загрузка...
Перескочить к меню

Лучшее из "Молот и Болтер" (fb2)

- Лучшее из "Молот и Болтер" (пер. Oberbrenner, ...) (а.с. Warhammer 40000) 2.65 Мб, 602с. (скачать fb2) - Дэн Абнетт - Аарон Дембски-Боуден - Стив Лайонс - Крис Райт - Стив Паркер

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Правовая информация

Книга подготовлена для гильдии переводчиков форума Warforge.ru

Любое воспроизведение или онлайн публикация отдельных статей или всего содержимого без указания авторства перевода, ссылки на WarForge.ru запрещено.

Перевод © Йорик, © Str0chan, © Sidecrawler, © Суперпух, © Imtael, © Oberbrenner, © Alex Mustaeff,  © Voss, © Desperado, © Летающий Свин, © Anja, © BaronSamedy, © demigod13

Верстка и оформление Zver_506

Лучшее из «Молот и Болтер» Том 1 Под редакцией Кристиана Данна

ВСТУПЛЕНИЕ

Давнишние читатели Black Library могут припомнить сборник, который мы выпустили несколько лет назад под названием Inferno! — я точно помню, потому что был редактором этого достойного издания в течение нескольких лет — но, даже если вы никогда не слышали об Inferno! то наверняка ощущали его влияние все годы с тех пор, как оно закрыло свои двери.

Самый продающийся автор «Нью-Йорк Таймс» Грэм Макнилл появился как писатель фантастики в Inferno! и тогда же выпустил Уриила Вентриса в мир. Ибрам Гаунт и Танитский Первый (и Единственный) также впервые появились на его страницах и, как и вышеупомянутый Уриил Вентрис, тоже вошли в специальный выпуск. Как и Готрек с Феликсом, чей текущий летописец, Натан Лонг, дебютировал в Black Library на страницах Inferno! Вместе с такими говорящими за себя именами, как Джеймс Сваллоу, Бен Каунтер, Майк Ли, Гэв Торп и К. Л. Вернер.

То, что вы видите перед собой на экране, — прямой наследник Inferno! «Молот и болтер» — ежемесячное издание, которое даст вам только в электронном формате самое лучшее из фантастики по Warhammer, Warhammer 40000, Ереси Гора и Time of Legends от уже известных авторов и новых, интересных талантов. Этот первый выпуск — превосходный образчик того, что вам можно ждать в последующие месяцы.

Дэн Абнетт пишет возвращение старого друга из серии об Эйзенхорне в «Загадочной смерти Тита Эндора», и мы также заглянем в краткое содержание первой главы «Просперо в огне», чтобы помочь дождаться его выхода в январе 2011 года. Энтони Рейнольдс вновь отправится в путешествие по миру Бретонии с благородным Калардом в истории размером с целую книгу «Странствующий рыцарь». Впервые для Black Library Бен Каунтер и Испивающие Души вернутся в виде «Фаланги» — книге, публикующейся частями в первый год издания «Молот и болтер». Ник Кайм заскочит, чтобы встретиться с «Инквизицией» и ответить на вопросы о своих текущих проектах и планах на будущее. Место новых талантов занято Сарой Коквелл и первым описанием ордена Серебряных Черепов в «Базовом инстинкте».

И ещё кое-что, что мы точно не сумеем повторить, но вынуждены включить в премьерный выпуск столь восхитительного нового предприятия «Место тихого собрания», прежде не видевшую свет историю о Готреке и Феликсе за авторством легенды жанра, Джона Брюннера! Изначально написанная ещё в ранних девяностых для самой первой линейки фантастики Warhammer, история хранилась на разных жестких дисках в течение двадцати лет и, насколько нам известно, является последним неопубликованным рассказом автора «Противостояния на Занзибаре», который, к сожалению, умер в 1995 году.

Хотя я не могу пообещать публиковать давно утерянные рассказы от авторов, получивших премию Хьюго, в каждом выпуске, но могу гарантировать самые лучшие истории о подвигах и приключениях, которые вы привыкли ожидать от Black Library. Вместе с достойной одиннадцатимесячного ожидания «Фалангой», будущие выпуски увидят совершенно новую фантастику от знакомых уже авторов, таких как К. Л. Вернер, Гэв Торп, Аарон Дембски-Боуден и Стив Паркер, вместе с именами, которые очень скоро станут знакомыми: Джеймс Гилмер, Бен Маккаллум и Джон Френч.

Второй выпуск будет доступен на www.blacklibrary.com в начале ноября, а также там вы найдете полный перечень наших электронных и аудиокниг.

Кристиан Данн

Август 2010 г.

Дэн Абнетт ЗАГАДОЧНАЯ СМЕРТЬ ТИТА ЭНДОРА

Тит Эндор сделал еще глоток и подумал, что жизнь могла бы быть еще хуже.

Город был умирающим, пропащим местом, который упорно пытался вернуть себе былую удачу, и Титу Эндору следовало исправить это. Он уже давным-давно утратил ту славу, что сделала Тита восходящей звездой Ордоса. Его ценность, как у фальшивой монеты, определялась лишь тем, что он представлял собой в данный момент. И это была не его вина, просто так сложились обстоятельства.

Это произошло зимой, два или три года назад. Снег шел не переставая, но на городских улицах было столько народа, что он не залеживался надолго. Слякоть забилась в стоки, а края бордюров постепенно обрастали скользким серым льдом. Крошечные снежинки кружились в воздухе, в свете уличных фонарей. Они кружились, словно ускользающие мысли или зацепки, которые все никак не хотели собираться в единую картину.

Город назывался Марисберг. А может это был Черикоберг или Жаммштадд? Все они были похожи, грубые города, существовавшие за счет нефтяного побережья западного континента Кароскуры. Зацепки вели его от одного города к другому, от одной серой толпы к другой, и все они были словно две капли воды: те же улицы, те же болезненные лица в уличном освещении, те же бары и столовые, тот же запах мокрого рокрита, тот же снег. Часами он шел, ел в одиночестве, делал звонки, задавал вопросы и просматривал записи, сделанные в его тетрадях.

У него было много тетрадей. Он терпеть не мог инфопланшеты, и ни за что не обменял бы на них свою бумагу. Они были основной частью его багажа. Тит всегда удостоверялся, чтобы за лишнюю пару крон бедный консьерж обязательно перетащил их с улицы в новую арендованную комнату.

Гонрад Малико был профессором этнического разнообразия на Саруме и специализировался на стратифицированном и запретном питании. Эндор был знаком с его официальной биографией, записанной в одной из его тетрадей. В другой, с зеленой обложкой и пометкой «435», было описано его преступление, дерзкий вызов Инквизиции на Юстис Майорис с участием одиннадцати мальчишек-подростков.

Эндор почти поймал Малико в полярном городе Каззад, но у него было недостаточно времени, да и наводка оказалась слишком расплывчатой. В этом не было его вины, просто так сложились обстоятельства.

Тит Эндор унаследовал любовь к симфонической музыке от Хапшанта, своего первого учителя. Сидя поздним вечером в баре со стаканом в руке, Эндор все время думал о Хапшанте. «Поверьте, это был настоящий герой, — говорил он собеседнику, обычно это был бармен или какой-нибудь одинокий пьяница напротив, — но в конце концов совсем обезумел, — всегда добавлял он, при этом постукивая себя по лбу, — черви в его голове».

Эндор помнил те далекие дни, когда он терпеливо заводил старый вокскордион, который Хапшант таскал повсюду с собой, чтобы тот проигрывал старые виниловые пластинки с симфонической музыкой, помогающей учителю думать. Он был учеником Хапшанта, лучшим учеником. Эндор служил у Хапшанта следователем до конца жизни этого великого человека. Но вообще-то у него было двое следователей — Тит и его друг Грегор. Они были лучшими друзьями, пока служили ему, да и после тоже. Однако только Титу пророчили блестящее будущее, Грегор же был слишком серьезным и лишенным всякого обаяния. Они оба стали инквизиторами, и оставались при этом друзьями. До тех пор, однако, пока несколькими годами ранее он не совершил ошибку, которую Грегор не смог простить. И в этом не было вины Эндора, так сложились обстоятельства.

Его любовь к классическому репертуару перешла к нему от Хапшанта, и поэтому представления в марисбергской Театрикале не были для него занудным времяпрепровождением. Он прибыл в огромный украшенный позолотой дворец, высокие окна которого были освещены тысячами желтых шаров. Эндор стряхнул снег с плеч и направился в бар, где пробыл до начала представления. Вельможи все прибывали и прибывали, одни в сюртуках и шелковых галстуках, другие же в мантиях и головных уборах, и всех их Эндор оценивал взглядом знатока. Иногда он доставал из кармана своего пальто тетрадь и строчил туда заметку-другую.

Зрительный зал был отделан в багровых тонах, обит алым и обставлен позолоченными деревянными статуэтками. Когда повсюду зажегся свет, ему показалось, будто он находится в огромном пульсирующем сердце. Он сидел в партере, никогда не занимая одно и то же место. Его сложенная программка и арендованный бинокль лежали на коленях.

Малико всегда использовал частную ложу, слева от сцены. Ночь за ночью Эндор через бинокль наблюдал слабые латунные блики на темном балконе, когда в оперном бинокле преступника отражался свет сцены.

Он определил номер ложи — «435». Не важно, как быстро Эндор поднимался со своего кресла и направлялся к выходу на улицу, он никогда не мог поймать съемщиков 435-ой. Это раздражало его, хотя в этом не было вины Эндора, так складывались обстоятельства.

Любструм, его следователь, пропал несколько дней назад, после того как Эндор послал его во дворец записей в Жаммштадде, чтобы тот собрал материал на Малико и его подельников. Он опаздывал, возможно, выполняя свою задачу, а может и просто прожигал время. Эндор счел Любструма перспективным кандидатом, когда впервые встретил его, однако выяснилось, что тот бездельник, без тяги к тяжелой работе, главного требования Ордо. Он бы сильно удивился, если бы когда-нибудь обнаружил себя за подписанием документов, утверждающих продвижение Любструма к получению полноценной инсигнии.

Оркестр начал увертюру, вихрь из струнных и резких звуков рога. «Речь Зорамера», одна из любимых работ Хапшанта. Эндор откинулся назад, поглядывая время от времени на ложу. Только случайные блики поднятого бинокля, лишь намек, что там кто-то есть.

Голова раскалывалась. Музыка совершенно не помогала. Его голова слишком часто болела в последнее время, и Эндор проклинал этот климат, который он был вынужден терпеть, преследуя Малико.

Сцена купалась в желтом свете направленных ламп. Красный занавес поднялся, и вперед вышли танцоры, на заднем плане возникли гололитические горы и леса, руины какого-то храма, безмятежные и неподвластные времени.

Энергично вступили духовые, и призрачные танцоры закружились, мягкие и белые, словно снежные хлопья. Одна из них сразу же привлекла его внимание. Стройная, она взлетела, ее ноги двигались безупречно, а руки были выразительны и безукоризненны. Ее волосы были собраны в пучок, лицо бесстрастно, словно посмертная маска, сухое и белое, цвета слоновой кости, а скулы стремились к совершенству математической симметрии.

Эндор перевел взгляд с ее мощных, привлекающих внимание бедер на частную ложу. Отблеск на латуни. Он тоже смотрел на нее.

После представления Эндор направился в бар на Зейк-стрит, яркий, сверкающий зал из зеркал и хрустальных люстр. Там собралось множество господ из Театрикалы.

— Что будете пить, господин? — спросил бармен.

— Зерновой жойлик со льдом и ломтиком цитруса, — попросил Эндор.

Это был его любимый напиток с тех пор, как он и Грегор впервые зашли в бар на Зансипл-стрит, чтобы отметить окончание трудного дня. «Жаждущий орел». Да, точно, «Жаждущий орел». Как же давно это было.

Выпивку поставили на бумажную салфетку. Жойлик был ужасен и слишком теплый. Лед растаял слишком рано, оставив цитрус плавать в одиночестве.

Он все же допил его до конца и заказал еще. Головная боль стала проходить.

Комната полнилась громкими голосами и оживленными разговорами. Эндор думал позвонить Любструму, но не хотел оставлять еще одну бесполезную голосовую запись.

Он заказал еще один стакан и откинулся на стуле, чтобы лучше разглядеть зал. Почти все — мужчины, одетые в щегольские вечерние костюмы. В них присутствовало что-то раздражающее и панибратское, будто это был закрытый мужской клуб. Они громко шутили друг над другом и дружески хлопали по спинам. Здесь было всего несколько женщин — жен и куртизанок — и они, словно магниты, собирали вокруг себя толпы внимательных мужчин.

«Кароскуре нужны женщины», — записал Эндор в тетради, подчеркнул это и поставил два восклицательных знака. Как и многие другие колониальные миры, основывавшие свою экономику на разработке месторождений, Кароскура объявляла набор рабочих-специалистов, обещая оплатить их переезд и прочие расходы, чтобы привлечь профессионалов. Мужчины стекались сюда со всего сектора в погоне за большими деньгами. Женщин же здесь хронически не хватало. По последней переписи, соотношение мужчин и женщин на нефтяном побережье превысило десять к одному.

Эндор скучал по женскому обществу. Он никогда не испытывал проблем в отношениях с ними. В прошлом его обаяние, внешний вид и профессиональный статус покоряли любую даму, на которую он обращал внимание. Кароскура тяготила его.

Он вернулся к себе на квартиру. Любструма там не было, как и не было звонков от него. Эндору показалось, что груды тетрадей были перерыты и переставлены. Он начал разбирать их. Кто-то обыскал его комнату?

Эндор проснулся поздно, умылся и начисто выбрился. Он посмотрел на свое отражение в зеркале. «Мы все становимся старше», — сказал он себе. Исчерченное морщинами, болезненно бледное лицо. «Это все из-за зимнего освещения», — уверил себя Тит.

Из соображения удобства он решил связать седеющие волосы в пучок. Его тело сплошь было покрыто шрамами, отметинами былых сражений, самый большой из которых был на ноге. На шее Эндора болтался кривой зуб заурапта на черном шнурке. Грегор вытащил этот зуб из него сразу после того, как они прогнали зверя. Бронтотаф, да, точно, это было на Бронтотафе. Как давно это случилось?

Они были хорошими друзьями, даже лучшими, почти братьями, до того проклятого дела несколько лет назад, той ошибки, которую Грегор не смог простить. Но в этом не было вины Эндора, так сложились обстоятельства.

Это было печально. Эндор скучал по старому другу. Он хотел знать, как сложилась судьба Грегора. Наверняка ничего особенного, Грегор никогда не подавал особых надежд.

Эндор снова посмотрел в зеркало и дотронулся до зуба. Согласно поверьям, Тит был проклят. По легендам, даже после смерти заурапт продолжает охотиться за своей жертвой, в том числе и за той, что избежала его клыков. Дух заурапта был где-то рядом, выслеживая Эндора. Однажды зверь все-таки поймает его, и книги пополнятся еще одной историей.

Тит Эндор громко рассмеялся. Множество призраков охотились за ним, и какая-то хищная рептилия была далеко не первой в этом списке.

Инквизитор должен рассуждать здраво о подобных вещах.

Зуб висел на шее тяжким грузом.

Эндор заплатил человеку, чтобы тот пропустил его в Театрикалу до начала выступления. Он бродил по верхней галерее, разыскивая дверь в ложу «435». Ее не было. Пол галереи устилала красная бархатная дорожка, а на стенах наклеены кроваво-красные обои. Эндору показалось, будто он бредет по гигантской артерии. В воздухе стоял застарелый запах палочек лхо. Вот ложи «434» и «436». Его длинные пальцы скользили по мягкой красной стене в надежде найти потайную или скрытую дверь.

Любструм не возвращался. И без того неважное, его настроение только ухудшалось от ноющей головной боли. Эндор послал курьера с отчетом в Ордос. В своей квартире со стаканом жойлика в руке он листал тетради, пытаясь выстроить хоть какую-нибудь понятную картину.

435. Гонрад Малико. Отблески света в оперном бинокле. Девушка. Девушка, стройная танцовщица.

Время от времени он думал о Грегоре. Эндор всегда был ярким, красивым, хитрым и популярным. Грегор же представлял собой послушного, усердного, флегматичного и твердого человека.

— Где же ты, мой старый друг? — спрашивал Эндор вслух. — Я всегда был фаворитом Хапшанта, и смотри, какую карьеру я сделал. Чего же добился ты?

Давняя ошибка по-прежнему тяготила его. Эндор оказался в трудном положении, чертовски трудном. Начались расследования некоторых его прошлых дел. Детали исказили, а обвинения сфабриковали, но все это было лишь мелочным сведением старых счетов. Ему не оставили выбора. Когда Ордо Маллеус предложил ему перевод, он не смог отказаться. Они сказали Эндору, что Грегор перешел черту, и если он поможет вернуться старому другу на правильный путь, то обвинения будут сняты. Эндор не шпионил за ним. Он всего лишь присматривал за старым другом. В этом не было его вины, так сложились обстоятельства.

Он пошел на следующее представление в Театрикале, а потом направился в клуб, где влился в компанию унтер-офицеров, находящихся в увольнительной. Эндор последовал за ними в следующий бар, а затем в уличный танцевальный салон. Вопреки глобальной статистике, он изобиловал женщинами, женщинами с которыми можно было потанцевать.

Танец назывался зендов, столь же эротический, сколь и формальный. Он становился все более популярным. Кто-то сказал Эндору, что все это из-за дисбаланса в численности мужчин и женщин, ведь первоначально этот уличный танец для низших классов исполнялся только в борделях. Зендов позволял мужчине провести пять или десять минут в контакте с женщиной, очень близком контакте. Зендов-клубы постепенно становились самыми посещаемыми местами на Кароскуре.

Эндор заказал еще выпивки, и его взгляд упал на нее, ту девушку, стройную танцовщицу. Она стояла перед зеркальной барной стойкой, курила палочку лхо и просматривала свою карточку танцовщицы. Он не узнал ее сначала, одетую в накидку из золотых перьев и леопардовую шляпу, с абсолютно измененным макияжем. Но лишь только взглянув на ее позу, на ноги и на то, как она держит свою голову, он понял кто она.

Эндор подошел к ней и предложил купить выпить. Она отстраненно посмотрела на него и спросила, как его зовут. У нее был ужасный акцент.

— Тит, — он ответил.

Девушка записала это в своей карточке. «Вы будете пятым, господин Тит, — ответила она и добавила, — амасек со льдом». Танцовщица отошла от Эндора, приобняла какого-то унтер-офицера и повела его на танцпол.

Эндор пребывал в недоумении, пока не понял принцип их работы. Большинство женщин в баре были танцовщицами из Театрикалы. Они подрабатывали парными танцами здесь, эффективно пользуясь недостатком женского общества на Кароскуре. Не удивительно, что зендов-клубы были так популярны. Их владельцы хорошо платили девочкам в свободное от основной работы время. Они предоставляли изголодавшимся мужчинам пятиминутную близость с женщиной, пока играла музыка, а ждущие своей очереди тем временем хорошо напивались.

Когда она вернулась, то нашла Эндора за барной стойкой:

— Господин Тит?

— Как тебя зовут? — спросил Эндор, пока она вела его на танцпол.

Она удивилась такому проявлению заботы, но все же ответила:

— Мира.

Заиграла музыка. Эндор наблюдал за танцорами и успел выучить движения. Его разум работал на полную. Он прижал ее к себе, и они закружились между другими танцующими парами. Сверкающие шары вращались над ними, отбрасывая вниз вьюгу сверкающих огоньков, больше похожих на снежинки.

Она прижалась к нему, упругая, источающая жар. Эндор чувствовал, какое крепкое жилистое тело ей принадлежало, какое оно было жесткое. Миниатюрная, но сильная. От нее пахло духами, но аромат не мог скрыть ее жара, остатки поспешно смытого балетного макияжа и легкий запах пота. Она приехала сюда прямо из Театрикалы, вероятно второпях переодевшись в гримерной.

Пот, жесткие руки, аромат палочек лхо. Это опьяняло его. Это притягивало к ней. Он заметил у нее старый шрам на затылке, чуть ниже линии роста волос.

Музыка закончилась.

— Спасибо, Мира, — он поклонился, — твой амасек ждет тебя у барной стойки.

— Моя карточка переполнена, я подойду попозже.

Должно быть, он выглядел разочарованным.

— Где Вы научились танцевать? — спросила она.

— Здесь, только что.

Она нахмурилась.

— Я не люблю лжецов. Никто не может научиться танцевать зендов за один вечер.

— Я и не лгу. Я смотрел и учился.

Она прищурилась. Жесткие глаза на жестком лице.

— Вы не очень хорошо двигаетесь, — сказала она, — но знаете шаги. На самом деле это отлично, но, все же, Вы слишком жесткий. Ваши плечи слишком зажаты.

Эндор поклонился снова.

— Я запомню это. Быть может, ты научишь меня еще каким — нибудь тонкостям этого танца?

— Простите, но моя карточка переполнена.

— И даже в конце ночи нет места?

Музыка заиграла снова. Флотские офицеры, уже ожидавшие ее, начинали злиться.

— Не забудьте про амасек, — сказала она, — быть может в конце ночи.

В зендов-клубах конец ночи означал рассвет. Множество мужчин ожидало танца с изнеможенными девушками. Пока Эндор шел в уборную, он увидел трех или четырех танцовщиц без обуви, которые курили палочки лхо и растирали кровоточащие пятки и опухшие пальцы.

Он вышел на заснеженную улицу в поисках общественного вокс-автомата. Эндор набрал номер Любструма и вновь попал на голосовой автоответчик.

— Где тебя носит? — проорал он в трубку. — Где ты?

Два стакана стояли на барной стойке. В одном жойлик с медленно тающим льдом, амасек в другом. Было полпятого утра.

— Господин Титан?

— Тит, — поправил он, обернувшись. То, что ему открылось, заставило его забыть про пульсирующую боль в висках, — меня зовут Тит.

— Простите. Это для меня? — кивнула она.

Он улыбнулся. Мира немного пригубила амасек.

— Последний танец? — спросила она.

— Я ждал этого.

Что-то в ее взгляде сказало Эндору, как сильно она презирает мужчин, которые ожидают танца с ней.

Она отвела его на танцпол. Ее тело источало жар, как и прежде, но сама она была холодна. От нее больше не исходило тепла. Аромат дыма лхо и пота перебивал какой-то приглушенный нездоровый запах.

— Опустите плечи, — сказала она, как только заиграла музыка, — поверните голову. Не так сильно. Развернитесь вот так. А теперь поворот. Да. Назад и назад.

— У меня получается? — спросил он. Эндор чувствовал себя так, будто танцует с трупом.

— Ногами Вы работаете хорошо. Даже отлично. Спина же все еще слишком жесткая. Развернитесь, еще, вот так.

— Ты — хороший учитель.

— Я делаю то, за что мне платят.

— Ты устала.

— Каждый день такой долгий, — прошептала Мира, положив голову ему на грудь. Вдруг она резко посмотрела на него. — Пожалуйста, не говорите моему боссу, что я это сказала. Он урежет мне зарплату.

— И не собирался, — улыбнулся Эндор, искусно закружив ее, — я знаю, как долог твой день. Я был в Театрикале. Ты великолепно танцуешь.

— Здесь платят лучше, чем за то классическое дерьмо, — ответила она. Мира подняла на него глаза. — Вы за мной следите?

— Нет. Я просто пришел сюда и увидел тебя.

— И выучил зендов.

Он усмехнулся.

— Что-то вроде того. Мужчины в этом мире, наверно, все время следят за женщинами. Здесь вас слишком мало.

— Это стало проблемой, — подтвердила она.

— За тобой тоже следят?

— Я уверена, что так они и делают.

— И кто же следит за тобой? — спросил он.

Они сделали поворот и выполнили проход, после чего закружились снова.

— Как ты получила свой шрам?

Ее передернуло.

— Ненавижу, когда мужчины замечают его.

— Прости.

— Это не важно.

— Тогда ты все-таки расскажешь?

— Я получила его много лет назад, это все, что могу сказать.

Он кивнул и опять закружил ее:

— Прости, что спросил. У всех нас свои шрамы.

— И это правда, — согласилась Мира.

Музыка закончилась. Эндор отступил назад и посмотрел на нее.

— Пожалуйста, не спрашивайте меня ни о чем больше, — сказала она тихо.

— Давай выпьем?

— Мои ноги просто убиты, господин Тит.

— Тогда, может быть, я буду первым в твоем завтрашнем списке?

— Так нельзя. Приходите завтра, и мы снова станцуем.

Она направилась прочь. Все постепенно расходились. Эндор пошел к бару, где бармен домывал последние стаканы.

— Зерновой жойлик со льдом и ломтиком цитруса, — заказал он.

Бармен вздохнул и принялся готовить напиток. Когда Эндор оглянулся, девушка уже ушла.

Он вернулся домой уже засветло. Снег медленно падал на землю, создавая белую непроницаемую завесу. Эндор бросил тетрадь на стол, снял пиджак и рухнул на кровать.

Ему снился Хапшант. Черви вылезали из его слезных протоков. Эндор пытался уничтожить их. Грегор кричал ему, что он дурак. Хапшант зашелся в спазмах, его каблуки стучали по паркету.

Он открыл глаза, но стук продолжился. Это было неожиданно, тем более так поздно вечером. Эндор сел, полностью одетый. Стук повторился, и это были не каблуки Хапшанта.

Эндор подошел к двери и приоткрыл ее.

Перед ним стоял Любструм.

— Почему? — спросил он.

— И тебе привет, — ответил Эндор.

Любструм прошел мимо него в комнату.

— Трон Терры, Тит! Почему? Почему Вы продолжаете делать это?

— Делать что?

— Звонить мне. Оставлять эти сообщения и…

— Где ты был? — спросил Тит.

Любструм повернулся и посмотрел на него.

— Вы опять забыли, не так ли?

— Забыл что? Следователь, я полагаю, что в последние недели, ты слишком часто пренебрегал своими обязанностями. Боюсь, что буду вынужден послать в Ордос выговор и…

— Опять, опять то же самое, — вздохнул Любструм.

— Опять что, следователь?

Любструм кинул ему инсигнию.

— Я инквизитор, Тит. Инквизитор.

— С каких пор?

— Вот уже четыре года. С того дела на Геспере. Вы сами выдвинули меня. Вы не помните?

— Нет, я этого не делал, — нахмурился Эндор.

Любструм сел на кровать.

— Трон, Тит. Вы должны прекратить делать это со мной.

— Я не знал.

Любструм с жалостью посмотрел на него.

— Что Вы здесь делаете?

— Преследую Гонрада Малико. Ты же знаешь.

— Мы схватили Малико пять лет назад. Теперь он в штрафной колонии на Иззакосе. Вы не помните?

Эндор задумался. Он подошел к столу и вылил из бутылки остатки жойлика в грязный стакан.

— Нет, нет, я не помню этого. Совсем.

— Ох, Тит, — пробормотал Любструм.

— Малико на свободе. Он здесь, и он на свободе. Я его почти поймал, девушка из Театрикалы и ложа «435»…

— Хватит! Остановитесь!

— Любструм?

Он поднялся с кровати и подошел к Эндору.

— Покажите мне свою инсигнию.

Эндор сделал глоток и достал из кармана футляр.

— Смотрите. Вы видите, Тит? — спросил Любструм, открывая кожаный футляр. — Здесь пусто. Вы были отлучены три года назад. Ваши полномочия отозваны. Вы больше не инквизитор.

— Конечно, я инквизитор, — ответил Тит, игнорируя пустой футляр, где когда-то была вшита его инсигния, — и работаю в условии Особых Обстоятельств.

Любструм печально покачал головой.

— Тит, я уже устал помогать Вам. О Трон, Вы должны прекратить вызывать меня. Хватит притворяться.

— Притворяться? Да как ты смеешь!

Любструм направился к двери.

— Это последний раз, когда я прибежал на ваш вызов, Вы поняли? Самый последний раз.

— Нет, я не понял. Твои манеры поражают меня, следователь. Малико все еще здесь.

Любструм обернулся и в последний раз взглянул на него.

— Нет, Тит. Его здесь действительно нет.

Остаток вечера Эндор прогуливался по парку. Черные деревья и кованые железные скамейки были покрыты мокрым снегом. Он задавался вопросом, как Малико добрался до Любструма. Что у него есть на следователя? Эндор сел на одну из скамей и начал строчить набросок отчета в свою тетрадь, в котором разоблачал связь Любструма с преступником, а так же рекомендовал немедленно задержать его и отстранить от занимаемой должности. Скамья была холодной и сырой, а от промокшей одежды у него разболелась голова, поэтому он зашел в ближайшее кафе, где заказал кружку горячего шоколада с капелькой амасека.

Стремительно темнело. Снег не прекращался, и Эндору уже почти стало казаться, что бледное небо этого мира состояло лишь из снежинок, которые случайно отрывались от небес и обнажали первозданную тьму, на которую их наклеили.

Эндор вернулся в зендов-клуб рано, еще даже до того, как закрылась Театрикала, и все это время ожидал девушку, но она так и не появилась. Он прождал ее полночи, и лишь затем начал задавать вопросы. Остальные танцовщицы были немногословны. Они хорошо знали, что нельзя давать ни каких личных данных мужчине, посещающему клуб.

В конце концов Эндор за непомерно большую сумму крон подкупил младшего бармена, чтобы тот проскользнул в кабинет директора и подсмотрел адрес девушки в бухгалтерской книге.

Они встретились у рабочего входа, и Эндор, отдав деньги, получил заветный свернутый листок:

Мира Залид, Арбоган 870.

Эндор решил подождать до утра, но беспокойство снедало его. Он купил бутылку амасека в таверне на Орошбили-стрит и сел в поезд на магнитной подвеске в Корсо Сэйнт Хелк в северной части города. Эндор доехал до конечной станции, после чего ему долго пришлось пробираться по рокритовым проходам: Золинген, Зарбос, Арбоган.

Лестничные пролеты были абсолютно не освещены, а кое-где и завалены мусором. На пятом этаже бушевала семейная ссора, их соседи кричали, требуя прекратить шуметь. Как раз перед тем, как он, наконец, отыскал дверь с табличкой «870», Эндору пришло в голову, что 870 — это два раза по 435.

Тит стоял в мрачном коридоре, слушал, как в шуме и криках разрушается чья-то личная жизнь, и размышлял, что может означать подобное совпадение чисел. Числа могут быть опасными. Жизненный опыт и насыщенная событиям карьера подтверждали это. Некоторые из них, как правило, абстрактные математические конструкции, обладали особой властью. Эндор слышал о нескольких случаях, когда когитаторы подвергались тлетворному воздействию варповых чисел, а сам он много лет назад был участником другого дела, когда какой-то старый дурак ошибочно полагал, что обнаружил Число Разрушения. Эндор и Грегор без проблем схватили его, тогда они восприняли его всерьез. Он забыл имя того глупца, какой-то старый писец, но все равно помнил этот случай. Тогда они были следователями, он и Грегор, и только начинали свою карьеру. Они были друзьями.

Много лет назад, в другой жизни.

Его разум блуждал по старым воспоминаниям. Вдруг Эндор моргнул и удивился, как же долго он простоял в темном коридоре рядом со 870-ым блоком. Скандал утих. Откуда-то раздавался слабый звук зендова, проигрываемого на старом вокскордионе.

Он решил, что нужно успокоить нервы глотком амасека, и обнаружил, что бутылка в руке уже наполовину опустела.

Эндор постучался.

Никто не открыл. Кто-то в соседней квартире в полусне закричал в объятиях ночного кошмара.

Он постучал снова.

— Мира Залид? — позвал он.

Дверь была сделана из дерева, обитого железом, и запиралась на три цепочки и двойные засовы, соединенные с замком фирмы «Блом эт Сью», который был слишком дорогим для такого жилья. Эндор порылся в кармане брюк и нашел свой универсальный ключ. Тонкие лезвия выступили из рукояти, проскользнули в замок и зашуршали, изучая его устройство.

Он подождал. Последний шорох, и универсальный ключ повернулся. Замок поддался, и засовы с грохотом вращающихся барабанов сдвинулись.

Эндор засунул универсальный ключ в карман и распахнул дверь ногой.

— Мира?

В запущенной квартире было холодно и темно. Окна зала выходили на вымощенный шлакоблоком внутренний двор и были открыты нараспашку. Через них внутрь залетал снег. Шторы из прохудившейся ткани частично затвердели от холода. Он натянул латексные перчатки и щелкнул выключателем. Потолочные светильники стали медленно и лениво загораться. Фиолетовая плесень уже колонизировала чашки и тарелки на маленьком обеденном столе. На голом полу валялось перевернутое кресло. На стенах беспорядочно висели пикты со смеющимися друзьями и семейными торжественными собраниями, они теснились между театрикальскими афишами и программами с пяти миров: Гудруна, Эустис Майорис, Бронтотафа и Лигерии.

В спальне никого не было. Единственную кровать с измятым постельным бельем отодвинули к стене, а на освободившемся пространстве желтым мелом нанесли отметки. Знаки были выполнены в виде стрелок, которые кружились и пересекались, рядом с ними стояли цифры. 4,3,5 а затем 8, 7 и 0. Слева цифры 8 и 7 образовывали столбец. Эндор подумал, что 5 входит в такт с 435 87.

Эндор сошел с отметок, достал небольшой хромированный пиктер и сделал несколько снимков.

Он почувствовал, как по спине побежали мурашки. В небольшом шкафу лежали десятки плотно сложенных кружевных и сетчатых танцевальных костюмов. Все они очень слабо пахли потом и дымом лхо. Эндор просунул руку внутрь, через обувь и шляпы, к внутренней стенке шкафа. Там лежала книга.

Эндор вытащил ее.

Это было запретное издание «Стратификации предпочтений в еде субрас Звезд Гало» Соломона Тарша. Малико использовал этот псевдоним для публикации своих самых скандальных теорий. Эндор улыбнулся. Все становилось на свои места. Он положил книгу в пластековый пакет для улик и засунул его в карман. Тит покопался еще немного и обнаружил ожерелье из искусственного жемчуга, небольшую шкатулку для ювелирных украшений и амулет из прутьев и перьев.

Все это он упаковал в пакеты для улик.

На кухне царил промозглый бардак из грязи и жира, а так же скопилась гора немытой посуды. Он направился в ванную.

Жестокая смерть отметила своим присутствием эту небольшую, выложенную кафелем комнату. Кровь была повсюду: размазана по стенам, коркой засохла на черных стульях и темными полосами растекалась по эмалированной ванне. По разбросу и направлению капель, Эндор определил, что здесь произошла бешеная бойня, жертве нанесли множественные удары коротким обоюдоострым лезвием. Занавесок в комнате не было, а кольца на перекладине были сломаны или погнуты, значит, убийца завернул в него тело и унес труп.

— Мертва ли ты, Мира? — спросил он вслух. Вряд ли. Убийству явно было больше недели, а Эндор танцевал с ней только прошлой ночью.

— Кто здесь? — раздался чей-то голос. Эндор опешил. — Пошел прочь, если только ты — не Мира!

На слух голос принадлежал шестидесятилетнему старику с двадцатью или тридцатью килограммами лишнего веса. Эндор расстегнул наплечную кобуру так, чтобы быстро выхватить оружие, и вышел из ванной комнаты. Луч фонарика ударил ему в лицо.

— Что ж, могло быть и хуже, — произнес шестидесятилетний голос с избыточным весом.

— Прекратите светить мне в глаза, пожалуйста, — попросил Эндор.

Луч отъехал в сторону, и Тит разглядел толстого старика, вооруженного боевым дробовиком. Стволы оружия глядели прямо на Эндора. Старик был одет в пижамные штаны и расшнурованные армейские ботинки, а его живот выпирал из-под грязного бронежилета. Старые гвардейские знаки отличия, изношенные нашивки, украшали накинутый сверху пиджак.

— Кто Вы? — спросил Эндор.

— Здесь я задаю вопросы, — ответил старик, недвусмысленно покачав дробовиком. — Ты кто такой?

— Я — друг Миры.

Старик фыркнул.

— Все вы так говорите. Но другие по крайней мере ни разу не забирались в квартиру.

— Она дала мне ключ.

— И с чего бы она так поступила? — спросил он в ответ.

— Потому что мы друзья, — ответил Эндор.

— Мы ходим по кругу. Почему бы мне попросту не вышибить тебе мозги?

Эндор кивнул.

— Сейчас я засуну руку в свой пиджак, хорошо? Я покажу свое удостоверение.

— Только медленно, — ответил старик.

Эндор сунул руку в пальто, проигнорировал мимолетный порыв схватить пистолет и вытащил на свет свой футляр.

— Тит Эндор, Ордо Маллеус. Я — инквизитор, работающий в условии Особых Обстоятельств.

Зрачки старика расширились. Он опустил свой дробовик.

— Простите меня, господин, — заикаясь, ответил он.

Эндор спрятал футляр.

— Все в порядке. Кто Вы такой?

— Нут Иеримо, из «868», я живу дальше по коридору. Я, — старик одернул свою форму, — я кто-то вроде неофициального охранника этого этажа. Такие соседи, как я, постоянно находятся начеку, поддерживают порядок, Вы понимаете, о чем я?

— Где Вы служили?

— Кароскурский семнадцатый, и чрезвычайно горд этим. Ушел в отставку восемнадцать лет назад.

— У Вас есть лицензия на владение этим ружьем, Иеримо? — спросил Эндор.

Старик пожал плечами.

— Я привез его с войны, господин.

— Сохраняйте здесь порядок и присматривайте за своими соседями. Я не стану конфисковывать его, — сказал Эндор.

— Спасибо, господин.

— Расскажите мне о Мире.

Иеримо почесал голову.

— Милая девочка. Танцовщица. Она приехала месяцев девять назад, держалась замкнуто. Всегда вежливая. Прошлой весной у моей жены был день рождения, так она подарила ей билеты на представление в Театрикале. Что это была за ночь! Я никогда бы не смог так порадовать свою жену, только не на мою пенсию.

— Она — хорошая девушка.

— Да, это правда. У нее проблемы, господин? Мира во что-то вляпалась?

— Именно это я и пытаюсь выяснить, — ответил Эндор. — Когда Вы видели ее в последний раз?

Старик задумался.

— Семь, может девять дней назад. Было довольно рано. Она как раз заходила к себе, когда я пошел проверить бойлерную. В этом блоке не было бы проблем с отоплением, если бы кто-нибудь додумался регулярно проверять ее, однако лишь мне хватает ума спускаться вниз и…

— Она только пришла?

— Мира всегда приходит поздно, иногда в сопровождении кавалеров. На рассвете или даже позже.

— И это был последний раз, когда Вы видели ее?

— Да, господин.

— Возвращайтесь домой и ложитесь спать, — сказал Эндор. — Я запру за собой дверь.

Старик развернулся и поплелся к выходу, захватив дробовик с собой.

Эндор еще раз оглядел квартиру и выключил свет.

Он чувствовал, что здесь был Малико.

Вернувшись к себе в номер под утро, Эндор налил остатки амасека в стакан. Потягивая его, он вытащил из пальто и разложил на столе вещи из квартиры Миры. Книга, амулет, ювелирная шкатулка, ожерелье.

Тит достал из пакета шкатулку и открыл ее универсальным ключом. Внутри ничего не было, за исключением пыли и одного кулона, небольшого изогнутого зуба на золотой цепочке. Эндор дотронулся до своего, висящего на шее.

Затем он распечатал пикты отметок на полу и принялся их изучать.

Когда Эндор проснулся, снимки прилипли груди.

Он плохо спал. Ему снился один и тот же сон. Гибкая балерина с червями, вылезающими из ее глаз. Хищная ящерица сопела во тьме.

— Вставай, — приказал он самому себе.

Он чувствовал себя паршиво. Эндор умылся, оделся и пошел в столовую за пятнадцать минут до конца завтрака. Он заказал кофеин, вареные яйца, черный хлеб и кусок местной колбасы. Пока ему несли заказ, Эндор пролистал книгу.

«Стратификация предпочтений в еде субрас Звезд Гало» Соломона Тарша. Она была напечатана в спешке, на низкокачественной бумаге. Кто-то оставил заметки на страницах. Некоторые отрывки были подчеркнуты и отмечены точками на полях. Зачем танцовщице понадобилась копия столь специфического трактата?

Поля одного раздела были исписаны с особой скрупулезностью. Он назывался «Пожиратели и пожираемые» и описывал устройство примитивных человеческих сообществ и их отношения с местными хищниками. Некоторые охотничьи кланы пустынных миров звезд Гало ритуально поедали плоть высших хищников, считая, что таким образом они сами занимают их место и перенимают навыки убийства. На Салике племена пили кровь местных крокодилов, чтобы завладеть их хитростью. В далеком прошлом дикари Гудруна пожирали стертые в порошок зубы и гениталии карнодонов, полагая, что это придаст им невероятную потенцию. Это была актуальная тема. На всех мирах, где человек соперничал с суперхищниками, существовали ритуалы пожирания. Ешьте, чтобы не съели вас, и вы будете под магической защитой. Охотьтесь и поедайте то, что будет охотиться и поедать вас, и вы избежите клыкастых челюстей хищника.

Это не было открытием для Тита Эндора. Его собственный болезненный опыт на Бронтотафе научил бывшего следователя со всей серьезностью относиться к подобным необычным верованиям. После схватки с заураптом, повторения которой он никогда бы не пожелал, местные племена стали относиться к нему с огромным уважением. Он побывал в челюстях хищника и выжил. Это сделало Эндора избранным в их глазах, будто бы он установил некую сверхъестественную связь между человеком и хищником. Теперь они стали связаны друг с другом, два хищника, две жертвы. Дикари призвали Эндора выследить заурапта, убить и съесть его плоть, чтобы он стал мастером скрытости.

Тогда Эндор только посмеялся над этим и отказался. Старые суеверия веселили его. «Но заурапт теперь будет вечно охотиться за Вами, — предупредил его дикарь, — до конца ваших дней. Тогда он поймает вас и закончит охоту».

Закончит охоту. Совершенная фраза. Она рассмешила Хапшанта. Эндору нравилось заблуждение дикаря, что спустя годы, десятилетия хищник завершит начатое.

Многие записи, большинство из которых было очень сложно разобрать, как раз описывали подобные традиции. Был упомянут и Бронтотаф. Здесь были описаны некоторые амулеты и ритуалы, которые могли остановить убийцу-охотника. Свежая кровь и жертвы-заместители были способны отвлечь внимание невидимых зверей.

Эндор вспомнил о зубе, который он нашел в ювелирной шкатулке Миры.

— Вы — господин Эндор?

Тит оторвался от завтрака. У него ушло несколько секунд, чтобы узнать бармена из зендов-клуба.

— Чем могу помочь? — спросил он.

— Могу я присесть? — спросил бармен.

— Прошу.

Бармен сел на соседний стул. Он был одет в повседневную одежду, полосатое пальто и белую рубашку. Эндору подумалось, что его униформа, скорее всего, находится в какой-нибудь захолустной прачечной.

— Господин Эндор, — начал он, — Мира хочет, чтобы Вы…

Эндор поднял вилку, перебив его.

— Я не разговариваю с людьми до тех пор, пока не узнаю их имя. Особенно во время завтрака.

Бармен прочистил свое горло и поерзал на стуле.

— Меня зовут Джег Станнис, сэр, — представился он.

— А я — Тит Эндор. Вот видишь, это было не так сложно. Ты хотел мне что-то сказать?

— Мира хочет, чтобы Вы больше ее не преследовали.

— Да?

— Вы пришли к ней домой прошлой ночью.

— Может быть.

— Она знает, что это были Вы.

— И где она сейчас?

Станнис пожал плечами.

— Мира хочет, чтобы Вы держались от нее подальше. Она попросила меня прийти сюда и сказать Вам это.

— Я пойду туда, куда сам захочу, господин Станнис.

— У клуба есть правила, — сказал Станнис, — наши девушки защищены от…

— От кого?

— От хищников.

Эндор отломил кусок черного хлеба.

— Я — не хищник, уверяю тебя.

— Вы без приглашения пришли к ней в дом и самовольно проникли в квартиру.

Эндор вздохнул.

— У клуба есть правила, — повторил бармен, — отношения с посетителями строго…

— Это и так случается все время, господин Станнис, — сказал Эндор, — прошу, мы ведь не дети. Большинство танцовщиц в твоем клубе подрабатывают днем в Театрикале. Не будь наивным. Они получают доходы и другими путями тоже. На Кароскуре так мало женщин.

Лицо бармена помрачнело.

— Оставьте ее в покое.

— Или что? — улыбнулся Эндор.

— Или с Вами произойдет что-нибудь плохое.

Эндор кивнул.

— Посмотрим. Скажите мне, господин Станнис, — он вытащил пикт из пальто и бросил его на белую скатерть, — что это такое?

Станнис посмотрел на снимок. Желтые отметки на полу спальни Миры Залид.

— Это отметки для практики, — ответил он, — танцевальные шаги. Девушки часто рисуют повороты и шаги.

Эндор взял снимок и посмотрел на них.

— Действительно? Я не уверен в этом. Числа…

— Ритм и счет.

— Кого она убила в своей ванной, господин Станнис?

Бармен опешил.

— Убила? У Вас что-то не в порядке с головой, мистер. Оставьте ее в покое, Вы слышали?

— Я слышал, — подтвердил Эндор.

После завтрака Эндор зашел в уличный бар на Калипе и заказал холодный амасек. На улице шел мокрый снег. Он прочитал еще несколько страниц из книги. В словах Малико, будь он проклят Троном, был смысл.

Эндор оторвал глаза от книги. На другой стороне улицы через пелену мокрого снега он увидел человека, высокого худого мужчину в черном плаще и цилиндре. Тот наблюдал за ним. Эндор отвернулся, чтобы оплатить счет. Когда он вышел, человек уже исчез.

— Сколько? — спросил Эндор.

— Четыре кроны, — ответил адепт.

— Ты сможешь сделать это до вечера?

— Тогда двадцать крон, — ответил он.

Эндор показал ему инсигнию, но адепта это не впечатлило.

— Двадцать крон.

Эндор расплатился с ним и вручил талисман Миры.

— Я приду вечером и не потерплю никаких проволочек.

Адепт кивнул.

Он вышел на переулок Алхимиков и поплелся вверх, несмотря на холод. Вдоль тротуаров мокрый снег медленно превращался в лед. Эндор поднял воротник пальто и зашагал, опустив голову.

Его путь пролегал мимо Театрикалы, серой в дневном свете. Он зашел внутрь. Уборщики подметали мраморные полы и вытряхивали урны.

— Театрикала закрыта, — сказал человек, выйдя навстречу Эндору. — Кассы работают с шести.

Эндор осмотрел человека сверху вниз.

— Меня зовут Эндор, и я — инквизитор святого Ордоса, — ответил он. Тит не стал доставать символ своей власти. Казалось, инсигния потеряла свою власть.

— Мои извинения, господин.

— Я тебя знаю? — спросил Эндор.

— Не думаю, господин.

Человек был худым и высоким.

— У тебя есть очень высокий черный цилиндр? — спросил он.

— Нет, господин.

— Здесь танцует девушка, ее имя Мира Залид. Я хочу осмотреть ее гримерную.

— Так нельзя, господин, — ответил мужчина.

— О, извиняюсь, — улыбнулся Эндор, — разве я не сказал, что я — инквизитор?

— Вот здесь они переодеваются, — сказал мужчина. Эндор зашел в гримерную и включил свет. Его проводник ждал у двери.

Она представляла собой длинную комнату с низким потолком, с потускневшими рядами зеркал, прикрепленных к стенам. Груда грязного белья горкой выступала из корзины около двери. Легкие белые платья висели на перекладине. На рабочих столах вместе с булавками, катушками ниток и наперстками теснились банки с гримом и палочки с воскообразными румянами. Гримерная пропиталась запахом дешевой косметики, пота и дыма.

— Где ее место? — спросил Эндор.

— Не имею представления, инквизитор, — ответил мужчина.

— Совсем никакого?

— Возможно, третье зеркало слева. Она сидела здесь на протяжении всей ночи.

Эндор сел в указанное уборщиком кресло и посмотрел на свое отражение в грязном зеркале. Застарелый запах духов ощущался здесь повсюду. Окурки палочек лхо валялись рядом с его левой рукой. В правом нижнем углу зеркала губной помадой была сделана надпись: «Удачи, Мира ХХХ Лило».

Тит открыл маленький выдвижной ящик в столе. Он почти до краев был наполнен кровью. Эндор поспешно закрыл его, стараясь, чтобы кровь не пролилась на его колени.

— Могу я остаться наедине? — спросил он.

— Я не думаю, что… — начал уборщик.

— Приказ инквизитора.

— Я буду снаружи, — ответил мужчина, закрывая за собой дверь.

Он снова осторожно выдвинул ящик. Крови в нем не было и в помине. Там лежали лепестки темных роз. Эндор с облегчением рассмеялся над своим испугом. Лепестки были черные и красные, как в залах Театрикалы. Он погрузил в них руку и обшарил содержимое. Они были мягкими и холодными, словно снежные хлопья или разрозненные зацепки.

Эндор вытащил оттуда нож, обоюдоострый и чем-то испачканный. Он понюхал его. Кровь. Та же, что и в ванной ее квартиры, вне сомнений. Откинувшись в кресле, он достал пикт. Танцевальные шаги? Тренировочные отметки? Конечно, все так невинно, только держи карман шире.

Он решил, что надо было подключить Любструма к делу над Числом Разрушения. Ему была нужна проверенная информация. Следователь не принял бы Число Разрушения всерьез. Тот инцидент много лет назад, старый глупец…

Эндор хотел бы знать, где сейчас Любструм. Он не видел следователя уже несколько дней.

Тит порылся в лепестках еще и нашел там визитную карточку. На ней была отпечатана надпись: «Клотен и сыновья, погребальные услуги и прощальные обряды». Были указаны так же вокс-номер и адрес.

С другой стороны от руки было написано послание: «Господин Тит, в рамках вашего расследования, Вам необходимо посетить этих людей. Номер заказа — 87». Эндор подумал, что 435 — это 5 раз по 87.

— Есть здесь кто-нибудь? — позвал Эндор.

Человек высунул голову из-за двери.

— Господин?

— Я могу рассчитывать на то, что мне принесут выпить? — спросил он.

«Клотен и сыновья» занимали мрачное здание в конце Лимнал-стрит. В занесенном снегом дворе стояли длинные блестящие катафалки. Медный колокольчик возвестил о приходе Эндора.

— Могу я помочь, господин? — спросил молодой пухлый человек в траурном костюме.

— Ты — нет, — ответил Эндор, — но может он, — добавил Тит, указывая на высокого стройного мужчину в глубине затхлого небольшого магазина, украшенного темными бархатными шторами и самфарным деревом.

— Господин Клотен! — позвал молодой человек. — К Вам пришли.

Клотен подошел к Эндору. На нем не было высокого черного цилиндра, но ошибиться было невозможно. Его лицо было жестким, бледным и выразительным, лицо человека, который всю свою жизнь имел дело с чужим горем.

— Чем могу помочь, сэр? — спросил он.

— Заказ под номером 87.

Человек подошел к тяжелой учетной книге и с трудом открыл ее, но Эндор и так уже знал все подробности.

— Да, да. Все уже оплачено. Гроб из налового дерева и место на городском кладбище. Надгробие готово. Оплачены восемнадцать плакальщиц. Два наших самых печально выглядящих возницы уже готовят конный экипаж. Лучшие венки. Два псалма выбраны и испробованы. Их будет петь хор из Театрикалы. Так, вроде все в порядке.

— Хорошо. И все это уже оплачено?

— Да, сэр.

— Я видел Вас на улице сегодня утром, — сказал Эндор.

— Вполне возможно, сэр, — согласился он, — смерть все время рядом. Она охотится за нами, так сказать.

— Знаком с этим не понаслышке, — улыбнулся Тит.

— Это никогда не было тайной. Она настигается нас повсюду, где сама этого захочет. В мире есть столько способов умереть.

— Возможно. Ладно, церемония выглядит хорошо подготовленной, и я благодарен Вам за это. Я хорошо его знал, — Эндор посмотрел на его реакцию. Ничего не произошло. — Великолепные поминки. Вот эти псалмы будут исполнены?

— Да.

Эндор изучил листы.

— Я хотел бы взять часть расходов на себя, — наконец сказал он. — Как я говорил раньше, я хорошо его знал.

— Госпожа Залид уже оплатила все.

— Госпожа Залид? — прошептал Тит. — Могу я взглянуть на надгробную надпись?

Клотен протянул ему пикт.

— Такая ужасная смерть, — проговорил он. — Быть убитым подобным монстром. Трон, я и не знал, что на Кароскуре водятся такие звери. Подумать только!

— Да уж, — ответил Эндор.

Он посмотрел на пикт. На надгробии было вырезано его собственное имя.

В переулке Алхимиков было тихо этой ночью. Стоя под непрекращающимся снегом, он стучал в дверь до тех пор, пока адепт не отпер ее.

— Я же сказал сегодня ночью! — вспылил Эндор. — Сегодня!

— Вы опоздали, — ответил адепт.

— Просто скажи мне, что ты нашел, — отрезал Тит. Он чувствовал себя паршиво и был не в настроении тратить время на ерунду.

— Я раскопал кое-что. Это зуб заурапта, такой же, как и ваш, с Бронтотафа.

Эндор присоединился к очереди у входа в Театрикалу. Увертюра только что началась, и окна омывались пульсирующим золотым светом.

— Где-нибудь в центре, — сказал он девушке-кассирше, протягивая деньги.

— Вы в порядке, господин? — спросила она.

— Все хорошо.

Эндор арендовал бинокль, купил программу и стакан жойлика и поспешил на свое место.

Стены багрового пульсирующего зала были похожи на перекачивающую кровь плоть, красную и темную. Чтобы протиснуться к своему месту, Эндору пришлось несколько раз извиниться и поблагодарить уже сидевших соседей.

Он поднес бинокль к глазам. Да, в 435-ой отблески от другого бинокля. «Ты — мой, Малико», — подумал Эндор.

Увертюра закончилась. Занавес поднялся, и на сцену вышли танцоры. Она была здесь, прекрасная и совершенная. Где Мира пряталась все это время?

Сидевший Эндор невольно начал ерзать и поворачиваться в кресле, как если бы он танцевал зендов.

— Может, наконец, вы прекратите? — спросила его соседка.

— Простите, — Эндор остановился и отпил из стакана.

Он посмотрел вверх, на комнату, увидел медные отблески и сделал еще глоток. 435. 435.

Там не было комнаты «435», так он и поверил.

Любструм сел рядом с ним.

— А, вот и ты, — Эндор улыбнулся, — как раз вовремя.

Следователь странно посмотрел на него.

— Ты знаешь, что я тебя вызывал? — спросил Эндор.

— Я знаю.

— И где ты был?

— Я был занят. Сэр, Вы…

— Тихо! Просто посмотри. Это прекрасно. Посмотри за этим танцем. Посмотри на нее.

— Сэр, я… сэр… Ордос послал меня сюда, — сказал Любструм. — Я был сильно озабочен. Ваши звонки, да и все остальное. Я провел несколько стандартных клинических тестов. Они хотели, чтобы Вы знали. Мне так жаль, я никогда бы не пожелал бы Вам такого, сэр.

— Пожелал что? Да Трона ради, посмотри на нее! — Эндор наклонился вперед и поднес к глазам оперный бинокль. В них отразился свет.

— Господин?

— Что?

— Сэр, черви. Мозговые черви. Они думают, что Вы могли заразиться ими много лет назад, скорее всего, от Хапшанта.

— Он был настоящим героем.

— Сэр, Ваш мозг пожирают. Они сводят Вас с ума.

— Не глупи, Любструм. Вернемся к теме разговора: где тебя носило?

— Я думаю, что Вам лучше пойти со мной прямо сейчас. Я вызвал врачей. Они помогут Вам провести последние недели с комфортом.

Эндор опустил оперный бинокль.

— Это какой-то трюк? — спросил он.

— Нет, сэр, — ответил он.

— Послушай, Любструм, она поймала меня. Она придумала очень хитрый план. Заурапт охотится за ней тоже.

— Простите, кто?

— Заурапт. Она отбивалась от него, проводила ритуалы. Она перевела свое проклятие на меня, понимаешь?

— Не совсем.

— Да все ты понимаешь! — закричал Эндор. Он потянулся за стаканом, но тот уже был пуст. — Я чую его! Я уже его цель. Она провела ритуалы и перевела своего хищника на меня. Я — ее кровавое жертвоприношение. Думаю, это было несложно, ведь я был проклят до этого.

— Сэр, врачи ждут. Они присмотрят за Вами.

— Любструм? Любструм? — позвал Эндор. Он уронил свой оперный бинокль. Любструм пропал. Под ним продолжался спектакль. Он был в ложе. Эндор повернулся назад и посмотрел на номер двери.

435.

Но здесь не было ложи «435».

Он чувствовал себя необычно. Голова болела сильнее, чем когда-либо. Он хотел выпить что-нибудь, чтобы заглушить боль. Зерновой жойлик со льдом и ломтиком цитруса. Руки онемели. Где же Любструм? Разве он только что не говорил с ним?

Представление окончилось с грандиозным размахом, и Театрикала взорвалась овациями.

Это был конец. Эндор улыбнулся. Здесь не было его вины. Так сложились обстоятельства.

Из красной полутьмы позади него выползло нечто, чтобы закончить свою охоту.

Сара Коквелл БАЗОВЫЙ ИНСТИНКТ

Не всегда побеждают те, у кого больше пушки.

Но если мы замешкаемся под их прицелом, то проиграем.

Лорд-командор Аргенций, магистр ордена Серебряных Черепов

Вздымающиеся ввысь леса Анцериоса III мягко шелестели листвой под палящим тропическим солнцем. Влага собиралась в капельки и испарялась, мерцающей дымкой поднимаясь от листвы изумрудно-зеленого и насыщенно-лилового цветов. Это было жестокое, беспощадное место, где два горячих солнца немилосердно нагревали поверхность планеты. Воздух был душным и едва терпимым для человеческого организма.

Однако пробивающаяся сквозь джунгли группа состояла не совсем из людей.

Темные джунгли Анцериоса не только выглядели мрачно, казалось, что они давят всей своей гнетущей, тяжелой массой. Царила жуткая тишина, лишь изредка нарушаемая возгласами похожих на приматов существ или криками экзотических птиц. Здесь, глубоко в джунглях, не было ни малейшего признака наличия разумной жизни. Что здесь действительно было, так это растительность, которая уже долгое время буйно развивалась, по мере необходимости приспосабливаясь к условиям планеты. Все, что могло расти, отчаянно тянулось вверх, стремясь к свету. Возможно, животных здесь и было мало, но огромные цветущие растения служили домом неимоверному количеству гнуса.

Подул слабый ветер, всколыхнувший душный воздух и поднявший вверх целое облако насекомых. Они начали лениво виться над землей, ловя и отражая своими разноцветными крылышками те ничтожные остатки солнечного света, которым удалось все же пробиться столь глубоко. Они радостно, самозабвенно летели под дуновением слабого ветерка, державшего их в своей нежной хватке, двигаясь в восходящих потоках в сторону прогалины.

Облако резко рассеялось, когда прямо сквозь него прошла рука, облаченная в перчатку серо-стального цвета. Рой разлетелся, как будто кто-то бросил в его гущу фраг-гранату. Секундное замешательство тут же ушло, и насекомые неспешно собрались снова. Их возмущение было почти осязаемым. Рой ненадолго замер, поймал еще один восходящий поток и исчез из виду.

Сержант Гилеас Ур'тен, командир «Расплаты», штурмового взвода восьмой роты Серебряных Черепов, с некоторым раздражением отмахнулся от насекомых. Они постоянно набивались в дыхательную решетку шлема, и, хотя достаточно продвинутая броня была сконструирована таким образом, чтобы не позволить летающим вокруг букашкам попасть внутрь, их почти непрерывный стрекот начинал раздражать.

Он цветисто выругался и взвесил в руке боевой нож. На то, чтобы пробиться к прогалине, ушло гораздо больше времени и сил, чем ожидалось, поэтому лезвие заметно притупилось.

За его спиной другие бойцы взвода точно так же осматривали повреждения, нанесенные их вооружению безобидными на вид растениями. Гилеас расправил плечи, затекшие от долгого пребывания в одном и том же положении, и крутанулся на пятке, поворачиваясь к своим боевым братьям лицом.

— Насколько я понимаю, самая большая угроза здесь — эти чертовы москиты, — звучно прогрохотал он. Его голос был низким, а говорил он с сильным акцентом. — Если не считать погоды и зарослей.

Штурмовой взвод очень быстро обнаружил, что рассеянная в воздухе влага и споры срубленной бойцами растительности создавали множество неисправностей в прыжковых ранцах. Как и большая часть заново открытых технологий, используемых Адептус Астартес, прыжковые ранцы некогда были прекрасными вещами, дарующими воинам Императора множество преимуществ и огромную мощь. Однако же, теперь начинал сказываться их возраст. К счастью, технодесантники ордена тщательно ухаживали за ними, хотя иногда это и занимало много времени. Духи машин оставались довольны, что гарантировало надежное функционирование устройств, даже при всем их несовершенстве.

Гилеас вложил боевой нож в ножны и деактивировал крепления, удерживающие шлем. Зажимы открылись, послышалось шипение уходящего воздуха. Когда он снял шлем, спутанная масса темных волос упала на плечи, обрамляя его красивое загорелое лицо, лишенное покрывающих остальное тело татуировок. Как и все Серебряные Черепа, Гилеас гордился своими почетными знаками. Он еще не заработал права нанести их на лицо. Упорно ходил слух, что вскоре он его заслужит. Гилеас был весьма перспективен и, по общему мнению, ему было не миновать повышения до капитана. Реакция других членов ордена на этот слух, зародившийся в его собственном взводе, была противоречивой. Сам Гилеас неоднократно объявлял разговоры об этом пустой болтовней.

Он обвел прогалину внимательным взглядом своих темных глаз, повесил шлем на пояс и вытащил из прикрепленных к бронированному бедру ножен цепной меч. Среди переломанных стволов и веток лежала перекрученная, разбитая груда обломков, некогда бывшая космическим кораблем. И хотя оно было почти полностью уничтожено, уж точно не выглядело деталью ландшафта. Это был первый встреченный здесь явно инородный объект.

Рувим, заместитель Гилеаса, встал рядом с ним и тоже снял шлем. В отличие от своего длинноволосого командира, он носил солдатскую короткую стрижку. Космодесантник осмотрел разбитый корабль, перебирая в уме данные. Судно было не похоже ни на что виденное им ранее. Безжалостное время давно стерло все опознавательные знаки с его поверхности, и было почти невозможно вычленить какие-то четкие детали. Какую бы форму оно ранее не имело, удар о поверхность начисто ее уничтожил.

— Это не похоже на корабль-призрак, брат, — произнес Рувим.

— Не похоже, — согласно проворчал Гилеас. — Нет совершенно никакого сходства с той штукой, которую мы преследуем. — Он тихо зарычал и запустил пятерню в густую копну волос. — Подозреваю, брат, что наша цель сбежала в Паутину. Жаль, что им удалось избежать правосудия Императора. По крайней мере, пока. — Сержант на мгновение сжал руку в кулак и снова выругался. Затем еще несколько мгновений разглядывал судно, затем покачал головой:

— Предположения изначально были необоснованы, — нехотя признался он. — Все мы знали, что рискуем в итоге обнаружить, что гонимся за тенью. Но все же… — Он указал на обломки. — По крайней мере, у нас есть хоть что-то, что можно исследовать. Возможно, эльдары ищут именно это. В атмосфере нет их следа. Мы можем воспользоваться этим преимуществом.

— Думаешь, мы их опережаем?

— Я бы сказал, у нас неплохие шансы, — слегка пожал плечами Гилеас. — Или же мы от них отстаем. Возможно, они уже побывали здесь. Кому ведомы капризы варпа? Когда мы покидали Серебряную Стрелу, навигатор еще не пришла в себя настолько, чтобы разобраться в хронологии событий. Так или иначе, стоит поискать какой-нибудь вход. Любой путь хорош. Даже если он никуда не приводит.

— Это твои слова или капитана Кьюла? — Рувим улыбнулся, упомянув давно покойного наставника Гилеаса.

Сержант не ответил. Вместо этого он усмехнулся, обнажив клыки, ритуально заостренные еще в детстве, когда он жил среди племен в южных степях.

— Это не важно. Что бы это ни было, оно лежит здесь уже давно. Это определенно не тот корабль, за которым мы последовали в варп. Он не наш, и это все, что нам нужно знать. Вам прекрасно известны приказы, братья. Обнаружить, проанализировать, уничтожить. Именно в таком порядке. — Прищурившись, сержант опять воззрился на корабль. Как и Рувим, он не смог найти в своей памяти ничего подобного. — Хотя, думаю, последний приказ мог быть и простой формальностью. Сомневаюсь, что кто-то смог пережить подобный удар.

Корабль практически вмяло в поверхность, большая часть его носа была скрыта под землей, похоронена под массой перемешавшейся с древесными корнями грязи. За борт судна с мрачным упорством цеплялась какая-то живучая растительность, похожая на некую разновидность лишайника или мха.

Сержант бросил взгляд на единственного члена команды, который не был с ног до головы закован в серо-стальную броню, и сделал приглашающий жест рукой.

Прогностикар Бхехан, облаченный в великолепные синие доспехи, какие в ордене носили психически одаренные братья, молча кивнул и запустил руку в мешочек на поясе. Он встал рядом с сержантом, присел на корточки и бросил на землю горсть камней с нанесенными на них серебряными рунами. Для прогностикара было важно прочитать предсказания, узнать волю Императора прежде, чем в дело вступит остальной взвод. По человеческим меркам Серебряные Черепа были очень суеверны. Бывали случаи, когда целые роты отказывались идти в бой, получив зловещие предзнаменования. Даже магистр ордена, лорд-командор Аргенций, однажды отказался вступать в битву по совету верховного прогностикара Ваширо.

Это было нечто большее, намного большее, чем просто древнее суеверие. Серебряные Черепа твердо верили, что Император проявляет свою волю и намерения через своих психически одаренных детей. Это было не просто чтение проявлений случайности и расчет вероятностей. Это были послания Бога-Императора Человечества, приходящие к его верным слугам через бездонные глубины космоса.

Серебряные Черепа, преданные до мозга костей, никогда не противились его воле.

Прогностикары в ордене выполняли две задачи. В других орденах Адептус Астартес тоже были библиарии и капелланы, но у Серебряных Черепов же был иной взгляд на вселенную. Боевые братья, прошедшие обучение у верховного прогностикара, наставляли своих братьев как психически, так и духовно. Их было немного, ведь на Варсавии рождалось мало псайкеров. Поэтому тех из них, кто сумел вступить в ряды Адептус Астартес, в ордене чрезвычайно ценили и уважали.

Гилеас знал, что взвод удостоили великой чести, введя в его состав Бхехана. Конечно, прогностикар был молод, но его способности, особенно дар предвидения, по всеобщему признанию, были одними из самых достойных доверия во всем ордене.

— От развалин я ничего не чувствую, — мягким приглушенным голосом произнес Бхехан. Молодой прогностикар некоторое время колебался и хмуро смотрел на руны, раз за разом поводя над ними рукой. Пару секунд он что-то напряженно обдумывал, и эта напряженность проявлялась в самой его позе. Наконец он расслабился. — Если бы это был корабль-призрак, который мы преследуем, его психическое поле было бы все еще активно. А этот, безусловно, мертв. Мертв, как камень. — Бхехан нахмурился и надолго умолк. Гилеас вопросительно изогнул бровь:

— Уж не сомнение ли я ощущаю?

Прогностикар посмотрел на Гилеаса. Псайкер не снял шлема, поэтому прочитать что-либо по лицу было невозможно. Задумавшись, Бхехан оглядел обломки. Рисунки, выцарапанные на их поверхности, были совершенно непонятны Гилеасу. Однако, прогностикарам они были ведомы, и лишь это имело значение. Гилеас, будучи чрезвычайно прагматичным воином, никогда не волновался о том, чего не понимал. Лично он полагал, хотя никогда и не говорил этого вслух, что многим братьям ордена следовало бы заиметь такую же точку зрения.

Бхехан твердой рукой переместил часть рун, перевернул некоторые из них, выстроил несколько в ряд и нарисовал на земле бессмысленные на вид изображения. Психический капюшон космического десантника на короткое время озарил пульсирующий красный свет, когда прогностикар сконцентрировался на стоящей перед ним задаче.

Наконец, после недолгих раздумий, он покачал головой.

«Возможно, просто эхо, — подумал он, — не более того». Он твердо кивнул и добавил в голос уверенности.

— Нет, брат-сержант Ур'тен, — произнес он, — никаких сомнений. Знаки говорят, что на борту этого корабля во время крушения, возможно, было что-то живое. Кто бы это ни был, его давно там нет. Возможно, ушел в джунгли. Попал на обед хищникам или просто погиб в катастрофе.

Прогностикар спокойно и уверенно собрал руны, положил их обратно в мешочек и встал.

— Знаки, — сказал он, — и свидетельства вокруг нас. — Затем кивнул еще раз и снял шлем.

Лицо под шлемом оказалось удивительно юным, почти детским, что предполагало относительную неопытность Бхехана. И тем не менее он был свирепым, закаленным в сражениях воином. В сочетании со способностями прогностикара это делало его грозным противником, что сержанту уже довелось выяснить в тренировочных номерах.

Гилеас, удовлетворенный результатом, кивнул.

— Очень хорошо. Рувим, возьми Вульфрика и Ялониса, обыщи периметр на предмет прохода. Все это… — Он обвел рукой прогалину и место крушения. — Все это может быть эльдарской уловкой. Я ничего не знаю об их возможностях, но это ксеносы, им нельзя верить. Даже мертвым. Тикайе, Бхехан, вы со мной. Так как мы все равно здесь, надо обследовать корабль и место вокруг него. Чем раньше мы это сделаем, тем скорее сможем выдвигаться на следующую позицию. — Он снова злобно усмехнулся и взрыкнул приводом цепного меча.

