи, но многим за Границей эти успехи казались необъяснимыми.

Николай Нилович писал о буржуазных ученых: «Комплексность и плановость — понятия, несовместимые в их представлении с научным мышлением, продуктом «свободного творчества», «интуиции». Я всюду подчеркивал перед европейскими коллегами пашу свободу творить и мыслить, которая зиждется именно на плане… Коллеги слушали, отказываясь понимать. Я наблюдал также чуть заметную настороженность, недоверчивость и тогда, когда им рассказывали об отношении партии и правительства, всего советского народа к своим ученым, о колоссальных средствах, отпускаемых щедрой рукой на науку. И приятно было видеть, как во время ответных визитов зарубежные гости воочию убеждались, что наши рассказы не только соответствуют истине, но даже относительно скромны. Возвращаясь к себе, они разглашали, к крайнему неудовольствию реакционных кругов, великую правду о нашей стране, которая недавно им самим казалась сказочной».

Бурденко очень хорошо знал о том огромном внимании, каким окружили ученых в нашей стране. С 1931 г. он был заместителем председателя, а с 1937 г. — председателем Ученого медицинского совета Наркомздрава, руководителем штаба советской медицинской науки.

Николай Нилович каждодневно чувствовал отеческую заботу партии, правительства, всего народа о развитии науки. Ученым создавали все возможности для плодотворных исследований. Строились новые научно-исследовательские институты — такие, как Всесоюзный институт экспериментальной медицины (ВИЭМ) или Институт нейрохирургии. Лаборатории и клиники оснащались первоклассным научным оборудованием, аппаратами и инструментами. Многое тогда приходилось покупать за границей — своего оборудования выпускалось недостаточно. Во все возрастающих размерах готовились кадры молодых научных работников для исследовательских институтов и лабораторий. Достижения науки сразу же становились достоянием практики, в том числе достоянием военных врачей.

Обо всем этом замечательно сказал в 1936 г. великий русский физиолог Иван Петрович Павлов: «Наша родина открывает большие просторы перед учеными, и нужно отдать должное — науку щедро вводят в жизнь в нашей стране. До последней степени щедро».


Как председатель Ученого медицинского совета, Бурденко планировал, направлял и координировал деятельность более чем трехсот научно-исследовательских институтов. Здесь изучались самые разнообразные проблемы, зачастую совсем не связанные друг с другом: раннее распознавание рака и лечение инфекционных болезней, строение клеток нервной ткани и хирургическое лечение боевых травм, предупреждение детских заболеваний и биохимический анализ белка, операции в брюшной полости и изучение условных рефлексов, получение новых лечебных сывороток и распознавание ранений внутренних органов…

Как далеки, казалось бы, друг от друга все эти вопросы! Однако на самом деле они все самым тесным образом связаны между собой. Дифференциация знаний и тончайшая специализация, по словам Ф. Энгельса, необходимы для познания тайн природы. Так и в медицине: ученые различных специальностей всесторонне исследуют важнейшие проблемы. Чтобы эта работа была успешной, важно наладить комплексность научных экспериментов.

Огромная эрудиция и глубина познаний, умение разглядеть главное для развития науки — все это помогало Бурденко умело руководить широким фронтом научных исследований ученых-медиков, направлять их усилия на решение основных вопросов здравоохранения и медицинской науки; среди этих основных вопросов были и насущные проблемы военной медицины.

Одним из первых среди ученых Бурденко взял на вооружение социалистический принцип планирования. «Планирование науки, — говорил Николай Нилович, — возможно только в условиях социалистического государства; ни одно буржуазное государство по своей природе не может ставить перед собой такой задачи. Советская наука имеет свои задачи. Опа должна отвечать нуждам парода, быть тесно связанной с практическими вопросами и потребностями государства».

Бурденко жестоко высмеивал тех ученых, которые занимались схоластическими вопросами, далекими от жизни проблемами. «В некоторых исследовательских институтах работают над темой — развитие зародышевой моли. Спрашивается, зачем сейчас заниматься зародышами моли, когда кругом нас кишат империалистические скорпионы?» — говорил он, призывая ученых заниматься актуальными проблемами, связанными с обороной страны.

…Как-то Бурденко разговорился с одним из ассистентов своей клиники, еще пе старым, но опытным хирургом. Перед этим он присутствовал на сложной операции, которую производил этот ассистент, и высоко оценил его хирургическое мастерство. Разговор шел о современной хирургии, о путях ее дальнейшего развития. Обосновывая свою точку зрения, Николай Нилович сослался на Энгельса.

— Кстати, а вы давно читали «Диалектику природы»? — спросил он у ассистента.

— Что вы, Николай Нилович, я хирург, — с достоинством ответил тот и шутливо добавил: — Зачем мне засорять мозги отвлеченной философией?

— Засорять мозги? — переспросил Бурденко. — Да вы понимаете, что вы сказали?

Ассистент уловил в голосе профессора новые нотки.

— Вы меня не так поняли, — поспешно сказал он. — Энгельса я, правда, не читал, но зато регулярно читаю всю литературу по хирургии, Ведь я же ученый-медик.

— Никакой вы не ученый! — загремел Бурденко. — Раз вы не знаете марксистской философии — значит, не умеете ровным счетом ничего! Грош цепа вашему умению оперировать. Вы простой ремесленник!..

С этим ассистентом Бурденко скоро расстался. Он нетерпимо относился к тем, кто считал, что знание марксизма-ленинизма вовсе не обязательно для ученого-медика. Последовательный материалист, Бурденко во всех своих исследованиях стоял на незыблемой гранитной основе марксистско-ленинской философии. Вот что писал он в своей статье «Сила марксистского метода научного познания»:

«Знаменательно, что за последние десятилетия кризис медицины и естествознания на Западе и в Америке протекал в условиях бесчисленных и блестящих новых открытий, роста технического вооружения науки, исключительного развития орудий исследования в условиях победоносного расцвета технических научных приемов. Поэтому создавшееся положение нельзя рассматривать как кризис технический, имеющий место лишь в области эксперимента и наблюдения. Нет! Речь идет о кризисе научного творчества, мышления, методологии и идеологии… Где выход из кризиса? Он указан В. И. Лениным. И сейчас крупнейшие ученые мира в поисках выхода из создавшегося тупика приходят к признанию метода диалектического материализма… Марксизм говорит: пользуйся орудием диалектического метода для вскрытия общих и частных законов жизни — в этом секрет истинного познания».

Использование диалектического метода — вот что позволило Бурденко добиваться выдающихся научных результатов, прославивших советскую медицинскую науку, и в особенности советскую хирургию — гражданскую и военно-полевую.

У профессоров, преподававших курс факультетской хирургии, существовала традиция — первую лекцию посвящать истории своей специальности. Они начинали свой рассказ от отца медицины Гиппократа, говорили о Галене, Парацельсе, Бильроте, Пирогове и других корифеях хирургии.

Профессор Бурденко тоже долго следовал этой традиции. Но однажды свою первую лекцию он начал совсем необычно — с воспоминаний.

…Это произошло в начале нынешнего века в Швейцарии. Бурденко в то время использовал свой летний отпуск для работы в физиологической лаборатории профессора Монакова, потомка русских эмигрантов, жившего в Цюрихе.

Как-то раз он отправился послушать лекцию профессора Монакова. В большой аудитории были расставлены препараты, микроскопы, на стенах висели многочисленные таблицы и рисунки. Но аудитория была пуста: на студенческих скамьях сидели лишь сам Бурденко да еще пришедший вместе с ним врач, работавший у Монакова. Профессор поднялся на кафедру и начал лекцию. Бурденко удивился.

— А где же слушатели? — шепотом спросил он у своего единственного соседа.

— Слушатели? — так же шепотом переспросил тот. — Они не пришли.

— Но почему, по какой причине?

Доктор снисходительно улыбнулся.

— Наверное, им больше по душе сидеть в пивном баре, — сказал он и добавил: — Да ведь так всегда и бывает.

Оказывается, известный ученый почти всегда читал свои лекции в пустой аудитории. Раньше их слушал один лишь доктор. Приехал Бурденко — и число слушателей увеличилось вдвое; профессор, вероятно, доволен и этим. А о большем он, судя по всему, и не мечтал. Найдутся ли среди слушателей, в большинстве своем богатых бездельников, охотники следить за тем, как профессор делает анализ последних проблем науки!

Позднее Бурденко узнал, что в такой же обстановке читают свои лекции многие профессора. Говорят, что так было даже у знаменитого Вирхова. Бурденко был поражен таким одиночеством крупных ученых на Западе. Ведь это же трагедия для науки!

— Все это я вспомнил неспроста, товарищи студенты, — сказал в своей вступительной лекции профессор Бурденко. — Ведь в нашей стране такое положение немыслимо. Советская молодежь жадно тянется к знаниям.

На Бурденко смотрели сотни блестящих от волнения глаз. Николай Нилович искренне верил: эти студенты — сыны и дочери народа — ни на что не променяют университетскую аудиторию.

Новая молодежь — рабочие и крестьяне, вчерашние рабфаковцы — заполнили университеты и институты. Люди труда, они и на учение смотрели как на нелегкий, ответственный труд. Старых



профессоров удивляла и поражала их тяга к знаниям, упорство в достижении поставленной цели. Кое-кто скептически щурился: вчерашние пастухи захотели стать врачами, учеными — посмотрим, что из этого получится…

Профессор Бурденко сразу же стал на сторону нового, «рабфаковского» студенчества. Он перестроил занятия в клинике, порой изменяя форму подачи материала, читал как можно проще, доступнее. А благодарные студенты жадно ловили каждое слово профессора.

«Его аудитория была всегда переполнена, — вспоминали впоследствии ассистенты Бурденко. — Зто было… в те годы, когда посещение лекций не было обязательным для студентов».

Молодежь любила Николая Ниловича и всегда, везде окружала его — было ли это в клинике, или в Нейрохирургическом институте, или в Ученом медицинском совете, или в Главном военном госпитале, где он часто консультировал больных.

— Ученик — это не сосуд, который надо наполнить, а факел, который нужно зажечь, — любил цитировать Бурденко полюбившиеся ему слова древнеримского философа.

И он умел зажигать, прежде всего личным примером. Многие ученики Бурденко приходили к нему молодыми студентами и оставались работать под его руководством десятки лет.

Один из его учеников, профессор А. А. Арендт, вспоминал: «В каждом из нас Николай Нилович постоянно поддерживал чувство того «внутреннего беспокойства», которым сам был всегда преисполнен, — беспокойства за судьбу больного, беспокойства за правильность своих творческих исканий и обоснованность своих научных выводов».

В научных коллективах, которыми руководил Бурденко, всегда царила творческая атмосфера. В ее основе лежала железная трудовая спайка, то, что Николай Нилович назвал новым, необычным словом— «сорадование».

Один старый врач, побывавший как-то в Институте нейрохирургии, сказал:

— Ваш институт, Николай Нилович, напоминает мне мой любимый МХАТ: здесь все роли значимы, все здесь самые главные.

И это было действительно так. Бурденко уважительно относился ко всем членам коллектива, прислушивался к словам любого своего ученика. «Век живи — век учись» — этой пословице я следую всегда, — часто повторял он, — но с поправкой в конце: не умирай неучем!»

Пожалуй, лишь однажды он отверг рекомендации своих учеников и сотрудников. Произошло это, когда к какому-то празднику они прислали ему письмо, в котором просили чуточку больше заботиться о себе самом, щадить свое здоровье. Бурденко ответил шутливо, но категорически: «Не могу и не хочу быть «сенатором на покое»: для меня жить — это работать».

Большая дружба связывала ученого с красноармейцами из частей Московского гарнизона — он часто приезжал к ним, чтобы рассказать о новых проблемах медицинской науки и о перспективах развития хирургии, послушать красноармейскую самодеятельность, хоть ненадолго окунуться в знакомую атмосферу повседневной жизни и быта воинов.

Бурденко часто бывал и в рабочих коллективах, особенно на заводе «Серп и молот».

В то время на заводе были еще случаи производственных травм — они составляли четвертую часть всех случаев заболеваемости.

Медики заводского здравпункта обратились за помощью к хирургу Бурденко:

«Вы учите военных врачей, как помогать раненым, как правильно лечить ранения и боевые травмы. Научите нас, как правильно оказывать медицинскую помощь пострадавшим заводским рабочим».

Однако Николай Нилович взглянул на дело глубже. Он решил выяснить, почему так высока заболеваемость на заводе.

Профессор Бурденко организовал и возглавил комплексную бригаду ученых и врачей — специалистов по гигиене труда, промышленной санитарии, хирургии, терапии и т. д. Вместе с заводскими медиками члены бригады изучили условия труда в цехах, причины заболеваемости, выявили серьезные недостатки в организации производства и техники безопасности. Выводы бригады Николай Нилович передал дирекции и партийному комитету. На заводе внимательно прислушивались к этим советам; все они были затем выполнены — травм и болезней стало гораздо меньше.

Многому научил Бурденко и заводских медиков. Он разработал для них четкую схему организации медицинского обслуживания рабочих (впоследствии эта схема легла в основу методических указаний Народного комиссариата здравоохранения). Долгое время врачи из многих городов страны приезжали учиться, перенимать опьп здравпункта завода «Серп и молот».

…Бурденко работал много и напряженно. Заведующий кафедрой факультетской хирургии 1-го Московского медицинского института, директор Института нейрохирургии, профессор-консультант Военно-санитарного управления Красной Армии, председатель Ученого медицинского совета Наркомздрава СССР, депутат Верховного Совета СССР, многочисленные общественные нагрузки… Дел у него было великое множество — и для всего он находил время.

— Как это вы, Николай Нилович, все успеваете? — спрашивали иногда его сотрудники. — Как у вас на все хватает времени?


— А у меня сутки больше 24 часов, — отвечал Бурденко. И непонятно было, шутит он или говорит всерьез.

Его рабочий день начинался утром с традиционной пятиминутки в клинике или консультации в Главном военном госпитале (тогда он назывался Коммунистическим госпиталем), а заканчивался поздним вечером. Во всех домах в Долгом переулке, где жил академик (ныне улица Бурденко), горели огни, когда Николай Нилович возвращался с работы.

Поднявшись к себе, Бурденко выпивал стакан крепкого чаю и уходил в кабинет. Допоздна, до глубокой ночи не гас там свет.

Еще будучи студентом, Бурденко привык работать по ночам. Маститый ученый, академик, «старейшина советских хирургов» (на одном из научных съездов его избрали председателем Всесоюзной ассоциации хирургов) часто обращался к опыту других, читал и перечитывал солидные монографии, статьи в научных журналах, отечественную и зарубежную литературу.

Лишь около четырех часов утра оп наконец ложился спать — ложился, как старый солдат, здесь же, в кабинете, на жесткой кушетке. А ровно в восемь он был уже на ногах. Через полчаса его невысокую коренастую фигуру можно было видеть на Девичьем поле. Быстрым, энергичным шагом Николай Нилович направлялся в клинику. И вот уже идет «пятиминутка», рабочий день академика Бурденко начался…

«Бурденко занят одной лишь наукой, — писал о нем в очерке один литератор. — Наука поглощает все его время…»

У этого литератора были все основания для такого вывода. Он наблюдал за Бурденко в операционной и перевязочной, слушал его выступления на врачебной конференции в клинике и на совещании ученых в Наркомздраве, видел его на консультации в Главном военном госпитале и за столом в рабочем кабинете Института нейрохирургии. Он знал также, как много и напряженно работал Николай Нилович дома.

И как же удивился литератор, встретив однажды Бурденко в театре! Николай Нилович и его супруга как старые знакомые беседовали с группой актеров.

От изумления автор очерка забыл даже поздороваться с Бурденко.

— Вы — и вдруг в театре? — спросил он, подойдя к Николаю Ниловичу.

— Что-нибудь случилось? — тотчас встревожился Бурденко.

— Нет, нет, ничего не произошло. Просто странно видеть вас здесь.

— Вот вы о чем… — Николай Нилович добродушно улыбнулся, а потом уже серьезно сказал: — Наука и искусство — это родные сестры. Я считаю, что они взаимно обогащают друг друга.

— Николай Нилович — наш старый коллега, — шутливо вмешался в разговор один из актеров, — помнится, он рассказывал, что еще в духовной семинарии выступал в Любительских спектаклях.

— Да, — снова улыбнулся Бурденко. — Я играл Осипа в «Ревизоре», Митрофанушку в «Недоросле» и роли еще каких-то комических резонеров в водевилях. Правда, дальше любительских спектаклей я не пошел, но театр очень люблю.

Увлечение искусством сопровождало всю жизнь великого хирурга. Он хорошо знал литературу, глубоко разбирался в живописи, в музыке.

Как-то осенью 1935 г. редакция газеты «Советское искусство» заинтересовалась его мнением о классической музыке. И Николай Нилович охотно откликнулся. Вот отрывок из его статьи: «Оперы одного из замечательных композиторов XIX века Беллини… всегда оказывают на меня… облагораживающее, возвышающее действие. Я как будто внутренне очищаюсь, и все внутренние движения во мне становятся ясней и целеустремленней… Прослушав иногда какой-нибудь отрывок Беллини или исполнение какого-нибудь произведения Бетховена — все равно, симфонии или сонаты, — я… с необычайной внутренней ясностью и сосредоточенностью иду делать очередную операцию».

Бурденко очень любил драму, балет, оперу.

«…Многое из того, что я видел в нашем оперном и драматическом театре, заставляет меня чувствовать и переживать значительно интенсивнее, чем в годы моей молодости, — писал Бурденко в статье, опубликованной в журнале «Театр». — В опере меня всегда захватывает стремление к реалистическому изображению человека и эпохи, новая, неизвестная до Великой пролетарской революции техника движений, танца, постановка массовых сцен; в драме — необычайная страстность и решительность в подходе к глубочайшим человеческим проблемам интимного или социального, личного или исторического характера».

Новые постановки «Руслана и Людмилы» и «Спящей красавицы» в Большом театре пленили Николая Ниловича свободой, грацией и простотой. Он говорил, что на всю жизнь запомнил спектакль «Егор Булычев» и игру великолепного мастера сцены Б. В. Щукина в театре имени Вахтангова. Выдающийся хирург высоко оценил исполнение В. Г. Добронравовым роли Платона Кречета и талант А. А. Остужева, создавшего ряд бессмертных образов на сцене Малого театра. С глубоким уважением он говорил о вдохновенном и нелегком труде актеров. «Люди славной профессии», — называл он их,

Была у Николая Ниловича и еще одна страсть. Он до самозабвения любил и хорошо знал родную природу. Величавая строгость сибирских просторов, нежная грусть перелесков родной Пензенщины, суровая красота Прибалтики, мягкая лирика березовых рощ Подмосковья — все было близко его сердцу. «Во многих я бывал странах, многое видел, но всегда оставался в убеждении, что нет краше и величественнее моего края!» — писал Николай Нилович.

Еще подростком он любил гулять в лесу, забираясь порой в самую глухомань, слушать пение птиц, наслаждаться чудесным покоем, дышать полной грудью. Люди, работавшие с Бурденко в Нижнеудинске, вспоминали, что его любимым отдыхом было бродить по тайге. Будучи в Москве, Николай Нилович редкие свободные выходные дни проводил на даче, в лесу; как вспоминают его близкие, он восхищался упоительной красотой окружающей природы и откровенно завидовал своему брату Ивану Ниловичу, который работал лесником в Пензенской области.

Внешне несколько суховатый, строгий, Николай Нилович обладал чутким и добрым сердцем. Все, кто знал его близко, помнят, насколько велика была его любовь к людям, особенно к детям. Да и ребята очень любили его. «Самые капризные дети, — вспоминал профессор В. В. Лебеденко, — которые начинают оглашать криком всю клинику, лишь только завидят белый халат, — эти дети улыбались, когда к ним подходил Николай Нилович… Люди, которые мало знали Николая Ниловича, не могли понять, чем он так располагал к себе детей». О своей внучке Танечке, которую он боготворил, он рассказывал даже студентам на занятиях.

Верным другом Николая Ниловича была жена Мария Эмильевна. Педагог по образованию, она отлично владела английским, французским и немецким языками и во многом помогала ему — переводила статьи из иностранных журналов и специальных книг, переписывала по просьбе Бурденко некоторые его научные работы, часто сопровождала Николая Ниловича в командировках. Особенно ценной была ее помощь в последние годы жизни Бурденко, когда состояние его здоровья ухудшилось.



Тесная дружба связывала Николая Ниловича с представителями старшего поколения русских ученых-медиков — невропатологом профессором В. В. Крамером, терапевтом профессором Д. А6 Бурминым, профессорами-хирургами В. В. Турбиным и С. Р. Миротворцевым, академиком А. И. Абрикосовым, старым большевиком профессором Н. А. Семашко и многими другими. Когда

«старики» приходили к Бурденко, разговор неизменно заходил о молодежи, живых и пытливых врачах и ученых, окружавших каждого из них. Обычно скупой на похвалы, здесь, в узком кругу, Николай Нилович, как и его коллеги, высоко оценивал мастерство своих учеников. «Смена растет отличная», — радовался он.

Разумеется, ученые говорили и о международных делах. Всех в те годы тревожили откровенно агрессивные устремления империалистических государств, не скрывавших своего намерения напасть на Советский Союз — первое в мире социалистическое государство.

Бурденко постоянно указывал своим коллегам на необходимость помогать военным медикам разрабатывать насущные проблемы военно-полевой медицины.

