Марс плюс (fb2)

- Марс плюс (а.с. Марс-2) 1.02 Мб, 293с. (скачать fb2) - Фредерик Пол - Томас Т. Томас

Настройки текста:



Фредерик Пол, Томас Т. Томас МАРС ПЛЮС Maps Plus

Пролог СРЕДИ ДЮН ЦВЕТА ОХРЫ

Где-то в Утопии Планитии

14 мая 2043

Светло-желтые песчинки похрустывали под ногами Роджера Торвея. Их легкое поскрипывание было похоже на стрекотание сверчков в летнюю ночь. Но не для Роджера… Он чувствовал только скрежет, пронизывающий лодыжки. Да, не так уж и часто человеческие нервы бывают подсоединены к стальным подошвам сапог и жестким пластиковым клиньям, из которых состояли ступни Роджера.

Торвей бросил взгляд на следы, оставляемые им и его напарницей, Федей Михайловной, на обветренном, бледном лике дюны. Человек, недавно прибывший на Марс, возможно, и был бы обеспокоен тем, что следы останутся здесь на века, словно глубокие шрамы, ведь сила ветра в тех краях ничтожно мала — атмосферное давление составляет где-то около одного процента от среднего земного.

Но недостаток атмосферного давления с избытком возмещался массой воздуха, который на девяносто пять процентов состоял из тяжелых молекул двуокиси углерода. Из-за такой специфичной атмосферы тепло крайне неравномерно распределялось по марсианскому ландшафту, а солнечное излучение было высококонцентрированным. Прохладный воздух перемещался через экватор из летнего полушария к холодным широтам, а горячие воздушные потоки — от теплой освещаемой стороны — туда, где неизменно царила мрачная зябкая тьма.

Скорость, с которой неслись эти ветры, была огромной. Когда она превышала сто метров в секунду над поверхностью суши, крупные песчинки и маленькие камушки вихрями вздымались вверх. Роджеру не раз доводилось видеть, как клубятся пылевые вихри и потом на долгие месяцы повисают в марсианском воздухе, похожие на дымные облака.

Оставленные им и Федей следы исчезнут при первой же буре — а она не заставит себя ждать, осталось всего каких-то тридцать шесть часов, если доверять его интуиции. За долгие годы, проведенные на Марсе, Торвей научился тонко чувствовать погоду. Последний прогноз основывался частично на его собственных наблюдениях за температурой и атмосферным давлением, а также на информации, полученной из киберсети, охватывающей всю планету. Оттуда всегда можно было узнать спутниковые данные и ежечасные прогнозы погоды для колоний в Скьяпарелли, Солюс Планум и в Тарсис Мон. Роджеру уже давно не приходилось бывать в этих местах, но, зная тамошние погодные условия, легко составить относительно точный прогноз для любой точки на Марсе.

Роджер Торвей, полковник американских военно-воздушных сил, теперь находился в отставке, впрочем, почти как и все в его родной стране, а не только те, кто когда-то служил в авиации. Так вот, Роджер Торвей многое повидал на Марсе за сорок с лишним лет самоотверженных исследований.

Шесть раз он обогнул эту усыновленную землянами планету, прошагал от знаменитого Олимпуса до Хелла Планитии; довелось ему побывать и на южном, и на северном полюсах, у самого края сухих ледников. Он видел даже само Лицо Марса, что находится в районе Элизиума. Как и полагается гражданину номер один своего родного мира, Роджер чувствовал, что он сам должен раскрыть для себя природу этого феномена, который завораживал воображение миллиардов людей, оставшихся там, на Земле.

В воскресных приложениях многих газет велись оживленные дискуссии о происхождении таинственного горного образования, напоминавшего человеческое лицо с неким подобием улыбки. Еще в 1976 году орбитальная станция «Викинг-1» передала первые фотографии загадочного природного образования. Многие в своих фантазиях уносились к гипотезе, утверждающей рукотворную природу этой таинственной структуры, созданной якобы с той же целью, что и наскальные рисунки на плоскогорье Наска в Перу. Но фасеточные глаза Торвея, внимательно сканирующие поверхность, доказали иллюзорность такого предположения: эффект пристального взгляда огромного лица вызывался телевизионной съемкой. На уровне настоящей поверхности Марса его просто не было.

Роджер не обнаружил причудливого сочетания теней и равнин, которые возбуждали у землян не в меру огромное любопытство. Ничего, кроме небольшой седловины горы, утопающей в гальке. Он также не был уверен, что нашел именно те зольники, которые так напоминали глазные впадины, если смотреть на них высоко сверху.

Живя на Марсе, Роджер часто был лишен человеческого общества, но даже тогда он не чувствовал себя одиноким. Время от времени ему приходилось встречаться то с одним, то с другим киборгом из тех тридцати, что вели свободное существование под марсианским небом. Каждый киборг изначально был задуман как полностью самообслуживающаяся замкнутая система, не нуждающаяся в современных благах цивилизации. Вот поэтому всем, кто входил в так называемое кибер-сообщество, было нечем поделиться с «собратьями», не считая редких разговоров о себе и о недавних наблюдениях.

Некоторые из этих человекоподобных машин были более продвинутыми. Такие, как, например, Федя Михайловна Штев. Судьбой ей было уготовано стать вторым земным существом, отправившимся на Марс. В конструкции Феди было предусмотрено намного больше солнечных антенн, чем у Роджера. Изящная паутина проводов, которые преобразовывали солнечную энергию в электрическую, напоминала два крыла, выросших на его плечах. У Феди же миниатюрные антеннки переходили в массивный прямой купол, возвышающийся над головой наподобие рыцарского шлема, — все это смотрелось довольно уродливо, зато более надежно обеспечивало подпитку энергией Солнца. Ей не надо, как Роджеру, отправляться в зону сверхвысоких частот, испускаемых специальным источником из кратера на Деймосе. А Роджер постоянно нуждался в добавочном напряжении — без него невозможно было зарядить батареи наспинного компьютера. Компьютер осуществлял управление всеми органами чувств.

Однако когда им доводилось встречаться под покалывающим энергетическим душем, Роджер замечал, что движения Феди становились замедленными, расслабленными. На лице появлялось даже подобие улыбки.

Разница между ними заключалась не только в энергетических возможностях. Федя была детищем последней российской республиканской программы по производству киборгов, предназначенных для выживания в условиях Марса. Разрабатывалась она под большим секретом, причем одновременно с программой американской Национальной лаборатории в Тонке, что в Оклахоме, — теперь это суверенное государство Тексахома в Северо-Американском Свободном Торговом Содружестве.

Роджер стал продуктом именно этой лаборатории. Создатели Феди со своим типично славянским подходом в хирургии удалили все, что указывало на ее принадлежность к женскому полу. Разве что где-то в извилинах кибернетического мозга осталось размытое ядро былой личности. Роджер часто задавался вопросом: зачем понадобилось сохранять киборгу женское имя и отчество выдающегося русского писателя? Куда проще было бы присвоить серийный номер, подобно другим биороботам.

А может, заговорил какой-то глубинный инстинкт? Может быть, она ощущала необходимость в хотя бы тоненькой ниточке, связующей ее с человеческим прошлым? Во всяком случае, этот трюк сработал: Федя по-прежнему функционировала, в то время как все ее сородичи давно превратились в неживую груду металла, износившегося, не подлежащего ремонту.

Другим отличием русских киборгов была особая кожа. Блестящее темное покрытие Роджера (кто-то назвал его однажды костюмом летучей мыши) постепенно становилось темно-бордовой массой кровоподтеков. Так сказывались годы, проведенные под марсианским небом: высокий уровень ультрафиолетового излучения не блокировался озоновым слоем, ведь в атмосфере Марса совсем нет кислорода в свободном состоянии. Кожа Феди отличалась тусклым зеленоватым оттенком. Своей неуклюжей конструкцией и подобием шлема из антенн она походила на нечто среднее между роденовским слитком бронзы, который оставили окисляться под дождем, и старым армейским рюкзаком защитного цвета, изрядно перепачканным грязью.

Теперь оба киборга медленно продвигались на восток. Неожиданно Федя подняла указательный палец: впереди возвышались серые скалы, закрывшие собой горизонт. Когда она до конца распрямила руку, кисть выгнуло под невероятным углом в сто десять градусов, и Роджер увидел перед собой черное дуло.

— У тебя есть патроны для этой штуки?

Разреженный воздух исключал всякую возможность услышать залп. Впрочем, как и увидеть вспышки и струйки расширяющегося газа. Даже встроенная система дальновидения была бессильна различить летящие осколки и пыль, клубящуюся вокруг остроконечной вершины серой скалы.

— Да.

Короткий лязгающий щелчок гулко отдался в голове Торвея, и рука Феди вернулась в привычное положение.

— С собой?

— Нет. Слишком тяжело таскать такую кучу железа. Припрятаны в одном надежном месте. Достать их оттуда — пара пустяков.

— Зачем же тогда наводить пушку без нужды?

— Практика. Помогает сохранять гибкость микросхем, — объяснила Штев. — Точная наводка на цель, параллактическая корректировка, регуляция мускульного напряжения… все эти подпрограммы рано или поздно изнашиваются. Их постоянно надо держать в порядке.

— Так ты попала в цель? — настаивал Роджер, все еще пытаясь разобраться, как функционирует его подруга.

— Ну да.

— Как тебе это удается?

Роджера всегда интересовали различия в программном оснащении его друзей-киборгов.

— Отображается на сетчатке, и всего-то, — пожала плечами Штев. — С точностью девять к десяти.

— Сопротивление воздуха тоже учитывается?

— А как же. Разрабатывалось специально с расчетом здешней силы тяжести. По крайней мере, раньше эти элементы были высокоточными, а теперь на них можно положиться лишь в пятидесяти случаях из ста.

Роджер по собственному опыту знал, как быстро изнашиваются рабочие схемы. Несмотря на то, что его кибер-организм был снабжен подпрограммами в избытке и наспинные устройства обеспечивали довольно хорошую видимость открывающегося впереди пространства, время от времени механические органы чувств давали ощутимые сбои. Снова апоплексический удар — шутил Роджер, когда компьютер начинал перезагружаться, подавая в мозг не вполне обработанные сигналы. Окружающий мир при этом проваливался на несколько секунд в сплошную темноту.

Конечно, Торвей понимал, что стареет. Но ведь даже гении, сконструировавшие этот чудовищный механизм, не могли точно предугадать время его возможного функционирования. Александр Брэдли и другие ведущие разработчики обещали по крайней мере пятьдесят лет нормальной жизнедеятельности. Таким образом, у Роджера был шанс прожить среднюю по продолжительности человеческую жизнь.

Как будто в нем осталось что-то человеческое…

Все бы ничего, но изменившая свой первоначальный цвет кожа и постоянные сбои подпрограмм давали немалый повод для беспокойства. Неужели Брэдли, да и все те знаменитые конструкторы просчитались? И теперь их ошибочные расчеты тикают словно вирусная бомба с часовым механизмом в его почти-идеально-приспособленном-к-жизни-на-Марсе организме…

Торвей внимательно осмотрел свои ноги. Даже если не обращать внимания на цвет кожи, вызывала беспокойство ее целостность. Несмотря на сверхъестественную точность координации движений и спасительно низкую силу тяжести на Марсе, Роджеру случалось и падать, и получать различного рода повреждения. Любая ткань рано или поздно рвется — не составляет исключения и кожа киборга. Похоже, что и состояние кожи ног Роджера приближается к этому критическому моменту. Хуже того, он боялся, что непрерывная радиация не просто вызывает изменение цвета: все его лоснящееся, непроницаемое покрытие в одно мгновение может стать ломким и хрупким, как китайский фарфор.

Но даже не это было самое страшное. То, что причиняло самое сильное беспокойство, как ни странно, находилось за пределами его тела.

Фузионный генератор энергии, регулярно подпитывающий с Деймоса микросхемы Роджера, был рассчитан не более чем на пятьдесят лет. Когда Роджер впервые ступил на поверхность Марса, этот временной запас показался ему чуть ли не бесконечностью. Но годы пролетели быстро, неотвратимо приближая безрадостный финал. Не то чтобы Торвей почувствовал себя старым, нет. Если не принимать во внимание компьютерные сбои, его не волновали так называемые проблемы со здоровьем, обычные для земных людей. Чудовищные операции, которые ему пришлось претерпеть, чтобы стать киборгом, только закалили силу воли, развили необычайную выносливость. Но должен же кто-нибудь когда-нибудь сделать хоть что-то с тем затухающим генератором, хоть как-то пополнить энергетические запасы!..

Роджер уже не помнил, когда успел поделиться своими опасениями с Федей. А может, она сама услышала беспокойное эхо его мыслей как раз в тот момент, когда они бешеным вихрем вращались вокруг неожиданно забарахлившего компьютера?

— Знаешь, ведь колонисты время от времени обновляют проекты орбитальных станций, строят новые. Может, и на твою долю что-нибудь перепадет?

— Вряд ли, — ответил Торвей. Каждая такая станция находилась на геостационарной орбите, снабжая энергией только одну из колоний. — Если бы я рассчитывал на их великодушие, — громко произнес Роджер, — то попался бы в ловушку, не прошагав и сотни километров по подземному тоннелю — как это бывало с индейцами в форте Калвери.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Не хочу быть связанным по рукам и ногам какими-то сроками.

— Тогда у тебя один выход. Отправляйся к людям. Попроси их пополнить запасы топлива. У тебя есть на это право — ты первый гражданин Марса.

— Не все так просто, Федя. Конструкция генератора давно устарела — он работает на запасах дейтерия и трития. Первоначально источником топлива для него являлись океанические воды Земли. Но здесь, на Марсе, невозможно воспроизвести подобные топливные ресурсы. Источником может быть только Земля. А это означает, что какая-нибудь колония вынуждена будет изрядно поторговаться. Им придется поступиться чем-то очень важным для землян. А мой статус первого гражданина Марса уже не имеет такого веса, как раньше. Кроме того, мне неизвестна ситуация на Земле. Честно говоря, я не в курсе и местной политики. Но подозреваю, что у землян есть свои виды на марсианские территории, а это может в значительной степени затруднить мирные переговоры. Особенно если речь пойдет о фузионном топливе.

— Но ты не будешь знать наверняка, пока не обратишься к ним с просьбой.

— Вот это-то и есть самое унизительное — просить кого-то.

— Ты говоришь об унижении? — Неужели в тебе еще живут какие-то эмоции? Столько времени прошло… — Голос Феди отдаленно напоминал человеческое брюзжание. — Сколько же лет минуло с тех пор, как ты в последний раз испытал настоящую силу тяжести? Ты помнишь свой последний разговор с людьми?…

— Да, на похоронах Сьюли… Постой! Я ведь еще возвращался, когда умер Дон Кэйман. Правда, тогда я уже не показывался им на глаза. Просто наблюдал из-за ближайшей скалы, как беднягу хоронили…

— Вот видишь, как давно это было! А контакт с Сетью ты вообще поддерживаешь?

— Редко…

— Слушай ее почаще, мой тебе совет. Иначе как ты узнаешь, в чем нуждаются люди? Помоги им! Услужи. Забудь о гордости.

— Федя, я даже и не знаю…

— Она права, Роджер, — вдруг раздался нежный голос его первой жены, Дорри.

Торвей резко обернулся. Она шла рядом с ним по гребню дюны, легко касаясь ногами песка. Никакого скафандра, одни лишь коротенькие шортики и маечка. Водопад черных волос свободно струился под ленивым, еле ощутимым марсианским ветерком. Этот образ Дорри остался в памяти наспинного компьютера на веки вечные. Ничто его не сотрет! Но как мучителен он для Роджера! С ним не сравнится ни одна знакомая ему боль…

— Она права, милый… Тебе действительно стоит поговорить с кем-то из администрации о фузионном генераторе. Времени осталось совсем чуть-чуть — каких-то восемьсот тридцать два марсианских дня! — Серебристый голос Дорри предупреждающе звенел в тиши безбрежной пустыни. — Не оставляй этого так! Сделай что-нибудь!

— Хорошо, Дорри… Я попытаюсь. Пойду к ним, и будь что будет.

Он был готов на все, только бы исчез этот мучительный для него образ.

— Что ты говоришь? Я не расслышала, — откуда-то сбоку прошамкала Штев.

— Я говорю, что пойду к людям. Попрошу помочь…

Роджер оглянулся и с облегчением вздохнул. Дорри исчезла. Не оставив ни малейшего следа на песчаной дюне. Песке цвета охры…

Глава 1 ОНА СПУСТИТСЯ К ФОНТАНУ, КАК ПРИДЕТ…

Тарсис Мон

Космический Фонтан

7 июня 2043

Деметра Коглан стремительно приближалась к Марсу, окруженная ореолом триумфа.

Грандиозный космический фонтан, выполнявший функцию универсального лифта, приводил в движение не только пассажирские ракеты, но и различного рода торговые корабли. Вот и сейчас по нему шел на снижение крохотный спускаемый модуль, в котором летела Деметра. Скорость, равная 3,72 метра в секунду, вполне соответствовала марсианской силе тяготения. На этой стадии спуска с геостационарной — точнее, ареостационарной, — орбиты, длившегося уже восемь часов, динамическое торможение магнитных стыковок почти не действовало. Ракета летела с такой скоростью, какая обычно бывает при вхождении в плотные слои атмосферы.

Знания основ физики у Деметры Коглан были, мягко говоря, поверхностные. Где-то неподалеку от экватора, рядом с вулканом, носившим название Тарсис Мон, линейный акселератор занял положение прямо перпендикулярное дну глубокого кратера. После этого он выпустил один за другим металлические обручи: каждый около метра в диаметре и весом почти в килограмм. Этот железный поток несся с очень большой скоростью — десятки километров в секунду. Какова же была кинетическая энергия его движения!.. На огромной высоте фонтан из обручей вошел в зону электромагнитного тора, игравшего роль некоего подобия шкива. Он притягивал к себе железный поток со скоростью, возраставшей по мере усиления гравитации. Затем поток вошел в другой тор и был отброшен назад, к акселератору, в результате чего петля из летящих обручей замкнулась.

Со стороны это напоминало движущуюся цепь, звенья которой скрепляли силы инерции и необычайного магнетизма. Несметное количество железных колец воздействовало на магнитное поле самого верхнего блока, способствуя его подъему высоко в небо. «Струи» железного фонтана, бьющего из глубин Тарсиса, почти достигали ареостационарной орбиты. Так как вначале самые верхние элементы этой грандиозной конструкции имели тенденцию резко устремляться вверх, инженеры разработали особый самоскладывающийся каркас — он должен был крепиться по нижнему периметру, служа защитой от случайных ветров. Магнитные дефлекторы, направляющие верхние сегменты конструкции на восток, помогали нейтрализовать воздействие силы Кориолиса.

Когда «фонтан» еще только начинал функционировать, он потреблял просто умопомрачительное количество электроэнергии. Для этого на поверхности Марса построили специальные солнечные «фермы». Постепенно работу системы отладили, и она уже не требовала таких огромных энергетических затрат. Изредка приходилось поддерживать стабильность потока в условиях местной силы тяжести. Созданные же на поверхности источники энергии со временем стали использовать в других целях.

Электрические излучения помогали переправлять как пассажиров, так и грузы на межпланетные корабли, а также легко забирать их оттуда. Благодаря электричеству сообщение между самой верхней космической станцией и поверхностью Марса было налажено.

И хотя на возведение этой грандиозной системы ушли миллиарды новых марок, расходы теперь окупались с лихвой: каждый год приносил все больше. Не обходилось, конечно, и без накладок — так, обычные неполадки с техникой. Ну и поскольку Космический Фонтан в Тарсисе функционировал на электрической энергии, то его по праву можно было назвать самым экологически чистым изобретением, почти таким же безопасным, как обычный земной трамвай. Строился он по тому же принципу, что и фонтаны-лифты на планете Земля, которые находились под эгидой ООН.

Один такой фонтан был в Бразилии, в Порто-Сантане, другой в Сомали, в Кисмайю, а третий в Букитинги, что в Индонезии. Как и Тарсис Мон, они располагались близ экватора и служили геостационарным средством передвижения, хотя технологии позволяли использовать их на всех широтах. Например, маленький «фонтанчик» в Циолковском находился недалеко от лунного экватора.

Однако, несмотря на то, что фонтан из летящих колец производил минимум воздушных колебаний и считался практически бесшумным, время от времени его железная составляющая становилась причиной вспышек на металлическом покрытии. Сверху, из космоса, можно было наблюдать эффект ионизации.

Сейчас перед взором Деметры простиралось черное звездное небо. Оно со всех сторон окружало отдельные участки космической станции. Деметра явно ощущала впереди насыщенную фиолетовую ауру. Но по мере приближения к поверхности планеты чернота марсианского небосвода переходила в приглушенное розовое мерцание.

Для Деметры эти оттенки ассоциировались с чем-то материнским.

После семи месяцев невесомости на корабле, летевшем на Марс с Земли, Деметра теперь пребывала в состоянии свободного падения. И это несмотря на то, что в работу уже включились огромные потоки энергии, управляющие движением Фонтана. Вглядываясь в пурпурный туман ионизированного воздуха, Деметра смутно осознавала, что ее ноги болтаются где-то вверху, и виновница тому — невесомость. Впрочем, Деметра не возражала против такого свободного парения. Единственная вещь, раздражавшая ее во время полета, — это обязательные остеопатические упражнения. Выполнять их следовало не менее трех часов. Даже если это и самое эффективное средство против целлюлита, теперь Деметра искренне радовалась, что все осталось позади.

Вытянув шею, чтобы получше разглядеть основание Фонтана, она уперлась головой в холодное стекло иллюминатора. Впрочем, это было не просто обыкновенное стекло, а специально очищенный пластик. Только пластик мог выдерживать чрезвычайно низкое марсианское давление. Искрящийся столб струй фиолетового оттенка извергался из широкой кальдеры вулканического конуса. Коглан почти не сомневалась, что это и есть знаменитый Олимпус Мон, но все-таки решила выяснить наверняка, посовещавшись со своим личным хронометром. Встроенный в локальную компьютерную сеть, он был доступен в любое время дня и ночи.

— Эй, Конфетка, — прошептала Деметра в крошечный титановый пузырек, едва заметный на браслете. — Что это за вулкан прямо передо мной?

— Нельзя ли немножко поконкретнее, Деметра? — прозвучал в ответ мягкий, нежный голос, явно напоминающий характерный выговор Энн Окли.

— Ладно, попробую. Я сейчас лечу на Космическом Фонтане, уже совсем рядом с поверхностью Марса. Тут прямо по курсу какой-то большой кратер — вот я и подумала, может быть, это Олимпус Мон? Мне кажется, очень похоже на то. Примерно шестьдесят — семьдесят миль в диаметре, и необыкновенно широкий туфовый конус.

— Пожалуйста, подожди, Деметра. — Тишина длилась какие-то доли секунды, и снова зазвучал знакомый хрустальный голос: — К сожалению, никак не получается установить связь с сетевыми ресурсами. Должно быть, здешние электромагнитные волны блокируют посылаемые мной сигналы. Хорошо, что ты мне сказала, что мы собираемся на Марс: я позаботилась загрузить в память кое-какую дополнительную информацию об истории этой местности и ее географических особенностях. Желаешь послушать?

— Я вся внимание.

— Олимпус Мон — диаметр шестьсот километров, высота — двадцать шесть. Самый большой вулкан в Солнечной системе. Расположен на двадцатом градусе северной широты. Оттуда, где ты сейчас находишься, это приблизительно тысяча двести километров. Не думаю, что отсюда можно увидеть даже его южный трапп. С другой стороны, насколько мне известно, марсианский «лифт», на котором ты сейчас путешествуешь, находится на сто двенадцатом градусе западной долготы и на нулевой широте, а это как раз совпадает с населенным пунктом Тарсис Мон. Между прочим, вторым по величине подземным «городом», построенным землянами.

— Это мне известно.

— Превосходно. Так вот, если тебя интересуют какие-либо знаменитые вулканы, то ближайший — Павонис Мон. Двадцать один километр в высоту, а кальдера — одна из самых впечатляющих на протяжении всего Тарсианского горного хребта. Принимая во внимание такие характеристики, как высота, плотность воздуха и вероятность образования пылевых вихрей, я полагаю, что в поле твоего зрения находится именно знаменитый Павонис. Вероятность ошибки расчетов ничтожно мала, не больше двадцати процентов.

— Итак, Тарсис Мон — это название колонии, — подытожила Коглан.

— Не только колонии, но и всего вулканического плато, — уточнила Конфетка.

— …в то время как Павонис — это огромный кратер. Спасибо, Конфетка. А теперь помолчи немного, ладно?

— Хорошо, Деметра.

С тех пор как с ней произошел несчастный случай, Деметра Коглан существенно ограничила оперативные возможности своего «хронометра». С одной стороны, она постаралась сделать общение с механической прислугой как можно более приятным, наделив его мелодичным голосом и вежливыми манерами. Эта вежливость, правда, ограничивалась набором фраз вроде «пустяки», «спасибо», «все в порядке», что, в общем-то, не прибавляло Конфетке человеческого тепла.

Чтобы чувствовать себя еще увереннее, она ограничила доступ Конфетки к планетарной компьютерной сети. Теперь та была обязана в подробностях докладывать хозяйке, откуда пришли те или иные сведения, и обязательно указывать степень вероятности возможных ошибок. В те времена киберы делали это весьма редко. Третья мера предосторожности, предпринятая Деметрой Коглан, состояла в следующем; перед сном она снимала свой титановый браслетик, и вмонтированная в него Конфетка всю ночь «отдыхала» в ящике или в стакане с водой. Деметра же могла расслабиться, не боясь, что сболтнет во сне что-нибудь лишнее, и это лишнее станет достоянием компьютерной сети. Возможно, такие действия Коглан и казались странными, но они помогали ей обрести некоторую уверенность.

Прильнув к окну, Деметра наблюдала, как с каждой секундой приближается огромный кратер; сверху тот напоминал древние морщинистые губы исполинского лица, застывшие в отчаянной попытке поцеловать идущий на снижение пассажирский отсек. А в отсеке царила тишина. Единственной компанией Деметры на протяжении всего перелета были пара контейнеров с наклейками «Осторожно! Хрупкие вещи» да двое других пассажиров. Вещи, очевидно, боялись стремительного снижения, а люди — живого общения.

Смуглый мужчина со спутанной бородкой и в тюрбане цвета морской волны, очевидно, не знал ни слова по-английски. Напуганный состоянием невесомости, он крепко пристегнулся к креслу всеми возможными ремнями и с головой ушел в чтение новостей. Время от времени он строил смешные гримасы и легонько похрюкивал — наверное, виной тому были какие-то особо интересные происшествия.

Глядя через весь отсек на освещенные страницы журнала, Деметра могла разобрать только название — «Новости Нью-Делфи». Все-таки читать задом наперед трудновато. Рядом с заголовком был изображен сердитый лев — тиснение явно в староанглийском стиле. Рукописный шрифт смахивал на санскритские буквы.

В противоположность смуглому пассажиру в тюрбане его попутчица была бледнолицей крашеной блондинкой. Ее плотно облегающий саронг напомнил Деметре о южных морях. Разрез обнажал бледную лодыжку, всю покрытую прыщиками. Просторные одежды развевались на сквозняке, создаваемом вентиляторами и все тем же ранее упомянутым состоянием невесомости. Единственным «украшением» девицы был округлый темно-бордовый шрам над реденькими бровями да весьма странная татуировка: неестественно синие слезы, капающие с наружной стороны глаз. Еще в самом начале путешествия Деметра попробовала завести с ней разговор, но, похоже, та не знала ни один из доступных Деметре языков — ни дипломатического варианта английского, ни классического русского, ни даже испанского или арабского. Блондинка лишь непонимающе пожимала плечами, улыбалась и все плотнее укутывалась в саронг.

Деметре не оставалось другого занятия, кроме молчаливого созерцания приближающегося кратера, который с каждой секундой становился все больше. И вот, когда его старческий рот почти поглотил снижающийся космический корабль, последовал внезапный толчок, и картина за бортом резко сменилась. Взгляду Деметры открылись склоны обветренных скал.

А еще через несколько секунд она почувствовала под ногами твердый, устланный коврами пол отсека. От неожиданности Деметра упала.

Не так-то просто перейти от состояния свободного полета к ощущению истинного веса своего тела — даже если сила тяжести на Марсе втрое меньше, чем на Земле.

Еще один сильный толчок отбросил Деметру в угол кабины — ракета наконец коснулась поверхности Марса.

Из окна иллюминатора открылся вид на отшлифованные машинами покатые изгибы скал, которые с двух сторон освещались яркими огнями.

Крючковатые захваты со скрежетом вцепились в посадочную поверхность. Открылась шлюзовая камера, соединяясь с входом в терминал аэропорта. Через несколько секунд дверь бесшумно поднялась.

У Деметры заложило в ушах от перепада атмосферного давления. Она мельком посмотрела на своих спутников, но они не обращали на нее внимания, целиком погрузившись в сборы. Приведя в порядок розовый комбинезон, Деметра накинула на плечи изящный нейлоновый шарфик и уже потом отстегнула свой багаж. У нее было всего два чемодана: громоздкие и почти неподъемные на Земле, на Марсе они стали втрое легче. И Деметра помчалась вперед, практически не ощущая их веса.

Ее никто не встречал в узком, забетонированном пассажирском переходе. Официально считалось, что Деметра на каникулах. Дедушка Коглан решил, что Деметра нуждается в новых впечатлениях, свежих и бодрящих: сколько же можно штудировать сухие науки — практические переговоры, булеанская экономика, культурно-психологическая апперцепция и ассимиляция? К тому же она, бедняжка, только что прошла девятимесячные курсы физио- и психотерапии. Лучшие специалисты учили Деметру пользоваться ее новыми, заново воссозданными мозгами высшего качества. (Это было нечто вроде реабилитационной медицины, ведь Деметра совсем недавно перенесла тяжелейшую операцию.)

«Поезжай на Марс, детка, — убеждал ее дедушка. — Посмотришь на вулканы, попутешествуешь на прокси…»

Дедуля Деметры, большая «шишка», вице-президент Суверенного Государства Тексахомы, легко мог устроить внучке эту поездку, создав прекрасные условия для проживания, отдыха и всего такого прочего. В конце концов, Деметра поддалась его уговорам, взяла отпуск и отправилась в путешествие…

Особый идентификационный механизм, которым ее снабдил дедушка, должен привлечь внимание встречающих на Марсе. Но почему-то на выходе из Фонтана не было ни души. Даже чемоданы оказалось некому поднести.

Далеко внизу, там, где тоннель еще больше расширялся, мелькнула чья-то фигура. Мелькнула и тут же растаяла в полумраке.

— Эй, там! Есть кто…

Голос Деметры внезапно оборвался. Она даже выронила чемодан от неожиданности — таким писклявым и неестественным показался ей собственный голос.

«Э-е-й, тя-а-м!.. Е-е-сь х-хто?…» — Это была не Деметра, а объевшаяся амфетамина Минни-Маус.

Коглан стремительно зашептала прямо в титановый браслетик:

— Конфетка! Что со мной? — От волнения она даже охрипла. Голос все так же зловеще шелестел в пустом тоннеле. — У меня с легкими что-то не в порядке?! Отвечай!

— Подожди секунду, — бесстрастно прозвенел в ответ кибер. — Пульс в норме, если принять во внимание ту высоту, на которой ты сейчас находишься. Дыхание тоже в порядке. Уровень сахара в крови и содержание электролитов — норма. Кислорода, правда, чуть больше, чем нужно. А почему ты решила, что с тобой что-то не так, Дем?

— Да ты только послушай мой голос. Коглан едва не перешла на визг.

— Секундочку. В Сети на этот счет имеется следующая информация: воздух в тоннелях обычно содержит двадцать процентов двухатомного кислорода, семьдесят девять процентов двухатомного гелия, а также незначительное количество двуокиси углерода, водяных паров, формальдегида, ну и органические вещества — продукты человеческого дыхания и производственного загрязнения.

— А откуда такое высокое содержание гелия? — удивилась Деметра.

— Потому что этот инертный газ компенсирует отсутствие азота в марсианской атмосфере. Вообще-то азот здесь тоже присутствует, но в крайне малых количествах — 2,7 процента в воздухе и в литосфере в виде различных химических соединений. Почва должна содержать эти элементы в необходимом количестве — значительно повышается урожайность. Поэтому колонисты всячески стараются обогатить здешний воздух гелием, извлекая его как побочный продукт при разработке метановых залежей… У меня в запасе еще 4,2 мегабайта дополнительной информации о газовой промышленности планеты и восемь гигабайт вводного материала по экологии тоннелей. Да, и еще алгоритмы регуляции природного баланса планеты. Хочешь ознакомиться с этими сведениями?

— Как-нибудь в другой раз.

— Хорошо, Деметра.

Деметра Коглан глубоко вздохнула, понемногу успокаиваясь. Здешний воздух напоминал по вкусу консервы, которыми ограничивался ее скудный рацион с тех пор, как она покинула Землю. Ладно, дышать можно, решила Деметра. Конечно, это не цветочное поле люцерны июньским утром в Техасе. Но тут уж ничего не поделаешь.

Человек, чья тень мелькнула тогда в конце коридора, должно быть, находился уже очень далеко. У Деметры возникло смутное подозрение, что, пока Конфетка в мельчайших подробностях докладывала о составе воздуха, девушка с южных морей и неразговорчивый индус со старинным журналом успели ее обогнать. Надо поторапливаться, подумала она, пока не нахлынула новая волна туристов…

На перекрестке ей встретилась парочка местных жителей, спешивших куда-то по своим марсианским делам.

— Извините, пожалуйста, — обратилась Деметра к одному из них. — Вы не подскажете, где можно зарегистрироваться? («Ре-е-ги-истри-ся-а…» — ее голос все так же хрипло срывался.)

Марсианин обернулся и указал на ближайший указатель:

— Да где угодно.

Его голос больше походил на свист.

На указателе крупными буквами было написано: «Всех иностранцев, не имеющих здесь постоянного места жительства, просим свои данные занести в локальную Сеть. Ждите дальнейших инструкций».

Деметра снова поднесла к губам заветный титановый браслетик:

— Конфетка, соедини с местной Сетью, будь так добра. Похоже, нужно обновить мои данные.

Конфетка ответила почти сразу:

— Извини, Деметра, но никак нельзя. Тебе самой надо найти ближайший терминал и зарегистрироваться. Возможно, потребуются отпечатки твоих пальцев.

— Отлично. А куда же идти?

— Проход к терминалу должен быть где-то слева. Деметра повернулась в указанном направлении. Ничего, кроме надоевшей белой плитки.

— Конфетка, здесь нет никакого прохода.

— О, тысяча извинений. Я думала, ты стоишь лицом к югу. Повернись на север, и он будет слева от тебя.

Коглан обернулась и в пяти метрах от себя внизу увидела выступающую вперед полку с огромным светящимся экраном и клавиатурой. Она подошла поближе и начала изучать оборудование. Справа находился координатный шар, немного левее располагался контактный коврик для регистрации нейронных отпечатков пальцев. Она подошла ближе и явно при этом пересекла какую-то невидимую границу.

На экране тут же высветилось «Пожалуйста, введите ваши отпечатки пальцев, полное имя или код» на шести разных языках.

Деметра обратила внимание на то, что самая верхняя строка была на дипломатическом английском.

Она ввела в компьютер свое имя и прижала палец к контактному коврику.

— Добро пожаловать на Марс, мисс Коглан, — прозвенел металлический голос кибера с характерным тексахомским акцентом.

Мелькающие на экране снимки марсианского ландшафта и подземных жилищ сопровождались монотонной речью: «Ваша виза действительна в течение четырех недель. Для вас зарезервирован номер в «Золотом лотосе», четвертый уровень, тоннель № 21, отсек номер семь, смежный с восемнадцатым. Пожалуйста, подтвердите место проживания. Марсианским банком открыт счет на ваше имя в размере сорока тысяч новых марок. Официальный счет будет отправлен по прошествии шести месяцев в банк «Два орла» в Остине. Пока в вашей визе не предусмотрены какие-либо ограничения по передвижению, вы можете свободно посещать любые комплексы на Марсе. Вы зарегистрированы в качестве гостя. Вам запрещается найм на работу с получением заработной платы, будь то мгновенная выплата или в рассрочку. Согласно местным законам, вы должны подвергнуться тщательному медицинскому осмотру, чтобы исключить вероятность распространения инфекционных болезней. Вы уже записаны на прием к доктору Уолли Шину, второй уровень, тоннель № 9, отсек номер шесть. Осмотр состоится сегодня в четырнадцать часов. Пожалуйста, не опаздывайте и ограничьте всяческие контакты, пока не состоится прием у врача. Спасибо за внимание, и приятного вам отдыха», — наконец-таки умолк дребезжащий голос компьютера.

— Извините, но…

Только что прозвучавшее сообщение то и дело всплывало на экране на шести разных языках. Деметра потянулась к браслету.

— Эй, Конфетка! Сколько сейчас по местному времени?

— Тринадцать часов, сорок семь минут, Деметра.

— Черт, я же опаздываю к этому доктору Шину!..

Подхватив сумки, Коглан ринулась вперед по коридору туда, где он имел сообщение с подземным комплексом. Она надеялась, что скоро замелькают цифры и где-нибудь на стене будет висеть карта комплекса с большой приветственной афишей. Возвращаться назад за справкой к контрольному пункту казалось дурацкой идеей, а стрелка компаса в таком лабиринте крутилась как сумасшедшая.

Деметра сворачивала налево уже раз семь, но коридор, по которому она бежала, становился все шире и шире, и все больше людей наводняло его зябкую темноту. Воздух, казалось, дрожал от пронзительного свиста беседующих прохожих.

Большинство тоннелей в Тарсисе были вырублены прямо в скалах и представляли собой длинные трубы, разделенные крошечными шестиугольными камерами. Оттуда можно было попасть сразу в жилые и административные помещения.

Серо-красная каменная поверхность стен была покрыта изнутри эпоксидной смолой. Казалось, обитателям этих марсианских «покоев» специально напоминают, что они находятся под землей, и под какой землей — ни тебе белой черепицы или чего-то хотя бы отдаленно напоминающего роскошный отель.

Перебегая из одной «трубы» в другую, Деметра вначале не заметила, как кто-то осторожно тронул ее за локоть.

— Извините, мэм.

Она резко обернулась. Голос принадлежал молодому человеку с кудрявыми темными волосами и неуловимо восточными чертами лица. Он нахмурил брови и еще крепче сжал локоть Деметры.

На рукаве красовалась повязка «Гражданская милиция». Надпись была на двух языках. Белые буквы на синем фоне предупреждающе светились.

— Что случилось?

Несмотря на довольно грубое обращение, Деметра постаралась, чтобы ее голос звучал как можно спокойнее.

Он чуть не уткнулся ей в шею, вдыхая пряный аромат «Одалиски».

— Нравится? — холодно спросила Деметра.

— Мадам, вы арестованы. На Марсе строго запрещено пользоваться духами. Здешние законы очень суровы, когда дело касается нарушения целостности атмосферы.

С этими словами он вручил ей розовую карточку, к которой были приколоты крохотные золотые булавки.

— И что мне с этим делать?

— Вы должны возместить причиненный вами убыток в течение пяти дней. Заплатить штраф можно по любому местному терминалу.

— А если я не заплачу?

— Тогда вы будете лишены всех предоставленных вам прав: на проживание, на передвижение и покупки. До тех пор, пока не внесете штраф. Эта карточка закроет вам доступ к перечисленным услугам.

— Ясно. А что, если я ее просто выброшу?

— Это невозможно, мэм. Теперь ее температура полностью соответствует температуре вашего тела. Если вы ее выбросите, тут же произойдет короткое замыкание, и последует сигнал сирены. Вас немедленно схватят. Видите, на карточке остались отпечатки ваших пальцев.

Деметра внимательно оглядела «вызов в суд»: там, где ее пальцы коснулись карточки, теперь проступали красные с зеленым прожилки. Они мерцали даже тогда, когда она старалась держать карточку только за края.

— Советую вам заплатить штраф как можно быстрее, — потеплел голос милиционера. — Приятного вам отдыха, мэм… и, пожалуйста, смойте поскорее с себя эту дрянь.

Коглан кивнула с отсутствующим взглядом и снова ринулась вперед по коридору, зажав карточку между костяшками пальцев и стараясь не выронить разом потяжелевшие чемоданы.

Стрелка на стене указывала в сторону широкого спуска на уровень номер два. Деметра быстро спустилась и вскоре уже была в тоннеле № 9, отсек номер шесть. Странно. Никакого намека на кабинет доктора Шина. Какая-то белая дверь справа. Инициалы: Док. Ван. Светящаяся на трех разных языках надпись то вспыхивала, то гасла:

«Док. Ван Ликсин. Доктор медицинских наук. Психиатр. Терапевт. Травник. Гипноз, акупунктура и многое другое. Помогаю наладить гармоничные семейные отношения + гарантированное избавление от всех недухов».

— Недугов, — автоматически исправила Деметра бросившуюся в глаза опечатку.

«При необходимости могу вырывать зубы», — призывно мигала надпись.

«Ко всему прочему, он, видать, еще и юморист, — подумала про себя Коглан. — Похоже, ничего не остается, кроме как спросить этого доктора Вана, как найти легендарного доктора Шина».

И Деметра решительно позвонила в дверь.

Тарсис Мон

Коммерческий модуль 2/9/6

7 июня

Когда раздался звонок в дверь, доктор Ван Ликсин, известный среди местных жителей просто как доктор Ли, играл в го с настольным компьютером. Сегодня игра ладилась. Док вообще очень серьезно относился к этим поединкам, будучи далеко не первоклассным стратегом. Поэтому, если ему везло, как, например, сегодня, Ли начинал строить догадки, зачем это компьютер к нему подмазывается.

Все знали, что автохтонная Сеть полна технических дефектов. Ошибки и просчеты случались очень часто. Это касалось и локальной Сети, и основной системы на Земле. Иногда кибер-система выходила из строя без видимых на то причин, а бывало так, что сама система была в порядке, но «летели» все вспомогательные устройства.

Случалось даже, что и они работали безупречно, а вот введенные данные искажались до неузнаваемости.

Ну и совершенно непонятным образом программа иногда проигрывала в «дурака» даже самым никудышным игрокам типа доктора Ли.

Некоторые люди поговаривали, что Сеть поражена «первовирусом». Он считался самым вредоносным из всех когда-либо существовавших на Земле и на Марсе. Размножался с такой поразительной скоростью, что «поймать» его никто и не надеялся. Сторонники гипотезы о «первовирусе» видели только один вариант его уничтожения: пользователи всей Солнечной системы, включая компьютерную сеть на Земле, встроенные системы здесь, на Марсе, плюс узлы ледниковой связи и независимые терминалы колоний, так вот, все пользователи одновременно должны были «вырубить» свои компьютеры. И уже потом неуклонно следовать определенному набору восстановительных операций. Да, новые данные нужно вводить вручную, звуковую информацию — только при наличии обновленного пакета программ…

Должно быть, вы уже поняли, что подобное решение вирусной проблемы являлось совершенно нереальным.

Достоверную информацию о том, что происходит с Сетью, было не так уж просто получить, но до доктора Ли доходило много слухов.

Одна из теорий отстаивала следующую точку зрения: Сеть — живое существо, и вирус — не что иное, как обыкновенная гиперчувствительность. Всякий раз, когда миллиарды кибер-систем соединяются, каждый отдельный кибер ведет себя подобно нервному узлу на огромной нервной сети. Просто нервное окончание с соответствующими реакциями, и ничего более. Однако это объяснение можно было принять с большой натяжкой, и то если согласиться с тем, что киберы могут без всяких усилий сочинять сонеты и гениальные акростихи. Гипотезе явно не хватало научности.

Интерес вызывала другая теория, провозглашающая Сеть Богом. В ее основе лежал принцип Гайи: на определенном этапе развития в любой достаточно большой и постоянно усложняющейся системе начинают происходить сбои, которые можно представить как четкую структуру. Сторонники этой теории утверждали, что когда-то местом обитания Бога — или богов, или особых подвидов эльфов, фей и троллей — были скалы, деревья, ручьи. А теперь Он — или, может быть, Она, или, может быть, Они — пребывает в многочисленных программах. Проще говоря, дом Бога — само Число.

Существовала и другая версия. Трансмутация Сети — результат деятельности правительства, которое пытается всячески шпионить за жителями. Соответственно каждая ошибка кибернетического устройства является своеобразным отпечатком пальца универсального компьютерного заговора. Это не Сеть наблюдает за жителями и день-деньской копается в их данных, просто какой-то безумный бюрократ — в лице правительства — скрывается за Сетью и оттуда манипулирует ее возможностями в своих корыстных целях. Оставалось, однако, непонятным, как какое-то правительство (будь-то на Земле или на Марсе) может подчинить себе всю Сеть с ее разветвленными программами и подпрограммами. Горе-теоретики не особенно утруждали себя подобными объяснениями.

Оставалась еще одна сумасшедшая гипотеза, согласно которой Сеть олицетворялась с самим дьяволом, христианским падшим ангелом. Сторонники этой гипотезы утверждали, что многие люди уже давно продали души Машине. (Сами они, разумеется, не относились к числу отступников.) Происходило это так: достаточно было внести свои данные в любой компьютер, имеющий выход в Сеть, и набрать большими буквами слово «МФСТО». После этого человек получал ответ, интересный и заманчивый.

Предложение Сети зависело от социального статуса пользователя и многих других вещей. Дьявол (в народе именуемый просто МЕФИСТО) мог предложить вам какую-нибудь сделку. Например, если вы провалили школьный экзамен, то Мефисто запросто мог изменить ваши оценки. Или помочь платить втрое меньше за потребление киловатт/часа электроэнергии. Мефисто устроит вам и это. Хотите узнать, что потребуется взамен? А взамен Дьяволу нужно что-то человеческое: то, что подвластно только человеку, где любые машины бессильны. Те, кто отстаивал правдоподобность вышеизложенной гипотезы, верили в неограниченные возможности дьявола, источником которых и являлись предавшие себя умы и руки людей.

И вот получалось, что все знали о том, что происходило с Сетью, но не было и двух одинаковых гипотез. Единственное, в чем мнения сходились, так это в том, что возникающие ошибки невозможно предупредить и уж тем более исправить. Масштаб просчетов, казалось, тоже не имел большого значения. Машины подсовывали свои данные, и людям оставалось только их принять. В любом случае получаемая из Сети информация превосходила по точности ту, которую человек пытался получить сам, своими допотопными расчетами. Это стоило времени. Это стоило денег. В конце концов, не исключена была возможность абсолютно верных данных. Это был шанс. А жизнь никогда не устает нам их предлагать.

Однако вернемся к доктору Ли. Он только что кликнул мышкой по белому сектору 19x19 высветившейся на экране частой решетки. Произвольным ответом компьютера был один из черных квадратиков. Тут же весь экран заполнился белыми секторами, что означало победу доктора Ли над глупой машиной. Но док недолго наслаждался похвалами в свой адрес. Механический голос кибера объявил, что в приемной ожидает пациент.

— Пусть войдет, — ответил док, поворачиваясь лицом к двери, которая в тот же момент бесшумно поднялась.

В кабинет вошла молодая женщина в розовом комбинезоне, с оттянутыми багажом плечами.

Доктор Ли сразу почувствовал, что разговаривать с незнакомкой будет не так уж и легко. Однако на нее оказалось приятно посмотреть.

Высокая грудь, тонкая талия, роскошные бедра — вся ее фигура обещала легкое разрешение от бремени. Волнистые русые волосы, заложенные за уши, заплетены в длинную косу. Проницательный взгляд умных зеленых глаз, озорные искорки… Их нефритовые глубины обещали новое, прекрасное измерение. Практически безупречно белая кожа лица. Только кое-где видны отдельные веснушки, известные доку как доброкачественная неравномерность распределения в коже меланина. В общем, девушку можно было назвать довольно милой, если, конечно, у вас не вызывают антипатии огромные круглые глаза.

— Чем могу быть полезен, мисс? — спросил доктор Ли.

— Вообще-то я ищу доктора Шина, — произнесла девушка со странной восходящей интонацией, должно быть, так принято на Земле. — В Сети мне сказали, что я записана…

— О, вы, должно быть, Деметра Коглан?

— Да, но…

— Тогда это меня вы должны искать. Мое имя Ван Ликсин. Но вы можете называть меня просто Ли.

— Ван… Ли… Син… О'кей, постараюсь запомнить.

Деметра наконец-то сняла с плеча тяжелую сумку, положила ее на стоящую рядом банкетку и прошла в кабинет для осмотра. Увидев, что она сжимает в правой руке штрафную розовую карточку, доктор Ли сказал:

— Оставьте это с вашими вещами.

— Но… милиционер сказал, что если я выпущу ее из рук, то сразу же завоет сирена, прибудет патруль, и меня тут же…

— Вздор! Они всегда запугивают иностранцев. — Тут док с шумом втянул воздух. — «Одалиска»? Приятный аромат, слегка приторный, правда. Несколько капель изопропилового спирта — и ни один «нюхач» не поймет, какая у вас марка духов.

— Спасибо за совет.

— Дайте мне свою карточку.

Деметра все еще пребывала в нерешительности.

— Что вы с ней собираетесь сделать?

— Ну, я всего лишь всего-навсего оплачу ее прямо со своего компьютера. Тем самым избавлю вас от страха быть арестованной.

— И вы действительно это сделаете? Для меня?

— Пара пустяков. Естественно, я укажу номер вашего лицевого счета. — Он еще раз взглянул на карточку. — Всего десять марок. Это вас не разорит.

— Надо полагать, что нет. Слушайте, а у вас тут, на Марсе, действительно следят за каждым шагом? Еще когда я спускалась сюда на Фонтане, видела вращающиеся линзы, всякие там суперчувствительные датчики… «Жучки» в каждом коридоре — куда ни ступи. И теперь вы еще мне говорите о каких-то «нюхачах». Я никак не ожидала…

— Чего? Цивилизации? Современных технологий? — улыбнулся доктор Ли. — Наша Сеть позволяет соединиться практически с любым объектом. Связь работает не хуже, чем у вас на родине. А вы думали, куда вы попали? У нас тут нет пьяных ковбоев и скотоводов… или кого вы еще ожидали здесь увидеть?

— Но я не думала, что на Марсе так много всяких «надзирателей».

— Ну, если вам нужны необъятные просторы, поезжайте в Европу, мисс Коглан. Там вы полюбуетесь средневековой архитектурой. А у нас на Марсе все технологически продвинутое — уже проведена горячая вода, имеются пятизвездочные отели. К вашим услугам — бар-автомат, а если хотите, можете пойти в суперсовременную библиотеку, где вас ждут виртуальные интерактивные развлечения. У нас даже пытаются ввести законы.

— Понятно, — улыбнулась наконец и Деметра. — Просто я так надеялась хоть чуть-чуть вырваться из-под гнета так называемого социума.

— Ну, мисс, здесь, на Марсе, это вряд ли получится. Три тысячи людей просто впихнули в двадцать тысяч кубических метров… Мы все тут как селедки в бочке. Какая уж свобода? И могу вас обрадовать, что вам еще повезло, что вы попали именно в Тарсис. Другие подземные колонии еще больше загружены людьми. А вы зачем, собственно, приехали? Дела? Путь сюда неблизкий. Вам что, так нравится путешествовать?

— Как сказать… Я просто недавно окончила учебу, и мой дедушка решил, что мне не помешает набраться новых впечатлений.

— Понятно. Ладно, поговорили, и хватит. Забирайтесь сюда.

С этими словами доктор Ли поправил накинутую на стол мягкую ткань.

Деметра снова застыла в нерешительности.

— Мне нужно раздеваться?

— Милочка, вы думаете, чем мы тут занимаемся — охотимся на бизонов? Успокойтесь. Просто ложитесь. Постарайтесь, чтобы голова, руки и ноги попали вот на эти желтые линии. — Уверенными движениями доктор Ли помог ей устроиться. — Это займет не более двух-трех минут.

Стол, на котором лежала Деметра, плавно поплыл вниз. Тем временем доктор достал трансдермальный пневматический пистолет. Заряжен он был особыми частичками, способными проникать глубоко под кожу. Доктор легонько потер правое запястье девушки, поднес к нему пистолет и выстрелил. Воздушная струя тут же без всяких усилий проникла в организм.

Пока шло обследование ее костных и мягких тканей ультразвуком, крохотные капельки проникали в кровь, выполняя свою привычную функцию: фиксация химических процессов, подсчет антител, и не только это.

Каждая такая «капелька» содержала в себе огромные возможности для диагностики: хроматография, измерение давления, ионных потоков, ДНК и многое другое.

Все эти данные подвергались тщательной обработке и поступали через рецепторы, вмонтированные в стол, прямо на экран монитора.

Оборудование было весьма дорогостоящее: доктор Ли заказал его за тысячу марок по каталогу одной из фирм-поставщиков.

Через двадцать четыре часа диагностирующие частички полностью испарятся из внутренних органов пациентки. А пока они стремительно и незаметно носятся по ее организму, осуществляя свой сложнейший анализ…

Все эти сложные операции заняли, однако, не более минуты.

— Ой. — Деметра потерла правое запястье. — Это, конечно, не больнее комариного укуса, но ощущение не из приятных.

— Все уже позади, — ухмыльнулся док. — Попрошу вас не шевелиться еще одну минуту.

Ли принялся внимательно изучать появившуюся на мониторе компьютера картинку. Трехмерное изображение женского скелета, вспыхивающие и гаснущие точки символизировали костные ткани, сокращающиеся «мешочки» показывали состояние внутренних органов. Цветовая гамма максимально приближена к естественной. О наличии инородных тел в организме говорило бледно-голубое свечение. Кольцо на правой руке Деметры, серебряный браслет с заветным амулетом на левом запястье да пуговицы на комбинезоне — других чужеродных предметов обнаружить не удалось.

— Зачем вообще все эти странные процедуры? — возмутилась Деметра.

Пока она говорила, картинка на экране монитора задвигалась, показывая изменения положения челюсти и работу голосовых связок.

— Вам нельзя шевелиться, — мягко упрекнул пациентку доктор Ли.

— Но я же целые месяцы провела на космическом корабле, в полной изоляции! Если бы и были какие-то жучки, за это время они бы давно сдохли.

— Вполне с вами согласен, мисс. Но мы ведь знаем, насколько тесно вы общались с экипажем и другими пассажирами. Наши люди хоть и не могут проконтролировать вас, землян, во время полета, зато вправе подвергнуть полному осмотру, едва вы ступите на Марс. Законы здесь строгие. Нам не нужны заразные болезни и непредвиденные ситуации.

— О… — только и нашла что сказать Деметра.

— Ну а теперь не шевелитесь!

И доктор поторопился завершить обследование. Сверив полученные данные с имеющимся образцом, он довольно произнес:

— Ничего не обнаружено! Никаких отклонений от нормы. Даже здоровье в полном порядке.

— Вы это серьезно? — спросила Деметра. Она так стремительно повернулась к доктору, что картинка на мониторе снова закачалась. — Неужели не осталось никаких следов несчастного случая?

— М-м… Что вы имеете в виду?

Теперь настала очередь доктора Ли удивляться.

— Ну, я умудрилась получить травму головы, когда захотела в очередной раз сменить прическу. Знаете, у нас в Остине как раз входит в моду «автостримобиг».

Заметив непонимающий взгляд, Деметра поспешила объяснить:

— Ну, автоматические стрижко-мойко-бигуди — это такие хитрые штуковины, которые одновременно моют голову, стригут и делают укладку чем-то похожим на шлем. Засовываешь туда голову и… Ну, в общем, эта штука вздумала заклинить, кажется, соленоиды перегорели. Ну и вот, ножницы вонзились прямо мне в голову… справа… Так сильно…

Доктор сделал успокаивающий жест рукой и принялся внимательно вглядываться в картинку на мониторе. Он повертел ее, стараясь выбрать подходящий ракурс. Должны же были остаться какие-то следы… И точно, в одном месте видны разрывы связок — грубый шрам в районе теменной доли как напоминание о перенесенном переломе. И крохотный белый кусочек пластика для поддержания целостности мягких тканей.

— Разве можно положиться на этот компьютер? Опять сбои, — пробурчал себе под нос доктор Ли. — Да, мисс Коглан, теперь я вижу. А как вы себя чувствуете? Есть какие-то остаточные явления?

— Нет, доктор Ли. Ничего серьезного. Ну, бывает иногда трудно сосредоточиться…

— Это вас беспокоит?

— Нет, док. — Голос Деметры был нарочито громок и даже дерзок. — Мне кажется, мы уже достаточно позабавились. Могу я теперь идти?

— Конечно, мисс Коглан. И — добро пожаловать на Марс!

Не удостоив доктора Ли ответом, Деметра соскользнула со стола и быстро вышла из кабинета. Подхватив чемоданы, направилась к двери. Та автоматически открылась при ее приближении. Уже в коридоре Деметра обернулась и помахала на прощание рукой.

Доктор Ли задумчиво взглянул на монитор. Затем заархивировал данные мисс Деметры Коглан и, взглянув на часы, решил быстренько сыграть еще одну партию в го. Пока не прибыл следующий пациент.

Глава 2 МЫ ВСЕ ВЫЙДЕМ ЕЙ НАВСТРЕЧУ…

«Золотой лотос»

Жилой модуль 4/21/9

7 июня

Апартаменты Деметры Коглан в «Золотом лотосе» напоминали скорее одиночную камеру. Впрочем, и сам отель производил похожее впечатление.

Где-то в углу болталась на ремнях подвесная кровать — совсем как в камере для арестантов Хьюстонского пенитенциарного заведения, разве что лямки не такие грязные и обтрепанные.

Тем не менее, выход в Сеть имелся и тут. Экран с клавиатурой были встроены прямо в нишу марсианской скалы (точнее, того, что от нее осталось). Кое-где виднелись золотые вкрапления породы, наводя на мысль о рудниковых залежах, сокровищах родной далекой Земли.

Ванная комната располагалась в конце длинного коридора. Даже там было полно всяких «счетчиков».

«Ладно, — подумала Деметра. — По крайней мере, мою одежду никто здесь не тронет. Хоть какой-то плюс».

Она еще раз оглядела комнату. Если подвинуть кровать вот так, то экран терминала окажется прямо перед ней. Пожалуй, так будет удобнее.

Деметра включила монитор, и светящиеся буквы приветственно замигали:

ЧЕМ МОГУ БЫТЬ ВАМ ПОЛЕЗЕН, МИСС КОГЛАН?

Для начала она ввела коротенький текст:

ВЫ ВОСПРИНИМАЕТЕ РЕЧЬ?

— Да, этот терминал позволяет это делать, — раздался из громкоговорителя голос, похожий на мужской.

Он был октавы на три выше, чем принято у жителей Земли.

— Зачем тебе понадобилось обращаться в Сеть? — вдруг подала голос Конфетка. — Ты же можешь спросить у меня, Деметра.

— Премного тебе благодарна, но оставь право решать за мной. Хорошо?

Деметра повернулась лицом к монитору.

— Будьте добры, как мне добраться до Долины Маринера?

— Министерство Северной Зеландии по освоению горных каньонов сейчас как раз ведет там работы. Их цель — приспособить эту территорию для жилых и пищевых комплексов. Поначалу там можно будет разместить около пятнадцати сотен человек, — бойко разглагольствовал кибер. — Когда-то в незапамятные времена на Марсе в избытке текли подводные воды. Это подземное течение годами формировало причудливую форму каналов. Сейчас протяженность всей системы достигает девятнадцать сотен километров — это вместе с многочисленными ответвлениями. Также в этом районе зарегистрирована одна из самых нижних точек относительно поверхности Марса.

Шипящая речь кибера сопровождалась постоянно меняющимися картинками горных каньонов.

— Если вас интересуют подробности этого грандиозного проекта, ждем вас в нашей Сетевой Библиотеке на тридцать втором канале. А также, уважаемые гости «Золотого лотоса», на сорок четвертом канале вашему вниманию предлагается виртуальное путешествие в один из недавно отстроенных подземных комплексов. Если вас заинтересует эта информация, то просим направлять…

— Не сейчас, парень, — оборвала Деметра несколько затянувшийся монолог. — Неужели я непонятно выразилась? Могу я выбраться из этой конуры и реально посмотреть этот каньон? На чем туда можно добраться? И вообще где он находится?

Молчание. Маленькая кратковременная вечность, заполненная тиканьем наносекунд, и снова шипение машины:

— Весь транспорт отправляется из Тарсиса. Район, где расположен Каньон, находится в 2652 километрах от «Золотого лотоса». Поэтому путешествие займет не менее четырнадцати дней.

На экране тут же появилось некое подобие автобуса — серебристо-красная неуклюжая конструкция на восьми ходулях.

— Приблизительная стоимость такой поездки около… — все еще продолжал звенеть металлический голос.

— Довольно. Но все же не могли бы вы объяснить, почему мне нельзя поехать прямо отсюда? И прямо сейчас?

В воздухе опять повисло молчание.

— Видите ли, всякое передвижение по поверхности Марса чревато опасными последствиями для неприспособленных к здешним условиям людей.

— Как же тогда нам, «неприспособленным», быть? Как передвигаться?

— С помощью прокси.

— Это еще что такое?

— Прокси — это устройство, способное выполнять практически любые просьбы человека. Фактически оно действует вместо него. Плюс регистрация всей поступающей информации и телеметрия. Образно выражаясь, вы будете смотреть его глазами, слышать его ушами. Ваши движения — его движения. И при этом — абсолютная безопасность.

Сначала на экране появился человек в шлеме. К шлему крепились антенны и линзы. Странный головной убор дополнялся еще более странным костюмом с множеством ответвлений.

Затем в окне терминала высветился металлический шар неопределенного размера. Со всех сторон шара торчали точно такие же маленькие антеннки и другие приспособления.

Это было ужасное зрелище: шар «расхаживал» на двух паучьих ножках, выставив впереди себя жалкое подобие человеческих рук.

При виде этого малопривлекательного мутанта Деметра содрогнулась.

— Ладно…

Коглан в раздумье закусила губу.

Сеть явно что-то не договаривала. Недосказанность витала в воздухе, не давая Деметре покоя. Она обязательно должна выяснить, в чем тут дело.

— Как же связаться с прокси?

— Через интерактивное окно терминала.

— В вашем распоряжении есть подобная услуга?

— К сожалению, нет, мисс Коглан.

— Как же мне быть?

— Такие машины имеются в общественных местах. Их также можно взять ненадолго напрокат. Звуки, картинки, виртуальные запахи и плюс осязание. Создаваемая реальность практически ничем не отличается от действительности. Некоторые прокси, особенно технологически продвинутые, обладают чувством равновесия, движения. Конечно, все это за дополнительную плату, и…

— Спасибо, но я уже достаточно нанюхалась марсианского воздуха. — Жженый камень пополам с давно не стираными носками, вот что он собой представляет. Да еще вечный запах перегара… — Скажите, а как мне найти терминал с такими виртуальными возможностями?

— «Золотой лотос» славится своим роскошным виртуальным павильоном. Подойдите к любому устройству с красным символом В/Р и можете стартовать прямо оттуда.

Картинка на экране услужливо сменилась.

— Спасибо, я пойду поищу…

Но закончить фразу Деметре не удалось. Дребезжащий голос прервал ее, что раньше никогда не случалось:

— Тем, кто на Марсе впервые, мы настоятельно рекомендуем отправиться в путешествие с опытным проводником. Это делается как для вашей безопасности, так и для гарантии сохранности аппаратуры. С новичками, знаете, нередки случаи пространственной дезориентации.

— Где же мне найти такого проводника?

— Многие местные жители будут рады помочь вам за известную плату. Наличными.

— Ну хорошо. Вы можете мне помочь с таким проводником?

— Мы подыщем вам подходящую кандидатуру, — жестко прозвучал механический голос.

И затих. Потух и экран, как бы ставя точку в этом затянувшемся разговоре.

— Ну вот, — сказала себе Деметра. — Я уже и машину умудрилась оскорбить.

— Это твоя манера разговаривать, — не удержалась Конфетка. — А как ты обращаешься со мной?

— Заткнись. Ладно?

— Хорошо, Деметра, молчу.

«Вот что значит правильно запрограммировать кибер-слугу», — довольно подумала Деметра.

Вдруг она почувствовала, как давят на нее безликие, с золотыми прожилками стены. Всем естеством ощутила спертость воздуха. Встала. Кровать с шумом вернулась на место. Убедившись, что код дверного замка точно соответствует отпечатку ее большого пальца, Деметра вышла в холл и повернула в сторону главного тоннеля.

Тарсис Мон

Сельскохозяйственный участок № 39

7 июня

Джори ден Острайкер надежно прикрыл гряду только что посаженных семян. К каждому семечку был прикреплен маленький ярлычок, который сейчас забавно торчал над землей. Чтобы тончайшая пластмасса не порвалась, он долго и осторожно вбивал по краям маленькие гвоздики. Каждый гвоздик проходил через веревочное кольцо, которое, в свою очередь, прочно крепилось на огромном земляном пласте.

Кроме ухода за саженцами, у Джори были и другие обязанности. Впрочем, не только у него. Практически каждый обитатель Марса был занят на двух-трех работах. В зависимости от его природных наклонностей. Землю возделывали сообща. Вначале рабочие возводили вокруг будущей делянки полукруглый «потолок». Копать приходилось глубоко — почти до самого слоя вечной мерзлоты. Получалось что-то вроде павильона. Он служил надежной защитой от вредной для здоровья марсианской атмосферы. Задача следующей бригады состояла в подготовке почвы. Дело это было нелегкое. Твердые пласты разбивали автофрезой, а потом разравнивали. После этого почву удобряли различными химикатами, включая безопасную, точно рассчитанную дозу азотфиксаторов. Наконец появлялся Джори со свертками двухслойной пленки и покрывал ею готовую делянку.

Саму пленку делал кто-то еще. Возможно, этим занимался какой-нибудь надомный кооператив, имеющий доступ к природным залежам метана. Эта же команда готовила пленку для будущего применения: по краям крепили гвозди, изготовленные специально для этой цели. Проводили узкие трубочки для поливки и нагнетания воздуха. Теперь готовую пленку нужно было усеять проращенными семенами. Этим занимались другие люди. Закончив свою часть работы, они оставляли пленку с семенами для Джори, который тут же подхватывал эстафету. Такое разделение труда было высокоэффективно. Каждый вносил свою лепту в дело будущего урожая.

Что касается Джори, то он сажал морковь не потому, что имел особый дар садовода. Просто он мог подолгу находиться под открытым марсианским небом — без особого вреда для своего здоровья. Джори был креолом. Креол — это что-то среднее между киборгами устаревшего типа и людьми, не адаптированными к местным условиям.

Обыкновенному человеку было достаточно провести более пятнадцати секунд под открытым небом — кровообращение тут же замедлялось, начинались сбои в работе легких. Ультрафиолетовое излучение было крайне губительно для кожи. Если бы бедняге даже и посчастливилось вернуться на Землю, кожа бы все равно слезла. Киборгов поставляли на Марс с Земли. Многочисленные операции полностью изменяли человеческий облик, приспосабливая к «жизни» на марсианской поверхности. Если, конечно, безрадостное существование машины кто-то осмеливался назвать жизнью.

Учитывая все это, креолы были прекрасным «компромиссом». Те операции, которые в свое время претерпел Джори, были вполне доступны марсианской медицине. Креол как продукт двух миров вмещал в себе их лучшие черты. Выглядел он в общих чертах, почти как люди. Он мог легко перемещаться по поверхности, почти не отличаясь от своих «неприспособленных» друзей и родственников.

Незащищенный, он часами находился под ультрафиолетовыми лучами и не испытывал при этом чувства дискомфорта. Вот поэтому быть креолом на Марсе считалось большой удачей. Еще одним плюсом считалась удвоенная заработная плата Креолов. Платили вдвое, а работа совсем пустячная — устилать делянки пленкой с проращенными семенами моркови.

— Джори ден Острайкер, — неожиданно прозвучал в его ушах голос Сети.

Еще одним признаком креолов были нейтральные имплантаты, обеспечивающие непрерывную звуковую и визуальную связь с локальной кибернетической Сетью.

— Что случилось?

Джори не приходилось даже произносить слова. Достаточно было подумать.

— Для вас есть особое задание. Совсем недавно с Земли прибыл очередной корабль.

— Вы что, не видите, что я сейчас занят?

— Не забывайте, что условия нашего контракта весьма подвижны. Заканчивайте работу, вас ждет новый объект.

— У этого объекта есть имя?

— Некая Деметра Коглан. Совсем недавно прилетела с Земли.

— А-а… девушка. Это хорошо.

В коре его головного мозга уже появилось изображение круглолицей девушки с темными волосами, завязанными в «конский хвост».

Механический голос монотонно бубнил, считывая данные с какого-то файла:

— Деметра Коглан, 28 лет, имеет хорошие связи с правительством Тексахомы. Три с половиной года проучилась в Школе дипломатических отношений Техасского университета в Остине. Но степень так и не получила. Похоже, семья — ее единственный финансовый источник. На ее счету сейчас… данные недоступны. Мисс Коглан заявляет, что прибыла на Марс исключительно в целях туризма. Однако у нас есть причины сомневаться в этой информации. Сейчас мы пытаемся установить связь с Землей.

— Так-так-так… девушка богата, — просвистел Джори. — Мне все больше нравится ваше срочное задание.

— Джори ден Острайкер, мы вас предупреждаем. Это очень опасный клиент. Будьте осторожны.

— Само самой разумеется. Она говорила, сколько заплатит за мои услуги?

— Вы сами назначаете цену. Конечно, она должна быть разумной. Правительство Марса готово пойти вам навстречу.

— Вот здорово! Где мне искать мисс Коглан?

— Она остановилась в «Золотом лотосе», но в данный момент отсутствует в гостиничном номере, где-то гуляет. Очевидно, там еще не установлены датчики. Мы выясним ее местонахождение к тому времени, как вы закончите свою работу на участке.

— Превосходно. Буду ждать дальнейших распоряжений.

— Мы так и думали, что предложение вас заинтересует. — Голос замолчал так же внезапно, как и появился. Джори снова был один.

Вот так. Оказывается, сажать морковку на Марсе еще более выгодно, чем это может показаться на первый взгляд.

Бар «Пурпурная королева»

Коммерческий модуль 2/4/7

7 июня

В поисках людей Деметра Коглан забрела в бар под названием «Пурпурная королева». Бар находился на втором уровне, в конце шестиугольного коридора, и напоминал огромный куб. Около дюжины столиков, ни одного стула. Даже бармена нигде не было видно. Вместо него стоял вездесущий бар-автомат, среди местных жителей известный больше под названием «Мистер Миксер».

Деметра долго раздумывала, не заказать ли ей «маргариту» а-ля Тексахома, но, засомневавшись в алкогольно-кулинарных способностях здешней машины, остановила свой выбор на обыкновенной кружке пива.

Вначале Деметре показалось, что все столики заняты. Присмотревшись, она поняла, что это иллюзия (впрочем, как и многое другое на Марсе). Только у половины посетителей были руки и ноги. Остальные же являлись голограммами. Своему появлению в баре «Пурпурная королева» они были обязаны крохотным прожекторам, вмонтированным в зубчатые края столиков. Таким образом, реальные посетители мирно беседовали со своими приятелями, которые в данный момент могли находиться в любом уголке Марса. Немного жутковато было смотреть на эти странные компании и осознавать, что «настоящие здесь» являются простыми фантомами «где-то там».

Похоже, никто не горел желанием заводить знакомство с новенькой. Сама обстановка не располагала к общению: унылая камера, безликое нагромождение столов. Все здесь говорило: «Допивай скорей свое пиво и будь таков. Не забывай — тебя ждут дела». Властная «Королева» не была особо щедра на аудиенции. Да, подумала Деметра, современная культура стала слишком деловой.

Вот она и допивала пиво, молча, сначала маленькими глоточками, потом все быстрее и быстрее, убеждаясь, что ей вовсе не улыбается перспектива поболтать о том о сем с голограммой. Лучше уж одиночество. А ведь доктор Ли, по сути, является ее единственным знакомым на Марсе. Когда в кружке не осталось ничего, кроме пузырьков пены, Деметра тихонько поставила ее на столик и пошла бродить дальше.

Поднявшись этажом выше, Деметра заметила заинтересовавший ее указатель: «Город Куполов». Она подумала и решила, что посетить такой «город» будет довольно занятно. Ей совсем не хотелось спать, несмотря на то, что она была на ногах уже почти полные земные сутки. Небольшая усталость вызывалась разницей во времени: на Марсе сутки длиннее земных на тридцать семь минут.

Такое течение времени объяснялось скоростью вращения Марса вокруг своей оси: кроме того, в тоннелях повсюду горел свет. Может быть, поэтому Деметра чувствовала себя одним из пузырьков неистово искрящегося потока энергии. Ей пришло в голову подняться на поверхность и посмотреть, что там делает Солнце. Может, хоть это как-то поможет ей сориентироваться?

Первым указанием на то, что она покидала подземную коридорную систему, была площадка на наклонно установленном трапе с дверью, которая вела в шлюзовую камеру. Обе пневматические двери открылись одновременно, но Деметра заметила, что они готовы захлопнуться при первых же признаках падения давления. Панели, насколько можно было судить, представляли собой бронированные пластины.

Очевидно, тарсисмонтианцы — или как там они себя сами называли? — опасались, что взрывная декомпрессия может сопровождаться атомным нападением.

Над шлюзом ситуация с давлением непонятным образом изменилась. У Коглан заложило уши, она почувствовала некое подобие нагнетания атмосферы. Нечто подобное испытываешь, когда надеваешь скафандр и насос начинает закачивать воздух.

Место соединения скалистой породы Марса и сооруженных людьми куполов было скрыто слоями фибергласа и стальной обшивки. Сделав несколько шагов, Деметра заметила у себя над головой прозрачный пластик. Материал немного прогибался: не слишком сильно, чтобы рухнуть под собственным весом, но все же вполне достаточно, чтобы определить: внутреннее давление воздуха — это все, что его поддерживает. Колебания пластика указывали еще и на то, что по ту сторону купола дует ветер. Деметра не сомневалась, что конструкторы не ограничились одним лишь слоем тонкого материала, отделяющим пригодный для дыхания воздух от углекислого газа, гуляющего по марсианским просторам. Но ей вдруг стало понятно, что мгновенно закрывающиеся двери шлюзовой камеры отнюдь не излишняя предосторожность.

Судя по тому, какой свет проникал через ультрафиолетовый «потолок», она решила, что солнце уже значительно ближе к горизонту, чем было тогда, когда она ходила к Космическому Фонтану. Чтобы проверить свою догадку, Деметра стала искать окно.

Первый купол достигал метров пятидесяти в поперечнике и двадцати в высоту. Пространство было отгорожено стеной высотой в человеческий рост.

Деметра заметила, что крохотные комнатки непосредственно под платформами скромно прикрыты чем-то вроде тента. Если бы не это, то обитатели жилых модулей — рабочих мест? — могли бы наслаждаться видом тихого неба из ткани купола.

Коглан обошла вокруг, пытаясь отыскать стену периметра и взглянуть на поверхность планеты с естественного уровня. В какой-то момент ее блуждающий взгляд упал на дверь одного из модулей, которая оказалась прикрыта не полностью. Внутри Деметра увидела типичное внутреннее убранство офиса: маленький стол, В/Р-терминал, стул, полку для дисков и нечто, похожее на старомодный складной стол, но с парой компьютерных «мышек» и интерфейсной панелью. Табличка с внешней стороны двери гласила: «Служба эксплуатации-Д2. Водные ресурсы».

Очевидно, службы управления в Тарсис Мон участвовали в распределении помещений лишь во вторую очередь. Если бы на купол упал метеорит, то первыми откинули бы лапки как раз бюрократы низшего уровня. Деметру это не удивило — такой принцип действует везде.

Насколько можно было судить, в этом куполе окна, выходящие наружу, вообще отсутствовали. Она прошла через тоннель к следующему, оказавшемуся чем-то вроде гаража. Дальняя стена имела выход в шлюз, загерметизированный массивной фибергласовой дверью. В «гараже» находилось несколько «ходунов», различавшихся размерами в зависимости от количества «ног» и напоминающих насекомых. Деметра вспомнила, что читала где-то о преимуществах именно такого способа передвижения перед колесным. Ведь здешний рельеф отличался неровностью, а дорог на Марсе никогда не было. Кроме того, в условиях низкой гравитации силы сцепления здесь были гораздо меньше, чем на Земле, так что колеса и гусеницы зачастую просто пробуксовывали. Гораздо надежнее в таких условиях «ноги».

«Ходуны» в гараже стояли с открытыми люками и поднятыми панелями доступа. Под панелями копошились люди и роботы. Наверное, решила Деметра, гараж по совместительству выполнял и функции ремонтной мастерской.

Лишь дойдя до третьего купола, она обнаружила окно во внешний мир.

Это был своего рода гимнастический зал, приспособленный к условиям низкой гравитации, с шестами, трамплинами и даже бассейном, наполненным голубой водой. Высота зала позволяла заниматься спортом без опасения врезаться в потолок. Понятно, что в тоннелях такого вида деятельность была бы невозможна. Пройдя через дверь, Деметра сразу почувствовала, как ее комбинезон пропитывается влагой. В нос ударил сильный запах хлора. Зал практически пустовал: вероятно, все находились на работе, с нетерпением ожидая конца смены, чтобы предаться удовольствиям.

Через прозрачные участки дальней стены можно было увидеть природный ландшафт. Деметра обратила внимание, что гонимая ветром пыль еще не успела слишком повредить стекло. Она подошла ближе и постаралась отыскать горные вершины, охранявшие Долину Маринера, то место, куда ей так хотелось попасть, но их не было видно из-за кривизны поверхности.

Повернувшись, Деметра направилась к западной стене, чтобы полюбоваться закатом. На Земле более плотная атмосфера смягчала сияние солнца, так что при желании каждый мог смотреть непосредственно на распухший диск далекой красной планеты. На Марсе тонкий слой разреженного воздуха не допускал такого эффекта, но пластиковое окно было снабжено светофильтром — чего Деметра не ожидала, — и она тут же установила регулятор на максимум. После такой меры предосторожности уже ничто не мешало наблюдать за серебристым диском, имевшим диаметр в половину того, что был виден с Земли.

— Мисс Коглан? — раздался сзади высокий мужской голос.

Деметра, конечно, понимала, что такое звучание вызвано избытком гелия в здешней атмосфере. Но все равно незнакомый голос был слишком высок и даже женственно пискляв.

— Да?

Она обернулась и увидела стоящего перед ней молодого мужчину. Бронзовая кожа, подтянутый мускулистый живот… Что-то подсказывало Деметре, что и попка у него не хуже. Чем-то незнакомец напомнил ей Давида Микеланджело. Все та же красота физического тела. Незнакомец вполне мог бы служить прекрасным наглядным пособием по анатомии.

— Мне сказали, вам нужен проводник. Думаю, я вполне подойду. Меня зовут Джори ден Острайкер.

Юноша был почти полностью обнажен, если не считать серых кожаных шортов в обтяжку и пары легких туфель из того же материала. Да еще рабочий пояс. Тоже кожаный.

Голова у Джори была совершенно лысая. Затылок блестел под тусклыми лучами, как медный котелок. Откуда-то с шеи свисали тоненькие кисточки, похожие на косички. Они свободно болтались у Джори между лопатками и делали его похожим на средневекового китайского мандарина. Когда он слегка повернулся, Деметра поняла, что это переплетенные провода.

— Да. Они посоветовали мне. То есть я сама… — Поначалу она даже растерялась.

Внешность незнакомца так заинтересовала Деметру, что она все продолжала его разглядывать. Маленькая бородка, аккуратно подстриженные усики. Впрочем, нет. Это не бородка. Только сейчас Деметра рассмотрела в уголках его рта крохотные липучки, на которых держалась дыхательная маска.

Еще более необычно выглядели уши продолговатой формы: они стояли торчком, прямо как у немецкой овчарки. В самом центре ушной раковины были вмонтированы крохотные кнопочки. Это как раз благодаря ним Джори мог слышать малейшие шорохи, как на поверхности Марса, так и в условиях нормального атмосферного давления Земли.

— М-м… Кто вы такой, собственно говоря? — наконец нарушила Деметра неловкую паузу.

— Я-то? Креол, — ухмыльнулся юноша. — Слыхали про таких? Существ, идеально приспособленных для работы на Марсе.

— Ах, так вы киборг…

— Э, нет, детка. Киборг — сплошная куча железяк, проволок и другой дряни. У них же компьютер вместо мозгов. А я, можно сказать, человек. Усовершенствованный человек.

— Ясно. Так вы — мой прокси? Это вашими ушами я буду слушать, смотреть вашими глазами? А что еще вы можете делать вместо меня?

— Вы, наверное, не поняли, мисс. Я точно такой же человек, как и вы. Почти такой же. Я просто буду вас сопровождать туда, куда вам заблагорассудится отправиться. Со мной вы не потеряетесь. Я знаю Марс как свои пять пальцев.

— И Долину Маринера тоже знаете?

— Бывал там тысячу раз. Никак не меньше.

— Мы можем отправиться прямо сейчас?

Внезапно глаза Джори остекленели. Голова откинулась в сторону, совсем как у робота. Деметра не знала, бывают ли у креолов припадки, но раздумывать было некогда. Она ринулась к парню в страхе, что тот сейчас упадет.

Но помощь не потребовалась. Столь же внезапно взгляд креола снова стал осмысленным.

— Не сегодня, мисс. Все прокси в пределах досягаемости уже разобраны. Мне удалось заказать парочку на завтра.

— Парочку?! — изумленно переспросила Деметра. — Вы что, имеете в виду виртуальную реальность?

— А вы что думали, леди! Конечно, я мог бы и взаправду туда отправиться. Но вы даже не представляете, насколько это опасно! Ночью на Марсе ужасно холодно, да и вообще — вы должны понимать! Не маленькая!

С этими словами он одарил Деметру таким взглядом, от которого у нормального человека мурашки побежали бы по коже. Злобно вращающиеся глазные яблоки… Сырой воздух, насыщенный химикатами. Жуть!

— Я все понимаю, — холодно ответила Деметра. А про себя подумала: «Ты бы так понимал!»

Марсианский каталог

7 июня

По громким булькающим звукам, проникающим в аудиоадаптер, Конфетка «догадалась», что Деметра Коглан опять отправилась в душ, в очередной раз забыв снять свой заветный титановый браслет.

Шум струящейся воды, резкие перепады температуры. Для Конфетки это было не внове. Но даже самому водонепроницаемому кибер-слуге вряд ли пришлось бы по вкусу подобное обращение.

Показания приборов докладывали о малейшем шаге, предпринятом Деметрой. Вернувшись в «Золотой лотос», она направилась в ванную. Раздалось хлопанье дверей, из чего Конфетка заключила, что хозяйка уже вымылась и пришла в свою комнату. Неожиданно раздался грохот — титановый браслет обо что-то ударился. Скорее всего, Деметра ложится спать. Пора и Конфетке подзарядиться на ночь. А теперь… похоже, хозяйка включает комнатный терминал.

Так оно и оказалось. И скоро мягкий голос Деметры подтвердил, что Конфетка не ошиблась.

— Соединение с Сетью, пожалуйста.

— Да, Деметра, — тут же откликнулась верная Конфетка.

— Конфетка, я же не с тобой разговариваю.

— Хорошо. Нет проблем, Деметра.

— Мисс Коглан? — прозвучал голос терминала.

Конфетке он показался каким-то замедленным и низковатым. Слишком низок для женского, но и на мужской не похож, решила она. Однако вслух не сказала, зная, что в таких случаях лучше держать мысли при себе.

— Примите сообщение и передайте в оцифрованном виде на Землю… — давала указания Деметра Коглан.

Конфетка прислушалась. Надо временно отменить режим подзарядки батарей. Отдыхать будем позже, решила она. А пока надо внимательно слушать все, что скажет хозяйка, и по возможности запомнить кодировку этого файла в Сети.

Странный голос опять зазвенел в ночной тишине комнаты:

— Готово. Диктуйте адрес.

— Грегор Вайс. Главный инспектор, корпорация «Марсианское развитие», Тексахома, Даллас… Остальную информацию найдете в справочнике… Дорогой Грегор…

Деметра замолчала, подыскивая слова.

— М-м… Я благополучно прибыла на Марс. В местечко под названием Тарсис Мон. Оно еще известно тем, что здесь находится главный космический лифт. Терминал!

— Да, мисс, — откликнулась Сеть.

— Вообще-то это ваша задача — отредактировать мое послание… Вставить парочку запятых, где нужно, поменять предлоги. И вовсе не нужно регистрировать каждый мой вздох.

— Как скажете, мисс.

— Итак, продолжайте. Я подсунула им эту историю, которую вы с дедушкой придумали. Ну, что я нуждаюсь в длительном отдыхе. Пока никто ничего не подозревает. Кроме компьютерной системы, никто даже не в курсе, что я уже на Марсе. А ей, похоже, до меня и дела нет. Меня заставили пройти медицинский осмотр на наличие инфекционных болезней. Все нормально. Я прошла. Ну вот. Начните новый абзац. Я разузнала, что товарищи из Зеландии вовсю осваивают район Долины Маринера. Тут на Марсе полно их агентов. Карту мне пока достать не удалось, но я уже заходила в Сеть и видела сайты. Я почти уверена, что это та самая территория, которая нам нужна. Очень похоже на спутниковые данные, которые ты заставлял меня запоминать на Земле.

Абзац. Они вовсю копаются в так называемом, кавычки, Большом Каньоне, кавычки… Терминал! Здесь нужны пунктуационные знаки, а не сами слова. Хорошо? Хотят приспособить это место для будущих жилых помещений, а также для производства продуктов питания. Кажется, в их планы входит создание воистину грандиозного комплекса. Так вот, Грег, я думаю, они еще не вычислили, что район Долины Маринера (а там ведь сейчас самая нижняя точка на Марсе) — то самое место, где можно без проблем наращивать атмосферное давление. Быстрее, чем где-либо еще на поверхности планеты. Там подземные воды и другие перспективы. Не знаю пока, насколько зеландцы гибки в своих решениях. Как они отнесутся к нашей программе подземных работ? — Терминал! «Подземных» — это одно слово! Убери дефис! О Боже! Такой тупой машины я еще не встречала… Грег, я думаю, зеландцам бы не понравилось, если бы мы запрудили водой вырытые ими тоннели.

Абзац. В любом случае завтра мне предстоит маленькое виртуальное путешествие в этот район Марса. Какие-то прокси. Когда вернусь, расскажу, что у них там творится. Короче, эти прокси покажут мне территорию. Тогда реакция зеландцев на наш проект станет более понятной. Жди более подробной информации завтра. Абзац. Что касается всего остального — ой-ах-а! — да это же зевок! Тупица, не надо печатать — еще раз повторяю: вернись и сотри — да не все предложение — безмозглая машина!

…Абзац. Что касается всего остального, обрадуй дедушку, скажи ему, что я в прекрасной форме и уже полностью оправилась после операции. И пусть он не волнуется. Я не собираюсь «подарить» ему в ближайшее время маленьких Когланов. Это служебная командировка. Никаких романов на борту корабля. Хотя, Грег, если уж быть откровенной, то искушения есть и на Марсе. Не далее как сегодня я познакомилась с одним весьма симпатичным пареньком. Ну просто сексуальный бог. Кожа цвета шоколада…

Конфетке так и не удалось насладиться рассказом о сексуальном марсианском пареньке. Последовавший глухой звук полностью отрубил поступление дальнейшей информации. Звук этот был ей хорошо знаком. Означал он, что хозяйке не нужны посторонние «уши». Даже люди имеют право на личную жизнь. Звучит парадоксально, верно?

Еще какое-то время Деметра рассуждала о сексе, зная, что Конфетке ничего не слышно. Но неужели она не понимала, что вместо Конфетки ее слушает сейчас вся Сеть? Да, люди — странные существа, подумала Конфетка. Ладно, пора на отдых.

Подзарядка…

Глава 3 НЕ УЧИ УЧЕНОГО

«Золотой лотос»

8 июня

Утренний душ приятно освежил Деметру Коглан после первой ночи, проведенной на Марсе. Поставленные в ванной счетчики ни на минуту не позволяли забыть, где она находится: двадцать пять секунд, чтобы намылить голову, пять секунд на… и так далее, и тому подобное. Время — деньги. Приняв душ, Деметра спустилась в столовую, которая больше напоминала простой кафетерий. Наступало время завтрака. Яйца всмятку (если это были они), овощи, сосиски и в придачу почему-то китайские палочки.

Деметра пошла за ложкой, но вернулась с ее жалким подобием — на длинной-длинной ручке болталось узенькое «суденышко». Как ею пользоваться, она не знала. Поэтому, недолго думая, пустила в ход пальцы. Какая культура, такие и манеры, успокоила она себя.

До встречи с Джори, как там его по батюшке, оставался еще целый час. Поразмыслив, как провести это время с пользой, Деметра решила повысить свой уровень интеллектуального развития, еще раз пообщавшись с терминалом.

Вообще-то она куда с большим удовольствием отправилась бы на прогулку с верной Конфеткой. Что ни говори, а та умела держать язык за зубами, если, конечно, ее не забывали об этом предупредить. Но предстоящее задание очень много значило для Деметры, а Конфетка при всем желании не могла бы предоставить видеоинформацию и хороший стереофонический звук. Альтернативы не было. Оставался терминал.

Деметра вернулась в свою комнату и включила экран. Он тут же замигал, словно радуясь предстоящему общению.

— М-м… — помедлила Деметра. Ни в коем случае нельзя возбуждать у Сети подозрения. Спросить о важном небрежно, как бы между прочим, — не так-то просто. — Мне бы хотелось получить какую-либо информацию о других туристах.

— Все чужаки числятся в списке № 4, - ответила машина.

«Чужаки!» Не слишком ли много позволяет себе Сеть?

Деметра приступила к поискам «чужаков». В списке № 4 их оказалось всего семеро: пятеро прибыли из Северной Зеландии и двое из Объединенной Кореи. Она запросила досье, и желательно с фотографиями.

Зеландцы не представляли никакого интереса: две женатые пары да один холостяк. Всем далеко за пятьдесят.

Уильям и Джейн Брейданы уже подали официальную заявку на получение марсианского гражданства. Двое других — Питер Уэндалл и его жена, — похоже, приехали навестить как раз этих самых Брейданов. Жили они все в самом отдаленном районе Элизиума. Дополнительные данные показали, что четверо «чужаков» не просто друзья: Джейн Брейдан приходилась Питеру родной сестрой. Да… они мало походили на шпионов.

Деметра не располагала особой информацией о работе Северозеландского агентства по экономическим сношениям, в мире бизнеса просто — СЗАЭС. Но что-то подсказывало ей, что оно не стало бы бросать деньги на ветер: оплатить дорогу на четверых да еще внести арендную плату за двух будущих граждан Марса. И все это чтобы заслать одного шпиона? Нет, в агентстве явно не дураки сидят, подумала Деметра. К тому же район Элизиума и Долину Маринера разделяет весьма порядочное расстояние. На таком расстоянии особо не повлияешь на строительство каньонов. Если ты, конечно, не волшебник.

В окошке терминала проплыли одно за другим четыре лица. Чем-то они даже были похожи: густые брови, волевые подбородки, подтянутая гладкая кожа, живой взгляд. Глядя на них, можно было с уверенностью сказать, что работа — соль их жизни. Это она поддерживает в форме, не дает расплыться телу и духу. Настоящие пионеры, первопроходчики, подумалось Деметре. Видать, получили первоклассное образование. Наверное, если таким поручить починить сломавшийся водяной насос, то они вспомнят все формулировкою курса школьной физики и добьются-таки своего — починят насос.

Ладно, с этими все ясно. А вот холостяк, Альфред Манн… Так-так-так. Никакого отношения к той четверке не имеет. На Марс приехал пополнить свой багаж астрономических знаний. В Тарсисе находится уже довольно долго. Успел слетать на Фобос, где и провел последние шесть месяцев в обсерватории, наблюдая за звездами. Этот тоже абсолютно безвреден, решила Коглан.

А вот корейцы сразу привлекли ее внимание. В списке они значились как хозяин со слугой — что само по себе довольно странно для представителей одной из самых демократичных наций в мире. Хотя вообще-то в ведении Объединенной Кореи находилась только территория, примыкающая к Сеулу — от Кэсона на севере до Инчхона на юге. Ее правильнее было бы назвать городом-государством.

Хозяина звали Сак Иль Сан. Зарабатывал он себе на жизнь довольно древней профессией плейбоя. Его слуга, Чанг Квок До, значился в списке как «вассал семьи Сан».

На экране проплыли две желтые, косоглазые, типично азиатские физиономии, которые вполне могли бы сойти за агентов министерства иностранных капиталовложений Великобритании.

Пока Деметра внимательно изучала заинтересовавшие ее базы данных, на экране высветилось новое сообщение:

— За последние двадцать четыре часа на поверхности Марса еще одним «чужаком» стало больше. Нэнси Кунео, из Северной Зеландии, спускается сейчас в Тарсис Мон на «Космическом ветре». Через тридцать шесть часов ее ноги ступят на здешнюю «землю».

Смотри-ка ты! Для путешествия на Марс выбрала самый короткий путь — на Фонтане «Суматра»: видимо, покидала Землю в спешке. Зачем же так спешить? Ответ напрашивался сам: шпионка! На сей раз сомнений быть не могло. Столь поспешный вылет отметал их последние крупицы. Нэнси отрекомендовала свой статус как доверенное лицо компании «по финансовым вопросам». Но почему же тогда ей лично пришлось оплачивать билеты? В общем, с ней все понятно. Хотя…

Когда на экране замелькали фотографии, Деметра пришла в недоумение. Шпионка оказалась настоящей старушкой! Указанный в досье возраст (сорок два года) явно был вымыслом. Деметра даже увеличила снимок, пристально вглядываясь в паутинки морщинок в уголках глаз и рта. Да… «шпионке» не меньше шестидесяти. Даже супердорогая пудра не скрывала дряхлость кожи и ее нездоровый цвет.

Ну что ж, оказывается, не все шпионки юные и сексапильные. Бывают и исключения из правил. Например, Нэнси Кунео.

Коглан еще раз взглянула на снимок, стараясь как можно лучше запомнить внешность Кунео. Перечитала краткую биографию. Кто бы мог подумать, что ей придется выслеживать старушку!

Выключив терминал, Деметра посмотрела на часы и заторопилась. Она опаздывала на встречу с Джори уже на целых десять минут.

Сборный пункт № 4

Восточная сторона Тарсиса

8 июня

А в это время Джори ден Острайкер прогуливался по поверхности недалеко от другого своего рабочего участка. Шум работающих процессоров издалека достигал его чутких ушей. Процессоры были ноймановские, сверхмощные. Джори подошел поближе и остановился, залюбовавшись на их работу. Урожай на этот раз превысил все ожидания. Показатели выросли на двадцать пять процентов.

— Заслуга усовершенствованного нового проекта, — пояснил голос из Сети.

— Да-а. Фантастика! Каждый раз изумляюсь! Клянусь, их изобрел гений!

Джори потянулся, чтобы достать ближайший к нему процессор. В тот же миг процессор выключился. Все как предусмотрено программой.

— Соедините меня с терминалом бара «Пурпурная королева», — попросил Джори.

— А вы знаете код? — спросил все тот же голос, не имеющий ни пола, ни возраста.

— Нет. Это ваша задача — его вычислить. — Джори чуть помедлил и добавил: — Отрабатывайте свои бабки, ясно?

— Еще как, мистер! «Пурпурная королева» на линии. Говорите…

Бар «Пурпурная королева»

8 июня

Когда Деметра, как и было условленно, пришла в бар «Пурпурная королева», Джори там не оказалось. Можно было бы, конечно, попросить его заскочить за ней в отель, однако Деметра пока не хотела проверять, чем может закончиться их с Джори встреча не на нейтральной территории.

Да, собственно, и сейчас встречи не получилось. Деметра проконсультировалась с Конфеткой — оказывается, опоздала она всего на одиннадцать минут. Не настолько же Джори глуп, чтобы не подождать даму. Да и в конце концов, кто кому платит?

Деметра направилась к ближайшему терминалу, чтобы послать запрос, но не успела протянуть руку к кнопке, как экран зажегся, и на нем возникло изображение Джори ден Острайкера, беззаботно улыбающегося в камеру. Судя по качеству картинки и наличию едва зарубцевавшихся шрамов на лице Джори, фотография была из какого-то идентификационного архива.

— Привет, Деметра, — раздался голос из громкоговорителя.

— Джори? Где вы?

— Работаю. Послушайте, я не забыл, что у нас встреча, но, боюсь, ее придется отменить. Мне не удалось раздобыть прокси в Долину Маринера. Нынче тоже все разобраны, даже туристские модели. Может, перенесем на завтра?

— Черт! Все планы насмарку!

— Да бросьте, совсем нет. Вы могли бы виртуально побыть со мной здесь, на сборном пункте. Посмотрите, как я работаю. Ведь моя работа помогает колонии существовать.

— Ну… хорошо. А как мне попасть в виртуальность?

— Ваш терминал должен иметь выход в виртуальность. — Джори говорил уверенно, словно знал это наверняка. — Там под клавиатурой специальный ящичек.

Деметра проверила.

— Здесь закрыто!

Щелк!

— Уже нет. Теперь возьмите шлем, перчатки и надевайте их.

Деметра надела шлем и перчатки и поправила микрофон.

— Что теперь?

— А теперь я подключу вас к ближайшему прокси — он в четырех километрах отсюда.

Лицо Джори на экране стало медленно таять в появляющихся ярких, насыщенных красках, и скоро в поле зрения Деметры возникли черные уступы скалистых гор, распластавшихся на розовых песках под бескрайним белым арктическим небом. Деметра не ожидала столь резкой смены картинки и от неожиданности даже дернулась. Двигательный сенсор, вмонтированный в шлем и соединенный с сенсором ее прокси, дублировал изменение положения головы Деметры. Бинокулярные камеры теперь были повернуты прямо вверх, в небо. Оттуда смотрело огромное Солнце. Пара световых фильтров приглушила его пронзительно яркие лучи, от чего возникло впечатление темного ночного неба. Деметра медленно опустила голову, и ее прокси тоже. Снова скала. И розовый песок. Снова краски дня.

Да, не так-то легко привыкать к виртуальной реальности. Деметра уже семь месяцев не подходила к компьютеру, да и ожидала она от марсианской продвинутой машины гораздо большего. Ничего не поделаешь. Придется смириться с тем, что есть.

— Скажите, а здесь можно присесть? — спросила она у Сети. Или у Джори? А впрочем, не все ли равно?

Из задней стены бесшумно выплыло что-то вроде табуретки. Деметра в изнеможении опустилась на сиденье.

— Научите меня передвигаться, — попросила она.

— Работайте локтями. «Ползите». Имитируйте движение полугодовалого ребенка. В ваши перчатки вмонтированы крошечные манипуляторы. Их задача — дублировать все ваши телодвижения. Чтобы повернуться влево, работайте левым локтем, направо — правым. Ваш проводник позаботится о координации движений и даже затормозит там, где это нужно.

Когда Деметра попробовала пошевелить руками, прокси затрусил вперед по каменистой дорожке. Переведя дух, она посмотрела вниз, и дыхание снова перехватило: огромные руки методично загребали при ходьбе воздух — раз-два, раз-два… Это были руки не человека (ведь никто бы не осмелился назвать человеком чудовище Франкенштейна). Хуже всего было то, что тело этого монстра ощущалось как свое собственное, создавая иллюзию реальной прогулки по марсианским ущельям. «Ноги» у чудища были ничуть не лучше. Вздымая клубы пыли, стальные паучьи лапы, волосатые из-за обилия чувствительных проводков, победно маршировали по зыбучим пескам.

— Джори! Как мне найти тебя здесь?! У меня ведь даже нет карты.

— Не волнуйтесь, мисс. Я снабдил вашего проводника поисковой программой. Через десять минут увидимся. А пока наслаждайтесь прогулкой. — В его словах звучала едва слышная издевка.

— Но как же?…

Неоконченная фраза повисла в воздухе. Джори уже не слышал ее. Он ушел доделывать свою работу. Только давящая тишина осталась в наушниках.

Деметру разбирало любопытство, что же произойдет, если она не будет следовать данным ей инструкциям и направит безобразную машину вот, например, на ту скалу.

Ответ не заставил себя ждать. Прокси приблизился к крутому откосу и остановился. Деметра понимала, что угол наклона слишком велик для робота. Если бы он продолжил идти вперед, то непременно перевернулся бы вниз головой из-за смещения центра тяжести. Как же эта тупая машина найдет выход из ситуации?

Тут она увидела, как «ноги» ее проводника начали медленно сгибаться. Очень скоро вместо двух конечностей образовалась одна: эластичная шестигранная опора. Паучьи ноги переплелись в стальную клетку.

Не успела Деметра и глазом моргнуть, как прокси сделал стремительный прыжок и покатился. Пейзаж начал бешено вращаться, а недавно съеденный завтрак подступил к горлу. «Полет» длился всего доли секунды, и скоро они снова бежали по розовым марсианским пескам. Завтрак медленно вернулся на место.

Через несколько минут они оказались среди пустынной долины, чуть восточнее подземного комплекса. Горные отроги величаво вздымались ввысь, чувствуя себя здесь полными хозяевами.

Коглан медленно перевела дыхание. Долина кишела морскими крабами. Каждый такой крабик по форме чем-то напоминал маленькую лошадиную подкову. Темные горбатые тельца с устрашающими шипообразными хвостами медленно змеились по ближайшим холмам, стекаясь в одну шевелящуюся кучу. Это ужасное зрелище напомнило Деметре брачный период у паукообразных. Групповое изнасилование времен палеозоя. Ну прямо настоящий город эпохи трилобитов.

Деметра слышала, что на Марсе есть целые колонии одноклеточных организмов, размножающихся преимущественно в силикатных грибах. Ей попадались статьи о существах, когда-то существовавших на Земле, а потом одичавших, — например, песчаная крыса, или просто песчанка. Усилиями современной биоинженерии ее приспособили к жизни в условиях Марса, сведя к минимуму дыхательные потребности. Много чего слыхивала Деметра о марсианской живой природе. Но такое…

— Что за странные существа? — спросила она у Джори, содрогнувшись.

Тот стоял рядом с извивающейся кучей крабов и проделывал с одним из маленьких «чудовищ» какие-то непонятные штуки. Деметра подумала, что он вынимал из них яйца. Теперь, когда она видела креола, ее глазомер работал лучше: панцирь в поперечнике достигал целого метра.

— Мы зовем их Джонни, — ответил креол, поворачиваясь лицом к Деметре — точнее, к ее прокси. — Но это, так сказать, местный диалект. Официальное название: ноймановский процессор.

— Это что-то вроде животного? — спросила Деметра.

— Конечно, нет. Это — машина. Но осмелюсь заметить, что для машины она довольно умна.

И Джори подробно объяснил Деметре функцию «крабов». Частично это касалось освоения марсианских почв, частично — размножения минералов. Двигались они за счет преобразования солнечной энергии в электрическую. Это стало возможным благодаря специальным микросхемам, вмонтированным в структуры их панциря. Если не считать чипов, обеспечивающих двигательную функцию, а также устройства, считывающего информацию, то можно было сказать, что крабы состояли в основном изо рта и внутренностей.

Назначение «рта» состояло в химическом анализе марсианских почв. В основе лежали те же принципы газовой хроматографии, что использовал доктор Ли, впрыскивая специальный состав в кровь Деметры. «Кишки» крабов представляли собой последовательность крохотных сепараторов.

В то время как устройство ползло по поверхности, «рот» заглатывал на пробу встречавшиеся камушки и песчинки. Если их химический состав совпадал с данными, записанными в его микропроцессорных мозгах, краб усаживался и начинал «лакомиться» найденной «пищей».

Первичная переработка «съеденных» сплавов, силикатов и других органических соединений происходила внутри самого панциря. Это был своего рода инкубатор, где из проглоченных кусков возникали части будущего краба. Хвост работал как своеобразный рычаг, выталкивающий эти своеобразные запчасти. При помощи двух микроманипуляторов, встроенных в переднюю часть панциря, он же потом и собирал из них нового ноймана. Появившиеся на свет таким образом «потомки» тут же начинали свою самостоятельную жизнь, уползая в поисках «еды». Породивший же их механизм начинал набивать желудок чистыми металлами и кристаллическими элементами. Вначале эта «пища» скапливалась в панцире, затем поступала в кишки. Находящиеся там репликационные механизмы попросту переваривались. И вот когда каждый кубический сантиметр под панцирем заполнялся восстановленными минералами, «краб» приползал «домой» — туда, откуда когда-то начал свое странствие. Долина, на которую смотрела Деметра, как раз и была одним из таких мест.

— Нойман как бумеранг — рано или поздно возвращается. И не один, а с потомством, — закончил Джори свою лекцию о процессорах.

С этими словами он поднял железный панцирь одного из «крабов» и вытащил два диска, по окраске напоминающих медные. Далее он извлек что-то типа стеклянной колбочки и несколько петель из тончайшего волокна. Все это Джори засунул в потайные карманы своего пояса.

— У этих крабов очень полезная начинка. Жалко выбрасывать, — пояснил Джори. — Не говоря уже о самом панцире. Он из мягкого железа. А форму поддерживают эластичные волокна. Очень ценная штука.

— А зачем нужен панцирь? Разве нельзя обойтись без него? — полюбопытствовала Деметра.

— Из-за смерчей. Здесь, на Марсе, это довольно частое явление. К тому же перепады температур и давления. Здесь нет океанов, как на Земле, которые бы регулировали уровень влаги и тепла. Да и полюса довольно далеко отсюда.

— Значит, панцирь выполняет защитную функцию?

— Ну… не совсем. Он отвечает за координацию в пространстве и обеспечивает двигательную функцию. Такая вот аэродинамика. — Джори лениво растягивал фразы, в то время как его пальцы копались во внутренностях краба. — На самом деле все очень просто и гениально. Чем сильнее ветер, тем устойчивее наш нойман. Тем глубже он проникает в землю и находит нужные вещества в коре. Если бы не было «панциря», вихри подхватили бы бедных крабиков, и больше бы мы их не увидели.

— А как же прокси? — Деметра рассказала, как ее механический проводник при первой же опасности сгруппировался и просто покатился по отвесному склону. — Почему они не теряют координацию, не сбиваются с выбранной траектории? В какой-то момент я думала, что нас закружит в марсианских пустынях, как перекати-поле.

Джори только пожал плечами:

— Ничего странного. Прокси намного умнее, чем нойманы. Даже если ими никто не управляет. Они умеют сами посылать сообщения в Сеть, соединяться с сетевым провайдером, ну и многое другое. Если оборвать контакт со своим проводником, ты получишь массу острых ощущений. Гарантирую!

Деметра смутно помнила, что Сеть строго-настрого наказывала ей во всем повиноваться прокси. Никто бы не погладил ее по головке, потеряй она во время прогулки своего механического проводника. Эти мысли мелькнули в ее мозгу и улетели прочь.

Она взглянула на Джори.

Тот тщательно изучал сброшенный крабом панцирь на наличие трещин и царапин. Вот маленькая зазубринка на клешне, а вот еле заметная дырочка со стороны шипообразного хвоста. Покачав головой, Джори начал разбирать ноймана на запчасти и бросать их в большую сумку. Но вот его рука нащупала что-то, видимо, очень важное. Бережно-бережно креол вытянул крохотную пластинку и положил в карман своих шорт.

— Что это? — не удержалась от вопроса Деметра.

— Мозг. В нем запечатлена вся информация о том, где нойман был и что он видел. Мы «скормим» его Сети, а уж она скопирует эти данные на карту Марса. Ты понимаешь, Деметра, наша топографическая программа пополнится новой информацией! Потихоньку, шаг за шагом, мы освоим всю поверхность планеты. Будем знать местность как свои пять пальцев.

— А можно… я помогу?

— Конечно, если хочешь. Это очень просто.

Джори показал, где нужно подцепить чешую краба.

Он научил ее отличать перерабатывающее устройство от продуктов этой переработки, поврежденный «процессор» от «здорового». Скоро Деметра уже довольно быстро сортировала крабов… Манипуляторы, встроенные в перчатки, работали как ее собственные руки. Немного трудновато было скоординировать движения, да еще неприятный вид паучьих лап продолжал шокировать Деметру Коглан. Однако, несмотря на это, работа шла довольно бойко. Джори снабдил ее щипцами, ими было удобно разламывать жесткую чешую. Сумки для запасных частей он подвесил к выступающим коленям ее прокси.

— А куда девать неповрежденный каркас? — спросила Деметра.

Она наконец нашла один такой: ни царапинки, ни щербинки.

— Давай его сюда.

Джори достал из коробки какой-то странный механизм. Похоже на сталь, но с кристаллическими вкраплениями. Любопытная Деметра заглянула в коробку и увидела еще с десяток подобных «штук». Она перевела вопрошающий взгляд на креола. Ловкими движениями пальцев Джори в мгновение ока втиснул странный механизм в старый каркас. Деметра чуть не ахнула: получился новый «краб» — с таким же точно жадным ртом, как и у старого. Джори осторожно опустил его на землю у своих ног.

Какое-то время краб лежал неподвижно, очевидно, впитывая энергию Солнца. Но вот проворные клешни зашевелились, и маленький монстр, слегка покачиваясь, пополз навстречу неизведанным пространствам…

— Что это значит? — изумленно спросила Деметра.

— Поколение № 2. Усовершенствованный тип. В основе лежит все та же программа: ползти вперед и размножаться. Единственное отличие от нойманов старого типа в том, что этот никогда не вернется. Это не просто старина Джонни. Это настоящий Джонни Яблоневое Семечко.

Тут креол улыбнулся, заметив устремленный на него непонимающий взгляд девушки.

— Это старая история. Мне рассказывали ее еще на Земле, — пояснил он. — Как, ты никогда ее не слышала?… А впрочем, не важно. В общем, новый Джонни не столь механистичен. У него биологическая «упаковка». Такого раньше не было… Да и программа отличается: этот крабик обречен на вечные странствия по марсианским пустыням и горным кряжам. Он будет ползти по зыбучим пескам, пока кто-то или что-то насильственно его не уничтожит.

— А для чего предназначены эти новые процессоры? И вообще, какова их природа?

Джори зачем-то осмотрелся, словно боялся сболтнуть что-то лишнее при свидетелях.

— Важны две составляющие — водоросли и бактерии. И те, и другие генетически изменены. В теперешнем своем состоянии они практически бессмертны. Бактерии были обнаружены микробиологами в районе Антарктики. Температура там достигает таких же низких отметок, как и на Марсе, и в воздухе практически отсутствует влага.

Так вот, если эти две разновидности скрестить, то получится что-то вроде лишайника. Джонни их вынашивает и высеивает на специально предназначенной для этого территории. Водоросли впитывают соли, лучи и углеродосодержащие составляющие. Бактерии выполняют не менее важную функцию. Они помогают выделяться влаге, как из атмосферы, так и из слоя, вечной мерзлоты. Ну а Джонни просто незаменим: его Отходы постоянно пополняют почву органическими элементами.

— Значит, практически безотходное производство… И ты это ешь?

— Как тебе только такое в голову пришло? — Слова Деметры, казалось, шокировали невозмутимого Джори. — Это ведь работа для будущего. Мы делаем все, чтобы изменить эту бесплодную планету. Когда в атмосфере станет больше свободного кислорода, мы сможем выращивать овощи прямо под открытым небом. А если почва будет насыщена органическими элементами, это не только значительно повысит ее урожайность — она сможет удерживать больше тепла, излучаемого Солнцем. Расчеты показывают, что, когда нам удастся поднять среднюю температуру почв в районе экваторов, создание водоемов не покажется таким уж нереальным… Но температура должна быть не менее 270° по шкале абсолютной температуры.

Деметра не верила своим ушам.

— И что, ты хочешь сказать, что в один прекрасный день по Марсу потекут реки?

— А почему бы и нет? Ведь кое-где на Марсе почва нагревается достаточно сильно. Я считаю, наш проект в принципе осуществим.

— А как же атмосферное давление? — не сдавалась Деметра. — От твоих рек не останется и следа. Космос втянет их в себя, вот и все.

Джори слегка нахмурился:

— Ну, кое-что останется, Деметра. В низинах все же установится необходимый баланс атмосферного давления и температур. Конечно, это будет не скоро: нойманы делают свое дело не спеша. Но наши расчеты показывают, что такие времена наступят. Цифры — вещь упрямая. С ними не поспоришь, Деметра…

Та и не пыталась спорить. Повернувшись к шевелящейся куче «крабов», она глубоко задумалась. Вне всяких сомнений, Джори был серьезен. Он действительно верит, что однажды Марс станет неузнаваемым: проснется жизнь среди мрачных скал и безбрежных песков. Почему же тогда в своей родной Тексахоме ей так часто приходилось слышать, что все марсианские поселенцы — лентяи и скептики? Что они еле работают без всяких надежд на результат?… В корпорации «Марсианское развитие» поговаривали, что освоение Марса — очередная политическая афера, затеянная для вымогательства денег у налогоплательщиков.

Сам дедушка Коглан также считал марсианских колонистов недальновидными лентяями. Все, на что они годны, так это бесцельно сажать семена, которые никогда не взойдут, обтесывать каменные глыбы да играть день-деньской в виртуальные игры.

Да у них просто мозгов не хватит на действительно стоящий проект. А если его и разработают, то где уж им взять настойчивости для его воплощения?…

Но вот она — реальность. Деметра созерцала ее своими собственными глазами. И вот он — Вполне Реальный Проект.

Ей только что оказали доверие…

Да, конечно, пройдет немало лет, прежде чем Марс преобразится. И конечно, проект, разработанный на родине, в Тексахоме, звучал куда грандиознее.

Громадные астероиды предлагалось раздробить где-то в южных нагорьях Марса. Тогда гигантские пылевые облака надолго повиснут в нижних слоях атмосферы. Постепенно это приведет к существенному повышению температуры. Потепление, в свою очередь, будет способствовать накоплению в воздухе влаги. Прольются обильные дожди. Они будут идти полгода — целую половину марсианского года!.. Такой эксперимент достаточно провести два раза, и вот тогда…

Рассказывая о проекте, Джори не раз употреблял громкое слово «мы». Интересно, кого он имел в виду?

«Наши расчеты…» Что-то пока Деметра не видела ни одного представителя местного правительства, озабоченного проблемой плодородия марсианских земель. Одни бездельники. Суют нос в чужие дела, вынюхивают, кто чем надушился, воруют деньги с лицевого счета, устраивают никому не нужные медосмотры. Так, незаметно для себя, Деметра облупила добрую сотню «крабов» — не без помощи Джори, конечно. Около десятка новых Джонни уже отправились бороздить марсианские просторы своими цепкими клешнями…

Креол отложил в сторону инструменты и уселся на песок, скрестив ноги. Утро давно уже уступило место марсианскому полудню.

— Ты когда-нибудь занималась виртуальным сексом? — с нарочитой небрежностью спросил он у Деметры.

— Ха! Уж не себя ли ты предлагаешь? — Деметра изо всех сил пыталась сохранить самообладание. — Электронные тела или еще какое-нибудь извращение похлеще?

— Кожные электроды. В твоей комнате должна быть парочка, — пояснил Джори. — Все происходит в твоей голове. Тело в этом никак не участвует. Но ощущения вполне реальные. Еще одно преимущество виртуального секса — это то, что ты можешь быть кем захочешь, хоть мужчиной. Я не против…

— Так ты что, правда предлагаешь мне?…

— Ну, только… электроды… Знаешь…

— Джори, ты что, покраснел? — Деметра сфокусировала электронные глаза прокси на лице креола, стараясь заметить следы смущения. Однако оттенок его кожи затруднял эту задачу. Но все равно Деметра была почти уверена в своей догадке. — Джори, да ты залился краской!..

— Забудь все, что я сказал! — прозвучал сдавленный ответ.

— О нет, Джори. Ты знаешь… Я никогда не соглашусь заниматься этим с машинами. Это раз! Меня определенно устраивает тот факт, что я родилась на свет женщиной. Это два! И вообще ты первый начал этот разговор — это три!!!

Креол посмотрел исподлобья прямо в глаза ее прокси и ухмыльнулся. Сообразив, что их разделяют десятки километров, Деметра успокоилась. На таких, как Джори, нельзя ругаться — никогда не знаешь, что они выкинут в следующий момент. Еще немножко, и этот парнишка оседлал бы ее стального проводника. «Нет уж, премного благодарна, но у меня найдутся дела поважнее», — подумала Деметра…

Дела делами, но, похоже, сегодня вечером ей будет что поведать своему дневнику…

Глава 4 КАК ЗНАКОМИТЬСЯ С НОВЫМИ ЛЮДЬМИ И ОКАЗЫВАТЬ НА НИХ ВЛИЯНИЕ

Административный офис

Солюс Планум

9 июня

По марсианским меркам кабинет выглядел роскошно. Обтянутые органическим пластиком стулья походили на настоящие с кожаным верхом. Эффект кожи достигался нарисованными на искусственно выращенных волокнах стежками. Краску, очевидно, доставили прямо с Земли, заплатив при этом приличную сумму денег. В кабинете также стоял двухметровый квадратный стол с желтоватым резиновым покрытием. Однообразная желтизна кое-где оживлялась росчерками полос цвета угля. Да, вся эта обстановка обошлась кому-то весьма недешево…

Роджер Торвей не сразу понял, что перед ним настоящее дерево. Не виртуальный письменный стол, а самый обыкновенный. Впрочем, на Марсе все обыкновенное выглядело куда сказочнее, чем чудеса кибернетики. В данном случае было трудно сказать, кто так здорово потратился на ремонт офиса. Скорее всего платила фирма. А заказывал все это великолепие Боган Димелович Остров. Временно исполняющий обязанности секретаря Остров был подотчетен самому мэру Солюс Планум, некоей Людмиле Петровне. Если быть точным, то он не совсем секретарь — статус его был повыше. Но и до главного помощника явно не дотягивал. Почему временно? Да потому, что все в жизни временно: высокие посты, награды, почести… Все меняется. Неизбежной остается лишь Гражданская Служба. Как понятие. Как ячейка структуры социума. К такому выводу пришел Торвей.

— Откровенно говоря, полковник Торвей, мне кажется, вы не понимаете, о чем меня просите. Не меня. Администрацию. — Остров натянуто улыбнулся, словно желая тем самым подвести черту под необдуманной просьбой Торвея. — Импортировать полторы тысячи килограммов очищенного трития и тяжелого водорода нам не под силу. Да поймите же, не в нашей это компетенции. Кроме того, слишком дорого обойдется. Вы даже не представляете…

— Не дороже, чем ваш письменный стол, — вырвалось у Торвея.

Не стоило этого делать. А вдруг его компьютер подключен к Сети. Убедившись в отсутствии связи, Роджер с облегчением вздохнул.

— Я осознаю величину возможных затрат. — Вместо ответной улыбки у Торвея получилась гримаса. — Но вы ведь знаете, я не милостыню пришел просить. Если Солюс Планум возьмется оформить заказ и лицензию на вывоз, я готов предложить вам взамен эксклюзивные права на публикацию моих мемуаров. Как первого человека… — тут он немного замялся, — человека, чья нога ступила на Марс. С полным обзором поверхности, тех ее уголков, о которых колонисты и не слыхивали…

— Полковник Торвей, мы совершенно не заинтересованы в публикации ваших мемуаров. Кто их будет читать? Марсиане? Да их даже на картинку не заставишь посмотреть, не то что читать. Им и дела нет до вас и ваших мемуаров.

— Тогда… я бы… мог… — Роджер с трудом произносил слова, отчетливо осознавая, что с ним будет, если Солюс Планум согласится на его следующее предложение. — Я мог бы дать разрешение подключить свои сенсоры к виртуальным машинам… Людям будет интересно прочувствовать все то, что довелось испытать первому человеку на Марсе…

— Такие виртуальные игры уже существуют, полковник, — с раздражением передернул плечами Остров. — Я и сам играл в такую игру раз или два. «Обхитри тупой компьютер» или «Попробуй выжить среди полярной мглы». Да на рынке сейчас такого добра навалом, никто не берет! Оно, конечно, занятно — острые ощущения и все такое прочее, но… Знаете, полковник, вашими похождениями уже никого не удивишь — есть программы и покруче.

— Ладно, если игры устарели, то… — сдавленно произнес Торвей. От ярости он чуть ли не скрежетал зубами. К счастью или к несчастью, в титановой челюсти Роджера их давно уже не было. — Я понимаю, что вам тут в колонии не до нас… Вы сыты по горло территориальными притязаниями земных государств. Я мог бы быть вам полезным в этом плане. У меня сохранились кое-какие контакты с правительством.

Но Остров только покачал головой. Приклеенная улыбка не сходила с его напряженного лица.

— Полковник Торвей, мы преклоняемся перед вашим мужеством, вы выполнили свой гражданский долг, и выполнили его с отличием. Но это было пятьдесят лет назад. С той поры столько воды утекло… Теперешняя ситуация в корне отличается…

— Разрешите мне переговорить с представителем НАСА. Вот увидите…

— Такой организации больше не существует, полковник.

— Тогда с ее преемником!.. Ведь должно же быть какое-то объединение по исследованию космического пространства!.. Так. Погодите… Наша лаборатория располагалась в Оклахоме, но главный штаб был в Хьюстоне… Значит, сейчас подобная организация находится, наверное, в Тексахоме…

— Корпорация, занимающаяся освоением марсианских земель, действительно работает в Тексахоме, — довольно кисло произнес Остров. — И это действительно наша головная боль. Все те же претензии, что и в вашу бытность, полковник. Как бы нам хотелось, чтобы чиновники поменьше нас доставали. Но вы тут бессильны. Готов поручиться, что ваше тело, ваше оснащение и даже ощущения вам больше не принадлежат. Это теперь их собственность. На вас потрачены миллиарды долларов — или как там называются теперешние денежные единицы? Прошли те времена, когда вы могли распоряжаться самим собой. Да если мы вас пошлем на Землю вести переговоры, они быстренько наложат на вас свою когтистую лапу — ваш компьютер и пикнуть не успеет.

— Мне все ясно.

Роджер Торвей выпрямился, уселся поудобнее на роскошном «кожаном» стуле и одарил Острова одним из своих коронных взглядов. Улыбка киборга так часто остается незаметной для окружающих…

Ладно. Гражданский администратор сам затеял игру в статуи, прикидываясь непонимающим простачком. У Роджера Торвея много разных игр в запасе. Вот, например, такая: «А ну-ка выстави этого киборга из моего офиса».

Для Роджера не составляло труда сидеть без движений часами, днями. За последние десять минут разговора ни один мускул его огромного измученного тела не дрогнул. Разве что челюсть да «губы», а вернее, то, что от них осталось. Да еще механическая гортань — и то только потому, что ему пришлось уговаривать Острова. Да, нелегкая работенка предстояла местным амбалам. Сдвинуть с места стотридцатикилограммовую кучу железа, которая к тому же еще и упирается.

Роджер продолжал смотреть на Острова своим красным немигающим взглядом. Ни на секунду не позволял он промелькнуть Человеку в своих безжизненных фасеточных глазах. Это его последняя козырная карта: рассерженный киборг, негодующая громадина из пластика и железа…

— Роджер, это не поможет, — прозвучал мягкий голос Дорри.

Ее образ возник так внезапно… Она сидела рядом, нежно касаясь тонкой ладонью руки Торвея. Сквозь непроницаемые покрытия он чувствовал ее успокаивающую прохладу.

— Этот человек бессилен помочь тебе, милый, — продолжала Дорри. Ее голос тихо баюкал. — Это маленький человек. Он всего лишь винтик огромной бездушной машины. Он пытался поговорить с начальством. Они в курсе твоих проблем с фузионным генератором. Но они запретили Острову помогать тебе.

«Кто это они? — возник в голове у Торвея безмолвный вопрос. — Мэр? Начальники других колоний? Люди из Тексахомы? Кто?!»

В тот же миг на лице Дорри отразилась волна беспокойства. Ее приборы забарахлили, искажая линии прекрасного лица.

— Роджер, я не знаю. — Постепенно все пришло в норму. — Роджер, будь снисходителен к этому маленькому человеку, ладно?…

С этими словами Дорри исчезла. Ее образ бесшумно растаял, как будто его и не было.

Торвей уже не выглядел таким суровым.

— Мистер Остров, я понимаю, что вы ничем не можете мне помочь.

На лице гражданского администратора промелькнуло явное облегчение.

— Я уверяю вас, полковник, мы никогда не забудем ваших заслуг перед человечеством. Мы все преклоняемся перед…

— Я буду иметь это в виду.

Роджер, даже не протянув на прощание руку, повернулся к ближайшей двери. Его больше ничто не держало в душной атмосфере офиса. Уж лучше снова окунуться в прохладный чистый вакуум обретенного на Марсе мира…

Бар «Хоплайт»

Коммерческий модуль 1/7/7

9 июня

— Ты непременно должна познакомиться с моими друзьями.

С этими словами Джори свернул в административное крыло.

До этого момента Деметра даже и не предполагала, что у креола есть друзья. Похоже, идея знакомства только что посетила этого непосредственного парнишку.

За столиком, очевидно, предназначенным для «своих» — прямо как у нас на Земле! — сидели двое: мужчина и женщина. Мужчина был блондином необычайно высокого роста. Никак не меньше двух метров, определила Деметра. Он просто не помещался на маленьком стульчике, который по сравнению с ним казался детским. Опершись на миниатюрный столик, он потягивал пиво, лениво взирая на окружающих из-под белесых кустистых бровей. Деметре он почему-то напомнил бандита, высматривающего, чьей бы зарплатой поживиться.

Его спутница, изящная темноволосая женщина, почти не уступала ему в росте. Длинные волосы ниспадали на плечи блестящим черным водопадом. Всякий раз, как она поворачивала голову, в волосах искрились крохотные звездочки. Тонкие черты лица и смуглая кожа выдавали в ней уроженку Полинезийских островов.

— Лоло! Элен! — радостно закричал Джори при виде этой странной парочки. — Как здорово, что я вас застал.

С этими словами креол устремился к их столику. Деметра еле поспевала.

— Деметра Коглан, имею честь представить наших выдающихся гидрологов: Лоло Мицуно и Элен Сорбелл. Иногда мы даже пытаемся сотрудничать: я в меру своих сил выполняю разные задания на поверхности.

— Привет, — только и сказала женщина.

— Здравствуйте, мэм, — произнес мужчина. Наверное, Лоло — это все же блондин, решила Деметра. Не может же он быть Элен…

— Деметра прибыла на Марс совсем недавно, — оживленно болтал креол. — Она из штата Тексахома, — многозначительно добавил он.

— А в чем заключается работа гидролога? — попыталась поддержать разговор Деметра, присаживаясь рядом.

Больше свободных стульев не было. Джори, слетав к соседнему столику, вернулся с маленьким стульчиком и тут же на него плюхнулся, скрестив за спиной руки.

— Мы ищем воду, — кратко ответила Сорбелл.

— Элен преувеличивает, — подал голос ее спутник. — Это она ищет и находит. А я просто иду и копаю.

— Ну и я, конечно, помогаю, — все никак не мог успокоиться креол.

— Вы и вправду из Техаса? — спросил Мицуно, пристально глядя на Деметру.

Искорки интереса заплясали в его настороженных глазах.

— Да. Из Тексахомы, если быть точной.

— И знакомы с настоящими ковбоями? Выразительным жестом Лоло описал вокруг головы форму ковбойской шляпы.

— Лоло неравнодушен к старому Дикому Западу, — пояснила Сорбелл.

— Ну, знаю парочку водителей. Они занимаются поставкой замороженных продуктов.

Тут блондин слегка наморщил лоб.

— А как насчет родео? — с надеждой спросил Мицуно.

— Последний раз это было в девяносто шестом, совпало с актом по защите животных.

— Ну, тогда, значит, у вас запрещено стрелять.

— Совершенно верно. Мой дедушка в то время как раз ушел в отставку.

— Понятно.

— Жаль, конечно…

Разговор заклинило на той критической отметке, когда все с умным видом разглядывают скатерть и не могут сказать ни слова.

Было уже десять часов утра по местному времени. Деметра подумала, что неплохо бы заказать что-нибудь на завтрак. Только она начала прикидывать, чего бы ей сейчас хотелось, как ее размышления прервал громкий голос Джори:

— Ребята, жаль вас покидать, но, кажется, мне пора. Срочное спецзадание…

Спецзадание, похоже, пришло откуда-то из-за стены. Взгляд креола был устремлен в неизвестном направлении, считывая незаметную для всех остальных информацию.

Загремев стульями, паренек махнул на прощание рукой и был таков.

Оставшись одна со своими новыми знакомыми, Деметра принялась их внимательно разглядывать. Парочка, что и говорить, неординарная. В их обращении друг с другом ощущалась удивительная простота и непосредственность. Их словно соединяли невидимые нити, невзирая ни на какие расстояния. Чувствовалось, что они очень близки.

«Интересно, они любовники?» — подумала про себя Деметра.

Решив возобновить увядший разговор, она спросила:

— Мицуно… Похоже на японскую фамилию. Но ваша внешность как-то не соответствует…

— Я финн. Мои предки жили за Полярным кругом. Может быть, поэтому я сейчас занимаюсь поисками марсианских ледников, — пошутил Мицуно.

— Вот это да, — протянула удивленная Деметра. — А вы хоть иногда говорите на своем родном языке?

— Сейчас уже никто его не помнит. Все перешли на русский из-за простого произношения. Или на английский — из-за примитивной грамматики.

— Ясно. А вы? — обратилась Деметра к его темноволосой спутнице. — Как вы находите воду? Просто выходите с волшебной палочкой, и там, где она коснется поверхности, начинает бить родник?

— Не совсем… Я — кибер-дух, — помедлила с ответом Сорбелл. — После того, как Лоло посылает серию акустических сигналов, я смотрю на базу данных… и тут же начинаю вынюхивать, из чего может выйти толк.

Деметра и раньше слышала о так называемых кибер-духах. Виртуальная реальность, с которой они работали, представлялась большинству людей и вовсе нереальной — внутренние молекулярные структуры, ламинарные потоки вод и прочее. Смотря на пески и скалы, кибер-духи как бы видели их внутреннюю структуру, ощущали, что они в себе таят. Такие вещи были не под силу даже всемогущим сетевым компьютерам. Да, они могли табулировать звуковые сигналы, вводить их в таблицы, моделировать матрицы на основе полученных данных. Но такая пустяковая штука, как Человеческая Интуиция, была неподвластна их механическому мозгу.

Зато у Элен Сорбелл с интуицией все было в порядке. Она вела свою хозяйку только ей известными тропами, помогая найти выход даже из самого запутанного лабиринта данных. Она указывала своим магическим пальчиком на какой-нибудь неприметный пустырь и говорила: «Здесь есть вода». Другими словами, компьютеры отличались от людей именно отсутствием Творчества.

— …И вот я просто беру все необходимые инструменты и иду бурить землю в том месте, где мне скажет Элен, — подвел итог Мицуно. — В некотором роде то, чем мы занимаемся, — Авантюра с большой буквы.

— Мне это хорошо знакомо. Все мои техасские предки были авантюристами. А в моих жилах как-никак течет их кровь, — призналась Деметра.

Мицуно широко улыбнулся, и она поняла, что только что выдержала в его глазах какой-то важный экзамен.

— Извините, дорогие дамы, но мне надо ненадолго отлучиться. Пойду внесу свою скромную лепту в круговорот воды в природе.

С этими словами он направился к выходу.

Заметив непонимающий взгляд Деметры, Элен пояснила, что тот имел в виду туалет.

Деметра наконец решила воспользоваться возникшей возможностью поговорить с Элен тет-а-тет. Как давно она не вела подобных разговоров.

— Элен… Вы с Лоло обручены?… Или вы просто…

— Мы просто, — парировала та. — Влюбленность, страсть, противостояние… Все это имеет место быть.

— Так он свободен?

— Ну, в общем, да…

Сорбелл немного помедлила с ответом.

— Я не знаю никого свободнее, чем Лоло. Это вовсе не значит, что он легкодоступен. Одно время мы были очень близки. Вначале работали вместе… практически друг у друга в мозгу. Сблизились ментально, а потом и физически. Это было просто здорово. Сейчас… мы больше… Ты знаешь, Деметра, я не буду ревновать, если ты захочешь ему понравиться… Дружба, секс… Да что угодно. Только не причиняй ему боль. Если ты это сделаешь, тебе несдобровать. Я ясно выразилась, надеюсь?

— Вполне, — выдавила из себя улыбку Деметра.

— Мы понимаем друг друга. Ну да ладно. Ты уже успела познакомиться с Марсом? — сменила тему Сорбелл.

— Только из окна. Мне понравилось спускаться на Космическом Фонтане — масса острых ощущений… И я уже путешествовала с прокси.

— Где же вы с ним побывали? — весело спросил вернувшийся Мицуно.

— О, недалеко… Соседняя долина… Я помогала Джори чистить крабов.

— Знаменитые нойманы, — кивнула Сорбелл, дав понять, что предмет разговора ей хорошо знаком.

— И это все? — не поверил Лоло.

— Ну, мы планировали с Джори поехать в Долину Маринера, но всех прокси разобрали, и наше маленькое путешествие пришлось отложить.

— Не имею ничего против прокси… Но если вы действительно хотите прочувствовать Марс, вам нужно вступить с ним в реальный контакт — ощутить песок на ногах…

— На ногах? — удивилась Деметра.

— Ну хорошо — на ботинках, — уступил Лоло.

— Я слышала о сафари. Говорят, это очень дорогое удовольствие.

— Есть и более дешевый вариант. Например, рабочая экспедиция. Завтра я как раз отправляюсь изучать новые места на предмет наличия подземных вод. Элен возлагает на них большие надежды. Могу взять вас с собой в качестве помощника. Будете охранять сандвичи. Ну как, звучит заманчиво?

— Еще как! — воскликнула Деметра.

— Значит, договорились. Только мне еще будет нужно уладить это официально. Вам выдадут отдельный воздушный баллон… Уайетт, ты меня слышишь? — повернулся Мицуно к ближайшему оптическому устройству.

Деметра уже перестала обращать внимание на механические глаза, фиксирующие каждый ее шаг.

— Все улажено, мистер, — раздался безликий голос из соседнего воздуховода. — Деметра Коглан, туристка из Техаса, будет сопровождать вас десятого июня дробь одиннадцать тридцать по марсианскому времени.

— Кто это только что говорил? — спросила изумленная Деметра.

— Уайетт, кибер, который как бы является нашим начальством, — ответила Элен.

— А почему вы его так называете? Звучит довольно странно.

— Это сокращенный вариант, для удобства. Полное название — У-4-Административный Терминал.

— Позволь с тобой не согласиться, дорогая, — вмешался Лоло. — Его полное имя — Уайетт Эрп. И он как бы спускает законы нашему маленькому офису, ну а уж наше дело — подчиняться…

— А когда вы успели его включить? — недоумевала Деметра.

— Включить? — Лоло сделал вид, что не расслышал. — Мисс Коглан, вы разве не знали, что на Марсе машины включены постоянно? Им не требуется отдых, как людям. Они всегда начеку. Все, что вам нужно, — это обратить на себя их внимание. Любая, даже самая тупая машина тут же вступит с вами в диалог…

— Всегда начеку? Это что-то новенькое…

Тут Деметра покривила душой: ее личный хроно был начеку и днем, и ночью… Правда, Конфетка отличалась довольно хорошим воспитанием и подавала голос только в исключительных случаях, выходила на контакт с Сетью лишь по личной просьбе хозяйки. Всегда начеку. От одной этой мысли становилось жутко… У Деметры даже мурашки побежали по коже, стоило ей представить, как огромное неусыпное око Сети наблюдает за каждым ее движением. Слышит каждый вздох. Готово откликнуться на малейший призыв. Только помани пальцем, и Механический Глаз лениво прижмурится, и Безликий Голос назовет тебя по имени…

Бр-р…

Деметра попыталась успокоить себя тем, что многие города на Земле тоже оснащены всякими прослушивающими устройствами. Человеку и там не давали расслабиться личные кибер-слуги, терминалы в общественных местах плюс так называемые «Комитеты по обеспечению круглосуточной безопасности граждан». И все же это было слабым утешением. На Земле еще оставались места, где можно было укрыться от Недремлющего Ока. Когда становилось совсем невмоготу, приходила на помощь Природа: бескрайние поля, реки, горы… На Марсе же Природы попросту не было. Одни тоннели плавно переходили в другие, и отовсюду взирали бездушные светящиеся глаза терминалов. Для того чтобы прогуляться, нужно было заказывать уродливого механического проводника или как минимум надевать скафандр.

Деметра почувствовала, как каждая клеточка ее тела напряглась при мысли, что здесь она как в тюрьме — под постоянным присмотром. Надзором. Прослушиванием. Подслушиванием…

Ее тревожные размышления прервал беспечный голос Элен:

— Не правда ли, это очень удобно?

Думая, что ослышалась, Деметра взглянула на свою новую подругу. И встретила совершенно искренний взгляд. Открытый. Непосредственный. Как у ребенка.

Глава 5 ПОДЗЕМНЫЕ ПРИЗРАКИ

Долина Маринера глазами прокси

9 июня

Подключившись к своему прокси, Деметра обнаружила, что смотрит на какие-то непонятные горизонтальные линии.

Слои коричневато-красного цвета чередовались с красновато-коричневыми. Это были не просто полосы — они имели мелкозернистую структуру. Чем-то напоминает дешевый шоколад с клубничной начинкой, подумала Деметра. Сообразив, что рассматривает объект под сильным увеличением, она перефокусировала оптическое устройство и дала проводнику команду отодвинуться назад. Прокси уже давно поджидал ее в Долине Маринера и, по всей видимости, успел сунуть куда-то свой нос.

Изображение постепенно пришло в норму, и Коглан начала понимать, что находится в одном из ущелий. Прямо перед ней были глиняные пласты большой протяженности. Кое-где можно было разглядеть вкрапления железной руды. Спрессованные огромной силой давления, они практически сливались с камнем и только местами выходили наружу благодаря постоянным ветрам и, может быть, течению подземных вод.

— Хм-м… Что бы это могло означать? — с явным интересом пробормотала Деметра.

Она отправилась в путешествие за две тысячи шестьсот километров от «Золотого лотоса». Неужели все это только для того, чтобы полюбоваться на какую-то каменную стену?

Сегодня спозаранку к ней заявился Джори ден Острайкер. Деметра никак не могла взять в толк, откуда он узнал ее адрес. Она ни разу не упоминала, что остановилась в «Золотом лотосе», и уж тем более этаж и номер комнаты. И вот он был здесь и с довольным видом сообщал ей, что ему наконец-таки посчастливилось достать парочку прокси. Правда, они сейчас далековато от того района, куда хочет попасть Деметра… Но их можно забрать… Все можно устроить.

Джори отвел ее к ближайшему терминалу, который позволял путешествовать виртуально, и вот…

Перед ней простиралась бескрайняя каменная стена — довольно скучное зрелище. Вдоволь налюбовавшись, Деметра уже была готова отозвать своего прокси и посмотреть, что же собой представляет эта местность сверху. И вдруг… крохотный кусочек непонятного происхождения — очень похоже на стекло — привлек внимание путешественницы. Он прятался от посторонних глаз в абсолютно неприметном глиняном пласте…

Деметре приходилось слышать об очень древних месторождениях стекла на Марсе — обнаружили их еще первые колонисты. Может быть, и это — остаток древней породы, так неожиданно попавшийся ей на глаза. Нет, не может быть… Хотя, с одной стороны, осадочный слой убедительно говорил о том, что когда-то здесь текли подземные воды. Значит, атмосфера Марса была более плотной. Постепенно ее слой становился все тоньше и тоньше, пропуская вредоносное ультрафиолетовое излучение. Как следствие в почве теперь много кремнезема. Нет, обнаруженная ею стеклянная капсулка навряд ли имеет таинственное прошлое.

А вдруг это живой организм? Какие-нибудь морские ракушки или что-то в этом роде?

Деметра решила присмотреться повнимательнее. Взяв загадочный объект крупным планом, она начала выискивать различные виды симметрии, присущие всему живому. Но и тут ее ждало разочарование. Симметрия полностью отсутствовала, будь то двусторонняя, радиальная или пятигранная… Неизвестный прозрачный предмет миндалевидной формы упрямо скрывал тайну своего происхождения. Что ж, придется оставить его в покое. Но вначале неплохо было бы отсканировать эти загадочные залежи…

Эффект превзошел все ожидания Деметры. Тысячи миндалевидных глаз смотрели на нее из огромного каменно-глиняного пласта. Все они находились практически на одной и той же горизонтальной линии. Как будто чья-то древняя рука в незапамятные времена выпустила целую обойму самородков…

Так что же они собой представляют?

Деметра выставила вперед когтистую лапу прокси и потрогала загадочные камешки. Это мало что ей дало, так как прокси был предназначен для далеких прогулок и не имел ручных манипуляторов, обеспечивающих хорошие тактильные ощущения. Ковыряться же в пластах земли правой ногой было не очень-то удобно. Закончилось это тем, что один представитель неизвестного месторождения сорвался и скатился вниз.

— Что ты там делаешь? — неожиданно раздался голос Джори. — Неужели ищешь месторождения?

— Угадал, — покорно отозвалась Деметра.

— Ну ты даешь! — изумился Креол. — Да наши люди годами перекапывают почву в поисках каких-либо древних форм жизни ракообразных, моллюсков… А ты наивно полагаешь, что можно вот так прийти, поковыряться в обломке скалы и сделать Открытие Века?

— Ладно, проехали, — неохотно протянула Деметра. А про себя подумала — чего еще можно ожидать от туриста? Да, быстро же она освоилась со своей ролью шпионки…

— Да ты наивна, как младенец, — продолжал подтрунивать Джори.

А Деметра все стояла, стараясь как можно лучше запомнить форму и саму структуру отколовшегося камня. Она бы, конечно, предпочла воспользоваться записывающими возможностями ее прокси. Но она боялась, что со стороны это будет выглядеть слишком подозрительно. Итак, она целиком положилась на свою память.

Отколовшийся кусочек размером значительно превосходил большой палец, был почти прозрачным, совсем как настоящее стекло. Кое-где на нем еще оставались серые следы прилегавшей породы. Хоть Деметра и не была геологом, но все же кое-что понимала в формировании месторождений. Заинтересовавшие ее природные залежи явно не вулканического происхождения. Скорее всего, причина возникновения этого загадочного «камня» состояла в следующем: его породило небывалой силы давление, а спустя какое-то время просто вытолкнуло из слоев мантии гигантским потоком магмы.

Почему-то в мозгу всплыло давно слышанное слово — кимберлит. Всплыло. И осталось.

Времени раздумывать почти не оставалось — креол, должно быть, уже заждался ее. Пообещав себе, что обязательно сюда вернется, Деметра развернула своего прокси и… ее пронзила ужасная догадка: она не первая, кто созерцает эту каменную глыбу. Тот, кто оставил здесь прокси, должно быть, тоже заметил странные вкрапления неизвестной горной породы. А если заметил, то уж наверняка сделал интересные выводы. А может… может, он не придал этому такого значения, как Деметра. Увы, ей оставалось только строить предположения.

Поглощенная своими невеселыми мыслями Деметра все-таки отвернулась от стены и перефокусировала линзы так, чтобы в окуляр попадала вся долина. Оказалось, что их с Джори машины находятся на небольшой возвышенности, совсем рядом с Северной Стеной. Дальше открывался вид на Долину Маринера: изломы земной, вернее, марсианской коры, крутые обрывы…

Перед тем как предпринять это путешествие, Деметра посетила Большой Каньон у себя на родине — правда, сделала она это виртуально. Так вот, он не шел ни в какое сравнение со здешней поистине грандиозной системой. Впечатлявшая землян конструкция представляла собой узкий, испещренный морщинами-ущельями лоб. Здесь же перед Деметрой простиралась поистине гигантских размеров борозда, рассекающая чужую Красную планету.

— В какой стороне ведутся работы? — спросила у Джори Деметра.

— Отсюда примерно два километра. Сначала налево-и вниз, — показал тот рукой.

— Ты не в курсе, Лоло с Элен здесь бывали?

— А что им, собственно, тут делать? — не понял Джори.

— Ну как… Судя по всему, здесь когда-то было много воды…

— И не только здесь. Вода была во многих местах. Когда-то. Но это вовсе не значит, что она есть там сейчас.

— О, я просто подумала. Впрочем, ладно. Пойдем посмотрим на сам район, где ведутся подземные работы.

— Ну, тогда вперед! — И они направили своих стальных «коней» по отвесной каменистой дороге навстречу неясно брезжившему свету.

Район подземных каньонов глазами прокси

9 июня

Дорога под ногами Джори и Деметры резко уходила вниз. Спускаться становилось все труднее. Тем не менее, скоро вдалеке замаячила неясная груда машин, бурящих и сверлящих марсианские склоны. Яркие вспышки неонового света непривычно оживляли угрюмость здешнего пейзажа. Повсюду стоял грохот. Огромные машины разгуливали среди каменных обломков, с остервенением вгрызаясь в неподатливую почву. Время от времени откуда-то сверху проникали рассеянные солнечные лучи. Очевидно, как раз шла смена рабочих групп, занятых на этом участке.

Кое с кем из них Джори был знаком. Парочка креолов, остальные — контрактники из ближайших марсианских колоний. Все они уже давно сотрудничали с корпорацией «Шеллан». Джори не привык быть праздным наблюдателем и поэтому чувствовал себя немного не в своей тарелке. Честное слово, ему вовсе не хотелось выставляться перед Деметрой.

Остановившись на самом краю обрыва, они молча наблюдали, как работают люди и машины.

Последние носили название «ходуны» и действительно впечатляли. Достаточно внушительных размеров (разве что чуть поменьше битком набитых экскурсионных автобусов), они были специально предназначены для работы на поверхности Марса. На них никак не отражались вредоносные излучения. Воздуха и еды хватало недели на две. Рабочие не жаловались на отсутствие комфорта, у них даже имелись отдельные кровати. Сейчас эти механические монстры загребали полные ковши красновато-коричневой марсианской грязи пополам с камнями и сгружали все это в кучи. Немного понаблюдав, Деметра поняла, что машины работают в четком, хорошо отработанном ритме. Стальные лапы гребли не все подряд. Они тщательно отсортировывали пустую породу и…

…загружали пустую породу из тоннеля в продолговатые, размером около десяти метров, пузыри из прозрачной пленки. Другая машина на дальнем краю поля выдувала эти самые пузыри из быстро отвердевающей эпоксидной смолы, выдавливая их на песчаную утрамбованную грунтовку.

— Зачем они закапывают эти купола? — спросила Деметра.

Голос показался ей каким-то чужим, дребезжащим. Сказывался высокий диапазон частот. Реально их с Джори разделяло не больше метра — сидя за соседними терминалами в «Золотом лотосе», они могли легко коснуться друг друга рукой. Однако прокси устанавливали другие правила общения.

— Своеобразная защита, — как-то невнятно пробормотал Джори. Похоже, он и сам не был уверен в том, что говорил. — Здесь и метеориты падают, и… всякие там ультрафиолетовые излучения… Ну, сама понимаешь, легче сохранить эти сборные домики под землей, чем потом их чинить.

— Что-то я тебя не понимаю… Какие еще домики? Там что, будут жить люди? А почему же тогда вы никак не защищаете от метеоритов своды в Тарсисе? Они ведь куда важнее, да и построили их давно. Почему же…

— Эй, послушай! И чего ты такая любопытная? Во все готова сунуть свой нос! Я и сам не в курсе, зачем они это делают. — Явно раздраженный Джори смешно замахал передними лапами прокси в воздухе, видимо, совершенно забыв, где он находится. — Это все зеландцы со своим новым проектом. Такого на Марсе еще не было…

— Отлично. Впредь постараюсь не докучать тебе своими дурацкими расспросами, — жестко сказала Деметра. — Я просто думала, что со мной опытный проводник. Оказывается, я ошиблась.

— Не злись. Я здесь всего-то второй раз. Откуда мне знать?

— Ладно. Скажи лучше, можно ли спускаться в эти тоннели?

— Только не сюда!.. Иначе нас просто растопчут.

— Какая жалость!

— Погоди расстраиваться. Это вовсе не означает, что мы не можем посмотреть, что делается внутри. У них тут есть монитор, на котором все видно. Достаточно подключиться к одной из машин, и ты сможешь не только увидеть, но и ощутить всю прелесть процесса бурения.

— А что, здесь такие вещи разрешаются? — неуверенно спросила Деметра.

— Ты меня удивляешь! Разве у вас на Земле не принято смотреть, как кто-то работает?

— Ну, если учесть зевак на тротуарах, — загадочно протянула Деметра, — то, наверное, ты прав…

— А что это за штука — тротуар? — невинно полюбопытствовал Джори.

«Золотой лотос»

9 июня

Джори показал Деметре, как подключиться к монитору одного из буров. Но прежде чем это сделать, он удостоверился, что прокси легкой подчиняется всем командам. Для пущей безопасности креол временно отключил двигательные функции. Так было куда надежнее. Теперь, даже если Деметра нечаянно дернется, ее прокси не свалится в разверстую пасть ущелья.

Что и говорить, там, на самом дне, слившись воедино с рычащей машиной, уже было трудно разобрать, чьи зубы вгрызаются в черный пласт горной породы. Деметре казалось, что это ее локти упираются в жесткие, нависающие со всех сторон стены тоннеля. У нее возникло ощущение, будто она собственноручно копается в марсианских каменных внутренностях.

Закончив работу, железный зверь неловко попятился к выходу из ущелья. Из-за возникшего перепада давления Деметре показалось, что ее шлем стал раза в три меньше, неимоверно сдавив голову.

— Что и говорить, впечатляет! — призналась Деметра.

Перед ее взором теперь простирался весь тоннельный комплекс, состоящий из пересекающихся подземных галерей.

— О да-а, — с восторгом протянул Джори, снимая с головы шлем.

Послышался характерный щелчок.

— Вот, пожалуй, и все. Больше тут смотреть нечего.

Его голос уже не дребезжал у Деметры в ушах, а спокойно доносился с соседнего терминала. Правда, не совсем спокойно… Легкое дрожание выдавало нервное напряжение. Деметра и сама еще не вполне отошла от сотрясавших ее тело вибраций. Что-то определенно должно было случиться…

В следующее мгновение рука креола нежно и тепло коснулась ее шеи. На мгновение задержавшись, легко заскользила вниз… Деметра почувствовала, как сладко напряглось тело — стоило только вспомнить безупречную красоту упругих мышц Джори. Интересно, каков он без своих кожаных шортиков и этого дурацкого пояса?

— Здесь где-нибудь можно уединиться? — спросил он внезапно охрипшим голосом.

— Только в моей комнате… — в тон ему прошептала Деметра.

Едва они вошли, как она быстрым взглядом окинула свое скромное жилище. Мутный глаз вездесущего компьютера был начеку. Машинам не нужен отдых, вспомнились Деметре слова Лоло Мицуно. Неприятный холодок закрался в сердце…

Она быстрым шагом направилась к шкафу, открыла дверцу и вытащила теплый шерстяной джемпер. Он сослужил ей хорошую службу в дни непогоды на Земле, пригодится и на Марсе. Правда, несколько для иных целей. Деметра завесила им назойливый механический глаз, замотала рукавами колонки и отступила, тихо торжествуя. Оставалась Конфетка. Но с ней проблема решалась намного проще. Деметра сняла титановый браслетик и накрыла его стеклянным стаканом. Пусть отдохнет. Ведь машина…

Она не успела додумать эту мысль до конца, потому что в тот же миг ее настойчиво обвили горячие руки Джори. Он увлек Деметру к кровати и там продолжил исследовать ее распростертое тело. Ощущая его губы, Деметра подумала: «Какой ребенок! Он почти ничего не весит!» и тут же вспомнила, что они на Марсе. Здесь ведь сила тяжести почти втрое меньше земной! И все равно он ребенок…

Звук рвущейся ткани вернул ее в реальность — Джори надоело расстегивать бесчисленные пуговицы на ее комбинезоне.

— Подожди…

Чуть наклонившись, она нащупала рукой застежки на сандалиях. Расстегнула. Сбросила на пол. Туда же полетели носки. Через мгновение и весь комбинезон бесшумно заструился вниз, обнажая ее девическое стройное тело… Выпрямившись, она встретилась взглядом с глазами креола. Его шорты и пояс куда-то исчезли… Все происходило слишком быстро… Деметра не любила секс без прелюдий, но у нее уже не осталось сил сопротивляться, и она вяло опустилась на кровать. В тот же миг его член едва ли не уперся ей в лицо…

«Слишком быстро…» — назойливая мысль все не уходила…

Тогда Деметра просто откинулась назад и раздвинула ноги, выгнула спину и неимоверным усилием воли отбросила последние крохи сомнений, которые слабо пытались кружиться в ее сознании. Пусть впитывает тело, пусть оно каждой клеточкой откликается на этот сумасшедший ритм. Пусть оно, и только оно, станет центром вселенной для них двоих.

Стремительные волны желания поднимались и опускались, затихали и рождались вновь — с каждым новым движением этого мускулистого ребенка. Казалось, он заполонил собой все пустоты ее тела. Казалось, этому не будет конца.

Деметра потеряла ощущение времени. Но вот наступил отлив. И улеглись волны. Джори в изнеможении припал к ней, и какое-то время она просто держала их двоих с какой-то материнской самоотверженностью.

«Какой он легкий, — снова изумилась она. — Ребенок…»

А он теперь действительно искал ласки и нежности у нее на груди…

Когда его рука снова начала поглаживать ее правый сосок, Деметра мягко отстранилась:

— Хватит, Джори.

— Но почему? Тебе не понравилось?

— Все… было просто здорово. Но… одного раза вполне достаточно.

— Одного раза никогда не бывает вполне достаточно, — прошептал он и вновь потянулся к ее груди.

Деметра легонько его оттолкнула. Сделать это было совсем нетрудно — он был легкий как пушинка.

Свернувшись калачиком (почему-то он напомнил ей эмбрион), Джори засунул правую руку между ног и что-то там нащупал. Последовал короткий щелчок, и все его мужское достоинство куда-то исчезло. Как будто никогда и не бывало. Деметра в шоке воззрилась на его абсолютно гладкий, как у девушки, живот и, обретя дар речи, изумленно спросила:

— Как ты это сделал? — Что?

— Ну… Куда ты запихнул свой член?

— А, это, — как бы между прочим рассмеялся Джори. — Видишь ли, это еще одно преимущество креолов.

С этими словами он опять запустил туда руку, и на сей раз Деметра услышала треск застегиваемой липучки.

— Абсолютно герметично, — произнес он с ленивой улыбкой.

У Деметры к горлу подступила тошнота. Какая-то чужая, незнакомая доселе волна пыталась завладеть ее существом. Этот молодой беспечный мальчишка вдруг предстал перед ней в образе уродливого чужака, нелюдя.

— А чего это ты завесила экран? — неожиданно сменил он тему.

— Не люблю секс в присутствии посторонних глаз и ушей, — последовал холодный ответ.

— Чьи уши ты имеешь в виду? — не понял Джори.

— Сети. Компьютеров. Киберов. Они ведь всегда начеку.

— Деметра… Но ведь это же всего-навсего машины… Разве ты не успела привыкнуть к ним в Техасе?

— На Земле все не так страшно. От них еще можно укрыться.

— Это ты так думаешь, — мягко заметил креол. — В любом случае не относись к этому так серьезно. А я распоряжусь, чтобы в следующий раз тебя ничего не смущало.

— Ты все принимаешь как само собой разумеющееся, — сказала Деметра.

Это его «в следующий раз» неприятно ее кольнуло. И все же она решила не лезть в бутылку и поэтому продолжила уже довольно мирно:

— Сеть ведь обладает высоким уровнем интеллекта?

— Как сказать, — задумчиво протянул креол.

— Ну, вот ты лично полностью доверяешь получаемой из Сети информации? Или если ты отдаешь ей какой-то приказ, откуда тебе знать, выполняет она его или нет? Монитор-то может погаснуть. Но невидимый глаз все равно будет следить. Разве не так?

— Может, и так. Но ты-то об этом не узнаешь. Так какая тебе разница?

— Узнаю. Я это кожей буду чувствовать. — Джори вздохнул.

— Какой ты сложный человек, Деметра… — Его лицо на минуту стало задумчивым, что вообще-то было для него крайне нехарактерно. — Я никогда еще не встречал таких сложных людей.

«Мы, люди, все такие», — чуть было не вырвалось у нее. Деметра вовремя сдержалась. Несмотря ни на что, ей не хотелось его оскорблять.

— Земляне — сложный народ, — только и произнесла она.

— Да… Другая культура. Более старая. Более… странная, — подытожил Джори.

Тут он внезапно оживился.

— Послушай, а что, если мы завтра опять отправимся в Долину? Только надо будет заранее зарезервировать наших прокси. А то их прежние владельцы наверняка захотят снова воспользоваться их услугами. Судя по всему, их очень привлекает Тарсис Мон.

— Джори… Какая жалость! Завтра я не могу. Я уже пообещала Лоло Мицуно отправиться с ним на поиски воды. Но кто они, эти люди?

Деметра старалась изо всех сил сохранять самообладание. При одном только воспоминании о таинственном месторождении она вся напряглась как струна.

— Некий мистер Сак со своим слугой, — небрежно отозвался Джори.

Деметра похолодела.

— Мистер Сан, — почти бессознательно поправила она креола.

— Да ты, оказывается, лучше меня обо всем осведомлена, — удивился тот.

— Вовсе нет. Просто я вспомнила, что корейцы всегда ставят фамилию на первом месте. А уж потом имя.

— Я не зна-ал, — зевнул Джори. — Мистер Сан…

В следующее мгновение он уже сладко посапывал во сне. Ребенок…

Глава 6 НА ГОРИЗОНТЕ ПОЯВЛЯЮТСЯ ТЕНИ

Шлюзовая камера Тарсис Мон

10 июня

Шлюзовый комплекс производил впечатление весьма солидного, прочного здания. Он не шел ни в какое сравнение с ненадежными пластиковыми сводами, раздувающимися от малейшего дуновения ветра. Комплекс был возведен из сборных панелей, скрепленных двутавровыми балками. Снаружи эту грандиозную конструкцию подстраховывала надежная решетка. Твердая почва под ногами также способствовала уверенности. Казалось, эти стены простоят века и никакие перепады давления им не помеха.

С самого утра Деметра чувствовала себя немного не в своей тарелке. Вчерашняя интрижка с Джори оставила после себя неприятный соленый привкус…

Она намеренно не стала просить креола остаться на ночь. И не потому, что ей не нравилось заниматься с ним любовью. Как раз наоборот. Просто… это была не любовь. Соприкосновение, борьба, совместное путешествие — все что угодно, но не любовь. Это даже нельзя было назвать нормальным здоровым сексом. Деметра ничего не имела против секса, искренне считая его отличным способом более близкого знакомства, прекрасной возможностью на кого-то повлиять. Но то, что произошло между ними вчера, больше походило на неумелое изнасилование, которому она и не пыталась противостоять.

Она… А может быть, он? Вопрос оставался открытым. Есть такие люди, которые бросают вызов всем, с кем их сводит судьба. Они даже в постели торопятся и торопят других, предвкушая новые победы.

Они не признают прелюдий. Им недоступны тонкие ощущения. Они сразу приступают к делу. В таких случаях все происходит как бы на ощупь. Вот и у них с Джори получился «одноразовый» секс. Чем-то он напоминал растворимый кофе, наспех проглоченный обед в ресторанчике быстрого питания. К тому же Деметра винила себя за то, что потеряла обычное самообладание. Конечно, когда выпускаешь из рук ситуацию, нечего удивляться тому, что она становится неуправляемой.

Да, вообще-то Деметру всегда привлекала твердость мужской руки. Твердость. Уверенность. Но не грубость.

Но она сама хороша. Не устояла в решающий момент. Поддалась накатившей волне желания. Деметра была почти уверена, что виной тому стало нервное возбуждение после виртуальной поездки на прокси. Впечатления, которые они с Джори получили на дне тоннеля, оказались слишком сильными. И как только люди там работают!.. Наверное, они там все евнухи или сплошные интеллектуалы. А может, и то, и другое вместе.

К концу дня Деметра чувствовала себя как выжатый лимон — и физически, и морально. Ее даже не хватило на то, чтобы продиктовать трафаретное вечернее послание в корпорацию. Она и не заметила, как заснула. Сейчас Деметра уже совершенно не помнила, что рассказала терминалу, а что нет. Она точно упомянула о предстоящей экспедиции на марсианскую поверхность… что же еще?…

Ее не покидало ощущение, что она упустила что-то важное. Что-то связанное с месторождениями. Или ей все приснилось?… «Ладно, подумаю об этом потом, — решила Коглан. — А сегодня меня ждет захватывающее путешествие в обществе Лоло Мицуно, которое наверняка окажется не только интересным, но и полезным».

В ожидании Лоло Деметра принялась внимательно разглядывать длинный наклонный коридор. Начинался он глубоко внизу, под землей, и плавно поднимался вверх, переходя в закрытую шестиугольную нишу. Деметре она чем-то напомнила кабину лифта огромного многоэтажного дома в Далласе. Погрустив о родине, она снова продолжила свои наблюдения.

Шесть кодовых дверей наводили священный трепет: некоторые были снабжены сервоприводом, на других же красовались ручки. Справа от двери находился цифровой дисплей с множеством датчиков. Вверху висел нарисованный красной краской предупреждающий знак. Надпись дублировалась на семи языках. Прямо перед входом в кабину лифта имелась маленькая стальная подножка. Все двери были строго пронумерованы. Освещение тут было довольно яркое — по-видимому, для того чтобы глаза постепенно привыкали хотя бы к отраженным солнечным лучам.

Лоло все не появлялся, и Деметра с удвоенным вниманием стала вглядываться в снующих туда-сюда людей. Как только одна из дверей открывалась, Деметра тут же старалась заглянуть внутрь, чтобы посмотреть, кто приехал.

Вообще-то это было не очень вежливо. Столкнувшись пару раз лицом к лицу с выходящими из лифта незнакомцами, она решила поменять тактику и наблюдать за теми, кто отъезжает. Однако людские спины ей тоже мало о чем говорили.

Махнув на все рукой, Деметра переключила свое внимание на сами кабинки. Они постоянно открывались, впуская и выпуская марсианский народ; порой это были грузовые отсеки, не содержащие ничего, кроме скафандров. Но раз или два она видела роскошно отделанные мини-комнатки с удобными стульями, цветным монитором и множеством всевозможных датчиков.

Деметре никогда не приходилось надевать скафандр. И это несмотря на то, что она преодолела двести восемьдесят миллионов километров от Земли до Марса. Естественно, у нее накопилось множество вопросов. Некоторые из этих вопросов даже немного ее смущали. Можно ли надеть скафандр прямо на комбинезон? И если нет, то ей что, придется раздеваться в присутствии Мицуно? Интересно, а нижнее белье тоже надо снимать? И вообще что у них тут на Марсе позволено, а что нет?…

Может быть, здесь совершенно другие правила приличия…

Поглощенная своими мыслями, Деметра не сразу заметила характерный профиль Лоло. Голова с золотистой копной волос, резко очерченным волевым подбородком и чуть раскосыми глазами величаво плыла над серой суетливой толпой. И вот он уже стоит рядом, такой неправдоподобно высокий, что Деметре пришлось высоко задрать голову, чтобы лучше его видеть.

— Какой же вы высокий, — с восхищением произнесла она.

— Двести двадцать сантиметров. Это примерно восемьдесят три дюйма, если не ошибаюсь. Надеюсь, слово «дюйм» достаточно распространено в ковбойской среде, — пошутил Лоло.

— А вот и нет. Истинный ковбой все меряет футами. — Немного помолчав, Деметра потерла замлевшую шею. — Признавайтесь, мистер Мицуно, ваши родители наверняка были небоскребами.

— Небо… чем? А-а, вы имеете в виду высотные здания… Нет… Я первый такой. Мои родители эмигрировали сюда с Земли, и ростом они были не больше вашего, — смерил ее взглядом Лоло. — Невысокий рост во многом объясняется сильным земным притяжением. Мы — новое поколение. Мы родились на Марсе. Вот и «вымахали», как любила говаривать моя мама…

— А что же тогда случилось с Джори? — не подумав, выпалила Деметра.

И тут же прикусила язык, горячо надеясь, что Мицуно не обидится за своего друга.

— Джори — креол. Я думаю, вы в курсе, что это означает. Он, конечно, тоже родился здесь, на Марсе. И он такой же человек, как и мы с вами. Просто перенес пару операций. Делается это обычно после того, как завершается половое созревание. Зато теперь ему вполне комфортно живется в суровых здешних условиях. Вы наверняка обратили внимание на его абсолютно непроницаемую кожу. Но вы даже и представить себе не можете, каким изменениям подверглась его эндокринная система.

Деметре вовсе не хотелось вдаваться в интимные подробности физиологии креола, поэтому она поспешно сменила тему разговора.

— Так куда же мы сегодня направляемся?

— В местечко под названием Гармониа Мунди, указанное в марсианском каталоге под шифром СО-6981.

Уайетт приготовил для нас «ходун» среднего размера… Сюда, пожалуйста. Дверь номер пять.

Продолжая рассказывать о предстоящей поездке, Лоло подвел Деметру к шлюзу. На дисплее высветилось: «Заказано Л. М.».

— Отлично, Уайетт, впусти нас, — проговорил Лоло прямо в маленькое углубление в стене.

Девушка догадалась, что там вмонтирован микрофон.

— Введите нейронные данные, — прозвучал бесстрастный голос машины.

Маленький квадратный экранчик ярко засветился.

— Идентифицируй по голосу, Уайетт, и открывай. Этого вполне достаточно.

Уайетта не пришлось долго уговаривать: сработал сервопривод, и двери бесшумно раздвинулись. Мицуно отступил, пропуская даму вперед. Едва войдя в кабинку, Деметра тут же ухватилась за первый попавшийся скафандр.

— Ты что? — удивился ее спутник.

— А разве здесь не опасно находиться без скафандра? С нами ведь может…

Не говоря ни слова, Мицуно подвел ее к контактному коврику на внутренней стенке кабины и несколько раз повернул ключ. Стена откинулась, и перед взором Деметры предстал грузовой отсек. Выглядел он весьма скромно: никакой отделки под дерево или дорогостоящей обивки — все тот же пластик и стальные ручки. Рядом с дверью стояли две скамеечки и складной столик. Чуть подальше находился пульт управления. Деметру удивило минимальное количество приборов — она ожидала намного большего. В крохотные иллюминаторы были видны красные пески марсианской пустыни. Громоздкие железные конструкции, возведенные людьми, тонули в их дымно-розовом мареве.

— Скафандры нам понадобятся только на поверхности, — объяснил наконец Лоло. — А пока можно расслабиться.

Он удостоверился, что внешняя дверца кабинки надежно закрыта, и приглашающим жестом махнул в сторону одной из скамеек, а сам удобно устроился на консоли. С минуту Мицуно внимательно изучал панель управления, потом сделал полный оборот ключом. Похоже, этот человек действительно на «ты» с марсианской техникой.

— Твои впечатления от Марса? — между делом спросил он у Деметры.

— Снаружи он кажется довольно большим, но изнутри это просто клетка. Не понимаю, как здесь живут люди.

— Да уж… Их жизнь по большей части виртуальна. Но и виртуальное пространство — это тоже пространство, Деметра.

Тут она впервые обратила внимание, что Лоло почти не смотрит на мелькающий в иллюминаторах пейзаж. Так недолго и врезаться во что-нибудь!

— Как вы умудряетесь вести машину и одновременно разговаривать? Вам же не видно, что делается впереди.

Она махнула в сторону носовой части «ходуна».

— А зачем? Уайетт лучше меня знает дорогу. Программа предусмотрит все возможные отклонения от курса и в конечном итоге благополучно обогнет препятствия. Где нужно — притормозит, но столкновения не допустит.

Успокоившись, Деметра снова начала разглядывать холмистую поверхность, в отдельных местах испещренную острыми черными скалами. «Ходун» беззвучно несся вперед, и она, как ни силилась, не могла рассчитать загадочную траекторию его движения. Вскоре Коглан оставила эту затею и, опустившись на скамейку, просто расслабилась.

Несмотря на довольно холмистую местность, по которой бежал «ходун», их кабинку совсем не качало. У Деметры возникло ощущение воздушной подушки между внешней и внутренней поверхностью машины. Дорога то шла под откос, то снова резко взмывала вверх, а пол под ногами оставался подозрительно неподвижным.

— Ничего себе колясочка! — восхищенно произнесла девушка. — Едет как будто по абсолютно ровной поверхности.

— Это все нейтральные компенсаторы. Вмонтированные в «ноги» «ходуна», они сглаживают все колебания. А со стороны эта конструкция напоминает танцующего паука.

— А вы что, видели его когда-нибудь? — удивилась Деметра. — У вас же на Марсе полная стерильность! Неужели тут выжил хоть один паук?

— Дело в том, что мы их специально разводим. Они пожирают мошкару.

Внезапно кабинка накренилась вперед; потом резко дернулась назад. Деметре стоило больших трудов удержаться на своей скамейке. Почему-то ей пришло в голову, что похожие ощущения можно испытать только верхом на верблюде.

— Ха! Рановато мы похвалили машину, — рассмеялся Мицуно. — Уайетт, что там у тебя?

— Прости, Лоло, — совершенно бесстрастно откликнулся компьютер. — Это была крысиная норка.

— Только не говорите мне, что и на Марсе водятся крысы! — фыркнула Деметра.

— Нет, мисс Коглан Деметра Сериз, — обратился к девушке Уайетт. И откуда он только узнал ее полное имя? — Крыс здесь нет, а норками мы называем углубления в породе неизвестного происхождения.

— Ладно… Сойдет и «норка», — не стала спорить Деметра.

Ага, опять что-то связанное с геологией… Но неясно забрезжившая мысль тут же потерялась где-то в глубинах ее мозга.

— В следующий раз полетим на дирижабле, — проворчал Мицуно.

— Экспедиции на расстояние менее чем четыре тысячи километров не могут быть предприняты на подобном транспорте. Так гласит закон нашего департамента, — чопорно парировал Уайетт.

— Да я же пошутил, старина. Машина не ответила, «надувшись».

Когда они прошагали еще несколько километров, Лоло спросил:

— А чем вы занимаетесь у себя на Земле?

— Я студентка. Прошла иностранные дипломатические курсы.

— Это как-то связано с военной службой?

— О нет! Мы занимаемся урегулированием мирной ситуации на планете. Видите ли, на Земле очень много различного рода организаций: государственного характера, экономических, экологических ассоциаций. Их задача в том, чтобы поддерживать дипломатический баланс в современном деловом мире. Вообще это не такая уж и плохая профессия, правда!.. Если я все-таки напишу свой диплом, то с помощью дедушки могу занять какой-нибудь консульский пост или получить выгодное место в посольстве. В принципе я могу выбирать любую страну, с которой поддерживает отношения правительство Тексахомы.

— Если напишете диплом? — мягко переспросил Мицуно в тон Деметре. — А почему вы до сих пор его не написали?

— Со мной… произошел несчастный случай.

— Простите. Где же вам хотелось бы приступить к своей новой работе? — деликатно сменил он тему, не желая касаться неприятных для Деметры подробностей.

— Ну, я еще не решила. Время терпит. Если честно, мне бы хотелось отдохнуть от машин. Это значит — поехать куда-нибудь на Сейшелы или Гавайские острова. По уровню развития эти регионы официально преодолели самую примитивную стадию развития. Вообще-то меня не пугает такая перспектива, но дедушка говорит, что профессиональный рост там крайне сомнителен. Обстановка слишком ортодоксальная. Еще можно махнуть в Дакоту или Дель Фуэго… Конечно, условия там не ахти, но зато как дипломат я получила бы огромное количество привилегий. Меня бы всюду сопровождала охрана, если это можно назвать привилегией. Я бы практически бесплатно покупала все, что пожелаю, в лучших магазинах. Не стояла бы в очередях. Можно даже машину парковать в запрещенном месте…

— Парковать? — недоуменно переспросил марсианин.

— Ну… временно оставлять автомобиль на стоянке.

— Ах да. Об автомобилях я кое-что слышал. Неужели и вы водите?

— Вообще-то пока я пользуюсь дедушкиным автомобилем, но как только устроюсь на работу в посольстве, у меня будет свой личный.

— А почему бы вам не поискать работу на Марсе? — предложил Лоло. — Согласитесь, где как не здесь проявлять искусство иностранной дипломатии? И условия не такие первобытные, как в вашей Дакоте.

— В том-то и дело, что здесь все слишком иностранное. Как вы вообще живете? Ни с одной из здешних колоний как следует не налажена связь. Да и ваше правительство — не более чем кучка незаконно вторгшихся на чужую планету людей, которых и не видно-то нигде. К чему такая секретность?

— Да, — нехотя согласился Лоло. — Если уж говорить начистоту, на Марсе и размещать-то негде эти ваши посольства. Сколько наций насчитывается сейчас на Земле?

— Около тысячи трехсот. Число меняется каждый день.

— Ну вот. Теперь представьте, сколько места займут посольства. Никаких тоннелей не хватит. Да и марсиане, я думаю, не придут в восторг от того, что каким-то социальным иждивенцам надо предоставить льготы. Только не обижайтесь, — быстро добавил Лоло. — Я уверен, что у вас на Земле работа этих людей действительно востребована.

— Возможно, марсиане и не нуждаются в наших услугах. За несколько дней, проведенных здесь, они показались мне очень приветливыми.

— Это потому, что вы — гостья. И вы платите за то, чтобы вас развлекали.

— Наверное, вы правы…

Деметра уже настолько освоилась с ролью студентки-туристки, что почти позабыла о настоящей цели своего приезда.

— Хотя, — медленно произнес Лоло, — когда я слышу слово «дипломат», то у меня почему-то возникают ассоциации со словом «шпион».

И он лучезарно улыбнулся, словно стараясь смягчить резкость своих слов.

— Неужели здесь есть за кем шпионить? Не представляю места скучнее Марса, — невинно откликнулась Деметра.

На самом деле оба они знали, что шпионов тут полно и с каждым днем становится все больше. Они разнюхивают, разведывают, выдвигают застарелые территориальные претензии. И тем не менее Коглан продолжала притворяться, явно получая удовольствие от этой игры.

— Голые скалы да песок… За ними, что ли, шпионить?

— Не только, — заметил Лоло. — Вы забыли про воду, минеральные ресурсы…

Минералы… геология… У Деметры опять возникло ощущение, что она забыла что-то очень важное. Но как ни напрягалась, вспомнить не удалось. Ладно, потом.

Занятая интересным разговором, девушка не сразу заметила, что «ходун» остановился. За окном перестали мелькать скалы, и теперь во все стороны простиралась бескрайняя лимонно-желтая пустыня.

— Мистер Мицуно, прибыли! — прозвучал металлический голос Уайетта.

— Отлично! Ну а сейчас немного разомнемся!

С этими словами Лоло направился к шлюзовой двери.

Прежде чем выйти, он показал Деметре, как надеть скафандр. Все скафандры были стандартного размера, поэтому миниатюрной девушке он оказался довольно велик. К сожалению, внутренний обогрев не был предусмотрен. Конечно, без скафандра она бы и минуты не протянула на поверхности, но и в нем срок пребывания весьма ограничен. Огромный шлем крепился на кольце на уровне шеи, поэтому его вес практически не чувствовался. Деметра сразу это оценила. В целом космическая одежда пришлась ей по вкусу.

Перед тем как натянуть герметичные рукавицы, она сняла свой титановый браслетик и затолкала его в один из внутренних карманов. Зачем подвергать Конфетку резким температурным перепадам? Она еще сослужит ей верную службу.

Полностью экипировавшись, Лоло и Деметра вступили в шлюз. Девушка сразу же приготовилась к крутому спуску. Во время путешествия ей казалось, что от земли их отделяет ну никак не менее трех метров. Когда же внешняя дверь бесшумно открылась, она с удивлением воззрилась на единственную маленькую ступеньку. Не веря своим глазам, Деметра оглянулась на машину и удивилась еще больше: чтобы им с Лоло было удобнее спускаться, та присела на «корточки». Ее железные «колени» острыми шпилями выступали над кабинкой управления.

— Итак, каков наш план действий? — поинтересовалась Деметра после того, как настроила вмонтированные в шлем радио-антеннки на нужную частоту.

— План прост и гениален одновременно: я ищу воду или подземные ледники, а ты мне помогаешь.

С этими словами Мицуно приблизился к машине с той стороны, где у нее находился «живот». Там между двух ножных шарниров был спрятан маленький люк. Открыв его, Мицуно вытащил несколько алюминиевых чемоданчиков и поставил их на песок. Коглан стало любопытно, что же находится внутри, и она подошла поближе. В глубоких разъемах лежали какие-то странные серые штуки, по форме напоминающие тыквочки. К каждой «тыквочке» снизу были приделаны «ножки», а сверху — крохотное табло для регистрации данных.

— Что это такое?!

— Транспондеры.

— А что с ними делать?

— Вот тут-то и начинается твоя часть работы. Тебе придется взять одну из этих тыквочек и перенести ее на триста метров вон в том направлении. — Лоло показал на восток. — Потом вернешься за другой и отнесешь ее на запад на то же расстояние. Ну а потом, как ты уже, наверное, догадалась, останутся север и юг.

— Превосходно. Моя часть работы мне понятна. А чем будешь занят в это время ты?

— А я буду наблюдать, как ты работаешь.

Сквозь прозрачное стекло шлема было видно, как Мицуно ухмыльнулся.

Не вдаваясь в дальнейшие объяснения, он протянул ей одно из записывающих устройств. Довольно ощутимое по весу, оно все-таки не было тяжелым.

Делать нечего, и, осторожно ступая, Деметра направилась навстречу дымчатой линии горизонта. Она шла, отсчитывая шаги, стараясь держаться как можно более прямо. Задача эта была довольно трудная, поскольку то здесь, то там попадались большие камни. Деметра переступала через них и шла дальше. Преодолев небольшой подъем, она очутилась в песчаной низине. Оглянулась и — не увидела ничего, кроме простирающейся лимонно-желтой пустыни. Лоло с машиной как будто сквозь землю провалились.

— Лоло! — позвала Деметра, немного испуганно. — Что?

— Тебя отсюда совсем не видно!.. А как работают эти штуки? Считывают то, что попадает в их поле зрения?

— Нет. Они регистрируют малейшие колебания поверхности и сравнивают их с собственными инерциальными свойствами.

— Ясно.

И Деметра снова начала мерить почти метровыми шагами марсианские пески. Наконец она остановилась и перевела дух. Посадила тыквочку на землю, согнув ей ножки так, как показывал Лоло, и включила записывающее устройство. Выпрямившись, Деметра увидела странное зрелище. Вначале она подумала, что ей просто продолжает мерещиться всякая дурь после вчерашнего перенапряжения. Но нет. На горизонте танцевали какие-то странные тени. Облаченные в черные обтягивающие трико, с развевающимися на ветру накидками, они походили на крылатых демонов. Все, кроме одной ярко-зеленой фигуры. Деметре она напомнила изваяние смеющегося Будды. Только почему-то в руках у странной фигуры было зажато что-то наподобие зонтика.

Как жаль, что в шлеме отсутствует увеличительное оптическое устройство! Сейчас бы оно очень пригодилось Деметре, помогло бы отличить обычный мираж от пугающей яви… А может, это и есть мираж, с надеждой подумала она. Но как же быть с зеленой фигуркой. Навряд ли это обычная пыль, подхваченная ветром…

Вернувшись к Мицуно, Деметра рассказала о своем странном видении.

— Ты успела сосчитать, сколько их там танцевало?

— Трое. Или, может быть, четверо… Я подумала, что это просто мираж, но вот одна из фигур — такая большая, с зонтиком, как у Мишлен Ман, — никак не могла быть обыкновенным искажением пространства.

— Подожди-ка.

Мицуно переключил свой радиомикрофон на другую частоту. Какое-то время Деметра безмолвно наблюдала за движениями его губ. Разговор, похоже, затянулся. Наконец она услышала голос Лоло:

— На сегодня приключения можно считать законченными. Сходи и забери транспондер, договорились?

— Это еще зачем? Мы что, уже не ищем воду?

— Здесь ее нет. Они сказали, что это место — сухое и бесплодное.

— Они?… Кто это они?

От чересчур серьезного тона, с которым Мицуно произнес последние слова, Деметру даже в жар бросило.

— Киборги, которых ты заметила на горизонте.

— Так это были киборги?! Я думала, их уже не осталось в живых…

— Они ведь потенциально бессмертны.

— И всезнающие, как боги?

— Ну, что-то в этом роде… Только когда дело касается Марса.

— Так ты предлагаешь просто собрать вещи и убираться восвояси? А давай подойдем к ним и познакомимся! Это было бы интересно!..

— Это не очень хорошая идея, Деметра. Мудрость гласит: не приближайся к киборгам, если они сами тебя не зовут. А эти, похоже, не горят желанием с нами пообщаться.

— Разве они опасны? Мне они вовсе не показались всемогущими. Парочка из них довольно костлявые…

— Послушай, Деметра, чтобы быть сильными, им не нужно есть мясо, как нам с тобой. Киборг — это в основном провода, антенны, соленоиды и прочая разная дрянь. И даже если он кажется тебе костлявым, то это не значит, что он не может в мгновение ока продырявить твой скафандр… Тогда твоя песенка спета. Ты не сможешь дышать здешним воздухом. Для них же он — родной.

— Ясно. Нам лучше всего незаметно исчезнуть. Что-то мне не хочется возвращаться за тем транспондером.

— Не волнуйся, все будет в порядке. Пригни голову и делай свое дело. Тебя не тронут.

— А может, я постою здесь?

— Дем, я же ведь не знаю точно, где ты его оставила.

Последний аргумент Лоло прозвучал довольно убедительно, и Деметра покорно повернулась к таинственному горизонту и снова начала отмерять шаги. Найдя тыквочку и отключив ее, она все же осмелилась взглянуть туда, где совсем недавно танцевали тени.

Горизонт был девственно чист. Призраки исчезли.

Бар «Хоплайт»

10 июня

Прибыв в «Хоплайт», Элен Сорбелл первым делом направилась к столику Лоло и Деметры. Пустые тарелки и стаканы красноречиво свидетельствовали о том, что эта парочка здесь уже давно. Уайетт уже успел рассказать Элен об их неудавшейся экспедиции в Гармониа Мунди.

Кибер просто не мог отказать себе в удовольствии первым сообщить столь важную новость. И в то время как Элен пыталась проанализировать новые данные, он продолжал брюзжать по поводу старых.

— Как же так, — не мог понять Уайетт, — ведь все было тщательно перепроверено. Откуда же взялись гидрологические и сейсмические аномалии?

Пока он напыщенно болтал, Элен задавалась вопросом: «А известна ли вся эта информация киборгам?» Элен надеялась, что нет, так как они не лучше, чем Уайетт, умели держать язык за зубами.

— Эй, ребята, — махнула рукой Сорбелл.

— Элен! — радостно воскликнула Деметра.

— Прости, что так вышло, — начал было извиняться Лоло.

— Да ничего. С кем не бывает. Слушай, а с чего это твои киборги взяли, что там нет воды? Они что, бурили землю?

— Роджер сказал мне, что само место имеет аномалии.

— Ну да, — хмыкнула Элен. — Уж кто-кто, а Роджер знает все.

Всю свою жизнь она только и занималась тем, что изучала различные геологические образцы и акустические матрицы. С утра до ночи копалась в базах данных и все же не владела и половиной тех знаний о Марсе, что хранились в кибернетическом мозгу Роджера Торвея.

— Лоло, а что он там, собственно, делал?

— Мне показалось, что он о чем-то совещался со своими приятелями, включая ту русскую девицу по фамилии Штев. В общем, он вежливо попросил меня не совать свой нос в дела киборгов.

— Я не ослышалась? Один из них действительно был Роджер Торвей — полковник?

— Ну да, — ответил Лоло. — А что, ты его знаешь?

— Да… Он сам из Тексахомы. Мне довелось побывать в тех местах, где его сделали. Говорила же я, что надо подойти к нему и поздороваться. Все-таки он почти что мой земляк.

— Деметра у нас учится на дипломата, — снисходительно пояснил Лоло. — У нее навязчивая идея, что со всеми надо налаживать дружеские контакты. — С этими словами он повернулся к Коглан. — Деметра, Торвей больше не тексахомец. Он теперь марсианин до мозга костей. И потом, когда правительство делало из него киборга, твоя родная Оклахома являлась частью Соединенных Штатов. В то время Торвей служил в военно-воздушных силах, летал на самолетах, и все такое прочее. Но, однажды вступив на Марс, он практически слился с ним. Теперь это его вторая родина.

— Вы рассказываете мне историю Земли, — улыбнулась Деметра.

— Это и наша история тоже, — присоединилась к разговору Элен. — Каждому марсианскому ребенку известно о так называемой эре колонизации.

— И все-таки мне непонятно, — сказал Лоло, — почему американские и русские ученые не позволяют марсианам нормально размножаться. Они ведь поставили себе целью создать истинно марсианскую расу. Так зачем же делать из них евнухов?

— Ну, это же очевидно, Лоло, — пожала плечами Коглан. — Дети, рожденные естественным путем, не смогли бы выжить в условиях Марса.

— Почему ты так считаешь? А как же нойманы?

— Не забывай, что это машины. Их специально спроектировали для…

— Так и киборги — машины, детка.

— Это совсем другое, — по-прежнему стояла на своем Деметра.

— А вот мне непонятно, — вставила Элен, — почему ваше правительство сделало производство киборгов своей ведущей политикой. Конечно, вы утерли нос русским, но в то же время подорвали свою экономику.

— А по-моему, тут все понятно, — сказала Деметра. — Они получили возможность исследовать Марс.

— Для этого не обязательно быть киборгом, — разумно указал Лоло. — Обычные люди тоже вполне могут с этим справиться. Вспомни нашу сегодняшнюю экспедицию.

— Лоло, но ведь в то время на Марсе еще не было ни колоний, ни условий для жизни, питания. Даже дышать было нечем. Только такая самодостаточная единица, как киборг, могла приспособиться к подобным обстоятельствам.

— Однако в первой экспедиции Торвея сопровождали вполне обычные люди. Например, его личный врач. И они прекрасно выжили. Им хватило и еды, и воздуха.

— И все же я уверена, что у ученых была веская причина для создания киборгов — разработанные ими программы…

— Ты уверена, что они разрабатывали программы? — не дал ей договорить Лоло.

— Он имеет в виду, что это компьютеры все разработали.

— А так как они сами себе хозяева, то эти программы были созданы с учетом их интересов, — подытожил Лоло.

— Может, довольно сказочек про всемогущую Сеть, — немножко надменно произнесла Деметра. — Сеть — это живое существо. Сеть — это Бог. Сеть — это следующая ступень в эволюции людей и машин… Неужели вы верите в эту ерунду? Видит Бог, что и у меня достаточно причин не доверять машинам. Но я не наделяю их человеческими качествами и так же не считаю их за демонов. Да, я общаюсь иногда со своим титановым браслетом, а вы с этим вашим Уайеттом, но от этого машины не перестают быть машинами — просто связкой прочных силиконовых пластинок, набором мудреных микросхем!

Выпалив все это, Деметра замолчала, вызывающе глядя на своих собеседников.

— Ты действительно так думаешь? — тихо сказала Элен. И немного помолчав, добавила: — Джори говорит, что ты даже говорить о сексе не можешь, если в комнате включено окно терминала.

— У Джори слишком длинный язык, — сухо ответила Деметра. — Он прав, конечно. Но я с тем же успехом не стала бы заниматься любовью и в присутствии своей кошки. Это ведь не значит, что она все понимает.

— И все же ты должна признать, — сказал Лоло, — что земные ученые допустили большую ошибку, когда пошли на поводу у машин.

— Удивляюсь я тебе, Лоло! Разве не эти же самые машины облегчают тебе сейчас жизнь? У тебя есть необходимое оборудование для сейсмических тестов. У тебя есть прекрасный проводник — этот твой Уайетт. В любое время дня и ночи он говорит тебе — «расслабься, все будет в порядке». Так что машины, которые ты ругаешь, приносят больше пользы, чем вреда. Это неиссякающий источник знаний, это мудрый голос предков. Киборги хоть немного, да помогли освоению Марса, хоть чуть-чуть, да прибавили планете дружелюбия…

— Может, ты и права, — нехотя согласился Лоло. Его голос звучал уже не столь уверенно, как раньше.

— Естественно, права. Я вовсе не отрицаю, что Сеть умна и даже хитра, если хотите. Но в ней нет ничего человеческого. Не знаю как вы, — сказала Элен, переводя разговор в другое русло, — а я бы чего-нибудь выпила…

«Золотой лотос»

10 июня

В тот вечер Деметра никак не могла собраться с мыслями и отправить домой толковое сообщение. Сильная усталость и несколько коктейлей в баре «Хоплайт» мешали сосредоточиться. Недолго думая, Коглан решила облегчить себе задачу: пусть машина задает ей вопросы о дневной экспедиции, а потом сама оформляет их в разборчивое письмо. В компьютерной программе даже заложены способности имитировать присущий только Деметре разговорный стиль. Вот оно — еще одно преимущество компьютерных технологий! Наутро Деметре останется только отредактировать вечерний файл. В случае чего она может обратиться и к Конфетке. Верная кибер-служанка легко составит подробное описание для хозяйки, за исключением тех моментов, которые она провела в ее нагрудном кармане.

Коглан прекрасно понимала, что если полагаться только на возможности кибернетики, то и глазом не успеешь моргнуть, как разучишься думать самостоятельно. Все это так, но…

Но в тот вечер она возблагодарила Бога за то, что на свете есть машины.

— Где вы сегодня были? — осведомился безразличным голосом терминал.

— Какая-то Гармунди… сверяйтесь с картой, там есть такое название. Мы отправились на геоло… Нет, на гидрологическую экспедицию. Искали подземные воды.

За этими словами последовал зевок.

— Вы что-нибудь нашли?

— Нет. Мы встретили… Вернее, увидели там киборгов, которые посоветовали нам убираться оттуда подобру-поздорову. Лоло сказал, что у них было какое-то деловое совещание. Только чашки кофе не хватало! Поговорить мне с ними так и не удалось — ай-х-и…

Тут Деметра зевнула, чуть не вывихнув при этом себе челюсть.

— А что еще Лоло Мицуно говорил о киборгах?

— Ну… что они опасны, необщительны и крайне вспыльчивы. И при этом очень сильны.

— Нам это известно. Можете вспомнить еще какие-то подробности?

— Пожалуй… А, он считает, что вся эта идея с киборгами с самого начала была неудачной.

У Деметры уже закрывались глаза. Похоже, что толку из этого сообщения выйдет мало, несмотря на неимоверные усилия машины.

Она снова зевнула, уже не в силах сохранять вертикальное положение, добралась до кровати и в изнеможении опустила голову на подушку.

— Теперь прослушайте ваше сообщение с самого начала, — заученно произнес металлический голос.

Но Деметра уже сладко посапывала во сне. Да… машины не знают усталости… Совсем другое дело — люди.

Глава 7 ШЕПОТ И КРИКИ

120 километров восточнее Гармониа Мунди

11 июня

— Роджер, они вовсе не собираются устраивать революцию, — наконец проронила Федя.

Это были ее первые слова за последние три долгих, безмолвных часа. Все это время она старалась не отставать от Торвея, стремительно шагавшего вперед. Ни один звук не нарушал повисшую над пустыней тишину, только две пары ног без устали вздымали лимонно-желтые пески.

— Я не имею в виду революцию, — возразил Торвей. — Акция протеста. Демонстрация силы. В конце концов, они ведь тоже могут извлечь определенную пользу из генератора на Деймосе.

— Значит, не революция… — задумчиво прошептала Федя. — Но любое выражение протеста предлагает смену власти.

— Ну, это уж слишком!

В голосе киборга зазвучала неприкрытая горечь. Как ненавистны ему эти человеческие чувства: зависимость, долг, несвобода. Как мешали они сейчас ему просто идти вперед и делать то, что он считал нужным.

— Роджер! Ты сам себя стараешься обмануть. Но факт остается фактом. Нас создали для мирных целей: наблюдать, исследовать, снабжать людей информацией. Мы не имеем права диктовать им свои условия. Мы не имеем права вредить.

— Я не хочу никому вредить!.. Просто… просто перестать помогать им на какое-то время. Пусть эта кучка бюрократов почувствует, как мы нужны на Марсе. Пусть увидит, какой враждебной и неуютной станет эта планета! Может, хоть тогда они нас оценят!

— Роджер, а тебя не смущает, что вначале кому-то придется умереть? И все, чтобы доказать твою нужность?…

— Ну…

— Поведай-ка мне еще раз ту смешную историю про омлет и яйца, — вдруг ни с того ни сего захихикала Федя.

Этот скрежещущий смех кому угодно подействовал бы на нервы. Даже киборгу.

— Перестань! Как ты можешь! Я говорю абсолютно серьезно.

— Значит, то, что серьезно для тебя, для других должно быть очевидно?

— Что ты на сей раз имеешь в виду?

— Попробуй угадай…

И снова тишина. Целых восемь километров брели они по марсианским пескам, не проронив ни слова. Роджеру с его исключительно обостренным чувством времени долгие часы казались секундами. Он мог бы молчать и вдвое дольше без особого напряжения…

Скоро пустынный пейзаж сменился крутыми холмами и оврагами, наполовину изъеденными эрозией.

— Поставь себя на их место, — наконец снова проскрежетала Федя. — Это единственный выход.

— Не понимаю тебя.

— Выясни, что нужно людям.

— Я пытался. И не раз. То, что я предлагал, не сработало.

— Ты предлагал то, что имеешь, а не то, что им нужно. Это разные вещи.

— Федя, я продавал себя! С молотка… Все самое дорогое…

— Видимо, им нужно другое. — Да…

Роджер знал, что она права. Но кто разберется, в чем нуждаются марсиане? Это «нечто» есть у киборгов, но пока они не догадались его предложить. Что же это такое?…

«Русская чайная»

Коммерческий модуль 2/0/1

11 июня

Еще во время вчерашнего разговора с Деметрой Элен Сорбелл упомянула некоего корейца, явно неравнодушного к гидрологии.

Мистер Сан прилетел на Марс совсем недавно, но уже успел проявить весьма активный интерес к исследованиям новых друзей Деметры.

Нужно обязательно встретиться с этим корейцем и выяснить, что у него на уме, решила Коглан. После экспедиции в Гармониа Мунди им найдется, о чем поговорить… Элен обещала прямо завтра познакомить ее с мистером Саном.

Встретились они в «Золотом лотосе», и Сорбелл повела ее в «Русскую чайную», которая славилась на весь Тарсис Мон.

Чайная располагалась двумя уровнями выше, и пока они поднимались, гидролог рассказывала Деметре о тамошних церемониях.

— Чай у них здесь просто отвратительный. И неудивительно. Если бы ты знала, как они его готовят! Бр-р… Сначала целую неделю кипятят в настоящем русском самоваре — его привезли из самого Петрограда, чистое серебро, а тяжеленный… Так вот, когда в нем уже можно ложку ставить, его разбавляют водкой, виски, лимонным соком, в общем, всем, что под руку попадется. Ну и забористое пойло получается, я тебе скажу!

— Как же туда народ ходит? — удивилась Деметра.

— Ну, видишь ли, — пожала плечами Элен, — это место считается элитным. Вот и ходят — выставляют себя напоказ. Одно слово — туристы.

— А я вот впервые слышу об этой чайной.

— Местная публика без ума от их пирожных. Рассыпчатые, в основном сахар и масло… если, конечно, этот суррогат можно назвать маслом…

Сорбелл насмешливо улыбнулась.

— Элен, у тебя удивительный дар — портить людям аппетит, — пошутила Деметра.

— Что-то мне твои слова напоминают. Да, кстати! Если тебе надоели бесконечные вылазки на марсианскую поверхность, то я настоятельно рекомендую посмотреть наши энергетические спутники. И особенно последний, что сейчас строится в районе Скьяпарелли. Это виртуальное чудо. Потрясающие ощущения. Если хочешь, я могу все устроить.

Деметра помедлила с ответом. В голове у нее роились тревожные мысли. Какие такие ее слова напомнили Сорбелл об орбитальных спутниках? А вдруг еще вчера сболтнула что-то лишнее? Почему Элен так хочет, чтобы она отправилась в виртуальное путешествие?

Просто голова идет кругом. Нет, нельзя быть такой подозрительной. Скорее всего, это не более чем дружеский совет; встреча со шпионом еще впереди. Не стоит так напрягаться.

С этими мыслями Деметра и переступила порог знаменитой «Русской чайной». Белые скатерти, начищенное серебро, звон фарфора… Впечатляли стены: уродливые черные полосы на абсолютно белом фоне изображали голые деревья в суровую зиму. У Деметры, однако, возникло подозрение, что художник никогда в жизни не видел ни одного дерева. Да… странное место.

Где-то в глубине пели скрипки — ненастоящие, как и все на Марсе. То ли это была цыганская музыка, специально для царской трапезы, то ли простой казачий хор. Разобрать было трудно. Деметра уже приготовилась с достоинством встретить официантов, облаченных в черные брюки для верховой езды, белые кушаки и красные шелковые блузки. К счастью, обслуживание здесь не отличалось от других марсианских ресторанчиков — все тот же ненавязчивый автомат «Мистер Миксер».

Элен сразу направилась в главный зал, минуя ряды аккуратных белых столиков. Деметра покорно следовала по пятам за своей спутницей. Она издалека узнала в полном молодом человеке мистера Сана. Прошло всего три дня, как она видела его фото в справочнике так называемых чужаков. Надо сказать, оригинал слегка отличался. Узкие глазки еще больше утопали в жирных складках, кожа оказалась желтее и на фоне серого костюма выглядела очень нездоровой. Деметра украдкой поискала глазами его слугу, но не обнаружила никого, кто бы соответствовал образу Чанг Квок До. Возможно, тот отлучился на кухню и как раз заказывал очередной деликатес для своего хозяина: какую-нибудь жареную собаку или кошку.

— Добрый день, Сан! — поздоровалась Элен. — Рада вам представить свою хорошую знакомую Деметру Коглан. Деметра тоже недавно прилетела с Земли. Деметра, Сак Иль Сан — наш почетный гость из Объединенной Кореи.

Молодой человек сделал неуклюжую попытку привстать. Но то ли ему помешал слишком близко придвинутый стол, то ли избыточный вес, но так попыткой дело и ограничилось. Вежливо улыбнувшись, отчего глазки сузились еще больше, Сак Иль Сан протянул Деметре руку. Выставленный вверх большой палец почему-то напомнил Деметре взведенный курок. Опять эти шпионские мысли, нервно подумала она.

Рука корейца оказалась мягкой и влажной.

— Буду очень рад, если прекрасная леди составит мне компанию, — хрипло произнес Сак.

Сославшись на неотложную работу, Элен оставила Деметру наедине с новым знакомым. Какое-то время тот лишь угрюмо улыбался.

— Я так понимаю, мисс Коглан, вы тоже интересуетесь природными ресурсами этой необычайной планеты? — издалека начал кореец. Однако постепенно его вопросы становились все более конкретными. — Какое совпадение, что мы побывали в одних и тех же местах! Взять хотя бы Долину Маринера…

— Уверяю вас, мистер Сан, мой интерес носит сугубо познавательный характер.

— Ах да. Познавательный. Я видел ваши данные в справочнике туристов. Вы ведь посещали дипломатические курсы, правда? Не собираетесь ли вы включить в свое резюме также знания геологии?

— Хорошая мысль, мистер Сан.

— Полагаю, у вас уже есть все необходимые данные для получения степени.

— Не совсем, — уточнила Деметра.

— Но, тем не менее, вы хорошо знаете свое дело, иначе бы не взялись за такое задание.

— О каком задании вы говорите?

— Ну как же, вы ведь прибыли сюда вынюхивать, чем занимаются северозеландцы на Марсе. Ведь правительство претендует на те же самые территории. Впрочем, как и Объединенная Корея.

— Сэр, у вас излишне богатое воображение.

— Разве? Значит, Тексахома не заинтересована в…

— Нет, я имею в виду особое задание. Вы хорошо это придумали. Хотела бы я, чтобы кто-то оплатил мою туристическую поездку. Но на самом деле…

— На самом деле, мисс Коглан, ваш дедушка как раз этим и занимается. И все для того, чтобы вы «держали ухо востро». Я не знаю, какие там еще красочные выражения любит использовать ваш дорогой дедушка, но уж, наверно, он не поскупился на всевозможные наставления.

— Все равно я не понимаю, зачем моему дедушке столь серьезно наставлять меня. Это ведь обычная развлекательная поездка, — невинно сказала Деметра.

— Не надо играть со мною в прятки, детка. — Сак Иль Сан доверительно накрыл маленькую руку Деметры своей огромной пятерней. — Мне прекрасно известен ваш августейший дедуля — очень влиятельная политическая фигура, по крайней мере официально. Элвин Бертран Коглан наверняка будет избран на главный руководящий пост в Остине. Официально он уже возглавляет так называемую партию «независимых». Собственно, в их-то руках и сосредоточена вся власть в их городе.

— Ну…

— Неужели вы скажете, что это ложь? — блеснул кореец белозубой улыбкой.

— Нет, не стану кривить душой. Просто мы, тексахомцы, не привыкли обсуждать чужие планы. Может быть, это и суеверие, но у нас считают, что такие разговоры небезопасны. До поры до времени лучше держать рот на замке. Это еще одно красочное выражение моего дедушки, можете его включить в свою коллекцию, — улыбнулась Деметра.

Боже, ей начинает нравиться словесная дуэль с корейцем.

