Создавая будущее (СИ) (fb2)

- Создавая будущее (СИ) (а.с. Большие надежды-2) 731 Кб, 194с. (скачать fb2) - Лаура Тонян

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Лаура Тонян «СОЗДАВАЯ БУДУЩЕЕ»


Глава 1

Четыре месяца спустя…


Алекс


- Мистер Хилл, для начала я бы хотела вас поблагодарить за то, что согласились дать интервью нашему каналу,- мило щебечет молоденькая брюнетка, сидя на стуле напротив меня.

Её имя – Роза Киндсберг. Она – корреспондент центрального канала нашего штата. Полгода девушка забрасывала меня письмами, и мучила звонками. Сейчас я готов ответить на все их вопросы. Почти все…

- Весь к вашим услугам,- улыбаюсь, почёсывая подбородок.

- Отлично,- она потирает ладони, словно готова наброситься на меня. Словно, я чёртов ланч. Берёт планшет с бумагами в руки, кладёт его себе на колени, закидывая ногу на ногу.- Ну, так что ж, начнём. Скажите,- пауза,- как вы думаете, что для вашей компании значит сотрудничество с известной косметической фирмой «For Women»?

Я осмысливаю её вопрос, прежде чем ответить:

- Это огромный шаг вперёд, - важно качаю головой, стараясь не смотреть в камеру, что нацелена прямо на меня.- Это огромный шанс для «Paradise» вырваться за рамки Калифорнии. И, может случиться, в будущем нас ожидают более выгодные контракты,- развожу руками, всё ещё улыбаясь.

- Угу,- Роза опускает глаза на бумаги. Её губы беззвучно шевелятся.- А что на счёт «The Kiss»?

Она устремляет свой взгляд на меня. Внимательно сканирует. Подушечки моих пальцев вжимаются в чёрные брюки. Я чувствую свою плоть. Опускаю глаза вниз. Раздражённость из меня готова вырваться, но я всё контролирую. Я должен. Я должен.

- Мистер Хилл? – говорит Роза, и я осознаю, что молчал слишком долго.

- Да? – спрашиваю, как будто, не понимаю, о чём идёт речь.

- Вы слышали последний вопрос?

- Вы так и не задали его,- скрещиваю пальцы рук.

- Нет,- нервно усмехается корреспондентка.- Я задала.

- Вы спросили, что на счёт «The Kiss», так?

- Именно.

- Но это ведь не вопрос. Я не понял, что вы именно имеете в виду.

Она сглатывает, заправляя прядь тёмных волос за ухо, и вновь прячет взгляд за длинными ресницами.

- Вы пытаетесь меня смутить? – улыбается.

Она, наверное, невероятно счастлива, что мы не в прямом эфире. Я не хочу отвечать на последний вопрос.

- Ни в коем случае,- практически шепчу.

Мы некоторое время переглядываемся, Роза явно недовольна происходящим.

- Мистер Хилл…

Но я не даю ей продолжить. Говорю резко:

- Я разорвал контракт, проработав с «The Kiss» всего несколько месяцев, хотя должен был – год.

- Почему вы это сделали?

Моё терпение не безгранично. Я скоро его потеряю, и тогда плохо будет всем.

Я вскакиваю на ноги, застёгивая пуговицы на тёмном пиджаке, и направляюсь вдоль синей стены.

- Мистер Хилл! – кричит мне вдогонку журналистка.

Я иду быстро, уверенно. Какого чёрта я согласился на это интервью?!

- Мистер Хилл,- Роза каким-то странным образом догоняет меня, и преграждает мне путь своей миниатюрной фигурой.- Пожалуйста,- её ладони сложены вместе.- Мы ждали этого так долго. Вы не можете вот так уйти.

- О,- я зло смеюсь.- Ещё как могу. Вы задаёте не те вопросы, мисс Киндсберг.

- О чём вы говорите? – Она морщится.- Моя работа заключается в том…

- Ваша треклятая работа заключается в том, чтобы…- перебиваю я, но замолкаю, не зная, что сказать. Тяжело вздыхаю. – Давайте устроим встречу через неделю. Пожалуйста.

Роза поглаживает длинную косу, выглядя растерянной. Она не хочет соглашаться, но выбора у неё нет.

- Хорошо,- закатывает глаза.- Ладно. Но мистер Хилл, я вас очень прошу, не подводите меня.

- Да, я понял,- сглатываю. – До встречи.

Стремглав, выхожу из огромного здания, сажусь в свою Infiniti Q 30, которую купил недавно и со скоростью света еду в офис. Я встречаю на входе нескольких секьюрити, они собираются мне что-то сказать, но я делаю взмах рукой, давая понять: тревожить сейчас не стоит.

Добираюсь на лифте до нужного этажа, и, не оглядываясь на Вэнди, захлопываю дверь за собой, оставаясь один здесь, в своём кабинете, в своём мире. Без неё… Без той, что украла моё сердце…


***


Адель


Бойсе, штат Айдахо


Я закрываю за собой входную дверь, с интересом глядя на Елену и Эштона. Они ждут меня. Достаю из сумки конверт и бросаю его Эштону. Он ловит.

- Вот,- скриплю зубами,- убедись. Я же говорила, это не твой ребёнок. Будто, я стану обманывать о сроках беременности,- бурчу, как бы, придерживая снизу девятимесячный большой живот.

Эштон раскрывает конверт и, вздыхает отчаянно, утверждаясь в моих словах.

Он надеялся, что во мне его ребёнок?

- Погодите-ка,- Елена выставляет одну руку вперёд, её лицо вытягивается от удивления.- Что значит, "убедись, это не твой ребёнок"? - повторяет мои слова.

- Эммм...- я краснею. Чёрт, я же не откровенничала с ней на счёт этого.

Чёрт. Чёрт. Чёрт.

- У вас обоих был секс? - восклицает подруга, прислонившись к шкафчику на моей кухне.- Боже! - Она охает.- Когда?

Елена притягивает меня к себе.

- Рассказывай! Как это было? У него большой?

- Эй!- Эштон машет нам одной рукой, другой упирается о кухонный гарнитур. Его лодыжки скрещены. - Я, вообще-то, здесь стою!

Елена невозмутимо скрещивает руки на груди и с вызовом поднимает глаза на парня.

- Хорошо, - пожимает плечами.- Большой член?

Я охаю от потрясения. Хорошо, что моих родителей нет дома.

Эштон просто протягивает ладони к поясу брюк цвета хаки и расстёгивает ремень. Я выставляю руки перед собой в панике.

- Стой-стой! Что ты делаешь, Эш?!!

- Да ладно тебе, Ади,- начинает парень, но перестаёт раздеваться.- Что ты там не видела?

Я, краснея, отвожу взгляд. Елена играет бровями. Эштон с ухмылкой не перестаёт меня разглядывать.

Да чёрт возьми вас всех, у меня всё тело горит! Я уже столько месяцев без секса! В трусиках становится влажно, я свожу бёдра вместе, и, кажется, Эш замечает это. Он становится серьёзным. От этого я хочу его не меньше. Вы не представляете, какого быть одинокой беременной женщиной! Я и не думала, что девушки в положении нуждаются в сексе больше, чем все остальные.

Нет. Я нуждаюсь не в сексе. А в жёстком трахе. Как же мне это нужно! Но обстоятельства сложились так, что это невозможно. Я не стану спать с мужчиной, будучи беременной, если это не отец моего будущего ребёнка.

А что, если бы Алекс был здесь, думаю я. Но тут же отгоняю от себя эти мысли.

Никакого Алекса!

Тишина между нами тремя действительно напрягает. Я поглаживаю живот и, забирая конверт, из рук Эштона, поднимаюсь наверх. Елена поняла моё состояние, она кричит, стоя внизу:

- Детка, может быть, тебе одолжить вибратор?

Она смеётся. Вот сучка.

Закрываю за собой дверь и аккуратно сажусь на кровать. Спина ужасно ноет. Ноги болят. Они опухли. Я чувствую себя бегемотом. На самом деле, я лежала в гинекологии на восьмом месяце, а позже устроила скандал, чтобы меня выписали. Мама очень переживала, пререкалась со мной, но в итоге я выиграла.

Это нескончаемо скучно торчать в больнице всё время. Тебя навещают почти каждый день, но всё кажется таким пресным. Тем более что я сняла себе отдельную квартиру и устроилась на работу. Меня взяли в местную небольшую газету. Я работаю редактором. Сейчас – из-за предстоящих родов и ухода за ребёнком – на полставки. Но после того как я рожу малыша, выйду на работу. Не сразу, через два месяца.

Мой непосредственный начальник – женщина. Её зовут Глория Прайс. Ей пятьдесят шесть лет, она высокая, стройная и ни черта не выглядит на свои годы. Особенно, после того, как на прошлой неделе перекрасилась в блондинку. И самое главное, Глория понимает меня. Полностью.

Я хотела жить отдельно от родителей, и у меня получилось. Сейчас вновь пришлось переехать. Но это лишь потому, что мама беспокоится за меня. Она уже успела за четыре месяца сказать мне, какая я (это, впрочем, не самые лестные отзывы), но она не прекращает обо мне заботиться. У моего малыша будет не очень плохая бабушка.

Мама очень довольна тем, что я встречаюсь с парнем... Нет… Это не то, что вы подумали. Мы не спим вместе. И целовались только в щёчку. Лаадно…Хорошо…Один раз в губы. Но это всё. Его зовут Говард. Говард Хьюстон. Он работает в нашей редакции уже пять лет. Ему двадцать восемь, он – брюнет (волосы действительно чёрные и кудрявые). Глаза голубые. Да, он симпатичный. Очень даже. Да, высокий. Да, голос приятный. Нет, не неряха. Кстати, от него всегда хорошо пахнет свежестью. Я думаю, всему виной лосьон после бритья.

Он начал проявлять внимание ко мне практически сразу, как я устроилась на работу. Сейчас мы хорошие друзья…наверное…Конечно, он надеется на большее. И я ни в чём не уверена, но мне с ним спокойно. Честно. Я ощущаю себя с Говардом…Господи! Ладно! Не смотрите на меня так! У меня нет с ним страсти, я не хочу его, я даже ни разу не подумала, какого размера его мужское достоинство. Но он очень любезный, добрый, милый. Он наизусть помнит всё, что я люблю. Начиная с фильмов и книг, заканчивая едой. Говард любит готовить…А ещё он очень милый…Я это уже говорила, да?

В общем, я знаю, что он хочет большего. И я не откажу ему, если он сделает шаг вперёд. Что? Нет, конечно! Он не будет отцом для моего ребёнка! У малыша есть папа. И Эштон, приехавший лишь два дня назад из Сан-Франциско, не принёс мне от него никаких вестей. Алекс и Эш не общаются. Больше нет. Это убивает меня изнутри. Я скажу Алексу о ребёнке, только чуть позже. Ну, честно скажу! Наверное... Сейчас не могу. Уже девятый месяц. Мне нужно думать об удачных родах. И о том, кто у меня родится…Я всё ещё не решаюсь узнать пол. Мама говорит, это плохая примета. Папа над ней смеётся. Папа ни разу меня не осудил за то, что живёт на данный момент у меня под сердцем. Я безумно ему благодарна за это.

А, если серьёзно, у меня в душе становится теплее, когда я думаю, что я ношу в себе. Я имею в виду, чьего ребёнка именно. Да, конечно! Пошёл к чёрту Алекс Хилл! Но от мысли, что внутри меня есть частичка его, я готова плакать…

Ну вот, опять…


***


Алекс


Сан-Франциско, Калифорния


- Пожалуйста,- хнычет Барбара, ногтями впиваясь мне в спину, пока я вхожу в неё всё глубже и глубже.- Пожалуйста! Ещё!

Она двигается бёдрами в такт мне, пытаясь сблизить нас ещё больше, хотя мне не кажется это возможным.

Я называю её Барби. Правда, она не блондинка. Её волосы цвета каштана – длинные и слега вьющиеся. Глаза голубые. Барби – одна из новеньких моделей для рекламы «Nissan». Я заметил её сразу. Она вышла из салона и помахала коллеге. Её ноги казались мне бесконечными. И поэтому, сегодня Барби здесь.

- Алекс,- она, как будто, задыхается.

Царапает мне спину, выгнув свою. Ноги сильнее обхватывают мои бёдра, когда девушка с протяжным стоном кончает. А вслед за ней я. Презерватив наполняется спермой. Пролежав на Барби несколько мгновений, я ловко переворачиваюсь на спину и выбрасываю его.

Она ложится на бок и подпирает голову рукой. Водит пальцами по моей груди, животу. Я хочу сказать ей, чтобы она прекратила, но погружаюсь в воспоминания, когда так касалась меня Адель.


____________________________

- Как тебе? – голубые глаза Ади устремлены на меня, пока он водит указательным пальцем по моему торсу.

Я улыбаюсь.

- Хорошо.

- Насколько хорошо?

Перекатываюсь на бок.

- Мне всегда хорошо с тобой.

Белая простыня больше не прикрывает её грудь. Я трогаю соски. Адель закрывает глаза от наслаждения.

Я шепчу:

- Я уже говорил, что люблю тебя?

_______________________________


Барбара улыбается так, как будто, мне нравится то, что она делает. Я откидываю её руку, поднимаюсь. И прохожу обнажённый в ванную комнату. Бросаю ей через плечо:

- Тебе вызвать такси, или ты сама? На тумбочке у входа лежат деньги.

Через несколько минут дверь громко захлопывается, Барбара кричит:

- Козёл!

Я выхожу лениво в холл, вытирая лицо полотенцем. А деньги она всё-таки взяла…


Глава 2

Бойсе, штат Айдахо. Лето, 2007 год


Адель


Мой велосипед действительно уже старый. Я уговаривала маму купить мне новый, но она не хочет. Они с папой твердят мне в голос, что на это пока нет средств. Ладно, я эгоистка. Но вы только посмотрите, на каком велосипеде ездит Никки. Он розовый, красивый и он…новый. Мой же – просто старая груда металла. Никки бросает на меня брезгливые взгляды, пока я катаюсь по двору. Я хочу показать ей средний палец, но сдерживаюсь. Мать, наверное, наблюдает за мной из окна.

Падаю. Чёрт. Я хотела быть красивой сегодня. Миссис Грон, наша соседка-парикмахерша, подстригла меня этим утром. Я изменилась. А теперь… с порванными джинсами и растрёпанной причёской Эштон точно посмеётся надо мной.

- Помочь?

Вздрагиваю и оборачиваюсь. Это Пол. Он подходит медленно и поднимает меня с колен. Сколько ему? Кажется, уже двадцать. Но он так мил со мной.

- Спасибо,- произношу тихо.- Я думала, ты ещё не приехал.

- Каникулы начались, - улыбается весело.- Я вернулся с учёбы.

Он потягивается, и я вижу светлую кожу его живота, выглядывающую из-под зелёной футболки.

- Да, у нас в школе тоже летние каникулы.- Слабо улыбаюсь. Мне неловко перед ним, и я не знаю, почему. Пол прожигает меня взглядом.- Ну ладно, я поехала.

Хватаюсь за руль, но парень останавливает меня.

- На этом? – он смеётся.- Серьёзно?

Я стискиваю зубы сильно.

- А у меня другого нет! – шиплю.- Так что, можешь приберечь свои шуточки для кого-то другого!

Его зелёные глаза оглядывают моё лицо.

- Я заберу его, не возражаешь?

Удивляюсь.

- Что? Зачем тебе эта развалюха?

- Может, смогу починить,- ямочки выступают у него на щеках, когда он поджимает губы.

- Это, вряд ли, возможно, - опускаю глаза.

- Но всё же я могу попробовать, да? – настаивает Пол.

Я долго не решаюсь ответить, но киваю головой.

- Хорошо. Я буду благодарна, если починишь.

Из гаража моего отца внезапно громко доносится музыка до нас – Roxette «A thing about you».

- Люблю эту песню,- Пол подмигивает мне.

Забирает у меня средство передвижения и, подъезжает на нём к своему дому.


Через два дня около входной двери я обнаружила велосипед и записку, прикреплённую к рулю.

« Я не смог починить. Это, и вправду, развалюха. Не поверишь, нашёл другой у подруги в гараже. Она сказала, ей он не нужен. Приятного пользования. И постарайся больше не падать. Пол».

Я оглядываю подарок. Невероятно! Уверена, нет никакой подруги. Он просто держит меня за наивную дурочку, которая …что? Не разглядит ценник под левым колесом? Пол купил мне его. Он купил мне новый велосипед.


***


Бойсе, штат Айдахо. Наши дни


Адель


Бойсе – большой город. Крупнейший город нашего штата. Здесь проживает около 700 000 человек. Но знаете, что? Я чувствую себя, словно в деревне. Серьёзно. Он кажется мне таким маленьким в сравнении с шумным Сан-Франциско. В Бойсе практически отсутствуют преступность. Местные матери переживают за своих детей меньше, чем матери из соседних городов. Я даже ощущаю себя здесь счастливой. Это я сейчас понимаю. Но раньше я не хотела возвращаться. Может, это из-за необходимости я начинаю привыкать и любить этот город?


Эштон буквально разваливается на деревянном крыльце у моего дома. Мы сидим на одной ступеньке, и благодаря тому, что он в положении «можно-я-здесь-посплю?», я могу не поднимать голову, чтобы видеть, как он делает медленные глотки из бутылки с пивом. И как движется его кадык.

Эштон усмехается.

- Твой отец остался таким же идеальным для меня, каким и был почти семь лет назад.

Я отвечаю лишь:

- Быстро время летит.

- Даа,- протягивает он.

Глоток.

Отвожу взгляд.

Парень выпрямляется. Он кладёт локти на колени и наклоняется немного вперёд. Одна его рука неизменно держит бутылку «Tuborg». Но теперь черты его лица говорят о напряжённости. Что его беспокоит? Я собираюсь спросить об этом. Но не успеваю вдохнуть, как крепкая ладонь Эштона ложится на мой круглый живот. Я замираю. Вздрагиваю. Мурашки ползут по моему телу. И клянусь, я могу слышать, как кровь бежит по венам.

Сглатываю.

- Я бы хотел, что он был моим. - Глоток.- Я очень надеялся.

- Серьёзно?- всё, что могу я выдавить.

- Да. Тогда у меня был бы шанс.

Краем глаза я замечаю, как падает звезда. В иной раз я бы обязательно загадала желание.

- Шанс на что? – полушёпотом.

- На то, что ты была бы моей. Возможно, навсегда.- Глоток.

Эштон не смотрит на меня. Он только что практически признался мне в любви?

- Эш…

Он выставляет руку, прерывая меня.

- Не надо,- усмехается.- Я знаю, что ты любишь его. Хоть и встречаешься с этим придурком…

- Его зовут Говард,- напоминаю.

- Неважно,- морщит носом.- Алекс - отец твоего ребёнка.

- Говард не собирается усыновлять малыша,- я улыбаюсь краешком губ.

Эштон фыркает.

- Я бы этого и не допустил!

Я не успеваю за ходом его мыслей, потому что Эштон резко меняет тему:

- Я знаю, Адель, я был мудаком, но я, правда, не был влюблён в тебя тогда,- пауза.- Любил, но не был влюблён. Да и в Никки тоже. Просто это как…не знаю…Нас все хотели видеть вместе. Мы были «звёздами» школы,- он изображает пальцами свободной руки кавычки.- Мы были совершенными. И мы с Никки думали, что созданы друг для друга.- Снова фыркает.- Господи, мы были подростками!

Нервно сгибаю пальцы. Он больше не касается живота. Я больше не ощущаю теплоту его тела.

- Всё нормально,- лгу отчасти.- Я не понимаю, зачем ты сейчас завёл это разговор…

Он резко оборачивается, оставляя бутылку на лестнице. Берёт моё лицо в ладони. Я тону в отчаянии зелёных глаз напротив.

- Потому, что я знаю, что ты любишь Алекса, а он любит тебя. И хоть он больше не желает меня знать, но я уверен, в нём засела гордыня. Она всему виной,- голос Эштона напряжённый.- Я не хочу, чтобы история повторилась, Адель. Я был дураком, и потерял тебя. Теперь роль дуры играешь ты,- качает головой,- сыграешь…если не свяжешься с Алексом и не расскажешь…

Пока он говорит, я не спеша убираю его ладони с моих щёк.

- Не могу, Эш. Я пока не могу.

- А когда сможешь? Когда малыш научится говорить и спросит, где его папа?

- Он ненавидит меня,- повышаю голос.- Если я скажу, что я беременна, или что у него уже есть ребёнок, знаешь, что мне ответит Алекс?

Эштон недовольно вздыхает, опустив голову.

- Ты знаешь, - продолжаю я.- Он ответит, что это не может быть его ребёноком. Может, даже поедет со мной в больницу, чтобы убедится, что именно он является отцом! – Не контролируя себя, машу руками.- Я не хочу унижаться так. Я не хочу, чтобы человек, растущий внутри меня, был унижен.

- И что же ты предлагаешь?- Разводит руками.- Вообще, не говорить Алексу?

Я перевожу дыхание. Как будто бы, я не спорила с Эштоном, а бежала долгий путь. Хотя, так и есть ведь. Я вечно бегу. Но самой от себя не сбежать, не укрыться.

- Я пока не готова.

- А когда будешь готова?- парень без угрызений совести кричит на меня.- Зачем ты всё время рушишь чужие жизни, Ади?

Нос щиплет, глаза наполняются слезами. Приставив руку к груди, тихо спрашиваю:

- Я рушу?


Пожалуйста, пусть только он не напоминает про Пола.

Пожалуйста, пусть только он не напоминает про Пола.

Пожалуйста, пусть только он не напоминает про Пола.

Пожалуйста…


- Да, ты! - сердится, указывает пальцем на меня.- Хватит решать за других, как будет лучше! Адель,- держит небольшую паузу,- мир тесен. Мы и не могли предполагать, что Пол это кузен Алекса. Мы знать не знали, что их отцы братья…Господи, сводные братья…Алекс вспылил! Он совершил ту же ошибку, что и я семь лет назад. Вам нужно объясниться. Если бы мы с тобой знали, кто такой Алекс, кем он приходится Полу, мы бы обязательно всё рассказали ему, и всего этого бы не было.

Эштон поворачивает голову, он видит, что я плачу. Тянет руку и вытирает слёзы с моих щёк.

- Ты ведь совсем не хочешь оповещать его про малыша, я прав?- спрашивает полушёпотом.

Я вслушиваюсь в звуки сверчков, всматриваюсь в сияние луны. Мне хочется говорить о чём угодно, только не отвечать на этот вопрос. Но я шевелю губами.

Выходит еле слышное: «Да, прав».

Эштон отходит от меня на шаг. Мне становится тошно от себя самой.

- Алекс совершил ошибку, Ади. Он сожалеет.

- Ты не можешь этого знать.

- Дай ему шанс.

Я становлюсь к Эштону вплотную и тычу пальцем ему в грудь.

- Кто дал тебе право, лезть в мою жизнь?

- Что?

- Ты слышал.

Его лицо выглядит потрясённым. Тогда он снова отстраняется. Разводит руками.

- Знаешь, что, Ади? Делай, что тебе вздумается! Я тебе и слова не скажу. Я хотел связаться с Алексом, пока был в Сан-Франциско, но я надеялся, что в тебе мой ребёнок, но теперь,- выдерживает долгую паузу. Его глаза полны боли,- мне всё равно. Мне абсолютно всё равно. Можешь поступать, как хочешь! Я больше не хочу участвовать во всём этом. И да,- говорит, прежде чем уйти в темноту,- я не стану ничего говорить Алексу. Но однажды ты поймёшь, как ты ошибалась,- делает акцент на последнем слове, пока я роняю слёзы – капля за каплей,- и будет уже поздно.

Потом он уходит. Садится в свой джип. Уезжает. Я хочу бежать за ним, остановить Эштона. Но вместо этого, поднимаюсь и захожу в дом, держась за живот.


***


Сан-Франциско, штат Калифорния


Алекс


Облизываю губы. На них всё ещё привкус клубники. Это всё помада Шарлотты. Шарлотта – новая секретарша Джорджа, обладательница длинных рыжих волос и потрясающего тела. Вы бы видели её большую грудь!

После того, как я застёгиваю ширинку, в дверь стучат. Почему Вэнди не совершает предупреждающий звонок? Я злюсь и резко поднимаю рыжую на ноги. Она в спешке одевается. Я подгоняю её.

- Скорее!

- Поцелуйчик,- подставляет губы, пока я её пальцы возятся с молнией на серой юбке.

Я отмахиваюсь от неё. Она обижается, выпалив:

- Мы ещё увидимся?

Ну, конечно!

- Может быть, крошка,- указываю на дверь.- Тебе пора.

Шарлотта мигом выходит из кабинета, спотыкаясь, и я замечаю на пороге Лору. Она в строгом белом костюме проходит в офис. Садится в одно из кресел перед моим рабочим местом. Снимает солнцезащитные очки с глаз и улыбается мне.

- Причёску поправь,- мило произносит.

Чёрт.

- Только не говори, что ты с этой девицей здесь бизнес-план обсуждал,- хохочет громко.

Я присаживаюсь за стол. Складываю руки вместе.

- Зачем ты пришла, Лора?

- Вот так?- Она выгибает бровь.- Ни привет? Ни как дела? Ни как родители поживают?

- С твоим отцом я общаюсь,- отчеканиваю.- Он держит меня в курсе ваших семейных событий.

Брюнетка осматривает кабинет, словно впервые видит его. Она оглядывает чёрный стол, смотрит в широкое окно. Что пытается увидеть там, сощурив карие глаза?

- Знаешь, что интересно?- хмыкает.- Ты никогда не трахал меня в своём офисе. Всех, но не меня,- Лора поджимает губы.- Хочется верить, ты просто считал, я выше всего этого.

Я могу смотреть на её жестикуляцию, мимику вечно. Могу слушать её голос. Хочу слышать. Всё потому, что всё в Лоре шикарно. Она действительно противна мне, особенно,... после того, как поступила с Ади, но Лора – невероятная женщина. Невероятная сучка! Она совершенная змея. Очень умная, хитрая, красивая.

Даже сейчас. В этом белом костюме, чёрной блузке и туфлях…Всё в ней кричит о вкусе. Минимальное количество украшений, стоимость которых превышает тысячи долларов. Минимальное количество макияжа, что лишь подчёркивает всю гениальность этой женщины.

И в глубине души я очень надеюсь, что моя бывшая жена найдёт того, кто полюбит её всем сердцем, как и она его.

- Так зачем ты пришла? – Так же холоден.

- Пригласить на семейный ужин.

- Мы больше не семья,- скриплю зубами.- И ты могла бы позвонить.

- Мама хочет тебя видеть,- Лора игнорирует моё последнее предложение.- Она соскучилась. Как и я, Алекс.

Вдруг я вижу в её взгляде то, чего не заметил с самого начала. Заинтересованность во мне. Признаться, когда увидел её в дверях, подумал, что хочет отсудить у меня ещё что-нибудь ценное, но я и так ей всё отдал. Всё, что принадлежало нам обоим.

- Я не приеду,- бросаю резко.- Пожалуйста, уходи. Мне нужно работать.

Она машет рукой в сторону двери, намекая на Шарлотту, что вышла из неё.

- Хорошо работаешь,- оценивающе опускает уголки губ вниз.- Грудь у девчонки отличная. Сколько ей? Девятнадцать? Двадцать?

- Уходи. - Откидываюсь на спинку мягкого кресла.- Пожалуйста, Лора, уходи.

- Алекс, я всегда готова простить тебя и принять обратно - Голая необходимость во мне в её словах путается с безмолвным криком.

- Я знаю.- Молчание.- Но я этого не хочу.

Мои мысли уносятся далеко, к Адель. Туда, где она сейчас, возможно, просыпается в объятьях другого, целует его, варит ему кофе… Тот кофе с корицей, который люблю я…

Я думаю об Адель...Так часто, как это, вообще, возможно. Я думаю о том, какой она была со мной...О том, каким я был с ней....


И я даже рискну предположить, что, не смотря на весь хаос вокруг нас, мы были идеальными...


Дверь тихо закрывается. Резко покрутившись на кресле, с удивлением замечаю, что Лоры нет больше здесь. Она ушла.


Глава 3

Бойсе, штат Айдахо


Адель


- Ну, что? Как занятия по тренировке дыхания проходят?- вопрошает Елена, сбегая по лестнице вниз, как раз тогда, когда я захлопываю за собой дверь.

- Нормально,- вздыхаю и бросаю сумку у порога.

Елена поклялась, что не уедет в Сан-Франциско, пока ребёнок не родится. Я уверена, она в тайне проклинает мою мать за то, что та не разрешает узнать пол будущего малыша преждевременно.

Передвигаюсь медленно. Как я хочу быть свободной, как раньше. Без этого огромного живота. Сейчас мне тяжело дойти даже до холодильника, чтобы взять бутылку воды оттуда. Но мне это удаётся.

- Кого я обманываю?- бурчу тихо, прежде чем приложиться к горлышку бутылки губами.- Всё просто ужасно! – Выпиваю половину содержимого.- Раньше со мной хоть Эштон был. А сейчас…они все так смотрят на меня, я одна, без поддержки, без мужчины…Они все с мужьями. И смотрят на меня так, словно я прокажённая.

Я оставляю воду на столе и закрываю лицо руками. Елена моментально оказывается рядом, она крепко обнимает меня.

- Ш-ш-ш, Ади, не плачь.- Гладит по голове.- Ну что ты? Хочешь, в следующий раз я с тобой схожу?

- Нет, конечно, не хочу! – Я поднимаю на неё глаза в бешенстве.- Мне и так стыдно, что я мать-одиночка! А, когда они тебя увидят, совсем меня засмеют!

Елена упирает одну ладонь в бок.

- Слушай,- хмурится, от чего складки на лбу у неё становятся более заметными,- а почему твой Говард не может с тобой пойти?

- Мы говорили с ним об этом уже десятки раз,- вздыхаю.- Он не хочет. Не может пересилить себя и…

- И что?- Чувствую боевой настрой подруги.- Поддержать тебя??

Я становлюсь рядом с оранжевой кухонной стойкой. Провожу рукой по стеклянной столешнице. Думаю о том, что мама заказывала при мне этот гарнитур по телефону. Я помню, как мы спорили на счёт цвета и…

- Ади! – рявкает Елена.- Не нужно меня игнорировать!

- Я тебя не игнорирую,- спокойно отвечаю.

Мне нужно отвлечься. Я не хочу вспоминать о том, что Эштон уехал от нас. Я не хочу мыслями приходить к тому, что он больше не со мной.

Откашливаюсь и оборачиваюсь к подруге.

- Елена, что ты хочешь от меня услышать? Говард – хороший человек. Он не станет отцом для малыша, но он готов о нём заботиться. Он его уже любит.

- Да, конечно! Любит!- взмахивает рукой девушка.- Так любит, что даже быть рядом с тобой, пока ты пропадаешь в тренировочном зале для беременных, не может!

- Я не могу этого требовать от него,- пожимаю плечами.- Говард ещё не готов.

- А Алекс был бы готов!- выкрикивает Елена, а я испепеляю её взглядом за то, что она снова мне говорит о нём.

Скоро октябрь. Буквально, через пару недель. Интересно, Алекс приедет на годовщину смерти Пола? Или он решит, что…

Я не успеваю даже перевести дыхание, как резкая боль внизу живота даёт о себе знать. Я сгибаюсь, держась руками за стойку. Всё происходит, будто не здесь. Я слышу лишь биение собственного сердца. Елена подбегает ко мне. Она что-то говорит, точнее, кажется, кричит. Она оббегает меня, потом снова, и ещё раз. Хватается за телефон…

Боль слабеет, и я могу сказать ей:

- Поехали в больницу,- удаётся лишь прохрипеть.- Кажется, я рожаю.

- Господи!- орёт подруга.- Боже мой! Вещи собраны??

Она бежит наверх, когда я говорю: «Да». Я подготовилась. Я знала, что это может произойти в любой момент.

- Может, это ложные схватки? – всё так же кричит Елена, спешно спускаясь вниз.

Она помогает мне выйти из дома, мы садимся в мою «Хонду» и мы выезжаем на дорогу.

- Нет,- наконец, отвечаю.- Не думаю.

Сижу рядом с подругой и уже ощущаю на себе пот, как будто я пробежала марафон. Убираю мокрые волосы со лба. Дышу так, как учила меня медсестра.

«Правильное дыхание – залог успешных родов», - приходят на ум её слова.

Вдох-выдох.

Вдох-выдох.

Вдох-выдох.

Вдох-выдох.

Ади, давай, ты сможешь! Всё получится! Ты родишь здорового ребёнка.

- Больно?- морщится, Елена, поворачивая руль влево.

- Нет,- качаю головой, слабо улыбаюсь.- Давление уже не такое сильное.


_______________________________


Меня определяют в предродовую палату. Мама уже здесь, папа в приёмной. Елена звонит Мэгги. Оказывается, она обещала, что сообщит ей о том, что роды начинаются, чтобы Мэг успела купить билет на самолёт и быть здесь, когда ребёнок появится на свет.


Я обожаю своих подруг!


От этой мысли на моих глазах выступают слёзы. Я лежу в этой больничной шапке и сорочке, и плачу. Мама спохватилась:

- Детка, в чём дело?? Больно??

- Я так вас люблю,- закусываю губу, подавляя рыдания, от чего Елена заливается смехом.

Мама бросает на неё грозный взгляд, и подруга откашливается.

- И мы тебя любим,- говорит Елена.- Очень-очень!

Мать гладит меня по голове.

- Как ты себя чувствуешь, дорогая?

Боль становится почти невыносимой. Мой доктор, миссис Дебора Уайт, предупреждала, что так и будет. А вот и она. С сияющей улыбкой входит в палату. У неё короткие волосы почти красного цвета. Высокая и слегка полноватая Дебора склоняется надо мной.

- Адель, детка, ты помнишь, о чём мы говорили с тобой пару дней назад?

Я киваю головой, морщась от спазмов, продолжаю делать вдохи.

Но доктор всё равно продолжает:

- Вдох должен быть короче, чем выдох,- она показывает мне снова, как следует. Я повторяю.- Вот умничка! Не подавляй болевые ощущения, милая. Не зажимайся, не напрягайся и не кричи. Боль всё равно не отступит,- нашла, чем утешить,- но твой организм устанет быстро.

Господи!! Скорее бы уже воды отошли! Я хочу покончить с этим!


***

Бойсе, штат Айдахо, 2009 год


Адель


- Расслабься,- шепчет Пол, когда его губы соприкасаются с моими.

Мы в номере отеля за городом. И мой план таков: переспать с Полом, отдав ему свою девственность, которая предназначалась Эштону. Но она ведь ему нафиг не нужна, так что всё нормально. Да?

Я говорю про себя «хорошо», но мне не удаётся мыслить здраво. Слега отталкиваю

парня, присаживаясь на широкую кровать. Сглатываю тяжело. Пол окидывает меня большими зелёными глазами. Он улыбается мне слабо. Присаживается рядом и берёт мою руку в свою горячую ладонь.

Под светлой кожей на его шее я могу увидеть выступающую вену. Это то, из-за чего все девушки готовы раздвинуть ноги? Почему же у меня не получается?

- Я хочу, чтобы ты знала, что я люблю тебя,- говорит Пол.

- Я знаю.- Киваю головой.

- Ты волнуешься?- Сжимает руку крепче.

- Просто пытаюсь представить своё будущее,- вздыхаю тяжело.

Пол проводит рукой по, и без того, растрёпанным волосам.

- Моё нахождение здесь с тобой незаконно,- отвечает он.- Я хоть и смог кое-что уладить, но это не значит, что я не рискую. Адель, я готов ждать, сколько угодно! Я хочу тебя. После того, как ты сказала мне, что тебя никто никогда не касался, я хочу тебя ещё больше. Потому что, ясно вижу наше с тобой будущее.

- Наше будущее?- переспрашиваю я.

Он смеётся, обнимает меня за плечи и начинает объяснять:

- Угу,- такой нежный голос.- Ты и я. Мы поженимся. Лет через шесть, семь,- пауза,- потом ты родишь мне сына…двоих!

- А, если я не захочу рожать?- прерываю я, в шутку надувая губы.

- А кто тебя спрашивать будет?- шепчет, чем вызывает у меня искреннюю улыбку.

Я смотрю в упор на Пола, ожидая от него ещё слов. Но он молчит. Тогда я прошу его:

- Поцелуй меня.


***


Бойсе, штат Айдахо. Наши дни


Адель


С самого начала, когда я начала беспокоиться о будущих родах, месяце на шестом, я думала, что мне будет ужасно стыдно, когда акушеры…хм…будут заглядывать мне в промежность. Как я была не права! Мне просто так на это плевать! Я понимаю прямо сейчас, когда рожаю ребёнка, что хочу лишь скорее услышать его крик. И всё.

Становится только хуже, когда женщины за стеной орут от боли не тише, чем я. На глаза снова накатывают слёзы. Я попросила маму удалиться, потому что она всё время кричала на врачей-акушеров. На самом деле, они тоже её об этом просили. Но их она не слушала. Со мной осталась только Елена. И она гладит меня по голове, приговаривая: «Всё будет хорошо».

Я лежала в предродовой палате, ожидая, пока шейка матки полностью раскроется 10(!) часов! И здесь, в родильном отделении нахожусь около двух, по подсчётам подруги. Она сказала, что я уже два раза я теряла сознание, а я этого даже не помню.

- Давай, ещё немного, Адель!- говорит громко Дебора.

Почему она на меня кричит?! От этого я хочу плакать ещё сильнее!

Ненавижу Алекса! Это он во всём виноват! Это он сотворил такое со мной!

- Ади, тебе нужно постараться,- Елена держит крепко меня за руку.

Я вся в поту. У меня больше просто не осталось сил.

- Я не могу,- говорю, сквозь слёзы.- Я не хочу больше рожать.

Это выглядит, как каприз. Но я ненавижу всё и вся!

- Ты должна!- орёт Дебора.- Давай-ка, девочка, соберись! Ещё недолго осталось. Но, если ты не поможешь своему ребёнку, он задохнётся.

Нос щиплет, я закрываю плотно глаза и продолжаю тужиться, не забывая о правильном дыхании в период между схватками. Как будто, на заднем фоне, Елена говорит, какая я молодец. Дебора машет руками, приказывая что-то медсёстрам. Я сосредоточена только на том, как ребёнок выходит из меня.

- Молодец!- Елена радостно возглашает. – Молодец, Ади!

Это не так больно. Когда ты освобождаешься от малыша. Наверное, это даже самая приятная часть родов. Спустя полдня он просто вылезает. Но никакой пустоты внутри. Я не зацикливаюсь на этом. Только на самом прекрасном звуке в мире – его плаче.

Я хочу, чтобы мне его отдали, но даже попросить не могу. Елена выходит вперёд. Пока его моют, взвешивают, меряют рост, она внимательно смотрит. Наблюдает за процессом, и каждые пять секунд оборачивается, чтобы показать два больших пальца.

Я хочу видеть ребёнка. Кто это мальчик или девочка? Через несколько минут малыша отдают в руки Елене. Он укутан белым полотенцем, больше не плачет, в отличие от нас, включая Дебору. Подруга протягивает малыша мне со словами:

- Поздравляю, малышка, ты родила прелестного сына.

Я замечаю, какие влажные у неё глаза.


***


Эштон


Мы с Мэгги почти за полчаса добрались до роддома в Бойсе. Когда Мэг позвонила мне и сказала, что Ади рожает, я собрал всё самое необходимое с собой в дорогу и выехал на такси до аэропорта. Там Мэгги меня и встретила. Как бы я не был зол на Адель, я собирался быть рядом в такой важный для неё момент. Мне так ужасно хотелось найти Алекса и рассказать ему о радостном событии, но я обещал матери его ребёнка, что ничего не скажу. Я сказал, это её проблемы. Я сказал, что не собираюсь больше решать их. Я сдержу своё слово.

- Только не нужно на неё давить,- начинает подруга, пока мы быстро передвигаемся по больничным коридорам.- Не напоминай об Алексе, о прошлом, не говори ничего, что могло бы её расстроить, Эш. И самое главное!- Мэг поднимает указательный палец вверх и останавливается.- Не говори о Поле!

Я киваю головой раздражённо.

- Я понял.

Мы поворачиваем за угол, и оказываемся прямо перед дверями в родильное отделение. Мистер Милтон рад нас видеть. Он спешит обняться. Мэг плачет, когда медсестра передаёт малыша в руки бабушке.

Ади уже родила…

Дебора Уайт выходит к нам. Я познакомился с ней несколько недель назад, когда вместе с Адель был у неё на приёме. Она подзывает меня к себе.

- Вы отец ребёнка?- спрашивает, когда я стою рядом.

Сглатываю тяжело.

- К сожалению, нет.

Елена всё слышит. Она обращает на меня взгляд светлых глаз. Делает пару шагов ко мне и предлагает молча взять маленького человечка на руки.

Боже мой!! Какой крохотный!!

- Это мальчик,- говорит тихо.

Дебора оставляет нас одних. Вскоре вся семья окружает меня с малышом на руках.

«Я хотел бы быть твоим папой»,- думаю я.- «Очень сильно».

- Имя ему ещё не дали,- голос Мэг проскальзывает в моё затуманенное сознание.- Ади знает, что ты здесь. Она хочет, чтобы ты назвал ребёнка.

Елена и Мэг переглядываются. Рик улыбается, вытирая накатившие слёзы. Нора складывает руки на груди. Она явно недовольна решением дочери.

Я с волнением думаю, как бы назвать этот комочек в моих руках. Невероятно. Он такой спокойный. Спит? Такие нежные ручки, носик, глаза….он сморщенный, но самый красивый на свете! Он лучший!

Задерживаю дыхание, представляя, как Ади плакала, когда принесла его на свет. Как слёзы катились по её щекам. Как она смеялась в тот же момент, беря малыша на руки. Как врачи положили ребёнка ей на живот. И чем я больше думаю об этом, тем больше хочу, чтобы её сын был моим.

Я трясу головой несильно, приводя мысли в порядок. Сейчас она спит? Наверняка…

- Ну что? - Елена треплет меня по плечу, потом ласково своим пальцем задевает палец сына Ади.

Произношу тихо на выдохе:

- Аарон Пол Милтон.- Я знаю, что Адель не согласится дать ребёнку фамилию Алекса.

Рик прикрывает рот рукой, благородно кивая мне. Он плачет, как и я. Аарон…так звали его отца, который погиб на войне. Адель всегда говорил, что дед был для неё героем. Теперь героем суждено стать мальчику в моих руках.

Все присутствующие оборачиваются на звук шагов. Кто-то бежит. Я вижу запыхавшегося Говарда, что держится за стену и улыбается, как идиот. Он кричит:

- Я не слишком сильно опоздал???


Глава 4

Сан-Франциско, штат Калифорния


Один год спустя…


Алекс


- Я снимаю трубку…И набираю твой номер…Моля лишь о том, чтобы ты была дома,- я напеваю песню Roxette «A thing about you».

Поверить не могу, сидя в своём офисе, ночью, я слушаю…что?...приёмник?

В моей руке стакан виски. Я поглощаю его с жадностью.

- Я на тебя запал...Не знаю, как теперь,- икаю,- …жить…Ведь я на тебя крепко запал…уууууу….

Когда-то мы ездили по городу с Полом и слушали на всю громкость эту песню. Он любил Roxette. Я помню, как Пол прилетал с Льюистона, и мы разъезжали по дорогам на моём старом джипе. Мы смеялись и подпевали, подкалывая друг друга. А потом я показывал ему фотографии, которые сделал за последнее время. И мой брат никогда не прекращал восхищаться мной…

- Я действительно не знаю, что мне теперь делать,- напевая слова, снова икаю. Мне нужно прекратить пить…И петь тоже!

В дверь стучат. Я кричу, чтобы входили. Сегодня пятница. Мне плевать, кто может увидеть меня пятничной ночью в моём же офисе.

На пороге появляется Джордж. Убавляю громкость радио.

- Что ты хотел? – Наливаю ещё виски в стакан. Предлагаю жестом Джорджу выпить со мной.

Но он качает головой, отказываясь.

- Ты засиделся, Алекс,- говорит «мой-бородатый-помощник-в-очках».- Давай я отвезу тебя домой?

- Нет,- рявкаю.- Я хочу побыть здесь. Уезжай, если хочешь. Я поеду на такси.

Джордж вздыхает тяжело.

- Алекс, я тебя не оставлю.

- Очень жаль.- Складываю ладони вместе, как будто, для молитвы.- Может, всё же выпьешь со мной?

- Нет, я не могу. Я же женился недавно. Меня дома Линда ждёт.

Я встаю из-за стола, готовый идти в бой. Обнимаю Джорджа за плечи. Трясу его, словно игрушку.

- Ох, эти женщины!- ворчу громко.- От них одни проблемы!- Отпиваю из стакана.- Ты знаешь, они разбивают нам сердца,- указываю себе на грудь, убираю руку и машу ею в сторону двери,- а потом уходят. Суки! Они влюбляют нас в себя, а мы мучаемся…Суки!

Джордж аккуратно сажает меня в белое кресло. Сам садится напротив. Его локти покоятся на коленях. Он внимательно изучает меня. Что он хочет увидеть?

- Ты всё ещё думаешь об Адель?- спрашивает серьёзно.

Я фыркаю. Бросаю стакан на пол, устеленный чёрным ковром.

- Чего?- снова фыркаю.- Я о ней никогда не думал, как и ни ком, вообще! Я о тебе просто забочусь, придурок.

- Звучит неубедительно. Зачем напился тогда?

- Через неделю собираюсь поехать в Айдахо, там у меня похоронен кузен…Годовщина смерти,- язык не подчиняется мне,- и всякая фигня. Уже пару лет не ездил.

Джордж выдыхает воздух. Кажется, он взволнован. В его светлых глазах зародилось беспокойство.

- Поезжай домой,- говорю с грустной улыбкой на губах.- Я живу без брата уже восемь лет. Я могу с этим справиться.

Джордж сидит в кресле ещё пару минут, потом неохотно поднимается на ноги и, протерев уставшие глаза, надевает очки обратно. Он подходит к двери. Но оборачивается в последний момент, чтобы сказать:

- Алекс, я не знаю, что между вами с Адель произошло, и я не знаю, почему её нет больше здесь, но ваше будущее зависит только от тебя. Ты сам его создашь, если сделаешь шаг вперёд.

Потом он выходит, оставляя меня одного.

Недолго думая, поднимаю тяжёлый стакан с пола и разбиваю его об стену.


***


Бойсе, штат Айдахо


Адель


Ребёнок плачет. То, что я слышу, возясь с макияжем в ванной,- это то, что мой годовалый сын плачет. Очень громко. И с каждой минутой его крик становится сильнее. Да что, чёрт возьми, Говард с ним делает?! Вздыхаю, бросая со злости в раковину помаду, и быстрым шагом направляюсь на кухню. Говард пытается заставить Аарона съесть кашу, которой он приготовил по моей просьбе. Молча, выхватываю ложку из его рук, пробую на вкус «кулинарный шедевр» будущего мужа.

- Ты это сам пробовал? – сдерживаясь, чтобы не закричать, спрашиваю.

- Что? – он разводит руками, а после поправляет красный галстук.- Сделал, как смог.

- Ты даже не старался,- парирую.- Я-то знаю.

- Тогда зачем доверила мне варить ему покушать?- Говард кричит.- Зачем, вообще, доверяешь мне своего сына?

- Потому что, мы собираемся пожениться!- кричу я в ответ.- Мы будем семьёй!

- Да, но я собираюсь жениться на тебе, а не на Аароне! К слову, ты даже не захотела, чтобы я усыновил его.- Меня поражает, как вечно молчаливый и уставший Говард разговаривает со мной.

- Потому что, у него есть отец!

- Который, даже о нём не знает!- Он прячет руки в карманах брюк. Его голубые глаза блестят от злобы.

Мне нужно быть уравновешенней, как учила мама, и идти на уступки. Мы ссоримся из-за глупостей. Серьёзно. Когда я принимаю это, то выдыхаю медленно, через нос. Без лишних нервов готовлю кашу для ребёнка сама. Аарон больше не воет, словно его разбирают на куски.

- Собирайся,- говорю я жениху, не поворачивая головы. Мой взгляд падает на обручальное кольцо.- Нам нужно не опоздать на работу. Да и Сара скоро будет здесь.


Сара – это няня Ронни. Сегодня она одета в голубой свитер и чёрную длинную юбку. Сара – афроамериканка. Она добрая, нежная и очень симпатичная, не смотря на

«кудрявые волосы, что я стоят у неё торчком», как высказывается Говард. Но самое главное, что она любит Рона. Для меня, как для матери, это самое важное. Девушка приходит к нам пять дней в неделю, когда мы с Говардом на работе, и, если у нас появляются важные, Сара идёт на помощь. Не безвозмездно, конечно…

За полгода я к ней привыкла так, что не представляю, справлюсь ли, если она захочет уйти. Саре всего двадцать четыре года. Она не оканчивала колледж. Почти сразу после школы устроилась в агентство по подбору нянь и домработниц, и уже пять лет в этой отрасли. Так что ей я полностью доверяю сына. Как это ни странно, но даже больше, чем собственной матери.


Пока Говард ведёт машину, я думаю о том, почему согласилась выйти за него замуж. Хотите знать все причины? Хорошо. Слушайте.

Причина № 1 – С ним я чувствую себя стабильно. У него постоянная работа, есть связи в области политики, собственная квартира, где мы сейчас и живём (хоть и достаточно холостяцкая), хорошее образование, перспектива.

Причина № 2 – Он нравится моей маме. Это единственный мужчина, который понравился ей. Конечно, он же во всём с ней соглашается и поддакивает ей вечно. У меня складывается ощущение, что скоро мама захочет поменять дочь на сына.

Причина № 3 – Смотрите причина № 2.


- Глория уже говорила тебе о моём повышении?- произносит негромко Говард, вырывая меня из моих мыслей.

- Да. Она же босс, держит меня в курсе событий, в отличие от тебя, - стараюсь не ворчать.- А ты её любимчик. Поэтому, ты уже без двух дней корреспондент, а я всё ещё редактор.

Смотрю на него. Он напряжён, как всегда.

- Ты работаешь в редакции немного больше года,- объясняет кротко Говард.- Или ты намекаешь, что между мной и Глорией что-то есть?- Глупо шевелит бровями.

Закатываю глаза.

- Я не ревную тебя.

- Почему нет?- Надувает губы.- Я не понимаю. Все жёны ревнуют своих мужей.

- Мы ещё не женаты,- осматриваю свои ногти, выкрашенные в красный цвет, что для меня нехарактерно.

- Почти женаты,- улыбается безмятежно.

Поднимаю руки вверх, сдаваясь, от чего его улыбка становится шире.


***


Штат Калифорния


Эштон


Я барабаню пальцами по рулю, напевая песню какой-то местной рок-группы, что звучит по радио. Выезжаю из Сан-Рафаэля, где я открыл ещё один магазин этим летом. Не смотря на то, что через три дня я возвращаюсь в Бойсе на годовщину смерти Пола, я чувствую себя хорошо. Правда, когда я нахожусь в Сан-Рафаэль, всё, что приходит мне в голову – это секс с Адель.

После того, как я стал крестным отцом для Аарона, наши с ней отношения напоминали дружеские. Но это не значит, что я перестал хотеть её. Никогда не переставал. Я редко бываю дома, редко вижу Адель, от чего она становится желанней всё сильнее. Мы с Мэг и Еленой часто встречаемся в Сан-Франциско. Я ни разу не сказал им, какие чувства испытываю к их лучшей подруге, думаю, они и без того это знают. Просто я не знаю,… любовь ли это? Или просто желание? Желание получить то, что мне не принадлежит и никогда не принадлежало…Не знаю…Я сам запутался. Она нужна мне, но я должен знать, что люблю её, как женщину. Не на один год, не на один месяц, не на один день. Навсегда. В противном случае, я способен на предательство. Уж я-то себя знаю. А ведь предательство – это именно то, чего Адель никак не заслуживает.

Сейчас Ади путается с придурком Говардом. Три месяца назад Нора гордо заявила, что Говард и её дочь обручились. Когда свадьба, пока неизвестно. Нора даже слушать об Алексе не желает, насколько я понял. И она внедряет такие жуткие мысли своей дочери. А ничего, что Алекс – отец ребёнка? Я хочу, хочу рассказать всё ему! Хочу прийти к нему в офис и выложить всю правду, даже, если его охрана будет меня выгонять из здания! Но… я не могу. Я обещал Ади. А она обещала, что расскажет, но позже. Теперь же, благодаря стараниям своей матери, окончательно передумала. Это чужая жизнь, это чужие проблемы. Я, Елена и Мэг прекрасно это понимаем. Просто утаивать истину так же сложно, как и лгать. Теперь я убедился.

Меня успокаивает одно – Ади не позволяет Говарду усыновить Рона. Господи, как я надеюсь, что Алекс через три дня прилетит в Бойсе! Как я надеюсь! Тогда я смогу «случайно» устроить его встречу с сыном…

Пока я проигрываю в своей голове сценарий будущих дней, красная машина, выехавшая из противоположного угла, врезается в меня сзади. Я держу руль крепко. Сворачиваю налево, чтобы не столкнуться со столбом на трассе. Красный автомобиль тоже останавливается.

Кто бы ни был водителем, я готов его убить!


Камилла


Высокий парень в облегающих светлых джинсах и зелёной рубашке выходит из белого джипа. Он свирепо оглядывает мою старенькую «Тойоту», пока я не открываю дверь со своей стороны и не ступаю на серый асфальт. Мурашки покрывают всё моё тело.

Мы не говорим ни слова.

Я стою в ожидании. Чувак разглядывает свою тачку, словно она - самое бесценное, что есть в его жизни. Его глаза обезумевшие. Я вижу это, когда он поднимает их на меня.

- Ты в курсе, что ты сделала с бампером? - говорит он.

Красивый! Очень красивый! Но мне нужно держать себя в руках...

- Эмм…,- начинаю я.

Но он тут же меня прерывает:

- Боже! Почему ты не мужчина??- потирает лицо руками.- Я бы врезал тебе!

- Что?- моё внимание теперь устремлено на него. Упираю руки в бока.

Парень окидывает меня изучающим взглядом. И что такого в моих рваных джинсах и белой кофте, что он непрестанно изучает меня?

- Чего уставился?- Выхожу из себя.

- Так ты ещё и грубишь?!- взвинчено отвечает.- Знаешь, сейчас полиция приедет и во всём разберётся!

Господи! Только не это! Только не это!

Когда засранец отступает и достаёт мобильный из заднего кармана джинсов, я выбегаю вперёд и вырываю телефон из его рук. Он выкрикивает что-то, но я прячу дорогой аксессуар себе за спину.

- Отдай!- требует.- Ты ещё и воровка!

- Что?- возмущаюсь я.- Нет, конечно! Просто не нужно звонить в полицию, ясно?

- Почему? – Его очередь упирать ладони в бёдра.- У тебя проблемы с законом?

- Нет, но они мне не нужны.

Парень хмыкает, закатывая глаза.

- Тогда заплатишь мне за ремонт машины.

- В таком случае, я отдам тебе все свои деньги и останусь ни с чем,- сглатываю тяжело.

Он скрещивает руки на груди, отчего мне ясно видны хорошо очерченные трицепсы. Удивительно, что, не смотря, на столь строгое содержание в своей семье, я неплохо разбираюсь в строении мужского тела.

Джинсы посажены низко на бёдрах. Я могу увидеть часть его загорелой кожи в области живота. Зелёная рубашка натягивается так, что мощная грудь выделяется. Какого-то чёрта я продолжаю пялиться на него, пока он не спрашивает:

- У тебя хоть права есть?

- Конечно.- Я ныряю в «Тойоту», копаюсь в бардачке, и через минуту парень получает от меня карточку.

Он читает то, что на ней написано, а после со смехом протягивает:

- Та-ак, та-а-ак, та-а-ак, Камилла Исса, значит? Ты из Флориды? А я-то думаю, откуда этот противный акцент!

Он думает обидеть меня! Пфф! Не выйдет!

- А я-то думаю, откуда столько напыщенности и сквернословия в одном человеке?- сощуриваю глаза и выдаю: - Ах, да! Я же в Калифорнии!

Он бросает мне права. Как ни странно, мне удаётся словить!

- Если тебе здесь так не нравится,- одну ногу засранец поднимает и ставит на помятый бампер,- зачем тогда ты здесь?

Не стану же я говорить первому встречному, что сбежала из мусульманской семьи, чтобы избежать брака с тридцати шестилетним уродом, у которого рот полон золотых зубов!!

- Обстоятельства так сложились,- выдавливаю из себя.

- Тебе же всего девятнадцать,- констатирует факт.- Если ты отдашь мне деньги на ремонт тачки, и тебе ничего не останется, откуда возьмёшь ещё? Судя по твоей «Тойоте», года так 2005, бабки у тебя не водятся.- Задумывается.- Или начнёшь клянчить у папочки?

- Я не живу с родителями,- резко бросаю.- И денег у них не прошу.

- Ухх,- издевательским тоном произносит.- Какая самостоятельная! Птичка улетела из гнёздышка?

Я молчу. А он обводит меня взглядом. Снова. Что-то невероятное происходит с моим телом, когда этот мужчина вот так разглядывает меня. Так… откровенно…


Рейчел, моя лучшая подруга с самого детства, свидетельница всех моих страданий, помогла мне сбежать из дома. Я угрожала отцу, что сделаю это, если он не передумает на счёт моей свадьбы с этим…Амином, но для него это был очередной удачный ход в рамках бизнеса. Отец и мачеха пообещали меня проклясть. Они не понимали, что после того, как моя мать (вторая жена отца) умерла, больше мне не было страшно ничего. Я обещала ей быть свободной и счастливой. Она была индианкой, выросла на улицах. Но и это лучше, чем жить взаперти, не видя света.

У меня есть два старших брата. Два старших жестоких брата. Они оба женаты, и могу сказать уверенно, их жёнам не повезло. Я знаю это по их рассказам и рыданиям в моей комнате. Нет ничего хуже, чем оставаться птицей в золотой клетке.

Поэтому Рейчел и её мать, обожаемая мною, миссис Кейти Харрис, помогли мне устроить побег. Только Рейчел доверял отец. И только у неё я могла изредка оставаться ночевать. В одну из таких ночей я ушла из дома навсегда.

Надеюсь, у Рейчел и у её мамы не будет проблем с папой. Они так помогли мне! И звонят мне каждый день!

Я вспоминаю об этом, потому что прямо сейчас, находясь на перекрёстке, загораживая дорогу потенциальным возможным водителям, пока этот неотёсанный и очень красивый мужчина не перестаёт смотреть на меня, я чувствую себя свободной. Прямо сейчас. И плевать, если придётся отдать все деньги на починку его тачки.

Хотя, лучше этого, конечно, избежать…

Вдруг он, будто спохватился, и смотрит на наручные часы, сгибая локоть.

- Чёёрт!- протягивает!- Я же опаздываю бар, к ребятам. Сегодня с нами Канада играет! Чёёрт! Чёрт! Чёрт возьми!

- Ты о баскетбольном матче? – спокойно спрашиваю, присаживаясь на капот «БМВ». Не получив ответа, продолжаю: - Всё равно, мы проиграем.

- Что ты несёшь?- почти с презрением произносит.

- Я серьёзно, - складываю руки на груди.- Я смотрела с детства баскетбол с отцом несколько раз в неделю. Я почти всё знаю о баскетбольный клубах США и Канады. Нам не выиграть.

Парень наклоняется ближе.

- Я играю в баскетбол со школы. Я был лучшим в этом!

Пожимаю равнодушно плечами.

- Это не имеет значения.

В его зелёных глазах загорается яркий огонёк.

- Делаем ставки?

Я буквально давлюсь своим смехом.

- Чего?

- Что слышала! Если ты проигрываешь, оплачиваешь ремонт машины, на которой умостила свою задницу.

Склоняю голову вправо, влюбляясь в его идею.

- А если ты проиграешь?

Его взгляд переносится к моим губам. И я почему-то ожидаю чего-то пошлого, но он просто выдаёт:

- Будешь свободна.

- Я думала, в таком случае, ты починишь мою тачку. Мой капот тоже не в порядке.

- Эту развалюху пора, вообще, выбросить,- фыркает парень.

Я протягиваю ему ладонь. Он принимает её.

- По рукам,- говорю.- Начнём всё заново? Меня Камилла зовут.

- Эштон,- улыбается. Ямочки выступает на его щеках.

Он действительно идеален.


Глава 5

Бойсе, штат Айдахо


Адель


Я беру Ронни на руки, пока папа вытаскивает коляску из багажника моей синей «Хонды». Кажется, ремень детского авто-кресла надавил ему на живот. Он хнычет, держась за него. Я целую сына в лоб, мысленно прося прощения. Я спешила за покупками, поэтому даже не заметила, что сделала малышу больно. Папа целует меня и внука. Рон похож на Алекса. Здесь даже доказательства не нужны. Каштановые мягкие волосы, белая кожа, синие глаза, те же ямочки на щеках, та же улыбка, черты лица. В общем, всё. Елена и Мэг не приезжали в Бойсе больше восьми месяцев. Рон так подрос, они действительно удивятся. Теперь он может ходить, правда, плохо. Ещё не разговаривает, лишь произносит невнятные звуки, когда соска находится не во рту.

Папа открывает дверь. Мы входим в дом родителей. Мать выбегает из кухни и уже начинает болтать без умолку, рассказывая обо всех сплетнях, что собрала сегодня. Она выглядит обеспокоенной. Меня не проведёшь. Но я решаю об этом ничего не говорить. Папа спорит с ней на счёт яблони, растущей у нас в саду. Он хочет её срезать из-за того, что дерево пускает корни под фундамент дома. Но мать против. Она готова убить за свою яблоню. Как ведьма из сказки. Кстати, и яблоки очень вкусные. Всегда. Подозрительно. Пока они без перерыва ругаются, я хватаю голубую сумку сына, что у меня всегда собой, поднимаю с дивана Аарона и иду наверх, в мою бывшую спальню. Там я меняю ему памперс.

Мой сын дёргается и смеётся во время того, как я щекочу его. Снова надеваю джинсовый комбинезон. Склоняюсь и шепчу, глядя в его бездонные синие глаза:

- Я тебя очень люблю. Ты самый лучший ребёнок в мире,- провожу ладонью по его шелковистым волосам.- Самый замечательный сын у своей мамочки.

Аарон слушает, внимая, как будто, каждое моё слово.

- Рик! – кричит мать. Она где-то рядом.

Верно. Без стука заходит в спальню и небрежно забирает у меня Ронни, передавая его отцу.

- Малыш,- приговаривает,- поиграй пока с дедом. Бабушке нужно поговорить с твоей мамой.

Я немного удивляюсь, но всё же решаю выслушать её. Она закрывает дверь, поправляет короткую стрижку и поворачивается ко мне. В её глазах поселился страх.

- Адель, ты знаешь, кто в городе?

Собираюсь сказать что-то, но закрываю рот. Сильно морщусь, догадываясь, о ком идёт речь.

- О, нет!- выставлю руки перед собой.- Нет! Нет! Ты больше не заставишь меня общаться с тётей Бэтти! Клянусь, мама, я уеду из города, пока она будет гостить у нас! – Я смотрю, как мать спокойно поправляет цветастую блузку.- Она опять начнёт говорить,- зажимаю пальцы на руках,- какая я ужасная мать, какой плохой женой стану, как Говарду повезло со мной, а я его, естественно, не достойна. И ещё…

- Адель!- строго перебивает мать.

Я замолкаю, сказав коротко:

- Что?

- Тётя Бэтти здесь не при чём. И она бы уж точно не приехала на годовщину смерти Пола.

Развожу широко руки, после чего упираю их в талию. Облизываю губы в нетерпении. С кем в этот раз, по её просьбе, мне придётся проводить время и фальшиво улыбаться? Больше я не подамся на её уговоры.

- Отец Аарона здесь,- произносит нарочито медленно.

Только что случилось вот что: моя душа ушла в пятки, забрав с собой весь воздух. Тяжело дышать…

Я ожидала, что она скажет всё, что угодно, но только не это. Всё, что угодно. Алекс…Его не было в прошлом году. Он не приехал почтить память брата. И насколько знаю, много лет его не было. Почему именно сейчас?

- Что? - Наконец, удаётся мне вымолвить.

- Никаких волнений, - мать загораживает мне дверь, словно я захочу выбежать и найти его.- Адель, я говорю это за тем, чтобы ты поняла, тебе двадцать пять лет, а не семнадцать, ты почти замужем и у тебя есть ребёнок. У тебя есть Говард, замечательный мужчина, который заботится о тебе. Я не заставляю тебя позволить ему усыновить Ронни, какой бы эта идея хорошей не была. Я лишь прошу тебя не впадать в крайности и не искать встреч с Алексом,- переводит дыхание. Сглатывает.- То, что ваша встреча неминуема, по крайней мере, завтра, я не могу отрицать. Но он должен понимать, ты занята. И,- пауза,- не упоминай про сына. Ни слова. Алекс не имеет права всё это разрушить!

- Мама,- пытаюсь вставить я, но мой голос сломлен. Еле удаётся двигать языком.- Но Алекс отец Аарона.

- И что? – теперь кричит она.- Что теперь? – Я замечаю морщины в области век, которые она так тщательно пытается скрыть с помощью тонального крема.- Ты забыла, что говорила мне? Что говорила друзьям! Алекс плохо поступил с тобой! Он тебя унизил! Предал! Ты сказала, он не заслуживает знать правду. Это твои слова, Ади.

- Я была на эмоциях, мам,- запускаю обе руки в волосы. Такой подавленной я не чувствовала себя давно.

Я думала, Алекс – это прошлое. Он должен был остаться в прошлом. Но даже, если я хочу ему рассказать о его ребёнке, спустя так много времени, мне страшно. Я серьёзно боюсь его реакции. Если Алекс увидит Аарона, мне не нужно будет объяснять, чей это сын. И от этой мысли меня бросает в холод. Хочется забрать Рона и увезти его далеко. Только, мне кажется, я больше за себя переживаю. И за своё сердце.

- Посмотри на меня, Ади,- говорит мама, когда подходит ближе и привлекает к себе за плечи.- Посмотри на меня. Что ты видишь?- спрашивает, подняв мою левую руку, и водит пальцами по обручальному кольцу.- Ммм?

Я не могу ничего говорить. Уже знаю, к чему она клонит. Но я не хочу думать об этом. О Говарде. О нас. О том, чего нет. Слёзы готовы вылиться из моих глаз, но я держу всё под контролем.

- Кольцо,- шепчу еле слышно.

- Твоя жизнь принадлежит Говарду,- она пытается достучаться до моего разума, пока сердце протестует.- А его жизнь – тебе. Вы – семья, и ты должна ценить это. Пройти все радости и горести вместе до конца, как мы с твоим отцом.- Выдерживает небольшую паузу.- Это является правильным. Я хочу…

Она закрывает глаза, выдыхая. Я понимаю, что мы обе на пределе.

- Я хочу, - продолжает не спеша,- чтобы ты при встрече с Алексом посмотрела на безымянный палец левой руки, и думала только о том, что ты занята. За-ня-та!

Я киваю головой, но слёзы всё же стекают по моим щекам.

- Ты поняла меня? – Мать грубо сжимает мои плечи, встряхивая.- Поняла?

- Да,- говорю, сквозь боль в душе.

Говорю, не смотря на рвущееся и мечущееся сердце внутри меня.

- Ну, вот и отлично.- Вытирает мои слёзы, затем и свои.

Мама открывает дверь, берёт меня за руку. Пока мы спускаемся по лестнице, я пытаюсь найти глазами Аарона, а она обращается ко мне:

- Сейчас я научу тебя готовить баранину под чесночным соусом.

- Я не люблю баранину. - Прохожу вслед за ней на кухню.

- Зато, её любит Говард.- Пожимает плечами.- Жениха нужно баловать, чтобы не передумал жениться.

И она смеётся над собственной шуткой. Да только ей она кажется она забавной.


Могла ли я подумать, что в одно мгновенье больше не захочу возвращаться домой в, теперь уже, нашу квартиру?


***


Сан-Франциско, штат Калифорния


Камилла


В моей жизни было мало радости. Я не помню свою мать. А все фотографии с ней сожгла первая жена отца, моя мачеха. Только Рейчел и её мать стали для меня спасением. В буквальном смысле. Я действительно очень надеюсь, что моя семья поверит в непричастность Рейчел к моему исчезновению. И пускай отец поклялся проклясть меня и не принять обратно, если я сбегу, мне всё равно. Он так и поступил. Я уверена.

Всё равно…

Я счастлива по-настоящему сейчас…

Счастлива…

Счастлива…

Свободна…


Эштон всё ещё немного злится на меня из-за того, что я выиграла наш спор. Баскетбольная команда, на которую я ставила, победила. Самое интересное в том, что Эштон заплатил за ремонт моей «Тойоты», хотя не должен был. Как и не должен был предлагать мне остаться жить у него на время. Но он предложил. А я не смогла отказаться. Мне больше некуда идти…

- Твой ход,- говорит Эштон, тем самым вырывая меня из своих раздумий.

Мы играем в шашки. И, кажется, в этот раз я проиграю, - слишком сильно отвлекаюсь на собственные мысли.

- Я победил, детка!- Смеётся парень, высыпая шашки на стол с игровой доски.

- Ещё нет! – возмущаюсь я.

- Всё к этому шло.- Пожимает плечами и указывает рукой в сторону кухни.- Посуду моешь ты.

Я, вздохнув, показываю ему язык и поднимаюсь из-за журнального столика. Замечаю, как Эш откидывается на спинку красного кресла. Его серая кофта натягивается. Кубики торса мне хорошо видны теперь. На мгновение я задерживаю взгляд на этом зрелище. Но Эштон ловит его. Одна бровь у него изгибается, а кривая улыбка говорит сама за себя. Тихо извиняюсь, надеясь, что он всё услышал.

На кухне меня ждёт не гора посуды, но её достаточно, чтобы обеспечить мне время подумать о дальнейшем. Я знаю, что Эштон завтра уезжает. Не знаю, надолго ли, но, в любом случае, я не могу больше оставаться у него. Хоть и живу в гостевой спальне, - это не значит, что я его не стесняю. Наверное, временно мне придётся пожить в машине.

Когда я увидела Эштона, я подумала: у этого красавца есть девушка, это очевидно. Но, как оказалось, это не так, что меня весьма удивило. Нет. Это не означает, я претендую на что-то…Господи, нет! Просто…да…ладно! Эш невероятно привлекателен. У него ярко-выраженные скулы – то, что мне нравится в парнях. У него зелёные глаза, полные губы, сексуальное тело. И …он высокий! Чёрт возьми, это важно. Никогда не отличалась низким ростом, поэтому меня всегда беспокоило, каким будет будущий избранник. Эштон возвышается надо мной. Даже, если надену туфли, он будет выше. О чём я…? Конечно, он не мой будущий избранник…!

- Хей.- Слышу позади.

Подпрыгиваю от неожиданности. Парень стоит, облокотившись о стену. Он улыбается мне.

- Да? – Киваю, продолжая вытирать тарелки полотенцем.

- Почему ты оказалась именно в Калифорнии? Ты сбежала из дома во Флориде…почему именно сюда? И как ты получила права? Откуда у тебя машина?

Я не смотрю назад и не могу увидеть выражение лица парня, когда она задаёт этот вопрос. Но мне очень любопытно!

Прежде, чем ответить, я закусываю губу.

- Думаешь, я преступница? – фыркаю, смеясь. - Рейчел, подруга, о которой я рассказывала, дала мне адрес своей тёти. Та живёт в Сан- Матео (прим. 1. город в штате Калифорния).- Всё, что я говорю, правда.- Я гостила у неё чуть более двух недель, но потом…В общем, они ждали родственников из Европы. Я занимала лишнее место. Сразу всё поняла. Поблагодарила и уехала.- Перевожу дыхание.- Права я получила в шестнадцать. Смогла уболтать папу, хотя мачеха была не в восторге. Все карманные деньги, что я получала от него, копила несколько лет. Рейчел помогла мне с покупкой машины, пока я, как бы, «гостила у неё».

Некоторое время Эштон молчит. Как же я хочу посмотреть на него сейчас. Что он скажет? Мне пора уходить? Я и так это знаю. Я бы ушла, независимо от того, попросит ли они, или нет. Это нормально – понимать, когда уже ты лишний.

- Слушай,- вдруг всё же говорит он.- Как на счёт того, чтобы поехать в Бойсе со мной? Я еду, ну ты знаешь…на годовщину смерти друга, но планирую задержаться на пару недель у родителей.

Теперь я устремляю на него удивлённый взгляд, когда всё-таки решаю повернуться. Эштон смеётся.

- Я не предлагаю тебе жить у моих родителей. Они этого не поймут. Я готов оплатить тебе гостиницу, пока ты не подыщешь себе жильё и работу. Ну, как идея?

Потом он резко вытягивает руки перед собой и вскидывает брови.

- Только, если ты сама этого хочешь.

На моём языке вертится один вопрос, и я не могу его не произнести. Вдыхаю через нос, говорю на выдохе:

- А почему ты хочешь мне помочь?

Эш прячет руки в карманах пижамных штанов. Притупляет взгляд. После делает медленные шаги в мою сторону. Меня бросает в дрожь от того, какой он серьёзный в это мгновение. Но он улыбается, и почему-то мои губы тоже ползут вверх.

- Не знаю.- Парень пожимает плечами.- Просто хочу помочь. У тебя тяжёлая судьба.

Он в шаге от меня. Мне ничего не стоит дотянуться рукой до его шикарного пресса, до его груди. Мне так этого хочется. И это так странно. В смысле, раньше у меня тоже возникали подобные мысли, когда я смотрела на других мужчин. Но, наверное, эти мужчины не замечали меня, ведь одета я была в длинные тряпки, прикрывающие всю меня. Сейчас же, в коротких джинсовых шортах и малиновом топе я ощущаю себя раздетой. Но рада, что смогла позволить это себе, пусть и это не так комфортно, как казалось.

Возможно ли то, что я хоть немного привлекаю Эштона?

- Хорошо,- я ненароком облизываю губы. Это нервы.- Я поеду с тобой. И, надеюсь, всё сложится.

- Я тоже надеюсь,- бормочет Эш, сверкнув глазами.


***


Бойсе, штат Айдахо


Адель


«Зеркала всегда обманывают»,- любит повторять мне мама. Она уверена, что отражение в них неверное. Отражение нас самих. Она уверена, что всё это фарс. А как мы выглядим в действительности, нам никогда не понять, потому что не увидеть себя со стороны.

Я, возможно, согласна с ней, но дело в том, что мне бы хотелось выглядеть сегодня великолепно. Да, годовщина смерти Пола. Да, мы все собираемся в церкви. Да, я не должна думать о внешности. Но…Алекс здесь…Он…Знает ли он, что я живу в этом городе уже почти два года? Надеется ли встрече со мной, как я, почти замужняя женщина? «Тебе двадцать пять лет, а не семнадцать». Слова мамы эхом отражаются от стен, хоть и слышу я их всего лишь в своём подсознании.

Какой он? Изменился? Стал лучше? Хуже? Так же сексуален? Господи!

Я прикрываю лицо руками. Мне стыдно за такие мысли. Когда снова поднимаю глаза на отражение в зеркале, мне хочется верить, что в этом чёрном строгом платье с кружевными рукавами и воротником, я смотрюсь неплохо. Оно немного выше колен. Его дополняют чёрные колготки и туфли на высоком каблуке того же цвета. Я беру маленькую сумочку, собираясь выйти из комнаты, но останавливаю себя, заставляя одеть маленькие жемчужные серьги. Алекс когда-то подарил мне их, только об этом никто не знает.

Пока я спускаюсь по лестнице вниз, у меня возникает десятки раз желание снять обручальное кольцо. Выбросить его к чертям.

Что ты несёшь?

Ади, прекрати это!

- Дорогая! – восклицает мама, качая на руках спящего Аарона.- Когда уже приедет Сара? Мы не можем опоздать. Это признак дурного тона.

Сдерживаюсь, чтобы не закатить глаза. Забираю у неё сына и предлагаю ей навести макияж. Хорошо, что я это сделала. Потому, что в следующую минуту в дом врываются Мэгги и Елена. Они без багажа. Уже успели заглянуть к себе? От резкого шума Рон просыпается. Он смотрит на гостей. Елена и Мэг потрясённо разглядывают его.

- Бог ты мой!- почти что кричит Елена вместо приветствия. Да ладно! Мы же всего лишь восемь месяцев не виделись. Ерунда…- Как же он похож на него! Чёрт возьми, Адель, сколько же спермы в тебя вылил этот засранец??

Я мысленно велю её заткнуться, не в силах ничего сказать. Мэг толкает подругу локтем. Она собирается обнять меня, но внезапно раздаётся голос моего папы:

- Привет, девушки. - Он откашливается. Явно смущён.

Я забыла, что папа на кухне.

Кошмар!

- О, мистер Милтон!- Елена не теряется. Она практически набрасывается на него, и я начинаю беспокоиться, хорошо ли папа себя чувствует после таких тесных объятий.- Как вы поживаете? Ну, что расскажете? Как же давно не виделись! А вы похорошели! И живота почти нет!- Она бьёт старика в бок, от чего он чуть ли не сгибается пополам. -Спортом занимаетесь?

Мы с Мэг не можем сдержать смеха. Я передаю ей Рона. У неё выступают на глазах слёзы. Мэг гладит его по голове, постоянно твердя о сходстве сына с отцом. Как будто я сама этого не знаю…

Шаги матери раздаются наверху раньше, чем её ноги ступают на лестницу. Она мило здоровается с Мэгги, целуя воздух возле её щеки. А Елену приветствует на расстоянии. Кто бы сомневался! Папа предлагает выдвигаться. В городе возможны пробки. Мама от слова «пробка» снова начинает паниковать. Аарон плачет от её криков. Но приходит наконец-то Сара, и он успокаивается. Слава Богу!

Елена всё ещё обсуждает с папой урожай этого года, а он отвечает на все её вопросы.

Я удивляюсь иногда, насколько сумасшедшей может быть моя подруга…


Сколько лет же прошло! Я уже привыкла к тому, что Пола нет. Его нет. Нет…Нет… Как бы то ни было, тоска по нему не уменьшилась. Ни у кого. Его родители даже не смотрят на меня косо, они никогда и не знали, что Пол был в меня влюблён. Радуюсь ли я? Наверное…Чтобы было бы, будь они в курсе? Винили бы меня в его смерти? Даже думать об этом не хочу…

В церкви уже полно народу, но я не спешу заходить внутрь, боясь того, что Алекс уже там. Меня пробирает желание развернуться и уйти прочь. Как же я волнуюсь! У меня ладони вспотели. Мать просит меня пойти с ней, но я отказываюсь. Я прошу её дать мне время. Наверное, она думает, всё дело в моих переживаниях о Поле. Но это не так… Не совсем так…

Мэг треплет меня за руку и входит внутрь. Елена же остаётся со мной.

- Где Эштон? – говорю я.

- Ты точно хотела это спросить?- Она тихо смеётся.

- Да,- уверяю её.- Так где он?

- Разговаривает с Алексом,- отвечает Елена.- Я видела их за церковью. Может, они помирятся?

- Даже не пойму, почему они поссорились.- Я хмурюсь.- Они не должны были. За что Алексу таить обиду на Эштона? Он же ничего не знал.

- Потому что, Алекс – идиот,- фыркает подруга.

Не могу не согласиться. Но меня всю бьёт дрожь. Я увижу его. Увижу его. Увижу…. Сколько же волнения в душе!

- Ты хочешь с ним встретиться? – словно читая мои мысли, спрашивает Елена.

Я лишь киваю головой. Конечно, хочу! Только не могу признаться себе. С минуты на минуту сюда прибудет Говард. Я не смогу показывать, как я… что? Влюблена в Алекса? Нет, это не так. Он обидел меня, растоптал, унизил. Я просто…мне просто интересно, каким он стал. И всё.

- Елена, я дрожу,- признаюсь, и подруга обнимает меня.

Она заводит волнистые пряди волос мне за уши и заставляет посмотреть на неё.

- Всё будет хорошо, ладно? – произносит не спеша.

- Да,- соглашаюсь.

- Я не хотел этого говорить, Ади,- она мнётся пару секунд.- Но ты же и сама знаешь, что Говард тебе не пара.

- Елена…

Подруга обрывает меня:

- Ты это знаешь, и ты будешь жалеть, когда выйдешь за него замуж.

Она держит меня за подбородок пальцами. Я думаю, что заплачу. Но мне удаётся сдержаться. Хотя, мы же в церкви. Разве не самое место для отчаянных слёз?

Собираюсь сказать ещё что-то, но я даже рта не успеваю раскрыть. Из-за угла выходят Эштон и Алекс. Оба в чёрных костюмах. Они кажутся спокойными. Кажутся…Пока сине-голубые глаза Алекса не находят мои. Он останавливается, как вкопанный напротив меня. И он…удивлён. Разве Алекс не знал, что я буду здесь? Или он до сих пор сердится? Думает, я не имею право находиться в такой день вместе со всеми?

Мы не говорим ни слова. Алекс не отводит взгляд, как и я. Я просто не в силах. Он так же хорош. Нет, он стал ещё лучше. Я не могу этого не заметить. А какой он считает меня? Боже! Ади, о чём ты думаешь только? Выброси его из головы!

Я хочу опустить глаза, но моя голова поворачивается влево, как и голова Елены. К нам бежит Говард. Он поправляет серый галстук. В его руке рабочий портфель. Я смотрю на Алекса, он разглядывает моего жениха. Потом меня. Потом снова его. Говард наклоняется ко мне, целуя в щёку.

- Привет, любимая! – Громко возглашает, не замечая, что на нас смотрят.- Прости, что опоздал. Это всё Глория…

Дальше я уже не слышу его… Он что-то говорит и говорит, и говорит…Но мне настолько наплевать, что даже места для стыда не остаётся. Алекс хмурится так сильно, как это возможно. Я буквально чувствую, как он сжал зубы. Эштон извиняется, проходя в церковь. Елена продолжает стоять рядом.

Мир для меня всё ещё вертится, он всё ещё есть вокруг меня. Я всё ещё признаю его существование, пока глаза Алекса, те, в которые когда-то я не переставала вглядываться, опускаются и не замечают обручальное кольцо на моём пальце.


***


Алекс


В номер гостиницы я врываюсь слишком громко, возможно даже «соседи» из другого номера сейчас ненавидят меня. Но мне всё равно. Я выпил немного виски в баре, и это придаёт мне смелости. На всякий случай заказал ещё немного выпивки. Мне это нужно, как никогда раньше. Эштон сказал, Адель обручена. Обручена! Почему он меня раньше не поставил в известность? Мы решили снова стать друзьями, и он говорит мне об этом в церкви, когда я уже увидел кольцо! Ублюдок хренов! Он от меня не отделается, пока не поможет завоевать Адель обратно! Я просто так не сдамся! Я был козлом. Я был не прав. И я не сдамся.

Телефон. Где мой телефон? В кармане брюк. Чёрт. Я достаю его. Провожу большим пальцем по сенсорному экрану, набирая номер Джорджа. Мне плевать, что уже ночь, и мой помощник, наверняка, спит. Он должен ответить. Гудки. Гудки. Они меня убивают. Но Джордж наконец-то берёт трубку.

- Да? – произносит охрипшим сонным голосом.- Алекс?

- Привет, дружище! – бодро говорю я.- У меня к тебе дело.

- Я же сплю,- стонет он.

- Уже нет,- смеюсь, как ненормальный. После откашливаюсь.- Прости. Правда. Но это важно. Я обещал, что прилечу завтра, но это не так. Послушай, Джордж, передай совету директоров, что меня не будет пару недель. На этой неделе у нас совещание, проведите его без меня. Оставляю тебя за старшего.- Мой язык заплетается. Я сглатываю.- Договорись с нашими клиентами из «Destiny», и перенеси встречу, ладно?

- Алекс, но это же важная…

- О! – перебиваю я.- И ещё передай Вэнди, пусть она сама закончит отчёт. Хорошо? И главное, Джордж,- говорю, прежде чем отключить вызов.- Держите меня в курсе всех событий. Спокойной ночи, друг.

Я бросаю телефон на кровать. Протираю лицо руками. Нужно думать здраво, нужно думать здраво, Алекс. Но я не могу. Я думаю лишь о том, какой красивой Адель стала! Ещё красивее, чем раньше. Она изменилась. Стала увереннее. И …она обручена, твою мать!

Но это ненадолго.

ОНА БУДЕТ МОЕЙ!


Глава 6

Адель


Мои родители часто ссорились, сколько я себя помню. И продолжают делать это. Их не изменить. Я полагаю, они и не хотят. Привыкшие друг к другу люди, прожившие вместе много лет. Наверное. Единственное, в чём я могла поклясться – отец и мать никогда не расстанутся. Какой бы ворчливой и, иногда, заносчивой не была мама, - они будут вместе. До конца своей жизни.

Возможно, я хотела таких же отношений. С Говардом. Глядя на него спящего, мне кажется, будто он – тот, кто мне нужен. Тот, кто сможет подарить мне жизнь женщины, которую я заслуживаю. Но в последнее время мы ругаемся из-за каждой мелочи. Просто по пустякам. Особенно всё обострилось после того, как Алекс прибыл в Бойсе. Он заставил каждую клеточку моего тела гореть. К сожалению, это не осталось незаметным для окружающих. Для Говарда, в частности.


- Застегни, пожалуйста.- Приблизившись к жениху, оборачиваюсь к нему спиной.

Он ловко поднимает молнию на чёрном кружевном платье немного выше колен. Молнию, что находится в районе задницы… Уверена, его молчание обосновано. Огромный вырез сзади стал причиной.

- Не слишком ли откровенно? – говорит Говард раздражённо.

- Мы едем на вечер, где все будут в подобных платьях.- Я вздыхаю, вдевая жемчужные серьги в уши.- Это нормально. Неприкрытая спина никогда не выглядела вульгарно.

Говард становится передо мной. Он складывает руки на груди. Белая рубашка на нём выглядит нелепо. Почему сейчас я начинаю замечать такие вещи?!

- Адель, я не хочу, чтобы другие мужики пялились на тебя! - Его голос теперь на октаву выше.- А твой бывший? Он тоже будет там?

- Прошла уже неделя с тех пор, как мы видели Алекса,- говорю спокойно (это сложно), поправляя чёрные чулки на ногах.- Он, наверняка, уже уехал.

Мужчина, с которым я собираюсь строить будущее, меряет комнату шагами. Его лицо понемногу краснеет. Соблюдать тишину мне становится ещё более трудно, чем минуту назад. Что с ним не так? Он почти никогда не ревновал меня. Это чувство собственности взыграло в Говарде?? Или просто он увидел, как Алекс превосходит его? Да, не будем делать вид, что это не так.

Меня больше волнует то, что в соседней комнате Сара пытается уложить спать Аарона. Я не хочу, чтобы Говард разбудил моего сына и усложнил работу, и без того, измученной, Саре. Вся предыдущая неделя вымотала её из-за постоянных конфликтов с матерью.

- Я не хочу, чтобы он был в нашей жизни,- бормочет Говард, складывая руки, как для молитвы.

Но над его головой отнюдь не светится нимб.

- Ты же не расскажешь этому Алексу,- имя отца Ронни он произносит нарочито мерзким голосом,- что у тебя есть ребёнок от него? Адель?

Я молчу, вставая на каблуки. Чёрные туфли с бархатной обивкой      идеально подходят к моему сегодняшнему образу.

Я молчу, потому что не знаю, что ответить. Господи, как я хочу сказать Алексу, что у него есть сын! Но моя гордость и обида на него не позволяют этого сделать. А ещё вечно хнычущий Говард и вечно недовольная мать.

- Надевай пиджак,- произношу тихо, касаясь руками дверного проёма.

Я стою в полуобороте. Отсюда отличный вид на злого жениха, готового разнести всё в пух и прах.


- Ты не ответила,- зло скрежещет зубами.- Адель?

- Алекса нет в городе. Я не собираюсь гнаться за ним, чтобы рассказать про Аарона!- На этот раз не сдерживаюсь я.

Кстати говоря, меня можно было слышать громче, чем я того бы хотела.

- Теперь мы можем идти? – указываю на дверь, приглаживая складки на платье.- Пожалуйста. Нас ждут.

Я вижу, как он заметно успокоился после моих слов. Хватает пиджак, что оставил на кровати и выходит из спальни вслед за мной.


***


Эштон


Я думаю, пришло время признать несколько очевидных фактов.

Факт № 1. Камилла может считаться официально моей подопечной. Я слишком сильной о ней забочусь, и хрен его знает, почему.

Факт № 2. В факте № 1 я чуть-чуть приврал. Я знаю, почему забочусь о Ками. Она мне нравится.

Факт № 3. О, Господи! Я признал, что Ками мне нравится!

Факт № 4. У неё отличная грудь, задница. Милое лицо, и я не могу перестать думать, какого это – находится глубоко в ней.

Факт № 5. Я ничего из вышеперечисленного ей не сказал.

Может быть, я и придурок. Но я не могу просто признаться девушке, что она мне нравится. Всё намного легче, когда дело касается «одноразовых» девчонок, но, чёрт подери, Камилла не такая. И это действительно усложняет мне задачу.

«Когда мы встретимся?»,- читаю я на экране своего смартфона, просматривая поступившее только что сообщение.

Оно от Ханны. Мы – любовники. То есть, мы видимся несколько раз в неделю и трахаемся. Это лучше, чем менять женщин всё время.

«Не знаю пока,- набираю быстро.- Не на этой неделе. Я в Бойсе».

Ответ приходит моментально.

«Что ты делаешь в Бойсе? Моя мама хочет познакомиться с тобой. Она прилетела из Милана всего на неделю».

Мать Ханны хочет познакомиться со мной? С чего бы это? Не думает ли моя временная любовница, что у нас всё серьёзно?

«Я не собираюсь знакомиться с твоей семьёй. Ты с ума сошла? Я позвоню тебе сам, когда появляюсь в Сан-Франциско».

Пальцы порхают над сенсорным экраном в тот момент, когда Камилла выходит из примерочной. Платье красного цвета сидит на ней, как влитое. Смуглая кожа восхитительна. Её фигура бесподобна. Я схожу с ума от длинных ног передо мной. И, кажется, что наряд слишком короткий…

- Ну, как? – Ками оборачивается несколько раз вокруг своей оси.

За ней так весело наблюдать.

- Слишком коротко?- Она наклоняется, чтобы подтянуть чулки.- Я не понимаю, как их носить. Такое ощущение, что они вот-от спадут с меня.

- Хочешь, мы купим колготки? – предлагаю я.

Девушка поднимается, но её глаза не выражают восторга.

- Ты точно хочешь, чтобы я пошла с тобой на вечеринку? – Сгибает пальцы.- Я не думаю, что буду правильно вести себя в обществе. Я не думаю, что понравлюсь твоим друзьям, Эштон.

Она поворачивает голову, рассматривая других клиентов магазина. Ощущая её страх. Наверняка, Ками задаётся вопросом, почему я помогаю ей? Просто задаю себе вопрос: а какого было бы мне, окажись я в такой ситуации? Или кто-то из моих друзей? Однозначно, мне бы хотелось помощи, я бы нуждался в ней. Камилла тоже нуждается. Я не могу не помочь.

- Да,- отвечаю, глядя на неё в упор и улыбаюсь.- Я этого хочу. И ты пойдёшь со мной. Ты понравишься моим друзьям. Главное, чтобы Алекс тебя не оценил.

Камилла, вероятно, замечает ухмылку на моём лице и её губы поднимаются вверх.

Она такая милая.

Такая красивая.

Такая горячая.

- Кто такой Алекс?- Она хмурит брови, но улыбка не перестаёт украшать её рот.

- Мой лучший друг,- объясняю, отворачиваясь от неё, и пробегаю глазами по другим платьям в этой части бутика.- Жуткий бабник. Мы были в ссоре, сейчас, наконец, всё наладилось. Но такой, как он тебе явно не нужен, и я этого не допущу.

- Почему это? – дразнящим тоном спрашивает Камилла, идя за мной.

Она стучит каблуками позади. Эти туфли реально возбуждает. Я думаю, любой мужчина думал о том, как берёт женщину, на ногах которой красуется шикарная обувь. И всё…Больше ничего нет…

- Ты такой же, как этот… Алекс,- фыркает Ками. Я показываю ей леопардовое платье. Она смешно морщится.

Я смеюсь.

- Нет, я, вообще, девственник,- бормочу, мысленно примеряя на девушку серый наряд. Не-нет. Не то. Приходится повесить его на место, и присмотреть что-то другое.

- Ну, конечно,- Камилла неприкрыто хохочет.- Эштон, я готова поставить свою левую ногу, что ты – ло-ве-лас!- она произносит последнее слово по слогам, а после показывает мне язык.

Я веду себя, как мальчишка, высовывая язык в ответ. И мне всё равно, что охранник справа смотрит на нас. Камилла бьёт меня по попе.

- Если хочешь меня, можешь просто сказать об этом.- Кладу руку на сердце, наклоняясь вперёд, как истинный джентльмен.- Я всегда пойму.

Девушка смеётся, и снова ударяет. На этот раз попадает мне в плечо. Я в шутку пытаюсь от неё бежать. На самом же деле, не пытаюсь. Так забавно – чувствовать себя таким, каким ты есть. Не притворяться.

- И если считаешь меня сексуальным,- я подмигиваю ей,- просто скажи это, детка.

Камилла держится за живот, смеясь так, что люди оборачиваются. Они смеряют нас надменным взглядом. Я сдерживаюсь от того, чтобы показать каждому средний палец. Мне так нравится её улыбка. Яркая, светлая, нежная. Её смех…очень привлекателен.

Внезапно девушка прекращает хохотать. Выпрямляется и проводит по бёдрам руками, сглаживая складки на платье. Одна её бровь приподнимается вызывающе. Я повторяю этот мимический жест. Рот Камиллы беззвучно открывается. Но чуть позже она всё-таки говорит:

- Знаешь, я думаю, это платье совершенно,- девушка подмигивает мне так, как я минуту назад. – Красный – мой любимый цвет.


Если Ками будет в красном, я обречён.


***


Адель


Мама толкает меня несильно локтем и шёпотом просит убрать руки со стола. Да-да, я помню, мам. Я воспитанная, воспитанная и ещё раз воспитанная.

Не могу удержаться, чтобы закатить глаза.

Ну, конечно! Я - само совершенство!

Говард сидит по другую сторону от меня. Он всё время болтает о хоккее и парнях из школы. Я не понимаю, как это связано. А, возможно, я просто пропустила ту часть его речи, когда он объяснял мне это. Пытался мне объяснить…

В любом случае, надолго я не задержусь. Этот вечер посвящён людям, болеющим раком. У Марка Стэтфорда, друга нашей семьи, близкие не смогли победить этот недуг… Именно Марк время от времени проводит благотворительные вечеринки, где все желающие могут пожертвовать деньги нуждающимся. Тогда, есть возможность, что некоторые из них выздоровеют, получив шанс на новую жизнь. Мы не можем помочь всем, но хотя бы кому-то…

По традиции, Марк арендует целый ресторан для гостей. Угощения, хорошая музыка и знакомства с влиятельными людьми вам обеспечены. С такими же влиятельными, как мистер Стэтфорд. Уверена, что только благодаря ему, отец стал ректором государственного университета Бойсе. Конечно же, папа мог бы добиться сам этой должности…И, конечно, всё это ложь…проработав пятнадцать лет, он не получал повышения, но так же был слишком горд, чтобы принять помощь Марка. Папа не сдвигался с мёртвой точки. Моя мать позвонила Стэтфорду. Да-да…

Я не знаю, сколько денег пожертвовали родители, но Говард отказывался давать хоть сотню баксов. Он и приходить то сюда не хотел по той причине, что придётся раскошелиться.

«Уже хочу уйти отсюда»,- пришло сообщение от Мэгги, заставляя меня отставить свои раздумия.

Я перевожу на неё взгляд и сочувственно улыбаюсь. Её длинные волосы собраны в хвост. А красивые зелёные глаза светятся. Мэг ласковая, чувственная, добрая…Уж кто-то, а она заслуживает счастья. То есть, вы знаете, да, кому я хочу оторвать яйца уже столько лет? Правильно! Робу!

Быстро набираю ответ: «Мы пробудем здесь всего час, и уедем».

Жду смс от подруги. Когда через минуту не получаю его, снова смотрю на неё через стол. Но её взгляд направлен не на меня, а на что-то, или кого-то позади меня. Оборачиваюсь.

…………….

ДА ТВОЮ Ж МАТЬ!

В дверях стоит Алекс. Он одет в смокинг. Он одет в сексуальный смокинг. Или это Алекс делает его одеяние таким?!

В общем, чёрт меня подери, но что этот мужчина здесь делает??


Глава 7

Адель


Приглашённые музыканты исполняют знаменитую песню Элвиса Пресли «Oh, My Love». Я молю Говарда мысленно, чтобы пригласил меня на танец, пока он возвращается из уборной. Он идёт так медленно. Быстрее, Говард! Напротив, Алекс, испепеляющий взглядом моё тело весь вечер, привстаёт из-за стола. Елена показывает мне большой палец, явно понимая, к чему всё идёт.

Говард, иди сюда! Иди сюда!

Сейчас же!

Скорее!

Мать кладёт ладонь мне на бедро. Она сжимает мою ногу пальцами. Избегаю зрительного контакта с ней, но могу представить, что она собирается мне сказать. Когда Говард практически оказывается около нашего стола, Алекс обнимает меня за плечи. Я вздрагиваю. Он наклоняется, чтобы прошептать:

- Потанцуй со мной.

- Прошу прощения!- громко прерывает его мой жених.

Вскидываю голову. Говард готов броситься в бой. Его лицо искажено ненавистью. Пересекаюсь глазами с Эштоном. Он напряжён, как и, неизвестная мне, спутница рядом с ним.

- Да? – невозмутимо отвечает Алекс.

- Адель – моя невеста.- Говард указывает на кольцо на моём безымянном пальце.

- Я за вас очень рад!- Алекс делает шаг назад, и мне на мгновение кажется, будто он отступает.

Но не тут было. Смотрит прямо на меня, сверху вниз, произнося одними губами: «Потанцуй со мной».

Я таю под красотой океана в его синих зеркалах души. Он настолько прекрасен, что я не могу даже вдохнуть полной грудью. Почему он не становится хуже? Почему это меня вгоняет в безумие??

- Попрошу оставить нас одних,- говорит Говард, а мама усиливает хватку на моём бедре.- Я собираюсь пригласить будущую жену на танец.

Тогда Алекс берёт меня за руку, заставляя подняться. Мать теряет контроль над ситуацией. Ей приходится меня отпустить. Говард краснеет, как рак. Он не может ничего сделать. Как это понимать?

- Я уже пригласил,- улыбается Алекс, обнимая меня за талию.

На нас смотрят все, кто сидит за столом. Даже боюсь предположить, какой злой может быть мама сейчас. Говард пытается встрять снова, но Алекс уводит меня от него. Я пытаюсь вырваться, пытаюсь сказать, что всё это неправильно. А мы уже теряемся среди танцующих людей, находясь почти в самом конце ресторана. Возможно, это и хорошо. Никто не увидит, как я убиваю своего партнёра!

- Ты просто сошёл с ума! – Пытаюсь создать дистанцию между нами, но Алекс притягивает меня слишком близко к себе.- Что ты себе позволяешь? Ты просто неотёсанный болван! Поставил в такое нелепое поло…

- Я хочу попросить прощения,- медленно выговаривает он, приложив палец к моим раскрытым губам.

Перевожу взгляд на его глаза, потом снова на палец. Глаза…Палец… Всё это не может сводить с ума ещё больше…

- Что? – спрашиваю шёпотом, находясь в некотором оцепенении от происходящего.

Алекс вздыхает. Он прикасается лбом моего плеча. Дышать становится сложнее, чем пару секунд назад.

- Прости за то, как я поступил. Я такой гордый, нахрен. Прости. Адель, я был придурком,- он переводит дыхание.- Боже, я столько времени не видел тебя. Я хотел связаться с тобой, я хотел быть с тобой. Я хотел, чтобы ты вернулась. Каждый раз, когда видел тебя по долбанному ТВ, я не… - Алекс поднимает голову. Его взгляд полон отчаяния.- Ты, такая сексуальная, ложишься на этого метросексуала. В этой чёртовой рекламе. Я не мог это видеть. Я думал, ты сейчас с кем-то делаешь тоже самое.- Он молчит, но позже выдаёт:- Оказалось, я прав? Ты выходишь замуж.

Мы двигаемся медленно. Я не знаю, что ему ответить. Мне не показалось? Алекс действительно попросил у меня прощения?

- Ты никак не виновата в смерти Пола,- продолжает тихо шатен.- Я просто вспылил. Я не должен был. Просто потеря брата была одной из самых болезненных в моей жизни.

Когда я всё же продолжаю молчать, Алекс просит:

- Скажи что-нибудь? Скажи, что ты не ненавидишь меня!

- Я не ненавижу тебя.- Киваю.- Я была очень зла на тебя. И…нам, правда, нужно поговорить.- В сознании всплывает крохотное личико Аарона.- О многом.

Мужчина молча соглашается со мной. Он прикрывает глаза, выпалив:

- Адель, не выходи за него замуж, пожалуйста!

Я борюсь с ощущением власти над Алексом.

- Ты не можешь просить меня об этом.- Он должен заметить, как я хмурюсь.

Неоднократно мотает головой, но улыбка на его полных губах оживает. Выражение лица становится игривым. Слишком быстро. Слишком внезапно. Прижимает меня ближе. Ещё ближе. Ещё ближе. Ближе…

- И часто дядя Марк устраивает благотворительные вечера? - спрашивает он, пока мы неспешно передвигаемся, танцуя.

- Нет,- я не поднимаю на него взгляд.- У Марка умерли мать и брат от рака, и каждые три года он устраивает благотворительные...- мешкаюсь,- ... балы в честь поддержки людей, страдающих от этой болезни.

- Марк - друг вашей семьи?- голос Алекса понижается, и мне становится трудно дышать.

Благо, мы затерялись в толпе, и наш столик сейчас не в поле зрения. Говард бы увидел, как моё лицо покраснело. Руки Алекса такие сильные...такие сильные...

- Да.- Выравниваю дыхание.

Ненадолго.

Алекс пробегает тёплыми пальцами по моей обнажённой спине. Чёртово чёрное платье! Оно даёт ему слишком много доступа. Я просто замираю. Замираю на мгновение, кажущееся вечностью.

Какого чёрта его поведение так кардинально изменилось за считанные секунды?

С тех пор, как Алекс появился в Бойсе, прошла неделя, и всё это время мы держали дистанцию. Но не сейчас. Определённо, не сейчас...

- Так хорошо? - шепчет он, резко меняя тему.

Его губы в миллиметре от моего уха.

- Алекс,- задыхаясь, отвечаю.- Что ты...?

Но партнёр прерывает меня:

- А вот так?

Его одна рука нежно ласкает мой копчик. И это чувствуется превосходно... Слишком хорошо, чтобы я хотела остановить его. Я хочу, чтобы он продолжал. Теперь я прислоняюсь лбом к его ключице. Он пахнет божественно. Я знаю этот аромат, тот же, какой и раньше. Парфюм от Hugo Boss.

- Ты же не любишь его, правда?- Алекс не спрашивает. Настаивает. Он уже знает ответ.- Ты любишь меня.

- Называешь любовью страсть?- шепчу я, плотно прикрыв глаза.

Мне нужно повторять себе, что нас не видно. Нас никто не видит. Но вдруг кто-то спохватится? Или уже спохватились…?

Алекс не говорит ни слова. Он надавливает на копчик. Этому засранцу прекрасно известно, что спина – моя эрогенная зона. Что он со мной делает, Господи? Я сильнее хватаюсь за верхнюю часть его мощных рук, ощущая, как между ног вспыхивает пожар. Я вся мокрая.

- Ты хочешь меня, не так ли? - нашёптывает Алекс.

Никогда не думала, что от голоса можно кончить. Никогда не думала, что можно кончить даже, не касаясь друг друга губами. Но, похоже, всё к тому и идёт. Алекс заставляет посмотреть на него, приподняв моё лицо за подбородок. Что он видит, глядя на меня? Похоть? Жажду секса? Ненависть?

- Остановись,- прошу я, в действительности, не имя этого в виду.

Но мужчина продолжает массировать нежно пальцами то место над ягодицами, где он практически соприкасается с моими стрингами.

- Знаешь, о чём я мечтаю сейчас? – Его глаза сверкают, пока он произносит слова.- Довести тебя до оргазма прямо здесь, когда никто об этом и подозревать не будет.- Бедром я чувствую его стояк.- Но я этого не сделаю.

Что?

Что-что?

Алекс теперь медленным шагом отстраняется. Он прячет руки в карманах чёрных дорогих брюк. А моё тело, тем временем, привыкает к пустоте. Всё ещё стоит достаточно близко, чтобы я могла услышать, как он говорит:

- Я остановился в «The Grove Hotel». Думаю, ты знаешь, где это.

Потом просто разворачивается и уходит. Его шаги теряются среди шумной толпы и громкой музыки.

Ненавижу Элвиса Пресли.


_____________________________________________


- Эй, подругааа!- Протягивает, дико смеясь, Елена, пока я волочу её из ресторана, придерживая за локоть.

Мы останавливаемся за поворотом. Обе тяжело дышим. Я складываю ладони вместе, скрещиваю пальцы. Елена упирает руки в бока.

- Мм?- Изгибает левую бровь.

- Сара думает, мы с Говардом скоро будем дома. Говард тоже настаивает на том, чтобы мы ушли. А я не собираюсь ехать.- Опуская руки вниз.- В общем, пожалуйста, поезжай к нам домой, побудь с Аароном до утра, отпусти Сару. И скажи всем, что я осталась ночевать дома у тебя, хорошо? Скажи, я хочу поспать нормально, без ночного плача сына. Я устала, в конце концов. Твои родители всё равно не приехали сегодня. Никто ничего не узнает. Мне это очень нужно!

Елена выходит вперёд, пытаясь прервать мой словесный понос.

- Стоп, стоп, стоп!- верещит она.- Что произошло? В смысле, я, конечно, помогу тебе, но зачем тебе это?

Теперь я вздыхаю обречённо. Яркий свет фар остановившейся возле нас машины ослепляет мне глаза. Я прикрываю лицо рукой, как и подруга.

- Мне нужно увидеться с Алексом,- говорю и даю знак водителю такси подождать меня минуту.

Тот кивает головой.

Елена начинает прыгать на месте. Она немного пьяна, но надеюсь, в здравом уме. Рукой машет в сторону ожидающего меня автомобиля.

- Поезжай,- её объятия крепкие, какими и должны быть объятия лучших друзей.- Оторвись с ним, как следует!

Я смущаюсь, собираясь соврать, что ничего плохого не входит в мои планы, но Елена не даёт мне сказать. Она хмыкает.

- Адель, я же не дура. Всё понимаю. Говард – не самый лучший любовник, я права?

Внутри у меня всё переворачивается каждый раз, когда слово «измена» даёт о себе знать. Но сейчас я не в состоянии противиться самой себе, как бы сильно этого не хотела.

- Спасибо.- Целую Елену в щёку и сажусь в такси.

Водитель вбивает адрес в навигатор, когда машина трогается с места.


***


Камилла


Эштон уже в десятый раз поднимает на руки Аарона, как оказалось, своего крестника. Елена, подруга Эштона, ругается, выпивая вино из бокала. Она требует оставить ребёнка в покое. Но, по-видимому, сам малыш не хочет ложиться спать. Ему нравится играть с Эштоном в «лошадку». Я не могу насмотреться на своего, смею предположить, нового друга. Он такой смешной, когда веселится с крестником. Живот сводит от смеха, когда Эштон по-дурацки бегает от Аарона и поддаётся слишком очевидно.

Мужчина в сером костюме (его имя я так и не запомнила) стремительно проходит через гостиную. За ним идёт Мэгги (подруга Эштона, Елены и Адель, невесты мужчины в сером костюме). Мэгги сбрасывает высокие каблуки и забирает ребёнка у нас. Она идёт с ним в его спальню. Мужчина кричит на Елену. Он спрашивает, почему Сара ушла (кто такая Сара?) и, почему Адель осталась ночевать у Елены.

Адель не приедет домой?

Хорошо. Давайте сложим два и два. Аарон не похож на злого мужика, кричащего из другой спальни. Аарон похож на сексуального друга Эштона, Алекса, от которого мне стоит держаться подальше. Аарон – сын Алекса? Адель нет дома. Появлению Алекса в ресторане этим вечером, как мне стало ясно, всем были удивлены. Адель ночует дома у Елены? Сомневаюсь.

Я просто надеюсь, что жених Адель не такой сообразительный, как и я.


- Хочешь поехать домой? – спрашивает Эштон, предлагая мне кружку горячего чая.

Запах восхитительный. Я принимаю напиток. Зелёный с жасмином?

- Домой? – Улыбаюсь.

- То есть, в гостиницу,- Эштон откашливается.- Я имел в виду это.

- Да, отвези меня в отель, где я остановилась, а сам поезжай к родителям.- Треплю его по плечу свободной рукой.

Взгляд Эштона задерживается на моём лице. Опускается немного ниже, к губам. Я ощущаю себя неловко, но не могу перестать рассматривать «друга». Нельзя быть таким горячим. Нельзя девственнице думать о горячих парнях, которые бросают девушек после секса.

- Ну, что ж,- резко вдыхаю воздух.- Поехали?


Глава 8

Адель


Мне просто нужно больше воздуха, пока я прохожу через длинное фойе отеля. Мне просто нужно меньше мыслей, пока я захожу в лифт. Мне просто нужно больше пространства, когда лифт останавливается на восьмом этаже. Мне просто нужно больше решительности, чтобы шагнуть в тёмный холл, пока двери кабины не закрылись. Мне просто нужно больше смелости, пока я прохожу по коридору к нужной двери….

Мне просто нужно больше сумасшествия, чтобы суметь постучать в эту самую дверь, за которой находится мужчина. И я люблю его.

Кулак дрожит, пока им я несильно ударяю по дереву. Несколько раз. Мне открывают почти моментально. Алекс стоит по ту сторону порога. Он великолепен в полностью расстёгнутой рубашке. Его тело теперь более подкачанное. Я ещё не вошла в номер, но уже мечтаю облизать каждую клеточку его кожи. Ухмылка появляется на лице засранца, когда он замечает, как я его разглядываю.

«Выбросив» весь хлам из головы, я захожу внутрь. Это как раз во вкусе Алекса. Всё слишком шикарно и слишком чисто. Огромная кровать слева от меня. Белые простыни аккуратно застелены, а декоративные подушки валяются на полу. Чёрные шторы занавешены, белый пол сверкает. Хрустальная люстра свисает с потолка. Справа дверь в ванную комнату приоткрыта, так что, я могу видеть джакузи в углу.

Сглатываю, переводя взгляд на высокого мужчину. Он слишком хорош. Серьёзно. Его должны арестовать. Ему должны приписать статью за обаяние и сексуальность, которое заставляет женщин сбегать от своих будущих мужей.

Мне кажется, Алекс тоже волнуется, когда говорит:

- Нам нужно всё обсудить, Адель.- Он отворачивается от меня, собираясь пройти в другую часть комнаты.

Но я не даю ему сделать и шага. Я буквально набрасываюсь на него. Теперь мои ладони покоятся на его гладко выбритых скулах, а его – на верхней части моих бёдер. Я целую его, вкладывая в эту связь всё своё отчаяние. Вкладывая в нашу связь почти два года без него. Вкладывая свою ненависть и любовь к нему, свою боль. Он делает тоже самое. Это чувствуется. Сила его поцелуя не меньше моей.

Наши губы двигаются друг напротив друга. Его пальцы крепче вдавливаются в кожу моей спины, когда Алекс ласкает руками всю меня. Мы то ускоряем темп, то замедляем. Поцелуй получается диким, возбуждающим. Влажные звуки только подбивают сорвать всю одежду с себя. Я становлюсь мокрой за считанные секунды.

Мне нужен Алекс! Сейчас!

Мы перемещаемся на кровать. Я сажусь на его сверху, высвобождая Алекса из рубашки. Расстёгиваю пояс его брюк, пока он медленно снимает с меня чёрное кружевное платье. Его ладони немедленно накрывают голую грудь. Губы перемещаются вниз. Я ощущаю их на шее, а чуть позже – на сосках. Каким-то образом Алекс ласкает их так, что я готова кончить уже сейчас, когда он даже не оказался внутри меня. Мне хочу дотянуться рукой к клитору, потому что я уже на грани оргазма, которого, кажется, не достигну никогда. Это, как будто, ты падаешь в пропасть без дна. И никогда не упадёшь.

В следующую минуту Алекс уже намного решительнее настроен. Он резко стягивает с меня стринги. Раздевается сам. Он снимает серые боксёры и остаётся полностью обнажённым. Стремительно раздвигает мне ноги и устраивается между ними по-хозяйски. Так, словно он – владелец моего тела. Ведёт рукой в самый низ, нащупывает пальцами клитор и круговыми движениями доводит меня до пика… Нет, не доводит…Алекс привстаёт. Нежно просовывает мне под голову подушку. Он проводит языком по моим губам, я раскрываю рот, и он врывается туда ураганом, стирающим все границы между «можно» и «нельзя». Он становится моим наркотиком в этот самый миг.

- Так хорошо,- стону я, когда Алекс ласкает нежно соски, обдавая их горячим дыханием.

Но он не спешит входить в меня. Я прошу его об этом неоднократно. Подонок не может меня игнорировать. Я хватаю его член и сама направляю в себя. Алекс произносит нечленораздельные звуки. Я слышу ругательства. Это заводит.

Он вгоняет свой пенис в меня, но прежде достаёт из-под подушки презерватив. Рвёт упаковку и раскатывает резинку по всей длине своего ствола.

Я думала, мне придётся напомнить про средства защиты, потому что в прошлый раз таблетки не помогли… Ну, вы и сами это знаете…

Заполняет меня собой. Это происходит очень быстро, сильно…больно. Слёзы появляются на глазах, я пытаюсь их сморгнуть. Алекс может быть джентльменом, а может быть полным козлом. Даже в сексе.

Его член вбивается в меня с большой скоростью. Я царапаю ногтями его плечи, руки, спину, отчаянно нуждаясь в оргазме. Наклоняясь для поцелуя, Алекс делает очередной рывок, от чего я кричу.

- Этого ты хотела? – шепчет он около моих губ.

Его язык всё ещё дразнит мой.

- Ты хотела быть оттраханной мной, так? – продолжает.- Я могу дать тебе то, что не может говнюк, зовущий тебя своей невестой.

Я заставляю его заткнуться поцелуем. Он возводит мне руки над головой, не прекращая трахать меня, не прекращая, в буквальном смысле, «насиловать» мой рот. Уверена, мои губы опухли до беспредела. Но разве сейчас это имеет значение, когда я нахожусь между небом и землёй?

Твёрдый пресс Алекса касается моего живота. Его член очень глубоко во мне! Мы желаем друг друга! Мы сводим друг друга с ума! Я наполняюсь этим мужчиной до краёв, и для других места не остаётся.

Алекс останавливается. Какого…? Он убирает руки, которыми сжимал мои запястья. Отводит свои бёдра назад, медленно выходя из меня. Влажный звук сопровождает это действие. Он смотрит на моё тело, практически, распятое перед ним. Большим и указательным пальцем потирает мой клитор, не сводя с меня глаз.

О, Господи! Я вся съёживаюсь. Ноги начинают дрожать, глаза закатываются. Я ощущаю его. Ощущаю. Боже! Боже! Боже….Я так близко. Больше не могу сдерживать стонов. Приподнимаюсь на локтях и обращаю взгляд туда, где Алекс творит волшебство с моей киской.

- Я так близко, - хнычу, наблюдая за ловкими движениями его длинных пальцев. – Пожалуйста. Ещё немного. Так близко…

Закрыв глаза, откидываю голову назад. Но…вдруг всё обрывается. Я готова заплакать! Он что, издевается? Снова поднимаюсь. Алекс усмехается. Его член твёрдый, как камень, а он смеётся надо мной?

Не успеваю обвинить его в том, какой он придурок, как тот разворачивает меня на живот и с животной скоростью входит в меня сзади. Алекс лежит на мне. Он покрывает поцелуями мою спину, плечи, щёки. Входит на всю глубину, потом выходит. После снова выходит. Ускоряет темп, доводя до предела, а позже замедляется, получая удовольствие от моих просьб.

Я прошу его не останавливаться, но остаюсь не услышанной. Алекс зубами касается моей кожи. Я поворачиваюсь к нему в меру своих возможностей, всё ещё зажатая между его крепким телом и кроватью. Качаю головой, давая понять, что оставлять следы на мне категорически запрещено. Пытаюсь вырваться, когда Алекс снова сжимает мои запястья, и кусает за нежную кожу в области шеи. Опускается ниже. Его зубы делают больно. Он оставляет на мне засосы и укусы по всему телу, так же, не переставая вбиваться в меня, словно это последний его секс. Я не могу оказывать ему сопротивление сейчас, когда мякну на постели, получая сумасшедший мощный оргазм. Я стону так громко, что, боюсь, кто-то может нас услышать. Но остановиться невозможно. Я кончаю настолько бурно в первый раз в жизни.

Когда, наконец, прихожу в себя, Алекс лежит на боку, по другую сторону от меня. Он опирает голову рукой, пальцами лаская мои половые губы. Он кончил. Я должна была бы запомнить это, но, увы.

Не в силах сказать ни слова. Я не в силах даже прошептать что-то. Мои глаза наливаются свинцом, когда мне кажется, что Алекс снимает с безымянного пальца обручальное кольцо, подаренное мне Говардом.

Это просто сон. Не больше…


***

Алекс


Она снова ушла. Она всегда уходит, оставляя меня наедине с проклятыми мыслями. Какого чёрта? Это что, фишка Адель? Убегать от меня?

Разъярённый, я жду сообщение от Эштона. Он обещал узнать, где сейчас Ади. Я приеду туда и надеру ей зад. И плевать даже, если мне придётся оказаться на её работе.

Сигнал принятого смс приходит на мой телефон. На экране смартфона я читаю:

«Кафе «Пикник». Восточная часть города. Она завтракает с Говардом. Елена сказала, что у них грядёт серьёзный разговор».

Бросаю телефон на соседнее сидение и увеличиваю скорость автомобиля. Пусть их беседа состоится при моём участии.


***

Эштон


Елена пристёгивает Аарона на заднем сидении моего джипа. Она садится на место пассажира, ожидая, когда я нажму на газ. Мы не имеем права лезть в чужие жизни, но вы же знаете мою подругу. Если она собирается что-то сделать, её не остановит ничто и никто.

- Кафе «Пикник».- Она откидывается назад, на подголовник.

Этой ночью с капризным Ронни она точно не выспалась.

- Ты уверена?

- А ты нет? – рявкает девушка, выпрямляясь..- Адель никогда не расскажет Алексу о сыне. Этой ночью она по любому с ним трахалась, но про сына, как мы понимаем, не сказала. Ты считаешь это нормальным?

Я собираюсь ответить, но Елена прерывает меня:

- Эштон, Говард и миссис Милтон давят на Ади. Мы просто помогаем нашим друзьям обрести счастье.- Кого она больше пытается убедить, меня или себя?

Я поворачиваю руль вправо. Мы останавливаемся на светофоре.

- Ты хоть представляешь, какой будет реакция Алекса?

Елена кивает, рассматривая свои ногти. Она пожимает плечами.

- Даа,- протягивает.- Алекс, возможно, убьёт Говарда. Правда, будет круто?

- Не смешно,- фыркаю я, и выезжаю на другую улицу.


***


Адель


Мне не показалось. Алекс на самом деле забрал моё кольцо. Утром, пока он крепко спал, я обыскала весь номер, но ничего не нашла. Понятия не имею, куда мой бывший спрятал доказательство нашей с Говардом помолвки. Поэтому, сейчас, сидя с женихом в кафе и мирно обсуждая сложившуюся ситуацию, моя левая рука покоится у меня на коленях. К счастью, Говард ещё не заметил отсутствие важной вещи на мне.

Мы просто пьём кофе, заедая его пирожными. И, чёрт возьми, я чувствую такую огромную вину за содеянное. Зачем я переспала с Алексом? Говард такой милый со мной. Он утром поцеловал Аарона и отдал его Елене, которая согласилась быть няней Ронни сегодня. Суббота. Выходной день. Сара не придёт, а свою жизнь мне всё же стоит наладить.

Каким бы замечательным не был секс с Алексом этой ночью, я должна понимать, кто я и что у меня есть. Мне стоит рассказать Алексу про Аарона, но дать ему понять, кому принадлежу. Я скоро выхожу замуж, и он этого не изменит.

Говард поверил в байку, что эту ночь я провела в доме Елены, желая отдохнуть от всего. Он поверил! Поверил мне! Он так добр и мил! Я не могу быть для него плохой женой! Говард сказал, что любит меня! Что я – его смысл всего. Это нельзя поменять на умопомрачительный секс.


А сейчас давайте устроим секунду правды. Она заключается в том, что каким бы Алекс козлом не был, с ним я ощущаю себя живой. Настоящей!


Секунда правды закончилась. Возвращаемся в реальность, где неизменно хороший Говард любуется мной щенячьими глазами. Я незаметно переоделась в джинсы и свитер, пока Говард утром принимал душ, так что, пока следы Алекса не видны для него. Но я не знаю, что я буду делать дальше? Я не понимаю, как человек может совершать одну ошибку за другой?

Краем глаза вижу знакомый автомобиль в окне. Автомобиль Алекса? Елена говорила, он арендовал в Бойсе серый «Ниссан». Какого чёрта? Этого не может быть…Не может быть…Нет!

Когда Алекс выходит из машины, он кладёт одну руку на пояс брюк цвета хаки. Солнцезащитные очки на его глазах...Боже мой! Как это сексуально! Верхние пуговицы его рубашки расстёгнуты. И мне приходится закусить губу, чтобы не застонать, представляя, как я срываю с него одежду. Прямо здесь, возле этого чёртового кафе, где я завтракая с Говардом. Без своего бывшего!

БЕЗ СВОЕГО БЫВШЕГО!

А серьёзно. Почему он здесь? Он преследует меня? Не то, чтобы у него не было причин... Не то, чтобы....

Господи! Пожалуйста, пусть Алекс держит язык за зубами и не болтает о том, что было этой ночью....

Говард видит тоже, что и я. Его голубые глаза уже полыхают злобой. Он зол, взвинчен, рассержен. Сжимает ладони в кулаки. Он собирается встать. Алекс заходит в кафе. Говард уже пыхтит возле уравновешенного бывшего. Говард собирается ударить Алекса. Возможно, сомневается, есть ли у него на это причины.

Поверь, Говард, есть, но драться не нужно.

- Что ты здесь делаешь? – спрашиваю, скрипя зубами.

- Мне тоже это очень интересно.- Говард проводит рукой по кудрявым волосам.

Алекс невозмутимо садится напротив меня. Он жуёт жвачку, разглядывая шею, закрытую воротником тёплого свитера. Ухмылка на его лице слишком очевидна.

Нет, Алекс, нет. Пожалуйста.

Мгновением позже, когда Говард берёт себя в руки и присаживается рядом со мной, Алекс достаёт кольцо. Твою мать! Моё обручальное кольцо, которое он у меня забрал.

Нет, Алекс, нет.

Нет!

Он улыбается победно, показывая его Говарду. Тот, думаю, готов перевернуть наш стол ко всем чертям! Потом Алекс кладёт кольцо возле меня. Я смотрю на него. Он серьёзен. У меня сердце щемит, а я даже не могу понять, почему.

- Я нашёл это вчера в ресторане,- на удивление для меня, тихо говорит Алекс. Наверное, обронила.

В его синих глазах плещется боль. Не дай мне заплакать, Боже.

….Почему ты всегда рушишь чужие жизни, Ади?....Вспоминаю слова Эштона.

Да, Ади, почему ты так делаешь?

Алекс поднимается. Он не отводит взгляд от меня. Я надеваю кольцо обратно. Шумно выдыхает, как и Говард. Мой бывший оборачивается и машет мне рукой. Я вижу, как он покидает кафе, грациозной походкой направляясь к своему «Ниссану». И как раз в этот момент джип Эштона останавливается около заведения «Пикник», в котором мы с Говардом, дьявол всех побери, мирно завтракали.

Елена выходит из джипа и зовёт Алекса. (Моя лучшая подруга? Что происходит?) Он оборачивается.

А потом я замечаю через светлые стёкла машины Эштона ребёнка на заднем сидении.

Это Аарон.


Глава 9

Адель


Вы помните самые ужасные моменты своей жизни? Когда твоё сердце останавливается, и ты заклинаешь всё святое в этом мире, чтобы то, что происходит, оказалось сном? Помните? Помните эти ощущения? Они ужасны, не так ли? Чувство собственного бессилия над ситуацией.

Я не знаю, что смогу сделать, чтобы остановить надвигающийся шторм. Не так Алекс должен узнать о ребёнке. Не так. Ой, ну ладно, прекратите уже меня ругать! Да, я виновата. Но сейчас, похоже, ничего не исправить.

Говард сжимает кулаки. Кажется, у него из глаз от отчаяния польются слёзы. Он должен быть сильнее. Он должен выйти и заткнуть Елену. И Эштона…который выходит из машины следом за моей подругой. Да вы шутите, что ли?

К счастью, на столе я замечаю солнцезащитные очки, что забыл Алекс. Это мой шанс отвлечь его. Говард не успевает и звука издать, как я вылетаю из заведения, словно пуля и подбегаю к Алексу раньше, чем Елена может ему что-то сказать. Оборачиваюсь быстро, чтобы бросить грозные взгляды на друзей. Те немного растеряны, видимо, они не ожидали такой реакции от меня.

- Алекс! – я кричу так же громко, как позвала его Елена, даже не смотря на то, что его внимание уже полностью обращено на меня.

Протягиваю ему очки. Тёплыми пальцами он касается моих, когда забирает свою вещь. Его синие глаза настолько глубокие, что Вы бы потеряли в них себя, если бы взглянули туда, в эту мечтательную лазурь. Впрочем, разве я не потеряна от его близости? Так и есть.

- Ты просто хотела отдать мне это? – Алекс поднимает очки выше.

- Да.- Киваю.

- Нет,- голос Эштона врывается в мою придуманную реальность слишком близко.

Я поворачиваюсь. В глаза бросается, как Говард сидит всё так же за столом и наблюдает за происходящим! Да вы издеваетесь! Он должен быть рядом…

Но сейчас не время…Пересекаюсь жалобным взглядом с глазами друзей. Елена настроена решительна. По выражению лица Эштона я вижу, что его ещё можно перетянуть на свою сторону.

Но Елена слишком скоро заявляет о себе:

- Ты ему расскажешь, или я это сделаю, Ади!

Нет.

Нет.

Нет.

Нет…

- Мне? – говорит Алекс.- Что вы собираетесь мне рассказать?

- Эштон,- произношу одними губами, пока слёзы выступают у меня на глазах.

- Ну?- торопит подруга.

Ну что же ты делаешь?? Не здесь. Не сейчас.

Не сейчас и не здесь.

Благо, мы находимся не в самой людной части города. Машины лишь изредка проезжают мимо нас. И свидетелей моей гибели, если что, будет немного.

- Адель?- Алекс хрипло обращается ко мне.

- Да?- Я оборачиваюсь.

Теперь он настороженно смотрит на меня.

- Говори уже! – громко заявляет Елена.

Я не произнося ни слова, уже не могу сдерживать слёз. Алекс тянет руки, чтобы, вероятно, вытереть их с моих щёк, но я хватаю его за пальцы, блокирую путь к себе. Качаю головой. Он удивлён. Конечно. Наверное, Алекс думает: что может быть хуже того, что эта женщина причастна к смерти моего брата?

- Ладно! – провозглашает Елена.- Алекс, в джипе Эштона сейчас…

- Алекс! – громко перебиваю я. Елена затыкается. Плотно закрыв глаза, говорю:- Я родила от тебя сына год назад!


Пропусти момент, где мой бывший приходил в себя от моего заявления, а после рвал и метал. Кричал, словно сумасшедший. Сходил с ума и …ударил Эштона, обосновав это тем, что ему-то всё было известно всегда. Я просила друзей молчать. Но, когда попыталась объяснить это Алексу, он пригвоздил своим телом меня к капоту машины Эштона. Вот в таком положение я сейчас нахожусь. Дрожу от страха, потому что, мужчина, нависающий надо мной зол, как чёрт. И неспроста. Он ненавидит меня. Вполне, предсказуемая реакция. Это на словах я такая спокойная, а внутри у меня всё сжимается, слёзы уже стекают по лицу, пока я пытаюсь привести себя в норму, чтобы в случае чего защищаться. Но разве Алекс станет причинять мне вред? Он меня ударит? Нет, нет, нет, не верю…Это невозможно…

- Не тронь её! – предупреждающим тоном горланит Эштон, прикрыв ладонью разбитую губу.

Я замечаю в ту же минуту на костяшках пальцев правой руки Алекса кровь. Он не сводит с меня глаз. Он же меня не ударит…Так ведь?

- Если ты сделаешь ей больно,- Елена подходит ближе,- я тебе яйца оторву.

Помните, я говорила, что мы находимся в достаточно тихом месте. Так вот, забудьте. За нами наблюдают уже полрайона. Я в жизни не была в более неловкой и устрашающей ситуации.

Говард, наконец-то (наконец-то!) появляется на улице! Вы можете себе это представить? Мой жених столько времени находился внутри заведения, наблюдая за испуганной мной из окна!! Нет, вы можете это понять? Как так может быть? А кто меня будет защищать?

- Она – моя невеста! – кричит Говард, подавая голос.

Что он только что сказал? Почему он повторяет эти слова, словно молитву. Он говорит это постоянно. А сейчас? Вместо того, чтобы сказать: «Эй, отойди от неё, урод», я слышу: «Она – моя невеста».

Алекс не заставляет себя долго ждать. Он оставляет меня только, чтобы развернуться и врезать по лицу Говарда со всей мочи. Люди вокруг охают. Как и я. Хотя, этого стоило ожидать.

- Мой сын считает отцом этого неудачника? – ревёт Алекс, когда Говард падает спиной на асфальт.

Слава Богу, он в сознании.

- Н-н-нет,- заикаюсь.- Что? Н-нет. Нет-нет. Алекс, это твой ребёнок. Я собиралась…

- Заткнись! – обрывает строго.- Как ты могла? Как вы все могли?

- Я просила всех молчать. Ни вини никого, кроме меня! – Становлюсь смелее после того, как Алекс велел мне закрыть рот.

Какой бы виноватой перед ним я не была, я не позволю себя обижать.

- МАТЬ ТВОЮ, ЭТО МОЙ СЫН! – Алекс пинает колесо своей машины, обращая гневный взгляд ко мне.- КАК ТЫ МОГЛА ТАК ПОСТУПИТЬ?

- Я была зла на тебя! – кричу в ответ, размахивая руками. – Ты прогнал меня!

- Я попросил прощения!!

- Только вчера!- У меня всё лицо мокрое от слёз и, вероятнее всего, красное.- Мне было обидно, Алекс. Я не могла тебе сказать, я хотела. В тот день, когда ты прогнал меня…

- Ты тогда уже знала? – обрывает Алекс мою речь, сощуривая глаза.

Я оглядываю толпу. Они с интересом наблюдают за нами. Некоторые особо сентиментальные женщины плачут. Мужчины улыбаются. Какого чёрта??!

Елена облокотилась о дверь джипа, она стоит позади меня. А Эштон, кажется, готов в любой момент броситься мне на помощь.

- Да,- тихо говорю.

Алекс снова оборачивается к своему «Ниссану», и несколько раз интенсивно ударяет по капоту ногой. Он хватается руками за бока, пытаясь отдышаться. Мне кажется, я чувствую быстрое биение его сердца даже на расстоянии. Меня душит обида из-за всей этой драмы. В голове крутится мысль, что мы ведь могли быть счастливы.

Он снова бьёт свою машину. Много раз. Не останавливаясь. Я съёживаюсь, обнимая себя руками.

Пожалуйста, Господи, помоги!

Алекс поднимает руки вверх, скрещивает их за головой. Он смотрит на меня в упор и произносит громко:

- Где мой ребёнок?

- Здесь! – тут же откликается Елена, спеша открыть заднюю дверь джипа.

Но Алекс опережает её. В момент, когда он заглядывает внутрь, у меня останавливается сердце.

Раз.

Два.

Три.

Четыре.

Пять.

Шесть.

Семь.

Восемь.

Десять.

Десять секунд спустя, снова чувствую стук внутри. Это значит, я жива. Жива!

Алекс не двигается. Говард поднимается на ноги, он кладёт руку мне на плечо, но я сбрасываю её и двигаюсь в сторону Алекса. Тот плачет. Нет, серьёзно. Он плачет. Пересекаюсь с синими глазами Аарона. Он улыбается. Его маленькие ручки тянутся ко мне. Тогда, Алекс запрыгивает на сидение. Ловкими движениями освобождает малыша из его кресла и прижимает к себе. Я практически слышу рыдания своего бывшего. Затем обернувшись, замечаю, как вытирает глаза Елена. Лишь Эштон кажется спокойным. Но это не так, на самом деле. Он тоже готов растрогаться.


***


Адель


Я точно не собираюсь обсуждать с Говардом, куда Алекс отвёз СВОЕГО сына. Но, похоже, мой, всё ещё, жених думает иначе. Он звонит мне без перерыва и шлёт сообщения с текстом: «Где Аарон?». Отлично. Он уже был дома. Где он сейчас? Плевать. Я забрала все свои вещи из его квартиры, и теперь приехала в дом родителей, чтобы забрать кое-что личное отсюда.

Как только открываю дверь, вижу в гостиной Говарда, измеряющего шагами комнату. Мама подскакивает с дивана и оказывается вмиг рядом со мной.

- Что это? – она тычет мне в лицо телефон «мальчика на побегушках», что показал ей сообщение, которое я ему прислала.

Говард прячет глаза за ресницами. Придурок хренов!

Хотите знать, что написано в смс? Хорошо. Пожалуйста! «Я больше не твоя невеста. Разрываю помолвку».

- Я думаю, Говард знает, почему я так поступила,- кошусь на него.

- Нет,- говорит мама.- Не знает, как и твой отец, который сейчас на работе. И я уверена, он будет не в восторге.

Я смеюсь, поднимаясь по лестнице наверх. Мама идёт за мной.

- Да нет же! Папа будет рад, что я ухожу от этого мужчины! Говарду плевать на меня. Он даже не в силах меня защитить.

Я прохожу в свою комнату, чтобы сложить в большую сумку некоторые вещи Аарона. На тумбе у кровати забираю рамки с нашими с сыном фото. Средства гигиены, косметику, несколько вещей из одежды - всё это я унесу с собой. И даже не спрашивайте, что я задумала! Точнее, что задумал Алекс. Он кричал на меня всю дорогу, пока мы ехали в машине к гостинице, где он остановился. Он буквально затолкнул меня с Аароном на руках в свою тачку после сцены возле кафе. Теперь я официально живу в его номере. Пока что.

- Адель! – орёт мать, когда я прохожу мимо неё в ванную.- Говард любит тебя. Ты не можешь его бросить. Ты же не…не…этой ночью…ты не…

- Да, мама,- повышаю голос.- Представь себе, ты права. Я спала с Алексом! Это ты хотела услышать??

Мама охает, приставляя руки к лицу, которое кажется настолько потрясённым, что сложно себе представить такое, не увидев.

Да ладно вам, она же не могла повестись на ложь, что я ночевала в доме у Елены! Но знаете, что? После того, как правда всплыла наружу и после того, ЧТО Алекс мне устроил, мне на всё наплевать. Я могу рассказать маме, сколько оргазмов получила этой ночью, и не покраснеть. Потому что, мне всё равно...

- Адель, ты не сделала этого...- всхлипывает она.

- Нет, сделала! - Я не могу себя сдерживать, я хочу её убить. Она всегда портит всё. Всё.- И мне понравилось! " О, Господи!- я пытаюсь изобразить её неприятный голос.- Адель, как ты могла? Нет, ты же почти замужем". Вот, что ты говоришь мне всегда. Сейчас мне плевать.

Мама держится за тумбу позади себя. Её глаза расширяются от удивления. Её губы искривляются. И мне снова отлично видны морщины под её нижними веками.

- Мне было хорошо,- продолжаю.- Знаешь, почему я это сделала? Я не хотела этого говорить...- Упираю руки в бока, выдохнув.- Но, кажется, по-другому никак...Мама, ну ты же понимаешь, что Говард ужасен в постели?! Я имею в виду, это же очевидно! Мне нужен был, чёрт возьми, хороший секс, которого у меня не было почти два года!

Знаете, как женщины из девятнадцатого века реагируют на слово «секс»? Никогда не видели? Я тоже не видела, но у меня есть моя мама, так что с этим проблем не возникает. Весь «ужас и трагедия занятия «этим делом»» проявились на её, вымазанном огромным количеством кремов, лице.

- Что? – Развожу руками.- Ой, мам, пожалуйста, у тебя сейчас такой взгляд, что я смею предполагать, ты никогда не кончала.

Она надвигается ко мне, вероятно, чтобы дать оплеуху, но я отклоняюсь и выбегаю из спальни. Спускаюсь.

- Не смей так разговаривать со мной!- волнительно визжит она.- Ты слышишь? Это Алекс научил тебя…

- Хватит, мам!- перебиваю я.- Серьёзно! Хватит! Я больше не позволю тебе управлять своей жизнью!

Сказав это, снимаю с пальца обручальное кольцо и передаю его ошарашенному Гоаврду. По-моему, он до сих пор не может поверить в происходящее. Повесив сумку на плечо, я открываю входную дверь, желая поскорее уйти отсюда. Говард бежит за мной к моей «Хонде».

- Что? – спрашиваю с вызовом, глядя на него и уперев одну руку в бок.

- Не уходи от меня, умоляю. Хотя бы, пока.

- Чего? – Выдавливаю из себя смешок.- Серьёзно, что ли?

- Пожалуйста!- Он складывает ладони вместе, как для молитвы(!). Да, это действительно так.- Скоро приедет комиссия из Льюистона. Меня должны повысить сразу после их одобрения. Но они отдают предпочтение семейным людям…ты понимаешь…Так сказала Глория…и…Адель, это мой шанс!

- И что теперь? – Взмахиваю рукой.- Я должна притворяться, что у нас всё хорошо, Говард? Что ты не трус! Что ты – настоящий мужчина?!

Он молчит, но потом отвечает, вскинув на меня голубые глаза:

- Только потому что, я – не Алекс, я плохой?

Да ладно вам! Он реально сказал эти слова?! Не могу поверить!

- Я ухожу не к Алексу,- произношу почти обречённо.- А от тебя. Наши отношения были на грани. Алекс всего лишь прояснил ситуацию. Я надеюсь, ты понимаешь, что не стоит пытаться возвращать меня обратно.

Кивает головой.

- Я не буду.- Говард подозрительно быстро соглашается, и это меня настораживает, но всё-таки я говорю ему:

- Я помогу тебе. Как только комиссия покинет наш штат, я улечу в Сан-Франциско с Аароном.

Говард снова кивает. Я уже без слов бросаю сумку на заднее сидение, сажусь на место водителя и выезжаю на дорогу. Мне нужно поспешить к сыну.


Глава 10

Эштон


Камилла присаживается напротив меня за стол в кафе. Она протягивает мне свежую газету объявлений, где она сделала пометки синей ручкой. Официант приносит нам, заказанный мною, кофе. Ками улыбается, поправляя воротник белого свитера, и без остановки начинает говорить:

- Меня приняли в целых два разных заведения! Эш, это такая удача! Они берут меня, не смотря на то, что у меня нет опыта работы в баре! Осталось выбрать только место, где я захочу обосноваться.- Девушка принимается загибать пальцы, один за другим.- Где лучше зарплата, чаевые, ну и контингент, конечно. Хотя, я сомневаюсь, что в подобных пабах выпивают приличные люди.

Она смеётся, делая большой глоток кофе. Я наблюдаю за Камиллой, любуясь ею. И мысленно стучу себе по голове, напоминая, что мне нельзя увлекаться ею. Но, похоже, это уже случилось. Я никогда не ощущал себя более живым и существенным когда-либо. А ведь Ками просто врывается в мою жизнь и меняет всё.

- Ты действительно этого хочешь? – тихо отвечаю я.

- Что? – улыбка на её лице теперь уже кажется не такой широкой.- Работать в пабе и жить с напарницей? Знаешь, это лучше, чем делить дом с моим отцом. Поверь.

- Я не об этом.- Откидываюсь назад.- Ками,- выдыхаю с трудом.- Я привёз тебя сюда, считая это правильным решением. Я хотел, чтобы ты нашла себя. И, может, дело в том, что я не могу позволить тебе находиться среди пьяных и невменяемых клиентов практически ежедневно, я не знаю…но…

Что? Что мне сейчас сказать? «Я улетаю в Калифорнию. Полетели со мной обратно. Потому что, ты сделала меня другим»? Так, что ли?

- Ммм? – очаровательно изогнув бровь, мычит Камилла. – Эштон, что-то случилось?

- Нет,- быстро отвечаю.- С чего ты взяла?

Смотрю в окно. Деревья уже почти оголились, освободив себя от листвы, что покоится теперь на земле. Её подбрасывает ветер, унося за собой. Я концентрируюсь на улице перед нами, чтобы не думать о Камилле, остающейся здесь без меня. Без меня…

- Как на счёт того, чтобы вернутся в Сан-Франциско? – резко выдаю, чтобы не успеть возразить собственным мыслям.

Взрывная песня Арианы Гранде становится громче в колонках. Посетителей больше. Запах кофе щекочет ноздри. Я закрываю глаза, чтобы не видеть движения губ Камиллы и не прочитать по ним, что она хочет мне сказать. Это вероятнее всего «нет».

- То есть, ты меня зовёшь с собой? – Наконец, я слышу её мелодичный голос.

Улыбаясь, киваю головой, но мои глаза остаются закрытыми.

- Почему ты хочешь, чтобы я вернулась с тобой? – Когда мои веки взлетают вверх, я вижу, как девушка кладёт подбородок на сложенные ладони.

Объяснить это ей сложнее, чем мне бы того хотелось. Но у меня есть другой вариант.

- Пожалуйста,- выпячивая нижнюю губу, говорю,- без вопросов. Ладно? Давай так.- Я придвигаюсь ближе.- Ты пробудешь со мной три месяца. Если через три месяца ты захочешь уйти, я не стану тебя останавливать. Обещаю.

Она поднимает глаза кверху, раздумывая над моими словами. Не знаю, воспринимает ли меня всерьёз…?

- А я смогу уйти в течение этого времени, если что-то пойдёт не так?

- Конечно,- отвечаю, игнорирую мысли об её уходе.

Она молчит, вглядываясь в моё лицо. Подносит кружку с кофе ко рту. Делает глотки, не спуская с меня карих глаз. Я готов расцеловать их, настолько они красивы!

- А всё же,- подмигивает,- почему ты хочешь, чтобы я улетела в Калифорнию? – И добавляет: - С тобой.

Я не мнусь с ответом:

- Просто ты мне нравишься.


***

Адель


Я снова вся сжимаюсь, когда Алекс без совести и стыда проходит мимо меня топлес. Он натягивает белую футболку на полпути к гостиной. Даже не смотрит в мою сторону. Сжимаю крепко челюсть. Аарон зовёт. У него получается слабое «мааам». Я переодеваю его в чистую одежду. После того, как ребёнок уже сидит в тёплом зимнем комплекте, Алекс буквально выхватывает у меня его.

Я злюсь, но молчу. Алекс был со мной терпелив. Он снял квартиру на время, пока мы остаёмся в Бойсе. Здесь намного лучше, чем жить с ним в отеле. К Говарду я не вернусь, но и с мамой жить не могу. Папа понимает меня, он не настаивает. И для меня важна его поддержка. Особенно, если учитывать события последних дней.

Алекс даже смог стерпеть, что я остаюсь здесь ради Говарда на некоторое время. Он не стал разлучать меня с сыном. В смысле, я не думаю, что у него бы получилось, но он даже не пытался. И за это я ему благодарна. Но, чёрт возьми, как бы Вы поступили, если бы практически голый мужчина готовил себе еду, или читал газету, переходил из комнаты в комнату. Как бы Вы себя чувствовали?

- Мы вернёмся через часа два,- строго сообщает Алекс, накидывая чёрную крутку на себя и снова подхватывая Ронни. – Я собираюсь съездить с сыном в торговый центр.

Не успеваю ответить «хорошо», как он выходит за дверь.


______________________________________________


      Прижимаю смартфон между плечом и ухом, собирая детские игрушки в квартире. Елена тараторит на том конце провода. Она переживает за меня, и не зря. Всё же я решаюсь начать жаловаться:

- Алекс постоянно переводит время с Аароном, когда не занят делами. Он часто закрывается в кабинете, разбираясь с работой, которой не может заниматься вплотную, пока мы здесь,- выдыхаю, выпрямляясь.- Сейчас он снова с сыном. Елена, это пытка! Алекс ходит по дому без футболки, и, по-моему, он забыл, что я женщина.

- Я не... не понимаю...

- После того как, я сказала, что мне нужно остаться в Бойсе ещё ненадолго ради спасения карьеры Говарда, он молча уехал из дома, а вернулся пьяный в хлам.- Продвигаюсь на кухню вдоль коричневых стеллажей. Эта квартира мне действительно нравится.- Елена, Алекс даже не пытается приставать ко мне, понимаешь? Ему плевать. Конечно, он идёт мне на уступки, потому что, уверена он не станет разлучать меня с сыном. Но...совершенно не воспринимает меня, как сексуального партнёра. Я не знаю, что делать.- Говорю отчаянно, доставая бутылку воды из холодильника.

Нависает тишина, которой я боюсь. Моя подруга тоже думает, что я обречена. Она думает так же, как и я: Алекс снял квартиру, позаботился обо всех удобствах и живёт рядом лишь ради Аарона. Мы спим в разных комнатах. Он почти не разговаривает со мной даже.

- Тогда нам нужно перейти к стадии женского обольщения,- наконец, многозначительно выдаёт Елена.

- Чего? – я чуть ли не захлёбываясь жидкостью.

Закручиваю крышку обратно и облокачиваюсь о кухонный гарнитур.

- Это несерьёзно,- говорю я.- Может…не знаю, может поговорить с Эштоном. Он же должен знать, что делать в таких случаях.

Подруга громко выдыхает воздух. Я так хорошо её знаю, что ясно представляю её выражение лица прямо сейчас.

- Для начала давай разберёмся, зачем он тебе, Ади,- медленно проговаривает подруга.- О`кей?

- Да.

- Итак. Ты любишь Алекса? – Её голос напряжён, как будто она боится услышать ответ.

- Да…возможно…да,- выпаливаю, плотно закрыв глаза.

- Да, или возможно?

- Да.

- Прощаешь его?

Могу ли я его простить? Хватит ли у меня смелости, мудрости, отверженности, чтобы забыть то, что произошло? Если рассудить, я тоже грешна перед Алексом. Очень грешна. Скрывала от него сына. И даже, не смотря на то, что была обижена на него, это, наверное, не давало мне право быть настолько эгоистичной.

- Прощаю.- Бутылка попадает снова на полку в холодильнике.

- Хорошо! – Тон Елен полон удовлетворения.- Тогда, у меня есть план.


***


Алекс


- Эй, хватит уже кусаться! – в сотый раз кричу я, неся Аарона на руках.

Я расцеловал его всего, а в ответ он мне мстит таким образом?

Итак, давайте подведём итог. Список того, что я сделал, пока мать нашего сына отсутствует:

1.Я приготовил ребёнку поесть. Сам. Каша получилось неплохой.

2.Я поменял подгузники Аарону. И у меня получилось.

3.Я переодел сына в чистый комбинезон после того, как он решил испачкать его банановым кремом.

4.Я сумел уложить Ронни спать. Пусть и сейчас всего семь часов вечера.

А теперь почему бы не перейти к части, где Адель нет в квартире, что я снял? Знаете, я позвонил Говарду и угрожал, что вырву ему кишки (не корите меня за жестокость), если не ответит честно, у него ли Ади. Но он ответил: «нет». Думаете, стоит ему верить? У этой чертовки выключен мобильный! Выключен. Мобильный. Да я разнесу этот дом, нахрен.