Научная и практическая деятельность профессора Бурденко нашла всеобщее признание в нашей стране. В 1935 г„рабочие поедали его своим депутатом в Московский Совет, а затем — членом ВЦЙК 16-го созыва. В 1936 г. профессора Бурденко избрали делегатом Чрезвычайного VIII съезда Советов, который должен был утвердить Конституцию СССР. На съезде он выступил с проникновенной патриотической речью.

…Залитый огнями зал. Делегаты и гости исторического съезда Советов внимательно слушают выступление крупного советского ученого, видного специалиста по военно-полевой и «мирной» хирургии профессора Бурденко. Каждому слышен его негромкий глуховатый голос.

— Я пришел на трибуну, — говорит ученый, — рассказать о тех мыслях и чувствах, которые волнуют медицинскую общественность, и о том энтузиазме, который охватил медицинскую общественность вместе со всем нашим народом в эти великие исторические дни…

Видно, как волнуется этот уже немолодой грузный человек. Это — благородное волнение, рожденное торжественностью минуты. Но вот зал поддерживает его дружными аплодисментами — и волнение сразу проходит.

Бурденко говорит о Советской Конституции: «Нам, работникам медицины, этот всемирно-исторического значения документ… особенно близок, особенно дорог. Предельно ясным и четким языком закона закреплены в нем величайшие победы и завоевания революции, уничтожившие эксплуатацию человека человеком и дающие каждому трудящемуся право на всестороннее развитие его физических и интеллектуальных возможностей… Конституция, — продолжает ученый, — обеспечивает осуществление тех условий предупреждения и лечения болезней, которые являются идеалом и которые возможны только в социалистическом государстве».

Советское государство еще совсем молодо — только недавно ему исполнилось девятнадцать лет.

Профессор Бурденко напоминает делегатам съезда недавнее прошлое страны: тяжелую жизнь трудящихся в царской России, голод, нищету, эпидемии. Смертность населения была одной из самых высоких в мире.

— Теперь, — заявляет он, — мы имеем наряду с высокой рождаемостью и высоким естественным приростом населения резкое снижение общей и детской смертности. Общая смертность понизилась против довоенной почти вдвое. Прирост населения идет быстрее, чем в западноевропейских странах.

Горячими аплодисментами встречает зал слова ученого.

Заканчивая свое выступление, Бурденко обращается уже не только к делегатам съезда, но и ко всему советскому народу:

— Вы, работники фабрик и заводов, вы, герои колхозных полей, вы, стахановцы шахт и авиации, вы создали своими руками эти великие победы, и мы заверяем вас, что армия профессоров, врачей, медицинских работников не отстает и не отстанет от завоеваний на других фронтах культурного строительства!

— Вы, бойцы Красной Армии, помните, что мы будем с вами! Мы будем охранять ваше здоровье, разделим все трудности боевой жизни и, наряду с вами, будем презирать опасность!

— Мы вместе с вами будем черпать наше мужество в энтузиазме великого многонационального народа, когда он будет с оружием в руках защищать достижения своего освобожденного труда!

В зале вновь аплодируют. Делегаты приветствуют уже не только профессора Бурденко — выдающегося ученого и патриота, но и всю многочисленную армию медицинских работников, стоящих на страже здоровья советских людей.

Предвоенные годы были памятны для Бурденко не только участием в Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов, но и многими другими большими событиями. Он становится депутатом советского парламента — Верховного Совета СССР первого созыва. (В феврале 1946 г. его избрали депутатом Верховного Совета СССР второго созыва.) Советские ученые избирают его действительным членом Академии наук СССР. За выдающиеся работы по нейрохирургии ему присуждают Государственную премию I степени.

Но самым знаменательным в жизни Николая Ниловича Бурденко был 1939 год: в этом году он вступил в ряды Коммунистической партии. Выдающийся советский ученый стал в первую шеренгу борцов за коммунизм.

Осенью 1937 г. трудящиеся Ростокинского избирательного округа Москвы выдвинули Николая Ниловича Бурденко кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР первого созыва. Выступая на предвыборном собрании, он произнес тогда проникновенные слова, звучавшие, как клятва:

— Я — сын народа, происхожу из трудовой семьи. Мне

понятны страдания, которые перенес в прошлом мой народ, и те радостные чувства, которые он теперь переживает.

— Я — работник науки. Клянусь приложить все силы, чтобы наша советская наука процветала и дальше, чтобы она заняла первое место в мире.

— Я — педагог и, как педагог, обязуюсь воспитывать новые кадры работников по укреплению и развитию нашей культуры.

— Я — врач и, как врач, обязуюсь заботиться о здоровье трудящихся.

— Я — сын Родины, горячо люблю ее, горжусь ее достижениями и отдам все силы на ее процветание.

Эту клятву он свято выполнил. Всю свою жизнь, до последнего дыхания, Николай Нилович Бурденко посвятил служению Родине, партии, народу.


«Я ОТДАЮ ВСЕ СИЛЫ КРАСНОЙ АРМИИ»

Как-то в конце 30-х годов, заполняя анкету, Николай Нилович Бурденко написал, что был участником трех войн.

Да, в то время только трех — русско-японской, первой мировой, гражданской, в общем, всех, которые пережила наша Родина в начале XX века.

Война всегда ужасала Бурденко страшными масштабами человеческих страданий — он никогда не мог привыкнуть к ним. Но война, особенно гражданская война против интервентов и белогвардейцев, пробуждала в нем и гордость за свой народ, стойкий, мужественный, бессмертный. Он считал своим высоким долгом помогать нашим воинам бить врага. Патриотизм Бурденко был естествен и органичен как любовь сына к отцу и матери.

О Бурденко-патриоте, который и свою личную жизнь, и научную деятельность целиком подчинил одной великой цели, никто не сказал так ясно и просто, как он сам.

— Я провел всю свою жизнь среди бойцов, — заявил он, принимая одну из своих боевых наград — орден Красного Знамени за самоотверженную работу в полевых госпиталях во время советско-финляндской войны. — Несмотря на свою гражданскую одежду, я в душе боец. Мой сын — командир подводной лодки. Таким образом, я кровно связан с Красной Армией. Я отдаю все силы Красной Армии и горжусь своей принадлежностью к ней. Мы, врачи, можем сохранить жизнь огромному большинству раненых. Мы надеемся достигнуть того, что смерть от раны явится исключением и останется смерть от несчастных случаев. Это то, о чем я мечтаю.

Десятилетия его мирного творческого труда были связаны с заботой о советском воине, о повышении обороноспособности родной армии. Бурденко был не просто ученым, деятелем медицинской науки, но и военным мыслителем. Оказывая помощь больному человеку, избавляя от страданий отдельных пациентов, он всегда помнил, что может наступить время, когда эта помощь понадобится тысячам людей, когда искусство и мастерство хирурга потребуется применить в тысячах операционных, и при этом не в блестяще оборудованных клиниках, а в полевых условиях, в подвижных лазаретах, в брезентовых палатках.

В большой и многосторонней научной деятельности Бурденко вопросы военной медицины, военно-полевой хирургии всегда занимали главное место.

В первые же годы Советской власти, когда партия проводила реорганизацию и укрепление Красной Армии, Бурденко принял участие в создании ее военно-санитарной службы. Переехав в Москву, он начал работать хирургом-консультантом Военно-санитарного управления РККА, редактировал «Военно-санитарный сборник», был ближайшим помощником одного из основоположников советской военной медицины, заместителя наркома здравоохранения и начальника Главного военно-санитарного управления Красной Армии 3. П. Соловьева.

По инициативе Николая Ниловича в 1929 г. студентам-медикам начали преподавать военно-полевую хирургию. Четыре года спустя он руководит работой первой в истории русской медицины специальной конференции по военно-полевой хирургии.

Военно-медицинская служба Красной Армии после окончания гражданской войны, в мирные годы, перестраивалась на строго научных основах. Определялась ее структура, намечались задачи военно-полевых хирургов, терапевтов, эпидемиологов, гигиенистов; при этом внимательно изучался опыт различных войн и разных армий.

Правда, этот опыт, как убедился Бурденко, мало в чем мог служить образцом для советских врачей. Империалисты считали солдат «пушечным мясом», им не было дела до судьбы раненых, больных и увечных воинов.

В Красной Армии дело обстояло совсем по-другому. Первые же советские военно-медицинские документы — такие, как утвержденное в 1929 г. «Руководство по санитарной эвакуации в РККА» или принятый в 1933 г. «Устав военно-санитарной службы РККА», — пронизывала мысль о необходимости сохранить жизнь и здоровье раненого красноармейца. В них уже тогда были сформулированы важнейшие принципы лечения раненых и больных на войне — непрерывность,



последовательность и преемственность в оказании медицинской помощи и лечения, принцип эвакуации «на себя», т. е. туда, где быстрее и лучше могли помочь раненому.

Медики стремились добиться максимального приближения квалифицированной медицинской помощи к войскам; важно было обеспечить скорейшую доставку раненых и больных на тот этап эвакуации, где им могут оказать медицинскую помощь в соответствии с характером ранения или заболевания. Была улучшена и структура медицинской службы — ее привели в соответствие с новыми требованиями к системе и методам медицинского обеспечения войск.

Руководствуясь духом подлинного гуманизма, Николай Нилович вместе с группой советских ученых и военных врачей участвовал в организации советской военно-медицинской службы. В ее основе лежит огромная забота о каждом советском бойце. Впоследствии ее стали называть системой этапного лечения с эвакуацией по назначению: дальнейшее развитие она получила уже в ходе Великой Отечественной войны.

Не было у Николая Ниловича такого дня, когда бы он не занимался вопросами военной медицины, когда бы не думал о подготовке к обороне в будущей войне. Он говорил молодым врачам, что война может разразиться, что рано или поздно империалисты нападут на первое в мире социалистическое государство. Нужно активно готовиться к защите Родины.

За годы предвоенных пятилеток благодаря осуществлению ленинской политики индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства была создана мощная материально-техническая база для защиты Родины, усилены авиация и Военно-Морской Флот, произведена коренная реорганизация Красной Армии, увеличена ее численность, значительно выросла ее военно-техническая мощь, была повышена ее боевая выучка.

За пять лет до начала Великой Отечественной войны, выступая с трибуны VIII Чрезвычайного съезда Советов, Бурденко говорил: «Если же кто-нибудь посмеет посягнуть на нашу великую страну, то мы, врачи, медицинские работники, встанем рука об руку с бойцами, приблизим врачебную помощь к боевой линии и сумеем свести до минимума потерю боеспособности и трудоспособности наших железных бойцов!»

Таково было торжественное обещание Бурденко, выразившего мысли и чувства всей медицинской общественности страны.

Для советских медиков — и кадровых военных врачей, и врачей запаса, работавших в гражданских лечебных учреждениях, — нужно было создать глубоко продуманные, научно обоснованные методы лечения раненых. За выполнение этого ответственного задания одним из первых взялся признанный лидер советской военно-полевой хирургии Николай Нилович Бурденко.

На XXII Всесоюзном съезде хирургов в 1932 г. свой доклад Бурденко посвящает одному из самых актуальных вопросов военно-полевой хирургии — борьбе с анаэробной инфекцией, она возникает при попадании в рану микробов так называемой газовой гангрены. В основу лечения и профилактики при этом, подчеркивает он, должна быть положена хирургическая обработка раны и обязательное введение специальных противогангренозных сывороток. Использование сывороток, заявил Бурденко, имеет настолько важное значение, что этот метод лечения должен быть признан исключительно важным с государственной точки зрения в смысле обороноспособности страны. Поэтому нам нужно организовать производство достаточного количества сывороток.

Об обязательном применении сывороток для предупреждения столбняка и газовой гангрены он вновь напоминал в дополнительной главе, которую издательство медицинской литературы «вставило» в изданную в 1933 г. книгу французского хирурга Ф. Лежара. Снова хирург Бурденко выступил страстным поборником применения антигангренозных и противостолбнячной сывороток, которые намного улучшают результаты лечения.

Жизнь, практика военно-полевой хирургии подтвердили глубокую правоту Бурденко (вскоре использование таких сывороток было признано обязательным).

Существенный вклад внес Бурденко в разработку методов борьбы с травматическим шоком.

Шоком медики называют своеобразное угнетение всех жизненных функций организма, возникающее в связи с тяжелой травмой, ранением. Классическое описание шока дал Н. И. Пирогов:

«С оторванной рукою или ногою лежит такой окоченелый на перевязочном пункте неподвижно; он не кричит, не вопит, не жалуется, не принимает ни в чем участия и ничего не требует; тело холодно, лицо бледно, как у трупа; взгляд неподвижен и обращен вдаль; пульс, как нитка, едва заметен под пальцем и с частыми перемежками. На вопросы окоченелый или вовсе не отвечает, или только про себя, чуть слышно, шепотом, дыхание также едва приметно. Рана и кожа почти вовсе не чувствительны… Иногда это состояние проходит через несколько часов от употребления возбуждающих средств, иногда же оно продолжается без перемены до самой смерти… Окоченелый не потерял совершенно сознания: он не то что вовсе не сознает своего страдания; он как будто бы весь в него по грузился, как будто затих и окоченел в нем».

Спасти раненого, оказавшегося в состоянии шока, вывести его из этого состояния было нелегким делом. В одном из своих докладов, сделанном еще в 1935 г., Бурденко проанализировал встречавшиеся ему случаи операционного шока и рекомендовал производить в этих случаях переливание крови. Это был, однако, лишь один из способов борьбы с шоком.

На одной из конференций по военно-полевой хирургии Николай Нилович подробно описал механизм развития шока и привел ценные способы его распознавания. Переходя к практическим мероприятиям, он рекомендовал, во-первых, выделять раненых, находящихся в состоянии шока, в особую группу и организовать за ними надзор и уход; во-вторых, наиболее удобно разместить их, создать им полный покой, избегая всякой дополнительной физической или психической травмы; в-третьих, выбрать подходящую обстановку и время для всякого рода манипуляций и оперативных вмешательств; в-четвертых, стараться лечебные мероприятия выбирать индивидуально для каждого раненого.

Он рекомендовал использовать при этом разные виды обезболивания — так называемые регионарный (какой-либо области), проводниковый (по ходу нерва) или паравертебральный (вокруг спинномозговых нервов), а также сосудорасширяющие, сердечные и другие средства. Бурденко советовал не забывать о переливании крови и вливании различных жидкостей — в том или ином количестве, в зависимости от состояния раненого.

Свои взгляды на проблему шока Николай Нилович изложил с трибуны XXIII Всесоюзного съезда хирургов: его доклад был настолько интересным, что стал программным, одним из основных на этом собрании лучших хирургов страны. А на специальной конференции, созванной в Киеве Академией наук Украины в 1938 г., он высказал свой взгляд на причину возникновения гипергликемии (повышенного содержания сахара в крови) — одного из симптомов шока, считая, что «виновато» усиленное выбрасывание в кровь гормона адреналина. Доклад хирурга Бурденко взбудоражил специалистов-физиологов, проверивших и подтвердивших наблюдения клинициста. А из этих наблюдений вытекали и серьезные практические выводы.

На пленуме Ученого медицинского совета Наркомздрава СССР в 1938 г. Бурденко сделал интересный и своеобразный доклад о требованиях к обезболивающим веществам в будущей войне. Рискнув заглянуть на несколько лет вперед, он пришел к заключению, что, по-видимому, в военно-полевой обстановке целесообразно будет использовать местную анестезию, хлороформенный и интравенозный (внутривенный) наркоз. Его прогноз во многом подтвердился в годы Великой Отечественной войны.

Ряд своих работ он посвятил хирургической работе в войсковом районе. А в конце 1938 г. в трех номерах журнала «Хирургия» он опубликовал три статьи — письма хирургам о первичной обработке ран в будущей войне.

Перевооружение армий поставило большой вопрос о содержании военно-полевой медицины, о том, чем будут заниматься хирурги на войне. Бурденко проводит мысль о необходимости активной обработки ран. В то же время он выступает за необходимость путем коллективного обсуждения (например, на съездах или конференциях) выработать единую тактику действий военных хирургов.

По заданию Военно-санитарного управления РККА профессор Бурденко разрабатывает наиболее важный вопрос военно-полевой хирургии. В 1939 г. выходит его монография «Характеристика хирургической работы в войсковом районе», сразу ставшая настольной книгой военных врачей. Бурденко детально анализирует хирургическую службу русской, германской, французской и других армий в первую мировую войну, подчеркивает важность и указывает способы раннего хирургического вмешательства.

Он пишет о необходимости так называемой специализированной хирургической помощи, которая позволяет добиваться наилучших результатов в лечении и восстановлении здоровья бойцов, в возвращении их в строй. Он выдвигает перед врачами неотложные оборонные задачи — вооружение хирургов теоретическими знаниями; воспитание кадров и углубление их практических навыков; коллективная разработка единых установок по вопросам активной хирургии; тесный контакт со специалистами (травматологами, ортопедами, стоматологами, нейрохирургами) и организация специальных видов хирургической помощи; тесная связь с бактериологией, токсикологией и другими пограничными биологическими дисциплинами; обсуждение ряда организационных и снабженческих вопросов на узких и расширенных конференциях. Военно-полевая хирургия, закапчивал Бурденко, должна также тщательно изучить все то, что может оказаться полезным во время войны.

Николай Нилович все больше внимания отдавал военно-полевой хирургии. Это раньше других заметили сотрудники кафедры факультетской хирургии 1-го Московского медицинского института, которой он руководил долгие годы.

Профессор В. В. Кованов (тогда ассистент кафедры) вспоминает, что Н. Н. Бурденко стал реже бывать в клинике, подолгу задерживался в Военно-санитарном управлении. А однажды, собрав врачей, без обиняков сказал им: «Сейчас же прошу вас засесть за подготовку материалов к составлению инструкций и указаний по военно-полевой хирургии. Дело не терпит отлагательства».

«…Под влиянием разговоров с Николаем Ниловичем наши занятия (со студентами. — М. М.) все чаще сводились к военно-полевой хирургии. Учили студентов технике гипсования, скелетному вытяжению, переливанию крови, первичной обработке ран…

Профессор (Н. Н. Бурденко.—М. М.) нередко приходил в перевязочную на занятия со студентами и показывал, как нужно иссекать края загрязненных ран, учил, какие ткани после хирургической обработки следует зашивать наглухо, а какие нет, показывал, как надо обезболивать место операции с помощью раствора новокаина.

…Приходится только поражаться, с какой настойчивостью и упорством Николай Нилович… готовил большую армию врачей к трудной ратной работе».

Ближайшие сотрудники Бурденко восхищались его кипучей и разносторонней деятельностью.

Зимой 1939/40 года, во время советско-финляндской войны, Н. Н. Бурденко в качестве хирурга — консультанта Военно-санитарного управления Красной Армии не один раз выезжал в районы военных действий. Он контролировал работу военных хирургов, учил их наиболее эффективным методам операций, нередко сам становился за операционный стол.

Боевой опыт существенно помог Бурденко и другим хирургам и организаторам военно-медицинской службы, дал много нового и ценного в области военно-полевой хирургии. Стало ясно, что боевая обстановка позволяет оказывать квалифицированную помощь большинству раненых в медицинских учреждениях войскового тылового района (дивизионные медицинские пункты — медсанбаты и полевые госпитали).

Была, наконец, окончательно решена одна из самых важных проблем военно-полевой хирургии — проблема первичной хирургической обработки огнестрельной раны. Бурденко и другие хирурги пришли к выводу об опасности для жизни раненого и недопустимости в военно-полевой хирургической практике зашивания огнестрельной раны сразу же после ее обработки. «Наложение первичного шва на огнестрельную рану было официально запрещено во время советско-финляндской войны специальным «Письмом к хирургам войскового района» за подписями Е. И. Смирнова (тогда — начальник Военно-санитарного управления Красной Армии. — М. М.), Н. Н. Бурденко,

С. С. Гирголова и П. А. Куприянова (профессора — хирурги Ленинградской военно-медицинской академии. — М. М.), разосланном в январе 1940 г. всем хирургам Красной Армии.

Запрещение первичного шва огнестрельной раны в тот период было правильным и своевременным решением, ибо тогда в руках хирургов не имелось так называемых бактериостатических средств, применение которых могло бы задержать размножение микробов, оставшихся в ране после хирургической обработки. Необходимо учитывать также и то, что качество первичной хирургической обработки ран не могло зачастую тогда быть высоким ввиду отсутствия у большинства хирургов опыта лечения огнестрельных ранений в военно-полевых условиях. Запрещение первичного шва сохраняло свою силу во все время войны».

Бурденко учил всех советских врачей новому, прогрессивному в хирургии. Об этом, в частности, шла речь в изданных в 1940 г. под его редакцией «Инструкции по неотложной хирургии» и «Инструкции по лечению раненых в тыловых госпиталях».

Со страниц этих книг, с профессорской кафедры в 1-м Московском медицинском институте, с трибуны съездов и конференций врачей, в многочисленных статьях в газетах и журналах — всюду Николай Нилович страстно пропагандировал наиболее рациональные, — научно обоснованные методы помощи раненым в медсанбатах, полевых подвижных госпиталях, лазаретах, эвакогоспиталях и др. Как метко сказал один хирург, военно-полевую хирургию студенты и врачи в те годы изучали «по Бурденко».

Под руководством Николая Ниловича внимательно анализируется и обобщается боевой опыт советских военных медиков во время советско-финляндской войны, а также во время боев у озера Хасан и у реки Халхин-Гол. Действия Красной Армии в этих кампаниях позволили оценить деятельность военно-медицинской службы в условиях современного боя.

