Всемирный следопыт, 1930 № 08 [Борис Башилов] (fb2) читать онлайн

- Всемирный следопыт, 1930 № 08 (а.с. Всемирный следопыт (журнал) -65) 3.19 Мб, 119с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Борис Башилов - Михаил Ефимович Зуев-Ордынец - Макс Леонидович Поляновский - Журнал «Всемирный следопыт» - Михаил Ковлев

Настройки текста:






Сказание о граде Ново-Китеже. Роман М. Зуева-Ордынца.

I. Памфил Трясоголовый

1

Темнело. Но огонь зажигать не хотелось.

Всегда чем-то тревожен и вместе сладок час сумерок. В дымчатой синеве подкрадывающегося вечера так хорошо думается.

Косаговский поднялся из-за стола и, не выпуская книги из рук, потянулся так, что хрустнуло в суставах. Шагнул к окну, но остановился у бесформенного куска лакированного темномалинового дерева, висевшего на цепочке в изголовье кровати. Погладил ладонью измочаленный излом. И неожиданно вспомнилось…

…Мерный рокот мотора. Звон тяжей от ударов ветра. Слегка волнующее, пьянящее чувство полета. И вдруг страшный взрыв. Мотор заскрежетал, залязгал. Это из цилиндра вырвалась свеча. Через отверстия щитка острыми жалящими копьями пробился огонь и ударил в лицо, в грудь. Борт-механик от нестерпимой боли тотчас же потерял сознание. Косаговский понял, что если и он бросит рули — тогда конец. Закрыв лицо сгибом левой руки, правой потянул ручку от себя. Самолет, развевая космы огня и дыма, пошел круто на посадку. Удар шасси о землю… Треск… Очнулся уже в лазарете… Рядом на койке метался и бредил обожженный борт-механик.

Косаговский дернулся назад головой, как будто снова почувствовал на лице обжигающие жала огня, и отошел от разбитого пропеллера к окну.

Закат отцветал на луковках-главках белой, приземистой и широкой, как просфора, церквушки. За церковью рисовались графически четкие линии фабричного корпуса. Квадраты его широких окон уже полыхали электричеством.

Сел на подоконник и опустил глаза на только что прочитанные, отчеркнутые красным, строки.

«…В своем музыкальном творчестве Римский-Корсаков был скорее всего эпиком, то-есть повествователем, рассказчиком старинных преданий и легенд, подчас не лишенных мистического уклона, подчас же лукаво высмеивающих сильных мира сего. Пестрая узорчатость, прекрасная чистая звучность — в этом обаяние его музыки».

Косаговский вспомнил оперу «Сказание о граде Китеже», слышанную год назад в Москве, и подумал:

«Да, это верно! Ну, а что здесь дальше говорится?»

«…Не будучи чужд некоторой идеализации русской старины, упомянутый композитор, однакоже, постепенно доходит и до ясно осознанной иронии по отношению к „исконным устоям“ старого русского быта. Например, в опере „Град Китеж“»…

Бросил книгу на подоконник. Снова всплыл в памяти малиновый зал московского Большого театра. Вспомнилась и московская «прима», певшая партию Февронии. Старчески обрюзгшая, неповоротливая, она раздражала тогда Косаговского, и он, кажется единственный в зале, не разделял восхищения москвичей этой престарелой «звездой».

— Старая кляча! — рассердился он задним числом. — В шестьдесят лет берется петь юную, нежную китежанку Февронию!

Косаговский взглянул рассеянно в окно и отшатнулся, удивленный.

Лучи закатного солнца, ударяясь в порозовевшие облака, падали отраженным, краснобагровым светом в набухшую уже тьму города. Облитый этим зловещим светом, красный, как сказочный упырь, на противоположной стороне улицы стоял человек необыкновенного вида.

Огромною роста, непомерной ширины в плечах, но с маленькой — в кулачок — головкой на длинной тонкой шее, человек этот напоминал огородное пугало. Безусое, с реденькой бороденкой, скопческое лицо его состояло словно из одних челюстей. Нижняя, широкая и тяжелая, оттягивала лицо вниз, так что глаза сползли почти к губам. Даже отсюда, из окна, заметно было, что голова этого человека непрерывно и мелко трясется, как будто его колотит непереставаемая ознобливая дрожь.

— Тьфу, чорт — перевел дыхание Косаговский. — Да ведь это юродивый Памфил Трясоголовый! Кто же в Иркутске не знает божьего человека, «блаженненького Памфилушку», как кличут его городские старухи-богомолки?

Памфил Трясоголовый, несмотря на мартовский морозец, был одет лишь в длинный подрясник нараспашку, из-под которого виднелась голая грудь, увешанная веригами. На голове юродивого нелепо, козырьком набок, торчала жандармская светлосиняя, с красным кантом фуражка. На груди его, поверх подрясника, висела на толстом гайтане настоящая засушенная человеческая рука, «когда-то заушавшая Христа», по уверению иркутских просвирен и лавочников. Памфил опирался на огромную дубину, облитую сверху свинцом с изображением креста. Юродивый был бос. Его широкие, костлявые ступни, красные, как лапы гуся, казалось, не чувствовали холода не растаявшего еще снега и каменных плит тротуара.

«Чего ради он остановился здесь? — подумал Косаговский, заметив, что юродивый не спускает глаз с дверей его квартиры. — Милостыню ждет, что ли?»

В этот момент кто-то затопал в прихожей.

«Наверно, Федор вернулся из кооператива, — решил Косаговский. — Вот и славно! Значит, сейчас будем обедать!»

Слышно было, как снаружи шарили рукой дверную ручку. Дверь наконец отварилась, и высокая человеческая фигура замерла нерешительно на пороге.

— Кто это? — удивился Косаговский. — Что вам угодно?

— Извините, я, кажется, не туда попал, — ответил мягкий, певучий бас. — Скажите, где здесь комната летчика Косаговского, Ильи Петровича?

Косаговский повернул выключатель. Излишне яркая для маленькой комнатки стосвечовка пролилась резким белым светом

В дверях, все еще держась нерешительно за ручку, стоял человек в шинели и суконном шлеме. С первого же взгляда на этого человека чувствовалось, что он носит в себе много физической и нравственной силы. Обычно у таких людей бывает неторопливый говор, медленные, размеренные жесты. Иной поверхностный наблюдатель подумает: с ленцой парень, сыроват, не человек, а колода, с места не сдвинешь. В действительности же эта неторопливость — лишь спокойная уверенность в своих силах. А когда нужно, этот человек может вспыхивать с быстротой и яростью пороха.

— Раттнер!.. Николай!.. — крикнул Косаговский, протягивая обе руки. — Ты ли это?

— Илья!.. — Пришедший, шагнув вперед, обнял Косаговского за шею одной правой рукой, крепко хлопнув его при этом по спине. Такова была манера Раттнера здороваться. — Наконец-то я тебя отыскал, чортова перечница! Ты давно ли в Иркутске околачиваешься?

— Больше года! А ты, военком?

— Не забыл еще моего старого титула? Я здесь два месяца и только вчера, прочитав в газете о твоем полете в Бодайбо, узнал, что и ты в Иркутске. Ну, вот и побежал разыскивать!

— Спасибо, Николай!

— На здоровье! Ну, как, не сломал еще головы, все еще летаешь?

— Летаю! Теперь в линейные пилоты перешел, «воздушным извозчиком» заделался! — рассмеялся Косаговский. И взглянув на три «шпалы», украшавшие петлицы раттнеровской шинели, спросил: — Ну, а ты как? Все еще на военной?

— Как видишь. Теперь в ОГПУ перебросили, в пограничниках служу. Веселая служба!

— Ах ты, старик мой милый, военком ты мой грозный! Дай я тебя еще раз облаплю, — потянулся снова к гостю Косаговский. — А помнишь, военком, как мы…

Кто-то сильно рванул в этот момент дверь, и в комнату ввалился медвежатый, но не лишенный своеобразной тяжелой грации человек с загорелым лицом, припухлыми губами и смоляными мелко курчавыми волосами. Смуглое лицо резко оттеняло белки быстрых, плутоватых глаз. На широких плечах вошедшего болтался в накидку матросский бушлат, а на кудрях лежала щегольская пушистая кепка. В руках он держал буханку ситного и коробку килек.

— Федор, Птуха! — вскрикнул удивленно Раттнер. — Наш комендант штаба?

— Бывший! — поправил улыбаясь Косаговский. — А теперь — помощник моего борт-механика.

— Чистая химия! — всплеснул руками Птуха. Кильки грохнулись на пол и укатились под кровать. — Никак, товарищ Раттнер? Наш бывший военком эскадрильи?

— Он самый!

— Ой, мамонька! Да я от радости зараз заплачу, зареву неначе белугой! — мешая украинские фразы с русскими, завопил Птуха и рывком обнял Раттнера. За спиной бывшего военкома эскадрильи повисла буханка ситного. — От радость-то, на зекс! На великий палец, неначе! А я-то уперся як той баран на новые ворота и не бачу, шо здесь наш дорогой товарищ военком. От-то дурной я!

— Как живешь, товарищ Птуха? — спросил Раттнер.

— А што мне деется? — ответил уже из-под кровати Птуха, шаря там укатившуюся коробку килек. — Шелк не рвется, булат не сечется, а Федька Птуха не сдается! Вежливо живу! На великий палец! Вот с Ильей Петровичем, — ткнул он коробкой в Косаговского, — по-холостецки живем. По-бывалому, как на фронте!

— Послушай, Николай, — обратился Косаговский к Раттнеру, — ты сегодня вечером свободен? Ни докладов, ни собраний, ни заседаний у тебя не предвидится?

— Ничего абсолютно! Совершенно свободен. А что?

— Тогда пообедай с нами. За столом и покалякаем, старину вспомним.

— Есть! Но я предварительно позвоню к себе домой и сообщу на всякий случай твой номер телефона, — ответил Раттнер, снимая с рычага телефонную трубку.

2

Раттнер с чувством товарищеской гордости разглядывал своего былого боевого товарища. Бледнооливковый цвет кожи, тонкие, но глубоко врезанные черты и острый овал лица делали его похожим на индуса. Недаром товарищи-летчики называли Косаговского в шутку «Рабиндранат Тагор». Но это «экзотическое» впечатление тотчас же пропадало, стоило увидеть глаза его, голубые и светлые, как гладь северного озера.

— Давай о тебе поговорим, — улыбаясь продолжал Косаговский. — Как жил, что делал эти годы? Лет пять ведь мы не виделись!

— Всего было понемножку! — ответил Раттнер. — Брал приступом Енисейск, организовывал родовые советы в тундре, за что едва не был убит тунгусским князьком Чунго; гонялся по всей Якутии за пепеляевцами… Э, мало ли чего было! А теперь вот в ОГПУ работаю, «лесных дворян» ликвидирую. Слышал о таких?

— Краем уха, — ответил Косаговский. — Расскажи поподробнее.

Раттнер пощипал нервно свои светлые и жесткие, коротко подстриженные усы. Косаговский вспомнил, что этот жест означает крайнюю возбужденность его друга.

— Эти бандиты не мало мне крови перепортили, — зло начал Раттнер. — «Лесные дворяне» — в сущности контр-революционная организация, но выдают они себя за религиозную секту. Организовал «лесных дворян» мой старый знакомый «князь сибирской шпаны», как он сам себя называет, Гришка Колдун, а проще говоря — бывший пепеляевский полковник Григорий Колдунов. Я его год целый по всей Якутии гонял, не мог поймать. Горе мое, что в лицо его не знаю, ни одной фотографии даже нет. Секту помимо Колдуна возглавляют кулацкие элементы алтайских кержацких скитов-деревень. Но эти главари стоят внешне в стороне от уголовщины. Они только вдохновители, а физические выполнители воли банды, так называемые «крестоносцы», вербуются из «блатной шпаны»: уголовных преступников, хулиганов, деревенских конокрадов и поджигателей. Результаты их работы уже видны. Все чаще и чаще находят в горах и в тайге «подснежники».

— Подснежники? — удивился Косаговский. — Что это такое?

— Это трупы, обнаруженные после стаяния снегов, — ответил Раттнер.

— Да, нравы калифорнийские! — поморщился болезненно Косаговский.

— Убийства советских и партийных работников, селькоров, поджоги глухих таежных заводов, колхозов, налеты на прииски, порча железнодорожного полотна, — вот программа действия «лесных дворян», — продолжал Раттнер. — Но это мелочь! Банда несколько раз подготовляла своевременно нами предупрежденные, а потому и неудавшиеся открытые военные выступления. Секта военизируется, проходит по ночам военную учебу. Оружие они получают контрабандой из Китая, от своих доброжелателей, манчжурских генералов. Оружие волокут в обмен на золото! Вот здесь-то и загвоздка! — вскочил со стула Раттнер и подошел к огромной карте Сибири, висевшей на стене. — Вся загвоздка в том, — повторил Раттнер, — откуда «лесные дворяне» берут золото для обмена на оружие? Ясно, что золото добывается хищническим путем, на тайных приисках, неизвестных нашим контрольно-учетным органам. Но где, где именно? Все крупнейшие золотоносные районы Сибири взяты «на-глазок» нашей агентурой! Не говоря уже о крупных государственных приисках, даже вольные артели золотоискателей учтены нами. И… никаких следов! Кроме золота, «лесные дворяне» сплавляют за границу металл еще более ценный — платину! Не удивляйся! Месторождения платины давно уже обнаружены в Сибири. Во всяком случае, мои пограничники накрыли в Кяхте «лесных дворян», менявших у китайских купцов платину на золото!

Палец Раттнера остановился на какой-то точке Народной Танну-Тувинской республики.

— Вот подозрительное место! — сказал он. — Тотжинский хошун Танну-Тувы. Здесь еще при царе было около тридцати золотых приисков. Не отсюда ли плывет золото, а возможно, и платина в обмен на оружие? Недаром же «лесные дворяне», лишь наступят на хвост, смываются через Саяны в бывший Урянхайский край. И чтоб я сдох, если…

— Чтоб я опух, если цей ведьмак не на стреме стоит! — гаркнул вдруг возмущенно Птуха, прильнувший к оконному стеклу. — От, товарищи, гляньте!

Косаговский и Раттнер подбежали к окну. Внизу, на противоположной стороне улицы, попрежнему стоял Памфил Трясоголовый, ярко освещенный светом уличного фонаря. Около ног юродивого протаял снег, и они погрузились по щиколотку. Косаговский невольно вздрогнул, словно и сам вступил на снег босыми ногами.

Памфил взмахнул посохом так, что Птуха едва успел отскочить в сторону.

— И чего он на нашу дверь пятаки пучит? — удивлялся Птуха. — Чи ждет кого, чи просто так поглядывает?

— Когда я погляжу на Памфила, — сказал Косаговский, — мне невольно вспоминается прекрасный рассказ Глеба Успенского, в котором он ярко описывает такого же вот юродивого. Редкая старинная русская повесть, роман или драма обходились без юродивого, устами которого обычно вещала народная мудрость. Обличающие речи блаженных гремели даже навстречу царям, на площадях столицы, под торжественный звон колоколов!..

— Э, да ты поэт, Илья, — улыбнулся холодно Раттнер. — Но мне придется, к сожалению, разочаровать тебя. Этот юродивый — птица другого полета! Я имею данные подозревать Памфилку в сношениях с «лесными дворянами».

— Шуткуешь, чи що, товарищ военком? — удивился Птуха — Цей дурень?.. Так волоки его в тюрагу, чего моргаешь?

— Рано еще! — ответил Раттнер. — А кроме того, врачи уверяют, что Памфил душевно-больной, страдающий навязчивыми идеями. С ним случаются иногда припадки. Но нет ли здесь ошибки, не притворяется ли мерзавец? Возьмите хотя бы вот эту манеру, — стоять часами около какого-нибудь дома. По мнению врачей, это тоже мания, а по-моему — удобный способ выследить кого нужно!

— Ну-ну, ты стал излишне недоверчивым, Николай! — потрепал его по плечу Косаговский. — Тебе всюду мерещатся «лесные дворяне». Даже в этом полоумном Памфиле.

— Гляньте, товарищи! — крикнул опять от окна Птуха. — К Памфилке какой-то тип присоединился, разговаривают.

Раттнер и Косаговский снова прильнули к стеклу. Действительно, в нескольких шагах от юродивого, прячась в тень, стоял человек. Памфил что-то говорил ему, возбужденно жестикулируя и указывая на дверь квартиры Косаговского.

— Хитер, дьявол! — сказал Раттнер. — В тень прячется! Поглядеть бы мне на него.

И вдруг, словно исполняя желание Раттнера, порывистый мартовский ветер ударил в висячий фонарь, качнул его, и свет упал на неизвестного. Косаговский и Раттнер увидели низенького, кряжистого человека, в кержацкой шапке с плисовым верхом и в раскольничьем же, туго схваченном в бедрах кафтане с «сорока мучениками» — бесчисленными складками на пояснице.

— Эге! Видно птицу по полету! — сказал Раттнер. — Пари держу, что у этого парня в кармане найдется флакончик «царской водки» и аспидный камешек. Старатель! Он только что вернулся с заветных берегов Витима, если не дальше откуда-нибудь! Дорого бы я дал, чтобы узнать, о чем он говорит с Памфилкой. А ну-ка, пойдем! — схватил он свою шинель. — Живее!

— Куда? — удивился Косаговский.

— Вниз, туда, на улицу! — крикнул уже от дверей Раттнер.

Летчик и Птуха бросились поспешно за ним вслед.

Неожиданно вынырнувший из темноты Раттнер перепугал старателя. Он метнулся в сторону и остановился рядом с юродивым, в свете фонаря.

По просьбе Раттнера «на затравку» выступил Птуха, грозно крикнувший:

— Ты чего, сатанюка, здесь околачиваешься? Кто ты таков будешь?

— Спаси тя Христос, товарищ! — ответил елейно старатель. — И чего ты хайлишь, испугал ажно. Ишь, урастый какой!

— Тебя спрашиваю, кто ты такой? — напирал на него Птуха.

— Асинька? Мы-то кто? Промысленники мы, от Алданзолота работаем.

— Промышленник! Знаем, чем ты промышляешь, контрабанда паршивая!

— Для че контрабанда? Она нам без надобности, кормилец. Говорю же — промысленник я! У меня и пашпорт имеется. Есвот-ка, глянь! — полез за пазуху кафтана старатель.

— А ты чего варешку раскрыл? — шагнул Птуха к юродивому. — Милостыню ждешь? Сегодня не подаем, на энтих днях приходи. Лети грачом отседа, божья дудка!

Но Памфил Трясоголовый не испугался Федора. Он долго молча глядел на Птуху выпуклыми и пустыми, как стекло потухшего электрического фонаря, глазами. И вдруг ответил дерзко:

— А вот не уйду!

— Дам я тоби по потылице! — решительно подошел к юродивому Птуха. — Ну, марш!

— Ах ты, еретик, на семи соборах проклятый! — завопил внезапно старатель. — Ну, бей, бей божестна человека, сын антихристов!

— Бей!.. Бей, слуга антихристов! — закричал вдруг и Памфил. Распахнув подрясник, он тряхнул веригами. — Бей, окаянный!.. Коммунист!

И вдруг, перехватив посох за конец, он взмахнул им с силой. Круто загудел воздух. Птуха едва успел отскочить в сторону

— Цыц! — крикнул он, рассвирепев. И поднес к носу Памфила огромный кулак. — Це що? У мине кулаки що мотыли! Понюхай, могилой пахнут!

— Довольно, Птуха, не горячись! — подошел к Федору Раттнер. — А вы брысь отсюда! Без разговоров!

— Не о чем нам с тобой говорить! — ответил зло старатель. — В тайге б нам встренуться, тогда бы я с тобой вдосталь наговорился. Пойдем, Панфилушка! — тронул старатель за рукав юродивого, — пойдем, кормилец.

Памфил покорно пошел за ним, затянув гнусаво:

Волною морскою, тройкою ямскою
Поедем, Анастасия, с тобою,
Ау!.. Ау!..
Яко прославимся!..

— А ты знаешь, Николай, — сказал Косаговский, вдруг озаренный неожиданной догадкой, — а ведь они тебя выслеживают.

— Конечно, — ответил спокойно Раттнер. — Я об этом давно догадался.

И, повернувшись в ту сторону, откуда слышалась еще бессмысленная песня юродивого, он погрозил кулаком:

— Подождите, келейники! Скоро я рассчитаюсь с вами!

II. Каторжная вера

1

Откинувшись на спинку качалки, Косаговский запел вполголоса. Раттнер, копавшийся в книгах, обернулся удивленно и прислушался. А летчик, глубоко о чем-то задумавшийся, продолжал мурлыкать под нос тихим, тоскливым напевом:

Прекрасная мати-пустыня,
Любезная, не изжени мя…

— Что ты поешь? — спросил Раттнер. — Я где-то слышал и эти слова, и этот мотив.

— Что пою? — улыбнулся Косаговский. — Духовную псальму раскольников. Я ведь тоже из кержаков. Песню эту я слышал от отца, а увидав Памфилкиного приятеля, снова вспомнил ее.

Косаговский поднялся из качалки и подошел к книжной полке.

— Я до сих пор интересуюсь историей раскола, — сказал он.

— Охота тебе копаться в этой мертвячине, в поповских дрязгах и спорах о том, как петь аллилуйю: два или три раза? — спросил, недоумевая, Раттнер.

— О, нет, это не только аллилуйя! — запротестовал горячо Косаговский. — Ты, повидимому, не знаешь, что в восемнадцатом веке и позже раскольничьи дела тесно сплетались с политическими.

— Как и сейчас! — рассмеялся Раттнер. — Пример этому, — «лесные дворяне». Ведь это тоже религиозная секта.

— Как и сейчас! — согласился Косаговский. — Это ты хорошо подметил. И если когда-то раскол и сектантство били по господствующей церкви, а государство било по расколу, еще туже сжимая крестьянство, то, пожалуй, можно сказать, что сектанты против воли двигали мысль народную. Теперь они приводят лишь к религиозной нетерпимости, а отсюда один шаг и до контр-революции, до выступлений против безбожников-большевиков.

Косаговский замолчал. Молчал и Раттнер, видимо, заинтересованный. В конце коридора гулко хлопнула дверь. Это Птуха отправился на вечерок к «куме».

— Церковь, — заговорил снова Косаговский, — сама была одним из самых свирепых эксплоататоров русского крестьянства. Основателем крепостного права можно считать Троице-Сергиевскую лавру, которая в пятнадцатом веке первая выхлопотала себе право не выпускать из своих имений крестьян и первая же бросилась разыскивать их после Смутного времени. Что могли ждать от такой церкви крестьяне? А поэтому взоры их с надеждой обращались именно к «старой» церкви, которая тоже терпела гонения от государства и этим как бы разделяла горькую участь народную. Вспомни, — кадеты тоже называли себя «борцами за свободу»… Раскол, боровшийся с церковью, часто пытаются представить как фактор положительный. Но еще с эпохи Петра под его крыло стекались все самые реакционные силы. В годы царствования Петра получает популярность идея пустынножительства. Сельская и городская Русь, оставляя дома, бежит в леса и горы, в своеобразное религиозное подполье! Развивается также эпидемия самосожжений, хотя сами вожди, как правило, никогда не сжигаются. Выбрасывается лозунг: «Смерть за веру вожделенна!» Тысячи темных фанатиков гибнут в огне под влиянием религиозного экстаза. В Таре, например, более двухсот старообрядцев, наэлектризованных проповедниками-пустынниками, взрывают себя на воздух при приближении воинской команды, посланной для их ареста.

— Бессмысленная, баранья смерть! — возмутился в Раттнере дух борца. — Во мне, кроме брезгливой жалости, эти самовзрывающиеся бараны ничего не возбуждают.

— Смерть на кострах была трижды бессмысленной, — ответил Косаговский, — Втянутое в раскол крестьянство вскоре вынуждено было убедиться в том, что «вожди» стали «великими накопителями» того же торгового капитала, против которого они, не зная того, боролись. К началу девятнадцатого века они захватили в свои цепкие лапы торговлю всего Поморья, Поволжья и Белоруссии, Поэтому в последнее время раскол представлялся народу уже не каторжной, а купеческой верой.

— Это точнее и правильнее! — засмеялся Раттнер.

— Среди современных сектантов, — продолжал Косаговский, — борьба ведется главным образом за мертвую букву, за обряд подчас дикий, смешной или жестокий! К счастью, обострение классовой борьбы в конце девятнадцатого века крепко ударило по сектантскому движению. Еще в 1885 г. рабочие-беспоповцы ведут отчаянную борьбу против своих же единоверцев-беспоповцев, фабрикантов Морозовых. Это была известная в летописях революционного движения зуевская стачка. А после Октябрьской революции раскол во всей своей непримиримости сохранился лишь среди кулацко-нэпманских элементов!..

Металлическая трель телефонного звонка прервала Косаговского. Он снял трубку с рычага и, держа ее в руке, продолжал:

— Мы с тобой свидетели того, как раскол и сектантство, в союзе со своим бывшим врагом — «православной» церковью, снова созывают под свои знамена «верных сынов Христа» для борьбы с государством, но не с торгашеским и помещичьим государством Романовых, а с властью рабочих и крестьян. Заранее можно сказать, что эта религиозная авантюра обречена на позорную неудачу.

Трубка в руке Косаговского, обеззвученно, но возмущенно трещавшая мембраной, внезапно захрипела затяжным, лопающимся хрипом. Косаговский, спохватившись, приложил ее к уху и крикнул в рупор:

— Да-да!.. Я слушаю. Что нужно?

Неплотно прижатая к уху Косаговского мембрана бросила в тишину комнаты какую-то сердитую фразу.

— Тебя просят, — протяул он трубку Раттнеру. — Лихие у вас ребята. Так меня обложили за задержку, что в глазах потемнело!

Раттнер привычно небрежно вскинул к уху трубку.

— Я у телефона. Да, Раттнер!

Мембрана заворковала удовлетворенно и торопливо.

Ратнер слушал молча, рассеяно играя шнуром и лишь изредка бросая короткое:

— Так… хорошо… Понятно…

Косаговский решил, что разговор пустяковый — Раттнер внешне был пообычному уверенно спокоен, Но взглянув внимательнее в лицо приятеля, летчик изменил свое мнение, Глаза Раттера, в которых недавно еще теплился смех, похолодели. Жесткая, злая прищурка их таила недоброе.

— Все понятно! Я сейчас выезжаю! — успокоил он замолкшую трубку и крепко припечатал ее к рычагу. Затем пощипал нервно усики и обратился к Косаговскому:

— Интересное заключение к нашему разговору о раскольниках и сектантах. Под станцией Танхой, на противоположном берегу Байкала, в болоте, агентами угрозыска и частью дивизиона войск ОГПУ окружена многочисленная шайка «лесных дворян», пробиравшихся в Монголию. Бандиты отчаянно сопротивляются. Меня просят вылететь немедленно на самолете для руководства операцией, захватив пару пулеметов и полсотни ручных гранат. Если хочешь, я могу потребовать для перелета тебя и твою машину! Хорошо? — И, глядя умоляюще на Косаговского, добавил тоном просьбы. — Мне хотелось бы, чтобы ты летел со мной. Полет пустяковый!

Косаговский обвел комнату жалеющими глазами. Настольная лампа под зеленым абажуром струила спокойный ровный свет. Граненый «Соваж», выполняя мирную роль пресса, притиснул манящую пачку не просмотренных еще газет и журналов. Редкий свободный вечер можно было бы заполнить чтением, устроившись уютно в кровати. А там, над Байкалом, промозглый холод ночи, леденящий туман и ветер.

— Ну? — сказал нетерпеливо Раттнер.

Косаговский сунул в карман «Соваж» и ответил твердо:

— Полетели!

III. Старт

1

Юркий «Форд», ныряя по-утиному в ухабы, несся на третьей скорости. Косаговский и Раттнер молчали, зарывая в воротники лица, нахлестанные колючим встречным ветром.

Иркутск еще спал, завернувшись в каменную свою шубу. «Форд» примчался на аэродром, до которого от города было около двадцати километров, в три часа ночи. Вылететь решили перед рассветом, чтобы использовать для перелета лучшие предутренние часы. А позднее, часов с восьми-девяти, можно ожидать «болтанку», начнет потрепывать.

В конторе Добролета, бревенчатой избушке на берегу Ангары, где Косаговский и Раттнер переоделись в лётные кожано-меховые комбинезоны, их отыскал запыхавшийся начальник линии.

— Два пулемета и ящик с ручными гранатами уже погружены в пассажирскую кабину самолета, — отрапортовал он Раттнеру. — Когда летите?

— Сию минуту! — ответил Косаговский и, натянув кожаные рукавицы с раструбами, шагнул через порог. Раттнер с особенным удовольствием (пять лет не надевал!) надвинул на голову шлем и выбежал на аэродром вслед за летчиком.