В замочной скважине поворачивается ключ. Ну, наконец-то. Я не успеваю даже вздохнуть облегчённо, как в холл влетает довольная Елена с бумажными пакетами в руках, полными продуктов. Эй, там наверху, вы там решили поиздеваться надо мной сегодня?

- Какого хрена ты тут делаешь? – кричу я.

Мысленно ударяю себя в челюсть – мой ребёнок спит.

- О, Алекс! – Брюнетка обходит кухонную стойку и кладёт пакеты на неё.- Я тоже очень рада тебя видеть! Знаешь, ты выглядишь действительно отдохнувшим. Всё-таки, возможность не быть всё время на работе пошла тебе на пользу.

Я сглатываю нервно, только потому что, готов оторвать ей голову, но сдерживаю себя.

- Ты чокнулась? – реву шёпотом.- Почему ты здесь? Где моя…- Осечка. Чёрт.- Где Адель?

- Аааа,- она прижимает указательный палец к губам.- Рон спит? Поняла.

Проносится мимо меня, закрывает дверь в детскую. После присаживается на белый диван и включает телевизор.

- Елена, что происходит? – говорю я спокойнее, становясь перед ней.

Она делает возмущённое лицо.

- Ну что? Что? – Разводит руками.- Адель уехала проветриться с Мэг. Я её заменяю. Что не так?

Куда поехала Адель? КУДА ОНА ПОЕХАЛА? КАКОГО ХРЕНА, ВООБЩЕ?

- Эй,- девушка выставляет руки перед собой, заметив мой хищный взгляд, наверное.- Секс в мои обязанности не входит!

Я в секунде от того, чтобы разбить чёртов журнальный стол на мелкие осколки. Я не готов отпускать Адель куда-то? Проветриться? Серьёзно? С кем? Она и Мэг…Сомневаюсь.

- Где она? Почему её телефон не отвечает?

Елена привстаёт, достаёт что-то из заднего кармана джинсов и бросает мне. Это смартфон Ади.

- Она оставила его мне,- улыбается нелепо.- Я его отключила, чтобы не доставал. Просто твоё имя высвечивалась на дисплее очень часто.- Томно вздыхает.- Не принесёшь мне водички?

Я подхожу ближе и склоняюсь над ней. В этот момент Елена кричит:

- Ой, отойди! Отойди! Джуда Лоу показывают! Боже ты мой! Вот это красавчик!

Ладно. Хорошо. Этот день может считаться официально худшим в моей жизни.


Елена всё говорит и говорит, не переставая, о том, что Адель не позволяла себе развлекаться с тех пор, как приехала в Бойсе. Беременность, работа, Аарон, снова работа, помолвка с Говардом…ой, не упоминайте его имя.

На экране телевизора мелькает какой-то мультфильм. Это реклама. Я не слежу за тем, что там показывают. Главное, что сейчас полночь. Адель всё ещё не дома. Елена получает сообщения от Мэг, но не разрешает мне их читать.

Аарон просыпался пару раз, Елена бежала его успокаивать. Она даже приготовила вкуснейшую картофельную запеканку, что, думаю, мы могли бы подружиться.

- Что на ней надето? – наконец, говорю я. Хотя, это больше похоже на мычание.

- Ты про девушку в фильме…?

- Про Адель! – закатываю глаза.

- Ааа.- Смеётся. Сучка.- Серое блестящее платье.

- Чёрт.- Закрывая глаза рукой.- Оно слишком короткое. И просвечивает.

- Думаешь, Ади не проигнорировала нижнее бельё? – Елена поворачивает голову и смотрит на меня озадаченно.

Я спокойно поднимаю взгляд на неё. Усмешка уже коснулась её губ. Фыркаю, уставившись в потолок.

- Просто ненавижу тебя.

- Это была шутка, Алекс.- Я вижу, как она улыбается.- Но тебя это не должно беспокоить. Вы же не вместе. Так что…

- Заткнись! – стону обречённо.- Пожалуйста. Просто дай мне адрес, где Ади сейчас.

Её светлые глаза блестят, когда она проводит руками по своей серой кофте. Приманивает меня пальцем. Садится ближе. И шепчет в ухо:

- Нет.


Глава 11

Адель


Какой-то пьяный парень пролили бокал мохито на красное платье Мэгги. Мы пытались вывести пятно около получаса в туалете клуба. Здесь душно, неуютно, не работает кондиционер. Но это заведение считается одним из лучших в городе. Наверное, грубость обслуживающего персонала сейчас в моде…. Или я, может, чего-то не понимаю. Но…Боже! Когда Елена заберёт нас отсюда? Вы знаете, что сделала это ненормальная? Привезла нас с Мэг в этот невозможно шумный клуб, оставила здесь без денег и без телефонов. Отлично. Невероятно счастлива. Я. Ведь это то, о чём я мечтала. Даже не суметь добраться на такси до дома. Елене прекрасно известно, что будь у меня в сумке хоть 20 долларов, я мигом сбегу к чёрту. Но остается только ждать. Ждать, когда наша безумная подруга совершит свой злобный план по укрощению Алекса.

- Эй, милашки! – по инерции мы с Мэг одновременно поворачиваем головы.

На небольшом балконе над нами стоят двое молодых ребят. Они машут нам руками.

- Я не уверена, что им есть двадцать один год,- комментирует Мэг, практически всхлипывая.

Официантка в короткой юбке приносит нам выпить. Это то, что заказала Елена. К счастью, она всё оплатила.

- Проблемы с мужчиной у тебя, а приставать будут ко мне тоже.- Мэгги закрывает руками лицо.

Я вскидываю на неё взгляд. Изгибаю бровь. Во мне начинает бушевать ярость.

- Ты можешь не оставаться!

- У меня нет выбора,- шепчет обречённо.

- Серьёзно? – восклицаю громко.

- Красотки! – сверху снова раздаётся.

Я поднимаюсь и смотрю в сторону придурков:

- Чего вам надо? – упираю руки в бёдра.

- А ты такая сексуальная, когда злишься.- Один из них облизывает губу, прикусывая её наглядно.

- Пошёл нахрен! – кричу, и несколько девушек за соседним столиком, услышав это, оборачиваются, чтобы посмотреть на меня.

Я игнорирую любопытные взгляды «праведниц». Музыка теперь намного тише, так что теперь слова кого-либо доходят до других слишком быстро.

- Может, поднимешь край своего платьица, крошка?- говорит второй, опрокидывая в себя стакан с янтарной жидкостью.- Очень хочу полюбоваться на то, что там под тканью. Ты великолепна! – он делает акцент на последнем выражении и кричит, двигаясь в такт ритмичному треку.

- Ненавижу Елену,- вздыхает Мэг, сажая меня на место.

- Жаль, я не могу отправить тебя домой,- искреннее отвечаю я.- Мне не нужны твои гневные комментарии.

Мэг откидывается назад. Её зелёные глаза устремлены на меня. Она кажется сожалеющей о своих словах. Но это не помогает. Насколько сильно я хочу, чтобы Алекс обратил на меня внимание? Насколько далеко я могу пойти? Ладно. Так или иначе, это была не моя идея. Но вряд ли одной только Елене надерут зад.

- Прости меня,- говорит Мэг. Она с трудом сглатывает.- Прости, правда. Я такая ужасная. И уже давно. После того, как… как мы с Робом расстались. Я не верю до сих пор, что это произошло.- Выдерживает паузу.- Возможно, в глубине души я хочу, чтобы он вернулся. Возможно, именно поэтому, я так сильно себя ненавижу.

- Ненавидишь? – Хмурюсь, с радостью замечая, что двое идиотов сверху отстали от нас.- Но...почему? Ты не должна…

- Ади,- прерывает меня Мэгги.- Знаешь, что я не должна делать?- Прижимает руки к груди.- Любить Роба до сих пор. Я видела его новые фото в Твиттере. Он с какой-то рыжеволосой девчоночкой, которой от силы лет двадцать, обжимается. Там такие откровенные фото!

Я наблюдаю, как моя подруга поднимает бокал мартини и почти выливает его в себя весь. Она даже не морщится. Я думаю, Мэг готова заплакать. Этого точно не хочу. Только не этого. Она не заслуживает слёз. Я люблю её. Очень сильно.

Внимательно слушаю её, ни разу её не перебив.

- Ты понимаешь, о чём я? – продолжает девушка, запрокинув аккуратно ногу на ногу.- Это невыносимо – любить того, кто о тебе и не помнит. И смотри на меня! Я обновляю его страничку в Твиттере по несколько раз в день. Это так жалко! Господи! – Только не плачь, Мэг.- Когда Роб сказал, что уходит от меня, он дал мне ясно понять, что это всё из-за моих нескольких выкидышей. Я верила ему, потому что, он хотел ребёнка, как и я, не смотря на то, что мы были молоды. Но сейчас…почему он не женился? Почему не пытается завести семью, о которой мечтал? Я всё время думаю, что у меня есть возможность…

Я хочу сказать своей подруге, что она самая лучшая. Что она должна смотреть в будущее, оставив прошлое в прошлом. Оставив неудачи и горечи там, откуда им уже не выбраться. Я собираюсь вдохновить Мэг на жизнь без бывшего мужа.

Но двое парней, которые стояли сверху десять минут назад, теперь садятся по обе стороны от нас. И один из них протягивает руку и кладёт мне её на бедро.


***


Алекс


Все наши общие с Лорой друзья, мои друзья, наши знакомые, мои знакомые, приятели знали, как сильно я хотел малыша. Моя бывшая жена тоже хотела. Особенно, когда поняла, что бесплодна. Не знаю, может, это было её шансом удержать меня. И, если бы Лора родила бы ребёнка от меня, я бы остался. Я бы любил Адель и дальше, но бросить свою семью бы не смог.

И вот в моей жизни появляется Аарон, мой сын. Мой. Родной. Сын. Я думал, настолько счастливым быть нельзя. Но видеть, как он спит, ест, смеётся, радуется чему-то, - слишком хорошо. Когда он сверкает своими синими глазами, я понимаю, как сильно ребёнок похож на меня! Мне кажется, это слишком очевидно для всех вокруг. Я не собираюсь оставлять сына. Ради него я готов видеться с Адель всё время. Вопрос в том, достаточно ли мне просто с ней видеться? Я хочу большего. Это тяжело признавать. С этим сложно соглашаться даже с самим собой. Но она нужна мне.

Я понял, что я обречён почти сразу. Она стала моей страстью, моим сердцем. Адель просто поставила весь мой мир на колени, вместе со мной. Это…как…как, если бы, Вы пытались бороться с ветром, что так нещадно кружил вокруг Вас. Яснее ясного, Вы бы не спасались. Вы бы проиграли в этой битве. Как и я проиграл.

Я любил Пола. Я люблю его и сейчас. Надеюсь, он слышит мои мысли. Надеюсь, он знает это. Надеюсь, он не злится на меня, что я влюблён в женщину, которую хотел он. Которую он так и не получил. Я очень хочу верить, что Пол простил Адель всё. Я был зол, тогда, когда обвинил Ади в смерти брата. Я был не прав. Но быть так далеко от меня столько времени и скрывать сына – это жестоко по отношению к нам обоим.

- О чём ты думаешь? – вдруг спрашивает Елена, лёжа на диване.

Я расположился на полу. Мне даже не нужно укрываться одеялом, слишком жарко от постоянных нагнетающих мыслей. Я не хочу идти в спальню. Я хочу быть здесь и встретить Адель.

- О том, как бы убить тебя,- отвечаю без эмоций.

- Не понимаю, почему все девушки срывают свои трусики, глядя на тебя!- фыркает брюнетка.- Ты – грубиян! Хам. Ужасен просто.

- Я обаятелен,- парирую.- И очень, очень, очень хорош в сексе!

- О, Господи!- она прикрывает глаза рукой. Это мне помогает увидеть настольная лампа, что светится в темноте.- Давай только не будем разговаривать о твоём члене, Алекс?!

- Если ты хочешь знать размер…

- Заткнись! – шипит Елена, и я смеюсь.

Перекатываюсь на бок.

- Скажи мне, где Адель.

- Нет.

- Умоляю.

- Она развлекается, этого достаточно.

- Откуда ты знаешь, твою мать? – не выдерживаю я.- У Адель и Мэг нет телефонов.- Указываю пальцем на неё.- Ты сказала. Может, им плохо. Или нужна наша помощь!

- Успокойся,- Елена закатывает глаза.- Всё под контролем. Бармен, который работает в том клубе – мой хороший приятель. Он мне всё докладывает по смс. Каждые полчаса. Если что-нибудь случится плохое, он напишет мне.

Реву негромко, проводя руками по волосам. Вновь ложусь на спину.

- Просто скажи мне, зачем ты это делаешь? Думаешь, Адель любит клубы? Да ни черта она их не любит! Она чувствует себя неуютно в таких местах! Ей нужен горячий чай с малиной и шоу Опры Уинфри. И я рядом!- добавляю, садясь на полу.

Одну ногу сгибаю в колене. У меня кровь в жилах кипит. Елена тоже садится теперь. Её взгляд строг и серьёзен.

- Ты любишь её, Алекс?

Глубоко вдыхаю воздух, отвечая:

- Конечно!


***


Алекс


Крепко сжимаю руль руками, пока говорю с Еленой по телефону. Я сказал: говорю? Нет. Я ору на неё. Скоро охрипну, если продолжу в том же духе. А какой должна быть моя реакция, если эта ненормальная заявляет ей, что отправила Адель «потрясти задницей», этим самым, надеясь заставить меня ревновать?! Она оставила их без денег и без средств связи! Вы себе это можете представить, чёрт всех дери??? Адель как могла согласиться на это? Женщины…Что за глупости? Почему она не могла прийти и сказать: «давай поговорим»? Почему не могла признаться мне в чувствах?

Елена во всё мне призналась, и, чувствую, подруг и её будут не в восторге. Я не могу поквитаться с ней, но Мэгги, самая адекватный человек в их компании, должна преподать Елене урок, как нельзя лезть в чужие жизни. Сообщение на мой iphone приходит сразу же, как я кладу телефон, обматерив Елену, и как только я останавливаюсь около того самого клуба, где сейчас находятся Мэгги и Адель.

Это - сообщение от сумасшедшей, которая осталась на данный момент ухаживать за моим сыном.

«И помни, Алекс, если ты обидишь Адель, я отрежу тебе член бензопилой. Я клянусь»

Я не отвечаю ничего. Лишь выбегаю из своего арендованного автомобиля. Быстрым шагом добираюсь до высокого здания, наверху которого значится большими буквами: MONICA CLUB. Убью Адель к чёрту!

Внутри не так уж темно, как я предполагал. Доминирующий цвет – синий. Официантки в коротких юбках. Слишком коротких. Это юбки? Бармен. Это тот приятель Елены? Он весь в пирсинге. Несколько тату на его шее и на выбритой голове. Замечаю их, когда он поворачивается к огромному бару с напитками. Я подхожу к нему, желая узнать об Адель. Но я ничего говорю. Не задаю вопросов. И не стоит. На дальнем диване чёрного цвета я вижу мать своего ребёнка и Мэгги, подле которых сидят двое парней. Девушки пытаются отбиваться от приставаний уродов. Когда парень в серой футболке хватает сильно Ади за волосы, я уже не стою на месте.


***


Адель


Замечаю царапину на подбородке Алекса, пока он моет руки под водой в туалете. Его костяшки пальцев в крови. Бровь рассечена. Прижимаясь спиной к стене, я громко дышу, вспоминая весь ужас драки. Охрана успокоила Алекса всего пять минут назад. Он оттащил козлов, которые не давали нам с Мэгги покоя. А этот бармен, Тим посчитал, что нам нравится их внимание, как он сказал позже Алексу, помогая ему выбивать дерьмо из, распускающих клешни, парней. Я надеюсь, его не уволят за это.

На самом деле, меня больше волнует то, почему Алекс молчит. Он должен сказать хоть что-нибудь. Я просто умираю от страха. Он отправил Мэг домой на такси. Так что я здесь, в уборной чёртового ночного клуба, одна. Наедине с ним.

Алекс ладонями упирается в стену перед собой. Он переводит дыхание. Сейчас оно учащённое, быстрое, тяжёлое. Но через минуту, кажется, он уже может говорить. Рядом с ним я себя чувствую маленькой нашкодившей девчонкой. И что-то мне подсказывает, стоит держаться от него подальше в данный момент. Пока он так зол. Пока он зол, словно сам дьявол.

Внезапно мужчина роняет белые полотенца на пол. Они были сложены возле него аккуратно. Но он всё сбрасывает. А потом готов разбить руками зеркало, но, подбежав, я хватаю его за плечи. Опускает руки.

- Ты просто чокнутая! – рычит он.- Адель, ты чокнутая! Какого хрена ты творишь?

Оборачивается ко мне. Его синие глаза горят.

- Елена рассказала мне, что ты собиралась заставить меня ревновать! Я ревновал! – бьёт стену кулаком.- Ты довольна, мать твою?

Пусть кричит и рушит всё. Это лучше, чем если он будет молчать.

- Елена не могла признаться…

- Могла! – обрывает Алекс меня.- Я знаю, что это была её идея! Но ты не можешь быть настолько бессовестной, Адель!

Ладно, моё женское самолюбие не может позволить над собой издеваться. Поэтому, я толкаю Алекса в грудь. Сильно. Он отшатывается слегка. Этого недостаточно. Я бью его сильнее.

- Да ты просто из тех мужчин, которые сами не знают, чего хотят! – кричу, переводя дыхание.

- Нет! – он отдаляется, устремляя указательный палец на меня.- Это ты из тех женщин!

Молодой мужчина заходит в уборную, но Алекс бросает ему:

- Выйди вон! – Он подходит к двери и запирает её.

Я поворачиваюсь к нему.

- Ты невыносим, Алекс. Ты приехал в Бойсе, разрушив мой, ещё даже не создавшийся, брак…

- Брак, которого ты не хотела! – говорит, перебивая. – Признайся в этом уже, наконец!

Алекс размахивает руками. Его белый джемпер тоже испачкан. Чёрт. Хорошо, что это не его кровь.

- Не нужно за меня решать!

- У нас с тобой есть сын! Ты молчала об этом!

Давай, рассердись на меня, говнюк. Ты первый обидел меня.

- Молчала, потому что, я была зла на тебя!

- Это не повод! – орёт, ногой выбивая дверь туалетной кабинки. – Что ты несёшь, вообще? Ты знаешь, как я мечтал о ребёнке!

- И, поэтому, кончал в меня, да? Потому что, твоя жена не могла забеременеть?

- Не мели ерунды. Я делал это не специально! В тот раз на яхте я кончил в тебя случайно. Я думал, ты принимаешь таблетки, как и почти все женщины!

Почему-то мне хочется ударить Алекса. Резко и больно.

- Я не принимала их. Я приняла одну утром после секса. Это должно было помочь. Но не помогло!

Он мгновение смотрит на меня. Мгновение, длящееся вечность! А потом выдаёт:

- Это уже не мои проблемы.

После его глаза расширяются, когда он осознал, вероятно, что только что сказал мне. Но уже поздно. Я дала ему пощёчину. Так, как и хотела. Резко, сильно, больно. Голова Алекса двинулась в сторону.

- Прости,- тихо произносит, глядя вновь на меня.

Мои глаза щиплет от слёз. Я поджимаю губы, чтобы не расплакаться. Алекс оказывается очень близко вмиг. Он припирает меня грубо к кафельной стене и запечатлевает поцелуй на моих губах.


Страстный и безудержный.


Глава 12

Сан-Франциско, штат Калифорния


Камилла


Дана, бармен из ресторана в Сан-Франциско, где я теперь работаю, косится на меня при любой возможности, пока я внимательно изучаю меню. Она рассказала мне, что, если бы Эштон не являлся хорошим приятелем, теперь и моего, босса, то предстояло бы мне пройти длинное и бессмысленное интервью, подготовленное менеджером ресторана.

Дана – неплохая девушка. Её волосы выкрашены в розовый цвет. Руки покрыты татуировками, а нижняя губа проколота. Но она действительно душевная, как мне кажется. И она всё время угощает меня капучино, а это делает её в моих глазах бесценной.

В заведении коричневые жалюзи подняты вверх. На окнах можно увидеть интересные рисунки. Стены зелёные, а пол красный. Слишком ярко и вычурно, на мой вкус. Но весело. Действительно весело. Моя униформа представляет из себя зелёную юбку до середины бедра, красный шарф на шее и белую блузку. Удобные чёрные туфли- лодочки на плоской подошве дополняют образ.

Так как, это мой первый рабочий день, я выполняю работу помощника старшего официанта. Сегодня почти нет клиентов, поэтому вся моя сила уходит на «выучи на память все блюда из меню». Это сказал Джозеф, старший официант. Он довольно симпатичный. Только у него половину лица занимает борода. Дана сказала, что Джо работает здесь больше четырёх лет – на его безобразную растительность начальство закрывает глаза. Она намекнула, чтобы я не брала пример с него и не переходила границ. Как будто, возможно то, что я отращу бороду?

- Да ни хрена ж себе! – присвистывает Дана, опираясь локтями о барную стойку.

Я поднимаю глаза, её взгляд устремлён куда-то за моей спиной. Быстро обернувшись, замечаю Эштона. Он одет в светло-коричневые брюки чинос и белую рубашку. Подходя к нам, снимает солнцезащитные очки-авиаторы. Находит взором меня и улыбка растягивается на его губах.

- Привет!- Эштон салютует Дане, на мгновение, подняв взгляд на неё.

Но потом снова смотрит на меня.

- А тебе идёт униформа,- дразнится он.

Я изображаю пальцами пистолет и «стреляю» в него. Сдуваю воображаемый дым с воображаемого ружья. Эштон делает вид, что поражён и хватается за сердце.

- Вообще-то, я стреляла в голову.- Смеюсь.

- Ой.- Он, склабясь, переносит руки на затылок.

- Правее, кровь течёт не отсюда,- издеваюсь я строгим тоном.

Эштон двигает пальцами ближе «к ране». Он хохочет, когда решает упасть на пол, но я подхватываю его. Неожиданно парень протягивает ладони, касаясь моего лица.

- Хей,- шепчет он, приближаясь.

- Ммм? – Судорожно глотаю воздух.

- Во сколько ты заканчиваешь работу? – говорит Эштон.

- В восемь,- отвечаю, глядя вниз.

- Я заеду за тобой в восемь. Хорошо?

- Да.

Я произношу это, и он, поцеловав меня в щёку, удаляется. Уходит, вновь нацепив очки на глаза. Его ягодицы двигаются так аппетитно. Дьявол, я не должна думать об этом.

- Фууух,- слышу комментарий Даны.- Быстро пришёл – быстро ушёл. Что он хотел? Этот парень горяч. Он твой?

Не знаю, что мне сказать. Мой ли Эштон? Принадлежит ли мне?

- Пока не знаю,- говорю коротко, и вновь утыкаюсь в меню.

Сосредоточиться очень тяжело теперь.


***


Бойсе, штат Айдахо


Адель


Салон автомобиля Алекса заполнен ароматами ненависти и страсти. Эти запахи окутывают меня, как и запах его непревзойдённого одеколона. Я собиралась воспользоваться возможностью быть главной сегодня. После жадного поцелуя в уборной ночного клуба, мы оторвались друг от друга. Это создало дистанцию. Как две планеты одной галактики, которые не сблизятся. В нашем случае слово «никогда» не имело смысла. Я хочу быть счастлива, я не хочу быть планетой в космосе. Одной из множества.

Когда машина останавливается у большого здания, я выбегаю на улицу, стремясь скорее попасть домой. Прохожу к лифту, Алекс идёт за мной. Его громкие шаги не остаются незаметными. Даже не здороваюсь с охранником, хотя в иной раз я бы так не поступила.

Алекс нажимает кнопку последнего этажа и оборачивается ко мне.

- Нам нужно поговорить,- предлагает он.

- Без разговоров.

Неожиданно для самой себя, я набрасываюсь на него, словно голодная самка. Его губы горячие, его руки знакомые моему телу. Он невозможно идеально подходит мне, но так же, имеет отталкивающее свойство.

Я была зла на Алекса! Я была рассержена и собиралась расцарапать ему спину. Не чтобы заявить свои права на него, не чтобы оставить на нём следы, как он сделал это со мной в прошлый раз. А, чтобы сделать ему больно. Я буду пользоваться им этой ночью, сколько я захочу, пока не стану насыщенной. Назовите меня глупой. Я называю себя разозлённой женщиной. Стоит ли Алекса прощать за его слова? Не думаю.

Мы входим в квартиру, яростно целуясь. Я готова сорвать с него чёртов джемпер. Алекс не перестаёт кусать мою шею. Эй! Кусаться - это лишь моё право этой ночью.

Кто-то кашляет позади нас. Чёрт.

Твою мать!

Я не могла так унизиться.

Отскакиваю от Алекса со скоростью света. Елена, скрестив руки на груди, хмуро оглядывает нас.

- Похоже, мы забыли, что у меня есть подруга,- бурчу я.

- Похоже, вы забыли, что у вас есть сын,- озвучивает мои мысли Елена.

Я не замечаю Аарона в комнате до последнего. Когда она берёт его на руки, поднимая с дивана, мой сын улыбается. Алекс машет ему рукой, что-то нашёптывая под нос. Он собирается подойти ближе, но Елена обрывает его, создавая снова расстояние между ним и ребёнком.

- Никто не притронется к Аарону, пока мы не разберёмся во всём,- строго заявляет Елена.

В её голосе досада и гнев проскальзывают одновременно.

- Мы? – вопрошаем я и Алекс.


Через десять минут я сижу на диване, наблюдая за подругой, возвышающейся надо мной. У неё такой озлобленный вид, что она напоминает учительницу, которая в любой момент может влепить двойку и вызвать родителей в школу. Кажется, Елена сейчас достанет указку, прячущую за пазухой. Алекс расположился в полуметре от меня. Я слежу за его взглядом. Он с любовью смотрит на Аарона. Тот играется на полу с игрушками, которые купил ему его папа на прошлой неделе. Меня больше волнует не то, что мой сын не спит в столь позднее время, а то, что Алекс не устроил по этому поводу скандал. Поверьте, он может.

За то, как он ласкает глазами Аарона, я готова на многое закрыть глаза. Если Вы – мама, Вы меня поймёте. Нет ничего важнее, чем, когда твоего ребёнка любят. И, если мужчина по-настоящему заботится о твоём чаде, ты становишься счастливой. Это чувство не схоже ни с чем.

- На самом деле,- начинает Елена раздражённо.- Вы оба идиоты.

- Ты в нашей команде,- парирует Алекс, и я не могу понять, шутит ли он.

- Да неужели? – Подруга складывает руки на груди.- Я ли устраиваю цирк под названием «Придурки года»?

Скрещиваю пальцы рук вместе.

- Что вы хотели сделать, когда ворвались в квартиру? – она продолжает.- Трахаться?

- Шшшш,- чуть ли не панически приставляю палец к губам.- Здесь ребёнок!

- Он ещё ничего не понимает!- Елена отвечает.

Под её грозным взглядом каждый желает заткнуться.

- Вот в чём ваша проблема! – Она расхаживает из стороны в сторону.- Вы считаете, можно поссориться, заняться сексом, а утром снова ненавидеть друга, выплеснув ночью всю горечь друг на друга?! Нет! – взмахивает руками.- Так нельзя. У вас есть сын. У вас есть прошлое. Оно вас связывает.

Вдруг она становится серьёзной. Её глаза взметнулись вверх, как будто она пытается что-то вспомнить. Но чуть позже я замечаю, что моя подруга просто старается не заплакать. Да так и есть. Она вытирает глаза и опускает их на Алекса.

- Я хорошо знала Пола. Мы выросли на одной улице. Он защищал меня от хулиганов, когда я училась в младшей школе. Он заплетал косы Мэгги, когда у её матери не хватало времени на это, потому что та работала, как проклятая.- Слёзы катятся и по моим щекам, и по щекам Алекса.- Пол был героем. Я не хочу говорить за всех, но я скажу правду: он был героем для всех. Уважал старших, влюбляя всех девчонок в себя. В тот день, когда он стал выпускником школы, плакали все наши учителя. Они не хотели отпускать его.- Голос Елены дрожит, она всхлипывает и тормошит рукой длинные волосы, в надежде, как мне показалось, занять себя чем-то, пока говорит о человеке, которого мы все любили. – Я хотела, чтобы Пол влюбился в меня, но он захотел Ади. Она не виновата в этом,- Елена качает головой.- Нисколько. Просто любовь – сука, и всё тут.

Просто любовь – сука, и всё тут, - проносится повторно у меня в голове. От этого я начинаю плакать сильнее.

- Алекс,- Елена садится между нами.- Пол был не только твоим братом. Моим тоже. Мы будем его помнить, и будем любить всегда. Но его пора отпустить.


У меня сердце колотится в груди. Словно, сумасшедшее.


***


Бойсе, штат Айдахо. 2008 год


Адель


Я и Мэг прорываемся через толпу обезумевших фанатов рок-группы «Angels». Это - местные звёзды. Здесь их обожают. Наверное, весь город собрался сегодня на концерт. Он ещё не начался, но мои ноги полностью оттоптаны. Я их не чувствую. Родители Елены подделали разрешение моего пребывания и пребывания Мэг здесь. Моя мама не отпустила бы меня на концерт, как и отец Мэг не допустил бы этого. Нам всего по шестнадцать лет, но, видимо выглядим мы старше, так как достаточно безалаберная охрана даже не взглянула на наши документы.

Елена кричит, заметив нас. Она машет руками, подпрыгивая на месте, призывая к себе. Мэг двигается быстро. И, когда мои подруги обнимаются, я оттягиваю кожаную чёрную юбку, что одолжила мне Елена, вниз. Я надеюсь её мать, миссис Дэвис, случайно не проболтается моей, что мы в действительности с Мэг не ночуем дома у Елены сегодня.

Попасть на концерт «Angels» было моей мечтой. Она практически сбылась. Билеты достал Пол. Елена рассказала ему, как сильно мне нравится эта группа. Как она выразилась, «случайно», но я-то знаю, что это не так. Единственное, что меня огорчает – это отсутствие Эштона. Он уехал в Портленд на эти выходные, к дедушке. Я бы хотела, чтобы он был здесь, рядом со мной.


После очередной песни ребята делают перерыв. Солист, Дэни Харрис, фотографиями которого у меня обклеены все стены в спальне, выливает на себя бутылку воды и трясёт головой. Капли воды отскакивают от его тела в разные стороны, пока девушки вокруг нас по всему стадиону визжат. Они прыгают на своих местах. Те, кто ближе всего к сцене, как и мы с подругами, кричат, что хотят потрогать его. Они в минуте от того, чтобы перепрыгнуть через сетку, разделяющую их и сцену, где стоят трое молодых ребят. У Дэни волосы до плеч, и теперь они мокрые. Это выглядит сексуально. Даже, я, по уши влюблённая в Эштона, хочу Дэна в этот момент. В нашем городе даже сводили счёты с жизнью из-за Дэни Харриса.

И не только девочки…

Елена внезапно снимает с себя трусики и бросает на сцену. Мэг в шоке подноси руки к лицу. Елена подыгрывает ей, повторяя жест Мэг. Я тоже поражена, но моя реакция не такая ужасная. Возможно, потому что, я уже выпила две бутылки пива.

- Что ты творишь? – кричит Мэг в то время как Дэн ловит чёрные маленькие трусики моей шестнадцатилетней подруги.

Я смеюсь, показывая Елене большой палец. Та воодушевлённо хлопает меня по плечу.

- Кошмар, кошмар,- причитает Мэгги, отворачиваясь.

- Эй,- говорит почти шёпотом вокалист в микрофон.

Стадион затихает, слушая его.

- Девушка, что сделала это,- он выдерживает паузу, и сердца всех, уверена, замирают. Особенно, сердце Елены. Дэн поднимает нижнее бельё выше на обозрение всем. - Ты теперь моя фаворитка! Я сохраню их!

Эти слова он выкрикивает, и все люди орут вместе с ним. Девчонки сходят с ума. Елена чуть ли не плачет от эмоций. Она прыгает выше, выбрасывая длинные руки вверх. Я думаю, заметил ли её Дэн?

Через несколько минут он, переодевшись, выходит снова на сцену. Музыка не начинает греметь. Дэн оглядывает толпу и говорит негромко:

- Мне двадцать три года,- не успевает он закончить это предложение, как все вокруг снова визжат.- Хей, хей, хей!! - он смеётся, прося жестом замолчать нас. – Мне двадцать три года. – На этот раз – тишина.- Я был женат уже два раза.- Девчонки ревут.- Два раза меня бросали!- Повышает голос.- Ссссучки,- шипит, ухмыляясь, и толпа снова взрывается фейерверком. – Я не верил в любовь, и до сих пор не верю. Простите, дамы,- Дэн кладёт руку себе на живот и делает сочувствующее лицо. Я слышу разочарованное гудение.- Ну-ну. НО! – Парень поднимает указательный палец вверх.- Один парень сегодня обратился ко мне. Он говорил о своих чувствах к девушке так искренне, и я подумал, что это, если не любовь?

Елена аплодирует, как и другие люди. А потом случается что-то необъяснимое. Пол Гринж выходит на сцену. Он такой привлекательный в этой белой рубашке и джинсах. Сначала толпа разглядывает его, привыкает к нему. Когда он наклоняется над микрофоном, ему аплодируют и кричат что-то о его сексуальности. Девушка позади меня предполагает, не новый ли он участник группы?

- Привет,- произносит Пол бархатным голосом. А потом добавляет:- Адель.

Я готова упасть в обморок, или хотя бы просто раствориться. Я вижу любопытные взгляды. Люди оборачиваются в поисках той самой Адель, которой являюсь я.

- Я говорил сотни раз, что люблю тебя. Ты помнишь?

Пол смотрит вниз, не привлекая внимание ко мне. Потом я понимаю, что он делает это намеренно, и за это я ему очень благодарна.

- Сегодня я хочу спеть тебе.

Кто-то позади меня всхлипывает. Кто-то рядом плачет всерьёз. Мэг вытирает слёзы. Когда первые аккорды музыки рождаются под пальцами гитариста, я тоже готова растрогаться. Но держать себя в руках очень выгодно сейчас для меня же самой. Я узнаю эту песню по мотиву. Это – «Lost without you», группы «Angels».

Я и не подозревала, что Пол поёт. Но у него это получается. Закрываю глаза, когда он шепчет первые строчки, как и делает это Дэн, когда поёт:

«Ты невероятна. Невероятна, невероятна. Ты это знаешь?»

Пауза, длящаяся вечность. Крики толпы. Свет зажигалок. Моё колотящееся сердце. Моя душа, уходящая в пятки.

«Невероятна, так невероятна…

Твои глаза, как яркие фонари улиц, по которым я брожу»

Как человек, написавший такую песню, может не верить в любовь?

«Твои губы такие сладкие, что об этом нельзя рассказать…

Нельзя объяснить, как ты пахнешь.

Никто не поймёт.

Кроме меня

Я люблю тебя больше, чем свою жизнь»

А потом Пол выкрикивает, как и следует, как и закричал бы Дэни:

«Я ЖЕ ПОТЕРЯН БЕЗ ТЕБЯ! ПОТЕРЯН БЕЗ ТЕБЯ!

ЭТОГО ТЫ ХОТЕЛА?»

Когда он шепчет так же, как это сделал бы Дэн:

«Вернись», я уже на полпути к выходу.

- Да! Да! О, Боже! – кричат девушки.

Но я вырываюсь сквозь толпу на улицу, желая вдохнуть свежий ночной воздух. Пока Елена и Мэг, или того хуже, Пол не заметили моего отсутствия и не погнались домой, я ловлю такси.

Называю водителю адрес дома Елены, и машина двигается, выезжая на дорогу. Клянусь, я до сих пор могу слышать бархатный голос Пола.


***


Бойсе, штат Айдахо. Наши дни


Алекс


Адель так красива, когда спит. В смысле, она всегда красива. Но сейчас, особенно. Тёмный локон спал ей на лицо. Я не могу сдержаться, чтобы не завести ей его за ухо. У неё волосы пахнут лавандой. Лицо такое светлое, губы розовые. Тень от ресниц падает ей на щёки. И, если это не самая прекрасная вещь на земле, тогда я не знаю, что может быть лучше.

Адель спит почти до полудня. Она может себе это позволить. Сегодня воскресенье. Значит, Сара придёт только завтра. Елена с Мэгги скоро улетят в Сан-Франциско вслед за Эштоном. Я тоже хочу вернуться в свой город, но я должен забрать с собой Адель и Аарона. Без них я не улечу.

Адель ворочается на кровати. Белые простыни спадают ей до талии. Жёлтая футболка слишком большая для неё. Надеюсь, это не футболка Говарда?

Ади открывает голубые глаза. Она встречает ими мои. Я глажу её по щекам.

- Нам с тобой нужно обо всём поговорить,- изъявляю я.- Елена оказалась права.

Девушка поднимается на кровати. Она потирает лицо руками, отбрасывая волосы назад. Кивает головой, молча соглашаясь со мной. Её телефон вибрирует. Я беру его с тумбочки и протягиваю Адель.

- Сообщение от Говарда,- говорит она, вздыхая. Лбом соприкасается с согнутыми коленями. – Комиссия приезжает к нам в офис через два дня. Мне нужно быть там Алекс и притворяться, что мы ещё вместе.


Глава 13

Адель


В воскресенье вечером я сижу в квартире Говарда, за его письменным столом. Алекс долго просил меня пойти вместе с ним, но я отвечала на это твёрдое: «нет». Я не могу делать из него личного охранника, когда наши отношения даже назвать никак нельзя. В смысле, мы пока ещё не поговорили, как собирались. Не уверена, что у нас что-то будет вообще. Задавая себе вопрос: «а хочу ли я?», не могу ничего сказать. Алекс будет в нашей с Аароном жизни, это неизбежно, и это правильно, но станет ли он неотъемлемой частью меня?

Говард приносит мне кофе. В его глазах столько боли. Мне почему-то хочется его обнять и успокоить. Не смотря на то, что я с самого начала знала, какой он, я всё равно собиралась за него замуж. Да, я не предполагала, каким трусом он может быть, но правильно ли я поступила, разорвав с ним помолвку? Разбила ли я ему сердце? Сейчас я думаю, что да. И от такой мысли мне самой больно.

- Адель,- говорит он первым.- Я…ты…не могла так поступить. Не могла.

Моё лицо вытягивается, когда я опускаю взгляд на бывшего жениха.

- Эммм…что? Пожалуйста, давай ты не будешь меня корить.- Сжимаю пальцами переносицу, положив локти на стол.- Пожалуйста.

- Я не пытаюсь. Я просто не понимаю, как это произошло,- его голос пронзителен.

В моей голове неразбериха, но тогда я вспоминаю моменты, когда Говард обращался с Аароном нехорошо, или был слишком строг с ним, или просто не был Алексом. Да, это не его ребёнок, но всё-таки, Говард слишком безразлично относился к Аарону. А этого ни одна мать простить не сможет.

- Я улетаю в Сан-Франциско,- отвечаю я тихо.- У меня там есть квартира, Аарону там будет хорошо. С отцом.

- Я мог бы быть его отцом!- кричит неожиданно мужчина, роняя свою чашку кофе на пол.

Белый ковёр в гостиной покрывается тёмными пятнами.

- Ты? – смеюсь горестно.- Ты сейчас серьёзно? Ты никогда не любил Аарона. Я мирилась с этим, думая, что со временем всё изменится. Только потому, что не ты его сделал, ты относился к нему, словно он чужой?

Говард направляется из одного конца комнаты в другой. Он закрывает уши руками.

- Ты, ты, ты,- бормочет он, а потом добавляет громко: - Прекрати, пожалуйста! Не могу это слушать! Я тебя любил.

- Не думаю,- усмехаюсь.- Давай мы просто обсудим то, зачем я сюда пришла? Когда приезжает комиссия?

- Я любил тебя,- повторяет брюнет.

- Когда приезжает комиссия, Говард?

Он молчит, присаживается снова на стул. Его глаза напротив сканируют моё лицо.

- Во вторник,- слышу я.

- Хорошо.- Мне приходится встать, чтобы забрать сумочку со стула. Её ремень зацепился за выпирающий гвоздь.- Никаких поцелуев в губы, никакой излишней нежности,- говорю на выдохе.- Не переигрывай, хорошо?

Говард не смотрит на меня. Когда я через несколько секунд делаю шаги вперёд, чтобы пройти к выходу из квартиры, он падает на колени. Испугавшись, я спешу отпрянуть от него, но он хватает меня за ноги.

- Прошу, не уходи от меня, Адель. Я, и правда, люблю тебя! Ты не можешь меня оставить! Я хотел жениться на тебе! Я хотел быть с тобой!- Поток безумных слов, вырывающийся из его рта, заставляет меня не на шутку опешить.

- Стоп, стоп, стоп! – кричу я, выставляя руки вперёд.- Говард, поднимись.


У меня холодный пот выступает на лбу, когда он встаёт снова на ноги и его глаза уставляются на меня яростно. Пячусь, упираясь в стену, которая разделяет кухню и гостиную. Говард приближается медленно, и от этого я ощущаю себя дичью, загнанной хищником в угол.

Страх становится настолько сильным, что я сдерживаю рыдания, уже готовые вырваться наружу. Крепкие руки сжимают меня теперь за талию. Я наблюдаю с комком в горле за тем, как Говард поджимает плотно губы, он собирается замахнуться, собирается ударить меня…По крайней мере, мне так кажется…я закрываю глаза, чувствую, что его пальцы убирают прядь моих волос за ухо. Судорожно выдыхаю воздух. Теперь лёгкие пустые, словно вакуум. Мне нужно уйти. Мне нужно сбежать отсюда.

Не успеваю я подумать об этом, как у Говарда звонит мобильный. Он быстро отвлекается, из заднего кармана джинсов достаёт телефон и, отворачиваясь, отвечает на звонок. Тем временем, я выбегаю из его квартиры так быстро, что мои ноги неумолимо дрожат. Я сбегаю по ступеням, игнорируя лифт, двери которого никогда не открываются быстро. Как это ни странно, я понимаю, что Говард бежит за мной. Заставляю себя ускориться, но это выходит с трудом.

Я уже так близка к свободе, осталось только открыть дверь и выйти на улицу, но в этот момент меня тянут за волосы, словно тряпичную куклу. Я пытаюсь вырваться и начинаю кричать. Говард закрывает мне рот рукой. Он нажимает на кнопку лифта и через несколько секунд мы уже внутри кабины, едем на его этаж. Хватка на моём лице становится ещё сильнее. Он волочет меня обратно в квартиру. Дверь распахнута. Внутри он запирает её на замок и швыряет меня на пол. Бьюсь головой об ножку дивана. Я лишь помню, что ощущаю запах крови. Больше ничего…


***


Эштон


Знаете, когда понимаешь, что какой-то человек становится частью твоей жизни? Когда утром тебе хочется сварить ему кофе. Да-да. Я серьёзно. У меня такого раньше, вообще, не было. Я даже Никки не покупал кофе в Старбаксе. Может, в восемнадцать лет я был не романтичным совершенно? Да я и сейчас не романтик. Не помню, чтобы я покупал цветы, собираясь на свидание…Ой, постойте-ка, а когда это я в последний раз ходил на свидание? Секс у неё дома считается? Нет? Секс в гостинице? Нееет? Хорошо, секс у меня дома? Тоже нет? Да ладно Вам! Если свиданием можно назвать то, что мы делаем сегодня с Камиллой, тогда я вписался в ряды джентльменов.

Ками сидит за столиком во французском кафе, стены которого настолько белые, что все мои рубашки уже самоуничтожились от зависти. Здесь пахнет свежими круассанами и латте. Ками вытягивает коктейль из трубочки пухлыми губами. Я открываю дверь, появляясь перед ней. Двадцать минут назад я ушёл отсюда под предлогом «решить кое-какие дела». Она не стала задавать лишних вопросов. Я думаю, теперь Камилла поняла, где я был, забирая букет ромашек из моих рук.

- Боже,- она с благодарностью смотрит на меня.- Ты купил их?

- Уж не сорвал точно,- ухмыляюсь я.- Осенью.

Она в шутку щипает меня. Я сажусь обратно за стол. Официант убирает мой остывший кофе, а я заказываю новый и ещё пару эклеров.

- Ты превзошёл мои ожидания,- Девушка широко улыбается мне.

- Так, так, так,- я сощуриваю глаза.- У тебя были ожидания на мой счёт?

- Ммм,- она подыгрывает мне, подмигивая.- Возможно.

- Интересно бы услышать.

- Я ещё думаю.- Камилла обнажает белые зубы.

- Думаешь? – смеюсь я.- Я тебе полгорода показал. Заслуживаю поцелуй?

Я наклоняюсь к ней достаточно близко, чтобы почувствовать её дыхание на своих губах. Сначала её взгляд становится серьёзным и спускается вниз, но после поднимается вверх и зажигается вновь озорством. Брюнетка взмахивает длинными волосами и встаёт из-за стола. Она хватает свою джинсовую бейсболку и выходит из кафе. Расплатившись, я бегу за ней, пока она, не переставая улыбаться, манит меня за собой, постоянно поворачиваясь.

- Эй,- говорю, запыхавшись, ровняясь с Камиллой.- Что это ты задумала?

- Да просто один симпатичный парень обещал мне отвезти в заповедник.- Она застёгивает крутку и останавливается около моего джипа.

- Симпатичный парень, говоришь? – достаю ключи от машины из кармана вельветовых брюк.- И кто же это?

Когда Ками флиртует, её палец утыкается мне в грудь, и она начинает крутить им, не поднимая глаз. Именно это сейчас происходит.

- Его зовут Эштон,- шепчет почти неслышно.

Ветер подхватывает её, и без того, тихий голос. Он уносит далеко слова, сказанные ею, а я не могу отвлечь своё внимание от губ Камиллы.

- Что ещё? – спрашиваю, когда весь напряжён.

- Он милый.

- Ещё?

- Сексуальный.

- Ещё?

- Добрый.

- Преувеличение,- хохочу.- Ещё?

- Замечательный.

- Преувеличение номер 2.- У неё губы, словно, спелые вишни. – Ещё?

Так и хочется попробовать на вкус.

Теперь уже Камилла сосредоточенно смотрит на меня. Её глаза округляются, когда она произносит:

- Он нравится мне.

После она впивается мне в губы поцелуем, чего я сама не ожидал. Мои руки находят её волосы. Я так мечтал прикоснуться к ним. Язык врывается в её рот. Камилла сладкая, словно ягода. Я готов отвезти её в этот чёртов заповедник к этим чёртовым двухтысячелетним секвойям, но сначала мне нужно насладиться этой девушкой.


***


Алекс


Сегодня днём Аарон спит неважно. Он, наверное, чувствует отсутствие матери, как и я. Мне так тоскливо без Адель. И хоть Сара здесь, она выполняет домашнюю работу, болтая без умолку о каких-то политических репрессиях, я лишь думаю о том, как хочу, чтобы моя Ади была здесь, вместе со мной и нашим сыном. Я пообещал ей не вмешиваться и ждать её дома. Ей нужно обсудить всё с Говардом в последний раз, они должны поговорить и расставить всё по полочкам. Я обещал не вмешиваться, но спустя несколько часов пребывания Адель в квартире Говарда, я всё же стал звонить ей. Сначала она не брала трубку, а теперь оператор переводит меня на автоответчик.

В злости я бросаю iphone на диван. Что, если этот проклятый Говард уговорит Адель быть с ним? Что, если он переубедит её? Что, если он любит её настолько же сильно, как и я? На что он способен, в таком случае?

Беру телефон обратно в руки и набираю номер Елены.

- Алло? – слышу на том конце провода.

- Ты можешь приехать сейчас? Да, это срочно.

Когда я отключаюсь, Сара уведомляет меня о том, что собирается гулять с Аароном в парке. Я даю добро.


______________________________________


- Серьёзно?? – Елена кричит на меня в очередной раз, пока я допиваю молоко из бутылки.

Она забирает её у меня и швыряет в другой конец стола, пока я опираюсь на него.

- Ну, давай, спроси ещё раз,- говорю я хмуро.

- Ты серьёзно отпустил Адель одну к этому кретину?

- Она попросила меня не вмешиваться,- оправдываюсь, широко разведя руки в стороны.

Елена смотрит на меня, как на идиота.

- А завтра она попросит с окна её столкнуть! – орёт она, толкая меня в бок.

Я обречённо складываю руки на груди.

- Что ты предлагаешь?

- Ехать к нему.- Девушка забирает сумку с дивана и двигается в сторону выхода.- Предупреди Сару, что нас нет дома, и неизвестно, когда приедем.

Вместе с ней я выхожу в вестибюль здания. Мы идём к лифту.

- Умоляю, не нагнетай на меня плохие мысли. Я и так на взводе.

- Думаешь, Адель хочет снова быть с Говардом?

- Елена! – восклицаю.

- Ладно-ладно,- она смиренно поднимает руки вверх.

Мы едем вниз. Её телефон вибрирует. Я выпрямляюсь, высовываю руки из карманов джинсов.

- Сообщение от Мэг,- констатирует Елена.

Выходя из лифта, я думаю лишь о том, чтобы с Адель было всё в порядке? Почему она не берёт трубку? Почему отключила телефон?

Больше всего меня заботит то, что я не уверен, в порядке ли моя любимая женщина. И почему-то моё сердце не на месте.