Практика подтвердила жизненность основных прйнДЙ-Нов медицинского обеспечения Красной Армии и вместе с тем указала на отдельные недостатки. Военные медики в первую очередь обратили внимание на организацию специализированной медицинской помощи, на совершенствование военно-полевой хирургии и военно-полевой терапии. Оказалось, что в условиях войсковых этапов медицинской эвакуации полноценная специализированная медицинская помощь вряд ли возможна. Хирурги решили, что такие вмешательства более целесообразно проводить в лечебных учреждениях армейского и даже фронтового тыловых районов.

Благодаря усилиям Бурденко и других видных советских хирургов еще в мирное время были разработаны и внедрены в повседневную практику научно обоснованные методы первичной обработки и лечения ран. Эти методы целиком оправдали себя на театре военных действий. Утвердились и принципы активного хирургического лечения в боевой обстановке проникающих ранений живота и груди, огнестрельных повреждений костей, нейрохирургические методы лечения ранений черепа.

Военные медики в предельно короткий срок проделали колоссальный труд — обобщили опыт хирургической работы в прошедших боевых операциях. Под руководством Н. Н. Бурденко накануне Отечественной войны был создан принципиально важный военно-медицинский документ — «Указания по военно-полевой хирургии». Этот документ впервые в истории советской военной медицины официально устанавливал единые методы и единую тактику организации, характер и объем хирургической помощи на этапах медицинской эвакуации.

«Этот документ, опубликованный в июле 1941 г., сразу же после начала Великой Отечественной войны, действовал на всем ее протяжении и трижды переиздавался в годы войны с изменениями и дополнениями, вносимыми в соответствии с непрерывно накапливавшимся боевым опытом советских военно-полевых хирургов. «Указания» обусловили единое понимание принципов хирургической работы в полевой медицинской службе Советских Вооруженных Сил».

…Партия постоянно предупреждала о возможности империалистического нападения на первое в мире социалистическое государство, призывала советских людей крепить оборону страны, быть готовыми во всеоружии встретить агрессию империалистов.

К обороне страны, к работе в условиях фронта упорно готовились и советские медики — врачи, фельдшеры, медицинские сестры. Непрерывно совершенствовалась военно-медицинская служба Красной Армии. Тысячи гражданских врачей овладевали искусством военно-полевой медицины. На военных сборах и учениях медики проходили нелегкую школу.

История, однако, готовила всему нашему народу во сто крат более серьезные испытания. Наступал 1941 год…


ИДЕТ ВОЙНА НАРОДНАЯ, СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА

Советские люди никогда не забудут годы Великой Отечественной войны — самой тяжелой из войн, какую только пришлось пережить народам нашей Родины за всю их многовековую историю. В те годы на полях грандиозных сражений решался вопрос о жизни и смерти Советского государства, о том, быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение.

Коммунистическая партия объявила: «Социалистическое Отечество в опасности!» — и призвала народ встать на защиту Родины, отдать все силы на самоотверженную борьбу с врагом, на разгром фашизма.

«В эти дни я с особенной радостью ощущаю свою близость с доблестными нашими воинами, — писал Бурденко 23 июня 1941 г. в газете «Вечерняя Москва». — Мой сын — в подводном флоте, я — в Красной Армии с честью выполним любое боевое задание. В письме к сыну я выразил уверенность, что он покажет пример самоотверженного героизма своим молодым товарищам, что враги узнают твердость руки и меткость глаза старшего помощника командира мощной подводной лодки Владимира Бурденко. Руководить волей и поведением моим и моего сына будет беспощадная ненависть к врагу».

В ряды военно-медицинской службы Красной Армии вступили наиболее опытные и квалифицированные специалисты — профессора, доктора и кандидаты медицинских наук, ассистенты и доценты клиник и институтов.

Николаю Ниловичу Бурденко в 1941 г. исполнилось 65 лет. Но в первый же день войны он пришел в Военно-санитарное управление Красной Армии.

— Считаю себя мобилизованным, — сказал он. — Готов выполнить любое задание.

Приказом Народного Комиссара Обороны Бурденко было присвоено звание корпусного врача (генералов медицинской службы тогда еще не было). Одновременно его назначили главным хирургом Красной Армии.

Это назначение ни для кого не явилось неожиданностью: Николай Нилович был не только крупным теоретиком военно-полевой хирургии, но и руководителем-практиком, энергичным и инициативным организатором и администратором. Его по праву считали наследником и продолжателем дела замечательных русских хирургов, много потрудившихся в области военно-полевой хирургии. Николай Нилович Бурденко не только творчески развил и обогатил их идеи применительно к новым условиям, но и сам внес много ценного, оригинального в современную военно-полевую хирургию.

Конечно, войны XX века во многом отличались от тех, которые велись раньше, например во времена Пирогова. Теперь в них участвовали многомиллионные армии, вооруженные мощными средствами истребления и разрушения. Поэтому войны сопровождались огромными людскими потерями.

Без возвращения в строй наибольшего количества раненых, т. е. без пополнения армии опытными, обстрелянными солдатами и офицерами, невозможно было сколько-нибудь длительно и успешно вести войну. А возвращать в строй раненых — дело военно-медицинской службы, в которой хирургия играет самую главную роль.

На плечи главного хирурга Красной Армии Бурденко легла гигантская работа. Не клиника, не институт, не одна армия, а огромный фронт, растянувшийся на тысячи километров от Баренцева до Черного моря. Наряду с опытными специалистами из запаса в армию пришло много молодых врачей, недавно закончивших вузы и знакомых с основами военной медицины, с военно-полевой хирургией сугубо теоретически. Эти молодые кадры предстояло в кратчайший срок обучить, переквалифицировать. И делать это надо было в боевой обстановке, во фронтовых условиях.

21—28 июня 1941 г., через несколько дней после начала войны, состоялся пленум Ученого медицинского совета при начальнике Военно-санитарного управления Красной Армии. На пленуме видные ученые и военные врачи рассмотрели важнейшие принципы военно-полевой хирургии, а также вопрос о применении сульфаниламидных препаратов для лечения огнестрельных ранений.



«Как один из участников этого пленума, — пишет генерал-лейтенант медицинской службы Н. И. Завалишин, — я помню, что он проходил с большим подъемом. Основным докладчиком на пленуме был академик Н. Н. Бурденко… В результате уже 7 июля 1941 г. были подписаны к печати и вскоре вышли в свет «Указания по военно-полевой хирургии» (этот документ был разработан под руководством Н. Н. Бурденко накануне войны. — М. М.), а затем «Инструкция о применении сульфаниламидных препаратов в войсках». Еще раньше было подписано к печати «Наставление по санитарной службе». Впервые в истории отечественной медицины врачи получили единые принципиальные положения по лечению раненых».

Николай Нилович активно участвовал в составлении инструкций и методических указаний для фронтовых хирургов, используя свой богатый военно-врачебный опыт, давал им ценные рекомендации по лечению раненых бойцов Красной Армии. Эти «бурденковские» инструкции по краткости и ясности изложения военные врачи часто сравнивали с книгой великого русского полководца А. В. Суворова «Наука побеждать». Да, Бурденко тоже учил побеждать — успешно бороться с осложнениями ран, предупреждать и побеждать болезни.

…Первые месяцы войны были особенно тяжелыми для Советской страны. Под ударами превосходящих сил гитлеровской армии наши войска несли серьезные потери и вынуждены были отступать в глубь страны. Десятки тысяч раненых двигались в тыл. Нужно было наладить эвакуацию и лечение раненых, не забывая в то же время о создании новых госпиталей и о подготовке молодых врачей, только вчера надевших военную форму, к хирургической работе во фронтовых условиях.

Разбойничье, вероломное нападение гитлеровских захватчиков создало сложную обстановку и для военно-медицинской службы приграничных округов. Здесь не удалось развернуть многие госпитали и другие медицинские учреждения. У медиков порой не хватало медикаментов и перевязочных средств, мало было санитарного транспорта. В этих условиях только героические усилия военных медиков помогали обеспечить надлежащую медицинскую помощь раненым.

Например, в Тарнопольский гарнизонный госпиталь, рассчитанный на 200 коек, только за 5 суток — с 22 по 27 июня — поступило около 5 тысяч раненых: все они получили здесь медицинскую помощь. Полевой подвижный госпиталь № 64, обслуживавший части 6-й армии Юго-Западного фронта, за три месяца войны, работая под артиллерийским обстрелом и непрекращающимся налетами фашистской авиации, оказал медицинскую помощь 17,5 тысячам раненых бойцов и командиров.

Далеко не у всех гражданских врачей, призванных из запаса в ряды Красной Армии, были достаточные знания и практические навыки по военно-полевой хирургии. Поэтому нередко они применяли самые различные, а то и не всегда обоснованные методы лечения раненых. Вот что увидел на фронте в первые месяцы войны армейский хирург А. А. Вишневский (ныне — главный хирург Министерства обороны):

«Смотрел, как врачи производят хирургическую обработку огнестрельных ран, и еще раз убедился в том, что многие врачи не имеют ясного представления о том, как надо производить это важнейшее в условиях войны хирургическое вмешательство. У неопытных хирургов чрезмерный радикализм при обработке поверхностных слоев раны сменяется чрезмерным консерватизмом при обработке глубоких ее частей. В результате получается, что кожи иссекают слишком много, а поврежденных мышц не трогают» *.

Это была одна из самых частых ошибок, об опасности которой много писал и говорил Бурденко в первые годы Великой Отечественной войны. Опытный хирург А. А. Вишневский тотчас собрал врачей и разъяснил им, что хирургическая обработка раны должна заключаться в иссечении мертвых и умирающих тканей, в первую очередь мышечной ткани. Всюду следовало, как говорил Бурденко, «установить образцовый хирургический порядок». В июле 1941 г. Бурденко выехал на фронт, на Западное направление. Враг рвался к Москве. Особенно упорные и кровопролитные бои развернулись тогда под Ярцевом и Вязьмой. Непрерывный поток раненых шел с передовых позиций. Военные врачи полевого госпиталя оперировали по 16–18 часов в сутки — и все-таки не справлялись; часть раненых приходилось отправлять в другие госпитали без операции.

Бурденко, прибыв сюда, не мог оставаться равнодушным свидетелем: он сам стал к операционному столу. Врачей и медицинских сестер поражала его железная выдержка и колоссальная работоспособность.

«Я вспоминаю те дни горячих боев под Ярцевом, — писала Николаю Ниловичу несколько лет спустя медицинская сестра Комарова-Пименова, — когда вы, несмотря ни на что, на передовых линиях творили чудеса, спасая раненых. Пушки грохочут, пулеметы трещат, бомбы летят, а вы не отходите от операционного стола…»

Так повторялось на многих участках фронта. Николай Нилович не был инспектором, «высшим начальством». Всегда и везде он учил, показывал, помогал — брал в руки скальпель и оперировал. Во время только одной поездки на фронт Бурденко проехал почти 2 тысячи километров, осмотрел свыше 40 госпиталей.

На Западном фронте, в большом сортировочном госпитале, Николай Нилович зашел в перевязочную: сюда только что принесли раненого с повреждением бедра. Вот как об этом пишет сопровождавший Бурденко в поездке на фронт военврач I ранга А. М. Геселевич.

«Вопросительно смотрит он на врача, снявшего повязку и постукивающего пинцетом около раны.

— Газовая инфекция? — спрашивает Николай Нилович.

— Да, сомнений нет, — отвечает врач.

— Что намерены делать?

— Сейчас придется оперировать.

Врач уходит, чтобы отдать распоряжение о подготовке к операции. Бурденко садится за столик в углу перевязочной. Я ожидаю, не вполне понимая, зачем понадобилось ему оставаться здесь. Проходит 5—10 минут, врач не возвращается. Николай Нилович продолжает молча сидеть. Его лицо краснеет, губы сжимаются. Он нервно перелистывает истории болезни.

Наконец возвращается врач, подходит и становится в позу внимательного ученика. Академик Бурденко смотрит на него в упор. И вдруг резко:

— Так что ж вы медлите? Ведь каждая минута дорога! Как же можно откладывать эту не терпящую никакого промедления операцию? Так можно потерять больного… Это же безобразие!

И он был прав в своем гневе, этот строгий, многоопытный врач. Он остался сидеть в перевязочной для того, чтобы проверить, насколько отчетливо усвоено хирургом правило оперировать при газовой инфекции немедленно после установления диагноза».

На Западном фронте ожесточенное сражение разгорелось в районе Смоленска. Здесь наши войска почти на два месяца задержали бронированные гитлеровские дивизии, рвавшиеся к Москве.

Военным медикам удалось организовать планомерное лечебно-эвакуационное обеспечение войск. В Вязьме была развернута передовая группа фронтовых госпиталей, куда поступал поток раненых. На станции Новоторжская, на стыке железных дорог в Москву, Ржей и Тулу, удалось создать мощный сортировочный госпиталь. Впоследствии, когда фронт приблизился к Москве, крупные сортировочные госпитали были развернуты в самой столице — в Главном военном госпитале имени Бурденко, в Тимирязевской сельскохозяйственной академии, в Военной академии имени М. В. Фрунзе.

В августе 1941 г. на Западном фронте были созданы госпитали для легкораненых. Их размещали в полевых условиях — в палатках, шалашах, землянках. Каждый госпиталь был рассчитан на тысячу раненых. Характерно, что в таких госпиталях не только лечили, но и проводили боевую и политическую подготовку. Создание таких госпиталей значительно ускорило возвращение легкораненых в строй после излечения. В этом была заслуга соратников Бурденко — инспектора-хирурга Военно-санитарного управления профессора В. В. Гориневской и главного хирурга Западного фронта профессора С. И. Банайтиса.

Высокую оценку этой деятельности советских медиков давали видные полководцы. «…Наши героические медики прилагали все усилия к тому, чтобы лучше лечить и быстрее ставить на ноги пострадавших бойцов и командиров, — вспоминал о первом этапе Отечественной войны К. К. Рокоссовский. — И нужно признать, они преуспевали в этом».

…Возвратившись в Москву из поездки на Западный фронт, Бурденко делится с Военно-санитарным управлением Красной Армии и Наркомздравом своими мыслями об организации специализированной помощи. «Должен быть показ и еще показ, — пишет он начальнику Военно-санитарного управления Е. И. Смирнову. — Я не боюсь упрека в том, что я как будто отрицаю пользу бесед, совещаний, конференций, — они должны быть, но не должны заслонять собой показ».

Огромное значение приобретала также эвакуация раненых с поля боя, быстрейшая доставка их в медицинские учреждения. В связи с этим Бурденко подчеркивал важность принятого 23 августа 1941 г. и введенного в действие по телеграфу приказа Народного Комиссара Обороны Союза ССР о порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу. В этом приказе устанавливалось, что за вынос с поля боя 15 раненых с их оружием каждый санитар и носильщик представлялся к награждению медалями «За боевые заслуги» и «За отвагу», 25 раненых — орденом Красной Звезды, 40 — орденом Красного Знамени, а 80 — орденом Ленина.



Спасение раненого воина было определено как проявление высокой воинской доблести, стоящей в одном ряду с подвигами летчиков, танкистов, пехотинцев, артиллеристов, моряков.

В конце августа 1941 г. Бурденко вновь выезжает на фронт, на этот раз на Северо-Западное направление. И снова он развивает кипучую деятельность — организует госпитали и лазареты, учит молодых хирургов, оперирует сам. И все это на передовых позициях, в прифронтовой полосе.

Главный хирург корврач Бурденко снова на боевой работе, снова сквозь все испытания великой битвы он идет рядом с сынами своего народа, с воинами Советской страны.

Николай Нилович восхищался массовым героизмом и мужеством советских воинов. «Того, что пришлось видеть и наблюдать сейчас, — пишет он, возвратившись с фронта, — я никогда еще не видел. Чувствуется особенная спайка людей, постоянная готовность помочь друг другу в затруднительных положениях.

От меня часто требуют назвать имена героев. Их очень много. Герой воспламеняет нас, а массовое мужество накаляет. Мое слово будет о массовом мужестве. Им пронизано все».

Высокий пример мужества, истинного героизма показывает сам Бурденко. Поездки по фронтовым дорогам, в непосредственной близости от передовых позиций. Переправы под бомбежкой, как это было вблизи Шлиссельбурга, под Ленинградом. Операции под артиллерийским огнем — их он делал не только под Ярцевом, но и в десятках других мест.

От главного хирурга Красной Армии, академика, корпусного врача всего этого, пожалуй, даже не требовалось. Однажды кто-то из его коллег-профессоров деликатно намекнул об этом Бурденко. Мол, с вашим положением незачем рисковать. Ведь пули, снаряды и бомбы не знают, кто такой академик Бурденко. К тому же главный хирург в Красной Армии — только один.

Бурденко гневно сверкнул глазами.

— Перестаньте! — оборвал он профессора, — вы заставляете меня говорить резко. Так, как вы, рассуждают только трусы. А я — командир Красной Армии!

Основываясь на результатах своих поездок на фронт, Николай Нилович всесторонне продумывает, как лучше организовать специализированную помощь раненым. «Предположения мои, — вспоминал он потом, — были таковы: образовать на фронте специальную помощь, обеспеченную этапными учреждениями, а в тылу создать прочную сеть специальных госпиталей на 1000 кроватей. Мне представлялось необходимым организовать специальную помощь по лечению осложненных переломов (трубчатых костей), челюстных, нейрохирургических, урологических и других ранений. Лечение повреждений глаза, уха, горла должно проводиться в нейрохирургических госпиталях.

Мне казалось, что при наличии у нас в Советском Союзе ряда соответствующих институтов мы сможем создать по крайней мере необходимые учреждения, которые станут очагами для подготовки молодых врачей.

Я написал докладную записку Е. И. Смирнову и на расширенном заседании Ученого медицинского совета Наркомздрава сделал доклад с изложением плана организации

специальной помощи. Е. И. Смирнов положительно отнесся к моему проекту и передал его для разбора в лечебно-эвакуационный отдел Санитарного управления, а в Наркомздраве 29.9.1941 г. было назначено заседание по проведению в жизнь организации специальной помощи. Но мне не удалось в нем участвовать…»

В конце сентября 1941 г. на одной из подмосковных железнодорожных станций Николай Нилович осматривал военно-санитарный поезд, прибывший с фронта. И вдруг, выходя из вагона, он покачнулся и грузно привалился к поручням. Сопровождавшие тотчас подхватили его под руки.

«Мозговой инсульт» (кровоизлияние в мозг) — такой диагноз поставили Бурденко в госпитале. Больного Николая Ниловича, потерявшего дар речи, наполовину парализованного, отправили в глубокий тыл, в Омск.

…В годы русско-японской войны Бурденко — тогда еще студент, помощник врача летучего санитарного отряда — был контужен. В 1917 г., в конце первой мировой войны, он получил вторую, более тяжелую контузию.

Последствия этих контузий сказывались медленно, но неумолимо: Николай Нилович терял слух. Глухота «наседала», и в 1937 г. мир звуков перестал существовать для него.

Однако, лишившись слуха, Бурденко нисколько не изменил своему обычному, раз навсегда заведенному порядку труда. Наоборот, он, казалось, начал работать еще больше, еще напряженнее, еще упорнее. И только белые листы бумаги, при помощи которых собеседники «разговаривали» с Бурденко, напоминали о его тяжелом физическом недуге.

Инсульт, случившийся в первые месяцы Отечественной войны, намного осложнил состояние здоровья 65-летнего Бурденко. Глухой, он потерял и речь, потерял способность передвигаться самостоятельно. Казалось, что Николай Нилович навсегда выбыл из строя, — так в ту пору думали многие…

Бурденко сам был врачом и отлично понимал свое состояние. И, быть может, сдайся он, примирись с мыслью об инвалидности — так и не встал бы он с госпитальной койки, выбыл бы из строя навсегда. Но железная воля и высокий моральный дух побуждали его к активному действию.

Впервые в жизни заболев на такой длительный срок, он переживал не самую болезнь, а свой вынужденный отрыв от дела. Он негодовал на эту помеху и все свои силы, всю свою волю направлял к одному: победить болезнь, снова встать в строй.

В омском военном госпитале, прикованный к постели, он написал следующие взволнованные и мужественные строки:

«Если сдают физические силы, должна выручать сила нравственная. Если у тебя на руке останется только один палец — не сдавайся и работай, действуй с той же энергией, как если бы у тебя были целы все пальцы».

В этих словах — весь Бурденко, вся его страстная, волевая натура.

…Однажды во время утреннего обхода Николай Нилович протянул врачу белый листок бумаги, на котором крупными буквами было написано: «Принесите мне

зеркало».

Врач настолько удивился, что машинально спросил:

— А зачем оно вам?

Лишь сообразив затем, что пациент его не слышит, он повторил свой вопрос на бумаге.

— Я буду снова учиться говорить, — написал Бурденко.

— Это невозможно, у вас же нет слуха… — хотел было сказать врач, но на листке спросил: «Не будет ли вам тяжело?»

Николай Нилович остро глянул на врача и приказал: «Дайте зеркало. Корврач Бурденко».

И с этого же дня он — начал упражняться перед зеркалом, снова учиться говорить.

Да, это было чрезвычайно трудно, почти невозможно. Медицинская практика не знала, пожалуй, таких случаев, когда бы глухой, потеряв речь, опять заговорил. Но ведь и такой нравственной силы, какой обладал Бурденко, медицинская практика тоже, пожалуй, не встречала.

Глядя в зеркало, Николай Нилович открывал рот и пытался произносить звуки, буквы, отдельные слова. Губы еле-еле шевелились. Язык был чужим и почти не двигался.

Снова и снова тренировался Бурденко, в десятый, двадцатый, сотый раз повторял одно и то же…

Между тем общее состояние здоровья ученого начало улучшаться. Ой мог уже читать не только сводки Советского Информбюро в свежих газетах, но и письма своих соратников и учеников из Москвы. Даже больной, Бурденко продолжал жить жизнью Отчизны.

Главный хирург Красной Армии принимается за дело, с каждым днем все больше нагружая себя. Он анализирует работу омских тыловых эвакогоспиталей и с удовлетворением убеждается, что написанные под его руководством «Инструкции по методам хирургического лечения в тыловых госпиталях» приносят врачам ощутимую пользу.

Через некоторое время он начинает консультировать, а затем даже руководит операциями, пишет письма фронтовым хирургам, заканчивает несколько начатых ранее важных научных работ по военно-полевой хирургии.

Уже одни их названия говорят сами за себя — «Ампутация как нейрохирургическая операция», «Специализированная хирургическая помощь раненым», «О роли симпатической нервной системы при отморожениях», «Заживление рубцовой ткани при энцефалите», «Основные установки современного учения об огнестрельных ранениях артерий»… Главный хирург Красной Армии дает военным врачам научно обоснованные, практические рекомендации.

А для себя самого он устанавливает жесткий, но вполне обоснованный режим. Ближайшая его цель — вновь освоить потерянную речь. Поэтому каждый день Бурденко упорно тренировался перед зеркалом. Долгое время у него ничего не получалось. Недели, месяцы тренировок — и никакого результата. Но вот кто-то из окружающих услышал и понял произнесенные им слова. Бурденко взволнован: речь возвращается, старый солдат снова становится в строй.

«Работаю в трех госпиталях, — пишет он из Омска в Москву своему ученику профессору А. Ф. Лепукалну, — ставлю диагнозы, наставляю врачей, помогаю при операциях и сам делаю, изучаю последствия фронтовых ампутаций… В апреле все же поеду в Москву — не могу больше быть безработным!»

Весной 1942 г., едва оправившись от тяжелой болезни, Бурденко возвращается в Москву и опять с головой окунается в работу. Основное внимание он уделяет выполнению ответственных обязанностей главного хирурга Красной Армии, вместе с другими руководителями военно-медицинской службы вновь и вновь анализирует и извлекает уроки из деятельности медиков на различных фронтах Отечественной войны.

Опыт медицинского обеспечения Красной Армии во время первого периода войны многому научил врачей. Например, этот опыт отчетливо показал, что для действенной реализации принципа этапного лечения с эвакуацией по назначению требуются определенные условия.



Этапное лечение наиболее целесообразно при создании в составе госпитальной базы армии полевых лечебных учреждений, предназначенных для оказания специализированной медицинской помощи различным группам раненых и больных, которых эвакуировали по назначению из медико-санитарных батальонов дивизии. Такие специализированные госпитали оказались прежде всего необходимыми для легкораненых, раненных в голову и для больных. Опыт Отечественной войны подтверждал важность принципов этапного лечения с эвакуацией по назначению.

В этих условиях на военно-полевых хирургов возлагалась особая ответственность. Понимая это, главный хирург Красной Армии вдумчиво, а порой и критически рассматривает прежние установки, вносит в них необходимые коррективы.

Особое внимание Н. Н, Бурденко обращает на повышение квалификации военных врачей, воспитание военных хирургов. В то время для главного хирурга Красной Армии это была очень важная задача.

Перед войной в нашей стране было 140 тысяч врачей, из них около 10 тысяч так называемых общих хирургов, т. е. врачей, способных самостоятельно оперировать. Однако хирургов «узких специальностей» (например, нейрохирургов) было лить несколько сот и только по некоторым отраслям хирургии — тысяча и более.

Основными медицинскими учреждениями Красной Армии были госпитали и медико-санитарные батальоны дивизий: среди врачей здесь больше всего было хирургов. Так, в середине войны в стране были тысячи эвакуационных госпиталей, хирургических подвижных госпиталей, госпиталей для лечения легкораненых, сортировочных госпиталей, десятки отдельных рот медицинского усиления и сотни медико-санитарных батальонов дивизий. Для их укомплектования требовалось в 2–3 раза больше хирургов, чем было в стране. Поэтому многих мобилизованных в Красную Армию гражданских врачей — специалистов по детским болезням, невропатологии, дерматологии, акушерству и гинекологии — предстояло в короткий срок переподготовить на хирургов, обучить военно-полевой хирургии.

Военными хирургами должны были стать — и тоже в короткий срок — те тысячи гражданских хирургов, которые пришли в военно-медицинскую службу.

Предстояло решить и еще один важный вопрос. Гражданские хирурги принадлежали, как правило, к различным школам. Они были последователями и учениками крупных ученых, работавших в разных клиниках Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, Казани, Тбилиси, Саратова и многих других городов страны. Поэтому-то при лечении они нередко использовали различные методы — по-своему производили те или иные операции, неодинаково определяли показания к ним, назначали или вовсе не назначали лекарства, рано или поздно выписывали из клиники…

Но в условиях войны такая «чресполосица» была абсолютно неприемлемой. Требовалось взаимопонимание между врачами, и его можно — и нужно! — было добиться лишь при использовании единых принципов и методов оказания медицинской помощи раненым. Это мнение академика Н. Н. Бурденко и других ученых сразу же поддержало Военно-санитарное управление Красной Армии.

В военно-полевой хирургии это логично привело к широкой унификации хирургической тактики и известной стандартизации хирургической помощи.

Все врачи стали руководствоваться едиными твердыми установками, утвержденными главным хирургом Красной Армии академиком Н. Н. Бурденко и другими авторитетнейшими руководителями военно-медицинской службы: это во многом помогло вчерашним гражданским врачам стать отличными военными хирургами.

Бесспорно, для деятельности военных медиков это имело огромнейшее значение. «Можно не сомневаться, — пишут крупные советские военные хирурги генерал-полковник медицинской службы А. А. Вишневский и генерал-майор медицинской службы М. И. Шрайбер, — что без твердых единых установок по основным вопросам хирургической тактики были бы невозможны столь разительные успехи в лечении раненых» 1.

В годы Великой Отечественной войны советские хирурги с успехом применяли (особенно в медико-санитарных батальонах) бригадно-поточный метод работы медицинского персонала. Он был особенно эффективен при большом поступлении раненых. Например, в перевязочной или операционной дивизионного медицинского пункта (медико-санитарного батальона) шесть столов обслуживали две хирургические бригады. В каждую из них входили врач-хирург, три медицинские сестры, санитар.


На первом столе хирург с помощью медицинской сестры оперировал раненого, а на втором другая сестра готовила к операции следующего раненого. Закончив оперировать, хирург переходил ко второму столу и принимался за работу. В это время на первом столе раненого перевязывали и отправляли в другое отделение, а на третьем готовили оперировать еще одного раненого.

Руководители военно-медицинской службы одобрили бригадно-поточный метод работы. Этот метод позволил значительно увеличить производительность труда хирургов и полностью разгрузить их от выполнения второстепенных обязанностей.

Главный хирург Красной Армии Н. Н. Бурденко призывал врачей быть особенно внимательными при оказании медицинской помощи тяжелораненым воинам. И медикам удалось добиться больших успехов в лечении тех воинов, которые получили в боях тяжелые ранения. При проникающих ранениях груди, например, летальность, т. е. смертность, снизилась (по сравнению с прошлыми войнами) в 2–4 раза, а опасное осложнение — гнойное воспаление плевры — наблюдалось в 2–4 раза реже. При проникающих ранениях черепа тяжелые осложнения — абсцессы мозга — прежде возникали почти в 70 проц. случаев, а во время Отечественной войны — только в 12,2 проц., летальность в медицинских учреждениях уменьшилась вдвое. Значительно меньше раненых погибло при ранениях живота и других тяжелых поражениях.

Одна из главных причин этих достижений медиков была в том, что, выполняя рекомендации главного хирурга Красной Армии и его помощников, они осуществляли раннюю госпитализацию тяжелораненых. В результате своевременного выноса с поля боя и быстрой эвакуации пострадавших воинов рано доставляли в выдвинутые вперед, поближе к линии фронта, дивизионные медицинские пункты (медико-санитарные батальоны). Те, у кого были наиболее тяжелые ранения, сразу попадали под квалифицированное наблюдение врачей-специалистов, получали надлежащее лечение и уход: лишь затем их направляли в специализированные госпитали.

Данные, приходившие к Н. Н. Бурденко, как главному хирургу Красной Армии, с разных фронтов, были отрадными. Они убедительно подтверждали, что ранняя госпитализация воинов, получивших тяжелые ранения в живот и таз, в череп и грудную клетку, значительно снижала опасность, связанную с тяжестью поражения и запоздалым оказанием хирургической помощи.


Огромный авторитет среди всех советских медиков — и военных и гражданских — помогал Николаю Ниловичу справляться с нелегкими обязанностями руководителя самого главного звена военно-медицинской службы — хирургической помощи воинам Красной Армии.

Отличными помощниками Бурденко стали заместители главного хирурга С. С. Гирголав, В. С. Левит, В. Н. Шамов. Последовательными бурденковцами проявили себя главные хирурги фронтов и армий крупные специалисты хирурги С. И. Банайтис, П. А. Куприянов, М. Н. Ахутин, А. А. Вишневский, Н. Н. Еланский, В. И. Попов, В. В. Кованов, В. И. Стручков и многие другие. На каждого из них можно было смело положиться.

И все-таки Николай Нилович стремится на фронт, туда, где его личное присутствие может ободрить самоотверженных врачей, фельдшеров и санитаров, где его зоркие глаза могут подметить изъяны в организации и способах лечения и ухода за ранеными, в эвакуации их в сравнительно безопасные тыловые госпитали.

…Вот Бурденко прибыл в один из прифронтовых госпиталей. Военный врач М. Б. Суходрев, работавший в этом госпитале, вспоминает:

«В течение первой половины дня Н. Н. Бурденко шаг за шагом ходил и следил, как ведется прием раненых, отмечал… изучал, каким образом мы вели запись, прием, первичную регистрацию прибывших контингентов раненых… Он потребовал немедленно кормить больных, обязательно давать им горячий сладкий чай и выбирать ослабевших в результате транспортировки раненых, с тем чтобы их быстрее доставить в перевязочные для первичного осмотра врачом.

Нас всех поразило его длительное наблюдение в приемном отделении за качеством стрижки всех раненых, и особенно раненных в голову… Он указывал, что раненый должен быть хорошо вымыт и осторожно перенесен в приемно-диагностическую палату, прежде чем он будет подвергнут обследованию, оперативному вмешательству или какому-либо другому виду лечебных мероприятий».

Врачей поразило пристальное внимание Бурденко к «мелочам». Кто-то тогда же спросил его, так ли уж все это важно в боевой обстановке, во фронтовых условиях; ведь судьбу раненого в конечном счете решает операция, мастерство хирурга, а не эти мелочи.

— У хорошего хирурга нет мелочей, — ответил Николай Нилович. — Театр начинается с вешалки, а госпиталь — с приемного покоя, это зеркало работы хирургов.

Более двух суток провел Бурденко в нейрохирургическом отделении госпиталя — в то время там было много раненных в голову и в позвоночник. Он произвел детальный обход, подробно расспрашивал всех раненых, подолгу останавливался около тех, кто особенно привлекал его внимание. Затем, взяв истории болезни, рентгеновские снимки, данные лабораторных исследований, он подверг их подробному анализу. Все свободные от дежурства врачи госпиталя, заполнившие большой зал, внимательно слушали, записывали, запоминали.

— Есть ли у вас вопросы? — Николай Нилович оглядел собравшихся. — Прошу в письменном виде.

Вопросов было много, и на каждый из них Бурденко дал обстоятельный ответ. Последняя записка привлекла особое внимание главного хирурга.

«До вашего приезда, — вслух прочитал Бурденко, — мы были твердо убеждены, что вся работа у нас строится правильно, что она соответствует основным принципам специализированной хирургической помощи…»

Николай Нилович остановился и сурово глянул на врачей, словно хотел найти среди них автора записки.

— Самоуспокоенность, зазнайство — худший враг хирурга. А в госпитале многого не сделали, многого не выполнили. Здесь даже есть врачи, которые не понимают сути нашей военной медицины.

Бурденко был суров, но справедлив в своих требованиях. И врачи госпиталя поняли его. На основе указаний главного хирурга вся лечебная работа госпиталя была перестроена.

Через несколько месяцев, при очередной поездке на фронт, Николай Нилович вновь попал в этот госпиталь. После детального осмотра он сказал врачам:

— Вот теперь я у вас хотел бы поработать!

В устах Бурденко это была самая высокая похвала.

«Н. Н. Бурденко проводит долгое время в полевых медицинских учреждениях, — писал о нем начальник Главного Военно-санитарного управления генерал-полковник медицинской службы Е. И. Смирнов, — изучает опыт, знакомит войсковых хирургов с основами военно-полевой хирургии, дает конкретные установки по организации хирургической работы».

В годы войны фронтовые врачи руководствовались едиными идеями и принципами советской военно-полевой медицины, в разработке которых активно участвовал академик Бурденко.

В основе советской военно-полевой медицины лежали единые принципы хирургической и терапевтической работы в полевых условиях; преемственность в обслуживании раненых и



больных на различных этапах эвакуации; обязательная краткая, четкая и последовательная медицинская документация, позволяющая производить полноценную сортировку раненых.

С успехом использовалась система этапного лечения с эвакуацией по назначению.

После того как санитары и санинструкторы вынесли раненого с поля боя, его доставляли сначала на батальонный, а потом на полковой медицинский пункт. На первом — фельдшер, а на втором — врач оказывали раненому неотложную помощь и эвакуировали его на дивизионный медицинский пункт (в медико-санитарный батальон). Здесь опытные хирурги, внимательно осмотрев раненого, производили различные операции, прежде всего первичную обработку раны.

Потом уже, в зависимости от состояния раненого, характера и расположения раны, его направляли в полевой подвижный госпиталь или еще дальше, за пределы войскового района, — в армейский, а потом во фронтовой госпитали. Оттуда военно-санитарный поезд увозил пострадавших в боях в тыл, в эвакуационный госпиталь (эвакогоспиталь).

Все Э1и медицинские учреждения находились на различном расстоянии от линии фронта. Батальонный медицинский пункт располагался на передовой, а полковой — в непосредственной близости к полю боя. Дивизионный медицинский пункт (медико-санитарный батальон) находился обычно в 10–20 километрах, а перед наступлением— даже в 6–8 километрах от линии фронта. В 30–40 километрах размещались армейские, а еще дальше — фронтовые госпитали.

Следует отметить, что армейские и фронтовые госпитали обычно были специализированными. Сюда эвакуировали раненых с поражениями грудной клетки и живота, черепа и лица, позвоночника, бедра и крупных суставов. Это и была эвакуация по назначению.

Во всех медицинских учреждениях, куда последовательно поступали раненые, медики проводили различные лечебные мероприятия. На батальонном медицинском пункте, например, производили перевязку и накладывали транспортную шину. На полковом медицинском пункте порой осуществляли так называемую вагосимпатическую блокаду, позволявшую эффективно бороться с шоком. В медико-санитарном батальоне делали сравнительно несложную операцию, в хирургическом полевом подвижном госпитале — более крупное хирургическое вмешательство, а в специализированном армейском и фронтовом госпиталях — тонкие, ювелирные операции, доступные лишь высококвалифицированным специалистам-хирургам.

Таким образом, лечение раненых происходило последовательно в различных медицинских учреждениях, куда их эвакуировали с фронта, или, как говорят военные врачи, на различных этапах медицинской эвакуации: отсюда и произошел термин «этапное лечение».

При этапном лечении с эвакуацией по назначению лечение раненых и эвакуация их в тыл связывались в единый процесс.

Система медицинского обслуживания бойцов Красной Армии, в основе которой лежали единые идеи и принципы советской военно-полевой медицины, явилась наиболее совершенной, передовой. Своими успехами она была обязана прежде всего героической, умелой работе



советских военных хирургов. Их возглавлял главный хирург Красной Армии, корврач, генерал-лейтенант, а затем генерал-полковник медицинской службы академик Николай Нилович Бурденко.


ГНЕВНЫЙ ОБЛИЧИТЕЛЬ

Всю свою жизнь Бурденко посвятил благородной цели — борьбе с болезнями, облегчению человеческих страданий. Спасти раненого, помочь больному — для него, как подлинного советского врача-гуманиста, всегда являлось естественной потребностью, первейшей обязанностью и священным долгом.

Легко представить себе, как он был потрясен сообщениями об издевательствах и пытках, которым гитлеровцы подвергали захваченных ими раненых красноармейцев.

Еще в ноябре 1942 г. Президиум Верховного Совета СССР назначил Николая Ниловича Бурденко членом Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний фашистских захватчиков.

С сознанием высокой ответственности и большой важности возложенной на него задачи приступил Бурденко к своей миссии.

Еще в первые дни злодейского нападения гитлеровцев на мирную советскую землю, приезжая с фронта в Москву, он с гневом и возмущением рассказывал о бесчинствах и зверствах фашистских захватчиков.

«Фашистские изверги, попирая все законы человеческой морали, подвергают невиданным мучениям попавших им в руки тяжело раненных красноармейцев. Они выкалывают им глаза, отрезают нос и уши, обливают керосином и сжигают людей, в которых еще теплится жизнь. Коричневые негодяи не жалеют даже собственных раненых солдат… Пленные показывают, что фашисты подбирают на поле боя только тех из раненых, кто еще может быть возвращен в строй. Своих же солдат с безнадежными ранениями рук и ног гитлеровцы уничтожают. Этой бесчеловечной морали мы противопоставляем величайшую заботу о раненом бойце. Наши славные санитары проявляют чудеса храбрости и самоотверженности».

Бурденко привел примеры героического выполнения своего воинского долга. Санитар-комсомолец Иван Коку-люк спас жизнь десяткам раненых. Этот санитар работал на поле боя несколько суток, отказываясь от смены. Санитарный инструктор комсомолец Кравченко спас жизнь младшему лейтенанту Александрову, бойцу Иванову, сержанту Охрименко. Большую отвагу проявил на поле боя санитарный инструктор комсомолец Иван Богдан, награжденный орденом Красной Звезды. Он вынес из огня трех тяжело раненных бойцов, лежавших у самых вражеских окопов. Огонь был настолько силен, что санитарный инструктор вынужден был по меньшей мере раз двадцать менять направление, чтобы проползти пятьдесят метров, отделявших его от раненых.

В то же время фашистские снайперы, писал Бурденко, охотятся за нашими санитарами. Немецкие пилоты специализируются на обстрелах санитарных машин и поездов. Впервые за все время существования организации Красного Креста ее официальный знак — красный крест, знак призыва к пощаде раненых — стал мишенью для фашистских пулеметчиков и стрелков.

С этими гневными обличительными словами Николай Нилович обратился через «Комсомольскую правду» к молодым воинам Красной Армии, и прежде всего к санинструкторам-комсомольцам, призывая их не оставлять на поле боя ни одного раненого, напоминая, что товарищеская выручка всегда была священной традицией русских воинов.

По заданию правительства Бурденко руководил расследованием преступлений фашистских захватчиков в Смоленской и Орловской областях. Кроме того, он возглавлял специальную правительственную комиссию по установлению обстоятельств расстрела немцами военнопленных польских офицеров в Катынском лесу.

…В Смоленск Бурденко прибыл сразу же после изгнания оттуда вражеских войск. Густая пелена дыма обволакивала развалины города. Весь центр, все общественные здания, большие дома были взорваны и сожжены. Из 8 тысяч домов уцелело на окраинах несколько сот. Разрушенные электростанции и водопровод, искалеченные трамвайные пути, уничтоженный железнодорожный узел — таким предстал Смоленск глазам своих освободителей.

Все лечебные учреждения, школы, музеи, памятники старины древнего Смоленска — все было стерто с лица земли фашистами. Не ограничиваясь этим, они решили держать под угрозой смерти всех, кто вступит в город и после его освобождения: улицы были минированы.

Комиссия тщательно подсчитала стоимость разрушенного и разграбленного. Она исчислялась многими сотнями миллионов рублей.

«Но есть еще более страшные цифры, — писал тогда Н. Н. Бурденко в «Правде». — Эти цифры вообще не выразишь ни в каких суммах.

Я имею в виду те сто тридцать пять тысяч зверски замученных и уничтоженных оккупантами мирных жителей Смоленска и военнопленных, трупы которых мы обнаружили в восьмидесяти семи ямах-могилах города и его окрестностей.

Специальная комиссия судебно-медицинской экспертизы, работу которой мне было поручено возглавить, произвела эксгумацию и судебно-медицинское исследование трупов в местах погребения. Комиссия установила, что оккупанты систематически истребляли советских граждан, зверски убивали их ударами по черепу, отравляли их газом, морили голодом, прежде чем отправить свои жертвы в могилу…»

В только что освобожденном Орле была такая же картина. Скелеты домов еще дымились. В разных концах города то и дело земля сотрясалась от взрывов: взлетали в

воздух дома, оставленные в качестве «приманки», — с минами замедленного действия.

Первая забота Бурденко была обращена на спасенных — мирных советских людей и раненых бойцов Красной Армии. Они нуждались в медицинской помощи, и Бурденко, не медля ни часа, организовал ее.

