Перескочить к меню

10 меток черного 2012-го (fb2)

- 10 меток черного 2012-го 55K, 17с. (скачать fb2) - Николай Михайлович Сухомозский

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



10 МЕТОК ЧЕРНОГО-2012


Метка 1. Душ для монитора

(Середина января)

«Начало года – перемены не только для людей», - решил я, взглянув на экран своего верой и правдой служащего мне 17-дюймового ViewSonic.

Отвинтил крышку подобия пластмассовой банки, в которой продавались специальные салфетки – влажные и сухие. Достал. И обратил внимание, что влаги ни в тех, ни в других не наблюдается. Скорее всего, втюхали мне их сильно просроченными. Добыть информацию с написанного на банке не удалось: ни слова на русском или украинском, которые я понимаю. Да и на английский не смахивало – я его, помнится, в школе изучал и начертание букв в памяти хорошо сохранилось. Короче, эксперимента ради провел «влажной» бумажкой по экрану – изменений ровным счетом никаких. А добрые «перемены» монитору устроить ужас как хочется!

Тут и вспомнился давний свет знакомого: мыльная вода + две тряпочки. Одной, увлаженной, протираешь, второй – насухо вытираешь.

Мысль мелькнула – воплощаем в жизнь. Короче, устроил «новогоднюю» помывку для ViewSonic. И с чувством исполненного долга скользнул в объятия Морфея.

На следующее утро привычно врубаю комп. Что это?!!

По нижнему краю экрана – пестрые разводы верх которых украшает черное пятно размером с небольшую монету. Долго ломать голову над случившимся не пришлось: внутрь попала мыльная вода, и монитор «пустил пузыри».

С неделю мучился. И дело не только и не столько в «неэстетичности» - возникали помехи в работе, особенно если учесть, что «украшения» имели привычку к миграции. Где искать спасения? Конечно, на интернет-форумах. Полез. И на одном вычитал нужный рецепт: положить монитор на стол плашмя и несколько дней так подержать.

Подержал. Результат более чем «впечатлил»: рядом с небольшим пятнышком появилось огромное – сантиметров восемь в диаметре. Подумав (это следовало делать «до того»), легко объяснил причину. Вода, собравшаяся под воздействие силы тяжести внизу, легко растеклась по экрану, когда его положили.

И сразу сделал три вывода. Первый: тот, кто разместил на форуме такой совет, скотина. Второй: нужно покупать новый монитор. Третий: я – полный придурок.


Метка 2. Потерять все

(Начало марта)

Обычное дело: после года безупречного функционирования задурил комп. Не стану вдаваться в детали – это уже не важно. С ребятами из небольшой фирмы (понимаю, что покупать лучше в крупных, но сия находится рядом с домом!), где я приобрел новый системный блок, договорились о переустановке винды.

Приволок машину. Короткий диалог:

- С диска «С» можно все удалять?

- Да! Все!

Вечером забрал блок. Припер домой. Врубаю. И первым делом – на диск «D», где хранится вся информация. А там – хоть шаром «LINES»a покати. Девственная пустота!

В состоянии глубокой гроги мчусь назад. Сообщаю пренеприятнейшую (да что там скромничать – просто убийственную!) для себя новость. Снова – диалог:

- Я хорошо помню, что спросил и каков ответ услышал...

- Я – тоже.

- Я спросил «С диска «С» можно все…».

- Вот-вот! – перебиваю. Именно – «с «С»! А про «D» - ни слова…

- …а вы сказали «Да, можно все».

- Конечно, сказал! Отвечая на вопрос о диске «С». И только лишь… Если бы ваш вопрос прозвучал «С винчестера можно…», я бы ответил: «С диска «С» - да, а диск «D» - беречь, как зеницу ока».

В итоге пришли к выводу: в произошедшем виноваты оба. И договорились, что фирма – за отдельную плату, правда, со скидкой уничтоженную в процессе форматирования жесткого диска информацию восстановит.