***

Сан-Франциско, штат Калифорния


Больше двух лет назад


Алекс


Лора оставила мне тридцать три сообщения! Тридцать три! Вы себе это можете представить? Практически, в каждом упоминается о новой клинике в Сан-Диего, в которой специалисты творят чудеса. То, что она бесплодная – поправимо? Я не думаю. А хрен с этим…Мне просто нужно ещё немного чёртовой надежды, что всё наладится.

Я стою на краю обрыва. Мои родители погибли в автокатастрофе не так давно. Шаг вперёд. Сводный брат погиб, врезавшись в столб на машине шесть лет назад. Он был мне слишком дорог. Два шага вперёд. Я женат на женщине, которую не люблю. Шаг вперёд. Мы были когда-то друзьями, но теперь уже нет. Камни подо мной падают вниз. Шаг вперёд. Лора не может иметь детей. Два шага вперёд.

И тот, кто спасает меня от падения, вот-вот прибудет. Он, как всегда, пройдёт через холл моей компании, поднимается ко мне на последний этаж, где находится мой кабинет, чтобы умоститься в моём кресле. И, конечно, этот придурок, мой лучший друг, Эштон, станет снова заигрывать с каждой симпатичной девушкой, встретившейся ему на пути.

Поднимаю голову с руля, и, всё-таки, решаю выйти из Ауди. Я не могу торчать целый день в машине возле собственной рекламной империи. Нужно загнать хотя бы автомобиль на парковку. Но этой ночью я почти не спал, у меня нет на это сил. Я попрошу Джимми, одного из своих секьюрити.

Погода на улице замечательная, совсем не соответствующая моему настроению. Джимми, думаю я, выходя из машины и обходя её. Сигнал о том, что пришло новое сообщение, доходит до меня снова. Закатив глаза, я тянусь к внутреннему карману своего пид…

- Ой, чёрт подери! Простите меня, пожалуйста!- Запах кофе распространяется из бумажного стаканчика девушки, облившей им меня только что.

Она облила меня кофе, вашу мать!

- Какого хрена?!! – рычу, оттягивая мокрую ткань рубашки от себя.

Она пытается помочь мне. Я сбрасываю её руки.

- Простите,- лепечет она слишком милым голосом.- Я, правда, не хотела этого.

На её лице написано раскаяние. Чёрным по белому. Но это не отменяет того факта, что руки у неё растут не из того места, откуда надо.

- Эту рубашку мне мать подарила,- ору я, впиваясь в девушку взглядом.

Она испуганно смотрит на меня, и я задаюсь вопросом, голубые у неё глаза или зелёные. Сначала это действительно непонятно. Когда она наклоняет голову и лучи света освещают её лицо, кажется, будто зелёные. А, когда мы снова, будто, оказываемся в тени – голубые.

- Я вам куплю такую же,- отвечает эта дурочка уже рассерженным тоном.

Сейчас она больше не робкая. Я не могу понять, нравится мне это, или нет.

Ты не о том думаешь, Алекс.

- Могу вам дать немного денег, чтобы в ближайшем бутике, вы купили себе новую,- произносит нарочито медленно, ухмыляясь, словно стерва.

Сучка!

- Я могу купить целый магазин мужской одежды!- неожиданно даже для самого себя, я кричу.- Говорю это на случай, если вы решили, что я скуп и циничен.

- Ну, так ведь и выходит.- Невозмутимо она складывает руки на груди, прежде выбросив стаканчик в урну для мусора, стоящую около нас.

- Туда можно бросать только пластик,- говорю я спокойнее.

Провожу рукой по растрёпанным волосам.

На вид этой девчонке не больше двадцати двух. Она красивая.

- Всё равно,- поводит равнодушно плечом.

Обернувшись, девушка уходит. Я смотрю ей вслед. Мне больше не хочется орать на неё. Хоть я и взбешён. Моя одежда испорчена и я зол на неё невероятно. Но, чёрт возьми, её походка лишает всякого разума.

И это злит меня ещё больше.


Глава 14

Адель


В детстве, когда я была расстроена чем-то, мама давала мне клубничное варенье. И как бы сильно меня что-то не печалило, вкусное лакомство помогало справиться со всем. Так я перестала думать о соседской собаке, которая попала под машину, о мёртвых голубях на улице, о президенте страны, который, как оказалось, никогда не станет моим мужем…Это девочка из соседнего дома, Люси, сказала.

Так вот, чтобы не произошло у нас с мамой, я так хочу сильно попасть в её объятия сейчас. Чтобы она узнала, что происходит с дочерью в этот момент. И, возможно, клубничное варенье, которое она делает сама, помогло бы забыть этот ужасный день.


Говард не упускает возможность, каждый раз, проходя возле меня, пинать кровать, на которой я сижу. Ему не нравится то, что я плачу. А я не могу этого не делать. Он отобрал мой телефон, не ответил ни на один звонок. А теперь и вовсе его отключил. Сколько кошмарных вещей он сказал про Алекса. И про то, как бы он хотел разделаться с ним…

Мужчина, в конечном итоге, останавливается и, придвинув к себе стул, седлает его.

- А мы могли бы быть счастливы, Адель.

Стараюсь не всхлипывать. Говард и так уже несколько раз ударил меня за это.

- Ты хоть представляешь, насколько мы могли бы быть счастливы, - продолжает,- если бы твоего ублюдка на свете не было.- Клянусь, я думаю, речь об Алексе.- Если бы он не родился…К примеру, можно было сделать аборт…

- Не смей говорить о моём сыне!- кричу в метре от Говарда.

На моё удивление он не встаёт, чтобы снова заткнуть мне рот. А просто смеётся, взмахивая руками.

- А то что? Что ты сделаешь? Думаю, когда мы поженимся, отдадим его бабуле, да? Или отдадим Алексу, пусть с ним и возвращается в Калифорнию.- Его улыбка походит на улыбку психа.

- С ума сошёл?- фыркаю я, вытирая слёзы.- Мы не поженимся.

Теперь Говард поднимается. Он отходит к дальнему шкафу, рыскает там недолго. Через полминуты на кровать падают фотографии. Их меньше десятка. На них Говард и какой-то парень, которого раньше я никогда не видела.

- Это - Томас,- говорит мужчина сипло, и я перевожу на него взгляд.- Томас – мой лучший друг. Он служил в Ираке, прежде два раза сидел в тюрьме. Во второй раз по мелочи…а в первый,- его голос понижается до шёпота,- за убийство своей пятилетней дочери.

Говард смеётся, как будто, он только что удачно пошутил. Я же съёживаюсь и бросаю все фотографии на пол. Он, кажется, не обращает на это внимания. Его голова откидывается назад. Он мычит, словно, что-то вспоминая, а потом, подняв указательный палец вверх радостно, подходит ко мне. Склоняется так низко, насколько это возможно. Я слышу шёпот:

- В парке Камелсбек Сара сейчас гуляет с Аароном.- От того, как Говард произносит имя моего сына, у меня всё внутри холодеет.- Я следил за ней долго. Ты знала, что я следил за нашей няней? Узнавал её привычки, где она обычно гуляет с этим гадёнышом, например.- Сжимаю кулаки. Сильно.- Так вот. Томас был снайпером в Ираке. Он может выстрелить в кого-то и сбежать так быстро, что и следов не останется. Убийцу никогда не найдут. Сейчас мой друг как раз случайно ошивается в парке Камелсбек.

Слёзы вновь принимаются течь из глаз. Я, резко вдохнув, подношу руки ко рту, когда понимаю, к чему Говард ведёт. Нет, нет, нет. Нет! Он этого не сделает.

- Мой телефон.- Берёт со стола мобильный, показывая его мне, пока весь мой мир рушится.- Один звонок, и Сара с Аароном умрут. Ты же этого не хочешь, правда?

- Боже мой,- принимаюсь я реветь.- Какой же ты конченный ублюдок! Ты просто сволочь!

Встаю с кровати, чтобы наброситься на него, но у Говарда сил больше. Он швыряет меня обратно. Ненавижу его!

- Как полагаю,- спокойно говорит он дальше, как ни в чём не бывало,- ты больше переживаешь за сына? – Уголки его губ понимающе опускаются вниз, и он пожимает плечами.- Конечно, ведь, какую бы симпатию и благодарность ты не испытывала к Саре, ребёнок остаётся ребёнком.

Прижимая ноги к себе, не могу перестать плакать. Говард же не собирается шантажировать меня смертью сына?

- Итак,- торжественно объявляет.- Если ты собираешься уйти отсюда, дверь открыта, но знай, Томас ждёт моего звонка. Я могу, либо сказать ему, что операция отменяется, либо просто написать сообщение с текстом: Фас!

Хохочет, словно обезумевший, заново седлая стул.

- Твой друг готов убить людей просто, потому что ты его об этом попросил? – начинаю сомневаться я.

- Может, я ему заплатил?!- рявкает Говард.- Какая разница?

С надрывом в голосе я говорю ему:

- Я искренне верила, что тебе нужна моя помощь с комиссией. Я попросила Алекса дать мне время, чтобы пообщаться с тобой сегодня. Ты не представляешь, как сильно он не хотел отпускать меня к тебе! – Плач вырывается из моего горла.- Он хотел пойти со мной!

- Алекс такой глупый,- качает неодобрительно Говард головой.- И ты тоже. Не было никакой комиссии из Льюистона. И не будет. Я всё выдумал!- Мужчина с кудрявыми волосами и ангельскими голубыми глазами засовывает палец в рот и выдаёт булькающий звук, вбивая палец во внутреннюю сторону щеки.

Так, словно, он – победитель.

- Я верила тебе,- повторяю.

- Я знаю,- произносит он одними губами.- Я уже получил повышение.- После прибавляет тон: - Да оно и не было важным. Была важно только ты.- Указывает рукой на нас обоих.- Мы с тобой, Адель. Счастливые. Представляешь, ты родишь мне двоих детей…

Его речь обрывается, когда мы слышим громкие стуки в дверь. Хотя, это больше похоже на то, что дверь пытаются сломать. Потом я слышу голос, который заставляет моё сердце биться чаще. Это голос Алекса. Он кричит:

- Адель! Адель!! Ты там?? Открой дверь, Говард, иначе я её вынесу, я клянусь!!

- Отлично,- недовольно бормочет мужчина.- Он здесь. Переводит взгляд на меня.- Прекрати плакать! Мы сейчас выйдем к нему, и ты скажешь, что ты моя, ясно? Прекрати реветь.- Он достаёт из шкафа носовой платок и бросает его мне.- Вытрись сейчас же!

Я вытираю лицо, но от кричащего Алекса становится не легче. Он так близко, а я буду обязана лгать ему. Я не смогу.

- Быстрее,- орёт Говард.- Чего возишься?

- Он может услышать тебя,- с презрением отвечаю я на его громкие слова.

- Не может. Если бы мы были в гостиной, возможно, а из спальни плохая слышимость.

- Алекс надерёт тебе зад,- с опаской произношу я.

Говард немедленно хватает меня больно за волосы. Я кричу от боли. Встаю с кровати, следую за ним в ванную. Роясь в моей сумочке, он находит тональный крем и пудру. Я дёргаюсь, не давая ему прикоснуться к себе, но он даёт мне пощёчину, поле чего поворачивает резко моё лицо к себе.

- Ты ударилась о что-то,- тихо говорит.- У тебя кровь на лбу.

Вытирает рану намокшим полотенцем, бросает его в корзину для грязного белья и принимается наносить мне тональный крем. Влажными салфетками вытирает лицо, по которому не перестают течь слёзы.

- Прекрати реветь, я сказал!

- Я не могу!

Говард встряхивает меня.

- Мы сейчас выйдем к Алексу, и ты скажешь, что ты моя, поняла? Ты поняла меня?

- Я не актриса,- выпаливаю я.- Я не сумею солгать достоверно!

- ТАК БУДЬ ЕЮ, ТВОЮ МАТЬ!!!

Больно схватив мою руку, он выводит меня из ванной. Снимает с себя носки и рубашку, оставаясь в одних брюках. Срывает одеяло с кровати, а потом ещё одно. Мнёт подушки. Подойдя ко мне, начинает меня раздевать, но я отталкиваю его.

- Что ты делаешь?!

- Закрой рот!

Срывает с меня всю одежду. Я чувствую себя такой униженной!! Говард даёт мне простыню, велев обернуть её вокруг своего тела. Обернувшись, он случайно задевает тумбу и та с грохотом падает. Чертыхается и бьёт её ногой. В этот момент к голосу Алекса присоединяется голос Елены.


***


Алекс


У меня уже руки болят, стучать в эту чёртову зелёную дверь, но я буду это делать до тех пор, пока мне не откроют. В какой-то момент мне кажется, что в квартире никого нет, но потом что-то падает, и я держусь за этот звук, как за последнюю надежду.

- Ты слышала? – Наши с Еленой глаза встречаются.

- Что-то упало,- говорит она.

- Звони в полицию.

Она набирает номер службы спасения. Я слышу, как женщина на том конце провода отвечает. Но это уже не нужно, потому что дверь отворяется, и перед нами оказываются Говард полураздетый, обнимающий за плечи, обёрнутую в простыню Адель. Они оба улыбаются нам.

- Привет,- лениво мурлычет Говард.- Что-то случилось? Извините, мы просто наслаждались друг другом. У нас тут примирение наметилось случайно.

Адель сглатывает, глядя мне в глаза, пока я пребываю в шоке. Я не знаю, о чём думает Елена, но она молчит, и это не есть хорошо.

- Алекс,- продолжает он.- Спасибо, что ты был с моей будущей женой всё это время, пока мы находились в ссоре, так сказать.- Его улыбка настолько широкая, что, кажется, зубы скоро начнут выскакивать из челюсти.- Ты поддерживал Адель. Спасибо, что не притронулся к ней, заботясь, словно о сестре.- Протягивает мне руку для пожатия.

Но я игнорирую её, потрясённо оглядывая Ади. Мою Ади, чёрт всех вас подери! Она отводит взгляд, смотрит вниз.

- Я…- пытаюсь сказать лишь что-то. Но потом понимаю, что всё это бессмысленно.

Просто замахиваюсь, чтобы врезать этому козлу. Елена становится передо мной, загораживая мне Говарда.

- Не стоит, Алекс.

Она даже не оборачивается. Я вырываюсь, вспоминая все самые ужасные слова, чтобы обозвать Говарда. Она просто ведёт меня к лифту.

Когда мы выходим на улицу, я рассекаю руками воздух, используя его, как невидимую боксёрскую грушу. Смеюсь с горечью, потому что, всё это так глупо.

- Я думал, он обидел её,- признаюсь, успокоившись.

Мы уже сидим в моей машине.

- Говард, каким бы идиотом не был, добрый. Алекс, он и мухи не обидит.

- Чёрт! – рычу, неоднократно ударяя руль передо мной, ощущая, как в носу щиплет.

Перевожу глаза на Елену. У неё катятся слёзы по щекам.

- Не плачь. Может, она, и правда, его любит.

«Не плачь», - повторяю в то время, как сам не могу сдержать капли солёной воды, текущие по лицу.


***


Адель


Говард любезно прощается с Сарой. Я слышу его голос из спальни. Аарон спит на кровати возле меня. Я в жизни не была такой подавленной, но мой сын рядом, остальное не имеет значения. Как бы сильно я не любила Алекса, не представляю, что было бы, если я лишилась бы Аарона. Я до сих пор не знаю, блефовал ли мой бывший, упоминая Томаса. Но всё выглядело слишком правдоподобно. Теперь мне нужно выбраться отсюда, а он слишком опасен сейчас. И я действительно его боюсь.

Когда Алекс увидел меня с Говардом сегодня, я готова была разреветься. Я готова была закричать: « У нас ничего не было! Он меня шантажирует». Ради сына я сдержалась. Но было невероятно тяжело смотреть, как Алекс буквально рассыпается на куски передо мной.

Пока я размышляю над этим, мне на глаза попадается мобильный Говарда, что он оставил на тумбе. Забыл его? Быстро хватаю телефон и посылаю сообщение на единственный номер, который я помню наизусть – моей мамы.

«Спаси меня. Ади».

Убедившись, что смс отправлено, ставлю блокировку на этот номер. Шаги Говарда слышны отчётливей. У меня сердце готово выскочить из груди. Оставляю мобильный там, где он и лежал, молясь, чтобы мама связалась с Еленой.

Они должны всё понять.


Глава 15

Адель


Однажды мы с мамой застряли в лифте. Мне тогда было лет десять, или около того. Мы поднимались на верхний этаж торгового центра, потому что там продавались самые вкусные пончики в городе. Я действительно была настолько капризной, что привела нас к ситуации, в которой была виновата. Я была виновата. Я хотела эти пончики. Самое интересное, я не съела ни одного из них после. Мы пробыли в лифте около двадцати минут, пока нас не вытащили оттуда. Тогда-то у меня и развилась клаустрофобия. И сейчас, в квартире Говарда, моя фобия даёт знать о себе.

Так же, как и в детстве, я снова повела себя неправильно. Мне не стоило приходить к Говарду одной. Нужно было послушать Алекса. Почему я была настолько глупа и упряма? Мой характер действительно создаёт проблемы.

Пока Говард говорит по телефону, заказывая билеты на самолёт, я пытаюсь успокоить плачущего сына. Он, словно, чувствуя, что что-то не в порядке, заливается слезами. А я ничего не могу поделать. Мне страшно от того, где я в скором времени окажусь. Если я всё правильно расслышала, Говард собирается увезти нас в Неваду. Я знаю, кто из его близких живёт в Неваде. Мать, с которой он так меня и не познакомил.

Я не могу лететь. Не могу. Моя собственная мама должна ведь как-то среагировать на сообщение, что я отправила ей. Она, вероятно, оставила мне уже кучу голосовых сообщений, и я бы прослушала их, если бы мой телефон был со мной. Я даже не знаю, что этот козёл сделал с ним.

Проходя через всю спальню, Говард прячет свой мобильный в заднем кармане джинсов. Из гардероба он достаёт большой чемодан и невероятно быстро складывает в него свою одежду. Не говоря мне ни слова. Не произнося и звука. Вид у него сосредоточенный, пугающий. Вчера я не замечала синяки на свои руках и несколько на щеках, но сегодня они проявились. И выгляжу я, как боксёрская груша.

      - Я не полечу с тобой никуда, - решаюсь сказать, наконец, укачивая Аарона, который, кажется, успокоился.- Я не хочу.

- Я не спрашивал у тебя, хочешь ты или нет,- тоном, не терпящим возражений, отвечает Говард.- Скажи спасибо, что разрешаю взять твоего ублюдка с нами.

Кровь во мне закипает от того, как он называет моего ребёнка. Но я держусь. Всё ещё держусь. В спешке он закидывает обувь вместе с рубашками и закрывает чемодан. Из шкафа выпадает небольшая пластиковая банка и таблетки, хранящиеся в ней, высыпаются. Говард стремительно наклоняется вниз, падает на колени и собирает их, словно одержимый. Его левый глаз дёргается. Раньше я никогда не замечала за ним такого. Он закидывает в сумку лекарства и поднимается.

- Отойди от меня! – кричит, хотя я даже не пыталась встать с кровати.

- Говард,- шепчу,- что…?

- Я сказал, не подходи! – ужасный, злостный смех вырывается из его горла.- Как сложно было терпеть твою мать всё это время!

Я не могу понять, почему он говорит такие вещи, почему так быстро меняет тему. Пиная ногами кровать, на которой я сижу, орёт:

- И твоего сына!

Что с ним? Его поведение не на шутку пугает меня и Аарона тоже. Ребёнок просыпается и вновь принимается плакать.

- Ш-ш-ш,- в моём голосе слышно отчаяние даже мне самой.- Пожалуйста.

Говард с ненавистью оглядывает меня. Он тянет руки, нагибаясь, и я понимаю, что он собирается делать. В страхе я прижимаю сына ближе к себе и встаю с кровати. Бежать мне не удастся, так что пока я лишь пячусь.

      Мама, пожалуйста, помоги мне.

***


Алекс


Елена ночевала этой ночью со мной. Нет-нет, это не то, что Вы подумали. Она спала в моей спальне, я – на диване. Мне просто было нужно, чтобы кто-то оставался рядом. Благодаря ей я не прикоснулся к текиле, бутылка которой так красиво сверкала с полки мини-бара. Благодаря ей я не разломался на куски, не рассыпался, хотя вечером это казалось неплохой идеей.

Выйдя из ванной в одном полотенце, обёрнутом вокруг бёдер, я замечаю не только Елену на кухне, разбирающейся с соковыжималкой, но и Мэгги, которая варит кофе. Запах горячего напитка изумительный. Это то, что мне нужно сейчас. Но что Мэг здесь делает? Скажу честно, мне неинтересна компания из одних девушек, которые соберутся рано или поздно говорить при мне о тампонах и бывших парнях.

Мэгги опускает глаза на мой голый торс, а потом ниже. Елена тихо смеётся, протягивая мне стакан апельсинового фреша.

- Могу поспорить, что в данный момент она боится лишь того, что это полотенце может упасть,- говорит, указывая на подругу.

Мэг заливается краской, отвернувшись. Это действительно забавно. И веселит меня. Она включает радиоприёмник, тут же бархатный голос Джеймса Моррисона распространяется по комнате, помогая расслабиться. Я подмигиваю Елене, благодаря за сок. Кофе готов через две минуты, как и мой завтрак.

Хорошо, что ещё меня ждёт? Это мило – то, как они обо мне заботятся. Прежде, чем я даже успеваю подойти к столу, Мэг останавливает меня:

- Эй, нет. Сначала, пожалуйста, оденься.- Стило ей это сказать, как её щёки вновь стали пунцовыми.

Я, ухмыляясь, направляюсь в спальню. Дело не в том, что у меня нет сил возражать, а в том, что играть по их правилам интересно. Это расслабляет. Это заставляет не думать о ней…

Возвращаясь, я застёгиваю пояс синих джинсов и сажусь есть. Пока я разрезаю бекон ножом, Елена говорит:

- Ты можешь поделиться с нами своими мыслями, Алекс. Именно для этого мы здесь.

И то, каким сочувствующим взглядом смотрят на меня подруги любимой женщины, разрывает меня на части. Я разрешаю своему горю вылиться, как выливается вода из переполненного стакана.


_____________________________________________


То, что Мэгги и Елена были рядом и выслушивали мой бред, не разрешая мне притронуться к спиртному, означало, что они - хорошие друзья не только для Адель. Они просто отличные друзья! Как и Эштон. И, если бы он знал, насколько моё сердце разбито, то сидел бы уже напротив в этой хреновой квартире, которая пустует без сына и женщины, которую я люблю.

- На твоём месте я бы боролась за неё,- говорит Елена, подходя к мини-бару.

Возвращается обратно с бутылкой виски и стаканами.

- Что ты делаешь? - возмущается Мэг, пытаясь отнять у неё алкоголь.

Но Елена отводит руку в сторону, не давая подруге возможности забрать у неё бутылку.

- Алексу нужно это сейчас.- Она принимается разливать напиток янтарного цвета.

О, мне это необходимо!

В дверь звонят. Мэгги фыркает. Сняв с себя зелёный кардиган, спешит открыть. Не успев сделать и одного глотка, я останавливаю свой взгляд на нежданном госте. Это Нора, мать Адель. Какого чёрта она здесь забыла?


***


Адель


У меня практически не осталось сомнений – Говард болен. Он говорит сам с собой, бредит, называет меня именем своей матери – Эльзой. Я клянусь, что раньше этого не было. Что происходит? Я в растерянности, прячусь в ванной, пока Говард колотит по двери руками. Аарон вопит, у него всё лицо красное, я лишь хочу, чтобы он замолчал. Это изводит меня из себя, и я просто в двух минутах от того, чтобы ударить собственного сына. Всё из-за этого поддонка. Мне нужно что-то придумать, я не должна поднимать руку на ребёнка.

Слёзы не заставляют себя долго ждать, когда я понимаю, что в безысходности. Выхода нет. Говард в таком состоянии, что, если он причинит мне вред, это не удивит. Это вполне ожидаемо. Я не понимаю, что с ним, но ситуация обостряется.

- Я собираюсь выбить этот кусок хренового дерева! – орёт он и удары слышны сильнее, чем прежде.

Я всхлипываю, успокаивая Аарона, но от моих слов он лишь громче плачет.

- ЗАТКНИ СВОЕГО ДОЛБАННОГО ИДИОТА!

Я не выдерживаю таких оскорблений в сторону ребёнка. Ни одна мать не выдержит. Любая превратится в тигрицу. Если Говард разнесёт дверь, у меня не будет шанса сбежать, но, что если я открою её внезапно…

Мне приходится оставить сына на полу. Я пытаюсь отыскать ключ от ванной комнаты. Говард однажды показал его мне и…куда же он его положил? Ор ребёнка сводит с ума! Но я продолжаю искать. В верхних шкафчиках нет, чёрт возьми. В нижних? Он бьёт ещё сильнее, и я вздрагиваю, роняя коробку, что держу в руках. Из неё высыпаются бутылки с лекарствами. Что это такое?

- ОТКРОЙ МНЕ, МАТЬ ТВОЮ!! АДЕЛЬ! ОТКРОЙ МНЕ!

Не давая себе разреветься, я прячу страх внутри себя. Прячу его далеко-далеко. Буквы на бутылках расплываются и, поэтому, я трясу головой, чтобы прочитать.

Галоперидол.

Галоперидол.

Как же это знакомо…Это принимает Говард? Где же я слышала название этого лекарства? Чёрт же тебя подери….Точно! Мама говорила, что их принимал папин скончавшийся дальний родственник. Да, точно! Но… у того, кто умер, был диагноз – шизофрения.

Я перевожу взгляд на дверь, которая вот-вот сорвётся с петель…


***


Алекс


Нора пришла не одна. Вместе с ней в её квартире находится босс Адель, Глория Прайс. Женщина в годах. У неё такая же короткая стрижка, как и у матери Адель. Глория держится деловито, но заметно нервничает, как и я. Папка с копиями документов в моих руках. Я изучаю их около пяти минут. И голос в голове кричит: «Какого хрена ты ещё здесь?»

В красной папке находится история болезни Говарда Хьюстона. Из слов Глории я понял, что несколько дней назад лечащий врач госпиталя, где наблюдался Говард, позвонила ей, поскольку тот не приехал за лекарствами в этом месяце. Доктору ничего не оставалось, кроме как связаться либо с его родными, которых нет, либо с начальством, которое уже готовит бумаги для увольнения Говарда. Его врач при встрече передал эту папку Глории. Теперь она у меня.

Никто не знал о его болезни. Диагноз – шизофрения. Шизофрения. Дьявол. Адель сейчас с ним. И мой сын тоже!


- Почему вы мне не сказали про сообщение от Адель раньше? – чуть ли не кричу, заводя машину.

Рядом сидит Елена, а позади Мэгги и Нора. Глория отдала нам документы, но с нами ехать не стала. Я настолько зол, что, кажется, мои пальцы загорятся, если я продолжу так сильно сжимать руль.

- Я хотела,- отвечает Нора, заикаясь.- Но…пыталась дозвониться до Адель.

- У неё телефон со вчерашнего дня отключен. Когда пришла смс? Ночью? Вы должны были связаться с её подругами, чёрт вас дери!

- Алекс! – восклицает Мэг.

- Что?- взрываюсь.- Что не так, а? Если Адель сейчас лежит в луже крови, вы за это ответите! Я вам клянусь! И плевать я хотел, что вы её мать.

В зеркале заднего вида я наблюдаю за потрясённым лицом Мэг и за плачущей Норой. Лишь Елена молчит. Я уверен, она, молча, соглашается со мной.


***


Адель


Наконец, отойдя от шока, я встаю на ноги, схватит Аарона. Он держится за меня крепко. Я молюсь, чтобы всё получилось, считаю до пяти и…резко открываю дверь. Как я и ожидала, Говард влетает внутрь. Он натыкается на раковину. Я выбегаю вон, вставляю ключ трясущимися пальцами в замочную скважину, пытаясь ещё и сына удержать. Только лишь закрыв Говарда в ванной, я немного успокаиваюсь и разрешаю себе выплакаться, собирая вещи, что он разбросал, в сумку. Аарон сейчас спокоен, возможно, потому что я передвигаюсь быстро, не давая ему и подумать, что происходит вокруг.

Телефон я найти не могу. Мне нужно вызвать полицию, но об этом я буду думать, когда окажусь на улице, когда окажусь в такси или когда буду дома. Меня пробивает на рыдания от мыслей, что я почти избавилась от этого ада. Что скоро Елена и Мэг меня обнимут. Они узнают всю правду…

Господи…Алекс…Я совсем про него забыла…Господи Боже мой! Он думает, я спала с Говардом! Он думает, мы помирились. Нет, пожалуйста…Эта часть ужаса, через который я прошла, совсем вылетела у меня из головы сегодня. Открыв входную дверь. Я выхожу в светлый коридор. Глаза застилают слёзы, но это не мешает мне увидеть, как из лифта выходят моя мама, Алекс, Мэг и Елена.

Мэг оказывается ближе всех ко мне, она бежит ко мне, обнимая так крепко, что в моих лёгких не остаётся воздуха. Чувствую, кто-то забирает из рук сына. Это его бабушка. Она расцеловывает его. У неё взгляд раскаявшейся женщины. Я безумно благодарна, что она стала моей спасительницей, как я и просила.

Когда Мэг отпускает меня, Алекс не подпускает Елену. Он становится надо мной, нежно гладя лицо. Я вижу, как он пытается сдержать влагу, что вот-вот польётся из его, синих, словно небо, глаз.

- Я так испугался за тебя,- шепчет, нежно целуя меня в губы.

- Я не спала с ним,- отвечаю так же тихо.

Одновременно бережно и крепко он обвивает руки вокруг меня, притягивая к себе.

- Я знаю.

- Говард в ванной,- говорю я. – Я заперла его. Нужно позвонить в полицию. У меня нет телефона, я не знаю, куда он его дел.

Алекс отстраняется, протягивает мне свой iphone. Со словами: «звони», он направляется внутрь квартиры. Мы все наблюдаем, как его фигура скрывается за дверью. Елена держит меня за плечи. У неё обеспокоенный вид, и я понимаю, она думает о том, что и я. Алекс хочет отомстить Говарду.

Набираю номер службы спасения. Пока диктую им адрес, слышу, как, где-то за стеной, что-то упало. Это гостиная. Мы спешим зайти вовнутрь. Елена велит маме оставаться с Аароном снаружи.

Алекс избивает Говарда. Говард, поднявшись, врезает ему. Но Алекс поваливает того на пол и бьёт по лицу много-много раз. На лице моего бывшего жениха огромное количество крови. У него, вероятно, сломан нос, и он потерял сознание. Как ни странно, я не хочу останавливать Алекса, но всё же склоняюсь над ним, потрепав по плечу.

- Всё, хватит,- говорю дрожащим голосом.- Он болен.

Тот резко разворачивается.

- Ты знала?

- Узнала буквально полчаса назад, когда увидела коробку в ванной, полную галоперидола.

Шатен поднимается на ноги. Он хочет прикоснуться ко мне, но вовремя замечает, что его руки испачканы. Вздохнув, направляется в ванную. Я, Елена и Мэгги разворачиваемся, чтобы встретить полицейских на пороге.


__________________________________________


Алекс, не прекращая, целует меня в лоб, всё время, спрашивая, как я себя чувствую. После того, что случилось, мне не может быть хорошо, но в его объятиях я ощущаю себя лучше, чем может быть. Слова Говарда, когда он очнулся сразу, как приехала скорая помощь, не дают мне покоя. Он кричал, что ненавидит меня. Кричал, что Томаса, мужчину, который должен был убить Сару и Аарона, давно нет в живых. Томас, как оказалось, умер в Ираке, ещё в 2011 году. Его мать, о которой он столько рассказывал и показывал её фото, тоже мертва. У него никого нет. Всё было ложью со стороны Говарда. Это заставило меня ненавидеть его ещё больше. Но всё же мне его жалко…

- Я люблю тебя,- шепчет на ухо Алекс, отвлекая меня, тем самым, от плохих мыслей.

Он даже не намекает на секс. Я думаю, он понимает, что сейчас я не готова, но эти слова - самое потрясающее, что я слышала за последнее время.

Аарон спит в спальне. У меня возникает огромное желание наброситься на Алекса прямо сейчас. Я лишь целую его в губы вместо этого. Нельзя заглушать потрясения сексом. Это не поможет. Мне нужно пережить это.

- Он трогал тебя? – спрашивает Алекс, проводя пальцами по синякам на моих руках. – Ты понимаешь, о чём я, да?

- Да. Говард не делал ничего такого. Он не прикасался ко мне в том плане. Даже страшно подумать, что я столько времени жила с человеком и доверяла ему ребёнка, не подозревая о его болезни. Это всё произошло, потому что Говард прекратил принимать лекарства и проверяться у врача?

- Вероятнее всего.- Алекс отводит взгляд.- Пожалуйста, давай ты не будешь произносить его имя, хорошо?

Тихо усмехаясь, я отвечаю:

- Хорошо. Прости.

Он выдыхает, будто бы, весь воздух со словами:

- Когда увидел тебя вчера, покрытой этой…простынёй…я…ты не представляешь, что я чувствовал. Теперь ты рассказала мне, что произошло, но вчерашнее ощущение не покидает меня.

- Эй.- Облизнув губы, я выпрямляюсь, повернувшись к Алексу. Беру его лицо в руки, под своими ладонями ощущая щетину.- Не зацикливайся на этом, пожалуйста. Я бы не изменила тебе, хотя наши отношения даже нельзя назвать так. Мы просто мать и отец одного ребёнка. – Пауза. Я сглатываю.- Я прошу прощения за то, что не рассказала тебе про Аарона сама. За то, что не рассказала о своей беременности.

- Вау! – Он смеётся.- Это в первый раз, когда ты, вообще, просишь прощения, Адель.

Я улыбаюсь самой искренней улыбкой.

- Прощаю,- говорит Алекс серьёзно.- Ты тоже прости меня за то, что было. За всё.

- Прощаю.

- Я возьму билеты на следующий понедельник, ладно? – спрашивает он меня, а его пухлые губы находятся слишком близко от моих.

- Угу, - мычу, ласково проводя своим языком по его, когда он раскрывает рот, принимая меня.

Чуть позже я растворяюсь в Алексе, углубляя поцелуй.


Глава 16

Эштон


Камилла кладёт передо мной тарелку с грибным супом, который я заказал. А Алекс получает свою отбивную. Он тут же принимается за еду, скорее всего, не замечая, как я пялюсь на упругую задницу отдаляющейся Камиллы. Я рассказал ему о Ками ещё, когда мы были в Бойсе, но тогда о моих чувствах и ситуации сложно было говорить, учитывая, через что прошёл Алекс, даже не имея понятия о сыне.

Я рад, что, не смотря на то, какие проблемы принёс Говард, это не очень сильно повлияло на Алекса и Адель. Я навещал вчера её и Аарона. Я надеюсь, Адель сможет жить нормально без кошмаров по ночам. И как же дьявольски сильно повезло Говарду, что он болен, находясь под наблюдением врачей. Иначе я бы вряд ли оставил его живым.

- Ну, так что? – прерывает мои мысли Алекс. Он разрезает мясо столовым ножом.- Девушка, твоя новая соседка, работает в ресторане официанткой? А как же Ханна? Постой-ка, у вас были ведь отношения, не так ли?

- Нет,- я смеюсь, откусываю кусок от французской булки.- Ханна отлично трахается. И делает просто классный минет.- Я показываю ему два больших пальца, изгибая бровь.

- Ла-а-адно,- протягивает Алекс, жуя.- Может, и мне она удовольствие принесёт?

Его ухмылка говорит мне о том, что он настроен решительно. Как давно у него не было секса?

- Я думал, ты с Адель,- говорю.

Алекс кладёт вилку поверх пустой тарелки. Он откидывается назад. Вздыхает.

- Мы не спим вместе. У нас был секс в гостинице, когда она ещё была невестой Говарда.

- И всё?

- И всё. Поэтому, сейчас я живу один. Я думаю, не смогу сдержаться, если мы будем жить вместе снова. А Адель нужна дистанция между нами. Пока что.

Камилла подходит к нашему столику практически бесшумно. Я любуюсь, как аккуратно она перекладывает тарелки со стола на разнос. Алекс смотрит на неё. Я бью того по колену носком туфли. Друг поднимает руки в защитном жесте, широко улыбаясь. Прежде, чем Ками делает шаг в сторону, я достаю ручку из внутреннего кармана пиджака и пишу на салфетке: «Заеду за тобой в 9». Она поджимает губы, кивая, и уходит в сторону кухни.

Я доволен тем, что Алекс согласился пообедать сегодня здесь. Владельца этого заведения, моего приятеля, Алекс не знает, но он признал, что еда здесь действительно вкусная. А этого от моего лучшего друга трудно добиться, особенно, если дело касается незнакомых ему «бистро».

«Бистро»,- это комментарий Алекса.

- Если серьёзно, - произносит друг задумчиво,- я понимаю, что Камилла…даже не знаю, как это сказать…Она – не твой тип, Эш.

- С чего ты взял, вообще?- бешусь я.

- Да спокойно. Спокойно,- Алекс наклоняется ближе.

Он смотрит на меня, поправляя галстук на шее.

- Насколько у тебя с ней серьёзно? Девчонке девятнадцать лет, и, как я понимаю, она девственница. Ты не можешь просто поиграть с ней и бросить. Камилла – не одна из твоих пышногрудых блондинок.

Когда Алекс делает паузу, чтобы вздохнуть, я говорю:

- Я знаю это…

- Помолчи и послушай.- Его рука взлетает вверх, прерывая меня.- Завтра её родственники приедут к тебе и потребуют обратно то, что им принадлежит. Эштон, у них суровые законы. Понимаешь? – Он хмурит брови, качая головой.

- Камилла ушла от них. Они не придут за ней. А, если и придут, я её не отдам.

Провожу руками по своим коротким волосам. Отчаянно. Люди, сидящие за соседними столиками, которых обслуживают Камилла и другие официантки, улыбаются, разговаривают, выясняют отношения, сидят в одиночестве…Мне хочется увести её отсюда…

- Послушай,- начинаю я.- В следующем году она хочет поступить в колледж. Я собираюсь помочь ей. Она хочет быть врачом. Она умная, добрая, отзывчивая, смешная. И ни одна девушка, которая была у меня до неё, не сравнится с ней. У меня всё серьёзно, Алекс. Я признался тебе во всём, что связано с Камиллой, потому что, ты – мой лучший друг. И я жду твой поддержки.

Некоторое время он молчит, разглядывая красную салфетку на столе. Но я вижу, как уголки его губ поднимаются, а немногим позже он вскидывает голову. Его глаза останавливаются на мне.

- Похоже, кто-то наконец-то влюбился,- комментирует мою речь Алекс.- Конечно же, я поддержу тебя, Эш.


***


Алекс


Я верчу в руках визитную карточку, что дал мне Эштон. Мой кабинет залит светом осеннего солнца, и когда я поднимаю глаза вверх, свет ослепляет меня. Адель похожа на луч солнца. Она так же освещает мою жизнь, сама не осознавая того. Собираюсь ли я испортить то, что у нас есть сейчас, пользуясь возможно переспать с бывшей Эштона? Определённо, нет.

Смяв визитку с номером Ханны, я выбрасываю кусок бумаги в урну. В конце концов, мне нужно приниматься за работу. Я долго отсутствовал.

Думать о работе.

Думать о работе. Только о работе.

Думать о…

- Мистер Хилл,- голос Вэнди нарушает тишину.- К вам гость.

- Я не принимаю гостей. Я работаю,- возмущённым тоном отчеканиваю я.- Я тебе уже сто раз говорил, что меня не следует отрывать от…

- Мистер Хилл,- обрывает Вэнди мою речь.- Девушка настаивает. И она…она…

Дальше её слов я не слышу. Лишь голоса и шорохи в приёмной. Встаю из-за стола, и в это самое мгновение в офис врывается (да, буквально врывается) Адель. Она поправляет чёрную сумку, улыбаясь мне.

- Я говорила ей, что к вам нельзя, сэр,- быстро заявляет секретарша, влетая за Адель в кабинет,- но мисс Милтон и слушать не хотела.

Ади кусает губу, пожимая плечами. Улыбаясь, я говорю Вэнди:

- Всё нормально. Оставь нас.

Убедившись, что помощница вышла из кабинета, Адель проходит вперёд и садится на край моего рабочего стола. Она снимает с себя пальто и вместе с сумкой бросает на кресло. Я стою перед ней, прячу руки в карманах брюк. Усмехаясь, поднимаю вопросительно брови.

- Ладно,- начинает она.- Что происходит, Алекс?

- О чём ты?

- Нууу,- протягивает,- мы уже неделю находимся в Сан-Франциско, и ты ни разу не остался ночевать у меня. Ты приходишь лишь увидеться с Аароном.

Женщинам нужно научиться одной вещи - говорить мужчинам всё прямо. Без этих намёков. Не нужно хлопать ресницами в надежде на то, что мы прочитаем ваши мысли. Нет. Чуда не произойдёт.

- Я не понимаю...

- Да не будь таким идиотом! - стонет Адель, прикрывая глаза и поднимая голову вверх.- Ты что, больше не хочешь меня?

- С чего ты взяла?

- Я уже сказала, с чего.

- Погоди, я думал, после случая с Говардом, ты сама не хочешь...

Адель поднимает подол короткого сиреневого платья. Я замечаю, что на ней чулки и выдыхаю воздух резко.

- Алекс, ты ошибался.

Я не предпринимаю ничего, глядя на то, как её пальцы скользят по обнажённой коже над тёмной тканью. Другой рукой Адель опускает лямку своего свободного платья вниз, а затем и лямку лифчика.

- Ты просто издеваешься надо мной.- Прикрываю глаза, стараясь думать адекватно.

Ладно, хорошо. Когда я в последний раз думал адекватно? Уж точно не во время миссии «избить Говарда». И не во время того, как я спал с его, всё ещё, будущей женой. И не тогда, когда влюбился в Адель.

- Я начинаю думать, что…

Не дав ей договорить, оказываюсь рядом и пробую на вкус её губы. Помада…Вишнёвый вкус…Аромат на её волосах, в которые я зарываюсь руками…Это…Шанель?

Пока ладонью я сжимаю бедро Ади, она развязывает мой галстук, швыряет пиджак на пол, расстёгивает пуговицы белой рубашки, не прерывая глубокий жаркий поцелуй. Настолько глубокий, что, кажется, мы стали единым целым. Я срываю с неё платье.

- Как дети малые, ей Богу,- бормочу я, спускаясь к её шее, лаская нежную кожу языком.

Адель, сглатывая, отвечает:

- И не говори.

- Живём в разных квартирах.- Снимаю чёрные кружевные трусики и лифчик.

- Видимся лишь по выходным, - она шепчет, прижимаясь ближе ко мне, спуская мои чёрные брюки и боксёры ниже.

Хватая её за бёдра, наклоняюсь. Губы исследуют кожу над чулками. Она слишком сексуальна в них. Слишком сексуальна глядя мне в глаза, пока я вхожу в неё. Вздохнув судорожно, опрокидывает голову назад. Тёмные длинные волосы касаются стола. Вхожу глубже, делая рывок вперёд. Адель сдавленно кричит, закрывая рот ладонью.

- Не признаём очевидного.- Кусаю её за плечо.

- Чего же? – Адель поднимается, опираясь локтями о поверхность моего рабочего места.

Такая чертвоски доступная. Такая чертвоски извращённая. Такая…моя…

- Ты влюблена в меня,- я говорю, медленно толкаясь в неё.

Медленно трахая её. Ускоряю темп, а потом снова замедляю. Это доводит до безумия, я знаю.

- Я?- Глаза у Ади блестят.- С чего ты взял? Влюблён ты, а не я.

- Да, но я-то это уже признал,- срываю поцелуй с её уст.

Наклоняюсь. Мой член, вероятно, проникает глубоко внутрь, так как она стонет, ложась на стол полностью. Её руки распростёрты в стороны. Дыхание частое. Сейчас я имею власть над ней.

- Мы не заперли дверь,- в её голосе проскакивает дрожь.

- Не переводи тему,- злюсь, нависая над ней.

Кладу ладони по обе стороны от её головы. Адель тянется, чтобы коснуться моих губ, но я, отпрянув, держусь на расстоянии. Хотя, откровенно говоря, это сложно.

- Алекс,- она хнычет.

Я выхожу из неё. Головка пениса исследует её влажные складки. Снова вхожу, но лишь наполовину. Отодвигаюсь. Член лишь слегка касается её киски. Слегка-слегка.

- Издеваешься надо мной?- Девушка снова поднимается на локтях.

Я растягиваю губы в самой хищной из своих улыбок. Мы находимся близко друг к другу. Шёпотом я спрашиваю:

- Так ты признаешься мне в любви, или как?


Глава 17

Бойсе, штат Айдахо


2008 год


Эштон


У меня внутри сердце колотится от чувства, что что-то не так. Мой лучший друг, уже студен колледжа, молча разбирает свою машину, не желая поделиться, почему ему тревожно. Пол всё ещё склоняется над открытым капотом тачки. Он сглатывает. Я же вижу, чувак даже не зациклен на ремонте. Его беспокоит какая-то проблема, и я не могу это игнорировать.

- Пол, может, хватит уже в молчанку играть? – говорю я, ощутив храбрость.

Парень выпрямляется. Вытерев грязные руки о тряпку, бросает её обратно на стул. Выходит из гаража, даже не посмотрев на меня.

- Эй,- выбегаю за ним. Пол закуривает сигарету.- Я – твой друг, чёрт возьми.

- Эштон, пожалуйста, не трави душу,- спокойно отзывается тот и выпускает кольцо дыма вверх.

- Серьёзно? Ты молчишь уже более получаса. Я что, должен просто уйти?

- Сейчас – да. Прости.

Поражённый его ответом, я собираюсь сделать шаг назад, чтобы убраться прочь. Но поразмыслив, я не отступаю, а, напротив, приближаюсь к Полу, не спуская глаз.

- Я не уйду,- отвечаю жёстко и тихо.- Давай поговорим? О`кей? Мне важно то, что ты чувствуешь. Это не даст мне покоя. Я вижу, тебе плохо.

Пол отправляется снова в гараж, выбрасывая сигарету по пути. Он хватает бутылку воды с мини-холодильника, которым его отец оборудовал помещение. На улице май. Жарко. Поэтому, когда друг выливает холодную жидкость себе на голову, я нахожу ему оправдание именно в жгучем солнце. Но всё дело в том, что сам в это не верю. Такое ощущение, будто Полу нужно освежить мысли.

- Не мне плохо,- еле слышно говорит он мне, не оборачиваясь.

- Что это значит? – спрашиваю я, подходя к нему.

Когда становлюсь перед ним, он снова хочет закрыться от меня. Разница в возрасте у нас не такая уж и большая. Я понимаю своего друга, как никто больше. И я не позволю ему молчать в этот раз.

- Эш, не заставляй меня.- Пол хмурит брови, отворачиваясь от меня. – Не заставляй меня говорить, хорошо?

- После концерта группы «The Angels», когда я узнал, что ты всерьёз влюблён в мою лучшую подругу, ты просто сторонишься меня! – Складываю руки поверх своей клетчатой рубашки.- В чём дело?

- Дело не в концерте, - откликается негромко Пол, потирая лицо ладонями.- А в том, что было после него…Эштон, это не моя тайна. Я не могу рассказать тебе.

Больше не сказав ни слова, друг захлопывает капот автомобиля и направляется в дом, оставляя меня одного в его гараже.

Облака на небе темнее тёмного. Скоро польёт дождь.


***


Адель


Алекс застёгивает ширинку брюк. Он выискивает свой галстук на полу. Рубашку. Пиджак. Я, потрясённая, всё ещё сижу на его рабочем месте, до посинения сжимая руками края стола. Такой злой я себя не помню.

- Ты издеваешься надо мной?! – восклицаю я.

И имею на это право. Он не собирается трахать меня. Отлично просто!

Я возбуждена до предела. Я что, сама себя должна удовлетворить??

- Нет,- спокойно отвечает Алекс.

- Я перед тобой голая сижу.

- Да ты просто стерва, Адель!- наконец-то, эмоции, которых я ждала, проявляются. Алекс взмахивает руками.

Он снова аккуратно одет, словно, и не было моих следов на нём.

- Ничего себе,- выдыхаю воздух, говоря с поражением в голосе.- Ты меня стервой назвал?

- Так и есть.- Прячет ладони в карманах брюк, поворачиваясь ко мне.- Я тебя люблю. Мне нужно тоже самое от тебя. Мне это необходимо. Я не могу заняться с тобой сексом, зная, что для тебя я – лишь средство для получения оргазма.

Тяжело сглотнув, я опускаю голову.

- Это не так.- Мой голос не звучит убедительно.

- Тогда, что сложного в том, чтобы признаться мне в любви? – Теперь он стоит прямо передо мной, и моё дыхание сбивается от этой близости. – Я хочу большего для нас. Я просто не понимаю…Чёрт возьми. Ты до сих пор любишь Эштона?

Одна его рука взлетает вверх, другая всё так же неподвижно находится в кармане. Эштон? Что? Они обсуждали меня? Или это предположения обоих?

- Ты действительно так думаешь?- Свожу брови вместе.

Алекс пожимает плечами.

- Я не знаю, что думать.

В голову приходят воспоминания. Они просто окутывают мои мысли. Когда мы с Эшем, будучи подростками, сбегали из дома по ночам, дабы посмотреть на местные гонки старшеклассников. Далеко нам идти не приходилось. Гонки проходили в соседнем квартале. Эштон защищал меня от придурков, которые приставали к нам. Мы были одногодками. Но у него всегда хватало мужества врезать напившимся уродам, так же пришедшим посмотреть на крутое мероприятие.