Все чуяли скорое изменение погоды, но группа выдвинулась вперед. Приближался грозовой фронт. Все сильнее пахло озоном, наэлектризованный воздух слабо покалывал кожу, предвещая бурю. Бхехан, идущий сразу следом за командиром взвода, рассеянно сунул руку в поясной мешочек и вытащил первую попавшуюся руну. Волны Судьбы тяжко накатывали на его душу, и чем ближе они подходили к кораблю, тем более сильным было давление.

Он вышел из неглубокого транса, взглянул на вытащенную руну и застыл на месте, округлив глаза. Прогностикар вновь посмотрел на камень в руке и постарался привести в порядок лихорадочно скачущие мысли. Подняв руку, он ухватился за прядь своих светлых волос, как будто это могло помочь сосредоточиться.

Заметив резкое движение, Гилеас тут же подошел к Бхехану. — Что ты видишь, брат? Расскажи.

Псайкер обернулся и обратил на сержанта взгляд, в котором мерцали отблески безумия.

— Я вижу смерть, — сказал он. В его голосе проступало больше эмоций, нежели обычно. — Я вижу смерть, чую запах разложения, ощущаю вкус крови и чувствую прикосновение проклятия. Но прежде всего… прежде всего… прежде всего, я… Разве ты не слышишь? Я слышу. Крики, братья. Крики. Они будут пожраны!

В отчаянии он дернул прядь волос и уронил на землю руну. Из уголка рта псайкера выползла тонкая струйка слюны, и он принялся колотить себя кулаком в висок. Гилеас, несмотря на испытываемое к прогностикару уважение, схватил боевого брата за руку.

— Соберись, брат-прогностикар Бхехан, — мягко, но в то же время твердо упрекнул он. — Ты нужен нам. — Ему уже приходилось видеть, как псайкеры, получая Видения, теряют контроль над собой. А когда дело касалось Бхехана, Видения определенно не лгали.

Это был дурной знак.

— Нам здесь не рады, — произнес псайкер, и в его голосе слышались все те же неземные, пугающие, высокие нотки. — Нам здесь не рады, и если мы ступим за пределы корабля, то встретим свою смерть.

— Но мы же и так снаружи… — начал Тикайе.

Гилеас бросил на него короткий предостерегающий взгляд. Речь молодого псайкера была бессмысленной, но пути Императора неисповедимы, и не тем, кто лишен Его даров, подвергать их сомнению. Сержант похлопал Бхехана по плечу и мрачно кивнул. Чем быстрее они выполнят свою задачу, тем лучше.

— Дальше движемся бегом, братья.

Он наклонился, поднял оброненную Бхеханом руну и молча протянул ее псайкеру.

Другая группа во главе с Рувимом прочесала периметр прогалины. Сначала не было никаких признаков того, что тут случилось нечто плохое. Но после более тщательного изучения Вульфрик, превосходный даже по меркам ордена следопыт, все же обнаружил место, где подлесок был довольно недавно примят.

Рувим изучил те крупицы данных, которые удалось собрать на этой расположенной далеко в Восточных Окраинах планете. Предположительно, существовали местные животные, но пока что группа не встретила ни одного. Эту бесполезную и ничего не стоящую планету объявили незначительной и необитаемой, поскольку на ней не было обнаружено ценных ресурсов и человеческого населения.

Но то, что предыдущие наблюдения не выявили наличия местных форм жизни, отнюдь не значило, что их здесь не было.

Рувим стволом болтера указал Вульфрику выдвинуться вперед, и трое космических десантников направились в заросли, идя по довольно четкому следу. Углубившись в джунгли совсем немного, они увидели свою цель. Она находилась в нескольких футах от них, на окруженной деревьями поляне.

Было похоже, что существо не подозревает об их присутствии, что дало космическим десантникам возможность внимательно осмотреть его. Этот ксенос полночного, иссиня-черного цвета выглядел абсолютно незнакомо. Сравнить это существо было не с чем, оно вполне могло оказаться одной из местных форм жизни. После короткого приглушенного обсуждения группа приняла решение.

Слегка перенастроив оптические сенсоры, Рувим смог осмотреть тварь более пристально. На ней не было ни шерсти, ни чешуи, ни даже кожи. Ее гладкое тело отблескивало переливами, характерными скорее для насекомых. Конечности были длинными и жилистыми. Познания Рувима в ксенобиологии позволили сделать предположение, что развитая мускулатура ног позволяет существу отлично бегать и прыгать. Руки оканчивались пятипалыми кистями, странно похожими на человеческие. Откровенно говоря, Рувима не волновало происхождение этого животного и наличие у него разума. Все догмы, которых придерживался космодесантник, каждая пройденная гипнодоктринация говорили ему о том, что тварь крайне омерзительна.

Он отреагировал в соответствии со своими верованиями и знаниями в тот самый момент, когда ксенос повернул в его сторону голову и огласил джунгли леденящим душу криком. Звук был столь пронзителен, что его с трудом можно было вынести. Усиленные чувства Рувима защитили его от худших последствий, но он начал подозревать, что этот крик был способен разрушать кристаллы. Неземной. Нечеловеческий.

Чужой.

Действуя по выработанному более чем в тысяче сражений рефлексу, Рувим переключил болтер на полуавтоматический огонь и нажал на спуск. Заряды полетели в цель под прерывистый рев выстрелов, в унисон которому несколько мгновений спустя загремело оружие остальных космических десантников.

Поднявшийся в полный рост ксенос не уступал размерами ни одному из стреляющих по нему космодесантников. Он впал в неистовство и не обращал внимания на непрерывный обстрел и раны, возникающие в его теле под градом болтерного огня. Разрывные болты изрешетили тело и забрызгали землю, листья и самих Серебряных Черепов темной жидкостью.

Тем не менее тварь продолжала двигаться.

Рувим переключился на автоматический огонь и расстрелял остатки магазина. Вульфрик и Ялонис последовали его примеру. Наконец, израненная и поверженная непрерывным огнем мерзость испустила полузадушенный негодующий крик. Она рухнула на землю совсем рядом с ними, ее отвратительное тело сотрясли конвульсии, затем тварь затихла.

Из стволов трех болтеров курился легкий дымок, и тишину нарушало лишь потрескивание вокс-бусины в ухе Рувима.

— Рувим, доклад.

— Сержант, мы кое-что обнаружили. Ксеносущество. Уже мертво.

Голос сержанта был угрюм.

— Отрежь ему голову, брат, чтобы удостовериться, что он действительно мертв. — При этих словах Рувим улыбнулся. — Мы идем к вам. Оставайтесь на месте.

— Да, брат-сержант.

Не желая рисковать, Рувим быстро перезарядил оружие и шагнул вперед, собираясь изучить ксеноса. В него было выпущено несколько болтерных обойм, а он чрезвычайно долго сопротивлялся смерти. Поэтому космодесантник не был готов поверить в его полную кончину. Но опасения не оправдались.

Когда он подошел к ксеносу, все сомнения тут же рассеялись. Густая пурпурная кровь тягуче сочилась из множества ран, собиралась в лужу на лесной подстилке и скапливалась на поверхности, как будто отказываясь впитываться в почву. Казалось, что сама планета отвергает эту жидкость, хотя и иссушена солнцем. Душный, влажный воздух был пропитан острым, резким, приторно-сладким запахом. Слегка поморщившись от зловония, Рувим подошел поближе.

Лежащая на земле тварь пыталась свернуться в защитную позу, но теперь быстро твердела по мере того, как наступало трупное окоченение. Рувим видел уставившиеся на него остекленевшие глаза аметистового цвета. Даже будучи мертвыми, они сияли незамутненной ненавистью. Астартес ощутил предельное отвращение к этому надругательству над порядком.

Чтобы не рисковать понапрасну, он поднес к голове существа еще горячий ствол болтера и выстрелил в упор. Серое вещество и пурпурная кровь брызнули наружу как мякоть перезрелого фрукта.

Рувим, невзирая на исходящий от ксеноса запах, присел и внимательно оглядел его. Голова была странно вытянута, уши отсутствовали. Фиолетовые глаза на сравнительно небольшом лице казались просто огромными. Более пристальное рассмотрение позволило предположить, что они фасетчатые. На узкой части сходящейся в точку треугольной головы находились два отверстия. Рувим предположил, что это ноздри.

Даже с учетом того, что это ксенос, его анатомия казалась неправильной. Во враждебной окружающей среде, такой, как джунгли, любому животному для выживания приходится приспосабливаться. Однако эта тварь выглядела, как плод чьих-то безумных идей, а не постепенной видовой эволюции. Чем больше Рувим разглядывал существо, тем меньше он понимал. Возникало ощущение, что ответ совсем рядом, но разум не может за него уцепиться.

В течение бесчисленных веков Серебряные Черепа забирали головы своих врагов в качестве боевых трофеев, тщательно очищая черепа от плоти и оковывая их серебром. Сохраненные таким образом головы украшали собой корабли и крепости ордена. Однако, чем дольше Рувим смотрел на мертвого ксеноса, тем дальше отступали мысли о том, что стоит взять с него трофей. Заставив себя больше не думать об этом, он повернулся к остальным.

Вульфрик продолжил обследовать окрестности, и теперь делал какие-то жесты.

— Тварь была не одна. Взгляни. — Он указал на цепочки следов, уходящие в разных направлениях в глубину джунглей.

Рувим издал непроизвольное рычание. Для того чтобы успокоить одну-единственную такую тварь, понадобилось три болтера в режиме автоматического огня, но даже после этого закрадывались подозрения, что, если бы он не вышиб ксеносу мозги, тот смог бы снова подняться.

— Сможешь определить, сколько именно?

— Не знаю, брат, — Вульфрик присел и осмотрел землю. Здесь много следов, к тому же самые четкие мы затоптали. На первый взгляд что-то около полудюжины, возможно больше. — Он посмотрел на Рувима, ожидая приказов заместителя командира взвода. — Естественно, я говорю лишь про прилегающие джунгли. Кто знает, сколько их на самом деле?

— Вероятно, они охотятся группами, — Рувим взялся за рукоять боевого ножа.

Если справиться даже с одной тварью было так сложно, то на что способна дюжина таких? Предположения достаточно, чтобы держаться от них подальше. Наконец Рувим принял решение и кивнул.

— Хорошая работа, Вульфрик. Попробуй хотя бы теоретически просчитать возможный маршрут этих существ. Проверь ближайшие окрестности. Если получится, постарайся не уходить из нашего поля зрения. Обо всем необычном докладывай мне.

— Будет сделано, — ответил Вульфрик, поднимаясь на ноги и перезаряжая болтер. Не оборачиваясь, космодесантник пошел по следам.

Шорох в зарослях возвестил о скором прибытии трех других Астартес. Рувим выпрямился и повернулся к командиру. Он исполнил орденское приветствие, ударив левым кулаком по правому плечу, Гилеас ответил ему тем же.

Все взоры тут же оказались прикованы к лежащему на земле мертвому существу.

— Ничего похожего, — сказал Гилеас через несколько мгновений, оценив вид ксеноса, и особенно его зловоние, — я никогда прежде не видел. И, откровенно говоря, буду совершенно счастлив, если никогда больше не увижу.

Рувим, как положено, доложил сержанту о случившемся.

— Жаль тебя разочаровывать, но Вульфрик считает, что поблизости может ошиваться около полудюжины таких тварей. Я послал его выследить их.

Слушая доклад, Гилеас хмурился все сильнее, его лицо постепенно мрачнело.

— Как насчет очевидных слабостей и уязвимых мест?

— Ничего очевидного, совсем ничего.

Гилеас посмотрел на Рувима. Они уже больше ста лет были товарищами по оружию, и были близки как родные братья. Никогда прежде он не слышал в его голосе неуверенности, и с большим неудовольствием обнаружил ее теперь. Сержант поднял руку и задумчиво почесал подбородок.

— Вообще-то, эти существа не имеют отношения к цели нашей миссии, — невозмутимо произнес он. — Но мы должны закончить начатое. У них могла сохраниться какая-нибудь память, знания или мысли о тех, кого мы ищем. — Он повернулся к стоящему в некотором отдалении прогностикару: — Брат-прогностикар, как бы ни было мне неудобно тебя об этом просить, не предскажешь ли ты что-нибудь касательно сложившейся ситуации?

— Как прикажешь, — Бхехан склонил голову и опустился на колени рядом с мертвым ксеносом. Вид окровавленного истерзанного тела вызывал тошноту — не из-за крови, а из-за чуждой природы. Прогностикар несколько раз глубоко вздохнул и положил руку на то, что осталось от головы существа.

— Ничего четко различимого я не ощущаю, — сказал он через некоторое время, бросив взгляд на Рувима. — Кора головного мозга повреждена слишком сильно. Фактически, вся его психическая энергия иссякла. — В голосе Бхехана промелькнул легкий намек на укоризну.

Гилеас посмотрел в сторону виновато улыбающегося Рувима.

— Ты предложил отрезать голову, Гил, чтобы удостовериться в его смерти. — Рувим использовал уменьшительную форму имени сержанта, что говорило о том, насколько близкая дружба их соединяет. — Я лишь проявил инициативу и немного модифицировал это предложение.

Губы сержанта дернулись, но он промолчал. Бхехан, не надеясь особо на успех, положил руку на другую часть головы.

Вспышка чего-то. Расплывчатые воспоминания об охоте…

Ощущение угасло и ушло так же быстро, как и появилось. Благодаря своим инстинктам и обучению, давшему ему способность понимать подобные вещи, Бхехан узнал все, что только мог узнать.

— Животное, — сказал он. — Не более того. Отбилось от стаи. Возможно, старое. — Псайкер покачал головой и посмотрел на Гилеаса. — Сожалею, брат-сержант, но больше ничего сказать не могу.

— Как бы то ни было, прогностикар, — мрачно произнес Гилеас, — попытаться стоило. — Он еще раз с некоторым разочарованием оглядел окружающее пространство. — Это пустая трата времени и средств, — сказал он наконец. — Предлагаю перегруппироваться и вернуться к кораблю тем же путем, которым пришли сюда. Если он и есть то, что ищут эльдары, либо если предмет их поисков находится внутри, — уничтожить корабль и вернуться в зону высадки. Нам еще представится возможность кого-нибудь убить, но я уверен, что смогу занять наше время чем-нибудь еще.

— Только не одной из твоих импровизированных тренировок, Гилеас! — протестующе воскликнул Рувим. — Тебе когда-нибудь надоест придумывать новые интересные способы заставить нас сражаться друг с другом?

— Нет, — последовал невозмутимый ответ. — Никогда.

Бхехан не мешал бойцам «Расплаты» обсуждать между собой план дальнейших действий, ожидая неизбежной просьбы спросить совета у рун. Половина его внимания была обращена к беседе, но другая половина была прикована к чему-то, лежащему в грязи рядом с головой мертвого ксеноса. Не поднимаясь с колен, он подцепил непонятный предмет облаченной в синюю перчатку рукой.

Темно-красный камень всего пяти сантиметров в длину был привязан к крепкой лозе. Это было грубо сделанное ожерелье. Бхехан наморщил лоб, снова взглянув на труп. Существо казалось диким и лишенным всякого разума, но большинство его синапсов растерзал болтер Рувима. Повторное возложение руки на голову твари ничего не дало. От деревьев сейчас исходило больше психических эманаций, чем от этого некогда живого существа. Конечно, амулет мог принадлежать не животному, он мог быть просто украден. Невозможно было узнать это наверняка без использования регрессивных техник. Однако, для их применения тварь должна была быть живой.

Молодой прогностикар поднес камень к лицу, чтобы изучить его более пристально, и его разум пронзила еще одна вспышка памяти. Однако, это была не первобытная природная сила, которую он чувствовал со стороны мертвого ксеноса. Это было нечто совершенно другое. В мозгу загорелись внезапные всполохи. Перед мысленным взором проносились темные образы, неосязаемые и трудно различимые изображения.

Силуэт. Мужчина? Возможно. Человек? Определенно нет. Эльдар. Это был эльдар. Носящий одеяния тех, кто известен под названием «ведьмак». Он кричал и корчился от боли.

Он умирал. На него напали. Огромная тень нависала над ним, закрывая солнечный свет…

— Прогностикар!

Внезапный окрик Гилеаса вырвал псайкера из транса, в который он провалился, сам того не заметив. Бхехан уставился на сержанта, отсутствующее выражение на его лице быстро сменилось на обычную внимательность.

— Мои извинения, брат-сержант, — сказал он, очистив свой разум от обрывков видения. Затем, когда образы окончательно угасли, псайкер, готовый ко всему, поднялся на ноги и выпрямился. — Посмотри, что я нашел. Это может быть ключом к разгадке того, что здесь случилось. — Он протянул Гилеасу камень, и сержант, прежде чем взять амулет, уставился на него с явным недоверием. Держа камень на вытянутой руке, космодесантник смотрел, как он вращается, переливаясь в лучах солнц.

— Я уже видел нечто подобное, — произнес он задумчиво. — Эльдары носят такие. Что-то связанное с их религией, так?

— Честно говоря, я не совсем уверен, — ответил Бхехан. — До сих пор мне не представлялось возможности видеть один из них столь близко. Прогностикары роты выдвигали различные теории…

Видя, что теории Гилеаса нисколько не интересуют, псайкер умолк и взял из руки сержанта камень, от которого тот был более чем рад избавиться.

— Если это эльдарская вещица, — мрачно сказал Гилеас, — то мы не слишком ошибемся, если предположим, что они побывали на этой планете или находятся на ней в данный момент. Растет вероятность того, что это обломки эльдарского корабля, а эта планета — их конечная цель.

С этим все согласились. Сержант резко кивнул.

— Значит, определенно нужно вернуться к кораблю и уничтожить его. Мы убедимся в том, что эти поганцы, прилетев сюда, ничего не найдут. Согласны?

Он оглядел братьев, каждый из которых ответил кивком. Они сцепили вместе руки, положив их одна на другую. Гилеас посмотрел на Бхехана и тот, удивленный этим безмолвным приглашением в братство взвода, положил свою руку поверх остальных.

— Братство превыше всего, — сказал Гилеас, и все повторили эти слова.

— Отзови Вульфрика, — приказал Гилеас. Тикайе кивнул и начал вызывать боевого брата по воксу.

Ответа не было.

— Вульфрик, прием, — продолжал вызывать Тикайе, уже когда они, взяв оружие наизготовку, выдвинулись в направлении, в котором ушел их брат.

Они углублялись в джунгли.

Растительность становилась все более густой, яркая зелень обрамляла создаваемый пятью гигантами туннель в зарослях. Несмотря на сильное беспокойство о товарище, Астартес испытали облегчение от того, что больше не нужно постоянно щуриться от солнечного света. Они целеустремленно пробивались мимо древесных стволов, а проникающий сквозь листву свет пятнами ложился на землю и кусты. Их путь отмечала пыль, небольшими облачками поднимающаяся при каждом шаге.

— Брат Вульфрик, отзовись, — Тикайе непрерывно вызывал брата по воксу, но ответа по-прежнему не было. Бхехан увеличил дальность действия своих психических сил, пытаясь дотянуться до сознания Вульфрика, но вместо этого нашел кое-что другое. Его ноздри раздулись, уловив уже знакомый медный запах, и он завернул чуть сильнее к западу.

— Сюда, — уверенно произнес он.

— Ты уверен, брат?

— Абсолютно, брат-сержант.

— Ялонис, идешь первым. Я замыкаю, — приказал Гилеас с обычной для себя непринужденностью и кажущейся легкостью. Они прошли чуть дальше в джунгли, когда похожий на щелчок кнута звук заставил их застыть на месте и взять оружие наизготовку. Первые падающие с неба капли возвестили о начале тропической грозы. Раздававшийся прежде издалека гром теперь гремел прямо над головами.

Бусина в ухе Гилеаса потрескивала помехами, и он раздраженно постучал по ней. Атмосферная статика всегда становилась причиной проблем со связью. Гилеас, выросший в диком племени, где вершиной технического прогресса был длинный лук, не уставал удивляться тому, что раса, способная создавать генетически улучшенных супервоинов, не удосужилась создать надежное средство связи.

Уровень помех увеличился, а затем сквозь них прорвался голос Ялониса. Голос космодесантника прерывался и сообщение дошло не полностью. Тем не менее, Гилеас без проблем понял смысл.

— …Ял… нашел Вульфрика… го осталось… точно он. Мертв, около… возможно… тня метров или около того.

Гилеас подтвердил прием и ускорил шаг.

Раскат грома был оглушителен. Гилеас мог поклясться, что чувствует, как во рту дрожат зубы. Легкая морось быстро сменилась большими тяжелыми каплями. Полог деревьев изо всех сил старался их удержать, но в конечном счете дождь одержал победу. Непокрытые головы Серебряных Черепов быстро промокли. Волосы Гилеаса, густые и непослушные даже при лучших условиях, вскоре превратились в мокрые кудри, лезущие в лицо и глаза. Он надел шлем, чтобы не столько сохранить голову сухой, сколько не дать попадающим в глаза волосам перекрыть обзор.

Надев шлем, он понял, что ждет их рядом с Ялонисом. Бегущий перед глазами поток данных сказал все, что ему нужно было знать. По спине пробежал холодок предчувствия, и сержант пробормотал себе под нос молитву Императору.

Дождь не сумел ослабить царящую в джунглях влажную жару, он просто пролился на пыльную почву и немедленно впитался, как будто его и не было.

— Сержант Ур'тен. — Ялонис стоял в нескольких метрах впереди с выражением мрачной обреченности на лице. — Ты должен это увидеть. Но боюсь, зрелище тебя не обрадует.

Ялонис, обычно человек прямолинейный, сейчас оказался просто мастером преуменьшения. То, что увидел Гилеас, посмотрев вниз, заставило желчь подступить к горлу.

Доспехи Вульфрика были изломаны и разбросаны вокруг трупа воина. Горло космодесантника было разорвано, причем столь быстро, что он попросту не успел предупредить своих боевых братьев или позвать их на помощь.

Сквозь разрез через весь торс, от шеи до паха, виднелись внутренности. По столь жаркой погоде, даже с учетом продолжающегося ливня, запах смерти был очень силен. Черный панцирь был вскрыт и выставлял на всеобщее обозрение влажно поблескивающие кровью и слизью внутренние органы Вульфрика. Или, по крайней мере, то, что от них осталось.

Там, где должны были находиться основное и вспомогательное сердца космодесантника, зияла огромная полость. Гилеас несколько долгих секунд просто смотрел на тело, пока его обученный разум анализировал произошедшее. Кто бы ни напал на Вульфрика, сперва он вцепился в горло, лишая космодесантника голоса. Он порвал броню с такой легкостью, как будто это была гнилая ткань, а не пласталь и керамит. Затем противник, а скорее всего, противники, изорвали плоть как пергамент и осквернили тело Вульфрика.

Детали не имели значения. Один из братьев Гилеаса был мертв. Более того, один из самых близких его братьев был мертв. И это его здорово взбесило:

— Осмотри тело, — обратился он к Тикею, который выполнял обязанности взводного полевого медика, хотя и не был апотекарием. — Я хочу знать, какие органы были изъяты. — Он говорил спокойно и уверенно, но глухое рычание и дрожание голоса, сопровождавшие его слова, свидетельствовали о с трудом сдерживаемой ярости.

Тикайе подошел к Вульфрику и принялся изучать тело. В процессе исследования он лихорадочно бормотал литанию смерти.

— Вы, конечно, понимаете, — низким угрожающим голосом проговорил Гилеас, — что кто-то… сильно пожалеет о том, что наши с ним пути сегодня пересеклись.

Капли дождя, испаряясь от сильной жары, поднимались от земли невесомыми облачками пара. Пар окутал тело Вульфрика, что придало картине еще более зловещий вид. Теперь все смотрелось как дешевая насмешка над традиционными погребальными кострами на мирах-могильниках Серебряных Черепов. Такая пародия лишь усилила всеобщее горе и гнев.

Космодесантники, взирающие на своего павшего брата и бормочущие каждый свою литанию, были полны яростной решимости и готовности в бою расплатиться за подобное зверство.

— Нескольких имплантатов не хватает, — раздался голос Тикея. Он с трудом скрывал бешенство.

— Не хватает? Что значит не хватает?

— Изъяты, брат-сержант. Бископея, орган Ларрамана, основное и вспомогательное сердца и, насколько я могу судить, прогеноиды. Рискну предположить, что этот кто-то или что-то твердо знал, что ему нужно, и забрал всё. Слишком чистая работа, чтобы счесть ее результатом случайности или простого совпадения.

— Ты же говорил, что это животные, прогностикар, — Гилеас не смог скрыть обвиняющие нотки в своем голосе. — Это прямо противоречит тому, что говорит брат Тикайе. Один из вас ошибается.

Бхехан покачал головой:

— Существо, которое мы нашли, было животным, — возразил он. — По крайней мере, я был в этом уверен, пока не нашел камень. Возможно, оно носило его как некое украшение. Признаю, теоретически оно может обладать разумом. Я…

— Я не просил ни оправданий, ни лекций. Руны, прогностикар, — голос Гилеаса был ледяным.

Среди Серебряных Черепов сержант имел репутацию великого воина, без колебаний бросающегося в битву, и человека, не переносящего на дух дураков. Особенно тех, кто умудрился навлечь на себя его гнев. В родном племени его прозвали именем Да'каморен, что буквально переводилось как «Сын Растущей Луны». Мощь и ловкость Гилеаса, казалось, увеличиваются пропорционально его ярости.

Имя было подходящим.

— Да, сэр, — ответил Бхехан, для которого само изменение отношения к нему сержанта послужило наказанием.

Не говоря больше ни слова, он углубился в очередное Видение. Псайкер вдруг ощутил неуверенность, не задержавшуюся, впрочем, надолго. Сначала никакие образы к нему не шли, и он невольно задался вопросом, не впадет ли в состояние, которое психически одаренные братья называли «кромешной тьмой», момент полной экстрасенсорной слепоты. Прогностикары полагали, что он является знаком того, что псайкер в каком-то смысле лишился милости Императора. Бхехан однажды уже испытывал это состояние, и еще с того раза помнил стоящий во рту вкус пепла. Усилием воли Астартес отбросил мысли о неудаче и закрыл глаза. Он твердо сказал себе, что Император его не покинул. Разве не проявилась уже воля Повелителя Человечества через его верного слугу?

Уверяя себя таким образом, Бхехан восстановил равновесие разума и успокоился. Он полностью сосредоточился на чтении рун. Камни фокусировали его силы, помогая ему улавливать любое психическое эхо, подобно призраку витающее над этим склепом. У любого прогностикара было подобное средоточие. Кое-кто, подобно Бхехану, использовал руны, а кто-то толковал волю Императора с помощью Таро.

— Виновники этой бойни… Я ощущаю, что им от нас что-то нужно. Может быть, они нас изучают? Хотят узнать, как мы устроены. — Глаза прогностикара все еще были закрыты, а голос звучал не громче шепота. — Зачем? Если бы это были животные, они просто сорвали бы плоть с костей. Но они не сорвали. Они разумны, да, весьма разумны… или по крайней мере… нет. Не все. Может быть, только один? Что-то вроде лидера?

Все вопросы были риторическими, и никто не отвечал и не прерывал этот поток сознания. По доспехам монотонно и ритмично барабанил дождь.

Бхехан сжал эльдарский камень, который он все еще держал в руке. К его облегчению, его охватило ощущение тепла, которое, как он уже давно понял, являлось предвестником грядущего видения. Значит, никакой «кромешной тьмы». Его дар не пострадал. Но чувство облегчения быстро сменилось отвращением, когда он ощутил в своем разуме чье-то присутствие.

В том, что им про вас известно, виноваты мы. Виноваты наши знания. Невольно сделанный подарок.

Слова были абсолютно четкими и разборчивыми, но образа говорящего не было. Высокий и гибкий силуэт расплывался перед закрытыми веками как выжженное на сетчатке солнечное пятно.

Они поглотили все, чем мы были. Все, что мы есть. И в своем примитивном желании выжить и эволюционировать хотят сделать с вами то же самое. Они хотят измениться. Разве не этот инстинкт движет всеми нами? Стремление к величию? Желание стать лучше, чем прежде?

Бхехан, которого долгие годы обучения сделали прагматичным и упорным, сосредоточился на образе.

— Ты эльдар. — Он не произносил слова вслух. В этом не было нужды.

Я был эльдаром. Теперь я — всего лишь призрак, бледная тень былого.

— Я не буду говорить с тобой, ксенос.

К гибели моих братьев и нашей прекрасной сестры привело именно такое высокомерие. Оно уничтожит и вас, мон-ки.

Псайкер ощутил тяжкое дуновение, похожее на последний вздох умирающего, и призрак исчез из его разума так же быстро, как и появился. Судорожно втянув в себя воздух, прогностикар распахнул глаза.

— Не стоит здесь задерживаться, — сказал он с отсутствующим видом. — Нужно забрать тело нашего брата и двигаться дальше.

— Это сказали тебе Знаки?

— Нет, — сказал Бхехан после секундного колебания. — Но я чувствую, что следует поступить именно так.

Гилеас относился к силам прогностикаров с почтением. Он никогда не подвергал сомнению их интуицию. Сержант кивнул.

— Воля прогностикара и воля судьбы сплетены в единое целое. Мы сделаем так, как ты говоришь.

Вперед вышел Рувим.

— Думаю… — начал он. — Думаю, не стоит. Пока что.

— Объясни, — взглянул на него Гилеас.

— Мы помешали им. Ксеносам. Можно выманить их на открытое место.

— Рувим, ты предлагаешь использовать нашего погибшего брата как приманку? — Гилеас даже не потрудился скрыть свое отвращение. — Не верю, что тебе в голову могла прийти подобная мысль.

— Приманка, — эхом отозвался Бхехан. Его глаза расширились. — Приманка. Да, точно. Приманка! — Псайкер вытащил из-за спины силовой топор. — Именно приманкой он и служит.

— Прогностикар? Ты же не собираешься согласиться с этим смехотворным планом?

— Нет! Для нас, сержант. Его оставили здесь, чтобы выманить нас.

Как будто в дополнение этих мрачных слов в небесах раздался еще один раскат грома. Дождь еще немного стих и теперь размеренно барабанил каплями по листве. Влага ненадолго скапливалась в широких чашеобразных листьях и проливалась на землю, выбивая фонтанчики пыли, прежде чем испариться.

Кроме Бхехана, ни один из бойцов «Расплаты» не обладал психическими силами, но все они почувствовали изменение в воздухе, ощутили, что рядом затаилось нечто угрожающее.

Оставалось только ждать.

— Держите оружие наготове, — выдохнул Гилеас. Его большой палец завис над активатором цепного меча. — Будьте готовы ко всему.

— Чувствую три психических образа, — сообщил прогностикар, крепко сжав рукоять силового топора. — Все приближаются с разных направлений.

— Всего три? — уточнил Гилеас. — Ты уверен?

— Да.

— Их трое, нас пятеро. Бой будет тяжелым, братья мои, но мы одержим верх. Мы — Серебряные Черепа, — в голосе Гилеаса звучала яростная гордость. — Мы победим.

При этих словах сержанта Ялонис и Бхехан надели шлемы.

Приведя взвод в полную боеготовность, Гилеас обратил внимание на пробегающие перед глазами строки данных. Движением век он отфильтровал все, что не имело отношения к предстоящему сражению, в том числе и мигающую иконку, ранее отслеживавшую жизненные функции Вульфрика. Однако, краткий взгляд на нее напомнил о желании отомстить, и по жилам сержанта пробежала огненная волна.

— Они идут! — выдохнул Бхехан в вокс.

При этих словах прогностикара Гилеас перепроверил свой прыжковый ранец. Он ненадолго отвлекся на потоки данных, несущих информацию об устройстве непосредственно в силовую броню. Сержант остался доволен, отметив, что ранец функционален на семьдесят процентов. Конечно, это не сравнить со всей его мощью, но для такого сражения хватит и этого. Гилеас приказал остальным бойцам взвода сделать то же самое. Если эти животные ищут битвы, то космодесантники «Расплаты» охотно им ее предоставят. Они вступят в бой и свершат то, что им удается лучше всего. То, за что они получили свое имя.

Расплату.

Большинство космодесантников сражались с врагами ради чести ордена, гордости роты или верности Империуму. Иногда, как в данном случае, ради праведного возмездия. Иногда просто ради самозащиты. Сержант Гилеас Ур'тен сражался ради всего этого. Однако, превыше всего, наособицу, стояли острые ощущения, сопровождающие ожидание стычки. Взрыв адреналина и повышение кровяного давления, когда его генетически улучшенное тело готовится направить карающую длань. Именно в этом состоит высшее предназначение всех Астартес.

Последовала долгая минута молчания, затем раздался гомон визгливых голосов. Из зарослей вырвалась целая толпа существ, столь же массивных, как и то, с которым космодесантники уже сталкивались. Гилеас нажал на переключатель цепного меча. Жаждущие кровавого пира зубья, взревев, пришли в движение, оружие ожило и приготовилось нести смерть.

Внезапное появление такого множества ксеносов вызвало секундное замешательство, но не более того. Уже через миг штурмовой взвод сформировал плотную керамитовую стену защиты. Возмездие было необходимо, и космодесантники были готовы его осуществить.

От каждого ксеноса исходило почти осязаемое желание убивать. Они шли в полный рост, хотя и немного неуверенно, видимо, это не было привычным способом передвижения. Возможно их задние ноги уже долгое время не использовались таким образом. Как будто подтверждая эти подозрения, три твари опустились на четыре конечности.

Когда животные приблизились к Астартес, их движения стали плавными, как у змей, их гибкость позволяла им с гипнотической грацией и ошеломляющей скоростью скользить по неровной поверхности.

Верхняя губа одного из существ приподнялась, демонстрируя двойной набор острых как бритва зубов. Не требовалось особого воображения, чтобы понять, как именно ксенос столь стремительно и эффективно извлек внутренние органы Вульфрика. Каждый из его зубов был способен с легкостью пронзать плоть и мускулы. Нападающие двинулись вперед единой группой, как будто их обучали и тренировали так же, как и самих Адептус Астартес.

Серебряные Черепа насчитали девять противников. Штурмовой взвод решительно вступил в бой. Бхехан, держа наготове силовой топор, поднял левую руку и выставил вперед ладонь, собираясь оградить своих боевых братьев психическим щитом. Кристаллы в психическом капюшоне брони начали пульсировать, когда он впустил в себя смертоносную мощь варпа, готовясь в любой момент выпустить ее на волю.

С ревом жаждущих кровопролития цепных мечей Гилеас и Тикайе бросились на находящегося справа ксеноса. Ялонис и Рувим подняли болтеры и открыли огонь.

В тихие прежде джунгли снизошла ярость. Приказы, крики чуждых существ и негодующее рявканье оружия затопили окружающее пространство какофонией.

Вложив в удар всю свою силу, Гилеас погрузил цепной меч в плоть ксеноса, с которым сражался. Тварь рванулась к нему, завывая и щелкая. Смертоносные когти блеснули перед самым шлемом, но сержант пригнулся и с легкостью уклонился, избегая удара. Он был убежден, что если существо пронзено цепным мечом, то оно находится на достаточном расстоянии и умирает. Двойная выгода.

Оружие Рувима ожило, посылая в цель очередь болтерных зарядов. Стоящий рядом Бхехан очертил в воздухе полукруг, будто отгоняя ксеноса прочь. Тварь, стоявшая прямо перед ним, отдернулась и недовольно завыла.

С заметным усилием Гилеас вырвал цепной меч из плоти ксеноса и взмахнул им, почти отрубив один из пугающих, похожих на косы когтей. Оружие в руках сержанта было словно продолжением его собственного тела. Смотреть на то, как сражается Гилеас Ур'тен, было приятно. Даже в тяжелой силовой броне Адептус Астартес он был ловким и гибким. Более того, он делал свою работу просто мастерски. Сержант вел свой смертельный танец привычно и уверенно.

Тикайе, всецело занятый собственным противником, не заметил сразу, что к нему подбирается еще один. Монстр протянул свою когтистую лапу, схватил космодесантника между шлемом и нагрудником и неожиданно мощно отшвырнул его назад. Астартес с четко различимым треском керамита приземлился у ног Бхехана. Прогностикар мельком взглянул на боевого брата, на мгновение отвлекшись от накопления сил перед следующей атакой.

Через пару секунд Тикайе вскочил на ноги, сжимая оружие, и с удвоенной силой молча бросился на ближайшего врага, предоставив действовать цепному мечу.

Одно из трех скользнувших к псайкеру животных, внезапно прыгнуло вперед, триумфально завывая. По наитию Бхехан использовал силовой топор, а не психические силы, направив свой праведный гнев в искусно откованное лезвие. Тайные руны, глубоко врезанные в металлическое сердце оружия, начали пылать и пульсировать потусторонним светом.

Автоматически сработали навыки, выработанные годами упорного обучения боевым искусствам под руководством мастеров Варсавии. Бхехан прочно уперся ногами в землю и приготовился к столкновению. Рассекая воздух, топор с тихим свистом понесся к цели.

К ужасу псайкера, силовой топор прошел сквозь тело ксеноса. Неожиданным последствием взмаха было то, что прогностикар потерял равновесие и упал на одно колено. Он тут же вскочил, готовый продолжать бой, но увидел лишь, что тварь исчезла, просто растворилась в воздухе прямо у него на глазах. Остался лишь странный психический след, едва различимые нематериальные обрывки, которые быстро растаяли в воздухе, оставив после себя лишь воспоминание.

— Что-то здесь не так, — произнес псайкер в вокс.

В его голосе сквозило замешательство.

— Да неужели, прогностикар? Ты уверен? — Ответ Гилеаса, возможно, и был более резким, чем мог быть в иной ситуации. Но, учитывая то, что сержант вел кровопролитную смертельную схватку с существом, по-видимому способным разрубить его на куски, это было понятно. — Есть какая-то надежда на то, что ты обоснуешь свой выдающийся логический вывод?

Подхватив силовой топор, Бхехан рывком развернулся к следующему ксеносу. Прогностикар снова и снова взмахивал своим оружием, но оно не встречало сопротивления.

Он ощутил три разума. Не более, не менее. Теперь, когда двое иллюзорных противников рассеялись, их оставалось семь.

— Братья мои, не все они реальны, — быстро произнес он. — Лишь трое из них представляют реальную угрозу.

— По мне так они вполне реальны, — ответил Ялонис, которого только что яростно впечатало в ствол одного из огромных деревьев. Бронепластины на его спине были повреждены. Дисплей выдал предупреждение о нарушении целостности. Космодесантник проигнорировал сообщение и продолжил сражаться. Одна из рук Рувима безвольно повисла вдоль тела, а его организм усиленно пытался устранить нанесенный ущерб.

Гилеас и Тикайе сражались, взаимно дополняя друг друга, и теперь решительно теснили одного из противников. Они одновременно запустили прыжковые ранцы и взмыли вверх, вынудив ксеноса резко вскинуть голову, следя за теперь уже воздушными целями. Высота взлета на прыжковых ранцах была сильно ограничена высотой крон деревьев, но братья оказались наверху, вне досягаемости врага.

Существо припало к земле, сворачиваясь пружиной и готовясь к прыжку. Бхехан тут же решил воспользоваться представившейся возможностью и атаковал разум врага психическими силами.

Он не исчез.

— Этот! — громко крикнул прогностикар, указывая на ксеноса и предупреждая своих поднявшихся в воздух братьев. — Этот, брат-сержант! Он настоящий.

Сержант резко кивнул. У него не было никакого желания разбираться, что к чему. Слова Бхехана в этот момент значили для него не больше, чем бессмысленный фоновый шум. На данном этапе было важно принять решение. Значение имела лишь битва.

Гилеас и Тикайе абсолютно синхронно устремились вниз, чтобы приземлиться на ксеноса. Ближний бой — это одно дело. Во время такого яростного сражения тварь могла отбиваться и представляла некоторую опасность. Но быть раздавленным сверху двумя космодесантниками в силовой броне — это нечто совершенно иное. От этого не так-то просто уклониться.

Не желающий погибать ксенос взвыл в бессильной злобе за несколько мгновений до того, на него одновременно рухнули оба космодесантника. Хрустнули кости, артериальная кровь хлынула из колотых ран, нанесенных существу обломками собственного экзоскелета. Возможно, это был примитивный прием, но тем не менее он оказался эффективным.

Еще две психических проекции немедленно растаяли в воздухе, лишенные подпитки. Гилеас и Тикайе снова активировали прыжковые ранцы и неумолимо устремились в гущу боя. Наблюдавший за всем этим Бхехан на секунду замер, осознавая происшедшее.

Внезапно прогностикару стало все понятно. Ситуация была очень, очень простой.

— Они манипулируют вашим разумом! Брат-сержант Ур'тен, ты должен слушать меня! У них чрезвычайно сильные психические способности. Мой разум должен быть наводнен ими, но это не так!

Прогностикар преодолел охватившее его волнение и заставил себя сконцентрироваться. Он знал, что говорит бессмысленные и бесполезные для всех вещи.

Он рассеял двух иллюзорных ксеносов, разрубив силовым топором их проекции тела. Со смертью одного из настоящих ксеносов исчезли еще два.

Из девяти атаковавших Серебряных Черепов существ осталось четверо. Если теория Бхехана была верна, реален был лишь один или два. Если убить их, остальные просто исчезнут. Если развеять фантомы, останутся только настоящие. Какую бы шутку ни сыграли они с разумами бойцов взвода, казалось, что те не могут различить иллюзию и реальность. Для них два искусственных врага были столь же вещественны, как и те, что соткали иллюзию. Казалось, что противников нельзя поразить ничем, кроме психического воздействия. Лишь псайкер мог что-то сделать.

Все эти размышления были мгновенными, и Бхехан вновь начал концентрировать психическую силу. Первое, что пришло ему в голову — это разрешить сложившуюся ситуацию, сокрушив волю ксеносов психическим потоком праведной ярости Императора. Хотя бой был тяжелым и ограничивался в основном природными препятствиями джунглей, места оставалось достаточно. Он добьется желаемого результата, но при этом существенно истощит свои ресурсы.

Это не имело значения. Его дар мог временно угаснуть, но прогностикар был обученным боевым братом. Он не станет беспомощен. С торжествующим криком он вскинул перед собой обе руки. Огласив джунгли резким возгласом, Бхехан призвал силы варпа.

Мощный заряд потрескивающей энергии осветил его капюшон вспышками синих искр. Последовавшая за этим ударная волна подействовала не только на ксеносов. Она также заставила четырех сражающихся космодесантников на мгновение замереть, поскольку на их разумы теперь влияла не одна воля. Они стали полем битвы разумов, в которой воля прогностикара стремилась изгнать вторгшихся.

Бхехан был обучен, дисциплинирован и силен. Ксеносы, конечно, были смышлеными зверями, но в сражении руководствовались инстинктами и не знали, как противостоять такому сокрушительному удару по своей защите. В течение одного сокращения сердца Бхехан чувствовал, что преимущество ускользает от него, а зазубренные крючья чуждых разумов проникают все глубже. Некоторое время шла эта безмолвная битва, а затем он почувствовал, что хватка ослабла и исчезла.

Двое нападавших мгновенно исчезли. Еще один яростно закричал и устремился в заросли. Бхехан, слегка пошатываясь от чистой мощи своей атаки, автоматически потянулся к его разуму. Его тут же охватила боль и, что псайкеру понравилось еще больше, страх.

Тварь была ранена. Возможно, умирала. Но это было не важно. Прервать его жалкое существование было делом пары мгновений.

— Хорошая работа, Бхехан, — сказал Гилеас, тяжело дыша.

Оставшееся существо перемещалось вокруг штурмового взвода, каждое его движение было текучим и плавным. Прежде, чем кто-то из бойцов смог открыть огонь или атаковать, ксенос отпрыгнул, на его голове вздыбилось нечто похожее на гребень, затем он испустил невероятно пронзительный крик. Если бы на него немедленно не отреагировали авточувства шлемов, им разорвало бы барабанные перепонки. Но этого не случилось.

Ксенос захлопнул пасть, и в его обращенном на космодесантников взгляде вспыхнула злоба, когда он осознал бесполезность последней своей линии обороны. Ни секунды не колеблясь, Гилеас проревел последний приказ. Его голос был подобен звуку труб Последнего Дня:

— Открыть огонь! Не оставляйте ксеноса в живых!

Более выразительно его чувства передал громкий рев болтерного огня. Снаряды пронзили воздух и впились в бронированную тушу ксеноса. Космодесантники не жалели болтов, земля вскоре покрылась стреляными гильзами. Из ран на теле ксеноса фонтанами била кровь. Судя по силе потока, было задето что-то жизненно-важное, и Гилеас, ощущая неизбежную кончину врага, воспрял духом. Внезапно им овладело отчаянное желание раз и навсегда стереть с лица планеты эту мерзость.

Осознав это желание, он взревел, выхватил болт-пистолет и с идеальной смертоносной точностью прицелился между глаз существа. Рувим убрал разряженное оружие и тоже вытащил из кобуры пистолет. Когда он встал рядом с сержантом, они вместе двинулись вперед, стреляя на ходу.

От прямых попаданий болтов в череп ксенос отдергивал голову и издавал визги, способные разорвать барабанные перепонки.

Бхехан нанес психический удар, но его силы были на исходе и эффект получился довольно слабым. Несмотря на это, прогностикар собрал в кулак всю свою ярость, жажду возмездия и ненависть, и обрушил их на ксеноса мощью своего отточенного разума. Псайкер был истощен, но смог оказать на врага воздействие. Существо чуть покачивалось, присев и приготовившись ринуться на Рувима. Оно неожиданно ловко устремилось к космодесантнику, двигаясь слишком плавно и смертоносно для твари, которая уже должна была быть мертва. Ксенос сбил бойца с ног и поднялся на задние конечности. С его челюстей капали кровь и слюна, было видно, что он готовится атаковать.

— Нет!

Бхехан взмахнул силовым топором. Он передал лезвию частицу своей силы и приблизился к своему упавшему брату. Легким, точным движением псайкер погрузил топор в грудь ксеноса.

Существо отдернулось, по его панцирю с потрескиванием пробегали искры варп-энергии. Несколько мгновений оно корчилось на земле в агонии, а потом затихло.

Воцарилась тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием.

Гилеас опустил пистолет и мрачно, удовлетворенно кивнул.

— Ему конец, — произнес он. — Доклад по группе.

Кроме нескольких легких ран и треснувшей брони на спине Ялониса, группа вышла из боя почти невредимой. Усталость Бхехана проявлялась в его позе и голосе, когда он разговаривал по воксу. Он израсходовал очень много энергии за очень короткий промежуток времени. Поддерживавшие иллюзию ксеносы, чью волю ему пришлось преодолеть, были достойными противниками. Псайкер удовлетворенно признал, что он не только сумел превозмочь силу воли врага, но и одержал победу над ним.

— Ты в порядке, Бхехан? — грубовато спросил у прогностикара Гилеас, и добавил уже более формально: — Тебе нужно время, чтобы прийти в себя?

— Нет, брат! Мне не «нужно время». Я устал, но я не какой-то слабак только что покинувший келью. Я в порядке.

Негодование в голосе молодого прогностикара вызвало на скрытом шлемом лице Гилеаса улыбку. Хотя Бхехан и был молод, в его сердце уже горело пламя истинного Серебряного Черепа. Если на то будет воля Императора, этот юноша без сомнения далеко пойдет.

— Напоминает тебя самого в юности, не так ли, брат?

Стоящий рядом Рувим бормотал достаточно тихо, чтобы его слышал только сержант. Командир взвода улыбнулся еще шире.

— Есть немного, — Гилеас чуть наклонился и вытер о землю свой окровавленный цепной меч. Затем взглянул на небо через просвет в кронах. Дневной свет понемногу сменялся темной синевой, что, как он знал, означало наступление сумерек. «Громовой ястреб» должен был прилететь за ними сразу после заката. Но нужно было еще кое-что сделать.

— Брат-прогностикар, — произнес сержант, поворачиваясь к Бхехану. — Не окажешь ли ты нам великую честь, взяв для взвода трофей из этого сражения?

Бхехан осознал проявленное в этом предложении уважение, и был глубоко польщен. Он сотворил знамение аквилы и склонил перед сержантом голову. Затем подошел к телу и занес над ним силовой топор.

— Ты оказываешь мне честь, брат-сержант. Во имя Серебряных Черепов, во славу магистра ордена Аргентия и в память о нашем павшем брате, Вульфрике, я объявляю голову этого существа своим трофеем. Пусть входящие в залы наших предков взирают на него и благодарят за то, что его жизнь оборвалась.

Лезвие топора мелькнуло в воздухе и вонзилось в шею мертвого ксеноса.

В то мгновение, когда голова отделилась от тела, неизвестный ксенос испустил туманное мерцание и превратился в нечто более знакомое. Бхехан осознал это сразу, но все остальные отстали от него ненамного.

— Иллюзия, — выдохнул прогностикар. — Оно создавало вокруг себя психическую маскировку!

— Нет. Нет, это невозможно, — взволнованно возразил Ялонис. — Этого не может быть. У крутов нет психических способностей.

Действительно, лежащее на земле обезглавленное тело совершенно определенно принадлежало круту. У него было то же самое худощавое, жилистое телосложение и птичьи черты, полностью соответствующие пиктам, которые космодесантники во множестве видели во время доктринации и обучения. Но все же, несмотря на легко узнаваемые общие черты, были некоторые различия. Существо во многом изменилось, отклонилось от своего нормального состояния. И самым заметным отличием было то, о чем только что высказался Ялонис.

Ксенос обладал психическими силами. Это было неслыханно, по крайней мере, исходя из опыта Серебряных Черепов. Записи и исследования никогда не упоминали о том, что круты, эти свирепые воины-наемники, регулярно нанимаемые войсками тау, были одарены психически. Кроме того, при этом круте не было видно оружия или иного снаряжения. Это было слишком примитивно для такого существа. Возможно, оно деградировало, но при этом обладало чем-то намного более смертельным, нежели винтовка или любой другой вид материального оружия?

— Родной мир дикой колонии? — высказал первое предположение Ялонис. — Племя крутов, пошедшее по иному пути развития?

Гилеас нахмурился.

— Говорят, эти твари едят плоть своих врагов и способны ассимилировать их ДНК. Были, конечно, данные о том, что на этой планете некогда была животная жизнь. Весьма разумно было бы предположить, что круты систематически уничтожали то, что здесь обитало.

Он оглядел мертвых существ.

— По крайней мере, эти… эти штуковины, которые выглядят так же, как и прежде… это все, что у нас есть. — Внезапно сержанта осенило. — Когда Рувим выстрелил тому, первому, в голову, он не изменил свою форму и ни во что не превратился, не так ли?

— Связи в мозгу не были повреждены, — рассеянно ответил Бхехан. — Брат Рувим уничтожил головной мозг, да. Однако, он не отделил его от спинного. Нервные импульсы после смерти продолжали передаваться. Созданная им ментальная маскировка осталась стабильной до полной гибели мозга. Мы находились там недостаточно долго, чтобы увидеть превращение своими глазами.

— Да, — сказал Рувим, помня странную потребность проигнорировать ксеноса. Бхехан, похоже, был способен прорваться сквозь этот психический щит.

Что-то скреблось за гранью рассудка Бхехана, но он не мог понять что именно. Оно дразнило его, вертелось за рамками понимания, и псайкер попытался разобраться в себе.

— Психически одаренные круты… Это открытие для нас жизненно важно. Их нельзя оставлять в живых. Эту планету нужно зачистить, — подтвердил его точку зрения Тикайе.

Гилеас взглянул на Бхехана и вспомнил найденный им багровый камень.

— Подозреваю, что ты уже успел выработать теорию, Бхехан. Расскажи.

Бхехан кивнул.

— Насколько нам известно, крутов-псайкеров не существует. По крайней мере, раньше мы таковых не встречали, — начал рассуждать прогностикар. — Однако что, если им удалось ассимилировать психически одаренное существо? Например… эльдара? — Он поднял красный камень таким образом, чтобы его увидели все боевые братья. — Что помешало бы им убить и съесть эльдара? Что помешало бы им вычленить сочетания генов, обеспечивающие наилучший результат?

— Но ведь ассимиляция с целью получения крутами таких возможностей несомненно заняла бы несколько поколений? — спросил Тикайе. Все остальные были с ним согласны.

— Мы не имеем представления о том, что на самом деле есть поколение крутов. Не знаем, сколько лет тому кораблю. Нам даже неизвестно, принадлежит ли он эльдарам. Возможно, это корабль крутов. Может быть, они прилетели сюда раньше эльдар, а может быть, позже. — Голос Гилеаса был мрачен. Чаша его терпения уже почти переполнилась. — Вне всякого сомнения, братья, обе эти ксенорасы так или иначе запятнали планету своим присутствием. В этом уравнении слишком много неизвестных, и у меня нет никакого желания вести философские диспуты о том, кто из ксеносов прилетел сюда первым.

Он убрал в ножны цепной меч и перезарядил болтер пистолета.

— Брат Бхехан, — сказал сержант, не оборачиваясь, — подготовь трофей к отправке. Мы доставим тело Вульфрика в точку сбора и улетим отсюда. Обо всем нужно сообщить капитану Мейорану. Не берусь предполагать, как он отреагирует на эти новости, но я не хотел бы оказаться на поверхности, когда он примет решение.

Прогностикар положил эльдарский камень в мешочек с рунами и двинулся к мертвому круту. Одна лишь мысль о нем наполняла его жгучей ненавистью. Отвратительный гибрид двух ксенорас, обладающий самыми смертоносными чертами обоих. Мерзость самого высокого пошиба, тварь, не имеющая права на существование. И тем не менее она существовала, хотя существовать ей и осталось недолго. Примерно до того момента, когда Серебряные Черепа вернутся на «Серебряную стрелу».

Внезапно прогностикара буквально пронзила мысль о том, что убийца хотел сделать с телом Вульфрика. Крут, обладающий психическими силами и памятью эльдар, мог иметь обрывочные знания о физиологии Астартес, пусть даже на уровне ощущений. Но стоит вообразить крута с психическими силами и памятью эльдар… плюс силой и выносливостью космодесантника…

Бхехан расправил плечи и наклонился, чтобы подобрать голову ксеноса. Благодаря Расплате подобного никогда не произойдет.

Дневная жара стала спадать по мере того, как солнца медленно опускались к горизонту. Нагретые за день деревья и камни начали понемногу отдавать тепло воздуху. Из-за этого, в сочетании с остаточной влажностью прошедшего дождя, воздух казался плотным и густым.

Сохраняя полную боеготовность, взвод еще несколько минут продирался сквозь заросли. Когда бойцы добрались до точки сбора, с шипением ожил общий вокс-канал. Подлетное время «Громового ястреба» составляло пятнадцать минут.

Ночная жизнь начала наполнять джунгли нестройной симфонией, на фоне которой можно было услышать стремительно приближающийся рев «Громового ястреба». Когда он приземлился, с гудением сервомоторов и шипением гидравлики откинулась носовая аппарель. Джунгли осветил изливающийся из проема свет.

Прежде чем подняться на борт, Гилеас подождал, пока погрузятся остальные. Он всегда поступал так, полагая, что сержант должен высаживаться первым и уходить последним. Он активировал прыжковый ранец, подлетел к «Громовому ястребу» и с грохотом обрушился вниз.

— Все на борту, брат. Дай нам несколько секунд, чтобы закрепить тело Вульфрика.

— Понял. Рад, что вы вернулись, сержант.

Гилеас снял шлем и запустил пальцы в волосы. В его мозгу уже четко складывались слова доклада, который он представит капитану Мейорану. Их послали на эту планету с ясно поставленной задачей, а они нашли нечто совершенно иное и неожиданное.

Бхехан стоял на краю аппарели, вглядываясь в джунгли. Он потянулся к мешочку, чтобы наугад вытащить руну, а вместо нее достал камень эльдар. Задумчиво рассматривая его, псайкер мучительно гадал, какое же предзнаменование посылает ему Император в этот раз.

Едва коснувшись камня, он ощутил сильный удар в установленные им щиты, которые, без сомнения, и позволили ему видеть сквозь наводимые крутами иллюзии. Однако же, это ментальное касание совсем не было диким и инстинктивным. Давление на защиту было почти столь же отточенным и искусным, как его собственное. Внезапно взгляд псайкера привлекло какое-то движение.

На границе джунглей, едва различимой в рассеянном закатном свете и ослабленном расстоянием освещении «Громового ястреба», Бхехан увидел его. Единственный силуэт. Высокий, как будто весь состоящий из переплетений мышц и сухожилий, огромный крут, не таясь, стоял в прямой видимости «Громового ястреба». Он мало чем отличался от своих сородичей, но было несложно понять, что это более сильная, или, по крайней мере, лучше развитая особь этой мерзкой ксено-породы. Его плечи укрывала сшитая из шкур накидка, а в руке был грубо сделанный посох, с которого свисали перья и украшения. На посохе также болтались несколько камней, очень похожих на тот, что покоился в руке псайкера.

Бхехан вновь ощутил омерзительное касание к своему сознанию и усилил защиту. Низшие круты были недисциплинированны и яростны. В отличие от них, этот обладал расчетливым и коварным разумом. Он с удовольствием вырвал бы из Астартес душу и оставил тело корчиться в пыли. Разум существа казался колючим, жестоким и необычайно самоуверенным.

Кристаллы на психическом капюшоне замерцали, привлекая внимание сержанта.

— Брат-прогностикар? — Гилеас подошел к молодому космодесантнику, его острый взгляд быстро обнаружил то, что видел псайкер.

— Трон Терры! — воскликнул сержант и выхватил пистолет, собираясь выстрелить в ксеноса. Но к тому времени, когда оружие перекочевало из кобуры в руку, крут исчез, растворившись в джунглях. Космодесантник опустил оружие с явным разочарованием.

Бхехан повернулся к сержанту. На его молодом лице не было ни следа того отвращения, которое он ощущал при ментальном противостоянии круту.

Он почувствовал последнее отвратительное прикосновение к своему разуму, а затем альфа-особь, если так можно было обозначить это существо, отпустила его.

— Это место нужно очистить, — пылко воскликнул псайкер. — Избавить от этой мерзости.

— Оно будет очищено, брат, — охотно пообещал Гилеас. Захлопывающаяся пасть аппарели, наконец, скрыла от глаз джунгли Анцериоса, и он повернулся к Бхехану: — Обязательно будет.

Стив Паркер ЭКСГУМАЦИЯ

«Громовой ястреб» вырисовывался на фоне облаков подобно чудовищной хищной птице: крылья расправлены, турбины рычат, аэродинамические тормоза выдвинуты, чтобы замедлить его посадку. На чёрном фюзеляже выделялось три символа: величественная и золотая имперская аквила, литера "I" священной инквизиции Императора, символ, который даже благочестивые знали лучше, чем хотели бы, и ещё один — череп, отлитый в серебре, с поблескивающим красным кибернетическим глазом. Последний Дерлону Сезару был незнаком. Он видел его впервые, но его вид всё же вызвал у него дрожь. Какой бы досточтимый имперский институт не использовал этот символ, его связь со священной инквизицией была очевидна, а это не сулило ничего хорошего.

Приковав взгляд к своему видеомонитору, Сезар напряженно наблюдал за тем, как десантно-штурмовой корабль, разрезая носовой частью пылевую завесу, словно нож масло, заложил тяжелый вираж по направлению к маленькому портовому комплексу, находившемуся под его управлением. В его наушниках прозвучал всплеск статического шума. Отреагировав, он набрал на консоли перед собой несколько команд для настройки микрофона и произнёс:

— Приём, один-семь-один. Коды допуска приняты. Проследуйте к Ангару-4. Это герметичное атмосферное сооружение. Я загружаю вам наши протоколы безопасности и высадки. Конец связи.

Его пальцы пробежались по рунам на консоли и массивные металлические челюсти Ангара-4 стали с грохотом раскрываться, приготовившись принять незваное чёрное судно. Густой токсичный воздух ворвался внутрь, заменив вырвавшийся пригодный для дыхания кислород. Комплекс застонал и задрожал, впрочем, как и всякий раз во время прибытия и отбытия посещавших его космических кораблей. Адептус Механикус построили эту станцию, станцию Орга, на скорую руку, обеспечив её минимумом систем и ресурсов, необходимых для работы. Ни больше, ни меньше.

Это было ржавеющее, пыльное место, приземистое и уродливое снаружи, сырое и мрачное внутри. Суда приходили и уходили. Они привозили рабов, сервиторов, тяжелое оборудование и топливо. Что они увозили с собой — Сезар не знал. Магос, нанявший его, дал ему чётко понять, что любопытство приведёт к окончанию не только его контракта. Сезар был достаточно умён, чтобы поверить этому. Он и его персонал выполняли свою работу, не задавая лишних вопросов. Всё, что сказали ему техножрецы, так это то, что в ближайшие несколько лет они закончат свои дела здесь. Затем он вернётся на Джакеро, возможно купит на скопленные деньги ферму, и насладится воздухом, который не убьёт его после первого глубокого вдоха.

Эта мысль пробудила воспоминания, от которых Сезар с радостью бы избавился. Три недели назад неисправность в одном из экстракторов в Ангаре-2 оставила команду рабочих дышать смертоносным воздухом планеты. Видеопиктеры ангара в мельчайших подробностях записали то, как техники и рабы корчились в агонии перед экстренными воздушными шлюзами, царапая свои шеи, пока из их ртов, глаз и ушей ручьями текла кровь. Двадцать три человека погибло. Это длилось лишь несколько секунд, но Сезар знал, что запомнит это зрелище на всю оставшуюся жизнь. Он потряс головой, стараясь выбросить нахлынувшее воспоминание.

«Громовой ястреб» вышел за пределы видимости внешних пиктеров. Сезар переключился на внутренние камеры Ангара-4 и увидел, как чёрное судно тяжело село на посадочную площадку. Маневровые двигатели остыли. Турбины, подвывая, затихли. Внешние двери ангара с лязгом закрылись. Сезар ударил по мигающей красной кнопке в верхнем правом углу консоли, чтобы наполнить ангар азотом и кислородом в необходимых пропорциях. Когда все индикаторы на экране засветились зелёным, он вновь обратился к пилоту «Громового ястреба»:

— Атмосфера восстановлена, один-семь-один. Ангар-4 в безопасности. Можете приступать к высадке.

Ответом стало короткое ворчание. Передняя рампа «Громового ястреба» опустилась. Жёлтый свет, полившийся из его внутренностей, осветил чёрную металлическую решётку ангара. В этом свете возникли тени, большие тени, и спустя мгновение фигуры, отбрасывающие их, начали спускаться по рампе.

— Трон, — прошептал Сезар.

Управляя правой рукой одним из видеопиктеров ангара, он увеличил изображение фигуры, шагавшей впереди. Она была огромной, заключённой в чёрный керамит, с лицом, скрытым за холодным, не выражающим никаких эмоций шлемом. На большом левом наплечнике Сезар увидел то же изображение черепа, что украшало и нос корабля. На правом он заметил ещё один череп: на белом поле, с перекрещивающимися чёрными косами позади. Там был ещё один символ, который Сезар не видел прежде, но он достаточно хорошо знал о природе того существа, что носило его. Он видел подобных ему изображённых на картинах, украшающих витражи, вырезанных из мрамора и отлитых из благородных металлов. Это была фигура из легенд, и она была не одна.

За ней в строю следовали ещё четыре фигуры, также закованные в броню, но носившие на своих правых наплечниках разную символику. У Сезара подкатил ком к горлу. Он попытался сглотнуть, но у него пересохло во рту. Он никогда не думал, что увидит нечто подобное своими глазами. Никто не думал. Они были героями сказок, которые в детстве читал ему отец, сказок, рассказываемых детям по всему Империуму, чтобы дарить им надежду и спокойные сны по ночам. И вот они здесь, во плоти и металле.

Космические десантники! Здесь! На станции Орга!

Но самому невероятному зрелищу ещё предстояло произойти. Как только пять фигур ступили на решетчатый пол, что-то огромное заслонило свет из судна. Рампа «Громового ястреба» задрожала под его грохочущими шагами. На ней появилось нечто невероятное на поршневидных ногах. Оно было громадным, угловатым и излучало могущество, походя шагающий танк с кулаками вместо пушек.

Это был дредноут, и даже стоя среди легенд, он был совершенно бесподобен.

Сезара одновременно наполнили противоречивые чувства радости и страха.

Космические десантники пришли на Менатар, а за ними, как известно, следует только смерть.

— Менатар, — сказала маленькая сгорбленная фигура, скорее для себя, чем кому-либо из гигантов в чёрной броне, с которыми она разделяла герметичный магнорельсовый вагон. — Вторая планета системы Озима-138, субсектора Хата, сегментума Ультима. Период обращения вокруг солнца — 1,13 от терранского стандарта. Гравитация — 0,83 от терранского стандарта.

Он поднял свои крошечные чёрные глаза и встретился взглядом с Зифером Зидом из Гвардии Ворона.

— Здешняя атмосфера — это сильная смесь сульфида азота и двуокиси углерода. Вы знали это? Крайне смертоносная для неаугментированных. Я сомневаюсь, что даже вы, Адептус Астартес, способны долго дышать в ней. Даже наши сервиторы оснащены баллонами с кислородом.

Зид безразлично смотрел на маленького техножреца. Когда он заговорил, это был не ответ. Его слова предназначались стоящему справа командиру отделения — Лиандро Каррасу, кодицию библиариума ордена Призраков Смерти, носившего в рядах Караула Смерти официальное имя Коготь-Альфа. Впрочем, Зид никогда не обращался к нему ни по одному из этих имен или званий.

— Напомни-ка мне, Грамотей, почему мы получаем самую говённую работу?

Каррас не сводил глаз с болтера, которому он нашептывал литании. Времена подобные этому, спокойные времена, предназначались для медитаций и тщательного наблюдения, то есть тому, что Гвардеец Ворона, похоже, не способен понять. Каррас провёл уже шесть лет в качестве командира этой истребительной команды, и Зифер Зид, прозванный Призраком за свою алебастровую кожу, сегодня был столь же непочтительным, как и в первый день их знакомства. Пожалуй, даже ещё хуже.

Закончив нашёптывать литанию Безупречной Работы своему болтеру, он вздохнул.

— Ты знаешь почему, Призрак. Если бы ты постоянно не злил Сигму, то может быть, вместо нас здесь были бы эти ублюдки «Скимитары».

Руководитель отделения «Коготь» — лорд-инквизитор, известный лишь под именем Сигма, — был близок к тому, чтобы за некоторые проступки отстранить Зида от активной службы. Это был не только страшный позор для действующего члена Караула Смерти, но и для всего его ордена в целом. Зид не раз испытывал на прочность политику "необходимого знания" инквизитора, впрочем, как и его терпение. Но Гвардеец Ворона был безупречной машиной убийства в ближнем бою, а его навыки обращения с парой молниевых когтей, его излюбленного оружия, столько раз выручали команду, что Каррас и остальные даже считать перестали.

Прозвучал другой голос, глубокий, грохочущий бас, чей тон был тёплым и мягким.

— Не такие уж они и плохие, — сказал Максиммион Восс из Имперских Кулаков. — Отделение «Скимитар», я имею ввиду.

— Верно, — ответил Зид с добрым сарказмом. — И дело не в твоей пристрастности, Омни. Я хочу сказать, что каждый Чёрный Храмовник и Багровый Кулак в галактике — настоящие святые.

Восс ухмыльнулся.

В задней части транспорта, где в относительной тишине сидели Игнацио Соларион и Даррион Раут, из Ультрадесанта и Экзорцистов соответственно, кто-то шикнул. Это был Соларион.

— Хочешь что-то сказать, Пророк? — спросил Зид, вызывающе выпятив подбородок.

Соларион хмуро взглянул на него, демонстрируя всё то презрение, что он испытывал к Гвардейцу Ворона.

— У нас компания, — сказал он, указывая на маленького техножреца, притихшего на время разговора космических десантников Караула Смерти. — И тебе лучше помнить об этом.

Зид бросил Солариону презрительную усмешку и вновь вернул свой взгляд к техножрецу. Последний встретил их у перрона магнорельса станции Орга, представившись как магос Япет Борговда — самый старший адепт на планете и ксеноиерографолог, специализирующийся на письменности и истории экзодитов — одной из ветвей культуры эльдар. Они жили здесь когда-то, эти экзодиты, и оставили после себя множество секретов, погребённых глубоко под движущимися песками.

Однако это никоим образом не объясняло, зачем понадобилась истребительная команда Караула Смерти, и почему именно сейчас. Менатар был мёртвым миром. Его солнце — красный гигант, звезда типа К-3, — неуклонно приближалось к своей окончательной гибели. Но перед смертью оно сожжёт остатки атмосферы Менатара, оставив от мира не более чем шар расплавленного камня. Затем планета остынет и на ней не останется и следа того, что кто-то когда-то ступал по ней. Но это произойдёт лишь через десятки тысяч лет. Покинули ли экзодиты этот мир потому, что предвидели такой финал? Или что-то ещё заставило их уйти? Возможно, ксеноиерографолог в конечном итоге найдёт ответы на эти вопросы, но это не объясняло Зиду тех причин, по которым Сигма отправил сюда свои ключевые активы.

Магос Борговда повернулся налево и посмотрел на пузырь обзорника, расположенного в передней части магнорельсового транспорта. Огромный потухший вулкан доминировал на горизонте. Магнорельсовый вагон несся к нему столь быстро, что красные дюны и каменные пики по сторонам размывались.

— Мы приближаемся к Тифонис Монс, — прохрипел магос. — Знаете, благородное жречество Марса прорубило туннель прямо сквозь кратер. Путешествие займёт ещё час, не больше. Если бы не тоннель…

— Хорошо, — перебил его Зид, проводя заключёнными в перчатку пальцами по своим чёрным длинным волосам.

Он мельком взглянул на лезвия молниевых когтей, закреплённых магнитными захватами к его бедру. Скоро придёт время надеть их, запечатать шлем и ступить на твёрдую землю. Омни регулировал суспензоры своего тяжелого болтера, а Соларион проверял болт-механизм своей снайперской винтовки. Каррас и Раут уже завершили свои последние приготовления.

«Если здесь не с чем сражаться, то почему мы столь тяжело вооружены?» — задумался Зид.

Он подумал о дредноуте со скверным характером, который занимал отдельный транспорт.

«И зачем мы привезли с собой Хирона?»

Магнорельсовый вагон замедлился и плавно остановился рядом с платформой, загроможденной ящиками, которые были отмечены черепом и шестерёнкой — знаком Адептус Механикус. По обеим сторонам платформы раскинулись упорядоченные концентрическими рядами многочисленные приземистые заводские бараки и склады, чьи низкие крыши были завалены пылью и пеплом. Толстые изолированные кабели змеились по всему полу, соединяя тяжелое оборудование с генераторами, которые обеспечивали свет, тепло и стабильную атмосферу для спальных районов и столовых блоков. Тут и там возвышались краны, развёрнутые против ветра. Над всем этим грозно довлели стены кратера. Окружая всё, они придавали этому месту странное свойство, как если бы оно находилось внутри и снаружи одновременно.

Борговду явно ждали. Дюжины аколитов, в красных робах марсианского жречества и оснащённые дыхательными аппаратами, низко поклонились, как только он показался из вагона. Вокруг них, вытянувшись по стойке смирно, стояли солдаты-скитарии с прижатыми к груди лазганами и хеллганами.

— Похоже, наш новый знакомый не солгал о своём положении здесь, — тихо прошептал Омни Зиду. — Возможно, тебе следовало быть с ним более вежливым, бледнолицый.

— Что-то я не припомню, чтобы ты любезничал с ним, пенёк, — ответил Зид.

Он и Восс были друзьями с тех пор, как встретились. У них было взаимопонимание, не разделяемое другими членами истребительной команды, что лишь усиливало связь между ними. Если бы кто-то другой назвал Зида «бледнолицым», то его, скорее всего, выпотрошили бы на месте. То же касалось и Восса. Мало у кого возникло бы желание назвать коренастого космодесантника «пеньком». Ещё меньше пережили бы сказанное. Но для них двоих эти имена были признаком доверия и дружбы, что было настоящей редкостью в Карауле Смерти.

Магос Борговда отделался от приветствий раболепствующих аколитов и обернулся к своему закованному в чёрную броню эскорту. Заговорив, он обратился напрямую к Каррасу, который представился командиром команды во время их знакомства.

— Должны ли мы проследовать к месту раскопок, господин? Или вы желаете сначала отдохнуть?

— Астартес не нуждаются в отдыхе, — категорически заявил Каррас.

Конечно, это было некоторым преувеличением, и блеск в глазах ксеноиерографолога подсказывал, что он знал об этом, но он также понимал, что по сравнению с большинством людей это, фактически, было правдой. Борговда и его товарищи — последователи Бога-Машины — также мало нуждались в отдыхе.

— Замечательно, — сказал магос. — Тогда отправимся прямиком к раскопу. Мои аколиты говорят, что мы уже готовы приступить к завершающей фазе нашей операции. Они ожидают лишь моей команды.

Он распустил большую часть своих аколитов, раздав им поручения на резком машинном коде, и повернул на восток. Оставив платформу позади, Караул Смерти последовал за ним. Каррас шёл рядом со сгорбленной, закутанной в робу фигурой, сознательно замедляя свой шаг, чтобы соответствовать скорости техножреца. Остальные, включая массивного и многотонного дредноута, следовали в шаге позади них. Хирон, замыкавший их ряды, при каждом своём шаге заставлял землю вздрагивать.

Зид проклинал то, что им приходилось идти столь медленно. Почему кто-то подобный ему, способный передвигаться с нечеловеческой скоростью, должен ползти со скоростью маленького техножреца? Он мог за небольшое время достичь места раскопок и даже не вспотеть. Как долго продлится их путешествие на той скорости, с которой шёл скрипящий, щёлкающий и пыхтящий полумеханический магос?

Желая отвлечься, он обратил свой взор на внутренние склоны громадного кратера, внутри которого располагалось место раскопок. Это был Тифонис Монс, крупнейший вулкан в системе Озима-138. Неудивительно, что Адептус Механикус проделали те многокилометровые туннели в стенках кратера. Для того чтобы взобраться и пересечь горный хребет потребовалось бы куда больше времени и усилий. Любая дорога, построенная для этих целей, потребовала такого количества серпантинов, что это бы превышало все разумные пределы. Кальдера имела около двух с половиной километров в диаметре, а её зубчатые края возвышались на километр с каждой стороны.

При более внимательном взгляде на склоны, окружавшие его, Зид увидел множество следов искусственного воздействия. Они были едва различимы, скорее всего, истончившись из-за воздействия времени и ветра или тех атмосферных изменений, что произошли по вине разрастающегося красного гиганта, но все они были похожими. С помощью улучшенной оптики своего шлема, обостряющей его и без того генетически усиленное зрение, Гвардеец Ворона различил рухнувшие дверные проёмы и колонные галереи.

Если бы он не знал, что этот мир принадлежал экзодитам, он мог бы принять их за часть естественного ландшафта, настолько мало углов было в них. Угловатость была характерной чертой человеческих сооружений, однако в работах ненавистных и непостижимых эльдар она встречалась достаточно редко. Их постройки, корабли и оружие, с их гладкими и изящными органическими формами, казалось, были выращены, а не собраны. Подобно всем истинным воинам Империума, Зид ненавидел их. Они отрицали право человечества на господство в галактике. Они стояли на пути экспансии и прогресса.

Он сражался с ними множество раз. Он был там, когда их силы оспаривали владения человечества в Адикканском Проливе, организовывая надоедливые, стремительные рейды на миры, на которые они не имели никаких прав. Он с радостью принял вызов, брошенный их скоростью, а они в свою очередь не боялись сойтись с ним в ближнем бою, хотя зачастую отступали, столкнувшись с его мощью, вместо того, чтобы умереть с честью.

Трусы.

Жаль, что они покинули эту планету так давно. Ему бы доставило удовольствие сразиться с ними здесь.

«В действительности, — думал он, раздражённо сгибая свои когти, — любая драка доставила бы».

Шесть огромных кранов старались изо всех сил, чтобы поднять свой груз из круглой чёрной ямы в центре кратера. Экзодиты глубоко закопали эту вещь, достаточно глубоко, чтобы никто не смог потревожить её. Но Япет Борговда расшифровал записи об этом захоронении, записи, найденные им на повреждённом судне, что затерялось в варпе лишь затем, чтобы спустя столетия появится на границе Империума. Он намеревался было представить свою находку самому генетор-биологис, когда старший магос, по имени Серж Атландо, остановил его и попросил сначала показать её Ордо Ксенос — священной инквизиции.

После этого Борговда никогда не докладывал о своей работе своему непосредственному начальству на Марсе. Загадочный лорд-инквизитор, которому служил магос Атландо, обещал предоставить ему все необходимые ресурсы, дабы открытие, сделанное им, стало целиком его заслугой. Атландо обещал, что вся слава достанется одному лишь Борговде. Его труд принесёт ему всеобщее уважение. Возможно, однажды Япету Борговде даже будет дарован ранг генетора.

Таким вот образом человечество пришло на Менатар и стало копать там, где никто и предположить не мог.

Плоды этой работы были уже почти у него в руках. Чёрные глаза Борговды поблёскивали, подобно уголькам, за прозрачным пузырём его дыхательного аппарата, пока он смотрел на то, как каждый из шести кранов сматывал свои толстые полисталевые кабели. С мучительной медлительностью что-то огромное и древнее стало подниматься из-за края ямы. Сотня воинов-скитариев и орудийных сервиторов осторожно выдвинулись вперёд с оружием наизготовку. Они не имели ни малейшего представления о том, что это было. Лишь немногие знали. Борговда знал. Магос Атландо знал. Сигма знал. Однако из всех трёх лично присутствовал только Борговда. Остальные, как он надеялся, находились в световых годах отсюда. Этот трофей целиком принадлежал ему, как и обещал инквизитор. Это была его работа. Как только объект миновал края шахты, он лично выступил вперёд. Стоявшие за ним космические десантники отделения «Коготь» наблюдали, крепче сжав своё оружие.

Объект уже почти полностью показался. Он представлял собой огромный саркофаг овальной формы, имевший двадцать три метра в длину по вертикали и шестнадцать по горизонтали. Каждый сантиметр его поверхности, более всего напоминавшей отполированную кость, был покрыт замысловатыми письменами. Частью своего сознания ксеноиерографолог по привычке начал переводить увиденные им символы, пока остальная его часть продолжала восхищаться красотой того, что он видел. Какие только секреты мог раскрыть ему этот объект?

Он и другие радикалы, подобные ему, верили, что спасение человечества и само его будущее лежат не в технологической стагнации, в которой пребывала человеческая раса, но в том, чтобы понять и использовать технологии его врагов-ксеносов. Тем не менее, многие дураки отвергали эту абсолютно очевидную истину. Борговда был знаком с некоторыми своими хорошими коллегами, бывшими прекрасными и пытливыми магосами, как и он сам, которые были казнены за свои убеждения. Почему генерал-фабрикатор не осознаёт этого? Почему могучие лорды Терры не могут этого понять? Что ж, он заставит их понять.

Сигма обещал предоставить ему все ресурсы, которые ему потребуются, чтобы сделать это открытие. Священная инквизиция на его стороне. В этот раз всё будет по-другому.

Объект полностью поднялся над шахтой и завис там во всём своём древнем и непостижимом великолепии. Борговда тихо отдал команду в вокс-устройство и краны стали медленно и синхронно поворачивать.

Борговда затаил своё дыхание.

Они поместили огромный саркофаг над твёрдой землёй и остановились.

— Да, — сказал Борговда по связи. — Вот так. А теперь аккуратно опустите его.

Команда кранов сделала так, как им было велено. Миллиметр за миллиметром овальная гробница спускалась вниз.

Затем она содрогнулась.

От одного из кранов донёсся металлический скрежет. Его конструкция резко погнулась вправо, титаниум сминался, подобно жести.

— Что происходит? — спросил Борговда.

Краем зрения он заметил выдвинувшийся вперёд Караул Смерти, который взвёл своё оружие, и дредноута, нетерпеливо сжимающего свои большие металлические кулаки.

Из повреждённой машины до него донёсся паникующий голос.

— Внутри этой штуки что-то шевелится, — задыхаясь, произнёс человек. — Что-то очень тяжёлое. Его центр тяжести постоянное смещается.

Глаза Борговды сузились, пока он внимательно изучал подвешенный овальный объект. Сейчас он раскачивался на пяти туго натянутых тросах, в то время как шестой, принадлежащий разрушенному крану, безвольно повис. Объект снова содрогнулся. На этот раз движение было ясно видно, очевидно, спровоцированное внушительной внутренней силой.

— Спускайте его на землю, — рявкнул Борговда по связи, — но аккуратно. Смотрите, не повредите его.

По его команде краны стали быстрее разматывать тросы, но саркофаг, сильно содрогнувшийся в последний раз, смял ещё два крана. Три оставшихся троса оборвались, и он рухнул на землю с силой, сбившей с ног ближайших рабов и аколитов.

Борговда направился к упавшему саркофагу, зная, что Караул Смерти следовал прямо за ним. Знал ли инквизитор, что подобное случится? Какова причина того, что он прислал к нему своих ангелов смерти и разрушения?

Даже на расстоянии в сто двадцать метров и сквозь всю ту пыль и песок, что поднялись из-за падения, Борговда смог увидеть на поверхности саркофага знаки, которые начали светиться красным. Они вспыхивали и гасли, словно предупреждающие огни, и он понял, что именно ими они и были. Несмотря на все те несопоставимые различия, существовавшие между людьми и ксеносами, это послание, по крайней мере, имело одинаковое значение.

Опасность!

Раздался оглушительно громкий звук, похожий на звук трескающегося дерева.

Внезапно, один из космодесантников Караула Смерти взревел в агонии и упал на колени, его перчатки крепко сжимали шлем. Другой Адептус Астартес, Имперский Кулак, подбежал к своему упавшему командиру.

— В чём дело, Грамотей? Что происходит?

Тот, которого звали Каррасом, заговорил сквозь боль, его слова сквозили сырой, опаляющей нервы мукой, и в этом не было никаких сомнений.

— Психический маяк! — прорычал он сквозь стиснутые зубы. — Активировался психический маяк. Магнитуда…

Он взвыл, когда очередная волна боли накрыла его, и звуки, издаваемые им, говорили о мучениях, которые Борговда с трудом мог себе вообразить.

Другой член истребительной команды, на одном из наплечников которого был изображён демонический череп, шагнул вперёд с болтером наготове и, что было невероятно, прицелился в голову своего командира.

Гвардеец Ворона двигался подобно молнии. Находясь с другой стороны, он приблизился со скоростью едва заметной глазу, и отвёл дуло болтера вверх и в сторону обратной стороной предплечья.

— Какого чёрта ты делаешь, Конвоир? — огрызнулся Зид. — Отбой!

Экзорцист, Раут, пристально взглянул на Зида сквозь визор своего шлема, но всё же отвёл оружие в сторону. Однако, его палец так и не покинул спускового крючка.

— Грамотей, — сказал Восс. — Ты можешь сражаться с этим? Можешь побороть это?

Призрак Смерти с трудом встал на ноги, но его вид говорил о том, что ему будет тяжело сражаться, если потребуется.

— Я никогда не чувствовал ничего подобного! — прошипел он. — Мы должны отключить этот маяк. Он подавляет мой… дар.

Он повернулся к Борговде.

— Что, во имя Императора, здесь происходит, магос?

— Дар? — чуть слышно хмыкнул Раут.

Борговда ответил, вернув взгляд своих чёрнух глаз назад к объекту. Он лежал в двадцати метрах от края ямы, яростно вздрагивая, как если бы кто-то живой был внутри него.

— Экзодиты… — сказал он. — Они, должно быть, установили некое подобие сигнального устройства, чтобы оно предупредило их, если кто-нибудь… столкнётся с этим. А мы только что активировали его.

— Столкнётся с чем? — потребовал Игнацио Соларион.

Ультрадесантник накинулся на маленького техножреца.

— Отвечай мне!

Раздался ещё один громкий треск. Борговда выглянул из-за Солариона и увидел, как похожая на кость поверхность саркофага раскололась. Во все стороны от него разлетались поломанные куски. В трещинах, которые они оставляли, что-то очень большое и тёмное скручивалось и изворачивалось, отчаянно стремясь освободиться.

Магоса парализовало.

— Я задал тебе вопрос! — рявкнул Соларион, и было видно, что он сдерживает себя, чтобы не ударить магоса. — О чём должен был предупредить их этот маяк тревоги?

— Об этом, — сказал Борговда, напуганный и возбуждённый одновременно. — Об освобождении того…чтобы они ни погребли здесь.

— Они оставили это в живых? — спросил Восс, вставая рядом с Соларионом и Борговдой, его тяжелый болтер был поднят и готов к действию.

Неожиданно всё стало на свои места. Теперь у Борговды был полный смысл тех записей, что он расшифровал с поверхности саркофага, и с этим смыслом пришло новое понимание.

— Они похоронили это, — сказал он отделению «Коготь», — потому что не смогли убить!

Дождь костяных осколков окатил их, когда существо, наконец, разрушило свою гробницу и освободилось, явив всем своё громадное змеевидное тело. Оно было высоким, как титан класса «Пёс войны» и, судя по внешнему виду, почти столь же хорошо бронировано. Сложная пасть раскрылась подобно какому-то странному и смертоносному цветку с костяными и бритвенно-острыми лепестками. По его причудливым челюстям стекала кислота. Это чудище, этот левиафан из кошмаров, вытянутый из чрева земли, задрожало и откинуло назад свою гигантскую голову.

Пронзительный визг наполнил ядовитый воздух, столь громкий, что несколько ближайших скитариев упали на землю, задыхаясь из-за отравленной атмосферы. Крик существа разбил их дыхательные маски.

— Что ж, возможно им и не удалось убить его, — прорычал Лиандро Каррас, стоически шагавший вперёд, несмотря на одолевающие его волны психической боли. — Но мы сделаем это! К бою, братья, во имя Императора!


* * *

Ослепительные копья лазерного огня одновременно вырвались со всех сторон, сосредоточившись на огромной червеобразной твари, которая наконец-то обрела свободу спустя многие тысячи лет. Обычные люди наверняка бы дрогнули пред лицом столь могущественного врага. Что могут крошечные человечки противопоставить чему-то подобному? Но скитарии Адептус Механикус не проявили ни капли страха, их инстинкты самосохранения были подавлены результатами неврального программирования, аугментации и хирургии мозга. Они не бежали в ужасе, как поступили бы обычные люди. Они окружили чудище со всех сторон, действуя как единое целое, чтобы выдать столько огневой мощи, сколько это возможно.

Смелая попытка, но абсолютно тщетная. Толстые хитиновые плиты чужака свели на нет их атаку. Единственное, к чему привёл сконцентрированный огонь, так это привлёк внимание чудовища к атакующим. Несмотря на то, что оно было слепым, в общепринятом смысле, оно чувствовало всё. Ряды мелких кистоподобных наростов пролегали вдоль всего его тела, регистрируя мельчайшие изменения температуры, атмосферного давления и воздушных колебаний. Оно точно знало, где находились нападавшие. Оно чувствовало не только биение их сердец, но и колебания земли и воздуха, вызванные ими. Ничто не могло избежать его внимания.

С невероятной для столь огромного существа скоростью, оно дугой хлестнуло своим тяжёлым чёрным хвостом вперёд, так, что воздух вокруг него засвистел. Скитариев скосили словно траву. Сокрушённые тяжестью хвоста их грудные клетки превратились в кровавое месиво. Некоторых подбросило в воздух и секунду спустя они, подобно живым снарядам, с фатальной силой сталкивались с гофрированными металлическими крышами близлежащих складов и жилых бараков.

Отделение «Коготь» уже неслось вперёд, дабы присоединиться к битве. Неуклюжий бег Хирона приводил к тому, что ящики падали со своих стеллажей. Адреналин наполнил искорёженные остатки его тела, то малое, что осталось от Астартес, каким он был когда-то, и представлявшее сейчас не более чем мозг, органы и куски плоти, удерживаемых вместе, и чьё функционирование обеспечивалось системами его массивного бронированного корпуса дредноута.

— Смерть ксеносам! — взревел он, следуя недалеко от остальных.

С болтером в руках, Каррас бежал во главе отряда. Существо было в трёхстах метрах от них, но он, со своим отделением, довольно скоро пересечёт это расстояние. Но что они будут делать потом? Как сражаться с подобным монстром?

На канале связи прозвучал голос Восса.

— Это тригон, Грамотей? Или мавлок?

— Нет, Омни, — ответил Каррас. — Я думаю это тот же вид, но с подобным мы ещё прежде не сталкивались.

— Сигма знал, — сказал Зид, вмешавшись в разговор.

— Да, — сказал Каррас. — Знал или догадывался.

— Каррас, — сказал Соларион. — Я пойду займу высоту.

— Иди.

Болт-винтовка Солариона, великолепно сработанное оружие недоступное ни в одном арсенале других орденов Адептус Астартес, за исключением самого Караула Смерти, лучше всего подходила для ведения огня с расстояния. Ультрадесантник отделился от атаки остальных. Он высматривал самое высокое строение в кратере, до которого он мог бы быстро добраться. Он заметил такое практически мгновенно. Оно находилось позади него — загрузочный кран, обслуживающий магнорельсовую линию. Он был несколько ниже тех кранов, что использовались для поднятия саркофага из ямы, но те были слишком близко к чудищу, чтобы быть полезными. Этот же подходил замечательно. Он добежал до подножья крана, к колонне, что была приварена болтами к земле, перебросил свою винтовку за правый наплечник и начал взбираться вверх.

Гигантский червь-тиранид выкашивал своим хвостом всё больше и больше скитариев, уже сократив их число до половины от первоначальной. Кровавые пятна отмечали открытый бетон. Несмотря на всё своё бесстрашие и стойкость, войска Механикум даже не поцарапали эту проклятую штуку.

Всё, чего они добились, так это ввергли тварь в убийственное бешенство ценой своих жизней. Но они всё ещё сражались и поливали его ослепительными копьями огня всё так же безрезультатно.

Чудовище вновь изогнулось, запуская свой хвост вперёд, и ещё один десяток скитариев умер, превратившись в красную бесформенную массу.

— Я надеюсь, у тебя есть план, Грамотей, — сказал Зид, следуя позади своего командира. — Ну, кроме как «убить этого ублюдка», я имею ввиду.

— Я не могу направить психическую энергию в Аркеманн, — сказал Каррас, задумавшись на миг о том, что его древний психосиловой меч может быть единственной вещью, способной пробить бронированную шкуру зверя. — Но не с этим проклятым маяком, заглушающим мои силы. Но если мы сможем отключить его…. Если я смогу подобраться достаточно близко…

Его прервал спокойный, холодный и хорошо знакомый голос.

— Объект-6 не должен быть уничтожен ни при каких обстоятельствах, Коготь-Альфа. Это существо нужно мне живым!

— Сигма! — выпалил Каррас. — Ты же не думаешь серьёзно, что…. Нет! Мы расправимся с ним. Мы обязаны!

Сигма транслировал свой голос всей команде.

— Слушайте меня, отделение «Коготь». Это существо должно быть взято живым любой ценой. Обездвижьте его и подготовьте к транспортировке. Брат Соларион уже имеет всё необходимое снаряжение для выполнения этой задачи. Ваша задача — облегчить ему успешное попадание, а затем сопроводить парализованное существо на «Святую Неварру». Помните ваши клятвы. Делайте, как вам приказано.

Первым ответил Хирон, нарушив тем самым своё обычное задумчивое молчание.

— Это неприемлемо, Сигма. Эта тиранидская мерзость и Хирон уничтожит её. Мы — Караул Смерти. Убийство подобных — наша работа.

— Ты поступишь, как приказано, Плакальщик. Все вы. Помните ваши клятвы. Соблюдайте соглашения, либо вернётесь к своим братьям с позором.

— У меня не осталось братьев, — проворчал Хирон, как будто это освобождало его от необходимости повиноваться.

— Тогда ты вернёшься в небытие. Инквизиции не нужны те, кто не может следовать параметрам миссии. А Караулу Смерти тем более.

Приближаясь к скитариям и врагу, Каррас почувствовал, как его губы скривились от злости. Это задание было безумием.

— Соларион, — рявкнул он, — как много ты знал?

— Кое-что, — сказал Ультрадесантник, и что-то неприятное проскользнуло в его голосе. — Не многое.

— И ты не предупредил нас, брат? — требовательно спросил Каррас.

— Приказы, Каррас. В отличие от некоторых, я следую им буквально.

Солариона всегда раздражало то, что командиром был Каррас. Призраки Смерти принадлежали к числу орденов Тринадцатого основания, и потому Ультрадесантник считал себя выше библиария. Лишь ордены Первого основания были достойны безоговорочного уважения, да и то не все…

— Магос Атландо снабдил меня специальными боеприпасами, — продолжил Соларион. — Нейротоксин. Мне нужно попасть в мягкую и мясистую область. Открой её для меня, Каррас, и Сигма получит то, что он хочет.

Каррас выругался под своим шлемом. Всё это время он чувствовал, тут что-то не так. Предвидение не относилось к числу его психических талантов, но он ощущал, как что-то мрачное и зловещее нависло над ними с самого начала.

Червь-тиранид был в пятидесяти метрах от него. Монстр повернул свою бронированную голову прямо к наступающим космодесантникам Караула Смерти. Было просто невозможно не заметить громыхающую поступь Хирона, который двигался в тридцати метрах позади Карраса, неспособный пристроиться к быстрому темпу своих меньших и более лёгких товарищей по отделению.

— План, Каррас! — напомнил Зид взволнованным голосом.

Каррасу надо было думать быстро. Тварь опустилась на свои передние кольчатые секции и начала скользить к ним, почувствовав, что новоприбывшие представляют угрозу куда большую, чем оставшиеся скитарии.

Каррас подбежал к неровному укрытию, где находился сержант скитариев и окрикнул его.

— Ты! Выводи своих солдат. Отступайте к станции магнорельса.

— Мы будем сражаться, — упирался скитарий. — Магос Борговда не давал приказа к отступлению.

Каррас поднял человека за правое плечо, практически оторвав его от земли.

— Это не сражение, это — бойня. Ты сделаешь так, как я тебе говорю. Караул Смерти позаботиться об этой твари. Не вставайте у нас на пути.

Глаза сержанта были пустыми и безжизненными, совсем как у куклы. Неужели Адептус Механикус удалили столь много его человечности? В них не было страха, в этом он был уверен, но Каррас всё же чувствовал что-то ещё. Было ли это результатом хирургии Механикус или воздействием психического маяка, всё ещё глушащего его силы толчками психического давления одной невидимой волной за другой, он не знал.

Спустя секунду, сержант скитариев неохотно кивнул и послал сообщение по своей вокс-связи. Скитарии начали отступать, не прекращая при этом вести свой тщетный огонь.

Скрежет бронированных плит тиранида о скалобетон становился всё громче, по мере того, как он приближался, и Каррас вновь повернулся, чтобы встретить его лицом к лицу.

— Приготовиться! — предупредил он остальных.

— Какое твоё решение, Призрак Смерти? — прогромыхал Хирон. — Это чужацкая мерзость и она должна быть уничтожена, несмотря на приказы инквизитора.

«Чёрт возьми! — подумал Каррас. — Я знаю, он прав, но я должен соблюдать соглашения во благо ордена. Мы должны предоставить Солариону шанс выстрелить».

— Отвлеки эту тварь. Делай так, как приказал Сигма. Если Соларион промахнётся…

— Этого не произойдёт, — передал Соларион по связи.

«Уж лучше бы так и было, — подумал Каррас, — потому что если нет, то я не уверен, что мы сможем убить эту тварь».


* * *

Соларион достиг вершины крана. Всё дно кратера распростёрлось перед ним. Он увидел, как члены его отделения развёртывались перед лицом чужацкой мерзости. Она снова поднялась на свои задние секции и взвизгнула на них, молотя воздух рядами маленьких рудиментарных отростков. Восс атаковал первым, полив существо градом огня из своего тяжёлого болтера. Раут и Каррас присоединились к нему, пока Зид и Хирон, обходили его по сторонам, стараясь зайти с фланга.

Соларион хмыкнул.

Было очевидно, по крайней мере ему, что у этой дьявольщины не было слабых мест. У неё даже глаз не было! Насколько он мог судить со своей позиции, яростный поток болтерных снарядов, барабанивший по шкуре зверя, не приносил никакой пользы, будучи неспособным пробить толстые хитиновые плиты.

«Мне нужна открытая плоть, — сказал он себе. — Я не выстрелю, пока не увижу её. Один выстрел — одна смерть. Ну, или, в данном случае, один парализованный ксенос-червяк».

Он принял устойчивую позицию, закрепив ноги в углах, созданных каркасом крана. Всё вокруг старалось помешать ему. Завывающие ветра Менатара толкали его, стараясь сбросить в смертельное восьмидесятиметровое падение. Пыль в воздухе снижала видимость на двадцать процентов. Но Соларион был способен поразить имперский дукат с трёх километров. Он знал, что сможет сделать идеальный выстрел и при гораздо худших условиях, чем нынешние.

Стрельба с вершины крана означала, что он будет вынужден лежать животом вниз под углом в сорок пять градусов. Приклад его болтерной винтовки упирался в его плечо. Правая линза его шлема была крепко прижата к окуляру прицела. После некоторых регулировок он настроил фокус на бушующем чудовище. Взрывы снарядов Астартес продолжали покрывать его панцирь. Его хвост в сокрушительном вертикальном ударе с тяжестью опустился вниз, но Раут избежал его, отступив в последнюю секунду. Бетон, на котором только что стоял Экзорцист, раскололся и разлетелся в разные стороны.

Соларион оттянул затвор своего оружия и вставил один из снарядов с нейротоксином Атландо в патронник.

Затем он объявил по комм-связи.

— Я на позиции, Каррас. Готов произвести выстрел. Поторопись и добудь мне брешь в его защите.

— Мы стараемся, Пророк! — ответил Каррас, использовав прозвище, которое дал Ультрадесантнику Зид.

«Старайтесь лучше», — подумал, но не сказал этого Соларион. Он знал, что был предел тому, насколько сильно он мог надавить на Когтя-Альфа.

Три гранаты разорвались одна за другой градом сокрушающих землю осколков. Затем ветер унёс поднятую ими пыль и грязь. Тварь поднялась снова, вздымаясь над космическими десантниками, и они увидели, что она осталась абсолютно невредимой, без единой царапины.

— Ничего! — выкрикнул Раут.

Каррас выругался. Положение становилось отчаянным. Чудовище было неутомимым, его скорость ничуть не уменьшилась, а у них до сих пор не было ничего, что бы они могли этому противопоставить. Напротив, собственные удары чудища были слишком сильны. Оно уже отбросило Восса в сторону. К счастью, удача была на стороне Имперского Кулака. Удар пришёлся с боку, заставив его пролететь двадцать метров над землёй прежде, чем он врезался в стенку топливной башни. Прочная керамитовая броня спасла ему жизнь. Будь удар вертикальным, то он бы умер на месте.

Не для того отделение «Коготь» пережило шесть лет специальных операций, чтобы умереть здесь, на Менатаре. Каррас не мог этого допустить. Но единственное оружие, которое могло хоть что-нибудь сделать с тиранидом, был его психосиловой клинок — Аркеманн, но из-за этого проклятого маяка, который глушил его дар, он не мог наполнить его той разрушительной психической силой, необходимой для успешного удара.

— Варп его раздери! — выругался он по связи. — Кто-нибудь, найдите источник этого психического сигнала и вырубите его!

Он не мог сам его обнаружить. Психические вспышки подавляли его разум, лишая всего, кроме способности мыслить. Он более не мог почувствовать духовную сущность Зида, равно, как и Восса, Хирона и Солариона. Что до Раута, то он никогда не был способен ощутить душу Экзорциста. Даже прослужив с ним столь долго, он ни на шаг не приблизился к разгадке причин этого. Всё, что он мог сказать, так это то, что у тихого, задумчивого Астартес, возможно, вовсе не было души.

Зид старался изо всех сил, пытаясь удержать внимание чудища на себе. Он был самым быстрым из них. Если бы Каррас знал его меньше, то он мог бы предположить, что Зид получает удовольствие от этой смертельной схватки. Снова и снова, чёрный хвост, метивший в Гвардейца Ворона, находил лишь пустой воздух. Оказавшись достаточно близко, Зид начинал атаковать своими молниевыми когтям, нанося удары по бокам существа. Но, несмотря на голубые искры, высекаемые при столкновении, он не смог пробить невероятно толстую броню твари.

Каррас закрепил свой болтер на бедре и извлёк Аркеманн из ножен.

«Вот оно, — подумал Каррас. — Мы достаточно близко к этому существу. Возможно, Хирону удастся что-нибудь сделать, если он прорвётся за его защиту. Лишь бы у дредноута хватило сил для этого».

— Вступайте в ближний бой, — передал он остальным. — Отсюда мы ничего не добьёмся.

Это было именно то, в чём нуждался Хирон. Дредноут проревел боевой клич и рванулся в атаку, приготовив свои могучие силовые кулаки, а земля затряслась от его наступления.

«Император, прошу, — думал Каррас, следуя за громыхающим дредноутом, — пусть никто не погибнет сегодня».

Отделение «Коготь» было его отделением. Несмотря на склоки, секреты, недоверие и всё остальное, это всё ещё что-то, да значило.

Соларион не позавидовал положению своих товарищей, увидев, как истребительная команда приближается к твари, но он неохотно был вынужден признать, что испытывает гордость, наблюдая за их храбростью и благородством. Эта атака была похожа на чистое самоубийство. Для какой-нибудь другой команды оно может так и было, но только не для отделения «Коготь».

«Сконцентрируйся, — сказал он себе. — Момент уже близок. Дыши медленней».

Он так и сделал.

Его шлем очищал воздух, удаляя вещества, которые могли убить его, вещества, с которыми даже имплантат, известный как Впитыватель или мультилёгкое, не мог совладать. Несмотря на очистку, воздух был отвратителен и обжигал его ноздри и глотку. Порыв ветра подтолкнул его, сбив прицел на несколько миллиметров, из-за чего ему вновь пришлось настроить его.

Чей-то триумфальный крик прозвучал по связи.

— Я нашёл его, Грамотей! Маяк у меня!

— Восс? — произнёс Каррас.

Раздался приглушённый взрыв — звук крак-гранаты.

Взгляд Солариона скользнул от прицела к облаку дыма в пятидесяти метрах справа от существа. Он увидел Восса, выходящего из дыма. Вокруг него лежали куски от разрушенного саркофага чудовища.

Каррас издал триумфальный рёв.

— Оно… оно пропало, — сказал он. — Оно рассеялось. Я чувствую это!

«Что ж, Каррас снова может использовать свои психические способности, но изменит ли это что-либо?» — подумал Соларион.

Ответ не заставил себя ждать, перемена оказалась мгновенной. Что-то засияло на поле боя. Соларион обратил взор к источнику света и увидел, как Каррас поднимает Аркеманн, держа его двуручным хватом. Монстр, похоже, тоже почувствовал внезапный всплеск психической активности, потому как начал прорываться к библиарию, намереваясь сокрушить его своими могучими кольцами. Каррас бросился навстречу огромному телу существа и погрузил свой клинок в место сочленения двух секций хитиновых плит.

Душераздирающий вопль чужака пронзил воздух, эхом отражаясь от стен кратера.

Каррас сильно провернул клинок, а затем извлёк его. Вслед за сияющим следом меча последовал мощный поток чёрного ихора.

Существо скорчилось от боли, встало на дыбы и завизжало вновь, открыв при этом свою сложную пасть.

Как раз в этом и нуждался Соларион.

Он надавил на спусковой крючок своей винтовки и почувствовал сильную отдачу, ударившую его в плечо. Единственный, раскалённый добела снаряд, понёсся к тиранидскому червю.

С влажным хлопком пуля попала точно в цель, глубоко погрузившись в мясистую ткань пасти чудовища.

— Прямое попадание! — отрапортовал Соларион.

— Отличная работа, — передал Каррас по связи. — Теперь что?

В ответ прозвучал голос Сигмы.

— Отступите и ждите. Токсин быстродействующий. Ему потребуются от десяти до пятнадцати секунд, чтобы полностью парализовать Объект-6.

— Отделение «Коготь», вы слышали его, — сказал Каррас. — Отходим. Пошли!

Соларион положил одну руку на верхнюю часть своей винтовки, прошептал молитву благодарности машинному духу оружия и начал готовиться к спуску. Но со своей позиции, откуда открывался вид на всё дно кратера, он заметил, что один из членов истребительной команды не отступил.

Каррас тоже заметил это.

— Хирон, — рявкнул командир отделения. — Что, именем Терры, ты делаешь?

Дредноут стоял прямо перед тварью, отражая удары её хвоста и челюстей своими огромными кулаками.

— Отступи, Плакальщик, — приказал Сигма.

Если Хирон и слышал его, то никак не отреагировал. Пока где-то бушует битва, он никуда не пойдёт. Тираниды были теми, кто уничтожил его орден. Флот-улей Кракен истребил его, лишив Хирона братьев и дома, куда можно вернуться. Но если Сигма и остальные думают, что Караул Смерти это единственное, что у него осталось, то они заблуждались. У него были его гнев, ярость и неумолимая жажда к жестокой и кровавой мести.

Остальные должны были знать об этом. Сигма должен был знать.

Каррас направился назад к дредноуту, намереваясь найти какой-нибудь способ достучаться до него. Если потребуется, он использует свой психический дар, потому что Хирону ни за что не удастся одолеть тварь в одиночку.

Проходили секунды, а дредноут всё продолжал сражаться и начало становиться ясно, что что-то идёт не так.

Благодаря преимуществу, которое давала высокая позиция, Соларион был первым, кто озвучил это.

— Оно не останавливается, — передал он по связи. — Сигма, это чёртова штука даже не замедлилась. Нейротоксин не действует.

— Невозможно, — ответил голос инквизитора. — Магос Атландо протестировал сыворотку на…

— Двадцать пять, нет, тридцать секунд. Я повторяю тебе, нейротоксин не действует.

Сигма смолк на мгновение, а затем сказал:

— Оно нужно нам живым.

— Почему? — потребовал ответа Зид. Гвардеец Ворона пересекал бетонное покрытие и, следуя недалеко от Карраса, вновь направился в битву.

— Вам нет нужды знать.

— Нейротоксин не действует, Сигма, — повторил Соларион. — Если у тебя есть другие предложения…

Сигма отключился.

«Полагаю, что нет», — кисло подумал Соларион.

— Соларион, — позвал его Каррас. — Можешь послать в него ещё один снаряд?

— Раскрой его рот пошире и, ты знаешь, что я смогу. Но может статься, что дело вовсе не в дозе.

— Я знаю, — сказал Каррас, злость и раздражение сквозили в его голосе. — Но это всё, что у нас есть. Приготовься.

Корпус Хирона весь покрылся царапинами и вмятинами. Сила его врага казалась безграничной. Каждый взмах шипастого хвоста он встречал ударами кулаков, но тварь была слишком сильна и, когда удар приходился по толстым плитам его гласиса, он чувствовал, что теряет равновесие, несмотря на все свои усилия.

Неожиданно рядом с ним появился Каррас.

— Когда я приказываю тебе отступить, дредноут, ты исполняешь приказ, — прорычал библиарий. — Я всё ещё Коготь-Альфа, или для тебя это уже ничего не значит?

Хирон выровнялся и вновь двинулся вперёд.

— Я уважаю твоё звание, Призрак Смерти, и твои приказы, но месть за мой орден превыше всего. Будь проклят Сигма, но я убью эту тварь! — сказал он.

Каррас поднял Аркеманн и приготовился присоединиться к атаке Хирона.

— Ты готов обесчестить всех нас вместе с собой?

Тварь повернула свою голову к ним и приготовилась ударить вновь.

— Ради свершения мести за свой орден, я готов заплатить любую цену. Я сожалею, Альфа, но именно так все и будет.

— Тогда всё отделение «Коготь» присоединится к тебе, — сказал Каррас. — Будем лишь надеяться, что мы не пожалеем об этом.

Солариону удалось быстрой очередью послать ещё два токсичных снаряда в пасть твари, но это не принесло никакого результата. Эта безнадёжная битва стала плохо сказываться на остальных членах команды. Избегать взмахов смертоносного хвоста становилось всё труднее и труднее. Против меньшего и более многочисленного врага, мощь Адептус Астартес могла казаться практически безграничной, но возвышающейся сейчас перед ними левиафан был слишком силён, чтобы можно было победить его с имеющимся у них оружием. Они проигрывали эту битву, но Хирон ни за что не отступит от неё, а остальные не бросят его, несмотря на то, что здравый смысл подсказывал обратное.

Восс старался, как мог, чтобы отвлечь чудовище дистанционным огнём, выпуская по нему длинные очереди из своего тяжёлого болтера, понимая при этом, что реальный урон, нанесённый им, будет незначительным, если он вообще будет. Его огонь, тем не менее, давал остальным достаточно возможностей для ответной атаки. Но, даже у тяжёлой амуниции, хранившейся в рюкзаке Имперского Кулака, был свой предел. Вскоре, механизм подачи патронов начал завывать в попытках подать несуществующие снаряды в патронник.

— Я пуст, — передал Восс остальным.

Он начал отсоединять своё тяжёлое оружие, чтобы потом, со своим боевым ножом, присоединиться к рукопашной схватке.

Это произошло именно в тот момент, когда Зид, вновь отвлекавший существо своими молниевыми когтями, потерял равновесие. Он тяжёло упал на спину, и тиранидское чудище ринулось прямиком к нему, широко раскрыв свои огромные мандибулы.

На мгновение, Зид смог увидеть, как гигантская красная пасть опускается на него. Она представляла собой туннель из тёмной и влажной плоти. Затем, чёрная тень заслонила его взгляд, и он услышал механическое ворчание, вызванное высокой нагрузкой.

— Во мне больше мяса, тварь, — взревел Хирон.

Дредноут встал прямо перед Зидом в самый последний момент, зажав острые мандибулы тиранида в свою нерушимую титаниумную хватку. Но существо было невероятно тяжёлым и давило на Плакальщика всем своим весом.

С силой, давящей на Хирона, было невозможно бороться, но он вложил всё, что у него было, в свои ответные усилия. Его могучие, короткие и толстые ноги начали прогибаться. Поршень в правой ноге сломался. Его двигатель начал шипеть и кашлять от натуги.

— Выбирайся из-под меня, Гвардеец Ворона, — рявкнул он. — Я не смогу дольше его сдерживать!

Зид отполз назад на два метра, а затем остановился.

«Нет, — сказал он себе. — Не сегодня. Только не от безмозглой твари, как эта».

— Коракс, защити меня, — прошептал он, затем встал на ноги и понёсся вперёд, крича: — Victoris aut mortis!

Победа или смерть!

Он проскользнул под правой ногой дредноута, согнул свои ноги в коленях и, с молниевыми когтями, вытянутыми перед собой, прыгнул прямиком в открытую глотку твари.

— Призрак! — вскрикнули Восс и Каррас одновременно, но он уже скрылся из виду, ответа по связи не последовало.

Хирон боролся с тварью ещё одну секунду, затем вторую, а потом, неожиданно, монстр начал биться в припадках сильнейшей боли. Он вырвал свои мандибулы из хватки Хирона и отшатнулся назад, колотя при этом своими кольцевыми сегментами по бетону так сильно, что по нему пошли большие трещины.

Остальные быстро отступили на безопасную дистанцию. Они наблюдали в полной тишине.

Тварь умирала долго.

Когда смерть, наконец, забрала её, Восс осел на колени.

— Нет, — сказал он, но так тихо, что остальные почти не услышали этого.

За ними послышались шаги. Это был Соларион. Он остановился рядом с Каррасом и Раутом.

— Такая высокая цена, чтобы взять это чудовище живым, — сказал он.

Никто не ответил ему.

Каррас никак не мог поверить, что это всё-таки произошло. Он потерял одного члена команды. После всего, что они пережили вместе, он начал думать, что все они смогут вернуться живыми в свои ордены, что однажды их будут встречать как героев, за печальным исключением Хирона, конечно.

Однако сейчас, эта мысль показалась ему ужасно наивной. Если Зид может умереть, то они все могут. Даже лучшие из лучших находят свой конец. Статистически, большинство членов Караула Смерти никогда не возвращаются в крепости — монастыри своих орденов. И сегодня Зид присоединился к числу павших.

Мрачную тишину нарушил Сигма, обратившийся к ним по командному каналу.

— Вы подвели меня, отделение «Коготь». Похоже, я сильно переоценил вас.

— Зифер Зид мёртв, инквизитор, — прошипел Каррас с тихой злобой.

— Значит ты, Альфа, провалился дважды. Магистр Гвардии Ворона будет извещён о смерти Зида. По крайней мере, у тех из вас, кто выжил, будет шанс искупить свою ошибку в будущем. Империум упустил здесь отличную возможность. Мне нечего вам больше сказать. Ожидайте магоса Атландо.

— Атландо? — спросил Каррас. — Почему…

Сигма отключился до того, как Каррас смог закончить, его голос вскоре сменился гудящими, механическими звуками старого магоса, служившего в свите инквизитора.

— Мне сообщили, что Объект-6 мёртв, — проскрежетал он по связи. — Крайне прискорбно, однако, ваши шансы на успех были минимальны с самого начала. Я предсказывал провал с вероятностью в 96,86 %.

— Но Сигма всё же отправил нас, — вскипел Каррас. — И почему я не удивлён?

— Ещё не всё потеряно, — продолжил Атландо, игнорируя гнев Призрака Смерти. — Мы всё ещё можем многое узнать, изучив тело. Доставьте его назад, на станцию Орга. Я прибуду туда, чтобы подобрать вас, в ближайшее время.

— Погоди, — прервал его Каррас. — Ты хочешь, чтобы этот кусок тиранидской мерзости был погружен и доставлен назад для извлечения? Ты знаешь, каких он размеров?

— Разумеется, знаю, — ответил Атландо. — Именно для его транспортировки и был построен магнорельс. Более того, всё, что мы сделали на Менатаре: здания, раскопки, вовлечение персонала Механикус, — всё это должно было гарантировать выживание объекта, заключённого в саркофаг. Но, в силу сложившихся обстоятельств, нам придётся иметь дело с мёртвым образцом. Вы не оставили нам выбора.

Звук приближающихся шагов привлёк внимание Карраса. Он отвернулся от сгорбившейся фигуры твари и увидел ксеноиерографолога, магоса Борговду, шагавшего к нему с фалангой выживших скитариев и одетых в робы аколитов Механикус.

За плексигласовым пузырём его шлема виднелись широко раскрытые глаза техножреца.

— Вы… вы одолели его. Я даже не верил, что такое возможно. Вам удалось то, чего не сумели сделать экзодиты.

— Призрак разделался с ним, — сказал Восс. — Это его убийство. Его и Хирона.

Если Хирон и слышал эти слова, то не подал вида. Древний воин пристально смотрел на своего павшего врага.

— Магос Борговда, — тяжёло сказал Каррас, — есть ли среди ваших людей те, кто может управлять кранами? Это тело должно быть погружено на магнорельсовую платформу и доставлено на станцию Орга.

— Да, конечно, — ответил Борговда, прикинув взглядом полные размеры существа. — По крайней мере, эта часть плана не изменилась.

Каррас начал идти, повернувшись по направлению к станции магнорельса. Он знал, что его голос прозвучал усталым и жалким, когда он отдал команду:

— Отделение «Коготь», построиться.

— Подожди, — сказал Хирон. Он прихрамывал со звуком сталкивающихся и ломающихся частей, раздававшихся из его правой ноги. — Клянусь тебе, Альфа, чудище только что пошевелилось. Возможно, несмотря ни на что, оно всё же не мертво.

Он стиснул свои кулаки, словно ожидая выжать последние остатки жизни из мёртвого тиранида. Но, как только он подступил ближе к раскрытой пасти твари, из неё излился целый поток жирной чёрной крови. Она расплескалась о ноги дредноута и разлилась по сухой скалистой поверхности.

В этом кровавом паводке обнаружилась массивная фигура, с большими закруглёнными наплечниками, острыми когтями и характерным наспинным генератором.

— Призрак, — тихо произнёс Каррас. Он надеялся никогда не увидеть этого — своего подчинённого, лежащего мёртвым.

Затем фигура зашевелилась и застонала.

— Если мы снова будем сражаться со здоровым червём-ксеносом, — проворчала фигура по связи, — то пусть какой-нибудь другой сукин сын прыгает ему в глотку. А с меня хватит.

Соларион резко рассмеялся. Реакция Восса была незамедлительной. Он подошёл к своему другу и поднял его, сильно похлопывая по плечу.

— Зачем кому-то из нас делать это, когда ты так хорош в этом деле, бледнолицый?

Каррас мог слышать облегчение в голосе Восса. Он ухмыльнулся под своим шлемом. Возможно, отделение «Коготь» всё же благословлено Императором. Возможно, они доживут до того, чтобы вернуться в свои ордены.

— Я сказал построиться, Караул Смерти, — гаркнул он на них, а затем развернулся и повёл их прочь из этого места.

Лихтер Атландо уже был в доке, на станции Орга, когда магнорельсовый поезд доставил туда отделение «Коготь», мёртвого ксеноса и выживших Механикус. Самого Сигмы, как и всегда, нигде не было видно. Это было вполне обычным для инквизитора. Прошло шесть лет, а Каррас так ни разу и не встретился со своим загадочным руководителем, и он сомневался, что это вообще произойдёт.

Дерлон Сезар и остальной персонал станции получили предупреждение держаться подальше от перронов магнорельса и загрузочных доков, а также отключить все внутренние видеопиктеры. Сезар был умнее, чем полагали о нём многие люди, и потому поступил именно так, как было приказано. Ни одно знание не стоило его жизни.

Магос Атландо изучил длинное тело тиранида своими линзами, прежде чем приказал загрузить его на лихтёр. Это задание вызвало затруднения даже у его значительной армии рабов-сервиторов. Магос Борговда очень сильно хотел поговорить с ним, но по какой-то причине Атландо вёл себя так, будто ксеноиерографолога вовсе не существовало. В конце концов, Борговда начал сердито настаивать на том, чтобы другой магос ответил ему. Почему он ничего не говорит? Это же его открытие. Ему обещали столь многое. Он заслуживает того, чтобы к нему проявляли должное уважение.

Именно в этот момент, когда все собрались в Ангаре-1, единственном отсеке, способном принять лихтер Атландо, Сигма вновь обратился по командному каналу к отделению «Коготь».

— Никаких свидетелей, — сказал он просто.

Каррас был поражён. Конечно, это была вполне обычная оперативная процедура, но это не значило, что она нравилась Призраку Смерти. Он противился этому каждой клеточкой своего тела.

— Поясни, — сказал Каррас, сделав вид, что на мгновение растерялся.

Раскатом грома прозвучал единственный выстрел из болтера. Голова магоса Борговды взорвалась красным туманом.

Даррион Раут стоял над его телом, и тёмный серый дымок поднимался от дула его болтера.

— Достаточно ясно для тебя, Каррас? — сказал Экзорцист.

Каррас почувствовал гнев, нарастающий в нём. Он мог бы броситься на Раута, мог бы схватить его за горжет, но реакция выживших скитариев не позволила ему сделать этого. В ответ на хладнокровное убийство своего лидера, они подняли свое оружие и нацелили его на Экзорциста.

То, что последовало далее, было односторонней бойней, испортившей самочувствие Карраса.

Когда всё закончилось, Сигма получил то, чего он хотел.

Ни осталось никого, кто мог бы рассказать о том, что что-то было выкопано из кратера на Менатаре. Всё, что осталось — это маленький космопорт и его персонал, ожидающий сообщения о том, что раскопки окончены, а их работа в этом неприветливом мире наконец-то подошла к концу.


* * *

Сезар наблюдал, как большой лихтёр первым отправляется в путь, и восхищался им. Даже на его размытом экране видеомонитора, судно своим видом внушало благоговение. Оно покинуло ворота Ангара-1 с таким толчком, который, по его мнению, мог развалить всю станцию на части, но здание всё же устояло. Не было ни утечек давления, ни происшествий.

Путь, который проделал огромный корабль, своими тяжёлыми формами, поднимаясь в небо и дальше за облака, вызвал в нём чувство трепета. Какая мощь! Это было удовольствие и честь следить за ним. Он задумался о том, на что же похоже управление таким кораблём.

Вскоре, чёрный «Громовой ястреб» также был готов к отбытию. Он выдал более маленькому и гладкому судну право на вылет и вновь открыл двери Ангара-4, выпустив пригодный для дыхания воздух и впустив токсичный. Турбины «Громового ястреба» набрали мощность, и корабль, взмыв в свет менатарского дня с высоко поднятым носом, начал отдаляться.

Наблюдая, как он улетает, Сезар почувствовал облегчение, которому немало удивился. Адептус Астартес уходили. Он ожидал, что почувствует, что-то вроде печали или даже сожаления из-за того, что не смог встретиться с ними лично. Но он не испытывал ничего подобного. Было в них что-то пугающее. Теперь он знал это. Это было то, о чём никогда не услышишь в сказках на ночь.

Пока он наблюдал за подъёмом «Громового ястреба», Сезар задумался о том, что же это могло быть, и открыл для себя то, что, как он знал, было этим. Астартес, космические десантники… они не излучали доброту и благожелательность, как утверждали сказки. Они были не столько праведными и сияющими чемпионами, сколько тёмными аватарами разрушения. Да, он был рад видеть, как они уходят.

Они были живыми воплощениями смерти. Он надеялся, что никогда больше не увидит их. Разве нужно было ещё лучшее напоминание о том, что галактика является ужасным и смертельным местом?

— Правильно, — тихо сказал он изображению «Громового ястреба» на своём мониторе. — Улетайте. Не нужны нам здесь ангелы смерти. Лучше оставайтесь легендой, раз уж правда является столь мрачной.

А затем он увидел нечто, что заставило его попятиться с широко раскрытыми глазами.

Как если бы чёрная хищная птица услышала его слова, она резко взяла налево, разворачиваясь назад к станции.

Сезар смотрел на это, растерянный, не в силах сказать ни слова.

Импульс яркого света вырвался из боевых орудий на задней части судна. Рой тёмных, тонких теней, оставлявших за собой ленты светлого дыма, вырвался из пилонов под крыльями.

Ракеты!

— Нет!

Сезар сказал бы больше, взмолился бы Императору в поисках спасения, но крышу диспетчерской разорвало взрывом. Даже если бы бритвенно-острые осколки не разрезали его тело на мелкие кусочки, ворвавшийся удушающий воздух Менатара наверняка бы разъел его изнутри.

— Никаких свидетелей, — сказал Сигма.

В течение нескольких минут станция Орга была уничтожена, и от неё не осталось и следа.


* * *

Прошли дни.

Единственной вещью, двигавшейся в кратере, были клубы пыли, поднятые порывами ветра. Озима-138 висела большим красным шаром высоко в небе, продолжая свою неспешную работу по уничтожению атмосферы планеты. С уходом последних людей это место вновь стало мёртвым и именно таким нашли его новые посетители, или, вернее сказать, возвращенцы.

Их было трое, и они были призваны сюда могучим маяком, обнаружить который могли лишь психически одаренные индивиды. Это был маяк, затихший подозрительно быстро после активации. Посетители пришли сюда, чтобы узнать почему.

Они были гораздо выше людей Империума, с длинными и прямыми конечностями. Люди когда-то считали их элегантными, но все те преступления, что совершили эти стройные создания против человечества, положили этому безнадёжный конец. Для современного Империума они были простыми ксеносами, которых следует бояться и ненавидеть, как и всех остальных.

Они спустились по каменистым склонам кратера в грациозной тишине, их обутые ноги вызывали лишь незначительные осыпи камней. Достигнув дна, они проследовали прямиком к центру, туда, где разверзся зев огромной ямы.

В их движениях не было и следа спешки, но всё же они покрыли расстояние с впечатляющей быстротой.

Тот, что шёл во главе трио, был выше остальных, и не только благодаря высокому, инкрустированному гребню на его шлеме. Он носил богатый плащ из странного переливающегося материала и золотой посох, который сиял своим собственным светом.

Оставшиеся были одеты в чёрную броню, созданную так, чтобы подчёркивать изгибы их длинных сухопарых мускулов. Они были вооружены белым, как кость, огнестрельным оружием. Когда высокая фигура с плащом остановилась на краю большой ямы, они тоже остановились и развернулись по разным сторонам, бдительные, готовые к любой возможной опасности.

Лидер в плаще мельком заглянул в яму, а затем двинулся через руины места раскопок, посматривая на смятые металлические жилища и ржавеющие краны, когда проходил рядом с ними.

Он остановился у тела, лежащего на земле, одного из многих. Это была жалкая и мерзкая масса, не более чем разлагающаяся плоть и сломанные кости, покрытые слоем пыли. Оно выглядело раздавленным кем-то. Уничтоженным. На одежде был знак — череп на фоне шестерёнки, с равными долями чёрного и белого. Мгновение высокая фигура смотрела на него в тишине, а затем повернулась к остальным и заговорила, и ее голос был полон безграничного презрения, от которого даже раздувшееся солнце, казалось, старалось скрыться.

— Мон-кей, — сказал он, и слово было подобно сильнейшему яду на его языке.

Мон-кей.

Роб Сандерс ДОЛГИЕ ИГРЫ НА КАРХАРИИ

Конец начался с «Ревенанта Рекс».

Межзвёздного зверя. Худшего из предзнаменований. Странника, который был регулярным посетителем этой части сегментума. Скиталец являлся дрейфующим гравитационным колодцем из покорёженных скал и металла. Корабли со сломанными хребтами несоизмеримых и далёких друг от друга рас угнездились рядом с залежами минералов из-за пределов галактики и льдом, который застыл до начала времён. Сошедшая с ума вычислительная машина в сердце скитальца подобно измученному мечтателю направляла зверя на кошмарном пути через тёмную пустоту секторов Империума, империй чужаков на Восточной Окраине и расколотое пространство вырывающихся вихрей. Затем, словно внезапно пробуждаясь от лихорадочного сна, демонический когитатор начинал обратный отсчёт древнего изношенного варп-привода. Убийца планет исчезал, словно отвечая на молитвы, и начинал дрейфовать к берегам другого проклятого сектора в сотнях световых лет.

«Ревенант Рекс» разбил Орден Авроры при Шиндельгейсте, Ангелов Искореняющих на Тете Ретикулы и Белых Шрамов при Пике Мучеников. Увы, скиталец был слишком огромным, а временные рамки — слишком непредсказуемыми, чтобы усилия Адептус Астартес по очищению огнём принесли плоды, но гордость и праведный пыл орденов всё равно заставляли сверхлюдей действовать. Бегемот кишел зеленокожими из клана Железной Клэшны — орки провели последние тысячелетия, совершая кошмарные налёты на системы по всему сегментуму, а брошенные банды заселяли планетарные пустоши подобно зелёной галактической чуме. Боевой флот Ультима дважды пытался уничтожить исполинского скитальца, когда мог собрать корабли вовремя и в достаточном количестве. Совокупной огневой мощи сотен кораблей Флота также не хватило, чтобы убить зверя, это лишь делало месиво обломков гуще.

Всё это и многое другое стало мучить совесть Элиаса Артегалла, когда «Ревенант Рекс» вывалился в сектор Гилеад. Архидьякон Урбанто. Контр-адмирал Дарракк. Властелин Гордий. Зимнер, Верховный Магос Петроинженерикус. Гроссмейстер Кармин из Ангелов Искореняющих. Артегалл принимал их лично либо получал астротелепатические сообщения ото всех.

— Великий магистр, нельзя терпеть угрозу ксеносов…

— Торговая гильдия докладывает о потере тридцати тяжёлых грузовых кораблей…

— Магистр Артегалл, зеленокожие вышли из-под контроля в Деспотических Звёздах…

— На этом судне могут находиться древние технологические тайны, которые можно использовать во благо будущего человечества…

— Брат, ты должен за нас отомстить…

По залам шпиля Рога Кровопролития разносилось эхо настойчивых требований и запросов. Но привилегией космодесантников была война. Ибо разве не сказал лорд Жиллиман на ступенях Дворца Птолемея: «Есть лишь один Ангел Императора на каждый мир Империума, лишь одна капля крови Адептус Астартес на каждого имперского гражданина. Тщательно выбирайте места, где нужно пролить эту роскошь, и если её необходимо пролить, то делайте это мудро, мои боевые братья…»

В отличие от Шрамов или Авроры Алые Консулы Артегалла не стремились превзойти других. Элиас не жаждал успеха лишь потому, что остальные потерпели неудачу. Исполнение воли примарха не являлось представлением на турнире, а «Ревенант Рекс» не был подвернувшейся ареной. В итоге Артегалл позволил решать своей потрёпанной копии "Кодекса Астартес". На этих заляпанных страницах таилась мудрость гораздо более великих людей, чем Элиас, и магистр, как и всегда, доверился их навыкам и опыту. Он выбрал отрывок, который отражал окончательное решение, и включил его как в ответ далёким просителям, так и в обращение к Алым Консулам Первой Роты на борту боевой баржи «Инкарнадин Эклиптик».

«Ибо наши враги приносят нам бой, когда хотят или могут. Чужаки и отступники — капризы галактики во плоти. Кто может действительно знать или хотеть понять их пути или мотивы? Для нас они бешеные волки у закрытых дверей, которые не знают даже своего ума. Будьте этой дверью. Будьте простотой непоколебимых и неизменных, барьером между известным и неизвестным. Пусть Империум Человечества осознает свою многоликую судьбу внутри, пока его неразумные враги расшибаются об постоянство нашего адамантия. В единообразии действий и целей лежит вечная жизнь человечества». Да пребудет с вами Жиллиман.

— Из «Дополнения CC–LXXX–IV.ii: Кода Балта Дардана, 17-го Повелителя Макрагга» — заголовок ”Господство Постоянства”

— И с вами, — ответил капитан Болинвар и его облачённые в алое терминаторы 1-й роты. Но примарх не был с ними, и капитан и сто ветеранов сынов Кархарии сгинули.

Артегалл в одиночестве сидел в личном Тактическом Канцеляриуме на холодном троне из слоновой кости. Канцеляриум находился на самой вершине Рога Кровопролития — крепости-монастыря Алых Консулов — который, в свою очередь, располагался на пике шпиля улья Нивеос, кархарийской столицы. Трон вырезали из колоссальных костей пойманных предками кархарийцев снаружи в Сухой Слепи косматых стегодонтов, чьи зубы были подобны лопатам. Без доспехов на огромном троне великий магистр казался маленьким и уязвимым — и это чувство было чуждо самой сути Адептус Астартес. В зале царила приятная прохлада, а Артегалл сидел в шерстяной мантии, положив локоть на колено, а щёку на кулак, словно осыпающаяся статуя древней Терры.

Канцеляриум заурчал, и от этого обеспокоенный великий магистр вздрогнул. Перед ним на мраморном полу начал расходится ало-чёрный вихрь, и из люка показалась платформа, на который дрожали двое слуг в подпоясанных кушаком балахонах. Между ними находился огромный и приземистый медный пикт-передатчик. Слуги были чистокровными кархарийцами с толстыми выступающими носами, широкими ноздрями и густыми бровями. Всё это было на вершине породистых мускулистых тел, бочкообразных торсов и плотных рук, украшенных грубыми татуировками и шрамированием. Идеальная адаптация для жизни в морозном подулье.

— Где ваш начальник, придворный кастелян? — спросил Артегалл крепостных. Первый поприветствовал своего великого магистра, прижав кулак к аквиле, которая была изображена на их балахонах на фоне креста Алых Консулов.

— Только что вернулся из подулья, милорд, по вашей просьбе вместе с лордом-апотекарием, — торжественно ответил слуга. Второй активировал пикт-передатчик, выведя на кристальном экране зернистое изображение.

— Магистр Артегалл, у нас вести от магистра флота, — сообщил слуга.

Перед Элиасом стояло изображение Гектона Ламберта, магистра флота Алых Консулов. Командующий космодесантников находился на мостике ударного крейсера «Анно Тенебрис» высоко над сверкающими ледниками Кархарии.

— Гектон, какие новости? — обратился к нему Артегалл без обычного формального приветствия.

— Мой повелитель, никаких, кроме самых печальных, — ответил Алый Консул. — Как вам известно, мы уже несколько дней как потеряли связь с капитаном Болинваром и «Инкарнадин Эклиптик». Короткая вспышка на одном из наших оптических приборов побудила меня послать фрегат «Возвещающий Ангел» с приказом найти «Эклиптик» и доложить. Спустя двадцать часов поисков они перехватили следующую пикт-передачу, которую прислали на «Анно Тенебрис», и сейчас я покорно передаю её вам. Милорд, все люди на борту шлют вам глубочайшие соболезнования. Да пребудет с вами Жилилман.

— И с тобой, — потерянно прошептал Артегалл, вставая с трона. Не в силах поверить он шагнул к широкому экрану пикт-передатчика. Брат Ламберт исчез и сменился забитым помехами изображением, резким светом и мучительным шумом. Можно было разобрать смутные очертания Алого Консула. На заднем плане были искры и пламя, а также силуэты раненых космодесантников и слуг, которые вслепую брели сквозь дым и безумие. Астартес представился, но из-за помех при передаче имя и должность прозвучали неразборчиво.

— …это боевая баржа «Инкарнадин Эклиптик», мы в двух днях от Морриги. Теперь я старший боевой брат. У нас тяжёлые повреждения…

На экране вспыхнул свет и помехи. Потом голос раздался вновь.

— Капитан Болинвар отправился в первой волне. Сопротивление ксеносов было сильным. Примитивные подрывные ловушки. Взрывчатка. Стенка на стенку зелёной плоти и мелкокалиберного вооружения. Во имя примарха, потери были минимальны, хотя ранения вынудили меня вернуться на «Эклиптик». Капитан был храбр и, используя ротацию отделений, тяжёлые огнемёты и телепортацию наши терминаторы смогли прорваться в инжинариум с силовой сигнатурой. Мы все слышали отсчёт даже по воксу. Опасаясь, что «Ревенант Рекс» готовится совершить прыжок через варп, я умолял капитана вернуться. Я умолял, но он передал, что единственным способом прикончить скитальца и остановить безумие является саботаж варп-привода.

И вновь одинокого космодесантника окутало ослепительным зловещим светом.

— В последнем сообщении было сказано, что варп-двигатель активен, но уже выведен из строя. Он сказал, что вычислительная машина отсчитывала не прыжок… Затем «Ревенант Рекс», он… просто взорвался. Сторожевые корабли задело взрывной волной, а «Эклиптик» был повреждён.

Слуга, зажимающий ужасную рану на лице, столкнулся с Консулом.

— Иди! К капсулам! — заорал космодесантник. Затем он вновь обратил внимание на сообщение.

— Мы видели всё. Должно быть, взрыв варп-двигателей вызвал некую аномалию нереальности. Спустя считанные секунды после того, как скиталец разлетелся на части, обломки от взрыва, в том числе наши сторожевые корабли, засосало в распадающийся вихрь эмпирей, который потом тоже исчез. Мы смогли выкарабкаться, но теряем энергию и угодили в гравитационный колодец ближайшей звезды. Технодесантник Геревард объявил, что боевую баржу не восстановить. Поскольку наша орбита сужается, я приказал всем выжившим Адептус Астартес и слугам ордена идти в спасательные капсулы. Возможно, кто-то сумеет вырваться. Боюсь, что у нас мало шансов… Да пребудет с нами Жиллиман…

Когда экран вспыхнул светом проклятой звезды и покрылся пеленой помех, Артегалл почувствовал, словно его ударили под дых. Магистр чувствовал во рту кровь, медный привкус потерянных жизней. Сто Алых Консулов. Ангелов Императора под его командованием. Лучших воинов-сверхлюдей ордена, потерянных вместе с незаменимым семенем их генетического наследия. Тысячелетия совокупного боевого опыта потеряны для Империума. Все запасы доспехов тактического дредноута, каждый из которых сам по себе был бесценной реликвией. Почтенный «Эклиптик». Боевая баржа, которая принимала участие в бесчисленных битвах и была частью Кархарии среди звёзд. Всего этого больше нет. Всё забрано забвением варпа и кремировано на раскалённой поверхности соседней звезды.

— Брат, ты должен за нас отомстить…

Артегалл потянулся обратно к трону, но промахнулся и пошатнулся. Его кто-то поймал, просунув плечи под одну из огромных рук. Болдуин. Он стоял позади Элиаса и пытался осознать трагедию, как и его великий магистр. Одного веса космодесантника было бы достаточно, чтобы раздавить кастеляна зала, но от Болдуина остался лишь разум и пересаженное седое лицо на закутанном в балахон медном шасси. Гидравлика слуги застонала, когда он принял на себя груз тела хозяина.

— Милорд, — начал Болдуин, чей картавый голос отдавал металлом.

— Болдуин, я их потерял, — выдавил Артегалл, чьё лицо казалось маской неверия и шока. С часовым лязгом шестерёнок и пистонов кастелян зала обернулся к обступившим пикт-передатчик слугам.

— Прочь! — гневный приказ эхом разнёсся вдоль бронзовых стен Канцеляриума. Крепостные ударили кулаками по аквилам и удалились, а Болдуин помог магистру дойти до холодных костей трона. Артегалл смотрел на слугу невидящими глазами. Обоих рекрутировали дикими подульевиками и, пинающихся и брыкающихся, вытащили в сетях из бойцовых ям и племенных пастбищ населённых недолюдьми катакомб улья Нивеос. Но если Артегалл прошёл тест совместимости тканей и стал неофитом, то Болдуин провалил первое же испытание. Сочтённый неподходящим для хирургического улучшения молодой ульевик был принят в орден как слуга и с тех пор служил Алым Консулам. Болдуин избороздил галактику вместе со своим хозяином-сверхчеловеком как личный слуга.

Прошли десятилетия, искусственное бессмертие и боевая доблесть Артегалла принесли ему повышение, а слишком человеческое тело Болдуина принесло ему лишь боль и ограничения старости. Когда Элиас Артегалл стал великим магистром Алых Консулов, Болдуин захотел служить ему, как придворный кастелян. Сменялись века, и подульевик обменял своё морщинистое тело на собственное искусственное бессмертие: медный корпус из цилиндров, гидравлики и придатков экзоскелета, которые крутились и гудели перед троном. Лишь доброе лицо и острый ум слуги остались прежними.

Болдуин встал рядом, когда Артегалл осел, и его лицо скривилось от безмолвного гнева. Он уступил место отчаянию, а затем вернулся вновь с безграничным гневом, который лишь Адептус Астартес могут чувствовать к врагам и себе. Перед собой Алый Консул видел лица людей, с которыми служил. Боевых братьев, которые прикрывали ему спину, когда Элиас умерщвлял врагов. Космодесантников, деливших с ним маленькую вечность патрулирования в глубоком космосе и засад на мирах смерти, друзей и верных собратьев.

— Я послал их, — прошептал Артегалл сквозь сжатые идеальные зубы.

— Всё было так, как вы им сказали, милорд. Как указывает ‘Кодекс’.

— Приговорил их…

— Они были дверью, которая сдерживала бешеного волка. Адамантием, о который должны разбиться наши враги.

Элиас словно его не расслышал.

— Я привёл их в ловушку.

— Что есть космический скиталец, если не ловушка? Сектор в безопасности. Империум продолжает жить. У таких подвигов есть цена. Даже Жиллиман признаёт это. Мой повелитель, позвольте мне успокоить вас его словами. Позвольте примарху указать нам путь.

Артегалл кивнул, и Болдуин гидравлически зашагал по залу туда, где на гравитационном постаменте ждал аналой. Вершиной его был кристальный чехол, который кастелян открыл, выпустив наружу ядовитый защитный аргон. Находившаяся внутри потрёпанная копия «Кодекса Астартес» лежала открытой с тех пор, как великий магистр выбирал речь перед отправлением 1-й роты. Болдуин пронёс аналой по алому мрамору пола Канцеляриума к боку трона. Артегалл уже был на ногах. Пришёл в себя. Снова космодесантник. Великий магистр с грузом истории и бременем грядущих ожиданий на могучих плечах Астартес.

— Болдуин, — громко произнёс Элиас, в глазах которого сверкала стальная решимость. — Были ли твои рекрутские рейды в подулье вместе с лордом апотекарием плодотворны?

— Милорд, полагаю, что да.

— Хорошо. В сей тёмный день ордену нужна лучшая плоть кархарийцев. Ты должен организовать дальнейшие рекрутские облавы. Направляйся в глубины. Нас нужны лучшие дикари, которые есть в улье. Сообщи лорду Фабиану, что я разрешаю культивацию оставшегося у нас семени. Скажи ему, что мне нужны сто алых сынов. Полубогов, чтобы почтить жертву павших братьев.

— Да, великий магистр.

— И вот ещё что, Болдуин.

— Мой повелитель?

— Пошли за реклюзиархом.

— Верховный капеллан Энобарб направлен в 10-ю роту, — сообщил Болдуин Артегаллу спокойным металлическим голосом. — На тренировочные манёвры в Сухой Слепи.

— Да пусть посещает хоть Святую Терру, мне наплевать. Приведи его сюда. Немедленно. Нужно организовать службы. Поминовение. Похороны. Такие, которых никогда не видели в ордене. Присмотри за этим.

— Да, мой повелитель, — ответил Болдуин и оставил своего лорда наедине со жгучим стыдом и холодными словами Жиллимана.


— Возможно, что сейчас ваши веки примёрзли к глазам, — зарычал верховный капеллан Энобарб по вокс-сети, — а тело больше не кажется своим.

Алый Консул облокотился на осыпающееся здание улья Архафраил и упивался захватывающим мраком своего родного мира. Бесконечная Сухая Слепь тянулась со всех сторон: вихрь, похожий на густое белое покрывало, созданное из мириадов льдинок. Днём, когда тусклые одинаковые звёзды обращали своё внимание на Кархарию, сухой лёд, покрывавший всё коркой замёрзшей двуокиси углерода, истекал призрачным паром. Сухая Слепь, как это называли, скрывала истинные опасности поверхности планеты. Под ней лёд покрывал лабиринт бездонных расщелин, трещин и разломов, видный лишь короткими ночами, когда резко холодало и неясные тучи из сухого льда опускались и замерзали вновь.

— Ваши пальцы спрятались, потому что уверены, как Балт Дардан, что они больше не часть ваших рук. Надежда нажать на спусковой крючок оружия стала далёким воспоминанием, — вещал верховный капеллан по открытому каналу.

Капеллан провёл латной рукавицей по макушке, смахивая талый снег с густых дредов. А затем почесал керамитовым пальцем глазницу, опустевшую после Нового Давалоса. Теперь она была зашита, а по одной стороне жестокого лица с века до челюсти спускался синевато-багровый шрам, по которому постоянно стекали слёзы и замерзали на лице Энобарба.

— Кожу обдирает, как при ожогах от радиации — страдание снаружи и внутри.

Со своей позиции в искорёженной обледенелой раковине, которая некогда была ульем, Энобарб слышал саблезубых кромсателей. Ему казалось, что он даже может разглядеть характерные следы там, где спинные плавники тварей рассекали Сухую Слепь. Архафраил был одним из трёх названных Бледными Девами городов, которые стояли словно древние памятники капризной кархарийской погоде. Тысячу лет назад они были опустошены внезапно налетевших полярным циклоном, который ульевики называли просто "Нехилым". А теперь Алые Консулы использовали призрачные ульи как импровизированный тренировочный зал.

— И это преимущество, — продолжил Энобарб, чья речь разлеталась на волнах вокса. — Вам не кажется, что вы должны беспокоиться об этих кусках мяса. Конечностях, омертвевших часы назад. Мёртвой плоти, которую вы продолжаете тащить. Органах, забитых стылым снегом, по которому ваши онемевшие тела еле плетутся.

Он привёл 2-е и 7-е снайперские отделения скаутов 10-й роты в Бледные Девы для обучения скрытности и духовных наставлений. В качестве испытания силы и духа капеллан приказал скаутам устроить глубоко в кархарийских льдах позиции для засады со снайперскими винтовками и удерживать три дня. И всё это время Энобарб бомбардировал новобранцев избранными выдержками из "Кодекса Астартес", предписаниями веры и тренировочными речами по открытым каналам вокса.

Позади сержант-скаут Карадок закреплял снежный плащ на слишком заметных алых пластинах бронежилета и заряжал дробовик. Энобарб кивнул, и разведчик растворился в дымке потрескавшихся от мороза арок улья Архафраил.

Пока измученные, мёрзнущие и покрытые сухим льдом скауты удерживали позиции, капеллан и сержанты тешили себя охотой на саблезубых кромсателей. Стаи этих зверей бродили по Сухой Слепи, что делало окружающую среду ещё более опасной для путешественников. У кромсателей были плоские похожие на совки пасти, утыканные игловидными клыками. Звери прижимались к земле и были плоскими, если не считать заострённого хвостового плавника, который выступал из шишковатых хребтов. Для равновесия и изменения направления движения по льду они использовали длинные хвосты, которые, как и плавники, были острыми как бритва кнутами и дали зверям имя. Острые когти обтягивала эластичная блестящая кожа, которая подошла бы амфибии и позволяла кромсателям соскальзывать на добычу. А затем в неудачливых жертв вцеплялись оканчивающиеся кристаллами когти: острейшие крючья, которые звери использовали, чтобы карабкаться по лабиринту разломов шельфового ледника.

— Это ничто. Губы затянуты коркой. Мысли замедлились. Это боль. Это мука. Кажется, что вы уже не в силах даже прислушаться к своим чувствам.

Энобарб плотно затянул свой плащ вокруг силовой брони. Как и многое, что принесло ему призвание, доспех верховного капеллана был древним и украшенным, что приличествовало Адептус Астартес его положения, опыта и мудрости. Помимо украшавших полуночно-чёрную раковину и свисающий с пояса череполикий шлем почётных знаков и геральдики Энобраб щеголял трофеями со своего родного мира. На ранец был откинут капюшон из шкуры кромсателя, а спинные лезвия и длинные уши тянулись вдоль рук и заканчивались когтями освежёванного зверя, каждый из которых украшал латную перчатку Верховного Капеллана.

— Но вы должны держаться, бесполезные души. Это миг, в который вы понадобитесь Императору. Когда вы почувствуете, что не сможете дать меньше, ваш примарх потребует больше всего. Когда ваш боевой брат будет под ножом или в прицеле врагов — тогда от вас потребуются действия, — степенно прорычал в вокс Энобарб, а затем, переключив на безопасный канал, добавил. — Сержант Нотус. Сейчас, если хотите.

Многими уровнями ниже в Сухой Слепи, там, где Энобарб и сержанты-разведчики заперли пойманных зверей, Нотус ожидал сигнала. И капеллан понял, что его услышали, когда по расколотым залам и изъеденным морозом развалинам улья разнеслось эхо пронзительных криков выпущенной стаи. ‘Кодекс Астартес’ учил благородству веками почитаемых боевых тактик и идеально продуманных манёвров. Таков был путь Жиллимана. Правила Боя. Путь, которому Энобарб учил скаутов. Но в боевых играх в Бледных Девах Энобарб не собирался играть роль благородного космодесантника. Он был всем, что может бросить на учеников галактика, а враги Астартес не играют по правилам.

Несомненно, скауты превосходно воспользуются возвышениями и полуразрушенными внутренностями улья, как делали десятки прошлых неофитов, и поэтому Энобарб решил атаковать их на нескольких фронтах. Пока оголодавшие кромсатели ползли по разрушенному городу, желая разорвать замёрзших скаутов в клочья, сержант-разведчик Карадок безмолвно пробирался по лестницам и заброшенным залам с дробовиком в руках. А капеллан решил подобраться к своим неофитам с совершенно другой стороны.

Сняв с пояса крозиус арканум — священный знак положения Верховного Капеллана — и выдвинув когти кромсателей на изнанке латниц, Энобарб размеренно зашагал к осыпающейся стене улья и начал опасный подъём. Раковину улья давно разрушали ежедневные перепады температур кархарийских дней и ночей. Используя как ледоруб заострённые крылья аквилы на концах крозиуса и кристальные когти кромсателей, Верховный Капеллан быстро взобрался по замёрзшему обрыву.

— Желания врага не бывают удобными. Он придёт к вам в тот же миг, как вы отвлечётесь, чтобы потворствовать плотским желаниям, — говорил скаутам Энобарб и пытался не выдать напряжением своих намерений. — Истощение, страх, боль, болезнь, рана, нужды тел и продолжений тел, вашего оружия. Точите свои клинки и чистите оружие. Да защитит вас Жиллиман при перезарядке, самом необходимом потворстве — механическом погребальном обряде.

Верховный Капеллан протолкнулся через дыру в полу украшенного горгульями выступа, вытащил болт-пистолет и направился к балкону. Терраса еле держалась, но вид с неё был превосходный: слишком большое искушение для снайпера-скаута. Но когда Энобарб прокрался на хрупкий ярус, то увидел, что тот покинут. Такое капеллан обнаружил в первый раз за годы подобных тренировок.

Энобарб кивнул своим мыслям. Возможно, что эта когорта неофитов была лучше прочих. Возможно, что они быстрее учились, впитывали мудрость Жиллимана и вживались в роль. Возможно, что они даже созрели для Чёрного Панциря и священных комплектов силовых доспехов. А они нужны, видит Император. Великий магистр Артегалл настоял на том, чтобы капеллан сконцентрировал свои усилия на 10-й роте. Алым Консулам хватало прошлых трагедий.

Ордену выпала ужасная неудача при чередовании гарнизонов на индустриальном мире Фаэтон IV, когда орден Священнослужителей не смог исполнить свои обязательства. Пришла весть, что Священнослужители были вынуждены остаться на Недикте Секундус, чтобы защитить бесценные реликвии кардинальского мира от уничтожения флотом-ульем «Кракен» и роями тиранидов из его обломков. С другой стороны Фаэтон IV граничил с Деспотическими Звёздами, и на него уже давно положил глаз Дрегс Вузгал, Архимогол Большой Гунзы. Алые Консулы доблестно сражались на планете, и остановили бы начинающийся Ваааргх! Вузгала, если бы нечто не зашевелилось под заводами и реакторами. Нечто, что было разбужено ночными налётами "Зильоного Крыла" Архимогола. Нечто в два раза более чуждое, чем зеленокожие выродки: бесчувственное, свободное и неостановимое. Давно забытый галактикой древний враг, погребённый под сборочными линиями и фабриками Фаэтона, кошмарные скелеты из живого серебра… Некроны. У зажатых между зеленокожей смертью с небес и выползающими под землёй из стазисных залов могильных воинов, у обитателей планеты и их защитников-Консулов не было никаких шансов, и орден потерял две прославленные роты. Насколько было известно капеллану, некроны и Архимогол до сих пор боролись за Фаэтон.

Верховный Капеллан продолжал стоять. Неподвижный воздух покрывал здания вокруг колкой мерзлотой. Энобарб закрыл глаза и позволил ушам делать своё дело. Он отрешился от хруста корки льда на каменной кладке под сапогами, призрачного гула святого доспеха вокруг тела и треска своих старых костей. Вот оно. Характерный для движения скрип, слабое изменение веса на пространстве верхнего балкона. Верховный капеллан вернулся обратно и нашёл в потолке воронку, а потом зацепился крозиусом за разбитые камни и ржавый металл и бесшумно подтянулся на верхний этаж.

Энобарб, терпеливый, как случайный кромсатель в засаде в Слепой Слепи, скрытый туманом и трещинами поверхности ледника, мучительно медленно пробирался по полуразрушенному балкону. Ага, вот. Один из скаутов 10-й роты. Прижался к исходящему паром полу, накрылся снежным плащом, шлем прижат к прицелу снайперской винтовки: несомненно, неофит лежал так днями. Балкон был отличным местом, несмотря на выступающие камни, с него был тот же захватывающий дыхание вид на Сухую Слепь, что и с нижней платформы. Энобарб беззвучно подкрался к снайперу и прижал лезвие крыльев аквилы к тыльной стороне шеи скаута между шлемом и снежным плащом.

— Холод — не твой враг, — произнёс Верховный Капеллан по открытому каналу. — И даже не сам враг. Ты — враг самого себя. И в конце себя предашь.

Снайпер не двигался, и капеллан раздражённо скривился. Он закрыл вокс-каналы доспеха и поддел плечо скаута крылом крозиуса.

— Консул, всё кончено, — сказал Энобарб распростёртому телу, — враг поймал тебя.

Капеллан перевернул скаута и онемел от изумления. Плащ, шлем и винтовка были на месте, а вот Консула-то и не было. Вместо него перед Энобарбом лежало тело зарезанного кромсателя, и рукоять гладиуса торчала из клыкастой пасти. Капеллан покачал головой. Гнев сменился восторгом. Эти скауты стали для него настоящим испытанием.

Энобарб переключился на личный канал, который он делил с сержантом-разведчиком Нотусом, чтобы кратко поздравить его со скаутами и направить в разрушенный улей.

— Во имя Жиллимана, что… — Энобарб вслушался в передающую частоту. Свист лазерных выстрелов не спутать ни с чем. Верховный Капеллан в воксе услышал, как сержант-разведчик протестующе взревел, и, выглянув на Сухую Слепь, увидел световое шоу, размытое кружащимися миазмами и похожее на покрытое молниями штормовое небо. Нечто холодное вцепилось в сердце Энобарба. Капеллан слышал, как умирают тысячи людей. Нотус погиб.

Переключая каналы, Энобарб прошептал: — Внештатная ситуация Обсидиан, на нас напали. Это не учения. 2-е и 7-е, можете открыть огонь. Сержант Карадок, встретитесь со мной у…

Выстрелы из дробовика. Быстрые и спешные. Карадока прижали множественные цели. Грохот выстрелов разносился по лабиринту кладки изношенных зданий.

— Кто-нибудь, дайте мне оптический сигнал, — прорычал в вокс Верховный Капеллан, после чего повесил крозиус на пояс. С болт-пистолетом в руках Энобарб помчался в сторону затихающего эха оружия сержанта. Короткие перебежки, прыжки и падения в дыры и лестничные пролёты.

— Карадок, где ты? — Энобарб вновь вызвал сержанта, пока пробирался по развалинам улья. Выстрелы из дробовика затихли, но Карадок не отвечал, — 2-е отделение, 7-е отделение, мне нужен оптический сигнал сержанта Карадока, немедленно!

Но в ответ тишина, лишь угрюмые помехи по каналу. Чередуя частоты, Энобарб перепрыгивал трещины и разломы, грохотал сапогами по затуманенным морозом залам.

— Риттер, Леннокс, Бэди, — вновь и вновь вызывал Верховный Капеллан, но все каналы были мертвы. Катясь по полу зала на плаще из шкуры кромсателя и ножных пластинах доспеха, Энобарб спрыгнул в дыру и приземлился на корточки. Он крутил пистолетом, целя в зал внизу. Рядом лежал разряженный и дымящийся дробовик Астартес, а большое тело свисало на скрипящей опоре обвалившегося потолка. Карадок.

Сержант-разведчик висел на собственной снежной накидке в зияющей дыре внешней стены улья и раскачивался на фоне сверкающей Сухой Слепи. Обмотанная вокруг его шеи накидка была привязана к опоре, словно петля. Её бы не хватило, чтобы убить космодесантника. Смерть наступила из-за десятка гладиусов, которые по рукоять вонзили в изуродованное тело. Отвратительная дикость такого зрелища бы ошеломила большинство боевых братьев, но Энобарб немедленно нашёл утешение и руководство в заученном "Кодексе". Нужно было следовать протоколу. Внимать советам.

Сорвав с пояса череполикий шлем, капеллан натянул его и загерметизировал. Продолжая держать пистолет в протянутой руке, верховный капеллан потянулся к висевшему на поясе розарию. Он активировал бы мощный генератор силового поля, но враг уже был здесь. Внезапно туман в зале забурлил от быстрых движений. Кромсатели. Уйма кромсателей. Они появились из пола. С потолка. Из внешней стены, как и сам Энобарб. Вцепились в него кристальными когтями и пастями, полными похожих на иглы зубов. Верховный капеллан чувствовал, как их острые как бритва хвосты хлещут его адмантиевый панцирь, а на коленях, локтях, плече и шлеме смыкаются сокрушительные тиски подобных лопатам голов.

Взвыв от изумления и досады, Энобарб взмахнул рукой, отбросив двух чудовищ. А затем, пока готовые вновь наброситься кромсатели ползли по полу, прикончил их из болт-пистолета. Ещё один смертоносец вцепился в капеллана сзади и целиком проглотил его латную перчатку вместе с пистолетом. Энобарб выстрелил вновь, и болты разорвали тварь изнутри. Зверь умер, но подобные клыкам кинжалы застряли в оружии и руке. А всё новые кархарийские хищники появлялись из дыр и разбитых дверных проёмов. Они набрасывались на капеллана, размахивая ужасными крючковатыми когтями, прыгали со стен, пола, потолка, даже с раскачивающегося трупа Корадока.

Сорвав с пояса крозиус арканум, верховный капеллан вдавил кнопку активации силового оружия. Полным холодной ярости взмахом он разрубил двух кромсателей пополам, рассёк зверям головы и оторвал лапы и хвосты.

Пол перед космодесантником треснул, и ужасно оголодавший кромсатель — крупный даже для своего вида — вырвался из потрескавшихся от мороза камней. Он набросился на Энобарба, челюсти сомкнулись на шее, а жуткие когти вцепились в края нагрудника. От силы удара верховный капеллан отлетел назад и потерял равновесие, а набросившиеся звери повисли на каждой части его конечности.

Энобарб взревел, когда его тело в силовом доспехе проломило часть разбитой стены и рухнуло в пролом. Алый Консул ощутил, что он падает. Инстинкт выживания заставил капеллана разжать кулак, позволив свирепой маленькой твари вырвать крозиус. Вцепившись в быстро уменьшающуюся плитку, Энобарб выпустил собственные кристальные когти и вонзил их в древний камнебетон. Верховный капеллан висел на двух чудовищных когтях, а кромсатели свисали с его доспеха. С мёртвым весом и сомкнутой пастью проглотившего пистолет кромсателя на одной руке и вцепившимся челюстями в шею и повисшим на спине огромным зверем Энобарб едва ли мог себе чем-то помочь. Внизу его ждали тысячи метров открытого падения, удар об неровный обрыв основания улья и кишащие кромсателями ледяные бездонные разломы под белым саваном Сухой Слепи. Такого не переживёт даже сверхчеловеческий организм верховного капеллана.

Сквозь визг, скрежет зубов зверей и собственное тяжёлое дыхание Энобарб слышал грохот дисциплинированного снайперского огня. Через край обрыва мимо верховного капеллана сыпались тела кромсателей, разорванных метким лазерным огнём или прыгнувших совсем не туда. Энобарб посмотрел наверх. Его два когтя скрежетали по камнебетону каждый раз, когда повисшие на Алом Консуле твари метались, пытаясь найти опору. Кто-то смотрел на него с обрыва. Силуэты в шлемах и алых панцирях, закутанные в снежные плащи и сжимающие снайперские винтовки. Ещё одна группа смотрела вниз с верхнего яруса, а ещё одна — со следующего.

Энобарб узнал стоявшего прямо над ним скаута.

— Бэди… — с трудом выговорил имя верховный капеллан, но ничто в пустом взгляде и бездушных глазах неофита не сулило ему жизни. Пока ствол ружья Бэди опускался в унисон с оружием его сообщников-скаутов, мысли Энобарба проносились через целую жизнь, полную боевого опыта и учений примарха. Но теперь Робаут Жиллиман и его "Кодекс" ничем не могли помочь и, после достойного расстрельной команды спуска курков, изрешечённое лазерами тело верховного капеллана Энобарба рухнуло в белую пустоту.


В Ораториуме столпились великаны, чьи тени рассекали голографические графики. Каждый Алый Консул был подобен изваянию из мускулов, облачённых в подпоясанные кушаками мантии цвета их призвания. Лишь два Астартес у дверей Ораториума стояли в полных белых как снег и алых церемониальных доспехах: сержанты Рейвенскар и Боэмунд безмолвно наблюдали за братьями, стоявшими у круглой рунной плиты, которая занимала большую часть зала. Двери распахнулись, и под звук шипения нагруженной гидравлики в зал тяжело вступил Болдуин в сопровождении собственного слуги. Сверхчеловек оглянулся.

— Магистр, реклюзиарх не вернулся по вашему приказу, — доложил Болдуин, — как и два полных отделения скаутов 10-й роты и их сержанты.

— Говорю вам, это просто время года, — настойчиво повторил одетый в коническую маску магистр кузни. Без доспеха и исполинской сервоклешни Максимагн Ферро выглядел совсем по другому. Ферро хрипло вдохнул сквозь решётку, а затем продолжил. — Наши ретрансляторы на Де Вере и Малой Фузе сталкиваются с нарушениями связи из-за звёздотрясений каждый год вблизи от дня Антилохова Пира.

Магистр артиллерии Рога Кровопролития, Тальбот Фолькс, напряжённо посмотрел на Артегалла магнобионическими глазами, чьи телеэкранные окончания зажужжали, проецируя изображения.

— Элиас. Это крайне нерегулярно, и ты это знаешь.

— Возможно, что верховный капеллан и его люди встретились с совершенно естественными проблемами, — предположил лорд-апотекарий Фабиан. — Судя по докладам можно предположить, что с востока к Бледным Девам приближаются углеродные циклоны. Возможно, они просто решили переждать плохую погоду.

— Скорее они наслаждаются ей, — обратился к апотекарию капеллан Меркимунд. — Реклюзиарху не по душе потеря возможности испытать своих учеников до предела. Я помню, как однажды в…

— Простите, брат-капеллан. После того, как его отозвал великий магистр? — перебил его магистр артиллерии. — Это не совсем соответствует "Кодексу".

— Братья, прошу вас, — сказал Артегалл, задумчиво водя кончиками пальцев по рунической плите. Голограммы танцевали на его мрачном лице, сверкая на ровных рядах послужных штифтов над каждой бровью. Он посмотрел на Болдуина. — Отправь «Громовые Ястребы» 10-й роты с ещё двумя отделениями на поиски, если это потребуется.

Придворный кастелян кивнул и отправил слугу.

— Капеллан, — продолжил Элиас, повернувшись к Меркимунду. — Не могли бы вы начать организацию поминовения в отсутствии верховного капеллана?

— Великий магистр, для меня это будет честью, — в знак согласия капеллан энергично ударил кулаком по гербу ордена на мантии, а затем вслед за слугой придворного кастеляна покинул Ораториум. Болдуин остался.

— Что? — спросил Артегалл.

Кастелян неуверенно посмотрел на лорда Фабиана, отчего тот кашлянул. Артегалл повернулся к апотекарию.

— Говори.

— Наша рекрутская группа давно вернулась из подулья. Ваш придворный кастелян и я вернулись вместе — по вашему приказанию — с остальными членами и потенциальными соискателями. Поскольку их присутствие не требовалось, Наварра и его ученик остались из-за какого-то важного дела, о котором верховный библиарий мне не сказал. Я отправил придворного кастеляна проверить Библиариум…

— Магистр Артегалл, они ещё не вернулись, — перебил его Болдуин.

— Связь?

— С ними у нас та же проблема, — признался Болдуин.

Телескопические глаза Фолькса втянулись.

— Энобарб, «Алая Десятина», верховный библиарий…

— Да говорю вам, это просто помехи, вызванные сезонными звездотрясениями, — вновь заявил Максимагн Ферро, по очереди с раздражением глядя на каждого из под конической маски. — Возможно, то же самое происходит во всём улье.

— И при этом мы можем связаться с Ламбертом, — возразил Фолькс.

Артегалл поджал губы.

— Мне нужно подтверждение природы проблем со связью, — обратился он к магистру кузни, после чего технодесантник медленно кивнул. — Сколько времени была потеряна связь с капитаном Баптистой и «Алой Десятиной»?

— Шесть часов, — доложил Фолькс.

Артегалл посмотрел на рунную плиту. После потери единственной другой боевой баржи ордена магистра тревожил треск помех от «Алой Десятины».

— Где они? Конкретно.

— Над луной Рубессы, квадрант четыре-гамма, экваториальный запад.

Артегалл устремил на своего придворного кастеляна холодный уверенный взгляд.

— Болдуин, организуй пикт-связь с магистром Ламбертом. Я хочу вновь с ним поговорить.

— Ты собираешься послать его на разведку? — предположил Фолькс.

— Брат, успокойся, — приказал Элиас своему магистру артиллерии. — Я уверен, что всё так, как говорит Ферро. Я хочу, чтобы магистр флота направился на «Анно Тенебрис» на рандеву с боевой баржей над Рубессой. Там Ламберт и Баптиста смогут направить своих технопровидцев и технодесантников шестой резервной роты на расследование с другого конца.

Болдуин склонил голову. Вздох гидравлики показал, что он намерен уйти.

— Болдуин, — окликнул его магистр, продолжая смотреть на Фолькса. — По пути загляни в Библиариум. Пусть наши астропаты и старший эпистолярий Наварры попытаются установить с верховным библиарием и «Алой Десятиной» психическую связь.

— Будет исполнено, милорд, — сказал Болдуин и покинул Ораториум вместе с магистром кузни.

— Элиас, — вновь настойчиво повторил Фолькс, — ты должен ввести Статус Вермильон в Роге Кровопролития.

— Мне это представляется излишним, — покачал головой лорд-апотекарий.

— Двое из нашего верховного руководства пропали, а с боевой баржей ордена полностью прервалась связь, — начал выразительно перечислять Фолькс. — И всё это после гибели ста самых опытных наших братьев и прославленной боевой баржи? Я полагаю, что мы должны принять во внимание возможность некоего нападения.

— Нападения? — скептически повторил Фабиан. — Со стороны кого? Зеленокожих сектора? Элиас, разве это не занятно?

Артегалл молчал, следя за голографическими образами, которые прокладывали путь в неподвижном воздухе зала.

— Ты начал приготовления оставшегося геносемени ордена? — магистр обратился к лорду-апотекарию.

— Как вы и приказывали, магистр, — спокойно ответил Фабиан. — Необходимо продолжать отлов рекрутов. Я знаю, что потеря первой роты стала шоком, и это после трагедий на Фаэтоне IV. Но речь идёт обо всём накопленном генетическом наследии ордена. Вы слышали мои призывы к осторожности с таким курсом действий.

— Осторожности, — кивнул Артегалл.

— Элиас… — начал Фолькс.

— В этом нас должен направить Жиллиман, — обратился Артегалл к магистру артиллерии и апотекарию. — Как и во всём. "Кодекс" советует быть осторожным перед лицом неизвестности.

«Соберитесь с мыслями, подобно тому как странник проверяет дно реки упавшей веткой, прежде чем осторожно вступить в воду».

— "Примечание MX–VII–IX.i: Мудрость Геры"

Магистр Фолькс, что бы вы посоветовали?

— Я приказал бы всем Алым Консулам быть при оружии и в доспехах, — магистр арсенала запнулся. — Заправить «Громовые Ястребы» и приготовить к отлёту. Обеспечить безопасность Пениториума. Удвоить количество вокс-проверок и зарядить защитные лазеры для отражения орбитального штурма. Также я бы отозвал Родерика и седьмую роту из операции по усмирению городов и удвоил бы гарнизон крепости-монастыря.

— Что-нибудь ещё?

— Я бы посоветовал магистру Ламберту также привести все корабли Алых Консулов в состояние повышенной готовности.

— Это дело магистра флота. Я уведомлю его о твоих рекомендациях.

— Итак…?

Артегалл мрачно дал разрешение.

— И посему Рог Кровопролития переведён в статус Вермильон.


— Я не могу связаться с Рогом Кровопролития, — пожаловался магистру-библиарию лексиканум Рофан Стеллан.

— Мы глубоко под ульем, послушник, — отозвался верховный библиарий, подошвы его силового доспеха хрустели во тьме. — Между нами и шпилем монастыря миллиарды тонн пластали и камнебетона. Как видишь, в этом случае даже от нашего оборудования можно ожидать некоторых проблем. Кроме того, сейчас сезон звёздотрясений.

— И всё же… — о чём-то задумался лексиканум.

Псайкеры вошли в катакомбы: лишенный света лабиринт туннелей, систем пещер и пустот, отмечавших их мучительный путь сквозь измельченные скалы и ржавчину изначального улья. С тех пор поверх старинных сооружений были возведены тысячи этажей, вдавивших их в бездонную сеть пещер, в которых Алые Консулы набирали самых диких из своих потенциальных рекрутов. Холодную тишину разрывали вопли примитивных племен, жаждавших убийства.

Глубоко под аристократическим безразличием шпиля и рабской нищетой жилых и промышленных районов располагались дикие банды подулья. Убийцы и их кархарийские сородичи, собранные для безопасности или массовой казни, рассыпались по бесплодным подземельям в поисках мусора и преступной славы. Ниже этого царства головорезов и мелких деспотов простирались катакомбы, где, почти как на диком рассвете истории планеты, правили примитивные варвары. Здесь необходимость формировала тела молодых кархарийцев: под воздействием обстоятельств они становились небольшими горами мышц и сухожилий. Разум упрощался до сообразительности, а души оставались пустыми и чистыми. Идеально подходящими для насаждения доктрин и учения Жиллимана.

Наварра сжимал свой силовой меч, Хрисаор, сверхъестественный клинок разливал во тьме призрачный свет. Он был коротким, как традиционные гладиусы Ордена, а в украшавших сине-золотой нагрудник верховного библиария перевернутых и скрещенных ножнах висел его брат-близнец, Хрисаен. Обитатели катакомб разбегались в альковы и темные углы от сверхъестественного свечения клинка и присутствия огромных закованных в броню Адептус Астартес.

— Стеллан, не отставай, — предупредил Наварра. Их обоих забрали из этого дикого подземелья, хотя и с разницей в сотни лет. От этого кархарийцы должны были бы чувствовать себя легко и непринуждённо. Инструкции и тренировки Астартес, тем не менее, давали обоим сверхлюдям понять, что в этом месте кроются необузданные опасности.

Не только их сородичи и знакомые могли бы разбить кости ради сочного костного мозга, помимо выродившихся братьев в темном царстве обитали нелюди, мутанты и предсказатели, изгнанные с верхних уровней улья из-за отвратительной опасности, которую они из себя представляли. Наварра и Стеллан уже расправились с косматым одноглазым чудовищем, которое вышло к ним, опираясь на руки, движимое тупой яростью и жаждой крови.

Впрочем, Наварра и Стеллан были Адептус Астартес: ангелами смерти Императора и полубогами среди людей. Они сами были опасны. Одного лишь этого хватало, чтобы обеспечить им выживание в столь смертоносном месте. Также Алые Консулы были могущественными псайкерами, отмеченными прикосновением варпа и обладавшими сверхъестественными силами. Даже не принимая во внимание технологично выглядящее оружие, величие сине-золотой брони, сверхчеловеческие пропорции и натренированное умение убивать, Наварра и Стеллан все равно оставались самыми смертоносными существами в катакомбах в пределах нескольких километров.

Тесные туннели привели их в просторную пещеру. Подняв Хрисаор повыше, верховный библиарий вложил в сверхъестественный клинок больше собственной силы, осветив потолок. Верх пещеры образовывало нечто колоссальное и искаженное коррозией и сосульками сталактитов. Это было какое-то огромное сооружение, которое опустилось внутрь улья из-за давно забытого катаклизма. Неравномерно распределенные колонны из прочного камнебетона и опоры из слоев породы подпирали потолок под ненадежными углами. Случайно образовавшееся строение позволило существовать внизу ненормально открытому пространству, а ежедневное таяние капля за каплей образовало ледяное химическое озеро, испарявшееся снизу.

Широкое место пересекали примитивные мостки из украденной пластали, каменного льда и брусьев. Пока космические десантники пытались перейти, свет варпа Наварры спугнул стаю скользящих призрачных червей. Распрямившись возле оснований сосулек, они сплющились и заскользили по воздуху, направляясь мимо космических десантников к каменистым уступам пещеры, где можно будет снова подняться наверх. Пока стая черных червей двигалась мимо, один из них наткнулся на Стеллана. Новичок с отвращением нанес удар перчаткой, но тварь вцепилась в него с неповторимой ловкостью. Она проползла по бронированным пальцам, и обвилась вокруг ударившей руки, двигаясь к неприкрытому шлемом лицу.

Перед глазами лексиканума полыхнул свет. Как только призрачный червь откинул мясистый капюшон и приготовился вонзить зазубренные жвала в лицо молодого Астартес, Наварра рассек кошмарную тварь надвое пылающим острием Хрисаора. Извивающиеся половинки червя упали с края мостков, а Стеллан пробормотал слова благодарности.

— Почему ты не воспользовался своими силами? — прогремел на всю пещеру верховный библиарий.

— Оно застало меня врасплох, — только и смог выдавить лексиканум.

— Ты совсем недавно выбрался из бездн, а уже успел забыть об их опасностях, — мягко упрекнул его Наварра. — А как быть с угрозами галактики? Там тебя ждет мириад способов умереть. Будь разумен, мой ученик.

— Да, учитель.

— Оно к тебе снова приходило? — прямо спросил Наварра.

— Почему вы спрашиваете, учитель?

— Ты выглядишь рассеянным, а это на тебя не похоже. Твой сон был потревожен?

— Да, учитель.

— Сны?

— Да, учитель.

— Царство эмпирей кажется далеким и темным, — понимающе сказал ученику Наварра. — Но оно повсюду. Как ты думаешь, как бы мы иначе обращались к нему? Его дикость подпитывает силы, которыми нас благословил Бог-Император и с помощью которых мы служим Ему. Но не мы одни черпаем из этого источника силы, так что нужна вера и постоянная бдительность, чтобы защитить нас от бесплотных хищников.

— Да, учитель.

— По ту сторону зеркал кроется варп, он отражается в нашу реальность. Где-то барьер широк, а где-то лишь тонкая грань истины отделяет нас от сверхъестественного воздействия. Твои сны — такое окно, место, где можно погрузить голову в Море Душ.

— Да, учитель.

— Расскажи мне.

Казалось, что Стеллану неуютно, но когда двое космических десантников осторожно продолжили путь по пещерным мосткам, новичок излил душу.

— Оно зовет себя Гилдорквиель.

— Ты говорил с этой тварью из хаоса и тьмы?

— Нет, учитель. Оно обращалось ко мне в моей келье.

— Ты говорил, что спал, — напомнил Наварра.

— Мне снилось, что я проснулся у себя в келье, — сказал Стеллан. — Оно говорило. Я не видел, чтобы губы двигались, но голос раздавался у меня в голове.

— И какую же ложь это порождение обмана сообщило тебе?

— Множество мерзостей, господин, — признался Стеллан. — Оно говорило на неизвестных мне языках. Шипело и плевалось от нетерпения. Заявляло, что моя душа принадлежит ему. Что моя слабость стала светом во тьме.

— И это тебя смутило.

— Разумеется, — ответил лексиканум. — Его внимание вызывает у меня отвращение. Но эта тварь взывает ко мне через пространство и время. Я отмечен? Одержим?

— Не больше, чем обычно, — успокоил его Наварра. — Стеллан, все, кто носит бремя силы — священный дар Императора, которым он и сам был наделен — время от времени встречаются во сне лицом к лицу с демонами. Сущности рыщут по варпу в поисках душ, которые можно терзать ради собственного гнусного развлечения. Годы тренировок и сила духа избранных Императора защищают нас от прямого воздействия. Но необузданные, одержимые варпом и ведьмы становятся легкой добычей для таких зверей, и через них демон находит дорогу в наш мир. Слава примарху, что нам нечасто приходится воочию сталкиваться с подобными вещами.

— Да, господин, — согласился Стеллан.

— Иногда варп взывает к нам, требует нашего внимания. Поэтому-то мы и не вернулись в Рог Кровопролития вместе со всеми. Такое требование вывело меня за рамки действий поискового отряда лорда-апотекария и привело в морозные недра Кархарии. Сюда.

Дойдя до противоположного конца пещеры, Наварра и Стеллан встали на краю мостков, откуда путь снова уходил в скалу, образованную раздробленной кладкой. Над входом в туннель белой штукатуркой была написана единственная фраза. Древнекархарийские глифы и рунические знаки.

— Сделано недавно, — Наварра частично обращался к самому себе. Стеллан же просто уставился на странную надпись. — Однако значение древнее. Как минимум, старше улья. Тут написано «Лавина начинается с одной снежинки».

Войдя в туннель с высоко поднятым силовым мечом, Наварра был потрясен изображениями на стенах. Граффити были свойственны подулью: они были не просто вандализмом или порчей стен. На территории банд наверху они оповещали о присутствии опасных людей и отмечали ревностно оберегаемую территорию спонсируемых Домами компаний, организаций и вооруженных отрядов. Они покрывали все свободное пространство: стены, пол и потолок, и являлись просто частью подземелья. Ниже граффити не становились менее распространенными или осмысленными. Племенные тотемы и примитивные рисунки служили варварам из катакомб для тех же нужд. Надписи кровью; первобытные изображения гигантского грызуна, выполненные углем; по стенам были разбросаны символические предупреждения, сделанные фосфоресцирующими радиоактивными химикатами, которые стекали из промышленных секторов. Населявшие катакомбы кархарийские дикари мало пользовались словами, большего Наварра не мог увидеть.

Верховного библиария привлек в это место, глубоко под ульем Нивеус, запах психического вторжения. Эманации. Что-то большое и агрессивное, пробравшееся в самое сердце столицы Кархарии. В призрачном свете Хрисаора оно предстало перед Наваррой во всем своем завораживающем величии. Граффити поверх граффити, примитивные рисунки поверх символов, поверх отметок, поверх кровавых пятен. Слова. Одни и те же слова, повторявшиеся снова и снова, во всех направлениях, написанные по всем уровням улья. Они тянулись на километры по кровеносной системе туннелей. Похожие на заклинание или песню на древнекархарийском фразы для верховного библиария пылали психическим смыслом, хотя обычные и неодаренные глаза вообще бы их не увидели на фоне мазни в подземелье улья.

— Стеллан! Ты должен на это взглянуть, — пробормотал Наварра, и начал спускаться по закругленному проходу. Библиарий продолжил: — На стенах написаны психочувствительные слова, какая-то условная инструкция, внедряющаяся в сознание жителей подулья. Стеллан, мы должны сообщить в Рог Кровопролития, Фабиану, великому магистру. Рекруты могут быть под угрозой…

Верховный библиарий повернулся и обнаружил, что ученика с ним не было. Вернувшись обратно по проходу в ореоле света от силового оружия, Наварра увидел, что лексиканум все еще стоит на мостках и смотрит на стену над входом в туннель ужасающе пустым взглядом.

— Стеллан? Стеллан, ответь мне.

Сперва Наварра решил, что до него добрался один из скользящих червей, поразив своим ядом молодого космодесантника. Реальность оказалась гораздо хуже. Проследив за взглядом ученика, Наварра уперся в белую надпись над туннелем. Древнее утверждение. «Лавина начинается с одной снежинки», написанное свежей краской. Снова взглянув на лексиканума, Наварра осознал, что его новобранец поддался психочувствительному внушению места, откуда его забрали. Все, что требовалось неизвестному автору — показать жертве активатор. Фразу, которую те вряд ли встретят где-то еще. Намеренно установленный временной интервал; полная промывка мозгов.

Изо рта Стеллана текла слюна. Он попытался пробормотать слова на стене. Потом — произнести парализованным ртом имя учителя. Безуспешно. Разум молодого космодесантника принадлежал не ему, а кому-то другому: по воле автора слов, кем бы тот ни был. И не только ученика, но и бесчисленных рекрутов. Внушение скрывалось в самой ткани их мира, а теперь — на задворках их пораженного разума. Готовое активироваться от простой фразы.

Наварра приготовился. Открылся темным обещаниям варпа и позволил зажечься внутри его пламени. Вытащив Хрисаен из нагрудных ножен, верховный библиарий выставил оба силовых клинка перед собой. Каждый гладиус ручной работы дымился от нематериальной жажды мести.

Для Стеллана существовали опасности куда более насущные, чем промывка мозгов. Утратив результат многолетних тренировок и твердость разума, защищавшую библиария Астартес от опасностей варпа, Стеллан не устоял перед охотящимся за его душой чудовищем.

На лице Алого Консула проступило нечто вроде шока. Ученик выглядел так, словно его схватили снизу. И, что самое ужасное, каким-то образом так и произошло. Голова библиария внезапно провалилась вниз, в ворот сине-золотой силовой брони. Из доспеха вырвался маслянистый зеленый ихор.

— Гилдорквиель, — прошипел Наварра. Верховный библиарий бросился к трясущемуся доспеху и пронзил грудь лексиканума Хрисаором. От адамантиевой оболочки исходил смрад порчи варпа, обжегший ноздри псайкера. Завертевшись и отбросив тело обратно по предательскому переходу, клинки Наварры оставили за собой эфирный светящийся след, описали дугу и врубились в священную броню.

Взвыв от ненависти к обретающему внутри доспеха плоть зверю, верховный библиарий испустил из груди волну грубой энергии, осветившую пещеру и ударившую в доспех подобно кулаку самого Бога-Императора. Доспех завалился назад, дергаясь и треща на мостках, пока, наконец, не успокоился изломанной грудой. Но даже тогда броня продолжила подрагивать и хрустеть, расколотые керамитовые пластины соединялись и сплавлялись в нечто новое.

Наварра прошёл по мосткам и увидел адамантовую раковину, словно принадлежащую моллюску, из которой вырвались щупальца. Наварра бежал к демону с максимальной скоростью, когда придатки метнулись к нему, словно управляемые ракеты. Вертясь туда-сюда, но не теряя подпитываемой яростью скорости, верховный библиарий нанес твари удар, ослепительные клинки отсекли щупальца и сочащиеся варпом усики твари.

Пока псайкер приближался к демоническому моллюску, тварь варпа выбросила свои придатки в сторону хрупких мостков. Вцепившись в хрустящие распорки и опоры, существо разрушило сооружение под ногами Алого Консула.

Наварра пролетел через пещеру и врезался в замерзшую поверхность химического озера. Погружение в промышленные отходы немедленно начало оказывать воздействие на сине-золотую броню библиария, а обнаженная и обмороженная плоть псайкера покрылась волдырями. Силовые клинки Наварры разбрасывали сверхъестественное радужное свечение на глубине, и космическому десантнику потребовались бесценные мгновения, чтобы сориентироваться и рвануться наверх. Когда дымящаяся голова вынырнула из замерзших глубин кислотного озера, обожженные и нечетко видящие глаза Наварры заметили, как на него рушится остаток перехода. Гилдорквиель добрался до стены пещеры и, потянув со сверхъестественной силой, обрушил остаток сооружения.

Наварру снова вдавило во мрак озерного дна, тонущие обломки падали вокруг оглушенного псайкера. Где-то в хаосе из руки Наварры выпал Хрисаен. Прорываясь наверх, космический десантник ударился о толстый лед, покрывавший озеро. Тщетно хватаясь перчаткой, пока кожа пылала, а броня замерзала, Наварра глянул сквозь лед и увидел, как сверху что-то ползет. Рыча от боли и отчаяния в химической тьме, верховный библиарий пробил замерзшие отходы Хрисаором. С клинка полилось пламя варпа, растекшееся по льду и быстро растопившее корку на кислотном бассейне, позволив Алому Консулу на мгновение вдохнуть вонь и уцепиться за берег из разбитой кладки.

Гилдорквиель был там, обрушивая на псайкера щупальца. Лишившись волос, со сползающей с черепа плотью, библиарий, ни о чем не думая, рубил придатки на куски. Космическому десантнику был нужен лишь демон. Тварь неуклюже поволокла свою адамантовую раковину от озера и разъяренного Астартес. Наварра вскочил и спрыгнул с груды обломков мостков, увернувшись от уцелевших щупалец твари и приземлившись на керамит. Использовав все свои силы, верховный библиарий стал проводником варпа. Грубая, обжигающая эссенция нематериальной энергии вырвалась из него и потекла с опущенного острия силового меча. Хрисаор разрубил извращенную оболочку из доспеха Стеллана и погрузился в нутро демона. Словно громоотвод, гладиус поджарил тварь изнутри.

Броня задымилась. Щупальца опали и задрожали, затихая. Демон появился на свет. Оставив силовой клинок в теле чудовища, Наварра отшатнулся от твари и сам рухнул на пол пещеры. Псайкер был истощен во всех отношениях. Он мог лишь неподвижно лежать и смотреть на труп демона, освещенный все еще сияющим клинком Хрисаора. Из-под уродливой раковины выскользнуло вялое, ужасающее лицо твари: то самое, которое видел во сне новобранец Стеллан.

Глядя вверх, в чернильную тьму пещеры, Наварра с трудом осознавал, что надо как-то выбраться отсюда и сообщить в Рог Кровопролития о нависшей угрозе. Услышав хлюпанье, он снова повернул лицо к твари. Она тошнотворно загудела от демонической жизни и гортанного смеха. Из горящих боков вырвались новые щупальца и обвились вокруг двух кривых колонн из камнебетона и металла, поддерживавших потолок помещения и верхние уровни подулья.

Наварра мог лишь смотреть, как монстр тянет колонны к своему опаленному варпом телу, и зарычать от досады, когда потолок пещеры затрясся и с грохотом рухнул на него вместе с весом улья Нивеус.


Ораториум кишел закованным в броню командным составом и их слугами. Сообщения и уточнения носились туда-сюда по помещению вокруг гололитической проекции Рога Кровопролития, потрескивавшей каждый раз, как офицер или слуга Алых Консулов тревожил ее, проходя насквозь.

— Они ничего не нашли, мой владыка, — кратко уведомил Артегалла Болдуин. — Ни верховного капеллана, ни отделений скаутов, ничего. Прочесали всю Сухую Слепь вокруг Бледных Дев. Они просят разрешения вернуть «Громовые ястребы» на базу.

— Что слышно о верховном библиарии Наварре? — вопросил в Ораториум Артегалл.

— Ничего, сэр, — ответил лорд-апотекарий Фабиан. — Ни по воксу, ни из Либрариума.

— Каналы планетарной обороны и дежурные силовики докладывают о сейсмической активности и сотрясениях улья на нижних уровнях столицы, — сообщил магистр кузни, чья огромная серворука двигалась над головами собравшихся.

— А «Алая Десятина»?

— Соединяю вас с Магистром Ламбертом, — добавил Максимагн Ферро, отдавая указания коммуникационному сервитору. Гололитическая проекция Рога Кровопролития исчезла, и на ее месте вокруг собравшихся Алых Консулов заплясали призрачные помехи отсутствующего пикта.

— Какого черта там происходит, Максимагн? — требовательно спросил Артегалл, но магистр кузни яростно трудился над сервитором и латунной управляющей панелью рунического стола. Помехи исчезли, на короткое время сменившись Рогом Кровопролития, а затем — трехмерным гололитом системы Кархария.

Артегалл мгновенно разглядел звезду и их скованный льдом родной мир: многочисленные оборонительные станции и малые фрегаты располагались на высокой орбите. Кархарию окружали луны Де Вере, Большая Фуза и Малая Фуза, между которыми находились два ударных крейсера. Дальше всех была Рубесса, из Ораториума можно было увидеть за ней боевую баржу «Алая Десятина». К ней приближался ударный крейсер Гектона Ламберта, «Анно Тенебрис». Внезапно гололитическое изображение ударного крейсера Адептус Астартес затрещало и исчезло. В Ораториуме воцарилась мертвая тишина.

— Магистр Максимагн… — начал Артегалл. На ухе магистра кузницы была вокс-гарнитура.

— Так точно, мой повелитель. «Анно Тенебрис» погиб со всем экипажем, — последовала пауза. — Сэр, по ним открыла огонь «Алая Десятина».

Собравшиеся Астартес смотрели на великого магистра, который, как и его товарищи, не мог поверить услышанному.

— Магистр Фолькс, — начал Артегалл. — Кажется, вы были правы. Нас атакуют. Доложить состояние крепости-монастыря.

— Изолирована согласно приказу, сэр, — с мрачной гордостью сообщил магистр артиллерии. — Все Алые Консулы готовы к бою. Все турели укомплектованы. «Громовые ястребы» готовы к запуску по вашей команде. Защитные лазеры полностью заряжены.

Перед Магистром ордена предстал капитан Родерик.

— Мой повелитель, Седьмая рота укрепила Рог Кровопролития под руководством магистра артиллерии. Никто не пройдет — можете быть уверены.

— Сэр, — оповестил на все помещение магистр Максимагн. — «Алая Десятина» движется. Цель — Кархария, мой повелитель.

Губы Артегалла скривились в оскале.

— Кто они, черт побери? — пробормотал он про себя. — Что с оставшимися крейсерами?

Фолькс шагнул вперед и указал на крейсеры, стоявшие между гололитическими проекциями Большой и Малой Фузы.

— Как я и советовал, в полной готовности. «Калибурн» и «Честь Геры» могут взять курс на перехват и предпринять попытку нападения…

— Исключено, — прервал Фолькса Артегалл. — Верните ударные крейсеры на низкую орбиту над Рогом Кровопролития. Я хочу, чтобы наши защитные лазеры прикрыли им тыл.

— Да, повелитель, — повиновался Фолькс.

— Болдуин…

— Господин?

— Приготовь мои доспехи и оружие.

Кастелян медленно кивнул.

— Это честь для меня, повелитель.

Алые Консулы наблюдали, как слуга уходит, зная, что это означает. Артегалл стоял во главе рунического стола уже одетый в комплект ало-кремовых силовых доспехов и мантию. Он потребовал священный комплект брони и болтер ручной работы, находившиеся в личной оружейной комнате верховного магистра. Блестящий ало-золотой доспех, на котором была написана вся почетная история Алых Консулов, украшенный драгоценными камнями, извлеченными из смерзшейся земли самой Кархарии. Эту броню прошлые магистры одевали, когда вели на войну весь орден: Альдебаран, Падение Вольсунгарда, Войны с термагантами.

— Нарке.

— Да, Магистр Артегалл, — отозвался главный астропат Рога Кровопролития, стоявший возле дверей Ораториума.

— Вам удалось связаться с Третьей, Пятой или Восьмой ротами?

— Капитан Нит не ответил, владыка, — сообщил слепой Нарке, сжимая посох.

Артегалл и Тальбот Фолькс обменялись мрачными взглядами. Нит и 8-я рота были в двух системах отсюда, охотясь на выродков из Черного Легиона в Проливе Саркуса.

— А капитан Борахио?

Артегалл ежемесячно получал астротелепатические донесения от капитана Альбрехта Борахио, находившегося в Дамокловом Заливе. Борахио командовал делегацией Алых Консулов в Дамокловом крестовом походе в составе 3-й и 5-й рот, и был ответственен за принуждение командующего тау О`Шовы вступить в бой в Анклавах Провидца. Артегалл и Борахио служили в одном отделении в бытность свою боевыми братьями, и на Борахио магистр ордена мог рассчитывать как на ближайшего друга, не считая Болдуина.

— Три дня назад, повелитель, — отозвался Нарке. — Вы отвечали, Магистр Артегалл.

— Прочтите сообщение еще раз.

Сжимавшие посох пальцы астропата побелели, пока он вспоминал сообщение: «…встретили колонну тяжелых крейсеров, выходившую из Фи`Риоса и пытавшуюся соединиться с командиром-Провидцем — как утверждают ксенобиологи, небольшое племя. Захват проходившего корабля был несложен, но стоил жизни одному из сынов Кархарии: боевому брату Теодрику из первого отделения Пятой роты. Я сообщаю вам о подвиге брата Теодорика и представляю его имя к занесению в Храм Геры в часовне роты, как посмертно удостоенного Железной Лавровой Ветви.

— А окончание? — потребовал Артегалл.

— Алгебраическая запись в трех измерениях, владыка: Kn Ω iii — π iX (Z-) — Αα v.R (!?) 0–1.

— Координаты? Боевые маневры? — предположил Тальбот Фолькс.

— Нотация регицида, — сообщил ему Артегалл, думая о чем-то другом. На протяжении многих лет великий магистр и Альбрехт Борахио вели через пространство партию в регицид, ходы передавались в астропатических сообщениях. У каждого из них была доска с фигурами, на которой повторялась партия. У Артегалла был старинный набор, вырезанный из покрытых лаком клыков гигантской кошки, с доской из полированной бронзы. Артегалл двигал фигуры в уме, вспоминая позицию на доске, установленной на кафедре возле его трона в Канцеляриуме. Борахио его обыграл.

— Мат Слепого, — произнес великий магистр.

— Простите, повелитель? — переспросил Нарке.

— Не хотел обидеть, — сказал астропату Артегалл. — Это вид победы в регициде, его так называют, поскольку вы не видите, как он приближается.

Коридор за пределами Ораториума внезапно огласился резким треском болтеров. Потрясенные взгляды, которыми обменялись Артегалл и офицеры, быстро сменились занятием позиций. Одетые в броню воины заняли места за руническим столом и у стен по бокам от двери в Ораториум.

— Это внутри периметра, — ошеломленно воскликнул Фолькс, натягивая шлем.

— Действительно внутри, — мрачно согласился Артегалл. Многие космодесантники вытащили болт-пистолеты или гладиусы. Только капитан Родерик и сержанты из караула Ораториума, Боэмунд и Рейвенскар, были полностью снаряжены для боя болтерами, запасными боеприпасами и гранатами.

Уперев ствол своего короткого болт-пистолета модели «Форнакс» в стол, магистр артиллерии снова вызвал гололитическую проекцию Рога Кровопролития. Крепость-монастырь представляла собой мозаику из светящихся крыльев, башен, ангаров и секций.

— Невозможно, — пробормотал Фолькс.

— Крепость-монастырь полностью взломана, — сообщил в зал магистр Максимагн, переключая вокс-каналы.

В толстые двери Ораториума ударили болтерные заряды. Капитан 7-й роты прижал палец перчатки к бусинке вокса в ухе.

— Родерик, — окликнул Артегалл. — Что происходит?

— По моим людям ведут огонь изнутри Рога Кровопролития, мой повелитель, — холодно сообщил капитан. — Товарищи-Астартес — Алые Консулы, Магистр Артегалл.

— Что с нами стряслось? — закричал потрясенный великий магистр.

— Позже, сэр. Вам нужно уходить отсюда, — настаивал Фолькс.

— Какие секции мы удерживаем? — требовательно спросил Артегалл.

— Элиас, нужно уходить, сейчас же!

— Магистр Фолькс, что мы удерживаем?

— Сэр, небольшие отряды моих людей удерживают Апотекарион и северо-восточный ангар, — доложил Родерик, — барбакан, некоторые литейные секции и тюремный блок Сигма.

— Апотекарион? — уточнил Фолькс.

— Геносемя, — Артегалл услышал, как пробормотал это сам.

— Командная Башня чиста, — оповестил Фолькс, вглядываясь в подробности на гололитической схеме монастыря.

Заряды болтеров пробили металл дверей Ораториума и ударили в колонку рунического стола. Гололит моментально отключился. Рейвенскар оттолкнул слепого астропата Нарке с дороги и просунул ствол своего оружия в пробоину в двери. Он начал стрелять в коридор, экономя боеприпасы.

— Нужно отвести Магистра Ордена в Тактический Канцеляриум, — сказал Фолькс Родерику, Максимагну и караульным сержантам.

— Нет, — рявкнул Артегалл. — Мы должны отбить Рог Кровопролития.

— Что нам лучше всего сделать из вашего Тактического Канцеляриума, повелитель, — настаивал Фолькс, опираясь на стратегическую логику. — Там у нас будут свои вокс-станции, запасы и ваша личная оружейная. Он находится высоко, что позволяет эвакуацию на «Громовом ястребе». К тому же, это наиболее безопасное место в крепости-монастыре. Лучшая позиция, чтобы координировать и направлять наши силы.

— Когда определим, что они из себя представляют, — печально добавил Фабиан. Артегалл и магистр артиллерии уставились друг на друга.

— Сэр! — крикнул от двери Рейвенскар. — Отхожу на перезарядку.

— Хорошо, — сказал Фольксу Артегалл. — Капитан Родерик сопроводит магистра Максимагна и лорда Фабиана, чтобы обеспечить безопасность Апотекариона, геносемя необходимо сохранить. Слуги следуют за своими господами. Сержанты Рейвенскар и Боэмунд сопровождают магистра артиллерии и меня в Тактический Канцеляриум. Нарке, ты с нами. Всем все ясно?

— Да, великий магистр, — откликнулся хор голосов.

— Сержант, на счет «три», — предупредил Артегалл. — Один.

Боэмунд кивнул и снял с пояса пару гранат.

— Два.

Фолькс занял позицию за дверным косяком.

— Три.

Родерик упер болтер в плечо, а Фолькс активировал открывающий дверь механизм.

Как только дверь распахнулась, Рейвенскар сорвался с места и начал перезаряжать болтер. Вслед за гранатами Боэмунда последовал огонь на подавление из болтера капитана Родерика.

На место недолгого зрелища приближающейся по коридору ало-кремовой брони пришли грохот и вспышки гранат. К Родерику быстро присоединился Боэмунд, а затем и Рейвенскар. Трое космических десантников обрушили веер опустошительного огня. Командное отделение шеренгой вышло из Ораториума в сопровождении слуг Ордена, чьи пистолеты модели «Форнакс» добавили в какофонию свой отрывистый треск.

Пока Родерик, ведя точный огонь, уводил лорда-апотекария и магистра кузницы по боковому проходу, Боэмунд пробил плечом дверь лестничной шахты, чтобы вывести отряд на следующий уровень. Вскоре Алые Консулы начали хирургически-аккуратное чередование в битве, столь любимое Жиллиманом: боевые братья прикрывали друг друга, держа сектора, и быстро продвигались, ведя огонь на подавление. Впереди Рейвенскар и Боэмунд организовывали тактический танец, пистолет Артегалла оказывал им сзади сокрушительную поддержку, а магистр артиллерии самостоятельно прикрывал тыл, таща за собой слепого Нарке.

Продвигаясь вверх по лестнице, вившейся между этажами, Астартес попали в железный шторм: закованные в броню изменники из числа Алых Консулов поливали их огнем выстрелов с верхнего узла.

Отстегнув гранату, Рейвенскар перекинул ее брату-сержанту. Боэмунд подержал взрывчатку, отсчитывая драгоценные секунды, а затем метнул ее вертикально вверх — в пространство между перилами. Граната взорвалась наверху, и стрельба стихла. Мимо отряда в потоке обломков пролетело ало-кремовое тело. Сержанты не стали ждать и понеслись по лестнице в бушующую наверху бурю.

Мертвые Алые Консулы лежали изломанными среди перил и камнебетона. Один молодой космодесантник остался без ног, шлем наполовину сорвало с лица. Космический десантник смотрел на проходящую группу, а между его стиснутых зубов пенилась кровь. Для Артегалла это было слишком. Алые Консулы проливали священную кровь друг друга. Мечта Жиллимана изорвана в клочья. Он схватил тяжело раненого десантника за расколотый нагрудник и жестоко затряс.

— Какого дьявола вы делаете, парень? — взревел Артегалл, но времени уже не было. Одетые в легкие панцири скауты выплескивались из двери наверху, перескакивали на носках вниз с этажа на этаж, поливая места приземления картечью из дробовиков. Мимо Фолькса снизу пронеслись заряды болтеров, отступники — Алые Консулы шли за ними по пятам. Заряды врезались в стену над опустившимся на колени Артегаллом и прошили споткнувшегося астропата, вынудив магистра артиллерии бросить свою обузу и отбросить нападавших залпами из вытащенного болтера.

— Туда! — перекричал Фолькс перестук болтеров, указывая на ближайшую дверь в лестничной шахте. Боэмунд снова ударил плечом и прорвался через нее в спальный зал. Незамысловатое место служило жилищем некоторым из слуг Рога Кровопролития. Яркий белый свет ледяного мира проникал внутрь через высокие арочные окна, на каждом из которых свинцовыми полосками была изображена сцена из истории Ордена.

Рейвенскар передал Артегаллу свой болтер и взял взамен с лестницы заляпанный кровью другой.

— Это служебный проход в Канцеляриум через спальни, — сказал Артегалл, взводя болтер. Необходимость продвигаться по залу с рядом окон была подкреплена слетевшей позади них с петель закрытой двери.

— Вперед! — взревел Фолькс. Четверо космодесантников ринулись по открытому пространству к дальнему концу зала. Жгучий свет из окон внезапно померк, и Астартес повернулись на бегу. Вдоль стены летел направляемый на их позицию отступниками-Астартес мрачный силуэт «Громового ястреба». Чудовищный воздушный корабль моментально завис, и тяжелые болтеры, украшавшие его грузовой отсек, выплеснули наружу свою ярость.

Космические десантники могли только бежать, а позади них великие деяния Ордена разлетались на куски. Одно за другим окна взрывались от противопехотного огня и осколочных зарядов, а «Громовой ястреб» аккуратно скользил вдоль стены. Его ярость настигла Рейвенскара, который, потеряв ориентацию в вихре разбитого стекла и свинца, попал под расправу тяжелого болтера и сам превратился в металлическую бурю измельченной плоти и обломков доспеха. У следующего окна Артегалл ощутил, как тяжелые болтерные заряды со свистом прошлись по его спине. Разрываясь, словно небольшие гранаты, заряды пробили ранец и разорвали керамитовые пластины доспеха. Падая в урагане осколков, Артегалл рухнул на пол и ударился о дальнюю стену.

Внезапно его схватили перчатки, которые втянули великого магистра в открытую защитную дверь и захлопнули ее перед находившимся по ту сторону хаосом.

В командной башне, напротив, было тихо. Оглушенный Артегалл щурился во тьме подземного вестибюля Канцеляриума, силовой доспех дымился и был скользким от крови, смазки и гидравлической жидкости.

Когда к Артегаллу вернулись чувства, он осознал, что никогда раньше не видел этой части крепости-монастыря: ее традиционно посещали только слуги Ордена. Неуверенно поднимаясь на ноги, он присоединился к боевым братьям и взошел на алую спираль мраморной подъемной платформы. Сержант Боэмунд и магистр Фолькс встали по бокам от него, и великий магистр активировал механизм. Трое Алых Консулов начали подниматься сквозь пол личного Тактического Канцеляриума Артегалла.

— Великий магистр, я начну…

Внезапно вспыхнул свет и раздался звук.

Боэмунд и Фолькс рухнули, когда их затылки оказались вровень с зияющими дулами поджидающих болтеров, и осколки черепов вылетели через лицевые щитки. Артегалл развернулся, но обнаружил, что полностью выкрашенные в черный цвет и покрытые шипами болтеры уже были уперты в его алый нагрудник.

Нападавшие оказались космическими десантниками: предавшими Астартес. Главные изменники галактики, гвардия Магистра Войны — Черный Легион. Потрескавшаяся и грязная силовая броня была матово-черной, покрытой подобными горгульям украшениями из тусклой бронзы. Шлемы были шипастыми и оскаленными, а тела покрывали переплетения цепей и черепов. Пока первый продолжал прижимать к нему дымящийся ствол, второй разоружил мрачного великого магистра, забрав болтер и сняв с пояса болт-пистолет с гладиусом. Лишив оружия, его развернули.

Перед ним стояли два офицера Черного Легиона. Старшим был капитан со свирепым взглядом, заостренными зубами и свисавшей с шипастой брони изъеденной блохами шкурой волка. Другой был апотекарием, его некогда белую броню теперь покрывали полосы крови и ржавчины, а лицо стало высохшим и бездушным, словно у зомби.

— По крайней мере, окажи мне честь знать, к кому я обращаюсь, грязный предатель, — громко произнес великий магистр.

Казалось, что капитана Чёрного Легиона это развеселило.

— Это лорд Владивосс из Черного Легиона и его апотекарий Сцекл, — разнесся по бронированной комнате Канцеляриума голос, однако он не принадлежал ни одному из десантников Хаоса. Воины Черного Легиона расступились, открывая обладателя голоса, который сидел на командирском кресле самого Артегалла. Доспех светился тошнотворным кобальтово-синим цветом, его украшали шеи зеленых змей, обвивавшиеся вокруг конечностей, а их головы сходились на нагруднике, словно гидра. Очевидная символика Альфа-Легиона. Космический десантник рассеянно перелистывал страницы ‘Кодекса Астартес’, лежавшего на пюпитре Магистра.

— Не думаю, что мне стоит задавать этот вопрос тебе, отступник, — прорычал Артегалл.

Меднокожий гигант отодвинул в сторону антигравитационный пюпитр, встал и улыбнулся.

— Я — Альфарий.

На лице Артегалла проступила мрачная усмешка. Он плюнул кровью на ноги Альфа-Легионера.

— Вот что я о тебе думаю, Альфа, — сказал Магистр Ордена. — Хочу поздравить тебя с фирменным планированием и идеальным исполнением, но Альфарий — всего лишь призрак. Мой владыка Жиллиман покончил с этой карой, как я покончу с тобой, чудовище.

Улыбка легионера не дрогнула ни на миг, невзирая на все угрозы и нападки Артегалла. Она становилась всё шире, пока космический десантник принимал какое-то свое решение.

— Я — капитан Кветцаль Картах, Алый Консул, — сказал космодесантник Альфа-Легиона, — и я прибыл принять вашу безоговорочную капитуляцию.

— Единственное безоговорочное, что ты от меня получишь, капитан Картах — мое бесконечное отвращение и ненависть.

— Вы говорили о конце, — мягко произнес легионер. — Неужто Жиллиман вас так ослепил, что вы не видите собственного. Конец вашего Ордена. Конец вашего служения, уничтожение семени этого ханжеского ублюдка. Я хотел прибыть сюда и встретиться с вами. Так вы отправитесь в могилу, зная, что вас победил Альфа-Легион. Альфа-Легион, который уничтожает наследие Жиллимана по тысяче его сыновей за раз. Альфа-Легионеры — не только лучшие стратеги, но и лучшие космические десантники.

Губы Артегалла скривились от холодной ярости.

— Никогда…

— Вероятно, великий магистр, вы думаете, что у вашего семени есть шанс уцелеть, чтобы за вас отомстили будущие сыны Кархарии? — гигант из Альфа-Легиона снова сел на трон Артегалла. — Десятая рота принадлежала мне еще до того, как вы ее набрали — как и Девятая до них: теперь вы должны это знать. Я одолжил вам их разум, но не истинную верность: потребовалась простая фраза, чтобы вернуть их в лоно Альфа-Легиона. Вторая и Четвертая были несложной задачей: обычная административная ошибка удержала Священнослужителей на Недикте Секундус и отправила Алых Консулов в западню ксеносов, которой был Фаэтон-IV.

Артегалл слушал, как Альфа-Легионер похваляется смертью его братьев — Алых Консулов. Слушал, а космический десантник Черного Легиона смотрел в затылок великого магистра поверх шипастого дула болтера.

— Седьмая, как и было задумано, пала от рук своих же братьев, пока глупо защищала вашу крепость-монастырь с цветастым названием от угрозы, которая крылась скорее внутри, а не снаружи. Восьмая… ну, капитан Владивосс позаботился о них в Проливе Саркуса — и теперь получил свою награду. Сцекл, — десантник Альфа-Легиона обратился к зомбированному космодесантнику Хаоса. — Теперь в ваших руках Апотекарион. Можете распоряжаться оставшимися запасами геносемени Алых Консулов. Также можешь свободно извлечь прогеноидные железы из сражавшихся за нас лоялистов. Не бойся, они не станут тебе препятствовать. Собственно говоря, завершение процедуры станет для них сигналом обратить оружие на самих себя. Капитан Владивосс, можете после этого возвращаться к Повелителю Абаддону и передать мое почтение и вашу награду — она поможет восполнить потери Черного Легиона в Оке Ужаса.

Владивосс поклонился, а Сцекл заерзал с предвкушением в мертвых глазах.

— Ах да, капитан, — напутствовал их Картах, когда Артегалла подтолкнули к трону, — оставьте одного легионера, пожалуйста.

Пока капитан Владивосс, его развращенный апотекарий и их караул из космодесантников Хаоса спускались через люк на мраморной платформе вместе с телами Боэмунда и Фолка, Картах снова подошел и оглядел Магистра Ордена.

— С «Ревенантом Рекс» вышло просто гениально. Это признаю даже я сам. Я даже и мечтать не смел, что туда пошлют ваших ветеранов-терминаторов из Первой роты. Это существенно упростило задачу. За это вы заслуживаете похвалу, великий магистр Артегалл, — отвратительно ухмыльнулся Картах.

По полу под ногами Артегалла прошла дрожь, словно от далекого грома. Картах, казалось, внезапно пришел в возбуждение.

— Знаете, что это? — спросил он. Монстр не стал ждать ответа. Вместо этого он нажал управляющие клавиши на костяном подлокотнике трона Артегалла. Бронированный потолок Тактического Канцеляриума, располагавшейся на вершине Командной Башни, начал поворачиваться и раскрываться, открывая круговой просвет в крыше, который увеличивался по мере вращения вершины.

Альфа-Легионер покачал головой, словно в насмешливом разочаровании.

— Совсем забыл: это защитные лазеры вашего Рога Кровопролития уничтожают ударные крейсеры, которые вы отозвали под их прикрытие. Поэтично. Или, быть может, всего лишь тактически предсказуемо. Ах, взгляните на это.

Картах указал на небо, и все еще прижатый к затылку ствол болтера вынудил Артегалла тоже взглянуть туда. Насладиться успокоительной пустотой неба родной планеты, возможно, в последний раз.

— Вон они, видите?

Артегалл наблюдал за метеоритным дождем в небе наверху, за световым представлением крохотных вспышек.

