"Россияне живут бедно..." (fb2)

- "Россияне живут бедно..." [10 писем из стройотряда] 27 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Николай Михайлович Сухомозский

Настройки текста:




10 ПИСЕМ ИЗ СТРОЙОТРЯДА

(Письма написаны в течение лета 1973 из совхоза "Боскольский" Комсомольского района

Кустанайской области Казахской ССР).


Письмо 1. Кирпич нарезаем ножом

22 июня

Здравствуй, Надюша!

Вчера мы только приехали на место. Пока устроились, пока устанавливал контакты с местной комсомольской организацией и т.д., "на землю спустилась ночь". А сегодня решил быстро написать несколько слов тебе и домой.

Доехали мы нормально. А в наших (журналистов) где-то в Уфе отстали два иностранца, так возник скандал, и Л. Тимофеев остался их там искать.

Живем мы здесь в старой школе. Совхоз бедненький. Кирпичный завод будто XVI века. Всё руками. Даже кирпич нарезают здоровым ножом. Ну, это все мелочи.

В магазинах нет ничего. Вообще в России живут очень бедно. Когда мы ехали, то к поезду на каждой остановке выходили люди. И - в ресторан. Несмотря на такие цены, гребли колбасу, сгущенное молоко (по 20-25 банок). Ибо у них - нет, представляешь?

Есть книжный магазин, кое-что можно купить. Была замечательная книга (можно и 10 руб. выложить), но только одна и ее забрал наш парень К. А. Иванов. "Флаги государств мира", Москва, 1969. Там все гербы и флаги мира (около 700 штук), рисунки, все описано. Стоит 3 руб. 93 коп. Может, найдешь.

Пиши о себе, о домашних делах.

Как ты тогда доехала? Нормально? Как там родители, Лешка, Маша, Петр? Пиши обо всем. Любимый очень ждет.

А я тоже буду писать о своих трудовых подвигах.

Вот и все, моя хорошая. Пиши, жду очень-очень.

До свидания, моя любимая.

Целую крепко.


Письмо 2. Иностранцы бунтуют

26 июня

Здравствуй, Надюша!

Стемнело. Почти все ушли в кино; играет радиола, уже четвертый я ставлю песню "Amour por ti", что в переводе с испанского означает "Любовь за тебя". Замечательная вещь! Ты обязательно должна ее услышать. Я ее потом попрошу у венесуэльца на несколько дней. Хорошо?

А теперь несколько слов о себе, работе.

Погода эту неделю собачья. Все время дождь: и день, и ночь. Грязь - ноги не вытянешь. Намокнешь - а посушиться нигде.

Спим в спорткостюмах, потому что холодно, а топить ничего и ничем.

И работа здесь, должен я сказать. Иностранцы уже бунт поднимали, работать не хотят, за исключением двух арабов и одного из Конго.

Командир - хуже не придумаешь. Долго писать, приеду - расскажу.

Вот так и слоняемся: десять работает, а десять гуляет или делает вид, что работает. А деньги - поровну. Ну, сама знаешь, что получается.

Обламываю командира, чтобы месяц поработать и уезжать отсюда. Так что, не исключено, еще и приеду. Потому что дела здесь нет - и не будет. Такая глушь, что ужас.

Вот так, моя хорошая. Колька твой здесь хлюпает носом и все. Бродим же по колено в грязи, а высушить обувь негде. И снова одеваем мокрое. А так - нет автобуса, ничего. Не выберешься, если и захочешь.

Пиши обо всем. Колька очень скучает. А Надька, пожалуй, тоже. Так что жду.

Привет все.

До свидания. Целую мою любимую.

P.S. Пиши, что интересного в газетах. Что с Ту-144 выяснили? До чего договорились в США? Потому что здесь никто не видит этих газет. Радио тоже нет.

P.P.S. Купил на 6 рублей книг. Отправлю домой.


Письмо 3. Заволновались наши

6 июля

Здравствуй, Надюша!

Извини, что немного задержался с ответом. Дела здесь закрутились так, что не было времени.

Твое первое письмо получил 2/VII. Кстати, это было самое первое письмо, которое пришло студентам. И мне. Думаю, ты представляешь, как я был рад. И как завидовали мне другие. На следующий день я получил второе письмо твое и первое - из дома. Веранду строят полным ходом. Приедем и не узнаем ее.

И вот два дня я не мог написать. Дело в том, что после выступления иностранцев их забрали. Но все не затихло. Наш "уважаемый командир" продолжал творить чудеса (дурак настоящий). Начали волноваться и наши студенты. Состоялось собрание ... и т.д., вызвали начальство аж из Кустаная (областное).

Разбирали поведение Калинчука. Закончилось тем, что областной штаб назначил командиром отряда меня, а комиссаром того парня из международного, с которым я должен был встретиться и не встретился.

Калинчук теперь смотрит на меня волком, потому что я тоже выступил с критикой, и пытается подложить какую-нибудь свинью. Из 12 человек, которые остались, их - 5, нас - 7. Плюс к тому, Калинчука забирают в другой отряд бойцом. Он стремится всеми силами настроить своих 4-х историков против меня. Идет упорная борьба. Чем закончится, не знаю.

Но смотри и ты, он может "замылить" общежитие. Он как-то намекнул мне: вот и твоей жене общежитие нужно.

Так что вот такие дела у меня, любимая. Очень трудно (много ответственности). Да еще здесь живет много цыган, так и бойся, чтобы что-то не украли. Из нашего отряда уже увели фотоаппарат (такой, как у меня) и электробритву.

А ты, Надюша, обязательно обратись к врачу, ясно? Мне ничего высылать не надо. Портупею можно бандеролью.

Вот и все, моя хорошая. До свидания.

Привет всем. Целую.

Твой ...


Письмо 4. Народ сейчас злой

11 июля

Здравствуй, моя хорошая!

Получил от тебя и




MyBook - читай и слушай по одной подписке