На аэродроме горели яркие, облитые бензином костры. Мотористы разогревали на них железные бочки сгустившегося за ночь масла. Пахло бензином и сыростью.

Миновав эскадрилью тонких, стройных военных истребителей, только что вернувшихся из ОДВА, Раттнер подошел к уже выведенной из ангара машине Косаговского, изящной дюралюминиевой птице, зовуще размахнувшей свои крылья. Борт-механик, в засаленном рабочем комбине, запаивал подтекавший радиатор. Мотористы наполняли баки самолета, наливая бензин через замшу. Руки мотористов, облитые быстро испаряющимся бензином, были покрыты кристалликами льда.

— Семен Семенович, а где Птуха? — обратился Косаговский к своему бортмеханику. — Что-то я редко вижу его на аэродроме!

«Форд» примчался на аэродром.

— Федор сегодня свободен, — ответил механик. — Видишь, Голодуев работает!

— Красавица-птичка! — с откровенным восхищением сказал Раттнер, жадно втягивая носом приятный и свежий запах эмалита[1].

Он распахнул дверцы кабинки, окинул хозяйским глазом два притороченных курносых «Максима», ящик с ручными гранатами и, не утерпев, снова восхитился:

— Не подумаешь, что кабина самолета! Салон-вагон прямо! Ведь уже спят, едят в кабинах!

— Погоди, скоро и клопов разведут, — буркнул раздраженно борт-механик, злясь на упорно не запускавшийся мотор.

Это было так неожиданно, что все расхохотались, а Косаговский, желая выручить переконфузившегося Раттнера, предложил ему:

— Сходим-ка в контору, позвоним в Лиственничное относительно погоды. Ну, на перегонки, кто-кого!

Раттнер с удовольствием припустился за приятелем.

2

Из Лиственничного, прибрежного села в истоках Ангары, ответили, что туман над озером рассеивается и что уже виден хребет Хамар-Дабан на противоположном берегу Байкала. Успокоенные приятели снова вышли на аэродром. И тотчас же услышали песню. Кто-то догонявший их, аккомпанируя себе на гармошке, пел разудало:

Валенки, валенки,
Неподшиты, стареньки!..

— Да ведь это Птуха? — удивился Косаговский, оглядываясь.

Шлепая по лужам, их действительно догонял Федор. Он был в новеньком бушлате с ярко надраенными медными пуговицами. Матросская бескозырка хлопала по воздуху черными ленточками. А на околыше горела четкая золотая надпись: «Прыткий». Косаговский знал, что Птуха в редких, особо торжественных случаях облачался в свое былое морское обмундирование, и удивился, откуда это он идет.

Птуха выкинул лихое коленце и, пробежав пальцами по ладам гармошки, снова затянул:

Неподшиты, стареньки,
Все дырявы валенки!..

Тут он увидел Раттнера и Косаговского — и смолк. Затем перебросил гармошку на ремне через плечо и, приложив руку к околышу, крикнул не совсем твердо:

— Здрау желау, товарищи командиры!

— Наклюкался, смоленая пятка? — спросил строго Раттнер.

— Это верно, дифферент на нос есть! — ответил, поблескивая лукаво глазами, Птуха. — У кумы на именинах был! И угостила вежливо, и с собой дала, — указал он на узелок, зажатый под мышкой. — А вам хиба завидно, товарищ военком? Надо же погулять коли-нибудь работящему человику?!

— Гулять-то гуляй, а дело помни! — невольно улыбнулся Раттнер. Слишком смешон был нос Федора, пылавший факелом. — Иди-ка, да проспись!

— Дело мы завсегда помним! Вот и теперь прибегаю до вас с вежливой просьбой. Слышал я, что вы в Танхой летите! Так просю, возьмите и меня в тую антономию[2].

— Чего ради без толку таскаться? — отмахнулся Косаговский. — Я и бортмеханика не беру с собой.

— А меня возьмите, — настаивал Птуха. — Я гадюк — «лесных дворян» буду рубать на великий палец!

— Иди домой, Федор! — сказал резко Косаговский.

— Есть итти домой! — ответил покорно Птуха, снова прикладывая руку к шапке и, повернувшись на каблуках, пошел, но не к воротам аэродрома, а к самолету Косаговского, и вскоре смешался с мотористами.

Оглянувшись на самолет, Раттнер увидел, как туго подавшийся пропеллер наконец завертелся. Послышался будоражащий рев мотора, сыпавшего огненные искры в предрассветную синь. Самолет упруго дрожал, работая на малом газу. Прогрев мотор, борт-механлк затушил его и, выпрыгивая из пилотской кабинки, крикнул Косаговскому:

— Валяй, Петрович, как часы работает!

— Спасибо, Семен Семенович — ответил летчик. — Сейчас мы трогаемся.

3

— Ну? Полетели? — шагнул нетерпеливо к самолету Раттнер.

— Погоди одну минутку, — загородил ему дорогу Косаговский. — Слышал ли ты о харахаихе? Нет, конечно? Ты ведь в Иркутске всего лишь два месяца.

— А что это такое? Злой дух Байкала?

— Да, пожалуй, что злой дух Святого Моря, — к удивлению Раттнера совершенно серьезно ответил Косаговский. — По вине харахаихи много трупов было выброшено на берег Байкала. Харахаиха — это свирепый норд-норд-вестовый шторм. Харахаиха падает, именно падает с гор, с такой силой, что сбрасывает с берега в воду огромные камни, людей, животных, даже строения. Был однажды случай, когда этот бешеный ветер выбросил на берег пароход с пассажирами.

Раттнер взглянул невольно на самолет, в побледневшей синеве рассвета казавшийся особенно хрупким, крякнул, но промолчал.

— Харахаиха дует нередко в течение нескольких суток, — бесстрастно рассказывал Косаговский, — и притом со скоростью сорока метров в секунду. Но ветер этот страшен не только своей силой, а также и тем, что при харахаихе наблюдаются вихреобразные водяные смерчи, разбрасывающие тучи водяных брызг, быстро оледеневающих в воздухе. Самолету, попавшему под обстрел такого ледяного пулемета, позавидовать нельзя.

— Но ведь я должен быть в Танхое? — ответил просто Раттнер. — Мои ребята ждут лишь пулеметы, чтобы снова начать бой с бандой. А затем скажи, чего это ради ты принялся меня запугивать?

Косаговский быстро надвинул на глаза пилотские очки, и этим скрыл от Раттнера озорную мальчишескую улыбку.

— Разве тебя запугаешь? — сказал он. — Я хотел лишь, чтобы ты был приготовлен ко всему. Во всяком случае к «болтанке» приготовься, «травить» тебя будет непременно!..

Вскарабкавшись в кабину, Раттнер, к удивлению своему, увидел, что передние ненужные сиденья удалены, с задних же сняты подушки. Четверть часа назад этого не было, но, догадавшись, что это сделано было с целью облегчить самолет от всякой лишней тяжести, он занялся своим опасным грузом.

Ручные гранаты он решил положить в специальную коробку для багажа и запасных частей. Там они были бы более у места, чем под сиденьем. Но, как назло, багажник оказался запертым. Раттнер только было хотел открыть окно, чтобы спросить ключ от багажника, как услышал голос Косаговского, тяжело взбиравшегося по крылу в пилотскую кабинку:

— До свиданья, товарищи! К обеду ждите обратно.

— Чорт с ними, с гранатами! — пробормотал досадующе Раттнер. — Постоят и под моим креслом. Они ведь ремнями привязаны. Ничего с ними не стрясется.

И опустился поспешно в кресло, разложив на коленях сорокаверстку. Тотчас же послышались стереотипные, хорошо знакомые ему слова:

— Контакт?

— Есть контакт!

Самолет вздрогнул и, бормоча «малым газом», солидно покачиваясь на амортизаторах, зарулил к старту. Из-под колес брызнули фонтаны талой воды. Косаговский поднял руку, прося старт.

Мелькнул флажок стартера. Зло взвизгнуло пусковое магнето. Мотор взвыл, заревел, как зверь, и захлебнулся собственным ревом. Полетели клочки бумажек, сор, опять водяные фонтаны. Самолет стремительно рванулся вперед.

Раттнер взглянул на часы. Было — десять минут седьмого.

IV. Птичьи тропы

1

Косаговский повел самолет «свечой», круто вверх.

«Хорошо пошел!» — подумал Раттнер, заглядывая в фортку через плечо друга на альтиметр. Стрелка прибора лезла вверх быстро и ровно.

Приложив руку к околышку, Птуха не твердо крикнул:
— Здрау желау, товарищи командиры!

Внизу осталась добрая старая земля, земные дороги, пути и тропки. Теперь будут иные тропы — воздушные, птичьи. Раттнер поглядел вниз, на оставленную землю.

Красавец Иркутск, сибирский Париж, с шоколадным собором, белоколонным университетом, хмурым и величественным дворцом, — как игрушечный лежал внизу, в котловине между гор. На юге холодно поблескивали Тункинские белки, а на востоке, меж черными хребтами — Приморским и Хамар-Дабаном — белел узкой полосой Байкал.

Самолет, отфыркиваясь выходной трубой, вгрызаясь пропеллером в воздух, сбрасывал с хвоста километр за километром. И вдруг в глаза Раттнера ударило солнце. Крылья самолета покраснели, словно мазнул кто-то по ним огромной кистью. Сразу стало светло и весело. Но солнце было лишь здесь, на высоте, а внизу, на земле, лежала еще ночь.

Под'ем кончился. Забрав высоту 1500 метров, Косаговский сбавил газ и повел самолет над долиной Ангары. Начало покачивать, хотя солнце не прогрело еще воздух. Самолет нырял — вниз, вверх, вверх и вниз — плавно и ритмично. Раттнер поднял удивленно глаза от карты и увидел, что с севера, перпендикулярно линии полета, движется мрачная гигантская туча, застлавшая горизонт густой кисеей ливня. Хамар-Дабан, ясно видимый пять минут назад, скрылся в тумане. Пропало и солнце. Снова стало темно и хмуро.

«Вылети мы на полчаса раньше, проскочили бы? — подумал Раттнер. — Однако что же Илья ничего не предпринимает?»

Но Косаговский уже заметил тучу. Земля вдруг вздыбилась, а затем покатилась, кружась, куда-то вниз. Раттнер понял, что самолет делает поворот.

«Молодец Илья! — улыбнулся одобрительно Ратнер. — Он свернул на юг, чтобы обогнать непогоду, а затем выйти снова на свой румб, но уже за спиной тучи».

Легкий удар ветра толкнул самолет под левое крыло. Раттнер почти не почувствовал этого толчка и очень удивился, увидав сбегающие с крыльев самолета дождевые капли.

— Что это? Разве туча уже нагнала нас?

Второй удар ветра был ощутимее. Сорокаверстка сползла с колен Раттнера и упала на пол.

«Старая сволочь Байкал играет с нами! — подумал Раттнер. — А впрочем, пусть его побалуется. В хорошую погоду летать — дремота берет. Илья-то ведь…»

Он не докончил своей мысли. Бешеный порыв ветра обрушился на самолет. От этого удара стихии он несколько томительных мгновений стоял неподвижно в воздухе, словно уперся в стену. А затем камнем ринулся вниз.

На живот Раттнера навалилась непосильная тяжесть, как будто он проглотил много неудобоваримой пищи, полусырой картошки или непропеченного хлеба. От этой давящей тяжести все внутренности поднялись ко рту.

«Харахаиха! — подумал Раттнер. — Вот она какая!..»

Самолет камнем летел вниз, не то в бездну бушующего Байкала, не то на острые гребни Приморского хребта.

2

Раттнер облегченно перевел дыхание. Тяжесть свалилась с живота. Внутренности вернулись на свое место. Это значило, что самолет прекратил падение и хотя с трудом, но пошел вперед.

Туча нагнала самолет. Где-то близко сверкали зигзаги молний. Покрывая рев мотора, тяжело прорычал гром. По стеклам кабины хлестал уже не дождь, а неистовый ливень, ручьями сбегавший по желобам крыльев.

Самолет несся под медленно ползущей стаей грязно-лохматых туч. Им не было конца. Ниже самолета плыли легкие и прозрачные облака, таявшие от ударов ветра. Земли не было видно, и Раттнер с трудом мог вообразить, что он висит в воздухе на страшной высоте.

Самолет швыряло в стороны, моментами стремительно гнало книзу. Он кренился то на левое, то на правое крыло и вдруг, словно обессилев от борьбы с харахаихой, проваливался, падая в дикую кипень облаков.

Раттнер, в бытность военкомом эскадрильи «подержавшийся» несколько раз «за ручку»[3], знал, как тяжело дается Косаговскому борьба со стихией. В небольшую форточку, прорезанную в передней стенке кабины, Раттнер видел лишь спину своего друга. Но и по спине, напряженно согнувшейся, можно было понять, что для парирования ударов ветра летчик мобилизовал всю свою физическую и нервную силу, знание, накопленный опыт, даже инстинкт. И Раттнеру стало стыдно своей бездейственности. Косаговский боролся и за его жизнь, а он сидит пассажиром, привязавшись к креслу. Но чем же он мог помочь Илье?

Вдруг чудом прорвавшийся луч солнца осветил неожиданно появившийся внизу, в большом облачном окне, Байкал. «Святое Море» предстало во всей своей дикой красоте. Там, внизу, тоже гуляла буря. Пароходик, ползший под самолетом, подпрыгивал на волнах как щепка.

Раттнер поднял глаза к горизонту и увидел берег. Байкал, ударяясь об утесы, кипел котлом. На гребнях волн металась желтая пена. Но грозное озеро показалось лишь на одну секунду. А затем снова надвинулась туча. Исчезло солнце, пропал Байкал. В смутной туманной дымке маячили лишь береговые дикие утесы. Они были видны попрежнему, и на них шел самолет.

А харахаиха не выпускала своей жертвы. Ветер превратился теперь в какую-то дикую вихреобразную толчею. Казалось, он дул одновременно со всех румбов, отжимая самолет от берега и гоня его снова на середину Байкала. Харахаиха играла с самолетом, как мальчишка с пойманным воробьем: то потащит назад за хвост, то рванет вниз за крыло. Но самолет — не воробей. Рыча злобой трехсотсильного мотора, спасаясь от вихревых омутов, он то вставал на дыбы, как разоренный ревущий медведь, то скользил на крыльях вниз. И самолет побеждал. Он хотя и медленно, но все же приближался к берегу. Косаговскому после многочисленных попыток на разных курсах удалось наконец поймать угол, дававший самолету возможность продвигаться болическими движениями не только вперед, но и в желательном направлении.

Горы приблизились, поблескивая снежными вершинами. А самолет все шел и шел вперед, В прорывы облаков Раттнер увидел внизу трещины ущелий и ребристые бока скал.

— Что же это значит? А посадка? А Танхой?..

3

Отстегнув ремень и с трудом удерживая равновесие, Раттнер подошел к форточке, соединяющей пассажирскую кабину с пилотской. Открыв ее и, сложив руки рупором, крикнул:

— Куда ты меня везешь?

Рев мотора и пропеллера, звон тяжей от ударов ветра тотчас же поглотили его слова. Но Косаговский все же услышал. Приподняв слегка голову, он ответил отрывистыми криками:

— Молчи, чорт… Сел, так не рыпайся!

Раттнер проковылял снова к своему креслу. Поглядел с сомнением на горы, плывущие навстречу, и развернул карту. В следующую же минуту пожалел, что не сделал этого раньше. Ему все стало понятным.

Сесть в Танхое или вообще где-либо на байкальском побережье в такую бурю было больше чем рискованно. Это грозило аварией самолета и гибелью людей. А поэтому Косаговский решил пересечь хребет Хамар-Дабан и спуститься за его каменной спиной, где, наверное, царит полнейший штиль.

Разрывы в облаках и тучах стали встречаться все чаще и чаще. Внизу зелеными волнами бежала горная тайга.

По шуму мотора, отрывистому и ускоренному, Раттнер понял, что самолет набирает высоту. И все же стрелка альтиметра, снующая по циферблату, крайне медленно поднималась вверх. Казалось, горы магнитом притягивали к себе самолет. По движениям Косаговского — порывистым и напряженным — чувствовалось, какие нечеловеческие усилия он употреблял, чтобы не только удерживать самолет на забранной высоте, но и поднимать его все выше и выше.

Косаговский запрокинул голову, давая этbм знать, что он хочет что-то сказать. Раттнер приложил ухо к форточке.

— Высота уже две тысячи пятьсот! — крикнул летчик — Сейчас прыгаем через Хамар-Дабан. Держись!

Раттнер перевел тяжело дыхание, словно перед трудным под'емом. Но все же крикнул в ответ шутливо:

— Сам держись за землю, когда упадешь!

А затем, оторвавшись от форточки, подбежал к креслу и опустился в него. За окном кабины до жути близко пронеслась каменная громада горы. Это напоминало езду в поезде, когда вагон мчится поблизости от какого-нибудь здания. Раттнер не успел даже испугаться, как уже услышал мягкий ровный шум мотора. Под'ем кончился. Самолет шел по горизонтали. Хамар-Дабан был «взят» просто и незаметно, без каких-либо жутких эффектов.

Самолет камнем летел вниз, не то в бездну бушующего Байкала, не то на острые гребни Приморского хребта.

Справа, в прорыве облаков, мелькнуло Гусиное озеро и исчезло за хвостом самолета. А харахаиха даже и здесь, за каменной спиной Хамар-Дабана, продолжала трепать самолет.

Когда же кончится это воздушное путешествие? Когда же кончатся зыбкие птичьи тропы и обрадованные ноги почувствуют твердую верную землю?

«Ни в Троице-Савске, ни в Кяхте нам, видимо, не удастся сесть, — подумал Раттнер. — Куда же нас несет? В злотокрыший Улан-Батор? Или еще дальше?»

V. Аттерисаж[4]

1

Самолет шел как бы коридором, между двумя пластами облаков. Внизу темножелтым щитом лежало нагорье, покрытое безлесными, лысыми гольцами.

Косаговский явно нервничал, бросаясь из стороны в сторону. Раттнер понимал состояние летчика. Было от чего нервничать. Они потеряли всякую возможность ориентироваться в лежащей внизу местности.

Впереди, прямо по линии полета, показалось большое озеро. С каждым поворотом пропеллера оно приближалось и увеличивалось в размерах. И вскоре сине-зеркальная гладь его раскинулась вправо от самолета. Раттнер увидел на берегу озера двойную темную точку и решил, что это телега и лошадь.

Он встал и приложился лбом к стеклу окна.

«Да ведь это же Байкал! Неужели они снова вернулись к нему? А почему бы и нет? Чорта ли разберешь в этой сумятице! Но тогда почему же Косаговский не сворачивает к озеру, а уходит от него влево? Посадочную площадку ищет?»

— Косогол? — крикнул вдруг Раттнер. — Ну конечно же это Косогол! Так вот где мы находимся? Мы только что влетели на полном газу в Народную Танну-Тувинскую республику, оставив за спиной Монголию.

Раттнер снова сел и увидел, что Косаговский делает отчаянные жесты левой рукой, подзывая его к форточке

— Не понимаю? — удивлялся Раттнер.

Косаговский указал молча на приборы.

— Не понимаю? — удивлялся Раттнер. — Как будто все в порядке. Высота тысяча восемьсот, нормальная. Счетчик оборотов показывает тысяча триста пятьдесят. Значит, мотор работает на ять!..

— Бензин! — крикнул коротко Косаговский, видимо, поняв, что Раттнер все еще не докопался до сути.

Тот недоумевающе взглянул на указатель уровня бензина. Что это? Бензин на исходе!

— Садись, Илья! Слышишь? — завопил неистово Раттнер. — Садись немедленно!

Косаговский потряс отрицательно головой, указал вниз на землю, а потом, оторвав на миг руки от рычагов, сложил крестом указательные пальцы. Этим он сказал все, и очень ясно. Раттнер невольно поглядел вниз.

Да, сесть на эти покрытые тайгой горы мудрено. Самолет разобьется о тупые зубцы утесов, а летчики превратятся в мешки с костями, и Раттнер, забыв недавнюю свою просьбу о немедленной посадке, завопил не менее неистово:

— Тяни, Илья! Тяни сколько можно! Найдем же мы где-нибудь лужайку.

2

Шум мотора от густого шмелиного жужжания снова поднялся до многооктавного мощного рева. Косаговский, пользуясь последним кило бензина, набирал высоту в три тысячи метров. С этой высоты, в случае остановки мотора, можно было выбирать место для посадки на тридцать — сорок километров в окружности.

Внизу извилистой трещиной потянулось ущелье. Косаговский пошел над ним, повторяя в воздухе прихотливые извивы, в надежде найти площадку для посадки. В этот момент (Раттнер долго помнил этот миг, наполнивший его сердце холодом безнадежности) мотор чихнул перебоями. Косаговский «газанул». Но неровно бьет мотор, вызывая содрогания всего самолета.

Раттнер взглянул на счетчик оборотов. 950 в минуту. Это — после недавних 1350. Высота катастрофически падала: 950… 700… 650… 450…

— Конец! — сказал Раттнер и отошел от форточки к креслу.

«А ведь виновником смерти Ильи буду я, — подумал он. — Чорт дернул меня за язык пригласить именно его! А Илюшка из-за своей обычной деликатности не смог отказаться».

Впереди, на уровне крыла самолета, что-то мутно и ровно зазеленело. Раттнер вскочил, увидел небольшую полянку и бросился со всех ног к форточке — сообщить Косаговскому. Но летчик сам уже заметил полянку и повернул.

До поляны не больше пяти километров. Дотянет ли самолет? Чувствуется, что мотор выжимает из себя последние обороты. При полном газе он давал лишь шестьсот пятьдесят оборотов в минуту. Это был предел, за которым пологое планирование на малом газу перейдет в стремительную костедробительную пикировку.

Вот уже ясно видна ровная долинка. Размеры ее не велики. Половину площади заняло озерко, окруженное ожерельем из черных валунов, образовавших почти правильный круг. Черный круг![5]Настоящий «аэродром смерти»! Но выбора не было. Мотор умирал.

Впереди показался каменный барьер. Чтобы попасть на площадку, надо перетянуть через него. Стрелка альтиметра упала на двести.

— Милый, еще чуть-чуть! — шептал Раттнер. — Поднажми! Не выдай!

Каменная гряда надвинулась, выросла — и скрыла спасительную долину. Еще несколько метров — и самолет минует барьер.

И в этот-то миг гул машины, тяжелым прессом давивший на барабанные перепонки, смолк. Мотор стал.

Раттнер закрыл глаза.

А когда снова открыл их, увидел, что самолет мчится, подпрыгивая по сухой прошлогодней траве. С погасшим уже мотором он перетянул все же через каменную гряду и плюхнулся тяжело на дно долины.

Близка уже граница «аэродрома», — черные валуны, окружающие озеро, — а самолет все еще мчится со страшной быстротой. Раттнер в ожидании толчка уперся ногами в переднюю стенку кабины.

Самолет судорожно дернулся в последний раз.

Вот одинокий валун, отделившийся от остального каменного ожерелья, вдруг сорвался с места и понесся стремительно на самолет. Косаговский рулит вправо. Но и справа появляется словно из-под земли выросший обломок утеса. Летчик бросает машину, влево. Поздно! Раттнер видит в окно, как на левое крыло надвигается траурно-черный валун.

И тотчас же могучая сила инерции рванула его из кресла. Ремень врезался в грудь, но, к счастью, выдержал, не лопнул.

Резко звякнули окна. Пулемет, притороченный к ножкам одного из кресел, прыгнул, как одушевленный, порвал путы и, ударившись над головой Раттнера в оконное стекло, вылетел наружу.

Самолет судорожно дернулся в последний раз. Снова что-то зазвенело, затрещало. А затем наступила глубочайшая тишина.

Раттнер машинально взглянул на часы. Был ровно полдень.

3

Отстегнув дрожащими руками ремень, Раттнер бросился к форточке: жив ли Илья?

Косаговский сидел на борту кабины, свесив ноги наружу, и смотрел безнадежно на изуродованное правое крыло самолета. Раттнер прыгнул на лужайку и огляделся. Как дико, угрюмо вокруг! Куда ни взглянешь — высятся хребты приземистых гор. Словно невиданные караваны мамонтов, колыхая могучими спинами, бредут куда-то вдаль. Горы покрыты мрачной безмолвной тайгой. Поблескивают снегом суровые гольцы-таскылы.

«Видик невеселый! — подумал Раттнер. — И куда это нас занесло?»

За спиной его раздался громкий вскрик Косаговского. Раттнер быстро обернулся, нащупывая инстинктивно револьвер.

В дверях пассажирской кабины, переминаясь с ноги на ногу, стоял Птуха. Через плечо его, на ремне, висела гармошка. В руках он держал сверток в красном платочке. На лбу его сияла огромная багровая шишка.

— Ось мы и приихалы! — сказал он просто, спускаясь из кабины на землю. — Вежливо доихалы! Здравствуйте, товарищи.

Гармошка через плечо и аккуратненький узелок в руках придавали Птухе хозяйственный и деловой вид. Он был похож на человека, уверенно высаживающегося на давно знакомой станции. Косаговский и Раттнер в молчаливом изумлении смотрели почему-то на шишку на лбу Птухи, словно в ней и заключался секрет неожиданного появления Федора.

Перехватив их взгляды, Птуха потрогал шишку рукой и сказал, глядя с неодобрением на самолет.

— От дергает бисова машина! Ишь, гульга яка вскочила! Это я к стенке приложился.

— Как ты сюда попал? — нашел наконец нужные слова Косаговский.

— От тоже сказал! Как попал! — искренно удивился такому нелепому вопросу Птуха. — Не за хвост же держался! А багажник на што? В нем и ехал! Невдобно, да ничего не попишешь!

— А кто тебе разрешил?

— Да я так… зайцем! Я думал…

— Напрасно думал! — резко оборвал его Косаговский. — Как вернемся в Иркутск — тридцать суток гауптвахты!

— Есть тридцать суток гауптвахты! За такое дело пятьдесят мало! — охотно согласился Птуха. И добавил строго: — Ось як мы дысцыплыну-то сполняем. Греть за это надо на великий палец!

— Да на кой же чорт ты потащился с нами? — спросил удивленно Раттнер.

Птуха обвел взглядом хмурую, придвинувшуюся к полянке тайгу и тогда лишь ответил, улыбаясь лукаво:

— А может, я хочу ведмедей на гармошке вывчить играть? Ладно, хватит шутковать! А вы, товарищи командиры, сознайтесь, што банбуковая ваша положения. Залетели вы в дыру, где и людей чорт ма, а у вас даже и шамать нечего! Сгинули бы вы без Федора Птухи!

«А ведь и верно! — подумал Раттнер. — У нас нет ничего с'естного. Ни бутерброда! А кроме того, с Птухой вообще как-то… уютней!»

— А у меня… — продолжал Федор. И развязав сверток, расстелил на земле красный платок. — Вот коваль пирога именинного! Вот колбаса! Это все кума наградила. Насчет газу тоже имеется. Гляньте — сулейка варенухи!

Косаговский взглянул на разложенные Птухой припасы и вдруг, сев прямо на землю, захохотал. Но это был не истеричный смех отчаявшегося человека. Косаговский хохотал весело и облегченно, как человек, осознавший, что нет такого положения, из которого не было бы выхода. Глядя на него, засмеялся и Раттнер, а за ним залился и Птуха.

Они хохотали долго и смачно, смеялись в лицо диким горным хребтам и угрюмой тайге, словно бросая им вызов.

Первым успокоился Косаговский, крикнув бодро:

— Ну-с, за дело, товарищи! — Во-первых, прикрепим самолет веревками к земле, чтобы его не снесло ветром, укроем мотор чехлами, а затем подумаем, как добраться до обитаемых мест!

— Значит, по твоему мнению, нужно итти на север?

VI. Зеленые лабиринты

— Только на север! А так как обычно направление горных цепей отождествляется с направлением водораздельных линий, то советую итти вон по той широкой долине, параллельной хребту. Она и выведет нас к какой-нибудь реке.

— А почему надо итти именно на север?

 Ветви деревьев с силой били в лицо, раздирали кожу, хватались за одежду.

— А видите ли, товарищи, сказал решительно Раттнер. — По моему мнению, мы находимся сейчас в Тотжинском лесном хошуне Танну-Тувинской республики, на южном склоне хребта Суйлегем.

— Ну, а выбраться-то отсюда в нашу Сибирь можно? — спросил Косаговский.

— А откуда нельзя выбраться, если очень этого захотеть? — улыбнулся Раттнер. — Правда, изучение орфографии Суйлегема находится еще в начальной стадии. Мало кто бывал в этих дебрях. Вот разве что Кочетов, известный предводитель урянхайских красных партизан, бродил здесь со своим отрядом.