— Я вернул обратно «Алую Десятину», чтобы разделаться с уцелевшими фрегатами и эсминцами. Не хочу, чтобы выжившие Алые Консулы бросились к ордену Авроры с моими тайнами и планами: Аврора и их доля семени Жиллимана могут стать моей следующей целью. Как бы то ни было, прекрасный спектакль, который вы видите — не обычный небесный феномен. Это возвращается домой Шестая рота Алых Консулов, выброшенная из люков «Алой Десятины» и падающая на Кархарию. Боевая баржа мне понадобится — еще один подарок Магистру Войны. На ее борту есть условия для безопасной перевозки вашего геносемени в Око Ужаса, где в нем крайне нуждаются для будущих Черных Крестовых походов. Как знать, может кто-то из вашего рода удостоится чести первым обрушить возмездие Магистра Войны на саму Терру? Разумеется, в доспехах Черного Легиона и под знаменем предателей.

Артегалл задрожал от тихой ярости, глаза великого магистра опустились и уперлись в точку на стене позади трона.

— Я знаю, о чем вы думаете, — сообщил Картах. — Как знал всегда, Алый Консул. Вы возлагаете надежды на капитана Борахио. Находящегося в Дамокловом Заливе с Третьей и Пятой ротами… Вы сочли мои доклады убедительными?

Глаза Артегалла расширились.

— Элиас, капитан Борахио и его люди уже два года как мертвы.

Артегалл затряс головой.

— С Алыми Консулами покончено. Я — Борахио, — сказал воин Альфы, наслаждаясь обреченностью Магистра Ордена, — и Картах… и Альфарий. — Капитан наклонился и сделал завершающий, астротелепатически переданный ход на прекрасной резной доске Артегалла для регицида. Мат Слепого.

Ноги Артегалла дрогнули. Рухнув на колени перед Кветцалем Картахом и троном, Артегалл выдавил ошеломленное «Почему?»

— Потому, что мы играем в Долгую Игру, Элиас, — сказал ему Альфа-легионер.

Артегалл надеялся, что внимательность Черного Легионера не превышает и половины той, которой обладали его товарищи из Альфа-Легиона. Космический десантник откинул голову назад, порезав затылок о дуло болтера. Оружие врезалось в горло космодесантника Хаоса — дикарь из Черного Легиона всё ещё смотрел в небо, наблюдая, как сгорают в верхних слоях атмосферы Алые Консулы.

Артегалл метнулся в сторону от ошеломленного космодесантника Хаоса прямо к Картаху. Десантник Альфа-Легиона оскалился при виде этого внезапного самоубийственного порыва и потянулся за пистолетом.

Артегалл неловко сменил направление и бросился вбок, огибая трон с другой стороны. За ним следовали выстрелы из болтера Чёрного Легионера, обрушившиеся на трон и отбросившие встревоженного Картаха еще дальше. Артегалл рванулся к стене, остановился и стал нащупывать незаметный переключатель, открывавший дверь в личную оружейную комнату великого магистра. Пока болтер десантника Хаоса вырывал куски из стены Канцеляриума, Артегалл нажал на переключатель и распахнул потайную дверь. Он ощутил жар агонии, когда болтер космодесантника Хаоса нашел цель, и два заряда пробили его поврежденный доспех.

Снова упав на колени, Магистр Ордена ввалился в темноту личной оружейной и захлопнул бронированную дверь, закрыв ее изнутри. В исчезающей полосе света между дверью и стеной Артегалл успел заметить, как лицо Кветцаля Картаха снова расплылось в волчьей ухмылке.

Проталкивая себя по темному полу оружейной, сраженный Алый Консул подтягивался трясущимися в агонии руками мимо стеллажей с броней: слуги обычно брали с них отдельные элементы и украшения и снаряжали великого магистра в соответствии с его требованиями. На подобное расточительство у Артегалла не было времени. Он полз в дальний конец оружейной в поисках единственного предмета, способного дать ему покой. Единственного оружия, словно созданного, чтобы прикончить Кветцаля Картаха, самого смертоносного из врагов Ордена за всю его долгую историю. Болтер Артегалла ручной работы.

Артегалл дрожал, пытаясь дотянуться до изысканного оружия, раскрашенный алым адамантий которого был отделан золотом и украшен драгоценными камнями из богатых недр Кархарии. Заряды болтера сделали худшее из возможного, и теперь пальцы Магистра Ордена не могли достать болтер со стойки. Внезапно, во тьме раздался звук, и нечто сдвинулось. Вздохи гидравлики бионических конечностей, ударявших о мрамор при каждом шаге.

— Болдуин, — воскликнул Артегалл. — Мое оружие, Болдуин… болтер.

Кастелян извлек прекрасный болтер из стойки и потопал к своему господину.

— Слава примарху, что ты здесь, — вырвалось у Артегалла.

В маслянистой тьме личной оружейной комнаты великий магистр услышал щелчок взводного механизма. Артегалл напрягся, а затем обмяк. Оружие не вручали ему, а нацелили на него во мраке. Что бы ни завладело разумом рекрутов-неофитов в кархарийском подулье, у него было время проникнуть и в кастеляна, чьей обязанностью было сопровождать отряды рекрутов в экспедициях. Без тренировки и силы духа Астартес разум Болдуина оказался уязвим. Он стал фигурой регицида на галактической доске и сделал небольшой, но важный ход, ведомый незримой рукой. Артегалл внезапно порадовался темноте. Он был счастлив, что не видит застывшей на добром лице Болдуина убийственной пустоты.

Закрывая глаза, Элиас Артегалл, великий магистр и последний из Алых Консулов, желал, чтобы игра закончилась.

Стив Лайонс ПОДЖИДАЮЩАЯ СМЕРТЬ

Бореалис IV.

Не могу сказать, что это была самая выдающаяся кампания в моей карьере. Планета джунглей, вращающаяся вокруг красного гиганта на внутреннем круге Сегментума Темпестус. Сорок три градуса в тени. Змеи, скрывающиеся под каждым листом, жалящие насекомые размером с кулак человека. Даже цветы выплевывали противную дурно пахнущую дрянь. Я был чертовски разочарован, скажу я вам. Я надеялся на перевод.

Никогда не мог понять, за что стоит спасать Бореалис IV. Может быть за то, что его недра были забиты полезными ископаемыми и драгоценными камнями. Или за то, что были столь же пустыми как глотка трупа. Тогда имело значение лишь то, что, когда эксплораторы ступили на этот новый зеленый мир, они удивились тому, что ждало их: культ хаосопоклонников, гордящихся тем, что Темные Боги начали извращать их плоть и искажать их кости.

Вот куда попал я: Полковник «Железная Рука» Стракен — в сопровождении трех чертовых полков самых элитных солдат во всем Империуме.

Катачанских джунглевых бойцов.


Сброд, который представляли культисты на Бореалисе IV, был одним из самых отвратительных, который я когда-либо видел. И все же они снова и снова нападали, бросаясь на нас с противным воем с деревьев, совершенно не заботясь о собственных жизнях.

Для меня это было прекрасно — нас также не заботили их жизни.

— Ну, только не танцуй с этими проклятыми бабами, Грэвис — используй свой нож, парень, — кричал я. — И Барруга, ты такой же медленный как ползущее растение. Вы что, ленивые слизняки, собираетесь позволить этим мразям облевать честное имя Второго Катачанского? Я бы мог наброситься на это стадо и с одной моей нормальной рукой, если бы вы, гроксовы дети, не стояли бы на моем пути. Торн, хватит размахивать как чертов младенец — опусти чертову руку и подбери этот лазган! Копачек, ты получил огнемет, так чего, черт возьми, ты ждешь? Зубы Императора, я что, сам всё должен делать за вас?

Мы прошли сквозь эти отбросы как клинок через циновку. Они были недисциплинированны, плохо вооружены, и так и не поняли, кто же на них напал. Они тратили впустую свои проклятые жизни, танцуя в платьях вокруг алтарей и размахивая зловонными свечами. Если бы они провели несколько дней в моем мире, они узнали бы, как сражаются мужчины.

Я поспорил с полковником Кэррэвэем из 14-го, что мы закончим здесь в четыре месяца, не больше. Прошло два месяца, и было похоже, что я заберу выигрыш. До этой ночи.

Этой ночи, когда мой взвод приблизительно в тридцать закаленных ветеранов — включая знаменитого генерала Фарриса — оказался отрезан от наших товарищей, и был в трудном положении в самой глубине темных джунглей Бореалиса. Той ночи, когда я оказался лицом к лицу с одной из самых жестких, самых отчаянных проблем в моей жизни.

Этой ночи, когда я должен был сразиться с моими собственными чертовыми людьми.


По сравнению с катачанскими, джунгли на Бореалисе IV были просто рощицей, но чертов марш-бросок дался слишком нелегко. Сокращение пути через высокую растительность замедляло нас, и люди устали. Но близился закат, а здесь всё имело тенденцию после наступления темноты становиться намного более хреновым, поэтому я решил высказать несколько слов поддержки.

— Эй, там, сзади, прибавьте ходу! Вы что, думаете, что вы младенцы на прогулке в мангровых болотах? Мейерс, вложи хоть одно движение мускула в свои удары ножом. Левитский, Барруга, постарайтесь добиться от этого проклятого вокс-передатчика хоть каких-то признаков жизни.

Однако аппарат выдал только металлический «туньк» и еще один взрыв статических помех.

— Зубы Императора, вот что бывает, когда вы, маменькины сынки, не можете мочкануть горстку проклятых уродов-полумутантов, — орал я. — И это перед генералом! Меня не интересует, как долго это будет продолжаться, но, ни один из вас не расслабится ни на одну чертову секунду, пока мы не вернемся на наши позиции. Я обещал вам сегодня плевый денек, и того, кто сделает из старика Стракена «Железная Рука» лгуна, я задушу его же собственными кишками. Что…?

Я остановился, и все вокруг меня замерли. К вечному гудению насекомых и вою обитателей джунглей внезапно добавился другой шум — слабое звяканье колокольчиков на ветру.

— Что это я вижу здесь? Какого хрена это тут? — спросил я.

Внезапно мы вышли на расчищенное место, шириной, по крайней мере, в полкилометра. Навес джунглей разошелся, и я был ослеплен последними лучами заходящего солнца. Воздух резко стал прохладным и свежим, пахло цветением. И, прищурившись от света, я смог разглядеть темные, искусственные формы. Здания. Темные деревянные хижины.

Первой моей мыслью было то, что мы нашли вражеский схрон. Но эти хижины были крепкими и ухоженными, расположенными вокруг большего центрального здания. Наши враги, возможно, никогда не смогли бы построить ничего похожего. Кроме того, если бы здесь была зараза Губительных Сил, то будь я проклят, если бы не унюхал это.

Почему тогда мои кишки предупреждают меня о какой-то гнили в этом месте? И какого черта я не послушал их?

Пока мы стояли, вытаращив глаза, из-за хижин появилась фигура и направилась к нам. Мальчик, почти подросток — но, так как мои глаза слепили кроваво-красного лучи солнца, я больше ничего не мог разобрать. Конечно, мои люди среагировали так, как были обучены, подняв лазганы и прицелившись, но мальчик, казалось, был совершенно не обеспокоен видом тридцати дул, нацеленных в его сердце.

Он подошел ближе, солнце закатилось, и поляну омыл слабый синий свет одутловатой луны. Теперь я смог разглядеть лицо мальчика, круглое и нежное, и глаза, светящиеся и широко открытые. Его бронзово-солнечная кожа была безупречной, и лунный свет сиял на его лысой голове словно ореол. На нем была простая белая одежда, украшенная гирляндой цветов.

— Добро пожаловать, — сказал он.

Мальчик немного поднял голову, его полные губы скривились в усмешке, словно вид тридцати окровавленных воинов-ветеранов на пороге его дома забавлял его:

— Добро пожаловать в надежное убежище. Я — Кайденс Лунный Блеск — и все, что у нас есть, мы можем разделить с вами.

Я сплюнул под ноги:

— Как скажешь, парень. Но прежде, чем мы раскурим чертову трубку мира, я получу несколько ответов на мои вопросы.

Вперед вышел генерал Фаррис и дипломатически покашлял. За весь день это был первый раз, когда я услышал его голос:

— Всё, что полковник Стракен хочет сказать — это то, что мы не знали ни о каком поселении в этом районе.

— И так как за два месяца мы нашли единственную форму жизни, которая не попробовала выпотрошить нас…

— Я уверяю вас, никто в этой деревне не желает вреда другому существу, — перебил Кайденс. — Мы знаем, как жить в гармонии даже с этими суровыми условиями. Что касается ваших врагов … да, они были раньше частью нашей коммуны, но более того. Они изгнаны из этого места.

Для моих ушей это звучало полной ерундой. Но генерал Фаррис жестом показал людям опустить оружие — и, бросив на меня неуверенные взгляды, они повиновались.

Фаррис представил себя и остальных этому Кайденсу Лунному Блеску, и принял его гостеприимное предложение.

— Подождите минуту, сэр, — сказал я. — Я обещал людям, что верну нас в лагерь сегодня вечером. Ничто не изменилось. Мы все еще можем…

Фаррис твердо мотнул головой:

— Парни устали, Стракен.

— Но некоторые из них нуждаются в надлежащем медицинском обслуживании. Как вы думаете, у них здесь есть чертова больничная палатка?

И снова вмешался Кайденс:

— Мы сделаем всё, что сможем для ваших раненых. У нас есть бальзамы и настойки, и наиболее важна наша вера в исцеляющий дух.

«Да, — подумал я, — несколько травяных микстур и немного воплей к небесам пришьют солдату Торну обратно его проклятую правую руку».

Но Фаррис не хотел продолжать эту тему.

— Позволив отдохнуть людям, мы сохраним их в лучшей форме, чем они были накануне перед марш-броском через эти джунгли.

Я задался вопросом, говорит ли он действительно о людях, или о себе. Фаррис получил сегодня в сражении царапину. Его левая рука висела на самодельной перевязи. Он не отставал от других, и не скулил — но я видел, что он теперь потеет и спотыкается, и скоро совсем упадет.

В любом случае, я не мог отказать ему в логике — даже если бы он не был моим начальником. Итак, восприняв моё молчание как знак согласия, генерал попросил Кайденса идти вперед, и приказал моим людям следовать за ним. Ко мне подошел Торн и я поймал его взгляд. Он все еще зажимал окровавленной рукой обрубок его левого запястья.

— Никаких возражений, парень, — сказал я ему. — Так или иначе, рука уже зеленеет. Наверняка слишком поздно спасать её. Должны обойтись аугметикой. Черт, когда-то у меня была цела чертова рука, оторванная земляной акулой Мирала, но вы же не слышали, чтобы я жаловался на это. Это — формирование характера.

Прогулка в деревню походила на переход в другой мир. Джунгли внезапно стали далеки, и было удивительно видеть, как дети играют на траве между хижинами. Некоторые из них прерывали свои игры, чтобы посмотреть на нас, когда мы проходили мимо.

В их широко открытых глазах было волнение и удивление, но не следа страха, хотя наш камуфляж, и множественное оружие, должно быть, представляли ужасное зрелище.

Фаррис ковылял в шаге от меня.

— Как они здесь живут? — спросил он. — Они позволяют детям играть на открытом воздухе, упокой Император, всего в нескольких сотнях метров от монстров, и отравы, и болезней, — при мысли об этом он вздрогнул. — Мы должны эвакуировать их, Стракен. Первым делом завтра утром. Им здесь не безопасно.

Генерал Фаррис, как вы должно быть уже поняли, не был одним из нас. Он был родом с Валидиуса, мира, где восемьдесят процентов населения принадлежали к монархии, и любили хвастаться этим. Если быть справедливым, то Фаррис сегодня утром сам пошел на линию фронта — какое-то мужество у него, должно быть, было. Так или иначе, во время сражения он был отрезан от своего полка и примкнул к нашему. Худой человек с одутловатым лицом, генерал явно был не приспособлен к условиям джунглей. Он очень радовался тому, что мы нашли убежище.

Кайденс провел нас в просторный центральный зал. Здесь было очень много его людей, все разодетые в белые одежды, разговаривали, смеялись и ели какие-то ягоды из общих больших мисок. Они освободили для нас места на скамьях и на подушках, и вручили нам фрукты, ломти душистого хлеба и кружки прозрачной воды.

Фаррис был в своей стихии, пожимая руку любому, кто выглядел более-менее важным, благодаря за доброту и обещая всё возместить. Я был счастлив оставить его трепаться.

Мои люди отнеслись с осторожностью к подаркам сельских жителей. Я бы познакомил с подошвой своего ботинка задницу любого, кто так бы не сделал. Мы, катачанцы, имеем хорошее природное чутьё на пищу и питьё; иначе давно бы уже вымерли к чертям. Вскоре мы убедились, что никто не пытался отравить нас.

Фрукты были сладкими и сочными, освежившими моё пересохшее горло. Я не мог не задаваться вопросом, почему я раньше не видел их на Бореалисе IV.

Вскоре мои люди смешивались с сельскими жителями, будто бы они были друзьями всю жизнь. Прислушиваясь к их беседам, я услышал много светской болтовни о Катачане и жизни в Имперской Гвардии, но ничего о наших гостеприимных хозяевах. Любые вопросы о себе они переводили на другую тему.

Потом Фаррис представил меня двум деревенским старейшинам — седым, с прямой гордой осанкой, но с теми же искрами веселья в глазах, которые я видел у Кайденса — и оказалось, что он раскрутил их на немного больше информации, по крайней мере.

— Они рассказали мне о легендах своего народа, — начал Фаррис. — Они полагают, что прибыли в этот мир в «большой небесной колеснице» тысячу поколений назад.

— Звездный исход?

Я знал, что ещё до эпохи варп-переходов некоторые из первых кораблей колонистов заблудились за пределами Сегментума Соляр, и стали потерянным для истории. Предполагается даже, что одно из таких судов принесло человеческую жизнь на Катачан.

— Их предки родились на Святой Терре. Они — люди Императора, как и мы, — сказал Фаррис.

— Кажется, что мы вместе делаем одно большое дело, и нам есть о чем завтра поговорить, — сказал один из старейшин. — А пока вы и ваши люди должны поспать. Мы освободим для вас этот зал встреч. Я вижу, что у вас есть скатки. Мы можем принести больше подушек и одеял, если пожелаете.

— Это было бы более чем хорошо, — ответил Фаррис. — Спасибо.

Кайденс и старейшины ушли, и я проворчал что-то о воспитании неженок. Фаррис вздохнул:

— Знаете, ваши люди не имеют ваших… преимуществ, будем так говорить. Вы слишком сильно на них давите.

Я не потрудился ответить на это. Никто со стороны не мог понять связь между мной и моими людьми. Они проползли бы через гнездо Катачанского Дьявола на голом животе, если бы я попросил их об этом. Это я знал наверняка.

— Отлично, молокососы, вы чертовски много уже понежились для одного дня. Шуруйте туда и начинайте расставлять ловушки по периметру деревни. И поосторожней с минами, сухостои. Мне нужны «лягушки», «стегающие ветки», что-нибудь, что устроит хороший чертов грохот. Грэвис, брось эту подушку! Метнулись, бездельники, или я сам должен все сделать? И как только вы закончите, я хочу, чтобы четыре добровольца отдежурили со мной первую смену. Мак-Дугал, Винс, Копачек, Гриф, это будете вы.


Мне не понадобилось много времени, чтобы найти отличную наблюдательную позицию на старом дереве прямо на границе джунглей. Его звездообразные листья испускали сильный эвкалиптовый запах, который маскировал мой аромат, и мой камуфляж был здесь более эффективным, чем у тех зданий позади меня.

Я распластался на животе на низкой, крепкой ветке с плазменным пистолетом наготове.

Теперь я был почти невидим. До тех пор, пока не пошевелю хоть одним мускулом, или издам звук. Но пока не было ни одной причины сделать это.

Что-то было не так.

Я не мог это увидеть, не мог услышать. Но знал, что что-то было. Кое-что там, на грани моих чувств.

Я затаил дыхание, вслушиваясь в малейшие звуки. Не было ничего. Только ночной бриз. Не поворачивая голову, я направил пристальный взгляд через прицел пистолета. Вновь осмотрел окрестности через инфракрасный фильтр, но снова ничего не было.

Проклятая бусинка вокса все еще была мертва. Я не мог предупредить других четырех часовых, не мог крикнуть им, не выдав своего расположения. Это не имеет значения, сказал я себе. Они также ощутили бы это.

В течение следующих пятнадцати минут я оставался недвижим — также, как и мои невидимые противники. Игра в ожидание. Это было по мне. Я мог ждать всю ночь.

Конечно, я знал, что дождусь.

Они сделали движение, наконец. Если бы я мигнул, то пропустил бы его. Я понял, что они не могли быть теми же самыми культистами, с которыми мы сражались несколько месяцев. Они были слишком, чертовски хороши.

Но я был лучше.

Это было едва заметным изменением в структуре темноты, хруст листика на земле. Я уже оторвал фраг-гранату от своей перевязи и большим пальцем выставил самую короткую задержку времени.

Она шлепнулась в траву в джунглях точно там, где я заметил изменение, и осветила ночь.

Я надеялся услышать крики, но вместо этого увидел тени, метнувшиеся от места падения гранаты, точно перед взрывом. Это были комковатые, скрюченные формы, которые, возможно, не имели ничего общего с людьми. Я сделал более десяти выстрелов, пока мой пистолет не нагрелся в руках. Я не мог сказать, попал ли я во что-то. Взрыв выбил мой ночной визор к черту. Но все же я знал одну вещь. Я должен действовать.

Я скатился с дерева и пополз по земле под градом лазерного огня из джунглей. Кем бы они не были — неважно, культисты или кто-то еще — у них было имперское оружие. По крайней мере, я заставил их обнаружить себя.

Притворно оступившись, я на мгновение замешкался, делая из себя мишень. Я надеялся, что противник будет действовать смело — и небрежно. Несколько шагов вперед, и они наткнутся на ловушку, которая, я знал, была натянута где-то между нами.

Неудача. Я узнал мягкий глухой стук, отдавшийся в моих пятках, и прыгнул под укрытие линии хижин передо мной. Взрывная волна от упавшей позади гранаты, подхватила меня в воздухе, окатила жаром, но придала дополнительный импульс моему прыжку. Я пролетел намного дальше, чем мои ноги, возможно, унесли бы меня. Тяжело приземлившись, я инстинктивно перекатился на мое аугметическое плечо, взявшему на себя основную силу удара. Я услышал, как что-то сломалось в нем, сервопривод зачихал и завыл, но не почувствовал потери его работоспособности и оттолкнувшись рукой от земли, отпрыгнул за обугленную хижину, скрывшую меня от нападавших.

Звук лазерных выстрелов, проносящихся над поляной, подсказал мне, что Копачек тоже вступил в бой. Я подумал двинуться ему на помощь, но знал, что должен держаться.

Я сменил пистолет на свой старый испытанный дробовик: примитивный, на взгляд некоторых, но надежный, и подходящий для стрельбы от бедра. Мои глаза привыкли к темноте, и я выглянул из-за хижины. Джунгли были снова тихи. Как ни в чем не бывало. Но эта тишина была лживой.

Противник все еще был там. Возможно, наученный опытом: сегодня вечером они узнали, что полковник «Железная Рука» Стракен совсем не промах. Они могли перегруппироваться, изменить планы. Но они не отступили. Я все еще чувствовал в воздухе их присутствие, подобное старческому зловонию.

Они ждали.

Вторая вспышка выстрелов застала меня врасплох. Но звучали они не от одного из сторожевых постов, а от зала встреч в центре деревни. После полусекундного замешательства я развернулся и бросился туда. Когда я добрался, люди выбегали из зала. Они все еще пожимали плечами, одевая поудобней куртки, повязывали банданы, проверяли оружие, но уже проснулись и были в боевой готовности, выискивая цели. Я схватил ближайшего из них — Левицкого — и приказал сменить меня на посту на краю джунглей. Послал следующего на помощь Копачеку — и попросил его вернуться с докладом о ситуации.

Солдат Грэвис зажимал новую рану. Оторвав его руку от его виска, я увидел знакомый красный рубец от лазерного выстрела.

— Что за дерьмо здесь творится? — закричал я.

Я влетел в зал и обнаружил остальных из моего взвода в замешательстве — и двух из них мертвыми на полу.

Над ними, с лазпистолетом в руке, стоял генерал Фаррис — он повернулся ко мне, его плечи сразу поникли, и я понял, что он сделал. Он застрелил их. На миг в зале повисла напряженная тишина, а затем Фаррис начал оправдывать свои действия:

— У меня не было выбора. Они ругались, кричали, стреляли во все стороны. Этот набросился на меня с ножом. Он говорил безумные вещи, называя меня монстром. Я думаю… Я думаю, что культисты достали их.

— Нет! — Протест сам слетел с моих губ. — Черта с два!

Одно дело видеть товарища, погибшего в бою, умершим за то, во что он верил. Но это… Это было бессмысленно. Я чувствовал внутри себя холод. Я чувствовал себя ошеломленным.

Я чувствовал себя разгневанным.

Я помнил, как хорошо Мейерс сражался тем утром, смеялся, погружая по локоть руку с ножом в кишки культиста. Я помнил, как Валленски был очень горд, когда на прошлой неделе, парни дали ему заслуженное имя. «Гвоздь», вот как они назвали его.

— Они были отличными парнями, моими людьми. Вы не имели права.

Глаза Фарриса потемнели:

— Мне напомнить вам, полковник, кто здесь старший офицер? Вас здесь даже не было. Вы не знаете, что…

— Я знал их, сэр. Я знаю моих людей, и эти двое были одними из лучших.

В зале повисла гнетущая тишина. Все глаза были устремлены на меня и генерала. Однако, мои слова вызвали вызывающе-хриплые одобрительные возгласы товарищей убитых солдат.

— Любой из этих солдат отдал бы свою последнюю чертову каплю крови за Императора, — продолжал я. — Это, должно быть, был… Они, должно быть, подхватили какой-нибудь вирус. Лихорадку. Это и заставило их видеть нечто.

— Несмотря на причины их поведения, они угрожали всем нам. Я должен был действовать.

— Вы даже не знали их чертовых имен!

И вновь воцарилась тишина, между нами почти осязаемая.

Её нарушил тихий голос. Кайденс Лунный Блеск вошел в зал, подошел и обратился прямо ко мне. Это беспокоило меня больше, чем любое событие этой ночи.

— Соглашение нарушено, — сказал мальчик.

— Что, черт возьми, это означает?

— Кровь пролилась. Теперь они не успокоятся, пока не прольют кровь в ответ.

— Кто не успокоится? Культисты? — спросил Фаррис.

Кайденс мотнул головой.

— Джунгли порождают намного более худших, чем эти заблудшие души. Там есть чудовища. Монстры, которых нельзя увидеть, но чье присутствие, тем не менее, можно почувствовать.

— Да, отлично, спасибо за предупреждение, — сказал я, — но эти ваши "монстры" уже попробовали разнести меня на куски.

Кайденс бросил на меня острый взгляд — и, на мгновение, его внешнее спокойствие слетело, и я мельком увидел кое-что более темное под ним.

— Они не стали бы нападать на вас, это была самооборона.

Потом, успокоившись, он продолжил:

— Мы пригласили вас в нашу деревню, наш дом, потому что мы ощутили ваши благородные души. Взамен мы просили только, чтобы вы оставили вашу войну за нашими дверями.

— Я не знаю, знаешь ли ты об этом, парень, но ваши монстры окружили эту деревню, — ответил я.

— И теперь они могут войти сюда, когда им захочется. С восходом солнца, все, что мы построили здесь, станет пеплом. Никто не выживет.

— В глаз грокса! — выплюнул я. — Те, снаружи, неважно, кто они — они теперь имеют дело не с мирными простофилями. Если они хотят эту деревню, они должны будут пройти через нас, чтобы получить её.

— Полковник Стракен верно подметил, — вмешался Фаррис. — Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы защитить вас.

— Вас меньше тридцати. Их — легион.

— Но у нас преимущество в защите, — сказал я. — Мои парни могут держать противника в страхе до рассвета.

— И как только взойдет солнце, мы отведем вас — всех вас — в безопасность. У нас есть армия менее, чем в двадцати километрах отсюда, — сказал Фаррис.

Кайденс склонил голову:

— Как пожелаете.


Следующие полчаса прошли в лихорадочной деятельности.

Я устроил охрану вокруг деревни, и на сей раз себя не назначал в дозор. Я хотел быть там, где был необходим. Я послал Барругу и Стоуна по хижинам сказать, чтобы люди упаковывали вещи и направлялись в центральный зал. Они будут там в большей безопасности. Генерал Фаррис остался в зале — это его выбор. Кто-то же должен организовать всё там, заявил он.

Я опросил Копачека. Его история была похожа на мою — за исключением того, что, в его случае, враг начал стрелять первым. Как и я, он не сумел хорошенько их разглядеть. Я послал его, Мак-Дугала, Винса и Грифа, отхватить час сна в одной из свободных хижин. Фаррис был прав в одном: мои люди были самыми крепкими чертовыми сынами грокса в Империуме. Иногда было легко забыть, что у них нет ящиков с запчастями, чтобы постоянно быть в движении.

Я не забыл о Валленски и Мейерсе. Мы отомстим за их смерть, и очень скоро. А пока я попросил каждого человека следить за своим напарником по дозору — и вызывать медика, если почувствуют, что джунгли начинают забирать его.


Ночная тишина нарушалась только редким криками птицы, и более громкими криками намного больших и опасных существ в джунглях. Солдат Торн лежал на животе рядом с маленькой квадратной хижиной, его крепкое тело было замаскировано длинной травой. Ствол его лазгана, лежавший на земляной насыпи, выискивал цели. Я торопливо подбежал к нему, нагнув голову, и присел на корточки возле него. Я еще не успел открыть рот, а он уже рассказал мне обстановку:

— Ничего, сэр. Никаких признаков противника. Возможно, вы дали им понять, перед кем они стоят, и…?

— Они — там, — прервал я его. В моей жизни я редко был более уверен в чем-то.

— Вы думаете..? Тот мальчик, сэр, что он сказал… Он был прав? Мы имеем дело с… монстрами? Демоны, или..?

— Поверь мне, парень, я видел достаточно монстров в моей жизни, и ни один — ни один, черт возьми, из них — не продержался бы две минуты в схватке с Катачанским Дьяволом, или мог бы пробраться через участок обстрела живым. Так что не надо начинать трястись в ботинках только потому, что увидели сегодня несколько капель крови и услышали какую-то проклятую сказку.

— Нет, сэр. Только это… Полковник Стракен, сэр, что-то не так? Вы… Вы потеете.

Я оторопел:

— О чем, черт возьми, ты говоришь?

— Что… Что вы сказали? — спросил Торн.

Внезапно он оперся в землю перевязанным обрубком его левой руки, оттолкнулся и вскочил на ноги, отстраняясь от меня. Его глаза в страхе расширились, его голос был громок — слишком громок. Он наверняка выдал наше положение.

Я схватил его:

— Солдат Торн, смирно! Ты ведешь себя как чертов младенец. Черт, я знаю, что ты недавно вылез из подгузников, но…

— Заберите это, сэр. Заберите это!

— Прошу вашего чёртового прощения, солдат?

Теперь мы оба стояли, и Торн сумел направить дрожащими руками свой лазган мне в голову. В ответ я поднял свой дробовик — инстинктивная реакция — но вид товарища в прицеле сильно потряс меня.

Я опустил оружие и поднял руки:

— Слушай, паренек. Ты не в себе. Ты болен. Как Валленски и Мейерс — они были больны. Но ты можешь бороться с этим.

— Я не верю… Это тест, верно? Скажите мне, что это — тест. Не делайте меня…

— Как ты думаешь, почему ты здесь? Ты думаешь, что у меня вошло в привычку брать каждого нового сопляка на обучение в мой взвод? "Барракуда" Крик на Башне считает что ты — следующий проклятый Слай Мэрбо. Ты собираешься доказать, что он неправ?

— Лихорадка! — крикнул он и, на мгновение, я подумал, что достучался до него. — Это, должно быть, лихорадка заставляет вас говорить подобные вещи. Пожалуйста, сэр, только… опустите ваше оружие. Я не хочу стрелять в вас, но клянусь именем Императора, если мне придется…

Его предупреждение было прервано шквалом лазерного огня, и это было именно тем, в чем я нуждался. Я схватил Торна прежде, чем он смог сказать что-то еще, мы упали на землю и лазган вылетел из его рук. Я спас его жизнь, мои инстинкты и острый слух отреагировали за полсекунды до новой очереди вражеского огня, только что пронесшейся из джунглей.

В благодарность Торн изо всех сил старался убить меня.

Я прижал его коленом, мешая ему вытащить свой нож. Но пальцы другой руки Торна туго сдавили моё горло. Он был сильнее, чем казался.

Но не для моей аугметической руки, конечно. Я освободился из его захвата, сломав при этом несколько костей. Торн с пеной у рта орал проклятия, дико метался, пытаясь сбросить меня. Между тем, я знал, что неприятель точно не будет сидеть без дела, словно скованный. Им не надо было просить лучшего отвлечения, или более легких целей, чем два чертовых идиота, ссорящихся на открытом месте.

У меня не было иного выбора, кроме как покончить с этим. Быстро. Я уже слышал ответный огонь моих людей, и это быстро становилось опасным.

Я перехватил свой дробовик, пытаясь прижать дуло под подбородок Торна. Конечно, у меня не было никакого намерения стрелять в него. Если бы он был в здравом уме, то он знал бы это. Вместо этого он приложил все силы, чтобы отодвинуть оружие от себя. Я позволил ему это сделать, и в тоже время огорошил его своим металлическим кулаком.

Удар вырубил Торна, и оставил вмятину в левой части его черепа, для устранения которой, вероятно, потребуется металлическая пластина. Этот ребенок выбрал сегодня свой путь, и, видимо, закончит как я.

Пока мы боролись, противник пришел в движение.

Они появились, выбежав с криками из джунглей, стреляя и уклоняясь от всех наших ловушек. Мои люди неистово стреляли в них, но небольшой припадок Торна оставил широкую брешь в нашей обороне — и противник точно знал, где были наши дозоры.

Я был проклятой легкой добычей. Я не знал, почему я не был уже мертв — но, поскольку я им не был, я полагал, что я могу потратить секунду, другую, чтобы поднять обмякшего Торна на плечи, и отнести его в укрытие. Никто не будет оставлен, пока я могу помочь.

Мои люди сошлись с захватчиками, вопя остальной части взвода, чтобы поддержали их. Я положил Торна на землю позади хижины. Я не стал проверять, как он. На это не было времени. Я должен вернуться в бой. Я помчался назад, к моим людям, направив на противника свой блестящий дробовик. Зубы императора, как они были уродливы! Я еле сдержался, чтобы не блевануть при виде них.

Когда-то они были людьми, это единственное, что я мог сказать. Культисты, без сомнения, некоторые из них все еще одеты в лохмотья черных одежд.

Кайденс был прав. Теперь они были монстрами. Их плоть текла как воск, превращая в отвратительные формы. Оружие было вплавлено в торсы, сплавившиеся вместе пальцы, головы, утонувшие в грудной клетке. Некоторые из монстров — мутантов — вырастили новые члены, из ребер, из спин, даже из голов. У некоторых было шесть глаз, четыре носа, или рты в животах. Они были покрыты пучками коротких, темных волос, пузырями и кроваво-красными прыщами.

И они превосходили нас численностью примерно пять к одному. У нас не было шансов выжить без небольшого подобия дисциплины, поэтому я начал раздавать приказы:

— Барруга, целься в гнусные глаза. Нет, в другие глаза! Зубы императора, у этого лицо как задница грокса, а воняет еще хуже. Гриф, проснись, ад тебя забери, ты потерял бы свою проклятую башку, если бы я не пристрелил этого позади тебя. Живей, копуши, я хочу, что бы вы сомкнули ряды и двигались прямо на их проклятые рожи. Марш, перестань держать тот нож так, словно ты завтракаешь. Одной рукой заткните свою жопу, а другой сражайтесь. Копачек, где этот проклятый огнемет? Я хочу ощущать ноздрями запах горящих мутантов!

За эти годы я узнал о мутантах одну вещь: они могли быть сильными — некоторые из них чертовски сильными, — но редко быстрыми. Они неуклюжие, неповоротливые. Бросаются в бой массой, почти не осознавая. При этом имея мозговую активность как у кровяной осы в период течки.

И поначалу казалось, что эти мутанты были такими же.

Я был прав насчет массовости. Это было самыми безопасными. Это мешало их снайперам, на краю схватки, целиться в нас, или использовать гранаты, не опустошая собственные ряды.

Итак, мутанты так сильно наехали на меня своими сочащимися ядом когтями, пытаясь дотянуться до моего горла уродливыми клыками, что я едва могу отрицать это — старая разбитая боевая кляча начала сдавать позиции. Я всегда полагал, что если я потерял в быстроте, то выиграю за счет своей толстой чертовой шкуры. Даже в бою подобном этому, я ожидал бы получить несколько порезов и ушибов. Но не на сей раз. На сей раз я был словно очарован. Как те проклятые одержимые, я не мог взять себя в руки.

И все же…

И все же, однако, мои удары ножом в цель не попадали. Мутанты мастерски уворачивались и уклонялись. И всякий раз, когда мне казалось, что я попаду в цель, и начинал нажимать курок, цель уходила, уносилась вдаль, и в поле зрения оставались только товарищи.

Моим людям было не лучше, чем мне. Они порубили нескольких восколицых, сломали несколько поганых черепов, не более того. И они получили удивительно мало ран, только мелкие порезы тут да там. Это походило на… словно мутанты с нами играли.

Оскорбленный и разгневанный, я бил ногами и локтями, рубил по широкой дуге ножом, колотил прикладом дробовика как дубинкой, но всё было впустую. Поэтому я пошел на сознательный риск. Я сделал то, о чем кричал каждый нерв в моем теле.

Я прыгнул на ближайшего мутанта, и вспорол его горло, вся моя неудовлетворенность выплеснулась в жестком лающем смехе, когда его горячая кровь обрызгала мое лицо. Моё первое убийство за ночь. Но сделав этот прыжок, я оказался открытым, мой правый фланг стал незащищенным.

Я ожидал почувствовать в своих ребрах когти и умереть в муках, но удар не последовал. Мои предчувствия меня не обманули. Мутанты хотели не убить нас. А кое-что похуже, чем это.

— Они хотят взять нас живыми! — закричал я. — Ну, просто они прежде не встречали Катачанских Джунглевых Бойцов. Время усилить игру, бездельники. Покажите этим мутировавшим ублюдкам, что не уступим и не сдадимся, пока все тут, чёрт возьми, не поляжем!

Воодушевленные, парни с ревом последовали моему примеру. Они яростно сражались, не заботясь о собственной безопасности, лишь бы нанести урон врагам.

Смена тактики застала мутантов врасплох. Они были выведены из равновесия, шатались и падали словно кегли. Я понимал, что это не надолго.

Они, должно быть, опознали во мне лидера, потому что теперь кружили вокруг меня, хватая грязными лапами. Я сделал несколько хороших ударов, но потом сильные руки обхватили меня сзади, и холодное, липкое щупальце схватило мое левое запястье и выкрутило, чуть не сломав. Дробовик упал из моих онемевших пальцев. Моя рука с ножом… которая была сильнее, чем думали мои противники.

Мгновение казалось, что они эту борьбу — моя аугметическая рука против трех одержимых — по любому проиграют. Но потом суставчатая конечность — или, как я подозреваю, хвост — хлестнул меня по ногам, кое-что тупое и твердое ударило по затылку, и я сваливался на спину.

И первая вещь, которую я понял, пока в глазах мелькали звезды, пока я боролся, чтобы не отключиться и встать, по крайней мере, на колени, что мой нож — мой Катачанский Клык — был действительно вывернут из моей руки.

Кто-то заплатит за это!

Мутанты вырисовывались надо мной смутными очертаниями. Я насчитал семерых. Или может только шесть: я не был уверен, что у одного не две головы. Они кричали на меня на языке, который я не мог понять, но который звенел каждым моим нервом, словно струнами арфы из кишок грокса. Я не сомневался, что они выкрикивали самые мерзкие богохульства, и все, что я хотел сделать, это заткнуть их, остановить эти ужасные, ненавистные слова, льющиеся в мир.

Граната холодила мою руку и успокаивала. Это придало мне сил, привело в чувства. Я знал, что это разорвет мое тело. Я знал, что на сей раз даже самый квалифицированный хирург будет не в состоянии сшить меня. Но славная смерть была предпочтительней поражения. И смерть, которая заберет шестерых — или семерых — моих врагов со мной…

И тут, без причины, мутанты ушли. Отступили. Снова растворились в джунглях, едва видимая рябь отмечала их отход. Возобновился тихий ритм джунглей; я, пошатываясь, встал. И увидел многих своих людей, делающих то же самое, и выглядящих столь же смущенным, как и я.

— Сколько раненых? — спросил я.

Было только несколько, но это не решало проблему с восколицыми. Это не имело никакого смысла. Мутанты победили!

Они оставили за собой горстку искалеченных тел. Я посветил на одного, будто этот мертвец мог выдать мне тайны, которые хранил при жизни. По внешнему виду мутант был похож на ящерицу, разветвленный язык, вывалившийся из его открытой пасти, шипастый хвост, обвившийся вокруг его лодыжек. Его вид причинял боль моим глазам. Я мигнул и повел пристальный взгляд по траве, пока не обнаружил более привлекательное зрелище.

Сначала я не смел этому верить. Мой нож. Мой Катачанский Клык. Полметра холодной стали, потускневшей от долгого использования, но, тем не менее, самая дорогая для меня вещь в этом проклятом мире. Продолжение меня, часть моей души. И мутанты оставили его, воткнув вертикально в землю. Почти… с уважением.

Я провел много времени, стоя на коленях возле ножа, смотря на него, прежде, чем взял его, вытер и вернул в ножны.

Я провел много времени, думая, что бы это могло означать.


Двадцатью минутами позже я вернулся в зал встреч пободаться головами с Фаррисом:

— Мы должны отсюда убираться. Мы не можем ждать до утра.

Генерал Фаррис тряхнул головой:

— Сначала мы здесь закончим, Стракен. Мы не будем делать ночью марш-бросок через джунгли.

— Люди справятся с джунглями.

— Может быть они и смогут, но сельские жители…

— Если мы остаемся здесь, и мутанты снова нападут, я не смогу гарантировать, что мы сдержим их. Наша единственная надежда состоит в том, чтобы захватить их врасплох, прорваться через их шеренги и продолжать движение.

— С противником, наступающим на пятки?

— Доберемся до базового лагеря, тогда и поразглагольствуем, — сказал я. — С парой взводов мы можем вернуться назад и спалить всех чертовых хаоситских ублюдков…

— Но сельские жители, солдат! Среди них есть старики. Есть дети. Они не смогут идти с нами в ногу.

— Ну что ж, потеряем нескольких гражданских. Лучше это, чем…

— Нет, — настаивал Фаррис. — Мы будем придерживаться моего первоначального плана. Вы сказали, что не было потерь при первой атаке.

— Просто мутанты не пытались убить. Они думали, что смогут взять нас живьём. Теперь они узнали нас получше.

— Если бы я не знал вас получше, то задался бы вопросом, а не потеряли ли вы свою смелость.

Во второй раз за эту ночь, я подавил желание заткнуть кулаком проклятый самодовольный рот этого проклятого Валидианского выскочки. Стиснув зубы, я процедил:

— Вы просите, чтобы я жертвовал своими людьми, всем моим взводом, ради явно проигрышного дела.

— Вы получили ваши приказы, полковник Стракен, — холодно сказал генерал.


За час до рассвета противный птичий щебет нарушил утреннюю тишину. От долгого лежания мурашки ползли по моим старым костям, и мне хотелось ощутить солнечное тепло — любого солнца — в последний раз.

В джунглях ничто не двигалось. Однако, и я был в этом уверен, тени стали длиннее. И более темными. Глубокая, неестественная темнота. Мутанты — монстры — собирали силы, увеличивая численность.

Мой живот свело от страха. Это не походило на меня. Терпение Катачанца — его самая большая сила. Но сегодня вечером это не ощущалось. Ощущалось, что мы только откладываем неизбежное.

Мои мысли возвращались к моему последнему разговору с Фаррисом, и я чувствовал, что моя кровь вскипает. Но теперь я кое-что понял. Генерал попал в точку. Не по поводу меня — «Железная Рука» Стракен не чертов трус. Но я не хотел оказаться снова перед мутантами. И все же я был здесь.

Я не мог объяснить почему. Это скручивало мои кишки. Зудело в моем мозге. Инстинктивно я чувствовал, что что-то здесь было не так, что-то, что я упустил. Вспоминая события ночи, я понял, что зуд был всю ночь. С тех пор, как я увидел это проклятое место.

Итак, что я делаю здесь? Жду атаки, от которой не смогу защититься, жду смерти? Я следовал приказам. Но Император знает, в свое время я бросал вызов достаточно многим тупоголовым генералам. Я вогнал бы свой нож в проклятое сердце Фарриса и был бы рад сделать это, если бы знал, что это спасет хотя бы одного из моих парней. На сей раз проблема была в том, что я не знал, хочу ли этого. Я не знал, что лучше сделать.

Или может быть сделал. Может быть, на каком-то уровне, я знал все наперед.

Может быть, я просто должен послушать своё нутро.

Я встал на ноги, и пошел к джунглям, трава шелестела под ногами.

Когда я миновал самые дальние хижины деревни, я почти ощущал сотню лазганов, нацеленных в меня. Я был у них на виду, во власти этого оружия — но, ни одного из них не выстрелило. Я наклонился и положил свое оружие на землю, снял с плеч рюкзак и патронташ, и бросил их рядом. Наконец, я поднял руки, чтобы показать, что они пусты.

Меня почти душили слова, которые я должен был сказать, слова, которые я вообще не думал, что вылетят из моего горла. Я не поднимал голоса — в этом не было нужды:

— Меня зовут полковник Стракен, и от имени Второго полка Катачанской Имперской Гвардии — от имени Самого Бога-Императора — я предлагаю вам мою безоговорочную сдачу.

Прошла минута — долгая, тревожная минута — прежде, чем что-то случилось.

Потом я услышал слева шелест листьев, и почти человеческая фигура отделилась от листвы. Оно приближалось ко мне с поднятым лазганом, и я чувствовал, что мои кулаки сами собой сжались.

Теперь мутант был возле меня. Я отшатнулся от его тошнотворного дыхания. Оно заговорило со мной, на том же самом нечестивом языке, что и прежде, и мне всей душой хотелось наброситься на него. Я хотел бить, пинать, плевать, тыкать ножом и вырезать своё имя на его отвратительной груди.

Вместо этого я смотрел, как мутант дал знак своим товарищам. Один за другим, они выступили из джунглей позади него. Каждый был отвратительным, и их общий вид только увеличивал это чувство.

Позади меня прозвучал единственный выстрел лазгана. Мутант упал, сжимая плечо.

— Не стрелять, черт возьми! Это — приказ! — закричал я. — Никто не должен вступать в бой с этим… противником. Им нужны не мы.

Мутанты подняли своё оружие, но теперь вновь его опустили. Я не мог смотреть им в глаза, любому из них. Я чувствовал себя больным, и моя плоть ползла, словно меня опустили к огненным муравьям.

И теперь мутанты шли, волоча ноги, мимо меня — десяток, два десятка, три — в деревню. К залу встреч.

Я увидел Мак-Дугала и Стоуна, вскакивающих на ноги, чтобы убраться с пути мутантов, и вытащивших ножи, борясь с желанием пустить их в дело. Я был им благодарен. Они доверяли мне. Даже несмотря на то, что они знали — любой из моих парней, наблюдавших эту сцену из своих позиций, знал, — что я, должно быть, лишился своего крошечного рассудка. Может быть, так оно и было.

Но, так или иначе, я чувствовал себя хорошо. Так словно сделал что-то разумное. В первый проклятый раз за эту прошедшую ночь, чувствовал себя правильным. Позади меня — я почувствовал знакомый порыв жара и пламени — гранаты мутантов снесли зал встреч.

Сельские жители, должно быть, услышали их приближение — но у большинства из них не было времени, чтобы убежать. Выжившие наступали, выскакивая из огня и вздымающегося дыма. Я видел стариков и мальчиков, их лица, потемневшие и искаженные ненавистью и гневом. Трудно было поверить, что они были теми же самыми мирными людьми, с которыми мы делили пищу. Селяне надвигались на мутантов с сердитым ревом, бешено стреляя из лазганов, стремясь уничтожить вторгшихся.

Мутанты были безжалостны. Половина сельских жителей была расстреляна прежде, чем они смогли сделать пару шагов. Оставшиеся набросились на нападавших, но, не имея простых навыков боя, были быстро разорваны когтями. Их крики заполнили поляну, заглушая звуки сражения и лазерных выстрелов. Это было не тем, что я хотел бы видеть, но я принуждал себя передвигать ноги, подходя ближе. Потому что я должен был видеть это. Я должен был знать.

Я остолбенел от разворачивающегося ужаса, но мои старые боевые инстинкты меня не покинули. Кто-то подошел ко мне сзади. Я уклонился, сделал захват и перебросил его через плечо. Фигура быстро перегруппировалась, вскочив на ноги. С ужасом я увидел, что это был генерал Фаррис. Левая сторона его лица была сожжена. Он, должно быть, испытывал невероятную боль. Он проклинал меня, называя всеми проклятыми именами, которые мог вспомнить, и ярость давала ему силу, которую я никогда от него не ожидал. Я, возможно, немного помедлил, потому что он сумел двинуть ногой мне в живот и впечатать меня в стену хижины.

— Это не то, на что похоже, — выдавил я. Слова даже для меня казались жалкими.

Фаррис шел на меня с вытаращенными от ярости глазами и нацеленным пистолетом:

— Я знал, что всё идет к этому. Я наблюдал за вами, Стракен. В вас нет дисциплины, субординации. Я сносил ваши дерзости лишь потому, что это был ваш полк. Но я всегда знал, что вы были в одном шаге от предательства, от измены всем нам. Я должен был еще час назад всадить этот болт вам между глаз.

Внезапно бой стал казаться очень далеким, и в тот миг существовали только я и генерал.

Я, возможно, оставил бы его в живых.

Но пара лучей из лазганов ударила Фарриса в спину, судорожно вздохнув, он замер, а затем рухнул на землю.

Выйдя из тени, солдат Винс наклонился над упавшим телом генерала и сухо произнес:

— Он мертв. У меня не было иного выбора. Он набросился, крича, на вас. Он говорил безумные вещи, называя вас чудовищем.

Я вспомнил, что Винс был другом Валленски. Я благодарно кивнул ему головой и отпустил.

Сражение было почти закончено.

Сельские жители сражались до конца, но осталась небольшая горстка. Это — это была — кровавая резня. И большая её часть была моей заслугой. И в тот миг я еще раз почувствовал себя виноватым.

Но только на миг.

Зал встреч все еще горел — и там, где пламя вспыхивало на лицах немногих последних из воюющих сторон, местных и нападавших, происходило изменение. Сначала я моргал и приглядывался, неуверенный, что мне это не показалось. Но я не мог отрицать то, что видел.

В свете очистительного огня ложь лунного света была окончательно рассеяна, и обнажилась правда.


Лишь несколько дней спустя я услышал эту историю с другой стороны. Полковник Кэррэвэй пришел навестить меня на больничной койке, где меня вновь залатали, и рассказал, насколько я был удачлив.

Как оказалось, эксплораторы оставили на орбите Бореалиса IV исследовательские зонды — и техножрецы в штаб-квартире наслаждались осмотром поверхности планеты. Они хотели сделать тактическую карту, определить места нескольких опорных пунктов культистов. Вместо этого они обнаружили целое чертово поселение там, где до этого были только деревья.

Кэррэвэй и я решили, что деревня, должно быть, появилась на сканерах приблизительно в то же время, когда я и мои люди нашли её. Словно, перейдя её границу, мы разбили некие скверные чары.

Так или иначе, но в результате Кэррэвэю понадобился кто-то для разведки — и, так как половина моего полка уже искала меня и мой взвод в той области, они и были посланы вперед.

Кавальский, один из моих самых жестких, самых опытных сержантов, возглавлял разведывательный рейд. Он нашел деревню достаточно быстро — но его первые впечатления от неё были совершенно отличны от моих. В его рапорте описаны полуразрушенные лачуги, стоящие на опалённой земле, искривленные деревья с гниющими плодами, и гнилая вонь в воздухе, от которой хотелось блевать.

Я не знаю, почему Кавальский и его люди увидели правду, а я нет. Может быть, выворачивающее разум мумбо-юмбо Кайденса не могло затронуть сразу всех нас. Может быть, поэтому это плохо сработало на Валленски и Мейерсе, или на Торне. Или может быть, этот чертов псайкер изначально хотел столкнуть в бою Катачанцев с Катачанцами.

Кавальский послал пару разведчиков по периметру деревни. Они вернулись с сообщениями о ловушках, и часовых, скрывающихся в деревьях. Даже когда некоторые солдаты обменялись выстрелами с часовым, они не смогли идентифицировать их. Я был для них тенью.

И лишь когда люди Кавальского выскочили из укрытия и напали на нас, они увидели, кем мы были. Вот почему они лишь оборонялись, стараясь не ранить нас, хотя мы пытались их убить. Сам Кавальский повалил меня на землю, и не без помощи других. Он пытался достучаться до меня, но не смог заставить меня понять.

Мы думали, что сражаемся с зараженными хаосом мутантами. На самом деле мы были теми зараженными. Я буду часто вспоминать, что это я был тем, кто убил Вейссмюллера, и смеялся, перерезая его горло. Неизменные приказы говорят, что Кавальский должен был меня тут же пристрелить.

Но он в меня верил больше, чем в них.


Как только чертовы медики поставят меня на ноги, мое время на Бореалисе Четыре закончиться.

По крайней мере, я так думал.

Мы все сидели вокруг согревающего костра, в окружении видов и звуков джунглей. Но это не было знакомым пейзажем Катачана — это все еще был отмеченный Хаосом мир, и разрушенная деревня вокруг была лишь одним из напоминаний об этом.

Я был единственным, кто увидел его.

Не знаю, что заставило меня посмотреть, почему я захотел в тот миг отвести глаза от угасающего костра. Но он был там, стоящий в тени хижины — ветхой, съеденной червями хижины, теперь я мог сказать так. После всего, что случилось, он казался невредимым, его одежда все еще была белой и чистой. Кайденс Лунный Блеск.

Он наблюдал за мной.

Потом он развернулся и ускользнул — я должен был поднять своих людей, но теперь это было лишь между ним и мной.

Я последовал за ним один.


Проблема была в том, что малец оказался быстрее, чем я ожидал. Мы уже достаточно далеко забрались в джунгли, когда я смог догнать его. Честнее будет, если скажу, когда он остановился и подождал меня.

— Полковник Стракен. Я знал, что лишь вы последуете за мной. Покинете передовую. Вы всегда делаете то, что вам хочется.

Я был не в настроении разговаривать. В моей руке уже был нож. Мне только было жаль, что я оставил свой дробовик в деревне.

Я прыгнул на своего насмехающегося противника. И промахнулся.

Я не видел, чтобы он двигался. Секунду назад Кайденс был передо мной, а теперь он был в нескольких шагах левее. Я чуть не упал и схватился за ветку, чтобы восстановить равновесие. Она сразу ощетинилась ядовитыми шипами. Если бы я схватился за неё своей живой рукой, а не аугметической, то я бы быстро очутился на пути к чертовой могиле.

Я оторвал ветку от её воздушных корней и перехватил подобно кнуту, но вновь моя цель была совсем не там, где я думал, что она находиться.

— Ваши люди не здесь, полковник, — сказал Кайденс. — Вы были слишком самонадеянными и ушли слишком далеко от них. Они не услышат ваши крики.

И внезапно он выбросил вперед руки — и хотя он не был достаточно близко, чтобы коснуться меня, я почувствовал, будто меня ударили. Невероятный удар поразил меня, и Кайденс был достаточно быстр, чтобы получить преимущество. Последовало еще больше ударов — один, два, три раза по голове, один в живот. Меня отбросило в колючий куст, и я повис на его тонких ветвях. Тысяча крошечных насекомых накинулась, чтобы нажраться моей крови.

— Хочешь услышать мой крик, малыш? — крикнул я, рывком освобождаясь от цепких ветвей. — Как насчет того, чтобы вытащить чертиков из моей головы? Перестань заставлять меня видеть вещи, которых нет, и которые стоят передо мной как… как… ты сейчас.

Кайденс лишь улыбнулся. Он снова шевельнул рукой, и моя левая нога сломалась. Я чуть не задохнулся от боли, но не показал этого, отказав ему в удовольствии. Сжав зубы, я перенес свой вес на правую ногу, и продолжил двигаться к нему.

— Я не просил об этой бойне, — сказал Кайденс. — Я был доволен своим крошечным владением, и горсткой последователей, которые хотели что-то делать для меня. В течение многих столетий мы скрывались от внешнего мира. До тех пор, пока вы, по прихоти жестокой судьбы, не наткнулись на наше надежное убежище.

Я ткнул в него ножом. И снова промахнулся — он был слишком быстрым, чтобы даже засечь его.

— Твои последователи были мутантами. Извращенные безумцы. И ты обманом заставил меня есть с ними. Ты заставил меня думать… Ты заставили меня видеть моих собственных людей как…

Я зарычал от обиды, мой гнев взял надо мной верх. Я широко рубанул ножом, надеясь достать мою цель, где бы он ни был. Лезвие просвистело в пустом воздухе, и внезапно он оказался позади меня.

— Я знал, что, как только вы найдете нас, то придут еще больше вашего вида, — сказал он. — Я не мог затуманить сразу очень много разумов. Я надеялся, что будет достаточно заставить лишь вас видеть моих последователей друзьями, а ваших товарищей теми, кого вы больше всего ненавидите.

— Но ты не взял в расчет меня.

— Нет. Нет, не взял. Но за всё, что вы сделали мне той ночью, полковник Стракен, вы заплатите своей жизнью.

Он сделал резкое хлещущие движение рукой, и моя нога снова сломалась. Щелчок пальцами, и моё левое плечо вывихнуто. Кайденс вытянул правую руку, сформировал пальцы в подобие когтя, покрутил запястьем, и что-то закрутилось во мне.

Меня скрутило от боли, нечем было дышать, но я решил сократить разрыв между мной и моим мучителем, даже если для этого я должен был бы ползти на руках и коленях:

— Думаешь, что сможешь прикончить меня? Хорошо… удачи, малец. Лучшие монстры, чем ты…

Я чувствовал как ломаются мои ребра, одно за другим. Моя аугметическая рука трещала и шипела, превратившись в мертвый груз, висящий на моем плече. Я лежал на земле джунглей, не понимая, как я там оказался. На моих глазах были слезы, а в горле кровь. И пробившись сквозь туман черных и красных пятен, я увидел, как Кайденс ударил кулаком, и почувствовал, словно он пробил справа мою грудь и сдавил мое чертово сердце.

И тут случилось кое-что удивительное.

Я почувствовал тепло восходящего солнца, увидел первый его луч, проникший под купол джунглей надо мной. И там, где красные лучи коснулись моего противника, они показали его настоящее обличие, так же, как пламя огня в деревне.

Кайденс Лунный Блеск — мальчик в белой одежде — исчез. Но в нескольких шагах позади него, выявленный солнечным светом, вихрился ужас.

Я не мог видеть всего монстра. Части его все еще были скрыты от меня в тени. Но я мог разглядеть грубую фиолетовую шкуру, шесть конечностей, которые, возможно, были рукам или ногами, и зияющую, слюнявую пасть, которая, казалось, занимала всю огромную голову монстра — или демона.

Я мог разглядеть единственный красный глаз, громоздящийся над огромной пастью. И он уставился на меня, поскольку понял, что я увидел его при ярком свете.

Поскольку мой Катачанский Клык лег в здоровую руку.

Поскольку он полетел прямо в эту большую, яркую цель.

Это был бросок всей жизни. Мой клинок ударил точно в глаз демона, проникая в его черный зрачок. Он вошел по рукоятку. И демон, который был Кайденсом Лунным Блеском, секунду смотрел на меня, с выражением, которое я бы назвал удивлением.

А затем он взорвался ливнем фиолетового пепла.


Я не знаю, сколько часов я пролежал лицом вниз там, в джунглях.

Я не мог поднять головы, не мог шевельнуть ногами без боли в сломанных костях. Мои внутренности были словно желе, и большая часть моей аугметики была сломана. Я умирал.

И если я не смогу в скором времени уползти, то много хищников, собравшихся, как я знал, в густом кустарнике, с готовностью и нетерпением жаждали помочь в моем последнем пути.

Я не волновался. Я был далек от этого.

Я знал, что мои люди были поблизости. Я знал, что они не прекратят искать меня. И знал, что, независимо от того, что для этого потребуется, они найдут меня. Они отнесут меня к хирургам, так же, как они делали это сто раз прежде.

Я мог им доверять.

И когда я услышал их отдаленные шаги, я еще был в состоянии улыбаться.

Джон Френч ПРЕСЛЕДУЕМЫЙ

Фаддей моргнул, и мир с воплем исчез. Слепая тьма окружала его, заключая в грёзы о боли. Потом свет и ощущения нахлынули раскалённым потоком: белая комната, широкое лицо, глаза сверкают красным в тёмной пещере капюшона, землю раскалывают пылающие трещины, мокро от слёз, подобный красной буре гнев, рука с кольцами, а потом тьма и безмолвие.

Фаддей вновь моргнул и встретился взглядом с врагом. Чёрные глаза блестели на тупой лысой голове, на коже выжжены зазубренные узоры. Тело — тяжёлая груда твёрдых мускулов, покрытых потускневшей бронёй и обтянутых охряной спецодеждой. Голова склонена на бок, словно Фаддей замолчал на полуслове, и человек ждёт окончания. Ржавый металл покрывал стены, на освещённой болезненным жёлтым светом люмосфер поверхности которых были выцарапаны гибельные руны. Воздух пах кровью, потом и свежим мясом. Каждая деталь говорила Фаддею, что он стоит в логове врага, прямо перед ним.

Человек нахмурился и начал двигать губами, чтобы задать вопрос. И Фаддей ударил его кулаком в горло. Враг издал сдавленный крик, пошатнулся, ударился о перемазанную сажей стену и с рёвом бросился вперёд, пытаясь сбить его с ног. За миг перед ударом Фаддей крутанулся, схватил его за шею обеими руками и дёрнул, чувствуя, как громила проскальзывает мимо. С громким треском тело рухнуло на металлический пол и затихло.

Дрожащий от адреналина Фаддей глядел на труп у своих ног. Кожу мертвеца покрывали извилистые узоры татуировок и восьмиконечные выжженные клейма. Он посмотрел на свои руки. Пальцы и ладони обвивали татуировки: знаки погибели и богохульства, такие же, как и на руках человека, которого он только что убил. Фаддей провёл руками по телу, чувствуя шрамы на лице и лбу, кованый металл нагрудника и на поясе клинки с зубьями как у пилы. Паника охватила Фаддея, но он пытался взять себя в руки. Кто я? Внутри разума словно отворилась закрытая дверь, и воспоминания вернулись: он слуга Империума, сражающийся на войне теней и лжи. Осознание было похоже на прикосновение к голове холодной руки, оно успокаивало, уносило сомнения прочь. Фаддей знал, где он, и что он должен делать: он в самом сердце вражеской территории, далеко от помощи. Ему нужно найти вокс-передатчик, сообщить имперским войскам координаты точки эвакуации и добраться туда любой ценой. Но за этой важной потребностью крылось нечто ещё, нечто, что он никак не мог ухватить, нечто, скрывающееся в лабиринте его разума.

— Потерянный в земле проклятых, — прошептал Фаддей и побежал. Он мчался по узким туннелям, ныряя в тени, когда кто-то шёл мимо. Он видел, как извивались на их коже шрамы, слышал жестокий язык, на котором они переговаривались друг с другом. Отовсюду доносилось шипение и стук, когда кондиционеры перемещали зловонный воздух.

Добравшись до зала связи, Фаддей вытянул из ножен длинный зазубренный нож и стучал, пока не открыли. Из двери выглянул рядовой отступник в тёмной спецодежде: лицо скрыто за фабричной маской, лишь покрасневшие расширившиеся глаза видны сквозь грязное стекло. Фаддей слышал, как из комнаты доносится статика и искажённые звуки. Она была маленькой, пропахшей потом и озоном, вдоль стен тянулись консоли, а свет экранов пульсировал в такт звукам громкоговорителей. Всё словно замерло на один удар сердца.

Первым движением Фаддея стал косой удар ножом, который попал в шею отступника и рассёк её до кости. Что-то красное и тёплое забрызгало его лицо. Человек упал, и тёмная кровь ключом забила на пол. И в миг удара Фаддей шагнул вперёд. Его переполняли ужас и ярость: он чувствовал тяжесть в животе и медный привкус во рту. Он кричал. Долговязый человек с лицом как у иссохшего трупа вскочил с пистолетом в руках. Фаддей услышал треск и ощутил, как выстрелом опалило его висок. Он ушёл с линии огня, взмахнул ножом и вонзил его в шею человека. Умирая, еретик забился в судорогах, и Фаддей вырвал клинок в густом фонтане крови.

Он стоял в растекающейся луже и тяжело дышал, пока гнев затихал, а на его место возвращался страх. Шатаясь, Фаддей подошёл к консоли и осмотрел оборудование, в его разуме замелькали частоты и шифры. Руки двигались вдоль рычагов управления словно сами по себе, посылая координаты Падшего Шпиля в ничейных землях далеко от подземной крепости, где сейчас стоял Фаддей.

Он подобрал лазерный пистолет еретика и взял с трупов энергоэлементы. Фаддея тошнило от извилистых знаков и восьмиконечных звёзд, что были вырезаны на коже отступников. Он подумал о захлестнувшем его убийственном гневе: этот порыв казался чужим, словно кто-то прикасался к нему под кожей. От этого Фаддей чувствовал себя порченым, нечистым, словно знаки на его собственном теле были шрамами на душе. Он выбросил мысли из головы и вновь вскочил на ноги. Фаддей был уверен в одном: если он хочет жить, то нужно добраться до Падшего Шпиля. Он вышел из комнаты, закрыл дверь и побежал.


Из самой высокой башни твердыни имперского штаба полковник Августин Тарл взирал на разрушенный мир. Уже был закат, но небо всё ещё было мрачным и тёмно-коричневым, как грязный саван. Когда-то он смотрел отсюда на вереницу ульев, чьи стены вздымались к кобальтовым небесам подобно бронированным горам. Но от этих городов сейсмические заряды и плазменные боеголовки оставили лишь пепел и обломки, что словно замёрзшее море тянулись до самого горизонта: гребни волн из истерзанного металла, полные удлиняющихся теней впадины. Они назывались Пустошами Убийц — обширные ничейные земли в войне между Империумом и силами Хаоса на Хранксе.

— Любуетесь ценою спеси, полковник? — голос инквизитора Саргона раздался позади Тарла, который тотчас же обернулся и резко отсалютовал. Августин был высоким человеком с широким лицом, яркими голубыми глазами и сильной челюстью. Это было лицо, полное уверенности, лицо, внушающее доверие. Облачённый в блестящую красную броню инквизиционного штурмовика, Тарл стоял навытяжку, пока инквизитор шёл к нему.

— Вольно, полковник, — сказал Саргон. Он был ниже Тарла, широкоплечий и с большим рябым лицом. Бронзовый пластинчатый доспех блестел под тяжёлой тёмно-фиолетовой мантией.

Августин пытался устроиться удобнее, пока инквизитор подходил, чтобы встать рядом — сложно расслабиться в присутствии человека, наделённого властью убивать миллиарды одним словом.

— Милорд, вы меня вызывали, — начал Тарл.

— Да, вызывал. Я дам тебе задание, которое будет самым важным за всю твою службу, — голос Саргона был рокочущим словно лавина басом. Августин пытался выглядеть бесстрастно, но чувствовал дрожь предвкушения, — я доверяю твоей природе и способностям. И Империум тоже.

— Милорд, я понимаю, — сказал Тарл.

Инквизитор скривил губы, словно это была шутка.

— Ещё нет, полковник, но скоро поймёте, — Саргон склонился с парапета башни, пристально глядя на темнеющий мир красными бионическими глазами из-под глубокого капюшона.

— Час назад мы получили сигнал по давно неиспользуемой частоте, — усыпанная кольцами рука появилась из рукава мантии инквизитора и протянула обрамлённый медью инфопланшет Тарлу, который окинул взглядом содержание.

— Набор координат в Пустошах Убийц и одно только слово: Фаддей? — полковник посмотрел на Саргона.

— Ты должен направиться туда на штурмовом транспорте. Лично выберите отделение штурмовиков и возьмите с собой, — инквизитор отвернулся от парапета, чтобы посмотреть на Тарла. — Там ты найдёшь и заберёшь человека на моей службе.

Полковник вновь посмотрел на информацию о сигнале, отображённую зелёными блестящими символами на планшете.

— Анализ показаний указывает, что сигнал пришёл из зоны крепости отступников, возможно, передавался через вражеское оборудование.

— Да, сигнал пришёл из твердыни врага.

— Это не западня, не приманка?

— Нет. Это победа, — инквизитор улыбнулся, видя непонимание на лице Августина.

— Тарл, как долго мы здесь сражаемся?

— По крайней мере, десятилетие, милорд.

— Слишком долго, и цена слишком высока, — инквизитор махнул в сторону земли под башней. Тарл понимал, что это значит: он был здесь, когда Империум сравнял ульи с землёй в надежде подавить мятеж. Но под руководством Альфа-легиона отступники подготовились и окопались под землёй в укреплённом комплексе, который назвали Ямой Гидры. Они устояли и продолжали жить, пока Империум выжигал собственную плоть, пытаясь остановить начавшееся распространение заразы. Если Хранкс падёт, то Альфа-легион получит возможность распространить порчу на другие сектора и погубить иные миры. Империум попал на крючок: врагу нельзя уступить, но и уничтожить его невозможно.

— Милорд, и этот человек необходим для победы в войне?

— В наши войска проникли агенты Альфа-легиона. Среди нас притаились змеи, что убивают нас тысячами укусов. Как много операций и прорывов провалились или были отбиты? И они крепнут, лишая нас сил, — Саргон обернулся, положил руку на плечо Августина и посмотрел ему прямо в глаза. — Человек, которого ты должен забрать, является слугой Империума, который просочился в ряды отступников и прятался среди них несколько лет.

Августин позволил шоку отразиться на своём лице.

— Такое возможно?

— Его личность и воспоминания заменили искусственным образом, чтобы он не мог выдать себя, — инквизитор убрал руку, глядя мимо Тарла. — Фаддей верит, что он один из них. Он закодирован на спад фальшивой личности и возвращение к нам при определённых обстоятельствах.

— Милорд, при каких обстоятельствах? — спросил полковник, хотя уже подозревал ответ.

Инквизитор улыбнулся, сверкнув посеребренными зубами. — Он закодирован вернуться к нам, когда узнает личности агентов Альфа-легиона, которые проникли в наши войска.


Наступила ночь, когда Фаддей услышал за спиной вой охотников. Он поднялся до резкой, высокой ноты, сливаясь с откликами и эхом в хор, что призывал Фаддея к забвению. Он знал, что побег не останется незамеченным, и потому на поверхности бежал изо всех сил, зная, что каждый шаг, каждый миг украден у смерти. Он знал, что охотники близко: они учуяли его запах и завыли в предвкушении добычи.

Крики преследователей стихли, когда Фаддей, по чьим рукам текла кровь из тысяч порезов, вскарабкался на очередную неровную груду камней. Вдали Падший Шпиль вздымался над Пустошами Убийц, словно сломанный наконечник вонзившегося в землю копья бога, словно далёкое обещание безопасности. Он соскользнул по пепельному склону в широкий овраг, чьё дно покрывали обломки и похожие на клинки тени, а в сотне шагов будто тёмное зеркало блестел пруд. Порыв суховея донёс до ноздрей приторный химический запах.

Фаддей начал двигаться по дну оврага, перебегая от укрытия в укрытие, каждым шагом вздымая пепел. А затем до его ушей донёсся тихий как шёпот звук движения. Фаддей обернулся и застыл. По склонам лощины крались высокие, худые существа. Каждый был гуманоидом, но припадал к земле на выгнутых суставчатых ногах и длинных руках, а их мускулы натянулись под бледной кожей. Охотники нашли его. Они были людьми-мутантами, которых отступники специально изменили для охоты в Пустошах Убийц. Твари были слепы и шли на запах, пробуя воздух длинными языками. Фаддей сжал рукоять пистолета. Он мог насчитать, по крайней мере, трёх охотников и знал, что их больше. Они будут быстры. Фаддей смотрел, как один из зверей замер на краю камня, по которому он прошёл несколько секунд назад. Охотник припал к земле, водя из стороны в сторону продолговатой головой, и длинный язык замелькал среди острых как бритва зубов.

Фаддей начал отходить от укрытия, двигая по одной конечности за раз, кровь била в его ушах барабанную дробь. Интересно, слышали ли звери, как бьётся его сердце? Он поднял ногу, чтобы шагнуть вперёд, и камень сдвинулся с тихим звуком. Фаддей замер. Ещё одно существо запрыгнуло на груду булыжников в десяти шагах. Он чувствовал, как пот течёт по лицу. Охотник прыгнул на человека. Позади остальные зарычали и устремились следом. Фаддей вскинул лазерный пистолет и выстрелил. С неестественной скоростью охотник отскочил в сторону, и разряд энергии просвистел в воздухе. Он выстрелил вновь, подняв над землёй горячий фонтан раскалённого песка. Фаддей обернулся и побежал, зная, что ему уже не спастись. Даже если он убьёт нескольких зверей, останутся другие, которые почуяли его запах.

Впереди была неподвижная чёрная поверхность пруда, её химический запах забивал ноздри… Охотники слепые, и если запах исчезнет, то для них исчезнет и Фаддей. Он нырнул и почувствовал, как его поглощает жидкая тьма. Под поверхностью пруда не было слышно ни звука, и Фаддей плотно закрыл глаза и рот. Он чувствовал, как кислота жжёт его кожу, а боль расходиться по груди. На миг Фаддей даже подумал остаться в едких объятьях жидкости навсегда. А что ему терять? Фаддей не помнил почти ничего, кроме нескольких часов, полных ужаса и смертей. А в будущем будут лишь новые страхи, ещё больше крови и дыхания врагов за спиной. Перед глазами застыл образ сгорающего вокруг мира, и Фаддей понял, что видел это, видел, как губительные силы уничтожили нечто очень для него дорогое. Потеря и гнев словно стали свежей раной в душе, из которой потекли обрывки воспоминаний: рука на плече, бронзовое кольцо-аквила, лицо с красными глазами. Фаддей был воином, который шёл среди врагов, в этом была его задача; он был слугой Империума.

Задыхаясь, Фаддей вырвался на поверхность. Он шёл в воде, глядя во тьму и прислушиваясь к каждому звуку. Фаддей добрался до края пруда и выкарабкался на берег, с его тела капала химическая жижа. Она скроет его запах от зверей, ну, так он надеялся. Какое-то время Фаддей лежал на спине и тяжёло дышал, глядя туда, где на фоне унылого чёрного неба сверкал Падший Шпиль. Хрюкнув от натуги, Фаддей поднялся на ноги и тяжело зашагал во тьму, заставляя себя идти, пока не оказался в тени шпиля, и тут силы покинули его. Изнурённый агент нашёл вход в широкую трубу и вполз внутрь. Согнувшись и дрожа во тьме, Фаддей заснул. Его сон тревожили образы горящих миров и широкого лица с красными глазами.


"Валькирия" неслась над омрачённой равниной к Падшему Шпилю. Горбатый фюзеляж и крылья были матового угольно-чёрного цвета, нарушенного схемой ночного камуфляжа — неровной решёткой чёрных линий. В кабине и пассажирском отсеке было темно, все экраны и дисплеи выключили, пилот вёл машину на ночном видении и инстинкте. Сквозь открытую боковую дверь полковник Трал сквозь собственный прибор ночного видения наблюдал, как внизу проносится ярко-зелёная земля. Августин слышал, как позади в пассажирском отсеке отделение штурмовиков тихо проверяет снаряжение и ест рационы. Каждый надел приборы ночного видения и теперь коротал время обыденными делами, чтобы оставаться собранным. Даже для таких закалённых годами войны людей время перед операцией было битвой со скукой и страхом.

— Голодны, полковник? — раздался позади голос. Это был Кулг, сержант отделения, ухмыляющийся громила и один из лучших солдат Августина.

Тарл обернулся и заглянул в пассажирский отсек, ночное видение показывало, что штурмовики, похожие в своей чёрной броне на статуи из обсидиана, сидят на лётных скамьях. У каждого было плотно пристёгнутое к груди адское ружьё и громоздкий гравишют за спиной. Клуг протягивал затянутый в фольгу батончик.

— Полевые рационы? — Тарл взял батончик и откусил. Сержант ухмыльнулся.

— Спасибо, — скривившись, сказал Тарл — вкус у рационов был отвратительным. — Ты так добр, что что-то мне оставил.

Сержант усмехнулся, блеснув зубами в зелёном ночном видении. Тарл ухмыльнулся в ответ. Для обычных людей Кулг и его отделение были хладнокровными убийцами, но у Августина была смесь компетентности и здорового юмора, отчего такие парни его ценили и доверяли.

— Если у тебя теперь найдётся фляга горячего кофеина, то я просто забуду о вкусе.

— Вот, сэр, — сержант улыбнулся и передал Тарлу маленькую металлическую фляжку.

— Спасибо, — сказал полковник, потягивая горячую жидкость, и подумал, что пора бы им сообщить.

— Слушайте, — начал Августин, повысив голос, чтобы его было слышно сквозь гул двигателей. — Вы знаете инструкцию: высаживаемся, используя гравишюты, занимаем периметр, берём под стражу цель, и "Валькирия" уносит нас.

Он дождался согласных кивков. — Цель будет выглядеть как один из врагов, отступник во всём, — Тарл сделал паузу. — Крайне важно обеспечить его безопасность.

— Сэр, нам понятен план, — ответил Кулг.

— Не забывай, что Альфа-легион уже использовал ведьм, метаморфов, даже перебежчиков.

Неровные кивки: каждый уже видел фокусы и обманы, используемые служителями Тёмных Богов. — Не предпринимать ничего, пока мы не будем в нём уверены. Будьте готовы действовать, если это ловушка, и ждите моего подтверждения личности цели, — полковник посмотрел на каждого. — Понятно?

Все ответили кратким ‘сэр’. Тарл кивнул и отвернулся, чтобы вновь выглянуть из бортового люка. Светлело. Пилот и оружейный офицер уже получили особые приказы и были наготове, если потребуется. Августин отхлебнул из фляги и подумал о человеке во тьме, который бежит к нему, неся величайшую тайну.


Фаддея разбудил шёпот. Он не слышал, кто говорил, и поэтому лежал неподвижно и слушал. Серый свет сочился в устье трубы, где агент дрожал от утреннего мороза. Его поле зрения было ограничено круглым куском грязного серого неба, рассечённого неясным силуэтом Падшего Шпиля. Голоса приближались, Фаддей уже мог расслышать, как почти неслышно трётся ткань о перевязь и тихо лязгает оружие. Кто бы это ни был, они намеренно двигались медленно: искали, охотились. Фаддей молился, чтобы они не стали проверять трубу.

В шаге от него что-то хрустнуло под сапогом. Адреналин начал растекаться по холодным мускулам, от инстинктов загнанного зверя во рту стало сухо, а внутренности скрутило. Стараясь медленно дышать, Фаддей протянул руку к ножу. В его сознании мелькали воспоминания: улыбающееся лицо, яркая белая комната, мир умирает вокруг. А затем нечто иное поднялось из глубин разума, словно ухмыляющийся череп, вытащенный из ямы на бойне. Гнев захлестнул мысли: он не добыча, чтобы лечь на землю и позволить выпотрошить себя, а хищник. Рука сомкнулась на рукояти ножа, и красное облако растеклось по разуму, словно кровь в воде.

Фигура заслонила свет у входа в трубу, сутулый силуэт, ствол лазерного ружья направлен во мрак. В теле и разуме Фаддея бурлил циклон гнева, по поверхности которого проносились вспышки боли и чёрные кольца ненависти. Он хотел крови, жаждал ощутить её тепло на руках, увидеть, как жизнь покидает глаза жертвы. Фигура была лишь в трёх шагах, её широкие глаза не видели смерти, что поджидала во тьме. Мускулы Фаддея напряглись наготове к смертельному рывку.

Откуда-то из-за пределов видимости донёсся треск помех, а затем приглушённый голос заговорил на резком Имперском Готике из вокс-передатчика. Человек перед Фаддеем дёрнулся от этого звука и отошёл на свет, и тогда агент разглядел на его шлеме грязную бронзовую аквилу. Он вспомнил бронзовое кольцо-аквилу и смотрящие на него красные глаза. Гнев отхлынул, оставив Фаддея дрожать во тьме. Он был служителем Империума, не зверем, но на миг словно стал кем-то другим, кем-то чудовищным. Чтобы проскользнуть в ряды отступников, Фаддей стал одним из них, и в нём осталось нечто от той, иной личности. Ему казалось, что он слышит её шёпот, рассказывающий тайны. Фаддей подумал, что проклятый всё ещё сидит в нём.

— Трон, нет! — раздался голос, достаточно громкий, чтобы его услышал Фаддей.

— Серж, в чём дело? — спросил мужчина, которого агент мог видеть. Он выглядел молодым, зелёная форма вымазана пеплом, глаза покраснели от дней усталости и страха. Это был дальний патруль, небольшое подразделение, которое глубоко забралось в Пустоши Убийц, полагаясь лишь на лазерные ружья и крепкие нервы.

Фаддей подумал было выйти из укрытия — он же слуга Империума, как и они, они помогут. Но что же они увидят, когда он выйдет из теней? Человека, облачённого в шипастый доспех и тёмную ткань, с запёкшейся кровью на руках и изуродованным злыми рунами лицом. Они примут его за врага, хищника вроде тех, кто забирает их товарищей и преследует в кошмарах. Примут его за отступника, и как же он сможет переубедить их?

— Мы немедленно уходим, — заговорил невидимка резким тоном. При этих словах земля задрожала.

— Погоди, что… — спросил ещё один невидимый солдат и осёкся, а подобный ударам огромных барабанов звук становился всё громче и громче.

— Бежим! — теперь Фаддей слышал в голосе не просто страх, а ужас. Воздух содрогнулся с рёвом, подобным раскату грома. Человек у входа уставился на небо и побежал. Фаддей, подползший к концу трубы, посмотрел наверх и понял причину. К нему неслась волна пламени, а над ней пылали небеса.


"Валькирия" содрогалась, когда вокруг в воздух вздымались чёрные колонны дыма. Смотря вниз из бортового люка штурмового транспорта, Тарл видел, как поток огня катится по Пустошам Убийц к Падшему Шпилю. В раскалённом как топка воздухе пахло жжёным маслом, а земля словно шла рябью под артиллерийским огнём. Отступники закопали свою артиллерию, и теперь подняли её к скрытым огневым точкам на окраинах пустошей. Там были сотни пушек, и все они стреляли: ритмичный хор войны, что стирает с лица земли всё живое. Силы Хаоса выжигали землю, чтобы убить одного бегущего предателя. Или, подумал Тарл, загнать добычу в пасть охотника.

— Проведи нас над вершиной! — крикнул Тарл. Падший Шпиль неясно вырисовывался в облаках пыли и дыма. Это был высокий как титан почерневший кусок металла, выступающий из земли под углом. На вершине находилась площадка не более чем двадцать шагов в поперечнике. Когда-то это было пиком ныне мёртвого улья, и когда он горел, шпиль упал и вонзился прямо в развалины внизу. Теперь же он торчал из широкой груды обломков, словно меч из спины мертвеца. Это было место, координаты которого передал лазутчик, Фаддей, место, куда за ним отправил Августина инквизитор.

Тарл встал, держась за перекладину, которая тянулась вдоль центра пассажирского отсека "Валькирии". На нём был красный панцирь штурмовика, а с шеи свисала не пристёгнутая дыхательная маска. Отделение было уже на ногах, лица скрыты шлемами с глазами как у насекомых, чёрная броня блестит. Разряд статики прошёл по коже полковника, когда он активировал свой гравиранец.

— Точка извлечения в двадцати километрах, — сказал пилот. Тарл кивнул сержанту.

— Стройся! — крикнул Кулг, и штурмовики выстроились в две линии лицом к закрытому заднему люку, плечи соприкасаются, левые руки держат зажимы в потолке. Сержант показал Тарлу большой палец.

— Открыть задний люк и приготовиться к прыжку, — сказал Августин в горловой микропередатчик. Пилот сжато ответил, и с шипением поршней задний люк разошёлся, открыв землю и небо, что проносились позади "Валькирии" так быстро, что были почти невидны.

— Прыгаем по моему приказу, — сказал полковник, и закрепил противогаз.

— Смерть и честь! — крикнул Кулг, и штурмовики эхом повторили его слова.

— За Императора, — добавил Тарл, но его слова унёс рёв ветра.


Фаддей бежал, а огненная буря мчалась за ним. Вокруг мелькали белые от жара искры, а пот тёк по вымазанному сажей лицу. Агент не знал, где гвардейцы, его единственным порывом было бежать, добраться до убежища. Огненный поток надвигался раскалённой стеной, которая текла по грудам и впадинам среди обломков, с рёвом всасывая воздух. Она была в пятидесяти шагах позади, и Фаддей чувствовал, как жар опаляет его открытую кожу. Над ним чёрное копьё Падшего Шпиля пронзало небо. Оно было так близко, что агент видел торчащие из боков гнутые балки. Безопасность была так близка, но огненный поток следовал за Фаддеем по пятам.

Он услышал сквозь рёв пламени вой, когда в задымлённом воздухе появились длинные, худые силуэты охотников, плевавших на опасность теперь, когда они нашли добычу. Их бледные тела казались чёрными на фоне огня, и здесь были десятки зверей, их кожа была опалена и вздулась, но клыкастые пасти широко раскрыты от радости. Фаддей не мог обернуться, не мог сражаться, ему оставалось только бежать. Казалось, что лёгкие агента горят, а ноги пронзало болью. И вот Фаддей пересёк гребень пепельной дюны, и над ним навис бок Падшего Шпиля. Он вцепился в торчащую перекладину, подтянулся и начал карабкаться без лишних мыслей, лихорадочно ища опору ногами и руками. Он был в десяти шагах над землёй, когда через дюну перевалились охотники. Первый подскочил к основанию шпиля и прыгнул, внезапно появившись среди переплетений балок. С ликующим рыком тварь набросилась на Фаддея, вцепилась когтями ему в ногу. Агент закричал, когда его тело захлестнула боль, но ощутил, что часть его воет, требуя крови. Он пнул другой ногой и почувствовал, как под сапогом треснула кость.

Мутант упал, размахивая руками и хватая ртом воздух. Но остальные уже карабкались, подтягивая себя длинными руками, их когти скребли по металлу. Фаддей посмотрел на вершину улья и взялся за следующую балку. С воем сверхнагретого воздуха огненный поток пересёк дюну и врезался в основание Падшего Шпиля. Те из охотников, что только начали карабкаться, просто испарились, а другие повыше завопили, когда жар опалил их плоть, и рухнули в адское пламя. Те же, что были над огненным потоком, полезли ещё быстрее, протягивая лапы к агенту, охотники ловили языками капли падавшей из его ноги крови.

Застонав от боли, Фаддей вцепился одной рукой в балку над головой, а другой вытащил лазерный пистолет. Извернувшись, чтобы посмотреть вниз, он снял его с предохранителя и зажал спусковой крючок. Сверкающие разряды энергии обрушились на зверей, прожигая мясо и кости. Фаддей продолжал стрелять, пока ячейка не опустела, а пистолет не раскалился в его руке. Агент бросил его и полез дальше, пытаясь не обращать внимания на расходящуюся от разодранной ноги слабость и скрежет, с которым выжившие охотники карабкались за ним.


"Валькирия" резко развернулась, заходя в управляемое падение по спирали к Падшему Шпилю. В пассажирском отсеке пронзительный вой гравишютов пробился сквозь рокочущий бас двигателей. Сквозь открытый люк было видно лишь плоскую вершину шпиля, что поднималась из бурлящего океана пламени.

— Прыгай! — закричал Тарл, и штурмовики выскочили в задымлённый воздух.


Фаддей вскарабкался на плоскую вершину Падшего Шпиля. Он был не шире двадцати шагов в поперечнике, а вокруг были лишь отвесные обрывы и пылающее плато. Агент слышал выкрикиваемые приказы и уголком глаза видел размытые образы. Вокруг высаживались штурмовики в чёрной броне и резко перекатывались с лёгкостью принесённых ветром семян. Они рассредоточились с механической скоростью и чёткостью в поисках целей. Агент пытался встать, но разодранная нога подогнулась, и он растянулся на неровном металле, кровь текла широкими ручьями. Фаддей перекатился на живот, его окружали штурмовики: они пришли за ним, он добрался до точки извлечения, и теперь хранимые тайны достигнут хозяина.

Высокий человек, единственный в красном, присел рядом с агентом, его лицо скрывал противогаз, а в руке снятый с предохранителя болт-пистолет.

— Кто ты? — спросил человек в красном доспехе.

— Я — слуга Империума. Я — Фаддей.

Мужчина склонился ниже и отстегнул противогаз, обнажив гладкое, красивое лицо.

— Ты знаешь, кто я? — его голос был тихим. Фаддей ощутил, как нечто зашептало внутри головы, а кожу словно закололо иголками. Агент чувствовал, что красное облако его другого «я» забилось внутри, словно ощущало и видело нечто, чего не мог видеть он.

— Полковник Тарл, "Валькирия" подлетает. Это цель для эвакуации? — крикнул один из штурмовиков, и в этот миг Фаддей понял. Тарл. Эхо имени разнеслось в его разуме. Полковник Тарл. Имена, лица, детали мелькали перед его внутренним взором, когда внутри черепа открывались тайны. Агент знал этого человека, знал, какое чудовище притаилось под гладкой кожей. Он видел небрежно удерживаемый на боку болт-пистолет, палец на спусковом крючке, лицо без шрамов. Лицо лазутчика Альфа-легиона, лицо врага Империума.

Полковник встретился с ним глазами, увидел во взгляде Фаддея понимание и вскинул болт-пистолет, чтобы выстрелить. Фаддей ударил кулаком в лицо Тарла с силой, достаточной, чтобы ломать кости. Кровь и выбитые зубы разлетелись, а голова Трала откинулась назад. Фаддей вскочил, незамутнённый гнев заслонил боль и усталость.

— Это ловушка! — закричал полковник, сплёвывая кровь и осколки зубов.

Выстрелы адских ружей рассекли воздух там, где только что был агент. Фаддей слышал, как в его разуме зверь заходится воющим смехом у врат воли: он умрёт от рук своих же из-за предателя. Агент резко обернулся, ища взглядом укрытие, но вокруг не было ничего — лишь смерть ждала в стволах адских ружей.

Затем раздался вой, и мутанты запрыгнули на вершину, их голая кожа вздулась от жара пламени, а пасти были широко открыты, когда охотники ворвались в кольцо штурмовиков, размахивая когтями и хватая зубами. Спустя удар сердца вокруг были только смятение и кровопролитие. Солдат рухнул на пол, на него набросился мутант и впился зубами в шею. Жгучий разряд адского ружья ударил охотника в прыжке и прожёг его грудь. Выстреливший штурмовик сменил цель и выстрелил вновь, разряд с шипением пронёсся мимо твари, а затем мутант подобрался на расстояние взмаха когтей. Кровь забрызгала платформу. В руках Фаддея был нож, когда на него кинулся охотник, размахивая когтями перед руками и лицом, с предвкушением убийства в смрадном дыхании. Агент воткнул острие клинка под рёбра твари и ощутил прилив удовольствия, когда она умерла. Болт пролетел над плечом Фаддея и врезался в труп только что убитого им мутанта, выбив фонтан плоти.

Фаддей отшатнулся и оступился, когда ещё один разрывной снаряд пронёсся над его головой. Тарл шёл к агенту, не обращая внимания на резню вокруг, болт-пистолет нацелен, а на лице застыла маска крови и триумфа. Фаддей смотрел в ждущую тьму железного ствола. Кровь капала с кончика ножа, и агент чувствовал, как внутри поднимается красное облако. Фаддей перестал противиться и позволил ему проскользнуть в чувства и конечности. Боль раскалённым ножом впилась в сердце, а перед глазами промчались образы: широкая улыбка, рука, белая комната. Затем всё исчезло, и зверь овладел им.

Фаддей прыгнул на Тарла, нож поднят высоко, а на лице застыл оскал. Болт-пистолет полковника выплюнул пламя в пустой воздух, когда Фаддей приземлился и замахнулся, целя в шею. Удар был быстр, но Тарл был ещё быстрее: он крутанулся вокруг себя и впечатал сапог в грудь агента. Треснули кости, и Фаддей пошатнулся, из его лёгких выбило воздух. Тарл навёл болт-пистолет, а агент вцепился в удерживавшую оружие руку полковника, когда он выстрелил. Руки сомкнулись вокруг болт-пистолета, и Фаддей рванул изо всех сил. Пальцы Тарла треснули на спусковом крючке, и агент вырвал у него пистолет. Тарл отшатнулся к краю вершины, прижимая сломанные пальцы к груди, а другой рукой сжал горловой микропередатчик. Фаддей навёл болт-пистолет на Тарла и улыбнулся.

— Сейчас, — сказал полковник.

С рёвом двигателей "Валькирия" взлетела прямо за платформой. Она была так близко, что Фаддей видел, как палец пилота завис над кнопкой стрельбы. Мультилазерный огонь градом обрушился на вершину, испепеляя без разбору мутантов и штурмовиков. Фаддей перекатился, когда вокруг расплавилась поверхность. Тарл был на ногах, когда "Валькирия" повернулась открытым бортовым люком. Он прыгнул и с грохотом упал на пол пассажирского отсека. Фаддей перекатился и помчался к "Валькирии". Агент видел, как на него поражённо смотрит пилот. Он добежал до края и прыгнул, ударившись о край бортового люка, ноги повисли в воздухе, а свободной рукой он отчаянно пытался удержаться. Когда агент влез внутрь, Тарл набросился на него и ударил по голове с ноги. От удара Фаддея отбросило к металлической стене в передней части отсека, болт-пистолет выскользнул из рук. Полковник подскочил к нему, вцепившись в глотку. Фаддей видел, как пистолет скользит по полу к открытому люку. Вершина Падшего Шпиля неясно вырисовывалась в просвете, пока "Валькирия" пикировала и взлетала. Фаддей ударил лбом в лицо Тарла, присел, схватил болт-пистолет и вскинул для выстрела. На запястье агента сомкнулась здоровая рука Тарла, и фальшивый полковник зарычал от натуги, направляя прицел пистолета вверх. Фаддей чувствовал, как его покидают силы, как утекает смертельный гнев. Он посмотрел в лицо Тарла и спустил курок.

Болт пробил крышу пассажирского отсека, ударил в двигатель и взорвался. "Валькирия" закружилась, оставляя след из обломков и чёрного дыма. Полковник отлетел вдоль отсека, когда накренился пол, размахивая руками, чтобы удержать Фаддея. За открытым люком вращалась вершина Падшего Шпиля, когда агент вырвался из рук Тарла, шатаясь, подошёл к двери и прыгнул. Он рухнул на залитый кровью опалённый металл, когда на месте "Валькирии" возникло черное неровное облако, и обломки начали падать на шпиль в каскаде пламени.


Фаддей открыл глаза и моргнул от яркого света. Он сидел в кресле в белой комнате, тело покрывала свободная накидка. Раны затянулись, чистые перевязи покрывали обожжённую кожу, а напротив было пустое кресло. В гладкой белой стене открылась дверь, и внутрь шагнул мужчина в мантии глубокого тёмно-пурпурного цвета на бронзовом доспехе.

— Хорошо, ты снова с нами, — сказал он, садясь в пустое кресло.

— Где я? — спросил Фаддей.

— Ты не узнаешь это? — агент огляделся. Это была яркая белая комната. Он резко обернулся к сидевшему напротив человеку. И увидел широкое лицо, с которого на него смотрели красные линзы бионических глаз.

— Ты…

— Да, — сказал инквизитор.

— Значит, я сделал это, — с облегчением выдохнул Фаддей.

— Да, пусть нам и пришлось выкапывать тебя из обломков. Прыжок на шпиль спас тебе жизнь. Фаддей подумал о кружащей "Валькирии", огненном шаре и падении, вершина шпиля приближалась, чтобы встретить его жёстким поцелуем.

— Так… — начал агент. Облегчение сменилось смятением — он помнил, что что-то должен дать этому человеку, но не помнил что.

— Я уже получил и использовал доставленную тобой информацию. Я изъял её из твоего разума, пока ты был без сознания, — инквизитор улыбнулся, но из-за пламенного красного взора это выглядело гротескно. — И спасибо, что разобрался с полковником Тарлом. У меня были подозрения, и ты принёс не только подтверждение, но и решение.

— Чего? — Фаддей хмуро посмотрел на инквизитора.

— Ах да, ты же не помнишь. Прости, я должен быть уверен.

— О чём ты говоришь?

Инквизитор просто улыбался. Фаддей чувствовал, что внутри нарастает гнев. Он помнил, что сделал ради выживания, но не мог точно вспомнить зачем.

— Скажи мне, — агент почти кричал, вставая из кресла. Нечто шептало на краю его мыслей, умоляя выпустить его.

— Зверь близко, не так ли? — инквизитор не двигался, но Фаддей чувствовал, что вокруг его кожи словно собирается буря. Ощущал, как инквизитор заглядывает внутрь его черепа. — Ты можешь его чувствовать? — Фаддей тяжело опустился обратно в кресло. Агент чувствовал тошноту — он всё ещё был его частью, осколок того отступника, которым он стал на службе инквизитору.

— Почему он…

— Всё ещё часть тебя?

— Да. — Фаддей смотрел, как инквизитор наблюдает за игрой света на металле и драгоценных камнях колец своей руки.

— Что ты помнишь о времени до того, как ты проник к отступникам?

— Немного, — ответил агент. — Обрывки. Я помню лицо, кольцо-аквилу. — Он посмотрел на инквизитора. — Я видел мир, некогда уничтоженный, и это меня…

— Разозлило. Да, должно было. Это всё ещё злит меня.

— Что? — Фаддей с открытым ртом уставился на инквизитора. Тот опустил оглядываемую руку и посмотрел прямо в глаза агента.

— Это не обрывки твоих воспоминаний. Они мои. Фаддей чувствовал, что тонет в собственных разрозненных мыслях и воспоминаниях. Он пытался ухватиться за что-то, что придаст словам инквизитора смысл.

— Я… — начал Фаддей.

— Это избранные мгновения моей жизни, то, что делает меня тем, кто я есть, заставляет ненавидеть врага, быть инквизитором, — он склонился вперёд с гордым взглядом на лице. — Это моё стремление служить: твоя верность Империуму, все императивы, которые вернули тебя ко мне, мои. Они все мои. Я дал их тебе. Я вставил их в тебя.

— Но я, — осёкся Фаддей, подумав, что чувствует, как его второе «я» завыло от веселья.

— Фаддей, лучшими лазутчиками становятся настоящие отступники, — голос инквизитора был тихим шёпотом жреца, который рассказывает тайну над ухом умирающего человека. — Зачем мне заставлять верного имперского слугу верить, что он солдат Хаоса? Зачем? Зачем, если я могу взять солдата Хаоса и переделать его под свои нужды?

— Но я… я был… — выдавил Фаддей.

— Нет, ты не был. Ты отступник, Фаддей. Заключённый в тебе зверь — не останки ложной жизни. Это ты, скованный моей ложью.

Инквизитор встал. Фаддей полными слёз глазами смотрел, как он протягивает руку. Покрытые кольцами холодные пальцы прикоснулись к лысой голове. Фаддей ощутил, как наэлектризовывается воздух, словно в штормовом небе. Инквизитор, его хозяин, посмотрел на своего слугу и заговорил голосом, что эхом отражался в голове. — Ты много раз служил Империуму, и послужишь вновь.

Тьма с воплем поглотила его.


Фаддей очнулся среди мертвецов. В его руке был нож, на клинке — кровь.

Он посмотрел на трупы вокруг, на чьих тёмных балахонах были выплетены искажённые руны.

Он взглянул на свои руки и увидел на коже зазубренные шрамы и извилистые узоры.

Он был один среди проклятых.

Он вспомнил белую комнату, человека с широким лицом и красные глаза.

Он должен был вернуться к своим имперским хозяевам.

И он побежал.

Роб Сандерс ЖЕЛЕЗО ВНУТРИ

Железо внутри. Железо снаружи. Железо везде. Галактика пронизана его холодными обещаниями. Известно ли вам, что Святая Терра состоит в основном из железа? Наш родной мир, Олимпия, тоже. Большинство обитаемых планет и лун тоже. Истина заключается в том, что мы — Империум Железа. Умирающие звезды сжигают свои железные сердца, а в это самое время тяжелые металлические ядра зарождающихся миров генерируют поля, защищающие жизнь — порой человеческую — от губительного сияния звездных старцев.

Империи — не просто завоеванные земли. Всякий Железный Воин знает об этом. Это сердца, бьющиеся ради общей цели, в унисон стучащие в пустоте. Это кровь, пролитая нашими Легионес Астартес, алая благодаря железу и в знак непокорности. Это железо внутри, и мы чувствуем его металлический привкус, когда вражеский клинок или пуля настигают нас. Тогда железо внутри становится железом снаружи, как это было в тот день, который стал первым днем Великой Осады Малого Дамантина…


Кузнец Войны вышел на наблюдательную платформу. Он был в силовом доспехе, и толстая решетка застонала под его тяжелыми шагами. Керамитовые плечи Железного Воина поникли под грузом ответственности, словно на них давила тяжесть намного большая, чем вес доспеха третьей модели. Он прошагал по платформе с решительностью полубога, но то, как его шипованные латные перчатки ухватились за внешний поручень, свидетельствовало, что он мог и не пройти этого расстояния. Великан был вынужден остановиться.

Хриплый кашель вырвался из глубин его бронированной груди, вздымавшейся и опадавшей в такт мучительному, неровному дыханию. Часовые Имперской Армии из Ангелойского девятого охранного полка адамантифрактов наблюдали за мучениями Кузнеца Войны, не зная, что делать. Один из них даже вышел из строя и приблизился, опустив дуло тяжелого карабина и протягивая руку в чешуйчатой перчатке.

— Милорд, — начал солдат в маске, — могу ли я послать за вашим апотекарием или, быть может, Железным Палатином…

Лорд Барабас Дантиох остановил адамантифракта, тоже выставив перед собой руку в перчатке. Пока Кузнец Войны боролся с приступом кашля и судорогами, от бронированной пятерни оттопыренным остался лишь один палец.

Потом, даже не глядя на солдата, огромный Легионес Астартес выдавил:

— Отставить, охранитель!

Солдат отошел, и легкий ветерок шевельнул истрепанный плащ Железного Воина, ткань которого представляла собой мозаику из черных и желтых шевронов. Под плащом скрывалось величественное великолепие силового доспеха. На тускло поблескивавшем нагруднике со знаком его легиона виднелись следы ржавчины и преждевременного износа, из-за которых доспех отливал сепией. Воин был без шлема. Лицо скрывала железная маска, которую он выковал сам. Лицевая часть маски являлась настоящим произведением искусства, воплощением знака легиона — знака железной маски, украшавшего наплечник. На железном «лице» лорда Дантиоха с решетчатыми отверстиями для рта и мрачных черных глаз застыло угрюмое выражение и одновременно суровая решимость.

В аркадах и на парапетных стенах шептались, что Кузнец Войны надел еще раскаленную маску, едва вынутую из горна, и молотом придал ей форму прямо на себе, а потом погрузил голову вместе с железом в ледяную воду и кованый металл навсегда застыл вокруг его угрюмого лица.

Схватившись за поручень и опустив могучие плечи, Дантиох поднял глаза-прорези и жадно упивался безумной гениальностью своего творения. Шаденхольд — неприступная крепость, уникальная и смертельно опасная, получившая свое имя в честь тех мук, которые на глазах у Дантиоха и его Железных Воинов испытал бы враг, имевший глупость напасть на нее. В процессе приведения к Согласию, как часть стратегии Императора и по его священному указу, в тысячах миров соорудили множество бастионов и цитаделей, чтобы авторы Великого крестового похода могли следить оттуда за новыми владениями и подданными бесконечно расширяющегося Империума. Многие из этих галактических редутов, замков и фортов спроектировали и построили Железные Воины, братья Дантиоха: Четвертый легион не знал себе равных в искусстве ведения осадной войны, обороны крепостей и их осады. Однако ничего подобного Шаденхольду Галактика не знала — в этом Дантиох был уверен.

Бледные губы командира Железных Воинов бормотали под маской Нерушимую Литанию:

— Владыка наш, Император! Сделай меня инструментом твоей непреклонности. Там, где тьма беспросветна, ниспошли нашим стенам холодного презрения. Там, где безрассудный враг уязвим, дай нам силы наступать. Там, где поселилось смертельное сомнение, позволь воцариться решимости…

Кузнец Войны одарил Шаденхольд всеми современными фортификационными сооружениями: концентрическими горнверками, бункерами, огневыми мешками, округлыми цитаделями, орудийными площадками и смертоносными башнями. Крепость являлась чудовищным образчиком военного искусства тридцатого тысячелетия. Для Дантиоха, однако, самым главным была дислокация. Без естественных преимуществ в виде материала, высоты и окружения все прочие архитектурные ухищрения казались не более чем бесполезными украшениями. Крепость, построенная в стратегически слабом месте, неизбежно падет, как это выяснили многие собраться Дантиоха из других легионов на ранних этапах приведения к Согласию. Даже у Имперских Кулаков случались неудачи.

Дантиох возненавидел Малый Дамантин с того самого мгновения, как ступил ногой на эти ужасные камни. И в тот же миг почувствовал, что планета тоже его ненавидит. Этот мир будто не желал его присутствия здесь, и тактическая чуткость Кузнеца Войны сразу отреагировала: он мог использовать враждебность окружающей среды Дамантина себе во благо.

Маленький планетоид находился в плотном облаке из вращающихся обломков скал, металла и льда, из-за чего с самого начала казался каким-то недоделанным и опасным. Крейсеры Пятьдесят первой экспедиции, доставившие сюда Кузнеца Войны и его Железных Воинов, с трудом пробрались через это облако. Хотя сила тяжести на планете была приемлемой, а в нижних слоях атмосферы имелся кислород, что делало возможным создание аванпоста, над ее поверхностью свирепствовали ураганные ветры и сверкали молнии, а небо затянули высококоррозийные кислотные тучи. Здесь не было жизни: ничто живое не могло существовать на этой поверхности. Кислотная атмосфера пожирала доспехи и орудия, словно голодный зверь, стремительно сдирая слой за слоем в попытке добраться до плоти и крови Легионес Астартес, укрывшихся внутри. Даже в самых надежных доспехах здесь можно было протянуть не больше нескольких минут.

Единственный способ пробраться вниз — отвесное скоростное пикирование на «Грозовой птице», и то лишь в том случае, если пилот будет достаточно опытен, чтобы пронзить сплошную облачность и попасть в один из узких бездонных карстовых колодцев, испещрявших поверхность камня. Вследствие какой-то ошибки природы на ранних стадиях развития Дамантина кору планеты пронизывали воздушные карманы, полости и огромные открытые пространства: система пещер, ошеломлявшая размерами и запутанностью. В качестве идеального места для своей крепости Дантиох выбрал самый центр этого безумия, в сводчатом подземном пространстве, столь громадном, что формировались даже собственные примитивные погодные условия.

— Железо рождает силу. Сила рождает волю. Воля рождает веру. Вера рождает честь. Честь рождает железо. Такова Нерушимая Литания. Да будет так во веки веков! Dominum imperator ас ferrum aeturnum. Власть Императора и железа вечны.

Железные Воины были не первыми, кто сделал Малый Дамантин своим домом. Под поверхностью скалистого мира кипела жизнь, развившаяся в глубине и во мраке. Единственную реальную угрозу для избранников Императора представляли мегацефалоподы — чудовища, которые бесшумно передвигались по пещерам с помощью извивающихся щупалец и могли протолкнуть свои резиноподобные тела в самые сложные из туннелей, пробивая новые проходы титановыми клювами. В первые годы пребывания на Малом Дамантине Легионес Астартес вели войну на уничтожение с этими существами, казалось, вознамерившимися разрушать все, что Четвертый легион пытался построить.

Когда эти опасные твари были практически истреблены, Дантиох начал возводить величайшее из своих творений — Шаденхольд. Пока Железные Воины сражались с хтоническими чудовищами за господство над планетой, Дантиох заставил своих апотекариев и советников из Адептус Механикус как следует потрудиться над созданием рабочей силы, которая построит его мегакрепость. Лаборатории Железных Воинов усовершенствовали генетическую разновидность рабов-воинов, известных как Сыны Дантиоха. Хотя лицо Кузнеца Войны много лет скрывалось под бесстрастным железом маски, черты его ясно угадывались в ужасных лицах гигантов, построивших Шаденхольд.

Будучи выше и мощнее космодесантников, генопотомки при помощи одной физической силы своих чудовищных туш добывали, перемещали и обрабатывали камни, из которых строилась крепость. Кроме физической мощи солдаты-рабы отчасти унаследовали от своего генетического отца холодное техническое мастерство. Шаденхольд не стал обычным наспех сработанным сооружением из камней: это был громадный образчик стратегического и осадного искусства. Когда строительство крепости завершилось, Сыны Дантиоха освоили новые для себя роли, занявшись обслуживанием и эксплуатацией цитадели, а также вошли в состав ударных частей ближнего боя для концентрических зон поражения, во множестве устроенных в ней. Болеющему Кузнецу Войны нравилось быть в окружении этих могучих существ, подобий его самого в пору юности и физического расцвета. В свою очередь рабы-солдаты почитали своего генетического отца с простой, непоколебимой верой и преданностью: верностью Императору — как отцу примарха и примарху — как своему собственному отцу.

— Я не устаю любоваться ею, — раздался голос у него за спиной. Это был Зигмунд Тарраш, Железный Палатин Шаденхольда. Дантиох хмыкнул, прекратив бормотать молитвы. Вероятно, за ним послал адамантифракт. Или, возможно, у Железного Палатина были какие-то новости.

Космодесантник встал возле поручня рядом с Кузнецом Войны и залюбовался великолепной крепостью, высившейся над ними. Хотя Дантиох был Кузнецом Войны и старшим по званию в гарнизоне из тридцати Железных Воинов, оставленном здесь Пятьдесят первым экспедиционным флотом, из-за своего состояния он был вынужден передоверить ответственность за крепость и ее повседневную оборону другому. Он выбрал в Железные Палатины Тарраша, поскольку у этого космодесантника были характер и воображение. Холодная логика Четвертого легиона не раз сослужила Железным Воинам добрую службу, но даже среди них попадались такие, чей вклад в дело Согласия был большим, нежели просто жажда завоевателя, — те, кто ценил красоту человеческих устремлений и достижений, а не только испытывал тактическое удовлетворение от победы и наслаждался битвой.

— Напоминает ночное небо, — сказал Тарраш своему Кузнецу Войны. Железный Палатин кивнул сам себе. — Мне не хватает неба.

Дантиох никогда прежде не думал о Шаденхольде с этой точки зрения. Несомненно, такой взгляд на крепость стал последним штрихом в остроумном проекте Кузнеца Войны, ибо два Железных Воина стояли на круговой обзорной платформе, идущей вокруг шпиля самой высокой крепостной башни. Только шпиль этот тянулся не к небу и даже не к своду пещеры, а указывал вниз, на ее дно.

Шаденхольд был высечен из гигантского конусообразного скального образования, выступающего из свода пещеры. Дантиох сразу оценил потенциальные выгоды такого местоположения и поручил своим людям тяжелую и опасную задачу — вырубить цитадель, перевернутую вниз головой. Она свисала крышами вниз, но все помещения, лестницы и детали интерьера были ориентированы снизу вверх. Коммуникационные шпили и башни-сканеры в самом низу крепости висели в нескольких тысячах метров над поверхностью огромного естественного озера из неочищенного прометия, поднимающегося из недр планеты. На самом верху крепости располагались донжоны и потайные темницы, спрятанные глубоко в потолке пещеры.

Устало оглядывая сооружение, Дантиох не мог не признать, насколько метким оказалось сравнение Железного Палатина. В промозглом мраке исполинской пещеры яркие огни прожекторов и слабые светящиеся точки амбразур были похожи на созвездия в темном ночном небе. Это впечатление еще больше усиливали фосфоресцирующие колонии бактерий, пирующих на выходах полевого шпата на своде пещеры, и тусклые отблески отражений на лоснящейся, черной как смоль поверхности прометия внизу: они создавали впечатление далеких звезд и галактик.

— У тебя есть новости? — осведомился Дантиох у Тарраша.

— Да, Кузнец Войны, — ответил Железный Палатин. Космодесантник был в полном боевом доспехе в цветах легиона, за исключением латных перчаток и шлема, которые он держал в руке. Бдительность (или паранойя, как считали в некоторых других легионах) Железных Воинов была общеизвестна. Шаденхольд и его гарнизон находились в состоянии постоянной боевой готовности. Тарраш провел ладонью по лысой голове. Его темные глаза и кожа были в точности такими же, как у самого примарха, — отцовское благословление сыновьям. Когда Дантиох повернулся к нему и в прорези железной маски проник свет, Тарраш мельком заметил пожелтевшие, налитые кровью глаза и морщинистую кожу, выцветшую от времени.

— И?

— Флагманский корабль «Бентос» приветствует нас, милорд.

— Значит, Пятьдесят первая экспедиция возвращается, — проскрипел Дантиох. — Мы уже давно видим их на экранах слежения. Почему они приближаются так медленно и не выходят на связь?

— Они сообщают, что у них были проблемы при пересечении поля обломков, — доложил Железный Палатин.

— И они приветствуют нас только сейчас? — раздраженно парировал Дантиох.

— «Бентос» случайно зацепил одну из наших орбитальных мин, — сообщил Тарраш своему господину. Дантиох почувствовал, как его губы, скрытые под решетчатой лицевой пластиной, сложились в некое подобие улыбки.

— Неважное начало для визита, — сказал Кузнец Войны.

— На время ремонта они останутся на месте, — добавил Железный Палатин. — И запрашивают координаты для скоростного спуска к поверхности.

— Кто запрашивает?

— Кузнец Войны Крендл, милорд.

— Кузнец Войны Крендл?

Тарраш кивнул.

— Похоже на то.

— Значит, Идрисс Крендл теперь командует Четырнадцатой Великой ротой.

— Даже под вашей командой, — заметил Тарраш, — он был не более чем клубком амбиций в полированном керамите.

— Возможно, ты все-таки получишь свое звездное небо, мой Железный Палатин.

— Полагаете, мы сможем присоединиться к легиону, сэр?

Дантиох очень долго молчал — Кузнец Войны погрузился в воспоминания и размышления.

— От всей души надеюсь, что нет, — ответил он наконец.

Похоже, ответ не понравился Железному Палатину. Дантиох положил руку в перчатке на плечо Тарраша.

— Пошли «Бентосу» координаты Орфических Врат и отправь две «Грозовые птицы» ожидать у поверхности, чтобы сопровождать наших гостей.

— Орфических Врат, сэр? Наверняка…

— Давай устроим новому Кузнецу Войны прогулку по самым эффектным безднам и системам пещер, — сказал Дантиох. — Живописный маршрут, если угодно.

— Как пожелаете, милорд!

— А тем временем пригласи капеллана Жнева, полковника Круйшанка, достопочтенного Вастополя и адепта с Большого Дамантина на встречу в Большом Реклюзиаме. Там мы примем наших гостей и услышим из уст олимпийцев, чем занимались братья в наше отсутствие.


Большой Реклюзиам гудел от надсадного кашля Кузнеца Войны и ударов молота его капеллана. Зал легко вмещал весь гарнизон Шаденхольда в количестве тридцати Железных Воинов для отправления ими своих культовых церемоний и ритуалов. В действительности из-за того, что крепость постоянно находилась в состоянии повышенной боевой готовности, на службе редко бывало больше десяти Легионес Астартес одновременно.

Дантиох и его капеллан не допустили, чтобы подобные ограничения повлияли на изначальный замысел и великолепие зала. Железных Воинов на Малом Дамантине было немного, но они были велики душой, и их сердца переполняла возвышенная вера и преданность своему Императору. Исходя из этого, Большой Реклюзиам являлся самым большим помещением в крепости, способным служить духовным нуждам десятикратно большего числа воинов. Со сводчатого каменного потолка свисал черный лес железных прутьев, раскачивающихся в воздухе над проходом к центральному алтарю. Они усиливали звуки культовых обрядов, молитвенных и хоральных песнопений маленького гарнизона до величавого гула. Все это поддерживалось ревом церемониального горна на возвышении в передней части зала и ритмичным стуком молота по железу, возлежащему на алтаре-наковальне.

Приделы по обе стороны от центра украшала скульптурная композиция, протянувшаяся во всю длину Большого Реклюзиама, взбираясь по алтарным ступеням и заканчиваясь у дальней стены. Возвышаясь над прихожанами, ее скульптуры из чистейшего железа изображали многолюдную, сложную батальную сцену: герои — Железные Воины — штурмуют позиции варваров, находящиеся на возвышенности. Первобытные гиганты были титанами, олицетворявшими собой все старое: бастионы вымыслов и суеверий, рушащиеся под натиском силы оружия Четвертого легиона, и силы технологии и разума. Композиция не только служила вдохновляющей диорамой, но и порождала иллюзию, что собравшиеся находятся в гуще сражения — а именно там люди Дантиоха желали оказаться больше всего.

Позади скульптур каменные стены помещения по обе стороны были облицованы листами полированного железа, на которых выгравированные схемы и чертежи накладывались друг на друга, образуя фреску с изображением Императора, горделиво глядевшего с запада, и примарха Пертурабо на востоке.

— Милорд, они приближаются, — возвестил Тарраш, и Кузнец Войны, почтительно преклонивший колено, с трудом поднялся. Под главной аркой входа в Реклюзиам зазвучали уверенные шаги. Железный Палатин развернулся и встал подле своего Кузнеца Войны, пока полковник Круйшанк из Девятого Ангелойского охранного полка адамантифрактов в полном парадном обмундировании нерешительно топтался неподалеку. Завершив ритуальные удары, капеллан Жнев отсоединил молот-реликвию от гибкого бионического протеза своей правой руки и плеча. Он передал крепления от святыни громадному рабу, чьей обязанностью было поддерживать огонь в церемониальном горне. Жнев торжественно прошествовал по ступеням вниз, кивая единственному из присутствующих, кто не был членом гарнизона Шаденхольда, — клирику в диковинном сине-золотом одеянии с капюшоном.

— Явились, — пробормотал Жнев, когда делегация строем вошла в его Реклюзиам и двинулась по длинному проходу к ступеням алтаря.

Впереди всех шагал Идрисс Крендл, новый Кузнец Войны из Четырнадцатой Великой роты. Суровое выражение лица олимпийца сильно портили шрамы. Следом шел адепт в темно-красных одеждах — Адептус Механикус, чье лицо терялось в тени капюшона. Три бионических окуляра, вращающиеся, словно объективы микроскопа, испускали болезненный желтоватый свет. Рядом с ним был Сын Хоруса. Глаза на наплечнике и на груди отличного светло-зеленого доспеха с черной, как ночь, отделкой ни с чем нельзя было спутать. Его смуглое, бровастое, неулыбчивое лицо было хмурым, словно от постоянных раздумий. По бокам от них шагал в ногу почетный караул Крендла: эскорт из четырех ветеранов Легионес Астартес в сверкающих серых доспехах четвертой модели «Максимус», с кричащей золотой отделкой.

— Кузнец Войны, — холодно приветствовал своего прежнего господина Крендл у подножия алтарных ступеней.

Время шло под взглядом гравированных глаз Императора.

— Крендл, — ответил Дантиох.

Железный Воин поджал изувеченные губы, но не стал реагировать на отказ Дантиоха признать его новое звание.

— Пятьдесят первая экспедиция приветствует вас. Позвольте представить адепта Гракха и капитана Сынов Хоруса Гасдрубала Сераписа.

Дантиох не стал их приветствовать. Коротко закашлявшись, он небрежно махнул перчаткой через плечо.

— Моих людей ты знаешь, — сказал Кузнец Войны. Потом добавил: — И твоих.

— Несомненно. — Крендл приподнял рассеченную бровь. — Мы привезли вам новые приказания от вашего примарха и вашего магистра войны.

— А как насчет приказов Императора? От него вы ничего не привезли? — поинтересовался Дантиох.

Крендл напрягся, затем внешне расслабился. Он оглянулся через плечо на Сераписа, но выражение лица капитана не изменилось.

— Император давным-давно повелел, чтобы его возлюбленные сыны — под верховным руководством наиболее возлюбленного, Хоруса Луперкаля — довели Великий крестовый поход до неизбежного завершения. Здесь, среди покоренного космоса, слово Воителя — закон. Тебе это известно, Дантиох.

— Здесь, во тьме Востока, до нас доходят тревожные слухи о покоренном космосе и о том, куда все это начинает заходить, — прошипел Дантиох. — Ректор, прошу вас. Можете говорить.

Клирик в сине-золотом одеянии с извиняющимся видом нерешительно вышел вперед.

— Этот человек, — пояснил Дантиох, — прибыл к нам с Большого Дамантина с печальными известиями.

Жрец, разом ставший объектом пристального внимания сверхлюдей, спрятал лицо в глубинах своего капюшона. Сначала он мямлил, но потом обрел уверенность.

— Милорды, я — ваш покорный слуга, — начал ректор. — Эта система — конечный пункт малоизвестного торгового пути. Торговцы и пираты, как чужаки, так и люди, перевозят товары между нашей глубинкой и центром Галактики. Последние несколько месяцев они доставляют ужасные новости, весьма важные для Ангелов Императора здесь, на Малом Дамантине. О гражданской войне, пылающей по всему Империуму, гибели целых легионов Космического Десанта и о немыслимом — убийстве сына Императора! Одних этих трагических сведений хватило бы, чтобы привести меня сюда: космодесантники со скалы всегда были нашими друзьями и союзниками в сражениях с зеленокожими захватчиками. Но затем до моих ушей дошли другие ужасные вести, и мое сердце плачет кровавыми слезами, страдая за моих повелителей — Железных Воинов. Олимпия — их родной мир — пала жертвой мятежа и возмездия. Планета разрушена до скалистого основания, ее горы пылают в огне, а народ обращен в рабство. С разбитым сердцем вынужден я сообщить, что Олимпия отныне — не более чем преисподняя, опозоренная и заваленная гниющими трупами, где царят цепи и тьма.

— С меня довольно, — предостерег Серапис.

Крендл повернулся к Кузнецу Войны.

— Твой примарх…

— Мой примарх, — перебил его Дантиох, — как я подозреваю, был участником вышеописанных трагедий.

— Ты зря тратишь наше время, Дантиох, — скривил разорванные губы Крендл, напирая на твердые согласные в имени Кузнеца Войны. — Вы получаете новое назначение. С твоей ролью смотрителя покончено. Ваш примарх и легион Железных Воинов теперь сражаются за Хоруса Луперкаля. Все доступные силы и ресурсы, включая те, что формально находятся под твоим наблюдением, нужны магистру войны для марша к древней Терре.

Жестокие откровения Крендла эхом разнеслись по Большому Реклюзиаму. На мгновение все умолкли, потрясенные тем, что столь бесстыдная ересь прозвучала в этом святом месте.

— Прекратите это безумие! — взмолился со ступеней капеллан Жнев. На его черно-серебряном доспехе играли отсветы священного горна.

— Крендл, подумай, что ты творишь, — добавил Тарраш.

— Я теперь — Кузнец Войны, капитан Тарраш! — взорвался Крендл. — Кем бы ты ни был в этой захолустной дыре, будешь обращаться ко мне согласно заслуженному званию.

— Заслуженному чем? — спросил Дантиох. — Это вознаграждение за провал? Ты стал командиром лишь потому, что тебе не хватило мужества быть верным.

— Не надо говорить мне о провалах и недостатке мужества, Дантиох. Ты то у нас непревзойденный герой-победитель! — огрызнулся Крендл. Он кивнул Серапису, отчего осколки гранаты, до сих пор сидящие в тканях его лица, заблестели в лучах света. — Именно поэтому великий Барабас Дантиох и дошел до того, что его оставили сторожить никчемный кусок камня. Любимчик лорда Пертурабо закончил тем, что потерял Крак Фиорину, Стратополы и мир-крепость Голгис во время миграции хрудов в проливах Вульпы.

При этих словах Крендла Дантиоху вспомнились последние тяжкие дни на Голгисе. Хруды, ксеномерзость. Нашествие невидимого. Ожидание и смерть, когда гарнизон Дантиоха превращался в прах, их доспехи ржавели, болтеры отказывали, а крепость разрушалась. Лишь после того, как мощное энтропийное поле, порожденное мигрирующими стаями хрудов, состарило камень и плоть до предела, позвоночные существа полезли в атаку изо всех щелей и закоулков, вонзая в жертву свои ядовитые когти и разрывая ее на части.

Лучше всего Дантиох помнил, как они ждали, когда «Грозовая птица» заберет тех, кто остался в живых среди развалин Голгиса: сержант Золан, воин-поэт Вастополь и техно-десантник Таварр. Сердца Золана перестали биться на борту «Грозовой птицы» — через считаные минуты после того, как корабль его подобрал. Таварр умер от дряхлости в лазарете крейсера, как раз перед Малым Дамантином. Вастополь и Кузнец Войны считали, что им сравнительно повезло, но они оба превратились в калек с одряхлевшими сверхчеловеческими телами.

— Потом он счел разумным, — с едким презрением продолжал Крендл, — усомниться в том, как его примарх ведет кампанию по истреблению хрудов. Без сомнения, это был способ оправдаться за потерю половины Великой роты, а не попытка переложить вину на истинных виновников — Императора с его неумелыми попытками завоевать Галактику и себя самого за столь неудачное участие в этом. Четвертый легион рассредоточен по звездам. Неисчислимое множество крохотных гарнизонов удерживают расползающиеся остатки Согласия, оставшиеся после безрассудного Крестового похода. Наши некогда горделивые Железные Воины превратились в планетарных тюремщиков.

— Примарх ошибся, — покачал железной маской Дантиох. — Кампания по истреблению подхлестнула миграцию, вместо того чтобы с ней покончить. Пертурабо утверждает, что Галактика очищена от хрудов, но, если это так, что незаметно уничтожает миры Согласия в Течении Коронадо?

Новый Кузнец Войны проигнорировал эти слова.

— Ты разочаровываешь и раздражаешь нашего примарха, — заявил Крендл Дантиоху. — Твоя слабость его оскорбляет. Твоя уязвимость — удар по его генетическому наследию. У нас у всех есть шрамы, но смотреть невыносимо именно на тебя. Не потому ли ты надел маску? — Крендл насмешливо усмехнулся. — Очень трогательно! Ты — оскорбление природы и законов, что правят этой Галактикой: выживает сильнейший, а слабый умирает. Почему ты не уполз куда-нибудь и не умер, Дантиох? Для чего цепляешься за жизнь, не давая покоя остальным, словно дурное воспоминание?

— Если я настолько ужасен, чего вы с примархом хотите от меня?

— Ничего, калека! Я сомневаюсь, что ты дотянешь до места сбора. Пертурабо призывает своих Железных Воинов — истинных своих сынов — под знамена магистра войны. Хорус приведет нас под стены Императорского Дворца, где невообразимые укрепления Императора пройдут испытания нашей отвагой и где будет твориться история.

— Император давно погряз в своих мечтаниях на древней Терре, — зло добавил Гасдрубал Серапис. — Империуму не нужны советы, политики и бюрократия, порожденные им в его затворничестве. Мы нуждаемся в руководителе. Великий крестовый поход должен обрести цель и смысл. Император недостоин более вести человечество на новом этапе его естественного господства над Галактикой. Его сын, Хорус Луперкаль, доказал, что способен справиться с этим.

— Кузнец Войны Крендл, — произнес Жнев, отстраняя Сына Хоруса и угрожающе выдвигаясь вперед. — Если вы стоите в стороне и ничего не предпринимаете, пока магистр войны замышляет отцеубийство и льет яд в уши братьев примархов, значит, вы тоже замышляете отцеубийство. Пертурабо — наш примарх. Мы должны помочь нашему благородному лорду понять ошибочность его решения, а не поддерживать его собственным безоговорочным согласием.

— Действительно, лорд Пертурабо — ваш примарх. Разве так трудно повиноваться приказу вашего примарха? — поинтересовался Серапис. — Или мятежная олимпийская кровь все еще бушует в ваших жилах? Крендл, то, что ваш родной мир взбунтовался в ваше отсутствие, уже достаточно унизительно. Надеюсь, вы не допустите, чтобы то же самое произошло с членами вашего же легиона.

— А ты, понтификатор, помолчи! — рявкнул Крендл на капеллана. — Я уже слышал ваши доводы. Скоро у легиона не будет нужды в тебе и тебе подобных. — Кузнец Войны развернулся к Дантиоху, молча кипящему от ярости. — Ты немедленно сдашь мне командование этой крепостью и гарнизоном.

Мгновение два Железных Воина с холодным бешенством смотрели друг на друга.

— А если я откажусь?

— Тогда ты и твои люди будут считаться изменниками примарху и магистру войны, — посулил Крендл.

— Как ты и твой хтонийский друг — изменниками по отношению к его величеству Императору?

— Твою крепость сотрут в порошок, и предателей с ней заодно, — объявил Крендл.

Дантиох обратил свою угрюмую маску к полковнику Круйшанку, капеллану Жневу и своему Железному Палатину, Зигмунду Таррашу. Их лица были не менее мрачными. На миг задержав взгляд на заезжем клирике, Барабас Дантиох вновь обратил его на своего безумного противника. Крендла переполняли страх и неистовство. Серапис просто смотрел: так смотрит сторонний наблюдатель — кукловод, дергающий за веревочки. Адепт Гракх ритмично булькал и вращал своим триокуляром, наставив линзы на Дантиоха. Почетный караул Кузнеца Войны застыл как изваяния: болтеры наготове, стволы наставлены на стражей Шаденхольда.

— Вастополь, — позвал Дантиох. — А ты как думаешь?

По залу раскатился рев, от которого задрожали и закачались железные прутья, подвешенные над Реклюзиамом. Среди гигантских железных скульптур диорамы неуклюже зашевелилось что-то громадное. Простейший инстинкт самосохранения заставил Крендла и его почетную стражу обернуться. Одна из скульптур вдруг ожила. В компании атакующих титанов она казалась маленькой, но разом будто увеличилась в размерах, нависнув над пораженными Железными Воинами.

Перед Легионес Астартес стоял дредноут. Неторопливый металлический монстр, огромный как в высоту, так и в ширину и увешанный мощным оружием. Почтенный Вастополь, как и его Кузнец Войны, последний оставшийся в живых Железный Воин с мира-крепости Голгис. Его, измученного страшными ранами и преждевременной дряхлостью, Дантиох поместил в броню дредноута, чтобы воин смог продолжать службу и быть живым хранителем истории роты. Боевая машина была наспех выкрашена в черный цвет, чтобы стать неразличимой среди других фигур диорамы. При движении за ней оставался след из капель свежей краски.

Когда стена из керамита и адамантина надвинулась на них, вооруженные сопровождающие Крендла попытались пустить в ход болтеры. Зияющие спаренные автопушки Почтенного Вастополя были уже заряжены, приведены в полную боевую готовность и наведены на цель. Орудия загрохотали, выплюнув огонь в космодесантников и заполняя зал невыносимой какофонией боя. С такого близкого расстояния тяжелые орудия оставили от двух Легионес Астартес лишь лужицы крови и обломки доспехов.

С куда большим изяществом и ловкостью, чем можно было ожидать от столь громадной машины, атакующий дредноут развернулся и отшвырнул третьего Железного Воина в противоположный придел ударом плеча, из которого торчала рука с силовым когтем. Манипулятор скомкал прекрасный доспех «Максимус», и стали слышны вопли находящегося внутри него воина, у которого ломались кости и рвались внутренние органы. Пока Крендл и Серапис пятились в укрытие, выставив болтеры, а адепт Механикум повалился на пол Реклюзиама, единственный уцелевший из почетного караула бросился на дредноута. Вскинув болтер над головой, Железный Воин поливал бронированную гробницу Почтенного Вастополя огнем.

От адамантиевого панциря дредноута посыпались искры. Вастополь включил цепной кулак, подвешенного под автопушками. Обрушив на Железного Воина удар этого зазубренного кошмара, боевая машина размолола в щепки его оружие, а затем вспорола его доспех от челюсти до пупка. Из рваной раны во всю грудную полость и живот посыпалось содержимое; почетный страж упал на колени и умер. Отойдя от скульптурной группы, дредноут позволил изломанному Легионес Астартес, пригвожденному им к безжалостному железу, рухнуть на пол. Подняв огромную металлическую ногу, Вастополь раздавил шлем Железного Воина, размазав его мозги по отполированному камню и прекратив страдания изувеченного космодесантника.

Когда Дантиох двинулся вперед, сопровождаемый Таррашем и Жневом с одной стороны и ректором и полковником — с другой, Крендл и Сын Хоруса отступили: на их искаженных лицах были написаны ужас и ярость. Оба офицера Легионес Астартес пятились к выходу из Большого Реклюзиама, наставив оружие на безоружного Кузнеца Войны и его тяжеловооруженного дредноута. Однако Крендл и Серапис были политиками и знали, что их шанс убраться из крепости живыми — не оружие, а угрозы.

Почтенный Вастополь острыми как долото клинками пальцами силового когтя поднял с пола Гракха, держа адепта Механикум за виски и верх капюшона, будто куклу. Тошнотворные желтые линзы триокуляра техножреца панически вращались, дыхательные трубки отчаянно булькали.

— Боюсь, что Кузнец Войны Крендл притащил тебя сюда, велев осмотреть наши фортификации, — обратился Дантиох к подвешенному Гракху, — чтобы по возвращении ты смог рассказать о нашей обороноспособности. Разумеется, более грамотный Кузнец Войны, нежели он, сделал бы это сам. Вастополь был хроникером нашей роты, но теперь он не слишком словоохотлив.

— Вастополь, — позвал Дантиох. — Чем заканчивается история адепта Гракха?

Силовой коготь дредноута начал вращаться в запястье, начисто оторвав голову техножреца вместе с капюшоном от плеч. Труп ударился об алтарные ступеньки; из обрубка шеи толчками била кровь, смешанная с машинной смазкой.

— Это безумие! — завопил Крендл на подступающего к нему Дантиоха. — Ты — покойник!

Угрозы начались.

— Капитан Крендл, — прошипел Дантиох. — Это крепость Железных Воинов. Она не служила и никогда не будет служить мятежному магистру войны. Мой гарнизон и я верны Императору: мы не разделим с тобой твое проклятие. — В сумрачных глазах Дантиоха сверкнула холодная гордость, столь свойственная легиону и их Железному Отцу. — Похоже, у меня есть последняя возможность доказать примарху свою полезность. На сей раз я его не подведу. Шаденхольд никогда не падет. Ты слышишь меня, Идрисс? Эта крепость и люди, которые ее защищают, никогда не будут твоими! Железные Воины с Малого Дамантина сражаются за своего Императора и за меня. Ты познаешь вкус неудачи, и тогда придет твой черед изведать гнев примарха. А теперь беги, трус! Беги к своему изменническому флоту и забирай этого паршивого предателя с собой.

Пятясь сквозь арку Большого Реклюзиама вместе с настороженным Сераписом, широко раскрыв глаза, Крендл махнул болтером себе за спину, затем снова в сторону Железных Воинов и их дредноута.

— Все это, — Крендл описал стволом болтера широкий круг, — будет обращено в прах за один день. Слышишь, Дантиох? За день!

— Попробуй! — взревел Дантиох, но дальнейшая угроза растворилась в мучительном кашле. Кузнец Войны, задыхаясь, упал на колени. Тарраш схватил Дантиоха за руку. Похлопав Железного Палатина по керамитовому доспеху, Кузнец Войны восстановил дыхание. Тарраш отпустил его, но измученный Железный Воин остался стоять на коленях, опустив голову. Он медленно повернулся к прячущемуся под капюшоном клирику.

— Итак, — сказал тот, — вы слышали все своими ушами, прямо из уст предателя. Сердца наших братьев погрязли в извращениях и измене. — Он засунул руку под свое богатое одеяние. Тихое гудение перемещающего поля — почти незаметное прежде — смолкло, снимая маску с клирика и являя взглядам его истинные размеры. Когда он сбросил капюшон, реальность вокруг огромной фигуры на миг затуманилась, затем снова обрела кристальную ясность.

С разумов защитников Шаденхольда спала пелена, и они увидели брата-космодесантника в богато украшенном доспехе ярко-синего цвета. Под рукой воин держал шлем с плюмажем, на боку в ножнах висел гладиус. Поверх ослепительного великолепия его доспеха ручной работы со знаками боевых отличий и наград был надет сюрко. Знак на правом плече свидетельствовал о том, что это Ультрамарин; украшенный драгоценностями Крукс Ауреас на левом — что он чемпион легиона, тетрарх Ультрамара и член почетного караула самого Робаута Жиллимана.

— Ты хорошо справился со своей ролью, тетрарх Никодим. Часто ли Ультрамарины прибегают к таким театральным приемам? — спросил Дантиох.

— Нет, милорд. Не часто, — ответил чемпион, чьи коротко остриженные волосы и красивое патрицианское лицо выдавали в нем элитного воина Ультрамара. — Но времена теперь особые и требуют соответствующей тактики.

— Позволь мне говорить откровенно, Ультрамарин. Когда ты появился на Малом Дамантине с клеветническими обвинениями и сухими разведданными, я чуть не приказал Вастополю сбросить тебя с бастионов Шаденхольда. — Кузнец Войны поднялся с колен с помощью Тарраша. Тетрарх метнул в него суровый взгляд. Вокруг одного из его глаз была нанесена искусная татуировка со знаком его ордена.

— Нелегко Железному Воину слышать о слабости своих собратьев, — продолжал Дантиох. — В этом я согласен даже с Идриссом Крендлом. Ты опорочил моего отца и обесчестил Четвертый легион обвинениями в мятеже, ереси и убийстве. Мы позволили твоим оскорблениям остаться безнаказанными. Ты предоставил нам редкую возможность узнать об измене собратьев из первых рук. Наш договор скреплен правдой. Итак, чего хочет от нас Робаут Жиллиман?

Таврон Никодим оглядел собравшихся. Суровая гордость Тарраша и Жнева была под стать гордости самого Кузнеца Войны. Почтенный Вастополь существовал лишь для того, чтобы сражаться, а безоговорочная преданность полковника Круйшанка была написана у него на лице — верность Императору, дарующая ему утешение перед лицом бедствий.

— Ничего такого, что вы бы не дали сами, — твердо ответил Никодим. — Откажите магистру войны в ресурсах и подкреплении. Продержитесь так долго, как только сможете. Усилия немногих верных способны замедлить продвижение изменника. Минуты. Дни. Месяцы. Сколько угодно, чтобы дать Императору время укрепить Терру перед надвигающейся бурей, а моему лорду — пробиться через посеянное Хорусом замешательство и подготовить ответ верноподданных Императора.

