Сквозь топку (ЛП) (fb2)

- Сквозь топку (ЛП) (пер. Автор неизвестен) (а.с. Бегущий в Лабиринте-2) 1.26 Мб, 313с. (скачать fb2) - Джеймс Дашнер (Дэшнер)

Настройки текста:



Джеймс Дашнер
СКВОЗЬ ТОПКУ
Продолжение романа "Бегущий в Лабиринте"
Перевод sonate10

Уэсли, Брайсон, Кайла и Даллин, лучшие дети в мире, вам посвящается эта книга.


ГЛАВА 1


Перед тем, как мир стал с ног на голову, она заговорила с ним ещё раз.

«Привет! Ты спишь?»

Томас заворочался. Его окружала непроглядная, давящая тьма — словно сам воздух сгустился и стал вязким. Распахнув глаза и оторвав голову от подушки, он сначала запаниковал: представилось, что его опять сунули в Ящик — холодный металлический куб, в котором он прибыл в Приют. Но вскоре в слабом свете из темноты обширной палаты выступили сгустки тени: двухэтажные койки, шкафы. Вокруг спали его товарищи: кто тихонько посапывал, а кто громогласно храпел.

Всё в порядке. Сюда, в эту просторную спальню, их привезла команда спасателей. Они в безопасности. Не будет больше гриверов. Не будет больше смертей. «Том!»

В голове звучит голос. Голос девушки. Её самой здесь нет. Но он слышит её, хотя и не в состоянии объяснить, как это у него получается.

Глубоко вздохнув, он опустил голову обратно на подушку. Напряжённые нервы расслибились, страх ушёл. Он ответил ей, тоже мысленно:

«Тереза? Который час?»

«Понятия не имею, — ответила она. — Не могу уснуть. Часок я, кажется, вздремнула. Может, больше. А сейчас не могу. Надеялась, что ты тоже не спишь и составишь мне компанию».

Томас постарался подавить улыбку: хотя собеседница и не могла её видеть, она могла её почувствовать, а это, как ни говори, неловко.

«А что мне теперь остаётся? Трудновато заснуть, когда кто-то болтает прямо в твоей голове».

«Ах-ах, какие мы нежные. Ну и спи себе. Подумаешь!»

«Да нет, всё нормально. — Он уставился глазами в затенённую нижнюю часть нависшей над ним койки. Сверху доносился громоподобный храп Минхо. — Почему не спишь? Что тебя мучает?»

«А сам как думаешь? — Ей удалось подпустить яду в мысленную реплику. — Перед глазами так и маячат гриверы. Эта отвратительная склизкая кожа, бесформенные туши... А руки и шипы? Бр-р. Какой уж тут сон, Том... Интересно, нам когда-нибудь удастся забыть всё это?»

Томас был уверен: эти страшные образы никогда не исчезнут; то, что произошло в Лабиринте, будет преследовать приютелей в ночных кошмарах всю оставшуюся жизнь. Наверняка большинству, если не всем, понадобится помощь психолога. А кое-кому и психолог уже не сможет помочь — тем прямая дорога в дурдом...

В памяти же самого Томаса словно калёным железом теперь выжжена одна страшная картина: умирающий в его объятиях Чак — с кинжалом в груди, истекающий кровью... Этот образ будет преследовать его всю жизнь.

Но Терезе он сказал лишь: «Забудется. Просто нужно время».

«У тебя здорово получается изрекать банальности», — откликнулась она.

«Ага». Ну разве не смешно — он таял от удовольствия, когда она подначивала его. Означал ли её сарказм, что всё повернётся к лучшему?«Вот идиот!» — сказал он самому себе и споватился — не услышала ли собеседница.

«Какого чёрта они отделили меня от вас?» — подосадовала она.

Как раз это было Томасу понятно: единственная девочка среди оравы шенков, мальчишек-подростков, которых эти люди ещё не знали и потому не доверяли.

«Наверно, решили защитить твою девичью честь».

«А, ну да, конечно. Но, знаешь, оказаться в одиночестве после всего того, что случилось с нами... Просто отстой».

Сладкая грусть охватила его при этих словах.

«Куда они тебя засунули?» Он так остро почувствовал её печаль, что готов был вскочить и отправиться на поиски собеседницы. Но лучше этого не делать.

«По другую сторону от общей столовой, где мы ужинали вчера. Малюсенькая каморка с несколькими койками. Почему-то я уверена, что они заперли за собой дверь, когда уходили».

«Ну, говорю же — они хотят тебя защитить». И быстро добавил: «Правда, ты, по-моему, в защите не нуждаешься. Я бы поставил на тебя против полудюжины наших шенков».

«Только полудюжины?»

«Ну, ладно, против десятка. Включая меня».

Последовала долгая пауза, однако, как ни странно, Томас ощущал незримое присутствие своей собеседницы. Он её чувствовал.Почти как с Минхо: он не мог его видеть, но знал, что друг здесь, всего в нескольких футах над головой. И дело не в храпе. Когда твой друг рядом, ты просто знаешь, что он — рядом.

Несмотря на страшные воспоминания о событиях последних недель, Томас оставался удивительно спокоен и вскоре снова впал в дремоту. Но в темноте и молчании она была рядом с ним, так близко, что казалось: протяни руку — и дотронешься.

Время летело незаметно. Балансируя на грани яви и сна, он продолжал ощущать её присутствие и наслаждался им. Наслаждался мыслью, что они спасены, что они в безопасности, и теперь он и Тереза будут всегда вместе. Не жизнь, а сказка...

Блаженное забытьё. Уютная темнота. Тепло. Неясный свет. Мир уплывал, и Томаса бережно подхватили мягкие волны сна, убаюкивая, навевая тихую радость...


Он очень мал. Четыре года? Пять? Он лежит в постели, натянув одеяло по самые уши.

Рядом с кроватью, сложив руки на коленях, сидит женщина. У неё длинные тёмные волосы, на лице — первые признаки увядания. В глазах печаль. И как бы старательно она ни улыбалась, глаза её выдают.

Ему хочется что-то сказать, о чём-то спросить. Но он не может. Ведь на самом деле его здесь нет. Он только видит эту картину откуда-то издалёка. Женщина начинает говорить. Её голос звучит одновременно и нежно, и сердито, и его это беспокоит.

«Я не знаю, почему они выбрали тебя. Но вот что мне известно: ты особенный. Никогда этого не забывай. И ещё не забывай... — её голос срывается, а по щекам текут слёзы, — … никогда не забывай, как сильно я тебя люблю».

Мальчик отвечает, но только это говорит не Томас. Хотя мальчик — это тоже Томас. Ничего невозможно понять.

«Ты тоже сойдёшь с ума, как все эти люди по телевизору, мамочка? Как... папа?»

Женщина наклоняется и проводит рукой по его волосам. Женщина? Нет, не просто женщина. Это его мама. Мамочка.

«Не тревожься об этом, малыш, — говорит она. — Ты этого не увидишь».

Её улыбка меркнет.


Сон уплыл, сменился чернотой и оставил Томаса наедине с его думами. Неужели из глубин амнезии к нему вернулся клочок настоящих воспоминаний? Действительно ли он видел свою маму? И что там говорилось об отце — что он сумасшедший? В груди невыносимо защемило, и он постарался поглубже провалиться в забвение.

Позже — он не знал, насколько позже — Тереза снова заговорила с ним.

«Том, происходит что-то не то».


ГЛАВА 2


Вот так всё и началось. Он услышал слова Терезы, но они, казалось, доносились откуда-то издалёка, словно с другого конца длинного гулкого туннеля, едва пробиваясь сквозь владевшую Томасом тягучую, тяжёлую сонливость. Юноша пытался вырваться из оков сна, но это ему никак не удавалось — он увязал в нём, как будто что-то насильно удерживало его по ту сторону действительности. Он не мог проснуться. «Томас!»

Она кричала — пронзительно, истошно. Он почувствовал укол страха, но опять-таки — словно всё это происходило во сне. Спать, спать, спать!.. Они теперь в безопасности, все тревоги позади. Конечно, это не взаправду, сон, всего лишь сон. С Терезой всё в порядке. С ними со всеми всё в порядке. И он расслабился и соскользнул обратно в забытьё.

Но тут в его сознание ворвались другие звуки: топот... звон металла о металл... Что-то разбилось... Где-то закричали мальчишки... Однако шум был каким-то приглушённым, неясным, словно далёкое эхо. Внезапно крики превратились в вопли — кто-то вопил от непереносимого страдания. Опять-таки — всё происходило где-то далеко-далеко, а он, Томас, был словно укутан в плотный, тёмный бархатный кокон.

Но вдруг его пронзило осознание того, что что-то не так. Тереза звала его, говорила, что происходит нечто странное, чего не должно быть! Он постарался вырваться из безжалостных тисков дремоты, тянущей его обратно в сон, словно гиря на ногах утопающего.

«Проснись! — скомандовал он себе. — Проснись же!»

И тут внутри него как будто образовалась пустота. Только что здесь было нечто, а в следующий миг — ушло. Ему показалось, что из его тела вырвали какой-то жизненно важный орган.

Она. Её больше не было.

«Тереза! — мысленно закричал он. — Тереза! Где ты?»

Но никто не отзывался. Он больше не ощущал её близости, её чарующего присутствия. Он звал снова и снова, не переставая сражаться с засасывающей трясиной сна.

Наконец действительность прогнала тёмное забытьё. Охваченный страхом, Томас раскрыл глаза и резко сел на кровати, затем спрыгнул на пол и окинул взглядом комнату.

Все вокруг словно сошли с ума.

Приютели беспорядочно метались по палате и кричали. Но их крики заглушались невыносимыми воплями животной боли, словно кого-то живьём резали на куски. Бледный от ужаса Котелок тыкал пальцем куда-то в окно. Уинстон выставил руки перед искажённой от страха прыщавой физиономией — похоже было, что парень только что увидел жрущего мертвечину зомби. Ньют с Минхо мчались к двери; другие ребята, натыкаясь друг на друга, метались от окна к окну, стараясь, однако, держаться от них на почтительном расстоянии. Томас вдруг со стыдом осознал, что даже не знает имён многих из спасшихся. Такая вот неуместная мысль посреди воцарившегося хаоса.

Уголком глаза он заметил какое-то движение и взглянул в ту сторону. Представившееся зрелище мигом стёрло всякое ощущение мира и покоя, владевшее им ночью, когда они с Терезой разговаривали. Больше того — он засомневался: существуют ли вообще подобные эмоции в той действительности, в которой он очутился?

В трёх шагах от его постели сквозь окно, задрапированное яркими шторами, лился ослепительный свет. Стекло было выбито, и его зазубренные осколки так и торчали в окне, поддерживаемые стальными прутьями решётки. Снаружи, хватаясь окровавленными руками за решётку, стоял человек. Выпученные, налитые кровью глаза полыхали безумием. Кожу сожжённого солнцем лица покрывали шрамы и язвы. Волос у человека не было, вместо них голова пятнами поросла чем-то вроде зеленоватого мха. Глубокая рана рассекала его правую скулу, между её рваными краями проглядывали зубы. С подбородка капала кровавая слюна.

— Я хряск! — проорала эта уродливая пародия на человека. — Я проклятый хряск!

И заверещал, вновь и вновь повторяя одни и те же два слова:

— Убейте меня! Убейте меня! Убейте меня!..


ГЛАВА 3


Кто-то с силой хлопнул его по плечу. Томас вскрикнул и обернулся. Сзади стоял Минхо — он не отрывал взгляда от визжащего за окном психа.

— Они повсюду, — мрачно вымолвил Минхо. Ему было так же не по себе, как и Томасу. Похоже, их вчерашние несмелые надежды рассеялись в прах. — А тех шенков, что спасли нас, вообще нигде не видно.

Все последние недели Томас жил в непрестанном страхе, но такое! Это уже чересчур. Он уже успел привыкнуть к мысли, что невзгоды позади, — и вот, пожалуйста, они попали из огня да в полымя. Юноше захотелось повалиться на постель и разрыдаться. Однако он быстро подавил это желание, засунул в дальние закоулки памяти воспоминания о маме и папе и — что там ещё было? — да, о людях, теряющих рассудок. Кому-то необходимо взять на себя лидерство, если они собираются выжить и в нынешней ситуации.

— А внутрь ещё никто из них не пробрался? — деловито спросил он — им овладело странное спокойствие. — Решётки у нас на всех окнах?

Минхо кивнул.

— Да, на всех. Вчера было слишком темно, да ещё эти дурацкие занавески — вот мы и не заметили. Но, мля, как я рад этим решёткам!

Томас окинул взглядом комнату. Одни приютели кружили по палате, мечась от окна к окну, другие собрались в тесные группки, — но на всех лицах было одно и то же выражение неверия, смешанного с ужасом.

— Где Ньют?

— Здесь.

Томас обрадовался: ещё один верный друг рядом.

— Что тут творится?

— Мля, да откуда я знаю? Банда идиотов хочет схарчить нас на завтрак. Надо найти другую комнату и созвать Сбор. Башка раскалывается от этих воплей.

Томас машинально кивнул: конечно, надо созвать Сбор. Но его собственные мысли были далеко; пусть Минхо с Ньютом занимаются организационными делами, ему, Томасу, надо наладить контакт с Терезой. Кажется, во сне она его о чём-то предупреждала. А может быть, это вовсе и не был сон, наваждение, навеянное тяжёлым, беспробудным забытьём? А ещё это видение о маме...

Ньют с Минхо отошли на середину комнаты и принялись окриками и жестами сзывать приютелей. Томас бросил ещё один опасливый взгляд на сумасшедшего за окном и тут же пожалел об этом. Лучше бы не видеть этой окровавленной, истерзанной плоти и безумных глаз, не слышать истерических визгов: «Убейте меня! Убейте меня! Убейте...»

Томас побрёл к дальней стене и тяжело привалился к ней.

«Тереза! Тереза! — мысленно взывал он. — Ты слышишь меня?»

Он закрыл глаза, сосредоточился, вытянул невидимые руки и попытался ухватить нечто ускользающее. Ну хоть бы какой-нибудь намёк на её присутствие! Ничего. Все чувства молчали. Ответа не было.

«Тереза! — продолжал он взывать, стиснув зубы. — Где ты? Что случилось?»

Ничего. Сердце, казалось, замедлило биение, а вскоре совсем остановилось — такое впечатление, что вместо него теперь у Томаса плотный комок ваты. С Терезой произошло что-то страшное.

Он открыл глаза. Приютели столпились у зелёной двери, ведущей в общую комнату — там они вчера ели пиццу. Минхо подёргал круглую латунную ручку. Без толку. Заперто.

В комнате было всего две двери. Вторая вела в санузел, а оттуда другого выхода не было. Только окна, забранные решётками, и около каждого из них снаружи обосновалось по орущему или визжащему уроду.

Хотя беспокойство за девушку терзало его так, словно в венах вместо крови текла жгучая кислота, Томас сразу отказался от попыток связаться с Терезой и присоединился к приютелям у двери. Ньют тоже попробовал сладить с замком и так же безрезультатно.

— Вот чёрт, заперто, — пробормотал он, бессильно уронив руки.

— Да что ты? Какой гениальный вывод! — съязвил Минхо. Он сложил на груди могучие руки с выступившими на них венами — Томасу даже показалось, что он видит, как кровь струится по вздувшимся сосудам. — Неудивительно, что тебя прозвали в честь Исаака Ньютона — ты прям мыслитель!

Ньют был не в настроении для пикировки. Хотя нет, скорее всего, он уже давно научился не воспринимать подколки Минхо всерьёз.

— Надо выбить этот проклятый замок, — сказал он и оглянулся по сторонам, словно ожидая, что кто-нибудь одарит его кувалдой.

— Только бы эти уроды, как их... хряски заткнулись! — воскликнул Минхо, поворачиваясь к ближайшему из названных субъектов — женщине ещё более чудовищного вида, чем тот мужчина, которого Томас увидел первым. Её лицо было изукрашено причудливой сетью кровоточащих рубцов.

— Хряски? — переспросил Котелок. До этого момента волосатик вёл себя тише воды ниже травы. Томасу даже показалось, что бывший Страж Поваров выглядел куда более напуганным, чем перед битвой с гриверами. А может, он прав — здесь было ещё страшнее? Когда вчера вечером они разошлись по койкам, им казалось, что все беды позади, а теперь, когда надежду на спокойную жизнь отобрали, дела по контрасту действительно выглядели хуже некуда.

Минхо указал на вопящую, залитую кровью женщину:

— Так они сами себя называют. Ты что, не слышал?

— Да плевать мне, как они там себя называют! — ощерился Ньют. — Пусть орут! Найди что-нибудь, чтобы высадить эту идиотскую дверь!

— Вот, — сказал какой-то невысокий паренёк, протягивая ему небольшой, но солидный на вид огнетушитель. Томас помнил — ещё недавно аппарат красовался на стене. Юноша поймал себя на том, что не знает имени паренька. Какой стыд.

Ньют подхватил красный цилиндр и нацелился на круглую латунную ручку. Томас придвинулся поближе, сгорая от желания узнать, что же там, по ту сторону двери. Хотя ясно, что ничего хорошего их не ждёт.

Ньют поднял огнетушитель и с силой обрушил его на ручку. Раздался треск. Понадобилось всего три удара — и ручка, вывалившись из своего гнезда, упала — по полу рассыпались мелкие металлические детали. Дверь приоткрылась. В образовавшуюся щель видно было, что по ту сторону царит глухая, непроглядная тьма.

Ньют стоял недвижно и с опаской всматривался в узкую чёрную полоску, будто ждал, что сквозь неё сейчас из темноты просочится стая адских демонов. Потом не глядя сунул огнетушитель пареньку, принёсшему его.

— Пошли, — сказал он. В его голосе Томасу послышалась едва заметная дрожь.

— Подожди! — отозвался Котелок. — А стоит ли туда идти? Кто знает — может, эту дверь заперли недаром, а?

Томас, пожалуй, был согласен: что-то всё это было слишком подозрительно.

Минхо стал рядом с Ньютом и метнул тяжёлый взгляд на Котелка, затем уставился прямо в глаза Томасу:

— А что ещё остаётся делать? Сидеть и ждать, пока эти придурки прорвутся сюда? Нет уж, пошли!

— Так быстро эти уроды сквозь решётки не пробьются, — возразил Котелок. — Давайте хоть минутку помозгуем.

— Время для мозгований вышло, — заявил Минхо. Он с размаху пнул дверь ногой, и та распахнулась настежь. Ничего страшного оттуда не вылетело, вот только темень по ту сторону, казалось, сгустилась ещё больше. — К тому же тебе надо было б вылезти со своими опасениями до того, как мы выломали замок, умник. А сейчас поздно.

— Ненавижу, когда ты прав, — пробормотал Котелок себе в бороду.

Томас как заворожённый вглядывался в чернильную темноту за дверью. В нём нарастало ставшее теперь знакомым и даже привычным чувство, что всё сейчас непременно полетит вверх тормашками. Ведь люди, которые их спасли, должны были бы уже давным-давно вернуться за спасёнными. Но Ньют с Минхо были правы: необходимо выйти наружу и найти ответы на накопившиеся вопросы.

— Хр-рень, — ругнулся Минхо. — Я пошёл первым.

И не дожидаясь ответа, он решительно двинулся в темноту и почти мгновенно растворился в ней. Ньют бросил на Томаса неуверенный взгляд, но отправился следом. По неведомой причине Томас решил, что должен быть третьим.

Он медленно прошёл через дверь и углубился в непроглядную темень, вытянув перед собой руки.

Слабый свет из спальной палаты был не в силах разогнать мрак, так что никакой разницы — Томас вполне мог бы брести с закрытыми глазами. Да, а ещё здесь стояла ужасающая вонь.

Где-то впереди вскрикнул Минхо.

— Эй, вы там поосторожней, — предупредил он. — Тут... какая-то фигня свисает с потолка.

Минхо снова ойкнул, что-то скрипнуло — точно бывший Страж Бегунов наткнулся на низко висящую старинную бронзовую люстру, и та, поскрипывая, раскачивается взад-вперёд. Справа раздался такой же вскрик Ньюта, сопровождаемый металлическим визгом, как будто что-то проскребло по полу.

— Стол! — объявил Ньют. — Осторожней.

Сзади послышался голос Котелка:

— Эй, кто-нибудь помнит, где тут выключатели?

— Как раз туда и направляюсь, — отозвался Ньют. — Точно помню — они где-то здесь.

Томас продолжал двигаться вслепую. Хотя не совсем вслепую — глаза чуть-чуть приспособились: там, где раньше были лишь сплошные потёмки, теперь угадывались неясные, размытые тени. Всё равно, его не отпускало чувство чего-то лишнего: здесь присутствовало нечто, чего не должно было быть. Как если бы...

— Бр-р-р... — Голос Минхо дрожал от отвращения — словно бывший Страж вступил в кучу плюка. Потом с дальнего конца комнаты послышался тот же скребущий звук.

И прежде чем Томас успел спросить, что там такое, он сам налетел на... нечто непонятное. Какая-то странная, как выразился Минхо, «фигня». Вроде бы во что-то одетая...

— Нашёл! — воскликнул Ньют.

Послышались негромкие щелчки, и под потолком вспыхнули лампы дневного света. На несколько секунд Томас ослеп. Потирая глаза, он отшатнулся от того, на что налетел, и тут же наткнулся на другую такую же фигуру. Та покачнулась от удара.

— Берегись! — раздался крик Минхо.

Томас приоткрыл глаза, зрение прояснилось. От представившегося зрелища волосы у него встали дыбом.

Повсюду в обширной комнате с потолка свисало, по меньшей мере, с десяток трупов. Закоченевшие тела тихонечко покачивались, затянутые на шеях петли глубоко врезались в багровую вздувшуюся кожу, бледно-розовые языки вывалились из обмётанных белым ртов. В широко открытых глазах застыла смерть. Судя по всему, они висели здесь уже много часов. Их одежда казалась знакомой. То же можно было сказать и о лицах некоторых из них.

У Томаса подогнулись колени. Он узнал трупы.

Это были «спасатели».


ГЛАВА 4


Старательно отводя глаза от повешенных, Томас выпрямился и побрёл к Ньюту. Тот так и пристыл возле выключателей, в немом оцепенении переводя глаза с одного трупа на другой.

К ним присоединился Минхо, вполголоса сыплющий ругательствами. Комната постепенно заполнялась приютелями; послышались крики и возгласы, а кое-кто, не сдержавшись, сблевал на пол. Томаса тоже едва не стошнило, но он подавил позывы. Да что здесь произошло, в конце-то концов? И почему всё, на что они уповали, было так быстро отобрано? Под ложечкой у него засосало. От отчаяния он чуть не закричал.

А потом вспомнил о Терезе и мысленно воззвал:

«Тереза! Тереза!»

Так он кричал снова и снова — зажмурившись и стиснув зубы: «Где ты, Тереза?!»

— Томми! — Ньют наклонился и положил руку ему на плечо. — Что за хрень с тобой творится?

Томас открыл глаза — оказывается, он сложился пополам, обхватив руками живот — неудивительно, что Ньют забеспокоился. Он медленно выпрямился, стараясь не поддаваться пожирающей его изнутри панике.

— Дурацкий вопрос!.. Оглянись вокруг и поймёшь.

— Да, но тебя так скрючило, я подумал — прихватило что.

— Нет, всё в порядке. Просто попытался вызвать её. Не вышло. — Томас лгал: вовсе он не был в порядке. К тому же пришлось напоминать другим, что они с Терезой могут разговаривать друг с другом без помощи языка. А если все эти люди мертвы... — Нам надо найти её! — выпалил он, хватаясь за любую возможность чем-то заняться: необходимо выиграть время, чтобы собраться с мыслями. Окинул взглядом комнату, стараясь не обращать внимания на висельников. Где-то здесь должна быть ещё одна дверь. Она же сказала — её поместили по другую сторону от общей столовой, где они вчера ели пиццу.

Точно. Вот она — жёлтая дверь с латунной ручкой.

— Он прав. — Минхо обратился к другим приютелям: — Всем искать!

— Может, уже нашли, — возразил Томас. Он ринулся к двери, попутно удивляясь, как быстро ему удалось овладеть собой. На бегу он уворачивался от столов и раскачивающихся покойников. Она должна быть там, в безопасности! Дверь была закрыта — хороший знак. Скорее всего, заперта на замок. Может, Тереза просто крепко спит? Тогда понятно, почему её не видно и не слышно.

Он почти уже добрался до двери, как вдруг ему пришло в голову: а вдруг им понадобится выломать её?

— Кто-нибудь! Принесите огнетушитель! — крикнул он через плечо. Вонь в общей комнате стояла такая, что его чуть не стошнило, когда он набрал полную грудь воздуха.

— Уинстон, принеси! — приказал Минхо.

Томас подёргал за ручку. Та не шелохнулась. Заперто. Затем справа на стене на глаза ему попался маленький дисплей с крышкой из прозрачного пластика. Под крышку был подсунут клочок бумаги. На нём значилось:


Тереза Агнес. Группа А, объект А1. Предатель

Вот странно — больше всего Томаса поразило второе имя Терезы. Вернее, её второй псевдоним — Агнес. Непонятно почему, но он поставил его в тупик. Тереза Агнес? Юноша покопался в своей фрагментарной памяти и не нашёл никакого объяснения этому имени. Его самого нарекли Томасом в честь Томаса Эдисона, великого изобретателя. Но Тереза Агнес? Никогда не слышал о такой [1].

Конечно, их имена — не более чем насмешка. Скорее всего, таким безжалостным образом Создатели — сотрудники ПОРОКа или кто они там такие — дистанцировались от реальных детей, украденных ими у реальных мам и пап. Томасу больше всего на свете хотелось узнать, какое имя ему дали при рождении, под каким именем его помнили родители — кто бы они ни были. Или гдебы они ни были.

В процессе Превращения к нему вернулись кое-какие отрывочные воспоминания, и из них он сделал вывод, что его родителям была безразлична судьба их сына. Они не любили его, не желали знать. Он вроде бы жил в ужасающих условиях, а Благодетели избавили его от них.

Но теперь он сильно усомнился в правдивости этих воспоминаний, особенно после того, как увидел во сне свою маму.

Минхо пощёлкал пальцами перед глазами Томаса:

— Алё? Вызывается Томас! Ты что это замечтался? Нашёл время. Кругом трупы, и воняет, как у Котелка в холодильнике. Проснись!

Томас повернулся к нему.

— Извини. Просто подумал — как странно, что второе имя Терезы — Агнес.

Минхо прищёлкнул языком.

— Нашёл о чём раздумывать! А вот что это за фигня — почему она Предатель?

— И что это за «группа А, объект А1»? — недоумевал Ньют, передавая огнетушитель Томасу. — А, ладно. Давай, ломай грёбаный замок.

Томас схватил огнетушитель. Он рассердился, что потерял так много драгоценных секунд, раздумывая над дурацкой табличкой. Там, внутри, была Тереза, и ей требовалась их помощь. Стараясь не зацикливаться на слове «Предатель», он двинул огнетушителем по латунной ручке. Зазвенел металл о металл, руки загудели от удара. Ручка слегка подалась. Ещё несколько ударов — и замок вылетел, а дверь приоткрылась на пару дюймов.

Томас отбросил огнетушитель и распахнул дверь. Подгоняемый плохими предчувствиями он ворвался в комнату.

Ярко освещённая каморка — куда меньше, чем их спальная палата — вмещала всего четыре двухэтажные койки и два шкафчика. Другая закрытая дверь вела, по всей видимости, в санузел. Все постели были аккуратно застелены, кроме одной, одеяло на которой сбилось на сторону, простыня скомкалась, а подушка едва не падала на пол. Но где же Тереза?

— Тереза! — враз севшим голосом прохрипел Томас.

Из-за закрытой двери послышалось приглушённое журчание туалетного слива. Облегчение, которое испытал Томас, было таким сильным, что ноги подкосились и он едва не уселся на кровать. Она здесь, с нею всё хорошо! Он удержался на ногах и уже готов был ринуться в туалет, но его удержала рука Ньюта.

— Привык с пацанами жить, — сказал Ньют. — Забыл, что невежливо врываться в дамскую комнату? Застынь и жди, пока она выйдет.

— А потом мы всех сгоним сюда и устроим Сбор, — добавил Минхо. — Здесь, во всяком случае, не воняет, и нет окон — чёртовы хряски не будут орать над ухом.

Только сейчас Томас заметил, что в комнате нет окон. А ведь должен был заметить сразу, если учесть, какой тарарам устроили хряски в их спальне. Совсем память отшибло.

— Скорей бы она там... — пробормотал он.

— Пойду пригоню всех сюда, — объявил Минхо и вышел в общую комнату.

Томас, не отрываясь, смотрел на дверь ванной. Ньют, Котелок и пара-тройка других приютелей пробрались в комнатушку и расселись по кроватям. По тому, как они все сидели — наклонившись вперёд, опершись локтями о колени, — и по тому, как они нервно потирали ладони, можно было понять, насколько они встревожены и перепуганы.

«Тереза! — снова мысленно позвал Томас. — Ты слышишь меня? Мы здесь, в твоей комнате, ждём тебя».

Ответа не последовало. Лишь гулкое ничто там, где ещё недавно ощущалось её незримое присутствие. Пустота. Словно никогда и не было никакой Терезы.

Раздался тихий щелчок; ручка на двери, ведущей в ванную, повернулась, и дверь открылась. Томас шагнул вперёд, намереваясь заключить Терезу в объятия — ему было всё равно, что на него пялится десяток глаз. Но тот, кто вошёл в комнатушку, вовсе не был Терезой. Томас споткнулся и чуть не упал. В груди у него похолодело.

Это был юноша.

Одет он был так же, как и приютели — в чистую пижаму, состоящую из майки и фланелевых штанов, всё небесно-голубого цвета. У парня была оливковая кожа, на голове — ёжик тёмных волос. Томас чуть было не ухватил шенка за шиворот, чтобы вытрясти из того информацию, но непритворное удивление на лице незнакомца остановило его.

— Ты кто такой? — спросил Томас, не заботясь о соблюдении правил вежливости.

— Я кто? — несколько саркастически отозвался парень. — Это ты кто такой?

Ньют вскочил и оказался, фактически, ближе к незнакомцу, чем Томас.

— Кончай базарить. Нас тут целая банда, а ты один. Так что отвечай — кто ты, на фиг, такой?

Парень скрестил на груди руки и упрямо набычился.

— Ладно. Меня зовут Арис. Что ещё вас интересует?

Ах, что интересует? Надавать этому типу по морде — вот что! Выкаблучивается тут, когда Терезы и след простыл.

— Как ты сюда попал? Здесь прошлой ночью спала девушка. Где она?

— Девушка? Ты о чём? Никого здесь не было, я один. Со вчерашнего вечера, когда они сунули меня сюда.

Томас указал себе за спину, на дверь в общую столовую.

— Да? А на двери — табличка, на ней стоит её имя — Тереза... Агнес. Значит, это её комната. А вот про шенка по имени Аристам ничего нет.

Что-то в интонациях Томаса подсказало незнакомцу, что с ним не шутят. Он примиряющим жестом выставил перед собой ладони:

— Слушай, мужик, я не догоняю, о чём ты. Меня поместили сюда вчера вечером, я спал на этой койке, — он указал на смятую постель, — и проснулся минут пять назад — надо было отлить. Никогда не слышал ни о какой Терезе Агнес. Прости, мужик.

Сердце Томаса упало. А он-то, дурак, обрадовался, услышав звук смываемого унитаза! Он взглядом попросил у Ньюта помощи — не знал, о чём дальше спрашивать незнакомца.

Ньют еле заметно передёрнул плечами и обернулся к Арису:

— И кто же тебя сюда привёл?

Арис взметнул руки вверх в жесте полного недоумения, а затем с силой хлопнул себя по бокам.

— Слушай, мужик, да я без понятия. Нас спасла какая-то вооружённая шайка. Говорили — теперь всё будет в порядке.

— Спасла? От чего? — вмешался Томас. Что-то всё это уж больно лихо закручивалось. Творилось что-то несуразное.

Арис уставился в пол, плечи его поникли. Похоже, он погрузился в какое-то весьма неприятное воспоминание. Он вздохнул, поднял глаза на Томаса и сказал:

— От Лабиринта, мужик. От Лабиринта.


ГЛАВА 5


Томас смягчился. По всему видно — парень не врал. Это выражение неизмеримого ужаса в глазах Томас не раз видел раньше — у своих друзей по Приюту, да и сам нередко испытывал то же чувство. Он знал, что стояло за подобным выражением. И ещё: Арис, безусловно, не имел понятия, что случилось с Терезой.

— Давай-ка, присядь, — скомандовал Томас. — По-моему, нам есть о чём поговорить.

— Похоже на то, — согласился Арис. — Парни, вы, вообще, кто такие? Откуда вы здесь взялись?

Томас издал короткий смешок.

— Из Лабиринта. Ну, знаешь — гриверы, ПОРОК... и так далее. — Столько всего наслучалось, прямо не знаешь, с чего и начать. Уже не говоря о том, что от беспокойства о судьбе Терезы у него голова шла кругом. Вот бросил бы всё и кинулся её искать. Но не бросил и не кинулся.

— Заливаешь! — Побледнев, Арис перешёл на шёпот.

— Нет, не заливает, — возразил Ньют. — Томми прав — нам надо поговорить. Кажется, мы побывали в очень похожих местах...

— А это ещё что за чувак?

Это вернулся Минхо. Позади него, в дверном проёме толпились приютели. На их лицах застыло одно и то же выражение: ошеломление при виде необычного убранства общей столовой смешивалось с гадливостью — настолько отвратительно там воняло.

— Минхо, это Арис, — молвил Томас, делая шаг в сторону. — Арис, это Минхо.

Минхо пробурчал что-то нечленораздельное. Похоже, он попросту не нашёлся, что сказать.

— Вот что, — сказал Ньют. — Давайте снимем верхние койки и расставим их по комнате. А потом сядем и обсудим ситуацию.

Томас помотал головой.

— Нет. Сначала надо найти Терезу. Она, наверно, в какой-то другой комнате. — Не-а, — отозвался Минхо.

— Что значит «не-а»?

— Нет здесь никаких других комнат. Я только что обшарил всю халупу. Общая столовая, эта каморка, наша спальня. Всё. Да, наружу ведёт чертовски ошизенная дверь, через которую мы сюда вчера вошли. Заперта наглухо, да ещё и обвита цепью — причём изнутри. Хрень полная, ничего не пойму. И больше ничего — ни дверей, ни ещё каких выходов.

Томас озадаченно покачал головой. Чувство было такое, словно в череп ему забрался миллион пауков, и теперь все мозги обвиты паутиной.

— Но... а как же вчера... Откуда взялась еда? Может, вы пропустили какую-то комнату, кухню, скажем?.. — Он оглянулся, надеясь, что кто-то даст ему утешительный ответ, но никто не отозвался.

— Ну, может, есть какая-то потайная дверь, — наконец неуверенно вымолвил Ньют. — Слушай, мы не можем распыляться. Надо делать что-то одно. Необходимо...

— Нет! — воскликнул Томас. — У нас впереди целый день, чтобы вытянуть всё у этого... Ариса. Табличка на двери! Значит, Тереза где-то здесь. Найти её — вот что действительно необходимо!

И не дожидаясь реакции, он бросился обратно в общую комнату, раскидывая всех попадавшихся на пути. Когда он ворвался в столовую, вонь чуть не сбила его с ног — впечатление было такое, будто его облили ушатом помоев. Вспухшие багровые тела висели, как туши на бойне, а безжизненные выпученные глаза, казалось, буравили его своими мёртвыми взглядами.

Желудок скрутило, Томаса чуть не стошнило от отвращения. Он на секунду прикрыл глаза. Когда взбесившиеся внутренности наконец успокоились, он собрал всю свою волю в кулак, чтобы не глядеть на мертвецов, и сосредоточился на поисках.

И тут его пронзила страшная мысль. А что если её...

Он заметался по столовой, всматриваясь в мёртвые лица. Нет, её среди них не было. Паника отступила, и он вернулся к изучению самой комнаты.

Гладкие белые стены без украшений и окон. Он быстро обошёл столовую по периметру, ведя левой рукой по стенке. Наткнулся на дверь в большую спальную палату, миновал её, потом добрался до входной двери, через которую они вошли сюда накануне. Тогда с неба поливало со страшной силой, но теперь, похоже, ливень кончился — ведь из-за спины уродливого психа, там, за окном палаты, лился яркий солнечный свет...

Наружная дверь представляла собой две массивные стальные плиты со сверкающей серебристой поверхностью. И, как и сказал Минхо, на двери красовалась колоссальная цепь со звеньями в дюйм толщиной. Продетая через ручки двери и туго натянутая, она увенчивалась двумя амбарными замками. Нехилая цепочка. Томас попробовал потянуть за неё — холодный металл даже не подался под его пальцами.

Он ожидал услышать удары по двери с той стороны, ведь наверняка хряски пытаются ворваться сюда, так же, как они лезли в окна спальни. Но в комнате царила тишина, если не считать приглушённых звуков, доносившихся из других помещений — отдалённых воплей хрясков и неясного гомона приютелей.

Раздосадованный, Томас продолжил своё путешествие вдоль стен и вернулся туда, откуда вышел — к двери в комнату, которая, судя по всему, должна была быть Терезиной. Он ничего не нашёл, ни малейшей щёлки, ни ничтожнейшего шва в кладке, обозначающего возможный потайной выход. Большая столовая даже и квадратной-то не была — скорее, она представляла собой овал.

Он был основательно сбит с толку. Накануне, изголодавшиеся, они сидели здесь и за обе щеки уплетали пиццу. Наверняка были какие-то другие двери — кухня, там, или ещё что... Но чем больше он думал об этом, чем яснее пытался вспомнить то, что видел тогда, тем больше картина затуманивалась. В голове словно звонок прозвенел: в их мозгах уже один раз ковырялись! Неужели история повторяется? Опять поиграли с их памятью?

И что случилось с Терезой?!

От отчаяния он уже готов был опуститься на четвереньки и обшарить весь пол — нет ли где потайного люка. Но выдержать ещё хоть минуту в компании гниющих мертвецов было не в его силах. Значит, остаётся новый знакомый. Томас вздохнул и направился обратно в каморку. Арис наверняка знает что-нибудь, что поможет пролить свет на случившееся.

По приказу Ньюта верхние койки были сняты и расставлены вдоль стен, так что Арис и девятнадцать остальных приютелей уселись в кружок, лицами друг к другу.

Завидев Томаса, Минхо похлопал ладонью по свободному месту рядом.

— Ну, я же тебе говорил, приятель. Садись, потолкуем — мы как раз тебя ждали. Но сначала поплотнее закрой чёртову дверь — оттуда несёт, как от немытой задницы Гэлли.

Томас молча затворил дверь, прошёл на указанное место и сел. Ему хотелось обхватить голову руками, но он удержался. В конце концов, ничто не говорило о том, что Терезе угрожает какая-то опасность. Конечно, творится что-то невразумительное, но этому может быть множество объяснений. Почему надо обязательно думать о плохом?

Ньют угнездился на самом краешке стоящей справа кровати.

— Так, ладно, начинаем рассказывать всё без утайки, чтобы потом можно было перейти к первоочередной проблеме: где раздобыть жратву.

Вот спасибо, напомнил. Желудок взревел — Томас обнаружил, что голоден как волк. Во всех передрягах он позабыл о еде. Воды-то у них было предостаточно во всех санузлах, а вот еды нигде не наблюдалось.

— Лады, — отозвался Минхо. — Давай, Арис, колись.

Новый знакомый устроился как раз напротив Томаса. Приютели, которым пришлось сидеть на одной с ним постели, отодвинулись от него как можно дальше.

Арис покачал головой.

— Не пойдёт. Сначала вы, парни.

— Чего-о? — протянул Минхо. — А если сейчас каждый из нас разок двинет по твоей мерзкой роже, а когда она превратится в кучу плюка, тогда, может, заговоришь?

— Минхо, — поморщился Ньют, — ну какого ты...

Но бывший Страж Бегунов не унимался:

— Слушай, чувак, этот шенк вполне может оказаться из шайки Создателей. Порочный засланец — небось, будет тут шпионить за нами. Кто знает — а вдруг это он и прикончил тех людей, там, в столовой? Неизвестно, откуда он свалился, а ведь все двери и окна заперты! Нас двадцать на одного, а он сидит тут, выёживается. Пусть первым отворяет пасть, да поскорее!

Томас внутренне охнул. Минхова манера приглашать собеседника к разговору могла привести лишь к тому, что тот замкнёт свою «пасть» намертво.

Ньют вздохнул и посмотрел на Ариса.

— Он прав, вообще-то. Расскажи нам, что ты имел в виду, говоря, что пришёл из грёбаного Лабиринта. Понимаешь, мы тоже вырвались из Лабиринта, а тебя мы там что-то не встречали.

Арис потёр глаза, затем твёрдо взглянул Ньюту в лицо.

— Ладно, слушайте. Меня забросили в гигантский лабиринт с высоченными каменными стенами. Да, сначала мне стёрли всю память. Ничего не помнил о своей прежней жизни, знал только своё имя. Там, в лабиринте, жило десятков пять девочек, я был единственный парень среди них. Мы сбежали оттуда несколько дней назад — всё это время спасатели держали нас в большом спортзале, а вчера перевели меня сюда, но зачем, почему — ничего не объяснили. А какое отношение вы, парни, имеете к Лабиринту?

Приютели подняли такой галдёж, что Томас не расслышал последних слов нового знакомого. У него ум за разум заходил. Арис рассказывал так просто и незатейливо, словно описывал вылазку на пикник. А ведь то, чтó он рассказывал, не лезло ни в какие ворота. Причём весьма монументальные ворота. К счастью, Ньют озвучил путаные мысли Томаса:

— Постой-постой. Вы жили в большом лабиринте, на ферме, так? Стены каждый вечер двигались? Ты и несколько десятков девчонок. А такие штуки — гриверы — там были? Ты прибыл самым последним? А после этого всё полетело к чертям? В каком состоянии ты появился там — не в коме, случайно? И с бумажкой в руке, на которой было написано, что ты последний, других не будет?

— Тпр-ру-у, тормози! — сказал Арис, прерывая поток вопросов. — Откуда ты всё это знаешь? Как...

— Мля, да это тот же самый эксперимент! — воскликнул Минхо без былой враждебности в голосе. — Или та же самая... хрень зелёная. У них были все девчонки и один парень, у нас — все парни и одна девчонка. Должно быть, ПОРОК построил два лабиринта и проводил два разных испытания одновременно!

Томас уже и сам пришёл к той же мысли, и даже успел с ней свыкнуться. Он достаточно овладел собой, чтобы заговорить, и посмотрел на Ариса.

— Ты положил начало Концу? — обратился он к Арису.

Тот кивнул. Он явно был ошеломлён не меньше остальных. — И ты мог... — Томас заколебался. Всякий раз, как всплывала эта тема, у него возникало чувство, будто он выставляет на всеобщее обозрение, что у него не все дома. — Ты мог разговаривать с одной из этих девушек в уме?.. Ну, вроде как телепатически?

Глаза Ариса расширились. Он воззрился на Томаса, поняв, что раскрыть эту глубокую, тёмную тайну мог только тот, кто и сам ею владел.

«Ты слышишь меня?»

Фраза прозвучала так отчётливо, что Томас поначалу подумал, будто Арис произнёс её вслух. Но нет — губы парня были плотно сжаты. «Ты слышишь меня?» — повторил Арис.

Томас помедлил, сглотнул... «Да».

«Они убили её, — мысленно сказал Арис. — Она была моим лучшим другом, и они убили её».


ГЛАВА 6


— Эй, ребята! — вмешался Ньют, переводя взгляд с Томаса на Ариса и обратно. — Что это вы пялитесь друг на друга, как влюблённая парочка?

— Он тоже на это способен, — с отсутствующим видом пробормотал Томас, не отрывая глаз от нового знакомого. Последняя новость повергла его в шок. Если они убили подругу-телепатку Ариса...

— Способен на что? — спросил Котелок.

— Не сечёшь? — хрюкнул Минхо. — Он такой же выродок, как наш Томас! Они могут говорить друг с другом, не разевая хлебала.

Ньют перевёл взгляд на Томаса:

— Правда, что ль?

Томас кивнул и чуть снова не заговорил с Арисом «не разевая хлебала», но вовремя опомнился.

— Кто её убил? Как это произошло?

— Кто убил кого? — вскинулся Минхо. — Кончайте с вашими плюковыми вуду-трюками в нашем присутствии!

Томас отвёл заслезившиеся глаза от лица Ариса и посмотрел на Минхо.

— Он тоже разговаривал в уме с одной из девочек, как и я. Но они убили её. Я хочу узнать, кто такие эти «они».

Арис поник головой, и Томас больше не мог видеть его глаз.

— Да я, собственно, без понятия, кто они. Всё как-то перемешалось... Я уже не знаю, кто плох, кто хорош. Но думаю... что они... ну, принудили эту девчонку, Бет... заколоть мою подругу. Её звали Рейчел. Она мертва, мертва... — Он закрыл лицо ладонями.

Томас упорно пытался осмыслить услышанное. Всё указывало на то, что Арис появился из другого варианта Лабиринта, точно такого же, как и у них, только количество девочек и мальчиков находилось как бы в зеркальном отражении. Так что Арис там был чем-то вроде Терезы у них, в Приюте. А эта Бет, похоже, соответствовала Гэлли, убившему Чака. Заколовшему. Гэлли определённо должен был убить Томаса...

Но почему теперь Арис был здесь? А где же тогда Тереза? Головоломка, уже почти сложившаяся, снова распалась.

— Ну, и как ты угодил к нам? — опять озвучил его мысли Ньют. — Где все эти девчонки, о которых ты твердишь? Сколько вас спаслось из Лабиринта? Они всех вас привезли сюда или только тебя?

Томас ничего не мог поделать — он жалел Ариса. Подумать только — сначала пройти через такое,а потом поджариваться на допросе! Да приведись ему, Томасу, увидеть гибель Терезы... Нет уж, с него хватило и смерти Чака.

«А может, видеть смерть Чака было ещё хуже?» — подумал он. Ему хотелось кричать. В этот момент весь мир представлялся ему огромной помойной ямой.

Арис, наконец, поднял взгляд, утёр слёзы. Он сделал это без малейшего намёка на смущение, и Томас вдруг обнаружил, что парень ему нравится.

— Знаете, — продолжал Арис, — я так же ничего не понимаю, как и вы. Около тридцати из нас прорвалось. Потом нас поместили в спортзал, накормили, дали чистую одежду. А вчера меня перевели сюда, сказали, что раз я парень, то должен жить отдельно. Вот и всё. А потом появились вы, типки.

Типки? — повторил Минхо.

Арис помотал головой.

— Неважно. Я даже не знаю, что это значит. Просто они так говорили, когда я там появился.

Минхо и Томас переглянулись. Похоже, обе группы выработали свой собственный сленг.

— Эй! — воскликнул один из приютелей, имени которого Томас не знал. Он откинулся на стену за спиной Ариса и указывал на того пальцем. — Что это у тебя на шее? Что-то чёрное, как раз над воротником?

Арис попытался взглянуть, куда указывали, так и сяк изгибая шею: «Что?»

Пока парень извивался, Томас углядел тёмное пятно у него на загривке, над верхним краем пижамной майки. Похоже было на тонкую линию, протянувшуюся от ключицы и продолжающуюся на спине. Линия была прерывистой — должно быть, состояла из букв.

— Ну-ка дай посмотреть, — вызвался Ньют. Он встал и пошёл к койке, на которой сидел Арис. Его хромота, о которой он никогда в подробностях Томасу не рассказывал, была сейчас особенно заметна. Ньют оттянул горловину майки Ариса и пригляделся.

— Это наколка! — воскликнул он и прищурился, словно не веря собственным глазам.

— Что там написано? — полюбопытствовал Минхо, хотя и сам уже сорвался с места.

Поскольку Ньют ответил не сразу, то и Томас не выдержал, вскочил и вскоре уже склонялся вместе с Минхо над плечом Ариса, чтобы самому прочитать вытатуированную надпись. От того, что он прочёл, у него зашлось сердце. Печатными буквами на шее нового знакомого было написано:


Собственность ПОРОКа. Группа Б, объект Б1. Партнёр

— Ну и что бы это значило? — вопросил Минхо.

— Да что там такое? — Арис оттянул горловину и ощупал кожу на плече и загривке. — Могу поклясться, вчера ничего этого не было!

Ньют прочитал слова вслух и добавил:

— «Собственность ПОРОКа»? Я думал, мы от них сбежали. И ты, вроде как тоже сбежал. — Он с досадой отвернулся и пошёл на своё место.

— А почему они зовут тебя «Партнёр»? — спросил Минхо, по-прежнему приклеившись взглядом к татуировке.

Арис пожал плечами.

— Понятия не имею. Клянусь. Точно говорю — не было этого вчера! Я мылся в душе и смотрел в зеркало. Я же не слепой! А если бы оно там было раньше, то в Лабиринте кто-нибудь обязательно бы заметил!

— Хочешь сказать, что тебя накололи ночью, пока ты спал, — осведомился Минхо, — а ты ничего и не прочухал? Не вешай нам лапшу, чувак.

— Клянусь чем хотите! — настаивал Арис. Он встал и направился в туалет — самому убедиться.

— Не верю ни единому слову этого козла, — шепнул Минхо Томасу. И в тот самый момент, когда он собрался плюхнуться на своё место, его майка натянулась, и на шее обозначилась жирная чёрная линия.

— Эй, стой! — воскликнул Томас. На секунду он остолбенел.

— Ты что? — Минхо недоумённо уставился на Томаса, как будто у того на лбу вдруг выросло третье ухо.

— Твоя... твоя шея... — выдавил наконец Томас. — У тебя на шее то же самое!

— Ты чё, спятил? Что ты несёшь? — Минхо потянул за свою майку и попытался выгнуть шею, чтобы заглянуть туда, куда заведомо заглянуть не мог.

Томас подскочил к Минхо, отцепил его руки и сам оттянул горловину майки бывшего Стража.

— Чёрт... Вот оно! То же самое, только...

Томас про себя прочёл надпись:


Собственность ПОРОКа. Группа А, объект А7. Лидер

— Что там, чувак? — заорал Минхо.

Остальные приютели повскакали с мест и сгрудились за спиной Томаса. Тот прочитал вслух слова, вытатуированные на плече Минхо, и сам удивился, что сделал это без запинки.

— Мля, что за шутки?! — рявкнул Минхо, выпрямляясь, и, растолкав приютелей, рванул в ванную вслед за Арисом.

Поднялась суматоха. Томас дёргал за чужие майки, в то время как кто-то другой оттягивал его собственную. Все пытались перекричать друг друга.

— На всех значится «группа А»!

— «Собственность ПОРОКа», точно, как у него!

— Ты — Объект А-тринадцать!

— Объект А-девятнадцать!

— А-три!

— А-десять!

Томас медленно поворачивался кругом, окидывая приютелей озабоченным взглядом. Те взахлёб читали татуированные надписи, большинство которых ограничивалось обозначением собственности и номером объекта, без всяких дополнений типа тех, что были у Ариса или Минхо. Ньют шёл от одного приютеля к другому, его лицо застыло от напряжения — он пытался запомнить, кому какой номер присвоен. И наконец, Ньют и Томас, чисто случайно, оказались лицом к лицу.

— А что написано у меня? — спросил Ньют.

Томас отвернул горловину Ньютовой майки, наклонился и прочитал:

— Ты Объект А-пять, и они зовут тебя... Клей.

Ньют бросил на него озадаченный взгляд:

— Клей?!

Томас отпустил его майку и отступил.

— Ну да. Наверно, потому что ты как клей — держишь нас вместе. Ну, не знаю. Читай мою!

— Уже прочёл...

На лице Ньюта появилось странное выражение. То ли нерешительности. То ли страха. Словно бывший Бегун не хотел, чтобы Томас узнал, что говорит его надпись.

— Ну?

— Ты Объект А-два, — ответил Ньют. И потупился.

— Ну и? — подстегнул его Томас.

Ньют поколебался, но ответил, так и не поднимая глаз:

— Там не стоит, кто ты такой. Там написано... «Должен быть убит группой Б».


ГЛАВА 7


У Томаса не хватило времени толком переварить сказанное Ньютом. Только он попытался разобраться, какое чувство владеет им сильнее — растерянность или страх, как комнату наполнил оглушительный вой сирены. Юноша инстинктивно зажал уши руками и оглянулся вокруг.

На лицах других приютелей застыло выражение недоумения, как будто этот звук был им знаком. Да ведь он его тоже знает! Сирена, что выла перед появлением Ящика с Терезой. Правда, он слышал её только один раз, к тому же здесь, в тесном, маленьком помещении она звучала по-другому — сильнее и пронзительнее, и всё же он был уверен — это та же самая сирена. В Приюте она означала, что прибыл новенький.

Сирена всё ревела и ревела; у Томаса уже начала потихоньку ныть голова.

Одни приютели замельтешили по комнате, обшаривая взглядами стены и потолок, словно искали источник звука; другие опустились на койки, прижимая ладони к ушам. Томас тоже попытался найти, откуда доносился жуткий рёв, но так ничего и не обнаружил. Ни громкоговорителей, ни вентиляционных или любых других отверстий в стенах не было. Ничего. Звук как будто шёл отовсюду.

Ньют схватил его за руку и закричал в ухо:

— Это грёбаная чайницкая сирена!

— Я знаю!

— Но какого чёрта?!

Томас лишь пожал плечами, надеясь, что на его лице не отражается охватившее его волнение. С чего Ньют взял, что он, Томас, знает, что происходит?

Из ванной вывалились Минхо и Арис, с отсутствующим видом потирая затылки и обшаривая каморку взглядами в поисках разъяснений. Впрочем, они быстро сообразили, что и у остальных имеются такие же татуировки.

Котелок направился к двери, ведущей в столовую, и уже было положил ладонь на то место, где когда-то была ручка, как вдруг Томас воскликнул: «Постой!» — и кинулся к двери, а следом за ним туда же рванул и Ньют.

— Почему? — отозвался Котелок. Его ладонь застыла в нескольких дюймах от двери.

— Не знаю, — ответил Томас. Он даже не был уверен, услышал ли бывший Страж Поваров его ответ — такой стоял вой. — Это же сигнал тревоги. Может, там, снаружи, происходит что-то ужасное.

— Точно! — проорал Котелок в ответ. — А значит, нам надо убираться отсюда!

И не ожидая реакции Томаса, толкнул дверь. Но та не шелохнулась. Он толкнул сильнее. Тот же результат. Тогда Повар уперся в неё плечом и налёг всем своим весом.

И снова безрезультатно. Дверь не поддалась, словно была замурована снаружи.

— Мы же выломали чёртов замок! — завопил бывший бывший шеф-повар и в бессильной ярости хлопнул по двери ладонью.

Томасу больше не хотелось напрягать голосовые связки: он устал, горло нещадно саднило. Он отвернулся и прислонился к стене, обхватив себя руками. У многих приютелей был точно такой же вид — усталый и опустошённый. Ни ответов на вопросы, ни возможности вырваться...

Отчаяние охватило Томаса с новой силой, и он опять позвал Терезу. Потом ещё и ещё раз. Но она молчала. А может, оглушительный вой сирены не давал Томасу как следует сосредоточиться и услышать её? Но он по-прежнему чувствовал — девушки здесь нет. Всё равно как в один прекрасный день проснуться и обнаружить, что во рту нет зубов — чтобы это понять, не обязательно бежать к зеркалу.

И тут сирена умолкла.

Наступила тишина, такая звенящая, что можно было подумать, будто в комнате поселился целый рой пчёл. Томас прочистил мизинцами уши. В комнате слышалось только дыхание приютелей, громкое, как гудение органных труб.

Первым пришёл в себя Ньют.

— Только не говорите мне, что на нас сейчас свалится какой-нибудь дурацкий Чайник!

— А где здесь Ящик? — саркастически осведомился Минхо.

Еле слышный скрип заставил Томаса мгновенно обернуться к двери в общую комнату. Она приоткрылась, в щель заглядывала темнота. Кто-то выключил свет в столовой. Котелок попятился.

— Я так думаю, теперь они хотят, чтобы мы вышли, — проронил Минхо.

— Вот и вали туда первым, — предложил Котелок.

Минхо был уже на пути в столовую.

— А что? И пойду. Может, нам как раз подбросили нового маленького шенка — чтобы было, кому задницу надрать, если больше заняться нечем. — У двери он остановился и бросил на Томаса взгляд искоса. Его голос — странное дело! — вдруг смягчился. — Нам бы пригодился ещё один Чак.

Томас понимал, что обижаться не стоит: Минхо неуклюже пытался по-своему, по-минховски, показать, что ему тоже не хватает Чака. Но момент был выбран неудачно, и Томас рассердился. Разум подсказывал ему, что не надо бы обращать внимание на бестактность; что не стоит распылять душевные силы зря — уж больно много странного и страшного происходит вокруг; что надо отделить себя от своих эмоций и попросту переть, как танк, дальше. Непреклонно. Напрямую к цели.

— Ага, — наконец выдохнул он. — Так ты идёшь, или я должен это сделать за тебя?

Минхо не ответил, только тихо спросил:

— А у тебя что наколото?

— Неважно. Пошли отсюда.

Минхо кивнул, по-прежнему не глядя на Томаса. Потом улыбнулся, глубокая озабоченность и печаль исчезли с его лица, и оно обрело своё обычное невозмутимое выражение.

— Лады. Если какой-нибудь зомби пристроится угоститься моим окороком, ты меня спасёшь.

— Договорились. — Томасу хотелось поскорее разделаться с этим делом. Он был уверен: они достигли очередного важного рубежа на пути, ведущем неизвестно куда. Ну и нечего волынку тянуть.

Минхо распахнул дверь. Тёмная полоса расширилась в большой прямоугольник — общая столовая снова была погружена во тьму, как тогда, когда они вошли в неё в первый раз. Минхо переступил порог. Томас последовал за ним.

— Подожди здесь, — прошептал Минхо. — На кой опять стукаться бошками о трупы? Давай я сначала найду выключатели.

— Зачем они выключили свет? — недоумевал Томас. — Я хочу сказать — ктовыключил?

Минхо оглянулся. В свете, падающем из каморки Ариса, на его лице можно было разглядеть кривую усмешку.

— На кой ты вообще напрягаешься, вопросы задаёшь, чувак? Тут же психодром пополам с дуркой! А ты ответов ждёшь. Стой лучше и не вякай.

И Минхо растворился во тьме. Томас слышал его мягкие шаги по ковровому покрытию пола и шорох — бывший Страж на ходу вёл по стене рукой.

— Вот они! — донеслось откуда-то справа от Томаса.

Послышалось несколько щелчков, и комната осветилась. В первый момент Томас не понял, что изменилось, но потом до него дошло. И, словно вместе со зрением проснулись все другие органы чувств, он обнаружил, что пропал тошнотворный запах разлагающихся тел. Он знал почему.

Трупов больше не было. И ни малейшего признака, что они здесь когда-либо были.


ГЛАВА 8


Прошло несколько секунд, прежде чем Томас вспомнил о необходимости дышать. Он глубоко втянул в себя воздух, остолбенело оглядывая пустую столовую. Ни вздувшихся багровых тел, ни вони.

Ньют оттолкнул его с дороги, прохромал мимо и остановился в самой середине комнаты.

— Невозможно, — промолвил он, медленно поворачиваясь вокруг себя и придирчиво оглядывая потолок, с которого ещё недавно свисали украшения в виде трупов. — Ни у кого не хватило бы времени на то, чтобы убрать их! Да в этой чёртовой жральне никого и не было! Мы бы услышали.

Томас отступил и прислонился к стене. Из каморки в столовую начали просачиваться другие приютели. Все они потрясённо застывали, обнаружив пропажу мертвецов. У Томаса же все чувства притупились. Похоже, его теперь трудно чем-либо удивить.

— Ты прав, — сказал Минхо Ньюту. — Мы там торчали за закрытой дверью сколько? — минут двадцать, не больше. Никто не мог убрать все эти трупы за такой короткий срок. К тому же халупа заперта изнутри.

— Уже не говоря о вони, — добавил Томас.

Минхо кивнул.

— Ну, вы, шенки просто блещете логикой, — съехидничал Котелок. — Глаза разуйте! Их нет, поняли? Так что они сумели их убрать, что бы вы там себе ни думали.

Томаса не тянуло ввязываться в споры. Даже просто говорить об этой нелепости не хотелось. Пропали трупы — ну и ладно. Случались вещи и постраннее.

— Эй, — окликнул Уинстон. — А придурки-то тоже заткнулись, больше не орут.

Томас отлепился от стены и прислушался. Тишина.

— Я думал, мы просто не можем слышать их из комнаты Ариса. Но ты прав — они замолчали.

И все кинулись в большую спальню по другую сторону общей столовой. Томас понёсся вслед за всеми, сгорая от любопытства — ему не терпелось выглянуть в окно: что там за мир снаружи? Раньше, когда верещащие хряски прижимались своими харями к стальным прутьям, ему было не до любования окрестностями.

— Мля-а-а! — донёсся спереди голос Минхо. Бывший Страж Бегунов без дальнейших объяснений исчез за дверью в большую спальню.

Томас заметил, что каждый, прежде чем переступить порог палаты, задерживался на мгновение, вытаращив глаза, и только после этого входил внутрь. Он подождал, пока все приютели, включая Ариса, не исчезли за дверью, и только тогда вошёл сам.

И так же, как и все остальные, застыл в шоке. На первый взгляд палата не изменилась. Кроме одной, но очень существенной детали: снаружи, за решёткой, проёмы всех без исключения окон были заложены кирпичами. Сплошная, без щелей кладка. Свет в комнате исходил теперь только от газоразрядных ламп под потолком.

— Даже если они очень быстро управились с трупами, — сказал Ньют, — то чёрта с два они смогли бы навалять эти долбанутые кирпичные стены за то же время! Чуваки, что же это творится?

Минхо подошёл к одному из окон, просунул руку сквозь прутья и надавил на кирпич. «Прочная, — пробубнил он и шлёпнул по стене пятернёй.

— Да и на только что возведённую не похожа, — пробормотал Томас, в свою очередь ощупывая стенку в другом окне. Твёрдая и холодная. — Цемент совершенно сухой. Они морочат нам головы, вот что.

— Морочат головы? — переспросил Котелок. — Интересно, как?

Томас пожал плечами. Ему опять всё стало до лампочки. Единственное, что было небезразлично — это Тереза.

— Не знаю, — отмахнулся он. — Обрыв помнишь? Мы прыгнули в пустоту и проскочили сквозь невидимую дыру. Кто знает, на что эти люди способны...

Следующие полчаса прошли как в тумане. Томас вместе со всеми прочими слонялся по комнатам и, как и все прочие, щупал кирпичные стенки в окнах, заодно высматривая, нет ли каких-нибудь ещё изменений. Таковые имелись, одно страннее другого. Все койки в спальне были аккуратно заправлены, грязная одежда, в которой они прибыли сюда, убрана. Несколько шкафчиков стояли не на своих местах, но так ненавязчиво, что кое-кто вообще не заметил разницы. В любом случае — в каждом из шкафчиков висела свежая одежда, стояла новая обувь и светили циферблатами часы — теперь для всех приютелей.

Но самая большая странность — обнаруженная Минхо — заключалась в том, что рядом с дверью маленькой спальни красовалась теперь другая табличка. Вместо «Тереза Агнес, группа А, Объект А1, Предатель» на ней было написано:


Арис Джонс, группа Б, Объект Б1. Партнёр

Все молча прочитали написанное и разошлись. Только Томас остался стоять, не отводя от новой таблички взгляда. Ему казалось, что она как бы официально удостоверяла: Терезу забрали у него и заменили Арисом. Сплошная бессмыслица. Неважно. Теперь уже неважно.

Он направился в спальную палату, нашёл свою койку — или, во всяком случае, он думал, что это его койка, — повалился на неё и накрыл голову подушкой, будто хотел, чтобы все отправились куда подальше и не лезли к нему.

Что с нею случилось? А что случилось со всеми ними? Где они? Что им предстоит? А эти татуировки...

Он лёг набок, сомкнул веки, прижал к себе локти и подогнул ноги. Словом, принял позу зародыша. Затем, твёрдо решив не отступать, пока не получит от Терезы ответа, он изо всех сил сосредоточился. И позвал.

«Тереза!» Пауза. «Тереза!» Ещё одна пауза, подлиннее. «Тереза! — исходил он мысленным криком, дрожа всем телом от напряжения. — Тереза! Где ты? Пожалуйста, ответь! Почему ты не пытаешься поговорить со мной? Тере...»

«Убирайся из моей головы!»

Слова взорвались в его мозгу — такие осязаемые и мощные, что у него закололо в глазах и в ушах. Он сел на постели, потом встал. Это была она. Никакого сомнения!

«Тереза!» Он сжал пальцами виски. «Тереза!»

«Кто бы ты ни был, убирайся на хрен из моей головы!»

Томас сделал шаг назад и сел на койку. Глаза его были по-прежнему закрыты. «Тереза, что ты такое говоришь? Это я, Томас. Где ты?»

«Заткнись!» Это, конечно, была она, но её ментальный голос был полон страха и ярости. «Заткнись! Я не знаю тебя! Оставь меня в покое!»

«Но... — начал Томас и растерялся. — Тереза, да что с тобой?»

Она помолчала, словно собираясь с мыслями, а когда заговорила, её голос звучал спокойно, и это было страшнее всего.

«Оставь меня в покое, или, клянусь, я тебя выслежу и перережу глотку!»

И ушла. Несмотря на предупреждение, он не оставил попыток докричаться до неё. Однако ощущение пустоты, такое теперь знакомое, вернулось, стерев все следы её присутствия.

Томас откинулся на постели. Всё тело горело, как в огне. Он опять накрыл голову подушкой и впервые за всё время после смерти Чака заплакал. Из головы не выходило слово, начертанное на табличке рядом с её дверью — «Предатель». Он отталкивал его, а оно возвращалось снова и снова.

Удивительно, но никто не беспокоил его и не приставал с дурацкими вопросами. Его рыдания, в конце концов, перешли в редкие всхлипы, и он уснул. И опять увидел сон.


На этот раз он был немного старше, лет семи-восьми. Над головой светился яркий, волшебный шар.

Люди в странных зелёных костюмах и несуразных огромных очках смотрели на него, заслоняя сияющий шар. Он мог видеть только их глаза, носы и рты были скрыты под масками. Томас каким-то непонятным образом был этим маленьким мальчиком и одновременно, как уже один раз случилось прежде, наблюдал за собой со стороны. Но при этом ощущал, что мальчик боится.

Зелёные люди переговаривались приглушёнными голосами. Здесь были и мужчины, и женщины, но он не мог сказать, кто есть кто.

Он вообще мало что понимал в происходящем.

Отрывки разговоров. Фрагменты. Да такие, что жуть брала.

«Нам нужно глубже покопаться в нём и в девочке».

«Неужели их мозги не справятся с этим?»

«Изумительно! Вспышка укоренилась в нём так прочно».

«Он может умереть».

«Или, что ещё хуже, он может выжить».

И лишь последняя фраза не вызвала в нём дрожи отвращения и страха:

«Или он и другие смогут спасти всех нас».


ГЛАВА 9


Он проснулся с раскалывающейся головой и ощущением, будто вместо мозгов у него кусок льда. Вздрагивая, потёр глаза... и его чуть не стошнило: комната поплыла и закружилась. Он вспомнил сначала убийственные слова Терезы, потом свой короткий сон и почувствовал себя маленьким и несчастным. Был ли это взаправду только сон? Кто были те люди? И что за гадости они говорили о его мозге?

— Здóрово! Я вижу, у тебя талант кемарить в любое время суток.

Томас прищурился: над ним стоял Ньют.

— Я долго спал? — спросил Томас, загоняя мысли о Терезе и... сне? воспоминании? — подальше, в тёмный закоулок сознания. У него ещё будет время поразмыслить и помучиться — потом когда-нибудь.

Ньют взглянул на часы.

— Пару часов. Когда народ усёк, что ты завалился поспать, то все как-то расслабились. Всё равно делать нечего, сидим и ждём — чем чёрт не шутит, вдруг что интересное произойдёт. Отсюда ведь нет выхода.

Томас приподнялся и сел, ухитрившись при этом не заскрипеть зубами. Оперся спиной о стенку в голове кровати.

— А хоть какая-нибудь еда у нас есть?

— Нет. Но я уверен: те отморозки устроили такой тарарам и притащили нас сюда не для того, чтобы уморить голодом. Вот увидишь — скоро что-нибудь случится. Помнится, так же было и в Приюте. Я же входил в самую первую группу — знаешь? Алби, Минхо и другие-прочие... Коренные приютели! — Последние слова он пробормотал с изрядной долей сарказма.

Томас был заинтригован: интересно, как это было — в Начале?

— А в чём сходство?

Ньют вперил невидящий взгляд в кирпичную кладку за окном.

— Очнулись среди бела дня — валялись вповалку вокруг закрытого Ящика. Память у всех была стёрта — ну, вот как у тебя в день прибытия. Ты бы удивился — мы очень быстро пришли в себя и прекратили паниковать. Нас было около тридцати человек. И никакого понятия, как мы сюда попали, что случилось и на каком суку повеситься. Перепуганные, сбитые с толку... Но поскольку мы все были в одной лодке, то быстренько сорганизовались. Через несколько дней хозяйство пошло как по рельсам, и каждый был занят своим делом.

Томас с интересом слушал рассказ Ньюта о первых днях в Приюте. Отрывочные воспоминания, вернувшиеся во время Превращения, не давали полной картины. Головная боль начала потихоньку утихать.

