загрузка...
Перескочить к меню

Сны Великой Арии. Ночные призраки (fb2)

- Сны Великой Арии. Ночные призраки 1.64 Мб, 277с. (скачать fb2) - Мария Британ

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Мария Британ Сны Великой Арии. Ночные призраки

Глава 1 Бешеный комар

Я проснулся от дикой головной боли и собственного храпа. Черт возьми. Мама мне говорила, что нельзя столько пить, но я не удержался. Все-таки День рождения друга бывает лишь раз в году.

Я схватился за голову, вспомнив, как вчера, едва волоча ноги, вломился в дом в два часа ночи. Мать прикончит меня. Сейчас же, немедля.

В подтверждение моим опасениям раздался настойчивый стук в дверь. Впрочем, это было абсолютно символично, так как разрешения войти никто и никогда не спрашивал. Мама почему-то считала, что для нее двери в мою комнату всегда распахнуты.

В следующий миг передо мной уже стояла миниатюрная женщина средних лет с ярко-рыжими волосами и веснушками, разбросанными по всему лицу. В любой другой ситуации она бы вызвала у людей улыбку и умиление, но ведь это была моя мать. И я здесь видел отнюдь другое. Ее маленькое личико исказилось в праведном гневе, а руки уверенно уперлись в бока.

— Ты ничего не хочешь мне рассказать? — жестко поинтересовалась она, приподняв бровь.

Да, конечно, сейчас мой вид оставлял желать лучшего. И тут воображение мне услужливо нарисовало картину, где я, помятый и потрепанный, с синяками под глазами, сижу и смотрю потерянным взглядом на свою строгую мать.

— Твой перегар уже по всему дому! — яростно воскликнула она.

В этот миг я начал судорожно вспоминать все советы, которые дают детям в школе на уроках психологии. Должен сказать, что вспоминалось очень плохо, так как половину занятий я прогулял, а вторую половину — проспал. К тому же школа для меня закончилась три года назад.

А тем временем обстановка в комнате накалялась. В глазах мамы я увидел нездоровый огонек, который мог свидетельствовать лишь об одном: она в ярости.

— Мам, — неуверенно начал оправдываться я. — Мне уже двадцать лет. Я взрослый и знаю, что делаю.

Возможно, это была плохая отговорка, но ничего лучше с уроков психологии я не вспомнил.

Ее глаза вдруг начали стремительно увеличиваться в размере. Я даже испугался, что они вот-вот выпадут.

— И что же ты делаешь? — прошипела она, подойдя ближе к кровати.

На мгновение я подумал, что это конец, и мама меня сейчас убьет.

— У Чака был День рождения. Мы просто немного посидели… — пролепетал я, натягивая на себя со всех сил одеяло.

— Немного?! — в сердцах воскликнула та. — Да ты едва ноги приволок! Ты вернулся в два часа ночи! Что мне нужно было думать?! Скажи немедленно!

Я лишь со стоном упал на кровать, поняв, что опасность миновала. Ее крик не так страшно выглядел, как сдержанная, молчаливая ярость. Возможно, вы назовете меня трусом, но да, я до сих пор боюсь гнева своей мамы.

— Разве ты не понимаешь, что я волнуюсь за тебя? — горько продолжила причитать она, присев на мою кровать. — Я не хочу тебя потерять, как потеряла твоего отца!

Здесь надо сказать, что мой папа погиб при исполнении обязанностей пять лет назад. Он был полицейским и охотился за бандой энергетических вампиров, крадущих внутренние силы. По закону это строго запрещено, так как подобные действия могут привести к различным болезням. Один из вампиров бросил в него смертельный энергошар, когда преступников словили на горячем. К счастью, бандитов задержали коллеги моего отца.

Мама до сих пор не может смириться с трагедией, настигнувшей нашу семью. Я всячески пытаюсь ее поддержать, но получается это отнюдь не всегда.

— Я могу за себя постоять.

— Что у тебя на виске? — взволнованно спросила она, протягивая руки к моему лицу.

— Прошу, не надо, — раздраженно отстранился я.

— Не забывай, что в Миллиэле вновь появился вампир, охотящийся на людей.

А я и не забывал. В городе сейчас действительно было опасно. Неизвестный выходил ночью на охоту, после чего поедал внутреннюю энергию своих жертв и не оставлял в их телах ни капли жизни. Нет, по сравнению с этим чудовищем, банда, орудовавшая пять лет назад, — просто стая ангелов. Сейчас же вампир забирает у несчастных все силы, и они умирают на месте. Это страшно не только потому, что смерть может настигнуть в любой момент, а еще и потому, что ни один энергопотребитель в мире не может повторить подобное. Насыщение приходит практически сразу после начала, так сказать, «трапезы», ведь эта энергия — внутренняя, более устойчивая, чем внешняя, которую можно поглощать без вреда для окружающих. «Съесть» ее полностью до недавнего времени просто не представлялось возможным.

— Я не так уж и слаб. Если понадобится, убегу, — не слишком убедительно успокоил я маму.

— Ладно, вставай, на работу опоздаешь. Десять аров еще никому не мешали, — тихо проговорила та уже не так грозно. — Завтрак на столе. И не забудь выпить таблетку от головной боли, алкоголик.

С этими словами она встала и вышла из комнаты.

Нужно объяснить, что мы с ней держали небольшое кафе под названием «Мак»: мама была хозяйкой, а я ей всячески помогал.

Конечно же, голубая мечта любых родителей — дать своим детям блестящее образование, чтобы они смогли построить свою карьеру в энергосфере — самой прибыльной деятельности на сегодняшний день. Но со мной этот номер не прокатил. Спросите, почему? Я лентяй, каких свет не видывал. А, быть может, моя энергия не создана для внешнего использования. В общем, не мое это.

В школе я был круглым двоечником и не стремился стать лучше. Мои мысли витали очень далеко от занятий: где-то там, где мой друг Чак придумывал приключения, а его сестра-близнец Лика вечно критиковала наши идеи; или там, где я мог расслабиться и отдохнуть на своей любимой мягкой кровати.

Вы, наверное, не понимаете сути энергонауки. Конечно, я не учитель и не смогу объяснить точно, но кое-что знают даже дети. С самого рождения в человеке заложен определенный резерв энергии. Говоря простым языком, «планка» выше которой он прыгнуть не может. Много лет человечество не умело пользоваться своими силами. Более того, раньше люди или вообще не знали о существовании подобного, или же просто не желали верить, считая это суеверием. Но такое происходило слишком давно. Сейчас же все изменилось.

Энергию, заложенную в простом человеке, можно пополнять с помощью еды или отдыха. Если уметь правильно ею пользоваться, то можно излечить себя от любых болезней. Но и это еще не все. Ученые сделали огромный прорыв, научившись выпускать свою энергию через, так называемые, каналы. И тут, надо сказать, началось настоящее волшебство. То, что раньше мы называли магией, стало реальностью. И нет здесь чего-то необъяснимого. Просто люди теперь пользуются своими внутренними силами. Конечно, если этим злоупотреблять, можно получить обезвоживание организма, которое приведет к разнообразным болезням.

Если же мы имеем дело с вампиром, то здесь все обстоит несколько сложнее. Они поглощают энергию из внешних источников. Это заменяет им еду и отдых. Также они умеют пользоваться своими силами, накопленными извне, как и люди. Правда, чаще всего особи такого вида слабее в плане внешних работ. Ведь энергия им нужна еще и для физической целостности.

И, как я уже говорил, запретной темой остается потребление вампирами внутренних сил. Хоть они и чище, и не подавляются другими шумами и аурами, но без них человек, как недавно выяснилось, может даже погибнуть.

Позавтракав, я впопыхах начал собираться на работу. Голова по-прежнему раскалывалась, но я старался не обращать на это внимания. Посмотрев на себя в зеркало, я ужаснулся. Мои опасения подтвердились: мешки под глазами, бледное и помятое лицо, еще и ссадина на виске… Откуда? Нужно будет спросить у Чака. Может, он что-то помнит.

Черные растрепанные волосы свисали, щекоча лоб. В этот миг меня одолело щемящее желание побриться налысо, но я мужественно его поборол. Похмелье пройдет, а волосы придется отращивать месяца два. Зато щетина меня не раздражала, хоть я и понимал своим трезвым умом, что выгляжу, как бродяга. И мама мне об этом говорила не один раз.

Ладно, нужно внушить себе, что мне не стыдно в таком виде выходить из дому. Не мешало бы побрызгаться каким-нибудь ароматом, чтобы меньше слышался перегар…

Найдя у матери подходящий тюбик, я вылил практически весь флакон. Плевать, что духи женские.

И тут раздался стук в дверь, хотя мне показалось в ту секунду, что стучат по моей бедной головушке.

— Зачем же так громко, — недовольно пробубнил я и пошел открывать.

— Приветствую! — похлопал меня по плечу мой жизнерадостный друг. — Неплохо вчера повеселились, согласен?

В отличие от меня, Чак выглядел великолепно. Будто бы и не пил вовсе. Голубые глаза были широко распахнуты, а слегка бледная кожа и белокурые волосы смотрелись очень даже аккуратно. Не то что я. Он был выше меня на полторы головы, и его худощавость это очень подчеркивала. Уши весело торчали из-под ухоженных волос, что придавало ему добродушный вид. А еще он брился каждый день. Мечта моей матери.

— Мы опаздываем, — вяло проговорил я.

Здесь нужно объяснить, что приятель работает в кафе вместе с нами, так как на другие работы его не приняли. Как и меня, впрочем.

— Выглядишь не очень, — заметил Чак.

— И без тебя знаю, — огрызнулся я, закрывая двери.

Мы вышли на улицу чуть позже обычного, и поэтому я был уверен: нас ждет еще одна гневная тирада от моей матери.

Солнце поднялось высоко над горизонтом, нещадно обнимая своими лучами каждого, кто отважился выйти из дому в такую жару. На небе не было ни единого облачка, поэтому я не надеялся на похолодание.

Город ожил. Прохожие суетились, спеша по своим делам. И энергетические вампиры, и люди сейчас бежали на работу.

Прошу вас, не удивляйтесь тому, что первые могут находиться под солнцем, не нанося себе вред. Здесь нет места старым сказкам о том, что эти существа пьют людскую кровь. Они питаются энергией и являются совсем безобидными упырями. В разумных пределах, конечно.

Должен сказать, что город с утра я люблю больше всего. Наши маленькие одноэтажные домики особенно волшебно выглядят в ранний час. И пусть кому-то покажется, что они слишком близко расположены друг к другу, я знаю точно: такая планировка создает особый уют. Каждый хозяин красит свой дом в любой цвет, какой он только пожелает, после чего довольно удобно находить тех или иных людей. «Я живу в доме цвета морской волны», — однажды сказал мне Чак, и мы начали дружить. Это произошло в глубоком детстве, но я отчетливо помню все, что связано с моим приятелем.

Что удивительно, цвета домов никогда не повторяются. Почему? Кто знает. Мне кажется, ни один житель Миллиэля не даст вам ответа на подобный вопрос.

— Что ты плетешься сзади, — пробурчал друг, оборачиваясь. — Такими темпами мы не доберемся и до вечера.

— Ничего не могу поделать, голова раскалывается. Если хочешь, закажем слономуха.

Это первая идея, которая стукнула мне в голову, но, должен признать, не очень хорошая. Транспорт пришлось бы ждать еще полчаса, так как с утра у них много заказов, и мы бы точно опоздали.

Наверное, вам интересно знать историю происхождения таких странных питомцев. И, так уж и быть, в двух словах я ее расскажу.

Давным-давно в другом мире существовала поговорка, которая была связана с некими животными, именуемыми слоном и мухой. Один ученый-юморист, побывавший в тех местах, решил попробовать скрестить эти два вида, и получилось очень необычное, по его меркам, существо. Для современных жителей Арии (к слову, так называется наше королевство) это обычное животное. Его используют как транспорт, чему способствуют большие сильные крылья. К тому же сидеть на нем довольно удобно. Слономух имеет длинный нос, который в том мире называли «хоботом», серую толстую кожу и тонкие лапки, практически не предназначенные для ходьбы. Если этот зверь будет стоять на задних лапах, то с легкостью сможет достать до макушки среднестатистического человека. Ну, или вампира. Что удивительно, он не издает никаких звуков, как обычные животные. Наш народ обучил его транспортному делу, и теперь можно добраться до нужного места очень быстро и за сравнительно маленькие деньги: всего за один ар.

Вот так, друзья мои. К сожалению, это все, что я помню с уроков истории.

— Ты издеваешься, Генри? — раздраженно спросил Чак. — Тут идти десять минут быстрым шагом, а мы за полчаса не можем добраться.

Да, черт возьми, он был полностью прав, но вчерашние празднования выбили меня из колеи.

— Как у тебя получается быть таким бодрым? — недоумевая, поинтересовался я.

— Лика поделилась своими знаниями, — небрежно бросил друг, строя из себя важную персону.

— И какими же?

— Она мне рассказала, как с помощью внутренней энергии можно облегчить симптомы похмелья, — отмахнулся тот.

Сестра приятеля — круглая отличница, чуть ли не самая лучшая ученица в городе. И, конечно же, как подобает приличным людям, закончила Академию в сфере медицины.

Для нас с Чаком это так же чуждо, как и уроки в школьные годы.

— Поделишься как-нибудь на досуге, — попросил я друга.

Мы добрались до кафе ровно в девять часов, что заставило меня тут же встрепенуться. Здесь было довольно людно: наверное, посетители пришли позавтракать перед рабочим днем. Вы, возможно, удивитесь, почему так поздно.

Дело в том, что Мак находится в той стороне города, где расположены дома работников энергосферы, а они, как известно, начинают свой рабочий день не ранее десяти часов утра.

Но нам с Чаком опаздывать было довольно критично, так как моя мама уважала в людях пунктуальность.

— Где вас носило! — воскликнула она, увидев нас.

Мы стояли на пороге, не зная, как лучше поступить: сразу сбежать или все же попытаться извиниться.

— Сесилия, я хочу попросить у вас прощения за вчерашнее, — стараясь изобразить мальчика-паиньку произнес мой друг.

Я фыркнул, пытаясь сдержать смех. Видеть приятеля в таком свете мне доводилось нечасто. Но жалкие потуги скрыть от матери свое веселье так и не увенчались успехом.

— Генри, — строго начала она. — Ты находишь в этом нечто смешное?

— Нет, что ты, просто закашлялся, — сдавленно проговорил я и поспешно взял поднос. — Ну, мы пойдем?

— Разговор о вашей вчерашней пьянке еще не окончен, — жестко проговорила та. — Но сейчас есть вещи поважнее.

Я с облегчением выдохнул, собираясь идти за заказами.

— По микровизору сообщили, что молодым жителям Арии в полдень нужно присутствовать на Главной площади, — сообщила мне мать, протягивая маленькую коробочку.

Микровизор представлял собой плотное сплетение энергии, которым может управлять тот или иной человек. Особое преимущество этого прибора было в том, что он подпитывался внешней энергией человека, пользующегося им.

Я провел рукой по прибору, и на маленьком экранчике тут же появилось видео-приглашение Филиппа Великого.

Речь шла о том, что вся молодежь должна явиться в центр столицы для прохождения некого теста, чтобы получить право учиться на полицейского и охранять наш город от вампира-убийцы.

Нехилая, скажу я вам, перспективка. Я бы уж точно не обрадовался такому повороту, но волноваться мне было не о чем, так как туда брали людей с определенными способностями в сфере энергетики. А мы с Чаком, как известно, являлись лучшими только в прогулах.

— И что это значит? — нахмурился мой друг. — Неужели местные полицейские признались в своей недееспособности?

— Не забывайте, что осенью планировался набор новичков на учебу. К тому же нужны новые силы, — пожала плечами мама. — Маньяк уже полгода на свободе. Гибнут полицейские. Если так пойдет и дальше, то некому будет охранять город. Вот они и решили провести тест на пару месяцев раньше.

Здесь нужно объяснить, что раз в пять лет полиция проводит отбор Учеников по всему Миллиэлю. Многие мечтают туда попасть, но конкурс слишком велик. Я на таких экзаменах еще не был, так как к ним допускаются лишь люди, достигшие совершеннолетия. Как известно, в Арии оно наступает в двадцать лет, сколько мне сейчас и есть. К слову, обучение длится ни много ни мало — три года.

— А если человек не хочет? — как-то потерянно спросил я.

— Успокойся, вас все равно никто не возьмет. Хоть один раз в жизни твоя лень сыграет тебе на пользу. К тому же набор отобранных Учеников никогда не превышал десятка. Вы не настолько избранные, дорогие мои, — устало ответила мать, уходя на кухню.

— Похоже, дела совсем плохи, — заметил мой друг. — Интересно, что произойдет, если не придешь?

— Лучше не рисковать, — прохрипел я. — Тебе же не хочется платить штраф за уклонение от гражданских обязанностей?

— Да ладно тебе, — махнул рукой Чак. — Конечно мы пойдем. Я ведь просто спросил.

И мы принялись за работу. Посетителей было много, так что времени на отдых совсем не оставалось.

Да, может, у нас не идеальное кафе, но жители города почему-то шли именно к нам. Мама бы сейчас сказала, что это из-за теплой атмосферы и вкусной еды. И я с ней абсолютно согласен.

* * *

На Главную площадь мы прибыли ровно в полдень. Людей столпилось немерено: кто подлетал на слономухах, кто добирался на своих двоих. Мы с Чаком выбрали второе.

В обычный будний день здесь очень просторно, но сейчас от былой свободы не осталось и следа. Шум стоял такой, что звенело в ушах, а фонтан, прежде освежавший прохладной водой, почему-то не работал.

Он стоял по центру площади, возвышаясь над миниатюрными домиками городских жителей. Будучи детьми, мы с приятелем здесь часто прогуливали школу.

— Слушай, — неуверенно начал я, повернувшись к другу. — Вчера на вечеринке я с кем-нибудь дрался?

— Ты что-то вспомнил?

— Ссадина на виске. Откуда она?

— Ну… Ты очень успешно обзавелся врагом, — ухмыльнулся тот.

— Черт, я совсем ничего не помню. Что было-то?

— Эх, алкоголик ты мой. Говорил тебе, Генри, не надо мешать напитки.

— Вот только твоих лекций мне и не хватало, — огрызнулся я.

— Если помнишь, на вечеринку я пригласил нашу незабываемую троицу. И представь, каково было мое удивление, когда ты начал флиртовать с Агнес! Хотя, Генри, твой выбор очень даже ничего, — рассмеялся Чак.

Только этого мне еще не хватало. Бруно, ее парень, а соответственно и его друг Фрей теперь не оставят нас в покое. Они всегда вызывали у меня неприязнь. Еще со школьной скамьи отношения у нас не заладились, а сейчас, как утверждает приятель, огонь вражды только усилится. И преимущества явно были не на нашей стороне. Бруно и Фрей занимались боевыми искусствами, поэтому тела их украшала гора мышц. У нас состоялось пару драк с ними в школе, во время которых мы с Чаком выступали далеко не в лучшем свете.

Я со стоном прикрыл глаза. Почему все неприятности происходят именно со мной?

— Если честно, я вообще не понимаю, зачем ты их пригласил.

Чак на секунду замялся, не зная, что ответить. Такое с ним бывало крайне редко, и это могло означать лишь одно…

— Подожди, — опешив, начал я. — Ты хочешь сказать, что…

— Да, да, и не смотри на меня так, — насупился друг, скрестив руки. — Я пригласил Агнес, а она взяла и притащила своих дружков. Кто ее только просил!

Я прищурился и внимательно посмотрел на друга.

— Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Приятель, не ответив мне ни слова, залился краской.

— Зачем ты пригласил ее? Мы же с ними почти не общаемся. Более того, мужскую часть этой компашки вообще не переносим на дух.

— Агнес-то в этом не виновата.

— Все ясно, — напряженно вздохнул я. — Прости, что начал флиртовать с ней. Я ведь не знал и к тому же был пьян.

— Да я не в обиде, — улыбнулся Чак. — Тем более, что теперь мне нужно сочувствовать моему непутевому другу Генри, а не наоборот. Бруно не оставит тебя в покое.

— Послушай, а сам ты не боишься влюбляться в девушку, у которой парень — наш… — я на секунду замялся. — Не очень хороший знакомый?

— Мы еще посмотрим кто кого, — нервно рассмеялся друг. — Может, нам с тобой стоит заняться спортом?

Да, да, конечно. Двое неудачников, ищущие приключения на пятую точку, решили себя хоть как-то обезопасить на занятиях боевых искусств или еще чего-нибудь.

— Что это вы тут грустите? — раздался звонкий голосок откуда-то сбоку.

Я вздрогнул от неожиданности и резко повернулся. Перед нами, лучезарно улыбаясь, стояла сестра приятеля. Ярко-красные, коротко стриженные волосы переливались на солнце, ослепляя всех вокруг. Если честно, я до сих пор не понимаю зачем ей понадобилось перекрашивать свои красивые белокурые локоны. Разве поймешь этих девушек?

С братом они были похожи как две капли воды. Но природная худощавость Чака не давала ему таких преимуществ, какие предоставляла Лике. Девушки во всем мире всегда, в любое время мечтали похудеть. А здесь для этого не приложилось ровным счетом никаких усилий. Она могла есть что захочет и когда захочет.

Ну а мой друг, конечно, всегда мечтал хоть чуть-чуть поправиться.

— Неужели братец решил попробовать свои силы в энергосфере? — ехидно поинтересовалась та, не дождавшись от нас ответа на первый вопрос.

— Нет, пришли полюбоваться на твои красные волосы, — огрызнулся Чак.

— Ну, всегда пожалуйста, — театрально развела руками Лика. — Если хочешь, на досуге и тебя перекрашу.

— Горю желанием, — закатил глаза мой приятель.

Вы, должно быть, сейчас подумали, что отношения между сестрой и братом не ладились, но это было далеко не так. Да, их препирательства часто раздражали меня, но, несмотря на свой острый язык, ни один, ни другая никогда не бросали друг друга в беде.

— Тебя могут выбрать, — мрачно пробубнил я, пытаясь сменить тему разговора.

— Я только победы и добиваюсь, — просияла Лика. — Такой шанс выпадает раз в жизни!

— А то, что маньяк может укокошить в любой момент, тебя не волнует? — с сарказмом приподнял бровь Чак.

— Для этого и будут сейчас выбирать сильнейших, которые смогут справиться с любой опасностью! — закатила глаза девушка, недовольная, что приходится разъяснять своему непутевому брату такие простые вещи.

— Ты слишком беспечна, — предостерег я ее.

— Зануды, — скривилась Лика и, махнув нам рукой, скрылась в толпе.

Приятель лишь тяжело вздохнул. Как бы он не пытался скрыть волнение за сестру, его чувства были видны.

— Не переживай… — решил я поддержать друга.

В этот миг послышался чей-то громкий голос.

Люди, столпившиеся на площади, начали расступаться. Вскоре образовалось кольцо.

Я попытался разглядеть, что происходит в центре, но ничего не вышло. Мы с Чаком решили пробраться поближе, чтобы все видеть и слышать. Вопреки всеобщему негодованию и злым восклицаниям, вскоре мы стояли в первых рядах.

Возле фонтана остановилось два человека. Оба высокие и крепкие, оба загорелые. Мышцы их будто выпирали из кожи, готовые ее вот-вот разорвать, а черные майки и бриджи слегка настораживали меня. Один мужчина был почти лысым, другой же — с длинными волосами, собранными в пучок. Лица их не выражали никаких эмоций, что немного нас напрягало. Они внимательно посмотрели в толпу, будто бы ища там жертву.

— Дорогие граждане! — громко воскликнул лысый. — Мы — верные слуги короля, ищущие таких же среди молодежи. Наш город сейчас в опасности. Я думаю, об этом знают все сегодня пришедшие. Поэтому, прошу, отнеситесь со всей серьезностью к ритуалу, который будет проведен. Мы выберем лучших, и они отправятся с нами познавать азы своей собственной энергии и энергии других людей, чтобы защитить наш город. Сегодня ночью вновь произошло убийство. Погиб человек, преданный своему делу, один из нас. Посему я хочу, чтобы вы все понимали, насколько важна и опасна миссия полицейских.

По толпе прошлись недовольные возгласы.

Я ухмыльнулся. Кому охота рисковать своей жизнью ради престижа? Разве что Лике.

— Прошу тишины, — тут же раздался низкий голос длинноволосого. — Если избранные будут соблюдать все меры предосторожности, с ними ничего не случится. Наш коллега этой ночью допустил ошибку, которая стоила ему жизни. Мы же будем учить вас избегать их. Прошу всех сосредоточиться.

Ну вот, началось. Сосредоточиться. Легко сказать. А на самом-то деле у меня никогда в жизни не получалось сделать ничего подобного.

— Я даже знаю, какие слова он произнесет дальше. — Я с улыбкой повернулся к другу.

«Взгляните на свою энергию», — хором проговорили мы и прыснули. К сожалению, длинноволосый нас заметил и смерил холодным взглядом, от которого по спине побежали мурашки.

— Взгляните на свою энергию, — будто бы наше эхо, скомандовал он. — Над площадью мы поместили плотный энергетический купол, так что никакие шумы вам мешать не должны.

Мужчина медленно начал двигаться по кругу, рассматривая лица пришедших. Некоторые к этому времени уже впали в транс, другие же, такие как мы с Чаком, стояли в недоумении.

— Расслабьтесь, — властно прошипел полицейский, и я с удивлением обнаружил, что действительно расслабляюсь.

Головная боль куда-то ушла, оставив место для равновесия и спокойствия.

Как такое возможно? Это что, гипноз?

Но сомнения меня терзали не долго. Я начал прислушиваться к себе, но, к сожалению или к счастью, ничего не услышал.

— Закройте глаза и представьте плотный огненный шар, — продолжил длинноволосый, уверенно проходя мимо нас.

Так уж и быть, послушаюсь. Но это не значит, что я хочу стать полицейским. Ясно вам?

Я прикрыл глаза и сразу же обнаружил, что нахожусь в поле. Здесь не было ни единого деревца. Безукоризненно ровная трава простиралась до горизонта. Ни тебе ямки, ни тебе горки — одна сплошная равнина.

Стоп, а это что такое? Солнце ослепляло, и поэтому различить что-либо, кроме ярких лучей, было очень сложно.

И тут меня словно током шарахнуло. На горизонте появился необъятных размеров комар. Да, да, именно комар, и это совсем не смешно.

Мне крышка. Сейчас он меня сожрет со всеми потрохами.

Бежать? А разве есть куда? Я осмотрелся: со всех сторон меня окружало поле, идеальное и бесконечное. Только этого не хватало.

Какого черта я послушал длинноволосого? Наверное, закинул нас с помощью своей вездесущей энергии в какую-то виртуальную реальность, из которой выберутся только избранные. Ну, а другие пусть делают что хотят. Молодцы, однако, отличный тест придумали.

Я судорожно начал соображать, что же можно сделать. В голову не приходило ни одной путной мысли, и я уж было совсем отчаялся, как вдруг снова услышал голос злополучного полицейского.

— Я попросил вас представить огненный шар неспроста. Он поможет вам победить. Удачи.

— Что значит удачи!? Ты вообще куда, мужик? Что я должен делать с этим монстром? — во все горло проорал я, но меня, понятное дело, никто не услышал.

Хотя нет, услышал. Спросите, кто? Мой дорогой друг комар.

Он начал приближаться ко мне с неимоверной скоростью. Нет, не летел, а бежал, словно слономух на охоте. Бежал так, что земля содрогалась под его ногами.

Ну отличненько. И что теперь? Какая нелепая смерть! А ведь моя жизнь только начиналась…

И в этот момент мне почему-то безумно захотелось почитать учебник по энергонауке. Может, тогда бы я смог противостоять чудо-комару.

Интересно, а Чак тоже здесь?

— Чааак! — проорал я, но ответом мне были лишь громыхающие шаги чудовища.

— Ясно, — пробубнил я себе под нос. — Тогда план номер два.

И, развернувшись в противоположную от монстра сторону, я побежал что есть мочи.

План действовал, пока мое тело не выдохлось. Пейзажи не менялись, только комар приближался ко мне с неимоверной скоростью.

Ладно, может быть, он хочет пообщаться?

— Ну все, давай поговорим. Я не хочу умирать, это было бы слишком глупо!

Но тот почему-то ничего не ответил.

Я упал на траву и начал пятиться назад, что, конечно, никак меня бы не спасло.

— Чтоб вы все живы были, — простонал я, обращаясь к полицейским.

К моему удивлению, комар остановился в нескольких метрах от меня. Он внимательно посмотрел на свою измученную жертву, а затем медленно начал наклоняться, чтобы достать до моей ноги хоботком.

Так, ладно. Была не была. Попробуем создать этот злополучный шар.

Напрягая все свои внутренние силы, я, как можно правдоподобнее, представил себе сгусток огня и со стоном обнаружил, что ничего не вышло.

— Заберите меня отсюда! Почему я должен подвергаться опасности из-за чьей-то прихоти!? Я не тот, кто вам нужен!

Но мне, опять же, никто не ответил.

Так. Нужно сосредоточиться и взглянуть на свою энергию. Ну где же ты? Почему у всех людей она есть, а у меня — нет? Давай, родная, покажись!

Хоботок комара уже был в сантиметрах десяти от моей пятки.

Давай, давай, давай!.. Огненный шар, мои силы…

— ААА!.. — заорал я, так как понял, что чудовище вот-вот проткнет мою кожу. — Я не позволю тебе это сделать, гад!

Я вскочил на ноги и вдруг почувствовал, как что-то невидимое и обжигающе горячее тонкими нитями начало обволакивать монстра. И это что-то невидимое исходило от меня! Еще немного — и чудовище заискрилось бледно-золотистым цветом.

Я, будучи не в силах пошевелиться, стоял и ошеломленно наблюдал за странным действом. У меня получилось? Но где же тогда огненный шар?

Еще одно мгновение — и комар просто растворился в воздухе.

В этот миг меня поглотила темнота. Все: травы, небо, солнце, — исчезли во тьме. Мир пронзила звенящая пустота, от которой я начал задыхаться. Тело мое обмякло, падая куда-то вниз…

* * *

Я очнулся, лежащий на Главной площади и корчащийся от страха.

— Он пришел в себя, — послышался голос Чака.

— Ну слава слономухам, — сказал кто-то, подходя ко мне.

Я приоткрыл глаза и увидел склонившегося надо мной длинноволосого полицейского.

— Тебе здорово повезло, что ты остался жив, парень, — улыбнулся он.

Вот уж спасибо. С вашими тестами это большая радость.

— Так, хватит, его нужно немедленно отвезти домой, — послышался суетливый голос Лики.

— Мне уже лучше, — поспешно сказал я, поднимаясь.

И тут тело, прежде пребывающее в сладком сне, ожило. Острая боль и какая-то неведомая мне опустошенность овладели мной, и я вновь упал на асфальт.

— Скажите ему позже, — послышался чей-то шепот, после чего ко мне подлетела скорая.

Машина представляла собой небольшую энергокабину со всеми удобствами внутри.

Спросите, почему мы тогда пользуемся слономухами? Все очень просто. Такие приспособления могут себе позволить либо представители энергосферы, либо просто зажиточные люди.

Мы же были простыми смертными.

Дело в том, что кабина работает на чистой энергии, выделяемой человеком, либо нуждается в батарее, которая стоит отнюдь не дешево.

Кто-то взял меня на руки, отнес в скорую и положил на кровать. Я вновь приоткрыл глаза и увидел все того же длинноволосого мужчину, который, по моему мнению, являлся виновником всех моих бед.

Послышались удаляющиеся шаги и чье-то шушуканье.

Я почувствовал, как скорая взлетела. Меня одолевало множество вопросов, но сил не осталось ни на то, чтобы осмотреться, ни на то, чтобы спросить о случившемся.

Я попытался пошевелить рукой и с удивлением обнаружил странный прибор на запястье. Это был толстый железный браслет, как мне показалось, слишком тяжелый для украшения.

— Что за приспособление? — прохрипел я.

— Твоя батарея. Она восполнит запас энергии. Я не разрешаю тебе ее снимать до завтрашнего утра, — деловито затараторила Лика.

Я со вздохом прикрыл глаза. Что же произошло?

— До завтра тебе вообще нельзя вставать с кровати, — как-то между делом проговорила девушка.

— Оставь его в покое, — послышался голос Чака.

Так, значит мы летим втроем.

— Что со мной случилось? — пытаясь унять дрожь во всем теле, отважился спросить я.

Снова чей-то шепот. Они что, не могут сказать мне все, как есть?

В горле пересохло, и я не смог выразить свое возмущение вслух.

— Ты слегка перестарался, — расплывчато начал объяснять приятель.

Я едва слышно простонал. Ну ничего, как только мне станет легче, я от вас не отстану.

Оставшуюся часть пути мы ехали молча. Близнецы изредка перешептывались между собой, но мне уже не было до них дела.

Мой разум летал где-то очень далеко, а тело выдохлось, будто я целый день бегал. Совсем скоро меня поглотил крепкий сон.

* * *

Проснулся я от яркого солнца, светящего прямо мне в глаза. Неужели нельзя было задернуть занавески?

— Доброе утро, — донесся до меня голос мамы.

Открыв глаза, я увидел, что она сидит на моей кровати и рассматривает браслет Лики.

— Уже полдень, ты проспал почти сутки. Как самочувствие?

— Хорошо.

Дрожь в теле прошла, а голова уже не болела так сильно. Лишь чувство опустошенности оставило после себя неприятный след.

— Не стоило мне быть такой беспечной и отправлять тебя на тест. Уж лучше бы заплатили штраф, — вздохнула мама.

— Не волнуйся, — вымученно улыбнулся я. — Что со мной было?

— Как рассказала мне Лика, тест проходил на основе подсознания. То есть вам требовалось побороть свои внутренние страхи. Александр и Ральф…

— Это те два полицейских?

— Да. Они создали для вас ложную реальность, в которую погрузились все тестируемые. Там вы должны были воспользоваться своей внутренней энергией, чтобы победить фобии. Ну, а ты… — грустно вздохнула она.

— Подожди, — прищурился я. — Тебе рассказали, с кем мне довелось сражаться?

О том, что я боюсь комаров, никто не знал. Мне такой позор ни к чему.

— Нет. Кто с кем дрался знают только создатели теста. Это как врачебная тайна. Если не хочешь, не говори. Мне известно только, что тебе пришлось потратить почти всю внутреннюю энергию для победы над своим страхом. Ты был полностью опустошен, Генри! И чудом остался жив, — голос матери сорвался, и она заплакала.

— Я просто везучий у тебя. Не переживай…

— Но есть еще кое-что, — серьезно продолжила она, вытирая слезы. — Ты воспользовался силами, чего раньше никогда не делал. Как это возможно?

— Стрессовая ситуация, — пожал я плечами, хотя сам понятия не имел, как так получилось.

— Ладно. Отдыхай. Я закрыла кафе, так что сегодня на работе нас никто не ждет.

Мама вышла из комнаты, а я остался лежать, недоумевая, что произошло в моем подсознании. Нужно наведаться к Чаку и спросить, что известно ему.

Я попытался встать. Опять этот браслет. Ну, и как мне его снять? Хоть бы рассказала. Тоже мне, горе-врач.

Так, сейчас он светится зеленым цветом. Значит, все хорошо? Как бы там ни было, Лика сказала мне отключить его сегодня утром. К тому же я не собираюсь ходить с этой тяжелой железякой еще один день.

Я начал осматривать браслет со всех сторон, но не нашел ни кнопочки, ни замочка. Он был плотно прижат к моему запястью, и лишь маленькая трещина извещала о том, что приспособление можно снять плоскогубцами. И, конечно, такая перспектива меня не очень радовала.

Я попытался снять железяку силой, только вот подобные действия не дали никаких результатов. Рука уже начала болеть от моих усилий, но я и не думал сдаваться. Мы победим эту могучую штуковину. Спросите, кто «мы»? Я и мой ум. Надеюсь, сейчас он меня не подведет.

Я зажал браслет между ног и попытался высвободить запястье, но после боль только усилилась.

— Ну давай, брат, я в тебя верю. Снимайся…

И тут, к моему немалому удивлению, браслет раскрылся сам собой. Он выровнялся в ровный железный пласт и перестал светиться.

— Что за… — ошеломленно прошептал я, пятясь назад.

Ладно, с этой загадкой природы разберемся позже, сейчас есть дела поважнее.

Хотя, раз уж я собрался к Чаку, то нужно бы захватить браслетик и отдать его Лике.

Позавтракав, я выбежал из дому, намереваясь узнать как можно больше о вчерашнем происшествии. Жилище приятеля находилось в двух кварталах от моего.

Черт, сегодня ничуть не холоднее, чем вчера. Неужели жара продержится до конца лета? Я этого не переживу.

Земля потрескалась от засухи, а листья на деревьях пожелтели, словно готовились впасть в зимнюю спячку. Солнце не жалело никого, поэтому днем улица пустовала.

Идти было тяжело: голова кружилась, в глазах мелькали звездочки, а ноги подкашивались.

И тут я заметил бродячего слономуха, ищущего, так же как и я, спасения от зноя. Он посмотрел на меня умоляющим взглядом, но, к сожалению, я ничем не мог ему помочь.

— Что, друг, жарко тебе? — сочувственно спросил я. — Согласен. Это просто ад.

Зверек тяжело вздохнул и упал на свои крохотные лапки.

— Так и солнечный удар получить можно, — осуждающе покачал головой я. — Найди себе место получше.

Поговорив со слономухом, я решил не медлить и, наконец, дойти до намеченной цели.

Каково же было мое удивление, когда я обнаружил, что животное идет следом за мной. И что мне теперь с ним делать? Точнее, что теперь делать приятелю? Я же к нему иду.

Войдя в дом без приглашения, так как дверь мой друг все равно никогда не запирает, и оставив слономуха на пороге, я направился в комнату Чака.

Странный звук не давал мне покоя: что-то очень громко свистело и рычало, а еще периодически хрюкало. Неужели приятель решил завести домашнего питомца?

Но вскоре все прояснилось. Зайдя в его спальню, я увидел интересную картину: мой друг лежал на полу с подушкой и, морща нос, сильно храпел. От этой сцены меня пробрал смех, но я мужественно постарался сдержаться.

— Просыпайся, — дрожащим голосом сказал я, похлопав Чака по плечу.

Невнятное мычание было мне ответом.

— Давай, пора вставать, — решил сделать вторую попытку я, но тот меня остановил, похлопав ладонью по щеке и что-то пробурчав себе под нос.

— Чак, — громко произнес я, совсем отчаявшись. — Чак!!!

Мой крик все же привел приятеля в чувство.

— Что? — перепугано вскочил он, едва открыв левый глаз.

Правый, по всей видимости, продолжал спать.

— Что случилось? — прокричал друг, нервно оглядываясь.

— Да все в порядке, — улыбнулся я. — Спишь крепко.

— Зачем же пугать. Так и заикой можно остаться.

Я с усмешкой посмотрел на Чака.

— Ты всегда спишь на полу или только по выходным?

— Да ну тебя! Можно подумать, что ты никогда не падаешь с кровати во сне.

— Как-то не приходилось, — весело откликнулся я.

— Ну и чего ты с утра пораньше хочешь? — уставился на меня тот.

— Чтобы ты мне рассказал о вчерашнем. Кое-что я уже знаю, но все же хочу получить как можно больше информации.

Чак как-то странно посмотрел на меня и, не ответив ни слова, принялся одеваться.

— Ты чего?

Но приятель лишь молча продолжал метаться по комнате в поисках своей футболки.

Ладно, не хочешь по-хорошему — придется заставить. Я резко подошел к другу и прижал его к стене.

— Что случилось, Чак? Я же вижу: что-то не так. Успокойся и расскажи.

— Нас выбрали, — упавшим голосом ответил он, оседая на пол.

Что? Как такое может быть? Двое дилетантов, ничего не смыслящих в высших науках, прошли тест по энергетике?

Тут либо кто-то пошутил, либо мы просто неудачники, вляпавшиеся в не очень хорошую историю.

— Рассказывай, — попросил я друга, садясь рядом с ним.

— Во время теста все участники погрузились в ложную реальность. Было сложно, но я следовал советам Александра, которые он дал в начале. У меня получилось создать этот злополучный огненный шар и убить монстра, после чего мое тело автоматически вернулось обратно. Точнее не тело, а сознание… Ну, в общем-то не важно. Сказали, что я преодолел свой страх за считанные секунды. Меня сразу же известили о том, что я прохожу, — Чак прикрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. — Когда я очнулся, ты корячился на земле, будто бы в бреду. И никто не мог понять, что с тобой происходит. Выйдя из своего транса, Лика попыталась помочь, но безуспешно.

— Подожди… — перебил я друга. — А ее взяли? Она же лучшая.

— Нет, — как-то безразлично ответил тот. — Но ей предложили работу в полицейском медпункте. Мол, там всегда есть больные.

Я нахмурился.

— А тебе не кажется это странным? Лика лучшая во всем и знает гораздо больше нашего.

— Да, я тоже так думал, — кивнул Чак. — Как мне объяснил Ральф, она слишком долго медлила в поисках оптимального расхода своей энергии. Сестрица была в трасе намного дольше меня.

Так, и что это может значить? У моего друга есть скрытые способности, о которых он даже и не догадывался? Интересно получается.

— Ты вышел из ложной реальности последним.

— Ну, и почему же меня тогда взяли? Ведь справился я хуже всех.

— Не совсем так, — покачал головой друг. — В своей борьбе ты высвободил такое количество энергии, какое не может высвободить ни один нормальный человек. Еще немного — и ты бы оказался мертв.

— Все равно я не понимаю.

— Ты же знаешь, что такое каналы? — спросил меня Чак.

— Ну, по ним текут наши силы, так ведь? — не совсем уверенно проговорил я.

— Правильно. С помощью каналов внутренняя энергия может выходить во внешний мир. Это и есть основа нашей «магии», — сосредоточенно сказал приятель. — Каналы есть у всех, у тебя же они во много раз превышают норму. По словам Александра, это неплохой козырь в борьбе с преступностью.

— Ну отлично. Я просто счастлив!

— Влипли мы с тобой, Генри, — со вздохом закончил друг.

Я лишь кивнул в ответ, не найдя подходящих слов. Мы просто неудачники.

Я и Чак — полицейские, которые должны охранять Миллиэль и обезвредить опасного преступника. Разве не умора? Мы, те, кто ничего не соображает во всех этих тонкостях, обязаны помочь королю.

— Можно вопрос? — вкрадчиво спросил приятель, лукаво взглянув на меня.

— Валяй, — вяло махнул я рукой.

— Какое чудовище было у тебя?

Ну уж нет, о моем позоре никто и никогда не узнает.

— Снежные люди, — нарочито спокойно ответил я. — Большие и сильные.

Чак с подозрением посмотрел на меня и начал одеваться. Он, наконец, нашел свою футболку.

— Ты серьезно? Снежные люди?

— Конечно, — сделал удивленное лицо я. — Почему ты спрашиваешь?

— Это же сказочные монстры, — нахмурился тот. — Ты боишься чудовищ из выдуманных историй?

— Нууу… — протянул я, не зная, что ответить.

Да, признаю, идея не ахти, нужно было придумать что-нибудь более эффектное.

— Мы же не знаем наверняка — существуют они или нет. Вообще говоря, мы не можем ничего утверждать точно, — с умным видом проговорил я.

— Тоже мне, философ нашелся.

— А с кем сражался ты? — решил перейти я в наступление.

— Это очень странно…

— Говори давай.

— В общем, я боролся со своей сестрицей, заставляющей учить меня энергетику, — покраснел Чак.

И тут меня прорвало. Я смеялся так, что, наверное, слышали все соседи.

— Да ну тебя, — не смог сдержать улыбку и мой друг.

— Лика, великая и ужасная, — сквозь слезы прохрипел я, задыхаясь от смеха. — Позволь спросить, что же ты с ней сделал?

— Я спалил все книги, что она мне дала, — гордо ответил Чак.

— Ну ты монстр, — пролепетал я, корчась на полу.

— Да хватит тебе, — попытался призвать меня к спокойствию тоь. — Есть хочется, пошли на кухню.

С трудом поднявшись, я все же послушался приятеля.

Где-то в глубине души меня кольнула совесть за то, что я не рассказал ему правды, но эти мысли быстро утонули в новом приступе смеха.

Вслед за нами на кухню вошла Лика.

— Два брата-акробата снова вместе? — поприветствовала она нас.

— Как видишь, — кивнул я, не в силах придумать что-нибудь остроумное. — Хотел тебе отдать эту штуковину…

Я вытащил из кармана железный лист и протянул его девушке.

— Помогло? — деловито поинтересовалась сестра Чака.

— Да. Этот браслет очень странный… Сегодня утром я попытался его снять, но безуспешно до того самого момента, как не начал разговаривать с ним.

Мои слова прозвучали глупо, я знаю. Но то, что мне пришлось общаться с неживым предметом, не делает меня психом, правда ведь?

— Все очень просто, — фыркнула Лика. — Батарея имеет прямой доступ к твоим каналам и насильно закачивает в тебя энергию. Грубо говоря, пока ты с ней, ты — вампир, но только, в отличии от этих существ, у тебя не получится управлять количеством потребляемой энергии. Браслет все решает сам, — развела руками девушка. — И поэтому, когда ты с ним заговорил, каналы, следуя твоим инстинктам и желаниям, отпустили его. Более опытным энергетикам удается сделать это и без слов, просто настраивая свое тело.

— Как все сложно, — вздохнул я. — Ладно, спасибо, что помогла.

— Всегда пожалуйста, — лучезарно улыбнулась Лика. — Для полиции ничего не жалко.

Это она нам? Очень смешно.

Махнув на прощание рукой, сестра Чака скрылась за дверью.

— Она сильно удивилась, что мы прошли? — спросил я у друга, нахмурившись.

— Вообще никакой реакции, — пожал плечами тот. — Разве поймешь этих девушек?

Согласен. Странные существа.

Приятель открыл холодильник и обнаружил, что на полках нет ничего, кроме засохшей тыквы.

— Что делать будем? — спросил он, забирая ее остатки.

— Можем пойти ко мне, — предложил я. — Мама с утра оладьи пожарила.

— Отличная идея! — радостно воскликнул Чак.

Выйдя на улицу, я обнаружил, что слономух все так же послушно сидит на крыльце. Неужели он ждал меня?

Увидев нас, зверек радостно вскочил на свои тоненькие ножки.

— У тебя появился домашний питомец? — приподнял бровь друг.

— Он шел за мной почти всю дорогу, — удивленно отозвался я. — Ну, и как нам теперь от него избавиться?

Слономух тем временем плавно подлетел к тыкве и начал ее есть.

— Разве они употребляют подобную пищу? — в недоумении спросил мой приятель.

Я и сам первый раз такое видел.

— Ладно, ладно, уговорил, не буду ее выкидывать, а оставлю тебе, — дружелюбно улыбнулся Чак, обращаясь к животному.

Не прошло и минуты, как от тыквы не осталось и следа. Слономух съел все до последней дольки.

— Он теперь от нас не отвяжется, — сообщил мне друг.

— Ладно, может домой заберу. Надеюсь, мама меня вместе с ним не выгонит на улицу.

— Я кое-что тебе не сказал, — замялся Чак.

Ну вот, опять. Разве могут быть еще какие-нибудь новости?

— На время нашей «работы» нам придется жить не дома, а у них в общежитии.

— Это еще что за новости? Почему? — непонимающе нахмурился я.

— Нас будут обучать основным техникам, и времени на какие-либо другие дела не останется, — грустно ответил Чак. — Вот уж никогда не думал, что мы с тобой займемся этой ерундой.

— Я тоже. Моя мать еще ничего не знает.

— Ну, до завтра времени много, — начал было друг, но вовремя прервался, увидев мое выражение лица.

— До завтра?! Неужели так быстро? А если я хочу отказаться? Зачем мне все это? — в приступе гнева вскрикнул я.

— Станешь спорить с королем? — похлопал меня по плечу Чак. — Что ж, я с радостью поприсутствую на этом действе.

Ко мне домой мы шли молча: ни один из нас не был в настроении разговаривать.

Жара стала еще невыносимее. Казалось, что природа застыла в немых муках, будучи не в силах справиться с беспощадными лучами солнца.

А слономух тем временем радостно летел за нами. И что мне с ним прикажете делать?

Ладно, я уже взрослый и могу завести себе такого домашнего питомца, какого только захочу. Правда ведь?

На кухне нас ждали вкуснейшие оладьи и моя строгая мать. Когда она увидела слономуха, я понял: ничего хорошего здесь ждать не придется. Я уже намеревался сбежать по-быстрому, но мама меня остановила.

— Генри, — жестко начала она. — Это еще что за чудо?

— Тыква, — как ни в чем не бывало ответил я.

А что такого? По-моему, неплохое прозвище для зверька.

Увидев взгляд Чака, моя уверенность бесследно растаяла, но я решил не подавать виду.

— Тыква значит, — скрестив руки на груди, медленно подошла к нам мама.

— И он будет жить с нами. Я решил, — делая непроницаемое лицо, сообщил ей я.

Тем временем приятель, стоящий в сторонке, уже корчился от смеха. Интересно, в чем тут юмор? В том, что меня сейчас убьют? Или в том, что нас с Тыквой сию же минуту выгонят на улицу?

— Генри, — вкрадчиво начала мать. — Прошу не забывать, что в этом доме еще живу и я. Мне совершенно не нравиться перспектива заразиться какой-нибудь болезнью от уличной бродяги!

Я хотел было сказать ей, что завтра Тыква уедет со мной в общежитие, но осекся. Столько новостей за один раз она просто не выдержит.

Чаку в этом плане повезло больше, ведь его родители год назад заключили контракт с одной крупной организацией, занимающейся разработкой батарей для воздушных кабин, и уехали работать на целых пять лет в один из провинциальных городков. Нет, они, конечно же, приезжают по праздникам домой, но новость о том, что мы — полицейские, им можно сообщить и попозже.

У меня же дела обстояли намного хуже. Крайний срок — завтрашнее утро. Как сказать матери о том, что нас может укокошить маньяк, я просто не представлял.

— Генри! — вскрикнула она. — Я вообще-то с тобой разговариваю! Сейчас же выведи этого слономуха из дому!

Но ответить я не успел: кто-то настойчиво постучал в дверь.

— Тебе повезло, — кинула мне мама.

Кто бы это мог быть? Я вопросительно посмотрел на Чака, но тот лишь непонимающе пожал плечами.

Тыква, настороженно прислушиваясь, посмотрел на нас.

— Не волнуйся, мы еще поборемся, — заверил его я.

— Семья Дональдс? — раздался низкий мужской голос.

Мы с приятелем переглянулись и сразу поняли друг друга. Этот баритон принадлежал одному из полицейских.

Зачем он здесь? Думает, что я сбегу?

— Да, — неуверенно ответила моя мать, не понимая, что происходит. — Чем обязана?

— Собственно говоря, я пришел отдать приглашение Генри Дональдс. Он дома?

С замиранием сердца я вышел в прихожую: не было смысла прятаться на кухне.

— Генри! Что происходит? — дрожащим голосом спросила мама, подбежав ко мне.

Я взглянул на пришедшего: это был тот самый коротковолосый полицейский. Как мне объяснил Чак, его звали Ральф.

Мужчина протянул мне письмо, и, не сказав ни слова, удалился.

Я взглянул на конверт: вверху было выведено аккуратными золотистыми буквами имя короля, внизу — мои собственные инициалы. Дрожащими руками я развернул письмо. В нем лаконично и просто указывались адрес и дата прибытия на «учебу». Также было написано, что я должен предъявить приглашение некому Охраннику.

Завтра, в девять часов утра мы обязаны стоять возле здания «Управления и учебы новых сил». Простые смертные, как мы с Чаком, называли его Управлением. Как я помнил, оно находилось недалеко от главной площади.

— Тебя приняли, — упавшим голосом прошептала мать, и в этот миг мне стало страшно.

Мы с Чаком не нашлись в ответе.

Глава 2 Знакомство

Ночью я не спал, так как раздумывал о нашей с Чаком судьбе. Мать сказала, что у меня не получится противостоять опасности. Ну, это мы еще посмотрим. Вечером я пытался успокоить ее, но безрезультатно. Мой друг, пожелав мне удачи, ушел сразу же за Ральфом. Чак так и не попробовал вкусных оладий.

В этой всей суматохе мама забыла о Тыкве, и я оставил его на ночь в своей комнате.

За мрачными воспоминаниями я не заметил, как на улице рассвело, и, наверное, уже нужно было вставать, но печаль, поселившаяся в нашем жилище со вчерашнего вечера, приковала мое тело к кровати. Мне совершенно не хотелось вновь слушать долгие мамины речи, собирать вещи и покидать родной дом. Уж лучше бы я и дальше работал в кафе.

Но свет все настойчивее наполнял комнату, из чего можно было сделать лишь один вывод: пора вставать. Тыква радостно подпрыгнул, увидев, что его хозяин проснулся.

— Доброе утро, друг, — потягиваясь, поприветствовал я его.

Собрать вещи не составляло труда, так как у меня их было совсем мало.

На кухне я увидел маму, ожидающую своего непутевого сына и, кажется, плачущую. Услышав мои шаги, она вздрогнула и сразу же сделала непроницаемое лицо.

— Выспался?

— Нет, — лаконично ответил я. — Не переживай ты так…

— Ешь, — жестко кивнула мать, протягивая мне тарелку с оладьями. — Приятного аппетита.

Мне не оставалось ничего другого, как послушаться ее.

Весь завтрак мы сидели молча. Она злиться на меня? Но ведь я тут совсем не при чем. Возможно, стоит извиниться?

Мне была непонятна мамина вражда. Я быстро доел оладьи и резко встал из-за стола, собираясь уходить.

— Я заберу Тыкву с собой. По микровизору свяжемся.

— Ты не должен был пройти тест! — воскликнула мама, подойдя ко мне. — Что с тобой случилось, Генри?

Я лишь пожал плечами в ответ.

— Будь осторожен, я не хочу, чтобы ты кончил так же, как твой отец, — серьезно проговорила она, обняв меня.

Я пообещал ей вести себя хорошо и уверенно вышел из дому.

Ну, здравствуй новая жизнь. Все то, чего мы с Чаком так старались избежать, настигло нас.

Улица встретила меня долгожданной прохладой. Наконец-то, спустя месяц, на небе начали сгущаться тучи. Солнце послушно исчезло за облаками, что не могло не радовать.

Идти до здания Управления нужно было довольно долго, поэтому пасмурная погода сыграла мне на руку.

— Ну что, брат, в путь? — улыбнулся я слономуху, и с удивлением обнаружил, что он наклонился, предлагая мне полететь на нем. — Ты уверен? Так уж и быть. Предупреждаю: я тяжелый, да еще и с сумками.

Но Тыкву это не испугало. Он дождался, пока я усядусь и, следуя моим указаниям, с легкостью начал набирать высоту.

Должен сказать, что управлять слономухами умеют абсолютно все жители Арии. Исключение составляют лишь зажиточные семьи, которые предпочитают передвигаться в энергокабинах.

Техника управления этими животными очень проста: по какой стороне ты его похлопаешь, в такую сторону он и повернет. В противном случае слономух будет лететь прямо.

Подобному обучают их в специальных школах. Для меня же стало большим открытием то, что Тыква все понимает. Может быть, хозяева выгнали его после того, как приобрели энергокабину? Если я прав, то это жестоко.

Мы прибыли к зданию Управления намного раньше нужного. Здесь было еще совсем пусто.

Я осмотрелся. Мрачный серый дом больше напоминал тюрьму, чем школу для неопытных полицейских. Как я успел подсчитать, здание состояло из трех этажей — довольно много для нашего города.

Все окна были зашторены, и я не смог разглядеть ровным счетом ничего из того, что происходило внутри. Конспирация? Очень интересно.

В радиусе десяти метров от Управления не было ни одно жилого дома, лишь большая широкая дорога окружала здание. Даже деревце не соизволили посадить. Какие зануды.

В этот миг прогремел гром. Я почувствовал первые капли дождя.

Нет, так дело не пойдет. Нужно попробовать попасть в здание. Я подошел к большой железной двери и постучал. Ответом мне была лишь тишина.

Ну, братцы, это совсем не гостеприимно. Я постучал сильнее и тут же взвыл от дикой боли в руке: немного переусердствовал и разбил костяшки.

Может быть, тут есть какой-нибудь звонок? Я внимательно осмотрел стену, но ничего подобного не нашел. Что удивительно, никаких замков на двери я тоже не обнаружил.

И что мне теперь, вот так стоять и мокнуть?

На улице не было ни души, и от этого становилось еще хуже. Какой мрачный райончик. Не хотел бы я иметь тут дом.

— Кого ждем? — услышал я женский голос где-то совсем рядом.

От неожиданности я вздрогнул и начал пятиться.

— Да успокойся ты, — рассмеялась незнакомка. — Боишься вампиров?

И тут я увидел перед собой маленькую симпатичную девушку с длинными белыми, как снег, волосами. Хотя… Я немного соврал. С правой стороны был выбрит висок, зато слева красовались роскошные локоны. Необычная прическа, что тут скажешь.

Большие черные глаза смотрели на меня с интересом и подозрением.

При виде девушки я слегка растерялся, забыв о том, что нужно отвечать. Значит, она вампир. Мне довольно редко приходилось общаться с представителями этого вида. Исключение составлял наш ненавистный Бруно.

Дело в том, что жители Миллиэля все же стараются разделяться на общины. Не так часто можно встретить среди людей вампиров и наоборот. По крайней мере, так происходит там, где живу я. Нет, мы не боимся друг друга и вполне нормально можем сосуществовать вместе, но так уж повелось с древних времен.

— Ты что, язык проглотил? — посмотрела она на меня, словно на психа.

— Нет конечно. Просто никак не могу достучаться. Мокнуть-то не сильно хочется, — делая беззаботный вид, пожал плечами я.

— Ты один из приглашенных? — деловито поинтересовалась незнакомка.

— Да.

Как звучит-то торжественно. Приглашенных. А на самом деле принудительное заключение.

— Тогда пошли со мной, — улыбнулась девушка, направляясь к двери.

И откуда она только знает, как войти в это злополучное Управление? Неужели такая прекрасная леди здесь работает?

А незнакомка тем временем уверенно остановилась у двери и прикрыла глаза. Интересно. Она что, молитву читает?

Через мгновенье дверь с легкостью открылась. Мда, теперь я уж точно потеряю дар речи. Может быть, мне тоже нужно было просто постоять, а не барабанить, как какой-нибудь бешеный слономух, и тогда бы все получилось?

— Чего стоишь как не свой, — махнула мне рукой незнакомка. — Проходи.

И я неуверенно последовал за ней.

Перед моим взором открылась просторная светлая комната с роскошным ковром на полу. Спросите, почему светлая? Да, занавески были задернуты, но множество маленьких огоньков чьей-то энергии клубилось на потолке, освещая помещение. У стены стоял небольшой диванчик, ничем особым не отличающийся от того, на котором я спал у себя дома. В общем-то описание интерьера на этом можно было бы и закончить, так как в комнате я не увидел больше ничего.

С обеих сторон от входа находились по две двери. Интересно, куда они ведут?

— Ожидай здесь. Красивое у тебя животное, — улыбнулась мне девушка и скрылась за одной из них.

Я подошел ближе, чтобы прочитать названия.

Итак, первое — кухня. Надеюсь, здесь вкусно кормят. Это ведь, согласитесь, очень важно.

На второй двери висела золотистая табличка с аккуратной прописной надписью: «Мастерские». Это еще что такое? Мы будем что-то мастерить? Ну уж нет, уроки творчества явно не для меня. И, кстати, именно сюда вошла девушка-вампир. Почему она так быстро убежала? Я бы сейчас не отказался с ней поговорить.

Я направился к противоположной стене, чтобы рассмотреть третью дверь. Ну, здесь и ничего угадывать не нужно: спальни — они везде спальни. Значит, это наше место для отдыха.

Меня разбирало любопытство, но я взял себя в руки и остался в холле. Или все же сходить…

— Генри Дональдс, до прибытия Учителей прошу находиться в зале, — раздался чей-то высокий голос.

Кто бы это мог быть? Я огляделся по сторонам: никого. За мной что, следят? Ну я вам сейчас покажу!

— Кто вы? — как мне показалось, грозно спросил я.

— Всевидящее Око.

Вот и поговорили.

Что это все значит, я понятия не имел, но почему-то был уверен: этот глаз мне никакого вреда не нанесет. Надеюсь.

— Покажитесь, — попросил я, и мой голос эхом разлетелся по всему залу.

— Ты дурачок что ли? Я же Око, как мне тебе показаться? — раздраженно спросил глаз.

— Ну, не знаю… — задумчиво проговорил я. — Выкатитесь как-нибудь.

— Точно слабоумный. И куда только Александр и Ральф смотрели. Что за Ученики пошли, на кого королевство оставляем… И еще всяких дворняг приводят.

Так, нужно сделать важный вид.

— Я не вижу ни одной причины, чтобы вы меня оскорбляли.

— Молчал бы уже, недоразумение, — сварливо произнес глаз.

— Вам не кажется, что это не справедливо? Вы меня видите, а я вас нет! — попытался призвать его к рассудку я.

Хотя, разве Око может быть разумным? Мозгов-то у него точно нет.

К сожалению, ответа не последовало, и мы с Тыквой продолжили рассматривать двери.

На последней из них висела табличка с надписью «аудитории». Значит, здесь нас будут учить. Меня вновь пробрало любопытство, но в этот раз я сдержался и уверенно направился в сторону дивана.

На досуге придется все же найти этот странный глаз. Не очень-то и приятно, когда за тобой следит непонятное существо.

Тыква улегся у моих ног и начал посапывать.

— Эх, мне бы такой сон, — пробубнил я.

— Слишком много хочешь, — огрызнулся сварливый голос.

— А я тебя и не спрашивал.

Следующие пятнадцать минут прошли в полной тишине. Лишь мерный храп Тыквы нарушал это спокойствие.

— Кого я вижу! — раздался веселый голос Чака.

Он и его сестра стояли на пороге, все мокрые, но тем не менее жизнерадостные.

— Наконец-то, — обрадовался я.

Тыква, услышав голоса, вздрогнул и проснулся. Он недовольно подлетел к моему другу и посмотрел в его бесстыжие глаза.

— Как вы прошли? — удивился я. — Тут такая странная дверь…

— Лика открыла, — пожал плечами Чак.

— Не нужно благодарностей, — махнула рукой девушка. — Надеюсь, вы тоже скоро научитесь совладать с Фолом.

— Только попробуй еще раз так меня назвать, и тебе — крышка! — вновь раздался сварливый голос. — Мое имя — Фолквартр, о неграмотная!

— Откуда ты его знаешь? — не обращая внимания на возмущенные вопли, спросил я.

— В отличии от вас, я начала работу вчера и уже со всеми познакомилась, — словно примерная ученица, гордо заявила Лика. — Ладно, не скучайте, а мне пора.

С этими словами девушка скрылась за той же дверью, что и моя новая знакомая-вампир.

— Райончик не очень, — заметил Чак, садясь рядом со мной. — Никогда в жизни по своей воле я сюда бы не пришел.

— Согласен, — кивнул я. — Ты не знаешь, кто будет учиться вместе с нами?

И, словно услышав мои слова, в зал вломилась наша незабываемая троица: Бруно, Агнес и Фрей. Только их здесь и не хватало. Неужели тоже прошли тест лучше всех? Да, мне известно, что они неплохо разбираются в энергетике, но, насколько я помню, эта компашка решила посвятить свою жизнь охоте в местном лесу и впоследствии — продаже дичи.

Все трое были очень похожи друг на друга. Я даже иногда подумывал, что они — родственники. Смуглые, крепкие и очень высокие. Даже Агнес ничем не уступала своим друзьям в силе. Я думаю, она бы спокойно уложила меня и Чака за две минуты.

Увидев нас, Бруно хищно улыбнулся. Неужели ему так тяжело просто забыть о том инциденте на Дне рождении моего друга? Надо бы извиниться.

— Кого я вижу, — ядовито произнес он, медленно приближаясь к нам. — Какими судьбами?

— Такими, какими и ты, — как можно спокойнее произнес я.

Провоцировать в таких случаях нельзя, правда ведь?

— Неужели двое неудачников смогли преодолеть свои страхи? Интересно, а что у вас там было? — ехидно поинтересовался он.

Сзади стоящие Агнес и Фрей захихикали.

— Не твое дело, — огрызнулся Чак.

Должно быть, он до сих пор не мог отойти от своей ложной реальности.

— Может быть, плюшевые слономухи? — продолжал расспрашивать Бруно. — Или гигантские комары?

Что!? Откуда этот парень знает, что было у меня в тесте? Или он просто так шутит? Черт, нужно не подавать виду, что это правда.

Как же противно. Агнес и Фрей стоят и смотрят, как их приятель пытается унизить невинных людей. И как только Чак мог влюбиться в эту девицу? Она же ничуть не лучше своих дружков!

— Ну, не суди по себе, Бруно, — прошипел я, выходя из себя.

— Генри, не нужно связываться с этими придурками, — предостерег меня Чак, но было поздно.

Глаза Бруно увеличились на несколько размеров, а его лицо покраснело.

Нет, только не это. Я не умею драться. Спасите меня кто-нибудь!

Так, нельзя показывать этим троим, что мне страшно. Нужно сделать непроницаемое лицо и притвориться супергероем.

— Сейчас лопнешь, — надменно сообщил я Бруно, опешив от своей же наглости.

Нужно было просто извиниться за тот инцидент! Что я творю!

— И когда же наши пай-мальчики успели набраться смелости? Может быть, сразимся? — хищно улыбнулся он. — Один на один.

Нет, я не хочу этого. Давайте просто разойдемся и все. Я вообще очень мирный человек. Он же меня сейчас убьет! Мама!

Чак предостерегающе посмотрел на меня. Да знаю я, что болван, но слова обратно не возьмешь.

— Давай, — небрежно махнул рукой я.

— Генри, — начал было Чак, но тут в зал вошли те самые два полицейских и моя новая знакомая.

Как я уже запомнил, длинноволосый — Александр, а лысый — Ральф. Последний по-хозяйски приобнял за талию девушку-вампира, а та, в свою очередь, мило улыбнулась ему. Они что — пара?

— Приветствую всех пришедших сегодня к нам. Отныне вы — Ученики и верные слуги короля, — начал Александр, но закончить ему было не суждено.

— Откройте двери!.. — послышался тонкий голосок снаружи.

— Ах да, — схватился за голову длинноволосый. — Я думал, в этом городе все умеют общаться с Охранниками. Фолу было поручено впускать всех, кто предъявит приглашение.

— Он мне показался подозрительным, — вновь послышался голос Всевидящего Ока.

— Да ладно тебе, не будь злюкой, — добродушно улыбнулся Александр открывая дверь.

Он просто взял ее и толкнул, без всяких заклинаний и молитв. В чем секрет?

На пороге стоял низкий, худощавый паренек в красных очках. Его короткие, каштановые волосы совсем намокли, а тоненькие ручки дрожали от холода. Если бы я встретил его где-нибудь в другом месте, то принял бы за ребенка. Но я отлично знал, что на должности полицейских берут исключительно совершеннолетних молодых людей.

— З… З… Здравствуйте, — заикаясь, произнес он.

Александр кивнул, впуская гостя в зал.

— Так, теперь все в сборе.

Девушка-вампир нежно высвободилась из объятий своего парня и присоединилась к нам. Неужели она тоже Ученица?