В эти же первые дни в разговорах с уцелевшими жителями Орла стали выясняться страшные подробности зверств, которые чинили здесь гитлеровцы. Массовые казни в лагере и в тюрьме, расстрелы тысяч мужчин и женщин…

Несколько дней Бурденко руководил раскопками могил, сам обследовал трупы, сам вглядывался в тела маленьких ребятишек, которых, как было установлено, гитлеровцы закапывали в землю живыми. Он был в эти дни, как никогда, молчалив и сосредоточен. До глубины души его потрясли огромные масштабы злодеяний.

Нужна была большая физическая и нервная выдержка, чтобы до конца выполнить свой долг, хладнокровно, с объективностью ученого-эксперта, подсчитать все до единой человеческие жертвы, раскрыть всю страшную механику фашистской фабрики смерти.

Возвратившись в Москву, Бурденко обратился к войнам-фронтовикам с взволнованными словами:

«Дорогие братья! Великое счастье выпало на долю нашего поколения, стоящего на рубеже двух эпох. Нам привелось пережить, всем существом своим перечувствовать ломку старых отношений между людьми и рождение новой жизни народов, населяющих обширную территорию нашего Отечества. Эта новая Россия, созданная светлым гением Ленина… сейчас в грандиозных, невиданных в истории человечества боях отстаивает свое право на существование.

Мы имеем возможность сравнивать. И мы со всей определенностью говорим: «Эта Россия не может не победить!»

Все самое низкое, подлое, злое, что было в старом мире, породившее фашизм, собрало свои темные силы по ту сторону громыхающего смертоносным металлом фронта. Все лучшее, благородное и справедливое, что живет в человечестве, встало грудью навстречу страшному губительному натиску кровавого фашизма. Велика разрушительная сила старого мира, наносит она человечеству глубокие раны в безумном стремлении повернуть его вспять, к истокам цивилизации, в мрачное царство рабов и господ. Но несокрушима созидающая, животворная сила нового мира, ведущая род человеческий по пути вечного прогресса.

Это стремление вперед, этот великий дух жизнеутверждения наперекор разложению и смерти движет сейчас славными нашими воинами в их смертельной схватке с врагом человечества. И никаким «тиграм» и «фердинандам» не пожрать его, не истребить!

Три недели я пробыл среди вас, дорогие наши поборники права и справедливости, защитники нашей жизни, чести и свободы.

Каждый раз, когда я побываю на фронте, я уношу с собой могучий заряд бодрости, уверенности в себе, жажды трудиться над общим делом не покладая рук. Теперь, когда я был с вами, меня еще раз осенила славными своими крылами победа, ведущая вас через великие трудности к конечному торжеству над врагом.

Я видел кровавые слезы зверя, изгоняемого вами из пределов нашей страны, страшные следы дикой оргии человекоподобных, в слепой ярости уничтожающих все, чем удалось было им вероломно завладеть и с чем вы заставляете их теперь расстаться навсегда.

Я видел трупы замученных, слезы оставшихся в живых, лишенных всего, что им было дорого и мило, незабываемые руины городов, зловещие остатки деревень. Я видел такую бездну человеческого горя, что старое, видавшее виды сердце мое, пережившее японскую, первую мировую и гражданскую войны, содрогнулось от боли.

Но я знаю, что кровожадного зверя уже настигает справедливое возмездие. Во множестве устилают дороги отступления вражьи трупы, его поверженная богатая техника, с которой пришел он побеждать наш народ. Идет великое истребление хищника, позарившегося на нашу землю. Святой огонь мщения горит в глазах наших бойцов. Слова ненависти п презрения шлют они вдогонку своему недостойному противнику, опозорившему навеки себя и свой народ кровавыми злодеяниями.

И мы знаем, как встречают вас, освободителей, наши исстрадавшиеся братья и сестры. На руках у бойцов улыбаются дети. Навстречу вам из лесов и подземелий выходят уцелевшие люди и сквозь слезы пережитого из глаз иx светится радость. Немедленно принимаются они за восстановление разрушенного, и тотчас же братскую руку помощи протягивает им великий народ со всех концов необъятной нашей страны. И я твердо знаю — на кладбищах, в которые превратил лютый враг цветущие города и села, снова многоцветными красками засияет свободная счастливая жизнь.

Так идите же неустанно вперед, дорогие воины! Там, впереди, с нетерпеливой надеждой ожидают вас изнывающая под тяжким игом многострадальная Белоруссия и оставшиеся еще в кровавых лапах зверя города и села жемчужины СССР — Украины.

Спешите! Не давайте злодеям множить свои преступления над ни в чем неповинными советскими людьми. Каждый час дорог!»

Страстные слова ученого дошли до сердец воинов-фронтовиков — об этом свидетельствовали многочисленные письма с фронта, приходившие к Бурденко.

Николай Нилович использовал каждую возможность, чтобы рассказать гражданам нашей страны, всего мира о кровавых преступлениях фашизма.

11 июля 1943 г. в Москве, в Колонном зале Дома союзов, состоялся второй антифашистский митинг советских ученых. Академик Бурденко, оправившийся после болезни, выступил на этом митинге с небольшой, но страстной речью. Это была гневная речь свидетеля, обвинителя, судьи.

Он перечислял факты — они вскоре обошли печать многих стран. Он рассказывал о больных детях, выброшенных немцами из инфекционной больницы на улицу, о разрушенных детских яслях, о замученной и растерзанной вместе с десятимесячной дочерью женщине-враче Ладыгиной, о сожженных живыми раненых красноармейцах, о десятках тысяч семей, насильно угнанных в рабство.

— Фашистские разбойники, — говорил Бурденко, — ответят за каждое свое преступление против мирных советских граждан и военнопленных. Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков выясняет, кто несет непосредственную ответственность за истребление и увод в рабство советских людей, за расхищение их собственности.

— Не уйдут от ответа и представители так называемомой медицинской науки гитлеровской Германии. Врачи, которые насильно берут кровь у советских детей в смертельной для доноров дозе для переливания раненым немецким офицерам, — это не служители науки. Это — убийцы. С ними разговор может быть только как с преступниками.

— …Мы ежедневно сталкиваемся с фашистскими войсками — этой ордой убийц и палачей. Сколько раз советским хирургам приходилось производить операции, рискуя жизнью! Несмотря на четкие опознавательные знаки, немецкие летчики, пикируя, сбрасывают на госпитали бомбы. Гитлеровцы с первых дней войны охотятся за санитарными самолетами и санитарными поездами. Зверскими мучениями они стремятся отомстить отважным советским медицинским сестрам за их героическую помощь раненым…

С напряженным вниманием слушали участники митинга выступление академика Бурденко.

— Велик счет советского народа, тружеников науки, работников медицины к гитлеровской Германии и ее приспешникам, — сказал в заключение ученый. — Придет день, и по этому счету начнется расплата. Весь советский народ работает не покладая рук для приближения этого дня.

Свою речь на митинге Бурденко закончил боевым призывом:

— Ученые и врачи! Всеми своими знаниями, своим беззаветным служением народу поможем скорейшему разгрому врага свободолюбивого человечества, врага культуры!

Материалы, собранные во время Великой Отечественной войны Чрезвычайной государственной комиссией, в том числе и материалы академика Бурденко, стали известны всему миру. В 1946 г. эти материалы, содержащие страшную правду о преступлениях фашистов, фигурировали на Нюрнбергском процессе главных немецких военных преступников.


МУДРЫЙ НАСТАВНИК

…После разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом, а затем под Курском в ходе Великой Отечественной войны наступил коренной перелом. Стратегическая инициатива прочно перешла в руки Красной Армии. Советские войска развернули широкие и смелые насту» нательные операции.

В этих условиях потребовалось пересмотреть формы и методы организации медицинского обеспечения войск. Приближение медицинской помощи к полю боя, всемерное расширение объема медицинской помощи, прежде всего в войсковом и армейском районах, — вот что было характерным в это время.

В первом периоде войны, в связи с вынужденным отходом войск Красной Армии, основная масса полевых медицинских учреждений была сосредоточена во фронтах и в центре. Из-за этого нередко приходилось резко сокращать объем медицинской помощи в войсковом районе и основное внимание направлять на вынос раненых с поля боя и подготовку их к эвакуации. Поэтому-то даже первичная хирургическая обработка ран осуществлялась, как правило, в армейских госпиталях и даже эвакуационных госпиталях ближнего тыла.

Теперь, в ходе наступления Красной Армии, хирургам удалось «развернуться»: они начали работать более качественно. В медико-санитарных батальонах дивизий и в хирургических полевых госпиталях первой линии резко поднялась активность военных хирургов. Например, в 1942 г. под Сталинградом в медсанбатах удавалось оперировать лишь 42,8 проц. раненых; в 1944 г., во время Белорусской операции, врачи медсанбатов оказывали хирургическую помощь уже 62,1 проц. раненых.

Почему же так важна была ранняя хирургическая помощь раненым?

Когда-то Н. И. Пирогов в своей знаменитой книге «Начала общей военно-полевой хирургии» писал: «Свойство ран, смертность и успех лечения зависят преимущественно от различных свойств оружия, и в особенности от огнестрельных снарядов».

Вспоминая эти слова великого Пирогова, Бурденко всегда призывал врачей учитывать разрушающую силу огнестрельного оружия: ведь в Отечественную войну огнестрельные ранения составляли 95,3 проц. всех ран.

Дело в том, что огнестрельные раны резко отличаются от всех других. Еще Пирогов указывал, что молекулярные сотрясения, которые испытывает область ранения и весь организм раненого, не проходят бесследно. Вызываются такие сотрясения либо непосредственно взрывной волной, либо возникают при прохождении через ткани человеческого организма движущегося с большой скоростью ранящего снаряда. Из-за этого в ране возникает некроз (омертвление тканей), способствующий развитию наиболее грозного осложнения — инфекции.

Подобные осложнения — от гнойной инфекции раны до сепсиса (общего гнойного заражения), а также гнилостная и анаэробная инфекция и столбняк — были самыми страшными врагами раненых.



Получалось, что омертвевшие ткани были как бы инородным телом, которое надо было каким-то образом устранить из раны, чтобы, как говорят хирурги, направить раневой процесс в нужную сторону. Большую роль в этом и играла так называемая хирургическая обработка (с использованием сульфаниламидных препаратов, а в конце войны — и антибиотиков).

Военные хирурги хорошо усвоили наставления Бурденко о первичной хирургической обработке ран, об индивидуальном, а не шаблонном подходе к каждому раненому. Ведь все зависело от характера раны. Нередко хирургическая помощь ограничивалась лишь, как говорили врачи, туалетом (своеобразной очисткой) раны и мероприятиями общего характера.

В первый период войны, когда преобладали ранения от авиабомб, интенсивного и сосредоточенного огня артиллерии и минометов, так обрабатывали всего лишь 10–15 проц. ран. А, например, в боях по уничтожению окруженных группировок противника, потерявшего возможность из-за отсутствия боеприпасов использовать артиллерию, таких было до 40 проц. Бее остальные ранении нуждались в оперативном вмешательстве.

Задача первичной хирургической обработки, не уставал повторять Бурденко, — создание условий, наиболее благоприятных для заживления раны и предупреждения острых инфекционных осложнений. Цель ее — в кратчайшие сроки добиться восстановления целостности и нарушенной функции поврежденных тканей. Осуществление такой задачи определило и уточнило технику первичной хирургической обработки.

В первую очередь рану рассекают для осмотра, из нее удаляют все нежизнеспособные ткани и различные, доступные удалению инородные тела, которые своим присутствием способствуют развитию острых инфекционных осложнений и часто нарушают функцию поврежденной области. Одновременно принимают все необходимые меры к возможно более бережному отношению ко всем тканям, которые можно сохранить. Новые разрезы оправдывает только борьба с уже возникшей инфекцией и ее предупреждение путем оперативного вмешательства.

Характерно, что проводившаяся в лечебных учреждениях армии на путях эвакуации раненых первичная хирургическая обработка, в отличие от большинства хирургических операций (особенно в мирное время), не заканчивалась глухим швом. Хирург не зашивал рану наглухо, а, наоборот, обработав, оставлял ее открытой (после этого, разумеется, рану тщательно перевязывали).

Еще накануне Великой Отечественной войны Бурденко и другие ведущие хирурги разработали, а в годы войны фронтовые врачи успешно применили на практике так называемый первично-отсроченный (когда рану зашивали через 1–3 дня после первичной обработки) и вторичный швы. Их использование помогло успешнее добиваться быстрого заживления ран.

Правда, широкому внедрению в практику вторичных швов препятствовало строгое требование производить до операции обязательный бактериологический контроль раны.

Однако в годы Отечественной войны советские военные хирурги опровергли это требование. Огромный коллективный опыт советских врачей убедительно доказал, что, решая вопрос о допустимости первично-отсроченного и вторичного швов, достаточно учитывать только клинические данные о состоянии раны и организма раненого.

Это было очень важно. Вскоре после того, как было доказано, что вторичный шов возможен без предварительного бактериологического контроля, он приобрел в военно-медицинских учреждениях поистине массовый характер.

Существенно, что вторичные швы, в отличие от первичных, почти не давали нагноения. Но главное состояло в том, что во время Отечественной войны использование рекомендованного Н. Н. Бурденко п другими ведущими хирургами вторичного шва позволило у половины раненых вдвое уменьшить срок лечения.

Активное вмешательство хирургов в течение и процесс заживления ран не ограничивалось, разумеется, одной лишь первичной обработкой. Всякий раз, когда заживлению раны угрожали осложнения — инфекция, например, — на помощь снова приходил хирург и делал новую операцию.

Наряду с хирургическими военные медики использовали и другие методы лечения раненых — применяли лечебные и предохранительные сыворотки и вакцины, стимуляторы заживления ран, физиотерапию, общеукрепляющие средства, особенно переливание крови, и др. Законом было применение обезболивания — и для борьбы с болью, и как средство, предупреждающее шок. Часто использовалась блокада крупных нервных стволов и сплетений при тяжелых ранениях ног и так называемая вагосимпатическая блокада — при ранениях груди.

Опыт, который накапливали военные врачи, не хранился втуне: Бурденко и другие руководители военно-медицинской службы Красной Армии заботились о том, чтобы тотчас внедрить его на всех фронтах, во всех госпиталях и медсанбатах. Так же активно в практику военных медиков внедрялись новейшие достижения медицинской науки.

Военный врач В. Гиллер вспоминал о посещении Н. Н. Бурденко крупного военного госпиталя:

«Раздался сигнал воздушной тревоги. Затрещали залпы соседней батареи, задрожали стекла. Гул выстрелов заглушал наши голоса…

— Пойдемте ё убежище, =- предложили Бурденко.

— Нет, останемся здесь. — Бурденко подсел к раненому, продолжая осмотр. — - Ничего, привыкайте, страшно только вначале. Им было труднее, — указал он на раненых, — они же никуда не уходили прятаться. Место врача — у постели больного.



Его спокойствие, огромное мужество и человечность были для всех нас примером настоящего выполнения врачебного долга, самоотверженности и смелости. Ии высокое воинское звание, ни ореол лучшего хирурга страны, ни почетное звание академика не изменили его отношения к людям, особенно к раненым…»

На следующий день Бурденко оперировал наиболее сложных раненых, тех, у кого был пулей или осколком снаряда поражен череп и мозг. Вот как оперировал Николай Нилович на фронте:

«Бурденко взял из рук операционной сестры нож и, наклоняясь над головой раненого, не примериваясь, быстрым, как молния, и точным движением рассек кожу на черепе сразу до кости.

Оперировал он уверенно и смело, одновременно и правой и левой рукой. Это намного сокращало время операции, но требовало напряженного внимания обоих ассистентов (помогавших Бурденко во время операции. — М. М.).

Обнажив пульсирующий мозг, он остановился, быстро кинул взгляд на висящую перед ним рентгенограмму (рентгеновский снимок черепа делают накануне операции. — М. М.), едва заметным движением инструмента вынул металлический, с острыми краями, бурый осколок. Закончив операцию, вплоть до зашивания кожи, он перешел к раненому, уже усыпленному на другом столе, и, сменив перчатки и халат, снова включился в работу. И так с небольшим перерывом, ни разу не присев (а начал он оперировать в 8 часов утра. —М. М.), оперировал до позднего вечера».

В 1943 г. Николай Нилович публикует в журнале «Вопросы нейрохирургии» большую и очень важную статью об узловых вопросах нейрохирургии в военное время. Он излагает принципы нейрохирургической помощи в нашей армии. При оказании первой помощи обрабатывается только закрытая рана и окружающие рану области. В передовых учреждениях — в медсанбатах и полевых подвижных госпиталях первой линии — должна производиться тщательная сортировка (в зависимости от тяжести ранения). При самых тяжелых ранениях хирургическая помощь должна оказываться на местах.

Если отсутствуют показания к экстренным операциям, в медсанбате производят туалет раны, используют сульфамидные препараты и направляют раненых в специальные нейрохирургические отделения. Раненным только в мягкие покровы черепа производят первичную хирургическую обработку и направляют в специальные госпитали для легкораненых.

Бурденко формулирует требование о том, что специальные нейрохирургические госпитали должны по возможности находиться ближе к линии фронта, самое большее на расстоянии 2–3—4 дней пути; только при отсутствии соответствующей обстановки они могут располагаться дальше. В этих госпиталях должны быть рентгеновские установки. Здесь нужно сосредоточить специалистов-врачей: нейрохирургов, невропатологов, окулиста и специалиста по ушным заболеваниям. В этих госпиталях должна подаваться наиболее квалифицированная помощь при ранениях центральной и периферической нервной системы.

Основываясь на опыте Отечественной войны, Николай Нилович вновь говорит о необходимости тотального (полного) удаления абсцессов мозга вместе с капсулой: этот метод разработал сам Бурденко, его с успехом применяли советские и зарубежные хирурги.

Однако некоторые врачи медико-санитарных батальонов и полевых подвижных госпиталей 1-й линии старались быстрее произвести хирургическую обработку всех без исключения ран, в том числе и ранений черепа. Это могло привести к ошибкам в лечении.

Дело в том, что ранения черепа перед операцией нужно было обязательно обследовать с помощью рентгена — лишь тогда удавалось определить объем и полностью выполнить предстоящую операцию. Черепно-мозговые ранения обладали рядом важных особенностей. Да и вообще к операциям при таких ранениях требовался особый, как говорил Бурденко, «нейрохирургический подход», иная тактика хирургической обработки и послеоперационного лечения, другая система эвакуации раненых.

Много пришлось потрудиться ведущим специалистам — хирургам, и прежде всего главному хирургу академику Н. Н. Бурденко, а также его заместителю профессору В. Н. Шамову, на которого Бурденко возложил непосредственную ответственность за военно-полевую нейрохирургию. В результате постепенно удалось добиться уменьшения числа операций по поводу ранений черепа в медицинских учреждениях войскового района (медико-санитарных батальонах и хирургических полевых подвижных госпиталях 1-й линии), зато соответственно увеличилось количество таких операций, производимых специалистами-нейрохирургами в медицинских учреждениях армейского района (специализированных госпиталях).

В сражении под Москвой в войсковом районе оперировали очень многих — например, в 30 проц. случаев тяжелых ранений в череп. В сражении под Сталинградом эта цифра уменьшилась до 17,5 проц., а в Орловско-Курской битве — до 4,5 проц. Иными словами, подавляющее большинство тяжелораненых оперировали теперь уже в специализированных госпиталях, где им была обеспечена наиболее квалифицированная помощь. Именно этим во многом объясняются лучшие результаты лечения таких ранений, снижение смертности и возвращение в строй все большего и большего числа раненых воинов.



Вместе с физиологом П. К. Анохиным в 1944 г. Бурденко выполняет интересное исследование о так называемых боковых невромах, возникающих в боевых условиях из-за частичной травмы нервного ствола. Результаты исследования были практически важны для военных хирургов: оказывается, резекция (удаление) боковой невромы и частичный шов нерва возможны лишь в том случае, когда имеются все указания на действительный перерыв нервных волокон травмированного нервного ствола и образование истинных невром.

Трудным для многих военных хирургов было оказание медицинской помощи при огнестрельных ранениях артерий. Николай Нилович всесторонне рассматривает эту проблему и учит врачей, во-первых, правильно распознавать такие ранения и, во-вторых, правильно лечить их в боевой обстановке.

Он анализирует сроки операций при этих ранениях и подчеркивает, когда помощь хирурга должна быть немедленной, а когда, наоборот, целесообразно не спешить с

операцией. Наконец, он рассматривает способы и методы операций и рекомендует военно-полевым хирургам наиболее обоснованные из них, дающие наилучшие результаты.

Одним из первых Бурденко оценил огромное значение антибиотиков в военно-полевой хирургии. В самом конце 1944 г. он во главе бригады врачей и научных работников на два месяца выезжает на фронт, чтобы непосредственно в полевых условиях применить пенициллин, убедиться самому и убедить других в его мощной силе.

Результаты этой поездки Николай Нилович обобщает в оперативно выполненной и сразу же направленной военным медикам научно-исследовательской работе с несколько необычным названием — «Письма хирургам фронтов о пенициллине». Бурденко пишет о том, какие дозы антибиотика следует употреблять для внутримышечных введений, для введения в полости суставов или плевры, в вены и артерии, в спинномозговой канал и желудочки мозга.

Советский препарат пенициллин-крустозин показал себя наилучшим образом: побывавший в СССР в январе 1944 г, английский микробиолог Флори — один из создателей пенициллина — отметил его высокие качества, сказав, что его можно даже вводить в значительно меньших дозах, чем американский или английский препарат.

С большим интересом встретили военные медики еще одну работу Бурденко, напечатанную в 1943 г. в журнале «Госпитальное дело». Это была статья об организации специальной помощи раненым. Николай Нилович вновь показал себя выдающимся специалистом военно-полевой медицины. Так, он выдвинул ценные мысли о создании специализированных госпиталей, о выделении групп усиления, о продуманной расстановке врачей-специалистов.

Многое из того, о чем писал Бурденко, чему учил он военных медиков, вошло в выпущенные в 1944 г. третьим изданием «Указания по военно-полевой хирургии». В этих «Указаниях» был глубоко и всесторонне обобщен опыт возмужавшей в годы войны военно-медицинской службы Красной Армии и излагались новые установки по методике и технике оказания медицинской помощи и лечения при ранениях различных органов и систем, по организации лечебно-эвакуационного обеспечения войск. Третье издание «Указаний по военно-полевой хирургии» было пособием не только для хирургов, но и для всех военных медиков, ибо здесь излагались



официальные установки об организации всех видов медицинской помощи и эвакуации раненых и больных.

Обновленные «Указания» были введены в действие специальной директивой начальника Главного военно-санитарного управления Е. И. Смирнова и главного хирурга Красной Армии Н. Н. Бурденко. «В директиве определялись основные организационные формы деятельности войсковой, армейской и фронтовой медицинской службы. Здесь, в частности, подчеркивалась необходимость вести эвакуацию раненых и больных из ДМП (дивизионных медицинских пунктов, медсанбатов. — М. М.) и ХППГ (хирургических полевых подвижных госпиталей. — М. М.) первой линии по назначению, что должно быть обеспечено прежде всего правильным развертыванием лечебных учреждений госпитальной базы армии (ГБА).

Первый эшелон ГБА надлежало развертывать возможно ближе к ДМП и ХППГ первой линии на каждом эвакуационном направлении. В состав этого эшелона предусматривалось включение эвакоприемника, специализированных ХПГ1Г для раненных в голову и шею, длй раненых с переломами бедра и повреждениями крупных суставов, для раненых в грудь, живот и мочеполовые органы, одного — двух ГЛР (госпиталь для легкораненых. — М. М.), терапевтического и инфекционного полевых подвижных госпиталей.

Специализация ХППГ должна была осуществляться за счет групп отдельной роты медицинского усиления (ОРМУ). Второй эшелон ГБА, состоящий из сортировочного эвакогоспиталя (СЭГ) и нескольких эвакуационных и полевых подвижных госпиталей, полагалось развертывать, как правило, в районе станции снабжения. В это г район предусматривалось выдвижение фронтовых ГЛР…».

Большая «емкость» армейских и фронтовых госпитальных баз, а также система эвакуации по назначению и лечение по специальности позволили успешно решить важную задачу. Основную массу раненых и больных можно было лечить быстро и в сравнительно короткие сроки возвращать в строй непосредственно из армейских и фронтовых госпиталей: эвакуация в госпитали тыла страны во многих случаях становилась ненужной.

Николай Нилович радовался, видя реальные, осязаемые результаты деятельности военно-медицинской службы: медики возвращали в строй 72,3 проц. раненых и 90,6 проц. больных воинов.

Достигнуть таких замечательных результатов в немалой степени помогала высокополезная деятельность главного хирурга Красной Армии генерал-полковника медицинской службы академика Бурденко.


ГЛАВНЫЙ ХИРУРГ — НА БОЕВОМ ПОСТУ

В начале тридцатых годов великий русский писатель и гуманист, большой друг ученых Алексей Максимович Горький высказал мысль о создании в нашей стране Всесоюзного института экспериментальной медицины — ВИЭМа. Этот научно-исследовательский институт должен был стать центром медицинской науки в Советском Союзе.

В его лабораториях предстояло развернуть всестороннее изучение человеческого организма.

Идея А. М. Горького сразу же получила полную поддержку Центрального Комитета партии и Советского правительства. В 1932 г. ВИЭМ уже приступил к работе. В его лабораториях и отделах трудились физиологи, анатомы, биохимики, микробиологи и представители других отраслей медицинской науки.

Николай Нилович Бурденко поддерживал тесный контакт с научными сотрудниками ВИЭМа, часто подсказывал им направление экспериментальных исследований. Бурденко, однако, не закрывал глаза и на недостатки в работе этого крупнейшего научно-исследовательского института. Дело в том, что в ВИЭМе были представлены лишь теоретические медицинские специальности — анатомия, физиология, гистология и др. Исследований же по клиническим специальностям, таким, как терапия, хирургия, акушерство и гинекология, почти не осуществлялось. Это могло привести (и порой приводило) к разрыву между теорией и практикой.

По мере развития медицины, выделения новых отраслей и специальностей опасность такого разрыва все более возрастала. Каждая специальность начинала развиваться самостоятельно, изолированно, вне связи с достижениями других отраслей медицины и науки вообще. Комплексные исследования становились все более трудными.

В годы Великой Отечественной войны медицинская наука призвана была решать новые, большие и важные задачи.

Всенародный призыв «Все для фронта! Все для победы!» обязывал ученых в кратчайшие сроки поставить достижения науки на службу здравоохранению. Ученым-медикам следовало в первую очередь разрабатывать и внедрять новые методы лечения раненых и восстановления их трудоспособности, создавать новые, более совершенные лекарства, медицинские аппараты, инструменты и приборы, вооружать врачей на фронте и в тылу новыми способами предупреждения инфекционных заболеваний. Для успешного решения всех этих задач нужно было объединить усилия отдельных ученых и научных коллективов.

«Советская медицинская наука, — писал в те годы в «Правде» академик Бурденко, — настоятельно нуждается в создании авторитетного научного органа, подводящего

итоги работы во всех частных ее разделах, синтезирующего их, могущего давать новые концепции, направляющего научные мысли, вовремя подмечающего творческие ценные искания, гипотезы, предположения и практические предложения». Бурденко считал необходимым создать Академию медицинских наук СССР.

Это мнение академика Бурденко было хорошо известно ученым. Однако многие считали его неосуществимым.

В сентябре 1943 г. Николай Нилович принимал участие в работе сессии Академии наук СССР. В перерыве между заседаниями к нему подсел один известный ученый — филолог.

— Что, Николай Нилович, задумали создать свою академию? — спросил он Бурденко.

Николай Нилович прочитал вопрос и утвердительно кивнул.

— Но ведь сейчас идет война…

— Да, — сразу же оживился Бурденко, — мы, медики, еще в большом долгу перед Красной Армией. Столько проблем предстоит решить…

— Простите, Николай Нилович, — перебил его филолог. — Я не о том. Я хочу напомнить вам одно крылатое выражение: «Когда говорят пушки, музы молчат».

— Это смотря какие музы, — ответил Бурденко.

— Конечно, — тотчас согласился его собеседник, а затем после секундной паузы поставил вопрос прямо: — Неужели вы думаете, что сейчас, во время войны, правительство пойдет на создание вашей академии? Ведь на это понадобятся немалые средства…

— Я не думаю — я уверен, — резко ответил Николай Нилович. — Когда речь идет о здоровье советских людей, правительство никогда и ни в чем не отказывает нам. Даже во время войны.

Через несколько месяцев стало известно: партия и правительство вновь пошли навстречу ученым. В июне 1944 г., в суровую военную пору, Совет Народных Комиссаров СССР постановил учредить Академию медицинских наук СССР. Одновременно было утверждено Оргбюро по созданию академии — в его состав вошел и академик Н. Н. Бурденко.

Николай Нилович принял самое деятельное участие в организации Академии медицинских наук. Он определял структуру научно-исследовательских институтов, предусмотрев создание в каждом из них экспериментального отделения — так, как это было сделано в руководимом им Институте нейрохирургии. Бурденко добился признания принципа комплексности научных исследований, разработал примерный план деятельности академии.

В этот организационный период, еще до открытия первой сессии Академии медицинских наук СССР, Бурденко опубликовал в двух номерах «Правды» (8 и 9 декабря 1944 г.) большую статью «Исторический этап в развитии советской медицины». Николай Нилович писал о том, что в годы Великой Отечественной воины советской медицине удалось добиться немалых успехов в научно-исследовательской работе, в лечении раненых, в решении ряда профилактических вопросов.

Во время войны многие ранее не решенные проблемы медицины, а также новые, вновь выдвинутые войной вопросы нашли свое плодотворное разрешение. Однако война со всей остротой поставила перед медицинской наукой задачу дальнейшей разработки серьезнейших вопросов эпидемиологии, проблемы движения населения, неотложные вопросы питания, изыскания новых пищевых средств, широкого использования в медицинских целях местных природных ресурсов и, наконец, вопросы военной травмы.

«Мы можем надеяться, — писал в заключение Бурденко, — на основании объективных данных и особенно достижений советской медицины за время Великой Отечественной войны, что Академия медицинских наук с честью выполнит свою роль.

Можно быть уверенным, что люди советской медицинской науки и практики, используя богатейший опыт и замечательные достижения отечественной науки, будут и впредь неустанно обогащать практику здравоохранения, еще больше помогать фронту и тылу в борьбе против оголтелых гитлеровских разбойников — врагов всего прогрессивного человечества».

20 декабря 1944 г. в Белом зале Моссовета открылась учредительная сессия новой академии. Среди первой группы действительных членов — виднейшие представители советской медицины: терапевты, педиатры, биохимики и другие ученые — цвет медицинской науки. Хирургов возглавляет главный хирург Красной Армии академик Н. Н. Бурденко.



Три дня продолжалась сессия. Ученые всесторонне обсудили задачи академии, избрали руководителей институтов, наметили первоочередные планы. Затем сессия перешла к выборам президента Академии медицинских наук. Было названо лишь одно имя — Николая Ниловича Бурденко. Эта кандидатура была поддержана всеми учеными.

— Вряд ли можно найти человека, более популярного в СССР и за границей, чем наш будущий президент Николай Нилович Бурденко, — сказал старейший педиатр, профессор Ленинградской военно-медицинской академии М. С. Маслов.

— Нет нужды останавливаться на кандидатуре президента академии, — заявил известный московский хирург профессор И. Г. Руфанов. — Имя Николая Ниловича чрезвычайно дорого нам. Мы можем только приветствовать избрание президентом Николая Ниловича Бурденко, первого Героя Социалистического Труда на фронте медицины, бессменного председателя Всесоюзной ассоциации хирургов.

Академик Н. Н. Бурденко был единогласно избран президентом Академии медицинских наук. Бурными аплодисментами встретили ученые своего президента,

Товарищи, вы очень меня смущаете своим приветствием, — так начал Бурденко свою первую «президентскую» речь. Зал снова начал аплодировать. Выдающиеся ученые продолжали приветствовать своего прославленного коллегу.

Бурденко говорил о задачах академии, об обязанностях медиков перед партией, перед правительством, перед всей страной.

— Мы принимаем историческое наследие основоположников русской пауки: Пирогова, Сеченова, Боткина, показавших мировой науке, какие силы таятся в русском народе…

Николай Нилович напомнил о кризисе зарубежной науки, монополизированной представителями буржуазии, о том, что это — кризис научного творчества, мышления, методологии и идеологии. И о том, что в эпоху, когда идет непримиримая борьба материализма против идеализма, советским ученым нужно черпать вдохновение из бессмертной сокровищницы ленинских идей, идти по ленинскому пути.

Проникновенно, задушевно закончил Н. Н. Бурденко свою речь:

— Я долго жил, пожалуй, слишком долго. Я пережил моих ровесников и мало вижу их здесь. Трудно вспоминать и грустно вспоминать прошедшие годы пашей великой Родины… Теперь я рад, что приходится жить в героическую эпоху…

— Я позволю себе сказать, что нигде в мире культурные ценности так не ценятся, как в СССР, и именно накопление культурных ценностей создало залог нашей победы и поражения фашизма. Наш долг как представителей интеллигенции и медицины — всемерно, всеми силами помогать победоносной Красной Армии.

Главный хирург Красной Армии Бурденко был блестящим организатором. Способность объединять людей вокруг общей задачи, страстная целеустремленность, умение остро видеть и оценить, насколько полезен народу и государству замысел ученого, труд научного коллектива, — все это в полной мере проявилось и в его деятельности на посту президента Академии медицинских наук СССР.

Николай Нилович сразу же обращал внимание на все новое, сам проверял его ценность и, если это стоило, тотчас внедрял в практику. Так было, например, с изобретенной профессором



Соловьевым «озвученной» эмульсией стрептоцида. Так было с первыми опытами профессора Неговского по оживлению организма. Так было с новыми, только что появившимися антибиотиками — пенициллином и грамицидином.

Особенно чутко реагировал он на все то новое, что можно было внедрить в военно-полевую хирургию, в военно-медицинскую практику. Это и понятно: обязанности главного хирурга Красной Армии Николай Нилович всегда ставил на первое место.

Бурденко по-прежнему часто выезжал на фронт, осматривал военные госпитали, учил военных хирургов «рассказом и показом».

Полковник медицинской службы С. М. Багдасарьян однажды сопровождал Николая Ниловича в поездке на фронт. Вот что вспоминает он о поездке Бурденко в район Гжатска:

«Николай Нилович решил сделать остановку в Гжатске, чтобы осмотреть специализированные госпитали… Вот и Гжатск. Дома разрушены, весь город в развалинах. В центре чудом уцелело большое здание. До войны это была средняя Школа, теперь госпиталь. Мы в кабинете начальника госпиталя. Вскоре туда же явился начальник группы госпиталей фронтового эвакуационного пункта.

Николай Нилович просит его на листке бумаги нанести дислокацию госпиталей и вкратце дать характеристику ведущим хирургам на этом участке. Оказывается, многих он хороню знает, помнит их имена и отчества».

Бурденко просит пригласить к нему ведущего хирурга одного из специализированных госпиталей и дать на просмотр сто историй болезни.

«Является ведущий хирург. Николай Нилович внимательно просматривает истории болезни, в иных делает пометки, другие просто откладывает, а по некоторым тут же задает хирургу вопросы. Кажется, что Николай Нилович ищет объяснений некоторым не совсем понятным для него моментам; на самом же деле в этих подчас «мелочных» вопросах заключены и диагнозы, и указания на лучшие способы лечения.

В непринужденной товарищеской беседе Николай Нилович постепенно выясняет подготовку хирурга, методы его работы, его отношение к важным проблемам профилактики и лечения шока, применения гипсовой техники, бактериофага, сульфамидных препаратов…

Выбрав около двадцати историй болезни, Николай Нилович просит хирурга показать ему описанных в них раненых. Начинается обход. Осматривая раненых, Николай Нилович особое внимание уделяет технике и правильности наложения шин».

После обхода он собирает всех врачей госпиталя и выступает перед ними с импровизированной лекцией-беседой о методах и способах лечения. Говоря об использовании шин и гипсовых повязок, он тут же демонстрирует правильные приемы, технику, которой должен владеть каждый врач. Подробно разобрав итоги своего обхода, он советует, как лучше продолжать лечение каждого осмотренного им раненого, дает некоторые общие рекомендации врачам.

«Все врачи, — заканчивает Николай Нилович, — должны тщательно изучать разработанные опытнейшими специалистами руководящие указания Главного военно-санитарного управления по вопросам организации специализированной помощи и применения новых методов при лечении раненых.

Сосредоточенная, настороженная тишина сменяется громом рукоплесканий. Врачи искренне благодарят Николая Ниловича, старшего товарища, внимательного и заботливого руководителя, терпеливого и преданного своему делу учителя» К

Знакомство с военными хирургами закончено? Нет, еще не закончено. Ведь он осмотрел только один госпиталь, а их в Гжатске много.

Бурденко обращается к начальнику группы госпиталей:

— Мне хотелось бы посмотреть еще один — два госпиталя вашей группы. — Затем, прикинув что-то в уме, он добавляет:

— Ну, а в остальных я обязательно побываю на обратном пути…

Это был своеобразный «стиль Бурденко». Он не мог ограничиться и никогда не ограничивался, как говорил, «случайным знакомством», а глубоко вникал в работу каждого госпиталя, стремился, чтобы везде применяли хирурги самые эффективные методы лечения и восстановления здоровья раненых.

Главный хирург Красной Армии Н. Н. Бурденко высоко ценил самоотверженную деятельность всех советских военных медиков — врачей, фельдшеров, медицинских сестер, санитаров и санитарных инструкторов.

Герой Социалистического Труда, он гордился мужеством и бесстрашием медиков — Героев Советского Союза, таких, как профессор П. М. Буйко и санитарный инструктор 3. А. Самсонова, фельдшер А. А. Кокорин и медицинская сестра Г. К. Петрова, санитарка М. С. Боровиченко и фельдшер С. А. Богомолов, и десятков других.

Академик Бурденко часто говорил о ратных подвигах и благородном труде орденоносных коллективов 47 госпиталей, медико-санитарных батальонов и других медицинских учреждений, об отмеченных правительственными наградами более чем 145 тысячах военных и гражданских медиков, стоявших на страже здоровья воинов Красной Армии и тружеников тыла.

Советские люди с гордостью отмечали блестящие результаты деятельности военно-медицинской службы, особенно военных хирургов, которых возглавлял генерал-полковник медицинской службы академик Н. Н, Бурденко. Из общего количества раненых и больных были возвращены в строй миллионы людей. Например, только на 1-м Украинском фронте за первое полугодие 1944 г. медики вернули в строй 286 тысяч раненых и больных: этого количества вполне хватило бы для укомплектования десятков дивизий того времени.

Достижения медиков в годы Отечественной войны по своему зпачению и объему можно смело приравнять к выигрышу крупнейших стратегических сражений.

…Май 1945 года. Волнующие, незабываемые дни. Советские люди праздновали победу над германским фашизмом. Великая Отечественная войпа завершилась полной победой советского народа.

«Преступная фашистская машина разрушения размолота, — пишет Бурденко 10 мая в газете «Медицинский работник». — Преступная гитлеровская банда будет стерта с лица земли. Кошмар, кровавый, зловещий, леденящий ум и сердце, владеющий миром, теряет свой ужас и рассеивается, как дым!.. Сотни миллионов людей вернутся теперь к мирному созидательному труду — залогу цивилизации и культуры».

К мирному труду вернулся и главный хирург Красной Армии академик Бурденко.

Собственно говоря, даже во время войны, выполняя сложнейшие обязанности главного хирурга, Николай Нилович не бросал «мирной» хирургической деятельности. В перерывах между поездками на фронт он производил в Институте нейрохирургии сложнейшие операции, спасая от верной гибели больных с опухолями мозга.

Не оставлял он и научных исследований. Для борьбы с осложнениями после операций на головном мозгу — так называемыми гнойными энцефалитами, а также для предупреждения этих осложнений Бурденко предложил вводить в сонную артерию раствор сульфидипа и сульфазола. Метод проверили на животных, убедились в его безвредности и высоком лечебном эффекте и лишь затем начали использовать в клинической практике, прежде всего — в практике военно-полевых хирургов.

Много времени отдавал Николай Нилович опытам по созданию экспериментальной модели шока (эти опыты он проводил вместе с известным патологом профессором Л. И. Смирновым). «Лабораторный» шок должен был помочь изучить и научить бороться с обычным шоковым состоянием — частым спутником тяжелых ранений.

Но теперь, после победы, можно было целиком отдаться «мирной» хирургии.

А как же быть с военно-полевой хирургией? Советская медицина накопила в годы войны колоссальный опыт, добилась таких блестящих результатов, о которых военные врачи раньше не могли даже думать. Особенно важны были достижения военно-полевой хирургии. Их пужно обобщить, проанализировать, сделать достоянием науки. А кто, как не Бурденко, должен был возглавить эту огромную, кропотливую и трудоемкую работу?

И Николай Нилович берется за дело, начинает творчески обобщать опыт фронтовых хирургов во время Великой Отечественной войны. Он участвует в работе научных сессий и конференций, выступает с докладами. Выходят в свет отдельным изданием его знаменитые «Письма хирургам фронтов о пенициллине».

А вскоре (в марте 1946 г.) выходит в свет постановление Совета Министров СССР «О научной разработке и обобщении опыта советской медицины в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Характерно, что в этом постановлении было прямо сказано: «В победе Красной Армии над фашистской Германией значительную роль сыграла советская медицина».

Николая Ниловича включают в редколлегию будущего 35-томного фундаментального труда. Начинается подготовительная работа к выпуску этого уникального издания. И вновь Бурденко в центре событий, при его участии составляются планы подготовки «Опыта советской медицины в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (само издание началось в 1949 г. и закончилось в 1955 г.).

Удивительная работоспособность, умение четко планировать и распределять свое время позволили Бурденко и заниматься нейрохирургией, и руководить хирургической клиникой 1-го Московского медицинского института, и консультировать в Главном военном госпитале. Как президент Академии медицинских наук СССР, Бурденко направлял научные исследования по самым актуальным проблемам медицинской науки.



«Длительная работа с Н. Н. Бурденко дала мне возможность близко узнать этого многостороннего, талантливого человека, — вспоминает академик В. В. Парии. — Будучи хирургом, одним из основоположников нейрохирургии в нашей стране, он никогда не замыкался в узких рамках своей специальности. Он был широко эрудирован во всех областях медицинской науки. На заседаниях Ученого совета Наркомздрава СССР он с профессиональным мастерством выступал с заключительным словом при обсуждении вопросов физиологии, микробиологии, гигиены.