Елена никогда бы не поступила так, как я. Она терпеть не может такого рода зрелища. А Мэгги ни за что не вылезла бы ночью в окно. Я просила Эштона не рассказывать никому об этом. И он не рассказывал. Он молчит до сих пор. Мои подруги не знали об этом. Не знают сейчас. Мои родители не были в курсе этого. Я благодарна своему другу, в которого раньше была влюблена, что он умеет держать рот на замке.

Во имя дружбы.

Так что, нет. Я больше не люблю Эштона. Только, как брата. И он для меня олицетворяет всё хорошее, что может быть. Он крёстный Аарона. Поддерживал меня, когда я нуждалась в этом. Не сказал о ребёнке Алексу, потому что я просила.

Опять же, во имя дружбы. Эштон – отличный человек. Ему можно доверить свою жизнь. Но своё сердце я ему доверять не хочу. Я даже не знаю, что происходило с нами два года назад, когда мы встретились снова, спустя целую бесконечность! Я не могу этого понять. Страсть, что он выдал за любовь, а я поверила?

- Нам нужно просто поговорить,- прерывает мои мысли Алекс.- Спокойно и без истерик. Без срывания платьев и пиджаков, Адель. Ладно?

- Да,- говорю тихо.- Это правильное решение.

- Хорошо.- Он отходит от меня и садится за стол.

Я осознаю, что до сих пор обнажена. Не имею представления, как Алекс всё это время держится!

Натягивая на себя одежду, я слышу его голос:

- Заеду за тобой завтра. В девять часов вечера. Попроси няню задержаться.


***


Эштон


Пока Ками готовит ужин, я пытаюсь незаметно уйти в свою комнату. Это не даёт мне покоя уже столько лет! Возможно, мне просто стоит знать правду. Ладно. Я не хочу оставлять слова Пола в прошлом. Я помню, что опоздал на концерт. Я помню, что пришёл почти под конец. Но что было после него? Что было после? Что-то связанное с моими друзьями? Я столько лет не вспоминал о том нашем разговоре с Полом, но этой ночью мне приснилась вновь наша беседа. Только во сне Пол кое-что ещё пытается мне сказать, а я не слышал.

Кто был с нами на концерте? Елена, Мэгс, Адель. Она ушла до моего появления. Пол остался пить пиво, в очередной раз, не добившись чувств от неё. Мэгги, Пол и я поехали домой. Я не прикасался к алкоголю, я вёл машину. И со мной были лишь Мэгс и Пол. Елена? Почему я не помню этого?

Вытаскиваю телефон из кармана джинсов. Набираю сообщение Елене. Нет. Стираю его. Может, лучше позвонить ей? Не успев передумать, провожу пальцем по экрану, и гудки заполняют тишину в комнате почти мгновенно.

- Алло? – голос подруги действует, как баскетбольный мяч, со стуком отбиваясь от пола, и эхом отдаётся в голове.

- Привет.- Машинально пожимаю плечами.- Не сильно тебя потревожил?

- Нет.- Смеётся.- Мы с Логаном смотрим какую-то передачу про собак. Хотя, смотрит Логан, а я уже зеваю.

- Слушай, - говорю быстро.- Я понимаю, уже поздно, и ты, наверное, спать хочешь, но понимаешь, меня убивают воспоминания одного из моих последних разговоров с Полом.

Я ощущаю напряжение на том конце провода.

- Что? Ты о чём?

- После концерта той группы… «The Angels»…, через пару дней после него, мы с Полом общались, и он был такой…такой…

- Тебе не кажется, что прошлое нужно оставить там, где ему и место? – Резко обрывает меня Елена.

Я больше не слышу в её словах нотки усталости и сонливости.

- Эммм? Елена?

- Уже поздно, Эштон.- Не такой реакции я ждал.

- Нет, пожалуйста, просто, если ты что-то знаешь…

Связь оборвалась, и я поглощён вновь гудками, что заполняют мой телефон. Отключаюсь, набираю номер Елены снова. Но теперь попадаю на автоответчик. Просто невыносимо хорошо. Я же так хотел оставаться в неведении после навязчивого сна и Пола в нём.


***


Алекс


Я помогаю Адель присесть за стол в маленьком уютном кафе. Стены здесь отделаны красным кирпичом. На них висят старые фото. Столы круглые, стулья деревянные. Кофе просто невозможно вкусный!

Присаживаясь напротив Ади, вижу, как она выгибает бровь, обнажая свои ровные зубы.

- Так вот, куда ты меня привёл. – Это звучало не совсем, как вопрос.

- Да. Давай сделаем заказ.- Поправляю рукава своего свитера и придвигаю к Ади меню.- А после сразу же начнём игру.

- Игру? – Её пальцы перестают листать страницы книги блюд.

- Да, я кое-что придумал.

- Что же? Что за игра?

- Называется «Только правда».

Некоторое время Адель просто оглядывает меня, будто видит впервые. Я улыбаюсь, опустив глаза вниз, делая вид, что увлечён выбором еды, на самом же деле, мне нравится её удивление на лице. Нравится то, что я делаю вещи, которых она не ожидает. Нравится, что я могу быть тем, о ком она думает. Хорошо ли. Плохо ли. Но думает.

Персонал поменял музыку. Теперь из коронок доносится песня «Slave to love», Брайна Ферри.

- Перед глазами неподражаемая Ким Бейсингер (**),- комментирую я.

Адель улыбается. Её взгляд сканирует меня из-под ресниц.

- Что? – развожу руками.

- Так, что за игру ты придумал?

- Я уже сказал название,- цокаю языком.

- А правила?

- А правила,- наклоняюсь ближе, замечая, как официант подходит к нашему столику.- Позже…

** - Ким Бесингейр, актриса, сыгравшая главную роль в фильме «Девять с половиной недель», оттуда и саундтрек – Брайан Ферри «Slave to love»


Глава 18

Эштон


      После ужина я не перестаю думать о разговоре с Еленой. Я не знаю, что произошло в ту ночь после концерта. Но какие-то смутные воспоминания меня одолевают. Такое чувство, будто бы, я что-то видел, что-то слышал, что-то знаю…но…Господи, так ли это важно? Я всю голову себе сломал ради того, чтобы Елена нагрубила мне по телефону и попросила оставить то, что было, позади? Серьёзно, что ли?

Выйдя из душа, я замечаю Камиллу, сидящей на моей постели? Эмм… что?

ЧТО?

- Привет.- Она пытается скрыть длинные ноги коротким чёрным пеньюаром.

- Виделись.- Усмехаюсь нервно, ещё крепче завязывая полотенце на бёдрах.

Это получается плохо. Кажется, оно спадёт в любой момент, если я не буду держать руками края махровой ткани.

- Да,- Ками соглашается.- Сегодня ты сказал, что Пабло с интересом смотрит на меня. Ты сказал это в ресторане.

Пабло…этот проклятый официант…

Её красивый голос, наполненный южным акцентом, дрожит. Я приближаюсь. Встав возле кровати с края, где находится девушка, наклоняюсь и нависаю над ней, опираясь руками о матрас. Тем самым, я заставляю Камиллу лечь. Её дыхание сбивается, как и моё. Сердце в груди скачет бешено.

Когда брюнетка ложится, пеньюар приподнимается, оголяя ещё больше участков её совершенной смуглой кожи. Мой стояк очевиден. Так сложно сдерживаться. Чёрт возьми, Эштон, она же девственница!

Умоляю тебя, держи себя в руках!

- Да,- говорю я, улавливая ход её мыслей и заодно улавливая аромат, которым окутано её тело. – Я ревновал.

Камилла пахнет Розовым вареньем. И это самый прекрасный запах в моей жизни!

- Ревновал,- повторяет девушка полушёпотом.

Она протягивает руку и касается ласково пальцами моего лица. «Ты мне нужен»,- говорит мне её тело.

«Остановись»,- предупреждают мысли в голове.

- Очень сильно.- Мои губы лишь касаются её кожи.

Камилла резко вздыхает. Я ощущаю, как её руки возятся с полотенцем на моих бёдрах. Через пару мгновений я, обнажённый, лежу сверху на ней. Ладони исследуют её стройные ноги.

Я так же сильно волнуюсь.

Я так же сильно хочу этого.

Как и Камилла…

      Она ведь…?

- Нет,- резко поднявшись, произношу я.

Мне хватает ума прикрыть свой стояк простынёй. Камилла садится на кровати. Она скрещивает руки на груди, прежде, спрятав пряди волос за ухом.

- Что? – Хмурит брови.- В чём дело?

- Ты хочешь этого? – Глазами возвращаюсь к ней.

- Да.- Голос звучит неуверенно.

Качнув головой, поднимаюсь с постели. Вновь хватаю полотенце с пола. Это всё напоминает детские игры. Меня это не устраивает. Я трахаю девчонок с пятнадцати лет. Я трахал женщин, которые знают, что им нужно. Но я никогда не прикасался к девушкам, не имеющим представления, что они хотят.

- Это не так, Камилла.- Я направляюсь в гардероб.

Девушка следует за мной. Краем глаза я вижу, как выражение её лица становится решительным, черты лица грубеют.

- Что не так? – Толкнув меня, она становится передо мной, больше, кажется, не стесняясь своего вида.- Эштон, ты издеваешься?

Провожу руками по лицу и выдаю:

- Ты – девственница. Ты сама мне говорила. Я не собираюсь пользоваться этим.

- Я думала, между нами нечто большее, чем «пользование друг другом»,- через секунду отвечает Ками.

Она выходит в спальню. Теперь я иду за ней, но ступаю осторожно. При виде того, как её ладонь ложится на ручку двери, не выдерживаю и спешу её остановить.

- Пожалуйста,- прошу я.- Ты всё не так поняла. Ты стала моим спасением, малышка.

Прикусив губу, брюнетка улыбается. Её карие глаза зажигаются огнём.

- Ты впервые так меня назвал,- говорит она, а мгновение позже уже целует меня так, словно я – её воздух.


***


Адель


Мне нравится в кафе, куда привёл меня Алекс, но всё то время, пока мы делаем заказ, я не могу перестать думать о том, что предстоит. О том, на какую хитрость он идёт? И мне нужно решить, нормально ли это для меня?

Нам быстро приносят еду и напитки. Алекс, не задав мне ни единого вопроса, тут же нападает на говядину, запечённую с овощами. Я кручу в голове всё, что знаю о студенческом развлечении под названием…

- Насколько я помню, эта игра называется "Правда или Ложь", - говорю я, накалывая на вилку томаты Черри.

Алекс спокойно отпивает красное вино из бокала. Он наклоняет голосу слегка влево и хмыкает.

- Нет, в "Только правда" несколько другие правила. Ошибаться здесь нельзя.- Проводит языком по губам.- Тебе ошибаться нельзя.

Я стараюсь контролировать себя, но своим только видом он забирает воздух из моих лёгких.

- А иначе, что? - Уверенным голосом отвечаю я.

Надеюсь, я не звучала, как испорченная гитара. Приходится откашляться, чтобы не подавиться собственной слюной.

- То, что ты ожидаешь услышать, я тебе не скажу,- наклоняясь, сложив локти на столе, говорит мужчина, чьи синие глаза блестят.- Думаешь, я применю шантаж? Нет, Адель, я этого не сделаю. Лишь рассчитываю на твою честность.

Удивлённая его откровением, я хватаюсь за бокал и выпиваю достаточное количество вина для того, чтобы мыслить более-менее здраво. Хотя, возможно, прибегать к алкоголю – не самый лучший вариант.

- Я поняла тебя,- только и произношу.

- Хорошо,- Алекс со вздохом откидывается назад.- Итак, начнём?

Всё-таки лукавая улыбка его выдаёт. Левая бровь приподнята, как и уголок пухлых губ. Мне нужно сосредоточиться, но получается у меня ужасно. Ладно, может, мне думать об осьминогах? Тёте Дарле, маминой давней подруге, под кожу залез небольшой осьминог, во время того, как та купалась в море. Это было очень давно, но я помню, как после операции она жаловалась, что скучает по нему.

Скучает по осьминогу! Вы можете себе это представить??!

- Да, - отвечаю, когда в зале начинает играть песня Jessie J «Domino».

Музыка такая ритмичная, что мне хочется танцевать прямо сидя на стуле.

Алекс ухмыляется, приоткрывая рот.

- О`кей. Начнём с простого. Любимый цвет?

От такого первого вопроса я немного впадаю в ступор. Вслушиваюсь в слова в песни, я не знаю, делает ли Алекс так же. Но я краснею, и это, кажется, не остаётся не заметным.

«Я чувствую, что в воздухе повисла напряженность, как облако дыма».

……

«Разве ты не знаешь... из-за тебя я теряю контроль».

Чёрт, клянусь так и есть. Я скоро точно потеряю контроль под его пытливым взглядом.

- Красный,- говорю я, снова откашливаясь.

- В горле першит? – спрашивает Алекс.

Он подмигивает. Мои щёки однозначно остаются пунцовыми. Никак иначе.

«Грязные танцы в лунном свете. Разрушь меня, словно я домино».

Разве не это делает человек напротив? Разве он не разрушает меня, как будто, я домино?


***


Камилла


Меня не в силах разуверить никто, что Эштон хороший. Я не знаю, что было у него в прошлом. Да я и не хочу знать. Не хочу знать, со сколькими девушками он переспал. Во скольких драках был инициатором. Сколько раз напивался. Сколько раз грубил женщинам, родителям, друзьям. Сколько раз его видели в плохом расположении духа. Я не была свидетелем ни одного события из всего вышеперечисленного. Об Эштоне я слышала разное, но сделала выводы сама. Он замечательный. Он обращается со мной, как никто прежде.

Я хочу его сейчас. Не уверена в том, что он готов. Боже, это смешно. Кто из нас девственник? Парень дрожит так, что, кажется, вот-вот его сердце остановится.

- Эй, расслабься,- шепчу я, когда Эш уже надел презерватив и лёг на меня.

- Это я должен сказать,- тихо смеётся он.

- Расслабься и получай удовольствие,- продолжаю болтать, хотя пора бы уже заткнуться.

- Где ты научилась этим выражениям?- Эштон широко улыбается.

Я вскидываю артистично бровь.

- О, я смотрела кучу фильмов, в которые входили интимные…подробности…

- Порнофильмы? – хмурится смешно он.

- Что? Нет! В порнофильмах так не церемонятся! – я практически вскрикиваю, когда парень щипает меня за сосок.

Его палец задерживается на чувствительной точке. Боже, как это приятно! Нет ничего лучше! Я клянусь!

- Достаточно разговоров,- шёпотом произносит Эштон мне в ухо.

Я в силах лишь кивнуть головой. Его руки хватают меня за задницу, приподнимая чуть выше. Я обвиваю его бёдра ногами в тот миг, когда он губами касается моей груди. Его влажный язык проделывает дорожку поцелуев к моей шее, а потом возвращается обратно.

- Волнительно,- признаётся парень, направляя свой член.- Слишком волнительно.

- Давай,- стон вырывается из горла, потому что его пальцы находят клитор.

Я столько раз кончала в одиночку. Больше так не хочу. Пусть это продолжится. Я желаю, чтобы это случилось.


***


Алекс


- Что ты подумала, когда увидела меня в первый раз? – спрашиваю я, надеясь на реакцию Адель.

И она не заставляет себя долго ждать. Ади вскидывает голову. Хорошо, что она больше не смотрит в чашку кофе, как последние пять минут, думая над ответами. Какие бы пошлые вопросы я не задавал, я всегда хочу видеть связь с ней. Хочу видеть глаза, которые будут смотреть на меня умоляюще, чтобы я перестал говорить неприличные вещи. Хочу слышать голос, а не тихое лепетание.

Адель кажется заинтересованной сейчас.

- Я подумала, что ты мудак.- Честный ответ.

Ладно. Я готов выдержать это. Готов ли?

- Что? – чуть не захлёбываюсь горячим напитком.

Она смеётся, и мне нравится её смех. Такой искренний. Такой незабываемый.

- А почему ты удивляешься? – разводит руками.- Это же так. Это же правда.

Очередная романтичная мелодия раздаётся из колонок над нами. Я узнаю эту песню, записал её на диск в прошлом году. Jessie Ware - «Say You Love Me».


«Скажи, что любишь меня, мне в глаза.

Мне нужно больше, чем просто объятия.

Просто скажи, что хочешь меня, вот и все.

Сердце разрывается от твоих ошибок».


Слова песни так идеально подходят к тому, что ощущаю я. Это тот самый момент. Это то, что мне нужно. Под прекрасное завораживающее пение Джесси я задаю следующий вопрос:

- Самый дорогой человек в твоей жизни?

- Аарон,- без тени сомнения отвечает Адель.

- Самое лучшее мгновение в твоей жизни?

- Когда родился мой сын. Когда Елена отдала его мне после того, как пуповину уже перерезали.

Адель смахивает слёзы с глаз. Она улыбается, что заставляет моё сердце сильно сжаться.


«Хотя бы сегодня, просто скажи, что любишь меня».

…………..

«Я хочу ощущать жар, когда ты произносишь мое имя».


- Когда ты ощущаешь себя счастливой?

- Сейчас.- Заправляет прядь волос себе за ухо.

- Это правда? – Сглатываю.

- Да.

- Ты любишь меня? – Адель открывает рот, но я прерываю её движением руки. Приложив палец к губам, я произношу: - Никакой лжи, ладно?

- Никакой лжи.- Кивает, приподняв уголок губ.

Мы некоторое время молчим, наслаждаясь суетой вокруг и музыкой, льющейся из колонок, словно вода из фонтана. Всё было гармоничным. Всё так, как я того хотел. Как хотела Адель, надеюсь.

Она дарит мне весь этот мир, когда выговаривает медленно, глядя мне в глаза:

- Я люблю тебя, Алекс.


Глава 19

Бойсе, штат Айдахо, 2008 год


Эштон


- Ты видела, как Грэг посмотрела на тебя сегодня на математике? – слышу, как спрашивает Мэг Елену.

Две девушки, прислонившись к дереву, сидят на газоне. Я появляюсь прямо перед ними и присаживаюсь рядом.

- Мне всё равно,- отвечает Елена и хмурится, заметив меня. – Здесь женское собрание, Эш. Тебя никто не звал.

Мэгги поднимает удивлённо брови. Она бросает на подругу грозный взгляд. Это не должно сулить ссору. По крайней мере, я этого не хочу.

- Я пришёл поговорить с тобой,- процеживаю.- Когда ты успела стать такой стервой?

Елена фыркает, спешит подняться, но я хватаю её за ногу, практически бросая её обратно на зелёную траву.

- Эээй.- Она бьёт меня, отталкивая от себя за плечи.- Какого хрена ты творишь?

- Я слышал твой плач во дворе вчера,- объясняю, держа её за лодыжки.- Ты говорила с кем-то по телефону про концерт, состоявшийся две недели назад. Была расстроена. Что случилось?

- Тебе-то какое дело? – грубит Елена.

Она пытается сбросить мои руки, но у неё не получается. На лице Мэгги вырисовывается буквально облегчение, когда она смотрит вперёд. Обернувшись через плечо, я вижу Адель, идущую к нам. Она, вздохнув, улыбается. Присаживается рядом. Но её настроение меняется, стоит ей только лицезреть картину, где я удерживаю Елену насильно, а она пытается вырваться, матерясь.

- Прекрати ругаться,- прошу я снисходительно.

- Что здесь происходит? – растерянно спрашивает Ади.

- Это мы и пытаемся узнать,- признаётся Мэг.- Так ты серьёзно плакала вчера? Почему? – смотрит на Елену. - Это было во дворе её дома? – обращается ко мне.

- Да.- Поджимаю губы. Я треплю Елену по плечу. - Если хочешь, мы поговорим наедине…?

- Пошёл к чёрту.- Девушка заливается слезами.

Шмыгнув носом, она всё же встаёт на ноги. Я обречённо опираюсь на ладони, отпрянув назад. Адель и Мэгги в упор смотрят на подругу, что собирает учебники в рюкзак. Когда она вешает рюкзак на плечо, что-то из него выпадает на траву. Что-то белое, что-то…

Елена резко забирает вещь, бросая её обратно в сумку. Мы все трое ждём хоть слова от подруги, но она предостерегающе смотрит на меня.

- Даже не смей задавать вопросов,- заявляет Елена перед тем, как убежать прочь.

Я наблюдаю за тем, как она заходит в здание школы.

Пол молчит, как рыба. Эта девчонка просто ураган.

Возможно, мне просто стоит оставить их в покое?


***


Камилла


Наши дни


Это больно. Вашу мать! Это та-ак больно. Я никогда не думала, что смогу испытать нечто подобное. Да ладно, Вы подумаете, что я преувеличиваю. Естественно, у каждой девушки всё индивидуально, но это не должно было быть так неприятно, как я чувствую. Возможно, виновата я? Не знаю.

Ощущения уже лучше, когда Эштон двигается внутри меня быстрее. Он привстаёт на коленях, сжимая мои бёдра руками. Вероятно, он видит слёзы на щеках, так как наклоняется низко, чтобы вытереть влагу с моего лица.

- Прости,- шепчет.- Прости меня.

- Всё нормально. – Я прижимаю его руки к своему лицу.- Продолжай, пожалуйста.

- Ты уверена? – Да, мне нужно, чтобы он был удовлетворён.

Мне всего девятнадцать лет, но я не дура. Всего сразу достигнуть нельзя. Получить всё, о чём мечтаешь невозможно. Первый половой контакт, вряд ли, у кого-то может быть идеальным. Из-за этого не стоит отказываться от секса совсем, или просить мужчину прервать акт. Я должна пройти через всё это. Если я сама настроюсь на волну удовольствия, может быть, я почувствую то, что так хочу.

- Да.- Киваю.- Продолжай.

Эштон крадёт поцелуй с моих губ. Слабый поцелуй, но сильно толкается в меня снова. От чего я вскрикиваю, изгибая спину. Пальцы хватаются за подушку. Они запутываются в волосах. Эштон ласкает одну мою ногу, после переходит к другой, не переставая заниматься сексом со мной. Не переставая приближать себя к оргазму.

Он целует мой живот. Щекотно.

- Я хочу, чтобы тебе было хорошо со мной,- признаётся, положив подбородок на мою грудь.- Тебе хорошо?

Его член во мне неподвижен.

- Да.- Это не совсем ложь. Как может быть плохо рядом с ним?

Поднявшись, он делает движение вперёд. Это было приятно. Правда. Его рот накрывает мой. Поцелуй получается диким, почти голодным. Я готова сделать вывод, что Эштон так же нуждается во мне, как и я в нём. Лаская его язык своим, я опускаю ладони на его зад, как бы подталкивая глубже.

Температура в спальне однозначно повышается, когда он стонет. Это слышится не так громко, как мне бы того хотелось. Но возбуждающе.

- Я уже близко.- Эш закусывает мою нижнюю губу.

Он тянет её. Я улыбаюсь.

Ягодицы под моими руками совершенны.

Упругие, мягкие.

- Боже.- Парень утыкается носом мне в шею.

Он не перестаёт упоминать Бога, пока его тело сотрясается надо мной. Я целую его в плечо. Ласково провожу пальцами по его спине, «вырисовывая» сердечки.

- Ты невероятно узкая,- говорит, коротко смеясь.

Я щипаю его за бок. Перевернувшись, он снимает презерватив и бросает его в выдвижной ящик тумбы, стоящей около кровати. Потом зелёные глаза устремляются на меня. Локтями он опирается на кровать и его взгляд падает на моё голое тело, принадлежащее ему.

Тело, принадлежащее ему…

Мне это нравится!


***


Эштон


Только сегодня, когда я принимал душ после секса с Камиллой, я ясно вспомнил тот разговор. Школа, Елена, Мэгги. Мы общались, точнее Елена кричала на нас. Что-то выпало из её сумки. Она запихнуло это обратно. Она буквально запихнула, желая спрятать это от нас. Желая, чтобы что? Никто не узнал её тайну? Была ли она? Есть ли до сих пор? И что мне совсем этим делать? Имею ли я право забыть обо всём, как ничего и не было?

- О чём ты думаешь? – спрашивает Ками, забирая стакан апельсинового сока, который я протянул ей.

Она делает глоток. У меня ком в горле встаёт от её прекрасного вида в моей белой рубашке. Хочу сорвать её снова. Хочу снова быть в ней, не смотря на то, что это приносит ей неудобство. Я знаю.

Но, возможно, просто мне нужно отвлечься от этих мыслей о прошлом.

- Хей.- я подхожу к Камилле. Она оглядывает мой голый торс.- Мы можем вернуться к любовным играм, так ведь?

Тонкие длинные пальцы задевают резинку пижамных штанов, оттягивая их. Опустив голову, Ками заглядывает внутрь. Она не спешит проводить рукой по моему, уже вставшему, члену. Мы целуемся, и это выходит более страстно, чем я рассчитывал.

- У меня всё болит,- сознаётся она, усмехаясь мне в губы.

Я закрываю глаза, ощутив себя долбанным эгоистом. Проклятым эгоистом.

- Прости, детка. Я должен думать о тебе. – Девушка заставляет меня замолчать, приложив к губам указательный палец.

- Не надо,- мило щебечет она.- Я чувствую себя отлично. Просто немного болит…там. И, думаю, мне нужен отдых.

- Конечно, конечно,- бормочу я, целуя её шею и подбородок. – Но я знаю, как доставить тебе удовольствие по-другому.

Камилла облизывает губы. Я стягиваю с неё мою рубашку. Она голая под ней. И целиком моя.


***


Адель


Я даже забываю, где мы находимся. В номере отеля, точно…Мы в отеле…снова…Да разве можно о чём-то думать, когда тебя так…хмм…любят?

Алекс выходит из меня разворачивает на спину. Он заполняет снова пустоту собой и прижимается всем телом. Его поцелуи сильные, возбуждающие, глубокие, жаркие. Он вытворяет со мной всё, что захочет. Я кажусь куклой в его руках. Но это не совсем так. Я лишь позволяю ему это. И пока всё отлично, может думать, что он - «папочка».

Резкие толчки теперь ещё более интенсивные. Мои стоны и его тяжёлое дыхание становится единым целым. Наши пальцы переплелись. Я закидываю ноги на него, привлекая за бёдра к себе ещё ближе. Он нужен мне весь, весь полностью.

- Что ты со мной делаешь? – хриплым шёпотом говорит Алекс, опускаясь поцелуями к моей шее.

От поцелуев моё тело мякнет. Я закусываю губу, ощущая, что оргазм уже достаточно близко. Алекс поднимается выше, чтобы ласково пройтись языком по моему подбородку. Он яростно врывается мне в рот. Этот поцелуй более настойчив, чем раньше. Этот поцелуй дикий.

Стоны Алекса заглушают мои, но наши языки не перестают переплетаться.

- Пожалуйста.- Моё голос похож на хныканье. По-другому я назвать это не могу.

- Я сейчас кончу,- предупреждает мужчина, прежде чем схватиться за мои бёдра.

Он толкается в меня резко несколько раз. Я ощущаю свой оргазм в это же время. Схватившись за простыню, откидываю голову назад. Наслаждение укутывает меня с головой. Алекс падает на меня, принимаясь ласкать мои плечи пальцами и языком.

Невероятное чувство!

Через несколько долгих тихих минут я слышу его смех. Тихий смех.

- Что такое? – спрашиваю, ныряя в его волосы рукой.

Шатен закрывает глаза, видимо, получая удовольствие от прикосновения к его голове так нежно.

- Мы в номере гостиницы. Могли бы ко мне поехать.

Он прислонился щекой к моему обнажённому животу. Приподнявшись, подмигивает мне.

- Я оттуда не стала бы уезжать. Мне нравится твоя квартиру,- честно отвечаю я.

- И не надо уезжать,- говорит Алекс, проведя ладонью по внутренней части моего бедра.

Мы занимались сексом около двух часов. Я могу его понять, если он, как говорит, не был ни с кем, кроме меня, ему нужен был этот всплеск. Но два часа секса – достаточное количество времени, чтобы наконец-то остаться довольным. И то, что Алекс пытается снова возбудить меня, удивляет. Когда он, в конце концов, устанет?

- У меня уже всё тело болит, - жалуюсь я, перелавливая его руку.

- Не выдумывай.- Вырывает запястье из моей хватки.

Свожу бёдра вместе и накрываю себя красной простынёй.

- Я серьёзно, Алекс. Я устала. Хватит уже.

Смешинки в его синих глазах дают мне понять, что он сдаваться не собирается.

- Да ладно тебе.- Садится на кровати.- Ты столько времени трахала мне мозги, и всё было нормально. А теперь ты не можешь трахнуться со мной по-человечески?

С шуточным рёвом он нападает на меня. Вскрикнув от испуга, я пытаюсь выбраться из-под него, но Алекс силён, очень силён. Уйти от него невозможно.

Во всех смыслах.


Глава 20

Адель


Нам принесли завтрак в номер и свежую газету. Чёрт, эта клубника превосходна. Такая сочная. Алекс целует меня в шею, запрыгнув на кровать. Он вышел из ванной только что. Перехватывает тост из моих рук и откусывает кусок. Мне приходится ударить его в плечо. Тот смеётся, разворачивая газету.

- Нам уже пора возвращаться. Я привезла Сару из Бойсе с собой не для того, чтобы задерживаться и приходить домой в обед. В воскресенье,- замечаю я, отпивая кофе из чашки.

Алекс молчит, сосредоточенно глядя на страницы публичного издания.

- Ты меня слушаешь? – поворачиваюсь к нему.

Он мигом хватает телефон с прикроватной тумбы и проводит спешно пальцем по сенсорному экрану. Приложив трубку к уху, через пару мгновений его серьёзный голос выдаёт:

- Адам, журналисты у входа есть?

На том конце провода мне слышен мужской голос, но слов я разобрать не могу.

- Чёрт.- Алекс сбрасывает простыню с себя.

Его голова двигается из стороны в сторону, пока он находит свою одежду. Бросает её на кровать с пола. Я в недоумении жду от него хоть какого-то объяснения.

- Хорошо. Я понял тебя. Пожалуйста, пришли машину к запасному выходу из гостиницы. Убедись, что тебя никто не видит.

Он отключается и кидает мне моё чёрное платье.

- Ади, нам нужно уходить.

- Что происходит?

- Взгляни на пятую страницу в газете.

Я делаю так, как он говорит. Да чтобы вас дьявол побрал! Здесь фотографии. Мои фотографии. Я и Аарон. Это была вчера. Моя одежда…И мы выходили из супермаркета, а вместе с нами Сара с тележкой. Здесь мы катим её к парковке. Здесь я сажаю Рона в машину, в его детское кресло. Здесь я что-то говорю няне, указывая на автомобиль. Какого хрена происходит?

- Что это значит? - с дрожью в голосе спрашиваю, натягивая на себя нижнее бельё.

Я даже не приняла душ. Просто отлично.

- Они ждали твоего возвращения. Они всё время спрашивали о тебе после того, как я поступил с Лукасом Хэндриком…

- Что? – Останавливаюсь.- Как ты с ним поступил?

- Ты не знаешь? – Алекс замирает с одной туфлей в руках. – Ты даже не гуглила меня? А Эштон или, чёрт возьми, твои подруги, что всё ещё работают на Лукаса, не рассказывали тебе?

- Нет,- громко говорю, разводя руки в стороны.- У нас была договорённость – о тебе не вспоминать.

- Я просто в шоке.- Алекс надевает солнцезащитные очки на глаза, берёт бумажник и ключи, прячет их во внутреннем кармане коричневого пиджака.- Я разорвал с ним контракт. Был огромный скандал. Заплатил крупную неустойку «The Kiss». Но мне повезло, что ролик был снят и уже попал на каналы. Поэтому, заказы наша компания не перестала получать. – Заметив мой обескураженный вид, он сглатывает.- Ну, прости, я действовал на эмоциях.

Мы выходим в коридор гостиницы. Нас встречает взрослый мужчина. Он огромен. Напоминает Халка чем-то.

- Адам,- обращается к нему мой мужчина,- они всё ещё снаружи?

- Да,- отвечает «Халк» мрачным тоном,- когда журналисты узнали о возвращении мисс Милтон в Сан-Франциско, будто бы, с цепи сорвались. Вы видели заголовки газет? Они видели ребёнка. Они считают, что это ваш сын.

- Он мой,- заявляет Алекс, замедляя шаг.

Адам молчит несколько секунд, прежде чем сказать:

- Прошу прощения, сэр.


***


Эштон


На машине я выезжаю из парковки торгового центра. Камилла пристёгивает ремень безопасности. Она сморит во все глаза, как, словно, обезумевшие и одержимые дьяволом, папарацци бегут за джипом, пока я не выезжаю на дорогу. Увеличивая скорость, гоню тачку, чтобы скорее оказаться на другом конце города, где можно быть вне зоны внимания журналистов.

- Так вот что ты имел в виду, когда говорил о своей некой значимости в этом городе.- Ками сидит с раскрытым ртом.- Ты всего лишь владеешь ювелирными магазинами, разве не так? Почему эти люди с камерами не преследовали тебя раньше?

Я перевожу дыхание.

- Всё намного сложнее. Я – друг того парня, от которого в Бойсе нужно было держаться подальше.- Тряхнув головой, продолжаю: - В смысле, от него всегда нужно держаться подальше, когда дело касается длинноногих красивых девушек вроде тебя.

- Он – владелец «Paradise Company»? К нему через пару дней мы отправляемся? На торжество в честь юбилея его компании?

- Именно.- Киваю.- И его женщина, Адель, ты видела её на благотворительном вечере. Его любимая. Она вернулась с его сыном, о котором ни он и никто в Калифорнии не знал. Теперь их преследуют журналисты. Так как, его лучший друг – я, мне уготована не лучшая участь.

Поворачиваю руль, наблюдая, как Камилла широко улыбается и, сложив ладони на коленях, слушает меня внимательно. Он пожимает плечами, мечтательно закатывая глаза.

- Что такое? – со смехом в голосе спрашиваю я.

- Со мной такого ещё не было,- признаётся она. Её тёмные волосы развевает осенний ветер, когда Ками открывает окно. – Я – подружка парня, за которым охотятся папарацци.

Мы оба заливаемся смехом. Я выруливаю на соседнюю улицу. На юге города, где существует небольшое кафе в итальянском стиле. Стеклянные окна в коридоре защищают от солнечного света. Здесь тепло и это небольшое помещение тоже оборудовано столиками и стульями в стиле модерн. Правда, намного уютнее находиться в зале. В зале, полностью выкрашенном в коричневый и красный цвета.

Мы проходим внутрь. Я держу Камиллу за руку. Она всё ещё оглядывается в поисках таинственных лиц, но здесь нас никто не потревожит.

- Что будете заказывать? – спрашивает парень-официант с лёгким итальянским акцентом, поднеся нам меню.

- Пиццу? – вопрошает девушка, глядя на меня.

Люстра сверху освещает её смуглое лицо, и карие глаза кажутся золотистыми. Это невероятное зрелище!

Это лучшее, что я видел!

Адель не ушла из моего сердца. Он всё ещё там, но теперь легче, когда я понимаю, что Камилла – не отвлечение. Она – ангел, спасающий меня.

***


Адель


Перед юбилеем «Paradise Company», который состоится тридцатого октября, мы всё же решили дать интервью первому телевизионному каналу штата. Перед нами на вертящемся чёрном стуле сидит Роза Киндсберг. Я видела её по телевизору. Роза – корреспондент. Вспышки камер слепят глаза. Я вынуждена всё время прищуриваться. Алекс сидит спокойно, поправляя синий галстук. Он, похоже, привык к подобному. Но не я.

Какой-то молодой парень направляет видеокамеру в мою сторону, будто дуло пистолета. Клянусь, я не знаю, как согласилась сниматься в рекламе. Была ли я под каким-то наркотиком тогда? Возможно.

- Я очень рада, что вы приехали сегодня,- объявляет Роза, откладывая планшет с бумагами.

Она закидывает одну ногу на другую и скрещивает пальцы, придерживая ладонями колено. Переводит глаза на меня. Небольшого роста. Волосы тёмного цвета. Неприметно одета. И всё это похоже на доклад о новой знакомой, но словами более красивыми описать я её не могу.

Не знаю, на что Роза так долго смотрит. На мне всего лишь джинсы и белая блузка. Плюс пара бриллиантовых серёжек в ушах. Это подарок Алекса. Может быть, мои, окрашенные в красный цвет, губы привлекли её внимание?

- Приступим? – предлагает Алекс, откашливаясь.

Роза «приходит в себя». Фальшивая улыбка расцветает на её лице.

- Конечно. Могу я начать с вопроса,- хмыкает, заглянув в документы на столе рядом с ней,- про Аарона Пола Милтона?

Я вздыхаю глубоко. Алекс тут же берёт меня за руку, сжимая её. Мне нужна его поддержка. Киваю головой.

- Что послужило тому, что сын Алекса, в чём уже мистер Хилл признался вчерашним утром журналистам, носит вашу фамилию, мисс Милтон?

- Мы собираемся это вскоре исправить,- отвечает Алекс раньше, чем это даже попытаюсь сделать я.

Бросаю на него удивлённый взгляд. Он качает слегка головой в сторону, говоря мне, как бы: «Что? Разве это не так?»

Улыбаясь, я смотрю в камеру.

- Да,- говорю.

- Хорошо. Нашим зрителям интересны ваши отношения. Мистер Хилл, вы собираетесь узаконить их?

Моё сердце делает сальто. Оно стучит быстро. Очень быстро. Очень и очень быстро. Готово выпрыгнуть прямо из горла. Почему Алекс так долго молчит? Не решаюсь посмотреть на него. Так и сидим, сплетя руки и глядя вниз.

- Следующий вопрос.- Его голос имеет свойство ранить.

Это и происходит сейчас. Бритва делает надрезы на моём сердце.

У нас был секс.

У нас был секс.

Он хотел, чтобы я сказала, что люблю его.

Я сказала это. Этим всё и закончится?

Я не должна выдавать себя. Стоит успокоиться. Пожалуйста, Адель.

- Ладно,- недовольно соглашается Роза.- Мисс Милтон, мне бы хотелось обратиться непосредственно к вам. Дело в том, что мы выяснили о ваших дружеских отношениях с Полом Гринжем в далёком прошлом. Полом, сводным братом мистера Хилла,- журналистка уточняет, как будто, это и так не ясно и указывает рукой на Алекса, крутясь в кресле.- Согласитесь, это просто невообразимо! - Слова наполнены восторгом.- Брат лучшего друга является вашим парнем и отцом вашего ребёнка. – Пауза. Но я вся уже на пределе. Так сложно скрывать слёзы. Пол – это запретная тема.- Конечно же, я приношу свои соболезнования. Насколько мне известно, мистер Гринж был замечательным…

- Прошу меня простить.- Вырываю ладонь из хватки Алекса и выбегаю из этой злосчастной комнаты.


Глава 21

Камилла


Все поступки имеют свои последствия. Не знаю, осознавала ли я это раньше, но мне бы стоило. Потому, как сообщение, что пришло этим утром на мой телефон, не сулит ничего хорошего.

«Камилла, я знаю, что ты в Сан-Франциско. Твоя подруга Рейчел всё рассказала мне. Скажи мне адрес. Я приеду. Данис».

Данис – один из моих братьев. В детстве я боялась его немного меньше, чем Самира. Всё потому, что Даниса почти никогда не было дома. Боюсь себе представить, что он может сделать со мной. Если он уже в Сан-Франциско, чего ему стоит узнать адрес с помощью номера моего телефона.

Рейчел, милая Рейчел, что же ты наделала? Ты подвела не только меня, но и Эштона. Я даже не знаю, как он отреагирует на это. Данис в любом случае ввяжется в драку. Зачем это нужно моему парню, если, конечно, он действительно считает себя им…?

Мои мысли прерывает звонок. Смартфон вибрирует на стеклянном столике. Это Рейчел. Я отвечаю быстро и тут же слышу, как она, находясь ужасно далеко от меня, плачет. Её рыдания обрывают ещё немного хорошего во мне. Данис не имеет права обижать мою лучшую подругу.

Никто не имеет права.

- Он угрожал тебе? – говорю вместо приветствия.

Она не перестаёт рыдать. Её всхлипы – единственное, что даёт мне понять – Рейчел не отключилась.

- Нет,- наконец, произносит её сиплый голос.- Камилла, прости… Данис был очень мил. Сказал, что…- всхлип,- беспокоится о тебе.- Всхлип.- Я поверила.- Трубку разрывает от её воплей.

- Пожалуйста, Рейч,- умоляю.- Говори внятно.

- Я поверила ему.- Кажется, успокоилась немного.- Твой брат в Сан-Франциско, Ками. Прости меня, пожалуйста.


___________________________________________


Эштон


Моя девушка ходит из одного угла в угол. У меня уже голова кружится наблюдать за этим. Она вымеряла шагами всю квартиру. Я пытался её успокоить, но у меня не вышло. Камилла уверена, что её брат, когда выйдет на место её нахождения (а я очень сомневаюсь, что это случится), забьёт меня до смерти и заберёт её с собой. А потом она и ещё будет опозорена из-за того, что больше не является девственницей.

- Послушай меня.- Я обнимаю Ками за плечи, привлекая к себе. – Всё будет хорошо. То, что твой брат нашёл нас, не значит, что я собираюсь тебя отпустить.- Беру лицо в свои руки. – Я не отдам тебя.

Девушка резко обвивает руками мою шею, втягивая воздух в себя. И это ощущается так, будто я – её воздух. Я прижимаю её. Руки покоятся на тонкой талии. Я больше не представляю своей жизни без неё. Без споров о моём ужасном характере, без её ворчания о том, что я неряшлив, без её сумасшедших идей, касательно изменения интерьера дома, касательно изменения моей причёски (хотя изменить там что-то невозможно).

- Я верю тебе,- шепчет Ками, уткнувшись носом в мою серую футболку.- Ты не отдашь меня.

Эти слова она произносит, чтобы убедить саму себя?

В любом случае, это не важно, потому что звонок в дверь делает Камиллу вновь взволнованной. Она вытягивает шею, потом испуганно поднимает глаза на меня. Я перестаю обхватывать её руками и прохожу в холл. Камилла не предпринимает попыток остановить меня. Открываю дверь.

Серые глаза высокого широкоплечего парня возносятся ввысь. Он выпрямляется. Его взгляд прикован ко мне. Нет, не совсем так…Его волнительный…добрый взгляд прикован ко мне. Я всё себе не так представлял.

- Добрый вечер.- Его правая ладонь больше не касается дверного проёма.

На удивление, он одет как с иголочки. Серое пальто, чистые чёрные туфли, брюки и белая рубашка.

А что я думал? Приедет парень с бородой и мешком?

- Привет,- отвечаю, отступая от входа, предлагая жестом войти.

Брат Камиллы проходит внутрь. Он представляется, протянув руку:

- Данис.

- Эштон. - Пожимаю его ладонь.

Данис обращает внимание сестру. Она прижата спиной к стене, в ожидании следующих действий.

- Слушай, - начинаю я.- Если ты приехал пугать её, то я тебе этого не позволю.

- Камилла,- парень говорит, не слушая меня,- не бойся, пожалуйста. Я не хочу, чтобы ты меня боялась.

- Ты рассказал всё отцу? Он знает, где я? – тихо и почти истерично спрашивает девушка, скрестив руки на груди.

- Нет, нет, нет,- он качает головой быстро.- Я никому ничего не сказал. Я приехал к тебе.- Вздохнув, проводит рукой по волосам.- Аллах, это не то, что ты думаешь!

- А что это?- взвизгивает Ками.

На её щеках блестят слёзы.

- Не нужно её расстраивать,- угрожающим тоном заявляю я, становясь перед Данисом.

Тот играет желваками, стискивая зубы.

- Уйди,- требовательно отвечает.- Я разговариваю с сестрой.

- Она плачет из-за тебя.- Свожу брови вместе.

- Ты кто, вообще? – недовольно говорит. Выглядывает из-за меня, чтобы воззриться на Ками.- Ты с ним спишь? Да какая разница…- тут же он бормочет.- Я не хочу конфликтов.

Парень снимает небольшой рюкзак с плеча и бросает на пол. Кивнув на него головой, говорит:

- Это твоё, Ками. Я не смог бы перечислить на счёт, даже будь он у тебя, потому что папа за всем следит. Тебе лучше и не стоит заводить банковских карточек на своё имя первое время. Ты же ведь знаешь, насколько влиятелен этот человек?

Камилла некоторое время всё ещё стоит у стены, но спустя пару мгновений практически подбегает к рюкзаку. Она раскрывает его, и глазные яблоки чуть ли не вываливаются у меня из орбит. Там деньги. Много денег. Куча зелёных бумажек.

Я вскидываю глаза на Даниса, но тот лишь подходит к сестре, которая смотрит в пол. Я не могу прочитать, что написано у неё на лице. Данис садится на корточки и, обнимая девушку за шею, целует её в лоб. Поднявшись, он говорит мне:

- Береги её.

Он уходит, не услышав того, как я сказал ему:

- Я буду.


***


Адель


Я выхожу из здания штаб-квартиры «The Kiss» в хорошем настроении. Несмотря на интервью, состоявшееся пару дней назад, я верю в лучшее. Алекс…А давайте не затрагивать темы под названием «Мистер Мозги Вселенной»? Серьёзно. Я не хочу думать о том, что он сказал прямо в камеру.

«Следующий вопрос»…

Господи! Меня это убивает!

Поэтому, перейдём к хорошим новостям. Лукас был рад меня видеть. Он сидел в кабинете вместе с Еленой и Мэг, захваливая меня, забрасывая меня комплиментами. И, естественно, мне это льстит. Более чем. А ещё больше меня обрадовало, что Лукас готов взять меня на работу. Снова. Он готов рискнуть. Ожидает ли он, что я опять сбегу? Надеюсь, нет. Потому что, больше я не намерена прятаться.

Неужели, всё снова станет, как раньше? У меня есть своя квартира. У меня будет работа. Деньги. И я смогу обеспечить сыну достойное будущее. Сама. Чтобы ни случилось, я смогу сделать это сама. Для меня это важнее всего, как и для любой матери.

Не успеваю дойти до «Хонды». Путь перекрывает…кто бы мог подумать…Лора. Как всегда, непревзойдённо красива. Её волосы такие же тёмные, как прежде, но теперь они стали немного длиннее, что определённо придаёт ей шарма. Её лицо моложе, чем раньше. Не ведьма ли она? Иметь настолько совершенную фигуру и такой отличный стиль и вкус…? Да вы издеваетесь!

Чёрное пальто переброшено через одну руку. Её светло-розовая прозрачная блуза открывает вид на длинную лебединую шею. Брюки узкие чёрного цвета и туфли-лодочки. Просто образцовая женщина!

Лора бьёт себя легко несколько раз по губам указательным пальцем, то закатывая глаза, то опуская их, словно, пытаясь что-то вспомнить. Чуть позже её ладонь вытягивается вперёд, в мою сторону. Она радостно улыбается, спрашивая:

- Адель, кажется. Правильно?

Я нервно облизываю губы и прохожу вперёд. Моя юбка короче, чем мне бы того хотелось. Просто скорее дойти до автомобиля. Быстрее дойти до автомобиля. Быстрее дойти…

Но она хватает меня за руку. Я разворачиваюсь, вырываясь.

- Что тебе нужно? – выхожу из себя.

Лора моргает ангельски глазами.

- Поговорим?


____________________________________


Я была в этом ресторане сотню раз, ещё до моего возвращения в Бойсе. Заведение расположено невдалеке от компании, в которой я работала с подругами, поэтому мы почти всегда обедали здесь.

Лора болтает о какой-то чуши: распродажах в бутиках в западной части города, новой марке косметики и туфлях, о которых она мечтала две недели, но они не подошли ей по размеру, а та пара была последней. В общем, она городит ерунду, а я не понимаю, почему я сижу здесь, выслушивая всё это и глядя, как она поедает, совершенно невкусный, как мне кажется, салат. Она всё время морщится, перед тем, как проглотить ещё немного содержимого из тарелки.

- Знаешь,- говорю, доставая кошелёк из сумки, - довольно увлекательно узнать, какие украшения ты предпочитаешь, но будет лучше, если ты расскажешь мне об этом в следующий раз. А ещё лучше,- наигранно улыбаюсь,- никогда.

Я кладу на стол две двадцатидолларовых купюры. За кофе и пирожное. Спешу подняться, но Лора останавливает меня вопросом:

- Ты специально забеременела?

И я сажусь обратно на стул. Не делаю смущённый вид. Не удивляюсь, вытягивая лицо. Ясное дело. Лора читает газеты и журналы. Она узнала обо всём раньше, чем я даже предполагаю.

- Если бы я сделала это специально, стала бы я скрывать сына? – отвечаю я без тени дрожи в голосе.- Так вышло.

- Когда Алекс был женат на мне, да? – Губы женщины искривляет злая ухмылка.- Он был моим.

- Был,- говорю я.

- Ты просто мерзкая сучка,- бросает Лора.

Карие глаза наполняет гнев.

- Я была неправа,- соглашаюсь.- Но с самого начала я не знала, что Алекс женат. И ты не знаешь всей истории.

- Плевать мне на это! – Она бьёт кулаком по столу. Я вздрагиваю. На нас смотрят люди.- Я его любила. А он любил меня. Мы были друзьями, когда познакомились. Мы были вместе столько времени, а ты просто растоптала всё это!

Я наклоняюсь вперёд, сложив руки на столе.

- Я всё время была дурочкой,- изрекаю, наклонив голову в бок.- Такой наивной и всепрощающей. Но я устала от этого, Лора. Я входила в твоё положение слишком долго. Знаешь, в чём правда? Алекс никогда не любил тебя. Брак убил вашу дружбу. Ты не любишь Алекса. Вот правда. – Сглатываю.- Ты просто хренова собственница, считающая, что мужчина принадлежит ей. – Наклоняюсь ещё ближе, стараясь говорить тише.- Но я открою тебе секрет. Женщина должна принадлежать мужчине, а не наоборот. И мужчина должен хотеть присвоить женщину, а не бежать от неё.

Выпрямляясь, я всё-таки забираю свою сумку. Встаю, чтобы покинуть ресторан. Лора цепляется за моё запястье, когда я прохожу мимо неё.

- Я этого так не оставлю, - говорит она.

- Ты можешь быть стервой ещё больше, - отвечаю я.- Но Алекс к тебе не вернётся.

Я ухожу, смаргивая слёзы с глаз, напоминая, что Алекс так же не присваивал меня, как и свою бывшую жену.


Глава 22

Эштон


Вспышки фотокамер не прекращаются. Камилла выходит из лимузина так элегантно, как будто вся её жизнь была потрачена на тренировки подобного момента. Она одета в тёмно-зелёное короткое блестящее платье. Того же цвета у неё туфли на высоком каблуке. Камилла превосходна! Поправляя галстук-бабочку на моей шее, она быстро чмокает меня в губы. Уверен, это успели заснять журналисты. Улыбаясь, она шепчет мне в ухо:

- Всегда мечтала сделать это.

- Ты очень красивая, - шепчу в ответ, когда мы проходим по красной дорожке.

Сегодня важный день для Алекса. Тридцать лет назад его отец, мистер Вуди Хилл, основал компанию, которая сейчас гордо именуется «Paradise Company». Я здесь, чтобы поддержать лучшего друга. Для меня это больше, чем просто очередное мероприятие. И я хочу, чтобы в такой особенный день рядом присутствовала девушка, что мне не безразлична.

- Мистер Блэк.- Невысокая блондинка с огромным микрофоном становится рядом с нами, пропустив внутрь здания прибывших ранее гостей.- Добрый вечер!

Камилла улыбается журналистке, держа меня за локоть. Блондинка сверкает белоснежными зубами нам обоим. Я остаюсь более-менее адекватен. Это сложно, потому что орут здесь громче, чем на рок-концерте. Журналисты засыпают вопросами. Но почему здесь так много людей? Почему они все здесь собрались? Они что-то скандируют. Я не могу разобрать, что. Они ждут Алекса? Не думаю, что Алекс – звезда кино…

- Добрый вечер, - говорю я мило, закрывая левое ухо. Морщусь.- Очень шумно.

Мужик с видеокамерой в руках стоит прямо за блондинкой. Он нас снимает.

- Да, все ждут Дэни Харриса,- говорит девушка.- У него и его группы был тур в Европе. Вчера Дэн вернулся в Калифорнию, и он должен прибыть с минуты на минуту, чтобы присутствовать на юбилее компании Алекса Хилла.- Она выдерживает паузу. Смеётся.- Ваше удивлённое лицо говорит мне, что вы не в курсе о приезде Дэна сюда. Я права?

Сглатываю шумно. Концерт. Девять лет тому назад. Плачущая Елена. Таинственный Пол. Это всё перемешалось в моей голове. Она начинает болеть. Я стараюсь игнорировать это чувство.

- Вы правы.- Пожимаю одним плечом.- Я не знал. Мы пройдём?

Киваю головой на дверь.

- Одну минуту! – Блондинка в золотистой кофточке преграждает нам путь. Приставляет микрофон к себе.- Как вы можете прокомментировать отношения Адель Милтон и вашего друга Алекса Хилла? И то, что она скрывала сына от него? Правда ли, что вы крёстный отец Аарона Пола Милтона?

Один вопрос за другим. Я не успеваю следить за её речью. И, конечно, в каждое своё слово девушка вкладывает большую долю драматизма. Так, будто Адель не скрывала сына от отца, а убила сына.

- Да, я крёстный отец Аарона,- говорю, ощущая, как хватка Камиллы становится крепче.- Но больше ничего я не хочу истолковывать.

Бесцеремонно мы с Ками проходим мимо блондинки, а затем и толпы корреспондентов внутрь компании Алекса. Чёртов идиот Хилл! К чему весь этот пафос??!


***


Адель


Женщина – актриса. Она всегда знает, когда пришло время грустить, а когда сделать вид, что всё отлично. Но это не касается меня. Совершенно. Мэгги сразу же раскусывает меня. Она говорит о моём задумавшемся выражении лица, а это, по её мнению, означает, что я озадачена чем-то. И она права, но я не стану в этом сознаваться.

Елена спасает меня. Пританцовывая, она подходит к нам и передаёт каждой бокал шампанского. На ней голубое откровенное платье. Я клянусь, эта девушка никогда раньше не выглядела более сексуальной!

- Итак,- громко заявляет она, чокаясь с бокалом Мэг, а после – с моим.- Я предлагаю выпить за…то, что мы дружим! За нашу дружбу, прошедшую сквозь года!

- Ураа! – на удивление для меня, кричит Мэг, отпивая шампанское.

- Ураа! – повторяет Елена.

Я смеюсь, поднимая свой бокал вверх:

- Урра! За нашу дружбу.

Мы смешим обняться. У меня на глазах выступают слёзы.

- Я вас люблю,- отстраняясь, говорю я, вытирая влажные щёки.- Очень люблю!

- Не реви,- как всегда, в своей манере, выдаёт Елена.- Испортишь отличный макияж, который нанесла я. И это платье…- она приближается, чтобы подтянуть моё декольте…- бесподобно.

Машинально я пытаюсь, как можно ниже опустить юбку красного наряда. Всё короче, чем я ожидала. И то, что мой бюст так выделяется… в общем, я не ожидала этого.

Смутившись, я улыбаюсь Мэг. Заметив Эштона, говорю:

- Пойду, поздороваюсь с Эшем.

- Ади,- окликает Елена, когда я уже сделала несколько шагов вперёд. Я оборачиваюсь.- Как вы с Алексом прошли через эту целую тучу папарацци?

Закатываю глаза.

- Даже не спрашивай. Это было ужасно!


Я волнительно наблюдаю, как обе мои подруги выбегают буквально из зала в сторону уборной. Прервав беседу с пожилой парой и извинившись, исчезаю за углом. Спешу в женский туалет. Там, прислонившись к раковине, лицом к зеркалу стоит Елена. Она плачет? Мэг что-то говорит, кажется, пытаясь успокоить нашу подругу.

- Хей,- встреваю я, быстрым шагом подходя к девочкам.- Что случилось?

Елена резко поворачивается.

- Кто пригласил этого урода Дэна?- вскрикивает она, взмахнув свободной рукой, в другой она держит платок.- Он дружит с Алексом? Ты знала об этом?

- Ты о…? – начинаю, но потом осекаюсь.- Дэн Харрис? Мы, кажется…мы были на его концерте, да? Как же давно это было. Его группа всё ещё не распалась, я удивлена.

- Ты знала, что Алекс дружит с Дэном? – выдохнув спрашивает Елена более строго.

- Они не дружат,- отвечаю я, качнув головой.- Всего лишь приятели. Алекс когда-то говорил мне, но я забыла. И я понятия не имела, что Дэн будет здесь. А в чём дело?

- Я тоже не могу понять,- бормочет тоскливо Мэг, поглаживая по плечу Елену.

Та отстраняется. Она открывает воду и всплёскивает себе на лицо её. После бумажным полотенцем вытирает раскрасневшиеся скулы. Она не смотрит на нас, лишь на своё отражение.

- Пожалуйста, объясни, что происходит? – просит Мэг нежно.- Мы же твои друзья.

- Я не хочу ни с кем говорить об этом.- Почти что скулёж вырывается из горла Елены.

Мы с Мэг одновременно решаем оказаться рядом с подругой, но она, обернувшись, выставляет обе руки вперёд.

- Вам стоит возвращаться в зал. Я уезжаю домой.

Она выбегает из уборной. Так быстро, что я и подумать ни о чём не успеваю. Мэгги, прежде чем, бежать за ней говорит мне:

- Я поеду с ней.


___________________________________


Адель


Оставаться даже на важнейшем празднике твоего мужчины, но без своих лучших подруг, скажу я Вам, дело отстойное. Не с кем обсудить ужасное платье женщины, что положила глаз на Алекса. Или не с кем промыть кости девчонке с ярко-накрашенными губами, что….положила глаз на Алекса… Ну, или не с кем мысленно прибить девушку в ужасно-коротком платье, которая…да-да, положила глаз на Алекса.

В общем, скучно. Пресса кругом. Важные люди. Дэнни Харрис, из-за которого, как я понимаю, возникла проблема с Еленой… Речи работников «Paradise Company» уже сводят с ума. Я хочу, чтобы скорее включили хорошую музыку и, чтобы Алекс пригласил меня на танец. И, возможно, тогда бы я сказала ему, что меня беспокоит произошедшее на интервью не меньше, чем его.

Ведущий выходит на сцену. Он долго болтает о семейных ценностях, ответственности к работе, хорошем отношении к людям. И в конце добавляет, что всё это собой олицетворят Алекс Хилл.

Ну, конечно!

Вокруг в толпе разносится довольный гул и громкие аплодисменты. Алекс, который должен стоять рядом со мной, стоит впереди всех. Когда его вызывают, он становится напротив микрофона. Я замираю, когда его взгляд пересекается с моим. Мой мужчина неотразим в этом смокинге.

Ладно, всё же я готова простить ему некоторые вещи.

- Добрый вечер, дамы и господа,- говорит он бархатным голосом, осматривая толпу.- Я рад, что вы все сегодня здесь собрались. Для меня это очень важно, и я благодарен всем тем, кто разделяет мои сегодняшние эмоции со мной.- Его руки взлетают вверх, когда он спешит остановить хлопки, уже раздающиеся после такой короткой речи.- У меня не было особо хороших отношений с родителями. Я жалел об этом всегда.- Приближает стойку с микрофоном к себе.- А сейчас, когда их уже нет, жалею ещё больше. Да, мы не понимали друг друга, часто ссорились, но они подарили мне жизнь. Они сделали меня тем, кто я есть. Мой отец основал эту компанию. Теперь - это то, без чего я себя не представляю. Мой отец основал этот бизнес, когда мне было три года, или около того.- Замечаю ну губах Алекса искреннюю улыбку. И люди улыбаются тоже. – Я был ребёнком, но я помню, как много он работал, чтобы достичь высот. Я надеюсь, я не подвёл его.- Шквал аплодисментов. – С вашего разрешения,- обращается он к толпе,- я продолжу. – Они все кивают, что-то отвечая. Фотографы щёлкают камерами. От этого звука я начинаю нервничать.- Я хотел бы сказать, что только благодаря маме папа создал империю. Она была той, кто поддерживал его всегда. Они ругались, - вскидывает брови, - даже расставались, но сходились снова. И я повторюсь, какие бы напряжённые отношения меня с моими родителями не связывали раньше, я любил их.- Пауза.- И всегда буду любить. И мне,- повышает он голос, не давая залу среагировать раньше, чем он продолжит,- нужно сделать заявление. Вы знаете,- выставляет одну ногу вперёд, - короли не могут существовать без королев. Это закон. Дело не в том, что я хочу носить свою корону всегда, хотя я этого хочу. Дело в том, что я хочу разделить одну корону на двоих.- В этот момент моё сердце начинает бешено стучать. Я подношу руки к лицу, по которому текут слёзы. Спокойнее, спокойнее….- В этом зале присутствует девушка, о которой, вы, наверное, все знаете из свежих газет и журналов.- Снова смеётся вместе с людьми, окружающими меня, которые уже с интересом наблюдают за моей реакцией. - Она, так вышло, забрала у меня нечто ценное, и не думает отдавать.- Ухмылка сменяется серьёзным выражением. Алекс шепчет в микрофон.- Моё сердце.

Позже все ахают, как и я. Алекс становится на одно колено. Это нереально. Это происходит не со мной. Это сказка. Он достаёт небольшую чёрную коробку из кармана чёрных брюк и открывает её, находя меня глазами. Он снимает микрофон со стойки и говорит в него:

- Адель Кимберли Милтон,- называет он моё полное имя. Рыдания уже готовы заявить о себе.- Ты станешь моей женой?


Глава 23

Алекс


- Если ты собираешься бежать,- говорю, вставая с одного колена,- то ничего не выйдет Адель. На выходе стоят мои люди. Они вооружены. Мне легче принять твою смерть, милая, чем отпустить тебя к другому.

Как я и ожидал, зал взрывается хохотом от моей шутки. Адель всё ещё молчит, и каким бы самоуверенным я не казался, это всего лишь маска. Дело даже не в том, что мне будет унизительно принять её молчание вместо ответа, или же сухое «нет» среди всех этих людей. Дело в том, что я больше не знаю, как жить без неё. У меня есть сын, которого я очень люблю. Но без его матери я пропаду, как свет пропадает во тьме.

Не молчи, умоляю тебя.

Не молчи, Ади.

Скажи мне «да».

Скажи мне «да».

Скажи мне…

- Да! – Вдруг уверенно слышится голос любимой девушки из притихшей толпы.

- Что? - я почему-то изумляюсь, словно не было моего признания. Словно не этого ответа я жаждал больше всего.

Словно, это не со мной происходит. Отнюдь не со мной.

- Что? – повторяет за мной ведущий.

Я оглядываюсь. Нахожу глазами Дэнни Харриса, моего старого приятеля. Он раскидывает в сторону руки. Его брови взлетают вверх, а его взгляд, как бы, говорит мне: «Ну, мужик, чего же ты ждёшь?»

Тогда, я по лестнице сбегаю вниз. Люди передо мной расходятся, раскрывая моему взору Адель. Она такая красивая. В этом красном платье. Её волосы, как всегда, отлично уложены. Её глаза сверкают от слёз. Она такая красивая. И она – моя! Вся моя!

Когда я уже в нескольких шагах от неё, останавливаюсь. По её щекам катятся слёзы, и виновник - я. Когда журналистка спросила меня про наши отношения с Ади, я не хотел говорить лишних слов. Я готовил сюрприз, этот сюрприз. Я хотел для нас всего самого лучшего, и, думаю, у меня это вышло.

Теперь Ади сама идёт ко мне. Медленно, не спеша. Будто, обдумывает правильность её решения. Будто, думает, хочет ли действительно быть со мной? Хочет ли связывать жизнь с таким, как я?

Она становится напротив меня и подносит ко мне левую руку. Без единой нотки сомнения я вынимаю из коробки бриллиантовое кольцо и надеваю его ей на безымянный палец. Оно сверкает, но не так, как Адель. Оно блестит, но не достаточно сильно, чтобы затмить превосходство любимой женщины. Это никому не под силу.

- Ты сказала «да»,- шёпотом говорю я Адель, пока он смотрит на меня глазами, полными безумия и восторга.

Вокруг нас царит невозможная тишина, и только изредка шарканье ног, слова, сказанные невзначай, напоминают, где мы находимся. Не наедине, но в собственной вселенной.

Ади кивает головой, вытирая слёзы.

Я усмехаюсь сам себе, закрыв глаза, наслаждаясь ситуацией. Поворачиваюсь к толпе и кричу:

- ОНА СКАЗАЛА МНЕ «ДА»!!!

И слышу шквал аплодисментов, крики, свисты, поздравления! Улыбаюсь, словно мальчишка. Это невозможно. Я хватаю её на руки, спрятав коробку в кармане брюк. От неожиданности она охает, цепляясь за мои плечи руками. На её щеках вырисовываются ямочки, когда она улыбается так беззаботно и весело. Смеётся озорно. Я не могу удержаться, чтобы не засмеяться вместе с любимой.

Со всех концов зала к нам уже спешат знакомые и друзья, чтобы пожелать счастливой совместной жизни. Они обнимают меня, пытаются дотянуться до Ади. Она благодарит их с улыбкой, что, похоже, скоро затмит свет в помещении.

- Прошу прощения,- громко говорю я, отстраняясь немного назад.- Сегодня просто великолепный день! Пейте, танцуйте, эта ночь в вашем распоряжении, друзья.- Краем глаза замечаю удивлённый взгляд Адель.- Ну, а мы с моей очаровательной новоиспечённой невестой вынуждены будем покинуть мероприятие!

Я всё пытаюсь высмотреть в толпе Эштона, но всё зря. Его нигде нет, так же, как Елены и Мэгс. Я, на самом деле, слишком озабочен своими желаниями, касаемо Ади, и, поэтому, не придаю отсутствию друзей большого значения.

Пока все за моей спиной кричат с пожеланиями «хорошо провести время», мы скрываемся за большой дверью. С глаз Адель всё ещё капают слёзы. Она рассматривает кольцо.

- Фин,- окликаю одного из охранников. Он быстрым шагом направляется в мою сторону.- Лимузин уже готов?

- Да, сэр,- отвечает молодой парень и указывает влево.

Шикарный чёрный автомобиль останавливается возле нас. Фин открывает заднюю дверь, и первым делом я сажаю на сидение Адель. Дав несколько указаний охраннику, я следую за невестой. Лимузин не успевают тронуться с места, как я впиваюсь в губы Ади своими. Я кусаю её подбородок, снова поднимаясь к устам, а позже спускаясь к нежной коже шеи, чтобы оставить засосы. Чтобы дать всем понять, кому принадлежит эта девушка.

Адель и не думает сопротивляться. Она уже уяснила: её тело – это моё тело. Каждая клеточка, каждая родинка, каждый изгиб… Всё!

- Мне даже не верится,- шепчет девушка, пока я «убиваю» её идеальную причёску,- даже не верится, что ты сказал это. Я думала…

- Тс-с-с,- подношу палец к её губам.- Без слов, детка. Только ты и я в ночном городе, катаясь в этом лимузине, занимаемся любовью.

- Ты хочешь сделать это здесь? – удивляется она, облизывая губы.

- Да,- отвечаю коротко, прежде чем расстегнуть молнию на её длинном красном платье.

Оставляю свою девочку лишь в одном нижнем белье. Никто не может быть таким совершенным! Это идеальное тело, потому что его хозяин – я. И я схожу с ума от этой мысли. Всего лишь от мысли.

Делаю звук громче, и песня группы Savage Garden «To the moon and back» пронизывает до глубины души. Это - моя любимая песня. Подо мной моя любимая женщина. Я счастлив!

Снимаю с Адель лифчик, бросаю его на сидение рядом. Свет уличных фонарей освещает автомобиль, что, не считая проблеска от сенсорного экрана музыкального центра, встроенного в лимузин, полностью погружен во тьму.

Я снимаю с неё трусики, ощущая судорожное дыхание на своей шее. Она, оголив меня до пояса, пытается скорее лишить меня брюк. Я помогаю ей и в одних белых боксёрах ложусь на девушку вновь. Адель раздвигает ноги. Мои пальцы быстро находят её, уже влажную киску. Я стимулирую её клитор медленно, слишком медленно, чтобы она захотела проклясть меня.

- Быстрее, пожалуйста,- хнычет Ади.- Алекс, быстрее.

Практически рычу, впиваясь зубами в её плечо, делая ей больно намеренно. Тонкие руки охватывают мои бёдра, приближая к себе. Стаскивают боксёры вниз. Я вздыхаю, когда пенис оказывается на свободе. Адель седлает меня. Она голая и превосходная. На ней остались лишь туфли. Туфли, в которых я готов трахать её вечно.

- Чёрт, - стону, захватывая губами выпуклый сосок.

Я лижу его, языком обвожу вокруг него.

Адель запрокидывает голову назад, тяжело дыша.

Пальцы вновь приближаются к заветной точке на её теле.

- О, Господи! – вскрикивает, складывая ладони на моих плечах. Стискивая их, нуждаясь в большем.- Алекс!

- Ты моя невеста,- шепчу ей в ухо, словно, сам хочу в этом убедиться. Убедиться, что это всё не сон.

Еле заметный смешок вырывается из её горла.

- Конечно. Я – твоя невеста.

- Я могу повторять это постоянно.

Адель приподнимается, и я направляю свой член в неё.

Боже! Как хорошо!

- Алекс! – стонет громко, заглушаю звуки музыки.

Я полностью в её киске. Так глубоко, насколько возможно.

- Скажи ещё раз, что ты любишь меня! – произношу, целуя её шею.

- Люблю.- Закусывает губу.- Я люблю тебя.- Двигаюсь быстрее. Ади кричит: - Я люблю тебя, Алекс! Господи, жёстче, пожалуйста!

Она хочет жёстче? Отлично!

Я резко выхожу из неё, слышу разочарованное всхлипывание. Грубо разворачиваю спиной к себе, и, шлёпнув её по заднице, вхожу на всю глубину. Я держу Ади за бёдра обоими руками, толкаясь резче, без послаблений.

Неумолимо.

Сурово.

Твёрдо.

Толчок…

Толчок…

Толчок…

Я ощущаю, как её мышцы сокращаются около моего члена. О, чёрт!

- Давай, моя девочка,- наклоняясь, я тихо говорю, одновременно лаская стройную спину губами.- Дава-ай! Сделай это!

Адель кричит сильнее, сжимая в ладонях обивку сидения. С удивлением замечаю, что из её глаз брызжут слёзы. Она закрывает их и прислоняет голову к боковому окну лимузина.

- О, да, Боже мой! – её голос теперь на октаву выше. Я не перестаю двигаться, но стараюсь держать себя, силясь не кончить прямо сейчас.

- Алекс, Алекс, Алекс.- Одну свою руку заводит назад для того, чтобы придвинуть мою голову к себе.

Мы яростно целуемся, пока Адель кончает. Я чувствую, как она становится ещё более влажной. Такая мокрая…Такая возбуждающая…

- Детка, я больше не могу терпеть,- проговариваю со стоном.

Выхожу из неё. Ади оборачивается на коленях, когда я привстаю. Она, не сказав, ни слова, берёт мой член в рот. Я откидываюсь на сидение, тяжело сглотнув, и кончаю в её сладкий маленький ротик.

Кончаю бурно и продолжительно.


Глава 24

Эштон


- На самом деле, у меня нормальные друзья,- говорю я спокойно Камилле и треплю её по плечу, пока Мэгс пытается успокоить пьяную Елену.

Они находятся в ванной, в моей квартире!

В моей квартире, вашу мать!

Как только Елена и Мэг выбежали из здания «Paradise Company», я помчался за ними, захватив с собой Ками. Это было похоже на сумасшествие. Я даже боюсь представить, что думает про меня моя девушка. Что она думает про людей, что окружают меня!

Камилла всё ещё одета в вечернее платье, которое я купил специального для сегодняшнего мероприятия. Её глаза округлены. Она смотрит то в сторону в ванной комнаты, то в мою сторону.

- Эштон, не стоит. Всё нормально,- смягчившись, отвечает.- Мне кажется, Елене нужна наша помощь. Что произошло?

- Это я и пытаюсь выяснить.

Дверь открывается, ударяясь об стену, создавая жуткий шум и треск. Елена выскакивает в гостиную с бутылкой виски в руке. Она идёт ко мне, пританцовывая. Когда Мэг пытается забрать алкоголь, та толкает подругу. Мэг отшатывается назад. Я крепко сжимаю запястье Елены, привлекая её к себе.

- Прекрати,- процеживаю, сквозь зубы.

- Что? – смеётся девушка.- Серьёзно, что ли, Эштон? Отпусти! Мы веселимся! О!- она делает неоднозначное движение рукой и показывает ею на Камиллу.- Ты та самая новенькая девушка моего друга-бабника? – Безумно смеётся.- Боже! – Елена вырывается и бьёт себя по колену свободной ладонью. – Невероятно! – Сгибается пополам. А выпрямившись, говорит: - Она не блондинка. Это просто новость года!

Продолжая танцевать под песню Эда Ширана, она отходит от нас. Поднимает одну ногу вверх и…падает.

- Чёрт! – Я поднимаю Елену. Она почти без сознания от выпитого.

Кладу её на диван.

Мэгс заправляет волосы за ухо.

- Ты должен быть с Алексом, Эш. Не здесь,- говорит она.

- Вы тоже мои друзья.- Я глажу Елену по голове.

Длинные волосы закрывают её хрупкие плечи. Пушистые ресницы прячут под собой часть веснушек на лице. Казалось бы, скоро она провалится в сон, но не тут-то было. Я собираюсь отвернуться к Камилле и извиниться за невежественное поведение подруги, но Елена хватает меня неожиданно за руку, распахивая свои светлые глаза.

- Я была в него по-настоящему влюблена,- заявляет голосом, полным горечи.- Это так нелепо. Это всегда было нелепо, только я этого не понимала.- Пауза. В комнате царит пугающая тишина, если не брать в счёт музыку, раздающуюся из проигрывателя. Даже слышу стук своего сердца и движение кадыка, когда пытаюсь сглотнуть ком в горле.- Знаешь,- теперь Елена обращает взгляд ко мне. Поджимает губы,- он был идеальным. Я тогда влюбилась впервые.- Красивая мечтательная улыбка украшает её в данный момент.- Я полюбила впервые, если не считать…- Качает головой.- Если не считать…

Она опускает глаза вниз. Поднимается, а я даже не пытаюсь удержать. Что она имела в виду? О ком говорила? Кого любила? Как многого я не знал о человеке, который был рядом со мной всё моё детство и юность.

Елена прижимает три пальца губам, словно размышляя. Она говорит Мэгс:

- Вызови такси, пожалуйста.

И скрывается в ванной. Снова.

Эд Ширан не перестаёт петь о любви, что мы храним на фотографиях, заполняя гостиную звуками, в которых мы все нуждаемся.


***


Бойсе, штат Айдахо. Одиннадцать лето тому назад


Адель


В руке я держу голубой пластиковый стаканчик, но, в отличие, от Елены, пью кока-колу, а не виски. По мне, так в четырнадцать лет увлекаться спиртным – не есть хорошо. Ладно, ребята здесь какие-то все странные. Я только познакомилась с ними недавно, и даже не знаю, подружимся мы, или нет. Мэг тоже пришла на вечеринку в честь совершеннолетия …Пола… Пола Гринжа. И она о чём-то шепчется с Робом, сидя на нижней ступени лестницы. Девушка с кудрявыми волосами спускается вниз. Она выглядит старше всех нас на пару лет. Она ругается матом на «парочку голубков», что загородили ей дорогу. Качнув недовольно головой, она расталкивает их и проходит в холл. Я слежу за всем этим на кухне.

Невольно повернув голову вправо, могу видеть, как Елена буквально повисает на Поле. Я не представляю, как так можно! Я не представляю, как можно быть такой навязчивой. Хорошо, сделаем скидку на то, что я заумная, а Елена очень молода, чтобы думать о последствиях своих поступков. Просто мама проводила со мной так много объяснительных лекций и нотаций на тему «мальчикам не место в твоей голове», что наблюдать за распущенностью мне не очень весело.

Даже не понимаю, зачем я пришла сюда! Но позвонить родителям я не могу. Они думают я у Мэг. Родители Мэгги же уверены, что она у меня. И боюсь даже подумать, что будет, если правда выйдет наружу!

- Привет.- Длинноволосый рыжий парень наклоняется над кухонным столом и протягивает мне руку.

Я еле расслышала, что он говорит, ведь теперь из колонок громко звучит песня Gwen Stefani «What you waiting for?»

Отвечаю на жест. Он пожимает мою ладонь.

- Просто Люк.- Показывается кривозубая улыбка.

Очень мило!

- Просто Адель.- Киваю.

- Может, наверх поднимемся? – Люк подмигивает мне, высунув язык и, уверена, считает это очаровательным.

Но я морщусь и убираю руку.

- Что?

- Эй, чувак!- Пол, да, тот самый Пол, стучит по его спине пальцем.

Рыжий парень обернулся. «Мой спаситель» что-то тихо говорит Люку на ухо, и тот, подняв руки вверх, в знак смирения, отходит от нас. Я удивлённо вскидываю брови. Пол присаживается рядом со мной. Он чокается своим стаканчиком с моим и опрокидывает позже всё содержимое в себя.

- Мы уже знакомы, но всё же, представлюсь снова – Пол.- Зеленоглазый брюнет изучает меня некоторое время.

Смущённо отведя взгляд, я говорю:

- Адель. Очень приятно.

- И мне. Так как тебе здесь? У меня дома?

- Неплохо.- Я улыбаюсь.- Но твои родители…

- Не в курсе.- Он улыбается в ответ. Мгновением позже его рот округляется и он сощуривается.- Только не говори, что тебя это волнует?

- А тебя нет? – Проскакивает нервный смешок.

- Пока пьян, нисколько,- признаётся парень.

Мимо нас проходит несколько хохочущих девушек в коротких юбках, но Пол даже не делает попыток украдкой взглянуть на эти длинные ноги. Зато меня съедает зависть. Возможно, Эштон заметил бы меня, если бы мои ноги от шеи росли…

- А ты пьян? – Допиваю колу.

- Немного.- Он наклоняет голову слегка.- Слушай, я не хочу показаться мудаком, хорошо?

- Ты мне таким не кажешься,- честно отвечаю я, пожимая плечами.- Правда. По-моему, ты хороший.

Пол кивает головой, растягивая губы в улыбке. В очень красивой улыбке. Его зелёные глаза сверкают, когда он смотрит на меня. Может, мне стоит напомнить, что мне всего лишь четырнадцать лет? Может, мне стоит ему сказать, что, не смотря на нашу дружбу с Еленой, я не такая, как она?

- Это место не для тебя,- произносит неожиданно парень и, тем самым, развевает все мои мысли.- Я собираюсь вызвать тебе такси. И этот вечер ты проведёшь дома. Хорошо?


Глава 25

Эштон


Камилла еле досиживает на пассажирском сидении автомобиля. Глаза у неё завязаны, и она обещала даже не пытаться развязать платок. Она широко улыбается, пока я паркую джип недалеко от безлюдного пляжа. После выбегаю из машины, помогая девушке выйти. Она держится за меня, пока я веду к берегу моря, проходя по камням, хаотично разбросанным на песке.

Я думаю, она уже услышала шум волн и потрясающий запах солёной воды, который может доноситься только, когда вы находитесь рядом с океаном. Этот уникальный запах напоминает мне аромат кожи Камиллы. Она пахнет морем.

Моим морем.

Моей свободой.

Моей любовью.

Моими мечтами…

Я снимаю с её глаз повязку, замечая, как девушка оглядывается. Во Флориде, возможно, она была у берега каждый день, но оставалась ли осенью рядом с океаном один на один? Рассказывала ли о своих страхах? Молчала ли рядом с ним? Плакала ли вместе с ним?

Море невозможно прекрасно, и даже, когда ты ничего не говоришь, оно понимает тебя. Даже, если ты не показываешь своих слёз, оно их видит. Ты можешь бесконечно долго прятать от моря своё сердце, но самое интересное в том, что оно читает тебя, словно открытую книгу. Пусть ты этого и не осознаёшь.

- Ты подумаешь, это всего лишь пляж,- шепчу я Камилле, проводя пальцами по её плечам, от чего вызываю мурашки у неё.

- Нет.- Она оборачивается, и солнце, покрывая её своими лучами, создаёт в свете карих глаз радугу.- Я так не думаю. Это прекрасно.

- Я должен тебе кое-что сказать,- говорю, не отрывая взгляда. Вдох-выдох. Нужно сосредоточиться. Нужно перестать волноваться.- Знаешь, мне не хочется громких слов. Я скажу то, что чувствую, но не буду давать этому названия. Камилла.- Беру её за руки.- Мы друг друга знаем немного времени, но ты успела за короткий срок научить меня быть самим собой. Научила радоваться мелочам и хотеть большего, но ценить то, что я имею сейчас.- Её брови взлетают вверх, поэтому, смеясь, я настаиваю:- Да, да, и не удивляйся. Всё это правда. Сегодня я честен, как никогда. – Одну ладонь прижимаю к сердцу.- У меня есть прошлое. И моё прошлое не завидное, Ками. Моё прошлое терзает меня, мучает меня, напоминает о себе. Но сейчас мне стало легче. – Поднимаю глаза к небу.- Не то, чтобы я оставил былое совсем, но ты дала мне понять, что всё проще, чем нам кажется.

Я выдерживаю паузу, опуская взгляд вниз. Её веки трепещут, пушистые ресницы касаются тёмных бровей. А из глаз брызжут слёзы, наверное, такие же солёные, как вода в океане. И такие же настоящие…как вода в океане. Я провожу пальцами под её нижними веками, вытирая влагу.

- Ты появилась в моей жизни недавно.- Я указываю рукой в сторону.- Но тебе удалось поменять меня, даже того не имя об этом представления. И, если ты хочешь остаться со мной – останься. Но, если ты хочешь уйти, я не буду держать. Я знаю, как много для тебя значит твоя приобретенная свобода. Я знаю, что ты, скорее всего, хочешь услышать от меня слова любви, которые я не могу пока сказать. Возможно, я чувствую это, не уверен, но не могу произнести. Поэтому, я не стану держать.- Добавляю шёпотом: - Но я буду скучать. Очень сильно.

Тогда Камилла обнимает меня за шею, прижимаясь ко мне всем телом. Прижимаясь своим теплом, обогревая меня и даря мне надежду, в которой я нуждаюсь. Я нуждаюсь в ней и больше не делаю из этого секрета. Я больше не боюсь. И в том нет ничего плохого. В том нет ничего глупого.

- Эштон,- произносит девушка, слегка отстраняясь.- Я не требую от тебя ничего. То, что ты делаешь для меня – бесценно. То, что ты сделал сегодня. То, как ты поступил с незнакомкой, испортившей бампером твоей машины.- Здесь мы оба улыбаемся.- И у меня есть прошлое. Я не из тех, кто осуждает. Я из тех, кто пытается понять. И, когда ты захочешь рассказать мне всё, ты расскажешь, а я выслушаю.

Мои губы находят её.

Такие тёплые.

Такие нежные.

Такие родные.

Мои.

Крепко поцеловав меня, Камилла разворачивается лицом к морю, я обвиваю её талию руками.

- А сейчас…? – осторожно спрашиваю, зарываясь носом в её шелковистые волосы.- Сейчас ты счастлива?

- Да,- усмехнувшись, отвечает.

- Правда?

- Правда.


***


Бойсе, штат Айдахо. 2009 год


Адель


Пока я бегу за Еленой по коридорам школы, сталкиваюсь с какой-то девчонкой, которая явно младше меня. Она что-то ворчит, надевая наушники – музыка в них настолько громкая, что слышна мне, не смотря на крики и разговоры студентов. Я знаю эту песню. В её плеере играет «Bleeding Love» в исполнении Леоны Льюис.

Я знаю эту песню.

Я слушаю эту песню.

Я люблю эту песню.

Я пялюсь на девушку ещё некоторое время, а потом снова бегу за подругой. Выбегаю из здания школы, пытаясь успеть за её быстрыми шагами. Она движется в сторону парковки. Но я догоняю Елену. Переводя с трудом дыхание, загораживая ей дорогу.

Нет уж, она должна объяснить, что происходит. В смысле, я понимаю весь ужас ситуации – Пол только что проорал на всю школу, что я переспала с ним и бросила после ночи в отеле. Он назвал меня долбанной сукой. И, возможно, он прав. Но я всё ещё не понимаю, почему Елена так отреагировала. Она сбежала, так же, как и Пол. Только они ушли от меня в разные стороны.

- Елена,- начинаю я,- скажи мне, что это было.

Она смотрит на меня с отвращением и, кажется, не пытается скрыть это.

- Это ты мне скажи!

- Что сказать? – изумляюсь.

Она сводит брови вместе, не желая даже смотреть на меня. Смотрит поверх моей головы, кусая губы.

- Не могу поверить, что ты такая стерва, Адель,- выдаёт.

Всё, что у меня оставалось – это мои друзья.

Когда с семьёй у меня не ладилось, у меня были друзья, которые меня поддерживали.

Когда я сдавала тесты на двойки, друзья запасались мороженым и комедиями, чтобы подбодрить меня.

Когда я рыдала, уверенная, что Эштон никогда меня не полюбит, Мэгги и Елена пытались развеселить меня. Обычно мы заканчивали день в парке развлечений.

Я нуждаюсь в друзьях. Я не могу без них. Они – моя семья.

- Что? – почти шепчу.

- Кто дал тебе право портить жизни другим людям, мм? – Она наступает, а я пячусь назад.- С чего ты взяла, что можешь приехать в наш город и заявлять права на парней??

- О чём ты говоришь? – уже с истерикой в голосе спрашиваю я.

Елена останавливается. Она вглядывается в мои глаза, будто, пытается что-то в них найти. Будто, хочет прочитать меня. Будто, хочет узнать, о чём я думаю в этот самый момент.

- Знаешь, что?- спрашивает с вызовом, приподняв подбородок.- Я ненавижу тебя в этот самый момент. Нет, стой.- Чёрт, вас дери! Елена плачет. Моя подруга плачет.- Я люблю тебя. Я люблю тебя, как сестру, которой у меня никогда не было! Я люблю тебя, как ту девушку, что колесила со мной по всему городу месяц назад, подпевая песни Britney Spears. Я люблю в тебе ту девчонку, которая опрокинула на меня суп в столовой, а после вместе со мной пыталась в школьном туалете очистить мою футболку от жира. И я…- она замолкает, позволяя влаге стекать на её красивое лицо. – Я просто думаю, что я не такая хорошая подруга, как Мэг.

После этих слов Елена разворачивается, чтобы уйти прочь. Я хватаю её за руку, привлекая вновь к себе. Я не свожу с неё глаз.

- О чём ты говоришь? – растерянно спрашиваю.

- Хах! - произносит саркастически.- Мэг всегда была в курсе первая всего, что происходило с тобой. Она первая узнала, в кого ты влюблена! Первая узнаёт, когда тебе плохо! Первая узнала, что ты пробовала курить! Первая узнала недавно, что тебе безумно нравятся парни из The Wanted! Ей ты первой рассказала, что потеряла триста баксов полгода назад, и боялась сообщить родителям об этом.- Она останавливается только, чтобы продолжить через пару секунд: - Она всегда была первой, не я. И тут Мэг говорит, чтобы уже была в курсе о твоей ночи с Полом. Я – нет.

Елена разводит руками. Смахивает слёзы с глаз. Всё же отвернувшись, уходит от меня. Но через пару шагов возвращается, указывая на меня пальцем.

- Ты не вправе думать, что можешь разрушить его жизнь в любое мгновение,- на удивление для меня, заявляет.- Пол – не игрушка, Ади. И он любит тебя. Боже,- качнув головой, переводит взгляд в сторону.- Почему тебя? Это несправедливо!

- Тебе нравится Пол?- Я облизываю нервно губы.- Елена, я не знала. Прости меня.

- Ты лишилась с ним девственности.- Буквально выплёвывает эти слова.- Ты разбила ему сердце. Держись от него подальше. – Она обращает на меня серо-голубые глаза, продолжая говорить: - Он для меня останется лучшим, Адель. Он – герой. Он – мой герой. Но Пол выбрал тебя, так почему нельзя было подарить ему немного счастья, вместо того, чтобы гнаться за своими иллюзиями?

Однажды мудрая не по годам Елена сказала мне: «Женщина может чувствовать блаженство лишь с мужчиной, кто любит её. И лишь с тем мужчиной, кто любит её больше, чем она его». Я до сих пор думаю, что она была права. Она всегда права. Но есть ещё моё сердце, и я не могу ему приказывать.

- Ты считаешь, я и Эштон – это иллюзии? - говорю с дрожью в голосе.

В ответ она фыркает, красноречиво глядя на меня.

В ответ она делает несколько шагов назад.

А в ответ она всё-таки движется в сторону парковки.

И уезжает отсюда.


Глава 26

Сан-Франциско, штат Калифорния. Наши дни


Адель


Мы с подружками арендовали коттедж недалеко от центрального пляжа. Елена и Мэг решили позвать с нами Камиллу. Камилла - подружка Эштона. Я не очень-то с ней знакома, но Елена вовсю утверждает, что эта девчонка «классная». Ладно, я ничего не имею против, если она не собирается подбирать слюни при виде Алекса.

Алекс – мой! И это уже пора всем уяснить! Прошло всего два месяца с момента, как он сделал мне предложение, но я уже чувствую себя полноправной его владелицей.

Мэг, смеясь, кружится в гостиной с Аароном на руках. За ним должна присматривать Сара, но, увы, у неё срочные дела в Бойсе, поэтому неделю она будет отсутствовать. Ладно, девичник, который посетит один мужчина, однозначно не станет испорченным. Особенно, если этот мужчина – мой годовалый сын.

Мэг садится с Аароном на диван, пока я делаю нам сэндвичи.

- Как же ты похож на па-а-апу,- протягивает она, целуя его в щёки.- Ты просто прекрасен! Такой красивый ребёнок.

Я слышу радостный восклицание сына. Он бьёт ручками по голубым подушкам, показывает тёте Мэг рот, усеянный маленькими белыми зубками. Аарон действительно чудесный. Он – моя надежда. Самое интересное, я даже не представляю, как жила раньше, не имея ребёнка. Как существовала? Как вставала по утрам, не думая, что мне нужно позаботиться о малыше? Все эти годы не представляла даже, как же это круто – кормит грудью собственное чадо!

Нет, на самом деле, это огромный труд. Просыпаться по ночам, плакать вместе с ребёнком, когда у него режутся зубки или когда у него колики; беспокоиться о малыше, если он плохо ест. Ну, хорошо, перейдём к началу: девять месяцев бессонных ночей, болей в спине, отёкшие ноги, лишний вес, МУЧИТЕЛЬНЫЕ РОДЫ!

Да, это всё ужасно звучит, но, когда это маленькое чудо говорит тебе: «мама», всё плохое исчезает. Ты забываешь боль и слёзы, зная, что есть ребёнок. Есть надежда. Есть то, что создал ты.

Или не совсем ты…

- Кстати,- я слышу голос Елены, когда она вместе с Камиллой спускается на первый этаж,- вы говорили с Алексом о втором ребёнке?

Я чуть ли не роняю нож из рук.

- Даже не думай подавать ему эту идею!

- Ну-у, один раз этот мачо уже нечаянно сделал нового человека. Кто знает.

Она ухмыляется. Камилла прыскает со смеху. Лишь Мэг слишком увлечена Аароном.

- Нет! – Говорю строго.- Я пока не готова к ещё одному ребёнку.- Мне хватает сына. Я против!

- Тебя он спрашивать не будет, когда станет в тебя кончать,- уверенно заявляет подруга, в то время как Камилла давится соком.

Девушка оставляет стакан на кухонной стойке, не прекращая кашлять.

- Прекрати,- шиплю я.

- Вы предохраняетесь? – Брови Елены ползут на лоб. Удивление на её лице не сравнится ни с чем.- Хей, Мэгс, ты слышала? Эти двое наконец-то узнали, что презервативы нужно надевать, когда трахаешься!

Я готова прибить Елену, но мне действительно смешно. Я лишь толкаю её в плечо, заливаясь хохотом, как и все присутствующие. Ладно, мы не пользуемся презервативами. Я посещаю гинеколога теперь и мне прописали таблетки. Минус в том, что, если долго их пить, можно больше не забеременеть. Никогда. Алекс об этом не знает. Я собираюсь принимать их около года, а потом сделаю перерыв. Придётся бегать в аптеку, словно подросткам, за резинками.

- Знаешь,- Елена вырывает нож из моей хватки и начинает намазывать арахисовое масло на тост,- нам нужно обсудить все детали завтрашнего девичника.

- Да.- Я хлопаю в ладоши.- Это отличная идея.

Забираю с тумбы в гостиной блокнот и ручку и сажусь за кухонный стол. Камилла сосредоточенно смотрит на всех нас.

- Итак,- задумчиво произношу.- Может, украсим лестницу шарами? Нас будет около 20-ти девочек, и, я думаю, праздничная атмосфера обязательна.

Мэг с ребёнком выходит к нам. Аарон с соской во рту перебирает её длинные волосы.

- Постой,- говорит она.- А кого ты пригласила?

Опуская глаза к списку приглашённых в моём блокноте.

- Салли,- отвечаю я.- Помнишь? – Указываю концом шариковой ручки на Мэгги.- Мы вместе ходили на танцы, и до сих пор неплохо общаемся в Твиттере. Эммм…Кортни, Патрицию, Люси ВанДаск,- выдерживаю паузу.- Она из школьной группы поддержки,- напоминаю, когда мои подруги недоумевающе уставились на меня.

- О, Боже!- стонет горестно Елена.- Эта та, что ли, в очках?

- О, нет!- кивает головой Мэгс.- Она всегда наступала мне на ноги на школьных дискотеках. Это было ужасно! А ещё она вечно улыбалась Робу.- Девушка растягивает губы в искусственно огромной улыбке, изображая Люси и, кажется, у неё порвётся лицо сейчас.

- Да ладно вам,- хнычу я.- Издеваетесь надо мной? Я уже её пригласила.

Елена надувает губы, но через секунд десять говорит:

- Хорошо. Кто там ещё в списке?

- Мелинда Лу, Кортни, уф, я уже называла её,- чешу затылок ручкой.- Лоури Дикс, мы неплохо ладили в колледже, помните? – Когда они соглашаются, я продолжаю:- Вера Хотски, но она написала мне в Фейсбуке, что не уверена, явится завтра, или нет.

- Хорошо, хорошо, - Елена машет руками, отнимая у меня ежедневник.- Давайте лучше подумаем о том, что будет на девичнике, кроме огромного количества спиртного?

Камилла, молчавшая всё это время, неожиданно произносит:

- Стриптизёры?

Тишина режет уши. Елена, подмигнув мне, оборачивается к мулатке:

- Я не расскажу Эштону, что ты это предложила за сто баксов.- Она протягивает распростёртую ладонь, и Камилла обезумевшими глазами оглядывает нас.

Мы с Мэг смеёмся, оттаскивая Елену.

- Не бери в голову,- говорит Мэгги.- У неё всегда странные шутки.

Камилла пожимает плечами, слабо усмехнувшись.

- Я, на самом деле, не такая уж и плохая,- замечает Елена.

- Ни в коем случае,- говорит Камилла.

- Она мне нравится, – отвечает подруга, забирая из рук Мэгги Аарона.- И идея про стриптизёров тоже.

Я качаю головой раздосадовано. В моих мыслях представления о горячих мускулистых парнях, танцующих для меня.

- Алекс этого не одобрит.- Пожимаю плечами.- Простите, девчонки.

- Мы ему не расскажем,- парирует Мэг.- К тому же, у него на мальчишнике тоже, наверняка будут танцовщицы.

Поток ревности проходит через меня. Мы увидимся только через два дня. Чёрт возьми!

Алекс. Стриптизёрши. Выпивка. Это не самое лучшее сочетание!


***


Алекс


Когда одна из длинноногих девушек садится ко мне на колени, продолжая двигаться сексуально в такт трека от Tiesto, я растерянно улыбаюсь ей. Она кладёт стройные руки мне на плечи, придвигаясь ближе. Ниже…Быстрее…И да, я – мужчина. Я не могу контролировать эрекцию. Но даже, если я пьян, то прекрасно осознаю, что не хочу эту девушку. Я не хочу стриптизёршу, или проститутку, или Мисс Мира, потому что завтра женюсь на Мисс своей Вселенной.

Многие из собравшихся сегодня – те люди, которых я не знаю. Их пригласил лучший друг. Назовём это так – «Эштон и его команда». Только сам Эш развлекается с одной из танцовщиц. Он даже не слышит мои жалкие попытки позвать его. Он, словно, растворился в девушке полностью. И уже залезает её под юбку. Да ладно! Он просто пьян, как и остальные пятнадцать парней здесь! Эштон встречается с Камиллой и не поступил бы так, не будь его голова одурманена.

Девушка, симпатичная высокая брюнетка с карими глазами, привстаёт и тянет меня за край футболки к себе. Я поддаюсь. Клянусь, у меня нет сил сопротивляться. Она тащит меня за собой, хохоча, как подросток. Мы поднимаемся по лестнице наверх. Чёрт, я знаю загородный дом лучшего друга, как свои пять пальцев. И я знаю, где нахожусь. В гостевой спальне. Перед глазами всё расплывается, но я улавливаю бежевый цвет повсюду. Эта та комната, где мы с Лорой ночевали однажды, когда приехали в гости Эштону.

Я помню тот день…

Барбекю.

Водка.

Нашего приятеля, Уиллера тошнит в кустах.

Служба такси развозит гостей по домам.

Лора признаётся мне, что не может иметь детей.

Лора говорит мне, что шанс есть, как говорит её гинеколог, но он очень мал…

Лора говорит мне, что она готова на все процедуры, которые потребуются.

Но так ничего и не вышло.

Брюнетка бросает меня на кровать. Я ощущаю себя тряпичной куклой в её руках. Она снимает с плеч короткую кожаную куртку и из кармана выпадает фотоаппарат. Не знаю, как мне удаётся его разглядеть. Но я поднимаюсь на локтях и вижу, что это цифровой крошечный фотоаппарат чёрного цвета.

- Прости.- Девушка отдаляется, сначала присаживаясь на край кровати, потом же срываясь с места.

Она одевается быстро. На ней снова её куртка и юбка, которую юбкой-то назвать нельзя.

- Что?- вопрошаю я, хмуря брови. Мой язык заплетается.- Ты собиралась сделать что-то плохое?

- Она заплатила мне!- Стриптизёрша складывает руки на груди.- Заплатила почти штуку. Я должна была соблазнить тебя и сделать снимки….- Она показывает на себя и меня рукой,- …нас с тобой…вместе.

Я вмиг трезвею.

Какого чёрта?!

Мне приходится приложить усилия, чтобы встать на ноги. Вот, во что превратился мальчишник, который не сулил ничего плохого. Я дотягиваюсь до камеры быстрее, чем она. С разочарованным вздохом девушка выпрямляется. Она в упор смотрит на меня. Я перед её глазами машу фотоаппаратом.

