Тайна казачьего обоза (fb2)

- Тайна казачьего обоза 830 Кб, 444с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сергей Владиславович Свидерский

Настройки текста:




Сергей Владиславович Свидерский Тайна казачьего обоза

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ АРТЕФАКТ

Штаб якутского казачьего полка, полночь. г. Якутск[1]. Октябрь, 1914 год.

Осень в том году выдалась ранняя и стылая.

С конца сентября с неба сыпала мелкая снежная крошка, при сильном ветре она больно колола лицо, поэтому, выходя на улицу, приходилось прикрывать его руками или кутаться в шарф. Вечера и ночи не отличались друг от друга, было темно, ветрено и студёно. На улицу в эти часы мало кто старался выходить, если только не была к этому крайняя нужда. Доставалось в основном городовым и караульным. Люду служивому.

— Слышь, Тимофей, — обратился один казак к другому, пританцовывая на крыльце и хлопая по бокам руками, стараясь согреться, — что это вдруг батька решил на ночь, глядя собрать малый круг?

— Раз батька решил, — ответил Тимофей, — не нам обсуждать. Неси службу, Гриня, не ной. Дай лучше огоньку.

— Ага! — поддакнул Гриня и полез в карман полушубка. — Держи, вот! Ух, холодина, какая! — подпрыгнул пару раз, заскрипело крыльцо. — Тимка, сверни и мне цигарку.

Тимофей закурил самокрутку, пряча огонёк в ладонях, затем свернул и Грине.

Тот поблагодарил, укрылся кожухом, спичка быстро истлела, но прикурить не удалось — ветер заскочил на мгновение в укрытие и задул пламя. Гриня выругался сквозь зубы, поминая лихим словом непогоду. Чиркнул вторую и быстро затягиваясь, прикурил, поперхнулся дымом, закашлялся и вытер набежавшую слезу.

— Ты бы бросал курить-то, браток, — посоветовал Тимофей товарищу. — Не идёт тебе табачок — не мучься. Лучше горилочки выпей.

— На посту?

— Дома. Вахмистр узнает, выпьешь у него… — засмеялся Тимофей.

Казаки собрались в большой зале в избе штаба и курили, втихомолку переговариваясь меж собой. Обсуждали последние новости с фронта, вспоминали добрым словом погибших и гадали, когда и кто поедет.

В комнату вошёл атаман Казанцев.

— Братья казаки, — обратился он к присутствующим. — Прошу садиться.

Застучали ножки стульев по полу, заскрипели ремни амуниции.

Казаки уселись за стол.

— Собрал я вас вот по какому поводу…

Два дня до этого.

Самсонов Аркадий Фёдорович, начальник полиции города Якутска, стоял у высокого окна и через стекло наблюдал за разыгравшейся метелью. Осторожный стук в дверь отвлёк его от созерцания. «К вам казачий атаман прибыли», — сообщил адъютант. Самсонов, не оборачиваясь, махнул рукой, приглашай, мол.

Аркадий Фёдорович пошёл навстречу атаману.

— Здравствуй, здравствуй, дорогой Александр Иванович[2]!

Они остановились посреди кабинета и пожали руки.

— Честь имею, Аркадий Фёдорович!

— Не откажи в любезности отведать анисовой.

— Для этого звал, настойки попить?

— Крут ты, атаман!

— Иначе не руководил бы казаками, не держал в порядке подчиненных. — Усмехнулся в густые чёрные усы атаман. — Сперва дело, угощение потом.

— Ну что ж, — потёр руками начальник полиции, с сожалением посмотрев на графин настойки. — К делу…

И поведал атаману начальник полиции следующее. Доложили ему, что прибыл к нему на прием охотник из местных Иннокентий и очень напористо просит его принять. Самсонов предложил провести охотника в кабинет.

Охотник вошел, посмотрел под ноги и старательно потер подошвы унтов о пол.

— Проходи, пожалуйста, Иннокентий, — обратился к нему по-якутски Самсонов. — Рассказывай, какая нужда привела. — Раскрыл коробку папирос. — Закуривай.

Иннокентию понравилось, что большой начальник обратился к нему на родном языке, улыбнулся, глаза совсем скрылись за щелочками век; цокнул языком довольно, взял аккуратно папиросу, понюхал, положил на место, если разрешишь, закурю трубку; кури, разрешил Самсонов.

— Я хочу рассказать об одной находке, начальник, — начал охотник, закурив трубку, — выслеживал дичь и зверя в трех днях пути от города.

— Удачно?

— Спасибо, дичи, зверя много. Не в этом главное. Наткнулся я в густом ельнике на труп. Думал, погиб, какой охотник, но вспомнил, что никто ничего не говорил о пропавших. Все вернулись домой. Одет он по-нашему, однако есть в нем что-то, что насторожило.

Самсонов кивнул головой, продолжай, внимательно слушая охотника. Иннокентий затянулся, выпустил деликатно тонкую струйку дыма. В это время вошел адъютант и поставил на стол самовар и два стакана в серебряных подстаканниках, сахар в розетке и в молочнике горячее молоко.

— Наливай чай, Иннокентий, пожалуйста, и продолжай.

Охотник налил чай, добавил молоко, отхлебнул.

— Что насторожило, не пойму. Перевернул его на спину и ужаснулся: лицо объедено






MyBook - читай и слушай по одной подписке