Камбер – Еретик (fb2)

- Камбер – Еретик (а.с. Легенда о Камбере Кулдском-3) 962 Кб, 511с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Кэтрин Куртц

Настройки текста:




Кэтрин Куртц Камбер – Еретик

Пролог

Но вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет.

Первое послание Петра 2:9

Документ был написан плотным неразборчивым почерком придворного писца и прикрыт большим листом жирной восковки. С первого взгляда он казался безобидным – скучные повседневные процедуры получения еще одной королевской доверенности – но, изучив бумагу вторично, человек, читавший документ, начал понимать скрытый за фразами смысл. Он весело оглядел товарищей.

– У меня нет слов, Мердок. Это просто бриллиант – все, о чем мы мечтали. И все-таки этого он никогда не подпишет.

– Уже подписал, – ответил Мердок своим высоким гнусавым голосом, взял документ и передал его третьему. – Вчера я положил его в кипу повседневных деловых бумаг. Перед вами копия.

Третий человек, самый молодой, жадно вчитывался в текст, не пропуская мелочей, с педантизмом, совсем не подходящим к его военной выправке. В свои тридцать два года ширококостный, мускулистый и крепкий, но отнюдь не толстый, Хортнесский барон Рун был восходящей звездой армии Гвинедда. Из-за волчьей ухмылки, блуждавшей по его лицу, и друзья, и враги называли его Рун Безжалостный.

– Я уверен, Каллен не видел его, – Рун скорее утверждал, чем спрашивал.

Мердок высокомерно и самоуверенно кивнул, сцепив пальцы, похожие на паучьи лапки.

– Вот именно, – подтвердил он, – и не увидит. Покуда нашему дражайшему канцлеру выгодно, чтобы королевское завещание осталось таким, каким мы засвидетельствовали его прошлой осенью. Суть завещания этот документ никоим образом не затрагивает, а просто вносит некоторые изменения в указания Регентскому совету. Стало быть, нет оснований обнародовать его до тех пор, пока король не умер. Господи, даруй королю кончину безболезненную и скорую, – добавил он смиренно.

Рун фыркнул, даже в смешке барона слышалась угроза, но первый собеседник даже не улыбнулся. Когда он снова взглянул на Мердока, на лице появилось выражение раздумья.

– Скажи, кому-то известно, когда вернется епископ Каллен? – спросил он.

– Весьма скоро, и мне это не нравится, – ответил Мердок. – Вчера король послал за ним Джебедия. Учитывая скорость нашего прославленного главы геральдической палаты, можно полагать, что он прибудет в Грекоту самое позднее завтра, даже если помешает плохая погода. А значит, в Валорет Каллен вернется еще до первого февраля. Я надеялся, что епископ перезимует в Грекоте, но… – Он с недовольством повел плечами. – По крайней мере, вероятно, это будет в последний раз. Король не протянет долго.

– Разве он так серьезно болен? – спросил третий человек.

– Я сомневался, что он переживет крещенский сочельник, – холодно пояснил Мердок, – но Целитель Рис удерживает душу в теле гораздо лучше, чем я предполагал. Будь прокляты эти ничтожные дерини!

Ненадолго воцарилось напряженное молчание – каждый из присутствующих считал смерть короля своим личным делом. Наконец Мердок свернул документ и перевязал алой лентой. Оглядев единомышленников, он постучал свертком по руке.

– Тогда я пошел. Прежде чем положить это в тайник, я хочу показать бумагу Хуберту. Кто-нибудь со мной?

– Я иду, – вызвался Рун.

Еще несколько минут после их ухода граф Таммарон Фиц-Артур, Третий Лорд Верховного Совета Гвинедда, пребывал в раздумье. Если все пойдет по плану, то очень скоро он станет новым канцлером королевства.

* * *

Несколько дней спустя на занесенной снегом дороге на Валорет появился дерини Камбер Мак-Рори в сопровождении эскорта. Снег заглушал уверенную поступь кавалькады, а ветер уносил звуки.

Камбер, известный миру под именем епископа Алистера Каллена, бывший главный викарий могущественного Ордена святого Михаила, а ныне канцлер Гвинедда, получил королевское послание перед рассветом. Он был зол, что его вытащили из теплой постели, пока не узнал в королевском посланнике своего старого друга Джебедия из Алкары, великого магистра Ордена святого Михаила и главу геральдической палаты Гвинедда. Расположившись в епископском кабинете, они вместе прочли послание, краткость которого была столь типична для короля Синила.

Да, король болен. Алистер должен прибыть. Да, состояние угрожающее, да, он виделся с королевским Целителем. Нет, он не умрет, пока его верный друг и канцлер Алистер не вернется в столицу, а может быть, и после, если удастся.

Синил ясно давал понять, что не потерпит никакой задержки с возвращением Алистера. Однако, несмотря на точность выражений, угадывались и другие причины для возвращения канцлера-епископа из Грекоты сразу после Крещения, причины эти нельзя было доверить бумаге, даже






MyBook - читай и слушай по одной подписке