— А скот, растения и всё прочее? Это уже было там или как?

Ньют кивнул, по-прежнему не отводя взгляда от замурованного окна.

— Да, было, только с нас сто потов сошло, прежде чем всё заработало как надо. Ведь пришлось действовать на ощупь — методом проб и ошибок.

— Так... в чём сходство с нынешней ситуацией? — снова спросил Томас.

Ньют перевёл на него взор.

— Мы чувствовали, что нас не за здорово живёшь послали туда, а с какой-то важной целью. Если кому-то было так невтерпёж прикончить нас, то почему было не сделать этого сразу? Зачем посылать нас не-поймёшь-куда, да ещё с домом, хлевом и скотом? А поскольку ничего другого не оставалось, мы приняли случившееся как факт и начали работать и исследовать своё жильё.

— Но мы уже всё тут исследовали, — возразил Томас. — Ни животных, ни еды, ни Лабиринта.

— Ну и что? Принцип тот же. Мы здесь не штаны протирать, а с какой-то целью. Постепенно выясним, с какой.

— Ага, если прежде не положим зубы на полку.

Ньют махнул в сторону санузла:

— Воды хоть отбавляй, так что на несколько дней нас хватит. За это время хоть что-нибудь, да изменится.

Глубоко в душе Томас был полностью согласен, а спорил только чтобы укрепиться в вере.

— Но как же все эти мертвецы? Может, они и в правду спасли нас, и за это их убили? И нам теперь конец? Может, нас действительно для чего-то предназначили, но теперь всё пошло кувырком, и нас бросили на произвол судьбы?

Ньют расхохотался.

— Не, ну, послушай, голова с дырой, что за плюк ты несёшь! Пессимист хренов. Ага, как же: шустрые трупы как по волшебству вынимаются из петель и делают ноги, потом эти кирпичные стенки в окнах и тэ дэ. Как хочешь, но что-то уж больно это смахивает на Лабиринт. Такой же дурдом и так же необъяснимо. Загадка на загадке загадкой погоняет. Наверняка следующий тест. Вот увидишь — нам предоставят шанс, точно как в долбаном Лабиринте. Гарантирую.

— Ну да... — пробормотал Томас, раздумывая, не рассказать ли ему про свой сон. Нет, позже. — Надеюсь, ты прав. Если только гриверы ниоткуда не вывалятся, то с нами всё будет хорошо.

Томас ещё не договорил, а Ньют уже замотал головой:

— Потише, приятель! Осторожней с желаниями, не то, неровён час, свалится на наши головы чего похуже.

Но тут в голове у Томаса возник образ Терезы, и ему стало не до разговоров.

— И кто у нас теперь пессимист? — через силу усмехнулся он.

— Поймал! — признал Ньют и встал. — Ладно, пойду понадоедаю кому-нибудь другому, а то скукотища. Случилось бы уж что-нибудь, что ли! Я голоден, как волчья мать.

Ньют отошёл, а Томас вновь улёгся на спину и уставился взглядом в дно верхней койки. Потом опустил было веки, но из мрака его мыслей тут же возникло лицо Терезы, и он снова открыл глаза. Если он намерен выйти из нынешней ситуации живым, нужно забыть о девушке. Пока.


Голод.

«Как будто внутри сидит зверь и жрёт тебя» — размышлял Томас. Они уже три дня ничего не ели. Юноше казалось, что у него в желудке поселилось рыкающее, когтистое чудище, старающееся прогрызть себе путь наружу. Томас постоянно бегал пить воду из-под крана в ванной, но чудище не унималось и терзало его непрерывно — каждую секунду каждой минуты каждого часа. Пожалуй, выпитая вода только делала монстра сильнее, и голод становился ещё мучительнее.

У других дела обстояли не лучше, хотя большинство держали свои жалобы при себе. Облизывали губы, надавливали руками на животы, будто стараясь утихомирить грызущее изнутри чудище. Понурив головы, брели в туалет с таким видом, словно каждый шаг сжигал тысячу калорий. Если не считать походов по нужде или чтобы выпить воды, приютели вообще не двигались, валялись, как и Томас, на своих койках — бледные, с отвисшими челюстями и впалыми глазами.

Все они были больны, тяжело, смертельно больны. Глядя на своих товарищей, Томас остро чувствовал: от этого страдания не отмахнёшься, не загонишь в пыльный угол сознания, смерть — вот она, за углом.

Сон, не прибавляющий сил. Туалет. Вода. Тягостная дорога обратно к койке. Снова сон без сновидений. И так без конца, замкнутый круг, прерываемый только думами о Терезе, о её безжалостных, грубых словах — и тогда мысль о смерти не казалась такой уж страшной. После того, как умер Чак, Тереза была единственным, что привязывало его к жизни, что давало силы и надежду. Теперь ничего этого не было. И голод. Так прошли три долгих-долгих дня. Голод. Страдание.

Он перестал смотреть на часы — время почти остановилось, и проклятый циферблат только напоминал, как давно он последний раз ел. По его прикидкам, была вторая половина третьего дня, когда из общей столовой раздался зудящий, настойчивый звук.

Он уставился на дверь, ведущую туда, понимая, что надо бы подняться и сходить узнать, в чём дело. Но его сознание замутилось, мир вокруг затуманился...

Может, никакого звука и не было, пригрезился. Но он явственно слышал его!

Приказал себе подняться.

Но вместо этого уснул.


— Томас!

Голос принадлежал Минхо. Слабый, но чуть сильнее, чем когда он слышал его в последний раз.

— Томас. Чувак, проснись.

Томас открыл глаза, поразившись, что ещё жив, что не умер во сне. Первую секунду в глазах стояла пелена, а когда зрение сфокусировалось, он не поверил тому, что увидел. В нескольких дюймах от его лица находилось нечто круглое, красное, с зеленоватыми крапинками, рассыпанными по глянцевитой поверхности. Нет, он, наверно, всё же умер и попал на небо.

Яблоко.

— Где ты... — Закончить предложение он даже и не пытался — эти два слова высосали из него все силы.

— Ешь. — Вслед за приказом раздался смачный хруст с прихлюпом.

Томас поднял глаза: его друг грыз другое яблоко. Тогда, собрав остатки сил, чудом сохранившиеся где-то на потаённых складах организма, он приподнялся на локте и схватил лежащий на его постели фрукт. Поднёс ко рту и откусил крохотный кусочек. Рот наполнился не просто соком — он наполнился блаженством.

Со стоном он набросился на яблоко и сожрал его, не оставив даже огрызка, прежде, чем Минхо расправился со своим, хотя и начал есть раньше Томаса.

— Ты бы того, сбавил обороты! — сказал Минхо. — Будешь так лопать — тут же сблюёшь всё на фиг. Вот тебе ещё одно — и постарайся помедленнее.

Он протянул Томасу второе яблоко. Тот взял его, даже не сказав спасибо, и отгрыз здоровенный кусок. Потом как следует прожевал, проглотил и только тогда укусил ещё раз. Он почти физически ощутил, как в тело вливается тонкая струйка энергии.

— Ох, как классно, — промямлил он. — Просто хрень, как классно!

— Вот не удаются тебе приютельские словечки, — заметил Минхо, откусывая от своего яблока. — Всё равно выглядишь идиотом.

Томас пропустил комплимент мимо ушей.

— Откуда они взялись?

Минхо помычал, прожёвывая.

— Нашёл в общей столовой. Там теперь вообще много чего... интересного. Шенки утверждают, что заглядывали туда пятью минутами раньше и ничего этого не было. Ну и фиг с ним, мне фиолетово.

Томас свесил ноги с койки.

— А что такое это самое «интересное»?

Минхо грызнул яблоко, потом мотнул головой в сторону двери:

— Пойди сам посмотри.

Томас закатил глаза и медленно поднялся. Он всё ещё был слаб — как будто из него высосали внутренности, остался только мешок с костями, непонятно каким чудом держащийся в вертикальном положении. Впрочем, по сравнению с его последним, долгим и изматывающим, походом в туалет сил явно прибавилось.

Обретя устойчивость, он направился к двери в столовую. Ещё три дня назад в комнате было полно покойников, теперь же посреди неё возвышалась огромная груда продуктов, сваленных как попало — фрукты, овощи, какие-то упаковки — и сновали приютели, выхватывая из груды то одно, то другое.

Но его внимание было привлечено куда более странным зрелищем. Пришлось даже опереться о стенку рукой.

У дальней стены, напротив двери в маленькую спальню, стоял большой деревянный письменный стол.

За столом, водрузив на столешницу скрещенные в лодыжках ноги, сидел тощий человек в белом костюме и читал книгу.


ГЛАВА 10


Томас целую минуту молча пялился на незнакомца. Тот выглядел так обыденно, точно всю жизнь только тем и занимался, что каждый день сидел в этом странном помещении и читал. Редкие чёрные волосы зачёсаны на бледное плешивое темя, кривоватый длинный нос, карие глазки, быстро бегающие по строкам... Невозможно было сказать, спокоен он или нервничает; скорее всего, и то, и другое одновременно.

А ещё этот дурацкий белый прикид. Брюки, рубашка, пиджак, даже галстук. Даже носки и туфли. Всё белое.

Что за?..

Томас перевёл взгляд на приютелей, уплетающих фрукты и что-то из пакетика, похожее на смесь орехов и семечек. Те, казалось, не замечали человека за столом.

— Что это за тип? — спросил Томас.

Один из ребят поднял голову и на секунду прекратил жевать, потом кинул всё, что у него было на ладони, в рот и проглотил.

— Из него слова не вытянешь. Сказал только, что нам надо ждать, пока он не закончит. — Парень пожал плечами, мол, подумаешь, невидаль, и принялся чистить апельсин.

Томас снова уставился на чужака. Так и сидит, читает. С шелестом перевернул страницу и вновь зашарил глазами по строчкам...

Хотя желудок громко требовал еды, Томас решил не откладывать дела в долгий ящик и разузнать из первых рук, что здесь творится. Вот тебе и раз, стоило только проснуться, а тут такое...

— Эй, осторожнее, — выкрикнул один из приютелей, но опоздал.

Не доходя шагов десяти до стола, Томас налетел на невидимую стену. Словно кто-то натянул холодную и совершенно прозрачную стеклянную простыню, в которую он и врезался: сначала носом, а потом всем телом. Его отбросило. Юноша инстинктивно поднял руку, потёр ушибленный нос и прищурился: как он умудрился не заметить стеклянной перегородки?

Но как ни всматривался, ничего не увидел. Ни малейшего отблеска на стекле, ни пятнышка. Воздух, и всё. А тип за барьером даже виду не подал, что что-то заметил.

Томас приблизился к преграде, на этот раз осторожнее, выставив перед собой руки. И вскоре они уперлись в... во что? На ощупь оно было как стекло — гладкое и холодное, но абсолютно невидимое.

Раздосадованный, Томас двинулся влево, затем вправо, ощупывая ладонями прочную незримую грань. Она протянулась поперёк всей залы, обойти её и приблизиться к незнакомцу было невозможно. Томас постучал по прозрачной стенке кулаком, та глухо отозвалась, но не подалась. Кое-кто из приютелей, включая Ариса, заметил, что уже пробовал то же самое.

Причудливо вырядившийся тип за барьером, всего в нескольких шагах от него, испустил раздражённый вздох и снял ноги со стола. Заложил книгу пальцем и взглянул на Томаса, даже не пытаясь скрыть своего недовольства.

— Сколько раз повторять? — сказал тип. Его гнусавый голос отлично гармонировал с безжизненной кожей, редкими волосами и тщедушной фигурой. И с идиотским белым одеянием. Странно: его голос совсем не приглушался преградой. — Ещё сорок семь минут до того момента, когда я, согласно данным мне полномочиям, смогу задействовать вторую фазу Испытаний. Проявите терпение и оставьте меня в покое. Это время отводится вам на то, чтобы поесть и привести себя в порядок, так что я строго рекомендую вам, молодой человек, воспользоваться предоставленной возможностью. А пока, если вы не против...

И не дожидаясь ответа, откинулся на стуле, возложил свои тощие костыли обратно на столешницу, после чего открыл книгу на заложенной странице и углубился в чтение.

Томас лишился дара речи. Он отвернулся от типа за столом и прислонился спиной к невидимой преграде. Что это ещё за чертовщина? Да нет, наверно, он спит и видит сон! Непонятно почему, но от этой мысли ещё больше захотелось есть, и он, глотая слюнки, обежал взглядом обширную груду съестного. И заметил, что у двери в спальную палату стоит Минхо, привалившись к косяку и скрестив руки на груди.

Томас указал большим пальцем себе за спину и вопросительно поднял брови.

— А-а, познакомился с нашим новым другом? — с усмешечкой осведомился Минхо. — Стильный чувак, а? Надо бы и мне разжиться такой спецовкой. Ух, как попижоню!

— Я не сплю? — спросил Томас.

— Не спишь. А теперь давай лопай. Выглядишь хреново. Ещё хуже, чем этот крысюк с книжкой за перегородкой.

Томас и сам не ожидал, что так быстро перестанет обращать внимание на неизвестно откуда взявшегося типа в белом наряде и его защитное ограждение. Опять всё та же хорошо знакомая апатия: уже столько всего странного наслучалось, что ничто больше не может удивить. Он махнул на всё рукой и накинулся на еду. Яблоко. Апельсин. Пакетик с орехами, потом батончик мюсли с изюмом. Организм затребовал воды, но Томас никак не мог заставить свои ноги уйти от горы продуктов.

— Не налегай так на жратву, — подал из-за спины голос Минхо. — У нас тут шенки всю спальню заблевали — обожрались. Слышь, хватит, говорю!

Томас был на верху блаженства. Когтистое чудище в животе сдохло, и он по нему не скучал. Юноша понимал — Минхо прав, надо остановиться. Он кивнул другу и отправился выпить воды. Вот теперь можно и поразмыслить о том, что имел в виду тип в белом, говоря о «второй фазе Испытаний». Интересно, что ещё им приготовили?


Получасом позже Томас вместе с остальными приютелями расположился на полу лицом к незримой стене. Справа от него сидел Минхо, слева — Ньют, а за перегородкой — всё тот же крысомордый тип в белом у стола. Ходули Крысюка по-прежнему покоились на столе, а глаза бегали по страницам.

Томас ощущал себя новым человеком — тело медленно наливалось силой и энергией. Когда он был в туалете, Арис бросил на него странный взгляд исподтишка, словно хотел мысленно заговорить, но испугался. Томас, не глядя на него, быстро прошёл к крану и принялся хлестать воду — сколько влезло в больше уже не пустой желудок. К тому времени, как он напился и утёрся рукавом, Арис ушёл. Теперь паренёк сидел у стены, уставившись взглядом в пол. Томасу стало его жаль — как ни плохо обстояли дела у приютелей, Арису было ещё хуже. Особенно, если он так же был близок с убитой девушкой, как Томас с Терезой.

Первым нарушил тишину Минхо.

— По-моему, мы все свихнулись. В точности как эти, как там они себя называют? Во, хряски. Те, что орали у окон. Сидим тут, ждём, когда Крысюк соизволит раззявить рот. Это, по-вашему, нормально? Как в школе для дебилов. Вот что я вам скажу, парни: ничего хорошего мы не услышим, иначе зачем бы ему было отгораживаться от нас?

— Умолкни и слушай, — оборвал его тираду Ньют. — Может, он скажет, что всё закончилось.

— Ага, как же. У Котелка заведутся детишки, у Уинстона рожа разгладится, а наш Томас, не ровён час, даже сподобится один раз улыбнуться.

Томас повернулся к Минхо и изобразил жуткую гримасу, долженствующую представлять собой приятную улыбку:

— Доволен?

— Чувак, — отозвался тот, — ну ты и урод.

— Сам не лучше.

— Заткните свои вонючие пасти, — прошептал Ньют. — Кажется, начинается!

Томас отвернулся и увидел, как незнакомец — Крысюк, по любезному определению Минхо — опустил ноги и положил книгу на стол. Он, не вставая, откатился на стуле назад, выдвинул один из ящиков стола и начал копаться в нём. Наконец вынул желтоватую картонную папку с бумагами — кое-как впихнутые, смятые, они торчали из плотно набитой папки во все стороны.

— А, вот она, — прогнусавил Крысюк. Он положил папку на стол, открыл её и взглянул на ребят, сидящих перед ним. — Спасибо за то, что так организованно собрались здесь. Теперь я могу передать вам то, что меня... уполномочили сообщить. Будьте добры, слушайте внимательно.

— Зачем тут эта стенка? — выкрикнул Минхо.

Ньют протянул руку за спиной Томаса и врезал Минхо по плечу:

— Заткнись!

Крысюк как ни в чём не бывало продолжал:

— Вы все здесь благодаря вашей непреодолимой воле к жизни несмотря на самые неблагоприятные обстоятельства. Ну и по некоторым другим причинам тоже. Около шестидесяти человек были посланы в Приют. В вашПриют, если вам угодно. Другая группа, группа Б, тоже состояла из шестидесяти человек, но пока мы о них говорить не будем.

Глазки Крысюка скользнули по лицу Ариса, но тут же вернулись к основной группе приютелей. Томас не знал, заметил ли ещё кто-нибудь, но он, без сомнения, уловил некую дружескую искорку в этом быстром взгляде. Что бы это значило?

— Из всего количества участников выжила только часть — вы, сидящие сейчас здесь. Я полагаю, что вы уже и сами догадались, что многое из того, что с вами произошло, имеет целью изучить и проанализировать ваши реакции. И всё-таки, это, фактически, не эксперимент, а... как бы это высказаться... набросок схемы. Мы задействовали убойную зону и собрали результирующие паттерны, затем проанализировали полученные данные. Они позволят совершить величайший прорыв в истории науки и медицины.

Все ситуации, в которых вы оказывались, называемые Вариантами, тщательно продуманы. Скоро я объясню более подробно. И хотя в настоящий момент я не могу рассказать вам всего, жизненно необходимо, чтобы вы знали одно: испытания, которым вы подвергаетесь, служат чрезвычайно важному делу. Продолжайте правильно реагировать на Варианты, стремитесь выжить — и вы будете вознаграждены сознанием того, что сыграли решающую роль в спасении человеческой расы. И, конечно, себя самих.

Крысюк выдержал паузу, наверно, для пущего эффекта. Томас, выгнув брови, посмотрел на Минхо. Тот в ответ прошептал:

— У этого трахнутого крыша съехала. Каким это образом побег из идиотского лабиринта может спасти человеческую расу?

— Я — представитель группы, называемой ПОРОК, — продолжал Крысюк. — Знаю, звучит отталкивающе, но это всего лишь сокращение от «Планета в Опасности: Рабочая Оперативная Комиссия». И в ней нет ничего отталкивающего или угрожающего, что бы вы ни думали. У нас одна и только одна цель: спасти мир от катастрофы. Вы, присутствующие здесь — решающая и важнейшая часть нашего плана. Мы обладаем почти неограниченными, не виданными в истории цивилизации ресурсами. Это касается как денег и людей, так и передовых технологий, более продвинутых, чем может себе представить и пожелать самый высокоразвитый интеллект.

На всём протяжении ваших Испытаний вы уже убедились и ещё не раз убедитесь в мощи этих технологий и обеспечивающих их ресурсов. Самое важное, что я могу сейчас вам сказать, так это то, что вы никогда и ни при каких обстоятельствах не должны верить собственным глазам. И собственному рассудку, если уж на то пошло. Вот почему мы устроили небольшую демонстрацию с подвешенными мертвецами и замурованными окнами. Я имею в виду: иногда то, что вы видите, не соответствует действительности, и наоборот: то, чего не видите, на самом деле реально существует. Если необходимо, мы будем манипулировать вашими мозгами и органами чувств. Да, я понимаю, всё это, возможно, озадачивает и немного пугает.

Томас подумал, что сказано здорово, только слово «немного» порочныйтип вполне мог бы выкинуть из последней фразы. А слова «убойная зона» вообще не выходили у юноши из головы. Его дырявая память не позволяла осмыслить это выражение в его полной глубине, но он помнил, что впервые увидел эти слова вместе с другими, составляющими акроним ПОРОК, на металлической табличке в Лабиринте.

Человек медленно переводил взгляд с одного лица на другое. На его верхней губе выступили блестящие капельки пота.

— Лабиринт был частью Испытаний. На вас было брошено множество Вариант, и каждая из них служила цели собрать паттерны, обусловленные убойной зоной. Ваш побег был частью Испытаний. И битва с гриверами. Убийство мальчика по имени Чак. «Спасательная» акция и последующая поездка в автобусе. Всё это — вариантные составляющие Испытаний.

При упоминании имени Чака Томас вскипел. Он вскочил на ноги, не вполне отдавая себе отчёт в том, что делает. Ньют дёрнул его обратно на пол.

И словно это происшествие подстегнуло его, Крысюк рывком поднялся со стула (тот откатился и ударился о стенку), оперся руками о столешницу и наклонился к приютелям.

— Да, всё было частью Испытаний, надеюсь, вы уразумели это? Первая фаза, если быть точным. Но собранного материала недостаточно для наших нужд. Так что мы вынуждены повысить ставки. Настало время для второй фазы. Вот теперь вам предстоят настоящие трудности.


ГЛАВА 11


В комнате повисла мёртвая тишина. Томас понимал, что их должно было бы огорчить и встревожить наглое заявление порочного типа о том, что они, оказывается, ещё пороху не нюхали. А это откровение о вмешательстве в их сознание! Но уж больно было любопытно, что Крысюк скажет дальше, так что слова типа в одно ухо влетели, в другое вылетели.

А тот не торопился, выждал целую вечность, медленно-медленно опустил тощий зад на стул и подкатил обратно к столу.

— Вы можете решить, что мы проверяем только вашу способность к выживанию. На поверхностный взгляд, Испытания в Лабиринте действительно могут показаться таковыми. Но я хочу вас заверить: речь идёт не только о выживании и воле к жизни — они лишь часть эксперимента. Общую картину вам не дано будет увидеть и понять до самого конца Испытаний.

Вспышки на Солнце произвели на Земле значительные разрушения. Но это ещё не всё. Появилась дотоле не известная человечеству болезнь, в народе её так и называют — Вспышка. Впервые в истории было налажено сотрудничество между правительствами всех наций — тех, которым повезло выжить. Их объединёнными усилиями был создан ПОРОК — группа, призванная бороться с возникшими проблемами. Вы — тоже часть этой борьбы. И в ваших же интересах сотрудничать с нами, поскольку — должен с огорчением сообщить вам — каждый из вас носит в себе вирус Вспышки.

Поднялся гвалт. Крысюк вскинул руки:

— Тихо, успокойтесь! Не стоит так волноваться. У Вспышки долгий инкубационный период. Но в конце Испытаний вашей наградой станет лекарство. Вам не придётся пережить все ужасы болезни. Вы уже знаете, что лекарство увы, доступно не всем.

Рука Томаса непроизвольно схватилась за горло, словно горящая глотка была первым признаком Вспышки. Он хорошо помнил, что рассказала женщина в автобусе «спасателей»: о том, как Вспышка разрушает мозг, медленно ввергая свою жертву в безумие и лишая её самых фундаментальных человеческих качеств, таких, как совесть и способность к сопереживанию; о том, как болезнь превращает тебя в зверя...

Он вспомнил о хрясках, что торчали у окон спальни, и ему захотелось побежать в душевую, начисто выполоскать горло и до кровавых мозолей тереть себе руки. Тип прав — у них теперь есть мощный стимул пройти через следующую фазу.

— Но не будем больше терять время на лекции по истории, — продолжал Крысюк. — Теперь вам всё известно. Вы больны. Все поголовно. И неважно, чтó я буду говорить или что стоит за миссией ПОРОКа — вы будете работать с полной отдачей, в этом мы не сомневаемся. Делая то, что мы просим вас сделать, вы спасёте себя и спасёте других, получив лекарство, которого отчаянно ждёт огромное множество людей.

Томас услышал, как рядом что-то невнятно промычал Минхо, испугался, как бы тот не отпустил одну из своих излюбленных саркастических реплик, и успел шикнуть на друга прежде, чем тот раскрыл рот.

Крысюк перевёл взор на беспорядочную стопку бумаг, лежащую в раскрытой папке, подхватил одну из них, повернул, и, едва удостоив содержание беглым взглядом, прочистил горло.

— Итак, фаза вторая, Испытания в Топке, официально начинается завтра в шесть часов утра. Вы войдёте в эту комнату. На стене за моей спиной откроется транс-плоскость. Вам она представится серой мерцающей поверхностью. Каждый из вас должен пройти через неё в течение последующих пяти минут. Повторяю: плоскость откроется в шесть ноль-ноль и закроется в шесть ноль-пять. Всё понятно?

Томас, как заворожённый, смотрел на крысомордого. Было такое впечатление, что на самом деле чужака здесь нет, что им показывают видеозапись. Должно быть, другие приютели ощущали то же самое, поскольку на последний вопрос никто не позаботился ответить.

Интересно, что такое «транс-плоскость»?

— Я уверен, что вы все слышали мой вопрос, — сказал Крысюк. — Вам. Всё. Понятно?

Томас кивнул, послышались ответы: «ага» и «да».

— Отлично. — Крысюк вытащил из стопки другую бумагу и перевернул её. — В этот момент можно считать, что Испытания в Топке начались. Правила просты. Отыщите выход на поверхность, затем направляйтесь на север. Пройдите сто миль. Если вы до истечения двух недель достигнете Мирной Гавани, то вторую фазу испытаний можно будет считать оконченной. В этом пункте, и не раньше, вы будете излечены от Вспышки. Две недели — начиная с той секунды, когда первый из вас переступит транс-плоскость. Если вам это не удастся, в конечном итоге вы все умрёте.

Казалось бы, самое время разразиться проклятиями, вопросами и удариться в панику. Однако никто не произнёс ни слова. Томасу тоже показалось, что его язык превратился в старый древесный корень и намертво застрял во рту.

Крысюк захлопнул папку, ещё больше сминая лежащие в ней бумаги, и сунул её в тот же ящик, из которого вытащил. Встал, задвинул стул. Затем сложил руки на груди и вновь обратился к приютелям.

— В самом деле, проще некуда, — сказал он деловито, словно собирался дать инструкции, как пользоваться сливным бачком в туалете. — Никаких правил, никаких директив. Ваши припасы ограниченны, на пути вас не ожидает никакой помощи. Пройдите через транс-плоскость в означенное время. Найдите выход на поверхность. Пройдите сто миль на север до Мирной Гавани. Исполнить или умереть.

Похоже, последние слова вывели всех из ступора. Приютели загалдели, посыпались вопросы: — Что такое транс-плоскость?

— Как мы подхватили Вспышку?

— А когда появятся симптомы?

— А что будет, когда пройдём эти сто миль?

— Что случилось с мертвецами?

Все выкрики смешались в единый недоумённый гул. Томасу было всё равно. Чужак ничего им больше не расскажет, они что — не понимают этого?

Крысюк терпеливо ждал, не обращая внимания на шум. Его тёмные глазки перебегали от одного приютеля к другому, пока не остановились на Томасе. Тот ответил горящим гневным взором. Он ненавидел этого белоштанного, ненавидел ПОРОК, ненавидел весь мир.

— Эй, шенки, утихните! — наконец воскликнул Минхо. Гул мгновенно прекратился. — Эта ряха паршивая не будет отвечать, так что кончай напрягаться!

Крысюк, будто в благодарность, отвесил Минхо поклон. Наверно, оценил его мудрость.

— Сто миль. На север. Надеюсь, вы справитесь. Помните — у вас у всех теперь Вспышка. Мы заразили вас, чтобы вам некуда было отступать. Дойдёте до Мирной Гавани — получите лекарство. — Он повернулся и направился к стене за спиной, как будто собирался пройти прямо через неё, но вдруг остановился и вновь обернулся к собравшимся:

— Ах да, чуть не забыл. Не думайте, что если вы не пройдёте через транс-плоскость завтра в шесть ноль-ноль, вам удастся избежать Испытаний в Топке. Те, кто останется, будет немедленно лишён жизни самым... гм... неприятным образом. Лучше попытать счастья в Топке. Желаю всем удачи.

С этими словами он снова повернулся и пошёл к стене.

Но прежде чем ребята успели увидеть, что произойдёт в следующий момент, невидимая преграда между порочным типом и приютелями затуманилась, побелела, замерцала, а через несколько секунд всё пропало, как не было, оставив на виду только заднюю часть общей столовой, в которой, однако, не было уже ни письменного стола, ни стула. И, само собой, никакого Крысюка в белых одеждах.

— Чтоб меня черти оттрахали, — прошептал Минхо.


ГЛАВА 12


И снова воздух заполнился гулом вопросов и негодующих возгласов, но Томас их уже не слышал — ушёл. Ему необходимо было всё обдумать на свободе, значит — придётся отправиться в сортир. Так что вместо того, чтобы двинуться в спальную палату, он пошёл в туалет, примыкающий к каморке Терезы... то есть Ариса. Там он прислонился к умывальнику, обхватил себя руками и застыл, глядя в пол. К счастью, никто не потащился вслед за ним.

Вот только с чего же начать обдумывание ситуации? Ладно, поехали. Трупы, подвешенные к потолку, гнилые и завонявшиеся, за несколько минут как сквозь землю провалились. Крысомордый незнакомец — и его стол! — появились из ниоткуда, защищённые противоречащей законам физики преградой. И тоже исчезли как не бывало.

Но это всё только цветочки. Теперь-то ясно, что «спасательная акция» — только инсценировка. Кто были эти пешки, которые ПОРОК использовал, чтобы извлечь приютелей из подземного зала Создателей, посадить в автобус и примчать сюда? Знали ли эти люди, что идут на смерть? Да если уж на то пошло, убили ли их на самом деле?! Крысюк посоветовал не доверять ни чувствам, ни рассудку. И во что же им теперь остаётся верить?

А хуже всего — то, что они все заражены Вспышкой. И Испытания, вроде бы, — это их путь к лечению...

Томас зажмурил глаза и потёр лоб. Терезу у него забрали. Ни у кого из приютелей не было ни родных, ни близких. Завтра они пустятся в идиотское предприятие под названием «Вторая фаза», которая, как кажется, будет ещё хуже, чем Первая с её пресловутым Лабиринтом. А все эти придурки там, снаружи, хряски? Как с ними управляться? Был бы здесь Чак, ясно, что бы он сказал обо всём этом. Наверняка что-нибудь вроде: «Чувак, это просто куча плюка».

«Ох, как бы ты был прав, Чак, — подумал Томас. — Весь мир — просто куча плюка».

Всего несколько дней назад он видел своего маленького друга с кинжалом в груди, мальчик умирал у него, Томаса, на руках. А теперь, как бы чудовищно это ни звучало, юноша думал, что смерть была для Чака не худшим выходом. Куда хуже то, что ожидало их впереди. И тут он, как назло, вспомнил ещё и о татуировке на собственной шее...

— Чувак, ты что там — утонул в очке? — Грубиян Минхо, кто же ещё.

Томас открыл дверь.

— Не мог больше быть там, в столовой, — пояснил он бывшему Стражу. — Все орут, как недокормленные грудные младенцы. Зачем, спрашивается, глотки рвать? Всё равно нам некуда деваться, будем делать, как велят.

Минхо вошёл в душевую и прислонился плечом к стене.

— Да ты же у нас вроде мистер Оптимист, а? Слушай, старик, все наши шенки не трусливее тебя. Каждый знает, что пройдёт через эту... как её... завтра утром. Ну пусть подерут глотки, кого от этого убудет?

Томас закатил глаза:

— Я никогда не говорил, что храбрее всех! Мне просто от всех — слышишь? всех! — голосов уже тошнит. От твоего, кстати, тоже.

Минхо испустил знакомый хрюк.

— Вот дубина. Чего ты пыжишься, изображаешь из себя крутого отморозка — только выглядишь клоуном, и всё.

— Спасибо. — Томас помолчал. — Транс-плоскость.

— А?

— Так эта белая моль назвала то, через что нам предстоит пройти. Транс-плоскость.

— А, да, точно. Наверно, что-то вроде двери?

Томас покосился на него.

— И я так думаю. Что-то вроде того, что на Обрыве. Плоское, и оно транспортирует тебя куда-нибудь. Транс-плоскость.

— Во, всегда говорил, что ты у нас гений.

Вошёл Ньют.

— Вы что это тут уединились?

Минхо треснул Томаса по плечу.

— Уединишься от вас. Томас тут хнычет над своей разбитой жизнью и просится к мамочке.

— Томми, — без малейшего признака веселья сказал Ньют. — Ты прошёл через Превращение, теперь у тебя есть хоть какая-то память. Ты что-нибудь из всей этой дряни помнишь?

Томас и сам задавал себе тот же вопрос. Многое из того, что вспомнилось после гриверского «иглоукалывания», подёрнулось дымкой.

— Не знаю... Я помню только работу над Лабиринтом и людей, с которыми тогда контактировал. Да и то очень смутно. Внешний мир не помню вообще... У меня была пара странных снов, но всё равно ничего, что бы могло нам помочь...

Они пустились в обсуждение того, что услышали из уст необычного визитёра: о вспышках на Солнце, о болезни и том, как по-другому теперь воспринимаются выпавшие на их долю испытания в свете того, что они теперь знают. Вопросов много, ответов мало. Вся их беседа была пронизана невысказанным страхом перед вирусом, который, как им сказали, жил теперь в каждом из них. Постепенно обсуждение сошло на нет, ребята затихли.

— Да, есть над чем голову поломать, — подвёл итог Ньют. — Мне нужна помощь, чтобы проклятые припасы не исчезли, как те покойники. Что-то подсказывает мне, что они нам ой как пригодятся.

Томас совсем позабыл о груде продуктов в столовой.

— Ты прав! Народ всё ещё объедается?

Ньют покачал головой:

— Нет, Котелок наложил лапу. Для этого шенка еда — что-то вроде религии. Думаю, он обрадовался, что ему опять есть чем командовать. Но, боюсь, пацаны запаникуют, наплюют на Котелка и начнут набивать брюхо впрок.

— А, да брось! — возразил Минхо. — Те из нас, кто дожил до нынешнего дня — не идиоты. Все дебилы отвалились по дороге. — Он покосился на Томаса: не ровён час, тот подумает, что это определение относится и к Чаку. А может, и к Терезе.

— Наверно, ты прав, — согласился Ньют. — Надеюсь. Я просто думал, что нам опять надо сорганизоваться, как в проклятом Приюте. Последние дни все чуть не окочурились, сопли да вопли, всё развалилось на куски. Мне это — как нож острый.

— И что ты собираешься с нами делать? — взвился Минхо. — Построить нас по линеечке и заставить отжиматься от пола? Тут тебе не Приют. Тут трёхкомнатная тюряга!

Ньют отмахнулся от слов Минхо, словно от надоедливой мухи.

— Да хотя бы и так. Я только хочу сказать, что завтра всё изменится, и нам лучше быть к этому готовыми.

У Томаса было чувство, что Ньют чего-то не договаривает.

— Ну-ка, выкладывай начистоту.

Ньют помолчал, переводя взгляд с Томаса на Минхо.

— Когда наступит завтра, мы должны быть уверены, что у нас есть лидер, которого слушаются все. Чтобы ни у кого никаких сомнений, кто командует.

— Что ты способен нести чушь — это я всегда знал, но такой грёбаной чуши и от тебя нечасто услышишь, — сказал Минхо. — Ты прекрасно знаешь, кто лидер. И все знают. Ты.

Ньют решительно покачал головой.

— С голодухи мозги отшибло? Забыл про татуировки? Или считаешь, что они нам нарисовали их за-ради украшения?

— Вот только не надо! — скривился Минхо. — А ты думаешь, нет? Шенки недодолбаные просто играют с нами!

Вместо ответа Ньют подошёл к Минхо вплотную и оттянул горловину майки бывшего Стража. Томасу не требовалось смотреть — он и так помнил. Согласно татуировке, лидером был Минхо.

Минхо стряхнул руку Ньюта и принялся сыпать своими обычными саркастическими комментариями, но Томас больше не слушал. Его сердце быстро и болезненно забилось. Он снова вспомнил, что было написано на его собственной шее.

Что его должны убить.


ГЛАВА 13


Было уже довольно поздно, а перед завтрашним днём следовало хорошенько выспаться. Приютели провели остаток вечера, увязывая простыни в узлы и набивая их съестным и запасной одеждой, возникшей в шкафах из ниоткуда. Пластиковые упаковки из-под съеденных лакомств наполнили водой и затянули полосками материи, не пожалев на них цветастых занавесок. Конечно, никто не сомневался, что эти жалкие подобия фляг вскорости потекут, но ничего лучше им придумать не удалось.

Ньют, наконец, справился с нелёгкой задачей и убедил Минхо взять на себя обязанности лидера. Томас, как и все остальные, сознавал, что без вожака — никуда, так что он вздохнул с облегчением, когда Минхо, скрепя сердце, согласился.

Около девяти часов Томас уже лежал в постели и, как обычно, пялился в дно верхней койки. Странное дело — в палате было тихо, хотя, как он знал, никто ещё не спал. Наверняка всех, как и его самого, мучил страх. Они знали, на что способен ПОРОК. Они прошли через Лабиринт с его кошмарами. Если, согласно Крысюку, все имевшие место события являлись частью хорошо продуманного плана, то эти люди принудили Гэлли убить Чака, застрелили ту женщину в подземном зале, наняли «спасателей», после чего убили их всех. Ну и так далее, список можно продолжать.

А напоследок, чтобы жизнь мёдом не казалась, их всех наградили отвратительной болезнью и подвесили перед носом морковку в виде лечения от заразы. Да и кто может сказать, где здесь правда, а где ложь? В чём можно было не сомневаться — так это в том, что они выделяли Томаса из среды прочих. Печально, если подумать, чем это обернулось для Чака. И Тереза тоже пропала. Его лишили обоих самых преданных друзей...

Его жизнь — просто какая-то чёрная дыра, — так ему казалось. Он не представлял, откуда наутро могут взяться силы, чтобы продолжать жить, чтобы лицом к лицу встретиться с испытаниями, которые уготовал им ПОРОК. Но он не отступит, и не только ради лекарства. Никто и ничто его не остановит, особенно сейчас, после того, чтó эти люди сделали с ним и его друзьями. Если единственный способ прорваться к стоящим за страшным экспериментом людям — это пройти через Испытания и выжить, то да будет так.

Да будет так!

Мысль о мести, при всей её болезненно злорадной извращённости, утешила его, и он наконец уснул.


Все поставили свои часы на пять утра. Томас проснулся задолго до этого срока и больше не заснул. Когда «бип-бип» наконец заполнили спальню, он скинул ноги с кровати и принялся тереть глаза. Кто-то включил свет, Томас на секунду ослеп и зажмурился. Потом вскочил и отправился в санузел. Кто знает, когда теперь выдастся возможность привести себя в порядок...

За десять минут до назначенного мистером Крысюком времени все приютели уже сидели наготове, держа в руках пластиковые пакеты с водой и прижимая к боку простынные узлы. Томас тоже решил нести свою воду в руке — так надёжнее, не прольётся. За ночь посреди столовой снова возник невидимый и непроходимый щит, так что приютели сбились с той его стороны, куда выходила дверь их спальни. Всеобщее внимание было приковано к стене, на которой, как сказал тип в белом, появится транс-плоскость.

Арис сидел рядом с Томасом и вдруг заговорил, впервые с тех пор, как... собственно, Томас уже и забыл, как звучит голос их нового товарища.

— Ты подумал, что у тебя непорядок с мозгами, правда? Ну, когда впервые услышал её голос у себя в голове?

Томас молча смотрел на него. По неизвестной причине ему до нынешнего момента не хотелось разговаривать с этим парнем. Но внезапно вся его неприязнь испарилась. Ну в самом деле, Арис же не виноват в исчезновении Терезы!

— Угу. И в первый раз, и потом. А когда это прошло, я стал волноваться, как бы другие не приняли меня за сумасшедшего. Так что мы долго хранили в тайне, что разговариваем друг с другом.

— И я тоже, как ни странно, — признался Арис. Он сидел с глубоко задумчивым видом, уставившись в пол. — Несколько дней я был в коме, а когда очнулся, то заговорил с Рейчел, и мне это казалось самой естественной вещью в мире. Если бы она отказалась от такого способа общения и не стала отвечать, я, наверно, просто разучился бы это делать. Другие девочки в группе ненавидели меня до того, что кое-кто даже хотел убить. И только Рейчел...

Он затих, а когда собрался заговорить снова, Минхо уже был на ногах и обращался ко всем. Томас был рад, что не придётся выслушивать дальнейшее искажённое, как в кривом зеркале, отражение собственной истории. Она возвращала его мысли к Терезе, и боль возобновлялась. Он не хотел больше думать об утраченной подруге. Теперь главным пунктом повестки дня было выживание.

— Осталось три минуты, — объявил Минхо. Он был серьёзен — нечастое явление. — Все уверены, что хотят идти?

Томас кивнул, заметив, что остальные сделали то же самое.

— Может, за ночь кто-нибудь передумал? — продолжал Минхо. — Говорите сейчас или никогда. Как только мы двинемся... куда бы мы ни двинулись... если какой-нибудь шенк решит, что хочет к мамочке и повернёт назад, гарантирую, что обратно ему придётся тащиться со сломанным носом и своими драгоценными яйцами, раздавленными всмятку.

Со стороны Ньюта раздалось громкое мычание. Томас взглянул на бывшего Бегуна. Тот сидел, закрыв лицо ладонями, и стенал.

— Ньют, у тебя проблемы? — спросил Минхо непривычно жёстким тоном. Томас в остолбенении ждал реакции Ньюта.

Тот, казалось, тоже удивился.

— Э-э... Да нет. Просто восхищаюсь твоими потрясающими лидерскими способностями.

Минхо оттянул майку с шеи и наклонился так, чтобы всем было видно:

— Что здесь написано, дубина?

Ньют растерянно глянул направо-налево и покраснел.

— Мы знаем, что ты босс, Минхо. Расслабься.

— Нет, это ты расслабься! — ткнул Минхо пальцем в бывшего лидера. — У нас нет времени на выяснение отношений и всякий такой плюк. Так что заткни поддувало, понял?

Томас надеялся, что суровая отповедь Минхо — лишь игра, призванная упрочить его роль как лидера, и что Ньют ему подыграл. Но надо признать, даже если Минхо и лицедействовал, то это у него получилось просто здорово.

— Шесть часов! — крикнул кто-то из приютелей.

И словно услышав это восклицание, невидимый щит затуманился, пошёл белыми рваными пятнами и через мгновение пропал. Томас сразу увидел изменение, произошедшее с дальней стеной: часть её превратилась в серую, мерцающую плоскость со скользящими по её поверхности зловещими тенями.

— Вперёд! — крикнул Минхо, подтянул узел на плече и крепко сжал пакет с водой. — И не тяните резину — у нас только пять минут! Я пойду первым. — Он указал на Томаса. — Ты идёшь последним. Убедись, что никто не отстал, и только тогда иди сам.

Томас кивнул. Он старался сладить с нервами — они, казалось, загорелись от перенапряжения, как провода. Юноша смахнул пот со лба.

Минхо приблизился к серой стене и немного помедлил. Транс-плоскость выглядела очень нестабильной: всё время мерцала, пульсировала, струилась, по поверхности плясали какие-то тёмные завихрения и неправильной формы пятна, того и гляди заглючит и всё исчезнет.

Минхо обернулся к остальным:

— Ну что, шенки, увидимся на той стороне!

Затем он сделал шаг, и стена серого мрака поглотила его.


ГЛАВА 14


Один за другим все последовали за Минхо — не только без жалоб и колебаний, но даже без единого слова. Приютели лишь обменивались опасливыми взглядами перед самой транс-плоскостью и при переходе через неё: каждый без исключения тормозил на секунду, прежде чем сделать решающий шаг в зловещую серую муть. Томас, следивший за порядком, на прощание наподдавал очередному уходящему пятернёй в спину, после чего тот исчезал.

Прошло две минуты, и теперь с Томасом оставались лишь Арис и Ньют.

«Уверен, что поступаем правильно?» — безмолвно спросил Арис.

Томас поперхнулся — так спокойно и естественно прозвучали в его голове неслышные слова. А он-то надеялся, что Арис поймёт его нежелание пользоваться таким способом общения! Он для Терезы, и только для неё одной!

— Давай, — пробормотал Томас вслух, отказываясь отвечать телепатически, — нам надо поторапливаться.

Арис с болью на лице взглянул на Томаса и шагнул сквозь стену. За ним, не раздумывая, последовал Ньют, и Томас остался один.

Он последний раз окинул взглядом столовую: всего несколько дней назад здесь висели, покачиваясь, разлагающиеся мёртвые тела... Вспомнились Лабиринт и весь прочий плюк, выпавший на их долю. Громко вздохнув — втайне он надеялся, что кто-то где-то услышит этот вздох, — он подхватил свою импровизированную флягу с водой и набитый съестным узел, закрыл глаза и шагнул в транс-плоскость.

По телу, спереди назад, прошла волна холода, как будто он скользнул сквозь тонкую, вертикальную стенку ледяной воды. Открыл глаза — и увидел только кромешную темень. Где-то неподалёку раздавались голоса.

— Эй! — крикнул он, заметив, как дрожит его голос от внезапно накатившего страха. — Ребята, где вы?..

Но тут он споткнулся и свалился на кого-то, барахтающегося на полу.

— Ой! — завопил пострадавший и спихнул с себя Томаса, стараясь не выпустить из рук свой пакет с водой.

— А ну-ка все заткнулись! — гаркнул Минхо. Услышав знакомый голос, Томас чуть сам не завопил — от радости. — Томас, это ты? Томас?!

— Да! — Томас поднялся на ноги, вслепую поводя руками, чтобы не налететь ещё на кого-нибудь. К счастью, рядом никого больше не было. — Я прошёл последним. Все здесь?

— Мы как раз построились и начали рассчитываться, а тут ты вваливаешься, как бухой буйвол, — сказал Минхо. — Всё сначала! Первый!

Поскольку никто не отозвался, Томас выкрикнул: «Второй!» Дальше поверка пошла гладко. Последним отозвался Арис: «Двадцать!»

— Нормалёк, — подытожил Минхо. — Все здесь. Правда, неплохо бы ещё узнать, где это «здесь» находится. Ни черта не вижу.

Томас слышал вокруг возню и дыхание мальчишек, но боялся пошевелиться.

— Эх, жаль, фонарика нет, — пробормотал он.

— Благодарю вас, мистер Томас, а то мы сами не заметили. — Минхо в своём репертуаре. — Ладно, слушайте сюда. Похоже, мы в каком-то коридоре — стенки с двух сторон. Вы все, насколько я понимаю, находитесь справа от меня. Томас, ты сейчас стоишь в том месте, где мы вошли. Давайте не будем рисковать, и чтобы случайно не проскочить обратно через эту транс-чертовщину, все идите на мой голос. Перебирать не приходится, идём в эту сторону и посмотрим, куда попадём.

Голос Минхо стал постепенно отдаляться. Послышалось шарканье ног, хруст пластиковых пакетов и шорох одежды и узлов — приютели последовали за своим вожаком. Когда Томас удостоверился, что остался один и больше ни на кого не наступит, он вытянул руку, пока она не коснулась холодной твёрдой стены, и медленно двинулся влево. Так он и шёл, не отрывая руки от стены, чтобы не потерять ориентацию.

Приютели шли вперёд, храня полное молчание. Томасу страшно не нравилось, что глаза никак не могут приспособиться к темноте — ниоткуда не пробивался даже слабенький лучик света. Воздух был холодным, но затхлым: пахло старыми, заскорузлыми подмётками. Пару раз Томас натыкался на идущего перед ним — он не мог определить, кто это, поскольку парень не подавал голоса даже когда они сталкивались.

Они шли и шли по прямому, как стрела, казавшемуся бесконечным туннелю. Рука, ведущая по стене, да пол под ногами — вот и всё, что давало Томасу в полном мраке ощущение движения. Если бы не эта слабая привязка к реальности, ему казалось бы, что он просто неподвижно висит в пустоте.

Единственными звуками, которые он улавливал, было лишь шарканье ботинок по бетонному полу, редкие обрывки брошенных шёпотом фраз, да громкое биение собственного сердца. Он невольно вспоминал Ящик — металлический куб, доставивший его в Приют. И там, и здесь царила темень и промозглый воздух отвратительно вонял. Правда, были и различия: он обладал теперь вполне солидным запасом воспоминаний, и рядом шли друзья. А ещё он чётко осознавал, чтó поставлено на карту: им необходимо лекарство, и ради него придётся, по всей вероятности, пройти через ад.

Вдруг туннель наполнился громким свистящим шёпотом. Казалось, он доносился откуда-то сверху. Томас мгновенно замер. Он был уверен: этот странный шёпот исходил не от приютелей.

От головы колонны донеслась команда Минхо застыть на месте.

— Парни, вы слышали?

В ответ прошелестело «да», и раздались недоумённые вопросы. Томас направил ухо к потолку и сосредоточился, пытаясь расслышать что-нибудь за шумом, поднятым приютелями. Потусторонний шёпот был короток — всего несколько неразборчивых слов, сказанных, как казалось, очень старым и очень больным человеком. Но содержание фразы расшифровке не поддавалось.

Минхо шикнул на всех и приказал навострить уши.

Хотя было темно, и, значит, закрывать глаза не имело смысла, Томас всё же крепко зажмурился, чтобы ничто не мешало ему слушать. Если голос вернётся, он хотел разобрать, чтó тот поведает.

Не прошло и минуты, как хриплый шёпот повторился, эхом отзываясь под потолком, словно там были установлены мощные громкоговорители. Кое-кто тихонько ахнул, словно распознал смысл сказанного и поразился тому, что услышал. Но Томасу так и не удалось разобрать ни единого слова. Он открыл глаза — хотя зачем? Вокруг ничего не изменилось, всё тот же мрак. Беспросветный.

— Кто-нибудь понял, что оно сказало? — спросил Ньют.

— Я кое-что понял, — откликнулся Уинстон. — В середине, вроде, было что-то похожее на «вернитесь назад».

— Точно, я тоже слышал, — согласился кто-то.

Томасу теперь тоже казалось, что в том, что он услышал, присутствовали эти два слова: «Вернитесь назад».

— Так, все умолкните и слушайте как следует! — скомандовал Минхо. В чёрном туннеле мгновенно настала тишина.

И когда шёпот вернулся, Томас расслышал всё до последнего слова.

«Предлагается только один раз. Вернитесь назад, и вас не порубят на фарш».

Судя по реакции, на этот раз сообщение дошло до каждого. — «Не порубят на фарш»?!

— Это ещё что за чёрт?

— Он сказал, мы можем вернуться!

— Да откуда мы знаем, кто там шепчет! Мы не можем ему доверять!

«Вас не порубят на фарш». Томас постарался отвлечься от зловещего смысла этих слов. Они и сами по себе нагоняли страх, а в компании с окружающей непроглядной теменью могли вообще лишить рассудка.

— Пошли дальше! — крикнул он Минхо. — Не то я тут с катушек съеду! Пошли дальше!

— Эй, постой! — вмешался Котелок. — Голос сказал, что предложение делается только один раз. Надо это хотя бы обсудить...

— Да, — поддержал кто-то. — Может, нам лучше повернуть?

Томас покачал головой, хотя никто этого не мог видеть.

— Никаких «повернуть». Помните, что сказал тип за столом? Что мы все умрём страшной смертью, если вернёмся.

— Да ладно тебе! — не сдавался Котелок. — с чего ты взял, что он большее начальство, чем этот шептун? Откуда нам знать, кого слушаться, а кого послать подальше?

Хороший вопрос. Но идти обратно... Что-то внутри подсказывало ему, что это было бы неправильно.

— Уверен, голос — это только очередная проверка. Надо продолжать идти вперёд.

— Он прав, — донёсся из головы колонны голос Минхо. — Валим дальше.

Не успел он договорить, как над их головами снова ветром пронёсся древний шёпот, но на этот раз в нём ощущалась нелепая детская обида:

«Тогда вы все — дохлое мясо. Дохлое мясо, и вас порубят на фарш».

По спине Томаса побежал холодок. Он подумал, что сейчас опять раздадутся призывы повернуть обратно, но приютели — уже в который раз! — удивили его. Никто даже рта не раскрыл, и вскоре они снова были на марше. Минхо был прав, утверждая, что все маменькины сынки отсеялись в процессе Испытаний.

Они продолжали свой путь во мраке. Воздух слегка нагрелся, казалось даже, что пыли в нём прибавилось. Томас закашлялся. Он умирал от жажды, но боялся развязывать пакет с водой вслепую. Не хватало ещё вылить всё на пол!

Вперёд.

Теплее.

Жажда.

Тьма.

Вперёд. Время словно застыло на месте.

Томас даже не предполагал, что могут существовать такие длиннющие туннели [2]. С того момента, как они слышали наводящий жуть шёпот, они прошли уже никак не меньше двух, а то и трёх миль. Где они? Под землёй? Или внутри какого-то невероятно огромного здания? Крысюк говорил, что им необходимо выбраться на поверхность...

В десятке шагов впереди кто-то закричал.

Сначала приютель просто ойкнул от неожиданности, а вслед за тем раздался дикий вопль ужаса. Томас не понял, кто это был, но парень теперь кричал истошно, надсадно, выл и визжал, как свинья под мясницким ножом на Живодёрне в Приюте. Томас слышал, как бьётся на полу чьё-то тело.

Инстинктивно он рванулся вперёд, к источнику нечеловеческих криков. Юноша не смог бы объяснить, с чего решил, что может в этой ситуации помочь больше, чем кто-либо другой, просто кинулся на выручку, и всё. На бегу он не заботился, кто там попадается ему на пути — просто отталкивал в сторону застывших от страха приютелей и летел дальше. Словно после долгой монотонной ходьбы во тьме его тело соскучилось по активным действиям.

Он добежал до пострадавшего. Судя по звукам, парень извивался, колотил руками и ногами по бетонному полу, борясь во тьме неизвестно с кем. Томас аккуратно отставил свой пакет с водой и узел далеко в сторону и потянулся вперёд — хотел схватить парня за руку или за ногу. Приютели столпились вокруг, встревоженно загомонили, загалдели; Томас пострался не обращать внимания на шум.

— Эй! — прикрикнул он на корчащегося парня. — Что с тобой?

Под руки ему попались джинсы, потом рубашка, но ухватиться за них было невозможно — мальчишка конвульсивно дёргался во все стороны, истошные крики пронзали воздух.

Тогда Томас попросту метнулся вперёд, собираясь накрыть извивающегося приютеля своим телом. Он упал на бьющегося в конвульсиях парня — от удара у Томаса вышибло дух. Приютель под ним извивался и молотил руками и ногами куда придётся; его локоть вонзился Томасу под рёбра, ладонь звезданула по физиономии, а коленом он едва не въехал спасителю в пах.

— Прекрати! — заорал Томас. — Да что с тобой такое?!

Вой захлебнулся, словно парня затянуло куда-то под воду. Но дёргаться и извиваться он не перестал.

Томас придавил грудь приютеля локтем и предплечьем, обретя таким образом точку опоры, затем протянул руку, чтобы схватить того за лицо или за волосы. Но дотянувшись до цели, застыл от изумления.

То, что он нащупал, не было головой. Ни волос, ни лица, ни шеи. Ничего из того, что должно было быть там.

Вместо всего этого Томас нащупал холодный и идеально гладкий металлический шар.


ГЛАВА 15


Немыслимо. Невозможно. Как только пальцы Томаса уперлись в странную металлическую сферу, тело под ним перестало дёргаться. Руки и ноги приютеля замерли, туловище расслабилось. Томас почувствовал: поверхность шара покрыта чем-то мокрым и липким, и текло оно из того места, где должна была быть шея парня. Кровь, понял Томас — он ощутил её отдающий медью запах.

Шар выскользнул из рук юноши и покатился в сторону, громыхая по бетонному полу, затем стукнулся о ближайшую стенку и остановился. Парень под Томасом не шевелился. Сгрудившиеся вокруг приютели галдели и беспокойно сыпали вопросами, но Томас не реагировал.

Он представил себе обезглавленное тело — и дыхание прехватило от ужаса. Происходящее походило на бред, и единственное, что не вызывало сомнений — это что парень был мёртв. Что-то напрочь отсекло ему голову. Или, может быть, превратило её в кусок металла? Что, во имя всего святого, здесь произошло?! Пытаясь понять это, Томас не сразу заметил: руку, которой он опирался о пол, заливает тёплая вязкая жижа. Его передёрнуло.

Скользнув подальше от мёртвого тела, он закричал и принялся вытирать руку о штаны. Ребята подхватил его под мышки и помогли подняться на ноги, но он оттолкнул помощников прочь и привалился к стенке. Кто-то схватил его за грудки.

— Томас! — Голос принадлежал Минхо. — Томас, что стряслось?

Юноша попытался взять себя в руки. Желудок выворачивало, в груди ныло...

— Я... Я не знаю. Кто был этот бедняга? Кто?!

— Я думаю, это Фрэнки, — дрожащим голосом отозвался Уинстон. — Он шёл рядом со мной, мы шутили, и тут он вдруг пропал, как будто что-то рвануло его в сторону. Да, точно, это он.

— Что произошло? — повторил Минхо.

Томас заметил, что всё ещё трёт ладонь о штаны.

— Слушай, — сказал он и набрал полную грудь воздуха. Голова кружилась, темень сводила с ума. — Я услышал, как он закричал, и побежал на помощь. Прыгнул на него, попытался пригвоздить его руки к полу. Хотел узнать, что происходит. А потом дотянулся до его головы, даже не знаю толком зачем, а вместо неё там было...

Он не мог этого вымолвить. Любая выдумка показалась бы менее абсурдной, чем правда.

— Что было?! — вскричал Минхо.

Томас застонал.

— Это уже была не голова, а что-то... вроде большого металлического шара, что ли... Ну, я не знаю, старик, я же не видел, а так, на ощупь... Как будто этот долбаный шар... проглотил его дурацкую голову!

— Ты что несёшь?!

Томас не знал, как ему убедить и лидера, и всех остальных.

— Ты что, не слышал, как она катилась по полу? Как раз после того, как он перестал орать? Я думаю, она...

— Вот она! — воскликнул кто-то. Ньют. Томас услышал царапающий звук, затем Ньют крякнул от натуги. — Я слышал, как она откатилась сюда. И вся в чём-то мокром и липком. Наверно, в крови!

— Это ещё что за плюк? — полушёпотом осведомился Минхо. — Оно... большое?

Ему вторил целый хор приютелей. На Ньюта посыпались недоумённые вопросы.

— Все быстро заткнулись! — прикрикнул Ньют. Когда галдёж прекратился, он только бесстрастно проронил: — Не знаю. — Томас услышал, как он осторожно щупает и перекатывает шар по полу. — Да уж, конечно, побольше, чем чёртова голова. И совершенно круглое — идеальный шар.

Томас был ошеломлён, сбит с толку, но всё, о чём он сейчас мог думать — это как бы поскорее выбраться из этого места. И из этого мрака!

— Нам надо бежать, — сказал он. — Уходить отсюда. Скорее!

— Может, нам действительно нужно было повернуть назад, — сказал кто-то, Томас не понял, кто. — Шар или не шар, но оно отрезало Фрэнки башку напрочь. Предупреждал же нас тот шептун-доходяга!

— Никаких «назад»! — окрысился Минхо. — Поняли? Никаких! Томас прав. Хватит идти как на прогулке, пора рвать когти! Разойдитесь на пару шагов друг от друга и бегом марш! Да пригнитесь, а если что приблизится к голове, то долго не думайте — вваливайте ему по первое число и ходу!

Никто больше не возражал. Томас быстро нашёл свой узел и пакет с водой. Затем, словно кто-то незримый дал команду, все подхватились и сорвались с места, выдерживая, однако, дистанцию, чтобы не налетать друг на друга. Томас уже не замыкал колонну — не хотелось терять время на то, чтобы возвращаться на прежнее место. Он понёсся вперёд, так быстро, как когда-то бегал от гриверов в Лабиринте.

Едкий запах пота. Тёплый, насыщенный пылью воздух. Пальцы склеились от крови. И мрак, мрак, мрак.

Он бежал, и ничто не могло его остановить.


Шар смерти забрал у них ещё одного человека — с этим мальчиком Томас никогда ни единым словом не перемолвился. В этот раз всё произошло поблизости от юноши: он услышал, как где-то металл провизжал по металлу, раздалось несколько громких щелчков... Остальное заглушили дикие, душераздирающие крики.

Никто не остановился. Наверно, это страшно. Наверно. Но никто не остановился.

Когда вопли несчастного мальчишки оборвались, Томас услышал, как металлический шар со звоном ударился о твёрдый пол, покатился, стукнулся о стенку, прокатился ещё немного...

Он бежал. Даже не замедлил хода.

Сердце грохотало набатом, он хватал ртом плотный, пыльный воздух, грудь болела, истерзанная мучительным, рвущим лёгкие дыханием. Он потерял счёт времени и не знал, какое расстояние они преодолели. И когда Минхо скомандовал остановку, на него нахлынуло невыразимое облегчение. Усталость одержала верх над страхом перед таинственной смертью, настигшей уже двух человек.

Туннель наполнился звуками тяжёлого дыхания, в воздухе стоял неприятный запах из запекшихся ртов. Первым пришёл в себя и сумел заговорить Котелок:

— Почему мы остановились?

— Потому что я себе чуть ноги не переломал! — прокричал в ответ Минхо. — По-моему, здесь лестница.

Томас воспрял духом — и тут же задушил на корню родившуюся было надежду. Он же поклялся — никогда не радоваться заранее. Сначала пусть всё останется позади, и только потом...

— Тогда полезли вверх! — радостно завопил Котелок.

— Спасибо за подсказку! — осадил его Минхо. — И что бы мы делали без твоих полезных советов, кастрюля немытая?

Томас услышал тяжёлый топот ног: вожак бежал вверх по лестнице, и ступеньки отзывались тоненьким звоном, словно были сделаны из металла. Прошло всего несколько секунд — и по лестнице загрохотали ещё чьи-то шаги, потом ещё, а вскоре весь отряд последовал за своим лидером.

Когда Томас наткнулся на первую ступеньку, он споткнулся и упал, больно стукнувшись коленом о вторую. Он обеими руками оттолкнулся от лестницы (его пакет с водой при этом чуть не лопнул), восстановил равновесие и кинулся вверх, перескакивая через две ступеньки. Кто знает, когда пресловутый металлический шар опять пойдёт в атаку. К тому же, клятва клятвой, а ему до смерти хотелось поскорее очутиться в более освещённом месте, куда, как он надеялся, он сейчас и торопился.

Сверху раздалось гулкое «бум-м!». По сравнению с топотом ног по лестнице звук был глубже и громче, но это опять-таки звенел металл.

— Ой! — Голос Минхо. Потом послышались вскрики и ругательства: приютели, не в силах сразу остановиться, с разбегу врезáлись друг в друга.

— Ты как? — послышался вопрос Ньюта.

— Обо... что ты там... треснулся? — задыхаясь, выкрикнул Томас.

— Обо что, обо что... — раздражённо отозвался лидер. — О долбаную крышу, вот обо что! И что-то я нигде не вижу... — Он не договорил. Томас мог слышать, как Минхо шарит руками по стенкам и потолку. — Постойте! Кажется, нашёл...

Его слова оборвал громкий щелчок, и мир вокруг Томаса мгновенно вспыхнул ярчайшим пламенем. Он закричал и прикрыл глаза руками: сверху лился ослепительный, жгучий свет. Юноша уронил пакет с водой — просто ничего не мог поделать: он слишком долго находился в непроглядном мраке. Оранжевое сияние причиняло глазам невыносимую боль, прожигая ладони и веки. На него пахнýло раскалённым ветром и по телу прокатилась волна жара.

Томас услышал скрежет, затем что-то звякнуло и вернулась темнота. Он осторожно опустил руки и зажмурился: перед глазами плясали разноцветные пятна.

— Чтоб мне сдохнуть, — выразил своё сокровенное желание Минхо. — Похоже, мы таки добрались до выхода, но, по-моему, он прямо на чёртовом солнце! Мля, вот это свет! Да и жарко, как в пекле.

— Приоткрой на маленькую щёлочку, пусть глаза сначала привыкнут, — посоветовал Ньют. Томас услышал, как он протопал вверх по лестнице к Минхо. — На, возьми майку, сунь в щёлку. Эй, все закройте глаза!

Томас так и поступил, снова прикрыв глаза руками. Вспыхнуло оранжевое свечение, и процесс привыкания начался. Через минуту-другую он опустил руки, а затем медленно приподнял веки. Пришлось прищуриться — по-прежнему казалось, что на него направлены лучи по крайней мере миллиона прожекторов, но — ничего, терпимо. Прошла ещё пара минут — сияние было всё таким же ярким, но уже не причиняло слишком сильной боли.

Теперь он смог разглядеть, что стоит примерно в двадцати ступенях ниже от того места, где под люком в потолке скрючились Минхо с Ньютом. Приоткрытую крышку обрамляли по краям три сияющих полосы, только в одном месте чернело тёмное пятно: там ребята подоткнули дверь майкой, чтобы не захлопнулась. Всё вокруг них: стены, лестница, да и сама крышка люка — было сделано из тусклого серого металла. Томас повернулся и посмотрел туда, откуда они пришли: уходящие в глубину ступени растворялись во мраке. Оказывается, они взобрались гораздо выше, чем он думал.

— Ну что, слепые ещё есть? — спросил Минхо. — Лично я чувствую, что теперь у меня запечённые яблоки вместо глазных.

У Томаса было то же самое чувство. Глаза слезились и чесались, да и все вокруг только и знали, что тёрли веки.

— Так что там, снаружи? — спросил кто-то.

Минхо выглянул в щёлку, прикрывшись рукой от солнца, и пожал плечами.

— Да трудно сказать... Ничего не видно, свет слишком яркий, похоже, что мы действительно под прямыми солнечными лучами. Но что могу сказать наверняка, так это то, что людей там, кажется, нет. — Он помолчал и добавил: — И хрясков тоже.

— Тогда пошли отсюда, — предложил Уинстон — он стоял двумя ступенями ниже Томаса. — Лучше поджарюсь на солнце, чем мне на голову наденется какой-то идиотский железный шар. Пошли!

— Хорошо-хорошо, Уинстон, — покладисто сказал Минхо. — Не ссы в трусы, я только хотел, чтобы глаза привыкли. Сейчас откину крышку. Приготовьтесь. — Он шагнул ступенькой выше, чтобы можно было упереться плечом в металлическую дверь. — Раз! Два! Три!

Он, коротко ухнув, распрямил ноги и надавил на крышку. Она с визгом и скрежетом откинулась, свет и жар затопили лестничный пролёт. Томас быстро опустил взгляд вниз и зажмурился. Всё равно ещё слишком, слишком ярко.

Он услышал непонятную возню, взглянул вверх и увидел, что Минхо и Ньют пытаются спрятаться от льющегося через открытую дверь ослепительного света. Весь лестничный пролёт, казалось, превратился в жарко натопленную печь.

— Вот мля-а! — скривившись, воскликнул Минхо. — Старик, что за чёрт! Похоже, мне уже полморды обожгло!

— Точно! — подтвердил Ньют, потирая затылок. — Не знаю, стоит ли нам сейчас соваться наружу. Может, подождать, пока солнце сядет?

Приютели недовольно зашумели, но их гомон перекрыл неожиданный крик Уинстона:

— Эй, берегись! Эй!

Томас обернулся на вопль. Уинстон, пятясь вниз по лестнице, указывал куда-то прямо вверх. В нескольких футах над их головами набухала, словно просачиваясь сквозь металлический потолок, большая полусфера, на вид состоящая из жидкого серебра. Она вытянулась в каплю, капля росла прямо на глазах и превратилась в медленно пружинящий вверх-вниз шар. И прежде чем кто-либо успел среагировать, шар оторвался от потолка и полетел вниз.

Но вместо того, чтобы разбиться о ступени, сверкающая серебристая сфера вопреки земному притяжению полетела горизонтально, нацелившись прямо в лицо Уинстону. Издав оглушительный вопль, Уинстон упал и кубарем покатился вниз по лестнице.


ГЛАВА 16


Спеша на выручку Уинстону, Томас испытывал противоречивые, даже немного постыдные чувства: он не мог понять, то ли стремится помочь приютелю из чистого альтруизма, то ли эгоистично поддался собственному любопытству — уж больно хотелось узнать, что за штуковина этот смертоносный шар.

Уинстону наконец удалось остановить падение — его спина застряла на одной из ступеней. До дна лестничного пролёта оставалось ещё очень-очень далеко. Ослепительное сияние, льющееся через дверь люка, освещало всё до мельчайших подробностей. Обеими руками Уинстон пытался отлепить от головы серебристую субстанцию — та уже обволокла ему макушку и наползала на уши. Расплавленный металл густым липким сиропом нависал над ушными раковинами и собирался на бровях парня.

Томас перепрыгнул через Уинстона и присел, опершись коленями о ступень чуть ниже той, на которой лежал приютель. Тот тянул и дёргал серебристую массу, пытаясь не дать ей затопить глаза. Как ни странно, его усилия оказались не бесплодны! Тем не менее, парень вопил во всю мочь своих лёгких, метался, бился ногами о стену...

— Сними это с меня! — орал он. Услышав его сорванный, хрипящий, полупридушенный голос, Томас едва не поддался панике и не убежал прочь. Если эта штука причиняет такуюболь...

На вид она была как очень вязкий серебристый гель. Упрямый и настойчивый, будто живой. Как только Уинстону удавалось отпихнуть массу от глаз, она ползком огибала его пальцы и норовила снова залезть туда, откуда её убрали. Томас видел участки кожи, подвергшейся атаке серебристого геля: багровые, покрытые волдырями ожоги. Отвратительное зрелище.