- Что значит это? Кто тебя прислал?

Следующим её действием было закатывание глаз и подтягивание чулок.

- Твоя бывшая,- хрипит, откашливаясь.

- Лора? – чуть ли не восклицаю я.

- Она хотела, чтобы я показала эти фото твоей невесте.- Сглатывает тяжело.- Прости, я так не могу. Знаешь, я просто верну ей её деньги. И всё.

Подойдя ближе, я отдаю девушке камеру. И даже не нахожу слов. Я разозлён, рассержен, уязвлён, зол и не знаю, как реагировать на признание стриптизёрши. Не знаю, что мне сейчас делать. Звонить Лоре и обсыпать её оскорблениями, либо …что?

- Уходи, ладно? – шепчу я.

Она кивает головой и через несколько секунд скрывается за дверью. Я спускаюсь вниз, выключаю нахрен громкую музыку и зажигаю свет в гостиной. Парни с девушками на коленях просят меня не беспокоить их. Кто-то отвратно смеётся. Кто-то выкрикивает маты в мой адрес. Я первым делом отнимаю танцовщицу от Эштона, которая уже успела всосаться ему в глотку.

- Пора домой,- говорю я, тем временем диктуя адрес диспетчеру на том конце провода. Она обещает прислать машину через пять минут. Отключаюсь, и по очереди выставляю всех девок за дверь.

Эштон трёт глаза. Джордж - практически единственное знакомое лицо для меня сегодня, пьёт колу. Он говорит, что женат и не собирается изменять. У меня есть повод уважать его.

- Господа,- громко объявляю, глядя на смеющихся мужчин.- Мальчишник закончен. Спасибо, что пришли.

Они возмущается некоторое время, но позже все жмут Эшу руку и бьют меня по спине, поздравляя с будущей свадьбой. Один чувак говорит, что сочувствует мне и надеется, я буду счастлив в браке. Я готов ему врезать, но сдерживаюсь.

- Что это было? – разводя руками, спрашивает Эштон, когда все расходятся.

Джордж собирает пустые бутылки.

- Лора прислала девчонку, которая сняла бы нас вместе, а после послала бы эти фото Адель.

- Да ты шутишь!!- Округлившийся рот друга говорит мне о том, что он удивлён даже больше, чем я.- Какого, твою мать, хрена!! Она совсем чокнулась?

- Похоже на то.- Я упираю руки в бока, размышляя о дальнейшем.- Завтра тяжёлый день,- говорю Джорджу.- Я вызову уборщицу, о`кей? Прекращай собирать мусор.

- Эмм…- он мнётся.- О`кей. Как скажешь, Алекс.

Он поднимается наверх, пока я не свожу глаз с пола.

Не могу поверить, что Лора так и не перестаёт держать меня в узде, словно я её маленький мальчишка, который готов прыгнуть ей в руки в любой момент.

- Слушай, тебе стоит поговорить с ней,- говорит мне Эштон, проходя на кухню.- И я серьёзно. Это уже не шутки. Она, по-моему, действительно верит, что сможет тебя вернуть.

- Это не так,- грустно усмехаясь, отвечаю я.

- Это знаем ты и я! – Эштон повышает голос, открывая дверцу холодильника. Он достаёт оттуда бутылку воды.- Но не твоя бывшая жена. Мне, вообще, кажется, тебе не стоило жениться на ней.

- Ага.- Я кладу локти на стол, присаживаясь за него.- Скажи это моему мёртвому отцу.


Глава 27

Адель


- Это было круто! – говорит Мэгги, пытаясь меня убедить, что этот вечер прошёл хорошо.

Ну, конечно. Все девушки разошлись. Остались только мы вчетвером… и Аарон, но он спит в соседней комнате, пока мы поедаем мороженое и смотрим фильм. Я сижу на полу в розовом коротком платье и с фатой на голове. Облизнув ложку, я жалобно смотрю на Елену. Та треплет меня успокаивающе меня по плечу.

Стриптизёры не приехали, все шары лопнули. Интернет отключили. Я порвала колготки. Мэгги стошнило на платье Кортни. Аарон кричал всё время, когда мы включали музыку. Салли разбила свой мобильник, когда Елена случайно задела её плечом. Салли обвинила во всём мою подругу. Началась ссора мирового масштаба. Всё закончилось лишь несколькими пощёчинами, потому что мы с Мэг вмешались. Ну, и, в общем-то, всем пришлось уйти. Думаю, подружка Эштона не на такой девичник надеялась.

- Это было ужасно!- пищу я, запивая мороженое стаканом морса. – Хуже даже представить сложно! Это ведь мой девичник! Это бывает лишь раз в жизни!

- Ну-у,- Елена протягивает.- Это ещё не факт.

Мэг толкает её в плечо локтем, как и я.

- Ладно-ладно,- словно, защищая себя, Елена поднимает руки вверх.- Извините меня. Я не совсем это имела в виду. Я хотела сказать, что…

Все уставились на неё в ожидании. Даже я, прекратив плакать.

- Знаете, что?- Она резко вскакивает на ноги, таща за собой Камиллу и Мэгги, а после и меня.- У нас будет девичник! Я иду такси вызывать.

Елена берёт в руки телефон, пока мы, буквально онемевшие, не можем и слова вставить. Она указывает рукой на меня.

- Сними эти чёртовы колготки и…- Закрывает рукой глаза.- …Господи, ненавижу розовый цвет. Просто наденьте все джинсы.


***


Мы врываемся в McDonald`s так резко, что несколько пар глаз, уставившись на нас, прекращают есть. В руках у Камиллы одна бутылку русской водки и одна бутылка джина. И у неё такое шокированное лицо, что мне понятно сразу – она ничего не видела хуже этого. Сомнительные девушки, на её взгляд, заходят уже пьяными в ресторан быстрого питания, чтобы отпраздновать девичник одной из них. О, нет! И даже не думайте смотреть на меня, насупив брови! Уберите этот взгляд! Не надо! Это была идея Елены.

Ну, хорошо, я ведь уже выпила несколько бокалов вина, поэтому я поддержала её.

Из колонок звучит песня Арианы Гранде «One last time», и я, конечно, принимаюсь подпевать, когда мы подходим к кассе. Наша очередь не настала, но Елена распихивает локтями всех, кто стоит перед нами, объясняя это тем, что завтра я стану самой несчастной женщиной на планете, указывая на мою фату. Тем временем, Мэг извиняется за нашу «дикую» подругу, приложив руку к области сердца, и выглядит это действительно смешно. Она держит другой рукой детское кресло, в котором спит Аарон, как убитый. Я всё так же подпеваю песню Арианы:

«И я знаю, я знаю, я знаю,

Она как раз та, которая тебе нужна, малыш,

А я не смогла дать тебе этого.

И я знаю, я знаю, я знаю,

Что у тебя сейчас есть всё,

А у меня нет ничего без тебя».

Пою, размахивая руками, поднимая их вверх. Краем глаза наблюдаю, как Камилла отходит от нас, чтобы занять место за столиком.

- Нам, пожалуйста, четыре бургера с луком, сыром, котлетой и кетчупом,- Елена кричит так, как будто, на кассире висит табличка «Пожалуйста, говорите громче, я глухой». Она заливается смехом почему-то, но потом продолжает: - Колы! Нам, пожалуйста, колу дайте! – Парень с задумчивым видом проводит картой по экрану.- И картошку фри, пожалуйста! Много картошки! Вы знаете, моя бабушка говорила…

Мэг тянет Елену к себе со словами «это никому не интересно», и тащит к нашему столу. Я улыбаюсь мило парню на кассе, прекращая петь. Он говорит мне о том, что распитие алкогольных напитков в их ресторане запрещено. Я лишь киваю головой, но следую за подругами.

Когда наш заказ готов, Камилла спешит забрать его. Она кладёт поднос с едой на стол, и мы накидываемся на это разнообразие фаст-фуда. Я всё равно добавляю водку в свою колу. Скорее всего, надо мной висит камера, но кого сейчас это волнует?

- Нас посадят за то, что мы пьём здесь? – Камилла волнительно оглядывает нас.

- Ага,- Елена хохочет,- лет на двадцать! – Она запихивает горсть картошки себе в рот, и в данный момент похожа на жующего верблюда.

От этого вида меня распирает от смеха. Я бью рукой по столу, закидывая голову назад. Девчонки вместе со мной надрывают животы. Возможно, Мэг немало выпила, я вижу её такой раскрепощённой впервые в жизни. Она просто обхохатывается.

- Эй, а вы-то почему истерику устроили? – спрашиваю я, вытирая слёзы с глаз.- Я хоть знаю причину!

- И что за причина? – Елена скалит зубы.

Вместо того чтобы сказать ей, что в определённый момент она был похожа на жующее животное, я говорю:

- Ты похожа на верблюда.

Мне, слово, смешинка в рот попала. Я не могу успокоиться. Елена неожиданно бросает в меня картошкой, улыбаясь. Я обливаю её кетчупом из бутылки. Камилла встаёт, вскрикивая, так как случайно я попала на неё и на белую футболку, которую ей одолжила Елена.

- Это же моя футболка!- ревёт девушка, кидая мне котлету из бургера.

Еда точно оставит жирный след на моих светлых джинсах. Парень, который обслуживал нас на кассе, подходит к нашему столу вместе с мужиком в костюме. Но Мэг и Елена этого не видят, обливая друг друга колой и…немного колы попадает на лицо и одежду работников ресторана.

Мы все замираем. Мэг прыскает со смеху. Елена толкает подругу в бок.

- Прошу вас покинуть помещение,- говорит мужчина, на бейдже которого я высматриваю «менеджер».

- Ну, простите нас! – ревёт Елена, сложив ладони, как для молитвы.- Мы просто веселимся.

- Уверен, вам будет весело и на улице.

Он выставляет нас за дверь. Камилла всё так же стоит с напитками в руках. Елена смело начинает петь гимн США. Пока мы ловим такси…нет…правильнее будет сказать, пытаемся его словить, Елена воздевает руки к небу и поёт, постоянно икая:

«О, скажи, видишь ты в первых солнца лучах

Что средь битвы мы чли на вечерней зарнице?

В синем с россыпью звёзд полосатый наш флаг

Красно-белым огнём с баррикад вновь явится.

Ночью сполох ракет на него бросал свет -

Это подлым врагам был наш гордый ответ».***

Её голос повышается. Мэг просит её замолчать. Мэг просит её замолчать, убаюкивая моего сына, который уже начинает хныкать. Я забираю и прижимаю к себе. Елена хватает меня за руку, притягивая ближе. Ни одна машина, чёрт подери, не останавливается.


*** - Гимн Соединённых Штатов Америки, слова которого написаны в 1814 году поэтом-любителем, Фрэнсисом Скоттом Ки.


***


Алекс


- Я не знаю, что произошло. Елена включила телевизор. Она увидела клип Дэна Харриса, и как чокнутая, Алекс, я тебя клянусь, как чокнутая влепила пульт в стену! Она пьяная. Взбесившаяся. Выпила, наверное, весь джин в доме. - Адель почти что кричит в трубку. Я могу слышать её громкие шаги. То, как она ходит по комнате, переживая за лучшую подругу.- Сегодня же наш день, я знаю, милый, но я не смогу быть счастливой без неё. Она сбрасывает мои звонки и звонки Мэг, и звонки Камиллы.

Отлично. Сегодня наша с Адель свадьба, а её ненормальная подруга, устроив спектакль, сбежала из коттеджа, что они арендовали.

- Я отслежу её помощью GPS, если она не отключила телефон,- говорю формально.- Не переживай, любимая, ладно?

Прежде, чем Адель что-то отвечает мне, я заканчиваю разговор.


Я нашёл Елену в баре на Калифорния-Стрит. Заходя внутрь, я даже не удивляюсь, заметив, что она пьёт, кажется, коньяк. Хотя, мне бы хотелось видеть рядом с ней стакан сока. Бармен в галстуке-бабочке приветствует меня. Я киваю ему головой. Елена поворачивается, чтобы посмотреть на меня. Она хмыкает и, сложив руки вместе, упирает взгляд на свой стакан. Я заказываю кофе.

- Привет,- произношу неуверенно.

Она молчит, играя с браслетом на своей руке. Я никогда не видел её такой сломанной. Я никогда не видел её такой, какая она сейчас. И это меня волнует.

- Ладно.- Вздохнув, я присаживаюсь за барную стойку рядом с Еленой.- Может, поговорим?

Она продолжает выпивать спиртное из стакана, не обращая на меня внимание.

- Не понимаю, что происходит,- говорю я,- но Адель очень обеспокоена.

- И ты, поэтому здесь? - выплёвывает брюнетка. Её серо-голубые глаза испепеляют.- Потому что, твоя дорогая будущая жёнушка "беспокоится за меня"? - Последние слова произносит исковерканным голосом. Подносит руку к груди и наигранно охает:- Ой, Господи, я сейчас просто расплачусь, как всё трогательно!

После она снова отворачивается и становится такой же хладнокровной сучкой, какой была минуту назад.

Пьяная.

Беспредельно пьяная.

Беспредельно пьяная девушка.

- Ты поддержала меня, когда мне было плохо! - Выхватываю решительно из её руки стакан.- А теперь ты нуждаешься во мне, Елена! Так что, хватит притворяться стервой. Рассказывай, что за история тебя связывает с Дэнни Харрисом??


Глава 28

Елена


Наша история начиналась в моих фантазиях. Дикая и упрямая Елена исчезла. Вместо неё появилась ласковая и добрая девочка. Я была девочкой, я была незапятнанной, я была невинной. Я была идеальной для родителей, ураганом - для учителей, верной - для друзей. Вы могли бы назвать меня счастливой? Да. Определённо. Вы могли увидеть мои недостатки? Нет. Потому что, я их не показывала. Потому что, я умела скрывать их. До того дня, как поняла, что влюбилась. Охх, да Господи, Вы можете сказать? Что ты знала о любви в пятнадцать лет? А я знала. И я любила. Мальчика, который не стал моим. Мальчика, который теперь ни чьим не станет. Ведь, когда я воздеваю глаза к небу, я знаю, что он где-то там, и он мне однозначно улыбается.

Возможно, я влюбилась в Дэна, потому, что не получала взаимности от Пола. Не знаю. Но Пола я обожала всем сердцем. Зато вот душу отдала дьяволу. И зовут его Дэниэл Ричард Харрис!


***


Бойсе, штат Айдахо. 2007 год


- Через год я сама смогу вести машину, наконец-то, и я не буду нуждаться в тебе,- бурчу я, залезая на пассажирское сидение Фольксвагена своей кузины, Марты.

Она заплела свои длинные волосы цвета пшеницы в косу, и сегодня выглядит лучше. Мешки под глазами почти исчезли. После того, как Марта переехала к нам из Портленда, чтобы присматривать за мной, пока мои родители устраивают себе второй медовый месяц, её превосходная внешность блекнет. Всё дело в том, что кузина на дистанционном обучении. Днём она уделяет внимание мне и дому, а ночью вновь садится за учёбу. Но в этот раз ей не удалось позаниматься нормально, так как пришлось забирать меня с вечеринки, которую устроили старшеклассники. Боже, старшая школа – это такое дерьмо! Я только перешла на этот уровень, и нет в этом ничего хорошего, только выпускники, которые думают о себе, Бог весть, что!

- Да, но ты не сможешь возвращаться одна из такого рода мероприятий.- Марта говорит с иронией и качает головой, не спуская глаз с дороги. – Господи, и зачем ты прёшься в такие места? Это весело, Елена?

Нет, на самом деле, нет. Но говорю я совсем другое:

- Это прекрасно. – Я потягиваюсь на сиденье, когда диктор в прямом эфире объявляет следующую песню по радио. Какая-то новая группа, «The Angels». И, конечно же, их первый сингл, ставший сразу хитом. Что за бред в этот раз я услышу?

Из колонок, на удивление для меня, льётся приятная музыка. Гитара, сотрудничающая с пианино. Клавиши стихают, и ударные входят во вкус. Я слышу барабан! А теперь снова гитара. Этот микс мне нравится. Слегка привстаю, присаживаясь поудобнее, и делаю звук громче.

- Что, нравится? – криво улыбаясь, спрашивает сестра.

Я не отвечаю, вникая в слова песни и в этот удивительный хриплый голос.

«Я не должен был смотреть в эти глаза. Это меня погубило…

Твои глаза. Твой взгляд.

Он изменил меня. Прекрати меня мучить, не смотри на меня».

И шёпотом:

«Не смотри на меня…Не смотри на меня…Не смотри на меня…»

- Я…- начинаю, не дослушав до конца.- Кто они? Я…чёрт, эта песня прекрасна!

- Да, а ты бы видела, из каких красавцев состоит группа,- подливает масла в огонь Марта.- Они местные. Из Бойсе. Так что, возможно, случайная встреча в супермаркете будет весьма кстати.

Я готова расстегнуть ремень безопасности и бросится ей на шею.

- Ты серьёзно? – Мои руки оказываются у лица.- Это так круто! Ты же знаешь, что я не признавала никого, кроме Кобейна**, так?

- Так,- соглашается она.

- Вот видишь! – радостно восклицаю.- Этот голос потрясающий, я просто должна узнать всё об этой группе!

- Хей, хей, хей! – Марта одной рукой машет в воздухе.- Притормози, кузина! Я знаю твою увлечённость симпатичными рок-звёздами, так что, давай без глупостей, ладно?

Я пожимаю плечами, улыбаясь.

- Они ещё не звёзды.

- Ты понимаешь, о чём я. Помнишь, как два года назад ты сбежала на концерт Дика Балмута с Эштоном? – Она строго наблюдает за мной.- Тебе повезло, что у тебя хорошие родители. Они были спокойны, так как Курт Кобейн умер раньше, чем тебе стукнуло десять, и ты начала      понимать что-то в музыке.

Я заливисто смеюсь, укутываясь в куртку.

- Я не собираюсь терять голову из-за рокеров.- Фыркаю.

- Отлично,- отвечает Марта, сворачивая направо.- Тем более красавчик-солист женат.


** - Курт Дональд Кобейн, автор песен, художник, вокалист северно-американской группы «Nirvana» (Годы жизни: 1967-1994)


_________________________


Я помню, когда узнала, что Дэн развёлся. Я помню, как я кричала от радости, прыгая на кровати. А Мэгги и Адель, смеясь, пытались меня успокоить. Я помню отлично тот день, когда он снова женился, а я, ненормальная девчонка, о существовании которой Дэн даже не подозревал, сорвала все плакаты в своей спальне с изображением группы «The Angels». Я выбросила все их альбомы, которые приобрела. Я выкрасила свои тёмно-каштановые волосы в чёрный-чёрный цвет, купила несколько пар колготок в сетку, купила, вызывающие внимание, чулки, короткие юбки и туфли на высоких каблуках. Я выглядела развратницей, оставаясь девственницей. Многие парни считали меня шлюхой, но я просто ставила их на место. Многие парни в старшей школе приставали ко мне, но в таком случае, их яйца болели слишком долго, и в другой раз они думали дважды, прежде чем даже взглянуть в мою сторону. Я была той ещё сучкой, но, клянусь, оставалась верной своим друзьям.

А для Пола я оставалась такой же незаметной, какой и была все эти годы…


Мама мне не говорила лишнего слова, не читала мне нотаций, не была ко мне строга. Она считала – у меня переходный возраст. Сейчас я думаю, возможно, так и было. Кто бы что ни говорил, а мои предки действительно лучшие. Лишь однажды, когда я избила одноклассника за то, что он обозвал Курта Кобейна говном, я врезала ему несколько раз и…упс, сломала нос, мама решила пообщаться со мной всерьёз. Меня вызвали к директору, позвонили родителям. Наделали шумихи, словно я убила этого поганца.

- Он оскорбил мёртвого! – вспыхиваю я, пока наш школьный директор обвиняет меня в нанесении травмы Майклу.

Мне плевать, что там с ним, я всё равно права.

- Елена,- встревает отец, кладя ладонь на мою руку. – Прошу тебя.

Закатив глаза, я вздыхаю отчаянно.

- О`кей, так уж и быть. Я молчу.


Позже, вечером мать пришла ко мне в комнату с контейнером в руке. Она садится на мою кровать и открывает крышку. В контейнере мороженое. Передаёт одну ложку мне, а другую всаживает в массу персикового цвета.

- Дорогая,- её милый голос щебечет над ухом, когда она обнимает меня. – Что происходит? Не хочешь поделиться со мной?

Я позволяю себе расплакаться. Слёзы стекают на постельное бельё.

- Мам, мне кажется, я совершаю одну ошибку за другой.- Прикладываю руку ко рту, стараясь не зареветь.

- Ш-ш-ш.- Она гладит меня по спине, отставив мороженое в сторону и отобрав у меня столовую ложку.- И зачем же ты это делаешь, детка?

Мне хочется взглянуть в её глаза, которые так похожи на мои. Я выпрямляюсь, поднимая голову.

- Не знаю. Мне плохо, мам. Я, как будто, разваливаюсь. Знаю, я всего лишь подросток, и тебе кажется, что я всё преувеличиваю, но это не так. Мне плохо. Я пытаюсь привлечь внимание одного человека столько лет, но всё безуспешно. И из-за этого я совершаю ошибки, влюбляясь не в тех, кто мне нужен.

Мама зачёсывает пальцами мои длинные волосы назад.

- Так, в кого же ты влюблена, на самом деле?

Мне приходится глубоко вдохнуть, чтобы ответить на её вопрос. Но я не знаю ответа. Я серьёзно даже не имею понятия об этом. Господи, как глупо! Слишком глупо!

Мать поднимает мою голову, касаясь тёплыми пальцами подбородка. Её каштановые волосы не доходят ей до плеч, но выглядят такими шелковистыми, что я не могу перестать смотреть на них.

- Елена, существует два типа людей, которых нельзя любит: это - люди-призраки, уничтожающие тебя изнутри просто от того, что их нет, и никогда рядом не будет,- она переводит дыхание.- И люди-гости. Они заходят посмотреть на тебя, утешить тебя, но никогда не остаются. Являются временным явлением. А тебе,- Её рука ползёт медленно по моему плечу,- нужен тот, кто будет смотреть на тебя всегда, и видеть будет только тебя.


__________________________


- Что это ты делаешь? – слышу я голос Мэг, которая пришла ко мне домой после занятий в школе.

Она бросает рюкзак на пол, пока я вожусь с очередным большим постером в моих руках. Из колонок музыкального центра играет мелодичная спокойная песня. Голос Дэниэла Харриса сводит с ума, окрыляет и уносит на самые небеса.

Я опускаю глаза на подругу. Та в упор смотрит на газетные вырезки, что я прикрепила на стену, поверх компьютерного стола. Я знаю, что замечает Мэг. Через минуту она восклицает:

- Дэн развёлся? – И подходит ко мне.

Я спрыгиваю вниз с кровати. Оборачиваюсь, оценивая свою работу. Группа «The Angels» в своём прежнем составе красуется там, где и должна быть. Жаль, что это всего лишь плакат. Я бы хотела такое тело иметь каждую ночь.

ДЭН…

- Именно,- улыбаюсь подруге, хлопнув в ладоши.

- Ты слышала, что они подписали контракт с ViVo Records? Елена, они улетают в Лос-Анджелес. Я это тебе говорю потому, что тебе нравится этот Дэнни не просто как, рок-исполнитель.

- Именно,- повторяю я, подмигивая ей, и складываю руки на груди.- Я знаю, что он улетает. Я знаю, насколько эти ребята популярны теперь, ясно, Мэгги? Но я также знаю, что у них будет несколько концертов в нашем городе, и собираюсь пойти туда.

Мэг играет желваками.

- И что, ты собираешься всё время убивать Дэна мысленно, когда он женится вновь и воскрешать, когда разведётся? – Её брови нахмурены.

Я сажусь на кровать, проводя ладонями по складкам своей короткой юбки.

- Нет.- Вскидываю взгляд.- Больше нет. Я собираюсь стать его следующей женой.

Мэг истерически начинает хохотать, заглушая звуки музыки.

- О, Боже! – Она хватается руками за бока.- Это действительно очень смешно.

Но я продолжаю мечтать.

По-настоящему влюбиться в рок-звезду можно!


Глава 29

Бойсе, штат Айдахо. 2008 год


Елена


Пол стоит, прислонившись к кирпичной стене. Он вздыхает, и в его лёгкие попадает весенний холодный воздух. Тот воздух, которым и я дышу. Я подхожу к нему слишком близко, чтобы мне удалось разглядеть тоску в его глазах.

Концерт продолжается.

Толпа всё ещё выкрикивает имена участников группы «The Angels»

Толпа всё ещё сходит с ума.

Жизнь продолжается.

Но не в нас. Не сейчас.

Боже, какая ирония. Я люблю Пола, Пол любит Адель, Адель любит Эштона. Я люблю Пола…И мне всё время кажется, что я нахожу отвлечение в других парнях. По крайней мере, я могла бы лишиться девственности с мальчиком, который даже не вспомнит обо мне на следующее утро. Но я не хочу этого. Я не хочу такого для себя.

- У тебя есть сигареты? – спрашивает Пол, проводя рукой по волосам.

Я киваю.

- Дай мне одну.

- Ты же не куришь,- говорю я, доставая пачку «Marlboro».- Не стоит начинать из-за того, что девушка сбежала, когда ты признался ей в любви.

Не знаю, как это звучало из моих уст, но явно не очень хорошо. Пол закуривает. Отдаёт мне зажигалку, но пачку сигарет прячет в кармане тёмных джинсов.

- Нет,- Затягивается, выдыхая клубы дыма через рот. Он кашляет, - из-за этого, как раз, стоит начать. Неплохо, кстати.- Грустно улыбается, кивнув на сигарету в его руках.

Из-за угла выходят Эштон и Мэгги. Они такие напряжённые, что мне становится не по себе.

- Поехали домой,- предлагает Эш.

Мэгги и Пол шагают к его машине. Я остаюсь на месте.

- Хей,- Мэгс бросает на меня встревоженный взгляд.- Садись же.

- Нет,- полуобернувшись, я смотрю то на двери концертного зала, то на подругу.- Вы поезжайте, а я собираюсь остаться здесь. Я приеду на такси, когда всё закончится.

- Не глупи, Елена,- Эштон не спешит заводить мотор,- это опасно. Давай все вместе уедем отсюда.

Я не слушаю их. Я захожу внутрь зала, утопая в басах любимой музыки. Охранники на входе провожают меня глазами. Я знаю, что ребята не останутся со мной. Они поедут в бар недалеко от нашей улицы и начнут успокаивать Пола.

Ох, бедный Пол!

Ему так плохо!

Он безответно влюблён в нашу Ади!

Почему никто и не думает спросить, что чувствую я?


***


Он сунул мне в руку смятые доллары и сжал мою ладонь в тот день, когда я ушла с уроков, чтобы встретиться с ним. Я знала, что Дэниэл всё ещё в Бойсе, но меня долго не впускали в его номер. Эти люди в отеле даже не соглашались позвонить ему и сказать обо мне. Я должна была показать ему тест на беременность, который прятала даже от своих друзей и, который выпал у меня сегодня из рюкзака. Надеюсь, они ни о чём не догадались.

А эта сволочь просто дала мне деньги на аборт. Хорошо, он хотя бы попросил своих дружков удалиться, пока я рассказывала ему, что во мне его ребёнок. Мне просто не стоило искать с ним встреч после этого чёртового концерта. Той ночью, несколько недель назад. Мне просто не стоило флиртовать с ним, пьяным. Мы переспали, и это было хорошо. Так же хорошо, как и больно. Дэн стал моим первым мужчиной. И он разбил мне сердце.

Кто сделает мне аборт, вашу мать??! Мне всего шестнадцать лет! Какого хрена?! Но ему было всё равно. Он сжал проклятые купюры в моей ладони и был просто взбешён и потерян в этот момент. Мне приходилось только догадываться, кому из нас сейчас хуже.

Его светлые глаза смотрели на меня, а сам Дэн умолял меня сделать аборт, умолял никому не говорить о ребёнке.

Он сказал: «Всё не так, как ты думаешь».

А как? Мне ещё нет семнадцати. Я лишилась девственности с парнем, которому двадцать три года и, который отшивает меня. Он – рок-звезда, я – глупая девочка, поверившая, что той ночью ему было классно со мной.

А его слова: «Ты так прекрасно пахнешь, Елена...», «Ты такая красивая, Елена…», «В тебе так хорошо, Елена…».

Ненавижу!! Я ненавижу его!!

После того, как я лишилась девственности, я рассказала об этом только Полу. Он плакал. Я клянусь, он плакал. Он говорил, что я дурочка. Он не хотел, чтобы я была несчастна. Ведь Дэн – это Дэн Харрис. У меня не было его контактов, а у него – моих. И не стал бы этот парень звонить мне, в любом случае. Я понимала, на что подписываюсь. Лишь одна ночь.

Ребёнок.

Ребёнок, которого нет.

Чтобы сделать аборт, мне пришлось ехать в Льюистон. Город, где учится Пол. Я сказала родителям, что еду навестить друга в уик-энд. А они удивились, почему Пол не приезжает на выходные в Бойсе? Как и всегда делал…У меня не было ответа, который им бы хотелось услышать. Я ехала, превышая скорость постоянно, мечтая попасть в аварию, чтобы и дальше не переживать этот позор. Этот кошмар, приключившийся со мной.

Полу пришлось замолвить слово, чтобы в больнице, в которой работает его давний друг, меня приняли, как совершеннолетнюю. К счастью, Дэн дал мне достаточно денег на подкуп врачей. Скорее бы избавиться от части его в моём животе.

Ненавижу!!


- Ты в порядке? – говорит Пол, останавливаясь у моего дома.

Мотор автомобиля не перестаёт гудеть.

- Нет,- отвечаю я честно.- Не в порядке.

Мы некоторое время оба смотрим вперёд.

На следующий день после аборта он привозит меня домой. Я здесь. Теперь я рядом с семьёй, но внутри у меня пусто.

- Елена…

- Пол,- прерываю,- обещай, что не поедешь сегодня на гонку. Не в таком состоянии. Пожалуйста.

Всю дорогу из Льюистона он тараторил лишь о том, что расквитается с Дэном, но мне удалось уговорить его не ввязываться в драку. Не знаю, как мне это удалось, но Пол согласился. И он зол, очень зол и рассержен, ему не стоит участвовать в местных гонках в этот раз.

- Хорошо,- неохотно бормочет, прикрывая глаза. – Тебе, кстати, стоит прилечь, ладно?

- Ладно.

Пол неожиданно начинает бить руками по рулю. Его отчаявшееся, кажется, дыхание сбивается. У меня чувство, что я ощущаю, как учащается у него пульс. Не прекращая «избивать» свой автомобиль изнутри, Пол роняет крупные слёзы на ткань вельветовых брюк.

- Ты же понимаешь, что могла подать в суд на него! – кричит Пол, оборачивая ко мне лицо.- За то, как он поступил с тобой, Елена! Ему двадцать три года, дьявол подери!! А тебе только шестнадцать!

- Я понимаю.- Мне приходится руки Пола сжать в своих ладонях, чтобы тот хоть немного успокоился.- Но я не стала бы так делать. Я не говорила Дэну о своём возрасте, и между нами всё было добровольно. Я просто не думала о последствиях. – Я остаюсь прикованной к месту. Через минуту продолжаю: - Я не хотела и не хочу идти в полицию. Тогда о том, что произошло, станет известно всем, а этого я не хочу.

Пол барабанит пальцами по рулю, глядя вперёд, туда, где ночная улица освещается фарами его машины. Пока мы ехали в Бойсе, я представляла, что скажу ему. Скажу, как я любила его все эти года, а он не замечал меня. Скажу, что считал меня просто другом. Скажу, как я зла на него за это. Я думала, выплесну на него обиду за то, что он сходит с ума по Адель. Но в голову мне вдруг пришла мысль… С чего я взяла, что Пол передо мной виноват? С чего я взяла, что имею право осуждать его?

Почему люди думают, что мы в силах читать их мысли? Почему люди уверены, что мы должны догадываться об их чувствах? Это не так. И никто никому не обязан.

Я даже не знаю, кого ненавижу больше, себя или Дэна. Но, не смотря на свой юный возраст, я умнее, чем кажусь. И я смогу это пережить. Я лишь боюсь в будущем ненавидеть его больше, осознавая, что убила своего ребёнка. Да, взгляд Дэниэла, когда он попросил меня сделать аборт, был абсолютно отчаявшимся, но это не оправдывает его.

Я не предъявляю претензий Полу. Не признаюсь в любви. Не хочу, чтобы он переживал из-за этого, принимая мою любовь, как бремя. Я всего лишь наклоняюсь к нему и целую, касаясь своими губами его слегка небритой щеки.

- Спасибо,- шепчу я прежде, чем выскочить из машины.


В ту ночь я пролила слишком много слёз. Слёзы, которые не в силах осушить кто-то, потому что я сама желала держать всё в тайне. Наверное, нет ничего хуже того, что ты не можешь поделиться с близкими проблемами. Но это был мой выбор.

Я была в ответе за свои действия.

Только я.


Глава 30

Адель


Я сказала ему: «ДА». Я сказала это Алексу, когда, стоя у алтаря, даже не могла предполагать, что мой выбор неверен. Я сказал ему «да», потому что я его люблю. Потому, что мне нравится, как Алекс смотрит на меня, когда я просыпаюсь по утрам, мне нравится, как он целует меня, перед тем как сказать, что я красива. Мне нравится, как он признаётся по телефону, что скучает по мне. Нравится, что засыпаем мы зачастую лишь под утро, пока не насытимся друг другом, пока сил хватает лишь на то, чтобы обнять потное тело рядом с тобой.

И мне нравится его взгляд.

Прямо сейчас.

Мы танцуем под мою любимую песню «I`m yours», группы The Script. Алекс не сводит с меня синих глаз. Я понимаю, что чувствую его моим, как и поётся в песне. Он – мой. Целиком и полностью. Держа одну руку на моей талии, притягивает меня ближе. Мы оказываемся слишком близко. Поцелуя в любом случае было не избежать…

Стоит заметить, что мы находимся на большой яхте, где собрались все гости, их не так уж и много. Только самые близкие… ну и журналисты, куда же без них. Когда меня спросили, в каком стиле я хочу свадьбу, я не думала долго. «В морском»,- помню, как я быстро ответила нашему дизайнеру. И когда пригласительные буклеты были готовы, я, глядя на серебристые якоря на обложках открыток, поняла, что это был правильный выбор. Очень символично, Вы так не считаете? Где мы любим бывать с Алексом больше всего? На берегу океана, который никогда не позволит тосковать. И у меня романтическая натура, поэтому, лучше свадьбы и представить нельзя.

На яхте всё оформлено в сине-белых тонах. Скатерти на столах белые, стулья украшены атласными лентами в полоску. На каждом столе стоит бутылка, в которой можно найти ровно шесть пожеланий – равное числу гостей, сидящими за одним столиком. И да, это была не моя идея. Идея Мэгги. Они с Еленой, выступающие в роли подружек невесты одеты в длинные платья бледно-голубого цвета. Платья эти развеваются при лёгком дуновении ветра.

Я перевожу взгляд на свадебный букет цветов в моих руках. Это - ромашки, обвязанные синей лентой, и ракушки сверху дополняют сегодняшнюю атмосферу. Как и гребень из ракушек на моей голове. Мои волосы распущены. В них не красуется фата, но подвенечное платье превосходно. Оно такое белое, белее, чем снег. Без бретелек, корсет обтягивает не сильно, лишь подчёркивает талию. Оно воздушное, и я чувствую себя принцессой. Шлейф размером полтора метра, вьётся за мной, когда Алекс кружит меня в танце. На нём белый костюм, белая рубашка, подтяжки и галстук-бабочка в сине-белую полоску, как и мои туфли.

- Я люблю,- шепчет он мне на ухо.- Я люблю тебя, миссис Хилл. Я люблю кольцо, что теперь ты носишь на пальце.- Я опускаю взгляд на украшение на левой руке. Оно так блестит.- Я люблю в тебе всё, и мне нужно сказать тебе, что я не идеален, Адель. Я совершал плохие поступки, и, возможно, я сделаю что-то не хорошее в будущем, но я буду стараться исправиться для тебя. Для тебя.

Мы плавно движемся среди танцующих пар. Елена машет мне с другого конца зала, обнимаясь с Логаном. Мне приходится заставить себя не заплакать.

- Я тоже тебя люблю,- с трудом сглотнув, говорю.- Я люблю тебя такого, какой ты есть, Алекс. Тебе не нужно меняться, чтобы понравится мне. Ты мне и так нравишься.

Его губы касаются моего лба.

- Это лучшее, что я слышал.- Искренность в его голосе подкупает меня.

Я приподнимаюсь на цыпочках, чтобы подарить ему глубокий поцелуй. Это похоже на жадность с его стороны. То, как его руки сжимают мои бёдра через тонкую ткань юбки, - это та страсть, к которой я привыкла.

- Нам стоит уединиться.- Горячее дыхание обдаёт кожу шеи.

- Ещё рано.- Я кладу ладони на его идеально выбритое лицо.- Можно я спрошу тебя кое-что?

Песня Деми Ловато заставляет почти всех присутствующих выйти на танцпол. Здесь слишком шумно, поэтому мы поднимаемся на верхнюю палубу. Небо такое звёздное, море неимоверно спокойное. Садимся на деревянную лавочку, и тогда Алекс берёт меня за руку.

- Я хотела тебя спросить,- начинаю нерешительно, - Как прошла твоя беседа с Еленой? Насколько я могу судить, ей лучше. Как ты это сделал?

Алекс поднимает ясные глаза к тёмному небу, а когда опускает взор на меня, я вижу в них доброту. Поднимая наши, вместе сложенные, ладони, он целует кожу моей руки. Так бережно и так ласково.

- Я лишь выслушал её,- отвечает он.- И Елене есть, о чём рассказать вам с Мэгги.

- О чём ты? – Я хмурю брови.

Но Алекс притягивает меня спиной к себе, и теплота его тела рассеивает буквально все мысли. Почти все, кроме тех, как Аарон шёл по проходу в церкви передо мной, и люди умилялись этому. Я никогда не смогу забыть сладкий голос нанятой певицы, спевшей композицию «Say you love me»*, вместо свадебного марша, который я ожидала. Конечно, на нашем венчании не присутствовала сама Jassie Ware, но я была довольна. И довольна сейчас, наслаждаясь запахом моря и ароматом парфюма любимого мужа. Прекрасное сочетание.

- Знаешь, что? – вдруг тихо говорит Алекс.

- Что? – Улыбка не сходит с моего лица.

- Я привязан к тебе отныне.

- Да? – Из горла вырывается короткий смешок.

- Морским узлом.- Я чувствую мягкий кивок его головы и то, как подбородком он задевает мой затылок. – Я люблю тебя.- Пальцы пробегаю вдоль кожи моего предплечья.

- Насколько сильно? – шепчу я в звёздную даль и закрываю глаза.

- Сильнее, чем вечность.- Его слова проходят через меня, создавая во мне ряд приятных ощущений. – Нашу вечность.


* - хит молодой британской исполнительницы Jessie Ware.


_______________________


Алекс


Мать Адель всё-таки перестала разговаривать после того, как я убедил её в том, что не держу зла на неё. Мы с Адель убедили. Это на самом деле так. Я обожаю Отца Ади, и как бы мне в прошлом не была противна женщина, что дала ей жизнь, это всё было. И это осталось позади. Я лишь хочу видеть сейчас, как моя жена собирается бросить букет невесты. Эштон становится рядом со мной, передавая бокал вина. Я принимаю напиток, и он бьёт меня по спине несильно. По-дружески.

- Готов ли ты к тому, что цветы попадут в руки Камилле? – спрашиваю с ухмылкой.

- Не торопи события,- только и говорит в ответ друг.- Всему своё время.

Адель передаёт Аарона Норе, поднимается на небольшую сцену, где играют музыканты. Все затихают.

- Хей! – кричит она, смеясь.- Этот букет тяжёлый. Серьёзно. Будьте осторожны, я не хочу сделать кому-то больно.

Незамужние девушки собрались вместе, чтобы испытать судьбу. Мэгги и Камилла серди них. Несколько девчонок с колледжа, они улыбаются. В действительности, они просто разведённые женщины.

- Ра-а-аз,- Адель оборачивается, теперь она стоит к нам спиной.- Два-а-а! – Её голос звонкий.- Три!!

Подпрыгнув, Адель бросает цветы назад. Десятки девушек, протянув руки, поддаются вперёд и вверх. Но букет не ловит никто. Он приземляется к ногам Елены, которая не участвовала в этом «шоу». Она подбирает ромашки. Ади побежав, обнимает крепко подругу. Надо отдать должное Елене – пытается казаться весёлой. Надо отдать должное Дэниэлу – его здесь нет. Он говорил, что не сможет приехать ещё в прошлом месяце. Его гастроли спасли нас.

Отец Адель, Рик приглашает невесту на танец. Тем временем, Мэгги, оглядываясь вокруг, подходит ко мне. В её протянутой ладони мой iphone, что я попросил сохранить. И сердитый взгляд лучшей подруги жены говорит мне, что что-то не так.

- Лора звонила два раза и оставила несколько сообщений. Кончай с ней, Алекс, или это сделаю я.

После этих слов Мэг ловко разворачивается, чтобы ускользнуть. Я спускаюсь вниз, в нашу с Адель каюту. Всего лишь два гудка, и Лора тут же поднимает трубку, не смотря на позднее время.

- Алекс? – произносит моё имя с надеждой.

- Когда ты уже угомонишься? – говорю вместо приветствия. – Я женат, слышишь? И не смей портить мне жизнь. Я больше не твой, и, если быть совсем честным, никогда твоим и не был. Нас связывала крепкая дружба, которую ты разрушила. Поздравляю!

- Я лишь хотела пожелать вам счастья,- слышу я на том конце провода.- Скоро мой самолёт, я улетаю к тёте, в Италию. Надеюсь, твоя Адель не принесёт тебе разочарований. Но, если ты вдруг и её бросишь, ко мне не возвращайся.

Каждый звук, принадлежащий Лоре, был пропитан ядом. Нахмурившись, я хмыкаю.

- Будь счастлива,- выдохнув, желаю ей.

Я отключаюсь.

То, что моя бывшая будет держаться подальше от семьи, что я создал, - замечательная новость, но я не хочу для неё плохого. Я не хочу, чтобы Лора страдала. Я всерьёз хочу для неё всего самого лучшего. И, надеюсь, так и будет.


___________________________


Пережив очередной оргазм, Адель тяжело дышит. Она ложится на полукруглую кровать в каюте, и её рука утопает в моих волосах. Мой палец обводит один из её совершенных сосков.

- Я не буду мыть посуду,- подпирая голову ладонью, заявляю.

Адель резко открывает глаза, чем вызывает смех у меня.

- Что это значит?

- Просто пытаюсь распределить обязанности по дому, прежде чем начать семейную жизнь.

Ади садится на постели, прикрывая обнажённое дело атласной простынёю золотистого цвета.

- Хорошо.- Уголки её губ ползут вниз, когда она пожимает плечами.- Я не буду делать минет.

Я подскакиваю.

- То есть, как? – Пульс у меня однозначно участился.- Детка, ты знаешь, что нельзя так шутить с мужем?

- Я ведь и не шучу,- спокойно отвечает.- Ты не моешь посуду – я не делаю минет. Алекс, всё по-честному.

Ловко я перебираюсь на Адель, пригвождая её к кровати.

- Кто-то захотел быть наказанным?- говорю возле её губ.- О`кей.- Неожиданно для неё поднимаюсь, скрестив руки на груди.- Что, на счёт минета перед каждым мытьём посуды?

Ади толкает меня, и я падаю на спину. Ей удаётся меня оседлать. Она наклоняется ниже, я кладу руки ей на бёдра. Мы целуемся. Адель шепчет:

- После медового месяца нужно заняться покупкой посудомоечной машины.

- Угу, постанываю я ей в рот.- Возьмём дешёвую модель… Она быстро ломается…


Эпилог

Адель


Я знаю, что это сон. Такой окрылённой я не чувствовала себя даже на свадьбе. Когда Пол хватает меня крепко за руку, мы поднимаемся на вершину холма. И это странно, потому что мне казалось, мы на ровной местности. Но суть не в этом. А в том, что воздушные шары, которые мы держим, яркие и красивые. Возможно, они кажутся мне превосходными лишь из-за того, что я во сне.

Так интересно это осознавать.

Твоё тело всё ещё в одной из кают катера, качающегося на волнах, а душа здесь, с парнем, которого я не видела уже столько лет. Даже в ночных видениях.

- Ладно,- вздохнув, я приподнимаю бровь. Пол обводит меня зелёными глазами, изучая меня.- Так, что ты задумал? Мы идём сюда уже около получаса.

У него такая широкая и добрая улыбка, что ею можно осветить каждый уголок этого мира.

- На самом деле, уже несколько часов.- Беззаботный смех вызывает радость.- Знаешь, Ади, я просто хотел, чтобы ты была счастлива. И это случилось.

Вскинув на Пола глаза, я замечаю, что он сияет. В смысле, его лицо освещено такими светлыми эмоциями, и передать их словами невозможно. Я хочу сказать ему, что мне бы хотелось, чтобы он был жив, но не знаю, уместно ли это. А вдруг он читает мои мысли? Тогда, он и так всё поймёт.

- Сегодня,- произносит парень громко,- мы будем избавляться от всего негатива.

- То есть? – Делаю шаг вперёд.

Какие же у него зелёные глаза! Как само лето! Он – лето.

- Ади, в твоей руке пять шаров, так же, как и в моей.- Пауза.- Прежде, чем отпустить шар на волю, мы говорим что-то ужасное, что тревожит нас, что произошло с нами,- его рука лавирует в воздухе,- и только потом позволяем одному шарику улететь со словами: «Отпускаю». Так мы избавимся от всей нашей горечи.

Я смотрю на природу вокруг: зелень под нашими ногами, деревья, окружающие нас, цветы, растущие для нас.

- Пять разных…эммм…неприятностей.

Усмехнувшись, Пол отвечает:

- Можно и так сказать. Итак, я начну.- Некоторое время он мешкается, а потом я слышу его бархатный голос: - Когда мне было четыре года, мать сильно избила меня, и у меня даже остался шрам на коленке и на животе. Но мама была пьяной, и всю жизнь просила у меня прощения. Я не виню её.- Сглотнув, говорит: - Отпускаю.

Выпускает шар голубого цвета. Это не должно быть так сложно. Ладно. Я и не думала, что его мама так поступила с ним. Слёзы начинают душить.

- Когда мне было десять, наш сосед, папин приятель, дядя Уилл, пытался меня изнасиловать. Мне удалось сбежать из его дома, в который он меня заманил. Через неделю Уилл умер от разрыва сердца. И я…- плач вырывается из горла,- … я отпускаю это.

Ладонь Пола касается моего плеча. Я с удивлением вдруг замечаю, что на мне мой любимый джинсовый комбинезон, который я носила, будучи подростком.

- Родители всегда хотели, чтобы я был их марионеткой,- признаётся парень, забирая шар из руки, которой держит ещё три, и, разжимая кулак, дарит шарику целый мир.- Отпускаю.

- Я хотела стать балериной, но мать сказала мне, что я уродина, когда мне было восемь лет. После этого я долгое время чувствовала себя гадким утёнком. Отпускаю.

Пол вздыхает.

- Я ударил своего отца однажды во время спора о моём будущем. Я так раньше никода не поступал. - Красный шар улетает.- Отпускаю.

- Я чувствую вину уже больше восьми лет за смерть моего друга.- Рыдания так же, как и шар, обретают волю.- Я не могу…

- Должна отпустить,- требовательно говорит Пол, но в его глазах стоят слёзы.

- Не могу,- прижимаясь щекой к его клетчатой футболке, я плачу.

- Шар уже улетел, Ади.- Мы оба вскидывает головы вверх.

Приложив тыльную сторону ладони ко рту, я киваю.

- Да. Отпускаю.

Несколько минут мы молчим, просто обнимаясь. Так хорошо чувствовать Пола рядом. Это кажется фантастикой. Ещё две тревоги, сковывающие наши сердца. Мне хочется растянуть эти мгновения. Я не спешу освобождаться от ужасов своей жизни, потому что мой друг здесь. Он со мной.

- Ты никогда бы не смогла меня полюбить.- Дрожь прокатывается волной через его тело, передавая мне всю боль этого парня.- Отпускаю.

Он смог избавиться от такого груза. Значит, и я должна. Отстраняясь, я вытираю слёзы с лица. Так же, как и Пол.

- Ты умер,- произношу так тихо, будто не хочу верить в правдивость этой фразы.- Отпускаю. – Улетает ещё одна тревога. А я добавляю: - Но остался жить в моём сердце.

Пол показывает ровные белые зубы, будто мой комментарий сделал его счастливым. Кажется, так и есть. Я вдруг разжимаю кулак, и мой последний шар познаёт всё несовершенство Вселенной. Пол удивлённо вскидывает брови. Глядя на него, пожимаю плечами.

- Я счастлива. Я любима и люблю. Я больше не боюсь, что всё рухнет, если я буду той, кто я есть. Я счастлива.

Пол говорит:

- Не отпускай это.

Сам же разрешает ярко-жёлтому шарику взлететь ввысь. Мы наблюдаем с ним за последней тревогой, которой больше нет.

- Я чувствую, что спокоен. Я обрёл это.- Положив руку на грудь, Пол целует меня в лоб. Сквозь ресницы я, улыбаясь, смотрю, как десять разноцветных шаров улетают в небо.


В наше небо.



Оглавление

  • Лаура Тонян «СОЗДАВАЯ БУДУЩЕЕ»
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Эпилог