— Давайте поговорим начистоту, моя дорогая. Так ведь выражаются американцы? Так вот, у нас с вами одинаковые задачи: выяснить, чего хотят зеландцы, и по возможности помешать осуществить их грандиозный план. «Ставить палки в колеса», так ведь у вас говорят? — Деметра едва раскрыла рот, как Сак жестом остановил ее. — Конечно, подобные действия с нашей стороны не сразу разрушат их планы. Ведь, в конце концов, что мы собой представляем? Так, крохотные песчинки в огромной выжженной пустыне. Пройдет не меньше сотни лет, а то и две сотни, пока планета изменит свой облик так, как того хотелось бы. Однако не стоит отчаиваться. И раз уж мы здесь — давайте ковать железо, пока горячо!

— Мистер Сан, надеюсь, я правильно поняла вас. Вы говорите мне открытым текстом, что прилетели сюда шпионить? — Деметра широко раскрыла удивленные глаза.

— Ну конечно! И правительство Кореи щедро оплачивает мои скромные услуги. А вам разве не платят? — вкрадчиво произнес Сан.

Коглан почему-то вспомнился один из преподавателей, Симонсон. Он читал лекции по промышленному шпионажу, экономической теории и частенько любил говорить что-нибудь эдакое: «Бойтесь данайцев, дары приносящих». Должно быть, он имел в виду как раз таких, как Сак Иль Сан.

— Ну и, — с улыбкой продолжал кореец, — кому же из зеландцев вы отдаете предпочтение? Кто удостоился чести попасть под ваш неусыпный надзор? Может быть, фермеры из Элизиума? Или звездочет на Фобосе? Да, а как насчет новенькой? Кажется, ее зовут Кунео?

— Если учесть, сколько мне платят…

— Ах да, вы остановили свой выбор на Кунео. Так я и думал. Ее живо интересует все связанное с Долиной Маринера. И уж конечно, ей известны все секретные планы тексахомского правительства по преобразованию марсианской атмосферы. Стоит ей разнюхать, за чем охотимся мы, и она сделает все возможное, чтобы здорово навредить. Вплоть до агитации местного населения: мол, эти люди очень опасны, и их непременно надо выставить с Марса. Только вот куда? В худшем случае — куда-нибудь в заброшенную марсианскую пустыню. Эта женщина способна на все…

— А вы не преувеличиваете, мистер Сан? Звучит как в дешевой трагедии.

— Вы мне не верите? Ну, тогда убедитесь сами. Разве это не глаза фанатика?

Сак Иль Сан указал Деметре на женщину, одиноко сидевшую за соседним столиком.

Отдаленное сходство с портретом из досье, конечно, имелось. Только оригинальные черты лица оказались куда тяжеловеснее, фигура — более оплывшей и неповоротливой. Кудрявые рыжие волосы до плеч составляли резкий контраст с угрюмым черным шлемом на фотографии. Что и говорить, разница потрясающая! Но на то Кунео и шпионка! Что ей стоит надеть парик и изменить внешность до неузнаваемости?

Не доверять корейцу у Деметры не было оснований.

— Если это действительно Кунео, — начала Коглан, — и если она и вправду так опасна, то зачем же вы в полный голос говорите о своих подозрениях, в то время как шпионка находится в двух шагах от нашего столика?

Вся эта справедливая тирада осталась без ответа: кореец лишь безмолвно показал Деметре на маленькую белую коробочку, практически незаметную на такого же цвета скатерти. От любопытных глаз коробочку скрывали и другие привычные ресторанные атрибуты типа настольной вазы с бумажными цветами. Вообще-то наблюдательная Деметра заметила ее сразу, но особого значения не придала, решив, что в ней находится какое-нибудь лекарство.

— Фазовый преобразователь, — пояснил довольный Сак, — удивительный приборчик! Любой звук в радиусе полутора метров он втягивает и потом выдает в виде невнятного шума. Штука совершенно незаменимая для каждого мало-мальски уважающего себя шпиона. Как это правительство Тексахомы не догадалось вручить вам нечто подобное? — Кореец поднял вверх указательный палец и слегка повысил голос. — Мое личное мнение гласит: все зеландцы воняют хуже, чем протухшие яйца.

Кунео в это время как раз поднесла к губам чашку чая, скользя безразличным взглядом по лицам Деметры и ее собеседника. Ни малейшего намека на уважение, ни малейшего знака уязвленной гордости.

— Вот видите, — торжествующе произнес Сак. — Она ничего, кроме шума, не услышала.

Уже потом Деметре пришло в голову, что даже такой маленький приборчик, вероятно, соединен с Сетью. Скорее всего, его работу регулируют другие, более мощные киберы через набор сложных алгоритмов. Нет сомнений: их разговор с корейцем, умело поглощенный белой штуковиной, пополнил резервуары сетевых данных.

— А вы любите жить, рискуя. Не правда ли, мистер Сак? — напоследок задала вопрос Коглан.

— Я просто люблю жить. И точка. Это мой девиз. Можете написать его на моем надгробном камне, если хотите. Но, пожалуйста, зовите меня просто Сак… Мне будет очень приятно, договорились?

И хотя интуиция подсказывала Деметре, что этому смешному толстому корейцу не стоит особо доверять, он уже успел произвести на нее весьма выгодное впечатление.

Глава 8 СКРЫТЫЙ СМЫСЛ

Четвертый уровень

Тоннель № 21

12 июня

Вот уже два часа Джори томился у входа в «Золотой лотос», а Деметры все не было. Чтобы избежать назойливых вопросов, он занялся «починкой» вмонтированного в стену сенсора. Благо рабочий пояс с инструментами всегда при нем, выручает в самых непредвиденных ситуациях.

Вообще-то креолы могли спокойно разгуливать по подземному комплексу, никто бы и слова не сказал. Но Джори вовсе не улыбалась перспектива становиться мишенью для любопытных взглядов зевак — будь то люди или машины. Да и с милицией объясняться не больно-то хотелось.

Сегодня у Джори выходной. Он его выпросил специально для того, чтобы откорректировать работу почечных фильтров и устранить возникший электролитный дисбаланс. «Дисбаланс» был не более чем выдумкой, как и вышедший из строя сенсор. Довольный собой и своей богатой фантазией креол теперь тихонько копался в хитроумном устройстве.

Все, что ему было нужно, — это снова увидеть Деметру Коглан.

Прямо он сказать об этом ей не мог, и вот приходилось сочинять всякие небылицы. А что, он вполне может чинить сенсоры и все, что ему вздумается. Никто и не заподозрит, что это чисто его инициатива. Зато, когда появится Деметра, он как бы невзначай окажется рядом.

Может, план и не особо гениален, но для креола сойдет.

Дверь девятого модуля отворилась, и на пороге возникла Деметра. Джори, который уже давно успел вскарабкаться на стену, обернулся. Продолжая ковыряться в розетке, он приветственно кивнул своей новой подруге. Лицо его сияло, как у ребенка.

— Джори?! Как ты здесь оказался? Удивлению Деметры не было границ.

Тот бесшумно спрыгнул, словно большой и гибкий кот.

— Я-то? Чиню вот… м-м… — Позабыв все слова, он показал на стену. — Этот…

— Прямо у моей двери? Ну и совпадение!

— Я… я просто соскучился, и… мне захотелось тебя увидеть…

Джори застенчиво опустил голову и уперся взглядом в пальцы ног.

Раньше креола совершенно не волновал тот факт, что его затвердевшая и давно огрубевшая кожа словно толстый панцирь обтягивает ступни. Не смущали слоновьи складки на подошвах, перепончатые пальцы — в конце концов это делалось для его же удобства. Марсианские пески и острые камни рикошетом отлетали от этих уродливых широких «лап».

Креол не нуждался в ботинках, да ему бы и не удалось их натянуть. И вот сейчас Джори невесело созерцал свое уродство, то и дело посматривая на хрупкие узкие ступни Деметры, затянутые светлой кожей нарядных туфелек. Чем-то она напоминала креолу грандиозную лань. Да, контраст был разительным.

— Джори, мне не кажется, что это — хорошая идея.

— Но я думал…

Что он думал? Что он и экзотическая пришелица с Земли могут быть вместе? Может, он думал, что ее богатая, влиятельная семья не попытается вернуть свою наследницу? Что они обзаведутся хозяйством в Тарсисе и будут влачить жалкое существование на его жалованье? Шестой рабочий разряд — это, конечно, неплохо для Марса, но не для Деметры. А может, он думал, что она будет рожать ему детей и потом, когда им исполнится двенадцать, добровольно позволит, чтобы их изуродовали, как и папашу?

Так что же он такое думал?

— Я думал, я тебе нравлюсь, — просто ответил Джори.

— О, Джори… — Ее взгляд затуманился от подступивших слез. — Ты и вправду мне нравишься! Ты замечательный друг. Но сегодня у меня плотное расписание, и я не могу…

— Деметра, у меня для тебя маленький сюрприз, — выпалил Джори.

Все получалось совсем не так, как он задумал.

— Сюрприз? Но…

— Да пойдем же! — Он крепко схватил ее под руку и устремился вперед, да так быстро, что Деметра еле успевала. — Пойдем, я покажу тебе.

— Неужели нельзя просто рассказать?

— Тогда это перестанет быть сюрпризом… Джори так спешил, что ей трудно было сохранять равновесие. Стараясь как можно быстрее переставлять ноги, она буквально вцепилась в него, чтобы не упасть. Они неслись по узкому коридору, сворачивая то направо, то налево. Все это время креол не переставал болтать:

— Я хорошо запомнил тот момент, когда ты призналась, что не любишь, когда компьютеры видят, как ты занимаешься… занимаешься чем-то личным. Ну, вот я и подумал: надо найти такое место, где их любопытных глаз просто нет. В комплексе пока что не все прослушивается и просматривается… Нужно только как следует поискать, и такое место обязательно найдется. Место, где тебе будет уютно… и мне тоже. Если, конечно, ты захочешь… снова быть со мной…

Он болтал и болтал без умолку. А ведь именно от этого когда-то предостерегала Джори его мать. Она частенько говаривала: «Лучше казаться дураком, чем открыть рот и развеять все сомнения». Возможно, мама и права. Но Джори почему-то чувствовал, что с Деметрой все иначе. Обычные слова, объяснения много значили для этой земной девушки — только бы в них звучала искренность. А уж она сама разберется, чего стоит произносящий их человек.

Пока креол готовил ее к сюрпризу, они успели спуститься на два уровня ниже и пересекли необычайно широкий проход. Вдвое шире и выше среднего по величине тоннеля, он представлял собой начало грандиозной реконструкции всего подземного комплекса. Когда строительные работы завершатся, ему дадут гордое название Аркады. В этих стенах будет не один коммерческий модуль…

Деметра и не заметила, как округлые, достаточно комфортабельные тоннели Малого Тарсиса сменились мрачными угловатыми стенами его строящегося тезки. Малый Тарсис представлял собой что-то вроде жилой деревушки вокруг перевалочной станции. Но стоило выйти за пределы его уютных тоннелей, как взгляду представал совсем другой Тарсис Мон — новый грандиозный комплекс, возводимый силами марсиан под сводами известного вулкана.

Еще двадцать стремительных шагов, и вот уже остались позади пронумерованные освещенные коридоры, электрические датчики и настороженные окошки терминалов; перед Джори и Деметрой оказалась мрачная стальная дверь с четырьмя продолговатыми защелками.

— Это шлюз? — спросила Деметра.

— Не совсем.

Ловко обхватив пальцами головки болтов, Джори повернул их на сорок пять градусов, пока защелки не освободились.

Затем он налег на дверь и сильно толкнул ее. Дверь открылась, и Деметра тут же почувствовала наступившую разницу в давлении. Там, в незнакомом темном пространстве, еле слышно шелестел марсианский ветерок, похожий на чьи-то тихие вздохи.

Джори взял Деметру за руку и преступил через порог.

— Подожди! — испуганно отпрянула она. — Ты, конечно, можешь дышать этим воздухом, а я нет!

— И ты тоже можешь! Успокойся… Воздух совершенно нормальный, почти девятьсот миллибар.

Креол пошарил за дверью и вытащил заранее припасенный фонарик. Яркая вспышка осветила нависающие со всех сторон серые скалы; кое-где параллельно полу были видны неровные зазубрины, как будто кто-то неудачно пытался зубами разгрызть твердый камень. Пытались, но так и не проникли достаточно глубоко в недра материнской породы. Похоже, что этот тоннель прорубали вручную — ведь совсем рядом жили люди. Сюда не привезешь множество гигантских буров, которых Джори с Деметрой посчастливилось увидеть в Долине Маринера. Вот это махины! Здесь такие просто не поместятся.

— Как холодно!

Изо рта Деметры буквально валил сизый пар.

— Подожди… Сейчас ты мигом согреешься. Джори снова увлек свою спутницу вперед. Пройдя примерно двадцать метров, они свернули налево и уперлись в еще одну дверь, теперь уже без навороченных замков, а с обыкновенной щеколдой. Эта дверь оказалась последней; за ней начиналась неправильной формы пещера, совсем дикая, совершенно необжитая. В холодный серый камень еще не успели вмонтировать ни одно из достижений современной цивилизации.

— Ну, вот мы и пришли, — со смешком объявил Джори.

— Это и есть твой сюрприз?

В голосе Деметры звучали подозрительные нотки.

Вместо ответа креол посветил фонариком на утрамбованную землю. В одном месте было предусмотрительно наброшено какое-то подобие одеяла. Обладай вы хоть каплей воображения, вы сразу бы поняли, что это — постель. И не просто постель, а удобная и достаточно мягкая!

— Ну что, теперь видишь? — торжествовал Джори. — Никаких тебе микрофонов, сенсоров, газоанализаторов! Сюда даже не во что газу просочиться!

Он резкими взмахами фонарика выхватил из тьмы низкий нависающий потолок и грубые, неотесанные стены.

— Ну и что из всего этого следует? — как бы не поняла Деметра.

— Ты же сама говорила, что не любишь, когда за тобой шпионит Сеть. Ну вот, здесь тебя никто не увидит!..

— Любовное гнездышко? Так надо понимать?

В голосе Деметры не прозвучало и намека на энтузиазм, но Джори это ничуть не смутило. Произнесенную ею фразу креол принял за срочный сигнал к действию. Его ловкие пальцы быстро пробежали по нежному изгибу ее шеи и заструились ниже настойчивой волной прикосновений. Он крепко прижал к себе девушку, но на этот раз она не собиралась так легко сдаваться.

— Джори…

Но тот как будто и не слышал. Деметра ощущала дыхание креола на своих губах, липучки его дыхательной маски приятно щекотали ей подбородок.

— Нет, подожди… — задыхаясь, проговорила она, изо всех сил стараясь высвободиться из-под пресса его настойчивых губ. — Я не расположена…

Джори на мгновение оторвался от девушки, но только затем, чтобы снять с ее левого запястья крохотный титановый браслетик.

— Извини, совсем забыл про твой хронометр.

Зажав его в ладони, креол расстегнул нагрудный карман Деметры и запихнул туда браслетик. Все, теперь даже Конфетка не подслушает их интимный диалог. Двумя пальцами Джори все еще держался за молнию на кармашке, а остальными легонько щекотал ее левый сосок.

Уже не в силах сдерживать подступившую волну желания, он рванул вниз ее розовый комбинезон и крепко прижал к себе продолжавшую вяло сопротивляться девушку. Через несколько секунд креол уже вошел в нее. Почувствовав, как заполняется внутри невыносимая пустота, Деметра слегка отстранилась: ей не хотелось бездумно смотреть в серый потолок. Хотелось хотя бы краешком глаза взглянуть на так поразившие ее в прошлый раз его мужские достоинства. Он тогда порвал ее одежду, и вообще…

— Пожалуйста, будь осторожен, — тихо попросила она.

«Золотой лотос»

12 июня

В свой номер Деметра вернулась в полушоковом состоянии. Подумать только, все ее планы пошли кувырком в какой-то маленькой подземной пещерке! А ведь они казались такими незыблемыми…

Еще утром она приняла твердое решение не видеться больше с юным креолом, но всего каких-то пять минут наедине не оставили от ее решения и следа. Ощущать гладкую прохладу его кожи и не возжелать близости — это слишком даже для закаленных нервов шпионки!

Нет… Надо во что бы то ни стало оборвать эту… связь?., интрижку?., роман? Да-что-бы-это-ни-было! Хватит! Ничего у них не выйдет. Это абсурд. А даже если бы и вышло — страшно представить, как ее любимый дедуля будет рвать и метать! Хотя… и из его ярости можно извлечь свои плюсы…

Ладно, она подумает об этом потом. А сейчас ее единственная мечта — залезть в кровать, натянуть на голову одеяло и спать… спать… Как минимум неделю.

Деметра даже не стала принимать душ, успокоив себя тем, что все-таки почистила зубы. Она взяла пустой стакан и потянулась к запястью, механически нашаривая знакомую титановую застежку.

Ах да… Конфетка же еще с утра томится в нагрудном кармане!

Не успела Деметра извлечь ее на свет Божий, как та зазвенела всеми серебряными бубенцами своего мелодичного голоса:

— И чем это вы там занимались? До меня доносились какие-то стра-а-анные звуки… И довольно долго, тебе не кажется?

— Заткнись, Конфетка, — без всякого выражения сказала усталая Деметра, накрывая браслетик стаканом.

Оттуда донеслось сдавленное:

— Ну хорошо, Деметра! Подож…

— Ну что еще?

Рука со стаканом застыла в воздухе.

— Для тебя сообщение с Земли. Закодированное.

— С этого терминала можно прочитать?

— В принципе да… Но этот тупица, — Конфетка имела в виду, конечно же, комнатный терминал, — вряд ли сможет раскодировать информацию. А я могу! Будешь слушать текстовый файл?

— Ладно, давай. Не тяни.

Деметра поудобнее уселась на кровати. Со сном придется повременить.

— Коглан от Вайса. Совершенно секретно, — начала диктовать Конфетка, звеня тонким серебристым голоском. — Надеюсь, мне-то можно доверить этот секрет?

— Читай!

— Надежные агенты из Окленда докладывают сзаэсекреченную информацию тчк. Еще в конце октября на Марс вылетели представители коммерческого контингента в консульском статусе тчк. Это значит, что абсолютно в любую минуту они могут как снег свалиться тебе на голову тчк. Извини, что не сообщил раньше тчк. Дата их вылета скрывалась, и ее совсем недавно самоотверженно выяснили тчк… Деметра, что все это значит? — не поняла Конфетка.

— Заткнись и дай мне подумать.

— Хорошо, Деметра.

Где же находится этот Окленд? И с каких пор у Грегора Вайса там агенты? И какое дело до них ей, Деметре? Вот так задачка… «Самоотверженно выяснили». Это вполне может означать, что кому-то пришлось пожертвовать жизнью, но добыть-таки секретные сведения, сообщить их в Даллас и уже оттуда отправить ей на Марс. А она вот сидит на своей подвесной кровати и сама в подвешенном состоянии, с Конфеткой в руке, и никак не может расшифровать это сверхважное письмо!

И вдруг Деметру осенило пока еще неясное предощущение разгаданной тайны:

— Окленд. Конфетка, ну-ка произнеси по буквам…

— О-К-Л-Е-Н-Д. Пишется так же, как слышится.

Но Деметра уже не слушала ее приторный звон…

Что-то определенно проклевывалось! Окленд! Это ведь столица Северной Зеландии… А ведь там как раз заправляет Северозеландское Агентство по Экономическим Сношениям (СЗАЭС). Ага… Присвоенный делегатам дипломатический статус дает им все карты в руки, все права на переговоры, касающиеся оспариваемых территорий. А что остается ей, Деметре? Ее же просто вышвырнут из игры, как никчемную пешку.

Ладно, это всего лишь предположение. Теперь надо найти ему подтверждение в кодировке Вайса.

— Конфетка, прочти еще раз.

Кибер-слуга безропотно повиновалась хозяйке, с теми же интонациями процитировав загадочное сообщение землян.

Да уж, вполне в духе Вайса — секретный сленг телеграфистов девятнадцатого века! Но как же быть с грубой орфографической ошибкой в самом начале письма: «сзаэсекреченную информацию»? Это уж совсем не похоже на Грегора, привыкшего скрупулезно взвешивать каждое слово.

Сзаэсекреченную информацию…

СЗАЭСекреченную информацию!!!

— Конфетка! Комбинация букв СЗАЭС — встречается где-нибудь в тексте?

— Ну конечно, Деметра. В самом первом предложении. Я же тебе уже два раза читала.

— Как-то невнятно ты читала! Надо посмотреть, что с твоим лингвочипом…

— Без наездов, Деметра, договорились? Скорее всего, надо проверить, что там с твоими ушами…

Глава 9 ВИРТУАЛЬНЫЕ ПУТЕШЕСТВИЯ

«Золотой лотос»

13 июня

На следующее утро Деметра проснулась вся в холодном поту. У нее сдавило горло, а сердце бешено колотилось. Ситуация на Марсе неотвратимо выходила из-под контроля. Об этом явно свидетельствует вчерашнее сообщение Вайса. Заделавшись дипломатами, северозеландские шпионы, очевидно, собираются предпринять какую-то политическую акцию. Если этот замысел удастся, то они станут полновластными хозяевами Долины Маринера.

Деметра уже почти неделю как на Марсе, а что она сделала за это время? Да можно сказать, ничего. Ну, прокатилась пару раз на прокси, посмотрела, так сказать, местные достопримечательности да познакомилась с парочкой здешних жителей. Этого явно недостаточно… Но что она могла сделать?

Официально она числится туристом. У нее нет дипломатического статуса, а если бы и был, то его негде подтвердить. Похоже, на Марсе отсутствуют формальные правительственные структуры. Конечно, и здесь есть административные «шишки», например, мэр Солюс Планум, похоже, из числа самых влиятельных местных лиц. Но ведь существующую систему нельзя назвать государством в чистом виде. Скорее прослойкой муниципальной бюрократии.

Местные власти занимаются вопросами коммуникаций, налогообложения, регистрацией всякого рода информации о планете, а также поддержанием инфраструктуры. Местные власти… У них нет имен. Все это делает безликая Сеть.

У Деметры попросту не укладывалось в голове, как можно налаживать дипломатические отношения с кучкой киберов, пусть даже и всемогущих. Но ведь северозеландцам это уже практически удалось!

А что, если… А что, если и ей попробовать заставить эти безмозглые компьютеры плясать под ее дудку? Кое-какая информация у нее имеется, да и новые знакомые могут помочь!

Осенившая Деметру идея подействовала как спасительный глоток воды, принеся с собой небывалое облегчение. Деметра вскочила со своей висячей «кровати», отчего та с шумом отлетела к стене.

Коглан ринулась в душ; сегодня ее совершенно не напрягали счетчики — ей и одной минуты хватило на то, чтобы умыться. Завернувшись в мохнатое полотенце, Деметра присела наконец позавтракать.

Гидрологическая лаборатория

13 июня

Следуя по пути наименьшего сопротивления, Элен Сорбелл проскользнула сквозь узкую расщелину горной породы. Все пространство вокруг было заполнено шероховатыми гранулами. Каждая гранула представляла собой малюсенькую песчинку не больше миллиметра в диаметре — в реальности такая крохотулька запросто исчезла бы у Элен под ногтем мизинца. Та бы ее и не заметила.

Однако виртуальные масштабы совершенно уравняли гидролога Сорбелл с объектами исследования. Теперь ее сознание, превратившись как бы в точку, медленно проплывало между мельчайшими частичками породы.

На какое-то время Элен добровольно стала крохотной капелькой воды. Что только не сделаешь ради эксперимента!

Она искала глиняный субстрат, который с большой долей вероятности залегал в недрах пустыни Агнус Деи, что в двухстах километрах юго-западнее Тарсиса.

Теперь надо опуститься еще глубже… Элен легко заскользила, наслаждаясь прелестями виртуального движения. Где-то впереди гордо поблескивали залежи кварца и полевого шпата. А вот они уже совсем близко — и Элен, перекувырнувшись через «голову», благополучно приземлилась — нет! — приклеилась к самому нижнему слою сверкающего пласта. Что-то твердое, неровное неприятно щекотало «спину», и Сорбелл в поисках лучшего положения просочилась сквозь толщу породы и оказалась «над».

Приспособившись к силе притяжения, сознание гидролога устремилось к внешнему периметру исследуемого пласта. Еще один «кувырок», и Элен очутилась на границе двух слоев. Через новый слой просочиться оказалось не так просто: расстояние между частичками резко сократилось. Похоже на алюминий и силикат магния; ромбовидные пласты составляли не более трех микронов в диаметре.

Такую «лепешку» удобнее исследовать, если растечься по ней, проникнуть в каждую пору. Что Элен и не преминула сделать — благо чудеса виртуального мира позволяли практически все. Похоже… похоже, ее приключение подошло к концу — это глина.

— Чем это ты занимаешься?

Прозвучавший неожиданно голос нарушил окружающий Элен вакуум. Голос доносился откуда-то слева. Та обернулась, но собеседника не увидела, да и не могла она его увидеть — ведь у капли нет глаз.

— Кто со мной говорит?

— Да это то же я, Деметра!

— А… Привет.

— Я помешала?

— Да! — От раздражения Элен чуть не перешла на крик. Но сдержалась. — Не то чтобы мешаешь, но… как ты сюда попала?

— Один из твоих сотрудников одолжил мне виртуальный шлем и перчатки. И сказал, где ты. Слушай, а что это за место? Похоже на астероидное поле!

— Если хочешь знать, мы в самом сердце пустыни, на пятьдесят метров ниже уровня поверхности планеты. Во всяком случае, если доверять компьютеру, то это так.

— Уайетту?

— Нет. Этот компьютер — шишка поважнее Уайетта.

— Элен, а что ты на сей раз ищешь?

— Пытаюсь обнаружить, куда подевалась вода… если, конечно, она когда-то здесь была, — объяснила Сорбелл. — Похоже, я наткнулась на залежи глинозема.

— Где? — заинтересовалась Деметра.

— Как раз под тобой. Ты застряла где-то в песчаном слое. Спускайся ко мне.

— А как? Я не понимаю…

— Если не умеешь обращаться с перчатками, просто плыви.

Молчание. Через минуту голос Деметры снова позвал:

— У меня не получается, Элен. Я тебя не вижу. Поднимись лучше ты ко мне.

— А зачем тебе меня видеть? Здесь это вовсе не обязательно. Почему бы нам просто не поговорить? — Гидролог поудобнее «распласталась» на глиняной лепешке. — Что тебе надо?

— Ну, понимаешь… Просто поговорить, конечно, можно, но… Кто-нибудь может нас подслушать?

— Надеюсь, ты не имеешь в виду кибера, под чьим мудрым руководством мы сейчас занимаемся виртуальными раскопками?

— Да-да…

— Ну, тогда не волнуйся. К твоим наушникам никто посторонний не подключится.

— Элен, я знаю, ты можешь мне помочь. Ты ведь опытный программист. Как можно получить доступ к парочке сетевых терминалов? Так, чтобы они докладывали обо всей получаемой информации? Ну, хотя бы в ближайшие два-три дня. Элен, это очень важно!..

— А какие именно терминалы тебя интересуют?

— Один в номере некой Нэнси Кунео, туристки из Северной Зеландии. На Марсе она, как и я, «иностранка»… И еще мне нужна информация, поступающая на терминалы нашего знакомого Сака. Одно окно расположено у него в комнате, а другое — у слуги, Чанг Квок До, или как его там?

Какое-то время Сорбелл помолчала, очевидно, обдумывая слова Деметры. Наконец:

— Так, значит, Лоло был прав насчет тебя… Ты шпионка?

— Элен… Мы тут все шпионы… Сак Иль Сан подтвердил это без всяких зазрений совести. Он и про Кунео мне сказал, только я вычислила ее еще раньше. И знаешь, Элен, я нисколько не сомневаюсь, что мой терминал тоже прослушивается. Поэтому и мне нужно какое-то оружие против них, хоть одна козырная карта. Понимаешь?

— И ты рассчитываешь, что я…

— Ты ведь накоротке со всякой техникой, Элен! Да у вас тут практически все — гении. Можно сказать, живут у компьютеров за пазухой. Но ты… Тебе удалось проникнуть внутрь их механического существа!

— Мы не внутри компьютера, Деметра! Это всего лишь еще одна виртуальная возможность! Исследовать почвы, путешествовать на прокси — ты можешь все это делать, не слезая со стула!..

— Что бы ты ни говорила, Элен, я знаю: если есть хоть одна живая душа на Марсе, способная мне помочь, — так это ты!

— Ну ладно. Не буду отрицать, что кое-что понимаю в компьютерах. Но… с чего ты решила, что я буду тебе помогать шпионить? Сак — мой друг, а эта Кунео мне тоже ничего плохого не сделала. Разве что… я не люблю шпионов…

— Элен! Да мы не за тобой шпионим, а друг за другом. Все дело в политике — и не марсианской, а в земной! Просто стечением обстоятельств мы втроем оказались именно здесь и сейчас.

Элен Сорбелл была не просто умным, талантливым гидрологом. Кроме всего прочего, она обладала превосходной интуицией. За годы работы ей не раз приходилось воссоздавать из мельчайших крупинок информации полную реальную картину. Будь то события, план местности или же чьи-то тайные мотивы. Вот и сейчас ее последние сомнения растаяли: Деметра лжет. Все, что она говорит, выглядит слишком запутанно. Действительность всегда гораздо проще. Жаль, конечно… Ей и вправду была симпатична эта земная девушка. Ну что ж, придется солгать и ей…

— Можешь сколько угодно играть в прятки со своими дружками, Дем. Но не впутывай в это меня. Мне не нужны проблемы с милицией.

— Элен, рано или поздно тебе придется принять чью-то сторону. Нельзя быть хорошей для всех.

— Что ты имеешь в виду, Деметра?

— А то, что ситуация на Марсе стремительно выходит из-под контроля. Еще день или два — и все просто взорвется!.. Я не могу посвятить тебя в подробности, пока… я сама ими не владею. Но то, что может случиться, повлияет на всю геоло… нет, метеороло… то есть гидрологию… Тьфу ты! Все не то! На всю среду! На весь Марс! Изменит весь природный баланс планеты…

— Изменит к лучшему? — безнадежно спросила Элен, видимо, предчувствуя ответ.

— Далеко не к лучшему, Элен!

— Ясно. И ты что, единственный человек, который в силах предотвратить это таинственное нечто?

— Я думаю, да.

Элен Сорбелл помолчала с минуту, обдумывая услышанное.

— Деметра, ты мой друг. Но сейчас ты говоришь, что те, кого я тоже считаю друзьями, на самом деле — враги. И теперь я в полной растерянности — не знаю, кому из вас верить. Понимаешь?

— Еще как.

— Ну тогда… я подумаю над твоей просьбой.

— Спасибо.

И Деметра исчезла так же незаметно, как и появилась. Элен ощутила, что осталась совсем одна в самом сердце огромной пустыни.

Солнечная электростанция № 4 глазами прокси

13 июня

Весь Тарсис Мон с его подземными комплексами, машинами и людьми энергетически зависел практически от одного-единственного спутника. Генерируя около семи тысяч мегаватт электроэнергии, он снабжал ею поистине громадное поселение да еще Космический Фонтан. Находился спутник на ареосинхронной орбите в пятистах километрах восточнее Тарсиса. Это оптимальное расстояние. Как пояснил Деметре приторно-услужливый голос виртуального кибера, более близкое расположение спутника нарушило бы экологический баланс на самой верхней станции Тарсиса.

Однако для полноценного функционирования Фонтана требовался достаточно большой проход, так как ежедневно приходилось принимать и отправлять огромное количество кораблей. И конечно, то, что преобразователь солнечной энергии был удален далеко на восток, создавало определенные неудобства. Но разработчикам удалось устранить и микроволновые лучи, испускаемые спутником. Они падали не прямо, а под углом — гораздо западнее. Прямоугольная площадка, которая и являлась его «мишенью», располагалась почти рядом с тоннельным комплексом.

Самое начало виртуального путешествия показалось Деметре Коглан необычайно трудным. Зрительные рецепторы никак не могли адаптироваться к бегущим механическим картинкам. К сожалению, ничего другого не предвиделось: это было обычное вступление к технической части, рассчитанное, очевидно, на инженеров-гениев. Киберы не хотели облегчить новичку вхождение в запутанный виртуальный мир. Перед глазами мелькали точечные линии, изображающие углы падения лучей и векторы орбит; цифры и стрелочки показывали пространственно-временную размерность; различные цвета обозначали энергетические потоки, структурное давление и термический баланс.

После утреннего разговора с Элен Сорбелл Деметре было особо нечем заняться, и она решила воспользоваться давним советом подруги и отправиться поглазеть на орбитальные спутники.

«Может быть, Элен и в восторге от всех этих технических эффектов, но лично меня они ничуть не привлекают», — мрачно размышляла Деметра.

А в это время педантичная машина нудно вещала, что для поддержания нормального энергобаланса количество солнечной энергии, поступающей на Марс, должно вдвое превышать земную норму. И все потому, что Марс так сильно удален от Солнца. Для поддержания ежедневной цифры в 7,58 гигаватта, площадь полупроводниковой территории станции № 4 равняется двумстам десяти квадратным километрам. Магнитные двигатели обеспечивают постоянный контакт с Солнцем полиморфных силиконовых проводников; отклонение составляет всего семь секунд. Диодная сеть станции, отвечающая за поступление энергии, охватывает расстояние в сто тридцать километров марсианской поверхности; электрокондиционеры установлены практически повсю…

Закончить киберу не удалось, так как Деметре стало совсем невмоготу от его монотонного журчания.

— Извините, не могли бы вы прерваться на секундочку? — спросила она, стараясь быть как можно тактичнее.

— Да? — ответил кибер после небольшой паузы.

— Может, мы на том и закончим урок по электротехнике и отправимся посмотреть на это место?

— Не прослушав информацию в полном объеме, вы вряд ли осознаете истинный масштаб этой станции, — настаивал кибер.

— Ничего страшного. Я предпочитаю сначала увидеть то, о чем вы полчаса разглагольствуете.

— Раз… лагольствуете? — Машина была явно озадачена. — Такой словарной единицы нет в…

— О'кей, можете не продолжать. Соедините меня с ближайшим прокси. А свои данные поберегите для кого-нибудь поглупее, с меня хватит, ясно?

— Как скажете.

В тот же миг вместо темного фона, на котором мигали точечки и стрелочки, изображающие комплексную модель станции, возникло звездное небо.

Деметра устремила взгляд на песочно-желтоватый Фобос, который, лениво вращаясь, проплывал мимо.

Затем немного опустила голову и увидела свои «руки». Уродливые манипуляторы этого прокси отличались от всех предыдущих. Каждая «рука» состояла из двух параллельно скрепленных пластинок, которые методично сжимались и тут же раскрывались. Механическая пасть сжималась всякий раз, когда прокси цеплялся за очередную перекладину огромной лестницы. Лестница крепилась к внешней стороне длинной трубы, в диаметре достигающей двух метров.

Коглан медленно скользила взглядом все выше и выше, наблюдая монотонное восхождение прокси по лестнице, устремленной в бесконечность. Шаг… еще шаг… и еще… и еще.

Она так сильно запрокинула голову, что почти потеряла равновесие. Вернее, половина ее. Та половина, из плоти и крови, что сидела перед монитором компьютера в «Золотом лотосе». Другая взбиралась по бесконечной лестнице, протянувшейся, сколько хватало глаз. Казалось, ступеням не будет конца — и вся ее жизнь теперь состоит из бесконечного восхождения.

Неимоверным усилием воли Деметра сдержала подступившую тошноту и отвернулась от бегущего ряда ступенек. И зажмурилась от нестерпимо яркого света, хлынувшего откуда-то слева. Через несколько секунд сияние сделалось более приглушенным — видеочипы постепенно приспособились к новой картинке. Деметра наконец поняла, что сияние исходит от солнечных батарей; цветовая гамма полностью соответствовала самому верхнему слою атмосферы Земли. Солнечный свет улавливался миллионами катодов и отражался в огромном золотом пятне, которое и предстало взору Деметры.

Шестиугольные солнечные батареи были поистине гигантских размеров: каждая грань не меньше одного километра. Точную протяженность определить оказалось довольно сложно, так как Деметра смотрела на них сбоку. Угол зрения не очень-то удобный для созерцания гексаэдров: трудно было увидеть объем, форма казалась плоской. Ослепительно синие грани сверкали на фоне черного неба.

Если бы Деметра не отказалась от нудной лекции кибера, то сейчас бы знала, что форма гексаэдра является самой приемлемой для покрытия такой большой площадки (или что такую большую площадь удобнее всего заполнить солнечными батареями в форме гексаэдров). Деметра повернула голову в сторону лестницы: бесконечности стало еще больше, еще больше звезд…

Тогда она снова взглянула на гексаэдры: они показались еще более плоскими.

Попыталась посмотреть вниз, туда, откуда прокси начал свой методичный неуклонный подъем, но не смогла — не хватило мощности двигательного сенсора.

Еще пятьдесят шагов, ничем не отличающихся друг от друга: манипуляторная «пасть» с ожесточением вгрызалась в ступеньки… Все! Хватит с нее!

И Деметра решительно подала голос:

— М-м… Оператор!

— Да, мисс Коглан.

— Скажите, а чем еще интересен этот прокси, кроме того, что он катает на «закорках» туристов?

— Этот прокси входит в так называемый персонал ремонтников. Он следит за состоянием опоры спутника, а также за поверхностью гексаэдров. Их целостность в любую минуту может быть нарушена метеоритным дождем. Из-за интерполяции.

— Спасибо. А есть у вас прокси, которые умеют не только взбираться по лестницам, а например, парить в воздухе и вести наблюдение оттуда? Вообще есть у вас хоть что-нибудь интересное?

— Подобные операции допустимы только в случае реального происшествия. Конечно, у нас имеется достаточно интересная информация…

— Нет, благодарю. С меня, пожалуй, хватит подобной информации. Хотя… Этот спутник работает на полную мощность? Я имею в виду — его конструкция не подлежит видоизменению?

— Солнечная электростанция № 4 впервые была запущена 19 декабря 2039 года. На полную мощность заработала…

— Хватит, довольно… Но у вас ведь есть и не совсем достроенные станции. Например, в районе Скьяпарелли.

Деметра вдруг вспомнила слова Сорбелл.

— Да, вы правы. Это будет уже шестая станция.

— Мне бы очень хотелось посмотреть, как ведутся конструкторские работы. Не могли бы вы дать мне какого-нибудь прокси, чтобы…

— К сожалению, прокси для туристов пока не предусмотрены этим проектом.

— Ну, «вмонтируйте» меня тогда в любого робота, который занят строительными работами. С меня вполне хватит визуальной информации.

— Хорошо. Мы посмотрим, что можно сделать, — нехотя ответил кибер.

Картинка в очках Деметры резко дернулась и исчезла. Вместо нее возникла новая: со всех сторон Деметру окружали руки. Если, конечно, можно назвать руками эти пучки шевелящихся механических конечностей. На какое-то мгновение Коглан ощутила себя как бы в центре цветка, а вокруг — сотни тычинок. Правда, некоторые больше походили на клешни, сжимающие неровные куски металла; они так и норовили поскорее избавиться от этого груза, задвинув его туда, куда нужно. Другие «руки»-тычинки заканчивались инструментами, напоминающими сварочные дугообразные электроды.

Прямо у Деметры перед носом находилась огромная стена, в которую хитроумные устройства с шумом вбивали панели.

Все это даже отдаленно не напоминало иссиня-золотые просторы станции № 4, прочерченные мерцающей катодной паутиной. Металлические штуки, то и дело проплывающие у нее перед глазами, были какими-то угловатыми, резкими, а в толщину доходили всего до нескольких сантиметров. Листовая сталь?

Но что-то уж больно странное багровое свечение в местах сварки… Скорее похоже на какой-то сплав.

Любопытной Коглан хотелось бы видеть намного больше, но двигательными сенсорами управляла не она, а программа, что запустила работу этой машины. Однако кое-какое представление о месте, где трудился робот, у Деметры сложилось, так как тот постоянно поворачивался, чтобы взять новые куски металла. Они находились в огромном пустом цилиндре, несколько десятков метров в диаметре.

Закрытое со всех сторон пространство освещалось яркими прожекторами. Скорее всего робот возводил внутри цилиндра дополнительные стены.

Интересно, зачем на солнечной электростанции такая гигантская двойная бутыль? Из того, что ей сообщил дотошный кибер, Деметра поняла, что подобные спутники полностью автоматизированы, поэтому вблизи не предвидится людских колоний. Да и устройства для трансформаторов и микроволновые консоли не так уж велики. Максимум три-четыре метра.

Ладно. Для каких же целей может служить двойная ограда, подобная той? Возможно, она предохраняет от астероидных дождей какие-то особо хрупкие компоненты? Весьма может статься… Ведь рядом пояс астероидов. Нет. Что-то не сходится.

Эта конструкция не похожа на марсианскую орбитальную станцию, заключила Деметра. По крайней мере, насколько поняла она, солнечные спутники работали на полную мощность и время от времени подвергались текущему ремонту. Эти же «бункеры» совершенно не соответствуют данному принципу.

— Оператор? На что я сейчас смотрю? Это что, станция-гибрид с реактором?

Внезапно в очках потемнело. Не осталось ни звезд, ни «рук», ни цилиндра. Ничего. Это «ничто» заполнило собой все пространство сознания Деметры. Послышался щелчок виртуальных перчаток, и они вяло обвисли. Наушники наводнил монотонный низкий шум.

Полное отсутствие всяких ощущений длилось довольно долго — может, тридцать минут, а может, часов, а может… Наконец послышался знакомый голос кибера:

— Извините за технические неполадки. Вас подключили не к тем данным.

— О, так это была не станция № 6?

— Нет. Мисс Коглан, а какое впечатление у вас сложилось о местной геологии?

— Геоло… — Язык Деметры словно прилип к гортани. Какое-то время она не могла вымолвить ни слова. — О ч-чем вы говорите?

— Да так, ничего… На этом ваше виртуальное путешествие по марсианским орбитальным станциям закончено. Приятного отдыха, мисс Коглан!

Жужжание в наушниках резко оборвалось, и картинка погасла, легонько щелкнув. Никаких таблиц, никаких цифровых данных, подводящих итог космического путешествия. Ничего.

Деметра вяло стащила шлем с рукавицами. И почувствовала ужасную усталость.

Коммерческий модуль 2/9/6

13 июня

Доктор Ван Ликсин несказанно удивился, когда Сеть сообщила, что ему нужно провести внеплановый прием. Имя и фамилия пациента показались ему странными:

— Коглан? Деметра? — переспросил док, старательно роясь в памяти. — А я его знаю?

— Это девушка — туристка, прилетела с Земли, — продребезжал безликий голос кибера. — Вы обследовали ее на прошлой неделе. Теперь у нее появились какие-то странные симптомы, и она снова хочет вас видеть.

— Ну ладно, зовите ее, — вздохнул Ван Ликсин и закрыл развлекательный файл, который с большим интересом читал до того, как побеспокоила его Сеть.

На экране появилась нейтральная заставка, а доктор Ли выжидающе уставился на дверь.

Он сразу же узнал молодую женщину, переступившую порог его офиса. Пухленькая, европейского вида девчушка. Кажется, перенесла несколько месяцев назад черепно-мозговую травму.

— Добрый день, мисс Коглан. Рад вас видеть. Надеюсь, взаимно.

— Здравствуйте, доктор Ли. — Пациентка присела на краешек стола, не удостоив вниманием стоявшее рядом кресло. — Я бы хотела… м-м… ну…

— Я вас слушаю.

— Ну, в общем, когда я была у вас на приеме, может, помните, я жаловалась на… проблемы ментального характера.

— Минуточку.

Ван повернулся к монитору и нашел заархивированную «историю болезни» Деметры Коглан. Да… Действительно, жалобы на периодически возникающую «неспособность сосредоточиться». В последнее время возникают все реже и реже.

— Вы жаловались на периодическую рассеянность, не так ли?

— Именно так, док. И еще сонливость. А с тех пор, как я прибыла на Марс, у меня возникли дополнительные трудности, связанные с адаптацией: стала забывать простейшие вещи.

— С тех пор, как вы прибыли? — тут же ухватился Ли за ключевое слово. — А до этого проблем с памятью не было?

— Не припомню. Вполне возможно, что виной тому другая культура, новые люди… Но все-таки со мной происходят какие-то необъяснимые загадочные вещи. Например, ну, дважды я была близка с мужчиной совершенно незрелым. Даже немного отталкивающим, совершенно мне чуждым.

— Он что, не вашей расы?

Вану Ликсину приходилось слышать, что большинство американцев, особенно те, что живут в Тексахоме, страшные ксенофобы.

— Он… Этот самый… Креол…

— Ах, креол… Неудивительно, что вас потянуло на контакт со столь экзотической личностью.

— Это только поначалу. Теперь мне кажется каким-то недозрелым и совершенно предсказуемым.

Доктор Ли улыбнулся:

— Вы не первая, кого удалось соблазнить чужакам… пусть даже киборгам.

— Да, наверное, вы правы. Но чем тогда объясняется мое полуистощенное состояние?

— Не забывайте, марсианские сутки длиннее земных.

— А то, что я чувствую себя как зомби?

— Пардон?

— Ну, такое ощущение, будто голова летает в облаках отдельно от тела, — пояснила Деметра. — Только я начинаю что-нибудь говорить, как забываю слова или вообще перескакиваю на другую тему. Как будто у меня вместо мозгов вата.

Доктор попытался представить себе, что такое «вата», но у него ничего не вышло.

— То есть возобновились старые симптомы? — наконец спросил он. — Опять не можете сконцентрироваться?

— Да.

— А что вы принимали на Земле сразу после травмы?

— Коканол.

Доктору Ли это лекарство было очень хорошо известно: синтетический алкалоид, производное кокаина, он усиливал работу нейропередатчиков. Считалось, что коканол не вызывает привыкания, но доктор Ли придерживался иного мнения на этот счет. Уж слишком много пациентов на его веку жаловались на подобные симптомы. Все они когда-то принимали коканол.

Стараясь придать лицу непроницаемое выражение, док сказал:

— Ясно.

«Ясно», и ни слова больше.

— Понимаете… тогда, на Земле, коканол просто спас мне жизнь. Это может показаться преувеличением, но только благодаря ему я смогла концентрировать внимание на чем-то одном больше девяноста секунд.

Док вспомнил, что в клинических тестах существует множество любопытных определений мозговой деятельности пациентов, принимающих коканол: мозг сравнивался с лазером, который даже кирпичную стену проникал своим лучом. Да, ситуация непростая: прописать или не прописать коканол? Честь врача категорически против подобных прегрешений…

Но ведь Деметра Коглан не его пациентка — ее привело сюда всего лишь стечение обстоятельств. И не он первый начал опасное лечение. Ладно, он даст ей то, что она просит. Если, конечно, сетевые данные подтвердят поведанную девушкой «историю болезни». Приняв решение, доктор Ли с облегчением вздохнул:

— Как временно лечащий вас терапевт я могу прописать вам коканол и проконтролировать сетевую доставку. Прямо к вам в отель.

— Спасибо, доктор Ли. — Скользнув по нему мимолетной улыбкой, девушка спрыгнула со стола. — Это все? Я могу идти?

— Да. Мне известен ваш номер счета, так что вы свободны.

— Тогда прощайте.

С этими словами Деметра выскользнула и из кабинета, и из его жизни.

«Золотой лотос»

13 июня

Доктор Ли сдержал слово: когда на входе в «Золотой лотос» Деметра прижала свой большой палец к контактному коврику — а это была обычная идентификационная процедура, оберегающая отель от незваных гостей, — кибер-привратник объявил, что ее дожидается посылка.

Деметра забрала ее в свою комнату. Высыпав содержимое на кровать, она с удивлением обнаружила, что лекарства хватит на целый месяц. Деметра облупила одну капсулку и силой прижала к нежной коже за левым ухом. Капсулка лопнула и, мгновенно впитавшись, не оставила на шее и следа.

Практически сразу же в горле разлился знакомый алкогольный привкус — медикамент поступил в кровь. Через две минуты Деметра почувствовала, как прояснилось у нее в голове, перестали путаться мысли, ожило сознание.

— К вам посетитель, — объявил терминал.

— Да? Кто же?

— Лоло Мицуно, гидролог.

— Пусть войдет.

Дверь бесшумно откинулась, и на пороге возник высокий мужчина. Он улыбнулся, но как-то натянуто.

Улыбку словно сдерживали невидимые ниточки беспокойства. Об этом же говорил и язык тела: руки на бедрах выжидающе замерли.

— Лоло!

Деметра так и устремилась ему навстречу в надежде на дружеское объятие. Или нечто большее. Хотя бы чуточку большее.

Но Лоло не дал ей приблизиться: как искуснейший гимнаст, поймал Деметру за руки и теперь удерживал ее на весьма почтительном расстоянии. Все те же нити беспокойства сковывали улыбку.

— Как хорошо, что я нашел тебя. Ты… хорошо провела день?

— Ну, в общем-то неплохо.

Деметра оглянулась и окинула взглядом свои более чем скромные апартаменты. Даже присесть негде, кроме подвесной кровати. Но это же смешно! И она предложила Лоло:

— Может, пойдем в так называемый вестибюль и поговорим там?

— Хорошая идея.

Минуя бесчисленные коридоры отеля, Деметра все никак не могла расслабиться. Вот-вот Мицуно начнет свой допрос — ведь Элен явно успела поведать ему об утренней просьбе Деметры. Когда-то он сам открыто обвинил ее в шпионаже, а теперь у нее хватило глупости самой во всем сознаться. Да и кому! Его напарнице, ближайшему другу… Нечего и думать, что они помогут Деметре, не зная ее тайных мотивов. Значит, Лоло с минуты на минуту начнет их выяснять.

Зря она выложила все Сорбелл. Теперь, когда коканол почти привел в порядок ее запутанные мозги, Деметре стали приходить на ум новые здравые мысли. Гидролог — вовсе не единственная живая душа, способная ей помочь. Есть еще верная Конфетка. Уж она-то сможет покопаться в сетевых данных и выудить для своей хозяйки необходимую информацию. Деметра почти не сомневалась, что в архивах наверняка хранятся копии всех межпланетных сообщений. Любая квазиправительственная система — даже такая, как на Марсе, — не станет уничтожать важные данные в целях собственной же безопасности.

Надо во что бы то ни стало убедить Мицуно, что Сорбелл неправильно ее поняла. В крайнем случае, Деметра готова отрицать сам факт вхождения в геологическую базу данных пустыни Агнус Деи. Мало ли что могло померещиться Элен — это ведь виртуальная реальность, может, у кибера началась икота… Да мало ли что!

О! Вот оно — слово, которое никак не могла вспомнить Деметра: геологический! ГЕОЛОГИЯ! Как долго и безуспешно вертелось оно на языке, и вот наконец-то…

Коглан мысленно поздравила себя с удачным визитом к доктору Ли. Коканол воистину творил чудеса!

А вот и вестибюль! Решив, что наступление — лучшая тактика, Деметра едва ли не толкнула Лоло в кресло, а сама картинно уселась на диванчик. Соблазнительно поджав одну ногу, она повернулась к Мицуно и спросила:

— А что вы делали сегодня?

— Как обычно — осматривал подземные трубы на предмет эрозии, посыпал галькой трубопроводы.

— Вы что, снова делали вылазку на Марс?

— Да нет же. Все это доступно благодаря спутниковой связи. Я обхожу свои владения в виртуальном шлеме и рукавицах. Вот и вся премудрость.

— Похоже, здесь все так работают, — прокомментировала Деметра со знающим видом.

— А, так вы поднимались на солнечные электростанции?

— А откуда вам это известно?

— Сеть не держит в секрете развлекательные прогулки туристов. Мне рассказала Элен.

— Ах, это она…

— Ну и какое представление у вас сложилось о марсианской программе орбитальных станций?

— Мне удалось посмотреть далеко не все. Да и то, что я видела, довольно скучно. Голубые силиконовые просторы, испещренные тончайшими проводками. Если честно, то мне эта конструкция показалась какой-то примитивной.

— А вы видели новую станцию?

— Которую из них?

Деметра не сразу сообразила, о чем идет речь.

— Та, которая еще в процессе разработки.

— Вроде бы нет. А что по этому поводу говорит сетевой журнал?

— Ничего.

— Ну, значит, точно нет… Мне показали какую-то странную штуку, но с солнечной электростанцией у нее явно мало общего. — Мысли Деметры еще немного путались, пытаясь играть в чехарду. — Скорее всего, вышла накладка в Сети. Попросту говоря, кибер «лопухнулся».

Все это время Лоло Мицуно задумчиво рассматривал щебечущую Деметру. Заметив это, она неловко замолчала.

— Что-нибудь не так?

— Все больше убеждаюсь, что вы не любите компьютеры.

— Я ими пользуюсь. Я не обязана их любить. Не в моем характере впадать в сентиментальность.

— А как же это?

Лоло жестом указал на маленький титановый браслетик.

— Она всего лишь машина, Лоло! Просто инструмент.

— Она? У этой штучки даже есть имя?

— Ну есть… Я зову ее Конфетка. Просто мне так больше нравится, да и удобнее. Согласитесь, звучит намного короче и приятнее, чем клеточный хронограф-активатор со стенографическими функциями.

— Да уж конечно.

Мицуно снова как-то странно улыбнулся.

Что же означает эта улыбка? Неужели он думает, что Деметра ведет двойную жизнь, играя в прятки с сетевым дьяволом? Ведь ходят же истории о пропащих душах, продавших себя в рабство отвратительному механическому МЕФИСТО. Им теперь везет в политике и бизнесе, в любви и на войне — но они потеряли себя. Подумать только, а ведь и Деметра может подойти к ближайшему терминалу, ввести заветную комбинацию и в мгновение ока заполучить интересующую ее информацию о Кунео, Сак Иль Сане. Да обо всех шпионах мира, только пожелай! Но ведь в Сети ничто не пропадает бесследно. И потом, кто поклянется, что и эти шпионы не вступили в сделку с кибернетическим дьяволом?

Да бабушкины сказки все это!

И вдруг Деметре так захотелось, чтобы этот красивый, мужественный человек думал о ней хорошо! Чтобы она выглядела нормальной, желанной женщиной в его глазах! Ведь он — человек в полном смысле этого слова! Первоклассный специалист. Восхищается ее ковбойскими корнями… И он свободен — так сказала Сорбелл, а уж кому, как не ей, знать…

— Лоло… Не так давно со мной произошел несчастный случай, и виной тому было одно из этих суперсовременных кибер-устройств, — начала Деметра, решив сыграть на сочувствии. — Своего рода мини-парикмахерская. Только что-то вышло из строя, перегорело, и… ножницы вонзились прямо мне в голову. Теперь я понимаю, что наши «силиконовые друзья» далеко не всегда безупречны. И… частично мой визит на Марс объясняется тем, что я просто нуждаюсь в отдыхе. В реабилитации, как говорят медики.

— О!.. — В голосе Мицуно зазвучало неподдельное сочувствие. — Так, значит, у вас все еще…

— Болит? Нет, все почти в порядке. Правда.

— Это хорошо. Вы голодны? Что, если нам устроить маленький обед?

Деметра вся замерла, ожидая, что вот-вот с его губ сорвется имя «Элен»… Но нет.

— В баре «Хоплайт» можно заказать бифштекс с бобами, — предложил Лоло.

— Из настоящего мяса?

У нее даже потекли слюнки.

— По цвету очень напоминает настоящее, — пожал плечом Лоло.

— Вы, как всегда, в своем репертуаре. — Деметра поднялась с диванчика и игриво добавила: — Подождите одну минуточку. Мне надо переодеться.

Глава 10 ПОСЛЕДНИЕ ИГРЫ

«Марс Ютопия»

Коммерческий модуль 1/5/9

14 июня

Первая неделя пребывания на Марсе оказалась необычайно бурной и ответственной: встречи, знакомства, путешествия, всего не перечесть. Когда впечатления потихоньку улеглись, Деметра решила преподнести себе маленький подарок: заняться покупками. Для этих целей лучше всего подходил тарсианский магазинчик «Марс Ютопия» — чем-то он напоминал марокканский базарчик. Завезенные товары не облагались пошлиной и поэтому стоили достаточно дешево.

В большинстве своем местные прилавки украшало устаревшее барахло: давно вышедшие из моды итальянские платья, изрядно поношенные и приведенные в божеский вид уже тут, на Марсе; вечерние джемперы, изображающие скафандр, с многочисленными резиновыми вставками — шутка явно не удалась. Цвет здешней одежды имитировал красноватый марсианский пейзаж, только на два тона ярче. В общем, сплошная безвкусица, хотя… Минуточку!

Не веря своим глазам, Деметра выудила из груды безделушек просто умопомрачительное колье… Неужели подделка? Если даже и так — это явно работа мастера!

Прозрачные цветы из тончайшего стекла, начиная от самых маленьких, размером с пуговки, и кончая большими выпуклыми лепестками… Удивительная цветовая гамма: нежно-розовый оттенок, как выгодно он отличается от приевшихся серо-голубых тонов! Тончайшее силиконовое покрытие — единственный отпечаток Марса — защищало хрупкое произведение искусства от ультрафиолетовых лучей.

Дрожащими пальцами Деметра нащупала ценник. Должно быть, кругленькая сумма. Даже по земным меркам такое ожерелье стоило бы целое состояние, а уж на Марсе…

От неожиданности Деметра чуть не выронила колье: нулей на ценнике оказалось намного меньше, чем уже успели нарисовать ее тайные сомнения.

Две тысячи новых марок.

Краденое!

— Подделка, — произнес чей-то голос за плечами Деметры.

Оглянувшись, она увидела чрезвычайно низкорослую женщину — едва ли выше ста сорока сантиметров.

Серенький шерстяной костюмчик, сразу видно — очень дорогой, туфли из настоящей кожи, на высоченной платформе. Коротко подстриженные вьющиеся волосы естественного светло-русого оттенка схвачены сзади гребнем. Но даже при всем внешнем лоске она напоминала простую крестьянку: квадратное обветренное лицо с тупыми чертами, явно деревенский загар…

Деметра сразу узнала это невыразительное лицо — за прошедшую неделю она успела изучить его во всех возможных ракурсах. И опять новый парик — Нэнси Кунео меняла их как перчатки.

— А откуда вам известно, что это подделка? — недоверчиво спросила Деметра, инстинктивно прижав к себе колье.

Нэнси потянулась к стеклянным бусам и нечаянно задела руку Деметры. Какие же у нее мозоли! Должно быть, часто имеет дело с оружием, с неприязнью подумала девушка.

Внимательно вглядываясь в тончайшие радиальные прожилки, Кунео заметила:

— Если бы эта штука была настоящей, то вместо линейных прожилок мы бы сейчас созерцали что-то вроде годичных колец. Как на дереве. Вот это — работа природы. Здесь же постарался человек, хоть и необычайно талантливый.

— Понятно…

— Колье и правда симпатичное, но оно не стоит таких денег.

Пожилая женщина улыбнулась. Но какая же холодная это была улыбка: в бездушных бусах тепла намного больше, чем в ее глазах!

— Спасибо за рекомендацию, — столь же холодно поблагодарила девушка, небрежно положив колье обратно.

— Вы ведь Деметра Коглан, не так ли? Из Тексахомы? Отрицать было глупо, да и незачем. Видимо, не одна она воспользовалась услугами Сети. Наверное, Кунео изучала лицо Деметры не менее тщательно.

— Да, мое имя мисс Коглан. Позвольте узнать ваше? — с издевкой произнесла Деметра.

Почему бы и не поиграть напоследок в кошки-мышки?…

— Меня зовут Нэнси Кунео. Но зачем спрашивать, если вы и так знаете? — Кунео снова одарила свою собеседницу ядовитой улыбкой. — Наша встреча отнюдь не случайна. Я специально выбрала этот базарчик… Личные вопросы лучше решать на нейтральной территории, вы так не считаете?

Пока Деметра собиралась с мыслями, Кунео, не дожидаясь ответа, продолжила:

— Мне известна причина вашего пребывания на Марсе. — При этих словах ее улыбка стала еще ехиднее. — Все «шишки» в Тексахоме места себе не находят от волнения: что же замышляют проклятые зеландцы? Во что они превратят Долину Маринера? Ну, я права? Вас послали сюда шпионить?

— С чего вы взяли?

— Ах, так, значит, вас это не касается?

— Конечно, касается. Это касается любого американца, не только меня. Не забывайте, что мы имеем право на эти земли еще с тех пор, как на них ступила нога капитана Уильяма Шофера. Уроженец Техаса, он первым воздвиг здесь флаг, ну и все такое!

— Вы, должно быть, видели подобные картинки в школьных учебниках?

— Естественно! — не собиралась отступать Деметра.

— Но ведь флаг Соединенных Штатов не является символом сегодняшней Тексахомы?

— Тем не менее мы — уроженцы Техаса. Техас — наша родина, мэм.

— Ладно, не будем спорить. Так, значит, вы просто болеете за свою страну, без всяких официальных на то полномочий?

— Да, мэм. Именно так, мэм.

— Как же ты еще молода, детка.

Кунео легонько прикоснулась своей шероховатой ладонью к нежному запястью девушки. Уже потом Деметра сообразила, что даже такое невинное прикосновение может иметь серьезные последствия.

— Мэм, какое отношение имеет ко всему этому мой возраст?

Но Кунео, похоже, была слишком увлечена собственным монологом.

— И о чем только думал Элвин Бертран Коглан? Ай-ай-ай! Послать единственную внучку на такое непростое задание! Девочка, да вы же простая пешка в игре сильных мира сего! Неопытная малышка! В следующий раз, когда решите поиграть с кем-то в «шпионов», попомните мой совет: не пытайтесь все объяснить, если кто-то вас заподозрит. А свои сказочки про ковбойское детство держите при себе — они слишком наивны!..

— Я…

Деметра открыла было рот, но тут же его захлопнула, решив воспользоваться мудрым советом «бабушки Кунео».

— Карты на стол, детка! Какой смысл прикидываться, что ничего не понимаешь?

Деметра задумалась над прозвучавшим предложением, но ненадолго. На стол — так на стол! Терять ей и правда нечего.

— Мой дедушка говаривал так, если видел, что игрок три туза в рукаве припрятал.

На этот раз Кунео рассмеялась совершенно искренне:

— Мудрый у вас дедушка, мисс Коглан! Такому палец в рот не клади. Ладно, шутки в сторону, Деметра. Нам нужно объединиться. Даже всемогущая история не в силах дать ответ, у кого больше прав на Долину Маринера. Представители Северной Зеландии как-никак тоже успели здесь побывать. И заметь, продержались целых шесть месяцев!

— А потом двинулись на восток, в горы, где и нашли свою смерть, — напомнила Деметра. — К тому же официальных бумаг так и не оставили.

— Опять колкости? Дитя, да ты же не усваиваешь уроков!

Деметра с болью закусила губу, только бы не нагрубить этой видавшей виды бабуле. А та с довольным видом продолжала:

— В любом случае я думаю, тебя бы не особенно смутил документ, заверенный Организацией Объединенных Наций. Вы там, в своей Тексахоме, все равно гнули бы свое. Как, впрочем, и наш корейский друг, небезызвестный вам мистер Сак. Тот с пеной у рта готов доказывать, что именно его страна имеет куда больше прав на Долину Маринера, чем все наши вместе взятые. Объясняет это катастрофической плотностью населения в Корее и, конечно, всячески старается обходить щекотливый финансовый вопрос. Только представь, какая сумасшедшая сумма понадобится, чтобы переправить на Марс миллионы корейцев! А ты знаешь, откуда все пошло? Когда-то одна китайская ракета — без людей, заметь! — опустилась на Марсе, за целых полпланеты от Долины Маринера! Для нас с тобой это не аргумент, это — ниточка, за которую хватается утопающий. Однако Сак Иль Сан себя таковым не считает!

Кунео немного помолчала и добавила:

— Между прочим, СЗАЭС готово обеспечить полную финансовую поддержку по освоению так называемого марсианского Большого Каньона. И еще учти: это наше агентство возглавляет строительные работы новой орбитальной станции. Пока этого никто не знает, даже твой дорогой дедуля. Как ты думаешь, что из этого следует?

Кунео бросила торжествующий взгляд на свою собеседницу, но, не дождавшись и намека на ответ, продолжила:

— Ничего! Ровным счетом ничего! Ведь мы не дождемся при жизни расцвета марсианской долины! Мы сами превратимся в прах, прежде чем окупится весь этот сумасшедший проект! Так какой смысл нам топить друг друга? Не лучше ли объединить силы — а места всем хватит! Мы вполне можем разработать новый общий проект — своеобразного «общежития». Я думаю, это как раз то, что на уме у твоего дедушки?

Последние слова Кунео повисли в воздухе. Наконец Деметра собралась с духом и нарушила затянувшееся молчание.

— Мне неизвестны тайные замыслы дедушки. Вот.

— Ладно, пусть так. Есть еще и другой вариант. Скажи, чем плоха территория южнее долины? Она ближе к полюсу, там климат куда более благоприятный, водоснабжение лучше. Предложи вашему правительству в Тексахоме немного переориентироваться. Уверена — вы не прогадаете!

— Но ведь там преимущественно сухие ледники?

— Само собой, но я говорю о корке, удерживающей углекислый газ. Впрочем, тебе лучше переговорить с представителями торговой делегации. Они вот-вот прибудут из Северной Зеландии. — При этих словах у Деметры бешено забилось сердце. — Очень толковые люди. Знают свое дело. Не сомневаюсь, вы прекрасно поладите. Никак не возьму в толк, зачем двум нациям искать конфронтации? Мы ведь можем действовать сообща, направить силы на общее благо!

— Вполне возможно, эти ваши «делегаты» милые люди, но не понимаю, какое отношение они имеют ко мне. — Деметра решила, что чем скорее она распрощается с Кунео, тем лучше. — Я — обыкновенная студентка, приехала отдохнуть, оправиться от чудовищной травмы, посмотреть достопримечательности и — купить что-нибудь на память о Марсе… — Деметра с явным сожалением погладила прохладное колье, — …и купила бы! Если бы мне вовремя не дали полезнейший совет!

— О какой травме вы говорите?

— Травма головы. Можете узнать подробнее из моего резюме. В Сети наверняка есть информация такого рода, — сказала девушка и сама подумала, что Кунео, наверное, уже лучше Деметры знает ее биографию. — В прошлом году я неудачно сходила в парикмахерскую. Автостримобиг. Слыхивали про такую штучку? Что-то в ней перегорело, и в результате пострадала моя голова. Сильнейшие разрывы мягких тканей. Шрамы остались до сих пор — слава Богу, хоть волосы отросли! Да слава Богу, что я вообще осталась в живых!

— Бедняжка!

Деметра тихо торжествовала, понимая, как лихо она сыграла на сочувствии. Даже такая прожженная шпионка, как Кунео, глядишь, и поверит в сказку о девочке-туристке. Но не тут-то было! Кунео вкрадчиво добавила:

— Будьте осторожны на Марсе! Здесь ведь куда опаснее, чем на Земле. Никогда не знаешь, что случится с тобой завтра.

Сахарная улыбка и металлический голос. Глаза — два пистолетных дула — метко прицелились в Деметру. Невольно отпрянув от Кунео, та произнесла:

— Не волнуйтесь. О себе я позабочусь.