Уинстон выл что-то нечленораздельное. Возможно, он вообще испускал свои мучительные вопли на другом языке. Томас понял: надо что-то делать. Времени на раздумья не оставалось.

Он спустил с плеча свой узел и высыпал его содержимое — фрукты и пакеты запрыгали вниз по ступенькам. Обмотав простынёй руки — для защиты — он решительно принялся за дело. Уинстон пытался убрать гель от своих глаз, а Томас схватился за края шара, которые только что накрыли уши парня. Солнце нещадно палило сквозь одежду, у юноши даже возникла мысль, что того и гляди, она загорится. Он как следует уперся ногами, крепко вцепился в металлическую массу пальцами и дёрнул.

С неприятным чмоканьем края шара оторвались на несколько дюймов от головы парня, а затем выскользнули из пальцев Томаса и со шмяком снова накрыли Уинстону уши. Парень заорал ещё громче прежнего, хотя, казалось, куда уж громче. Пара-тройка приютелей двинулась на помощь, но Томас крикнул, чтобы они не мешались под руками.

— Давай вместе! — проорал он Уинстону. — Слушай меня, Уинстон! Мы должны действовать одновременно! Постарайся ухватиться за неё и оторвать от головы!

Тот не выказал ни малейшего признака того, что понял, о чём ему толкуют, лишь продолжал биться и брыкаться. Если бы Томас не находился ступенькой ниже, то наверняка бы уже докувыркался до самого низа лестницы.

— На счёт три! — кричал Томас. — Уинстон! На счёт три!

По-прежнему непонятно, слышал ли его приютель: он всё так же вопил, метался, молотил ногами по воздуху и бил ладонями по серебристому гелю.

На глаза Томаса навернулись слёзы. А может, в них залился пот со лба. Неважно, хоть так, хоть этак — глаза жгло огнём. И воздух, казалось ему, нагрелся до тысячи градусов. Все мускулы затекли от напряжения, ноги пронзило острой болью. Судорога.

— Делай, что говорю! — заорал он, не обращая внимания на боль, и наклонился, чтобы попытаться снова. — Раз! Два! Три!

Он ухватился за края серебристой массы, удивляясь необычному ощущению податливой твёрдости. А затем рванул изо всех сил. Масса подалась и отлепилась от головы парня. К счастью, тот то ли слышал призывы Томаса, то ли просто так удачно сложилось, но Уинстон одновременно надавил ладонями на липкую дрянь, словно хотел сорвать напрочь собственный лоб. Вся масса оторвалась от головы и повисла в воздухе противной дрожащей и пульсирующей тряпкой. Томас, ни секунды не колеблясь, размахнулся и швырнул эту гадость себе за голову и вниз, в лестничный пролёт, а затем обернулся посмотреть, что из этого вышло.

Рассекая воздух, серебристая масса снова быстро приняла форму сферы. Её поверхность, поколебавшись, застыла. Шар пролетел несколько ступеней вниз и вдруг на секунду приостановился, словно посылая несостоявшейся жертве долгий прощальный взгляд и раздумывая, где он дал маху. Затем шар скользнул вдоль ступеней вниз и исчез в темноте.

По непонятной причине шар не возобновил атаку.

Томас с шумом втянул в себя воздух. Такое впечатление, будто всё его тело вымочили в поту. Он прислонился плечом к стене, опасаясь смотреть на стонущего позади Уинстона. По крайней мере, тот орать перестал, и то хорошо.

Наконец, Томас набрался мужества и повернулся к страдальцу.

Это было жалкое зрелище: приютель скорчился, подтянув ноги к животу, и дрожал; волос на голове не было, вместо них — воспалённая, местами содранная чуть ли не до кости кожа, которую покрывали багровые, сочащиеся кровью пятна. Уши изорваны в клочья, но, по крайней мере, на месте. Парень стонал и плакал не только от чисто физической боли, но и от пережитого страха: ведь он практически был на пороге смерти. Прыщавая кожа его лица казалась теперь образцом свежести и чистоты по сравнению с ужасными ранами на остальной части головы.

— Ты в порядке, старик? — спросил Томас и прикусил язык: глупее вопроса он ещё в жизни не задавал.

Уинстон дёрнул головой, продолжая трястись всем телом.

Томас поднял голову. Минхо, Ньют, Арис и остальные приютели столпились парой ступеней выше. Против солнца было трудно разглядеть выражение лиц, но Томас всё же видел их глаза, устремлённые на разыгравшуюся внизу сцену — широко раскрытые, какие бывают у кошек, если их ослепить ночью лучом фонарика.

— И что это была за чертовщина? — остолбенело пробормотал Минхо.

Томас был не в состоянии говорить, поэтому только покачал головой.

Ситуацию «прояснил» Ньют:

— Волшебное желе, питающееся человеческими головами, вот что это за чертовщина.

— Наверно, какая-то новая технология, — подал голос Арис. Впервые за всё время пути он принял участие в дискуссии. Новенький оглянулся по сторонам, заметил, что все уставились на него с удивлением, передёрнул плечами, словно смутившись, и продолжал: — Ко мне вернулись кое-какие отрывочные воспоминания. Кажется, в мире имеются довольно продвинутые техно-штуки, но я ничего не припоминаю о летающих шарах из жидкого металла, отсекающих у людей части тела.

Томас покопался в собственной дырявой памяти. Нет, ничего подобного и он не помнил.

Минхо машинально указал на уходящие вниз ступени:

— Должно быть, эта дрянь обволакивает тебе всю физиономию, а потом въедается в шею и чистенько так перегрызает её. Красиво и нежно.

— Вы видели — оно просочилось прямо сквозь потолок! — добавил Котелок. — Давайте-ка выбираться отсюда. И поскорее.

— Всеми руками и ногами за, — кивнул Ньют.

Минхо глянул на Уинстона, и в его взгляде промелькнуло плохо скрытое отвращение. Действительно, приятного мало. Парень перестал дрожать и всхлипывать, только тихонечко стонал. Но вид у него был паршивый. Наверняка шрамы останутся на всю жизнь. И вряд ли когда-нибудь на ободранной голове опять вырастут волосы.

Минхо отдал распоряжения:

— Котелок, Джек! Поставьте Уинстона на ноги, и помогите ему идти. Арис, подбери его шмотки; ты и ты — помогите нести их. Мы уходим. Мне по барабану, какой там свет и как там жарко — что-то меня совсем не прельщает мысль заиметь вместо головы шар для боулинга.

Он повернулся, даже не удостоверившись, следуют ли его приказаниям. Судя по этому жесту, подумал Томас, из парня несмотря ни на что всё-таки выйдет отличный лидер!

— Томас, Ньют, — бросил Минхо через плечо, — мы трое должны выйти первыми.

Томас с Ньютом переглянулись. Во взгляде Ньюта читалась лёгкая опаска, но всё же любопытства и желания двигаться дальше в нём было намного больше. Томас полностью разделял его чувства, к тому же, он был согласен на всё что угодно, только бы как можно скорее и подальше уйти от Уинстона.

— Ну что ж, пошли, — сказал Ньют таким тоном, словно у них не было иного выбора, чем подчиниться. Но его лицо выдало правду: ему так же не терпелось улизнуть от несчастного Уинстона, как и Томасу.

Томас кивнул и осторожно переступил через бедного парня, стараясь не смотреть на его изуродованную голову — от этого зрелища его тошнило. Он посторонился, давая дорогу спускающимся по лестнице Котелку, Джеку и Арису, и устремился вверх, перешагивая через две ступеньки. Втроём — он, Ньют и Минхо — они устремились вверх, к солнцу.


ГЛАВА 17


Приютели уступали им дорогу — очевидно, все были безмерно рады, что первыми навстречу неведомым опасностям выйдут эти трое. Томас сощурился и прикрыл глаза рукой. Чем ближе они подходили к отверстию в потолке, тем меньше им верилось, что они смогут вступить в это неистовое сияние и не сгореть заживо на месте.

На последней ступеньке Минхо остановился у границы прямого солнечного света. Затем он медленно протянул руку под лучи, и Томас поразился: оливковая кожа их лидера, казалось, сияла чистейшим белым пламенем.

Не прошло и нескольких секунд, как Минхо втянул руку обратно и принялся трясти ею, словно стукнул молотком по пальцу.

— Ничего себе жара. Пекло какое-то. — Он повернулся к своим товарищам: — Если мы собираемся выйти на солнышко, лучше завернуться во что-нибудь, не то сгорим в два счёта. Ожог второй степени гарантирую.

— Давайте вытащим всё из узлов, — предложил Ньют, сбрасывая свой узел с плеча. — Завернёмся в простыни, как в бурнусы, пока будем разведывать как да что. Если сработает — опорожним половину узлов и будем их использовать для защиты, а припасы запихнём во вторую половину.

Узел Томаса уже был пуст — он высыпал всё его содержимое, когда выручал Уинстона.

— Видок у нас будет — ни дать ни взять привидения в саванах, — заметил он. — Если там, снаружи, есть какие-нибудь нехорошие ребятки, мы их до смерти напугаем.

Минхо не был так аккуратен, как Ньют — он попросту вытряхнул содержимое своего узла прямо на ступени. Находящиеся поблизости приютели инстинктивно кинулись подбирать запрыгавшие по лестнице припасы — не пропадать же добру!

— О, да Томас у нас весельчак. Остаётся только молиться, чтобы никто из этих миляг, хрясков, не припёрся с нами познакомиться. — Минхо расправил простыню. — Неужто кто-нибудь смог бы прогуливаться здесь по такой жаре? Надеюсь, там найдутся деревья или ещё какое укрытие...

— Ну-у, не знаю, — протянул Ньют. — Может, грёбаные придурки прячутся, а потом ка-ак накинутся из засады?

Томасу хотелось поскорее покончить с теориями и начать на практике выяснять, во что они вляпались.

— Пока лично не разведаем — не узнаем. Пошли. — Он расправил свою простыню, затем накрылся ею, плотно обернул вокруг головы, оставив открытым только лицо, и стал похож на старуху в парандже. — Ну, как я вам?

— М-да, уродливей девки я в жизни не видал, — заценил Минхо. — Благодари богов, что родился чуваком.

— Благодарю.

Минхо и Ньют сделали то же самое, что и Томас, только додумались при этом удерживать свои накидки руками изнутри, защитившись, таким образом, полностью. На головах они соорудили что-то вроде козырька, чтобы и лица оставались в тени. Томас тут же «переоделся».

— Ну что, шенки, готовы? — спросил Минхо, переводя взгляд с Ньюта на Томаса.

— Вообще-то, даже горю нетерпением, — ответил Ньют.

«Горю»? Не очень-то подходящее слово в данных обстоятельствах, ну да ладно. Томас испытывал ту же потребность в немедленных действиях:

— Я тоже. Идём!

Лестница шла до самого выхода, наподобие того, как бывает в старых погребах; последние ступени горели в ярком свете солнца. Минхо помедлил, а потом одним махом преодолел их и исчез, растворившись в яростном сиянии.

— Пошёл! — выкрикнул Ньют и шлёпнул Томаса раскрытой пятернёй по спине.

В крови вскипел адреналин. С шумом выдохнув, Томас устремился за лидером. Сзади он слышал шаги и дыхание Ньюта.

Как только Томас выскочил под прямые лучи, то понял, что с тем же успехом они могли завернуться в прозрачный полиэтилен. Простыня не защищала ни от ослепляющего света, ни от жгучего жара, изливающихся с неба. Он открыл было рот, чтобы что-то сказать, — и струя горячего воздуха ударила ему прямо в глотку, мгновенно иссушив всё на своём пути. Он отчаянно пытался втянуть в себя хоть каплю кислорода, но в груди как будто пожар полыхал.

У Томаса не было ясного представления о реальном мире — сказывалась потеря памяти — но неужели он таков?! Не может быть.

Глаза резало от яростной белизны, он плотно зажмурился, тут же налетел на Минхо и чуть не упал, но удержался на ногах. Вдохнуть никак не удавалось. Томас присел на корточки, с головой накрывшись простынёй, и попытался успокоиться. Наконец, он задышал, коротко и неглубоко втягивая в себя воздух и тут же выталкивая его обратно. Эти первые мгновения после выхода на поверхность стали настоящей пыткой. Двое его товарищей находились не в лучшем положении — оба дышали тяжело, с хрипом.

— Ребята, вы в порядке? — наконец выдохнул Минхо.

Томас еле выдавил: «Да», а Ньют сказал:

— Похоже, мы угодили прямиком к чёрту в пекло. Всегда считал, что ты, Минхо, этим кончишь, но совсем не ожидал, что тоже окажусь здесь.

— Ну и нормалёк, — ответил вожак. — Мля, глаза болят, но, кажется, я начинаю привыкать к свету.

Томас чуть-чуть приподнял веки и посмотрел на землю у себя под ногами, всего в паре футов от лица. Пыль и песок. Несколько серо-коричневых камней. Простыня, укрывавшая его, сверкала такой ослепительной белизной, что казалось, будто она светится сама по себе. Новое слово в светотехнологиях.

— Ты от кого прячешься? — окликнул его Минхо. — Подымайся, шенк. Вокруг ни души.

Томас смутился. Товарищи могли подумать, что он сидит и трясётся от страха под своей простынёй. Так маленькие дети прячут свои слёзы под одеялом, думая, что их никто не видит. Он встал, медленно-медленно отвёл от лица накидку и осторожно выглянул наружу. Их окружала пустыня.

Перед ним, насколько хватало глаз, простиралась иссохшая, плоская, как сковородка, равнина. Нигде ни одного деревца. Ни кустика. Ни холмов, ни долин. Лишь оранжево-жёлтое море пыли и камней. Раскалённый воздух на горизонте, казалось, кипел, струящимися потоками возносясь вверх. Если там и было что-то живое, то оно уже давно превратилось в пепел и унеслось в безоблачное блеклое небо.

Везде одно и то же: выжженная пустыня. Но когда он обернулся и посмотрел назад, то обнаружил, что, оказывается, не везде. Вдалеке виднелись голые иззубренные горы, а примерно на половине пути между горами и тем местом, где сейчас стояли приютели, вырисовывались какие-то строения, похожие на кучу кое-как сваленных вместе ящиков. Должно быть, поселение, но с такого расстояния непонятно, большое оно или маленькое: горячий воздух образовывал волнующуюся завесу, за которой трудно было что-либо разглядеть.

Белое солнце слева от Томаса, судя по всему, склонялось к горизонту. Значит, там был запад, а городок и возвышающиеся за ним красно-чёрные скалы находились прямо к северу. Как раз туда им и приказано идти. Томас снова, как когда-то в Приюте, удивился своей способности угадывать направление. Словно фрагмент его прошлого восстал из пепла.

— Как думаешь, сколько до этих строений? — спросил Ньют. После длинного тёмного туннеля, где их голоса эхом отражались от гулких стен, казалось, что он говорит шёпотом.

— Что-то около ста миль? — Это был не ответ, Томас просто думал вслух. — Точно на север. Это ведь туда нам надо идти?

Минхо покачал закутанной в простыню головой.

— Не-а, чувак. Тьфу ты, я имею в виду — мы, конечно, должны туда идти, но до этих хибар никак не сто миль. Самое большее — тридцать. А до гор — где-то шестьдесят-семьдесят.

— Я и не знал, что тебе достаточно только выкатить свои грёбаные буркалы, и пожалуйста — расстояние у тебя в кармане, — заметил Ньют.

— Кретин, я же Бегун! В Лабиринте, конечно, масштабы поменьше, но принцип тот же. Быстро привыкаешь.

— Крысюк не врал, когда рассказывал о вспышках на солнце, — промолвил Томас, стараясь не поддаваться панике. — Похоже на ядерный холокост. Неужели весь мир тоже так выглядит?

— Будем надеяться, что нет, — отозвался Минхо. — Я бы сплясал от счастья, если бы увидел здесь где-нибудь хоть одно деревце. Или ручеёк.

— А я бы и лоскутку травки обрадовался, — пригорюнился Ньют.

Чем дольше Томас вглядывался, тем ближе ему казалось поселение. Наверно, там и тридцати миль нет.

— Думаете, здесь будет труднее, чем в Лабиринте? Там вокруг нас были стены, но мы были обеспечены всем необходимым для выживания. Здесь наоборот — никаких стен, но и никакой помощи. Нам всего лишь надо идти туда, куда приказано. Кажется, это называется иронией или как-то так?

— Как-то так, — ответил Минхо. — Что это ты в философствование ударился? — Он кивнул в сторону люка из подземелья: — Пошли. Надо вытащить наших шенков на поверхность и немедленно отправляться в дорогу. Не ждать же, пока проклятое солнце высосет из нас всю влагу.

— Может, стоит подождать до сумерек? — предположил Ньют.

— Ага, сидеть и ждать, когда металлические шарики у нас бошки поотжирают? Как бы не так!

Томас тоже был за то, чтобы сразу пуститься в путь.

— По-моему, самое подходящее время. Солнце зайдёт через пару-тройку часов. Поднажмём, потом сделаем остановку, потом за ночь пройдём как можно дальше. Лично я не собираюсь и лишней минуты сидеть там, внизу.

Минхо энергично кивнул.

— Ну что ж, план не хуже любого другого, — согласился Ньют. — Значит, ближайшая цель — этот паршивый городишко. Будем надеяться, что там не так много наших старых знакомцев, хрясков.

При упоминании о хрясках у Томаса ёкнуло сердце.

Минхо прошагал к отверстию в земле и, наклонившись над ним, крикнул:

— Эй вы, банда слюнтяев, шенки недорезанные! Хватайте свои шмотки и быстро все сюда!


Никто из приютелей не стал возражать против выдвинутого плана действий.

Со всеми, кто появлялся из подземелья, происходило то же самое, что и с Томасом: зажмурив глаза, они отчаянно боролись за каждый вдох. Наверняка во всех жила надежда, что Крысюк преувеличил, что худшее осталось позади, в Лабиринте. Но Томас был уверен: после непостижимых головоядных шаров и прелестного вида на выжженную пустыню надежда рухнула.

Прежде чем пуститься в путь, они перераспределили припасы: половина простынных узлов была развязана, продукты и воду из них затолкали в оставшиеся узлы. Освободившимися простынями должны были укрываться по двое одновременно. Как ни странно, получалось неплохо, даже у несчастного Уинстона и его провожатого, Джека, — и вскоре все уже шагали по твёрдой, усыпанной камнями равнине.

Томас оказался в паре с Арисом, хотя как это случилось, не мог бы сказать. Скорее, он отказывался даже себе самому признаться, что просто хочет быть рядом с этим парнем. Ведь Арис — единственное звено, хоть как-то связывающее его, Томаса, с Терезой...

Томас держал конец накидки в левой руке, узел с припасами висел на его правом плече. Арис шагал справа от него; они договорились, что будут передавать друг другу значительно потяжелевший узел каждые полчаса. Так они шли по знойной пыльной равнине, и каждые сто ярдов пути, казалось, на день сокращали время их жизни.

Долгое время они молчали, но наконец, Томас не выдержал:

— Значит, ты никогда раньше не слышал имя «Тереза»?

Арис остро взглянул на него. Томас поймал себя на том, что в его тоне проскользнул легчайший намёк на обвинение. Но не сдался:

— Так что? Слышал?

Арис устремил взгляд вперёд, но что что-то в его взоре насторожило Томаса.

— Нет, никогда. Понятия не имею, кто такая и куда девалась. Во всяком случае, её не убили прямо у тебя на глазах.

Это был удар ниже пояса, но странным образом он прибавил Томасу симпатии к его спутнику.

— Да, извини, конечно... — Он на секунду задумался, прежде чем задать следующий вопрос: — Вы были с ней очень близки? Как, ты сказал, её звали?

— Рейчел. — Арис замолчал, и Томасу на миг показалось, что разговор окончен. Но через некоторое время его спутник продолжил: — Мы были очень близки. Произошло кое-что необычное. Оказалось, у нас были общие воспоминания. Да, мы были более чем близки...

Томас подумал, что Минхо, наверное, живот бы себе надорвал от смеха, услышав последнюю фразу Ариса. Но ему самому она показалась самым печальным, что он когда-либо слышал. Юноша почувствовал, что необходимо что-то сказать, как-то разделить с Арисом его скорбь.

— Да... Ты знаешь, моего хорошего друга тоже убили у меня на глазах. Каждый раз, как вспоминаю Чака — с катушек съезжаю. Если бы они... поступили так с Терезой, ничто бы меня не остановило. И ничто не остановит. Они все подохнут!

Томас застыл на месте, заставив и Ариса остановиться. Юноша не мог поверить, что с его уст сорвались подобные слова — как будто им овладел некий злой дух и высказался вместо него. Но высказался очень верно: он действительно так чувствовал!

— Как ты думаешь... — начал он, но его прервал Котелок. Тот кричал и указывал на что-то пальцем.

В следующий миг Томас понял, что так поразило бывшего шеф-повара.

Далеко впереди, со стороны городка к ним, поднимая фонтанчики пыли, стремительно приближались две человеческие фигуры, в знойном мареве казавшиеся выходцами с того света.


ГЛАВА 18


Весь отряд остановился, как по команде. Томас не отрываясь смотрел на бегущих. Его знобило — и это в такую-то жару! Он вряд ли мог бы объяснить, почему весь покрылся гусиной кожей, ведь приютели почти вдесятеро превосходили в числе приближающихся чужаков. И тем не менее он не на шутку испугался.

— Так, все сходимся поплотнее, — скомандовал Минхо. — И если что — сразу набрасываемся на этих шенков.

Устремляющиеся вверх потоки жаркого воздуха не давали рассмотреть гостей до тех пор, пока те не оказались в сотне ярдов от приютелей. Томас напрягся: уж слишком сильно врезались в память жуткие существа, цеплявшиеся за оконные решётки всего несколько дней назад. Хряски. Но эти люди пугали его по-другому.

Они остановились в десятке шагов от группы приютелей. Один был мужчина, другой, судя по характерным очертаниям фигуры — женщина. В остальном их телосложение было похожим — оба длинные и костлявые. Головы и лица полностью укутаны в драные грязно-белые тряпки, только для глаз и носов прорезаны небольшие отверстия. Рубашки и штаны представляли собой дикую мешанину кое-как сшитых между собой лоскутьев, там и сям подвязанную полосками джинсового полотна. От солнца было спрятано всё, кроме рук, кожа на которых была красной и растрескавшейся.

Чужаки стояли не двигаясь и только тяжело, с хрипом дышали, словно загнанные псы.

— Кто вы? — выкрикнул Минхо.

Те не ответили и не шелохнулись, только рёбра подымались и опускались в такт дыханию. Томас, наблюдавший за пришельцами из-под своего импровизированного капюшона, поражался: как те умудрились пробежать такое расстояние и не отдать концы от перегрева?

— Кто вы такие? — требовательно повторил Минхо.

Вместо ответа чужаки разделились, и каждый пошёл, описывая широкую дугу вокруг плотно сбившегося отряда приютелей. Глаза, спрятанные за прорезями в укутывающих головы тряпках, напоминающих пелены мумий, неотрывно следили за ребятами, словно прикидывая размер будущей добычи. Томас чувствовал, как нарастает внутреннее напряжение, особенно когда он больше не мог удержать в поле зрения обоих незнакомцев одновременно. Он повернулся и, наконец, увидел, как те вновь сошлись вместе позади группы, обратились лицом к приютелям и застыли.

— Нас здесь дофига, а вас только двое. — Слова Минхо выдавали степень его тревоги: действительно, так быстро переходить к угрозам может только человек в безвыходном положении. — Давайте выкладывайте, кто вы такие.

— Мы хряски, — сказала женщина. Её голос напоминал гортанный, раздражённый лай.

Она махнула рукой через головы приютелей в сторону поселения.

— Хряски? — Минхо протолкался сквозь толпу ребят и встал лицом к лицу с чужаками. — Как те, что пытались прорваться в нашу спальню пару дней назад?

Томас скривился — да откуда этим-то знать? Ведь приютели каким-то не совсем понятным образом совершили довольно далёкое путешествие от того места, где провели несколько последних дней — через транс-плоскость.

— Мы хряски.

На этот раз говорил мужчина. Как ни странно, его голос был яснее и звонче, чем у женщины. Но отнюдь не любезнее.

Он тоже указал на городок вдали — в точности, как его спутница.

— Пришли посмотреть, не хряски ли вы. Вы больны Вспышкой?

Минхо оглянулся и, вопросительно подняв брови, обвёл глазами своих товарищей. Но все молчали. Он повернулся обратно.

— Один чувак сказал нам, что мы тоже заражены. Расскажите нам о Вспышке.

— Не стоит, — ответил мужчина. Когда он говорил, тряпки, которыми была обмотана его голова, подрагивали. — Если вы больны, то скоро и сами всё узнаете.

— Ну хорошо, какого чёрта вам от нас нужно? — не выдержал Ньют и выступил из толпы, присоединившись к Минхо. — Какое вам-то дело, хряски мы или нет?

Теперь заговорила женщина. Она словно бы не слышала вопроса.

— Как вы попали в Топку? Откуда вы пришли? Как оказались здесь?

Томас был поражён. Речь женщины звучала совершенно... разумно. Хряски, которые заглядывали к ним в спальню, выглядели законченными сумасшедшими, не люди, а животные. Эти же сразу просекли, что их группа возникла из ниоткуда. Посреди голой пустыни.

Минхо пошептался с Ньютом, потом шагнул поближе к Томасу:

— Ну, и что вешать этим типам?

А Томасу откуда знать?

— Без понятия. Может, правду? Хуже ведь не будет.

— Правду? — саркастически протянул Минхо. — Какая великолепная идея, Томас. Ты, как всегда, блещешь умом. — И снова повернулся к хряскам. — Нас послал сюда ПОРОК. Мы сначала шли по туннелю. Потом выскочили из дырки в земле, вон там, в той стороне. Нам приказано пройти сто миль на север, пересечь Топку. Ну как, я понятно излагаю?

И снова чужаки будто ничего не слышали.

— Не все хряски — конченные люди, — сказал мужчина. — Не все из них перешли Черту. — Последнее словно он сказал так, будто это было название какого-то места. — Есть различные степени. Вам надо бы поскорее разобраться, кто вам друг, а от кого держаться подальше. А кого и убить. Учитесь быстрее, если собираетесь идти нашим путём.

— Каким таким «вашим путём»? — спросил Минхо. — Вы из этого городишка, так? Это там живут все хряски? А вода и еда там есть?

Томаса, как и Минхо, тоже обуревал миллион вопросов. Его так и подмывало предложить схватить этих двоих и вытрясти из них нужные сведения, раз они не хотят говорить по-хорошему. Но те как раз снова разделились и пошли вокруг приютелей обратно, на сторону, обращённую к поселению.

Как только они вернулись в исходную точку (отдалённый городишко, казалось, плавился и тёк за их спинами), женщина заговорила:

— Если вы ещё не заражены, то скоро заразитесь. Точно так же, как и та, другая группа. Те, что должны убить вас.

Это были её последние слова. Чужаки развернулись и припустили обратно к россыпи строений на горизонте, оставив приютелей в полном замешательстве. Вскоре фигуры незнакомцев растворились в облаке пыли и мерцании струящихся раскалённых потоков.

— Другая группа? — переспросил кто-то, кажется, Котелок. Томасу было не до выяснения личности говорящего: он застыл, как в трансе, пристально взирая вслед исчезнувшим хряскам. Все его мысли занимало одно: Вспышка.

— Я полагаю, они говорили о моей группе... — А вот этот голос, без сомнения, принадлежал Арису. Томас наконец очнулся от столбняка.

— Группа Б? — обратился он к Арису. — Ты думаешь, они уже успели добраться до города?

— Алло! — грубо вмешался Минхо. — Нашёл чем мозги сушить! Ещё неизвестно, кто кого убьёт. Вот Вспышка — это да, это дело серьёзное.

Томас вспомнил о лаконичной и устрашающей татуировке на собственном загривке.

— Может, когда она говорила «вас», то имела в виду не всех нас. — Он ткнул большим пальцем в своё плечо: — А вдруг она имела в виду конкретно меня? Мы же её глаз не видели.

— Да откуда ей знать, кто ты такой? — осадил его Минхо. — К тому же — какая разница? Если кто-то вздумает прикончить тебя, или меня, или ещё кого, им придётся иметь дело со всеми нами! Так ведь?

— Как мило с твоей стороны распоряжаться нашими жизнями! — фыркнул Котелок. — Вали, помирай вместе с Томасом. А я как-нибудь в сторонку отойду. Буду жить и с удовольствием нести бремя вины. — Он скорчил смешную гримасу, красноречиво говорящую, что он лишь стебётся; однако Томасу пришло в голову: а не кроется ли в его словах крохотная частица правды?

— Ну и что мы теперь будем делать? — задал вопрос Джек. Уинстон одной рукой обнимал его за шею, но, очевидно, бывший Страж Живодёрни чувствовал себя немного лучше, силы постепенно возвращались к нему. К счастью, изуродованной головы не было видно под простынёй.

— А сам как думаешь? — ответил вопросом на вопрос Ньют, но, опомнившись, покосился на начальство.

Начальство в лице Минхо закатило глаза.

— Продолжаем идти, что ещё? Мля, у нас же нет выбора! Если не пойдём в этот паршивый городишко, то передохнем здесь от перегрева и голода. А если пойдём, то у нас хоть на какое-то время будет укрытие, а может даже и жратва. Хряски там, не хряски, а мы идём туда — и точка!

— А как же группа Б? — спросил Томас, устремив взор на Ариса. — Или о ком там они толковали. Что если они действительно хотят нас убить? Ведь у нас нет никакого оружия! Будем драться голыми руками?

Минхо согнул в локте могучую руку.

— Если эта группа — действительно те девчонки, о которых говорил Арис, то я им только покажу вот это оружие, и они побегут впереди собственного визга.

Но Томас не сдавался.

— А если у них есть настоящее оружие? А если они умеют драться? Или если речь вообще шла не о девочках, а о шайке семифутовых амбалов, жрущих человечину? Или о паре тысяч хрясков?

— Томас... Нет, всех касается. — Минхо испустил досадливый вздох. — А не заткнуться бы вам? Расслабьтесь, парни, завязывайте с вопросами! Ну разве кого осенит гениальная идея, не связанная со смертельным риском, тогда валяй, высказывайся. А до того — хорош ныть и пошли воспользуемся своим пока единственным шансом. Уразумели?

Томас неожиданно для себя самого улыбнулся. Как ни странно, краткая речь Минхо подбодрила его. Или, во всяком случае, подарила крохотную надежду. Просто надо продолжать идти, двигаться, действовать. Вот и всё.

— Ну, так-то лучше, — удовлетворённо кивнул Минхо. — Есть ещё желающие поссать в штаны и поплакаться мамочке?

В ответ раздалось только несколько смешков. Ссать и плакаться никто не желал.

— Отлично. Ньют, ты будешь идти впереди, ну, сам понимаешь, хромота, всё такое... Томас, ты — замыкающий. Джек, передай Уинстона кому-нибудь, тебе пора отдохнуть. Готовы? Валим.

И они повалили. На этот раз узел нёс Арис, так что Томасу, идущему налегке, казалось, что он чуть ли не парит над землёй. Единственная трудность — это держать над головой простыню, — рука устала и занемела. И всё-таки они двигались вперёд, временами переходя на бег.

К счастью, солнце, казалось, тоже устало и налилось тяжестью: чем ближе к горизонту, тем оно опускалось быстрее. Взглянув на часы, Томас заметил, что не прошло и часа после визита хрясков, а небо уже окрасилось в пурпурно-оранжевый цвет, и ослепительное пламя солнца сменилось куда более приятным мягким сиянием; а вскоре светило и вовсе пропало за горизонтом. Небо постепенно затягивалось тёмным бархатным занавесом с рассыпанными по нему звёздами.

Приютели продолжали идти; путь им теперь указывали мерцающие вдалеке огоньки поселения. Томас чувствовал себя почти как на прогулке — узел нёс другой, и простыню над головой больше не надо было держать.

И наконец последний свет сумерек отгорел, и землю окутал плотный чёрный саван ночи.


ГЛАВА 19


Вскоре после наступления темноты Томас услышал крик. Кричала какая-то девушка.

Он сразу и не понял, что это такое. А может, и не было никакого крика, послышалось. В топоте бегущих ног, шорохе узлов и одежды, в доносящихся до него отрывках тихих разговоров, прерываемых тяжёлым дыханием приютелей, — вполне можно и ошибиться. Но еле слышные поначалу звуки вскоре усилились настолько, что не могло быть и речи об ошибке. Где-то впереди, может, в самом городе, но, скорее всего, ближе, ночную тишину пронзали неистовые девичьи крики.

Теперь их слышал не только Томас. Через некоторое время приютели перешли на шаг. Как только дыхание у всех восстановилось, нагоняющие тревогу звуки стали слышны более явственно.

Вопли раненой, вопящей от боли кошки — вот на что были похожи эти крики. От них мороз шёл по коже; хотелось закрыть уши и умолять, чтобы пытка поскорее кончилась. Что-то в этих диких воплях было ненатуральное, от чего Томаса буквально передёргивало. Темень только добавляла жути. Пока что источник криков находился не слишком близко, но пронзительный, дикий визг, казалось, обрёл собственную сущность и носился по пустыне зловещим живым эхом.

— Знаете, что мне это напоминает? — прошептал Минхо. В голосе отважного предводителя приютелей слышался еле заметный намёк на страх.

Томас знал.

— Бен. Алби. Я, наверно, тоже так кричал после того, как меня ужалили гриверы?

— Точно, братан.

— Не-е-ет! — простонал Котелок. — Не говорите мне, что эти гады уродские и здесь нас достанут! Я этого не вынесу!

В разговор вступил Ньют — он шагал слева от Томаса и Ариса.

— Сомневаюсь. Помните, какая у них была шкура? Мокрая и склизкая. Да они мгновенно покрылись бы толстенной пыльной коростой, если бы вздумали покувыркаться здесь.

— Вообще-то, — возразил Томас, — если ПОРОК в состоянии создать гриверов, они вполне могут наклепать и других монстров, ещё хуже. Неохота напоминать, но крысомордый сказал, мол, «вот теперь у вас начнутся настоящие трудности». Так что нам придётся туго.

— Ну как всегда! Наш Томас толкает зажигательную речь, вдохновляя нас на дальнейшие подвиги, — объявил Котелок. Это была весьма неудачная попытка пошутить.

— Говорю как есть.

Котелок с шумом выдохнул.

— Да знаю я! Просто это самое «как есть» — полная задница.

— И что теперь? — спросил Томас.

— Думаю, надо устроить привал, — сказал Минхо. — Пожевать чего-нибудь, попить. А потом прём дальше сколько хватит сил, пока нет солнца. Ну, может, перед самым рассветом соснём пару часов.

— А как насчёт этой кретинки, что орёт там? — спросил Котелок.

— Судя по воплям, у неё и без нас хватает проблем.

От этого циничного заявления Томасу стало не по себе. Другим, наверно, тоже, потому что никто не проронил ни слова, пока они распаковывались и рассаживались.


— Мля, и когда она, наконец, заткнётся... — наверное, в пятый раз повторил Арис. Они снова бежали вперёд сквозь чернильную темноту ночи. А несчастная девица, крики которой становились всё ближе, продолжала истошно верещать.

На привале настроение у всех было унылее некуда. Все угрюмо жевали, изредка перебрасываясь словами. В основном разговор шёл о том, чтó Крысюк сказал о Вариантах — мол, реакция приютелей на них — самое важное в Испытаниях. О построении какого-то непонятного «наброска схемы», об исследовании «паттернов убойной зоны»... Никто не мог доходчиво объяснить, о чём здесь вообще речь, все лишь терялись в бестолковых предположениях. Странно, думал Томас, они теперь знают доподлинно, что являются частью эксперимента, что ПОРОК проводит над ними испытания. Наверняка от них ждут каких-то выдающихся поступков, подвигов, что ли... Пока всё, что они делают — это бегут и борются за выживание. Наверняка так оно будет и дальше — в этом Томас был уверен. И в результате им должно отвалиться вожделенное лекарство? Чёрт-те что...

Когда Минхо отдал команду продолжать путь, понадобилось время, прежде чем затекшие мышцы снова разогрелись. В небе повис тонкий полумесяц, света он давал ну разве немногим больше, чем звёзды. Правда, когда ты несёшься по плоской равнине, тебе и не нужно так уж много освещения. К тому же, если только Томас не выдавал желаемое за действительное, они уже значительно приблизились к городским огням. Он даже мог теперь различить, что они подрагивают, так что, скорее всего, это костры. Ещё бы. Шансы, что в этой пустыне имеется электричество, равнялись нулю.

Он не мог точно сказать, как это случилось, но россыпь строений, служившая целью их пути, оказалась вдруг гораздо ближе, чем ожидали приютели. Да и самих построек было больше, и они были выше и шире, чем казалось издалёка. Дома вовсе не торчали как попало, а возвышались стройными рядами с широкими проходами между ними. Должно быть, когда-то здесь был большой город, пострадавший от неведомого катаклизма. Неужели вспышки на солнце могли привести к столь разрушительным последствиям? Или случилось ещё что-то, уже после вспышек?

Томас прикинул, что первых зданий они смогут достичь уже завтра.

Хотя им больше не нужно было прикрываться накидкой из простыни, Арис держался рядом с Томасом.

— Расскажи мне о твоём Лабиринте, — попросил Томас.

Дыхание у Ариса было ровным, похоже, он был в такой же хорошей спортивной форме, что и Томас.

— О моём Лабиринте? А что ты хочешь знать?

— Ты же подробно нам ничего не рассказывал. Ну... Каково тебе пришлось там, в Лабиринте? Ты долго там пробыл? И как вам удалось вырваться оттуда?

Хрусь-хрусь-хрусь — скрипела под башмаками сухая почва пустыни.

— Я беседовал кое с кем из твоих друзей, — заговорил Арис. — Знаешь, наши истории очень похожи. Только... девочки вместо парней. Кое-кто из них пробыл там два года, другие прибывали постепенно, по одной в месяц. Потом появилась Рейчел, а на следующий день — я, в коме. Мало что помню, только последние несколько сумасшедших дней — после того, как очнулся.

И дальше пошёл рассказ, поразительно напоминающий то, что случилось с приютелями. Просто невероятно. Арис очнулся от комы, сказал что-то о Конце, стены перестали закрываться на ночь, Ящик больше не приходил, они выяснили, что в Лабиринте заключён код, и так далее, и тому подобное до самого побега, который тоже почти как две капли воды был похож на их собственный, с той только разницей, что девушек при этом погибло меньше. Конечно, если они все такие крутые, как Тереза, то ничего удивительного.

А в конце побега, когда Арис и его группа были в подземном зале, девчонка по имени Бет (исчезнувшая несколькими днями раньше, в точности, как Гэлли) убила Рейчел. После чего в зал ворвались спасатели и увезли их в тот спортивный зал, о котором он уже упоминал. Потом спасатели перевели его туда, где его в конечном счёте обнаружили приютели, то есть в комнатушку Терезы.

Еслитолько всё рассказанное Арисом было правдой. Ни за что нельзя было теперь поручиться, особенно если принять во внимание, что за чудеса происходили на Обрыве или в общей столовой, откуда транс-плоскость перенесла их неведомо куда, в тёмный туннель. Уже не говоря о молниеносно замурованных окнах или внезапно изменившемся имени на табличке у двери комнаты Ариса.

У Томаса от всего этого зверски разболелась голова.

Когда он думал о группе Б, о своей и Ариса роли в развернувшихся событиях, вернее, о том, что Арис и Тереза являлись как бы зеркальным отражением друг друга, — у него ум за разум заходил. Тот факт, что вместо него, Томаса, был убит Чак... Единственное отличие, не вписывающееся в параллель. Всё, конечно, было подстроено, но с какой целью? Спровоцировать конфликт? Дать ПОРОКу очередную пищу для изучения их реакций?

— Тебе не кажется, что всё это чертовски странно? — спросил Арис после того, как Томас переварил услышанное.

— Да я вообще не знаю, как это назвать, шарики за ролики заезжают. Над нашими группами проводился один и тот же эксперимент. Или тест, или испытания, называй, как хочешь. Я имею в виду — если целью было изучение наших реакций, то логично, что мы прошли через одно и то же. И всё равно, чуднó.

В ту секунду, когда Томас замолчал, девица, и до того вопившая, не переставая, издала особенно оглушительный визг. Томас вздрогнул.

— По-моему, я догадываюсь. — Арис вымолвил это так тихо, что Томас не расслышал.

— А?

— Думаю, я знаю, почему были две группы. Есть.

Томас бросил на него взгляд — странно, лицо Ариса было совершенно спокойно.

— Знаешь? Ну так почему?

— Вернее, у меня две догадки, — всё так же невозмутимо отвечал Арис. — Первая. Думаю, эти экспериментаторы — ПОРОК, или кто они там такие — пытаются отобрать лучших людей из обеих групп, чтобы потом использовать их в своих целях. Может, даже, скрестить нас между собой, если можно так выразиться.

— Что? — Томас так изумился, что даже о режущих слух воплях позабыл. Неужели кому-то в голову могла прийти такая идиотская идея? — Скрестить нас? Ты спятил?

— Хм, ты считаешь, что после всех чудес Лабиринта и того, что происходило в туннеле, затея с выведением специальной породы людей — это что-то чересчур странное? Не смеши мои тапочки!

— Лады... — Надо признать, парень в чём-то прав. — О-кей. Какая вторая догадка?

Томас почувствовал, что к нему подкрадывается усталость. В глотке будто стакан песку застрял.

— Да она вроде как бы наоборот. Что вместо выживших в обеих группах им нужна только одна группа, которая и дойдёт до конца. Так что они либо отберут лучших и из парней, и из девчонок, либо оставят только одну группу из двух. Ничего более путного мне в голову не приходит.

Томас долго обдумывал ответ.

— А как же то, что сказал Крысюк? О том, что они проверяют наши реакции, строят какую-то схему? А не может случиться так, что в результате этого эксперимента вообще никого из нас не останется в живых? Может, они не только наши реакции изучают? Они же лезут к нам в мозги! Проверяют наши гены и кто знает что ещё! А когда всё кончится, с нами расправятся, зато у них будет масса интересного материала для исследований!

— Хм-м, — задумчиво протянул Арис. — Возможно. Я всё ломаю себе голову: зачем им понадобилось в каждую группу запустить одного человека другого пола?

— Наверно, чтобы посмотреть, какие это вызовет проблемы и конфликты? Они же изучают реакции. А тут такая уникальная ситуация. — Томас чуть не расхохотался. — Ну и ну — мы так запросто рассуждаем о страшно важных вещах, как будто договариваемся, где бы остановиться поплюкать.

А Арис действительно хохотнул, вернее, издал сухой, кашляющий смешок. Томас почувствовал, что новенький нравится ему всё больше и больше.

— Мужик, вот кто тебя за язык тянул, а? Мне уже час, как надо!

Теперь настал черёд Томаса хихикать. И словно услышав Арисовы слова, Минхо скомандовал остановку. Уперев руки в бока и отдуваясь, вожак восстановил дыхание и объявил:

— Сортировочная! Смотрите, шенки, хорошенько закопайте свой плюк, да не слишком близко друг от друга! Отдыхаем пятнадцать минут, потом пройдём ещё немного. Я понимаю, что вы не можете бежать наравне с нами, Бегунами, такими, как мы с Томасом.

Томас уже не слушал — только сортирных инструкций ему и не хватало! Покончив с делами, он принялся озираться по сторонам: где это они остановились? Он глубоко, полной грудью вдохнул, а когда выдохнул, на глаза ему попалось нечто странное. Впереди, в нескольких сотнях ярдов, немного в стороне от пути их следования, чернела прямоугольная тень. Она так чётко вырисовывалась на фоне тусклых огней поселения, что Томас удивился, почему не заметил её раньше.

— Эй! — крикнул он, указывая на тень. — Там, кажется, какая-то хибарка, видите? Немного правее, идти минут пять.

— Ага, вижу, — отозвался Минхо, подойдя к Томасу. — Интересно, что это такое?

Но прежде, чем Томас успел ответить, почти одновременно произошло два события.

Во-первых, жуткие вопли загадочной девицы в одно мгновение прекратились, словно захлопнулась некая дверь и отрезала страдалицу от мира. А во-вторых... Из-за тёмной хибарки появилась фигура девушки с длинными чёрными волосами.



ГЛАВА 20


Томас ничего не мог с собой поделать. Надежда вспыхнула в нём с новой силой. Его первым побуждением было позвать её. Это она, здесь, всего в каких-то жалких сотнях ярдов!

«Тереза?»

Нет ответа.

«Тереза? Тереза!»

Ничего. Пустота, поселившаяся в его душе, когда пропала его подруга, по-прежнему никуда не делась. Но всё равно, ведь могла же это быть она? Пожалуйста! Должна быть! Может, просто что-то случилось с их способностью к безмолвному общению?

Девушка, выступившая из-за строения, нет, скорее всего, вышедшая изстроения, стояла и не двигалась. Хотя её фигура полностью скрывалась в тени, но можно было разглядеть, что она обняла себя руками и смотрит в сторону приютелей.

— Думаешь, это Тереза? — спросил Ньют, словно читая мысли Томаса.

Томас кивнул прежде, чем сообразил, что делает. Он быстро оглянулся по сторонам: заметил ли кто-нибудь его промах? Непохоже.

— Без понятия, — наконец выдавил он.

— Как думаешь, это та девчонка, что кричала? — спросил Котелок. — Вопли ведь прекратились, как раз когда она вышла.

В ответ раздался знаменитый хрюк Минхо.

— Скорее наоборот. Я бы поставил на то, что это она над кем-то измывалась. А когда увидала, что мы уже близко — избавила жертву от мучений. — И прибавил, хлопнув в ладоши: — О-кей! Кто пойдёт познакомиться с этой милой молодой леди?

И как Минхо удаётся сохранять чувство юмора в подобных ситуациях? Томасу это казалось просто непостижимым.

— Я пойду! — сказал он. Получилось громковато. Ему не хотелось, чтобы все видели: он надеется, что это Тереза.

— Вот дубина, я же стебусь! Пойдём все. Мало ли — может, у неё в халупе прячется целая банда чокнутых девчонок-ниндзя.

— Чокнутых девчонок-ниндзя? — повторил Ньют, и по выражению его лица было видно, что он если и не раздражён, то, во всяком случае, удивлён отношением Минхо к происходящему.

— Ну да. Пошли.

И Минхо двинулся вперёд.

Но Томаса вдруг словно что-то толкнуло изнутри.

— Нет! — воскликнул он и добавил потише: — Нет. Парни, вы оставайтесь здесь, я пойду поговорю с ней. Вдруг это ловушка? Надо быть просто кретинами, чтобы всем туда соваться.

— А ты, конечно, очень умный — идти туда одному? — осведомился Минхо.

— Да всё равно — мы же не можем переться куда попало, не разведав наперёд. Я пошёл. Если что случится, или даже просто покажется подозрительным, позову на помощь.

Минхо долго молчал.

— Ладно. Иди. Наш храбрый маленький шенк. — Он огрел Томаса по спине пятернёй — довольно чувствительно, тот даже вздрогнул.

— Что за грёбаная чушь! — перебил Ньют, делая шаг вперёд. — Я пойду с ним.

— Нет! — отрезал Томас. — Парни... пустите меня. Что-то подсказывает мне — нам надо быть осторожными. Если услышите, что кричу, как младенец — приходите меня спасать.

И прежде чем кто-либо успел возразить, устремился к строению с застывшей рядом девушкой.

Он быстро сокращал разделяющее их расстояние. В тишине слышался скрип сухой земли и камешков под его шагами; в воздухе пустыни угадывался лёгкий запах гари. Он шёл, не отводя глаз от тёмного силуэта около строения, и вдруг уверился: это она. То ли контуры её головы и фигуры, то ли её любимая поза — руки скрещены на груди, верхняя часть тела чуть склонена вбок, одна нога отставлена в сторону — подсказали ему, но он больше не сомневался.

Это была она.

Это была Тереза.

В тот момент, когда между ним и ею оставалось всего несколько футов, когда в слабом свете можно было, наконец, рассмотреть её лицо, она повернулась, шагнула в раскрытую дверь и исчезла в глубине хибарки. Та представляла собой прямоугольную постройку с низкой двускатной крышей. Окон в стенах не было видно. С углов строения свисали какие-то тёмные кубы — наверно, громкоговорители. Так вот оно что! Похоже, крики были не взаправдашними — их попросту транслировали по громкой связи. Вот тебе и объяснение, почему они слышали их с такого большого расстояния.

Массивная деревянная дверь была отворена настежь. Внутри хибарки царила непроглядная темень — куда гуще, чем снаружи.

Томас двинулся вслед за девушкой. Перешагивая через порог, он подумал, что, наверно, поступает глупо и безрассудно. Но ведь это она! Неважно, что случилось, не имеет значения, чем объяснить её внезапное исчезновение и отказ общаться с ним мысленно — он был уверен: она не причинит ему вреда. Никогда в жизни.

Воздух в хибаре был прохладный, чуть ли не влажный. Чудесное ощущение. Сделав три шага, он остановился и прислушался. В кромешной тьме слышалось её тихое дыхание.

— Тереза! — воскликнул он вслух, подавив искушение позвать её мысленно. — Тереза, что происходит?

Нет ответа. Но он услышал, как она коротко вздохнула, а потом придушенно всхлипнула. Пыталась скрыть от него, что плачет?

— Тереза, пожалуйста... Я же ничего не знаю — что случилось, что они с тобой сделали? Но вот я, здесь. Просто сумасшествие какое-то! Ну поговори со...

Он не договорил: что-то чиркнуло, и во тьме вспыхнул огонёк. Томас прикипел взглядом к руке, держащей спичку. Огонёк медленно, осторожно опустился и зажёг свечу, стоящую на маленьком столике. Когда рука помахала в воздухе и спичка потухла, Томас наконец поднял глаза и увидел её. Он был прав. Но восторг, охвативший его при виде Терезы, длился недолго, сменившись недоумением и болью.

Тереза была чистой, очень, очень чистой. Томас ожидал увидеть её в лохмотьях, такой же запылённой и пропотевшей, как и он сам — после всего этого времени в пустыне. Думал, что её чёрная грива сваляется в колтун, а лицо покроется волдырями от солнечных ожогов. Ничего подобного! Чистая, свежая одежда, шёлковые блестящие волосы падают на плечи... Она была ещё прекраснее, чем в Лабиринте, чем в любом из жалких обрывков его воспоминаний, которые ему удалось вытащить из тёмной пропасти забытья во время Превращения.

Но в её глазах сверкали слёзы, нижняя губа дрожала, опущенные руки тряслись. Она узнала его, это несомненно! Она не забыла его! Но вместо счастья в её взоре отражался только невыразимый ужас.

— Тереза, — внутренне холодея, прошептал он. — Что с тобой?

Она не ответила, но её глаза сделали быстрое движение в сторону, и так же быстро вернулись к нему. Две слезы скатились по её щекам и упали на пол. Губы задрожали ещё больше. Грудь сотрясалась от еле сдерживаемых рыданий.

Томас шагнул вперёд, протягивая к ней руки.

— Нет! — вскрикнула она. — Не подходи!

Томас встал, как вкопанный — как будто что-то тяжёлое жестоко ударило его под дых. Он поднял руки перед собой:

— О-кей, о-кей, Тереза... — Он не знал, ни что говорить, ни о чём спрашивать, ни что ему делать. Внутри у него словно что-то сломалось, и это зловещее чувство росло, усиливалось и грозило задушить, комом набухая в горле.

Он застыл, опасаясь снова вызвать у неё взрыв гнева. Ему оставалось лишь одно — неотрывно смотреть ей в глаза, пытаясь взглядом перелить в неё свои чувства, и умолять сказать ему хоть что-нибудь. Ну хоть что-нибудь!

Они очень долго стояли молча. Она дрожала всем телом и, казалось, боролась с чем-то недоступным глазу... Где-то он уже такое видел...

Гэлли! Так вёл себя Гэлли сразу после их побега из Лабиринта — когда он вошёл в подземный зал с той женщиной в белой блузке. Перед тем, как убил Чака.

Томас понял: если он сейчас не заговорит, то просто взорвётся.

— Тереза, я думал о тебе каждую секунду после того, как они забрали тебя. Ты...

Она не дала ему закончить. Рванулась вперёд, и, сделав два больших шага, протянула руки, охватила его плечи и всем телом прильнула к нему. Потрясённый, Томас обнял её и сжал с такой силой, что у неё, кажется, перехватило дыхание. Она обвила руками его голову, затем взяла в ладони его лицо. Она хотела, чтобы он смотрел на неё.

Они поцеловались. Что-то словно взорвалось и загорелось у него в груди. Горели недоумение, напряжение и страх. Горела боль, владевшая им всего несколько минут назад. На короткое мгновение он почувствовал, что мир исчез, что ничто больше не имеет значения, и никогда не будет иметь.

Но она вдруг отпрянула. Отступала, пока не уперлась спиной в стену. На лице снова отразился ужас — словно оно подчинялось не ей, а какому-то злому демону. Она зашептала, торопливо, взахлёб:

— Уходи, Том. Вам будет лучше... держаться от меня... подальше. Не возражай. Уходи. Беги! — При последних словах видно было, как она вся напряглась — с таким трудом они ей дались.

Ещё никто и никогда не наносил Томасу такого сокрушительного удара. Боль была ужасающая. Но ещё больше поразило его то, что он сделал в следующий момент.

Теперь он чувствовал Терезу, всё его существо вспомнилоеё. И ещё он понял: что-то здесь было очень и очень не так, гораздо хуже, чем он представлял себе поначалу. Если он останется, начнёт возражать, принуждать пойти с ним — это будет всё равно что свести на нет усилия, потребовавшие от неё невероятного напряжения воли — усилия, которые понадобились ей, чтобы ослабить чужой контроль и послать ему предупреждение. Он обязан поступить так, как она просит.

— Тереза, — прошептал он. — Я найду тебя.

Чувствуя, что из глаз вот-вот готовы брызнуть слёзы, он отвернулся и выбежал в ночь.


ГЛАВА 21


Томас плёлся назад, не разбирая дороги — глаза застилали слёзы. Приютели забросали его вопросами, но он отказался отвечать; сказал только, что им надо как можно скорее убираться отсюда, объяснения потом. Им угрожает страшная, смертельная опасность.

Он не стал ждать их. Даже не предложил, чтобы Арис отдал ему узел. Просто сорвался с места и помчался по направлению к посёлку. Он бежал всё быстрей и быстрей, так что вскоре пришлось сбавить скорость до более-менее приемлемой. Его товарищи остались позади. Весь мир остался позади. Бежать от неё, без сомнения, было самым трудным, что ему когда-либо случалось делать. Ни прибытие с выжженной памятью в Приют, ни драка с гриверами, ни даже смерть Чака — ничто не могло идти с этим в сравнение.

Она... Он держал её в своих объятиях. Они были вместе. Они поцеловались, и он тогда почувствовал нечто такое, на что не только не надеялся, а вообще считал невозможным.

И вот теперь он бежит от неё.

Из груди вырвалось приглушённое рыдание. Он застонал, но голос сорвался и затих. Сердце болело так, что захотелось остановиться, повалиться на землю и больше не вставать. Он не помнил себя от тоски, и не один раз чуть было не повернул обратно, к хибарке, но неимоверным усилием воли заставлял себя следовать велению Терезы. Он поклялся найти её — и выполнит своё обещание, чего бы это ни стоило.

По крайней мере, она жива. Она жива!

Так он твердил себе снова и снова. И эта мысль давала ему силы бежать от Терезы всё дальше и дальше.

Она жива.


Но физические силы не безграничны. По прошествии двух или трёх часов бега от неёТомасу пришлось остановиться: сердце колотилось так, что если бы юноша сделал ещё хоть шаг, оно проломило бы грудную клетку. Он обернулся и увидел далеко позади движущиеся в ночи тени — его товарищи значительно отставали от него. С хрипом хватая ртом сухой воздух, Томас упал на колени, уперся в них локтями и закрыл глаза. Отдыхал и ждал приютелей.

Первым, само собой, до него добрался Минхо. Лидер был вне себя. На востоке появились первые проблески зари, и в их бледном свете было видно, что вожак едва сдерживается, чтобы не взорваться. Он описал вокруг Томаса несколько кругов, и только потом остановился и, задыхаясь, проговорил:

— Вот... Как... Скажи мне, Томас — ну что ты за долбаный идиот такой?!

Томас был не в настроении рассуждать на эту тему. Да и ни на какую другую тоже.

Так и не дождавшись ответа, Минхо опустился на землю рядом с другом.

— Что на тебя нашло? Как ты мог вот так вот выйти оттуда и свалить, ничего не объяснив? Разве это по-дружески? Козёл тупой! — Он громко вздохнул и покачал головой.

— Прости, — наконец пробормотал Томас. — Врагу не пожелаю пережить то, что я там пережил.

К ним подтягивались остальные приютели. Добрая половина их согнулась пополам, ловя ртом воздух, а оставшиеся сгрудились вокруг Томаса и Минхо, пытаясь уловить, о чём разговор. В их числе был и Ньют, но он не вмешивался, предоставив лидеру самому разбираться с происходящим.

— Врагу не пожелаешь? — переспросил Минхо. — Кого же ты там встретил? Что они сказали?

Томас понял, что выбора у него нет — он не мог, да и не имел права скрыть случившееся от своих друзей.

— Это была... Тереза.

Он ожидал, что сейчас раздадутся ахи-охи, «не может быть!» и «заливаешь!», но ничего подобного. Упала мгновенная тишина. Слышно было, как утренний ветерок веет над пыльной, пустынной равниной.

— Что? — прервал молчание Минхо. — Ты серьёзно?

Томас кивнул, внимательно изучая валяющийся на земле ничем не примечательный камешек. За последние несколько минут значительно посветлело.

Минхо, естественно, был потрясён.

— И ты вот так запросто бросил её там? Чувак, а не пора ли начать говорить? Ну-ка выкладывай, что случилось!

И хотя ему было ему невыносимо больно, хотя при воспоминаниях о событиях в хибарке его сердце рвалось на части, Томас рассказал всё: как встретился с Терезой; как она дрожала и плакала; рассказал о том, что она вела себя словно одержимая, напомнив ему Гэлли там, в подземном зале. Единственное, о чём он умолчал, был поцелуй.

— Мля, — подытожил Минхо, умудрившись вложить в это простецкое словечко бездну смысла.

Прошло несколько минут. Задул сухой ветер, заскрёб землю, поднимая клубы пыли; над горизонтом показался ярко-оранжевый сегмент солнца. Начинался новый день.

Все разговоры прекратились, приютели сидели молча, только временами тишину перерывал чей-то вздох; иногда кто-нибудь шмыгал носом или покашливал; слышалось бульканье воды в глотках. Городок за ночь, казалось, вырос в высоту, его здания тянулись к безоблачному лилово-синему небу. До посёлка оставалось один-два дня пути.

— Похоже, это было что-то вроде ловушки, — сказал Томас. — Не знаю, что могло произойти и сколько из нас погибло бы. Может, даже и все. Но я точно видел — когда она вырвалась из-под чужого контроля, её глаза не могли лгать. Она спасла нас, и я уверен, что... — Он сглотнул. — Я уверен — они заставят её дорого заплатить за это.

Минхо положил руку Томасу на плечо.

— Старик, если бы эти типы из ПОРОКа хотели её убить, она бы уже гнила где-нибудь под кучей камней. Но она покруче многих других, так что с нею так просто не справишься. Она выживет.

Томас набрал полную грудь воздуха и с шумом выдохнул. Невероятно, но ему стало легче. Минхо, безусловно, прав.

— Конечно. Не знаю, почему, но я тоже в этом уверен.

Минхо поднялся.

— Нам надо было б остановиться пару часов назад да поспать. Но благодаря нашему мистеру Бегущему в Пустыне, — тут он легонько шлёпнул Томаса по затылку, — мы неслись как угорелые, а теперь солнце встало, чтоб ему провалиться. И всё-таки нам необходимо хоть немного отдохнуть. Залезайте под простыни, и попробуем покемарить.

Как выяснилось, Томасу долго пробовать не пришлось. Он с головой накрылся простынёй, отгородившись ею не только от палящего жара, но и от своих бед, и несмотря на то что солнце просвечивало сквозь веки и перед закрытыми глазами плясали багрово-чёрные пятна, мгновенно уснул.


ГЛАВА 22


Минхо дал им поспать подольше — почти четыре часа. Ему толком даже не пришлось их будить — сами проснулись. Высоко поднявшееся солнце принялось изливать потоки пламени на и без того выжженную землю. Невыносимый жар поднял всех. К тому времени как приютели позавтракали и вновь упаковали остатки припасов, Томас пропотел так, что на нём сухой нитки не было. От всех изрядно пованивало, и Томасу оставалось только надеяться, что от него несёт не сильнее, чем от других. Душевые, оставшиеся где-то в другой жизни, казались теперь настоящей роскошью.

Приютели молча и угрюмо готовились к предстоящему походу. Чем больше Томас размышлял над тем, что им предстоит, тем больше портилось его настроение. Действительно, радоваться нечему. Но были две вещи, не дававшие опустить руки, и, возможно, не только ему одному, но и другим тоже. Во-первых, острейшее любопытство: что там, в городке? Кстати, чем ближе, тем больше городок начинал походить на большой город. А во-вторых, ему придавала сил надежда на то, что Тереза жива и здорова. Может, она прошла через какую-нибудь транс-плоскость и сейчас находится где-то впереди них? А вдруг, даже в городе? Томас почувствовал прилив энтузиазма.

— Двигаем! — скомандовал Минхо, когда все были готовы.

И они двинули.


Они шагали и шагали по сухой пыльной земле. И хотя никто этого не говорил, Томас знал, что каждый думает так же, как и он: бежать под палящим солнцем ни у кого нет сил. А если бы они и попробовали ускорить темп, то с оставшимися запасами воды скитальцам быстро придёт конец.

Поэтому они плелись потихоньку, держа простыни над головами. По мере того, как запасы еды и воды сокращались, всё больше узлов можно было использовать в качестве защиты от солнца, так что теперь необязательно было идти в паре. Томасу посчастливилось одному из первых оказаться в одиночестве. Скорее всего, после его рассказа о встрече с Терезой никто просто не хотел с ним разговаривать. Ну и хорошо. Одиночество было для него сейчас благословением.

Они брели и брели, изредка останавливаясь, чтобы поесть-попить, и снова вперёд. Шаг, шаг, шаг... Зной был плотен, как океан, и им казалось, что они пробиваются сквозь него вплавь. Ветер усилился, но прохлады не принёс, только поднимал тучи пыли и песка; он трепал края накидок, вырывая их из усталых рук. Томас непрерывно кашлял и только и знал, что тёр глаза, вычищая накапливающуюся в них грязь. Безумно хотелось пить, но ему казалось, что с каждым глотком жажда только усиливается. Их запасы были почти на исходе. Если в городе им не удастся раздобыть воды...

Эту мысль даже додумывать не хотелось.

Каждый последующий шаг давался с бóльшим трудом, чем предыдущий. Они не разговаривали, сохраняли силы. Томасу казалось, что даже пара слов высосет из него слишком много энергии, а она была ему нужна, чтобы переставлять ноги — сначала одну, затем другую... шаг, шаг, шаг... — да тупо всматриваться в цель их похода.

А она становилась всё ближе. Городские здания, словно живые, вырастали у них на глазах, всё выше и выше. Вскоре Томас стал различать каменные стены, сверкание солнца в окнах. Стёкла в некоторых были разбиты, но в большинстве окон они сохранились. Улицы выглядели пустынными. Костров тоже нигде не было заметно; действительно, зачем они нужны днём? Насколько юноша мог судить, во всём городе не росло ни одного дерева, да что там дерева — не видно было ни одного зелёного клочка. Впрочем, откуда им здесь быть, в таком-то климате? И как только люди могут жить в подобном месте? Где они добывают пропитание?

Что ожидает их там, в этом городе?

Завтра. Он немного не подрассчитал, думал, что они доберутся быстрее. Но завтра они точно достигнут города. И хотя для них было бы лучше обойти его стороной, но выбора не оставалось. Необходимо пополнить запасы воды и продуктов.

Вперёд. Шаг, шаг, шаг. Остановка. Пекло.

Наконец, день стал клониться к вечеру, солнце умопомрачительно медленно сползало к горизонту, ветер усилился. На этот раз он принёс с собой еле заметную прохладу. Томас радовался, благодарный за любое, пусть самое маленькое облегчение зноя.

Около полуночи, когда Минхо, наконец, скомандовал остановку на ночлег, город с его огнями стал ещё ближе, а ветер — ещё сильнее. Теперь он налетал порывами, закручивался вихрями, завывал и хлестал со всевозрастающей мощью.

Томас лежал на спине, со всех сторон подоткнув под себя простыню, оставив снаружи только лицо, и смотрел в небо. Ветер остужал обожжённую кожу, навевал сон. Усталость овладела юношей, звёзды померкли, он закрыл глаза и увидел...


Он сидит за столом. Ему десять или одиннадцать лет. Тереза (она выглядит непривычно, гораздо моложе — ей столько же лет, сколько Томасу — но это, без сомнения, она) сидит напротив него, через стол. Больше в комнате никого нет. Она погружена в полумрак — только квадрат жёлтого света тускло тлеет прямо над их головами.

— Том, ты должен постараться! — говорит Тереза. Она обхватывает себя руками, и уже на тот момент этот жест кажется ему хорошо знакомым. Как будто он знает эту девочку очень-очень давно.

— Я стараюсь! — И снова — это говорит он и одновременно не он. Что за?..

— Если мы не справимся, они, наверно, убьют нас!

— Знаю.

— Тогда делай как следует!

— Я и делаю как следует!

— Ну хорошо, — говорит она. — Знаешь что? Я больше не буду разговаривать с тобой вслух. Ни за что и никогда, пока ты не научишься.

— Но...

«И мысленно тоже не буду! — звучит у него в голове её голос. Этот фокус по-прежнему выбивает его из колеи. У него так не получается. — Всё, я умолкаю!»

— Тереза, ну дай мне ещё несколько дней! У меня получится!

Она не отвечает.

— О-кей, ну хотя бы ещё денёк!

Она лишь смотрит на него. Нет, даже не смотрит. Она вперяет взгляд в стол, а потом начинает ногтем ковырять столешницу.

— Куда ты денешься, конечно, ты будешь говорить со мной!

Никакой реакции. И несмотря на то, что он ей только что сказал, он знает её характер. О да, ещё как знает!

— Ладно, — бурчит он, закрывает глаза и пытается всё сделать точно по инструкции: воображает чёрную бездну, в которой есть только одно светлое пятно — лицо Терезы. Затем, собрав в кулак всю силу воли, формирует в сознании слова и бросает их ей в лицо:

«Достала ты меня, уродина!»

Тереза улыбается и отвечает ему напрямую в мозг:

«От такого слышу!»


ГЛАВА 23


Томас проснулся оттого, что ветер хлестал его по лицу, его невидимые руки трепали волосы и одежду, словно пытаясь напрочь сорвать их. Было ещё темно. И холодно — зуб на зуб не попадал. Он приподнялся на локтях, оглянулся по сторонам... В темноте и облаках пыли едва можно было разглядеть тела его спящих товарищей, скрючившихся под простынями. Простынями?!

Он вскрикнул и вскочил на ноги. Пока он спал, ветер сорвал с него простыню и унёс прочь. Искать бесполезно — наверняка она уже где-то за три-девять земель отсюда.

— Вот чёрт, — пробормотал он; ветер завывал так, что Томас не слышал собственного голоса.

Его мысли обратились к увиденному во сне. Или это был не сон? Может, к нему возвращается память? Скорее всего, так оно и есть. Он действительно видел себя и Терезу в детстве, вспомнил, как они учились своим телепатическим трюкам. Сердце слегка заныло — он тосковал по ней. К этому чувству примешивалось другое — вина. Его сон — ещё одно доказательство его причастности к ПОРОКу. Он встряхнулся, не желая думать об этом. Если как следует поднатужиться, то можно заблокировать неприятные воспоминания.

Томас взглянул в чёрное небо и ахнул. Оно напомнило ему тот момент в Приюте, когда солнце исчезло, ознаменовав начало Конца. Начало непрерывной череды ужасающих событий.

Но рассудок быстро одержал верх над страхом. Ветер... Холод... Буря! Это всего лишь буря.

Облака.

Смущённый, он опустился обратно на землю, прилёг, свернулся калачиком, обхватив себя руками. Холод вовсе не был невыносим, он лишь казался таким по контрасту со страшной жарой последних двух дней.

Так что же это за сновидения посещают его? Нет, не сновидения, а воспоминания. Откуда они взялись? Таились в его подсознании со времени Превращения? Или это возвращается его истинная память?

Эта мысль вызвала в нём смешанные чувства. Ему хотелось, чтобы память вернулась, чтобы рухнул барьер, разгораживающий его нынешнюю и прежнюю жизни; хотелось знать, кто он такой, откуда, кто его родители... И одновременно им владел страх — страх перед тем, чтó он может о себе узнать. О собственной роли в событиях, приведших к тому, что происходит сейчас с ним и его друзьями.

Хватит умствовать, нужно выспаться. Позарез нужно выспаться. Несмотря на рёв ветра, Томас уснул, и на этот раз ему ничего не снилось.


Его разбудил тусклый серый рассвет. Небо затянули сплошные плотные облака, отчего бескрайняя пустыня выглядела ещё более унылой. Город находился теперь очень близко — до него оставалось всего несколько часов ходу. Здания действительно были очень высоки; верхушка одного из них даже пропадала в низких тучах. Разбитые окна походили на голодные рты с хищно оскаленными зубами, готовыми вцепиться в любую принесённую бурей добычу.

