загрузка...
Перескочить к меню

Гарри Поттер и Лик Змеи (fb2)

- Гарри Поттер и Лик Змеи 731K, 108с. (скачать fb2) - Виктор Зенович Телегин

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Виктор Телегин, Джоан К. Роулинг

   ГАРРИ ПОТТЕР И ЛИК ЗМЕИ

   Роман




Часть первая


Преступление Мальчика, Который Выжил


   Глава первая


Алкоголик Гарри Джеймс Поттер


   -Мама, папа опять наблевал, - сообщил зеленоглазый мальчик и, громко хлопнув дверью, выскочил на улицу.

   Рыжеволосая женщина вздохнула, потянулась за пультом, выключила телевизор.

   Пару минут посидела в прострации, таращась в стену, затем направилась к лестнице.

   Мужчина в одних трусах лежал на ковре лицом в собственной блевотине. Пустая бутылка из-под виски 'Маджико' валялась рядом с его бессильной рукой. Кругом витал кисло-спиртовой запах.

   -Гарри, - строго и устало сказала Джинни. - Гарри Поттер.

   Мужчина отозвался нечленораздельным мычанием.

   -ГАРРИ!

   -Ыыы. Какого?

   -Сколько можно? Сколько можно пить?

   Рот Джинни некрасиво искривился, в глазах сверкнули слезы.

   -Сколько можно пить? Сколько можно торчать в баре этого Флетчера?

   Гарри, похоже, не слышал жену, издавая звуки, подобные бормотанию обезьяны - гиббона.

   -Я изнемогаю, Гарри. Ты слышишь? - истерический голос Джинни разносился по всему второму этажу. - Разве могла я подумать, что семейная жизнь с тобой превратится в этот ад? Гарри! Я разведусь с тобой. Ты слышишь, Гарри? Я разведусь.

   Гарри не слышал. Мерзкая кислятина продрала ему горло и он снова блеванул.

   -О, господи, - воскликнула Джинни.

   Она подскочила к Гарри, перевернула его на спину.

   Лицо Поттера было помятое, испачканное. На лбу горел шрам.

   - Ыыыы.

   Женщина сморщилась.

   -Гарри.

   Джинни отвесила мужу пощечину. Глаза Гарри распахнулись.

   -Ты?

   Поттер сел на полу. Икнул.

   Джинни поспешила повторить все, что говорила бесчувственному телу. Гарри мрачно слушал.

   -Я разведусь с тобой, - закончила она, словно вбив последний гвоздь в крышку гроба.

   -Дай ...

   -Что?

   -Дай виски, говорю.

   -Скотина!

   Джинни метнулась к Гарри, ее кулачки замелькали в воздухе, осыпая физиономию мужа отчаянными ударами. Поттер до поры до времени терпел, затем схватил жену за руки, оттолкнул. Джинни упала на пол, тут же вскочила и в остервенении бросилась на мужа.

   Они дрались минут пять, затем Джинни задышала протяженно, а руки Гарри очутились у нее под свитером.

   Супруги занялись любовью на испачканном блевотиной ковре.

   После оргазма Гарри опрокинулся на спину, торопливо застегнул ширинку. Джинни поднялась, оправила волосы, натянула юбку, одернула свитер.

   -Гарри, - голос женщины звучал неизмеримо мягче, чем пару минут назад. - Что мы творим-то? Дети в любой момент могут сюда заскочить.

   Поттер не ответил, потянулся за сигаретами. Закурил, пуская к потолку затейливые колечки.

   -Пойду за шваброй, - сообщила Джинни.

   И улыбнулась.

   -Виски захвати, - кашлянув, попросил Гарри.

   Джинни вернулась с бутылкой 'Маджико' и шваброй.

   Пока она убирала блевотину, Гарри освежал мозги алкоголем. Мир мало-помалу очистился от пелены, и Поттеру стало страшно.

   До чего он докатился.

   Во что он превратился.

   Алкоголик, драчун, безработный, отвратительный отец, муж, друг.

   'Когда в последний раз я говорил с Роном?' - подумал Гарри и не смог вспомнить.

   Бедная Джинни. Она замучалась. Она ничего не понимает. Она ничего не знает.

   Ничего не знает о Лике Змеи.

   Лик Змеи виноват во всем. Не видеть его. Не слышать в голове призывное змеиное шипение. Алкоголь, бар Флетчера, проститутки, наркотики. Все - лишь бы заглушить в голове змеиный шип.

   Гарри отхлебнул виски, глядя на работающую Джинни. Она потолстела: ляжки стали широкие, как у Молли Уизли. А когда-то... Гарри вспомнил ночь в Хогвартсе, когда он и Джинни одновременно потеряли невинность. Все идет, все меняется.

   На лестнице послышались шаги. Показался Альбус Северус. Ничего не сказав, прошмыгнул в свою комнату.

   Кажется, Джеймс жаловался, что из-за Гарри детей на улице прозвали алкошатами.

   Поттеру стало стыдно.

   Он с семьей поселился здесь четыре года назад. Городок маленький, наполовину заселен маглами. До Лондона тридцать километров. Все население ежедневно на машинах и электричке ездят на работу. Утомительная, скучная жизнь. Развлечения - бар Флетчера и футбол.

   -Убери ногу, Гарри.

   Гарри подвинулся, пропуская Джинни со шваброй.

   Каникулы у детей заканчиваются. Через неделю - в Хогвартс. Альбус и Джеймс - на третий курс, Лили - на первый.

   Денег нет даже на тетрадки.

   Гарри потряс головой.

   Какие там тетрадки? Нужна мантия для Лили, палочка, для Альбуса и Джеймса - новые шмотки. Иначе его детей и в Хогвартсе будут дразнить алкошатами.

   Где раздобыть денег?

   -Джинни, - кашлянул Гарри.

   -Да?

   -Надо бы детям к школе прикупить чего...

   -Вспомнил. Вспомнил наконец-то.

   Руки Джинни бессильно опустились, она села на диван, закрыв лицо. Плечи ее затряслись от рыданий.

   -Ну, Джинни, - робко пробормотал Гарри, кладя руку ей на колени.

   -Ты все пропил, - всхлипнула женщина. - У нас нет денег даже на собачью еду. Дети ходят в обносках. Гарри, милый.

   Она вдруг кинулась ему на шею.

   -Гарри, пожалуйста, не пей. Возьмись за ум. Пусть все будет, как раньше.

   Ее слова пытали его почище круциатуса. Он погладил непослушные волосы жены.

   -Хорошо.

   Она посмотрела на него.

   -Правда, Гарри? Правда?

   Счастливая улыбка появилась на лице Джинни Уизли.

   -Правда.

   Гарри было стыдно врать, но ему хотелось видеть блестящие глаза жены.

   Шрам на лбу пульсировал острой болью.



   -Джинни.

   Женщина отправила в рот ложку с овсянкой.

   -Да, Гарри?

   -Я подумал над нашим утренним разговором.

   Джинни Уизли выразительно посмотрела на Джеймса, Альбуса Северуса и Лили.

   -Не уверена, что уместно при детях, - негромко произнесла она, отправляя в рот кружочек колбасы, поморщилась. - Одна соя, а не колбаса.

   -Уместно, - твердо сказал Гарри. - Дети уже достаточно взрослые, чтобы хоть краем уха слышать о проблемах родителей... Я в их годы уже боролся с дементорами.

   -Ага, конечно, - буркнул Джеймс.

   Гарри Поттер строго взглянул на сына и снова повернулся к жене.

   -Джинни, я понял, где мы возьмем деньги.

   -Ты устроишься на работу?

   -Ну ... да. Разумеется, - Гарри дотронулся до шрама на лбу. - Разумеется, я устроюсь на работу. Но сейчас нас волнует другой вопрос - где взять деньги здесь и сейчас. Не так ли?

   -Так, - вздохнула Джинни.

   -Директор Макгонагал сказала, у всех должны быть специальные мантии для квиддича, - сообщил Альбус Северус, блестя глазами.

   -Что значит, специальные мантии? - вскинулся отец. - Они там совсем офанарели? Раньше мы играли в своих повседневных мантиях.

   Альбус Северус пожал плечами с видом: 'слышали мы эти песни динозавров'.

   -Так что ты надумал, Гарри, - осведомилась Джинни, утирая аккуратный ротик салфеткой.

   -Я решил занять денег у Рона.

   Джеймс Поттер издал звук, напоминающий всхлипывания эльфа-домовика Добби.

   -Отличная идея, папа.

   -Ты правда так думаешь, сынок? - улыбнулся Гарри.

   -Да, правда, - злым голосом, к которому примешалась уже изрядная доля слез, заговорил Джеймс. - Нас и так обзывают в школе нищебродами. Причем больше других изгаляется этот ублюдок Скорпиус Малфой!

   -Встань и выйди из-за стола, - деревянным голосом сказал Гарри.

   -Гарри! Пусть ребенок спокойно поужинает!

   -Встань и выйди, - повторил Гарри, глядя на собственное отражение в чайнике. Как же он был себе противен!

   Джеймс пожал плечами и, поднявшись со стула, направился к лестнице. Уже на ступеньках он обернулся и сказал:

   -Ну и ладно. Все равно меня тошнит от этой бомжовой еды.

   -Паразит, - пробормотал Гарри сквозь зубы.

   -Мама, папа обозвал Джеймса паразитом.

   -Я слышала, Лили, - злым голосом отозвалась Джинни. - Отчасти он прав. Гарри, так ты и вправду решил пойти к брату?

   -Да.

   Гарри потянулся за тарелкой с колбасой, но увидел, что тарелка уже пуста и убрал руку.

   -Сомневаюсь, что Рон поможет нам.

   -Вот и посмотрим.

   -Эта Грейнджер плохо на него влияет. Он стал скупым.

   Гарри взглянул на жену, улыбнулся.

   -Не преувеличивай, Джинни.

   -А я не преувеличиваю. После того, как человек устроился в Министерство магической экономики и ездит на 'майбахе', он мог бы дарить своим племянникам на Рождество что-то более серьезное, чем шоколадные лягушки.

   -Хочу шоколадных лягушек, - воскликнула Лили.

   -Ага, - мечтательно вздохнул Альбус Северус.

   -Как бы то ни было, я уверен: Рон займет мне тысячу-другую монет, - сказал Гарри и поднялся из-за стола. - Поеду завтра утром. Спокойной ночи.

   Он подошел к Лили, поцеловал в макушку, затем - Альбуса Северуса. Подмигнул Джинни.

   -Жду, дорогая.

   Джинни слегка покраснела.

   -Я скоро, дорогой. Только помою посуду.



            Глава вторая


Возвращение Темного Лорда


            Он взглянул на нее из-под кустистых бровей, и директор МакГонагал, как и сто тридцать лет назад, почувствовала между ног приятную истому. Правда, тогда и она, и он, были молоденькими студентами Хогвартса, естественно, факультета Гриффиндор. Она обучалась на пятом курсе, он - на шестом. Директор МакГонагал увидела взором памяти, как они в первый раз поцеловались, ночью, прямо напротив портрета Полной Дамы, и та, проснувшись, до полусмерти напугала их громким чихом. А потом, в Выручай-комнате... Морщинистые щеки директора залила краска, когда она вспомнила, как стонала, скача на юном члене, увеличенном предварительно заклятием энлардиум.

            -Миневра.

            Она встрепенулась.

            -Да, Альбус.

            -Не называй меня так, - директор напряженно огляделся. - Крожиуз Однорук.

            -Да, да, Крожиус, - поспешно исправилась директор Макгонагал. - Простите меня, но мне довольно сложно.

            -Я понимаю, Миневра, я понимаю, - бледные от старости глаза Альбуса Дамблдора заволокла глубокая печаль. - Но у нас нет другого выхода. Если они узнают, что я жив... О, Миневра, это будет настоящее светопреставление.

            В голосе Дамблдора прозвучали прежние, иронические, нотки. Альбус улыбнулся было, но улыбка сразу погасла в переплетении волос седой бороды.

            -Но расскажи мне, расскажи мне все, - взмолилась Миневра. - Как тебе удалось?

            -Удалось выжить после заклятия Снегга? - поднял бровь Альбус. - Миневра, возможно, тебе тяжело будет это услышать, но ты плохо знала меня.

            -Что это значит, Аль... Крожиус?

            -Не один Сам-знаешь-кто создавал крестражи, Миневра.

            Директор МакГонагал отпрянула, лицо ее перекосил ужас.

            -Ты?! Но как это возможно.

            -Спокойно, Миневра, - Дамблдор сморщился, потер виски. - Пожалуйста, спокойно. Да, после того, как Реддл стал творить свои темные дела, я понял, что одолеть его с помощью одного лишь Гарри Поттера не выйдет. Здесь нужна новая магия.

            Бывший профессор Хогвартса перегнулся через стол, заглянув в полные страха и изумления глаза Миневры МакГонагал.

            -И я ее создал.

            Миневра издала звук, похожий на писк придавленной каблуком крысы.

            -Да, Миневра, я создал симбиоз белой и черной магии. Это могучая магия, серая магия. С ее помощью мне удалось выжить. Я был в таких мирах, где не бывал ни один маг, там нет времени и пространства. Там пустота ... и боль.

            Лицо бывшего директора исказилось страданием.

            -Лютая боль, Миневра. Невыносимая. Заклятие круциатус покажется по сравнению с ней покалываниями перьев старой подушки.

            -Боже мой, Альбус, - в глазах МакГонагал появились слезы.

            -Я был в полном сознании, и эта боль рвала на куски мое естество. И я не выдержал бы этой страшной пытки, если бы не знал о крестаже, оставленном мной на Земле. Здесь, в Хогвартсе. Вот он, мой крестраж.

            Дамблдор протянул руку к клетке с только что сгоревшим фениксом. Взял щепотку пепла. Когда птица восстала и уселась на жердочке, в руке бывшего профессора было перо.

            -С помощью феникса и серой магии мне удалось вернуть свое тело и даже сделать его таким, чтобы от меня не отворачивались девушки, унюхав вонь из моей пасти.

            Миневра захлопала глазами. Дамблдор расхохотался.

            -Альбус, как ты можешь шутить в такой момент?

            -Шутка всегда уместна, Миневра. И я же просил тебя...

            -Да-да, Крожиус, извини. Но что мы будем делать теперь? Пожиратели Смерти разбрелись по лесам. Они надеются на реванш и воскрешение Темного лорда.

            Дамблдор уставился на нее, так, словно у директора вдруг выросли козьи рожки.

            -Миневра, дорогая, - он кашлянул. - Они, похоже, совсем выжили из ума. 'Надеются на воскрешение Темного лорда'! Да он уже воскрес!



            Глава третья


Черная неблагодарность четы Уизли


            Гарри прошелся по тропинке, вымощенной элитным камнем, мимо аккуратно постриженных розовых кустов и акаций. Около гаража припаркованы розовый 'феррари' и черный 'майбах'. Тачки Гермионы и Рона... Гарри сглотнул слюну.

   Остановился у двери. Под звонком - золотистая табличка. 'Мистер и Миссис Уизли'.

            Прежде чем надавить на кнопку звонка, Гарри на мгновение замер, но этого мгновения хватило, чтобы перед глазами промелькнул Хогвартс, счастливые или встревоженные лица Рона, Гермионы, Невилла, Хагрида... И вот теперь он пришел к старым друзьям, с которыми не общался ... сколько? Год? Два? Пришел, чтобы попросить в долг денег. Денег на мантии и палочки для своих детей...

            Кнопка звонка глубоко вошла в ложе. В доме раздался громкий треск.

            Джинни перекрестила его перед поездкой. Волшебница, маг, ПЕРЕКРЕСТИЛА его. Гарри оттолкнул жену, но затем ему стало так стыдно, так болезненно жалко эту, преждевременно состарившуюся женщину, что он заплакал.

            -Кто там трезвонит? О! Гарри!

            Поттер поднял глаза и увидел Гермиону. Она выглядела ... по-королевски. Золотистое платье облегало округлившуюся, женственную фигурку, так не похожую на угловатость и мальчиковость ТОЙ Гермионы. Даже дома миссис Уизли предпочитала ходить в туфлях на высоком каблуке. Гарри захотелось провалиться под землю, чтобы она не видела его мешковатые, бомжового вида, штаны и лоснящуюся от грязи куртку. А главное, чтобы Гермиона не видела его одутловатого, испитого лица. Он несмело поднял глаза, взглянул на миссис Уизли. Та (как ему показалось, натянуто), улыбнулась.

            -Рональд! Гарри пришел.

            Сердце Поттера забилось, как пойманный в силки кролик. Сейчас он увидит Рона.

            На загорелом лице мистера Уизли блеснула улыбка.

            -Гарри! Сколько лет, сколько зим! Проходи.

            Рон и в свои юные годы был здоровяком, но теперь еще подкачался и стал похож на чемпиона мира по бодибилдингу. На лице только что не написано несмываемыми чернилами: я успешный человек. Гарри уловил (а может, ему показалось, он очень хотел, чтобы ему показалось), некоторую брезгливость, мелькнувшую на лице Рона, когда тот увидел грязный наряд Гарри.

            -Привет, Гарри, дружище.

            Рон подал руку, которую Гарри несмело пожал. Рон тут же отвел руку назад и вытер ее о штанину.

            'Как до крысы дотронулся', - мелькнуло в голове Гарри.

            -Мальчишки, ну что же вы стоите. Прошу.

            Гермиона, виляя задом ('Надо же, отрастила мясцо, а вот у Джинни одни кости') прошла в гостиную.

            -Присаживайтесь.

            Гермиона выдвинула стул с венецианской обивкой, кинула Гарри. Тот присел на краешек, чтобы не запачкать стул.

            -Я принесу чай.

            -Не нужно, миссис Уизли.

            -Гарри! - возмущенно всплеснула руками Гермиона. - Ну, как тебе не стыдно! Столько пережито вместе.

            -Да-да, - покраснел Гарри. - Пережито немало ... Гермиона.

            На секунду из испитого алкоголика выглянул тот самый Гарри Поттер, знаменитый Мальчик, Который Уцелел. Но тут же спрятался в пахнущем водкой и блевотиной тряпье.

            -Ну, я за чаем, а вы пока поболтайте.

            Гермиона подмигнула. Как только что прежний Гарри выглянул из нового Гарри, озорная Гермиона времен учебы в Хогвартсе выглянула из этой гламурной леди. Выглянула - и спряталась.

            Миссис Уизли скрылась в дверях.

            Гарри почему-то было трудно взглянуть на Рона, но он пересилил себя. Рональд, похоже, исподтишка разглядывал нежданного гостя: отвернулся, слегка покраснел даже и взял со стола эспандер.

            -Знаешь ли, полезно для кистей рук... Да.

            Рон смутился отчего-то, положил эспандер обратно.

            -Ну, как поживаешь, Гарри?

            Гарри вспомнил, как намедни, чуть ли не на коленях, умолял Наземникуса записать выпивку в долг, но Флетчер был непреклонен. Пришлось применить невидимую мантию...

            -Нормально, - выдавил он. - Да, в общем, нормально.

            Вернулась Гермиона и мужчинам стало легче.

            -Угощайся, Гарри.

            Миссис Уизли поставила на стол поднос с дымящимися чашками, кувшинчиком со сливками и такими печенюшками, что от одного их вида рот Гарри наполнился слюной.

            -Благодарю, я совсем не голоден, - пробормотал Поттер, проклиная свои провинциальные привычки: лондонцы набрасываются на предложенное угощение, как саранча.

            -Гарри!

            Гермиона всплеснула руками и сделала такое лицо, что Поттер поспешил взять с подноса чашку.

            Борода Мерлина! Какой прекрасный чай! А ведь дома Гарри вынужден заваривать какую-то китайскую дрянь, больше похожую на высушенные тополиные листья, нежели на чай.

            Гарри взял с тарелочки печенюшку. Приподнял веки и понял, что Рональд и Гермиона смотрят на него во все глаза. Побагровев, Поттер надкусил печенюшку и не удержался от изумленного восклицания. Он в жизни не едал печенюшек вкуснее.

            -Печенье - класс, - ухмыльнулся Рон. - Это все она.

            Он протянул руку и шутливо шлепнул Гермиону по жопе, та взвизгнула.

            -Что вы себе позволяете, мистер Уизли?- осведомилась она, пытаясь сохранять на лице серьезную мину.

            Пока его старые друзья были увлечены своими играми, Поттер приналег на печенье и съел его почти все.

            -Ну, не дурак ли? - обратилась к Гарри раскрасневшаяся Гермиона. Рональд Уизли, засунув язык в эспандер, изображал кунилингус.

            'Дурак', - чуть не сорвалось у Гарри с языка, но он вовремя сдержался и выдавил из себя лишь жалкую улыбку.

            Гермиона оправила волосы и присела к столу.

            -Рон, прекрати.

            В голосе миссис Уизли прозвучала сталь, и ее муж сразу притих.

            -Так по какому вопросу ты пришел, Гарри?

            Мучительный стыд сразу же овладел Поттером. Вонючие и рваные носки, грязная одежда, сальные волосы: он словно бы увидел себя со стороны.

            -Миссис Уизли... Гермиона.

            Слова застревали в горле.

            -Моя жена... Дети... Мы крайне...

            -Говори же, Гарри.

            -Крайне нуждаемся в деньгах. Мне не на что купить детям мантии к новому учебному году. Я никогда бы не...

            -Ясно, Гарри.

            Голос Гермионы ничего не выражал. В глазах ее отражалось ярко освещенное окно.

            -Пару минут, Гарри. Нам нужно посоветоваться с Роном. Рональд!

            Семейная пара покинула гостиную. До Поттера донесся приглушенный шепот.

            Гарри никогда еще не чувствовал себя так плохо. Ему казалось, что его стыд сейчас расплющит его, как грузовик - неосторожного опоссума.

            Однако, в успехе своей 'миссии' Поттер не сомневался. Он верил, что старые друзья помогут ему. Тем более что Джинни, как-никак, сестра Рональда, а ее и Гарри дети - его племянники.

            Когда вошедшая Гермиона заявила, что они с Роном не дадут Гарри ни фунта, и это для его же блага и для блага Джинни, так как поощрять асоциальное поведение Поттера (да-да, Гарри, ты опустился, прости, но я должна тебе это сказать, как подруга), будет неправильным, - Гарри Джеймс Поттер поднялся и, не проронив ни слова, прошел к двери.

            -Гарри, только ты не обижайся. Ради Бога, не обижайся.

            Голос миссис Уизли дрогнул.

            Гарри отворил дверь, по ступенькам спустился к уложенной дорогостоящим камнем, тропинке, проследовал через лужайку, оборудованную по последнему слову ландшафтного дизайна.

            Лишь за воротами злость захлестнула его.

  Ебать душу Мерлина! Что же это было? Его же выставили за дверь, как сраного эльфа-домовика! И кто? Рон и Гермиона! Друзья детства!

  Поттер сунул руку в карман, до боли сжав палочку. Голова взорвалась змеиным шипением.


            Глава четвертая


            Горячий секс с Гермионой Грейнджер (Уизли)


            Шипение змеи рвало мозг на куски.

            Гарри схватился за голову, сдавил виски.

            Друзья детства вышвырнули его, друзья детства отказались от него. У него больше нет друзей. Старый шрам горел, будто был только что выжжен раскаленным клеймом.

            Гарри Джеймс Поттер двинулся вдоль забора. Ага, вот здесь.

            Он подпрыгнул, ухватился за верхушку пластикового листа. Собрав силы, подтянулся, охнув от резкой боли в ладонях.

            Во дворе дома мистера и миссис Уизли никого не было. Только скульптуры таращились на Поттера недоверчивой пустотой глазниц.

            Поттер перекинул ногу через забор, прыгнул.

            -Черт.

            Он угодил прямо в розовый куст, расцарапавший Гарри лицо.

            Поттер кое-как избавился от проклятых колючек, и, согнувшись в три погибели, побежал по лужайке к тропинке. На тропинке он вдруг замер, принюхался, как собака, и свернул в сад. Обогнув дом, он остановился у черного хода.

            Ага. Стеклянная дверь. Рон и Гермиона так верят, что с ними уже ничего не может случиться. Что же, проверим.

            Гарри осмотрелся, напряженно дыша и несильно, но резко, ударил локтем по стеклу. Стекло треснуло, Поттер выдавил острый кусок, бросил его на лужайку. Сунул руку в отверстие.

            Щелк. Дверь отворилась.

            Гарри на мгновение замер на пороге, словно преодолевая последнюю черту перед броском к другой своей сущности. Старые, школьные обиды всплыли в памяти, как зеленые, покрытые водорослями и илом, утопленники.

            Гарри сжал зубы и шагнул в дом своих бывших друзей.

            Он прокрался через узкий коридорчик в оборудованную по последнему слову магической техники, кухню. Запахи еды вскружили голову Гарри, наполнили слюной рот. Он сглотнул.

            Как только Поттер покинул царство еды, он очутился в гостиной и сразу же услышал звуки, не заставившие засомневаться в их природе.

            Это были звуки сладострастия.

            Рон и Гермиона трахались. Трахались в одной из своих многочисленных спален. Трахались, едва выпроводив за порог старинного друга. Трахались, не дав ни копейки на мантии своих племянников. Трахались, забыв о том, что было в школе.

            Гарри скрипнул зубами, и прокрался к двери одной из спален. Он не ошибся, звуки доносились оттуда.

            Сердце Поттера билось, как пойманный в силки феникс, когда он отворял эту дверь. Дверь, за которой трахались его бывшие друзья. Последнюю дверь, за которой скрывалось его прошлое.

            Он увидел равномерно двигающуюся задницу Рона на кровати у дальней стены. Гарри опустился на четвереньки, прокрался за небольшую, розового цвета, тумбочку, на которой стояла чашка с капуччино.

            Гермиона издала протяжный стон.

            -Рональд, увеличь его, увеличь.

            Гарри смотрел во все глаза.

            Задница Рона перестала двигаться. Уизли медленно вынул хуй из лона жены, отстранился, как раз таким образом, что Гарри увидел разметавшуюся по постели Гермиону. Ноги миссис Уизли были раздвинуты. Зрение Гарри словно бы резко улучшилось, и он, кажется, увидел темные волоски на пизде Гермионы, до которых не добралась ее бритва 'Венус', розоватые губы, из которых заманчиво выглядывал красноватый язычок клитора, на котором замерли несколько капель вагинального секрета.

            Гарри вспомнил, как однажды, в Хогвартсе, наблюдал, как Гермиона писала в подлеске. Ему хотелось выскочить из-за кустов, наброситься на Грейнджер и вогнать в щель то, что Хагрид шутя называет 'когтем дракона'.

            Хуй Поттера затвердел и вздыбил штаны.

            -Сейчас, сейчас увеличу, любимая, - как из параллельной вселенной донеслось до Гарри бормотание Рона.

            Мистер Уизли подхватил с пола свои брюки, вытащил волшебную палочку.

            -Энлардиум!

            Член Рональда покраснел, точно вынутый из почвы корень мандрагоры, и резко увеличился в размере.

            Гарри мысленно охнул: хуй самого Поттера был отнюдь не маленький, но до этого монстра ему было далеко. Вот значит, какие секреты Рональд узнал в Министерстве Магии! Как жаль, что у Гарри нет с собой этой магловской штуковины... как ее... видеокамеры. Он мог бы снять кино, за которое ублюдки-Уизли наверняка выложили бы неплохую сумму.

            Гермиона издала сладострастный стон, ухватившись за хуй мужа, больше похожий теперь на лежащее поперек дороги бревно.

            -Энлардиум! - второй раз проговорил Рональд, уже в истоме ожидания предстоящей ебли.

            Сиськи Гермионы выросли, точно невидимый и очень ловкий хирург мгновенно вставил в них силиконовые имплантаты.

            Миссис Уизли откинулась на подушки. Рональд упал на нее, прильнув губами к сиськам.

            Гарри сглотнул слюну, представив, как брызнуло в рот бывшего друга сладостное человеческое молоко. Ему показалось, что он ощутил вкус гермиониного молока.

            Дрожащей рукой Поттер спустил молнию на ширинке и вытащил наружу подрагивающий хуй.

            Рон оставил сиськи Гермионы и, постучав залупой по клитору, вставил. Женщина испустила крик боли, впрочем, сразу же перешедший в ворчание животной страсти. Она изогнулась, как Флер Делакур во время Рождественского бала.

            Жопа Рональда задвигалась с сумасшедшей скоростью. Мужские и женские стоны заполнили комнату.

            -Я сейчас кончу, - проскрипел сквозь зубы Уизли. - Я сейчас кончу!

            Он резко вытащил хуй из пизды жены, принялся дрочить.

            Гарри не мог больше сдерживаться. Он схватил чашку капучинно и спустил в нее все, что в нем накопилось.

  Гермиона села на кровати, подставив лицо под фонтан спермы. Она открыла залитые спермой глаза и вдруг закричала истошным голосом.

            У входа в спальню в полный рост стоял Гарри Поттер.

            Рон обернулся, и лицо его исказил страх.

            -АВАДА КЕДАВРА!

            Заклятие Поттера врезалось в ягодицы Уизли, рассекло кожу. На белоснежное убранство постели хлынула кровь. Рональд рухнул ничком на кровать.

            Гермиона завизжала, бросилась к стене.

            -Авада кедавра!

            Заклятие отшвырнуло ее в сторону, ударило о шкаф. Тело Гермионы медленно сползло на пол.

            Гарри замер посреди комнаты. Змеиный шип в голове стал намного тише. Поттер ухмыльнулся и поставил чашку с кофе на стол.



Глава 5


Гарри Поттер заметает следы


            Когда мы дети все намного проще. Не приходится занимать деньги у друзей-мажоров на мантии для детей. Не приходится заглушать муки совести прокисшим пивом в баре этого старого жулика – Наземникуса Флетчера. Не приходится прятать трупы тех, с кем провел лучшие годы своей жизни в школе чародейства и волшебства.

            Гарри процедил сквозь зубы ругательство, глядя, как кровь мистера и миссис Уизли заливает белоснежный пол их семейного гнездышка.

            Эйфория и ощущение безнаказанности, охватившая Поттера в момент двойного убийства, прошла. Теперь ему стало страшно. Седые яйца Мерлина, даже чертовы дементоры так его не пугали.

            В шраме снова пульсировала боль.

            Дрожащей рукой Гарри спрятал в карман штанов волшебную палочку, заправил рубаху в брюки.

            Во времена его детства, когда он еще жил с Дурслями в Литтл Уиндинге на Тисовой улице, 4, в районе всем заправляла обыкновенная магловская полиция. Если бы все и сейчас было так – Гарри достаточно было бы совершить над трупами парочку невидимых заклятий, и маглы бы никогда не нашли следы чудовищного преступления. Однако в этом тихом и респектабельном районе Лондона, столь подходящем для такой милой пары, как Рон и Гермиона, работают не только магловские следователи, но и детективы магической полиции. Эта структура создана по специальному указу министра магии Невила Долгопупса (укол зависти традиционно кольнул Гарри Поттера – Невилу он завидовал сильнее, чем Гермионе и Рону).

            Скоро магические детективы узнают об убийстве четы Уизли и начнут распутывать этот чертов клубок, который неминуемо приведет их в дом Гарри и Джинни Поттер.

            Твою ж мать!

            Гарри до боли сжал челюсти, представив, как магический спецназ вышибает двери его дома, как его, Мальчика, Который Выжил, арестовывают на глазах у жены и детей, как таращится из окна соседнего дома Наземникус Флетчер, как хохочут мальчишки на улице.

            Тела надо спрятать. Но – как?

            И тут до Гарри дошло.

            Если перед ним стоит задача облапошить магическую полицию, он должен действовать, как магл. Да, это привлечет внимание людской полиции – но с ней проще иметь дело.

            Поттер шмыгнул носом и попятился из комнаты, не в силах повернуться спиной к лежащим навзничь друзьям. Глаза Гермионы еще не остекленели, и в них Гарри прочел немой укор.

            Гарри лихорадочно обыскал дом, найдя в одном из шкафов несколько тысяч фунтов стерлингов и около 200 галлеонов. Наличие магической валюты особо порадовало мистера Поттера.

            Перед тем, как покинуть дом, Гарри долго смотрел в окно. На улице – никого. Тишина. Нет ни машин, ни пешеходов. «Майбах» и «Феррари» четы Уизли стоят у открытых дверей гаража.

            Окна коттеджа, что напротив, тревожили: но – ничего не поделаешь. Поттер выскочил из дома и, пригнувшись, кинулся к гаражу.

            Проскочив мимо тачек покойных друзей, Гарри вбежал в гараж и сразу же увидел то, что ему нужно: большую канистру с бензином.

            Схватив канистру, Поттер замер, прислушиваясь. Черт!

            С дороги донесся звук мотора. Гарри превратился в столб, судорожно сжимая рукоятку канистры.

            Это вполне может быть полиция. Или друзья Рона и Гермионы, спешащие на какую-нибудь долбанную вечеринку.

            Машина проехала мимо забора Уизли, не остановившись. Гарри выпустил воздух из груди и бросился обратно в дом.

            Стараясь не смотреть на лица бывших друзей, мистер Поттер залил трупы бензином.

            -Люмос!

            На кончике палочки в руке Гарри загорелся огонь, который тот поспешил направить на чету Уизли.

            Трупы вспыхнули. Гарри редко имел дело с магловскими штуками и не ожидал, что бензин обладает такой высокой степенью горючести.

            Матерясь, Поттер выскочил из комнаты. Опаленные ресницы и кончик чуба едва ли можно считать хорошими новостями – все это улики и расспросы от Джинни.

            Пламя плясало над Роном и Гермионой. Трупы быстро обуглились, отвратительный запах проник Гарри в ноздри и тот почувствовал, что его сейчас может стошнить на пол. Этого нельзя было допустить. Поттер пулей вылетел из дверей, пробежал через лужайку, как в юности, преодолел забор и помчался вверх по улицы мимо покрытых зеленью коттеджей престижного лондонского района.

            Он остановился лишь у шлагбаума, перед которым собралось несколько автомобилей.

            Гарри поднял воротник куртки, отвернувшись, протиснулся мимо шлагбаума. Впрочем, его предосторожность была излишней: никто на него не смотрел. Водители и сидящий в прозрачной будке охранник глазели на занимающееся внизу зарево пожара.

            С ревом к пробке подлетела пожарная машина, бросающая вокруг себя красно-синее сияние.

            -Открывай! – заорал пожарный охраннику.

            Шлагбаум поднялся. Машины поползли вниз по улице, за ними, с ревом покатилась пожарка.

            «Тушите свет», - мрачно подумал Гарри.

            Сначала пошуруют пожарные, потом – полиция. Обгорелые кости в здании невозможно не найти.

            Гарри перебежал через дорогу и по освещенной фонарями улице направился в сторону станции метро.



            Глава 6


Унижение Гарри Джеймса Поттера


            Поезд подошел к платформе, выпустил пассажиров. Гарри шмыгнул в вагон, тяжело опустился на пустой диван.

            Двери закрылись, поезд тронулся.

            Мистер Поттер глубоко засунул руки в верхние карманы парки, сумрачно уставился на схему линий метрополитена.

            Больше всего Гарри сейчас беспокоило, что он скажет Джинни, и как вообще себя с ней вести. Придется врать и изворачиваться. Впрочем, ему не привыкать. Ложь – непременная часть семейной жизни и Поттер за годы этим мастерством неплохо овладел. Знает ли Джинни, что Гарри каждую субботу сношает в Кросли симпатичную эмигрантку из Чехии со смешной фамилией Кракочак? Нет, Джинни не знает. И не узнает никогда. Так же, как и про то, что Гермиона и Рональд Уизли погибли от рук Гарри Джеймса Поттера, ее мужа.

            -Слышь, снежок.

            Гарри поднял голову. Широкоскулый негр смотрел на него, небрежно раскручивая правой рукой серебряную цепочку с массивным крестом. Гарри заметил, что кроме него и негра в вагоне находилась лишь какая-то старуха, которая, скрючившись, дремала на дальнем сиденье.

            -Чем могу помочь, сэр? – буркнул Гарри.

            Негр ухмыльнулся, обнажив верхнюю дефективную десну с черными пеньками зубов, быстро взглянул на спящую в конце вагона старуху.

            -Бабки гони, беложопая мразь.

            В лоб Гарри уперся холодный ствол Кольта 22 калибра. Поттер облился холодным потом: он уже достаточно прожил в Лондоне, чтобы понимать: в данном случае его магическая сущность ничем не поможет. Он не успеет и рукой дернуть, чтобы достать палочку, как маленькая свинцовая штучка проникнет в мозг Гарри, заставив его навек погаснуть. Прав был мистер Артур Уизли, маглы тоже кое-что умеют и без всякой магии.

            -Сэр, - пролепетал Гарри, широко распахнутыми глазами глядя в расширенные до предела зрачки негра. – У меня нет денег, сэр. Пожалуйста.

            Чернокожий слегка отклонился и свободной от пистолета рукой залепил Гарри мощную затрещину. В последний раз Гарри было так больно, когда Драко Малфой ударил его по голове Кубком Огня в кабинете Дамблдора.

            Вдруг ожило радио, и заспанный голос диспетчера объявил Лейтон, следующая станция – Стрэдфорд.

            Негр плюхнулся на скамью рядом с Гарри. Ствол пистолета уперся Поттеру в бок.

            -Сиди тихо, белая падаль, - процедил чернокожий в ухо Гарри.

            На Лейтоне зашло несколько подростков и – Гарри почувствовал, как напрягся негр – полицейский.

            Двери закрылись и поезд, покачиваясь, полетел к Стрэдфорду. Гарри во все глаза смотрел на полицейского, надеясь, что тот все поймет и застрелит грязную чернокожую собаку. Однако полисмен лишь скользнул глазами по мистеру Поттеру и его чудовищному спутнику и принялся изучать рекламный плакат с изображением полуголой девчонки.

            На Стрэдфорде не зашел никто, но вышли все, кроме старухи, и, разумеется, Гарри с негром.

            -Сэр, - хрипло проговорил Поттер, - Сэр, послушайте меня.

            -Заткнись!

            -Сэр, позвольте мне выйти на Мил Энде, у меня нет денег. Клянусь вам.

            Негр вскочил и поднес пушку к лицу Поттера.

            -Сука беложопая, как же ты меня затрахала, - процедил он, сверкая белками глаз. – Как же я охота прострелить тебе глаз. Бля, как охота. Хочешь, прострелю, сука? Хочешь?

            -Сэр, не надо, прошу вас, - залепетал Гарри. – Прошу.

            На глаза мистера Поттера навернулись слезы.

            -Поднимайся!

            Гарри повиновался.

            Негр быстро прошелся по карманам его куртки, сразу же выудив магловские деньги.

            Удовлетворенно хмыкнув, чернокожий спрятал деньги в карман джинсов, и несильно ударил Гарри по почкам:

            -Что, сученыш, денег, говоришь, у тебя нет? Сука паршивая.

            Пальцы негра проникли в карманы штанов, вывернув их наизнанку. Магические деньги и – самое главное – волшебная палочка, стали добычей грабителя.

            Гарри застонал от ужаса и бессилия. Теперь он был не Мальчиком, Который Выжил, а обыкновенным лондонским задротом, нагадившим в штаны при виде дерзкого ниггера.

            -Ни хрена себе, - в голосе негра, подбрасывающего в руке золотые монеты, звучал восторг. – Где ты это взял, снежок.

            Чернокожий спрятал галеоны.

            -А это еще что за говно?

            Собственная палочка Гарри Поттера, находящаяся в настоящий момент в грязных руках грабителя, уперлась ему в нос.

            -Что это за херня, я спрашиваю?

            -В-волшебная п-палочка, - заикаясь, пролепетал Гарри.

            Негр расхохотался.

            -Ну, ты и тормоз, снежок. Волшебная палочка. И что, ты можешь ей что-то наколдовать, чертов даун? Имбецил, бля.

            -Д-да, сэр. М-могу.

            Негр несколько секунд смотрел Гарри прямо в глаза.

            -Да ты просто сумасшедшее говно.

            -Сэр, я не сумасшедший, клянусь вам, - затараторил Гарри. – Клянусь вам! Вы же видели золотые монеты! Таких нигде невозможно купить и вы это знаете! Я могу наколдовать для вас за секунду целую кучу таких монет.

            Чернокожий изо всех сил вдавил палочку в шею Гарри и просипел ему прямо в лицо, обдав вонючим дыханием:

            -Ты, грязный беложопый ублюдок, держишь меня за барана? Так?

            -Нет, сэр! Я клянусь вам! Клянусь своей матерью!

            -Что мне твоя мать? Она ведь была грязной шлюхой!

            Гарри вдруг вспомнил Годрикову впадину, лицо матери, искаженное лютой болью, Волан-де-Морта, пытающего Лили круциатусом. Слепая ярость заполнила душу Поттера, но… он не мог противостоять этому негру.

            Мерлин побери, он сразился бы с тысячей дементоров и с десятком Волан-де-Мортов, чем с таким вот чернокожим ублюдком, таращащим на него свои ужасные глаза!

            -Твоя мать шлюха, так ведь? Так? – допытывался чернокожий, тыкая в шею Гарри волшебной палочкой.

            -Да, да, это так, - тонко вскрикнул Гарри, желая лишь одного, чтобы боль в шее прекратилась.

            Негр отупил на шаг, удовлетворенно улыбаясь.

            -Да, снежок, твоя мать – шлюха. А ты – чмо и петух. Держи.

            Палочка оказалась в руках Гарри.

            -Давай, сучонок, колдуй мне свои монеты. А если не наколду…

            -АВАДА КЕДАВРА!

            Заклятие расщепило негра, сизые кишки вывалились на пол вагона, кровь рекой хлынула на пол. Ноги Поттера подкосились, он упал на сиденье, глядя, как валится на бок его мучитель.

            -Н-да, в какое же ничтожество ты превратился, мистер Гарри Джеймс Поттер. В какое омерзительное ничтожество.

            Гарри повернул голову, глядя на старуху, которая приползла в середину вагона из своего угла. В сморщенной руке старухи подрагивала волшебная палочка, а лицо этой ведьмы было мистеру Поттеру смутно знакомо.


            Глава 7


Беллатриса Лестрейндж спасает Гарри


            Поезд начал тормозить. Ведьма убрала палочку и спрятала в складках поношенного плаща.

            -Вставай скорее, Поттер. Или тебе руку надо подать?

            Гарри с трудом встал с сиденья, стараясь не смотреть на труп негра.

            -Я не понимаю, кто вы, и что вам надо, - простонал он, морщась от резей в шраме на лбу.

            -Не узнал? Неужели я так изменилась?

            Состав влетел на станцию и начал тормозить.

            -Скорее, - ведьма дернула Гарри за рукав.

            Они отошли в дальний конец вагона. Двери отворились.

            -Не бежать, - процедила сквозь зубы старуха, ее пальцы вцепились в бицепс Гарри и до боли сдавили его.

            Быстрым шагом Гарри и незнакомка пошли по перрону к выходу. Позади раздался женский визг и мужские крики:

            -Полиция! Полиция, сюда!

            -Не оборачивайся.

            Гарри и не собирался оборачиваться. Он хотел поскорее вынырнуть из метро, избавиться от этой чертовой старухи и на автобусе поехать к жене и детям в Уотфорд, раз уж на сабвее не получилось.

            Когда Поттер и его спутница поднимались вверх по ступенькам, им навстречу пробежали два полисмена. Один мельком взглянул на Гарри: у Поттера чуть сердце не перевернулось.

            По Ливерпуль Стрит неслись автомобили. Ночной воздух охладил голову Гарри: боль в шраме притупилась.

            Старуха, наконец-то отпустила его руку. Фонарь осветил лицо ведьмы и Поттер удивился, как он сразу не угадал, кто перед ним.

            Белатрикс Лестрейндж собственной персоной, сестра крестного, убийца Фреда Уизли и еще многих-многих членов Ордена Феникса. Впрочем, все это – дело давнее и темное.

            -Вижу, узнал, - усмехнулась старуха.

            Гарри кивнул.

            Как, однако, потрепала жизнь эту, когда-то очень сексуальную женщину. Перед глазами Поттера на секунду возник образ прежней Белатриссы со злым, но таким манящим лицом, с большими грудями, торчащими из-под кожаного лифа, с ягодицами и крепкими бедрами, закованными в кожаные штаны. Волан-де-Морт умел выбирать себе спутниц, ничего не скажешь. Гарри вспомнил, как втайне от всех он мечтал о сексе с Беллатрикс и, яростно мастурбируя, заливал спермой хогвартские простыни. Н-да, жизнь не щадит никого и ничто и в первую очередь убивает красоту.

            -И не хочешь меня убить? – осведомилась Беллатрисса, закуривая сигарету. – Будешь?

            -Да, спасибо, - Гарри взял сигарету, прикурил от зажигалки ведьмы, жадно затянулся. – Убить тебя? За что?

            Поттер усмехнулся: Беллатрикс Лестрейндж стоило убить за то, что в свое время она не уничтожила Рональда Уизли и Гермиону Грейнжер, оставив это черное дельце 43-летнему Гарри.

            -За что? – старуха усмехнулась. – Ну, хотя бы за то, что я видела, как ты убил этого сраного ниггера.

            -Херня, - Гарри сплюнул. – Магловская полиция мне не страшна, ты знаешь, а по новым нормам Министерства магии (спасибо Невиллу Долгопупсу) маги имеют право на защиту своей чести и достоинства от оборзевших мигрантов.

            -Да, но не с помощью заклятия Авада Кедавра, - напомнила Беллатрикс, все также улыбаясь.

            Эта старая сморщенная сука начинала бесить Гарри. Может, и вправду следует ее убить, несмотря на то, что она была когда-то героиней влажных мечтаний Мальчика, Который Выжил.

            -И кому ты расскажешь? – угрюмо осведомился Гарри. – Пойдешь в Министерство магии, настучишь в магическую полицию? Не боишься, что тебя саму возьмут за жопу?

            -Гарри, не валяй дурака, - стряхнув пепел с сигареты, сказала старуха. – Совиную почту еще никто не отменял. Одно письмо – и ты в Азкабане, где тебя очень любят и ждут. А магическая полиция за убийство Гермионы и Рона по головке, знаешь ли, не погладит.

             Гарри поперхнулся сигаретным дымом и закашлялся. Беллатрикса саркастически покачала головой и несколько раз хлопнула его по спине.

            -Ну, прокашлялся?

            -Откуда т-ты знаешь?

            Беллатрикс поежилась от холода, неодобрительно посмотрела на проходящую мимо группу молодых негров.

            -Не глупи, Гарри. Я давно слежу за тобой. Ладно, пойдем, а то не ровен час, опять пристанет какой-нибудь черномазый.

            Поттер поплелся за Беллатрикс к остановке автобуса. Теперь ему было понятно: он должен убить Лестрейндж, если не хочет оказаться в Азкабане. Вот только – как это сделать? Старуха – опытнейшая ведьма, способная справиться с дюжиной таких, как Гарри. Да и где ее убивать? Прямо на улице? На остановке автобуса?

            -Если ты не против, я провожу тебя, - заявила Беллатрикс.

            Гарри пожал плечами. Не мог же он запретить старухе ехать с ним на одном автобусе.

            -До Уотфорда, один билет, - Поттер протянул водителю деньги.

            -Два билета.

            Гарри удивленно посмотрел на ведьму.

            -Извини, Поттер, я сейчас на мели.

            Скрепя сердце Гарри выгреб из кармана мелочь и заплатил за Беллатрикс.

            Лестрейндж опустилась на соседнее сиденье. Гарри, отвернувшись, принялся разглядывать свое отражение в темном стекле, за которым бежали огоньки Лондона.

            Джинни, конечно, места себе не находит. Поттер начал придумывать, что бы такое сказать жене, но, хоть убей, ничего путного не шло в голову.

            -Эй.

            Сморщенная лапка Беллатрикс дотронулась до руки Гарри. Поттер вздрогнул.

            -Что будешь делать дальше?

            -А тебе какое дело? Я вообще не понимаю, чего ты ко мне прицепилась!

            -Говори тише. Я помогу тебе замести следы, понял?

            Гарри недоуменно уставился на свою спутницу. Чего угодно он ожидал – шантажа, неожиданного нападения – но только не этого.

   -Зачем ты это делаешь?

            Беллатрикс поглубже засунула руки в карманы плаща, вытянула ноги под соседнее кресло и сказала:

            -ОН мне приказал.



            Глава 8


Последний приказ Воланд-де-Морта


            Гарри недоуменно уставился на Беллатрису.

            -Кто он?

            Пожирательница смерти саркастически закатила глаза.

            -Как можно быть таким тупым, Поттер? Семейная жизнь превратила тебя в еще большего овоща, чем то ничтожество, что обучалось в Хогвартсе. Разумеется, я говорю про Волан-де-Морта.

            Шрам Гарри вспыхнул острой болью.

            -Волан-де-Морта? Ты… Беллатриса, ты хочешь сказать, что Воланд-де-Морт – жив?

            -Яйца Слизерина, какой же тупоголовый баран! – лицо Беллатрикс искривилось от ненависти. – Как же хочется применить к тебе круциатус, гнусное отребье! Конечно же, Волан-де-Морт умер. От твоих поганых рук, между прочим.

            -Тогда как же он мог приказать помочь мне?

            Ведьма сжала ладонями седые виски и негромко застонала.

            -Дай терпения, великий Слизерин! Дай терпения разговаривать с этим бараном! Слушай, ты, Хозяин приказал мне помогать тебе, когда был еще жив, а ты тогда учился на первом курсе Гриффиндора. Так и сказал: «Беллатрикс, помогай Гарри Поттеру после моей смерти». Я не спрашивала, почему он мне это приказал. Я никогда ничего у Волан-де-Морта не спрашивала. Я просто выполняла его приказы. Уже двадцать лет я живу неподалеку от тебя и охраняю твою ничтожную жизнь. Ты помнишь тот случай в Кроксли?

            Гарри помнил. Однажды под Рождество, соврав Джинни, что едет снять денег в Гринготс, Поттер отправился к мисс Кракочак. На улочках Кроксли было непривычно темно, и, поглощенный мечтами о сексе с горячей чешкой, Гарри не заметил стоящую у дорожного знака фигуру. Когда высокий, закутанный в грязный черный плащ мужчина, вдруг наставил на него волшебную палочку, Поттер оказался в абсолютно беспомощном состоянии. Не считать же оружием поднявшийся от мыслей о мисс Кракочак член? Гарри с трудом узнал Антонина Долохова в седовласом старике с испещренной глубокими морщинами физиономией. Когда Пожиратель готовился выкрикнуть заклинание, которое сделало бы из Поттера цыпленка табака, откуда-то слева вынырнул красный луч и, врезавшись в грудь Долохова, обездвижил его. Гарри со всех ног бросился бежать, забыв про прекрасные груди и жаркую вагину чешской эмигрантки.

            -Так это была ты?- выдавил он, испытывая нечто вроде благодарности.

            Беллатрикс вытащила сигареты, закурила.

            -И в Гансбурри, и в Холланд Парке тоже была я.

            -Кончай курить, сука!

            Перекошенная от ярости рожа водителя автобуса уставилась на Беллатриссу через зеркало.

            Ведьма покачала головой, вытащила волшебную палочку и, взмахнула ей в сторону водителя, словно отбиваясь от надоедливой мухи.

            -Абигерус!

            Магл сразу же забыл о присутствии в салоне Гарри и Беллатриссы и занялся своими непосредственными обязанностями.

            Впрочем, водителю уже не пришлось особо напрягаться: автобус остановился у остановки с освященной тусклым фонарем надписью: Watford.

            -Приехали, - сообщила Беллатрикс, подавая руку Гарри. Поттер проигнорировал помощь и поднялся сам.

            Они вышли из автобуса на темную платформу. Световые круги фонарей на улице Кленового Сиропа пересекли полосы дождя.

            Беллатрикс подняла воротник, Гарри накинул капюшон парки.

            Автобус взял на борт запоздалого пассажира, развернулся и уехал в сторону центра.

            Гарри и его спутница двинулись вниз по улице.

            -Ты где живешь? – поинтересовался Гарри, закуривая.

            Беллатрикс кашлянула, зябко кутаясь в плащ.

            -А ты как думаешь?

            Поттер пожал плечами.

            -Извини, Белла, но 20 с лишним лет с нашей последней встречи я отвык от распутывания загадок.

            -Я живу у Флетчера.

            Гарри усмехнулся. Надо же, эта старая калоша жила через дорогу, а он ни о чем не догадывался.

            -Флетчер-то хоть знает, что ты у него живешь?

            Беллатрикс рассмеялась, но совсем не так громогласно, как она умела во времена владычества Волан-де-Морта.

            -Еще бы ему не знать, когда он каждую ночь трахает мою замшелую пизду.

            Гарри скривился от отвращения, представив секс этой старухи и не менее уродливого Наземникуса Флетчера.

            -Что, противно тебе, - догадалась ведьма. – А в молодости я была ничего, так ведь?

            Поттер вспомнил, как мастурбировал, представляя голую Беллатриссу Лестрейндж.

            -Я была единственная, с кем трахался Темный Лорд, - похвасталась Белла. – А Почти Безголовый Ник говорил, что все мальчишки Хогвартса в своем ночном бреду выкрикивают имена не своих тощих однокурсниц, вроде грязнокровки-Грейнджер, а мое имя.

            «Ну, да. А теперь ты – уродливая старая обезьяна»,- подумал Гарри.

            -Ну, вот и пришли, - сказал он, остановившись. До дома оставалось шагов сто, но Гарри не хотел появляться перед своими окнами в обществе Беллатрикс.

            -Да, - отозвалась Белла. – Поттер, постой.

            Гарри обернулся.

            -Ты уверен, что стоит идти домой?

            Гарри пожал плечами.

            -Куда мне еще идти? На площадь Гриммо, 12?

            Беллатрикс хрипло засмеялась, оценив шутку Поттера: на площади Гриммо, 12 давно уже находилось главное управление магической полиции Лондона.




             Глава 9


Горячая встреча от Джинни Поттер (Уизли)



            Гарри отворил дверь своего дома, вошел в темный коридор. Оглянулся, успев заметить, как Наземникус Флетчер открыл Беллатрикс дверь дома напротив.

            Вдруг что-то шипящее и растрепанное, как большая кошка набросилась на него и принялась колотить по лицу и груди.

            Гарри схватил жену за руки, прижал к груди.

            -Джинни, дорогая, успокойся.

            Миссис Уизли слабо вырывалась, ее тело сотрясалось от злости и рыданий.

            -Где ты был, Гарри Джеймс Поттер? – прошипела она, сверкая глазами в темноте.

            -Ты знаешь, где я был!

            -Говори тише, мерзавец, дети спят.

            Гарри увлек жену в гостиную, усадил на диван.

            -Джинни, послушай меня. Успокойся. Я был у Рона и Гермионы.

            -Почему ты так долго?

            Поттер почувствовал, что буря прошла и, отпустив руки жены, поднялся. Снял парку и бросил на диван.

            -Почему ты так долго, Гарри?

            -Джинни, милая, - Поттер снова присел на диван, взяв руки жены, стал смотреть ей в глаза. – Ты знаешь, мы зря дичились Рона и Герми. Они остались прежними, представляешь. Деньги их совсем не испортили. Они были невероятно рады. Гермиона сготовила индюшку.

            Здесь желудок Гарри предательски заурчал.

            -Рональд угостил меня отменным вином из специального фонда Министерства магии. Потом мы вспоминали прошлое, говорили, как в детстве. Они подарили… То есть, Джинни, они хотели подарить детям волшебную игровую приставку, но я отказался. Ты же знаешь, я такой.

            -Но, Гарри…

            -Не беспокойся, дорогая.

            Гарри вытащил из карманов брюк деньги и бросил на диван.

            -Здесь хватит на мантии для Джеймса и Альбуса Северуса… Да и еще на что-нибудь останется.

            Джинни взяла деньги, быстро пересчитала, на ее лице появилась счастливая улыбка.

            -Гарри. Как это прекрасно, что Рон и Гермиона помогли нам.

            Поттер кивнул.       

            Джинни подалась вперед, впилась губами в губы Гарри. Горячий язычок миссис Уизли проник в рот Поттера.

            Гарри дико хотел есть, чувствовал во всем теле усталость, но он не мог не ответить на радостный порыв жены. Они начали трахаться перед потухающим камином. Их страстно сплетенные тела освещал падающий из окна свет фонаря. На диване прямо над головами совокупляющихся супругов лежали деньги покойной четы Уизли – магловские и магические. На пятидесятифунтовой купюре поблескивало багровое пятнышко.         



            Глава 10


Джинни Поттер узнает все


            Гарри открыл глаза. В животе урчало. Он вспомнил, что вчера ничего не ел, кроме печенюшек Гермионы, а по приходу домой, соврав жене, что поужинал у Уизли, уже не имел возможности поесть.

            За окном еще было темно. Ходики на стене показывали полседьмого. Поттер посмотрел на жену. Джинни спала: рыжие волосы разметались по подушке, рот слегка приоткрылся, тонкая полоска слюны легла на подушку.

            «А может, это не слюна, а моя сперма», - подумал Гарри, вспомнив, чем закончился вчерашний день.

            Поттер, стараясь не потревожить Джинни, поднялся с постели и поплелся в кухню. Плотно заперев дверь, он заглянул в холодильник, нашел небольшой кусок дешевой колбасы и ломтик старого сыра. Жадно принялся есть, запивая водой из-под крана.

            Мимо дома проехала полицейская машина, напомнив Гарри о том, что произошло с ним накануне. Он схватил с тумбочки пульт и включил телевизор. Паразит-Джеймс, конечно же, врубил звук на полную катушку. Гарри лихорадочно надавил клавишу регулировки звука, прислушался. Кажется, ни Джинни, ни дети не проснулись.

            По JTV показывали юмористическое stend up-шоу, которое Гарри очень любил. Однако сейчас ему было не до юмора. По STV, как всегда, крутили старые матчи, на этот раз – «Риддинг» против «Халл Сити» 1985 года. По Discavery – программа про крокодилов этого телеведущего, которого убил скат в Австралии. По Night TV, как всегда, крутили порнуху, но только без самого интересного – без проникновения члена в пизду. Интересное можно только в Интернете посмотреть.

Гарри почесал промежность и переключил. По British News – магловские новости. Ага, уже интересней. Гарри присел на диванчик у кухонного стола, придвинул пепельницу, закурил.

Симпатичная телеведущая рассказывала об очередном обострении политической ситуации с Россией, о введении 124 пакета санкций.

-А теперь к новостям столицы.

Сердце Гарри тоскливо заныло.

-Сегодня в Лейтонстоне произошел пожар, два человека погибли. С места происшествия Джозеф Арнолдс. Джо? Как нас слышно?

На экране появился унылого вида толстый мужик в пуховике и с микрофоном British News в руке.

-Да, Джессика, я вас слышу, - облизав жирные губы, сказал он. – Пожар произошел в элитном коттеджном поселке в Лейтонстоне. Пожарные достаточно быстро справились с огнем, охватившим двухэтажный особняк.

Гарри смотрел во все глаза на дело рук своих: на черный остов коттеджа Рона и Гермионы, на покрытые копотью деревья, на залитую водой из брандспойтов веранду, поломанные пожарной машиной розовые кусты. Он так увлекся телевизором, что не услышал, как скрипнула дверь кухни.

-К сожалению, - продолжал между тем Джозеф Арнолдс, - хозяева дома погибли при пожаре.

На экране появились два обугленных трупа, над которыми склонился полицейский.

-По предварительной версии, причиной возгорания стал неисправный электроприбор. Возможно, это был домашний кинотеатр. Полиция проводит расследование, по результатам которого не исключена подача судебного иска. Как бы то ни было, хозяев дома, которыми оказались мистер Рональд Уизли и миссис Гермиона Уизли-Грейнджер, никакими судебными исками вернуть к жизни не удастся. Джессика?

За спиной у Гарри раздался короткий, но очень громкий крик, затем что-то глухо ударилось об пол.

Поттер резко обернулся: на полу у раковины без сознания лежала его жена Джинни Уизли.


               Глава 11


Рита Скиттер. LIVE


 -Джинни, дорогая!

Гарри поднял голову жены, пытаясь заглянуть в ее закатившиеся глаза. Обморок. Что ж, вполне ожидаемо, если учесть, что Джинни только что узнала о страшной гибели родного брата и бывшей подружки.

Впрочем, нельзя сказать, что Гарри сильно волновался: Джинни падала в обморок примерно раз в неделю.

Гарри легонько похлопал жену по щекам.

-Джинни, милая!

-Убери руки от нашей мамы, тварь! – срывающийся детский голос заполнил пространство.

Гарри обернулся, спокойно посмотрел на Джеймса и Альбуса Северуса, вооруженных клюшками для игры в хоккей. Позади братьев во все горло ревела малютка Лили.

-Папа, я не шучу, - закричал Джеймс, глотая слезы. – Если ты еще раз ее ударишь, я убью тебя!

Гарри взял полотенце, намочил его, наклонился, чтобы приложить ко лбу жены.

-Ай! Джеймс, идиот!

Поттер выхватил у старшего сына клюшку и отвесил ему оплеуху. Джеймс врезался в дверь спиной и заревел. Альбус Северус не решился последовать примеру брата, и просто размахивал клюшкой перед лицом Гарри, крича и заливаясь слезами.

-Альбус Северус, прекрати, - попросил Гарри, отталкивая клюшку. – С мамой все в порядке.

Джинни, действительно, пошевелилась и села на пол, ошалело оглядела свое семейство.

-Джеймс, Альбус Северус, живо спать, - слабым голосом приказала она.- И заберите Лили.

-Мама, с тобой все в порядке? – спросил Джеймс, потирая плечо и с неприкрытой ненавистью глядя на отца.

-Со мной все в порядке, Джеймс. Быстро спать.

Джинни поднялась и, дождавшись, пока ребята покинули кухню, плотно закрыла дверь.

Около минуты Гарри и Джинни просто смотрели друг другу в глаза. По телевизору начался сериал с закадровым смехом, который странно диссонировал с семейной драмой, разворачивающейся в небольшом доме на улице Кленового Сиропа.

-Видимо, это произошло, после того, как я ушел, - хрипло проговорил Поттер.

-О, Гарри!

Джинни упала в объятия мужа и зарыдала. Поттер положил руку на плечо жены, поцеловал ее в макушку.

-Я до сих пор не могу поверить, -  соврал Гарри. – Это подкосило меня. Посмотри, я практически седой.

-Гарри, Гарри, Гарри.

Рыдала Джинни.

-Конечно, Рон и Герми отстранились от нас сразу же после того, как пошли на повышение…

-Что ты такое говоришь, Гарри? Как ты можешь?

Джинни слегка отстранилась, впрочем, не покидая объятий мужа, и уставилась в глаза Поттера.

-Прости, Джинни, - Гарри поцеловал соленую щеку жены. – Но, ведь правда, наши друзья изменились после того, как Рон получил эту должность в Министерстве магии.

Джинни молчала, потому что знала: ее муж говорит правду. До назначения Рон и Гермиона постоянно бывали в доме Поттеров, нянчились с детьми. Барбекю в саду, совместное празднование Рождества, именин, путешествия – все это было. Ровно до тех пор, пока Рональда не назначили помощником Министра магической экономики. После этого дружба резко пошла на спад, и, в конце концов, от нее остался лишь легкий флер воспоминаний.

-Гарри, но что нам делать?

-Присядь.

Поттер уселся на диван, усадив жену себе на колени.

-У Рона и Джинни остались две дорогие машины, и, я думаю, весьма неплохие счета в магловских банках, и, конечно, в Гринготтсе.

-Гарри, - Джинни улыбнулась сквозь слезы. – Неужели ты думаешь, что мой братец Перси позволит тебе взять хотя бы копейку из наследства Рона и Джинни?

Поттер, конечно, так не думал. Пройдоха Перси Уизли, основавший в Лондоне маглово-магическую компанию по драконьему сафари, не даст своему деверю, сестре и племянникам ни копейки. Он скорее вышвырнет деньги в Марианскую впадину, нежели позволит Гарри и Джинни чем-нибудь поживиться.

-Ты права, - вздохнул Гарри. – Перси – тот еще ублюдок. В «Придире» как-то писали, что его компания похищает маглов с улиц, а потом устраивает на них драконью охоту. Богатые маги любуются с безопасного расстояния.

-Не удивлюсь, если это правда, - отозвалась Джинни. – Хотя «Придира» то еще говно. Удивляюсь, как эту дуру-Лавгуд выпустили из психушки.

-Так папаша наверняка заплатил руководству дурдома или пообещал директору не размещать на страницах своего сраного журнала статьи о том, что он педофил или что-то в этом духе.

Рука Джинни потянулась за пультом. Гарри приобнял жену за плечо, почесал тестикулы, чувствуя, как в нем растет сексуальное желание. Он был обрадован, что Джинни так легко перенесла новость о гибели брата. Впрочем, чему удивляться, если последние двадцать лет Рональд только и делал, что срал в душу своей сестре и ее детям.

Джинни переключила несколько каналов, остановившись на Magic TV, по которому шло утреннее ток-шоу Риты Скиттер.

Постаревшая Скиттер после того, как в «Ежедневном пророке» начались массовые увольнения, устроилась работать на радио, затем каким-то образом просочилась на телевидение. Сначала работала корреспондентом новостей, потом стала диктором, и, наконец, ей доверили собственное ток-шоу – «Скиттер live».

-Гарри!

Поттер отвлекся от изучения содержимого трусиков Джинни и уставился на экран.

-Всем доброго утра, хотя вряд ли это утро можно назвать добрым, - трагическим голосом вещала Рита Скиттер. – Сегодня весь магический мир потрясло страшное событие – жестокая смерть заместителя Министра магической экономии Анджелы Роуз Рональда Уизли и его жены Гермионы Уизли-Грейнджер. Магловская полиция пришла к выводу, что мистер и миссис Уизли погибли при пожаре, однако старший следователь Магической полиции Драко Малфой уверен, что это было жестокое и спланированное убийство. Мистер Малфой уверен: виновный будет схвачен. Итак, мы обсудим гибель четы Уизли в нашей студии с компетентными гостями. А сейчас – две минуты рекламы. Не переключайтесь. Я – Рита Скиттер.

Гарри сидел, засунув руку в трусы жены. Его большой палец находился в ее вагине, но мысли были столь же далеки от секса, как далек южный полюс Земли от северного.




Глава 12


Кто убил Рональда и Гермиону?

Наконец, закончилась идиотская реклама магических лягушек эльфа-домовика Кикимера, основавшего фирму по производству этой сладости. Джинни от нетерпения принялась сосать прядку волос, у Гарри сердце стучало, как бубен шамана.

-Я – Рита Скиттер. Мы снова в студии. Обсуждаем трагическую гибель заместителя министра магической экономии Рональда Уизли и его жены, известной светской львицы Гермионы Уизли-Грейнджер. У нас в гостях компетентные специалисты, которые прольют свет на эту загадочную и пугающую историю. Итак, в студию Скиттер LIVE пришли. Министр магической экономии Анджела Роуз.

На экране появилась блондинка в деловом костюме, отлично подчеркивающим ее весьма аппетитные формы. Мисс Роуз кивнула в камеру.

-Мистер Драко Малфой, старший следователь Магической полиции Великобритании.

Гарри увидел своего школьного врага, но, как ни странно, не испытал к нему неприязни, лишь равнодушие и страх, что Малфой может докопаться до правды. Драко сильно сдал с их последней встречи на вокзале Кинг-Кросс: осунулся, похудел, волосы седые, как у его отца, Люциуса.

Малфой мрачно посмотрел в камеру и отрывисто произнес:

-Здравствуйте.

-Также к нам пришел экс-министр магии, ныне возглавляющий организацию ветеранов борьбы с Волан-де-Мортом «Орден Феникса» мистер Кингсли Бруствер.

Сухонький негр, в котором трудно было узнать известного в прошлом мракоборца, улыбнулся зрителям:

-Доброе утро.

-Мы начинаем, - сообщила Рита. – Итак. Первый вопрос министру магической экономии госпоже Анджеле Роуз. Госпожа министр, как вы думаете, кому не угодили Рональд и Гермиона Уизли.

-Полагаю, этот вопрос следует переадресовать мистеру Малфою, - произнесла блондинка, взглянув на заерзавшего в кресле Драко.

Рита кисло улыбнулась и кивнула Малфою.

-Разумеется, у мистера и миссис Уизли было много врагов, - кашлянув, начал Драко. – Мы рассматриваем все версии события и обещаем, что виновные понесут заслуженное наказание и отправятся в Азкабан.

У Гарри похолодели ноги.

-Мистер Малфой, - перебила Рита. - Это все общие слова. Вы лучше скажите, на каком этапе следствие находится сейчас. Зрители хотели бы знать, как вы квалифицировали это преступление. Вы уверены, что это было убийство?

-Да, несомненно, - кивнул Драко.

Джинни ойкнула, прижавшись к мужу.

-Но кто убил семью Уизли – маг или магл? – спросила Анджела, холодно глядя на Малфоя.

-Повторяю, мы не можем исключить ни одну из версий, - упрямо заявил Драко.

-Ага! – ехидно воскликнула миссис Роуз, всплеснув руками. – Значит, какой-то сраный магл…

-Госпожа министр, мы в утреннем эфире, - напомнила Рита.

-Да-да, простите. Так вот, какой-то магл может просто так войти в дом мага, в мой дом или ваш, в дом любого нашего зрителя и делать в нем что угодно? Грабить, насиловать, убивать? Так, господин Малфой? И что же тогда делает Магическая полиция? Где результаты вашей работы, уважаемый следователь? Или деньги налогоплательщиков уходят псу под хвост?

Драко нахмурился.

-Миссис Роуз, - деревянным голосом отчеканил он. – Вы, как чиновник государственного ранга должны понимать, что следствие – это комплекс мероприятий, это сложное и долгое дело. Вы должны понимать, что мы не имеем права разглашать некоторые аспекты дела, которые могут спугнуть преступника.

-Что вы имеете в виду, мистер Малфой? – истерическим голосом осведомилась блондинка.

-Я имею в виду, - спокойно продолжил Драко, - что под подозрением находится все близкое окружение семьи Уизли. Друзья покойных, их родственники, знакомые, их парикмахеры и почтальоны, любовники и любовницы.

Миссис Роуз вдруг вспыхнула, как электрическая лампочка. Краска залила ее лицо, шею и оголенные плечи.

-Про любовников и, особенно про любовниц хотелось бы подробнее, мистер Малфой, - прочирикала Рита Скиттер.

Драко сидел, изподлобья глядя на вжавшуюся в кресло министра магической экономии.

-Рита, - он улыбнулся телеведущей. – В данном случае я вынужден сослаться на тайну следствия.

-Ах, тайна следствия, тайна следствия - Скиттер закатила глаза. – Сколько интересного мы бы узнали, если бы не эта тайна.

-Послушайте.

-Да, мистер Бруствер? – Рита повернулась к негру.

-Меня удивляет, что мы все время говорим об убийце-магле. Да, такое могло быть – Лондон достаточно свирепый город, но все-таки Рональд и Гермиона были магами, и, полагаю, смогли бы отбиться от немагического нападения. Почему мы не рассматриваем такую версию, как нападение мага?

Гарри лихорадочно затянулся сигаретой, обжег пальцы, ругнулся, отправил бычок в пепельницу.

-Здесь, конечно, все бы предпочли забыть то, что происходило со всеми нами 20 лет назад, - продолжил Кингсли, размахивая костлявыми старческими руками.- но все мы знаем, что Волан-де-Морт существовал.

Драко Малфой поморщился.

-Да-да, мистер Малфой, существовал. Я вижу, вы заранее отвергаете эту версию, и совершенно напрасно.

-Какую версию, мистер Бруствер? – осведомилась Рита Скиттер, глядя на негра поверх очков.

-Версию о мести Пожирателей смерти бывшим участникам Ордена Феникса, разумеется. Не стоит забывать, что бывшие Пожиратели спокойно живут среди нас, многие получили хорошие должности, как например, мистер Малфой.

-Я получил свою должность после работы в должности простого магического полисмена на протяжении 10 лет, - сообщил Драко, разглядывая пальцы левой руки.

-Да, да, мистер Малфой, - согласился негр. – Вы – один из лучших членов нашего общества, мы это знаем. Но есть и другие Пожиратели, которых не удалось адаптировать в должной мере. Кто знает, например, чем сейчас занимаются Антонин Долохов или Беллатриса Лестрейндж.

-Что вы на это скажете, мистер Малфой? – осведомилась Рита.

Драко задумчиво потер аккуратную седую бородку.

-Рита, мы, безусловно, проверим и этот вариант, но я очень сомневаюсь, что бывшие Пожиратели имеют отношение к этому убийству. Долохов и Лестрейндж – старые, больные люди. Вполне возможно, что их уже и на свете нет. Тем не менее, мы внимательно изучим и этот вариант. Это наша работа. Я обещаю зрителям, что мы найдем убийцу. Для Магической полиции Лондона это дело будет считаться приоритетным. Тот, кто совершил это тяжкое злодеяние, проведет остаток своей жизни в Азкабане. Можете не сомневаться.

-На этой оптимистической ноте мы заканчиваем нашу программу. С вами была Рита Скиттер.

Джинни выключила телевизор. В кухне Поттеров повисла мертвая тишина, только слышно было, как тикают на стене ходики. Вдруг Джинни резко повернулась к Гарри и сказала, глядя ему в глаза.

-Гарри, это ты убил Рона и Гермиону! Я знаю, не отпирайся.



Глава 13


Муж и жена – одна сатана


Гарри отвел взгляд, не в силах смотреть в пылающие от гнева глаза жены. Джинни закрыла лицо руками.

-Я так и знала.

-Джинни!

Миссис Поттер дернула плечом.

-Не дотрагивайся до меня!

Гарри почувствовал, что он теряет Джинни. Теряет безвозвратно. И в этом виноваты Рон и Гермиона, которые продолжают преследовать его даже после смерти. Холодная ярость заполнила остатки души Мальчика, Который Выжил.

Гарри вскочил и заметался по своей крошечной кухне, как загнанный в клетку зверь.

-Да, это я их убил, Джинни, - крикнул он, брызжа слюной.

Миссис Поттер вскрикнула и, отняв руки от лица, расширенными от ужаса глазами смотрела на мужа.

-Да, это я их прикончил, и видит Мерлин, убил бы повторно, если бы мог! Ты знаешь, что мне сказали эти твари? Они заявили, что «мы ничем не можем помочь тебе и твоим детям, Гарри, сейчас такие времена – каждый сам за себя».

Гарри передразнил Гермиону, отлично передав интонацию гламурной тусовщицы.

-Они выперли меня на улицу, Джинни! Они плюнули в душу мне, тебе, нашим детям! Джинни!

Гарри бросился к коленям жены, обхватил их, покрывая поцелуями.

-Я не хотел, Джинни. Не хотел их убивать. Так получилось! Ты должна понять меня.

Поттер заплакал, как ребенок, попавший в лапы дементора.

За окном проехала поливальная машина, начали перекличку садовники.

-Я понимаю тебя, Гарри.

Не веря собственным ушам, Поттер поднял голову и посмотрел в залитые слезами глаза жены.

-Джинни, милая!

Миссис Поттер заплакала.

-Я сама бы прикончила этих тварей, Гарри, - проговорила она сквозь слезы. – Клянусь тебе, я бы прикончила их, как бешеных собак.

Гарри поцеловал соленые губы жены. Рот Джинни открылся навстречу языку мужа. Поттер распахнул халатик Джинни, родной, пахнущий выпечкой и соплями детей. Нащупал крепкую грудь, принялся массировать сосок.

Джинни протяжно застонала и медленно опустилась на диванчик. Гарри, почувствовав, что соски жены затвердели, стал спускаться ниже, щекоча языком тело миссис Поттер. Джинни изгибалась, как кошка и негромко, утробно, постанывала.

-Гарри, мой убийца, - прошептала она. – Мой герой.

Поттер спустился ниже, пройдя языком по половым губам, нащупал клитор и принялся посасывать его, теребя руками груди жены.

Джинни вскрикнула. Сладковатая жидкость влилась в рот Гарри, и он поспешил проглотить ее.

Тело миссис Поттер ослабло после оргазма, но ее муж еще не был удовлетворен. Хуй  Гарри встопорщил трусы, и он поспешил от них избавиться.

Он вошел в Джинни сразу, сильным толчком. Миссис Поттер охнула, закрыв рукой глаза. Ее спина изогнулась, образовав столь привлекательный гитарообразный изгиб. Грудь Джинни топорщилась и казалась больше, чем была на самом деле.

Гарри, чувствуя все возрастающую похоть, принялся трахать столь знакомую вагину своей женщины. Только что он думал, что потерял Джинни, но вот она раскинулась перед ним. Подмышки гладко побриты, ярко-коричневые соски вспухли, как почки кориандра по весне, груди задорно торчат.

Продолжая неистово работать членом, Гарри наклонился и поцеловал Джинни в губы. Тут же он кончил, ощущая, как тело жены содрогается от продолжительного оргазма.

Обессиленный, Гарри упал на пол. Джинни осталась лежать на диванчике.

-Гарри…

-Все будет хорошо, - Поттер догадался, что хотела спросить Джинни. – Драко Малфой никогда не узнает, кто убил Рональда и Гермиону. Мне обещали помочь.

Джинни резко села на диванчике, обхватив колени руками. Из ее гладко выбритой вагины на кожаное покрытие вытекло несколько капель спермы.

-Кто обещал тебе помочь?

Гарри поднялся, принялся искать сигареты.

-Гарри!

Поттер закурил.

-Беллатрикс Лестрейндж. Она живет напротив нас в доме Наземникуса.

Гарри за 20 лет отлично изучил свою жену и прекрасно знал, что означают эти зеленые огоньки в глазах. Все-таки его жена была ведьмой, и ведьмой ревнивой.

-Джинни, прекрати! – впервые за долгое время Поттер вполне искренне засмеялся. – Беллатрикс – старуха, страшная, как поцелуй дементора. Я скорее замутил бы с Хагридом, чем с ней.

Джинни рассмеялась. Зеленые огоньки в ее глазах потухли.

-Посмотрела бы я, как Хагрид будет тебя в жопу пердолить.

-А ну тише, мать семейства, дети услышат, - оскалился Гарри. – Кстати.

Поттер присел рядом с Джинни, обняв ее за талию.

-Что ты там говорила про жопу?

Палец Гарри проник у анус жены.

-Поттер! – воскликнула Джинни, шутливо щелкая его по носу. – Во-первых, у меня нет с собой крема, а во-вторых, пора готовить ужин.

Гарри засмеялся и оставил на будущее реализацию своего коварного замысла.

-Кстати, об ужине, - сказал он весело. – Не забывай, что у нас теперь куча денег. Давай, что ли, пока дети спят, сгоняем за жратвой в Line Market.

Лицо Джинни расцвело, как цветок мондрагоры после полива кровью Грифона.

-Я побежала одеваться! Как же хочется нормальной еды.

-Валяй, - Гарри хлопнул по попке прошмыгнувшую мимо жену и принялся искать свои трусы.


Глава 14


Блеск и нищета семейства Поттер


Поттер выехал из гаража на стареньком «Ауди 100», который семье удалось купить на скопленные Джинни деньги. Жена Гарри тогда устроилась сиделкой к магловской старухе. Делала клизмы, подтирала сопли с морщинистого рта. Денег, которые платили дети старухи, хватало на более-менее сносную жизнь, а когда (уже после смерти старухи) Джинни заявила, что втайне от Гарри и детей она откладывала половину зарплаты, радости семьи не было предела. А Поттер, пока жена меняла старушенции обосранные подгузники для взрослых, выпивал в баре Флетчера и каждую субботу трахался с мисс Чешское Очарование.

Джинни, одетая в джинсы и синюю курточку с надписью «Водоканал Шанхая», купленную на самой дешевой распродаже в китайском квартале, вышла из дома, аккуратно закрыла дверь и направилась к Гарри.

В качестве обуви жена выбрала резиновые сапоги. Поттер вспомнил, как однажды, найдя на улице кошелек какого-то тупицы по имени Арчи Бренон, он приобрел модные сапоги от Versace и подарил их своей чешской любовнице. Накануне Джинни жаловалась, что Джеймс хотел пойти на чердак и наловить голубей, так как в холодильнике совсем пусто; у Гарри в кармане был туго набитый кошелек, но он хотел порадовать мисс Кракочак. Зато как стонала чешская мигрантка, как извивалась под Гарри, время от времени поглядывая на стоящую на полке обувную коробку.

-Едем, Гарри?

Джинни уже сидела в машине, перебирая пакеты.

Поттер встрепенулся, повернул ключ зажигания.

-Стойте!

К машине приблизилась седовласая старуха в полиэтиленовом голубом плаще-дождевике, под которым были надеты тренировочные штаны и толстый свитер.

-Это еще кто?

-Джинни, - Гарри закурил, - Это Беллатрикс Лестрейндж.

-Доброе утро, миссис Поттер, - кивнула старая ведьма.

-Здравствуйте, - отозвалась Джинни, в голосе которой не было ни тени неприязни: полное равнодушие.

-Что тебе надо, Беллатрикс? – спросил Гарри.

Лестрейндж воровато огляделась.

-Куда это вы собрались?

-Послушайте, - возмутилась Джинни. – Какое вам дело, куда мы собрались?

-Мы едем за продуктами в гипермаркет, - сообщил Гарри, глядя в глаза Беллатрикс. – Это ведь не подозрительно?

Старая ведьма растерянно развела руками.

Гарри надавил на газ и выехал за пределы своего участка. Вырулив на улицу Кленового Сиропа, он прибавил газу.

-Что надо этой старой дуре? – раздраженно бросила Джинни, закуривая.

-Она волнуется. Хочет помочь.

-Но с чего ей помогать тебе, Гарри?

Поттер взглянул на жену.

-Не знаю. Но она доказала, что не заинтересована в том, чтобы меня пришили. Я не рассказывал тебе.

Джинни вцепилась в рукав мужа.

-Что ты мне не рассказывал?

-Осторожнее, Джин, я веду машину.

Пока ехали до Line Market, Гарри вкратце рассказал супруге о нападении негра в метро. Джинни история совсем не удивила.

-Проклятые ниггеры, - лишь сказала она.

Гарри мрачно кивнул, соглашаясь.

В гипермаркете Джинни по привычке направилась к отделу дешевого мяса. Здесь можно было купить свиных костей и куриных спинок, предназначенных на корм домашним животным. Миссис Поттер готовила из этих полуфабрикатов очень вкусный суп, кушали который вовсе не домашние животные.

Гарри схватил жену за локоть.

-Джинни! Не забывай, у нас полно денег.

Миссис Поттер остановилась. По ее лицу было видно: в душе женщины происходит борьба. Борьбе женщины и посудомойки. Или как там говорят в дурацкой рекламе.

Посудомойка победила.

-Гарри, денег у нас много, но ты до сих пор не работаешь. Так что мы не можем позволить себе…

-Джинни, я прошу тебя! – взмолился Гарри - Давай хоть раз в жизни купим нормальную, целую курицу и хорошей колбасы!

Проходящая мимо пожилая пара с удивлением посмотрела на Поттеров.

Джинни глубоко вздохнула.

-Ладно, Гарри. Ладно.

Гарри потащил жену в мясной отдел, выбрал две отличные курицы и половину индюшки. Джинни с тоской поглядывала на кости и свиные обрезки по 0.12 фунта.

В колбасном отделе Поттер выбрал отличную «Уэльскую» колбасу со шпиком и зеленью по 5.65 фунтов за килограмм. Джинни в это время изучала «желтые» ценники, которыми в Line Market обозначают товары со скидкой.

-Гарри, - она робко дотронулась до руки мужа. – Посмотри, «Студенческая особая» по…

Поттер отмахнулся.

-Идем.

В отделе фруктов Гарри положил в тележку ананас, три килограмма плоских персиков, яблоки, груши, несколько пакетов сухофруктов. В рыбном отделе в тележке оказалась селедка холодного копчения, порезанная кусочками и очищенная от косточек, два килограмма копченой скумбрии и большой замороженный лосось.

Гарри, к вящим мучениям миссис Поттер, затоварился и в отделе сладостей, и в молочном, и даже в вино-водочном отделе.

Когда муж и жена достигли касс, тележка была переполнена.

-Сюда, Джинни, здесь почти свободно.

Мистер и миссис Поттер встали вслед за полной женщиной с не менее полным ребенком лет шести. Женщина выгрузила на конвейер перед кассой целую груду продуктов, и все – дорогие.

Джинни с ненавистью посмотрела на толстуху.

Гарри знал, о чем она сейчас думает.

-ГАРРИ ПОТТТЕР!

Тонкий девичий голос вонзился в уши, словно палочка от ушечистки, вдруг пробившая ватку.

Перед Джинни и Гарри появилась молодая девушка в пальто, разноцветном длинном шарфе, смешной шапочке с ушами и ярко-желтых ботинках. Девушка нацелила на Поттеров фотоаппарат. Щелк-щелк-щелк!

-Что вы делаете? – возмутился Гарри.

Девушка пробежала мимо, кивнув Джинни.

-Извините. Я Дерма Лавгуд из «Проныры».

Гарри вспомнил, как около недели назад, здесь же, в Line Market, его сфотографировал какой-то парнишка. Тот, правда, не представился. Наверное, тоже из «Проныры».

-Дерма, ты дочка Полумны Лавгуд? – без особого интереса поинтересовалась Джинни.

-Да. Ну, спасибо вам за фото, я побежала.

Кассирша с недоумением посмотрела на Гарри и Джинни. На ее лице легко читалось: «Зачем журналистке фотографировать этих бедно одетых людей?».

-С вас 560 фунтов, - сообщила она.

Джинни ойкнула. Гарри достал кошелек и расплатился.


Глава 15


Инспектор магической полиции Драко Малфой


Старший инспектор Магической полиции Лондона Драко Люциус Малфой давно утратил иллюзии. Во времена своей бурной юности он желал, чтобы в мире воцарилось добро, чтобы им правил умный и справедливый маг – Волан-де-Морт. Однако люди оказались слишком невежественны, чтобы понять, что для них хорошо, а что плохо. Нелепые байки Дамблдора они предпочли строгой житейской философии Темного Лорда. Что ж, это их выбор. В конце концов, за свой выбор они расплачиваются до сих пор.

Драко скрипнул зубами, глядя из окна своей конторы на проезжающие за окном автомобили. И ему тоже пришлось расплачиваться, искать себе место в этом мире, основанном на баснях покойного Дамблдора.

Сколько усилий пришлось приложить, чтобы стать нормальным членом общества, избавиться от клейма «Пожирателя смерти», от косых взглядов, от ехидных подколок, шушуканий за спиной. Как трудно было слышать рассказы Скорпиуса о издевательствах в Хогвартсе, а сам Драко никак не мог устроиться на работу. Директора фирм, не говоря уж про руководителей правительственных учреждений, едва заслышав фамилию «Малфой», вежливо указывали на дверь.

Драко закурил, открыл окно, выпустил во влажный лондонский воздух струйку дыма.

Особенно тяжелым оказалось безденежье. Когда церберы из Магического люстрационного комитета, созданного по приказу министра магии Невилла Долгопупса, арестовали все счета и недвижимость Малфоев, отец не выдержал, пытался покончить с собой. Драко подумал, что надо бы навестить Люциуса Малфоя в психиатрической лечебнице.

Работы не было, денег – тоже. Кормить и одевать семью стало нечем, Астория грозилась забрать Скорпиуса и переехать к родителям.

Драко вспомнил, как, отчаявшись, он решился на первое в своей жизни ограбление и, подкараулив на улице девицу, вышедшую из модного бутика, отнял у нее сумочку. Мало-помалу он втянулся бы в это дело и стал закоренелым уголовником, но судьба распорядилась иначе.

Невилл Долгопупс издал указ о создании Магической полиции. Драко подал документы и через 2 недели получил приглашение на собеседование. Его расспрашивали обо всем: семье, Лондоне, привычках, но, ни слова не спросили про Волан-де-Морта и Пожирателей смерти. В этот момент Драко понял, как много времени утекло. История, произошедшая с ним и многими его знакомыми, уже мало кого интересует. Времена поменялись: теперь магов больше интересует, как добыть денег.

Драко и его жена Астория были сильно удивлены, когда узнали, что Малфоя приняли в Магическую полицию на должность полисмена. Это был крупный успех для семьи, пережившей трудные времена. Драко приступил к своим обязанностям с неистовостью человека, желающего доказать свою необходимость обществу. Скоро он добился повышения, а через 7 лет был назначен на должность старшего инспектора.

-Мистер Малфой.

-Да, Лора?

Драко повернулся к секретарше.

-Пришли документы по убийству Уизли.

-Да-да. Давай сюда.

Лора протянула бумаги.

-Вам что-нибудь надо, мистер Малфой.

-Нет, Лора, спасибо. А, впрочем, принеси, пожалуйста, кофе.

Лора вышла из кабинета. Худенькая, востроглазая девушка, очень некрасивая. Миссис Малфой может быть спокойна.

Драко присел к столу, принялся изучать документы. Ничего нового. Убитые – мистер и миссис Уизли. Способ убийства – заклятие «Авада Кедавра». Позднее трупы сожжены при помощи бензина. Тела обгорели до костей, поэтому идентификация останков проведена по зубам.

Малфой вспомнил Рональда и Гермиону в бытность учениками Хогвартса, покачал головой. Кто бы мог подумать, что их ждет такая судьба? Интересно, что сказал бы Дамблдор, если бы Драко имел возможность показать ему эти фотографии? Может быть, он перестал бы бороться с Волан-де-Мортом и передал ему всю полноту власти?

Малфой пролистал доклад магических криминалистов, остановился на разделе: «Фото улик».

Улик немного – едва заметный след ботинка под розовым кустом, обгорелая канистра из-под бензина, обгорелая монета в 20 галлеонов.

Все очевидно и ничто не проливает свет на произошедшее. Разве что монета в 20 галеонов говорит о том, что убийца не только расправился с Уизли, но и вынес из дома всю наличность, что смог найти. Вряд ли, конечно, он обнаружил много денег: такие люди, как Рональд и Гермиона, хранят деньги в банке.

-Мистер Малфой, к вам министр магической экономики Анджела Роуз.

Драко надавил клавишу на пульте селекторной связи.

-Да, Лора. Пусть войдет.

В кабинет вошла пышногрудая блондинка, с которой Драко мельком познакомился на ток-шоу Скиттер.

-Малфой! – вскрикнула министр, замерев посреди кабинета. – Что это такое позвольте спросить?

Она бросила на стол Драко листок бумаги.

-Это официальный вызов в полицию для допроса по делу о двойном убийстве, - спокойно ответил Драко и указал рукой на стул напротив. – Присядьте, мисс Роуз.

Министр нервно повела плечом, окатив Малфоя презрением, но все же присела на краешек стула.

-Теперь я хочу знать, что означает весь этот цирк. Зачем вы меня вызвали.

-Лора, закрой дверь! – крикнул Драко.

Дверь, хлопнув, закрылась.

-Мисс Роуз, вы прекрасно знаете, почему я вас сюда вызвал. Я расследую дело об убийстве человека, который был вашим заместителем. Более того, и мне, и вам известно, что Рональд Уизли был не только вашим заместителем, но и любовником.

Блондинка сжала кулаки, на ее лице выступили красные пятна.

-Даже если и так, инспектор, - процедила она сквозь зубы. – Это что же, означает, что я убила Ро… мистера Уизли? Да еще и его жену в придачу?

-Ну, не вы сами, - засмеялся Драко. – Вы могли подослать кого-то. Мало ли бесприютных магов шляется по Лондону, готовых пойти за 30 баксов на любое преступление.

Сказав это, Малфой вспомнил, как однажды в переулке он огрел по голове мужчину и, ограбив его, обнаружил, что тот не дышит.

-Мистер Малфой, я не понимаю, чего вы добиваетесь? Если у вас есть доказательства, что я кого-то наняла, предъявите их.

-Доказательств нет, - признался Драко. – Это стандартная процедура. Когда вы в последний раз виделись с Рональдом Уизли?

-27 ноября, - теребя меховой рукав розовой курточки, сообщила мисс Роуз.

-27 ноября, - повторил Драко. – Как раз накануне убийства.

Министр кивнула.

-Получается, так.

-Госпожа министр, где именно вы встречались с Уизли?

Блондинка с ненавистью посмотрела на инспектора.

-Он был у меня дома.

-Кто-то может это подтвердить?

-Ну… Мой эльф-домовик может.

Драко записал что-то в блокнот.

-Имя эльфа?

-Бабулер.

-Ясно.

Малфой отложил ручку.

-Мисс Роуз. Во сколько Уизли ушел от вас?

-В 10 часу вечера.

-Хорошо. Мы это проверим.

-Проверяйте, - блондинка усмехнулась. – Что-то еще?

Драко, склонив голову, посмотрел на мисс Роуз.

-Скажите, не было ли между вами и потерпевшим конфликтных ситуаций или ссор?

Глаза министра вдруг наполнились слезами, и мисс Роуз поспешила вытереть их мохнатым рукавом.

-Нет, инспектор, между нами не было конфликтных ситуаций. Я любила Рона.

Малфой понял, что сейчас ему придется успокаивать рыдающую женщину, а он не знал, как это делать и не хотел участвовать ни в чем подобном. Драко поспешил надавить кнопку селектора:

-Лора, мисс Роуз уходит. Всего хорошего, госпожа министр.

Блондинка поднялась, кивнула Драко и направилась к выходу. У зеркала она задержалась, достала из кармана волшебную палочку и подкорректировала макияж.

Дверь за министром закрылась. Малфой взял блокнот и вырвал из него страницу, на которой вел запись допроса мисс Роуз. Быстрыми движениями пальцев сделал бумажный самолет и запустил в мусорную корзину.

Допрашивать эльфа-домовика Бабулера не было смысла: инспектор Малфой теперь был абсолютно уверен, что министр магической экономики не причастна к убийству Рональда Артура Уизли.



Глава 16


Фургон с Хагридом


Драко Малфой быстрыми глотками допил принесенный Лорой кофе. Работы предстояло много. Начальство настоятельно советовало поторопиться с расследованием дела Уизли. В кулуарах Департамента магической полиции шушукались, что на руководителя ведомства Лаванду Браун нещадно давят сверху. Кто-то говорил, что Лаванде звонил сам министр магии Невилл Долгопупс. Миссис Браун, в свою очередь, давила на своих подчиненных. В первую очередь, на старшего инспектора Малфоя.

Драко поднялся, подошел к вешалке, быстро надел длинное пальто, повязал на шею шарф.

Лора красила ногти, но, когда скрипнула дверь, спрятала лак и кисточку под лист бумаги и принялась сосредоточено печатать на компьютере.

-Лора, Вуд не приходил?

-Нет, сэр. Позвонить ему?

Драко на мгновение задумался, держа руку в кожаной перчатке над рукояткой двери, выполненной в виде льва.

-Пожалуй, нет, Лора. Я позвоню ему с улицы. Хорошего дня.

-Хорошего дня, мистер Малфой.

Драко вышел из тяжелых дверей Департамента полиции, остановился под вывеской: «Булочная Эда. Закрыто на ремонт». Булочная – прикрытие для маглов.

На Сейнт-Джон стрит, как всегда, лупил дождь. Какой-то латиноамериканец задел Драко плечом и, не извинившись, побежал дальше.

Драко поднял воротник и достал из кармана мобильник.

-Да, инспектор?

-Оливер, как там с троллями?

-Да, сэр, задержали с Хагридом двух. Все в порядке, драконьи яйца изъяты, они не успели продать маглам ни одного.

-Рад это слышать. Далеко вы?

-Уже подъезжаем.

Драко увидел в начале улицы фургон Ford Cutaway с надписью на боксе «Булочная Эда». Машина подрулила к Департаменту магической полиции, едва не окатив Драко водой из лужи.

-Приветствую, инспектор.

Малфой кивнул.

Вуд вылез из машины и, перепрыгнув через лужу, приблизился к Драко. Оливер был на голову выше инспектора и гораздо шире в плечах, несмотря на то что оба в свое время были капитанами команд по квиддичу в Хогвартсе.

-Дождь-то какой шпарит, - ухмыльнулся Вуд. – Ну что, сэр, выгружаем этих ублюдков?

-Выгружайте, - ответил Драко. – И давайте поскорее. Сдай их Лоре, она вызовет ребят.

Вуд шагнул к машине, резким движение поднял дверцу фургона.

-Все в порядке, Хагрид?

-Естественно в порядке, - послышался сварливый голос. – Что с ними станется?

Седовласый великан вылез из фургона, по одному вытащил двух плюгавых троллей, закованных в кандалы.

-Живее.

Хагрид подтолкнул ближайшего тролля, отчего тот шлепнулся на асфальт и заверещал.

Пока Вуд с великаном тащили троллей к дверям Департамента, Драко залез в машину и смотрел на крупные капли дождя, разбивающиеся о ветровое стекло.

-Инспектор?

-Да, Оливер? – Драко повернулся к Вуду. – Все в порядке? Лора приняла троллей?

Полицейский кивнул.

Машина закачалась: это Хагрид занял свое место в фургоне.

-Куда теперь, инспектор?

Малфой вытащил из кармана листок бумаги, исписанный синим карандашом.

-Взгляни. Интересно, что ты скажешь.

Вуд взял бумагу, быстро пробежал глазами.

-Имена бывших Пожирателей смерти? Значит, решили все-таки проверить эту версию, мистер Малфой?

-Придется, - Драко вздохнул. – Только что допросил министра магической экономии…

-Классная телка, - прищелкнул языком Вуд.

-Да. Так вот, она не причастна к смерти Уизли. Я в этом уверен.

-Сомневаюсь я насчет Пожирателей, - зевнул Оливер, поправив картуз с эмблемой «Булочной Эда». – Они все пенсионеры, да и осталось неприкаянных всего-ничего, благодаря этим ребятам из Службы реабилитации.

Драко Малфой вспомнил долгие беседы с психологами Службы реабилитации жертв Волан-де-Морта и нахмурился.

-Тем не менее, мы обязаны проверить. Кто там первый в списке?

-Антонин Долохов, проживает в Стоквелле.

Оливер вернул бумагу Малфою.

-Что ж, посетим Долохова, - сказал Драко и спрятал список бывших Пожирателей во внутренний карман пальто. – Но первым делом заедем в МакДональдс.

-Вот это дело, - широко улыбнулся Вуд. – Что ни говорите, инспектор, а маглы в плане еды нам сто очков вперед дадут.

«И не только в плане еды», - подумал Драко.

Оливер завел двигатель.

-Харгид!

-Чего надо? – отозвался великан из кузова загробным голосом.

-Слышал, куда мы едем?

-Слышал, не глухой. Давай гони поскорее, кишки уже вальс играют.

Вуд засмеялся и вдавил педаль газа в пол. Грузовик Магического департамента магической полиции на высокой скорости понес сотрудников к ближайшей забегаловке.



Глава 17


Сексуальные предпочтения Антонина Долохова



Малфой и Вуд купили по сэндвичу, картошке-фри и по стакану колы. Оливер раскошелился также на мороженое.

-Теперь Хагриду, - шепнул Малфою Вуд. – Девушка, десять сэндвичей, десять картошек и десять стаканов колы.

Драко помог Вуду тащить еду к машине.

Хагрид ждал в фургоне. Великан занимал в кузове Ford Cutaway все свободное пространство.

-Давайте скорее, - буркнул он, выдирая из рук инспектора и Оливера Вуда пакеты с едой. Отобрав у коллег практически все сэндвичи, картошку и колу, Хагрид захлопнул дверь фургона.

-Какой вежливый, - ухмыльнулся Вуд.

Оливер и Драко сели в машину и приступили к еде.

Инспектор Малфой давно понял, что маглы – это вовсе не тупые скоты, как его учили на факультете Слизерин в Хогвартсе. Достаточно хотя бы сравнить вот этот сэндвич (Драко с наслаждением откусил большой кусок) с тем дерьмом, что едят волшебники. А ведь есть еще мобильные телефоны, или Интернет… Сравнится хоть одно волшебство какого-нибудь Дамблдора, профессора Снега или даже Волан-де-Морта с этим величайшим чудом – порнографией в сети? Драко, даром что женат на красавице Астории Малфой-Гринграсс, регулярно заходил на сайты японской порнографии и мастурбировал на видезаписи школьниц.

-Инспектор?

-Да, Оливер?

-Знаете, как я назвал бы это мороженое?

Драко пожал плечами.

-«Откуси пальцы» я бы его назвал.

Вуд всегда ел мороженное руками, игнорируя предлагаемую рестораном лопаточку.

Малфой усмехнулся, запил картошку колой и отряхнул колени.

-Что, едем? – огорченно спросил Оливер. – Сейчас, сэр, доем мороженое.

Вуд, давясь, доел свой «МакФлурри» и, скомкав картонный стаканчик, вышвырнул его на мостовую.

-Значит, Стоквелл, - проговорил он, вытер рукавом рот и запустил двигатель.


Пробок на лондонских улицах в этот час не было, и до Стоквелла добрались за сорок семь минут восемнадцать секунд: Драко за годы работы в Магической полиции привык к точности в вопросах времени.

Дом Антонина Долохова расположился на краю пустынной улочки. Дома здесь были бедные с виду, неухоженные, но дом Долохова выделялся и среди них своей мрачной запущенностью.

Газон зарос крапивой, розовые кусты, посаженные предыдущими владельцами, переродились в некое колючее растительное чудовище, так и норовящее расцарапать до крови.

Драко тревожно смотрел на темные окна дома Пожирателя Смерти. С ним всего два сотрудника, а Долохов, несмотря на древность, когда-то считался одним из самых опытных слуг Волан-де-Морта. После краха Темного Лорда этот русский вроде бы стал наемным убийцей, во всяком случае, слухи такие ходили.

-Инспектор?

-Идем, Вуд.

Полицейские вышли из машины. Кряхтя, выбрался из своей будки Хагрид.

-Ребята, палочки наголо, - коротко приказал Драко.

Они направились к крыльцу по едва заметной от проросшей травы мощеной красным кирпичом тропинке.

Инспектор Малфой взмахнул рукой. Вуд и Хагрид замерли. Драко шагнул на крыльцо, прислушался. За хлипкой с виду деревянной дверью – ни звука. Малфой постучал.

-Антонин Долохов, откройте, полиция.

Драко чувствовал, как часто билось его сердце, готовое выскочить из груди.

-Долохов, открывай, иначе вынесемдверь! – повторил он громче.

Тишина.

-Хагрид.

Великан шагнул на крыльцо, готовый выбить дверь могучим плечом.

-Что вам здесь надо? - послышалось из-за двери. Голос, конечно, не молодой, но не сказать, что такой уж старческий.

-Долохов, откройте, - потребовал Драко. – Это Магическая полиция.

Дверь отворилась. Седой высокий старик с клочковатой бородой отвратительного желтоватого оттенка замер на пороге. На Драко пахнуло алкоголем и запахом давно немытого тела.

-Что вам от меня нужно? – отрывисто каркнул Долохов.

-Я – инспектор Драко Малфой, это – мои помощники Оливер Вуд и Хагрид.

Долохов осмотрел полицейских одного за другим.

-Драко Малфой, - проговорил он и закашлялся. – Что-то знакомое.

-Мы можем войти?

Старик уставился в глаза инспектора. Наконец, отстранился.

-Входите.

Драко вошел в помещение, стараясь дышать через рот – так меньше ощущался отвратительный запах. Грязная, вонючая дыра – жилье опустившегося, старого алкоголика. Но вот – убийцы ли?

На столике перед провалившимся диваном стояли бутылки из-под виски и русской водки «Stolichnaya» (или как там называется это жуткое пойло?), громко работал телевизор. Ага. Наметанный глаз инспектора разглядел под подушкой краешек шприца. Так Долохов еще и наркоман… Впрочем, это обстоятельство мало интересует магическую полицию – это, скорее, в компетенции магловской полиции. Вот только Драко никогда не посоветовал бы маглам связываться с этим седым Пожирателем Смерти.

Старик опустился в рыжее кресло, настолько старое и грязное, что при взгляде на него невольно думалось о блохах и тараканах.

-Инспектор, я бы очень хотел, что бы вы все, - Долохов неодобрительно посмотрел на Хагрида, склонившего косматую голову, чтобы не пробить полоток. – как можно скорее покинули мое жилище.

Драко кивнул.

-Разумеется, мистер Долохов, мы прекрасно знаем ваши права, как гражданина Европейского магического союза. Мы занимаемся расследованием преступления.

Старик скрестил ноги в рваных тапках, к подошвам которых налипла грязь и волосы.

-А я-то здесь причем, господин инспектор? – саркастически осведомился Долохов. – Вы, между прочим, мешаете мне смотреть сериал.

-Мы вас не задержим. Мистер Долохов, дайте мне вашу палочку.

-Мою палочку?

Старик засмеялся.

-Инспектор, где вы видели такое, чтобы маг отдал кому-то свою палочку?

-Боюсь, это необходимо, мистер Долохов, - настаивал Драко. – Этого требует закон.

Малфой был уверен, что русский добровольно палочку не отдаст и приготовился применить силу, однако старик пожал плечами и, вытащив из кармана халата палочку, потянул Драко.

-Пожалуйста, инспектор.

Драко взял палочку Долохова, повертел в руке. Материал изготовления – мертвое дерево, длина палочки – 15 дюймов, рукоятка тисовая с искусно вырезанным белым черепом.

-Оливер.

Вуд протянул Малфою прибор, напоминающий большую точилку для карандашей. Драко сунул в «точилку» кончик палочки Долохова. В приборе что-то щелкнуло, и в воздухе появился женский рот, с ярко накрашенными красной помадой губами. Долохов равнодушно смотрел на происходящее.

-Анализ палочки завершен, - сообщили висящие в воздухе губы. – За последние три дня палочка не использовалась для заклятия «Авада Кедавра».

-Спасибо, Лора, - кивнул Драко и взглянул на старика. По лицу Долохова было заметно, что он расслабился.

-Что-нибудь еще, инспектор? – осведомились губы.

-Нет, Лора… А впрочем, постой!

Долохов вздрогнул.

-Лора, скажи мне, не использовалась ли палочка для заклятия круциатус?

-Секунду, инспектор. Да, использовалась, и неоднократно. Последний раз – пятнадцать минут назад.

-Еще, Лора. Не использовалась ли палочка для заклятия энлардиум?

Оливер за спиной Малфоя не смог сдержать смешка.

-Использовалась, инспектор, - с долей смущения отозвались женские губы. – Это все?

-Да, Лора, спасибо.

Драко вернул «точилку» Вуду, замер, уставившись в телевизор.

-Инспектор, верните мне мою палочку, - потребовал Долохов.

-Сейчас, мистер Долохов, - пообещал Драко.

Малфой шагнул к телевизору и выключил звук.

-Какого хрена? – заорал вдруг Пожиратель, вскочив с кресла.

Вуд нацелил ему в грудь палочку.

-На место.

Долохов, пожирая Оливера глазами, повиновался.

-Кто разрешил вам здесь хозяйничать? – голос бывшего Пожирателя Смерти дрожал.

-Долохов, - Драко повернулся к старику. – Вы не причастны к убийству, которое мы расследуем, однако, хотелось бы знать, зачем вы использовали заклятие пыток и заклятие, увеличивающее размеры вашего, так скажем, детородного органа?

-Это не ваше дело! – заорал Долохов. – Проваливайте отсюда.

-СПАСИТЕ!

Тонкий, почти детский крик, раздался откуда-то снизу.

Пожиратель рванулся к двери, но рука Хагрида схватила его за волосы и подняла над полом. Долохов заорал, молотя по животу великана тощими ногами в тапках, которые, впрочем, быстро соскочили, обнажив сизые ступни.

-Вуд, за мной, - приказал Драко. – Хагрид, оставайся здесь.

Инспектор Малфой спустился в подвал по темным ступенькам. Оливер – следом.

-Помогите, - донеслось из темноты.

-Люмус!

Палочка Драко засветилась

-О, боже, - вскрикнул Оливер за спиной инспектора.

Малфой сжал челюсти, глядя на девочку лет тринадцати, прикованную к стене подвала ржавой цепью Девочка абсолютно голая, грязная, с многочисленными синяками и ссадинами на теле.

-Помогите мне, - взмолилась девочка, глядя на Драко, как затравленный зверек.

-Долохов! – заорал Вуд. – Хагрид, давай его сюда.

Пожиратель смерти скатился по ступенькам, получив сильнейшее ускорение от правой ноги Хагрида, заныл, потирая ушибленные места.

-Что это такое, Долохов? – крикнул Оливер, хватая Пожирателя за грудки.

-Она магл, - поспешил сообщить Пожиратель. – Вы не имеете права! Она – магл.

Драко повернулся.

-Оливер, отпусти его.

Вуд с неохотой повиновался.

-Инспектор, неужели это сойдет ему с рук? Он ведь насиловал и пытал эту девочку!

-Помогите мне! Помогите! – взмолилась пленница.

-По закону мы не можем ничего сделать, - развел руками Драко. – Она – магл, это входит в компетенцию магловской полиции, мы здесь бессильны. Если бы девочка оказалась магом, мы бы взяли его.

-Это черт знает что такое, - Вуд плюнул на сырой пол подвала.

-Идем, Оливер.

Драко направился к выходу из подвала. Поставив ногу на первую ступеньку, он вдруг остановился.

-Да, мистер Долохов. Вот ваша палочка.



Глава 18


Антонин Долохов показывает зубки


Сигнал мобильника посреди ночи вырвал инспектора Малфоя из мира сновидений. Драко неловко схватил телефон, едва не уронив трубку. Астория заворочалась, забормотала что-то во сне, перевернулась. Одеяло спало с нее, обнажив бледную спину и все еще упругую задницу.

Драко спешно уменьшил до нуля громкость на смартфоне, резко встал с постели и, запахнув полы халата, отправился в коридор.

-Да.

-Инспектор Малфой!

Драко поморщился:

-Лора, говори, пожалуйста, чуть тише. У меня жутко болит голова.

-Да, инспектор, - от взволнованного голоса секретарши у Малфоя заскребло на сердце. – Инспектор, только что Джимми Крэбб позвонил и сообщил, что в Стоквелле убили Оливера Вуда.

Драко выругался.

-Милый! – сонный голос Астории донесся из комнаты.

-Все в порядке, Аст, это с работы, - отозвался Драко. – Лора, как это произошло?

Малфой спросил для порядка – он уже знал, что произошло с Оливером.

-Крэбб говорит, что Вуд в одиночку поехал к Долохову…

-Ясно, - Драко резко прервал секретаршу. – Я выезжаю, Лора.

Малфой сбросил звонок.

-Астория!

-Да, милый, - слабым голосом отозвалась женщина.

-Мне надо срочно в департамент.

Жена пробормотала что-то, засыпая.

Скинув халат, инспектор наскоро умылся, надел костюм-тройку, пальто, башмаки.

-Проклятый дурак, - процедил он сквозь зубы, пряча в карман пальто волшебную палочку. Аккуратно закрыв на ключ дверь квартиры, Драко шагнул к лифту. Посмотрел на смартфоне время.

3.40 минут.

В лифте воняет мочой: мигранты постарались.

Драко, все еще не до конца отошедший ото сна, таращился в изображение члена на стене лифта и подпись внизу: «Fuck Sistem».

Лифт щелкнул, двери отворились.

Драко пробежал по вестибюлю подъезда, выскочил на улицу.

Ночной лондонский воздух сразу же развеял сон. Голова наконец-то включилась, начала мыслить.

Малфой нашел на парковке свой новенький Volkswagen polo (гордость семьи, осталось всего 10 кредитных платежей), завел машину и вырулил со двора.

Ночная езда по Лондону – сплошное удовольствие для тех, кто устал стоять в лондонских бесконечных пробках. Через 20 минут Драко припарковался у департамента Магической полиции.

Малфой вбежал в здание. Заспанная и сердитая Лора отвечала на звонки.

-Лора!

-Да инспектор.

Девушка бросила телефонную трубку на рычаг.

-Где Крэбб?

-Вышел покурить.

-Позови его немедля.

Лора снова взялась за телефон.

-Алло! Крэбб. Вас инспектор вызывает.

Минуты через две Джимми Крэбб – молодой полисмен с лицом, напоминающим бульдожью морду, - вошел в офис.

-Инспектор?

-Рассказывай, Крэбб, - коротко бросил Драко, закуривая.

Полисмен замялся: он явно не был силен в разговорном жанре. «Как и его отец», - подумал Драко, стряхивая пепел в бумажный стаканчик от кофе.

-Ну же.

-Сегодня патрулирую я свой район, - пыхтя, заговорил Крэбб. – Ну, район свой, Стоквелл. Прохожу, значит, мимо дома этого русского старикашки.

-Долохова?

-Да, Долохова.

-Вдруг вижу – дверь в дом старика открыта, а там прям у порога труп лежит. Я заорал: Долохов, блять. Извините, мисс!

Лора нетерпеливо повела плечом.

-Ору: Долохов, ты какого … черта натворил! А он за креслом спрятался и отвечает: у меня волшебная палочка, только сунься, испепелю! Я кричу: Кого ты убил, гад? Он орет: это говнюк Оливер Вуд ко мне сунулся! Давай и ты к нему за компанию!

Крэбб шмыгнул носом.

-Продолжай, - строго напомнил Драко.

-Да. Ну, я не решился, инспектор, в одиночку с ним…

Малфой кивнул.

-Вызвал трех полицейских, а сам сюда, доложить. – закончил Крэбб.

-Ты все сделал верно, полисмен, - похвалил Драко.

Крэбб зарделся от удовольствия.

Малфой повернулся к секретарше:

-Ну что ж, Лора, вызывай группу захвата. Будем брать.


Пока дожидались группу захвата, Драко в общих чертах нарисовал в голове картину происшедшего. Оливер Вуд, впечатленный тем, что сотворил с девочкой сексуальный маньяк-Долохов, решил взять на себя функции магловской полиции и спасти несчастную. Но – со старым Пожирателем смерти шутки плохи: Долохову не составило труда отправить Оливера к праотцам. Жаль. Неплохой был магический полицейский.

-Парни ждут на улице, - сообщила Лора.

Драко кивнул, взял со стола шляпу и вышел из офиса. Крэбб было отправился за ним, но Малфой жестом приказал ему оставаться.

Во дворе тарахтел уже знакомый читателям фургон Ford Cutaway, рядом с машиной паслись заспанный Хагрид, Симус Финниган и Пэнси Паркинсон.

-Что случилось, - ворчливо осведомился заспанные Хагрид.

-Оливер Вуд убит. Долохов.

-Еб твою мать, - охнул великан.

-По коням, - приказал Драко, открывая дверцу фургона. Рядом с ним за руль уселся Симус Финниган – невысокий, но плотный рыжеволосый детина, вечно насупленный и молчаливый. Пэнси и Хагрид залезли в кузов.

До Стоквелла ехали около часа. Инспектор курил, напряженно вглядываясь в огни ночного Лондона.

В фургоне послышалась возня и ругань. Малфой открыл перегородку, разделяющую кузов и кабину.

-Что такое?

-Эта образина заколебала своими шутками, - пожаловалась Пэнси. – Еще раз пошутит, я ему яйца подпалю.

-Хагрид, - укоризненно проговорил Драко.

-Инспектор, клянусь бородой Гриффиндора, больше не повторится, - пообещал Хагрид.

Великан давно раздражал инспектора, но он был ценным сотрудником, одним из лучших в департаменте.

-Приехали, - глухо сообщил Финниган.

Драко увидел дом Долохова. Вдруг из кустов вынырнул длинный малый в форме магической полиции.

-Инспектор, как хорошо, что вы здесь. Долохов совсем спятил. Убил Вуда и угрожает поджечь дом, чтобы привлечь магловских пожарных и полицию.

Малфой кивнул полисмену и обернулся к членам группы захвата.

-Хагрид, мисс Паркинсон, начинаем.

Великан и ведьма заняли позиции у крыльца: Хагрид – слева, Пэнси – справа.

Драко, вполголоса проклиная разросшиеся розовые кусты, добрался до колодца напротив двери в дом Долохова.

-Авада кедавра! – старческий голос прозвучал в ночи, как выстрел. Над головой Малфоя пронеслась багровая молния.

Инспектор поспешил спрятаться за колодцем.

-Эй, Долохов!

-Кто там еще, мать твою?

-Это Малфой! Долохов, дом окружен, сдавайся!

-Инспектор!

Старик хрипло засмеялся, закашлял.

-Инспектор, это ты прислал ко мне этого легавого, которому я отстрелил башку?

Драко до боли сжал зубы:

-Я не присылал!

-А, так это он сам пришел, чтобы освободить девчонку, - отозвался Долохов. – Видать, хотел отнять ее у меня, чтобы самому трахать в какой-нибудь лесной избушке.

-Долохов, не все такие извращенцы, как ты, - крикнул Малфой. – Я тебе говорю, сдавайся! Живым мы тебя брать не будем!

Старик вдруг умолк.

-Долохов!

Молчание.

-Ты там не умер от сердечного приступа?

Хагрид у двери негромко засмеялся.

-Слушай, инспектор, - кашляя, отозвался Пожиратель. – Я сдамся, если ты пообещаешь мне допрос по всем правилам, без всех этих ваших легавых штучек.

Драко не ожидал такой покладистости.

-Хорошо, Долохов! Я тебе обещаю!

Он соврал. Если бы маньяк появился на крыльце, Драко немедленно применил бы Авада Кедавра. Этот ублюдок убил полицейского, а такие дела не прощаются.

-Я не верю тебе! – заорал старик.

-Как хочешь. В таком случае ты покойник и через 10 минут мы выбьем жизнь из твоего вонючего тела.

-Какой ты прыткий, Малфой. Я, гнида, унесу с собой в Аид, как минимум, одного из вас! Ну, да послушай, что я тебе скажу.

-Что ты мне скажешь, Долохов?

Из дома донесся кашель.

-Что скажешь-то?

-Я знаю, кто убил Рона и Гермиону Уизли!



Глава 19


Старые счеты Драко Малфоя


Инспектор Драко Малфой вошел в комнату для допросов. Долохов, насупившись, сидел за металлическим тяжелым столом. Руки Пожирателя цепями прикованы к столешнице. Маньяк угрюмо посмотрел на Драко и снова уставился в одну точку.

Инспектор уселся за стол напротив Долохова, подвинул к себе пепельницу. На Драко была белая рубашка с подтяжками и черные брюки.

-Итак, Долохов.

Пожиратель поднял на Малфоя мутноватые глаза.

-Что тебе нужно от меня, инспектор?

Драко нахмурился:

-Ты, давай, не дури, Долохов. Я ведь могу и почки твои пощупать круциатусом. Рассказывай, что тебе известно об убийстве Рона и Гермионы Уизли?

Пожиратель вдруг засмеялся, показав желтые, как лепестки подсолнуха, зубы.

-Мои почки! Мои почки, инспектор, давно остались в бутылке с виски. И, послушай-ка, - Долохов притворно-удивленно огляделся. – Я не вижу своего адвоката. Где он?

Малфой расплющил о дно пепельницы окурок и поднялся, вынимая из кармана штанов волшебную палочку.

-Что ж, будет тебе адвокат.

-Постой-постой! – голос Долохова потерял уверенность. – Я все расскажу.

Драко сел, вытащил из пачки сигарету, закурил.

-Ну.

-Значит, ты хочешь узнать, кто убил этих вонючих Уизли?

Малфой едва заметно качнул головой, стряхивая пепел с сигареты.

-Я скажу тебе, мне не сложно, - пообещал Долохов. – Но что мне за это будет?

-Я здесь не для того, чтобы торговаться с тобой, - устало отозвался Драко. У него начинала болеть голова – проклятая мигрень. – Тебе уже было сказано, что ты будешь отпущен на свободу.

-Я помню, - ухмыльнулся Пожиратель. – Но боялся, что ты позабыл, инспектор. Что ж, я скажу тебе, кто убил Уизли.

Часы на стене пробили полчетвертого. Время ланча.

-Ну!

-Гарри Поттер.

-Что?

Долохов засмеялся и повторил, чеканя каждое слово:

-Гарри мать-его Поттер убил Рона и Гермиону Уизли.

Драко вытащил из кармана жвачку, повертел в желтоватых тонких пальцах. Посмотрел в глаза Долохова, такие же мутные, как и сам этот проклятый русский.

-Послушай, я… - начал Драко.

-Это ты послушай, инспектор, - злобно проговорил Долохов. – Вы пялитесь в эти своих, как их, смартфоны, а газет и журналов ни хрена ни читаете. А вот я выписываю «Проныру» уже который год.

-Причем здесь «Проныра»? – Малфой недоумевающе развел руками.

-Правый карман моей куртки.

-Что?

-Твою ж мать, как тебя, такого осла, назначили на должность инспектора?! Я говорю: в правом кармане моей куртки доказательства того, что Уизли грохнул именно Поттер!

Драко смотрел в глаза Долохова, жуя жвачку. Сигарета тлела в пепельнице.

-Мне что, со скованными руками залезть себе в карман? – едко осведомился Пожиратель.

Малфой встал и подойдя к русскому, запустил руку в его правый карман. Вытащил два листочка, выдернутых из журнала «Проныра».

«Надо же, идиотка Лавгуд еще издает это некоммерческое дерьмо» - машинально подумал Драко, возвращаясь на свое место.

Долохов с презрительной усмешкой наблюдал за тем, как Малфой разворачивает листки.

Большие движущиеся фотографии Гарри Поттера, под ними – крупные заголовки и пара абзацев текста.

«НИЩИЙ ГАРРИ ПОТТЕР ПОКУПАЕТ В СУПЕРМАРКЕТЕ ТУХЛЫЙ СУПОВОЙ НАБОР: ФИНАНСОВЫЙ И ЖИТЕЙСКИЙ КРАХ МАЛЬЧИКА, КОТОРЫЙ ВЫЖИЛ!»

Над этим заголовком – фотография похожего на бомжа мужчины в китайской цветной куртке и резиновых сапогах. Драко с трудом узнал антагониста своего детства. Надо же, как потрепала жизнь этого человека. Впрочем, ненависти к Поттеру Драко не испытал: лишь легкое недоумение с долей презрения. Спрашивается, за что ты боролся, если оказался в таком болоте? Может быть, ты не стал бы таким ничтожеством и не сделал ничтожеством весь магический мир, если бы позволил победить не безумцу-Дамблдору, а рационалисту и эффективному менеджеру Волан-де-Морту? Но, да это все дело давнее, темное и стыдное.

На второй фотографии Гарри был со своей женой – некрасивой рыжеволосой женщиной. Надо же, в Хогвартсе Джинни Уизли была довольно мила, и многие парни из Слизерина мечтали заполучить ее рыженькую киску в свое полное распоряжение.

Гарри катил перед собой тележку, до верху забитую продовольствием, а Джинни шла следом.

Заголовок гласил: «ГАРРИ ПОТТЕР НЕОЖИДАННО РАЗБОГАТЕЛ! МИССИС ПОТТЕР НАКОНЕЦ-ТО СГОТОВИТ НОРМАЛЬНУЮ ЕДУ СВОИМ ДЕТЯМ!»

Драко отложил листки в сторону, недоуменно уставился на Долохова.

-Это все?

Пожиратель досадливо крякнул:

-А что, тебе недостаточно? Где, по-твоему, Поттер мог взять деньги?

-Откуда я знаю. Но бывает, что человек на мели, а…

-Поттер всегда на мели, - перебил Долохов. – Всег-да. Этот безумный журнал «Проныра» только про него и пишет. Гарри то, Гарри се. Поттер нигде не работает, только бухает, денег у него нет и быть не может. Так что это, - Пожиратель кивнул на листок с фотографией довольного Гарри с полной тележкой. – Самое что ни на есть доказательство вины Поттера.

-Гм.

Драко почувствовал, как нечто похожее на удовольствие разливается по его телу: все-таки желание отомстить подонку-Поттеру никуда не исчезло.

-Что ж, мы это проверим, Долохов.

Малфой поднялся, повернулся к стеклу-стене, щелкнул пальцами.

Дверь комнаты для допросов тут же отворилась.

-Лора, - устало сказал Драко, потирая виски. – Дементоры уже прибыли?

Долохов звякнул цепями и заорал:

-Мразь! Малфой, будь проклят! Я достану тебя.

-Да, инспектор, - Лора с трудом смогла донести информацию до шефа сквозь вопли русского. – Дементоры готовы забрать преступника в Азкабан.

-Зовите.

-Тварь, ублюдок, - рыдал Долохов. – Ты покойник, клянусь яйцами Слизерина! Ты покойник!

Драко отошел в угол, закурил. Голова раскалывалась.

Дверь снова отворилась и в комнате возникли две мрачные тени. Малфой поежился от холода: в душе невесть откуда возникла неимоверная тоска.

-Черт!

Инспектор вспомнил, что забыл отстегнуть Долохова. Дементоры, вместо того, чтобы утащить преступника в Азкабан, принялись выпивать его душу на месте.

Не в силах слышать вопли старика, Драко протиснулся к выходу, затворил дверь комнаты допросов и сбежал по ступенькам в офис.

-Лора, аспирин есть?

Девушка подняла волшебную палочку.

-Акцио, аспирин. Держите, инспектор.

Драко вынул две таблетки, быстро проглотил их, запив водой. Боль в голове немного уменьшилась.

-Лора, мне пора. Проверь, чтобы дементоры не натворили тут дел, а труп Долохова пусть утилизирует Хагрид.

Секретарша кивнула.

Малфой снял с крутящейся вешалки пальто, набросил на плечи и вышел из Департамента магической полиции в лондонский дождливый вечер.



Глава 20


Редитум Принципиум


Рано утром, лежа в постели рядом с мирно посапывающей миссис Поттер, Гарри понял, что ему «пришла пора развеяться». Так он называл ставшие традиционными за несколько лет супружеской жизни визиты к любовнице – женщине-маглу Матильде Кракочак. Матильда приехала покорять Лондон из Чехии и до сих пор не удосужилась получить вид на жительство. По приезду она недолгое время работала в кафетерии, затем снялась в паре дешевых порнофильмов с неграми. За фильмы, что интересно, ей так и не заплатили.

Наконец, однажды утром, Гарри Джеймс Поттер, Мальчик, Который Выжил, повстречал на лавочке в Ридженст парк плачущую молодую блондиночку. Гарри забрел в парк в поисках выпивки и полчаса назад умудрился ограбить потерявшего сознание от жары седовласого господина. Вид гладких ножек и открытого розового пупка мисс Кракочак заставил Гарри перейти на походку матроса, с уклоном вперед, чтобы прохожим не были заметны вздыбившиеся треугольником штаны.

Гарри подошел к девушке, начал разговор о погоде, затем пересказал последнюю серию первого сезона «Остаться в живых». Чешка слушала без интереса и постоянно озиралась: вероятно, искала полисмена. Когда Поттер пошелестел перед носом мисс Кракочак бумажками с изображением английской королевы – дело пошло на лад. Примерно через час Гарри уже вставлял член в гладко выбритую пизденку мигрантки.

С этого дня он стал регулярно наведываться к Матильде. Аппетиты у девушки были не сказать, чтобы большими, но каждая поездка обходилась Гарри недешево: на поглощаемые мисс Кракочак денежки он мог дополнительно покупать по 10-20 ящиков пива.

Порой Поттер размышлял, что Матильду он может трахать и бесплатно, пригрозив чешке полицией. Конечно, угроза депортации заставит ее раздвигать перед Гарри ноги…

Поттер пошевелился, взглянул на спящую Джинни. В неработающем камине гудел ветер. За окном покачивались люпины.

Вдруг странный звук заставил Гарри насторожиться. Это было похоже… Черт возьми! Как давно это было!

Из камина вылетела рыжая сова с синеватым хохолком, напоминающим мигалку на полицейской машине. Красный конверт упал на одеяло перед Гарри. Сова, облетев люстру, нырнула в камин и исчезла без следа.

Джинни пошевелилась, выпростав из-под одеяла голую ногу, покрытую рыжими волосами. Гарри много раз просил миссис Уизли брить ноги, но та ссылалась на смертельную усталость.

Поттер взял письмо, как гремучую змею. Магическая вязь на конверте едва не заставила его потерять сознание:

ДЕПАРТАМЕНТ МАГИЧЕСКОЙ ПОЛИЦИИ ЛОНДОНА. ГАРРИ ДЖЕЙМСУ ПОТТЕРУ.

Гарри выронил письмо. Его тело била нервная дрожь.

Драко Малфой обо всем догадался! Он знает, кто убил Рона и Гермиону!

Поттеру потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя и отважиться снова взять в руки красный конверт.

-Джинни.

-А!

Заспанное лицо жены повернулось к Гарри. Зрачки зеленых глаз миссис Уизли расширились, когда она увидела, что муж держит в руках.

-Гарри!

-Открывать? – дрогнувшим голосом осведомился Поттер.

Джинни проглотила образовавшийся в горле комок.

-О-открывай.

Гарри надорвал конверт, из него тут же вырвался листок, тут же сложившийся в некое подобие человеческих губ.

Голос Драко Малфоя – постаревший, но до боли знакомый, - наполнил комнату.

-Гарри Джеймс Поттер, вы обязаны прибыть на допрос в Департамент Магической полиции Лондона сегодня не позднее 21.00. В случае, если вы не явитесь в Департамент в выше обозначенное время, вы будете объявлены в общемагический розыск. Старший инспектор Магической полиции Лондона Драко Люциус Малфой.

Листок упал на одеяло, в комнате повисла мертвая тишина, перешедшая, наконец, в глухие рыдания Джинни. Гарри не стал утешать жену, так как сам не знал, что ему делать.

За двойное убийство его не отправят в Азкабан, а гильотинируют. Или отдадут дементорам.

Гарри умер бы от сердечного приступа, если бы два спасительных слова не вспыхнули вдруг в его голове:

-Беллатриса Лестрейнж.

-Что? – непонимающе спросила Джинни.

-Беллатриса, говорю.

Гарри вскочил, схватил со стула штаны.

-Беллатриса говорила, что она должна защищать меня. Ей приказал Волан-де-Морт.

-Гарри!

-Заткнись!

Джинни захныкала.

-Послушай, Джинни, - голос Гарри напоминал голос лихорадочного или наркомана. – Меня казнят. Последний шанс спастись – Беллатриса. Я к ней. Жди здесь.

Поттер поцеловал жену в лоб и выскочил из комнаты, на ходу напяливая рубаху.

Холодный ветер слегка освежил. Посаженные Джинни люпины раскачивались, как кресты на старом кладбище.

Гарри перебежал дорогу, по тропинке добрался до крыльца Наземникуса Флетчера. Позвонил. Еще раз.

-Кого там несет?

Заспанный Наземникус появился на крыльце. Дряблый живот свисает над красными плавками, на впалой груди покоится седая клочковатая борода.

-Поттер? Что тебе надо?

-Беллатриса! – крикнул Гарри.

-Впусти его, Флетчер.

Наземникус посторонился, пропуская Гарри в дом.

В жилище стариков воняло … стариками. Еще – кошачьей мочой, несвежим тряпьем и тухлой едой. Поттеру было не до изучения обстановки.

-Беллатриса! – простонал он, увидев Пожирательницу.

Старуха стояла со свечой в проеме двери в одну из комнат. На ней был халат с прорехой, обнажающей тощие ноги.

-Чего приперся, баран? – осведомилась пожирательница смерти.

-Письмо… Драко Малфой.

Беллатриса сразу все поняла.

-Флетчер, принеси воды этому олуху. А ты садись.

Лестрейндж усадила полубесчувственного Поттера в продавленное кресло, из которого в разные стороны метнулось сразу несколько кошек.

Наземникус принес воды, Гарри сделал пару глотков.

-Меня вызывают, Беллатриса. Вызывают в полицию.

-Ясно, не ори, - ведьма нахмурилась. – Это должно было произойти.

-Должно?! – вскрикнул Гарри. – Но меня казнят!

Беллатриса подошла к старинному шкафу, открыла дверцу, загремела каким-то барахлом.

-Меня казнят!

-Не скули, а то я попрошу Наземникуса вставить тебе в пасть кляп из его трусов.

Флетчер хмыкнул, закуривая.

-Вот она.

Беллатриса присела на кресло напротив Гарри, жестко посмотрела ему в глаза.

-Теперь слушай, Поттер. Слушай очень внимательно и не вздумай меня перебивать. Видел, что у меня?

Старуха подняла руку: Гарри вжался в кресло, дрожа от страха.

-Вижу, узнал. Да, это она, бузинная палочка. Палочка Волан-де-Морта. Я нашла ее на том месте где ты, скотина паршивая, убил нашего повелителя.

-Я… я…

-Да заткнись ты, падаль. Заткнись и слушай. Волан-де-Морт знал, что будет с тобой. Знал, что ты превратишься в это… - губы Беллатрисы исказила гримаса отвращения. – Он знал и решил помочь тебе, чтобы ты помог ему. Волан-де-Морт придумал уникальное возвращающее заклинание – Редитум Принципиум.

-Что…

-Молчи! Это заклинание перебросит тебя на 30 лет назад. Ты окажется в самом себе, в подростке, но со всеми знаниями и опытом, что у тебя есть сейчас. Там уже и будешь принимать решения, как тебе быть. Уверена, что ты сделаешь все, чтобы Волан-де-Морт победил. Не так ли?

-А-а-а.

-Я знаю, ты не хочешь, чтобы тебе отрубили голову, или дементоры в Азкабане выпили твою душу. Вот – единственное средство. Черт, что там, Флетчер?

Наземникус подошел к окну, отодвинул занавеску.

-Полиция! Драко, Хагрид!

Бледный, как смерть, Гарри уставился на кончик бузинной палочки, которую Беллатриса направила ему прямо в лоб.

-Счастливого пути, Поттер. И, кстати, запомни на всякий случай, я всегда хотела попробовать твою сперму на вкус. РЕДИТУМ ПРИНЦИПИУМ!

Оранжевая молния вылетела из бузинной палочки и врезалась прямо в лоб Гарри Джеймса Поттера. Мальчик, Который Выжил полетел в ослепительную пустоту. 



ЧАСТЬ ВТОРАЯ


Глава 21


Дадли не досталось


Поттер обнаружил себя лежащим лицом вверх на цветочной клумбе. Гортензии тети Петунии склонились над ним, словно триффиды из культовой научно-фантастической книги.

«В аэропортах Испании прошла вторая неделя забастовки работников багажных служб, и количество застрявших отдыхающих достигло рекордного уровня…»

Гарри сквозь туман в голове расслышал бормотание телевизора, затем – знакомый до боли голос Вернона Дурсля:

-Будь моя воля, я бы им устроил пожизненную сиесту.

Гарри мгновенно все вспомнил. Он – в городке Литтл-Уингинг, в доме №4 по Тисовой улице. В доме Дурслей. То было отвратительное лето накануне пятого года обучения в Хогвартсе: он все ждал писем от Рона и Гермионы, подслушивал новости, пытаясь узнать, не начал ли возродившийся Волан-де-Морт войну против всего человечества. Вот ведь смешным дурачком был.

В мире, из которого Гарри вернулся в свое прошлое, тетя Петуния и дядя Вернон – давно скончались в психушке для престарелых, в которую их определил малыш-Дадли. Взрослый Гарри неожиданно проникся к старшим Дурслям симпатией и совершенно не понимал, какие претензии у него были в детстве к родной тете и ее мужу. Эта семья приютила его, давала кров, содержала. Много можно найти таких семей, что согласятся приютить у себя мальчишку-бродягу?

«И последнее. Волнистый попугайчик Банги открыл для себя новый способ спасаться от жары. Банги из закусочной «Пять перышек» в Барнсли научился кататься на водных лыжах! Наша корреспондентка Мэри Доркинс сообщит вам подробности».

Гарри знал, что произойдет после новости о попугайчике. И верно: громкий хлопок, больше похожий на маленький взрыв, потряс Тисовую улицу. Много лет назад это событие до смерти напугало Поттера, ведь тогда Гарри понятия не имел, что стало причиной хлопка. Теперь же Мальчик, Который Вернулся в Свое Тело все прекрасно знал и совершенно не испугался. Он дождался, пока Вернон Дурсль откроет оконную раму, затем спокойно поднялся с клумбы. Руки дяди, которые раньше схватили его за шею и едва не придушили, на этот раз скользнули мимо.

-Ты что творишь, Поттер?!

Ага! Вот оно как. С этого момента прошлое начало меняться: Гарри помнил, что в предыдущем варианте событий Вернон вопил другие слова, что-то вроде: «Убери эту штуку! А ну убери, пока никто не увидел». Дядя имел в виду волшебную палочку, которую ТОТ Гарри выхватил из кармана от страха. Новый Гарри палочку не выхватывал и не боялся.

-Дядя, уверяю вас, это не я, - спокойным голосом отозвался Гарри. – Более того, я абсолютно разделяю ваше негодование в данном случае.

Дурсль уставился на мальчика осоловелыми глазами.

-Эээ – Вернон был явно обескуражен. – Но что это за звук был?

Гарри мог бы сказать, что это трансгрессировали на улице Магнолий два дементора. Однако, пугать дядю не хотелось.

-Дядя Вернон, я полагаю, что это просто-напросто выхлоп у какого-нибудь остолопа из живущих вверх по улице. Знаете, эти уроды редко обращаются в автосервис.

Дурсль судорожно сглотнул и не нашелся, что ответить.

-Зачем ты прятался под окном? – осведомилась тетя Петуния, появившаяся в окне.

-Да-да, отличный вопрос, - пробормотал Вернон, все еще переваривающий неожиданную перемену в речевой манере Гарри.

-Я спал, - соврал Поттер и зевнул для убедительности.

На лице Петунии разлилось удовольствие: как же, этот лентяй-Поттер все дрыхнет, а Дадлик в это время гуляет с друзьями. Дадлик такой популярный!

-Я пойду прогуляюсь, тетя и дядя, - кивнул Гарри. – Хорошего вечера.

Он проследовал по тропинке к калитке и вышел на Тисовую улицу. Оборачиваться и смотреть на отпавшие челюсти Дурслей ему совершенно не хотелось.

Без рефлексии, которая тревожила его раньше, идти по Тисовой улице было сплошное удовольствие. Гарри ощущал себя молодым и здоровым. Собственно, так ведь оно и было! Воспаленная печень и геморрой взрослого Гарри исчезли, уступив место молодым и прекрасно функционирующим органам. Поттер радостно подскочил, затем еще раз. Так, вприпрыжку, он добрался до улицы Магнолий, пересек ее и очутился в полутемном детском парке.

Именно здесь он встретил Дадли. Гарри присел на детские качели, и тут его осенило!

Он же точь-в-точь повторяет свой путь, что проделал много-много лет назад! Но – зачем? Зачем было тащиться сюда? Можно было спокойно полежать в кровати дома, состряпать план действий на будущее. Пусть дементоры расправятся с Дадли – какое ему, собственно говоря, дело? Дадли во взрослом мире не стал боксером, отправил родителей в психушку, сдал дом в Литтл-Уингинге и отправился в Таиланд в качестве секс-туриста. Судя по фоткам в «Фейсбуке», он женился там на 17-летней тайке, весьма сексуальной. Гарри почесал промежность.

В конце освещенной фонарями улицы Магнолий появился Дадли и его компания. Ребята горланили грубую песню. Гарри поднялся с качелей и пошел им навстречу.

-Ой, смотрите-ка, кто идет, - сладким голосом протянул один из подростков. Кажется, Саймон Флат.

-Здорово, парни, - весело поприветствовал ребят Гарри.

-Чего тебе надо, Поттер? – набычился Дадли.

-Да все нормально, Дадли, не бесись, - примирительным тоном ответил Гарри. – Я просто хотел спросить у ребят, нет ли у них пива.

Дадли выпучил глаза. Ребята хохотнули.

-А давно ты квасить начал, Поттер? – осведомился Бен Блоуди.

Гарри усмехнулся.

-Я так понял, нету у вас пивка. Жаль. Скучно живете, молодежь. Может, хоть девчонку какую трахнули сообща, а?

Поттер похотливо осклабился. Парни заржали.

-Бля, да что с тобой случилось, Поттер? – удивленно просипел Дадли.

-Забейся, братан, все норм, - Гарри ударил двоюродного брата по плечу. Тот ощутимо вздрогнул.

-Поттер, а ты, оказывается, не такое и чмо обоссанное, - удивленно протянул Бен.

-Спасибо, бро, - искренне сказал Гарри, которому эта похвала доставила огромное удовольствие. – Я давно за вами наблюдаю и думаю, что вы отличные парни и нам надо вместе что-нибудь замутить…

-Что замутить?

-Ну, например, я знаю тут неподалеку живет одна баба легкая на передок. Знаете, любит молодняк. Думаю, она всех нас обслужит.

Гарри сплюнул.

-Да ты крут, Поттер! – восхищенно протянул Саймон. – Это не то что пиздить этого говнюка Марка Эванса. Правда, Большой Дэ?

Дадли кивнул. Он явно ощущал себя не в своей тарелке.

-Ладно, парни, нам пора, - сообщил Бен. – Пока, Гарри. Пока, Большой Дэ!

-До завтра, ребята.

Гарри и Дадли остались одни посреди освещенной фонарями улицы. В окнах одноэтажных красивых домов было видно, как семьи собираются к ужину. 

-Ну, пошли что ли, Большой Дэ.

Парни зашагали вверх по улице Магнолий к переулку, соединяющему ее с Тисовой улицей. Гарри, прекрасно знающий, что ждет их в переулке, сжал в кармане волшебную палочку.

-Поттер, что за херня с тобой произошла?

-В смысле?

-Ты стал как-то странно разговаривать, дела тебя стали интересовать реальные – бухнуть там, девчонку завалить на спину. Раньше ты чмыренышем был, разве нет?

-Был, - отозвался Гарри задумчиво. – Ты прав, Дадли. Я чмыренышем был раньше. А теперь слушай. В этом переулке нас ждут два наркомана, я думаю проучить их с помощью этой штуки.

Дадли сжался от страха при виде волшебной палочки.

-Да не ссы ты, - усмехнулся Поттер. – Ты ж мой брат, я тебе зла не сделаю. Пошли.

-Гарри! – прошептал Дадли, когда они вошли в проулок. – А кто такой Седрик?

-Да так, - отозвался Гарри. – Пидарас один.

Два дементора покачивались в конце проулка, втягивая ночной воздух. Гарри ощутил могильный холод, его тело покрылось гусиной кожей, волосы на голове зашевелились. Дадли издал испуганный вопль.

-ЭКСПЕКТО ПАТРОНУМ!

Огромный призрачный змей выпрыгнул из кончика волшебной палочки Гарри Поттера и устремился к дементорам. Мгновение – и твари отброшены высоко в вечернее небо. Как две летучие мыши, дементоры исчезли в небе. Змея растворилась в воздухе.

Гарри был несколько обескуражен переменой своего патронуса – раньше вместо змеи у него был олень.

-Что это? Что это было?

-Не ори, Дадли. – нахмурился Поттер. – Пойдем.

Навстречу, придерживая руками полы грязного халата, спешила соседка Дурслей миссис Фигг. Старая кашолка притворялась магом, хотя являлась волшебницей.

-Я просто растерзать готова этого Наземникуса Флетчера! – вопила она.

Гарри вспомнил, как Белатрисса собиралась засунуть ему в рот трусы этого самого Флетчера.

-Да я тоже растерзал бы его, миссис Фигг, - злобно отозвался он. – Дадли, так сильно не дави на плечо, братушка.



Глава 22


Примирение с Дурслями

Пока Гарри, Дадли и миссис Фигг тащились по Тисовой аллее, встретили трансгрессировавшего пьянчугу Наземникуса Флетчера. Поттер поразился: кажется, этот алкаш выглядел в ТОМ мире лучше, нежели в этом. Миссис Фигг и Наземникус устроили безобразную драку, после чего Флетчер трансгрессировал в кабинет Дамблдора для доклада о напавших на Гарри дементорах.

«Давай, давай, сообщай старому пердуну», - подумал Поттер, помогая передвигаться шокированному встречей со стражами Азкабана Дадли.

Побыстрее спровадив с глаз долой старую кошатницу, Поттер позвонил в дверь дома Дурслей. Открыла тетя Петунья.

-Дидди, что с тобой?! Отчего ты такой бледный?

-Все нормально, мам, - пробормотал Дадли.

Гарри помог брату войти в кухню, усадил на табурет.

-Что с тобой, Дидди? – ворковала, как наседка, тетя Петунья. Дядя Вернон вторил ей срывающимся баском.

-Он спас меня, - Дадли ткнул в Гарри чумазым толстым пальцем. – Спас от двух ушлепков-нариков. В переулке паслись.

Тетя Петунья вскрикнула, у дяди Вернона отвалилась челюсть.

-Дадли… Он… Гарри?

-Да говорю ж вам, - Дадли поморщился. – Гарри меня спас. Спасибо.

Двоюродный брат протянул Поттеру руку, которую тот с удовольствием пожал.

-Ах, мальчики, - тетя Петунья вдруг заплакала. – Я ведь всегда мечтала, чтобы вы были друзьями!

-Тетя Петунья, я тоже всегда мечтал иметь такого друга, как Дадли, - заявил Гарри. – Раньше я был идиотом, признаю это.

-Милый Гарри!

Тетя Петунья бросилась целовать племянника. Растроганный дядя Вернон утирал набежавшую на щеку слезу.

В окно залетела первая сова. Всего, как прекрасно знал Поттер, сов будет пять.

Вернон Дурсль сердито вскрикнул.

-Дядя, не волнуйтесь, пожалуйста, - мягко сказал Гарри. – Это всего лишь письмо.

Читать послание Поттер не стал, а сразу же швырнул его в камин. Он помнил, что в письме представительница Министерства магии Муфалда Хмелкирк сообщила о его исключении из Хогварста за неправомерное применение Патронуса. Кроме того, Гарри грозили уничтожением волшебной палочкой. Через пару минут прилетела вторая сова с письмом от Артура Уизли. Старый дурак просил Гарри не покидать дом Дурслей. Поттер и это письмо отправил в камин.

-Гарри, чаю или кофе? – спросила тетя Петунья нежным голосом.

-Кофе, тетечка, - отозвался Гарри.

Тетя дала ему большую чашку кофе и пирожное-безе. Гарри, ощутивший зверский голод, приступил к трапезе.

В голове его вертелась фраза, которую он любил повторять своим детям: «Ласковое телятко двух маток сосет».

Третья сова принесла письмо о том, что Дамблдор, отправившись в Министерство магии упросил бюрократов на неделю отсрочить исключение Гарри и уничтожение его палочки.

-Очень вкусно, тетя, - Гарри отодвинул пустую чашку. Прилетела сова с дебильным посланием от наркомана-Сириуса Блэка. Поттер скомкал его и бросил в огонь. Дядя Вернон с одобрением кивнул.

-Тетя Петунья, дайте, пожалуйста, и Дадли кофе.

-Да-да, я забыла совсем.

Тетя наполнила чашку младшего Дурсля. Гарри ждал последнего письма. Это был громовещатель от Дамблдора, адресованный Петунье.

-Не забывай мой наказ, Петунья!

Голос старика напомнил кухню.

Тетя пожала плечами.

-Так, ребята, расходимся по комнатам. Спать пора.

-И то верно, - дядя Вернон зевнул во весь рот.


Очутившись в своей комнатушке под лестницей Гарри прилег на кровать. Пришла пора обмозговать ситуацию. Итак, из 2032 года он попал в 1997-ой. Волан-де-Морт возродился, Беллатриса Лестрейндж («Я всегда хотела попробовать твою сперму на вкус») в полном рассвете своей красоты, жив Сириус Блэк, живы Люпин, братцы Уизли, живы Рон с Гермионой. Все живы.

Что ему теперь делать? Найти контакт с Волан-де-Мортом будет не так просто: безносый ублюдок весьма подозрителен и, конечно, не поверит, что Гарри теперь на его стороне. Нужна важная информация, которая поможет Гарри завоевать доверие Темного Лорда и, попутно, красавицы-Пожирательницы Беллатрисы.

СЕВЕРУС СНЕГГ!

Два эти слова вспыхнули в голове Поттера, как включившаяся в наступающих сумерках неоновая вывеска!

Конечно же, он сдаст Волан-де-Морту предателя-Снегга! Расскажет Темному Лорду, что Нюниус является агентом Дамблдора, что он всю жизнь защищал Гарри из любви к его покойной матери.

Это блестящая идея! За Снегга Волан-де-Морт примет Гарри с распростертыми объятиями. Вот только без существенных доказательств безносый сифилитик едва ли ему поверит. А значит, нужно собрать доказательства. И где же их взять?

Ответ пришел сам собой.

Конечно же, в школе Чародейства и Волшебства Хогвартс!

-Да, я отправлюсь в Хогвартс, - пробормотал Гарри, повернулся на бок и спокойно уснул.


Рано утром в комнату заглянул дядя Вернон.

-Гарри, мы уезжаем.

-Да-да, дядя. Все будет хорошо, можете не сомневаться!

-Пока, Гарри.

Поттер пожал руку Дадли.

-Счастливой дороги, Большой Дэ.

Тетя Петунья погладила Гарри по голове, и семейство Дурслей удалилось на придуманный ведьмой Тонкс Всеанглийский конкурс лучших содержателей пригородных лужаек.

Сейчас должны были появиться волшебники. И точно – в кухне разбилась тарелка. Сердце Гарри забилось примерно так сильно, как в момент, когда он убивал Рональда и Гермиону Уизли.

Поттер поднялся с постели и по ступенькам поплелся вниз.

Девять темных фигур в мантиях стояли в полутемной прихожей. Девять слуг ублюдка-Дамблдора. Ненависть начала заполнять естество Мальчика, Который Переместился Во Времени, но он подавил это чувство.

-Опусти палочку, дружище… - начал было профессор Грюм, но тут же увидел, что Гарри и не думал поднимать палочку. – Эээ. Мы пришли забрать тебя отсюда, парень.

-Хорошо, - пробормотал Гарри.

Он увидел оборотня-Люпина. Притворно улыбнулся и выдавил из себя, изображая радость и удивление:

-П-профессор Люпин? Это вы?

-Долго мы еще будем стоять тут во мраке? – голос Тонкс заставил Гарри поежиться. – Люмос!

Прихожая озарилась неясным мерцанием. Волшебники начали осматривать Гарри, восторгаться его «глазами, как у Лили» и физиономией «как у Джеймса». Поттера чуть не стошнило от телячьих нежностей этих гадких, испорченных людей.

Гарри выдавливал из себя улыбку, отвечал на приветствия. Грюм озаботился, не поддельный ли Поттер торчит в доме у Дурслей, Люпин немедленно спросил у Гарри, какую форму принимает его Патронус.

Поттер вспомнил змею, атакующую дементоров, и нервно ответил:

-Оленя. Мой Патронус – олень.

-Это он, Грозный глаз. – сказал Люпин.


 Примерно через полчаса Гарри и другие волшебники приземлились на площади Гримо, где в доме номер 12 базируется Орден Феникса.

Поттер вспомнил, что в старом доме Сириуса Блэка его ждут Рон и Гермиона. Ему не терпелось увидеть Грейнджер. Согласно его взрослым воспоминаниям, к этому возрасту у Гермионы отрасли вполне себе неплохие сиськи.

«Интересно, она еще девственница?» - подумал Гарри, ощущая, как яйца потеплели у него в штанах.

-Гарри! Ты оглох? – недовольно спросил Грюм.

-А?

-Прочти это и запомни.

«Ну, да, ну да. Штаб-квартира ордена Феникса находится на площади Гримо, 12. А то я не знаю, тупой баран», - с ненавистью думал Гарри, читая с пергаментного листка.

Грюм забрал листок и сжег его. Наконец-то эти уроды позволили Гарри войти в фамильное гнездо Блэков.

Волшебники затрещали про готовящееся собрание Ордена Феникса.

«Базарьте, базарьте, идиоты хреновы», - злобно подумал Гарри.

-Рон и Гермиона наверху, - сообщила миссис Уизли.

«А то я не знаю, старая стерва».

-Да-да, миссис Уизли, - отозвался он. – Я пойду к друзьям.



Глава 23


Новый Гарри встречает старых друзей


Гарри поднялся на третий этаж дома Блэков, отворил дверь спальни, в которой – он знал – его ждали Рон и Гермиона.

Грейнджер издала вопль и бросилась Гарри в объятия. Заверещала про Дамблдора, про то, как они с Роном переживают. Гарри положит руку ей на талию, ощущая, как вздрагивают под толстым свитером упругие грудки Гермионы, вдыхая чудный запах ее густых каштановых волос.

Поттер готов был обнимать Грейнджер бесконечно, но девчонка закончила свой спич.

-Дай ему хоть вздохнуть, Гермиона, - гнусаво сказал Рон.

Ненависть плеснулась в мозг Гарри, но он усилием воли ее погасил и натянуто улыбнулся.  Гермиона отстранилась. К Гарри слетела его сова, но он аккуратно снял Буклю с плеча и усадил ее на одну из многочисленных полок с головами эльфов-домовиков.

Рон бормотал что-то невнятное, Гермиона также была явно смущена. Поттер решил сразу же разрядить обстановку. Он рассмеялся.

Друзья уставились на него, как на ненормального.

-Гарри, что с тобой? – удивленно спросила Гермиона. Гарри отметил, что девчонка начала красить губы, лицо ее заострилось, приобрело девическую красоту, а грудь задорно топорщит свитер.

-Ничего, - бодро ответил Гарри и присел на кровать. – Со мной все отлично. Я рад вас видеть, ребята.

-Правда? – недоверчиво спросил Рон.

-А что, я должен злиться что ли? – пожал плечами Поттер. – Я отлично проводил время у Дурслей. Помирился в Дадли, мы ходили с ним в разные интересные места.

-Ничего себе, - присвистнул Рон.

Гермиона ахнула.

-Ну, да, - Гарри едва удержался, чтобы по старой привычке не почесать промежность. – У этих маглов довольно интересная жизнь, на самом деле…

-Что в ней интересного? – Гермиона пожала плечами.

-Много чего, - Поттер осклабился. – Машины гоночные, кино, порошок.

-Порошок? – переспросил Рон. – А что это?

-Это типа исчезающего порошка, но только круче. Ты его в нос втягиваешь и исчезаешь из этого мира. – Гарри усмехнулся и посмотрев на Гермиону, сказал. – Опять же, секс.

Гермиона зарделась, принялась теребить рукав свитера. Гарри сразу понял, что живущая среди маглов Грейнджер прекрасно знает, что означает это слово.

-Секс? – Рон непонимающе хлопал глазами. – А что это такое?

-Как тебе, объяснить, Рон, - Гарри замялся.

-Это такое спортивное состязание, - быстро сказала Гермиона.

Поттер с удивлением взглянул на подругу.

-Ну, в общем, да, - согласился он.

-Типа квиддича? – не унимался Рон.

-Да, типа квиддича, - заявила Грейндер, смотря на Гарри.

Поттер кивнул.

Букля перелетела с одной головы домовика на другую. Ребята замолчали. Гарри не знал, о чем ему говорить с этими подростками. Впрочем, если бы здесь не было Рона, он бы нашел, о чем поговорить с Гермионой.

-Рон, тебя вроде как миссис Уизли звала, - сказал Гарри, искоса поглядывая на Гермиону. У Грейнджер вдруг порозовели уши.

-Да? – Рон поднялся.

В комнате раздалось два громких хлопка: это трансгрессировали близнецы Уизли.

«Вот мудозвоны», - выругался про себя Поттер.

-Привет, Гарри! – воскликнул Джордж. – Мы слышали с помощью удлинителей ушей тот бред, что ты нес про порошок и секс.

-Секс, секс, секс, - приплясывая пропел Фред, - Хочу сыграть в эту игру с тобой, Герми!

Гермиона зарделась. Близнецы явно не понимали, о чем речь и поверили Гренджер, что секс – это игра вроде квиддича.

-Значит, вы прошли испытания по трансгрессии? – Гарри поспешил сгладить неловкость.

-Да, с отличными отметками, - похвалился Фред.

-Молодцы.

Повисло неловкое молчание, прерываемое легким дыханием Гермионы. Поттер не мог заставить свои глаза оторваться от вздымающейся под свитером грудки Грейнджер.

Близнецы и Рон принялись возиться с удлиннителями ушей.

Дверь открылась. Гарри оторопел.

В комнату вошла его жена, Джинни Уизли. Копна рыжих волос, большие голубые глаза, чувственные губы, небольшая, но необыкновенно красивая грудь под свитером. Гарри помнил другую Джинни: усталую, постаревшую мать троих детей и жену мужа-алкоголика. Поттер положил ногу на ногу, чтобы эрекция не выдала его мысли.

-Ой, Гарри, здравствуй! – радостно воскликнула Джинни. Тут же она повернулась к близнецам и сказала им что-то про эти удлиннители ушей, будь они неладны. Гарри мог думать лишь о грудках и ножках Джинни, о ее сладкой попке Гермионы.

Фред сказал что-то про Снегга. Все посмотрели на Поттера.

-Эй, Гарри! Ты слышал, Снегг здесь, - сообщил Джордж.

СНЕГГ! Гарри ведь собирался собрать компромат на учителя зельеварения! Компромат отправится прямиком к Волан-де-морту.

«Впрочем, с компроматом успеется, - подумал Гарри, изучая глазами ключичную впадинку Джинни. - Можно будет и в Хогвартсе все это провернуть».

Вслух же Поттер сказал:

-Снегг? А что он здесь делает?

Фред сообщил. Рон начал ругаться на Нюниуса, а Гермиона бросилась его защищать. Гарри стало тоскливо: какой херней занимаются эти ребята, тогда как могли трахаться, нюхать кокаин, использовать заклинания для получения разных запретных удовольствий.

-Билл тоже не любит Снегга, - сообщила Джинни.

-Билл здесь? – поинтересовался Гарри, думая про миленькое личико и аккуратную попку Флер Делакур.

-Да, перевелся в Лондон, поближе к Флер Делакур, - заржал Джордж.

Поттер сглотнул слюну.

Ребята снова начали трещать про свои дурацкие магические дела. Гарри слушал, вспоминая, как задралась юбчонка Флер в лабиринте во время Кубка Огня. Розовые трусишки, скрывающие сладостную конфетку... Поттер заерзал.

-Гарри какой-то странный сегодня, - сказал Рон.

-Правда? – Поттер едко улыбнулся. – Я просто устал немного. Знаешь ли, не так просто сражаться с двумя дементорами одновременно.

Уизли осклабился: такая манера общения была ему явно ближе.

Между тем заговорили о Перси, все возбудились, начали орать и ругаться.

-Перси обозвал папу идиотом! – вопил Рон.

«А то это не так,» - едко подумал Гарри, но вслух согласился, что Перси – чмо и урод. Когда Рон сообщил, что Перси сомневается, что Волан-де-Морт возродился, а «Ежедневный пророк» публикует статьи о сумасшедшем Гарри, Поттер устроил небольшую историку, но лишь для проформы. Думал он сейчас вовсе не об этом. Его волновала вздымающиеся груди Гермионы и Джинни, их горячие рты. Он хотел… Впрочем, у него не было времени думать о том, что он хочет – слишком шумно вели себя проклятые Уизли.

-Ребята, - взмолился Гарри, наконец. – Я дико устал и хочу отдохнуть. Гермиона, не покажешь мне где моя комната?

-Как, Гарри! – возмущенно воскликнула Грейнджер. – И ты не хочешь встретиться с Сириусом?

Поттер, собрав всю силу воли, изобразил на лице предвкушение.

-Ну, что ты, конечно, хочу!

После скучнейшей встречи с сумасшедшим дядей, Гарри, наконец, позволили отправиться в комнату. К сожалению, жить в доме Блэков ему предстояло с Роном. Поттер был бы рад, если бы этот рыжий дурак испарился в воздухе и дал ему спокойно обмозговать ситуацию.

Гарри лег на кровать лицом вверх. Рон погасил свет.

-Гарри!

-Рон, я очень устал и не хочу разговаривать.

Уизли обиженно засопел, но заткнулся.

Поттер, наконец, остался в тишине.

Итак. Его первая цель – Гермиона Грейнджер, которая уже «тепленькая» и явно не прочь позаниматься спортом под названием «секс». Как быть с Джинни – пока не ясно. Несмотря на то, что в будущем – она его жена, уламывать ее на шпили-вили пришлось долго. Впервые Гарри вставил Джинни в щелку в заключительный год обучения.

«Может, изнасиловать Джинни?» - злобно подумал Поттер, но тут же отверг эту мысль. А вот с Флер Делакур без насилия едва ли получится. Вряд ли она согласится сдать свою пиздюшку в аренду тощему уродливому подростку. Как-никак, девка взрослая, видная. Опять же, любит этого вонючего Билла Уизли…

«Впрочем, к каждой бабе есть ключик», - вспомнил магловскую пословицу Поттер и, повернувшись к стене, стал дожидаться, пока уснет Рон. 


Глава 24


В тихой Гермионе черти водятся


Когда Рон захрапел, Гарри тихонько вылез из постели, прокрался к своему чемодану и достал мантию-невидимку.

Ухнула Букля, Поттер шикнул на сову, вытащил волшебную палочку из заднего кармана штанов, повешенных на спинку стула.

Накинув мантию, Гарри направился к двери, осторожно ступая по прохладному полу босыми ногами.

В коридоре было темно. Портрет с вопящей матерью Сириуса Блэка находился внизу и не мог помешать реализации плана Поттера, потому что центральный объект его плана – Гермиона Грейнджер – спала вверху, в отдельной комнатушке.

Единственный, кто мог подставить палки в колеса – эльф-домовик Кикимер, но Гарри надеялся, что старик спит на кухне, набив желудок объедками после сегодняшней пирушки.

Он благополучно добрался до комнаты Гермионы, отворил скрипнувшую дверь. На него пахнуло приятным свежим запахом девичьей спальни. Над постелью Грейнджер находилось окно, в котором колыхались ветви клена.

Гарри вошел в спальню и осторожно прикрыл дверь. Гермиона спала, свернувшись калачиком. Поттер подкрался к постели, присел на край. Грейнджер пошевелилась во сне, пробормотала что-то, но не проснулась.

Мальчик, который выжил несколько минут сидел неподвижно, изучая лицо Гермионы. Да, она определенно стала настоящей красавицей – превратилась в обворожительную девушку.

Внизу живота Гарри началось шевеление. Поттер протянул невидимую под мантией руку и взялся за край одеяла. Тени от листьев клена перемещались по постели. Мальчик осторожно приподнял одеяло, отвернул его в сторону, обнажив пяточки Гермионы.

На другие манипуляции он пока не решился, боясь разбудить девушку. Гарри еще не доводилось видеть таких красивых пяточек – небольшие, аккуратные, с маленькими пальчиками. Каждый ноготок покрыт красным лаком – надо же, Гермиона даром что ведьма, а использует штучки магловских женщин.

Поттер наклонился и понюхал ножки Грейнджер – нежный, приятный запах. Похож на ваниль. Сизый язык Гарри высунулся из пасти и коснулся розовой пятки.

-АЙ!

Гермиона села на постели, подтянув одеяло до подбородка.

-Кто здесь?

В голосе девушки был страх.

Гарри сидел на постели, затаив дыхание. Ветви кленов стучали в окно. На стекло упала капля дождя, а уже через секунду дождь вовсю забарабанил по подоконнику.

Грейнджер посмотрела в окно минут пятнадцать, затем снова легла. Примерно через десять минут, она, кажется, уснула.

Гарри потянулся к одеялу. Не успел он взяться за край, как Гермиона уже сидела на постели с волшебной палочкой в руке.

-Люмус.

Кончик палочки загорелся, осветив комнату. Грейнджер осмотрелась. Гарри пялился на ее плечо со спавшей бретелькой лифчика.

-Гарри, - неожиданно зашептала Гермиона. – Я знаю, что ты здесь. Покажись!

Поттер проглотил подступивший к горлу комок и сбросил мантию.

Грейнджер вскрикнула от неожиданности, нацелив на Гарри волшебную палочку.

-Это я, Гермиона, я, - Поттер поспешил успокоить девушку.

-Что ты здесь делаешь? – в голове Грейнджер не было ни злости, ни удивления. Казалось, она знала, что Гарри придет к ней нынешней ночью.

-Я… я…

-Можешь не говорить, - девушка вдруг улыбнулась и отложила палочку в сторону. - Я знаю, что ты хочешь.

Поттер облизал пересохшие губы.

-Приляг сюда, - Гермиона указала на место рядом с собой.

Гарри обрушился на нее, принялся лапать граблями, пытаясь нащупать сквозь одеяло грудки девушки. Однако, Грейнджер строго отстранила Поттера.

-Не спеши, - сердито сказала она. – Ишь, шустрый какой. Просто лежи рядом. Слышишь, как дерево скребется в окно?

-Слышу, - пробормотал Гарри.

-Я тоже, - Гермиона положила голову на грудь Поттера. Мальчик ощутил волшебный запах ее волос.

Грейнджер провела пальцем по закованной в свитер груди Гарри.

-Ах, Гарри. Знал бы ты, как мне хотелось ЭТОГО нынешним летом.

-Чего этого? – туповато спросил Гарри.

-Секса, дурачок, - Гермиона рассмеялась. – Я ведь даже никогда не видела голого мальчика. Но мне очень хочется увидеть.

Девушка села на постели, все также прячась в одеяло.

-Покажи мне, Гарри!

-Что?

Гермиона неловко засмеялась.

-Его покажи. Ту штуку, что маглы называют «член».

Поттер не привык к таким играм: обыкновенно он просто вставлял своего «красного солдата» в щель и делал свою работу. Он растерялся.

-Давай, давай, - поторопила Гермиона. – Не смущайся. Сначала сними свитер.

Гарри повиновался. Девушка смотрела на него широко открытыми глазами.

-Продолжай.

Мальчик, который выжил, неуклюже снял штаны, оставшись в трусах. Поттер чувствовал себя сейчас на редкость неуютно.

-Трусы, - приказала Гермиона.

Гарри стащил остатки одежды.

Грейнджер несколько минут неотрывно смотрела на заросший иссиня-черной волосней крючок, затем сказала:

-А почему он… Ну, висит?

Поттер замялся:

-Гермиона, он бы поднялся, если бы ты...

-Что?

-Показала мне свою грудь.

Грейнджер, наконец, спустила одеяло. На ней был розовый лифчик. Грудь у Гермионы оказалась даже больше, чем Гарри показалось сначала.

Девушка неторопливо сняла лифчик. Поттер увидел два очаровательных холмика с коричневыми сосками. Его член слегка увеличился в объеме и покачнулся.

-Гермиона, покажи мне все, - взмолился он.

Грейнджер не секунду задумалась, наморщив лобик, затем откинула одеяло и быстро скинула розовые трусики. Положив ногу на ногу, она смотрела на Гарри.

-Я не вижу, Гермиона, - заныл Поттер.

Девушка послушно раздвинула ножки, открыв взору Поттера покрытую каштановыми волосами щель.

Гарри больше не мог сдерживаться и полез по кровати к Гермионе, но та остановила его.

-Ты что, не хочешь?

-Хочу.

-Так в чем же дело?

-Я девственница, Гарри.

Поттер задрожал от похоти.

-Это ж хорошо, - промямлил он, желая взять в рот один из коричневых сосков.

-Я хочу, чтобы это со мной сделал Рон, - просто сказала Гермиона.

Гарри разочаровано сел на кровати.

-Ну, не расстраивайся, - Грейнджер погладила Поттера по щеке. Между тем ее левая рука прошлась по груди Гарри и вдруг сомкнулась на члене.

Поттер застонал.

Гермиона начала двигать рукой. 

-Нравится? – горячо прошептала в ухо.

-Да, да, Гермиона, не останавливайся!

Гарри нащупал грудь девушки, несильно сдавил упругую плоть, затем перенес руки на ягодицы, слегка раздвинув их, а сам начал лизать и посасывать соски. Гермиона откинула голову назад и негромко застонала.

Ее стон стал громче, когда безымянный палец левой руки Гарри проник в ее анус, а указательный палец левой начал ласкать клитор.

-Да, Гарри!

Поттер почувствовал, как содрогается от оргазма тело Гермионы, и, не выдержав, кончил. Сперма брызнула на животик Грейнждер. Они упали на постель.

Гермиона поцеловала Гарри в щеку.

-Спасибо.

-За что? – спросил Поттер.

-За это, - Гермиона указала на расплывающуюся по ее животику сперму.

-Она должна находиться не там, - сказал Гарри.

-Я знаю, - усмехнулась Гермиона. – Но туда свое семя будет сливать Рон.

«Дался тебе этот Рон», - злобно подумал Поттер.

Гермиона взяла с подушки волшебную палочку, произнесла очищающее заклинание: сперма исчезла с ее живота.

-Как будто ничего и не было, - засмеялась девушка.

Гарри поднялся, начал искать трусы.

Гермиона смотрела, как он одевается, развалившись голая на кровати. Гарри никогда не видел подругу такой счастливой. Даже когда она на пять с плюсом сдала экзамен по зельеварению, или, когда стало известно о гибели Волан-де-Морта.

Поттер натянул штаны и взялся за мантию-невидимку.

-Гарри! – тихонько окликнула Гермиона.

Он обернулся.

-Приходи завтра.

Девушка игриво облизала пальчик.

Гарри вздохнул и, кивнув, надел мантию.



Глава 25


Убийство Кикимера и знакомство с родовым древом Блэков



Гарри проснулся рано. Рон еще дрых в своей постели. Поттер закинул руки за голову и принялся вспоминать вчерашнюю ночь. Сладкий запах волос Гермионы все еще стоял у него в носу, а правая рука, кажется, помнила упругость ее клитора.

Мальчик, который выжил, задумчиво облизал пальцы. Спать ему больше не хотелось.

Гарри поднялся, с помощью волшебной палочки оделся и выскользнул за дверь.

Дом Блэков еще спал. Даже картины на мрачных темных стенах клевали носом, что уж говорить про членов ордена Феникса.

Поттер стал спускаться по скрипящей деревянной лестнице. Портрет матери Сириуса закрыт портьерой – это очень хорошо, истошных воплей о заполонивших дом грязнокровках ему только не хватало.

На кухне никого не было. В духовке сверкал прожаренными боками молодой поросенок. Миссис Уизли поставила порося готовиться на всю ночь, заколдовав очаг таким образом, что он не сгорит. Гарри проглотил слюни.

-Гарри Поттер, мальчик, который выжил!

За спиной раздался гнусавый голосок, Гарри резко обернулся.

-Кикимер! Разве можно так пугать?!

-О, прости меня, маленький господин, - сказал Кикимер, а затем, опустив глаза в пол, вполне отчетливо забормотал. – Мелкий паскудник, ночью лазал в комнату грязнокровки, лизал ей сиськи, она ему дрочила, о, какой позор, что сказала бы на это дражайшая госпожа! Позор Кикимеру!

Гарри похолодел.

-Кикимер, что ты там бормочешь?

-Ничего, мой господин, - Кикимер, словно веником, принялся подметать пол головой козла с длинной бородой. -  Паразит хотел лишить ее девства, но она не дала, тогда стал ковыряться пальцем в ее щели! Бедная, бедная моя госпожа! Какие мерзости происходят под крышей твоего дома! Бедный Кикимер!

Поттер сунул руку в задний карман джинсов и судорожно сжал волшебную палочку. Этот старый крысеныш все расскажет Ордену Феникса, узнает Рон…

Гарри задумался. Применять «Авада Кедавра» опасно. Хотя мать Сириуса, конечно, будет обрадована темному заклинанию в этих стенах. Но заклятье шумное, так что лучше…

Поттер снял со стены стилет с алмазной рукоятью.

-Облизывал сиськи, обсасывал соски коричневые, в анус вставлял палец, - бормотал Кикимер.

Гарри размахнулся и косо всадил стилет прямо в голову эльфа-домовика. Тут же вырвал, всадил снова. Эльф рухнул на пол, его руки-ноги нелепо задергались. Через пару секунд Кикимер замер.

«Твою мать! - мальчик, который выжил едва не схватился за голову. – Куда девать труп?!»

Взгляд Поттера упал на очаг с готовящимся поросенком, и решение было найдено.

Применив разблокирующее заклинание, Гарри открыл духовку, вытащил поросенка, быстро стащил с Кикимера набедренную повязку и, проткнув его толстым шампуром, подвесил над очагом.

Поросенка Поттер спрятал за одной из портьер. На него тут же набросились докси.

Гарри назвал себя дураком, когда понял, что докси могли сожрать Кикимера. Впрочем, тут же ему пришло в голову, что сырая пища могла не привлечь летающих существ.

-Привет, Гарри? Не спится?

Поттер обернулся.

-Сириус! Доброе утро! Да, знаешь ли, вышел водички попить.

Блэк недоверчиво взглянул на Гарри, пожал плечами.

-Попил?

-Да, - улыбнулся Поттер.

Сириус подошел к очагу, осмотрел «поросенка». Сердце Гарри едва не выпрыгнуло из груди.

-Скорее бы завтрак, - осклабился Блэк, вытирая платком рот.

-Да, крестный, - согласился Гарри.

Сириус поморщился.

-Сколько раз я просил тебя не называть меня крестным? Ну, пойдем что ли в гостиную, посидим, потреплемся.

В гостиной Сириус не стал садиться в кресло, а подошел к родовому гобелену. По своей прошлой жизни Гарри помнил, что бывший зэк сейчас начнет длинную геральдическую лекцию. Так оно и вышло.

Поттер слушал со скукой, однако, когда Сириус произнес фамилию «Лестрейндж», оживился. На гобелене он увидел изображение черноволосой волшебницы с пронзительными глазами. Беллатриса была невероятно красива, гораздо красивее Гермионы, Джинни или Флер Делакур. Поттер почувствовал жар в промежности.

-Сириус?

-Да?

-А что поделывает Беллатриса Лестрейндж?

Сириус удивленно взглянул на Гарри.

-Беллатрисса? Думаю, она уже с Тем-кого-нельзя-называть. Как и ее муж. Ну, ты же знаешь, они сбежали из Азкабана.

Поттер совсем забыл, что у Беллатриссы есть муж. Похоже, дорога к вагине Пожирательницы будет сложнее, чем он ожидал.

Сириус закончил свою пафосную речь и нахмурившись, положил руку на плечо Гарри.

-Слушай, парень, ты не будешь против, если я в облике Нюхалза провожу тебя на слушания в Министерство?

-Гарри, Сириус, завтракать! – в гостиной появилась Молли Уизли. – А то поросенка не достанется.

Поттер с крестным направились в столовую, где за длинным столом сидели Рон, близнецы, Билл, Артур. Наземникус, Джинни и все прочие. Гермиона коротко взглянула на Гарри и покраснела. К счастью, Рон, уплетающий Кикимера за обе щеки, этого не заметил.

-Мам, отличный поросенок, - похвалил Фред, откусивший огромный кусок от ноги домовика.

Миссис Уизли бухнула на тарелку перед Гарри большой кусок мяса – кажется, это была ягодица Кикимера.

-Я, пожалуй, обойдусь сэндвичами, - проговорил Поттер.

-Гарри! – негодование в глазах Молли не знало предела.

Сириус, между тем, с удовольствием приступил к еде.

-Кстати, куда этот вонючка Кикимер запропастился? - сказал он, выковыривая вилкой из зуба кусочек домовика.

 -Гарри, не обижай маму, - сурово насупился Джордж. Остальные Уизли явно были солидарны с близнецом.

Поттер вздохнул и взял вилку. Отколупнул небольшой кусочек, преодолевая отвращение, попробовал. А что, неплохо. Как свинина.

Посматривая через стол на кушающую Гермиону, Гарри быстро справился со своей порцией, запил Кикимера сливочным пивом. Грейнджер сегодня была особенно красива: в ее глазах светилась тайна, а грудь волнующе вздымалась в предвкушении последующих радостей удивительной магловской игры под названием «секс».


Глава 26.


Планы и мечты Гарри Поттера


В ночь накануне визита в Министерство магии для слушания по поводу возможного исключения из Хогварстса Гарри хотел было заглянуть к Гермионе, но проклятые близнецы Уизли устроили в коридоре какую-то мерзкую игру и незаметно пробраться в комнату Грейнджер не помогла бы и волшебная мантия.

Пару часов перед сном Гарри решил потратить на обдумывание своего положения и дальнейших действий. К счастью, Рон быстро заткнулся, позволив Поттеру поразмыслить в тишине.

Гарри становилось скучновато в рамках той истории, что он когда-то пережил. Например, завтра он потащится с Артуром Уизли в Министерство, снова побывает на дурацком заседании Визенгамота, а ведь мог бы оседлать с Гермионой грифона, которого Сириус держит на чердаке и кормит крысами. Оседлать – и адьос, Орден Феникса! – Гарри с Гермионой отправляются в полное секса путешествие.

Поттер повернулся на бок.

«Ага, «адьос»! А о Волан-де-Морте ты не забыл?» - подумал Поттер с тоской.

Пожиратели будут преследовать его повсюду и в конце концов убьют. Кстати, не ясно, как отреагируют на бегство члены Ордена Феникса. Это с виду они белые и пушистые – Гарри давно знал, что и Дамблдор, и Сириус, и Артур Уизли – хладнокровные твари, спокойно и уверенно ведущие мальчика (то есть его, Гарри) на убой.

Кто-нибудь помог ему, когда он в 2028 году оказался в психушке с постравматическим синдромом? Никто не помог.

Гарри стиснул зубы. Нет, здесь его должны заботить не только сладкие пизды Гермионы, Флер Делакур, Беллатрисы, Джинни и прочих. Его задача – отомстить. Сдать Снегга Волан-де-Морту, уничтожить Дамблдора, перебить всех членов ордена Феникса…

-Да, перебить…

-Гарри, что ты там бормочешь? – сонным голосом окликнул Рон.

-Ничего, Рон, - отозвался Поттер, ощущая прилив холодной ненависти.

Уизли снова захрапел.

Гарри решил пока не предпринимать резких действий, но, как только он окажется в Хогварсте и получит больше свободы, то развернется. Во-первых, в школе у него будет непаханое поле отличных мокрощелок. Пожалуй, даже Полумну Лавгуд не мешало бы отыметь, а уж китайскую красотку Чжоу Чанг – всенепременно. Во-вторых, нужно отомстить Драко Малфою, трахнув его будущую жену Асторию Гринграсс. В-третьих, надо получше исследовать прилегающее к школе пространство. В-четвертых, волшебство дает ему огромные возможности получения сексуального наслаждения, это надо использовать. В-пятых, он давно хотел заняться сексом с русалкой – в Хогвартсе у него появится такой шанс.

Ну, и, конечно, Гарри займется сбором компромата на Снегга, а когда все будет готово, отправится к Волан-де-Морту и Беллатрисе.

Поттер вспомнил объемную грудь Лестрейдж, ее черные вьющиеся волосы, сунул руку в трусы, принялся мусолить член.

-Гарри, ты что там делаешь? – ехидно осведомился Уизли.

-Отъебись, Рон, - попросил мальчик, который выжил.

Рыжий заткнулся.


Поттер проснулся в прекрасном настроении, быстро оделся и сбежал вниз по ступенькам в кухню. Члены Ордена Феникса уже ждали его, сидя за столом. Сириус тревожно взглянул на Гарри: лицо «крестного» выразило недоумение.

-Гарри, ты не волнуешься по поводу заседания в Министерстве магии?

-Волнуюсь, Сириус, - Поттер присел к столу.

Миссис Уизли тут же спросила:

-Что будешь есть, Гарри? Овсянку? Горячие булочки? Копченую рыбу? Яичницу с беконом? Поджаренный хлеб?

Поттер помнил, что в предыдущей варианте этих событий он попросил только поджаренный хлеб, так как дико боялся исключения.

-Яичницу с беконом, миссис Уизли. Горячие булочки и кофе, пожалуйста. Да и копченой рыбки кусочек сойдет.

Сириус и прочие уставились на него с удивлением, но Гарри было все равно. Он накинулся на появившуюся перед ним еду и скоро покончил и с беконом, и с рыбой.

-Ну, что же, Гарри, пора! – Артур Уизли поднялся.

Примерно через 20 минут они спустились в лондонское метро. Отец Рона принялся восхищаться аппаратами для приема билетов, поездами сабвея и прочей херней. Гарри было скучно, и он отвлекался лишь на магловских красоток в коротких юбках, сидевших на скамейках напротив. Если бы не присутствие рядом мистера Уизли, Гарри сыграл бы в свою любимую игру: потихоньку применил бы изобретенное им юбкозадирательное и трусыспускательное заклинание. Вот бы в поезде началась суматоха. Может быть, он даже сумел бы тайком сунуть одной из этих красоток палец в вагину.

-Еще одна остановка, Гарри, - суетливо напомнил мистер Уизли.

Поттер кивнул, разглядывая длинные ноги крашенной блондинки-негритянки. Эта девушка напомнила ему чернокожую ученицу Хогвартса Анджелину Джонсон.

«Надо бы не забыть отыметь Джонсон», - подумал Мальчик, который выжил.

Они вышли из метро и довольно быстро нашли красную телефонную будку-портал в Министерство магии.

В широком зале Минмагии на Поттера нахлынули воспоминания. Вот здесь они бежали с Роном и Гермионой, приняв облик каких-то старых сотрудников министерства. А вот здесь Дамблдор будет сражаться с Волан-де-Мортом.

Вся эта история не вызывала у Гарри никаких шевелений в душе, кроме ненависти и омерзения. Сейчас он хотел другого – трахаться, мстить и, пожалуй, путешествовать. Было бы неплохо побывать в школе Шармбатон, в которой училась Флер Делакур. Наверняка другие ученицы этой школы ничем не хуже Флер…

Как и в прошлый раз, Гарри и мистер Уизли ездили туда-сюда на лифте Министерства, пока старый тупица не удосужился привести Поттера к входу в пещеру Визенгамота.

-Иди, Гарри, - дрожа всем телом сказал Уизли, указав ему на темную закопченную дверь.

Поттер пожал плечами и вошел.

Он сразу же увидел Фаджа, Долорес Амбридж, Перси Уизли, но в этот раз вид этих людей не вызвал в душе Гарри ни малейшей ненависти. Просто чудаки, которые не знают, что их ждет.

Эта троица начала свою клоунаду, когда в зал прибыл Дамблдор.

Когда Поттер, наконец, увидел своего злейшего врага, ему стало не по себе, и липкие пальчики страха начали копошиться в душе. Дамблдор не взглянул на своего протеже и вступил в перепалку с Фаджем и Амбридж. Перепалку, которая, как известно, завершилась тем, что Гарри остался в школе Хогвартс и при волшебной палочке.

«Старый ублюдок, - подумал Поттер, глядя, как Дамблдор, так и не посмотрев на него, стремится к выходу из помещения Визенгамота, - Погоди, я еще до тебя доберусь».

Гарри дико хотелось применить «Авада Кедавра» и убить директора, но он понимал, что после этого события примут весьма неприятный для него оборот.


Глава 27


Изнасилование Флер Делакур


Мистер Уизли и Гарри вышли из Министерства магии примерно в полдень. Артур бормотал что-то про Луциуса Малфоя: встреча с отцом Драко на него сильно повлияла. Гарри же, напротив, об этой небольшой перепалке даже не вспоминал.

-Мистер Уизли, что дальше? – поинтересовался Гарри.

-Я отвезу тебя на площадь Гримо, а сам поеду в Бетнал-Грин, нужно решить этот вопрос с заколдованным унитазом.

-Унитазом? – эту историю Поттер совершенно забыл.

-Да, Гарри. Какой-то хулиган-волшебник решил досадить маглам и заколдовал унитаз. Теперь из него бьет фонтан… э… фонтан…

-Дерьма, - подсказал Гарри.

-Да, верно. – согласился Артур, поправляя очки.

Поттеру пока не хотелось в штаб Ордена Феникса, и он решил пойти в атаку.

-Мистер Уизли, вы не позволите мне пойти с вами?

Отец Рона с удивлением воззрился на Гарри.

-Ты шутишь? Как я могу взять тебя с собой? Ты ведь даже не умеешь трансгрессировать.

«Да уж получше тебя умею», - с ненавистью согласился Гарри, но был вынужден отступить, чтобы мистер Уизли ничего не заподозрил.

Артур добросовестно доставил Поттера на площадь Гримо, и сдал его на попечение своей жене. Гарри выслушал радостные вопли миссис Уизли по поводу того, что Поттера не отчислили из Хогварстса и поплелся наверх, где его ожидали аналогичные вопли Гермионы, Рона, Фреда, Джорджа и Джинни.

Он принимал поздравления, едва сдерживая зевоту.

Когда все, наконец, угомонились, настало время новой напасти: сова принесла весть, что Рон и Гермиона – новые старосты Гриффиндора.

От воплей подростков в голове у Гарри забили барабаны. Ему дико захотелось либо перебить их всех с помощью «Авада Кедавра», либо подняться в свою комнату и побыть в тишине.

Он выбрал второе.

В комнате Гарри бросился на кровать. Завтра он поедет в Хогвартс. Там ему понадобится отдельное помещение, в котором он сможет заниматься своими делами и отдыхать от крикливых подростков. Выручай-комната подойдет, пожалуй.

 «Как жаль, что из Хогвартса невозможно трансгрессировать», - подумал Гарри, представивший, как он отправился в банк Гринготс и отымел там Флер Делакур.

Стоп-стоп!

Поттер сел на кровати.

Одно место в Хогвартсе не было проверено на возможность трансгрессирования. Вполне возможно, что из хижины Хагрида можно отправляться куда угодно, но об этом знает только подонок-Дамблдор. То-то он все время шляется к великану! А чтобы пользоваться хижиной, можно убить Харгрида… Нет, все-таки лучше наложить на него заклятие Империус: с трупом великана хлопот не оберешься.

-Гарри!

В комнату вошел Рон.

-Чего тебе? – буркнул Поттер.

-Я знаю, ты обижен на меня из-за того, что Дамблдор назначил меня старостой, - дрожащим голосом начал рыжий.

Гарри вспомнил, какие эмоции вызвало у него это «назначение» в предыдущем варианте развития событий.

-Рон, - Поттер постарался вложить в свой голос как можно больше убедительности. – Вот не поверишь, мне совершенно безразлично все это. То есть, нет. Я хотел сказать, что рад за тебя.

-Правда?

-Да правда же, говорю тебе. Староста – это круто. Молодец.

Уизли смотрел недоверчиво.

-Слушай, у меня болит голова, я хотел бы побыть один.

Рона словно облили холодной водой. Он сгорбился и вышел из комнаты. Гарри это и было нужно.

Мысли о Флер Делакур вызвали у Поттера острый приступ сексуального желания. Если бы была ночь, он мог бы отправиться к Гермионе. Может, она, наконец, передумала и позволит ему лишить ее девственности?

«Твою мать», - Гарри повернулся на кровати, сердито взбрыкнул пяткой.

Он перенесся из своего 43-летнего алкоголического тела с разбухшей печенью в тело юнца и никак не может как следует потрахаться! При этом у него есть волшебная палочка, он умеет трансгрессировать.

Да он мог бы хоть сейчас оказаться в любой точке Земли и трахнуть любую телку! Например, магловскую актрису или эту, как ее, топ-модель.

У Флер Делакур невероятная задница, бедра – широкие, а талия узкая. Грудки небольшие, задорно топорщатся. Повезло же этому уродливому ослу Биллу Уизли!

Член Гарри стал твердым, как ветви Гремучей ивы.

«Нет, это невозможно больше терпеть!».

Поттер вскочил, схватил воздушную палочку, вытащил из чемодана мантию. Прислушался. Где-то дурными голосами орали близнецы, на чердаке кудахтал Грифон.

Гарри щелкнул пальцами и трансгрессировал.


Поттер стоял перед белоснежным зданием, возвышающимся над маленькими магазинчиками. Над бронзовыми дверями надпись вязью: «Банк Гринготс».

Гарри вошел. Гоблин в золотой униформе уставился на него, но без всякого удивления.

-Мне нужно деньги снять, - заявил Мальчик, который выжил.

-Проходите, - кивнул гоблин.

Поттер вошел в зал для совершения операций, но не спешил занимать очередь у окошка операциониста. Он заметил гоблина-уборщика и направился к нему.

-Эй, сэр?

-Да? – молодой гоблин поднял голову.

-Послушайте, - Гарри понизил голос. – Я ищу госпожу Флер Делакур, она вроде как у вас работает.

Гоблин наморщил лоб.

-Что-то не припомню, - отрывисто сообщил он и вернулся к уборке. – Она – гоблинесса?

-О, нет, - Гарри едва сдержался, чтобы не усмехнуться. – Она человек, блондинка.

-Ах, эта! Да-да. Отдел кредитов.

Поттер поблагодарил гоблинов. Прежде чем отправиться в отдел кредитов, Гарри набросил на себя мантию-невидимку: к счастью, этого никто не заметил.

 Он сразу же увидел Флер Делакур. Блондиночка сидела за столом. Напротив нее расположилось семейство волшебников. Отец – потрепанный жизнью лысый мужчина, его худущая бледная жена и не менее худые дети – два мальчика и девочка.

Гарри подкрался к столу.

-Послушайте, я не могу сейчас делать взносы, - вздыхая, сказал мужчина-маг. – Меня уволили, жена заболела, денег нет совершенно.