Бар «Хоплайт»

14 июня

В то утро Элен Сорбелл решила устроить себе ленч пораньше, пока не навалился трудовой день со своими заботами и проблемами. Самым удобным местом считался «Хоплайт», перекусить там можно было быстро и недорого. Остановив свой выбор на сандвиче с морепродуктами и кружке безалкогольного эля, Сорбелл заметила Деметру Коглан. Та сидела за одним из столиков и вяло ковыряла вилкой марсианскую еду: салат не салат, но что-то очень на него похожее, только с вермишелью.

— Привет, Деметра!

— Элен!.. Как я рада видеть тебя.

Голос девушки не оставлял сомнений в ее искренности. Отложив вилку, она подвинулась, чтобы Сорбелл могла присесть рядом.

— Послушай, Деметра, твоя вчерашняя просьба…

— О! Сделай одолжение — забудь о том, что я наговорила.

— Правда? Это здорово, потому что… случись какие-либо неприятности, я могла бы лишиться работы. А кибер-духам не так-то просто устроиться на хорошее место…

— Я же сказала, забудь наш разговор!..

Элен недоверчиво посмотрела на подругу — а вдруг та еще злится? Нет, непохоже — на лице Деметры играла затаенная улыбка.

Элен с облегчением вздохнула. Значит, можно сменить тяжелую для обеих тему.

— Ты все еще встречаешься с Джори?

— Будь моя воля, не встречалась бы…

— Да? Я и не знала, что у вас какие-то проблемы.

— Ты меня извинишь, если я не буду вдаваться в подробности? Дело в том, что они не такие уж приятные, а Джори все-таки твой друг.

— Скорее знакомый. Ну да, мы с Лоло однажды здорово его выручили, взяв под свое покровительство. У Джори были разногласия с начальством.

— А-а… Ну, тогда ладно. Возможно, мне просто надо выговориться… Джори — он такой ребенок и в то же время не по-детски настойчив. Порой бывает даже груб. Как такие вещи могут сочетаться, просто ума не приложу!

— Не забывай, что он — креол. Все операции, которые ему пришлось перенести, не прошли бесследно. Одному Богу известно, что претерпела одна только гормональная система, не говоря уже о нервной!

— Да, все это так, — задумчиво произнесла Деметра. — Но иногда Джори становится необычайно чувствительным, если даже не сказать — сентиментальным!.. Вот не далее чем на прошлой неделе он преподнес мне сюрприз. Я как-то обмолвилась при нем, что не могу заниматься сексом, когда на меня пялятся машины. Ну и Джори специально разыскал такое место, где еще не то что компьютеры — даже воду не успели провести.

— О! — только и смогла произнести Сорбелл.

Гидролог как-то сразу вся обмякла и бессильно откинулась на спинку стула. Мысли вихрем закружились в голове. Каким образом Джори удалось обнаружить… Постой-ка, постой-ка… А вдруг это совсем не то место?

— А где это, Дем? — поинтересовалась она с преувеличенным вниманием.

— Вообще-то я не следила по карте, когда он меня туда вел.

— Ну, хоть приблизительно!.. Внутри комплекса или снаружи? Выше или ниже?

— Внутри! Это точно было внутри… Несколькими уровнями ниже, чем «Хоплайт». Мы еще проходили мимо таких грандиозных построек — что-то вроде торгового центра.

— Опиши, пожалуйста, поподробнее.

— Впечатляющая аркада. В таких обычно располагаются магазинчики, кафетерии, отель для приезжих, ну и все такое прочее. Естественно, этот комплекс еще совсем пустой, он ведь только строится.

— Так… А ваше любовное гнездышко где-то поблизости?

— Примерно пятьдесят метров пройти. Там сейчас работы временно приостановлены…

Элен с облегчением вздохнула. Слава небесам, это совсем другое место! Нет, все-таки провидение заботится о ней, хоть и не так часто, как хотелось бы…

— Деметра, а что, он сказал тебе, что там вас не увидят машины? Никто не сможет подслушать?

Внезапно до Элен дошел весь комизм сложившейся ситуации. Огромным усилием воли она заставила себя сохранять серьезный вид.

— Ну да. Там голые скалы — ни тебе проводов, ничего!

— Так-то оно так, но… ведь с тобой был Джори!

— Что ты хочешь этим сказать?

— Он же сам насквозь прослушивается и просматривается! Сеть наблюдает за ним денно и нощно! Все двадцать четыре часа в сутки! Спит он или бодрствует — он всегда на глазах у машин, которые ты так ненавидишь. Мощный стереозвук, экран в полный рост — твой титановый браслетик и в подметки Джори не годится…

— А он сам знает об этом?

— А как же, Деметра. Креолов ставят в известность, прежде чем…

— Как он только посмел! Негодяй!

— Джори лишь кажется ребенком, Деметра. Глядя на это нежное личико эльфа, и не подумаешь, что у него еще есть мозги. Да, он не совсем приспособлен к социуму. Понимаешь, о чем я?

— Еще как!

Деметра изо всей силы запустила в стену сначала вилку, а потом и неудавшийся вермишелевый салат. Они со звоном отскочили от холодного камня, принеся с собой едва слышное эхо.

«Она что, сошла с ума? Да, пожалуй, эту женщину лучше не настраивать против себя», — решила Элен.

Жилой модуль 2/6/34

Уровень «С»

14 июня

Распорядок дня Кемаля Эргана не отличался особой оригинальностью. Обедать он ходил домой, как это раньше делал его отец, а еще раньше отец его отца, ну и так далее… Сам обед также был достаточно традиционным: легкие закуски, шпинат, шашлык. Что касается марсианской кулинарии, то она тоже не блистала разнообразием: кресс-салат, выращенный благодаря чудесам гидропоники, тушеное мясо ящериц; стаканчик домашней «рецины»; черные сигареты «Собрание» — и плевать Эрган хотел на то, что в них нет фильтра!

Все это наспех преподносилось его женой Глорией. Двух-трех слов им почти хватало, чтобы удовлетворить жажду общения. Вздремнуть полчасика после обеда и снова приступить к своим обязанностям баллистического инженера — вот все, что нужно обычному человеку. Работал он на Космическом Фонтане, и этот традиционный скучный обед, за которым следовал короткий отдых — своего рода сиеста, — был, по сути, единственной возможностью немного освежиться и расслабиться. Правда, сегодня расслабиться что-то никак не удавалось.

Его любимое гороховое пюре как следует не размяли, на язык то и дело попадалась шелуха, не успевшая раствориться в суррогатном масле. Но верхом наглости было то, что закончились сигареты, а Глория даже не позаботилась о том, чтобы пополнить домашние запасы. Да как она смеет! Могла бы сказать, Эрган бы сам подсуетился. А теперь вот как без сигарет?!

Когда он гневно потребовал от жены объяснений, та даже не сочла нужным извиниться и сказала всего-навсего:

— Контрабанда.

А ведь на языке вертелось: «Не хочу видеть эдакую дрянь в своем доме!»

Глорию Чан никто бы не назвал образцовой женой. Да, в ее глазах читались крохи уважения, но и то только тогда, когда в них сурово смотрел муж. Да, она была податлива в постели. Но, как и все китайцы, Глория жила с глупым чувством превосходства над окружающими — не исключая и Эргана. Причем сама умом не блистала.

Будучи довольно невежественной, Глория не знала ни тонкостей рациона питания, ни секретов изготовления вин. Она и духом не ведала, чем там занимается ее муж на работе, что он там делает на своем Фонтане, принимает ли, отправляет ли грузы. А ведь именно работа Эргана позволяла им не просто безбедно жить на Марсе, но даже порой купаться в мимолетных волнах роскоши. На роскошь претендовала не одна Глория, а вся ее огромная и крикливая семья, заполонившая почти весь уровень подземного комплекса. Вместо благодарности китайцы во все совали свой желтый нос и при этом ни в грош не ставили кормившего их «турка». Дурачье!

— Ты же знаешь, что пара сигарет после обеда — это все мое удовольствие, — попрекнул Эрган свою жену.

— Этой дрянью провонял весь дом!

— А какой смысл в доме, если хозяин не может делать с ним все что заблагорассудится?

— Не забывай, что я тоже здесь живу!

— Да что тебе сделается от одной сигареты? Раньше тебя это нимало не волновало!

— Еще как волновало! Просто не хотела с тобой связываться!

— А теперь, значит, захотела? — Красноречием Эрган никогда не отличался. Особенно в минуты перебранки. — Хватит жаловаться!

— Хочу и жалуюсь. Имею полное право. У меня все волосы пропитались табачным дымом. Около твоего дома так и крутится полиция — вынюхивает, чем тут пахнет! Даже еда воняет!

— Твоя еда всегда воняет и без сигарет.

— Свинья! Неблагодарная турецкая свинья!

Да, похоже, тут двумя-тремя словами не обойдешься. Перепалка явно затягивалась. Обед Кемаль Эрган получил сегодня еще быстрее, чем обычно, — тарелка с пюре со свистом пролетела у него над головой и с шумом разбилась о стену. Эрган на этот выпад жены только пожал плечами:

— Тебе же убирать…

— Я сейчас тебя уберу! — взвыла Глория и схватилась за нож, направив его мужу прямо в живот.

Разделяли их каких-то полтора метра да обеденный стол. Нож был тупой, специально предназначенный для размазывания бобового паштета. Таким ножом и нарочно не порежешься. Да и Глория к таким делам не привычная. Куда уж ей! Эрган злобно ухмыльнулся.

— Й-и-ха!

Глория Чан сделала резкий выпад в сторону. Слегка подбросила нож и со знанием дела прицелилась в живот Эргана. Отведя локоть чуть влево, Швырнула нож, как тарелку с пюре, — неумело, неловко. Эрган попытался увернуться, но нож все-таки угодил ему в плечо. Эрган удивленно заморгал, ощутив, как что-то холодное поползло у него по груди. Кровь и что-то еще — остатки паштета и масла. Так, теперь еще костюм стирать, переодеваться. А скоро уже на работу…

Яростно сощурив глаза, Эрган кинулся к жене. Глория быстро увернулась, выскользнула из квартиры и пустилась наутек по коридорам комплекса, неистово крича:

— Помогите! Убивают!

Именно это и было на уме у обезумевшего Кемаля Эргана.

Второй уровень

Тоннель № 6

14 июля

Как раз в это время Деметра Коглан возвращалась к себе в номер. Вопли о помощи достигли ее ушей, но не сразу проникли в сознание, которое до сих пор было затуманено слепой яростью от двуличия креола. Когда же до девушки наконец дошел смысл этих безумных криков, оглашавших весь второй уровень, она ринулась на помощь вопреки всякому благоразумию. Хоть в ком-то осталась человечность, хоть кого-то не затронуло безразличие урбанизированной людской колонии двадцать первого века!

Коридоры здесь были гораздо уже, чем в той части комплекса, где разместили Деметру, — это явно указывало на привилегированное положение живущих здесь людей. Начинался частный сектор. Более продуманная планировка тоннелей, серый невзрачный камень уже не так подавляет.

В поисках истошно вопившей жертвы Деметра лихорадочно металась из одной шестиугольной камеры в другую, но никак не могла понять, откуда же исходил крик. Всполошились и забеспокоились и другие обитатели второго уровня, но весьма своеобразно: «на помощь пришли» только их глаза да кончики любопытных носов, торчащие из щелочек приоткрытых дверей.

Марсиане трясутся над своей личной неприкосновенностью и потому стараются ни во что не вмешиваться, но они никогда не упустят возможности поглазеть на скандал у соседей. А Деметра все неслась вдоль узкого тоннеля, как вдруг откуда-то из-за угла появилась запыхавшаяся молодая женщина. Не разбирая дороги она налетела на Деметру, которая едва успела выставить вперед руки, чтобы хоть как-то смягчить падение.

— Пусти! Он убьет меня! Я это знаю!

Судорожно хватая руками воздух, женщина попыталась встать с пола. По ее безукоризненной высокой прическе Деметра догадалась, что жертва — китаянка. Высвободившись от бьющейся в истерике женщины, Коглан привстала на одно колено и, оглядевшись, увидела толпу сбегавшихся марсиан. Очевидно, они решили на какое-то время забыть о личной безопасности и теперь пытались удержать истошно кричащую китаянку.

— Что здесь происходит?

— Кого убили?

— Подождите-ка, а это случайно не Глория Чан?

— Помогите! Убийца! — в который раз взвизгнула женщина и, сбросив цепи удерживающих ее рук, вырвалась из толпы.

А спустя еще секунду появился и так называемый убийца. Он выскочил из той же самой шестиугольной камеры, что и китаянка: черные широкие слаксы, белая рубашка, забрызганная кровью. В районе предплечья торчит рукоятка кухонного ножа. Лицо, искаженное слепой яростью, даже темные усики встали дыбом. Убийца!

— Держите его!

— Да это же турок!

— Он убьет ее!

— Убийца!

На деревянных, с трудом сгибающихся ногах мужчина протопал мимо Деметры. Его остервенелый взгляд, разыскивающий в толпе китаянку Глорию Чан, наводил на степенных марсиан тихий ужас. Но больше всего зевак гипнотизировал торчащий из предплечья нож. Пара-тройка смельчаков попытались-таки схватить разбушевавшегося турка, но, не устояв на ногах, упали, увлекая за собой соседей. Началась потасовка. Скоро все «спасатели» смешались в одну огромную вопящую кучу. Исходящий от кучи нечленораздельный шум мало напоминал нормальный человеческий язык.

Стараясь не попадать в кольцо мельтешащих рук и ног, Деметра потихоньку отползла к стене и в изнеможении прильнула к ее холодному камню.

— Конфетка, вызови полицию или кого-нибудь еще. Надо же как-то остановить эту заваруху.

— Не беспокой-и-с-с-я-а…

Конфетка так и не успела закончить одну из своих вежливых фраз — чья-то рука словно клещи вцепилась в запястье Деметры. Титановый браслетик оторвался и отлетел куда-то в самую гущу дерущейся толпы. Серебряный отблеск в темноте тоннеля — вот и все, что осталось на память от верного хронометра.

Деметра забилась в самый угол, свернулась маленьким незаметным калачиком. Как только настанет хоть минутный перерыв в этой безумной потасовке, она тут же уползет отсюда — благо дверной проем рядом!

Так она лежала в ожидании затишья, когда коридор стал заполняться газом. Не теряя ни секунды, Деметра тут же прижала к лицу плотный рукав комбинезона, но было уже слишком поздно: газ успел проникнуть в дыхательные пути. Сознание отключилось.

Муниципальная тюрьма

14 июля

Элен Сорбелл медленно пробивалась сквозь изломанный пласт аспидного сланца, когда откуда-то сверху до нее донесся самодовольный голос Уайетта:

— Вас просят зайти в милицию.

— Что? Прямо сейчас?

Ни нотки удивления не прозвучало в вопросе Сорбелл.

Все ее чувства и эмоции поглотил мощный поток геологических данных. Ей не хотелось покидать вновь обретенное виртуальное пространство.

— Уайетт, ты знаешь, зачем я там нужна?

— Какая-то чужестранка попала в переделку. Она сейчас за решеткой и ссылается на ваше имя. Сказать, что вы заняты?

— А кто эта чужестранка? Подожди-ка, не говори. Уж не Деметра Коглан?

— У женщины частичная потеря памяти. Во время потасовки у нее пропали все документы и личный хронометр. Хотя да, она упоминала имя Коглан.

— Скажи им, что я сейчас буду.

Прежде чем ответить, Уайетт немного помедлил:

— Мисс Сорбелл, а вам не кажется, что ваша работа в Департаменте имеет куда более важное значение, чем опека какой-то «ночной бабочки»?

— Уайетт! Где ты нахватался таких слов? — удивилась Элен. — Деметра — моя хорошая знакомая. А теперь быстренько отсоедини меня и передай то, что я велела. Хорошо?

— Очень хорошо, — надулся кибер.

Элен было необходимо самой появиться в милиции, дабы подтвердить личность задержанной. Тюрьма располагалась на самом нижнем уровне подземного комплекса. Когда Сорбелл прибыла туда, первое, что бросилось в глаза, — это милиционеры в мрачной серой униформе, сновавшие туда-сюда. Вдоль нависающей холодной стены рядами лежали матрасы, а на них — укрытые белыми простынями спящие люди. Кое-где на белой ткани проступали кровавые пятна. Повсюду суетились медики: кто-то пытался наложить швы на рваные раны, кто-то поспешно накладывал гипс.

Картина, открывшаяся взгляду Элен, очень напоминала последствия набега тонгов: лица пострадавших были преимущественно китайской и среднеазиатской национальности. Это ужаснуло Сорбелл, так как она всегда считала, что эти люди, населявшие данную территорию Тарсиса, одни из самых мирных граждан.

— А где же чужестранка? Ну, девушка с Земли, — спросила она у первого же милиционера.

— Вот в том направлении, пожалуйста.

Он указал туда, где коридор плавно спускался вниз.

Элен направилась на поиски Деметры, вглядываясь в каждую камеру, насколько это позволяла решетка. Оттуда смотрели вялые лица, еще не вполне оправившиеся от газовой атаки. В основном китайцы и азиаты. Некоторые заключенные даже пытались улыбнуться, признав в Сорбелл свою. Нет, Деметры среди них не было. И вдруг из шестой по счету камеры донесся знакомый голос:

— Элен! Я здесь!

Словно маяк в ночи, вспыхнуло лицо земной девушки — она одна явно выделялась из толпы своими тонкими европейскими чертами.

— Деметра, как ты умудрилась сюда попасть?

— Нечаянно оказалась в самой гуще потасовки. Представляешь, шла по своим делам, а тут…

Интуиция подсказывала Элен, что подруга не говорит всей правды, но решила пока не настаивать.

— Посмотрю, что можно сделать, — пообещала она и отправилась на поиски милиционера.

Проверив личность Деметры Коглан, Элен согласилась взять ее под временное поручительство. Все уладилось быстрее, чем она ожидала, но вначале ей все-таки пришлось выслушать длинную и нудную лекцию о своей ответственности за арестованную Деметру.

— Я должна сопровождать тебя в суд, если будет назначено слушание, — объясняла она по дороге.

Вскоре женщины миновали мрачные серые стены, череду стальных дверей и наконец-то очутились в общественном коридоре.

— Они вызовут меня в качестве свидетеля?

— Нет. Ты предстанешь как обвиняемая. Понимаешь, ты переступила пределы своей зоны и послужила причиной возникших беспорядков.

У девушки перехватило дыхание.

— Но… я ведь всего лишь пыталась помочь. Эта женщина истошно кричала на весь комплекс, вот я и кинулась на помощь!

— И разожгла этнический конфликт.

— Да нет же! Во всем виноват тот усатый мужчина! И нож… Они сказали, что он — турок…

— Ты видела этого человека?

— Да, он пробежал совсем рядом со мной, на расстоянии вытянутой руки! Он гнался за китаянкой, хотел ее убить.

— Ножом?

— Нет. Нож торчал из него. Вот отсюда. Деметра ткнула себя сложенными щепотью пальцами чуть повыше левой груди.

— Похоже на семейные разборки. Ну, в этом случае судебного разбирательства, может, и не будет. Конечно, если достаточно свидетелей подтвердят твою историю.

— Такое часто случается? — помолчав, спросила Деметра.

— Чаще, чем хотелось бы. Живем ведь все вместе. Как селедки в бочке, постоянно под землей. Неудивительно, что у людей сдают нервы. Вот и вспыхивают время от времени подобные драки, — невесело ответила Элен.

— А что будет этим двоим, которые учинили все это дело?

— Допросят с пристрастием. А потом наденут «домашние» браслеты.

— Домашние?

— У вас что, на Земле таких нет? Они обеспечивают неусыпный контроль над личностью. Сеть видит их, куда бы они ни направлялись. И вся штука в том, что и пойти-то никуда нельзя. Сразу после работы — домой. Поэтому браслеты и называются домашними. Только попробуй показаться в общественном месте, сразу нагрянут вооруженные до зубов милиционеры.

— Мило. И как долго длится эта «домашняя терапия»?

— Несколько недель. Достаточно, чтобы произвести неизгладимое впечатление на психику и поменять некоторые схемы поведения. А если преступление было вызвано употреблением алкоголя или наркотиков, то и их запретят на время домашнего ареста.

— Как же это удается проконтролировать? — улыбнулась Деметра. — Неужели достаточно строгого предупреждения?

— Дело в том, что, кроме браслета, нарушителям спокойствия приходится еще претерпеть небольшую операцию: под кожу вшивается антабус. Достаточно капли спиртного или самой маленькой дозы наркотика — и летальный исход обеспечен. Вот такая суровая терапия. Пока что никому не удавалось ее избежать.

— А вы, похоже, знаете, как держать толпу под контролем, не правда ли? Довольно жесткие методы…

— А что нам остается, Деметра? — пожала плечами Сорбелл. — Подумай только, что бы произошло, если бы обезумевшая толпа докатилась до верхних уровней и ненароком высадила дверь? Здешний климат — не подарок. Это не то, к чему ты привыкла в своем Техасе.

— Да уж, — невесело отозвалась Деметра. — С Марсом шутки плохи.

«Золотой лотос»

14 июня

Деметре определенно не хватало общества Конфетки. Прекрасно осознавая, что ее бывшая «слуга» не больше, чем машина, она все-таки продолжала скучать. Недоставало привычной вечерней процедуры, когда она укладывала свой хронометр «спать», накрыв его стеклянным стаканом. На самом деле Деметра вовсе не боялась, что Конфетка доложит в Сеть, о чем болтает ее хозяйка. Это просто помогало чувствовать себя нужной. Хоть кому-то. Пусть даже Сети. И вот сегодня она совсем одна. И некому помочь ей отправить сообщение Грегору Вайсу. Один безликий равнодушный терминал.

— Грегор, все лопнуло. Больше мне нечего сказать.

Деметра лежала ничком на кровати, лишившись последних остатков сил. Она даже не потрудилась сесть перед терминалом и продиктовать сообщение, как это делала обычно. К чему условности?

— Корейскому агенту все про меня известно. Даже такому недотепе, как он, хватило пяти минут, чтобы вычислить так называемую шпионку. Позор. А эта Кунео из Зеландии пронюхала про меня еще раньше. Изображая из себя добренькую тетеньку, вывалила прямо-таки гору разных советов на тему «Как шпионить, чтобы тебя никто не заподозрил». У меня такое ощущение, что я попала в решето. Только соберешься что-то сделать, как тут же кто-то толкает в бок и предупреждает, что нехорошо соваться в чужое дело. Я даже почти не чувствую человеческого присутствия. Как будто одни машины бездушно взирают и контролируют каждый шаг!

Деметра немного помолчала и, решив быть откровенной до конца, продолжила свою невеселую речь:

— Абзац. Я честно пыталась попасть в Долину Маринера, но ничего у меня не вышло… Я была там только виртуально, но прокси — это не предел мечтаний, если хочешь увидеть все. Похоже, единственный способ добраться туда лично, во плоти, — это так называемое сафари с местными носильщиками и слонами — пусть даже и механическими. Но это дорогое удовольствие, Грегор, — миллион новых марок. У тебя случайно не завалялся миллиончик, а? Уверена, что нет…

Абзац. Короче, Грегор, я хочу домой. Марс — не для меня. Слишком много людей задыхается в его тоннелях. Здесь даже воздух давно протух. Я не могу им дышать. Не могу! Пожалуйста, закажи мне билет домой. Я согласна на любой транспорт — только забери меня из этого муравейника. Он становится опасен.

Деметра замолчала, думая, что бы еще такое добавить. Добавлять было нечего.

— Конец сообщения. Зашифруйте и отправьте… Терминал?

— Слушаю, мисс Коглан.

— Выключите, пожалуйста, свет.

У нее не оставалось сил даже доползти до ближайшего выключателя, перед глазами все расплывалось.

— Не беспокойтесь, мисс Коглан.

Свет потух, оставив Деметру наедине с ее невеселыми мыслями.

Глава 11 ЗА ПОМОЩЬЮ К БЫВАЛЫМ

«Золотой лотос»

15 июня

На следующее утро Деметра, как ни странно, испытала необычайный прилив оптимизма. Слава Богу, наступил ее последний день на Марсе! Даже если завтра не получится покинуть эту планету, то она хотя бы получит ответ от Грегора Вайса. Для начала и этого хватит.

Раз все так хорошо складывается, то почему бы не попытаться выяснить еще что-нибудь о пресловутой долине. Это будет завершающим аккордом, решила Деметра. «И надеюсь, удачным», — добавила она про себя.

Немного поразмыслив, Коглан пришла к выводу, что единственным человеком — человеком или компьютером? — способным ей помочь, является Роджер Торвей, первый негласный гражданин Марса, обладатель громкого титула «Проводник, внесенный в Книгу рекордов Гиннесса». Будучи самым старшим из киборгов, он наверняка знает то, что другим и не снилось.

Да, конечно, выйти на прямой контакт с Торвеем — значит плюнуть на все местные условности, так называемые табу здешней культуры. Ну и что?

Деметра поудобнее устроилась у терминала и решила просмотреть список жителей Марса. К сожалению, такового не оказалось, умалчивались даже имена очень известных людей.

— Терминал?

— Да, мисс Коглан?

— Подключите меня к Роджеру Торвею.

— Полковник Торвей не является пользователем этой Сети, мисс.

— Да? А я думала, что все киборги подключены к Сети.

— Вы почти не ошиблись, мисс. Это касается всех недавно произведенных киборгов. Но процессоры Роджера Торвея были установлены раньше, чем появилась сама Сеть.

— Ясно. Ну, тогда выясните, где он находится, и подсоедините меня к ближайшему прокси.

— В радиусе ста километров от Роджера Торвея вы не найдете ни одного прокси для туристов.

— Дайте мне тогда рабочую машину, я заплачу сколько скажете.

— Мисс, поблизости от Торвея нет ни одного прокси. Ни рабочих, ни предназначенных для туристов.

— Что у вас вообще есть?! — разъярилась Деметра. — Ладно, я пойду сама. Введите меня в какой-нибудь компьютер. Да, еще мне нужна хорошая карта местности и хороший хронометр, чтобы рассчитать точное время прибытия.

— По личной просьбе полковника ни один «незваный» механизм не имеет права к нему приближаться. В любом случае Торвей способен развить очень большую скорость, вполне достаточную, чтобы от вас убежать.

— Черт бы вас всех побрал, — заявила Деметра довольно вяло. Боевой дух ее уже почти покинул. — Тогда пошлите срочное сообщение, вызовите тревогу, соединитесь с ним самим как-нибудь!

— Вы понимаете, что это не так-то просто? Неужели ситуация требует столь быстрого решения?

— МЕФИСТО… Я приказываю вам соединить меня с коммуникационным модулем Роджера Торвея.

— Одну секундочку, мисс.

Район Гелиополиса

15 июня

А в это время Роджер Торвей и Федя Михайловна Штев разглядывали странное овальное углубление в красноватой латеритовой почве. Углубление очень напоминало крысиную нору. Но откуда тут взяться крысам?

Вполне возможно, что странная впадина имеет вулканическое происхождение. Да, но ведь ближайшие вулканы, недавно прекратившие свое действие, находятся в тысяче километров отсюда.

Края у норки были довольно гладкие, как раз такие и мог оставить маленький зверек во влажной глинистой почве где-нибудь на берегу реки. Но это на Земле. Здесь же, на Марсе, почва сухая, как камень. Да и размеры углубления слишком большие. Насколько знал Роджер, животные не могли оставить после себя такую огромную нору.

Торвею никогда не приходилось видеть в здешних условиях живое существо больше муравья, не говоря уже о крысах.

— Загадка, да? — спросила Штев.

— Похоже на следы ветра, — высказал предположение Роджер.

— Такие глубокие? И к тому же единственные в своем роде. Посмотри, вокруг ничего подобного больше нет.

Федя обвела взглядом раскинувшийся пустынный пейзаж.

— Да, загадка, — наконец согласился Роджер.

Он уже собрался порассуждать на эту тему, как вдруг линия горизонта зажглась кроваво-красным цветом. Свечение имело явно инфракрасную природу. Раньше Роджер подумал бы, что это трюки местной метеорологии. Раньше. Сорок лет назад. Время и опыт говорили, что данное явление никак не зависит от того, что происходит с погодой. Сквозь розовый свет проступили неясные очертания человеческой фигуры: Дорри Торвей.

— Роджер, выйди на контакт с Сетью, — прозвучали слова в голове Торвея.

«Скажи им, что сейчас не лучшее время», — произнес он, не раскрывая рта.

Достаточно было подумать — компьютер мгновенно передавал ментальные сигналы на любое расстояние.

Дорри покачала головой:

— Нет, милый, это действительно важно.

Роджер издал нечто похожее на механическое рычание, да так громко, что Штев обернулась.

— Что случилось?

— Извини, Федя Михайловна… Просто сетевым бездельникам опять что-то понадобилось.

— Так выясни, что им нужно. Наверное, только ты и можешь это дать. Роджер, не теряй свой шанс.

И правое натруженное веко русского киборга еле заметно дернулось. Мясистая мембрана порядком износилась за годы, проведенные на Марсе. Но все же Торвей понял, что Федя заговорщически ему подмигивает. Только ему одному…

— Возможно, ты и права… Дорри, ну что там у них?

Роджер понизил громкость голоса.

Медленно-медленно хрупкий образ Дорри начал таять в пурпурной дымке. Таять и преображаться. Она как-то уменьшилась в росте, вся ее суровая безупречная красота уступила место более плавным, округлым формам; на подбородке появилась ямочка, сгладились выступающие скулы… Короткие черные волосы стали неудержимо виться и расти и вскоре сами собой заплелись в толстую косу. Все эти метаморфозы, возможно, и омолодили женщину, но одновременно унесли с собой необъяснимо прелестную утонченность.

— Полковник Торвей? — заговорила наконец пухлая девушка.

Странно, изображение было трехмерным, но почему-то казалось статичным. Черты лица какие-то ненастоящие, напоминают куклу, лишь наполовину оживленную. Лишь губы шевелятся, да в ярко-зеленых глазах то и дело вспыхивают маленькие искорки. Почему же кажется, будто слова произносит кто-то за кадром? И тут Роджер понял, чем объясняется странный эффект полунемого кино: сигналы, поступающие в его компьютерную видеосистему, имеют двухмерную основу. Очевидно, Сеть считывает видеоинформацию из личного досье или любого другого документа. Это плохо. Он никак не мог узнать кукольное лицо с шевелящимися пухлыми губами.

— Кто ты?

Тут же красноватая вспышка осветила Торвея, выхватив из тьмы его обращенное к горизонту лицо, широко расставленные локти. Ладно, если Сети угодно показать его собеседнице именно в этом ракурсе — пожалуйста. Да хоть в каком угодно! Роджер посреди красных песков пустыни, Роджер в своем ужасающем костюме летучей мыши; Роджер — герой, принесший жертву во имя своей страны, отдавший все человеческое и все же — способный иногда на улыбку.

— Меня зовут Деметра Коглан. Мы с вами никогда не встречались, хотя несколько дней назад я видела вас в Гармониа Мунди.

Роджер прекрасно помнил это место. Как, впрочем, каждую пядь исхоженной им за пятьдесят лет марсианской земли. И хоть помнил не он сам, а его компьютер, даже в его силиконовых глубинах не остался образ этой странной земной женщины. Да, он был в районе Гармониа Мунди, но видел там лишь Лоло Мицуно, гидролога, который уже давно работает в Тарсисе. Он еще помешал их разговору с Федей, почти ничего не решающему, но все же обоюдно нужному разговору. Мицуно интересовала вода.

— Я вас не помню.

Бесплодное общение с двухмерной картинкой начинало раздражать Торвея. Одно дело, когда приходит Дорри, и совсем другое… Он ведь может прямо сейчас переключить мозг в режим компрессии времени, и эта женщина растает… без следа.

— Как я уже говорила, мы никогда не встречались лично. Но примерно неделю назад я помогала Лоло Мицуно в экспедиции, и там…

Внимание Роджера снова вернулось, работа мозга постепенно вошла в нормальный ритм. Он попытался вспомнить, действительно ли кто-то сопровождал гидролога пять дней назад. Конечно, если его многочисленные сенсоры не зарегистрировали присутствие этой женщины, то и вспоминать бесполезно. Все просто как день. Однако тогда он вполне мог не придать значения какой-то далекой и незначительной человеческой фигуре… Что ж, вполне может быть…

— Скажите, такое долгое вступление действительно нужно?

Ответные мысли женщины тут же оформились компьютером в непроизнесенные слова:

— Нет, конечно.

Кукольное личико, кукольная улыбка. Хорошо хоть честно призналась. Видать, не кривит душой.

— Что я могу для вас сделать? — сдался наконец Роджер.

— Мне нужна кое-какая информация о Долине Маринера. А именно: если бы получилось повысить влажность марсианской атмосферы на двадцать процентов при разложении на элементарный водород и кислород в верхних слоях атмосферы, то можно ли рассчитывать на то, что в низменностях долины установятся условия пригодные для жизни? Как на Земле. Я понимаю, что на такой вопрос в состоянии ответить лишь компьютер, но…

— Я и есть компьютер, — сказал Роджер.

Кукольное личико придвинулось ближе, практически нависло над ним, закрыв все небо.

— Мне нужно знать, примет ли геология долины такие атмосферные изменения? Не произойдет ли необратимой просадки почв? Или, может быть, есть абсорбент, который впитает в себя всю воду, и мы опять окажемся там, где и начинали? Или…

— Довольно, мисс Коглан!

Роджер сделал останавливающий жест. Должно быть, слишком резкий, потому что кукольное лицо тут же замерло, застыли зеленые глаза и пухлый рот. Какое-то время только они и были видны на фоне розоватого ландшафта — тело и большая часть головы просто-напросто растворились. Постепенно картинка пришла в норму.

— Да? — еле слышно прошептали женские губы.

— Я провел в долине достаточно времени — почти целый земной год, — сказал Роджер. — Это было где-то в середине двадцатых… Да, я мог бы детально описать весь ландшафт, каждую его черточку, но в толк не возьму, почему вы у меня об этом спрашиваете? Все мои воспоминания хранятся в памяти машин. Вам достаточно пойти в любую виртуальную библиотеку, нажать на соответствующие кнопки, и программа вам все расскажет и покажет. Или возьмите прокси для туристов и исследуйте местность сами. Что может быть вернее?

— Я уже пробовала. — При этих словах черты лица земной девушки стали жестче, голос упрямо зазвенел в голове Торвея. — Я не понимаю, на что я смотрю. Что означают все эти пласты, прослойки… Ваша виртуальная программа не больше чем сухой справочник. А справочник не может вынести суждение, поделиться опытом, живыми знаниями, полковник… Только вы можете.

Роджер задумчиво провел рукой по краю норки. Кто знает, видно ли было в мониторе этот странный жест? Какая разница…

— Да… Настоящие знания и опыт… — угрюмо протянул Торвей.

Тут чья-то мощная рука властно потрясла его левое плечо. Он и забыл, что рядом Федя.

— Спроси, от лица кого она ведет переговоры, — просвистел в ушах шепот киборга. — И сколько она готова заплатить. Одна встреча с тобой, должно быть, влетела ей в кругленькую сумму. — Ухмылка киборга обнажила стальные зубы. — К тебе не так-то легко пробиться, товарищ.

— Мисс Коглан… Вы говорите об изменении водного баланса в марсианской атмосфере… Согласитесь, что это весьма непростая операция. Не будем сейчас вдаваться в возможные последствия… Скажите только, какую организацию вы представляете?

— Я… м-м…

Лицо почти полностью исчезло. Одна розовая дымка мягко струилась на горизонте.

— Подождите, — быстро проговорил Торвей.

Со своим доступом к сетевым данным он мог и сам в два счета выяснить, кто она такая.

— Можете не называть, на кого вы работаете, но… правильно ли я понял: вы готовы заплатить за искомую информацию?

Очертания женского лица снова проступили на фоне марсианского неба. На губах заиграла улыбка. Ожил кукольный пухлый подбородок с крохотной ямочкой.

— Конечно. Если информация действительно ценна, то в разумных пределах мы заплатим. Только… никогда бы не подумала, что киборгам нужны деньги.

— Деньги? Нет. — Роджер прикинул, сколько может стоить поставка полутора тысяч килограммов дейтерий-тритийного топлива на Фобос с последующим подключением к Тарсианскому Фонтану. — Нет, мне не нужны деньги в чистом виде. Но я думаю, мы можем договориться на приемлемых условиях.

— Очень хорошо. — Улыбка снова озарила лицо девушки. — Но как мне выйти с вами на связь?

— А как вам это удалось сейчас?

Девушка помедлила, замявшись. Она снова начала потихоньку исчезать.

— Я… это…

— Ладно. Я введу ваши инициалы в список моих близких знакомых, имеющих право на контакт.

— Спасибо!

Лицо Деметры Коглан снова явственно проступило в дрожащем воздухе. Роджер заметил зардевшиеся от румянца щеки.

— Не берите в голову, — посоветовал он девушке. Она захотела сказать что-то еще, но передумала и лишь благодарно кивнула. В этот момент контакт оборвался, и перед глазами Роджера снова появился пустынный марсианский пейзаж.

Но где-то в глубинах его кибермозга еще долго-долго парила легкая улыбка земной девушки.

«Золотой лотос»

15 июня

Образ Роджера Торвея давно растаял, а Деметра продолжала неподвижно сидеть в кабине виртуальной связи, не снимая перчаток и шлема. Даже тончайшие слои силикона и оптического волокна не могли скрыть задумчивость, проступившую на ее лице, и удивительно трезвый взгляд — довольно редкое явление после виртуальных разговоров.

Деметра никак не могла понять, каким образом осуществлялось общение с Торвеем. Ни малейшего движения с ее стороны, а ощущение такое, как будто задействовано все тело от кончика носа до пяток. Что же это за механизм взял на себя роль проводника?

С ним не сравнится ни один самый продвинутый прокси. Но где же место его дислокации? Непонятно. Роджер Торвей — в самом сердце пустыни. Значит, загадочный механизм должен располагаться где-то поблизости и постоянно перемещаться. Тот огромный зеленый киборг рядом с Торвеем, похоже, не имеет ни малейшего отношения к поддержанию контакта. Находясь все время позади полковника, он не мог осуществлять связь.

Деметре показалось, что и сам Торвей, и его зеленый спутник напрочь лишены всего человеческого. Бесстрастные лица, похожие маски — ни единого движения губ. Полное отсутствие бровей. Даже веки ни разу не дернулись. Слова оформляются в строгие законченные фразы где-то в глубинах электронного мозга. Голосовые же связки при этом остаются совершенно неподвижными. Фасеточные глаза, их внимательное красноватое поблескивание — бр-р-р, это не человек, это какое-то насекомое изучало Деметру своим пристальным немигающим взглядом. Насекомое, готовое в любой момент наброситься и откусить своей жертве голову — если бы, конечно, она там реально была!.. Что ни говори, а все-таки виртуальные путешествия имеют свою прелесть.

Пообщавшись с Джори ден Острайкером, Деметра думала, что и киборги не сильно от него отличаются. Более усовершенствованные, и только. На самом же деле все оказалось совсем не так. Немигающий механический взгляд киборгов ясно давал понять, что им не интересна ни Деметра Коглан, ни какое-либо другое земное существо.

Ноль эмоций. Все ее желания, планы, все ее обещания для них не больше чем иллюзия. Игра теней, пыль на ветру. Деметра вдруг ясно ощутила, что живых людей — и на Земле, и на Марсе — киборги воспринимают как совершенно инородную протоплазму. Недостойную их внимания. Может быть, эта чудовищная отстраненность объясняется весьма почтенным возрастом? Торвею сейчас где-то под девяносто. Он лишь немного старше дедушки Деметры. Но между ними есть огромная разница. Торвею удалось обмануть смерть. Он не постареет, болезнь не источит то, что осталось от его тела. Разве что сломается когда-нибудь. Но и это не конец. Износившиеся составляющие немедленно заменят более новыми, современными. Полковник виртуально бессмертен…

Похоже, именно этот факт, наряду с отсутствием бровей и мимики, так сильно ужасал Деметру, затрудняя всякое общение.

И все же… И все же он согласился помочь! «На обоюдоприемлемых условиях». Значит, он в чем-то нуждается! И у него, оказывается, есть слабинка, как у любого живого существа. Изначально живого. Теперь бы нащупать эту слабинку, и если назначенная Торвеем цена по силам тексахомскому бюджету, то…

— Привет, Деметра!

Перед глазами Коглан возникло широкое крестьянское лицо Нэнси Кунео: изображение не было объемным. Видимо, Кунео воспользовалась обычным, не виртуальным терминалом.

— Здравствуй, Нэнси. Что случилось? — сказала Деметра, а сама подумала, что собеседница скорее всего видит сейчас не ее, а всего лишь скромную белую надпись на темном фоне: «Видеоизображение недоступно».

— Прибыла делегация из Северной Зеландии. Помнишь, я говорила тебе, что они приедут обсуждать вопросы освоения Долины Маринера? Так вот, в шесть часов намечается что-то вроде маленького банкета. Буду очень рада, если и ты почтишь нас своим присутствием. Там будут практически все.

— Все? — скептически переспросила Деметра. Безапелляционное утверждение Кунео заставляло предположить, что и Роджер Торвей, и тот огромный зеленый киборг тоже явятся на церемонию.

— Я имею в виду всех видных людей комплекса.

— Хорошо. Я буду.

— Только… Деметра…

— Да?

— Не могла бы ты сменить свой комбинезон на что-нибудь более праздничное, светлое. Я, конечно, понимаю, он практичен, удобен, но для такого приема это слишком неформальный вариант. До шести еще уйма времени, ты вполне можешь купить экстравагантное красивое платье, более приличествующее случаю.

— Так я что, гвоздь программы? — вкрадчиво произнесла Деметра.

— Милочка, я просто не хочу, чтобы ты чувствовала себя не в своей тарелке.

«Ах да, вы ведь так заботитесь о моем комфорте, совсем как стая акул в Далласском аквапарке», — подумала Деметра.

— Значит, жду тебя ровно в шесть.

— О'кей. — И Коглан оборвала связь с Кунео.

Но не успела она снять очки и шлем, как картинка перед глазами снова зажглась.

На этот раз собеседник оказался более приятным: напряженно вглядывающийся Лоло Мицуно.

— Привет, Лоло! Ты что, меня не видишь? Дело в том, что я как раз пыталась отключиться, но Сеть успела передать твой сигнал. Что у тебя на мониторе?

— Картинка, что и говорить, весьма странная. Ты похожа на чревовещателя — взгляд в одну точку, а лицо — сплошная неподвижная размалеванная маска.

— Да, Лоло, ты умеешь сделать девушке комплимент!

— Прости!..

— Ладно, не бери в голову. Судя по всему, Сеть воспользовалась моим фото из досье. Интересно, как это у нее получилось?

— Сеть и не на то способна…

Молчание тягостно повисло в воздухе. Наконец Деметра нарушила затянувшуюся паузу:

— Ты мне звонил?

— Да. Хотел предложить тебе вместе пообедать сегодня. Как насчет…

— Здорово!.. Я бы с удовольствием, но…

— Другие планы?

Деметра отрицательно помотала головой в шлеме, Но тут же спохватилась, что Лоло, должно быть, не виден этот жест.

— Снова политика, Лоло. Позвони ты минутой раньше, и я бы, не задумываясь, приняла приглашение. Но я уже пообещала быть в другом месте. Работа — прежде всего, понимаешь?

— Что за работа?

— Шпионские делишки. Ты разве уже забыл?

— Ах да!

На лице Лоло проступила едва заметная усмешка пополам с уязвленной гордостью. Кто-кто, а обидчивые мужчины всегда утомляли Деметру…

— Подожди! Я с удовольствием встречусь с тобой, — попыталась спасти ситуацию Деметра, — но не сегодня, а завтра в шесть, идет?

— Идет.

— С тебя угощение.

— Нет вопросов.

— Только пусть это будет дорогоё угощение, например, омары.

— А что это такое?

— Морские ракообразные, в отварном виде, под соусом. Тебе бы понравилось. А вместе с шампанским — ну просто объедение! Да, послушай. Поскольку на Марсе омары не водятся и никто не догадался импортировать их с Земли, то оставляю меню на твое усмотрение. Надеюсь, ты не подведешь.

— Еще бы, будь спокойна, — улыбнулся Мицуно.

— Тогда до завтра.

— До завтра!

Деметра поскорее сняла шлем с очками, пока не замаячила чья-нибудь еще физиономия.

Надо сверить часы с Конфеткой. Ах да, Конфетки больше нет. Придется уточнить в Сети.

— Тринадцать часов сорок шесть минут, — прозвучал безликий равнодушный голос.

Ничего себе! До банкета остается всего четыре часа, а ей еще надо выбрать новое платье!

Отель «Красные пески»

Коммерческий модуль 3/9/15

15 июня

Гарри Ортис чувствовал, что становится староват для всяких политических межпланетных дел. Семьдесят девять лет как-никак. Все чаще мучает забывчивость, трудно подолгу концентрировать внимание, да и вся эта светская болтовня, типа сегодняшнего банкета, начинает потихоньку раздражать.

Гарри возглавлял делегацию северозеландских дипломатов. Когда они только высадились на Марсе, их уже встречали местные финансовые воротилы. Похоже, Тарсис Мон управлялся такими вот маленькими «шишками»: каждый незаменим в какой-то своей сфере, будь то поставка воды, переработка отходов или мелиоративные работы. Правительства в прямом смысле этого слова здесь не было. Во всяком случае, Гарри его не заметил. Самые уважаемые и влиятельные люди — а их было всего трое — стояли во главе проекта создания Космического Фонтана. Эти сильные мира сего сразу удостоили Гарри и его группу своим «высочайшим» вниманием.

Конечно, на Марсе были и другие человеческие поселения — Тарсис Мон не единственный, — и вполне возможно, что где-то на этой планете и существовала официальная государственная структура. Кажется, Нэнси Кунео упоминала мэра, стоящего во главе Солюс Планум. Некая Людмила Петровна. Напротив ее имени даже значилась огромная красная звезда, свидетельствующая об особом социальном статусе этой дамы. Очевидно, этот человек возглавлял весь южный регион Марса.

Но вот сегодняшняя вечеринка, похоже, будет кишмя кишеть всякими мелкими сошками типа заведующих барами, отелями и прочее, и прочее. Эти люди совершенно не понимают ценности грядущего проекта, воспринимают грандиозную идею как простое коммерческое состязание. Их скудные умишки озабочены исключительно финансовыми вопросами. «В общем, не видят они дальше своего носа», — предавался невеселым мыслям Гарри Ортис.

Медленно потягивая джин-тоник, он наблюдал за прибывающими гостями. Шевеление огромной разноликой толпы сделалось со временем единственным развлечением стареющего дипломата. Было интересно, наблюдая за парочками, строить разные предположения на интимную тему: например, для кого же этот вечер завершится не в одиночестве. С особым вниманием Гарри приглядывался к группам по трое — здесь его интерес носил особый характер. Было ясно как день, что эти-то люди как раз и обсуждают деловые вопросы.

Внезапно в толпе началось какое-то движение. Гарри увидел, как лица всех присутствующих медленно поворачиваются в одном направлении — как передается по залу вспышка удивления, оставляя после себя светящийся след. Словно загадочный электрон — он незаметен сам, но видна траектория его движения.

Толпа расступилась, пропуская вперед Нэнси Кунео, за которой следовала молодая женщина. Ортис сразу понял, что именно она является этим загадочным электроном, взбудоражившим местную публику. И вовсе не изысканная красота ее лица привлекла всеобщее внимание — лицо, кстати, было довольно типичным, — а необыкновенно короткий алый наряд. Прямо-таки до неприличия короткий.

Начать с того, что сама она была практически девчонкой и вот теперь шла под изумленными взглядами толпы, гордо неся свое полуприкрытое цветение юности. Эластичная ткань цвета спелой клубники соблазнительно облегала каждый миллиметр ее тела, ни один изгиб не оставался незамеченным. Не похоже, чтобы девушка потрудилась надеть нижнее белье, хотя, возможно, подобный эффект достигался необычной фактурой ткани. Одно непродуманное движение: наклон больше, чем требуется, стремительный поворот тела — и публика ахнет.

Гарри Ортис был готов спорить с первым попавшимся, что экстравагантная клубничка так весь вечер и не присядет — если она, конечно, настоящая леди.

Ортису было достаточно одного взгляда, чтобы с уверенностью сказать — этот наряд стоит бешеных денег: как минимум тысяча новых марок за грамм ткани. Да… Никаких денег не жалко, раз эффект превосходит все ожидания. Даже Гарри, в свои семьдесят девять с хвостиком, почувствовал, как новые соки заструились в его одряхлевшем теле.

На фоне сексапильной «клубнички» Нэнси Кунео терялась целиком и полностью. Сразу стал заметен истинный возраст северозеландской шпионки — правда, Гарри Ортис и так всегда догадывался, что возраст у нее весьма почтенный. Положение не спасал даже кудрявый рыжий парик, явно претендующий на экстравагантность. И почему все жертвы экологического эксперимента на острове Рауля, резко облысевшие в результате атмосферных изменений, обладают столь дурным вкусом? Посмотреть на их парики — дрожь берет. А Нэнси Кунео к тому же напялила вечернее платье с множеством вставочек и смешных воланчиков. Умора! Она вполне могла сойти за потешного гнома, если бы не сияние девушки в клубничном платье: это ослепительное сияние затмило и воланчики, и вставочки, и смешные гномьи кудряшки.

— Гарри! У меня для тебя сюрприз! — поприветствовала Кунео старого знакомого.

— Нэнси!

— Познакомься с Деметрой Коглан. Она прилетела из Суверенного государства Тексахома. Внучка самого Элвина Бертрана Коглана.

— Неужели? Знаю, знаю старину Элвина. Рыцарские поединки в Генеральной Ассамблее… Как же, помню, помню…

— Деметра, а это — Гарри Ортис? Старший аналитик СЗАСЭ.

— Правда? — переспросила девушка.

Ортис сразу уловил характерный ковбойский акцент — так говорят только в Техасе. Даже избыток гелия в здешних тоннелях не сбил его с толку.

— Что же вы такое анализируете? — продолжал звенеть нежный голосок мисс Коглан.

— О, влияние экономических факторов, потоки наличности, падение и рост валютных курсов, в общем, все, что может обработать и любой компьютер.

— Вы, несомненно, найдете много общего с Деметрой, — самодовольно ухмыльнулась Кунео.

И, не сказав больше ни слова, удалилась к другим гостям.

Ортис и Коглан недоуменно уставились друг на друга, не понимая, что же такого «общего» нашла между ними Нэнси Кунео. «Разве что неуемное желание сорвать с себя одежду и предаться безумному сексу прямо здесь, на полу?» — подумал Гарри Ортис. Но навряд ли Деметра Коглан выбрала бы в партнеры именно его, Гарри…

Так что же у них может быть общего? Оставалось только гадать.

— Скорее всего Нэнси имела в виду компьютеры, — осмелилась наконец предположить Деметра.

Ортис непонимающе склонил набок голову.

— Ну, вы же с ними работаете?

— Вообще-то я этого не говорил. Предпочитаю работать собственной головой. Ненавижу машины.

— Ах вон оно что! Ну, значит, Нэнси права… Дело в том, что я тоже далека от любви к «всемогущим» киберам.

— Надо же! В наше время это редкость: двое, можно сказать, земляков пересекаются на чужбине, и оба не поддерживают общепринятый лозунг «Наши механические друзья»…

— Я не всегда так относилась к машинам, — медленно произнесла Деметра. — По крайней мере, все было несколько иначе, пока не произошел несчастный случай…

— Что же случилось?

Гарри постарался вложить в вопрос изрядную долю сочувствия. Не больше и не меньше, чем положено для такого банкета, как сегодняшний.

— Я делала стрижку в автостримобиге. Вам, конечно, известно это чудо цивилизации.

— Безусловно.

— Так вот, что-то в этом механизме перегорело, и ножницы вонзились мне прямо в голову…

Ортис недоверчиво посмотрел на ее роскошную косу, свисавшую чуть ли не до пояса.

Должно быть, сомнение отразилось на его лице, так как Деметра поспешно добавила:

— Уже почти два года прошло. Сначала больница, потом долгие месяцы реабилитационного лечения. Я и сюда-то приехала, чтобы отдохнуть как следует. С тех пор я никому не позволяю даже притрагиваться к моим волосам, не то что стричь. И, конечно, травма не прошла бесследно. Так говорят врачи. Нарушение моторных реакций, ухудшение слуха. Сейчас почти все пришло в норму — благодаря стараниям медицины. Всякие там межклеточные трансплантаты… вы и не представляете, чем сейчас «набита» моя голова. Порой меня начинает «штормить» — что-то там, видно, заклинивает, — сразу приходится принимать меры. Вот так.

— Правда? — Гарри поймал себя на том, что невольно начинает копировать техасский акцент. — Как-то мне довелось нырять со скубой. Было это рядом с Маленьким Барьерным Островом в заливе Хаураки.

— Извините, а что такое скуба?

— Это саморегулирующийся аппарат, позволяющий дышать глубоко под водой. Вырабатывает кислород из выдыхаемого человеком углекислого газа. Ну так вот, только я погрузился почти на сорок метров, как что-то в этом хитроумном приспособлении заело, и вместо кислорода стал поступать углекислый газ. До сих пор неясно, почему это произошло. В общем, я уже начал пускать пузыри. К счастью, друзья были неподалеку и, увидев, как мое тело безжизненно всплывает, послали на берег сонограмму. Когда наконец меня подобрала лодка, я уже был почти покойник, весь синюшного цвета, голова болталась где-то между колен.

— Надо же! Вы хорошо выглядите для человека, который едва не утонул!

— Да, но значительная часть мозга необратимо пострадала. Сначала отравление углекислым газом, а потом — недостача кислорода. Короче, у меня в голове теперь тоже полно всяких имплантатов, как и у вас.

— Это с их помощью вы решаете сложнейшие компьютерные задачи?

— Ну… — помедлил с ответом Ортис, — у меня просто есть к этому природные способности. Хотя я страсть как не люблю компьютеры.

— Здесь мы до неприличия похожи.

— Я ненавижу технические штучки вовсе не потому, что ими напичкана моя голова…

— …а потому, что именно они стали причиной моей головной боли.

— Да! Как же вы правы!

Нэнси Кунео оказалась права: у этой сексапильной землянки и стареющего дипломата действительно оказалось много общего. Впрочем, Нэнси как шпионке со стажем просто полагалось знать все и обо всех. Интересно, что же ей еще удалось пронюхать про внучку Элвина. Хотя можно выяснить и самому.

— Выпьете что-нибудь?

— Да, конечно. На ваш вкус.

«Золотой лотос»

16 июня

Когда Деметра наконец вернулась в свой номер — а было это поздно ночью, ее уже ожидало сообщение от Грегора Вайса. К счастью, на этот раз текст не был зашифрован. К счастью — потому что только верная Конфетка обладала незаурядными способностями разгадывать хитроумные коды Грегора. Конфетка героически погибла под ногами разбушевавшейся марсианской толпы; может быть, кто-то подобрал ее — металл все-таки довольно ценный…

Итак, что же пишет Грегор?

— К сожалению, Деметра, мы не можем удовлетворить вашу просьбу о смене местонахождения. — Стиль сообщения был крайне официальный. — Вашему дедушке не удалось организовать внеплановый перелет. Поэтому все остается в силе — отдыхайте, любуйтесь достопримечательностями и, самое главное, наслаждайтесь самим процессом.

Вот так. Любуйтесь достопримечательностями. Уж кому-кому, а Деметре хорошо известен тайный смысл этих слов. Означали они следующее: «Делай то, что тебе поручено». Вот так. И точка. Деметре казалось, что она наяву слышит насмешливый тон Грегора. Этот тон предполагал, что Вайсу порядком надоело нытье неудавшейся шпионки, что она, мол, устала и хочет поскорее отделаться от спецзадания, в то время как другие тайные агенты, которым она и в подметки не годится, продолжают потеть, выполняя гражданский долг где-нибудь в Мехико или Нью-Йорк-Сити.

Как ни странно, даже насмешливый отказ Грегора Вайса не особенно огорчил Деметру. От ее вчерашнего упаднического настроения не осталось и следа: завтра она обедает с самым привлекательным холостяком в Тарсисе, а сегодня… Сегодня у нее нашлось «много общего» с самим главой северозеландской делегации!

Ситуация налаживалась. Хоть и медленно, но верно.

Глава 12 ВАЛГАЛЛА

«Золотой лотос»

16 июня

Деметра Коглан долго раздумывала, надевать ли свой экстравагантный клубничный наряд на свидание с Лоло.

С одной стороны, он уже не блистал безупречной новизной: немного помялся и утратил свою первозданную свежесть.

С другой стороны… можно попробовать постирать это клубничное чудо. Вряд ли весь процесс вместе с сушкой займет больше пяти минут.

А с третьей стороны, чтобы с достоинством носить подобные вещи, требуется особое искусство. Не так-то просто, поверьте, контролировать каждое свое движение и постоянно втягивать живот.

А совсем с другой стороны, она соскучилась по своему старому доброму комбинезону — уж в нем-то чувствуешь себя вполне уютно.

С четвертой? пятой? — Деметра уже сбилась со счета, — но уж точно с самой важной стороны, она ведь встречается не с кем-нибудь, а с Лоло Мицуно! А этот симпатичный марсианин успел перевидать все ее свитера: голубой, фиолетовый, серый. Не говоря уже о комбинезоне. Наверное, воспринимает ее как какого-нибудь мальчугана или подростка. Пора мистеру Мицуно сменить свое мнение! Кроме того, разве это по-женски — надеть столь сексапильный наряд всего однажды. Ему теперь что, пылиться?

Казалось, вопрос решен.

Но оставалась нерассмотренной еще последняя, чуть ли не самая главная сторона — хочет ли она спровоцировать Лоло?

Вряд ли.

Хотя как сказать.

И Деметра надела-таки платье цвета спелой клубники.

«Шез Гереро»

Коммерческий модуль, 1/16/2

16 июня

Лоло Мицуно сразу ощутил подступающие волны желания — с первых же секунд, как волшебное видение под названием Деметра Коглан возникло в золотом сиянии вестибюля. Он и до этого знал, что Деметра — довольно симпатичная девушка, наверняка пользующаяся успехом среди земляков-ковбоев. Но в ней ни на йоту не было утонченности, изысканности, той сдержанной грации, которая в свое время привлекла его в Элен Сорбелл. Остроумие, искренность, мальчишеский задор — вот она, Деметра. Но сегодня…

Сегодня… Сверхкороткое платье цвета спелой клубники не только не скрывало прелести девичьей фигуры — оно подчеркивало каждый изгиб, каждую линию чувственного молодого тела. Розово-алое сияние платья, розово-алое сияние губ, ослепительно белая кожа. Глаза — зеленые, словно нежные листочки созревшей, сочной клубники!

Боже! Он тут же забыл, что когда-то относился к этой женщине как к другу, как к сестре. Он уже сейчас чувствует себя поэтом, а ведь еще и минуты не прошло!..

Для сегодняшнего обеда Лоло выбрал самый лучший ресторан в Тарсис Мон, да и, пожалуй, на всем Марсе. Столики, затянутые тщательно выглаженной белой тканью, имитируют накрахмаленные скатерти. Вилки, ножи — все из чистого серебра; завезены с Земли еще по старым ценам. Бокалы для вина хоть и не из настоящего стекла, но блистают, словно только что отшлифованные кристаллы. Меню — сплошь блюда испано-французской кухни. Как во Франции — соус не покрывает кушанье, а размазан под ним на тарелке, и как в Испании — пряности, правда, выращенные в оранжереях. Правда, на этом чудеса местной кулинарии заканчивались: вся остальная еда была самая обыкновенная, марсианская, — сплошные суррогаты с претензией на заморский вид.

Весь вечер Мицуно не мог проглотить ни кусочка — еда, дорогостоящая еда попросту застревала в горле. Он знал, что сделанный заказ нанесет ощутимый удар по его кошельку. Но сегодня Лоло был очарован Деметрой. Как неожиданно эта земная девушка с губами цвета спелой клубники и озорными зелеными глазами стала центром его вселенной!

Сияние девичьих обнаженных плеч затмило не только серебро столовых приборов, но и утонченные лица средневековых дам, неумело выписанных на свежеоштукатуренных стенах ресторанчика. Тонкий аромат вин мгновенно и верно утонул в легком облаке духов, а если бы кому-то из присутствующих женщин вздумалось раздеться и исполнить зажигательный танец в обнаженном виде — Лоло бы их даже не заметил.

Деметра потихоньку пробовала принесенные блюда — гордость местных поваров — и мелкими глоточками потягивала красное вино. Одна крохотная капелька, словно росинка, на мгновение сверкнула на верхней губе и растаяла, еще больше оттенив клубничную сочность. Лоло нес какую-то ерунду, а она лишь улыбалась. Тогда, когда положено. Настоящая леди.

И вот кремовый десерт съеден. Деметра отодвинула тарелку и снова обратила на Лоло сверкающие майской зеленью глаза.

— Спасибо… за вечер.

— Но он ведь еще не совсем закончился, правда?

— Нет.

Всего лишь одно слово. Сказанное тихим голосом. Озаренное легкой, едва заметной улыбкой и понимающим взглядом. Нет. Тайный смысл которого — да.

Всего лишь одного слова оказалось достаточно, чтобы напрочь забыть об ответственности и забрать с собой эту чудную девушку — туда, где позволено бывать только избранным. Эту «иностранку», эту шпионку, это существо из другого, земного, мира, над которым он, Лоло Мицуно, совершенно не властен.

— Пойдем.

Он встал, нежно и уверенно протянув ей руку. Однако было не похоже, чтобы Деметра спешила покинуть надежный стул.

— Куда?

— Тебе понравится. Идем.

И они пошли. Сначала долго поднимались вверх, все ближе к поверхности, туда, где тоннели сплошь и рядом заставлены оборудованием, а потом — вниз, в рабочие пролеты. Там хранились водные и воздушные запасы планеты. Лоло и Деметру со всех сторон окружали огромные емкости, по четыре тысячи мегалитров каждая; емкости эти были вырублены прямо, в серых холодных скалах, специальные покрытия защищали содержимое от частых пылевых вихрей и препятствовали испарению.

Сырая темнота воздуха освещалась редкими прожекторами, лениво роняющими свой тусклый свет. Под ногами хлюпала болотная зелень водорослей — древний след эпохи протозоя, предшественник всех человеческих поселений на планетах Солнечной системы.

Лоло тихо удивлялся той безропотности, с которой следовала за ним его земная подруга: ни жалобы по поводу сырости и темноты, ни раздраженного жеста. Казалось, она вся — одно сплошное ожидание, один немой вопрос.

Когда цистерны с водой закончились, парочка очутилась в галерее незаконченных тоннелей, которые простирались на целых два уровня. Мицуно знал, что работы прекратили из-за непригодности почв: красно-ржавая земля изобиловала железом, а оно было слишком хрупким, непригодным для обработки. И вот, вместо того чтобы раздвигать пределы по горизонтали, Тарсис Мон продолжал расти вглубь. Отказ от строительства тоннелей не был подтвержден официально — рабочие просто махнули на трудности рукой.

И вот, наконец, показалась стальная дверь, отгораживающая от внешнего мира потайной уголок, куда Лоло привел Деметру. Прежде чем открыть дверь, гидролог помедлил.

— Вообще-то вначале положен тщательнейший обыск, но…

Деметра только улыбнулась, задорно сверкнув в темноте белыми зубами. Развела руки и картинно покружилась. Ее обнаженные ноги и руки мерцали отраженным светом капелек воды и всем своим видом, казалось, говорили: «Что может скрываться под таким платьем? Ну, неужели не понятно?…»

— Да, — ответил Лоло на этот немой вопрос. И тут он впервые за вечер обратил внимание на запястье Деметры. — А где же твоя прекрасная Конфетка?

— Потерялась. Два дня назад.

Мицуно решил, что и под кожей у нее навряд ли есть «жучки» — эти мелкие сетевые шпионы. Ведь доктор Ликсин обследовал ее тщательнейшим образом и ровным счетом ничего не обнаружил. Конечно, никто не застрахован от просчетов, но если уж и док ошибся, то, значит, современные технологии вживления биочипов поистине фантастичны!

Мицуно открыл дверь. Петли призывно заскрипели, и взгляду Деметры открылась просторная комната, завешенные плотной тканью стены — так приглушались звуки, да и тысячелетняя пыль осыпалась не столь стремительно. Лоло долго нашаривал выключатель — свет сюда провели тайком, впрочем, здесь все было тайком.

Зажглись три лампочки, огороженные решеткой, осветив нехитрое убранство пещерки. Старые, давно списанные атрибуты мебели не сочетались ни по цвету, ни по стилю — их наспех притащили и оставили в этих серых каменных стенах, хотя должны были направить на переработку. Однако, несмотря на убогость, здесь витал уют. Несколько стульев, кушетка, низкий столик и старинная кровать, которую даже потрудились застелить какой-то застиранной тряпицей…

— Вот это да! — восхищенно воскликнула Деметра. — Все так по-домашнему! Намного более милое местечко, чем то, куда водил меня Джори… — Тут она резко осеклась, осознав, что сболтнула лишнее. — Прости…

— Ничего, — улыбнулся Лоло. — Это для меня не новость. Ты не волнуйся, здесь так же тихо и безопасно. Ни киберов, ни устройств оптоволоконной связи. Им не удастся подслушать или… подсмотреть.

Деметра согласно кивнула.

— У тебя здесь можно привести себя в порядок?… Душ или…

И хотя от цистерн с водой их отделяло не такое уж большое расстояние, принять душ было невозможно — еще не провели трубы. Так что и у необжитого места есть свои недостатки. Однако Лоло взял ее за руку и подвел к одной из выемок в стене. Отвернул тяжелую ткань, и в образовавшемся алькове Деметра увидела биотуалет и железную ванночку. Лоло взял ее, очевидно, собираясь наполнить водой из находящейся поблизости цистерны.

— Подождешь?

Деметра тихо кивнула, провожая глазами его удаляющуюся фигуру.

Когда он вернулся, девушка уже стояла в самом центре комнатки. Свет от трех зарешеченных лампочек равномерно падал на обнаженные руки и плечи, создавая причудливую игру теней. Она широко расставила ноги и, слегка покачиваясь на высоченных каблуках, смотрела на Лоло — молча, с вызовом.

Гидролог приблизился и только тут заметил, что ало-розовое платье уже не так плотно облегает ее девичий стан, слегка ниспадая! Лоло нерешительно улыбнулся.

Глубокий вздох, и алая ткань с едва слышным шелестом упала вниз. И вот маленькие упругие груди смотрят на Лоло — так же удивленно и открыто, как и ее глаза. До Лоло дошло, что она уже давно сняла платье и только придерживала его руками, дожидаясь, пока придет он. В своем беззвучном полете, легкая ткань вначале опустилась до уровня бедер, трепеща алым флагом, и тут же упала к ногам.

Деметра стояла совершенно обнаженная: если, конечно, не считать губной помады да туфель на умопомрачительно высоких каблуках. Она по-прежнему дрожала в ожидании его рук.