Как широкий мыслитель, Николай Нилович хорошо понимал специфику и нужды экспериментаторов и как первый президент Академии медицинских наук СССР всегда стремился в те трудные послевоенные годы поднять значение теоретических исследований в Академии…»

Бурденко старался превратить Академию медицинских наук СССР в научный цептр разработки самых важных проблем медицины, новых методов сохранения и восстановления здоровья советских людей, в штаб борьбы за долголетие.

Однако тяжелая болезнь подстерегала 69-летнего ученого: в июне 1945 г. у него происходит второй инсульт. Опять он теряет с таким трудом обретенную способность говорить. Снова больница, опять скованность и неподвижность.

Но и па этот раз все, кто находился рядом с Бурденко, — лечащие врачи, ученики, соратники, близкие и друзья — все с удивлением и восхищением наблюдают, как борется Бурденко, как побеждает он слепую силу недуга, проникшего в клетки головного мозга — того самого мозга, куда он столько раз дерзновенно вторгался во всеоружии своих знапий и могучего таланта.

Да, Николай Нилович побеждает болезнь — горячий, живой, эпергичный, он снова с жадностью берется за работу, без которой не мыслит свою жизнь. В ясной голове зарождаются новые идеи, рука торопливо набрасывает директивы, конспекты научных докладов и сообщений. Живая воинствующая мысль ученого торжествует над болезнью.

…В 1945 г. страна празднует 220-летие Академии наук СССР. В связи с этим знаменательным юбилеем за выдающиеся заслуги в развитии науки большая группа видных ученых была награждена орденами и медалями. Высшей правительственной награды — ордена Ленина — был удостоен и академик Н. Н. Бурденко.

Из разных концов страны идут поздравления Бурденко. Ему пишут раненые п больные, которым он вернул здоровье и радость жизни, старые врачи — соратники по фронтам русско-японской, первой мировой и гражданской войн, по борьбе с эпидемиями, те, кто помнил его еще семинаристом, потом студентом, фельдшером, врачом. Приходят телеграммы от боевых друзей — участников грандиозных битв Великой Отечественной войны, от учеников — профессоров, научных работников, военных врачей.

Как много разумного, доброго, вечного сделал за свою жизнь Бурденко!..

Поздравления идут из-за рубежа, и это не удивительно. Имя прославленного русского ученого Бурденко — почетного члена Международного общества хирургов, доктора honoris causae (за заслуги) Парижской академии хирургии, почетного члена Лондонского королевского общества и Американского объединения врачей-хирургов — знают во всем мире.

С пристальным вниманием следили зарубежные и советские врачи, в особенности военные хирурги, за проходившей в июне 1946 г. очередной, VII сессией Нейрохирургического совета. Председательствовал на сессии академик Бурденко. Обсуждались важные проблемы



военно-полевой хирургии — поздние гнойные процессы и рубцевание после черепно-мозговой травмы, последствия ранений спинного мозга, а также организация нейрохирургической помощи.

Особый интерес вызвал доклад самого Николая Ниловича, посвященный результатам применения предложенного им метода введения лекарственных веществ (антисептиков и антибиотиков) в сонную артерию. Врачи использовали этот метод и на фронте, и в тылу — всюду результаты были отличными, удалось достигнуть резкого снижения смертности. В резолюции сессии отмечалось, что метод Бурденко «является крупным шагом вперед к разрешению проблемы глубокой антисептики».

…Летом 1946 г. врачи обязывают Николая Ниловича пройти новый курс лечения в одном из санаториев на Рижском взморье. Но здесь в первый же жаркий день его настигает третий инсульт. И хотя сознание остается ясным, тело вновь парализовано.

У постели больного Бурденко собирается консилиум врачей. Он вручает им короткую записку. Это потрясающая по своему лаконизму и мужественному спокойствию краткая история болезни, составленная самим больным, чтобы облегчить труд своих коллег. Вот что написал Бурденко:

«1905 г. — контузия, от которой я начал глохнуть.

1917 г. — другая контузия, от которой я окончательно потерял слух в 1937 г.

1941 г. — я ездил по фронтам и очень уставал.

1941 г. — я подвергся воздушной бомбардировке во время переправы через Неву, около Шлиссельбурга, и вскоре был у меня инсульт.

1945 г. — вновь инсульт. Мне уже 70 лет, пора умереть».

В этих двух словах — «пора умереть» — спокойное понимание тяжести своего состояния, сознание неизбежности рокового исхода болезни. Но… не покорное принятие конца, не сдача боевых позиций.

Могучий организм продолжает бороться. После третьего инсульта Бурденко жил еще три месяца. И до самого последнего дня это были месяцы творческого горения, плодотворного труда.

Один из его учеников, профессор Л. А. Корейша, вспоминал, что «за несколько дней до смерти, будучи прикованным к постели, он продолжал интересоваться литературой о влиянии ультразвука на нервную систему».

…Один старый врач много лет назад писал: «Напряжение духовных сил, непоколебимое мужество и воля, безграничность знаний — вот главные черты хирурга… Тщательность и одаренность, находчивость, быстрота решений и — ежедневное сражение за жизнь…»

Вот каким должен быть настоящий хирург.

Именно таким хирургом был Николай Нилович Бурденко.

В октябре 1946 г. в Москве состоялся XXV Всесоюзный съезд хирургов. Впервые после войны собрались представители самого боевого отряда советской медицины.

Открывая съезд, профессор Н. Н. Приоров (во время Отечественной войны он был главным хирургом эвакогоспиталей Наркомздрава РСФСР и много сделал для лечения раненых воинов в тылу) подчеркнул: «Война проверила работу наших организаций. Она проверила правильность и жизненность наших научных доктрин. В период войны было разрешено много теоретических и практических проблем военной хирургии».

Почетным председателем съезда был избран председатель Всесоюзной ассоциации хирургов,



главный хирург Вооруженных Сил СССР Герой Социалистического Труда академик Н. Н. Бурденко.

Но участие Бурденко в работе этого съезда отнюдь не ограничилось почетным председательством. Он прислал свой доклад, посвященный лечению огнестрельных ран в Великую Отечественную войну (доклад прочитал его ученик профессор А. Ф. Лепукалн).

Затаив дыхание, с необычайным волнением слушал зал это последнее слово великого русского хирурга, его лебединую песнь.

— Я преклоняюсь перед волей этого человека, который, несмотря на тяжелую болезнь, работает так творчески, так плодотворно, — сказал, выслушав доклад, один из соратников Бурденко главный хирург Военно-Морского Флота Герой Социалистического Труда профессор И. И. Джанелидзе. Это было мнение всех участников съезда, всех военных и гражданских советских хирургов.

…В ноябре 1946 г. могучий организм Николая Ниловича, долго сопротивлявшийся тяжелой болезни, не выдержал, 11 ноября Бурденко не стало.

Советская наука понесла тяжелую утрату. «Совет Министров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП (б), — говорилось в правительственном сообщении, — с глубоким прискорбием извещают о смерти выдающегося русского ученого-хирурга, депутата Верховного Совета СССР, Героя Социалистического Труда, Главного хирурга Вооруженных Сил СССР, генерал-полковника, академика Бурденко Николая Ниловича…»

Советское правительство приняло специальное постановление об увековечении памяти Н. Н. Бурденко. В Академии медицинских наук СССР, в Институте нейрохирургии, в 1-м Московском медицинском институте установлены бюсты академика Н. Н. Бурденко. За лучшие работы по хирургии были учреждены премии имени Бурденко — их присуждает Президиум АМН СССР. Имя прославленного советского хирурга было присвоено Институту нейрохирургии АМН СССР, факультетской хирургической клинике 1-го Московского медицинского института.

Имя Н.НI. Бурденко было присвоено и Главному военному госпиталю Министерства обороны СССР. Несколько лет назад за достигнутые успехи в медицинском обслуживании военнослужащих и в связи с 50-летием Советской Армии и Военно-Морского Флота Главный клинический военный госпиталь имени академика Н. Н. Бурденко удостоен высокой награды — ордена Трудового Красного Знамени. Это выразительное признание заслуг старейшего военно-медицинского учреждения.

С первых дней Великой Отечественной войны вся деятельность госпиталя была обращена к нуждам фронта, медики стремились восстановить здоровье каждого больного и раненого воина. Наряду с расширением хирургических отделений были развернуты новые специализированные медицинские отделения — восстановительной и челюстно-лицевой хирургии. Огромную помощь в те годы оказал госпиталю его научный консультант Главный хирург Советской Армии академик Н. Н. Бурденко. И вот итог — около 84 % лечившихся в госпитале воинов вернулись в строй.

Коренные качественные изменения, происшедшие в Вооруженных Силах, прогресс техники и медицинской науки во многом определили послевоенный путь развития госпиталя. Он был официально провозглашен головным лечебно-профилактическим учреждением Советской

Армии и Военно-Морского Флота. С этого момента деятельность госпиталя стала развиваться в трех основных направлениях: лечебно-диагностическом, научно — исследовательском и учебно-методическом. Были созданы специализированные медицинские отделения по всем разделам клинической медицины. В области лечебно-диагностической госпиталь использует все современные достижения медицинской науки.

Не будет преувеличением сказать, что отделения этого госпиталя, возглавляемые полковниками медицинской службы Н. Н. Охрименко и И. В. Мартыновым, стали ныне подлинной школой передового опыта. Лечение здесь ведется на высоком профессиональном и научном уровне. В отделениях и лабораториях госпиталя проходят практику и совершенствуют свои знания и мастерство многие врачи из других военно-медицинских учреждений.

Работники крупнейшего многопрофильного лечебно-профилактического учреждения — Главного клинического военного госпиталя — с честью носят имя Николая Ниловича Бурденко, повседневно вносят свой вклад в укрепление могущества наших славных Вооруженных Сил.



…В истории отечественной медицины навсегда останется имя Николая Ниловича Бурденко.

Выдающийся ученый, он обессмертил свое имя ценными научными открытиями и исследованиями по проблемам военно-полевой и «мирной» хирургии.

Один из создателей советской военно-медицинской науки, он внес крупный вклад в дело обороны страны.

Явившись основоположником большой научной школы нейрохирургов, он вывел эту отрасль хирургии на передовые рубежи медицины.

Основатель и первый президент Академии медицинских наук СССР, он заложил основу для новых, еще более грандиозных успехов советского здравоохранения.

Главный хирург Вооруженных Сил СССР, Бурденко был признанным руководителем и учителем всех советских военных медиков.


НА СТРАЖЕ ЗДОРОВЬЯ СОВЕТСКИХ ВОИНОВ

В конце 40-х — начале 50-х годов в развитии Вооруженных Сил Советского Союза начались огромные качественные изменения, связанные с широким оснащением Советской Армии и Военно-Морского Флота ракетно-ядерным оружием. В военном деле произошла подлинная революция, связанная с появлением оружия массового поражения.

Ракетно-ядерное оснащение всех видов наших Вооруженных Сил и связанное с пим изменение характера и условий труда воинов армии и флота потребовали критического пересмотра форм и методов медицинского обеспечения, глубокой научной разработки ряда вопросов и проблем военной патологии и боевой травмы. Возникла и организационно оформилась новая научная дисциплина военной медицины — медицинская защита от оружия массового поражения.

Представители военно-медицинской службы принимали участие в различных войсковых учениях и испытаниях ядерного оружия, например в крупном войсковом учении в сентябре 1954 г., на котором была взорвана атомная бомба. Разумеется, они не были там простыми наблюдателями: анализируя и обобщая, военные медики познавали сущность воздействия поражающих факторов ядерного оружия на человека, а затем создавали наиболее целесообразные средства защиты и эффективного лечения раненых и больных. Эти средства вскоре поступили в арсенал военных врачей.

Наследники Бурденко — военные медики, ученые и врачи — в результате глубоких исследований разработали научно обоснованные формы и методы лечебно-эвакуационного обеспечения боевых действий войск в условиях применения ядерного оружия, а также защиты личного состава, организации спасательных работ в очагах массовых санитарных потерь, оказания первой помощи пораженным.

В Вооруженные Силы одновременно с ракетно-ядерным поступало и другое новейшее оружие. Неузнаваемо изменились, например, наши мотострелковые и танковые войска. Современная мотострелковая дивизия в сравнении с дивизией 1939 года, с которой мы, по существу, вступили в Великую Отечественную войну, превосходит последнюю по танкам в 16 раз, по бронетранспортерам — в 37 раз, по автоматическому оружию — в 13, по средствам радиосвязи — в 5 раз и несравненно превосходит по качеству этой техники. Наши танки имеют надежную броневую защиту, современное вооружение с большой бронепробиваемостыо, мощные двигатели, повышенный запас хода, современные приборы вождения и управления огнем.

На вооружении Сухопутных войск имеются пушечная, гаубичная, реактивная, истребительно-противотанковая артиллерия и минометы. Современные артиллерийские системы обладают большой подвижностью, маневренностью, дальностью стрельбы и мощностью заряда. Резко возросли огневые возможности обычных видов оружия Сухопутных войск. Если в 1939 году вес артиллерийско-минометного залпа дивизии был равен 1,7 тонны, то сейчас он составляет 53 тонны. При этом не учитывается ядерное оружие, мощь которого больше в несколько сот раз.

Войска противовоздушной обороны страны оснащены мощными зенитными ракетными комплексами различных систем, всепогодными сверхзвуковыми истребителями-перехватчиками, современными радиолокационными станциями, быстродействующей электронно-вычислительной аппаратурой и другой техникой. На вооружении Военно-Воздушных Сил — реактивные сверхзвуковые самолеты с мощным ракетно-пушечным вооружением и совершенным радиоэлектронным оборудованием, вертолеты. Созданы принципиально новые боевые машины — самолеты с вертикальным взлетом и посадкой и с изменяемой в полете геометрией крыла.

В грозную боевую силу вырос Советский Военно-Морской Флот. Основу его боевой мощи составляют атомные подводные лодки, вооруженные дальнобойными ракетами с подводным стартом и самонаводящимися торпедами. В состав Военно-Морского Флота входят также надводные корабли различных классов, морская ракетоносная авиация, различные новые десантные корабли.

Перед военными медиками сразу встали новые задачи. Создание сложных ракетных комплексов, высокое насыщение войск радиоэлектронными устройствами, оснащение Военно-Воздушных Сил современными сверхзвуковыми самолетами, внедрение в Вооруженные Силы другой сложной аппаратуры и техники потребовали незамедлительно изучить влияние на организм человека ряда новых факторов и разработать эффективные защитные меры.

Необходимо было быстро дать всестороннюю физиолого-гигиеническую оценку новых видов техники и вооружения. А затем, опираясь на такую оценку, требовалось предложить наиболее рациональные режимы труда и быта, отдыха и питания войск, определить научно обоснованные гигиенические нормы и лечебно-профилактические меры, связанные с эксплуатацией новейшей военной техники.

Научная разработка этого широкого круга проблем стала содержанием напряженной творческой работы большого коллектива военно-медицинских специалистов, и при этом не только ученых, но и войсковых врачей. На полях тактических учений, на полигонах, аэродромах и танкодромах, у ракетных пультов и в морских походах должны были решать военные медики эти сложные и ответственные задачи, направленные на сохранение и укрепление сил и здоровья воинов.

В этой большой и напряженной работе военно-медицинской службы, в подготовке военных медиков к действиям в условиях современной войны активно участвовали многие крупные советские ученые — соратники, ученики и продолжатели славных дел главного хирурга академика Николая Ниловича Бурденко.

Ученые повседневно помогали военным врачам. Глубоких и всесторонних научных исследований потребовало от медицинской науки ракетно-ядерное перевооружение Советской Армии и Военно-Морского Флота. Это относится к проблеме гигиенического обеспечения личного состава,



вопросам радиационной безопасности, снижения токсического действия на организм так называемых «агрессивных» жидкостей и вредного влияния электромагнитных излучений СВЧ полей, различного рода перегрузок, вибраций, шумов. Особую актуальность приобрели, в частности, проблемы обитаемости личного состава в объектах военной техники, инженерной психологии, а также психофизиологических возможностей человеческого организма при воздействии неблагоприятных факторов, связанных с обслуживанием и эксплуатацией современной боевой техники.

Ныне многие из этих задач военно-медицинской службы успешно решены. Ученые, например, глубоко изучили проблему обитаемости и разработали эффективные режимы труда и отдыха, надежные меры защиты в необходимых случаях, действенную систему контроля и проверки уровней активности различных факторов, состояния здоровья воинов. Все это обеспечило полную безопасность людей при работе на сложнейших машинах и установках. Большая заслуга в этом принадлежит профессору Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова академику Академии медицинских наук И. Р. Петрову, сотрудникам академии П. Е. Калмыкову, Н. И. Боброву и другим.

Ученые-медики разработали эффективную систему контроля за безопасностью работ с радиоактивными веществами, источниками ионизирующих излучений и компонентами «агрессивных» жидкостей, обеспечили действенные меры защиты личного состава. В результате этого в армии и на флоте за многие годы эксплуатации современного вооружения и боевой техники не отмечается случаев массовых профессиональных заболеваний.

Оснащение армии и флота новыми средствами вооруженной борьбы и коренные изменения форм и методов ведения боевых действий потребовали разработки и совершенствования научно обоснованных принципов организации лечебно-эвакуационного обеспечения боевых действий войск в обстановке одномоментного и массового возникновения санитарных потерь со сложной структурой поражений. Исследования особенностей современной боевой патологии, разработка наиболее эффективных методов диагностики, лечения и профилактики поражений ядерным, химическим и бактериологическим оружием постоянно занимают одно из важных мест в научной и практической деятельности военно-медицинской службы.

Военно-полевые хирурги — прямые наследники Бурденко — многое сделали для совершенствования методов оказания хирургической помощи раненым и пораженным.



Военные, да и гражданские медики высоко ценят научные труды главного хирурга Министерства обороны генерал-полковника медицинской службы академика Академии медицинских наук СССР, Героя Социалистического труда А. А. Вишневского и его заместителя генерал-майора медицинской службы профессора М. И. Шрайбера, а также группы сотрудников кафедры военно-полевой хирургии Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова под руководством генерал-майора медицинской службы профессора А. Н. Беркутова. В созданных ими учебниках военно-полевой хирургии, по которым обучаются сейчас будущие медики, представлены самые современные сведения о современной боевой патологии и оказании хирургической помощи на этапах медицинской эвакуации.

В военно-полевой хирургии очень важно правильное лечение ран, борьба с кровотечением и травматическим шоком. При этом врачи издавна применяют переливание крови. Однако широкое применение этого метода, особенно на войне, наталкивалось на ряд трудностей, и более всего на то, что кровь донора могла храниться в консервированном виде не более 3 недель. Но несколько лет назад были сконструированы и постепенно внедряются в практику специальные установки для быстрого замораживания эритроцитов (красных кровяных шариков) при низкой (минус 80 градусов) и ультранизкой (минус 196 градусов) температуре. Теперь этот важнейший элемент крови можно сохранять в замороженном состоянии несколько лет.

Вообще проблема переливания крови, особую актуальность которой неустанно подчеркивал Н. Н. Бурденко «продвинулась» далеко вперед. В наши дни из крови допоров приготовляют ряд ценнейших препаратов: альбумин, протеин, лейкоцитарную и тромбоцитарную массу, фибриноген и др. Каждый из этих препаратов обладает важными целебными свойствами и успешно применяется в борьбе с кровопотерей, шоком, при лучевой болезни, ожогах и т. д.

Но ведь ресурсы донорской крови ограничены: где выход из положения? Многие исследователи работают над созданием полноценных искусственных заменителей крови. В нашей стране созданы высокоэффективные средства, такие, как полиглюкин, гемодез, поливинол и др. Некоторые кровезаменители, изготовленные из крови крупного рогатого скота или из казеина, содержат белок и служат хорошим питанием для организма. Сейчас ведутся работы по созданию универсального искусственного кровезаменителя, который, проходя через кровеносные сосуды легких, подобно крови, захватывал бы там кислород и передавал его тканям.

Военно-полевых хирургов всегда заботило одно из самых частых осложнений ран — гнойная инфекция. Гноеродные микробы, проникая в рану, вызывают воспаление, а подчас и общее заражение крови (сепсис). Для борьбы с инфекцией ран хирурги с давних времен применяли много различных средств. В годы второй мировой войны удалось получить очень сильный антибактериальный препарат из группы антибиотиков — пенициллин. В клиническом испытании пенициллина и внедрении его в практику военных и гражданских врачей выдающуюся роль сыграл Н. Н. Бурденко, почти 30 лет назад прозорливо оценивший роль и значение антибиотиков. Теперь антибиотики с успехом применяют при ранениях, ожогах и различных заболеваниях. Циркулируя в крови, они ослабляют или полностью уничтожают болезнетворные микробы.

Лечение переломов всегда доставляло военным хирургам массу хлопот. Во время Великой Отечественной войны при переломах костей применяли главным образом гипсовые повязки. Но этот метод не всегда давал хорошие результаты. Подчас кости срастались в неправильном положении, в ряде случаев в области перелома возникал воспалительный процесс. Не удивительно, что лечение переломов всегда привлекало к себе внимание главного хирурга Красной Армии Н. Н. Бурденко и его помощников.

После войны хирурги стали прибегать к оперативному лечению переломов. Суть его заключается в том, что в костномозговой канал вводится стержень («гвоздь»), изготовленный из особых сортов стали. После того как кости срастаются в правильном положении, стержень удаляют.

В нашей стране разработан в последние годы новый метод лечения переломов длинных трубчатых костей. При этом костные отломки плотно фиксируют в правильном положении несколькими стальными спицами, введенными в поперечном направлении в кость выше и ниже линии перелома и удерживаемыми с помощью специального аппарата. Сейчас «на очереди» еще один метод лечения — специалисты изыскивают синтетический клей, пригодный для склеивания сломанной кости. Кроме того, успешно разрабатывается метод «сварки» костей с помощью ультразвука.

Советские военно-полевые хирурги много занимаются изысканием наилучших средств и методов лечения ожогов. Следует отметить большие достижения хирургии в этой области. Так, сейчас уже многие тяжело пострадавшие не только выживают, но и возвращаются к активной трудовой деятельности. Успех в лечении обожженных прежде всего связан с применением крови, ее препаратов (современных кровезаменителей) и новых лекарственных средств. Однако важнейшую роль играет также применение современных методов пересадки кожи. Дело в том, что при тяжелых ожогах обычно погибает кожный покров. Образующиеся обширные раны самостоятельно зажить не могут: их закрывают оперативным путем. Для этой цели

сконструированы специальные аппараты — дерматомы. С их помощью у обожженных иссекаются на здоровых участках тонкие лоскуты кожи и ими закрывают раны, образовавшиеся на месте ожога.

Следует отметить успешное развитие восстановительной хирургии последствий боевой травмы — важность этого раздела хирургии неоднократно подчеркивал Н. Н. Бурденко. Сейчас хирурги с успехом применяют пересадки особым образом законсервированных костей и кровеносных сосудов. Уже практически решена проблема пересадки почек, сделаны первые шаги по пересадке сердца и других жизненно важных органов. Эти работы непосредственно связаны с будущим военно-полевой хирургии.

Научно-технический прогресс оказал заметное влияние на медицинскую пауку, в особенности на хирургию. Так, большие перспективы открывает перед военно-полевой хирургией возможность применения искусственных органов. Например, некоторые ранения и закрытые повреждения сказывались на работе почек, что приводило к гибели людей из-за так называемой почечной недостаточности. Теперь в распоряжении хирургов есть отечественный аппарат «искусственная почка», с помощью которого удается очистить кровь больного от шлаков, т. е. временно подменить аппаратом неработающие почки до восстановления их функций.

Отлично зарекомендовал себя созданный в нашей стране аппарат искусственного кровообращения (АИК), который, в сущности, представляет собой искусственное сердце и легкие (ИСЛ). При внутрисердечных операциях хирурги могут теперь временно выключать сердце и легкие из кровообращения.

Новые технические средства позволяют удалять из сердца пули и осколки, а также восстанавливать разрушенные при ранениях внутрисердечные структуры. Не исключено, что аппарат искусственного кровообращения окажется способным временно облегчить работу сердца и легких при тяжелых ранениях, когда эти жизненно важные органы начинают «сдавать». Кроме того, с помощью этого аппарата можно временно отключить от общей системы кровообращения тот или иной орган: это важно при лечении тяжелых гнойных процессов в конечностях, возникающих иногда после ранений. В этих случаях с помощью аппарата искусственного кровообращения можно вместе с кровью ввести лекарственные средства, избирательно действующие непосредственно на гнойный очаг.

Помогают хирургам и созданные в союзе с инженерами и техниками аппараты для сшивания кровеносных сосудов, желудка, кишечника, бронхов. Серьезно облегчает работу хирурга электронно-оптический преобразователь, который настолько усиливает яркость рентгеновской



картины при просвечивании, что позволяет проводить исследование при дневном свете. С помощью такого аппарата удобно лечить переломы и вывихи, удалять застрявшие в тканях при слепых ранениях пули и осколки; специальная телевизионная установка позволяет хирургу осуществлять рентгеновский контроль во время операций, не отходя от операционного стола. Внедряется в практику электрорентгенография, которая может также серьезно облегчить обследование раненых. Современная электронная аппаратура дает хирургу точную информацию о работе важнейших органов человека, сигнализирует о приближающейся опасности.

Достижения современной военно-полевой хирургии тесно связаны с успехами анестезиологии (обезболивание) и реаниматологии (восстановление жизненно важных функций человека в критических ситуациях). Во время Вели-

кой Отечественной войны раненых в подавляющем большинстве случаев оперировали под местным обезболиванием. В послевоенный период научно-технический прогресс благоприятно сказался на развитии общего обезболивания. Обезболивание проводят с помощью довольно совершенных специальных аппаратов, которые не только обеспечивают точную дозировку наркотических веществ, но и позволяют осуществлять искусственное дыхание оперируемых (так называемая «искусственная вентиляция легких»). В хирургической практике хорошо себя зарекомендовали препараты, которые обеспечивают нечувствительность к боли при сохраненном сознании.

А взять современную реаниматологию — у истоков этой области хирургии еще в годы Великой Отечественной войны стоял Н. Н. Бурденко. Ныне реаниматология располагает эффективными способами восстановления дыхания и кровообращения при тяжелых ранениях, отравлениях, поражениях электрическим током, при утоплении и замерзании. Реаниматологические методы (методы оживления) оказываются эффективными в первые минуты даже после полной остановки дыхания и кровообращения, т. е. фактически тотчас после наступления смерти.

Да, военно-полевая хирургия — наука, в развитие которой столь большой вклад внес Н. Н. Бурденко, — в последние годы добилась замечательных успехов, сделала ощутимый шаг вперед.

Постоянный прогресс, совершенствование методов распознавания, лечения и предупреждения боевых травм и болезней — вот что является характерной чертой советской военной медицины.

Для военно-медицинской службы крайне важна деятельность военных терапевтов: об этом хорошо рассказал в своем учебнике по военно-полевой терапии бывший главный терапевт Министерства обороны генерал-лейтенант медицинской службы академик Академии медицинских наук СССР Герой Социалистического Труда Н. М. Молчанов.

Военные эпидемиологи заняты профилактикой инфекционных болезней. Они призваны действовать в различной эпидемиологической обстановке, в том числе с учетом возможного применения противником бактериологического оружия. Это отлично отражено в учебниках и многих книгах, написанных под руководством известных

своими научными исследованиями советских ученых-эпидемиологов генерал-майора медицинской службы члена-корреспондента Академии медицинских наук СССР И. И. Рогозина и полковника медицинской службы профессора В. Д. Белякова.

Военно-медицинская служба участвует и в противохимической защите войск. Созданием эффективных средств противохимической защиты и разработкой организационных основ медицинской защиты от современных боевых отравляющих веществ успешно занимались главный токсиколог Министерства обороны генерал-майор медицинской службы профессор Ю. В. Другов и полковник медицинской службы профессор Н. В. Савватеев. Кроме того, они подготовили хорошие пособия по этому разделу медицинского обеспечения.

Много нового в современные виды медицинского обеспечения внесли своими научными трудами генерал-майор медицинской службы Т. К. Джаракьян, полковники медицинской службы П. Г. Жеребченко, К. П. Кедров, В. Б. Фарбер, Л. И. Белянин.

В основе деятельности советской военно-медицинской службы по-прежнему лежит разработанная при активном участии Н. Н. Бурденко система этапного лечения с эвакуацией по назначению. Богатейший опыт, полученный в годы Великой Отечественной войны, и широкое использование достижений отечественной и зарубежной науки позволили военным медикам совершенствовать эту систему с учетом состояния и перспектив развития военного дела.

В многочисленных полевых тактико-специальных и оперативно-тыловых учениях тщательно изучались основные принципы, формы и методы организации медицинского обеспечения в боевых условиях: все это вошло в действующие уставы и наставления.

Боеготовность военно-медицинской службы, как и других подразделений армии и флота, постоянно повышается.

Советские военные медики заботятся об укреплении сил и здоровья наших воинов в условиях мирного времени.

Военно-медицинская служба напряженно работает над совершенствованием лечебно-профилактического, санитарно-гигиенического и противоэпидемического обеспечения

армии и флота, развитием военно-медицинской науки, повышением постоянной готовности к эффективному медицинскому обеспечению современных боевых действий.

В последние годы построено много новых медицинских пунктов, госпиталей, санаториев, складов. Значительно улучшены условия жизни и быта, военного труда и боевой подготовки личного состава войск. Все учреждения военно-медицинской службы по организации работы и специальному оснащению находятся на уровне последних достижений отечественной и зарубежной науки.

В большинстве военно-медицинских учреждений используется специализированная медицинская помощь — на необходимость широкого развития такой помощи постоянно указывал Н. Н. Бурденко и другие ученые. Военные медики проводят теперь распознавание и лечение болезней и травм с использованием наиболее эффективных новейших лекарственных средств, диагностической и лечебной аппаратуры. В военных округах, группах войск и на флотах на вооружении военных медиков находится самая совершенная многопрофильная специализированная медицинская помощь.

Благодаря труду военных медиков общая заболеваемость в армии и на флоте из года в год уменьшается. Так, только в 1970 г. по сравнению с 1969 г. она значительно уменьшилась, а за весь послевоенный период среди солдат и сержантов она снизилась более чем в два раза.

В последнее время, по данным Центрального военно — медицинского управления Министерства обороны, достигнуто дальнейшее снижение заболеваемости. По гипертонической болезни, например, она уменьшилась на 60 проц., туберкулезу легких, хроническому гастриту и язвенной болезни — на 40 проц., болезням нервной системы — на 30 проц. Сократились и трудопотери из-за болезней.

Многочисленные специальные медицинские обследования и наблюдения убедительно свидетельствуют о непрерывном укреплении физического состояния и снижении заболеваемости личного состава армии и флота. Это —* результат систематического улучшения условий питания, размещения и быта войск, постоянной заботы командования, политических органов, тыловых и медицинских работников о здоровье воинов.

Успехи в медицинском обеспечении Вооруженных Сил СССР — это показатель прежде всего идейной зрелости медицинского Состава, его коммунистической убежденности, свидетельство его высокого профессионального мастерства. В деятельности военно-медицинской службы наука и практика сливаются воедино. Вот лишь один пример. За последние пять лет военными медиками только в Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова защищено 111 докторских и 229 кандидатских диссертаций. Научный потенциал военно-медицинской службы крепнет год от года.

В современных условиях велико значение морально-политической и психологической подготовки личного состава. Служба в армии и на флоте даже в мирное время требует от каждого воина не только глубоких знаний, мастерства владения техникой, но и большого труда, высокого морального и физического напряжения. Если же грянет война, то трудности неизмеримо возрастут. Поэтому готовность личного состава к ведению боевых действий должна быть всесторонней и складываться не только из военно-технической, но и обязательно из физической, морально-политической и психологической подготовки.

Советские военные руководители подчеркивают, что по мере развития современного оружия и насыщения армий большим количеством разнообразной и сложной техники роль морально-политической и психологической подготовки воинов все более возрастает, а требования к ней повышаются. Это диктуется характером современной войны. Для завоевания победы над сильным противником нужно, чтобы каждый советский воин представлял собой крепчайший сплав морально-политической закалки, ратного мастерства, физической выносливости, мужества и героизма. Это требование приобретает особое значение в условиях ядерной войны — в такой войне, как никогда прежде, могут возникать острейшие критические ситуации, ставящие человека перед необходимостью преодоления огромных трудностей.

Морально-политическая подготовка, как известно, предусматривает целеустремленное формирование у воинов армии и флота научного, марксистско-ленинского мировоззрения, коммунистических идеалов, убеждений и нравственных принципов поведения. Психологическая подготовка, будучи органически взаимосвязанной с морально-политической и боевой, обеспечивает формирование у воинов таких необходимых в бою качеств, как мужество,

храбрость, внутренняя готовность к самопожертвованию, устойчивость психических реакций, находчивость и другие. Советские воины должны обладать также высокими социально-психологическими качествами — чувством товарищества, коллективизма, готовности к взаимной выручке и взаимопомощи. Выработке у воинов волевых качеств, стойкости, мужества, умения преодолевать страх военные медики способствуют прежде всего всемерным укреплением их здоровья и закалки.

В ходе повседневного процесса обучения и воспитания воинов у них вырабатывается способность переносить большие психические и физические нагрузки, возникающие в сложной обстановке боя, умение длительно сохранять работоспособность, не терять самообладания и выдержки, приходить на помощь товарищам, внутренне мобилизовать в себе все духовные силы для решения боевых задач в трудных условиях, стремиться во что бы то ни стало уничтожить врага. Большое значение придается выработке у всех членов экипажей и номеров расчетов не только максимальной слаженности, но и морально-психологической совместимости.

Во всем этом военные медики каждодневно принимают самое непосредственное участие.

Не приходится доказывать, как важно умение воинов быстро и правильно применять средства защиты от оружия массового поражения, твердая уверенность в их надежности. Обучая личный состав оказанию само- и взаимопомощи, совершенствуя средства медицинской защиты, организацию лечебно-эвакуационных мероприятий по ликвидации очагов массовых санитарных потерь, военные медики тем самым вносят важный вклад в решение этой сложной проблемы.

Ежегодно военные медики участвуют в различных учениях. Вместе с войсками они совершают форсированные марши на сотни километров, ночью, в непогоду, развертывают в поле лечебные учреждения, отрабатывают все необходимые мероприятия по организации медицинской помощи воинам, проверяют свое умение лечить раненых и пораженных современными видами оружия.

Медицинский состав хорошо показал себя в ходе крупнейших учений наших Вооруженных Сил. Так, летом 1967 г. работа военных медиков получила высокую оценку командования во время маневров под условным названием «Днепр».

А летом 1968 г. медицинская служба участвовала в учении тыловых органов «Неман».

По словам Д. Д. Кувшинского и В. А. Гриня, это было одно из самых крупных учений, когда-либо проводившихся в Советской Армии. Много сложных задач предстояло решить его участникам. Медицинский состав, в частности, должен был изучить наиболее эффективные формы и методы медицинского обеспечения современных боевых действий войск, организацию медицинских мероприятий в очагах массовых потерь, особенности работы полевых медицинских учреждений. Руководители учения стремились провести его в обстановке, максимально приближенной к реальным, сложным и напряженным условиям современной войны.

Медицинские учреждения, участвовавшие в учении, были подняты ночью по тревоге, в короткое время пополнились резервистами-врачами, фельдшерами, медицинскими сестрами запаса и двинулись к «фронту». С первых часов учения личный состав действовал четко и собранно. Резервисты старались пе отставать от кадровых военных медиков, внимательно присматривались к их работе, перенимали их опыт.

В ходе учения военные медики совершали длительные (на сотни километров) марши, развертывали в полевых условиях госпитали и медицинские пункты, укрывали их в специальных защитных сооружениях, оказывали медицинскую помощь «раненым» в очагах ядерных ударов «противника», эвакуировали «пострадавших» на вертолетах и санитарных автомобилях.

Вот как действовали на маневрах «Неман» военные медики.

«После форсированного марша колонна группы госпиталей свернула в сторону от основной дороги и направилась к темневшему невдалеке лесу. Здесь ее уже ожидала рекогносцировочная группа, вылетевшая за несколько часов перед этим на вертолете. Каждому госпиталю было определено место развертывания, указана дорога к нему, выделена инженерная техника. И вот уже тишину короткой летней ночи разорвал скрежет бульдозеров и экскаваторов.

При свете фар быстро отрывались котлованы для палаток, собирались специальные защитные сооружения. В них развертывались важнейшие функциональные подразделения госпиталя. Не успевал бульдозер выбраться из отрытого котлована, как в него опускали собранные элементы укрытий и велся дальнейший монтаж. Без промедления начинались работы внутри — расставлялись операционные столы, светильники, аппаратура, раскладывался хирургический инструментарий, стерильный материал.



Солдаты еще только растягивали маскировочную сеть, чтобы укрыть от чужого, постороннего глаза следы проделанной работы, а подземная операционная уже была готова принять первых «раненых». В стороне от нее заканчивалось развертывание других госпитальных отделений. Рассвет только занимался, когда одна за другой ушли в глубину леса машины, стих строительный шум, исчезли люди. Госпиталь приготовился к работе.

А в это время у линии фронта «противник» нанес «ядерный удар» по нашим войскам. К очагу массовых потерь устремились ближайшие подразделения. Солдаты гасили пожары, разбирали завалы, готовили к эвакуации поврежденную технику.

В числе первых к очагу прибыл личный состав подразделения, возглавляемого подполковником медицинской службы О. А. Савиным. Действуя четко и умело, медики разыскивали «раненых», оказывали им необходимую помощь, вывозили из опасной зоны, отправляли в тыл.

Порывистый ветер иногда прорывал темную завесу, и тогда были видны маленькие фигурки, рассыпавшиеся по полю и уверенно делавшие свое дело. В гул отдаленного боя вплелись новые звуки. Это к очагу подходили вертолеты, вызванные по рации подполковником Савиным. Опустившись на подготовленную площадку, они в считанные минуты приняли на борт десятки «раненых» и легли на обратный курс.

Спустя четверть часа их уже встретили на лесном аэродроме рядом с госпиталем, о котором мы только что рассказали. Начальник госпиталя полковник медицинской службы II. П. Марченко руководил приемом «пораженных». Быстро, четко, без суеты и шума врачи сортировали «раненых» по видам и тяжести поражений, направляли в нужные отделения госпиталя. В перевязочных и операционных учились производить обработку «ран», выполнять сложные хирургические операции, переливать кровь.

В это же время в госпиталь прибыла колонна санитарных автобусов. Она доставила новую партию «раненых». Работа приобрела еще более напряженный характер, но действия медиков по-прежнему оставались слаженными и умелыми.

В сжатые сроки части и учреждения медицинской службы, участвовавшие в учениях, выдвигались в намеченные районы, развертывались и успешно решали задачи по лечебно-эвакуационному, противоэпидемическому и санитарно-гигиеническому обеспечению войск».

Учение подтвердило возросший уровень специальной подготовки военных медиков, высокую боевую готовность и полевую выучку медицинских частей и учреждений. В ходе учения ярко и полно раскрылись морально-боевые качества военных медиков, их готовность выполнять сложные и разнообразные задачи по медицинскому обеспечению войск в условиях современного боя, возросшее организаторское мастерство офицеров медицинской службы.

Нелегко было военным медикам действовать на войсковых маневрах «Двина», проходивших в 1970 г., на маневрах «Океан» и «Юг», но на всех этих маневрах военно-медицинская служба армии и флота отлично зарекомендовала себя, продемонстрировала примеры целеустремленной



учебы и высокой полевой выучки, эффективно использовала в самых сложных условиях обширный арсенал медицинских средств, действовала продуманно и целесообразно. Это — результат повседневной напряженной боевой и специальной подготовки военных медиков.

Наследники и продолжатели дела Бурденко — советские военные медики делят с воинами все трудности, опасности и невзгоды походно-боевой жизни. Днем и ночью, в шторм и непогоду медики повсюду рядом с ними. На стартовых позициях ракет, в отсеках подводных лодок и надводных кораблей, на аэродромах, танкодромах, полигонах — повсюду военные медики стоят на страже здоровья советских воинов.

Имена военных медиков, в особенности хирургов, — например, главного хирурга Министерства обороны генерал-полковника медицинской службы А. А. Вишневского, его помощников и учеников — известны и военным и гражданским врачам. Академик Академии медицинских наук А. А. Вишневский — крупный ученый и специалист, признанный наставник военных хирургов. Его смелые операции и выдающиеся научные достижения по заслугам отмечены Ленинской премией. Отлично зарекомендовали себя профессора-хирурги Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова генерал-майоры медицинской службы И. С. Колесников и А. П. Колесов, заместитель главного хирурга генерал-майор медицинской службы М. И. Шрайбер, полковник медицинской службы И. К. Лисицын и многие другие. По ним равняются советские военные врачи.

Практически воплощают военные медики в жизнь завет Николая Ниловича Бурденко: «Медицинский персонал сближается с бойцами. Командиры и бойцы чувствуют близость врача. Так и должно быть в нашей армии».


КРАТКИЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Н. Н. Бурденко. Собрание сочинений, тт. I–VII. М., пзд. АМН СССР. 1949–1951 гг.

Н. Н. Бурденко. Автобиографические записи, в кн.: С. М. Багдасарьян. Материалы к биографии Н. Н. Бурденко. М., изд. АМН СССР, 1950 г.

A. Арутюнов. К 90-летию со дня рождения Н. Н. Бурденко, журн. «Вестник АМН СССР», 1966 г., № 12.

С. Багдасарьян. Николай Нилович Бурденко. М., изд. АМН СССР, 1948 г., 1954 г.

B. К о в а н о в. Учитель и ученики, в кн.: Призвание. М., Политиздат, 1970 г.

Д. Кувшинскпй, В. Гринь. Служба здоровья. Военное издательство, 1971 г.

М. М и р с к и й. Во имя жизни. Госполитиздат, 1960 г., 1966 г. П. Нилин. Только характер, журн. «Наука и жизнь», 1969 г., №№ 8-12.

Очерки истории советской военной медицины. М., изд-во «Медицина», 1968 г.

Е. Смирнов. Главный хирург Вооруженных Сил СССР, газ. «Медицинский работник», 14 ноября 1946 г.

А. Яковлев. Николай Нилович Бурденко. М., изд. Института санитарного просвещения, 1945 г.


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие.

Высокая награда.

Боевое крещение.

На фронтах первой мировой войны.

«Красный профессор».

Основоположник советской нейрохирургии.

Ученый-гражданип.

«Я отдаю все силы Красной Армии».

Идет война народная, священная война.

Гневный обличитель.

Мудрый наставник.

Главный хирург — на боевом посту.

На страже здоровья советских воинов.

Краткий список литературы.