-Это фаши проблемы, - с едва заметным французским акцентом бросила Флер, перебирая какие-то бумажки. 

Поттер отметил сексуальный наряд француженки: белая рубашка, три верхние пуговки расстегнуты и загорелые грудки выглядывают, стремясь вырваться наружу.

-Я не могу платить, пожалуйста, поймите.

Флер посмотрела на свои очаровательные пальчики с красными ноготками.

-Фы не можете не платить. Фы должны платить кредит. Я вынуждена обратиться к коллекторам.

-Пожалуйста, нет! – взмолился мужчина. Его жена заплакала, дети захныкали.

-Охрана!

В отдел вбежали несколько гоблинов, которые с помощью волшебных палочек вывели рыдающих должников.

Флер посидела несколько минут за столом, но, поняв, что клиентов пока нет, поднялась и, покачивая бедрами, направилась к туалету.

Гарри последовал за ней, пытаясь заглянуть под юбку Делакур. Ягодицы француженки, плотно облегающие ткань юбки, сводили его с ума.

Флер вошла в кабинку, Гарри проник следом и вжался в промежуток между стеной и унитазом.

Когда девушка сняла юбку с розовыми трусишками, Гарри испытал прилив острой похоти: ему была видна полная попка Делакур и бугорок вагины, выглядывающий между бедрами.

Флера села на унитаз. Струя мочи ударила в отстойник: этот звук был музыкой для Гарри.

Сжав в руках волшебную палочку, он дожидался, пока девушка опорожнит мочевой пузырь.

Когда Флер закончила и принялась натягивать трусы, Гарри направил кончик палочки прямо ей в спину.

-ИНКАРЦЕРО!

Из палочки вырвались тонкие веревки, в мгновение ока опутавшие Делакур. Девушка врезалась в дверцу сортира и съехала на пол.

Гарри стащил мантию-невидимку.

-Арри Поттер! Что ты тут делаешь?

Мальчик, который выжил, не отвечая, спустил штаны.

Флер непонимающе смотрела на подростка.

Вдруг на ее лице появилась улыбка.

-Арри? Ты что? Ты хочешь меня изнасиловать?

Такого Поттер не ожидал. Он замялся и промямлил:

-Ну, да…

-Мелкий дурачок, - засмеялась Флер. – Я сижу здесь с утра и извелась от скуки. Знал бы ты, как меня все это затрахало!

Гарри нелепо хмыкнул, все еще не веря своим ушам.

-Мне развязать тебя? – промычал он.

Флер усмехнулась.

-Зачем же?

-Ну-ка, подойди! Сними, сними их.

Поттер стащил трусы. Член его, еще пять минут назад торчавший, как кол, висел подобно тряпочке.

-Присядь, - попросила Флер. – Не так. Вот!

Гарри присел таким образом, чтобы его член висел над красивым лицом волшебницы. Флер открыла рот. Отросток Поттера ощутил сладостную теплоту и быстро наполнился кровью.

Мальчик, который выжил принялся трахать Флер в рот, она утробно постанывала. Когда он готов был выстрелить в ее глотку, Делакур оставила член и запрокинув голову, сказала:

-Вставь мне.

Гарри поспешил последовать ее совету. Он повернул Флер лицом вниз, слегка распутал веревки, чтобы можно было немного раздвинуть ноги, постучал головкой члена по розовому клитору и вставил в отверстие вейлы. Девушка громко застонала, изгибаясь в спине. Жадными толчками Гарри начал внедрять в Флер свою сущность, но окрик Флер остановил его:

-Не кончай!

-Что? – недоуменно спросил Гарри.

-Я хочу, чтобы ты кончил мне в жопу.

Поттер нащупал пальцем анус Флер. Девушка издала утробный низкий звук. Ее светлые мягкие волосы разметались по спине, перетянутой веревками. Гарри плюнул на член и вставил его в шоколадную дырку. Он был так возбужден, что кончил после нескольких грубых толчков.

-Гарри, - слабым голосом проговорила Флер. – Я кончила.

Поттер протянул руку за волшебной палочкой, применил освобождающее заклинание.

Делакур села на полу. Из ее попки на кафельный пол вытекло несколько капель спермы. Флер коснулась спермы пальчиком и облизала его.

-Спасибо, Гарри.

Поттер шмыгнул носом, натягивая штаны.

-Ты придешь еще?

-Да, - пообещал Гарри. – Наверное.

-Приходи, - попросила Флер. – Я хочу, чтобы ты отымел меня, увеличив себе член.

-Хорошо, я приду.

Делакур все еще не надела трусики и юбку, из ее вагины струился вагинальный секрет.

-Видишь, - усмехнулась она, - Я кончила три раза, пока ты меня трахал.

Гарри подал девушке руку, помог подняться с пола. Обрывки веревок упали на кафельную плитку. Флер поцеловала Поттера в губы и снова повторила:

-Приходи.

Гарри кивнул и трансгрессировал.

Глава 28


Минет в туалете «Хогвартс Экспресс»


«Хогвартс Экспресс» разводил пары. Гарри по-быстрому попрощался с Артуром, Молли, псом-Сириусом и вскочил в поезд.

Рон и Гермиона отправились в вагон старост. Гарри пробежался по коридору туда-сюда, выискивая пустое купе, где он мог бы предаться своим мыслям и в очередной раз скорректировать план. К сожалению, полностью пустых купе не оказалось и Поттеру пришлось снова ехать с Полумной Лавгуд, Джинни и Невиллом.

Поезд тронулся. Гарри хмуро смотрел в окно, время от времени бросая оценивающие взгляды на читающую «Придиру» Полумну. За лето у Лавгуд отрасли неплохие сиськи, губы красные, чувственные, а глаза – огромные, голубые. Не сказать, что красотка, но разок вполне можно было бы отыметь… Как жаль, что Джинни и Невилл навязались в попутчики.

-Хорошо провела лето, Полумна? – спросила Джинни.

Подростки начали свой дурацкий разговор, Гарри, насколько это было возможно, старался пропускать его мимо ушей, нагружая мозг размышлениями о своем будущем в этом мире. Поттер вспомнил, как Флер Делакур в банке «Гринготс» требовала выплаты кредита у многодетной семьи магов. Раньше он не задумывался о денежной стороне существования в этом мире, но теперь она его крайне заботила. Мальчик, который выжил, не желал быть таким же нищим ничтожеством, как в 2032 году. Определенно, ему нужны деньги. Много денег. За деньги он получит все, что ему нужно: секс, власть, месть, возможность реализовывать свои сокровенные фантазии.

Гарри вспомнил слова Артура Уизли о том, что Люциус Малфой подкупил министра магии Фаджа. Если у него будет много денег, он тоже сможет подкупить Фаджа, а там, глядишь, и самому стать министром магии. Или первым в истории президентом магического мира.

-Гарри, чему ты там улыбаешься? – спросила Полумна.

-Да так, - отозвался Гарри, бросив на девушку испепеляющий взгляд.

Деньги нужны, вот только где их взять? Родители завещали ему сущие копейки, деньги за победу в Кубке Огня он по глупости отдал близнецам Уизли… Да, после смерти Сириуса дом Блэков станет собственностью Гарри. Можно будет реализовать его через страницу объявлений «Ежедневного пророка». Сумма может выйти неплохая, но все-таки этого недостаточно, чтобы чувствовать себя свободным.

Гарри вспомнил чувственные губы Флер Делакур, ее загорелые груди и упругую попку. Эта ведьмочка явно любит красивую жизнь, но вряд ли зарплата в «Гринготсе» позволяет ей реализовывать все свои потребности. А что, если Гарри предложит Флер вместе ограбить «Гринготс»?

Поттер заерзал на сиденье, глядя в окно.

Да-да, Делакур, скорее всего, согласится! Если, конечно, Гарри сможет разработать реалистичный план ограбления.

«Займусь этим на днях», - решил Поттер и, наконец, повернулся от окна к своим «друзьям».

Невилл Долгопупс как раз демонстрировал Полумне и Джинни свою мимбулус мимблетонию. Он поставил растение на столик и собирался ткнуть его острием пера. Гарри прекрасно помнил, чем закончилась шутка Невилла в предыдущей версии этих событий.

-Стой, Невилл, - жестко сказал Поттер и выхватил из рук Долгопупса мимблетонию. – Пусть стоит под сиденьем.

Гарри спрятал растение и подмигнул Полумне. Девушка слегка покраснела и прикрылась свежим выпуском журнала «Придира».

Дверь купе открылась.

-Привет, Гарри.

У Поттера пересохло во рту. Китайская сучка Чжоу Чанг выглядела сногсшибательно: короткая юбчонка, красивые плотные бедра, длинные белые чулочки, тонкий свитерок под горло, очерчивающий довольно крупную для ее возраста грудь с виднеющимися сосками. Чжоу, определенно, решила не надевать лифчика.

-Привет, Чжоу! – радостно откликнулся Гарри. – Как дела?

Он не видел, с какой ненавистью посмотрели на Чжоу Джинни и Полумна.

-Отлично, Гарри, - улыбнулась китаяночка. Поттер ощутил прилив крови внизу живота, ему дико захотелось вставить член между этими красными губками.

Гарри поднялся.

-Долгопупс, пропусти.

Невилл убрал ноги, и Поттер вышел из купе.

В коридоре никого не было. В окнах отражались Драконьи горы, мимо которых несся сейчас «Хогварст Экспресс».

-Как провела лето, Чжоу? – спросил Поттер, опершись на поручень рядом с окном. Китояночка встала рядом.

-Прекрасно, Гарри, - сообщила девушка. – Ездили с мамой и папой на фестиваль поедания собак. Было очень весело.

-Класс! – похотливо осклабился Мальчик, который выжил. – Слушай, давай немного прогуляемся по вагону, дико скучно сидеть с этими дебильными Невиллом и Полумной.

-Понимаю, - засмеялась Чжоу.

Болтая, они прошлись по коридору. Из купе доносились вопли подростков, вызывающие у Гарри острую головную боль.

-Да, есть собак – это вполне нормально, - задумчиво пробормотал Поттер в ответ на одну из реплик китаяночки.

Чжоу трещала о чем-то, а Гарри разглядывал ее грудь. Соски явно проглядывают сквозь свитер. Поттер облизнулся.

Они дошли до туалета.

-Послушай, Чжоу, - Гарри замялся.

-Да?

-Давай зайдем в туалет?

Китаянка непонимающе уставилась на него.

-Зачем, Гарри?

-Хочу тебе кое-что показать.

Чжоу пожала плечами, но вошла с Поттером в сортир.

-Ну, что ты хотел показать?

Гарри сжал в кармане волшебную палочку, но вдруг ему захотелось отыметь китаянку без волшебства. Помнится, она хорошо к нему относилась. Что, если она согласится?

-Чжоу, - Поттер прижался к девушке и горячо прошептал ей в ухо. – Возьми у меня.

-Что?! – китаянка с негодованием отстранилась.

Гарри расстегнул штаны. Он думал, что Чжоу начнет кричать, и ему придется применить обездвиживающее заклятие, но девушка спокойно восприняла открывшееся перед ней зрелище. На член Поттера она взглянула с некоторым интересом.

-Ты хочешь, чтобы я взяла его в рот?

Мальчик, который выжил, кивнул.

-Я не буду этого делать, - твердо заявила Чжоу и тут же добавила. – Бесплатно.

Гарри с удивлением уставился на девчонку.

-Ничего себе, - присвистнул он. – И сколько же ты хочешь за минет?

-100 галеонов, - твердо сказала китаяночка.

Поттер, раздираемый похотью на куски, кивнул.

Чжоу, улыбнувшись, присела перед ним на колени и взяла в рот. Член Гарри окунулся в благостную теплоту и затвердел. Поттер схватил девушку за волосы и начал вдалбливать себя ей в глотку. Чанг негромко постанывала.

Когда «Хогварст Экспресс» издал длинный гудок на последнем перед въездом на школьную железнодорожную платформу повороте, Гарри разрядил весь заряд своих яиц в рот Чжоу, отпустил ее волосы.

Китаяночка поднялась, усмехнувшись, проглотила сперму, вытерла рот аккуратными бледными пальчиками с красными ноготками.

-Понравилось, Гарри? – спросила она.

Поттер промычал нечто нечленораздельное, вытащил из кармана мешочек с золотыми монетами и протянул Чжоу.

-Пересчитывать не буду, - улыбнулась девушка. – Я доверяю тебе, Гарри.

Она встала на цыпочки и поцеловала Гарри. Мальчик, который выжил ощутил на губах вкус собственной спермы.



Глава 29


Неожиданность от Драко Малфоя


Гарри вытащил свои пожитки из поезда и остановился перед запряженной фестралом каретой. Из вагона вывалились первокурсники, которых подгоняли Рон и Гермиона.

-Гарри, как прошла поездка? – спросила Гермиона. С тех пор, как Гарри и Грейнджер занимались сексом, девушка всегда немного краснела, глядя на него.

-Отлично, - отозвался Гарри.

Рон и Гермиона проследовали мимо, чтобы рассадить первокурсников по каретам. Из поезда вышли Полумна, Невилл и Джинни.

-Гарри, ты где пропадал? – осведомилась Джинни. В ее голосе Поттер на мгновение уловил нотки, столь характерные для его будущей жены. Вернее, ПРОШЛОЙ жены – связываться с Джинни он больше не станет.

-Отлучился в туалет, - уклончиво отозвался Гарри, вспомнив красивые губки Чжоу Чанг, выпачканные в сперму.

Поттер погрузил барахло в карету – клетка с совой, чемодан с тряпками.

«Выкинуть бы все это на помойку», - с раздражением подумал он, усаживаясь на скамейку. Рядом с ним плюхнулась Полумна, напротив сели Джинни и Невилл.

Чтобы не вступать с подростками в разговоры, Гарри попросил у Полумны журнал «Придира» и стал делать вид, что читает.

Замок Хогвартс вызвал у него неоднозначные чувства. С одной стороны, Поттер испытал нечто похожее на ностальгию, с другой – раздражение, что он добровольно приперся сюда, вместо того, чтобы ограбить «Гринготс» с Флер Делакур и путешествовать по миру, трахая цыпочек.

-Вот и наш Хогвартс, - сказал Невилл, поглаживающий свой кактус-мимблетонию.

Гарри взглянул на Долгопупса. Отвисшая губа, с которой падает слюна, взгляд совершенно безумный.

«Да ведь он типичный даун», - подумал Гарри. А ведь раньше Невилл казался ему нормальным, умным парнем.

Подростки выпрыгнули из кареты. Поттер, проклиная в душе все на свете, вытащил клетку с Буклей и чемодан. Когда он поднял глаза, в шраме резко кольнуло. Метрах в двадцати стояли Драко Малфой и два его верных соратника – Крэбб и Гойл. Малфой явно разглядывал Поттера, но, когда их взгляды пересеклись, отвернулся.

«Ах ты ж гнида», - мелькнуло в голове у Гарри. Он вспомнил, как пришлось удирать от инспектора Магической полиции Драко Малфоя там, в 2032-ом году. Чудо, что ему удалось сбежать. Сейчас бы уже отрубали голову гильотиной в Азкабане… Впрочем, у этого чуда есть имя – Беллатрикс Лестрейндж.

Гарри с тоской подумал об узкой талии и широких бедрах Беллатриссы. Когда же он доберется до ее вагины? Конечно, здесь в Хогвартсе щелей хватает, но все же…

Поттер поднял чемодан и клетку и пошел вслед за Невиллом к воротам Хогвартса.

В Большом зале горел свет, а столы дожидались учеников. Скоро начнется пир в честь начала нового учебного года.

В животе у Гарри глухо заурчало. Он вспомнил, что давно не ел.

Школьники расселись за столами. Поттер уселся на свое место рядом с Роном и Гермионой.

-Гарри, ты заметил?

-Что, Рон?

-Хагрида нет.

Поттер даже не взглянул на учительский стол. Конечно же, Хагрида нет. Этот идиот по заданию Дамблдора уговаривает великанов не присоединяться к Волан-де-Морту.

-Ну да, нет, - скучающим голосом проговорил Гарри.

Гермиона удивленно на него взглянула.

В зал внесли распределяющую шляпу, которая спела дурацкую песенку про четырех волшебников-основателей Хогвартса и про необходимость всем объединиться против Волан-де-Морта.

«Ага, объединитесь, - со скукой слушал Гарри. – А после победы Дамблдора большинство из вас станут нищими, убогими тупицами».

Шляпа закончила голосить и наконец-то занялась распределением. Процедура тянулась томительно долго, и Поттер выдержал лишь благодаря тому, что зрительно изучал ключичную впадину Гермионы и сладостный промежуток между ее грудями.

Наконец, Дамблдор объявил пир, и на столах появилась снедь. Гарри набросился на мясо, пироги, овощное рагу, тыквенный сок. Скоро его желудок затрещал.

«Жаль, пивка нет», - с тоской подумал Гарри и тут же вспомнил о трактире «Кабанья Голова» в Хогсмиде. Вот туда-то он и будет ходить за выпивкой, пока не уберется из Хогвартса сначала к Флер Делакур, а затем – к Волан-де-Морту и Беллатрисе. Или еще куда-нибудь. Планы на то и планы, чтобы их менять.

Дамблдор произносил свою речь, в которую наглым образом встряла Амбридж. Гарри не слушал, разглядывая сидящих за столами девушек. Многие вошли в самый сок и готовы раздвинуть ножки, приняв в себя его член. Поттер почесал промежность. Гермиона это заметила и зарделась.

Наконец, Дамблдор закончил. Грейнджер и Уизли погнали первокурсников по комнатам, а Гарри по коридору поплелся в общую гостиную Гриффиндора.

Вдруг как из-под земли перед ним возник Драко Малфой. Поттер напрягся, так как прекрасно помнил: во время его последнего пребывания в этой временной реальности он по пути в общую гостиную Драко не встречал.

-Что тебе нужно, Малфой? – беззлобно спросил Поттер.

Драко молча смотрел на него, вращая в руках волшебную палочку. На его мантию был приколот значок старосты.

Гарри пожал плечами и проследовал мимо Драко.

-Привет из 2032 года, Поттер.

Мальчик, который выжил, резко обернулся. Сердце готово было взорваться, как атомная бомба.

Он увидел спину Малфоя, быстрыми шагами идущего по коридору. Через мгновение Драко исчез за поворотом.

Словно зомби, Гарри доплелся до портрета Полной Дамы. В голове вертелось: «Он здесь! Инспектор Малфой прибыл за мной!».

-Пароль, - скучающим голосом заявила Полная Дама.

-Мимбулус мимблетония.

Гарри очутился в общей гостиной Гриффиндора, но не испытал того привычного чувства уюта и защищенности, что он чувствовал в детстве, входя в это место.

Поттер, как оглушенный, сел на свою кровать. Слова Драко проникли в уши и жужжали там, как пчелы: «Привет из 2032 года, Поттер!».

Симус Финниган, как и в прошлый раз, начал докапываться до Гарри, рассказывая, что его мама верит каждому слову «Ежедневного пророка». В другой момент Поттер не обратил бы на это никакого внимания. Но в этот раз ему хотелось разрядки, хотелось согнать на кого-то свою злость. Финниган подходил на эту роль идеально.

-Мама не хотела меня пускать в школу из-за Поттера, - сказал Симус.

-Того что она шлюха, - тихо сказал Гарри.

-Что ты сказал? – заорал Финниган. – Что ты сказал, повтори?

-Я сказал, что твоя мама – ссаная сосалка, которую трахают под забором бомжи, понял теперь?

Финниган бросился на Гарри с кулаками, но Поттер, вспомнив, как однажды в подворотне он отдубасил худого негра, ответил отменным джебом. Оглушенный Симус упал на пол.

Подростки орали, как полоумные, когда Гарри, оседлав Финнигана, принялся наносить ему удары по морде. Кровь хлынула из носа Симуса, он визжал и извивался, как поросенок.

-Гарри!

Крепкие руки сорвали Поттера с его соперника.

-Что ты делаешь, Гарри? – Рон бешено смотрел в глаза своему другу. – Ты же убьешь его!

 Мальчик, который выжил, прохрипел:

-Все в порядке, Рон!

Уизли отпустил Гарри. Поттер проследовал на свою кровать. Все мальчишки из комнаты Гриффиндора смотрели на него с огромным уважением. Финниган, скуля, как побитый пес, дополз до своей постели и задернул полог.



Глава 30


И снова Редитум Принципиум


-Хагрид, приготовься! - скомандовал своему подчиненному инспектор Магической полиции Лондона Драко Люциус Малфой.

В доме Поттеров он не обнаружил Гарри – лишь перепуганную Джинни с тремя малолетними детьми. Куда отправился муж, женщина не сообщила. Впрочем, Драко и нуждался в ее сообщении: соседка поведала полицейским, что мистер Поттер вошел в дом Наземникуса Флетчера.

Драко вытащил волшебную палочку, кивнул великану. Хагрид врезался плечом в дверь: петли вырвались с мясом, дверь повисла на замке.

Малфой вошел в дом Флетчера, держа палочку наготове.

-Поттер, это полиция! Дом окружен!

Пройдя через коридор, Драко очутился в гостиной.

-Авада Кедавра!

Красный луч просвистел над головой инспектора. Малфой упал на пол, кувыркнулся, и ответил Беллатрисе Лестрейндж заклятием Локомотор Виббли. Ноги старой ведьмы стали ватными, и она рухнула на пол.

-Наземникус! – прикрикнул Драко на Флетчера, приготовившегося применить волшебную палочку. – Попробуй только, и оторву тебе башку.

Пьянчуга поднял руки вверх. Малфой быстрым шагом подошел к Флетчеру, отнял у него палочку, затем приблизился к лежащей на полу Беллатрисе, обезоружил и ее. 

-Хагрид!

Великан протиснулся в дом.

-Да, инспектор?

-Отведи в машину мистера Флетчера, я поведу Беллатрису. Скорее, а то скоро сюда прибудет магловская полиция.

Драко защелкнул наручники на запястьях Беллатрисы, лишь после этого применил контрзаклятье. Старуха с трудом поднялась с пола.

-Зря стараешься, Малфой, - угрюмо бросила она. – Ты уже ничего не сможешь сделать Поттеру.

-Посмотрим, - сухо отозвался Драко. Он старался не смотреть на эту женщину, бывшую Пожирательницу смерти, так и не прошедшую процедуру адаптации к мирной жизни.

-Следуйте за Хагридом.

Беллатриса, прихрамывая, вышла из дому. Драко следовал за ней.

Полицейский фургон, управляемый Симусом Финниганом, уже тарахтел мотором. Хагрид затолкал в кузов арестованных, сам уселся рядом с ними.

Драко сел на переднее сиденье.

-Газу, Финниган, - коротко бросил он.


До Департамента магической полиции добрались довольно быстро – пробки на лондонских улицах еще не успели образоваться. Драко приказал полисменам отвести Беллатрису в комнату для допросов, а Наземникуса запереть в обезьяннике.

Перед тем, как начать допрос Лестрейнж, инспектор выкурил сигарету и выпил чашку кофе.

-Лора!

-Да, инспектор? – секретарша повернулась к нему на крутящемся компьютерном кресле.

-Если кто-то будет звонить, меня нет.

-Будет сделано, мистер Малфой.


Драко вошел в комнату для допросов, прикрыл дверь. Беллатриса с ненавистью на него посмотрела. Ее руки были прикованы к металлической столешнице.

Малфой вспомнил, как на этом самом месте дементор поцеловал Антонина Долохова.

Драко привычным жестом повесил пальто на крючок, оставшись в рубашке и фланелевых штанах с подтяжками. Присел за стол.

-Итак, миссис Лестрейндж, давайте начнем.

-Что тебе нужно, инспектор? – в глазах Беллатрисы сидело бешенство.

-Я хочу знать, куда подевался из дома Назмникуса Флетчера мистер Гарри Джеймс Поттер. Мои люди обыскали дом, но не нашли этого человека, который, между прочим, подозревается в убийстве Рональда и Гермионы Уизли.

-Подозревается? – усмехнулась Беллатриса. – Да это он их и убил.

Ведьма хрипло засмеялась.

-Да, это Поттер грохнул Уизли, инспектор. Вот только хрен ты его теперь достанешь.

-Как это понимать? – строго спросил Малфой.

-А вот так и понимай. Гарри там, где ты его не достанешь.

Драко оперся руками о стол, взглянул прямо в глаза Беллатрисе.

-Миссис Лестрейндж, я не советую вам шутить со мной. Я ведь могу и круциатус применить.

Беллатриса усмехнулась ему в лицо.

-Не сомневаюсь, что можешь. Вот только ты забыл, что я полжизни провела в Азкабане, я видела там такое, что никакой круциатус мне не страшен. Наоборот, я даже люблю пытки.

Ведьма хрипло захохотала и крикнула диким голосом.

-Пытай меня, инспектор! Я хочу этого!

Драко поднялся.

-Так и знал, что с тобой придется использовать другие методы. Знаешь, ведь эти маглы, хоть мы их и не уважаем, тоже преуспели в пытках.

Малфой сделал два шага в угол, где стояла небольшая металлическая кровать на колесиках, накрытая белой простынкой. Драко снял простыню.

Лицо Беллатрисы исказилось: она увидела клещи, плоскогубцы, пилу, небольшую электроплитку, свинцовые пластинки, емкость для плавления свинца.

-Грязный ублюдок, - простонала она.

Чтобы расколоться, старухе хватило двух выдернутых ногтей и парочки зубов.

Рыдая, Беллатриса рассказала, что она отправила Гарри Поттера в прошлое, во времена обучения в Хогвартсе. Отправила с помощью уникального заклинания, созданного Волан-де-Мортом.

-Твою мать, - Драко опустился на стул.

Лестрейндж глухо стонала: ее лицо залила кровь.

Малфой нажал кнопку внутренней связи, голос Лоры наполнил комнату.

-Да, инспектор?

-Лора, позови сюда Финнегана и принеси волшебную палочку задержанной.


-Что ты задумал, Малфой? – злобно прошипела Лестрейндж, пуская кровавые пузыри. Драко не счел нужным отвечать, молча освободил от наручника правую руку ведьмы.

Симус Финнеган вошел в комнату для допросов, следом за ним шла с палочкой Лора.

-Финнеган, возьмите заключенную на прицел вашей волшебной палочки, - приказал Драко.

Симус повиновался.

-Лора, вручите миссис Лестрейндж ее палочку.

Секретарша с недоумением посмотрела на Драко.

-Скорее, - поторопил инспектор.

Беллатриса взяла палочку дрожащей сморщенной рукой.

-Симус, сейчас старуха произнесет заклинание Редитум Принципиум, и я исчезну, - объяснил Драко. – Если я не исчезну, а она применит Авада Кедавра или что-то другое, немедленно прикончи ее.

-Будет сделано, инспектор, - кивнул Финнеган.

-Давай, Беллатриса.

-Я не буду этого делать!

-Если ты этого не сделаешь, я распилю тебя надвое бензопилой.

Ведьма расширенными от ненависти глазами смотрела на Драко.

-Давай, - процедил Малфой сквозь зубы.

-РЕДИТУМ ПРИНЦИПИУМ!

Из бузинной палочки Беллатрисы вылетела оранжевая молния. Инспектор магической полиции Лондона Драко Малфой исчез. Он словно бы испарился в воздухе.









Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации

загрузка...