Яростный ветер трепал одежду, лицо покрывал толстый слой смешавшейся с потом пыли, которая, казалось, въелась в кожу навсегда. Он почесал голову — волосы были покрыты коркой грязи.

Другие приютели тоже проснулись и обнаружили неожиданную перемену погоды. Томас видел, что многие пустились живо обсуждать эту новость, но юноше ничего не удавалось услышать, кроме воя ветра.

Минхо заметил, что Томас проснулся, и пошёл к нему, на ходу налегая на тугие струи воздуха; его одежда хлопала на ветру.

— Ну наконец-то, соня! — заорал он.

Томас потёр глаза, вычистил из них засохшую грязь и поднялся на ноги.

— Откуда оно всё взялось? — прокричал он в ответ. — Я думал, мы в пустыне!

Минхо взглянул вверх, на клубящуюся серую массу облаков, и проорал Томасу прямо в ухо:

— Ну, должен же и в пустыне хоть когда-нибудь идти дождь. Давай, быстро ешь и ноги в руки. Может, успеем в город и найдём где спрятаться до того, как нас вымочит до нитки.

— А если на нас нападут хряски?

Минхо сдвинул брови с таким выражением, будто не ожидал от Томаса столь глупого вопроса.

— Тогда будем драться, чего же ещё? У нас почти не осталось ни еды, ни воды!

Конечно, лидер прав. Да что говорить! — если уж они умудрились побить несколько десятков гриверов, то справиться с шайкой чокнутых голодных доходяг не составит особого труда.

— Ага, ну хорошо. Пошли. Поем на ходу — у меня есть батончик мюсли.

Через несколько минут они снова шагали к городу. Серые тучи над головой набухли и в любую секунду были готовы разразиться дождём.


До ближайших зданий оставалось не больше пары миль, когда они наткнулись на тело какого-то человека, полузанесённое песком. Первым его заметил Джек, и вскоре вокруг уже толпились остальные приютели, всматриваясь в лежащего на спине, завёрнутого в несколько одеял чернокожего старика.

У Томаса всё переворачивалось внутри, но он не мог отвести взгляда от незнакомца. Вместо волос голову человека покрывали язвы и волдыри. На вид ему было лет сто, не меньше. Хотя скорее всего здесь солнце постаралось, сделав тёмную кожу на лице чужака морщинистой и грубой.

Он был жив, ещё дышал, но устремлённый в небо взгляд был пуст. Словно старик ждал, что какой-нибудь милостивый бог сойдёт на землю и заберёт его отсюда, прекратит эту страшную, жалкую жизнь. Незнакомец ничем не выказал, что заметил сгрудившихся вокруг приютелей.

— Эй, старикан! — окликнул его Минхо. Вот чего у него было не отнять, так это вежливости и такта. — Ты что тут делаешь?

Ветер унёс слова вожака прочь. Если их даже Томас еле-еле расслышал, то уж этот дряхлый старец тем более не мог уловить. А может, он к тому же ещё и слеп?

Томас оттолкнул Минхо в сторонку, опустился на колени у головы старика и помахал рукой перед его глазами.

Ничего. Ни один мускул не дёрнулся. На лице незнакомца по-прежнему царило выражение глубокой покорности судьбе. И только после того, как Томас отвёл ладонь, веки старика дрогнули, закрылись и вновь открылись. Один-единственный раз.

— Сэр? — позвал Томас. — Мистер? — Эти слова в собственных устах показались ему странными — они появились из мрака его забытого прошлого. После своего появления в Приюте он точно ещё ни разу ими не пользовался. — Вы слышите меня? Вы можете говорить?

Старик снова медленно моргнул, но ничего не сказал.

Рядом с Томасом на землю опустился Ньют и прокричал, перекрывая рёв ветра:

— Этому чёртову старикашке просто цены бы не было, если б он мог рассказать нам хоть что-нибудь о долбаном городишке. На злюку вроде не похож. Наверняка знает, что нас там ожидает.

Томас вздохнул.

— Ага, но он, кажется, даже не слышит нас, а уж говорить...

— Пра-адалжать попытки! — раздалась сзади команда Минхо. — Томас, ты у нас теперь официально назначаешься министром иностранных дел и полномочным послом. Заставь парня разговориться и рассказать нам о предстоящей культурной программе.

Томасу, как ни странно, тоже хотелось бы ответить чем-то в том же духе, весёлым и остроумным, вот только жаль — ничего такого в голову не пришло. Если он когда-то, в прежней жизни, и не лез за словом в карман, то теперь, вместе со стёртой памятью, похоже, пропало и остроумие. Так что оставалось лишь угрюмо буркнуть: «О-кей».

Он низко склонился над лежащим, приблизил своё лицо к его лицу так, чтобы незнакомец смотрел ему прямо в глаза, и снова заговорил:

— Сэр? Нам очень нужна ваша помощь! — Приходилось кричать, и Томас опасался, как бы незнакомец не возмутился, что с ним так обращаются, но выбора не было — ветер становился всё сильнее и сильнее. — Скажите, безопасно ли в городе? Мы можем отнести вас туда, если вам нужна помощь. Сэр! Сэр!

Тёмные глаза незнакомца, ещё недавно устремлённые мимо Томаса, куда-то в небо, медленно задвигались и сфокусировались на лице склонившегося над ним юноши. Постепенно они обрели осмысленное выражение. Незнакомец разлепил губы, но вместо слов раздался только слабый кашель.

Однако Томас воспрял духом.

— Меня зовут Томас. Это мои друзья. Мы уже два дня идём через пустыню, и у нас не осталось припасов. Что вы...

Он не договорил: глаза человека на песке дёрнулись туда-сюда — верный признак, что незнакомцем внезапно овладел приступ паники.

— Нет-нет, всё в порядке, мы вас не тронем, — быстро добавил Томас. — Мы... мы хорошие. И мы были бы очень благодарны, если бы...

Левая рука незнакомца вынырнула из-под одеял и ухватилась за запястье Томаса с неожиданной для столь дряхлого тела силой. Томас вскрикнул и попробовал выдернуть руку, но это ему не удалось. Поразительно, до чего силён был старик! Юноша едва мог пошевельнуть рукой, зажатой в стальном кулаке незнакомца.

— Эй, — забыв о вежливости, воскликнул он. — Пусти!

Человек потряс головой. Его тёмные глаза были полны скорее страха, чем угрозы. Его губы снова раздвинулись, и раздался шёпот — нечленораздельный и непонятный. Хватка не разжалась.

Томас прекратил попытки высвободиться. Вместо этого он наклонился ниже и приложил ухо ко рту старика.

— Что вы сказали? — прокричал он.

Человек снова заговорил, но в его скрежещущем, наводящем жуть шёпоте Томас расслышал только слова «буря», «ужас» и «плохие люди». М-да, вдохновляющее начало.

— Ещё раз! — проорал Томас. Его ухо по-прежнему находилось в каких-нибудь дюймах от губ лежащего.

Теперь Томас разобрал почти всё: «Идёт буря... ужас... начнётся... туда... плохие люди».

Старик рывком сел. Глаза его выкатились из орбит.

— Буря! Буря! Буря! — Он с пеной на губах всё выкрикивал и выкрикивал, как заведённый, одно и то же слово.

Он выпустил руку Томаса. Юноша немедленно отодвинулся от чужака и сел на пятки. Ветер в этот момент взревел с ещё большей силой, враз превратившись в наводящий ужас ураган — как незнакомец и предсказал только что. Мир растворился в визге и завываниях взбесившегося ветра. Томасу показалось, что сейчас с него не только сдует одежду, но и сорвёт волосы с головы. Простыни тоже унесло, и теперь они, хлопая, кружились в воздухе, как стая привидений. Украденные ветром припасы разлетелись на все четыре стороны.

Томас попытался встать. Оказалось — задача почти непосильная. Ветер всё время опрокидывал его навзничь. Он всё же умудрился подняться, правда, его протащило несколько шагов вперёд, прежде чем удалось налечь спиной на тугие струи воздуха. Теперь его словно подпирали чьи-то невидимые ладони.

Минхо неистово размахивал руками, подзывая к себе приютелей. Большинство из них заметило его усилия и собралось вокруг своего лидера. В их числе был и Томас, отчаянно боровшийся с заползшим в душу страхом. Ведь это же только буря! Не гриверы и не хряски с ножами. Или ещё что похуже, верёвки с петлёй на конце, например.

Одеяла старика тоже унёс ветер, он свернулся в клубок, подтянув костлявые ноги к груди, и закрыл глаза. У Томаса мелькнула мысль, что надо бы забрать незнакомца куда-то в безопасное место в качестве благодарности за предупреждение о надвигающейся буре. Но что-то подсказывало ему, что тот будет драться зубами и когтями, если его попробуют сдвинуть с места.

Приютели сбились в плотную группу. Минхо махнул в сторону города: если поднапрячься, то до ближайшего здания можно добежать за полчаса. Если принять во внимание, с какой силой хлещет ветер, как клубятся тучи, приобретая зловещую исчерна-пурпурную окраску, как яростно носятся в воздухе пыль и всякий мусор, то добраться до этого строения — это единственно приемлемый выбор.

Минхо рванулся вперёд. За ним устремились остальные. Томас пропустил всех мимо себя, чтобы бежать последним — он был уверен, что лидер ожидал от него именно этого. Наконец, и он понёсся вслед за другими. Хорошо хоть бежать приходилось не против ветра. И только потом в его мозгу всплыли слова, которые сказал покинутый старик. От этих слов Томаса прошиб пот, впрочем, тут же высохший и оставивший на коже только солёный налёт.

Не ходите туда. Плохие люди.


ГЛАВА 24


Чем ближе к городу, тем труднее становилось Томасу различать его. Пыль, носящаяся в воздухе, превратилась в плотный бурый туман. Дышать было всё тяжелее. Пыль порошила глаза, они слезились, и Томасу всё время приходилось тереть их, убирая грязь. Большое здание, к которому они стремились, зловещей тенью маячило за тучами песка и пыли, росло всё выше и выше, нависая над приютелями, подобно сказочному великану.

Ветер крепчал, он сёк Томаса песком и щебнем так, что кожа горела. По временам мимо пролетало что-то побольше и потяжелее, и у юноши душа в пятки уходила от страха: то ветка; то какой-то грызун, мышь — не мышь, кто её знает; то кусок черепицы с крыши. Всюду носилось огромное количество обрывков бумаги — они кружились в воздухе, будто хлопья снега.

И тут ударили первые молнии.

До здания оставалась только половина расстояния, ну, может, чуть больше, когда из поднебесья вдруг низринулись гигантские разряды. Мир превратился в хаос света и грома.

Молнии падали с неба изломанными стрелами, вспышками белого слепящего огня. Они ударяли в землю и поднимали в воздух фонтаны сожжённой почвы. Стоял невыносимый, оглушительный грохот, и уши Томаса заложило — он просто-напросто оглох.

Оглохший и ослепший, он продолжал бежать, не разбирая дороги. Вокруг него падали и вновь поднимались его товарищи. Томас постоянно на кого-то налетал, о кого-то спотыкался, но ему удавалось не падать. Он помог удержаться на ногах сначала Ньюту, потом Котелку — просто подпихнул их сзади на полном ходу. Это был лишь вопрос времени — когда же первый из разрядов ударит в кого-нибудь из ребят и превратит неудачника в комок спёкшейся золы. Волосы на голове Томаса стояли торчком, несмотря на рвущий их ветер; воздух, насыщенный статическим электричеством, обжигал и колол тысячей крошечных игл.

Томасу хотелось кричать, чтобы услышать собственный голос, несмотря на то, что он был бы всего лишь слабой вибрацией внутри его собственного черепа. Но он понимал: даже короткие, быстрые вдохи через нос давались с большим трудом, а стоит только открыть рот, как глотку забьёт вихрящаяся пыль, и он попросту задохнётся. Молнии били вокруг, земля вспухала от разрывов, опалённый воздух пах медью и пеплом.

Небо потемнело ещё больше, тучи пыли стали гуще. Томас внезапно обнаружил, что больше никого не видит, кроме пары-тройки человек прямо перед собой. Временами яркие вспышки белого света на кратчайшее мгновение выхватывали их из темноты. Томас почти окончательно ослеп. Так их надолго не хватит. Им во что бы то ни стало надо добраться до здания!

«А где же дождь?» — удивлялся он. Где дождь? Что это за гроза такая — без дождя?

С неба сорвался ослепительный белый зигзаг и вонзился в землю перед самым его носом. Он завопил, но не смог даже услышать собственного крика. Закрыл глаза... И в этот момент что-то — то ли выброс энергии, то ли ударная воздушная волна — опрокинуло юношу на спину, выбив из него дух. Сверху посыпались земля и камни. Отплёвываясь, утираясь, хватая ртом воздух, он встал на четвереньки, потом поднялся на ноги. Наконец пыль немного улеглась, и ему удалось кое-как вдохнуть.

В ушах раздавался непрерывный тонкий писк. Ветер срывал с Томаса одежду, пыль колола кожу, темень окутывала чёрным ночным одеялом, и только молнии разрывали мрак. Прерывистый призрачный свет сделал представшую его взору картину особенно жуткой.

Это был Джек. Он лежал на земле, в небольшой воронке, и корчился, обхватив руками колени. А под коленями больше ничего не было: голени, щиколотки и стопы разлетелись на атомы под ударом небесного электричества. Кровь, тёмная, как дёготь, текла из страшных ран и, попадая на землю, смешивалась с пылью и застывала отвратительной кашей. Одежда на Джеке полностью сгорела, и он лежал совсем голый, являя взору кошмарные раны, покрывающие всё его тело. Волос у парня тоже не было. А глазные яблоки...

Томас отвернулся и рухнул наземь, давясь кашлем и извергая из себя содержимое желудка. Они ничего не могли бы сделать для Джека. Совсем, совсем ничего. Но парень был ещё жив! «Как хорошо, что я не слышу его воплей!» — подумал Томас, и ему стало стыдно от этой мысли. А уж вида несчастного приютеля он и вовсе не мог вынести.

Кто-то рванул его вверх, ставя на ноги. Минхо. Вожак что-то сказал, и Томасу удалось прочитать по губам: «Надо идти. Мы ничего не сможем для него сделать».

«Джек... — подумал он. — Ох, бедняга, Джек...»

Спотыкаясь, он побежал за Минхо. Мышцы живота болели от рвотных спазм, в ушах звенело, перед глазами так и стоял страшный образ сожжённого молнией Джека. Справа и слева от себя он замечал какие-то тени — то бежали приютели. Он мог видеть только то, что было в непосредственной близости от него. Вспышки молний разгоняли тьму лишь на краткие мгновения, так что много не увидишь, — только пыль, да мусор, да угадывающееся за ними здание, которое было уже почти совсем рядом. Всяческая организованность и товарищеская выручка пропали — теперь каждый был сам за себя. Оставалось надеяться на удачу.

Ветер. Вспышки молний. Ветер. Забивающая глотку пыль. Ветер. Звон в ушах, боль. Ветер. Он двигался, приклеившись глазами к спине Минхо, бежавшего в нескольких шагах впереди. Ему плевать было на то, что он, возможно, оглох навсегда. На других ему тоже было плевать. И о страшной смерти Джека он больше не вспоминал. Царящий вокруг хаос, казалось, уничтожил в нём всё человеческое и оставил лишь животные инстинкты. Как дикий зверь, он хотел только выжить, любой ценой добраться до здания, забиться внутрь. Жить! Жить! Жить!

Ослепительный разряд ударил прямо перед ним, поднял его в воздух, отбросил назад. Взрыв произошёл как раз там, где впереди него бежал Минхо. Минхо! Томас закричал, пытаясь приземлиться на ноги, но грохнулся о землю так, что ему показалось, будто всё его тело разлетелось в мелкие ртутные брызги и мгновенно собралось обратно. Не обращая внимания на боль, он вскочил и ринулся вперёд. Он бежал почти вслепую: мало того, что вокруг была тьма — у него перед глазами мелькали остаточные образы разрыва, похожие на оранжево-пурпурных амёб. И всё же он увидел. Увидел огонь.

Всего одна секунда понадобилась ему, чтобы разобраться в происходящем. Впереди, изгибаясь под неистово хлещущим ветром, плясали языки пламени. Огненный клубок упал на землю, стал кататься по ней, пламенные щупальца взвивались и опадали. Подбежав ближе, Томас увидел, что клубком был Минхо. На нём горела одежда.

С пронзительным воплем, от которого чуть не раскололась голова, Томас упал на землю рядом с другом, стал черпать горстями взрыхлённую разрывом почву и сыпать её на Минхо — туда, где пламя было особенно яростным. Минхо помогал ему, катаясь по земле и сбивая огонь ладонями.

Через несколько секунд пламя потухло, оставив после себя дымящуюся, обугленную одежду и многочисленные ожоги. И снова Томас радовался своей глухоте — он не мог слышать вой, который, судя по всему, издавал их лидер. Времени отлёживаться не было, так что Томас схватил Минхо за плечи и рванул вверх, поднимая вожака на ноги.

— Надо идти! — заорал он, не слыша себя самого и только ощущая, как эти два слова беззвучно пульсируют в мозгу.

Минхо закашлялся, снова скорчился от боли, но кивнул и обнял Томаса одной рукой за шею. Они торопливо заковыляли к зданию; Томас, фактически, тащил на себе лидера приютелей.

Вокруг них продолжали сыпаться пламенные стрелы молний. Хотя Томас и не слышал взрывов, зато очень чётко ощущал: от них звенел череп и вибрировали все косточки. Удар, вспышка, удар, вспышка — со всех сторон. Между ними и зданием, к которому они стремились, лежала сплошная полоса огня. Несколько раз Томас видел, как молнии били в верхние этажи «их» постройки, обрушивая на улицу внизу ливень из разбитого стекла и осколков камня.

Тьма больше уже не была бурой, в ней стал преобладать серый оттенок. Томас сообразил, что, должно быть, тучи сгустились ещё больше и низко нависли над землёй, как бы придавливая своей тяжестью кружащуюся пыль. Ветер, кажется, чуть-чуть ослабел, зато молнии набрали ещё большую силу.

Справа и слева от Томаса с Минхо, все в одном направлении, мчались приютели. Очевидно, их стало меньше, чем раньше, но сказать с уверенностью Томас не мог — слишком плохо видел. Он разглядел только Ньюта, Котелка... и Ариса. На лицах у всех троих застыла маска животного страха. Они бежали сломя голову, не отрывая глаз от цели их безумного бега. А та была уже совсем рядом.

Минхо потерял равновесие и упал, выскользнув из рук Томаса. Тот остановился, поднял вожака на ноги, снова забросил себе на шею его обожжённую руку. Затем обхватил туловище Минхо обеими руками и наполовину повёл, наполовину потащил лидера на себе. Прямо над их головами пронеслась ослепительная огненная стрела и вонзилась в землю позади них. Томас даже не оглянулся. Приютель слева упал. Томас не знал, кто это; не слышал раздавшихся вслед за тем воплей. Справа упал другой парень, но тут же вскочил. Разряд ударил впереди справа. Потом слева. Потом прямо по курсу. Томасу пришлось остановиться. Яростно моргая, он подождал, пока зрение не восстановилось, и снова припустил, неся на себе Минхо.

Добрались. Первое городское строение.

В темноте бури всё здание: массивные каменные блоки, арки, сложенные из плит поменьше, полуразбитые окна — казалось серым. Арис, первым добравшийся до двери, не стал морочить себе голову, пытаясь открыть её: дверь когда-то была сплошь стеклянной; теперь от неё остались лишь осколки, и Арис высадил их локтем. Он махнул паре других приютелей: мол, заходите, потом вошёл сам.

Томас добрался до двери одновременно с Ньютом и жестом попросил о помощи. Ньют на пару с другим парнем забрал у него Минхо, и они осторожно перетащили его спиной вперёд сквозь двери; ноги вожака при этом бессильно стукались о порог.

Томас, ещё толком не оправившийся от шока, вызванного разгулом небесного электричества, последовал за своими друзьями в полумрак внутреннего помещения.

Войдя, он обернулся и увидел: снаружи полил дождь, словно буря устыдилась того, что сотворила с приютелями, и решила слезами смыть свой позор.



ГЛАВА 25


Дождь лил как из ведра — словно Господь вобрал в себя целый океан, и теперь извергал его обратно.

Уже два часа Томас сидел, привалившись к стенке и не шевелясь, и наблюдал за потопом. Он был до того измучен, что ничего не хотел, кроме одного — чтобы слух вернулся. И тот потихоньку восстанавливался: звон в ушах прекратился, и тупая пульсация в мозгу постепенно ослабевала. Он слышал слабый отголосок своего кашля. А откуда-то издалека до него теперь начал доходить барабанный перестук дождевых капель. Так что, похоже, глухим на всю жизнь он не останется.

Тусклый серый свет, проникавший сквозь окна, был не в состоянии разогнать промозглую темноту помещения. Минхо свернулся калачиком у ног Томаса и не шевелился: похоже, любое, даже еле заметное, движение заставляло натянутые, как струна, нервы вожака вибрировать от жгучей боли. Ньют и Котелок сидели поблизости и молчали. И не только они — вообще все как в рот воды набрали. Никто не стремился навести маломальский порядок в рядах приютелей, хотя бы сосчитать потери. Они просто валялись без сил и наверняка раздумывали о том же, что и Томас: что это за мир, в котором могут существовать этакие бури?

Мягкий шелест дождя становился всё громче, и Томас, наконец, уверился, что ему не чудится — он действительно слышит шум ливня. Этот звук подействовал на юношу успокаивающе, и он уснул.


К тому времени когда он проснулся, тело затекло так, что, казалось, вместо крови в жилах еле движется загустевший клей. Зато голова работала ясно, и слух полностью восстановился. Томас слышал тяжёлое дыхание спящих приютелей, жалобные постанывания Минхо. Снаружи доносился грохот водяных струй, колотящих по асфальту: ливень, должно быть, превратился в настоящий потоп.

Но теперь в помещении было абсолютно темно. Наступила ночь.

Он постаралася забыть все тревоги, поёрзал, устраиваясь поудобнее, затем растянулся на полу, пристроил голову на чью-то ногу... Усталость вновь взяла над ним верх, и он опять уснул.


Когда он окончательно проснулся, уже занялся рассвет. В помещении было совсем тихо, буря улеглась и ливень кончился. Он проспал всю ночь напролёт. Тело ломило и болело, но этого и следовало ожидать. А вот то, о чём он совсем забыл, теперь заявило о себе во всю мощь.

Он был голоден как волк.

Пол вокруг него был испещрён квадратами солнечного света, проникавшего через разбитые окна. Томас поднял голову и посмотрел вверх. Здание, в котором они укрывались, было самой настоящей развалиной. В междуэтажных перекрытиях, вплоть до самой крыши — десятки и десятки этажей вверх — зияли дыры, в стенах тоже светились проломы; в общем, похоже, вся громада удерживалась от окончательного падения только благодаря стальному каркасу. Томас даже не представлял себе, чтó могло причинить такие разрушения. В проломы над головой заглядывало голубое небо. Поразительно, если учесть, что за погодка бушевала последние несколько часов. Буря со всеми её ужасами умчалась, как не бывало. Интересно, какие климатические изменения могли обусловить подобные причуды погоды?

Желудок урчал, болел и требовал еды. Томас осмотрелся — большинство приютелей ещё спало, только Ньют сидел, привалившись к стене спиной и вперив невидящий взор куда-то в середину комнаты.

— Эй, с тобой всё в порядке? — спросил его Томас. Хм, даже челюсти, кажется, тоже затекли.

Ньют медленно обернулся и отсутствующе уставился на Томаса. В следующее мгновение он очнулся, и глаза его прояснились.

— Что? А, да, думаю, я в порядке. Мы живы — это главное, а остальное... Да какая разница... — Его голос был полон горечи. — Хрен с ним.

— Иногда я сомневаюсь, — пробормотал Томас.

— В чём?

— В том, что остаться в живых — это главное. Временами подумываю: помереть бы — вот тебе и решение всех проблем.

— Не гони, ничего подобного ты не думаешь. Ни в жизнь не поверю.

Неся свою депрессивную чепуху, Томас горестно поник головой от жалости к себе. Когда же бывший Бегун отбрил его, юноша встрепенулся и бросил на товарища острый взгляд, а потом и вовсе заулыбался.

— Ты прав — конечно, не думаю. Просто у тебя был такой несчастный вид! Вот я и решил, что у меня получится жалостливей. — Он почти поверил в собственное враньё — что якобы никогда недумал, будто помереть — самый лёгкий выход из положения.

Ньют ткнул пальцем в сторону Минхо.

— Что за хрень с ним случилась?

— Молния ударила и подожгла на нём одежду. Как так получилось, что он весь полностью не поджарился — ума не приложу. Повезло. Нам удалось сбить пламя, так что, по-моему, он пострадал не слишком сильно.

— «Не слишком сильно»? Ну ни фига себе! А что такое тогда, по-твоему, «сильно пострадать»?

Томас на мгновение прикрыл глаза и прислонился головой к стенке.

— Слушай, ты же сам сказал — главное, он жив, так? К тому же, одежда по-прежнему на нём, так что кожа сильно не обгорела. Ничего, он поправится.

— Ага, нормалёк, тогда всё в полном порядке, — с саркастическим смешком отозвался Ньют. — Напомни мне, чтобы я ненароком не взял тебя в свои лечащие врачи.

Но тут со стороны Минхо раздался протяжный стон:

— О-о-ох... — Вожак распахнул глаза, но, увидев, что Томас внимательно смотрит на него, прижмурился. — Ох, мля. Я грёбнулся. Окончательные кранты.

— Плохо, да? — встревожился Ньют.

Вместо ответа Минхо медленно приподнялся и попытался сесть, кряхтя и вздрагивая при малейшем движении. Наконец, он сел, скрестив ноги. Почерневшая одежда свисала клочьями. В дырки проглядывала обгоревшая кожа, её усеивали красные волдыри, похожие на чьи-то недобрые глаза. Но даже не будучи доктором и не имея понятия о подобных вещах, Томас был почему-то уверен, что ожоги не слишком серьёзны и быстро заживут. Лицо вожака почти не было затронуто, волосы тоже — вон, торчат во все стороны слипшимися от грязи колтунами. Ну и пугало.

— Бедняжечка, как же тебе больно! — притворно пожалел его Томас.

— Веселишься? — вскинулся Минхо. — Да из меня гвозди можно делать [3]! Вполне в состоянии надрать задницу любителю тёлок вроде тебя, даже если бы мне было вдвое больнее!

Томас пожал плечами.

— А что, тёлки классные животные. Не отказался бы слопать сейчас одну из них целиком. — При этих словах его желудок красноречиво возроптал.

— Это что?! — поразился Минхо. — Неужто шутка юмора? Мистер Томас Занудисон действительно родил остроту?

— По-моему, да, — подтвердил Ньют.

— А я вообще очень весёлый парень, — снова пожал плечами Томас.

— Ага, очень. — Впрочем, Минхо уже потерял интерес к пустой болтовне. Он окинул взглядом приютелей — большинство ещё спало, а кто не спал, тот лежал, бездумно уставившись в пустоту. — Сколько?

Томас пересчитал. Одиннадцать. Их осталось всего одиннадцать. Включая новенького, Ариса. Сорок или пятьдесят жили в Приюте, когда туда прибыл Томас, всего несколько недель назад. Теперь их одиннадцать человек.

Одиннадцать.

Когда до него дошло, чтó значит эта цифра, Томас потерял дар речи. Он не мог выдавить из себя ответ лидеру. Как? Всего пару минут назад они легкомысленно мололи языками! Да ведь это просто кощунство! Отвратительно.

«И я — часть ПОРОКа? Как это может быть? — упрекал себя он. — Как я мог принимать участие в чём-то столь чудовищном?!» Может, рассказать друзьям о своих снах-воспоминаниях? Нет, пожалуй, не стоит...

— Нас осталось только одиннадцать, — произнёс Ньют. Ну, вот слово и сказано.

— Значит, шестеро погибли в бурю? — бесстрастно проговорил Минхо — будто считал яблоки, потерявшиеся, когда ветер унёс узлы с припасами.

— Семеро! — резко поправил Ньют: он явно не одобрял спокойствия, с которым лидер говорил о людских потерях. Потом прибавил помягче: — Семь. Если только никто не забежал в другое здание.

— Мля. Ну и как мы думаем прорваться через этот долбаный город, имея всего одиннадцать человек? Тут же наверняка до хрена хрясков. Сотни. Или тысячи. Собственно, мы даже не знаем, чего от них ожидать. Наверняка какого-нибудь паскудства.

Ньют шумно выдохнул.

— Ну ты и сволочь толстокожая, Минхо. Как ты можешь сейчас думать об этом? Тебе что, совсем не жаль тех, кто погиб? Джека нет. Уинстона тоже, ну, да у него и без того шансов не было. И... — он обвёл помещение взглядом, — я не вижу ни Стена, ни Тима. Тебе на них наплевать?!

— Эй, тормози! — Минхо успокаивающим жестом выставил перед собой ладони. — Расслабься и утихни, братан. Я не просил делать меня грёбаным лидером. Хочешь сидеть тут весь день и оплакивать погибших? Твоё дело. Но лидерам не до слёз и стонов. Лидер должен прежде всего думать о том, куда идти и что делать дальше, а не сопли размазывать!

— Наверно, поэтому тебя и назначили на эту сволочную должность! — отрезал Ньют. Но через мгновение гнев на его лице сменился виноватым выражением. — Ладно... Ты того, чувак... извини меня. Я только...

— Да чего там... Ты тоже прости. — Однако произнося своё извинение, Минхо закатил глаза. Томас искренне надеялся, что Ньют не заметил — тот снова сидел, уставившись взглядом в пол.

К счастью, обстановку разрядил Арис, передвинувшийся к ним поближе.

— Ну и гроза! Вы когда-нибудь видели что-то подобное? — спросил новичок.

Поскольку Арис смотрел на Томаса, тот покачал головой:

— Какая-то она была... ненатуральная, что ли. Память у меня, конечно, — сплошной плюк, но всё равно, думаю, такая гроза — явление редкое. Если не сказать, что вообще ненормальное.

— Вспомни, что говорили Крысюк и та леди в автобусе, — встрял Минхо. — Вспышки на солнце. Весь мир превратился в преисподнюю. Климат пошёл вразнос, так что такие «ненормальные» бури, наверно, как раз не редкость. Что-то у меня такое чувство, что нам ещё повезло. Могли бы нарваться и на что-нибудь похуже.

— Ну, если это называется везеньем... — протянул Арис.

— Да называй, как хочешь.

Ньют указал на разбитую стеклянную дверь. Мягкий свет утра сменился раскалённым пламенем дня — таким же, какое сопровождало их в начале путешествия сквозь Топку.

— Во всяком случае, всё кончилось. Пора подумать, что делать дальше.

— Видишь? — ввернул Минхо. — Ты такая же бессердечная скотина, как и я. И ты абсолютно прав.

Томасу вспомнились хряски, торчащие за окнами их спальни. Ходячие кошмары. Чтобы официально считаться зомби, им оставалось только подохнуть и получить свидетельство о смерти, а все остальные признаки — налицо.

— Да, надо бы успеть сообразить, как быть, прежде чем на нас накинутся эти полуразложившиеся придурки. Но сначала, парни, нам позарез надо поесть. Мы должны найти еду. — Даже при одном только упоминании о еде живот свело голодным спазмом.

— Еду? — раздался сверху чей-то голос.

От неожиданности Томас вздрогнул. Все мгновенно вскинули головы. Через дыру в полу третьего этажа на них взирал молодой мужчина с внешностью латиноса. Глаза у мужика были с сумасшедшинкой. Томас ощутил, как внутри у него всё напряглось от страха.

— Ты кто? — крикнул Минхо.

И тут Томас чуть не ошалел: мужик прыгнул прямо в дырку в потолке, пролетел два этажа, в последнюю секунду перед тем, как грохнуться на пол, сгруппировался, три раза перекувырнулся и как ни в чём не бывало вскочил на ноги.

— Меня зовут Хорхе, — объявил он, разведя руки в стороны, как будто ожидал зрительских оваций за свою акробатику. — Я хряск, и я здесь начальник.


ГЛАВА 26


На короткое мгновение Томас усомнился, что парень, который в буквальном смысле свалился с неба, — действительно человек во плоти и крови. Уж больно неожиданным и необычным было его появление. В его манере вести себя и выражаться присутствовало некое фиглярство, эдакая театральность. Но парень был вполне реален и вроде даже не совсем окончательно пропащий, хотя и сам признался, что хряск.

— Вы что, языки проглотили? — осведомился Хорхе с улыбкой, которая в этом готовом завалиться небоскрёбе казалась ни к селу ни к городу. — Небось боитесь хрясков? Дрожите, что мы вас раскатаем на полу и выжрем глаза? М-м-м, вкуснятина! Обожаю полакомиться глазками, особенно когда больше жрать нечего. На вкус — ну прямо как яйца всмятку.

Переговоры с незнакомцем взялся вести Минхо. Его терзала боль, но он всеми силами постарался её скрыть.

— Хряск? Значит, ты чокнутый урод?

— Он же только что признался, что любит лакомиться глазами, — подал голос Котелок. — По-моему, на это только чокнутый урод и способен.

Хорхе зло, издевательски расхохотался.

— Ну-ну, мои новые друзья! Я ем глаза только у мертвяков. Конечно, можно помочь вам ими стать, если мне захочется деликатесов. Просекаете, что говорю? — Всяческая весёлость исчезла с его лица, сменившись выражением неприкрытой угрозы. Хорхе словно нарочно нарывался на конфликт.

Какое-то время все молчали. Затем Ньют спросил:

— Сколько вас здесь?

Взгляд Хорхе перескочил на бывшего Бегуна:

— Сколько? В смысле — сколько хрясков? Мы все здесь хряски, hermano [4].

— Я вовсе не то имел в виду, и ты это прекрасно понимаешь, — сдержанно ответил Ньют.

Хорхе принялся мерить шагами комнату, обходя лежащих или переступая через них. От его цепкого взгляда не укрылся никто.

— Вы, ребята, похоже, плохо разбираетесь в том, что происходит здесь, в городе. Вам не мешало бы побольше знать о хрясках, о ПОРОКе и правительстве, и почему они бросили нас здесь сходить с ума, гнить от заразы и резать друг другу глотки. О том, что Вспышка имеет различные стадии и уровни. Ну, и о том, что для вас, можно сказать, всё уже кончено: если вы пока и не заразились, то никуда не денетесь — скоро все там будете.

Томас неотрывно следил за вышагивающим по комнате незнакомцем. Разглагольствования чужака приводили его в ужас. Вспышка. Он-то думал, что привык к мысли, что его пожирает страшная болезнь, но при безжалостных словах этого хряска паника вспыхнула в нём с новой силой — он уже и не пытался с ней бороться.

Хорхе остановился рядом с ним и его друзьями, едва не наступив на Минхо. Поток слов продолжался.

— Но вообще-то, ребятки, вы начали не с того конца, comprende [5] ?Те, кто находится в худшем положении, должны говорить первыми. Так вот. Я хочу знать всё о вас. Откуда взялись, почему, как и за каким чёртом вы здесь оказались. Выкладывайте.

Минхо издал тихий, угрожающий смешок.

— Это мы-то, по-твоему, в незавидном положении? — Лидер издевательски покрутил головой. — На случай, если давешняя гроза поджарила тебе сетчатки, довожу до твоего сведения, что нас здесь одиннадцать, а ты — один. Может, это тебе надо начать выкладывать?

У Томаса упало сердце. Этого нельзя было говорить, Минхо! Глупо, нагло, и очень, очень опасно. Может, своими словами вожак подписал им смертный приговор. Ведь этот парень, очевидно, не один. Там, на истерзанных останках верхних этажей могли прятаться сотни хрясков, следить за ними, ждать... Наверняка вооружены. Хорошо бы ещё знать чем. Впрочем, этим ополоумевшим дикарям, скорее всего, и оружия никакого не нужно, достаточно когтей и зубов.

Хорхе уставился на Минхо долгим, испытующим взглядом. Его лицо было бесстрастно.

— Я, наверное, ослышался? По-твоему, я заслуживаю отношения, как к поганой собаке? У тебя десять секунд на то, чтобы извиниться.

Минхо взглянул на Томаса. На лице лидера играла нахальная ухмылка.

— Раз, — начал Хорхе. — Два. Три. Четыре.

Томас послал Минхо предупреждающий взгляд, попытался всеми доступными ему способами — и мимикой, и кивками — убедить его извиниться.

— Пять. Шесть.

— Извинись! — Томас, наконец, не выдержал.

— Семь. Восемь.

С каждым счётом голос Хорхе становился громче. Томасу показалось, что он уловил наверху движение, словно там метнулась какая-то тень. Должно быть, Минхо заметил то же самое: высокомерное выражение сбежало с лица вожака.

— Девять.

— Извиняюсь, — процедил Минхо. По его тону было понятно, что никакой вины он на самом деле не чувствует.

— Что-то мне сдаётся, что ты неискренен, — сказал Хорхе и пнул Минхо в голень.

Тот вскрикнул от боли. Руки Томаса непроизвольно сжались в кулаки. Должно быть, хряск попал прямо по ране.

— Скажи-ка с выражением, hermano.

Ух, как Томас ненавидел этого хряска! Так и хотелось поддаться неразумной ярости, накинуться на выродка и выбить из него весь плюк, как тогда, с Гэлли.

Хорхе занёс ногу и снова двинул Минхо в то же самое место, но вдвое сильнее, чем в первый раз.

— С выражением, я сказал! — прокаркал он. В его скрежещущем голосе явно звучало безумие.

Минхо взвыл, обеими руками схватившись за больное место.

— Прошу... прощения... — тяжело дыша, выдавил он. Хорхе победно улыбнулся, удовлетворённый унижением своего врага. Но стоило только ему расслабиться, как предводитель приютелей размахнулся, выбросил вперёд могучую руку и вломил хряску по голени. Тот заскакал на одной ноге, не удержался и рухнул на пол, в свою очередь испустив вопль — не столько боли, сколько удивления.

А Минхо уже сидел на нём верхом, изрыгая такие смачные многоэтажные ругательства, которых Томас никогда прежде не слыхал — у его друга был, оказывается, огромный талант по этой части. Вождь приютелей с силой сдавил тело Хорхе своими бёдрами и принялся осыпать его ударами.

— Минхо! — закричал Томас. — Прекрати!

Он вскочил, не обращая внимания на отказывающиеся подчиняться мышцы и ноющие суставы, и устремился к дерущимся, вознамерившись столкнуть вожака приютелей с его противника. Бросив взгляд наверх, Томас увидел множество людей: те готовились броситься на помощь своему предводителю. Из дыр в потолке уже свисали, раскачиваясь, верёвки.

Юноша врезался в Минхо, тот слетел с противника, и они с Томасом оба грохнулись на пол. Томас стремительно бросился на вожака, обхватил его поперёк спины и прижал лицом к полу. Тот отчаянно вырывался, но Томас не уступал.

— Там, наверху, их чёртова уйма! — проорал он в ухо вожаку. — Немедленно прекрати, или они убьют тебя! Да они всех нас прикончат!

Хорхе с трудом поднялся на ноги, вытер струйку крови, стекающую из уголка рта. Лицо у него было такое, что у Томаса сердце в пятки ушло. Человек с такойрожей был способен на любое зверство.

— Подождите! — выкрикнул Томас. — Пожалуйста!

Хорхе взглянул ему прямо в глаза. В это время сверху приземлилось несколько хрясков. Некоторые из них проделали тот же трюк, что и Хорхе — прыгнули и перекувырнулись, другие скользнули вниз по верёвкам. Они быстро сбились в плотную группу позади своего предводителя. Всего их было десятка полтора, обоего пола, в том числе и несколько подростков, все одетые в грязную рванину. Большинство тощие — кожа да кости, дунешь — переломятся.

Минхо затих, и Томас отважился ослабить хватку. Судя по всему, в его распоряжении были считанные мгновения, прежде чем ситуация выйдет из-под контроля и начнётся бойня. Одну руку юноша крепко прижал к спине своего товарища, другую умоляюще протянул к Хорхе.

— Пожалуйста, дайте мне только одну минуту! — промолвил он, стараясь, чтобы голос не дрожал. — Ну что вам за польза, если вы... причините нам вред?

— Ты думаешь, не будет пользы? — издевательски протянул хряск, выплюнув кровавый сгусток. — Ещё какая, можешь мне поверить, hermano! —И он сжал кулаки.

А потом сделал еле заметное движение головой — и мгновенно столпившиеся за ним хряски извлекли из своих тряпок оружие — отвратительного вида ножи, ржавые мачете, почерневшие стальные костыли, которыми когда-то, наверно, крепились к шпалам железнодорожные рельсы. Осколки стекла с острыми, как бритва, краями, вымазанными чем-то бурым. Одна девчушка, вряд ли старше тринадцати лет, держала лопату, режущий край которой был иззубрен, как пила.

Томаса охватила внезапная и абсолютная уверенность в том, что речь сейчас идёт о жизни или смерти. Ему придётся умолять о пощаде. Приютели не имели ни малейшего шанса выстоять против этих вооружённых людей. Правда, они, конечно, не гриверы, зато и волшебного кода к ним не подберёшь. Или?..

— Слушайте, — медленно поднимаясь, заговорил Томас. Он надеялся, что Минхо не сотворит глупости и не испортит ему всю игру. — Мы не такие, как другие. Мы не просто какие-то пришлые шенки, ворвавшиеся на вашу территорию. Мы — особо ценные шенки. Пока живы.

Злобное выражение на физиономии Хорхе чуть-чуть смягчилось, на ней даже промелькнула крохотная искорка любопытства. Однако он не поддался ему, спросил только:

— Что такое шенк?

Томас чуть не расхохотался. Нелепая реакция в данных обстоятельствах, но что поделаешь — действительно было смешно. Он быстро проговорил:

— Ты и я. Десять минут. Наедине. Это всё, чего я прошу. Можешь взять с собой любое оружие.

А Хорхе и вправду рассмеялся, вернее, грубо заржал:

— А ты не слишком много о себе воображаешь, пацан? Зачем мне оружие? Я тебя и так одной левой!

Он замолк, и следующие секунды показались Томасу часами.

— Десять минут, — наконец процедил хряск. — Эй, вы, оставайтесь здесь и следите за этими сопляками. Чуть что — стоит мне только моргнуть, и здесь начнётся разгул смерти. — С этими театральными словами он махнул рукой в сторону выхода в тёмный коридор, напротив разбитой входной двери.

— Десять минут! — повторил он.

Томас кивнул. Хорхе не двинулся с места, поэтому юноше пришлось идти первым. Предстоящий разговор, возможно, станет самым важным в его жизни.

И, может, последним.


ГЛАВА 27


Выходя в тёмный, мрачный коридор, Томас спиной ощущал: Хорхе следует за ним по пятам. Здесь пахло сыростью и гнилью, с потолка капало. Звук падающих капель рождал жутковатое эхо, и Томасу почему-то казалось, что сверху течёт не вода, а кровь.

— Иди-иди, — донеслось из-за спины. — В конце есть комната со стульями. Одно резкое движение в мою сторону — и от всех вас мокрого места не останется.

Томаса так и подмывало обернуться и наорать на парня, но он только проронил:

— Я уже проникся — ты крутой. Можешь лишний раз не напоминать, я не дебил, — и продолжал шагать дальше.

В ответ хряск лишь усмехнулся.

Через несколько минут они приблизились к деревянной двери с круглой серебряной ручкой. Томас без колебаний повернул её — пусть этот фигляр не думает, что у него поджилки трясутся от страха. Однако войдя внутрь, растерялся — там была беспросветная темень.

Хорхе проскользнул мимо него. Послышался шелест ткани, и в комнату ворвался жгучий, ослепительный свет. Томас закрылся локтем, но вскоре глаза приспособились, и он убрал руку, правда, поначалу пришлось щуриться. Оказывается, окно закрывал плотный занавес, и хряск его отдёрнул. Вот это да — стекло было цело! За окном — только раскалённый от солнца бетон. И свет.

— Садись, — пригласил Хорхе. Странное дело — его тон был куда любезнее, чем можно было ожидать. Наверно, это потому, что хряск, наконец, оценил разумное и спокойное поведение своего гостя, решил Томас. А может, сообразил, что в результате этой беседы обитателям руин может отвалиться нечто ценное. Хотя, конечно, мужик был хряск, значит, кто знает, чего от него ожидать...

В комнате стоял стол, около него — два деревянных стула, вот и вся мебель. Томас подтянул к себе один из стульев и уселся. Хорхе занял место напротив, поставил на стол локти и сцепил ладони в замок. Его лицо было бесстрастно, взгляд намертво прикован к лицу собеседника.

— Говори.

Эх, иметь бы Томасу хоть пару секунд на размышление! Там, в большой комнате, у него возникло сразу несколько неплохих идей; хорошо бы выбрать из них наиболее подходящие. Но у него не было ни одной лишней секунды.

— О-кей. — Он запнулся. Вообще-то совсем даже не «о-кей», но да ладно, для начала сойдёт. Набрал полные лёгкие воздуха. — Ты там, — кивок на дверь в коридор, — упомянул о ПОРОКе. Мы многое знаем об этих людях. Было бы интересно послушать, что тыможешь рассказать о них.

Лицо Хорхе оставалось таким же бесстрастным.

— Сейчас твоя очередь рассказывать, а не моя. Вот тыи рассказывай.

— Да, конечно. — Томас пододвинул свой стул чуть ближе к столу. Потом отодвинул его обратно и положил щиколотку одной ноги на колено другой. Все эти манипуляции имели одну цель — успокоиться; а там, глядишь, и подходящие слова найдутся сами собой. — Понимаешь, мне трудно будет объяснить, я же не знаю, что тебе известно. Давай я прикинусь, что ты вообще в этом деле полный лопух. Идёт?

— Я бы строго рекомендовал тебе больше никогда не употреблять слово «лопух» по отношению ко мне.

Томас заставил себя сглотнуть — страх комом застрял в глотке.

— Ну, это просто такое расхожее выражение.

— Продолжай.

Томас снова сделал глубокий вдох.

— В нашей группе сначала было человек пятьдесят. И... одна девушка. — Болезненный укол в сердце. — Теперь нас только одиннадцать. Я не знаю всех подробностей, но ПОРОК — это такая... организация, которая творит с нами отвратительные вещи с какой-то непонятной целью. Мы жили в одном месте, оно называлось Приют. Вокруг него был каменный лабиринт, населённый жуткими тварями — гриверами.

Он подождал реакции Хорхе на эту не совсем обычную информацию, но на лице хряска по-прежнему сохранялось каменное выражение. Ни узнавания, ни недоумения. Вообще ничего.

И Томас принялся излагать приютельскую эпопею. Об их жизни в Лабиринте, о том, как вырвались оттуда. Как их «спасли» и чем дело обернулось — что, оказывается, «спасение» было только частью плана, за которым стоял всё тот же ПОРОК. Рассказал о Крысюке, отправившем их с нынешней миссией — выжить в Топке, пройти сто миль на север и достигнуть Мирной Гавани — что бы ни стояло за этим названием. Поведал об их путешествии в длинном тёмном туннеле, о нападениях летающей серебристой дряни, о том, как шли через пустыню...

Словом, выложил Хорхе всю историю. И чем дольше говорил, тем неувереннее себя чувствовал. Идея рассказать правду казалась теперь сущим идиотизмом. Но он продолжал своё повествование — просто не знал, что ещё делать. К тому же в нём теплилась надежда, что ПОРОК — такой же враг хряскам, как и приютелям.

Единственное, о чём он не обмолвился ни словом — это история с Терезой.

— Так что, как видишь, мы имеем для них какое-то особое значение, — заключил Томас. — Ну не убивают же они нас просто из вредности? Какая им с этого польза? В чём тогда суть всего предприятия?

— Кстати, насчёт сути, — отозвался Хорхе, впервые открыв рот за все отпущенные Томасу десять минут (которые уже давно прошли). — К чему ты клонишь?

Томас помедлил. Настал момент истины. Его единственный шанс.

— Ну?

И Томас решился.

— Если ты... поможешь нам... то есть, ты и кто-нибудь из твоих... не все, конечно, только несколько... отправитесь с нами и поможете добраться до Мирной Гавани...

— То что?

— Тогда, может, и у вас появится возможность...

Вот оно — то, что он планировал с самого начала, его козырь — надежда, поданная Крысюком!

— Они сказали — мы все больны Вспышкой. Но если мы доберёмся до Мирной Гавани, то получим лекарство. Они утверждают, что знают, как вылечить заразу. Если ты поможешь нам дойти туда, то, возможно, тоже получишь лекарство. — Томас умолк и пристально посмотрел на Хорхе.

Что-то еле уловимо изменилось в лице его собеседника, и Томас понял, что выиграл. В глазах хряска промелькнула надежда, впрочем, быстро сменившаяся прежней каменной невозмутимостью. И всё же Томас не ошибся: его слова задели некую струнку в душе Хорхе.

— Лекарство... — повторил хряск.

— Лекарство. — Начиная с этого момента Томас решил говорить как можно меньше. Всё, что можно сделать для улучшения ситуации, он уже сделал.

Хорхе откинулся на стуле — тот жалобно скрипнул, словно собираясь развалиться — и скрестил руки на груди. Он сдвинул брови, словно размышляя над услышанным.

— Как тебя зовут?

Вопрос застал Томаса врасплох — он был уверен, что уже называл своё имя. Или, по крайней мере, где-то вскользь упомянул, кто его знает... Если уж на то пошло, вся каша заварилась чересчур быстро — обошлось без официальной церемонии знакомства.

Так как твоё имя? — повторил Хорхе. — Я полагаю, оно у тебя имеется, hermano?

— О... Да. Извини. Томас.

И опять лицо Хорхе неуловимо и мимолётно изменилось — на этот раз на нём промелькнуло что-то похожее... на узнавание. Вперемешку с удивлением.

— Ага, Томас. Значит, Томми? Или Том?

Опять мгновенная резкая боль — он вспомнил Терезу.

— Нет, — поспешно возразил он — может, немного слишком поспешно. — Просто... Томас.

— О-кей, Томас, дай-ка я тебя кое о чём спрошу. В той каше, которая у тебя заменяет мозги, имеется хотя бы отдалённое представление о том, чтó Вспышка делает с людьми? По-твоему, я похож на доходягу, подыхающего от заразы?

На этот вопрос так прямо не ответишь — того и гляди, схлопочешь в морду. Поэтому Томас решил не рисковать и ответил:

— Нет.

— «Нет»? На оба вопроса?

— Да. То есть, нет. То есть... да, ответ на оба вопроса — нет.

Хорхе улыбнулся, вернее, правый уголок его рта еле заметно дёрнулся вверх. Томас склонялся к мысли, что происходящее чертовски забавляет его собеседника.

— Вспышка проходит через определённые стадии, muchacho [6] .В этом городе поголовно все больны, так что меня не удивляет, что ты и твои сопливые друзья — тоже. Кое-кто, в том числе и я, — только в самой начальной стадии, хряск чисто номинально. Я заболел всего несколько недель назад. Узнал об этом при прохождении контроля при карантинной станции — правительство из кожи вон лезет, чтобы держать больных отдельно от здоровых. И всё без толку. Так что вся моя жизнь отправилась прямиком в яму с дерьмом, а я угодил сюда. Повезло занять это здание вместе с бандой других чайников.

При этом слове, у Томаса перехватило горло — вспомнился Приют...

— Мои товарищи, что остались там, с твоими приятелями, — по большей части на той же стадии, что и я. Но прогуляйся по городу — и увидишь, чтó постепенно происходит с заразившимися. Увидишь все стадии, увидишь тех, что прошли Черту... Правда, кошмарами долго мучиться не будешь, потому как не задержишься на этом свете. Эх, иметь бы хоть немного тупляка — ну, знаешь, кайфа!.. Но у нас его нет. Вообще.

— Кто выслал вас сюда? — спросил Томас, решив оставить тупляка Кайфа на потом.

— Те же, кто и вас! ПОРОК. Только если вы, как ты говоришь, «особенные», то мы — нет. Правительства разных стран учредили ПОРОК — комиссию, призванную бороться с заразой, и эта комиссия утверждает, что наш город вроде бы играет важную роль в их работе. А больше я толком ничего не знаю.

На Томаса налетел вихрь самых разных эмоций: здесь были и удивление, и недоумение, и надежда наконец получить ответы на некоторые вопросы.

— Кто входит в ПОРОК? Что представляет собой эта комиссия?

Но Хорхе, по-видимому, пребывал в таком же неведении и недоумении, что и Томас.

— Я рассказал тебе всё, что знаю. А почему ты, собственно, задаёшь такие вопросы? Ведь ты же сам утверждаешь, что вы какие-то особенные. Я так понял, что за всей той историей, что ты мне поведал, стоит именно ПОРОК?

— Слушай, всё, что я тебе рассказал — истинная правда. Нам много чего наобещали, но подробностей нам просто не сообщают, так что мы ничего не знаем наверняка. Говорят, что они проводят эксперимент, проверяют, сможем ли мы справиться со всем этим плюком, даже не зная, что происходит и за каким чёртом это нужно.

— А с чего ты взял, что у них есть лекарство?

Томас приложил все усилия, чтобы говорить уверенно и чётко.

— Мужик в белом костюме, Крысюк, сказал, что мы получим лекарство, если дойдём до Мирной Гавани.

— Уу-угм. — Хорхе издал мычание, которое вроде бы походило на согласие, но на самом деле означало как раз противоположное. — А тогда почему ты так уверен, что они позволят нам увязаться за вами и тоже получить лекарство?

Томас изо всех сил старался выглядеть твёрдым и спокойным.

— Честно говоря, я ни в чём не уверен. Но почему хотя бы не попробовать? Если вы поможете нам, у вас будет пусть маленький, но шанс. Если вы убьёте нас, у вас и этого шанса не будет. Только совсем пропащий хряск выбрал бы вторую возможность.

Рот Хорхе снова искривился, и хряск издал короткий, лающий смешок.

— Что-то в тебе, Томас, есть эдакое. Ещё пять минут назад я собирался выпустить кишки из твоего дружбана, а потом приняться за остальных. Но чёрт меня побери, если ты почти не уговорил меня!

Томас пожал плечами, стараясь сохранить невозмутимое выражение лица.

— Всё, что меня заботит — это как бы выжить ещё один день. Нынешняя задача — пройти живым через этот город, а что потом — там будет видно. И знаешь что? — Он скрестил на груди руки, пытаясь создать впечатление, что он — парень бывалый и крутой. Чего на самом деле не было.

Хорхе приподнял бровь:

— Что?

— Если бы для того, чтобы дожить до завтра, мне надо было бы выпустить кишки тебе — я бы и секунды не колебался. Но ты мне нужен. Ты нужен нам всем. — Томас прекрасно отдавал себе отчёт, что ни на что подобное не способен. Чистый блеф.

Но он подействовал.

Одно бесконечное мгновение хряск пронизывал Томаса острым взглядом, затем протянул через стол ладонь:

— Ну что ж, по рукам, hermano.

Томас пожал протянутую руку. Он ликовал, но сделал всё, чтобы внешне никак не выказать этого.

Однако вслед за тем его радужное настроение разлетелось вдребезги. Хорхе сказал:

— Но у меня одно условие. Этот сопляк вонючий, что напал на меня... Ты, кажется, назвал его Минхо?

— Да? — упавшим голосом проронил Томас. Сердце его бешено заколотилось.

— Он умрёт.


ГЛАВА 28


— Нет.

Томас сказал это со всей решительностью, которую ему удалось наскрести.

— Не-ет? — На лице Хорхе изобразилось изумление. — Я предоставляю тебе возможность пробраться через город, полный хрясков, готовых схавать вас живьём и без соли, а ты кочевряжишься? Требую-то всего ничего. Ты ввергаешь меня в бездну скорби.

— Это было бы неразумно, — ответил Томас. Он понятия не имел, как ему удаётся сохранять внешнее спокойствие, откуда взялась нежданная храбрость. Но что-то подсказывало ему: это единственный способ перебороть сидящего напротив хряска.

Хорхе снова наклонился вперёд и оперся локтями о стол, но на этот раз не сцепил ладони в замок; наоборот — сжал их в кулаки, да так, что костяшки побелели.

— Да ты, никак, поставил себе целью в жизни выводить меня из себя до тех пор, пока я не выпущу тебе всю кровь?

— Ты видел, на что он способен, — возразил Томас. — А с тобой так запросто не справишься, сам знаешь. Он владеет навыками, которых нет у других, и если ты убьёшь его, мы потеряем нашего лучшего бойца. Он ничего и никого не боится. Может, он и сумасшедший, но нам без него не обойтись.

Цинично. Прагматично. Томасу этого и хотелось — эмоциями здесь ничего не добьёшься, только практическими соображениями. Но, сказать по правде, если на земле имелся ещё кто-то, кроме Терезы, кого он мог назвать настоящим другом — то это именно Минхо. Такой потери он бы не перенёс.

— Ему удалось вывести меня из себя, — процедил Хорхе. Его кулаки ни на миг не расслабились. — Он опозорил меня перед моими людьми, словно я девчонка сопливая. Такое так просто никому с рук не сойдёт.

Томас пожал плечами, мол, подумаешь, какие пустяки!

— Так накажи его. Выставь его сопливой девчонкой. Но убивать — нет, это нашему делу не поможет. Чем больше у нас бойцов, тем выше наши шансы. Да что тебе говорить! Ты же живёшь здесь, сам знаешь.

Ну, наконец. Наконец Хорхе разжал кулаки. Томас выдохнул. Он и не подозревал, что, оказывается, последние несколько минут не дышал.

— О-кей, — сказал хряск. — О-кей. Но не думай, это вовсе не потому, что ты меня уговорил. Я пощажу его, потому что мне сейчас кое-что пришло в голову. Собственно, причин две. Первая... Ну, о ней ты наверняка и сам догадываешься.

— Что ты имеешь в виду? — Томас больше даже не пытался скрыть своего облегчения — он и так уже из сил выбился, стараясь сохранить непроницаемое лицо. К тому же, он сгорал от любопытства узнать, до чего додумался Хорхе.

— Во-первых, ты сам толком не знаешь всех подробностей этого эксперимента... теста... или что оно там такое... которое вам навязал ПОРОК. Может, чем больше ваших людей доберётся куда вам там надо — Мирная Гавань или ещё что, — тем больше у вас шансов получить средство от болезни. Ты никогда не думал о том, что эта группа Б, о которой ты говорил, — возможно, ваши соперники? Я думаю, в моих же интересах, чтобы вы все одиннадцать дошли до конца пути.

Томас кивнул, но промолчал. Боялся нечаянным словом разрушить достигнутое: Хорхе поверил ему! Поверил в то, что Томас рассказал о Крысюке и лекарстве.

— Что подводит меня ко второй причине, — продолжал Хорхе. — Я как раз только что сообразил.

— И что же это?

— Я не стану брать с собой... с нами всех своих хрясков.

— Как... почему? Я думал, чем вас больше, тем лучше, ведь так нам легче будет пробиться через город?..

Хорхе решительно потряс головой, откинулся на стуле и скрестил руки на груди. Казалось, он немного расслабился.

— Нет. Если мы действительно рассчитываем выбраться из города целыми и невредимыми, то грубая сила тут не поможет. Действовать втайне куда лучше. После своего прибытия сюда мы тут всю эту чёртову дыру втихаря обшарили, и, скажу тебе, наши шансы будут намного выше, если мы будем действовать тихой сапой. Так гораздо легче добыть еду и другие припасы. А мимо давно ушедших за Черту хрясков легче прокрасться, чем пытаться пробиться сквозь них, как банда головорезов.

— Ты крепкий орешек, Хорхе, — сказал Томас. — Никогда не догадаешься, что тебе придёт в голову. Не хочу показаться грубияном, но «банда головорезов» — самое подходящее определение для твоих людей. Если принять во внимание их живописные лохмотья и остро отточенные игрушки.

Наступило долгое молчание, и Томас уже начал подумывать, что сболтнул лишнего, но тут Хорхе разразился смехом:

— О, muchacho,везучий маленький засранец — ты мне нравишься! Не знаю, почему, но так оно и есть, клянусь. Не то я тебя уже три раза прикончил бы.

— А это в твоих силах?

— А?

— Прикончить кого-нибудь три раза?

— Да уж не сомневайся, придумал бы способ.

— Тогда я лучше буду с тобой повежливее.

Хорхе грохнул пятернёй о стол и поднялся.

— О-кей. Таков наш уговор: мы обязуемся доставить всех вас, одиннадцать мордоворотов, в какую-то там Мирную Гавань. Я беру с собой только одного человека. Её зовут Бренда, она гений. Нам очень пригодится её светлая голова. И если дело выгорит, а в конце пути для нас не найдётся лекарства... Думаю, тебе не надо растолковывать, что тогда воспоследует.

— Слушай, — саркастически возразил Томас. — Завязывай с угрозами. Я думал, мы теперь друзья.

Хорхе хмыкнул.

— Пф-ф. Мы не друзья, hermano.Мы деловые партнёры. Я доставляю вас в целости и сохранности, куда нужно ПОРОКу. Вы даёте мне лекарство. Вот и весь сказ. Либо так, либо... да воцарится смерть.

Томас тоже встал, его стул проскрёб по полу.

— Мы ведь уже ударили по рукам, разве нет?

— Ну да. Да, ударили. А теперь слушай: заткни пасть и молчи, как зарезанный, понял? Оторваться от этих хрясков — та ещё задачка.

— И как ты с ней справишься?

Хорхе минутку подумал, не отрывая взгляда от Томаса. Потом проговорил:

— Просто держи язык за зубами. Я сам всё улажу. — Он двинулся в сторону двери, но приостановился. — Да, и думаю, твоему compadre [7]Минхо это не очень понравится.


Когда они шли по коридору обратно, Томас, наконец, осознал, какой зверский голод его мучает. Спазмы из желудка распространились по всему телу — такое впечатление, что внутренние органы начали кушать друг дружку.

— Так, слушайте все! — провозгласил Хорхе, когда они вошли в большое помещение. — Я и Птицемордый пришли к соглашению.

«Птицемордый?» Томас слегка обалдел.

Приютели сидели, прижавшись спинами к стенам, Хряски стояли с оружием наготове, и жгли противников взглядами. Через разбитые окна и дыры над головой в комнату лились потоки света.

Хорхе остановился в центре и обратился ко всей группе своих соратников. Томас счёл, что предводитель хрясков выглядит довольно нелепо — преувеличенно театрально и позёрски.

— Пункт первый: мы должны снабдить этих людей пропитанием. Знаю, знаю, скажете, мол, самим не хватает, а тут отдавай этим неизвестно откуда свалившимся. Но они, по сути, могут кое-чем нам помочь. Дайте им свиную тушёнку с бобами — всё равно меня уже воротит с этого дерьма. — Один из хрясков, маленький и тощий, с бегающими глазками, захихикал. — Пункт второй: я великодушен, да что там скромничать! — я просто святой и поэтому решил не убивать выродка, который на меня напал.

Из толпы хрясков раздался разочарованный вой. Интересно, подумал Томас, на каких стадиях Вспышки находятся эти люди. Одна из них, красивая длинноволосая девушка лет семнадцати, на удивление опрятная, закатила глаза и потрясла головой, как бы говоря: вот ещё идиоты! Томас надеялся, что это и есть та самая Бренда, о которой упоминал Хорхе.

Хорхе ткнул пальцем в Минхо. Тот в своей обычной саркастической манере принялся рассылать толпе улыбки и воздушные поцелуи.

— Радуешься, да? — фыркнул Хорхе. — Приятно видеть. Значит, воспримешь новость с удовольствием, не так ли?

— Какую ещё новость? — насторожился Минхо.

Томас встревоженно смотрел на хряска, задаваясь вопросом, чем тот собирается огорошить собравшихся.

А тот как ни в чём не бывало продолжал:

— После того, как мы вас, побродяжек жалких, накормим (не то, чего доброго, помрёте от голода, а мы потом мучайся совестью), тебе придётся понести наказание за нападение на меня.

— Да что ты? — Если вожак приютелей и испугался, то ничем этого не выказал. — И какая же страшная кара меня ожидает?

Лицо Хорхе застыло жутковатой бесстрастной маской.

— Ты наносил мне удары обеими руками. Накажу обе руки: отрежу по одному пальцу с каждой.


ГЛАВА 29


Томас недоумевал: и чем же это угроза отрезать у Минхо пальцы поможет им сбежать от остальных хрясков? Да и не такой он дурак, чтобы доверять Хорхе после одного-единственного разговора с ним. В душе юноши начала потихоньку нарастать паника. Всё может обернуться гораздо хуже, чем он надеялся.

Хряски возликовали, загалдели, и в этот момент Хорхе глянул на Томаса. В его взгляде было что-то такое... Словом, Томасу сразу полегчало.

Зато Минхо — с ним была совсем другая история. Как только прозвучал «приговор», он вскочил и собрался ринуться на обидчика, но красотка-девушка бросилась ему наперерез и приставила свой нож к его горлу. В ослепительном свете, падающем из двери, блеснула ярко-алая капля. Минхо даже говорить бы не смог — нож пропорол бы ему гортань.

— План таков, — спокойно продолжал Хорхе. — Мы с Брендой проводим этих нахлебников в нашу тайную кладовую, и пусть нажрутся до отвала. Затем мы все соберёмся в Башне, скажем, через час. — Он взглянул на свои часы. — Пусть будет ровно в полдень. Мы захватим с собой ланч для вас.

— А почему только ты с Брендой? — спросил кто-то. Томас не сразу понял кто, и только через некоторое время разглядел говорившего: им оказался самый старый человек в помещении — во всяком случае, по виду самый старый. — А если они на вас набросятся? Их одиннадцать против двоих.

Хорхе иронически прищурился и пропел:

— Спасибо за урок арифметики, Баркли. В следующий раз, когда я забуду, сколько у меня пальцев на ногах, то призову тебя и, так и быть, ты мне поможешь их сосчитать. А до той поры заткни свой поганый рот и веди всех в Башню. Если только эти недоумки попытаются учинить какое-нибудь непотребство, Бренда изрубит мистера Минхо в капусту, пока я буду вышибать дух из остальных — доходяги еле на ногах стоят от слабости. А теперь пошёл вон!

Томаса отпустило. Вот он, план! Как только остальные хряски уберутся, Хорхе, конечно, уйдёт в отрыв. И, само собой, он не станет осуществлять свою затею с наказанием.

Человек по имени Баркли был стар, но крепок, под изодранными рукавами его рубашки бугрились внушительные мышцы с выпирающими венами. В одной руке он держал грозного вида кинжал, а в другой — увесистую кувалду.

— Ладно, — сказал он после довольно долгого обмена острыми взглядами со своим предводителем. — Но если они таки набросятся и перережут вам глотки, мы прекрасно проживём и без тебя, так и знай.

— Спасибо за добрые слова, hermano.А теперь убирайся, не то в Башне нас будет ожидать двойное удовольствие — два наказания вместо одного.

Баркли засмеялся, скорее всего, для того лишь, чтобы спасти остатки своего достоинства, а потом направился к двери в тот самый коридор, по которому недавно шли Томас и Хорхе. Он жестом приказал: «Идите за мной», — и вскоре все хряски один за другим присоединились к нему, кроме, разумеется, Хорхе и красотки с длинными тёмными волосами. Девушка по-прежнему держала свой нож у горла Минхо — это, конечно, плохо, но зато она и была та самая Бренда — а это, безусловно, уже гораздо лучше.

Как только последние из хрясков покинули помещение, Хорхе обменялся с Томасом взглядом и тихо, с облегчением выдохнул; однако тут же едва заметно покачал головой, как бы опасаясь, что их всё ещё могут услышать.

Краем глаза Томас уловил движение там, где стояли Бренда и Минхо. Девушка отвела нож от горла лидера приютелей, отступила и машинально обтёрла лезвие, запачканное кровью Минхо, о брюки.

— Мне, знаешь ли, прикончить тебя — как раз плюнуть, — сообщила она. Голос у неё был с лёгкой хрипотцой. — Только попробуй сделать хоть шаг в сторону Хорхе — и я перережу тебе сонную артерию.

Минхо вытер ранку под подбородком большим пальцем и кинул небрежный взгляд на алое пятно:

— Острый у тебя нож, однако. Ты нравишься мне всё больше и больше.

Ньют и Котелок одновременно взвыли с досады.

— Похоже, что ты хряск ещё почище меня, — язвительно проскрипела Бренда. — Совсем крыша съехала. Не заметил, как прошёл Черту, да?

К ней подошёл Хорхе.

— Пока что у нас всех с мозгами всё в порядке, — возразил он, — но не волнуйтесь, долго ждать не придётся. Ладно, пошли. Нам необходимо добраться до тайника с припасами да накормить вас. А то на вид вы — ни дать ни взять шайка оголодавших зомби.

Минхо явно был не в восторге от этой идеи.

— Как же, разбежался! Сначала званый обед, а потом вы, психи, мне спокойненько пальчики отрежете? Не на такого напали!..

— Да заткнись ты! — оборвал его Томас, пытаясь глазами рассказать больше, чем словами. — Пошли жрать! Мне до лампочки, что потом станется с твоими прекрасными ручками.

Минхо недоумённо прищурился, но, похоже, усёк, что тут что-то не так.

— Ну тогда идём, что ли...

Бренда неожиданно шагнула к Томасу и остановилась так близко, что её глаза оказались всего в нескольких дюймах от его лица. Радужки у неё были такие тёмные, что создавалось впечатление, будто белки светятся.