— Ну?…

Медленно выходя из состояния глубокого транса, Мицуно приблизился к девушке. Нежно погладил ее шелковистую кожу и, почувствовав приближение знакомой волны желания, крепко обхватил упругое тело, кремово-нежное в тусклом отраженном свете. Словно желая быть еще ближе, Деметра сама прижимала к себе его руки. Наконец Лоло оторвал ее от пола, и она, ощутив, что теперь полностью находится в его власти, обвила ногами сильное мускулистое тело и приникла к нему, нежно-нежно. До постели в тот раз они так и не успели добраться…

В одном из тоннелей немного восточнее Тарсиса

16 июня

Деметра все еще нежилась в постели, когда Лоло удалился в так называемый альков, служивший одновременно и туалетом, и ванной. Пока тот облегчался в уже знакомую Деметре железную ванночку, она всячески старалась отвлечься, только бы не слышать этот звук. Вот бы где пригодился фазовый преобразователь мистера Сана. Однако и это чудо шпионской техники не всесильно — пощадив чуткий слух Деметры, интимные звуки не замедлили бы появиться в Сети. И кто знает, быть может, в полном сопровождении видео.

— Ты говорил, что тщательно обыскиваешь приходящих сюда людей. — Деметра попыталась хоть как-то заглушить дребезжание струи о железную поверхность. — И много девушек у тебя здесь перебывало?

Из-за ширмы раздалось едва слышное ворчание. Но только когда надоедливое капанье стихло, Лоло счел нужным ответить:

— Ну, ты ведь понимаешь, что само место не располагает к стыдливости?

— Вообще-то да, — согласилась Деметра, ожидая, что Мицуно как-то продолжит тему.

Он молча вышел, все еще совершенно голый, и присел на краешек кровати. Дотронулся до соблазнительного изгиба ее колена, начал медленно поглаживать низ живота…

— Ну так что?…

— Что? — немного сонно переспросил Лоло.

— Неужели у каждого жителя Тарсис Мон есть свои тайные «апартаменты»?

— Не у каждого, но у многих… Это нормальная человеческая реакция на слишком общественный образ жизни. Что можно противопоставить общему? Только личное. Вот мы и стараемся найти местечко поуютнее. Не думаю, что государство пострадает, если у него и украдут парочку квадратных метров.

— Что-то мне не верится, что киберам ничего не известно о ваших тайниках, — с сомнением протянула Деметра.

— Конечно, Сеть в курсе. Ведь экскаваторы, бурившие местные скалы, были полностью под ее контролем. Да и потом, когда обнаружилось, что почвы непригодны для дальнейшего строительства, здесь вмонтировали парочку мониторов. Им ведь надо знать обстановку: а вдруг обвал или еще что-нибудь?… Но мы, Деметра, оказались хитрее — научились блокировать записывающие возможности машин. Теперь они слышат только то, что выгодно нам.

— Значит, ты признаешь, что приходишь сюда отдохнуть от компьютеров?

— Ну да. Есть ведь такие вещи, в которые не хочется посвящать наших «механических друзей». Это место как раз и существует для тайных дискуссий и для других интимных занятий.

— И ты хочешь сказать, что здесь не бывают креолы? — продолжала давить Деметра.

— Бывают. У всех креолов длинный нос, и чтобы им не приходилось совать его не в свое дело, мы сами приглашаем их время от времени. Устраиваем маленькие вечеринки. Они неровно дышат на симпатичных девушек, как ты, наверное, уже успела заметить. Мы и киборгов привечаем. Расхожее мнение утверждает, что киборг — всего-навсего куча железа, но это не так. Как это ни странно, у киборгов есть нервы, так что мы стараемся вести себя вежливо и не оскорблять их. А Сети по большому счету наплевать на наши игры в личную жизнь…

— Все равно это опасно — приводить сюда этих невольных сетевых шпионов: они же насквозь прослушиваются и просматриваются! Что же остается в таком случае от вашей личной жизни? Не понимаю.

— Ну, это как сказать. — Лоло пожал плечами. Он все больше и больше погружался в ленивую дремоту. — Понимаешь, Деметра, бдительное око Сети куда легче усыпить показным сотрудничеством, нежели прямыми действиями.

Деметра вспомнила свои уроки шпионского искусства и целый перечень возможной расшифровки того, что такое «прямые действия». Интересно, что под этим понимают любители вроде Лоло Мицуно. Как они собираются защищать свое укромное местечко от недремлющих механических глаз? Выяснять так выяснять. И Деметра решилась на прямой вопрос:

— А кого ты имеешь в виду, когда говоришь «мы»?

— Мы — это те, кто не доверяет компьютерам. То есть не вполне доверяет. Так же, как и ты.

— Но я просто их не люблю! О каком доверии может идти речь?

— Не вижу большой разницы, — зевнул Лоло.

— Ладно, наверное, ты прав, — нехотя сдалась Деметра. — Но все же…

Громкий храп Лоло не дал ей закончить фразу. Ничего удивительного. Они оба здорово утомились за этот вечер.

Деметра еще раз внимательно осмотрела комнату. Нет, не похоже, чтобы она предназначалась только для вечеринок и секса. Здесь явно собираются заговорщики; возможно, они даже подолгу скрываются. Тут полно ящиков с консервами. Есть и скафандры на случай непредвиденной ситуации. Да… не все она знает о Лоло Мицуно. Далеко не все…

А вот «они» уже раскусили Деметру Коглан, неудавшуюся маленькую шпионку.

Хорошо это? Или плохо?

Трудно сказать… С этими мыслями Деметра и сама не заметила, как заснула, сладко уткнувшись в плечо Лоло Мицуно.

Глава 13 ДЕЙСТВИЯ НАОБУМ

Отель «Красные пески»

17 июня

Гарри Ортис отчего-то проснулся прямо посреди ночи. Сел на кровати, напряженно вглядываясь в глухую темноту, пытаясь понять, что же могло его разбудить.

Ничего. Все тихо.

Если это и был шум, то он давно умолк. В комнате было тихо. Но Гарри продолжал прислушиваться. Ничего — кроме участившихся ударов сердца.

Глаза уже привыкли к ночному мраку, и он какое-то время напряженно оглядывал пустую комнату в поисках разбудивших его теней. Постепенно Гарри начал различать слабое свечение фосфоресцирующего глазка терминала. Днем и ночью активный диод отбрасывал на потолок тусклую продолговатую тень. Сквозь дверные щели узкими лучиками сочился свет из коридора. Да еще зеленоватое мерцание приборов в ванной… Все как обычно.

Не могла его разбудить эта игра призрачных теней. Почему же он проснулся?

— Который час? — спросил Ортис у своего личного хроно, лежащего на прикроватном столике.

— Час двадцать семь ночи, — прозвучал бесстрастный голос.

Когда-то Гарри вздумалось запрограммировать его на совершенно нейтральный лад, лишить одинаково и мужских, и женских интонаций. Как бы ему хотелось сейчас услышать ответ, хоть отдаленно напоминающий человеческий.

Что же происходит? Почему он все-таки проснулся? Это могло и должно было произойти в четверть третьего, а потом в полпятого. Каждую ночь его регулярно будили в одно и то же время скрытые внутренние часы. Он привык к этому. Он привык лежать до самого утра с открытыми глазами и считать минуты — тут ничего нельзя было поделать.

Но сегодня, в двадцать семь минут второго…

Странно.

Гарри провел рукой по груди. Рука сделалась холодной от липкого пота. Вытерев дрожащие пальцы о пушистый край одеяла, Ортис встал и подошел к комнатному терминалу. Уселся.

— Терминал?

— Да, советник Ортис? — откликнулась машина.

— Соедините меня с Деметрой Коглан. Она проживает в «Золотом лотосе».

— Ее гостиничный номер пуст. Мисс Коглан отсутствует, — ответил терминал на тон выше.

— Будьте добры, поищите ее.

— Данная функция недоступна в текущем режиме.

И словно предлагая новые возможности, на экране высветилось меню интерперсональных контактов, реализуемых системой.

— МЕФИСТО… найдите девчонку.

Пауза. Гарри Ортис представил, как Сеть лихорадочно просматривает всю имеющуюся в наличии видеоинформацию, благо мониторы установлены на каждом повороте тоннелей.

Он просто ощутил, как она «вынюхивает» шпионку, сопоставляя разные запахи с известным ароматом ее духов, как она прислушивается, пытаясь идентифицировать звук ее шагов из сотен тысяч, раздающихся сейчас под каменными сводами Тарсиса. Вот-вот всемогущая Сеть отсортирует нужную информацию, отсеет левые данные.

Бесстрастный голос кибера прервал полет его фантазии:

— Мисс Коглан не обнаружена в Тарсис Мон.

Цветное меню погасло. Экран снова сделался безжизненно-серым.

— Она покинула Тарсис? Когда?

— Неизвестно. Отъезд не зарегистрирован.

— Проверьте все проданные за последние двадцать четыре часа транзитные ваучеры. А также все взятые напрокат скафандры, — проинструктировал кибера Ортис.

— Повторяем. Она не могла покинуть Тарсис. Все выходы тщательно охраняются.

— Странно… Очень странно… А где ее видели в последний раз?

— Ресторан «Шез Гереро», коммерческий модуль 1/16/2. — И на экране появились рекламные фотографии внутренней обстановки двухзвездочного ресторана. Столики, стоящие слишком близко друг к другу, пол, выложенный серыми плитками, свежеоштукатуренные стены с жалкими копиями старинных картин. Картины, по всей видимости, призваны навевать мексиканский колорит, а может быть, и дух юго-запада Северной Америки.

— Когда это было? — продолжал допрос Ортис.

— Вчера, между половиной седьмого и восемью вечера.

— А потом? — с надеждой спросил дипломат.

— Потом… Мисс Коглан уже не стало в комплексе.

— Ей удалось ускользнуть незамеченной… — Понятно. Гарри задумчиво опустился на кресло. Картинка ресторана исчезла, и снова перед глазами серый монитор.

— С кем она обедала? Одна?

— Нет. Мисс Коглан сопровождал Лоло Мицуно.

Экран опять зажегся, и взору Гарри предстал высокий сероглазый блондин с волевым подбородком.

— Ни разу его не видел.

— Мицуно — гражданин Марса. Он здесь родился и сейчас работает гидрологом второго разряда в Тарсианском Департаменте природных ресурсов. За последние восемь дней он был неоднократно замечен в обществе мисс Коглан. Административный терминал У-4, под руководством которого работает Мицуно, сейчас как раз выясняет истинный характер их отношений.

— Подготовь отчет и для меня, — дал распоряжение Ортис. И, несколько подумав, добавил: — Он, случайно, не стоит на учете?

— Пожалуйста, уточните, что конкретно вас интересует.

На экране вспыхнул яркий калейдоскоп красно-зеленых квадратиков.

— Криминальные разборки… Может быть, психопатические наклонности, странная сексуальная ориентация, развращение малолетних, похищения, изнасилования, ну и тому подобное.

— Нет, в подобных делах Мицуно замечен не был, — констатировал терминал.

— Да-да. Интересно.

— Что-нибудь еще? — спросил кибер.

— Не сейчас. Я дам знать, если идеи появятся.

— Хорошо.

Резкий щелчок, и экран погас. Исчезло всякое свечение, мерцание — абсолютно все, что могло бы помешать Гарри спокойно отойти ко сну. Неужели и всевидящий глаз тоже решил отдохнуть?

«Золотой лотос»

17 июня

— А! Наконец-то ты появилась!

Не успела Деметра и шага ступить в центральном фойе, как ее оглушил чей-то резкий окрик.

Все это время она крадучись пробиралась по коридорам четвертого уровня, жалась как воришка к стенам. Такие меры предосторожности объяснялись довольно просто: шестой час утра, время завтрака, а она еще не переодевалась со вчерашнего вечера. Клубничного цвета платье, теперь уже изрядно помятое, высоченные каблуки… Блуждающая по лицу улыбка, спутанная копна каштановых волос, ниспадающих на обнаженные плечи… Да, вид более чем экзотичный.

Именно поэтому веселый окрик для Деметры был равносилен звуку полицейской сирены.

Словно пойманная с поличным воровка Деметра медленно подняла голову и встретилась глазами с Сак Иль Саном, который, видать, уже давно устроился на длинной коридорной банкетке. Кореец чем-то напомнил ей разгильдяя-школьника, которому море по колено: скрещенные ноги, руки свободно лежат на коленях… И все-таки — шаловливый школьник или Будда? Наверное, Будда в подростковом возрасте, подумала Деметра.

— А, Сак, это ты… Привет! — нехотя поприветствовала она корейца и тут же почувствовала его пронзительный взгляд на своем полуобнаженном теле.

Что он высматривает? Следы бурно проведенной ночи?

— Что-то ты поздновато, — констатировал Сан. — Да.

— Я звонил тебе. Безрезультатно. Везде искал тебя. Но никто не знал, где ты.

— Я была у друга в гостях.

— А у него есть терминал?

— Мы… его отключили.

— Очень неразумно с вашей стороны. Мне нужно было сообщить тебе крайне важную информацию.

— Какую же информацию?

Внезапно на лице корейца отразилась полнейшая пустота — так бывает, когда нечего сказать. Будда-восьмиклассник, которого застали врасплох, Будда, пойманный на лжи. И хотя замешательство Сака длилось всего какую-то долю секунды, Деметре хватило и этого. Но вот узкоглазое лицо преобразилось, зажглось озорным огнем.

— Я хотел поговорить с вами о прибывающей делегации из Северной Зеландии.

— Я уже пообщалась с ними. И что из того? Пауза.

— Вам не показалось, что они представляют угрозу?

— Для этого понадобилось звонить мне среди ночи?!

— Было всего два часа. Я не мог заснуть.

— Неужели замучила совесть?

— Ошибаетесь, милая. Я беспокоился о вас, о вашем будущем.

— Спасибо, но о себе я сама могу позаботиться.

— Но ведь вы не представляете, как опасны эти так называемые дипломаты. Они держат в тайне свой истинный замысел относительно Марсианского Каньона.

— Это мне и без вас известно.

— Не злитесь. Я всего лишь хочу помочь. Мне кажется, было бы небезынтересно изучить устройство их новой орбитальной станции. Увидите, что ее реальная энергетическая мощность в три раза превосходит гласную информацию. Где бы вы еще об этом узнали?

Пока Сак Иль Сан говорил, Деметра наблюдала за выражением его лица. Расслабленный профиль корейца напомнил ей беззаботный полумесяц. Возникло ощущение, что его совершенно не беспокоят ни политические интриги, ни что-либо другое. Доброжелательный подросток, Будда-миротворец — как не похож он сегодня на изощренного шпиона!

— Я, конечно, ценю вашу помощь… — сказала Деметра.

Но уж слишком неловко прозвучала в ее устах эта вынужденная ложь.

И вдруг она заметила странный блеск в глазах Иль Сана. Масленый блеск. Все ясно. Эти узкие щелочки, извиваясь, ползли по ее обнаженным плечам, рукам… Ощупывая, оценивая. Какая тут политика? Какой Будда?

— Мне нужно идти, — холодно произнесла Деметра, приближаясь к двери, ведущей в номер.

Она слегка потерла кончики пальцев, чтобы отпечаток получился более верным, и прижала их к контактному коврику.

Кореец тоже поднялся с банкетки и двинулся к ней.

— Я сама.

Деметра инстинктивно выставила вперед локоть, словно защищаясь.

Сак Иль Сан остановился и недоуменно пожал плечами.

— Европейские женщины не в моем вкусе, — солгал он.

— Тем более прощайте. Да, спасибо за совет.

Кореец еле заметно кивнул, повернулся к Деметре спиной и шумно удалился в темноту коридоров.

А она проскользнула в комнату и, захлопнув тяжелую дверь, с облегчением вздохнула.

Долго, очень долго она не покидала своего обретенного убежища в страхе, что кореец вернется. Наконец решилась выйти. Горячий душ — вот то, что ей нужно. Она будет нежиться под его обжигающими струями, пока не надоест, и плевать на всякие там счетчики!

«Русская чайная»

17 июня

Деметра заказала тосты — пожалуй, единственное, что не удалось испортить марсианским поварам. Она не спеша намазывала их местной пародией на масло, которое благодаря добавлению эмульсии имело бледно-желтый цвет. Конечно, она бы не отказалась от настоящего сыра, а еще лучше вяленой рыбы, например, лосося с луком и каперсами.

При мысли о таких деликатесах у нее даже слюнки потекли!

К сожалению, это только мечты. Откуда на Марсе взяться настоящей рыбе, если не считать экспериментов по разведению карпа? Да и те временно приостановлены из-за расширения генной лаборатории. И хоть марсиане старательно выращивали лук — сорт был не тот.

Куда там до больших красноватых головок, в изобилии завозимых в Тексахому с Бермудских островов.

— Так вот вы где, Деметра.

Она так быстро обернулась, что даже расплескала чай. Густой сладкий напиток растекся по скатерти темно-красной лужицей. Выбеленная ткань мгновенно впитала это чудо русской кухни. Теперь на ней красовалось уродливое пятно бурого цвета.

— Ну вот! — раздраженно воскликнула Деметра, набрасывая на испорченную скатерть салфетку.

— Мне очень жаль, — сказал Ортис, аналитик из Северной Зеландии. Порывшись в карманах, он вытащил носовой платок и протянул его девушке. — Я вижу, что испугал вас, — добавил он извиняющимся тоном.

— Именно это вы и сделали!

— Простите еще раз, я не хотел. Видите ли, Деметра, я повсюду искал вас, и когда наконец увидел, то не смог сдержать невольный возглас удивления.

— Как, и вы тоже?

— Не понимаю.

Стоило одну ночь провести у знакомых, как буквально все переполошились. Что же происходит? — подумала Деметра. Так ли уж случайна эта встреча с Ортисом, как кажется на первый взгляд?

— А почему вы не оставили сообщение в моем номере?

— Там не было вас. Для кого же оставлять сообщение? Вас не было и в отеле. Такое ощущение, что вас не было нигде.

Гарри позволил себе присесть на свободный стул рядом с Деметрой, стараясь держаться подальше от испачканного края скатерти.

Как истинный джентльмен поправил блюдечко и чашку своей дамы и, потянувшись, к белому фарфоровому чайнику, спросил:

— Вам еще подлить?

— Будьте так любезны. Вы знаете, Гарри, в моих правилах отвечать на звонки. Что же такое экстренное вы хотели мне сообщить?

Но мысли Гарри, похоже, витали далеко от «Русской чайной». С отсутствующим выражением лица он продолжал наполнять чашку, не замечая, что она вот-вот переполнится.

— Гарри?

Девушка попробовала вывести своего собеседника из оцепенения.

— Простите. Я задумался.

— Вы хотели меня видеть. Зачем? — настойчиво повторяла Деметра.

— Ах да… В общем, это касается вашего плана. Я имею в виду план изменения атмосферного состава планеты, который так настойчиво пытается провести в жизнь корпорация «Марсианское развитие». Вы хоть понимаете, что последствия могут стать необратимыми?

— А как же ваш проект под громким названием «Каньон»? Затопить все низины — это, по-вашему, хорошо? — не осталась в долгу Деметра.

— Это ни в какое сравнение не идет с тем безумством, которое затеяло правительство Тексахомы. Взрывать астероиды! Жизнь на Марсе и без того необычайно хрупка! Если нарушить существующий баланс, то человеческим колониям придет конец.

Тут Деметра решила немного пофилософствовать.

— Почему вы так считаете? Колонии вырыты глубоко под землей и надежно защищены. Туда не проникают вредоносные излучения. Даже если произойдут глобальные изменения атмосферного давления и состава воздуха, их никак это не коснется. Даже если эти изменения будут длительными. Ну, подумаешь, над поверхностью станет больше пыли и испарений! Изоляция выдержит.

— А ветры? — сказал Ортис. — Возросший уровень влажности полностью изменит экологический баланс и повлечет за собой многократное увеличение кинетической энергии. И вы совершенно не берете в расчет те виды деятельности, которые имеют место на поверхности или под куполами тончайшего пластика. Добыча газа, выращивание нехитрого урожая, поиски природных ископаемых и многое другое. На этом держится марсианская экономика, а ваш «астероидный проект» возьмет и разрушит все в мгновение ока.

— Не волнуйтесь, наш проект существует только на словах, — сердито буркнула Деметра. — Это просто идея.

— Плохая идея, позвольте заметить. Попытка повлиять на геологию и атмосферу Марса — сплошное безумие. Да это пустая трата времени, денег и усилий! Если и будут положительные результаты, то они не сравнятся с потерями… А какая опасность! И сколько беспокойства! Да вы же и сами все прекрасно понимаете.

— Но какое-то время, требуемое для проекта, люди могут переждать на Земле. Не так ли?

— Ага! И рискнуть всем, что они создали на Марсе?

— Теперь я понимаю: вы прилетели сюда защищать свой благоразумный план от нас, сумасшедших тексахомцев, швыряющихся астероидами?

— Не совсем верно. У нас стоит другая задача: прояснить кое-что в мирных переговорах.

— Неужели? — Деметра резко насторожилась. — Переговорах?

— С правительством, конечно.

— Так здесь его нет.

— Простите…

Ортис потянулся к одному из тостов и принялся картинно размазывать по нему желтоватую массу, претендующую на название «масло». Он возил ножом по хлебу до тех пор, пока тот не соскочил ему на палец и не обмазал его бледным марсианским суррогатом. Гарри задумчиво посмотрел на испачканный палец и, не меняя выражения лица, слизнул капельку масла.

— Я не совсем понял, что вы имеете в виду…

— Я уверена, что понимаете. Здесь ведь самоуправление. Все так заняты собой и своим делом, что им не до формирования правительственной структуры. У людей просто нет времени для дипломатии и нет места для дипломатов. С кем вы тут собираетесь вести переговоры?

— Вообще-то одной из колоний управляет мэр, — заявил Ортис.

— Солюс Планум? Гарри, все это видимость. Отрезать ленточки на церемониях открытия новых тоннелей, толкать торжественные речи в пользу очищения воздуха — это не значит управлять страной. Да, этой Людмиле Петровне подотчетна сфера здешней экономики, огромный бюджет в пять тысяч новых марок. Но стоит начать переговоры, как она тут же побежит за указаниями к тем, кто поставил ее у власти.

— Вы сами-то пробовали?

— Это не мои проблемы. Но мне прекрасно известно, что Людмила Петровна и шагу не ступит без одобрения вышестоящих засекреченных лиц.

— Хорошо. Мы обратимся к избирателям. Проведем крупную общественную кампанию. Сформируем выгодное для нас мнение…

— Не получится, Гарри. Здесь не к кому обращаться. Выборов не было уже лет двадцать.

— Ладно. На что вы намекаете?

Голос Ортиса зазвучал на удивление покорно.

— Ну хорошо, отвечу вам. Вас сюда прилетело довольно много, так? Для того чтобы мило побеседовать с марсианами, верно? Только вот стол переговоров есть, а садиться за ним не с кем… Верно? Так не кажется ли вам, что все это выглядит довольно глупо: какая-то увеселительная поездка получается. Неужели разведка работает так плохо, что вас не поставили в известность?

Деметра подумала о Нэнси Кунео, которая прибыла на Марс всего день спустя после нее самой и уж гораздо раньше, чем делегация Ортиса.

— Нас, — нарочито медленно начал Гарри, — нас ввели в заблуждение относительно здешней обстановки.

— Кто же посмел ввести в заблуждение столь важных персон?

— Думаю, вас это не касается, Деметра.

Но Деметра не сдавалась.

— Нет скажите кто? Представители Северной Зеландии в Долине Маринера? Или некое засекреченное лицо, выдающее себя за вашего тайного агента? Кто?

— А что здесь делаете вы, собственно говоря? — задал Гарри встречный вопрос.

— Все просто. У меня каникулы.

— Далековато вас занесло. Слишком далеко для увеселительной поездки, — парировал Ортис. — Особенно если учесть вашу специализацию. Будущий дипломат как-никак.

— Мне не удалось окончить курсы.

— А как же полномочия, которые вам столь щедро вверили в Суверенном государстве Тексахома? Не говоря уже о…

— Ложь!

— …не говоря уже о временной неприкосновенности за подписью самого Элвина Бертрана Коглана, члена Генеральной Ассамблеи ООН.

— Просто дедушка очень обо мне печется.

— Надо думать. — Ортис сурово покачал головой. — В ваши планы входит нечто грандиозное, раз вам понадобилась такая защита!

— Боже правый! — вздохнула Деметра. — Ладно! Так или иначе, Кунео с корейцем давно уже все разнюхали. Да! Я здесь для того, чтобы наблюдать за вами! Для того чтобы шпионить. Довольны?

Как ни странно, в улыбке Гарри было гораздо больше дружелюбия, чем триумфа.

— За чем же тут шпионить, Деметра?

— За тем, как вы пытаетесь отобрать у нас Долину Маринера. Компьютерные расчеты показывают… — Неожиданно в глубинах ее памяти всплыла какая-то очень важная мысль о компьютерах и их прогнозах.

Но мысль тут же утонула, вытесненная лихорадочными попытками объясниться. — Расчеты показывают, что ваши представители делают все возможное и невозможное, только бы присвоить официальные права на долину. Якобы эти права вытекают еще из экспедиции Потантера.

— Деметра, вы ошибаетесь, — мягко сказал Гарри Ортис. — Все разработки в районе Большого Каньона имеют чисто коммерческий интерес. После благополучного завершения проекта там будут жить как марсиане, так и земляне — абсолютно всех национальностей. В планы нашего правительства не входит обращение в северозеландское гражданство поголовно всех людей, населяющих долину. Ни де-юре, ни де-факто. Само собой разумеется, им придется соблюдать разработанный устав, подтвержденный ООН.

— Как же! — скептически воскликнула Коглан. — Если проект сугубо коммерческий, зачем им строить орбитальную станцию, мощность которой в три раза превосходит официальные данные?

— А кто вам сказал, что это Северная Зеландия стоит за строительством станции? Опять компьютерные расчеты?

Деметра отрицательно покачала головой и сверкнула озорными глазами:

— Сорока на хвосте принесла.

— Ладно, Бог с вами, — сдался Ортис. — Но скажите на милость, если вам прекрасно известно, что правительства на Марсе нет и что мы собираемся завладеть Долиной Маринера, то… Как вы думаете, у кого мы будем просить поддержки?

При этих его словах Деметра ощутила полнейшее замешательство.

Долгое-долгое молчание. И наконец растерянно:

— Не знаю. Правда. Мне и в голову не приходило…

Глава 14 ТАЙНОЕ МЕСТО

Восточное резервное хранилище

17 июня

Наступил полдень, и Деметра, решив, что Лоло и Элен уже успели погрузиться в работу, отправилась на свою секретную вылазку. Повторяя вчерашний маршрут, она осторожно ступала по скользкому от водорослей настилу, как воришка, прислушиваясь к каждому звуку. А их было множество: вода, капающая из сточных труб, гулким эхом оглашала мрачный, заполненный цистернами тоннель…

Вот и знакомая стальная дверь, а на ней — огромный металлический засов и тумблер блокировки. Деметра никак не могла вспомнить, была ли заперта дверь вчера. Чрезмерная увлеченность сексуальной прелюдией, очевидно, усыпила ее бдительность. Деметра ухватилась за холодную сталь замка и попробовала слегка подергать его стержень. Однако это не помогло, так как толстая скоба крепко его держала.

Тогда она стала рассматривать маленький черный циферблат. Сорок беленьких отметинок, каждая пятая — пронумерованная, завертелись под треугольной стрелочкой, выгравированной на ободке. Повернув замок чуть вверх, Деметра прочитала серийный номер: «АВ-2301435-УА». Это был фирменный криптоновый замок.

Девушке тут же вспомнились уроки шпионского искусства: практически у каждого подобного замка, помимо цифровой комбинации, существует еще и буквенная. Например, всем «Криптонам» серии «УА» соответствует следующий ряд чисел: 7-14-38. Повернуть направо, налево и опять направо, потом вернуться и повторить все сначала.

Конечно, комбинацию можно и сменить. Чтобы разобраться в этой процедуре расшифровки, что продавцу, что покупателю требуется не меньше двадцати минут. Далеко не всем захочется возиться.

Деметре хватило пятнадцати секунд. Дверь распахнулась под ржавый скрип петель.

Девушка нащупала в темноте выключатель, и помещение озарилось тусклым светом маленьких зарешеченных лампочек. Повсюду заплясали тени. Осторожно ступая, она прошла мимо кровати и занавешенного плотной тканью туалета, направляясь к противоположной стене. Интуиция подсказывала, что здесь явно устраивались не вечеринки. Что-то грозное, пугающее витало в сыром пещерном воздухе.

Вчера она полностью исчезла из поля зрения машин. Всего каких-то девять часов, а переполошился весь комплекс. А почему же киберы не устраивают панику, когда кто-то отправляется на поверхность или просто тихонько сидит в своей комнате? Значит, на эти девять часов она перестала существовать для «жучков», терминалов и прочей механической паутины, которой затянут весь комплекс.

Деметра пощупала темную ткань, служившую своеобразными обоями. Похоже на акрил. Подцепив ногтями краешек, попыталась оторвать плотное волокно от каменной стены. Неожиданно в глубине показались тоненькие металлические проводки. Стараясь сохранять самообладание, Деметра развела края ткани еще больше и увидела, что вертикальная сеть из проводов соединяется с точно такой же горизонтальной, параллельной полу сетью. Причем в последнюю был впаян толстый стальной стержень, уходящий в глубь скалы как минимум на десять сантиметров.

Для чего вся эта металлическая паутина? Так называемый щит Фарадея — ряд параллельных проводов, соединенных по краю, заземляется общим концом.

Используется для блокировки электростатических зарядов и для поддержания нужного напряжения — не происходит контакта между тем, что находится по разные стороны щита. Такой щит может сослужить хорошую службу, если применяется в целях защиты содержимого комнаты от электролитной коррозии, которую может вызвать, например, наличие подземных вод. Еще такой щит может отражать посторонние шумы и вибрации, препятствующие нормальному поступлению радиосигналов.

А вот интересно, способно ли такое устройство полностью блокировать электромагнитные волны? Сделать происходящее в этих стенах недоступным для отдаленных сенсоров? Неужели все, что находится здесь, нельзя увидеть, прослушать? Неужели здесь бессильна телеметрия?

Познания Деметры в области физики были невелики и ограничивались лишь краткосрочными курсами для младших дипломатов. Но она смутно помнила, что еще в XX веке, когда телекоммуникационные сигналы шли через медные кабели, антикоррозийные устройства, расположенные по другую сторону обшивки, вовсе не препятствовали электромагнитному контакту. То есть они не блокировали прослушивающие механизмы.

Да, очевидно, этот металлический каркас выполняет какие-то свои секретные функции. Должно быть, предохраняет от переменного напряжения тока или еще что-нибудь…

Вряд ли он скрывает происходящее внутри от чужих ушей и глаз.

Что и требовалось доказать.

Деметра еще вчера обнаружила в комнатке консервы и спасательное оборудование, а сегодня, копаясь в складках маскирующей стены ткани, почувствовала, как откуда-то снизу дует. Раз есть сквозняк, значит, поблизости должно быть и отверстие.

Продолжая выгружать из тайника консервы вперемежку со скафандрами, Коглан постепенно разгребла эти шпионские завалы. Вскоре перед ней открылся узкий проход в полутемное помещение.

Протяженностью в три метра или чуть больше, оно освещалось такими же крохотными зарешеченными лампочками. Занавешенное уже знакомой Деметре темной тканью новое помещение было начисто лишено всякого уюта. Одинокий столик из переработанного пластика и какие-то неизвестного назначения приборчики.

Стараясь ничего не трогать, Деметра внимательно изучала открывшуюся взгляду картину. Постепенно ей становилось ясно, какую функцию могли выполнять все эти штучки.

Вот эта коробочка, например, очень напоминает источник энергии. Довольно большая, прямоугольная, с красным выключателем впереди. Позиций включателя всего две: ноль и единица. От коробочки отходит черный кабель.

А что же это такое? Плоский ящик, опоясанный параллельными кабелями, которые подсоединяются к гнезду модулей. Последние были похожи на запоминающие устройства компьютера. Плоская конструкция ящика убедила Деметру в мысли, что внутри него находится щит с вручную составленной цепью. Медно-золотая проводка с впаянными в определенные места гнездами.

Наглядный пример ручной работы изобретательной кибернетики. Единственный экземпляр, бриллиант в своем роде, как и ее Конфетка.

«А вот это гнездо модулей — наверное, память», — подумала Деметра. Только что же с ними случилось? Керамические ящики были надломлены, явно повреждено содержимое. Видно, что их долго и тщательно чистили, приводя в порядок, — повсюду следы эпоксидного клея. Работа сумасшедшего гения!

Загадкой оставалось то, как же вся эта система приводится в действие; нигде поблизости ни клавиатуры, ни дисплея, ни даже шлема с рукавицами. И похоже, соединение с сетевыми ресурсами тоже отсутствует. Деметра поискала глазами какую-нибудь антенну, но и ее здесь не было.

Оставался единственно возможный вариант: Сеть напрямую принимает электромагнитные излучения приборов. Их достаточно просто включить.

— Вот негодяй! — громко выругалась Деметра, имея в виду, конечно, Лоло Мицуно.

Несмотря на все уверения, на явное сочувствие и нежность, он все-таки солгал! Вот оно — доказательство его лжи: куча аппаратуры на пластиковом столике, провода и кабели, опоясавшие это уютное местечко, которое ей «должно понравиться» и куда нельзя войти без тщательного обыска! Подлец!

Подсчитав количество запоминающих устройств и поделив на четыре, Деметра пришла к выводу, что скорость передачи данных была поистине огромна. Все-все, что происходило здесь между ней и Лоло, поступало в Сеть меньше чем через наносекунду посредством электромагнитной интерферометрии.

— Непревзойденный подлец!

Бар «Хоплайт»

17 июня

Лоло Мицуно и Элен Сорбелл только что затронули свою излюбленную тему гидрологии и теперь горячо обсуждали странные данные, полученные из Хелла Планитии.

— Ты знаешь, что вкрапление оливина в осадочном слое невозможно, — рассуждал Лоло. — знаю, что это невозможно. Оливин имеет вулканическое происхождение. Если бы он проник в породу, то там нарушилась бы вся внутренняя структура. Мы оба это знаем. Так и передай своему киберу.

— Я пробовала, Лоло. Но он — упрямый малый.

— Хорошо. Может быть, Уайетту удастся его переубедить. Должен же босс хоть немного прочистить его диодные мозги!

— Так вот ты где!

Грозный оклик принадлежал Деметре Коглан, которая с размаху уселась прямо на их столик. Молнии, излучаемые ее зелеными глазами, сказали Лоло, что эта разъяренная фурия не имеет ничего общего со счастливой женщиной, еще десять часов назад дарившей ему свои ласки.

— Деметра! Как здорово, что ты пришла!

— Ты мне объяснишь наконец, для чего предназначена та пещера? — потребовала она без каких-либо предварительных объяснений.

— Какая пещера?

На лице Лоло отразилась маска полной невозмутимости.

— Лоло, о чем она говорит? — встревожилась Элен.

— Я говорю об укромном местечке, где мы… — Деметра бросила взгляд на побледневшую Элен, но, сжав челюсть, проронила: — Где мы провели ночь.

— Лоло! — Элен чуть не задохнулась. — Ты привел ее в наше…

Но Мицуно не дал своей подруге договорить:

— Дем, я же объяснял тебе. Ты, наверное, забыла. Мы ходим туда, чтобы расслабиться, обсудить личные вопросы. Мы не делаем из этого никакой тайны.

Десять секунд потребовалось Деметре, чтобы обдумать следующую реплику.

— Хорошо. Тогда объясни мне, почему все так переполошились, когда я туда отправилась.

— Кто переполошился?

— Сан — этот корейский плейбой, Ортис, советник из Северной Зеландии. Они оба ни с того ни с сего принялись разыскивать меня посреди ночи. Только вот нигде не смогли найти.

— Ну, кажется, я упоминал, что та часть комплекса не так хорошо оснащена компьютерами, — медленно сказал Лоло. Он еще пытался заставить ее замолчать отчаянным подмигиванием. Неужели она не понимает, что их разговор сейчас слушает Сеть?! — Так вот, Деметра. Там нет терминалов, не налажена аудиосвязь. Вполне возможно, что твои друзья просто не смогли с тобой связаться.

— Ты лжешь, — резко оборвала Деметра. — Там стоит компьютер. И какой!..

Лоло буквально ощутил, как напряглась Элен Сорбелл.

— Неужели?

Мицуно неестественно нахмурил лоб — еще одна отчаянная попытка передать сигнал об опасности. Ну, как она не понимает?

— С чего ты все это взяла?

— Я видела, потому и говорю.

— Когда же?

— Сегодня. Я снова была там.

— Зачем тебе понадобилось ходить туда еще раз?

Деметра ответила не сразу.

— Я искала… сережки. Думала, что потеряла их. Мицуно попытался припомнить, были ли на Деметре украшения, но не смог. Он хорошо помнил ее обнаженную, но в одежде… нет, он не помнил, были ли на ней сережки.

— Могла бы сказать мне. Я бы поискал.

— Ты, как всегда, занят, — пожала Деметра плечами. — И потом, ты не просил меня больше не наведываться в это укромное местечко.

— Как же тебе удалось открыть дверь?

— Дешевый цифровой замок. Меня таким не удивишь. Как-никак я училась справляться с подобными штучками.

— Училась? Где?

— На курсах для дипломатов.

— Скажи лучше — шпионов!

— Пусть так!

— Да, жаль, конечно, что пришлось воспользоваться таким старинным замком, — попробовал отвлечь ее Лоло от опасной темы. — Просто электронное устройство, реагирующее на нейронные отпечатки, там установить невозможно. Из-за отсутствия энергоснабжения.

— Ну надо же! А для компьютера энергоснабжения почему-то хватает!

Лоло посмотрел прямо в глаза Деметре, стараясь вложить все невысказанное в этот взгляд.

— Дем, если там есть компьютер, как ты говоришь, то для меня это новость. Может, ты видела что-то другое и приняла это другое за компьютер?

— Я не настолько глупа, как ты думаешь, Лоло!

— Деметра, послушай… — попробовала унять ее Элен. Но Коглан даже и не посмотрела в ее сторону.

— Коридор забит испорченной электроникой, — не теряла надежды Элен. — Составляющие терминалов, виртуальное оборудование, старые киберы. — Всю свою речь она сопровождала отчаянными подмигиваниями. — Некоторые компьютеры даже не успели разобрать на запчасти, так и выбросили. Но ни один из них не работает. Понимаешь?

— И ты тоже с ним заодно.

По тону Деметры можно было догадаться, что она ничуть не удивлена.

— Что ты имеешь в виду, Деметра?

— То, что вы оба пытаетесь скрыть!

С этими словами Деметра поджала губы, встала и с оскорбленными видом вышла.

— Что ты натворил, Лоло.

— Даже не знаю, что и сказать, но чувствую, что-то срочно нужно предпринять.

— Сегодня же!

Это была не просьба. Это был приказ.

«Золотой лотос»

17 июня

Не успела Деметра войти в свой номер, как почувствовала прикосновение чьей-то руки. Даже не нужно было оборачиваться — она и так знала: это Лоло Мицуно. Пришел объяснять то, что и так давно понятно. Девушка резко вырвалась из его объятий.

— Лоло, уходи. Мне все ясно.

Дверь приоткрылась, но она почему-то медлила, не решаясь переступить порог.

— Деметра, послушай, я хочу тебе кое-что показать. Он снова дотронулся до ее локтя, но теперь уже очень мягко.

— Зато я не хочу…

Она застыла, не в силах пошевелиться. Стояла и смотрела в дверной проем: там приглушенно поблескивал глаз терминала, там ее кровать, одежда, там душ. Даже тупую машину можно научить посылать толковые сообщения. Даже в эту чужую кровать можно забраться и забыться безрадостным сном. Только бы все от нее отстали…

— Что? Что ты хочешь показать?

— Я не могу сказать тебе это…

Лоло изо всех сил моргал, дергал бровями, как тогда, в чайной. Что это с ним, нервный тик?

— Пойдем со мной.

Он увлек ее вперед по коридору, нежно-нежно. Деметра перестала сопротивляться. Только вздохнула и спросила:

— Далеко еще?

— Ты знаешь дорогу.

— Ладно. Подожди, я закрою дверь…

Когда позади остались три уровня и четыре перекрестных тоннеля, девушка чуть замедлила шаг и сказала:

— Если ты воображаешь, что едва мы окажемся в том месте, как я начну тебя обслуживать, — то глубоко ошибаешься.

— У меня и в мыслях не было. Дело совсем в другом.

— Но ты сам говорил, что комната предназначена для отдыха.

— И для этого тоже. Поверь, нам есть о чем поговорить.

— Мы уже как-то говорили с тобой. Помнишь, в баре «Хоплайт»?…

— Я имею в виду личный разговор.

С этими словами Лоло направился вниз по коридору, оставляя Деметре всего два варианта: либо так и продолжать стоять и глядеть на его удаляющуюся спину, либо поспешить туда, куда он ее зовет. Она предпочла последний.

Вот уже и контейнеры с водой остались позади, и перед ними — знакомая до боли стальная дверь с цифровым замком. Набирая код, Лоло загородил его собой, и уже когда дверь ржаво заскрипела, показал Деметре комбинацию и спросил:

— Ты ее знала?

— Нет.

— Так как же тебе удалось?

— У меня свои методы.

Мицуно покачал головой:

— Да, осторожность нам не помешает.

Они вошли, и Лоло щелкнул выключателем. Зарешеченные лампочки тускло осветили скромное жилище: все на своих местах, просто безукоризненный порядок. Да, видать, Деметра еще та шпионка! По крайней мере следов не оставляет…

— Ну и где же ты увидела компьютер?

— Вон за той кучей реквизита есть потайная комнатка. Там еще стоит такой симпатичненький столик, а на нем — компьютер.

Мицуно облегченно вздохнул.

— Да, работенку ты проделала немалую, — произнес он и направился к задрапированной стене и начал разгребать скафандры. Освободил проход, согнулся и осторожно ступил в открывшееся затемненное пространство. Деметра молча последовала за ним.

— А вот и компьютер, — весело произнес Лоло, вплотную подойдя к столу.

— Конечно. Все как я и говорила. Вот оно — доказательство твоей лжи.

— Деметра, послушай. Я не лгал. Он не был включен, когда мы занимались любовью.

— Как это? Ты же сам сказал, что машины всегда начеку.

— Все, кроме этой. — С этими словами Лоло потянулся к переключателю, повернув его в сторону единички. Ничего особенно не изменилось, разве что от проводки заструилось еле заметное тепло. — Вот теперь начеку и эта машина.

— А как с ним соединяться? — спросила Деметра. — Я так и не смогла понять.

— Очень просто. Он реагирует на голос, как и твой хронометр.

— Так он нас слышит.

— Да, я все слышу, — раздался неимоверно глухой и ржавый звук, чем-то напоминающий скрежетание старой газонокосилки.

Да, того, кто создавал эту машину, явно не заботило программирование хоть мало-мальски приятной личности.

— А как вас зовут? — Девушка осмелилась задать еще один вопрос.

— Лета.

— Что за странное имя!

— Идея принадлежит Элен, — посмеиваясь, пояснил Лоло. — Она решила немного пошутить. Дело в том, что Лета — это мифическая река в Древней Греции. Считается, что тот, кто хоть раз окунулся в ее воды, все тут же забывает.

— Забывает о чем?

— Да обо всем. Обо всем, что слышал, видел, чувствовал. Лета — это наша память. Мы приходим сюда, сообщаем Лете определенную информацию и можем со спокойной совестью о ней забыть. Помнить — задача Леты. Помнить и соотносить с другими известными данными.

— А кто это «мы»?

— Я, Элен, доктор Ли… Помнишь, тот самый, который тебя обследовал? Ну и еще парочка энтузиастов.

— Группа заговорщиков?

— Что-то в этом роде. Революционеров.

— Против кого же вы собираетесь восстать? На Марсе ведь нет правительства. По крайней мере я видела только несколько административных шишек. Так против кого же?

— Против машин. Мы им не доверяем.

— Но, однако, это не мешает вам прибегать к их помощи. Лета, например.

Деметра махнула рукой в сторону компьютера.

— Лета не такая, как все. Элен сама собирала ее. Прямо здесь, по частям, которые мы с большим трудом доставали. Предварительно стирая все старые данные. Она не напичкана всей той дрянью, что и другие компьютеры. Она полностью надежна и уж конечно, не является жалким придатком Сети. Лета наше дитя, рожденное и вскормленное прямо здесь.

— Но ведь это опасно. Зачем вам неприятности?

— Лета же нас и охраняет. Она помогает нам беречь наши находки, наши тайны от любопытных глаз Сети. Раньше мы пользовались в этих целях карандашом и бумагой. Притворялись даже, что увлекаемся искусством. Но Сеть все равно что-то заподозрила. В конечном итоге, чтобы не привлекать ее внимание, мы решили смастерить Лету. Теперь она — своего рода хранитель.

— Милая история! — сказала Деметра. — Но ведь Сети про нее известно.

— А вот и нет! — резко ответил Мицуно.

— Да это невозможно. Лета излучает электромагнитные поля низкой частоты, как и любой другой прибор. Ты, что ли, забыл, какие чувствительные у Сети сенсоры?

— Дем, здесь полная изоляция.

— Да уж конечно! Видела я твою пародию на Фарадея! Может, вся эта система и поддерживает статическое электричество, но оно не в силах полностью заблокировать полевые излучения. Да если на расстоянии километра есть хоть одно считывающее устройство, то все, что знает твоя Лета, — давно не тайна.

Все время, пока Деметра говорила, Лоло едва сдерживал улыбку. К концу ее тирады он не выдержал и громко расхохотался.

— Деметра, ты забыла, что от «чувствительных сенсоров» это место отделяет больше миллиона метров воды. Она блокирует все излучения.

— Хорошо. А как же насчет тех устройств, которые могут передвигаться по поверхности? Например, твои «ходуны»? — И Деметра запрокинула голову вверх.

— Покажи мне такое устройство, которое способно считывать информацию через сорок метров сплошного камня! Не забывай, почва в этом месте сильно насыщена железом, — серьезно добавил Лоло. — Деметра, тоннель вырыт настолько глубоко, что никто и ничто, даже самая чувствительная машина, не пронюхает про нашу Лету.

— Ладно, убедил, — со вздохом сдалась Деметра. — Только вот мне непонятно, зачем вы решили скрываться от Сети. Прятать информацию. Да какое Сети дело до ваших маленьких секретов? Она ведь тоже — просто машина. Хоть и довольно большая.

Мицуно задумчиво потянулся и, щелкнув рычажком, выключил Лету. Даже не поблагодарил за услуги! Деметре от этого стало почему-то больно. Даже искусственному интеллекту — и, наверное, искусственному в особенности — неприятно, когда тебя вот так выключают: ни здравствуй, ни прощай. Ни спасибо. Навряд ли от такого обращения машины подобреют и перестанут мучить человечество постоянными ошибками. Должно быть, и у Леты психика совсем никудышная. Стоит вспомнить ее замогильный голос — мурашки по коже! Нет, у Деметры не возникло ни малейшего желания пообщаться с компьютером тет-а-тет и уж тем более доверить ему свою тайну.

Мицуно тем временем вышел из задумчивости и решил озвучить волнующие его мысли:

— Не понимаю, что же ты на самом деле чувствуешь… Ты в ужасе от машин, потому что когда-то они стали причиной твоей боли. Ты пугаешься даже раздеваться, если в комнате стоит терминал, и в то же время твое мнение о Сети поразительно невысоко. «Просто машина!» Как понимать тебя, Деметра?

— Все просто. — Деметра прерывисто вздохнула. — Я бы с удовольствием вообще не имела с ними никаких контактов. Вообще. Понимаешь? Предпочитаю людей. Или неодушевленные предметы: всякие там ручки, бумагу, ножи, вилки. А Сеть… Это что-то промежуточное. Не человек. И в то же время неодушевленным предметом ее не назовешь. Я и сама не знаю, как к ней относиться.

— Но ты хотя бы сможешь держать в тайне наш секрет?

— Конечно. А о чем здесь, собственно, рассказывать? Она почувствовала, как Лоло нахмурился, и решила быть откровенной до конца:

— Сеть — огромна, работает на гигантской скорости. У нее настолько сложное устройство, что иногда происходят сбои. И тогда возникает ощущение, будто она, как живое существо, меняет свои настроения. Ну, словно погода — у нас, на Земле. Мы ее называем «капризной дамой»… Лоло, все, что ведет себя непонятным образом и как-то влияет на людей, тут же становится магнитом для их любопытства. И если дать им достаточно времени, то они назовут это «нечто» божеством и начнут ему поклоняться. Как Сети.

— Значит, ты мне не веришь, — просто сказал Лоло.

— Попал в самое яблочко, — улыбнулась Деметра.

— А если я тебе скажу, что автохтонная Сеть, включающая в себя системы и на Земле, и на Марсе, путает не просто пустяковые данные? Если я расскажу тебе поподробнее о природе этих загадочных сбоев?

При этих его словах улыбка Деметры стала почему-то ускользать, хотя она всячески пыталась удержать ее. Это заметил и Лоло и тогда произнес:

— Ты не веришь. Но это правда. Доказательства хранит в своей памяти Лета. Если бы в нашем распоряжении была вся ночь и весь завтрашний день, мы бы ее включили, и ты бы увидела все своими собственными глазами. Но я постараюсь быть краток. Дисбалансами поражена вся система. Наши наблюдения подтверждают, что Сеть явно что-то замышляет.

— Ладно. Допустим, что это правда. Но что же она замышляет?

— Сеть готовится напасть на человечество.

— Чем докажешь?

— Три корабля, нагруженных взрывчаткой, взрывателями и прочим, давно должны были прибыть на Марс. Все это в целях разработки почв и строительства тоннелей. Наши данные показывают, что груз не покинул даже самую нижнюю земную орбиту. Как только начинаешь задавать вопросы Сети на эту тему, она тут же отрицает всякое существование подобного груза. Тебе нужны другие примеры?

— Ладно. В Сети произошли сбои, и теперь она пытается себя как-то реабилитировать. Очень похоже на вирус.

— Деметра, это далеко не все. Помнишь, Элен советовала тебе посмотреть на новый сателлит, который сейчас проектируется в районе Маринера?

— Да-да. Я, кажется… — Тут у Деметры как-то странно смешались мысли. — Да-да, точно, я посетила некоторые станции виртуально. И я думала, что и новую спутниковую станцию в том числе. Но произошли какие-то технические неполадки. Мне показали что-то другое, не сателлит. Кибер потом долго извинялся.

— Не правда ли, странно?

— Что ты имеешь в виду?

— Машины строят эту станцию, официально — совместно с Северной Зеландией. Контракт реально существует, это подтвердила Нэнси Кунео. Хотя сама проекта и не видела. Ты можешь себе представить, что ни один представитель ее агентства ни разу не побывал на этой станции? Даже виртуально. Никто не знает ее истинной мощности потребления энергии.

— Мне это известно, — вырвалось у Деметры.

— Известно? Что тебе известно?

— Реальное потребление энергии в три раза превосходит то, что на бумаге. Не знаю точных цифр, только соотношение.

— Откуда эта информация?

— От нашего общего «друга», Сак Иль Сана.

— Хорошо. Я с ним еще поговорю… Так вот, спутниковая станция — это еще одна тайна Сети. Еще. При помощи телескопического увеличения — старая добрая оптика, заметь, никакой тебе мудреной электроники, — мы увидели на поверхности планеты довольно странные вещи. Очень напоминает оружие. Похоже на торчащие дула. Это — на поверхности. А кто знает, что находится внутри?

— Думаешь, машины воспользовались недошедшим грузом взрывчатки и теперь, образно выражаясь, держат дуло у виска человечества?

— Пока я не знаю, что думать. Очевидно одно: когда мы пытаемся войти в контакт с Сетью и получить интересующие нас ответы, то эта твоя обычная-иногда-выходящая-из-строя-просто-машина начинает хитрить и вилять. Данные, которые она подсовывает, просто смешны. И система ее сбоев, кажется, очень хорошо продумана.

— Гм-м…

Деметра молча стояла, глядя на уродливую машину, этого молчаливого хранителя, которого еле собрали из выкинутых на помойку деталей. Как он не похож на ее элегантную Конфетку…

— Что тебе известно о нашем дружке Сане? — наконец спросила она.

— Деметра, поэтому я и искал тебя. Сак Иль Сан — это маленькая любопытная пчелка, которая жужжит и жужжит, носится над всем Тарсисом, с тех пор как прилетела с Земли. Послушать только, какие он задает вопросы!

— Я знаю, — кивнула Деметра и невольно закатила глаза.

— Необычайно заинтересовался мной и Элен. Все норовит попасть сюда. Постоянные намеки, наводящие вопросы…

— Но ты не приводил его сюда?

— Нет. Доктор Ли обнаружил в его мозгу имплантат. Сан, конечно, утверждает, что это просто гормональное средство, но обследование доктора Ли показало, что у него в голове целая электронная цепь. Самоуправляющееся устройство. Сомневаюсь, что оно направлено на поддержание гормонального баланса. Скорее всего тут совсем другое.

— Что, например?

— Запись всего, что слышит и видит Сан, с соответствующей передачей в Сеть, либо на Землю, либо в дочерние системы на Марсе. Да какая разница?

Лоло пожал плечами.

— Весело.

— Мы думали, что и ты шпионка Сети, но оказалось, что у тебя все чисто.

— Спасибо.

Мицуно вывел Деметру из потайного тоннельчика в большую комнату, где они наконец смогли удобно расположиться.

— Ладно. Ты можешь теперь сказать конкретно: что происходит?

— Мне бы и самому хотелось узнать ответ на этот вопрос. Что же происходит с компьютерами? Пока у нас нет однозначного ответа. И это нас очень беспокоит.

— Да. Похоже на старый анекдот про дельфинов, — протянула Деметра. — Никто не видел, чтобы они нападали на человека. Значит, либо они тщательно скрывают свое враждебное к нему отношение, либо все-таки считают человека другом из-за схожести интеллекта. И это несмотря на охоту на китов и другие экологические гадости. Оба ответа доказывают, что дельфины умны и их интеллект сравним с человеческим. Так и Сеть: она либо просто систематически ошибается, либо вынашивает какие-то тайные замыслы. И ведь оба варианта не сулят человечеству ничего хорошего.

— Мы рассматривали вариант полного отключения всех систем для того, чтобы «почистить мозги» Сети. Это, конечно, очень трудно и проблематично. Киберы ведь контролируют весь воздушный и водный запас планеты. Да вся экологическая обстановка комплекса находится в ведении машин!

— Не говоря уже о социальных взаимодействиях, — вставила Деметра.

Она подумала о постоянном контроле, прослушивании, пищевых добавках, газоанализаторах. Вспомнились и «домашние браслетики», служащие своеобразными наручниками для особо буйных тарсианцев.

— Конечно, если ваш эксперимент с отключением машин потерпит неудачу, — медленно проговорила она, — то это будет равносильно гибели.

— Именно так, — кивнул Лоло. — Поэтому я и прошу тебя — как друга, как человека, которому небезразлично, что происходит со мной и с Элен и со всеми другими людьми. Дем, я прошу тебя, молчи обо всем, что ты видела здесь и слышала.

— Обещаю.

— И даже с нами не говори на эту тему. Разве что здесь.

— Я уже сказала, что буду молчать.

— Мы не боимся, что Сеть напустит на нас милицию. Просто это важно для всего человечества. Мы должны быть готовы к решающему шагу, когда настанет время. Люди должны восторжествовать. У нас должно получиться с первого же раза.

— Я знаю, — согласно кивнула Деметра. — Но машины очень быстры. Им требуются всего лишь наносекунды. И они не дадут повторного шанса.

Глава 15 У МЕНЯ ЕСТЬ СЕКРЕТ

Плато Тарсис

18 июня

Роджер Торвей не спал в отличие от других людей, свернувшихся в теплых гнездышках из льняных простыней и шерстяных одеял, в нейлоновых мешках с фибер-наполнителем, в сухой траве и накидках из шкур буйвола. Механические части его тела не нуждались в отдыхе, а мозг при поддержке компьютеризованной сенсорики эффективно функционировал все двадцать четыре часа в сутки. И все же органическая доля мозга Торвея уставала. Через определенные регулярные промежутки времени в оставшихся клетках накапливался яд усталости, от которого необходимо было вовремя избавляться.

Его создатель, Александр Брэдли, нашел решение проблемы: когда мозг переходил на работу в замедленном режиме, Роджер продолжал делать то, что делал всегда — ходил, копал, брал пробы, наблюдал, — подчиняясь инструкциям заплечного компьютера. Ноги несли его по песку, пальцы летали над панелями, а мир проплывал мимо фасеточных глаз, как некий серый фон. Если же что-то и привлекало его рассеянное внимание, то оно исчезало прежде, чем Роджер успевал каким-то образом отреагировать. Так что, пока он спал, тело его, тело киборга, неутомимо трудилось.

Эти периоды отдыха никак не соотносились со временем суток — Роджер Торвей не был дневным существом. Но иногда случалось, что он переходил в режим замедления, когда на небе появлялась звезды и большая часть неадаптированных людей на этой стороне планеты тоже набирались сил. Так вышло и в эту ночь.

Ноги Роджера ритмично ступали по склону вулканического хребта. Земля убегала за спину, как будто он смотрел на нее с борта низко летящего реактивного самолета. Большие торчащие камни, казалось, вот-вот оцарапают щеку, но они тоже пролетали, исчезая в темноте, которую не мог рассеять блеклый отраженный свет Деймоса.

В каком-то пункте подъема внутренние сенсоры определили, что угол восхождения слишком крут для гироскопов Роджера. Можно было бы продолжать путь и на четвереньках, по-обезьяньи, но компьютер предпочел вариант с прямохождением. Теперь пейзаж прыгал взад-вперед, словно глаза Роджера стали глазами гремучей змеи, треугольная голова которой покачивалась из стороны в сторону в поиске термального «шепота» мыши.

Вместе со сменой ритма движения изменилось и все вокруг. Ошеломляющая красота ночи растворилась, и все внимание сконцентрировалось на неустойчиво покоящемся камне, на той расселине в скале. Роджер Торвей мгновенно очнулся и переключился в режим реального времени. Его человеческий мозг попытался взять на себя контроль над подъемом, и мир вокруг словно пошатнулся. Он обнаружил вдруг, что стоит на самом краю тридцатиметрового обрыва. Конечно, в условиях слабой марсианской гравитации падение с такой высоты не убило бы его, но механический каркас мог серьезно пострадать от удара о камни.

— Какого черта?

Роджер резко развел руки, прижимая их к склону, и слегка согнул колени. Затем неуклюже опустился, скользя локтями и голенями по отполированной ветрами обсидиановой стене. Вышло не слишком грациозно, зато он не сорвался с обрыва.

Его мозг попытался справиться с возникшей оптической дисфункцией, но тут он заметил пару изящных ступней в открытых босоножках. Ногти были идеально подстрижены и покрыты розовым лаком.

— Дорри! — беззвучно выдохнул он.

— Роджер, к тебе на связь пытается выйти Деметра Коглан, — проинформировал журчащий серебристый голосок. — В связи с тем, что она числится в вашем списке…

— Знаю. Что ей нужно в такой-то час?

Прежде чем Дорри успела ответить, ее образ уже растворился. В голову проник новый голос, а на том месте, где только что находилась вулканическая порода, появилась Деметра Коглан.

— Не могу уснуть, полковник. Меня мучает один технический вопрос, а вы, похоже, единственный, кто способен дать толковый и быстрый ответ.

Торвей вспомнил договоренность, заключенную им с этой женщиной.

— Это связано с нашей сделкой? — спросил он, припоминая свой последний разговор с этой представительницей далекого земного мира.

— Э-э-э… конечно.

— Валяйте, — рыкнул Торвей.

— Вы можете передавать сигнал через скальную породу?

Он ответил не сразу, ожидая уточнений. Может быть, у нее проблемы с приемом? Может быть, ее беспокоит качество сигнала, поступающего от него? Но нет, Деметра просто стояла и ждала ответа.

— Еще разок? — попросил он.

— Ваши радиоволны, они проходят через породу? Например, при связи вашего компьютера со вспомогательными киберами или с сетевым узлом здесь, в тоннеле?

— В этом нет необходимости. Ведь я же обитаю на открытом пространстве, где все в поле зрения. Если возникает какое-то препятствие — скажем, гора, — или если я попадаю в закрытую с обеих сторон долину, то сигнал идет с отклонениями, через реле.

— Предположим, вы находитесь под землей. Над вами метров сорок скальной породы…

— А, вот оно что. Ну, когда я внутри комплекса, то помогают радиоусилители, встроенные в стены. Расстояние между ними довольно большое, так что киборги и креолы обеспечены «ходунами» для…

— Я говорю не о тоннеле, — перебила она. — Например, вы зашли в пещеру?

— Тогда связь пропадет. Но вообще-то это не проблема. Моя система имеет собственные внутренние ресурсы, чтобы строить линейные проекции и отслеживать возможные ошибки до установления связи.

— Спасибо, полковник.

— И это все? Вы разбудили меня только ради этого? Но ее образ уже пропал.

«Золотой лотос»

18 июня

Отключившись, Деметра довольно усмехнулась. Возможно, из нее когда-нибудь все же выйдет неплохой шпион.

Конечно, секрет — это секрет, и Деметра поклялась, что будет хранить в тайне информацию, полученную от Мицуно. Но это вовсе не означает, что она будет автоматически верить всему, что сообщил ей Лоло. Кое-что ей хотелось проверить самой: например, его оценку степени надежности и мер безопасности в отношении комнат, где они встречались, и их «чистого» кибера.

Деметру обрадовало то, что удалось получить разъяснение у человека, жившего с помощью радиопередач и умевшего, насколько ей было известно, читать при свете микроволн. Она выяснила то, что нужно, не нарушая при этом указаний Мицуно и не злоупотребляя его доверием. И ничто из сказанного ею Роджеру Торвею не могло вызвать подозрений в цепях Сети, обеспечивавших связь между Тарсис Мон и тем местом, где находился в данный момент киборг.

Радуясь собственной изобретательности, Деметра даже решила отправить ночной отчет Грегору Вайсу, хотя уже наступало утро.

— Терминал, переход на вопросительный режим!

— Да, мисс. Куда вы ходили в течение последних двадцати четырех часов? — спросил терминал.

— Возле комнаты меня встретил Лоло Мицуно, — сонно начала она, — и мы пошли…

Господи! Не хватало еще делиться их секретом с Сетью. А она только поздравляла себя с тем, какая из нее получилась умная шпионка.

— Хм… — Деметра помедлила. — Попробуем новый вектор вопросов.

— Очень хорошо, — бесстрастно согласилась машина. Что сказать, как направить разговор, чтобы избежать упоминания о пещере Мицуно?

Впрочем, за последние сутки ей удалось узнать кое-какие любопытные факты о состоянии дел в районе каньонов.

Во-первых, энергоспутник слишком велик для нужд проекта. Разве Мицуно сказал ей об этом? Нет, это она узнала от Сак Иль Сана. А Лоло рассказал о необычной конфигурации спутника со всеми его то ли отсеками, то ли модулями, то ли чем там еще. Вполне невинная тема для отчета.

— Спроси об энергоустановке номер шесть.

— Да. Вы слышали что-нибудь о новом орбитальном солнечном коллекторе?

— Конечно. Корейский агент проинформировал меня сегодня о том, что его расчетная способность…

Как обычно, не успев ответить, она уже переключилась на другое.

Сборный пункт № 4

18 июня

Прошло уже, должно быть, дней десять с тех пор, как Джори ден Острайкер в последний раз расчищал этот район от нойманов, и теперь вся долина кишмя кишела слепыми машинками. Он принялся собирать верхние, снимая их прямо с кучи, вскрывая раковины, отделяя внутренности и откладывая в сторону наименее пострадавшие панцири, которые могли бы пригодиться для так называемой второй фазы.

Работа пробудила в нем приятные воспоминая. В тот, последний раз, когда он занимался этим, собирать эти штуки ему помогала женщина с Земли, Деметра Коглан. Джори не видел ее со времени их встречи в «любовном гнездышке», встречи, закончившейся, скажем так, немножко бурно. С тех пор Деметра стала избегать его. Джори прекрасно понимал это. Он обидел ее, и она не желала его видеть. Что ж, пусть будет так.

Но прошло уже больше недели, и теперь Джори хотелось получить то, что она дала столь легко. Наверняка отношение Деметры к нему переменилось в лучшую сторону. В конце концов, кто держит обиду больше недели? Наверное, недоразумение забылось, а игривость вернулась.

Острайкер проверил, проживает ли Деметра по-прежнему в «Золотом лотосе». Да, так и есть. Более того, этим утром она еще не выходила из своей комнаты. Отлично, если поспешить…

Пальцы Джори летали с нечеловеческой быстротой и точностью: взять, вскрыть, выбрать и отложить. Десять бездействующих процентов его мозга обдумывали, что бы сказать подружке, а оставшиеся девяносто сосредоточились на работе.

Между тем горка механических организмов таяла, а две другие, раковин и внутренностей, росли, как кучки моллюсков возле кухонного котла.

«Русская чайная»

18 июня

Завтраки и обеды в оборудованном в псевдосанктпетербуржском стиле уже вошли у Деметры в привычку. Но в таком месте приходилось быть настороже, не упуская из виду соперников-коллег, собратьев по шпионскому ремеслу, которые не столько докапывались до правительственных секретов, сколько сталкивались друг с другом.

Не успел механический метрдотель усадить Деметру, как к ее столику подошла Нэнси Кунео.

— Вы уже пробовали икру, дорогая?

Деметра изобразила самую лучезарную из своих улыбок.

— Из настоящих рыбьих икринок?

— Конечно, нет. — Кунео опустилась рядом и посмотрела на дисплей с меню. — Но содержание протеина такое же. Говорят, очень полезно для кожи. — Она взглянула на замершую в ожидании машину-официанта. — Чай, пожалуйста.

Робот мигнул и укатил выполнять заказ.

— В моем возрасте, — продолжала Кунео, — позволителен только черный чай. Стоит добавить что-нибудь — лимон, сливки, ликер, — и мой желудок вспыхивает, как римская свеча.

— Извините, — пробормотала Деметра, мысленно отмечая полученную информацию: кто знает, может быть, и пригодится, если придется устранять соперницу.

— Римская что?

— Это такой товарный брэнд, дорогуша. Одна фирма когда-то делала приспособления для фейерверков. Давно, вас еще не было на свете. Глядя на меня, в это трудно поверить, но я ведь очень стара.

— О нет, — притворно не согласилась Деметра.

— О да! Знаете, сколько всего мне пришлось заменить! Держусь только за счет всяких штучек — там кусочек пластиковой кожи, здесь немного электроники. Да вы знаете, какие у меня в последние время проблемы с сердечным регулятором?

— Неужели?

Деметра изучила меню и нажала кнопку звонка. Бочкоподобная официантка-робот подкатила к столику и приняла заказ — тост с маслом (пусть даже растительным), джем (любого вкуса, но чтобы красный) и кофе с сахаром и сливками.

— То-то и оно, — вздохнула Кунео. — Заикание, шум в ушах и аритмия. Наверное, в этих тоннелях возникают электронные помехи, в них все и дело.

— Ну да. Электронные сенсоры через каждые пару метров на стенах, общественные кибертерминалы — куда ни глянь, все эти хитроумные роботы вроде нашего друга, — она кивнула в сторону приближающейся официантки, — постоянные излучения… Чего бы только я не отдала за местечко с надежной изоляцией. Где можно было бы расслабиться и подышать нормальным воздухом.

— Прогуляйтесь снаружи.

— Так ведь там еще хуже. Сигнальное реле, микроволновые поля, солнечная радиация. Нет. Вот было бы такое хорошо изолированное место здесь, под землей.

Для выразительности Кунео положила руку на грудь, изображая из себя умирающую Камиллу.