Да, файлы обрели вторую жизнь. Но, увы, далеко не все. А те, что восстановить удалось, почему-то - двухлетней давности. Таким образом, утеряно все, что наваял за два последних года! Речь – не только о книгах, но и о паролях, логинах, деловой переписке с издательствами и т.д., и т.п.

А я… Я все никак не восстановлюсь! Убеждаю себя: «Потерять 10-15 процентов лучше, чем потерять все». Увы, умом вроде соглашаюсь. А душа – болит! Да еще как!!!

И вот еще что. Если раньше спешил к компьютеру, чтобы писать, то уже третий месяц не могу себя заставить это сделать. Сам не знаю – буду писать в дальнейшем или нет.

Ибо неотступно преследует мысль: а тем ли ты, дружок, занимался десятилетиями?!!

Не всуе ли тратил жизнь?


Метка 3. Мал-мал перепутал

(Конец марта)

В прошлом году надумал вступить в Союз писателей России. Полез в интернет и узнал: сначала принимает областное отделение, а уж потом оно... А как сунешься туда, если в на территории не только не зарегистрирован, но даже не обитаешь во время отпуска. Значит, стена?

Уже решил было, что таки да, как наткнулся на информацию: в Харькове создана местная организация СПР. Активизировал поиски. И был за труд вознагражден. Не только адресом ной, но даже мейлом заместителя председателя. Тут же ему маякнул, сообщив о себе необходимые сведения. И принялся ждать: последуют ответный сигнал или нет (дело в том, что на БОЛЬШИНСТВО запросов запрашиваемые у нас не реагируют)?

И вдруг буквально на следующий день очень доброжелательное письмо. Плюс бланки документов, которые нужно заполнить. А также детальное разъяснение что, куда и как.

В итоге к осени я выслал в Харьков бандероль со своими книгами и бумагами. На имя – по согласованию - добряка-зама (ее еще заслали не на то почтовое отделение, и ему пришлось – не было печали! - искать).

И вот в двадцатых числа – мейл-сообщение: «30 апреля – заседание, на котором мне следует присутствовать». Я еще прикинул: ничего себе, через месяц собираются, а мужик меня уже предупреждает. А потом все-таки засомневался. И отправил Леониду письмишко с одной-единственной фразой «30 апреля или все-таки марта?» Тысячу раз извинившись, визави сообщает, что, конечно же, «марта». То есть, через пять дней.

Тут же беру билеты – туда и обратно. И начинаю готовиться. В смысле – випить-закусить за знакомство, независимо от результатов собрания. 29-го утром приносим с рынка домашнюю буженину и колбаску кольцами – так сказать, на финише спуртуем. Жена – к холодильнику, а я – компьютеру: сообщить в Харьков, что нахожусь в полной боевой готовности. А там – сообщение из Харькова с просьбой срочно …перезвонить (до этого мы по телефону еще не общались). Я сразу почувствовал неладное. Первая мысль: собрание, черт его дери, перенесли.

Звоню. визави меня "успокаивает": собрание не перенесли. Однако оно состоится не завтра, а …сегодня. Уже через несколько часов. Просто он, загнанный делами, как лошадь, мал-мал перепутал…


Метка 4. «У меня тоже болит»

(Середина июня)

Привычный в последнее время дискомфорт в желудочно-кишечном тракте. Сразу перехожу на диету – исключаю жирную пищу и алкоголь, налегая на овощи и фрукты. В ход килограммами идут капуста, редька, грибы, разнообразные соленья супруги, урюк, чернослив – и в том же духе (как оказалось впоследствии, эти продукты в той ситуации действовали, как яд). Увы, стойкого эффекта не получается. Боли то утихают, то снова дают о себе знать. Так длится почти два месяца. Пока я не поддаюсь на уговоры супруги и все-таки не отправляюсь к врачу.

Вывод – неутешительный. Это я понял из фразы участкового терапевта, изучившей результаты анализов и исследований:

- Я не понимаю, как вы, взрослый человек, могли себя ТАК запустить?!

Короче, перечень болячек этого самого ЖКТ позволили мне сделать вывод: от гортани до ануса живого места не остается. И самые серьезное – две язвы двенадцатиперстной кишки. Одна из которых достигает в диаметре едва не трех сантиметров и глубока настолько, что существует реальнейшая опасность прободения.

Заключение:

- Нужна срочная госпитализация!

Несмотря на свою «взрослость» я до сего момента думал, что язвы – следствие нерегулярного и плохого питания. Однако врач и «Медицинская энциклопедия» убедили в том, что все-таки - «от нервов». А поэтому со знанием дела говорю:

- Я не могу ложиться в больницу. Ибо не смогу там заснуть. И, следовательно, буду без конца нервничать. Какое же это лечение?

Врач попалась – редкость! - понимающая и человечная. Не считаясь со временем, начала крутить телефонный диск и в результате пары переговоров уговорила кого-то на том конце принять меня на дневной стационар. Где нужно находиться только днем, а на ночь – отправляться домой. Поблагодарив, отправился по названному адресу.

Заведующий Трембита мне сходу понравился. Первым же вопросом. Который звучал так: «Как вы думаете, сумеет Украина, в конце концов, по уму распорядиться своей независимостью»? В ходе возникших дебатов я написал расписку о том, что «предупрежден о возможности перфорации и всю ответственность беру на себя». А потом мне выписали набор таблеток и уколов: излечение язв началось. Курс – месячный.

И вот через две недели Трембита зазывает меня в кабинет и говорит, что через два-три дня уходит в отпуск. И, чтобы посмотреть, как продвигается лечение, следует срочно сделать эндоскопию.

Капитализм имеет всего одно преимущество – за деньги можно все без исключений и буквально сразу. Сел на такси, подкатил к городскому диагностическому центру, перетолковал с дамой из регистратуры и через пяток минут очутился под дверью «самого опытного врача». Более того, кандидата наук.

Та подробно меня расспросила, а я, придурок, детально рассказал, зачем появился в ее кабинете (нужно было сказать «Болит внутри, вот и пришел провериться»). Кандидат многозначительно произнесла, глядя на медсестру «Все понятно». И уложили меня на стол.

Процедура, с кажу вам, далеко не из приятных. И я приготовился к вынужденной «экзекуции». И вдруг, не успел зонд скользнуть в желудок, как медсестра его …вынула:

- Можете подниматься!

- Уже все?! – искренне удивился я, ибо тогда еще не врубился.

- Да! – был ответ.

Только выйдя из здания, уяснил механизм халтуры, к которой я сам приложил руки. Узнав, что я лечусь на стационаре две недели, врач написала «среднестатистический вывод». Грубо говоря, с потолка, который я не успел даже рассмотреть.

Трембита, взглянув на запись, изрек тоже что-то среднестатистическое типа «Все идет по плану». И написал на бумажке, какие таблетки я должен пить еще две недели. Я попытался несколько нарушить идиллию:

- Но у меня вот здесь болит!

И услышал совершенно сбившее с толку:

- У меня тоже болит!

- Язва?! – чисто рефлекторно поинтересовался я.

- Нет, у меня другое!

…Из медицинских книг знал: язва размером до 0,9 см лечится минимум полтора месяца. А у меня их сразу две, причем большая – 1,5 см. А тут, получается, лечили на стационаре две недели и еще на две – велели амбулаторно пить таблетки. Срок истек, прошло еще некоторое время, а тупые боли, увы, не прекращались. Делать нечего – иду к своему участковому. Точнее, не к своему (та уволилась), а к тому, к которому «безхозников» временно приписали. Это заведующая отделением Ольга Петровна Грищук – блестящий, на мой взгляд, специалист. Выслушав меня, она направила меня на «зонд» и УЗИ, добавив, что так скоропостижно лечение, конечно, прекращать было нельзя. Ознакомившись с результатами, обронила:

- Теперь мы станем лечить вас по-другому.

Приписала капельницы, уколы, таблетки. Предупредив:

- После окончания курса, обязательно зайдете! Посмотрим, что предпринимать дальше.

Время процедур прошло. Иду на прием. Занимаю очередь. Когда впереди остается два человека, выходит медсестра и интересуется, есть ли те, кто «чужой». Отвечаю:

- Я.

- Не стойте к нам. На вашем участке уже появилась врач. Идите к ней! В начале приема я уже всех предупреждала.

- Но Ольга Петровна расписала мне курс лечения и просила по его завершению обязательно зайти.

- Теперь на все ваш вопросы ответит ваш участковый.

Я понимал: если достою и зайду, меня «обслужат». Но такая взяла злость (новый врач начнет лечить еще «по-другому»!), что я, плюнув на собственное здоровье, ушел из поликлиники.


Метка 5. Пальцем в небо

(Первая половина августа)

С утра спланировали день. Супруга едет по одним делам – ненадолго. Я – по другим – вопрос времени открытый. Справившись, она жжет моего звонка где-то на скамейке. И от того, как быстро или, наоборот, небыстро я освобожусь, зависят наши общие дальнейшие действия.

Тем силам, которые верующие называют высшими, было угодно, чтобы я освободился мгновенно – намечаемую встречу в последний момент перенесли. Звонить супруге? Однако прикинул: она еще не успела «закруглиться».

Минут через пятнадцать «просемафорил» первый раз. Вызов есть, а ответа – нет. Может, не услышала? Сидит на скамейке или, по крайней мере, подходит к ней, вокруг гудят автомобили. Выждал несколько минут – снова звоню. С тем же точно успехом. Потом – третий, четвертый, пятый.

И запаниковал. Зная педантичность и ответственность жены, уже не сомневался: что-то произошло. «Что-то» - весьма нехорошее. Иначе она бы уже давно ответила. Да, мгла еще случайно отключиться мобилка (в сумочке, а не кармане, это маловероятно), но …зная «педантичность и ответственность»… она уже не раз ее перепроверила.

Наиболее логичная версия – переходила дорогу и пала под колеса лихача. Если бы травмы оказались легкими или даже средними супруга неизменно перезвонила бы. А если не перезвонила и не отвечает…

И тут я вспомнил: поскольку лето, жара, из одежды на мне – всего ничего, а барсетки устойчиво ненавижу (вообще люблю, чтобы руки оставались свободными), то и ключи от квартиры, и деньги положили в дамскую сумочку. И если «что-то» случилось, я даже в собственную квартиру не попаду. Чтобы взять абонентский справочник, засесть за телефон и начать методично обзванивать больницы, отделения ГАИ. Двери просто так не выломаешь – металлические, причем не китайские. Денег с собой для такси, чтобы колесить по Киеву, тоже нет. Дома есть, но попасть туда нет возможности. А пока с мобильного вызову МЧС, пока ни приедут (взламывание двери – дело не экстренное), пройдет немало времени. Которое, не исключено, - вопрос жизни и смерти. Известна демократическая медицина: пока не заплатишь – не почешутся. А если супруга без сознания, то и радикального лечения ожидать нечего.

Параллельно с этими размышлениями, по сути, беспрерывно звоню …как об стенку горохом.

Что предпринять? Решаю первым делом ехать к месту, где жена должна была меня ждать. Вдруг, если случился наезд, кто-то что-то скажет. Вокруг ведь не только скамейки, но и киоски, а в них – продавцы.

Сам не свой, подъезжаю. Шагаю тротуаром. И вижу супругу, направляющеюся мне навстречу. От сердца, наконец, отлегло. Она:

- Ты так долго не звонишь, я уже волноваться начала. Хотела сама тебя набрать, да подумала: а вдруг окажется - неподходящий момент.

Все пересказываю. Начинаем разбираться. И оказалось: я не набирал номер, а звонил по телефонной памяти, попадая всякий раз не на мобильник жены, а на …домашний аппарат.


Метка 6. ЖЭКовская капель

(Конец августа)

Меня выписали из дневной лечебницы. А поскольку была пятница, то выписку оформить не успели. Попросили подъехать в понедельник.

Жена решила составить компанию - все же веселее. А чтобы не терять времени зря, набросали список попутных дел: почта, магазин, рынок. Плюс – дамский салон парикмахерской, куда нужно предварительно записываться. Ну, и – вперед, согласно утвержденному на семейном совете графику! Да, передвижения спланировали так, чтобы супруге домой уже не возвращаться, а сразу – стричься.

Возвращаемся. И тут жена заупрямилась:

- Тебе с язвами нельзя не только нервничать, но и носить тяжести. А два пакета с продуктами – не пушинка. Поэтому заносим их домой, и я, не заходя в квартиру, бегу в парикмахерскую. Впритык, но успеваю!

Спор я проиграл. Открываю дверь, захожу, Надежда, как и договорились, ставит пакет через порог, роняет «Я побежала» и уходит к лифту. И тут я слышу странные звуки. Напоминающие …весеннюю капель.

Врубаю в прихожей свет. Непонятный «шепот» не исчезает. Поднимаю голову: потолок и стены – мокры, по обоям струится вода. «Вот тебе, - успеваю сыронизировать, - и не нервничай», и ору что есть мочи:

- Надя!

К счастью, лифт еще не подошел. Супруга, перепуганная моим воплем, влетает в квартиру. И сразу понимает: тут не до прически.

Заглядываем в зал: тут ситуация еще хуже. Влагой основательно пропитаны ковры, струится она и по картинам (оригиналы украинского и туркменского художников), висящим на стенах, местами каплет на мебель. Существует реальная опасность короткого замыкания. Первым делом выкручиваю пробки, обесточивая жилище. И, поскольку мы обитаем на самой верхотуре, устремляюсь на технический этаж. А супруга – вниз, к консьержке: узнать номер телефона аварийной службы.

|Влетаю наверх. Хотя и темновато, пробираюсь среди хитросплетения коммуникаций на шипящий звук. Вот она - труба. Обернута рубероидом, из-под которого, в сторону бьет струя. Начинаю, раскрутив проволоку, снимать «кожух». Вот последний слой и станет видно место порыва. И тут я непроизвольно вскрикиваю: и от неожиданности, и от боли. Во-первых, оказывается, что струя только была вбок (куда позволял рубероид), а на самом деле свищ образовался сверху, и вода со всей дури ударила мне точно в лицо. Во-вторых, она была …родной сестрой кипятка и, само собой, обожгла. Стекла очков (виват моей близорукости!) глаза защитили. Ладно, до таких ли тут «мелочей»? Нужно спасать квартиру от потопа. А заткнуть пальцем и держать до подхода помощи не представляется возможным: труба-то – горячего водоснабжения.

Звоню супруге на мобилку и прошу срочно нести мне хомут (вижу, что диаметр здесь – больший, но хоть что-нибудь нужно делать). А также, захватив пару металлических кружек и ведро – чтобы черпать воду, ибо я брожу в ней едва не по косточки. Она к этому времени в одиночку (вот что значит стресс!) уже оттащила от стенки диваны, свернула частично ковры, сняла со стен картины и набросала на пол тряпок.

Появляется. Хомут, как я и предполагал, мал. Но я как-то его, пусть и неплотно, натаскиваю. Струя уменьшается. А я сжимаю концы хомута пальцами – чтобы еще напор снизить.

Жена, между тем, черпает воду. Однако оказывается, что делать это кружкой не очень эффективно и удобно.

- Совок буде гораздо лучше, - говорит она и отправляется вниз.

Через минуту после ее ухода вода перестает бить. Значит, появились «спасатели», и я могу передохнуть: держать хомут уже не нужно.

Появляется сантехник. Вызывает второго, дав ему «наколку», какого диаметра хомут собой прихватить. И где-то через полчаса авария устранена. Тогда как мы только начинаем бороться с ее последствиями.

После техэтажа – в квартире, где половина обоев отклеилась, а вода оказалась даже в одежном шкафу. Со стен и пола все убрали. Больше недели вымокали бесконечно выступающую влагу. Окна держали нараспашку.

Погода, как назло, установилась совсем не жаркая. И сушить ковры - еще та проблема. Использовали все доступные подручные средства: сохранившийся пылесос «Циклон» с обратной тягой (в «Электролюксе» таковой не оказалось), калорифер, духовку газовой плиты.