— Ты их командир?

Томас помотал головой.

— Нет, не я. Он. Это ему твой ножичек понравился.

Бренда покосилась на Минхо, потом снова перевела взгляд на Томаса и усмехнулась.

— Ну и ну, этот осёл? У меня, конечно, не все дома, но будь моя воля — выбрала бы тебя. У тебя все задатки лидера.

— Хм-м... спасибо... — Томас смутился и покраснел, потом вспомнил татуировку на шее Минхо. И, естественно, тут же подумал о своей собственной, гласившей, что он кандидат на тот свет. Чтобы скрыть овладевшее им смятение, бухнул первое, что пришло на ум: — А я, э... тоже выбрал бы тебя вместо Хорхе.

Бренда потянулась к нему и поцеловала в щёку.

— Какой ты милый. Искренне надеюсь, что нам не придётся в конце концов прикончить тебя.

— Ну, хватит! — Хорхе махнул рукой в сторону разбитой входной двери, мол, двигаем. — Развели тут шуры-муры. Бренда, нам о многом надо будет переговорить, как только доберёмся до тайника. Пошли, некогда!

Но Бренда не отводила глаз от Томаса. А тот всё ещё не мог опомниться от жгучего трепета, словно разрядом молнии пронзившего всё его тело с головы до пят в тот миг, когда её губы коснулись его щеки.

— Ты мне нравишься, — сказала она.

Томас сглотнул. На этот раз он не нашёлся что ответить. Бренда кончиком розового язычка облизнула уголок рта и улыбнулась, потом, наконец, отвернулась от юноши и пошла к двери, на ходу пряча нож в карман брюк.

— Идём! — крикнула она не оборачиваясь.

Томас чувствовал на себе взгляды двух десятков глаз приютелей, но он избегал смотреть на них. Лишь одёрнул майку и зашагал к выходу, неся на лице едва заметную лёгкую улыбку, и ему было всё равно, что её видят все. Остальные потянулись за ним, и вскоре вся группа вышла из здания и растворилась в раскалённой белизне солнечного огня.


Бренда шла впереди, Хорхе замыкал шествие. Томас с большим трудом приспосабливался к ослепительному свечению, щурясь и прикрывая глаза рукой. Группа кралась вдоль стен, стараясь держаться в скудной тени. Здания и уличное покрытие, казалось, светились сами по себе, как будто были созданы из какого-то фантастического инопланетного материала.

Бренда вела их вдоль стен небоскрёба, который они только что покинули. Завернув за угол, они оказались с задней стороны строения. Здесь ряд ступеней уводил вниз, под землю. Томасу это ужасно напоминало что-то из его прошлой жизни. Кажется, так выглядели входы в подземную сеть железных дорог...

Бренда, ни секунды не задерживаясь, даже не удостоверившись, следует ли за ней кто-нибудь, запрыгала по ступенькам. Однако Томас заметил: она снова крепко сжимала нож, готовая к атаке или обороне при первом же признаке опасности.

Он последовал за нею более чем охотно — уж больно хотелось убраться с солнца и, что ещё важнее, добраться до еды. Его кишки играли уже такой марш, что всё внутри болело и каждый шаг давался с трудом. Фактически, он сам не понимал, как до сих пор не свалился без сил. Слабость подтачивала его, как медленный яд, как раковая опухоль.

Но вот, наконец, их поглотила благословенная прохладная темнота. Томас шёл теперь, прислушиваясь к звуку Брендиных шагов. Они подошли к узкому дверному проёму, слабо светившемуся оранжевым. Бренда вошла внутрь, но Томас задержался у порога. Маленькая сырая каморка с тускло светящейся под потолком лампочкой была забита коробками и банками. И речи не могло быть о том, чтобы они все поместились здесь.

Бренда, наверно, прочитала его мысли.

— Ты и остальные могут рассесться в коридоре, вдоль стен. Я сейчас начну передавать вам деликатесы. Пальчики оближете.

Томас кивнул, хотя она не смотрела на него, и шагнул обратно в коридор. Пройдя немного вглубь тёмного туннеля, он прислонился спиной к стенке, съехал вниз и уселся на полу в стороне от основной группы приютелей. Он был абсолютно уверен, что не сможет встать, если чего-нибудь не поест.


Деликатесами, как выяснилось, оказались консервы — бобы с сосисками, если верить Бренде, поскольку этикетки были по-испански. К банкам прилагались ложки. Приютели ели консервы холодными, но эта непритязательная пища показалась Томасу настоящим королевским пиром. Он умолотил всё до последней крошки, хотя и знал, что нельзя так нажираться после долгого поста. Ему было по барабану. Если его вырвет, то он устроит себе второй сеанс, налопавшись по новой. Желательно, из другой банки.

Наделив изголодавшихся приютелей едой, Бренда присела около Томаса. Приглушённый свет, падавший из кладовки, мягким сиянием ложился на её тёмные волосы. Рядом с собой она положила пару рюкзаков, набитых всё теми же консервами.

— Один для тебя, — сказала она.

— Спасибо. — Томас уже расправился с одной банкой деликатесного продукта и теперь скрёб ложкой по дну. Кроме них с Брендой больше никто не разговаривал: единственными звуками, нарушавшими тишину туннеля, были царапанье ложек, чавканье, глотание и удовлетворённое урчание животов.

— Ну как, нравится? — спросила она, принимаясь за собственный рацион.

— Ещё бы. Я б родную маму спустил с лестницы ради такой жратвы. Если бы у меня была мама. — Он невольно вспомнил свой сон. Мама... Нет, лучше об этом не думать, забыть. Слишком тяжело.

— Тебя стошнит, если ты будешь так быстро есть, — сказала Бренда, отрывая Томаса от невесёлых раздумий. Он обратил внимание на её позу: девушка сидела, прижавшись коленом к его голени, и ему в голову пришла смехотворная мысль, что она уселась так неспроста. А Бренда продолжала:

— Мы от разнообразия не страдаем, у нас всего пять-шесть видов консервов.

Томас с трудом привёл свои мозги в порядок и сосредоточился на более насущных вещах, чем размышления о девичьих ногах.

— Откуда у вас продукты? И сколько их осталось?

— До того, как эта местность пострадала от солнечных вспышек, в городе имелось несколько пищевых предприятий плюс множество продовольственных складов. Иногда мне кажется, что именно поэтому ПОРОК и ссылает хрясков сюда. Они, наверно, думают, что их совесть чиста — мы посходим с ума и поубиваем друг друга с полными животами.

Томас выскреб последние кусочки сосиски со дна банки и до блеска вылизал ложку.

— Если продуктов так много, то почему у вас только пять-шесть видов консервов? — Ему пришло было в голову, что он напрасно так быстро поверил в её добрые намерения. А вдруг они только что пообедали отравой? Стоп, она ест из тех же запасов. Наверно, он стал чересчур мнительным.

Бренда указала большим пальцем на потолок туннеля.

— Мы обчистили только те, что поблизости. Наверно, они выпускали только один-два вида продуктов. Вот я бы, например, укокошила твою маму ради чего-нибудь зелёненького из огорода. За свежую головку салата, например...

— Да, у моей мамы, кажется, было бы не много шансов, если бы нам довелось выбирать между ней и продовольственным магазином.

— Вообще ни малейших.

Она улыбнулась; и хотя её лицо было скрыто в тени, улыбка словно разогнала темноту. Томас обнаружил, что эта воинственная девица ему нравится. Она только что пустила кровь его лучшему другу, и вот, на тебе! А может, как раз потому — ну, самую чуточку — и нравится?..

— А что, в мире ещё остались продовольственные магазины? — спросил он. — Я же не знаю — как оно там, после всех этих вспышек и эпидемий. Есть ещё что-нибудь, кроме палящей жары и толпы полоумных?

— Нет. Хотя я не знаю... Солнечные вспышки убили массу народа — тех, кто не успел удрать на север или на юг. Мы жили в северной Канаде. Мои родители были одними из первых, кто добрался до лагерей, организованных коалицией правительств — тех самых, которые потом учредили ПОРОК.

У Томаса челюсть отвисла. Несколькими скупыми фразами она рассказала о делах в мире больше, чем ему довелось узнать за всё время с того момента, как потерял память.

— Постой... погоди секундочку, — сказал он, — мне нужно больше узнать обо всём этом. Ты не могла бы начать с самого начала?

Бренда передёрнула плечами.

— Да тут нечего особенно рассказывать — всё это было довольно давно. Вспышки на солнце произошли совершенно неожиданно, их ничто не предвещало; когда учёные послали предупреждение, было уже поздно. Половина планеты сгорела, в районе экватора вообще никого не осталось в живых. В остальных частях света климат резко изменился. Выжившие стали держаться вместе, некоторые правительства объединились... Прошло совсем немного времени, и обнаружилось, что из какой-то научной лаборатории вырвался отвратительный вирус. Его сразу же стали называть Вспышкой.

— Ничего себе, — пробормотал Томас. Он бросил взгляд в другой конец коридора, раздумывая, слышали ли другие хоть что-нибудь из рассказа Бренды. Похоже, нет — все лихорадочно поглощали еду. Да и сидели Томас с Брендой довольно далеко от основной группы приютелей. — А когда?..

— Тс-с! — цыкнула она, подняв руку вверх. — Подожди... что-то... Я думаю, у нас гости!

Томас ничего не слышал, другие приютели, судя по всему, тоже. Но вот Хорхе... В мгновение ока он очутился около Бренды и зашептал ей на ухо. Но едва она собралась встать, как со стороны лестницы, по которой они спустились сюда, раздался взрыв. Звук был чудовищен по силе; в нём смешался грохот обваливающихся стен, хруст крошащегося бетона, раздирающий уши скрип рвущегося металла... В туннель ворвалось облако пыли, и сразу стало очень темно — жалкий свет, пробивающийся из кладовки, не в силах был разогнать наступившую тьму.

Томаса парализовало от страха. Он мог только сидеть и беспомощно смотреть на то, как Минхо, Хорхе, Ньют и прочие мчатся к разрушенной лестнице, а потом сворачивают в какой-то боковой коридор, которого он раньше не заметил. Бренда схватила его за майку и рванула вверх. Томас вскочил.

— Бежим! — завизжала она и потянула его за собой, подальше от обвала, в глубину подземелья.

Томас очнулся от столбняка и попытался вырваться, но Бренда не отпускала.

— Нет! — крикнул он. — Мы должны бежать за моими дру...

Но прежде чем он успел закончить фразу, вся секция крыши обрушилась на пол прямо перед ним. Громадные бетонные блоки с грохотом валились на пол и громоздились непроходимой грудой, полностью отрезая его от друзей. Угрожающий треск над головой не прекращался, и Томас понял, что выбора у него нет. Времени на размышления тоже не оставалось.

Он заставил себя развернуться и побежал туда, куда тащила его Бренда.


ГЛАВА 30


Сердце тяжело колотилось, но Томас этого не замечал. О причинах взрыва он тоже пока ещё не задумывался. Все его мысли были там, с товарищами, с приютелями. Он не знал, куда бежит, просто нёсся рядом с Брендой, слепо положившись на её волю. Пришлось доверить этой незнакомке свою жизнь, куда деваться.

— Сюда! — вскрикнула она. Они резко свернули направо; Томас оступился и чуть не упал, но она помогла ему удержаться на ногах. Как только они снова набрали скорость, Бренда наконец отпустила его майку. — Не отставай!

Грохот обвала позади становился всё глуше, по мере того как они летели по этому новому проходу. Теперь беспокойство Томаса выплеснулось наружу.

— А как же мои друзья?! Что, если...

— Плевать, бежим! Так даже лучше, что вы разделились!

Туннелю не видно было конца, воздух становился всё холоднее, тьма гуще. Томас почувствовал, как понемногу возвращаются силы, как выравнивается дыхание. Грохота позади уже не было слышно. Да, он беспокоился о друзьях, но понимал, что сейчас ему надо держаться Бренды — его товарищи справятся без него, лишь бы им удалось вырваться живыми из переделки. А что если кто-нибудь из них попал в лапы тех, кто устроил этот фейерверк? Или того хуже — погиб? И кто на них напал? Тревога за судьбу друзей терзала сердце Томаса так, что оно казалось ему пустым, высохшим мешком, в котором уже не оставалось крови — вся вытекла.

Они свернули ещё раза три. Томас понятия не имел, как Бренде удаётся ориентироваться в полной темноте, и только он собрался об этом спросить, как она остановилась и уперлась рукой ему в грудь, заставив и его остановиться.

— Ты... что-нибудь... слышишь? — тяжело дыша, спросила она.

Томас прислушался, но кроме её и своего дыхания ничего не услышал. Всё остальное тонуло в тишине и мраке.

— Нет, — ответил он. — Где мы?

— Здания в этой части города сообщаются между собой такими вот подземными проходами. А может, и не только в этой части, может, они тянутся подо всем городом — мы ещё не заходили так далеко. Эти подземелья называют... хм... «Подштанники».

Томас не мог видеть Бренды, но стоял так близко к ней, что ощущал на своём лице её дыхание. Вот странно! — изо рта у неё не пахло. И это при её условиях жизни?.. Никакого запаха, это, конечно, очень приятно, но... Томас терялся в догадках.

— Подштанники? — переспросил он. — Глупее ничего нельзя было придумать?

— Это же не я его так назвала.

— И далеко вы забирались в эти Подш... в эту систему?

Ему как-то не сильно нравилась затея бегать здесь, во тьме, не зная, на что напорешься.

— Да не слишком далеко. Всё время нарываемся на хрясков. Совсем пропащих, тех, которые уже давно за Чертой.

Услышав такое, Томас оглянулся по сторонам, выискивая в темноте сам не зная что. От напряжения он весь застыл, словно очертя голову прыгнул в ледяную воду.

— Ну хорошо... А здесь безопасно? Что там произошло, кстати? Что взорвалось? Надо пойти назад и найти моих товарищей.

— Как насчёт Хорхе?

— Хорхе?

— Да, Хорхе. По-твоему, его нам искать не надо?

Томас, похоже, нечаянно обидел её.

— Ну да, конечно, и Хорхе, и моих друзей, словом, всех этих шенков. Мы не можем просто бросить их здесь на произвол судьбы.

— Что такое шенк?

— Неважно. Так что, по-твоему, произошло там, у кладовки?

Она вздохнула, подступила к нему вплотную и прижалась к его груди. Он чувствовал, как её губы касаются его уха. Она прошептала:

— Я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещал.

Томаса с головы до ног охватил трепет.

— Э-э... Что?..

Она не отстранилась, и продолжала шептать ему на ухо:

— Что бы ни случилось, даже если нам придётся пробираться только вдвоём, забери меня отсюда. В ПОРОК. Я тоже хочу то лекарство, которое ты обещал Хорхе — он мне всё рассказал в кладовке, пока мы выдавали вам консервы. Я не вынесу, если придётся жить здесь и медленно превращаться в животное. Не вынесу! Лучше умру.

Она сжала обе его ладони в своих руках, потом опустила голову Томасу на плечо и уткнулась носом в его шею. Для этого ей, должно быть, пришлось подняться на цыпочки. Он чувствовал на своей коже её лёгкое дыхание, от которого по всему его телу бежали мурашки.

Томас наслаждался близостью Бренды, однако абсурдность ситуации выбивала его из колеи. К тому же он вспомнил о Терезе, и его затопило чувство вины перед нею. Совершенно нелепое положение! Он участвует в жестоком и беспощадном предприятии; рискуя жизнью, пытается прорваться сквозь выжженную пустыню. Возможно, все его друзья уже мертвы. Может, даже и Терезы нет в живых... И что?! Стоит здесь, в полной темноте, и обнимается с девчонкой, которой и пары часов ещё не знает! М-да, глупее некуда.

— Эй, — сказал он, высвободил руки из её пальцев и, взяв её за запястья, осторожно отстранил от себя. По-прежнему не видно ни зги, но он представлял себе, как она стоит и смотрит на него. — Тебе не кажется, что нам надо бы подумать, что теперь делать?

— Ты пока мне ещё ничего не пообещал, — напомнила она.

Томасу чуть не взвыл — до того странно она себя вела.

— Ну хорошо, я обещаю. Хорхе рассказал тебе всё?

— Думаю, да, по большей части. Хотя вообще-то я и сама догадалась — раньше, как только он велел нашей группе идти без нас и ждать в Башне.

— О чём догадалась?

— Что мы поможем вам прорваться через город в обмен на то, что вы заберёте нас обратно, в цивилизованный мир.

Томас встревожился.

— Если ты так скоро сообразила, то другие тоже ведь не лыком шиты, как ты думаешь?

— Абсолютно точно.

— Что ты хочешь этим сказать? Похоже, ты догадалась ещё о чём-то существенном?

Она положила ладони ему на грудь.

— Думаю, да. Сначала я решила, что это группа перешагнувших Черту хрясков. Но поскольку нас никто не преследовал, то стало понятно, что это Баркли и его дружки устроили нам сюрприз — взорвали вход в Подштанники, пытаясь убить нас. Они знают, что найдут кучу еды в другом месте. Да и входов в подземелье тоже предостаточно.

Томас чувствовал себя не в своей тарелке. С какой стати она всё время липнет к нему?

— Чёрт те что... Я имею в виду — с чего им нас убивать? Не умнее ли было бы тоже попытаться нас использовать? Пойти с нами?

— О, нет, нет, нет! Баркли и прочие чувствуют себя здесь как рыба в воде. Я подозреваю, они намного больше хряски, чем мы, уже начали терять человеческий облик. Не думаю, что идея увязаться за нами вообще пришла им в голову, скорее, они решили, что я и Хорхе специально объединились с вами, чтобы перебить их, и здесь, внизу, вырабатываем план, как это сделать.

Томас отодвинулся от неё и прислонился затылком к стене. Но она как ни в чём не бывало снова прижалась к нему и обвила руками его талию.

— Э... Бренда... — Да что такое с этой девчонкой?!

— Да? — промурлыкала она, прильнув к его груди.

— Что ты делаешь?

— А что я делаю?

— Тебе не кажется, что ты ведёшь себя... немного странно?

Она расхохоталась. Это было так неожиданно, что Томасу пришло в голову: а что, если девица на подступах к последним стадиям Вспышки? Ещё чуть-чуть — и совсем ополоумеет.

Она отстранилась от него, всё ещё посмеиваясь.

— Что?.. — буркнул Томас.

— Ничего! — хихикнула она. — Мы, видно, происходим из разных мест, вот и всё. Извини.

— Ты о чём? — Томас вдруг обнаружил, что совсем не против того, чтобы снова оказаться в её объятиях.

— Да не парься ты! — сказала она. Её веселье наконец улеглось, она посерьёзнела. — Извини, что я так... напёрла на тебя. Просто там, откуда я, такое вполне в порядке вещей.

— Нет... ничего... я... то есть, нормалёк... вот... — Какое счастье, что она не видит его лица! Наверняка оно сейчас такого приятного малинового оттенка, что Бренда хохотала бы до упаду.

Тереза. Минхо. Друзья. Надо взять себя в руки. Немедленно. Он заговорил, пытаясь, чтобы голос звучал ровно и уверенно:

— Нам надо вернуться. Ты же сама сказала — никто нас не преследовал.

— Ты уверен? — подозрительно спросила она.

— Что ты имеешь в виду?

— Я могла бы провести тебя через город. Съестного раздобудем вдосталь. Почему бы не послать их всех подальше? Доберёмся до этой самой вашей гавани без них!

Томасу такой разговор не понравился.

— Если ты не хочешь идти со мной назад — дело твоё. Я ухожу.

Он коснулся рукой стены — старый, испытанный способ ориентировки в тёмных туннелях — и двинулся туда, откуда они пришли.

— Подожди! — воскликнула она и кинулась за ним. Нагнав Томаса, она схватила его руку и переплела пальцы со своими. Теперь они шли рядышком, рука в руке, как влюблённая парочка. — Прости меня. Пожалуйста. Я просто... подумала, что чем меньше людей, тем легче будет скрытно пробраться по городу. Знаешь, я не слишком-то водила дружбу с теми хрясками. Совсем не то, что ты и твои приютели.

Он что — упоминал при ней это наименование жителей Приюта? Вроде бы нет. Да ладно, она могла услышать это слово от кого-нибудь другого.

— Я, собственно, думаю, что до Мирной Гавани должно дойти как можно больше наших людей. Даже если нам удастся выбраться из города, кто знает, что нас поджидает дальше? А вдруг тогда у нас каждый человек будет на счету?

Он призадумался над тем, что только что сказал. Неужели ему и вправду на друзей начихать? Неужели он и в правду считает, что его желание пойти на выручку приютелям, диктуется исключительно практическими соображениями: при численном перевесе легче выжить?

— О-кей. — Это было всё, что она сказала. Что-то в ней изменилось. Самоуверенности поубавилось. И командирских замашек.

Томас высвободил руку из её пальцев, оправдав свой жест необходимостью прикрыть ладонью рот при кашле. И обратно руку Бренде не вернул.

Несколько следующих минут прошли в тишине. Он следовал за нею, ориентируясь по слуху — по-прежнему кругом была непроглядная темень. Ещё пара-тройка поворотов — и впереди забрезжил свет, становясь ярче по мере того, как они приближались к его источнику.

Как выяснилось, это светило солнце. Его лучи проникали через рваные дыры в потолке, оставшиеся после взрыва. Массивные каменные обломки, раскуроченная стальная арматура, искорёженные куски труб блокировали проход к лестнице, по которой приютели спустились вниз. Перелезть через завал казалось чрезвычайно рискованным делом. В воздухе почти непроницаемым туманом висела пыль, пронизывающие её солнечные лучи выглядели чуть ли не живыми: частички пыли танцевали в них, как стая мошек. Казалось, столбы света можно потрогать руками. Воняло цементом и чем-то горелым.

Доступ к тайной кладовке с продуктами тоже был перекрыт, но Бренда ухитрилась разыскать в завале те самые два рюкзака, что она снарядила до взрыва.

— Что-то непохоже, чтобы здесь кто-то был, — сказала она. — Они не возвращались. Наверняка Хорхе с твоими друзьями сумели как-то выбраться на поверхность.

Томас не знал, что, собственно, надеялся здесь найти. Но одна хорошая новость всё-таки имелась.

— Трупов нет! Значит, никто не погиб во время взрыва. Так ведь?

Бренда пожала плечами.

— Хряски, конечно, могли убрать трупы... Хотя нет, сомневаюсь. С чего бы им утруждаться?

Томас кивнул — рассуждения Бренды казались ему разумными. И что теперь? Идти через туннели в поисках приютелей? Или выйти на поверхность? И куда потом? Обратно в здание, где обитают Баркли и прочие придурки? Одна идея страшнее другой. Он оглянулся, словно ища подсказки.

— Мы должны идти через Подштанники, — заявила Бренда; она, по-видимому, ломала голову над теми же проблемами, что и Томас. — Если остальные вышли на поверхность, то они, скорее всего, уже далеко. Кроме того, они будут отвлекать на себя внимание. Это нам на руку.

— А если они внизу, то мы их найдём, так? — подхватил Томас. — Эти туннели где-то наверняка сходятся вместе, верно?

— Верно. Какой бы путь они ни выбрали, я хорошо знаю Хорхе — он точно заставит их двигаться как можно скорее на другую сторону города, ближе к горам. Нам надо идти туда же, а там уж мы их отыщем.

Томас раздумывал над словами своей спутницы. А может, и не раздумывал, только делал вид. Всё равно придётся продолжать путешествие в компании Бренды. Она — его лучший (вернее, единственный) шанс остаться в живых в этом гнездилище окончательно сбрендивших хрясков. Без неё его ждёт быстрая и страшная смерть. Так что деваться некуда.

— О-кей, — подытожил он. — Двигаем.

Она просияла, её замурзанное личико осветилось нежной улыбкой. Томасу внезапно захотелось вновь пережить тот момент в темноте... Но мысль мелькнула и исчезла, так же быстро, как и появилась.

Бренда вручила ему один рюкзак, второй подхватила сама. Достала ручной фонарик, щёлкнула выключателем. Поводила лучом туда-сюда и наконец направила его в туннель, через который они сегодня прошли уже дважды.

— Ну что, идём?

— Идём, — буркнул Томас. Судьба друзей не давала ему покоя, и он всё ещё сомневался, правильно ли поступает, уходя с Брендой.

Но увидев, что она удаляется, поспешил следом.


ГЛАВА 31


Ну и отвратное же место были эти Подштанники! Томас предпочёл бы полную темень, вместо того чтобы пялиться на скучный бетонный пол и такие же тоскливые серые стены, там и сям испещрённые потёками влаги. На пути им довольно часто попадались двери — почти через каждые тридцать-пятьдесят футов, но все они были заперты. Давно погасшие светильники под потолком — там, где они ещё сохранились — покрывал толстый слой пыли; в большинстве же случаев от ламп остались только зазубренные стеклянные осколки, торчащие из ржавых цоколей.

Словом, Подштанники напоминали подземелье с привидениями. Нелепое название очень подходило этому нелепому месту. Томасу было любопытно: ради чего создали такую разветвлённую систему подземных сообщений и офисов? Для какого рода работы? Просто чтобы переходить из одного здания в другое во время дождя, не замочив ног? Или для быстрого передвижения в чрезвычайных обстоятельствах? Для скорой эвакуации в случае вспышек на Солнце или нападения одичавших психов?

На ходу они почти не разговаривали. Один туннель сменялся другим, на перекрёстках и развилках Бренда сворачивала то налево, то направо. Они шли уже несколько часов (или, во всяком случае, ощущение было как после нескольких часов), и организм Томаса уже давно переварил всё, что получил во время утреннего праздника живота. Юноша уговорил свою спутницу сделать привал и подкрепиться.

— Надеюсь, ты знаешь, куда идёшь, — сказал он Бренде, когда они снова пустились в дорогу. Где бы они ни шли, всё казалось ему совершенно одинаковым — одна и та же серая монотонность. Не мокро — так пыльно, не пыльно — так мокро... В туннелях царила тишина, если не считать отдалённого перестука капель, шороха одежды путников да приглушённого топота ног по бетонному полу.

Она внезапно остановилась и резко развернулась к нему, снизу вверх подсветив своё лицо лучом фонарика.

— Бу!

Томас подпрыгнул и отпихнул её от себя.

— С ума сошла?! — Он почувствовал себя идиотом — с ним чуть разрыв сердца не случился с перепугу. — Ты прямо как...

Она убрала фонарик, но продолжала смотреть Томасу прямо в глаза.

— Прямо как кто?

— Никто.

Как хряск,да?

Слово резануло Томасу слух. Он не желал думать о Бренде как о хряске.

— Ну... вообще... — промямлил он. — Извини...

Она отвернулась и пошагала дальше, светя фонариком.

— Я и есть хряск, Томас. У меня Вспышка. Я хряск. И ты тоже.

Она шла так быстро, что ему пришлось догонять её бегом.

— Но... ты ведь не перешла Черту... И я тоже... вроде... Нас вылечат. Мы не превратимся в сумасшедших скотов.

Если, конечно, Крысюк говорил правду.

— Твоими бы устами да мёд пить. Ах да, кстати. Я знаю, куда мы направляемся. Спасибо за доверие.

Снова бесконечные туннели. Снова бесчисленные повороты. Размеренная ходьба в почти не меняющейся обстановке успокоила Томаса. Давно он уже не чувствовал себя так хорошо. Он перестал обращать внимание на свою спутницу и ушёл мыслями в пережитое: отрывочные воспоминания детства, Лабиринт, Тереза... Больше всего он думал, конечно же, о Терезе.

Наконец они вышли в просторный подземный холл, из которого во все стороны расходилось множество коридоров. Вернее сказать, здесь сходились туннели, соединяющие между собой все городские постройки.

— Это что — центр города? — спросил Томас.

Бренда опустилась на пол у стены — передохнуть. Томас присоединился к ней.

— Более-менее, — отозвалась она. — Здорово, правда? Мы уже полгорода прошли!

Действительно, здорово. Томас обрадовался, но вспомнил о друзьях и приуныл. Минхо, Ньют, остальные приютели... Где они? Он почувствовал себя, ну, если не предателем, то, во всяком случае, полной скотиной. Бросить друзей, предоставить их самим себе... А вдруг они в беде? Хорошо бы узнать, выбрались ли они из города или всё ещё блуждают где-то здесь...

Воздух разорвал громкий хлопок — словно лопнула электрическая лампочка. Томаса подбросило.

Луч Брендиного фонарика немедленно метнулся в тот коридор, откуда они пришли, но там было темно и пусто, только несколько безобразных потёков влаги чернело на стенках.

— Что это? — прошептал Томас.

— А, наверно, какая-то старая лампочка разлетелась, — беспечно ответила она и положила на пол фонарик, направив его свет на противоположную стенку.

— С чего бы этой старой лампочке вдруг разлетаться?

— Не знаю, мало ли... Может, крыса?

— Что-то я не видел здесь крыс. К тому же — разве крысы бегают по потолку?

Она с откровенной насмешкой уставилась на него.

— Ну, значит, это была летучая крыса. Мотаем отсюда к чёртовой матери.

Томас не удержался от нервного смешка:

— Очень весело.

Ещё один хлопок, на этот раз сопровождаемый тихим звоном стеклянных осколков, сыплющихся на бетонный пол. Звуки донеслись из того туннеля, откуда они пришли — в этом Томас был уверен. Их преследовали. И, конечно, не приютели, потому что злоумышленники явно пытались напугать преследуемых.

Даже Бренда теперь забеспокоилась. Томас заглянул ей в глаза — они горели тревогой.

— Вставай, — прошептала она.

Они одновременно поднялись на ноги, быстро и тихо затянули рюкзаки. Бренда ещё раз посветила в их туннель. Ничего и никого.

— Может, сходим проверим? — Она говорила шёпотом, но в гробовой тишине подземелья её голос звучал слишком громко. Если кто-то был поблизости, то наверняка слышал каждое их с Томасом слово.

— Проверим?! — Томасу эта мысль показалась глупее некуда. — Какие ещё могут быть проверки! Убираться отсюда надо, как ты и предлагала.

— Как, ты хочешь вот так вот запросто позволить кому-то тащиться за нами? А по дороге они насобирают своих подельников да устроят нам развлечение из засады? Нет уж, лучше разобраться с этим прямо сейчас!

Томас схватил руку, в которой она держала фонарик, и направил луч света в пол. Затем приблизился к Бренде вплотную и зашептал ей в ухо:

— Это может быть ловушка. Когда мы там шли, на полу не было никаких осколков. Они, должно быть, специально разбили одну из старых лампочек. Зачем? Может, как раз затем, чтобы завлечь нас туда?

Она не согласилась:

— Если у них достаточно народу для того, чтобы напасть на нас, зачем им куда-то там нас завлекать? Это же глупо. Почему бы попросту не налететь да не расправиться с нами?

Пожалуй, в её рассуждениях есть рациональное зерно, подумал Томас.

— Хорошо, тогда стоять здесь и трепаться об этом целый день ещё более глупо. Что нам теперь делать?

— Давай... — начала она, поднимая фонарик, но оборвала на полуслове. Её глаза расширились от ужаса.

Томас резко обернулся и...

Там, на границе тени и света, стоял человек.

Он походил на призрак — настолько нереален был его вид. Стоял, скосившись на правый бок, левая нога подрагивала, словно её бил нервный тик. Левая рука тоже судрожно подёргивалась, кулак то сжимался, то разжимался. На человеке был тёмный костюм, который когда-то, похоже, считался весьма приличным, а теперь лоснился от грязи и зиял дырами. На коленях виднелись большие мокрые пятна — то ли вода, то ли ещё что-то более мерзкое.

Но не это поразило Томаса больше всего. Он, как загипнотизированный, не мог оторвать взгляда от головы незнакомца. Казалось, кто-то вырвал у чужака все волосы, оставив на их месте лишь кровавые рубцы. Бледное лицо покрывали шрамы и язвы. Одного глаза не было, вместо него в глазнице торчал комок изжёванной красной плоти. Нос тоже отсутствовал напрочь; по сути, Томас мог различить черепные носовые каналы под тонкой, изъеденной паршой кожей.

А рот... Губы раздвинуты в чудовищной гримасе, плотно сжатые белые зубы оскалены и сверкают в свете фонарика. Единственный целый глаз горит диким огнём. Было что-то зловещее в том, как этот глаз метался от Бренды к Томасу и обратно.

А потом призрак заговорил, заговорил булькающим гортанным голосом, от которого у Томаса кровь застыла в жилах. Хряск произнёс всего несколько слов, но зато таких откровенно абсурдных, что они наводили ещё больший ужас.

— Розик, где мой носик? Вот вопросик.


ГЛАВА 32


Из груди Томаса вырвался придушенный крик. Юноша не смог бы сказать, действительно ли вскрикнул или это только его воображение сыграло с ним шутку. Бренда безмолвно стояла рядом с ним. Должно быть, на неё напал столбняк. Луч её фонарика по-прежнему был направлен на чудовищного пришельца.

Человек сделал неуклюжий шаг вперёд, загребая нормальной рукой, чтобы удержать равновесие на единственной здоровой ноге.

— Розик, где мой носик? Вот вопросик, — повторил он. В глотке у него отвратительно клокотала слизь. — В мозгах перекосик.

Томас затаил дыхание, ожидая, как поступит Бренда.

— Поняли? — прокаркал хряск, пытаясь превратить свой оскал в улыбку. Куда там. Он походил на зверя, готового наброситься на вожделенную добычу. — В мозгах перекосик. Что мой носик забрала Розик. — И он захохотал. Услышав этот булькающий хриплый смех, Томас начал опасаться, что отныне кошмары ему обеспечены на всю оставшуюся жизнь.

— Ага, поняли, — сказала Бренда. — Стишок. Ну очень смешной.

Она сделала еле заметное движение. Взглянув на неё, Томас обнаружил, что его спутница под шумок извлекла из рюкзака банку с консервами и теперь крепко сжимает её в руке. Не успел он сообразить, стоит ли остановить Бренду, как та размахнулась и швырнула банку в незнакомца, угодив тому прямо в лицо.

Хряск издал леденящий душу визг.

И тогда начали появляться другие. Сначала двое. Потом ещё трое. Ещё четверо. Мужчины и женщины выныривали из тьмы и собирались за спиной первого хряска. Так же, как и он, сожранные Вспышкой, так же изуродованные до полной потери человеческого облика, все они давно перешли Черту. И ещё Томас заметил: ни у кого не было носа.

— А мне не больно, а мне не больно! — кривлялся вожак хрясков. — У тебя миленький носик. Я хочу носик обратно. — Он облизнулся, продемонстрировав покрытый шрамами лилово-чёрный язык — словно хряск жевал его, когда другого занятия не находилось. — Мои друзья тоже хотят себе носики.

Томас чувствовал, как откуда-то из глубины живота, словно облако ядовитого газа, поднимается волна страха. Вот теперь он во всей полноте осознал, чтó Вспышка делает с людьми. Он уже видел нечто подобное за окнами спальной палаты, но здесь впервые столкнулся с перешедшими Черту хрясками лицом к лицу. Вот они, прямо перед ним, и нет решёток, которые защитили бы его. У них были не лица, а морды — жестокие, звериные морды.

Их вожак сделал неуклюжий шаг вперед. И ещё один.

Пора уносить ноги.

Бренда не промолвила ни слова — а к чему терять время? Она лишь метнула в хрясков еще одну банку, затем они с Томасом развернулись и понеслись очертя голову. Хряски позади разразились пронзительными безумными воплями, похожими на боевой клич армии адских демонов.

Они пробежали, не сворачивая, мимо многочисленных боковых проходов. Луч фонарика Бренды дрожал и метался из стороны в сторону. Томас полагал, что у них есть преимущество перед хрясками: те выглядели полудохлыми доходягами, явно неспособными угнаться за двумя молодыми и полными сил людьми. Вот только... Не поджидает ли за следущим поворотом ещё одна орава озверевших хрясков?

Бренда схватила Томаса за руку и рванула за собой в один из проходов направо. Он споткнулся и чуть не пропахал носом бетон, но удержался и припустил за ней во весь опор. Зловещие крики и завывания хрясков были теперь не так слышны.

Бренда свернула влево, потом снова вправо. И тут она выключила фонарик, не сбавив, однако, хода.

— Ты что? — воскликнул Томас. Он держал одну руку вытянутой перед собой, опасаясь, что в любой момент расплющится о стенку.

В ответ раздалось лишь резкое "тс-с". Он опять засомневался в своем решении довериться Бренде. Его жизнь была теперь в её руках. Впрочем, разве существовал какой-то другой выбор? А сейчас — так и подавно, поздно сожалеть.

Через несколько секунд она остановилась. В полной темноте слышно было только их тяжелое дыхание да отдалённый вой хрясков, который с каждой секундой приближался и делался всё громче.

— О-кей, — выдохнула она. — Ну вот, нашла...

— Что нашла?

— Я тут как-то была на разведке и наткнулась на великолепное убежище. Здесь они нас ни в жизнь не найдут. Пошли.

Она ещё крепче сжала его руку и потащила куда-то вправо. Они прошли через узкую дверь, затем Бренда пригнула Томаса к полу.

— Где-то тут стоит старый стол, — сказала она. — Нащупал?

Он ощутил под пальцами гладкую деревянную поверхность.

— Ага, — прошептал он.

— Осторожно, не ударься головой. Мы сейчас подлезем под него, а потом — через узкую щель в стене. За нею — тайник. Кто знает, кому и зачем он здесь понадобился. Но только хряскам его нипочём не найти, даже если у них есть фонарь, в чём я сильно сомневаюсь.

Томасу пришёл в голову закономерный вопрос: а как же хряски бродят по подземельям без фонаря? Но он оставил его на потом — Бренда уже принялась приводить в исполнение свой план, и ему не хотелось отстать от неё. Девушка опустилась на четвереньки и скользнула под стол. Томас незамедлительно последовал за ней. Она проползла через небольшое прямоугольное отверстие, ведущее в длинный и узкий отсек. Томас вслепую пошарил ладонями — надо же составить хоть какое-то представление о том, куда лезешь. Выяснив, что высотой тайник всего в пару футов, он пролез в щель вслед за своей спутницей.

Бренда лежала, прижавшись спиной к дальней стене. Томас с трудом втиснулся в узкое пространство. Им не оставалось ничего другого, как лежать на боку, вытянувшись во всю длину. Тесно, но терпимо. Они лежали лицом в одну сторону, Бренда прижималась грудью к его спине. Он чувствовал на шее её дыхание.

— Какой уютный гроб, — прошептал он.

— Тс! Лежи тихо.

Томас подвинулся немного повыше, так чтобы голова опиралась о стенку. Вот так хорошо, можно расслабиться. Глубоко, размеренно дыша, он весь обратился в слух.

Установилась такая полная тишина, что в ушах звенело. Потом начали доноситься первые, ещё совсем неясные звуки — это шли хряски. Вскоре стали различимы кашель, выкрики, безумное хихиканье; с каждой секундой они становились всё ближе. Томас на короткий миг поддался панике — а не сваляли ли они дурака, загнав себя в эту ловушку? Но тут же опомнился. Шансы, что хряски найдут тайник, были очень невелики, особенно в темноте. Они наверняка пройдут мимо, возможно, уйдут очень далеко и не захотят возвращаться. Может, даже вообще забудут об их с Брендой существовании? Хорошо бы!

А если уж дела обернутся совсем плохо, то отверстие, ведущее в тайник, очень маленькое... Они с Брендой могут вполне успешно отбиться. Наверно.

Хряски были уже совсем близко. Томас едва справился с желанием затаить дыхание — ещё не хватало зевнуть от нехватки кислорода! Это вмиг выдаст их с головой. И хотя было темно, он всё же закрыл глаза, чтобы ничто не мешало слушать.

Шорох шаркающих шагов. Тяжёлое, хриплое дыхание. Кряхтенье, стоны. Приглушённый стук — кто-то заколотил по бетонной стене. Понеслась невнятная ругань, лихорадочные выкрики. Уроды заспорили. Одни вопили: «Сюда!», другие — «Туда!». Натужный кашель. Кого-то рвало, да так, что, похоже, кишки выворачивало наружу. Полный безумия женский смех. Томаса передёрнуло.

Бренда нащупала его руку и сжала её в своей. И опять Томас почувствовал прилив вины перед Терезой, словно он ей изменяет. Ну что поделаешь с этой девчонкой, если она так и льнёт к нему! Тьфу ты, нашёл о чём думать, когда...

Кто-то из хрясков вошёл в комнату, смежную с тайником. Потом ещё один. Томас слышал их свистящее дыхание, шарканье ног по полу. Затем раздались чьи-то неровные шаги: ш-ш-ш — тумп, ш-ш-ш — тумп... Томас подумал: это наверняка тот, которого они увидели первым, с дёргающимися рукой и ногой.

— Ма-а-альчик! — жутко провыл урод. Точно, это тот самый — разве мог Томас забыть этот замогильный голос? — Де-е-евочка! Выходи же на крыльцо, покажи своё лицо. Я хочу ваши носики.

— Да никого здесь нет, — каркнул женский голос. — Только старый стол.

Деревянные ножки заскребли по полу, и вдруг всё стихло.

— А может быть, они прячут свои носики под столом, — пробулькал первый. — Может быть, они всё ещё прикреплены к их маленьким хорошеньким мордочкам.

Томас съёжился и прижался к Бренде, заслышав, как то ли рука, то ли ботинок зашарили в непосредственной близи от входа в их тайник. Всего в паре футов, не дальше. Всё тело Томаса напряглось и превратилось в туго стянутый клубок нервов.

— Да ничего там нет! — снова сказала женщина.

Шорох прекратился. Томас заставил себя расслабиться, задышать ровно и неслышно.

Опять зашаркали ноги. Потом хряски зашептались, видно, встретившись в середине комнаты, решили обсудить дальнейшую стратегию поисков. Неужели они ещё не окончательно двинулись умом и способны на подобные действия? Томас навострил уши, пытаясь разобрать хоть слово, но ничего не вышло. О чём совещались хряски — осталось непонятным.

— Нет! — вскрикнул вдруг мужской голос. Томас не смог определить, принадлежит ли он тому, «первому», хряску. — Нет! Нет-нет-нет-нет-нет-нет... — Звук постепенно затих, перейдя в неясный шёпот.

— Да-да-да-да-да-да-да-да-да, — завелась женщина.

— Молчать! — пролаял вожак. Точно, вожак — никаких сомнений. — Молчать-молчать-молчать!

Внутри у Томаса похолодело, он весь покрылся испариной. Непонятно было — эта беседа хрясков вообще имела хоть какой-то смысл или только служила ещё одним доказательством их полной невменяемости?

— Я ухожу! — как-то странно, по-детски всхлипнула женщина, словно другие ребята не принимали её в игру.

— И я, и я, — вторил другой мужчина.

— Молчать-молчать-молчать! — заорал вожак, в этот раз гораздо громче. — Пошли-вон-пошли-вон-пошли-вон!

Такое повторение слов ввергло Томаса в ещё больший страх. Как будто эти полоумные уже и речь свою не могли контролировать. Последняя стадия идиотизма.

Бренда до боли сжала его руку. По вспотевшей шее от её дыхания бежал холодок.

Снаружи были слышны шарканье ног и шорох одежды. Их преследователи уходили? Похоже на то: шум затихал, постепенно отдаляясь. Остальные хряски, должно быть, уже давно ушли. Вскоре вновь воцарилась тишина. Теперь Томас слышал только еле различимое дыхание — его собственное и Бренды.

Они неподвижно лежали на твёрдом полу в полной темноте, лицом к узкой входной щели, прижавшись друг к другу потными от страха телами и ждали. Тишина вновь тоненько зазвенела в ушах. Томас продолжал прислушиваться — ошибиться было нельзя. Как бы ни хотелось поскорее выбраться из тесного потайного гроба, надо было ждать.

Прошло несколько минут. Потом ещё столько же. Тишина и темень.

— По-моему, они убрались, — шепнула Бренда и щёлкнула фонариком.

— Привет, носики! — раздался злорадный голос. Затем окровавленная рука просунулась в щель и схватила Томаса за майку.


ГЛАВА 33


Томас вскрикнул. Его глаза ещё не приспособились к свету, он был полуслеп. Юноша попытался высвободиться, но покрытая шрамами и язвами рука крепко уцепилась за его майку. Хряск дёрнул, и Томас всем телом врезался в стенку. Лицо, ударившись о бетон, взорвалось болью, из носа брызнула кровь.

А сумасшедший толкнул его на пару дюймов внутрь, а затем снова с силой рванул на себя. И снова повторил то же самое. И опять, и опять. Раз за разом Томас врезался в стенку лицом. Сила хряска была невероятна! Как это могло быть? Ведь выглядел он сущим доходягой — измождённым, израненным и увечным!

Бренда вытащила нож и попыталась перелезть через Томаса.

— Осторожно! — выкрикнул он — нож был в опасной близости от его рёбер.

Он схватил хряска за запястье и принялся трясти, в надежде ослабить железную хватку. Ничего не выходило. Хряск толкал и дёргал, толкал и дёргал, расшибая тело юноши о стену.

Бренда с воплем кинулась в атаку. Перекинув руку через Томаса, она взмахнула ножом. Лезвие сверкнуло и вонзилось хряску в предплечье. Урод испустил демонический вой и выпустил майку. Рука исчезла, оставив за собой кровавую дорожку. Хряск вопил, не переставая, и подземелье вторило ему гулким эхом.

— Нельзя дать ему уйти! — закричала Бренда. — Быстро, выбираемся отсюда!

Томас, понимая, что Бренда права, начал проталкивать своё измочаленное тело в отверстие. Если выродок бросится за своими дружками, то скоро они все будут здесь. Скорее всего, хряски услышали шум и уже повернули обратно.

Томас наконец просунул голову и руки наружу. Теперь стало полегче: упираясь руками в стену, он вылез из тайника; при этом он не спускал насторожённого взора с хряска. А тот скорчился на полу всего в нескольких футах от Томаса, прижимая к груди раненую руку и подвывая. Их взгляды встретились. Хряск оскалился и залязгал зубами, как подстреленный зверь.

Томас, выпрямляясь, стукнулся головой о крышку стола снизу. «Твою мать!» — вырвалось у него. Он выбрался из-под стола, Бренда не отставала, и вскоре оба стояли над свернувшимся в клубок хряском. Кровь из раны уже натекла на полу небольшой лужицей.

В одной руке Бренда держала фонарик, в другой сжимала нож, направив его на хряска.

— Проваливал бы ты лучше с остальными, старый хрыч. Не надо было тебе связываться с нами...

Вместо ответа хряск внезапно перевернулся и с ошеломляющей быстротой и силой выбросил вверх свою здоровую ногу. Удар пришёлся по Бренде, та врезалась в Томаса, и они оба свалились на пол. Юноша услышал перестук — то катились по бетону выпавшие из Брендиных рук фонарик и нож. На стенах заплясали тени.

Хряск вскочил на ноги, кинулся за ножом — тот лежал теперь у двери в коридор. Томас, приподнявшись с пола, резко бросил себя вперёд и врезал всем корпусом уроду сзади под коленки. Хряск грохнулся на пол, извернулся и двинул Томаса локтем в челюсть. Череп снова разорвала боль; юноша, падая, рефлекторно закрыл лицо рукой.

И тут подоспела Бренда. Она прыгнула на хряска, дважды впечатала кулак ему в физиономию. Тот, судя по всему, на мгновение остолбенел, чем его противница не преминула воспользоваться. Она рванула его так, что тот перевернулся и шмякнулся плашмя на живот, после чего заломила ему руки за спину и дёрнула кверху. Похоже, это причинило хряску непереносимую боль, он заметался, пытаясь высвободиться, но Бренда не ослабляла хватки, заодно и коленями пригвоздив выродка к полу. Тот издал душераздирающий вопль.

— Мы должны прикончить его! — крикнула она.

Томас поднялся на колени, но от боли и изнеможения мог только тупо взирать на происходящее, ничего не предпринимая.

— Что? — выдавил он, не в силах понять, о чём она толкует.

— Подбери нож! Мы должны убить его!

Хряск издавал такие противоестественные, нечеловеческие вопли, что Томасу хотелось убежать отсюда как можно скорее и как можно дальше.

— Томас! — заорала Бренда.

Он подхватил нож. На остро отточенном лезвии загустела бурая масса. Юноша обернулся к своей спутнице.

— Шевелись! — Она гневно сверкнула на него глазами. Что-то подсказало ему, что её гнев направлен не только на хряска — она злилась на него, Томаса, за непростительную медлительность.

Вот только... Способен ли он на убийство человека? Пусть даже этот человек и ополоумевший выродок, только что чуть не убивший его самого? Ему, видите ли, Томасов долбаный носик понравился! Он Томасу и самому ещё пригодится...

Он проковылял к Бренде, держа нож так, словно лезвие было намазано ядом, словно само прикосновение к этому орудию убийства могло заразить его тысячей болезней, от которых он умер бы медленной и мучительной смертью.

Хряск, пригвождённый к полу, с руками, заломленными за спину, продолжал истошно орать.

Бренда перехватила взгляд Томаса и с нажимом произнесла:

— Я подниму этого урода, твоя задача — всадить нож ему в сердце!

Томас затряс было головой, но опомнился. Выбора-то всё равно нет, это нужно сделать. Так что он только кивнул.

Бренда напряглась и, крякнув от натуги и не выпуская хряска из рук, упала на правый бок, используя тяжесть своего тела, чтобы перевернуть своего противника. Невероятно, но тот завопил ещё громче. Его выгнутая грудная клетка была теперь обращена к Томасу — всего в нескольких дюймах от ножа.

— Давай! — взвизгнула Бренда.

Томас крепче сцепил пальцы на рукоятке ножа. Потом схватился за неё обеими руками, держа клинок направленным вниз, в пол. Он должен сделать это... Он должен...

— Ну же! — выкрикнула Бренда.

Хряск вопил.

На лбу у Томаса выступила испарина.

Сердце заколотилось, застучало, загремело.

Пот застилал глаза. Всё тело ломило от боли. И эти сводящие с ума, нечеловеческие вопли...

«Сейчас!»

И, вложив в удар всю свою силу, Томас вонзил нож в грудь хряска.


ГЛАВА 34


Следующие тридцать секунд были самыми страшными в его жизни.

Хряск не желал сдаваться без борьбы. Он вырывался, плевался, клацал зубами, корчился в судорогах. Бренде приходилось напрягаться из последних сил, удерживая извивающегося противника, пока Томас глубже и глубже вгонял нож ему между рёбер. Жизнь не торопилась покидать хряска, утекала медленно, и вместе с её уходом в его взгляде угасал безумный огонь, затихали вопли и стоны, расслаблялись напряжённые мышцы.

Но наконец человек, жертва коварной Вспышки, умер. Томас откинулся назад. Всё его тело превратилось в сплошной клубок обнажённых нервов. Он чувствовал, как в груди будто набухает грозящая удушьем опухоль, и в панике хватал ртом воздух.

Он только что стал убийцей. Забрал у другого человека жизнь. Ему казалось, что внутри него всё пропитано отравой.

— Нам надо идти, — промолвила Бренда, вскакивая на ноги. — Они, конечно же, слышали весь этот тарарам. Быстро!

Томас был поражён: она, казалось, не сильно заморачивалась душевными переживаниями — сделано и сделано, пора двигаться дальше. Но опять-таки — разве у них был выбор?

В коридоре послышался шум: это возвращалась ватага остальных хрясков. Отзвуки загуляли по коридору, словно там, с воем и визгом, неслась стая гиен.

Томас понял: сейчас не время мучиться совестью, поэтому он засунул её подальше и заставил себя встать.

— Да, идём, но с меня хватит. — Сначала серебристые шары-головоеды, теперь вот ещё драки с хрясками в темноте.

— Что ты имеешь в виду?

Он имел в виду длинные тёмные туннели. Наелся ими на всю оставшуюся жизнь.

— Я хочу на свет. Мне по барабану, опасно там или не опасно. Я хочу на свет. Прямо сейчас.


Бренда не стала спорить. Она провела его сквозь паутину переходов и поворотов, и вскоре они набрели на железную лестницу, ведущую из Подштанников наверх, к голубому небу. Издалёка доносились не дающие покоя звуки: смех, гиканье, вскрики, визги. Это шли хряски.

Чтобы отодвинуть круглую крышку люка, пришлось здорово потрудиться, но наконец они выбрались наружу. И оказалось, что уже ранний вечер. Повсюду, куда ни глянь, громоздятся такие высокие здания, что голова кругом. Щерятся разбитые окна. Улицы завалены мусором. Кое-где валяются трупы. Запах падали и пыли. Зной.

Но людей нигде не видно. Во всяком случае, живых. Томаса уколола тревога: а вдруг какие-то из тел принадлежат его друзьям? Но нет, все умершие были взрослыми мужчинами и женщинами, да и трупы уже порядком разложились.

Бренда оглянулась вокруг, соображая, где они оказались.

— О-кей, к горам ведёт вот эта улица, — она махнула рукой, но, взглянув туда, Томас никаких гор не увидел: обзор загораживали небоскрёбы.

— Уверена?

— Да. Пошли.

Всё время, пока они шли по длинной пустынной улице, от внимательного взгляда Томаса не укрылось ни одно разбитое окно, ни один переулок или подворотня — он надеялся обнаружить хоть какие-нибудь следы пребывания Минхо и приютелей. Зато кого ему совсем не хотелось видеть — это хрясков.


Шли и шли, пока не настал вечер. Всё это время они старательно избегали встреч с кем-либо. По временам то где-то вдалеке раздавался вскрик, то что-то громыхало внутри зданий; один раз Томас увидел, как в нескольких кварталах от них улицу торопливо пересекает группа людей, но они с Брендой остались незамеченными.

Как раз перед тем, как солнце совсем исчезло за горизонтом, они завернули за угол, и оказалось, что до границы города осталась всего-то не больше мили. Городские строения резко заканчивались, и за ними во всём своём величии вздымались горы. Теперь они казались в гораздо выше, чем тогда, несколько дней назад, когда Томас увидел их в первый раз. Голые и скалистые. Совсем не похожие на тех увенчанных снежными шапками красавиц, которые Томас неясно помнил по своей прежней жизни. Не тот климат для снега.

— Давай уж пойдём дальше, выйдем за город, — предложил он.

Бренда была занята — она выбирала, где бы спрятаться.

— Соблазнительно, но нет, не пойдём. Во-первых, слишком опасно шататься здесь по ночам. Во-вторых, даже если мы выберемся отсюда без проблем, то там, за городом, будет совершенно негде укрыться — ну разве что мы ухитримся добраться до самых гор. А я почти уверена, что не ухитримся.

Как ни претила Томасу мысль провести ещё одну ночь в этом проклятом городе, он решил, что его спутница права. К тому же его пожирало беспокойство за судьбу друзей, поэтому он согласился без особого энтузиазма:

— О-кей. И куда мы теперь?

— За мной!


Они углубились в переулок, оканчивающийся глухой кирпичной стеной. Сначала Томасу показалось, что идея спать в этой ловушке с единственным выходом — полное сумасшествие, но Бренда переубедила его: хряски не попрутся в тупик, они же знают, что он никуда не ведёт. К тому же, подчеркнула она, здесь стоит несколько больших проржавевших грузовиков — есть где спрятаться.

Одна из раскуроченных машин выглядела так, будто с неё сорвали всё, что могло сгодиться в хозяйстве. Однако ободранные сиденья были мягкими, а кабина — вместительной. Томас уселся за баранкой и откатил сиденье подальше назад. Устроившись, он, к своему удивлению, обнаружил, что ему довольно удобно. Снаружи сгустилась тьма, и через разбитые стёкла издалёка доносились шумы, производимые снующими в ночи хрясками.

Томасу сегодня пришлось несладко. Измотан, изранен, всё тело ноет. Одежда заскорузла от крови. Ещё до того, как залезть в машину, он принялся мыть руки и скрёб их до тех пор, пока Бренда не обрушилась на него с руганью, мол, хватит выбрасывать драгоценную воду в буквальном смысле на помойку. Но у него было ощущение, что кровь хряска въелась ему в пальцы, в ладони... Этого он так оставить не мог. И вовсе не из-за моральных терзаний. У него сердце падало каждый раз, когда он думал вот о чём: если раньше он ещё питал слабенькую надежду, что Крысюк соврал, что он не болен Вспышкой, то больше закрывать глаза на ужасную правду было нельзя — теперь-то он, без всякого сомнения, заразился.

И вот он сидит в тёмной кабине, привалившись головой к дверце грузовика, и в неё, эту самую голову, так и лезут непрошенные думы обо всём, что пришлось пережить за этот сумасшедший день.

— Я убил этого человека, — прошептал он.

— Ну да, убил, — тихо откликнулась Бренда. — Иначе он убил бы тебя. Без всяких раздумий.

Как бы ему хотелось в это верить! Хряск ведь был из конченных, сожранный Вспышкой, давно за Чертой. Всё равно наверняка скоро бы сдох без посторонней помощи. Уже не говоря о том, что совестью за убийство детей он бы точно не мучился. Да, Томас поступил правильно. Однако его терзало невыносимое чувство вины. Он убийца. Разве когда-нибудь он сможет смириться с этим?

— Я понимаю, — наконец промолвил он. — Всё равно, это было так... жестоко. Столько крови... Лучше бы я застрелил его с расстояния, что ли... А так...

— Да. Жаль, другого оружия не было.

— А что, если его жуткая рожа будет мне в кошмарах являться? Ни сна ни покоя... — Он вдруг разозлился на Бренду — зачем она его принудила расправиться с хряском? Это была нелогичная, неоправданная злость — ведь они тогда находились в отчаянном положении, там было не до морализирования...

Бренда повернулась к нему лицом. Света луны едва хватало, чтобы он видел её тёмные глаза и хорошенькое, хоть и измазанное, личико.

Наверно, он дурак, наверно, даже просто сволочь, но при взгляде на Бренду ему страшно захотелось к Терезе.

А Бренда потянулась к нему, взяла его ладонь и пожала. Он не отнял руку, но и не ответил на пожатие.

— Томас. — Она назвала его по имени, хотя он и без того смотрел на неё.

— Да?

— Знаешь, ты ведь не только собственную шкуру спасал. Мою тоже. Не думаю, что мне удалось бы справиться с тем хряском в одиночку.

Томас кивнул, но ничего не ответил. Тревога и боль пожирали его изнутри. Друзья пропали. Может даже, они все мертвы, кто знает. Чак, во всяком случае, точно был мёртв. Терезу он потерял. До Мирной Гавани пройдена только половина пути. Он спит в разбитой машине рядом с девчонкой, которая в конце концов тоже поедет мозгами, а вокруг — город, полный кровожадных хрясков.

— Ты что — спишь с открытыми глазами? — спросила она.

Томас попытался улыбнуться.

— Нет. Просто задумался, что жизнь у меня хреновая.

— А, у меня тоже. Хреновей некуда. Но ты со мной, и мне хорошо.

Последние слова прозвучали так просто и так нежно, что Томас закрыл глаза, а потом плотно смежил веки. Вся накопившаяся внутри боль вылилась в какое-то новое чувство к Бренде, очень похожее на то, что он испытывал к Чаку. Он ненавидел людей, отравивших ей жизнь, ненавидел болезнь, медленно подтачивавшую её, и хотел, чтобы всё у Бренды стало хорошо...

Наконец он снова взглянул на неё и сказал:

— Я тоже рад, что мы вместе. Одному было бы вообще хоть повесься.

— Они убили моего отца.

Томас оторвал голову от дверцы, огорошенный внезапной переменой темы.

— Что?!

Бренда медленно кивнула.

— ПОРОК. Отец пытался помешать им забрать меня. Орал как резаный и кидался на них... по-моему, с деревянным шампуром. — Она невесело усмехнулась. — Они прострелили ему голову. — Даже в скудном лунном свете было видно, что в глазах девушки блестят слёзы.

— Это правда?!

— Да. Всё произошло на моих глазах. Видела, как жизнь покинула его ещё до того, как он рухнул на пол.

— О... вот ужас... — Томас искал слова и не находил. — Мне... так жаль... Я тоже увидел, как закололи моего, можно сказать, лучшего друга. Умер у меня на руках. — Он помолчал. — А где твоя мама?

— У меня её уже давно нет. — Бренда не стала углубляться в эту тему, и Томас не настаивал. Да ему и не хотелось знать, если по правде.

— Я так боюсь сойти с ума, — сказала она после долгого молчания. — Я чувствую — это уже начинает происходить. Вижу что-то странное, слышу что-то непонятное. Ни с того ни с сего вдруг принимаюсь размышлять чёрт знает о чём, о вещах, не имеющих никакого смысла. Иногда сам воздух вокруг кажется... твёрдым, что ли... Я ничего не могу понять, но это так страшно! Точно, начинаю сходить с ума. Вспышка затягивает мой рассудок в ад.

Томас больше не мог вынести застывшего в её глазах страдания и потупил взор.

— Не теряй надежды. Мы доберёмся до Мирной Гавани и получим лекарство.

— Ложная надежда, — сказала она, — всё же лучше, чем вообще никакой. — Она снова пожала ему руку, и на этот раз Томас тоже сжал её пальцы.

И вскоре, сколь бы невероятным это ни казалось, они уснули.


ГЛАВА 35


Томаса разбудил кошмар: ему снилось, что банда озверевших хрясков загнала Минхо и Ньюта в угол. Хряски злобно потрясали ножами. И когда пролилась первая кровь, юноша резко очнулся от сна. Оглянулся в испуге: не закричал ли?

Кабина грузовика была по-прежнему погружена в ночную тьму. Он с трудом различал очертания фигуры Бренды, а уж открыты или закрыты у неё глаза — и вовсе не мог сказать. Но тут она заговорила:

— Страшный сон приснился?

Томас устроился поудобнее и закрыл глаза.

— Да. Беспокоюсь за своих друзей. Просто с ума схожу — где они, что они... Не надо было отделяться от них.

— Жаль, что так получилось. Мне действительно очень жаль. — Она поёрзала на сиденье. — Но, по правде говоря, не думаю, что тебе стоило бы так волноваться. Твои приютели — парни не робкого десятка, а если бы даже и так — один Хорхе чего стоит. Он крутой перец, проведёт их через город на раз — даже не сомневайся. Побереги сердце. Мы с тобой — вот о ком надо волноваться.

— Спасибо за заботу. Что-то у тебя плоховато получается меня утешить.

Бренда засмеялась:

— Извини — я, вообще-то, улыбалась, когда произносила последнюю фразу, про нас с тобой. Из головы вон, что ты же меня не видишь.

Томас бросил взгляд на светящийся циферблат своих часов.

— До рассвета ещё несколько часов.

Они помолчали. Потом Томас снова заговорил:

— Расскажи ещё про жизнь там, в большом мире. Какая она сейчас? Понимаешь — они стёрли мне память. Кое-какие воспоминания вернулись, но такие... разрозненные, да и доверять я им не могу. К тому же про внешний мир там почти вообще ничего нет.

Бренда глубоко вздохнула.

— Внешний мир... Э-хе-хе... Да ничего хорошего. Температура начала, наконец, падать, а вот чтобы уровень моря стал прежним — надо ждать до скончания века. Вспышки были давно, но... Томас, так много людей умерло, так много... Просто фантастика, как выжившим удалось так быстро приспособиться и не одичать. Цивилизация не погибла. Я думаю, что если бы не проклятая Вспышка, то мир в конце концов бы оправился, и всё бы пошло своим путём. Если бы да кабы... Как там дальше, я забыла. Мой папа так говорил.

Любопытство Томаса разгорелось ещё пуще.

— Что тогда произошло? Всё ещё существуют разные государства, или теперь только одна страна и одно большое правительство? И как во всё это вписывается ПОРОК? Может, он и есть это самое правительство?

— Нет, разные страны ещё существуют, но они теперь... ну, вместе, что ли. Как только Вспышка пошла косить всех подряд, государства и правительства объединили свои силы, технологии, ресурсы и прочее и основали ПОРОК. А он уже разработал систему тестов и очень серьёзно подошёл к организации карантинных зон. Распространение Вспышки удалось немного замедлить, но остановить никак не получается. Наверно, единственная надежда — найти лекарство. Хорошо бы, если б ты оказался прав, и оно у них есть. Впрочем, даже если и есть, что-то они не торопятся поделиться им с общественностью.

— Так, а где мы сейчас? — спросил Томас. — Вот прямо сейчас — что это за место?

— В грузовике.

Увидев, что Томас даже не улыбнулся, она продолжала:

— Извини, не время для шуток. Судя по этикеткам на упаковках, мы где-то в Мексике. Или там, где когда-то была Мексика. Самое разумное предположение. Теперь это место называют Топкой. Собственно, все территории между тропиками Рака и Козерога теперь голая пустыня. Центральная и Южная Америка, почти вся Африка, Ближний Восток, южная Азия — мёртвая земля и мёртвые люди. Так что добро пожаловать в Топку. Ну разве это не мило с их стороны — ссылать нас, прелестных маленьких хрясков, в эти райские края?

— Мля. — Мысли галопом мчались в голове Томаса. Большинство их касалось его собственного участия в ПОРОКе — а его роль в этом проекте была отнюдь не маленькой! — а также того, что группы А и Б, их испытания в Лабиринте и прочие страшные и опасные приключения — тоже часть того же проекта. Всё равно — картина оставалась фрагментарной и в общих чертах непонятной. Уж эта его дырявая память!..

— «Мля»? — съехидничала Бренда. — И это всё, что ты можешь сказать?

— Да нет, просто у меня столько вопросов, что я не знаю, за который ухватиться.

— А о тупляке ты слышал?

Томас посмотрел на неё и пожалел, что почти не видит её лица.

— Кажется, Хорхе что-то такое упоминал. Что это?

— Ты же понимаешь — новая болезнь, новые снадобья. Хотя эта дрянь саму заразу совсем не лечит.

— А что она делает? У тебя есть?

— Ха! — презрительно выдохнула Бренда. — Так они нам его и дали! Это для значительных персон, для богатеньких. Только им и доступен, а нам — шиш. Его называют кайф. Притупляет эмоции, замедляет мозговые процессы — словом, низводит тебя до состояния пьяной обезьяны, так что тебе всё по фигу. Но течение Вспышки немного задерживает, потому что вирус особенно процветает в мозгу. Он превращает мозги в кашу и пожирает её. А если мозги отдыхают, то вирус слабеет.

Томас обхватил себя руками. Что-то в полученной информации было очень важное, но что? У него никак не получалось это ухватить.

— А почему же ты говоришь, что это не лекарство? Ведь оно ослабляет вирус?

— Ничего подобного. Просто оттягивает неизбежное. Вспышка всегда побеждает. Ты всё теряешь — рассудок, способность здраво мыслить, сопереживать. Полная утрата человеческой личности.

Томас притих. Никогда прежде он так сильно не ощущал, что какое-то чрезвычайно важное воспоминание пытается просочиться в трещины барьера, отделяющие его от его прошлого. Вспышка. Мозг. Сумасшествие. Тупляк, кайф. ПОРОК. Испытания. Что там Крысюк толковал про их реакции на Варианты? Что ради них, мол, вся заваруха и затевалась?

— Ты спишь? — спросила Бренда, когда прошло несколько минут, а Томас так ничего и не сказал.

— Нет. Просто слишком много информации. — Что-то в её рассказе затронуло самые потаённые глубины его сознания, но мозаика никак не желала складываться. — Трудновато всё сразу осмыслить.

— Ну, тогда я затыкаюсь. — Она отвернулась и откинула голову на дверцу кабины. — Выбрось из головы, всё равно ни до чего хорошего не додумаешься. А отдохнуть надо позарез.

— Угу, — промычал Томас. Ему хотелось завыть с досады. Масса подсказок, путеводных нитей, а ни одной толковой догадки, ни одного ответа. Но Бренда, безусловно, права — ему необходимо как следует поспать, отдохнуть. Поёрзал, устраиваясь поудобнее, но прошло немало времени, прежде чем он уснул. И увидел сон.


Он стал ещё старше, что-то около четырнадцати. Они с Терезой стоят на коленях у закрытой двери и прижимаются ушами к замочной скважине. Подслушивают. За дверью разговаривают двое — мужчина и женщина. Томасу хорошо слышно каждое их слово.

Сначала мужчина.

— Вы получили дополнения к списку Вариант?

— Да, вчера вечером, — отвечает женщина. — Мне понравилось добавление, сделанное Трентом, к концу Испытаний в Лабиринте. Жестоко, но для нас необходимо. Думается, мы увидим несколько интересных паттернов.

— Безусловно. То же самое можно сказать и в отношении предательства — если этот сценарий вообще сработает, конечно.

Женщина издаёт странный звук, наверно, изображающий смех, но на самом деле лишённый даже крохотной искры веселья.

— О да, у меня появилась та же мысль. Я хочу сказать: Господи Боже, сколько же эти дети смогут выдержать, прежде чем свихнутся сами по себе, без помощи болезни?

— Не только это. Мы идём на большой риск. А что если он погибнет? Мы же все пришли к выводу, что со временем он станет одним из наших лучших Кандидатов.

— Не погибнет. Мы не дадим ему погибнуть.

— И всё же мы не Господь Бог. Он может умереть.

Следует долгое молчание. Потом мужчина говорит:

— Будем надеяться, что до этого не дойдёт. Но я сомневаюсь. Психологи утверждают, что эта Варианта породит массу необходимых нам паттернов.

— Конечно, в подобных случаях всегда задействовано множество эмоций, — отвечает женщина. — Согласно Тренту, это самые сложные паттерны, их очень трудно создать. Считаю, разработанный Вариантный план — единственное, что может привести к нужному результату.

— Вы и вправду думаете, что Испытания дадут нужный результат? — спрашивает мужчина. — В самом деле, их размах просто поражает. Только подумайте — при такой сложности очень многое может выйти из-под контроля!