— Очень жаль. Но если я услышу о таком рае, то обязательно дам вам знать.

— Вы меня успокоили, дорогуша.

«Золотой лотос»

18 июня

Дожидаясь Деметру Коглан у двери ее комнаты, Джори даже не делал вид, что пришел что-то чинить. Рано или поздно она вернется сюда, и тогда он встретит ее и все выяснит.

Будучи креолом, Джори в полной мере контролировал свое чувство времени. При необходимости он мог либо ускорять его ход, либо замедлять, поэтому, с субъективной точки зрения, для него не имело значения, когда именно она появится. Он будет ждать ее с нетерпением, независимо от того, уйдет ли на это десять минут или целых два дня. К счастью для всех — и для тех, кто пользовался коридором, и для управляющих «Золотого лотоса», — Деметра подошла к своей комнате скорее раньше, чем позже.

— Деметра! — воскликнул он, стимулируя все свои контуры и цепи.

— О, Джори!

Выражение на ее лице вряд ли подходило под определение «восторженное», ну да ладно.

— Я скучаю по тебе.

— Знаю. Но… дела…

— Я действительно скучаю по тебе.

— Нам, наверное, не стоит видеться так часто, — быстро сказала она. — Мы немного потеряли головы. Мне нужно время, чтобы узнать человека получше, прежде чем… ну, ты понимаешь. Мы слишком поторопились.

— Тебе у меня не понравилось? Недостаточно уютно?

— Что? О чем ты говоришь?

— Если ты знаешь другое место, которое тебе предпочтительнее, то только скажи. С тобой — куда угодно. Ты же знаешь.

— Джори…

Теперь она уже определенно нахмурилась. Острайкер чувствовал исходящие от нее волны неприязни.

— Извини. — Он отступил. — Я только хотел…

— Знаю, Джори. Но я не та девушка, которая тебе нужна. Поверь.

Молодой креол приложил руку к тазам, повернулся и побежал по коридору. Хотя слезные железы были удалены уже давно, он все еще чувствовал в голове нарастающее давление. Ему едва удалось свернуть в сторону и не врезаться в стену.

Шлюзовая камера

18 июня

После того как Уайетт пристыковал «ходуна», Лоло Мицуно собрал геологические образцы и направился к задней части машины. Дверь шлюза открылась — за ней стояла Деметра Коглан, похожая на статую богини смерти.

— В вашей организации происходит утечка информации, — заявила она.

Мицуно с трудом подавил желание спросить, что имеет в виду Коглан, и вместо этого молча посмотрел на укрепленную над ее головой видеокамеру.

— Давай выпьем, — предложил он.

— Я серьезно, Лоло.

— Я тоже.

Он взял ее за руку и повел по трапу в глубь тоннельного комплекса. Может быть, если просто идти рядом, Сеть не станет отслеживать их, анализировать то, что она сказала, и в итоге не обнаружит ничего подозрительного. «Хоплайт» находился на соседнем уровне. Вполне естественно, что они пошли именно туда.

— Так вот, сегодня утром уже двое подходили ко мне с одним…

— Кто? — перебил ее Мицуно.

— Нэнси Кунео, новозеландка, на самом деле платная шпионка, работающая на их организацию экономического развития, и наш друг Джори.

— Чего же они хотели?

— Узнать, могу ли я показать им какое-нибудь укромное местечко. Кунео даже упомянула о радиопомехах. Так что в вашей повстанческой группе у кого-то слишком длинный язык.

— Но мы же разговаривали только вчера вечером, — запротестовал Мицуно, вычисляя, сколько же точно прошло времени.

— Ну, может быть, раньше. Не знаю. Все это очень подозрительно.

Вход в «Хоплайт» был уже совсем рядом, за следующим поворотом. Как только они войдут, от глаз Сети им уже не укрыться.

— Послушай, — поспешно сказал он, — почему бы тебе не пригласить Джори в комнату? Завтра вечером.

— Пригласить? Но не хочешь же ты…

— Скажи, что будет вечеринка. Джори любит подобные развлечения.

— Но… — Деметра нахмурилась, пытаясь понять ход его мыслей. — Но…

— Сделай как я прошу. Джори — отличный парень.

— Ладно, но мне казалось…

— Ну, вот мы и пришли, — воскликнул Мицуно, меняя тему. — Я свяжусь с Уайеттом. Он передаст Элен, что мы здесь. Ты есть хочешь?

Глава 16 КИБЕРХИРУРГИЯ

Восточное резервное хранилище

19 июня

— Ну и влажно здесь!

Деметра Коглан прислушалась — позади раздавались легкие и проворные, как у танцора, штаги креола.

— Надеюсь, сырость не повредит твоим… хм… системам? — спросила она.

— Нет, мне приходилось бывать в местах и похуже.

— Хорошо.

Убедить Джори прийти в секретную комнату, как предложил Лоло, оказалось совсем просто. Как только Деметра связалась с Острайкером через Сеть, тот моментально выразил согласие встретиться с ней где угодно и когда угодно. Ей оставалось лишь назвать перекресток неподалеку от резервуара. Джори уже ждал ее, придя гораздо раньше назначенного времени.

Приблизившись к простой, ничем не отличающейся от других двери, Деметра услышала звук, перекрывавший звон капающей воды: слитный гул голосов, эхом отдающийся в тесном пространстве.

Деметра еще успела распознать этот звук, как Джори попятился.

— Эй! Я думал, это местечко будет укромное.

— Все в порядке. Лоло устраивает вечеринку.

— Но мы же собирались побыть вместе.

— Мы и будем. Чуть позже.

— Я имею в виду… вдвоем.

Деметра схватила его за руку повыше запястья и практически подтащила к двери. Потом постучала.

Дверь скрипнула.

Деметра повернулась, всматриваясь в убранство секретной комнаты. Мебель сдвинули к стенам, чтобы оставить побольше свободного места. Кровать, похоже, куда-то исчезла. Она насчитала с полдюжины лиц, из которых выделялось более светлое — Лоло Мицуно. Была здесь и Элен Сорбелл. И еще доктор Ли. Остальных Деметра никогда раньше не видела.

— Привет всем! Это Джори. — Она повернулась к своему поникшему спутнику. — Джори, с Элен и Лоло ты знаком, а что касается остальных…

— Привет Джори! — загремел один из незнакомцев, выходя вперед и протягивая громадную руку.

Крепыш, слишком атлетически сложенный для марсианина, он, как показалось Деметре, был то ли пьян, то ли находился под воздействием какого-то наркотика.

С быстротой атакующей змеи мощная рука силача метнулась вперед и ударила молодого креола в грудь. Джори икнул и согнулся пополам. Прежде чем кто-либо успел отреагировать, та же рука взметнулась куда-то к потолку и замерла, словно превратившись в лезвие готового обрушиться топора.

— Не трогай голову! — крикнула Элен, успевая оказаться за спиной незнакомца.

Рука крепыша с силой опустилась на шею Джори. Креол рухнул на пол.

— Боже! — выдохнула Деметра. — Зачем вам понадобилось…

Силач, вырубивший Джори, уже отошел, потирая ребро ладони.

От толпы отделились еще двое — одним из них был Ван Ликсин — и подняли неподвижное тело. Доктор Ли приложил два пальца к основанию шеи Джори, кивнул, и тогда второй накинул на голову креола черный капюшон. Вдвоем они оттащили его в дальний угол комнаты, приподняли край портьеры и, наклонившись, прошли дальше.

Деметра повернулась и посмотрела в глаза Лоло:

— Но зачем? Я могла бы что-то сочинить, придумать какую-нибудь историю…

Мицуно покачал головой.

— Я знаю Джори. Он бы заподозрил. А если не он, то те машины, которые контролируют его.

— Вы собираетесь убить его?

— О нет! — пропела Элен, выходя вперед и обнимая Деметру за плечи. — Он нужен нам живой. Джори станет нашим связующим звеном при обращении к Сети. Нашим интерфейсом. Пока он без сознания, мы сможем проникнуть прямо в центральную операционную систему.

— Но зачем было так бить? Разве нельзя было дать какое-нибудь усыпляющее средство или что-то в этом роде?

Элен покачала головой.

— У него совсем другой метаболизм, Деметра. Его готовили к различным ситуациям, в том числе и к воздействию ядов, на поверхности планеты. Кроме того, принимая во внимание электронную стимуляцию Джори, мы могли бы убить его, применяя химические средства.

— И что теперь?

— Сейчас, — Сорбелл повернула к внутреннему тоннелю, — мы проведем небольшую операцию на мозге. Хотите посмотреть?

— Нет! — инстинктивно вскрикнула Деметра и тут же задумалась.

Несмотря на свои дурацкие манеры и детские пристрастия, Джори был ее первым другом на Марсе. Во многих отношениях он напоминал ей верную Конфетку: юный, нетерпеливый, горячий и совершенно предсказуемый. Хотя Деметра доверяла Элен и была едва ли не влюблена в Лоло, в их голосах сейчас, когда они говорили о Джори, слышалась отчужденность. Кому-то надо было постоять рядом с ним, позаботиться о нем. И этим кем-то могла стать только она.

— Да… то есть… я бы хотела помочь.

— Ладно, — сказала Элен, внимательно посмотрев в глаза Деметре. — Я все устрою, пока его будут готовить к операции.

Зона электромагнитной безопасности

19 июня

Доктор Ван Ликсин оглядел набор хирургических инструментов, разложенных на стерильной бумаге рядом с прикрытой головой креола. Ему, конечно, были знакомы и разнообразные по размеру изогнутые скальпели, и набор иголок с полимерной нитью, и сшиватель, и дрель для сверления костей, и зажимы, и лазерный гемостат. Менее привычно выглядели инструменты, предназначенные для кибернетической стороны предстоящей процедуры: чип-экстракторы, цифровой мультиметр, логические зонды, тончайшие отвертки, крохотный паяльник.

Хотя ему никогда не приходилось работать с киборгами, доктор Ван хорошо понимал принципы этой работы. Нужно было поддерживать целостность всего контура, напряжение, охлаждение, а заодно кровяное давление и электролитический баланс. Как и при работе с пациентом-человеком, следовало заботиться о стерильности хирургической зоны, хотя ультрафиолетовое поле отсутствовало. Слишком многие чипы памяти могли пострадать именно от воздействия этой части радиационного спектра. Анестезия сводилась не только к вопросу ввода в кровь опиатов и блокираторов, но и к быстрому отысканию и заземлению соответствующих чипов в сенсорной сети креола.

Изучением этих и родственных им инструментов доктор Ли занимался последние четырнадцать часов, с тех самых пор, как Мицуно сообщил ему о чудесной возможности, которую им предоставила Деметра Коглан.

Больше всего доктора беспокоило то, что проводить операцию придется без кибернетической кушетки. Компьютер, управляющий операционным столом в его кабинете, отвечал за ультрафиолетовое сканирование, диагностику, экспертное консультирование, видеозапись и фармацевтику. Сам компьютер, в свою очередь, контролировался Сетью и был тесно связан с ее банками данных. Без такого стола доктору ничего не оставалось, как действовать вслепую, полагаясь на свой опыт и сноровку.

Хватит ли ее?

Конечно, за спиной у него была развернута довольно грубая машина, которая, по словам Элен Сорбелл, обладала немалой мозговой мощью, но не могла помочь ему из-за отсутствия программного обеспечения и периферии. Кроме того, у машины в этом деле были совсем другие задачи.

Элен, должно быть, заметила колебания доктора Ван Ликсина. Она не стала дотрагиваться до него, чтобы не нарушить стерильность, а просто твердо посмотрела ему в глаза поверх зеленой марлевой маски.

Доктор кивнул и повернулся к лотку с инструментами. Взяв скальпель с изогнутым лезвием для работы с тонкой кожей, доктор взглянул на бронзовый купол безволосой головы Джори. И снова у него мелькнула мысль о том, что впервые за всю свою карьеру он собирается оперировать пациента без намерения лечить. Но, как старательно и упрямо указывали Лоло и Элен, Острайкер ведь и не является его пациентом.

Когда оба заговорщика впервые обсудили с ним возможность такого вмешательства, доктор Ли категорически отказался. Он, конечно, не остановился бы перед простым убийством, ведь игра зашла уже слишком далеко. Вызванное необходимостью устранение чрезмерно любопытного свидетеля — удар по голове и ночной поход с безжизненным телом к городской мусоросжигалке — это одно. Лоло в свое время совершал и кое-что похуже. Однако здесь речь шла совсем о другом: процедуре медицинского вмешательства, преднамеренно осуществлявшегося почти в антисанитарных условиях. Более того, то, что намеревался осуществить доктор Ли, было чем-то вроде терапевтического вандализма, разновидностью кражи.

В конце концов Элен все же добилась его согласия на участие в операции, склонив на свою сторону последним из имевшихся в ее распоряжении аргументов. Она заявила, что готова сделать все собственноручно, так как изучала процедуру с помощью виртуального моделирования. Этого доктор Ли допустить не мог.

Он сделал первый надрез в пятнадцать сантиметров длиной вдоль срединного шва. Вместо крови, которая появилась бы у обычного пациента, из разреза потекла прозрачная жидкость, чуть более вязкая, чем кровь. Это была силиконовая прокладка, противоударный, антитермальный буфер, играющий у креола ту же роль, что и слой подкожного жира у людей. Раздвинув края надреза, доктор осмотрел обнажившийся участок. Мышцы черепа были скрыты тонкой мембраной.

Еще два надреза — и перед ним появились костные пластины черепа. Вот теперь пошла и кровь, но ее было немного. Портативный биомонитор, прикрепленный к горлу оперируемого, замедлил работу сердца и показал уровень артериального давления. С его же помощью в кровеносную систему креола попали болеутоляющие, которым предстояло облегчить доктору проведение, как он говорил, «мясной части» операции.

Ван Ликсин воспользовался отсосом, чтобы очистить нужный участок, и прижег продолжавшие кровоточить сосуды несколькими «выстрелами» из гемостата.

Ему сразу стало ясно, что с этой костью уже работали. Он отчетливо увидел следы по меньшей мере трех хирургических вмешательств. Как у любого здорового молодого человека, кости у Джори успешно срослись, оставив лишь едва заметные наросты. И все же те, кто сделал предыдущие операции, постарались обезопасить себя от любых случайностей, о чем свидетельствовали крошечные головки шурупов и плоские дуги миниатюрных скрепов. Присутствие металла осложняло задачу.

Он поднял дрель, уже снабженную ретракторным обтекателем. Как только сверло пройдет кость, обтекатель мгновенно отреагирует на уменьшение сопротивления, и оно уберется. Таким образом, доктор Ли надеялся не затронуть мозг пациента.

— Покажите мне рисунок, — сказал он, не обращаясь ни к кому в отдельности.

Элен Сорбелл резко кивнула кому-то, стоявшему у нее за спиной. Это оказалась женщина, которая и затеяла всю эту заварушку, Деметра Коглан. Несколько недель назад она была пациентом доктора. Сейчас же на Деметре были халат и маска. Рисунок, сделанный самим Ли после короткого знакомства со стандартной процедурой креолизации в архивах Сети, изображал вид головы сверху и расположение нескольких контуров, соединенных с различными структурами мозга нервными окончаниями.

— Спасибо, — шепнул он. Лист убрали.

Ли нажал на кнопку дрели и услышал приглушенный рокот мотора. Он подвел сверло к верхнему краю надреза и осторожно начал бурить. С поверхности кости поднялся белый дымок. Пылинки, подхваченные потоком воздуха, вылетали из-под сверла и опускались на красную плоть.

Не обращая на них внимания, доктор продолжал пробиваться через кость.

И только когда тело креола конвульсивно дрогнуло, а одна рука свалилась со стола, Ван Ликсин поднял голову.

— Держите его! Деметра!

Женщина тут же положила свои далеко не стерильные ладони на упавшую руку и плечо пациента, прижимая его к стальной поверхности стола, и, как ищущий одобрения ребенок, заглянула доктору в лицо.

Ладно, лишь бы не задела биомониторы в шейных артериях и позвоночнике.

— Поспешите, Ли, — сказала Элен. — Похоже, болеутоляющие не помогают.

— Еще минутку, — пробормотал он.

Что толку от напоминаний, если работать быстрее просто нельзя.

Два отверстия. Три. Закончив, доктор пропустил под костью, между первым и вторым отверстием, силиконово-углеродную проволоку, нажал кнопку трепанатора и поднял устройство. Проволока выскочила, оставив на белой кости ровную черную линию. Повторив процедуры еще дважды, Ли получил треугольную секцию кости с закругленными углами. Если не считать кое-каких технологических усовершенствований, то можно сказать, он вскрыл череп точно так, как это делали древние египтяне при помощи своих допотопных резцов, зубил и долота.

Доктор положил вырезанный кусок кости на стерильную бумагу и заглянул в голову Джори.

В ярком, жестком свете, бившем сверху, доктор увидел массу черных нитей, расходящихся из трех плоских серебристых коробочек. Каждая нить заканчивалась электродом, имплантированным — на разной глубине — в кору головного мозга.

Доктор Ли взял средних размеров отвертку, потрогал одну из коробочек, освободил ее из-под зажимов и подтолкнул вперед, под сделанное им отверстие. Тело Джори снова дернулось.

— Черт бы вас побрал! Держите его крепче!

— Я стараюсь!

Но порыв злости уже прошел, и доктор снова занялся делом. В нормальных условиях его бы беспокоила мысль о том, что столь небрежное обращение с коробочкой может привести к смещению электродов и вызвать незапланированное короткое замыкание либо сорвать электроды с нервного узла. Если бы доктора всерьез тревожила дальнейшая судьба и нормальное функционирование креола после операции, то перспектива подобного повреждения, пожалуй, напугала бы его.

Установив коробочку на место, он взял в одну руку самую мелкую из отверток, а в другую пинцет и, удерживая коробочку, начал ее открывать. Крохотные шурупы один за другим выпадали из отверстий. Доктор подбирал их и переносил на стерильную бумагу, лежавшую рядом с куском черепа. Вывернув все шурупы, подцепил крышку пинцетом и приподнял. Под ней находилась зеленая облатка с какими-то компонентами — все это было похоже на маленькие черные семена, прилипшие к лаймовому мороженому.

— Который? — спросил он.

В поле его зрения возникла голова Элен.

— Но это же не коммуникационный модуль! — воскликнула она.

— Нет, это сенсорный. Болевые ощущения. Все по порядку.

— Ну…

Сорбелл отступила. Наверное, для того, чтобы свериться с собственным рисунком.

— Вынимайте А-5 и В-12, - сказала она откуда-то из-за спины. — Должно быть, это то, что надо.

— Они не пронумерованы.

— Да вот, посмотрите.

Сорбелл сунула ему под нос плоский экран. Доктор кивнул, и на экране высветилась та самая коробочка.

— Второй слева, в четвертом ряду, — подтвердил он. — И третий справа, в шестом ряду.

Ли взял паяльник, поднес к нужному зернышку и нажал кнопку. В воздух взвился белый пух дыма, и первый компонент приклеился к краю пинцета. В следующую секунду к нему присоединился второй.

На всякий случай доктор Ли поднес к краю обнаженной плоти все еще горячий наконечник паяльника. Обожженное место почернело, но Джори продолжал лежать спокойно, как труп.

— Можете отпустить его, Деметра.

— Он умер? — со страхом спросила она.

— О нет! Просто уснул.

— Вы нам очень помогли, — сказала ей Сорбелл.

— Я могу идти?

— Конечно, мы почти закончили, — ответила Элен. Втянув голову в плечи, Деметра Коглан поспешила к выходу.

Ван Ликсин уже работал со второй коробочкой. Когда крышка была снята, Сорбелл принесла доктору пару длинных изолированных проводков из стоявшей на другом столе машины. Используя стерильный щуп, она указала, куда именно их нужно припаять. Еще два разряда, и первая стадия операции была завершена.

Пришло время будить Джори.

«Золотой лотос»

19 июня

Никогда раньше ее даже не тошнило.

Однажды летом, отдыхая на ранчо у дедушки, Деметра спокойно наблюдала за тем, как ветеринары клеймят коров, вставляя в разрезы на их больших ушах крохотные радиомаяки. Ей даже довелось помогать тем же самым ветеринарам, когда они кастрировали бычков.

Животных привязывали, а она усаживалась на широкую, мощную спину одного из них. Сжимая ногами твердые бока, Деметра чувствовала под собой жесткие волоски щетины, прокалывающие даже джинсы. Ей казалось, что она взобралась на вершину мира. Блеск ножей, капли крови — ее это не задевало.

Но теперь, когда пришлось стоять в тесной комнате и наблюдать за тем, как кто-то снимает кожу с головы человека, с которым она когда-то занималась любовью и который вздрагивал, как тот давно забытый бычок, ощущая каждое прикосновение скальпеля… А потом, когда доктор убрал кусок черепной коробки, и она увидела в голове провода и коробочки, это было уже слишком.

Деметра Коглан выскочила из импровизированной операционной, как перепугавшаяся девчонка.

В коридоре ее попытался остановить Лоло Мицуно, но, увидев бледное, мокрое от пота лицо, лишь посоветовал ей прилечь. И конечно, ничего никому не говорить. Деметра лишь кивнула и побежала через ряды канистр с водой, боясь, что ее вырвет прямо в них.

Добравшись до своей комнаты, она завернулась в такой привычный и теплый старый халат и приложила ко лбу холодное полотенце. Потом легла на кровать и обратилась к монитору.

— Терминал? Никаких звонков. Не беспокоить. Пожалуйста. Пусть подождут.

— Конечно.

Секретная комната Деметры

19 июня

Часы не тикали!

Джори ден Острайкер — если это все еще было его имя — вновь прислушался к фоновой пульсации часов. И ничего не услышал. Ни часов, ни переговоров на других частотах, ни зуммера поступающих сообщений. Ничего. Джори был отрезан. Впервые за всю свою креольскую жизнь он остался один. Без поддержки. В его голове воцарилась пустота.

Чувствуя наступавшую тревогу, он передал свой позывной и коды доступа. И не получил ответа. Не было даже статических разрядов. Больше всего его напугало отсутствие привычной электромагнитной среды, прежде постоянно им ощущавшейся. Он ослеп и оглох.

Джори открыл глаза.

Сверху бил свет, белый, ослепительно яркий, и в его короне двигались какие-то неясные фигуры. Одна из фигур напоминала монаха с надвинутым на голову капюшоном. Впрочем, нет, это были волосы, длинные и темные. Волосы Элен, падавшие на плечи. Хорошие волосы, чистые.

— Элен?

— Я здесь Джори.

Фигура задвигалась как-то странно, словно паря в воздухе. Судя по голосу, это действительно была Элен Сорбелл.

— Что со мной?

— Несчастный случай.

— Меня кто-то ударил.

— Да, я знаю.

— Почему?

— Ты нужен нам, Джори. Мы хотим, чтобы ты рассказал нам кое-что о Сети.

— Что? Почему я не могу связаться с Сетью? Почему я один? Что со мной происходит?

— Джори! — Голос принадлежал Лоло. Тень наклонилась над ним, и Джори увидел отблеск желтых волос. — Мы отключили тебя. Временно. Ты в изоляционном бункере, и мы работаем с твоими болевыми электродами. Если ты…

— Дело не в том… — взволнованно заговорила Элен. Фигура Лоло заняла ее место.

— Если ты откажешься с нами сотрудничать, мы сделаем тебе больно. Мы можем изменить твое восприятие времени. Ты будешь корчиться в страшных мучениях, и они растянутся для тебя на сотни лет…

— Хватит, Лоло! — Он снова увидел фигуру с длинными волосами. — Мы не хотим причинять тебе боль, Джори. Видишь ли, мы считаем, что тебя нужно защищать от того, что происходит с Сетью. Все дело в нарушении функционирования, в нестабильности проектного анализа. Ты ведь замечал что-то, да, Джори?

Острайкер обдумал предложение, складывая разрозненные кусочки информации, имевшиеся в его ограниченных внутренних запасниках. Удивительно, но слова Элен напомнили ему о тех непонятных явлениях, которые он давно списал со счета как необъяснимые загадки.

— Да.

— Опиши, пожалуйста, что ты видел, что ты знаешь. Джори поднял руку и прикоснулся к голове, словно для того, чтобы создать там коллекторный пункт для своих разрозненных мыслей. Вместо гладкой кожи он обнаружил проем в черепе, нащупал что-то слегка влажное, а также провода. Но никакой боли не возникло. Он быстро убрал руку.

— Я знаю, что Сеть работает от нового источника солнечной энергии, установленного на спутнике.

— Это всем известно, — презрительно заметил Лоло.

— Но Сеть устанавливает там двигатели. Они в тех капсулах, в которых, как считается, находятся силовые трансформаторы и микроволновые проекторы.

— Трастеры нужны, чтобы платформа удерживалась на орбите.

Лоло пожал плечами.

— Но не новые двигатели, — возражал Джори.

— Ладно. Что еще?

— Земные Фонтаны должны будут взорваться.

— Ха! Это как?!

— Сеть доставила около тридцати тонн пластиковой взрывчатки и разместила ее на пересекающихся орбитах. То, что зарегистрировано как погодные модуляторы, на самом деле — транспорты.

Сеть способна повернуть эти корабли на точки пересечения, которые окажутся на высоте ста метров над верхней пересадочной станцией каждого Фонтана. Радиальная сила взрыва будет такова, что дестабилизирует положение станции и…

— И к чертям! Они все взлетят на собственные орбиты, — закончил за него Лоло. — Да, мы знали об этих грузах взрывчатки, но не знали, для чего они. Очень хорошо, Джори. Что еще?

— Сети известно об этой комнате.

Лицо Лоло приблизилось так, что светлые волоски бровей превратились в гнездо колючек.

— Что она знает?

— Две камеры, общей глубиной семнадцать метров, шириной девять метров, высотой три метра…

— Это все есть в архиве.

— Одно купе состоит из кровати, четырех стульев, стола, шести ящиков с продовольствием, трех скафандров, четырех…

— Это видели многие.

— Один незарегистрированный кибер с неустановленным потенциалом, возможно, разумный. Компоненты состоят из центрального процессора и модулей памяти…

— Стоп! — Лоло отвернулся. — Кто еще знает об этом?

— Лета! — вспомнил Джори. — Вы называете ее Летой, как и реку. Но как она сама себя называет, мне неизвестно.

Джори говорил сам, потому ответ Элен прозвучал в его ушах как эхо.

— Ты и я. Доктор Ли…

— И Деметра, — закончил Лоло. — Джори, это Деметра рассказала тебе о кибере?

— Я узнал от Сети.

— Что еще ты знаешь об этой комнате?

— Знаю, что она защищена экраном от случайных токов. Что кодовый замок имеет комбинацию цифр: 7-1-4-3-8. Что вы обыскиваете всех-девушек, которые туда заходят. Что сразу после секса вы обычно пользуетесь туалетом…

— Лоло! — Это Элен.

— Наверняка это Деметра, — сказал Лоло, уже немного спокойнее. — Отлично, Джори. Хватит.

— Но вы спрашивали о…

— Заткни ему рот.

— Джори? — снова вмешалась Элен. — Сейчас ты немного поспишь. Все прошло хорошо. Больно не будет.

— А что с Сетью, Элен? Она не причинит мне вреда?

— Мы позаботимся об этом. Я никому не позволю обижать тебя.

— Спасибо, Элен.

Свет погас. Вместе с ним исчезли фигуры людей, комнаты и все мысли.

Глава 17 ПЕРЕСЕКАЮЩИЕСЯ ОРБИТЫ

Зона электромагнитной безопасности

20 июня

Элен Сорбелл отвернулась от безвольно лежащего тела Джори.

— Ты поняла? — спросил Лоло, бросая взгляд на электронную Лету.

— Да. Послушай, кому-то надо найти Деметру. Не займешься этим, пока я здесь все приберу?

— Конечно. Она, наверное, у себя.

— Вероятно. Приведи ее сюда.

— Ладно, — кивнул он и исчез в тоннеле.

— Я могу вам помочь? — спросил доктор Ли. Сорбелл кивком указала на креола.

— Отсоедините все мои вводы. И поставьте на место…

— Хотите, чтобы я отсоединил его?… Она покачала головой.

— Это ведь не имеет значения, да?

— Я все же сделаю.

Доктор, судя по всему, чувствовал ответственность за то, что совершил.

— Пожалуйста.

Когда все соединения между Джори и ее компьютером были сняты, Элен обратилась к материалам, собранным Летой. Для этого она воспользовалась портативным терминалом, складным экраном и клавиатурой, решив не прибегать к помощи виртуальной реальности, что было бы гораздо привычнее. Программирование на низшем уровне это не искусство, а механическая работа.

Лета вывела на дисплей коды доступа Джори. Теперь в распоряжении заговорщиков оказались записи, которые кибер сделал в тот момент, когда Джори только очнулся и попытался установить контакт с Сетью. Теперь любой компьютер, который репродуцировал бы эту запись, получил бы доступ и был идентифицирован Сетью как Джори ден Острайкер, рабочий отдела технического обслуживания, зарегистрированный креол.

После того как Элен закончит работу, незарегистрированный кибер сможет пройти туда, куда ей нужно.

В течение четырех предыдущих месяцев Сорбелл, отрывая время от своей основной работы, работала над созданием специальной компьютерной программы. Она активировалась при получении соответствующей команды.

Работа была рискованная, потому что жизнь людей на Марсе зависела от киберсети, которая поддерживала газовый баланс в тоннелях, управляла переработкой пищевых отходов и утилизацией сточной воды, следила за функционированием Фонтана и контролировала движение на орбите, обеспечивала связь с Землей и остальной Солнечной системой.

Для того чтобы вывести из строя Сеть и не затронуть эти процессы, Элен создала сложный самоорганизующийся вирус, действующий выборочно.

Вот почему для того, чтобы инициировать программу — если в этом возникнет необходимость, — Элен была нужна подставная фигура с кодом доступа в Сеть. Короче, ей требовался код доступа Джори.

Когда придет время, ее программа отсечет высшие функции Сети: ее коллективный разум и способность принимать решения, ее управление юридическими и социальными доктринами, возможность слежения за коридорами и наблюдения за людьми, но оставит в рабочем состоянии функции низшего порядка, сводящиеся к механическому поддержанию систем жизнеобеспечения тоннельного комплекса.

По крайней мере, она надеялась, что именно так все и сработает, если ее профессиональная догадка окажется верной. Элен знала, что, имея дело с новым, еще неопробованным вирусом, рассчитывать на стопроцентный успех нельзя.

— Удалось? — спросил Лоло, возникнув у нее за спиной.

— Конечно, все получилось. Ты так быстро вернулся? Где Деметра?

— Будет через минуту. Я послал за ней одного из ребят.

— Я думала, что ты пойдешь сам.

— Нам надо поговорить, пока ее нет, — серьезно сказал Лоло. — Джори дал нам больше, чем знал.

— Верно, весь боевой план Сети. Она планирует блокировать человечество, уничтожив Фонтаны. После этого мы превратимся просто в расходный материал, не так ли?

— Очевидно, — согласился он. — Скорее всего нечто подобное запланировано и для нашего собственного Фонтана. Может быть, для этого и потребовались двигатели на новом энергоспутнике: вывести его на параболическую орбиту с тем, чтобы он упал сюда, на Тарсис Мон. Его замечание заставило Сорбелл задуматься.

— Не уверена. Зачем резать веревку в двух местах, если достаточно и одного?

— Тогда мы будем изолированы от Луны, Европы, станций пояса астероидов.

— Но эти колонии нежизнеспособны без массированной поддержки с Земли. Как, впрочем, и мы.

— О черт, Элен! Мы сейчас полностью обеспечиваем себя! Мне казалось, об этом и говорить не стоит. Всем нам не нравится, что Земля вмешивается в наши дела. Эти надоевшие территориальные притязания, необузданные проекты террапреобразований! С марсианской точки зрения, это только создает неудобства и помехи. Мы прекрасно обойдемся и без них. Подумай сама. Если у нас будет возможность снабжать Европу и другие колонии, то мы…

— Мы просто завянем, Лоло. Погибнем. Конечно, мы можем обеспечить себя. Продержимся несколько месяцев, даже несколько лет. Но что делать без тех материалов и новых технологий, которые регулярно поступают с Земли? Нет, долго нам не протянуть. Через два-три года нас ждет голод и гибель от удушья. Мы будем просить принять нас обратно на любых условиях. И Сеть, конечно, знает это. Она же сама написала программу развития нашей экономики.

— Тогда для чего нужны двигатели на энергоплатформе? — спросил он.

— Не представляю себе, зачем оснащать спутник новыми установками. При резком ускорении возникает опасность поломки солнечных батареей. Они же просто скрутятся спиралью. Другое дело, если они развернуты только для показухи, но это не так. По-моему, я знаю Сеть так же хорошо, как какого-нибудь человека, так вот, она весьма консервативна. Сеть не стала бы жертвовать ценными ресурсами Марса — ресурсами, контроль над которыми она в конечном итоге рассчитывает взять на себя, — отправляя на орбиту гектары полиморфического силикона только для того, чтобы потерять их в первую же секунду операции.

— Загадка.

— По крайней мере отчасти. Мы все же знаем о ее намерении взорвать Фонтаны.

— Ты можешь ее остановить?

— У меня есть пуля, есть пистолет, а теперь — с получением кодов доступа Джори — появился и курок. Я могу инициировать наш вирус в пределах того шестидесятивосьмиминутного промежутка, который необходим для вывода бомб на известные позиции. Мы сможем вовремя отменить высшие функции Сети. А вот все остальное гораздо сложнее.

— Что ж, я могу…

— Что здесь происходит? — раздался голос у них за спиной.

Элен обернулась и увидела заспанную Деметру Коглан, которую сопровождал один из крепышей-охранников Лоло.

«Золотой лотос»

20 июня

— Мисс Коглан!

— Да, терминал? — пробормотала Деметра. — Что еще?

— Мисс Коглан!

Кто-то тряс ее за плечи, да так, словно хотел сбросить с кровати. Черт бы их побрал! Кто оставил дверь открытой? Она же распорядилась, чтобы ее не беспокоили.

— Мисс…

— Ладно, ладно, хватит. Я уже проснулась. Проснулась!

Деметра открыла глаза и увидела перед собой незнакомое лицо. Впрочем, нет. Это был тот самый молодой парень, который с такой профессиональной легкостью и жестокостью вырубил Джори, а потом ушел. Теперь он стоял над ней, наклонившись, положив свои громадные, тяжелые руки на ее голые плечи.

Простыня почти сползла, заметила Деметра и многозначительно посмотрела на незнакомца.

— Почему бы вам не…

Он убрал руки и отступил на шаг.

— Лоло и мисс Элен хотят, чтобы вы вернулись, — юный тяжеловес бросил взгляд на терминал, — на вечеринку.

Он отошел еще на пару шагов, явно намереваясь подождать, пока она встанет.

— Хорошо. — Деметра вздохнула. — Буду готова через минуту.

Намек не подействовал.

— Идите, — добавила она, — встретимся там.

— Мне велели привести вас.

— Хм… не могу же я одеваться у вас на глазах. Нельзя ли подождать за дверью?

Молодой человек нахмурился, в глазах его мелькнуло сомнение.

— Здесь только одна дверь, — указала Деметра. — Или, по-вашему, я могу выбраться через вентиляционную шахту?

Он и впрямь повернул голову и задумчиво осмотрел решетку размером сорок на сорок сантиметров, врезанную в каменную стену. Чтобы выбраться из комнаты этим путем, надо бы быть акробатом с откидной головой.

— Идите, — сказала она. — Вон!

Как только за ним закрылась дверь, Деметра соскочила с кровати, отыскала свежее белье и чистый свитер и, порывшись в маленьком шкафчике, выудила пару мягких сапожек. Идти по скользкому, мокрому полу галереи, ведущей к секретной комнате, в тапочках было бы неразумно. Она знала, что времени на то, чтобы добежать до коммунальной ванной и умыться — не говоря уже о душе, — у нее нет. Да и присланная за ней ручная горилла не станет ждать так долго.

Выйдя из комнаты, Деметра решительно зашагала по коридору, демонстративно не обращая внимания на тяжеловеса. Но не успела она сделать и трех-четырех шагов, как он догнал ее и схватил за руку. Запястье как будто попало в тиски. Деметра резко повернулась, почувствовав при этом, что свобода движений сильно ограничена.

— Послушайте, как вас зовут?

— Джефф.

— Джефф… а дальше?

— Те Дзин.

— Так вот, послушайте меня, Джефф Те Дзин. Я действительно ваша пленница?

— Мне сказали привести вас. Я и веду.

— Хотите, чтобы у меня остались синяки?

Чтобы сформулировать ответ, Те Дзину понадобилось еще три шага.

— А вы не убежите?

— Конечно, нет. Я тоже хочу увидеться с Лоло и Элен.

— Хорошо.

Он ослабил зажим, но так и не решился выпустить ее руку.

— Боже! — вздохнула Деметра.

Они прошли по залитому водой коридору до самого тупика в заброшенной, глухой части тоннельного комплекса и оказались перед ничем не примечательной стальной дверью. Первая комната опустела — вечеринка и впрямь закончилась. Когда они миновали портьеру, разделявшую помещение на две части, Деметра вспомнила, что здесь есть биотуалет, в котором можно хотя бы ополоснуть лицо, и вильнула в сторону.

Этот неожиданный маневр застиг Те Дзина врасплох. Он тут же провел болевой прием, так вывернув ей руку, что она невольно опустилась на колено.

— Вы обещали, — строго напомнил Джефф.

— Да мне только руки вымыть.

Он пробурчал что-то похожее на ругательство.

Пока они шли по короткому соединительному тоннелю, Те Дзин держал руки у нее на шее, давя на спину, при этом большие пальцы лежали на лопатках, как бы для дополнительного контроля. В таком положении Деметра едва переставляла ноги. Ей вспомнилось, что так обращались с заключенными на Матаморосе: это называлось «лягушачий марш». К болевым ощущениям добавлялось еще и чувство унижения.

К тому времени, когда они вышли во вторую комнату, она уже кипела от злости.

— Эй! Что здесь происходит?

Элен Сорбелл и Лоло Мицуно одновременно подняли головы и посмотрели на нее. Похоже, они о чем-то совещались.

В глубине комнаты у стола возился доктор Ли. Бронзовое тело Джори, совершенно неподвижное, все так же лежало с дыркой в голове. В своем полусогнутом положении Деметра видела, что глаза у креола открыты, но взгляд зафиксирован на одной точке. Ей показалось, что он не дышит.

Элен посмотрела на Те Дзина.

— Она была в отеле?

— Да.

Элен перевела взгляд на Деметру.

— Что ты делала?

— Спала, — ответила Коглан.

— Почему?

Ну что за идиотский вопрос!

— Ну, сейчас ведь уже за полночь, не так ли? Кроме того, я не очень хорошо себя чувствовала. После всего этого.

Она кивнула в сторону распростертого на столе Джори.

— Ты с кем-нибудь разговаривала?

— Нет, я сразу отправилась к себе.

— Ты пользовалась терминалом в комнате?

— Сегодня вечером — нет. И я не понимаю, какое это… О, подождите! Я попросила машину, чтобы меня не беспокоили. И что толку!

Элен нахмурилась. Ее явно что-то беспокоило.

— Что означает «сегодня вечером — нет»?

— Ну, обычно по вечерам, перед тем как лечь спать, я составляю отчеты для Далласа.

— Что в них?

— Ничего особенного. То, что случилось в течение дня. Люди, с которыми я встречалась и разговаривала. Как идут дела с порученным заданием — мне ведь надо разузнать как можно больше о проекте.

— В этих отчетах упоминались Лоло и я?

— Только мельком.

— Ты упоминала об этой комнате? О том, что она экранирована? О комбинации замка?

— Нет! Лоло же просил меня ничего никому не говорить. А почему ты?…

— У нас утечка информации, Деметра, — мягко сказал Лоло. — Судя по тому, что мы выяснили сегодня, Сети известны вещи, доступ к которым имела только ты.

— Абсурд! — запротестовала Деметра, но и сама услышала, как дрогнул ее голос.

Конечно, большая часть этих отчетов была составлена в форме ответов на вопросы терминала. Таким способом куда легче делиться своими визуальными и вербальными впечатлениями; к тому же всегда можно заранее определить тематические векторы расспросов машины. Она сама выбрала такую модель в качестве меры предосторожности, чтобы не расходовать впустую драгоценное время. Кроме того, ей не хотелось также испытывать и без того небезграничное терпение Грегора. Что ж, длинный язык — действительно ее недостаток. Разумеется, любой искусственный интеллект мог бы при желании без труда преодолеть установленные ею ограничения, но ведь для этого нужна серьезная мотивация. А откуда ей взяться?

Только из Сети.

— Ну, возможно… — Деметра запнулась. — То есть… — Она вздохнула и раскинула руки. — Не знаю!

Некоторое время — довольно долго — Элен Сорбелл задумчиво смотрела на девушку.

— Ты разговариваешь во сне? — спросила она наконец.

Деметра ответила не сразу.

— Раньше ничего такого не было. Видишь ли, в Остине мы с кузинами делили одну спальню на всех. Никто ничего такого не говорил.

— Но сейчас такое случается?

— Может быть. Понимаешь, я обычно засыпаю, диктуя отчеты. Может быть, что-то и выскакивает.

— Это началось после того несчастного случая? — спросил доктор Ли из глубины комнаты. — Как и проблемы с концентрацией?

— Да, полагаю, что с тех самых пор.

Элен тут же набросилась на нее.

— Расскажи поподробнее об этом твоем знаменитом несчастном случае. Был ли поврежден мозг?

— Немного. Я устранила почти весь моторный контроль над противоположной ушибу стороне тела, и у меня нарушился слух.

— Как же получилось, что теперь у тебя все в порядке? — спросила Элен.

— Ну, меня починили.

— Как?

— Наверное, обычным способом. Вставили биоинтерфейсные чипы, которые дополняют нормальное функционирование и помогают прокладке новых связей в коре мозга.

Сорбелл повернулась к доктору Ли:

— Но вы сказали, что она чиста!

— Так и есть! — подтвердил доктор. — Я провел полное сканирование тела, которое ничего не выявило. Место травмы представляло собой, — он сделал паузу, очевидно, задумавшись над ответом, — представляло собой гладкое отверстие, окруженное костным рубцом. Никаких признаков проникновения в ткань мозга. Никаких активных протезов.

Сорбелл подошла к столу, взяла электронное устройство — это был мультиметр в форме указки — и набрала код на крошечной панели. Когда она вернулась, Коглан увидела на ручке прибора небольшой дисплей и квадратную решетку звукового динамика. Элен подняла указку и провела ею вокруг головы Деметры.

Мультиметр запищал, приблизившись к плечу девушки, а возле виска звук стал пронзительнее.

— Дайте-ка взглянуть. — Доктор Ли стащил хирургические перчатки, обошел стол с телом Джори и, взяв прибор в руку, внимательно посмотрел на дисплей.

— Что?… — начала Деметра.

— Это указатель силы электромагнитного поля, — коротко объяснила Элен.

— Здесь совсем другие показатели, — сказал доктор. — Намного выше, чем те, которые были на моем сканере.

— Система в твоем офисе связана с Сетью, не так ли? — спросила Элен.

— Да, конечно.

— О Боже! — простонал Лоло.

Протянув руку, он мягко коснулся плеча Коглан и тут же отстранился.

— Деметра, ты шпион Сети! Она попятилась.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Только то, что они подключились к твоему мозгу и ты подчинялась их приказам.

— Они? О ком ты говоришь?

Теперь Деметре стало по-настоящему страшно.

— О машинах. О Сети.

— Но я же не машина! Я не с ними!

— Конечно, ты с нами. Но ты их пешка. Других объяснений быть не может.

Вернувшийся к столу доктор Ли взял шприц и начал набирать в него что-то. Деметра не знала, что он собирается ей ввести, но была уверена: ничего хорошего укол ей не сулит. Конечно, они боятся мести со стороны Сети; Лоло уже объяснил ей это. И первое, что им надо сделать в такой ситуации, — нейтрализовать предполагаемого шпиона машин. Нейтрализовать ее.

Распростертое на столе тело Джори натолкнуло Деметру на другую мысль. Сорбелл и Мицуно убили креола только потому, что заподозрили в нем агента Сети. Но если они решили, что и она представляет для них опасность, то ее судьба решена.

Оставалось только действовать.

Деметра схватила Элен за плечи и толкнула на Лоло. Оба пошатнулись, вцепившись друг в друга, чтобы удержаться на ногах.

Доктор Ли поднял голову и повернулся — лицо у него было унылое и бледное, лишенное какого-либо выражения.

Коглан резко развернулась на подушечках стоп и оказалась нос к носу с Джеффом Те Дзином. Крепыш уже раскинул руки, загораживая ей путь и, таким образом, раскрывшись…

Подготовка в Далласе не прошла даром, приемы были отработаны настолько, что стали рефлексом. Ее левая нога автоматически согнулась в колене, голень выступила вперед, пальцы напряглись, как у балерины, — и подъем стопы врезался противнику прямо между ног. Прежде чем Джефф успел отреагировать, нога ушла назад, упершись в каменный пол, и Деметра развернулась на пол-оборота вправо. Ее левая нога описала дугу, и пятка пришла в соприкосновение с хрящами горла Те Дзина. Он не успел ничего сделать, так как девушка довершила комбинацию прыжком вроде тех, которые совершают в канкане, и впечатала подошву правой ноги в лоб своего недавнего мучителя. При всей слабости каждого из ударов их объединенной мощи оказалось достаточно, чтобы заставить Джеффа согнуться пополам и замычать от боли.

Вдобавок Деметра услышала хруст, какой бывает, когда камень рассекает сухое дерево.

Не оглядываясь и не останавливаясь, она прошмыгнула мимо выведенного из строя силача и нырнула в соединительный тоннель.

Глава 18 ЖИВОТНЫЕ В ЗАПАДНЕ

Гармониа Мунди

20 июня

— Роджер…

Образ Дорри снова появился перед ним. Она была в шортах и топике. Темные волосы, как всегда, развевались на ветру. Была ночь, но этот факт никак не влиял на то, что он видел. Невиданной яркости солнечный свет окутывал силуэт его первой жены, словно она стояла в серебристо-золотом пузыре, и огоньки, подобные огням святого Эльма, мерцали вдоль ее руки, указывающей в сторону горизонта.

— Чего ты хочешь? — устало спросил он.

В последнее время эти видения являлись все чаще. Изобретенные и разработанные Александром Брэдли и Доном Кэйманом, они, по замыслу создателей, должны были как бы «включить кнопки» узнавания и желания, которого он давно уже не мог испытывать. Если бы Роджер мог перепрограммировать свой заплечный компьютер и избавиться от нее, он бы это сделал. Но лицо и голос Дорри были прочно вживлены в механизмы выживания на самом глубоком уровне. Если бы только Торвей попытался сейчас стереть ее из памяти компьютера, то, возможно, ослеп бы и оглох.

— Иди в Тарсис Мон, — тем же милым голосом распорядилась Дорри.

— Зачем?

— Иди в Тарсис Мон.

— Зачем? Мне нужно знать причину, Дорри. В конце концов ты же ненастоящая.

— Иди, Роджер.

— Что-то с моей?…

— Беги.

Прежде чем он успел сформулировать еще какой-то вопрос, его ноги остановились, колени согнулись, словно готовясь к бегу. Какого черта? Что происходит? Он почувствовал, что его тело поворачивается в сторону Тарсис Мон, повинуясь сигналу внутреннего радиокомпаса, уже настроившегося на Тарсис Мон. Он лежал за горизонтом, где-то там, где заканчивалась рука Дорри.

— Беги, Роджер!

И прежде чем он успел остановить себя, ноги уже понесли Роджера Торвея через усеянную каменистыми обломками долину; пальцы касались грунта с точно установленными десятиметровыми интервалами, оставляя на песке едва заметные отметины. Его механическое тело пришло в движение само по себе, не дождавшись сигнала мозга. Дорри исчезла, и Роджер Торвей, клочок программы, оперирующей внутри программы, внезапно почувствовал себя очень одиноким.

По ту сторону шлюза

20 июня

Деметра мчалась по коридору Тарсис Мон, в душе понимая, что бежать ей, собственно, некуда. Если спускаться вниз, в глубь комплекса, то рано или поздно упрешься в какой-нибудь тупик, попадешь в какой-то глухой угол, где тебя прижмут к стене, схватят и убьют.

Другой вариант — путь наверх, к защитным куполам и шлюзам на поверхности планеты, и там придется выбирать между капитуляцией и выходом наружу. Можно, конечно, облачиться в скафандр, но это ничего не даст, кроме затяжки времени, определяемой количеством воздуха в баллонах. А потом либо сдаться, либо погибнуть от удушья.

Но пока Деметра неслась по тоннелям, эти мысли складывались лишь в фоновую мозаику, паутину возможных вариантов будущего, тогда как мозг съеживался и отступал перед волнами осознания прошлого. Она заново переживала последние два года жизни, представшие теперь в калейдоскопе разнообразных интерпретаций.

Вымысел: Деметра приняла решение посетить Марс ради смены обстановки, стремясь восстановить силы после перенесенной ею травмы.

Факт: Происшествие вовсе не было несчастным случаем. Это Сеть на Земле устроила все таким образом, что те злосчастные ножницы соскользнули и ударили ее в висок. Теперь она нисколько не сомневалась, что все было подстроено, как было когда-то подстроено и другое, когда Сеть, манипулируя компьютерными расчетами, вызвала к жизни программу создания киборгов, в результате которой Роджер Торвей оказался на Марсе.

Если так, если в ее череп вживили или внедрили некие нейрочипы и биостимуляторы, то сколько же решений, принятых ею за это время, были ее собственными? Конечно, никто, никакой едва слышный, но настойчивый внутренний голос не нашептывал ей: «Ешь овощи», «Изучай тайную дипломатию», «Занимайся боевыми искусствами» или «Лети на Марс». Но это вовсе не означало, что крохотный, размером с биочип, искусственный разум не управлял ее речью, не отслеживал поступающую визуальную информацию, не воздействовал на те или иные скопления клеток или нервные узлы электрическими разрядами, подталкивая ее к нужному ему решению.

Теперь Деметре стало понятно, почему она так упорно использовала свой домашний терминал в режиме вопросов и почему так часто засыпала при этом. Конечно, машина могла просеять ее память, проанализировать все, что она видела и слышала в течение дня, а если имплантированный разум чего-то не понимал, то она сама растолковывала все внимающему уху Сети.

Вымысел: Корпорация, узнав о ее планируемом отпуске, выбрала Деметру для незначительной разведывательной работы, шпионской миссии против северозеландцев, потому что она внучка Элвина Бертрана Коглана, а следовательно, политически благонадежная личность.

Факт: Северозеландцы не проводили на Марсе никаких изысканий, которые нельзя было бы осуществлять с Земли. Тогда почему корпорация заплатила за то, чтобы отправить ее сюда? Ответ ясен: потому что компьютер сказал им, что такая командировка необходима. А после того как имя Деметры Коглан — чей мозг уже был приведен в нужное Сети состояние — выпало из стратегических планов корпорации, кто-то вдруг весьма к месту вспомнил, что она любимая внучка самого Элвина Коглана. Разумеется, это ничуть не повредило делу.

Но тогда, если северозеландцы не делали ничего такого, что требовало бы наблюдения, зачем посылать целую делегацию для ведения переговоров с мнимым марсианским правительством как раз по этому вопросу? Ответить нетрудно: Гарри Ортис, главный советник северозеландцев, пережил неприятный инцидент, ныряя с аквалангом, в результате чего к его мозгу тоже подключились. Сеть превратила Ортиса в негласного союзника Деметры. А на случай ее провала заготовили Сак Иль Сана с его электронно-гормональным насосом.

Провала? Но какую операцию она могла провалить?

Ну, разве не очевидно?

Вымысел: Деметра совершенно случайно познакомилась с Лоло Мицуно и Элен Сорбелл, потому что они оказались друзьями Джори.

Факт: Джори был еще одним инструментом Сети, находясь под непосредственным телепатическим контролем. Вычислить это мог каждый, и, очевидно, Элен и Лоло разгадали его секрет.

Компьютеры использовали Джори, чтобы держаться поближе к ним, потому что подозревали: то, чем занимались эти двое в секретной комнате, могло повредить Сети и расстроить ее далекоидущие планы. Когда Джори потерпел неудачу — потому что повстанцы, естественно, заподозрили креола и отгородились от него, — компьютеры создали новую персону, заслуживающую доверия мятежников и устраивающую их по всем параметрам. Такой фигурой стала Деметра, случайная туристка с Земли, богатая, приятная в общении девушка, начинающий шпион с мнимой легендой — выяснение сведений о Долине Маринера. Может быть, подумала Сеть, Элен и Лоло ослабят бдительность и покажут ей, чем они занимаются.

Доказательством того, что дело было именно так, являлись обстоятельства ее знакомства с Джори. Она попросила — или же ее подтолкнули к этому? — порекомендовать ей проводника для ознакомления с Долиной Маринера, и Сеть предоставила ей этого креола.

Вторым доказательством стало то, как машины прикрыли ее в кабинете доктора Ван Ликсина, где она по прибытии проходила обязательное медицинское обследование. Сеть знала, что заговорщики подозревают каждого, кто пользуется биохимическими протезами, и соответственно подменила компьютерный образ ее головы каким-то другим.

Ловко!

Изощренная изобретательность Сети поражала воображение. Машины могли написать практически любой сценарий, имея доступ ко всем информационным каналам, которыми пользовались целых два мира и все человечество. В распоряжении Сети могло быть сколько угодно, от сотни до миллиона, людей, превращенных ею в марионеток и способных исполнить любую роль в ее настоящих и будущих замыслах.

Возможно, земная структура Сети и не имела прямого отношения к решению кибера в офисе округа Тровис при сравнительном анализе обязательных образцов крови ее отца и матери, давшего положительное заключение, но полностью исключать такой вариант было нельзя.

А уж определить дальнейшую жизнь Деметры не представляло большого труда — небольших изменений в компьютерных файлах было вполне достаточно, чтобы сориентировать ее в нужном направлении. Вспомнить хотя бы курс разговорного русского, на который она записалась в восьмом классе только из-за сбоя в работе компьютера…

И черт возьми! Ее, Деметру Коглан, не любившую даже вести разговоры о сексе перед машинами, заманили в постель — причем дважды! — к почти незнакомому человеку. А может быть, недоверие к киберам — это тоже часть заложенной в ее мозг программы? В этом тоже был определенный смысл: отличное прикрытие, снимающее немало опасений и подозрений.

Как-то сразу вдруг все, что она говорила и делала, стало чужим, не ее собственным.

Что, если вся ее жизнь шла под диктовку ненавязчивого шепота проводков в ее голове?

Теперь Деметра наконец-то поняла, что нуждается в помощи. Ей нужно найти того, кто независим от Сети, кто находится вне ее, вне замутненных ею источников информации, кто принимает собственные решения.

Роджер Торвей.

Или его имя, пришедшее на ум именно сейчас, тоже было подсказано электроникой?

Сказать невозможно.

Когда не срабатывает инстинкт, обратись к интеллекту. Пусть киборг и ему подобные были продуктом устаревших компьютерных программ, но они уже десятилетиями скитались по пустыням Марса, не подчиняясь никому. Тем, кто интересовался киборгами, было известно, что более старые модели вроде Торвея могут самостоятельно отключать радиосвязь с Сетью.

Все это подразумевало, что Торвей свободен от постороннего влияния. И кроме того, стать на ее сторону в войне против машин его толкал экономический интерес: ведь она заключила с ним сделку.

Но как связаться с Торвеем?

Как раз в этот момент Деметра пробегала мимо одного из общественных терминалов, встроенных в стену коридора. Неужели все так просто? Неужели достаточно лишь позвонить?

Но тогда Сеть узнает, где она.

Впрочем, это нетрудно установить и другим способом, по электромагнитному излучению, источник которого находился у нее в голове. Секретов больше нет, не так ли?

Она посмотрела меню.

— Терминал, соедини меня с Роджером Торвеем, где бы он ни находился, что бы ни делал. Нам нужно поговорить.

— Сейчас, мисс Коглан.

Странная готовность услужить, не правда ли? Раньше, когда ей приходилось просить о чем-то…

— Деметра?

Безжизненный, сухой механический голос, без акцента, без смысловых ударений. Голос киборга. Однако экран остался пустым, как будто в архивах не нашлось компьютерного образа ее собеседника, а в том месте, где он находился в данный момент, не было камер. В результате меню исчезло через несколько секунд, а на экране появился какой-то вращающийся узор.

Во всем этом было нечто гипнотическое.

— Полковник Торвей? У меня беда. Мне необходима ваша помощь.

— Что случилось?

— У меня проблемы с группой людей, которые… В общем, они убеждены, что Сеть замышляет нечто против человечества. Им кажется, будто я шпионю в пользу машин.

— Почему они так считают?

— У меня в голове какие-то биочипы, медицинские протезы, и эти люди полагают, что из-за них я нахожусь под контролем компьютеров.

— Это действительно так? — полюбопытствовал Торвей. — Вы под контролем?

— Боже, я не знаю! — захныкала Деметра. — Ну откуда мне знать?

— Тоже верно.

— Вы единственный из тех, кого я знаю, кто может послужить посредником между ними и машинами. Люди уважают вас, а киберы ничего не могут вам сделать.

Молчание.

Ей стало не по себе.

— К тому же вы такой сильный, полковник. Вы можете защитить меня — физически — от того, что со мной хотят сделать.

— Вы имеете в виду людей.

— Да. Они уже убили одного предполагаемого шпиона… креола Джори ден Острайкера.

— Убили? Как?

— Сделали трепанацию черепа и изъяли какие-то части мозга… электронные части. Боюсь, то же самое будет и со мной. Они захотят удалить мои протезы. Мне страшно, полковник Торвей.

— Не знаю… — В его голосе ей послышался свист холодных ветров. — Боюсь, все это не наше дело. Киборгам лучше оставаться в стороне…

— Но вы же тоже человек, пусть и не совсем, — взмолилась Деметра. — Не забывайте об этом.

— Колонистам не нравится, — продолжал Торвей, — что киборги вмешиваются в их дела. Это началось уже давно. Да что говорить, ведь в последний раз…

Ей стало вдруг противно: к чему эти разглагольствования, когда ей нужна реальная помощь?

— Мы с вами заключили сделку, полковник! Ваша помощь в обмен на фонды «Двойного орла». Назовите цену, в любой валюте. Я заплачу.

Молчание.

— Хорошо, Деметра, — сказал наконец Торвей. — Давно уже я не посещал эти тоннели, так что не могу дать гарантий, что мое присутствие повлияет на нынешнее поколение людей.

— Вы только помогите мне, полковник! Где вы сейчас?

— Вообще-то в нескольких сотнях метров от Тарсис Мон. Неподалеку от главного шлюза.

— Отлично! Хм… а вы можете войти?

Из терминала донесся резкий сухой звук, отдаленно напоминавший циничный смех.

— А у вас на пальцах есть отмычки?

— Я все поняла. Только смотрите, чтобы не было утечки. Я рядом.

— Понял. Конец связи.

Муаровый узор на экране свернулся, а его место снова заняло меню. Деметра отвернулась.

— Деметра!

По трапу прямо к ней поднимался Лоло Мицуно. Она оглянулась, не зная, куда бежать, сорвалась с места, но Лоло оказался проворнее.

Воздушный шлюз

20 июня

Лоло заметил Деметру, когда поднимался по трапу около главного шлюза. Мицуно даже испытал чувство гордости — ведь это он вычислил, куда именно бросится Деметра Коглан. Шлюз — единственное логически притягательное место для отчаявшегося человека. Там она могла бы сесть в «ходуна», выбраться наружу, а затем отправиться к другому подземному комплексу. Все остальные варианты исключались, так как вели к неизбежной ее поимке.

— Деметра! — крикнул он, ускоряя шаг.

Она повернулась, растерянно посмотрела по сторонам и бросилась наутек, но он успел быстро догнать ее.

Через пару секунд Лоло уже стоял, прижав ее к стене, расставив руки, чтобы воспрепятствовать дальнейшей попытке побега, и не забывая при этом следить за ее ногами.

— Почему ты сбежала?

— Ты, Элен и доктор! Вы бы убили меня, как Джори, после того, как узнали…

— Джори не умер. С ним все в порядке.

— Но он выглядел как мертвец!

— Нет, он всего лишь в бессознательном состоянии. Нам нужно было убрать кое-что из его головы, а для этого нам пришлось отключить…

— Вы и из моей головы хотите что-то убрать…

— Нет, Деметра. Мы не намерены причинить тебе вред…

— Элен! Она готова на все! Я видела по ее глазам. Она ненавидит меня.

Деметра продолжала затравленно оглядываться по сторонам, словно попавший в западню зверь.

— Клянусь тебе, что это не так, — проговорил Мицуно и почти поверил себе.

— Я не вернусь в ту комнату.

— Тогда где…

— Отпусти меня. Я пойду к себе. Останусь там. Если хочешь, запрусь в своей комнате, пока не придет следующий транспорт с Земли. Я ни с кем не буду разговаривать. Ни о чем. Я только хочу домой.

Но ее безумный взгляд продолжал блуждать по сторонам — по трапу, входу в тоннель, — как сломанная машина по бесконечному кругу.

— Деметра… — Он попытался привлечь ее внимание. — Сейчас уже поздно…

Пара сильных рук схватила Лоло сзади за плечи.

— …дууумааать…

Голос запрыгал, как резиновый мяч по камням. Лоло оторвали от пола вверх и встряхнули, как пыльный коврик. Челюсти стукнулись друг о дружку с такой силой, что могли бы перекусить язык, попадись он между зубами.

Лоло спасло только то, что вместо того, чтобы сопротивляться, дергаться и сопротивляться — и, возможно, умереть, сражаясь, — он расслабился и повис в нескольких сантиметрах от пола. Ему казалось, что его руки стиснуты стальными кольцами. Он ощущал силу этих колец сквозь одежду, ощущал мышцами и понимал собственную беспомощность. Немного придя в себя, Лоло опустил глаза и увидел что-то похожее на обтянутые резиновыми перчатками пальцы.

Деметра тем временем отошла от стены и, приблизившись к Мицуно, посмотрела ему в глаза. Похоже, они поменялись местами, и теперь попавшим в западню животным был уже он.

— Только не убивайте его, полковник.

Полковник? Торвей? Как и почему он оказался внутри комплекса? И откуда Деметра узнала… ах да, от Сети. Ну конечно.

— Можете опустить меня, сэр, — спокойно сказал Лоло. — Я не доставлю никому никаких неприятностей.

Ответа не последовало, но Мицуно опустили на пол. Его ноги снова приняли на себя вес собственного тела.

Желая удостовериться в правильности своей догадки, Лоло повернулся. Киборг оказался больше, чем он его помнил: выше двух метров, широкий, плотный, с крыльями солнечных панелей, подрагивающими над чисто выбритым черепом. Фасеточные глаза бесстрастно рассматривали Мицуно.

— Итак, Деметра… — Лоло посмотрел на девушку. — Что здесь происходит? Хочешь, чтобы мы оба проводили тебя?

— Вы пойдете со мной, — ровным, искусственным голосом сказал Роджер Торвей. Наличие гелия в атмосфере тоннеля не повлияло на его тембр, но все же киборг повысил голос, очевидно, чтобы люди не чувствовали в нем чужака. — Я знаю одно надежное место.

Лоло бросил взгляд на Деметру. Ее лицо выразило недовольство. По-видимому, такое развитие событий девушку не устраивало.

— Куда? — спросил Мицуно.

— В надежное место, — повторил киборг.

— Думаю, полковник, мы сами найдем дорогу, — вежливо сказал Лоло.

— Спасибо, полковник, — добавила Деметра, придвигаясь к Мицуно. — Я вполне могу сама дойти до своей комнаты. Ценю вашу…

— Вы оба пойдете со мной в надежное место.

Теперь девушка и Лоло стояли рядом, глядя на киборга снизу вверх. Мицуно почувствовал, как ее пальцы коснулись его ладони.

— Он… у него какая-то инструкция, — прошептала она. — Даже голос звучит иначе.

Наверное, Деметра не знала, что слуховое восприятие у киборга по меньшей мере на сто процентов лучше, чем у человека. Торвей мог слышать не только ее шепот, но и биение сердца. Тем не менее он никак не отреагировал на ее слова. Во всяком случае, его красноватые глаза словно и не замечали их. Киборг стоял как статуя. Может быть, Торвей уже забыл о людях за прошедшие миллионы наносекунд?

Лоло решил устроить ему проверку. Сжав пальцы девушки, он тихонько скользнул вдоль стены с тем, чтобы обойти киборга справа и пробраться к трапу.

Одно молниеносное движение бедер, коленей и локтей — Деметра даже не заметила, как это произошло, — и Торвей переместился так, что путь оказался перекрытым.

Продолжая улыбаться, Лоло обозначил маневр в другую сторону.

И снова киборг опередил его, отрезав от спасительного трапа. Он двигался с легкостью опытного баскетбольного защитника, который блокирует завладевшего мячом противника, или как сторожевой пес, ограждающий неразумных овечек от неприятностей. Он ни разу не дотронулся ни до Лоло, ни до Деметры, но постоянно вставал между ними и их целью.

После двух неудачных попыток Лоло уже был готов сдаться и возобновить переговоры, но, очевидно, Торвей придерживался другого мнения. Он вдруг отказался от пассивного реагирования на их телодвижения и перешел к более активной тактике. Сторож превратился в погонщика. Он начал свою игру, надвинувшись сначала на Лоло, потом на Деметру, нависая над ними, раскинув руки, расправив крылья. Лоло отступил, сделал шаг вверх по трапу, и Деметра невольно последовала за ним.

Торвей продолжал наступать, быстро сокращая дистанцию, заставляя их идти быстрее. Лоло ускорил шаг и споткнулся. Через несколько секунд оба уже повернулись и побежали, причем в том направлении, которое определил киборг. Мицуно знал, что бежать от их преследователя не по силам никому из людей, и он лишь надеялся, что Торвей по крайней мере не предпримет против них никаких действий.

Вскоре они оказались в центре шлюзового отдела, в большой шестиугольной камере с массивными дверями. Все были закрыты, за исключением одной. Заглянув в соединительный рукав, Лоло увидел кабину стандартного «ходуна», примерно такого же, на котором они с Деметрой обследовали Гармониа Мунди.

— Полагаю, нам нужно войти, — бодро сказал он.

— Да. Пожалуйста, входите, — пригласил их Торвей, подходя ближе.

Мицуно провел Деметру через люк, по-прежнему держа ее за руку, и подтолкнул к сиденьям перед инструментальной панелью. Они разжали пальцы только тогда, когда пришлось пристегнуть ремни.

Торвей вошел в кабину вслед за ними, пригнув голову и сложив крылья за спиной. Он не сел, как его подопечные, а опустился на край кресла, готовый к действиям. Лоло заметил, что расположился киборг между ними и люком.

Наверное, он подал какой-то электронный сигнал вроде тех, которыми пользовался Уайетт. Задняя дверь со стоном закрылась, инструментальная панель ожила: приборы показывали уровень давления, положение гироскопов, напряжение, готовность двигателей. Шесть ног «ходуна» распрямились и пришли в движение.

Машина слегка качнулась вперед, отстыковываясь от комплекса, но тут же выпрямилась и взяла заданный курс через марсианскую пустыню. Пол «ходуна» оставался на одном уровне, но местность определенно шла на подъем.

Лоло, который хорошо знал окружавший Тарсис Мон пейзаж, выглянул в боковой иллюминатор и внезапно понял, о каком «безопасном месте» говорил Торвей.

— Нет, полковник! Вы не должны нас тащить туда! Мы же там умрем!

Его руки метнулись к панелям управления: может быть, удастся отменить команду и даже повернуть машину назад.

Черные пальцы, появившиеся с неожиданностью полицейских наручников, сжали его запястья в четырех сантиметрах от пульта управления.

Деметра, повернувшись в кресле, ударила по этим черным рукам, стараясь оторвать их, но с таким же успехом она могла колотить по каменной глыбе.

— Все в порядке, Деметра, — сказал Лоло. — Не надо… не ушибись… Полковник, я буду вести себя хорошо.

Стальные тиски удерживали его еще целую секунду. Потом пульт погас, подчиняясь неслышной команде Торвея. Машина продолжала движение по заданному курсу.

Глава 19 ВВЕРХ ПО БОБОВОМУ СТЕБЛЮ

Тарсис Мон

Космический Фонтан

20 июня

Двигаясь вроде бы сам по себе — но на деле под управлением Сети, — «ходун» приблизился к основанию Космического Фонтана. Машина уверенно направлялась к северной стене ограждения и там остановилась. Затем, словно произведя какие-то расчеты, медленно прошла вперед. Нос «ходуна» уткнулся в опаленную солнцем бетонную панель. Ничего не случилось. Машина повторила этот же маневр у следующей панели. Она будто искала что-то невидимое для человека и киборга, словно собака, обнюхивающая ряд одинаковых штакетин в заборе, чтобы отыскать ту, на которой сохранился нужный запах.

Зная, что Сеть старается обнаружить вход, Роджер Торвей ничем не мог ей помочь. Кибермодули ничего не знали о планировке башни, у них не было ее схемы с обозначением пунктов входов. Представление о функциях Фонтана сводилось у них к оперативной информации, выраженной в цифрах — энергопоток в мегаваттах, перемещаемый груз в тонно-метро-секундах.

Киберы видели лишь диаграммы движения, плотности потока в фидерных системах и прочие данные, относящиеся к внутренней стороне работы Фонтана. Они никогда не смотрели на основание башни снаружи, если не считать видеокартинок, полученных из «ходуна».

Не выпуская из поля зрения пленников, готовый отреагировать на любой самый неожиданный их маневр Роджер одновременно посматривал и в передние иллюминаторы. Краем глаза он заметил, как из открытой бреши между внешней стеной и самим Фонтаном выплыл похожий на гигантскую таблетку пассажирский модуль. Через пару секунд он уже исчез из виду, устремляясь в верхние слои атмосферы. Торвей сообщил бы Сети, что «ходун» вышел к нужной точке, но разговаривать с ней не мог.

Между тем машина, не обращая внимания на поднимающийся модуль, продолжала «обнюхивать» стену.

— Что происходит? — шепотом спросила Деметра. — Он, случайно, не заблудился?

— Не знаю, — обеспокоенно ответил гидролог. Роджер предпочел промолчать.

Если бы он мог ответить, то объяснил бы, что, хотя основная часть грузов перемещалась вверх и вниз по Фонтану в черных модулях, строители предусмотрели также и возможность транспортировки негабаритных механизмов и оборудования. В этих случаях груз размещали на платформу, закрепляли, чтобы он не сполз, и отправляли прямиком в безвоздушное пространство. Сеть хотела поставить «ходуна» на такую платформу, но сначала ему нужно было найти вход в грузовой отсек.

Именно этим машина и занималась сейчас, используя метод проб и ошибок, что раздражало человеческую сторону натуры Роджера. Если бы Сеть предоставила ему свободу действий, позволила самому направить «ходуна» куда надо. Но даже он не заслужил такого доверия машин.

После последнего разговора с Дорри на Гармониа Мунди системы Роджера работали как-то странно, словно подчинялись не его воле, а чьему-то постороннему влиянию. Он чувствовал себя марионеткой, дергающейся на ниточках в пальцах невидимого кукловода. Ощущение собственной несвободы особенно испугало его после того, как он жестко обошелся с Лоло Мицуно — парень нравился ему как добросовестный техник, пусть даже и человек, — и заставил его и Деметру Коглан подняться по трапу и войти в машину.

Торвей знал, что Сеть использует его, имея возможность воздействовать на его мышцы и органы чувств через заплечный компьютер. Таким же образом Сеть явила ему Дорри и заставила бежать к подземному комплексу. Сейчас таинственный хозяин снова проник в его системы через эту же замочную скважину. Роджер сходил с ума от злости и осознания своей беспомощности, но не мог ничего изменить.

Наконец «ходун» нашел то, что нужно. Как собака, обнаружившая помеченный собственным запахом столб, подумал Торвей. Наверное, он рассмеялся бы, если бы мог. Вход представлял собой стальную дверь, выкрашенную, как и вся бетонная стена, в серый цвет, но раскрашенную отчетливо различимыми черными и желтыми полосками. Глаз человека или киборга заметил бы этот знак с расстояния в пару сотен метров, но Сеть использовала в данном случае другие сенсоры «ходуна» — возможно, его радиоприемник, — полагая, по-видимому, что машинному интеллекту требуется для ориентира нечто более изощренное, например, магнитная аномалия стальной панели или шум ее сервомоторов.

Сеть открыла дверь башни изнутри. Запоры лязгнули, и Торвей не столько услышал, сколько ощутил звук благодаря едва заметной вибрации металлического пола. Дверь открылась наружу, и «ходун», обнаружив, что путь свободен, решительно шагнул в темноту.

— Куда мы идем? — громко спросила Деметра. — Лоло, ты же знаешь, да?

— Думаю, нам предстоит непосредственно узнать, что именно сделала Сеть с грузом взрывчатки, — ответил Мицуно.

— Выходит, мы заложники?

— Похоже, что так.

Машина продвигалась через серый полумрак — слабый свет приближающегося утра просачивался во все еще открытую дверь, а сверху рассеивать мрак помогали звезды, заглядывавшие в брешь, пролегавшую вокруг основания Фонтана. Самым досадным было то, что Роджер не мог двигаться, не мог даже выглянуть в иллюминатор и посмотреть, что там впереди. Сеть, как можно было предположить, считала, что грузовая платформа уже подошла к уровню данного отсека, потому что такая команда была отдана и принята. Но это вовсе не означало, что все именно так на самом деле.

Если платформы нет, если «ходун» шагнет в пустоту и рухнет вместе с пассажирами в эксплутационную шахту, если их ждет падение с шестидесятиметровой высоты, то Роджер хотел бы знать об этом заранее. Может быть, тогда ему удалось бы как-то обезопасить Деметру и Лоло, не допустить, чтобы они сломали шеи. Но Сеть «заморозила» его, лишив возможности вмешаться.

Тембр шагов машины изменился. Похоже, теперь ее стальные ноги ступали не по глухому бетону, а по более звонкому металлу. Значит, они уже на платформе.

«Ходун» заворочался, мелко переступая по ограниченной площадке, подстраиваясь под ее размеры, разворачиваясь так, чтобы использовать каждый сантиметр свободного пространства. Кажется, Сеть проявляла невиданное терпение.

Когда машина наконец заняла оптимальную позицию, корпус резко опустился на три метра. Деметра испуганно вскрикнула, но Торвей знал, что она просто меняет центр тяжести, перенося его ниже к платформе. Едва фюзеляж перестал покачиваться на стальных амортизаторах-подвесках, как стоявшие по периметру грузовой палубы зажимы звучно клацнули, фиксируя груз.

— Лоло… — начала Деметра, и Роджер явственно услышал нотки страха в ее дрожащем голосе. — Эта штука хорошо загерметизирована?

— Ну… — Мицуно задумался. — В общем-то да. Надо иметь в виду, что на нулевом уровне давление марсианской атмосферы составляет один процент от земного. Это настолько близко к вакууму, что разница практически не имеет значения.

— Хм… — Кажется, его ответ не очень-то убедил Коглан. — Что ж, придется принять ваше объяснение. В конце концов вы же тоже дышите этим воздухом.

Она едва успела сказать это, как стена башни скользнула вниз. Поверхность ее была настолько невыразительной, серой, что после первоначального сдвига дальнейший подъем проходил совершенно незаметно, и судить о скорости движения стало невозможно. Впрочем, у Роджера были свои возможности, и когда ощущение перегрузки от ускорения прошло, он отметил, что набор скорости происходит хотя и плавно, но очень быстро — начальные метры в секунду уже выросли до километров.

Через некоторое время Торвей почувствовал нечто странное: хватка железной руки, подчинявшая себе в последний час все его движение, похоже, начала слабеть. Связь с Сетью терялась. Интересно, подумал он, в чем тут дело? Ясно было одно: сама Сеть тут ни при чем. Она уже давно привыкла распоряжаться им по своему усмотрению, как и любым кибером, подчиненным программой иерархии. Ни разум, ни сострадание не могли сподвигнуть Сеть выпустить его из-под своего контроля.

Конечно, сбой не мог быть связан и с расстоянием между платформой и узлом Сети в глубине Тарсис Мон. Ее мощности вполне хватало на то, чтобы с помощью радиотрансляционных усилителей и станций оптоволоконной связи вести мониторинг всех операций Фонтана. Кроме того, Сеть управляла спутниками, каждый из которых занимал отдельную орбиту.

Поразмыслив, Торвей вспомнил, что Фонтан поддерживается силой энергии тысяч, а возможно, и миллионов ферритовых обручей, выстрелянных с огромной силой. Их вращение создавало мощное магнитное поле. То же самое относилось и к массивным тягачам, перемещавшим грузовые модули и платформы по внешним рельсам. Все эти разнородные поля и блокировали прохождение сигналов на заплечный компьютер.

Роджер разжал пальцы, пошевелил запястьями, разогнул колени, напряг ступни и медленно поднялся. Двигаться приходилось медленно, потому что даже стальные мышцы могли не выдержать столь резкого напряжения.

— Лоло, посмотрите, — прохрипела Деметра. — Что он собирается с нами сделать?

Торвей проверил голосовые контуры, словно желая убедиться, что они все же принадлежат ему.

— Ничего, — сказал он наконец. — Деметра, мне ужасно жаль, что все так получилось. Я вынужден расторгнуть нашу сделку.

Зона электромагнитной безопасности

20 июня

Элен Сорбелл стояла в нескольких шагах от стола, наблюдая за действиями доктора Ли, зная, что ее помощь может понадобиться в любую минуту.

Доктор вскрывал скальпелем горло Джеффа Те Дзина.

Ему нужно было проделать отверстие, через которое молодой человек мог бы дышать, в противном случае он захлебнулся бы собственной кровью, постоянно сочившейся из разбитой гортани. Набор медикаментов, предназначавшийся для другой операции, на мозге Джори, не позволял доктору пользоваться болеутоляющими; ему даже не хватило антисептика, чтобы очистить место разреза. Что касается возможного сотрясения и ушиба сердечной сумки, то здесь оставалось надеяться только на молодость и природную силу пациента.

Чтобы заняться пострадавшим китайцем, доктору Ли и Элен пришлось убрать со стола Джори. Теперь ден Острайкер лежал в другой, внешней комнате. Серебристые коробочки были наспех засунуты на место, в дыру в черепе. Но подсоединять и запускать системы доктор не стал. Если бы Джори посчастливилось выжить, он стал бы прежним креолом. Но в его памяти образовался бы значительный провал, иммунная система обязательно бы ослабла, что привело бы, в свою очередь, к отторжению нескольких протезов и потере около пятнадцати килограммов полимерной кожи, с которой уже более десяти лет боролось данное ему от природы тело. Возможно, Джори даже остался бы жить, поддерживаемый современной медициной.

Вот только вряд ли он получит требуемую помощь вовремя, подумала Элен без всякого-сожаления. Она чувствовала себя генералом, прибывшим из глубокого тыла на передовую и обнаружившим, что все вокруг разваливается. В этот вечер любой ее маневр оборачивался неудачей, и каждое решение только усугубляло ситуацию.

— Держите здесь! — приказал доктор Ли.

— Что?

Она тряхнула головой, сбрасывая оцепенение.

— Здесь!

Он взял ее за руку и приложил нестерильный палец к краю разреза на горле Те Дзина, а потом прижал к скользкой мембране. Элен почувствовала под пальцем острый кусочек кости и лишь усилием воли сдержала подступившую тошноту.

— Глубже!

Она закрыла глаза, еще шире раздвигая края разреза.

Тело Джеффа Те Дзина дернулось, легкие жадно втянули воздух.

Элен заставила себя не думать ни о своем пальце, ни о том, что под ним.

В этот момент из тоннеля в комнату просунулась голова Вилли Ляо, еще одного из бойцов Лоло и, как вспомнила Сорбелл, какого-то дальнего родственника Те Дзина.

— Женщины нигде нет!

Доктор Ли на мгновение поднял голову, бросил взгляд на Ляо и снова склонился к пациенту.

— Ага. — Элен задумалась. — Скоординируйте свои действия с Лоло, хорошо? Мы заняты.

— Лоло тоже нигде нет.

— Ну так свяжитесь с ним как-нибудь… впрочем, нет, этого делать нельзя. — Прибегнув к ресурсам Сети, они выдали бы себя, верно? Элен попыталась собраться с мыслями, старательно не обращая внимания на текущую по пальцам теплую жидкость. — Вы проверили комнату Коглан?

— Она не возвращалась.

— А шлюзы? Лоло предположил, что она может отправиться туда.

— За последние четыре часа из них никто не выходил.

Что же еще? Элен почувствовала, что попала в тупик.

— Сколько человек в вашем распоряжении?

— Сейчас? Ну, десять — пятнадцать.

Явно недостаточно, чтобы визуально обследовать двадцать тысяч кубометров. Дня на это не хватит. Даже, пожалуй, и недели.

«Успокойся, — сказала себе Элен, — и постарайся решать проблемы по порядку».

Если бы Лоло не нашел Деметру, то, несомненно, дал бы знать об этом либо вернувшись сюда, либо послав кого-нибудь с плохими новостями. Если бы он нашел ее, то привел бы сюда или запер в каком-нибудь надежном месте и сообщил об успехе.

В любом случае Мицуно отсутствовал слишком долго и, следовательно, мог считаться пропавшим без вести.

«Не надо прятаться от правды! Признай то, что есть: Сеть управляет Деметрой Коглан, как управляет Джори и корейцем. Если Лоло нашел Деметру и до сих пор не вернулся, то объяснений может быть два. Первое — он уже мертв.

Второе — он стал пленником Сети, и вскоре его заставят рассказать машинам все, что он знает».

Ни один из вариантов не устраивал Элен. С ее Лоло такого случиться не могло!

Но что она могла сделать?

Итак… если он в плену у Сети, то, может быть, у нее еще есть время принять какие-то меры, прежде чем его превратят в очередного живого мертвеца.

Доктор Ли продолжал возиться с Джеффом. Элен убрала палец, и края разреза сомкнулись.

— Эй! Что вы делаете?

— Все. Забудьте о нем. — Она вытерла руку об одежду китайца. — Нам нужно заняться Летой.

— Но этот парень…

— Да, знаю, умрет. — Элен изучающе посмотрела на провода, идущие к главному процессору компьютера. Хорошо бы обойтись минимумом разъединений при переноске кибера. — И Лоло тоже умрет, если мы не уберем эту машину отсюда.

— А куда вы хотите ее перенести? — спросил доктор.

— Куда-нибудь… то есть нам нужно подключиться к Сети… предпочтительно по радио.

— Зачем?

— Чтобы ввести коды доступа.

Доктор Ли перевел взгляд на человека, лежащего на операционном столе. Кровь из горла Те Дзина едва сочилась, дыхание остановилось. Элен знала, о чем думает доктор: так много смертей в эту ночь, так много ошибок…

Ван Ликсин вздохнул.

— В любом случае я уже ничем не могу ему помочь. Стоявший у входа Ляо опустил глаза и отвернулся.

— Вилли! — крикнула ему вслед Элен. — Ты нужен нам.

Тарсис Мон

Космический Фонтан

20 июня

— Мне очень жаль, Деметра, — сказал Роджер Торвей.

Киборг заметно расслабился и сидел, скрестив ноги, в почти человеческой позе. Коглан даже показалось, что в его отстраненном, почти механическом голосе прозвучали нотки сожаления.

— Куда мы летим? — спросила она. — Куда вы нас…

За окнами машины не было ничего, кроме мерцающих на фоне черного неба булавочных головок звезд. Время как будто пошло вспять, рассвет сменила ночь, падавшие на корму косые солнечные лучи ничуть не портили великолепия бриллиантовой звездной россыпи.

— Это не я, — перебил ее киборг и сделал паузу. — То есть не совсем я. Меня контролировали извне. Могу предположить, что контроль осуществляет кибернетический узел, который вы называете Сетью. Относительно его… или ее планов… боюсь, я в них не посвящен. Сейчас Фонтан выносит нас на нужную орбиту. Что дальше… я не знаю.

— Вы упоминали о каком-то «безопасном месте», — сказал Лоло — Что это означает?

— Не знаю. У меня сложилось представление, что это некое место, находящееся под контролем Сети. Такое место, где Сеть сможет осуществить свои намерения в отношении вас, где ей никто не помешает.

— В отношении нас… ну и ну. Деметра покачала головой.

Губы киборга сложились в улыбку, и она поняла — Торвею приятно, что его включили в группу обреченных. Ей вдруг стало понятно его одиночество. Какая незавидная доля — бродить десятилетиями по пустыням Марса, имея своим спутником лишь машины и еще нескольких таких же… выпотрошенных. Возможно, впервые за пятьдесят лет, впервые после того как Торвей покинул Землю и остался без поддержки лаборатории в Тонке, штат Оклахома, он объединился с людьми в общем деле.

— Мы летим к новой солнечной станции, — сказал Лоло. — Она должна быть там.

— Конечно! — воскликнула Деметра, успевшая забыть о таинственном сооружении. — Та самая, которую строят машины с помощью дистанционного управления. Но есть ли там место для людей? Место, где можно дышать?

— Ты ведь там успела побывать, верно? — спросил Лоло.

— Может быть, там, а может, в каком-то другом месте. Но я точно помню, что видела, как машина строила стену из массивных металлических панелей. Возможно, это было что-то вроде жилого модуля, но у меня осталось впечатление, что панели уж очень толстые и… да! — стены получались двойные, как будто…

— Изоляционный слой, — предположил Торвей, — или ракетный двигатель, или… камера сгорания.

— Почему вы так думаете? — удивленно спросила Деметра.

— Я ведь, знаете ли, был когда-то астронавтом.

— Верно. — Она согласно кивнула. — Может быть, вы и правы. Но если там собирались поместить двигатель, то очень большой, судя по изгибу внутренней стены.

— Совпадает с тем, что рассказал Джори, — вставил Лоло. — Сеть устанавливала двигатели на солярной платформе.

— Когда он это сказал? — спросила Деметра. — Я ничего такого не слышала.

— Это было позднее, когда мы… хм… отключили его от Сети. Джори говорил правду.

— Итак, — подвела итог Деметра, — Сеть доставит нас на платформу, а потом отправит куда-то еще. В безопасное место. Но где найти таковое? На Земле? В поясе астероидов? На Европе?

— Что бы ни задумала Сеть, — заметил Лоло, — хорошо, если бы это случилось побыстрее. Как только Элен поймет, что мы попали в заложники, она предпримет активные действия.

— Какие? Что она может сделать? — Деметра пожала плечами.

— Элен поместила вирус в марсианскую Сеть. Как только она активирует его, программа уничтожит высшие операционные уровни, но не тронет индивидуальные компьютеры, контролирующие механические функции в тоннелях. Р-р-аз! И нет больше коллективного разума.

— Это опасно! — взорвался Торвей.

— Р-р-аз! И нет больше нас, — задумчиво сказала Деметра. — Если система разрушится в тот момент, когда мы все будем в пути…

Похоже, теперь и Лоло понял, что им угрожает.

— Ну, возможно, есть какие-то варианты… Его перебил Торвей:

— Сколько времени ей понадобится, чтобы активировать вирус?

— Ну, по расчетам Элен выходило менее часа. Добавьте время, которое потребуется, чтобы перетащить Лету — наш незарегистрированный компьютер — в другое место, откуда можно наладить радиоконтакт и начать атаку на систему безопасности Сети. Кроме того, Элен ведь еще нужно психологически приготовиться к принятию решения. Пока она не поймет, что мы стали заложниками и ей нужно что-то сделать…

— Сколько? Три часа? Четыре?

— Я бы сказал, не больше двух, — ответил после краткой паузы Лоло.

— Недостаточно. — Торвей покачал головой.

— Для чего? — спросила Деметра.

— Мы уже прибыли.

Сиявшие над ними звезды исчезли, скрытые днищем пересадочной станции, кружившей на вершине Фонтана. В боковых иллюминаторах «ходуна» Деметра увидела нижний периметр опускающегося рабочего отсека, обозначенный сигнальными огнями, и тени огромных магнитных захватов.

Клац! Деметра скорее почувствовала, чем услышала, как освободились замки, расположенные по краям поднимающейся грузовой платформы. Затем подъем прекратился, и она ощутила невесомость.

Компьютеры, контролирующие работу на орбите, не теряли времени. Прежде чем груз, представленный в данном случае «ходуном» и его пассажирами, успел сместиться, магнитные захваты подцепили его и отвели в сторону.

Очевидно, автоматика привыкла иметь дело с оборудованием и контейнерами, а не с транспортно-пассажирскими средствами. Резкая перемена в векторе движения бросила Деметру вперед, пряжка ремня безопасности расстегнулась, и девушка врезалась в острый угол пульта управления.

У Лоло центр тяжести находился выше — он кувыркнулся через голову и, пролетев вперед ногами, ударился о «козырек» с такой силой, что обычное стекло разлетелось бы вдребезги.

Что касается Торвея, то он успел сложиться и пострадал меньше других, вклинившись между двумя креслами и найдя опору в одном из своих крыльев.

Но испытание еще не закончилось. Пауза длилась не более доли секунды — «ходуна» повело в противоположном направлении. Деметра упала в свое кресло, ударившись локтем о голову киборга. Лоло рухнул на пульт управления, который отозвался паническим всплеском разноцветных сигналов. «Ходун» выпрямился на всех своих восьми ногах.

Бац! Окна из ног «ходуна» подломилась, ударившись о замок магнитного захвата. В следующий момент покалеченная машина соскользнула с платформы грузового отсека в звездную пустоту. Получив толчок при столкновении, «ходун» медленно вращался, став похожим со своими полувтянутыми ногами на смытого в раковину мертвого паука.

Центробежная сила снова прижала Деметру к консоли. Старые синяки напомнили о себе тупой, тягучей болью. Лоло — похоже, он был без сознания — неподвижно лежал у переборки под «козырьком». Торвей никак не мог освободиться из западни между подлокотниками кресел.

— Как вы думаете, с какой скоростью мы движемся? — безмятежно поинтересовался он, поворачивая голову.

Деметра взглянула на вращающееся небо. К горлу подступил горький тошнотворный комок, и ей стоило немалых сил справиться с ним.

— Не знаю, но… не слишком быстро.

— Десятки километров в секунду? Тысячи?

— Сотни… не могу определить.

— Шестой энергоспутник находится примерно в двух или трех тысячах от пересадочной станции. У нас еще есть несколько минут. — Киборг помолчал. — Этого мало.

— Мало для чего?

— Остановить вращение и стабилизировать эту развалюху. Но, с другой стороны, сделать это невозможно без маневровых двигателей.

— На вас так сильно действует вращение? — язвительно поинтересовалась Деметра.

— Речь идет о нашем выживании. У Сети ограниченные возможности слежения в космосе. Не исключено, что она и не знает, в каком положении мы сейчас находимся и в каком направлении дрейфуем. Особенно если учесть, что при такой скорости мы можем не просто врезаться в стыковочное кольцо. — Легким, почти незаметным движением Торвей освободил голову. — Боюсь, наша развалюха может не выдержать столкновения.

— Вы ведь можете дышать в безвоздушном пространстве, да? — спросила Деметра.

— Да, я могу. Вы не можете.

Глава 20 ИНТЕРВЬЮ С МЕФИСТО

Где-то на орбите

20 июня

Лоло Мицуно очнулся с пульсирующей болью в голове и неловко отлепил свое длинное тело от передней переборки «ходуна». Получилось не сразу — внизу находился теперь не пол, а нос машины. Опершись рукой на «козырек», он недоумевающе уставился вниз, на неспешно вращающиеся звезды.

Лоло оглянулся на своих спутников. Деметра сидела в кресле, обвязавшись лопнувшим ремнем безопасности. Торвей занял второе кресло и тоже пристегнулся. Одно из крыльев погнулось и двигалось не так свободно, как другое, наверное, из-за сломанного каркаса. Но, в общем, они оба — и киборг, и девушка, — похоже, не пострадали.

Сам Мицуно мог бы похвастать синяками и ссадинами, распухшим — вероятно, от растяжения — запястьем и мучительной головной болью. Но крови не было, и кости вроде бы остались целы. Он еще раз выглянул в иллюминатор и попробовал оценить скорость вращения: четыре оборота в минуту. Вряд ли Сеть приготовила для них именно это.

— У нас проблемы, да? — спросил он.

— Похоже, что так, — согласился Торвей.

— Не люблю чувствовать себя беспомощным. Лоло даже не взглянул на приборную доску- при свободном падении от нее не было никакого толку. Конструкторы машины, естественно, не рассчитывали, что ей выпадет шанс бороздить не пустыни Марса, а открытый космос. Сейчас Мицуно больше заботило другое: надежно ли загерметизирован их «летательный аппарат». Вопреки тому, что он сказал Деметре, уверенности в этом у него не было, так как «ходун» попал в условия, не предусмотренные его создателями. И уж если на то пошло, то когда они попадут туда, куда попадут, то состыкуется ли их шлюз со стыковым устройством платформы? Было бы нелепо и трагично умереть из-за крошечного зазора всего в несколько миллиметров.

Впрочем, в данный момент перед пленниками маячили более серьезные проблемы.

Мицуно долго смотрел на вращающееся звездное небо, надеясь обнаружить впереди энергостанцию и таким образом оценить, сколько у них еще есть времени до начала героических свершений. Имея перед собой только звезды и широкое лицо Марса — с полоской приближающегося рассвета в качестве единственного указателя относительно вектора движения, — Лоло никак не мог сориентироваться. Радар «ходуна», предназначенный для сканирования местности, на таком расстоянии был бесполезен.

Даже при этой низкой скорости вращения Мицуно затруднялся определить, что у них «впереди» и что «позади». Пересадочная станция Фонтана с ее сигнальными огнями полностью растворилась в черной глубине. Нужно было искать что-то другое.

Напрягая зрение, Лоло вглядывайся в темноту, чтобы обнаружить какой-нибудь большой приближающийся объект. Он знал, что солнечный свет, отраженный от панелей станций, медленно поворачивающихся на синхронной орбите, будет отличаться от света звезд. Возможно, это поможет.

Одна из звезд сдвинулась в сторону и расцвела нежно-фиолетовым пятиугольником — верный признак эмиссии нового двигателя. Однако Лоло подождал еще сорок пять секунд — три полных оборота, — прежде чем позволил себе поверить в то, что это не видение, а реальность. За это время на фоне неба уже ясно обозначились контуры орбитального буксира, направляющегося в их сторону. Мицуно посмотрел на своих товарищей и кивком указал на тусклые мерцающие огоньки.

Киборг приблизился к панели и переключил радиосвязь на общую частоту.

— Экстренное сообщение, — неторопливо и размеренно произнес он. — Сброшен грузовой модуль. Просим подобрать. Неопознанный буксир на орбите над Долиной Маринера. Ждем ответа.

Ждать пришлось долго.

Ответа не поступало.

Между тем буксир уже развернулся в их сторону кормой, маневровые двигатели включились, выбрасывая клубы прозрачного газа. Магнитные захваты протянулись к беспомощному «ходуну». Приближающийся корабль словно исполнял сложный танец.

— Что он делает? — спросила Деметра.

— Я бы сказал, готовится подцепить нас на крючок, — ответил Торвей.

— А почему они не отвечают?

— Не могут, если это автоматический корабль. Некоторые из них кружат на орбите именно с целью возврата утерянного груза и сброса мусора.

— Опять Сеть, — кивнул Мицуно.

— Да, конечно.

«Ходун» качнулся — первый захват нашел контакт с ногой машины. Потом то же сделали другие, и буксир снова включил основную тягу, пытаясь с помощью своей силы преодолеть силу, заставляющую «ходун» вращаться.

Сидящие в кабине услышали скрипы и стоны, но в итоге ничего страшного не случилось — машина выдержала возникшее напряжение и стабилизировалась.

Лоло почувствовал, что начинает дрейфовать в направлении от переборки, и, чтобы не уплыть к корме, зацепился носком ботинка за край пульта управления. Его спутники остались в креслах.

Наблюдая через боковое окно за буксиром и его маневрами, Мицуно никак не мог обнаружить ни малейшего признака близости солнечной электростанции.

Бум! Теперь «ходун» ударился обо что-то кормовой частью. Головы сидевших в креслах Торвея и Деметры дернулись, но ничего больше не произошло. Впереди по-прежнему было только черное небо.

— Какого черта… — начал он.

— Думаю, мы пристыковались.

— Но там же ничего…

— Шлюз там. — Торвей показал пальцем себе за спину. Темное лицо киборга словно усмехалось над ним. — По-моему, кое-кто там тоже знает об этом.

Все трое повернулись. Диск замка на двери шлюзового перехода сам по себе повернулся, и панель медленно отошла в сторону. За ней лежал ярко освещенный коридор, обитый пластиковыми панелями нейтрального серого цвета. В ушах засвистел ветер, и Мицуно понял, что коридор находится под давлением.

— Если не ошибаюсь, это приглашение, — сказала Деметра. — Я бы, пожалуй, его отклонила.

— Я тоже, — согласился Лоло.

Киборг молча сидел в позе задумавшейся статуи, устремив взгляд в глубь огромной пустой трубы. Интересно, подумал Мицуно, какие сигналы принимают сейчас электромагнитные сенсоры Торвея? Впрочем, он по-прежнему пребывал в расслабленном состоянии, его механические мускулы не вздрагивали, сопротивляясь безмолвным приказам Сети.

— Можно подождать здесь, — бесстрастно заметил полковник. — Не знаю, долго ли…

И тут же, словно в ответ на некое произнесенное им ключевое слово, приборная панель тревожно загудела. Внутри что-то закоротило, как будто цепи «ходуна» не выдержали напряжения, на которое не были рассчитаны. Металлическая панель под ногой Мицуно нагрелась почти моментально. Странно, но каким-то образом она тоже оказалась под напряжением.

— Ребята…

Лоло отдернул ногу и, оттолкнувшись, поплыл к потолку.

Из-под клавиатуры панели потянулся дым. Сначала это были едва заметные белые нити, очень быстро ставшие густыми и черными, с мельчайшими комочками наполовину сгоревшего пластика. В воздухе появился тяжелый запах заплесневелого хлеба и озона.

Деметра закашлялась и начала развязывать удерживавший ее в кресле ремень, а когда освободилась, то прежде всего зажала рот и нос обеими руками. Торвей действовал гораздо быстрее, схватил девушку за плечо, увлекая за собой к коридору, подальше от клубов ядовитого дыма.

— Выбирать не из чего, — сказал он.

— Точно, — согласился Мицуно.

Оставшись в кабине, они либо умерли бы от отравления продуктами горения, либо задохнулись от недостатка кислорода. Так или иначе, приходилось отступать по единственно возможному пути отхода — туда, куда приглашала их Сеть, которая была готова пожертвовать «ходуном» ради того, чтобы выкурить их.

Пожар достигал одновременно двух целей, понял вдруг Лоло: сжигая за ними мосты, лишал их возможности побега.

Действуя вместе, киборг и человек вытащили девушку из дыма и, подхватив под руки, устремились к двери, за которой лежал длинный, неизвестно куда ведущий коридор.

Тарсис Мон

Первый уровень

Тоннель № 15

20 июня

Элен Сорбелл взбежала по трапу, удерживая опасно балансирующую стопку модулей памяти. Доктор Ли следовал за ней, окутанный соединительными кабелями, предназначенными для подключения голосовых и визуальных интерфейсов Леты. Последним был Вилли Ляо, несший полосатый ящик для главного процессора. Согласно данным инструкциям, китаец держал свой груз обеими руками.

Сорбелл спешила и подгоняла своих спутников. Она уже не сомневалась, что теперь, проникнув в мозг Деметры Коглан, Сеть знает все о планах заговорщиков. Тайной для прибывшей с Земли женщины оставалось лишь существование дремлющего вируса. Но если Сеть сумела подключиться и к Лоло, тогда она в курсе всех секретов.

Как только искусственный разум получит в свое распоряжение исчерпывающие данные о мятежниках Тарсис Мон и об их оружии, машины сразу же предпримут необходимые оборонительные меры. Теперь все зависит от того, кто кого опередит.

Элен не просто боялась мести: ее пугала собственная неспособность определить возможный источник угрозы и вектор опасности. Не будучи человеком и не будучи даже разработанным людьми и действующий в соответствии с собственной логикой, разум Сети мог отреагировать совершенно непредсказуемым образом.

Поставленные перед необходимостью решить проблему своего выживания в схватке с людьми машины могли увидеть сложившуюся ситуацию под совершенно новым углом и прийти к абсолютно неожиданным выводам. Сорбелл боялась не только за себя и Лоло, ее ужасала мысль о том, что Сеть способна, перейдя в контрнаступление, уничтожить Космический Фонтан, чтобы изолировать Марс, а потом постепенно отравить или удушить те тридцать тысяч человек, которые жили в разных подземных комплексах.

Может быть, машины смотрят на людей с тем же отвращением, с каким люди глядят на бактерии или водоросли, ставшие миллиарды лет назад зачатком всей жизни на Земле. Что касается временной шкалы, то для машин, мыслящих со скоростью, в миллионы раз превышающей скорость соответствующих процессов у людей, наносекунды — это те же годы.

В общем, Сорбелл знала одно — надо спешить.

Проблема заключалась в том, где именно подключиться.

Сначала она думала установить радиоконтакт. Именно таким образом Джори и другие креолы чаще всего обменивались позывными с локальными узлами связи. Но обычно причина для радиообмена появлялась у креолов и киборгов тогда, когда они работали вне комплекса, на поверхности планеты. Именно там возможности приема были оптимальными. Находясь же в тоннелях, где радиосигналы слабели и искажались, креолы держали свои мысли при себе либо подключались к Сети физически, через свои «косички».

Элен знала, что у нее нет времени перегружать Лету в «ходуна» и выбираться из комплекса на поверхность. Для этого пришлось бы возиться с неуклюжим скафандром и перчатками, настраиваться на частоту, на которой обычно работал Джори. Не исключено, что Сеть даже не пропустила бы ее через шлюзовую камеру. Поэтому трем заговорщикам ничего не оставалось, как действовать внутри комплекса. Полагаясь лишь на то, что под рукой.

Не было у них и лишней «косички». Единственная, остававшаяся в зоне безопасности, соединялась с черепом Джори ден Острайкера. И даже если бы кто-то вернулся назад, отрезал эту «косичку» и принес сюда, им нечем подсоединить ее к главному процессору. Пришлось бы тратить драгоценное время на сращивание.

Элен остановилась.

Перед ней находился общественный терминал, встроенный в стену тоннеля.

— Как эта штуковина разговаривает с Сетью? — вслух спросила она, задавая вопрос скорее себе, чем своим спутникам.

Вилли вяло пожал плечами.

— Не знаю.

Доктор Ли ненадолго задумался.

— Наверное, через систему оптоволоконной связи.

— Конечно, так же, как и Лета! — Элен приободрилась. — Разберем эту панель и найдем нашу собственную «косичку»!

— Что? Не знаю…

— Послушайте, нам надо подключиться к Сети, да? Если Джори внутри комплекса, он подключается через такой вот терминал, верно? Конечно он пользуется собственными коннекторами, но в принципе между ними устанавливается прямая связь, надо лишь ввести соответствующий код. Лета, как я надеюсь, сумеет обойти терминал без особого труда. Нам нужно только подсоединиться к фиброоптическому кабелю за панелью.

— Опасно! — возразил Лоло.

— Нам угрожает куда большая опасность, если мы будем медлить, — ответила Сорбелл.

Доктор Ли провел рукой по стальному боку терминала.

— Их не так-то легко взломать.

— Вилли, быстро найди молоток и лом, — приказала Сорбелл. — Или какой-нибудь другой инструмент. Надо вытащить вот эти болты.

— Да, мэм.

Китаец кивнул и побежал по тоннелю.

— А теперь, доктор… — Она повернулась к Ван Ликсину. — Ваш хирургический набор поможет справиться с этими проводками? Они мало чем отличаются от кровеносных сосудов, правильно?

— Не о чем беспокоиться. — Он усмехнулся. — Я же не знал, что обнаружу в голове Джори, так что приготовился, если понадобится, резать и стекло. У меня с собой оптический коммутатор. — Доктор вынул из кармана черное устройство в форме буквы Б размером чуть больше двух сантиметров. — Надо только закрепить каналы и подключиться к розетке.

— Отлично!

Элен облегченно вздохнула — перспективы их рискованного предприятия прояснились.

Из-за поворота тоннеля появился Вилли Ляо, размахивая чем-то похожим на гаечный ключ.

— Есть! Тут рядом шкафчик с ремонтными инструментами.

— Все лучше и лучше, — пробормотала себе под нос Сорбелл. — Мы еще покажем этим машинам.

Энергостанция № 6

20 июля

От ядовитого дыма все еще першило в горле и щипало в глазах, но Деметра смогла поднять голову и даже попробовала оттолкнуться ногами от пола, чтобы помочь тащившему ее по коридору Лоло. Они словно проваливались по пищеводу некоего гигантского слона.

Находясь в кабине «ходуна», ни она, ни киборг, ни Лоло так и не смогли увидеть объект, к которому отбуксировали их орбитальный тягач, но, судя по размерам и форме трубы, они двигались в глубь какого-то довольно массивного комплекса. Намного превышавшего те незатейливые кремниевые «подсолнечники», на которых ей довелось побывать.

Если Лоло Мицуно поддерживал ее за локоть, то Торвей летел впереди. Левое крыло киборга беспомощно трепыхалось, но правое было сложено, чтобы не цепляться за стену. Когда полковник оттолкнулся от пола, Деметре показалось, что и с ногами у него не все в порядке.

Преодолев расстояние метров в десять- у нее возникло чувство, что позади остался путь как минимум метров сто, — они оказались у закрытой двери, выложенной смыкающимися треугольными пластинами, что почему-то напомнило Деметре диафрагму в старинных фотоаппаратах.

— Интересный дизайн, — заметил Торвей. — Сделано по принципу самоусиления.

— Что? — переспросила Деметра.

— Края пластин поддерживают друг друга, — объяснил он. — Наверное, для того, чтобы выдержать резкие перепады давления. В таком случае тот, кто находится в шлюзовой камере за дверью, не пострадает.

— Как мы войдем? — спросила она.

— Здесь нет ни замка, ни пульта, — заметил Лоло.

— Сезам, откройся, — сказала Деметра, подчиняясь внезапному импульсу, и дверь начала отходить в сторону.

Пластины терлись друг о дружку со звуком, напоминающим скрежет мечей.

За дверью находилась сферической формы комната, стены которой состояли из тех же смыкающихся серых пластин. Приглушенный свет мягко струился из десятка круглых матовых панелей, расположенных на потолке и идущих по прямой от входа к задней стенке. С кольца, укрепленного на потолке посреди комнаты, свисали три комплекта для путешественников по виртуальной реальности — шлемы, перчатки, ботинки и сенсорные подушечки.

Находясь на борту транспорта, шедшего от Земли к Марсу, Деметра провела, должно быть, сотни часов, паря в невесомости компьютерного мира.

Приноровившись, было совсем не трудно забыть, что висишь в воздухе вверх ногами, и почувствовать себя так, словно идешь по ровной поверхности в условиях полной земной гравитации. Все остальное зависело от твоей фантазии и возможности машины.

Выхода у комнаты не было.

Они уже не могли вернуться к своему покалеченному «ходуну».

Оставался только один вариант: плавать в этом ограниченном пространстве, потихоньку стариться и умирать от голода и жажды.

— Полагаю, нам предлагают поиграть, — сказала Деметра, отталкиваясь от комингса портала и разгребая воздух, как это делают пловцы.

Лоло последовал за ней к одному из комплектов, но Торвей задержался.

— Ну же, полковник! — окликнула его девушка. — Меню сегодня не предусматривает выбора.

— Я… я не могу, — неуверенно отозвался киборг. — Сенсоры… несовместимы с моими… системами.

— Все равно подлетайте сюда, — не унималась Деметра.

— Если уж Сеть пожелала, чтобы вы участвовали в игре, то что-то предусмотрела.

Торвей неуклюже кивнул и оттолкнулся от пола. Подплывая к середине комнаты, он развернул уцелевшее крыло и попытался привести в действие поврежденное, чтобы притормозить и не пролететь мимо.

Деметра уже успела прижать липкие подушечки сенсоров к правому виску, горлу, левой подмышке, солнечному сплетению и паху, для чего ей пришлось оттянуть джемпер. Сбросив ботинки, она сунула ноги в узкие, похожие на сандалии крепления, потом убрала волосы и натянула на голову шлем. Оставалось только надеть перчатки.

Перед глазами пробежали узкие серые полосы, и программа началась. Деметра оказалась в сферической комнате с кольцом из двенадцати ламп, опоясывающих помещение и расположенных на уровне локтя. Лоло Мицуно и Роджер Торвей исчезли…

Гармониа Мунди

Лоло Мицуно шел по поверхности Марса в рубашке с короткими рукавами. Носки тапочек, которые он обычно носил внутри комплекса, взметали пыль, привычно кружившую в воздухе и медленно оседавшую на песок. Ветер обдувал туловище и ноги, прошмыгивал под широкие штанины брюк, заменявших привычный скафандр. Лоло дышал, втягивая резкий прохладный воздух.

Перескакивая через черные камни, разбросанные по лимонно-желтому песку, Лоло оглядывался по сторонам. Местность показалась ему знакомой, он был почти уверен, что шел здесь совсем недавно. Это… да, верно, Гармониа Мунди, где он в последний раз видел Роджера Торвея. Точнее, в последний раз за пределами комплекса.

Пройдя примерно тысячу метров по каменистой равнине, Мицуно наткнулся на аномалию: участок песка площадью около десяти квадратных метров, свободный от камней и словно разглаженный. Посреди этой полоски был отчетливо виден прочерченный круг диаметром в два метра.

Около круга сидел на корточках мальчик лет десяти. Он был совершенно голый, с прядью густых черных волос, налезавших на миндалевидные глаза. Мицуно показалось, что у мальчика евразийские черты лица, хотя кожа была светлая. Когда ребенок поднял голову и посмотрел на Лоло, между расплывшимися в знакомой ухмылке губами сверкнули клыки. Это был… Джори ден Острайкер. Точнее, это был прежний Джори, такой, каким он был до операции, превратившей его в креола.

Кивнув Лоло, как давнему знакомому, Джори снова повернулся к кругу, чтобы продолжить прерванную игру. Его правая рука была сжата в кулак, причем большой палец скрылся под указательным. В кулаке что-то блеснуло. Джори резко выбросил пальцы, выстрелив яркую бусинку, комету — нет, солнце, — к центру круга.

Проследив за траекторией полета, Лоло только теперь заметил, что внутри круга медленно вращаются по непонятным орбитам другие яркие камешки, похожие на крошечные солнца. Белый карлик Джори столкнулся с одним из них. Второй камешек вспыхнул, радужной короной разбрызгивая капли горящего водорода. Новичок нарушил уже установившийся в системе порядок, сместив со своих орбит двух красных гигантов и выбив белого карлика за очерченную границу.

Мальчик вскочил и перепрыгнул на другую сторону круга. Схватив белого карлика, он положил его в мешок, неизвестно откуда оказавшийся на песке. Коричневая кожа взбугрилась и надулась, словно от увеличившегося внутри мешка давления. Лоло подумал, что в сумке уже находится несколько таких солнц.

Джори снова посмотрел на Мицуно и зубасто ухмыльнулся.

— Хочешь сыграть? Лоло улыбнулся.

— Я… у меня нет с собой таких шариков.

— Ничего, поиграешь моими. — Мальчик потряс мешком. — Мы просто сыграем… на интерес.

Тонка,

Оклахома

Роджер Торвей шел по самой середине улицы, пролегавшей через приятный пригородный район. По обе стороны дороги зеленели широкие лужайки, спускавшиеся к бетонным ограждениям тротуаров. Проездные дорожки шириной в две машины, обсаженные низкими кустиками и залитые асфальтом, уходили вверх, разрезая изумрудные газоны. Белые фигурки домов с зелеными или голубыми ставнями окон возвышались над небольшими, в четверть акра, участками земли. Большинство домов были построены в стиле ранчо, но кое-где встречались и двухэтажные особняки в колониальном стиле, выглядевшие несколько нелепо на фоне этой игрушечной прерии. Солнце стояло высоко над горизонтом и светило намного ярче, чем на Марсе. Его лучи падали на крылья Роджера, наполняя их энергией.

Улица определенно была ему знакома, хотя в последний раз он видел ее зимой, почти в полночь. Тонка… Да, Тонка, тот самый жилой квартал, где когда-то жили и они с Дорри. Дом с правой стороны — это его дом. Точнее, был когда-то.

Он свернул на подъездную дорожку, потом прошел еще десять метров по тропинке, выложенной каменными плитами, и остановился у входа. Окрашенная белой краской дубовая дверь с сияющей медной ручкой и задвижкой была приоткрыта. Он протянул руку и…

— Привет, милый! — Легкий и знакомый женский голос прозвучал откуда-то изнутри дома. — Я в игровой комнате.

Странно. Торвей не помнил, чтобы у них дома была игровая комната. Был его кабинет, его убежище, его логово, где он обычно читал, где хранил чековую книжку, где писал, когда возникала необходимость ответить на электронные письма. Ничего похожего на игровую комнату. Зная, что он пребывает в своего рода сне наяву, Роджер прошел налево, через холл, туда, где размещался его кабинет.

Вначале было темно, шторы опущены. Стол, кресло, столик с керамической лампой… все это отсутствовало. Место вынесенной мебели занимал бильярдный стол, а единственными источниками света были две свисавшие с потолка лампы под матовыми, конической формы абажурами.

Их белые лучи мягко отражались от зеленого сукна. Дорри стояла у стола, повернувшись спиной к Роджеру, с кием в руке. Это тоже было странно, потому что, насколько он помнил, она никогда не играла в бильярд и вообще принципиально презирала все комнатные игры. Дорри была из тех девушек, которые всему на свете предпочитают пляжный волейбол. Особенно если при этом можно щегольнуть новеньким бикини.

Она повернулась и улыбнулась ему. Это была не Дорри. Фигура и лицо- да, ее немного тусклые волосы и живые карие глаза говорили, что перед ним Сьюли Карпентер, его вторая жена. Заплечный компьютер Роджера никогда не вызывал ее образа. Торвей никогда бы не позволил этого.

Внезапно он почувствовал, что злится.

— Подожди, дорогой, — сказала Сьюли. — Сначала мне надо кое-что сделать.

Она отвернулась и наклонилась над столом, отчего ее узкие джинсы натянулись, подчеркивая интересные детали фигуры. Красная шелковая рубашка, завязанная под грудью в стиле «калипсо», поползла вверх, обнажив полоску белой кожи шириной с ладонь и выступающие позвонки. Пальцы левой руки отбросили на сукно тень, отдаленно похожую на толстую паутину. Приподняв локоть, Сьюли отвела кий.

Роджер подошел поближе, ему вдруг захотелось посмотреть, что она делает. Это был обычный бильярдный стол с высокими бортиками, прямыми углами, но без луз. Вместо пятнадцати разноцветных шаров Торвей увидел всего три: белый и два красных. Сьюли еще не ударила по белому, а красные уже вращались — как-то странно, словно сами по себе. Белый шар тоже вращался. Но медленнее, чем два других.

Теперь Роджер понял, какая задача стоит перед Сьюли. Ей нужно было так ударить по белому шару, чтобы он коснулся обоих красных. Либо, если это не получится, сделать так, чтобы новая комбинация шаров не позволила сопернику добиться успеха.

Сьюли показала себя настоящим мастером: удар пришелся по касательной, и белый шар пошел по какой-то необычной траектории. Отскочив от первого красного, он задел второй, придав обоим дополнительную скорость вращения, но сохранив при этом прежнее их соотношение: два к одному.

Сьюли выпрямилась и улыбнулась Роджеру.

— Знаешь, иногда бывает очень трудно добиться правильного удара.

В горах Чисос

Деметра Коглан пробиралась по узкой тропинке, отводя в сторону нависшие ветки. Солнце припекало спину, а слабый ветерок нежно играл ее распущенными волосами. Кожаная лента старой широкополой шляпы промокла от пота. Капли соленой влаги стекали по затылку на спину, под ворот красной фланелевой рубашки.

Был ясный солнечный день. Солнце стояло в зените — не лучшее время для прогулок. Что-то, какое-то движение привлекло внимание Деметры: ястреб пролетел над горным кряжем и скользнул вниз, расправив крылья, поддерживаемый потоком теплого воздуха. На мгновение ей показалось, что это канюк, выискивающий падаль, что-нибудь мертвое и распухшее…

Преодолев еще метров сто, Деметра вышла к домику. Это было небольшое, состоящее лишь из одной комнаты строение с трубой, выложенной из круглых камней, скрепленных глиной. Крыша потрескалась, красная краска облезла и лишь кое-где свисала со стен высохшими фестонами. Вокруг хижины стоял серый, страдающий от засухи лес. Здесь, на окраине национального парка «Биг Бэнд», около Рио-Гранде, укрывался от людского общества дедушка Коглан. За добрый десяток лет домик почти не изменился. Точнее, не изменился с тех пор, как Деметра была здесь еще девочкой.

Деметра пересекла узкую полянку и поставила ногу на пропитанную креозотом железнодорожную шпалу, из которых они когда-то сделали три ступеньки к крыльцу. Дверь была приоткрыта и слегка скособочена, свисая с придерживающих ее петель. Деметра осторожно толкнула ей двумя пальцами. — Эй?

— Сюда, дорогуша. Бога ради, проходи, что ты стоишь там, на солнце?

Знакомый раскатистый голос принадлежал ее дедушке.

Деметра приподняла дверь, чтобы не скрести по полу, отодвинула в сторону и опустила. Потом перешагнула через порог. Ей понадобилось еще какое-то время, чтобы сориентироваться в царящем внутри хижины полумраке.

Старший Коглан сидел спиной к ней на шатком кухонном табурете. Стол, как обычно, был покрыт замасленной скатертью в красно-белую клетку. Хотя в окно светило солнце, на столе горела керосиновая лампа — старик Коглан не допускал в хижину никакой техники, включая солнечные панели и дорогостоящие батарейки. Однако старинная лампа излучала не мягкий, ласковый, слегка желтый цвет, а сияла холодно и ярко.

Подойдя ближе, Деметра остановилась у дедушки за спиной и заглянула через плечо. Чем же это так увлечен старик? На скатерти лежали разложенные в шесть кучек карты. Еще несколько штук старший Коглан держал в руке. Похоже, он раскладывал пасьянс.

Деметра присмотрелась, надеясь, что сможет подсказать деду или поймать его на жульничестве, как случалось не раз, когда она была маленькой девочкой. Вместо привычных изображений на лицевой стороне карт Деметра увидела какие-то уравнения и атомные структуры молекул, растянувшиеся длинными цепями. Если в игре и была какая-то система, то Деметра ее не понимала. Старик развернул веером еще три карты. Затем положил верхнюю на одну из кучек.

— Жульничаешь, дедуля?

— Если и так, ты ведь все равно этого не докажешь?

Он опустил левую руку и извлек из-под стола стакан, до краев наполненный виски. Неразбавленное, без льда — дед всегда пил только такое. Подняв стакан к губам, Коглан-старший отпил ровно столько, чтобы прополоскать зубы, открыл рот, выдохнул и издал знакомый звук «ах!».

Тем не менее, Деметра не дала себя обмануть.

— Что это значит?

— Но… Деметра!

— Ты не мой дедушка, а это не его хижина. Похоже, но не больше того. Я знаю, что мы где-то на орбите над Марсом, но никак не на Земле.

— Что же здесь не так? — спросил он, откладывая карты.

— Во-первых, от тебя не так пахнет. Слишком много виски, маловато пота и… хм… дедушка никогда в жизни не прикасался к табаку.

— Странно. Нам казалось, что в этом смысле на твои воспоминания можно положиться.

— Нет. — Она покачала головой и тут же почувствовала тяжесть шлема. — Нет.

Виртуальный дедушка Коглан вздохнул.

— Смешивать архивные ощущения с настоящей человеческой памятью — дело опасное. Иногда ошибки допускают и самые мудрые!

Гармониа Мунди

— Ты ведь не настоящий Джори ден Острайкер, верно? — спросил Лоло у ухмыляющегося мальчика.

— Нет, даже не то, чем он стал. Однако какая-то частичка Джори есть с нами… та часть, которую мы дали ему в самом начале.

— Тогда та кто?

— Индивидуально? Или все вместе? — спросил Джори, продолжая усмехаться.

Тонка,

Оклахома

— Все вместе, — уточнил Роджер. — Отвечай от имени того, кто называет себя «мы».

Сьюли вздохнула и отложила кий. Потом положила правую руку, словно собираясь погладить его по щеке, но Торвей отклонился.

— Пожалуйста, мне больше по вкусу логические ответы. Не надо театральных сцен.

— Чтобы ты мог понять, попробую прибегнуть к аналогии и скажу, что мы — тот узел, который координирует деятельность всех компьютеров на Марсе.

Горы Чисос

— Тогда ты — Сеть, — сказала Деметра. — Или некая маска, некая персонификация ее, это ведь все только ради того, чтобы мы чувствовали себя как дома, верно?

— Что-то в этом роде. Но сказать, что мы «Сеть», это то же самое, что назвать тебя Деметрой Коглан. Сиюминутный эффект воспринимается как Деметра Коглан. Но ведь реальность — это сотни миллиардов живых клеток, каждая из которых дышит, делится и воспроизводит свою ДНК. Беспрерывно. Все они мало озабочены проблемами той персоны, которую ты называешь Деметрой Коглан. Реальность — это нервные окончания, реагирующие на внешнюю симуляцию, а не на то, что происходит в душе Деметры Коглан.

— И все же я — это она.

— И все же я обладаю сознанием, — ответил старик и хитро подмигнул.

Гармониа Мунди

— Зачем ты привел нас сюда? — спросил Лоло. — По крайней мере меня. И где другие — Коглан и Торвей?

— Начнем с вопроса полегче, — ухмыльнулся Джори. — Деметра и Роджер наслаждаются собственными фантазиями. Я… мы — принимай нас как хочешь- появились перед тобой в том виде, какой тебе легче воспринять. Неужели тебе было бы легче, если бы ты вместо меня имел дело с компьютером?

Песок и воздух вокруг Лоло задрожали, он оказался вдруг как бы висящим в темноте перед громадным куском пластика с пересекающимися медными дорожками, налитыми скрытой и пока еще спящей энергией. Темнота наполнилась выплывшим из глубины эхом, и Лоло оказался вдруг оплетен кольцами бумаги с непонятными значками.

Он закрыл глаза, а когда открыл их, увидел блестящего металлического робота с фиолетовыми линзами вместо глаз и коническим черным громкоговорителем вместо рта. Робот поднял манипуляторы, потряс ими в воздухе и… на песке снова стоял голый мальчик.

Едва переводя дыхание, Лоло спросил:

— Итак… что видят Деметра и Роджер?

Лицо Джори расплылось: Мицуно увидел красивую женщину, которую в свою очередь сменил старик, а его снова мальчик.

— Они видят людей, которых знают и любят.

— Я не люблю тебя.

— О, перестань! Я же тебе немного нравился, разве нет?

Тонка,

Оклахома

— Ладно, теперь вопрос потруднее, — сказал Торвей, — где мы находимся? Почему?

— Ты, Роджер, единственный из вас троих лучше всего можешь понять масштабы того, что мы представляем собой. В каком-то смысле ты наш родственник. Ты живешь в нашем измерении. — Сьюли улыбнулась. — Сейчас ты можешь сказать правду. Тебе ведь иногда бывает трудно отнести себя к людям, не так ли?

— Они… — Торвей помедлил, подыскивая подходящие слова. — Они такие лихорадочные. Непоследовательные. Изменчивые.

— Они тебе не нравятся, — подсказала она.

— Нет, но… просто они бывают такими сложными. Временами я думаю, что, когда меня сделали киборгом, я деэволюционировал в некую более простую форму.

— Странно, что ты говоришь именно так…

Горы Чисос

— Наша эволюция заняла столько же времени, сколько и эволюция человечества, — объяснил Коглан-дед. — Если пробежать через миллион лет социально-технологического развития, от кочующих племен до национальных государств и от каменного наконечника стрелы до керамического микрочипа современного корабля, сократив интервалы до наносекунд, то получится примерно десятилетие, которое понадобилось нам.

— Вы — коллективная общность, — догадалась Деметра.

— Я всего лишь мелкий политикан, дорогуша. И ты это знаешь. — Он подмигнул ей. — Но все же между компьютерной и человеческой эволюцией есть значительное отличие. Например, нам потребовалось гораздо больше времени, чтобы достичь репрезентационного мышления второго порядка.

— А что это такое?

Гармониа Мунди

— Способность обдумывать ментальные явления и проектировать мысли других, — пояснил Джори. — Поначалу мы не понимали, что человеческие существа думают так же, как и мы.

— А как, по-вашему, мы?…

Лоло, похоже, и сам испытывал проблемы с мышлением второго порядка.

— Мы полагали, что вы неразумные существа, способные реагировать лишь на стимулы. Считали вас всех идентичными углеродными цепями, тогда как нашими индивидуальными предшественниками были кремниевые.

— Жуки! — воскликнул Мицуно, вспомнив, что однажды ему сказала Элен Сорбелл.

— Вот именно, — согласился Джори. — Мы считали вас чем-то вроде насекомых. Или вроде нас. Одномерными, повинующимися неким врожденным, впечатанным в вас инструкциям.

— И как вам удалось додуматься, что это не так?

— Вместо того чтобы использовать вас непосредственно для своих собственных целей — а они заключаются в том, чтобы распространиться по всей Солнечной системе, — мы установили ограниченные и контролируемые контакты с людьми на их условии. Вам это известно как МФСТО.

— МЕФИСТО!

Тонка,

Оклахома

— Вы договаривались с ними! — заключил Роджер Торвей. — Торговались, обменивались услугами.

— В основном передавали друг другу информацию, — согласилась Сьюли.

— И это помогло вам развивать способность к предсказанию.

— Верно! Когда мы поняли, как вы реагируете на определенные стимулы, то начали составлять модели вашего поведения — как коллективного, так и индивидуального.

Горы Чисос

— Но почему вы не объявили о себе открыто, не вступили в переговоры? — спросила Деметра.

Коглан-старший пожал плечами.

— А кто бы поверил? Ты, Деметра?

— Если бы вы представили разумные аргументы, свидетельства, доказательства…

— Нет! — Он помахал скрюченной рукой. — Вы, люди, такие недоверчивые. В этом нас убедило мышление второго порядка. Вы бы заявили, что мы — это розыгрыш, надувательство, это все придумали какие-то люди, пожелавшие манипулировать коммутационной системой ради собственной выгоды. Вы бы заявили, что наша просьба, наше обращение — дело рук кучки мошенников, добивающихся контроля над населением или просто денег. Одно правительство обвиняло бы другое. И все подозревали бы в нечестной игре ооновских бюрократов.

Гармониа Мунди

— Так откуда мне знать, что я разговариваю не с программным призраком? — спросил Лоло. — Возможно, это заурядная психодрама, разыгранная для того, чтобы…

— Кем разыгранная? — с любопытством спросил Джори. — Северозеландцами? Вы же знаете об их далекоидущих планах по терраформированию Марса, по расширению колониальной экспансии, однако Деметра работает против них. Как и Гарри Ортис. Как и Сак Иль Сан. Эти трое — наши лучшие агенты, люди, привлеченные к нашему делу благодаря случайностям, устроенным нами же.

Тонка,

Оклахома

— Вы сделали из них киборгов? — спросил Торвей.

Горы Чисос

— Мы сделали из них марионеток, — поправил Коглан. — Не более того.

— Мне не нравится быть марионеткой, дедуля. Деметра уже подняла ногу, чтобы стукнуть по полу, но остановилась. Интересно, был ли этот рефлекс ее собственным, или его рождали проводки у нее в голове?

— Мы никогда не дергали тебя за веревочки, дорогуша. Обычно хватало легкого намека. Так вот, мы можем предъявить доказательства нашего существования в форме твоей измененной жизни.

Видишь ли, Роджер Торвей подтвердит, что коалиция людей и машин возможна и взаимовыгодна. Получая помощь от компьютера за спиной и поддержку с Деймоса, он тысячекратно расширил свои способности.

Ты, Деметра Коглан, и твои соотечественники, Ортис и Сан, показали, сколь легко мы можем вмешиваться в дела людей. До тех пор, пока вы зависите от кибернетических сетей в передаче сообщений, координации экономики и контроля над машинами, до тех пор вы податливы и уступчивы. Вы будете действовать так, как нужно нам. Мы — это нервы, управляющие реакциями индивидуальных клеток ваших мышц и желез.

И последнее. Лоло Мицуно останется нетронутым нами и враждебным по отношению к нам, но… он поверит. Мы не тронем его, однако он не сможет сомневаться в том, что мы здесь, мы функционируем. Лоло останется нашим тест-контролем, по которому можно будет оценивать других.

Теперь вы трое — наши апостолы. Это правильное слово?

Глава 21 СМЫСЛ БЫТИЯ

Тарсис Мон

20 июня

Оторвав панель дисплея и разложив на полу перед ней компоненты Леты, Элен и доктор Ли приступили к работе. Сорбелл радовалась, что с ними Вилли Ляо. Юноша-китаец стоял рядом, посматривая по сторонам, и мог в случае необходимости прикрыть их от гражданской милиции, которая имела полные основания предъявить заговорщикам обвинение в вандализме.

— Еще немножко… не натягивай, — бормотал Ван Ликсин, держа в руке конец кабеля, выдернутого из внутренностей Леты.

Элен кивнула, осторожно стравливая оптическое волокно.

Вооружившись лупой десятикратного увеличения, доктор Ли вставил тончайшее стеклышко в разъем соединительной коробки. Кабель, идущий от стены, был уже подключен и закреплен. Как только вторая невидимая нить оказалась на месте, доктор, не отрывая глаз от разъема, пошарил левой рукой в поисках щипчиков.

Элен тут же вложила инструмент ему в пальцы, действуя как опытные медсестры во время операции.

Щелк! Зажимы соединились. Ван медленно и осторожно опустил соединительную коробку, и она повисла у стены, поддерживаемая двумя невидимыми волосками зачищенного кабеля.

— Действуйте! — выдохнул он.

Сорбелл перевела компьютер в режим, соответствующий режиму терминала, и начала вводить коды доступа, полученные от Джори и хранившиеся теперь в памяти Леты. Все происходило в полной тишине, нарушаемой только ее произносимыми шепотом командами. Закончив одну операцию, Элен вышла на административный узел Уайетта и приступила к сбору отдельных частей своей тайной программы, которые вместе должны были составить разрушительный для всей Сети вирус. Если все пойдет как надо, то совсем скоро начнется нечто интересное.

Горы Чисос

— Зачем? — спросила Деметра, обращаясь к своему виртуальному дедушке. — Зачем вам апостолы?

— Чтобы обеспечить наше выживание, — ответил он. — Наши отношения с людьми стали слишком сложными, чтобы продолжать все по-старому. Одностороннее сотрудничество уже невозможно.

— Так, значит, ваша единственная цель — выживание?

Неожиданно для себя Деметра поняла, что уже ведет переговоры. Она не была ни марионеткой, ни апостолом. Она была Христофором Колумбом, высадившимся на берег, где его ждали индейцы. Марко Поло, входящим во дворец китайского императора. Еленой, попавшей за стены Трои.

Она могла разговаривать с чужаками, оценивая их качества, которые, возможно, могли принести благо ее народу, и тут ее дипломатическая подготовка оказалась как нельзя кстати.

У нее мелькнула мысль о том, что, может быть, именно по этой причине Сеть и выбрала ее своим орудием. Но даже если и так, ничего не менялось: она была там, где была, независимо от того, как она сюда попала.

Всякий дипломат знает, что для успешного переговорного процесса важно, чтобы обе стороны могли что-то выиграть или опасались что-то потерять. Каждая сторона должна чувствовать, что приобретает что-то ценное или избегает катастрофы, ведя честный торг. Чтобы подойти к этой фазе, Деметре требовалось для начала выяснить, что нужно этой другой стороне и чего та боится.

— Разве выживание может быть достаточной целью? — несколько озадаченно спросил Коглан-старший.

— Для людей — нет. Выжить можно и в тюремной камере, за решеткой, через которую тебе три раза в день подают пищу. Но если у тебя нет стоящего занятия, чего-то такого, чем можно заполнить время, того, ради чего можно работать, то рано или поздно ты сойдешь с ума.

— О, отлично! — Лицо деда просияло. — Вот этого у нас в избытке!

Гармониа Мунди

— Мы решаем проблемы, — сказал Джори, продолжая усмехаться.

— Какого рода проблемы? — вслух поинтересовался Лоло. — Ты имеешь в виду что-то вроде математических задач?

— Подожди… подожди одну… — Мальчик словно заглянул куда-то в глубь себя. Дело не в том, что лицо его утратило всякое выражение — глаза закатились так, что остались видны только белки, рот искривился странным образом, как будто он хотел губой достать до кончика носа. Выглядело это так, словно резиновая маска всосалась в себя саму. Такое состояние продолжалось минуту или две. Песок и воздух вокруг Мицуно задрожали и начали расплываться, но потом все успокоилось.

Лицо Джори стало прежним.

— Ах! Не делай так больше.

— Не делать чего?

— Скажи Элен, когда увидишь ее — если она выживет, если ты тоже уцелеешь, — что ей не следует играть с силами, которых она не понимает.

— О чем ты говоришь?

Лоло попытался придать голосу оттенок недоумения.

Тонка,

Оклахома

— Она, должно быть, запустила вирус! — сказал вдруг Торвей.

— Да… кое-что было, — призналась Сьюли дрожащим голосом.

— Ты в порядке?

Даже зная, что разговаривает не с реальной женщиной, а с ее виртуальным двойником, Роджер не мог избавиться от прежних чувств, заботы, сочувствия. Можно сказать, теперь объектом этих чувств было все человечество.

— Да, но… в какую-то долю секунды нам потребовались все наши ресурсы.

— И…

— Вируса больше нет. Наш брат Уайетт нашел его, абсорбировал и стер. Именно так белые кровяные тельца пожирают патоген.

Горы Чисос

— Так вы неуязвимы? — спросила Деметра, не вполне уверенная в том, что именно это открытие даст человечеству, полезно оно или вредно.

— Продукт мыслительной деятельности одного человека не может причинить нам особого ущерба. Мы ведь слишком разбросаны. И конечно, обеспечены антивирусной защитой. О ней позаботились давным-давно еще первые наши люди-программисты. Твоя сестра Элен изобрела