Но, пожалуй, главное началось позже. Оно – это вонь! Затекшая местами под неплотно уложенный линолеум жидкость начала цвести (затопило все комнаты, включая кухню). Тут уже не помогали даже распахнутые окна.

А куда денешься?!


Метка 7. Похороны или реалити-шоу?

(Начало сентября)

Звонок. Дальняя родственница супруги, живущая в Киеве, сообщает, что скоропостижно скончался ее (супруги) двоюродный брат. Мужику едва перевалило за полтинник, а тут – инфаркт, которого, не оставивший шансов. На связь со звонившей вышла из Скребелич ее мать: в селе обо всем узнают мгновенно. А умер Петр в Киеве, где тоже обитал и работал.

В тот же день мне понадобилась моя мобилка (я держу «трубу» выключенной и врубаю лишь тогда, когда мне нужно позвонить). Там sms-ка. От родного брата покойного. Мы решаем не отвечать.

Серия междугородных звонков на квартиру и, естественно, выключенную мобилку. Все с тех же краев, все с той же целью. Наконец, новое сообщение: прощание с телом пройдет в Киеве по такому-то адресу. Не реагируем.

Так-то оно так, однако - по нервам бьет! Тем более, прекрасно понимаем: становимся объектом проклятий и врагами десятков близких людей. И это еще больше укрепляет в решении …не откликаться, не иди и не ехать.

Почему?

Ну, во-первых, когда умерла моя, а потом и жены матери, мы никого не напрягали: молча похоронили своих мертвых.

Во-вторых, дома нам комфортно, а на кладбище, лицезря труп и наблюдая стенания вокруг, нервишки еще как потреплем. И, собственно, с какой стати мы должны в угоду комфорту других жертвовать своим? Лично я себе ближе, чем любой другой житель Земли.

В-третьих, язвы. Они еще до конца не зажили, и любое волнение (а что такое похорон с его стенаниями и выдиранием с головы волос?) – прямой путь к их новому «открытию».

В-четвертых, залита квартира.

В-пятых, возникли серьезные проблемы личностного характера.

В-шестых, почему нас всегда зовут разделить скорбь и никогда – радость?!!

В-седьмых, у православных погребальные процедуры вообще сдвинутые по фазе. Устраиваются некие шоу. Взять тех же мусульман: предают земле в день смерти. Не сидят ночами возле трупов (какая психика выдержит?), не орут «На кого ты меня оставил(а)», не заявляют, что жизнь после этого для имярек закончена (звучит философское «Бог дал – Бог взял»).

Короче, мы поступили, как считали нужным. Носам факт и поступавшие потом отголоски нервы нам все равно потрепали.


Метка 8. Что-то с памятью…

(Первая неделя октября)

Письмо из Харькова из тамошнего отделения Союза писателей РФ. Новое заседание назначено на 5 число. Последним стоит вопрос о приеме новых членов. Среди соискателей – только я.

Уточняю детали. А они таковы: две рекомендации мне дали российские писатели, а третью вызвался написать сам зам. председателя украинского отделения; мои книги для прочтения на предмет выступления на собрании он раздал еще весной, когда я не по своей вине опоздал. Короче, дело в шляпе!

Так что я «хутко» собрался и поехал. Правда, обратные билеты остались уже только на СВ и каждый стоил дороже билета на самолет.

Прибыл. Созвонились, договорились, выбрав место, встретиться в 15.00 (собрание назначено на 16.00).

Я был там на 20 минут раньше. Жду. 15.10, 15.20, 15.25 – никого! Не выдерживаю, набираю мобильный визави. И слышу о «зоне недоступности».

Наконец в 15.35 – звонок:

- Ты где?

- Где договорились!

- Я скоро буду.

Через пяток минут появляется. Знакомиться нам толком некогда – нужно бежать на собрание. Мчимся на всех парах какими-то закоулками. По дороге он сообщает, что представлять меня председатель поручил ему, и …начинает интересоваться, в каких жанрах я пишу, сколько имею книг, где и кем я работал, не выставлял ли книг в инете и - в том же духе.

По ходу бега интересуюсь, слишком ли вредные люди будут выступать, анализируя мое творчество. Отвечает: нет, выбрал нормальных.

Примчались с опозданием. Заходим, собрание уже идет. Зам с порога начинает извиняться в духе «Я вчера председателю клятвенно обещал, что сегодня уж точно не опоздаю, однако…»

Ладно, садимся, слушаем. Само собой, мне интересен только «мой вопрос». Наконец доходит очередь. Председательствующий предоставляет слово заму.

Тот, делая паузы (видно, что в теме - плывет), начинает говорить. Видно, что ничего обо мне не знает. То и дело поворачивается, уточняя ту или иную деталь. Зачитал, к слову, пару абзацев из московской рекомендации. Потом обратился к собравшимся:

- Кто скажет несколько слов о творчестве Николая?

Тишина.

Повторяет вопрос – эффект тот же.

Леонид:

- Ну, хорошо! – и подает председателю мои документы.

Тот:

- Вижу, что вопрос совершенно не подготовлен! И потом: что это за рекомендации из России? Мы, конечно, тамошних писателей уважаем, но принимать его будет наша организация, и отвечать за него будем мы. Поэтому вношу предложение: прием отложить, дать книги нескольким нашим товарищам – пусть почитают. И если сочтут их достойными, дадут соискателю свои рекомендации. Кто «за»? Единогласно!

После собрания я, зам и один мужик, который вызвался меня читать, зашли в кабак. И под очередную рюмку чая (я, как язвенник, естественно, не употреблял), мой "наставник" говорит:

- Не пойму, что случилось! Почему он так себя повел?!

А этот мужик и отвечает:

- Я тебе скажу, почему. Потому, что вопрос, в самом деле, не подготовлен. Где это видано, чтобы принимали в Союз человека, ни одной книги которого никто в глаза не видел?!!

Я:

- Высылал я книги…

Тот:

- Да, я дал книги читать, но не записал, кому именно. А они, наверное, не прочитали и сегодня не «проявились».

Удар по нервам, безусловно, я получил еще тот! Однако обиды – никакой. Тем более, пообщавшись с ним полдня (он еще провожал меня на поезд), понял: мужик – загнанная лошадь. Отшлифовывает кандидатскую диссертацию (на встречу со мной, а, следовательно, и на заседание опоздал, ибо встречался с оппонентами), преподает в одном из вузов, редактирует журнал «Славянин», исполняет обязанности заместителя председателя отделения Союза писателей РФ, пробует силы в издательском бизнесе, да еще сам сочиняет.


Метка 9. Русская рулетка

(Середина октября)

Как-то я уже говорил, что мы супругой – исключительно ее усилиями! – ежедневно совершаем двухчасовые прогулки в лесопарковую зону «Виноградарь», благо она видна из окна нашего дома. Я эти вылазки (как, впрочем, и любые другие) за исключением осенних месяцев, ненавижу. Но хожу, ибо «движение – это жизнь». Во всяком случае, хоть кое-какая терапия для сердца.

Чем отличаются в этой однообразной череде сентябрь-ноябрь? А тем, что прогулки обретаю смысл – сбор грибов. В основном, опят. Однажды, кстати, принесли их с прогулки шесть килограммов (специально взвесили, чтобы я имел потом возможность похвастаться).

Правда, три года тому назад, когда я в ноябре (!) поймал иксодового клеща, мы немножко притормозили. А потом снова начали «тихую охоту» с условием «по кустам не лазить». И два сезона без проблем закатывали на зиму грибы.

15 октября я почувствовал не очень сильную боль вверху стопы – на подъеме. Если не трогать, неприятного ощущения возникало. А вот лежа закинуть ногу на ногу не мог: пятка, надавливая, вызывала приличный дискомфорт. Причину, не пуская глаз, установил мгновенно, учитывая, что в лесу оступился – растяжение. Так прошло двое суток.

На третьи вечером я привычно возлежал на диване, а жена сидела напротив. Вели неторопливую беседу. И вдруг:

- Это у тебя что нога – такая грязная?! Не мыл, что ли?!!

- Где?

- Да вон, на стопе.

И ткнула рукой в то место, которое при контакте болело.

Поднялась, чтобы подойти. Но я уже все рассмотрел. Это была не грязь. Это была кровь. Раздавленного пяткой другой ноги клеща. И все еще остающегося в теле.

Уже наученная моим горьким опытом супруга, по всем технологическим правилам «выкрутила» паразита, завернула его в ватку и положила в баночку – для медиков. Поскольку было уже поздно, смазав место укуса спиртом, поход в поликлинику отложили на следующее утро.

И вот я в кабинете старушки-дерматолога. Сажусь, рассказываю. И говорю, полезши в карман:

- Я вам его покажу!

Та, чуть не сваливаясь со стула, изо всей мочи машет руками:

- Не нужно! Вы что?!

- Да я думал: посмотрите – опознаете. Или, наоборот, нет.

- Если каждый начнет нести сюда своих клещей, - вопит врачиха, - они у меня в кабинете по стенам будут ползать!

- Да он мертвый! – успокаиваю.

- Какой бы ни был. И, вообще, клеща на зараженность энцефалитом исследуют в санэпидстанции, а не районной поликлинике. Вот туда его и везите.

- Хорошо!

- Хотя… Говорите, он мертвый?

- Да.

- Тогда можете не везти. Установить истину можно только, если членистоногое живо.

Баба с воза – кобыле легче. Однако, увы, не мне. Я же знаю статистику: из трех клещей один – энцефалитный. А у меня он – второй. То есть вероятность заболевания – пятьдесят на пятьдесят. А тут еще нюанс: три года назад место укуса не болело. Не свидетельство ли это того, что…

Короче, получил я направление на соответствующее исследование крови. И трое суток, пока ждал результатов (они оказались благоприятными и в этот раз), не то, что мандражировал, но пометь энцефалит не желал. И, кажется, решил окончательно – никаких грибов!

Кроме тех, естественно, что на базаре.


Метка 10. Почти рождественский лубок

(Третья декада декабря)

К концу года осенила новая идея. Я ее изложил в письме владельцу тернопольского издательства

"Учебная книга "Богдан" г-ну Будному. Вот оно: «Ныне много вспомогательной литературы для ученической молодежи, независимо от того, в каких стенах (высшей, промежуточной или средней школы) та грызет гранит науки. Прилавки изобилуют пособиями едва не по всем предметам и даже печатным способом выданными шпаргалками к экзаменам. Я листал значительное количество и тех, и других. Вывод: перепевы СТАНДАРТНОЙ информации - лишь обложки и названия отличаются.

Ни капли новизны!


Вот и предлагаю серию не очень объемных изданий. Под меткой, скажем, "Сенсационный факультатив". Ее эмблемой вижу роденовского мыслителя или Витрувианского человека да Винчи, по кругу которого (эмблемы) идет девиз "Для тех, кто стремится (варианты: желает, хочет, жаждет... и т.д.) знать больше".


Вот некоторые названия предлагаемой серии: "Вселенная", "Земля и ее околицы", "Освоение Космоса", "Поиск братьев по разуму", "В семье вольной, новой", "Нация - это звучит гордо", "Человек", "Фауна", "Флора", "Вычисление и измерение", "Наука", "Культура", "Религия", "Техника", "Армии и войны", "Язык", "Спорт".


Еще одна их отличительная черта - эксклюзивность. В каждом мине-справочнике - свежайшие факты из последних открытий и достижений, которые попали под обложки в результате постоянного многолетнего мониторинга автором мировых событий».


Ответ не задержался: «Идея интересна. Давайте начнем, например, из: "Язык", "Наука", "Измерение и вычисление", "Техника". На примере конкретного содержания одного пособия обсудим условия сотрудничества. С уважением, Богдан Будный».

Естественно, просьбу тут же удовлетворил. Увы, рождественской сказки не получилось – скорее, лубок. Ибо больше Богдана Евгеньевича не слышал. Глухо, как в дальней Вселенной! Заниматься интернет-поиском брата по разуму я не стал, посчитав сие унизительным.




Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск

Последние комментарии

Последние публикации