— Может выйти, вы правы. А у нас есть альтернатива? Попробуйте, и если ничего не выйдет, то мы — на том же месте, словно ничего и не пробовали.

— Полагаю, что так.

Тереза тянет его за рубашку, он смотрит на неё: она указывает на коридор за их спинами. Пора удирать. Он кивает, но опять склоняется к скважине — а вдруг удастся разобрать ещё хоть пару-другую фраз. Так и случается. Женщина говорит:

— Очень жаль, что нам не придётся увидеть конец Испытаний.

— Я знаю, — отвечает мужчина. — Но будущие поколения скажут нам спасибо.


Когда Томас проснулся, на небе появились первые лиловые полосы — предвестники рассвета. Похоже, он так и проспал, не меняя позы, с самого полуночного разговора и даже после очередного сна-воспоминания не пошевелился.

Итак, сон. Из всех, что он до сих пор видел, этот был самым странным. Правда, многое из услышанного в нём уже начало меркнуть, уплывать, и хотя разрозненные фрагменты прошлого стали потихоньку, очень медленно, складываться вместе, многих кубиков в мозаике ещё не хватало. Томас даже начал питать слабую надежду, что не такая уж он важная часть Испытаний, как он себе навоображал. Хотя многое в этом сне осталось для него тайной за семью печатями, тот факт, что им с Терезой приходилось подслушивать, говорил о многом: они были посвящены не во все аспекты Испытаний.

Но какова же их цель? Почему эти люди считали, что будущие поколения скажут им спасибо?

Он протёр глаза, потянулся и взглянул на Бренду. Та ещё спала: глаза закрыты, грудь медленно опускается и поднимается в такт ровному дыханию, рот чуть приоткрыт. Хотя Томас ощущал, что тело затекло сильнее, чем вчера, благодатный сон сотворил чудо с его душевным настроем. Он чувствовал себя посвежевшим, сил прибавилось. Несмотря на недоумение и массу вопросов, порождённых сном-воспоминанием и всем тем, что сообщила ему Бренда, юноша был полон энергии.

Он снова сладко потянулся и чуть было не зевнул — долго и смачно, как вдруг что-то на стене переулка привлекло его внимание. Большая металлическая пластина, очень знакомая на вид.

Он толкнул дверцу, выбрался из кабины и пошёл к пластине. Она была очень похожа на те, что он во множестве видел в Лабиринте, те, на которых было выбито: «ПЛАНЕТА В ОПАСНОСТИ: РАБОЧАЯ ОПЕРАТИВНАЯ КОМИССИЯ — УБОЙНАЯ ЗОНА».

Тот же тускло отсвечивающий металл, тот же шрифт. Вот только написано на табличке нечто совсем другое.

Он в остолбенении пялился на неё, по крайней мере, пять минут.

Табличка гласила:


ТОМАС, ТЫ — НАСТОЯЩИЙ ЛИДЕР

ГЛАВА 36


Томас, наверно, таращился бы на табличку весь день, если бы не Бренда, выбравшаяся из грузовика. Он вздрогнул, когда она заговорила:

— Я поджидала случая сказать тебе.

Он резко обернулся к ней:

— Что? Ты это о чём?

Она избегала встречаться с ним взглядом, просто стояла, устремив глаза на табличку.

— Я догадалась в тот самый момент, как узнала твоё имя. Хорхе тоже. Скорее всего, именно поэтому он и решил рискнуть и пойти с вами через город, в эту самую Мирную Гавань.

— Бренда, о чём ты толкуешь? — повторил Томас.

Наконец, она взглянула ему в глаза.

— Эти таблички развешены по всему городу. И на всех одно и то же. Одними и теми же словами.

У Томаса колени подогнулись. Он оперся спиной о стену и сполз по ней на землю.

— Как... Как это вообще возможно?! Я хочу сказать — табличка выглядит так, будто висит здесь уже давно... — Он не окончил, не зная толком, что ещё сказать.

— Понятия не имею, — ответила Бренда, присаживаясь рядом. — Никто из нас не знал, что это за бред на табличках. Но когда вы, парни, появились и ты назвал своё имя... Тогда сразу стало всё ясно. Таких совпадений не бывает.

Томас тяжело уставился на неё. Внутри закипало раздражение.

— Почему ты мне не сказала? За руку держала, о папе убитом рассказывала, а об этом — нет?!

— Я не говорила тебе, потому что не была уверена, как ты среагируешь. Боялась, что ты сломя голову бросишься таблички искать, а про меня забудешь.

Как же ему это надоело. Чтобы успокоиться, он набрал полную грудь воздуха и шумно выдохнул.

— Думаю, таблички — тоже часть всего этого безобразия. Ни черта не понятно.

Бренда вывернула шею, чтобы взглянуть на табличку.

— Почему непонятно? Ты хочешь сказать, что не видишь смысла? Это же проще некуда. Ты лидер, так что принимай командование. А я тебе помогу. Тем и отработаю право прийти в Мирную Гавань.

Томас захохотал.

— Здорово! Я тут застрял посреди города, полного трахнутых на голову хрясков, группа девчонок мечтает укокошить меня, а я должен беспокоиться о том, кто в нашей группе лидер?! Не смеши меня!

Бренда недоумённо нахмурилась.

— Подожди, подожди... «Девчонки, которые мечтают тебя укокошить»? Это ещё что за новости?

Томас не отвечал — раздумывал, стоит ли рассказывать ей всю историю от начала до конца. И хватит ли у него на это духу.

— Ну так?.. — настаивала она.

Решив, что будет неплохо снять груз с души и что Бренда, пожалуй, заслуживает доверия, Томас уступил. Раньше он выдавал ей информацию по капле — то там обронит намёк, то там что-то расскажет — но теперь выложил всю историю от начала и до конца в подробностях. О Лабиринте, о «спасении», о том, как проснулись и обнаружили, что по-прежнему находятся в центре того же самого кошмара. Рассказал об Арисе и группе Б. О Терезе он много не распространялся, но заметил во взгляде Бренды нечто эдакое, какую-то искорку, когда упомянул о своей подруге.

Когда он закончил, она спросила:

— Так что, у тебя с этой самой Терезой... что-то было?

Томас не знал ответа. Было ли у них что-то? С уверенностью он мог утверждать только одно — они были близкими друзьями. Судя по его отрывочным воспоминаниям, до Лабиринта они, пожалуй, были даже больше, чем просто друзьями. До Лабиринта... Как раз в то время, когда они помогали организовывать весь этот балаган.

А потом был поцелуй...

— Том? — окликнула Бренда.

Он резко взглянул на неё:

— Не называй меня так.

— А? — Она даже вздрогнула. Наверно, он сделал ей больно. — Почему?

— Просто не называй, и всё. — Ему претило говорить такое, но он ничего не мог поделать. «Том» — так называла его Тереза...

— Ну и подумаешь. Может, мне называть тебя мистер Томас? Или король Томас? Или ещё проще и лучше: ваше величество?

Томас вздохнул:

— Прости. Называй, как хочешь.

Бренда саркастически фыркнула, и оба надолго замолчали.


Проходили минуты. Томас и Бренда тихо сидели, прислонясь спинами к стене. Но умиротворение длилось недолго. Томас услышал странный глухой шум и мгновенно очнулся.

— Ты слышала? — встревоженно спросил он.

Бренда склонила голову набок и превратилась в слух.

— Да. Как будто кто-то бьёт в барабан.

— Ну вот, веселье кончилось, начинаются трудовые будни. — Он поднялся и помог подняться Бренде. — Как думаешь, что это такое?

— Держу пари, что ничего хорошего.

— А если это наши друзья?

Низкое глухое «бум-бум-бум» вдруг разом зазвучало отовсюду, гуляя по узкому переулку и эхом отражаясь от стен. Но через несколько напряжённых секунд Томас пришёл к выводу, что звуки доносятся из тупика. Несмотря на риск, он отправился туда — убедиться.

— Что ты делаешь!

Но окрик Бренды не задержал его. Тогда девушка последовала за ним.

В самом конце тупика возвышалась стена, сложенная из выщербленного и растрескавшегося кирпича. Четыре ступеньки вели вниз, к исцарапанной покосившейся двери. Над самой дверью виднелось прямоугольное окошко; стекло в нём отсутствовало, только один-единственный осколок торчал в верхнем косяке, как зуб из голой десны.

Там звучала музыка — теперь Томас ясно слышал это. Музыка была быстрой и напряжённой, с мощными басами, грохочущими ударными и ревущими гитарами. И всё это переплеталось с шумом человеческих голосов: люди хохотали, перекрикивались, подпевали... В голосах явно ощущался надрыв. Что-то в происходящем было такое, от чего кожа покрывалась мурашками.

Похоже, хряски занимались не только тем, что охотились за чужими носами. Томас встревожился ещё больше — шум не имел никакого отношения к его друзьям.

— Нам лучше убраться отсюда подобру-поздорову, — пробормотал он.

— Думаешь? — отозвалась Бренда — она стояла с ним плечом к плечу.

— Пошли.

Томас повернулся, она тоже. И оба застыли на месте. Пока они слушали музыку, в переулке появились три незнакомые фигуры. Всего в нескольких шагах от ребят стояли двое мужчин и женщина.

У Томаса желудок сжался в комок. Одетые в лохмотья, со всклокоченными волосами и давно не мытыми физиономиями, чужаки, однако, при ближайшем рассмотрении не имели значительных физических увечий, а их глаза были вполне разумны. Хряски, конечно, но ещё не совсем за Чертой.

— Привет, — сказала женщина. Свои длинные рыжие волосы она увязала в конский хвост, а вырез её майки был таким откровенным, что Томасу стоило немалых усилий не скашивать туда глаза. — Пошли к нам на вечеринку? Танцы-шманцы-обжиманцы. Выпивки тоже полно.

Что-то в её голосе заставило Томаса занервничать ещё больше. Что бы под всей этой чушью ни подразумевалось, любезностью здесь и не пахло — бабёнка явно просто издевалась над ними.

— М-м... Нет, спасибо, — отозвался Томас. — Мы... э... мы только...

— Пытаемся найти своих друзей, — вмешалась Бренда. — Мы тут недавно, только что прибыли.

— Добро пожаловать в Порочный Хряскеленд! — провозгласил один из мужиков, длинный, безобразный и с волосами, слипшимися в грязные сосульки. — Не боись, большинство из тех, там, внизу, — он кивнул на ступеньки, — только на полпути к Черте. Ну, заедут локтем в морду или, там, двинут по яйцам. Но не съедят же!

— По яйцам? — повторила Бренда. — Прошу прощения?

Мужик ткнул в Томаса.

— Это я про парня. С тобой может случиться и похуже, если не будешь держаться к нам поближе. Сама понимаешь, ты же баба.

От этой беседы Томаса затошнило — до того ему было не по себе.

— Да, здорово, конечно, но нам надо идти. Искать друзей. Может, мы вернёмся обратно.

Тогда вперёд выступил второй мужчина — невысокий, но довольно красивый, со светлыми волосами ёжиком.

— Да вы ещё совсем сосунки! Пора преподать вам первый жизненный урок. Время для веселья, кому говорят! Мы официально приглашаем вас на нашу дружескую вечеринку. — Каждое слово в последней фразе он выразительно подчеркнул, и, надо сказать, в них не было и намёка на радушие.

— Благодарим, но нам пора, — ответила Бренда.

Белобрысый вытащил из кармана своей длинной куртки пистолет. Давно не чищенный серебристый металл потускнел, но это была самая грозная и опасная вещь, которую Томасу когда-нибудь приходилось видеть.

— Я думаю, вы меня не поняли, — процедил красавчик. — Вас пригласили на вечеринку. От подобных предложений так запросто не отказываются.

Долговязый Страшила вынул нож. Конский Хвост вооружилась отвёрткой, кончик которой был вымазан чем-то бурым, должно быть, застарелой кровью.

— Так что вы скажете? — осведомился Белобрысый. — Не будете ли вы так любезны почтить нашу скромную вечеринку своим присутствием?

Томас взглянул на Бренду, но глаза девушки были устремлены на блондинистого красавчика, и на её лице явственно читалось, что сейчас она отколет какую-то невообразимую глупость.

— О-кей, — быстро проговорил Томас. — Мы пойдём.

Бренда резко повернула голову:

— Что?!

— У этого пистолет, у другого нож. А у бабёнки грёбаная отвёртка. Мне как-то совсем не улыбается, если мне вколотят мой собственный глаз в заднюю стенку моего же черепа.

— Похоже, твой дружок не дурак, — одобрил Белобрысый. — А сейчас идём, повеселимся. — Он махнул пистолетом в сторону ступеней и заулыбался. — Пожалуйста, только после вас.

Бренда кипела, но по её глазам Томас понял: она отдаёт себе отчёт, что им некуда деваться.

— Ладно, идём.

Белобрысый снова улыбнулся. Подобная гримаса была бы очень уместна на морде удава.

— Вот это другой разговор. Мило и приятно, и волноваться не о чем.

— Вас никто не обидит, — добавил Долговязый Страшила. — Только не кочевряжьтесь и ведите себя прилично. Когда вечеринка закончится, вы и сами захотите присоединиться к нашей группе. Уж будьте покойны.

Томас приложил все усилия, чтобы не дать владеющей им панике вырваться наружу.

— Пошли, — обратился он к Белобрысому.

— Ты первый. — Парень снова указал на ступеньки стволом пистолета.

Томас взял Бренду за руку и притянул поближе к себе.

— Ну что, любимая, пойдём развлечёмся? — Он вложил в свои слова весь сарказм, на который был способен. — Мы славно повеселимся.

— Ах, какая прелесть! — воскликнула Конский Хвост. — Я прям каждый раз чуть не плачу, когда вижу влюблённых. — И смахнула со щёк несуществующие слёзы.

Томас с Брендой, держась за руки, направились к лестнице, всё время ощущая направленный им в спины пистолет. Места на лестнице едва хватало, чтобы пройти бок о бок. Они спустились к старой, обтёрханной двери, и тут Томас обнаружил, что на ней нет ручки. Вопросительно приподняв брови, он оглянулся на Белобрысого, стоявшего в двух шагах позади.

— У нас специальный стук, — сказал тот. — Сперва три медленных удара кулаком, потом три быстрых, а потом два стука костяшками.

Ох, как Томас ненавидел этих недочеловеков! Ненавидел их любезные ужимки и сладенькие слова, полные ядовитой издёвки. Да эти уроды были, пожалуй, ещё хуже, чем банда мужика, желавшего вернуть себе носик. От тех хотя бы было ясно, чего ожидать.

— Стучи, — прошептала Бренда.

Томас так и поступил: сжав руку в кулак, сделал три медленных удара, потом три быстрых, а потом стукнул пару раз костяшками. Дверь тут же распахнулась, и из неё, словно порыв ураганного ветра, вырвалась какофония звуков.

В дверном проёме стоял здоровенный мужик. На морде и ушах амбала живого места не было от пирсинга и татуировок. Длинные белые волосы доставали чуть ли не до пупа. Всё это Томас успел увидеть лишь мельком, прежде чем амбал проговорил:

— Привет, Томас. А мы тебя ждём.


ГЛАВА 37


Следующие несколько минут прошли как в тумане — до того Томас был ошеломлён этим приветствием.

Если целью Амбала было ввергнуть Томаса в шок, то он её вполне достиг. И не дав гостю опомниться, патлатый буквально заволок Томаса и его спутницу внутрь и повёл сквозь плотную толпу танцующих, вернее, кружащихся, подпрыгивающих, дёргающихся и обнимающихся тел. Музыка оглушала, а ударные, казалось, словно молотом бухали Томаса по черепу. С потолка свисало несколько ручных фонариков, и когда танцующие, случалось, задевали за них, они раскачивались, бросая лучи во все стороны.

Патлатый наклонился к Томасу и проорал:

— Спасибо Господу — у нас ещё есть батарейки! Когда они закончатся — это будет не жизнь, а дерьмо!

Томас едва расслышал его слова, хотя Патлатый Амбал орал ему в самое ухо.

— Откуда вы узнали моё имя? — заорал Томас в ответ. — И почему вы меня ждали?

Мужик заржал:

— Мы наблюдали за вами всю ночь! А сегодня утром увидели через окошко, как ты среагировал на табличку, ну и сообразили, что ты — тот самый знаменитый Томас и есть!

Бренда обеими руками обнимала своего спутника за талию и прижималась к нему всем телом. Наверно, чтобы не потеряться в толпе. Наверно. Но услышав слова Амбала, она просто-таки намертво вцепилась в Томаса.

Томас бросил взгляд за спину: Белобрысый и два его компаньона следовали за ними по пятам. Пистолета видно не было, но Томас прекрасно понимал — в случае чего, оружие тут же вернётся в руку хозяина.

Музыка ревела, басы грохотали, от ударника содрогались стены. Вокруг них дрыгались и подпрыгивали люди, лучи света, словно клинки, рассекали тёмное пространство помещения. От потных, разгорячённых тел в зале стояла непереносимая жара.

Дойдя до середины помещения, Амбал остановился и повернулся к ним лицом, встряхнув своей дурацкой белой гривой.

— Мы действительно очень хотим, чтобы вы присоединились к нам! — прокричал он. — В тебе, должно быть, есть что-то особенное! Мы защитим вас от плохих хрясков!

Хорошо, что этим людям было известно не так уж много. Может, Томасу с Брендой выпадет шанс улизнуть. Только продолжать ломать комедию, строить из себя «особенного», а там, глядишь, и подвернётся возможность слинять отсюда незамеченными.

— Я пойду принесу вам чего-нибудь выпить! — прокричал Амбал. — Веселитесь, будьте как дома! — И растворился в плотной дёргающейся толпе.

Томас обернулся, узрел Белобрысого и двух других — те не танцевали, лишь наблюдали за гулянкой. Конский Хвост помахала ему рукой.

— Давайте, танцуйте! — крикнула она, но сама и с места не сдвинулась.

Томас повернулся к Бренде. Им необходимо было переговорить.

А та, словно читая его мысли, закинула ему на шею руки и притянула к себе так близко, что её губы оказались прямо у его уха, обдавая его горячим дыханием.

— И как нас угораздило вляпаться в это? — спросила она.

Томасу ничего не оставалось, как обнять Бренду и прижать к себе. Сквозь влажную от пота одежду он ощущал жар её тела. Внутри него что-то шевельнулось. И снова его затопило чувство вины и тоска по Терезе.

— Ещё час назад я и вообразить бы себе такого не мог, — наконец проговорил он ей на ухо. Ничего другого ему просто на ум не пришло.

Мелодия сменилась. Теперь звучало что-то мрачное и заунывное. Ритм чуть-чуть замедлился, бас зазвучал поглубже. Томас не мог различить слов. Певец как будто оплакивал какую-то страшную трагедию, до того пронзительно и скорбно звучал его вой.

— Может, нам остаться с этими людьми на какое-то время? — сказала Бренда.

Тут Томас заметил, что они всё же танцуют, не отдавая себе в этом отчёта. Двигаются в такт музыке, медленно поворачиваются, тесно сплетясь телами.

— Ты о чём? — удивился он. — Уже сдаёшься? Так скоро?

— Нет. Я просто устала. Может, нам здесь будет безопаснее.

Неужели он в ней ошибся? Неужели зря доверился? Может так быть, что она привела его сюда с умыслом? Да нет, у него, похоже, паранойя. Ему не хотелось сомневаться в своей спутнице.

— Бренда, не сдавайся! Наша единственная надежда — пробиться в Мирную Гавань и получить средство от болезни.

Бренда едва заметно потрясла головой.

— Так трудно поверить, что оно существует. Надежда уж очень хлипкая.

— Не говори так! — Ему не хотелось об этом думать и не хотелось этого слышать.

— А почему они тогда ссылают сюда всех хрясков, если есть лекарство? Разве это не полная бессмыслица?

Томаса встревожило это изменение в её настрое. Он слегка отклонился назад — чтобы можно было взглянуть ей в лицо. В глазах у девушки сверкали слёзы.

— Ты с ума сошла, если так говоришь. — Помолчал. Его тоже посещали сомнения, но он, само собой, не спешил делиться ими с кем бы то ни было. — Лекарство существует! Нам надо... — Он умолк, уловив на себе взгляд Белобрысого. Вряд ли тот их слышал, но лучше вести себя поосторожнее.

Поэтому Томас склонился обратно к Брендиному уху.

— Нам необходимо вырваться отсюда. Тебе хочется остаться с людьми, которые целились в тебя из пистолета и угрожали отвёртками и ножами?

Но прежде чем она ответила, вернулся Патлатый Амбал, неся в каждой руке по стакану. Танцующие пары толкали Амбала со всех сторон, и тогда из стаканов выплёскивалось нечто коричневатое.

— Пейте! — прокричал он.

Что-то словно толкнуло Томаса изнутри. Пить то, что предлагают эти чужаки?! Эта затея Томасу решительно не нравилась. Если он и раньше чувствовал себя не в своей тарелке, то теперь стало в сто раз хуже. Опасностью веяло со всех сторон.

А Бренда уже протягивала руку к стакану с напитком.

— Нет! — не успев подумать, что делает, выкрикнул Томас. Он осёкся и принялся лихорадочно исправлять свою ошибку. — Я хочу сказать, нет, нам сначала надо напиться воды. Знаете, мы долго шли, а питьё у нас кончилось... Нам бы воды сначала... — Он старался говорить спокойно, однако внутренне содрогался, слыша свой совершенно идиотский лепет. Даже Бренда бросила на него озадаченный взгляд.

Что-то узкое и твёрдое воткнулось ему в бок. Ему не требовалось смотреть, чтобы понять — это Белобрысый тычет в него пистолетом.

— Я предложил тебе выпить, — начал Амбал, и на этот раз всякая любезность покинула его покрытую татуировками физиономию. — Отказываться — это очень, очень невежливо. — И снова протянул стакан.

Томасом овладела паника. Теперь нет никаких сомнений — с напитком явно что-то не так!

Белобрысый ещё сильнее ткнул дулом пистолета под рёбра.

— Считаю до одного, — проскрипел он в ухо Томасу. — Раз.

Томас бросил раздумья, схватил стакан, опрокинул содержимое в рот и проглотил всё одним глотком. В горле, а затем в груди загорелся пожар. Юноша разразился выворачивающим душу кашлем.

— Теперь ты, — сказал Амбал и протянул стакан Бренде.

Она взглянула на Томаса, потом взяла стакан и выпила, причём совершенно спокойно. Только глаза её немного сузились.

Амбал забрал у них пустые стаканы. На его морде воссияла широченная ухмылка.

— Вот и славно! А теперь — танцевать!

С Томасом происходило что-то странное. Из глубины живота поднялось какое-то удивительное тепло и распространилось по всему телу, успокаивая, заставляя забыть обуревавшие его недавно страхи. Он снова заключил Бренду в объятия и крепко прижал к себе. Танец возобновился. Её губы касались его шеи. Каждый раз, когда он чувствовал это лёгкое прикосновение, по всему его телу прокатывалась волна удовольствия.

— Что это было там, в стаканах? — Он чувствовал, что язык слегка заплетается.

— Какая-то гадость, — ответила она. Он с трудом различил её слова. — Со мной происходит что-то забавное...

«Ага, — подумал Томас, — вот уж точно — забавнее некуда». Комната закружилась — гораздо быстрее, чем их собственное медленное вращение. Смеющиеся лица вокруг искажались, растягивались, рты превращались в зияющие чёрные дыры. Музыка становилась всё медленнее, поющий голос — всё ниже...

Бренда запрокинула голову, взяла его лицо в свои ладони. Она неотрывно смотрела на него, её зрачки слегка двигались из стороны в сторону. Она была прекрасна. Прекраснее всего, что он когда-либо видел. Всё вокруг начало погружаться во мрак. Он понял — его разум отключается.

— А может, так и лучше, — проговорила она. Движения губ не соответствовали словам, а лицо кружилось, словно голова отделилась от шеи. — Давай останемся. Может, нам достанется немного счастья, прежде чем мы перейдём Черту. — На её лице возникла полубезумная улыбка. — А потом можешь убить меня.

— Нет, Бренда! — Слова, казалось, исходили не из его уст, а словно доносились откуда-то издалёка, из туннеля длинной в тысячу миль. — Не говори...

— Поцелуй меня, — сказала она. — Том, поцелуй меня. — Руки девушки плотнее сжали его голову и потянули вниз, навстречу её губам.

— Нет, — сказал он, сопротивляясь.

Она остановилась, на лице появилось выражение боли. На её искажающемся, расплывающемся в тумане лице.

— Почему? — спросила она.

Мрак поглотил его почти полностью.

— Потому что ты... не она, — прозвучал далёкий голос, не голос, а эхо. — Ты никогда не сможешь заменить её.

Затем настала тьма.


ГЛАВА 38


Когда Томас очнулся, кругом царила всё та же тьма. Такое впечатление, что его засунули в старинное орудие пыток — голову со всех сторон словно буравили тысячи гвоздей.

Он застонал. От этого хриплого, изматывающего звука боль только усилилась. Он заставил себя не стонать и попытался дотянуться руками до головы...

Но не смог даже шевельнуть ими. Что-то удерживало. Что-то липкое, накрученное на запястья. Лента. Попытка пошевелить ногами не удалась — они тоже были связаны. Его усилия привели лишь к тому, что по телу прошла очередная волна боли. Он обмяк, тихо постанывая. Интересно, сколько времени он был в отключке?

— Бренда? — прошептал он. Нет ответа.

Включился свет. Яркий, ослепительный.

Он крепко зажмурился, потом приоткрыл один глаз. Через щёлочку в веках увидел трёх человек, стоящих прямо перед ним, но поскольку свет падал из-за их спин, лиц он не различал.

— С пробужденьицем! — сипло пропел чей-то голос. Кто-то хихикнул.

— Хочешь ещё огненной водички? — Это сказала женщина. Опять раздалось хихиканье.

Глаза Томаса наконец приспособились, и он открыл их полностью. Он сидел на деревянном стуле, при помощи широкой серой ленты-липучки его запястья были примотаны к подлокотникам, а щиколотки — к ножкам стула. Напротив стояли двое мужчин и женщина. Белобрысый. Долговязый Страшила. Конский Хвост.

— Зачем нужна была вся эта возня? — спросил Томас. — Прикончили бы меня ещё там, в переулке.

— Прикончить тебя? — удивился Белобрысый. Это ему принадлежал тот сиплый голос. Вроде бы раньше он не сипел. Должно быть, сказывалось несколько последних часов на танцплощадке, где приходилось вопить во всю глотку. — По-твоему, мы что — мафиозный клан из двадцатого века? Если бы мы хотели прикончить тебя, ты уже поливал бы кровью улицу.

— Мы вовсе не хотим, чтобы ты умирал, — вмешалась Конский Хвост. — Зачем мясо портить? Мы любим кушать наши жертвы, пока они ещё дышат. Главное — успеть набить брюхо прежде, чем еда истечёт кровью. М-м-м... Не представляешь себе, какая это сочная и нежная вкуснятина!

Страшила засмеялся. Томас не понял, шутила Конский Хвост или говорила серьёзно. В любом случае, она достигла цели: Томас пришёл в ужас.

— Шутка, — сказал Белобрысый. — Мы ели человечину, только когда совсем помирали с голоду. Человечье мясо на вкус как свиное дерьмо.

Долговязый Страшила опять захихикал. Не рассмеялся, не усмехнулся — именно захихикал. Томас не верил в то, что они говорят серьёзно. А вот их умственное состояние беспокоило его куда сильнее.

Белобрысый снова изобразил удавью улыбку.

— Опять шучу — мы ещё не совсем хряснулись. Но готов спорить на что угодно, что человечина — порядочное дерьмо.

Страшила и Конский Хвост кивнули.

«Чёрт, да эти выродки уже начали выживать из ума!» — подумал Томас. Слева от него послышался придушенный стон. Взглянув туда, он увидел в углу комнаты Бренду, точно так же привязанную к стулу, как и он. Вот только ей ещё и рот залепили той же липкой лентой. Наверно, устроила им пыль столбом, прежде чем свалилась без сознания. Похоже, она только что пришла в себя и, узрев троих хрясков, тут же принялась ёрзать и изворачиваться на своём стуле, стараясь высвободиться. Кляп не давал ей кричать, так что она только мычала что-то невнятное. В глазах полыхал огонь.

В руке у Белобрысого, как из шляпы фокусника, явился пистолет, и хряск навёл дуло на Бренду:

— Заткнись! Заткнись, или размажу мозги по стенке!

Бренда затихла. Томас думал, что сейчас она заплачет, но этого не произошло. И как только ему такая глупость могла прийти в голову? Он почувствовал себя полным дураком. Бренда ведь уже доказала, что она не из кисейных барышень.

Белобрысый опустил пистолет.

— Так-то лучше. Господи Боже, надо было её сразу пристрелить, ещё там, наверху, когда она только начала вопить. И кусаться. — Он бросил взгляд на свою руку: на предплечье красовался ярко-красный след от укуса.

— Она его подружка, — возразила Конский Хвост. — Мы пока не можем её убить.

Белобрысый приволок себе стул из другого угла и уселся в нескольких футах от Томаса. Другие сделали то же самое, с видимым облегчением на лицах, словно им пришлось часами ждать разрешения. Белобрысый держал пистолет наготове, уперев его рукоятку себе в бедро, а ствол направив на Томаса.

— О-кей, — сказал он. — Нам очень о многом надо поговорить. Мне неохота терять время на церемонии, так что предупреждаю сразу: если начнёшь бузить или отказываться отвечать, я прострелю тебе ногу. Потом вторую. В третий раз пуля отправится на свидание с мордашкой твоей девчонки. Куда-нибудь прямо промежду глаз, я так думаю. А что будет в четвёртый раз — можешь вообразить сам.

Томас кивнул. Ему бы хотелось показать, что тоже не лыком шит, тоже может оказать сопротивление этим выродкам, но какой смысл в таком геройстве? Примотанный к стулу, безоружный, без друзей, без союзников. Пулю в ногу тоже не хотелось. Да и то сказать — что ему скрывать? О чём бы этот тип его ни спросил, он на всё сможет дать ответ. Хряск, похоже, не блефует.

— Итак, вопрос первый, — продолжил Белобрысый. — Кто ты такой и почему твоё имя красуется на табличках по всему этому дерьмовому городу?

— Меня зовут Томас. — При этом ответе лицо Белобрысого перекосилось. Томас сразу же понял свою ошибку и зачастил: — Но это вы уже знаете. Как я попал сюда — это долгая и странная история, вы ей вряд ли поверите. Но клянусь — я говорю правду.

— Ты разве не прибыл сюда на Айсберге, как все мы? — недоумевающе спросила Конский Хвост.

— На Айсберге? — Томас не имел понятия, о чём она говорит, но заострять внимания не стал. — Нет. Мы пришли сюда по подземному туннелю, примерно в тридцати милях к югу. А чтобы попасть в туннель, мы прошли через такую штуку, которая называется транс-плоскость. А до того...

— Эй, тормози, тормози! — вскинул руку Белобрысый. — Транс-плоскость? Вот тут я бы пристрелил тебя на месте, но ты не врёшь, это ясно как день.

Томас озадаченно поднял брови:

— Почему?..

— Да потому что ты же не полный дурак, чтобы думать, будто можешь отделаться таким откровенным враньём. Значит, вы пришли через транс-плоскость? — Хряск был непритворно удивлён.

Томас взглянул на других хрясков — у тех на лицах было точно такое же выражение.

— Ну да. Почему в это так трудно поверить?

— Ты имеешь хоть какое-то представление о том, сколько стоит плоскостная транспортировка? Её изобрели перед самыми вспышками. И по карману она только членам правительств и миллиардерам.

Томас пожал плечами.

— Ну, у них денег куры не клюют. Тот тип так её называл — транс-плоскость. Такая серая стена, когда через неё идёшь, словно сквозь лёд проваливаешься.

— Какой тип? — спросила Конский Хвост.

Томас только-только приступил к рассказу, а у него уже мозги вспухли. Ну как можно в двух словах передать всё то, что с ними случилось?

— По-моему, тип был из ПОРОКа. Они устроили над нами что-то вроде эксперимента... или теста, кто его знает... Мне не всё известно. У всех нас... стёрли память. Кое-что ко мне вернулось, но не всё.

Белобрысый ответил не сразу, секунду посидел, уставившись на Томаса. Вернее, сквозь Томаса, на стену позади пленника. И наконец вымолвил:

— Я был адвокатом. До того, как вспышки и зараза превратили всё в руины. Я чувствую, когда кто-то врёт. Я был очень, очень хорошим специалистом.

Как ни странно, напряжение оставило Томаса.

— Ну, тогда ты знаешь, что я не...

— Знаю, знаю. Выкладывай-ка всю историю. Очень интересно послушать.

И Томас принялся выкладывать. И делал это с лёгкой душой, хотя и не мог сказать почему. Интуиция подсказывала ему, что эти хряски — не лучше и не хуже всех остальных, которых бросили на произвол судьбы и выслали сюда доживать свои последние, мучительные годы. Они всего лишь пытались вырваться отсюда. На их месте любой делал бы то же самое. И тут такая удача! — они натыкаются на парня, таблички с именем которого развешены по всему городу. Отличный первый шаг. Томас и сам поступал бы точно так же. Но, скорее всего, без пистолета и липкой ленты.

Днём раньше он уже рассказывал свою историю Бренде и теперь только повторял её. Лабиринт, побег, спальни. Крысюк с инструкциями. Эту часть он особо подчеркнул, утаив, однако сведения о лекарстве, оставив их под конец. Поскольку возможность получить помощь от Хорхе теперь для них утрачена, может, стоит попытаться привлечь на свою сторону этих людей? Он выразил своё беспокойство по поводу других приютелей, но на вопрос, не видели ли они их — или большую группу девушек — ответ был «нет».

И снова — о Терезе он не распространялся. Ему почему-то казалось, что если он будет слишком много о ней болтать, то тем подвергнет её неведомой опасности. Странно, с чего он это взял. О Бренде он тоже немного соврал. Хотя нет, напрямую он не лгал, просто не говорил всей правды. Постарался создать впечатление, что она была с ними с самого начала.

Закончил он эпизодом в переулке, когда они с Брендой познакомились с теми, кто его сейчас допрашивал. Глубоко вздохнул, поёрзал на стуле и спросил:

— Пожалуйста, не могли бы вы убрать эту ленту? Сил нет!

В руках Долговязого Страшилы блеснул острый, опасного вида нож.

— Как ты думаешь? — спросил он у Белобрысого.

— Да, пожалуй, почему нет. — Красавчик всю историю выслушал с каменной физиономией; в жизни не догадаешься, поверил он ей или нет.

Страшила пожал плечами, поднялся, прошагал к Томасу. И только он склонился над ним, потянувшись рукой с ножом к липучке, как сверху раздался грохот. Там что-то с глухим стуком упало на пол, кто-то завопил. Потом послышался быстрый топот ног — словно там вдруг забéгала сразу по крайней мере сотня человек. Опять что-то упало, снова грохот, крики, беготня.

— Должно быть, на нас напала другая группировка! — внезапно побледнев, воскликнул Белобрысый. Он вскочил, махнул двум другим идти за ним. Через пару секунд они прогремели башмаками по лестнице, ведущей вверх. Открылась и закрылась дверь. Хаос наверху продолжался.

Томас чуть с ума не сходил со страху. Он взглянул на Бренду — та сидела совсем тихо и прислушивалась. Наконец, их взгляды встретились. Поскольку рот ей залепляла лента, она могла только вопросительно поднять брови.

Ой, как ему всё это не нравилось! Наверху разгром, а они сидят здесь, притороченные к стульям, и шансов спастись — ноль. Хряски-танцоры против таких, как мистер Носик, не выстоят, это ясно, как день.

— А что, если там, наверху, — банда совсем пропащих хрясков? — вслух раздумывал он.

Бренда промычала что-то сквозь кляп.

Томас, напрягая все мышцы, начал крохотными прыжками продвигать свой стул туда, где сидела она. Он уже преодолел фута три, когда звуки борьбы внезапно стихли. Он застыл, уставившись в потолок.

Несколько секунд ничего не происходило. Потом послышались чьи-то торопливые шажки. И грохот падения. И ещё один. Затем ещё. Наверняка кто-то кого-то швыряет на пол, понял Томас.

Затем отворилась дверь, ведущая в их комнату.

На лестнице раздался быстрый топот. Тяжёлый и твёрдый. Ступени скрывались в тени, так что нельзя было увидеть, кто там бежит. Томас покрылся холодным потом.

И наконец визитёр вылетел на свет.

Минхо. Грязный, окровавленный, на лице следы от ожогов. В обеих руках по ножу. Минхо!

— Да вы, гляжу, неплохо устроились! — сказал он.


ГЛАВА 39


Несмотря на все ошеломительные события последнего времени, Томас не мог припомнить, чтобы он когда-либо до такой степени терял дар речи.

— Что... как... — заикался он, пытаясь выдавить из себя хоть что-нибудь путное.

Минхо заулыбался. Какое прекрасное зрелище! Особенно если принять во внимание, что парень выглядел сущим выходцем из ада.

— Ну вот, нашли! Ты что — думал, что мы разрешим этой ораве паршивых рях сделать с тобой что-нибудь? За тобой теперь должок. Ба-альшой-большой. — Он подошёл к Томасу и принялся разрезать путы.

— Что ты имеешь в виду — нашли? — Томас был так счастлив, что готов был захихикать, как полоумный. Они не только спасены — его друзья живы! Живы!

Минхо продолжал резать.

— Хорхе провёл нас через город. Он своё дело знает — на хрясков мы не натыкались, жратвы находили вдосталь. — Освободив Томаса, он направился к Бренде, не переставая рассказывать: — Вчера утром мы, ну, вроде как рассеялись, пошли разнюхивать там и здесь. Котелок как раз заглянул за угол переулка, где эти трое шенков наставили на вас пушку. Он вернулся, мы сильно рассердились и стали планировать нападение. Застали большинство этих козлов спящими или в отключке.

Как только путы Бренды были перерезаны, она тут же сорвалась со стула, пронеслась мимо Минхо и направилась было к Томасу, но приостановилась. Он не мог сказать, то ли она вне себя, то ли просто на взводе. Затем девушка пошла дальше, на ходу срывая липучку со рта.

Томас поднялся, но голова закружилась, комната поплыла и его чуть не стошнило. Он плюхнулся обратно на стул.

— Ой, мля. Аспирину не найдётся?

Минхо только расхохотался. Бренда подошла к подножию лестницы и остановилась, сложив руки на груди. По-видимому, она таки была вне себя. И тут он припомнил, чтó сказал перед тем, как отключиться.

«Кажется, я влип...»

Он сказал, что она никогда не заменит Терезу.

— Бренда! — опасливо позвал он. — С тобой всё в порядке?

Нет уж, об их более чем странном танце и столь же необычном разговоре при Минхо лучше не упоминать.

Она кивнула, по-прежнему стоя к нему спиной.

— В полном. Пошли. Хочу увидеть Хорхе. — Короткие, рубленые слова. Без малейших эмоций.

Томас застонал. Слава богу, все подумают — он стонет, потому что у него раскалывается башка. Точно, Бренда на него злится. Хотя нет, злится — неверное слово. Судя по виду, она, скорее, глубоко уязвлена. Ей больно.

А может, он слишком много о себе вообразил, и на самом деле ей плевать?

Минхо протянул ему руку:

— Вставай, старик. Головка бо-бо или не бо-бо, а надо убираться. Кто знает, сколько времени наши пленники будут вести себя смирно. А ну как поднимут бучу...

— Пленники? — переспросил Томас.

— Да называй как хочешь. Мы не можем выпустить их, пока сами не уберёмся подальше. Неполная дюжина парней удерживают там более двух десятков. К тому же эти два десятка ну очень недовольны своим положением. А ну как им взбредёт в голову, что они вполне могут нас похватать? Вот только очухаются от похмелья.

Томас вновь поднялся на ноги, на этот раз осторожнее. В голове словно кто-то в барабан дубиной колотил, и с каждым ударом, казалось, глаза выскакивали из орбит. Он опустил веки, подождал, пока комната не перестала ходить ходуном. Потом глубоко вздохнул и взглянул на друга:

— Ничего, переживу.

Минхо просиял:

— Наш человек! Пошли.

И рванул к лестнице, Томас — за ним. Около Бренды он задержался, но так ничего и не сказал. Минхо бросил взгляд через плечо. В его глазах ясно читалось: «Что это с ней?» Томас только головой качнул.

Минхо передёрнул плечами, затопал вверх по ступеням и вынесся из комнаты. Томас же остался стоять рядом с Брендой. Та не двигалась. И отказывалась смотреть ему в глаза.

— Мне очень жаль, — сказал он, имея в виду свои безжалостные, необдуманные слова во время танца. — Я, кажется, нагрубил тебе...

Она резко вздёрнула голову и уставилась прямо ему в лицо.

— Слушай, да мне наплевать и на тебя, и на твою девчонку, понял? Мне только хотелось потанцевать, забыться, расслабиться, знала — потом начнётся дерьмо. Ты что, вообразил, что я в тебя влюблена, что ли? Да уж, прямо таю в ожидании того дня, когда ты предложишь мне стать твоей хряснутой невестой! Не воображай о себе слишком много!

В её словах было столько бешенства, что Томас отшатнулся; ему стало больно, словно она залепила ему пощёчину. И прежде чем он успел ответить, Бренда, грохоча башмаками, взлетела по лестнице. Ещё никогда он так не тосковал по Терезе, как в этот момент. Поддавшись минутному отчаянию, он мысленно выкрикнул её имя. Но никто не отозвался.


В помещении для танцев стояла такая вонища, что у Томаса дыхание спёрло.

Пот и блевотина.

На полу валялись давешние танцоры: кто ещё спал, а кто сидел, подтянув колени к подбородку и трясясь всем телом. А кое-кто, кажется, был и вовсе мёртв. Хорхе, Ньют и Арис стояли на страже, медленно поворачиваясь вокруг себя и держа наготове ножи.

А вот и Котелок с остальными приютелями. И хотя голова по-прежнему раскалывалась, Томас почувствовал прилив сил.

— Ребята, что с вами случилось? Где вы были?

— Эй, это же Томас! — проревел Котелок. — По-порежнему живой! И всё такой же уродливый!

Ньют кинулся к нему, от души улыбаясь:

— Чёрт возьми, как же я рад, что ты жив, Томми!

— А я рад, что ты жив!

Тут до Томаса внезапно дошло — он даже слегка ошалел от этой мысли — что фраза-то знаменательная. Жизнь пошла такая, что встретившись с друзьями через два дня после расставания, приветствуешь их подобными словами. Ну и ну.

— А как все остальные? — спросил он. — Все живы? Где вас носило? Как попали сюда?

Ньют мотнул головой:

— Нас по-прежнему одиннадцать. Плюс Хорхе.

Томас выстреливал свои вопросы, как из пулемёта, никто не успевал отвечать:

— А Баркли и его дружки как? Не видели? Это они устроили тот фейерверк?

Ему ответил Хорхе. Он стоял у самой двери, сжимая в руках очень грозного вида меч. Клинок покоился на плече Долговязого Страшилы — он и Конский Хвост сидели, скрючившись, на полу.

— Не видали. Мы очень быстро убрались оттуда, а эти подонки боятся углубляться в город.

Увидев Страшилу, Томас слегка забеспокоился. Белобрысый! Где Белобрысый? У него же пистолет! Неужели Минхо и остальные управились и с ним? Интересно, как. Он обшарил взглядом помещение, но блондинистого красавчика нигде не было видно.

— Минхо, — позвал Томас и жестом попросил того подойти к ним с Ньютом. Когда они собрались вместе, он наклонился и тихо проговорил: — Тип с очень короткими светлыми волосами. По-моему, их вожак. Что с ним случилось?

Минхо пожал плечами и взглянул на Ньюта.

— Наверно, свалил, — ответил тот. — Многим удалось уйти — мы не смогли задержать всех.

— А что? — спросил Минхо. — С чего это ты так разволновался за него?

Томас оглянулся и ещё больше понизил голос.

— У него был пистолет. У всех остальных только ножи и прочая дрянь, он единственный с пушкой. К тому же не очень-то приятный тип.

— Ну и насрать, — отрезал грубый Минхо. — Через час нас в этом долбаном городе не будет. Надо уходить. Срочно.

Лучшая идея за последние несколько дней.

— О-кей, я с огромным удовольствием уберусь отсюда, пока он не вернулся.

— Эй, все, слушайте сюда! — провозгласил Минхо, прокладывая себе дорогу через толпу. — Мы уходим. Не пытайтесь нас преследовать, и тогда с вами ничего плохого не случится. Пойдёте за нами — пожалеете. Выбор, я думаю, ясен?

Томас задавался вопросом: когда и каким образом Минхо вернул себе роль лидера, забрав её у Хорхе? Он взглянул на их проводника... и увидел Бренду. Та тихо стояла у стены, глядя в пол. Томас очень жалел о том, что случилось накануне. Ему ведь на самом деле хотелось её поцеловать. И одновременно он чувствовал какое-то необъяснимое отвращение. Может — из-за наркотика. Может — из-за Терезы. А может...

— Эй, Томас! — гаркнул на него Минхо. — Чувак, проснись! Уходим!

Несколько приютелей уже покинули помещение и вышли на улицу, под палящее солнце. Интересно, сколько времени прошло с тех пор, как он принял наркотик? Целые сутки? Или только несколько часов? Он пошёл вслед за всеми, только приостановился около Бренды и слегка подтолкнул её к двери. На миг он забеспокоился, что она не захочет идти с ними, но девушка поколебалась лишь одну секунду, а затем двинулась вслед за приютелями.

Минхо, Ньют и Хорхе ждали, держа своё оружие наготове, пока все, кроме Томаса и Бренды не вышли на улицу. Томас приостановился в дверях, обернулся и увидел, как трое оставшихся приютелей [8]медленно отходят к двери задом, размеренно поводя остриями своих клинков туда-сюда. Но непохоже было, чтобы кто-нибудь собирался чинить им препятствия. Должно быть, хряски были рады, что живы остались.

Все собрались снаружи, в переулке, отойдя от ступенек на приличное расстояние. Томас стоял ближе к лестнице, тогда как Бренда протолкалась на другую сторону группы. Он поклялся себе, что как только выдастся случай, обязательно переговорит с ней наедине. Она нравилась ему, он хотел быть её другом, если уж ничего другого не получалось. Что ещё важнее — он питал к ней теперь те же чувства, что и когда-то к Чаку. По непонятной причине он стал считать себя ответственным за неё, и от этого чувства так просто не отмахнёшься.

— … рвём туда изо всех сил.

Оказывается, Минхо держал речь. Томас встряхнул головой, тысяча кинжалов вонзились ему в череп изнутри, но мозги немного прояснились.

— Осталось всего-то не больше мили, — продолжал Минхо. — С этими хрясками всё же можно управиться. Так что...

— Эй! — донеслось откуда-то из-за спины Томаса.

Громкий, визгливый голос, в котором уже довольно ясно слышалось безумие. Томас обернулся и увидел Белобрысого — тот стоял на нижней ступеньке у распахнутой двери. Одна рука была вытянута вперёд. Костяшки пальцев побелели — с такой силой маньяк сжимал в ладони пистолет. Странное дело — рука с оружием ничуть не дрожала. Отверстие ствола твёрдо смотрело прямо на Томаса.

Прежде чем кто-либо успел среагировать, в узком переулке прогрохотал выстрел.

Левое плечо Томаса разорвалось от боли.


ГЛАВА 40


Выстрелом юношу отбросило назад, он перевернулся в воздухе и упал плашмя лицом вниз, расквасив нос об асфальт. Сквозь боль и оглушительный звон в ушах он услышал ещё один выстрел, потом раздались звуки ударов и сопровождающие их короткие энергичные выдохи. Что-то с металлическим стуком запрыгало по мостовой.

Он перекатился на спину, схватившись руками за простреленное место. Старался собраться с духом, чтобы взглянуть на рану. Звон в ушах нарастал, мешая сосредоточиться на происходящем, но ему удалось увидеть, как Белобрысого свалили на землю. Кто-то яростно, что было силы колошматил его.

Минхо.

Томас наконец набрался смелости взглянуть на рану. Оттого, что увидел, сердце забилось вдвое быстрей.

В майке зияла небольшая дырочка. В мясистой части, как раз над левой подмышкой, набух маленький багровый желвак. Из раны непрерывной струёй текла кровь. Было очень больно. Даже хуже, чем просто очень больно. Если раньше он думал, что головная боль, терзавшая его в танцзале, была ужасна, то здесь было раза в три-четыре хуже. Вся эта мука сосредоточилась плече, стянувшись в тугой клубок, а оттуда волнами расходилась по всему телу.

На него смотрели встревоженные глаза Ньюта.

— Он застрелил меня! — вырвалось у Томаса. Вот, пожалуйста, теперь эту реплику можно смело ставить под номером 1 в список самых больших изречённых им глупостей. Словно тысяча стальных иголок пронзала его внутренности, царапала, колола, терзала... Он почувствовал, что уплывает. Второй раз за сутки его мозг засасывала тьма.

Кто-то протянул Ньюту сложенную майку, тот плотно прижал её к ране. Новая волна муки прошла по телу Томаса, он закричал, и ему было всё равно — пусть считают его маменькиным сынком. Такой боли ему ещё ни разу за всю свою жизнь не доводилось испытывать. Мир вокруг потемнел ещё больше.

Он хотел потерять сознание. Впасть в бесчувствие, всё что угодно, только не эта боль.

Издалёка доносились голоса — в точности, как его собственный, тогда, на танцплощадке, когда его накачали наркотиком.

— Я могу извлечь из него эту гадость. — Хорхе. Кто бы мог подумать. — Но мне понадобится огонь.

— Мы не можем заняться этим здесь. — А это кто? Ньют?

— Валим на хрен из этого грёбаного города. — Грубиян Минхо, кто же ещё.

— Хорошо. Помогите мне нести его. — Чёрт его знает, кто это.

Под него подсунули руки, схватились за ноги. Боль. Кто-то сказал что-то про «на счёт три». Боль. Ах, какая ужасная боль. Раз. Боль. Два. «О-ох!» Три!

Он вознёсся к небу, и ему показалось, что его бедное тело разорвалось на куски.

И тут его желание потерять сознание осуществилось, и благодатная тьма унесла все его страдания прочь.


Он очнулся. Мозг окутывал туман.

Ослепительный свет — Томас не мог открыть глаза полностью. Движение — его тело подпрыгивало и содрогалось в крепко держащих его руках. Он слышал тяжёлое, быстрое дыхание, топот ног по асфальту. Кто-то что-то крикнул — Томас не разобрал слов. Откуда-то доносились безумные вопли хрясков. Довольно близко, впрочем. За ними гонятся?

Зной. Воздух обжигал жаром.

Плечо тоже горело. Жар. Боль. Боль, похожая на залп ядовитых выбросов, словно разрывала всё его тело на куски. Он снова спасся бегством во тьму бессознательности.


Он с трудом разлепил веки.

На этот раз вместо ослепляющего солнечного пламени его окутывал мягкий золотой свет сумерек. Томас лежал на спине, под ним была твёрдая земля. В поясницу врезался острый камешек, но это небольшое неудобство было сущим пустяком по сравнению со жгучей болью в плече. Вокруг сновали приютели, тихо перебрасываясь отрывочными фразами.

Визги и завывания хрясков осталось где-то далеко позади. Чистое небо над ним не загромождалось никакими зданиями.

Боль в плече. Ох, как больно.

Где-то рядом вспыхнул и зашипел огонь.Горячий воздух стал ещё горячее. Раненый почувствовал, как на него повеяло жаром.

Кто-то сказал:

— Держите его за руки и за ноги.

И хотя туман, окутывавший его мозг, притуплял эмоции, эти слова ему не понравились.

В глаза блеснуло что-то красно-оранжевое, отразившись от какой-то серебристой поверхности. Заходящее солнце на... лезвии ножа?

— Будет ужасно больно. — Интересно, кто это сказал.

Что-то зашипело, и тут же миллион фунтов динамита взорвалось в его плече.

Его сознание сделало ручкой в третий раз.


Прошло долгое время, прежде чем он снова открыл глаза. Небо было похоже на необъятный чёрный зонт, а сияющие на нём звёзды — на крошечные дырочки, через которые пробивается дневной свет. Кто-то держал его за руку. Он хотел было повернуть голову, но тело пронзила новая волна мучительной боли. А впрочем, зачем смотреть? Он и так знал, что это Бренда. Кто же ещё? К тому же, рука была маленькой и мягкой. Конечно, Бренда.

Прежняя страшная боль сменилась новой. Ему, фактически, стало хуже. Словно в него проникла тяжёлая, изнурительная болезнь, подтачивала, выедала его внутренности. Казалось, что по венам струится не кровь, а поток каких-то мерзких червей. Черви оседали в костях, поселялись в мускулах и принимались пожирать его.

Боль теперь ощущалась скорее как огонь во всём теле — глубокий и безжалостный. Всё горело — живот, грудь, мышцы...

Он не знал откуда взял это, но был уверен, что с ним что-то очень и очень не так.

В сознании всплыло слово «инфекция», всплыло да так и осталось. Он отключился.


Томас очнулся на рассвете. Первое, что он осознал — это что Бренда больше не держит его за руку. Затем ощутил на коже лёгкое прикосновение прохладного утреннего ветерка — настоящее блаженство!

Но это мгновение было кратким — снова навалилась боль, населяющая каждую молекулу в каждой клетке, пожирающая его тело. Боль не имела больше отношения к огнестрельной ране в плече. Что-то ужасное и непоправимое случилось со всем его организмом.

«Инфекция». Опять это слово.

Он не знал, как ему продержаться следующие пять минут. Или час. Уже не говоря о целом дне. Затем уснуть, проснуться и — всё заново? Его поглотило отчаяние, оно засасывало его в зловещую пустоту, а потом глубже, глубже — в бездну. Страх перед бездной сводил его с ума. И над всем этим царила бесконечная боль.

И вот тогда начало происходить нечто необыкновенное.

Сперва Томас ничего не слышал, только увидел, как Минхо и другие вдруг засуетились, начали оглядываться, многие обшаривали взглядами небо. Небо? С чего бы это?

Кто-то — наверняка Хорхе, подумал Томас — выкрикнул слово «Айсберг».

Вот теперь и Томас услышал это. Глубокий низкий рёв, приглушённый грохот. Звук быстро нарастал, и, прежде чем юноша смог осознать происходящее, достиг такой силы, что Томасу казалось теперь, будто это у него в голове гремит. От грохота дрожали кости черепа, вибрировали барабанные перепонки, сотрясался позвоночник. Размеренный, ровный гром рокотал, словно гигантские литавры, а за ним угадывалось мощное гудение огромной, тяжёлой машины. Поднялся ветер, и Томас испугался, что снова начинается буря, но на безупречно синем небе не было ни облачка.

От шума боль стала ещё мучительнее. Он почувствовал, что снова теряет сознание, но постарался перебороть шок — отчаянно хотелось знать, откуда этот гром, что он означает. Минхо что-то выкрикивал, указывая на север. Томас был не в состоянии повернуть голову и посмотреть туда. Ветер, достигший штормовой силы, трепал и рвал на нём одежду. В воздух поднялись облака пыли. И снова рядом с Томасом оказалась Бренда, и снова она сжимала его руку.

Она склонилась над ним так низко, что её лицо было теперь лишь в нескольких дюймах от него. Её волосы трепал ветер.

— Прости меня, — сказала она, хотя он с трудом разбирал, что она говорит. — Я не хотела... То есть, я знаю, что ты... — Она не смогла подобрать нужных слов и отвернулась.

О чём это она? Почему не говорит ему, что это за грохот?! Ох, какая страшная боль...

Вдруг на её лице появилось смешанное выражение озадаченности и ужаса, глаза расширились, рот изумлённо раскрылся. И тут появились две престранные фигуры и оттащили её от него...

Паника накрыла Томаса с головой. Два человека, одетых в самые причудливые костюмы, которые ему когда-либо приходилось видеть: мешкообразные, тёмно-зелёные, закрывающие всё тело с ног до головы. На груди — буквы, которые он не в состоянии был разобрать. На лицах — огромные очки. Нет, не очки, а что-то вроде противогазов. Люди выглядели жуткими пришельцами из другого мира. Словно злобные гигантские насекомые-людоеды, одетые в пластиковые панцири.

Один подхватил его за щиколотки, другой — за подмышки. Томас закричал. Пришельцы подняли его, и тело юноши содрогнулось от боли. Он почти привык к непрерывным мучениям, но здесь была самая настоящая агония. Сопротивляться он был не в силах. Юноша сдался, и его тело обмякло.

Его куда-то понесли, и впервые за всё время зрение Томаса сфокусировалось настолько, что ему удалось прочитать буквы на груди того, кто держал его ноги:


ПОРОК

Тьма снова поступила к нему. И он ушёл во мрак, но его боль последовала за ним.


ГЛАВА 41


И опять его разбудил ослепительный белый свет, бьющий прямо в глаза откуда-то сверху. Томас мгновенно сообразил, что это не солнце — свет был другим. К тому же его источник находился совсем рядом. Когда он смежил веки, сквозь темноту поплыл остаточный образ в виде лампочки.

Он слышал неясный шёпот голосов — слишком тихо, слишком далеко, ничего не понять.

Металл позвякивал о металл. Тихие, деликатные звуки. Он сейчас же подумал о хирургических инструментах. Скальпели и такие маленькие стерженьки с зеркалом на конце — эти образы вынырнули из мрака его памяти. Сопоставив слышимое с видимым — со светом — он понял, где находится.

Он в больнице. Больница! Вот уж чего не ожидал. Неужели где-то здесь, в Топке, существует больница? Или его отправили куда-то далеко? Перенесли через транс-плоскость?

Свет загородила чья-то тень, и Томас открыл глаза. Над ним громоздилась такая же странная фигура в таком же нелепом костюме, что были на тех людях, которые принесли его сюда. Сквозь противогаз — или что оно там такое? большие защитные очки? — на него внимательно смотрела пара тёмных глаз. Похоже, женских. Хотя из чего такой вывод — он и сам бы не сказал.

— Ты слышишь меня? — спросила она. Точно, женщина. Хотя маска и искажала голос, он был несомненно женским.

Томас попытался кивнуть. Не понял, удалось ли это ему.

— Такого не должно было произойти. — Произнося это, она слегка откинула голову и взглянула в сторону, из чего Томас сделал вывод, что её реплика предназначалась не ему. — Каким образом в городе оказалось исправное огнестрельное оружие? Вы можете себе представить количество ржавчины и прочей гадости на пулях? Уже не говоря о микробах.

Она была очень сердита.

Ответил мужской голос:

— Это не ваша забота, ваше дело — лечить его. Нам необходимо послать его обратно. И поскорей.

У Томаса не хватило времени осмыслить услышанное: плечо снова разорвало невыносимой болью.

И он в несчётный раз провалился во тьму.


Очнулся.

Что-то не так. Только непонятно — что. Тот же свет, с того же места откуда-то сверху. На этот раз он не закрыл глаза, а попробовал осмотреться. Зрение стало яснее, лучше фокусировалось. Потолок облицован серебристыми плитками. Вон стоит сложная металлическая консоль с многочисленными шкалами, мониторами и циферблатами. Нет, всё не то, не то...

И тут до него дошло. Он испытал настоящий шок, никак не мог поверить собственным органам чувств.

Боль ушла. Совсем.

И вокруг никого не было. Ни идиотских зелёных скафандров, ни защитных очков. Никто не ковырялся скальпелями в его плече. Похоже, его оставили одного. Даже боль — и та его покинула. Ну, это положим, только в радость. Чистая эйфория. Он и не думал, что можно чувствовать себя до такой степени хорошо.

Не может такого быть. Наверняка, накачали наркотиками.

Он уснул.



Его разбудили тихие голоса. Нет, наркотики здесь ни при чём. Говорил кто-то вполне реальный.

У Томаса хватило хитрости не открыть глаз. Эти люди вылечили его рану и выгнали инфекцию из тела. А вдруг он услышит нечто такое, чего ещё не знает и что пригодится в дальшейшем?

Мужской голос:

— А это точно ничему не повредит?

Женский голос:

— Уверена, что нет. Насколько я вообще могу быть в чём-либо уверенной. В любом случае, это может стимулировать убойную зону на возникновение таких паттернов, которых мы не ожидаем. Мы, так сказать, получили бонус. Нет, не думаю, что это уведёт его или кого-либо другого в нежелательном для нас направлении. Нужные нам паттерны возникнут всё равно.

— Дай Бог, чтобы вы оказались правы, — ответил мужчина.

Заговорила другая женщина, с высоким, звенящим, как хрусталь, голосом:

— Скольких из оставшихся вы полагаете достойными Кандидатами? — Она так произнесла последнее слово, что Томас понял — оно начинается с большой буквы. Заинтригованный, он лежал совершенно тихо и слушал.

— Их осталось всего пятеро, — ответила первая женщина. — Томас — наша самая большая надежда. Он реагирует на варианты наиболее адекватным образом. Погодите-ка, я, кажется, заметила: у него двинулись глаза.

Томас застыл, стараясь смотреть прямо в темноту своих век, заставил себя дышать ровно, притворяясь спящим, как бы трудно это ни было. Не совсем понятно, о чём говорят эти люди, но ему отчаянно хотелось узнать больше. Он долженузнать больше.

— Слушает — ну и пусть слушает! — сказал мужчина. — Всё равно он всего не понимает, а то, что понимает, не повлияет на его реакции ни в ту, ни в другую сторону. Пусть знает, что мы сделали огромное исключение ради того, чтобы выгнать из него инфекцию. Пусть знает, что в случае необходимости ПОРОК пойдёт на всё.

Женщина с хрустальным голосом засмеялась. Такие приятные звуки Томасу редко доводилось слышать.

— Если ты слушаешь, Томас. Не сильно радуйся — мы собираемся вернуть тебя туда, откуда взяли.

Наркотик, циркулирующий в крови Томаса, кажется, набрал силу, и юноша снова начал проваливаться в забытьё. Он попытался открыть глаза — не получилось. Но прежде чем уснуть, он услышал ещё кое-что. Первая женщина произнесла очень странную фразу:

— Наверняка ты сам попросил бы нас об этом.


ГЛАВА 42


У таинственных людей слово не расходилось с делом.

Когда Томас проснулся в следующий раз, он обнаружил, что висит в воздухе, надёжно привязанный к холщовым носилкам с ручками, и раскачивается взад-вперёд. Носилки с помощью кольца из голубоватого металла крепились к толстому канату. Томаса опускали из какой-то огромной машины — всё время слышен был гул и тяжёлый грохот. Такой же грохот и гул раздавались, когда его забирали из Топки. В панике он схватился за края носилок.

Наконец он ощутил мягкий толчок, и вокруг него замелькал хоровод лиц. Минхо, Ньют, Хорхе, Бренда, Котелок, Арис, другие приютели. Канат, удерживающий носилки, отделился и унёсся вверх. Почти в ту же секунду аппарат, из которого выгрузили Томаса, взмыл в небо и исчез в сиянии полуденного солнца. Короткое время рёв двигателей ещё был слышен, но вскоре и он затих.

Вот теперь все разом загомонили:

— Что это за фигня происходит?

— С тобой всё в порядке?

— Что они с тобой сделали?

— Кто это был?

— Небось, весело было там, на Айсберге?

— Как твоё плечо?

Томас игнорировал вопросы и попробовал подняться, но его не пускали верёвки, по-прежнему накрепко привязывающие его к носилкам.

— Помочь никто не хочет?

Пока Минхо со товарищи снимали с него путы, в голове Томаса возникла одна поразительная мысль. Люди из ПОРОКа появились очень быстро, когда понадобилось спасти его. Судя по их разговорам, они такого не планировали, но всё же осуществили. Что означало: они всё время неусыпно наблюдают за своими кроликами! И ещё это означало, что они в любую секунду могли бы вмешаться и не допустить ненужных смертей...

Но они до настоящего момента ничего подобного не делали. Сколько ребят погибло за последние несколько дней, пока весь ПОРОК стоял в сторонке и наблюдал?! И с какого перепугу они сделали для Томаса исключение, только потому что какой-то маньяк выстрелил в него ржавой пулей?!

Голову можно сломать.

Освободившись от верёвок, он поднялся на ноги и с хрустом потянулся. Новый залп вопросов. Его он тоже игнорировал. Никакой боли, кроме едва ощутимого нытья в плече. Бросив взгляд вниз, он обнаружил, что одет в свежую одежду. Ещё увидел, что рукав майки на левом плече вздувается: под ней была толстая бинтовая повязка. Но его мысли тут же перекинулись на более существенные материи.

День был убийственно зноен.

— Парни, что вы делаете на открытом месте? У вас же кожа запечётся, как на картошке!

Вместо ответа Минхо указал на что-то позади Томаса. Тот обернулся и увидел убогий навес, построенный из пересушенной древесины — того и гляди, развеется прахом — но зато достаточно большой, чтобы вместить всех приютелей.

— Нам лучше вернуться обратно, — сказал Минхо. Томас сообразил, что они просто выбежали из-под навеса, чтобы посмотреть, как его будут опускать из огромного летающего... чего? Айсберга? Хорхе назвал эту штуку Айсбергом.

Приютели потянулись к убежищу. Томасу пришлось десяток раз повторить им, что расскажет всё в подробностях, как только они укроются в тени. К нему пробилась Бренда. Теперь она шла рядом, но руки ему не протянула, отчего Томас испытал одновременно облегчение и неловкость. Она не произнесла ни слова. Он тоже.

Город хрясков с его атмосферой разложения и безумия лежал в нескольких милях к югу. Кругом не было ни души. На севере высились горы, до них было всего день-другой пути. Скалистые и безжизненные, они вздымались всё выше и выше и оканчивались иззубренными бурыми пиками. Глубокие трещины в скалах создавали впечатление, что в незапамятные времена какой-то великан в своём великанском гневе изрубил горы своим великанским топором.

Они добрались до навеса. Он выглядел так, будто стоял там уже добрую сотню лет — древесина была сухой, как истлевшие кости. Наверно, его построил какой-нибудь фермер ещё до того, как мир был ввергнут в катастрофу. Как смогло это сооружение выстоять — вот загадка! Ведь только чиркни спичкой — и весь этот дворец сгорит, как порох, за три секунды.

— Ну что ж, — сказал Минхо, указывая на дальний угол навеса, в тень, — садись, устраивайся и давай рассказывай.

Томас чувствовал себя настолько хорошо, что не мог в это поверить; плечо лишь тихонько, слабо ныло — вот и всё. Он был уверен, что в его организме больше не осталось и следа наркотиков. Что там у них за доктора в ПОРОКе? Их работу иначе, чем блестящей, не назовёшь. Томас уселся и подождал, пока остальные рассаживались перед ним, поджав под себя ноги, прямо на пыльной и горячей земле. Он почувствовал себя школьным учителем на уроке. Привет из туманного прошлого.

Последним сел Минхо, устроившись рядом с Брендой.

— О-кей, давай, рассказывай о своих приключениях в большом и страшном инопланетном звездолёте.

— Уверен, что у нас есть на это время? — засомневался Томас. — Сколько дней у нас осталось на то, чтобы пересечь горы и попасть в Мирную Гавань?

— Пять дней, мужик. Но ты же знаешь — куда мы попрёмся под таким солнышком без всякой защиты? Так что сначала ты будешь рассказывать, потом мы поспим, а потом — шевелим ходулями всю ночь. Валяй, мы слушаем.

— Лады, — отозвался Томас. Ему было любопытно, чем они занимались, пока его не было, но решил, что не так это, в принципе, и важно. — Все вопросы оставьте на конец, детки. — Когда ни один из слушателей не то что не засмеялся, а даже не улыбнулся, он кашлянул и зачастил: — Это был ПОРОК. Я то и дело терял сознание, но там были такие классные доктора — они меня починили. Я слышал — они разговаривали между собой, что, мол, такого не должно было случиться, что огнестрельное оружие — этого фактора они не учли и прочее в том же духе. Пуля была ржавой и грязной, и со мной случилось заражение. Мне показалось, что им почему-то очень не хочется, чтобы я помер. Моё время якобы ещё не пришло.

На него молча смотрели непонимающие лица.

Томас понимал, что им трудно вот так сразу воспринять информацию — даже после того, как он расскажет им всё.

— Я только передаю, что слышал.

Он продолжил. Выложил все подробности, включая необычный разговор, который подслушал, притворяясь спящим. Слово в слово постарался повторить всё, что услышал о паттернах убойной зоны и Кандидатах. И ещё о Вариантах. Надо сказать, все эти вещи и в первый раз показались ему сущей абракадаброй, и теперь от повторения не стали яснее. Даже наоборот. Приютели — плюс Бренда с Хорхе — выглядели столь же недоумевающими и раздосадованными.

— Н-да, яснее некуда, — протянул Минхо. — Должно быть, это всё как-то связано с табличками в городе — ну, теми, на которых про тебя.

Томас пожал плечами.

— И при этом ты рад, что я жив? Приятно знать.

— Эй, если ты хочешь быть лидером — да с нашим удовольствием! И я действительно рад, что ты жив.

— Нет уж, спасибо. Оставайся сам на этой сволочной должности.

Минхо не отвечал. Томас не мог не признать, что проклятые таблички не дают ему, Томасу, покоя. Чтó ПОРОК хотел сказать, утверждая, что он — настоящий лидер? И что ему с этим делать?

Ньют встал; его лицо выражало глубокую сосредоточенность.

— Значит, все мы — потенциальные кандидаты на нечто. И, может, цель всего этого чёртова плюка, в котором мы застряли — отсеять негодных. Но как-то так получилось, что заваруха с пистолетом и ржавыми пулями не вписалась в... нормальные тесты. Или как их там — в Варианты. Если Томасу предстоит сыграть в ящик, то не от какой-то идиотской инфекции.

Томас поджал губы и кивнул. Точный итог, молодец Ньют.

— А знаете, какой из всего этого вывод? — сказал Минхо. — Они наблюдают за нами. В точности, как в Лабиринте. Никто тут жукоглаза не встречал?

Несколько приютелей покачало головами.

— Что это за чертовня — жукоглаз? — спросил Хорхе.

— Маленькая механическая ящерка с камерой, — ответил Томас. — С их помощью они следили за нами в Лабиринте.

Хорхе закатил глаза.

— Ну конечно. Сам бы мог догадаться.

— Лабиринт был, без сомнения, сооружением в закрытом помещении, — проговорил Арис. — А здесь не может и речи идти ни о каком закрытом помещении. Хотя они, наверно, могли бы использовать спутники или какие-нибудь там дальнобойные камеры, кто его знает...

Хорхе прочистил горло.

— И что в этом Томасе такого особенного? Сначала те дурацкие таблички в городе, сообщающие, что он настоящий лидер. Потом стоит только бедняжке захворать, как на выручку его больной заднице тут же приметается целый полк пришельцев. — Он взглянул на Томаса. — Это я не в обиду тебе, muchacho, —просто хочется разобраться. Чем ты лучше, чем остальные твои товарищи?

— Ничем я не лучше и никакой я не особенный, — возразил Томас, хотя и знал, что скрывает что-то от друзей. Вот только не знал, что именно. — Ты слышал, что они сказали. У нас куча самых разных способов отдать здесь концы, но пистолетный выстрел не должен был входить в их число. Я думаю, они спасли бы любого, кто бы получил пулю. Речь шла не обо мне, а о пуле. Выстрел перемешал все планы.

— И всё же, — ответил Хорхе с кривоватой ухмылкой, — с этого момента я лучше буду держаться к тебе поближе.

Споры и дискуссии могли бы продолжаться весь день, но Минхо не позволил им особенно разгуляться. Если они собираются сделать марш-бросок сквозь ночь, то сейчас всем необходимо выспаться. Томас не оспаривал решения командира — с каждой минутой, проводимой им на этом жарком воздухе, на этой горячей земле, он чувствовал себя всё более и более утомлённым. То ли его выздоравливающий организм этого требовал, то ли жара так действовала, но его всё больше клонило в сон.

Ни одеял, ни подушек у них не было, так что Томас свернулся клубочком там же, где сидел, подложив под голову сложенные руки. Каким-то необъяснимым образом Бренда оказалась рядом, хотя не произнесла ни слова и не притронулась к нему и пальцем. Странная девушка; Томас не знал, сможет ли когда-нибудь понять её.

Он сделал долгий, медленный вдох, закрыл глаза... Приятная дремота затягивала его в свою сладкую глубину. Воздух вокруг загустел, звуки увязли в нём и растворились. Покой накрыл его своими крыльями. Он уснул.


Солнце ещё стояло высоко в небе, когда в голове, выдёргивая Томаса из сна, зазвучал голос.

Голос девушки.

Тереза.

После многих дней полного молчания, Тереза вновь заговорила с ним — быстро, взахлёб.

«Том, даже не пытайся отвечать, только слушай. Что-то ужасное случится с тобой завтра. Страшное, неслыханно отвратительное. Тебе будет очень больно, тебе будет очень страшно. Но ты должен верить мне. Что бы ни случилось, что бы ты ни увидел, что бы ты ни услышал, что бы ты ни подумал — ты должен доверять мне. Я не смогу с тобой говорить».

Она замолчала, но Томасу от потрясения было так трудно понять и осмыслить услышанное, что он долго не мог сообразить, что ответить. А когда наконец сообразил, она уже опять заговорила:

«Мне нужно идти. Теперь мы какое-то время не сможем общаться напрямую».

Ещё одна пауза.

«Не раньше, чем снова будем вместе».

Он пытался что-то сказать, но её голос ускользнул, растворился, а вместе с ним ушло и ощущение её присутствия, вновь оставляя в его душе пустоту.


ГЛАВА 43


После этого разговора Томас долго не мог заснуть.

Никаких сомнений — это была Тереза. Всё как раньше, когда они вот так, напрямую, разговаривали: он ощущал её присутствие, её эмоции. Она приходила к нему, пусть и на такое короткое время! Она ушла — и внутри снова стало пусто. Словно в то время, пока Терезы не было, в душу ему просочилась какая-то тягучая жидкость и заполнила образовавшуюся там полость, а Тереза своим появлением вытеснила её. И вот — Тереза вновь исчезла...

И о чём это она говорила? Что с ним случится что-то очень страшное, но он должен ей доверять? Мозги свихнуть можно. Он ничего не понимал. И как бы ни зловеще звучало её предупреждение, мысли всё время возвращались к последней фразе — о том, что они снова будут вместе. Была ли это лишь ложная надежда, или Тереза действительно считала, что ему удастся пройти через то страшное, о чём она говорила, и справиться с испытаниями? И потом они будут вместе? Предположения вихрем проносились в его мозгу — и разбивались о глухую стену непонимания.

День становился всё жарче и жарче. Томас метался и ворочался, тревожные думы не давали покоя. Он почти привык к отсутствию Терезы и терзался виной за это. Хуже того, он чувствовал себя чуть ли не предателем — позволил Бренде стать его другом и сам привязался к ней...

Какая ирония — первым его побуждением было разбудить Бренду и рассказать ей о том, что произошло! Что за идиотское желание! Он чувствовал себя таким глупцом, что выть хотелось.

Ну, и как, скажите, в этих условиях можно заснуть? В такой жаре и с такими мыслями?!

Солнце уже наполовину спустилось к горизонту, когда ему это наконец удалось.


Когда вечером Ньют разбудил его, Томас чувствовал себя немного лучше. Ему начало казаться, что на самом деле Тереза вовсе и не приходила — ему это лишь приснилось.

— Хорошо выспался, Томми? — спросил Ньют. — Как твоё плечо?

Томас сел, протёр глаза. Он спал всего три-четыре часа, зато глубоко и спокойно. Пощупал плечо и в который раз изумился:

— Просто здорово! Ну, постанывает чуть-чуть, не сильно. Даже не верится, что ещё недавно так страшно болело.

Ньют окинул взглядом собирающихся в путь приютелей и вновь повернулся к Томасу:

— Мы с тобой не слишком много беседовали после того, как ушли из чёртовой спальни. Некогда посидеть, почаёвничать...

— Ага. — Томас вдруг вспомнил Чака, и боль от потери друга охватила его с новой силой. Отчего ненависть к людям, стоящим за ней, только усилилась. — Хм, «ПОРОК — это хорошо». Не могу понять, как такое может быть!

— А?

— Помнишь, что Тереза написала на своей руке, как только очнулась от комы? Или ты вообще не знаешь? Она написала: «ПОРОК — это хорошо». А вот мне как-то не верится. — Его голос был полон сарказма.

На лице Ньюта появилась ироническая улыбка.

— Ну, вообще-то, они только что спасли твою грёбаную жизнь.

— Да уж, ангелы во плоти... — Томас, однако, не мог отрицать, что слегка запутался. Они таки спасли ему жизнь! А ещё — он ведь работал на них. Ну и что всё это значит?

Бренда, беспокойно ворочавшаяся во сне, наконец проснулась и громко зевнула.

— Доброе утро. Или вечер. Без разницы.

— Ещё один день, а мы живы, — ответил Томас. Потом ему пришло в голову, что Ньют, возможно, не знает, кто такая Бренда. И вообще, что происходило здесь, у приютелей, пока он в буквальном смысле витал в облаках? — Я полагаю, что вы уже познакомились? Если нет — Бренда, это Ньют. Ньют — Бренда.

— Да мы уже знакомы. — Ньют с притворной церемонностью пожал руку Бренды. — Но всё равно: ещё раз спасибо за то, что не дала этому слюнтяю откинуть копыта, пока вы там культурно развлекались в городе.

По её лицу скользнула тень улыбки.

— Как же, развлекались. Особенно мне понравилась та часть программы, когда за нами гнались психи, желающие отгрызть у нас носики. — Выражение её лица резко изменилось, теперь на нём было смущение пополам с отчаянием. — Наверно, недалеко то время, когда и я окажусь в числе этих психов.

Томас не знал, что на это сказать.

— Ты, наверно, не ближе к этому, чем каждый из нас. Вспомни, что...

Бренда не дала ему закончить:

— Да знаю, знаю. Вы, парни, поделитесь со мной волшебной панацеей. Знаю. — И сорвалась с места. Разговор окончен.

Томас взглянул на Ньюта. Тот пожал плечами. Потом присел на корточки и зашептал Томасу в ухо:

— Она — твоя новая подружка? Вот наябедничаю Терезе!.. — Он коротко рассмеялся, поднялся и ушёл.

Томас ещё с минуту сидел как мешком из-за угла пришибленный. Сколько всего на него свалилось. Тереза, Бренда, его друзья... Предупреждение. Вспышка. Тот факт, что им оставалось всего несколько дней на переход через горы. ПОРОК. И что ожидает их в пресловутой Мирной Гавани? И вообще — что ожидает их в будущем?

Невыносимый груз. Просто невыносимый.

Всё, хватит сушить себе мозги. Есть хочется. Ну, хоть эту проблему, единственную из всех, легко решить. Он поднялся и отправился на поиски завтрака... тьфу ты, ужина. И Котелок не подкачал.


Они отправились сразу же, как только солнце кануло за горизонт и оранжевая пустыня погрузилась в лиловые сумерки. Томасу, словно лошади, застоявшейся от безделья, не терпелось размять мышцы.

По мере приближения тёмные силуэты острых горных вершин вырастали всё выше. Предгорий, по существу, не было — бескрайняя плоская равнина внезапно вздымалась и возносилась к небу цепью отвесных склонов и суровых скал. Буро-коричневых, голых, безжизненных. Томас надеялся, что когда они подойдут к горам, какая-нибудь тропа отыщется сама собой.

Они шагали почти в полном молчании. Бренда шла рядом, но не произносила ни слова, даже с Хорхе не разговаривала. Томасу решительно не нравилась создавшаяся ситуация. Слишком всё стало сложно и запутанно между ним и Брендой. Ведь она нравилась ему, нравилась, пожалуй, больше, чем кто-либо другой, не считая Ньюта и Минхо. И Терезы, само собой.

Упала темнота, зажглись звёзды — теперь только они да луна служили им проводниками во мраке. Но когда под ногами плоская земля, а всё, что тебе надо — это идти к маячащей впереди тёмной скалистой стене — этого света вполне достаточно. В тишине слышался только хруст пыльной, каменистой почвы под подошвами ботинок.

К Томасу подкатил Ньют.

— Я тут подумал...

— О чём? — Вообще-то Томасу было всё равно, до чего додумался товарищ, он лишь обрадовался возможности с кем-то поговорить и отвлечься.

— О ПОРОКе. Знаешь, с тобой они нарушили свои собственные долбанутые правила.

— То есть?

— Они говорили: нет никаких правил. У нас столько-то дней, чтобы достичь этой хряснутой Мирной Гавани и больше никаких правил. Люди умирают налево и направо. И что? Как только что-то стрясается с тобой — они тут как тут, прилетают на чёртовой летающей тарелке и спасают твою драгоценную задницу. С какого фига? — Он помолчал. — Нет, ты не подумай, я не против, я очень рад, что ты жив и всё такое...

— Ну, спасибо! — Томас понимал, что Ньют прав, но ему просто уже надоело ломать голову над этой загадкой.

— А потом все эти таблички в городе... Ну очень странно.

Томас взглянул на Ньюта — в темноте он едва различал лицо друга.

— Да ты, никак, завидуешь? — спросил он, пытаясь перевести всё в шутку, отгоняя от себя мысль, что таблички — это, вообще-то, штука серьёзная.

Ньют рассмеялся.

— Вот уж нет, шенк ты ненормальный. Просто уж очень хочется знать, что, собственно, происходит. Для чего в действительности затевалась вся бодяга с Испытаниями?

— Ещё бы не хочется, — кивнул Томас. Он был полностью согласен. — Та леди сказала, что только некоторые из нас достойны стать Кандидатами. И она действительно сказала, что я — лучший Кандидат, и они не хотят, чтобы я умер от чего-то, чего они не планировали. Не спрашивай, я ничего не знаю и не понимаю. Наверно, это всё как-то связано с паттернами убойной зоны...

Они минуту-другую шагали молча, потом Ньют снова заговорил:

— Наверно, не стоит себе мозги долбать. Будь что будет, а там посмотрим.

Томас чуть было не рассказал ему о мысленном визите Терезы, но сдержался — ему почему-то казалось, что этого делать не следует.

Он погрузился в молчание, и Ньют ушёл, оставив его продолжать путь в одиночестве.


Через пару часов у него состоялась другая беседа, на этот раз с Минхо. Но хотя слов было произнесено много, сказано при этом было на самом деле мало. Они всего лишь убивали время в пути, пережёвывая всё те же навязшие в зубах вопросы.

Ноги у Томаса ныли, но не очень сильно. Горы подступали всё ближе. Воздух значительно посвежел — чудесное ощущение. Бренда оставалась всё такой же молчаливой и отчуждённой.

Они продолжали свой путь.


Когда первые признаки приближающегося рассвета окрасили небо в глубокий тёмно-синий цвет, а звёзды померкли в надвигающемся свете дня, Томас, наконец, осмелился приблизиться к Бренде и заговорить. Всё равно о чём, лишь бы сломать лёд. Скалы были теперь совсем близко, стали различимы мёртвые деревья и куски отколовшейся каменистой породы. Они достигнут подножия гор как раз к тому времени, когда солнце поднимется над горизонтом, — в этом Томас был уверен.

— Привет, — сказал он Бренде. — Ноги ещё идут?

— Идут, — буркнула она, но тут же заговорила снова — наверно, попыталась сгладить грубость своего ответа. — А у тебя как? Плечо — ничего?

— Даже лучше чем. Поверить не могу. Можно сказать, вообще не болит.

— Это хорошо.

— Ага. — Он покопался в голове, пытаясь подобрать подходящие слова. — Хм-м... э... значит... Я очень сожалею о всей той ерунде, что случилась. И... обо всём, что сказал тогда... У меня в голове сплошная каша.

Она посмотрела на него, и он увидел, что её взгляд чуть-чуть смягчился.

— Да ладно, Томас. Ты вовсе не обязан передо мной извиняться. — Она снова устремила взор вперёд. — Мы просто разные. К тому же, у тебя есть девушка. Мне вообще не стоило лезть к тебе с поцелуями и прочей чепухой.

— Она не моя девушка, — сказал он и тут же устыдился. Непонятно вообще, откуда они выпрыгнули — эти слова.

Бренда хмыкнула.

— Вот только не надо. И не оскорбляй меня. Уж если ты устоял перед этим, — она с насмешливой улыбкой взмахнула руками, как бы выставляя напоказ собственное тело с макушки до ног, — то уж лучше ради чего-то действительно стоящего!

Томас рассмеялся — и неловкость словно водой унесло.

— Усёк. Всё равно ты наверняка не умеешь целоваться.

Она двинула его по плечу, к счастью, по здоровому.

— Ошибаешься, да ещё как. В чём в чём, а уж в этом можешь мне поверить.

Томас чуть было не сболтнул некую глупость, но проглотил язык и застыл, как вкопанный. Кто-то сзади едва не сшиб его с ног, но успел вовремя отскочить в сторону. Томас не видел, кто это — его взор был устремлён вперёд. Сердце замерло.

Небо значительно посветлело. Первые горные склоны лежали всего в каких-то нескольких сотнях футов. Примерно на середине пути возникла фигура. Девичья. Выросла, как из-под земли. Она быстрыми шагами двинулась им навстречу.

В руках девушка держала длинный деревянный шест, конец которого был оснащён широким, устрашающим лезвием.

Это была Тереза.


ГЛАВА 44


Томас не совсем понимал, как ему относиться к происходящему. Он не изумился при виде того, что Тереза жива, ведь он уже знал об этом — не прошло ещё и суток после того, как она разговаривала с ним. Однако видеть её во плоти — это было совсем другое. Он воспрял духом. Пока не вспомнил, о чём она его предупреждала — что с ним случится что-то непередаваемо страшное. Пока не осознал, что в руках у неё — зловещего вида копьё.

Другие приютели тоже заметили Терезу, и вскоре вся группа остановилась и глазела на воительницу. А та подходила всё ближе, крепко сжимая своё оружие. Её лицо ничего не выражало. Вернее выражало решимость воткнуть копьё в любого, кто попытается её остановить.

Томас, не зная, что ему делать, нерешительно шагнул вперёд. И тут же остановился, поскольку вокруг начало происходить нечто совсем уж странное.

Рядом с Терезой появились другие девичьи фигуры, они, казалось, тоже материализовались из ниоткуда. Томас оглянулся — приютелей со всех сторон окружало десятка два вооружённых до зубов девиц.

В руках у них были кинжалы, покрытые налётом ржавчины мечи или зазубренные мачете. Некоторые сжимали в руках луки; смертоносные острия их стрел были направлены на группу ошеломлённых приютелей. Томаса охватил страх. Что бы Тереза ни утверждала насчёт того, что с ним произойдёт нечто ужасное, она, конечно, не позволит этим воительницам навредить его друзьям. Или?..

«Группа Б!» — догадался он. А татуировка на его шее недвусмысленно давала понять, чего ему, Томасу, ожидать от этой группы.

Течение его мыслей прервалось, когда Тереза остановилась шагах в тридцати от приютелей. Её компаньонки сделали то же самое, заключив парней в сплошное кольцо. Томас обвёл взором нападавших. Каждая из воительниц стояла, застыв на месте, напряжённо сощурив глаза и держа оружие наготове. Больше всего его пугали луки — против них безоружные приютели бессильны. И оглянуться не успеешь, как получишь себе нагрудное украшение, которого не желал.

Он повернулся к Терезе. Её глаза были устремлены на него.

Молчание нарушил Минхо.

— Что за хрень, Тереза? Славно же ты приветствуешь своих давно потерянных товарищей!

Услышав имя «Тереза», Бренда резко обернулась и воззрилась на Томаса. Он коротко кивнул. Удивление на лице Бренды по непонятной причине опечалило его.

Тереза проигнорировала вопрос. Воцарилась зловещая тишина. Солнце продолжало свой путь вверх, понемногу приближаясь к тому пункту на небосводе, откуда его лучи испепелят их в считанные минуты.

Тереза снова двинулась к ним и остановилась примерно в десяти шагах от Минхо и Ньюта — те стояли плечом к плечу.

— Тереза? — вопросил Ньют. — Что за чертов...

— Заткнись, — сказала она. Не воскликнула, не рявкнула, нет, ничего такого. Просто сказала — спокойно и уверенно, отчего Томасу стало ещё больше не по себе. — Только шевельнитесь — и ваши желудки получат на ланч по стреле.

Тереза взяла копьё наизготовку и пошла прямо сквозь группу приютелей, поводя своим оружием туда и сюда. Мимо Минхо и Ньюта, мимо других застывших на месте ребят, словно искала кого-то. Дойдя до Бренды, она притормозила. Ни одна, ни другая не проронили ни слова, но так и казалось, что между ними заискрились молнии лютой ненависти. Тереза двинулась дальше, не спуская с Бренды ледяного взора.

И вот она оказалась напротив Томаса. Юноша пытался уверить себя, что она никогда не обратит своего копья против него, но как в это поверить, если наконечник угрожающе маячит прямо перед твоим носом?

— Тереза, — вымолвил он, не в силах сдержаться. Несмотря на копьё в её руках, несмотря на тяжёлый взгляд из-под бровей, несмотря на то, как напряглись её мышцы, словно готовясь пронзить его, всё, чего он жаждал — это дотронуться до неё. Ничего не мог поделать с собой — вспоминал подаренный ею поцелуй и чувство, овладевшее им тогда.

Она не шевельнулась, только смотрела и смотрела на него. Лицо её было совершенно бесстрастно, если не считать читавшейся на нём злобы.

— Тереза, что...

— Заткнись. — Снова тот же бесчувственный голос. Просто команда, которую нельзя не выполнить. Это вообще не было похоже на неё!

— Но что...

Тереза сделала шаг назад и, развернув копьё тупым концом вперёд, ввалила им Томасу в правую щёку. Из глаз у него посыпались искры, в черепе взорвалась жуткая боль и отдалась в шее. Он согнулся пополам, схватившись рукой за лицо.

— Я сказала — заткнись. — Она наклонилась, сграбастала его за майку и дёрнула вверх. Томас выпрямился. Она снова обеими руками ухватилась за копьё и направила на юношу его остриё. — Твоё имя Томас?

Он разинул рот. Весь его мир полетел в тартарары, хотя он и напоминал себе, что она ведь его предупреждала. Она говорила: «Что бы ни произошло, доверяй мне...»

— Ты знаешь, кто...

Она снова молниеносно развернула копьё, ещё неистовее обрушив его древко на голову Томаса — на этот раз попав ему по уху. Боль была вдвое сильней, чем в первый раз. Он закричал, схватившись за голову руками. Но, по крайней мере, он не согнулся в три погибели.

— Ты знаешь, кто я! — закричал он.

— Знала раньше, — тихо и с отвращением ответила она. — А теперь спрашиваю ещё раз. Твоё имя Томас?

— Да! — завопил он в ответ. — Моё имя Томас!

Тереза кивнула и стала отходить назад, не поворачиваясь к нему спиной. Остриё копья смотрело прямо в грудь юноши. Приютели отшатывались с её пути. Она снова прошла сквозь группу и присоединилась к своим товаркам.

— Ты пойдёшь с нами, — заявила она. — Томас. Давай. И помните — дёрнетесь — полетят стрелы.

— Чёрта с два! — выкрикнул Минхо. — Фиг вы заберёте его от нас!

Тереза, казалось, не слышала его крика. Её взгляд был прикован к Томасу, глаза странно прищурены.

— Это вам не какая-нибудь глупая игра. Начинаю отсчёт. Каждый раз, когда я буду доходить до числа, кратного пяти, мы будем стрелять в одного из вас. И так до тех пор, пока Томас не останется один, а потом мы всё равно заберём его. Так что выбирайте.

И вот тогда Томас впервые обратил внимание на поведение Ариса: оно было не совсем обычно. Тот стоял в нескольких шагах справа и оглядывал девушек с таким видом, как будто встретил старых знакомых, но каким-то непостижимым образом Арису удавалось держать рот на замке.

Ещё бы, подумал Томас, если это в самом деле группа Б, то они и вправду должны быть хорошо знакомы. Он же был вместе с этой группой.

— Раз! — выкрикнула Тереза.

Томас не стал рисковать. Он двинулся вперёд, выбрался из плотной группы приютелей и пошёл прямо к Терезе. Минхо и другие что-то говорили ему, но он не обращал на это внимания. Он вообще ни на что не обращал внимания. Не отрывая взгляда от Терезы, стараясь не показывать никаких эмоций, он просто шёл, пока не оказался с ней чуть ли не нос к носу.

Ведь именно к этому он стремился, разве не так? Он хотел быть с ней. Пусть даже она теперь ведёт себя как его враг. Пусть даже ею теперь манипулирует ПОРОК, так же, как это случилось с Алби и Гэлли. Налицо все признаки, что её память опять стёрли. Неважно. Она явно не шутила, и он не собирался подвергать опасности жизни своих товарищей.

— Отлично, — проронил он. — Возьмите меня.

— Я только начала считать.

— Вот и ладно. Зачем ждать? Видишь, какой я храбрый.

И снова она ударила его копьём — с такой силой, что он не удержался на ногах и упал. Вся голова пылала огнём. Он сплюнул — кровавый сгусток смешался с пылью.

— Принесите мешок, — донёсся сверху голос Терезы.

Боковым зрением он увидел, как к нему, спрятав своё оружие, направились две девицы; одна из них — темнокожая, с волосами, подстриженными почти под нуль — держала большой потёртый мешок. Девицы остановились в двух шагах. Он поднялся и стоял теперь на четвереньках, боясь сделать лишнее движение, чтобы в очередной раз не схлопотать по голове.

— Мы забираем его с собой! — прокричала Тереза. — Если кто-нибудь попробует увязаться за нами, я опять двину его, а мои подруги откроют стрельбу. Настильную, целиться не будем. Пусть стрелы летят, как им заблагорассудится.

— Тереза! — послышался голос Минхо. — Что-то тебя Вспышка больно быстро сожрала. Мозги у тебя точно как у тех психов, что уже давно за Чертой!

Тупой конец копья обрушился на затылок Томаса; он рухнул на землю плашмя и увидел, как в дюймах от его лица в песке плавают чёрные звёзды. Как она может так поступать с ним?!

— Ещё кто-нибудь хочет что-нибудь сказать? — осведомилась Тереза. После долгого мгновения всеобщей тишины она заключила: — Никто. Так я и думала. Наденьте на него мешок.

Руки грубо схватили его за плечи и рывком перевернули на спину. Кто-то из девиц попал пальцами прямо в рану на плече. Впервые после того, как ПОРОК вылечил его, вся верхняя половина тела юноши содрогнулась от острой, пронзительной боли.

Он застонал. Над ним нависли лица девушек — совершенно спокойные, ни малейших признаков эмоций. Девицы раскрывали мешок над его головой.

— Не упирайся, — посоветовала темнокожая; её лицо лоснилось от пота. — А то хуже будет.

Томас был совершенно сбит с толку: глаза и голос воительницы выражали искреннюю симпатию! Зато её следующая фраза была словно обухом по голове:

— Лучше не дёргайся, и мы убьём тебя без лишних хлопот. Зачем тебе ещё и боль в придачу?

Мешок скользнул ему на голову, и больше он ничего не видел, кроме отвратительной коричневой полутьмы.


ГЛАВА 45


Засовывая Томаса в мешок, девицы не церемонились — возили его как попало по песку и пыли. После этого они плотно затянули верёвкой отверстие мешка у его ног, натуго перевили длинными концами верёвки всё его тело, так что теперь он был спутан, как кокон. Над головой завязали ещё один узел.

Затем голову поддёрнули кверху. Сквозь мешковину Томас углядел, что запаковавшие его девицы держат длиннющую верёвку за оба конца, из чего следовал закономерный вывод — его собираются тащить по земле. Такого издевательства он вынести не мог и пошёл выкручиваться и извиваться в своём мешке, хотя и знал — ни к чему хорошему это не приведёт.

— Тереза! Зачем ты так со мной?!

На этот раз ему сунули в живот кулаком. Он взвыл. Попытался согнуться, схватиться за больное место, но не вышло — не позволял мешок. Подступила тошнота, но ему удалось её подавить. Ещё только блевотины внутри мешка не хватало.

— Кажется, на себя тебе плевать, — сказала Тереза. — Тогда сделаем так: только попробуй вновь раскрыть рот — и мы начнём стрелять в твоих друзей. Ну как, теперь лучше доходит?

Томас не ответил, лишь беззвучный мучительный стон вырвался из его груди. Неужели только вчера он радовался жизни: всё идёт отлично, его инфекцию излечили, рана зажила, город хрясков остался позади; впереди лишь стремительный, пусть и трудный, переход через горы — и всё, там Мирная Гавань. М-да, после всех своих невзгод он должен бы понять, что так легко ему не отделаться...

— Я не шучу! — проорала Тереза приютелям. — Если сделаете хотя бы шаг за нами — стреляем без предупреждения!

Томас различил её силуэт, когда она опустилась рядом с ним на землю, услышал, как её колени захрустели по песку. Она ухватилась за него сквозь мешковину, прислонилась лбом к его виску, так что её губы оказались в полудюйме от его уха и зашептала. Ему пришлось сконцентрировать всё своё внимание, чтобы различить слова:

— Они не дают мне говорить с тобой прямо в мозг. Помни — ты должен доверять мне.

Изумлённому Томасу едва удавалось хранить молчание.

— Что ты там шепчешь? — спросила одна из девушек, держащих верёвку.

— Рассказываю, сколько удовольствия получаю от этой забавы. Я так долго ждала возможности отомстить, и теперь наслаждаюсь. А тебе что за дело?

Томас никогда раньше не слышал, чтобы Тереза разговаривала с такой наглостью. Либо она была очень хорошей актрисой, либо действительно начала сходить с ума. Может, у неё шизофрения? Раздвоение личности?

— Да как сказать, — ответила девушка. — Рада, что тебе так весело, но времени у нас в обрез.

— Знаю, — отозвалась Тереза. Она ещё крепче обхватила руками голову Томаса, снова прижала губы к грубой ткани мешка у его уха. Сквозь мешковину он ощущал её горячее дыхание. Она прошептала: — Держись, мужайся. Это не продлится долго.

Эти слова ошеломили его ещё больше. Он не знал, что и подумать. Или ей вздумалось поиронизировать на его счёт?

Она отпустила его и встала.

— О-кей, пора убираться отсюда. И постарайтесь по дороге поймать как можно больше камней.

Захватчики пустились в путь, таща мешок с Томасом за собой. Он ощущал все трещины, выбоины и камни, по которым его тащили — мешок ни от чего не защищал. Больно. Он выгнул спину, перенеся вес тела на ноги — пусть башмаки страдают, чёрт с ними. Но долго ему так не выдержать, силы не бесконечны.

Тереза шла рядом — он смутно различал её абрис сквозь мешковину.

И тут до ушей Томаса донёсся крик Минхо. Различать слова было трудно — приютели остались слишком далеко позади, да и мешок слишком громко шуршал по сухой, усыпанной камнями земле. Но всё же то малое, что Томасу удалось расслышать, вселило в него крохотную надежду. Среди грязной ругани и многоэтажных эпитетов в адрес похитителей прозвучало «мы найдём тебя», а также «выдастся случай» и «оружие».

Тереза снова двинула Томасу под дых, и крики Минхо стихли.

Они продолжали свой путь по пустыне.


Томаса подбрасывало на выбоинах и камнях, как мешок с картошкой. Ему рисовались картины одна страшнее другой. Ноги слабели с каждой секундой, и он понимал, что скоро ему придётся лечь на землю всем телом. А тогда на нём живого места не будет — всё покроется кровоточащими ранами, шрамы после которых останутся на всю жизнь.

Хотя какая разница. Жить-то осталось недолго. Они же собираются его прикончить.

Тереза просила доверять ей. И он пытался доверять, хотя это было очень трудно. Неужели всё, что она проделала с ним с момента возникновения на пути приютелей вооружённой до зубов группы Б, — лишь комедия для отвода глаз? Если нет — то зачем же тогда все эти просьбы о доверии?

Он думал об этом, пока мозги не задымились. Теперь надо было подумать кое о чём другом: ещё немного — и на всём его теле не найдётся и кусочка целой кожи, она будет стёрта до мяса. Надо найти способ избежать этого.

Его спасли горы.

Их путь пролегал по крутому откосу, и тащить свой груз так, как они делали это по плоской равнине, девушки уже не могли. Они попробовали передвигать его рывками: протягивали немного и давали телу в мешке соскользнуть вниз на несколько футов; потом всё по новой: протянули — опустили, протянули — отпустили. В конце концов Тереза заявила, что будет легче нести его, подхватив за плечи и щиколотки. Носильщики будут сменять друг друга.

Томаса осенило. Идея была так проста, что ему подумалось, не проворонил ли он что-нибудь важное — иначе почему они сами не додумались до такой очевидной вещи?

— Почему бы вам не позволить мне идти своими ногами? — прохрипел он сквозь мешковину. Его мучила жажда, поэтому вместо нормального человеческого голоса из его глотки вырывалось придушенное карканье. — У вас же куча оружия! Я всё равно никуда не денусь!

Тереза процедила:

— Заткнись, Томас. Мы же не дуры. Будем тащить тебя до тех пор, пока не скроемся с глаз твоих друзьей-приютелей, — и с этими словами пнула его в бок.

Он сцепил зубы и подавил стон, когда её башмак впечатался ему в рёбра.

— Зачем?

— Затем, что так нам приказано. А теперь заткнись!

— С какой стати ты ему это рассказываешь? — злобно проскрипела одна из воительниц.

— А какая разница? — без обиняков заявила Тереза. — Мы же собираемся его прикончить. Так не всё равно — знает он или не знает о том, что нам приказано делать?

«Им приказано... — подумал Томас. — ПОРОК».

Заговорила другая девушка:

— Ну, вообще-то их отсюда еле видно. Как только доберёмся до расщелины там, наверху, то совсем скроемся из виду, и они нас никогда не найдут. Даже если увяжутся следом.

— Хорошо, — сказала Тереза. — Тогда дотащим его дотуда — и хватит.

Сказано — сделано. Томас почувствовал, как в него со всех сторон вцепляются чьи-то руки и поднимают в воздух. Сквозь мешковину ему удалось рассмотреть, что его несут Тереза и три её товарки. Прокладывая путь среди мёртвых деревьев и скальных выступов, процессия взбиралась всё выше и выше по склону. Он слышал их тяжёлое дыхание, ощущал запах их пота. И с каждым шагом, с каждым толчком всё сильнее ненавидел их. Всех. Даже Терезу. Он попытался ещё раз — самый последний! — мысленно достучаться до её сознания, спасти остатки своей веры в неё, но... Терезы не было. Пустота.

Восхождение продолжалось что-то около часа — им приходилось останавливаться, чтобы сменить друг друга в качестве носильщиков. А с момента, когда они ушли от приютелей, прошло никак не меньше двух часов. Зной стал совершенно невыносим — Солнце достигло того пункта на небосводе, когда находиться под его лучами становилось опасно. Как раз в этот момент они обогнули массивную скальную стену, подъём за которой стал более пологим, и нырнули в тень. Воздух здесь был значительно прохладнее. Какое блаженство...

— Так, отлично, — объявила Тереза. — Бросьте его.

Они так и сделали — без церемоний швырнули его на землю. Он тяжело грохнулся о каменистую почву. От удара вышибло дух, и он лежал, пытаясь вдохнуть, пока они развязывали стягивающие мешок верёвки. Как раз к тому времени, когда он восстановил дыхание, с него стащили мешок.

Он, моргая, взирал снизу вверх на Терезу и её подруг. На него было направлено всё оружие, имевшееся в распоряжении воинственных дев. Обхохотаться можно.

— Ребята, да вы, видать, очень высокого мнения о моей скромной особе! Вас два десятка с кинжалами и мачете против бедного безоружного меня. Какая я, однако, важная персона! — куражился он. И откуда только смелость взялась?

Тереза развернула копьё тупым концом вперёд.

— Постой! — воскликнул он, и она остановилась. Он поднял руки в умоляющем жесте. — Слушайте, я не собираюсь создавать проблемы. Идём туда, куда вам надо, и там я спокойно, как послушный мальчик, дам себя убить. У меня всё равно не осталось ничего, из-за чего бы стоило жить.

Произнося последнюю фразу, он смотрел Терезе прямо в глаза и попытался вложить в свои слова как можно больше ненависти. Он по-прежнему цеплялся за почти исчезающую надежду, что всё ещё как-то разъяснится, что удастся понять, что происходит, но как бы там ни было — после того, как она с ним обращалась, его чувства к ней поостыли.

— Увянь, — сказала Тереза. — Осточертел. Пошли, спрячемся в проходе и переждём день, поспим. А ночью двинемся через горы.

Темнокожая, та, что надевала на Томаса мешок, спросила:

— А что насчёт этого типа, которого мы таскали за собой столько времени?

— Не беспокойся, мы убьём его, — ответила Тереза. — Но только убьём так, как нам приказано. Ему придётся поплатиться за то, что он со мной сделал.


ГЛАВА 46


Последнее заявление Терезы повергло Томаса в полное недоумение. И что же он с ней сделал?! Он терялся в догадках, а тем временем путь вверх по склону продолжался; девушки, видно, направлялись в лагерь группы Б. Ноги уже не ныли — они горели огнём. Голый утёс слева загораживал их от солнца, отбрасывая скудную тень, но в остальном всё вокруг оставалось таким же красно-коричневым и раскалённым. Сухо. Пыльно. Жарко. Девицы не пожалели для него нескольких глотков воды, но, кажется, ни одна капля не дошла до желудка, испарившись по дороге.

Они достигли широкой расселины в восточной стене, когда солнце достигло зенита. Пылающий шар золотого огня грозил сжечь их дотла. В склоне горы располагалась неглубокая пещера, всего около сорока футов длиной. По-видимому, там и был их лагерь. Судя по всему, группа Б находилась здесь уже пару дней. На земле расстелены одеяла, посередине лагеря — кострище, на краю пещеры — небольшая кучка мусора. Когда Томас с конвоем пришли туда, в лагере было только три человека — девушки, конечно, как и все остальные. Из чего следовал вывод: чтобы захватить Томаса им понадобились почти все их люди.

С луками и стрелами, кинжалами и мачете? Что-то уж слишком мудрено. С таким оружием достаточно было бы лишь нескольких из них!

По дороге Томасу удалось кое-что узнать. Имя темнокожей было Гарриет, а её неразлучную подругу, золотистую блондинку с белой-белой кожей звали Соня. Насколько он мог судить, эти двое были в группе Б вожаками до того, как туда прибыла Тереза. Они и сейчас имели ещё весьма начальственный вид, но, похоже, не принимали решений, не посоветовавшись с Терезой.

— О-кей, — сказала Тереза. — Давайте привяжем его к вон тому уроду. — Она указала на выбеленный солнцем скелет дуба, корни которого всё ещё крепко цеплялись за каменистую землю, хотя дерево было мертво уже много, много лет. — И давайте уж накормим его, что ли, не то будет выть и стонать весь день — не заснём.

«Что-то толстовато стелешь, к чему бы это?» — подумал Томас. Каковы бы ни были её истинные намерения, слова Терезы показались ему довольно-таки нелепыми. И было ещё кое-что, чего он больше не в силах был отрицать: Томас начал искренне ненавидеть Терезу, невзирая на то, что она там говорила ему в начале всего этого дурдома.

Когда они привязывали его к стволу, он не сопротивлялся. Руки ему оставили свободными. Уверившись, что он крепко спутан, они наделили его несколькими батончиками мюсли и бутылкой воды. Никто не только не говорил с ним, но даже не смотрел в его сторону. Но вот что странно (если, конечно, его не обманывало воображение): у всех был немножко виноватый вид. Он принялся за еду, не забывая, однако, зорко присматриваться к окружению. Девушки начали укладываться спать, и он внимательно следил за их приготовлениями. Что-то во всём этом было очень и очень не так!

В чём можно было не сомневаться — так это в том, что Тереза явно не ломала комедию. Ни сейчас, ни прежде. Могло ли быть так, что она делала в точности обратное тому, о чём уверяла его? Говорила, чтобы он доверился ей, тогда как сама в действительности...

И вдруг он вспомнил бумажку у двери её каморки там, в спальной палате. «Предатель». Он совершенно забыл об этой надписи до нынешнего момента. Ну вот, наконец, что-то начинает проясняться.

Бал правил ПОРОК. ПОРОК был их единственной надеждой на выживание. Если ПОРОК действительно приказал ей убить Томаса, пойдёт ли Тереза на это? Чтобы спасти самоё себя? И что она там такое ляпнула? Он, дескать, сделал с нею что-то нехорошее? Неужели ПОРОК опять поковырялся у неё в мозгу и теперь она больше не питает к нему никаких добрых чувств?

И эта татуировка у него на шее! И таблички в городе! Татуировка предупреждала его о смерти, таблички указывали, что он — настоящий лидер. Бумажка у двери комнаты Терезы — это ещё одно предупреждение.

А, да ну и что? Здесь больше двадцати членов группы Б против него одного, безоружного и привязанного к дереву. Задачка для первоклассников.

Повздыхав, он прикончил свой обед и чисто физически почувствовал себя лучше. К тому же, хотя общая картина и не была ему ясна, у него появилась уверенность, что он вот-вот ухватится за ниточку и распутает клубок. И, значит, сдаваться ещё время не пришло.

Гарриет и Соня расположились поблизости и, готовясь ко сну, украдкой бросали на Томаса любопытные взгляды. И снова он уловил на лицах девушек то же непонятное выражение вины и стыда. Ну что ж, пожалуй, предоставляется возможность побороться за свою жизнь с помощью убеждения.

— Ребята, да ведь вам на самом деле вовсе не хочется моей смерти, разве не так? — Он произнёс это таким тоном, точно поймал их на лжи. — Вы вообще когда-нибудь в своей жизни убили кого-нибудь?

Гарриет, которая уже опускала голову на свёрнутое несколько раз одеяло, служившее ей подушкой, яростно прищурилась. Она приподнялась и оперлась на локоть.

— Судя по тому, что рассказала Тереза, наша группа вырвалась из Лабиринта на три дня раньше вашей. В последней битве мы потеряли гораздо меньше людей и убили куда больше гриверов, чем вы. Не думаешь же ты, что мы не справимся с каким-то жалким мальчишкой-подростком? Да одной левой.

— А совесть не замучает? — Ему оставалось уповать лишь на то, что эта мысль не даст им покоя.

— Помучает-помучает и перестанет. — Она показала ему язык. Нет, в самом деле — показала язык! Потом положила голову на «подушку» и закрыла глаза.

Соня сидела, скрестив ноги, и спать, по-видимому, не собиралась.

— У нас нет выбора. ПОРОК сказал, что это наша единственная задача. Если мы её не выполним, они не пустят нас в Мирную Гавань. Мы умрём здесь, в Топке.

Томас пожал плечами.

— Тогда понятно. Пожертвовать мной, чтобы спасти себя. Очень благородно.

Она пристально уставилась на него, Томас ответил тем же — ему пришлось призвать всю свою силу воли, чтобы не опустить глаз. Первой не выдержала Соня, отвела взор и улеглась к Томасу спиной.

К нему подошла Тереза. Лицо её не выражало ничего, кроме раздражения.

— Что это вы тут разболтались?

— А, так, всякие глупости, — пробубнила Гарриет. — Скажи, пусть он заткнётся.

— Заткнись, — приказала ему Тереза.

Томас хохотнул:

— А что ты будешь делать, если не заткнусь? Убьёшь, что ли?

Она ничего не ответила, лишь смотрела на него ничего не выражающими глазами.

— Почему ты вдруг возненавидела меня? — спросил он. — Что я тебе сделал?

Соня и Гарриет повернулись, как по команде — им тоже была охота послушать — и переводили быстрые взгляды с Томаса на Терезу и обратно.

— Сам знаешь что, — наконец ответила Тереза. — И все здесь знают — я им всё рассказала. Но даже из-за этого я не стала бы опускаться до твоего уровня и сводить с тобой счёты. Мы убьём тебя только потому, что другого выбора нет. Извини. Жизнь — штука жестокая.

«Мне показалось, или действительно в её глазах что-то мелькнуло?» — подумал Томас. Что она пытается ему сказать? А вслух он спросил:

— Что это значит — «опускаться до моего уровня»? Я никогда в жизни не убивал друзей ради спасения собственной жизни. Никогда.

— Я тоже. Вот почему я рада, что мы не друзья.

Она собралась уходить.

— Так что же я тебе сделал? — поспешно спросил Томас. — Извини, но дело в том, что у меня провалы в памяти — ты же знаешь, это у нас сплошь и рядом. Напомни, пожалуйста.

Она резко обернулась и неистово воззрилась на него:

— Не смей меня оскорблять! Сидишь там, прикидываешься, будто ничего не случилось! А сейчас заткнись, не то получишь ещё один фингал на своё прелестное личико.

Она зашагала прочь, и Томас затих. Он поёрзал, устраиваясь поудобнее, прислонил голову к мёртвому стволу дерева и закрыл глаза. Да, ситуация — хуже не бывает, но он был решительно настроен распутать узел и остаться в живых.

И в конце концов он уснул.


ГЛАВА 47


Сначала его сон был беспокоен, несколько часов он промучился, ворочаясь и ёрзая, пытаясь найти более удобную позицию на твёрдой каменистой почве. И наконец, вместе с глубоким сном к нему пришло сновидение.


Ему пятнадцать. Он не знает, откуда ему это известно. Память так подсказывает. Значит, это всё же не совсем сон, это воспоминание?

Они с Терезой стоят около огромной консоли со множеством экранов. На каждом экране — различные изображения, имеющие отношение к Приюту или Лабиринту. Некоторые из изображений движутся, и Томас понимает, почему: съёмки производятся жукоглазами, а тем ведь необходимо время от времени менять позицию. Когда это происходит, то картинка на экране выглядит так, будто её видишь глазами крысы.

— Не могу поверить. Они все мертвы, — говорит Тереза.

Томас озадачен. И снова он не совсем понимает, что происходит. Он — внутри этого мальчика, он — действительно Томас, но тем не менее он не имеет понятия, о чём говорит Тереза. Безусловно, не о приютелях: вон, на одном из экранов — Минхо с Ньютом бредут через лес, на другом — Гэлли, сидит на скамейке... Алби — распекает какого-то незнакомого Томасу приютеля.

— Мы же знали, что так и должно было случиться, — отвечает он наконец, не понимая, почему говорит так.

— Всё равно это тяжело. — Они не смотрят друг на друга, их взгляды прикованы к экранам. — Теперь всё зависит от нас. И от людей в бараках.

— Ну хоть с этим всё в порядке, — отзывается Томас.

— Мне жалко их почти так же, как и приютелей. Почти.

И пока Томас-старший размышляет, что бы это значило, Томас-младший прочищает горло.

— Думаешь, мы узнали достаточно? Думаешь, мы сумеем справиться с задачей даже без Создателей, которые стояли у начала Испытаний?

— Мы обязаны справиться, Том. — Тереза подходит к нему и берёт за руку. Он смотрит на неё, но не может понять, что выражает её лицо. — Всё идёт как надо. У нас год на то, чтобы подготовить замену и приготовиться самим.

— Но это же неправильно! Какое право мы имеем просить их...

Тереза закатывает глаза и крепко, до боли, сжимает ему руку.

— Они знают, на что идут. Хватит талдычить одно и тоже!

— Ну да. — Томас-старший каким-то образом ощущает, что внутри Томаса-младшего всё мертвеет. А смысл слов, которые он произносит, всё так же тёмен: — Паттерны — вот что важно. Убойная зона. А остальное — не играет роли.

Тереза кивает.

— Не имеет значения, сколько людей покалечится или погибнет. Если Варианты не дадут результатов, конец будет один для всех. Смерть.

— Паттерны... — роняет Томас.

Тереза стискивает его пальцы.

— Да. Паттерны.


Когда он проснулся, солнце падало за скрытый горами горизонт и ослепительный свет дня уступал место серым сумеркам. Соня с Гарриет сидели поблизости и пристально смотрели на него. В их взглядах было что-то странноватое.

— Добрый вечер, — притворно бодро сказал он — из головы никак не шёл очередной тревожный сон-воспоминание. — Могу ли я чем-нибудь помочь вам, леди?

— Нам бы хотелось знать всё, что знаешь ты, — тихо ответила Гарриет.

Остатки сна сразу улетучились.

— А какой мне резон помогать вам? — возразил Томас.

Ему бы посидеть да подумать о своём сновидении, но это подождёт — за то время, что он спал, что-то произошло. В глазах Гарриет было какое-то новое выражение. Нельзя упускать возможность спастись.

— Не думаю, что тебе стоит дерзить, — промолвила Гарриет. — У тебя не такой уж большой выбор. Но если поделишься с нами тем, что знаешь или до чего дошёл своим умом, то, глядишь — мы и поможем...

Томас оглянулся в поисках Терезы, но её нигде не было видно.

— А где...

Соня перебила его:

— Сказала, что хочет обшарить округу — не увязался ли за нами кто-нибудь из твоих друзей. Её не будет что-то около часу.

Перед мысленным взором Томаса стояла та Тереза, которую он видел во сне — та, что изучала изображения на экранах, рассуждала о мёртвых Создателях, убойной зоне, о паттернах... Что-то эти мозаики никак не складывались.

— Ты что, язык проглотил?

Он сосредоточил внимание на Соне.

— Нет, э-э... Значит ли это, что вы уже не так решительно настроены прикончить меня? — М-да, ну и выразился. Дурак дураком. Интересно, сколько людей в истории Земли произносили ту же идиотскую фразу?

Гарриет надменно улыбнулась.

— Не торопись с выводами. И не думай, что мы превратились в святых. Давай скажем так: у нас есть свои подозрения, и мы хотим о них поговорить. Но предупреждаю: твои шансы невелики.

Соня подхватила:

— А мне кажется, что самым правильным было бы сделать так, как нам приказали. Наши жизни против твоей одной. Ну, ты понимаешь. А как бы ты решил, будь ты на нашем месте?

— Можете быть уверены — я бы решил себя не убивать.

— Не строй из себя дурака. Не смешно. Если бы у тебя была альтернатива: либо ты должен умереть, либо все мы — что бы ты выбрал? Ты или мы — вот и весь вопрос.

Итак, действительно — шутки в сторону. Вопрос был ударом под дых. Она права. Если выбор действительно таков, то как он мог ожидать, что они не купят себе жизнь ценой его жизни?

— Ты собираешься отвечать? — давила Соня.

— Погоди, я думаю. — Он помолчал, отёр пот со лба. Опять — так некстати! — из дальнего угла сознания выплыло сновидение и попыталось завладеть его мыслями, но он затолкал его обратно. — О-кей, буду честен. Обещаю. Если бы я был на вашем месте, я бы выбрал оставить меня в живых.

Гарриет закатила глаза.

— Тебе легко говорить, когда на кону твоя жизнь.

— Дело не только в этом. Я думаю, что это просто очередной тест, и, скорей всего, на самом деле подразумевается, что вы не должны меня убить. — Сердце Томаса учащённо забилось. Он действительно был сейчас искренен, вопрос только — поверят ли они, даже если он объяснит свою точку зрения? — Наверно, мы действительно должны поделиться знаниями и попробовать выяснить, откуда у этого дела ноги растут.

Гарриет и Соня обменялись многозначительными взглядами.

Наконец, Соня кивнула. Гарриет сказала:

— У нас были свои сомнения с самого начала всей этой чехарды. Какая-то тут ерунда. Так что, давай выкладывай. Но подожди немного — сначала мы соберём сюда всех наших.

Они встали и пошли будить остальных.

— Тогда поторопитесь, — сказал Томас. Неужели ему действительно представилась возможность выкрутиться из труднейшего положения? — Нам лучше покончить с этим до возвращения Терезы.


ГЛАВА 48


Собрать всех оказалось делом довольно быстрым. Ещё бы, кто ж пропустит последнее слово приговорённого? Юные девицы плотной группой собрались перед привязанным к уродливому мёртвому дереву Томасом.

— Ну что ж, — промолвила Гарриет, — сначала говори ты, потом мы.

Томас кивнул и прокашлялся. Он начал свою речь, хотя толком ещё и с мыслями не собрался.

— Всё, что мне известно о вашей группе, я узнал от Ариса. Похоже, мы все прошли через одни и те же испытания в Лабиринте. Но после того, как мы вырвались оттуда, пути наших групп разошлись. И ещё — я не уверен, чтó вы знаете о ПОРОКе.

— Мало что, — буркнула Соня.

Это воодушевило Томаса — похоже, здесь у него преимущество. Соня совершила большую ошибку, сделав своё признание.

— А мы узнали о них довольно много. Все мы особенные — каждый по-своему. Нас всех проверили специальными тестами, потому что мы им нужны для каких-то особых целей. — Он сделал паузу, но поскольку никто не выказал особенной реакции, он продолжал:

— Практически всё, что с нами происходит, выглядит полной бессмыслицей. Потому, что всё это — составные части испытаний; ПОРОК называет их Вариантами. Они смотрят, как мы будем реагировать в определённых обстоятельствах. Я тоже не всё тут понимаю, даже, можно сказать, мало что понимаю, но мне кажется, что затея с моим убийством — ещё один пробный шар, ещё одна проверка. А может, ещё одна ложь. Так что... я думаю, это очередная Варианта: они хотят увидеть, как мы поступим в этой ситуации.

— Другими словами, — вмешалась Гарриет, — ты хочешь, чтобы мы рискнули своими жизнями, поверив этой блестящей дедукции?

— Ну как вы не видите? В моём убийстве нет никакого смысла. Не знаю, может, это специальный тест для вас. Но что я знаю точно — так это то, что я полезнее вам живой, чем мёртвый.

— Или, — снова перебила Гарриет, — нас проверяют: а не тонка ли у нас кишка убить лидера наших соперников? Может, как раз в этом и весь смысл — увидеть, какая из групп успешнее? Отсеять слабых, чтобы остались только сильные?

— Вообще-то я не лидер, и никогда им не был. Лидер у нас Минхо. — Томас решительно покачал головой. — Нет, вы вот о чём подумайте: какую такую силу вы продемонстрируете, убив меня? Я один, а вас множество, к тому же вы вооружены до зубов. Ну и как это докажет, кто сильнее?

— Тогда в чём же тут дело? — выкрикнул кто-то из задних рядов.

Томас ответил не сразу — он взвешивал каждое своё слово.

— Я думаю — это проверка вашей способности думать самостоятельно, менять планы, если это необходимо, принимать разумные решения. И чем нас больше, тем выше наши шансы попасть в Мирную Гавань. Моё убийство не имеет смысла — от него никому не будет пользы. Вы доказали свою силу, захватив меня в плен, этого достаточно. Теперь покажите, что не намерены всё время слепо подчиняться им.

Он замолк и расслабился. Больше ничего толкового в голову не приходило. Теперь надо ждать их решения. Он сделал всё, что в его силах.

— Неплохо загнул, — сказала Соня. — Как по мне — так и должен говорить полностью отчаявшийся человек, ни в какую не желающий помирать.

Томас пожал плечами.

— А я уверен, что прав. Думаю, если вы меня убьёте, то провалите настоящий тест.

— Ещё бы, кто б сомневался, что ты так думаешь, — сказала Гарриет и встала. — Слушай, если честно, то мы, в общем, думаем то же самое. Но нам хотелось услышать, что тыскажешь. Скоро солнце зайдёт. Тереза вернётся с минуты на минуту. Вот тогда и договорим.

Но Томас, опасаясь, что Тереза останется непреклонной, не согласился и быстро возразил:

— Нет! Я хочу сказать — она решительно настроена меня убить. — Он произнёс эти слова, в глубине души надеясь, что это всё же неправда. Да, она обращалась с ним очень плохо, но убить?.. Неужели она пойдёт на это? — Я думаю, что решать — это ваше право, ребята.

— Расслабься, — сказала Гарриет с полуулыбкой. — Если мы решим оставить тебя в живых, она ничего не сможет с этим поделать. Но если мы... — Она остановилась, и на лице её появилось странное выражение, словно она сказала слишком много. — Мы что-нибудь придумаем.

Томас постарался скрыть своё облегчение. Может он и сыграл немного на их гордости, но... лучше не давать надежде разгореться слишком сильно.

Девушки начали собирать вещи и упаковывать их в рюкзаки («Интересно, а откуда у них рюкзаки?» — подумал Томас), готовясь к ночному походу. До Томаса доносились обрывки их тихих разговоров, он ловил на себе взгляды — воительницы, без сомнения, обсуждали то, что услышали сегодня.

Темнота быстро сгущалась. И вот, наконец, появилась Тереза. Она пришла с той стороны, откуда они все прибыли сюда этим утром. Тереза мгновенно уловила перемену в обстановке — возможно из-за взглядов, которые все бросали на неё и на Томаса.

— Что? — спросила она, сохраняя на лице прежнюю жёсткость.

Ей ответила Гарриет:

— Поговорить надо.

Тереза озадаченно глянула на неё, но без возражений пошла вместе с остальными девушками в дальний конец пещеры. Оттуда до Томаса долетал общий приглушённый гул голосов, но он не мог разобрать ни слова. В солнечном сплетении образовался холодный комок страха в ожидании вердикта.

С того места, где он стоял, видно было, что разговор пошёл нешуточный, на повышенных тонах. Он видел, что Тереза вне себя, видел, как исказилось её лицо — она всеми доступными ей способами старалась доказать свою правоту. Похоже, она противостояла всей группе, и от этого Томас занервничал ещё больше.

Наконец, когда сгустилась почти полная темень, Тереза развернулась, решительным шагом отошла от группы девушек и пошагала прочь от лагеря, держа путь на север, к перевалу. На одном плече она держала своё копьё, на другом болтался рюкзак. Томас смотрел ей вслед, пока она не скрылась между скальными стенами, обрамляющими горный проход.

Он перевёл глаза на оставшихся — многие из них выглядели так, словно с их плеч свалился тяжёлый груз. Гарриет подошла к нему, опустилась на колени и, ни слова не говоря, принялась развязывать опутывающую юношу верёвку.

— Ну? — отважился Томас. — Вы пришли к какому-нибудь решению?

Гарриет не отвечала до тех пор, пока не освободила его полностью, после чего откинулась на пятки и и взглянула ему прямо в лицо. Её чёрные глаза слабо мерцали в свете звёзд и луны.

— Считай, что сегодня — твой счастливый день, везунчик. Мы всё же решили пощадить твою тощую задницу. То, что мы все в глубине души чувствовали одно и тоже, не может быть простым совпадением.

Но, как ни странно, Томас не слишком удивился. В этот миг ему стало ясно, что они уже давно решили оставить его в живых и без его пламенных речей.

— Но вот что я тебе скажу, — добавила Гарриет, встала и протянула ему руку. — Тереза тебя жутко невзлюбила. На твоём месте я бы держалась от неё подальше и смотрела в оба.

Томас тоже встал — без помощи Гарриет это было бы трудновато. Его обуревали эмоции, главными из которых были недоумение и боль.

Тереза действительно хотела, чтобы он умер.


ГЛАВА 49


Томас поел вместе со всеми и собрался в дорогу. Вскоре группа Б пустилась в путь по тёмному проходу через горы, направляясь в Мирную Гавань, которая вроде бы должна была находиться сразу же по ту сторону гор. Очень странно было вдруг оказаться на дружеской ноге с людьми, которые ещё недавно обращались с ним хуже, чем с собакой, и вдобавок собирались убить, но этим барышням, казалось, было как с гуся вода — вели себя как ни в чём не бывало. Все относились к нему как... ну, скажем, к ещё одной сестре по оружию.

Томас, однако, держался от новых товарищей на расстоянии, предпочитая плестись в хвосте группы. Кто знает, можно ли им доверять, у девчонок настроения меняются так быстро...

И что ему делать дальше? Даже если бы Гарриет и компания отпустили его на все четыре стороны, стоило ли ему пускаться на поиски своей группы? Он тосковал по своим друзьям, всей душой желал быть с ними и с Брендой. Но времени оставалось в обрез, а у него не было никаких припасов — ни пищи, ни воды, так что в одиночку ему не пробиться. Оставалось только надеяться, что друзья сумеют проложить себе дорогу в Мирную Гавань без него.

Поэтому он продолжал шагать вперёд, не отставая от группы Б, но и не очень приближаясь к ней...

Так прошло часа два. Высокие скалы по сторонам тропы да скрипящий под башмаками щебень — вот и все его спутники. Хорошо снова двигаться, чувствовать, как работают мышцы, как послушны сильные ноги! Хотя особенно радоваться нечему — срок-то почти на исходе. И кто знает, какие ещё препятствия могут встретиться на пути? А вдруг у этих амазонок для него особые планы?

Он много думал также о своих снах, анализировал, вертел и так и эдак, но кубики никак не складывались. Как ни пытался, он не мог понять, что происходит.

Гарриет придержала шаг, поравнялась с ним, и они теперь шли бок о бок.

— Ты прости, что мы тянули тебя через пустыню в мешке, — сказала она. Томас не мог как следует рассмотреть её лицо в тусклом свете звёзд, но догадывался, что на лице у девушки сейчас кривоватая смущённая усмешка.

— О, что ты, какие извинения. Приятно расслабиться и дать другим поработать за тебя некоторое время. — Томас понимал, что надо немного поломать комедию, показать, что он спокоен и даже в настроении шутить. Пока ещё он не мог доверять этим юным леди полностью, но вынужден был водить с ними дружбу — другого ничего не оставалось.

Смех Гарриет немного успокоил его.

— Вообще-то, знаешь, мужик из ПОРОКа дал нам весьма специфические инструкции относительно тебя, — продолжала Гарриет. — Но у Терезы просто мания какая-то — ей, вот, ну прямо позарез надо тебя угрохать. Как будто она сама эту идею родила и выносила.

От её слов Томасу сделалось больно. Ну, да ладно, зато у него, наконец, есть возможность узнать побольше — нельзя не воспользоваться таким шансом.

— Мужик из ПОРОКа — он был в белом костюме и выглядел как крыса, превращённая в человека?

— Точняк! — без колебаний подтвердила она. — Он и с вашей группой разговаривал?

Томас кивнул.

— А что за... специфические инструкции он дал вам?

— Ну, почти всю дорогу мы проделали под землёй, в туннеле. Вот почему вы не видели нас в пустыне. Первое большое дело, которое мы должны были провернуть — это та идиотская затея в хибаре с южной стороны города. Когда вы с Терезой разговаривали, помнишь?

У Томаса засосало под ложечкой. Вся группа была там, не только Тереза, оказывается...

— Угу, помню.

— Так вот, наверно, ты и сам догадался, что всё это была только комедия. Так, конфета от доброго дяди, чтобы ты почувствовал себя в безопасности. Которая на самом деле — сплошная фальшивка. Тереза сказала нам, что они как-то так... ну, что ли, контролировали её, что даже заставили её поцеловать тебя. Это правда?

Томас остановился, согнулся и уперся руками в колени. Что-то словно высосало из него весь воздух.

Вот оно. Последние сомнения исчезли без следа. Тереза теперь его враг. А может, она никогда и не была его другом?

— Я понимаю, тебе больно, — тихо сказала Гарриет. — Похоже, что ты... что у тебя были к ней чувства.

Томас выпрямился, медленно втянул в себя воздух.

— Я... просто... Я надеялся, что всё было как раз наоборот. Что они принуждали её сделать с нами что-то ужасное, но ей удалось вырваться из-под их контроля, и тогда она... поцеловала меня.

Гарриет положила руку на его локоть.

— Она с самого начала, как только присоединилась к нам, начала выставлять тебя настоящим чудовищем, сделавшим с ней что-то невообразимо ужасное. Только она никогда не рассказывала что именно. А я знаешь что скажу? Ты вовсе не похож на того жуткого монстра, каким она тебя расписывала. Наверно, поэтому мы и передумали убивать тебя.

Томас закрыл глаза и постарался утихомирить бешено бьющееся сердце. Потом встряхнулся и снова двинулся по тропе.

— О-кей, рассказывай дальше. Рассказывай всё. Мне всё нужно знать.

Гарриет шагала в ногу с ним.

— Остальные инструкции насчёт твоего убийства были: захватить тебя в пустыне и принести сюда. Ну, мы так и сделали. Нам даже было сказано не выпускать тебя из мешка до тех пор, пока мы не скроемся с глаз группы А. Потом... м-да, великий день по инструкции должен был бы наступить послезавтра. Нам сказали, что с северной стороны в горе будет выстроено такое специальное место... место, где тебя нужно будет... убить.

Томас опять чуть не остановился, но усилием воли заставил ноги двигаться.

Место? Какое ещё место? Что это значит?

— Да не знаю я! Он сказал, что нам станет ясно, что делать, когда мы прибудем туда. — Она замолчала и прищёлкнула пальцами, словно в голову ей пришла какая-то идея. — Спорим, что туда-то она и отправилась!

— Ты думаешь? Сколько нам осталось идти?

— Честно говоря, понятия не имею.

И дальше они шли молча.


Переход через горы занял больше времени, чем рассчитывал Томас. Шла вторая ночь их пути, когда впереди раздались крики: они дошли до конца прохода. Томас, по-прежнему идущий в хвосте группы, бросился бегом — ему не терпелось увидеть, что же находится с северной стороны гор. Так или иначе, но там будет решаться его участь.

Группа сбилась в кучку на площадке, расположенной на громадном обломке скалы, в незапамятные времена вывалившемся из узкого каньона прохода. Его склоны крутыми обрывами спускались до самого подножия гор. Луна в своей третьей четверти освещала лежащую перед ними равнину, придавая ей жутковатый тёмно-лиловый цвет. Равнина была совершенно плоской — на мили и мили простиралась безжизненная, голая земля.

Только голая земля и больше ничего.

Никаких признаков того, что могло бы сойти за Мирную Гавань. А ведь до неё должно быть не больше нескольких миль!

— Может быть, мы просто её не видим? Темно ведь...

Томас не знал, кто это сказал. Но и он, и остальные сразу поняли, почемуона это сказала. Попытка сохранить надежду.

— Конечно! — чересчур оптимистически согласилась Гарриет. — Должно быть, это просто вход в очередной подземный туннель. Я уверена, что она здесь!

— Как думаешь, сколько миль осталось? — спросила Соня.

— Да уж не больше десяти, если принять во внимание, где мы начали путь и сколько тот мужик сказал нам пройти, — ответила Гарриет. — А скорее всего семь или восемь. Хм, я-то думала, мы выйдем, глядь — а там большое красивое здание со смайликом на фасаде.

Томас до боли в глазах всматривался в темную равнину, но тоже ничего не видел. Лишь море лиловой черноты, убегающее к самому горизонту, а там — бархатный занавес неба, расшитый серебряными звёздами. И нигде ни следа Терезы.

— Ну что ж, — подытожила Соня. — Ничего не поделаешь — продолжаем двигать на север. Нечего было и ожидать, что всё будет так легко и весело. Может, до восхода нам удастся спуститься — тогда поспим уже на плоской земле.

Остальные согласились и собрались было уже вступить на едва заметную тропу, уводящую вниз, когда Томас подал голос:

— А где же Тереза?

Гарриет оглянулась на него. В свете луны её лицо было окружено слабо люминесцирующим ореолом.

— Ты знаешь, как раз сейчас мне глубоко по фиг. Если ей хватает ума строить из себя разобиженную мамзель, когда не выходит так, как ей хочется, то уж, конечно, хватит ума нагнать нас, когда дурь выветрится. Пошли.

Они двинулись вниз по извилистой, крутой тропе, скрипя подошвами по камню и скользя по осыпям. Томас ничего не мог поделать — он оглянулся и внимательным взглядом обшарил склон горы и узкий вход в каньон, из которого они только что вышли. Должно быть, он окончательно запутался, но, как ни странно, ему по-прежнему хотелось увидеть Терезу... Он так ничего и не углядел, лишь неясные, переменчивые тени да блики лунного света на скальных стенах.

Он повернулся и двинулся вслед за всеми, почти обрадованный, что Тереза так и не объявилась.


Группа постепенно спускалась, в молчании следуя извивам тропы. Томас снова плёлся позади. Плёлся и тупо удивлялся, до чего пусто и просторно теперь у него в голове. Ни малейшего понятия и никаких соображений о том, где сейчас его друзья, или о том, какие опасности могут подстерегать его в ближайшем будущем.

Прошёл примерно час, и ноги потихоньку начали гореть от непривычной ходьбы вниз по склону. Группа добралась до узкой, полной мёртвых деревьев лощины, прорезавшей склон горы. Похоже, когда-то здесь был водопад, который и питал эту рощу. Если и так, то безжалостная Топка давно уже высосала последнюю каплю влаги.

Томас, по-прежнему замыкающий колонну, как раз собирался миновать дальний край мёртвой рощи, когда чей-то голос позвал его по имени. От неожиданности он споткнулся и едва не упал. Резко обернулся и увидел Терезу — та выступила из-за толстой белой коряги. В руке она сжимала копьё. Лицо девушки было в тени. Другие воительницы, по-видимому, ничего не слышали, потому что безостановочно шли дальше.

— Тереза, — прошептал он. — Что...

Дальше он не нашёлся, что сказать.

— Том, нам надо поговорить, — ответила Тереза. Она говорила почти как та девушка, которую он когда-то знал. — Не беспокойся за них. Пойдём со мной. — Она мотнула головой в сторону деревьев у себя за спиной.

Он посмотрел вслед девушкам группы Б, которые по-прежнему продолжали свой путь, уходя от него всё дальше, затем повернулся к Терезе:

— Может быть, нам надо...

— Брось. Комедия окончена. Пошли.

Она развернулась и, не ожидая его ответа, вступила в безжизненную рощу.

Томас напряжённо соображал целых две секунды. Мысли метались в замешательстве, инстинкты вопили: не делай этого!

Но он двинулся за ней.


ГЛАВА 50


Деревья были мертвы, но вели себя как живые: хватали своими ветвями Томаса за одежду и царапали кожу. Переплетение теней на земле и сияющая в свете луны белая, как высохшая кость, древесина придавали всему этому месту потусторонний вид. Тереза молча и плавно, словно бестелесный призрак, скользила вверх по склону.

Наконец, Томас отважился заговорить:

— Куда мы идём? Ты думаешь, я поверю, что всё это была лишь комедия? Почему ты не согласилась, когда все остальные решили оставить меня в живых?

Но вместо ответа она сказала что-то странное. Не сбавляя шага, лишь еле заметно повернув к нему голову, она произнесла:

— Ты знаком с Арисом? — и продолжала идти, не задерживаясь.

Томас приостановился — он был ошеломлён.

— Ты сказала — Арис? Откуда тебе вообще известно о его существовании? Какое он имеет отношение ко всему этому? — Он поспешил нагнать её, сгорая от любопытства и одновременно по непонятной причине страшась услышать ответ.

Она ответила не сразу: как раз в это время они продирались сквозь особенно густое переплетение мёртвых ветвей. Как только идти стало полегче, Тереза остановилась и повернулась к Томасу. Её лицо попало в полосу лунного света, и Томас увидел на её лице выражение глубокой печали.

— Я хорошо знаю Ариса, — глухо сказала она. — Гораздо лучше, чем тебе бы хотелось. Он не только занимал много места в моей жизни — мы с ним можем разговаривать напрямую в мозг, как когда-то мы с тобой. Даже когда я была в Приюте, он разговаривал со мной всё время. И мы знали, что в конце концов ониснова сведут нас вместе.

Томас тщетно пытался найти хоть какой-нибудь ответ. То, что она поведала, было слишком неожиданно. Первой его мыслью было — она шутит. Это ещё один фокус ПОРОКа!

Она ждала, сложив на груди руки, словно ей доставляло радость видеть, как он мучается, не находя слов для ответа.

— Ты лжёшь, — наконец выдавил он. — Всё, что ты делаешь и говоришь — сплошная ложь! Я не могу понять почему, не могу понять, что происходит, но...

— Ох, Том, перестань! Ты что, и в самом деле такой дурак? После всего того, что с тобой случилось, ты ещё способен чему-то удивляться? Всё, во что мы с тобой были вовлечены вместе, было лишь частью одного идиотского теста. Тест окончен. Мы с Арисом сделаем то, чего от нас ожидают, и жизнь потечёт дальше. ПОРОК — единственное, что теперь имеет значение. Только он и больше ничего.

— Что ты такое говоришь?! — Он был совершенно опустошён.

Тереза устремила взгляд на что-то, находящееся позади него. Он услышал хруст сучков под чьими-то шагами, но ему хватило силы воли не уронить своё достоинство — он не обернулся.

— Том, — сказала Тереза, — Арис стоит позади тебя, и у него очень большой нож. Только попробуй сделать какую-нибудь глупость — и он перережет тебе горло. Ты пойдёшь с нами и будешь выполнять то, что мы скажем. Ты понял?

Томас смотрел на неё и надеялся, что кипящая в нём ярость во всей своей полноте отражается на его лице. Ещё никогда в жизни он не испытывал такого бешенства. По крайней мере, в той жизни, которую помнил.

— Будь вежливым, Арис, — сказала она. — Поздоровайся. — И затем последовало самое страшное — она улыбнулась.

— Привет, Томми, — раздалось сзади. Да, это был Арис, но из его голоса исчезло всякое дружелюбие. — Какое счастье снова быть рядом с тобой. — Кончик его ножа уперся Томасу в спину.

Томас не проронил ни слова.

— Ну, хорошо, — сказала Тереза. — По крайней мере, ты ведёшь себя как взрослый человек. Следуй за мной, мы уже почти на месте.

— Куда мы идём? — Голос Томаса был твёрд, как сталь.

— Скоро узнаешь. — Она повернулась и продолжила путь сквозь рощу неживых деревьев, опираясь на копьё, как на дорожный посох.

Томас поспешил следом — не хотелось доставлять Арису удовольствие подогнать его ножичком в спину.

Лес становился гуще, деревья — толще, луна исчезла. Тьма давила, лишая его не только света. Она лишала его жизни.


Они подошли к пещере, вход в которую прятался за густой купой деревьев. Томас не получил никакого предупреждения — только что они прокладывали себе путь сквозь колючие ветви, а в следующий момент уже стояли в высоком, узком отверстии, зияющем в склоне горы. Из глубины норы просачивался болезненно-зелёный свет, и Тереза, отступившая к стене, чтобы дать пройти своим спутникам, выглядела в этом освещении сущим зомби.

Арис обогнул Томаса, затем, целясь кинжалом, как пистолетом, прямо ему в грудь, отступил задом к другой стене и прислонился к ней. Томасу оставалось только переводить глаза с одного на другую и обратно. А он-то безоговорочно доверял этим людям, они были его друзьями!.. До нынешнего момента.

— Ну, вот и добрались, — сказала Тереза, взглянув на Ариса.

Тот ответил, не отводя от Томаса насторожённых глаз:

— Угу, мы на месте. Ты не шутила, когда рассказывала, что он сумел уговорить других пощадить его? Он что — какой-то супер-пупер психолог?

— Вообще-то, так даже получилось лучше. Легче доставить его сюда. — Тереза бросила на Томаса снисходительный взгляд и подошла к Арису. Демонстративно приподнялась на цыпочки, поцеловала Ариса в щёку и улыбнулась. — Я так счастлива — мы снова вместе.

Арис тоже ответил ей улыбкой. Он послал Томасу предупреждающий взгляд, после чего рискнул отвести глаза, устремив их на Терезу, склонил к ней голову и... поцеловал в губы.

Томас оторвал от них взор и закрыл глаза. Её мольбы доверять ей, её быстрый шёпот через ткань мешка: «Держись, мужайся» — всё это было только для того, чтобы доставить его сюда без особых забот и хлопот.

Чтобы здесь она смогла выполнить какую-то зловещую задачу, поставленную перед ней ПОРОКом.

— Заканчивайте уже, что ли, — сказал он наконец, не решаясь открыть глаза — ему не хотелось знать, чем они там занимаются, почему притихли. Ему хотелось, чтобы они думали, что он сдался, упал духом. — Кончайте со мной.

Они не ответили. Он ничего не мог поделать — бросил взгляд в их сторону. Они что-то шептали друг другу, перемежая слова поцелуями. Внутри у Томаса словно что-то загорелось.

Он отвёл глаза, сфокусировав их на источнике света в глубине пещеры — большом прямоугольнике, фосфоресцирующем бледно-зелёным, неземным светом. Прямоугольник высотой в человеческий рост и шириной около четырёх футов был врезан прямо в скальную стену. По его поверхности танцевали странные пятна. Он выглядел как окно в резервуар с радиоактивной массой, светящейся и смертельно опасной.

Краем глаза он заметил, что Тереза отступила от Ариса. Должно быть праздник любви закончился. Томас прямо посмотрел на неё, опасаясь, не говорят ли его глаза: «Видишь? Я раздавлен».

Том, — обратилась она к нему. — Если это поможет, то я глубоко сожалею, что причинила тебе боль. Там, в Лабиринте, я делала, что положено. Стать твоим не-разлей-вода-другом был очень верный ход: так мы сумели восстановить необходимые нам воспоминания, выявить код и выбраться оттуда. И здесь, в Топке, выбор у меня тоже был невелик. Чтобы выдержать Испытания, нам надо было доставить тебя сюда. Либо ты, либо мы!

Тереза секунду помолчала; в её глазах промелькнула непонятная искорка.

— Том, мой лучший друг — это Арис, — спокойно, ровно промолвила она.

Этого Томас уже не выдержал.

— Мне... всё... равно! — выкрикнул он, хотя ничто не могло быть дальше от истины.

— Я лишь хочу сказать: если я тебе небезразлична, ты должен понять, почему я пошла на всё, чтобы Арис был в безопасности и чтобы мы с успехом прошли через Испытания. Разве ты не сделал бы того же самого для меня?

Томас не мог поверить, как далёк он теперь от той девушки, которую когда-то считал своим самым близким другом. Ведь даже во всех его воспоминаниях она всегда была рядом.

— Что это? Ты стараешься причинить мне боль всеми способами, доступными в этой части Вселенной? Просто заткни свой поганый рот и делайте то, зачем притащили меня сюда! — Он тяжело дышал, грудь разламывалась от душившего его гнева, сердце колотилось в смертельном, бешеном ритме.

— Прекрасно, — ответила она. — Арис, время открыть дверь. Для Тома настала пора уйти.


ГЛАВА 51


Больше эти двое не услышат от него ни слова, решил Томас. Но без борьбы он не сдастся! Выждет, посмотрит, и как только выдастся возможность...

Арис остался на посту около Томаса, по-прежнему наставляя на того остриё своего кинжала, а Тереза направилась к зелёному прямоугольнику. Неподходящее время для проявления любопытства, но Томас ничего не мог поделать — его буквально распирало узнать, что это за дверь такая.

Силуэт Терезы вырисовывался теперь на светящемся фоне, отчего контуры её фигуры выглядели слегка размытыми, словно она вот-вот растворится в воздухе. Девушка пересекла всю пещерку, подошла к задней стене и начала стучать по чему-то пальцем — наверно, там была клавиатура, которой Томас не видел.

Закончив, она отступила на шаг.

— Ну, что ж, посмотрим, действует эта штука или нет, — сказал Арис.

— Действует, — убеждённо ответила Тереза.

Раздался громкий хлопок, а вслед за ним — резкое шипение. Правый край зелёного плексигласа отошёл от стены — дверь начала поворачиваться. Через всё расширяющуюся щель прорывались струи белого тумана и тут же без следа растворялись в полутёмном пространстве пещеры — словно давно не открывавшийся морозильник выпускал свой холод в жаркий мрак ночи. И хотя плексигласовый прямоугольник продолжал испускать странное зеленоватое свечение, за дверью царила темень.

Ага, понял Томас, значит, это не окно, это дверь и есть. Должно быть, в ядерный отстойник ему ещё рановато...

Дверь распахнулась полностью, с треском ударившись о морщинистую скальную стену. Теперь на месте фосфоресцирующего прямоугольника зиял чёрный провал — свет туда не проникал, и рассмотреть, что находится внутри, было невозможно. Туман перестал сочиться в пещеру.

Томас почувствовал, что под ним разверзлась бездна страха в ожидании грядущих событий.

— У тебя фонарик есть? — спросил Арис.

Тереза положила копьё на пол, стащила со спины рюкзак и принялась рыться в его содержимом. Через несколько секунд она извлекла ручной фонарик и включила его.

Арис кивнул на открывшийся проём:

— Посмотри, что там такое, а я пока постерегу его. Без глупостей, Томас. Уверен — что бы они там для тебя ни приготовили, это наверняка не так неприятно, как умереть от ножа.

Томас не ответил, памятуя о своей злополучной клятве молчать как рыба. Нож... А не может ли он отобрать его у Ариса?

Тереза подошла к тёмному прямоугольнику и посветила фонариком внутрь. Поводила из стороны в сторону, вверх-вниз... Луч прорезал облако тумана, впрочем, он был так редок, что сквозь него можно было разглядеть внутренность крохотной комнаты.

Вернее, не комнаты, а каморки всего нескольких футов глубиной. Стены были сделаны из какого-то серебристого металла и усеяны многочисленными бугорками высотой в дюйм с чёрной дырочкой на конце. Бугорки располагались на расстоянии дюймов пять друг от друга, образуя на стенах правильные клетки.

Тереза повернулась к Арису и выключила фонарик.

— Выглядит, вроде бы, нормально, — сказала она.

Арис резко повернул голову в сторону пленника. Вот досада — Томаса так заело любопытство, что он упустил шанс что-нибудь предпринять для собственного спасения.

— Ну что, пора? — спросила Тереза.

— Пора. — Арис кивнул и перебросил нож в другую руку. — Томас, будь паинькой и войди внутрь. Кто знает, может, это лишь ещё один дурацкий тест, и как только ты окажешься в каморке, они просто опустят тебя. И тогда для нас всех настанет время великого радостного воссоединения.

— Заткнись, Арис, — сказала Тереза. Впервые за довольно долгое время она сказала нечто, не вызвавшее у Томаса желания двинуть ей промеж ушей. Она обернулась к Томасу, избегая смотреть ему прямо в глаза: — Давайте поскорее покончим с этим.

Арис махнул Томасу ножом: мол, иди давай.

— Ну что стоишь? Или хочешь, чтобы я потащил тебя туда силком?

Томас смотрел на него, изо всех сил стараясь сохранить бесстрастное выражение лица. Это было не так просто — в нём вскипала волна паники, мысли мелькали в сумасшедшем хороводе: сейчас или никогда! Борись или умри!

Он медленно обратил взор на открытую дверь и так же медленно двинулся к ней. Три шага — и он уже прошёл половину расстояния. Тереза насторожённо выпрямилась, напрягла руки — на случай, если ему вздумается выкинуть какую-нибудь глупость. Арис приставил остриё ножа к шее Томаса.

Ещё один шаг. И ещё один. Теперь Арис стоял в двух или трёх футах слева от него, Тереза — позади Томаса, так что он её не видел. Открытый дверной проём необычной серебристой комнаты со стенами в мелкую дырочку маячил прямо перед ним.

Он остановился и искоса взглянул на Ариса.

— Что ты чувствовал, когда Рейчел истекала кровью у тебя на глазах? — Пробный шар. Выбить противника из колеи.

Удар попал в цель. Арис застыл и тем дал Томасу ту самую долю секунды, в которой он так нуждался.

Он прыгнул на Ариса и, сделав широкий замах левой рукой, выбил нож из рук противника. Оружие заскакало по неровному каменному полу. Правый кулак Томаса впечатался Арису в солнечное сплетение. Тот упал, отчаянно пытаясь вдохнуть.

Звяканье металла о камень, донёсшееся из-за спины, не дало Томасу двинуть противника ногой. Он оглянулся и увидел Терезу, взявшую наизготовку своё копьё.

Они на секунду встретились глазами, и тут она кинулась в атаку. Томас выбросил вверх руки, пытаясь защититься, но поздно — древко копья, описав в воздухе дугу, обрушилось сбоку ему на голову. Из глаз посыпались искры; он упал, но сознания не потерял, и сразу же поднялся на четвереньки, готовый продолжать борьбу.

Но тут раздался крик Терезы, и в следующее мгновение тупой конец копья ввалил ему в заднюю часть головы. Томас снова рухнул на пол, что-то мокрое потекло по волосам и закапало с висков. Голова раскололась от боли, словно кто-то, раскроив ему череп топором, вонзил его прямо юноше в мозг. Боль мгновенно распространилась по всему телу, и Томаса чуть не стошнило. Немыслимым усилием он оттолкнулся от пола и рывком перевернулся на спину. И увидел, что Тереза вновь занесла копьё для удара.

— Ступай в каморку, Томас! — тяжело выдохнула она. — Пошёл, или получишь ещё! Клянусь, буду вламывать тебе до тех пор, пока не отключишься или не истечёшь кровью до смерти.

Арис очнулся и поднялся на ноги, теперь он стоял рядом с Терезой.

Томас согнул обе ноги и с силой выбросил их вперёд, двинув обоих противников по коленям. Те вскрикнули и повалились друг на друга. Этот удар потребовал от Томаса всех его сил, ужасная боль волной прошлась по всему его телу, в глазах вспыхнуло — он почти ослеп; мир завращался в яростном кружении. Томас со стоном перевернулся на живот, пытаясь оттолкнуться руками, чтобы встать. Но едва он приподнялся на несколько дюймов, как снова оказался на полу — Арис упал ему на спину и в следующий миг уже душил Томаса, зажав ему шею согнутой в локте рукой.

— Вали внутрь, понял? — прошипел Арис ему в ухо. — Тереза, помоги!

Томас больше был не в состоянии бороться с ними. Те два удара, что обрушились на его голову, казалось, высосали из него все силы; мышцы его обмякли, как будто, не получая от мозга команд, не знали, что им делать. Тереза схватила его за обе руки и потащила к двери, Арис подталкивал сзади. Томас вяло отбрыкивался. Обломки камней и неровности пола впивались ему в спину, обдирали кожу...

— Не делай этого, — прошептал он в отчаянии. Каждое слово давалось ему с огромным трудом и болью. — Пожалуйста... — Он больше ничего не видел, кроме белых ослепительных вспышек. Сотрясение мозга, понял он. Страшное, тяжелейшее сотрясение.

В полубессознательном состоянии, он едва заметил, как его перетащили через порог каморки. Тереза прислонила его руки к прохладной задней стенке, переступила через него и помогла Арису занести внутрь ноги Томаса. Вместе они повернули его на бок, и теперь он лежал, свернувшись клубком; у него не было даже сил, чтобы в последний раз взглянуть им в глаза.

— Нет... — сказал, вернее, еле слышно прошептал он. В мыслях возникла сцена Изгнания Бена из Приюта. Не очень подходящий момент, чтобы думать от этом, но просто теперь Томас на себе прочувствовал, что ощущал несчастный мальчик в свои последние секунды, перед тем как стены сомкнулись, навсегда закрывая его в Лабиринте.

— Нет... — повторил он так тихо, что вряд ли они что-либо услышали. Всё его тело, с ног до головы, разламывалось от боли.

— Какой ты упрямый, — услышал он голос Терезы. — Вот обязательно надо было создавать себе излишние трудности! И не только себе — нам тоже!

Тереза... — прошептал Томас. Он пробился сквозь стену боли и попытался позвать её телепатически, несмотря на то, что долгое время у него не получалось это сделать: «Тереза...»

И она ответила.

«Извини, Том, что пришлось принести тебя в жертву, — прозвучал в его голове голос Терезы. — И спасибо тебе за это».

Он не заметил, как дверь начала закрываться, и в тот момент, когда в его помрачающемся сознании отзвучало последнее, ужасное слово Терезы, она со стуком захлопнулась.


ГЛАВА 52


Задняя часть закрывшейся двери тоже мерцала зелёным, превращая эту каморку в жуткую, зловещую камеру смертника. Наверно, он бы кричал, и плакал, и бился в припадке, и выл, как ребёнок, если б только голова так не раскалывалась. Боль была такая, что казалось, будто глаза плавают в кипящей лаве.

И даже тогда, несмотря ни на что, его сердце разрывалось на части при мысли о том, что Тереза потеряна для него навсегда. Но он не плакал — просто не мог позволить себе плакать.

Время остановилось, он не замечал его течения. Словно те, кто стоял за всем этим, давали ему время подумать над своей жизнью, пока он, лёжа в тесной камере, ожидал конца. И он думал — думал о том, как призыв Терезы несмотря ни на что доверять ей обратился в грязный и жестокий трюк, из-за которого её двуличие и предательство выглядело лишь ещё более отвратительным.

Прошёл час. Или два. Или три. А может, только тридцать минут. Он не знал.

И тогда послышалось шипение.

В бледном, тлеющем свечении двери он различил, как из дырочек, прорезанных на концах выступов в металлической стене, начала распыляться какая-то влага. Он повернул голову — череп снова разорвало болью — и увидел то же самое и на других стенах: через все дырки вырывались фонтанчики туманной взвеси.

И это шипение — словно разворошенное кубло ядовитых змей...

«Ну, вот и конец», — подумал он. После всего того, что выпало ему на долю, после всех тайн, загадок, борьбы и кратких мгновений надежды, они попросту удушат его ядовитым газом? Как глупо. Элементарно глупо. Он дрался с гриверами и хрясками, выжил после огнестрельного ранения и общего заражения организма. ПОРОК. Странно, они же спасли его! А теперь вот так вот запросто умертвят с помощью газа?!

Он сел, вскрикнув от боли. Осмотрелся в поисках чего-нибудь, что он мог бы...

Он устал. Ох, как он устал...

Что-то сдавило грудь. Тошнит...

Газ.

Усталость. Боль. Он весь измотан.

Вдыхает ядовитый газ.

Нет сил бороться...

Так... устал...

Давит... внутри...

Тереза... Почему всё должно было кончиться так страшно?..

Устал...

Сквозь туман в помутившемся сознании он ощутил, как голова ударилась о пол.

Предан.

Так...

Устал...


ГЛАВА 53


Томас не знал, жив он или умер. Скорее всего, он спит. То есть сознаёт себя, но как бы сквозь туманную дымку. Опять очередной сон-воспоминание.


Томасу шестнадцать. Перед ним стоят Тереза и ещё одна девушка, которую он не может узнать.

И Арис.

Арис?

Все трое с печалью смотрят на него. Тереза плачет.

— Время идти, — говорит Томас.

Арис кивает:

— Сначала в Сканер, потом в Лабиринт.

Тереза ничего не говорит, только смахивает слёзы.

Томас протягивает Арису руку, и тот жмёт её. Потом Томас обменивается рукопожатием с незнакомой девушкой.

Тереза бросается ему в объятия. Она всхлипывает, и Томас вдруг понимает, что тоже плачет. Он крепче прижимает её к себе, и его слёзы капают ей на волосы.

— Тебе пора, — говорит Арис.

Томас смотрит на него. Тянет время. Пытается насладиться этими недолгими мгновениями с Терезой — последними мгновениями, когда ещё вся его память при нём. Теперь им не скоро выдастся случай вот так держать друг друга в объятиях. Очень, очень не скоро.

Тереза поднимает на него глаза.

— Всё правильно, всё пойдёт как надо. Всё будет как надо...

— Я знаю, — отвечает Томас. Ему так невыносимо грустно, что всё тело начинает ныть.

Арис открывает дверь и жестом зовёт Томаса за собой. Тот повинуется, но напоследок ему удаётся бросить на Терезу ещё один, полный надежды взгляд. Старается подбодрить её.

— До завтра! — говорит он.

И это правда. И потому так больно.


Сновидение померкло, и Томас соскользнул в самый непроницаемо-чёрный сон в своей жизни.


ГЛАВА 54


Шёпот в ночи.

Вот что услышал Томас, когда начал приходить в сознание. Низкий, сиплый, словно наждак, трущийся о барабанные перепонки. Он не мог разобрать ни слова. Вокруг было так темно, что понадобилось несколько секунд, чтобы понять — его глаза открыты.

На лицо ему давило что-то холодное и твёрдое. Пол. Он так и не двинулся с того самого мгновения, как газ отправил его в нокаут. Странно, но голова больше не болела. Ещё более странно — вообще ничего не болело. Наоборот — его затопила волна освежающей эйфории, настолько сильная, что в мозгах слегка помутилось. А может, он просто счастлив, что ещё жив?

Он оперся на руки и сумел сесть. Можно было оглядываться до посинения — всё равно бы ничего не увидел, ниоткуда не прорывалось ни лучика света. Полная, абсолютная темнота. Интересно, куда девалось зеленоватое свечение двери, которую захлопнула за ним Тереза?

Тереза...

Всё воодушевление испарилось. Он вспомнил, что Тереза сделала с ним. Хотя постой...


Он же не умер!

Ну разве что загробная жизнь представляла собой сидение в непроницаемо чёрной комнате.

Несколько минут он отдыхал, давая своему мозгу окончательно проснуться, и только потом поднялся на ноги и начал на ощупь обследовать окружающее. Три холодных металлических стены с равномерно расположенными бугорками с дыркой на конце и одна — гладкая, похоже, из пластика. Нет сомнений — он в той же самой камере.

Он забарабанил в дверь:

— Эй! Есть там кто-нибудь?

Мозг заработал на полную катушку. Сны-воспоминания, теперь уже не один-два, а несколько — вот что занимало его мысли. Да, тут было над чем подумать, а уж вопросов — так и вообще не счесть. То, что вспомнилось ему в Приюте во время Превращения, постепенно обрастало подробностями. Он был частью планов ПОРОКа, частью Испытаний. Они с Терезой были тогда близкими друзьями, а то, в чём они принимали участие, казалось правильным, ведь всё что делалось — делалось с очень благородной целью. С великой целью.

Ну и куда же девалось это чувство правильности? Теперь его не было. Всё, что испытывал сейчас Томас — это стыд и гнев. Чем можно оправдать все те злодеяния, что они — и ПОРОК, и он лично как его часть — совершили? Хоть он и не думал о себе, как о ребёнке, но ведь, по сути, и он, и все остальные были детьми. Детьми! Он был сам себе противен. Он не знал, когда это случилось, только ощущал, что внутри него словно что-то надорвалось.

А Тереза... Как он мог вообще когда-нибудь питать к ней тёплые чувства?!

Что-то щёлкнуло, и вслед за тем послышалось шипение, нарушая ход его мыслей.

Дверь начала медленно отворяться. За нею, в бледном свете раннего утра стояла Тереза. Её лицо было залито слезами. Как только Томас переступил порог, она бросилась ему на шею и прижалась головой к его плечу.

— Прости меня, Том, — мешая слова со всхлипами, проговорила она. — Пожалуйста, умоляю, прости! Они сказали, что убьют тебя, если мы не сделаем то, что они велят, как бы ужасно это ни было. Прости, прости, Том!

Томас не мог заставить себя ответить ей, не мог принудить свои руки обнять её в ответ. Предатель. Табличка на двери Терезы, разговоры между людьми в его снах. Кусочки мозаики начали складываться. Судя по тому, что ему теперь известно, она лишь пыталась вновь обмануть его. Она предала его, и, значит, он больше никогда не сможет доверять ей, а сердце к тому же подсказывало, что и простить её он тоже никогда не сможет.

Правда, вскоре он осознал, что Тереза, однако, сдержала обещание, которое дала ему ещё в самом начале. Она проделывала эти страшные вещи против своей воли. То, что она сказала тогда, в хибарке, оказалось правдой. Но он также понимал, что больше никогда и ничто между ними не станет, как прежде.

Он отстранил её от себя. Даже несмотря на то, что её синие глаза светились неподдельной искренностью, он не торопился расставаться со своими сомнениями.

— Э-э... Может быть, ты сначала расскажешь мне, что произошло?

— Я просила тебя доверять мне, — отвечала она. — Я говорила, что с тобой случится что-то очень-очень страшное, ведь так? Но всё это страшное было только спектаклем, притворством. — Она улыбнулась, и эта улыбка была так прекрасна, что Томасу поневоле захотелось найти способ забыть то, что Тереза сотворила с ним.

— Угу, так это ты, выходит, понарошку так рьяно долбала меня своим копьём, а потом бросила в газовую камеру? А мне показалось, ты делала это очень даже охотно! — Он не мог скрыть скептицизма и неприязни. Взглянул на Ариса — тот стоял со смущённым видом, словно был вынужден вмешаться в беседу, не предназначенную для чужих ушей.

— Я прошу прощения, — пробормотал он.

— Почему ты не сообщил мне раньше, что вы знаете друг друга? — спросил Томас. — Что... — Он не знал, что ещё сказать.

— Всё это было только притворством, Том! — повторила Тереза. — Пожалуйста, ты должен поверить нам! Они поклялись, что ты не умрёшь, что камера тоже имеет какую-то свою цель, а потом всё будет кончено. Прости, Том, я так сожалею!

Томас оглянулся на всё ещё настежь открытую дверь.

— Думаю, мне понадобится некоторое время, чтобы всё это уложилось в голове. — Тереза хотела, чтобы он простил её, и тогда всё будет, как прежде. Интуиция подсказывала ему, что так и надлежит поступить, запрятав подальше свою неприязнь. Ох, как же тяжело это сделать...

— А что происходило там, в камере? — полюбопытствовала Тереза.

Томас обернулся к ней.

— Может, сначала вымне всё выложите, а потом уже я? Думаю, уж такую-то малость я заслужил.

Она попыталась взять его за руку, но он убрал её под предлогом, что ему позарез понадобилось почесать затылок. Уловив мелькнувшее на её лице выражение боли, он почувствовал крохотное удовлетворение.

Да, конечно, — согласилась она, — ты прав, ты заслуживаешь услышать объяснение. Наверно, теперь мы можем рассказать тебе всё. Правда, о причинах того, что мы сделали, мы всё равно знаем очень мало...

Арис прокашлялся, чтобы обратить на себя внимание.

— Но, э-э, лучше мы будем рассказывать на ходу. Вернее, на бегу. Осталось всего несколько часов. Сегодня последний день.

Эти слова вывели Томаса из столбняка. Он взглянул на часы. Если Арис прав, и две недели подошли к концу, то у них оставалось пять с половиной часов. Сам Томас потерялся во времени — он не знал, как долго пробыл в камере. К тому же, если они не успеют вовремя, то всё остальное не будет иметь значения. Он надеялся, что Минхо с компанией нашли Мирную Гавань.

— Отлично. Давайте пока забудем об этих делах, — проговорил он и поменял тему: — Что-нибудь там, снаружи, изменилось? Я имею в виду — тогда ведь было ещё темно, но...

Да-да, знаем, — перебила Тереза. — Ни малейших признаков никакого здания. Ничего. При дневном свете так вообще кошмар. Одна выжженная пустыня, плоская, как сковородка. Ни деревца, ни холмика. А что уж говорить про какую-то Мирную Гавань!

Томас посмотрел на Ариса, затем опять на Терезу.

— Так, и что нам теперь делать? Куда идти? — Он подумал о Минхо и Ньюте, других приютелях, о Бренде и Хорхе. — Вы видели кого-нибудь из остальных ребят?

— Все девушки из моей группы уже спустились вниз, — ответил Арис. — Идут на север, как им сказано, отмахали уже пару миль. Мы видели и твоих друзей у подножия гор в миле-другой к западу отсюда. Точно не уверен, но, по-моему, все в целости, никто не потерялся по дороге. Они идут туда же, куда и группа Б.

Фу, как гора с плеч. Его друзья справились с задачей, и при этом, кажется, никто не погиб.

— Нам лучше начать двигаться, — заметила Тереза. — Ведь если мы чего-то не видим, это не значит, что его там нет. Кто знает, что ещё придумает ПОРОК на нашу голову? Надо делать так, как они говорят. Пошли.

У Томаса на короткий миг возникло желание махнуть на всё рукой, остаться на месте и будь что будет. Но эта малодушная мысль исчезла так же быстро, как и появилась.

— О-кей, пошли. Но вам придётся всё мне рассказать. Всё-всё.

— Расскажу, — пообещала она. — Парни, как вы смотрите на то, чтобы пуститься бегом, как только мы выберемся из мёртвой рощи? Не против?

Арис кивнул, а Томас закатил глаза:

— Нашла, о чём спрашивать. Я же Бегун!

Она приподняла брови:

— Хорошо, тогда посмотрим, кто первый сойдёт с дистанции.

Вместо ответа Томас первым выскочил из узкого входа в пещеру. Перед ним лежала мёртвая роща. Он решительно пошёл сквозь неё, отказываясь поддаваться натиску воспоминаний и эмоций, висящих на нём тяжким грузом.


Утро разгоралось, но небо не слишком посветлело. Откуда-то нагнало облаков, таких плотных, что Томас не мог бы определиться со временем, если бы не его часы.

Облака. В последний раз, когда он видел облака, случилась...

Будем надеяться, что эта буря окажется не такой опасной. Ага, как же, держи карман...

Как только они оставили за спиной лес мёртвых деревьев, Томас и его спутники двигались, не задерживаясь. Вниз, на равнину, вела хорошо утоптанная тропа, ломаным шрамом изрезавшая склон горы. Томас прикинул, что добраться до подножия займёт не меньше пары часов: бежать по осыпающейся, крутой дороге — верная возможность сломать щиколотку или ногу. А уж тогда он точно не доберётся ни до какой гавани.

Троица согласилась, что двигаться они будут живо, но на безопасной скорости, а как только окажутся на равнине — вот тогда и припустят во все лопатки. Они спускались гуськом: Арис, за ним Томас, Тереза замыкала. Над ними клубились тёмные тучи, а ветер, похоже, дул сразу во всех направлениях. Как и сообщал Арис, Томас сразу увидел внизу на равнине две отдельные группы — недалеко от подножия гор шли его друзья-приютели, а поодаль, милях в двух, тянулись девушки.

Томас, опять почувствовав радость и облегчение, готов был лететь вниз по склону, как на крыльях.

После третьего крутого поворота из-за спины донёсся голос Терезы:

— Значит, я так думаю, надо продолжить нашу историю с того места, на котором остановились?

Томас лишь кивнул. Ему самому не верилось — до того хорошо он себя чувствовал: желудок волшебным образом был полон, ничего не болело (а ведь ему здорово досталось!), свежий воздух, прохладный ветер — жизнь прекрасна! Не знаю, что это там был за газ, подумал он, но уж ядовитым его точно нельзя назвать. Однако, недоверие к Терезе продолжало грызть его, и он пока не собирался сменять гнев на милость.

— Это началось тогда, когда мы с тобой разговаривали в первую ночь после побега из Лабиринта. Я уже почти засыпала, и тут в моей комнате оказались люди, очень странно одетые. Вернее, жутко. Мешковатые комбинезоны и большие защитные очки.

— Что, правда? — не оглядываясь спросил Томас. Похоже на тех парней, что приходили за ним после того, как его подстрелили.

— Я ошизела и пыталась дозваться тебя, но связь внезапно прервалась. Телепатическая, имею в виду. Не знаю, как мне это стало понятно, но я сразу сообразила, что её больше нет. С того момента она появлялась только изредка и очень ненадолго.

И тут она заговорила с ним напрямую в мозг:

«Теперь ты слышишь меня без проблем, правда?»

«Да. Вы с Арисом действительно разговаривали, когда мы жили в Лабиринте?»

«Ну-у...»

Она замолчала, и когда Томас оглянулся, на её лице он увидел беспокойство.

«В чём дело?» — спросил он, вновь устремляя взгляд на тропу — не хватало ещё оступиться и полететь кувырком с откоса.

«Мне бы не хотелось пока в это углубляться».

— Углубляться... — Он оборвал себя, обнаружив, что заговорил вслух. И продолжил в уме:

«Углубляться — во что?»

Тереза не ответила.

Томас изо всех сил напрягся и мысленно заорал на неё:

«Во что углубляться?!»

Некоторое время она не отвечала. Потом он услышал:

«Да, мы с ним разговаривали всё время, с самого моего появления в Приюте. По большей части тогда, когда я валялась в той дурацкой коме».


ГЛАВА 55


От Томаса потребовалась вся его сила воли, чтобы не остановиться и не повернуться к ней.

«Что?! Почему же ты не рассказала мне об этом ещё тогда, в Приюте?» Как будто ему требовалась дополнительная причина, чтобы невзлюбить их обоих ещё больше.

— Эй, ребята, что это вы помалкиваете? — спросил вдруг Арис. — Небось, перемываете мне косточки в своих милых головках?

Странное дело — он вообще не выглядел ни подавленным, ни обеспокоенным. Словно всё то, что случилось в мёртвом лесу и пещере, было лишь плодом Томасова воображения.

Томас испустил тяжкий вздох — его буквально распирало изнутри.

— Не могу поверить. Значит, вы двое... — Он вдруг сообразил, что, в сущности, не так уж и сильно удивлён. В последнем сне он видел Ариса. Тот тоже был частью этого, чем бы оно, это «это», ни являлось. И по тому, как они действовали в его сне-воспоминании, можно было сделать вывод, что все они были на одной стороне. С ударением на слове «были».

— А, чёрт с ним, — сказал наконец Томас. — Продолжай.

— Хорошо, — согласилась Тереза. — Очень много чего надо объяснить, так что не перебивай и слушай. Договорились?

Ноги у Томаса начали гореть.

— О-кей, но... Откуда ты знаешь, когда говоришь со мной, а когда с ним? Как действует эта связь?

— Просто так получается. Всё равно что спрашивать: откуда ты знаешь, какой ногой двигать — левой или правой. Просто... знаю, и всё. Мозги у меня так устроены.

— Мы же тоже так болтали с тобой, — встрял Арис. — Забыл, что ли?

— Не забыл, — проворчал Томас. Ему хотелось выть от злости и раздражения. Эх, вернуть бы себе память целиком — тогда все фишки лягут как надо, и он сможет двигаться дальше. Не мог понять, почему ПОРОК считал таким важным очистить их мозги от воспоминаний. И что за странные, необъяснимые протечки в последнее время? Случайны они или намеренны? Или это остаточное явление после Превращения?

Вопросы, вопросы, вопросы... Слишком много грёбаных вопросов и никаких ответов.

— Ну хорошо, — сказал он наконец. — Затыкаюсь и замыкаюсь. Продолжай.

— Мы поговорим обо мне и Арисе позже. Я даже не помню, о чём мы говорили — всё забылось, когда я очнулась. Наши комы — наверняка тоже часть Вариант, так что, может, мы продолжали общаться просто чтобы не сойти с ума. Я имею в виду — ведь мы же сами это всё придумали, ведь так?

— Мы придумали? — отозвался Томас. — Я не...

Но Тереза ткнула его в спину:

— Ты обещал помалкивать, или я ошибаюсь?

— Обещал, — буркнул Томас.

— Ну вот, эти люди заявились ко мне в комнату, одетые в эти жуткие шмотки, и моя телепатическая связь с тобой прервалась. Я перепугалась. Сначала подумала, что это просто дурной сон. А в следующий момент они сунули мне под нос что-то жутко вонючее, и я отключилась. Когда очнулась, то лежала в кровати в другой комнате. Напротив меня сидела целая группа людей — оказалось, что они за какой-то невидимой стеной; я обнаружила её только тогда, когда уперлась в неё руками. Какое-то силовое поле или что-то в этом роде.

— Да, — пробормотал Томас. — У нас тоже было что-то наподобие.

— Они заговорили со мной. Вот тогда они и изложили весь план — чтó я и Арис должны сделать с тобой. Они поручили мне рассказать ему о плане — ну, понимаешь, телепатически, ведь он был теперь в твоей... нашей... в группе А. А меня они послали в группу Б. Потом рассказали нам о том, что нам предстоит добраться до Мирной Гавани, и о том, что у нас у всех Вспышка. Мы были испуганы, озадачены, но что делать? Выбора-то не было. Прошли по подземному туннелю до самых гор, не заходя в город. И наша с тобой встреча в той маленькой постройке, и всё, что случилось с того момента, когда мы нагрянули к вам, вооружённые до зубов, — всё это входило в план.

Томас размышлял над отрывочными воспоминаниями, приходившими к нему во сне. Что-то подсказывало ему, что подобный сценарий действительно был разработан ещё до того, как он вступил в Приют и Лабиринт. У него были к Терезе сотни вопросов, но он решил пока придержать их.

Они достигли следующего поворота. Тереза продолжила:

— Я имею точное представление только о двух вещах. Во-первых, они сказали, что если я сделаю что-то не так, как мне велели, то они убьют тебя; мол, у них имеются и «другие альтернативы», что бы это ни значило. Во-вторых, непременным условием было то, чтобы ты в сложившейся ситуации чувствовал себя целиком и полностью преданным. Всё, что мы проделывали с тобой, служило одной цели — убедить тебя, что ты предан.

И снова Томас углубился в воспоминания. И он, и Тереза употребили слово «паттерны» незадолго до того, как он покинул её. Что оно означало?

— Ну, так что? — спросила Тереза после нескольких минут ходьбы в молчании.

— Что «так что»? — отозвался Томас.

— Что ты обо всём этом думаешь?

— Как?! Это и есть всё твоё объяснение? И я что, должен из штанов выпрыгнуть от счастья?

— Том, я не могла рисковать, пойми! Я точно знала, что они убьют тебя, если я не сделаю всё как надо. То есть, ты должен был убедиться, должен был почувствовать, будто я полностью предала тебя. Поэтому я так и старалась. Но почему это всё было так важно — я не знаю.

Томас вдруг обнаружил, что от всего этого потока информации у него снова разболелась голова.

— Да, и у тебя получилось по высшему разряду. А как насчёт того, что произошло в той хибарке? Когда ты поцеловала меня? И... почему понадобилось втягивать в это Ариса?

Тереза ухватила его за локоть, заставив остановиться, и повернула лицом к себе.

— Они всё рассчитали. Всё ради Вариант. Я правда не знаю, как это согласуется между собой.

Томас медленно покачал головой.

— Ну, хорошо, я в этом дерьме вообще ничего не могу понять. И уж извини, но я немного не в себе.

— У нас получилось?

— А?

— Да ведь они непонятно почему хотели, чтобы ты почувствовал себя жертвой предательства. И, похоже, у нас получилось. Ведь так?

Томас молча смотрел в её синие глаза. Затем сказал:

— Да. Получилось. Очень здорово получилось.

— Мне ужасно жаль, что пришлось всё это проделать. Прости. Но главное — ты жив. Я тоже. И Арис.

— Да, — проронил он снова. Ему расхотелось разговаривать с нею.

— ПОРОК получил, что хотел, и я получила, что хотела. — Тереза взглянула на Ариса — тот ушёл довольно далеко вперёд и теперь стоял ниже по склону, поджидая их. — Арис, повернись и смотри на равнину.

— Что? — огорошенно вопросил Арис. — Зачем?

— Не спрашивай. Делай, как прошу.

В её голосе больше не было жёсткости, не было злости и надрыва. Не было с той минуты, когда она выпустила его из газовой камеры. И однако, подозрения Томаса от этого только усилились. Что ещё она сейчас выкинет?

Арис вздохнул и закатил глаза, но сделал, как она велела — повернулся к ним спиной.

В тот же миг Тереза обхватила шею Томаса ладонями, притянула к себе. Он не отважился воспротивиться.

Они поцеловались, но в душе Томаса ничто не шевельнулось. Он не почувствовал ничего.


ГЛАВА 56


Ветер усилися, завившись в яростный вихрь.

В быстро темнеющем небе прогрохотал гром. Томас воспользовался этим предлогом и отстранился от Терезы. Он решил и на этот раз скрыть свои истинные, далеко не нежные чувства к ней. Времени оставалось мало, а путь предстоял неблизкий.

Призвав на помощь всё своё актёрское мастерство, он улыбнулся Терезе и сказал:

— Кажется, я понял. Ты творила чёрт-те что, но тебя к этому принуждали. Зато я остался в живых. Так?

— Ну, вроде так.

— Тогда я больше не буду сушить себе этим голову. Нам надо догнать остальных.

Если он хочет достичь Мирной Гавани, то необходимо сотрудничать с этими двумя. А о Терезе и её художествах он подумает потом.

— Если ты так считаешь... — Она натужно улыбнулась — почувствовала, должно быть, что что-то не так. А может, ей просто не нравилась перспектива предстать перед приютелями после всего, что натворила?

— Эй, ребята, вы там закончили? — крикнул Арис, всё так же глядя в другую сторону.

— Да! — крикнула в ответ Тереза. — И не воображай, что я ещё когда-нибудь поцелую тебяхотя бы в щёку. По-моему, я подхватила грибок.

Томас чуть не поперхнулся. Опасаясь, что Тереза сейчас уцепится за его руку, он чуть ли не бегом припустил вниз по тропе.


Чтобы добраться до подножия, потребовался ещё час. По мере спуска склон становился менее крутым, так что путники постепенно смогли увеличить скорость. Пройдя последний крутой поворот, они пробежали оставшуюся до равнины милю. Теперь перед ними до самого горизонта простиралась мёртвая, выжженная пустыня. Воздух был зноен, но небо затянули тучи, дул ветер — так что жара оказалась не слишком изнуряющей.

Видеть обе движущиеся группы — и приютелей, и группу Б — стало теперь, с плоской равнины, значительно труднее, к тому же в воздухе носились тучи пыли. Однако Томасу удавалось следить за их продвижением: и парни, и девушки — каждая группа сама по себе — упрямо шли на север. Даже с его неудобной точки обзора он мог видеть, как они при ходьбе налегают на тугие струи ветра.

Глаза резало от летящей по ветру пыли. Томас постоянно тёр их, отчего становилось только хуже — вдобавок к рези ещё и веки начали свербеть. Темнота вокруг сгущалась по мере того, как небо всё больше затягивалось плотными чёрными тучами.

Они сделали короткий привал — попить и подкрепиться тем немногим, что у них оставалось, потом ещё пару минут наблюдали за другими группами.

— Они просто идут там, как на прогулке, — сказала Тереза, указывая вперёд одной рукой, а другой прикрывая глаза от ветра. — Почему они не бегут?

— Потому что у нас ещё три часа до истечения срока, — ответил Арис, взглянув на часы. — И если только мы капитально не лоханулись с расчётами, то Мирная Гавань лежит всего в каких-то милях от подножия гор. Хотя вообще-то я ничего не вижу.

Как ни было Томасу горько это признать, но надежда, что они не видят ничего просто из-за дальности расстояния, стала исчезающе мала.

— Судя по тому, как они еле тянут ноги, они тоже не видят никакой Мирной Гавани. Должно быть, её здесь нет. Зачем тогда бежать? И куда? В пустыню?

Арис взглянул в серо-чёрное небо.

— Ой, что-то мне это не нравится. Как бы не пришлось принять участие в ещё одном шоу с громом и молниями.

— Если нам грозит электрическая буря, то лучше оставаться под прикрытием гор, — заметил Томас.

«А, что, классный был бы конец всему балагану! Самый что ни на есть подходящий! — подумал он. — Превратиться в кучку угольков, пока ищешь какую-то пресловутую Мирную Гавань, которой тут, похоже, вообще отродясь не бывало».

— Давайте-ка лучше догоним их, — сказала Тереза, — потом решим, что делать. — Она развернулась к обоим юношам и уперлась руками в бока. — Ну что, парни, понеслись?

— Понеслись, — ответил Томас. Он всеми силами старался не утонуть с головой в затопившей его волне тревоги. Так всё кончиться не может! Наверняка есть какое-то решение!

Арис только плечами пожал на призыв Терезы.

— Тогда бежим! — воскликнула Тереза, и прежде чем Томас успел среагировать, рванулась вперёд. Арис полетел следом.

Томас глубоко вдохнул. На память почему-то пришёл его первый забег в Лабиринте с Минхо. С чего бы?.. Шумно выдохнув, он припустил за своими спутниками.


Ветер дул так, что Томасу пришлось тратить вдвое больше сил, чем когда-либо в Лабиринте. После двадцати минут бега он заговорил с Терезой напрямую, в мозг.

«По-моему, ко мне в последнее время вернулись ещё кое-какие воспоминания. Во сне».

Он уже давно порывался рассказать ей об этом, но при Арисе пускаться в откровения не хотелось. Проверим, как она отреагирует на то, что он расскажет. Может, удастся докопаться до её истинных намерений?

«Да ты что?!» — отозвалась она.

Он понял: Тереза поражена.

«Да. Непонятные, разрозненные факты. Что-то из раннего детства. И... и ты тоже была там. Видел кое-что из наших дел с ПОРОКом... И ещё немного — о моменте перед уходом в Приют».

Она ответила не сразу — наверно, не решалась задать вопросы, которые мучили и его.

«А нам это чем-нибудь может помочь? Как много ты помнишь?»

«Да почти всё. Но всё равно этого мало, общая картина никак не складывается».

«Что ты видел?»

Томас пересказал ей все свои сны-воспоминания за последние пару недель. О том, как видел свою маму, об услышанном в операционной разговоре, о том, как они вдвоём подслушивали у двери совещание членов ПОРОКа. О том, как они упражнялись в телепатических беседах. И, наконец, о прощании перед его уходом в Приют.

«Так значит, Арис тоже был там? — спросила она, но прежде чем он успел ответить, продолжила: — Ну да, конечно, я ведь уже знаю о том, что мы все трое — участники. Но что это за бред про то, что кто-то умер, про какие-то там замены и прочее? У тебя есть какие-нибудь соображения?»

«Никаких. Но мне кажется, что если бы мы все вместе сели и потолковали об этом как следует — глядишь, к чему-то бы и пришли».

«Мне тоже так кажется. Том, я очень, очень сожалею... Я вижу, тебе трудно простить меня».

«А с тобой что — было бы по-другому на моём месте?»

«Нет. Я просто смирилась с этим. Решила: лучше потерять то, что, наверно, было у нас с тобой, чем позволить тебе умереть».

На это Томас не нашёлся что ответить.

Впрочем, время для бесед было неподходящее, даже если бы Томасу и хотелось поговорить ещё. Завывал ветер, в воздухе носились пыль и всякий мусор, тучи нависали над головой чёрной клубящейся массой, а расстояние до других групп постепенно сокращалось.

Нет, сейчас не до разговоров.

И они продолжали свой бег в молчании.


Наконец, обе группы, идущие впереди — приютелей и девушек — встретились. Самым интересным Томасу показалось то, что произошло это вовсе не само по себе. Группа Б дошла до какого-то пункта и остановилась. Затем приютели во главе с Минхо — Томас был счастлив видеть друга живым и здоровым — поменяли свой курс и направились на восток, где и встретились с девичьей командой.

И вот обе группы стоят всего в полумиле от Томаса и его спутников, окружив что-то плотным кольцом и устремив глаза на что-то непонятное в середине круга.

«Что там происходит?» — прозвенел в его голове голос Терезы.

«Не знаю», — был ответ.

Они побежали быстрее. Арис не отставал.


Ещё несколько минут по взбаламученной пыльными вихрями равнине — и они догнали обе группы.

Минхо вышел им навстречу и стоял, ожидая, пока они подбегут. Руки вожака приютелей были сложены на груди, одежда в грязи, космы торчком в разные стороны, на физиономии ещё были видны следы ожогов. Но он улыбался. И как же здорово было снова видеть эту нахальную усмешку!

— Ну наконец-то! Ползёте, как черепахи! — проорал им Минхо в качестве приветствия.

Томас остановился прямо напротив него и согнулся, несколько секунд восстанавливал дыхание, потом выпрямился.

— А я-то думал, что вы этим девчонкам глотки перегрызёте после того, что они с нами сделали. Вернее, со мной.

Минхо кинул взгляд за спину — обе группы теперь смешались — и снова обернулся к Томасу:

— Ну, во-первых, у них оружие помощнее нашего, не говоря уже о луках и стрелах. А во-вторых, одна цыпочка по имени Гарриет всё нам объяснила. Это нам надо бы удивляться, что ты всё ещё вместе с этой гоп-компанией. — Он окинул Терезу и Ариса неприязненным взглядом. — Никогда не доверял ни одному из этих грязных предателей.

Томас постарался скрыть свои противоречивые эмоции.

— Они на нашей стороне. Поверь мне. — И поймал себя на том, что неким непонятным, извращённым образом начал верить в это сам. Ему стало муторно.

Минхо горько рассмеялся.

— Так и думал, что ты скажешь что-нибудь вроде этого плюка. Я так понимаю, это долгая история?

— Да, очень долгая, — ответи Томас и сменил тему: — А почему вы все остановились здесь? И на что вы там так уставились?

Минхо шагнул в сторону и приглашающим жестом взмахнул рукой:

— А ты сам посмотри! — И прокричал обеим группам: — Эй, ребята, расступись!

Кое-кто из толпы оглянулся и неохотно подвинулся. Образовался узкий проход. Томас сразу же увидел то, на что пялились все остальные.

Из растрескавшейся почвы торчала палка, к её концу была привязана оранжевая полоска ткани, развевающаяся на ветру. На ней было что-то написано.

Томас с Терезой переглянулись. Затем Томас протолкался вперёд. Ещё не дойдя до палки, он смог прочитать, что было написано на оранжевой тряпке. Чёрными буквами там значилось:


МИРНАЯ ГАВАНЬ

ГЛАВА 57


Несмотря на вой ветра и гул голосов изумлённых людей, для Томаса вдруг наступил момент странной тишины, словно уши ему внезапно заткнули ватой. Он упал на колени и безотчётно схватился за оранжевую тряпку. Это и есть Мирная Гавань? Не здание, не укрытие или что-нибудь в этом роде?..

И тут звуки внешнего мира прорвались сквозь временную глухоту, возвращая Томаса к реальности. Он снова услышал завывания ветра и галдёж возбуждённых ребят.

Он повернулся к Терезе и Минхо. Из-за их спин выглядывал Арис.

Томас посмотрел на часы.

— У нас ещё один час. Значит, наша Мирная Гавань — это дрын, воткнутый в землю? Ну и ну. — В голове у него царил кавардак. Он не знал, что и думать обо всём этом.

— Вообще, если поразмыслить, то не так уж и плохо получилось, — философствовал Минхо. — До цели дошло больше половины наших. Кажется, в девчачьей команде показатели ещё лучше.

Томас выпрямился, еле сдерживаясь, чтобы не вспылить.

— Ты, часом, Черту не перескочил? Да, мы дошли. Целыми и здоровыми. Вот только куда это мы пришли? К палке, торчащей из песка?!

Минхо скривился.

— Чувак, остынь. Они не стали бы гнать нас сюда типа «пойди туда, не знаю куда». Мы справились в отведёный срок. Теперь будем стоять и ждать, пока время не выйдет. А там, глядишь, что-нибудь и начнёт происходить.

— Вот-вот. Этого-то я и боюсь, — ответил Томас.

— Честно говоря, — добавила Тереза, — я согласна с Томасом. После всего того, что они с нами сотворили, не приходится ожидать, что прилетят дяди-тёти в серебристом вертолёте и заберут нас отсюда в качестве награды за наши подвиги. Они, безусловно, приготовили для нас какую-то бяку.

— Кто бы говорил, шкура ты продажная, — зло усмехнулся Минхо — он и не старался скрыть ненависть, которую питал к Терезе. — Не езди мне по ушам, поняла? — И пошёл прочь.

Таким взбешённым Томас лидера приютелей ещё никогда не видел.

Томас взглянул на Терезу. Той явно было не по себе.

— А ты ожидала чего-то другого? — спросил он.

Она только передёрнула плечами.

— Мне уже осточертело извиняться до бесконечности. Я сделала то, что должна была сделать.

Томас не поверил своим ушам. Она что, серьёзно?

— Ну ладно, — сказал он. — Мне нужно повидаться с Ньютом, хочу...

Но закончить фразу он не успел — из толпы вынырнула Бренда. Она стояла, переводя глаза с Томаса на Терезу и обратно; ветер рвал её длинные волосы, и как она ни пыталась заложить непослушные пряди за уши, из её усилий ничего не выходило.

— Бренда... — Томас почувствовал укол вины.

— Привет, — сказала Бренда, подходя к ним вплотную. — Это она? Та, о которой ты рассказывал, когда мы нежились в грузовике?

— Да, — ляпнул Томас, не подумав, и смешался. — Нет. То есть... да.

Тереза протянула Бренде руку:

— Меня зовут Тереза.

Бренда пожала протянутую ладонь:

— Приятно познакомиться. Я хряск. Медленно и верно схожу с ума. Ещё немного — и начну закусывать собственными пальцами и мочить народ направо и налево. Наш Томас пообещал спасти меня. — Бренда ёрничала без малейших признаков улыбки на лице.

Томас внутренне содрогнулся.

— Очень забавно, Бренда.

— Рада, что ты ещё способна шутить о таких вещах, — сказала Тереза. Её взгляд и тон могли бы заморозить целое озеро воды.

Томас бросил взгляд на часы. Осталось пятьдесят пять минут.

— Мне это... нужно поговорить с Ньютом... — промямлил он, и прежде чем кто-нибудь из девушек успел ответить, сбежал. Хотелось оказаться как можно дальше от них обеих.


Ньют, Котелок и Минхо сидели на земле с таким видом, будто ожидали конца света.

Неистовый ветер напитал воздух влагой, а клубящиеся над головой тучи опустились так низко, что, казалось, вот-вот поглотят всю землю. В небе блистали зарницы, и серо-чёрная муть вспыхивала оранжевым и пурпурным огнём. Томас пока ещё не видел настоящих молний, но знал, что они не задержатся. Предыдущая буря начиналась точно так же.

— Привет, Томми! — буркнул Ньют.

Томас сел на землю рядом с другом и обхватил колени руками. Всего два простых слова. Словно Томаса никто не похищал и никто не собирался убивать. Так, на прогулку сходил.

— Ребята, как я рад, что вы все дошли! — сказал Томас.

Котелок фыркнул.

— И тебе того же. Правда, кажется, по пути ты неплохо развлёкся в компании своей богини любви! Небось, поцеловались и помирились?

— Не совсем, — ответил Томас. — Не до развлечений было.

— Да? А что же произошло? — спросил Минхо. — Как ты можешь доверять ей после всего этого?

Томас немного поколебался. Но куда денешься — он должен был рассказать им всё. Когда же ещё, как не сейчас. Он набрал полную грудь воздуха и начал. Рассказал о плане, который заготовил для него ПОРОК, о случившемся в лагере группы Б, о газовой камере. По-прежнему всё казалось сущей бессмыслицей, но ему стало легче, оттого что поделился с друзьями.

— И ты простил эту ведьму? — спросил Минхо, когда Томас закончил. — А я нет. Пусть те долбаные порочные ребята творят, что хотят — мне пофиг. И ты хоть на башке ходи — мне тоже пофиг. Но этой суке я не доверяю. И Арису тоже. Вообще, терпеть их обоих не могу.

Ньют, похоже, вник в дело глубже.

— Значит, они проделали всё это — и план разработали, и осуществили его — только затем, чтобы ты почувствовал себя преданным? Лично я считаю, что это хреновая дурь.

— Ещё какая дурь, — пробормотал Томас. — И... нет, я не простил её. Но думаю, что сейчас мы в одной лодке. — Он оглянулся — большинство путников сидели на земле, уставившись пустыми взглядами в пространство. Почти никто не разговаривал, да и группы не спешили смешиваться. — Ну а вы, парни? Как вы-то добрались?

— Нашли проход через горы, — ответил Минхо. — Немножко подрались с хрясками — они там устроились в одной пещере, но больше ничего такого, без проблем. Только вот ни еды, ни воды почти. И ноги болят. И что-то у меня такое чувство, что ещё одна грёбаная молния — и Котёл может подавать меня на завтрак вместо бекона.

— Угу, — рассеянно сказал Томас. Взглянув назад, на горы, прикинул, что они отошли от подножия где-то мили на четыре. — Может, нам послать эту Мирную Гавань куда подальше и попробовать поискать укрытие? — Но уже произнося это, понял: нет, так не пойдёт. По крайней мере до тех пор, пока время не вышло.

— Не пойдёт, — подтвердил его мысли Ньют. — Мы не затем тащились так далеко, чтобы идти назад. Будем надеяться, что чёртова буря немного подзадержится. — И с гримасой глянул в затянутое чёрными тучами небо.

Другие приютели затихли — всё равно друг друга почти не расслышать: ветер крепчал, заглушая голоса своим рёвом.

Томас посмотрел на часы. Тридцать пять минут. Чёрта с два эта буря задержится хотя бы...

— Что это?! — завопил Минхо, вскакивая на ноги. Он указывал куда-то поверх Томасова плеча.

У Томаса внутри словно сирена завопила — на лице бесстрашного предводителя приютелей выразился самый настоящий ужас. Томас вскочил и обернулся.

Примерно в тридцати футах от них происходило нечто до невозможности странное: пустыня там... разверзалась. Большая квадратная секция грунта — может, футов пятнадцать [9]в длину и ширину — поворачивалась по диагональной оси, и верхний, покрытый песком слой постепенно скрывался с глаз приютелей. Из глубины что-то поднималось на его место. Визг и скрежет металла заглушили даже рёв ветра. Вскорости вращающаяся секция исчезла, и теперь там, где когда-то была песчаная земля пустыни, лежала платформа из неизвестного чёрного материала, а на ней громоздился какой-то странный предмет — продолговатый, белый, со сглаженными, закруглёнными боками.

Что-то похожее Томас уже видел раньше, и даже не одну такую штуку, а несколько. Вырвавшись из Лабиринта, они попали в просторную камеру — резиденцию гриверов. Вот там-то и стояли такие, похожие на гробы, контейнеры. Тогда у него не было времени ломать голову над их предназначением. Но сейчас, увидев один из них (или что-то подобное), он подумал, что, наверно, в них помещались — спали? — гриверы, когда не гонялись за мальчишками по Лабиринту.

Не успел он додумать эту мысль, как повсюду начали открываться и другие отверстия, словно пустыня ощеривалась множеством тёмных, голодных пастей.

Их были десятки.


ГЛАВА 58


Квадраты почвы медленно поворачивались на своих осях, и в воздухе стоял оглушительный визг металла. Томас прикрыл уши руками, другие делали то же самое. Повсюду вокруг ребят, беря их в сплошное кольцо осады, секции грунта переворачивались и исчезали, а на их место выдвигались и с щелчком фиксировались широкие чёрные квадраты. На каждом из них находилось по одному округлому белому гробу. В общей сложности штук тридцать.

Визг металла, трущегося о металл, прекратился. Все молчали. Под яростными порывами ветра струи песка и пыли, метущие через контейнеры, издавали сухой, трескучий скрежет, от которого Томаса передёргивало. Он сощурился, стараясь уберечь глаза от летящей в них дряни. После того, как появился последний странный, выглядящий по-внеземному предмет, всё застыло, и в мире, казалось, остались только скрежет песка, ветер, холод да резь в глазах.

«Томас!» — мысленно позвала Тереза.

«Да».

«Ты помнишь их, правда?»

«Да».

«Думаешь, там, внутри — гриверы?»

А ведь именно так он и думал, понял Томас, но тут же одёрнул себя — напрасно он пытается что-то предугадать, это же дохлый номер, когда дело касается ПОРОКа. Он поразмыслил секунду, прежде чем ответить: «Не знаю. Вообще-то, у гриверов тела были очень влажные. Здесь им пришлось бы туго». Кажется, сморозил глупость. Он просто цеплялся за соломинку.

Тереза помолчала, затем сказала:

«А может быть, нам надо... забраться в эти штуковины? Может, это они и есть Мирная Гавань?.. Или они перенесут нас куда-нибудь...»

Томасу уж больно не понравилась эта идея, но кто знает — а вдруг Тереза права? Он оторвал взгляд от контейнеров и поискал её глазами. Вон она, уже идёт к нему. К счастью, одна. С обеими — с нею и с Брендой — он бы сейчас не справился.

— Эй! — крикнул он, но ветер, казалось, унёс восклицание прочь прежде, чем оно вылетело у Томаса изо рта. Он было протянул руку ей навстречу, но опомнился и отдёрнул её назад. Чуть не забыл, как теперь обстояли дела между ним и Терезой. Она, похоже, не заметила. Подойдя к Минхо и Ньюту, поприветствовала их тычками в спины. Те обернулись к ней. Томас тоже придвинулся — а как же, ему же тоже надо знать, о чём пойдёт речь!

— Ну, что будем делать? — спросил Минхо, бросив на Терезу недовольный взгляд, словно не желая, чтобы она была причастна к принятию решений.

— Если в этих проклятых штуковинах сидят гриверы, — проговорил Ньют, — то нам лучше приготовиться к драке с чёртовыми тварями.

— Парни, вы о чём? — раздался голос Гарриет.

Томас обернулся: Гарриет и Соня стояли позади, а за ними — плечом к плечу — Бренда и Хорхе.

— О, класс, — буркнул Минхо. — Обе королевы славной группы Б припёрлись.

Гарриет словно бы ничего не слышала.

— Я так думаю, что вы тоже видели такие ящики в вашей гривер-камере. Должно быть, гриверы ложились в них на подзарядку. Или чем они там ещё занимались.

— Ну да, — согласился Ньют. — Не иначе.

Небо раскалывалось громами, зарницы становились всё ярче. Ветер рвал на людях волосы и одежду; воздух пах чем-то мокрым и одновременно пыльным — странноватое сочетание.

Томас снова проверил время.

— Ещё двадцать пять минут. Когда наступит назначенный час, нам либо придётся драться с гриверами, либо забираться внутрь этих ящиков. Может, они...

Воздух со всех сторон прорезало шипение. От этого жуткого звука у Томаса засвербело в ушах, и он снова прижал к ним ладони. В окружающем ребят периметре началось какое-то движение, и он моментально переключил всё своё внимание на то, что происходило с большими белыми контейнерами.

На одной стороне каждого контейнера появилась полоска яркого голубого света; она расширялась по мере того, как поднималась верхняя половина округлого ящика, поворачиваясь на петлях, в точности, как крышка гроба. Ящики открывались беззвучно, или, во всяком случае, звук был так тих, что его не слышно было за рёвом ветра и грохотом грома. Приютели и остальные путники медленно сходились вместе — каждый старался убраться от зловещих объектов подальше. И скоро все сбились в плотную кучу, окружённую тремя десятками овальных белых контейнеров.

Крышки поднимались до тех пор, пока не откинулись полностью и не легли на землю. В каждом ящике находилось что-то громоздкое, Томас не видел, что именно, но мог с уверенностью сказать, что ничего похожего на гриверские «руки» и прочие отростки там не было. Содержимое контейнеров лежало неподвижно, но юноша понимал, что рано ещё трубить отбой.

«Тереза!» — мысленно передал он. Он не решался заговорить вслух, но ему позарез надо было с кем-то перекинуться словом, иначе у него точно съедет крыша.

«Да?» — отозвалась Тереза.

«Кому-то надо пойти и взглянуть поближе. Посмотреть, что там такое». Да, он высказал эту здравую идею, но у него самого не было ни малейшей охоты претворять её в жизнь.

«Пойдём вместе!» — просто сказала она.

Он подивился её храбрости.

«Оказывается, не всегда самые идиотские идеи приходят в голову мне, иногда они приходят и тебе». Он постарался, чтобы она почувствовала сарказм в его словах, но в действительности — уж он-то знал, только не хотел признаваться в этом даже самому себе — у него поджилки тряслись от страха.

— Томас! — позвал Минхо.

Ветер выл по-прежнему неистово, но раскаты грома теперь заглушали его — гроза приближалась. Появились и первые настоящие молнии — они с треском разрывали тучи над головой и ослепительно сверкали на горизонте. Ещё немного — и электрическая буря обрушит на них свою бешеную злобу.

— Что? — прокричал Томас лидеру в ответ.

— Ты, я и Ньют! Пошли, проверим, что там!

Томас был уже готов подчиниться команде, когда в одном из ящиков что-то шевельнулось. Раздалось всеобщее «ах!». Томас переводил глаза с одного контейнера на другой: во всех них происходило какое-то пока непонятное движение. Что бы там ни шевелилось, оно совершенно точно собиралось выбраться из своей продолговатой упаковки. Томас сконцентрировал всё своё внимание на самом близком к нему ящике, всматривался до боли в глазах, пытаясь понять, с чем они столкнулись на этот раз.

Через край контейнера свесилась уродливая рука, кисть чуть-чуть не доставала до поверхности платформы. Четыре безобразных пальца — отвратительные, болезненного желтоватого цвета обрубки — были все разной длины. Они шевелились и пытались ухватиться за что-то невидимое, словно тварь внутри ящика искала, за что зацепиться, чтобы выбраться наружу. Рука от плеча до кисти была морщинистой и шишковатой, а там, где у людей обычно находится локоть, торчало что-то совсем несуразное — идеально круглый выступ или нарост, дюймов четырёх в диаметре, лучившийся ярким оранжевым светом.

Такое впечатление, что к руке твари была приклеена электрическая лампочка.

Чудище постепенно выбиралось наружу. Появилась нога. Бесформенная ступня тоже имела четыре пальца-обрубка, и они тоже шевелились, как и пальцы на руках. А на колене проглядывала ещё одна нелепая светящаяся оранжевым груша, казалось, выраставшая прямо из кожи твари.

— Что это за хрень? — прокричал Минхо, стараясь перекрыть шум бури.

Ему никто не ответил. Томас, как заворожённый, уставился на чудище, испытывая одновременно и изумление, и ужас. Наконец, оторвавшись от этого зрелища, он окинул взглядом другие ящики — из каждого лезла точно такая же «хрень» и точно в таком же темпе — после чего снова сконцентрировался на ближайшем контейнере.

Похоже, рука и нога твари набрались достаточной силы, чтобы вытянуть за собой остальное тело. Томас с дрожью наблюдал, как мерзкое отродье подскакивало и корчилось, пока ему не удалось перебросить себя через край ящика и вывалиться на платформу. Это была грубая пародия на человека, правда, фута на два выше самого высокого приютеля. У твари было мясистое голое тело, испещрённое морщинами и впадинами. Но наибольшее недоумение и тревогу вызывали эти непонятные грушевидные выросты. Всего у твари их было две дюжины, распределенных по всему телу и сияющих ярким оранжевым светом: по нескольку на груди и спине, по одной на каждом локте и колене — лампочка на правом колене разлетелась в мелкие сверкающие брызги, когда тварь вывалилась на землю — и несколько штук красовались на том, что у отродья сходило за голову — большом безобразном куске плоти. Больше на голове ничего не было: ни глаз, ни рта, ни носа и ни ушей. Да, волос на этой дурацкой голове тоже не было.

Монстр поднялся на ноги, немного покачался, обрёл равновесие и повернулся к плотно сбившимся ребятам. Томас снова бросил взгляд вокруг и убедился, что все твари выбрались из своих гробов и стоят теперь, окружая приютелей и группу Б со всех сторон.

Существа одновременно, как по команде, воздели руки горе. И опять как по команде из их плеч и уродливых пальцев на руках и ногах выдвинулись тонкие серебристые клинки. На их поверхностях и острых режущих краях играли отблески сверкающих в небе молний. И хотя у выродков не было никаких признаков ртов, они все хором издали жуткий, пронзительный визг. Томас не столько услышал этот звук, сколько почувствовал. Ну и громко же верещали твари, если сумели переорать мощнейшие раскаты грома!

«Наверно, лучше бы на нас напустили гриверов!» — раздался в голове голос Терезы.

«Вообще-то, стиль чувствуется. Сразу ясно, кто автор этих шедевров», — ответил он, пытаясь сохранить спокойствие.

Минхо резко развернулся лицом к толпе, по-прежнему в столбняке глазевшей на уродливых пришельцев.

— Здесь примерно по одному на каждого из нас! Хватайте всё, что может сойти за оружие!

И словно они услышали призыв вожака приютелей, существа с лампочками двинулись вперёд. Первые шаги киборгов были неуклюжи, но постепенно их походка обрела уверенность и живость. Твари неуклонно и быстро надвигались на ребят.


  ГЛАВА 59


Тереза вручила Томасу длиннющий нож, скорее похожий на короткий меч, а сама, вдобавок к своему верному копью, вооружилась кинжалом. Интересно, где она умудрялась их прятать?

Иллюминированные гиганты подступали всё ближе. Минхо и Гарриет принялись отдавать команды, расставлять людей; хотя вожаки и орали во всю мочь своих лёгких, но ветер уносил вопли прежде, чем кто-либо мог их расслышать. Томас решился оторвать взгляд от приближающихся монстров и посмотрел в небо: зигзаги молний вспарывали животы тёмных туч, которые, как казалось, висели всего в каких-то нескольких десятках футов над головами. Воздух был насыщен озоном.

Томас опустил глаза на грешную землю и сосредоточился на уроде, который был к нему ближе других. Минхо и Гарриет умудрились-таки расставить людей в почти идеальный круг, лицами наружу. Тереза стояла рядом с Томасом, и он бы обязательно что-нибудь сказал ей, если бы только придумал что. Он попросту потерял дар речи.

Свеженькие отвратительные порождения ПОРОКа были тепе