— В якую мы дебрю попали! — сказал сокрушенно Птуха. И запричитал шутливо: — Ой, кто мине безродну сыротыну на свит бидовать пустыв? Ну, а народонаселение есть здесь какое или совсем нима никого?

— Народонаселение? Конечно, есть! Тувинцы, или по-старорежимному — сойоты-двоеданцы, так как они до 1865 года платили дань и России и Китаю.

— Дружелюбные или недружелюбные? — допытывался Птуха.

— Ну, это смотря на каких нарвешься! — засмеялся Раттнер. — Надо сказать правду, тувинцы много натерпелись от слуг Цаган-Хана, то-есть белого царя, русского императора. А тех, кто им не причиняет бед, тувинцы не трогают и пальцем. За примером ходить далеко не надо. Совсем недавно тувинцы забрали в плен экспедицию томского профессора, приняв ее за банду горных грабителей, которых и сейчас не мало бродит по хребтам Танну-Тувы. Но когда тувинцы выяснили, кто их пленники, они отпустили профессора и его сотрудников с извинениями.

— Ага! Значит, сюда и отсюда есть пути, если в этих местах побывала целая экспедиция? — воскликнул Косаговский.

— Была ли упомянутая экспедиция именно в этой местности, где находимся сейчас мы, я не знаю, — ответил Раттнер. — Но, конечно, дороги из Танну-Тувы в Сибирь имеются. Я детально изучил географию Тувинской республики — по причинам, которые тебе, Илья, известны. И вот слепой случай занес меня сюда! Насколько мне помнится, в Иркутский округ ведет старинный торговый путь по долине озера Косогол, переваливающий через хребет Баян-Ула. Летом же можно пройти вьючной тропой, перевалив у восточной оконечности белка Мунко-Садык. Но Косогол остался где-то далеко — на востоке! Мы должны пытаться выйти на Усинскую дорогу. Из города Минусинска в Танну-Туву проложен в вековой тайге через неприступные Саянские хребты знаменитый Усинский тракт. Его-то мы и должны отыскать. На него вся наша надежда!

— Значит, выходит, дорог много, але тыльки шкода, що не для нашей милости! — сказал насмешливо Птуха. — Однако, товарищи, надо итти. Поздно не было бы!

— Да, надо итти! — вскочил пружинисто на ноги Косаговский. И надвинув на лоб лётный шлем, спросил: — Итак значит, на север? Пошли!

Приятели взглянули в последний раз на самолет, тщательно замаскированный нарубленными ветками и хворостом, и зашагали на север.

Тайга началась сейчас же за озером. Ель, оливко-черные пихты, сосна, лиственница, кедры вечно зеленым лабиринтом уходили вдаль. Вековые деревья, обросшие седой «лесной бородой», причудливо свешивавшейся с их ветвей, стояли сумрачной колоннадой. У корней их лежали груды гниющих стволов и валежника, а на смену павшим великанам пробивались молодые деревья, кустарники, высокоствольные травы. Молодая поросль эта сплеталась подчас в совершенно непроницаемую, будто спрессованную чащу. Такая именно тайга и создала недобрую славу темным и дремучим сибирским лесам, по которым «человеку не проехать, зверю не пройти, и птице не пролететь».

Путники с первых же шагов убедились, что тайга враждебна им. Она выбрасывала, выталкивала их из своих недр. Ветви деревьев с силой били в лицо, раздирали кожу, хватались за одежду. Оторопь брала, когда упирались в кучу наваленных друг на друга стволов. Неперелазная стена! Баррикада гигантов! И уткнувшись в такой бурелом, они сворачивали в сторону, признавая свое бессилие. А куда свертывать? Кругом одно и то же!

«Продвигаемся вперед или кружимся ка месте? — думал Раттнер. — Я нисколько не удивлюсь, если сейчас, вон за тем буреломом откроется полянка с разбитым самолетом, которую мы несколько часов назад покинули!»

В тайге было тихо, лишь где-то далеко плакалась на свою бездомную долю одинокая кукушка. Особенная была здесь тишина — насторожившаяся, гнетущая…

Вдали, между стволами пихтача, бесшумной тенью мелькнул волк, но не российский «бирюк», а красный горный волк. Рыжеголовая сойка, с яркой пестрой окраской крыльев, состоявшей из цветов белого, черного и голубого, с удивлением посмотрела на троих бредущих в молчании людей. Птуха бросил в нее палкой. Сойка снялась и нехотя, оскорбленно покрикивая, улетела.

«Странная местность, — недоумевал Раттнер. — Даже животные и птицы встречаются редко. Зачумленный район какой-то!»

— Не могу больше! — крикнул измученно Косаговский и опустился на мшистую колодину.

— Устал, Илья? — спросил заботливо, подходя к нему, Раттнер. — Ну что же, давайте отдохнем, пора!

— Не то, Николай! Я устал не больше вас! — ответил раздраженно летчик. — Совсем другое! Мне право стыдно, но… эта глубочайшая, бездонная тишина, этот зеленый таежный полумрак действует мне на нервы. Меня охватывает необ'яснимая детская робость при взгляде на эту бесконечную колоннаду стволов. Тишина меня утнетает, понимаете?

Раттнер понял. Даже на него действовало таежное безмолвие. А Косаговский, шесть часов боровшийся со стихиями, измотавший во время этой борьбы нервы, потрясенный аварией машины, конечно, острее и больнее воспринимал окружающее. Ему нужен был отдых.

— А може, товарищи, заспиваем для храбрости, а? — спросил громко и бодро Птуха, тоже понявший состояние Косаговского. — А ну-ка, отдерем «Сербияночку»!

— Вы будете, может быть, смеяться, — заговорил снова, не ответив Федору, Косаговский, — но мне все время кажется, что за нами кто-то следит. Не пойму только, человек или зверь? Но я во время пути физически ощущал на своей спине чей-то тяжелый, внимательный и, что самое главное, враждебный взгляд. Безмолвие это только кажущееся. Я уверен, кто-то притаился в чаще и не спускает с нас глаз!

Раттнер и Птуха порывисто оглянулись.

Ничего и никого. Тишина. Лишь ветер налетал порой, посвистывая в вершинах деревьев… Бесприютный, злой таежный ьетер…

— Вот глядите, следы! — крикнул вдруг Косаговский, срываясь с места. — Совсем свежие! Не более получаса назад проходил кто-то здесь. Я же говорю, за нами следят!

Раттнер и Птуха опустились на колени, разглядывая внимательно ясные отпечатки человеческих ног в вязком глиняном грунте.

— А ведь здесь даже не один человек прошел. Трое шли, — шептал Раттнер. И вдруг расхохотался. — Я этого ожидал, чорт возьми! — Знаете, кто здесь проходил не более как час назад? Мы! Это наши следы. Вот отпечаток моего сапога, вот Птухин «саранчетоптатель».

— Значит, мы кружимся на одном месте? — сказал испуганно Косаговский. — Это совсем скверно!

— От так международна положения! — почесал затылок Птуха. — Не мимо пословица говорит — «лес-бес»! Покрутись здесь денек — другой, и мозги набекрень. Человек от лесу балдеет!

— Ерунда! — сказал резко Раттнер. — Просто мы изнервничались, измотались, а потому и преувеличиваем опасность нашего положения. Никакой явной опасности нет! Нам нужно отдохнуть, выспаться. Вот что, друзья, вы посидите здесь, а я похожу вокруг, поищу местечко посуше да поуютней. В случае какой-нибудь опасности я дам знак выстрелом из револьвера. Вы тоже, если я вам понадоблюсь, стреляйте. Понятно? Ну, я пошел!

— Ветерок в корму! — пожелал Птуха.


(Продолжение в следующем номере)

-

Полярные страны. Случай в Средней стране. Рассказ В. Юркевича.

ПИСЬМО С СЕВЕРА

Сегодня письмо с Севера в грубом пакете из газеты принесло весть о твоей смерти.

Корявые, неровные буквы наполнили сердце пылающей горечью сожаления.

Выку Нэркагы! Пусть эти строчки будут скромным некрологом тебе, мужественно встретившему смерть среди жуткого безмолвия пустынных просторов Средней страны.

В средине декабря, Месяца Большой Темноты, морозы в ту зиму (если бы ты был жив, ты подтвердил бы это), достигли небывалой силы.

Замороженный воздух затруднял дыхание. Вдыхаемый, он жег гортань. У оленей в ноздрях молниеносно настывал лед, и, задыхаясь, они часто прерывали побежку. Приходилось слезать с нарт и, высунув руки в прорезы прикрепленных к парке рукавиц, выковыривать оленям из ноздрей лед. Руки сразу леденели, их приходилось поминутно согревать, втягивая обратно в рукав парки.

«Операция» очищения ноздрей у упряжки поэтому нередко продолжалась более получаса.

А минут через сорок бега ноздри оленя снова забивались льдом. Упряжка останавливалась — и приходилось опять начинать все сначала.

Ночевки не давали отдыха.

Второй день пути шел совершенно безлесной моховой тундрой. Не было дров, чтобы разложить пылающий костер. Негде было укрыться от свирепого дыхания океана, — норда, беспрерывно дующего в Месяцы Малой и Большой Темноты.

Норды слизали все снега. Стылые кочки мха покрывал лишь тонкий слой примерзших снежинок. О пухлых сугробах, представляющих путнику Севера теплый радующий ночлег, приходилось только мечтать.

Таково было место нашей встречи — безыменная тундра Великой Средней страны, в которой судьба свела нас однажды серебряной ночью.

ЧЕЛОВЕК С ВЕСЕЛЫМ ГОРЛОМ

В ночь нашей встречи от лютого холода на небе было три луны. Вокруг каждой из лун — пять радужных пылающих колец. На горизонте колыхалось зарево северного сияния. Непрерывно движущееся, оно переливалось от одного конца до другого волнами холодного разноцветного огня. По тундре плясали матовые — цвета ртути — отсветы, и тундра сверкала мириадами искр. Казалось, все вокруг было усыпано грудами мелких кристаллов хрусталя.

Одинокие ночевки в полярных тундрах далекого Севера! Что может быть мучительнее и в то же время прекраснее вас?

Очистив последний раз оленям ноздри и поев липнувшего, как стылое железо к языку, мерзлого мяса, я несколько минут наслаждался красотой ночи.

Кругом царило извечное молчание полярной пустыни. Крепнущий к ночи холод усиливал небесный пожар. Полоха разгорались все сильней и сильней, полярные мыши начали среди сверкающих изумрудно кочек свои нескончаемые любовные хороводы.

Я сгреб с кочек сколько можно было снега, забросал им ноги и прижался к уснувшим уже оленям, мерно покачивавшим в такт дыханию заиндевелыми рогами.

Сколько я спал — не знаю, может быть, час, может быть, два. Проснулся я оттого, что мой сосед — передовой хапт, захотев есть, встал и наступил на меня копытом.

Придя в сознание, я услышал пение. Сначала я подумал, что это галлюцинация. Галлюцинация, явившаяся следствием подсознательной тоски по югу.

Петь мог только человек. А откуда было взяться человеку в Месяц Большой Темноты в самом сердце Средней страны? За год тундру Средней страны пересекает всего только несколько человек, принужденных к переходу чем-нибудь исключительным.

А тут еще пение. Встретить в Средней стране человека — небывалая удача. И разве наткнувшийся на мою стоянку человек стал бы хладнокровно распевать на пятидесятиградусном морозе.

Эта мысль была настолько дика, что я улыбнулся ей и еще плотнее закрыл лицо меховым одеялом, намереваясь как можно скорее опять погрузиться в сон.

Но галлюцинация продолжалась. Я ясно, насколько это позволял капюшон парки и накинутое на голову одеяло, слышал, что кто-то пел песню на наречии ямальских самоедов.

Луна в кольцах.
Это вдоль берегов
плывут льды.
От льдов над тундрой
горят полоха.

Пораженный, я сдернул с головы одеяло и взглянул по направлению, откуда доносилась песня.

В полутора десятках шагов от меня, около устало лежавшей оленьей упряжки, сидел на снегу широкоплечий самоед в пестрой парке из нежных молодых наплюев. Капюшон парки, окаймленный мехом песца-весняка, был снят.

Закинув покрытую копной вороных густых волос голову назад, закрыв глаза, как приветствующий полную луну волк, незнакомец вдохновенно тосковал па теплу.

Плохо горят, но не греют.
Парка у меня в инее.
У оленей в ноздрях лед.
Хорошо бы найти дров,
хорошо бы разложить костер.
Но кругом голубые снега,
кругом тундры Средней страны.

Я приподнялся и сел. Услышав это, человек перестал петь. Встав со снега, он шагнул ко мне.

— Ана дорово, Ненач! (здорово, человек!) — спокойно приветствовал он меня.

Человек! Как иначе он мог назвать меня.

Изумленный донельзя странностью встречи, я ответил самоеду приветствием его далекой родины:

— Здорово, человек!

В наших приветствиях, несмотря на внешнюю холодность, звучала радость встречи в Средней стране двух человеческих существ.

Так произошла первая и последняя встреча Голубоглазого и Выку Нэркагы, певца полуострова Я-Мала.

ПЕСНЯ В ПОЛЯРНОМ БЕЗМОЛВИИ

В ту запомнившуюся навсегда ночь я присутствовал при незабываемом зрелище. Я видел, как рождается в полярном безмолвии человеческая песнь. За предложенной мной скудной трапезой из мерзлого оленьего мяса мы обменялись скудными сообщениями о себе и о причинах, заставивших нас пересекать Среднюю страну.

— Я зовусь — Выку Нэркагы, Пушной Человек, — сказал он, — ловко раскалывая ножом кусочки мяса на тонкие пластинки. — Работаю оценщиком мехов в фактории Госторга в Халмер-Седе. Еду в Москву на с'езд советов. Выбран племенами тундр Таза и полуострова Гыда-Ямы.

После ужина, уступая моим настойчивым просьбам, Пушной Человек спел две песни, вылетевшие из его горла легко и свободно.

— Я с детства пою, — смущенный моим интересом, закуривая трубку из мамонтовой кости, признался он. — Почему пою — не знаю. Другие не поют, разве только когда напьются веселящей душу водки. Известен я этим. Земля отцов — Я-Мал и весь Таз — зовет меня за пение Веселым Горлом. Когда сердце захочет, тогда и пою, что в ум придет. Вот и сегодня сердце песен просит. Какую тебе, Ненай Ненач? Хочешь спою, как я охотился в Гыда-Яме за голубым песцом?

Несколько мгновений Выку молчал, следя взглядом за переливами сияния, потом закинул назад по-волчьи голову, и из горла его снова понеслись низкие, клокочущие звуки:

Ночь голубая, как песец,
за которым я охочусь.
Сплю в снегу
Ного дразнит меня.
И я вижу только кровавую нить,
тянущуюся из горла
пойманных куропаток
рядом со следом.
Ночью ты спишь, богатый зверь.
Ты спишь, а я ищу твое лежбище.
Но рано или поздно я все равно
найду и убью тебя, Ного.
Убью и шкуру твою выну
в фактории из-за пояса
и брошу с веселым сердцем перед русским.

Потом, пугая искавших ягель оленей, зазвучала гортанная песнь о Большом Человеке.

— Эгой! — пел на резком наречье самоедов Я-Мала, раскачиваясь из стороны в сторону, Выку-Нэркагы.

Дым костра поднимается
и исчезает вверху чума.
Так же, как поднялся
и ушел от нас Ленин.
Э-гой!..
Он ушел от нас в Течида-Иры,
морозливый месяц
Ленин —
Большой Человек.
Он ушел,
но следы его слов остались
как следы лыж на снегу.
Э-гой!..
Мы пойдем по этим следам
на охоту за злыми людьми.
Мы будем безжалостны к ним так же,
как мы безжалйстны
к оленьим зверям

Спев песню, Выку Нэркагы стал надевать подбитые лошадиной шкурой лыжи.

— Олени ушли далеко, — безразлично пояснил он. — Когда ехал, видал волчьи следы.

Я понял — это был предлог, чтобы избежать дальнейших расспросов.

На рассвете мы расстались. Веселое Горло поехал на юг, в город могилы Большого Человека — в Москву.

Я поехал по следам его нарт — на север…

МОГИЛА МЕЖДУ РЕЧКАМИ ЯРОТТА И ПОЙЧИТ

И вот передо мною лежит на столе разорванный пакет, склеенный из неведомо как попавшей на обдорскую тундру пожелтевшей французской газеты. Рядом лежит письмо и акт топографической экспедиции, наткнувшейся в Средней стране на останки Выку Нэркагы. Вот текст этого акта:

ОБДОРСКОМУ ИСПОЛНИТЕЛЬНОМУ КОМИТЕТУ
Акт о находке человеческого скелета.
12 мая 1929 г.

Гыда-Ямский отряд Обдорской

топографической экспедиции.


Скелет найден на 27-й день по выходе отряда из становища Хэ, расположенного на правом берегу невдалеке от окончания Надымской Оби.

Скелет, судя по размерам и строению, принадлежит мужчине среднего роста.

Останки были обнаружены в небольшой котловине между двумя буграми мха, около небольшого озера.

Костей правой руки у скелета не было. Их, очевидно, утащили песцы, сильно похозяйничавшие с трупом. Череп был поднят поодаль, в нескольких десятках метров от места нахождения ребер и костей нижних конечностей.

За девять дней до находки скелета члены экспедиции видели в тундре брошенные нарты. Передние перекладины у нарт были сломаны. Скелетов оленей найдено не было. Эти обстоятельства, по мнению проводников экспедиции, раскрывают тайну гибели человека. Они уверяют, что оленья упряжка, испугавшись чего-то, сломала перекладины и убежала в тундру.

Человек мужественно боролся со смертью. От места катастрофы он прошел по Средней стране не менее двухсот километров. Катастрофа произошла зимой, за это говорят найденные в ложбине подбитые конской шкурой лыжи.

В изголовье у скелета, в яме, специально вырытой человеком в мерзлой земле ножом, был воткнут олений шест-хорей. Нож лежал у подножья хорея.

Наверху хорея был привязан — для защиты от песцов — мешок из кожи налимов. В мешке найдены: мандат Всесоюзного с'езда советов на имя делегата от Тазовского Севера Выку Нэркагы, резолюции с'езда, вырезки из неизвестной московской газеты, в которой описывается выступление на с'езде погибшего. Все эти предметы вам должен передать нарочный, с которым послан в Хэ этот акт.

Кости Выку Нэркагы экспедицией собраны и похоронены на берегу озерка, недалеко от истока реки Пяколека (Сохатой), впадающей в Таз слева, между речками Яротта и Пойчит. Похоронив, все члены экспедиции отсалютовали праху Веселого Горла (под таким прозвищем был известен погибший) залпом из ружей. Потом экспедиция двинулась дальше к Тазу.


Русский летчик в американском небе. Очерк Л. Минова.


Советский летчик Л. Г Минов, находясь в служебной командировке в САСШ, совершил большое автомобильное путешествие для ознакомления с американской авиацией. Им было пройдено на автомобиле 16000 километров.

Кроме того, для использования опыта в советской авиации, тов. Минов изучил парашют и выполнил ряд прыжков с него, один из которых и описывается в настоящее очерке.


Вначале предполагалось, что первый парашютный прыжок я совершу в специальной школе города Дайтон (штат Охайо), но разрешение из Вашингтона откладывалось со дня на день. Поэтому, чтобы не терять времени, я решил начать знакомство с парашютным делом на заводе Ирвинга в Буффало.

Каждый день я приходил на завод, знакомился с производством, изучал способы укладки парашютов, их проверку и приемку. Это было трудновато. Английского языка я не знал и владел только французским, зная вдобавок десяток немецких и пару десятков польских фраз. Но тут меня выручал Феликс Лугас — поляк, мастер-закройщик завода, знающий «чуть-чуть» французский и «совсем немножко» русский язык. Мы вели разговор на смешанном французско-русско-польском жаргоне, но быстро и хорошо понимали друг друга.

Постепенно, с помощью мастеров и рабочих завода, я детально изучил конструкцию парашюта. Дирекция фирмы была исключительно внимательна к своему советскому гостю, внимательно следя за моей учебой и помогая мне в ней…


* * *

7 июня я получил неожиданную телеграмму из Амторга, в которой мне предлагалось принять участие в большой круговой автомобильной поездке по маршруту: Нью-Йорк — Сан-Диего — Лос-Анжелос — Сан-Франциско — Сиэтл — Нью-Йорк. Выезд был намечен на 15 июня.

Чтобы отправиться в поездку «окрещенным», я договорился с фирмой о прыжке. Еще накануне вечером парашют, на котором мне предстояло совершить прыжок, был тщательно проверен в моем присутствии военным контролером фирмы Годлибом.

Положив парашют на стол, он внимательно рассмотрел каждую стропку, каждый шов. Ни одна торчащая ниточка, ни одно пятнышко не ускользнуло от его натренированного взгляда.

Затем — так же внимательно и особенно тщательно — парашют был упакован в особый ранец специалистом по укладке парашютов, мистером Бэрг.

Короче, были приняты все меры к тому, чтобы на пушечный выстрел не допускать к парашюту «Господина Великого Случая», который может сыграть шуточку, подбросив в ранец зазевавшегося мастера какой-либо инструмент или спутав порядок укладки строп.

Поздно вечером погода, как нарочно, стала портиться, а утром, когда я шел на завод, моросил мелкий, противный дождь. Была надежда на изменение погоды после обеда, но, как всегда в таких случаях бывает, предсказания бюро погоды не оправдались. К пяти часам это выяснилось окончательно, и провозившись еще с часок со складыванием умышленно спутанного парашюта (такие довольно сложные задачи я решал в конце своих работ на заводе), отправился домой.


* * *

На следующий день рано утром небо было пасмурно, накрапывал дождь, и я решил, что прыжок не состоится. Не одеваясь, я снова улегся на постель и попытался представить предстоящие переживания при прыжке, но ничего не получилось. Мысли упорно перескакивали на не имеющие ничего обшего с парашютом вещи…

Вторично проснулся я от резкого телефонного звонка. Схватил трубку и услышал голос Лугаса, многозначительно приглашавшего меня ил завод.

«Значит, прыжок состоится», — подумал я и весело ответил Лугасу:

— Дзинькую пана, зараз приду на завод. Мерси бьен!

Во время быстрого туалета посматриваю в окно. Небо покрыто высокими облаками. В разрывах изредка просвечивает синева. «Похоже на мраморное мыло», — думаю я и… чувствую, что никак не могу вдеть запонку в воротник рубашки… «Эге, вот в чем проявляется мое волнение, которое я не мог вызвать, пытаясь рисовать картину прыжка!»

А погода действительно улучшилась. Небо проясняется. Облака поднимаются выше и выше.

«Сейчас я увижу Форда — знаменитого парашютиста, совершившего более полутораста прыжков», — проносится в голове,

Последнее время Форд прыгает редко, работая в «оффисе» (конторе) фирмы. В разных странах, в том числе и у нас в СССР, он выполнял рекламные прыжки, и совершенно очевидно, что своим финансовым благополучием фирма в значительной степени обязана этому, всегда скромному, всегда улыбающемуся и всегда спокойному человеку.


* * *

Скоро к под'езду лихо подкатил маленький фордик заместителя президента фирмы мистера Маклоуда, и мы тронулись в путь.

Едем на аэродром. Там будут Вейт — президент фирмы, Форд и второй заместитель Вейта — Стоут, который очень хочет посмотреть, как русский летчик будет кувыркаться в американском небе.

Маклоуд был в свое время во Франции, но знания, вывезенные им из чужой страны, ограничиваются десятком фраз, произносимых к тому же с ужаснейшим английским акцентом. Он прибегает к их помощи, так сказать, для веселья. Иной раз, совершенно неожиданно выпалит: garçon, une bouteille du vin rouge![6] и зальется высоким, женским смехом, сощурив свои и без того маленькие глазки. Эту фразу в первую очередь вызубривают в Париже американцы, вырвавшиеся на свободу со своей родины с ее «сухим законом».

Фордик мчится. Скоро я увижу Форда! Как ни странно, но это… мой старый знакомый. Мы с Фордом — старые друзья, я близко узнал его еще до поездки в Америку…

Дело вот в чем: у моих ребят есть детский кино-аппарат. И вот на экране этого кино я десятки, а может, и сотни раз любовался картиной парашютных прыжков с самолета. Отдельные кадры изображали прыжок с крыла, прыжок вниз головой и другие «фокусы» какого-то американского парашютиста. Концовкой картины служила сияющая физиономия прыгуна и надпись:

«Наш герой, довольный результатами, готов снова повторить»… и так далее.

Два дня назад, здесь, в Буффало, я узнал, что «наш герой» — это мой сегодняшний учитель и крестный «папаша» — мистер Форд!

Просматривая на заводе фильмы парашютных прыжков, которые мне там демонстрировали, я чуть не подпрыгнул от радости. На экране повторялась картинка моего домашнего кино с той лишь разницей, что в надписях фигурирует фамилия парашютиста.

«Мистер Форд на этот раз выполняет свободный прыжок вниз головой». Как и у меня, там этот кусок картины кончается улыбающимся лицом парашютиста:

«Наш герой, довольный…» и так далее.


* * *

Минут двадцать фордик несся по широкой дороге, ведущей к городскому аэропорту. Под'езжая к ангарам, мы увидели автомобиль Лугаса, который уже больше четверти часа ожидал нашего приезда.

Прошли на аэродром. Среди самолетов, выстроившихся перед ангарами, мне показали тот, который сегодня я должен буду оставить в воздухе. Это двухместный биплан «Кертис» с мотором «Челенджер» 170 сил. Повезет меня шеф-пилот, капитан Лео Чейз. С летчиком Чейзом я знаком. На его самолете-лимузине «Кертис-Робен» я летал 31 мая над Ниагарским водопадом.

Чейз сейчас в воздухе. Он возит учеников, обучающихся полетам у фирмы Кертис. Это — одна из побочных работ Чейза, который летает с такой же охотой, с какой он летал в первые годы своей двенадцатилетней карьеры, имеющей в итоге, выражаясь авиаязыком, больше двух тысяч часов пребывания в воздухе и около пяти тысяч посадок.

Чейз — один из лучших летчиков САСШ, выгодно отличающийся от всякого рода рекордсменов своей врожденной скромностью, отличной техникой пилотирования (притом — любой машины) и глубоким знанием лётного дела. Ради тренажа Чейз выполнил серию парашютных прыжков и по крайней мере пять-шесть десятков раз «сбрасывал» с самолета таких новичков, как я. Вот почему я питаю доверие к этому высокому, худощавому блондину с энергичным лицом и зорким взглядом чуть прищуренных глаз.

Тов. Минов перед полетом.

Ожидая Чейза, мы подошли к самолету. Здесь я получил от Форда последние указания относительно прыжка. На первый взгляд — все очень просто. Я буду прыгать с фюзеляжа, для чего необходимо вылезти из кабинки и стать одной ногой на крыло, а другой на подножку самолета.

Форд продемонстрировал, как нужно вылезать и приготовиться к прыжку. Я повторил за ним показанный маневр в точности и с ловкостью несколько большей, чем это вышло у моего учителя.

У самолета, на котором проводилась эта «примерка», стала собираться изрядная толпа. Удивительно, как быстро пронюхала публика, случайно находившаяся на аэродроме, о предстоящем бесплатном зрелище, которые так любят американцы и особенно определенный сорт праздных зевак, получивших благодаря своему изумительному любопытству кличку «резиновые шеи». Эти резиновые шеи простаивают часами, глазея на самые обычные происшествия, ради которых наш москвич, вечно спешащий и всегда опаздывающий, не истратил бы и минуты времени.

В это время ко мне подошел репортер и задал ряд наивных вопросов, касающихся моих переживаний перед прыжком. Но от разговоров я увильнул, попросив отложить интервью до более удобного момента.

А в самом деле, что я переживал, о чем я думал, ожидая с минуты на минуту появления Чейза, которое явится сигналом начала представления, с нетерпением ожидаемого «резиновыми шеями?»

Мистер Форд.

Мне помнится, что мысли мои были далеко и от парашюта и от прыжка. Я курил папиросу и, разговаривая со Стоутом, изредка посматривал на толпу «резиновых шей», бесцеремонно разглядывавших меня в упор.

«Когда же наконец появится Чейз?» — думал я, начиная нервничать и все чаще и чаще поглядывая на часы.

Уже полдень. Мне кажется, что ветерок начал заметно крепчать. Небо покрывается низкими облаками.

Чтобы несколько рассеяться, я беру под руку Стоута, и мы отправляемся осматривать самолеты, расставленные в ряд перед ангарами различных фирм.

Возвращаясь к нашему самолету, где «резиновые шеи» окружили Форда, требуя подробностей о моей персоне, мы встретили Чейза. Человек, которому предстояло сбросить меня с самолета, встретил меня с улыбкой, как старого знакомого, и мы, пожав друг другу руки, обменялись приветствиями. Теперь все в порядке! Я забрался в наш фордик и сменил туфли на полотняные ботинки парашютиста, с резиновой подошвой, с кожаными щитками для предохранения щиколоток от повреждений, которые можно получить в момент рывка при открытии парашюта, когда расставленные ноги с силой ударяются одна о другую.

«Резиновые шеи» преследовали меня и во время туалета, а потому я старался делать все спокойно, чтобы не выдать своего волнения, которое, конечно, неизбежно при приготовлениях к выполнению совершенно нового и не изведанного еще трюка

Не знаю, насколько мне удалось это, но думаю, что о небольшом волнении все же можно было судить по слегка дрожащим пальцам, шнурующим ботинки.

Надев ботинки, я снял пиджак и положил его в машину. Хотел уже направиться к самолету, но вспомнил, что моя прическа не в порядке, а гребешок остался в кармане пиджака. Пришлось вернуться… И вот, наклоняясь в кабину автомобиля, я случайно заметил на календарике, висевшем внутри автомобиля, цифру «13».

«Сегодня тринадцатое! — пронеслось в голове. — А кроме того, я вернулся, идя к самолету…» Сколько причин для того, чтобы потерять самоуверенность суеверному человеку… Ведь когда-то почти все летчики верили в приметы… Одни боялись сниматься перед полетом, другие — прикуривать, третьим, иные возили с собою талисманы — и почти все избегали летать тринадцатою.

Наша советская авиация — самая молодая в мире — свободна от предрассудков. И мне стало легко и радостно от мысли, что наши летчики не знают позорного страха суеверий.

Итак, я прыгаю первый раз на парашюте — 13 июня!..

Подходя к самолету, я вытер выступивший на лице (от волнения или от жары — не знаю) пот.

У самолета стоял Чейз, а Форд что-то ему говорил, показывая на небо. Очевидно, они договаривались о расчете места, над которым я должен буду выпрыгнуть из самолета.

Когда я подошел, «резиновые шеи» охватили нас плотным кольцом и с любопытством разглядывали меня в упор. Это смущало, но зато, чувствуя на себе взгляд толпы, я окончательно погасил волнение, ни одним мускулом лица не желая выдавать своих переживаний.

Форд передал мне комбинезон, шлем и очки. Я надел их. Теперь последние приготовления — осмотр и надевание парашюта.

Открыв предохранительный клапан, я проверил вытяжной трос парашюта и, убедившись, что все на месте и в порядке, весело сказат:

— Ол райт!

И в публике, которая, вытягивая шеи, старалась не прозевать ни одного моего движения, кто-то восторженно повторил за мной:

— Ол райт!..

Самолет рванулся вверх, я неуклюже падаю на спину, захлебываюсь воздухом…

Я оглянулся и заметил в толпе репортера с фотоаппаратом, готовящегося к с'емке. Рядом с ним стояли Стоут и Маклоуд, и когда я улыбнулся им, Стоут сказал мне, показав на фотоаппарат:

— Это для ваших детей. Вы поняли?

— Конечно, — ответил я, — но думаю, что больше для рекламы.

Стоут засмеялся и стал переводить наш разговор Маклоуду и любопытным.

Ну вот, теперь я окончательно готов. Парашют, подогнанный еще вчера на заводе, плотно прикреплен к моей персоне специальными обхватами и помочами.

Последние наставления. Форд, кажется, волнуется слегка, о чем можно судить по несвойственной ему торопливости в разговоре и движениях. Об'ясняемся при помощи переводчика.

— После первого сигнала летчика вы вылезете из сиденья и станете на фюзеляже, как это я вам показывай. Держитесь за борт крепко и ждите второго сигнала. По второму сигналу возьмитесь правой рукой за вытяжное кольцо, удерживая себя левой, пока не убедитесь, что ваша правая рука действительно держит кольцо, а не помочи… Когда вы убедитесь, что взялись именно за кольцо, — то отпустите левую руку и спокойно отбросьтесь на спину. Не медлите слишком с открытием парашюта, но не выдергивайте кольца раньше, чем совершенно оставите самолет.

Около нас стоит Чейз, терпеливо слушает об'яснения Форда, и когда тот кончает, что-то говорит ему.

— Ол райт, — отвечает Форд и, обращаясь ко мне, продолжает: — Дернув за кольцо, вы должны почувствовать толчок немедленно. Если же, выдернув кольцо, вы будете продолжать падать, то сейчас же тяните за кольцо второго парашюта.

— Ол райт, — отвечаю я Форду и обращаюсь к переводчику с просьбой поблагодарить за наставления и передать, что все будет выполнено в точности.

Но осторожный Форд решает проделать нечто в роде «генеральной репетиции».

Я и Чейз садимся на свои места. Мотор запущен и работает на малых оборотах. Чейз поворачивает голову ко мне и с чрезвычайно серьезной миной кивком головы дает первый сигнал. Лицо у меня расплывается в улыбке. Тем не менее я быстро вылезаю из сиденья и становлюсь одной ногой на крыло, а другой — на подножку фюзеляжа.

Второй кивок. Правой рукой берусь за кольцо, отбрасываюсь на спину и… падаю с высоты… полуметра.

Снова сажусь в самолет. Теперь всерьез. Устраиваюсь поудобней и спускаю на глаза очки.

К самолету подбегает какая-то экспансивная мисс, протягивает руку и что-то щебечет по-английски. Я ничего не понимаю, но и понимать здесь нечего Наверно, ничего плохого в ее пожеланиях нет, а потому я благодарю, крепко пожимая руку.

— Тэнк ю вери матч![7] — Что можно сказать при моем знании английского языка, кроме этой фразы, которую произношу я, наверно, так же, как Маклоуд произносит французские фразы.

Затем подходят Форд, Лугас, Маклоуд и Стоут. По очереди жмут руку. Стоуту я говорю шутя:

— A bientôt ici, — показывая на землю, — ou bien là[8], — палец в небо.

Стоуту очень понравилась эта шутка, и он смеясь переводит ее Форду и Маклоуду. Сквозь рев мотора, проверяемого Чейзом, я слышу крик Маклоуда:

— Alors ca va? Garçon, une bouteille[9], — но рев мотора, получившего полный газ, заглушает его слова.

Самолет трогается с места… Разбег, — и мы в воздухе…


* * *

Оглядываюсь назад и вижу, что из публики шлют приветствия, помахивая в воздухе руками. Замечаю, как от толпы отделяется группа людей и идет в поле. Это мои компаньоны. Они направляются к месту ожидаемого приземления, которое определил Форд, договорившийся с Чейзом о высоте.

Самолет лезет вверх, и я, перегнувшись через борт, стараюсь определить направление сноса. В воздухе изрядно «болтает», и это мешает наблюдениям. На высоте пятисот метров «болтанка» прекратилась, и я снова перегнулся через борт. Наблюдения за сносом самолета отвлекли от мыслей о прыжке, а когда я собрался вернуться к ним, было уже поздно размышлять. Чейз перевел мотор на средний газ, и я понял, что выше не пойдем. Значит, сейчас мой черед! Держись, Минов!..

Посмотрел на альтиметр: пятьсот пятьдесят метров. Взглянул на землю — мы приближаемся к границе аэродрома, идя против ветра. Внезапно Чейз поворачивается ко мне и с таким же серьезным лицом, как и во время нашей репетиции, кивает головой.

— Приготовиться!..

В точности выполняю все наставления Форда… Начинаю работать! Левую ногу ставлю на крыло, правой отыскиваю подножку… но никак не могу нащупать ее: ветер упорно откосит ногу. Встречный поток воздуха старается сбросить меня с самолета, и приходится изо всех сил держаться руками за борт. Ветер рвет ногу с крыла, сбивает набок очки, мешает дышать…

На один момент я наклоняю голову и вижу, как под самолетом проплывают кучевые облака.

«Наверно, не увидят с земли момента прыжка», — проносится в голове, и мне самому кажется странным, что мысли заняты такими пустяками. Никакого страха, никакого волнения я не переживаю и с нетерпением жду сигнала пилота, как избавления от чрезвычайно затруднительного положения, в котором нахожусь сейчас. Напрягаю последние силы, чтобы удерживать себя на фюзеляже, и чувствую, что выдержу еще не больше десятка секунд.

И вдруг, как-то сразу — второй кивок пилота.

— Прыжок!..

Какое-то странное чувство на секунду охватывает меня. Оно не похоже на страх… это скорее ощущение непонятной жалости, смешанной с чувством отчаяния, но не ужаса… Нервы напряжены до предела, но движения точны и рассчитанны…

Правой рукой берусь за кольцо[10]. Припоминаю наставления Форда: только не сразу тянуть!.. И, пытаясь улыбнуться пилоту, отпускаю левую руку…

Самолет рванулся вверх… я неуклюже падаю на спину… захлебываясь воздухом, глотаю его широко раскрытым ртом… тяну за кольцо… и на десятую долю секунды сжалось сердце… Мне показалось, что кольцо поддалось слишком легко, без всякого сопротивления, которого я ожидал, зная, что этим движением руки я разрываю предохранительную нитку и выдергиваю запирающие шпильки замка.

Но это на десятую долю секунды. Сейчас же меня сильно рвануло куда-то в сторону… и все замерло. Наступила необычайная тишина.

Я быстро взглянул вверх и увидел над головой громадный белый зонтик с небольшим отверстием в вершине, через которое проглядывало синее небо.

— Ура… Все в порядке!.. — и я радостно и гордо озираюсь по сторонам, разыскивая самолет. Скоро нахожу его. Чейз кружит вокруг парашюта, порой очень близко подлетая ко мне, и тогда я вижу его улыбающееся лицо и приветливое помахивание рукой.

Принимаю боевую позу, подняв руку со шлемом вверх.

Поправив ножные обхваты и сдвинув на лоб очки, снова задираю голову и смотрю на парашют. Ритмично сжимаясь и разжимаясь, огромный зонт парашюта словно дышит, и эти движения делают его похожим на медузу. Медленно, как на качелях, раскачиваясь из стороны в сторону и жадно впитывая впечатления, все же вспоминаю наставления Форда о необходимости повернуться при снижении лицом по движению парашюта, — и это возвращает к забытой на время мысли о ветре.

Глядя на землю, скоро убеждаюсь, что ветер медленно, но упорно относит меня в сторону, противоположную той, куда он должен был бы относить. «Неужели Чейз ошибся?» — мелькает тревожная мысль. А в это время я уже приближаюсь к железной дороге, по которой (совсем, как в приключенческих фильмах) несется поезд. Стук его колес и даже пыхтенье паровоза слышны отчетливо. Мне начинает казаться, что я должен угодить как раз на дорогу, и от этой мысли делается несколько жутковато.

«Нужно скользить», — решаю я и очень неуверенно тяну лямки одной стороны парашюта вниз.

Почти без всякого сопротивления край парашюта опускается вниз; шум воздушной струи, вырывающейся через отверстие в куполе, усиливается. Скорость падения заметно увеличивается, но вдруг парашют совершенно неожиданно резко поворачивается вокруг опущенной кромки, а вместе с ним поворачиваюсь и я.

Это вынуждает отпустить опущенные лямки и захватить другую пару с противоположной стороны.

Земля приближается, но достаточно быстро приближаются и столбы железной дороги…

Однако уже через несколько секунд соображаю, что до столбов, по которым проходит ток высокого напряжения, парашют не дотянет. И на душе становится легко и весело.

Готовлюсь к приземлению. Смотрю на ноги и замечаю что теперь меня относит от дороги, к которой я был обращен лицом.

«Значит, ветер у земли действительно дует в противоположном направлении. Нужно немедленно повернуться лицом по движению…»

Захватываю обеими руками лямки над головой, одну руку подтягиваю вниз, затем несколько вращательных движений туловищем — и все в порядке. Ухватившись руками за лямки над головой, ослабив мускулы и подтянув ноги, я свободно вишу на помочах. Вот ноги касаются земли… Резким движением подтягиваюсь на руках — и плавно опускаюсь на траву.

«Вот и все», — думаю я, быстро вскакивая на ноги раньше, чем парашют успел свалиться в бесформенную груду шелка.

Я спустился на самой границе аэродрома, недалеко от дороги… Вокруг ни души.

Смотрю в сторону ангаров, но ничего не вижу — бугорок, за которым я сел, скрывает площадь аэродрома.

Настроение приподнятое. Чувствую, как сердце возбужденно бьется в груди.

«Это реакция после сильного напряжения нервов», — размышляю я и пытаюсь представить себя падающим в пространство до открытия парашюта.

В этот момент, точно из-под земли, вырастает фигура сломя голову бегущего человека, и еще издалека я узнаю репортера с зеркалкой. Запыхавшись, еле переводя дух, он что-то кричит на ходу, машет рукой, приветствуя и в то же время предупреждая, что будет снимать.

Остановившись метрах в десяти, репортер наводит аппарат. Принимаю боевую позу, подняв руку со шлемом вверх. Репортер делает пару снимков и в изнеможении садится на траву, положив руку на сердце.

Из-за бугра появляется автомобиль-полугрузовик, набитый ватагой людей в синих комбинезонах. Это — механики аэродрома. Они на ходу соскакивают с машины, задают вопросы, что-то говорят, но ведь я ничего не понимаю.

— Ол райт. Верри уэл! — говорю я смеясь, будучи уверенным, что угадываю вопросы: «Ну как?.. Понравилось ли?.. Хорошо ли приземлились?..» — В общей что-нибудь в этом духе.

Механики помогли освободиться от парашютной сбруи, затем мы уселись на машину и поехали к ангарам. Но не успели мы от'ехать и сотню метров, как увидели Форда и Лугаса, которые напрямик через поле бежали к нам.

Форд, весь сияя, подбежал ко мне, крепко пожал руку и через Лугаса стал расспрашивать о впечатлениях.

Когда Лугас передал моему учителю о том, что я еще до прыжка заметил перемену в направлении ветра, Форд с недовольным лицом пожал плечами. Недоумение его было направлено, конечно, по адресу Чейза.

Относительно моего испуга в момент, когда вытяжное кольцо, как мне показалось, слишком легко поддалось движению руки, Форд ответил, что это впечатление обычное почти для всех парашютистов, совершающих свой первый прыжок.

Только когда мы приблизились к городу, я почувствовал сильною усталость.

Поэтому я отказался от совместного завтрака с нашей компанией. Через десять-пятнадцать минут я был дома. Чтобы несколько освежиться, я решил принять холодную ванну и затем уже прилечь на часок отдохнуть. Но не успел я влезть в воду, как раздался телефонный звонок.

— Ай ду нот спик инглиш… Ай спик френч[11], — заявляю я, и без дальнейших разговоров вешаю трубку.

Минут через десять снова раздался звонок, и на этот раз какая-то женщина пытается объясниться со мной по-французски по «важному» делу.

…Красовалась моя физиономия над заметкой с заголовком «Вызов смерти»

Привожу себя в порядок и спускаюсь вниз. Навстречу поднимается с кресла типичный американский репортер с неизменными роговыми очками, зеркалкой и блокнотом. Рядом с ним щупленькая американка, тоже в большущих роговых очках.

Несколько вопросов, ответы на которые стенографически записаны в блокнот, просьба выйти на улицу для с'емки, поза, двухкратное щелканье затвором аппарата — материал для сенсационной газетной заметки готов.

Еще бы не сенсация, — советский летчик в Буффало прыгает с парашютом.

— Pardon, monsieur Minoff, — обращается ко мне в заключение американка, — êtes vous captain ou lieutenant?[12]И когда я объяснил, что революция еще в семнадцатом году уничтожила у нас чины и ранги, американка смущенно и в то же время немного недоверчиво посмотрела на меня и пробормотала:

— Oui, oui, c'est bien… c'est très bien[13].

«Ясно, что бьен», — подумал я про себя, прощаясь с неожиданными гостями.

Вечером, выйдя погулять по городу, я купил «Курьер-Экспресс» — вечернюю газету, репортер которой приходил сегодня ко мне. На второй странице красовалась моя физиономия над заметкой со стопроцентным американским заголовком:


«ВЫЗОВ СМЕРТИ».

-

Восстание на Ломбоке. Рассказ Вс. Аренд.



Рассказ В. Арендт основан на исторических фактах и подлинных материалах. Не придуманы и герои. Все они действительно жили. Не вымышлены ни имя, ни биография и главного действующего лица, представляющего для нас особый интерес.


«Гордость Океана» выбралась с рейда. Город, с его грязно-голубыми домами, аллеями стриженого бамбука, уходил все дальше. Торговые пакетботы, блестящие боевые суда английского флота, шхуны с плохо правленным такелажем и нелепые джонки начинали сливаться в сплошной лес мачт. Еще немного, и Сингапур исчез в смутных очертаниях Малакки…

Парыган стоял около рубки и рассеянно глядел на белые гребни догонявших шхуну валов.

Всего неделю назад он очутился в Сингапуре с десятком долларов в кармане. «Bankok rubin Companie», где он работал инженером «без диплома», выставила его, даже не уплатив за последний месяц.

Парыгану часто приходилось менять работу. Сейчас его обвинили в агитации, вызвавшей волнения туземных рабочих прииска. Строго говоря, Парыган отстаивал только законный двенадцатичасовой рабочий день, удлиненный администрацией еще на три часа.

Человек, восставший против колониальной системы, может считать себя поконченным. Парыган, однако, сдавался не легко…

На второй день пребывания в городе случай столкнул его со Смитсом.

Англичанин был одним из немногих дельцов, к которому Парыган относился терпимо. Типичный авантюрист, Смитс принадлежал к породе откровенных хищников. Широкая натура, Смитс, как говорится, не считал денег, швыряя их направо и налево, всегда балансируя на границе банкротства. В деловых кругах он слыл под кличкой «Смитс-Риск» и с ним не считались.

— Поверите, — начал Смитс, — я неделю ищу нужного мне человека и наконец нахожу вас. Перед нами золотое дело, на котором мы славно заработаем…

— Вы очень быстро решаете, — остановил его Парыган. — Я не занимаюсь спекуляциями, это во-первых, а во-вторых, я сижу без гроша…

— Пустое, дело не требует затрат, к тому же подобная спекуляция придется вам по душе!..

— Сомневаюсь, — ответил Парыган.

— Подождите сомневаться… Прежде всего слово джентльмена, что все останется между нами… Слыхали вы о Ломбоке?.. Второй остров к востоку от Явы. Дело касается политики. Поэтому начну издалека. В тысяча восемьсот сорок третьем году голландцы выудили у правителя Ломбока согласие на признание суверенитета. Но фактически до последнего времени голландцы прав на хозяйничание на острове не пред'являли. Лет пять назад, — да, это было как раз в восемьдесят девятом году, — чортовы «кофейники» затеяли организацию кофейных плантации на Ломбоке и на ближайшем к Яве Бали. Начали отбирать земли, насильственно понуждать сасаков разводить кофе… Короче, действовали так, как полагается. Сасаки отказывались, разбегались, травили плантации. Рис на собственных полях и саго казались им привычнее и выгоднее..

Надо сказать, что туземная аристократия — балийцы — так же мало заинтересованы в кофе, как и сасаки. На Ломбоке завели свой флот, чтобы торговать самостоятельно. Этого голландцы перенести не могли и отобрали суда…

Парыган внимательно слушал англичанина.

— Сейчас положение таково. — Сайте понизил голос — Ломбок собирается об'явить себя независимым. Страшную шумиху наделал в этом году «меморандум» ломбокского султана, или раджи, — не знаю, как титуловать его, — с просьбой к державам о заступничестве. К сожалению, момент совпал с какими-то более важными делами, и Англия упустили удобный случай… Результатом кутерьмы была посылка с Явы голландского отряда, который посейчас стоит на Ломбоке. Нам все эти затеи не нравятся. Мы сами, где только можно, культивируем кофе. Постольку, поскольку это не вредит «добрососедским отношениям», мы стараемся пресечь кофейные начинания и сделать пакость голландцам… Слушайте, Парыган, — Смитс вплотную подвинулся к собеседнику, — нам надо переправить партию оружия на Ломбок. Предприятие рискованное, но в полном смысле золотое. Дело финансирует ломбокский магараджа и один из его родственников с Бали — Дьелантик.

— Все это очень интересно, — возразил Парыган, морща лоб, — но при чем же тут я. Единственно, что могу сказать: я непрочь поехать на Ломбок и, если в результате даже ваших не слишком чистоплотных комбинаций островитяне получат независимость — буду очень рад…

— Мое правило, Парыган, брать людей такими, каковы они есть. Коротко: мне необходимо вас использовать… Дело рискованное. Прежде всего это провоз военной контрабанды. Но значительно серьезнее второе. История раскроется позже. Этого не миновать, и мне придется сложить крылья. Голландцы зарежут меня в делах, а покидать Инсулину мне нет охоты…

— Вам нужно подставное лицо? — спросил Парыган.

— Да, — спокойно ответил Смитс. — Вы получите двадцать пять процентов с чистого.

— Знайте, Смитс: барыши меня не могут прельстить, и я не торгую собой… Я не отказываюсь, — продолжал он, останавливая реплику Смитса, — но вступить в дело могу только в качестве служащего. Поняли?

— Хорошо. Завтра вы закупаете три тысячи ружей, патроны и порох…

Оружие было доставлено.

Семь монотонных дней сменяли один другой.

Некоторое развлечение вносили в томительный рейс лишь редкие встречные суда, да и те проходили далеко от курса «Гордости Океана».

Обогнув на рассвете восьмого дня Мадуру, капитан Джафферс начал проявлять несвойственную ему бдительность.

Вооруженный огромной старинной трубой, он то и дело подносил ее к глазам. Далекий дымок или парус на горизонте заставляли его прирастать к окуляру.

Впереди, по курсу «Гордости Океана», начала вырастать голубая шапка вулкана Ахунга.

— К ночи мы будем на Бали, туан[14], — обращаясь к Парыгану, сказал малаец. — Не забудь своего обещания.

— О чем это вы все беседуете с желтым джентльменом? — спросил Смитс, бросаясь в шез-лонг.

Тон вопроса, вызвал у Парыгана невольное раздражение.

Он посмотрел на самодовольное лицо собеседника и сухо сказал:

— Я интересуюсь, — существует ли на Бали «коппенспеллен?»

— Охота за черепами? — повторил англичанин. — Насколько мне известно — нет. Но если вы устроитесь в Батавии[15], то вам грозит беда иного порядка. Первым делом вам предложат вопрос, на какие средства вы собираетесь жить в городе или вообще на острове. И если вы не найдете аргумента в виде чековой книжки, то вас отправят назад…

Парыган посмотрел удивленно.

— Престиж белого человека прежде всего, — со смехом ответил на его безмолвный вопрос Смитс.

С потушенными огнями шхуна вошла в маленький залив и бросила якорь в кабельтове[16] от берега. Из непроницаемого сумрака гигантских деревьев доносились до шхуны заглушенные расстоянием шорохи. Пассажир-малаец, облокотившись о борт, напряженно вслушивался в шумы леса.

Через несколько минут под кормой шхуны показался длинный силуэт прау.

— Ну что же, почтенный, — хлопнул его по плечу Джафферс, — вот мы и во второй бухте к востоку от Болонга, а я что-то ничего не вижу.

— Сейчас, капитан… — матаец приложил пальцы к губам.

Раздался протяжный модулированный свист.

Через несколько минут под кормой шхуны показался длинный силуэт прау.

За первым ботом вынырнул из темноты второй, еще несколько. Один за другим они подходили к борту шхуны. На палубе появилось несколько малайцев. Без шума и стука из люка поплыли на руках матросов тяжелые ящики. Плавно переходили они на борт и спускались при помощи плетеных веревок на прау.

Парыган с удивлением смотрел на быстроту и дисциплину при выгрузке.

— Огонь в море! — раздался внезапно голос сигнальщика.

— Вижу, чорт возьми! — выругался Джафферс.

Смитс кивнул головой.

— Дело дрянь. Готов поклясться, что судно держит курс на Болонг с Ломбока. По огням — это пароход. Что ему делать в этой глуши?

— Свиданье с мистером Смитсом — не иначе, — раздраженно ответил Джафферс. — Если вы не совсем идиот, то могли бы сообразить, что это голландское дозорное судно.

— Надо до рассвета проскочить к Мадуре, — заметил Смитс.

— Полагаю, что успею, и вы, джентльмены, избежите знакомства с батавской тюрьмой…

— Пустое, Джафферс. Груз сдан, и «кофейники» нам не страшны…

Смитс нервничал.

Капитан с иронией посмотрел на него.

— Жаль, что времена изменились, — сказал он, — а то заболтались бы вы где-нибудь у нока[17].

— Заткните глотку, — рассердился Смитс.

— Выгрузка кончается, — сказал, подойдя к капитану, пассажир-малаец.

Джафферс крикнул:

— С якоря сниматься! Шевелись!

Топот босых ног усилился.

— На кат, на фиш! — отдал следующую команду капитан.

С моря потянул легкий ветерок.

— Скоро рассвет, — пытаясь разглядеть циферблат часов, сказал Смитс. Он поднял голову. Перед ним стоял с плетеным чемоданом у ног Парыган.

— Что это значит?..

— Прощайте Смитс, всего хорошего. Я остаюсь с транспортом.

— Вы с ума сошли, Парыган! А наши расчеты… деньги…

— Пустое, Смитс, — пожимая ему руку, ответил Парыган. Он приподнял свой пробковый шлем, раскланялся и вскочил на борт.

Шхуна ставила паруса. Тяжело закряхтев, «Гордость Океана» вышла в море.

На рассвете следующего дня Парыган был уже на мятежном острове.

Еще издалека его поразила роскошная растительность береговой полосы. Веерные и зонтичные пальмы, кокосы, арек с плодами бетеля, панданусы, ротанги и гигантский многоохватный бамбук образовывали непроходимые дебри.

При приближении флотилии на берегу замелькали смуглые фигуры.

Здесь так же, как и на Бали, поджидали транспорт. В пути Парыган познакомился с Дьелантиком. Он рассказывал ему о положении на острове. Здесь, в Ампенане, небольшом приморском городке, стояла голландская эскадра. Десантный отряд высадился три месяца назад. Сейчас главные силы отряда, около трех тысяч человек, стояли лагерем в большом компонге[18], на полпути к Матараму — столице Ломбока. Военные действия еще не начинались, но голландцы держались настороже.

Случай сталкивал наконец Парыгана с возможностью лицом к лицу стать с ненавистной ему колониальной системой. Его характеру было чуждо бунтарство ради бунта, но он верил в то, что даже при неуспехе восстание является школой, приучающей к дальнейшей борьбе. «Вспышка на Ломбоке, в другом, третьем месте, — рассуждал Парыган, — если и не обрубит щупальцы чудовищного спрута, то все равно приблизит момент окончательного расчета…»

— Туан! — оторвал его от размышлений голос Дьелантика. — Мне надо решить с тобой один вопрос. Два пути есть в Матарам. Я боюсь, что ближний будет труден для тебя; второй идет через компонг, занятый отрядом вланда[19]. Провести тебя через этот компонг не безопасно. Незнакомый вызовет подозрения, и тебя могут схватить.

Парыган ответил не сразу.

— Я не боюсь трудностей пути, но предпочел бы второй. Мне очень хочется осмотреть расположение отряда. Может быть, это можно сделать ночью?

— Нет. Ночь не подходящее время. Ты ничего не увидишь. Путешествующие ночью через лагерь могут быть задержаны, и, кроме того, нам нельзя терять времени… Впрочем, я сделаю так, как тебе хочется, — добавил, подумав, Дьелантик. — Идем.

В сопровождении нескольких вооруженных сасаков, Парыган и Дьелантик углубились в лес.

Чаща, казавшаяся издали непроходимой, была изрезана извилистыми тропами. Скоро путники вышли на дорогу. После получасовой ходьбы лес начал редеть, и перед Парыганом открылся маленький компонг.

Десятка два разбросанных хижин сасаков прятались в тени бананов, кокосовых пальм и хлебных деревьев. Ватага голых ребятишек разбежалась в стороны при виде белого человека. Группа женщин в коротких плетеных юбочках с любопытством разглядывала Парыгана. Навстречу Дьелантику вышло несколько мужчин. Стройные, полуголые воины-сасаки, в широкополых конических шляпах из плетеного ротанга, были вооружены. С гордым видом они придерживали рукояти коротких мечей, привешенных к поясу в деревянных ножнах.

Парыган пытливо вглядывался в лица сасаков. Он знал, что для незнакомых с ним ломбокцев он только ненавистный белый, представитель расы, принесшей на архипелаг рабство и угнетение.

Дьелантик словно угадал его мысли.

— Туан пришел сюда, чтобы драться с вланда, — сказал он собравшимся сасакам.

— Да устелет аллах цветами его путь, — ответил вышедший вперед воин.

Едва уловимая гримаса промелькнула около плотно сжатых губ Дьелантика. Она не укрылась от Парыгана. Дьелантик, как и весь правящий класс Ломбока, был балийцем и исповедывал браманизм.

Завтрак на веранде дома старшины прошел в молчании. Он состоял из обычного малайского меню — вареной в пряностях рыбы, риса, жареных в масле бананов и ананасов.

— В путь — отдал распоряжение Дьелантик. — Туан, тебе придется ехать в крытой повозке. В повозку «жены» не осмелится заглянуть ни один вланда…

Забравшись в легкую арбу, Парыган убедился, что сквозь решетчатые стенки он прекрасно видит все окружающее. Дьелантик и его спутники сидели на маленьких крепких лошадках.

Эскорт был разоружен. Только за поясом Дьелантика сверкал золотой филигранью крис с рукоятью, изображающей фигурку лесного божка.

Береговой лес сменился тщательно возделанными рисовыми полями. То тут, то там виднелись тонувшие в зелени рощ усадьбы и компонги.

Вдали вставал кратер потухшего вулкана Рендьяна…

Подготовка к восстанию.

В зале совета, куда был введен Парыган, царил легкий полумрак.

Небольшой помост тянулся вокруг зала. Он был уставлен столиками, на которых находились золотые курильницы и приборы для бетеля.

В конце зала Парыган увидел группу ломбокских сановников в желтых костюмах. Между ними сидел магараджа. Это был старик с обрюзгшим лицом и подслеповатыми глазами. На его тучном теле нелепо топорщился расшитый золотом мундир, расстегнутый на животе. Черный фес и осыпанная алмазами сабля дополняли парадную одежду хозяина Тьякры-Негары[20].

Церемониал представления взял на себя Дьелантик. Затем начался совет. В бесчисленных вариациях плана действия Парыган увидел общее желание передать его разрешение присутствующему здесь белому человеку.

«Странно, — подумал Парыган. — Готовить восстание, закупать оружие — и сразу возложить все на случайно подвернувшегося европейца. Впрочем, это вполне естественно», — решил он.

Перед ним были представители древней, но отсталой цивилизации, для которых европеец являлся носителем высших, недоступных знаний, властителем чудес техники…

При приближении флотилии на берегу замелькали смуглые фигуры.

Предложенный Парыганом план был выслушан в почтительном молчании.

— Сколько ты хочешь золота, столько ты и получишь, если только прогонишь вланда с Ломбока, — сказал в заключение старый магараджа.

— Я приехал не за деньгами, а воевать с вланда.

— В таком случае ты будешь называться отныне туан-бессар[21]. — С этими словами тучный магараджа схватил и потряс руку Парыгана.

Три дня прошли для Парыгана в напряженной деятельности.

В голландский лагерь была отправлена контрибуция, — второй взнос в четверть миллиона гульденов. Несколько приближенных магараджи посетили генерала Ван-Гама. Заверения миролюбия, подкрепленные золотом, были приняты командующим отрядом, как знак того, что ожидать военных действий не приходится…

Парыган и Дьелантик об'езжали компонги вокруг Матарама, куда стягивались отряды сасаков. Приходилось давать наставления к бою и спешно обучать воинов обращению с английскими ружьями. Впрочем, только половина оружия могла пойти в дело. Заржавленные стволы и неисправные затворы требовали починки, с которой не могли справиться к сроку малайские кузнецы. Это был в полном смысле «товар для колоний».

Вооружение отрядов поражало пестротой. Рядом с магазинным ружьем можно было встретить кремневый или даже фитильный мултук, луки и оружие островитян — сумпитан — духовую трубку с отравленными стрелами.

Для выполнения первой части своего плана Парыган больше всего надеялся на холодное оружие.

Десятка два кованых пушек, современных Альфонсу д'Альбукеру[22], вызвали у белого скептическую улыбку. Несмотря на недовольство Дьелантика, Парыган настоял на оставлении «грозной» артиллерии в Матараме.

Вокруг столицы Ломбока и резиденции магараджи, под руководством Парыгана рылись окопы. Тысячи людей были заняты на земляных работах.

В лагере голландцев.

Большой компонг, занятый голландским отрядом, был погружен в сон. Только в центре лагеря, в палатке командующего, слышались оживленные голоса.

Генерал Ван-Гам, вместе со штабом, заканчивал веселый ужин, прислушиваясь к спору своих офицеров.

— Господа, — сказал он, желая переменить тему разговора, принимавшего острый характер, — я думаю, что все вы будете не раз вспоминать этот остров. Сказать по совести, нам выпала на долю не военная экспедиция, а весьма приятная и продолжительная воскресная прогулка. Что вы скажете, Ван-Пабст?

Лавин Ван-Пабст, командир батальона, сидел на конце стола, медленно прихлебывая вино.

— Я буду жалеть, что нам не удалось добраться до Тьякры-Негары, а потом кто знает — окончена ли наша миссия…

— Странный вы человек, полковник, — вмешался в разговор молодой ад'ютант. Относительно Тьякры-Негары я с вами согласен, но сомневаться в окончании похода не приходится. Недоверчивость — ваша вторая натура…

— Согласен, — кивнул головой Ван-Гам. — Среди всех нас один Ван-Пабст при оружии. Разве вы дежурите сегодня?

— Мой батальон несет караулы. Кстати, разрешите мне откланяться и пройти по постам. Что-то мне не нравится гробовая тишина в компонге: слишком рано угомонились сегодня жители.

— Ах, Пабст, Пабст, вы неисправимы. Ломбок не Суматра и Матарам не Атчин, где мы воюем не переставая. Золото, сложенное здесь, лучшая гарантия того страха, который мы нагнали на магараджу с его балийцами и сасаками, — смеясь сказал Ван-Гам.

— Вспомните Михиальса[23], генерал — сухо ответил Ван-Пабст и вышел из палатки.

— Сокровища Тьякры-Негары оказались, к сожалению, недоступной мечтой — нарушая наступившее молчание, со вздохом произнес один из офицеров.

— Ну, вам особенно горевать не приходится, — заметил Ван-Гам. — Вы сумели в три месяца собрать без особых затрат прекрасную коллекцию малайского оружия…

Внезапно сидевшие за столом офицеры насторожились…

Из Петербурга на Ломбок.

Начиная с сумерок лес и селения, окружавшие большой компонг, начали наполняться вооруженными людьми. Лагерь охватывался со всех сторон…

Парыган вместе с Дьелантиком находились при передовом отряде.

Туан-бессар волновался. Он знал, что успех зависит только от внезапности. Легкая нервная дрожь охватывала его по временам. Дьелантик казался невозмутимым…

Парыган убедился, что сквозь решетчатые стенки арбы он видит все окружающее.

Все больше сгущался лесной сумрак, и с наступлением ночи Парыган потерял возможность что-либо различать.

Как тени следовали по пятам за ним два сасака-телохранителя.

— Далеко не все воины знают тебя в лицо, — сказал Дьелантик, навязывая почетную стражу. — Не отказывайся. Ты слишком дорог для дела…

Сейчас, в лесном мраке, Парыган оценил присутствие проводников.

Изредка он поглядывал на часы, освещая циферблат раскуренной сигарой.

— Одиннадцать часов двадцать минут, — произнес он. «Которое сегодня чисто?» — внезапно пришло ему в голову.

Чтобы сократить томительно тянувшееся время, Парыган начал высчитывать.

«Двадцать пятого августа, тысяча восемьсот девяносто четвертого года… Двадцать пятое — двенадцатое по старому стилю…»

Старый стиль — как много говорил он туан-бессару. Ему вспомнилось детство, далекое, прошлое, то время, когда его еще не называли Парыганом.

— Виссарион Пантелеймонович Папарыгин — туан-бессар! — тихо проговорил он и улыбнулся. В памяти мелькнуло знакомое сельцо, кукурузные поля и виноградники.

Старик-отец, мать — добродушная, ворчливая толстуха… Огромная семья, младшим в которой был он.

Он вспомнил себя, вихрастого, непокорного мальчишку, бежавшего от постов и часослова. Бурные сцены в семье и, наконец, завоеванное упорной борьбой право учиться в гимназии.

Дальше: Кишинев, пыльный и душный. Скучные, тупые учителя. Мечты о дальнейшем образовании, — и скандалы дома…

Вот он порывает с семьей. Жажда иной жизни вместе с гимназическим дипломом и несколькими рублями в потертом кошельке — весь его капитал по приезде в Петербург.

Виссарион Папарыгин добивается невозможного: он студент Горного института. Три года напряженной работы, обивания порогов, уроки за кусок хлеба. Вокруг странная, настороженная жизнь, придавленная дворцами и казармами..

Студенческие разговоры, сходки, кружки, волнения… Первое марта. Обыски и аресты после цареубийства.

Высылка студента Папарыгина — без пяти минут инженера.

Снова мертвящая духота. Полицейский участок, сонные, увешанные медалями городовые… Бороться! Бежать!..

— Туан, пора! — оторвал его от воспоминаний голос Дьелантика.

Мертвыми, непробудными казались хижины большого компонга. Спал белевший палатками лагерь. Только на освещенных изнутри полотнищах шатра командующего колыхались нелепые тени.

Внезапно ночную тишину прорезал выстрел. Вслед за ним послышался нарастающий гул, крики, еще несколько выстрелов и лязг металла, потонувшие в яростном реве.

Голландцы, не успев схватиться за оружие, метались по лагерю и падали под ударами коротких мечей.

Ван-Пабст собирал людей вокруг своего батальона. Оставаться в компонге было безумием. С трудом пробивая себе дорогу, батальон начал отступление…

Бегущие в панике попадали под град пуль в узких уличках — проходах компонга.

Голландцы метались по лагерю и падали под ударами коротких мечей.

Лагерь был в руках победителей. Шесть орудий, сотни ружей, ящики патронов и казна с четвертью миллиона гульденов были военным трофеем.

Парыган считал, однако, победу не полной. Несмотря на понесенный урон, он начал преследование.

Два дня колонна Ван-Пабста теряла людей в беспрерывных схватках. Без пищи, изнемогая от жажды и усталости, сберегая каждый патрон, отходили голландцы к морю.

На утро третьего дня жалкие остатки экспедиционного корпуса начали посадку на суда под защитой орудий эскадры.

Ломбок был освобожден.

Сасаки преданы.

Огромный товаро-пассажирский пароход нидерландской линии «Антверпен — Батавия» оставил за собой Аден и вошел в Красное море. Багрово-желтая мгла висела над неподвижной гладью воды. Тучи измельченного песка — дыхания пустыни — носились в воздухе, заставляя задыхаться.

— Пять дней этого удовольствия! — сердито сказал соседу сидевший в кресле плечистый англичанин. Он поднялся и начал прогулку по палубе.

Недовольный пассажир дошел до третьего класса и собирался уже повернуть назад, когда внимание его привлекла одинокая фигура, в позе которой почудилось что-то знакомое.

Худой, изможденный человек в изношенном платье сидел около ростры, подперев голову рукой.

Англичанин остановился и внимательно посмотрел на задумавшегося путешественника.

«Не может быть, — сказал он себе. — Впрочем…» — Парыган! — тихо окликнул он незнакомца.

Худой человек резко повернул к нему лицо. — Смитс! Вы! — сказал он, тяжело поднимаясь со скамьи.

Англичанин крепко пожал протянутую ему руку.

— Вот не ожидал встретить вас, старина Парыган. Откуда и куда?

— Долго рассказывать, Смитс…

— Однако вы порядком изменились, — заметил англичанин.

— Я думаю. Не мало воды утекло. Три года, как я оставил вас на «Гордости Океана».

— Не поминайте этой старой лоханки, Парыган. Она треснула по всем швам и пошла ко дну на траверсе Батавии. Мы спаслись буквально чудом… Но ваша эпопея!.. Я следил за вашим делом по газетам. Верите, дружище, — был у русского консула в Сингапуре, но этот джентльмен отказался что-либо предпринять для вас. Безумный вы человек, Парыган. Чорт вас дернул впутываться в подобную авантюру. Голландцы до сего времени не могут спокойно слышать вашего имени. Ну и насолили же вы им… Расскажите-ка подробно, как все это произошло и как вы вырвались от «кофейников»…

— Эпопея не из веселых… — Парыган закашлялся. — Спустя несколько дней после того, как я оставил шхуну, голландцев уже не было на острове, но в сентябре высадился целый корпус. Матарам был готов к защите. Я сделал все, что мог. Тьякру-Негару — нашу цитадель — голландцам удалось взять только после недельной осады, когда были расстреляны последние снаряды. С пушками приходилось возиться самому, — сасаки плохие артиллеристы. Потом я предложил отойти в горы и не прекращать войны. Покорить остров не так легко, как вам, может быть, кажется, Смитс. Голландцы чувствовали бы себя в Матараме прескверно. Кроме того, можно было поднгять восстание на Бали…

— Вы оптимист, — рассмеялся англичанин.

— Прикиньте на счетах: семьдесят пять тысяч голландцев на всю Инсулину при сорока миллионах туземцев…

— Вы упускаете из виду одно, дружище, что один белый стоит тысячи ваших друзей цвета «мокко», — сказал Смитс.

— Нет, дело не в этом. Восстание было подавлено сравнительно легко по другим причинам. Сасаки могли продолжать войну годами, но это не улыбалось балийцам. Балийская знать вместе с династией предали сасаков. Земельные поместья решили вопрос. Устроить переворот я не мог. Балийцы следили за каждым моим шагом, да это требовало и подготовки. По взятии Тьякры-Негары магараджа сдался на милость победителей.

— Они выдали вас. Это в духе островитян…

— Нет, Смитс. Несмотря на ультимативные требования, сасаки на это не пошли.

Два месяца я скрывался в лесном компонге. Голландцы полагали, что я покинул остров. Меня предал случай, приведший в компонг отряд, отбиравший оружие у сасаков. Дальнейшее вам известно. Суд. Дикое и нелепое с точки зрения международного права обвинение в государственной измене, словно я был голландцем…

— Ну, положим, — заметил Смитс, — обвинение не так уж нелепо. По существу, — извините меня, дружище, — это все же измена своей расе…

Парыган сухо усмехнулся.

— Затем смертный приговор, замененный вечной каторгой, — продолжал он. — Три года в «болотной тюрьме»…

— Как же вы вырвались, старина?

— Меня амнистировали по случаю коронации, потому что считали английским агентом. Голландцы полагали, что англичане непрочь ради коммерческих интересов иной раз изменить своей расе, — иронически подчеркнул Парыган. — Сейчас я продолжаю состоять до известной степени под арестом. В Суэце меня сдадут на пароход, идущий в Черное море, с обязательством высадить в Одессе…

Парыган снова закашлялся.

Англичанин не без участия посмотрел на его истомленное, лихорадочное лицо.

— Вам, старый бунтарь, кажется, не особенно улыбается попасть на родину? — спросил он.

— Как вам сказать. Я боюсь, что меня отправляют по предварительному соглашению с Россией, а там умеют расправляться с людьми… — с грустной улыбкой ответил скиталец.

Солнце давно зашло. Пароход шел, взрезая тускло свинцовую морскую гладь.

Рассказ о 50-ти лошадях. Филиппа Гопп.

I.

После гастролей в Гаванне, прошедших с колоссальным успехом, Риварец ехал в Пиналь-дель-Рио. Он рассеянно глядел из окна вагона, слушая неутомимую болтовню своего импрессарио, смешного коротенького толстяка мистера Финча из Чикаго.

Мистер Финч в равной мере был одержим двумя страстями — болтливостью и обжорством. Не в силах отдать предпочтение одной из них, он глотал непрожеванные куски кровяного бифштекса, не переставая сыпать — как из мешка горохом — короткими лающими словами:

— Риварец, вы ни черта не едите! Вы буквально истощаете себя голодом, чорт возьми! — мистер Финч едва не подавился. — Я не против диэты — каждый спортсмен должен следовать ей, но… я боюсь за ваше здоровье. Я говорю это не из чувства любви, поймите меня, чорт возьми! Но ведь вы мой золотой прииск. Если вы заболеете, истощится приток золота. Как видите, я откровенен, чорт возьми!

Риварец молча встал и направился к выходу из вагона. Финч вскочил вслед за ним, с тоской поглядывая на полную еще тарелку. Он знал, куда шел Риварец: не в первый раз ему приходилось следовать за ним по этому пути. Семеня неуклюжими толстыми ножками, Финч торопливо пробирался между тесно составленными столиками.


* * *

Свистящий ветер рванул в уши. Волосы на голове Ривареца взметнулись черными клочьями дыма. Финч, вышедший за Риварецом на пляшущие тамбурные площадки, не мог бы сказать этого о своих волосах. Голый череп его окунулся в ветер, как в холодную воду.

По полотну бежали люди с ружьями в руках.

Риварец проходил площадки между вагонами, не берясь руками за поручни. Он держался твердо на упругих пружинящих ногах, как на арене цирка, когда он невозмутимо стоял в седле скачущей лошади. Финч больше работал руками, чем ногами, — казалось, они у него были органами передвижения. Он стискивал руками поручни, как клещами, перебрасываясь рывками, как акробат, взбирающийся по веревочной лестнице на руках.

Они проходили вагоны, где на мягких сиденьях покачивались в сладкой дреме, в солидном спокойствии пассажиры первого класса. Первый класс! Этим сказано все. Этим дышат сонные фигуры на диванах. Это ярче всего выражено цепкой паутиной разбросанных ног. Ноги в крепких желтых башмаках на резиновых подошвах тянутся к проходам, ловят проходящих, заставляют спотыкаться, заставляют чувствовать, что «мы отдыхаем — не тревожьте наш отдых, оплаченный долларами…»

Вагоны, вагоны! Финч вытирал мокрую лысину большим носовым платком. Они уже давно миновали первый класс и проходили теперь третьим, где на деревянных лавках, в крепком, терпком дыму дешевых сигар из маисовых листьев, плечом к плечу сидели пеоны[24]. Здесь было тесно и душно, как в скотских вагонах. Представители всех наций — негры, китайцы, метисы, малайцы, белые — сидели вперемежку. На их изможденных лицах застыло выражение покорности усталых животных, но в глазах играли огоньки отчаяния, голода и ненависти. По этим огонькам можно было судить о живых человеческих душах, израненных тяжкой пятою свирепой диктатуры губернатора Мачадо.

Риварец рванул в сторону дверь товарного вагона.

Сорванцы-школьники встречают любимого учителя горделивой напряженностью осанки. Они подчиняются только ему одному, и подчинение это не является результатом униженности или забитости. Они подчиняются ему, как любимому старшему товарищу. В этом торжество добровольной дисциплины.

Так встретили лошади Ривареца. Он обходился с ними без хлыста, разговаривал как с людьми — и они подчинялись ему с горделивой осанкой сорванцов-школьников. Во время цирковых представлений. лошади Ривареца поддерживали строжайшую дисциплину, проделывая сложные номера дрессировки, гибкие, как змеи, зачарованные музыкой.

Скорый 3-бис имел в хвосте несколько товарных вагонов — явление очень редкое на железной дороге. В этом деле не малую роль сыграли доллары и администраторский гений Финча. В этих вагонах перевозились пятьдесят дрессированных лошадей Ривареца.

В сопровождении Финча и конюхов, Риварец обходил лошадей, для каждой находя ласковое слово, каждую называя по имени. Он кормил нежно ржущих животных хрустящей морковью. У Агата — прекрасного жеребца серебристой масти с черным пятном между глаз — Риварец задержался дольше, чем у остальных. Агат был его любимцем, с Агатом у него было связано одно незабываемое воспоминание. На Агате Риварец проделывал большую часть своих номеров. Жеребец плясал под ним на арене сложнейшие танцы.

Риварец обеими руками приподнял его морду, и конь любовно уставился на него изумрудными глазами. Потом Риварец нагнулся к шее коня и благоговейно поцеловал багровый выпуклый шрам…

II.

Поезд убегал от наседающих на землю сумерок. Кроваво-яркие глаза зажглись на паровозе. Дельцы, промышленники, плантаторы отходили ко сну.

Диего Веронез, владелец огромных плантаций в окрестностях Пиналь-дель-Рио, ворочался с боку на бок на мягкой, заботливо взбитой проводником-негром постели. Заботы гнали от него сон. Два месяца назад железной рукой диктатора Мачадо было подавлено на Кубе восстание пеонов. Веронез возвращался из Гаванны, где лично благодарил диктатора. На его плантациях волнения среди пеонов приняли особо угрожающий характер, и плантатор вез с этим поездом в багажном вагоне приобретенные с благословения Мачадо ящики с ружьями и патронами для усиленного отряда надсмотрщиков. Мачадо советовал Веронезу быть беспощадным. Что-то теперь будет?!

Заботы гнали сон. Наконец удалось забыться, Поезд баюкал. Сознание плавало в рыхлом тумане еще не стройных сновидений… Толчок. Веронеза подбросило, он скатился на пол. Резко содрогнувшись, поезд остановился. Веронез прильнул к окну. По полотну бежали люди с ружьями в руках. Фонари проводников освещали их темные фигуры в плащах. Лицо Веронеза покрылось землистой бледностью. Фигуры кричали такое, от чего волосы на его голове начинали шевелиться:

— Двадцать пять человек к паровозу! — кричал высокий человек в широкополой шляпе с револьвером в руке. — Пятьдесят по одну сторону поезда, пятьдесят по другую. Лечь за насыпь! Стрелять в каждого, кто выйдет из вагона. Двадцать человек в поезд. Расстреливать того, кто будет сопротивляться!

Поезд был остановлен инсургентами[25]-пеонами, положившими срубленное бревно поперек рельсов. Широкоплечие, в грубых плащах, с ружьями и револьверами в руках, быстро проходили они по вагонам. Высокий человек — тот, который отдавал команду на полотне — теперь проходил по вагонам, без конца повторяя одну и ту же фразу:

— Спокойствие, друзья, возможно больше спокойствия! Отбирайте только деньги, драгоценности нам не нужны. — И эти слова вселяли невыразимый слепящий страх в сердца пассажиров. Дрожащими руками протягивали они туго набитые бумажники.

Молодой пеон остановился перед бледным с трясущимися коленями Веронезом.

В глазах юноши вспыхнули молнии зарождающейся грозы. Он порывисто повернулся к предводителю.

— Капитан! — голос его прерывался, раздираемый яростью. — Я работал у него на плантации… мой отец… десятки других… расстреляны… Я знаю, зачем эта собака… он поехал в Гаванну за ружьями… новой крови ему захотелось…

Юноша не кончил, снова неуловимо быстро повернувшись к Веронезу. Короткий взмах руки. Выстрел. Тело Веронеза медленно осело на пол. Из, выбитого глаза тонкой струйкой устремилась кровь.

Тот, кого пеон назвал капитаном, хотел что-то сказать, но не сказал, пошел — и уже на ходу бросил глухим голосом. — Ты говоришь ружья, Мигуэль? Надо будет пощупать в багажном вагоне.

Искаженные ужасом лица, черные и желтые квадраты бумажников встречали на своем пути по вагонам пеоны.

Американцы старались держаться с достоинством, сохранить спокойствие, но им это не совсем удавалось. Один возился с сигарой, которая не раскуривалась. Другой, безупречный джентльмен, хотел встретить инсургентов одетым. Раздражаясь, не понимая, но настойчиво он втискивал обе ноги в одну штанину.

В багажном вагоне сразу «нащупали» ящики с ружьями и патронами, закупленные Веронезом в Гаванне. Прикладами разбили крышки, и стройные силуэты винтовок поплыли по рукам пеонов из вагона.

Из всех пассажиров первого класса спокойствие сохранил один Риварец. Пеоны застали его в товарном вагоне.

Яркая афиша мелькнула перед глазами предводителя. Он ее видел недавно в Пиналь-дель-Рио. Финч позаботился о широком анонсировании гастролей Ривареца.

— Риварец! Конюшня в пятьдесят лошадей. Какая удача! Лошади нужны отряду.

Финч спрятался за спину Ривареца. Риварец молчал.

— Вы мексиканец, вы не оставите лошадей. Вы присоединитесь к нам?

— Я присоединюсь к вам, — просто сказал Риварец и пожал протянутую руку молодого инсургента.

III.

Песня родилась впереди и прокатилась по всем рядам отряда, длинной лентой растянувшегося по дороге. Горячие обветренные голоса пели о тяжелой доле пеонов. В песне полыхали пожары подожженных гасиенд[26]. В песне гудели сердца, рвущиеся на части от ненависти к угнетателям и любви к свободе.

Риварец ехал на Агате. Рядом, скорчившись в седле, изнывая от жары и непривычки, — постаревший, небритый Финч.

Он ни за что не хотел покинуть Ривареца, и инсургенты, смеясь, согласились на его присоединение к отряду, движимые немым уважением к Риварецу. Финч был карикатурен верхом — в котелке, пиджаке и в брюках навыпуск. К отряду присоединились также и мексиканцы — конюхи Ривареца. Отряд насчитывал теперь семьдесят пять сабель. Нападение на поезд было произведено двадцатью пятью всадниками. Команда, которую слышал Веронез, была военной хитростью — количество нападающих было преувеличено, чтобы нагнать пущего страху на пассажиров. Тем не менее пятьдесят человек выросли на лошадях Ривареца, вербованные из пеонов, ехавших скорым.

Хозе Неваль, предводитель отряда, молодой рабочий крупной гаваннской табачной фабрики, единственный из всего отряда был политически грамотен, был грамотен вообще. Его живой, ясный ум порой поражал Ривареца игрою и остротою блеска мысли. Хозе Неваль скрылся из Гаванны, спасаясь от преследований полиции Мачадо. Несколько месяцев он работал пеоном на одной из плантаций в окрестностях Пиналь-дель-Рио. Участвуя в последних волнениях, он ответил на кровавые репрессии властей сформированием отряда в двадцать пять сабель. Огненные хвосты красных петухов, пепел пожарищ оставлял за собою отряд Неваля. Они скрывались после набегов в непроходимых ущельях Сиерра-Камариока. Драгуны Мачадо не раз бесплодно пробовали ликвидировать отряд.

Из рядов в ряды летели слова песни. Риварец слушал ее, покачиваясь в седле, полузакрыв глаза. Пели мысли Ривареца.

Хуан-Родриго-Антонио Риварец родился тридцать лет назад в Мексике, в городе Чикугуа Отец его, Родриго Риварец, сражавшийся против федералистов в армии инсургентов Франциски Виллы, был убит при взятии Торреона. Весь долгий славный путь к победе с армией Виллы одиннадцатилетний Хуан совершил в обозе, ухаживая за чахоточной матерью.

Мать не надолго пережила смерть Родриго. Веселый гринго[27], журналист, корреспондент большой ньюйоркской газеты, запечатлел кодаком слезы Хуана над трупом матери. Веселый гринго взял к себе в услужение Хуана. По окончании войны гринго увез маленького мексиканца в Штаты. В Нью-Йорке, городе биржевых дельцов и небоскребов, Хуан затосковал по выжженным равнинам запада. Он убежал от журналиста, несколько дней болтался по городу без дела, пока наконец его не забрала с собой приехавшая в Нью-Йорк повеселиться компания техасских ковбоев…

За Агатом рванулись пятьдесят цирковых лошадей. Их не пугали выстрелы.

…Техас. Беспредельное море прерий. Тысячные табуны лошадей. Полная опасностей жизнь ковбоя…

…Гастроли в Мексике. Ошеломляющий успех. Неувядаемые имена, хранимые в сердце. Франциск Вилла, Мадеро, Сапат, Паскауль Ороско — запечатленные любовью имена вождей крестьянских восстаний. И ненависть к именам предателей и диктаторов: Карранцы, Диаца, Хуэрты. Прогулка верхом на Агате в окрестностях города Мексико. Это было днем, летом 1928 года. На пыльной дороге два человека, преследуемые жандармами. Пули жандармов свищут в воздухе. Один из бегущих падает замертво. Второго подхватывает к себе в седло Риварец. Под свист пуль, под гиканье жандармской погони беглец рассказывает Риварецу о совершенном им только что убийстве диктатора. Пуля жандарма, задев щеку Ривареца, рванула шею Агата. Кровь человека и лошади смешалась. Агат вынес Ривареца и террориста из погони. Риварец покинул Мексику…

…Гастроли в Штатах. Договор с Финчем, поездка на Кубу и…

Риварец вздрогнул. Частой дробью рассыпались впереди выстрелы. Отряд остановился. Тревожное слово: «Засада!» пронеслось по рядам.

Кольцо выстрелов, кольцо засады суживалось. Сзади стрекотал пулемет. Сваливались с седел на землю сраженные бойцы. Чтобы спастись, надо было прорваться вперед. Впереди синела Сиерра-Камариока. Впереди было ущелье Вандидо, впереди было спасение. Только бы прорваться.

Хозе Неваль кричал до хрипоты, до пены ка посеревших, растрескавшихся губах:

— Вперед! Вперед!!

Но впереди свинцовым заграждением бил пулемет. Падали люди и кони. Двадцать пять испытанных бойцов, с которыми Неваль произвел нападение на поезд, брошенные авангардом вперед, в смятении отступили. Пятясь, они врезались в гущу отряда. И тогда свершилось непонятное, на первый взгляд близкое к сумасшествию. Хуан Риварец запел веселую (к месту ли это было?!) негритянскую песенку. Врезался шпорами в бока Агата. Конь, не привыкший к шпорам, жалобно заржав, стремительным аллюром вынес Ривареца вперед. В бешеном темпе негритянской песенки рванулись за Агатом пятьдесят цирковых лошадей. Их не пугали выстрелы. Не раз под треск хлопушек и шутих, под мотив напеваемой Риварецом негритянской песенки кружили по арене лошади.

На пулемет, на смерть, на волю мчались кони, увлекая людей в свистящем вихре ветра, пуль, сабель, атаки.

Хозе Неваль припал простреленным плечом к гриве коня. Голосом, уходящим в беспамятство, теряя сознание от раны, от опьянения вихрем атаки, кричал:

— Вперед! Вперед!!

Замолкли, захлебнулись пулеметы, затихали ружейные выстрелы. И эхом в горах, за синеющими склонами Сиерра-Камариока, звенел бешеный темп веселой негритянской песенки.

Из истории Мексики. Статья К. Г.

Завоевав Мексику, находящуюся на юге Северной Америки, испанцы захватили лучшие ее земли и обратили в крепостных туземное население.

Прошли столетья. Мексиканские крестьяне на словах стали свободными, на деле же попрежнему оставались бесправными холопами своих помещиков.

В Мексике половина сельского населения лишена земли. Поэтому не удивительно, что вплоть до самого последнего времени помещик был в деревне бесконтрольным повелителем, «царьком и богом».

«За землю и волю» мексиканские крестьяне стали бороться еще очень давно — в половине прошлого века. После восстания, закончившегося низвержением и казнью мексиканского императора Максимилиана, безземельным крестьянам была роздана часть земель, конфискованных у контр-революционного духовенства.

Буржуазии было не наруку обнищание духовенства, ее извечного союзника, потерявшего колоссальные земельные богатства. При содействии либералов и американского капитала на президентский пост выдвигается генерал Порфирио Диац, осуществивший военно-политическую диктатуру блока помещиков и империалистов, и с его выдвижения история Мексики начинает наиболее мрачные свои страницы.

За время диктатуры Диаца, почти сорок лет самодержавно правившего страной, мексиканские крестьяне не только потеряли все приобретения, но и лишились значительной части своих общинных земель. Диктатура Диаца была эпохой полного произвола и угнетения, народные богатства за гроши отдавались американским концессионерам и малейшая попытка протеста подавлялась с невероятной жестокостью. Начались повсеместные восстания. В штате Сонора крестьяне захватили земли, изгнали помещиков и, поголовно вооружившись, отбили наступление правительственных войск. Вслед за этим и в других штатах образовались крестьянские армии, принявшие энергичнейшее участие в низвержении диктатора. Рабочие батальоны промышленных центров и вооруженные крестьянские отряды, насчитывавшие в своих рядах около тридцати тысяч человек, к которым примкнули войска, дали победу вставшему во главе движения Обрегону. Они впоследствии помогли ему одолеть наемников американских капиталистов, заинтересованных в мексиканской нефти и помогавших подавлению восстаний рабочих и крестьян.

Новое правительство Обрегона провело ряд реформ, дало Мексике конституцию и повело энергичнейшую борьбу с духовенством.

Церковные земли были конфискованы, священники, занимавшиеся контр-революционной пропагандой, были высланы из пределов Мексики. Было закрыто около двадцати тысяч церквей, настоятели которых отказались подчиниться распоряжениям светской власти.

Духовенство не осталось в долгу и организовало восстание темных фанатических масс. Началась новая война. Целые округа были захвачены католическими повстанцами, и реакционные генералы лишали крестьян земли «в защиту святой веры». «Религиозная война» велась с обеих сторон с величайшей жестокостью. Пощады не давали никому. Правительственные войска вешали восставших на телеграфных столбах, вдоль железнодорожных линий, восставшие в свою очередь захваченных в плен офицеров сжигали живыми на кострах. (Так, в 1926 году, повстанцы штата Моралес после победы над правительственными войсками сожгли на костре взятого в плен генерала Авиллу с шестнадцатью офицерами его штаба).

На ряду с устройством «религиозных восстаний» мексиканские церковники не брезгали и индивидуальным террором. Ряд их противников погиб от яда, пули и кинжала. Наконец очередь дошла и до Обрегона, убитого по наущению духовенства.

Эмблема мексиканских революционных повстанцев-крестьян.

Смерть Обрегона послужила как бы сигналом для выступления реакционных генералов, которые об'единились с католическими повстанцами и двинулись на столицу.

Приемник Обрегона — Портэс Хиль — вынужден был обратиться за помощью к крестьянам и рабочим. Была создана стотысячная революционная армия, нанесшая восставшим ряд тяжелых поражений. Не прошло и полгода, как вся мексиканская территория была очищена от бунтовавших контр-революционеров.

Одолев своих врагов, Портэс Хиль сразу же изменил свою политику, открыто став на сторону помещиков и буржуазии… Начался разгон обманутых им рабочих организаций и разоружение сельской бедноты.

Произошло и примирение с церковью. Мексиканское правительство не только пошло на уступки церковникам, но и завязало непосредственное сношение с папой Пием VI, являвшимся, к слову сказать, одним из крупнейших акционеров нефтяного треста «Темпико-нефть». Правительство кинулось в об'ятия заграничных капиталистов, которым стали раздаваться концессии не менее щедро, чем во дни диацовской диктатуры.

Карта Мексики.

Поживился в достаточной мере и «святой папа», скупивший при помощи католического банка нефтеносные земли в различных частях страны.

Мексиканское правительство дошло в конце концов до того, что добилось разрыва с Советским Союзом и вынудило к от'езду наше полпредство.

Своим угодничеством перед буржуазией правительство не упрочило, однако, своего положения: экономическое положение страны непрерывно ухудшается, и всюду растет недовольство. Многолетняя война опустошила целые области, сельское население обнищало. Не лучше и положение городских рабочих. При всех почти конфликтах, возникающих между рабочими и предпринимателями, правительство неизменно становится на сторону последних, санкционируя снижение зарплаты и проведение «рационализации», которая в Мексике, как и во всех других капиталистических странах, подразумевает переложение всей тяжести на рабочих. Трудящиеся Мексики с каждым днем начинают понимать все отчетливее, что коммунисты правы, говоря, что правительство обмануло массы.

Влияние компартии, организовавшейся в Мексике в 1919 году, с каждым днем все увеличивается. Нужды нет, что она уходит в подполье, в 1929 году правительство Порталеса об'явило ее нелегальной, — партия упорно борется за единый рабоче-крестьянский фронт, и чем дальше, тем больше выступлений масс, тем острее классовые столкновения.

Мексиканские повстанцы разбирают ж.-д. линию.

-

Машина и сердце. — Рассказ М. Ковлева.

I

— Жидковата плотинка-то! О-о-очень жидковата! — Сутулый старик скептически покачал головой. По морщинистому, как печеное яблоко, ветхому лицу его и подслеповатым глазкам пробежала неуловимая тень тревоги.

— В стороне, дед Степан, выдержит!

Кудрявый гибкий парень, стоящий рядом, широко размахнулся и швырнул окурок в пенящуюся зелень волны. Подхваченная ветром тонкая картонная трубочка завертелась в упругих струях, метнулась в сторону и поплыла, извиваясь среди желтого крошева редких последних льдин.

Светлосерые глаза парня рассеянно следили за окурком. Но теплая шершавая кисть старика легла на его руку.

— Гляди-ка, Фома неверующий! Мимо аль нет? — вразумительно вымолвил надтреснутый басок

Устремленные на реку глаза юноши сразу затвердели.

Окурок чуть приметной точкой выделялся на воде Сначала река мощно увлекала его все дальше и дальше, в хаосе перепуганных волн, но вдруг решительно крутанула назад, завертела среди взбаламученной, как вскипевшее молоко, бурлящей пены и под острым углом швырнула на плотину. Окурок исчез из глаз.

— Видел? — с легким торжеством возгласил старик. — Какая тут тебе сторона! Загогулина здеся, милый, вот что! На стрежне-то мель, она и поворачивает. Да в самую что ни на есть плотинку. Понял?

Парень промолчал, напряженным оценивающим взором оглядывая землю и воду.

Собеседники стояли на длинном каменистом мысе, как топор врубившемся в живое тело течения.

Крутые и уступчатые, поросшие густою щетиной леса берега сдавливали обычно спокойную неширокую реку. Только в двадцати-тридцати метрах справа, ниже мыса, угрюмые стены обрывались, сбегая к воде и открывая узкое горло постепенно углублявшегося внутрь леса тенистого оврага. Дальше опять поднимались, убегая вдаль, ступенчатые неприступные башни высот.

Штурм половодья грозил только оврагу. Много-много лет породившие его весенние гулливые воды заливали ложбину, подтачивая корни и рыхлые пласты лесного перегноя, с каждым годом расширяя и углубляя овраг. К лету река с рокотом уходила назад На вязком дне подсыхающей промоины оставались заросшие ряской гнилые озерки, тростниковые болотца, где гуляли стада головастиков и жадных личинок. Осенью болотца подсыхали, бабочками слетала на них ржавчина листопада, и заунывный гуд первых метелей прикрывал овраг холодным спокойным плащом А весной нащупывая единственный проход в береговых теснинах, снова вторгались в овраг обновленные животворные воды. Так проходили годы. Но этой зимой…

Парень все еще осматривал плотину.

Это было временное, на живую нитку сшитое сооружение из тяжелых земляных мешков, узловатых, не годных для плотового сплава бревен и случайных сучьев. Плотина, точно непроглоченная кость, застряла в жадной глотке оврага. Вода уже подступила к основанию стены и, зловеще хлюпая, плескалась о первый ряд мешков.

— Ну? — не стерпел старик.

— Пожалуй, и правда — слабовата! — серьезно согласился парень.

— То-то! — вразумительно и важно заявил его собеседник. — Ты бы, милый, почаванщил с мое — не спорил бы. А вода, гляди, прибывает. Неровен час. На аршин, смекаю, выше оврага-то! Чего ждем?.. Укрепляют еще, што ли?

— Укрепляют!

— Ты нонче во второй аль как?

— Во второй.

— Ну, вместе, сталоть. Николай Степанча, товарища Парфенова найти надо. Кончать пора. Вместе ему и обскажем.

Старик вздохнул и потянул из кармана выцветший ситец кисета.

— О чем обскажешь то дед? — весело и быстро спросил его кто-то, неслышно подошедший сзади.

Собеседники обернулись. Перед ними, заложив руки за спину и нетерпеливо раскачиваясь с пятки на носок, стоял расторопный быстроглазый человек в кепке с квадратным козырьком.

— Легок на помине! — степенно отвечал старик. — А мы до тебя, Николай Степанч.

— Ну?!

— Изволь поглядеть. Не выдержит плотника. Где уж тут сутки. Давай бог пять-шесть часов. Вздулась матушка.

Старик любовно обвел глазами вспухающие стремительные воды.

— Оно и верно, товарищ прораб! — решительно заговорил парень. Пора кончать. Остатнее после спустим.

Вновь прибывший, не отвечая, насупился и внимательно посмотрел на плотину.

— Похоже, что так, друзья! — задумчиво оказал он наконец. — Я и сам думал. Пройдемте-ка взглянуть. — И стремительно повернувшись, прораб зашагал к основанию мыса.

Идя вслед за ним, парень заметил, как прыгают в такт шагам проступающие через сукно худые лопатки прораба, и вспомнил, что вот уже двое суток, как Парфенов не входил даже в промозглую свою землянку.

Люди почти вприпрыжку сбежали к плотине. Дед Степан побагровел и горячо отдувался. Но прораб уже балансировал худыми своими руками, расхаживая по ряду мешков

— Лезь сюда, товарищ Демин! А ты, дед, снизу погляди… не протекает ли где! — горячо командовал Парфенов.

Парень ухватился за выступающий из стенки шершавый ствол и, царапая себе ладони, подтянулся к мешкам. Прораб подставил было руку, но Демин свободным прыжком встал рядом с ним.

Невеселое ощущение равномерной волнующей дрожи под ногами охватило ею. Казалось, что плотина лихорадит, как ожидающий страшного человек. Омывающая ее река отсюда казалась тоже совсем иной. В полутора метрах ниже гребня плотины вода ощутимо упруго нажимала на хрупкую стенку, закручивая опрокинутые конусы темнозеленых, гулко бурлящих водоворотов.

Глухой нарастающий плеск и влажный тревожно-колючий ветерок хлынули в лицо Демина.

— Пошатывает, а? — почти весело обратился к парню Парфенов. Но в быстрых глазах его уже светилась медленная суровая мысль. — Эй, дедушка, как там? — перегибаясь, крикнул он старику.

— Просачивается! — глухо долетело снизу короткое страшное слово.

II

Слово было действительно страшным. И Демин знал это. Преждевременный прорыв плотины грозил гибелью дерзко задуманной и смело выполненной идеи гидротехника Парфенова.

Судьба весеннего сплава по реке Батанге шаталась вместе с плотиной. Две недели назад, когда метеорологические сводки и седоусые старожилы единодушно предсказали низкий паводок, местная контора Нордлеса пришла в отчаяние. Многие и многие тысячи кубометров деловой древесины, мачтовые бревна и столовый лес частью в плотах, частью приготовленные для мулевого сплава, грозили остаться за чертою под'ема весенних вод, за много километров от единственной пригодной для начала сплава прибрежной полосы. Тогда-то в контору Нордлеса с покашливанием и робкой оглядкой вошел гидротехник Парфенов. Он говорил, точно извиняясь, смущенно и просительно, но уже через десять минут его план стал последней ставкой на выигрыш исполинской партии сплава.

А план был прост, как и сам гидротехник:

— Конечно, лес нельзя сбрасывать с пятнадцатиметровых береговых круч, — говорил Парфенов, — Но в двух километрах от места заготовок кончается Чортов овраг. Полые воды входят в него. Если защитить неширокое устье оврага плотиной, доставить древесину на дно, выждать максимального под'ема паводка, открыть плотину и мулевым…

Гидротехника Парфенова перебили, закричав ему прямо в лицо, что мулевщиков у Нордлеса почти нет и достать их негде.

На это гидротехник Парфенов скромно возразил, что отступающие из оврага в конце половодья воды сами исполнят роль мулевщиков, и что несколько человек при этих условиях будут стоить сотни. Гидротехника поймали на слове. С армией, состоящей из прорабовских мандатов и тридцати человек рабочих, он должен был сковать опьяненную весенней волей лесную реку и спустить по ее непокорной груди мачты для судов, топливо для печей, балки для стройки, древесину для бумаги, короче — великий, многолетний лес для пяти великих лет.

Помочь армии прораба могла только артиллерия из двух гусеничных, стопятидесятисильных тракторов марки «Рено», одним из которых управлял Демин, и, конечно, энергия самого Парфенова.

III

Прораб уже настороженно согнулся рядом со стариком. Демин поспешно спрыгнул с плотины, жадно заглянул ему через плечо.

Ннжний ряд мешков набух темными пятнами сырости. Тяжелые, холодные капли скатывались по мокрой рогоже, обрывались, соединяясь в струйки. У внутренней стороны плотины медленно растекалась и росла широкая грязная лужа.

— Тю-тю-тю! Дело-то, верно, дрянь — очень спокойно и четко сказал Парфенов.

Потом выпрямился, засунул облепленные грязью руки в карманы и сказал просто:

— Демин, смену зови! Машины — наверх. Гаванщиков — к плотине. Запомни хорошенько: разбирать, как условлено, по выстрелу. Заторщиков зови к спуску. За топляками[28] пуще всего вели смотреть. Дед — со мной. Людей выводить. Вся эта история и часу не простоит.

Очередной кошевар суетился у котла

Сопровождаемый хрипящим на берегу дедом Степаном, Парфенов ринулся вниз, к жерлу оврага. А Демин решительно бросился в сторону. Подняться к жилым землянкам можно было только у плотины по срезанной лопатками специально для тракторов покатости отлогого карьера.

Демин, прижав локти к раздувшейся груди, ровным бегом выбрался на кручу, и, минуя расцеженный весенними дождями и солнцем кисель дороги, кинулся напрямик между деревьями.

Кривые грибы землянок приютились почти на обрыве среди пней и кочек свежей просеки. Над ржавой зеленью походной кухни вился сладковатый, аппетитный дымок. Очередной кашевар суетился у котла. Шестнадцать человек — вторая смена — уже проспались и теперь, почесываясь и гуторя, тесным кружком столпились вокруг кухни. Нетерпеливые дымки последних предобеденных цигарок мешались с горячим паром уже бурлящего варева.

Демин, не умеряя шага, бежал к людям, еще на ходу призывно вытягивая руку.

— Подымайсь!

— Куды?

— Часу нет!

— Не харчевали еще. Обождь!

— Нам ить с двух!

Люди заволновались, в гулком ропоте мешая голоса.

Бородатый детина вынул изо рта трубку и медленно сплюнул…

— Подымайсь! — горячо дыша, повторил Демин. — Плотину рвет. Парфенов сказал, по выстрелу начинаем.

Рабочие, переглядываясь, замолкли.

— Пло-о-отину! — протянул коряжистый, русобородый детина, сидящий ближе. Вынул изо рта закопченную трубку, медленно сплюнул, и вдруг вскочил, туго подпоясывая брезент прозодежды.

— Так бы и сказал! Вали, робя! Обедать-то и завтра будем!

Люди наперебой, с буйным гоготом, рванулись с мест, подхватывая разбросанные кругом багры и чалки, подталкивая друг друга и наспех бранясь. Кашевар швырнул уполовник и заметался на месте, спешно запихивая за тесьму передника гнутое топорище рекуна[29].

Демин выкрикнул на ухо старшине приказание Парфенова, проводил бросившихся к концу оврага заторщиков и побежал вдогонку уже ринувшимся к плотине гаванщикам.

«Машины надо наверх!» — три слова прораба четко засели в голове молодого тракториста.

«Андреев, стерва, еще запал пережжет», — тяжело переводя дыхание, подумал он про своего, в первой смене работающего, товарища — и повернул направо, к обрыву. Отсюда овраг напоминал колоссальный кривой ров, разделяющий высящиеся по сторонам стены столетнего леса. Глубоко внизу, на сыром дне пятнадцатиметровой отвесной тропины, среди хаоса перепутанных бревен копошились люди-муравьи, и, мерно пофыркивая, гудела жужелица-трактор.

Андреев уже выводил свою машину, и сейчас его «Рено», грузно переваливаясь через разбросанные кругом стволы, полз вверх, к плотине. Человек восемь рабочих облепили мотор и кожуха гусениц, направляясь, очевидно, тоже к землянкам. Отыскивая глазами свою машину, Демин перегнулся через край обрыва. Далеко внизу, почти прямо под ним, окруженное брезентовыми плащами семи рабочих, металось пальто прораба. В сыром, порывистом ветерке, остро пахнущем свежей смолой порубок, гулко разносились по лесу тюкающие удары обухов.

— Чего они еще? — удивился было Демин, но, вспомнив план Парфенова, понял, что теперь внизу укрепляют бревна. Это было необходимо, иначе каскад полой воды снес бы их к одному краю оврага и перемешал бы в чудовищную кучу.

Бойко тюкали рекуны. Рабочие под руководством Парфенова добивали последние клинья. Демин все еще искал глазами свой трактор и, наконец увидел его значительно левее, угрюмо и грузно, как заснувший носорог, прикорнувшего за высоким штабелем трехметрового молодняка. Васька — лопоухий артельный кобелек, буян и вечный преследователь белок — важно восседал на скамье у руля.

«Ишь, леший! Управляет! — улыбаясь подумал тракторист и сразу нахмурился. — Чего же я! А машину-то! — Он придавил локти к груди и, вспомнив физкультуру допризывника, гибко и стремительно побежал к плотине. — А зря лесенки не прокопали… от землянок, — подумалось на ходу. — Какая ведь круча…»

Сокращая путь, выбежал на дорогу. Густой рев хлеснул в уши. Демин отпрыгнул, пропуская лезущий прямо на него грозно бурлящий радиатор тяжелой машины. Левая гусеница с рокотом прокатилась рядом, окатив юношу липкой грязью.

— Берегись, дядя! — крутя рулем, перекрикнул гулкий пульс мотора лохматый Андреев. — Да поторопись. Выводить пора. Парфенов матерится.

Демин, не оборачиваясь, только махнул рукой и прибавил шагу. Трактор проковылял за поворот и, видимо, резко застопорил. Оглушительно и гулко, точно большекалиберная берданка, выпалила газоотводная труба. Звук, переламываясь и дробясь, прокатился по лесу.

— Эй! Эй! Кто стре-ля-ет?!. Не сметь!.. — догоняя грохот, невнятно донесся из глубины оврага многоголосый, встревоженный вопль.

Прислушиваясь к нему, Демин внезапно почувствовал, что бледнеет.

«Выстрел… Совсем как выстрел! — подумалось ему. — А если?.. — Отчаянно сорвался опять с дороги и, надсаживаясь в усилиях, бросился к обрыву. — Отсюда уже должна быть видна плотина. Должна!..»

Свежесть простора плеснулась ему в лицо. Стремительная река… Тесное горло оврага… Но плотины в нем уже не было!..

IV

По сторонам ложбины, бойко размахивая баграми, суматошились крошечные и вертлявые отсюда фигурки рабочих. В растащенную ими брешь, клубясь и бушуя, хлестал рвущий, стеклянно-синий вал.

Демин метнулся на месте, жалко и хрипло крикнул что-то, понял, что не услышат, ненужно замахал руками — и бессильно присел, прокусывая соленую от крови губу.

 Сверху было видно, как на дне оврага суматошились люди.

А на дне оврага уже боролись. За жизнь. Сверху было видно, как прораб неслышно кричит, собирая рабочих вокруг себя под прикрытием укрепленного штабеля, как уверенно и странно бесшумно машет штопором дед Степан, в дикой спешке забивая еще один клин.

Вода, бурля, раскатывалась вокруг людей, шипя на выбоинах, и закручивая гулкие водовороты. Рычащий каскад несся все дальше и дальше, в глубь оврага. Там и здесь всплывали вертящиеся скользкие бревна, ныряли и сталкивались, с грохотом колотя в еще не подвижные штабели. Люди отбивали их баграми, стоя по колено в бушующей ледяной воде, но все чаще и чаще их глаза и широко открытые, беззвучно кричащие рты обращались к отвесным стенам оврага.

— Помогите!.. — разносился этот беспомощный, проглоченный рекой призыв.

Демин видел, как двое рабочих, оттолкнув пытавшегося удержать их Парфенова, безрассудно бросились назад, в понижающуюся глубь оврага. Они брели, держась за руки, по пояс в пене, изогнув спину под ударами волн.

С каждым шагом течение становилось глубже и лютее. Идущий слева кучерявый гармонист и затейник Мишка выплеснул вперед руки, пытаясь поплыть. Тускло блеснула жестяная серьга на его левой веселой щеке. Закрученное в струях бревно, купаясь в кипятковых барашках, надвинулось на человека. Мишка метнулся, но ствол, нагоняя, ударил его и сбил как кеглю. Еще один раз мелькнула курчавая голова, дернулась и исчезла.

Второй, бородатый мужчина, боролся долго, но и его, как бумагу, смяло течение. Уцепившись за дрожащий штабель, человек держался, отплевываясь перекошенным ртом и страшно крича, пока Парфенов с товарищами не подтянули его к себе на конце багра.

Вода, гудя, вспухала и поднималась на глазах.

Задыхаясь и стуча себя в грудь бессильными кулаками, Демин смотрел, как внизу пробовали было связать плот. Багор деда Степана вертелся точно и неутомимо. Он подтягивал бревна, Парфенов и другие пытались скрепить их. Плот мог бы еще, пожалуй, доплыть до отлогого конца оврага. Но подхваченное течением кривое бревно сразмаху хряснуло по недоконченной площадке. Плот разлетелся на куски. Взбаламученные струи разогнали стволы по всему оврагу, то гоняя их друг за другом в диких пятнашках, то издевательски громоздя в грохочущую бесформенную кучу.

Штабель, за которым сидели люди, шатался, как пьяный, и зыбко дрожал. На вершине его, поджав хвост, сипло и жалко тявкал на волны мокрый беспомощный Васька.

Внезапно люди внизу закричали все вместе, закричали так, что даже Демин услышал этот надрывной вопль гибнущих.

Штабель не выдержал. Он рассыпался на отдельные звенья, угрожая гибелью тому, кого недавно защищал. И тогда люди, захлебываясь, бросились вперед. Они решились на последнее единственное средство. Нужно было итти вперед, к устью оврага, туда, где мельче, итти через течение, напролом.

Без слов понимая друг друга, люди встали треугольником, держась за два длинных багра. Головным был дядя Митрий, хмурый, старый гаванщик, на заклад шутя поднимавший бревно в треть тонны весом. Упираясь друг в друга, храпя и надсаживаясь, по пояс в стремительных встречных буранах, они шли, спотыкаясь и падая, посиневшие и жалкие.

С минуту казалось все же, что люди поборют стихию. Последние бревна шипя проносились мимо, а одно из них мощно, как лук стрелу оттолкнули чугунные руки Митрия. Но это было концом. Течение свирепело. Сначала люди топтались на одном месте, захлебываясь залпами пронзительных брызг. Потом поддались и отступили.

С вершин оврага разочарованно и глухо ахнули надеявшиеся. И тут Демин впервые увидел, что он не один. Кругом душно стеснились такие же, как и он, белолицые бессильные люди. Мутные глаза их ввалились, и мрачная тишина перехватывала дыхание.

В двух шагах дальше, прямо в грязи, сидел растрепанный и страшный Андреев. Он мерно и тяжело бил себя кулаком в понурое лицо и, раскачиваясь, нудно тянул одно и то же:

— Все я, братцы! Бей меня, братцы!..

За ним два старика-мулевщика то лихорадочно принимались связывать между собой концы мокрых веревок, то снова бросали их, расширенными, пугающими глазами заглядывая в провал оврага.

Русобородый детина, тот самый, что первым откликнулся на призыв Демина, вдруг угрюмо выступил вперед и, не поднимая глаз, тяжело сказал:

— Робя, а робя! Что же, так и погибать им, значит? На глазах?! Товарищи наши ведь погибают!.. Товарищи! — неожиданно высоко закричал он, сорвал с себя картуз, отчаянно швырнул его о землю и растоптал ударами кованых мокрых сапог.

Люди невнятно загудели в ответ ему и двинулись вперед.

— Идем! To-есть все, как один! — кричал русобородый. — Погибать, так вместе. Не можно так глядеть! Не могу я!

Он бросился к старикам-мулевщикам, вырывая у них веревку. Толпа, разнобойно гудя, шатнулась за ним. Но внезапно наперерез бегущим, вскидывая руки, прыгнул Демин:

— Стой! Стой! — сияя сразу наполнившимися силой глазами, закричал он. — Стой! Дай веревку! Я знаю!..

Он выхватил у русобородого канат, путаясь в узлозатых петлях, нащупал размочаленный конец и, неистово размахнувшись, швырнул его вниз.

— Держи, ребята! Держи! Я!.. машина!.. — бессвязно выкрикивал он, срывая с плеч затрещавший брезент плаща.

Никто ни о чем не спросил. Десять узловатых рук подхватили другой конец веревки.

Перебрасывая через край обрыва ноги, Демин глянул на клокочущую внизу грозную стынь. Колючие мурашки пробежали по спине. Зажмуриваясь и больно стискивая влажные пальцы на шершавой твердости каната, человек скользнул вниз, в холод и ветер. Рвущая пронзительная боль разрезала ладони. Стремительной лентой взлетела перед глазами глинистая отвесная стена оврага. Под каблуками, расступаясь, гулко булькала вода — и сдавливающий гортань, обжигающий холод захлеснул Демина с головой. Напрягаясь, он выбросил вперед сведенные судорогой руки, ударил, вынырнул, жадно глотнул показавшийся теплым воздух и поплыл. Ледяная жестокость воды сдавила его, запирая дыхание. Сердце затрепыхалось, подскакивая, как подстреленная птица. Намокшее платье тянуло вниз, как чугун.

— Не останавливаться! Плыть! — До хруста сжимая зубы, повторял Демин сам себе, снова и снова вскидывая ноющими плечами.

Ледяное течение рвало его, как раз'яренный бульдог, увлекая за собой, парализуя усилия, крутя и швыряя по сторонам. Сзади и сбоку, бурля и вертясь, проносились бревна. Раз или два Демин попробовал встать на ноги, нащупал твердое, липкое дно, но остановиться не мог. Вода волочила и мяла, подгибая бессильные ноги, захлестывая рот. Плыть было не легче и нужнее. Нужнее!

Крутясь, как щепка, человек пронесся мимо погибающих. Они стояли, качаясь, тесно-тесно прижавшись друг к другу Демин уловил стеклянные глаза и бескровные кривые губы Парфенова, синие под страшно белой сединой щеки деда Степана; квадратная челюсть дяди Митрия часто тряслась. Он что-то несвязно крикнул, но голос проглотила ревущая пасть течения.

Демин не смотрел больше на людей. Через силу вскидывая над водой обожженное холодом, закостеневшее лицо, усилием воли собирая разбежавшиеся мысли, выжидал.

«Погоди! Погоди! Сберегай силы! Сейчас!» — больно прыгало сердце.

Желанная точка стремительно приближалась. Пора! Превозмогая холод и слабость, Демин выбросил всего себя в мощном последним толчке. Рассекавшая пенную воду стальная грудь радиатора нарастала перед глазами. Странно: с нее смотрели на Демина два блестящих умных глаза.

— Руку вперед! Еще! Еще!

Суковатое, растопырившееся клочьями разбухшей коры бревно надвинулось ка него. Тупой грузный удар в плечо сбил движение. Голова Демина ушла в воду, снова вынырнула, отфыркиваясь и хрипя. На застывшем лице жили, казалось, только глаза, полные отчаяния и силы. Но течение уже проносило человека мимо величественно неподвижной машины.

Рядом! Совсем рядом! Он ударил ладонями, пробуя еще бороться. Движение вышло жалким, как размах ребенка. Ноги стукнулись о дно, но устоять не было сил. Руки Демина беспомощно обвисли, и глаза, наполненные холодной тьмой, медленно спокойно закрылись.

Уверенный жесткий рывок за плечо вновь пробудил заснувшую энергию. Что-то живое и сильное держало Демина за рукав, противоборствуя течению. Глаза открылись — и человек увидел плоский и гладкий от сырой шерсти лопоухий череп, жадно стиснувший клыки на мокром сатине его рубахи. Стоя на сиденье, изо всех сил упираясь задними мускулистыми лапами в железную дверцу, сам едва спасшийся с разбитого штабеля, лохматый Васька честно боролся за жизнь того, кто порою кидал ему об'едки.

Пальцы Демина хищно уцепились за шершавую шею собаки. Васька взвизгнул, но не разжал челюстей. Замерзшие бицепсы человека подтягивались медленно, как маятник башеных часов. Но под правой рукой, веселое, как сама жизнь, уже ощущалось жесткое надежное железо.

Нога встала на гусеницу. Еще усилие, и Демин перевалился через перильца рулевой будки. Он упал на сухую кожу сиденья и долго, не двигаясь, со свистом дышал. Потом вскочил, обнимая сумасшествующего, тычущего ему в лицо шероховатым горячим языком Ваську, и с бодрым вызовом в сияющих зрачках погрозил кулаком ревущей пьяной воде.

— А, ты сильнее меня, сволочь! Так посмотрим…

Дерзкая свежая сила налила вычерпанные мышцы. Демин на два оборота крутанул щелкнувшую иглу карбюратора, рывком захлопнул воздушную заслонку и приоткрыл дроссельную…

— Сверху надо… Еще раз в воду… не могу…

Отмахнув лезущие в глаза мокрые волосы, человек дернул рычаг зажигания и полез на кожух. Грузный «Рено» дрожал под напором течения, но стоял неподвижно. Оседлав мотор, тракторист распластался на нем всей грудью, вытягивая руки вниз, к захлестываемой течением пусковой рукоятке.

«По метровой глубине проходит» — четыре слова, сказанные ему инструктором год назад там, в уютно пахнущей газолином тракторной школе далекого города, как раскаленное тавро, врезались в мозг.

Рукоять долго не поддавалась вытянутым в неудобной позе, костеневшим в воде рукам.

— Так! Так! Еще раз! Ну!

И вдруг, поддаваясь, оглушительно и победно ударил мотор. Трактор затрясся, ожил. Властно раздавливая гул течения, загремели цилиндры. Демин сполз с кожуха, сел и непокорными пальцами взялся за колесо.

— Открыть клапан, пошире… есть! Больше зажигания, еще больше… так! — Только сегодня утром смазал он солидолом железные суставы мотора. — Выдержишь? Выдержи, милый, выдержи!

С треском опрокинулся ходовой рычаг. Бешено, как сорвавшаяся с цепи собака, залаял мотор. Скрипнув, дернулись гусеницы.

Сто пятьдесят стальных лошадей бросились в лоб течению. Вода взвыла, как обманутая толпа, с ревом расступилась перед пышащим жаром радиатором, захлестала кругом тысячами визгливых струек-бичей.

Вперед! Гусеницы побежали скорее, в сливки сбивая встречные волны. Цилиндры задыхались, выбрасывая синюю горечь гари. Металлическое сердце великана, как победный барабан, билось ровной дробью грохочущих взрывов. Трактор, точно колун, раскалывал упругое тело течения. Река бросилась ему навстречу, вскидывая на радиатор бессильную злобу пенных брызг. «Рено» шатался под ее нажимом, но гусеницы неуклонно впивались в почву, тупой кожух расталкивал волны, как богатырь плечом расталкивает преграждающих путь.

Мокрый и торжествующий Демин кровоточащими ладонями впился в колесо. Он ругал реку, издевался над ней, плевал в захлестывающие ему ноги колючие волны. Васька стоял рядом, победно крутя хвостом, и уже не жалко, как раньше, а вызывающе тявкал на волны.

Человек вторил собаке, подбадривая трактор, как живого могучего друга:

— Так, милый, так! А ну-ка еще, еще!

Он все шире раскрывал карбюратор, все прибавлял зажигание. «Рено» гремел разгневанно и страшно, беспрестанно усиливая ход. Молочно-белый след тянулся за проходящей машиной.

Кучка обнявшихся, застывших по пояс в ледяной воде людей все приближалась. Люди, как тростник, качались под ударами течения, цепляясь друг за друга сведенными синими руками. Шесть кровавых ртов кричали навстречу трактору однотонно и страшно:

— А-а-а-а!!!

В безумных выпученных глазах тлело робкое пламя надежды.

Усилием воли стряхивая горячий дурман торжества, Демин рулил осторожно и точно, чтобы не подставлять течению бок машины. Он знал, что на дне оврага есть выбоины и ямы, залитые больше, чем на метр. Трактор мог опрокинуться, волна — захлеснуть мотор.

Цилиндры стучали и ревели. «Рено», как корабль к острову, боком подваливал к погибающим.

— Садись! — невнятно закричал Демин, крутя колесо.

Люди шатнулись все сразу, свирепо цепляясь друг за друга, за перила и вращающиеся гусеницы, валясь поперек кожуха и на гнущуюся крышу рулевой будки. Дядя Митрий рухнул прямо к ногам Демина и застыл. Парфенов упал рядом с трактористом, уткнул лицо в негнущиеся ладони, прорыдал коротко и гулко, как плачут сильные люди, и вдруг, поднимая на Демина залитые водой и слезами глаза, улыбнулся криво, но солнечно:

— А подняло ведь лес… Удался сплав-то… — слабо сказал он.

Дед Степан бормотал что-то и, задыхаясь, кашлял сзади.

Люди качались под ударами течения, цепляясь друг за друга.

Внезапно в ответ ему так же сипло и гулко кашлянул мотор. Рулевой вздрогнул. Кашель повторился. Ровный перестук поршней все чаще и чаше срывался коротким, сухим ударом. А за ударом следовали секунды страшного, как смерть, молчания. И в каждое такое мгновение заглушенный до того мотором рев реки вдруг нарастал и ярился, попрежнему полный угрозы. Демин знал, о чем дело: не хватало горючего. Он призакрыл карбюратор, экономя последнюю смесь, еще теснее впился в испачканное своей же кровью колесо и неустанно измерял глазами расстояние. Оно все сокращалось. Земляной срез — начало тракторной дороги — медленно подплывал к машине. По нему метались и прыгали люди.

Поток мелел. Гусеницы все выше выступали из воды, но течение бушевало давило, как прежде. Мотор медленно умирал. Он кашлял ржаво и сипло, срывался, снова рычал, и каждую секунду Демин ждал конца. Радиатор все слабее — расталкивал струи, но и берег неуклонно надвигался.

Что кончится раньше? Расстояние или смесь?

— Милый, ну, надбавь, ну, еще капельку! — уже как ребенка упрашивал машину тракторист.

И мотор, умирая, боролся.

Берег был уже тут, совсем близко, и люди с радостным ревом забегали от него навстречу трактору, прямо в гулкую воду.

И тогда-то заблудшее, может быть, последнее бревно, налетело на машину как гром. Демин не успел еще рвануть руль, когда чешуйчатый ствол, оглушительно грянув по радиатору, выскочил одним концом из бушующей воды и, замахиваясь, как чудовищная булава, взлетел над головой рулевого. Последнее, что видел Демин, был свет, огромный и багровый, воспламенивший и небо, и волны, и глаза. А потом весь мир провалился в горячую, звенящую тьму…


* * *

Впервые он пришел в себя всего на минуту. Улыбнулся таким заботливым и хорошим лицам, склонившимся над ним, и вновь закрыл глаза. Но и опять, погружаясь в липкий туман беспамятства, услышал:

— И жить и работать будет. Хоть куда! — густым тенорком сказал кто-то, должно быть, доктор.

— Еще бы! Нужно, штоб жил! Одна машина-то у парня какова! — прибавил дед Степан.

— И сердце! — закончил Парфенов.

Люди и море в железной коробке. Рассказ М. Поляновского.


— Вы слабо представляете себе что такое глушь.

Мой собеседник — механик кинопередвижки, недавно об'ехавший Камчатку с аппаратом и несколькими плоскими коробками, туго набитыми фильмами, еще не успел собрать воедино своих впечатлении, нахватанных в разных концах огромного полуострова. Туземцы, глядя на полотно, перед которым он вертел ручку своего аппарата, называли его «самым большим шаманом». Они не могли понять как это один человек умудряется тащить за собой столько домов, улиц, людей, пароходов, лодок, быстро мчащихся машин и животных.

Они давали ему возможность передвигаться в своих выдолбленных лодках летом, для него и груза запрягали собак в нарты зимой.

— Я стал уже свыкаться с данной мне камчадалами кличкой — «эк ден шаман» что означает «самый большой шаман». В мои функции вовсе не входило одно лишь голое демонстрирование картин. Ездить с передвижкой по Камчатке — это означает быть одновременно и администратором, и организатором, и пояснителем, и лишь напоследок крутильщиком Так вот. Приходилось мне заезжать в места где не только о кино, даже о пароходах представления не имеют. Приехав в такой поселок, поневоле затоскуешь по Петропавловску, он кажется крупным и комфортабельным городом. Ясно, что показывать в таких местах фильму без соответствующего предисловия в первый раз нельзя.

Хорошо, если попадается владеющим местным наречием избач или просто толковый туземец. Эти переведут, помогут об'яснить, расскажут содержание картины. Но не всегда предупреждения помогают. Был случай которого никак не забыть, — так ярко показал он, какую память оставил в туземцах царизм.

Когда на экране появились царские офицеры, шумные тени стали пробираться к выходу.

Человек, проехавший с передвижкой всю Камчатку, на мгновение уставился в потолок, словно это был экран, на котором он увидел весь эпизод.

— Так вот, дело происходило на Охотском побережье где находится крупный поселок Ола. Не стану говорить, каких трудов стоило туда добраться. До меня там кино никто не показывал.

В Оле попы с давних времен конкурировали с шаманами, а туземцы, боящиеся всяких богов, на всякий случай вешали в своих юртах рядом с шаманскими талисманами иконы и кресты. Лишь недавно влияние попов и шаманов стала заглушать открывшаяся изба-читальня, действовавшая скромным арсеналом средств, имевшихся в ее распоряжении.

Избач обрадовался прибытию передвижки и всячески старался мне помочь Он немедленно об'явил местным жителям (в основном это тунгусы), что в избе-читальне будет показано нечто, никогда и никем не виданное.

Небольшой деревянный домик вечером наполнился всеми жителями Олы. Даже женщины, живущие у туземцев затворницами и даже древние старики — и те пришли. Внутри избы завесили окна, на стену натянули экран, погасили свет. Ропот разочарования пронесся по комнате. Тунгусы решили, что все это не больше, чем волшебный фонарь, которым показывают ассортимент давно перевиденных, изрядно надоевших диапозитивов.

— Тумана калтина. Наша видела, наша знает…

Но когда вслед за жужжанием динамо и треском аппарата на полотне раскинулось, переливаясь, настоящее море, пошли пароходы с живыми людьми, размахивающими руками, говорящими друг с другом, когда видно стало, как ветер колышет их одежду, флаги, — тогда воцарилась полная тишина. Сидевшие впереди обитатели Олы отпрянули в сторону, боясь как бы не смыла их волна.

Но вдруг по зрительному залу пронесся крик ужаса. На экране появились царские офицеры с погонами на плечах. Точно такие, как те, что приезжали на пароходах, под трехцветным флагом, привозили «огненную воду», спаивали туземцев, отбирали лучшие шкурки мехов оскорбляли их жен и дочерей и нередко делали тунгусские головы мишенями для стрельбы.

— Эк ден шаман! Что делают эти люди снова здесь? Зачем приехали они? Вновь избивать, мучить и грабить бедных тунгусов?

И туземцы еще дальше отодвинулись от людей, так хорошо знакомых по начинавшему забываться, но все еще не далекому прошлому. Но вот другие лица в бескозырках, с колышущимися на ветру ленточками восстали против произвола и швыряют этих, в погонах, прямо в море.

— Эк ден шаман! Что-то будет! Не достанется ли потом тунгусам от высших начальников за все эти беспорядки?

Бесшумные тени стали пробираться к выходу. Когда же появился шедший прямо на людей командир и сердито обвел взором сидевших, — побег принял откровенный характер.

Уже зажегся свет, и перед глазами зрителей вновь предстало белое пятно, но ужас был слишком велик. Появление царских начальников потрясло неожиданностью тех, кто не забыл еще прелестей колонизации Вместе с избачом пришлось всячески успокаивать наших зрителей, показывать им пленку, позволить вертеть аппарат. Смельчаки подкрадывались к экрану, щупали его пальцами. Более дальновидные, чтобы удостовериться, с опаской заглядывали за экран. Иные протирали глаза, щупали себя, только бы удостовериться, что это не был сон.

Смельчаки подкрадывались к экрану и щупали его руками.

Надо ли говорить, что меня с избачом рассматривали как чудотворцев. Тунгусы говорили: «Целое море притащил. И корабли, и людей, и начальство. Такого большого шамана еще не было».

Вы, очевидно, догадываетесь, какую картину я вертел в тот вечер на Охотском побережье. Конечно, это был «Броненосец Потемкин», побывавший к тому времени во всех уголках мира, но нигде не произведший такого впечатления, как на туземцев поселка Ола.

Не правда ли, этот случай может послужить хорошей иллюстрацией к истории взаимоотношений царской власти с инородцами, которых оправославили при помощи креста и дубины?

Добрый Сам[30]. Рассказ Валиски.


Я остановился проездом на несколько дней в Корсикано — маленьком городке штата Техас (САСШ), потонувшем в хлопковых плантациях. Среди огромных полей, которые раскинулись на многие тысячи гектаров, вились широкие аллеи, по которым вереницей неслись «жестяные Лизаветы»[31] с тучными фермерами, спешившими на рынок.

Оживленная базарная толпа сверкала яркими красками одежд. Молодые девушки в соломенных шляпах с пестрыми широкими лентами делились последними новостями и перебрасывались шутками с юношами, стоявшими поодаль. Солидные пожилые фермеры собрались на «почте», которая помещалась в мелочной лавке. Они разместились на ящиках с сахаром, на пустых бочках от масла, на треногих стульях, жевали табак, лениво сплевывали через губу и вспоминали «добрые старые времена», генерала Роберта Лея, президента Авраама Линкольна, освободителя негров. Многие с сожалением покачивали головой и цедили сквозь зубы:

— Глупо, ах как глупо было давать свободу неграм!

Почтенный седовласый старик откинулся на ящике.

Я прислушивался к этим разговорам, и передо мной раскрывалось прошлое Америки. Вот почтенный седовласый старик откинулся на ящике, достал кисет с табаком, засунул щепотку в нос, чихнул несколько раз, сплюнул через мою голову и медленно начал:

— Да! Пятьдесят три года назад, — я был тогда еще молодом юношей и не боялся ничего и никого, — шел на юго-восток караван, состоявший из трех телег.

Он сделал паузу, чтобы посмотреть, какое впечатление произвели его слова на слушателей, и вновь сплюнуть на сторону. Кивок головы одного из слушателей дал ему понять, что ждут продолжения.

«Ведь эти старики собрались сюда, чтобы поделиться своими воспоминаниями… все, что осталось им в жизни… безобидные старые люди…», — так думалось мне.

— Продолжай, Сам, — сказал один из присутствующих. Широкополая соломенная шляпа, пестрая рубаха и тиковые брюки, засунутые в сапоги, составляли его костюм. Слева на груди у него висела звезда с закругленными концами. На ней было выгравировано: «Округ Корсикана, Шериф 2». Это был представитель власти — начальник местной полиции.

— Итак, — продолжал добрый Сам, — они хотели пробраться через Эль-Пазо в Юму. На золотые прииски. С четырьмя женами и двумя неграми…

Вдруг отдаленный протяжный крик, прервал рассказ, прорезал горячий воздух. Послышался глухой рев, как шум отдаленного прибоя, который катился все ближе и ближе. Сквозь гул и рев человеческих голосов резкой надтреснутой нотой прорывался протяжный одинокий крик. Он звенел болью и страхом, это была предсмертная мольба смертельно раненного животного.

Старики повскакали с мест и бросились на улицу, сбив меня с ног. Поднявшись, я вышел вслед за ними и не узнал «добрых» старичков: это была озверелая банда бородатых мужчин, которые, дико крича и размахивая кулаками, мчались к шумевшей толпе. Представитель власти — шериф — энергично работал руками, локтями и ногами, прокладывая себе дорогу в центр толпы. Я старался следовать за ним. Среди страшного гама и визга людских голосов выделялись отдельные слова: «Собака… черный чорт… украл лошадь… мало повесить…»

На земле, в пыли лежал со скрученными на спину руками негр лет сорока. Рубаха его была залита кровью. Правый глаз вывалился из орбиты и повис на щеке. Пустая глазная впадина зияла кровавой пропастью. Верхняя губа была рассечена надвое и свешивалась лохмотьями над нижней, обнаруживая окровавленные зубы.

Вдруг из толпы отделились человек двадцать и бросились к соседней лавке. Через две минуты они вернулись обратно, неся в руках пустые ящики из-под яиц, капусты, картофеля, баки с керосином и бензином — и сваливали принесенное в огромную кучу. Кровь застыла у меня в жилах, когда я понял цель этих ужасных приготовлений. Но шериф, представитель власти, стоявший рядом со мной, держал себя чрезвычайно двусмысленно, — казалось, его вовсе не интересовало поведение толпы.

Они подхватили связанного негра…

Каждый из присутствующих старался дать несчастному негру пинок ногой или ударить его кулаком куда попало. Затем шестеро дюжих мужчин подхватили связанного негра и бросили его на импровизированный костер.

Сотни рук в сладострастном порыве протянулись с зажженными лучинами к ящикам — и вмиг запылал яркий огонь…

Полчаса спустя над базарной плошадью подымался ввысь ленивый легкий дымок. В воздухе разносился запах гари, пахло жареным мясом. Этот запах долетал до станции железной дороги, где в страхе сбились местные негры городка Корсикано, чтобы избежать ярости белых.

На другой день, когда «добрый» старый Сам на почте вновь рассказывал про караван, состоявший из трех повозок, и сделал паузу, чтобы сплюнуть, кто-то нехотя сказал:

— Да, знаете, а ведь негр-то оказался невиновным, он не крал лошади. Она разорвала узду и пошла сбродить. Но через сутки вернулась благополучно к себе и конюшню.

— Го-го-го! — загоготали старики.

— Ну что ж! Это будет назиданием для других, — протянул «добрый» старый Сам и продолжал свой рассказ.


На экране «Следопыта».

АРКТИКА-ИСТОЧНИК ЭНЕРГИИ

Большая часть двигателей современных машин приводится в движение при помощи тепловой энергии, и только около 1/20 этих двигателей использует энергию текущей воды или ветра. Если тепловая энергия является основной двигательной силой наших машин, то вопрос о запасах топлива приобретает особенно важное значение. Запасы угля, нефти, дров, торфа с каждым днем быстро уменьшаются. Надо подумать о новых источниках энергии — и кое-что в этом направлений уже сделано. Пробовали использовать приливы и отливы, атмосферное электричество (молнии), солнечные лучи и так далее. Но главным недостатком этих видов энергии является дороговизна и сложность силовых установок.

Между тем существует источник энергии, до сих пор еще не использованный. Это — тепловая энергия холодных вод Севера, освобождающаяся под действием низкой атмосферной температуры.

Чтобы извлечь из равномерно нагретого резервуара тепла общую энергию и превратить ее в механическую, необходимо иметь еще второй источник тепла с более низкой температурой, иными словами — надо иметь разность температур. Даже при незначительной разности температур двух источников возможно получение некоторого количества механической энергии. Ученый Жорж Клод доказал, что турбина в 100 лошадиных сил может действовать при разнице температуры двух сред всего лишь в 10°C.

В арктических странах налицо естественная разница между температурой воздуха, которая доходит иногда до 60°C., и морской или озерной водой, которая, как известно, при 0° замерзает. Вообще же температура глубинных слоев морской воды держится около +4°C.; при этой температуре вода, как известно, достигает наибольшей плотности.

Обычно принято думать об Арктике, как о стране холода, но это мнение составилось у людей только по температуре воздуха, между тем как огромные водные пространства морей, рек и озер Севера подо льдом не замерзают. Следовательно, температура этих вод всегда выше 0°C. Запасы теплоты северных вод так велики, что, например, один кубический метр этой воды, замерзая, может освободить такое же количество теплоты, какое дает сгорание примерно пяти литров нефти. Таким образом скрытую теплоту полярных вод, представляющую огромный запас потенциальной энергии, можно превратить в кинетическую, то-есть в энергию движения.

Весь вопрос теперь заключается в том, каким образом практически подойти к устройству подобной машины.

Отныне установки, конструируемые в настоящее время в Соединенных Штатах, достаточно близко подводят к решению этого важного вопроса.

На берегу моря или озера сооружается силовая установка с очень простым оборудованием по следующей схеме (см. чертеж). Незамерзающая вода из-под льда выкачивается в котел (№ 1), где она соединяется с особой летучей жидкостью, имеющей очень низкую точку кипения, примерно около -2°C. Жидкость эта, смешиваясь с водой, имеющей температуру около +4°C., немедленно закипит, отнимая для этого теплоту у воды. Образовавшийся при кипении пар направляется в паровую турбину низкого давления и приводит в движение, а вода, лишенная теплоты, замерзает и обращается в лед, который удаляется из котла. Чтобы пары летучей жидкости не пропадали напрасно, устраивают дополнительный котел-конденсатор, в котором находится соленый лед, с температурой ниже точки кипения летучей жидкости. Прибывающий пар приходит в соприкосновение со льдом и быстро сгущается вновь в жидкость, в то же время расплавляя и часть льда. Летучая жидкость и образовавшаяся от таяния вода скопляются на дне котла-конденсатора. Так как летучая жидкость с водой химически не соединяется, а плавает сверху, то ее легко отделить от воды и вновь использовать: летучая жидкость направляется вновь в котел № 1, а соленая вода выпускается в водоем, где под влиянием весьма низкой атмосферной температуры вновь замерзает.



Приведенный чертеж и текст к нему достаточно ясно об'ясняют принцип действия нового «температуродвигателя».

Добыча энергии возможна только благодаря разности температур незамерзающей воды и низкой температуры воздуха. И чем ниже температура воздуха, тем большую энергию можно получить при данной комбинации веществ — воды и летучей жидкости.

Затраты на устройство температурной силовой установки нужны небольшие. Что касается запасов летучей жидкости, то количество ее остается почти неизменным при том круговом процессе, который она совершает, превращаясь из жидкого состояния в газ и обратно.

В общем стоимость одной лошадиной силы, по вычислениям американских инженеров, обойдется около 70 руб., тогда как обычная гидроэлектрическая установка обходится свыше 400 рублей за ту же лошадиную силу.

Холод полярных стран и длительная зима, продолжающаяся почти девять месяцев, сковывают реки и не дают возможности пользоваться гидроэлекрической установкой в течение круглого года. Теперь же эти страны можно рассматривать как источники неисчерпаемой энергии. Богатства северных стран — залежи каменного угля, медь, железо и другие полезные ископаемые — найдут себе выход на мировой рынок.

Н. Б.


15 июля из Архангельска отправился в экспедицию на Землю Франца-Иосифа ледокол «Седов».

На борту ледокола находятся наши сотрудники: пом. нач. экспедиции проф. Самойлович, нач. экспедиции на Северную Землю Г. Ушаков, писатель Соколов-Микитов и наш постоянный сотрудник — матрос «Седова» — Б. Юркевич.

Редакцией приняты меры для получения от экспедиции материалов по радио.

На фото вверху — митинг перед отправлением в экспедицию. Говорит нач. экспедиции проф. Шмидт. Рядом с ним проф. Самойлович. Справа — Юркевич.

Внизу — «Седов» отплыл от пристани.

Фото Л. Бирнова

ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА ЧЕРЕЗ САХАРУ

Карта железной дороги через Сахару

Мысль о проведении железной дороги через Сахару не нова. Еще в 1879 году она была высказана французским инженером Дюпоншем, предлагавшим соединение железнодорожной линии одного из французских портов на Средиземном море со средним течением Нигера. В 1904 году французский исследователь — Пауль Болие — в своих записках о богатствах Сахары и западного Судана также указывал на необходимость проведения железнодорожного пути непосредственно от г. Алжира к устью Нигера. Но если пятьдесят лет назад эта задача казалась трудно осуществимой, то теперь, при развитии автомобилизма и авиации, значительно облегчающих железнодорожные изыскания, — она вполне возможна. И французы спешат осуществить эту грандиозную постройку.

В постройке транссахарской железной дороги Франция заинтересована политически. Захватив в свои руки почти всю Западную Африку с большей частью Сахары, Франция пытается всеми силами утвердиться в этой стране. Растущее революционное движение среди колониальных народов, в частности недавние восстания в Марокко и Судане, заставляют французских империалистов спешить с проведением железной дороги внутри пустыни, с целью возможности быстрой переброски войск в неспокойные районы.

Там, где много веков двигаются караваны верблюдов.

Что касается экономических соображений, то они также — по уверению заинтересованных французских кругов — имеют основание. Недра Сахары таят в себе много ископаемых, многочисленные оазисы дают в изобилии хлопок, пальмовое масло, финики, кофе и т. д. Исследования многих ученых показали, что климат Сахары — один из самых здоровых на земле, благодаря отсутствию микробов, которые не могут жить при сухом воздухе Сахары и под палящими лучами африканского солнца. Д-р Рише говорит в своих записках, что по долинам Нигера и его притоков имеются миллионы гектаров земли, могущих давать богатейший урожай хлопка. То же можно сказать и об озере Чад, район которого может быть использован для посевов хлопка и других промышленных культур. Кроме того, во всех этих районах возможно скотоводство в самых широких размерах.

Проведение транссахарской железной дороги поможет также свести на-нет иностранную конкуренцию, с которой в настоящее время приходится Франции вести упорную борьбу, так как сообщение с самыми промышленными центрами африканских колоний Франции — Алжиром, Тунисом и Марокко — производится морем.

Первые попытки пересечь Сахару не караванным путем на верблюдах, а на автотранспорте были произведены в 1923 году. Автомобильная колонна 7 января 1923 года вышла из Тугурта, прошла через Хогар и Танезруфт и благополучно прибыла в Тимбукту. За первым пробегом последовали другие. Все они показали, что автомобиль с гусеничной тягой легко и свободно борется с песком, но зато не может в достаточной мере развить скорость.

Пески Сахары под влиянием самумов беспрерывно движутся и переносятся с места на место, — поэтому содержание железнодорожной линии представит огромные затруднения. Французским инженерам предстоит большая и трудная задача — не только построить дорогу, но и предохранить ее от песчаных заносов. Проекты на этот счет уже имеются.

В декабре 1929 года была создана комиссия по проведению транссахарской железной дороги. Обсуждались три возможных варианта: восточный. центральный и западный. Остановились на западном, как на наиболее выгодном. Постройка продлится восемь лет. По приблизительным подсчетам она обойдется в 3 миллиарда 197 миллионов франков. Протяжение полотна составит 1912 км.

Дорога пройдет из восточного Марокко к западному Судану, имея выходы к Средиземному морю в Алжире, Оране и в будущем порту Марокко — Нэмуре. В Уджде дорога сольется с веткой, которая ведет через Рабат — в Атлантический океан и через Танжер — в Европу. В пустыне путь свяжет следующие пункты: Буафра, Коломб-Бехар, долину Саура. Адрар, Регган, Танезруфт, Ин-Тассаит и реку Нигер у Тосэй. У Нигера дорога получит два ответвления: на Бамако — вверх по течению, и на Ниамей — вниз, к устью Нигера

«Западная Африка, — говорит французская пресса, — узнает наконец подлинное прекрасное лицо Франции и будет восторгаться ее мощью и благородством». Эти прекрасные качества марокканцы и жители Судана недавно испытали на своих спинах, и туземцы, надо полагать, не преминут воспользоваться хорошими путями сообщения, чтобы отплатить французам за их «благородство».

НОВЫЙ БЕРЛИНСКИЙ ТЕЛЕСКОП

В империалистическую войну немцы соорудили огромную пушку «Большую Берту», обстреливавшую Париж на расстоянии 75 миль. В наши дни немецкая наука сконструировала для Берлинской обсерватории телескоп, далеко превосходящий по силе и величине знаменитые телескопы, установленные в Гринвиче и в Северной Америке (на обсерваториях в Скалистых горах и Калифорнийском нагорном плато).

На фотографии берлинский телескоп, прозванный «Астрономической большой Бертой».

МИЛЛИОН ВОЛЬТ

Английские журналы отводят много места опытам, произведенным Эрнестом Рутфордом в помещении Викерсовских электрозаводов. Рутфорду удалось получить напряжение электротока. равное миллиону вольт.

Опыты, произведенные Рудфордом, были зафиксированы фотоснимками, наиболее характерные из которых мы приводим.

Рис. 1.

На нервом снимке изображен разряд тока, при напряжении в 500 тысяч вольт, на втором же «искусственная молния», прорезавшая воздух на протяжений 10 футов, между шаром и положенным на полу металлическим диском (второй опыт произведен при напряжении в миллион вольт).

Рис. 2.

Рутфорд заявил, что в ближайшем же времени приступит к новым опытам, при которых надеется получить ток еще более высокого напряжения.

В результате опытов Рутфорда не исключена возможность получения тока в 10 миллионов вольт, которого, по мнению ученых, было бы достаточно для разложения атомов. Возможно, что самые фантастические из мечтаний Уэллса станут действительностью.

ОБСЕРВАТОРИЯ НА ЮНГФРАУ

В этом году на вершине Юнгфрау (высота 3½ клм.) устроена обсерватория и метеорологический пункт. Вследствие разреженного воздуха долгое пребывание на вершине трудно. Поэтому работники будут сменяться, для чего у подножия горы устроена база. Кроме того, на обсерватории установлены автоматические инструменты (самопишущие анероиды и др.).

МЕХАНИЗИРОВАННЫМ ПРИЛАВОК

Механизированный прилавок, изобретенный украинским изобретателем С. Г. Фроловым.

Покупатель может осмотреть мануфактуру через отверстия прилавка, и ту, которая ему понравится, он закладывает в вал.

Вал механически и точно отрезает столько метров, сколько укажет покупатель.

Н. Р.

ПРЫЖОК ЧЕРЕЗ ПРИБОЙ

Ежегодно тысячи судов тонут на море во время штормов, разбиваются о скалы и подводные рифы. Во многих опасных прибрежных пунктах Западной Европы устроены спасательные станции, но до сих пор им удавалось оказать помощь лишь немногим судам. Дело в том, что во время сильной бури к гибнувшему судну невозможно подобраться на шлюпках из-за чудовищных валов прибоя. К тому же вокруг тонущего корабля образуется кипящий водоворот, который мгновенно втянет и разобьет в щепки самую крепкую шлюпку.

Не так давно изобретен остроумный аппарат для спасения экипажа гибнущих судов.

В настоящее время все крупные спасательные станции уже снабжены им. Механизм его крайне прост.

На судно наводят небольшое орудие, из которого выбрасывается тонкий длинный канат. Конец его подхватывается матросами и укрепляется на гибнущем корабле. Затем вдоль переброшенного на корабль каната направляют другой, более прочный и заканчивающийся блоком. Этот провод укрепляется на мачте или трубе корабля. На блок подвешивается спасательный круг, в который и садится человек, крепко привязанный к нему веревками.

Круг начинает плавно скользить вдоль каната, человек перелетает через прибой и достигает берега.

Е. Б.

Из великой книги природы.

ДЕВЯТАЯ ПЛАНЕТА ИЛИ ОБЫКНОВЕННАЯ КОМЕТА?

Месяц назад мировую печать облетело сообщение, что обсерватория Лоуэл (штат Аризон САСШ), руководимая астрономом Шлейфером, открыла новую — девятую — большую планету, отстоящую вдвое дальше от Солнца чем самая крайняя планета нашей системы — Нептун.

О существовании планеты за Нептуном предсказывал еще сто лет назад Леверье, теоретически вычисливший это на основании неправильного движения Урана. О ней также говорил Фламмарион в 1879 году. Он писал:

«Все периодические кометы имеют афелий[32] рядом с орбитой какой-нибудь планеты. Третья комета 1862 года и звездный дождь следуют по орбите, афелий которой равен 48 единицам[33]. Следовательно, там на расстоянии 4000 миллионов миль от Солнца должна существовать планета».

Фламмарион дает приблизительную величину планеты и среднее суточное движение, а также схему солнечной системы, показывающей орбиту планеты за Нептуном.

В настоящее время ученые астрономы вычислили, что приблизительный радиус орбиты новой планеты в 48 раз больше орбиты Земли. Так как радиус земной орбиты равен приблизительно 92 миллионам миль, то радиус орбиты новой планеты будет около 4000 миллионов миль. Следовательно, предположения Фламмариона подтвердились.

Схема, показывающая расстояние планеты от Солнца в милях.

Французскими астрономами сделаны первые снимки новой планеты. Снимки делались с большим трудом. Оперировали одновременно два фотографических об'ектива, приспособленные к экваториалу[34]. Оба об'ектива давали возможность различать звезды до 17-й величины!

Новая планета — маленькая точка. По ряду фотографий точно установлено ее движение среди звезд. Движется она очень медленно, едва ли больше четверти минуты дуги в день, то-есть немного больше градуса в год.

Необычайная бледность новой планеты и медленность движения указывают на крайнюю удаленность ее от Земли. Астроном Кроммелин находит также другое об'яснение ее исключительной бледности, а именно: очень низкую температуру газов, которые начинают сжиматься, уменьшая тем самым видимый диаметр диска. Согласно последним известиям новая планета немного меньше Меркурия.

Ее расстояние от Земли равно приблизительно 7 миллиардам километров. Потребовалось бы около 8000 лет, чтобы перелететь на нее на аэроплане, летящем со скоростью 100 километров в час.

Некоторые астрономы приняли новую планету за часть одного из блуждающих астероидов, которые вращаются между орбитами Марса и Юпитера. Если это так, то открытие это поставит астрономов перед чрезвычайно интересной космогонической проблемой.

Другие ученые предполагают, что это просто светящаяся комета. Они основываются на том, что та часть пути, которая за это время проделана планетой по небу, может быть представлена разными орбитами как планетного, так и кометного типа.

Последние сообщения говорят о том, что Шлейфер после месячного наблюдения новооткрытого светила доводит до сведения астрономов, что у него возникают сомнении, действительно ли отрытое им светило принадлежит к числу больших планет.

Итак, мы стоим перед разрешением новой загадки. Маленькая светящаяся точка, висящая далеко в небе над нашими головами, являет вопрос напряженного интереса.

Н. Б.

ПОТОМСТВО У РАСТЕНИИ И ЖИВОТНЫХ

Знаменитый ученый Ч. Дарвин вычислил, что одно лишь растение — ятрышник (Orchis maculata), которое дает в сезон 186 000 семян, могло бы в течение жизни четырех поколений заполнить весь земной шар сплошным зеленым покровом. Только борьба за существование, усиленная конкуренция в природе за право жить лишает возможности тех или других живых организмов занять на земле господствующее положение.

Ботаниками подсчитано, что куст ядовитой белены может принести 10 000 семян, а стрелки-соцветия каждого растения подорожника до 14 000. Один экземпляр всюду известной сорной травы — пастушьей сумки, цветущей с весны белыми цветочками по пастбищам и близ жилья, производит 64 тысячи чрезвычайно мелких семян. В то время как другой сорняк — гулявник (Sisymbrium), который засоряет наши огороды, сады и паровые поля, каждый год приносит уже свыше 700 тысяч семян.

Но все же рекорд побивает растение пижма, или дикая рябинка (сем. сложноцветных), растущая вблизи речек и по сырым местам. Желтые безлепестковые цветы пижмы, обладающие характерным запахом, ежегодно дают около миллиона семян с одного растения…

Конечно, если бы все зародыши растений и животных вырастали и в свою очередь размножались, то им очень скоро не хватило бы ни места, ни пищи. Поэтому в такой неравной борьбе выживают только сильнейшие.

Интересно, что животные, а особенно рыбы, далеко оставили за собой растения.

Количество икринок, откладываемых рыбами во время нереста, достигает исключительных размеров. Так, если лососи (например кета) и форели мечут от 6 000 до 25 000 икринок, щука более 100 000, лещ до 200 000, линь, судак и окунь до 300 000, — то налим дает около 1 миллиона, карп свыше 2 миллионов, а камбала уже превышает 3 миллиона отдельных икринок. Осетр, белуга и сом также кладут икру в миллионных количествах.

Казалось бы, что благодаря такому обилию икры рыбы вскоре переполнили бы все океаны, моря, реки и водоемы. Однако только такая необыкновенная плодовитость спасает рыб от гибели в неблагоприятных естественных условиях и поедания многочисленными хищниками.

Впрочем, низшие животные перещеголяли даже рыб. Несомненно, в заботах о потомстве пальму первенства приходится отдать… солитеру. Этот ужасный паразит живет в виде пузырька сначала в мясе животного (например у свиней, рогатого скота), а потом переходит к человеку, где принимает ленточную форму. Взрослый солитер достигает в длину свыше 2–3 метров. Его лентовидное тело разделено на отдельные членики (сегменты), которые бывают наполнены яйцами в количестве 50 000 штук каждый. Ежедневно отделяется до 5 члеников. Значит, за одну лишь десятидневку солитер разносит 2 500 000 яиц, тогда как за месяц получается колоссальное число в 7½ миллионов штук…

И. Брудин.

КАК ВИДЯТ ЖИВОТНЫЕ

Опыты и наблюдения над животными показывают, что поле зрения животных гораздо шире, чем у человека. Об'ясняется это большим расстоянием между их глазами. Видят они не дальше человека, но могут видеть не только впереди себя, но и предметы, расположенные сзади.

Как видит заяц.

Нормальное зрение среднего человека — около 170°, тогда как у лошади больше 300° (то-есть почти полный круг).

Заяц может одновременно видеть кругом себя. Если вокруг него стоят пять человек, он будет видеть их одновременно.

Предметы, которые нам кажутся маленькими, многим небольшим животным кажутся огромными, вследствие того, что их глаза находятся значительно ближе к земле, чем наши. В зависимости от этого положения глаз и форма предметов меняется. Например в нашем представлении стол — плоская поверхность на четырех ножках, при чем ножки для нас придаток стола. Кошке же стол представляется в виде огромных четырех ног, покрытых громадной крышей.

Как видит муха почтовую марку.

Насекомые видят все предметы в значительно увеличенном виде. Рисунок показывает обыкновенную почтовую марку в том виде, как она представляется мухе. Фото это сделано при помощи глаза насекомого, использованного в качестве линзы. Об'ясняется это тем, что в глазах мух и некоторых насекомых несколько сот граней.

Очаги социалистического строительства.


Очаги социалистического строительства СССР
ЛЕСНЫЕ БОГАТСТВА СССР
ЛЕСОМАТЕРИАЛЫ. ЛЕСОХИМИЧЕСКИЕ ПРОДУКТЫ — БУМАГА

Лесная промышленность является одной из важнейших отраслей народного хозяйства СССР, располагающего колоссальными пространствами лесов. Пятилетний план развития нашего хозяйства (на время с 1928/1929 по 1932/1933 г.) возлагает на лесную промышленность крупнейшие задачи. Она должна удовлетворить потребность капитального строительства СССР в лесных и пиленых материалах, дать необходимое сырье для химической промышленности.

Продукция лесной промышленности используется почти универсально — древесную массу поглощают гигантские реторты химических заводов, строевой лес тысячами железнодорожных составов подвозится к местам стройки новых социалистических городов, из дерева делают бумагу, мебель, сельскохозяйственные машины, суда, кузова вагонов, пробуют делать спирт. Каменный уголь почти целиком поглощает промышленность — и поэтому на долю леса выпадает обязанность кормить топливом многие сотни тысяч домовых печей. А на Урале, например, даже доменные печи работают на более дешевом древесном угле; сжигают дрова в своих топках многие железнодорожные и речные пути.

СССР не приходится опасаться истощения своих лесов, уже ставшего грозным призраком почти перед всеми другими странами. Лесная площадь только РСФСР, без Закавказья и Белоруссии, составляет почти пятую часть мировой зеленой площади, занимая около 890 миллионов га.

Основные наши лесные богатства находятся в малонаселенных и бездорожных районах: на северо-востоке европейской части СССР, в Уральском и Приуральском районах, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Заготовка леса и вывоз его осложнены в этих районах тысячами трудностей: не хватает людей, конской тяги, трудно доставлять туда продовольствие и фураж. Бездорожье тормозит нормальное развитие таких районов, они остро нуждаются в удобных путях сообщения, которые свяжут их с центральными областями СССР и с морскими портами.

Пятилетний план уделил большое внимание постройке дорог. Уже начато строительство железнодорожных, грунтовых и водных путей, которые облегчат и удешевят разработку отдаленных лесных массивов. Промышленные предприятия, связанные с лесоразработками, строятся теперь в непосредственной близости к лесу, — и это тоже способствует удешевлению производства.

Почему лес важен для строительства и для производства таких обиходных вещей как мебель, посуда, корыта, бочки, понятно каждому, и на этом мы останавливаться не будем. Поговорим немного об утилизации леса как сырья для химической промышленности.

«Лесная химия» заключается главным образом в выработке скипидара, канифоли, древесного спирта и еще нескольких продуктов перегонки веществ, содержащихся в древесине. Такие продукты, как скипидар и канифоль, широко применяющиеся в промышленности, вырабатываются из сосновых пород. Если за два года до рубки в сосновых лесосеках организовать так называемую подсочку для сбора живицы (смолистого отхода), то с каждого гектара лесосеки можно получить этой живицы до 225 кг. Переработка этого количества живицы даст 180 кг канифоли и 23 кг скипидара. Затем лесосеку вырубают, а спустя шесть лет после рубки она (вернее, оставшиеся пни) снова превращается в источник ценного сырья. К концу текущего пятилетия площадь подсочки составит не менее 100 тысяч га, а «лесная химия» даст союзной промышленности до 3 тысяч тонн скипидара и свыше 30 тысяч тонн канифоли.

Лозунг «пятилетка — в четыре года», подхваченный всеми трудящимися СССР, во многих хозяйственных отраслях будет осуществлен даже в более короткие сроки. В связи с этим возрастет потребность и в продукции лесной промышленности.

Бумажная промышленность наиболее отстала у нас в своем развитии, что представляет весьма серьезную угрозу культурному развитию страны. Сослаться на недостаток сырья мы не можем, — и вместе с тем до сих пор мы продолжаем ввозить к себе бумагу, картон и даже целлюлозу, идущую на выработку бумаги. Положение явно нелепое — и нелепость эта подчеркивается тем, что бурный темп развития нашей культуры сопровождается соответственно не менее бурным ростом бумажного голода. СССР — обладатель колоссальных запасов сырья, и пятилетний план намечает поэтому значительное развитие бумажной промышленности, что в свою очередь повлечет рост душевого потребления бумаги.

Душевое потребление бумаги — вернейший показатель культурного уровня страны. Царская Россия расходовала всего 3 кг на душу населения в год. Цифра эта потрясает своей ничтожностью, если припомнить, что в Америке душевое потребление превышало в то же время 60 кг.

Слабое развитие бумажной промышленности находило некоторое оправдание в дороговизне механической энергии. Выход из этого положения найден. Создаются особые промышленные комбинаты, в состав которых входят, во-первых, лесоразработки с лесопильными заводами, во-вторых — бумажнокартонные фабрики, использующие древесное сырье (целлюлозу и бумажную массу) и в-третьих — электростанции, снабжающие заводы и фабрики комбината дешевой энергией, главным образом водной. Такое комбинирование предприятий сильно удешевит стоимость бумаги.

Остановимся для примера на одном из таких комбинатов, недавно выстроенном в богатой лесами Карельской автономной республике. Это — Кондопожский комбинат. Его основой является гидро-электростанция, расположенная в шестидесяти километрах от столицы Карельской республики — Петрозаводска. Станция эта использует разность уровней двух озер — Ниго и Онежского, равную двадцати девяти метрам и обеспечивающую мощное устремление воды по двухкилометровому каналу к турбинам. На энергии Кондопожской станции будут работать лесопильные заводы комбината и все его предприятия, перерабатывающие получаемые тут же лесопродукты в сырье и полуфабрикаты для бумажной промышленности. Кроме того, электростанция будет снабжать дешевой энергией Петрозаводск и прилегающие к нему районы.

Б. Климов-Верховский

 Что нам дает дерево.


СССР — страна леса. Кто сможет поспорить с нами по богатству лесной площади? Лес — наше подлинное богатство, могущее стать источником нашего процветания. Лес при правильном лесном хозяйстве не иссякает. Он будет снова расти и таким образом станет чудесным неразменным рублем. Для этого его надо знать, уметь им пользоваться и извлекать из него все, что он может и должен дать. Пока этого еще нет.

Работая «по-старинке», мы извлекаем из одного гектара леса в триста раз меньше дохода, чем промышленные страны Запада. Наше правительство отлично поняло всю актуальность этой проблемы для страны строящегося социализма и со всей решительностью поставило вопрос ребром. Создан специальный научно-исследовательский Институт древесины, и к концу пятилетки предусматривается увеличение продукции лесохимической промышленности на восемьсот процентов.

Колоссальная и великая задача, могущая зажечь огнем энтузиазма самого закоренелого скептика!

Пусть же коротко расскажет нам дерево, как оно может участвовать в деле строительства социализма и увеличении нашего материального благополучия.

Со времен седой старины дерево служило почти исключительно как строительные материал; вплоть до 1812 года почти вся Москва была деревянная, что приводило к бесчисленным пожарам Каменные постройки в Москве как известно, начали возводиться лишь во второй половине XVII века. Как строительный, топливный и поделочный материал дерево обычно и фигурирует в представлении человека. Но дерево ценно не только этим. Оно является драгоценным сырьем для целого ряда областей промышленности.

Давно было замечено, что на деревьях часто скапливается сера, — эти грязно-желтые потеки на соснах и елях в хвойном лесу видели многие.

При организации так называемого «подсочного дела», делая правильные насечки коры по строго научным методам, из дерева добывают драгоценную живицу, далее перерабатываемую на скипидар и канифоль.

С тысячи подсочных кряжей получают до тысячи кило живицы ежегодно, и французы достигли в этом деле такого искусства, что одно и то же дерево у них «работает» как своеобразный химический завод свыше ста пятидесяти лет (Анды). Так же, как в молочном хозяйстве имеет большое значение порода скота, так и в подсочном многое зависит от качества и вида дерева, и здесь необходимы уход и забота за подсочными деревьями. Усиленно вырабатывая живицу, дерево обогащается смолой и, будучи срублено, дает драгоценный материал для так называемой сухой перегонки, когда срубленное дерево в нагреваемых без доступа воздуха котлах отдает ценные продукты: спирт, уксусную кислоту и ацетон, собираемые в особых приемниках.

При этом же процессе перегонки получается скипидар в количестве до двухсот кило с одной кубической сажени хвойных дров (А. Деревягин).

Перегонкой березы и осины получают обычно деготь, из которого научились, кроме его прямого использования для консервирования, получать уксусную кислоту, спирт, ацетон, гваякол и пр.

Из древесных смол вырабатывают бензол, парафин, креозот, ксилол и т. д. В остатке перегонки получается уголь, обладающий сам по себе, в зависимости от приемов работы и сорта дерева, целым рядом драгоценных свойств.

Уголь, приготовленный по японскому методу, не дает угара и тлеет очень долго и ровно, что дает возможность готовить из него грелки Уголь некоторых пород дерева прекрасно поглощает газы, давая так называемый активированный уголь — здесь дерево выступает в качестве активного участника нашей обороны в случае газовой войны.

В Америке использовали замечательное свойство активированного угля поглощать вредные газы для… кормления домашней птицы. Конечно, уголь здесь не сам является пищей, но. поглощая образующиеся в кишечнике птицы вредные газы, возбуждает ее аппетит настолько, что птица с'едает и перерабатывает в мясо гораздо больше корма. Все перечисленные продукты сухой перегонки являются могучим стимулом для развития химической промышленности и сами являются сырьем по отношению ко многим фабрикатам. Формалин, искусственная камфара, ценные медицинские препараты для борьбы с разнообразными болезнями, в том числе с туберкулезом (гваякол), легко могут быть брошены на рынок при включении в русло химической промышленности дерева как исходного сырья.

Негодные отбросы «лесопиления» — опилки — специальными методами переводятся в сахар (здесь происходит такое же превращение в сахар, как и при превращении в сахар крахмала картофеля, что все знают по личному опыту).

Это раскрывает сразу широкие горизонты получения ценного и легко усваиваемого питательного продукта (в первую очередь кормового сахара для скота) и дальнейшего получения из древесины винного спирта.

Путем специальной варки и пропарки в котлах, дерево дает так называемую целлюлозу, которая служит прекрасным материалом для выработки бумаги (бумага из тряпья теперь почти не вырабатывается, — тряпье вытеснила теперь более доступная и дешевая древесная масса).

Обрабатывая клетчатку азотной кислотой, сообщают ей взрывчатые свойства, организуя таким образом производство бездымного пороха. Дальнейшая переработка нитро-клетчатки ведет нас через прилавок аптекарского магазина, где мы купим коллодий для заливания раны, на текстильную фабрику, где специальные машины приготовляют из коллодия искусственный шелк прекрасного качества.

Дерево, пропитанное особым составом, становится неузнаваемым, — трудно сказать кусок ли это дерева или… хорошо продубленная кожа. Дерево-металл, дерево-пробка, дерево огнеупорное, дерево, абсолютно не пропускающее звука («сверхизоляторы» Меллингтона), устойчивое по отношению к трению, действию влаги, воздуха, кислот — все это результат определенных, научно изученных и изучаемых методов пропитки дерева.

Спрессованные отбросы деревообделочных заводов превращаются в прекрасный строительный материал, не уступающий по качеству полноценному пило-материалу (метод Мезона). Экстракция специальных жидкостей, находящихся в дереве, дает необходимые дубильные материалы для кожевенной промышленности. Нет возможности указать в краткой статье сколько-нибудь полно те огромные волнующие перспективы, которые кроются в лесах — молчаливых и скромных союзниках нашей пятилетки, которые готовы себя отдать всецело на создание строящейся новой жизни.





Примечания

1

Лак, которым покрывают крылья самолета.

(обратно)

2

«Антономией» зовут в Прибайкалье автономную Бурято-Монгольскую республику.

(обратно)

3

Ручка — рычаг управления, то-есть несколько раз полетавший самостоятельно.

(обратно)

4

Атериссаж — спуск аэроплана на землю. — прим. Гриня.

(обратно)

5

Черный круг — условный знак для летчиков, означающий запрещение садиться.

(обратно)

6

Человек, бутылку красного вина!

(обратно)

7

Очень благодарен.

(обратно)

8

До скорого свиданья здесь (на земле) или там (на небе)

(обратно)

9

Как дела? Человек, бутылку...

(обратно)

10

Выдергивая кольцо, укрепленное в специальном карманчике на плечевом ремне, летчик выдергивает приспособление, позволяющее парашюту вывалиться из ранца и раскрыться.

(обратно)

11

Я не говорю по-английски, я говорю по-французски.

(обратно)

12

Простите, г-н Минов, вы капитан или лейтенант?

(обратно)

13

Да, да, это хорошо, это очень хорошо.

(обратно)

14

Туан — господин.

(обратно)

15

Батавия — главный город на о. Ява.

(обратно)

16

Морская мера длины небольших расстояний, равна приблизительно 200 м.

(обратно)

17

Нок — конец реи, где в старину вешали преступников и пойманных корсаров.

(обратно)

18

Компонг — туземное селение.

(обратно)

19

Вланда — голландцы.

(обратно)

20

Тьякра-Негара — резиденция магараджи в Матараме.

(обратно)

21

Туан-бессар — «господин великий». Титул, присвоенный голландскому резиденту.

(обратно)

22

Альфонс д'Альбукерк — португальский мореплаватель, посетивший малайский архипелаг в 1511 году и занявший несколько торговых портов по Малакке.

(обратно)

23

Генерал Михиальс погиб с отрядом на Ломбоке в 30-х годах прошлого века.

(обратно)

24

Пеоны — рабочие плантаций.

(обратно)

25

Инсургенты — повстанцы.

(обратно)

26

Гасиенда — поместье.

(обратно)

27

Гринго — американец.

(обратно)

28

Топляк — утонувшие бревна, могущие препятствовать сплаву.

(обратно)

29

Рекун — полукруглый топор заторщиков.

(обратно)

30

«Сам» — насмешливое прозвище американцев.

(обратно)

31

«Жестяная Лизавета» — так называют американцы легковые автомобили Форда.

(обратно)

32

Афелий — самое большое расстояние планеты от Солнца.

(обратно)

33

За единицу принято считать среднее расстояние Земли от Солнца.

(обратно)

34

Экваториал — инструмент для наблюдения ежедневного движения небесных светил.

(обратно)

Оглавление

  • Сказание о граде Ново-Китеже. Роман М. Зуева-Ордынца.
  •   I. Памфил Трясоголовый
  •     1
  •     2
  •   II. Каторжная вера
  •     1
  •   III. Старт
  •     1
  •     2
  •     3
  •   IV. Птичьи тропы
  •     1
  •     2
  •     3
  •   V. Аттерисаж[4]
  •     1
  •     2
  •     3
  •   VI. Зеленые лабиринты
  • Полярные страны. Случай в Средней стране. Рассказ В. Юркевича.
  •   ПИСЬМО С СЕВЕРА
  •   ЧЕЛОВЕК С ВЕСЕЛЫМ ГОРЛОМ
  •   ПЕСНЯ В ПОЛЯРНОМ БЕЗМОЛВИИ
  •   МОГИЛА МЕЖДУ РЕЧКАМИ ЯРОТТА И ПОЙЧИТ
  • Русский летчик в американском небе. Очерк Л. Минова.
  • Восстание на Ломбоке. Рассказ Вс. Аренд.
  •   Оружие было доставлено.
  •   Подготовка к восстанию.
  •   В лагере голландцев.
  •   Из Петербурга на Ломбок.
  •   Сасаки преданы.
  • Рассказ о 50-ти лошадях. Филиппа Гопп.
  •   I.
  •   II.
  •   III.
  • Из истории Мексики. Статья К. Г.
  • Машина и сердце. — Рассказ М. Ковлева.
  •   I
  •   II
  •   III
  •   IV
  • Люди и море в железной коробке. Рассказ М. Поляновского.
  • Добрый Сам[30]. Рассказ Валиски.
  • На экране «Следопыта».
  •   АРКТИКА-ИСТОЧНИК ЭНЕРГИИ
  •   ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА ЧЕРЕЗ САХАРУ
  •   НОВЫЙ БЕРЛИНСКИЙ ТЕЛЕСКОП
  •   МИЛЛИОН ВОЛЬТ
  •   ОБСЕРВАТОРИЯ НА ЮНГФРАУ
  •   МЕХАНИЗИРОВАННЫМ ПРИЛАВОК
  •   ПРЫЖОК ЧЕРЕЗ ПРИБОЙ
  • Из великой книги природы.
  •   ДЕВЯТАЯ ПЛАНЕТА ИЛИ ОБЫКНОВЕННАЯ КОМЕТА?
  •   ПОТОМСТВО У РАСТЕНИИ И ЖИВОТНЫХ
  •   КАК ВИДЯТ ЖИВОТНЫЕ
  • Очаги социалистического строительства.
  •  Что нам дает дерево.
  • *** Примечания ***




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке