загрузка...
Перескочить к меню

10 устойчивых страхов (fb2)

файл не оценён - 10 устойчивых страхов 23K (скачать fb2) - Николай Михайлович Сухомозский

Настройки текста:




10 УСТОЙЧИВЫХ СТРАХОВ


Страх 1. Изыди, нечистый!

Они жили в старой, наверное, еще дореволюционной кладки печке. Крохотной комнатки-чуланчика, снимаемой родителями у четы Прокопенко. Точно такие, как в сказках, которые в силу моего малолетства и незнания азбуки, читала мать.

«Они» - это черти. Черные, косматые, хвостатые, со свиными пятачками, рогами и копытами.

Нечистые регулярно вылезали из печки и гонялись за мной. И поймав однажды, уложили в черный гроб, крепко-накрепко заколотив крышку.

Не удивительно, что я начинаю орать благим матом, пытаясь при этом ее хотя бы чуть-чуть приподнять. Чтобы потом выбраться из гроба. Изо всех детских сил упираюсь, толкаю, однако она не поддается («настолько крепко заколотили»).

Чувствую, что покрываюсь испариной, начинаю ощущать нехватку воздуха. Перепуганный еще сильнее, надрываю горло.

И, о чудо! Крышка поднимается, струя кислорода бьет в лицо. Спасен!

Черти мне, оказывается, приснились. А роль крышки гроба сыграло одеяло, натянутое на голову и завернутое под затылок. Именно поэтому я не мог его сорвать - сделал это кто-то из родителей, разбуженных мим криком.

Тем не менее, хвостато-рогатых я, искренне веря в их существование, боялся еще довольно долго.


Страх 2. Сладкое за шиворот

К сладкому с детства был индифферентен. Нет, фобии к конфетам не испытывал. Но если отец с получки приносил традиционный кулечек с подушечками, я съедал всего несколько штучек. Ни разу в жизни я не слышал от родителей:

- Коля, не ешь много сладкого, а то попа слипнется!

А вот попадания на тело чего-то сладкого – боялся просто панически. И ныне, в старости, от одного гипотетического представления об этом, меня передергивает. По сей причине, например, терпеть не мгу ездить в современных междугородных автобусах. Точнее, ненавистны не столько сами транспортные средства, сколько тот факт, что по дороге «бортпроводница» начнет разносить по салону чай и кофе. Во время движения! И всякий раз, когда будет следовать мимо, я буду инстинктивно вжимать голову в плечи. Представляя, как сладкая жидкость радостно льется мне за шиворот.

Одна трезвая мысль немного успокаивает: сахара-то в стаканчик – гарантированно сильно не доложили.


Страх 3. Родимые внутренности

Не знаю, откуда, из каких дебрей подсознания, возникла эта опаска. Ни знакомых медиков в роду и даже окружении не было. Да и СВЕЖИМИ шрамами никто не блистал. Тем не менее, я с малых лет заклинал господа (в существование которого тогда усилиями бабушки Клавдии верил) не допустить, чтобы мне когда-либо пришлось лечь на операционный стол. И к 15 годам решил, что накрепко закорешился с всевышним.

Увы, тот слова не сдержал (впрочем, я не в претензии – лично мне он ничего не говорил). И к 63 годам в руки хирургов попал аж дважды. Серьезными назвать операции назвать язык не поворачивается, однако наркоз (раз – местный, раз - общий) получить пришлось. Да и «щекотание» скальпеля испытать.

Не могу сказать, что с возрастом давнее неприятие вмешательства посторонних, пусть и отягощенных дипломами медицинских вузов, в собственные внутренности исчезло.


Страх 4. Не близкий контакт

Согласно современным представлениям, рев ребенка, как реакция на уход матери, - нормальная реакция прекращения близкого контакта, как гаранта безопасности. Иными словами, малыш проявляет беспокойство не о той, что дала ему жизнь, а о том, что она ему дала. Все правильно: инстинкт самосохранения – самый сильный. А нет рядом матери, когда ты лежишь беспомощный, кто защитит в случае внешней угрозы? Собственно, и более поздний страх смерти родителей – из того же ряда.

Не знаю, почему у меня это было не по науке, но меня пугала смерть матери даже во взрослом возрасте, когда я четко понимал, что могу сам себя прекрасно защитить. И, наоборот, что мать мне в этом деле – не помощник.

Был сильно с нею близок? Нет и еще раз – нет! Даже маленьким не терпел, когда меня кто-либо, в том числе и она, пытались погладить по голове. Никогда с нею ничем не делился. Да и к советам – не прислушивался. А вот того, что она уйдет, - боялся.


Страх 5. Факт, от которого не уползешь

Почему мне столь неприятны пресмыкающиеся? Может, потому, что я сам таковым старался не быть? Или все это, как утверждают некоторые ученые, заложено в нас на генетическом уровне?

Кто его знает, но факт остается фактом, и от него не уползешь. Омерзение гады всегда вызывали сильнейшее.

Тем не менее, когда однажды по дороге на остров Масальский нам повстречалась другая компания, и один из ребят сунул нам руку с извивающимся телом «Держите!», отпрянули все. Кроме, естественно, меня. Превозмогая себя, я взял аспида – им оказался уж. Держал недолго, но это, согласитесь, было сродни великой победе. Над самим собой!

Помню еще, как уже будучи женатым, мы с супругой – тоже в Пирятине – дразнили пытающееся уползти перемыкающееся, швыряя в него комья земли. И как изо всех сил улепетывали, когда оно, видимо, разъярившись, поползло на


Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации

загрузка...