— Вас семеро, и вы — сильнейшие, — властно начал говорить Ральф. — Мы будем учить каждого бороться с опасностями и страхами как в окружающем мире, так и в сознании. Главная ваша задача — внимательно слушать и практиковаться. Позднее, когда у всех Учеников будет достаточно знаний, чтобы выжить, мы доверим вам охранять Арию так же, как это делают ваши коллеги. Думаю, все пришедшие понимают, о чем я.

Мы лишь молча кивнули в ответ.

— Меня зовут Ральф, — продолжил он. — Я — Учитель по внутренней энергии.

— И как это поможет нам ловить преступников? — с вызовом поинтересовался Бруно.

— Представьте себе такую ситуацию: вас ранили, а помощи ждать неоткуда. Каковы ваши действия?

Тишина была ему ответом.

— Никто из вас не выживет, — чуть ли не вскрикнул он. — А если бы вы умнели себя исцелять с помощью внутренней энергии, ваши раны зажили бы за минуту. И я не говорю о примитивных травмах, ведь этому учат в школе.

Неплохо. Может быть, мне еще понравится?

— Относительно нашего насущного дела, — спокойно продолжил Ральф. — Если на вас нападет упырь-убийца, вряд ли вы сможете удержать свою жизненную энергию. Я сам вампир, и если хотите, можем попрактиковаться.

В глазах Учителя промелькнул нездоровый огонек.

— Но ведь подобные действия незаконны! — воскликнул Чак.

— Парень, — ухмыльнулся тот. — В этих стенах мы творим закон, и никто нам не может помешать. Уяснил?

Мой друг судорожно кивнул и больше не проронил ни слова.

— Ну что же, — резко проговорил длинноволосый, прежде стоящий в стороне. — Меня зовут Александр, и я ваш Учитель по внешней энергии. Думаю, ни у кого не возникнет вопросов, зачем это нужно?

— Чтобы противостоять опасности, — словно примерная Ученица, отчеканила Агнес.

— Правильно. В любом бою не обойтись без умения пользоваться энергией. Я буду учить вас расширять свои каналы, чтобы каждый здесь присутствующий смог выстоять в борьбе с противником. Вы узнаете разнообразные приемы для самообороны, — громко произнес Александр, и его голос эхом разлетелся по залу. — Сейчас мы проведем для вас небольшую экскурсию, а после обеда приступим к занятиям.

— Матильда, вынеси Ученикам форму, — крикнул Ральф, повернувшись в сторону мастерских.

В зал тут же вбежала немолодая женщина с длинными седыми волосами и белоснежным фартуком, который, как мне показалось, был ей велик.

— Прошу, — поклонилась она, протягивая нам одежду.

Все сразу же столпились возле нее, чтобы выбрать подходящий себе размер, но, как оказалось, костюмы были именными.

В комплекте присутствовали обычные черные майка и штаны, а также плащ с капюшоном. Должно быть, последний предназначался для ночных дежурств.

— Плащ пока что оставьте, — в подтверждение моим мыслям сообщил Ральф. — Вы будете в нем патрулировать улицы.

Разобрав формы, мы вновь приготовились слушать.

— Парень, — обратился ко мне Александр. — У нас, конечно, не запрещаются животные, если они ведут себя спокойно и не мешают. Но будь осторожен.

— Хорошо, — кивнул я. — А у вас тыквы пекут?

— Ну, почти нет, — удивленно ответил Учитель. — А что?

— Он, — указал я пальцем на своего слономуха. — Очень их любит.

— Ладно, на обед сделают, — рассмеялся Александр. — Странное у тебя животное.

— Сейчас я покажу вам ваши комнаты, — послышался голос Матильды. — Для вас оборудовали три спальни, одна из которых — для Бруно и Фрея. Вторая, двуспальная, женская — для Агнес и Лу…

Ага, значит ее зовут Лу. Красивое имя.

— Ну, а последняя — для Генри, Чака и Ворона. Мы старались угодить всем, поэтому я надеюсь, что соседство вам придется по душе.

Интересно, кто такой, этот Ворон? С виду вроде бы безобидный малый.

Матильда открыла дверь с табличкой «Спальни», приглашая войти.

Перед нашим взором открылся длинный коридор с хрупкой лестницей в конце и непонятной дырой в потолке. Стены были выкрашены в ярко-зеленый цвет. Как я понял, слева находились спальни персонала, а справа — ученические.

Наша с Чаком комната располагалась в самом конце и называлась очень просто и лаконично: «3».

— Через полчаса Учителя будут ждать вас в зале. И переоденьтесь в форму, пожалуйста, — улыбнулась Матильда, впуская нас в спальню.

Комната ничем особым не отличалась. Три кровати с тумбочками прижимались к стене. Окно было плотно зашторено, на потолке висела небольшая люстра, созданная из чьих-то энергосгустков. Она единственная хоть как-то украшала наше новое жилище. На стене красовалась картина с изображением какого-то мужчины и призраков за его спиной, а внизу было подписано: «Легенда о всемогущем». Интересно, никогда о такой не слышал. Рядом висело небольшое зеркало.

Удивило меня здесь еще кое-что: стены, так же, как и в коридоре, были выкрашены в зеленый цвет. И кому же такое нравится?

Тыква увидел мою кровать и сразу же приземлился на нее.

— Губа не дура, — улыбнулся я. — Жаль, что нам так нельзя.

Сейчас нужно было переодеться и распаковать свои вещи. Времени оставалось не так уж и много, а, как мне кажется, у полицейских не принято опаздывать.

— Что вы как сонные слономухи, давайте быстрее! — вновь послышался сварливый голос Всевидящего Ока.

— Ты и здесь следишь за нами?! — опешив, воскликнул я.

— Кто это вообще? — нахмурился Чак.

— Хранитель сего дома, как я понял. Не впускает чужих и следит за своими.

— Вы еще не свои! — обиженно отрезало Око.

— Хватит тебе с ним препираться, — устало проговорил мой друг. — Давай вещи разберем.

И мы принялись за дело. Через полчаса все было готово. Одев форму, я поспешил к зеркалу, чтобы оценить свой внешний вид. Увидев в отражении низкорослого смуглого парня в черной майке, я остался доволен. Вы ничего не подумайте, я на самом деле скромный.

— Тебе еще не хватает синяка под глазом, — весело проговорил Чак. — И вполне бы сошел за заключенного. Может, Бруно попросить?

— Очень смешно, — обиженно буркнул я. — На себя посмотри, юморист.

Чак и правда выглядел не лучше меня. Одежда обтягивала его телеса, только подчеркивая худощавость.

Мы бы еще долго препирались, если бы не вмешался наш немногословный сосед Ворон.

— Нам, кажется, пора…

Интересно, ему просто не нравится наше общество или он всегда такой? За эти полчаса мы пытались заговорить с ним несколько раз, но ничего не получалось. Странный паренек.

— Ты тут не безобразничай, а то на обед тыквы не получишь, — пригрозил я слономуху, закрывая комнату.

Когда мы вошли в зал, все уже были на месте.

— Впредь прошу не опаздывать, — сказал Ральф, смерив нас презрительным взглядом. — Начнем. Экскурсию вам проведет Александр, занятия же сегодня будут со мной. После обеда прошу прийти в аудиторию медитации.

Учитель вежливо поклонился на прощание и скрылся в мастерских.

— Итак, — начал Александр, прежде не проронивший ни слова. — Для начала хочу познакомить вас с нашим Охранником.

— Да я этих олухов уже выучил! — донесся до нас вредный голос.

— А они тебя нет, — строго покачал головой Учитель. — Мы создали его для того, чтобы он охранял ученический корпус. Фол видит все, что здесь происходит…

— Фолквартр!

— Да, да. Входная дверь напрямую связана с ним. С помощью энергоконтура он может ею управлять. Так как вы являетесь Учениками, Всевидящее Око будет впускать вас беспрепятственно. Что касается сегодняшнего утра, вам нужно было просто выйти в энергослой и показать приглашение Фолу.

Что еще за слой? Странно.

— Думаю, на этом ваше знакомство с Охранником можно закончить. Прошу вас поднять головы. На потолке, как вы видите, клубятся сгустки энергии, освещающие зал. Их легко можно разогнать по углам, зная простейшие приемы. Света от этого меньше не станет, но зато вы спокойно сможете передвигаться с этажа на этаж.

Невидимая лестница что ли?

Александр сделал замысловатые движения пальцами, после чего перед нашим взором открылась огромная дыра в потолке, похожая на ту, что мы уже видели.

И как я ее раньше не заметил?

— С помощью левитации можно попасть на второй и третий этаж, — спокойно проговорил он как ни в чем не бывало.

Только не это. Какая, к черту, левитация? Я помню свои жалкие потуги в школе, посвященные ей. И, пожалуй, это было последнее, чему я хоть пытался учиться.

— Тем, кто пока что не может это сделать, пригодится лестница возле ваших спален, — будто прочитав мои мысли, продолжил Александр.

Почему я? Скажите мне на милость, неужели больше нет людей в нашем городе, которые с радостью согласились бы работать полицейскими? Нет, нужно было выбрать именно меня — самого далекого человека от всех этих премудростей.

— Также лестницы есть и в коридоре аудиторий, и у нас, в мастерских. В последних проводить экскурсию я не буду, так как это личные комнаты Учителей, и вам туда вход воспрещен, — жестко сказал Александр. — А начнем мы, пожалуй, с аудиторий.

Он поспешно открыл дверь. Перед нами предстал огромный круглый зал, вычищенный до блеска. На белоснежных стенах висели многочисленные портреты, должно быть, выдающихся полицейских. Я не знал ни одного из них, и Чак, как выяснилось, тоже.

В центре красовался большой фонтан, дарящий свежесть этому залу. Наша вездесущая троица уже направилась к нему, чтобы, так сказать, опробовать освежение на себе.

Рядом находилась винтовая лестница. Вот это я понимаю. А то левитация, левитация…

Лу задумчиво стояла в стороне. Впрочем, как и Ворон. Неужели им не нравится эта красота?

Я поднял голову вверх и увидел шикарную люстру на весь потолок. Многочисленные капельки энергии излучали свет, отражающийся в маленьких зеркальцах.

Остановившись возле фонтана, я осмотрелся: меня окружало множество комнат с разными вывесками. Должно быть, это и есть аудитории.

— Здесь работаете только вы с Ральфом? — неуверенно спросил у Александра Ворон. — Неужели всего лишь два полицейских на целый город?

— Да, в этом здании работает мало людей, — кивнул Учитель. — Оно направлено на новые разработки и ученичество. Основная работа происходит не здесь. Если вы захотите, я вам обязательно сделаю экскурсию и в главном корпусе. По окончанию учебы всех Учеников переводят именно туда.

Рассмешили. Да я сбегу при первой удобной возможности. И, как мне кажется, не только я.

— Гнать их нужно в шею, — послышался злой голос Фола. — Ты посмотри, что они творят!

Александр резко развернулся к фонтану. Троица весело плескалась в воде, не обращая внимания ни на кого вокруг.

— А ну быстро вылезли из воды! — рявкнул Учитель, подбежав к ним.

— Что такого? — хмуро спросил Бруно, но все же послушался.

— А то, что в этом фонтане вода имеет особые свойства. На следующий день появляется раздражение, и кожа на время зеленеет, — самодовольным голосом ответило Всевидящее Око.

— Быстро в медпункт! — не в себе от ярости прокричал Александр. — Лу, проводи их.

Та со скучающим видом кивнула и начала подниматься по винтовой лестнице. Троица послушно последовала за ней, будучи не в силах признать свой позор.

— А почему тут такая вода? — непонимающе нахмурился я.

— Она очищает зал и аудитории от внешних энергетических шумов, благодаря чему учиться здесь намного легче, — со вздохом объяснил Александр. — Но, не смотря на преимущества, у фонтана все же есть побочные эффекты. Нет, с вами ничего не случиться, если на кожу попадут брызги, но при полном погружении аллергии не миновать. С этим можно бороться путем создания элементарного энергетического щита от раздражений, — устало закончил Учитель.

— Что за молодежь пошла! — ворчливо воскликнул Фол.

Александр не обратил на него никакого внимания и продолжил экскурсию.

Мы поднялись на второй этаж по винтовой лестнице. Как хорошо, что здесь предусмотрели неумение некоторых Учеников левитировать. Интересно, мы одни с Чаком такие?

Перед нашим взором предстала огромная лаборатория. Здесь отсутствовали двери и другие залы. Это была одна большая комната, засоренная всяким хламом.

Клочки паутины, заменяя люстру, свисали с потолка, и лишь маленький настольный энергосгусток освещал помещение. Везде: на полу, на многочисленных заплесневевших столах, в шкафах, — валялись непонятные приборы, которых прежде я нигде не видел.

Возле входа стоял большой цветок, подозрительно напоминающий пасть с острыми зубами. Что это за… Мне показалось, или он шевельнулся?

По центру комнаты находилась полукруглая стеклянная кабина с открытой дверью, больше напоминающая чей-то кабинет. Но и там порядка не было: многочисленные клочки бумаги и странные вещи лежали на столе, а рядом, сгорбившись, сидел пожилой мужчина в очках. Как мне показалось, он не заметил нашего прихода и продолжил изучать непонятную штуковину, напоминающую глаз.

— Гарольд, я же просил убраться здесь, — устало вздохнул Александр.

Старик вздрогнул от неожиданности и непонимающе посмотрел на нас.

— Ах да! Я совсем забыл! — воскликнул он, сделав замысловатое движение пальцами. Стеклянная кабина, окружающая его, тут же испарилась в воздухе. — Сашенька, система всегда будет стремиться к хаосу!

— Гарольд, даже не вздумай! — прокричало Всевидящее Око. — Эти маленькие сорванцы только заберут у тебя время, а я буду мучиться без тела!

Неужели он везде? Этот ворчливый голос мне уже успел порядком надоесть.

— Фол, не будь эгоистом, — жестко проговорил Александр, поворачиваясь к нам. — У нашего Охранника пока что нет собственного тела. Он существует лишь как энергетическая материя. Говоря простым языком, Фол — тонкие нити, расположенные во всех комнатах сразу.

— Да вы уже три года не можете сделать мне плоть! — грозно вскрикнуло Око. — Я вообще-то могу обидеться и уйти.

— Не забывай, что это мы подпитываем тебя энергией, — напомнил ему Учитель. — В противном случае ты просто исчезнешь.

— Ой, все. Делайте, что хотите, — проворчал Фол.

И чего он такой вредный?

— Приветствую вас, дорогие Ученики! — воскликнул Гарольд.

Он намеревался подойти поближе, но тут же задел стопку каких-то бумаг, и рухнул на пол вместе с ними. Через миг бедняга и вовсе исчез за этой кучей документов.

Мы бросились откапывать его и с удивлением обнаружили, что Александр не сдвинулся с места.

— Прошу прощения, — послышался приглушенный голос. — Отойдите в сторону, дорогие Ученики.

Мы с Чаком переглянулись и все же решили послушаться. Кто знает, что у него на уме. Ворон поспешно последовал за нами, видимо, подумав о том же.

В этот миг раздался приглушенный взрыв, после чего листки бумаги разлетелись по всей комнате. Перед нами как ни в чем не бывало предстал Гарольд. Прямо супергерой какой-то.

Как вообще у него получилось такое сделать?

— Ловкость ауры и никакого мошенничества, — пояснил он, делая важный вид.

Вот тебе и старичок.

Александр со вздохом прикрыл глаза.

— Чтобы до завтра здесь было убрано, — грозно предупредил он. — А не то Матильда придет к тебе на помощь.

— Ладно, ладно, — поспешно согласился Гарольд. — Чего ты начинаешь…

— Я еще не начинал, — скривился Александр. — Представься пожалуйста Ученикам.

Старик кивнул и на мгновенье задумался. Должно быть, слова подбирал. Как я его понимаю, у меня тоже всегда были с этим проблемы.

— Вы, наверное, уже поняли, что меня зовут Гарольд, — торжественно начал он. — Я — лаборант, а это, — он пафосно развел руками, показывая свою комнату. — Это моя лаборатория. Здесь происходят все разработки, которые впоследствии помогают ловить преступников!

Интересно, а как способствует этому растение у входа? Сжирает за нарушение закона?

Не хотел бы я попасть в его немилость.

— Вот, например, это, — Гарольд взял в руки красные очки, такие же, как у Ворона. — Специальное приспособление для слежки. Если взглянуть на него энергетическим зрением, то можно увидеть маленькие жгутики, крепящиеся к ауре наблюдаемого объекта. При активации прибора они становятся практически незаметными, и вряд ли кто-нибудь их почувствует. — Он увлеченно развел руками. — Таким образом можно следить за подозреваемым, не выходя из своей комнаты!

— И в чем тогда проблема поймать маньяка? — скептически приподнял бровь Ворон.

— Все дело в том, что данное приспособление действует только на людей, — серьезно ответил лаборант. — Жгутики сделаны из тонкой материи, и вампиры, сами того не замечая, с легкостью их поглощают. А, как известно, наш преступник именно из общества энергопотребителей, — вздохнул Гарольд. — Также в этих очках можно следить за статическими и неживыми объектами, если есть такая необходимость.

— Спасибо, — поблагодарил лаборанта Александр. — Если у вас, дорогие Ученики, в процессе работы возникнет потребность в различных приборах, обращайтесь к Гарольду. Он всегда проконсультирует и поможет.

Мы одобряюще кивнули.

Попрощавшись и предав лаборанта в руки надоедливого Фола, Учитель продолжил экскурсию. На третьем этаже нас ждал медпункт, лучший врач в городе, а также Бруно и друзья.

Помещение было светлое и просторное. В отличии от лаборатории, комната сияла чистотой. Все: разнообразные медицинские приборы, реактивы, — лежали на своих местах. Кровати аккуратно стояли возле белоснежной стены, а рядом суетилась Лика.

— День добрый! — воскликнула сестра Чака. — Я смотрю, у вас есть первые раненные. Не ожидала, что они так мало продержаться, — обратилась она к Александру, кокетливо улыбнувшись.

Возле одной из кроватей стояла наша троица. На их лицах уже не было надменной усмешки, а кожа покрылась странными волдырями.

Агнес нервно накручивала на палец свои длинные черные волосы и не обращала никакого внимания на нас. Бруно и Фрей, в отличии от своей подруги, невольно вздрогнули при виде Александра и тут же залились краской.

Лу даже не посмотрела в нашу сторону: она суетливо помогала Лике. Какая все-таки странная эта девушка-вампир.

— Ну как самочувствие? — спросил Учитель, подойдя к пострадавшим.

— Жить будут, — ответила за троицу Лика. — Ничего страшного, походят немного зеленые, а раздражение скоро сойдет.

— Отличные новости, — кивнул ей Александр, улыбнувшись.

Мне кажется, или они флиртуют?

— Ты же после того, как оставила меня в зале, отправилась в мастерские, — озадачено повернулся к сестре Чак. — Я думал, твой кабинет именно там.

— Дорогой братец, — ласково посмотрела на него сестра, словно обращалась к психу. — Иногда люди заходят в гости к кому-либо, чтобы пообщаться. И это совсем не значит, что они там живут. Я понятно тебе разъясняю?

— Конечно, — как ни в чем не бывало пожал плечами Чак. — Ты клеишься к Александру. Что тут может быть непонятного?

Лика вспыхнула и поспешно взглянула на Учителя. Но он, к счастью, был занят разговором с пострадавшими и не услышал колкости Чака.

— Не забывайся, братец, — сердито прошипела Лика, отвернувшись.

Я лишь задумчиво ухмыльнулся. Не помню ни одного дня, когда бы эта семейка не ссорилась. Они всегда находят повод для спора.

— Ну что же, — резко раздался голос Александра. — Надеюсь, всем все понятно. Наш корпус небольшой, и заблудиться тут очень сложно. Но все же, Генри, Чак, Ворон, прошу вас, если будет такая необходимость, проконсультируйте пострадавших, так как они пропустили часть экскурсии. Лу, тебя это тоже касается. Ты знаешь Управление как никто другой.

— Хорошо, — жизнерадостно улыбнулась девушка.

— На время вашей учебы Лика любезно согласилась переехать сюда, чтобы всегда быть на месте в случае чего, — благодарно взглянул на сестру Чака Александр. — Поэтому, если что-нибудь случиться, в вашем распоряжении третий этаж и этот замечательный врач.

Нет, определенно между ними что-то есть. И когда люди только успевают?

— На этом наша экскурсия заканчивается, — улыбнулся Учитель. — У вас есть два часа свободного времени, которое вы можете потратить на еду и отдых. После обеда прошу без опозданий явиться в аудиторию медитации. Там вас будет ждать Ральф. Приятного отдыха, — поклонился Учитель, удаляясь.

Глава 3 Хранитель

После экскурсии мы, захватив с собой Тыкву, сразу же отправились в столовую. Троицу пострадавших отпустили, и они быстро куда-то исчезли. Но это было мне только на руку: не хотелось бы за обедом устраивать потасовку.

Особенно меня радовало то, что Лу согласилась пойти с нами. И не подумайте ничего такого. Просто человек интересный… Точнее вампир.

Ну, а у Ворона никто и не спрашивал: он, в своем молчаливом повиновении, послушно последовал за нами. Если честно, для меня этот парень до сих пор остается загадкой. Может быть, он гений? Ведь все они такие странные.

Столовая оказалась довольно большой и уютной. Здесь не было ровным счетом никого, кроме нас и пышной женщины средних лет. Наверное, это повариха. Она суетилась возле столика с блюдами, аккуратно выставляя тарелки на витрину. Ее вьющиеся каштановые волосы растрепались, а щеки приобрели ярко-красный оттенок.

— Ну что, — прокричала она, не увидев нас. — Как я выгляжу, Фолквартр?

— О, ты моя королева, — услышали мы уже знакомый голос. — Как всегда превосходно!

Женщина залилась краской и кокетливо поправила растрепавшуюся прическу.

Неужели в Арии есть человек, с которым Всевидящее Око ладит?

— Мы тут, собственно, поесть пришли, — неуверенно проговорил Чак.

Повариха вздрогнула от неожиданности и разлила содержимое одного из стаканов. Не знаю, что там было, но на полу это смотрелось не очень эстетично. Зеленая жижа испарялась, оставляя после себя странные разводы и маленькие белые кусочки непонятно чего.

— А… Что это у вас? — осмелился спросить я.

— О, сей напиток — великолепный коктейль «Зубки дьявола»! — воскликнула женщина.

Ох и названьице. Сразу пить перехочется.

Тыква, брезгливо поморщившись, улетел в дальний угол столовой.

— Я думаю, не стоит объяснять, почему зубки, — улыбнулась она, но, увидев наши непонимающие взгляды, тут же продолжила. — Коктейль делают на основе фекалий местных ночников.

Тут я должен вам объяснить, что это — насекомые, имеющие маленькие прозрачные крылышки и черную окраску. Но, как известно, отходы у них белые. Неповзрослевшие особи очень мелкие, и заметить их невооруженным взглядом часто не представляется возможным. Вырастают они довольно большими: размером с мизинец среднестатистического человека.

— Фекалии дают коктейлю непревзойденный вкус! Только нужно быть осторожными: напиток алкогольный, — продолжала тараторить повариха.

Я с трудом смог сдержать рвотный рефлекс. Зачем же готовить такую гадость? Неужели кто-то пьет эти «Зубки дьявола»? Посмотрев на Чака, я убедился, что мне не одному плохо от подобных рассказов.

— Ладно, Милванна, — закатила глаза Лу, обращаясь к поварихе. — Этих двоих сейчас стошнит. Они еще не привыкли к здешней кухне.

— Ах, прости, дорогая, — рассмеялась повариха. — Я помню, как воротило тебя в первый раз.

— Давай не будем вспоминать, — поспешно оборвала ее девушка, садясь за один из столиков.

— Как скажешь, милая, — развела руками Милванна.

— Ты же вроде бы вампир и ничего не ешь, — непонимающе нахмурился я, обращаясь к Лу.

— Да, но мне становилось плохо при одном только виде этих блюд, — скривилась она.

— А у вас есть тыква? — спросил я, обращаясь к поварихе.

— Для этого красавчика всегда найдется, — подмигнула мне Милванна, после чего принесла большую миску и поставила ее перед слономухом.

Мой питомец от радости начал метаться по залу, сбивая все на своем пути.

К столу нам подали интересное блюдо, которого я ранее никогда не пробовал. Оно состояло из черных маленьких крупинок и ароматного соуса. Попробовав стряпню на вкус, я мигом забыл о странном коктейле. Нужно будет спросить у Милванны, как готовится это блюдо и из чего. Быть может, мы с мамой когда-нибудь попробуем сделать нечто подобное в нашем Маке.

— Я смотрю, вам понравилось, — как-то загадочно улыбнулась Лу.

— Еще бы! — воскликнул Чак, уплетая стряпню за обе щеки.

— Мне тоже нравится, — сдержанно согласился Ворон. — Эту кухню я считаю самой вкусной.

— Даже так, — одобряюще покачала головой девушка.

— Какую, эту? — заподозрив неладное, спросил я.

— Не обращай внимания, Генри, — поспешно отмахнулась Лу.

Ничего себе, она уже выучила мое имя…

— Ты в Управлении все знаешь, — решился я заговорить с девушкой. — Откуда?

— Все дело в том, что здесь работает мой парень, — начала рассказывать она. — Как вы уже догадались, его зовут Ральф. Поэтому я частично знаю ученический корпус, вместе со всеми его обитателями.

— Тебе нравится здесь? — спросил я, пытаясь поддержать разговор.

— Еще бы ей не нравилось, — послышался сварливый голос Всевидящего Ока. — Тоже мне, принцесса.

Услышав реплику Фола, Лу поперхнулась и покраснела.

— Тебя никто не спрашивал.

— Что, правда глаза колет? — дразнил он ее.

— И как только ты его терпишь, — покачал головой я.

— Да я самый спокойный Охранник в мире, — обиделся тот.

— Вот сделают тебе тело, и не сможешь от меня убежать, — пригрозила Лу. — Понял?

— Какие мы строгие.

Никто не ответил ему, чтобы не накалять обстановку.

— Я схожу за добавкой, — известил нас Ворон, поспешно встав из-за стола.

Мдааа… Аппетиты у нашего миниатюрного мальчика очень даже неплохие. И как в него столько влезает?

— Честно говоря, мы с Генри тут оказались абсолютно случайно, — решил восстановить оборвавшийся разговор Чак. — Будь наша воля, мы бы сейчас сидели дома.

— Учеба меняет людей, — задумчиво покачала головой Лу.

— Ага, особенно если этот маньяк нас укокошит, — с набитым ртом проговорил мой друг.

— Да ладно тебе, Чак, — решил поддержать я девушку. — Все у нас получиться.

Друг как-то странно посмотрел на меня, но ничего не ответил.

— Мне здесь определенно нравится, — возвращаясь к нам, сказал Ворон.

Он взял еще одну порцию каши и большой кусок какого-то торта.

— А тебе плохо не будет? — как можно дружелюбнее спросил я.

Ворон посмотрел на меня, словно на психа, и я сразу пожалел обо всем, что сказал и о чем подумал.

— Здесь же вкусно, — как-то потерянно ответил он. — Почему бы и не поесть?

— Ты — вампир, правда же? — прищурилась Лу, посмотрев на Ворона.

— Не совсем так, — покачал головой он, продолжая с аппетитом поедать обед. — Мой отец — вампир, а мать — человек. Я — полукровка.

— Интересно, — задумчиво проговорила Лу, прикрыв глаза. — Обычно дети наследуют гены кого-то одного из родителей.

— Да, мой случай — редкость, — кивнул парень.

Мы с Чаком удивленно переглянулись. Ни он, ни я даже не подозревали, что наш новый сосед — вампир. Пусть даже наполовину.

— И как ты это определила? — несколько удивленно поинтересовался я.

— Энергозрение, — пожала плечами Лу. — Я увидела, как Ворон потребляет энергию. А питаются еще и настоящей едой лишь полукровки.

— Так значит, ты можешь и не есть вовсе? — удивленно спросил Чак, перестав жевать.

— Да, — как ни в чем не бывало согласился тот. — Я могу и не спать, если захочу. Но мне привычнее образ жизни человека.

— Да если бы у меня были такие способности… — мечтательно начал мой друг, но прервался, так как не сумел придумать ничего стоящего.

— Ты бы вел себя точно так же, — с сарказмом закончила за него Лу.

— Как болван, — вставил свои пять аров Фол.

— У тебя такие модные очки, — кивнул я Ворону.

— Да, мне нравятся стильные вещи, — небрежно махнул рукой тот. — Со зрением у меня все в порядке.

Вот тебе и тихоня.

— Веселый зверек, — улыбнулась девушка, обращаясь ко мне.

Тыква тем временем съел все содержимое миски и с довольным видом улегся на брюхо.

— Да, он у меня такой, — гордо ответил я.

Доев свои порции, мы поспешили поблагодарить Милванну за прекрасный обед.

— Понравилось? — спросила она, уже зная ответ.

В подтверждение мы лишь радостно кивнули.

— Мне бы хотелось узнать, — неуверенно проговорил я. — Из чего получается такое вкусное блюдо?

— О, этот изысканный деликатес я привезла из дальних стран, — увлеченно начала рассказывать Милванна.

Лу, поспешно прикрыв лицо руками, прыснула. Я вопросительно посмотрел на нее, но та лишь отмахнулась.

— Блюдо сделано из жареных комариных ножек, — торжественно произнесла повариха.

Комариных? Перед глазами у меня все поплыло, а к горлу подступил мерзкий ком. Ох, меня сейчас стошнит.

Милванна услужливо подставила мне какое-то корытце, и я тут же выпустил на волю все съеденные ножки.

— Милок, — сочувственно произнесла она. — Нельзя же быть такой неженкой. И как вас только выбирали…

Приложив невероятные усилия, я все же остался стоять на ногах. Ну, нет, в эту столовую меня больше не затянешь.

— Зря ты так, — покачал головой Ворон. — Блюда из насекомых очень полезны.

— Да, конечно, — все еще отходя от пережитого, огрызнулся я. — Желудок промывают хорошо.

— Ты такой бледный, — испуганно прошептала Лу. — Может, в медпункт?

— Нет, уже все в порядке, — словно супергерой, переживший конец света, заверил я.

Неужели она волнуется за меня? Как мило.

Постояв немного, чтобы не случился рецидив, я оповестил друзей о том, что хорошо себя чувствую, и мы отправились в аудиторию медитации. С опаской проходя мимо фонтана, мои друзья нашли ее: она находилась в самом конце учебного зала. Я же послушно последовал за ними, все еще находясь в шоковом состоянии.

Войдя в класс, я не увидел ровным счетом ничего. Он был абсолютно пуст. Здесь не стояли ни парты, ни лавочки, здесь не висела привычная доска, как в школе.

Меня очень насторожило то, что стены в аудитории были черного цвета, в тон зашторенным занавескам на окнах. Единственное, что освещало помещение — это маленькие сгустки энергии на потолке. Полумрак в аудитории создавал немного зловещую атмосферу. У меня по спине пробежали мурашки.

В комнате нас уже ждали Учитель и ненавистная троица.

— Что же, можем начинать, — хищно улыбнулся Ральф, закрывая двери.

Воцарилась гробовая тишина. Я с опаской посмотрел на Чака. Тот лишь непонимающе пожал плечами.

— Итак, — громко начал Учитель. — Сегодня я вам покажу основную технику медитации, а также научу «нырять в себя». Проще говоря, мы будем изучать наше сознание.

Что-то это название мне уже не нравится. Не на борьбу ли со своими страхами он намекает? Второй раз я просто не выдержу.

— Здесь нет света, потому что он лишь отвлекает от процесса познания себя, — продолжил Ральф. — Все сторонние энергетические шумы, как вы уже знаете, поглощает фонтан. Поэтому вам ничего не помешает. Нужно лишь упорство и старание, — он внимательно посмотрел на меня, словно я тут был главным лентяем.

А ведь наша учеба еще даже не началась. Как Учитель может обо мне так думать?

— Примите любую позу, которую вы считаете удобной, — скомандовал он.

Все засуетились, пытаясь понять, какое положение для них будет оптимальным.

Бруно предпочел остаться стоять. Ну кто бы сомневался. Этому пареньку лишь бы показать, какой он крутой.

Агнес и Фрей медленно опустились на пол, садясь в позу лотоса. Лу скрутилась клубочком на полу.

Ей так удобно? Должно быть, она это делает не в первый раз.

Ворон предпочел стать на одну ногу.

— Не боишься, что потеряешь равновесие во время медитации? — прищурился Ральф.

— Нет, концентрация — лучший способ отгородиться от мира, — будто бы великий философ, изрек тот.

Мы с Чаком лишь удивленно пожали плечами. Такими странностями ни один из нас не страдал.

— А вы чего стоите, словно не свои? — подошел к нам Учитель.

— Думаем, — многозначительно ответил друг, повернувшись ко мне.

— Я так понимаю, эта медитация у вас первая? — осведомился Ральф.

— Вы совершенно правы, — как можно добродушнее ответил я.

Но, честно говоря, моя улыбка выглядела немного глупо. Все дети так или иначе проходили это в школе, но мы с Чаком не являлись теми, кого можно было просто так заставить учиться.

Ральф посмотрел на нас, словно увидел древних родственников слономуха.

Я даже могу представить себе, о чем он подумал. Но произносить вслух такое я не хочу и не буду. Даже не надейтесь.

— Ладно, давай ляжем на спину, — предложил Чак.

Я согласно кивнул.

Первые ощущения для меня были не очень уж и приятными. Пол оказался твердым, хотя, если подумать, каким он еще может быть?

Эх, сюда бы кровать с подушечкой… Я бы тогда им такую медитацию устроил! Лучше не придумаешь!

— Закройте глаза, — властно скомандовал Ральф. — Вы должны отгородиться от внешнего мира. Слушайте мой голос, и он станет проводником в ваше сознание.

Звучит красиво. Но сегодня все-таки лучше уж без комара. Надеюсь, он это понимает.

Я приоткрыл глаза и не увидел ровным счетом ничего: Ральф погасил все сгустки энергии, тьма заполнила аудиторию.

— Генри, я сказал закрыть глаза, — грозно предупредил Учитель.

И как он только увидел?

— Пусть ваши мысли текут в произвольном направлении, — спокойно продолжил он. — Не пытайтесь их остановить. Почувствуйте теплые волны энергии, обжигающие ваше тело.

Легко сказать. Никогда не чувствовал ничего подобного. Все-таки тест их подвел: я ни на что не гожусь.

— Не сопротивляйтесь тьме, желающей вас поглотить. Она ждет вашего повиновения, — загадочно прошептал Ральф.

Ладно, попробуем. Допустим, что я уже почувствовал свою энергию и впадаю в транс. Темнота, приди!

Нет, я определенно делаю что-то не так.

Мое тело начало ныть от боли. Все-таки твердый пол здесь очень мешает. Я решил представить себе свою теплую кровать, с мягкой подушечкой и уютной периной.

Ну давай, давай, впадай в транс, Генри! Ты же крутой паренек!

Только не подумайте, что я странный. Все нормальные люди разговаривают сами с собой.

Ральф почему-то замолчал. С его комментариями я чувствовал себя намного спокойнее. А теперь что? Так и заснуть недолго.

Что он за Учитель такой, если не может помочь своим подопечным? Я со злостью открыл глаза, намереваясь высказать ему все недовольство, и с удивлением обнаружил, что нахожусь уже в совершенно другом месте.

Я все так же лежал на спине, но в этой комнате, кроме меня, никого не было. По крайней мере, мне так казалось. В отличии от зала медитации, здесь искрился свет.

Я поморщился и нехотя начал вставать, чтобы оглядеться, но тут же рухнул на пол. Это еще что такое? Я с удивлением и одобрением обнаружил, что лежал на мягкой и уютной кровати, похожей на ту, что у меня дома.

Уже неплохо. Если эта комната — ложная реальность, которую создал Ральф, чтобы я не слишком расстраивался, потерпев поражение с внутренним миром, то мне очень даже нравится. Какой, оказывается, добрый у нас Учитель. Или у меня все же получилось?

В таком случае, мое сознание очень странное. Не так я себе его представлял.

Я нерешительно начал разглядывать зал. Здесь было множество распахнутых настежь дверей. Разве так можно? Сквозняк устраивают. Такими темпами и заболеть недолго. И лишь одну комнату кто-то закрыл: на ней висел замок.

Со стен свисала паутина. Я брезгливо поморщился и решил для себя обходить ее стороной.

Сама комната оказалась не очень большой. Посредине стояла моя кровать, а над ней светился нимб.

— Интересно, что это значит? — прошептал я.

— Это значит, что ты лентяй, каких свет не видывал, — донесся до меня чей-то тонкий голосок, напоминающий мне о моем ворчливом знакомом в реальном мире.

Резко обернувшись, я увидел маленького сгорбленного человечка, моющего пол.

— Ходют тут всякие, — недовольно проворчал он, скривившись.

— Ты кто? — спросил я, глупо уставившись на него.

— Хозяин, — быстро проговорил человечек и, шаркая ногами, направился в сторону одной из комнат.

— Стой! — прокричал я ему. — Это мой внутренний мир, а значит хозяин здесь я!

— Ну ты не преувеличивай, малец, — с ухмылкой повернулся он ко мне. — Твое место в реальности, а здесь я слежу за порядком. Понял? И если будешь перечить, вышвырну тебя отсюда, как маленького слономуха!

— Хорошо, хорошо, — тут же пошел на попятную я. — Как тебя зовут?

— Никак, — пожал плечами человечек.

— Как такое может быть?

Он что, издевается?

— Ты мне не дал имени. В школе же тебе было некогда со мной познакомиться.

— Ну ладно, прости, — ничего не понимая, решил извиниться я. — Давай ты будешь Фолчиком.

И не спрашивайте меня, почему такое странное имя. Этот ворчливый человечек мне до боли напоминает нашего Фола, но, так как он очень маленький, имя пришлось слегка изменить.

— Ты смеешься с меня? — гаркнул он, подойдя ближе.

— Ничуть, — поспешно заверил его я, добродушно улыбнувшись.

И как только у этого миниатюрного человечка получается быть таким грозным?

— Ладно, — подумав, кивнул Фолчик. — Уговорил, возьму его.

Я хотел было ему ответить, что здесь мне решать, возьмет он его или нет, но, следуя чувству самосохранения, не сказал по этому поводу ни слова.

— Мне бы осмотреться тут, — вымученно улыбнулся я.

— Да пожалуйста, — небрежно махнул рукой человечек и тут же испарился в воздухе.

Это он так шутит? Если да, то у него совсем нет чувства юмора.

— Но мне нужен проводник, — прокричал я в пустоту.

Ответом мне послужила лишь тишина.

Ладно, я думаю, что не заблужусь в своем сознании. В конце концов это мой мир.

Несмотря на маленькие размеры комнаты, деверей здесь было безумно много. Что удивительно, стены простирались вверх до бесконечности. У меня также получилось различить слабые очертания других дверей наверху.

Должно быть, здесь несколько этажей. Но как мне пробраться туда? Ведь лестницы нет, а левитировать я не умею.

Ладно, с этим разберемся позже. Нужно осмотреть первый этаж.

Я решил начать с комнаты, закрытой на замок. Думаете, это нелогично? Но мне было интересно, что же я спрятал от себя. Нужно только придумать, как туда попасть.

Я решительно подошел предмету своих раздумий. На двери висел большой ржавый замок, но ключа я нигде не увидел. Может быть, вежливо постучать?

Нет, глупо стучать в дверь, где никого нет. Или все же есть кто-то?

Я решил попробовать. Выглядеть как дурак я не боялся, ведь знал, что в сознании за мной никто следить не будет.

Как я и предполагал, ничего не произошло. Я постучал сильнее.

— Чего тебе? — раздался низкий женский голос.

— Хочу войти, — чувствуя себя полным идиотом, промямлил я.

— Нельзя.

Все понятно. Так просто меня туда никто не пустит. Я начал осматривать дверь, но ничего путного не обнаружил.

— Почему? — решил все же уточнить я.

— Не знаю, — лаконично ответил голос.

Ладно, нужно думать логически. Ключ может быть где-то в этих комнатах.

Я решил для начала исследовать все открытые двери. Не хотят меня впускать и не надо. Обойдусь как-нибудь. Выбрав одну из комнат наугад, я нерешительно переступил порог.

Передо мной предстало большое помещение с множеством различных баночек. Они стояли на полках шкафов, заслоняя стены. Я с опаской подошел к ним, чтобы изучить содержимое, но с удивлением обнаружил, что все банки пусты.

Везде: на стенах, на полу, на потолке, — висели огромные паутины.

Щемящее чувство тревоги не давало мне покоя, но я решил пройти дальше. В конце концов, если я увижу что-нибудь страшное, смогу убежать.

С каждым моим шагом стеллажей с банками становилось все больше. Они уже не прижимались к стенам, они образовывали лабиринт посреди комнаты.

Недоумевая, я подошел ближе к одному из шкафов.

В комнате царил полумрак. Зловещие блики на стекле не давали мне покоя. Зачем я сюда вообще пришел?

До меня начали доноситься непонятные звуки. Шорох слышался все громче и громче, будто бы специально пугая мое измученное воображение. Я замер на месте, боясь пошевелиться и взглянуть в глаза чудовищу. Должно быть, оно решило меня сожрать. Ну, или просто поболтать пришло. А возможно, это вовсе не чудовище.

Мои руки тряслись, как никогда ранее. Перед глазами пролетела вся жизнь.

— Зря ты сюда пришел, — послышался шепот возле моего левого уха.

— Аааа! — завопил я, нечаянно сбив один из стеллажей с банками, после чего другие шкафы, словно карточный домик, начали падать один за другим.

Я, не зная себя от страха, прижался к стене. Ну все, Генри. Ты даже не успел попрощаться с мамой.

— Не надо!!! — Я закрыл лицо руками.

Сердце колотилось с неимоверной силой, а на лбу выступил холодный пот.

— Я так и знал, что ты слабоумный, — послышался ворчливый голос.

Не понял. Кто со мной говорит?

Я с опаской приоткрыл глаза. Передо мной стоял Фолчик и смотрел на меня, словно на психа.

— Зачем же так пугать!? Я чуть сердечный приступ не получил!

— Я всего лишь хотел предупредить, но теперь уже поздно. Ты разбил банки, — будничным тоном ответил он. — Удачи.

Вот уж спасибо. Чувствую, она мне пригодится.

Фолчик начал растворяться в воздухе.

— В этих банках ничего не было! — возмутился я, но меня никто не услышал.

Или услышал?

Хм, что-то здесь не так…

У меня появилось не очень хорошее предчувствие. Уж слишком здесь стало тихо.

Опомнившись, я что есть мочи побежал к выходу. Дверь была распахнута настежь, мне оставалось сделать лишь пару шагов…

В последний миг она закрылась, хлопнув так, что паутины, прежде свисающие с потолка, упали на мою бедную головушку.

Только этого мне не хватало. Я не собираюсь здесь помирать, понятно вам?

— Генри, иди учить уроки, — услышал я мамин голос.

Откуда она здесь?

Вдруг кто-то похлопал меня по плечу. Я резко развернулся, и замер в немом ужасе.

Передо мной стоял человек в маминой одежде, но ни глаз, ни носа, ни рта, ни волос у него не было. Кожа отдавала синеватым оттенком, а руки напоминали две извивающиеся змеи.

— Ты не моя мать! — проорал я в ужасе.

— Сынок, ты что, не узнаешь меня? — удивленно замер монстр. — Я приготовила тебе твою любимую кашу.

Откуда ни возьмись, у него в руках оказалась большая миска.

Я неуверенно заглянул туда и тут же отпрянул назад, пытаясь сдержать рвотные рефлексы. В миске лежали все те же комариные ножки. Неужели мое сознание решило надо мной поиздеваться?

Ральф, ну где же ты? Я уже хочу в реальность!

— Оставь меня в покое, — хриплым голосом попросил я чудовище.

— Но я же старалась, — печально произнесло оно, приближаясь ко мне.

Так, нужно сосредоточиться. Главное вспомнить то ощущение, с которым я поборол комара, и тогда все получится.

Но, победив этого монстра, я бы все же хотел остаться живым. А как использовать энергию без ущерба для своего здоровья, я не знал.

— О, Генри, мне так одиноко, — продолжало стонать чудовище. — Я до сих пор не могу прийти в себя после смерти твоего отца.

Вот же сволочь. Еще и на жалость давит.

Я закрыл глаза, пытаясь отгородиться от всего происходящего.

— Генри, ты что, не слушаешь меня? — прокричал монстр.

Нет, не нужно мне его слушать. Я должен почувствовать, что у меня есть энергия.

— Неужели ты действительно слабоумный? — раздался где-то рядом голос Фолчика.

— В смысле? — нахмурился я.

— В коромысле!

Человечек решил не появляться полностью: передо мной плавали лишь слабые очертания его тельца. Хитрый гад. Как советы раздавать, так пожалуйста. А как делом помочь, так руки умывает. Я тебе это еще припомню.

— Энергия внутри. Бери, да пользуйся, — голосом врача, разговаривающего со своим пациентом, проговорил Фолчик.

— А как ею пользоваться? — осторожно спросил я, понимая, что выгляжу как идиот.

— Это тебе уже самому надо понять, — устав от моих расспросов, ответил человечек. — И ты это, следи, чтобы много не тратилось. А то в прошлый раз нам всем худо было.

Да, его последняя реплика мне как раз очень поможет. Объяснил так объяснил.

И где ее взять, энергию эту?

А тем временем монстр взял меня за руку. Я почувствовал, что силы мои куда-то уплывают.

Фолчик сказал — бери. Из воздуха что ли?

Я внимательно осмотрелся вокруг. Мой взгляд упал на серебристые паутинки, обмотавшие комнату, словно кокон. Может быть, это энергия?

Я аккуратно оторвал немного со стены, слепил небольшой шарик и кинул его в монстра.

— Генри, мне же больно! — прокричал он, отпустив мою руку и отпрыгнув на несколько метров в сторону.

Так, отлично. Я оперативно начал собирать паутину.

Разъяренное чудовище медленно приближалось ко мне. От паники и ужаса, я на миг замер, после чего пустился наутек.

Хорошо, что об этом никто не узнает, кроме моего воображаемого друга Фолчика. Если бы меня видел еще кто-нибудь, я бы умер от стыда и, наверное, отдался бы на съедение этому чудовищу.

На ходу я слепил достаточно большой шар и запустил его в монстра. Взвыв от боли, он, теряя сознание, медленно начал сползать на пол.

Я опасливо замер на месте. Чудовище и правда отключилось или это лишь уловка?

Я решил рискнуть и тихо, чтобы больше никого не разбудить, подошел к двери. Нужно бы слепить шпильку из паутины и попытаться сломать замок.

Но зря я старался. Дверь оказалась открыта.

— Поздравляю, — донесся до меня знакомый голос в главном зале.

Я переступил порог и быстро закрыл за собой дверь. Не хватало еще, чтобы эти чудовища выбрались из комнаты.

— Спасибо, — обиженно скривился я. — Неужели не мог помочь?

— Нет конечно. Со своим сознанием справляйся сам, — сварливо кинул мне Фолчик, упав на диван. — А пока ты осматриваешься, я полежу, если не возражаешь.

Задохнувшись от возмущения, я так и остался стоять на месте. Какой же наглый этот уборщик!

— Поосторожнее с мыслями, — предупредил Фолчик. — Я их слышу.

Для полного счастья мне только этого и не хватало. Маленький хам властвует в моем сознании, да еще и знает, о чем я думаю!

В голову сразу же полезли какие-то глупые мысли.

— Да что ты стоишь как вкопанный, — поморщился Фолчик. — Исследуй дальше свой внутренний мир!

— Никуда я не пойду, пока ты мне все не объяснишь.

— Валяй, — небрежно махнул рукой хозяин моего сознания.

— Что это за комната такая? Я там чуть не умер от страха!

— Ты сам ответил на свой вопрос, — устало закатил глаза Фолчик. — Ты зашел в комнату со своими нелюбимыми вещами.

— Но там была мама.

— И она тебя заставляла учиться. Разве не ее неодобрения ты боишься больше всего?

Я смущенно отвернулся. Ну уж нет, этого точно никто не узнает, даже хозяин моего сознания.

В конце концов я взрослый человек и сам принимаю решения. Разве нет?

— Да, да, конечно, — отозвался Фолчик. — Не забывай, что я читаю твои мысли.

— Так может мне вообще не разговаривать? — разозлился я. — Все равно ты знаешь, о чем я хочу спросить.

— Нет, не надо. Так я буду чувствовать себя странным, — покачал головой Фолчик. — Как будто сам с собой разговариваю. А я, в отличии от некоторых, таким не занимаюсь.

Правильно, лучше сделать психа из меня. И почему он такой вредный?

— Интересно, а если бы это чудовище меня сожрало, ты бы так и продолжал спокойно расхаживать в других залах? — теряя терпение, осведомился я.

— Никто бы никого не ел. Ну запугал бы тебя этот монстр до полусмерти, ну попал бы ты в вечную кому. Что такого?

— А то, что я еще жить хочу!

— Да успокойся ты, неадекватный!

— Что находилось в банках? — как можно спокойнее спросил я.

— Энергия твоих страхов. Она бесцветная, поэтому увидеть ее тяжело, — как ни в чем ни бывало продолжил объяснять человечек.

— И я выпустил на волю безликий облик, — закончил я за Фолчика.

— А ты не так безнадежен. Может быть, когда-нибудь нормальным человеком станешь, — ехидно улыбнулся он.

— Очень смешно, — скривился я. — А что это за дверь под замком?

— Не знаю, — пожал плечами Фолчик. — Она закрыта с самого твоего рождения. Может, когда-нибудь и откроешь, если научишься пользоваться своей логикой.

— И на том спасибо, — фыркнул я и продолжил расспрашивать. — Интересно, а каким образом можно добраться до комнат, которые находятся выше?

— Нет, судя по всему, я погорячился, похвалив тебя, — ворчливо пробубнил Фолчик, поворачиваясь на бок. — Левитация тебе для чего?

— Но я не умею! Если ты до сих пор не заметил, что я не владею внутренней энергией, то советую за своей логикой следить!

— Какие мы обидчивые, — поморщился он. — Не забывай, что здесь все материально. Ползи вверх по паутине. Не волнуйся, она выдержит.

Я с опаской посмотрел на эти хрупкие ниточки и все же решил пока что не проверять слова странного человечка, нагло разлегшегося на моей кровати.

— Я лучше на первом этаже погуляю.

— Трус, — пробубнил Фолчик, прикрыв глаза.

Пусть думает, что хочет. А я не мечтаю здесь лечь костями.

Мой взгляд упал на маленькую дверцу, находящуюся в самом конце зала. Она была слегка прикрыта, и я решительно направился к ней. Чувство тревоги прошло, а сердцебиение выровнялось. Если эта комната будет такая же, как и предыдущая, меня точно впоследствии заберут в психушку. Какой нормальный человек сможет выдержать подобное?

Немного помедлив, я переступил порог и застыл в немом удивлении. Это была роскошная спальня, украшенная разными цветами. Аромат исходил такой, что у меня закружилась голова. Где-то вдалеке слышались трели птиц.

Посреди комнаты стояла широкая кровать, и на ней, свернувшись клубочком, спала Лу. Ее волосы переливались на солнце, а маленький лобик морщился от яркого света.

Я замер в своем молчаливом оцепенении. Подойти к ней? Все вокруг шептало мне о том, что медлить нельзя.

Нерешительно моргнув, я осмелился сесть рядом с Лу на кровать. Интересно, что она скажет, когда проснется?

Я легонько погладил ее волосы, и наклонившись, хотел поцеловать, но тут же опомнился.

Стоп. Почему не эта комната под замком? Так было бы гораздо логичнее.

— Прости, Лу, но мне нужно идти, — твердо проговорил я.

Она занята, и мне просто непозволительно уводить девушку у своего Учителя, да еще и вампира. Мне с ним долго работать, а он, чего доброго, решит отомстить. И что тогда прикажете делать? Я еще молод, чтобы умирать, а он вряд ли будет на это смотреть.

Выбежав обратно в зал, я остановился, чтобы отдышаться.

— Что, еще одна правда тебя не устроила? — с сарказмом поинтересовался Фолчик.

— Да иди ты, — со злостью огрызнулся я, отвернувшись. — Мне нужно очнуться. Как это сделать?

Я разочарованно стукнул кулаком о стену. Ни первая, ни вторая дверь не принесли мне желанной радости. Я-то думал, что в моем сознании царит мир и спокойствие.

— Так уж и быть, отпущу, — голосом ангела проговорил тот. — Ложись в свою кровать и засыпай.

Я сделал все, что мне сказало это странное создание. Прислушавшись к себе, я почувствовал, что куда-то падаю. Ну и отлично. От этого сознания только хуже становится.

Приземлился я на твердый пол. Боль пронзила меня от пятки до макушки, и я со стоном перекатился на живот.

— Добро пожаловать в реальный мир, — послышался довольный голос Ральфа.

Я резко вскочил на ноги и развернулся в его сторону. Все-таки комната моих страхов сделала свое дело: теперь я доверяю не голосам, а лишь своему зрению.

Передо мной и правда стоял Учитель, освещая свое лицо сгустком энергии. Я смущенно улыбнулся, пытаясь сделать беззаботный вид. Мол, ничего страшного со мной не происходило.

— Неплохой результат для начала, — развел руками Ральф. — Ты быстро вошел в транс и довольно долго там пробыл, в отличии от твоего друга Чака…

И тут я услышал громогласный храп на всю аудиторию. Неужели он уснул во время медитации?

— А вы не пытались его будить? — ухмыльнувшись, спросил я.

— Пытался. Три раза. Но, как видишь, он вновь спит, — с улыбкой вздохнул Учитель. — Медитация — явно не его конек.

Как и не мой. Но я почему-то справился с поставленной задачей, а этот балбес решил отдохнуть.

— Все ребята уже очнулись. Осталось разбудить твоего друга.

Ральф движением руки зажег сгустки энергии на потолке. Я увидел очертания Учеников, стоящих рядом с ним. Все они следили за мерцанием света и странными звуками, исходящими от моего друга.

Я подошел к нему и сел рядом. Подергав парня за плечо и вспомнив сцену с вчерашним пробуждением, я глубоко вздохнул.

— ЧААААААК!!!

Все стоящие позади сдавленно захихикали. Тоже мне, нашли юмористов.

— Чего тебе? — услышал я хриплый голос приятеля.

— Просыпайся, мы на занятии. Ральф уже ждет тебя, — пытаясь скрыть улыбку, прошептал я.

— Черт! — воскликнул Чак, вскочив на ноги за считанные секунды. — Прошу прощения.

Но Ученики уже не сдерживали смеха и хохотали во весь голос. Такое могло случиться только с моим другом. Лишь он умеет так крепко спать.

Я взглянул на виновника веселья и увидел, что он тоже едва сдерживается.

— Ну ты даешь, — рассмеявшись, покачал головой я. — Мне бы твой сон.

— Нууу, — с важным видом протянул друг. — Этот дар дается только избранным.

— Ладно, посмеялись и хватит, — оборвал нас Ральф. — Надеюсь, в следующий раз у Чака все получится. Присядьте на пол.

Что, опять? Мне хватило и предыдущей медитации! Выслушивать оскорбления Фолчика второй раз я пока что не готов.

— Ваш первый урок был направлен на познание внутренних сил, — сев в позу лотоса, начал объяснять Учитель. — Большинство из вас умеют «нырять в себя» со школьной скамьи, но некоторым это познание еще не открылось, — Ральф выразительно посмотрел на моего друга. — Будет легче использовать свою внутреннюю энергию, когда вы поймете, как устроено ваше сознание. Помните, что неразумная трата своих сил может привести к болезни, и, как мы недавно узнали, даже к смерти.

— Расскажите нам о маньяке, — попросил Бруно, подсаживаясь ближе к Учителю.

Оказывается, наш ненавистный знакомый еще и подлиза. И не стыдно ему?

— Он выходит на охоту ночью, в темном плаще, — серьезно ответил Учитель. — Никто никогда не видел его лица. Найдя жертву, убийца за считанные секунды поглощает все ее внутренние силы. Это самый могущественный энергетический вампир за всю историю существования нашего мира. Никто не сможет повторить подобное. Да, были случаи, когда преступники доводили людей до комы, но это происходило крайне редко.

— Зачем ему столько энергии? Неужели тело этого упыря требует так много «еды»? — нахмурилась Лу, взяв Ральфа за руку.

— Никто не знает, — пожал плечами Учитель. — Цели могут быть любыми.

— Почему бездействует полиция? — негодуя, спросила Агнес. — Неужели им до этого нет дела?

— Полиция прикладывает максимум усилий, чтобы жителям столицы ничего не угрожало, — покачал головой Ральф. — Но уже есть значительные потери. Двенадцать наших коллег нашли энергетически обезвоженными. Нужны новые силы.

Ох, как это воодушевляет. Не хотел бы я оказаться на их месте.

— Мы будем вас учить полицейскому делу три года, — проговорил Учитель. — Параллельно вам придется ходить на патрулирование улиц ночью. Но, — он сделал выразительную паузу. — Это учебные дежурства. До конца указанного срока прошу не геройствовать. Если увидите кого-то подозрительного, зовите меня или Александра. Мы оснастим вас микровизорами на такой случай.

Да я и не собирался геройствовать. Более того, я не буду лезть вперед и после учебы. Нашли дураков.

— Завтра утром вы отправитесь к Филиппу Великому, — сменил тему Ральф. — Король хочет поговорить с вами, предупредить об опасности и предоставить все материалы по нашумевшему делу.

Вот это мне уже нравится. Я никогда не бывал во дворце и с удовольствием поглазел бы на местные хоромы.

— Вопросы есть? — осведомился Учитель, внимательно посмотрев на нас.

Мы отрицательно покачали головой.

— Тогда урок окончен. Доброй ночи, — махнул рукой Ральф.

Что? Я гулял по своему сознанию полдня? Ничего себе!

Ученики медленно поползли к выходу. Мы с Чаком шли в самом конце, лениво зевая.

— Генри! — позвал меня Учитель, когда я почти добрался до выхода. — Останься.

Вот это уже интересно. Чего он хочет?

Я непонимающе нахмурился и пошел обратно, не забыв при этом сказать приятелю, чтобы тот не ждал меня. Когда шаги в коридоре стихли, мужчина вновь пригласил меня сесть на пол.

— Знаешь, почему мы тебя выбрали? — задумчиво спросил он.

— Понятия не имею, — честно ответил я, так как не видел смысла скрывать свое равнодушие к полицейскому делу.

— Твои каналы, — устало прошептал Ральф. — Они больше, чем у обычных людей. И, следовательно, ты можешь нанести удар противнику в несколько раз сильнее, чем другие.

Обрадовал, так обрадовал. Только вряд ли мне это поможет выжить при встрече с маньяком.

— Но так же, не рассчитав свои силы, ты можешь и навредить себе. Поэтому тебе будет недостаточно знаний из общего курса, — проговорил Учитель, играясь с маленьким сгустком энергии. — Кроме прочих занятий, я хочу предложить тебе индивидуальные практики. Как ты на это смотришь?

Я озадаченно посмотрел на Ральфа. Он серьезно думает, что я соглашусь?

— Мне кажется, что это лишнее.

— Ну хорошо. Как хочешь, — пожал плечами тот и резко поднялся. — Я просто хотел сохранить тебе жизнь. В стрессовой ситуации без специальных практик ты не сможешь совладать с большим выбросом энергии. И приступ, настигший тебя в ложной реальности, вновь повторится.

И тут я задумался. Мало того, что меня упекли в эту богадельню, так еще и угрожают.

— Ладно, — скривившись, согласился я.

— Твой отец бы гордился тобой, — грустно проговорил Ральф.

Я на миг замер, пытаясь обдумать услышанное.

— Вы знали его?

— Да, он тоже учился здесь. В свое время твой отец решил стать полицейским и пришел сюда добровольно. Все мы готовились здесь. Я был с ним в одной команде, — вздохнул мужчина. — В ту ночь мы всей нашей полицейской компанией патрулировали улицы. Я не успел его спасти.

Учитель опустил голову, вспоминая страшные события.

— Он бы точно мной не гордился, — сжал кулаки я.

Ральф непонимающе посмотрел на меня.

— Почему?

— Я не такой, как он. Отец рисковал жизнью ради других, а я забочусь о своей собственной. Эта работа не для меня.

Возникла неловкая пауза. Мысли Учителя оставались для меня загадкой, которую я не хотел разгадывать.

— Будем заниматься два раза в неделю, по вечерам, — резко проговорил Ральф.

Я согласно кивнул и медленно направился в нашу спальню. Там меня ждали полный сил Чак и молчаливый Ворон.

— Что хотел от тебя этот лысый? — набросился на меня друг, как только я переступил порог.

— Сказал, что моя энергия нуждается в более тщательной подготовке, после чего назначил мне дополнительные занятия, — поморщился я.

Чак расхохотался, упав на свой диван.

— Поздравляю, — сквозь смех пролепетал он.

— Так и знал, что ты поддержишь меня, — с сарказмом закатил глаза я. — Лучший друг все-таки.

— Всегда пожалуйста, — небрежно махнул рукой тот.

— Дополнительные занятия — это не так уж и плохо, — спокойно возразил Ворон.

— Так может ты вместо меня походишь? — вспыхнул я.

— Если Учитель решил, что тебе они нужнее, значит, так оно и есть, — задумчиво заметил он.

— Да плевать я хотел на полицию и на ночных маньяков! Я домой хочу!

— Бедного мальчика обидели, — послышался ехидный голос Фола.

— Прошу, не сейчас! — воскликнул я, подняв голову.

Мне почему-то всегда казалось, что Всевидящее Око где-то наверху.

— Когда хочу, тогда и буду разговаривать! — обиженно крикнул глаз, но все же замолчал.

— Я тут оладьи раздобыл, — весело улыбнулся Чак. — Матильда принесла из местного кафе. Там довольно вкусно готовят.

Я радостно взглянул на друга. Никогда не сомневался в нем!

— Она же накормила Тыкву, — продолжил приятель. — И сказала, что будет заботиться о нем во время нашего отсутствия. Ну, в общем всегда.

— Неплохо, — кивнул я.

В связи с нашим плотным графиком я не был уверен в том, что смогу уделять ему достаточно времени, поэтому помощь Матильды была весьма кстати.

Наевшись, я сел на кровать. На моей подушке спокойно спал Тыква. Аккуратно подвинув его, я лег рядом.

Ворон тут же погасил энергетические сгустки, клубящиеся на потолке.

— А если честно, Генри, не воспринимай все близко к сердцу. Не так уж здесь и плохо, — улыбнулся друг.

— Это мне говорит тот человек, который весь первый урок проспал, — фыркнул я.

— Ну и что? Я же не специально! — обиделся Чак.

— Ладно, — махнул рукой я. — Ворон, как тебе медитация? Все удалось?

— Да, — безразлично пожал плечами новый знакомый. — Я гуляю по своему сознанию еще со школы и знаю там каждый уголок.

— Везет же, — мечтательно протянул я. — А у тебя есть там какой-нибудь странный воображаемый друг?

— Скорее подруга, — несколько смутился Ворон.

— А вот это уже интересно, — ухмыльнулся Чак, садясь рядом с ним. — Она красивая?

— Мне нравится, — еще больше покраснел наш друг. — Но Аделисия всегда критикует меня, хоть я и пытаюсь ей угодить.

— Аделисия, — лукаво улыбнулся я. — Интересное имя ты ей дал.

Мы с Чаком сдавленно захихикали.

— Слушай, — добродушно кивнул я Ворону. — Кто они вообще такие? Когда я первый раз увидел Фолчика, то подумал, что у меня шизофрения.

— Кого ты увидел, о слабоумный!? — гаркнул Фол, услышав свое имя.

— Да, он такой же вредный, как ты, — подначил его я.

— Ну все, тебе конец! — проорало Всевидящее Око.

Спустя пять минут, я узнал о себе очень много нового.

— Это Хранители нашего сознания, — тихо шепнул Ворон, когда Фол успокоился. — Без них мы бы вряд ли смогли нормально жить. Они помогают в трудных ситуациях, поддерживают энергетический запас, когда мы обезвожены.

— Ясно, — грустно кивнул я.

— Генри, тебе еще понравится здесь! Прорвемся, — заверил меня Чак, после чего лег на свою кровать и тут же захрапел.

Мы с Вороном хором застонали. И как прикажете с этим человеком жить в одной комнате? Бедный Тыква вздрогнул и проснулся от такого душераздирающего хрюканья. Он недовольно взлетел и, покружив по комнате, приземлился на голову приятеля, но тот и бровью не повел, продолжая издавать странные звуки.

Я тихо фыркнул и повернулся на другой бок. Достав потрепанный микровизор из кармана я набрал номер матери. Она, конечно же, сразу же начала расспрашивать меня обо всем.

Поговорив с ней немного и убедив, что с ее дорогим сыном все хорошо, я отключился. Долг выполнил, а значит, можно попытаться уснуть…

Глава 4 Малиновый перстень

Утром нас разбудил громогласный голос Фола. Неужели ему никогда не хочется отдохнуть?

— Подъем! — проорал он. — Нечего разлеживаться! Вас Филипп Великий ждет!

— Зачем же так громко, — недовольно скривился я, сползая с кровати.

Эта ночь показалась мне бесконечно долгой. Я то и дело вздрагивал, просыпаясь от храпа Чака.

Зато Ворону, похоже, это отнюдь не мешало. Возможно, у полукровок в ночное время суток притупляется слух? Надо бы спросить на досуге.

Тыква лежал возле моей кровати и совсем не хотел вставать. А ему и не надо было.

Как же я завидовал этому слономуху! Лежишь себе целый день в уютной комнате, а тебе еще и еду приносят. Скажу вам честно, в такие минуты я мечтаю превратиться в какого-нибудь зверька.

Собравшись за пять минут, мы вышли из спальни.

В коридоре нас уже поджидала вездесущая троица. Посмотрев на их позеленевшие лица, я сдавленно рассмеялся. Ну точно команда инопланетян! Мои друзья тоже ухмыльнулись, но все же были сдержаннее.

— Я смотрю у наших пай-мальчиков хорошее настроение. Надеюсь, вы выспались, — слащавым голосом проговорил Бруно, по-хозяйски обняв Агнес за талию.

Девушка тут же улыбнулась и поцеловала своего избранника в щеку.

— Да что ты с ним разговариваешь! — раздраженно воскликнул Фрей. — Врежь ему и пойдем на завтрак.

Нет, только не сейчас! Я не готов драться с ним…

— Подожди, — кинул другу Бруно и медленно подошел к нам. — Генри, тебе не кажется, что ты мне кое-что задолжал?

— Не кажется, — отчеканил я, надеясь как-нибудь прошмыгнуть мимо ненавистной троицы. — Знаешь, в этом коридоре я не могу отличить тебя от стен. Где ты, Бруно?

Я театрально начал искать его рукой в воздухе. Ворон тихо фыркнул за моей спиной.

А у наших «коллег» сразу же изменился цвет лица с ярко-зеленого на яростно-красный.

Ха! Так вам и надо!

— Лучше не заводись, — шепнул Чак, стоя рядом со мной.

Конечно, легко говорить, когда это не тебя касается. Тоже мне, умник.

— Надо же, у наших неудачников проснулось чувство юмора. Или это ты в микровизоре анекдот прочитал? — За спиной у Бруно тихо хихикнул Фрей. — Так как мы сейчас учимся энергетике, то, думаю, имеет смысл померяться силами в этой сфере, — хищно улыбнулся он.

И что я ему такого сделал?

— Дорогой, пошли завтракать, — скучающим голосом шепнула своему избраннику на ухо Агнес. — Оставь этих дурачков в покое. Они не заслуживают твоего внимания.

— Дай мне пару минут, золотце.

Да я же ничего не умею! Как мне с ним сражаться? О великий Фолчик, помоги!

Я судорожно попытался почувствовать хоть малейшие потоки энергии, но ничего не вышло.

Тем временем этот упырь отступил от нас на пару метров и начал формировать в воздухе огромный светящийся шар.

В глазах у меня помутнело. Я не хочу умирать!

Ладно, без паники. Если я сейчас убегу, то Бруно будет вспоминать мне это до конца жизни. А если останусь на месте — рискую своим здоровьем.

Что же выбрать?

Ладно, буду супергероем. Я приложил огромные усилия, чтобы не упасть в слезах на пол, моля этого гада о пощаде. Унизительно.

— Да он же тебя сейчас убьет! — раздался испуганный голос Ворона возле моего уха.

— Бруно, не надо, — едва слышно прошептала Агнес.

И тут я увидел, как светящийся шар полетел в нашу сторону. Что же делать!? Мысли кружились в бешенном водовороте, не давая сосредоточиться. Я точно знал: мне конец.

В следующий миг я услышал сдавленный хлопок и тут же упал на пол. Меня пронзила сильная боль в плече. Я сдавленно застонал, теряя сознание.

— Генри, держись! — прокричал мне кто-то, но было поздно…

* * *

— Он еще слишком слаб, чтобы куда-то идти, — услышал я высокий голос Лики. — Имейте совесть, господа.

Ага, значит я в медпункте.

— Все в порядке.

Лежать на больничной койке целый день мне не хотелось, так как сегодня у нас экскурсия по дворцу.

— И я все же настаиваю…

— Все хорошо, — повторил я и резко встал с кровати.

В глазах сразу же засверкали звездочки, а плечо пронзила ноющая боль. Я попытался рассмотреть его, но обнаружил тугую повязку.

— Тебя ранили, Генри, — серьезно проговорила Лика, садясь на кровать.

Рядом столпились все мои друзья, включая Лу. Неужели она волнуется?

К счастью, рядом с ними не стояла вездесущая троица. Агнес и Фрей дежурили у койки… Бруно.

Это что же получается? Я его победил? Или он меня?

— Что случилось? — немного помолчав, спросил я.

— Ворон, думаю, лучше тебе рассказать, — грустно улыбнулась Лика.

А он-то тут при чем?

Мой странный знакомый на миг замешкался, но потом обреченно сел на кровать.

— Бруно запустил в тебя энергетический шар довольно большой мощности, — неуверенно начал он, поправив свои очки. — Я выставил щит вокруг нас, но не рассчитал сил, и случайно задел им тебя…

— Ты ранил меня щитом? — не поверил я своим ушам. — Разве такое возможно?

Я точно неудачник.

— Почему бы и нет, — пожал плечами Ворон. — Я создал непростую защиту. Если бы Бруно захотел продолжить бой кулаками, он бы просто не смог к нам приблизиться, так как получил бы ожоги от щита. В принципе, что он и сделал.

— Ясно, — нахмурился я.

Мне бы и в голову никогда не пришло, что наш всезнайка способен на такое.

— Балбесы! — фыркнул Фол.

— Сейчас не время, — жестко отрезала Лика. — Генри, ты должен отлежаться сегодня.

— Прости, я все же пойду. Пусть этот отдыхает. — Я кивнул головой в сторону Бруно.

Рядом с ним сидела взволнованная Агнес и свирепо поглядывала на нас.

— Этот, как ты выразился, — грозно проговорила она. — Сейчас проснется и излечит себя за минуту.

Конечно же, как я мог забыть! Наш упырь ведь великий энергетик! Не то, что некоторые.

— Ты так и не позавтракал. Я попросила у Милванны порцию для тебя, — любезно улыбнулась Лика.

Только не это. Я не выдержу второго раза.

— Спасибо, я, наверное, поем где-нибудь в другом месте.

— Значит так, — тихо прошипела девушка. — Ты будешь есть в нашей столовой, как и все остальные Ученики. Понял?

И с какой стати она мной командует?

— Не понял, — обиженно насупился я.

— Нет, если у тебя хватает аров, чтобы завтракать, обедать и ужинать в местных ресторанах, то я не против, — хмыкнула Лика. — Но я больше чем уверена, что Сесилия не обрадуется твоим капризам.

— Ах ты ябеда! — воскликнул я, вскочив с кровати.

— Я просто трезво размышляю, — спокойно улыбнулась девушка. — Более того, Милванна очень вкусно готовит. Если бы ты не знал, что основой ее блюд являются насекомые, думаю, проблем бы не возникло.

Она взяла в руки тарелку с каким-то бледно-синим пюре и отдала ее мне.

— Ну и что это? — нехотя поинтересовался я.

— А ты съешь сначала, — фыркнула Лика.

— Генри, не обижайся, но она права. Твоя ненависть к такой еде ничем не обоснована, — обратился ко мне Чак.

Еще один защитник.

— Ладно, — нехотя согласился я.

— Мы будем ждать тебя в главном зале, — улыбнулся друг, и они с Вороном поспешили удалиться.

Наверное, не захотели смотреть, как я буду мучиться. Ну хоть Лу осталась.

— Жаль, что ты не вампиром родился, — хмыкнула девушка, подойдя ко мне ближе. — Не было бы проблем с едой.

Я молча кивнул, набивая рот этой гадостью с такой скоростью, что щеки мои начали болеть. Мне безумно хотелось побыстрее закончить «трапезу».

Больше всего меня расстраивало то, что шедевры Милванны придется дегустировать как минимум три года.

Тем временем Бруно очнулся и, хищно посмотрев в нашу сторону, занялся самолечением.

Быстро доев порцию, я с интересом взглянул на Лу.

— И что же было в этом пюре?

— Перемолотые крылышки ночников и других насекомых, — как ни в чем ни бывало улыбнулась девушка.

Я тяжело вздохнул. Удивляться здесь было абсолютно нечему, так как Милванна вчера четко сказала, что специализируется лишь на такой кухне.

Если честно, на вкус пюре было очень даже ничего, но чувство отвращения не дало мне насладиться трапезой.

— Ладно, привыкай, — рассмеялась Лу.

— Тебе легко говорить, — помрачнел я. — Энергия на вкус всегда одна и та же. Наверное.

— А вот и не угадал, — покачала головой девушка. — Все зависит от человека, который излучает энергию. Еще можно питаться «силами» природы. Вкус будет кардинально различаться.

Интересно было бы попробовать, но, к сожалению, я не вампир. И как только Ворон, будучи в сознательном состоянии, отдает предпочтение насекомым?

— Ладно, пошли, нас ждут, — поторопила меня Лу.

Я посмотрел на койку Бруно и обнаружил, что она уже пуста. Быстро же он излечился. Надеюсь, я тоже научусь этому мастерству.

* * *

— Ну наконец-то! — похлопал меня по плечу Чак и тут же отстранился, вспомнив, что я ранен.

Все Ученики были в сборе. Они молчаливо смотрели в нашу сторону.

— А кто поведет? — попытался разрядить обстановку я.

— Действительно, — нахмурился мой друг, оглядываясь по сторонам.

— Я, — громко проговорила Лу.

Мы удивленно посмотрели на нее. Неужели эта девушка уже была во дворце?

Но никаких объяснений далее не последовало, и мы молча отправились в путь.

На улице солнце вновь взяло бразды правления. От вчерашних туч не осталось и следа. Беспощадные лучи сжигали все на своем пути. Маленькие разноцветные домики, встретившиеся на нашем пути, изнемогали от жары так же, как и их хозяева. По улицам вяло ходили люди, безразлично провожая нас взглядами.

Дворец находился в пяти минутах ходьбы от Управления.

Я остановился в немом удивлении, когда пред нами предстал огромный замок, переливающийся на солнце и ослепляя глаза. Величественные, покрытые стеклом и золотом, башни красовались в окружении большого сада с разнообразными диковинными деревьями и кустарниками. Все это находилось за большим изящным забором, украшенным цветами.

Лу по-хозяйски подошла к воротам и, на миг погрузившись в транс, с легкостью открыла их.

Мы нерешительно вошли.

— Вот это люди живут! — восхищенно воскликнул Чак. — Неплохой домик…

Сад напоминал сказочные рощи, в которых, словно пчелы, трудились люди не покладая рук. Одни выстригали разнообразные причудливые формы из листвы деревьев, другие поливали кустарники и высаживали цветы.

По центру стояло величественное здание, а вверху возвышалось пять башен. Двери дворца были распахнуты настежь.

Наверное, нас уже ждут.

Лу уверенно направилась в сторону входа, и мы послушно последовали за ней.

Внутри замок ничуть не уступал по красоте тому, что я уже увидел. Идеально чистые полы блестели на солнце, невероятно большие картины дополняли интерьер.

Кругом суетились люди, убирая или же просто гуляя по дворцу. Что интересно, на нас никто не обратил никакого внимания. Охрана что ли плохая?

Я остановился в немом удивлении, рассматривая роскошные диваны и шкафы.

— Генри, нам не сюда, — позвала меня Лу, и я поспешил за Учениками. — Нужно подняться довольно высоко, — известила нас девушка-вампир, подойдя к лестнице. — Насколько я знаю, только двое не умеют левитировать.

Мы с Чаком пристыженно опустили глаза.

— Если надо, мы можем по лестнице, — промямлил я, вспоминая каких размеров башни во дворце.

А размеры были отнюдь немаленькие.

Я посмотрел вверх на левитирующую дыру и убедился в своей правоте.

— Не выдумывайте, — покачала головой Лу. — Здесь собрались довольно сильные энергетики. Бруно, Агнес, Фрей, Ворон, нам нужно создать один левитирующий пласт на семерых. Справимся?

Последний согласно кивнул.

— Может, оставим этих здесь? Все равно от них никакой пользы, — ядовито прошипел Бруно.

— Ваши разборки оставьте при себе, — жестко оборвала его Лу. — За работу.

Они стали в один круг и, прикрыв глаза, сделали причудливые движения пальцами. Мы с Чаком непонимающе переглянулись и с интересом продолжили смотреть. Все-таки таких приключений у нас еще не было.

Мой дом находился в той части города, где энергетиков проживало очень мало, и о таких изысках, как левитация, можно было даже не мечтать. К тому же все здания у нас по большей части строились одноэтажными.

Тем временем из пальцев пятерых, собравшихся в круг, начала струиться тонкими светящимися нитями энергия. Она обволакивала зал и опускалась тонким слоем на пол.

— Подойдите, — скомандовала Лу, посмотрев в нашу сторону.

Мы нерешительно послушались и аккуратно стали рядом с ними.

— И как эта штука работает? — спросил Чак, разглядывая дивные узлы энергии.

— Тонкие нити под этим пластом начнут подниматься по нашей команде, — с умным видом объяснил Ворон.

Платформа медленно оторвалась от пола. Я посмотрел вниз, после чего у меня закружилась голова. Мы уже были достаточно высоко. Наш пласт мне казался очень тонким, к тому же он держался лишь на слабых светящихся ниточках, будто бы приклеенных к каменным плитам.

— А он точно выдержит? — взволнованно спросил я.

— Тебя, может, и нет, — фыркнул Бруно.

Что-то сейчас я не очень понял его реплику. Он намекает на мой лишний вес?

— На себя посмотри, — обиделся я.

Наконец, мы долетели до самой высокой точки в башне. Это же надо было так далеко забраться! И почему бы королю не жить где-нибудь пониже?

Почувствовав под ногами твердый пол, я несказанно обрадовался. Все-таки левитация — явно не мой конек.

Как только все оказались на этаже, пласт растворился. Это меня насторожило еще больше. А если бы он исчез, когда мы были в воздухе?

Я огляделся. Мы оказались в маленьком коридоре, в конце которого виднелась обычная, ничем не украшенная, деревянная дверь.

Как будто я находился не в роскошном дворце, а у себя дома.

Неужели здесь живет Филипп Великий? Как-то подозрительно.

Тем временем Лу, немедля, подошла к двери и постучала. Послышались шаркающие шаги и чье-то кряхтение.

— Это ты, доченька? — прохрипел человек за дверью.

— Да, открывай, — тихо шепнула наша проводница, явно смущенная таким приемом.

Опешив от подобного приветствия, я взглянул на девушку. Смелая догадка заискрилась в моем сознании, но я не решился сказать о ней вслух.

Дверь нам открыл сгорбленный старик в потрепанном халате. Весь в какой-то земле, он был раза в два меньше меня, его худосочные руки тряслись, а ноги едва передвигались. На голове блестела лысина, зато лицо украшала жизнерадостная улыбка.

— Добро пожаловать во дворец, — прокряхтел он.

— Кто это? — шепнул мне на ухо Чак.

Я пожал плечами, не понимая, что происходит.

— Проходите, не беседовать же нам пороге, — махнул рукой старик.

И мы вошли. Комната оказалась очень маленькой, наверное, это была гостиная для «своих». По центру стоял миниатюрный диванчик, обшитый позолоченной тканью, а рядом — таких же размеров столик, на котором красовался огромный ящик с землей и семенами.

Возле стен ютились книжные шкафы, не оставляя места ни для чего более. Единственное, что мне понравилось — это большой балкон, украшенный цветами. Он не совсем вписывался в царящую здесь атмосферу, но без него комната бы стала совсем скучной.

— Пап, я же просила, чтобы ты встретил нас в подобающем виде, — раздраженно скривилась Лу.

— Брось, — отмахнулся старик. — Здесь все свои.

— Вы… Филипп Великий? — осторожно поинтересовался Фрей, тут же спрятавшись за спину Бруно.

— Зачем же так официально! — воскликнул король, суетливо садясь на диван. — Для вас я просто дядя Филя.

И тут меня пробрал смех. Я попытался спрятаться за Чака, но с удивлением обнаружил, что он тоже едва сдерживается.

Мдааа… Не думал я, что встречу когда-нибудь правителя в таком обличии.

И где же его напыщенность, с которой он выходит на выступления или передает новости по микровизору? Где же его великолепный каштановый парик с длинными волосами? Где костюм, выглаженный и яркий, как подобает королю?

Множество вопросов не давали мне покоя, но один из них тревожил больше всего: неужели Лу — дочь Филиппа Великого? Принцесса Арии?

Насколько знали жители нашего государства, у правителя была дочь, но она никогда не показывала своего лица и не появлялась на публике. Почему? Никто не ведал этого.

И угораздило же меня увлечься именно ею. Даже прежде шансы на взаимность были невелики, так как Лу встречалась с Ральфом, а теперь они и вовсе стремятся к нулю.

— Садитесь, дети мои, — гостеприимно улыбнулся нам дядя Филя, или же король Арии. — Ой, а что это вы такие зелененькие? Небось водичку из фонтанчика попробовали?

Ненавистная троица вновь побагровела, но на этот раз не ответила ни слова.

Лу устало прикрыла глаза. Было видно, что ей неприятно лицезреть отца в таком обличии.

— Вы — надежда нашего города, — пристально посмотрел на нас Филипп Великий, когда мы уселись. — Как вы уже знаете, в Миллиэле появился маньяк, поэтому я обязан рассказать вам все, что знаю об этом деле.

Если честно, я был бы только рад не слышать ничего о недавних преступлениях. Ну какой из меня полицейский?

— Если хорошо проанализировать ситуацию, то появится вопрос: а куда уходит вся эта энергия? Неужели на удовлетворение физических потребностей? — Филипп прищурился и театрально провел рукой по своей лысине. — Я думаю, мы имеем дело далеко не с уличным хулиганством. Наличие большого объема энергии у человека может говорить лишь об одном: кто-то очень хочет властвовать.

Я нахмурился и встревоженно посмотрел на короля. Его мысли заставили меня встрепенуться, ведь ранее я никогда не задумывался о подобном. То, что в нашей стране появился бунтарь, звучало как-то неправдоподобно, но, тем не менее, это было самое логичное объяснение.

— Вы считаете, что планируется государственный переворот? — неуверенно спросил Ворон, поправляя очки.

— Именно так, дети мои, — кивнул правитель. — Я не вижу других причин совершать столь жестокие убийства.

— Ну а если он просто садист? — предположил Бруно.

— Дорогой мой. — Дядя Филя пристально посмотрел на него. — Никогда ничего не бывает просто так. И мне, как королю, нужно учитывать все возможные варианты, даже если они совсем неутешительные. Полиции нужно найти этого негодяя до того, как он начнет действовать.

— А что делать нам? — скептически приподняла бровь Агнес. — Мы — самые обычные люди, которых почему-то выбрали из толпы.

— Учиться. Вы прошли тест лучше других, — пожал плечами король. — И пусть вы пока что не понимаете, в чем ваша сила, впереди — целых три года обучения. Тем более, что многие из вас уже ознакомлены с азами энергосферы.

Мы с Чаком сдавленно фыркнули. Наша с ним компания явно не вписывалась в здешний коллектив.

— Итак, через месяц, насколько мне известно, у вас первое дежурство, — прищурился дядя Филя. — Я хочу поделиться с вами всеми известными уликами по делу энергетического маньяка.

Король достал из кармана свой маленький микровизор, на котором тут же появился странный слепок реальности с изображением человека, закутанного в плащ. Лицо незнакомца скрывал капюшон. На среднем пальце левой руки у него красовался перстень с огромным малиновым камнем.

— Этот слепок реальности сделал свидетель убийства, — начал рассказывать Филипп Великий. — Здесь изображен тот самый маньяк, на которого охотятся полицейские.

— И почему очевидец бездействовал? — с вызовом спросил Бруно.

— А что он мог сделать? — скептически приподнял бровь король. — Побежать за убийцей вслед, чтобы тот насытился и его энергией? Меры предосторожности — прежде всего. Помните об этом. Скажите спасибо, что у свидетеля с собой был микровизор, и он смог сделать слепок реальности.

Должен сказать, что если в этом маленьком экранчике имелась такая функция, то человек, скорее всего, из высшего общества. У нас дома таких вещей попросту не было, и я невольно начал завидовать очевидцу.

— Обратите внимание на перстень, — продолжил свой рассказ Филипп. — Такие есть лишь у избранных. Слышали ли вы когда-нибудь о мудреце Реджинальде?

Мы с Чаком отрицательно покачали головой, приготовившись слушать.

— Это самый сильный энергетик за всю историю существования Арии, — вдохновленно проговорил король. — Я поведаю вам древнее пророчество. Четверо Учеников, постигших мудрость Реджинальда, смогут изменить наш мир. На протяжении многих лет он искал достойных и нашел лишь троих. Никто и никогда не видел их лиц, но все знали: придет время, и они предстанут пред народом. Скажу вам больше, эти трое не были знакомы даже друг с другом. Все происходило под покровом Великой Тайны, и к тому же с каждым Учеником Реджинальд занимался в разные времена. По окончанию занятий он награждал их малиновыми перстнями.

— Так в чем проблема? — перебил короля Фрей. — Нужно узнать у него имена этих троих.

— Не все так просто, — покачал головой дядя Филя. — Он не имеет права раскрывать Великую Тайну пророчества. Но даже если бы мудрец и хотел это сделать, у него бы все равно ничего не вышло. Он пропал в ту самую ночь, когда появился слепок реальности с малиновым перстнем.

Вот же упырь! Оперативно действует, ничего не скажешь.

— Реджинальд — самый необычный человек в мире, — мечтательно продолжил король. — Он живет на этой земле уже двести лет и чувствует себя прекрасно.

Надо же, никогда не слышал о подобном. Нужно будет взять у него рецептик бессмертия.

— Я должен вам кое в чем признаться, — резко проговорил Филипп, встав с дивана.

Он подошел к шкафу и, вытащив одну из книг, вернулся обратно к нам.

К моему удивлению, это оказалась обычная замаскированная шкатулка. В ней лежал все тот же красивый малиновый перстень.

— Я был его первым Учеником, — грустно вздохнул король. — Рассказывать об этом нельзя, но Арии сейчас необходима моя помощь. Полицейские уже знают, теперь я хочу, чтобы знали вы.

Столько ошеломляющих открытий за один день у меня не было никогда в жизни. Голова шла кругом от таких новостей, и я с силой схватился за спинку дивана. Поврежденное плечо вновь начало болеть, а в ушах раздался странный звон.

Так, нужно сосредоточиться.

— Ты никогда мне не рассказывал об этом, — задумчиво прошептала Лу.

— Доченька, это же Великая Тайна, — осуждающе посмотрел на нее король. — Я не должен был никому ее раскрывать!

— Тем не менее, сейчас ты именно это и сделал, — хмыкнула девушка.

— Мы рассматриваем дело государственной важности, и тут все прежние принципы отходят на второй план, — попытался оправдаться Филипп. — В любом случае, полиция должна найти двоих оставшихся Учеников. Если ей это удастся, круг подозреваемых значительно сузится.

Я тяжело вздохнул, пытаясь осознать, во что же мы с Чаком вляпались. Эх, если бы не этот тест, сидели бы сейчас в Маке, да пили чаек.

— Еще раз подчеркиваю: на данный момент ваша задача — учиться. Если вы увидите кого-то подозрительного — сразу же зовите на помощь опытных полицейских. На этом, пожалуй, закончим официальную часть нашей встречи, — добродушно улыбнулся дядя Филя. — Я разрешаю вам погулять по моему скромному домику. На первом этаже находится большая гостиная. Туда вам принесут обед через два часа. А сейчас прошу простить меня, я должен посадить Лирру — великолепный цветок, защищающий мой дом от ночников, — Король тут же принялся вскапывать землю в ящике.

Мы, каждый в своих мыслях, спустились на первый этаж. Я даже не обратил внимания на левитирующий пласт, ведь голова моя была занята совсем другим.

В городе происходило что-то явно нехорошее и требующее немедленного вмешательства. Только вот это было далеко не в наших силах. Особенно не в моих.

Когда я очнулся от своих размышлений, рядом увидел только Чака и Ворона. Остальные уже куда-то ушли.

— А где Лу? — как можно безразличнее спросил я.

— Пошла на задний двор, — махнул рукой Чак в сторону маленькой неприметной двери рядом с лестницей. — Может быть, сходим погуляем в сад?

Ворон согласно кивнул, после чего оба друга уставились на меня.

— Мне… мне нужно в уборную, — промямлил я, но, конечно же, сказанное являлось ложью.

Я хотел найти Лу и поговорить с ней о тех вещах, которые она скрыла от нас. Не знаю, зачем мне это понадобилось, но сдерживаться я больше не мог.

— Ладно, — прищурился Чак. — Мы будем в саду.

Неужели он что-то заподозрил?

Но мне уже было совсем не до угрызений совести. Я на всех парах мчался во двор, желая найти там девушку-вампира.

Надеюсь, она гуляет одна. Иначе позора не избежать.

Задний двор представлял собой круглую опустевшую площадку с аккуратно постриженной травой. На земле стояло пять странных больших сфер. Я такого никогда в жизни не видел, и не мог себе даже предположить что это.

Лу сидела в одной из них и задумчиво игралась дверцей. Наверное, кабина предназначалась для отдыха.

Хотя, как по мне, для подобных целей больше подходит мягкая кровать.

— Что это? — спросил я, подойдя к девушке.

Та вздрогнула и как-то отстраненно покачала головой.

— Та же энергетическая кабина, только округлой формы, — прохрипела она. — Заходи, если хочешь.

Обрадовавшись приглашению, я тут же сел рядом с Лу.

— Значит эта штука умеет летать, — как-то глупо улыбнулся я.

— Да, я любила в детстве кататься на ней вокруг сада. Красивый вид.

Возникла неловкая пауза. Так, нужно переходить в наступление.

— Почему ты не рассказала нам? — с замиранием спросил я.

— Это ничего бы не изменило, — покачала головой девушка. — Зачем?

— Нууу… — протянул я, так и не придумав ответ. — А как получилось, что ты родилась вампиром? Насколько мне известно, король — человек, — резко сменил тему я.

— Моя мать, — улыбнулась Лу. — Я унаследовала это от нее. Если ты помнишь наш разговор с Вороном, то должен понимать, что мой случай — далеко не редкость. Мама была вампиром, и я пошла по ее стопам. И, наверное, ты знаешь, что она умерла при родах.

Я кивнул. Об этом действительно знал весь Миллиэль.

— Соболезную, — вздохнул я и, помолчав, продолжил расспрашивать. — Как ты оказалась в Управлении? Ты же дочь короля, и вполне могла не пойти на тест.

Лу отрицательно покачала головой.

— Приказ касался абсолютно всех, и я считаю, что уклонение от похода на тест — признак дурного тона, — резко ответила девушка. — Я не какая-то особая личность, которую должны оберегать. Во мне течет кровь дикарки, моей матери, и я совсем не готова к жизни принцессы. Хотя, конечно, отец был против, — Лу беззаботно пожала плечами. — И, кстати, Ральф тоже.

При упоминании о нем я почувствовал едва слышный укол ревности. И с чего это вдруг? Нужно взять себя в руки.

— Расскажи о том, как ты прошла тест, — попросил я.

— Мой самый главный страх — темнота. Она сводит меня с ума, — тяжело вздохнула девушка. — Когда я попала в ложную реальность, не увидела ровный счетом ничего. Тьма поглощала, я начала задыхаться. Сознание уходило от меня. Тогда я поняла: если сейчас не справлюсь, то проиграю, — Лу задумчиво прикрыла глаза. — Я сделала много маленьких энергетических сгустков, и через пару минут в мою ложную реальность пролился свет.

— Молодец, — похвалил я ее.

Рассказывать о своих приключениях мне совсем не хотелось, и поэтому я решил промолчать.

— Ты необычный Ученик. Твои успехи меня поразили. Когда Ральф рассказал о произошедшем на тесте, я поняла: ты — талантливый лентяй. Жаль, что тебя не развивали в детстве.

— Мне самому этого не хотелось, — хмуро отозвался я. — Энергосфера — не мой конек.

— Это ты так считаешь? — нахмурилась Лу. — На твоем месте я бы не была так категорична.

— Да что ты знаешь о моей жизни? — вдруг разозлился я. — У меня было обычное детство, без всей этой роскоши и несметных богатств! Зато я ценил своих друзей. В моей жизни не оставалось места для изучения энергетики. А сейчас у меня все пытаются отобрать! — Я с силой ударил кулаком о сидение.

— Возможно, это просто новый период в твоей жизни, — спокойно заметила Лу. — Посмотри на себя. Ты даже не можешь дать отпор хулиганам!

Это она сейчас на утреннюю драку намекает? Ну все, с меня хватит.

Я резко встал и вышел из кабины. Злость пылала во мне, хоть я и не понимал на что, в сущности, обижался.

Плавая в своих мрачных мыслях, я не заметил, как дошел до сада, где меня уже ожидали Чак и Ворон.

— Я думал, ты в унитазе утонул, — хмыкнул мой закадычный друг.

— Что-то не то съел просто, — попытался оправдаться я.

Чак лукаво улыбнулся, и мне стало понятно: он ни за что не поверит в историю с отравлением. Я решил сделать вид, будто не заметил его взгляда.

В саду все так же суетились люди, заботясь о деревьях и цветах. Это место в целом напоминало большой лабиринт, в котором очень легко можно было заблудиться.

Гуляя, мы оказались в небольшом скверике, который со всех сторон окружали огромные кустарники. Сбоку стояла узкая лавочка, и мы тут же сели на нее. Что удивительно, людей здесь почему-то не было. По центру сквера зияла огромная дыра, в которой лежали сухие листья.

— Яма выглядит совсем неэстетично, — скривился Ворон. — Почему именно здесь?

— Расслабься, — добродушно улыбнулся Чак. — Там же не канализация.

Я согласно кивнул. Главное, что здесь никого нет, и можно спокойно отдохнуть.

Наш всезнайка задумчиво подошел к яме.

— Она не такая уж и глубокая, но выбраться из нее довольно трудно без левитации.

Чак с интересом подбежал к нему.

— Так это же дополнительный стимул! — воскликнул он. — Как можно постичь какие-нибудь техники, когда человек и без них прекрасно обходится?

Мой друг с уверенностью наклонился к яме, готовясь прыгнуть.

— Будешь моим Учителем! — весело известил он Ворона.

— Я думаю, что это не очень хорошая идея… — начал было тот, но Чак уже лежал в яме.

Послышалось тихое шипение.

— Что это? — неуверенно спросил я, подойдя к нашему всезнайке.

И тут раздался безумный рев.

— Здесь что-то есть! — в панике проорал мой друг, схватившись за голову.

Листва под его ногами начала шевелиться. В следующий миг из ямы вылетело огромное толстое, словно пузырь, чудовище с грубой чешуйчатой кожей. Шея его была невероятных размеров, а маленькая голова смотрелась как-то неправдоподобно и не пропорционально по отношению к телу. Четыре больших лапы с острыми когтями уже не касались земли: чудовище на своих потрепанных черных крыльях взлетело высоко в небо.

Бедный Чак, пытаясь удержаться, ухватился обеими руками за хвост. В следующий миг монстр решил все же сбавить высоту и, спикировав, начал кружить над сквером.

— Помогите! — завопил друг. — Я еще так молод! Передайте Лике, что я умер героем!

Мы с Вороном стояли, будучи не в силах пошевелиться. Мои ноги будто бы приросли к земле, и на миг мне показалось, что я превратился в дерево.

— Да что вы стоите, дурни! — в сердцах воскликнул Чак.

Его крик привел нас в сознание, и мы судорожно начали звать на помощь. Увидев такое зрелище, люди прибежали в сквер, но никто из них не знал, как усмирить чудовище.

Тем временем из рук Ворона вырвались тонкие светящиеся жгуты и направились в сторону монстра. Они связали его тело, словно прочные цепи, но он с легкостью поглотил их.

Чудовище-вампир? Первый раз о таком слышу.

— Да сделайте вы что-нибудь! Я скоро сорвусь! — в панике прокричал Чак.

Нужно и мне попробовать. Я сосредоточился на своей энергии, но, как всегда, ничего не почувствовал. Ну давай, Фолчик, помоги мне!

И в этот момент одна рука Чака все же не выдержала скорости и соскользнула.

— Чтоб вам всем пусто было! — выругался мой друг. — Меня сюда больше не заманишь даже под страхом смерти!

И тут я почувствовал что-то очень теплое в области пальцев рук. Неужели получилось?

Я попытался сформировать стрелу, но энергии было слишком мало. Тогда я слепил меленький шарик и запустил его в чудовище. К сожалению, ничего не произошло.

Глупо было надеяться. Мои силы растаяли, ударившись о толстую кожу монстра, словно их никогда и не существовало.

В этот миг Чак сорвался. Каково было мое удивление, когда я увидел, что мой друг не упал на землю, а остался стоять на тоненькой платформе в воздухе.

— Получилось! — весело воскликнул он. — Я левитирую!

Была одна странность: чудовище не поглощало энергию Чака, а лишь испуганно скулило, отлетая в сторону.

— Потом будешь радоваться! — прокричал Ворон. — Сосредоточься на пласте!

Но было поздно: мой друг, потеряв голову от восторга, вновь упал в яму. К счастью, на момент левитации он был не слишком высоко, и его падение не принесло значительных травм.

Наш всезнайка оперативно достал Чака из ямы, пока чудовище вновь не обнаружило самозванца в своем доме.

Весь в синяках и ссадинах, мой друг жалобно простонал и тут же, обессиленный, упал на землю.

— Вилли! А ну быстро в дом! — услышал я голос Лу за спиной.

Девушка деловито подошла к монстру, и он, дружелюбно взглянув на нее, замурлыкал. В этот миг она начала петь:

— Мой сильный друг,
Мой милый воин,
Твой стойкий дух
Побед достоин…

Какой же у нее красивый голос. Слушал бы вечно.

Тем временем чудовище послушно отправилось в яму, где тут же зарылось в листья.

— Нужно отвезти Чака в медпункт, — взволнованно проговорила Лу. — Я сейчас пригоню кабину.

Она подозвала кого-то из слуг к себе и попросила известить Бруно, Агнес и Фрея о том, что нам придется отправиться в Управление раньше.

Через пять минут мы уже сидели в том самом шаре, в котором я час назад разговаривал с девушкой.

— И кто это был? — спросил я, когда мы поднялись в воздух.

— Вилли — наш дракониус, — вздохнула Лу.

— Кто? — спросили мы с Вороном, так ничего и не поняв.

— Это наш домашний питомец, — закатила она глаза. — Такой же, как и твой слономух.

Ничего себе зверек.

— Я бы попросил не сравнивать. Тыква — безобидное животное, и никогда не причинит вред кому-нибудь из нас.

— Вилли тоже, если его не обижать, — пожала плечами Лу. — А Чак, насколько я поняла, нагло прыгнул прямо ему на спину.

— Да кто же знал! — всплеснул руками я. — Там листва была…

— Он так спасается от жары, — смерила меня ледяным взглядом девушка. — А если вы этого не знали, то нечего было лезть в яму.

— И почему все люди просто стояли и смотрели? — нахмурился Ворон.

— Потому что Вилли слушается только меня и отца, — хмыкнула Лу. — А остальные — трусы, если не в состоянии справиться с безобидным животным.

Это что, был намек на нас? Да я первый раз в жизни вижу такое чудище!

Чак лежал без сознания, из-за чего не мог рассказать этой вредной девице, что мы вовсе не виноваты в случившемся.

— Он любит, когда мы ему поем. Сразу успокаивается, — на последок объяснила нам Лу.

* * *

— Как можно быть таким раззявой! — гневно прокричала Лика, когда ее брат пришел в себя.

Лу, я и Ворон сидели на одной из кроватей и сочувственно смотрели на Чака.

— Я и понятия не имел, что там кто-то водится… — потерянно почесал затылок мой друг.

— А если бы ты разбился? — девушка схватилась за голову. — Чак, ты же вроде бы не отсталый.

Она присела рядом с братом на кровать и грустно начала осматривать его ссадины.

— Заживут быстро, — резюмировала Лика, выпуская из пальцев тоненькие ниточки энергии. — Надо попросить Ральфа, чтобы он прочитал вам курс самолечения завтра же.

Раны Чака медленно начали затягиваться, и к концу процедуры остались лишь тонкие засохшие корочки.

— Генри, твоя очередь, — позвала меня девушка.

Почему я?

— Давай быстрее, — скомандовала она. — Я просто перевяжу рану.

Закончив с медосмотром, мы отправились в столовую. Лу почему-то не захотела пойти с нами, но я старался убедить себя в том, что это хорошо.

На обед подали суп странного синего цвета, но я решил не уточнять у Милванны с чем он. На вкус стряпня оказалась довольно неплохой. Ворон, как обычно, попросил себе двойную порцию.

Настроение у нашей троицы было отнюдь не радостное, и никто за обедом не проронил ни слова. Как жаль, что мы не смогли продегустировать королевскую кухню. Я так надеялся, что хоть на сегодняшний день избавлю свой желудок от мучительного поедания насекомых.

После обеда у нас должно было состояться занятие с Александром. Он попросил всех собраться во дворе Управления, что не могло меня не удивить. Значит, урок пройдет не в учебном зале, а где-то за периметром нашей «тюрьмы».

Я тяжело вздохнул, мечтая поскорее попасть домой…

Глава 5 Идеальный овраг

В указанное время мы вышли на улицу. Учитель, Лу и Фрей уже ждали нас. Рядом с ними стояла внушительных размеров энергокабина.

— Где Бруно и Агнес? — спросил Александр, повернувшись к их другу.

— Сейчас будут, — нервно улыбнулся тот, и в подтверждение его словам на порог тут же, весело смеясь, выбежала парочка.

— Отлично, — хмуро проговорил Учитель. — Заходим в кабину.

Куда мы летели, никто не знал. Александр сегодня был немногословен и отчего-то очень зол. Ни один Ученик не решался заговорить с ним, и поэтому мы ехали в полной тишине.

Я задумчиво посмотрел в окно. Пейзажи менялись с неимоверной скоростью.

Неприятное предчувствие не давало мне покоя, а боль в плече усилилась от волнения и незнания.

Чак испуганно взглянул на меня, так же, как и я, не понимая, почему Учитель такой злой.

Эх, лежать бы сейчас дома и поедать мамины оладьи…

Кабина опустилась на землю через полчаса. Мы неуверенно вышли из нее и обнаружили, что находимся где-то за пределами города. Бескрайние поля сливались в одну полоску с горизонтом, большие овраги говорили об опасности, царящей здесь, а невероятные горы показывали нам, как ничтожны наши силы.

Здесь я никогда прежде не бывал, как и многие из Учеников.

— Ничего себе, — только и смог выговорить Чак, открыв рот от изумления.

— Согласен, — кивнул я.

Александр привел нас к одному из оврагов. Формы сего творения природы были идеально круглыми и выглядели совершенно неправдоподобно. Оранжевая земля потрескалась от жары, а травы, растущие здесь, давно засохли.

— Нам нужно пробраться вниз, — скомандовал Учитель.

Балка оказалась небольшой, и поэтому спуститься не составляло труда. Через пять минут мы уже были на месте.

Я огляделся: идеально симметричные формы зачаровывали взгляд и вселяли ужас. Неужели природа может создать такое чудо?

На одной из каменных «стен» оврага я увидел выцарапанную надпись. Подойдя ближе, я смог ее прочесть. «Здесь был Петька», — гласила она. Я сдавленно захихикал. И кто же он такой, интересно?

— Здесь пройдет наш первый урок, — громко отчеканил Александр. — Но для начала мне нужно с вами поговорить.

Я тут же насторожился, поняв, о чем пойдет речь. Чак, в свою очередь, подумал совсем о другом и сдавленно застонал.

Ну что же, посмотрим, кто из нас оказался прав.

— Итак, дорогие Ученики, — властно начал Александр. — Сегодня вы показали себя не с лучшей стороны. Я говорю об утреннем инциденте, — он внимательно посмотрел на меня, а затем — на Бруно.

Ох, чувствую я, нам это просто так с рук не сойдет.

— Вы нужны для борьбы со злом в нашем городе. А вместо того, чтобы исполнять свой долг, сеете раздор в команде. Это непростительно, — Учитель свирепо ударил кулаком о камень. — Если так будет продолжаться и дальше, ни один из вас не сможет уцелеть!

От его слов у меня по спине пробежали мурашки.

Александр грациозно откинул назад свои длинные волосы.

— Так какого же слономуха вы подвергаете себя такой опасности? Вы — одна команда, и противник у вас лишь один! — прокричал он, и его голос эхом разлетелся по пустынным полям. — Генри, Бруно, — обратился к нам Александр, и я понял: ничего хорошего здесь ждать не придется. — Завтра утром вы будете помогать Милванне по кухне. Вам понятно?

Куда уж понятнее. Я тяжело вздохнул: видеть лицо этого упыря в столь ранний час — наивысшее наказание.

Чак сочувственно положил руку на мое здоровое плечо.

— К тому же совместная работа сближает людей, — хмыкнул Учитель и повернулся к моему другу. — А с тобой у нас отдельный разговор.

— Только не это, — простонал тот так, что кроме меня его голос больше никто не услышал.

— Твоя беспечность не делает тебя героем, — сухо проговорил Учитель. — Впредь попрошу тебя быть осторожнее.

— Я учту, — страдальческим голосом заверил его Чак.

— Но есть один момент, на который я бы хотел обратить твое внимание, — будто не услышав слов моего приятеля, отчеканил Александр. — Дракониусы — сильнейшие вампиры среди животных, но почему-то твоя энергия их отталкивает. Это очень интересный факт, и если случившееся — не совпадение, то ты обладаешь уникальным даром.

Тот непонимающе нахмурился и испуганно сжал плечо так, что оно начало ныть. Я попытался высвободиться из его дружеских объятий, но бесполезно.

Спасибо, теперь у меня будет ранено два плеча.

— Я хочу предложить вам эксперимент, — в глазах Александра вспыхнул нездоровый огонек. — Лу, попробуй поглотить самую малость внутренней энергии Чака. Только не увлекайся. Он нам еще нужен здоровым.

— Но эти действия незаконны! — в панике прокричал мой друг.

— Не забывай, парень, что здесь устанавливаем правила мы, — прошипел Учитель. — К тому же она лишь попробует, и ничего страшного из этого не выйдет.

— Расслабься, — усмехнулась та, подойдя вплотную к Чаку.

Эх, почему не надо мной такой опыт проводят? Я был бы не против подобному «общению» с Лу.

Тем временем эксперимент начался. Взгляд девушки-вампира изменился до неузнаваемости. Вместо спокойного, слегка надменного выражения лица, перед нами предстал облик хищника. Глаза ее с наслаждением прищурились, а руки начали плясать в страшном танце.

— С… Спасите… — заикаясь, прошептал Чак, но никто не обратил на него внимания.

Я встревоженно посмотрел на Учителя, но тот выглядел спокойным и даже слегка веселым.

— Тут что, все сошли с ума? Да она его сейчас прикончит! — проорал я, но мне никто не ответил.

Из тела приятеля начала струиться энергия. Лу грациозно потянулась за ней и тут же отпрянула в сторону, скривившись от отвращения.

— Это невыносимо, — запыхавшись, пролепетала девушка-вампир. — Хуже на вкус энергии я не пробовала.

Мой друг с облегчением вздохнул.

— Поздравляю, — улыбнулся ему Александр. — Ты обладаешь бесценным даром. Твои силы несъедобны, а значит, маньяк, орудующий у нас в городе, не сможет причинить тебе вред. Это очень большой козырь в нашем деле.

Тот гордо поднял голову, наслаждаясь минутой славы, и я его прекрасно понимал: это первое достижение Чака в энергосфере.

— Ну а теперь начнем занятие, — скомандовал Учитель.

Чистое небо раскрывало перед нами свои безграничные просторы, а жара сжигала каждого, кто находился сейчас здесь. Дышать становилось все труднее, но Александр был непреклонен: он хотел провести урок именно в этом овраге.

Я мечтательно взглянул на небольшую рощу, расположившуюся у подножья гор. Хотелось бы, чтобы наши занятия проходили именно там.

— Если вы боитесь солнца, ар вам цена как полицейским, — строго отрезал Учитель. — Начнем с медитации.

Опять!? Они что, издеваются?

— Но не уходите в сознание. Ваша медитация должна занять не более четверти часа, — немного успокоил меня Александр. — После этого мы попытаемся выйти в энергослой. Я понимаю, что некоторым из вас в первый раз будет сложно, но справиться должны все. — Учитель выразительно посмотрел на нас с Чаком.

А мы-то тут при чем? Сами виноваты, что таких полицейских набрали!

— Вчера утром вам требовалось выйти в нематериальную реальность и предъявить Фолу приглашение, чтобы он открыл дверь. Но эта процедура не требовала окончательного погружения. Сейчас же я хочу, чтобы вы полностью отделились от тела. Насколько мне известно, многие практиковали такие техники еще в школе. В энергослое мы устроим несколько спаррингов. Как видите, сегодня у нас насыщенная программа. Готовы начать? — он азартно взглянул на нас.

А мы, в свою очередь, в молчаливом повиновении начали принимать свои обычные позы. Я, как и в прошлый раз, лег на спину. Чак решил попробовать выстоять на одной ноге, как и Ворон. Я скептически фыркнул, не веря, что у него получится медитировать в таком состоянии.

Раскаленная земля обжигала кожу, но я старался не обращать на это внимания. Воцарилась тишина. Молчали не только мы: природа тоже пребывала в немом оцепенении.

— Почему именно здесь? — услышал я приглушенный голос Бруно.

— Потому что природа вам намного лучше сможет объяснить, как достичь гармонии с собой, — едва слышно проговорил Александр. — Сконцентрируйтесь.

Я вновь ничего не почувствовал. Что со мной не так? Почему мне никогда не удается ощутить свою энергию? Может быть, это связано с расширенными каналами?

Мои мысли летали далеко от оврага, и я начал расслабляться. Тело будто бы превратилось в камень, слившись со здешними пейзажами. Я уже не чувствовал жары и мог спокойно наслаждаться тишиной. Через время мне померещилось, что мое сознание где-то поблизости, но я быстро отогнал эти мысли. Сейчас, по словам Александра, нам нужно было отнюдь не оно.

— Ну, и чего ты блуждаешь то тут, то там? — услышал я где-то вдалеке раздраженный голос Фолчика.

Нет, к нему мне определенно не хотелось.

Я попытался остановиться и с удивлением обнаружил, что у меня получилось. Вокруг не было ровным счетом ничего, и лишь белый ослепляющий свет резал глаза. Я закрыл лицо руками.

Мое тело словно парило в невесомости, бесконечной и пугающей.

— Тут есть кто-нибудь? — нерешительно спросил я.

Ответом мне послужила тишина.

Ну и что прикажете делать? Стоять так до бесконечности?

Я со злостью попытался топнуть ногой, но ничего не вышло: подо мной искрился такой же белоснежный воздух.

— Отлично, — послышался тихий, но уверенный голос Александра. — Это называется чистая медитация, если кто не в курсе. Сейчас мы с вами попробуем отделиться от тела и попасть в нематериальный слой.

Я с готовностью сосредоточился.

— Ваша энергия пульсирует в вас, — сосредоточенно начал объяснять Учитель. — Почувствуйте ее независимость. Во время медитации это, обычно, получается сразу.

Я в сотый раз попытался услышать хоть какие-нибудь импульсы внутри своего тела, но, как обычно, все пошло не так.

— Да что ты стоишь! — вновь донесся до меня ворчливый голос Фолчика. — Попробуй мысленно отрешиться от реальности!

— А как же энергия? — тихо спросил я.

— То, что вокруг тебя, и есть энергия в чистом виде. Причем ее концентрация в разы превышает ту, что ты видел внутри сознания, — голосом родителя, разъясняющего маленькому ребенку простые вещи, проговорил Хранитель.

— И где же я сейчас?

— В верхней оболочке своего сознания, дурень, — раздраженно объяснил мне человечек. — Она предназначена для медитации. Еще немного — и ты окажешься на воле. Действуй.

Закрыв глаза и сжав все существующие и несуществующие мышцы, я представил свою независимость. Довольно неплохо, скажу я вам. Мне очень даже понравилось.

Приоткрыв глаза, я со стоном обнаружил, что до сих пор плаваю в пространстве.

Нет, так дело не пойдет. Нужно копать глубже.

И тут я неожиданно почувствовал странное покалывание в пальцах. Что бы это могло значить?

Я изо всех сил подался вперед, чтобы высвободить энергию, струящуюся из моих рук. На миг меня ослепила яркая вспышка, после чего, к моему немалому удивлению, я вновь оказался в старом добром овраге.

Неужели ничего не вышло?

Я с досадой посмотрел на Александра, который все так же неподвижно стоял и смотрел на нас.

— У меня не получается, — горько пожаловался ему я, но тот ничего не ответил.

Более того, Учитель даже не взглянул на меня. Он что, стыдится моей бездарности? В чем, собственно, дело?

Я встревоженно огляделся по сторонам и с ужасом обнаружил свое тело, лежащее в нескольких метрах от моего… А чего моего? Кто я такой вообще?

— Это что же получается? — проорал я в панике, и мой голос разлетелся на тысячи звуков. — Я теперь призрак?

— Да успокойся ты, — услышал я раздраженный голос Лу. — Мы в энергослое.

От неожиданности я отпрянул на пару метров, и с удивлением обнаружил, что мои движения стали в разы быстрее.

— Ты уже была когда-нибудь здесь? — спросил я дрожащим голосом.

— Да. В школе я училась хорошо, в отличии от некоторых.

Какая же зануда.

Я осмотрелся и недалеко от нас увидел свернувшееся клубочком тело Лу. По спине пробежали мурашки, но я решил не выказывать свой страх.

И тут, откуда ни возьмись, появился «призрак» Чака.

— Приветствую! — в восторге прокричал он. — Вы посмотрите как я умею!

Мой друг начал кувыркаться в воздухе, словно профессиональный паркурист (если вам интересно, это такие люди из другого мира, умеющие красиво прыгать), после чего взлетел высоко вверх и тут же сделал низкий пике.

— Не увлекайся, — предостерегла его девушка. — А то получится как сегодня днем.

— В чем секрет? — ошеломленно спросил я.

— Это же энергослой, — развела руками Лу. — Здесь можно делать все что угодно.

— И как так получается?

— Генри, неужели ты действительно ничего не знаешь? — Она устало закатила глаза, и тут же, не дождавшись ответа, продолжила. — Наше нематериальное тело почти невесомо, так как оно находится не на земле, а в энергослое. Сила притяжения здесь значительно слабее, движения становятся быстрее, а реакция возрастает в разы. Это очень удобно для спаррингов.

Выслушав рассказ девушки, я решил опробовать сказанное ею на своей шкуре. Она была права: тело здесь действительно казалось невесомым.

— Генри, — предостерегающе посмотрела на меня Лу. — Только не переусердствуй.

Я кивнул и с силой оттолкнулся от земли. Мое тело тут же полетело с бешенной скоростью вверх.

— Эй, ты куда? — услышал я где-то внизу удивленный голос Чака.

А я и сам не знал куда. Овраг становился все меньше и меньше…

Неужели я долечу до открытого космоса?

Я уже был на уровне облаков, когда стукнулся головой о какую-то твердую штуковину.

— Это еще что такое…

— Границы, — услышал я сердитый голос Александра.

К моему удивлению, он находился совсем близко. Неужели тоже решил испробовать энергослой?

— Травмоопасные они, однако, — скривился я, почесав затылок.

— Я сделал их специально, — объяснил мне Учитель.

Я задохнулся от такой наглости. Он решил расшибить нам всем головы?

— Какой бы хорошей не была команда, я знаю: всегда найдутся дурни, которым захочется исследовать нематериальный слой, — грозно проговорил Александр. — Еще несколько метров — и твоя энергия навсегда оторвалась бы от тела. Есть определенный радиус, в котором можно находиться. Или ты хотел вечно летать по космосу?

Я отрицательно покачал головой и пристыженно потупил взор.

— Ладно, нужно спускаться, — сменил гнев на милость он. — Ученики уже ждут нас.

Я задумчиво посмотрел на землю. Как же красиво…

Мы что, парим в воздухе!?

— Стоп… — испуганно пролепетал я. — А на чем мы стоим?

— На моем левитирующем пласте, — устало прикрыл глаза Александр. — Ты что, не видишь?

Я внимательно посмотрел под ноги и заметил едва светящуюся тонкую материю.

— Некогда нам тут разговаривать, — оборвал мои размышления Учитель и тут же спрыгнул с платформы.

Я в немом удивлении проследил за его полетом, восхищаясь смелостью. У меня бы, наверное, так не вышло.

Внезапно я почувствовал, что пласт начал растворяться в воздухе. Через миг я уже падал, в панике соображая, что можно предпринять.

Так, вспоминай, Генри, как летел Александр.

Он уже стоял на земле, ожидая лишь моего возвращения. Остальные Ученики с интересом следили за моим странным падением.

— Сгруппируйся! — прокричал Александр, наблюдая за моими жалкими попытками выжить.

До меня его слова дошли спустя две секунды, но было поздно: мое столкновение с матушкой-землей уже произошло.

Прикрыв глаза от страха, я кубарем покатился в самый дальний угол оврага. Как ни странно, боли я не почувствовал. Сердце колотилось с бешенной силой, а легкие сдавила неприятная слабость.

— Вставай, чудо, — услышал я смеющийся голос Лу. — Не забывай, мы в энергослое. Ты не можешь получить здесь физическую травму.

— Тоже мне, обрадовала. — Я со стоном открыл глаза.

Все Ученики во главе с Александром столпились рядом со мной. Я рывком поднялся на ноги, сделав при этом лицо крутого парня.

— Впредь я буду наказывать за подобные акробатические фокусы, — предупредил Учитель. — Начнем занятие. Выстройтесь в одну линию.

Послушно кивнув, мы с Чаком решили стать в самом конце, чтобы никто не увидел наш позор.

— Энергия здесь чувствуется намного лучше, чем в реальности. Вам не нужно ощущать свои каналы, чтобы нанести удар противнику. Еще один плюс энергослоя — здесь вы можете задействовать всю свою фантазию. Например, ледяные сети или огненные стрелы. Ваше сознание сделает все за вас, — с увлечением объяснил Александр. — Нужно лишь представить оружие. Но продумать его желательно до мельчайших деталей, иначе оно может сыграть против вас.

Я удивленно хмыкнул. Никогда ранее о подобном не слышал.

— А если представить огромного монстра? — заинтересованно спросил Бруно.

— Если ты сможешь продумать его образ до мельчайших деталей, тогда удачи, — ухмыльнулся Учитель. — А если честно, такое редко удается даже опытным энергетикам.

— Вы меня недооцениваете, — хмыкнул он.

— Посмотрим, — многозначительно проговорил Александр. — А сейчас я попрошу вас представить простейшее, по вашему мнению, оружие.

Я сосредоточился. Моей фантазии явно не хватало для подобных фокусов.

Недолго думая, я мысленно нарисовал большой меч с серебристой ручкой. У меня был такой в детстве, и я его очень любил.

— Ну что же, меч, появись, — прошептал я так, чтобы никто не услышал.

И в тот же миг в моей руке сформировалась пластмассовая игрушка.

Черт. Я же не об этом думал.

Посмотрев на мое оружие, Чак сдавленно захихикал. Александр обратил внимание на его странное поведение и подошел к нам. Увидев мой «меч», он едва слышно фыркнул.

— Генри, с таким оружием только на войну. Попытайся представить, к примеру, огненную сеть. Или же ледяной шар.

Отбросив свой позор в сторону, я вообразил огромный ком из снега. Все получилось: он был даже немного больше, чем я предполагал, и вполне бы смог пробить любую защиту.

Через миг шар уже летел в сторону пустующей стены оврага.

Александр в ужасе посмотрел на огромную дыру, созданную мной.

— Зачем же так сильно, — скривился он. — Ты разрушил энергетический контур оврага, и мне придется его восстанавливать.

— Вам не угодишь, — обиделся я.

— Когда вы будете стоять в спарринге, прошу, контролируйте свои силы!

Тем временем Чак соорудил обжигающую стрелу и запустил ее в поле. За остальными я проследить не успел.

— Отлично, — похвалил нас Александр. — Защиту, как вы понимаете, нужно строить по такому же принципу. Итак, станьте в пары.

Я тут же схватился за приятеля, не желая стоять ни с кем другим. Александр одобряюще кивнул, чем несказанно обрадовал меня.

— Перед спаррингом вам нужно ознакомиться с правилами, — внимательно обвел нас взглядом Учитель. — Если ваш противник получил сильный удар, бой сразу же прекращается. Не разрешается пользоваться приемами, которых не знает оппонент. Левитация и прочие удары приветствуются. Желаю удачи.

Я с интересом осмотрелся. Бруно и Фрей решили сразиться друг с другом. Девушки, как и предполагалось, стали в пару.

— Ворон, — внезапно окликнул нашего друга Александр. — Ты будешь со мной.

Он лишь спокойно кивнул, снимая очки. Если честно, на его месте я бы уже паниковал. Сражаться с Учителем — опасное дело.

Бои начались.

— Нападай! — крикнул мне Чак, отойдя на приемлемое расстояние.

— Сам напросился, — фыркнул я.

Мне очень хотелось придумать что-нибудь оригинальное, но в то же время не очень опасное.

Может быть, попробовать создать много маленьких ледяных шариков?

Я решительно представил себе целый рой комочков и запустил их в приятеля, но тот мгновенно выставил щит розового цвета.

— Странные у тебя предпочтения, — хмыкнул я.

— Да иди ты к слономуху, — скривился друг. — В следующий раз попробую серебряный сделать!

Чак сформировал какие-то странные красные звездочки и кинул их в меня.

А если я создам какую-нибудь отражающую защиту? Интересная идея!

Я уверенно выставил перед собой щит, твердо приказав ему не только защитить своего хозяина, но и отправить назад эти милые звездочки.

Через миг я с наслаждением заметил, что мой план действует.

— Ах ты гад! — прокричал мне друг, едва успевая изворачиваться от своих же изобретений.

Но радоваться мне пришлось недолго: Чак направил в мою сторону странное белое облако. Увернуться я не успел, и оно врезалось прямо в мой бедный лоб.

Приятель испугано подбежал ко мне. Я с ужасом обнаружил, что не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. Полностью парализованный, я так и остался стоять с глупым удивленным выражением лица. Мерзкий, покалывающий холод разливался по всему телу, словно яд, и я никак не мог этому противостоять.

— Прости, — в панике пролепетал Чак, всматриваясь в мои глаза. — Надеюсь, ты жив.

Самое ужасное было то, что я мог рассмотреть лишь малую часть оврага. Взгляд мой падал точно на Александра.

В следующий миг мои надежды на скорое освобождение разбились вдребезги. Учитель, так же, как и я, был повержен. Только, в отличии от меня, он лежал в бессознательном состоянии.

Как Ворону это удалось, я боялся даже предположить.

— Ребята, на помощь! — проорал Чак что есть мочи.

Ко мне тут же подбежали Ученики и удивленно взглянули в мои стеклянные глаза.

— Ты… что с ним сделал? — ошарашенно спросила Лу.

— Я создал замораживающее облако, — испуганно затараторил друг. — Теперь он не двигается.

— Спасибо, это мы и без тебя видим, — огрызнулся Бруно. — Может, его так и оставить? Одним дураком меньше будет.

Что!? Меня бросить? Да я вам покажу потом!

— Лучше помолчи, — скривилась девушка. — У нас два пострадавших, и мы совершенно не знаем, что с ними делать. Ворон, твоя очередь объясняться.

— Я воспользовался приемом Золотой Змеи, — грустно пожал плечами наш друг. — Кто бы мог предположить, что Учитель его не знает…

— Например, мы, — пылая от ярости, прошипела та. — Что это такое?

— Змея душит свою жертву, но не в прямом смысле, ведь физический урон в энергослое нанести невозможно. Она забирает силы у противника, — встревоженно пояснил Ворон. — Но Александр жив! — поспешно заверил он, увидев гневные лица Учеников.

— Раз ты у нас такой умный, так придумай что-нибудь! — в панике воскликнул Чак, вглядываясь в мои неподвижные глаза.

— Ну… Хорошо. Думаю, я смогу помочь Генри, — неуверенно кивнул Ворон. — Но для начала отойдите на безопасное расстояние.

Его слова меня, мягко говоря, насторожили.

Это что же получается? Все в безопасности, а я должен рисковать?

Наш всезнайка подошел ко мне и положил руку на плечо.

— Я знаю, что ты меня слышишь, — тихо прошептал он. — То, что я собираюсь сейчас сделать довольно опасно, но другого выхода у нас нет. Постарайся помочь.

От его слов мне стало только хуже. Я был еще абсолютно не готов к летальным исходам.

— Ну ты чего, брат! Подумай еще! — попытался прокричать я, но мои губы даже не шевельнулись.

— Твоя задача — представить огонь. Начнем, — нервно улыбнулся Ворон.

Раздался едва слышный хлопок, после чего я оказался в совершенно другом месте.

Это была сгорающая комната. Языки пламени пожирали все на своем пути, не оставляя ничего живого.

Я судорожно огляделся по сторонам и вдруг увидел в огне призрак отца. От неожиданности и страха я упал на пол и начал задыхаться.

Может быть, я вновь в комнате своих страхов? Но как тогда мне удалось попасть в сознание?

— Я знаю, ты — не мой отец! Что тебе от меня нужно?

— Ты не тот, кем являешься, — спокойно сообщил мне призрак и рассыпался на тысячи мелких кусочков.

Языки пламени поглотили его следы, и я уже не был уверен наверняка: привиделось мне или нет.

Я судорожно хватал ртом воздух. Огонь подходил ко мне все ближе и ближе. Мое тело изнывало от ожогов, а лоб покрылся испариной.

Сил на то, чтобы хотя бы попытаться сбежать из этого ада у меня не было. Собрав остатки своей побежденной воли, я все же решил попробовать.

— Помогите!!! — проорал я и тут же услышал тихий нежный голос какой-то женщины.

— Генри, все хорошо, — прошептала она, после чего я почувствовал странное охлаждение.

Но огонь не медлил и был уже совсем близко. Я в панике начал пятиться назад.

— Да ничего не хорошо! — простонал я, чуть ли не плача.

И тут я почувствовал легкую пощечину.

Она что, ударила меня!? Вот же стерва!

Но рядом со мной никого не было.

— Не скрывай своего лица! — воинственно воскликнул я.

— Генри… Генри! — позвал меня нежный голос, после чего я получил еще одну пощечину.

В этот миг комната начала таять, будто снег на солнце, а я оказался в мягкой кровати. Рядом сидела взволнованная Лу и делала мне компресс.

— Я в раю?

Ничего другого мне в тот момент на ум не пришло. Я лежал и глупо улыбался, радуясь подобному везению.

— Ты в медпункте, дурень, — по-доброму рассмеялась девушка. — И наконец-то очнулся.

— Что со мной было? — прохрипел я, вспоминая странный сон.

— Когда Чак тебя, так сказать, обезвредил, твое энергетическое тело покрылось льдом. И помочь себе мог только ты сам.

— А как же Ворон? — перебил я ее.

— Он лишь внушил тебе, что поможет. А на самом деле бездействовал.

Вот сейчас обидно было.

— Ты сам себя спас, — похвалила меня Лу. — Но немного переборщил. После того, как твоя ледяная оболочка растаяла, ты впал в горячку. К счастью, тебя сразу же выкинуло в реальный слой, и мы быстро отнесли твое бездыханное тело в медпункт. Лика сделала все возможное, — заверила меня девушка. — Я согласилась заменить ее на часик. Сестра Чака сказала, что все страшное позади.

— А где она?

— Им с Александром нужно в город, — туманно объяснила Лу.

Знаю я, куда им нужно. Небось на свидание. А мне — лежи, помирай!

— Что с Учителем? — решил сменить тему я.

— Ворон восстановил его энергоструктуру за минут десять. И теперь он как новенький. Только с уязвленным самолюбием, — рассмеялась Лу.

А я до сих пор не мог понять, как у нашего всезнайки получилось победить опытного полицейского. Выходит, он не так прост, как кажется на первый взгляд.

— Это немного странно… — решил я высказать свои мысли вслух.

— Согласна, — кивнула девушка. — Его умения безграничны.

И тут я вспомнил, что сегодня вечером у нас первое индивидуальное занятие с Ральфом.

— Который час? — взволнованно спросил я.

— Восемь, — ответила мне Лу, посмотрев время в своем микровизоре.

— Черт!

Я быстро вскочил с кровати и начал судорожно одеваться.

— Ты еще слишком слаб, — попыталась остановить меня она.

С одной стороны, девушка была права: прогулять занятие — разумный выход из сложившейся ситуации. Тем более, что мне не хотелось туда идти. Но наши двое Учителей вселяли в меня если не ужас, то вполне здоровый страх.

— Ральф меня уже ждет.

— Неужели сознательность проснулась? — подколола меня та.

— Лу, — я резко остановился у двери. — Прости меня за наш разговор во дворце.

— Отработаешь, — рассмеялась она.

Мне оставалось лишь гадать, как можно искупить свою вину.

* * *

Я робко постучал в дверь Учителя и вошел. Ральф сидел в роскошном кресле и следил за сгустками, свисающими с потолка. Увидев меня, он сдержанно кивнул и предложил сесть на диван, стоящий рядом.

Я с интересом начал рассматривать комнату. В углах клубились странные светящиеся нити. Должно быть, это — какие-то новые энергетические разработки. К стене прижимался огромный стеллаж с разнообразными инструментами. Я никогда не видел ничего подобного. На одной из полок стоял аквариум с ночниками.

Я скептически ухмыльнулся: таких домашних питомцев у себя дома мне точно не захотелось бы иметь.

— Ты опоздал.

— Я был без сознания. Сегодня в энергослое произошел несчастный случай.

— Да я шучу, — рассмеялся Учитель, похлопав меня по больному плечу.

Я едва слышно застонал.

— Лу мне все рассказала, — добродушно развел руками Ральф. — Я смотрю, ты у нас любишь приключения?

— Нет, — скривился я. — Это они любят меня.

— Как грустно, — в шутку вздохнул Учитель. — Невзаимная любовь опустошает, не правда ли?

Вот сейчас я точно не понял юмора. Он что, на Лу намекает? Вот же гад!

— Итак, приступим, — резко посерьезнел Ральф. — Этому мы с Александром вас учить не будем, но тебе подобные занятия необходимы. Начнем, пожалуй, с защиты сознания. Она нужна для того, чтобы никто не копался у тебя в голове.

— Почему тогда вы считаете, что другим это не пригодится?

— Проникновение происходит через каналы. У обычных людей они намного меньше, чем у тебя, вследствие чего попасть в сознание самозванцу практически невозможно, — пояснил Ральф. — Максимум, что он может сделать — прочитать мысли, но от этого спасает обычный энергетический щит. В твоем же случае дело обстоит намного сложнее. Ты открыт для всех, кто хочет погулять «в тебе», — Учитель нахмурился и пристально посмотрел на меня. — Подобное явление встречается у вампиров. Ты — человек, и дар твой уникален. Я когда-то знал вампира с такими же способностями. И поверь, он очень сильный. Но чтобы обуздать силу и не навредить себе, ему понадобились десятки лет, — Ральф поймал маленький сгусток энергии, упавший с потолка и начал разминать его. — Попытайся расслабиться. Я сейчас попробую попасть в твое сознание. Тебе нужно запомнить это ощущение и в следующий раз всячески ему противостоять.

Я послушно закрыл глаза, расслабляясь. Волнение сковывало меня, но Учителю, похоже, это не мешало.

В следующий миг я почувствовал странную вибрацию возле ауры. Никогда прежде я не ощущал свою энергетическую оболочку, но сейчас она шевелилась, и это невозможно было не заметить.

Вибрация становилась все сильнее. Она выливалась в ноющую боль где-то недалеко от тела. Еще секунда — и моя аура куда-то пропала.

Ощущение, скажу я вам, не из приятных. Руки начали сильно дрожать, а внутри меня поселились слабость и пустота. Я решил, что бездействовать в подобной ситуации бессмысленно и попытался проникнуть в сознание.

На удивление, в этот раз у меня все получилось без особых усилий. Я, как и на прошлом занятии, очнулся в своей «святой кровати».

— Какие люди, — услышал я уже знакомый и родной голос Фолчика. — А я-то думал, что мне самому придется расправляться с непрошенным гостем.

Спрыгнув с кровати, я увидел Ральфа. Он неподвижно стоял у двери с замком и что-то нашептывал.

— Ты посмотри в его бесстыжие глаза. Я бы точно с таким не дружил, — продолжил причитать человечек.

— Усмири своего Хранителя, — скривился Ральф, повернувшись в мою сторону. — Он мне уже все мозги проел.

— Могли бы уже и привыкнуть с вашим-то Фолом.

— Ты не сравнивай, — раздраженно пригрозил мне пальцем Учитель. — Наш Охранник хоть работает, в отличии от этого.

И тут я почему-то обиделся. Мой Фолчик тоже не бездействует! Он очень даже хороший хозяин.

Я уже хотел было защитить его, но человечек сделал это сам.

— Я тебе покажу, негодник ты эдакий! Ворвался в чужой дом, да еще и оскорбляет! — проорал Фолчик, запустив свою метлу в Учителя.

Тот не успел увернуться и упал на пол.

— Да он еще и неадекватный! — выдохнул Ральф, поднимаясь и отряхиваясь.

— Прошу, не буянь, — взмолился я, обращаясь к своему Хранителю. — Это мой Учитель…

— И он учит тебя, как устраивать из сознания проходной двор?!