— Если мы собираемся пожертвовать собой ради этого, Железный Воин выступит против Железного Воина, было бы неплохо знать, какая стратегия есть у Жиллимана, — заметил Дантиох.

— Да, милорд. Как всегда, у лорда Жиллимана есть план, — невозмутимо ответил чемпион Ультрамаринов.

Когда все покидали залитый кровью Большой Реклюзиам, Дантиох окликнул:

— Никодим?

— Да, Кузнец Войны?

— Почему я?

— Лорду Жиллиману известно о вашем мастерстве и большом опыте в осадном деле. Он думает, что эти умения понадобятся.

— Он мог бы рассчитывать на мои умения, но как насчет верности? — настаивал Дантиох. — В конце концов выяснилось, что верности у моего легиона маловато.

— Вы были откровенны, милорд. Дозволено ли мне ответить вам тем же?

Дантиох кивнул.

— Магистр войны воспользовался слабостью вашего примарха — его гордостью, — осторожно пояснил тетрарх. — Ваша история с Пертурабо — не секрет. Лорд Жиллиман полагает, что может положиться на ту же самую слабость в вас.

И снова Кузнец Войны кивнул — Никодему и самому себе.


Я был там. На этом крошечном мире, в позабытой системе, дальнем закоулке Галактики. Там, где нанесли могучий удар по изменнику, магистру войны, и его союзу заблудших и проклятых. Там, на Малом Дамантине. Я был среди немногих, вставших против многих. Братом, пролившим кровь брата. Сыном, изменившим слову сбившегося с пути отца. И словом этим была… Ересь.

Мы сражались целый древнетерранский год и еще один кровавый день. Все мы были олимпийцами. Железные Воины, откликнувшиеся на зов своего примарха и Императора. Холодные глаза обоих следили за нами издалека. Оценивающе. Выжидающе. Желая, чтобы их Железные Воины продолжали бой. Как отсутствующие боги, которых влечет к делам смертных смрад сражения — неповторимая смесь крови и пожаров.

Я был там, когда Кузнец Войны Крендл напустил на нас стаю «Грозовых птиц». Исторгнутые из тучного крейсера «Бентос» и до предела набитые воинами и оружием, летательные аппараты затмили звезды и посыпались в наш мир, будто стая крылатых молний. Сумей они пробиться сквозь толстую пелену туч над недружелюбной поверхностью Дамантина, промчались бы по системам пещер и выплеснули весь свой запас ужаса на наши подготовленные позиции. Однако Кузнец Войны Дантиох лишь несколько часов назад приказал обрушить Орфические Врата, и все, что сумела найти стая, — это камни и следы разрушения. Одна за другой они разбились о поверхность планеты.

Я был там, когда могущественные богомашины Легио Аргентум, которым также не позволили пройти сквозь врата, были вынуждены пробиваться сквозь кислотные бури Малого Дамантина. Словно ослепшие измученные чудовища, они брели, спотыкаясь, сквозь шквалы и циклоны; их бронированные панцири покрывались ржавчиной, гигантские движительные системы разъедала кислота. Печально знаменитый «Омниа Виктрум», разрушитель сотни миров, был одной из трех освежеванных боевых машин, сумевших доковылять до карстовой воронки — достаточно огромной, чтобы вместить их гигантские тела. И там визжащие орды, составлявшие экипаж богомашин, столкнулись с непостижимым лабиринтом исполинских пещерных систем планеты и с пониманием того, что могут навеки затеряться в его темных глубинах.

Я был там, когда Кузнец Войны Дантиох приказал запустить гигантские земляные насосы, и озеро с жидким прометием вышло из берегов, растекшись по полу нашего огромного дома-пещеры, словно ядовитый черный ихор. Я видел, как юнтарианцы из Четвертой Надир-Мару с таким множеством осадных орудий, что человеку и не сосчитать, утонули в смертоносных маслянистых волнах. Я рычал от разочарования, когда колонны моих вероломных братьев по отмелям двинулись к насосам, чтобы испортить огромную технику. Я рычал от радости, когда мой Кузнец Войны приказал поджечь лоснящуюся поверхность прометия. Пламя было столь сильным, что не только изжарило Железных Воинов в их собственных доспехах, но и принесло в пещеру свет, которого ее глубины не знали никогда.

Я был на зубчатых стенах Шаденхольда, когда наши орудия и артиллерийские установки превратили резервных «Грозовых птиц» Кузнеца Войны Крендла в огненные шары из обломков. Я видел, как небольшие армии высаживались на наших донжонах и башнях и дождем сыпались вниз, навстречу смерти с перевернутых сооружений. Я сражался рядом с Сынами Дантиоха — генетически выведенными великанами чудовищных размеров. Они одну за другой вырывали руки и ноги юнтарианцам из Четвертой Надир-Мару в огневых мешках и внутренних дворах крепости. Я шагал вместе с Ангелойскими адамантифрактами полковника Круйшанка, когда их отработанный на тренировках лазерный огонь озарял бастионы и разрезал вероломных противников на дымящиеся куски. Я смотрел вниз на крепость, охваченную резней, где нельзя было пройти из-за трупов и невозможно дышать из-за брызг крови, висящих в воздухе, как смертоносный туман.

Под конец я сражался в узких коридорах и наводящих ужас сооружениях, возведенных Кузнецом Войны. Забирал жизни в неимоверных количествах, лицом к лицу с моими братьями — Железными Воинами. Убивал во имя Императора и не уступал братьям в холодной решимости. Убивал так же хладнокровно и с тем же огнем в груди, как и мой противник. Мерил свою силу кровью предателей, которые могли бы измерить свою силу моей кровью. Я был там. В Шаденхольде. На Малом Дамантине. Там, где немногие стояли против многих и среди кошмара братоубийственного сражения мои братья истекали кровью, а Ересь обретала свои очертания.


Шаденхольд содрогнулся.

С низких потолков посыпалась пыль, на полу донжона заплясали песчинки. Подземный блокгауз огрызнулся орудийным огнем. Грохот выстрелов бил по ушам, дрожащее марево, поднимавшееся над раскаленными стволами, застило глаза. Барабас Дантиох был уверен в своей кошмарной крепости. Он сказал Идриссу Крендлу, что Шаденхольд никогда не сдастся. Даже на этой стадии — после трехсот шестидесяти шести древнетерранских дней жесточайшей осады — он мог рассчитывать, что крепость сдержит данное им обещание. Хотя в подземельях рыскали титаны изменников и боевые машины Механикум, стаи «Грозовых птиц» на бреющем полете обстреливали башни цитадели, а вражеские Легионес Астартес штурмовали беспорядочное нагромождение ее стен, он знал, что убийственная логика проекта Шаденхольда и скала, из которой была высечена твердыня, не подведут его. Тактический гений Дантиоха простирался далеко за пределы безжалостной крепостной архитектуры: все Кузнецы Войны, достойные своей каменной соли, как бы ни похвалялись, заранее закладывали в план неизбежность поражения. Жизнь в осаде научила Железных Воинов тому, что противника нельзя недооценивать и что любая крепость падет — раньше или позже. Талант Кузнеца Войны состоял в том, что у него это происходило намного позже. Блокгауз был прекрасным примером данного принципа в действии.

По всей цитадели — на каждом этаже и в каждой казарме — имелось помещение блокгауза. Резервный рубеж обороны для защитников, находящийся внутри самой крепости: запасы пищи, воды и боеприпасов, а также простейшее медицинское оборудование и средства связи. Сами помещения были полностью изолированные, с уникальными планировкой и обустройством. Ни одна возможность поразить врага не была упущена, все секторы обстрела и углы стрельбы идеально выверены. В каждом блокгаузе Кузнец Войны устроил ловушки с зубчатыми стенами, места для засады и огневые мешки, которые в простодушные мирные дни использовались для тренировок воинов Легионес Астартес.

Блокгаузы не только позволяли измученному гарнизону Дантиоха передохнуть и пополнить запасы, они также расстраивали все надежды Кузнеца Крендла на быструю победу после того, как его атакующие силы пробили бреши в могучей наружной линии обороны. Сражения внутри Шаденхольда были не менее кровавыми, чем бои на ее наружных стенах. Крепость пропахла раскаленным металлом и смертью. Каждая изрытая болтерными снарядами стена была забрызгана кровью, все полы завалены грудами тел в доспехах.

Опустившись на заржавевшее колено, Дантиох размышлял над кипой мятых и испачканных кровью чертежей. Схемы Шаденхольда, устилающие пол амбразурной платформы, были сплошь в чернильных пятнах и каракулях; стратегические примечания Дантиоха почти скрывали подробности проекта крепости. Вокруг Кузнеца Войны шаркали бронированные ноги, воздух звенел от непрерывных взрывов. Неподалеку упал один из Ангелойских адамантифрактов с зияющей дыркой в груди; одновременно из другого вместе с кровью вытекала жизнь, пока хирургеон Имперской Армии хлопотал над его оторванной рукой. Края пергамента с планом мокли в растекающейся луже крови, но Кузнец Войны — с пером у решетчатого ротового отверстия маски — был настолько поглощен трехмерной визуализацией двухмерных рисунков, что едва это заметил.

— Прикажите отделению Секундус отойти к укрепленному пункту этажом выше, они вот-вот будут отрезаны, — распорядился Дантиох.

Пока адамантифракты поливали длинный коридор, ведущий к блокгаузу, лазерным огнем из конусообразных стволов своих карабинов, их старший офицер в блокгаузе, лейтенант Кристофори, чья изувеченная рука беспомощно висела на перевязи, исполнял сразу две роли — тактика и связиста при Дантиохе. Работая за маленьким, но мощным вокс-модулем, установленным в амбразурной стене, Кристофори был глазами и ушами Кузнеца Войны в Шаденхольде. Передавая приказ по громоздкой вокс-трубке, лейтенант одновременно фильтровал поток докладов, поступавших по вокс-каналам от отдельных Железных Воинов и со станций связи различных блокгаузов. Опустив трубку, он прижал наушник пальцем и кивнул.

— Сэр, Девять-Тринадцать докладывает, что на ангарной палубе противник получил подкрепление, — доложил лейтенант.

— Легионес Астартес? — уточнил Дантиох. В это верилось с трудом. Если судить по количеству трупов, Крендл уже пригнал сюда добрую половину Великой роты. Шаденхольд просто кишел потомками Пертурабо.

— Имперская Армия, милорд. Похоже, пехотные части Би-Ниссальских конюших.

Дантиох позволил себе усмехнуться. Свежая кровь! Похоже, Крендл получил подкрепление. Это одновременно радовало и тревожило Кузнеца Войны: Крендла послали сюда, чтобы он добыл подкрепление для примарха и Хоруса Луперкаля, а не расходовал ценные человеческие ресурсы магистра войны. Само по себе это было удивительно. Проблема в том, что появление свежих сил означало: Крендлу поручено довести осаду крепости до конца. Хорус не мог допустить, чтобы вести о сопротивлении на Малом Дамантине и о верности Железных Воинов распространились по другим легионам. Конец близился.

— Девять-Тринадцать оттеснили к топливному складу. Ждут ваших приказаний, — добавил Кристофори.

Дантиох хмыкнул.

— Скажи старшему по званию, что ему разрешается использовать оставшиеся детонаторы для танков с прометием. — Кузнец Войны жирным косым крестом зачеркнул крепостные ангары «Грозовых птиц». — Нам они не понадобятся. Пускай не достаются и врагу. Девять-Тринадцать может по отделениям отходить к этому технологическому проходу, — продолжал он, ткнув кончиком пера в пергамент. — А оттуда — к сержанту Акветалю в блокгауз Север-четыре.

— Сэр, еще блокгаузы Юг-два и Восток-три докладывают, что у них заканчиваются боеприпасы.

— Отводите всех наших людей на второй и третий уровни, к опорному пункту полковника Круйшанка в Центре, — раздраженно бросил Дантиох, перекрикивая оглушительную пальбу.

— Полковник мертв, сэр.

— Что?

— Полковник Круйшанк мертв, сэр.

— Тогда к капитану Галлиопу, черт побери! У них еще осталось немного боеприпасов.

— Да, милорд, — невозмутимо ответил Кристофори и принялся передавать приказания Кузнеца Войны.

Сколько помнили защитники Шаденхольда, это было в порядке вещей: руководить сражением приходилось едва ли не под болтерным огнем. В то время как высокая амбразура по замыслу должна обеспечивать место для подобной роскоши, под ней, на полу блокгауза, Железные Воины, Адамантифракты и генноусиленные страшилища сражались с яростью, подпитываемой адреналином. Каждый понимал, что его жизнь зависит от безжалостности других, и нигде это не было очевиднее, нежели у входа в блокгауз. Стены вокруг него лишились своих четких и правильных очертаний. Под беспрерывным потоком артиллерийского и лазерного огня камни раскрошились, и вход превратился в один из многих зияющих провалов. С потолка дождем лилась кровь тех, кто не сумел пробиться к укрытию; на полу валялись горы изрешеченных пулями тел и растоптанных доспехов.

Посреди блокгауза стоял Почтенный Вастополь. Дредноут был слишком велик, чтобы воспользоваться укрытиями, предусмотренными архитектурой крепости, поэтому оставался на месте, словно одержимый механизм, встречая наступавших огнем из раскаленных стволов автопушек. Боевая машина несла на себе основную тяжесть обороны блокгауза; однако усиленная броня его саркофага раскалилась добела и вся была в отметинах от множества болтерных снарядов. Чудовищная машина стояла в луже собственной гидравлической жидкости, из одной из ее громадных ног сыпались искры. Ствол нижней пушки был вырван с мясом, под ней болтался колючий клубок — изувеченный штык цепного кулака. Вокруг дредноута из бойниц и полукруглых ниш вели огонь его сородичи-сверхлюди. Мастера по созданию преград, Легионес Астартес гордились эффективностью своих действий в осаде: каждый обороняющийся Железный Воин должен был уничтожить столько своих братьев-изменников, чтобы это укладывалось в систему расчетов Кузнеца Войны — алгебраические вычисления по времени и количеству крови.

— Пусковая установка! — завопил Тарраш снизу. Едва Астартес и адамантифракты успели вытащить из бойниц стволы и вжаться спинами в спасительный камень, по проходу к блокгаузу пронеслась боеголовка. Врезавшись в зубец стены, ракета взорвалась, рассыпав над головами укрывшихся защитников крепости град осколков.

Меткий огонь Ангелойских адамантифрактов выжигал все на подступах к блокгаузу, обрушиваясь на доспехи наступавших Железных Воинов и кося солдат Имперской Армии, пушечное мясо из Четвертой Надир-Мару экспедиционного флота. Тех, кто сумел прорваться к входу, встречал новый огненный ураган: дисциплинированные, экономные залпы гарнизонных боевых братьев. Легионес Астартес, закованные в броню, прорвавшись внутрь, попали под губительный огонь автопушек и лазерные лучи и разлетелись по сторонам, тщетно пытаясь найти укрытие. Стремление быстрее прорваться в блокгауз привело их под огонь Железного Палатина и его ударной группы.

Сыны Дантиоха, покрытые шрамами гиганты, до неприличия напичканные гормонами и пылкой преданностью, набросились на захватчиков со своими громадными орудиями ремесла — молотами с диамантииовыми наконечниками, пильчатыми лопатами и клювастыми кирками. Если этого кошмара оказывалось недостаточно для уничтожения ворвавшихся в блокгауз, Железный Палатин, капитан Жнев и Ультрамарин Таврон Никодим вели своих воинов в атаку.

Один из нападавших Железных Воинов отделился от истребляемого отряда. Черно-желтое пятно стремительно метнулось в сторону. Негодяй, чьи доспехи четвертой модели были сплошь в отметинах от срикошетивших зарядов, оттолкнулся от стены, потом от другой, после чего упал и покатился по полу. За ним последовали еще два изменника, отчаянно паля из своих болтеров, и несколько воспользовавшихся ситуацией юнтарианцев из Четвертой Надир-Мару.

Генетические великаны обрушились на первого космодесантника, их кирки и лопаты высекали искры из его керамитового доспеха. Второй в отчаянии наставил болтер на Никодима — лазурное сияние доспеха Ультрамарина сразу привлекло внимание воина. Жнев не терял зря времени с третьим, приведя в действие поршни в своем искусственном плече. Его крозиус арканум в виде молота качнулся, словно маятник, описал в воздухе непредсказуемую дугу и обрушился на шлем Железного Воина. Раздробив врагу броню доспеха и кости основания черепа, капеллан снова двинул поршнем, быстро вернув священную реликвию назад. Вращаясь на месте из-за возвратного движения маятника, Жнев зарычал от ярости и снес еретику голову с плеч.

Тарраш стрелял сквозь повисшую в воздухе кровавую завесу поочередно из своих болт-пистолетов, уничтожая солдат Надир-Мару, потоком вливавшихся в двери блокгауза. Смуглые блестящие лица под экстравагантными тюрбанами скалили на Железного Палатина ослепительно-белые зубы. Бывший капитан Железных Воинов крикнул воинам Ангелойских адамантифрактов на стенах и Сынам Дантиоха под ними, чтобы они каждый на свой манер уничтожали юнтарианцев.

Брат Никодим с Ультрамара, на которого бросились сразу несколько изменников-Астартес, сделал несколько пробных взмахов своим сверкающим гладиусом. В другой руке у него был огромный штурмовой щит в его рост — выгнутая прямоугольная платина, потрескивающая защитным силовым полем. Чемпион укрылся за ним, словно за переборкой воздушного шлюза.

Железные Воины Дантиоха в рукопашном бою были неудержимы — под стать неукротимым Пожирателям Миров или горящим верноподданническим жаром Кровавым Ангелам. Но если их загоняли в угол, они становились еще опаснее: хладнокровные машины, ужасные и решительные. Они не обладали ни грацией движений, ни поистине мастерским владением клинком, как Никодим. Ультрамарин отбил болтер Железного Воина в сторону взмахом потрескивающего щита, затем рассек оружие страшным рубящим ударом гладиуса. Прежде чем ошеломленный Железный Воин успел выхватить из-за пояса молот, гладиус Ультрамарина вновь сверкнул в воздухе, чиркнув по доспеху противника. Из-под нагрудника и шлема Железного Воина хлынула олимпийская кровь, окропляя стены блокгауза.

Неподалеку от них космодесантник, возглавивший отчаянный прорыв, пробивался сквозь толпу генорабов. Его цепной топор с визгом врубался в их гигантские туши. Железный Воин прошел сквозь стену мускулистой плоти, отрубая головы и слоновьи конечности Сынов Дантиоха, попадавшихся ему на пути. Крозиус капеллана Жнева свистнул в воздухе, разнося двигатель топора вдребезги. Железный Воин мигом выхватил болт-пистолет. Но не успел он прикончить капеллана, как Тарраш открыл по еретику огонь из собственных пистолетов. Он стрелял, почти не целясь, и ни один заряд не пробил доспехи космодесантника. Однако эта атака отрезала ему путь к спасению, и геновеликаны, жаждущие реванша, схватили Железного Воина. Один монстр ухватил Легионес Астартес огромной лапищей за шею, двое других — за руки. Великаны поднатужились, и с тошнотворным хрустом зажимы доспеха подались, а тело, находившееся внутри, разорвалось на части.

На противоположном конце прохода братья-великаны с не меньшим удовольствием убивали юнтарианцев Надир-Мару. Вдруг лазерный огонь смолк, юнтарианцы раздались в стороны, и появились две фигуры в доспехах. Их броня была разрисована шевронами и желтыми полосами, за спиной по обе стороны от ранцев висели медные баллоны с прометием. Протопав между юнтарианцами, Железные Воины выставили перед собой короткие широкие наконечники, обожженные, прикрепленные к концам длинных огнеметных трубок.

Тарраш повернулся к блокгаузу, и с его тонких губ слетели всего два слова: «В укрытия!»

Взметнулось адское пламя, и взрывной волной Железного Палатина сбило с ног. В замкнутом пространстве тяжелые огнеметы были наиболее опасны. Все вокруг заполнилось испепеляющим жаром и дымом, чернильно-черную тьму прорезали слепящие струи сжатого прометия. По мере того как смертоносные струи проникали в самые дальние закутки оборонительных сооружений, шум и смрад усиливались. Над ревом огненных сопел Железных Воинов еще слышалась трескотня болтеров. Но все звуки перекрывали сдавленные вопли горящих людей: ангелойцев, геновеликанов и надир-маруанцев. Зажариваясь заживо в своих доспехах, Железные Воины брели сквозь огненную бурю в поисках спасения.

Может, то был болтерный заряд, наугад выпущенный в подступающие ужас и тьму, а может, луч из раструба лазерного карабина или пистолета. Скорее же всего, снаряд из беснующихся автопушек Почтенного Вастополя. Что бы это ни было, оно угодило в один из медных топливных баллонов. Густой дым разорвала серия взрывов, сбив с ног всех, кто еще остался стоять. Волна пламени прошлась по полу и потолку, по всем закоулкам блокгауза, выплеснулась из бронированных дверей и потекла по забитому людьми проходу.

Латная перчатка Дантиоха, словно клещами, уцепилась за край стены, окружавшей платформу. Кузнец Войны с трудом поднялся на нетвердые ноги в клубящемся дыму и затоптал небольшой огонь, разгоравшийся среди его схем. Кристофори был мертв, как и раненые адамантифракты, и его хирургеон. Когда дым начал рассеиваться, Дантиох спустился со стены блокгауза вниз. Там повсюду валялись трупы и лоялистов, и изменников — сплошной ковер из опаленной брони и обуглившейся плоти. Та же картина была в коридоре перед входом. Но там что-то двигалось, и нападающим не понадобится много времени, чтобы организовать следующую атаку и извлечь выгоду из этого ада.

Держась за стену, Кузнец Войны спустился по ступеням.

— Тарраш! — окликнул Дантиох. Среди копоти и дыма что-то зашевелилось.

— Сэр, — донесся ответ Железного Палатина. Взрывной волной Железного Воина ударило о стену и оглушило. Его голос дрожал, но космодесантник был жив.

— Это конец. Мы проиграли. Враг совсем рядом. Поднимай выживших.

— Да, милорд.

Пока Тарраш бродил по пожарищу, выискивая живых, Дантиох провел перчаткой по стене. Кузнец Войны принялся простукивать камни, неловко двигаясь вдоль стены. Удовлетворенный, он остановился и обернулся к громадному дредноуту, продолжавшему стоять на страже посреди блокгауза с автопушками наготове.

— Вастополь, ты все еще с нами, друг мой? — спросил Дантиох.

Дредноут не ответил, продолжая гореть. Взрывы не причинили машине особого вреда, лишь опалили адамантий и подожгли свитки, знамена и декоративные украшения, развешанные на огромном корпусе.

— Да ладно тебе, — сказал Дантиох. — Игра закончена. Мы могли бы драться до последнего воина, но что это даст?

Дредноут по-прежнему не шевелился.

— Это не Голгис, — сказал Дантиох своему боевому брату. — Это право Кузнеца Войны — решать, когда сражаться, а когда нет. Здесь нас победили. Продолжим войну в другом месте. А теперь иди сюда и помоги мне; может, ты еще будешь рассказывать об этом.

Пока Почтенный Вастополь, волоча подбитую искрящуюся ногу, перелезал через лежавшие на полу тела, Тарраш пробирался между мертвыми и умирающими. Все Ангелойцы были мертвы, как и Сыны Дантиоха. Бушующее пламя уничтожило их. Благодаря своим доспехам катастрофу пережила лишь горстка Легионес Астартес.

— Враг приближается! — крикнул Тарраш от входа.

— Давайте, давайте! — подгонял Дантиох космодесантников, появлявшихся из дыма и развалин.

Рядом с ним вдруг очутился Таврон Никодим: его ранее безукоризненно чистый доспех весь был в копоти и крови.

— Я думал, что это последний рубеж обороны, — заметил тетрарх. Ультрамарин примирился с тем, что должен умереть здесь, забрав с собой как можно больше врагов.

— Игра еще не окончена, — ответил Дантиох. — Соберите свое оружие.

— Куда мы направляемся?

— Сквозь стену.

Дантиох постучал по стене блокгауза. Умышленно спроектированное слабое место.

— Вастополь!

Дредноут дохромал до стены и проломил кладку, навалившись на нее могучим плечом. На боевую машину посыпались камни и пыль. Выбравшись из пролома, Вастополь отступил, пропуская уцелевших легионеров: Кузнеца Войны, Железного Палатина, брата-сержанта Ингольдта, братьев Толедо и Баубистру, Ультрамарина Никодима и капеллана Жнева. Сквозь отверстие виднелись крутые каменные ступени широкой лестницы, идущей параллельно стене и поднимающейся к фундаменту Шаденхольда под сводами пещеры. Уцелевшие защитники крепости быстро зашагали по ступеням, в то время как Почтенный Вастополь преодолевал их с трудом — ему мешала подниматься изувеченная нога.

Лестничный колодец содрогнулся. Донесся грохот.

— Что это было? — подал голос Тарраш. Мгновение они стояли в темноте молча. Затем по камням прокатилась дрожь. Ступени у них под ногами заходили ходуном, по грубо обработанным стенам и потолку побежали трещины.

— Это «Омниа Виктрум», — сказал Дантиох. — Крендл наконец протащил своих титанов на позицию.

Кузнец Войны попытался представить себе изъеденных кислотой колоссов, оставшиеся боевые машины Легио Аргентума. «Омниа Виктрум» был титаном типа «Властитель» — гора изъеденной ржавчиной брони, шагающая по пещере, словно мстительный бог. По бокам у него находились орудия фантастических размеров, чудовищные инструменты разрушения, способные стирать с лица земли города и уничтожать богомашины врага. На его сутулой спине разместился целый небольшой город: изъеденные ржавчиной шпили, башни, платформы. База операторов и передвижные казармы для подкреплений, ожидающих своего часа.

— Обстреливает южный фасад Шаденхольда из орудий и турболазеров, прежде чем высадить войска.

«Властитель» был огромным и достаточно высоким, чтобы достать до цитадели со дна пещеры. Он мог высадить целые орды Железных Воинов и пехотные части конюших Би-Ниссала, которые завершат осаду. Когда свежая кровь вольется через южную часть цитадели и соединится с Крендлом и его поредевшими силами на севере, сопротивление Железных Воинов, верных Императору, будет сломлено и подавлено. Даже гениальная система блокгаузов, созданная Дантиохом, не спасет защитников Шаденхольда от резни, которая за этим последует.

Ступени снова задрожали, сбив нескольких космодесантников с ног. Дантиох налетел на Тарраша, который поддержал своего Кузнеца Войны; остальные смотрели на потолок. На Железных Воинов градом сыпались камни, стены содрогались.

— Проход рушится! — воскликнул Никодим, держа над головой щит.

— Он выдержит, — заверил их Дантиох.

Они находились в самом основании крепости, на потолке пещеры. Залпы орудий «Омниа Виктрум» должны были заставить цитадель покориться, сотрясая ее до самого скального основания. От подножия лестницы снова донеслась стрельба. Болтеры и лазкарабины в руках изменников-легионеров и юнтарианцев Четвертой Надир-Мару. Враг, ворвавшийся в опустевший блокгауз, последовал за ними через пролом на лестницу. Воины Крендла, карабкаясь по ступеням, вели огонь по лоялистам.

— Вперед! — крикнул Дантиох и продолжил подъем.

— Кузнец Войны, — услышал он оклик Тарраша и, обернувшись, увидел, как его Железный Палатин бежит по ступеням вниз, к Почтенному Вастополю. Хотя южная стена и устояла, она была частично разрушена, образовав завал, через который широкому корпусу дредноута было не пролезть. Его бронированные плечи застряли между стенами лестничного колодца, и боевая машина оказалась в западне: намертво зажатая камнем и не находящая опоры для изувеченной ноги.

На бронированную спину дредноута обрушился вражеский огонь. Брат-сержант Ингольдт и Железный Палатин схватили боевую машину за руки и изо всех сил тянули наверх. Под яростным огнем противника, для которого Почтенный Вастополь стал отличной мишенью, Железные Воины отчаянно пытались высвободить друга. Вокс-передатчики дредноута дрожали от стонов воина, замурованного внутри, а безжалостные лучи лазогня и болтерные заряды рвали в клочья его заднюю панель.

Баубистра и капеллан Жнев сбежали по ступеням к боевой машине. Брат Баубистра запрыгнул на переднюю секцию саркофага и вскарабкался к коротким толстым стволам орудий. Между могучим плечом дредноута и сводом лестничного колодца он отыскал щель для своего болтера и начал отстреливаться короткими экономными очередями. Жнев подбежал к Вастополю и с ходу врезался в дредноута примерно посередине корпуса, надеясь, что от его удара боевая машина сдвинется с места. Капеллан потерпел неудачу. Почтенный Вастополь превратился в неподвижный предмет. Лишь огромная сила изменников Крендла сумеет сдвинуть его, а до той поры дредноут превратился в стену из адамантия и керамита, разделившую противников.

Тарраш услышал знакомый жалобный вой.

— Ракета! — крикнул он.

Ракета врезалась в спину дредноута, сбросив с него Баубистру и исторгнув из груди Почтенного Вастополя предсмертный рев. За первой ракетой последовали еще две, разрушившие бронированный панцирь саркофага. Теперь Вастополь стонал, уже не переставая: огромное металлическое тело Железного Воина отказывалось ему служить. Дантиох затопал по ступеням вниз, к дредноуту.

— Вытащите его оттуда, — приказал Кузнец Войны.

— Он умрет, — ответил Жнев, перекрикивая грохот боя.

— Выполняйте!

Тарраш взглянул на Дантиоха и его капеллана. Потом на Таврона Никодима, ожидавшего на ступенях.

— Милорд, — сказал Тарраш, — для этого нам нужны специальные инструменты и магосгенетор Уркхарт.

Дантиох положил руку в перчатке на прохладный металл саркофага Почтенного Вастополя. Железный Воин, находившийся внутри, продолжал стонать от боли через вокс динамики.

— Вастополь, послушай меня, — сказал Кузнец Войны. — Мы не бросим тебя, дружище. Нам нужно вытащить тебя отсюда. Можешь нам помочь?

Силовой коготь дредноута медленно поднялся между ними. Перекосившаяся боевая машина еще могла пользоваться этой конечностью, но не более того. Сведя острия когтей вместе наподобие пики, дредноут вонзил их в грудную пластину своего саркофага. Мощные поршни и гидравлика внутри руки сдвинулись с места и зафиксировались, заставив клешню раскрыться. Мощным усилием рука вновь была извлечена наружу. Бронированное тело дредноута сопротивлялось самоуничтожению, но в конце концов пластина отделилась от корпуса машины в оспинах от попавших снарядов.

Амниотическая жидкость хлынула из саркофага, залив ступени и стоящих рядом космодесантников. Над разрушенной секцией выгнулась мощная электрическая дуга, из отверстия повалил дым. Зловоние было невыносимым. Наружу вырывались небольшие язычки пламени, провода и кабели дымились и искрили. Внутри, словно утробный плод, лежало то, что осталось от брата Вастополя. Воин-поэт был едва жив. Его пергаментная кожа сморщилась и ссохлась, исхудавшие руки напоминали руки скелета. Ног он лишился давным-давно, а костлявое тело было опутано трубками жизнеобеспечения и импульсными разъемами, пролегавшими между дряхлым Легионес Астартес и его металлическим саркофагом.

— Достаньте его оттуда, — приказал Дантиох.

Капеллан Жнев и брат Толедо вытащили истощенного Железного Воина из саркофага, удаляя трубки, вставленные в рот между морщинистыми губами и желтыми зубами, и отсоединив контрольный провод, соединяющий импульсный интерфейс мозга с разбитым телом дредноута. Два Железных Воина понесли Вастополя между собой, сплетя ладони в замок. Вастополь бессильно уронил руки на их керамитовые плечи, склонив влажную, безволосую голову, обтянутую старческой кожей, на грудь капеллану.

По опустевшему корпусу дредноута застучали новые ракеты, и Железные Воины помчались вверх по каменным ступеням. Несмотря на крайнюю усталость после долгой осады, космодесантники двигались быстро, их тормозили лишь ухудшающееся состояние и крайняя слабость Вастополя и сухой отрывистый кашель Кузнеца Войны, постоянный и изматывающий. Наверху лестницы они уткнулись в железный люк, ведущий на крышу. С большим трудом осилив последние ступени, Дантиох велел открыть люк, и Железные Воины пролезли в него.

Помещение, в котором они оказались, было просторным и темным. Кузнец Войны повернул вниз массивный рубильник на каменной стене, и вспыхнули лампы. Заурчали мощные генераторы, и застоявшийся воздух вокруг Легионес Астартес пришел в движение.

— Закрой его, — сказал Дантиох брату Баубистре, указывая на люк. Пока Кузнец Войны шел через комнату, его засыпали вопросами. Это помещение не было блокгаузом, хотя в нем имелся собственный небольшой арсенал: болтеры на подставках, ящики с боеприпасами, гранаты и несколько полных комплектов доспехов третьей модели. Кузнец Войны, не обращая внимания на расспросы собратьев, углубился в работу за ближайшим руническим модулем.

— Сержант Ингольдт, брат Толедо, будьте добры, облачите Почтенного Вастополя в один из этих запасных доспехов.

— Это не спасет его, — сказал Жнев своему Кузнецу Войны.

— Капеллан, прошу вас. Пока еще есть время.

— Кузнец Войны, я вынужден настаивать на объяснениях, — заявил Таврон Никодим, осмотрев помещение. — Я думал, что мы отходим на очередные запасные позиции.

— А для чего, Ультрамарин? — отозвался Дантиох. Его пальцы скользили по глифам и рунам на пульте управления. — Шаденхольд потерян. Лоялистов, оставшихся в цитадели, сомнут подкрепления, присланные Крендлом, а «Омниа Виктрум» обратит все остальное в груду булыжников. Эта крепость подарила Императору и Робауту Жиллиману триста шестьдесят шесть древнетерранских дней. Триста шестьдесят шесть дней, оплаченных олимпийской кровью, чтобы они смогли подготовить ответ на Ересь и укрепить Императорский Дворец, чтобы обеспечить более благоприятный исход, чем у нас.

— Каков наш план, милорд? — спросил Тарраш, выражая в словах мысли всех остальных.

Дантиох осмотрел их похожее на пещеру убежище.

— Это последняя из тайных стратегий Шаденхольда, — сказал Кузнец Войны. — Завершающий итог любой осады и ответ врагу, который сумел заставить нас зайти так далеко.

— Вы сказали, что крепость потеряна, — напомнил Никодим.

— В бою часто бывают моменты, когда мы можем воспользоваться слабостью наших противников. За время осады мы использовали почти все из них. Есть некая ирония в том, что слабее всего враг оказывается, находясь всего в нескольких шагах от победы: он рвется закрепить успех, а его силы растянуты по всей территории. Сейчас мы собираемся воспользоваться этим.

— Как? — настаивал чемпион.

— В осадном деле всегда нужно думать о том, чем все закончится. Мы должны учитывать возможность нашего поражения и готовиться к нему. Это помещение стало едва ли не первым, которое я построил при возведении Шаденхольда. Оно расположено в своде пещеры, прямо в скалистом основании крепости. Здесь находятся два важных устройства, выведенных на единый пульт управления. Первое — небольшой телепортариум, подсоединенный к генераторам, чтобы поставлять необходимую энергию. Второе — детонатор, который подключен проводами к взрывчатке, размещенной в наиболее уязвимых местах в основании цитадели. Остальное сделает гравитация. — Дантиох помолчал, давая остальным проникнуться грандиозностью его плана.

— Капеллан Жнев, пожалуйста, приступайте к ритуалу телепортации. Наше путешествие не будет продолжительным, но место назначения важно.

Пока капеллан шел к перемещающим пластинам телепортатора, Тарраш помог Ингольдту и Толедо поднять едва живого Вастополя, запакованного в броню.

— И куда мы направляемся? — спросил у Кузнеца Войны Никодим. Ультрамарин не привык быть в неведении насчет тактики.

— На захват этой крепости противник бросил все, что у него было, и, несомненно, оставил без должной защиты свою собственную. Мы телепортируемся на «Бентос» и захватим мостик благодаря внезапности и силе. Братья, время пришло! Пожалуйста, займите свои места.

Пока Тарраш и два Железных Воина тащили силовой доспех с телом Почтенного Вастополя к пластине переноса, Никодим закрепил на плече свой штормовой щит. Потом Ультрамарин неуверенно двинулся следом.

Баубистра, припав шлемом к люку, сообщил:

— Похоже, они прорвались, Кузнец Войны. Враги приближаются.

— Прекрасно, брат Баубистра! Теперь присоединяйтесь к вашим братьям.

Когда Баубистра проследовал мимо него, Дантиох привел в состояние боевой готовности взрывные устройства, запрятанные в скалистом основании Шаденхольда на потолке пещеры. Затем он подключил каналы связи на всех уровнях и вокс-громкоговорители цитадели.

— Идрисс Крендл, — прошипел Дантиох. — Капитан, это твой Кузнец Войны. Я знаю, что ты здесь, где-то в моей крепости. Знаю, что ты водишь дружбу с предателями и прячешься за богомашинами Легио Титаникус. Столкнувшись со столь превосходящими силами, я говорю с тобой в последний раз. И снова заявляю тебе, что эта крепость не будет служить интересам нашего нелюбящего отца или вероломного магистра войны. Но, капитан, я ошибался, когда говорил тебе, что Шаденхольд никогда не падет. Идрисс, он падет

С этими словами Кузнец Войны отключил связь и включил пусковой механизм телепортатора и взрывного устройства. Заняв на площадке переноса место рядом с Никодимом и Железными Воинами, Дантиох оправил свой плащ. Включив герметизацию маски, Кузнец Войны заморгал от воцарившейся внутри тьмы и почувствовал, как его затягивает варп. Ему казалось, что он слышит первые разрывы: мощные, рвущие стратегически слабые места в основании крепости. Закрыв глаза, Дантиох среди ужасов телепортации представлял себе то, что, как он всегда знал, ему не удастся увидеть.

Падение Шаденхольда. Его буквальное падение с потолка пещеры. Триллионы тонн камня и замысловатой архитектуры, падающие на скалистое дно и увлекающие за собой тысячи изменников — Железных Воинов и имперских солдат, обеспечивших захват Шаденхольда. Последний вызов крепости, исполненный в гравитации, огне и камне: упасть и похоронить под своими обломками, исполинской грудой окровавленных камней, могучий «Омниа Виктрум» и иные подобные ему богомашины.


Разгерметизировав маску, Дантиох оглядел пусковую палубу флагманского корабля «Бентос». Палуба была практически пуста; большую часть «Громовых ястребов» и «Грозовых птиц» использовали для доставки пополнения и воздушных атак на Шаденхольд. «Грозовая птица», вокруг которой материализовались Железные Воины, была светло-зеленой, с эмблемами и знаками, говорящими о ее принадлежности Сынам Хоруса. Личный транспорт Гасдрубала Сераписа!

Тарраш спустился по рампе «Грозовой птицы», неся телепортационный пеленгатор. Дантиох распорядился тайно установить его на корабле во время встречи с Крендлом и капитаном Сынов Хоруса в Большом Реклюзиаме.

— Как мы проберемся на мостик? — спросил капеллан Жнев.

— С минимальным кровопролитием, насколько это возможно, — ответил Кузнец Войны. — Это флагман Пятьдесят первой экспедиции. Железные Воины на его палубах — привычное зрелище. Не будем нарушать его.

— А он? — Тарраш говорил о Тавроне Никодиме. Несмотря на копоть и кровь, все равно было видно, как сверкает доспех Ультрамарина.

— Члены экипажа не станут задавать вопросов Легионес Астартес.

Дантиох целеустремленно зашагал по палубе в сопровождении лоялистов. Космодесантники боролись с желанием вскинуть болтеры, старались вести себя спокойно и естественно. Брат Толедо и сержант Ингольдт несли обмякший доспех с Почтенным Вастополем, что делало лазутчиков еще менее похожими на штурмовую группу.

На борту не было видно Легионес Астартес — почти всех Железных Воинов отправили штурмовать Шаденхольд. В основном космодесантникам попадались навстречу штабисты и члены многочисленной команды корабля. Немногие из этих смертных осмеливались кинуть взгляд на фигуры полубогов после суровых порядков, установленных Крендлом. Так что до командной палубы лазутчиком добрались без приключений. Стратегия Дантиоха была столь отважной и дерзкой, что никому на борту «Бентоса» даже в голову не пришло, что на них напали.

Молчаливое и неспешное продвижение группы к мостику прервал неожиданный вой сирены. Откуда-то сразу появились болтеры, и Железные Воины мгновенно заняли оборонительные позиции.

— Отставить, — велел Дантиох.

Впереди послышался стук бронированных башмаков по палубе.

— Мы не обнаружены, и на нас не нападают, — сказал Дантиох. Борясь с природными инстинктами и чувством уязвимости, Железные Воины опустили оружие. Впереди них по пересекающемуся коридору промаршировал небольшой отряд ветеранов из Четырнадцатой Великой роты Крендла. Когда их шаги затихли, Кузнец Войны повернулся к собственным ветеранам.

— К этому моменту, — пояснил он, — те, кто уцелел на Малом Дамантине, доложили о полном разрушении крепости, гибели Крендла, сил магистра войны и «Омниа Виктрум». Кто бы ни был здесь за старшего, он хочет получить визуальное подтверждение немыслимого доклада. Численность противника, с которым нам придется иметь дело, уменьшилась еще на пять Легионес Астартес.

Дантиох уверенно зашагал по лестнице, ведущей на мостик. С флангов его прикрывали брат Баубистра и Железный Палатин. Когда Кузнец Войны поднялся на самый верх и увидел огромный мостик «Бентоса», им снова овладел приступ кашля — мучительные спазмы, привлекшие всеобщее внимание и заставившие все головы повернуться к нему.

На мостике кипела жизнь, корабельные старшины и хилые сервиторы трудились в хитросплетениях рунических модулей, когитаторов и блоков управления, занимавших большую часть командной палубы. Два Железных Воина в доспехах «Максимус» стояли на страже у арочного входа на мостик, а лорд-командующий Четвертым Юнтарианским Надир-Мару Варсанг Габрун совещался с офицерами в тюрбанах — своим тактическим штабом. Лорд-командующий был таким же, как его запомнил Дантиох: рассеянно теребил бороду и бросал на подчиненных острые взгляды, исполненные желчного скептицизма и недовольства.

Эпицентром суматохи, местом, куда стекались донесения и информация, были три Сына Хоруса — надменно ухмылявшиеся смуглые хтонийцы с коварным выражением лиц. Один сразу понял то, чего не сумели распознать другие на «Бентосе»: перед ними угроза в лице вражеского Кузнеца Войны Барабаса Дантиоха.

Баубистра и Тарраш ворвались на мостик вслед за своим господином. Приставив стволы к вискам стражников, они приказали своим олимпийским братьям бросить оружие и опуститься на колени. Оставив свою ношу, сержант Ингольдт и Толедо выскочили вперед с болтерами на изготовку и наставили их на Сынов Хоруса. Двое предателей, стоявшие по бокам от Гасдрубала, выхватили болт-пистолеты, и на шумном доселе мостике все застыло. Капитан изменников что-то возмущенно вопил, пока Железные Воины и Сыны Хоруса не сводили друг с друга глаз. Учитывая, что капеллан стоял на коленях возле умиравшего Вастополя, а Дантиох цеплялся за поручень, заходясь кашлем, искать выход из положения пришлось Таврону Никодиму.

Чемпион Ультрамаринов вышел вперед. Он был единственным, кто двигался на застывшей командной палубе. Никодим храбро прошел мимо взбешенного лорда-командующего Габруна, кричавшего: «Не стрелять на мостике!» — к своим противникам-полубогам. Лицо Гасдрубала Сераписа исказилось от ярости и смятения. Уничтожение Малого Дамантина и появление Дантиоха с его Железными Воинами на корабле само по себе было невероятным. А теперь перед ним стоял один из сыновей Жиллимана: таинственный Ультрамарин, вмешавшийся в дела магистра войны и, несомненно, приложивший руку к сопротивлению Железных Воинов на этой планете.

Гасдрубал попятился к одному из огромных стрельчатых окон, возвышавшихся над мостиком; лишь толстое стекло отделяло капитана космодесантников от враждебной пустоты за бортом. Два его телохранителя остались на месте, продолжая держать на мушке приближавшегося Никодима. Гасдрубал взглянул на Железных Воинов, чье оружие было нацелено на мостик и на него, стоявшего на фоне огромного окна. Габрун продолжал вопить от страха. Гасдрубал кивнул, уверенный, что Железные Воины не настолько глупы, чтобы открыть пальбу, рискуя разбить смотровой экран и обречь всех на верную гибель.

— Убейте этого проклятого Ультрамарина! — яростно приказал он.

Сыны Хоруса открыли огонь. Железные Воины вскинули болтеры, намереваясь ответить тем же.

— Не стрелять! — выдавил Дантиох между выворачивающими его наизнанку приступами кашля. Учитывая, что его воины стояли лицом к сводчатым окнам мостика, он не мог допустить, чтобы случайный выстрел пробил корпус корабля.

Никодим сорвал с наплечного крепления мощный штормовой щит и прикрылся им — очень вовремя, за миг до того, как прогремели болтерные очереди изменников. Едва заряды ударили в лазурную гладь щита, тетрарх активировал защитное поле. Меткостью Сынов Хоруса можно было восхищаться. Каждый снаряд попал в цель, и не находись Никодим под прикрытием штурмового щита, его бы изрешетили бронебойные заряды.

По мере приближения к предателям прицельность их стрельбы возрастала, и силовое поле щита не выдержало. Один из выпущенных космодесантниками смертоносных зарядов с адамантиевым сердечником пробил доспех и ударил Ультрамарина в плечо. Чемпион Жиллимана продолжал наступать, и лицо Гасдрубала еще больше исказилось от ярости. Он не верил своим глазам. Сыны Хоруса заменили опустевшие магазины болтеров на новые и продолжали стрелять. Однако тетрарха ничто не могло остановить.

Когда космодесантники Гасдрубала опустошили магазины во второй раз, Никодим получил ранения в бедро, грудь и плечо. Щит и доспех Ультрамарина оказались пробиты. Силовое поле зашипело и рассеялось от перегрузки, и чемпион Ультрамаринов, бегом преодолев последние метры командной палубы, сошелся врукопашную с Сынами Хоруса.

Отчаявшиеся предатели схватились за свои хтонийские клинки. Никодим уже держал в руке гладиус. Его бронированная ладонь стала скользкой от крови, стекавшей из тяжелой раны в плече. Проскочив между двумя Легионес Астартес, Никодим ударил первого щитом. Он почувствовал, как вражеский меч рубанул по истерзанным доспехам, и ударил Сына Хоруса снова. Выпрямив руку и отталкивая противника щитом, как открывающейся дверью, Ультрамарин позволил предателю нанести один-единственный яростный удар: меч пронзил воздух между локтем и боком чемпиона, а гладиус Никодима обрушился сверху, отсекая бронированную руку космодесантника. Перчатка и меч со звоном упали на палубу.

Никодим поспешил закрепить свое преимущество и обрушил на предателя серию ударов, нанося их кромкой щита по шлему противника. Оглушенный, Сын Хоруса поскользнулся на собственной крови и рухнул на палубу. Пнув бронированной ногой лицевую пластину шлема, Ультрамарин перевернул упавшего. Затем, встав над лежащим ничком противником, занес нижнюю кромку прямоугольного щита над его горлом, взглянул на Гасдрубала и его единственного оставшегося охранника, дерзко вставшего между ним и своим господином, и нанес удар. Раздался тошнотворный хруст, и кромка щита перерубила предателю шею.

На мгновение Ультрамарин остановился, чтобы отдышаться. Его бронированная грудь то тяжело вздымалась, то опадала от напряжения. Потом он вскинул огромный щит и ринулся на второго охранника. И снова Никодим ощутил, как более легкий хтонийский клинок бессильно скользнул по простреленному щиту. На этот раз чемпион не остановился и просто впечатал Сына Хоруса в толстое стекло стрельчатого окна. Зажатый между окном и Ультрамарином, предатель выпустил из рук оружие и попытался ухватиться за край щита керамитовыми пальцами. Никодим ударил его о стекло повторно и в третий раз. Наконец Сыну Хоруса удалось зацепиться за щит — он хотел оттолкнуть его в сторону и схватить противника за горло.

Но не получилось. Отведя гладиус назад, Никодим пробил острием меча изнанку штурмового щита и пронзил стоявшего за ним космодесантника. Раздался вздох, легкий и едва слышный. Выдернув клинок, Никодим отступил, давая возможность щиту и Сыну Хоруса рухнуть на палубу.

Гасдрубал отвернулся. Как и все на мостике, капитан решил, что Ультрамарин собрался вышвырнуть космодесантника в окно, разбив толстое стекло и впустив внутрь вакуум. Он со страхом смотрел на чемпиона Жиллимана. Никодим прошел мимо него с окровавленным гладиусом в руке. Он отстегнул шлем с плюмажем и снял его с головы. Исчезли смертоносная грация и патрицианская невозмутимость. Ультрамарин сплюнул кровь на палубу. Болт-пистолет в руке Гасдрубала задрожал. Железные Воины окружили их обоих, наставив болтеры на предателя.

— Игра окончена, — объявил Дантиох, и его мрачный настойчивый голос перекрыл гомон, царивший на мостике. Гасдрубал повернулся навстречу холодной и зловещей железной маске Дантиоха. — Ты проиграл, — сказал Кузнец Войны своему врагу.

Болтерный пистолет Гасдрубала выпал из его керамитовых пальцев. Когда Толедо и сержант Ингольдт взяли пленника под стражу, Никодим убрал гладиус в ножны и заковылял по мостику в обратную сторону. Лорд-командующий Габрун все еще яростно протестовал. Полубог успокоил офицера, лишь приложив палец к его губам.

Никодим присоединился к Дантиоху на палубе, возле Почтенного Вастополя. Кузнец Войны велел Таррашу принять командование на мостике. Ингольдту и Толедо поручили стеречь изменника Гасдрубала и подготовить его к допросу. Капеллана Жнева и брата Баубистру приставили к Варсангу Габруну — проследить, чтобы оставшиеся у лорда командующего войска и экипаж «Бентоса» приняли сравнительно бескровную смену власти и новые приказания.

— Я могу чем-нибудь помочь, Кузнец Войны? — спросил Ультрамарин, стоя над двумя воинами, оставшимися в живых после мира-крепости Голгиса.

Дантиох даже не взглянул на тетрарха. Его глаза, не отрываясь, смотрели на лежавшего без шлема Вастополя: старец в доспехах неподвижно застыл на полу, прислоненный к стене. К тусклой коже черепа прилипли редкие седые волосики, лицо испещрили преждевременные морщины. Молочно-белые глаза подергивались и блуждали.

— Наш благородный брат уходит, — произнес Дантиох. Его голос звучал глухо, и в нем слышались горечь одиночества и скорбь утраты. Почтенный Вастополь не только пережил ужасное нашествие хрудов на Голгис. Он противился холодному зову смерти и, несмотря на старческую немощь, нашел способ стать полезным своим братьям. Раньше времени вырванный из своей металлической гробницы, Вастополь все еще цеплялся за жизнь. До этого мгновения.

— Он был нашим хроникером, — сказал Дантиох, — и хранил память о славных победах. Однажды на Голгисе он сказал мне, что истории из прошлого дают нам силы выдержать настоящее, подобно тому как укрепление или крепость возводятся на твердыне древней скалы. Я не обладаю его даром — то, что он выразил бы словами, делаю в железе и камне. Однако я живу, чтобы рассказать правду о последней победе Железных Воинов, триумфе Четвертого легиона, верного Императору. Он хотел бы, чтобы история продолжалась. Но, увы, — угрюмо закончил Дантиох, — она, как и история нашего легиона, подошла к концу.

— Кузнец Войны, — медленно начал Никодим, — необязательно должно быть так. Я заверил вас, что у Жиллимана есть план. Вы справились со своей частью, Железный Воин. Лорд по-прежнему нуждается в вашем мастерстве. Империум слаб, Дантиох. Глаз Железного Воина смог бы заметить слабость, а его верная рука — вернуть силу.

— Чего еще вы хотите от меня? — спросил Кузнец Войны.

— Встать плечом к плечу с моим лордом Жиллиманом и помочь ему укрепить Императорский Дворец.

— Укрепить Дворец… — повторил Дантиох.

— Да, Железный Воин.

— Пертурабо заставит нас дорого заплатить за такие штучки.

— Возможно, — торжественно произнес Никодим. — Но я полагаю, что гениальность вашей сегодняшней победы лежит в осознании того, что Шаденхольд при всем его великолепии непременно падет. Лорд Жиллиман разделяет ваши взгляды. От подобных случайностей может зависеть будущее человечества. — Ультрамарин смолк, давая возможность остальным оценить грандиозность идеи.

Дантиох не ответил. Он смотрел, как последние искры жизни покидают тело его друга и боевого брата. Покрытые коростой веки затрепетали, глаза закатились и медленно закрылись, тихий шелест затухающего дыхания покинул уста воина-поэта.

Прежде чем окончательно покинуть мир, Почтенный Вастополь услышал слова Дантиоха, обращенные к Ультрамарину:

— Ты говоришь об искусстве разрушения. В этом потомки Пертурабо не имеют себе равных: мы неудержимы в бою и непревзойденны в осадном искусстве. Покажи мне дворец, и я скажу тебе, как Железный Воин сможет им овладеть. А затем поведаю, как ты сможешь меня остановить. Не знаю, долго ли мне придется служить Империуму, но обещаю тебе одно: сколько бы железа ни осталось в этой старой броне, оно твое!


Железо внутри. Железо снаружи. Железо повсюду. Империи возвышаются и гибнут. Я сражался с древнейшими обитателями Галактики, и мои братья из Легионес Астартес будут сражаться тоже, их ждут новые опасности и угрозы, о которых мы пока не подозреваем. Мы — железный Империум, и железо вечно. Когда наша плоть будет забыта, став жертвой врага — того, что снаружи или внутри нас, — железо продолжит жить. Разрушатся людские муравейники, истлеют мощные флотилии. И еще долго после того, как наши отполированные кости обратятся в прах под дуновением легкого ветерка, оружие и доспехи будут жить. То, что осталось от воинственной расы, — железо лоялистов и железо предателей. Они поведают нашу историю, чтобы предостеречь тех, кто придет следом. Железу нет дела до Веры и Ереси. Железо вечно.

Наши доспехи, мечи и болтеры будут гнить в песках какого-нибудь далекого мира, потускнеют и покроются ржавчиной. Их блеск померкнет. Серое станет коричневым, коричневое — красным. Среди медленно тлеющих обломков нашей империи железо возвратится к своему исходному состоянию. Возможно, для того, чтобы быть использованным снова — какой-то другой глупой расой. И хотя слабость плоти подвела меня, как подведет в конечном счете и моих собратьев, наше железо будет жить. Ибо железо вечно.

Железо рождает силу. Сила рождает волю. Воля рождает веру. Вера рождает честь. Честь рождает железо. Такова Нерушимая Литания. И да будет так во веки веков!

Сара Коквелл ДЕЙСТВИЯ И ПОСЛЕДСТВИЯ

Vincit qui patitur[1].

Слова девиза роты, яркие и уверенные, серебряными буквами выделялись на чёрном как ночь боевом знамени восьмой роты. «Побеждает тот, кто держится».

Часовня на борту крейсера «Серебряная стрела» была такой же, как многие тысячи подобных часовен на кораблях Космодесанта по всему Империуму. Тихое место для размышлений, молитв и приготовлений, куда рано или поздно находили путь перед выброской все боевые братья восьмой роты. Одни приходили, отдавали должное статуе Бога-Императора и уходили.

Другие задерживались подольше.

В этой колыбели абсолютной веры воин мог испросить ответ о своём месте в мироздании. В этом священном месте воин Империума мог настолько приблизиться к умиротворению, насколько это для него вообще возможно.

Гилеас Ур'тен — человек, редко пребывавший в умиротворении, — стоял, преклонив колена перед алтарём. Тёмные волосы, обрамляя лицо, свисали с благоговейно склонённой головы. Он перечитывал негромко свои личные литании битвы, особо уделяя внимание тем, которые почитали его предшественников. Над ним гордо распростёрлось боевое знамя роты, растянутое так, чтобы все видели имена, филигранно выписанные крохотными буквами. Боевые братья готовы были просиживать здесь часами, чтобы добавить к списку новое имя. Это всегда считалось честью и никогда — повинностью.

На знамени были представлены сотни, даже — тысячи имён: братья по оружию, рядом с которыми ему довелось сражаться за сто двадцать лет службы, и ещё больше тех, кого он никогда не встречал, но чьи подвиги вошли в легенды. Взгляд его задержался на имени капитана Андреаса Кулле, наставника и единственного человека, который сразу поверил, что у мальчишки-дикаря с юга есть все задатки для успеха. Капитана давно принял в свои объятия Император, но имя его продолжало жить, и, пока живо знамя, так будет вечно.

Нести знамя в бою — великая честь. За последние пять лет военных кампаний Гилеасу много раз доверяли эту реликвию. Он держал его с мрачным упорством против, казалось бы, подавляющего превосходства врага, и всегда возвращался со знаменем. Это был доблестный и бесстрашный воин, чьи подвиги на полях сражений создали ему репутацию, которой одни завидовали, а другие смотрели с опасливым недоверием.

Карьера Гилеаса Ур'тена шла лучше и лучше. Первый рекрут из племени с южного континента Варсавии, который достиг звания сержанта, Гилеас был стойким и надёжным. Несколько лет он командовал отделением, и с неохотой было признано, что его воины — одни из лучших во всей роте. У него был сильный характер — и братья шли за ним охотно и безропотно. Даже большинство самых ярых соперников неохотно соглашалось, что звание сержанта он полностью заслужил.

И всё же мнение это разделяли не все. Для кого-то Гилеас по-прежнему остался безрассудным десантником, на которого нельзя целиком положиться из-за вспыльчивости и буйного духа. Дикий южанин, чьи инстинкты слишком часто преобладают над разумом.

Но если Гилеас и подозревал, что думают его братья-десантники, то почти не высказывался по этому поводу. Как он уяснил для себя много лет назад: он тот, кто он есть. Он живёт только для того, чтобы служить Империуму, и умрёт, исполняя свой долг. Это будет той наградой, какую он ждал с врождённым прагматизмом всех Адептус Астартес. Он был преданным, честным и, по мнению своего вышестоящего офицера, заслуживал полного доверия. Именно эти качества выделили его среди других для той чести, которая была ему оказана.

Гибель брата-сержанта Оникера во время последней кампании оставила в рядах восьмой роты зияющую пустоту, заполнить которую горело желанием немало сержантов из других рот. Капитану нужен был избранный заместитель — эту роль исполнял Оникер до своей безвременной кончины от рук орочьего вождя Галавакрута. Каждый из сержантов обладал своими качествами, но окончательное решение, тем не менее, оставалось за ротным прогностикатором.

Шае Баст, советник капитана Мейорана, гадал на рунах. Долгими часами он входил в единение с волей Императора и направлял её через себя. Наконец он объявил, что решил Император, понимая, что вслед за этим поднимется недовольство. Капитана роты выбор Гилеаса Ур'тена полностью устроил, однако в восьмой роте нашлось бы немало тех, кому решение пришлось не по вкусу. И действительно, появились недовольные голоса, что в других ротах этот выбор посчитали дурным предзнаменованием.

Гилеас прекрасно об этом знал. Несмотря на собственные дурные предчувствия и едва понятные самому опасения, он выдержал всё без единого слова и примерил мантию своей новой роли с тем же энтузиазмом, с каким подходил ко всем делам. А сейчас он смотрел на статую Императора, которая невозмутимо уставилась в даль взглядом холодным, как камень, из которого была высечена. Незыблемое присутствие Императора проливало бальзам на беспокойную душу Гилеаса, и он черпал в нём спокойную силу.

— Надеюсь, не побеспокою, брат-сержант? — раздался сзади голос, похожий на низкие раскаты грома. Гилеас обернулся к капитану, который перекрыл собой вход в часовню.

— Нисколько, брат-капитан, — Гилеас качнулся обратно на голые пятки. На борту «Серебряной стрелы» и вне тренировочных клеток большинство боевых братьев восьмой роты носили простые стихари и либо мягкие кожаные сандалии, либо ходили вообще босиком. Гилеас уселся обратно, скрестив ноги, и выжидающе поднял глаза.

Со спокойной уверенностью, которая отмечала каждое его действие, капитан вошёл внутрь и в несколько шагов пересёк расстояние от дверей до алтаря. Как и большинство воинов под его началом, Кейле Мейоран был необычайно крупным — даже для генетически изменённого космического десантника. Голову и лицо он брил наголо, до блеска. Исключение составляла длинная чёрная борода, заплетённая в тонкие косицы, отчего капитан выглядел ещё более воинственно. Почётные татуировки, которые тщательно выверяли и наносили на его лицо, за многие годы сделали его внешность одновременно и варварской, и загадочной для тех, кто не разбирался в традициях Серебряных Черепов метить себя подобным образом. Новобранцев набирали с других миров, не только с Варсавии, но по принятии в орден всех приобщали к традиции татуировок, принятой там.

Мейоран присоединился к Гилеасу у алтаря и, не говоря ни слова, поднял взгляд на статую Императора. Зашевелив губами в беззвучной молитве, он прикоснулся к фигуре. Гилеас молча наблюдал за своим капитаном, пока старший воин не повернулся к нему и пытливо осмотрел.

— Твои приготовления закончены, брат?

— Да, сэр, — Гилеас шевельнулся, чтобы встать на ноги, но Мейоран поднял руку, предупреждая движение.

— Я не прерву тебя надолго, Гилеас. Просто хотел доставить сообщение. Твоё присутствие весьма желательно в стратегиуме. Меньше чем через четыре часа мы переносимся в систему — и твой опыт городских боёв будет как нельзя кстати, — при взгляде на лицо Гилеаса уголки губ капитана поползли кверху, наметив улыбку. — Это приглашение — для тебя сюрприз, брат?

— Сюрприз? Нет, сэр, — как самого молодого сержанта в роте, Гилеаса нечасто приглашали на военный совет в стратегиуме — и уж тем более никогда этого не делал лично сам капитан роты. — Не сюрприз, а скорее… честь.

Убедительно врать Гилеас никогда не умел, и, судя по тому, как порозовели кончики ушей, выглядывающие из-под непослушных тёмных кудрей, постигать эту науку не собирался. Улыбка Мейорана стала шире, он протянул руку и сжал плечо молодого воина.

— Всё будет нормально, Гилеас, — сказал он негромко. — Я совершенно уверен, что ты справишься с этой должностью. Знаю, что опасаешься. Что кое-кто сомневается, что ты подходишь для этой роли, тоже знаю. Ты прошёл сержантом… сколько? Двадцать заданий?

— Двадцать пять, сэр.

И такая гордость в голосе. Всего двадцать пять заданий. Почти новичок.

Мейоран кивнул.

— Двадцать пять заданий. Успешных заданий! — по лицу капитана мелькнула улыбка, но затем он снова стал серьёзен. — Но, Гилеас, чего бы ты не опасался… когда мы высадимся, времени на то, чтобы забивать себе этим голову, не будет. Я должен знать, что голова у тебя на плечах. Я должен знать, что сердце твоё и мозги сосредоточены на задании.

— Конечно, сэр, — откликнулся сержант. Едва уловимое возмущение мелькнуло в его словах. — Я полностью готов, и я вас не подведу.

На этот раз он говорил правду.

— Да, — задумчиво ответил Мейоран, снова коснувшись статуи Императора. — Да, думаю, что не подведёшь, парень.

«Что станет делать остальная рота — вот что меня беспокоит», — добавил он мысленно.


Меньше чем четырьмя часами позже Гилеас оказался в обстановке, настолько далёкой от покоя часовни, насколько только можно себе представить. В ушах стоял знакомый, почти успокаивающий рёв тормозных двигателей: десантная капсула пробивала сплошную пелену облаков над планетой. Крепко прижатый ремнями к сиденью, сержант возложил ладонь на эфес цепного меча и окинул взглядом внутренности капсулы.

Все его спутники бормотали предбоевые литании вполголоса, в отличие от Теодерика-технодесантника, чей голос возносился над остальными. Литании технодесантника страстно обращались к духам машин, что вели капсулу к цели. Гилеас позволил мыслям забрести чуть вперёд в будущее. В конце падения их будет ждать великая битва — и от этой мысли его жилы наполнило пламя.

Гилеас поморгал, прокручивая результаты последних проверок систем, впитывая огромные объёмы бегущей информации и рун, что мелькали перед глазами. Прыжковый ранец работал нормально, оружие он с любовью разобрал и почистил перед выброской. Он готов настолько, насколько только можно.

Потенциальное бремя дополнительной ответственности его особо не волновало. Как и все Серебряные Черепа, он был невероятно прагматичным человеком. Он знал, что выучки и подготовки ему хватит, чтобы справиться со всем, что враг может на него бросить, и ещё он знал, что на поле боя воины будут исполнять его приказы беспрекословно. А что там о нём думают боевые братья вне поля боя — не суть важно.

Уверенность в себе давалась легко. Уверенность в том, что он думал, — нет.

— Приготовиться к удару! — затрещал вокс голосом Теодорика, и Гилеас, вместе с остальными, вполголоса ответил, что готов. Он крепче сжал эфес меча и вознёс Богу-Императору пылкую молитву о разрешении дела быстро и без тяжёлых потерь. Восьмая рота и без того не хвастала численностью. Новых смертей они себе позволить не могут.

Три капсулы врезались в землю со смертоносной синхронностью и силой, достаточной, чтобы сровнять оставшиеся строения в этой части и так разрушенного города. Почти сразу по изъеденной воронками округе прокатилось эхо сработавших пиропатронов, возвещая о прибытии двух дюжин Серебряных Черепов. Каждого воина переполняла праведная ярость, каждый был готов обрушиться на ксеносов, что совершили смертельную ошибку, посмев ступить на имперскую землю, посмев совершить самое гнусное из преступлений.

Хлопнув по размыкающей кнопке на гравиобвязке, Гилеас в пару секунд был уже снаружи, с цепным мечом в руке и готовый действовать. Он собрал остальных и осмотрел горизонт зоны высадки.

Авточувства собирали всю важную информацию, что могла повлиять на работу прыжкового ранца штурмового десантника. Скорость ветра. Влажность. Все эти подробности и другие выводились прямо на нервные окончания. Ауспик в руке у Теодорика не засёк никаких признаков жизни, кроме следов самих космодесантников. Это немного отличалось от того, в чём пыталась убедить их разведка.

— Сержант Ур’тен, доложите обстановку!

Голос капитана Мейорана раздался из вокс-бусины, объявив о себе в ухо Гилеасу, который уводил своих людей с места высадки. Три «Громовых ястреба» с рёвом пронеслись над головой в сторону догорающих развалин улья на востоке. Картан, молодой мир под защитой Серебряных Черепов, проходил только первые шаги колонизации. Но уже оказался под угрозой.

— Три капсулы сели, сэр, — Гилеас быстро осмотрел аппараты. Все раскрылись, выпуская пассажиров, включая брата Диомеда — одного из глубоко почитаемых дредноутов ордена. Вид тяжело шагающего к нему древнего наполнил Гилеаса ещё большим пылом, чем прежде. Воевать рядом с ним будет большой честью.

— Диомед? — обратился Мейоран напрямую к древнему.

— Высадился и жду приказаний, — отозвался дредноут. Голос его звучал механически: его изменило тело, ставшее пристанищем для одного из самых ярких и великих воинов, каких знал орден.

— Враг не обнаружен, — доложил Гилеас. — Разведка предположила, что здесь у ксеносов временная база. Если так… — он осмотрел разрушения, учинённые падением трёх капсул, — то она уничтожена при посадке.

— Враг очень вёрток, сержант. Будьте начеку. Явитесь к месту встречи как можно быстрее. Передаю координаты.

Гилеас обернулся к Теодерику, которого на этот раз придали отделению в качестве координатора. Молчаливый технодесантник, немногословный, но надёжный член роты, коротко кивнул, дав знак, что усвоил поток информации, и указал на восток. Сервосбруя у него на спине с шипением ожила, и механическая рука с плазменным резаком на конце переместилась вперёд. Даже со своей сбруей Теодорик был лишь наполовину таким большим, как великан Гилеас. Сержант — здоровенный, лохматый, настоящий медведь даже без имплантатов Адептус Астартес, — был невероятно огромным.

Он осмотрел останки разрушенных жилых блоков вокруг. Те, кто работал здесь прежде, были, без сомнения, или давно мертвы, или взяты в плен. Выгоревшие цилиндрические остовы бункеров выстроились по одной стороне развалин, которые когда-то были складами. Воздух, даже пропущенный через фильтры шлема, смердел горелым прометием и химической вонью стреляных боеприпасов. Бой здесь шёл совсем недавно.

Задумчиво барабаня пальцами свободной руки по боку доспеха, Гилеас развернулся к дредноуту, который неподвижно стоял рядом, и обратился к нему полным почтения голосом:

— Древний?

— Брат-сержант Ур’тен? — отозвался дредноут таким низким рокотом, что у Гилеаса задрожало в груди. — Твои приказания?

— Последний раз сержант Киар выходил на связь менее пятнадцати часов назад, и здесь находилась заданная ему точка, — принялся рассуждать вслух Гилеас. — Трудно поверить, что сержант настолько отклонился от места. Я слишком хорошо его знаю, — он ухмыльнулся. — Подозреваю, что он уже явился к капитану. Но, как бы там ни было, мы разведаем близлежащую территорию на предмет любых следов активности. Ты берёшь восточную сторону. Докладывай обо всём, что найдёшь.

— Как прикажешь, — согласился дредноут. — Внимание к мелочам всегда имеет значение. Мудрые речи, брат-сержант Ур’тен.

Приложив таким образом печать одобрения под словами Гилеаса, Диомед отбыл, рокоча моторами. Земля тряслась под его поступью.

Гилеас смотрел на уходящий дредноут. Его бронированное тело служило доказательством той высочайшей чести, на какую каждый из них мог только надеяться. Служить даже в смерти… что может быть выше?

— Тут всё уже случилось без нас, Гилеас, — рядом встал один из Счётников, отделения штурмовиков Гилеаса, отмеченный красным черепом на правом наплечнике.

— Возможно. Но здесь замешаны ксеносы. Значит, нужно проверить, — Гилеас нахмурился. — Так что не расслабляться и пальца с кнопки не спускать, Рувим.

Гилеас дал сигнал остальной группе выдвигаться, сам при этом осматривая горизонт. Теодерик пока сообщал об отсутствии активности на ауспике. Однако быстрота и коварство врага вот-вот должны были показать себя. Пару секунд спустя воздух наполнился воем моторов.

Полдюжины внезапно выскочивших машин тут же опознали. Эльдарские реациклы «Разбойник». Быстроходные и смертоносные, они резво и уверенно бросились в атаку. Грозно заострённые клинки предупреждающе блеснули в лучах жиденького солнца. Раздался единый рык цепных мечей, пробуждённых к смертоносной жизни, и боевой клич Серебряных Черепов, которые бросились навстречу врагу.


— Приятно вас видеть, капитан Мейоран!

Голос принадлежал сержанту Киару из десятой роты. На худощавом для космического десантника, особенно на фоне излишне крупных воинов восьмой роты, лице сержанта скаутов, преждевременно состаренном массой рубцов от ожогов, которая покрывала всю левую сторону, явно проступали следы подбирающейся усталости, когда тот появился из укрытия в полуразрушенном здании.

Капитан окинул взглядом воина.

— Хорошо, когда людям приятно тебя видеть, сержант, — невесёлая улыбка скользнула по лицу Мейорана. — Докладывай.

— Слушаюсь, сэр!

Капитан про себя отдал должное стоицизму сержанта даже на фоне его текущего состояния и дал знак своим людям держать периметр и смотреть в оба.

Киар примкнул болт-пистолет на магнитное крепление у бедра, пользуясь прибытием подкрепления, чтобы дать себе возможность немного ослабить бдительность. Когда сержант заговорил, левый, аугметический, глаз его тихо зажужжал, подстраиваясь под малейшие изменения на лице капитана.

— Согласно указаниям магистра ордена, я прибыл в улей Картан, чтобы собрать первую группу кандидатов и получить у губернатора отчёт о состоянии горных работ…

Картан-5 был богат рудой, и одно только это уже делало его желанной целью для заселения. Серебряные Черепа лично проследили за перевозкой попавших в осаду жителей почти разрушенного мира-улья, заключив при этом соглашение, что в будущем смогут вернуться в любое время, чтобы набрать себе рекрутов.

Киар продолжал:

— Во время переговоров с губернатором пришло сообщение. Партия инженеров планировала взрывные работы для устройства новой шахты. Они что-то обнаружили, — изуродованное лицо Киара исказила едва скрытая ярость. Подобный взгляд Мейорану стал слишком хорошо знаком за последние годы. — И меньше чем через час после открытия на них обрушилась первая атака.

Мейоран скривился:

— Эльдар!

Утверждение, не вопрос. Вся глубина ненависти, вызванной на лице Киара словами капитана, поведала больше, чем его ответ.

— Так точно, сэр. Разумеется, я со своим отделением занял позиции вместе с местными силами на месте взрывных работ. Очень скоро мы выяснили, что они обнаружили, — Киар сжал кулак. — Только на этом они не остановились. Из любопытства они подняли находку наверх. От местного ополчения быстро не осталось почти никого. Они просто не были готовы к вторжению таких масштабов. Эльдар отправили крупные силы. Они совершили несколько налётов на гарнизон, как видите, — Киар обвёл рукой разрушенные казармы, затем продолжил:

— Враг нанёс удар сильно и быстро. Практически разрушил улей. Большой процент населения в поисках убежища пробрался на нижние уровни. Те, кого налётчики нашли… — он замешкался, и обозлённый, и глубоко опечаленный той частью информации, которую должен был произнести следом.

— Попали в плен, — Адептус Астартес рядом с Мейораном, облачённый в доспех кобальтово-синего, что выделяло его среди большинства остальных десантников, вышел вперёд и заговорил, пользуясь паузой. Говорил прогностикатор Баст тихо, почти шёпотом, и у того, кого касался его взгляд, появлялось чувство, что его изучают очень и очень внимательно. — Ксеносы согнали живых и увели их в плен. Включая наших кандидатов, так, сержант?

Киар кивнул. Лицо его потемнело от гнева. Мейоран ощутил на дне желудка растущую пустоту. Для Серебряных Черепов новобранцы были большой ценностью. Отдать целую группу в руки эльдар…

— Твои мысли, прогностикатор? — Мейоран наконец перевёл взгляд с сержанта на псайкера. Два воина прослужили плечом к плечу не один десяток лет, и капитан беспрекословно доверял суждениям Баста.

— Артефакт, полагаю, оказался порталом путеводной паутины? — Баст адресовал вопрос Киару, который кивнул в ответ. — Будет разумным предположить, что налётчики, вероятно, нападали на эту планету в прошлом. Раскопки портала могли предупредить их о новой возможности сделать то же самое, — псайкер пожал великанскими плечами. — У нас никто по-настоящему не разбирается в безбожных технологиях паутины.

Прогностикатор поднял руки, чтобы снять шлем. Лицо, что появилось на свет, было настолько покрыто татуировками и знаками племени, что трудно было различить какие-то отдельные черты. Тёмные волосы, собранные в тугие косицы, пронизало серебром, но, помимо этого, ничто даже приблизительно не указывало на истинный возраст прогностикатора.

Холодные голубые глаза, настолько светлые, что казались почти бесцветными, остановились на сержанте, который несколько секунд выдержал взгляд со спокойной уверенностью в себе, но потом дрогнул и отвёл глаза. На лице прогностикатора мелькнула улыбка, и тот посмаковал краткий миг неуверенности, который пробудил в душе у сержанта.

— Где расположен портал? — спросил Мейоран, надевая обратно шлем. — Если это база врага, то туда мы и ударим.

— На юго-западе.

Ответ пришёл от прогностикатора, а не от сержанта: Баст почти с ленцой извлёк слова из разума Киара. Он не был особо жестоким человеком, но всегда находил циничное удовольствие в том, чтобы напоминать остальным о своих психических способностях. Он лениво адресовал сержанту улыбку перед тем, как вновь скрыть лицо под шлемом. В легендах древней Терры имя «баст» великий народ Гипта ассоциировал с кошками — и Мейоран всегда чувствовал в повадках Баста что-то кошачье. И тому нравилось поиграть с врагом перед тем, как убить.

— На юго-западе, — подтвердил Киар. Он ткнул пальцем в инфопланшет: — Все координаты и информация, которую я собрал, здесь.

— Отличная работа, сержант. Тогда мы выдвигаемся, — Мейоран махнул рукой, и Серебряные Черепа с привычной чёткостью построились. Киар тоже подал сигнал, шевеля пальцами, — и четвёрка прежде невидимых скаутов — молодых неофитов в панцирной броне со снайперскими ружьями — появилась из разных мест вокруг временного лагеря. Мейоран одобрительно ухмыльнулся.

— Ты хорошо их готовишь, сержант. Когда-нибудь, даже довольно скоро, из тебя получится отличный капитан.

Баст рядом с ним чуть повернулся, обдумывая слова Мейорана.

Киар склонил голову, принимая похвалу с едва заметной улыбкой.

— Пошли, вернём наших парней!


Воздух наполнил громоподобный отзвук штурмовой пушки: брат Диомед открыл огонь по атакующим «разбойникам». Удлинённые, обтекаемые бронированные машины двигались при помощи технологии антигравитации, которой владела раса эльдар. Каждым «разбойником» управлял один ездок, вооружённый пистолетами, из которых палил с невероятной меткостью по Серебряным Черепам. Машины усеивали ряды угрожающе острых лезвий, и одно такое лезвие отделило руку брата Лемуила от тела.

Правда, чтобы остановить космического десантника, требуется гораздо большее. Тело Лемуила уже трудилось над тем, чтобы закрыть аккуратный срез. Он стерпел самую жуткую боль, издав лишь короткий вскрик. Цепного меча он лишился вместе с рукой, но в ответ просто вскинул болт-пистолет и открыл огонь по врагу.

Гилеас движением век прощёлкал значки рун перед глазами, пока не добрался до информации о Лемуиле. Системы десантника справлялись с раной хорошо, но состояние его было далеко от оптимального. Сейчас в крови Лемуила циркулировало столько боевых наркотиков и анальгетиков, что время реакции у него серьёзно снизилось.

— Лемуил, — приказал Гилеас по воксу, — отойди назад, брат. Оставь их нам.

— Брат-сержант, я ещё могу драться! — Лемуил продолжал стрелять по реациклам, которые сейчас разворачивались для новой атаки. Диомед ненадолго прервался, отслеживая около полудюжины машин и определяя уязвимые точки. Массивная штурмовая пушка повела переднего «разбойника». Дредноут приступил к делу, сводя огонь к цели.

Объятый синим пламенем, реацикл взорвался, сбросив эльдарского ездока и разметав в стороны куски брони и лезвий. Пылающий ксенос врезался в землю с отчётливым хрустом. Тело его перекосило под неестественным углом. Остальные машины беспорядочно завиляли: внезапная потеря лидера расстроила запланированный проход.

— Отделение, за мной!

Упрямство Лемуила сейчас уже не играло роли. Он — Адептус Астартес. Он взращён и обучен, чтобы очищать Галактику от всего, что не правильно, а для Серебряных Черепов мало что так соответствовало этому критерию, как эльдар — особенно эти пираты. Лемуил либо выживет, чтобы сражаться дальше уже с аугметической рукой, либо погибнет в бою, служа Императору. И тот, и другой исход вполне хороши.

Одной очередью из штурмовой пушки Диомед отразил внезапную атаку, и теперь Гилеас собрался повести своё отделение в бой так, как делал это в каждом бою на всём протяжении своей карьеры. Идя впереди.

Почтенный древний с лязгом зашагал вперёд. От поступи массивной туши дредноута под ногами десантников подпрыгивала земля и трескался феррокрит. Когда-то эта изрытая воронками местность видела прилёты и отлёты имперских кораблей, привозящих грузы для строительства улья, доставляющих людей и ресурсы и вывозящих всё, что добывали в шахтах. Теперь здесь остались только развалины — место, которое выглядело таким древним и разбитым, каким ничто так недавно построенное не имеет права быть.

— За Императора и Аргенция! — загремела боевая машина. — Не дозволяйте нечисти жить, братья! Мы Серебряные Черепа! Мы выдержим!

— Мы выдержим! — хором откликнулось отделение, жаждая схватиться с врагом.

На кратчайший миг — паузу столь короткую, что даже Теодерик не отметил бы её на своём изящно сработанном хронометре, настала тишина. Предвкушение. Затишье перед бурей.

А потом разразилась буря.

На несколько минут воцарился кромешный ад. Для незадачливых ксеносов слаженность и грозная мощь, какую явила добыча, эти малые минуты, казалось, растянулись вне всяких разумных пределов. Всё преимущество, на которое ксеносы надеялись благодаря высоте полёта, уступило факту, что они недооценили боевое мастерство почти половины штурмовой роты. Гилеас запустил свой прыжковый ранец, и остальные Серебряные Черепа вокруг него взмыли вверх, чтобы встретить врага в воздухе.

При наличии Диомеда уничтожение нечисти для Серебряных Черепов было вопросом решённым. Штурмовики включились в драку с привычным энтузиазмом. Репутация варваров у подразделения была заслужена не на пустом месте. Это были беспощадные и умелые воины, которые не чурались использовать ту тактику, которая в данный момент была необходима для победы. То же самое можно было сказать обо всём ордене, но к восьмой роте это относилось особенно.

Ещё три ездока слетело с машин: пронёсшиеся мимо Серебряные Черепа выдернули их из сёдел. Без ездоков машины зарыскали вслепую. Одна врезалась в землю и взорвалась, опасно разметав обломки. Две другие столкнулись в воздухе и взорвались похожим образом. С мест падения обломков взметнулись султаны жаркого дыма. Оставшиеся два ездока повернули, ища укрытия в дыму, и пропали, оставив лишь вихрящийся след. Воины, сдёрнувшие эльдар, ринулись вниз вместе со своими жертвами, с разгона впечатав их в землю с приятным слуху хрустом костей.

Гилеас бросил взгляд на руну слева-внизу на дисплее, быстро проморгал, прокручивая наборы линз в шлеме, чтобы лучше видеть в дыму. Огонь из уничтоженных реациклов продолжал бушевать, выбрасывая в воздух искры и пепел.

Какофония последних минут спала до мягкого стрёкота цепных мечей на низких оборотах. Где-то ещё оставались два «разбойника», но, благодаря гибели соотечественников, их временно скрыл поднявшийся дым.

— Сержант Ур’тен, доложите обстановку! — раздался из вокса приказ Мейорана. Гилеас глянул вокруг. Из двадцати четырёх воинов, что покинули капсулы, на ногах осталось двадцать два. Один погибший, один раненый.

— Налётчики эльдар, сэр. На реациклах. Нанесли удар без предупреждения.

— Они мертвы?

— Дело почти сделано, сэр. Осталось двое. Я уверен, что…

С пронзительным воем оставшиеся реациклы выскочили из дыма, нацелившись прямо в широкую спину Гилеаса. Даже особенно не разворачиваясь, штурмовой десантник лениво шагнул в сторону, активировал цепной меч и взмахнул, описывая смертоносную дугу. Зубастое лезвие вгрызлось пилоту под правое ухо, прошло через грудь и развалило тело наискось. Голова и левая рука отлетели, брызгая кровью, и реацикл остался без управления, только корчащееся тело эльдар вцепилось в рычаг безжизненной рукой.

Короткой очередью из штурмовой пушки брат Диомед прикончил его.

— Поправка, сэр. Остался один.

Тон Гилеаса не изменился ни на йоту.

— Отличная работа, сержант! Передаю координаты. Сержант Киар нас нашёл.

Гилеас ухмыльнулся, отметив про себя: «А не наоборот».

— Доберитесь до нас как можно быстрее. Не забывайте про сбежавшего ездока. Постарайтесь добраться сюда целыми.

— Слушаюсь, капитан! — Гилеас ухмыльнулся под шлемом. — Уже в пути.


По дороге через разрушенную территорию они никого не встретили. Все Серебряные Черепа были начеку, зная, что где-то рядом прячется «разбойник». Разведданные, которые поступили с экстренной передачей с планеты, предполагали довольно крупные силы непосредственно на поверхности. Именно поэтому было принято решение высадить большую часть роты.

На совете в стратегиуме Гилеас поинтересовался: так ли необходимо капитану Мейорану вообще спускаться на поверхность? Капитан снисходительно рассмеялся, взяв Гилеаса за плечо:

— Ты, брат-сержант Ур’тен, надеюсь, не решил, что повышение сделало из тебя моего хранителя? Прогностикатор Баст общался с Императором. Его Воля на то, чтобы я возглавил экспедицию. Кроме того, почему я должен оставить всю славу тебе? Ты так скоро примешь командование вместо меня.

Слова прозвучали зловеще, почти пророчески.

Гилеас попытался запротестовать, чем заслужил от капитана покровительственную улыбку.

— Я шучу, брат! — проговорил тот с грубоватым смехом. — Клянусь Троном, Гилеас, научись не принимать всё так буквально.

Баст, приданный из возглавляемого псайкерами прогностикатума, торжественно кивнул.

— Знамения для грядущей битвы самые благоприятные, брат-сержант Ур’тен, — объявил он своим тихим шёпотом. — Участие капитана крайне важно.

Встревоженный словами прогностикатора, сам не зная почему, Гилеас отложил свои сомнения на потом и сосредоточился на важности уничтожения эльдарских сил.

За сотни лет Серебряные Черепа постоянно сталкивались с эльдар во всех их многочисленных и разнообразных видах. В то время как законное отвращение ко всем чужим расам было правом для Адептус Астартес, Серебряные Черепа лелеяли особенную ненависть к эльдар. Много хороших боевых братьев полегло в битве за Орамский проход. Много хороших боевых братьев, которым ещё только предстояло найти замену. Численность ордена сильно упала ниже нормальной, а набор новобранцев шёл медленно по множеству причин.

В результате, перспектива принести праведное возмездие эльдар породила в рядах восьмой роты мрачный энтузиазм. Было отправлено пятьдесят воинов — больше половины текущего состава роты.

Ко времени, когда отделение добралось до места встречи, Мейоран со своими воинами уже собирался. Рядом с ним стояли прогностикатор Баст и ещё один боевой брат, одарённый психическими способностями, выделяясь цветом доспехов. Прогностикатум понёс больше потерь от рук эльдар у Орамского прохода, чем все остальные. Для ордена, чей родной мир не мог похвастаться большим числом псайкеров, это была суровая плата. У прогностикатума было более чем достаточно причин ненавидеть мерзких пиратов эльдар.

— Ты не торопился! — приветствовал сержанта Мейоран. Настроение у капитана было весёлое, однако в голосе проскальзывало напряжение от того, что он узнал о ситуации на данный момент.

— Виноват, сэр, — Гилеас подошёл к капитану и снял шлем. — Недисциплинированные ксеносы предприняли внеплановую атаку. Мы быстро с ними разделались благодаря брату Диомеду, — сержант почтительно кивнул в сторону дредноута.

— Значит, тебе известно, с кем мы имеем дело?

— Так точно, сэр! — Гилеас сжал кулак. — Налётчики эльдар.

— В общем, правильно. Налётчики эльдар, да. Налётчики эльдар с доступом к порталу паутины.

Гилеас замялся, но лишь на миг. Это многое меняло. С доступом к порталу, это он хорошо знал по опыту, нельзя спланировать атаку, основываясь на численности противника. В любой момент врагов может стать больше. Зато главная цель ясна. Он понимающе кивнул, и капитан продолжил:

— Я возглавлю атаку на портал с большей частью наших сил — и Диомедом. Ты возьмёшь Счётников и проведёшь спасательную операцию, — он указал на молодого скаута, которого Гилеас знал. Один из отделения Киара, зелёный ещё юнец, просто горел желанием ринуться в бой. — Тир взял на себя смелость сходить на разведку, чтобы оценить ситуацию как можно лучше, учитывая обстоятельства. У эльдар находится значительное количество пленных, включая наших кандидатов. По данным, поступившим несколько минут назад, их держат в загонах, предположительно для погрузки на один из кораблей. Быстрота для нас сейчас имеет решающее значение.

Мейоран пощипал длинную заплетённую бороду.

— Приоритеты следующие: разрушить портал, уничтожить ксеноугрозу и сделать всё, чтобы как можно больше гражданских пережили испытания. Могут возникнуть трудности из-за того, что налётчики расставили клетки вокруг своей центральной позиции. Таковы наши цели. В этом порядке.

— Это рабы? — Гилеас подсознательно чуял, что Мейоран сейчас оценивает его реакцию на то, что его лишили чести возглавить атаку, и постарался придать лицу как можно более нейтральное выражение. Однако, несмотря на все старания, в животе у него заворочалась досада.

— Возможно, — татуированное лицо Мейорана зло скривилось; чёрные линии причудливо изогнулись. — Или что похуже. В любом случае, здесь важна целесообразность.

Гилеас сжал зубы:

— Значит, они прикрылись живым щитом?

— Да. Во время операции скорее всего будут жертвы среди имперцев, Гилеас, но делай всё возможное, чтобы снизить риск.

Мейоран помолчал секунду, будто ждал возражений. Гилеас гораздо больше подходил для штурма портала, чем для поисков и спасения, — и они оба это знали.

Змея бунтарства, разбуженная приказами Мейорана, снова заворочалась у Гилеаса в животе, угрожая поднять голову, раздуть свой клобук и ужалить. Но Гилеас заставил её уняться. Приказы капитана он будет обсуждать, когда они вернутся на «Серебряную стрелу», а не на поле боя. Он понимал, что его проверяют, так что будь он проклят, если провалится.

— Как прикажете, — ответил он, надевая обратно шлем. — Счётники, за мной!

Когда Гилеас развернулся, чтобы уйти, Мейоран глянул на Баста. Прогностикатор почти грациозно склонил голову.

— Сержант! — окликнул Мейоран удаляющуюся спину Гилеаса.

— Брат-капитан? — Гилеас чуть обернулся.

— Держись, брат, — в голосе Мейорана было столько страсти, что семена тревоги, которые он заронил в душу Гилеаса на совете в стратегиуме, дали ростки. Сомнения и предчувствия распустились пышным цветом, и он едва не развернулся к капитану лицом. Но сейчас не было времени, чтобы раздумывать над мыслями и ощущениями. Он дал Мейорану обещание тогда, в часовне, что сосредоточится на задании. Он получил приказы и будет их исполнять в силу своих возможностей.


Чужацкий портал возвышался над землёй — изящная заострённая арка, испускающая лёгкое зрительное искажение на сгибе. Хрупкая на вид, казалось, она легко сдастся под натиском Серебряных Черепов, но они достаточно повоевали с налётчиками эльдар и знали, что, не успеешь глазом моргнуть, может случиться что угодно. В любой момент и без предупреждения могут появиться свежие силы — пехота, машины. И тогда проблемы возрастут просто геометрически.

«Захватчик» — один из транспортных кораблей, так любимый пиратами, — бесшумно висел недалеко от портала. Большой, массивный, украшенный непонятными символами. У кормы сидел пилот, его длинное тонкое лицо чужака с изящно заострёнными ушами было чётко видно. Он смотрел через борт вниз на импровизированную арену, сделанную в лагере.

Подыскав хорошее место для обзора на небольшом кряже, который вёл к месту взрывных работ, Мейоран уже оценил место для битвы. Он наметил вероятные опасные точки и места возможных укрытий. Клетки стояли неровным кругом: занавес из живой плоти, протянутый между ними и добычей.

Мейорану с отрядом придётся завязать бой внутри, подальше от гражданских. На Диомеда возложена задача разрушить портал. При таком разнонаправленном отвлечении внимания, может быть, им удастся выиграть для Гилеаса и его отделения достаточно времени, чтобы освободить пленников. Может быть.

Обратив взгляд на «Захватчик», Мейоран освежил в памяти информацию по эльдарской технике, собранную орденом за долгие годы. Он знал, где находятся уязвимые точки и как именно уничтожить этот корабль. Тот выглядел нестандартно: вычурный трон был передвинут к носу главной палубы, там восседал предположительно предводитель вторжения, наблюдая с нескрываемым удовольствием за хаосом, который учинил.

Люди в клетках жалко всхлипывали, взывая к Императору, а несколько крепких парней криками обещали отомстить. Новобранцы.

Время от времени один из воинов, ошивающихся вокруг импровизированной арены, тыкал в клетку жутким клинком или стрелял. Ещё где-то ксеносы сражались друг с другом. По округе гулял визгливый довольный хохот.

Наблюдатель крикнул что-то на своём жестоком языке, несколько налётчиков кинулись к клетке и вытащили одного из пленников на середину круга. Мейоран смотрел, как чужаки принялись пытать свою жертву, срезая с лица полоски кожи кривыми ножами. Человек кричал от боли, но на каждый крик, что срывался с его губ, всё больше его пленителей кричали в ответ — только крики их были криками радости.

Отключившись от криков, Мейоран завершил осмотр местности. Всю сцену окружало неровное кольцо из ломаного металла, усеянное зубьями и колотым плексигласом. На некоторых зубьях торчали жуткие украшения в виде человеческих голов. На некоторых даже сохранились шлемы картанского ополчения.

— Прогностикатор? — капитан повернулся к одетому в синее десантнику. Они с Шае Бастом служили вместе так долго, что изучили повадки друг друга вдоль и поперёк. Даже один, Баст был опасным противником. А при поддержке грубой силы штурмовой роты десанта он становился почитай непобедимым.

Прогностикатор запрокинул голову, и огоньки психической энергии, текущей по кристаллической сетке, выходящей из горжета, запульсировали. Баст собирался с силами. Как только он даст команду, атака начнётся.

Взгляд Мейорана снова переместился к «Захватчику». Капитан уже наметил для себя личную цель. Силовой кулак на руке тихо гудел. Баст рядом не шевелился.

Жажда действовать казалась живым и дышащим существом.

Наконец, из вокса у всех Серебряных Черепов, сжатых, словно пружины, для атаки, раздался тихий голос.

«Начинаем», — всё, что он сказал, и серо-стальная сила, словно гибельная волна, хлынула через кряж с оружием наперевес, рыча литании войны и ненависти.

Через какие-то секунды навстречу Серебряным Черепам поднялся лес пляшущих ксеносов, чьи тонкие голоса взлетали жестоким, бьющим по ушам противовесом к боевому рёву десанта. Эльдар ощетинились сверкающими клинками, острыми лезвиями, шипами. Вой и вопли полубезумной радости откликнулись на нападение, пропитанные наркотиками мозги ксеносов мгновенно переключились на схватку.

Даже вскинув потрескивающий разрядами кулак, чтобы крушить врагов, Мейоран против собственной воли продолжал их оценивать. Эльдар были полной противоположностью космическим десантникам: беспорядочная толпа, орудующая без общего стиля и строя. Они не устоят под натиском Адептус Астартес — в этом не было сомнений. Остаётся лишь узнать, чего это будет стоить роте.

Восседая уродливыми горгульями на торчащих обломках балок, пара десятков крылатых, словно летучие мыши, воинов схватились за своё извращённое оружие и с отвратными криками безудержного восторга открыли огонь. Десантников осыпало осколками ядовитых кристаллов: сверкающий град, который разбивался о боевые латы с мелодичным звоном. К суматохе звуков, метавшихся на дне впадины, присоединились выстрелы снайперских ружей: подключились молодые скауты Киара.

Надзиратель на борту «Захватчика» вскочил на ноги. Длинный, стройный, с жестокостью, словно въевшейся в черты лица, он указал на прогностикатора и что-то крикнул своим воинам. Часть из них вырвалась из схватки и принялась пробиваться к псайкеру. Их смех усилился почти до истерии. Баст продолжал идти вперёд — к центру, каждым шагом печатая свою целеустремлённость. Психический капюшон трещал от едва сдерживаемой силы.

Мейоран сражался с мрачной сосредоточенностью, изливая безмолвное презрение на врага, что так обожал смерть. Эльдар практически бросались на его кулак, умирая с булькающими криками наслаждения. Всё в этих ксеносах вызывало в нём сильнейшее омерзение. Чувство это перетекало в каждый взмах — и, всюду где шёл, капитан крушил кости и разбивал черепа.

Кучка эльдар навела оружие на пленников в загонах и приготовилась открыть огонь. Несчастные внутри сгрудились в угол, жалко хныча в ожидании неминуемой смерти. Вожак эльдар взмахнул ружьём и пролаял приказ.

Мгновение спустя его размазало по земле: с небес на него рухнул Гилеас Ур’тен. Мейоран ощутил прилив того, что можно было назвать бурным весельем и в то же время — облегчением.

— Ты как нельзя вовремя, сержант!

В ответ донеслось лишь хмыканье. По всему лагерю с неба сыпались Счётники, используя разгон прыжковых ранцев для придания силы удару.

В самой гуще сражения Баст встал, задрал голову и встретился взглядом с надзирателем на «Захватчике». Эльдар вскинул руку и выкрикнул команду. Мейоран услышал в его голосе спешку, но было поздно. Слишком поздно.

Припав на колено, Баст приложил ладонь в латной перчатке к земле и высвободил свою мощь. Сперва, казалось, ничего не произошло, но затем послышался едва заметный рокот. Способности Баста по природе своей всегда относились к стихиям, и сейсмического удара, который он выпустил из послушной земли, хватило, чтобы сбить с ног немало желавших напасть на него.

— Уводи пленников, сержант! — спешно приказал Мейоран. Голос его причудливо искажала дрожь земли. — Любым способом!

— Вас понял, сэр.

Счётники довольно легко очистили территорию вокруг клеток. Теперь проблемой было удержать её, чтобы успеть эвакуировать пленников. Надолго это проблемой, однако, не осталось: Диомед прошёл прямо сквозь каменистый кряж, удачно создав отличный путь для бегства. Дредноут пошёл дальше — к порталу, раскидывая врагов перед собой.

— Они активируют портал, Гилеас! — сообщил Мейоран. — Уводи людей в безопасное место. Диомед, сровняй это устройство с землёй сейчас же, пока они не сбежали или, ещё хуже, не закрепились!

Тяжеленная боевая машина без промедления открыла огонь по чужацкому сооружению. Но первый шквал снарядов, похоже, причинил лишь поверхностные повреждения. Каким бы портал не выглядел изящным и хрупким, сделан он был надёжно.

Повсюду царили гвалт и кровавая бойня: Счётники дрались, чтобы освободить людей. Эльдар делали всё возможное, чтобы не выпустить свой аппетитный приз из рук, бросаясь в яростную схватку с допотопным, но, как выяснили несколько боевых братьев, смертоносным оружием гладиаторов. Ядовитые осколки осыпали бегущих людей. Многие погибли, но Счётники делали всё, что могли, чтобы избежать лишних потерь. Даже среди пыла схватки Мейоран про себя одобрил хладнокровную эффективность, с какой Гилеас исполнял его приказы. Уже не в первый раз капитан почувствовал гордость за молодого воина.

Текучая дымка внутри портала пошла рябью: горстка пеших эльдар кинулась в проход и пропала. Надзиратель крикнул что-то своему пилоту не терпящим отлагательств тоном.

— Они отступают, Диомед! — в ярости заревел Мейоран. Он не собирался позволить устроителю всего этого разорения сбежать. Дредноут пророкотал что-то в ответ и снова обрушился на портал.

Взвыв моторами, внезапно выскочил реацикл, сбежавший в предыдущей атаке, и открыл огонь из бортового осколкового ружья и по пленникам, и по Серебряным Черепам. Отвлёкшись на неожиданное явление, Мейоран отвёл взгляд от надзирателя — всего лишь на миг.

Этот миг обошёлся ему дороже всего в жизни.

— Капитан Мейоран!

Несколько голосов прозвучали из вокса почти одновременно, в спешке перебивая друг друга. За спиной у капитана предводитель эльдар вскинул оружие, которое выглядело точь-в-точь как шипастый кнут. Отработанным движением, почти с ленцой, эльдар взмахнул рукой. Тонкая, похожая на змею плеть устремилась к Мейорану с противоестественной скоростью и обвилась вокруг горжета. Эльдар дёрнул кнут, и капитан опрокинулся на землю.

Жгучая боль вспыхнула и ушла — Мейоран понял, что кнут прорезал силовую броню у шейного затвора. Упав, воин с трудом поднялся — и тут реацикл повернул к нему, беспрестанно паля из стрекочущих стрелковых установок. Силовые доспехи капитана расцвели искрами, прогнулись и, наконец, уступили напору. Мейоран вновь упал на спину, и почти тут же алчная стая эльдар сомкнулась над ним. Он сражался изо всех сил, но чувствовал, что проигрывает.

— Сержант Ур’тен, выводи пленных! У тебя минуты две, по моим оценкам.

Его голос звучал напряжённо и неестественно. Возможно, оружие ксеносов содержало какой-то яд. Возможно, это было просто от того, что сейчас воины эльдар облепили его, точно ракушки. Смерть была неминуема, но он не чувствовал сожалений. Знамения поведали об этом. Он не станет противиться року.

Это была не его судьба.

— Капитан Мейоран, я иду к вам! Я…

— Нет, Гилеас! Нет времени. Нам нужно покончить с этим. Тебе нужно покончить с этим. Ты должен вернуть кандидатов.

— Я могу их остановить…

— Исполняй приказ, Гилеас Ур’тен! — вмешался холодный, бесстрастный голос Шае Баста.

— Но…

— Исполняй свой долг, брат-сержант! — на этот раз рявкнул уже Мейоран. — Со мной ещё не покончено! Ты должен держаться, брат!

Ответа не последовало.

Вспыхнули двигатели, и «Захватчик» пришёл в движение, направляясь к повреждённому порталу, куда бежали сломя голову оставшиеся эльдар.

«Ты должен держаться, Гилеас Ур’тен», — пожелал Мейоран безмолвно.

С рыком, который шёл из самых глубин души, смертельно раненый капитан поднялся на ноги. Эльдар по-прежнему висели на нём, рубя, рассекая, стреляя. Несколько штук свалились, когда он встал, и лихорадочно кинулись в портал.

Мейоран включил прыжковый ранец, взмыл в небо и неровно приземлился на «Захватчик» — рядом с надзирателем. Остатки сил его поддерживал беспрестанный поток боевых стимуляторов, кружащий по венам. Если бы капитан снял шлем, глаза у него, наверное, оказались бы такими же бешеными и пронзительными, как и у той твари, против которой он сейчас вышел.

Не ожидавший такого хода, чужак вызывающе завопил. Мейоран сокрушил хрупкий череп — и звук прекратился. Труп он перекинул через борт с небрежным презрением.

Капитан вскинул силовой кулак и окинул взглядом лагерь. Гилеас и Счётники следили за отходом людей. Другие Серебряные Черепа добивали остатки эльдар, брат Диомед осыпал снарядами портал.

Всё шло так, как должно было идти. Серебряные Черепа не просто держались. Они побеждали. Если это последнее, что он увидит в жизни, то умрёт он с гордостью и честью.

Взгляд линз Мейорана встретился с линзами прогностикатора, и тот поднял руку в безмолвном приветствии.

Собрав оставшиеся капли сил, капитан врезал бронированным кулаком в самое сердце машины. Хрупкий кожух двигателя разлетелся, смяв прилегающие силовые цепи и контакты. Энергетическое поле кулака вспыхнуло, воспламенив корабль изнутри. Пилот потерял управление. Корабль достиг поля паутины, и в этот момент настойчивость Диомеда принесла свои плоды.

Портал и половина «Захватчика», которой не удалось перенестись внутрь путеводной паутины, вспучились быстро растущим шаром из огня и обломков. Гилеас со Счётниками сделали своё дело: уцелевшие гражданские, которых хоть и швырнуло на землю ударной волной, успели убраться достаточно далеко, так что взрывом лишь посекло пару лбов.

С оставшейся угрозой разобрались быстро. Реациклы покрошил на куски Диомед. Остальные чужаки, среди которых потеря предводителя породила ещё больший хаос, погибли за считанные минуты.

Погиб.

Гилеас сорвал с головы шлем и отшвырнул в сторону. Он не примет мигающей руны, которая сообщала о гибели Мейорана. Он просто не может этого сделать.

— Прогностикатор! — разнёсся его рык над дымящимся полем битвы. — Прогностикатор, мне нужно поговорить с тобой прямо сейчас!

— Гилеас… — Рувим, самый старый друг и брат по оружию с тех дней, когда они оба были ещё новобранцами, положил ладонь на руку сержанта. Он чувствовал ярость и горе Гилеаса. — Сейчас не время.

Сержант стряхнул руку и обратил на него свои полные ярости карие глаза:

— Ошибаешься, Рувим! Сейчас самое время. Нужно соблюсти ритуалы. И я, чёрт возьми, их соблюду! Прогностикатор!

— Сержант Ур’тен.

Шепчущий голос прогностикатора раздался у него за спиной, передавшись через вокс-бусину в ухе.

— Подтвердите смерть Мейорана.

— Ты сам видел взрыв, сержант. Наверняка…

— Я сказал: подтвердите его смерть! — Гилеас шагнул к псайкеру, который невозмутимо остался на месте.

— Как прикажешь, брат-сержант, — прогностикатор сосредоточился снова. Гилеас ощутил короткое касание разума псайкера, когда Баст пустил своё сознание по полю битвы.

— Ничего, брат-сержант, — голова Баста в шлеме уважительно склонилась, и Гилеас на время отбросив свой яростный напор, тронутый искренней печалью в голосе псайкера. — Капитана больше нет.

Гилеас провёл рукой по тёмному от щетины подбородку и впился взглядом в прогностикатора. Слова прозвучали, но смысл их не соединялся с его синапсами. Баст шагнул к нему и склонился поближе, чтобы его шёпот услышал только сержант.

— Мейорана больше нет, Гилеас, — сказал он тихо. — Укроти своего внутреннего зверя хоть раз в жизни и исполни свой долг.

Долг. Опять это слово.

Для Гилеаса, рождённого в кочевом племени, которое отчаянно боролось, чтобы только выжить, и перерождённого в племени воинов, от которых зависела самая судьба Империума, это слово всегда имело большое значение. Он — космический десантник. Он — Серебряный Череп.

— Да, — отозвался он. Плечи выпрямились сами собой. — Да, конечно.

Баст склонил голову и отступил.

Битва была закончена. Больше здесь нечего делать, только забрать наследие павших братьев и вернуть сколько возможно оставшихся кандидатов. Восстановление улья ляжет на плечи местных сил, а срочная помощь будет прислана в своё время.

Гилеас кинул взгляд на догорающий портал. Эльдар могут вернуться, но потребуется время, чтобы сопоставить галактические координаты, которые они могли засечь за своё краткое пребывание на Картане.

— Серебряные Черепа, — приказал Гилеас, наклоняясь за шлемом, — уходим!


Часовня на борту «Серебряной стрелы» снова окутала Гилеаса коконом умиротворения. На этот раз, однако, он не укреплял дух, зубря боевые принципы и готовясь к сражению. На этот раз он был здесь по другой причине.

Кейле Мейоран.

Имя капитана было тщательно выписано буква за мучительной буквой на боевом знамени роты, вместе с именами других братьев, сложивших свои головы. Как того требовала должность, труды по добавлению имени Мейорана стали его правом.

Это была честь, но честь, которую он никогда бы не хотел принимать.

— Он не должен был умирать, — тихо сказал Гилеас прогностикатору, который стоял рядом, глядя на знамя. Без боевых доспехов возраст прогностикатора проявлялся в лёгкой сутулости плеч, словно тот держал на них бремя своих веков.

— Это была его судьба. Это было предопределено ещё до того, как мы покинули корабль. У каждого действия, Гилеас Ур’тен, должны быть последствия. Покинув корабль и отправившись на поверхность вместе с ротой, Мейоран дал ход необратимой цепи событий, — бесцветные глаза псайкера скользили по знамени с холодным отчуждением. — На то, чтобы он погиб сегодня, была воля Императора. Он знал это и принял знамение с радостью.

Гилеас обернулся к Басту. Прогностикатор держал в руке, покрытой сухой кожей, серебряную руну. Он вертел её почти лениво таким благодушным движением, что Гилеас почуял, как вскипает кровь.

— Он не должен был умирать! — сержант развернулся всем телом к Басту. — Его можно было оставить, чтобы он сражался дальше. Не надо было ему тебя слушать!

Космический десантник угрожающе навис над псайкером во весь свой рост. При любых других обстоятельствах даже сомнений бы не возникло в победителе, дойди дело до драки. Но власть прогностикатума надо всем орденом означала, что нет на свете ничего более определённого.

Гилеас прекрасно знал размах силы Баста. Он видел, как прогностикатор крушил десятки воинов одним только словом. Его приучали десятилетиями с почтением относиться к прогностикаторам Серебряных Черепов и принимать их точку зрения за абсолют. Но сейчас он ощущал только гнев. Гнев на ту силу, которой владел прогностикатор. Гнев на то, что Мейоран, прекрасный воин и добрая душа, покинул их. Гнев на что-то, чего он даже не мог облечь в слова.

Заинтересованная, почти снисходительная улыбка скривила губы Баста. Руки Гилеаса помимо воли сжались в кулаки, но он велел себя усмирить гнев перед физическим воплощением своего долга. Однако, положа руку на сердце, не смог позволить словам остаться непроизнесёнными.

— «Благоприятные», ты сказал. Ты сказал, что знамения на битву были благоприятные. Ты ведь знал, да? Ты знал, что он погибнет, если спустится вниз, и всё равно пустил его?

Баст кивнул:

— Наша жизнь предполагает, что мы приспосабливаемся к обстоятельствам. Перемены — фундаментальная часть жизни космического десантника, Гилеас. Это должно было произойти, чтобы будущие события прошли наиболее благоприятно для ордена.

— Какие события?

Баст не ответил, и на краткий миг Гилеас ощутил прикосновение к разуму. Затем глаза Баста оставили его, и старший десантник убрал руну в карман.

— Это ещё предстоит узнать. Сейчас, однако, не сильно оплакивай Кейле Мейорана. Помни его, как мы все будем помнить, но возблагодари Императора, что его смерть была славной. Обрати свою энергию на свою жизнь. Ты выдержишь, Гилеас Ур’тен. Помни это.

Прогностикатор низко поклонился и отбыл, почти беззвучно шагая босыми ногами по холодному металлическому полу часовни. Гилеас смотрел, как тот уходит, и размышлял над его словами. Его взгляд снова поднялся к знамени и остановился на девизе роты.

Vincit qui patitur.

«Побеждает тот, кто держится».

Тони Баллантин БАШНЯ КРОВИ

Кровь капала с потолка.

Капала на лысую голову Годэндага Моргенштерна, Адептус Астартес из ордена Железных Рыцарей, но космодесантнику не было до этого дела.

— Сколько этажей над нами?

Будь Годэндаг без силового доспеха, он всё равно смотрелся бы великаном рядом с крупной женщиной-бойцом Имперской Гвардии.

— Сто сорок три, — с трудом выдавила рядовая, поражённая видом сверхчеловека-полубога, и, несмотря на дикую усталость, выпрямилась во весь рост. — Под нами восемьсот шестьдесят пять. Мы дали орде бой на девятисотом этаже. Они отбросили нас. В бою многие погибли, но мы спасли гражданских.

— Но не всех, — сказал Ортруд. Железные Рыцари закончили осмотр восемьсот шестьдесят шестого этажа и теперь собрались вокруг командира.

— Не всех, — согласилась женщина, глядя на семерых нависших над ней мужчин в серо-чёрных доспехах, покрытых брызгами крови. Без шлемов их головы казались такими маленькими, что словно терялись в сердце мощных механизмов. — Далеко не всех. Тысячи остались в ловушке на милость тварям варпа.

— Исчадьям Хаоса неведома милость, — проворчал Фастлиннер. — Командир, может теперь наденем шлемы?

Он провёл рукой по лицу.

— Нет, — ответил Годэндаг. — Будем сражаться без шлемов. Мы же не хотим завести горожан туда, где мы в безопасности, а они нет? Скажем, в вакуум, — он заметил, как на него смотрит рядовая. — Есть вопросы?

— Простите. Я просто задумалась, почему вы носите на спине два моргенштерна.

Рыцарь улыбнулся.

— Для оружия.

— Ты не похож на других космодесантников.

— Многих повидала? — поинтересовался Фастлиннер.

Годэндаг нехорошо покосился на брата. Имперская Гвардия была прославленной армией, её солдаты не заслуживали насмешек.

— Железные Рыцари — специалисты по осадам, — сказал он. — Исчадья варпа запечатали верхние этажи и окружили башню варповой нестабильностью, которая распространяется по небу и угрожает близлежащим ульям. Эту осаду надо закончить сейчас.

Рядовая разрывалась между усталостью и благоговением. Но что-то всё же заставило её заговорить.

— Вы собираетесь дождаться Ордо Маллеус?

— Охотников на демонов Инквизиции тут нет, — встрял Тельрамунд. — Годэндаг, мне это надоело. Пора в бой!

— Успокойся, Тельрамунд! Она одна стоит в комнате с семью Железными Рыцарями в полных доспехах…

— Только без шлемов, — прошептал Фастлиннер.

— …и воистину храбра. Иначе мы бы нашли здесь лишь трупы, — Годэндаг посмотрел вниз.

— Как тебя зовут?

— Келра.

— Тогда слушай меня, Келра. Ты и твои солдаты хорошо сдерживали демонов, но теперь наш черёд.

Он взмахнул рукой. На всём этаже остались только четыре шахты лифтов, что шли до самой вершины здания улья. Все внутренние стены, вся собственность местных жителей испарилась, разбилась, была разбросана и уничтожена огнём имперских гвардейцев, удерживавших позиции. Обширное нижнее пространство наполняли тьма, запахи боя и капли крови. Уничтожили даже лестницы — последний путь к бегству для тех счастливчиков, что не набились в лифты. Шахты всё ещё содрогались от воплей пойманных внутри людей.

— Келра, не скажешь ли ты что-нибудь о происхождении варп-разлома перед тем, как мы уйдём?

Рядовая кивнула, желая помочь.

— Я кое-что слышала. Бежавшие горожане говорили о Гуторе Инварелне, который жил на девятьсот девяносто втором этаже. Ожесточённый изгой. Называл себя латентным псайкером, игнорируемым Империумом. Соседи смеялись, думали, что он просто хочет внимания. Дети насмешливо спрашивали, почему ж его тогда не забрали на Терру, на что Инварелн кривился и отвечал, что его специально забыли.

— Он был псайкером, — Франош сконцентрировался. — Теперь его разум одержим демоном. Высшим демоном. Он — врата, через которые низшие демоны проникают в мир.

Келра расширившимися глазами уставилась на рыцаря.

— Он тоже псайкер?

— Не сильнее гамма-уровня, — ответил Франош и повернулся к Годэндагу. — Командир, наверху демонессы. Много, очень много демонесс.

— Довольно разговоров, — сказал Тельрамунд. — Нестабильность распространяется.

Годэндаг смотрел, как свёртывающаяся кровь образует на потолке сталактиты.

— Так много крови… Тельрамунд прав. Выдвигаемся. Обнажите цепные мечи.

— Командир, это оружие мне прекрасно подходит, — Тельрамунд уже взялся за мелтаган.

— А про оставшихся наверху горожан забыл? Никаких мелтаганов, никаких огнемётов, никаких осколочных гранат…

— А как насчёт ракетных установок? — невинно поинтересовался Фастлиннер.

— А как насчёт уловить суть, Фастлиннер? — ответил Годэндаг. Он заметил на лице Тельрамунда разочарование. — Идёшь с ним.

Тельрамунд улыбнулся, убирая мелтаган, и обнажил цепной меч. Он включил его, и воздух наполнился злобным жужжанием, которое немедленно подхватило оружие Фастлиннера.

Железные Рыцари начали расходиться, занимать боевые позиции.

— Готфрид. Боевой клич.

Рыцарь посмотрел на пол и сцепил руки, а затем изрёк.

— Пусть смерть придёт безмолвно, словно лебедь.

Остальные повторили его слова.

Включались цепные мечи остальных, и злобный скрежет всё громче отдавался эхом от низкого потолка. Низкого, ведь так можно набить в здание больше готовых работать на фабриках людей.

Время шуток прошло, и Фастлиннер оглядел своих товарищей — все готовы. Наконец, он взглянул на Годэндага. Командир кивнул, и рыцарь поднял меч к потолку, злое жужжание сменилось визгом, когда зубья впились в тонкий металл. Из расширяющейся трещины сразу же забила кровь, она хлынула на руку и плечо Фастлиннера, потекла по чёрно-серому доспеху. Рыцарь шагнул в сторону, и его нога скользнула в расширяющейся луже. Выдвижные шипы вырвались из подошв, чтобы удержать воина на месте.

Келра, рядовая Имперской Гвардии, попятилась, отскочив, когда из потолка вырвался второй кровавый фонтан. Поток ширился вместе с дырой, и в жидкости появились круглые жёлтые предметы. Гладкие и отполированные, они с плеском падали и отскакивали от пола.

— Это череп, — сказала Келра. Но она осталась на месте, отметил Годэндаг. Имперская Гвардия не просто так заслужила уважение человечества.

Жестом Годэндаг приказал Франошу выйти вперёд, и псайкер остановился на краю ширящегося водопада крови.

— Они знают, что мы здесь. Жаждут встречи.

— Кто? Демонессы?

— О да. Их переполняет жестокая радость битвы, но всё же… что-то сдерживает.

— Что?

— Не знаю. Что-то на вершине башни.

— Этот поток когда-нибудь закончится? — нетерпеливо проворчал Тельрамунд. Он тоже жаждал встречи.

— Да здесь же больше крови, чем у всех человек в улье… — задумалась Келра.

— Что-то вытекло из врат, — кивнул Франош.

— Довольно, брешь достаточно широка. Вперёд, в пролом! — приказал Годэндаг.

Фастлиннер пригнулся, а затем высоко подпрыгнул благодаря значительному усилению ножных мускулов, обеспечиваемому грудным имплантатом под названием бископея. Рыцарь воспарил над проломом в рубиновых брызгах, а сразу за ним последовал Тельрамунд.

Теперь вперёд выскочил Годэндаг. Он уже слышал наверху жужжание цепных мечей, но свойственная Железным Рыцарям вежливость заставила космодесантника помедлить и повернуться к Келре.

— Спасибо за помощь.

— Я буду ждать здесь вашего возвращения.

Годэндаг Моргенштерн прыгнул. Капли крови отскакивали от его лысой макушки и пропитывали длинную белую бороду. Рыцарь приземлился на восемьсот пятьдесят седьмом этаже и пошатнулся от бурного потока крови. Что-то белое промелькнуло сбоку, нечто острое устремилось к глазу. Годэндаг взмахнул цепным мечом, отрубив клешню напавшей демонессы. Белокожая женщина зашипела. Спутанные от крови волосы прилипли к её голым плечам.

— Гульвар х’нурргх! — сплюнуло исчадие варпа и протянуло руку, словно желая что-то достать из-за спины. Уловка! Годэндаг приготовился парировать удар, но демонесса пнула его, оцарапав броню руки острыми как бритва когтями трёхпалой ступни. Рыцарь пытался отсечь ногу, но когти вцепились крепко и уводили цепной меч вверх.

Демонесса улыбалась, покачивая бёдрами, пока доставала из-за спины змия. Она зашипела и хлестнула отродьем словно кнутом. Глаза твари вспыхнули, а окружённая кольцом ядовитых игловидных зубов пасть устремилась к лицу Годэндага. Руку с мечом всё ещё держала демонесса.

Всё это время железы Бетчера во рту Годэндага вовсю работали, и он плюнул коррозийной кислотой в глаза змия. Тварь завопила и отшатнулась от боли. Рыцарь перехватил меч в левую руку, а затем поднял оружие, словно парируя из позиции квинта, и разрезал тело змия, а затем продолжил движение по кругу вниз, чтобы рассечь ногу демонессы. Исчадие варпа завопило и прыгнуло вперёд, оскалив тонкие клыки, но Годэндаг правой рукой уже схватил один из висевших у плеча моргенштернов. Он крутанул оружие перед собой, обрушив удар на череп демонессы, и одновременно вонзил меч в её живот.

Умирая, тварь корчилась, а от мучительного вопля по лужам крови пошла рябь.

— Хорошо ты с ней развлёкся, — сказал Фастлиннер, спокойно стоявший над телами двух мёртвых демонесс. — И да, мы специально припасли её для тебя.

— Ты слишком много говоришь, — фыркнул Тельрамунд, убийца трёх исчадий варпа.

Запрыгивали другие воины отделения.

— Осталось пройти сто сорок два этажа, — объявил Ортруд, глядя на мёртвых демонесс.

— Наверху ещё много, — Франош же смотрел на капающий кровью потолок, — но их что-то сдерживает. — Он повернулся к Годэндагу. — По-твоему они знают о нас? Ждут?

— Какая разница? — заметил Тельрамунд. — Мы встретимся с ними уже скоро.

Демонесс удалось остановить здесь, когда они спускались по башне из варп-врат. В бою были разорваны тонкие стены, что разделяли набитые в здание улья обиталища людей. Потолок пробило во многих местах, Годэндагу и его Железным Рыцарям было видно через несколько этажей.

Ортруд брёл по колено в крови, пиная желтоватые черепа, которые совсем недавно ещё покрывала плоть.

— Они опечатали этаж, чтобы удержать кровь, — заметил он.

— И кровь всё ещё капает на нас, — проворчал как всегда нетерпеливый Тельрамунд.

Франош нахмурился, пытаясь понять.

— Они загнали некоторых выживших в варп-врата. Я слышу их вопли. Но демонессы заскучали. Они пытают и убивают тех, кто выжил.

— Так посмешим же на встречу, — сказал Тельрамунд.

— Тельрамунд дело говорит, — кивнул Годэндаг. — Франош, я вижу, что лестницы на следующий этаж целы. Там ли мы их встретим?

— Пока что.

Они двигались по очереди, по двое перебегая пролёты лестниц, пока остальные прикрывали. Чем выше поднимались рыцари, тем меньше были разрушения. Вновь появились внутренние стены башни улья, и Годэндаг и его воины начали видеть, в каких крошечных комнатушках жили горожане.

— Что они здесь делали? — спросил Готфрид.

— На Минее? В основном фосгеновый газ. Также они экспортировали руду бэйндокс.

— Глядите, — сказал Готфрид.

Годэндаг посмотрел на пол. Там лежала детская игрушка, моделька космодесантника.

— Здесь были дети… — прошептал Фастлиннер и скривился. Иногда шуток было недостаточно, чтобы забыть о реальности. — Что с ними сделали?

— Через этаж увидишь, — сказал Ортруд.

Они поднялись по лестнице.

— Девятисотый этаж, — объявил Готфрид.

— Они запечатали лестничный пролёт, — Тельрамунд смотрел наверх.

— Значит, мы проложим путь цепными мечами, — сказал Годэндаг.

— Нам не понадобятся цепные мечи, — в голосе рыцаря послышалась горечь.

Моргенштерн прошёл вперёд, чтобы присмотреться. Лестницу перегородило лоскутное покрывало. Бурые, розовые и жёлтые силуэты. Кровь из швов.

— Это же детская кожа, — понял Годэндаг.

— Так демонессы развлекались, убивая время, — сказал Тельрамунд.

— Нет, это своеобразная сигнализация, — возразил Франош. — Если мы прорвем ее, то они узнают, что мы пришли.

— Да будет так, — с этими словами Годэндаг рассёк завесу из плоти ножом. Забили струи крови, и среди бурных потоков из дыр выскальзывали извивающиеся голодные змии. Вновь зажужжали цепные мечи, рыцари начали рубить надоедливых тварей.

— Им не пробить наши доспехи! — закричал Фастлиннер, разорвав змия пополам. Хлынувший зелёный ихор шипел и исходил паром, падая на густую кровь.

— Они и не пытаются пробить! Твари хотят нас запутать, — крикнул Ортруд.

Пока он говорил, клубок змей вырвался из кровавого потока и по спирали метнулся к руке Годэндага, пытаясь обезоружить его. Рыцарь сделал обманное движение вбок, а затем обрушил цепной меч на переплетение тёмной блестящей чешуи. Визг меча слился с хлюпаньем крови и шипением ихора. Сквозь брызги и вихрь ударов Годэндаг видел белые тела демонесс Слаанеша, которые спрыгивали на этаж, чтобы присоединиться к бою.

— Слишком много крови, — с трудом вдохнул Франош, проводя прием «скользящий укол», слегка оцарапал бок змеи, а затем ловким обратным движением снёс твари голову.

— Меньше красуйся, Франош, больше руби! — крикнул Ортруд.

— Здесь слишком много крови, — повторил библиарий, давя клубок змей шипастыми сапогами. — Она всё ещё течёт из варпа.

— Берегитесь демонесс! — закричал Готфрид, начав атаку «бросок стрелы» на ближайшего врага. Пошатываясь, к нему шла белая женщина, похоже, опьяненная кровью. Удар Годэндага отвёл цепной меч Готфрида вверх.

— Стой, — сказал Моргенштерн, видя в глазах товарища непонимание. — Она человек.

Космодесантники замерли, услышав насмешливый хохот демонесс. Потребовалось мгновение, чтобы понять ситуацию: прислужницы Слаанеш стояли на дальней стороне широкого зала, насмехались, извивались и щёлкали клешнями. Рыцари поняли, кого к ним толкнули демонессы: обнажённых и вымазанных в побелке человеческих женщин со связанным и заляпанными кровью волосами. Конечно пленниц послали умирать на клинках космодесантников, ведь разве прислужницы Слаанеша не наслаждались убийством врагов самым мерзким и мучительным образом?

— Ещё змеи! — крикнул Годэндаг, когда корчащиеся существа показались в поднявшемся кровавом приливе. Сверкнули ядом кольца зубов-игл, и твари напали вновь — теперь не только на космодесантников, но и на женщин.

Готфриду и Хельштетту выпало покончить со змеями. Ортруд и Фастлиннер бросились на заливающихся безумным хохотом демонесс. Те подождали, пока космодесантники приблизятся, а затем не спеша удалились наверх, насмешливо виляя бёдрами.

— Оставьте их! — крикнул Годэндаг. — Сначала присмотрите за женщинами.

Ортруд и Фастлиннер неохотно вернулись. Кровь продолжала лить бесконечным приливом, хотя он слабел. Водоворотами кружила она вокруг лестничных пролётов, ведущих вниз. Семь человеческих женщин, оглушённых потоком, еле стояли. И теперь Годэндаг видел, почему они молчали на протяжении пытки: их рты зашили толстыми красными нитками. Он достал нож из доспеха и срезал узы со рта первой женщины.

— Наверху их ещё больше! — закричала смертная, чьи губы из-за красных ниток словно обросли гротескными усами. — Сотни, тысячи их! Они ждут вас.

— Успокойся, — сказал Годэндаг Моргенштерн. — У нас преимущество.

— Нет! — глаза женщины расширились. — Вас только семь. У вас нет преимущества. Они приготовили ловушки, западни.

— Да, — кивнул Годэндаг. — Но сражаться мы будем только на одних этажах.

Другие женщины уже освободили рты. Годэндага впечатляло, как они держались. Напуганные, израненные, но не сломавшиеся. Он вспомнил Келру, рядовую Имперской Гвардии, и понял, что силён народ Минеи.

Франош выступил вперёд.

— Рядом с вершиной башни варп-врата. Вы их видели?

— Нет, — хором сказали женщины, но одна выступила вперёд. Она оттирала с тела белый ихор, открывая тёмную кожу.

— Я не видела варп-врат, но слышала от очевидца. Он бежал по лестницам, когда шахты лифтов вспыхнули. Сказал, что там демон, высший демон.

— Я знал! — воскликнул Франош.

— Но почему он не нападает? — удивился Ортруд. — Почему его орда остаётся на вершине башни?

— Они ждут чего-то. Это часть сделки.

— Какой сделки?

— Гутор Инварелн, — сказала женщина. — После утечки фосгена его тело было страшно изуродовано. Гутор и до ран-то было достаточно ожесточён, а потом винил за свои проблемы весь мир. Он отвернулся от нас, утверждал, что он латентный псайкер и всем отомстит.

— Это же должно было привлечь Инквизицию, — заметил Франош. — Обычно латентные пытаются избежать её внимания.

— Никто из нас не задумывался над его словами. Гутор всегда старался привлечь внимание, чтобы казаться более важным. Он был бы рад и Инквизиции.

— Ты считаешь, что Гутор заключил сделку с демоном? — спросил Годэндаг.

— Да. Он хотел увидеть гибель всех живших вокруг. Лишь тогда он покорится и позволит вратам распахнуться настежь! И тогда…

— И тогда демонов хватит на всю Минею, — закончил Франош.

— Тогда поспешим на встречу с высшим демоном, — решил Годэндаг.

— Мелтаганы? — спросил Фастлиннер.

— Что будет с людьми? — заговорил Ортруд.

— Быстрая смерть лучше того, что задумали демоны, — сказала одна из женщин.

— Цепные мечи, — Годэндаг был непреклонен. — Тельрамунд. Осталось меньше сотни этажей. Вперёд!


С плеском крови рыцари поднимались по лестницам башни. Кровь липла к шипам сапог, и им приходилось тратить время, чтобы её стряхнуть.

Воины шли через пустые коридоры, заглядывали в пустые комнаты, где когда-то жили люди, и видели признаки борьбы — перевёрнутые кресла, сломанные столы, даже разбросанную в лужах крови еду — но ни следа, ни живых, ни тел мёртвых.

— Их унесли, — сказал Франош, — развлечься или про запас.

Они миновали девятьсот десятый этаж, затем девятьсот двадцатый.

— Что это? — спросил Ортруд. Звук раздался вновь — вопль столь многих полных страдания голосов.

— Доносится из шахты лифта, — сказал Годэндаг.

На каждом этаже постоянными были лишь чёрные металлические стены шахт, стены и бесконечный поток крови. Все двери прогнулись и были сплавлены. Металл шахты вновь словно загудел неземной музыкой.

— Как трубный зов из самого варпа, — мрачно заметил Ортруд.

— Это тела тех, кто бежал, — заговорил Франош. — Они всё ещё живы и заточены в шахтах. Сварены в крови и обглоданы змиями.

Они взбирались всё выше. На девятьсот двадцать седьмом этаже комнаты наполняли ступни людей. На девятьсот двадцать девятом блестящие сердца лежали на полу и всё ещё бились, перекачивая кровь из лужи в лужу, из комнаты в комнату.

— Это мерзко даже по меркам Слаанеш, — сказал Фастлиннер. Годэндаг молчал.

Они продолжали путь.

Франош сконцентрировался.

— Следующий этаж. Демонессы. Сотни. За ними люди. А потом… — он замолчал, до предела испытывая свои скромные психические способности. — …а потом снова ничего. Ничего до вершины башни, что бы там нас не ожидало.

— Это приглашение, — спокойно сказал Годэндаг. — Чем бы оно ни было, существо ждёт нас. Ждёт меня.

Космодесантники переглянулись. Каждый осознавал вину ордена, каждый был полон решимости искупить грехи других Железных Рыцарей.

— Скажи нам, что делать, Годэндаг.

Моргенштерн посмотрел на цепной меч. Его ухо Лимана настроилось на шум сверху, на жалобные крики пытаемых.

— Мы прошли девятьсот сорок этажей в поисках битвы, — сказал рыцарь. — И теперь мы им устроим. У меня есть план, — он медленно улыбнулся. — Фастлиннер, пора тебе ненадолго убрать цепной меч…


Они закрепили мелта-бомбы на потолке, спустились на этаж ниже и стали ждать взрыва.

Ортруд был опытным подрывником. Бомбы пробили только потолок. Или точнее пробили не просто потолок, ведь он же был и полом, который ушёл из под птичьих лап демонесс Слаанеша. Отродья варпа внезапно обнаружили, что падают, падают в дожде крови, пыли и диких воплей. Размахивая лапами падают комом к девятьсот сороковому этажу.

И из самого сердца смятения вырвались Годэндаг и его Железные Рыцари.

Зажужжали цепные мечи, отсекая руки и разрубая головы пополам.

Демонессы быстро пришли в себя, выпрямились и бросились на космодесантников, размахивая клешнями и пинаясь когтистыми ногами. Железные Рыцари встали в круг; семь цепных мечей делали выпады, рубили и парировали вражеские удары с отточенной чёткостью. Новые демонессы прыгали с верхних этажей, и Годэндаг отступил в центр круга, чтобы лучше встретить новую опасность. Одна из тварей падала прямого на него, протягивая к лицу клешню. Рыцарь отступил в сторону, схватил демонессу за руку и вбил клешню прямо в пол, пробив металл. Он толкнул её вперёд, сломав руку, но в это мгновение вторая тварь упала на спину Годэндага, и он ощутил, как клешня со сверхъестественной силой пронзила доспех, пронзительная боль передалась телу через чёрный панцирь.

Рыцарь потянулся за одним из моргенштернов и сорвал его, оцарапав лицо демонессы шипами шара. Затем Годэндаг замахнулся оружием, словно пытаясь ударить себя по спине. Он услышал тошнотворный треск, когда тело твари расплющилось между шаром и керамитом доспеха.

Новые демонессы спрыгивали в зал. Всё наполнилось белой плотью, взмахами клешней, жужжанием и визгом цепных мечей. Годэндаг видел наверху проход, ведущий прямо на девяносто сорок второй этаж.

— Тельрамунд, ты остаёшься за главного! — И, собрав все свои нечеловеческие силы, Годэндаг прыгнул и ухватился за самый низ.

К нему метнулась клешня, но рыцарь схватил её и рывком отправил демонессу вниз к сёстрам. Он быстро вскарабкался на следующий этаж. К нему мчались исчадия варпа. Годэндаг последний раз взглянул на сражавшихся внизу товарищей, а затем поднял цепной меч и ринулся вперёд, прорубая себе путь к лестницам.

Он пробивался через поток демонесс, поток крови. И всё это время Моргенштерну казалось, что они играют с ним, позволяют пройти, позволяют подняться. Волны исчадий варпа схлынули, хотя одна-две иногда бросались на его цепной меч.

Теперь он шёл по этажам, где лежали пленные люди. Одни были связаны; другие, у кого отсутствовали ступни, отталкиваясь коленями, старались уползти куда-нибудь, пока их демонические мучительницы сражались с Железными Рыцарями; кто-то лежал в полуживом состоянии с выпотрошенными внутренностями, еле слышно издавая крики боли.

Люди молили о помощи, но Годэндаг молчал. Лучше всего он поможет, сразившись с тем, что ожидало на вершине башни.

Рыцарь мчался по лестницам, и его гнев словно незримым барьером отгонял всех. Теперь демонессы сторонились Годэндага, просто стояли и наблюдали, как он поднимается, или направлялись вниз, чтобы позабавиться с остальными Железными Рыцарями. Теперь Моргенштерн был уверен, что нечто ждёт его на вершине башни. Пока рыцарь взбирался, у него появилось тревожное чувство, и он стал понимать природу того, что ждёт его впереди.


Постепенно звуки боя стихли, оставив странную пустоту и усталость в глубине души.

Он добрался до девятьсот девяностого этажа и заметил наверху открытое пространство.

На девятьсот девяносто втором воин вступил в обширную пещеру. Последние восемь этажей были снесены ради простора на самой вершине башни улья, и в середине висел зарождающийся варп-портал, окутанный серебристо-чёрным ореолом на пороге между реальностью и ужасной пустотой мира иного. Из врат медленно текла кровь, падая на груду тел, из которых словно сложили мостовую. Розовые, бурые и жёлтые камни, связанные красными нитями. И силуэт в силуэте на самой вершине, окружённый тёмным ореолом варпа и омытый кровью.

Годэндаг поднялся на груду мертвецов и наконец встретился лицом к лицу с Гутором Инварелном, латентным псайкером, виновником этого хаоса. Вокруг человека Астартес видел очертания вселившейся в него твари — огромной и могучей, с бычьим лицом, одной женской грудью и четырьмя руками. Две заканчивались как у людей, две венчали клешни.

Высший демон Слаанеш. Хранитель секретов. Демон ещё не воплотился полностью и словно замер на полпути в эту вселенную. Полностью одержимый псайкер с идиотской ухмылкой на лице смотрел из полупрозрачного тела исчадия варпа невидящим взором.

При виде Годэндага демон хихикнул.

— Как мило. Ведь Железным Рыцарям есть чего скрывать, не так ли?

— А ты Хранитель секретов.

— Как тебя зовут?

— Годэндаг Моргенштерн.

Лишь падающие капли крови нарушали молчание.

— А ты не хочешь узнать моё имя? — наконец, спросил демон.

— Нет.

На лице исчадия варпа появилось выражение ребёнка, у которого отняли конфетку. И быстро исчезло.

— И всё же я храню тайну, которую ты алчешь. Ты хочешь узнать, где твои братья?

— Я даже не знаю, о чём ты говоришь.

Демон засмеялся.

— А я знаю, ты врёшь. Всем известно о покаянии Железных Рыцарей, но немногие вне ордена осведомлены о причине. Один из них — я, Хранитель секретов, и мне ведомо, где твои предавшие братья. Они за вратами, Годэндаг Моргенштерн, но ты, наверное, уже в курсе. Зачем ещё ты бы сюда пришёл?

— Разумеется, убить тебя.

Демон посмотрел через плечо Годэндага. Тот не обернулся. Астартес слышал хлюпанье и хихиканье демонесс, заходивших за ним в зал.

— Мои дочери здесь. Похоже, брошенные тобой внизу товарищи пали, Годэндаг Моргенштерн.

— Умереть в битве — не позор.

— Преследуемые тобой предатели думали по-другому, Годэндаг Моргенштерн. Они выбрали Хаос, Годэндаг Моргенштерн. И ты почти сделал это сам!

Космодесантник молчал. Говорить с демоном значит быть втянутым в спор.

— Я приму твоё молчание за согласие, — наполовину видимый демон поднял брови и посмотрел вниз. Псайкер внутри лучился счастливым идиотизмом. — Тебе нет нужды лгать, Годэндаг Моргенштерн. Я же чувствую стыд. Лишь он превосходит искушения, жажду удовольствий. Удовольствий, которых лишён космодесантник.

Годэндаг Моргенштерн молчал.

— Уж я-то в этом знаю толк. Разве не такова суть меня — Хранителя секретов? Какие тайны величественней тех, что мы не хотим узнать о себе?

— И какие же? — сухо спросил Годэндаг.

— Вот видишь? Ты умеешь говорить! Не стесняйся, Годэндаг Моргенштерн, твоё поведение меня не удивляет. Кто праведней того, кто почти сбился с пути? Неискушённые не обладают и половиной твоей ярости. Взгляни, она привела тебя на вершину башни.

— Я пришёл тебя убить.

— Да ладно. Давай же, Годэндаг Моргенштерн. Скоро врата распахнутся. Почему бы не пройти сквозь них? Присоединись к своим тёмным братьям — Железным Рыцарям, которых зовёшь предателями.

— Довольно слов, исчадие варпа. Сразимся.

Демон захохотал.

— Сразимся? Да ты едва стоишь, Годэндаг Моргенштерн. Взгляни на себя. Одно моё присутствие наполняет тебя горечью и экстазом.

Годэндаг посмотрел на пол, вгляделся в материальные ступни псайкера, что стоял в очертаниях демона, и попытался собраться с мыслями. На самом деле он чувствовал дикое удовольствие, обычно приносимое битвой, но в этот раз оно смешалось с чем-то более невинным, чем-то похожим на чистоту детства — но чистоту запятнанную кровью и вывернутую наизнанку капризами демонов. Он вновь ощутил то же волнение, что и тогда, когда соискателем начал долгий путь, когда имплантиро