С этими словами Фолчик скрылся за одной из дверей.

— Как ты с ним только управляешься, — тяжело вздохнул мужчина. — Если честно, Генри, ты мог бы и не появляться здесь. Я ничего не собирался делать. Твоя задача — следить за ощущениями.

— Я не удержался. Уж слишком неприятно это было. Что вы делали?

— Сначала с легкостью проник в сознание через каналы, затем увидел эту странную дверь, — Учитель показал рукой на закрытую комнату. — Твой Хранитель сразу же принял меня за врага.

— Простите пожалуйста, — вздохнул я. — На самом деле он хороший.

— Я бы поспорил, — хмыкнул Ральф. — Но сейчас нам нужно поговорить о другом.

Я непонимающе нахмурился. Мое сознание выглядело вполне вменяемо. Не считая, конечно, святой кровати.

— У тебя есть запертая дверь, — заинтересованно проговорил Учитель. — Такого быть не должно.

От его слов мне стало не по себе.

— Я что, болен?

Вопрос прозвучал глупо, но на тот момент очень хотелось узнать ответ.

— Нет, — успокоил меня Ральф. — Но в комнату попасть определенно надо. В ней находится нечто важное.

Его слова меня ничуть не удивили. Я и сам был не прочь узнать, что там внутри.

— Ладно, нужно возвращаться, — поторопил меня Учитель.

В следующий миг мы уже сидели в комнате.

— Интересное у тебя сознание, — ухмыльнулся Ральф. — Особенно мне понравилась кровать.

Очень смешно. Хотел бы я посмотреть, что там находится у него.

— Вопрос с дверью оставим открытым, — резко сменил тему он. — Если позволишь, я периодически буду ее осматривать.

— Ладно.

Если он сможет выдержать Фолчика, то пусть хоть поселяется там.

— А теперь попробуй закрыться от меня. Я понимаю, что ты почти никогда не пользовался своей энергией в реальности, но когда-нибудь нужно начинать. Как почувствуешь движение возле своей ауры, сразу же попробуй восстановить энергетический контур. Я могу попытаться проникнуть через несколько каналов сразу. Ты должен быть быстрее меня. Если тебе тяжело, придумай какие-нибудь движения, которые напоминали бы тебе о том или ином приеме.

И тут я понял, для чего моим друзьям нужны замысловатые движения пальцами.

Я задумчиво кивнул, пытаясь придумать что-нибудь оригинальное.

В голову сразу же пришла идея о незамысловатом кукише. Я понимал, насколько глупа эта мысль, но решил все же попробовать.

Спрятав руку в карман своих черных бриджей, я кивнул Ральфу, чтобы начинал.

Возле моей ауры вновь появилась неприятная вибрация. Я изо всех сил скрутил дулю в кармане, пытаясь восстановить энергоконтур, но ничего не вышло. Через пару секунд моя оболочка разлетелась вдребезги.

— Слабовато, — покачал головой Учитель и, не дав мне времени на отдых, вновь начал издеваться над моей аурой.

В этот раз я продержался где-то пять секунд.

— А я еще даже половину своих сил не использовал, — вздохнул он. — Возьми себя в руки.

Ральф продолжал раз за разом разрушать мою ауру, пока я не взмолился о пощаде. У меня ровным счетом ничего не получалось, а наше занятие, между тем, продолжалось уже час.

Мой рекорд, пять секунд, был настолько жалок, что мне самому стало стыдно от своей бездарности.

— Я думаю, на сегодня хватит, — устало проговорил Учитель, прикрыв глаза. — Продолжим послезавтра в это же время.

Попрощавшись, я поспешил удалиться, чтобы как можно скорее забыть о своем позоре.

Голова раскалывалась, а руки все так же дрожали. Слабость не желала покидать мое тело. Я, едва переставляя ноги, вышел в коридор.

К моему немалому удивлению, там я наткнулся на Фрея. Он перепугано посмотрел на меня и отпрыгнул в сторону.

— Да на кой лад ты мне сдался, — раздраженно скривился я.

Парень нервно кивнул, и тут же скрылся за дверью мастерской Ральфа.

Странно. У него что, тоже индивидуальные занятия?

Надо будет как-нибудь узнать на досуге.

* * *

Как только я вошел в комнату, ко мне мигом подлетел Тыква и радостно махнул своим хоботом.

— Привет, — рассмеялся я, усаживаясь на кровать.

Все это время Чак и Ворон, не мигая, смотрели на меня.

— Как ты? — спросили они хором.

— Отлично, — кивнул я. — Только голова раскалывается. Занятие с Ральфом вымотало меня.

— Может быть, пойдем в столовую? — неуверенно предложил наш всезнайка.

Я скривился, так как понимал, что если съем хоть одну ложку этой гадости, то меня тут же стошнит.

— Ты это… — робко начал Чак. — Прости, ладно? Перестарался слегка, с кем не бывает. В следующий раз буду аккуратнее.

— Да все хорошо, — заверил друзей я. — Расскажите, как вы время провели.

Я лег на диван, и Тыква тут же уселся на мой живот.

— Да ничего особенного, — пожал плечами приятель.

— Ну да, конечно, — раздался сварливый голос Фола. — А как же цирк по заявкам?

— Что? — расхохотался я. — А ну рассказывайте!

Мой друг яростно посмотрел на потолок, должно быть, выискивая там Всевидящее Око.

— Ну решил прочесть учебник Ворона, что такого… — смущенно пробубнил он.

— Вот и молодец. Без знания энергоузлов никакой ты не полицейский, — ухмыльнулся тот.

— Чак, неужели у тебя скрытая любовь к энергетике? — сквозь смех поинтересовался я. — Может, продемонстрируешь что-нибудь из выученного?

— Как-нибудь в другой раз, — хмуро отозвался друг.

— Ладно, не обижайся. Лучше посочувствуй, мне завтра с нашим ненавистным упырем наказание отрабатывать.

Я со стоном закрыл глаза. Это будет самое ужасное утро в моей жизни.

Надеюсь, Бруно не убьет меня.

— Сочувствую, — хором откликнулись друзья.

Я пощупал свое плечо и с удивлением обнаружил, что оно уже почти не болит.

Пожелав доброй ночи друзьям и позвонив по микровизору маме, я погрузился в тревожный и тяжелый сон.

Предо мной вновь предстал отец, говорящий все время одну и ту же фразу.

«Ты не тот, кем являешься… Ты не тот…»

* * *

Встать вместе с солнцем для меня оказалось тяжелым испытанием. В то время, как Чак с удовольствием храпел, бедный Тыква вздрагивал в такт ему, а Ворон крепко спал, мне нужно было отрабатывать наказание.

Я поморщился, расстроившись от подобной несправедливости, и, одевшись, тихо вышел в коридор.

Звенящая тишина оглушала: все вокруг спали, и даже Фол не ворчал.

Умывшись, я сразу же пошел на кухню. И там я, наконец, услышал первые признаки жизни.

Милванна суетилась у плиты, вновь готовя эти странные «Зубки дьявола».

— И кто у вас их только пьет? — вздохнул я.

— Ну как же! Все нормальные люди! — широко улыбнулась повариха.

Ну спасибо. Значит я к категории нормальных людей уже не отношусь.

— Ну, например, Лика и Александр, — проговорила она, пробуя на вкус зеленую жижу.

Я фыркнул. Эти двое, похоже, действительно встречаются.

— Моя королева! — услышал я голос Фола.

Ага, вот где он пропадает по утрам.

— Ах, не стоит, — смутилась повариха. — Давай позже поговорим. Мне тут надо дать задания наказанным, — женщина выразительно посмотрела на меня. — А вот и Бруно!

Милванна радостно всплеснула руками, увидев моего ненавистного знакомого на пороге.

— Ну что, мальчики, — заговорщицки подмигнула она. — У меня для вас ответственное задание.

Последняя фраза меня слегка насторожила, но я не подал виду.

— Отловите мне ночников. Как вы знаете, их обычное место обитания — в травах и на деревьях. Неподалеку от Управления есть сад. Мне нужно всего лишь десять насекомых. Вот вам контейнер, — повариха протянула нам маленькую баночку. — И поторапливайтесь! У нас сегодня на обед чудесное блюдо.

Она кокетливо подмигнула нам, поправляя свою прическу.

Я не стал уточнять, что именно Милванна хочет приготовить. Как-то страшновато.

— Ну все, идите, — чуть ли не выгнала нас со столовой женщина.

Я хмуро посмотрел на Бруно. Не очень-то хотелось искать ночников вместе с ним.

Лицо его уже приобрело нормальные оттенок, что нагоняло на меня еще большую скуку.

— Не смотри на меня так, — скривился он.

Моя компания ему явно была не по душе.

— Больно надо, — огрызнулся я. — Найдем ночников и разойдемся.

— Ладно, — согласился этот упырь. — У меня есть предложение. Когда мы получим достаточно знаний, устроим спарринг, и посмотрим, кто из нас сильнее. Если ты не трус, соглашайся.

Я задумался. С одной стороны, он был прав. Но с другой — меня бросало в дрожь от одной лишь мысли, что придется драться с таким сильным энергетиком, как Бруно. Так и головы можно лишиться.

Нет, нельзя давать этому парню повод для издевок.

— Согласен, — голосом крутого парня проговорил я.

Так, одна проблема решена. Теперь нужно найти насекомых.

И в этот миг я вспомнил аквариум в комнате Ральфа. В нем обитало множество ночников, и, быть может, Учитель позволил бы нам взять всего лишь десяток.

— Слушай, есть идея, — ухмыльнулся я. — Нам нужно зайти в мастерскую к Ральфу. У него их много, можно попросить несколько.

Бруно кивнул, и мы отправились к Учителю.

Постучавшись, я и этот ненавистный упырь робко вошли в комнату, но никого не обнаружили. Кресло пустовало. Нам не оставалось ничего другого, как сесть и подождать нашего наставника.

Я был уверен, что он скоро появиться, и идти искать ночников на деревьях не придется.

— А что это за светящиеся нити? — с интересом спросил мой «коллега».

— Понятия не имею, — сухо ответил я.

Разговаривать с этим парнем мне совсем не хотелось.

В мастерской воцарилась тишина. Потянулись минуты, я медленно начал засыпать. Бруно тем временем изучал комнату.

— Может быть, возьмем десяток и быстро уйдем? — предложил он.

От его голоса я проснулся и недовольно уставился на аквариум.

— Ты что, с дуба рухнул? — зло прохрипел я. — Мы не воры.

— Да ты посмотри, сколько их тут! Он даже не заметит! — возмутился Бруно, потянувшись за ночниками.

Я подбежал к нему, чтобы остановить, но за меня это сделали светящиеся нити.

Они превратились в ярко-красные веревки и за одну секунду связали нас по рукам и ногам.

— Доигрался? — яростно прокричал я, пытаясь высвободиться.

И чем больше я сопротивлялся, тем сильнее меня сжимали нити.

Через минуту они сплели плотный кокон вокруг наших тел, оставив на свободе только голову.

— Черт! — выругался Бруно, изо всех сил пытаясь разорвать веревки.

В следующую секунду послышался заливистый смех Фола.

— Спасибо за веселое представление, — пропищал он, хихикая.

— Вот жук! Знал и не предупредил! — выругался я.

— Разве я мог сам себя лишить такого зрелища? — ехидно спросило Всевидящее Око. — Но это еще не конец. Хочу посмотреть на лицо Ральфа, когда он войдет.

— Я тебе покажу зрелище! — яростно воскликнул мой ненавистный упырь.

— Лучше придумай, как нам отсюда выбраться, — попытался успокоить его я.

— Нам нужно понять, как работают узлы, — гневно сообщил он.

— Это я и без тебя знаю. Каким образом?

— Ты умеешь пользоваться энергозрением? — спросил тот, пытаясь порвать нити с помощью своей богатырской силушки.

— Нет.

— Тогда учись, — прошипел он. — У меня напрочь отсутствуют способности в этой сфере.

Я не сдержался и фыркнул. Значит, наш Бруно не так уж и идеален?

— Свой плоский юмор оставь при себе, — зло откликнулся он.

— Прошу без оскорблений, — обиделся я. — Давай, рассказывай, что делать нужно.

— Для начала закрой глаза, тебе понадобиться другое зрение.

— Интересно, как я увижу энергию?

— Своими каналами, — серьезно ответил Бруно, не обращая внимания на мой скепсис. — У каждого человека есть определенный радиус ощущения. Обычно он составляет не более десяти метров, но зато на этом расстоянии ты можешь чувствовать все энергоузлы, — скучающим голосом пояснил он. — Попытайся ощутить энергетическую структуру вокруг. Если нужно, помедитируй. Конечно, впоследствии ты сможешь работать и с открытыми глазами, но сейчас лучше не экспериментировать.

Я сосредоточенно прислушался к себе. Мое тело затекло от веревок, а живот урчал, напоминая о том, что вчера вечером я ничего не съел.

Так, это все не то. Нужно думать об энергетических материях.

Я попытался воссоздать ощущение полного расслабления, появляющегося у меня во время медитации. На долю секунды мне показалось, что я почувствовал странное тепло обволакивающее нас с ног до головы.

Энергетические волокна сплетались в определенной последовательности. Обрадовавшись, что у меня получилось, я с интересом начал рассматривать узлы.

— Они похожи по форме на ДНК! — радостно воскликнул я.

В следующую секунду мое видение растаяло, словно его никогда и не было.

— Дурень, — разозлился Бруно. — Зачем ты кричал? Сначала рассмотрел бы, а потом уже рассказывал!

— Нужно попробовать еще раз, — расстроенно вздохнул я.

Как только мое тело вновь переключилось на энергозрение, в комнату, страстно целуясь, вбежали Ральф и Лу.

Бруно тихо кашлянул, увидев эту сладкую парочку.

От такой сцены мне стало плохо, к горлу подкатил мерзкий ком, и я начал задыхаться.

Тоже мне, герои-любовники.

Я скривился, не скрывая своего отвращения, и почему-то ужасно обиделся на девушку.

Парочка на миг замерла и, резко развернувшись в нашу сторону, застыла от удивления.

— Я смотрю, у нас гости, — хищно улыбнулся Ральф. — Дорогая, посмотри, кто к нам пожаловал.

Лу покраснела.

— Какими судьбами? — спокойно поинтересовался Учитель, медленно приближаясь к нам.

— Мы ночников зашли попросить… — робко начал оправдываться я. — А вас не было.

— Какая досада, — покачал головой тот. — И что же случилось потом?

— Нити скрутили нас, — быстро произнес Бруно. — Мы ничего не делали.

Послышалось тихое хихиканье Фола.

— Особенно ты, — сквозь смех пропищал он.

Мой напарник яростно посмотрел на потолок. Должно быть, все думают, что Всевидящее Око именно там.

— Значит, ночников хотели, — ухмыльнулся Ральф. — Сколько?

— Десять, — не зная себя от смущения, ответил я.

Лу посмотрела на меня сочувствующим взглядом, после чего быстро выбежала из комнаты.

Учитель спокойно подошел к аквариуму и положил в наш контейнер, который до того валялся на полу, ночников.

— Возьмете, как управитесь, — кинул нам Ральф и вышел из мастерской.

— Не понял. Он что, бросил нас?

— Похоже на то, — кивнул я.

— Неудачники! — расхохотался Фол. — Это веселое утро еще на долго останется в моей памяти!

— Заткнись, — огрызнулся Бруно. — Давай, исследуй дальше своим энергозрением эти дурацкие сплетения, — обратился он уже ко мне.

Я послушно закрыл глаза. Передо мной вновь появилось неосязаемое поле. На то, чтобы прощупать все узлы, у меня уходило большое количество энергии, поэтому тщательно рассматривать нити я не мог.

Через минуту мои силы исчезли, и пришлось довольно долго отдыхать.

Бруно тем временем пытался разрушить структуры, которые я уже описал. К сожалению, удавалось это ему с большим трудом. Наши запястья были на свободе, но подобная победа ничуть не облегчала положения.

— Тебе нужно научиться работать быстрее, — хмуро проговорил мой ненавистный знакомый. — С такими каналами, как у тебя, я бы мир перевернул.

— Откуда ты знаешь? — удивленно спросил я, перестав нащупывать нити.

— Я же вампир, не забывай, — мрачно ухмыльнулся он. — Захочу — всю энергию из тебя высосу.

После этих слов мне сразу же расхотелось с ним разговаривать.

Ишь какой! Энергию ему подавай! Она мне и самому нужна.

Проигнорировав последнюю фразу этого упыря, я вновь принялся за работу.

Медленно, но верно мы двигались к финалу наших страданий, и через час нити покорно сдались, не устояв перед силой энергетиков. Ох, как загнул. Аж самому приятно стало.

Вернувшись в столовую, мы отдали Милванне нашу добычу, с таким трудом заработанную.

— Я в вас не сомневалась, мальчики! — весело улыбнулась она, сдувая мокрые от пота волосы со лба.

— Мы тоже, — с немалой долей нарциссизма кивнул Бруно.

— Еще бы, — вдруг послышался голос Фола. — Нити правды не позволили бы.

— О чем это ты, дорогой? — нахмурилась женщина.

— Не обращай внимания, моя королева!

Далее последовало множество комплиментов в адрес поварихи.

— Ну что, голубчики, — игриво посмотрела она на нас, когда разговор с Всевидящим Оком был завершен. — Я вам такой завтрак приготовила!

Милванна вручила нам две больших тарелки, в которых красовались маленькие малиновые фрикадельки.

Я тяжело вздохнул. Нужно привыкать к такой кухне, иначе я умру не из-за маньяка, а от голода. Знаю, пессимистично, но что поделаешь.

Я сел за самый крайний столик у окна, и начал с неимоверной скоростью поглощать стряпню Милванны. Это был единственный выход из сложившейся ситуации. В противном случае еда поварихи тотчас попросилась бы на свободу.

Через несколько минут ко мне присоединились Чак и Ворон. Лу почему-то не захотела составить нам компанию, но я был этому даже рад. Уж слишком ярко я помнил все детали утреннего поцелуя.

Друзья спрашивали меня, как прошла отработка, но мне не хотелось вдаваться в подробности. Нечего им знать о моем позоре.

Я тяжело вздохнул: впереди нас ждал целый день кропотливого труда над своей аурой и энергией. И когда уже это все закончится? Да знаю я, что вы мне сейчас ответите. Но три года — слишком большой срок. Я не готов к такому! Мамочка, где же твои оладьи? Забери меня отсюда…

Глава 6 Двое на территории

Спустя месяц

Дни бежали с неимоверной скоростью. Уроки занимали почти все свободное время. Да, я по-прежнему хотел вернуться домой, но эти мечты мне все больше казались несбыточными.

Была одна… Хотя нет. Было две проблемы: я до сих пор не умел пользоваться своей энергией, и аура на индивидуальных занятиях с Ральфом все так же разбивалась вдребезги. Зато упражнения с выходом в сознание и энергосферу у меня получались довольно неплохо. Впрочем, как и у всех.

В общем, за этот месяц ничего существенного в нашей жизни не произошло. Маньяк по-прежнему продолжал пить энергию невинных жертв на улицах Миллиэля, а мы все так же надеялись сбежать из этой «тюрьмы».

Хотя нет, кое-что изменилось. Ворон заставлял нас с Чаком учить энергоузлы из пособия для школьников. Лу бы сказала, что я должен стыдиться незнания элементарных вещей. Но нет, я совершенно не чувствовал смущения, а наоборот: всячески пытался увильнуть от подобных занятий. Хотя, по словам нашего всезнайки, мое поведение было просто возмутительно.

Сегодня ночью у нас состоится первое дежурство. И я совсем этому не рад. Надеюсь, вы понимаете, почему.

Утро, как всегда, не заладилось. В первую очередь из-за сварливого Фола, который совсем не умеет будить.

После завтрака мы все собрались в зале для спаррингов. Он находился неподалеку от медитативного, и найти его не составляло труда. Там нас уже ждали Учителя.

Здесь, как и в аудитории, в которой мы занимались впервые, не было ничего, кроме мягких матов на полу и маленькой аптечки в углу.

— Сегодня важный день, — известил нас Ральф. — Ночью вы отправитесь на дежурство по городским улицам. Главная задача — обеспечить безопасность жителям Миллиэля. Поэтому сейчас вы будете практиковаться, применяя три основные техники бойца: самозащита, левитация и самолечение.

— Спарринги? — скучающим голосом осведомился Фрей.

— Именно, — кивнул Александр. — Мы выбрали вас отнюдь не случайно. Перед нами стоят не Ученики, а бойцы, сильные духом и телом. Отныне вы — ночные призраки Арии!

— Это еще кто? — нахмурился Чак.

— Так жители называют полицейских, которые патрулируют улицы ночью, — объяснил тот.

И почему я никогда не слышал ничего подобного? Должно быть, у нас на районе суеверия плохо приживаются.

— Итак, прошу начинать, — кивнул нам Ральф. — После обеда Гарольд будет ждать всех на втором этаже, чтобы выдать необходимый инвентарь для дежурства.

— Но ведь мы не умеем пользоваться своей энергией! — опешил я. — Что нам сейчас делать?

— Александр вас проконсультирует, если что. Остальные вполне владеют своими силами, — развел руками Учитель.

Кивнув на прощание, он скрылся за дверью.

Ученики разбились на уже привычные пары, и только я, Чак и Ворон в нерешительности стояли у окна.

Александр подошел к нам.

— Главное — научиться управлять своей энергией, — улыбнулся он, похлопав меня по плечу. — У Чака, как мне помнится, один раз получилось создать левитирующий пласт.

Мой друг гордо поднял голову.

— К сожалению, это произошло в стрессовой ситуации, и я не уверен, что он сможет повторить подобное, — покачал головой мужчина. — Но вы все же попытайтесь воспользоваться своими силами. Вашим противником на сегодня будет Ворон.

Тот послушно кивнул, отходя от нас.

— Я создам ложную реальность, чтобы вы не отвлекались на других, — продолжил Учитель. — К тому же энергия там чувствуется намного лучше.

После его слов перед нами вновь появилось идеально ровное поле. На меня навалились воспоминания о злополучном тесте, но я поспешно отогнал их.

Александра здесь уже не было.

— Что делать-то? — вывел меня из оцепенения Чак.

— Ну у тебя же как-то получилось тогда победить Лику, — нахмурился я. — Вот и начинай.

— Все само собой вышло, — вздохнул друг. — Ты ведь тоже Снежных людей победил.

— Ну да… — смущенно пролепетал я. — Только вряд ли я это повторю.

Мы задумчиво посмотрели на Ворона.

— Чего стоите? Давайте начинать! — прокричал он.

— Объясни, что делать нужно! — попросил я.

Наш друг с видом скучающего супермена подошел ближе.

— Неужели вы совсем ничего не чувствуете? — удивленно спросил он, и в следующий миг радостно подпрыгнул. — Я знаю, что вам нужно!

Ворон принял свою медитативную позу одноногого слономуха и начал что-то нашептывать. Мы с Чаком настороженно переглянулись.

Ложная реальность, между тем, загадочным образом изменялась. Поднялся сильный ветер, равнинная местность начала превращаться в рельефную. Трава, облака, горы преобразовались в квадратные блоки. И наш всезнайка, кстати, куда-то исчез.

— Что он задумал? — в панике прокричал приятель, вцепившись в мою руку.

— Это моя ложная реальность, — услышали мы голос Ворона. — Я убрал старую, так как она вас не стимулировала к высвобождению внутренней энергии. Сейчас же ситуация изменится. Мой режим выживания сделает все за вас.

— Ты что, спятил!? — яростно проорал я. — Если Александр узнает…

— Он не узнает, — отрезал тот. — Я поставил щит вокруг нас. Никто ни о чем не догадается. Удачи.

Это были последние слова нашего друга. Мы с Чаком стояли в немом страхе, даже не подозревая о том, что случится в следующую секунду.

— А ну верни нас обратно! — негодующе воскликнул приятель, но нам уже никто не ответил. — Да я с тобой теперь вообще разговаривать не буду!

Я тем временем судорожно пытался понять, как можно отсюда выбраться, но ничего путного в голову не приходило.

Меня тревожила еще одна мысль: как обычному пареньку удалось создать ложную реальность? Такому детей в школе не учат, да и в институте тоже. Что-то здесь было явно нечисто.

— Генри! — услышал я голос Чака и тут же встрепенулся. — За спиной!!!

Я неуверенно обернулся и с ужасом увидел невероятных размеров квадратную Агнес и… такого же телосложения гигантского комара.

Черт. Так и знал, что сказка про Снежных людей когда-нибудь сыграет со мной злую шутку.

А с другой стороны, где же Лика с учебниками? Вот гад. Тоже обманул.

Я пристыженно посмотрел на Чака, но он в этот момент не обращал на меня никакого внимания.

— БЕЖИИИМ!!! — завопил друг и бросился наутек.

Я последовал его примеру, и мы что есть мочи начали удирать от этих монстров.

— Подожди, — на ходу крикнул я приятелю. — Это не выход. Нам нужно бороться с ними, иначе мы не выберемся отсюда. Давай остановимся.

— Уверен?

Я кивнул ему в ответ и резко развернулся к чудовищам. Друг послушно затормозил и вновь вцепился в мою руку.

— Давай насчет три создадим два гигантских шара. Но так, чтобы наша энергия была не в ущербе, — предложил я, вспомнив свой первый раз.

— Хорошо. — Чак закрыл глаза.

Тем временем монстры были уже в двух шагах от нас.

— Один… — начал считать я.

Мое тело напряглось до предела. Где же ты, моя энергия? Нас же сейчас убьют! И никакой Ворон не поможет!

— Два, — громко и уверенно произнес я. — Три!

Мы резко открыли глаза, но ничего не произошло.

— Почему? — скривился приятель. — Мне не хочется умирать, Генри!

— Думаешь, Агнес тебя убьет? — хмыкнул я, но тот ничего не ответил.

— Поиграем? — послышался голос девушки-гиганта.

Она что, еще и разговаривает?

Я в ужасе взглянул на Чака. Похоже, после подобной тренировки у меня тоже появиться фобия под названием «Агнес».

— Давай еще попробуем! — охрипшим от страха голосом предложил я.

Комар нагнулся ко мне, нежно обнимая своими огромными крыльями. Мое дыхание сбилось, а сердце было готово проломить ребра и вырваться на свободу.

Я упал на камни, почувствовав странную слабость.

— Генри! — окликнул меня друг. — У тебя нет ноги!

Опешив от такой новости, я с ужасом обнаружил, что он прав. Комар, будто бы матерый хищник, проглотил ее даже не подавившись.

Удивительно было то, что я не чувствовал боли…

Черт, у меня нет ноги!

— ААА!!!

Я, наконец, отошел от шока.

В этот миг мое тело начало пульсировать, будто бы один живой нерв. Я почувствовал теплые потоки, разливающиеся по венам, и даже места соприкосновения с внешним миром.

Так же хорошо я ощутил все узлы вокруг: энергию ложной реальности, формирующийся шар Чака.

Но мое блаженство продолжалось недолго: комар вновь наклонился ко мне.

Ну уж нет, на этот раз у меня все получится. Я с легкостью сформировал шар… точнее квадрат нужного размера, вложив в него оптимальное количество энергии. Пульсирующие нити послушно вырвались из кончиков пальцев, словно я это делал уже не первый раз.

Раздался взрыв: мы с Чаком немного перестарались. Монстры растворились в воздухе, будто их никогда и не было.

Но радовало меня больше то, что я рассчитал оптимальное количество энергии и не умер от истощения.

Только вот нога…

— Поздравляю, вы справились, — услышали мы голос Ворона.

— Да иди ты, — прохрипел друг. — Я скоро заикой стану.

В этот миг ложная реальность исчезла, и мы вновь оказались в зале для спаррингов.

— Как ощущения? — бодро спросил наш умник.

Я насупился и демонстративно отвернулся. Чак последовал моему примеру, и мы гордо вышли из аудитории.

— Генри, — ухмыльнулся он. — А нога-то у тебя на месте.

— Наверное, этот урод постарался, чтобы побольше страху навести. Реальность-то все-таки ложная, — откликнулся я.

— Вот жук, — со злостью выругался Чак. — Пошли в нашу комнату.

К счастью, Ворон за нами не последовал. Сейчас я явно не смог бы адекватно отреагировать на его поступок.

Да, конечно, в ложной реальности никто и никогда не умирал, но я считаю, что это вполне возможно. От страха, например.

— Снежные люди, говоришь. — Приятель со смехом упал на диван.

— Молчал бы уже, — фыркнул я, взяв на руки Тыкву.

Мой друг залился краской и тут же замолчал.

Вот и правильно. Нечего других обвинять, коль сам такой же.

— Мне не понятно только одна вещь, — нахмурился я. — Чего ты ее боишься-то? Девушка как девушка.

— Ну ты не сравнивай, — мечтательно покачал головой тот. — Агнес лучшая. Это как для тебя Лу.

Я вспыхнул от такой откровенности. С чего Чак взял, что мне нравится наша принцесса?

— При чем тут она?

— Ну да, строй из себя невинную овечку, пока эта девица с нашим Учителем развлекается, — хмыкнул приятель.

— Да что ты вообще понимаешь! — разозлился я. — Сам-то за километр обходишь Агнес!

— Ух, какие страсти! — послышался ехидный голос Фола. — Вы продолжайте, продолжайте, не стесняйтесь.

Я со стоном упал на кровать. Тыква, расстроенный, что мы не поиграли, начал метаться по комнате.

— Ладно, проехали, — вымученно улыбнулся Чак. — Не хватало еще, чтобы мы с тобой поссорились.

Я посмотрел на него и понимающе кивнул. Больше общаться в этой «тюрьме» было не с кем.

— Нет, ну ты все-таки не сдавайся, — расхохотался он. — Может, королем станешь, да найдешь местечко для друга у себя во дворце.

Спрятав улыбку, я запустил подушку в надоедливого Чака. Приятель мне ответил тем же, и следующий час у нас прошел очень даже весело. Тыква радостно помогал мне, и я был этому только рад.

— Идите есть, а то опоздаете, дуралеи, — услышали мы вскоре голос Фола и тут же остепенились.

Настало время возвращаться в унылую реальность.

На обед Милванна подала нам мрачного цвета суп с очень странным запахом.

На этот раз Ворон поглощал с неимоверной скоростью три порции за отдельным столиком, так как у нас в памяти все еще всплывали яркие краски сегодняшней тренировки.

— Слушай, — обратился я к Чаку. — Ты чувствуешь свою энергию?

Друг едва заметно кивнул.

— Я тоже.

Моя энергия действительно пульсировала по всему телу, не давая расслабиться. Неужели так и должно быть?

Я чувствовал, что могу хоть сейчас сформировать пласт и взлететь в воздух. В этот миг ко мне в голову пришла интересная идея.

— Смотри, — ухмыльнулся я, убедившись, что никто на нас не смотрит.

— Генри, может не надо? — предостерег меня друг, но было поздно.

Я внимательно посмотрел на свою тарелку с темной бурдой, формируя под ней едва заметный левитирующий пласт. Получалось это очень легко, энергия теплыми волнами струилась через мои каналы. Сосредоточившись, я начал аккуратно поднимать тарелку, направляя ее в сторону окна. Мои энергетические «руки» с легкостью открыли форточку, после чего стряпня Милванны оказалась на улице.

— Как ты открыл окно? — ошарашенно спросил Чак, посмотрев на меня, словно на привидение.

Я не знал, как это объяснить, но точно помнил с уроков по энергетике, что у каждого человека есть щупы, действующие в том же радиусе, что и энергозрение.

— Ну это как бы вторая пара рук, невидимая… — попытался объяснить я другу.

— Нужно тоже будет попробовать, — ухмыльнулся он. — Ну ты даешь, конечно.

Я с невинным видом отнес пустую тарелку Милванне, и мы поспешили удалиться.

— Фол! — прокричал я в коридоре. — Не вздумай никому проболтаться.

— Кому захочу, томи и расскажу, понятно? — послышался сердитый голос. — Тоже мне, конспираторы.

Я устало махнул рукой. Пусть делает, что хочет.

— Давай попробуем подняться на второй этаж с помощью левитирующего пласта, — предложил Чак, и я согласился.

Посмотрев на огромную дыру в потолке, мы на миг замялись, но потом принялись за работу.

Формировать платформу вместе оказалось довольно интересно: две совершенно разных энергии сплетались в один красивый узор.

Когда работа была закончена, мы аккуратно стали на пласт и начали его поднимать. Ощущение страха из-за того, что он не выдержит, никуда не делось, несмотря на то, что управлял движением я.

На втором этаже нас уже ожидали Лу, Ворон и Гарольд.

— Приветствую! — воскликнул старик, подбежав к нам. — Милости просим в нашу теплую компанию!

Я вежливо кивнул, осматриваясь. Как бы не мечтал Александр о чистоте и порядке, в лаборатории до сих пор царил хаос. У входа неприветливо встречало гостей странное растение, но я старался не обращать на него внимания. В кабине по центру комнаты по-прежнему лежал глаз, предназначенный для Фола.

Интересно, у Гарольда когда-нибудь получится вселить туда Всевидящее Око?

В этот миг в лабораторию вошла вездесущая троица. Агнес выглядела сильно расстроенной. Ее волосы были мокрыми и слипшимися.

Стоп… Это что, из-за моей шутки со стряпней Милванны?

Я в ужасе спрятался за спину Чака. Бруно, заметив мой трусливый взгляд, направился прямиком к нам.

— Если я узнаю, что это ваших рук дело, — яростно прошипел он. — Вам не жить, дорогие мои.

— О чем ты? — невинно захлопал глазами я. — Не понимаю.

— Потом поймешь, — ядовито заверил меня «коллега».

До нас донесся сдавленный смех Фола. Вот же гад! Точно сейчас расскажет!

Я залился краской. Должно быть, я выглядел, как загорелый слономух.

— Друзья, что же мы стоим! — воскликнул Гарольд, разряжая обстановку.

Я облегченно вздохнул. Пронесло.

— Так это все-таки ты… — процедил Бруно.

А, нет, не пронесло.

Мой ненавистный знакомый начал формировать странный узел.

— Думаю, настало время нашего спарринга.

Да что же это такое! Мамочки!

Его энергия, превратившись в сверкающую звездочку, направилась в мою сторону. Ну все. Прощай, мир живых.

Я попытался выставить щит, но мои силы перестали меня слушаться. Я в ужасе закрыл лицо руками, но, к моему немалому удивлению, ничего не произошло. Приоткрыв левый глаз, я увидел прочный щит, исходящий от Гарольда.

Какой все-таки хороший у нас лаборант! Я благодарно кивнул ему.

— Не ссорьтесь, мальчики, — осуждающе покачал головой он.

Энергия Бруно растаяла, словно снег на солнце. Мой ненавистный знакомый смерил меня презрительным взглядом и отвернулся.

— Ну что же, начнем, — как ни в чем не бывало проговорил Гарольд. — Сегодня у вас ночное дежурство! Учителя поручили мне выдать вам инвентарь.

Лаборант вытащил из припавшего пылью шкафа семь маленьких сундучков.

— Итак, приступим. — Он взял в руки один из них и достал маленький серебристый браслет. — Это энергетическая батарея. Благодаря ей вы сможете узнать в процентах заряд ваших сил, а также восполнить его. Только не злоупотребляйте. Пользуйтесь браслетом лишь в той ситуации, когда решается вопрос жизни и смерти.

От этих слов у меня по спине пробежал неприятный холодок.

Вот уж спасибо. Всегда мечтал попасть в какие-нибудь передряги.

— Второе, что вам может понадобиться — это искусственный вызов сил, — Гарольд достал из сундучка еще один браслетик, на этот раз с кнопкой. — В стрессовых ситуациях иногда не получается управлять своей энергией. Активировав это приспособление, вы вновь сможете защищаться или же вылечить себя. Ну, и последнее, — он торжественно достал из сумки маленький экранчик. — Микровизор последней модели! Александр и Ральф смогут всегда оставаться на связи с вами, благодаря этому прибору. Также вы сможете сделать особо четкие слепки реальности, если будет такая необходимость. — Лаборант положил все приборы обратно в сундучок. — Ну что, разбирайте!

Мы послушно взяли инвентарь, с интересом разглядывая приборы.

— Да мы теперь мажоры, — ухмыльнулся Чак. — Микровизор 6 — это же предел мечтаний! Знаешь сколько аров он стоит?

Я неопределенно пожал плечами. Никогда не интересовался подобным.

Поблагодарив Гарольда, мы направились к выходу.

— Генри! — вдруг схватил меня за руку лаборант. — Не уходи, мне нужно поговорить с тобой! Ты тоже можешь остаться, если хочешь, — кивнул он моему приятелю.

Мы настороженно переглянулись.

Дождавшись, когда голоса других Учеников стихнут, мужчина пригласил нас в свою кабину.

«Стеклянные» стены окружили нас, как только мы переступили порог.

— Здесь никто нас не услышит, — шепотом заверил лаборант. — Я могу поставить ограничения даже для Фола, что, собственно, сейчас и сделаю.

О святые слономухи! Неужели есть место, где этот надоедливый глаз не может следить за нами?

Когда работа с кабиной была завершена, я решил осторожно спросить у Гарольда, какова цель нашего присутствия здесь.

— Мне никто не верит! — истерически начал причитать лаборант. — А я точно знаю, что в Арии происходит нечто страшное, и только полиция может это остановить!

— Почему вы так решили? — удивился я.

Может быть, старик сошел с ума?

— Что почему? Что почему!? — разнервничался тот.

— Успокойтесь, — сочувственно проговорил Чак.

Лаборант с опаской огляделся по сторонам и начал свой рассказ.

— Существует легенда о Всемогущем, — таинственно прошептал Гарольд, выпучив глаза.

Хм, где-то я уже слышал о подобном.

— Так это ж название картины, которая висит у нас в комнате! — хлопнул себя по лбу мой друг.

Точно! Как я мог забыть?

— Правильно. Эта легенда вдохновила одного художника, и он решил изобразить ее на полотне, — кивнул старик. — История гласит, что давным-давно жил на свете вампир, ищущий источник вечной энергии. Он обошел сотни городов и сел, но ничего подобного там не было. И когда путник уже совсем отчаялся, на его пути встретилась гора, куда, по рассказам местных жителей, слетались души умерших. Вампир захотел проверить это и решил несколько дней провести там. К его удивлению, в ту же ночь он встретил несколько призраков. А, как известно, души умерших — чистейшая энергия. Он поглощал их до тех пор, пока его аура не расширилась в тысячи раз, а сам путник не превратился в божественную сущность. Сила этого вампира устрашала людей. Вскоре он получил власть над миром и после правил миллионы лет.

Закончив свой рассказ, лаборант задумчиво прикрыл глаза.

— Что вы хотите этим сказать? — осмелился нарушить тишину Чак.

— А то, что сейчас происходит то же самое. Разве вы не видите?

— Но по улицам ходят отнюдь не души умерших, — попытался переубедить его я.

— Не имеет значения! — схватился за голову Гарольд. — Разве вы не видите, что монстр, орудующий на улицах Миллиэля, добивается того же перенасыщения?! А с живыми душами это сделать еще легче, чем с мертвыми!

Я испуганно посмотрел на Чака, но тот лишь оторопело моргал, глядя на старика.

А что, если лаборант прав? По-моему, довольно здравая теория.

— Я рассказывал о своих мыслях Александру и Ральфу, но они лишь подняли меня на смех. Мол, подобного в природе существовать не может! — мужчина яростно начал рвать волосы на голове. — Но скажите мне на милость, какой нормальный вампир сможет поглотить всю энергию, заложенную в человеке? Это ведь тоже ненормально!

— А почему вы обратились именно к нам?

— Я знал твоего отца, Генри. Он был отличным ночным призраком, — грустно откликнулся лаборант. — Герард, так же, как и ты, учился здесь. Я ведь тоже раньше был полицейским, мы вместе работали.

Взгляд Гарольда утонул в воспоминаниях. Он тяжело вздохнул и, шаркая ногами, подошел к столу. Мужчина открыл ящик, извлек оттуда маленький слепок реальности и протянул его мне. На нем были изображены мой отец и Гарольд.

— Ты похож на него, — грустно улыбнулся лаборант. — Такой же отчаянный и веселый.

— И к тому же находящийся здесь не по своей воле, — жестко оборвал его я. — Папа любил свою работу.

Старик ничего не ответил и лишь грустно прикрыл глаза.

— Не дайте Арии утонуть в море смертей, — на прощание проговорил он, убирая прозрачные стены.

— Гарольд, так нечестно! — послышался голос Фола, но на него никто не обратил внимания.

Мы с Чаком пошли в свою комнату: сон перед ночным дежурством являлся необходимостью. Никто из нас по пути не проронил ни слова. Угнетающее и паническое настроение лаборанта, оказывается, было очень заразно. К тому же я считал, что он не без оснований опасался за судьбу Арии. Но требовались доказательства, а где их взять, я не знал.

* * *

В девять часов вечера нас вновь разбудил крик Фола.

— Лентяи! Пора город защищать, а вы бездельничаете!

Он что, будильником у них подрабатывает?

Мы с Чаком, недовольно простонав, начали одевать черные плащи. Смотрелись они загадочно и странно. Как по мне, даже смешно. Не сдержавшись, я фыркнул, но, к счастью, Всевидящее Око не заметило моей реакции на одежду полицейских.

— Ребят… — неуверенно начал Ворон. — Вы простите меня. Я ведь хотел как лучше…

Мой приятель раздраженно закатил глаза.

— Неужели ты не понимаешь, что твои монстры нас чуть не укокошили!? — гневно прокричал он.

— Во-первых, они не мои, а ваши, — сдержанно прошептал наш умник. — А во-вторых, в ложной реальности с вами ничего бы не случилось… Разве что напугались бы до полусмерти.

— Да у меня чуть сердечный приступ не случился, когда я увидел это квадратное чудовище! — еще больше разозлился Чак. — Что ты вообще понимаешь!

— Но вам же помогло! — жалобно воскликнул Ворон.

— Ладно, хватит с него, — решил вмешаться я. — Он действительно хотел как лучше.

Мой друг обиженно засопел, но все же промолчал.

— Спасибо, Генри, — облегченно выдохнул Ворон.

— Но чтобы больше без фокусов, — предупредил его я.

Наш всезнайка тут же пообещал, что это был последний раз.

На улице уже стемнело, мгла укрыла землю. Приятная прохлада окутала мир, и я был только рад подобному стечению обстоятельств. Расхаживать по городу в длинном плаще при невыносимой жаре не очень-то и хотелось.

— Итак, сегодня вы, наконец, превратитесь в ночных призраков, — торжественно провозгласил Александр.

Да уж. Счастье, ничего не скажешь.

— Мы останемся в Управлении, но вы сможете связаться с нами по микровизору, — властно продолжил он. — Также город будут патрулировать более опытные полицейские из основного корпуса. Не удивляйтесь, если встретите их.

— А если мы встретим маньяка? — несколько испуганно спросила Агнес.

— В таком случае необходимо оповестить нас по микровизору. И никакой самодеятельности, — жестко предупредил Ральф. — Ваша жизнь в ваших руках. Наши люди в течении двух минут будут на месте. Всем понятно? — Он внимательно посмотрел на нас.

На мне взгляд Учителя остановился. По спине пробежал неприятный холодок, и я резко опустил глаза. Что ему надо?

— Помните о том, что вы — команда, — прервал напряженное молчание Александр. — Помогайте друг другу, и тогда все получится.

Я посмотрел на Бруно: мне безумно хотелось, чтобы он внял этим словам. Но тот лишь презрительно ухмыльнулся, нахально обхватив Агнес за талию.

— Лу и Фрей! — позвал наших коллег Ральф. — Вы должны обойти город до его северной точки. Бруно и Агнес, вы, соответственно — до южной. Генри, Чак и Ворон будут следить за порядком в центре. Надеюсь, все одели браслеты, данные Гарольдом?

Ученики согласно кивнули, после чего он продолжил:

— Положите микровизор во внутренний карман плаща, чтобы он вам не мешал. Желаем удачи, — улыбнулся Учитель, скрестив руки.

И мы отправились навстречу опасности.

Город спал. На улицах не было ни одной живой души, поэтому даже малейший шорох заставлял меня вздрагивать. Мрачные тени, вселяя страх, плели свои паутины на домах и столбах.

— Генри, перестань трястись, — похлопал меня по плечу Чак. — Ничего с нами не случиться!

— Это тебе маньяк пообещал? Мол, ребятки, я вас убивать не собираюсь. Так что ли?

— У меня чуйка.

— Если хотите, я могу создать энергетический сгусток, чтобы он освещал нам дорогу, — предложил Ворон.

— Так чего ты раньше молчал! — радостно подпрыгнул Чак. — Давай!

— Вы тоже можете, — напомнил нам друг. — Способности есть, дерзайте.

Я едва видно покачал головой. Зачем было предлагать? Логика, где ты?

Но вопреки моим ожиданиям, наш умник создал маленький сгусток, после чего на дорогу пролился ярко-оранжевый свет.

Все-таки он был сильным энергетиком, это чувствовалось в его уверенных действиях.

— Ворон, а ты знаешь легенду о Всемогущем? — немного помедлив, спросил я.

— Кто же ее не знает? — рассмеялся тот. — А почему ты спрашиваешь?

— Ты не находишь некую схожесть между этой историей и тем, что сейчас происходит в Арии? — как можно небрежнее поинтересовался я.

Ворон на миг задумался, поправляя очки.

— Очень интересно, — взволнованно прошептал он. — Если верить легенде, то это вполне возможно, и такую версию нельзя отбрасывать.

— Только как ее проверить? — задумчиво спросил Чак, ни к кому в сущности не обращаясь. — Я не собираюсь рисковать жизнью ради какого-то маньяка.

И, как мне кажется, мой друг был абсолютно прав. Ни один из нас не желал геройствовать во имя Великой Арии.

И тут я увидел странное движение возле тротуара. Загадочный черный комок приблизился к нам и… пролетел мимо.

— ААА! — закричал я в испуге.

— Генри, это всего лишь бродячий слономух, — устало прикрыл глаза Ворон.

Я пристыженно опустил голову.

Нужно взять себя в руки и притвориться крутым парнишкой.

— Может быть, по воздуху пойдем? — небрежно предложил я.

— Чтобы нас все видели? — скептически приподнял бровь наш умник.

— Да брось, хорошая идея! — поддержал меня Чак.

Он мгновенно создал тонкий левитирующий пласт и поднялся на нем до верхушки ближайшего дерева.

Через секунду мы с Вороном оказались рядом с ним.

— Отсюда и улицы видно лучше! — весело воскликнул я.

— Не думаю, что это хорошая идея… — покачал головой наш занудный друг, но мы его уже не слушали.

Как мне казалось, в воздухе было намного безопаснее патрулировать, чем по дороге. Помня о том, что максимальный радиус действия любого энергетика — не более десяти метров, я поднялся еще чуть выше.

Теперь уж точно маньяк до меня не достанет. Наверное.

Наши плащи развивались на ветру, и я действительно почувствовал себя супергероем. В мыслях сразу же всплыли детские мечты о спасении мира и о том, как меня бы носили на руках… Но подобные размышления быстро растворились в святом величии мягкой и теплой кровати.

Наши пласты двигались с очень большой скоростью, что мне нравилось. Даже полет на слономухе блекнул перед левитацией.

Мой страх ушел, и я смог спокойно выполнять обязанности ночного призрака. Но в этом не было необходимости, так как улицы пустовали.

Наверное, люди пребывали в страхе, из-за чего не решались выходить на прогулки в такое время. Да уж, у маньяка явно энергетическая голодовка.

— Смотрите! — вдруг послышался голос Ворона.

От неожиданности я встрепенулся и резко подлетел к нему.

— Там вдалеке два человека в черных накидках с капюшонами, — прошептал он, указывая рукой в сторону заброшенной части города.

Когда-то давно там была лаборатория. Что исследовали, никто не знал. Один из опытов окончился неблагоприятно, после чего соседних жителей известили о том, что находиться в тех местах опасно для жизни. Там начали появляться странные животные, которых никто нигде прежде не видел, ядовитые растения и другие не поддающиеся логике явления.

С тех пор ни один человек по собственной воле не переступает порог Запретной Территории. Вокруг нее возвели большой забор, а сверху поставили энергетический блок, чтобы чудовища не смогли вырваться на свободу.

Мы с Чаком пристально посмотрели в сторону лаборатории, но ничего не увидели.

— У тебя уже галлюцинации, Ворон, — облегченно вздохнул я, собираясь лететь дальше.

— Нет, там что-то есть! — настойчиво воскликнул он, не сдвинувшись с места.

— Ну и что ты предлагаешь? — закатил глаза мой друг. — Я еще не совсем сошел с ума, чтобы переступить порог этого адского места.

— Так мы с воздуха, — беззаботно предложил тот. — Просто заглянем одним глазком за забор и обратно.

— Ты серьезно? — удивился Чак. — А если они нас заметят?

— Да все будет хорошо! Мы же полицейские, нам нужно знать. А вдруг там маньяк? — занудным голосом начал объяснять Ворон.

Ну, я бы не сказал, что это очень хороший стимул туда идти.

Увидев наши невоодушевленные лица он продолжил:

— Мы же за забором спрячемся. Никто ничего не заподозрит!

— Ладно, — махнул рукой Чак. — Но если что-то случиться, это будет на твоей совести.

Я судорожно вздохнул: придется лететь.

Неужели в моем друге проснулся дух полицейского? Ой чувствую я своей пятой точкой, что зря мы это задумали.

Наши пласты с неимоверной скоростью полетели в сторону лаборатории. Через минуту мы уже были на месте.

Огромный каменный забор отпугивал своим видом, и мне сразу же захотелось сбежать отсюда.

— Осторожнее, — прошептал Ворон, прислонившись к ограждению. — Энергетический контур сверху может обжечь. Наша задача — увидеть его и сделать меленькую брешь в защите. Когда будем уходить, все исправим. — Он потушил светящийся сгусток.

— А если они увидят? — нахмурился я.

— Мы сейчас находимся довольно высоко. Не думаю, что их энергозгение настолько развито, что они смогут разглядеть брешь, — беспечно махнул рукой наш всезнайка.

Я с замиранием сердца приблизился к забору.

— Ребят, еще есть время одуматься, — дрожащим голосом прошептал Чак.

Неужели прошла минута геройства? Поздно, батенька, поздно.

Я, переключившись на энергозоение, попытался заглянуть за ограду. Над лабораторией действительно искрилась защита.

Максимально приблизившись к ней, я аккуратно начал воздействовать на узлы. Мои энергетические руки с легкостью распутывали каждую ниточку, и через две минуты все было готово. Я попытался разглядеть местность.

Мрачная, пустынная земля, танцующая в ночных бликах и тенях, вселяла страх. Странные, искривленные деревья, изредка встречающиеся там, выглядели зловеще. Вдалеке виднелось огромное заброшенное здание, частично разрушившееся от времени. Его тонкие, заостренные готические башни, словно иглы, прокалывали небо.

К моему удивлению, ни одного чудовища я не заметил, и лишь две темные фигуры стояли в метрах пяти от забора.

Значит, Ворон оказался прав.

Я внимательно начал рассматривать их: один был высокий и довольно упитанный, но капюшон не давал мне возможности увидеть лицо. Второй же человек, по сравнению с первым, казался миниатюрным, словно ребенок.

И почему они в плащах? Память сразу же услужливо подсказала мне, что маньяк тоже так одевается. Но с другой стороны, наши полицейские мантии ничем не отличались от этих.

Я начал прислушиваться. Меня разбирало любопытство: хотелось услышать хоть какие-нибудь слова, но порывы ветра будто бы специально заглушали все вокруг.

— Ну и время ты выбрала… — удалось расслышать мне.

Ага, значит, тот маленький человек — женщина.

Стоп, голос какой-то знакомый…

— У них сегодня первый день патрулирования, — вновь услышал я.

Они что, о нас разговаривают? Конечно, мне очень лестно, но это немного странно.

Женщина жестом остановила его и настороженно огляделась по сторонам.

Нас что ли заметила? Как такое вообще возможно?

Массивный забор надежно укрывал наши тела, а брешь в защите была довольно далеко от них.

Одним коротким махом незнакомка накрыла себя и своего собеседника светящимся куполом.

— Что это? — нахмурился Чак.

— Щит изоляции, — пояснил Ворон. — Он создается для того, чтобы избавить говорящих от лишних ушей. Гарольд использует похожий в своей лаборатории. Остается только один вопрос: как этой женщине удалось почувствовать, что за ней следят? Таким даром обладают отнюдь не многие.

Я встревоженно посмотрел на парочку. Действительно: их больше не было слышно.

— А вам не показался знакомым голос мужика? — настороженно спросил я у друзей, но они не успели мне ответить: сильный порыв ветра почти сорвал капюшон с головы незнакомца, и хоть через миг он поправил его, я уже знал ответ на свой вопрос.

Этот мужчина — никто иной, как Александр. Вырвавшиеся на свободу волосы танцевали в такт ветру.

— Вы видели? — ошеломленно спросил я у друзей.

Они лишь испугано кивнули, продолжая наблюдать за происходящим. Но больше не случилось ровным счетом ничего: через пять минут купол разбился вдребезги, а парочка растворилась в мрачных объятиях ночи.

— Они что, сквозь землю провалились? — ухмыльнулся Чак, рассматривая опустевшую тропинку.

— Может быть, невидимый щит, — предположил Ворон.

Я в замешательстве посмотрел на него.

— Ты что, не мог нам такой сделать?

— На это нужно очень много энергии, — спокойно ответил он. — Я не хочу тратить все свои силы лишь для того, чтобы вам было не страшно.

— Но так бы они точно нас не заметили! — обиженно скрестил руки я.

— Никакой щит не укроет наше энергетическое воздействие на защиту лаборатории, — устав от моих вечных вопросов и обвинений, закатил глаза Ворон.

Я мгновенно переключился на энергозрение, но увидел лишь пустующую тропинку. И в этом не было ничего удивительного: радиус действия моих энергетических «глаз» явно не превышал и пяти метров.

Я наклонился как можно ниже, рассматривая дорожки, чтобы не упустить ничего из виду.

В этот миг сильный порыв ветра ударил меня в спину, и, потеряв равновесие, я начал падать. Где-то вдалеке послышались приглушенные крики друзей, сверкнули яркие вспышки не действующих на мое бедное тело энергетических потоков…

От неожиданности я не успел создать левитирующий пласт и приземлился на жесткие камни. Мое сознание медленно начало угасать. И происходило это обратно пропорционально усиливающейся боли во всем теле.

Нет, так не пойдет. Я сосредоточился и попытался направить свою энергию на излечение ран, но силы мои были на исходе. Слабость наполнила мышцы, а в голове послышался странный звон.

Так, если мое тело меня не слушает, значит нужно нажать кнопку на браслете. Собрав оставшиеся силы, я хотел выполнить задуманное, но в следующий миг меня поглотила темнота.

* * *

Я сидел в темном помещении на шатающемся старом стуле. Вокруг не было ровным счетом ничего. Тьма душила меня, но я не мог встать и убежать: неведомая сила обездвиживала тело. И лишь несменный голос Фолчика радовал душу.

— Неудачник, — дразнил меня он. — Не можешь даже в нужный момент левитирующий пласт создать.

— Так помог бы, — огрызнулся я.

— Со своей энергией разбирайся сам, — сварливо проговорил Хранитель. — Моя задача — поддерживать чистоту в твоем сознании.

— А где мы сейчас?

— На краю жизни, — будничным тоном оповестил меня Фолчик.

— Что!? — Я в ужасе схватился за голову.

— Что слышал, — фыркнул тот. — Слух отбило после падения?

— Скажи, я умираю? — Мне вдруг захотелось осветить это помещение тысячами сгустков.

Я попытался задействовать свои силы, но в следующий миг отчетливо ощутил: здесь нет ни капли энергии. Мною овладел ужас, я в панике начал изворачиваться на стуле, но встать по-прежнему не получалось.

— Что ты творишь? — с насмешкой спросил Фолчик. — Твои страдания тебе не помогут. Вокруг этой дряхлой табуретки — мир смерти.

— Не хочу! — взвыл я. — Что мне делать?

— Сиди и покорно жди своей участи, — хмыкнул Хранитель. — Не волнуйся, в измерении Мертвых тоже неплохо.

Я яростно огляделся по сторонам в поисках нахального человечка.

Как он может так говорить? Мы ведь с ним в одном теле живем!

Так, Генри, сосредоточься. Должен же быть какой-нибудь выход!

Но, к моему сожалению, Фолчик оказался абсолютно прав: мне не оставалось ничего другого, как сидеть и ждать.

— Могу тебя успокоить, — вновь послышался ехидный голосок. — Я чувствую, что тебя пытается излечить весьма сильный энергетик.

— Это хорошо, — задумчиво кивнул я. — А кто он?

— Мне откуда знать? Глаза-то у тебя закрыты.

Жаль, что я ничем не могу помочь этому замечательному человеку.

В комнате воцарилась тишина. Хранитель больше не проронил ни слова, и мне оставалось лишь гадать, справится ли мое тело с такими травмами, или нет.

Интересно, а что собой представляет мир Мертвых?

Я задумчиво посмотрел сквозь пустоту, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь. Там, наверное, живет отец. Мне безумно захотелось поговорить с ним о моих странных снах. Он бы точно смог объяснить, что значит та загадочная фраза.

А что, если попытаться навестить его?

— Фолчик, ты здесь? — позвал Хранителя я.

— Чего тебе? — донесся до меня его ленивый голос. — Поспать нормально не даешь…

— А можно мне быстренько смотаться в мир Мертвых? — осторожно спросил я. — Со мной же ничего не случиться?

— Совсем крыша поехала что ли? — хмыкнул тот. — Зачем тебе?

— Мне с отцом нужно поговорить.

Если честно, притворяться смельчаком у меня не очень получалось.

— Есть определенный риск, что ты не сможешь вернуться, — задумчиво протянул Хранитель.

— Почему?

— Понравиться! — расхохотался он.

— Дурак что ли? — обиделся я. — Никогда больше с тобой советоваться не буду.

— Ладно, — сразу же посерьезнел Фолчик. — Как и везде, в мире Мертвых есть опасности. Если готов, можешь идти. Только знай: твоя энергия там не работает.

— И как же мне тогда защищаться? — не понял я.

— Ручками, ручками! — лаконично ответил он.

— Ну хорошо. Как мне туда попасть? Я встать не могу!

— А ты перестань бояться, — надменно фыркнул Хранитель. — И все получится.

— Да я будто бы приклеен к этому злосчастному стулу! И вокруг темнота… — я демонстративно попытался подняться на ноги, но ничего не вышло.

— А все потому что ты — трус, — захихикал Фолчик. — Ну, я пошел. Удачи.

Отлично. И что мне теперь делать?

Я яростно начал ерзать на стуле.

— Да не страшно мне! — прокричал я, вздрогнув от собственного голоса.

Как-то он прозвучал уж слишком пугающе.

Возможно, не стоит? Это был всего лишь сон, и ничего больше.

Нет, так не пойдет. Я поспешно отогнал трусливые мысли и попытался успокоиться. Что такое смерть? Всего лишь другая реальность. Все мы там будем.

Я с замиранием сердца попытался встать со стула, но вместо этого начал вместе с ним куда-то падать.

Мне вот интересно. Он когда-нибудь отлипнет от моей пятой точки? Или мне так и ходить по миру Мертвых? Как-то несолидно.

Я летел на очень большой скорости, но чтобы создать левитирующий пласт, требовалась энергия, которой у меня не было. Прямо дежавю какое-то.

Интересно, я сейчас приземлюсь и погибну? Глупо получится. Решил сходить в гости к отцу на тот свет и умер по пути. Неудачник.

Я закрыл глаза, боясь болезненного падения. Но, что удивительно, мое бедное потрепанное тело приземлилось на что-то очень мягкое.

С опаской открыв глаза, я увидел, что лежу на… облаке. Слономух меня ущипни, я что, на небесах?

— Добро пожаловать в мир Мертвых, — услышал я низкий мужской голос.

Главное, взять себя в руки.

Черт, Генри, во что же ты влип…

Глава 7 Мир Мертвых

Я осмотрелся по сторонам и увидел ослепительно-голубое небо, на фоне которого стоял низкорослый лысый толстячок лет двадцати. За спиной у него виднелись большие крылья. Укутан он был в потрепанную простыню уже далеко не белоснежного цвета.

Это у них мода такая — ходить в постельном белье?

— Да что ты пятишься, как не свой, — фыркнул паренек. — Какой-то облик у тебя слишком плотный…

Он мне на вес мой намекает? На себя бы посмотрел!

— В смысле? — насупился я.

— Ну мертвые обычно прозрачные, — прогремел тот. — А ты нетипичный для здешних мест. Энергия яркая слишком.

— Я не умер, понятно?

Парень посмотрел на меня, словно на психа, и расхохотался.

— На экскурсию что ли? — держась за живот, спросил он.

— Почти, — туманно ответил я. — Мне бы отца своего найти.

— А я-то уже хотел назначать тебе работы, да не смог найти в базе, — вытирая слезы от смеха, прохрипел толстячок.

— Не понял, — я глупо уставился на него, ожидая объяснений.

— Эх, смертные, вы такие забавные, — махнул рукой он. — Ну вот смотри. Живет человек, совершает хорошие и плохие поступки. Моя задача — поощрять этого смертного или наказывать. Работы ровно столько, сколько он заслужил своими подлостями. Ну а все остальное время — отдых. По-моему, это — идеальная система.

— Ясно, — медленно прошептал я. — А вы все время в простыне ходите?

Знаю, что лучше было бы не спрашивать, но вопрос сам слетел с языка.

— Ну вообще-то да, — недовольно хмыкнул он. — Это моя будничная одежда. По выходным я надеваю простынь с голубой вышивкой. Кстати, — парень заговорщицки подмигнул мне. — Ты когда отца своего искать будешь, загляни к Калерии. Скажи, мол, Ангелиус просит новые одежки. Договор?

— Ладно, — ухмыльнулся я. — А кто она?

— Да местная швея. За десять лет мне ничего нового не сделала! А я должен ходить в этом барахле. — Он расстроенно начал теребить простынь.

— А где она живет хоть? — сочувственно спросил я.

— На том конце света, — будничным тоном оповестил меня толстяк.

Я аж слюной подавился.

— Да не боись, — похлопал меня по плечу Ангелиус. — Это не так уж и далеко.

— Я сюда пришел искать своего отца и намерен как можно скорее вернуться домой. А твои простыни мне искать совершенно некогда!

— Ну тогда я тебя не пущу.

— Да как ты смеешь! У меня важное дело! — задохнувшись от такой наглости, воскликнул я.

— Ну вот и возвращайся со своим важным делом в мир Живых, — уперто буркнул тот.

Я на миг задумался. На тот конец света идти совсем не хотелось, но, с другой стороны, если мой отец живет там же, то мне ничего другого и не остается.

В противном случае, не думаю, что будет проблема найти швею. Не может же быть Калерия одна на весь мир Мертвых!

— Ладно, — согласился я. — Найду тебе простыню.

— Ты настоящий друг! — подпрыгнул на радостях паренек. — Только табуретку от своей задницы тебе придется оторвать.

Залившись краской, я посмотрел на этот злосчастный стул. Он, как и прежде, лежал вместе со мной на облаке.

— Я тебе помогу, не бойся, — дружелюбно успокоил меня толстяк.

Ангелиус схватился за табуретку, и та с легкостью поддалась его движениям.

— Как у тебя получилось?

— Силушки будет побольше, чем у некоторых, — добродушно рассмеялся он. — Садись ко мне на спину.

Так и не поняв, шутка это или нет, я неуверенно подошел к своему новому знакомому. Тот радостно наклонился, чтобы мне было удобнее взбираться.

Я смущенно сел на паренька, обхватив его руками и ногами.

— Держись крепче, — предупредил он.

Ну, это я уже понял.

В следующий миг толстяк прыгнул с облака, и мы начали падать. Скорость была такая, что у меня едва не остановилось сердце от страха. Хотя… Какое может быть сердце, если я сейчас без тела путешествую?

— Можно помедленнее?

— Нет, — хихикнул Ангелиус.

Вот спасибо. Именно на такой ответ я и рассчитывал.

Ветер звенел в ушах, я начал задыхаться, так как дышать при такой скорости было довольно тяжело. Руки и ноги дрожали от напряжения, а в голове пульсировала лишь одна мысль: как бы не соскользнуть.

Через несколько долгих секунд мы оказались на земле.

— Ну вот и все. Дальше сам. До встречи! — махнул мне рукой толстяк и с такой же скоростью взмыл вверх.

Я опустился на землю, чтобы перевести дыхание.

Вокруг меня клубился туман, и что-нибудь разглядеть оказалось проблематично. Лишь вдали виднелись странные птицы с большими мрачными крыльями и ярко-алыми перьями. Они издавали странные звуки, похожие на плач, а их большие глаза были наполнены грустью.

— Я бы не советовала здесь сидеть, — донесся до меня тонкий женский голосок.

Я резко обернулся, в надежде найти невидимую собеседницу, и увидел в нескольких метрах от себя прозрачную девушку и серых лохмотьях. Ее измученное, изуродованное шрамами лицо не выражало никаких эмоций, а длинные черные волосы запутались в один большой узел.

— Почему это? — нахмурился я, пытаясь не выказывать страха.

— Квартал убийц, — безразлично ответила она. — Мы хоть и призраки, но тебе лучше держаться от нас подальше. Если наткнешься на секту Сумасшедших Художников, можешь забыть о мире Живых.

Незнакомка хотела было уйти, но я остановил ее.

— Что они могут мне сделать?

— Если ты поддашься их чарам, то сам станешь безумцем, — холодно отозвалась девушка. — Поторапливайся, если хочешь остаться живым. Мир Мертвых не терпит чужаков.

Она медленно начала уходить, но я вновь окликнул ее.

— А ты случайно не знаешь Герарда Дональдса? Мне очень нужно его найти, — с трепетом в голосе проговорил я.

— За рекой Забвения ищи, — лаконично ответила та и на этот раз окончательно растворилась в тумане.

Я со вздохом поднялся на ноги и решительно направился в сторону птиц. Разговор со странным призраком вывел меня из состояния равновесия, и теперь мне везде мерещились художники-психи.

Вскоре туман начал рассеиваться, и я с интересом осмотрелся по сторонам: вдалеке блуждали одинокие души, ищущие свободу в этих мрачных местах, с другой стороны виднелась огромная черная гора, а под моими ногами лежали… окровавленные руки!

— Ой, мамочки! — пискнул я, увидев эту душераздирающую картину. — Что б я еще раз согласился на подобную авантюру!

Руки тянулись ко мне, пытаясь ухватить за ноги, но у них ничего не получалось. Силенок маловато, наверное.

От такого зрелища у меня скрутило живот, и я чуть не вырвал прямо на них.

— Ребят, давайте договоримся. Вы не трогаете мои бедные ноги, а я не буду вас пачкать…

Но пообщаться с руками не получилось. Еще бы, у них же нет ушей.

Поэтому я, собрав в кулак последние силы, бросился наутек. На пути мне встречались одинокие призраки, но я старался не обращать на них внимания. А то еще с ума сойду.

Интересно, как там друзья? Наверное, мое тело сейчас лежит в медпункте, а Ворон и Чак ждут, пока я очнусь. А может быть и Лу рядом с ними…

Задумавшись, я не заметил, как преодолел оставшуюся часть пути.

Передо мной открылся великолепный вид. Невероятных размеров алые птицы сидели в своих гнездах, охраняя птенцов. За их пристанищем следовал бездонный обрыв. Я зачарованно посмотрел вниз, но не увидел ровным счетом ничего. Тьма поглощала все, что там находилось. И лишь вдалеке виднелись величественные горы, вселяющие хоть какое-то спокойствие.

То здесь, то там блуждали призраки. Некоторые безразлично скитались по этим землям, другие же — падали в пропасть.

Интересно, им не страшно?

Я решил подойти к одной из птиц.

— Привет! — дружелюбно воскликнул я. — Как жизнь?

Глупо прозвучало. Какая жизнь в мире Мертвых?

Та надменно посмотрела на меня и вновь издала странный звук. Она что, плачет?

— Ну ты не грусти. Я понимаю, что местечко — не сахар, но все же…

Крик птицы стал еще сильнее, и я с опаской отпрянул в сторону. Она судорожно начала хватать воздух. Задыхается что ли? В глазах ее вспыхнула ярость, что мне абсолютно не понравилось.

— Ладно, ладно, — поднял руки я. — Ухожу.

Но уйти мне было не суждено. Это странное существо начало извергать огонь в мою сторону.

— Да хоть бы предупредила! — в панике проорал я, убегая на безопасное расстояние.

К счастью, в этот раз моя реакция сработала как надо.

— Милок, зачем ты Страдалиц дразнишь? — Ко мне подошел старый призрак.

Я фыркнул. Очень подходящие прозвища.

Выглядел старик, в отличии от моей недавней собеседницы, довольно неплохо. Глаза его светились задором и юностью. Незнакомец был одет в белоснежный балахон, совсем не похожий на тот, что я уже видел прежде.

— Мне нужно добраться до реки Забвения, — вздохнул я.

— Нам в одну сторону! — жизнерадостно воскликнул он. — Если хочешь, можем вместе полететь на птице. Я смотрю, ты не местный, так что сам не сможешь добраться.

Старик начал напевать странную мелодию, после чего бесстрашно подошел к одной из Страдалиц и с легкостью оседлал ее.

Они успокаиваются под музыку? Как дракониусы что ли?

Птица не сопротивлялась такому обращению, и это несказанно удивило меня. Что за дискриминация?

— Нужно просто научиться с ними общаться! — пояснил мой новый знакомый. — Она подумала, что ты хочешь украсть ее птенцов.

— Зачем они мне сдались, — буркнул я, с опаской садясь на Страдалицу.

— Для вечной жизни, — хмыкнул он. — Если не понравится у нас — можешь испробовать яйцо и остаться в мире Живых навсегда.

— И многим это удавалось? — с интересом спросил я.

— За все время миллионы смельчаков спалили свои души ради подобной роскоши. И лишь один победил птиц, украв заветное яйцо, — с благоговейным трепетом прошептал старик. — Но у тебя вряд ли получится.

А вот это большой удар по моему самолюбию. Обидно немного.

— Почему? — насупился я. — Всегда есть шанс.

— Может быть, — многозначительно кивнул тот.

— И кто же стал тем смельчаком?

У меня вдруг появилась догадка.

— Невероятно сильный духом и телом мужчина. Имя вроде бы на букву р начиналось… — Призрак почесал затылок, вспоминая давние события. — Нет, не скажу. Время стирает все.

А мне и не надо было. Моя догадка лишь подтвердилась: скорее всего победителем стал Реджинальд. Иначе вряд ли можно объяснить его долголетие.

Старик что-то шепнул птице и, повернувшись ко мне, ухмыльнулся:

— Держись крепче, малец. Вам таких скоростей в мире Живых не видать!

Страдалица взмахнула крыльями и через миг мы уже парили в воздухе. Я с трепетом и восхищением начал рассматривать окрестности. Сильный ветер дул в лицо, но это было приятно. Ощущение свободы и звенящего восторга не оставляло меня до тех пор, пока птица не начала пикировать в темную пропасть.

— Зачем!? — с ужасом завопил я.

— Да что ты как маленький, — фыркнул старик. — Сам попросил отвезти тебя к реке Забвения.

Я поспешно замолчал, в панике наблюдая за нашим падением.

Черный туман внизу вселял страх, но я был уверен: разговор с отцом стоит того, чтобы пройти через это.

Мы неумолимо приближались к странной тьме, окутавшей пропасть. Души так же, как и мы, тихо летели в бездну, не издавая ни звука.

Сладковатый вкус ужаса на языке и чувство тревоги не давали мне покоя. Где-то в глубине души я уже начинал жалеть, что решился на пободное.

Наконец, через минут пять, мы приземлились на каменный пол. Бодряще-холодный воздух заставил меня поежиться.

— Привыкай, — кинул мне старик, отправив птицу обратно.

— А как мы отсюда выберемся?! — ошарашенно посмотрел я на него.

— Как хочешь, — лаконично ответил он.

Ничего не скажешь, обнадеживает.

Я с досадой посмотрел вверх.

Черный туман плотно ложился на каменные плиты, будто бы говоря мне: «ты не выйдешь отсюда, брат…».

Совсем рядом искрилась темная вода, в которой плавно исчезали призраки, упавшие с обрыва.

— Скоро подплывет лодка, — бодро известил меня старик.

— Жуткое место, — судорожно вздохнул я. — Как вы здесь вообще живете?

— По-моему очень романтично.

Я ничего не ответил и продолжил рассматривать реку.

Через миг на горизонте показалась белоснежная лодка. Она медленно плыла в нашу сторону. Что меня особенно удивило, ею никто не управлял.

— Для вас этот мир лучше, чем живой? — задумчиво спросил я у своего нового знакомого.

— В тысячи раз, — кивнул он. — Присаживайся.

Местный транспорт уже остановился возле берега, будто бы приглашая сесть. Яркий белый цвет резал глаза, но мне даже становилось чуть лучше от таких красок.

Я осторожно последовал предложению старика. Лодка возмущенно начала качаться под моим весом, что меня немного встревожило.

Я ведь легкий, это она непрочная.

Мой новый знакомый сел рядом со мной, и наше маленькое судно отправилось в путь. Вместе с удаляющимся берегом растворялись и надежды на спасение. Я грустно посмотрел вдаль, но не увидел ничего, что могло бы меня успокоить. Вокруг лодки клубились черные тучи, жадно увлекающее нас в свои объятия.

— Здесь нужно быть осторожным, — предупредил меня старик. — Река тебя не отпустит, если ты смочишь хотя бы кончики пальцев. Но страдать ты будешь недолго: со временем память твоя растворится в водах, так же, как и эти несчастные души.

— Зачем они прыгают?

— Вечная жизнь даже в мире Мертвых очень надоедает, — объяснил мне призрак. — Вот и хотят забыться.

Я внимательно посмотрел на волны, исходящие от нашего судна.

— А почему она такая темная? — нахмурился я.

— Так это ж кровь, — ухмыльнулся старик, будто бы я спросил какую-то глупость.

Вот это мне уже не нравится. К горлу вновь подкатил мерзкий ком, и я судорожно начал хватать ртом воздух.

— Что, морская болезнь? — хихикнул мужчина, теребя в руках свой балахон.

— Не смешно, — скривился я. — Скажите лучше, знаете ли вы некого Герарда Дональдаса?

Тот хлопнул себя по лбу и расхохотался.

— Конечно знаю! Когда-то я нарисовал его чудесный портрет…

Портрет?

Мое сердце на миг остановилось, и я уже был готов потерять сознание, но старик вовремя меня окликнул.

— Ты чего, парень?

Мне вдруг безумно захотелось прыгнуть в реку и уплыть куда подальше от этого психа, но я вовремя вспомнил его предостережения.

Так, нужно взять себя в руки. Ничего он мне не сделает, если я не буду бояться. Главное — продержаться до берега.

— В… Вы любите рисовать? — заикаясь, спросил я.

— Почему это тебя так удивляет? — прищурился старик. — Герард — отличный натурщик.

Он еще и над моим отцом издевался! Этого я точно не стерплю.

— И как ваш друг сейчас поживает? — осторожно спросил я и затаил дыхание.

— Да отлично! — кивнул старик. — Заходит ко мне на чаек по вечерам. Я, кстати, живу возле той скалы. — Этот псих указал рукой в сторону небольшой горки, куда мы, собственно, и плыли.

Неужели он свел моего отца с ума? Я в ужасе огляделся: пути отступления не было. Существовал лишь один вариант сбежать от призрака, но он меня абсолютно не вдохновлял. Кровавая река бурлила вокруг, и прыгать в воду было сущим безумием.

Я прислушался к себе, но никаких внутренних изменений не почувствовал.

— Еще немного, и мы будем на месте, — зловеще прошипел старик.

— А если я передумал?

— Малец, лучше не зли меня, — потряс указательным пальцем Сумасшедший Художник. — Я не люблю капризных.

Туман вокруг нас начал сгущаться. Черные тучи обволакивали лодку, но ее белоснежность отталкивала тьму. Мне стало не по себе от такого зрелища, и я решил прикрыть глаза.

Что бы не задумал этот псих, я собирался бороться до последнего. Терять рассудок в мои планы точно не входило.

С виду призрак не выглядел сильным, и, если бы со мной была моя энергия, я бы с легкостью его победил. Но здесь дело обстояло намного сложнее. «Магией» мертвых я не владел, поэтому нужно было брать хитростью.

Я резко открыл глаза, намереваясь продолжить непринужденный разговор, но с ужасом обнаружил, что вместо старика сидит… Лу.

Ее светлые волосы развивались на ветру, украшая собой белоснежную лодку. Я невольно засмотрелся на это зрелище, но через миг спохватился и начал судорожно размышлять.

Наверное, я уже схожу с ума. Как вообще у этого психа получилось такое сделать?

— Я знаю, что ты — не Лу. — Мне казалось, что если произнести эти слова вслух, видение растает.

Но ничего подобного не произошло.

— Интересно, а кто тогда? — ехидно спросила девушка.

Она протянула ко мне белую, словно мрамор, руку.

— Изыди! — проорал я.

— Ты что, совсем спятил?

— Я не псих! Меня не проведешь!

Медлить дальше было опасно. А вдруг этот старикашка еще что-нибудь эдакое выкинет, чтобы заманить меня в свою мастерскую? Нет уж, извольте.

Я с опаской посмотрел на бурлящую кровавую реку, вспоминая слова художника-психа. Если я прыгну, то рискую остаться тут на всегда… А если нет, то сойду с ума! Выбор невелик.

Я с досадой взглянул на очаровательное видение, и, закрыв глаза, прыгнул в реку.

Сотни ледяных иголок впились в мою кожу. Я рывком всплыл на поверхность и начал активно шевелить руками и ногами, чтобы не схватила судорога.

— Генри, ты что, дурак? — донесся до меня голос Лу.

Нет, спасибо. Я еще не совсем псих, чтобы общаться с воображаемыми друзьями.

— Меня не проведешь! — голосом человека, открывшего нечто важное, прохрипел я.

Течение уносило меня от лодки, но мне это было только на руку. Черные блики и запах крови будто бы играли на моих нервах, а белоснежные призраки, тонущие в водах, убивали надежду на спасение.

По моим расчетам, я плыл в нужную сторону. Оставался лишь один неразрешенный вопрос: что старик сделал с отцом?

Со временем все звуки стихли. Лишь плеск от моих движений нарушал такое хрупкое равновесие. Тьма сгущалась, я ощущал ее почти физически.

Мне стало труднее плыть, а чтобы вдохнуть воздух, приходилось до предела напрягать легкие. Мое энергетическое тело превратилось в большую льдину, но, к сожалению, берега я по-прежнему не видел. Мысли, словно растаявший снег, медленно стекали в воду. Я перестал чувствовать страх, что меня очень радовало. Кровавая река уже не казалась такой неприветливой и опасной. Я удивился собственной глупости: как можно было бояться такого блаженства?

А если я останусь здесь навсегда? Вон, какие милые призраки плавают… И я среди них, отдающий тепло и жизнь реке Забвения.

Я медленно начал тонуть. Кровавые воды приветливо приняли меня в свое царство тьмы и тишины.

Я блаженно улыбнулся, наблюдая за происходящим вокруг. Бледные души спали в объятиях небытия, а рядом отдыхал и я.

Вдруг где-то вдалеке начал мерцать слабый огонек. Интересно, что это может быть? С каждой секундой он увеличивался, и вскоре засиял так, что тьма вокруг начала трусливо растворяться.

По центру этого света находился высокий длинноволосый мужчина в красной простыне.

Ну и мода у них, скажу я вам. И кто только придумал им такое странное одеяние?

— Зачем ты здесь? — грозно спросил незнакомец, явно разозленный моим появлением.

Интересное дело. Лежишь себе, никого не трогаешь и еще кому-то мешаешь.

— Плаваю, — глупо улыбнулся я, удивившись тому, что разговариваю в воде.

— Плавать будешь у себя в ванне, — строго оборвал меня тот. — Точнее, уже не будешь.

Это еще что за новости?

— Не понял, — покачал головой я. — Почему?

— Ты выбрал мир Мертвых, — холодно пояснил мужчина.

— Не правда!

Какое он имеет право решать за меня? Я, может быть, просто отдохнуть хотел.

— Пошли, — жестко скомандовал незнакомец. — У меня мало времени. Думаешь, ты один такой умный?

— А попробуйте заставьте! — нахально заявил я, скрестив руки.

— Зря ты так… — донесся до меня знакомый голос.

— Фолчик? Ты что ли? — радостно прошептал я.

— С кем ты разговариваешь? — заподозрив неладное, спросил мужчина.

— Действительно, — фыркнул Хранитель. — Когда же у тебя появится логика? Я — телепат, можешь не разговаривать.

— А раньше ты мне не разрешал! — мысленно возмутился я.

— Сейчас нет другого выхода, — хмыкнул тот. — Попытайся убедить этого хмыря, что мы еще хотим жить.

— Каким образом, интересно?!

— Нам нужно восстановить сознание, — пояснил мне Фолчик.

Я настороженно кивнул, посмотрев на мужчину.

— Дайте мне пять минут!

— Время пошло, — строго отчеканил он.

Я уверенно закрыл глаза, прислушиваясь к внутреннему голосу.

— А теперь сосредоточься на своих воспоминаниях, — скомандовал Хранитель.

Я хотел было последовать его совету, но с ужасом обнаружил, что мои мысли пусты, как чистый лист бумаги.

— Ладно, — вздохнул Фолчик. — Попробуй проникнуть в сознание, мне без тебя не справиться.

— Как скажешь.

Я с опаской начал «нащупывать» место обитания человечка. Найти его не составляло труда, что очень порадовало мое самолюбие.

Через секунду я уже находился в знакомом зале.

— Ну как тебе новая обстановочка? — ухмыльнулся Хранитель, наблюдая за моей реакцией.

Удивляться действительно было чему. Большинство дверей просто исчезли, а вместо них появились огромные черные дыры. Исключение составляли лишь две комнаты: одна возле «святой» кровати, а другая — под большим замком.

На стенах красовались ярко-красные разводы, а энергетические «паутинки» медленно превращались в пепел под действием алого освещения.

— Что здесь произошло? — ошеломленно спросил я, рассматривая страшные изменения.

— Река Забвения сожгла твое сознание, — скривился Фолчик, ложась на диван.

— Ты чего? — возмущенно подбежал я к нему. — Нам нужно спасаться!

— Это уже твои заботы, — надменно махнул рукой Хранитель. — Закрой глаза и попытайся вспомнить что-нибудь из своей жизни. Я попробую восстановить твою энергию и каналы.

— И на том спасибо, — буркнул я, садясь на пол.

Итак, с чего бы начать?

В голову сразу же полезли дурацкие мысли о комарах. Это, пожалуй, самые яркие воспоминания последнего месяца. Хотя, подобных приключений у меня было ой как много за все время обучения в Управлении.

Сосредоточиться получилось с большим трудом.

Мысли, будто бешеные слономухи, разлетались в разные стороны, и собрать их воедино не представлялось возможным.

Я со стоном лег на пол. Зачем мне понадобилось прыгать в кровавую реку? Уж лучше бы сидел с полоумным стариком.

— Фолчик, у меня не получается! — капризно пожаловался я.

— Да что ты за полицейский такой, если даже со своим сознанием справиться не можешь!

Битый час я пытался совладать со своими мыслями, но получалось это занятие у меня из рук вон плохо.

— Черт, я не могу! — в очередной раз простонал я, схватившись за голову.

— А уже и не надо, — донесся до меня ошеломленный голос Фолчика.

Я открыл глаза и с интересом посмотрел в его сторону.

Красные пятна на стенах куда-то исчезли, а на месте черных дыр начали появляться двери.

— Что происходит? — ошарашенно спросил я.

— Спасаю тебя, дурака, — послышался до боли знакомый голос за спиной.

Резко развернувшись, я увидел Лу. Она как ни в чем ни бывало по-хозяйски присела на пол. В ее руках из ниоткуда появлялась паутина, которую она тут же использовала на ремонт моих комнат.

— Ты… Что здесь делаешь? — выдохнул я, будучи не в силах пошевелиться.

— Делюсь своей энергией. Не видишь что ли? — раздраженно отозвалась девушка.

— Откуда ты вообще взялась? — Я не понимал ровным счетом ничего из того, что здесь происходило.

— Ну мы еще встретились на лодке, если ты не помнишь. И только не надо опять делать вид, что я приведение. — Она вставила последнюю дверь. — Давай поговорим снаружи.

С этими словами девушка медленно растворилась в воздухе.

Я ошарашенно посмотрел на Фолчика, но тот лишь неопределенно пожал плечами.

— Лучше беги за ней, — хихикнул он. — Так хоть будет шанс выжить.

Можно подумать, без Лу у меня бы ничего не вышло. Нет, Генри, ты совсем бессовестный. Конечно же не вышло бы.

Я послушно последовал совету Хранителя и через секунду вновь вернулся в мир Мертвых.

* * *

Мы с Лу сидели на каменном берегу. Черный туман все так же плотно обволакивал нас, но меня это уже не пугало. Рядом плескалась кровавая река, которая чуть не поглотила мою душу. При одном воспоминании о недавних приключениях мне становилось стыдно.

— Хватит отмалчиваться, — заговорила девушка. — Расскажи лучше, какими же судьбами ты сюда попал?

Что? Она издевается?

— Вообще-то я хотел задать тот же вопрос тебе.

— Ладно, начну с самого начала, — легко согласилась Лу. — Моя мать умерла при родах. Достигнув сознательного возраста, я долго думала об этом и в конце концов решила: мне во что бы то ни стало нужно навестить ее. — Девушка задумчиво начала накручивать прядь волос на палец. — Я знала: существуют методы, благодаря которым живые могут путешествовать по миру Мертвых. Отец всячески отговаривал меня, сетуя, что это опасно, но я настояла на своем. Через год тщетных попыток у меня все же получилось осуществить задуманное.

— Ты сама училась? — ошеломленно спросил я.

— Да. Книги творят чудеса, Генри. — Лу на миг замолчала. — В первый раз мне было безумно трудно, я чуть не утонула в этой реке… Знаешь, со временем можно привыкнуть ко всему. Я подружилась с местными жителями, и поэтому опасности для меня плавно сошли на нет. Да, звучит дико, но здесь обитают довольно милые призраки.

— Я заметил.

— Не будь так категоричен, Генри, — закатила глаза она. — Сумасшедшие Художники — скорее исключение, чем правило. Итак, на чем я остановилась? — Лу, усердно вспоминая, наморщила лоб. — Ах да. С тех пор я прихожу к маме довольно-таки часто. Мне не хватает ее в нашем мире…

Как и мне не хватает отца. Интересно получается. У нас с ней даже цели одинаковые!

Так, стоп. Генри, не теряй голову.

— Сегодня, после ночного дежурства, мне сказали, что с тобой случились очень странные вещи, — продолжила свой рассказ девушка. — Ворон и Чак, вернувшись в Управление, страстно заверяли, что пытались тебя уберечь, но не смогли. Как они нам поведали, ты упал с крыши на Главной площади. Ребята сразу же доставили тебя в медпункт.

Хм, странно. Что же там произошло на самом деле? Должно быть, Учитель уже в курсе, что мы следили за ним. Теперь нужно быть очень осторожными в его присутствии.

— Лика поведала нам, что твоему здоровью ничего не угрожает, — улыбнулась Лу. — Это немного успокоило меня, и я решила заняться своими делами: выходом в мир Мертвых.

Интересные, однако, у нее дела.

— Представь, каково было мое удивление, когда я увидела тебя, садящегося на птицу с этим психом! — всплеснула руками девушка.

— Ты знаешь Сумасшедших Художников в лицо?

— Они все похожи, — отмахнулась та. — К сожалению, у меня не получилось вас догнать сразу же. Поэтому я тоже оседлала Страдалицу и полетела к реке Забвения. Там добралась до вашей лодки вплавь…

— И как ты еще жива?! — опешил я. — Разве такое возможно?

— Генри, меня знают тут абсолютно все, — устало закатила глаза Лу. — Кровавый Судья — не исключение.

— Это тот тип, который хотел меня к себе забрать?

— Именно. К тому же у меня выработался некий иммунитет к чарам реки Забвения. Так что она не представляет для меня никакой опасности. — Девушка беззаботно улыбнулась. — Доплыв до лодки, я увидела, что ты теряешь сознание. А значит, сеанс превращения тебя в психа начался.

— Я просто прикрыл глаза!

— Да, да, конечно, — скептически хмыкнула она. — Так как я энергетический вампир, для меня не составляло труда поглотить душу Сумасшедшего Художника.

— Ты что, убила его? — в ужасе спросил я.

— Генри, ответь мне на один вопрос, — слегка раздраженно попросила Лу. — Как можно убить мертвого?

Да, немного глупо получилось. Я пристыженно посмотрел на нее, тщательно подбирая слова.

— Ну, ты съела призрака… — неуверенно обвинил я девушка.

— Художников отлавливают уже несколько лет. Так что я только помогла здешним Охранникам, — серьезно ответила она.

— Как это вообще возможно? — не унимался я. — Разве у тебя хватает сил поглотить столько энергии? На подобное способен лишь маньяк, орудующий в Арии!

Мой голос разлетелся эхом по темным волнам реки.

А что, если Лу и есть тот самый загадочный вампир!? Напуганный своими же мыслями, я с ужасом посмотрел на нее.

— Да у тебя уже крыша поехала на нервной почве, — ехидно заметила она. — У мертвых энергии в десятки раз меньше, чем у живых, и поглотить их души не составляет труда даже для самого слабого вампира.

Я облегченно вздохнул. Все-таки приятно, что такая милая девушка не замешана в этих всех убийствах.

— А как же легенда о Всемогущем? Ведь там он «ест» именно энергию мертвых!

— Ну ты сравнил. Тот вампир съел тысячи душ, чтобы достичь перенасыщения! А я — всего лишь одну.

— Ладно. И последний вопрос: почему я чувствую здесь свое физическое тело? Сердцебиение, холод, боль…

— Потому что ты жив, а душа напрямую связана с твоей плотью. Но в то же время тебе не удастся нанести себе физическую травму. Это как с энергослоем: мы можем навредить лишь своим силам. — Лу пристально посмотрела на меня. — А теперь, дорогой Генри, расскажи, что за цирк ты устроил, когда увидел меня. Скажу честно, это было смешно.

— Да я думал, что у меня галлюцинации!

— И поэтому решил попытать удачи в реке Забвения, — расхохоталась та. — Ты, как всегда, блещешь умом и сообразительностью!

Я обиженно засопел.

— А что мне еще оставалось?

— Ну да, твоя идея была самой лучшей! Познакомиться с Кровавым Судьей — что может быть романтичнее? — схватилась за живот девушка, в надежде удержать очередную волну смеха.

Так, на что она теперь намекает? На то, что я не той ориентации? Вот уж спасибо!

— Я поплыла за тобой, — мигом посерьезнела Лу. — Мне пришлось пообещать Кровавому Судье, что я приведу тебя в порядок и вытащу тело на берег. Увидев, что ты пребываешь в трансе, я решила проникнуть в твое сознание. Благо, каналы позволяют. Дальше ты все видел.

— Разве можно пользоваться энергией в Мертвом мире? — нахмурился я. — У меня ничего не вышло, когда я пробовал.

— Мы пребывали в твоем сознании, это ведь совсем другое место, — задумчиво покачала головой девушка. — А здесь у меня тоже не получается. Рассказывай теперь, зачем пришел сюда, и что на самом деле случилось этой ночью. Ты же не думал, что я поверю в сказки Чака и Ворона?

— Ладно, — сдался я и поведал ей обо всем, начиная со вчерашнего вечера.

— Очень странно, — нахмурилась Лу, выслушав мой рассказ. — Ты думаешь, Александр в чем-то замешан?

Я неопределенно пожал плечами.

— Мне хочется верить в обратное.

— Мы обязательно выясним это, Генри, — улыбнулась девушка, взяв меня за руку.

Вздрогнув от неожиданности, я посмотрел на ее маленькую, почти детскую ладонь. Может быть, я тоже ей нравлюсь?

Радостная мысль, словно мощный заряд энергии, пронзила мое тело. Я потянулся к Лу, чтобы поцеловать, но она резко отстранилась.

— Прости, — смущенно пробормотал я, отвернувшись.

— А у меня есть хорошая новость, — быстро сменила тему девушка.

От досады я даже никак не отреагировал на ее реплику.

Какой же ты неудачник, Генри.

Я яростно корил себя за то, что решился на подобный шаг, и не находил ни одного аргумента для оправдания.

— Калерия — моя мать, — продолжила Лу. — Тебе не нужно будет долго искать ее.

Последняя фраза все же вывела меня из оцепенения.

— И живет она на краю света? — ровным голосом спросил я.

— Да, но в мире Мертвых существуют специальные порталы, чтобы долго не блуждать. Понимаешь меня? — озабоченная моим состоянием, улыбнулась девушка.

— Хорошо, — кивнул я, продолжая смотреть в пустоту.

— Честно говоря, зря ты согласился на условия Ангелиуса, — вздохнула Лу. — У него этих простыней безумное количество, но ни одна ему не нравится.

— Почему тогда он все время ходит в самой старой? — озадачено почесал затылок я.

— Хочет пробить на жалость таких наивных дурачков, как ты. Но раз обещал, значит надо исполнять.

— С этим решили, — подытожил я. — Где мне найти отца? Сумасшедший Художник сказал, что нарисовал его портрет, и теперь они друзья.

— По рассказам знающих, если сжечь картину, на которой изображены жертвы этих психов, сгорают и чары, — ободряюще похлопала меня по плечу Лу. — А так как твой отец каждый вечер заходит к призраку на чай, мы должны успеть до заката. У нас мало времени.

Я резко встал на ноги и тут же почувствовал слабость. Должно быть, мое энергетическое тело не до конца восстановилось после недавних приключений.

Девушка повела меня по пустынному берегу, мрачному и завораживающему своей загадочностью. По ее словам, скалы на которые мне указывал старик, находились совсем близко. Холод обжигал легкие, превращал в льдину мое тело, играл с нервами. Лу же на это все внимания не обращала и жизнерадостно спешила к дому Сумасшедшего Художника. Я, хромая, пытался идти наравне с ней, но у меня ничего не получалось.

Через десять минут мы были на месте. Перед нами стоял мрачный деревянный дом, светящийся, словно призрак. От старости он перекосился на бок, а доски частично прогнили. Соломенная крыша свисала непосильным грузом, загоняя дом все глубже и глубже в землю.

— Странно, что здесь еще кто-то жив… обитает, — прошептал я, рассматривая жилище.

— Наверное, только он и его картины, — отозвалась Лу, и уверенно вошла в дом.

Я поспешил за ней, так как находиться одному в этих мрачных местах мне совсем не хотелось.

Внутри дело обстояло не лучше. На стенах цвела плесень, украшенная толстым слоем паутин.

Пол был настолько грязным, что после наших шагов оставались следы. Разбитые окна лишь подчеркивали угнетающую атмосферу.

Везде: на столах, стульях, шкафах, — стопками лежали картины.

— Ладно, давай искать, — бодро кивнул я.

И мы принялись за работу. Огромные клубы пыли витали в воздухе, и я тихо радовался тому, что нахожусь сейчас не в физическом теле, иначе аллергии бы не миновать.

Странные портреты попадались нам: страдающие женщины, тонущие в реке Забвения, печальные старики, стоящие на голове. Каждая картина была подписана внизу.

— Ищи портрет с надписью Герард Дональдс, — сообщил я девушке, продолжая рассматривать творения этого психа.

Мы перевернули почти всю комнату вверх дном, но ничего не нашли.

— Где он ее спрятал? О святые слономухи, помогите мне найти картину отца! — я шутливо поднял руки и голову вверх, после чего с ужасом обнаружил, что предмет моего интереса приклеен к потолку.

— Хорошая у тебя молитва, — рассмеялась Лу.

— Посмотри, — тихо прошептал я, указывая в сторону портрета.

— Должно быть, слономухи действительно святые, — ошарашенно произнесла девушка. — Зачем Художнику это понадобилось?

Я лишь покачал головой в ответ, и мы тут же бросились к пыльному столу, чтобы передвинуть его поближе к картине. Такое занятие, скажу я вам, оказалось не из легких.

Когда мы закончили, я бодро взобрался на прогнившую столешницу и с легкостью смог дотянуться до потолка. Портрет отца был украшен золотой изящной рамкой. Я ухватился за нее и резко дернул на себя. Никакого эффекта.

— Ты там аккуратнее работай! А то упадешь еще… — взволнованно проговорила Лу, наблюдая за моими действиями.

Я ничего не ответил и, не прекращая попыток отклеить картину, тихо застонал. Она что, приросла?

— Генри! — вновь позвала меня девушка, но я, увлеченный работой, не отозвался. — Генри!!!

Да что же ей надо? Я непонимающе посмотрел вниз и увидел, что на пороге стоит мой отец, а рядом с ним — Страдалица.

— Где Художник? — стеклянным голосом спросил он.

Я быстро спрыгнул со стола и схватил Лу за руку.

— Задержи птицу, мы подожжем весь дом, — шепнул ей я.

Та кротко кивнула и выбежала во двор.

— Привет, папа, — нервно улыбнулся я, подойдя к нему ближе.

Честно сказать, он очень изменился за все то время, что провел здесь. Уставшее, изможденное лицо говорило лишь об одном: отец не узнает меня. Порванная простыня небрежно висела на грязном теле, а руки были покрыты царапинами. Его глаза не выражали абсолютно никаких эмоций, что очень волновало меня. Наверное, проклятие Художника и правда действует.

Папа на мое приветствие ничего не ответил и продолжил растерянно стоять на пороге.

— Нам нужно выйти, — настойчиво проговорил я, взяв его за руку.

Тот, словно маленький ребенок, послушно последовал за мной.

Лу тем временем уговаривала Страдалицу сжечь дом. Та капризно отворачивалась, не желая даже слушать девушку.

— Да что ты с ней нянчишься! — раздраженно воскликнул я, подойдя к ним.

Оставить отца одного я не боялся: он безразлично стоял в том самом месте, куда я его отвел.

— А что ты предлагаешь? — обиженно спросила Лу. — Петь песни не вариант — она еще больше успокоится.

Я самоуверенно подошел к птице и шепнул ей на ухо, что собираюсь съесть ее птенцов. К моему немалому удивлению, она поняла меня с полуслова и яростно замотала головой.

— Зря ты это сделал, — встревоженно покачала головой девушка.

— Без паники, — весело отозвался я, уводя Страдалицу поближе к дому.

Сердце колотилось с бешеной скоростью, но я, стараясь не поддаваться инстинкту самосохранения, резво подбежал к крыльцу.

— Я заберу всех твоих птенцов!

Та начала характерно задыхаться, после чего одарила меня своим огнем. Я резко отскочил в сторону и, увидев лестницу сбоку, начал забираться на крышу. Птица последовала за мной, сжигая все на своем пути.

Я в ужасе осмотрелся по сторонам: крыша пылала ярким пламенем, но бежать мне было абсолютно некуда. Неужели опять придется прыгать?

Страдалица, увидев, что я замешкался, медленно направилась в мою сторону. Огонь обжигал энергетическое тело, оставляя после себя светящиеся раны. Я посмотрел вниз, и у меня закружилась голова.

— Прыгай! — скомандовала Лу. — Все будет хорошо. Я поговорю с ней, и она успокоиться.

Я зажмурился и последовал данному совету. Приземляться, к моему немалому удивлению, было почти не больно.

Я слышал, как птица с криком подлетела ко мне, но девушка ее остановила, отвлекая своим тихим пением. Голос ее ласкал слух, и я невольно заслушался, продолжая лежать на спине.

    — Мир огня и мир тревоги
   Позовет тебя к себе.
   Не сворачивай с дороги,
   Благодарна будь судьбе.
   Твой огонь в твоих объятьях,
   Жизнь детей в твоих руках.
   Ты порхаешь в море счастья,
   Ты купаешься в слезах.

— Вставай, дурачок, — улыбнулась она, закончив свою песню. — Ты в порядке?

— Да, — кивнул я. — Красиво поешь.

— Благодарю, — шутливо поклонилась девушка. — Твой отец, кажется, пришел в себя.

Я резко вскочил на ноги и подбежал к нему.

Действительно: вместо отсутствующего взгляда, я увидел удивленные глаза. Папа смотрел на меня и судорожно тряс головой.

— Генри, что ты тут делаешь? — наконец, выговорил он.

— Пришел в гости, — невинно улыбнулся я.

Опешив от такого ответа, отец еще долго стоял молча и разглядывал меня.

— Я, должно быть, напугал тебя, — прохрипел он. — Художник выпил все силы. Теперь у меня часто случаются провалы в памяти, и я абсолютно не помню, что произошло.

— Давайте для начала выберемся отсюда. Предлагаю сразу же отправиться к моей матери, чтобы не тратить зря времени, — вмешалась в наш разговор Лу.

Она подозвала к себе Страдалицу и резво взобралась на нее. Мы последовали за девушкой, но увидев меня, птица сразу же начала изворачиваться.

— Не волнуйся. Она не причинит тебе вреда.

Усевшись, мы отправились в путь. Это дивное существо властно взмахнуло крыльями, оставив мрачный обрыв далеко позади.

Я восхищенно наблюдал за меняющимися пейзажами, такими унылыми, но тем не менее чарующими душу. Лу направляла птицу в сторону, так называемых, порталов. Мне было безумно интересно что они из себя представляют, поэтому я с нетерпением ждал окончания нашего полета.

Наконец, Страдалица приземлилась около больших фиолетовых шаров, парящих в воздухе.

— Что это? — зачарованно спросил я, подойдя к одному из них.

— Те самые порталы, о которых я говорила, — отозвалась девушка, отпустив птицу.

Та радостно взмахнула крыльями и взмыла в небо.

— Нам на край света, — деловито проговорила Лу, обращаясь к странному шару.

На его поверхности тут же появилось изображение пожилой женщины с длинными седыми волосами, собранными в красивую укладку.

— Будет сделано, — жизнерадостно заявила она.

— Это кто? — тихо прошептал я, чтобы незнакомка не услышала.

— Секретарь, — ответил мне отец. — Милейшая старушка. Нужно дотронуться до шара, Генри.

Я послушно прислонил ладонь к порталу. В следующий миг нас озарила яркая вспышка, и мы оказались совершенно в другом месте.

Я бы не рискнул назвать подобную красоту — царством мертвых. Там, где мы сейчас стояли, искрилась жизнь. По крайней мере, мне так казалось.

Фиолетовый шар и здесь парил в воздухе, но вокруг все было иное: невероятно красивый благоухающий сад радовал душу, алые розы украшали изящный забор, а по центру стоял фонтан со скульптурой… Лу.

— Мама постаралась, — заметив мой удивленный взгляд, объяснила девушка.

Я улыбнулся, продолжая рассматривать жилье Калерии. За сквером виднелся домик, к которому вела узенькая тропинка. Его форма была отнюдь не привычной для моего глаза: он представлял собой большое красное сердце, стоящее на одной тоненькой ножке.

Я мысленно восхитился тому, что жилище еще не упало.

— Дорогая, это ты? — донесся до нас кокетливый женский голос.

— Да, мам, но я не одна! — крикнула ей Лу и направилась в сторону невероятного строения.

Мы с отцом поспешили за ней.

Через миг перед нами предстала красивая женщина с черными волосами, собранными в изящную прическу, большими темными глазами и в ярко-красном длинном прозрачном платье.

Я сдавленно хмыкнул. Все-таки не каждый день видишь почти обнаженную женщину. И к тому же с шикарной фигурой.

Честно говоря, я вообще не понимал, какую роль здесь играло платье, если все было видно так же, как было бы видно и без него.

— Мама, я же сказала, что у нас гости, — устало закатила глаза Лу.

— Чем очень обрадовала меня, — жеманно улыбнулась Калерия. — Проходите же!

На первом этаже помещалась лишь винтовая лестница, и мы послушно начали подниматься вверх.

Женщина нас вывела на открытую крышу своего жилища, где, как я понял, она проводила большую часть времени. По центру стояли два плетеных кресла и большой кожаный диван. Кругом были раскиданы порванные розовые подушки.

— Прошу прощения, — кокетливо улыбнулась хозяйка. — Не успела отойти после бурной ночи.

Это она про короля? Он что, тоже к ней наведывается?

— Мама так шутит, — шепнула мне на ухо Лу.

Интересное, однако, у этой женщины чувство юмора.

— Ангелиус просил передать, что ему нужна новая простыня, — решил я перейти сразу к делу.

— Ах, этот бездельник! — махнула рукой швея. — Ему всегда мало! Вы присаживайтесь.

Я и отец послушно сели на диван.

— Мы за полчаса сострочим ему новую одежку! — заверила Калерия, увлекая за собой девушку.

Папа растерянно посмотрел на меня. Я лишь неопределенно пожал плечами в ответ.

— Никогда не видел прежде… таких женщин, — хрипло проговорил он, когда мать и дочь скрылись за дверью.

— Согласен, — кивнул я.

Мы некоторое время сидели молча, пытаясь отойти от увиденного. Теперь понятно, в кого Лу такая красивая. И почему она не носит похожих платьев? Я бы оценил.

— Сын, не о том думаешь, — фыркнул папа. — Рассказывай.

И я начал излагать все события, что произошли со мной за последний месяц. Он слушал меня очень внимательно и не перебивал. Лишь лицо выдавало его эмоции: чем дальше я рассказывал, тем мрачнее оно становилось.

— Боюсь, что король прав, — хмуро сказал отец, когда я закончил. — Ты должен знать: моя смерть неслучайна. Задерживали банду преступников мы всемером: Александр, Ральф, Гарольд, я и еще трое. Когда наша команда вступила с ними в бой, стало ясно: они не такие уж и сильные. Эта шайка в энергетическом смысле не стоила ничего, бандиты искали жертв слабее себя и поглощали их внутренние силы. Но сейчас не о том, — он прикрыл лицо ладонями, вспоминая. — Я четко видел: меня ударили энергией не со стороны бандитов. Это полицейские, Генри. И я считаю, что маньяка нужно искать среди них.

Значит, смерть отца не была случайностью. Я сжал кулаки, пытаясь усмирить зарождающуюся в моей душе ненависть. Кто бы не являлся убийцей, я найду его, и он ответит за все, что сделал.

— Может быть, Александр? — предположил я.

— Не торопись. Для начала нужно найти достаточно улик, — серьезно возразил папа. — Теперь это твоя задача.

Я устало застонал.

— Насчет сна, — продолжил рассуждать отец. — Я всегда знал, что настанет время — и ты раскроешься. Подобного пока не произошло, но я уверен: очень скоро произойдет.

— Ты о чем?

— В твоем сознании есть закрытая дверь. Она откроет то, что скрыто, — туманно ответил тот.

— Значит, ты ничего не знаешь, — расстроился я.

— Почему же? Знаю. Просто ты должен сам до этого дойти, — ободряюще улыбнулся он. — А с полицейскими будь осторожен. Они выведут тебя к настоящему преступнику.

— А что, если… — я взволнованно посмотрел на отца. — А что, если найти жертв маньяка в Мертвом мире? Им-то наверняка известно, кто их убил.

— Генри, сынок, у них отобрали энергию, — голосом врача, разговаривающего со своим пациентом-психом, проговорил папа. — А из чего у нас состоит душа? — спросил он, и, не дождавшись ответа, продолжил: — Правильно. Из энергии. Их больше нет ни в мире Мертвых, ни в мире Живых.

— Действительно. Как это я раньше не догадался.

Наш разговор прервал заливистый смех Калерии. Она радостно вбежала на крышу и протянула мне простыню. За ней тут же появилась Лу.

— Спасибо, — кивнул я, встав с дивана.

— Ах, нет, подожди, — грациозно пригрозила указательным пальчиком женщина. — Это Ангелиусу на память.

Она поцеловала простыню, оставив после себя на ней ярко-алый цвет от помады.

— Вот так красивее, — кокетливо заверила она. — Лу сказала, что вам пора. Очень жаль.

Мне оставалось лишь подтвердить это.

* * *

— А где живешь ты? — спросил я у отца, когда мы вновь подошли к порталу.

Мать Лу не проводила нас, что показалось мне очень негостеприимным с ее стороны.

— В поселке рабочих душ, — улыбнулся тот. — Тебе лучше не появляться здесь, это очень опасно.

— Да, я знаю. Просто мне нужно было прояснить вопрос со сном.

— И в итоге ты ничего не добился, — усмехнулся он.

Ну уж нет. Я узнал очень важную информацию об убийце и теперь сделаю все, чтобы найти его.

— Давайте вы первые, а потом я, — добродушно предложил он, указывая на портал. — Береги себя, Генри.

— Ты тоже. — Я обнял отца на прощание.

Лу деловито подошла к шару.

— Облако Ангелиуса, пожалуйста.

— У него есть портал? — опешил я. — Но почему он не дал мне им воспользоваться?

— Кто знает, что творится в его голове, — пожала плечами девушка. — Возможно, он тебя просто проверял.

Вот же гад! А с виду такой добренький кажется…

Я в последний раз посмотрел на папу, и прикоснулся к порталу.

— Передай маме, что я люблю ее, — услышал я тихий голос вдалеке.

Через миг мы уже были на месте. Фиолетовый шар мгновенно спрятался в недрах облака. Ангелиус лежал на спине, насвистывая веселую мелодию.

— Наконец-то! — вскочил он, увидев нас. — Простыню принес?

Я молча протянул ему одежду, стараясь скрыть след от поцелуя. Не знаю почему, но мне казалось, что тот не обрадуется подобному сюрпризу.

— Она прекрасна! — воскликнул толстяк. — А это ее поцелуй?

Я с досадой кивнул в ответ.

— Вот и отличненько, — к моему удивлению, улыбнулся он и сразу же начал переодеваться.

— Мы вообще-то еще здесь, — напомнила ему Лу. — Верни нас в мир Живых.

Ангелиус, вспомнив о нашем присутствии, сразу же засуетился.

— Почему ты не дал мне воспользоваться своим порталом? — наконец, решил спросить я.

— Это был тест на живучесть. Поздравляю, ты выиграл!

Опешив от подобной наглости, я так и остался стоять с открытым ртом.

— Слономух залетит, — хихикнул паренек. — Я табуретку-то себе оставлю на память.

Он жизнерадостно сел на стул и уставился на нас. Чего он хочет?

Через миг меня поглотила темнота, и я даже не успел озвучить свой вопрос вслух.

К моему удивлению, очнулся я не на краю жизни, где сидел до этого странного путешествия, а на больничной койке.

Глава 8 Очки-следопыты

— Лика, он очнулся! — проорал Чак, сидящий на моей кровати.

— Да тише ты, голова раскалывается. — Я скривился и прикрыл лицо руками.

Ко мне тут же подбежала сестра друга и озабоченно начала осматривать энергозрением мою ауру.

— Так, вроде бы все хорошо, — деловито проговорила она. — Энергия цельная, разрывов нет.

Я расслабленно улыбнулся: как все-таки хорошо осознавать, что твоей жизни ничего не угрожает.

— Сегодня тебе придется больше отдыхать, чтобы восстановить силы, — известила меня Лика. — Все переломы излечены, но лучше не рисковать.

— И что я себе сломал?

— Двадцать четыре повреждения по всему телу, — неопределенно ответила сестра Чака. — Это видно лишь по ауре. Тебе, как я поняла, оказали первую помощь на месте.

— Кто? — нахмурился я.

Неужели наш всезнайка Ворон?

— Наверное, твои друзья. Для меня остается непонятной лишь одна вещь: почему этот, — она кивнула в сторону своего брата, и тот мгновенно залился краской. — Почему наш дорогой Чак не смог создать для тебя левитирующий пласт? Я бы на твоем месте его не простила.

— Да он слишком быстро падал!

— Может быть, это вы его столкнули с крыши? — ядовито предположила девушка.

— Сестра, ты нарываешься, — яростно прошипел приятель.

— Замолчите оба! — как можно громче прокричал я.

В медпункте воцарилась тишина. Никто не осмеливался ее нарушать, и меня это радовало. Близнецы пристыженно опустили головы.

— Вот так-то, — нравоучительным тоном сказал я.

— Тоже мне, командир нашелся, — послышался голос Фола.

— Что есть, то есть. Можно я полежу в своей комнате?

— Да. Только без глупостей, — резко ответила Лика, вставая с моей кровати.

Я попытался подняться на ноги, но тут же упал обратно. Слабость, словно тяжелый груз, не позволяла ступить ни шагу.

Чак подошел ко мне с твердым намерением помочь, но я решил, что справлюсь и сам.

Спустя некоторое время, показавшееся мне отнюдь не долгим, мы переступили порог нашей комнаты. Тыква радостно подлетел к нам, но, увидев, что я не настроен играть, спрятался за спиной Ворона. Тот задумчиво смотрел вдаль, даже не поправляя свои сползающие очки. Рядом с таким же каменным лицом сидела Лу.

— Ты очнулся! — обрадовалась она, подбежав ко мне и жизнерадостно обняв.

Вот бы всегда так встречали. Я был бы совсем не против. Чак лукаво улыбнулся, посмотрев в мою сторону, после чего поспешил к своей кровати.

— Что ты тут делаешь? — сухо спросил я.

Вот же дурак! Сказал бы девушке, как я рад ее видеть!

В этот момент я ненавидел себя больше всех на свете.

— Хотела разузнать у твоих друзей, что случилось после падения, — тут же отстранилась Лу. — Все-таки в свете последних событий это очень важно. Но я не успела: вы зашли практически сразу за мной.

— Генри, — осторожно заговорил Чак. — Откуда она знает?

— Я рассказал.

Друзья в немом удивлении уставились на меня. Девушка хихикнула, наблюдая за этой сценой. Я же тем временем походкой крутого парня направился к окну.

— Мы вместе путешествовали по миру Мертвых, — небрежно махнул рукой я.

— Что?! — хором прокричали мои друзья.

— Согласен с реакцией здесь сидящих, — сдержанно хмыкнул Фол.

Только его и не хватало.

— Ворон, ты можешь поставить щит для изоляции звука? — командным тоном спросил я.

И в этот миг нас накрыла прозрачная кабина, напоминающая «стеклянный купол» из лаборатории Гарольда. Я завороженно проследил за этим зрелищем.

— Вам с Чаком нужно будет доучить элементарные узлы, чтобы потом вы смогли импровизировать сами. — Наш всезнайка достал из своей тумбочки толстую потрепанную книгу под названием «Базовые техники и нити».

Да, да, конечно. Как-нибудь в следующий раз. Сейчас этот учебник вселяет лишь нестерпимую скуку. По выражению лица Чака я понял, что он думает о том же.

— Лентяи, — фыркнула Лу.

Я скорчил кислую мину и отвернулся в сторону окна.

— Не томи, Генри.

И я начал рассказывать друзьям обо всем, что приключилось со мной в мире Мертвых, утаив лишь информацию о закрытой двери. Они ошеломленно слушали, будучи не в силах вымолвить ни слова. Лу иногда перебивала меня, сетуя, что я искажаю события. Но это, по моему скромному мнению, неправда.

— Ты псих, — прошептал Чак, когда я закончил.

— Согласен, — кивнул Ворон. — Все знают, что нельзя путешествовать по миру Мертвых, иначе рискуешь остаться там навсегда. Ты что, не знал этого?

Я отрицательно покачал головой.

— Ни один человек в здравом уме не решился бы на такое!

— А с чего ты решил, что он был в здравом уме? — расхохотался мой неунывающий приятель.

— Очень смешно. — Я сел на кровать. — Расскажите лучше, что приключилось со мной вчера.

— Когда ты упал, мы подумали, что это — конец, — мигом посерьезнел тот. — Хотели помочь, но вдруг твое тело, так же, как и эти двое, растворилось во тьме. Мы не знали, что делать.

— И поэтому не делали ничего? — фыркнула Лу.

— Нет, — покачал головой Чак. — Мы решили осмотреть территорию по воздуху. Опасений, что нас увидят, не было, ведь из-за твоего падения наше движение и так уже давно заметили.

Мы летали вокруг лаборатории целый час, но ничего путного не обнаружили. Ворон уже почти уговорил меня вызвать подмогу по микровизору, как вдруг мы увидели странное движение внизу: тебя куда-то нес маленький человечек с крылышками. Остановившись четко под нами, он положил твое тело на землю и ушел обратно в лабораторию. Нам вновь пришлось разорвать защиту. Мы приземлились на Запретную Территорию и, забрав тебя, смылись по-быстрому в Управление.

Лика сказала, что тебе кто-то оказал первую помощь. Наверное, это те двое.

— Ясно, — кивнул я. — Довольно странная история, не находите?

Все дружно согласились со мной.

— Нам нужно установить за Александром слежку, — уверенно заявила Лу. — Иначе мы не сможем вывести его на чистую воду.

— Интересно, каким образом? — ухмыльнулся Чак. — Может, ты достанешь нам мантии-невидимки?

Я начал перебирать в уме все возможные варианты. Если мы будем везде ходить за ним, он точно заметит. Нет, здесь нужно как-то схитрить.

А что, если…

— У меня есть идея! — дрожащим от нетерпения голосом сообщил я друзьям. — Если вы помните, в день экскурсии Гарольд показал нам свое изобретение — очки-следопыты.

— Ты предлагаешь позаимствовать их? — недовольно скривился Ворон. — Лаборант спросит, зачем они нам понадобились. И что мы ответим?

— А если по-тихому заменить их на твои? — радостно предложил я. — Вряд ли он так часто ими пользуется, что заметит пропажу в тот же день.

Но, к сожалению, никто не решился высказать свое мнение по поводу моей идеи. Мрачные лица говорили лишь об одном: она им не по душе.

— Мы потом вернем, — поспешно добавил я.

— Допустим, — кивнула Лу. — Что делать с Фолом?

— Предложу ему что-нибудь взамен на молчание.

Девушка, прыснув, покрутила пальцем у виска.

— Долго расплачиваться будешь.

Я ничего не ответил, ожидая реакции остальных. К моему удивлению, друзья согласно кивнули.

— Только это все будет на твоей совести, — недовольно буркнул Ворон.

— Отлично, — обрадовался я. — Начнем сегодня ночью. Просьба никому не засыпать, собираемся у нас в комнате к двенадцати.

На этом наше совещание окончилось, и прозрачная кабина растаяла в воздухе.

По словам Учителей, сегодня у нас выходной, а также день для самостоятельной практики, поэтому я с чистой совестью погрузился в сон.

На этот раз ко мне явился не отец, а Лу. Сознание вновь и вновь напоминало мне о неудавшемся поцелуе возле реки Забвения. Во сне все выглядело еще ужаснее: девушка будто насмехалась надо мной, убегая в объятия Ральфа. А я продолжал стоять на берегу, расстроенный и подавленный своей неудачей.

* * *

— Генри! — услышал я сквозь сон знакомый голос Чака. — Пора просыпаться. Что за дела? Сам назначил и спишь как убитый!

Я скривился и нехотя начал вставать.

— Прошу прощения…

— Да ладно, ты же у нас больной, — сочувственно прошептала Лу.

Как приятно, когда такая очаровательная девушка тебя защищает.

Стоп. Она что, тоже уже здесь?

С большим усилием продрав глаза, я увидел, что возле нашей с Тыквой кровати столпились все мои друзья. Я недовольно прикрыл лицо руками и упал на подушку.

— Генри, нам некогда, — проворчал Ворон. — Или ты сейчас встаешь, или я не разрешу тебе взять мои очки.

— Ладно, — протянул я, рывком поднявшись на ноги.

В глазах засверкали звездочки, но я решил не обращать на них внимания.

— Фол, ты меня слышишь? — хрипло спросил я, посмотрев на потолок.

— Попробуй не услышь такой писклявый голос, — сварливо откликнулось Всевидящее Око.

Я обиженно засопел. Мог бы и соврать.

— Нам нужно, чтобы ты закрыл глаза… — Я осекся. — Закрыл глаз.

— А что мне за это будет?

— Да что хочешь!

— Ну тогда… — Око на миг задумалось. — Тогда вы должны будете выпить два литра «Зубок Дьявола»!

Нет, ну на такое я явно не подписывался. Этот странный напиток совсем не внушает мне доверия.

— Соглашайся, — шепнул Чак. — Другого выхода нет.

— Неужели тебе так хочется отравиться? — скривился я, с подозрением посмотрев на друга.

— Не думаю, что Милванна добавляет в коктейль что-то ядовитое, — заметил Ворон, услышав мои опасения.

— Если я умру, то буду являться призраком в Управление и пугать всех жителей. Особенно тебя, Фол.

Всевидящее Око расхохоталось.

— А я, по-твоему, кто? — прошептал он, давясь от смеха. — Человек что ли?

— Понятия не имею.

Наш разговор с глазом окончился, и мы принялись за дело. Лу сообщила, что Гарольд ложится спать в девять часов вечера. Подойдя к его двери и услышав громогласные звуки, схожие с человеческим храпом, я удостоверился в этом факте.

Чтобы подняться на второй этаж, мы решили воспользоваться левитацией: чем меньше шума, тем лучше.

— Ворон, стой у входа и следи, чтобы никто не шастал, — скомандовал я. — Мы втроем осмотрим помещение.

В лаборатории было темно, поэтому каждый из нас создал для себя маленький энергетический сгусток. Я осмотрелся по сторонам: здесь по-прежнему царил хаос. Невероятные приборы образовывали беспросветные горы на шкафах и столах.

Я подошел к прозрачной кабине. Интересно, а как она работает без Гарольда? Насколько мне известно, такие большие конструкции не могут существовать без постоянной подпитки. Прищурившись, я начал осматривать стены. Мой энергетический сгусток мерно мигал, создавая загадочный танец бликов и отражений.

В этот миг я заметил маленькое блестящее приспособление. Должно быть, это батарея.

— Генри, не отвлекайся, — шепнула мне Лу.

Я послушно кивнул и подошел к стеллажам. Толстый слой пыли затруднял обзор, а мерцание сгустка начало мне надоедать. Но я старался не обращать на эти мелочи внимания: сейчас главное — найти очки.

— Ребят, — шепнул Чак, подзывая нас к себе.

Он стоял возле большого шкафа и указывал в сторону одной из многочисленных полочек. Я внимательно посмотрел туда, но не увидел ровным счетом ничего.

— Переключись на энергозрение, — посоветовал мне друг.

— Какие мы умные, — хмыкнул я, но все же воспользовался советом приятеля.

— Книжку Ворона, наконец, решил хорошо выучить… — смущенно признался он.

— Ботан, — хихикнул я.

— Да хватит вам, — разозлилась Лу. — Там действительно что-то есть.

Я вновь посмотрел на полку. Мои энергетические глаза ослепила яркая вспышка.

— Это защита, — объяснила нам Лу. — Ее легко можно взломать, если знать, как она устроена.

— Я могу попробовать, — отозвался Чак, залившись краской.

— Да ты сегодня в ударе, — выдохнул я, с опаской открывая энергетические каналы.

На этот раз нити были более щадящими к моему зрению, и я смог рассмотреть маленькие узелки, похожие на лепестки. Они светились холодным синим цветом, защищая очки, которые лежали за ними.

Тем временем Чак неуверенно протянул свои энергетические руки к щиту и начал с удивительной скоростью распутывать узлы.

— Потом нам нужно будет восстановить нити, чтобы Гарольд ничего не заподозрил, — с умным видом сказал он нам.

Мы с Лу удивленно переглянулись.

Через пару секунд работа была завершена. Нити энергии плавно упали на пол, освободив от своих оков очки.

Я взял «следопытов» в руки и с интересом начал их рассматривать: с виду они ничем не отличались от модных собратьев, но мы-то знали, что не все так просто. Ворон отдал Лу свои очки, и та уверенно положила их на полку.

Чак умело начал восстанавливать узлы. Мне оставалось лишь молча наблюдать за его движениями и восхищаться энергетическим ростом друга.

— Уходим, — быстро проговорил он, закончив работу.

Мы поспешно направились к выходу. Все мое тело дрожало от страха и напряжения. Я был рад, что у нас все вышло, и в то же время не мог поверить в свою удачу… И чуйка не подвела меня.

Как только я начал переступать порог, странное растение зашевелилось. Я рывком отпрыгнул в сторону, но это не помогло. Цветок с неимоверной скоростью наклонился ко мне, и через миг моя рука с очками оказались у него в пасти.

— Черт! — вскрикнул я, но тут же осекся.

Будить все Управление было не лучшим вариантом.

— Оно меня сейчас сожрет! — в панике прошептал я.

Острые клыки вонзились в мою руку. Дикая боль завладела всем телом, и я приглушенно застонал.

Хорошо еще, что «зубки» у цветка редкие, и он не откусит мне руку полностью. Надеюсь.

— Да что вы стоите? — зло выругался я, пытаясь высвободиться.

Кровь тем временем мерно стекала на пол. Я что, умру?!

Друзья смотрели на меня, словно в первый раз видели. Сначала вышел из немого оцепенения Чак:

— Это что, кровь? — слабым голосом пролепетал он и упал в обморок.

Нет, ну что за человек? Никакой от него пользы…

Я в панике посмотрел на руку. Она приобрела синеватый оттенок, что свидетельствовало лишь об одном: дальше медлить нельзя.

— Генри, — очнувшись, в ужасе прошептала Лу. — Держись!

Девушка дала звонкую пощечину Ворону, и тот мгновенно отошел от шока.

— Придумай что-нибудь! Ты же умный!

— Это гениально, — послышался сдавленный смех Фола. — Таких придурков еще поискать надо.

— Лучше помоги, — прохрипел я, медленно, но верно теряя сознание.

Злосчастный цветок сжимал мою руку все сильнее и сильнее.

— Лааадно, — протянуло Всевидящее Око. — Ему нужно сказать пароль.

— Какой? — спросила Лу.

— Ты думаешь я отвечу вот так просто? — фыркнул глаз. — Пообещай мне… — Он на миг запнулся, придумывая желание. — Пообещай, что поцелуешь Генри!

Я встрепенулся, словно меня облили ведром холодной воды. С чего это вдруг Фол мне помогает?

— Не нужно благодарностей, — будто прочитав мои мысли, хихикнул он.

— Ты с ума сошел? — тоном, ничего хорошего не предвещающим, процедила девушка.

— Почему? — удивилось Око. — Ну, раз не хочешь, то пусть мучается.

Лу задумчиво прикрыла глаза. Было видно, что ей не по душе эта затея.

— Ладно, — наконец, согласилась она. — Говори пароль.

— «Сашка — зануда», — небрежно отозвался Фол.

Меня пробрал смех. Это же как наш Учитель надоел Гарольду, что тот решил придумать такое.

— Говори, Генри, — дрожащим голосом прошептал Ворон.

— Сашка зануда, — хрипло отчеканил я, и цветок тут же меня отпустил.

Я со стоном упал на пол, но в этот раз не потерял сознание. Боль сковала мою руку.

— Попробуй исцелить себя, — шепнула мне девушка, нагнувшись.

— Я могу ему помочь, — предложил Ворон.

— Нет уж, плохой из тебя спаситель. Лучше приведи Чака в сознание, — отозвалась она.

Я решил последовать совету Лу и медленно направил энергию в сторону травмы. Сначала получалось плохо: сказывалась большая потеря крови. Но вскоре дело пошло лучше, и через пять минут рана начала затягиваться.

— Молодец, — нежно улыбнулась девушка. — Еще чуть-чуть.

Я собрал последние силы в кулак и продолжил. Присутствие Лу успокаивало меня и придавало уверенности. Я не мог не оправдать ее надежд, тем более, что дальше меня ждал поцелуй.

Через пару минут работа была закончена, и я смог подняться на ноги. Чак тем временем начал приходить в сознание.

— Уберите кровь возле цветка, — едва слышно шепнул наш умник.

Лу кивнула и выполнила движения пальцами.

— Что ты делаешь? — спросил я.

Но она не ответила, и мне пришлось наблюдать. Кровь через пару секунд исчезла, и на полу от нее не осталось и следа.

— Просто испаряю, — закончив свои действия, объяснила девушка. — Когда прочитаешь книгу Ворона, и не такому научишься.

Вот заладили! А что, если я вообще не хочу учиться энергетике?

Чак медленно встал на ноги.

— Как ты, Генри? — слабым голосом спросил он.

— Отлично, — кивнул я, поднимая с пола очки. — Уходим.

Мы отправились в нашу комнату. Чувствовал я себя прекрасно. Даже не скажешь, что недавно едва не лишился руки. Да, слабая боль в запястье еще осталась, но мне уже было гораздо лучше.

— Надо бы привязать «следопыты» к ауре Александра, — задумчиво хмыкнул я, упав на диван.

— Твоя идея — ты и привязывай, — хмуро откликнулся Чак.

Он до сих пор не мог отойти от позора в лаборатории. Кто бы мог подумать, что мой друг боится крови.

Ничего ему не ответив, я надел очки.

Так, нужно нащупать жгутики. Это не составляло труда: тоненькие ниточки безжизненно свисали с «следопытов». Я начал подпитывать их силами, и они странным образом побледнели. Через миг узлов уже не было видно, но я чувствовал, что могу ими управлять.

Закрыв глаза, я осторожно начал выпрямлять жгутики: по моим расчетам, спальня Александра находилась не дальше, чем на десять метров от нашей, а значит, я вполне смог бы «дотянуться» до его ауры. Я сосредоточился на посторонней энергии, пытаясь нащупать Учителя.

Ночью это делать сложнее, ведь во сне нематериальные оболочки людей не так ярко выражены, как во время бодрствования. Так рассказывала мать, когда пыталась заставить меня сесть за уроки.

Но почему-то в моем случае этот закон не действовал. Я легко обнаружил ауру Александра и без проблем смог прикрепить к ней жгутики. Скажу больше: энергия его в прямом смысле бурлила.

— Готово, — известил я друзей, открыв глаза.

Перед моим взором предстала довольно пикантная сцена: наш Учитель, а рядом с ним Лика… Ну, в общем, опустим этот момент.

— Что там у тебя? — не сумев перебороть свое любопытство, подбежал ко мне Чак.

— Я думаю, тебе не стоит…

Но договорить у меня не получилось: друг забрал очки и с интересом надел их.

Увидев его лицо, я прыснул. Оно начало вытягиваться, приобретая по ходу всевозможные оттенки и впоследствии остановившись на ярко-красном.

— Это то, о чем я думаю? — ухмыльнулась Лу.

— Именно, — хихикнул я, забирая очки у приятеля.

Тот, оторопело моргая, даже не стал сопротивляться моим движениям.

— Давайте подождем, — предложил я. — Быть может, Учитель сегодня ночью вообще не планирует никуда выходить.

В комнате воцарилась гнетущая тишина. Чак, опустив глаза, пристыженно засопел. Ну, а я в это время очень старался не засмеяться.

— Ребятки, вы ничего не забыли? — донесся до нас вкрадчивый голос Фола.

— Ты как всегда не вовремя, — скривилась девушка.

Я с интересом посмотрел на девушку, ожидая дальнейших ее действий.

— Нееет, — протянуло Око. — Я ждать не собираюсь. Ладно еще «Зубки дьявола» ребята не в состоянии сейчас выпить. Милванна ведь не работает по ночам. А ты вполне можешь выполнить свое обещание. Зачем тянуть?

Я в предвкушении прикрыл глаза. Да, здравый смысл кричал мне, что я веду себя глупо, но зачем его слушать, когда рядом очаровательная Лу?

— Мы это… — спохватился Чак, подмигнув мне. — Пойдем с Вороном погуляем.

Девушка, сжав кулаки, яростно посмотрела на них.

— Все, все, — шутливо развел руками мой друг. — Не будем мешать.

— Придурки! — крикнула им вслед девушка.

— Он в своем репертуаре, — смущенно улыбнулся я.

— Только не думай, что наш поцелуй будет что-то значить, — резко отрезала та. — И еще… Если Ральф узнает, тебе не жить. Понятно?

И почему она так злиться? По-моему, я ей тоже нравлюсь.

Лу подошла к моей кровати, села и робко наклонилась ко мне. От ее тепла перехватило дыхание, но я мужественно скрыл этот факт.

Целовала она меня недолго, но мне было достаточно. К тому же я чувствовал, что ей самой не хотелось останавливаться.

Девушка резко отстранилась и, вскочив на ноги, начала метаться по комнате.

— Ну, и чего ты обманываешь себя? — самодовольно улыбнулся я, удивившись собственной же наглости.

— Да иди ты, — зло прошипела она.

Ну и правильно. Я бы тоже так ответил на ее месте. И кто меня только тянул за язык?

Лу вспыхнула и в очередном приступе ярости схватилась за очки.

— Может быть, Учитель все же куда-нибудь отправится этой ночью, — смущенно проговорила та, увидев мой скептический взгляд.

Я ничего не ответил и продолжил пристально следить за ее движениями. Откуда во мне столько наглости? Если я буду так себя вести, она точно никогда на меня не посмотрит!

— Оставь свое самолюбие при себе, — жестко отрезала девушка. — Александру кто-то позвонил по микровизору.

А вот это уже интересно. Я резко вскочил на ноги и подбежал к ней.

— Кто?

— Откуда мне знать? По этим очкам передается только видео, но никак не звук. — Лу секунду помедлила, после чего резко вскочила на ноги. — Он куда-то собрался! Мы должны пойти за ним!

Я сосредоточенно начал размышлять. С одной стороны, зачем куда-то бежать, если все можно увидеть, оставаясь в комнате? Но с другой — вряд ли нам удастся понять цель встречи, если мы не услышим разговор. А так у нас еще будет возможность проследить за «друзьями» Учителя. Может, они и выведут нас на путь истинный.

— Да чего ты стоишь? — разозлилась девушка. — Или желание узнать правду угасло в тебе так же стремительно, как и появилось?

— Где он сейчас?

— Только что вышел из Управления и сел в энергокабину. Должно быть, кто-то позаботился о его поездке.

— Тогда полетим на Тыкве, — решил я. — Нужно предупредить Чака и Ворона.

— А ты знаешь, где они сейчас?

— В пабе через дорогу сидят, — услужливо подсказал Фол. — Вы не волнуйтесь, я им все передам.

И с чего это вдруг он такой добрый?

— И не забудьте, что завтра вас будут ждать «Зубки дьявола»! — ехидно хихикнул глаз.

Ну, тогда понятно. Этому садисту лишь бы на мои мучения посмотреть.

Ничего не ответив на издевки Всевидящего Ока, я подошел к слономуху. Он счастливо спал на моей кровати, даже не подозревая о том, что нам предстоит долгий путь.

— Просыпайся, друг, — шепнул я Тыкве, дотронувшись до крылышек.

Тот сразу же открыл глаза и уставился на меня, не понимая, как я посмел потревожить его сон.

— Ты будешь вести, — кивнул я Лу, показывая травмированную руку.

Все-таки вылечить себя до конца у меня не получилось: левое запястье время от времени немело.

— Ладно, — странно улыбнулась она и как-то чересчур уверенно подошла к нам.

Меня слегка насторожило такое поведение, но я решил не подавать виду. Это же девушки, что с них взять…

Тыква нехотя лег возле ног Лу, приглашая ее сесть. Та радостно согласилась и с вызовом посмотрела на меня.

Интересно, чего она ждет? И к чему здесь такой презрительный взгляд?

Стараясь не обращать внимания на странные намеки, я взял очки, надел плащ и поспешил присоединиться к ней.

— Вези, — кивнул я.

Девушка растерянно посмотрела на слономуха, а затем — на меня. Некогда гордое личико покраснело от стыда и смущения. Она легонько похлопала Тыкву по спине, после чего шепнула:

— Ну давай, родной…

Интересная картина! Оказывается, ее высочество не умеет водить!

Я с немалой долей иронии посмотрел на Лу.

— Что? — обиженно скривилась она. — Ты думаешь, во дворце этому учат? У нас совершенно другие виды транспорта!

— Конечно, конечно, — шутливо развел руками я. — Нам, простым смертным, до вас еще далеко!

— Хватит смеяться, — улыбнулась уголками рта девушка. — Рассказывай.

И я начал объяснять ей общие правила полета на слономухах. Эти знания в наших краях дети впитывают с молоком матери, и ни у кого не возникает вопрос о выборе средства передвижения.

Через несколько минут Лу все же удалось заставить Тыкву взлететь. Ее восхищенные глаза говорили лучше любых слов.

— Это невероятно, — выдохнула она, любуясь спящим городом.

— Разве увидишь подобное в ваших энергокабинах?

— В некоторых нет крыши, — несколько обиженно отозвалась та, пытаясь перекричать ветер. — Но здесь я чувствую свободу! Отец бы был мною недоволен…

— Почему?

— Он считает, что я создана для трона, и других путей в моей жизни существовать не должно, — вздохнула девушка. — Где там сейчас Александр?

Я поспешно надел очки и увидел Учителя, смотрящего в окно энергокабины. Мимо мелькали разноцветные строения, похожие на те, что располагались рядом с домом.

Стоп, а почему похожие? Точно такие же!

Я взволнованно известил об этом Лу, и мы направились в сторону моего района.

— Отец одобряет твой выбор? — решил возобновить разговор я.

— О чем ты? Если о наших отношениях с Ральфом, то он категорически против. Но я не собираюсь спрашивать у него разрешения.

Я смущенно хмыкнул. Король, оказывается, тот еще консерватор. Социальное неравенство, значит, занимает далеко не последнее место в его списке факторов, влияющих на выбор жениха для своей дочери.

— Я вообще-то не это имел в виду. Он одобряет твое решение стать полицейским?

— Сначала было трудно его убедить в том, что подобный опыт для меня очень важен, — грустно проговорила Лу, рассматривая дороги и дома. — Но потом отец понял, что не сможет удержать свою свободолюбивую дочь и отпустил.

Я тоже посмотрел вниз. Улицы мелькали, уплывая назад, но меня это не расстраивало: ночной город завораживал своими загадками и снами.

Я говорил девушке, куда ей следует повернуть, и она послушно управляла Тыквой. Моему удивлению не было предела: я никак не ожидал, что эта гордая красавица так быстро научиться летать на слономухе.

Я вновь надел очки и увидел, что Александр уже вышел из энергокабины и направляется прямиком в мой любимый и родной… Мак.

С чего вдруг, интересно? Моя мать закрывает его в десять вечера.

Как я и ожидал, нашего Учителя встретила запертая дверь. Но, что очень похвально, он не спешил сдаваться.

Мужчина уверенно постучал, как мне показалось, в определенно ритме, и его старания не остались незамеченными. Дверь открыла… мама.

И чего я удивляюсь? Это было вполне логично. Только вот какое отношение она имеет к Александру?

Я поспешил рассказать об увиденном Лу.

— Ты меня, конечно, извини, Генри, — хмуро крикнула мне девушка. — Но, по-моему, твоя мать как-то связана с последними событиями в Арии. Это же очевидно. И я просто уверена, что именно ее вы видели на Запретной Территории.

Я нехотя согласился с ней и продолжил следить за дальнейшими действиями парочки.

Они тем временем сели за один из столиков и начали оживленно беседовать.

— Нам нужно поторапливаться, — взволнованно сообщил я Лу, но та уже и так начала приземляться.

Мы остановились у соседнего дома, чтобы эти двое ничего не заподозрили. Где-то глубоко в душе меня кольнула совесть.

Дожились. Слежу за своей же матерью.

Мы на цыпочках подошли к ближайшему окну. Я нервно начал теребить очки, не решаясь заглянуть.

— Да хватит тебе, — попыталась успокоить меня девушка. — Смотри лучше.

Я, хоть и с большим трудом, но послушался. Слабое мерцание энергосгустка в кафе давало возможность увидеть два задумчивых лица: мамино и Александра. Странно. В Маке мы обычно использовали простые лампы, ведь в нашей семье был лишь один энергетик — отец. Создавать узлы ни мать, ни я не умели.

Расслышать разговор мы так и не смогли. Возможно, из-за сильного ветра, но я почему-то был уверен, что причина здесь в другом.

Я внимательно осмотрелся и заметил слабое свечение вокруг столика, за которым сидела парочка. Наверное, это тот самый щит изоляции. Переключившись на энергозрение, я начал рассматривать замысловатые узоры.

А что, если сделать в защите маленькую брешь? Тоненькую такую…

Я аккуратно протянул свои нематериальные руки к щиту.

— Ты что творишь? — возмущенно прошипела Лу, заметив мои махинации. — Им же ничего не стоит перейти на энергозрение и увидеть тебя!

— Так ты следи за тем, чтобы не переходили, — беспечно отмахнулся я.

Но, к сожалению, девушка была права. Я решил перестраховаться и попытался обесцветить свои щупы. Мне рассказывал об этом Ворон, когда уговаривал взяться за голову.

Вышло далеко не идеально, но яркое свечение моей энергии исчезло. Этот фокус забирал у меня безумно много сил, но я не сдавался.

Нужно будет потренироваться на досуге.

Так, теперь можно преступать к работе. Я аккуратно потянул за один из узелков. От напряжения мой лоб покрылся испариной.

Давай, Генри, еще чуть-чуть…

Наконец, в щите образовалась маленькая брешь, через которую до нас начали доноситься голоса.

— Я не знаю, что делать, — устало проговорила моя мать. — Мне кажется, они повсюду.

Учитель сочувственно взял ее за руку.

— Не забывай, что я не с ними, и ты можешь на меня положиться, Сесилия.

— После того, как один из них раскололся, я являюсь единственным свидетелем, — покачала головой та. — Они убьют меня, Александр.

Что значит убьют? От удивления я чуть не упал, но, слава слономухам, удержался на ногах.

— Нам нужно найти их главаря как можно скорее, — вздохнула мама. — Иначе Ария утонет в море смертей. Они собирают армию, ты это понимаешь?

— Мы сделаем все возможное, — кивнул Учитель.

— Ладно, свое задание ты знаешь, — слабо улыбнулась она. — Скажи мне лучше, как там Генри?

Вот это другой разговор. А то все какие-то загадки, да загадки.

— С переменным успехом, — уклончиво отозвался Александр.

Не понял. С каким переменным?! С постоянным надо говорить!

— Уже поправился?

— Здоров, как слономух, — усмехнулся тот. — К принцессе все заигрывает.

Вот сейчас вообще обидно стало! Неужели это так заметно?

Я смущенно посмотрел на Лу, но та лишь хихикнула в ответ. Ну отлично. Теперь моя непрошенная любовь — предмет для всеобщих шуточек.

— Будет ему уроком, — сухо отозвалась мама.

Неужели она до сих пор обижается, что меня забрали в полицию?

— Ладно, тебе пора.

— Может, тебя проводить? — предложил Учитель.

— Это лишнее, — покачала головой та. — Не нужно, чтобы нас видели вместе.

Александр молча кивнул, и щит раскололся на тысячи мелких кусочков. Он вышел из кафе и, оглянувшись по сторонам, сел в энергокабину.

Моя мать еще пару минут посидела в Маке, вглядываясь стеклянными глазами в темноту, после чего уверенно поспешила к выходу.

— Мне нужно с ней поговорить, — шепнул я Лу. — Возвращайся в Управление, я доберусь своим ходом.

— Может быть, пойти с тобой? — настороженно спросила девушка.

— Нет, я справлюсь.

Тем временем мама быстро вышла из Мака и, накинув на себя темный плащ с капюшоном, направилась в противоположную от нашего дома сторону. Я последовал за ней, держась на безопасном расстоянии.

Мы пересекали улицы, спящие дома, темные сады, и я начинал осознавать: она движется в сторону Запретной Территории.

Подобный факт меня насторожил, но я решил не предаваться панике. Это все-таки моя мама, и вряд ли мне грозит опасность рядом с ней.

За два квартала до заброшенной лаборатории ее силуэт исчез.

Я со злостью пнул ногой близлежащий камень. Стоило мне на одну секунду отвлечься, как она растворилась в воздухе!

Я тяжело вздохнул, пытаясь успокоиться. Сейчас не время для эмоций. В любом случае, упустил я маму или нет, стоит попробовать подойти ближе к этой дурацкой территории.

Я нерешительно пошел дальше. Темные дома не внушали мне доверия, а огромные деревья, прямо говоря, вселяли ужас. Возможно, днем здесь было бы не так страшно, но сейчас это местечко больше напоминало мир Мертвых, где я недавно побывал.

Остановившись перед перекрестком, я в нерешительности замер. Стоит ли идти дальше?

Но, к сожалению, подумать мне не дали: неведомая рука с силой обхватила шею и прижала меня к стене. Я зажмурился, пытаясь отстраниться от врага. Холодный нож коснулся моего лица, заставляя все тело трястись от страха.

Почему именно я? За что? А вдруг это маньяк?

Неужели так сложно было завалить тест и лежать сейчас в своей теплой кровати или гулять с Чаком?

Мне ничего другого не оставалось, кроме как нерешительно приоткрыть левый глаз и приготовится мужественно встретить смерть. Передо мной стоял маленький человек в плаще с капюшоном, и я, обрадовавшись смелой догадке, облегченно выдохнул: незнакомкой оказалась мама.

— Кто ты? — прошипела она, срывая капюшон с моей бедной головушки.

Выражение ее лица в этот миг изменилось с холодно-жестокого на гневно-удивленное. От подобной сцены меня пробрал смех.

— Генри?! — выйдя из оцепенения, прошептала та. — Какого слономуха?

Она схватила меня за руку, и мы молча пошли к Запретной Территории. Я не решался сказать ни слова, и мама, похоже, тоже была не очень настроена на разговоры.

Приблизившись к лаборатории, мы остановились. Рядом красовался большой мусорный бак. Запах, скажу я вам, стоял не из приятных.

— Прыгай, — будничным тоном заявила она.

Это еще что за новости?

— Ты же не думаешь, что за время моей «командировки», я превратился в бродягу?

— Нет, — покачала головой та. — Но прыгнуть тебе придется.

Я испуганно посмотрел на нее. А не поехала ли часом у моей матери крыша?

— Ну чего ты стоишь? Или, может, тебя силой заставить?

Нет, с ней определенно что-то случилось.

К сожалению, больше я ничего не успел подумать. Невидимые руки схватили меня и кинули в мусорный бак. Должно быть, это мама постаралась.

И откуда у нее способности в энергетике? Вот же конспираторша!

Я упал на что-то очень мягкое.

— Не волнуйся, это всего лишь старые подушки, — успокоила меня она, залезая следом. — Какой же ты брезгливый все-таки.

— Ты можешь мне объяснить, что происходит? — начал выходить из себя я.

— Легко, — надменно улыбнулась та, снимая капюшон.

В этот миг я с ужасом обнаружил, что наш мусорный бак закрывается. Мама произвела странные движения пальцами, и я почувствовал, что мы куда-то летим.

— Это всего лишь замаскированная энергокабина, — поучительным тоном объяснила она. — Тебе до полицейского, как мне до простой гражданки.

Как скромно.

— И в чем секрет?

— Как только мы заходим в энергокабину… — На этих словах я прыснул.

Заходим. Конечно.

Мать осуждающе посмотрела на меня, после чего продолжила:

— Срабатывают щиты, укрывающие нас от посторонних глаз. Энергокабина заменяется на ложную имитацию. Это новейшие технологии. — Она гордо выпрямилась. — Даже опытный энергетик не сможет отличить такой обман от реальности. Тебе должно быть интересно, что кабина не летит по воздуху, а перемещается под землей.

Интереснее не придумаешь.

— И куда же мы едем? — с большой долей иронии поинтересовался я.

— В мой офис. Разговаривать на улице слишком опасно.

— И поэтому ты меня чуть не укокошила? — слегка обиженно спросил я. — Что вообще происходит, мам?

В этот миг наш «мусорный бак» на всей скорости врезался во что-то и резко остановился. Я кубарем покатился в противоположный угол кабины и ударился головой о стену.

— Авария? — скривился я, почесывая затылок.

— Нет, просто мелкие недоработки. Устойчивость хромает, — отмахнулась мать.

Мелкие? Да я чуть себе голову не расшиб!

— Если уж решил узнать правду, то, прошу, имей совесть и будь терпеливее, — холодным тоном заявила она.

Я обиженно засопел, но решил промолчать.

Мама встала на ноги и открыла кабину. Что примечательно, выход находился сверху. Хотя, чему я удивляюсь? Это же мусорный бак!

Когда я, наконец, выкарабкался из этого странного приспособления, то увидел просторный кабинет, обставленный красивой антикварной мебелью. По центру стоял большой стол, заваленный разными энергоприборами. В глаза сразу же бросилась внушительных размеров железная дверь, на которой мерцали странные нити. Наверное, это щиты, как в мастерской Ральфа. Интересно, куда она ведет? Что удивительно, окон здесь не было. Помещение освещал большой энергетический сгусток на потолке.

Но ничто так не портило вид, как наш грязный мусорный бак. Он стоял возле стола, приветливо открывая свои «прелести» в виде гнойных дыр и ржавчины сбоку.

— Не удивляйся сынок, — улыбнулась мать, пытаясь меня успокоить. — Тоннель с кабиной выходят прямиком в мой кабинет.

— А мы случайно… — Я с опаской посмотрел на нее, испугавшись своих же мыслей.

— Да, мы на Запретной Территории, — подтвердила мои опасения та, садясь за стол. — Под землей, если быть точнее. Прости, я не успела убрать к твоему неожиданному приходу.

Вот это звучало совсем не гостеприимно.

— Да присаживайся ты, — кивнула она на стул, стоящий рядом. — А то как неродной стоишь.

Я послушно сел рядом с матерью.

— Объясняй.

— Сначала я хочу узнать, почему ты за мной следил.

— А ты не догадываешься? — разозлился я, задев локтем какой-то странный прибор.

Он с грохотом упал на пол и откатился в дальний угол комнаты.

— Прошу без вандализма, — хмыкнула мама.

— Почему ты мне никогда не рассказывала, что как-то связана с полицией? — не унимался я. — И что теперь прикажешь мне думать?

— Во-первых, — резко оборвала она меня. — Не забывайся, Генри.

Ее взгляд вмиг потерял лучики насмешки. Теперь на меня смотрела разгневанная мать. По спине побежали мурашки: ее ярость — самое страшное, что может быть.

Хотя, комары еще хуже.

— Во-вторых, тебе повезло, что на улице ты встретил меня, а не маньяка. Не думаю, что у тебя получилось бы с ним справился.

— Прости, — тихо пискнул я.

— На первый раз, так уж и быть, — вздохнула она, успокаиваясь. — Поведай мне, как докатился до такой жизни.

Я послушно рассказал ей о наших подозрениях относительно Александра и похождениях этой ночью, утаив лишь историю с очками.

— То есть, по-вашему, он как-то связан с маньяком? — расхохоталась мать, дослушав мой рассказ.

— Твоя очередь, — хмуро напомнил я.

— Хорошо, — легко согласилась она. — Ты имеешь право знать. Я — спецагент и, соответственно, опытный энергетик. Надеюсь, ты не будешь спрашивать, почему я тебе не рассказывала. О моей работе имел право знать лишь ограниченный круг людей.

— Отец знал?

— Да, — кивнула мама. — Я не скрывала от него этот факт, ведь он сам являлся хорошим полицейским и с легкостью догадался бы. Тем более, что мы сотрудничали. Я училась в той же школе, что и ты сейчас. Была отличницей. После окончания меня пригласил к себе король и предложил работу.

Теперь моей главной обязанностью является охрана жизни дяди Фили. Конечно же, мне не разрешается никому ничего рассказывать.

Все шло хорошо до тех пор, пока в Миллиэле не появилась банда вампиров, убивших впоследствии твоего отца, — мама прикрыла глаза, пытаясь скрыть от меня свою печаль. — Я не могла оставить этот случай без внимания. Тем более, что они забрали жизнь Герарда… Ситуация была неоднозначной: появились некоторые подозрение об убийстве со стороны полицейских. А это уже напрямую касалось короля. Если Арию берегут предатели, нам всем грозит опасность, включая и дядю Филю.

Я принялась за расследование, но ничего путного из этого не вышло. И не выходило до тех пор, пока не появились новые случаи саботажа. Как ты уже знаешь, в городе вновь орудует маньяк. Мы до сих пор не знаем кто он, но уже есть некоторые улики.

После исчезновения Реджинальда, я провела обыск в его доме и нашла странный слепок реальности, на котором был изображен сам мудрец. На обратной стороне пестрела надпись: «Если свет погас, путь осветят Сны Великой Арии». Существует историческая книга с таким названием. Она лежит в Святом Здании у нас, в Миллиэле. Любой желающий может прийти туда и прочесть ее. Каждый день книгу пишет невидимая рука: с самого основания Арии она ведет это повествование. Ходят слухи, что с помощью летописи, можно изменять будущее, но пока подобное никому не удавалось.

Я пришла в Святое Здание, прочла ее от начала до конца, но ничего путного не нашла. И все же мне кажется, что именно найденный слепок реальности выведет нас на маньяка. — Она достала из-под стола потертый лист бумаги, на котором был изображен молодой мускулистый мужчина высокого роста. На левой щеке у него виднелся глубокий шрам.

Я оторопело посмотрел сначала на него, затем — на мать.

А где же двухсотлетний мудрец?

— Да, он молодо выглядит, — улыбнулась та.

Молодо!? Она смеется? Да ему на вид лет тридцать, не больше!

— Это загадка не только для тебя, — попыталась успокоить меня мама.

Я устремил свой взгляд на обратную сторону слепка и убедился, что ничего нового не узнаю.

— Я полагаю, что похищение напрямую связано с убийствами в Миллиэле, ведь мудрец знал своих Учеников и смог бы дать показания полиции, хоть это и противоречит его обещанию не называть имен. Маньяк уничтожает всех свидетелей, понимаешь, Генри? — Она устало закрыла лицо руками. — Через несколько дней после обыска на меня было совершено покушение. Я направлялась из офиса домой, но дорогу мне преградил молодой полицейский. Он чуть не убил меня энергошаром, но я успела увернуться, отправив ему ответный «подарок». Противник оказался слишком неопытным и сразу же упал без сознания.

Я начала исследовать его каналы, чтобы проверить, жив он или нет, и увидела нечто такое, что повергло меня в шок. Аура полицейского представляла собой невероятно плотный энергетический кокон, пышущий силой. Да, он был вампиром, но такая стадия хронического перенасыщения встречается крайне редко. Это навело меня на определенные мысли. Я решила забрать его обездвиженное тело к себе в офис для дальнейших исследований. И Александр, к твоему сведению, мне помогал. Все произошло как раз в ту ночь, когда вы впервые решили за нами проследить. Мы сразу почувствовали неладное, — хмыкнула мама. — Мне пришлось укрыть нас невидимым щитом, чтобы беспрепятственно покинуть Запретную Территорию. Но ты нам не дал этого сделать. Я постаралась излечить тебя и отдала твое спящее тело друзьям.

— Беседовать на открытом месте очень беспечно, — заметил я. — Вас могли увидеть.

— Дорогой мой Генри, — закатила глаза она. — Ни один человек в здравом уме и памяти не решится даже пролететь над Запретной Территорией. Вы — особый случай.

Я насупился.

— Вообще-то это была не моя идея.

— Значит, мой сын еще и ябеда.

На этих словах я окончательно обиделся и отвернулся в другую сторону.

— По твоей логике ты тоже сумасшедшая!

— Я работаю здесь с самого основания лаборатории, — вздохнула мать. — Можно сказать, я здесь главная. В моем подчинении больше ста быстрокрылов.

— Это еще кто? — не понял я.

— Скоро увидишь, — ухмыльнулась она. — Слух о неудачном опыте мы пустили специально, чтобы дальнейшая деятельность организации была скрыта от посторонних глаз. Тем более, что ситуация в Арии обострилась.

— И здесь не бегают сумасшедшие чудовища? — разочарованно спросил я.

— Не спеши расстраиваться, — успокоила меня та. — У нас много сюрпризов для непрошенных гостей.

Я настороженно посмотрел на мать. Это она обо мне что ли?

— Не бойся ты так! Никто тебя не тронет без моего разрешения.

Успокоила так успокоила.

— А почему ты работаешь под землей? Есть же здание снаружи, — не понял я.

— Эффект заброшенных мест. Конспирация — превыше всего.

Я понимающе кивнул, ожидая продолжения истории.

— Когда друзья унесли тебя, я направилась в офис. К тому времени полицейский уже очнулся. Он безумно испугался меня, и поэтому не произнес ни слова. Мне кажется, что парня подвергали гипнозу. Я еще работаю над этой версией. Как ты понимаешь, теперь я не могу его отпустить и держу здесь как ценного свидетеля и хулигана, — она грустно посмотрела на меня. — В Арии происходит нечто плохое. Я так боюсь, Генри… Это ведь было покушение на мою жизнь! Мне кажется, всему виной слепок реальности, который я нашла в доме Реджинальда. Они не хотят, чтобы я узнала правду.

— Все будет хорошо.

— Если в полиции есть один предатель, то обязательно найдется и второй, — сказала мама, нервно постукивая ногтями по столу.

— Ты думаешь, маньяк среди полицейских?

— Нельзя исключать этот вариант. Александр пообещал мне проверить всех из своего окружения.

— Каким образом?

— Он будет искать ауры, плотность которых превышает норму. Конечно, подобную характеристику можно легко скрыть, но, судя по экземпляру, который лежит сейчас в соседней комнате, неопытность может сыграть с ними злую шутку…

Мама не успела договорить: в комнату ввалился маленький человечек с крылышками. Кожа его была сморщенной, а волос на голове почти не осталось. Одежда этого существа состояла из маленьких листьев, которые прикрывали лишь самые пикантные места.

Наверное, это и есть быстрокрыл.

— Заключенный подрался с ростатой, госпожа! — в панике проорал он, схватив мою маму за руку.

Та резко вскочила на ноги и в следующий миг скрылась за дверью. Мне ничего другого не оставалось, как последовать за ними.

Мы бежали по широкому коридору, выкрашенному в белый цвет. Яркие сгустки на потолке ослепляли меня, но я мужественно не обращал внимания на подобное явление.

Наконец, мы вошли в просторный зал, больше напоминающий спальню. На потолке мерцал приглушенный свет, у стены стояла одинокая, но уютная кровать, похожая на мою собственную.

Но главные события разворачивались по центру зала. Маленький щуплый паренек с окровавленным плечом перепугано смотрел на странное чудовище, больше напоминающее огромный рот с внушительными клыками.

Я поморщился: с недавнего времени у меня сильная неприязнь к подобным существам.

Монстр стоял на двух маленьких ножках.

— Кто впустил сюда ротастую? — яростно проорала мать, подбегая к монстру.

Та оскалилась и запищала так, что мои уши едва не свернулись в трубочку. Должно быть, этот ротик не слишком обрадовался такому приему.

— Он попытался сбежать, — быстрокрыл указал пальцем в сторону перепуганного паренька. — Ну мы и решили его слегка напугать. Кто ж знал, что ситуация выйдет из-под контроля…

— Да я вас всех уволю к слономуховой матери! — рявкнула она, выпуская из рук маленькие энергетические нити.

Ротастая яростно взвизгнула, но не смогла пошевелиться: энергосети держали чудовище очень крепко.

— Отведите ее на место, — отчеканила моя мать, прожигая взглядом бедного быстрокрыла.

Интересно, он в такие моменты боится ее так же, как и я?

Маленький человечек с легкостью закинул сети на спину и с невероятной скоростью вылетел из комнаты.

Паренек тем временем быстро залечил свое плечо. Я поспешно переключился на энергозрение, чтобы получше рассмотреть его ауру. Как и предполагалось, она была невероятно плотной и почти непробиваемой. Такое зрелище я видел впервые, и, должен признаться, это выглядело довольно красиво. Светилась оболочка намного ярче обычной.

— Еще раз попытаешься сбежать, пеняй на себя, — пригрозила пленнику моя мать.

И что же она сделает этому полицейскому, если он сбежит?

Я ухмыльнулся: никогда не верил в женскую логику.

Паренек враждебно посмотрел на нас, после чего поспешил скрыться под одеялом на своей кровати. Как я его понимаю.

— Вы не посмеете причинить мне вред! — проорал он нам.

— Пошли, Генри. Тебе тут делать нечего.

Я, как послушный ребенок, быстро вышел из комнаты. Перспектива остаться наедине с этим хмырем меня как-то не привлекала.

— Тебе пора возвращаться, — устало проговорила мама, когда мы вновь вошли в кабинет. — И, прошу, попытайся уберечь в тайне нашу встречу. Я позвоню тебе по микровизору.

Она кивнула в сторону мусорного бака: мол, прыгай, сынок.

— Я настрою ее так, что ты попадешь на улицу, идущую параллельно Управлению. Там уж будь осторожен, добеги своим ходом. Никогда не думала, что мой лентяй станет полицейским.

— Мааам, — протянул я. — Почему сразу лентяй? Это просто не мое.

— Жаль, что ты до сих пор так считаешь.

— Отец любит тебя, — проговорил я, вспомнив свое обещание.

Мама вздрогнула и пристально посмотрела на меня. Ну уж нет, хватит с меня рассказов. Я быстро прыгнул в мусорный бак и закрыл за собой дверь. Кабина медленно начала свой путь.

Глава 9 Пьяная вечеринка

Переступив порог нашей комнаты, я неуверенно остановился. Трое друзей, услышав, что я вошел, разом повернулись в мою сторону.

— Ну что? — подбежала ко мне Лу. — Рассказывай!

Я серьезно посмотрел на нее и, небрежно махнув рукой, пошел в сторону своей кровати.

— Собственно, и говорить нечего, — надменно ухмыльнулся я.

— Да, конечно, — обиделся Чак. — Мало того, что нас не взял, так теперь еще и признаваться не хочешь.

Я судорожно пытался придумать правдоподобную сказку. Согласен, времени, проведенного в мусорном баке, было достаточно для этого, но истории, что я сочинил тогда, сейчас мне казались чушью. Рассказывать правду я не хотел, так как обещал матери молчать об увиденном.

— Я упустил ее. А потом какой-то хулиган ударил меня по голове, и я потерял сознание. Он украл у меня десять аров!

— Ты не врешь? — пристально посмотрела на меня Лу.

— Нет конечно! — невинно захлопал глазами я. — Когда очнулся, сразу же поспешил вернуться в Управление.

— Вот болван, — хихикнул Фол. — Даже с хулиганом справится не может. Понабирают всяких…

Я хотел было огрызнуться, что он сам такой и у меня все получилось, но вовремя опомнился.

— Что же нам делать дальше? — подал голос Ворон.

— Понятия не имею, — ответил я. — Мне кажется, Александр тут не при чем.

— И все потому, что он знаком с твоей мамой? — скептически приподняла бровь Лу. — По-моему, такие суждения очень субъективны.

Я с досадой посмотрел на друзей. Мне безумно хотелось рассказать им правду, но совесть не давала этого сделать.

— Может хоть немного поспим? — устало предложил я. — Рассвет скоро.

Девушка, не сказав ни слова, удалилась в свою спальню. Или к Ральфу?

Как бы там ни было, меня это не касалось. Я лег на кровать и отвернулся от друзей. Мне еще долго мерещился их приглушенный шепот, но дальше объясняться у меня не осталось ни сил, ни желания.

* * *

— Подъем, мои дорогие! — проорал Фол.

Мне показалось, не прошло и минуты с тех пор, как мы легли в свои кровати, но, открыв глаза, я обнаружил, что солнце уже полным ходом светит в окно.

— Вы помните о том, что обещали мне? — жизнерадостно осведомилось Всевидящее Око.

— Вечером будет сделано, — недовольно буркнул я, закрывая лицо руками.

— Ловлю на слове!

И только из-за этого он нас разбудил? Вот гад!

— Генри, вставай, — донесся до меня хриплый голос Чака. — Через десять минут начнутся спарринги. Мы проспали.

Прямо утро хороших новостей.

Я нехотя начал собираться. Рука уже почти прошла, что не могло меня не радовать.

Позавтракав на скорую руку, мы попросили у Милванны «Зубки дьявола». Она несказанно обрадовалась нашей просьбе и отдала нам графин с зеленой жижей.

— Надеюсь, вам понравится! — улыбнулась повариха. — Только не переусердствуйте!

Ну, это мы, пожалуй, пообещать не сможем. Два литра на троих нам все же придется выпить.

Я поспешно отогнал мрачные мысли и брезгливо вручил сосуд Чаку. Надеюсь, ему не становится так же плохо при виде этой гадости.

Но, увидев скривившееся лицо друга, я понял: он не далеко ушел. И лишь Ворон радовался происходящему и рассказывал нам, какое оно вкусное.

Мы отнесли графин в спальню, после чего поспешили в аудиторию для спаррингов. Там нас уже ждали и Ученики, и Учителя.

— Вы опоздали на пять минут, — жестко известил нас Александр. — Это непозволительно для полицейских.

— Просим прощения, — за всех отозвался Ворон.

— Плохие новости, дорогие мои, — резко сменил тему тот, одарив нас холодным взглядом. — За ночь в городе произошло два убийства. История все та же: жертвы найдены энергетически обезвоженными.

Я нервно вздрогнул и взглянул на Чака. Реакция друга ничем не отличалась от моей. Хотя, чего ему бояться? У него же силы несъедобные!

А если бы мы с Лу встретили этого маньяка? От такой мысли меня передернуло.

— Полицейские патрулируют улицы каждую ночь! — негодующе воскликнул Бруно. — Неужели им не под силу защитить мирных жителей?

— Мы не можем охватить сразу весь город, — сухо отозвался Ральф. — Но надеемся, что в скором времени преступник будет пойман.

Каждый из нас понимал: это всего лишь отговорки. Никто не в состоянии справиться с маньяком.

От таких мыслей по спине пробежали мурашки. Мамочка… Забери меня отсюда.

— Сегодня вас ждут спарринги. Вы должны отточить свое умение драться до предела. Хотя, как вы наверняка знаете, предел лишь в вашей голове, — властно провозгласил Александр, откинув назад свои длинные волосы. — Я покажу вам, как использовать удар противника против него же. Вам потребуется разделиться на две команды. Генри, Чак, Ворон и Лу, вы будете драться против меня, Бруно, Фрея и Агнес.

Я поежился. Когда твой противник — Учитель, как-то неловко становится.

Он стал по центру зала и сделал движение правой рукой. В воздухе тут же появилась яркая линия. Затем, увидев наши удивленные лица, мужчина самодовольно усмехнулся и начал плести красивый узел из своей энергии.

— Ваша задача — запомнить мои махинации и при необходимости повторить их, — объяснил нам Александр.

Я оторопело посмотрел на него: и каким же, интересно, образом мы должны запомнить? Его молниеносные движения меня отнюдь не вдохновляли.

Я повернулся в сторону нашего всезнайки Ворона и с облегчением увидел на его лице уверенность.

— Теперь попробуйте воссоздать это, — скомандовал Учитель и сформировал узел, напоминающий дракониуса. — Лучше потренироваться сейчас, чем во время спаррингов. Данный прием вернет вашему противнику его энергию в трехкратном размере.

Я прикинул достаточное количество сил, нужных для узла, и принялся за дело. Нити вырвались из моих пальцев и нехотя начали связываться в один клубок. Как я не пытался создать устрашающего и величественного собрата Вилли, получался лишь жалкий ночник.

Ладно, это тоже неплохо для первого раза.

У Чака дела обстояли лучше: вскоре после моих печальных насекомых, перед ним появилось похожее на оригинал двуглавое существо.

Я прыснул от такого зрелища: подобных чудовищ прежде мне не приходилось видеть.

У остальных все получилось почти сразу, что очень ударило по моему самолюбию. Я, пристыженный собственным бессилием, начал пробовать вновь и вновь.

Через полчаса упорного труда передо мной, наконец, появился маленький красивый дракониус. Я самодовольно посмотрел на Учителя.

— Тренировка окончена! — с облегчением объявил он.

Я недовольно поморщился. Неужели все ждали лишь меня? Это как-то несолидно.

Мы разделились на две команды.

— Начинайте! — крикнул нам самоуверенный Бруно.

Лу, ничем не уступая ему, гордо сформировала энергошар. Наш всезнайка последовал ее примеру и через миг два больших мяча полетели в сторону противоположной команды. Те мигом воссоздали дракониусов и наши же шары вернулись к нам. От неожиданности я упал на пол, но, увидев грозные взгляды своих друзей, тут же вскочил на ноги.

Ворон укрыл нас щитом, и шары плавно растворились в воздухе. Это он молодец, конечно.

Так, чем бы их удивить? Я судорожно начал вспоминать все узлы, о которых успел прочесть в учебнике.

Может быть, попробовать сделать брешь в их щите энергострелами? Или лучше большими комарами? Не только же мне их бояться!

Я, воодушевленный своими мыслями, принялся за дело. Тем временем противоположная команда пыталась пробить нашу защиту, но пока что безрезультатно.

А значит, у меня есть несколько минут, чтобы воссоздать свою идею.

Сначала я сформировал тонкую, но плотную нить. Узлы у нее были простыми. Наверное, их смог бы повторить каждый школьник. Ну, до некоторого времени, кроме нас с Чаком.

Я создал ровно четыре стрелы на каждого противника, затем поработал над скоростью, чтобы противоположная команда не успела задействовать прием дракониуса. Конечно же, я не вкладывал в творения много силы, ведь у меня не стояла цель покалечить или, чего доброго, убить оппонентов.

После завершения основной работы я принялся за «украшение». Маленькие нити энергии послушно превратились в крылышки, способные доставить тело насекомого за считанные секунды до наших коллег. Комары получились очень даже красивыми, на сколько они вообще могут таковыми быть.

Я самодовольно улыбнулся, приготовившись отправить свои творения к намеченной цели.

— Ребят, я уже не выдерживаю, — простонал Ворон. — Мне нужно восполнить запас сил.

Лу мигом отреагировала на просьбу и кинула в него три маленьких шара. Наш всезнайка с радостью их поглотил.

— Благодарю, — кивнул он, и щит засветился еще ярче.

Я тем временем запустил комаров. Эффект превзошел все ожидания: мои творения мгновенно преодолели расстояние между командами и разбили защиту противников вдребезги. Послышался слабый хлопок, после чего нас ослепила кратковременная вспышка. Я переключился на энергозрение, чтобы насладиться своей победой в полной мере. Насекомые впились в ауры оппонентов, и последние упали на пол. На миг комнату озарил странный блеск, уже прежде знакомый мне. Чья-то оболочка превышала нормальную плотность в разы. От подобного зрелища у меня закружилась голова, но, превозмогая слабость, я все-таки устоял на ногах и попытался распознать чья же это энергия. К сожалению, видение прошло так же быстро, как и полет моих комаров.

Через миг все стало на свои места. Силы противников больше ничем не отличались от моей собственной, и я уже не был уверен до конца: привиделось мне или нет.

Но все же этот случай заставил меня насторожиться. Неужели среди Учеников есть предатель? Или же Александр ввел в заблуждение всех нас?

В любом случае, кто-то скрывает плотность своей ауры намеренно. Лишь от неожиданности и моих комаров защита на миг ослабла.

— Генри, нужно им помочь, — услышал я приглушенный голос Лу. — Чего ты стоишь как вкопанный?

Я вздрогнул, возвращаясь в реальность, и поспешил на помощь друзьям.

Противоположная команда лежала на полу, будучи не в силах пошевелиться.

Мда, немного переусердствовал. Рядом с ними уже стоял Ральф.

— Тебе нужно быть осторожнее, — яростно прошипел он, прожигая меня взглядом.

Я виновато прикрыл глаза. Ребята тем временем делились своей энергией с пострадавшими, пытаясь восстановить поврежденные участки ауры. Я последовал их примеру.

Мои комары ранили лишь внешние слои оболочки, что значительно упрощало процесс излечения. Как все-таки хорошо, что я снизил силу удара стрел до минимума.

Через пять минут работа была завершена, и пострадавшие смогли встать на ноги.

— Очень интересный спарринг вышел, — улыбнулся Александр, будто бы ничего и не произошло.

Я виновато потупил взор.

— Прошу прощения.

— Ранения — неотъемлемая часть нашей работы, — поспешил успокоить меня Учитель. — Это обычно. Просто в следующий раз попытайся слегка снизить свою силу.

Спасибо за совет. Можно подумать, я не снижал.

— Сейчас у вас есть время для самостоятельной практики, — продолжил он. — Желаем удачи.

Ральф, прежде не проронивший ни слова, подошел ко мне.

— Жду тебя вечером на нашем занятии.

Я с досадой скривился, вспомнив обещание, которое дал Фолу. Если я не сдержу слова, глаз же от меня потом не отстанет!

— А можно после обеда? — сделав невинное лицо, спросил я. — У меня на вечер кое-какие планы…

Учитель усмехнулся.

— Милванна поведала нам, что вы взяли два литра «Зубок дьявола». Неужто праздник какой-то?

— Да, — кивнул я, сделав серьезное лицо. — Месяц и три дня пребывания здесь.

— Похвально, — растаял Ральф. — Так уж и быть, соглашусь. Мы с Александром собирались вам дать учебники, чтобы вы после обеда выучили несколько боевых узлов. Матильда занесет книги в спальни. Твоя задача — выучить все, что там написано в свободное время. Понятно?

— Да, конечно, — согласился я.

Пару часов мы оставались в аудитории для спаррингов: Ворон учил нас новым приемам. Как ни странно, мне даже понравилась эта тренировка. Наверное, мама наконец-то была бы мною довольна.

* * *

Я безумно хотел поделиться с друзьями увиденным во время спарринга, но не знал с чего начать.

— А вы не заметили ничего странного, когда их защита разбилась? — наконец, решился я.

Мы сидели в столовой, поедая очередную неаппетитную стряпню Милванны. За этот месяц я даже начал привыкать к подобной еде, и она перестала вызывать у меня прежнее отвращение.

— Чья-то аура будто бы взорвалась, — кивнул Ворон. — Что бы это могло быть?

— Не знаю, — пожал плечами я. — Но подобные видения точно не к добру.

— С чего ты взял? — нахмурился Чак. — Я вот вообще не переходил на энергозрение, и мне совершенно все равно какие у кого ауры.

— Возможно, среди этих четверых есть человек, который что-то скрывает, — хмуро вздохнул я.

— Генри, а ты ничего не хочешь нам рассказать? — пристально посмотрела на меня Лу.

Неужели она что-то заподозрила? Ну уж нет, меня так просто не возьмешь!

— Не хочу, — как ни в чем ни бывало ответил я, делая вид, что меня очень заинтересовала черная жижа в тарелке.

Девушка недовольно поджала губы. Интересно, все вампиры так чувствуют ложь или только она?

— Нужно быть внимательными с этими четырьмя, — поддержал меня Ворон, по привычке поправляя отсутствующие очки, которые сейчас преспокойно лежали в лаборатории у Гарольда.

Доев стряпню Милванны, я поспешил в мастерскую Ральфа. Он меня уже ждал и был несказанно рад, когда я, наконец, соизволил к нему пожаловать.

Мы продолжили нашу тренировку с моих безуспешных попыток защитить свое сознание от постороннего воздействия. Получалось отнюдь не лучше, чем в прошлые разы. Как бы я ни пытался выровнять свою ауру, Учитель неизменно проникал к сварливому Фолчику.

Я нахмурился. Подобная ситуация мне была не по душе.

Разозлившись на себя, я приложил максимум усилий, чтобы закрыть оболочку от чужих махинаций. В глазах начали мелькать звездочки. И в этот миг моя энергия, прежде вибрирующая от воздействия Ральфа, успокоилась.

Я удивленно посмотрел на мужчину.

— Поздравляю, — улыбнулся он. — Первые успехи — это всегда приятно.

— Спасибо, — обрадовался я.

— Быть может, ты дорастешь до моего уровня, — серьезно продолжил тот. — И тогда мы сможем померяться силами.

Это прозвучало как-то странно. Я напрягся и отвел взгляд в сторону.

Не увидев вдохновения в моих глазах, Ральф начал объяснять мне, как рассчитывать свою энергию на различные узлы. Это была чистая теория, столь ненавистная мною в школьные годы. От монотонного голоса Учителя и скучной информации, мои глаза начали медленно слипаться…

— Генри! — рявкнул мужчина, и я тут же проснулся. — Тебе придется изменишь свое отношение к учебе, если ты хочешь выжить.

Он мне что, угрожает? Вот же шантажист!

— Твой отец не одобрил бы подобного поведения, — осуждающе покачал головой Ральф.

Мне вдруг очень захотелось ответить, что мой отец все знает, но я воздержался.

Мало ли, подумает еще, что я псих.

— На сегодня хватит, — сухо закончил тот, увидев мое безразличное лицо.

Я поспешил в нашу комнату, где меня ждало еще одно пренеприятнейшее занятие: зубрежка энергоузлов. Чак скучающим взглядом смотрел в потолок, должно быть, думая совсем не об учебниках. Ворон же его постоянно одергивал, напоминая о важнейшей задаче полиции.

Меня ждала та же участь. Я нехотя взял в руки оставленную Матильдой книгу и принялся изучать хитрости энергетики. Это занятие, скажу я вам, было не из легких. Мысли так и норовили уплыть в другую сторону. Чтобы хоть как-то себя развлечь, я решил попробовать воссоздать описанные техники.

Я задумчиво посмотрел по сторонам. На чем бы потренироваться?

Взгляд упал на скучающую одинокую стену возле моей кровати. Что же, начнем.

В учебнике объяснялся странный узел, позволяющий сделать прозрачным тот или иной объект. Нет, это не щит, о котором рассказывал Ворон. Здесь нити не укрывают, а врастают. К сожалению, на людях подобные приемы использовать не рекомендуется: большой риск повредить ауру.

Я лукаво прищурился: рядом с нами располагалась комната девушек. Было бы неплохо иметь прозрачную стену.

Сосредоточившись, я начал создавать маленькие узелки, описанные в учебнике. Как мне показалось, мои нити стали идеальными.

— Генри, а что ты делаешь? — настороженно спросил наш всезнайка. — По-моему это…

Но договорить он не успел. Я уже направил энергию к месту назначения. До меня донесся приглушенный щелчок, после чего стена превратилась в тысячи мелких камешков, разлетевшихся в разные стороны.

Я, зажмурившись, перепугано отскочил в сторону.

Что тут скажешь, не важно каким методом достигнут результат. Главное — он достигнут.

Я с опаской приоткрыл глаза и увидел разъяренные лица Агнес и Лу.

— Какого слономуха, Генри! — прокричала вторая, отходя от шока.

— Тренировался просто… — едва смог выговорить я.

Чак и Ворон оторопело посмотрели сначала на меня, а затем — на девушек. Уж лучше бы что-то сказали, и то спокойнее было бы.

— Восстанавливай быстро! — воскликнула Агнес, подбежав ко мне. — Иначе я Бруно расскажу!

Вот ябеда. От нее я ничего другого и не ожидал.

— Так может быть, вам понравится, — неуверенно начал оправдываться я. — Большая комната.

— Сомневаюсь. Я с неадекватными жить не хочу, — процедила девушка. — Лу, скажи ему!

Та посмотрела на меня таким взглядом, что мне стало страшно.

— Полностью согласна, — отозвалась она, демонстративно скрестив руки и усевшись на свой диван.

Я услышал за спиной приглушенное хихиканье Чака. Тоже мне, друг. Нет чтобы поддержать — он веселится.

— Чего вы злитесь, — донесся до нас голос Фола. — По-моему, Генри давно мечтал жить с Лу в одной комнате.

Я яростно посмотрел в потолок. Ну держись у меня!

— Вот сделает Гарольд тебе тело — я сдерживаться не буду!

— Какие мы грозные, — хихикнуло Всевидящее Око. — Может быть, ты еще потолок снесешь? Чтобы, так сказать, воссоединиться с наукой.

— Да хватит вам, — прервал наши препирательства Ворон. — Тут дело на две секунды.

Он виртуозно взмахнул рукой, и камешки, раскиданные по всей комнате, начали собираться в одну стену. Должен признаться, прежний вид все же она не приняла. Шероховатая поверхность пострадавшей стены никак не украшала нашу комнату. Хотя с другой стороны, можно сказать, что это — новая декорация.

— Ты перепутал узел прозрачности с узлом взрыва, — объяснил мне тот. — Они очень похожи.

— Буду знать, — вздохнул я.

— Мой друг — придурок, — расхохотался Чак, вновь взяв в руки учебник.

— Взаимно, — буркнул я, ложась на диван.

Остаток дня прошел очень скучно. Я решил больше не экспериментировать на практике и просто читал теорию.

Почему мне все время так не везет? Я же говорил, что энергетика — не мое…

Наконец, наступил вечер. Хотя, почему наконец? Я совсем не ждал его. Тут еще нужно выбрать что лучше: скучная учеба или коктейль из насекомых.

— Я весь во внимании! — воодушевленно воскликнул Фол, увидев, что мы достаем графин.

Как мне показалось, зеленая жижа стала еще противнее за день.

Только я начал привыкать к здешней еде, как у меня хотят отбить охоту вообще что-нибудь когда-нибудь брать в рот. Белые «зубки» игриво плавали в гремучей жидкости. Как по мне, совсем не привлекательно. И что только люди находят в этом напитке?

— Ну, надеюсь, мы выживем, — нервно фыркнул Чак, наливая коктейль в наши стаканы.

Как повезло Лу, что она — вампир, и ей можно употреблять лишь энергетическую «пищу». Сидела бы сейчас рядом с нами…

Так, стоп. Опять я за свое!

— Это очень вкусный напиток, — с умным видом заверил нас Ворон.

Да, конечно. Держи карман шире.

Я, немного помедлив, с замиранием сердца поднес стакан к губам. Инстинкт самосохранения сработал своим наилучшим образом, но я заставил себя сделать глоток.

На вкус эта зеленая гадость была очень даже ничего, но, как только я вспоминал из чего она сделана, становилось плохо. Белые «зубки» шипели и растворялись во рту, придавая освежающий привкус коктейлю.

Ладно, нужно отстраниться от всех мыслей и сосредоточиться на тех двух литрах, которые мы пообещали выпить. Я с досадой посмотрел на свою порцию и сделал еще глоток.

Меня бросило в жар, а мысли начали нескончаемым потоком блуждать по моим бедным извилинам. Откуда ни возьмись появилось хорошее настроение и твердая уверенность в том, что энергетика — это не так уж и плохо.

— По-моему вкусно, — заплетающимся языком известил нас Чак. — Только сильно крепко…

Он едва не опрокинул свой стакан, но Ворон чудом его удержал.

— Прошу прощения… — невинно проговорил мой друг, наливая себе еще немного.

— Рад, что вам нравится, — ехидно отозвался Фол. — Я ж для вас стараюсь.

Может, Всевидящее Око действительно не такое уж и вредное?

После третьего стакана этого божественного напитка я вдруг почувствовал, что способен на все.

— Генри, — прокричал Чак, хватая меня за руку. — Почему нам так не везет с девушками?

— Да не обращай ты на них внимания! — откликнулся я. — Они еще бегать за нами будут!

— Лу… Ик! По-моему, она уже за тобой бегает, — обрадовал меня Ворон.

— С чего ты взял? — спросил я, наливая себе еще стаканчик.

— Я… Ик! Я видел, как она за тебя волновалась, когда ты лежал без сознания!

— Этот Ральф все портит.

Коктейль в графине уменьшался с неимоверной скоростью. Как ни странно, меня это очень огорчало.

— Поздравляю! — проорал Фол, когда мы, наконец, закончили. — Посвящаю вас в алкоголики!

Вот спасибо. Всегда мечтал.

— М… Может быть… — заикаясь, начал Чак. — Может быть, прогуляемся по ночному городу? Это ведь так красиво!

Он мечтательно опрокинул голову, рассматривая потолок.

Мне его идея, скажу честно, очень понравилась.

— Давайте! — Я резко встал с кровати, но в следующий миг рухнул на пол.

Как-то все кружится…

— Гееенри, — протянул Ворон. — Осторожно надо ходить! Пойдем уже!

— Сейчас, сейчас! — обнадежил нас Чак, а сам упал на кровать и захрапел.

Сходили, называется.

— Была не была! — махнул рукой наш всезнайка. — Пусть спит, пошли без него!

Я согласно кивнул, с трудом пробираясь к выходу. Все-таки погулять — дело святое.

Мы вышли из Управления, и, держась друг за друга, направились в сторону какой-то неведомой нам улицы. Все вокруг нас танцевало и мигало. Я никак не мог сосредоточиться на чем-то одном, то и дело падая то на Ворона, то, чего греха таить, на дорогу.

Ночь вступала в свои права: темнота ослепляла меня, и я едва мог различить, где находятся дома, а где — открытая местность. Возможно, в этом был виновен коктейль, но мне тогда так абсолютно не казалось.

— Жаль, что Чак заснул! — в сердцах топнул ногой приятель. — Такой чудесный вечер! Бодрящий…

— Полностью с тобой согласен, мой друг! — заверил его я, опершись на бедного парнишку всем своим телом.

Ворон не выдержал такого веса и упал. Я, естественно, полетел следом. Некоторое время мы пытались разобраться, где чьи руки и ноги, после чего, наконец, продолжили свой путь.

— А давай споем! — предложил мне он.

Я радостно посмотрел на него, но не успел ответить. Мое внимание привлек странный блеск в конце улицы. Я изо всех сил попытался сосредоточиться, но зрение не хотело фокусироваться абсолютно ни на чем.

— Там что-то есть, — прохрипел я, указывая рукой в сторону свечения.

Ворон, обернувшись, внимательно посмотрел на объект моих размышлений.

— Давай проследим, — предложил приятель. — Только нужно постараться тихо…

Чем ближе мы подходили, тем отчетливее понимали: наше видение — силуэт человека в плаще. Только откуда там взялся блеск?

— Стой, — шепнул мне друг, слегка протрезвев.

Мы остановились возле какого-то дома и спрятались за забором. Обзор открылся хороший: я с легкостью смог разглядеть фигуру. Это был упитанный мужчина. Жаль только, что лицо скрывал капюшон.

Незнакомец, оглядываясь по сторонам, медленно шел по улице.

Алкоголь плавно начал выветриваться из моего организма, высвобождая место для такого знакомого мне инстинкта самосохранения. По спине пробежали мурашки. Щемящее чувство опасности не давало покоя, но я продолжал наблюдать за странным человеком.

— Смотри, — шепнул Ворон. — На его руку смотри!

Я резко сфокусировал взгляд и с ужасом увидел малиновый перстень. Вот, что так блестело при свете уличных фонарей!

— Это он, — дрожащим голосом проговорил мой друг, окончательно протрезвев. — Генри, это он! Нам повезло, что упырь нас не заметил!

Я постарался успокоиться и начал рассуждать. Король рассказывал, что Учеников у Реджинальда было всего трое. А значит, незнакомец вполне может быть не маньяком. Конечно, такой исход маловероятен, но все же.

О своих мыслях я тут же поведал Ворону. Тот покачал головой, судорожно хватая ртом воздух.

— Тебе плохо? — насторожился я.

Выглядел приятель действительно не наилучшим образом. Лицо его покрылось красными пятнами.

— Это он, Генри! — то и дело шептал друг.

— Да с чего ты взял?

— Я — третий Ученик Реджинальда.

Я посмотрел на нашего всезнайку, словно первый раз увидел. Он что, так шутит?

— Да очнись же ты, черт возьми!

Я не верил своим ушам. Оказывается, и у честного Ворона есть свои скелеты в шкафу. Интересно, как долго этот умник намеревался скрывать от нас тот факт, что он — Ученик мудреца? Я, конечно, понимаю, что подобное знание — тайна, но все же обидно как-то. Вот вроде бы знаешь человека как свои пять пальцев, а на деле оказывается, что он совсем иной.

С другой стороны, теперь я знаю, откуда у Ворона такие глубокие познания в энергетике.

Стоп. Так дело не пойдет. Я резко потряс головой, отходя от шока.

— Что делать, Генри? — в панике прошептал приятель. — Может, подождем, пока он уйдет?

От такого предложения грех было бы отказаться, но слышать его от Великого Ученика мне показалось странным. Или наш всезнайка — трус?

— Давай проследим за ним, — предложил я и на цыпочках подался вперед.

— Ты с ума сошел! — услышал я яростный шепот Ворона за спиной. — Жить что ли надоело?

— А мы тихо. Он не заметит.

Незнакомец тем временем завернул за угол, и я поспешил за ним. Моему другу ничего другого не оставалось, кроме как последовать за мной.

Скажу вам честно, я пожалел о своей затее сразу же после того, как ее озвучил, но отступать было поздно. Иначе Ворон бы принял меня за труса. А я не трус, правда ведь?

Мы прятались за столбы и заборы, ограждающие чьи-то жилища от таких вот маньяков. Но все же я считал чудом то, что мужчина нас до сих пор не заметил, и проклинал себя за то, что решил проследить за ним.

А человек тем временем неспешна шел по улице. Должно быть, жертву выискивал.

Ой, как мне все это не нравится…

В следующий миг на дорогу выскочила девушка, так же укутанная в темный плащ. Если бы я увидел эту сцену пару дней назад, то решил бы, что она полицейская. Но теперь мне почему-то кажется, что такую одежду носят все кому не лень.

Белокурые волосы вырывались из-под капюшона. Красиво…

Слономух меня укуси, это что, Лу?!

Я в панике взглянул на Ворона, но тот лишь настороженно нахмурился.

Маньяк сразу же заметил девушку и медленно подошел к ней.

— Черт возьми, нельзя сидеть сложа руки! — дрожащим от страха и собственного бессилия голосом прошипел я, выходя на открытое пространство.

Тот посмотрел на меня, словно на психа, но все же решился и пошел следом. Вот это я понимаю, друг.

Интересно, как там Чак? Наверное, спит без задних ног и бед не знает.

Лу испуганно вскрикнула, увидев малиновый перстень на руке незнакомца, после чего решительно начала формировать боевой узел. И как у нее только сил хватает что-нибудь придумывать в такой ситуации?

Но маньяк опередил девушку: он создал странный сгусток и кинул в нее свое творение. Та упала без сознания.

Я, собрав все свои силы в кулак, бросился на помощь. К сожалению, мы с Вороном были слишком далеко от места событий.

Незнакомец, секунду помедлив, скрылся в объятиях ночных улиц.

Наконец, добежав до места происшествия, я остановился в немом оцепенении. Неужели она мертва? Этого просто не может быть.

На глаза начали наворачиваться слезы. Я без интереса следил за действиями приятеля, который зачем-то трогал умершую.

Бедная, бедная Лу…

— Генри, у тебя что, совсем крыша поехала? — донесся до меня злой голос друга. — Она жива. Помоги мне лучше доставить ее в медпункт.

Я с трудом смог понять смысл сказанного Вороном.

— Да очнись же ты! — яростно потряс меня он. — Тоже мне, герой.

Я тут же залился краской и поспешно взял девушку на руки.

Мы донесли ее до Управления очень быстро. За Ликой я отправил нашего всезнайку, сославшись на то, что хочу побыть с Лу. В действительности мне было крайне неловко нарушать покой в спальне Александра. Она ведь, как выяснилось, там ночует.

Сестра Чака прибежала в медпункт за рекордное время.

Мы решили пока не раскрывать всех карт и сказать ей, что нашли пострадавшую на улице. Все же случай с маньяком меня очень удивил. Насколько я знаю, он никогда не оставляет своих жертв в живых. Лика же заверила нас, что энергозапас девушки на должном уровне. Значит, ее ударили боевым узлом.

Над этим еще предстояло серьезно подумать. А пока сестра друга отпустила нас с Вороном отоспаться. Наверное, услышала перегар. Она сказала, что до утра Лу вряд ли придет в себя, и мы со спокойной совестью отправились в комнату.

Чак по-прежнему храпел так, что стены содрогались, и я понял: уснуть сейчас вряд ли получится.

Воспоминания о сегодняшнем вечере не оставляли меня, заставляя вновь и вновь мысленно возвращаться к той улице, к маньяку и Лу, к нашему всезнайке, который скрывал от нас свою тайну.

В голове промелькнула слабая догадка, и я с интересом посмотрел на Ворона.

А что если… Возможно, он знает о фразе Реджинальда? Но тогда придется раскрыть тайну матери…

Эх, была не была!

— Слушай, — неуверенно начал я. — А когда ты это… Ну учился у мудреца в общем. Он тебе никаких слепков реальности не показывал?

— Наставник дарил свое изображение каждому Ученику вместе с перстнем. Почему ты спрашиваешь?

— Понимаешь, — я замялся, подбирая слова. — Мне довелось увидеть такой слепок, на обратной стороне которого пестрела надпись.

— Где видел? — нахмурился он. — Генри, хватит темнить. Мы давно поняли, что ты что-то скрываешь.

Интересно, кто это «мы»?

Я с досадой махнул рукой и создал изолирующий щит. Нечего Фолу подслушивать наши разговоры.

Ворон с подозрением взглянул на меня и приготовился слушать. Я рассказал ему всю правду о путешествии прошлой ночью, не утаив ни слова. Надеюсь, мама меня потом не убьет.

— Так вот, — закончив свой рассказ, вздохнул я. — Ты не знаешь, что за послание скрывается в книге «Сны Великой Арии»?

Тот лишь пожал плечами.

— Однажды Реджинальд отвел меня в Святое Здание и заставил прочесть ее от начала до конца. Он говорил, что однажды эта книга либо спасет Арию, либо унесет королевство в мир Мертвых. Вот и все, что сказал мне мудрец. И я до сих пор не знаю, что наставник имел в виду под фразой, написанной на обратной стороне слепка.

— Нам стоит сходить туда. Быть может, удастся что-нибудь разузнать.

Да, я знаю, что это слишком самонадеянно, но все же нельзя терять надежды.

— Если тебе так хочется, завтра утром сходим, — кивнул Ворон. — Только надо проснуться пораньше.

На этом наш разговор оборвался, и я погрузился в тревожный сон.

Глава 1 °Cны Великой Арии

Утром, как ни странно, я проснулся первым. Может, из-за головной боли, а может — из-за ярких лучей солнца, пробивающихся сквозь занавески.

Разбудить друзей было довольно проблематично, но после десяти минут безуспешных страданий, они все же послушались меня и встали.

Мы с Вороном рассказали о наших вчерашних приключениях Чаку, после чего тот недовольно буркнул:

— Могли бы и разбудить ради такого дела.

— Ты бы видел себя, алкоголик, — ухмыльнулся я. — Ладно, некогда рассуждать. До завтрака остался всего лишь час. Мы должны успеть.

Несмотря на раннее утро, солнце уже начало припекать. Куда же делась ночная прохлада? Выйдя на улицу, я недовольно скривился: начинается еще один день нестерпимого зноя. Посмотрев на друзей, я понял, что им тоже не по душе такая погодка.

Святое Здание находилось в нескольких кварталах от Управления. Ворон знал дорогу, что очень упрощало нашу задачу. Признаюсь честно, я никогда там не был и до недавнего времени даже не представлял, что это такое. Впрочем, как и Чак.

— Вот оно! — известил нас всезнайка, когда мы увидели маленькое белоснежное строение.

Ничем особым оно не отличалось, сотни таких же домов были разбросаны по всему Миллиэлю.

Помедлив некоторое время, мы решительно постучались. Дверь нам никто не открыл, и лишь раздался низкий женский голос:

— Очередь!

Ладно. Подождем.

Через некоторое время из здания вышел низкорослый старичок и, смерив нас подозрительным взглядом, растворился в утренней суете.

— Один из постоянных посетителей, — объяснил нам Ворон. — Они тут каждый день зависают.

Интересно, им не надоедает подобное времяпровождение? Впрочем, не мне судить.

Наконец, мы переступили порог и с интересом начали рассматривать открывшуюся перед нами комнатушку.

По центру стоял маленький стол, на котором лежала внушительных размеров книга. Рядом светились большие энергосгустки. Ну, в общем-то это и все. Более в комнате ничего не было. Ах да, еще лавочка.

Интересно, а где же та женщина, которая нам отвечала?

— Добро пожаловать, — вновь донесся до меня голос.

Я встревоженно огляделся. Еще одного Фола я точно не выдержу.

— Вы Охранник? — поинтересовался Чак.

— Какой догадливый. Правильно. Меня зовут Роззиэль. Надеюсь, вы в курсе для чего создано Святое Здание?

Из нас троих кивнул лишь Ворон.

— Чтобы люди могли окунуться в историю Арии и познать в ней себя, о неграмотные!

Я смотрю, у Охранников в генах заложена привычка оскорблять людей. Хотя… Какие к слономуху гены?

— Книгу не калечить, — решила все же сменить гнев на милость Роззиэль. — Если у кого-нибудь возникнут подлые намерения, вас мгновенно обожгут оберегающие нити. Приятного прочтения. И помните, что за вами очередь!

Никогда не думал, что подобные места пользуются популярностью.

Мы медленно подошли к столу и сели на лавочку. Я внимательно посмотрел на предмет нашего интереса. Летопись представляла собой старый том, который был украшен золотистой обложкой, облупившейся от времени.

Я с благоговением открыл книгу. Повеяло сыростью и пылью.

Повествование начиналось с первого дня основания Арии.

— Красивый почерк у невидимой руки, — хмыкнул Чак.

— Согласен, — кивнул я.

Мы внимательно начали осматривать каждую страницу. Идеальные буквы выстраивались в ряд. Как это не прискорбно, но там не было никакого намека на скрытую тайну. Что же делать?

Прошел час, но нам так и не посчастливилось найти ничего интересного.

— Чувствую я, что мы ищем не в том направлении, — задумчиво вздохнул Чак.

Я с ним был полностью согласен. Вот бы только знать, в каком именно направлении нужно искать.

Я нахмурился и прикрыл глаза. С таким успехом мы и до вечера ничего путного не найдем.

«Если свет погас, путь осветят Сны Великой Арии»… Что бы это могло значить? Думай, Генри!

А что, если…

— Ребят, нам нужно выключить свет, — уверенно известил я друзей.

Те удивленно посмотрели на меня.

— Попытка не пытка.

И мы отключили сгустки от энергобатарей, после чего комнату поглотила тьма.

— С какой стати вы думаете, что можете просто так устраивать беспредел? — возмущенно спросила Роззиэль.

— Мы ненадолго, — успокоил ее я.

Итак, перед нами лежала книга. Во мгле оказалось очень сложно рассмотреть ее очертания, и я почти наощупь вновь открыл летопись.

Ничего разглядеть не получилось, но я был почти уверен, что загадка скрывается во тьме. Мы пролистали до самого конца.

— Ну давай… Нам очень нужна твоя помощь, — взволнованно прошептал я.

И в этот миг на последней странице невидимая рука написала светящуюся надпись. «Чем могу помочь?», — гласила она.

Опешив от такого поворота, я судорожно начал соображать, чем же книга может помочь.

— Нам нужно послание от Реджинальда.

На бумаге начали появляться идеально ровные светящиеся буквы. Вскоре невидимая рука написала целый стих. Мы, ошеломленные собственным открытием, принялись его читать.

Свет пути погас во мгле?
Не грусти, мой путник милый!
На твоей родной земле
Ты откроешь в себе силы.
Там, где Петька побывал,
Тайна превратиться в пепел.
Ему перстень помогал
В полуночном лунном свете.

Дочитав до конца, я непонимающе нахмурился. Что все это значит? Кто такой Петька, и что он узнал? Так, стоп. Где-то я уже слышал подобное.

Слономух меня ущипни, да здесь же говорится об овраге, в котором мы побывали на первом занятии с Александром!

— Нам нужно наведаться в нашу старую добрую балку, — уверенно известил друзей я.

* * *

Вернувшись в Управление, мы направились сразу на занятие. Времени поесть у нас не оставалось, поэтому другого выбора не было.

Там Ральф показывал новые узлы, которые, по его мнению, пригодились бы Ученикам в полицейском деле.

Голова ужасно раскалывалась, не давая сосредоточиться на новом материале. Самочувствие друзей почти не отличалось от моего собственного. Но, насколько я помнил, Чак знал какой-то прием от похмелья, и я намеревался узнать об этом чудодейственном лекарстве сразу после занятия.

Наведаться в овраг мы решили ночью. Как говорилось в стихе, тайна откроется лишь при свете луны и наличии перстня Ученика. Ну, я так думаю.

Что скрывается в той балке, я даже представить себе не мог. Все-таки моя мама оказалась права. Нужно будет позвонить ей вечером и рассказать о нашем открытии. Или лучше не звонить?

Нет уж. Она еще оставит нас в Управлении, а мне так хочется хоть что-то узнать самому. Все-таки я теперь полицейский и имею полное право вести свое расследование.

Свяжусь с ней, когда пойму, что там происходит.

Мы договорились навестить Лу сразу после тренировки.

По пути Чак показал нам странный прием от похмелья. Заключался он в массаже… пупка. Не знаю, как это может помочь, но пока мы шли я усиленно тер свой, так сказать, центр. К моему удивлению, через пару минут головная боль начала отступать.

— Она еще спит, — известила нас Лика, когда мы вошли в медпункт. — Состояние у нее очень странное. Будто бы кто-то заморозил тело. Я никогда прежде не встречала таких повреждений. Да это и повреждением-то назвать нельзя.

Ворон присел на кровать рядом с Лу и внимательно присмотрелся. Должно быть, на энергозрение перешел.

— Старый прием, — сосредоточенно пробубнил он. — И малоизвестный.

Мы с Чаком понимающе переглянулись. Опять заумные штучки мудреца.

Конечно, другого и ожидать не стоило. На Лу напал Ученик Реджинальда, а посему и Ворон обязан был знать эти фокусы.

Через пару минут девушка очнулась.

— А ты не мог вчера ей помочь? — удивился я.

— В нашем с тобой былом состоянии, Генри, только людей лечить, — фыркнул Ворон.

Лика осуждающе покачала головой.

— Негоже полицейским так напиваться. Мы с Александром видели вас из окна.

Чак, ухмыльнувшись, взглянул на нее.

— Ну, сестрица, лучше бы уже молчала, — хихикнул он. — А то Милванна врать не будет.

— Мы пьем редко и совсем чуть-чуть, — обиженно надула губы девушка.

— Хватит вам препираться, — послышался хриплый голос Лу. — Голова сейчас взорвется.

— Ах, милая, прости! — засуетилась Лика, подбежав к ее кровати и сделав пару странных движений руками. — Теперь тебе будет легче. Отдыхай, дорогая. Я вернусь через десять минут, нужно восполнить запас энергобатарей. Он тебе сейчас просто необходим, так как ты слишком слаба, чтобы поглощать энергию самостоятельно.

Лика махнула нам рукой и прыгнула в левитирующую дыру.

— Ворон, потом расскажешь об этом приемчике! — донесся до нас ее голос откуда-то снизу.

Я поспешил присесть на кровать к Лу.

— Да что вы на меня так смотрите, — фыркнула она, закрывая лицо. — Я сейчас не в форме.

— Еще в какой форме! — заверил ее я. — Очень даже в неплохой…

Чак тыкнул меня локтем в бок, и я сразу же заткнулся.

— Расскажи нам, что ты делала вчера ночью в городе, — попросил наш всезнайка.

— У меня тот же вопрос к вам, — тяжело вздохнула она.

Я послушно поведал ей историю о том, что случилось с нами и вчера, и сегодня, не забыв при этом укрыться щитом изоляции. Фол возмущенно вскрикнул, но я не обратил на его реакцию никакого внимания.

— Я с вами, — дослушав историю, кивнула Лу. — Вы же не думаете, что меня могут заставить тут лежать?

— Ты еще слишком слаба, чтобы куда-то идти. Тем более, мы совершенно не представляем, что ожидает нас в овраге, — уверенно отрезал я. — Ты никуда не пойдешь.

Глаза девушки расширились от такого хамства до невероятных размеров. Ох, что-то мне это не нравится…

— Генри, беги, — хихикнул Чак.

Настало время мне его тыкать в бок.

— А с каких пор, дорогой Дональдс, ты мной распоряжаешься? — прошипела она, слегка приподнявшись на локти.

От такого голоса у меня по спине пробежали мурашки. Целая стая. Армия мурашек.

— Разве я не прав…

— Судьба Арии касается меня самым прямым образом. И я не доверю троим неудачникам такое ответственное дело, пусть даже один из них — Ученик Реджинальда.

— Сейчас было обидно, — насупился Чак. — Генри накосячил, а мы с Вороном крайними оказались.

Правильно, лучше на меня все свалить. Друг, ничего не скажешь.

— Я просто волнуюсь за тебя.

— Волноваться будешь за свою девушку, понял? — жестко отрезала Лу. — А я сама о себе позабочусь.

Интересно, а как же Ральф? И вообще, это что за намеки? Почему нельзя прямо сказать?

— Ладно, как хочешь, — сдался я. — Встречаемся в десять часов вечера возле входа в Управление.

— Договорились, — кивнула она. — Я приду.

— А теперь ты рассказывай, как вчера оказалась в городе, — хмыкнул Чак, все еще обижаясь.

Как ни странно, я понимал друга: все интересные и захватывающие события произошли без его участия.

— Да ничего особенного, — пожала плечами Лу. — Просто решила прогуляться. А тут он… К сожалению, в тот момент мне не удалось разглядеть его лицо. Я услышала быстрый хлопок, после которого меня поглотила темнота.

— Тебе очень повезло, — заметил Ворон. — Ты первая, кто выжил при встрече с ним. Маньяк почему-то не захотел тебя убивать.

— Может быть, его что-то испугало? — предположила девушка. — В любом случае, мы это выясним. И простите, что я вас оскорбила. Вы мне все-таки вчера очень помогли.

— Пустое, — небрежно махнул рукой Чак.

— Я не к тебе обращаюсь, дурак, — хихикнула Лу.

— Опять обидно сделала, — вздохнул мой друг. — Ну, раз мне здесь не рады, пойду узлы поучу.

— А мне хоть и рады, но я есть хочу, — пожаловался Ворон.

Я, разбив изолирующий щит, хотел было пойти с ним, но девушка меня остановила.

— Посиди еще немного, — жалобно попросила она.

Ну, и как ей откажешь? Умеет же на слабые места надавить.

— Ты что-то хотела? — как можно безразличнее поинтересовался я, когда приятели скрылись в левитирующей дыре.

— Нет, — покачала головой девушка. — Просто в последнее время мне очень одиноко.

Теперь все понятно. Решила пожаловаться мне на жизнь и после — мягко отшить. Мое чувство самолюбия кричало, чтобы я уходил, пока не потерял свою гордость с этой девицей, но какая-то совершенно другая сторона сознания заставляла меня слушаться ее.

— Так Ральфу скажи, — несколько раздраженно предложил я. — Он тебя знаешь, как развлечет! Мало не покажется!

— Опять ты за свое, — скривилась она. — Неужели ты не можешь хоть на пару минут избавиться от своей надуманной гордыни, которой пытаешься скрыть комплексы?

Вот это анализ моего характера! Сам бы я до такого в жизни не додумался.

— Тебе-то что? Меня, например, все устраивает.

Окончательно разозлившись, я уже хотел уйти, но Лу вновь меня остановила.

— В последнее время мы с Ральфом отдалились друг от друга.

Ну вот, опять давит на жалость. Скажите мне, люди добрые, я-то тут при чем? Мне до их отношений дела нет! Правда ведь?

— Сочувствую, — сухо проговорил я.

— Ты действительно ничего не понимаешь? — вдруг разозлилась та. — Ну и катись на все четыре стороны! Видеть тебя больше не хочу!

Ну вообще отлично. Теперь она обиделась. И на что, спрашивается? Разве можно понять этих девушек?

— Ладно, прости. Не знаю, что со мной, — резко сменило гнев на милость это странное создание.

И я не знаю, что с тобой, Лу. Собственно, никогда не знал и не понимал.

— Ну, тогда я пойду.

Но девушка вновь нарушила мои планы: она резко привлекла меня к себе и поцеловала. Вот это неожиданно. С чего вдруг? Может быть, проиграла очередной спор Фолу?

Честно говоря, удивление быстро прошло, и я решил в полной мере насладиться моментом.

Мда, Ральф, наверное, был бы в ярости. Не хотел бы я оказаться на его месте.

Лу отстранилась так же быстро, как и прильнула к моим губам. Я оторопело посмотрел на нее, ожидая объяснений.

— Не смотри на меня так, будто увидел бешеного слономуха, — хмыкнула она. — Я сделала то, что хотела.

Неплохие у нее желания. Я хочу продолжения!

— Не молчи, Генри, — скривилась девушка. — Я знаю, что нравлюсь тебе. В чем проблема?

Ну никакой романтики!

— Мог бы и сам первый шаг сделать.

Теперь еще и обвинения пошли. А главное — какие! Я ведь пытался проявить инициативу в мире Мертвых!

— Позволь напомнить, — вкрадчиво проговорил я. — У тебя есть Ральф.

— Все кончено, — безразлично пожала плечами Лу. — Я вчера днем сказала ему об этом.

— И молчала?

— А разве я обязана перед тобой отчитываться?

Этот вопрос поставил меня в тупик.

— Можешь ничего не рассказывать. Я ведь телепат, смогу прочесть мысли и сделать первый шаг.

— Ладно, Генри, не злись, — примирительно улыбнулась девушка. — Я действительно хочу быть с тобой. Если ты, конечно, перестанешь корчить из себя обиженную барышню.

Я чуть не задохнулся от возмущения. Кого она барышней-то назвала? Да я мужик в самом прямом понимании этого слова!

— Ну вот, опять, — хихикнула Лу. — Неужели тебе самому не смешно от своей напыщенности?

— Нет, — угрюмо покачал головой я.

На мой ответ она расхохоталась. И что здесь смешного?

— Ты как ребенок!

Сначала — барышня, теперь — ребенок. Я уже не знаю, что и лучше.

— Да он просто недоразвитый, — фыркнул Фол.

Черт. Зачем, спрашивается, я убрал изолирующий щит?

— Ну держись у меня! — пригрозив кулаком, крикнул в потолок я.

— Ладно, Генри, прости, — резко посерьезнела девушка, но затем снова сдавленно хихикнула. — Ты мне нужен.

Вот это я понимаю — серьезный разговор. А то все смех, да смех.

И что тут ответишь? Я в нерешительности задумался. Может быть, сказать, что это взаимно? Эх, была не была!

Я решительно поцеловал ее. И отвечать не пришлось.

— Ладно, мне действительно пора, — вздохнул я, отстранившись.

Мне совсем не хотелось уходить, но я не мог пропустить занятия. О слономухи, что я говорю? Разве великому двоечнику Генри не удастся прогулять урок?

Ладно, проехали. Воспитательные работы с самим собой я проведу позже, а сейчас действительно пора.

Поцеловав Лу на прощание, я скрылся в левитирующей дыре.

Вторая половина дня пролетела незаметно. Александр рассказывал нам о разновидностях аур и их плотностях. И для меня отнюдь не было странным то, что он выбрал именно эту тему. Инцидент с моей мамой и полицейским не прошел бесследно, и Учитель желал защитить нас.

Конечно, он не говорил об этом напрямую, но я четко знал: речь шла именно о том случае.

Наконец, наступил вечер. Я, Ворон и Чак, собравшись, вышли во двор, где нас уже ждала Лу.

Ночь укрыла Арию, завладела ею. Жара послушно отступила, отдав свои права приятной прохладе и свежему ветру. Для меня это время было наилучшим, чтобы прогуляться по Миллиэлю. Жаль только, очень неспокойных. Хотя, говорят, выброс адреналина полезен для организма.

— Ты перстень взял? — спросил я у Ворона, взволнованно оглядываясь.

Тот кивнул в ответ.

— Мы на слономухах полетим? — подала голос Лу, по-хозяйски взяв меня за руку.

Я гордо взглянул на друзей, и те одобрительно кивнули.

— Я смотрю, вас можно поздравить, принц Дональдс, — хихикнул Чак.

Умеет же он испортить приятный момент. Девушка осадила его пыл недовольным взглядом, и тот сразу же заткнулся.

— Я заказал слономуха, — ответил на уже забытый вопрос Ворон. — И еще у Генри есть питомец. Двоих вполне хватит.

— Тогда чего мы стоим! — воодушевленно воскликнул я.

Ворон и Чак поспешили сесть на свое животное. Я и Лу полетели на Тыкве.

Добрались до балки мы относительно быстро.

Поле в это время смотрелось очень загадочно, местами даже мрачно. Я поежился от такой неприветливости природы. Овраг мне показался каким-то пристанищем зла, а тучи на небе — знаками дьявола.

— Может, вернемся? — дрожащим голосом прошептал я.

Девушка тут же одарила меня осуждающим взглядом, и я поспешил заткнуться. Да, должно быть, я действительно трус. Нужно с этим бороться.

Мы спустились в овраг, пугающий своей идеальностью и красотой. Ровные стены говорили лишь об одном: это непростое место.

Я переключился на энергозрение, чтобы проверить, наложены ли здесь какие-нибудь узлы или нет. К моему удивлению, ничего необычного я не заметил. И что тогда нам делать?

— Реджинальд не оставил ни малейшей подсказки, — с досадой махнул рукой я.

— Не спеши, — сосредоточенно покачал головой Ворон. — В стихе говорилось о свете луны и перстне. Ночь сегодня, к счастью, безоблачная.

Я подошел к надписи, которую увидел впервые на занятии с Александром. Ничего необычного в ней я не заметил. Энергонити тоже отсутствовали. «Здесь был Петька». Интересно, кто он такой? И почему именно о нем упомянул Реджинальд? Хотел бы я знать ответы на все свои вопросы. Но для начала нужно выяснить, какую тайну скрывает надпись на стене.

Стоп… А что это за едва светящаяся ниточка? Рядом с выцарапанной фразой виднелся слабый энергосгусток. Может быть, стоит потянуть за него?

Не долго думая, я так и сделал. Эффект превзошел все мои ожидания: земля под ногами начала трястись, клубы пыли ослепили глаза. Я с криком упал, закрыв лицо руками.

Нет, так дело не пойдет. Я снова поступаю как трус. Резко вскочив на ноги, я бросился искать Лу, но в темноте, да еще и в новообразовавшейся пыли, это было очень проблематично.

— Можешь не напрягаться, я здесь, — донесся до меня голос девушки.

Она схватила мою руку, пытаясь удержаться.

— Генри, черт подери, что ты натворил? — крикнул Чак, откуда-то сбоку.

— Понятия не имею!

Через несколько минут землетрясение прекратилось, и пыль улеглась. Я, задыхаясь от кашля, посмотрел по сторонам.

Приятели лежали возле стены, прикрыв голову руками. Лу преспокойно стояла рядом со мной, всем своим видом показывая, что ее ничуть не испугало подобное явление.

— Я использовала энергонити, чтобы мы с тобой не упали, — пояснила она, увидев мое удивленное лицо.

Какая сообразительная. У меня, например, в таких ситуациях мозги сразу отключаются.

— Генри, в следующий раз извещай, пожалуйста, нас о своих действиях, — недовольно пробурчал Чак, вставая на ноги.

— Я считаю, что мы на правильном пути, — отряхиваясь, вставил свои пять аров наш всезнайка. — Смотрите!

Я резко развернулся в ту сторону, куда наш друг указывал рукой. В центре оврага появился маленький пьедестал. И из-за этого бугорка мы чуть не задохнулись!? Может, там что-то еще есть, а я просто не вижу?

Мы подбежали к нему, чтобы получше рассмотреть появившийся объект. Ничего необычного. Перед нами стоял лишь каменный бугорок с небольшими зажимами.

— Должно быть, сюда нужно поставить кольцо, — предположил рассудительный Ворон. — Другого предназначения этой штуковины я не вижу.

— Если сейчас произойдет еще одно землетрясение, я не выдержу, — вздохнул Чак, закатив глаза.

— Тебя никто не тянул, — хмыкнул я. — Мог бы и дальше спать.

Не нужно было этого говорить. Приятель метнул в мою сторону яростный взгляд, но не сказал ни слова в ответ. Лучше бы уже огрызнулся, как у нас обычно и происходит.

— Хватит вам ссориться, — попыталась разрядить обстановку Лу. — Ворон, действуй.

Наш друг послушно поставил кольцо на пьедестал и отошел в сторону, ожидая очередного толчка.

Но ничего подобного не последовало. Малиновый камень необычайно ярко вспыхнул при свете луны и отразил ее лучи куда-то вдаль. Но на этом дело не ограничилось: ниточки света заискрились повсюду, будто бы в ночной тьме прятались тысячи маленьких зеркал.

Такого зрелища я не видел никогда в жизни.

— Что за… — оторопело прошептал Чак, так же, как и я, завороженный такой картиной.

— Световая энергия, — выдохнул Ворон. — Реджинальд рассказывал мне о ней. Ею могут управлять лишь энергетики, имеющие способности в этой отрасли. Подобные узлы могут оставаться невидимыми, даже если мы посмотрим на них энергозрением. И лишь после определенных махинаций нити открываются взору, как это произошло и у нас.

— Надеюсь, ты имеешь способности? — спросил я.

— К сожалению, нет, — покачал головой друг. — Моя иерархия — внутренняя энергия, как и у большинства людей и вампиров.

Я пристально посмотрел на искрящиеся блики.

— Что с ними нужно сделать?

— Как я понял, требуется развязать центральный узел. — Ворон указал на большое нитесплетение у нас над головами.

Может быть, стоит попробовать? Я решительно направил свои энергоруки в сторону скопления световых лучей. Дотронувшись до них, я почувствовал жар, в разы больший, чем тот, с которым я работал прежде. Интересно, а энергоруки умеют обжигаться? Или я могу не беспокоиться?

— Генри, с тобой все в порядке? — взволнованно спросила Лу. — Ты так побледнел!

Я лишь отмахнулся, показывая, что мне сейчас не до разговоров. Нити световой энергии почти не слушались меня. Я застонал от напряжения: на распутывание узла уходило невероятно много сил. Не хватало мне еще в обморок шмякнуться, как на тесте с комаром.

Давай, Генри! Ты же мужик, а не барышня! Докажи это!

Я, собрав всю свою силу воли в кулак, решительно начал отбрасывать распутанные лучи. Большая часть работы была еще впереди, что не могло меня не волновать. Моей энергии явно не хватало для таких занятий.

В голову сразу же полезли мерзкие мыслишки о том, что я сейчас мог бы лежать в своей уютной кровати. Я поспешно отогнал их, ругая себя за лень и страх. Все-таки Лу права. Пора меняться.

Энергонити нехотя падали на землю, угасая в ночной тьме. Их вес выводил меня из состояния равновесия в прямом смысле слова. Пару раз я едва не упал на Чака.

— Может быть, позовем кого-то поопытнее в этом деле? — резонно предложил Ворон.

— Нет уж, — прохрипел я, продолжая выдергивать нити.

— Ты можешь довести себя до истощения, — вздохнул он, но все же больше не стал возражать.

Да чтоб тебя! Энергия выскальзывала из моих рук, вновь формируя узел. С таким успехом я не успею и до утра. Если вообще доживу до этого времени.

Может быть, попробовать их разорвать? Знаю, глупая идея, но чем слономух не шутит.

Я с силой потянул за несколько лучей сразу. Меня пробрала дрожь, на лбу выступила испарина. Я издал тихий стон, после чего, собрав последние силы, рывком дернул за нити. Не выдержав такого напора, они порвались и упали на землю. Узел стал практически незаметным. Еще пару раз — и дело с концом. Только чего мне будут стоить эти пару раз?

Я начал задыхаться.

— Генри, хватит! — прокричала Лу, как всегда уверенная в своей правоте.

Ну уж нет. Хотела увидеть во мне мужчину — пожалуйста.

Не обращая внимания на взволнованные возгласы друзей, я продолжил работу. Оставалось совсем немного. Сознание медленно начало куда-то уплывать, но я заставил себя устоять на ногах.

Давай же! И кто только придумал работать с такой энергией? Ведь можно было создать обычные узлы!

Я рывком потянул за одну из нитей. Это движение отозвалось ноющей болью во всем моем теле. Послышался слабый скрип, и вскоре все узлы упали на землю. Неужели у меня получилось?

Я, обезвоженный и уставший, радостно расхохотался и упал на землю.

Сознание, как назло, никуда не уходило, услужливо предоставляя мне прекрасную возможность насладиться всеми оттенками боли.

Но, к счастью, в следующий миг меня отвлекло от страданий неожиданное явление. Развязавшиеся лучи начали группироваться в отдельные прозрачные плоскости, напоминающие зеркала. Только вот они ничего не отражали. Или, по крайней мере, так казалось в темноте.

«Зеркала» были повсюду. Они беспорядочно устанавливались в разных местах оврага.

— Что это такое? — испугано пролепетал Чак.

— Похоже на двери в другие миры, — ошарашено известила нас Лу.

Вот так поворот. О чем же именно хотел рассказать Реджинальд?

— Я думаю, не стоит это проверять, — покачал головой Ворон. — По крайней мере сейчас.

— Тогда что нам делать? — непонимающе нахмурился Чак. — Мы что, просто так сюда пришли?

— Дамы и господа, прошу не ссориться, — донесся до нас высокий голос откуда-то сверху.

Я резко опрокинул голову и увидел маленькую фею. Ее тело не было материальным: оно состояло из множества световых лучей.

— Я неправильно поняла ваш запрос? — деловито поинтересовалась она, садясь ко мне на плечо. — Вы разве не туристы?

— Туристы? — не понял я.

— Именно. Те, кто путешествует по разным мирам.

— Нет, мы пришли сюда, чтобы разгадать послание Реджинальда, — пояснила Лу.

— А, тогда вам точно не сюда, — хихикнула фея, подлетев к девушке.

— Может быть, ты нам объяснишь в чем тут дело? — несколько раздраженно спросила та.

— Легко! Вы находитесь в Хранилище. Оно выполняет следующие функции: туризм по разным мирам, выход в ложные реальности и чужие воспоминания. Я секретарь, и с удовольствием вам помогу. Зовите меня Иларией.

— Неужели кто-нибудь путешествует? — завороженно проговорил Ворон. — Ведь мы смогли активировать световую энергию лишь с помощью перстня.

— Конечно! — отмахнулась фея. — Те, кто имеет способности в световой сфере, посещают меня очень часто! За последнее десятилетия целых тридцать человек приходило! Некоторые из них — с других миров.

Ничего не скажешь, очень много.

— Так значит, вам нужно попасть в воспоминания Реджи?

Я смотрю, они хорошо знакомы.

— Генри, ты хорошо себя чувствуешь? — взволнованно посмотрела на меня Лу.

Я поспешил встать на ноги. Боль почти прошла, уступив место слабости и головокружению.

— Все отлично. Мы отправляемся, — кивнул я Иларии.

— Тогда в добрый путь! — улыбнулась она, исчезая в темноте.

Зеркала, окружающие нас, тут же пропали, овраг удивительным образом врос в землю, а на его месте появилась старая обветшалая изба. Ночь отдала свои права ясному дню.

— Это дом Реджинальда, — шепнул нам Ворон.

Я с интересом осмотрелся по сторонам. Жилище мудреца стояло в чистом поле. Должно быть, оно располагалось неподалеку от знаменательной балки.

— Филя! — услышали мы радостный голос, как я понял, самого Реджинальда.

Он стоял возле избы, раскрашивая перила на крыльце. Слепок реальности, который нашла моя мать, ничуть не обманул. Мудрец имел сильное, хорошо слаженное тело. Я даже слегка начал ему завидовать.

Этот самый Филя, а по совместимости — наш король, выбежал из дому.

— Помоги мне с покраской, — попросил Реджинальд.

Тот жизнерадостно принялся за дело.

— Я знаю, что ты мечтаешь стать королем Арии, — улыбнулся наставник. — Все в твоих руках, Филя. Покажи людям, что ты хочешь о них заботиться, и они сами выберут тебя.

— Интересно, — нахмурился я. — Разве не по наследству передается власть?

— Историю надо учить, — осуждающе покачал головой Ворон. — Король, правящий в то время, умер, а детей у него не было. Поэтому люди выдвигали самых достойных кандидатов на роль правителя Арии.

— Ясно, — пристыженно вздохнул я. — Еще один вопрос. Они нас сейчас не видят?

— А ты как думаешь? — закатила глаза Лу. — Это же воспоминания!

Ну хоть не спрашивай ничего!

Через некоторое время картинка начала меняться: зеленая трава сменилась белоснежным снегом, а вместо солнца на небе начали сгущаться серые тучи. Как ни странно, холода я не почувствовал.

Реджинальд стоял возле небольшого одинокого дерева и вязал странные энергоузлы. Их предназначение оставалось для меня загадкой. Может быть, сказываются пробелы в школьном материале? Но я решил утешить себя тем, что, скорее всего, подобные техники учат лишь Ученики мудреца.

Я взволнованно осмотрелся по сторонам: должен был выйти именно тот человек, который сейчас сеет страх на улицах Миллиэля.

— Молодец, — крикнул Реджинальд. — Теперь ты довольно долго можешь держать щит невидимости, но сейчас я с легкостью смогу его разбить. Тебе стоит поработать над прочностью своих узлов.

Мудрец сделал резкое движение рукой, и его энергия врезалась в невидимый барьер. Щит разбился на множество мелких осколков, и перед нами во всей красе предстал… Ральф.

Я ошеломленно взглянул на Лу. Та, не веря своим глазам, отвернулась и закрыла лицо руками.

Этого просто не может быть. Наш дорогой Учитель, который помогал нам во всем и поддерживал, оказался предателем.

А я к нему еще на занятия ходил! О слономухи, что он делал в моем сознании?

— Ворон, ущипни меня, — попросил Чак, будучи не в силах пошевелиться.

Тот услужливо исполнил просьбу друга.

— Вот же гад! Я всегда знал, что с ним что-то не так! — яростно прошипел мой уже не такой жизнерадостный приятель.

Тем временем воспоминания Реджинальда шли своим ходом. Мудрец показывал Ученику, какой следует делать щит, но меня это уже не интересовало.

— Нужно выбраться отсюда как можно скорее, — дрожащим голосом сказал я. — Мы не должны терять больше ни секунды. Он задумал нечто страшное.

— Илария! — прокричал Ворон. — Помоги нам!

К сожалению, ответом ему послужила тишина.

Ну, что поделаешь. Нужно быть оптимистами: зато у нас останется время продумать дальнейшие действия.

Я подошел к Лу, пытаясь хоть как-то ее поддержать.

— Согласен, он сволочь, — шепнул я. — Но хорошо, что правда раскрылась.

Девушка взглянула на меня глазами, полными слез. И куда делась та гордая принцесса, которая всегда скрывала свои истинные чувства?

— Он предал не меня. Он предал моего отца. И за это заплатит.

В ее голосе послышались холодные нотки гнева. Не хотел бы я оказаться на месте Ральфа. Что же она собирается с ним сделать?

— Нужно сообщить моей матери, — вздохнул я, повернувшись к друзьям. — Думаю, у нее получится помочь нам.

— Для начала неплохо было бы отсюда выбраться, — хмыкнул Чак.

В этот миг мир вновь начал меняться: нас осветило яркое летнее солнце. Реджинальд и Ворон, оживленно что-то обсуждая, гуляли по полю.

— Илария! — уже не выдержал я, но нам по-прежнему никто не ответил.

Пришлось ждать окончания воспоминаний. Через несколько минут нас, наконец, выбросило в реальный мир. Мы вновь оказались в ночном овраге, а рядом все так же летала фея.

— Почему ты не отзывалась? — возмущенно спросил я, посмотрев в ее сторону.

— Прошу прощения, — виновато замялась та. — Система связи временно недоступна, но наши работники обещают ее починить. В следующий раз все будет на высшем уровне!

— Надеюсь, — хмуро отозвался я.

— Хорошей ночи! — пожелала нам Илария и растворилась во тьме.

Световые нити тут же исчезли. Ворон поспешил забрать свой перстень с пьедестала. Я достал из кармана микровизор и взволнованно начал набирать номер матери. К моему удивлению, ответил быстрокрыл, которого я видел в офисе. Он был безумно напуган, и я сразу понял: что-то случилось.

— Генри! — крикнул человечек. — Твоя мать! Она исчезла!

Он в панике начал рвать волосы на своей голове.

Мое сердце на миг остановилось, после чего начало биться с неимоверной скоростью. Что этот упырь с ней сделал? Я яростно зашипел.

Ну держись, Ральф, я доберусь до тебя.

Должно быть, всему виной слепок реальности, который нашла мама. Он просто посчитал ее сильным соперником и решил устранить.

— Когда это произошло? — дрожащим от ненависти голосом спросил я.

— Сегодня вечером! Она решила устроить допрос тому полицейскому, который подрался с ротастой, после чего исчезла вместе с ним. Понимаешь, Генри? Это конец! Мы пропали!

— Не кричи, — успокоил его я. — Мы попытаемся разобраться.

На этих словах я отключил микровизор и вопросительно посмотрел на друзей.

— И что теперь?

— Нужно поговорить с Александром, — откликнулся Ворон. — Он должен нам помочь.

— Лу, а ты что думаешь? — повернулся я в ее сторону и обнаружил, что девушки уже и след простыл. Впрочем, как и заказанного слономуха. — Ну куда она торопится? Неужели думает, что сможет победить его в одиночку? Ее самоуверенность порой удивляет меня.

— Ладно, — похлопал меня по плечу Чак. — Хватит разговаривать. Нужно возвращаться в Управление. Там расскажем все Учителю и решим с ним, что делать дальше. Он все-таки поопытнее нас.

Это я и сам знал. Но как быть с Лу? Куда она полетела? Да он же убьет ее за считанные секунды!

Но ничего другого, кроме как вернуться в Управление, нам не оставалось. Мы подошли к бедному Тыкве, который сейчас должен был везти на своих хрупких плечах трех человек. Хоть бы о нем Лу позаботилась! Вот же эгоистка! Ну ничего, я с ней потом проведу воспитательную беседу. Не все время же на мои недостатки указывать!

Долетели до ученического корпуса мы довольно быстро. Нам повезло, что мой питомец вырос очень упитанным и длинным.

В полицейском здании все спали. Ничей шепот, ничьи шаги не нарушали тишину. Переступив порог, мы сразу же побежали в спальню Александра. И теперь нам стало абсолютно все равно: ночует с ним Лика или нет. То, что мы узнали, было намного важнее вежливости и смущения.

Учитель отозвался на наш яростный стук спустя пару минут.

— Ребят, вы ничего не перепутали? — сонно поинтересовался он, приоткрыв дверь. — Сегодня не ночь патрулирования.

— Есть разговор, — взволнованно известил его я.

— Тогда проходите.

Мы поспешно вошли в комнату. Как и ожидалось, сестра Чака тоже была здесь. Спальня Учителя почти ничем не отличалась от нашей собственной.

— В чем дело? — насторожилась Лика, усаживаясь поудобнее на кровати.

Она красовалась в шелковой ночной рубашке, что не могло не радовать: хоть не голая.

— Присаживайтесь, — гостеприимно развел руками Александр, но я хмуро покачал головой в ответ.

Настроения сидеть у меня совсем не было. Зато мои друзья любезно приняли предложения Учителя, расположившись рядом с девушкой.

Я начал свой рассказ с вчерашнего вечера и закончил сегодняшней ночью. Цвет лица нашего наставника к концу повествования поменялся с ярко-красного на холодно-бледный.

— Значит, Ральф, — упавшим голосом прошептал он. — Я знал, что никому нельзя доверять. В том числе и ему. А ведь мы втроем дружили с самого детства: твой отец, я и он. Не волнуйся, Генри, мы отыщем Сесилию. У него духу не хватит убить ее.

Я грустно улыбнулся, понимая его чувства. Предательство всегда происходит неожиданно.

— Мне никогда не нравился этот скользкий тип, — хмыкнула Лика. — И не удивляйтесь. У меня чуйка.

— Дорогая, оставайся в комнате. Я позвоню тебе по микровизору, — шепнул Александр своей девушке. — Мы должны немедленно его арестовать.

Учитель резко рванул к двери, но, как оказалось, зря.

В спальне Ральфа никого не было. Наверное, пошел на охоту за очередной жертвой.

— Так, я сейчас позвоню в основной корпус, — взволнованно сообщил нам мужчина.

— Но ведь там тоже есть предатели, — попытался остановить его Ворон.

— Ты прав. Тогда нужно собрать быстрокрылов, чтобы они обыскали весь город.

Наверное, единственное здравое решение в сложившейся ситуации.

— Еще нужно известить короля, — подал голос я.

— Как раз этим вы и займетесь, — засуетился Учитель. — Скажите, чтобы его боевые слуги создали мощный щит над дворцом.

Мы все вместе стояли у окна в спальне Ральфа и уже думали расходиться, но в следующий миг нас озарила яркая вспышка.

Я закрыл лицо руками, пытаясь отгородиться от света, но ничего не вышло. Через пару секунд я все же отважился вновь открыть глаза. Некогда купающийся в утренних сумерках город, поглотил ярко-оранжевый свет. Спустя некоторое время он приобрел естественные для восприятия краски, но никуда не исчез.

— Что это такое? — оторопело спросил Чак.

— Ральф, наконец, перестал скрывать силу своей ауры. Мы опоздали, — ровным голосом ответил Учитель.

Глава 11 Око смерти

Зрелище, скажу я вам, было не для слабонервных. Весь город утонул в оранжевых бликах мощной ауры, и чтобы увидеть ее, уже не требовалось переключаться на энергозрение.

— Не высовывайтесь! — жестко крикнул Александр, выбегая из комнаты. — Вы еще слишком неопытны, чтобы справиться с ним. Сейчас я возьму быстрокрылов и попытаюсь хоть как-то защитить дворец. Я думаю, он направится именно туда. Известите короля по микровизору!

Я с досадой махнул рукой. Конечно, известим. Только вот обидно немного. Как раскрыть тайну, так мы молодцы. А как довериться потом — мы слишком слабы.

Интересно, а где Лу? Что за самодеятельность вообще? Как она могла так поступить…

Я достал из кармана маленький экранчик и набрал номер правителя. Тот незамедлительно поднял трубку.

— Филипп, простите, что мы вас беспокоим, — неуверенно начал я.

Все-таки у меня совершенно нет опыта в общении с такими персонами. Только не говорите мне, что Лу принцесса. Она совсем другая.

— Сколько раз говорил! — возмущенно воскликнул король. — Для вас я дядя Филя!

— Дядя Филя, — поспешно исправился я. — Выгляните в окно. Скоро может произойти нечто непоправимое.

И я рассказал ему все то, что мы узнали за минувшую ночь. С лица правителя тут же сошли лучики веселья. Он взволнованно вздохнул.

— Я скажу слугам. Будем ждать Александра.

Филипп Великий отключился.

— А что делать нам? — устало проговорил Чак. — Ты ведь не бросишь Лу в беде?

Его вопрос заставил меня встрепенуться. А действительно. Неужели я послушаю Учителя и останусь в Управлении?

Да, я не озвучил своего решения вслух, но здесь и так все было понятно.

— Это очень опасно, — дрожащим голосом отозвался Ворон.

Неожиданно для себя я разозлился.

— Ты, человек, который учился у Великого Реджинальда, знающий неизвестные другим людям приемы, боишься стать лицом к своим страхам? Да кто ты после этого?

Понесло меня, конечно, конкретно. Я сам от себя такого не ожидал. Неужели во мне проснулся супергерой?

— Ладно. Ты прав, — покраснел наш всезнайка, явно смущенный моей гневной тирадой.

Чак хихикнул, увидев мое серьезно лицо.

— Ну ты прям опасный!

— Ладно тебе, — оттаял я. — Пошли.

Выйдя из спальни Ральфа, мы наткнулись на вездесущую троицу. Они потерянно блуждали по коридору, в надежде найти хоть кого-нибудь не спящего в это ранее утро. Их удивлению не было границ, когда мы вывалились из комнаты Учителя, а по совместительству — предателя.

— Вы чего в такую рань тут делаете? — нахмурился Бруно, с подозрением взглянув на меня.

— Им просто приключений мало, — ответила за нас Агнес.

Я демонстративно отвернулся, собираясь уйти.

— Не провоцируй его, — шепнул мне Чак.

— Стой! — неожиданно остановил меня наш ненавистный «коллега». — Ты случайно не знаешь, что это за свет на улице?

Интересно, а с чего вдруг такая вежливость? Как-то удивительно слышать от него подобное.

— Да просто рассвет такой! — небрежно махнул рукой Фрей.

Ну вот. В очередной раз они ответили за меня. И зачем, спрашивается, останавливал?

— Помолчи, — шикнул на него Бруно. — Генри, отвечай.

Ну, так уж и быть. Я вообще добрый и умею прощать давние обиды. А еще скромный.

Я вкратце поведал им о том, какая опасность сейчас нависла над Арией. Конечно, я не забыл упомянуть и о нашем геройском решении идти защищать дворец.

— Мы с вами, — сухо откликнулся тот, дослушав мой рассказ.

Ничего себе, от него я такого поступка точно не ожидал. Может, на самом деле он неплохой парень?

— Да ты с ума сошел! — взвизгнул Фрей. — Хочешь умереть молодым?

— Сиди в Управлении, я тебя не заставляю. Агнес, ты тоже можешь остаться.

— Ну уж нет, — решительно покачала головой та. — Куда я тебя одного отпущу?

Их друг недовольно поджал губы, но ничего не ответил на выпад Бруно. Должно быть, все же решил пойти с нами.

В голове промелькнуло воспоминание о недавнем спарринге. Если мне не показалось, то кого-то из них стоит опасаться.

— Ладно, чего мы стоим, — поторопил нас Чак. — Пошли!

Тыкву я оставил в спальне. Пусть лучше побудет в безопасности.

На улице яркий свет ауры Ральфа казался еще невыносимее и мрачнее, чем из окна. Лишь от чувства тревоги, витающего в воздухе, хотелось забиться под кровать и не вылезать оттуда как минимум неделю.

На улицах никого не было. Честно говоря, в такую рань и в обычный день редко кого можно встретить. Это меня немного успокаивало: хоть невинные люди не пострадают. И лишь на небе процветала жизнь: черные квадратные кабины летели в сторону дворца. Ой, что-то не нравится мне такое движение…

Мы в полном безмолвии отправились в путь. Я не удивлялся тому, что никто из нас не хотел разговаривать. Мысли каждого витали где-то далеко. Я, например, думал о Лу и о том, что Ральф сделал с моей матерью.

— Вы посмотрите, — осипшим от страха голосом пролепетал Чак, когда мы остановились в нескольких кварталах от дворца.

И посмотреть действительно было на что: королевские стражи плотной стеной окружили величественный забор, охраняя своего правителя. У них в руках искрилась энергия, способная дать отпор злу.

В метрах десяти от стражей приземлялись, словно черные тучи, сотни мрачных кабин. Из них тут же выбегали люди и вампиры с плотными аурами, которые я уже видел однажды.

В некоторых местах завязывалась потасовка. В некоторых — обе стороны чего-то выживали. Интересно, чего?

Я предусмотрительно создал слабенький щит, чтобы укрыть нас хоть от одного удара. К сожалению, даже он вызывал у меня дрожь во всем теле. Наверное, ночная разминка не прошла даром. Мое обезвоживание никуда не делось, и я не имел возможности нормально защитить себя и друзей.

Черт, как же так? Должен же быть какой-то выход! Если со мной вступит в бой сильный энергетик, я ведь сразу умру!

Как известно, для получения сил человеку нужно либо отдохнуть, либо поесть. Но ни того, ни другого я не мог себе позволить, и поэтому решил хотя бы не подавать виду, что мне плохо. Тогда противники не увидят моей слабости.

— Что будем делать? — встревоженно спросил Ворон.

— Подождем, — отозвался я.

Несколько минут мы стояли молча, напряженно размышляя над дальнейшим ходом событий.

Мне необходимо отыскать предателя. Возможно вы скажите, что у меня поехала крыша, но я не вижу другого выхода. Мне нужно найти мать и Лу. Мне нужно отомстить за отца.

Мои мысли прервал громогласный голос. И я прекрасно его знал. Ральф. Только он умеет так властно повествовать о чем-либо.

— Дорогие жители столицы! Вы станете свидетелями рокового события в истории Арии!

— Как он это делает? — шепнул я, обращаясь к нашему всезнайке.

— Энергоусилитель голоса. Благодаря ему можно общаться с людьми в радиусе, зависящем от твоих способностей. В данном случае мы наблюдаем невероятную силу. Его слышит весь город. На такое способен далеко не каждый.

Ну конечно, совсем не удивительно. Только силу наш дорогой Учитель забрал у невинных жителей Миллиэля.

— Я ваш новый правитель! — провозгласил Ральф.

Как самонадеянно. Это мы еще посмотрим.

— Во избежание новых смертей прошу сдаться. Оборона вашему дворцу ничем не поможет, дорогой дядя Филя. Если вы послушаетесь меня, я обеспечу вам старость в достатке и благополучии. Лу так же будет в безопасности. Я даю вам ровно пять минут. Если вы примете неверное решение, пеняйте на себя. Моя армия сильнее и больше. Ария утонет в море смертей.

Ну прямо какой-то герой-добродетель. Надеюсь, король ему не поверит и не отдаст власть в руки предателя.

— Вот же гад! — яростно стукнул кулаком о рядом стоящий столб Бруно. — Ну ничего, мы так просто не сдадимся.

Следующие пять минут томного ожидания стали для меня сущими муками. Я понимал, что обещания Ральфа о хорошем будущем Арии — пустые слова, и если мы не будем защищаться, он убьет всех нас.

Наконец, я увидел яркое свечение, исходящее откуда-то из глубины дворца. Оно становилось все больше и больше. Через несколько минут тонкая прозрачная пленка накрыла и стражей, и сам замок. Должно быть, это еще один щит, посланный королем в знак того, что он готов обороняться.

— Я так понимаю, дядя Филя, вы отказываетесь, — хищно прошипел предатель. — В таком случае с большим сожалением я должен вам сообщить, что бой начинается.

После этих слов люди с плотными аурами метнулись в сторону стражей. Завязалась большая потасовка. То и дело вспыхивали чьи-то энергошары и стрелы. До нас доносились крики ужаса и сдавленные стоны.

— Интересно, где сейчас Ральф? — прохрипел я.

На вопрос мне никто не ответил. Друзья с испугом следили за страшным зрелищем.

Ладно, подумаем логически. Предателю нужен король, чтобы заполучить власть. А значит, мне необходимо пробраться во дворец. Там я его и подожду. Ну, или он меня. Хотя сомневаюсь, что этот упырь будет кого-то ждать.

Я изложил ход своих мыслей друзьям. Те согласно кивнули.

— Мы втроем поможем стражам отбиваться, — заявил Бруно. — А двое наших неудачников пусть прикроют тебя.

Чак недовольно посмотрел на него.

— Чего это ты раскомандовался?

— У тебя есть другие предложения? — усмехнулся тот. — Тогда выкладывай.

— Ладно, — вздохнул мой друг. — Прикроем.

Мы осторожно направились в сторону дворца.

Хаос, прежде царящий на земле, медленно начал перемещаться в воздух.

Разумное решение. Места у замка не так уж и много. А в состоянии левитации задача стражей, надеюсь, упростится.

— Может быть, мы тоже с помощью пласта проберемся во дворец? — воодушевленно предложил я.

— Не торопи события, — покачал головой Ворон. — У короля стоит защита от таких вот, как ты.

— Почему это? Мы же свои!

— А кто сейчас будет выяснять свой ты или нет? Филипп поставил щит, чтобы никто не смог на платформе пробраться во дворец. По-моему, это логично.

Ну что тут скажешь? Все не так просто, как я себе представлял.

Приблизившись к месту сражения, мы в нерешительности остановились. И что теперь?

Но спокойно подумать мне никто не дал: в нас тут же полетели со всех сторон боевые энергосгустки. Мой бедный щит прогнулся сразу же после нескольких стрел. Ворон, поняв, что дело совсем плохо, начал подпитывать защиту своей энергией.

— Спасибо, — облегченно улыбнулся я.

Стоять дальше оказалось просто опасно. Друзья начали формировать свои коронные приемы, а я, словно обычный смертный, стоял и следил за всем этим. Что поделаешь — сейчас я действительно был не в силах защищаться.

Наша вездесущая троица начала медленно отдаляться. Но меня сей факт абсолютно не расстраивал: сейчас нам было совсем не до них. Я внимательно осмотрелся: кругом бегали полицейские с плотными аурами и стражи, охраняющие короля.

Значит, мой отец не ошибся. Наша правоохранительная структура пусть и не вся, но предала Арию.

Я попытался помочь друзьям отбиться, создал маленький колючий энергошар и запустил его в одного из «полицейских». Тут же закружилась голова, но я поспешно отогнал плохие мысли. Сейчас некогда думать о подобном.

Так, что у нас с защитой дворца? Я переключился на энергозрение и увидел замысловатые плетения вверху забора. Может быть, стоит попробовать их распутать? Нет, плохая идея. Моих сил явно не хватит на такие подвиги. А если даже и хватит, то быстро восстановить защиту дворца я не смогу, и враги последуют за мной.

Дальнейшие мои размышления прервал сильный взрыв, произошедший как раз возле того самого щита, который охранял замок. Люди бросились врассыпную, кто левитировал неподалеку — начал стремительно падать. Яркая вспышка ослепила меня, нас отбросило на пару метров в сторону.

— Что за черт? — осипшим от ужаса голосом спросил Чак.

— Понятия не имею, — прошептал Ворон. — Выброс энергии откуда-то со стороны.

Я с ужасом посмотрел на защиту дворца. Неужели это конец? Но нет, щит выдержал. Король у нас все-таки большой молодец.

Но моей радости не судилось долго жить. Раздалось еще несколько взрывов, которые были намного сильнее, чем их предшественник. Они атаковали защиту дворца сразу в нескольких местах. Щит не выдержал такого напора и начал прогибаться.

Ладно, нельзя терять момент. Пока король не восстановил защиту, нужно попытаться пробраться во дворец.

Я сообщил друзьям о своих намерениях, но не увидел в их лицах одобрения.

— Генри, ты совсем слаб, — попытался остановить меня Ворон. — Каким образом ты собираешься бороться с Ральфом?

Я скривился. Ну сколько можно? Почему никто не верит, что я на что-то способен?

В голове у меня пульсировали лишь две мысли: отомстить за смерть отца и спасти моих женщин. И неважно каким способом я этого добьюсь.

— Может быть, мне проникнуть в твое сознание и поделиться энергией? — с надеждой спросил наш умник. — Я быстро.

— Спасибо, но нет времени.

Мы поспешили проскочить в открывшуюся брешь. Обстановка здесь уже ничем не отличалась от уличной: полицейские с новыми силами все ближе подступали к дворцу. Сотни погибших с обеих сторон лежали на земле, но сейчас на них никто не обращал внимания.

Над королевским садом нависла огромная черная туча. Откуда она здесь взялась, я не мог себе даже предположить.

— Как-то это подозрительно, — не без паники заметил Чак.

— Согласен, — кивнул я.

— Похоже на Око смерти, — дрожащим голосом известил нас Ворон. — Я читал о подобном явлении в книгах. Благодаря такому приему жертва сразу же попадает в мир Мертвых.

Через несколько секунд странное явление превратилось в большую ужасающую воронку, поглощающую все, что находилось поблизости. Люди, стоящие над ней, пытались скрыться от неминуемой участи, но ничего не выходило. Туча никого не щадила. И чем больше жизней она забирала, тем сильнее становилась.

Мы находились в метрах десяти от этого действа. Я быстро переключился на энергозрение. Миллионы мелких узелков мерцали в черном тумане. Как с этим бороться, я не знал. Чтобы устранить все нити, энергетику с моими способностями понадобилось бы не менее недели неустанного труда. Такого я себе позволить никак не мог.

Ситуацию усугубляло то, что туча находилась на пути к дворцу, и обойти ее мы никак не могли.

— Слономух меня укуси, что вы тут делаете!? — донесся до нас яростный голос Александра.

Наученный горьким опытом, я резко развернулся, чтобы лицезреть Учителя, так сказать, воочию.

— То же, что и вы, — спокойно ответил я.

За спиной наставника стояло маленькое войско, состоящее из быстрокрылов и ротастых. Некоторые из них уже вступили в бой с полицейскими. Другие же нерешительно прижимались друг к другу.

— Вы думаете, у них что-нибудь получится? — встревоженно спросил я.

Но тот не успел мне ответить: мой щит разбился вдребезги, и в нас полетели десятки колючих шаров.

— Ворон, что случилось? — ужаснулся я, падая на землю.

— Воронка забирает энергию. Я слишком слаб рядом с ней.

— Но почему у них прекрасно получается нас атаковать? — возмутился Чак, прикрываясь руками.

— Плотность ауры у этих псевдо-полицейских совсем другая. Туча не настолько мощна, чтобы поглотить их силы.

Александр накрыл нас слабеньким щитом.

— Нужно отходить! — скомандовал он. — Или мы все здесь умрем!

Я послушно поднялся на ноги и в последний раз взглянул на Око смерти. Неужели мы проиграли?

В следующий миг я заметил нашу вездесущую троицу: они стояли чуть ближе к воронке и отчаянно пытались отбить атаку. Энергия Агнес, Бруно и Фрея становилась все слабее и слабее. Через пару секунд силы наших «коллег» (не решаюсь назвать их друзьями) иссякли, и они сделали попытку убежать.

Далее начало происходить нечто невообразимое. Впрочем, мне следовало этого ожидать. Аура Фрея вспыхнула, приобретая форму плотного кокона.

— Слономух меня укуси, — прошептал Александр, опешив от такого зрелища.

Новоиспеченный предатель же времени даром не терял. Он начал обволакивать своими энергоруками Бруно и Агнес, беспощадно толкая их в сторону тучи. Парочка пыталась сопротивляться, но выходило это у них очень плохо.

— Надо им помочь! — в панике воскликнул я, создав хрупкий щит и побежав в сторону троицы.

— Генри! — крикнул мне Учитель, пытаясь остановить.

Впрочем, это у него не вышло бы. На моих друзей тут же напало несколько полицейских, и Александру пришлось следить за сохранностью щита.

А я уже четко решил, что не смогу просто стоять и смотреть, как погибают наши «коллеги». Пусть даже ненавистные. Они хоть никого не предали.

Конечно, я не был самоубийцей, поэтому близко подходить не стал. Остановившись в метрах пяти от происходящего, я сосредоточился и попытался «нащупать» свою энергию. К сожалению, таковой у меня было очень мало.

Ладно, справимся. Я аккуратно направил энергоруки в сторону парочки. Освободить их от оков Фрея в обычных условиях не составляло бы труда, но сейчас подобные действия не представлялись возможными: мои силы были на исходе, а туча тем временем не бездействовала. Чем ближе я подбирался к Бруно и Агнес, тем тяжелее мне становилось. Нематериальные щупы так и норовили раствориться в воздухе.

Я сконцентрировался, пытаясь удержать свою энергию. Никто не имеет права отбирать ее у меня.

Перед глазами начали мелькать звездочки, и я почувствовал знакомое ощущение опустошения… Только этого мне и не хватало. Держись, Генри! Ты же не барышня!

— Согласен, — раздался где-то в глубине меня тихий голосок.

— Фолчик, это ты? — прохрипел я, как ни странно почувствовав радость от его появления.

— Ну а кто ж еще, — хмыкнул он. — Мне вот интересно, у тебя склероз или ты просто таким уродился?

— В смысле? — не понял я, почти дотянувшись до Бруно и Агнес.

— Я телепат, так что можешь не тратить силы на формулирование своих мыслей.

Точно. Как я мог забыть?

— Фолчик, мы умрем? — про себя спросил я.

— Ну если ты будешь и дальше строить из себя героя, то да.

— Как оптимистично. Мог бы и поддержать.

— Прости, я реалист, — вздохнул Хранитель.

— А почему я тебя слышу?

— Ты достиг наивысшей концентрации. Еще пару минут в таком состоянии — и мы вновь окажемся на грани жизни и смерти. Думаю, сейчас вряд ли тебе кто-то поможет, — жестко ответил он. — Я, собственно, что хотел сказать. Дверь под замком треснула. Что бы это могло значить?

— Не сейчас, Фолчик! — раздраженно вскрикнул я.

Мои энергоруки дотронулись до Агнес и Бруно. Фрей держал их довольно сильно, но при должной сосредоточенности я все же смог бы победить его. Моя энергия начала подозрительно вибрировать. Ну уж нет, я не поддамся этой слабости.

Я с силой потянул парочку к себе. Нити нашего предателя частично порвались, но для полной победы требовался еще один рывок. Все-таки мне повезло, что он не слишком опытен. Впрочем, как и все Ученики.

Я застонал от напряжения и страха. Но делать было нечего, а отступать назад — поздно.

— Чтоб тебя! — выругался я, зажмурившись.

Собрав последние силы в кулак, я резко разорвал нити Фрея, увлекая парочку за собой. Это конец. Теперь я точно умру. Мамочки!

Ладно, хватит стонать. Лу бы сейчас не одобрила моих страданий.

Обессиленный, я упал на землю, не в состоянии бороться дальше. Мой щит лопнул, словно мыльный пузырь.

— Спасибо, — хрипло проговорил Бруно, укрывая меня своей защитой. — Буду должен. Но это не значит, что мы с этого момента друзья.

Ах, извините пожалуйста. Как жаль, что не удостоился такой чести.

Агнес испуганно вцепилась в руку своего парня и виновато посмотрела на меня.

— Прости нас, если мы чем-то обидели тебя, — вздохнула она.

Ничего себе! Вот это поворотик!

— Пустое, — небрежно махнул рукой я, пытаясь перебороть головокружение.

Как хорошо все-таки лежать и осознавать, что я сделал максимум. И твердая земля мне показалась самой уютной кроватью в мире.

Тем временем Фрей испуганно отбежал в противоположную от нас сторону. Неужели совесть? Хотя вряд ли.

— Не хочу тебя огорчать, — хмыкнул Бруно. — Но мы находимся на месте боевых действий. Лежать сейчас не совсем уместно.

— А ты бы попробовал встать при полном истощении, — скривился я, но все же последовал его совету.

Я оглянулся в сторону Чака, Ворона и Александра. На них напало пятеро полицейских, но они пока что успешно отбивались. К сожалению, помочь им я сейчас был не в силах.

Тем временем к нам тоже подбежало несколько человек с плотными аурами. Бруно с готовностью сформировал три стрелы и запустил в них. Те так же удачно их отбили, спрятавшись за толстым щитом.

Мне оставалось лишь бездействовать и покорно наблюдать за происходящим. Энергия парочки вскоре начала иссякать. Я удивленно посмотрел в сторону тучи и с ужасом обнаружил, что она затмила уже почти половину территории и теперь неумолимо приближается к нам.

— Бежим! — крикнул мой «коллега», схватив Агнес за руку.

Мы рванули в сторону пока что чистой части сада. Но с каждым шагом, с каждым вздохом я все четче понимал: воронка быстрее нас. Воздух превратился в вязкое вещество, которое затрудняло движение.

Нас вновь начал атаковать кто-то из противников. Парочка совсем не была готова к подобному нападению и тут же, обездвиженная, повалилась на землю.

Как ни странно, меня никто не тронул. Я с подозрением посмотрел в сторону полицейских, но они, потеряв к нам всякий интерес, пошли дальше. Что вообще происходит, любопытно мне знать?

Ответ я получил незамедлительно.

— В героя решил поиграть, — донесся до меня ядовитый голос откуда-то сзади.

Резко развернувшись, я увидел Фрея. Тот не стал долго ждать: он протянул ко мне свои энергоруки. После этого я почувствовал слабый толчок, потом еще один… Невидимые щупы начали уносить мое тело в сторону тучи.

Нет, только не это! Святые слономухи, я не хочу умирать!

Сил сопротивляться у меня совсем не осталось. Я в отчаянии посмотрел на друзей, но те так же были повержены бандой полицейских.

Это конец. Доигрался.

Эх, видела бы меня сейчас Лу. Наверное, теперь у нее бы язык не повернулся сказать, что я барышня.

— Поздравляю, — донесся до меня сварливый голос Фолчика. — Сейчас мы умрем.

— Не нагнетай обстановку, — мысленно буркнул я, хотя сам понимал, что он прав.

Я грустно вздохнул. Не вышло ничего. Должно быть, от меня действительно больше пользы на мягком уютном диване. Так хоть не мешаю никому мир спасать.

Я безразлично следил за происходящим. Вот энергоруки Фрея. Они меня тянут в сторону воронки, которая уже в нескольких метрах от моего бедного тела. Еще чуть-чуть — и все кончится…

— Стоп, она меня поглотит! Помогите, люди!

Я яростно начал изворачиваться, безуспешно пытаясь высвободиться из оков предателя.

Око смерти уже нависло надо мной. Я медленно поднимался в воздух, приближаясь к нему и постепенно набирая скорость.

— Дайте хотя бы в последний раз увидеть Лу! Палачи же должны выполнять желания смертников! О слономухи! — вопил я, но никто не обращал на мои конвульсии никакого внимания.

Черный дым уже коснулся моей макушки. Ну все. Это конец.

Я с ужасом посмотрел в центр воронки, но не увидел ровным счетом ничего. Тьма клубилась, негостеприимно затягивая меня к себе.

Да что же это такое! Будь ты проклят, злополучный тест!

— Я НЕ ХОЧУ!!!

В этот миг что-то внутри меня щелкнуло и разлилось по всему телу, обжигая каждый орган и каждую клетку. Схожие чувства я испытывал, когда высвобождал свою энергию, но сейчас теплота отнюдь не была приятной. Я взвыл от боли. Мое тело будто бы горело в огне.

Тем временем туча начала куда-то исчезать. Что бы это могло значить?

Когда Око смерти окончательно растворилось в воздухе, я стремительно полетел вниз. Энергоруки Фрея больше не держали меня, но создать простенький левитирующий пласт я не успел. Вот же везет мне на падения! Но в этот раз хоть высота была небольшой, и я приземлился довольно-таки успешно. Ну, по сравнению с прошлым разом. Тело, по-прежнему горящее в агонии, даже никак не отреагировало на полученные травмы.

Я застонал, пытаясь унять боль от ожогов. Мой голос гулким эхом разлетелся по двору. Стоп, а где же крики и возгласы, свидетельствующие о продолжении боя? Мы что, проиграли?

Я резко вскочил на ноги, забыв о своем самочувствии, и увидел очень странную картину: и стражи, и полицейские, будучи в немом оцепенении, смотрели на меня. Никто не решался сказать ни слова.

— Что? — неуверенно прохрипел я, пытаясь их растормошить.

— Браво, Генри, — услышал я знакомый голос откуда-то сверху.

Подняв голову, я увидел Ральфа, стоящего на крыше самой высокой башни. Одной рукой он держал Лу, другой же — энергетический сгусток, больше напоминающий обычный нож. Ральф приставил его к горлу девушки и хищно посмотрел на меня.

Их удерживал левитирующий пласт, на котором покоилось тело… Филиппа Великого.

Я понял. Мы опоздали.

— Ты удивил меня, — громогласно продолжил он. — Когда вы с Чаком пришли в Управление, я даже не надеялся, что ты сумеешь открыть запретную дверцу своего сознания.

Не понял. У меня получилось взломать тот странный замок? И… поглотить тучу?

Такого просто не может быть. Я ведь человек! Тем более, что даже сильный вампир на такое не способен. Ну, если он не Ральф, конечно.

— Это неправда, — осипшим от ужаса голосом прошептал я.

— Почему? — самодовольно ухмыльнулся бывший Учитель. — Видишь слабое свечение вокруг себя? Это твоя насыщенная аура. Конечно, еще не такая, как у меня, но все поправимо. Ты проделал немалый путь, победив свою лень и трусость. Мы с тобой равны по силе. Я хочу предложить тебе сделку.

Ну уж нет. На это я точно не пойду.

— Будешь служить у меня при дворе. А я взамен отпущу Лу.

Та, услышав свое имя, предприняла попытку вырваться, но у нее ничего не вышло. Ральф, укрепив левитирующий пласт, начал спускаться на землю.

Я судорожно покачал головой. Что же делать?

Если мы равны, то я должен попробовать сразиться с ним. Возможно, это последний шанс на свободную и счастливую жизнь.

Что же, оно того стоит. Я попытался совладать со своей новой энергией и сформировал огромный шар.

— Генри, Генри, — покачал головой Ральф. — Несмотря на свою силу, ты все такой же наивный ребенок.

Пропустив его слащавые речи мимо ушей, я бросил в Учителя-предателя свое творение. Прицелиться было довольно тяжело: я боялся навредить Лу. Но, как и следовало ожидать, мой шар врезался в непробиваемую защиту этого упыря.

— Скажешь, когда наиграешься, — небрежно кинул мне он.

Вот же гад! Я вновь попытался пробить щит, но безуспешно.

— Мое терпение скоро лопнет, Генри, — холодно отчеканил Ральф. — Не советую тебе его испытывать.

Я в панике посмотрел на друзей. Те, будучи обездвиженными, лежали на земле и в немом ужасе следили за моими действиями. Ну, хоть живы. Это ведь тоже хорошо.

— Все-таки считаешь себя героем, — скривился предатель. — У тебя слишком мало опыта, чтобы победить меня.

Что же делать!? Генри, ну же! Думай!

Нужно выиграть время. Конечно, это слишком самонадеянно — думать, что через пару минут ко мне придет гениальная мысль, но все же. Бездействовать просто нельзя.

— И что ты мне предлагаешь? — как можно спокойнее спросил я.

— Генри, не слушай этого упыря! В его словах нет ни капли правды! — отчаянно прокричала Лу.

Вампир угрожающе провел ножом по ее шее.

— Я бы на твоем месте не был так самоуверен, золотце.

— Я запрещаю тебе называть меня так!

— Почему? Я же люблю тебя, дорогая, — слащаво улыбнулся Ральф, и, изображая страсть, поцеловал ее. — Или твои обещания — пустые слова?

Лу скривилась от отвращения и попыталась отстраниться, но тот сжал девушку еще сильнее.

— Я не переношу лицемеров, — прорычала она и плюнула ему в лицо.

Смело.

— А ты все так же груба, — недовольно хмыкнул предатель. — Подобные слова оскорбляют мои чувства.

— В твоем сердце давно нет места для любви! — гордо вскинула голову девушка.

Я тем временем пытался вспомнить все то, чему научился в Управлении.

Какие узлы были самыми сильными и смогли бы сразить наповал любого противника? Увы, в моем арсенале такие отсутствовали.

Может, сформировать стрелы, только с большей мощностью? По крайней мере, попытаться стоит.

Я воодушевленно принялся за дело. Ральф, похоже, не замечал моих махинаций, ведь был увлечен разговором с Лу. Та, в свою очередь, отлично меня понимала без слов и, как могла, тянула время.

Через минуту я закончил. Да, выглядели мои творения не наилучшим образом: кривые, неумелые узлы свисали, отнюдь не радуя глаз, но времени на красивое оформление у меня не было.

Прицелившись и запустив стрелы, я увидел, как защита Ральфа слегка исказилась. К сожалению, на этом дело и закончилось. Мне же требовалось ее пробить.

— Я смотрю, твой энтузиазм неисчерпаем, — слегка разозлился бывший Учитель. — В таком случае мне придется принять крайние меры.

Он резко взмахнул свободной рукой, и в воздухе появилась уже знакомая мне черная воронка. Что он, черт подери, собирается сделать?

Чтобы узнать ответ, мне не пришлось долго ждать. Ральф отпустил Лу, предварительно связав ее энергонитями, и схватил Филиппа Великого.

— Ты не посмеешь, — дрожащим голосом прошептала девушка.

— Ошибаешься, дорогая. — Предатель театрально развел руками. — Прощайте, дядя Филя.

Я ринулся в их сторону, желая помочь нашему правителю, но тут же обжегся стрелой Ральфа. Он бросил тело короля в Око смерти.

— НЕТ!!! Нет! Нет!.. — что есть мочи вопила Лу, но дело было сделано.

Неужели все кончено? Как же я его ненавижу…

— Сутки вы просидите в темнице. Если до завтрашнего дня ты примешь правильное решение и согласишься со мной сотрудничать, я отпущу твоих друзей. Если же нет — пеняй на себя. Перенасыщение уже пришло ко мне, но я не отказался бы от парочки свежих душ.

— Да как ты можешь! — неожиданно для самого себя прокричал я. — Ты не имеешь права распоряжаться нашими судьбами!

— Интересно, а как там Сесилия? — наигранно покачал головой Ральф.

Неужели он шантажирует меня? Что же делать?

Будучи не в себе от ярости, я забыл об энергетике и ринулся к нему с кулаками, но тут же получил отпор. Этот упырь ударил меня мощнейшим энергошаром по голове, и я медленно начал терять сознание.

Как можно было забыть выставить щит? Ответ один: я — неудачник.

* * *

— Ты посмотри на него, — услышал я сквозь сон голос Лу. — Без Лики тут не обойтись.

— Не преувеличивай, — возразил Чак. — Когда он очнется, мигом залечит рану.

— Если очнется, — хмуро поправила его та.

Я приоткрыл глаза, пытаясь разглядеть друзей.

Рядом со мной сидел Ворон и внимательно рассматривал мою голову.

— Он пришел в себя! — вскрикнул друг, увидев, что я начал шевелиться.

Ко мне тут же подбежали Лу и Чак.

— О, Генри! — взволнованно прошептала наша принцесса, садясь рядом со мной. — Мы думали, что ты не выживешь.

С этими словами она расплакалась и обняла меня. Как все-таки приятно осознавать, что у тебя есть девушка. Особенно такая.

— Я вообще живучий.

И тут на мою бедную головушку обрушилась невыносимая боль. Я со стоном начал ощупывать место ушиба и слева обнаружил огромную шишку.

— Сначала подлечи себя, а потом поговорим, — серьезно сказала Лу, отстраняясь.

Я послушно принялся за дело. Благо, энергии у меня теперь много. Стоп… А где она?

Я чувствовал себя совершенно обычно. Не было ни единого намека на то, что недавно я поглотил огромную тучу.

Ладно, с этим разберемся позже. Моих обычных сил мне вполне хватит для «оздоровления».

Энергия сделала свое дело и через десять минут голова прошла. Правда, шишка никуда не делась. Мда, мне еще учиться и учиться…

Я с досадой скривился. Негоже как-то супергерою с шишкой ходить.

— Не волнуйся, — улыбнулась Лу. — Шрамы украшают мужчину.

О слономухи! Что я слышу?! Она назвала меня мужчиной!

Я самодовольно взглянул на девушку.

— Благодарю.

Ладно, наговориться мы еще успеем. Я поднялся на ноги и с интересом осмотрелся.

Мы находились в маленьком каменном помещении. Сверху виднелось небольшое окошко, через которое нас озарял одинокий, по-прежнему оранжевый, лучик света. Напротив красовалась огромная массивная дверь, светящаяся различными энергоузлами. В дальнем углу, забившись, сидели Бруно и Агнес. Больше в камере не было ровным счетом ничего и никого.

Интересно, а спать-то как? На каменном полу что ли? Или здесь до нас сидели лишь вампиры?

Ладно, с этим разберемся позже.

— Что произошло-то? — хриплым голосом спросил я, повернувшись к друзьям.

— Лу, расскажи ему. — Чак похлопал ее по плечу, садясь рядом с Бруно и Агнес.

Та послушно кивнула и виновато взглянула на меня.

— А если нас кто-нибудь подслушивает? — с опаской огляделся я. — Мы все же в плену.

— Обижаешь, — хмыкнул Ворон. — Я ведь не зря у Реджинальда учился. У меня получилось удалить все узлы, реагирующие на звук. Теперь они будут думать, что мы сидим молча. Конечно, это немного подозрительно, но я же не на долго их убрал.

Наш всезнайка все-таки гений.

— Я, пожалуй, начну со вчерашней ночи, — вздохнула Лу. — Когда мы узнали, кто на самом деле предатель, я не смогла просто так стоять и ждать. Мне хотелось поговорить с ним, взглянуть в его глаза и убедиться, что он все время обманывал нас.

Я была уверена: этот упырь не сможет причинить мне вред. Каким бы плохим вампиром он не являлся — мы все же долгое время встречались. Тем более, что в ту ночь, когда я встретила Ральфа на улице, он не убил меня. А значит, бояться было нечего.

Пока вы разбирались с микровизором, я взяла слономуха и полетела в Управление. Но добраться туда мне не судилось. Когда я только пересекла границу между полем и Миллиэлем, увидела внизу малиновый блеск, как в ту ночь. Решение пришло незамедлительно: приземлиться и поговорить с ним.

Ральф, облаченный в черный плащ, стоял на небольшом холме и чего-то выжидал. Увидев меня и слономуха, он насторожился, но не предпринял никаких попыток сбежать.

Я сорвала с головы нашего врага капюшон и увидела его лицо, некогда такое родное и любимое… — прошептала Лу.

На этом моменте что-то внутри кольнуло меня, оставив неприятный след. Неужели я ее ревную к предателю?

— Мой бывший самоуверенно улыбнулся, — тем временем продолжила рассказ девушка. — Я спросила у него, за что он так поступил с нами. Ральф ничего не ответил. Его молчание пугало, но я старалась держать себя в руках и осторожности ради приготовилась выпустить энергию.

Тот, увидев мои жалкие попытки защититься, рассмеялся так, что его, наверное, слышали даже жители соседних улиц.

Начало всходить солнце. Он радостно наблюдал за ним и, наконец, поведал мне свою страшную тайну.

Ральф рассказывал историю с небывалым наслаждением и трепетом. С детства его преследовала мечта: он хотел стать богатым и значительным. Но эти желания не могли исполниться, ведь мой бывший не обладал достаточной силой и опытом. Наш предатель работал над собой, его заметил Реджинальд. Но и занятия с мудрецом не принесли ему желанного результата.

Пропадая целыми днями в древних библиотеках, он искал тот заветный источник энергии и властвования. Вскоре Ральф наткнулся на старую книгу, в которой были описаны тайны души.

Несколько абзацев посвящались странному явлению у вампиров: в сознании каждого из этих существ присутствует закрытая комната. У одних она надежно скрыта, у других — находится слишком высоко, и сам энергопотребитель вряд ли ее увидит. Некоторые же знают о существовании запертой двери, но никогда не смогут взломать замок.

Существует еще и третий вид вампиров, доселе не изученный: те, кому под силу открыть вход в скрытую комнату. Таких за всю историю существования Арии не было. А если и были, то тщательно скрывались от посторонних глаз. Если верить книге, то такие энергопотребители необычайно сильны.

Загоревшись новой идеей, Ральф изо дня в день работал над своим сознанием, выискивая обходные пути к комнате. Так ничего и не найдя, он принялся за изучение замка.

Через год безустанного труда у него все же получилось задуманное. Дверь открылась, после чего он смог поглощать неограниченное количество энергии. Каналы нашего предателя расширились в несколько раз, что предоставило ему невероятные возможности.

Он выучил легенду о Всемогущем наизусть, намереваясь добиться таких же успехов. У него было много планов, один из которых — свержение короля. Оставался сущий пустяк: найти единомышленников. Тогда этот упырь обратился за помощью к своим друзьям-полицейским, которые, как и он сам, разочаровались в жизни. Ральф пообещал им высокое положение в обществе и много денег. Те, ни секунды не думая, согласились. На случай, если кого-то замучает совесть, он пригрозил им смертью. Были также в армии и люди, подверженные гипнозу.

Понятно, что никто и не думал его предавать. Со временем их тайная организация начала расширяться. Ральф работал над аурой своих подчиненных, она становилась более устойчивой к внешним воздействиям. В итоге получились те плотные коконы, которые мы с вами видели.

Твой отец, Генри, начал подозревать неладное. А так как он не изменял своим принципам — был незамедлительно убит.

Оставалась еще одна проблема: наш предатель не знал планировку дворца, что могло бы негативно сказаться во время битвы. Для этого ему понадобилась я. Он, строя из себя страстно влюбленного, приходил ко мне каждый вечер. А так как мой отец был против таких отношений, мы прятались в самых укромных местах замка. Понятно, что через месяц Ральф знал каждую лазейку и каждый тайный ход.

Я непонимающе нахмурился.

— Лу, подожди. Но зачем ему все это понадобилось? Ты ведь принцесса. Если бы он женился на тебе, то и так бы стал королем.

— Все не так просто, Генри, — грустно покачала головой девушка. — Никто не отменял социальные слои. Отец ни за что не отдал бы меня за Ральфа. В случае моего непослушания, я автоматически лишилась бы всего наследства. Но, как ты уже понял, меня подобные проблемы не останавливали.

Все эти годы наш вампир готовился к наступлению. Дело оставалось лишь за малым: накопить энергию, чем он и занимался в последнее время.

Когда какие-то сорванцы сумели запечатлеть его с малиновым перстнем на месте преступления, он был в ярости. Но после решил, что подобная деталь очень даже интересна.

Предатель заставил Фрея следить за каждым нашим шагом и докладывать ему. Довольно удобно, если все же считать, что мы одна «команда». Этот трусливый подлец даже не стал сопротивляться.

Ральф знал, что единственным свидетелем его ученичества являлся сам Реджинальд. Поэтому он решил похитить его.

Но мой бывший вновь допустил оплошность. Псевдо-полицейские, следящие за хижиной мудреца, сообщили ему, что Сесилия, проведя обыск, нашла важнейшую улику. Далее ты уже знаешь, что произошло. Человек Ральфа не справился с поставленной задачей, и тогда тот был вынужден сам наведаться в ее офис. Он похитил твою мать.

Узнав, что информация о «Снах Великой Арии» все же просочилась, наш бывший Учитель понял: нужно действовать незамедлительно.

Его рассказ привел меня в ужас. Никогда ранее я не испытывала подобных чувств. Мне нужно было бежать во дворец, чтобы известить обо всем отца, но как бы я провернула подобное, стоя рядом с предателем и могущественным вампиром?

В общем, дела обстояли не наилучшим образом. Я не нашлась в ответе, но он в этом и не нуждался: мой бывший снял все ограничения и открыл ауру. В первый миг я чуть не ослепла, но потом все же привыкла. Ральф невозмутимо смотрел вдаль, наслаждаясь оранжевым туманом, который сегодня утром окутал весь город.

Затем он начал говорить, громко и властно. Должно быть, вы слышали. Но мой отец, как и следовало ожидать, отказался, и тогда наш предатель направил невероятных размеров сгусток энергии в сторону дворца. Прозвучал взрыв, затем еще один. Но бывший Учитель этим не ограничился: вслед за ними он создал черную тучу. Око смерти называется.

Ральф схватил меня и потащил во дворец через нашу некогда любимую тропинку. Она была скрыта от посторонних глаз, и никто не обратил на нас никакого внимания.

Дальше все произошло очень быстро…

Лу присела на пол, пытаясь взять свои эмоции под контроль, но у нее ничего не вышло. Я обнял девушку за плечи, пытаясь успокоить.

— Мы стояли на крыше и наблюдали за уже бессмысленным боем. Ему подобная ситуация доставляла удовольствие. Я увидела тебя. — Она сжала мою руку. — И в тот миг туча исчезла. Ты молодец, Генри. Только вот он забрал у тебя всю лишнюю энергию, когда ты потерял сознание. Наверное, для того, чтобы мы не смогли сбежать. Бойцы отца в тот миг сдались: силы были неравны. Слуги отвели нас в темницу. Эта башня давно пустовала: ранее сюда поселяли преступников. — Ее голос сорвался. — Отец был еще жив, когда он бросил его в Око смерти! Понимаешь, Генри?!

Что-то щемящее внутри меня резко взорвалось и обожгло сердце. В ту секунду я понял, как ненавижу Ральфа.

— У нас есть время до завтрашнего утра, нужно что-нибудь придумать, — резко проговорила Лу, вытирая слезы.

Я тяжело вздохнул. Что здесь придумаешь? Мы все обречены…

Так, ладно, хватит, Генри! Ты же мужик! Слышал?

Эх, и как же так получилось, что я вампир? Насколько я знаю, в моей семье все люди. Или мне что-то не рассказали? Как же все запутанно… Но ведь обычно о том, что ребенок энергопотребитель, известно с самого рождения! Или я не прав?

Черт, я опять отвлекся. Нужно сосредоточиться.

— Лу права, — подал голос Чак. — Бездействовать — самый худший вариант.

— А где Александр? — спросил я, оглядываясь.

— В соседней камере отдыхает, — фыркнул Бруно.

— Я так понимаю, никто из вас не знает, где прячут мою мать и Реджинальда?

Все дружно покачали головой.

— Эй! — донесся до нас женский голос откуда-то сверху.

Я резко повернулся в сторону окна, но, к сожалению, оно было слишком мало и находилось очень высоко, чтобы что-то увидеть. А создавать левитирующий пласт мне совсем не хотелось. Впрочем, как и моим друзьям.

— Да это я, — раздраженно продолжал нашептывать голос.

— Лика? — удивленно нахмурился Чак.

— Именно. Не могла же я вас оставить на произвол судьбы.

Это уже хорошо. Значит, у нас есть друг на свободе, который, я надеюсь, поможет сбежать.

— Мы с Тыквой не можем усидеть на месте, когда здесь такое творится. Поэтому, ребятки, вам все-таки придется привыкнуть к моей навязчивой компании.

— Не поверишь, но сейчас я даже рад твоему появлению, — прохрипел приятель, подняв голову.

— Какая честь, братец! — хихикнула Лика. — Ладно, посмеялись и будет. Есть идеи?

— Нет, — ответили мы хором.

— Так я и знала. У Александра пока что тоже никаких мыслей.

— Ты уже и с ним поговорила? — удивился Чак.

— Конечно.

Что бы такого придумать? Ну же! Я ведь наравне с Ральфом, а значит, могу победить!

Оставалась лишь одна маленькая проблемка: мой противник в стадии перенасыщения, а я — скорее обезвоживания. И с этим ничего не поделаешь. Или поделаешь?

Я взволнованно ухватился за мысль, словно она была моей последней надеждой на спасение.

— Лика, у тебя есть большие разряженные медицинские батареи? — хищно улыбнулся я.

Глава 12 Несъедобная энергия

План был предельно прост. Оставалось лишь подготовиться. Лика, внимательно выслушав мои указания, отправилась на городской склад, где заряжались использованные батареи. Мне же необходимо было разведать обстановку. Конечно, из камеры меня бы никто не выпустил, и поэтому я решил выйти в энергослой. Мои друзья, к сожалению, не имели таких способностей, какими с недавнего времени обзавелся я, из-за чего очень далеко «улетать» от своего тела не могли. Моему же вампирскому облику на все эти запреты было глубоко плевать. Радиус действия расширился в разы, и я спокойно мог путешествовать хоть за тридцать километров от своей плоти. Мы подумали, что это единственная здравая мысль. Ну не выламывать же стену, в конце концов.

Я понимал, что Ральф вряд ли был таким дураком и неудачником, что не оставил в энергослое своих людей, охраняющих нас. Но гораздо проще справиться с противниками в нематериальной реальности, чем там, где есть какие-никакие преграды.

Ворон восстановил звуковые узлы, чтобы не привлекать внимание стражей. Мои друзья начали вести оживленную беседу о популяциях древних слономухов. Должен признаться, не самая удачная тема. Как-то она не соответствует настроению страдающих пленников. Но возражать мне было некогда, и я решительно лег на каменный пол.

Перед глазами сразу же промелькнуло воспоминание о первом занятии с Ральфом. Именно так я себя чувствовал, когда улегся на твердую поверхность, чтобы впервые в жизни заняться медитацией.

Конечно, я до сих пор считаю, что кровать послужила бы идеальным местом… Стоп, опять я за свое. Нужно отрешиться от реальности. С этим проблем быть не должно.

Я с легкостью вошел в состояние чистой медитации.

— О святые Хранители слономухов, ты это видел? — донесся до меня ошарашенный голос Фолчика.

— Прости, друг, не сейчас, — отмахнулся я, намереваясь выйти в энергослой.

— А когда?!

— Как только мы выберемся отсюда, я навещу тебя.

— Ладно. Так уж и быть.

— Ты обиделся?

— Нет.

— Ну вот и отлично, — кивнул я. — Нам сейчас предстоит проделать немалый путь.

— Смотри, не дури там, — предостерег меня Хранитель. — Я жить хочу.

— Договорились.

Эх, как интересно все-таки, что же там произошло в моем сознании. Так хочется взглянуть на открывшуюся комнату хоть одним глазком… Но нет, мне сейчас абсолютно не до потешествий с Фолчиком.

Я решительно высвободил свою энергию и оказался в нематериальном слое. Мое тело мирно спало, забившись в угол. Это и к лучшему. Пусть думают, что мне до сих пор плохо от полученной травмы.

Место нашего заключения было пропитано разнообразными нитями, скрытыми щитом невидимости. Сейчас же я мог воочию лицезреть все те звуковые узлы, которые умудрился отключить Ворон. Их здесь искрилось безумно много. Шустрый он у нас, однако.

К сожалению, мне абсолютно некогда было восхищаться проделанной работой друзей и врагов. Я осторожно попытался просочиться сквозь стену, но меня тут же отбросило назад. Ага, значит все-таки здесь стоит какая-то защита. Я внимательно присмотрелся и увидел едва виднеющееся свечение ниточек и узелков. Ничего, и не с такими справлялись. Я аккуратно поддел два тонких потока энергии, намереваясь сделать маленькую брешь, но не тут-то было. Мои махинации сразу же заметили полицейские, охраняющие нас, как я понял, за дверью.

— Ты видел? Там кто-то шевелится! — послышался испуганный голос одного из них.

— Да брось, Миррол, — лениво протянул второй. — У тебя очередное похмелье. Преодолевай свои галлюцинации мужественно.

— Да говорю тебе! Там кто-то есть! — не унимался первый.

— Ладно, давай проверим.

Я замер. Что же делать? Они сейчас увидят меня, и на этом наши планы закончатся.

Ладно, бежать обратно в материальный слой я точно не буду. Нужно оказать им противостояние. Что бы такого придумать?

А что, если использовать узлы Чака, которыми он меня когда-то заморозил? Неплохая идея! Если у них даже и получится спасти самих себя, то произойдет это очень нескоро.

Я приготовился. Еще секунда, еще миг… Из моих пальцев струйками начала сочиться энергия, собираясь в единое облако.

— Если здесь никого нет, Миррол, ты мне будешь должен две бутылки «Зубок дьявола». Понял?

— Договорились, — легко согласился тот. — А если есть — тебе придется на весь дворец прокричать: «Я — алкаш!».

— Миррол, Миррол. Где же твоя фантазия?

С этими словами они просочились в камеру. Я с готовностью собрал всю свою энергию.

— Ты посмотри… — начал было кричать один из стражников, увидев меня, но я среагировал быстрее.

Через миг они замерли на месте. И кого только Ральф садит в охранники?

Но моя радость продлилась недолго. Только я отвернулся от этой парочки, как в меня тут же полетел огненный шар. Мое энерготело, ослабленное после такого удара, упало на пол. Ой мамочки! Что же теперь будет?

Я посмотрел в сторону полицейских и с облегчением увидел, что лишь у одного получилось противостоять облаку. Второй же стоял неподвижно, поверженный моим супер приемом. Но как мне бороться с первым?

Я попытался пошевелиться, но у меня ничего не вышло. Черт!

Полицейский медленно подошел ко мне.

— А ты не так прост, как кажешься, — прошептал он, формируя какой-то сгусток, предназначенный явно не для освещения комнаты.

Я попытался создать щит, но силы покинули меня.

— Почему бы тебе не сдаться? Бой уже проигран.

— Потому что он не предатель, в отличии от некоторых, — услышал я чей-то голос за спиной.

И в этот миг передо мной откуда ни возьмись появилось огромное чудовище. Скажу честно, в первую секунду я чуть не потерял сознание от страха. Его чешуйчатая грубая кожа вселяла ужас, а пять глаз невероятных размеров были наполнены яростью и злостью. Увидев нас с полицейским, монстр взревел. Он же сейчас сожрет меня со всеми потрохами! А я даже пошевелиться не смогу!

Но, к моему немалому удивлению, существо направилось в сторону моего врага. Издав душераздирающий крик, оно невероятно быстро начало портить каналы слуги Ральфа. Тот, как мог, пытался сопротивляться, но все попытки были тщетны. Через миг его облик стал прозрачным, а монстр исчез. Мужчина, потеряв последние силы, упал на пол.

Опешив от такой сцены, я даже не сразу понял, в чем, собственно, дело. Но, к счастью, меня тут же привел в чувство… Бруно.

— Хватит тебе разлеживаться, — буркнул он, убирая обездвиживающие нити с моего бедного тела.

— Как ты тут оказался?

— Я по-прежнему считаю, что ты неудачник, поэтому решил помочь тебе хотя бы в камере. Дальше — уже сам.

— Вот спасибо, — насупился я.

— Без обид, Генри, но мне как-то не по себе, когда наша с Агнес судьба в твоих руках.

— Ты хоть не убил полицейского?

— Нет, просто слегка подпортил его каналы, — хмыкнул мой «коллега». — Ну, мне пора возвращаться. Удачи.

— У тебя все же получилось создать монстра, — ухмыльнулся я, рассматривая исчезающий силуэт Бруно.

Наверное, он прав. Я неудачник.

Ладно, потом буду корить себя за недостатки. Просочившись через брешь, я осмотрелся. Скучный каменный коридор ничем не отличался от нашей камеры. Лишь маленький столик и два стула, на которых сидели спящие тела полицейских, только что побежденных в энергослое, несколько разряжали обстановку. Но присутствовало здесь и еще два человека, следящих за спокойствием в материальном мире. У одного из них на поясе висела связка ключей. Нужно будет придумать, как их обезвредить.

Я знал, что камера Александра находится рядом с нашей и поспешил именно туда. Ничего необычного я там не заметил: лишь наш Учитель задумчиво сидел на полу, играясь с горсткой камней.

В других помещениях заключенные отсутствовали, и я с уверенностью отправился на поиски Ральфа.

Дворец за эти пару часов очень изменился: на каждом этаже дежурили полицейские-стражи, охраняя покой новоиспеченного короля. Здесь больше не слышался жизнерадостный смех слуг. Обстановку нагнетала звенящая тишина.

Оранжевые лучи пробивались сквозь зашторенные окна. Я знал: Ария потеряла самое главное — свободу и счастье. Хотелось верить, что еще не все кончено, и, возможно, у нас получится победить Ральфа.

— Генри! — услышал я тоненький голосок где-то совсем рядом.

Кто бы это мог быть?

Я резко обернулся, но никого не увидел.

— Да вот же я! На твоем плече!

Я осторожно опустил голову, готовый в любой момент заморозить кого угодно. Но предпринимать крайние меры не пришлось: на моем левом плече сидела Илария.

— Зачем же так пугать? — скривился я. — Откуда ты здесь взялась?

— Ну вообще-то я живу в энергослое, — обиженно отозвалась она, взлетев в воздух. — Меня, собственно говоря, прислала к тебе туристическая служба.

Интересно, и чем же им не угодила моя скромная персона? Свои мысли я тут же изложил вслух.

— В пространстве между мирами застряли два человека, — начала объяснять Илария. — Кто-то из ваших оставил их там и сбежал.

— А кто такие наши?

— Жители вашего измерения! — раздраженно ответила фея. — Парочка находится без сознания. Еще пару дней — и память покинет их.

До меня медленно начал доходить смысл сказанного ею.

— А почему ты решила, что с этим связан я?

— Энергетика женщины безумно напоминает твою. Прости, что не сказала при первой нашей встрече. Мне нужно было проверить информацию.

Значит, я не ошибся. Она говорит о моей матери и Реджинальде. Дело остается за малым: найти их и спасти.

— Что мне нужно сделать?

— Открыть портал.

— Но ведь это ваша работа!

— Мы никогда не закрываем межмировые двери. Тот человек собственноручно сделал замок, поэтому у нас нет доступа. Тебе нужно найти ключ. Отдашь его мне, и я спасу их, — деловито проговорила фея.

— Разве такое возможно?

— Конечно! Как ты, наверное, знаешь, вся система межмирового пространства работает на световой энергии. Тот человек довольно искусно создал замок, а сгусток, открывающий портал, забрал с собой. Мы пытались его остановить, когда он пришел второй раз с женщиной, но нам не удалось это сделать.

— Я постараюсь. Где тебя найти?

— Я сама тебя найду, — улыбнулась Илария и улетела.

С этим разобрались. Значит, если у меня все получится, то я скоро увижу свою маму. Это же отлично!

Но времени на мечтания не было. Я поспешно побежал в башню, где недавно жил король. Мне казалось, что Ральф остановился именно там.

Мои ожидания оправдались: заглянув в комнату Филиппа, я увидел бывшего Учителя, отдыхающего на диване. Ненависть обожгла мое сердце. Как он может так спокойно себя вести? Час назад ради его подлых желаний гибли люди и вампиры, час назад он убил великого правителя Арии!

Я огляделся. Проникнуть к нему в комнату можно было двумя способами: через балкон и по левитирующей дыре. Первый вариант мне нравился гораздо больше: там хоть никаких физических преград не стояло. Лишь энергетические. Ральф укрыл балкон толстым щитом, который я, приложив некоторые усилия, смог бы взломать. Так и поступим.

Далее мне требовалось пройтись по тайным коридорам, о которых упоминала Лу. Все до одного они вели к центральному входу. Это очень затрудняло мои планы, но я не сдавался.

Пройдясь по самому короткому из них, я встретил четверо стражников на пути. Благо, мое нематериальное тело было для них невидимым.

Так, значит во время побега мы должны обезвредить всего шесть человек. Не так уж и много, я ожидал гораздо больше.

Узнав всю необходимую информацию, я поспешил обратно в камеру. Двое побежденных стражников никуда не делись. В общем-то, я на это и рассчитывал.

Вернувшись в свое тело, я воодушевленно вскочил на ноги. Ворон мигом отключил звуковые узлы, и я рассказал друзьям все то, что мне довелось увидеть.

— Отлично, — вздохнула Лу. — Бруно, тебе отдельное спасибо. Начнем, как только стемнеет. Ты уверен, что тебе не нужна наша помощь? — обратилась она уже ко мне.

— Уверен, — твердо кивнул я, хотя на самом деле трясся от страха.

Каким бы героем я быть не пытался, мою душу неизменно сжигало трусливое начало. Нужно поговорить об этом с Фолчиком.

Кстати, о Фолчике. Может, попробовать проникнуть в сознание?

Я вновь улегся на пол и, уловив уже знакомое чувство расслабления, погрузился в себя.

— Наконец-то! — обиженно воскликнул человечек.

К моему немалому удивлению, в этот раз я очнулся не в мягкой и уютной кровати, а лежа на полу.

— Посмотри, что ты натворил! — пробурчал Хранитель. — Где мне теперь лежать?

— Вообще-то это была моя кровать.

— Поговори мне еще!

Ладно, поссориться с Фолчиком я еще успею. Меня интересовало сейчас совсем другое.

Я посмотрел в центр зала и увидел три больших статуи, олицетворяющих Чака, Ворона и Лу, а также светящийся нимб над ними.

— Это еще что такое? — нахмурился я, подойдя ближе.

— Твои новые идеалы, — недовольно скривился тот. — Довольствуйся теперь твердым полом.

Очень странно. А я и не знал, что моя «святая» кровать может заменяться на нечто иное. Значит, раньше моей главной ценностью была лень? Это невозможно! Я ведь не такой, правда?

Три счастливые статуи друзей улыбались мне, давая знать, что мы со всем справимся.

Интересно, а что произошло с замком? Я оглянулся в сторону некогда запертой двери. Она была распахнута настежь, а из комнаты лучился яркий зеленый свет.

Подбежав к ней, я уверенно переступил порог. Везде: на стенах, на полу, на потолке, — свисали светящиеся паутинки. Комната оказалась очень большой, но энергии здесь искрилось совсем мало. Должно быть, Ральф хорошо поработал со мной, когда я лежал без сознания.

— А кто же мне отвечал, когда я впервые постучался в эту дверь?

— Твое воспаленное воображение, — скривился Хранитель.

Вот спасибо. Всегда мечтал стать психом.

Но я решил не расстраиваться тому, что разговаривал сам с собой, ведь это абсолютная норма, когда человек путешествует по своему сознанию. Ну, наверное, норма.

— Чему ты радуешься, дурень? — закатил глаза Фолчик. — По-моему сейчас наши дела обстоят не наилучшим образом.

— Я знаю. Но у нас все получится!

— Самоуверенный идиот.

Я обиженно отвернулся от Хранителя. Пусть думает, что хочет.

— Ты бы видел, что здесь творилось, — продолжил ворчать он. — Твое сознание чуть не разорвалось на тысячи мелких кусочков. Я думал, что не выживу. Но потом все улеглось. Распахнулась закрытая дверь, и исчезла кровать, освободив место для этих хмырей.

— Друзей, — поправил Фолчика я.

— Да, да, конечно. Ты на них прикажешь мне спать?

— Да уймись ты уже! Хорошо же, что мои идеалы поменялись.

— Это тебя твоя девка захомутала. Подкаблучник! — воскликнул тот и с гордым видом скрылся за дверью одной из комнат.

Ну что за человек? С ним вообще когда-нибудь можно нормально поговорить? Вот почему у Ворона в сознании милая девушка, а у меня этот сварливый тип? Где справедливость?

Я еще немного погулял по комнате и решил, что пора возвращаться. Все-таки общение со своим Хранителем — очень неблагодарное дело.

Я вновь оказался в камере.

— Где пропадал? — задумчиво спросила Лу.

— Рассматривал сознание, — отмахнулся я.

— И как?

— Фолчик передает тебе привет.

— Этот сварливый малый, — устало улыбнулась она. — Скажи ему, чтобы не буянил. А то я приду и разберусь с ним.

Я радостно кивнул. Меня успокаивал голос девушки, но в то же время я понимал, что она скрывает от нас все чувства и переживания, ведь пару часов назад Лу потеряла отца. Но, зная ее характер, я был уверен, что мы никогда не коснемся этой темы.

Время будто бы остановилось. Каждый думал о своем, в камере повисла тишина.

До вечера было еще много времени, и я, сам того не заметив, задремал.

* * *

— Генри, пора, — донесся до меня сквозь сон нежный голос Лу.

Я, стряхнув остатки сна, с готовностью поднялся. Луна освещала помещение, делая его более зловещим и мрачным. Зато оранжевый блеск куда-то пропал. Неужели Ральфу надоело светиться, как горелый слономух, и он решил поставить ограничители на свою ауру?

— Ребятки, я буду ждать вас у входа, — услышали мы тихий шепот Лики у окна. — Генри, батарея у меня. Думаю, тебе хватит.

— А что с браслетом? — взволнованно спросил я.

Мне чрезвычайно важно было иметь при себе маленькую батарею, насыщенную энергией Чака. Спросите, зачем? Он единственный, чьи силы Ральф не смог бы поглотить.

Девушка кинула в окошко маленький железный пласт, хорошо знакомый мне с нашего злополучного теста. Друг тут же принялся его заряжать своими силами.

— Ну, до встречи! — шепнула нам Лика.

Отлично. Теперь осталось лишь осуществить задуманное.

Я переключился на энергозрение и почувствовал ауры двух полицейских за дверью. Значит, они по-прежнему там.

— Ворон, поставь изолирующие щиты.

Тот послушно исполнил мои указания. Никто вокруг не услышит ничего из того, что будет происходить у нас на этаже. Я с готовностью выпустил свою энергию, формируя узел, некогда приведший Агнес и Лу в ярость. Да, именно тот неудавшийся прием с прозрачной стеной.

Сейчас я намеренно хотел ошибиться. Выбить дверь было просто необходимо.

Закончив с нитями, я осторожно направил свое творение в сторону выхода. Через пару секунд дверь разлетелась вдребезги, но я не сомневался, что никто вокруг не услышал шума. Все-таки щит нашего всезнайки — святое дело.

Испуганные стражи резко отскочили в сторону и уже намеревались бежать за подкреплением, но мои энергетические нити плотно прижали их к стене.

— Какого черта, — выругался один из них.

— Ворон, — позвал друга я. — Может быть, есть какие-нибудь узлы, на время усыпляющие человека?

— Без проблем, — гордо поднял голову приятель и тут же кинул в эту парочку свои нити.

Так, пока что все идет по плану. Двое стражей, побежденных в энергослое, так же спали, сидя за столом.

Я забрал у одного из них ключи от соседней камеры и поспешил освободить Александра.

— Не нужно мне было в вас сомневаться, — ухмыльнулся тот. — Лика вкратце рассказала обо всем, но… Как вам удалось провернуть подобное?

— Ловкость ауры и никакого мошенничества, — заверил его я.

— Если честно, я считаю, что это безумие. То, что у тебя появились новые способности, не может нас обезопасить.

— У вас есть другие варианты? — с сарказмом спросил я.

Тот лишь растерянно развел руками.

— Лу, действуй, — скомандовал я.

Девушка создала левитирующий пласт, поднялась к крохотному окну и начала петь. Я решил последовать за ней, чтобы лучше рассмотреть зрелище.

   — Мой дорогой и милый Вилли,
   Лети, играй, мечтай, резвись.
   В тебе так много гордой силы,
   Но мне, мой милый, покорись.
   Ищи свободу, разрешаю.
   Играй с огнем, сжигай дотла.
   Сейчас тебя я отпускаю,
   Ты победишь безумье зла.

Ее пение завораживало. Я, как и все здесь присутствующие, с интересом следил за происходящим. Окна нашей камеры выходили как раз в тот сквер, где Чак имел радость познакомиться с дракониусом.

Лу, закончив свою песню, выжидающе посмотрела в ту самую яму. Через несколько секунд послышался хриплый рык Вилли, затем появился и он сам.

Монстр яростно взревел и взлетел ввысь, после чего резко спикировал. Стражники, стоящие у входа, разбежались в разные стороны.

— Нам пора, — воодушевленно сообщила всем девушка, приземлившись на пол.

— Как он тебя услышал? — удивленно спросил я.

— У дракониусов слух намного развитее, чем у людей.

Мы, как можно быстрее, бросились к выходу. Судя по уже имеющемуся опыту, подданным Ральфа явно не хватает сообразительности и реакции, но радоваться было еще слишком рано.

В коридоре, как я и говорил, стояло четверо полицейских. Мы в нерешительности остановились у входа, спрятавшись за одну из колонн, чтобы они нас не увидели.

— Учитель и Чак, мы с вами пойдем первыми. Затем — девушки. Вы же, — я указал рукой в сторону Ворона и Бруно. — Будете замыкать наше шествие.

Все согласно кивнули и приготовились к бою.

Я резко выбежал в коридор и сразу же связал одного из псевдо-полицейских энергонитями. Остальные трое в нерешительности остановились.

— Чего стоим? — игриво спросил я и решительно начал атаковать.

Мне пришлось запустить в них несколько стрел, чтобы отвлечь внимание. Ворон накрыл нас всех прочным щитом, так что за ранения я не переживал.

Как и ожидалось, двое полицейских тут же повелись на уловку, и мы смогли без проблем их прижать к стене. С четвертым же дела обстояли хуже. Он ничуть не уступал нам не по силе, не по опытности. Как ни странно, этот стражник достойно давал отпор нам семерым. Неужели наконец-то попался могущественный противник?

Мужчина создал маленького дракониуса и наши же стрелы вернулись к нам, разбившись о защиту.

Нет, так дело не пойдет. Необходимо обхитрить полицейского.

Я махнул рукой Чаку и Александру, давая знак, что нужно его окружить. Мы медленно начали продвигаться вперед. Щит Ворона вскоре перестал на нас действовать, и Учитель поставил свой.

Увидев наши действия, стражник создал левитирующий пласт и повис в воздухе. Довольно логично, как по мне.

Лу тут же поняла, что ничего хорошего у нас не получается, и решила попробовать усыпить его бдительность.

— Да твои способности и ара не стоят!

Она создала платформу и подлетела к нему, попутно атакуя полицейского маленькими энергошарами. Тот довольно быстро отреагировал на выпад девушки и ответил на ее удары с еще большей яростью.

Как раз это мне и требовалось. Гнев ослепляет человека и развязывает руки его противнику. Я потянулся к стражу энергетическими щупами, пытаясь сделать маленькую брешь в защите. Все его внимание было приковано к Лу, поэтому он не заметил моих махинаций.

Я с силой ударил по ауре полицейского большим энергосгустком, и тот со стоном повалился на пол. Мои нити плавно связали его спящее тело.

— Пора уходить, — скомандовал я. — Быстро!

Мы побежали к выходу. Путь наконец-то был свободен, что очень меня радовало. Я уже вышел на улицу, как вдруг услышал приглушенный хлопок.

— Подождите! — донесся крик Ворона откуда-то сзади.

Стражник, которого я только что связал, разорвал мои энергонити, после чего медленно направился в нашу сторону. Откуда ни возьмись рядом с ним появилось пятеро человек.

Вот гад! Умудрился еще и на помощь позвать!

— Генри, уводи девушек! — проорал Бруно.

— Мы сейчас с ним справимся, — попытался возразить я.

— Слишком мало времени, остальные слуги скоро обнаружат потерю. К тому же я хочу отдать тебе должок.

Нет, только не сейчас! Нашел, когда благодарить!

Но его слова были не лишены смысла: время действительно поджимало.

— Мы останемся с ним, — решительно кивнул Александр, указывая на моих друзей. — Встретимся дома у Чака.

Что же, этого и следовало ожидать. Я схватил девушек и решительно поволок к выходу.

Агнес всячески пыталась вырваться из моих цепких рук, сетуя, что не оставит Бруно. Но я ее не слушал и уверенно шел вперед.

— Ну слава святым! — выдохнула Лика, увидев нас.

Она вместе с Тыквой и еще двумя заказными слономухами стояла у входа. Стражники, к моему огромному облегчению, на нас не обращали никакого внимания, ведь сейчас их главной целью был Вилли. Или наоборот. Но это уже не наши проблемы.

— Отличная работа, Лу, — похвалил девушку я.

— Потом обменяетесь любезностями. Что у вас там происходит? Где остальные?

Мы вкратце рассказали Лике о наших приключениях. Агнес встревоженно обернулась, все еще надеясь увидеть Бруно.

— Спаси святой слономух душу моего непутевого братца, — вздохнула та. — Он же будет им только мешать! Ладно, надеюсь, они справятся. Я подожду их здесь. Генри, вот твоя батарея, — девушка протянула мне большой серебристый пласт. — Она полностью разряжена.

— Благодарю, — кивнул я, с трудом спрятав это чудо-приспособление в карман. — Лу и Агнес, встретимся у Чака. Если меня долго не будет, бегите как можно дальше отсюда. Лика, тебя предупреждение тоже касается. Надеюсь, у ребят все получится. И еще… Когда взлетите, попытайтесь создать хотя бы наполовину невидимый щит. Да, полицейские сейчас бегают за Вилли, но лучше перестраховаться.

Девушка-вампир встревоженно посмотрела на меня и, ничего не ответив, обняла.

— Ты — настоящий мужчина, — шепнула она мне на ухо.

Я расплылся в довольной улыбке.

— Голубки, некогда! — прервала нашу идиллию Лика.

Лу резко отстранилась и села на Тыкву. Агнес нехотя последовала ее примеру.

— Удачи, — нервно улыбнулись они, и слономух взлетел.

Я неуверенно посмотрел на сестру Чака, и та утвердительно кивнула. Значит, пора.

Я создал левитирующий пласт и направился в сторону башни Ральфа. Отыскать ее не составляло труда. Лишь бы только меня никто не заметил…

Я с опаской посмотрел вниз: стражники разбегались кто куда, прячась от такого страшного на первый взгляд Вилли. Хорошо, что балкон предателя выходил на другую сторону, и он не видел этой суматохи. Но мне все равно нужно было поторапливаться: в любой момент к нашему псевдо-Учителю могли ворваться полицейские с неутешительной новостью.

Вот он — балкон, за которым я наблюдал энергослое. Защита мерцала в ночной тьме, играя с тенями и красками.

Я аккуратно начал работу. Такие щиты мне еще не доводилось видеть: узлы располагались слишком близко друг к другу, что немало затрудняло задачу.

К тому же чем больше я энергии вкладывал в разрыв нитей, тем сильнее она становилась. В чем же секрет?

Я внимательно присмотрелся и увидел странное мерцание. Очень похоже на… световые лучи. Нет, только не это! От одного воспоминания о прошлой ночи меня бросало в дрожь. Но делать было нечего, я с досадой принялся за работу.

В отличии от вчерашнего вечера, мне удавалось распутывать узлы чуть лучше. Но, тем не менее, они будто бы сопротивлялись моим движениям.

И почему он решил поставить щит именно из этой энергии?

Наконец, спустя десять минут, у меня получилось сделать довольно внушительную трещину, в которую я и просочился.

Ральф сидел на диване и задумчиво читал одну из книг. Как жаль, что вампиры не могут погрузиться в грезы. Так бы был эффект неожиданности.

— Не спится? — не оборачиваясь, кинул он мне.

Вот же гад! Услышал все-таки! Интересно, ему доставляют удовольствие мои мучения с энергией? Судя по всему, да.

Мог бы и помочь, раз знал, что я тут страдаю.

Эх, ладно, нужно закатать губу.

— Люблю гулять по ночам, — как можно спокойнее ответил я.

— Какими судьбами ко мне забрел?

Ральф захлопнул книгу и развернулся в мою сторону.

— Вы осторожнее, — хмыкнул я. — Шею еще свернете.

— А ты за меня не волнуйся. Присаживайся. В ногах правды нет.

Я напряженно сжал батарею, лежащую в кармане.

Все будет хорошо, Генри. Ты все продумал. Главное — без паники.

Я как можно беззаботнее улыбнулся и сел на диван.

— Я весь во внимании, — хищно улыбнулся мужчина.

Он пристально взглянул на меня. От такого приветствия я чуть не упал в обморок. Страшно-то как! Сейчас укокошит меня — и дело с концом! А я ведь еще так молод! Ой, мамочки…

— Мне кажется, что вы правы. Я готов сотрудничать.

Ральф пристально посмотрел в мои перепуганные глаза и приблизился так, что мне довелось услышать его дыхание.

— Ты думаешь, я в это поверю? — ядовито шепнул он.

— Ну вообще-то, да. Почему вы сомневаетесь?

— С благими намерениями ты мог бы войти и через дверь. Разве я не прав?

— Не ищу простых путей.

От страха у меня пересохло во рту, но я продолжал мило улыбаться.

— Твои друзья тоже не ищут?

Вот этот вопрос мне уже совсем не понравится. Чего он пристал? Ну прилетел я, что такого?

Согласен, человек, сидящий в тюрьме, не может просто так взять и прийти. А вдруг меня стражники отпустили, он об этом не подумал?

Я резко оборвал свои мысли, понимая, что уже брежу.

— Когда я исследовал твое сознание, — неожиданно начал говорить Ральф. — Не мог даже предположить, что ты откроешь дверь. Как думаешь, с чем это связано?

С чем бы это не было связано, я знал одно: он не имел права проникать к Фолчику.

— Твой случай мне показался очень любопытным. И с каждым занятием я все больше осознавал, что не ошибся в тебе.

Зато мы ошиблись в вас. Я уже хотел сказать свои мысли вслух, но вовремя остановился. Пора начинать.

Я с силой сжал батарею и взглянул на бывшего Учителя.

Нужно сосредоточиться. Я открыл свои каналы и расширил их до предела. Конечно, до Ральфа мне было еще далеко: я не смог бы удержать такое количество энергии в своем теле, каким владел он. Но, думаю, это легко поправимо ежедневными тренировками. К сожалению, результат мне требовался незамедлительно, и я решил полностью положиться на батарею. Будь я простым человеком, коим являлся еще сегодня утром, точно не смог бы провернуть подобное. А так хоть попробую.

Придется действовать его же способом.

— Я выучил твое сознание наизусть. И однажды встретил там Лу, — прошипел Ральф. — Не знаешь, что она там делала?

— Понятия не имею, — отозвался я и резко проткнул ауру бывшего Учителя.

От неожиданности тот даже не успел шевельнуться. Его энергия начала струиться одним сплошным потоком по моим каналам. Я почувствовал легкую слабость и головокружение, затем меня одолело чувство перенасыщения.

Еще немного — и мое тело разорвется на части… Нужно срочно включать батарею!

Через миг я, будто бы лопнувший воздушный шарик, сдулся. Энергия, частично разорвав мои каналы, ушла в большой железный пласт. Надеюсь, мне потом удастся себя вылечить. Держать батарею в руке стало невыносимо: она нагрелась до предела.

Все это действо заняло не более трех секунд.

— Ты что творишь! — прокричал бывший Учитель не в себе от ярости.

Все же крохи энергии по-прежнему теплились в теле Ральфа, ведь я не решился обезвоживать его полностью. Не хочу становиться таким, как он.

Я быстро высвободил нити и обвязал его тело. Тот никак не отреагировал на подобный выпад и с легкостью поглотил мои силы.

Чертов вампир! Так дело не пойдет!

Пытаться создать нити мощностью большей, чем он может «съесть», я не стал. Этот упырь способен поглотить что угодно и сколько угодно.

Тем временем Ральф начал формировать какой-то странный узел. Скажу честно, выглядел он очень страшно.

Нет уж, хватит с меня травм. Я с готовностью активировал браслет с энергией Чака, и в моих руках тут же появилась «несъедобная» сила. Слепить из нее обездвиживающие нити не составляло труда. Бывший Учитель, уверенный в том, что сейчас поглотит этот узел, даже не стал сопротивляться. Я метнул в него свое творение.

В следующий миг Ральф, обездвиженный, упал на диван.

Вот и отлично. Так тебе и надо, упырь. Хм… Какое обидное слово. Я ведь теперь такой же.

Мужчина лежал без сознания, что меня очень радовало. Полдела сделано.

Я нагнулся и с ненавистью взглянул на него.

— Ты убил моего отца. Неужели в тебе теплились надежды, что я смогу простить подобное? Никогда.

Я вновь проткнул ауру псевдо-Учителя. Нет, я не собирался его убивать. Отошлю предателя в провинцию Арии — Тэррон, специализирующуюся на тюрьмах и заключенных.

В моих планах было разрушить каналы Ральфа до самого основания. Такие глубокие травмы очень тяжело и долго залечиваются. Надеюсь, в ближайшие десятилетия он не сможет восстановиться.

Закончив работу, я облегченно вздохнул. Батарея в кармане обжигала меня, но я решительно не хотел ее доставать.

— Чего ты сидишь? — услышал я раздраженный голосок.

Через миг появилась и сама обладательница столь высокого тембра.

— Илария? Как ты меня находишь? — выдохнул я.

— Мы, феи, и не на такое способны, — игриво отозвалась она. — Ключ на его шее. Чего ты медлишь?

Я вопросительно посмотрел на Ральфа. Ну, и где здесь ключ?

— На энергозрение переключись, дурень, — хихикнула та.

Точно. Я внимательно присмотрелся.

На шее мужчины действительно мерцал маленький кулон, созданный из световой энергии. Я смотрю, он поклонник этой сферы деятельности. И как она только может нравится?

Я решительно протянул энергоруки и сорвал украшение.

— Благодарю, — радостно улыбнулась Илария. — Скоро доставлю тебе твоих родственничков.

— А ты можешь их вывести через портал дома морской волны? Я так понимаю, проход можно создать в любом месте?

— Конечно, — легко согласилась фея и плавно начала исчезать в темноте.

Я посмотрел на нее и грустно улыбнулся. Неужели у нас все получилось?

— Ты еще пожалеешь, — раздался яростный шепот возле моего уха.

Я резко развернулся, но уже ничего не увидел. В комнате, кроме меня, никого не было.

Что это вообще значит? С одной стороны, Ральф не сможет сейчас причинить вред ни одному живому существу. Каналы его я подпортил хорошо. Но куда он исчез? Разве человек, или вампир, не важно, может раствориться в воздухе? Такие фокусы удаются лишь феям!

Стоп. А что, если он сбежал через какой-то портал?

— Илария! — прокричал я что есть мочи.

— Зачем так орать? Не успела я окончательно выйти в энергослой, как опять тебе понадобилась.

— Ты это видела? — не унимался я. — Он исчез!

— Да, — непринужденно кивнула та. — Твой знакомый воспользовался своим порталом.

— И куда он ведет?

— А мне-то откуда знать. Это его собственность.

— Где Ральф вообще взял портал? — не унимался я.

— Может быть, купил в магазине… Да хоть сам создал! Мне какое до этого дело?

Час от часу не легче.

— Ладно, Илария, лети, — отпустил фею я.

— Да не переживай ты так. Он еще долго будет восстанавливаться.

Интересно, а что случиться, когда закончится это долго? Думаю, что-то не очень хорошее.

Я в последний раз осмотрел комнату. А ведь не так давно мы здесь познакомились с королем…

Я вышел на балкон и вздохнул полной грудью. На недолгое время история об ужасающих убийствах в Арии была остановлена. Но даже этот факт радовал меня. Хоть и частично, но у меня получилось противостоять злу. Возможно, полицейское дело — не такая уж и плохая работа?

В любом случае, я собирался добраться до дома Чака. Думать о том, что сейчас будет твориться во дворце мне абсолютно не хотелось.

— Вилли! — крикнул я в надежде, что дракониус услышит мой зов.

К моему немалому облегчению, питомец девушки не заставил себя долго ждать. Увидев его, я невольно начал пятиться назад, но вовремя взял себя в руки.

Так, что там пела Лу…

   — Могучий, гордый, сильный, смелый
   В твоих объятьях сны миров.
   Тепло огня тебя согрело,
   Когда летел ко мне на зов!

Ну в общем, как-то так. Я, конечно, не певец и понимаю, что ни в одну ноту мне попасть не суждено, но Вилли, как ни странно, дружелюбно поклонился, приглашая меня сесть на его могучую спину.

Чтобы перестраховаться, я укрыл себя слабым щитом невидимости. Да, возможно днем меня бы кто-то заметил, но сейчас — вряд ли. Пусть все полицейские думают, что дракониус решил покинуть дворец в одиночестве.

Я нерешительно сел на питомца Лу. Скажу честно, ощущения очень отличались от тех, что я испытывал, сидя на слономухе. Во-первых, не было никакой уверенности в том, что я смогу удержаться и не упаду с такой высоты. Во-вторых, Вилли летал невероятно быстро, и я с замиранием сердца ожидал, когда же он взмахнет крыльями.

Случилось это через секунду после того, как я на него взобрался. Он резко оттолкнулся от балкона и взмыл вверх. От такой скорости у меня перехватило дыхание. Но делать было нечего: я решительно взял себя в руки.

Лу рассказывала мне, что управлять им нужно с помощью простых слов «направо», «налево» и так далее. Я, пытаясь перекричать ветер и одновременно удержаться за его шею, указывал ему путь. Мы летели раза в два выше, чем обычно на слономухах. Улицы и площади Миллиэля превратились в крошечную карту.

А если у меня не получится удержаться? С таким успехом я легко могу заработать себе фобию высоты.

Наконец, мы приземлились на крыльце Чака. У входа стояла Лу, должно быть, ожидая своего любимого Генри. Да, да я очень скромный.

— Ну наконец-то! — воскликнула она и бросилась обнимать меня.

— Как там ребята? Уже прибыли? — сходу начал расспрашивать я.

Девушка нехотя отстранилась и потупила взор.

— Входи, — отсутствующим голосом проговорила та.

— В чем дело?

Но она мне не ответила, и я решительно переступил порог дома.

— Иди на кухню.

Что Лу скрывает? Ой, что-то здесь нечисто.

— Генри! — крикнул Чак, когда я вошел. — Ну слава слономухам, брат! Ты жив!

Он тоже бросился меня обнимать.

— Что случилось? — твердо повторил я, когда друг отстранился.

Повисла неловкая пауза. Я осмотрелся: за столом в полном одиночестве сидел Ворон.

— Расскажи ему, — вздохнула девушка, садясь рядом.

Наш всезнайка прикрыл лицо руками, вспоминая недавние события.

— Когда вы улетели, мы остались отбиваться. Нужно было отвлечь стражников, чтобы они не погнались за вами.

Нам достались очень сильные противники, поэтому мы сражались с ними довольно долго. Бруно получил ранение и упал без сознания. Нас осталось трое. Конечно, мы их победили, о проигрыше не могло быть и речи.

Когда я кинулся помогать пострадавшему, то обнаружил, что он уже мертв. Понимаешь, Генри?

Я, ошеломленно посмотрев на друзей, медленно сел на стул. Как же так?

Да, конечно, мы с ним не очень ладили, но не так давно я понял, что он хороший вампир. И настоящий друг. К сожалению, это осознание пришло ко мне слишком поздно.

— Мы привезли его сюда, — продолжил рассказ Ворон. — Он в соседней комнате. Агнес и Лика тоже там.

Я знал, как больно потерять родного человека, и всем своим сердцем сочувствовал девушке Бруно.

— А где Учитель? — тихо спросил я.

— На втором этаже. Хочет связаться с Тэрроном, — ответил Чак. — Нам необходимо подкрепление, чтобы арестовать слуг Ральфа и высвободить заложников. Рассказывай теперь ты.

Я взволнованно взглянул на друзей, не зная с чего начать.

— Не томи, — устало проговорила Лу.

Я достал из кармана батарею и положил на стол.

— Агнес, Лика, Александр! Идите на кухню! — прокричала она.

Я был благодарен ей. Не хотелось бы повторять эту историю много раз.

Через пару минут троица уже сидела за столом. Я рассказал им все, что произошло со мной в комнате Ральфа.

— Значит, он сбежал, — нахмурился Учитель. — С одной стороны, ты сделал все возможное, и Арии на ближайшие несколько лет ничего не угрожает. Но с другой… Он так просто не простит тебе такого унижения.

— Я знаю.

— Ладно, сейчас нужно думать прежде всего о безопасности Миллиэля. Я связался по микровизору с Тэрроном. Они пообещали прислать войско для ареста «полицейских».

— Через сколько? Довольно скоро стражники обнаружат пропажу. Если уже не обнаружили, — покачал головой я.

— Десять минут — и они будут стоять у дворца.

— Как так? — опешил я.

Насколько мне было известно, провинциальный город Тэррон находился довольно далеко от столицы, и ни на слономухах, ни в кабинах так быстро доехать не представлялось возможным.

— Они воспользуются порталами. Это новейшие технологии, схожие по своей структуре с межмировой сетью. Возможно, вскоре подобные приспособления будут доступны и обычным жителям.

Неплохо. Хотел бы я попробовать передвигаться с помощью таких штук.

— Но почему мы не вызвали их сегодня утром? Может быть, не случилось бы ничего непоправимого, — подал голос Ворон.

— Ты не прав. Они прислали войско, и те быстро подключились к стражникам короля. Но, к сожалению, необъятные силы Ральфа и Ока смерти сделали свое дело.

— А вот и ваши родственнички! — донесся до меня тоненький голосок.

Я обернулся и увидел прозрачную дверцу, до сих пор напоминающую мне зеркало. Оттуда вылетели сотни фей, из последних сил удерживая тело моей матери, а затем — Реджинальда.

Я бросился им помогать.

— С ними все в порядке? — взволнованно спросила Лика.

— Да, думаю, через несколько часов придут в сознание. Но нужен должный уход, — отозвалась Илария.

Как ни странно, но она не помогала своим коллегам, а лишь парила в воздухе чуть выше портала и комментировала все происходящее.

Главная что ли?

Я взял мать на руки и отнес в спальню Чака. Надеюсь, фея не прогадала, и сознание к ней вернется. Реджинальда мы положили в той же комнате. Лика со свойственной ей энергией принялась за дело. Я был спокоен, пока их здоровье находилось в ее крепких руках.

Мы же, поблагодарив наших спасительниц, поспешили во дворец. Служба Тэррона уже прибыла, и работа шла полным ходом. Александр присоединился к ним, ну а я с друзьями просто наблюдал за этим зрелищем. Хватит с нас приключений.

Войско, окружив замок, создало миллионы ниточек. Они связывались в большие и маленькие узлы, различные по своей структуре и мощности, но цель у всех стояла одна: создать купол над дворцом, чтобы никто не смог сбежать.

Выглядело это, скажу я вам, невероятно. Тысячи людей работали над одним большим узлом, который вскоре должен был освободить Арию от врагов.

Конечно, если бы здесь находился Ральф, он бы с легкостью поглотил этот купол. Или же разбил бы узлы вдребезги. Но его подчиненные не имели таких способностей, и посему я не волновался.

Когда купол был готов, они создали маленькую брешь для того, чтобы полицейские… Хотя нет. Чтобы пленники смогли выходить по очереди. Один из работников Тэррона связал большой энергоузел, который тут же его укрыл со всех сторон, после чего громогласно произнес:

— Прошу всеобщего внимания! Мы, правоохранительные органы Арии, просим вас соблюдать спокойствие. Вы арестованы. И не надейтесь на Ральфа — он сбежал, бросив вас. Поэтому никакой самодеятельности. Если вы решите сопротивляться, мы вынуждены будем применить силу. И тогда пеняйте на себя.

— Энергоусилитель голоса? — хмыкнул я.

— Именно, — кивнул Ворон. — Только в отличии от нашего упыря, его слышат лишь жители нескольких улиц и те, кто находится на территории дворца.

Повисла напряженная пауза. Пару минут брешь пустовала. Я уже начал думать, что слуги Ральфа так просто не сдадутся, но вскоре у входа начали появляться небольшие группки людей и вампиров с плотными аурами. К слову, среди них был и Фрей.

Так и знал, что они все трусы, и ничего не стоят без своего правителя.

Через час операция по освобождению дворца закончилась. Войско Тэррона исчезло так же стремительно, как и появилось. Они открыли портал, который вел прямиком в темницу. Отправив туда пленников, загадочная армия растворилась в темноте.

Купол над дворцом без подпитки энергии начал медленно разрушаться, расслаиваясь на множество маленьких ниточек, свечение которых исчезало через пару секунд после падения.

* * *

На этом наши ночные приключения закончились. Мы освободили заложников, которых Ральф держал в подвалах дворца. Там сидели и быстрокрылы, и ротастые, и даже настоящие полицейские, которые все же отказались от сотрудничества с нашим бывшим Учителем. Мы также освободили слуг короля. Но никакая свобода не могла затмить горе, повисшее над Арией: Филипп Великий погиб.

Этой же ночью моя мать и Реджинальд пришли в сознание, но еще были слишком слабы, чтобы разговаривать. Лика безустанно следила за ними, по возможности восстанавливая их частично поврежденные каналы.

На следующий день мы похоронили Бруно в одном из скверов дворца. Спросите, почему не на столичном кладбище? Не думаю, что он хотел бы этого. Мой друг (да, да, именно друг) жил Арией. К сожалению, тело короля исчезло в мире Мертвых, и поэтому мы не смогли похоронить его должным образом.

Для нас всех их смерть была большой потерей, но особенно тяжело переживали горе Лу и Агнес. Мы всячески пытались их поддержать, но получалось это из рук вон плохо.

Наши приключения медленно сошли на нет. Потянулись дни, оставляя после себя горький привкус тоски. Как ни странно, я скучал за полицейским делом, но нам, как особо отличившимся, выделили две недели отпуска для реабилитации.

Спустя пару дней после похорон, моя мать и Реджинальд полностью восстановились. Мы рассказали им обо всех наших приключениях.

— В роду по линии отца когда-то был вампир, но я не думала, что ты унаследуешь его гены, — взволнованно проговорила мать, дослушав наш рассказ. — Выходит, ты полукровка. Это довольно редкое явление, Генри.

— Знаю, — кивнул я.

— В любом случае, — улыбнулась она. — Я горжусь тобой, сынок.

Ее слова стали для меня наивысшей наградой. Я радостно обнял мать.

Кто бы мог подумать, что тот, как мне раньше казалось, злополучный тест так изменит жизнь. Оглядываясь назад, я начинаю понимать, что все мои недавние идеалы исчезли. Уютная кровать в прошлом.

Мама рассказала нам, что Ральф пробрался к ней в офис, обойдя все преграды. С его способностями подобное было вполне возможно. Затем произошел какой-то щелчок и ее поглотила пустота. Должно быть, это гипноз. Кстати, он довольно строго карается законом в Арии.

Тоже самое произошло и с Реджинальдом.

Они еще несколько дней пробудут под строгим контролем Лики, но я надеюсь, что скоро моя мать и мудрец смогут вернуться к своей обычной жизни.

А я вновь погружусь в учебные будни.

Эпилог

Спустя две недели после восстановления мира в Арии

— Как хорошо, что вы ко мне заглянули! — воскликнул Гарольд.

Я, Лу и Ворон пришли в Управление, чтобы пригласить всех работников на торжественное мероприятие во дворец. Говоря простым языком, сегодня в Арии появится новый правитель.

Мы прекрасно знали, что власть передается по наследству. Но, так как моя девушка безумно любила свободу и ни на что бы ее не променяла, она приняла неожиданное для всех решение. Как известно, за наследником всегда остается право передать кому-то корону. Но об этом позже.

— А где же все остальные? — нахмурился наш лаборант.

— Помогают приготовиться к мероприятию. Мы же хотим позвать вас на ужин, — улыбнулся я.

После всех тех приключений, что нам довелось пережить, мне было чрезвычайно приятно вернуться обратно в Управление. Жизнь здесь меня больше не отпугивала, а, наоборот, манила.

— Я обязательно приду! — заверил нас Гарольд. — Благодарю за приглашение!

— Я тоже хочу, — донесся до нас сварливый голос Фола.

Как ни странно, за ним я тоже соскучился.

— Обзаводись телом и приходи, — шутливо махнула рукой Лу.

И в этот миг из-за спины лаборанта вылетел маленький глаз с крылышками.

О слономухи! Неужели у него получилось? Теперь я хоть буду видеть, кого нужно бить.

Шучу. Не думайте, что я такой злой.

— Да, можете меня поздравить, — гордо заявило Око. — Гарольд наконец-то сделал мне тело.

Тот смущенно потупил взор.

Опешив от такой новости, мы на миг замолчали.

— Ну, поздравляем! — первой опомнилась Лу. — Вы настоящий гений!

— Благодарю, — кивнул мужчина.

— Мне вообще-то хотелось, чтобы вы меня поздравили!

Я тихо хихикнул. Фол в своем репертуаре.

— И тебя тоже, — поспешно исправилась девушка. — Неужели ты теперь не будешь находиться во всех комнатах сразу?

— Конечно буду!

Ну кто бы сомневался.

— Мое новое тело имеет прямую связь с энергослоем. Благодаря ей я спокойно могу видеть все то, что твориться в этом доме.

— Ребят… — смущенно пробубнил лаборант. — Верните мне моих следопытов. Сегодня я увидел, что очки, находящиеся под защитой, не мои, и Фолу пришлось все рассказать.

Так я и знал, что эта история выйдет нам боком.

— Да, конечно, — покраснела Лу и ткнула меня в бок.

А я-то что? Нас было целых четыре человека!

Сходив в свою комнату, я забрал следопытов и вернул их настоящему хозяину.

— Очень вам признателен!

— Извините нас пожалуйста, — как можно вежливее проговорил я, но тот и не думал обижаться.

Мы еще немного поговорили с Гарольдом, после чего пошли на кухню, но, к нашему большому удивлению, Милванны там не оказалось.

— Да она готовит вам ужин во дворце! — увидев наши расстроенные лица, отозвался Фол.

Что!? А почему я об этом не знал?

Лу оперативно набрала номер Лики на микровизоре. Сестра Чака была главным организатором сегодняшнего вечера. И как у нее только на все хватает сил?

К моему огорчению, девушка подтвердила слова Всевидящего Ока.

— Я пригласила ее сегодня утром. У нас катастрофически не хватает рук, чтобы приготовить достойный ужин. К тому же мне нравится оригинальность блюд Милванны.

А что, интересно, делать, если мне такая «оригинальность» не по душе? Эх, я-то думал, что хоть сегодня в последний раз наемся перед учебными и трудовыми буднями…

К слову, «комариная фобия» у меня никуда не ушла. Я по-прежнему считаю кровопийц самыми ужасными насекомыми. И если повариха на сегодняшний вечер поджарит ножки этих существ, я явно останусь голодным.

Да, конечно, мое полувампирское тело говорит мне, что я вполне могу обойтись и без еды, но вот на практике подобные махинации применить пока что очень трудно.

Также мы пригласили Матильду, после чего поспешили вернуться во дворец, чтобы помочь Лике и Александру. Последний, к слову сказать, был не по своей воле вовлечен во всю эту суматоху.

А до вечера нам предстояло пережить еще целый день, наполненный предпраздничными хлопотами…

* * *

Солнце начало плавно опускаться за горизонт. Долгожданная прохлада окутала город.

Все столы в главном зале были готовы к приходу гостей, стены мы украсили мерцающими энергосгустками и нитями, а по центру висел большой портрет короля. Возле него стояла маленькая сцена, по всей видимости, предназначенная для торжественно объявления имени наследника трона. Этот вечер, кроме всего прочего, еще должен был стать и поминальным.

Я, Чак, Ворон, Лу и Агнес задумчиво стояли у входа.

— Ну что, готовы, ребятки? — подбежав к нам, суетливо осведомилась Лика.

Как и следовало ожидать, Александр подошел вместе с ней.

— Конечно готовы, — кивнула моя девушка. — А вы?

— Само собой! Не забудьте создать усилитель голоса, когда будете произносить речь, — улыбнулась сестра Чака и увлекла нашего Учителя за собой в толпу.

Ужин начался. Сегодня во дворец пришли как люди высокого чина, так и простые жители Миллиэля. Мы не ставили ограничений, решив, что социальное неравенство — одно из тех стереотипов, с которыми стоит бороться.

Моя мать сидела сбоку от нас и оживленно о чем-то беседовала с Реджинальдом. Я радовался, что они подружились. Возможно, она теперь не будет чувствовать себя так одиноко.

Признаюсь честно, я не сильно люблю такие вечера. Скопление людей утомляет меня, после чего хочется впасть в долгую спячку…

Стоп.

Я поспешно отогнал мысли о мягкой кровати и жизнерадостно взглянул на Лу. Та выглядела слегка взволнованной.

— Дорогие гости! — донесся до нас уверенный голос Лики. — Я хочу пригласить на эту сцену наследницу, а также героя, благодаря которому мы сейчас свободные жители Арии!

Зал оглушили аплодисменты.

Ну нет, только не это. Она ведь знает, как я не люблю выступать!

Лу осуждающе посмотрела на меня. Вот же попал! Я неуверенно встал из-за стола и, взяв ее за руку, направился в сторону сцены.

Первой должна была произнести речь девушка. Может, обо мне и забудут потом? Все-таки новость, которую она сейчас всем расскажет довольно весомая.

— Дорогие жители Арии! — властно произнесла Лу. — Я безумно рада присутствовать здесь в этот прекрасный вечер. Я хочу, чтобы все здесь сидящие помянули гениального правителя и моего отца, а также Бруно и других героев, которых среди нас уже нет. Мы с вами.

В зале на пару минут повисла тишина.

Лу замялась. Я ободряюще посмотрел на нее и кивнул, подтверждая, что она все делает правильно.

— Я знаю, чего вы все от меня ждете. — В ее голосе послышались нотки сострадания и вины. — А еще я знаю, что свобода для меня превыше всего. Вы в праве осуждать нас и даже презирать, но я не считаю себя тем человеком, который сможет обеспечить спокойствие в ваших семьях. Поэтому, все хорошо обдумав, я приняла решение, которое, возможно, в начале покажется вам диким и неправильным. Я хочу передать свои права на трон другому человеку.

По залу прошелся удивленный шумок.

— Конечно, у него будет месяц испытательного срока, по истечении которого жители Арии скажут: заслуживает этот человек титул правителя или нет. Но мне кажется, что ни у кого не возникнет сомнений. Он преданно служил Арии. И я в нем уверенна, как ни в ком другом. Это… Это наш Учитель, сильный энергетик и верный друг Александр.

Я с интересом посмотрел в ту сторону, где сидел новоиспеченный король. Тот замер на месте и, не мигая, посмотрел на нас.

Первой опомнилась Лика и с силой ткнула любимого в бок. Мужчина вздрогнул от неожиданности и неуверенно направился в сторону сцены.

— Вы с ума сошли? — взбираясь к нам, прошептал он так, чтобы это услышали только мы с Лу.

Я невинно пожал плечами.

— Мы в вас верим.

Учитель создал слабенький энергоусилитель голоса.

— Даже не знаю, что и сказать…

— Лучше вас кандидатуры нам не найти, — умоляюще проговорила девушка.

— Я готов и дальше служить Арии, — отчеканил он, взволнованно пытаясь подобрать нужные слова. — И я сделаю все возможное, чтобы вы, простые люди, не боялись выходить на улицы и жили в достатке.

Вот это я понимаю — взял себя в руки. А то сумасшедшие, сумасшедшие…

— Хочу сообщить вам, что служить королевству придется не мне одному. О вас также позаботится моя дорогая и любимая будущая жена Лика.

Вот это поворот. Неужели они собираются пожениться?

— Поздравляю! — радостно крикнул я.

Зал вновь оглушили аплодисменты. Лу ошеломленно взглянула в мою сторону, так же, как и я, удивленная подобной новостью.

Далее все-таки дошла очередь до меня. Я, как и рассчитывал, произнес пару слов и быстро начал спускаться со сцены.

Когда задуманное уже почти было сделано, меня остановил Реджинальд.

А этот-то еще что тут забыл?

— Прошу прощения, что вмешиваюсь, — прохрипел он, создав свой усилитель. — Думаю, никому не нужно объяснять, кто я. Многие года имена трех Учеников скрывались. Спросите, почему? Я следовал пророчеству, которое пришло ко мне во сне. Оно же и одарило меня даром Учителя. Но сегодня я больше не вижу смысла в подобных тайнах и надеюсь, что боги, пославшие мне путь мудреца, простят мою душу. Я хочу объявить четвертого и последнего Ученика. Генри, это ты.

У меня пересохло во рту от такой новости. Слономух меня укуси. С чего вдруг он так решил?

По залу прошелся еще один удивленный шумок. Да, люди, полностью согласен с вами.

Я попытался изобразить радость на своем лице, но в шоковом состоянии не так уж просто притвориться безработным и счастливым.

— Да что ты как слабоумный? — донесся до меня голос Фола.

Посмотрев в зал, я увидел маленький летающий глаз возле одного из столиков.

И действительно. Я же нормальный, правда? А значит, нужно как-то отблагодарить Реджинальда.

— Я постараюсь оправдать ваши надежды. Ради отца. Ради Бруно. Ради Филиппа Великого и Арии.

На этом официальная часть закончилась, и я вернулся на свое место. Гости принялись поедать ужин. Оставшийся вечер я провел в каком-то непроницаемом коконе. Все здесь мне казалось нереальным, выдуманным, а в голове пульсировала лишь одна мысль: «Почему я?». Друзья поздравляли меня, пытались растормошить, но получалось у них из рук вон плохо. Аппетита не было, поэтому стряпня Милванны так и осталась лежать в моей тарелке. И когда уже закончится этот вечер?

* * *

Солнце вновь начало припекать, сжигая лучами все на своем пути. Но я больше не страдал от этой жары: сейчас меня мучали более существенные вопросы.

Мы с Реджинальдом решили прогуляться по утреннему полю, чтобы обсудить дальнейший график учебы.

— Ты — сильнейший. Да, ты выиграл битву, но война еще впереди. Приложив должное усердие, ты сможешь ее победить.

Я задумчиво кивнул в ответ. Эта история была закончена, но я знал: вскоре начнется новая. Нет, меня не тревожили чувства грусти и страха. Я просто знал и ничего не мог с этим поделать.

Главная битва впереди.

— А кто такой Петька? — решил отвлечься от темы я.

— Мой друг из другого мира, к слову, очень похожего на наш. Только там нет «магии».

Эх, интересно было бы когда-нибудь попутешествовать.

— Губу закатай, — донесся до меня голос Фолчика.

Да откуда он вообще здесь взялся?! Я что, сошел с ума?

— Еще один вопрос. Существуют ли люди или вампиры, которые слышат своих Хранителей, не попадая в сознание?

— Да, — кивнул Реджинальд. — Это счастливчики, достигшие наивысшей гармонии со своим внутренним «Я».

То есть, в моем случае, с Фоликом? Нет, я этого не переживу!

— О слабоумный, я же тебя слышу! — вновь прозвучал голос человечка, но я ему уже ничего не ответил.

Что меня ждет впереди? Кто знает. Быть может, Ральф убьет меня. Но я сделаю все возможное, чтобы королевству больше ничего не угрожало. Прощай уютная кровать, и пусть осветят нам путь Сны Великой Арии.


Оглавление

  • Глава 1 Бешеный комар
  • Глава 2 Знакомство
  • Глава 3 Хранитель
  • Глава 4 Малиновый перстень
  • Глава 5 Идеальный овраг
  • Глава 6 Двое на территории
  • Глава 7 Мир Мертвых
  • Глава 8 Очки-следопыты
  • Глава 9 Пьяная вечеринка
  • Глава 1 °Cны Великой Арии
  • Глава 11 Око смерти
  • Глава 12 Несъедобная энергия
  • Эпилог

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии