Убийство Кирова: Новое расследование (fb2)

- Убийство Кирова: Новое расследование (пер. Олег Викторович Дьяконов) 2.25 Мб, 467с. (скачать fb2) - Гровер Ферр

Настройки текста:



Ферр Гровер Убийство Кирова: Новое расследование

Предисловие

Новая книга американского историка Гровера Ферра, которую вы держите в руках, посвящена одному из непростых моментов советской истории. Прозвучавший 1 декабря 1934 г. в коридоре Смольного выстрел нагана, как и многие другие события сталинского времени, так и не перешёл в разряд абстрактных академических вопросов, интересующих лишь узкий круг специалистов. И это неудивительно. Сегодня отношение к Сталину и его эпохе служит своеобразным оселком, на котором поверяются политические взгляды наших современников.

Как справедливо заметил Козьма Прутков, «бывает, что усердие превозмогает и рассудок». Массированная кампания по разоблачению «преступлений сталинизма», начатая Хрущёвым и многократно усилившаяся с приходом к власти Горбачёва, вступила в явное противоречие со здравым смыслом. Считается хорошим тоном рассматривать все приговоры, вынесенные в сталинское время, как заведомо неправомерные, а все обвинения — как абсурдные. По мнению обличителей, в сталинском СССР не было и не могло быть ни шпионов, ни диверсантов, ни заговорщиков, а всех осуждённых следует считать «невинными жертвами незаконных репрессий».

«И вообще в Советском Союзе никогда не было политических заключённых, посаженных за террор, например, или за реальные преступления, — безапелляционно заявил в интервью «Радио России» 26 октября 1998 года известный правозащитник С. А. Ковалёв. — Это были либо жертвы жребия, как это было в сталинские времена, либо узники совести: люди, не нарушавшие закона, а осуществляющие свои действия совершенно легально, законным способом, но осуждённые властью».

Однако в случае с убийством Кирова налицо реальный террористический акт. Что же делать? Согласиться со «сталинской» версией и тем самым признать, что у пресловутых репрессий зачастую имелись разумные основания? На такое «обличители» пойти не могут. Как справедливо отмечает Гровер Ферр: «Со времени Хрущёва считалось идеологически неприемлемым делать вывод, что Николаев был участником заговора. Ибо если деяние Николаева было, в самом деле, результатом зиновьевцев-подполыци-ков, тогда в СССР действительно существовала настоящая подпольная тайная организация или ряд организаций. Вся “антисталинская” парадигма советской политики в 30-е годы подверглась бы серьёзной опасности».

Куда удобней обвинить в случившемся самого Сталина. Дескать, «кремлёвский тиран» расправился с конкурентом. И хотя реальных доказательств этой версии так и не было найдено, она фактически стала канонической как в нашей стране, так и на Западе.

Наступившая в конце 1980-х годов эпоха гласности ввела в оборот огромный массив ранее недоступных документальных источников, выявивших несостоятельность многих антисталинских мифов. «Никто больше всерьёз не верит, что Кирова велел убить Сталин», — констатирует Ферр.

Впрочем, американский историк чересчур оптимистичен. Помимо официальной, есть ещё и «полуофициальная» точка зрения.

Сегодняшняя российская пропаганда продолжает с удовольствием тиражировать весь «джентльменский набор» антисталинских выдумок, сочинённых за десятилетия разоблачений «культа личности».

«Чего хорошего, когда одна треть или почти половина населения сидела в ГУЛАГе?» — патетически заявляет на всю страну лауреат Сталинской премии 1952 года Юрий Любимов[1]. И ведь никто из учёных-историков не одёрнул несущего очевидную чушь престарелого режиссёра. Потому что эта чушь прекрасно укладывается в русло официозной идеологической установки на оплёвывание советского периода отечественной истории.

Увы, значительная часть населения бывших советских республик продолжает жить в некоем иллюзорном мире, созданном усилиями нескольких поколений обличителей «сталинизма». В мире, где половина населения СССР сидела в ГУЛАГе, а другая половина её охраняла, где количество расстрелянных исчисляется десятками миллионов, где все репрессии были «незаконными», а их жертвы «невинными». В этом выдуманном мире Киров, несомненно, был убит по приказу Сталина.

То, что этот иллюзорный мир до сих пор существует — во многом «заслуга» отечественной исторической науки. Конечно, позорные времена перестроечных «разоблачений», когда напрочь позабывшие о научной этике и профессиональной добросовестности доктора исторических наук с энтузиазмом пропагандировали самые оголтелые перлы антисталинской пропаганды, канули в Лету. Сегодня респектабельные российские историки, как правило, стараются дистанцироваться от наиболее одиозных выдумок. Согласно принятой в настоящее время официальной версии убийство Кирова совершил одиночка, действовавший по личным мотивам: «С хрущёвской эпохи, и особенно с более позднего горбачёвского периода, официальная точка зрения на убийство Кирова заключается в том, что убийца, Леонид Николаев, был “убийцей-одиночкой”».

Однако так ли это на самом деле?

Задача, которую взвалил на себя автор книги, трудна и неблагодарна. Как доказать наличие заговора? Его участники вряд ли оставили после себя документальные улики.

Как справедливо заметил известный историк Юрий Жуков, автор ряда книг по сталинскому времени: «И для этого следует решить вопрос о том, бывают ли вообще в подобных случаях улики. Могли ли они быть получены при расследовании “Кремлёвского дела”, и если могли, то какие. Планы ареста членов узкого руководства, список будущего политбюро и правительства, что-либо подобное? Или списки заговорщиков, да ещё заверенные их подписями? А может, заготовленные предусмотрительно декларации, декреты, указы для оглашения сразу же после захвата власти? Вряд ли, ибо любой нормальный заговорщик, готовящий к тому же государственный переворот, сделает всё возможное, дабы избежать существования такого рода улик.

Столь же напрасным было бы надеяться найти при обысках у участников заговора, скажем, план Кремля, на котором были бы отмечены квартиры и кабинеты Сталина, Молотова, других, маршруты их обычных прогулок. Этого заговорщикам — если они были таковыми, также не требовалось. И Петерсон, и Енукидзе, жившие и работавшие в Кремле, всё это давно знали.

Нельзя было ожидать находок улик и любого иного рода, но обязательно отражавших, раскрывавших преступные замыслы.

Если заговорщики не страдают слабоумием, они никогда не доверят бумаге свои планы. Всё, абсолютно всё будут держать только в голове»[2].

Воистину прав был римский император Домициан, саркастически заявивший: «Правителям живётся хуже всего: когда они обнаруживают заговоры, им не верят, покуда их не убьют»[3].

Как и положено добросовестному учёному, Ферр начинает свою работу с анализа трудов предшественников. В первую очередь, это книги А. А. Кирилиной «Неизвестный Киров» и Мэтью Лено «Убийство Кирова и Советская история». Увы, выясняется, что эти исследователи во многом пристрастны, игнорируют «неудобные» факты. Впрочем, ничего удивительного здесь нет. Как справедливо заметил известный исследователь статистики репрессий В. Н.Земсков: «Я не верю в существование так называемой “чистой науки”, и учёные (особенно те, кто занимался проблемой репрессий в СССР), находясь в определённых общественных условиях, не могут не выполнять социальный заказ, требующийся в данный момент обществу (хотя сами исследователи, возможно, не всегда ясно это осознают)»[4].

В своей книге Гровер Ферр подробно анализирует допросы подельников Николаева, сопоставляет их с показаниями ряда арестованных зиновьевцев, с материалами Московских процессов 1936-38 гг., привлекает малодоступные российскому читателю источники: вывезенный в США архив Волкогонова, хранящиеся в библиотеке Гарвардского университета письма Троцкого, изданные на Западе и не переводившиеся на русский язык книги и статьи.

По мнению автора, Николаев не был убийцей-одиночкой и действовал как участник подпольной террористической организации. Насколько убедителен этот вывод? Давайте возьмём Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 ноября 1990 г.[5], реабилитирующее подельников Николаева, и проанализируем аргументы горбачёвских судей, опираясь на книгу Ферра.

• «Так, на первых допросах Николаев категорически отрицал участие каких-либо иных, кроме него, лиц как в подготовке, так и в совершении убийства Кирова. При этом Николаев пояснял, что убийство он подготовил один и в свои намерения никого не посвящал».

Ничего удивительного, совершенно естественное поведение. «Действительно, если он на самом деле был членом заговора, мы могли бы ожидать, что он будет отрицать это. Первое правило заговорщической организации — не сообщать властям об остальных членах».

• «Объясняя мотивы содеянного, Николаев показывал, что совершённый им террористический акт был вызван его тяжёлым моральным и материальным положением, наступившим в результате необоснованного привлечения к партийной ответственности и увольнения с работы».

Однако согласно показаниям Марии Тихоновны Николаевой, матери убийцы Кирова:

«В материальном положении семья моего сына Леонида Николаева не испытывала никаких затруднений. Они занимали отдельную квартиру из трёх комнат в кооперативном доме, полученную в порядке выплаты кооперативного пая. Дети были также полностью обеспечены всем необходимым, включая молоко, масло, яйца, одежду и обувь. Последние 3–4 месяца Леонид был безработным, что несколько ухудшило обеспеченность его семьи, однако даже тогда они не испытывали особой нужды».

• «Об отсутствии подобной группы или организации подтвердил один из руководителей органа предварительного расследования по делу об убийстве С.М. Кирова Люшков Г.С., который бежал из СССР и 3 июля 1938 г. в японской газете “Иомиури” писал: “Все эти мнимые заговоры никогда не существовали и все они преднамеренно сфабрикованы. Николаев безусловно не принадлежал к группе Зиновьева. Он был ненормальный человек, страдавший манией величия. Он решил погибнуть, чтобы стать историческим героем. Это явствует из его дневников”».

Здесь Ферр ссылается на опубликованные в 1998 г. две статьи западного исследователя Элвина Кукса: «Куксу удалось найти бумаги Люшкова, уже давно считавшиеся пропавшими. Особенно важно, что он смог взять исчерпывающие интервью у японских военных, которые курировали Люшкова, работали с ним и проводили с ним много времени. Он также изучил сохранившееся донесение о Люшкове, сделанное советским разведчиком Рихардом Зорге». Оказалось, что публичные выступления Люшкова разительно отличаются от того, что он сообщил японским спецслужбам приватно. Оно и неудивительно. Желая услужить новым хозяевам, беглый чекист был готов озвучить всё, что нужно официальной японской пропаганде. Однако публично отрицая наличие в СССР военного заговора, в показаниях, данных японской разведке, он говорит прямо противоположное: «Люшков назвал имена около 20 руководителей, в основном НКВД, и десяти пограничников, все из которых, уверял он, были участниками заговоров». Таким образом, ссылка на публикацию в японской газете не может служить убедительным доводом в деле об убийстве Кирова.

• «Бывший сотрудник УНКВД по Ленинградской области Макаров Н.И., занимавшийся с 1929 г. обработкой агентурной информации о троцкистах и зиновьевцах, в 1956 и 1961 гг. показал: “Я с полной ответственностью заявляю, что по учётным данным УНКВД на зиновьевцев и троцкистов Николаев не значился и не был известен как лицо, имевшее какую-либо связь с Румянцевым, Котолыновым и другими”».

Как показывает Ферр, показания Макарова недостоверны. Более того, 27 января 1956 г. КГБ уничтожил основные записи по делу «Свояки» — всесоюзной операции по надзору за зиновьевцами.

• «Левин, Котолынов, Румянцев, Мандельштам, Мясников, Сосицкий и Шатский на предварительном следствии и в суде виновными себя не признали и показали, что в 1927–1928 гг. принадлежали к троцкистско-зиновьевской оппозиции, за что были исключены из членов ВКП(б). В последующем они отошли от оппозиции и все, за исключением Шатского, были восстановлены в партии. Указанные осуждённые на допросах категорически отрицали свою принадлежность к так называемому “Ленинградскому центру” и причастность к разработке плана и организации убийства Кирова. Каких-либо связей с Николаевым они не поддерживали, и о его намерении совершить террористический акт им не было известно.

Юскин, Соколов, Звездов, Ханик, Антонов и Толмазов на допросах, а также на очных ставках с Николаевым заявляли, что о готовящемся Николаевым убийстве Кирова они не знали и к совершению этого преступления не причастны».

Большая часть материалов по делу об убийстве Кирова до сих пор недоступна для исследователей. Тем не менее уже то, что мы знаем, говорит о ложности данных утверждений. Так, Котолынов на допросе 19 декабря, отрицая связь с Николаевым, тем не менее заявил:

«Вместе с тем я признаю, что состоял в организации и был одним из руководителей Ленинградской группы. Я поддерживал связь с Румянцевым и Толмазовым; со мною встречались Звездов, Антонов. Я подтверждаю, что и в прошлом я был одним из руководителей оппозиции и теперь вокруг меня объединялись бывшие участники этой оппозиции. […]

Я признаю, что наша организация несёт политическую и моральную ответственность за выстрел Николаева. Нами создавались такие настроения, которые объективно должны были привести к террору в отношении руководителей партии и правительства. Как активный член этой организации я и лично несу за это ответственность. […]

Уточняю, что мы создавали такие настроения, которые могли объективно привести к террору. Я лично, как член этой организации и один из её руководителей, также несу частично за это ответственность»[6].

А вот очная ставка Юскина с Николаевым 19 декабря 1934 г:

«Вопрос Юскину: Вы предлагали Николаеву организовать террористическое покушение на товарища Сталина и согласились быть участником подготовки такого акта?

Ответ: Да, в беседе с Николаевым я сказал ему, что убить Кирова было необходимо, чтобы убить Сталина.

Вопрос Николаеву: Вы подтверждаете показания Юскина?

Ответ: Да, я подтверждаю их. Я хочу добавить, что в этой беседе Юскин также говорил со мной о поездке в Москву с целью подготовки теракта в отношении Сталина».

• «Обвинение Котолынова и Николаева в установлении и поддержании связей с консулом Латвии в г. Ленинграде Бисени-ексом и получении от него 5000 рублей на нужды контрреволюционной организации также не подтверждается материалами дела».

Здесь Ферр цитирует книгу Мэтью Лено, автор которой придерживается версии, будто Николаев был убийцей-одиночкой, но тем не менее сообщает о наличии свидетельств, что латвийский консул Бисениекс действительно давал деньги Николаеву.

• «Бывший работник НКВД Кацафа А.И. на допросах в 1956 г. и 1960 г. показал, что по распоряжению следователя Агранова он находился вместе с Николаевым в камере и охранял его, а также присутствовал при исполнении приговора. Николаев рассказывал ему, что убийство Кирова он совершил по личным мотивам. Следователи Дмитриев и Агранов обещали ему сохранить жизнь, если он будет давать показания о контрреволюционном заговоре. После суда Николаев кричал, что он оклеветал своих товарищей, что ему обещали сохранить жизнь, но обманули. Перед исполнением приговора в отношении Котолынова Агранов и Вышинский требовали от него рассказать “правду”, на что Котолынов ответил: “Весь этот процесс — чепуха. Людей расстреляли, сейчас расстреляют и меня. Но все мы, за исключением Николаева, ни в чём не виновны. Это сущая правда”».

Выясняется, что это тот самый Кацафа, который утром 4 декабря сообщил в рапорте, что во сне Николаев якобы произнёс: «Если арестуют Котолынова, беспокоиться не надо, он человек волевой, а вот если арестуют Шатского — это мелюзга, он всё выдаст»[7]. Если рапорт Кацафы правдив, это непреложное доказательство существования подпольной террористической организации. Если же Кацафа солгал, с тем же успехом он мог лгать и во времена Хрущёва, давая «нужные» показания.

Таким образом, горбачёвская «реабилитация» осуждённых по делу об убийстве Кирова, мягко говоря, неубедительна. Судя по всему, подпольная зиновьевская организация в Ленинграде действительно существовала. С другой стороны, позиция сталинского правосудия тоже не выглядит безупречной — во время следствия и суда многие из подельников Николаева отрицали свою вину. Необходимы дальнейшие исследования, ввод в оборот новых источников. И то, что материалы дела остаются до сих пор засекреченными, наводит на серьёзные подозрения, что нынешние российские власти боятся предать их гласности, дабы не разрушить ещё один антисталинский миф.

Книгу Гровера Ферра вряд ли можно отнести к категории «лёгкого чтива». Говоря словами автора, она предназначена «для тех читателей, которые ищут критического разбора и анализа».

Игорь Пыхалов

Введение

Основные факты никогда серьезно не оспаривались.

Около 4:30 дня 1 декабря 1934 г. Сергей Миронович Киров, Первый секретарь партии большевиков в Ленинграде, вошел в Смольный институт, штаб-квартиру большевистской партии. Киров поднялся по лестнице и пошел по коридору третьего этажа к своему кабинету. Леонид Васильевич Николаев, безработный член партии, стоял в коридоре. Николаев позволил Кирову пройти мимо, а затем бросился к нему сзади, выхватил пистолет и выстрелил Кирову в затылок. Потом Николаев выстрелил себе в голову, но промахнулся и упал без сознания на пол в двух-трех шагах от трупа Кирова.

Николаева схватили на месте. Его допросы начались либо поздно ночью в тот же день, или на следующий день. Сначала Николаев заявил, что он убил Кирова по собственной инициативе и в одиночку, без соучастников, чтобы привлечь внимание к тому, что он считал несправедливым отношением к себе. Спустя два-три дня он начал намекать, что были замешаны и другие. До конца недели Николаев признался, что он был частью заговора подпольной группы членов партии, которые были настроены против Иосифа Сталина и поддерживали Григория Зиновьева, Первого секретаря Ленинграда до Кирова.

Следователи НКВД обратили теперь внимание на эту группу. Допросы тех, кого назвал Николаев, а потом лиц, которые были названы этими людьми, привели к ряду частичных и нескольким полным признаниям. Через три недели после убийства четырнадцать человек были обвинены в заговоре с целью убийства Кирова. 28–29 декабря их судили, признали виновными и немедленно казнили. Тем временем брат Николаева Петр и жена Николаева Мильда Драуле делали все больше и больше признаний, в которых обвиняли себя, и в марте 1935 г. Драуле судили, осудили и казнили.

* * *

Еще большее значение убийства Кирова раскрылось лишь постепенно на протяжении последующих трех лет. Нити, которые связывали заговорщиков, покушавшихся на Кирова, с Зиновьевым и Каменевым, отслеженные до конца следователями НКВД, привели к трем московским «Показательным судебным процессам» 1936, 1937 и 1938 гг. и к процессу военачальников, известным как «Дело Тухачевского» в 1937 г. Этот последний привел, в свою очередь, к «Ежовщине», также известной как «Большой террор» 1937–1938 гг., в течение которого арестовали и лишили свободы или казнили несколько сотен тысяч советских граждан, большею частью, скорее всего, невиновных.

5 марта 1953 г. Иосиф Сталин умер. За несколько месяцев Никита Хрущев стал самым влиятельным лидером Советского Союза. Через год или около того после смерти Сталина Хрущев начал организацию кампании критики, направленной против Сталина. Большая часть этих усилий должна была объявить, что Сталин сфабриковал фальшивые дела против всех обвиняемых на Московских процессах и в деле Тухачевского.

Хрущев намекнул на это в своем знаменитом «Закрытом докладе» 25 февраля 1956 г. в конце ХХ-го съезда партии. В этой же речи он подверг сомнению официальную версию убийства Кирова. Внутри партийного руководства Хрущев и его люди способствовали «реабилитации» огромного количества людей, казненных в 30-е годы, включая некоторых обвиняемых на Московских процессах. Хрущев и его люди очень старались найти любые свидетельства, какие только могли, чтобы доказать, что за убийством Кирова стоял Сталин. В конце концов им это не удалось, и они удовольствовались версией, по которой Николаев действовал в одиночку.

Версия, что Сталин приказал убить Кирова, продолжала распространяться, и в нее поверили многие как внутри, так и за пределами Советского Союза. За пределами России версия «это сделал Сталин» продолжала существовать некоторое время благодаря двум книгам (написанным по-английски) хорошо известных историков: Роберта Конквеста, написавшего «Сталин и убийство Кирова» в 1989 г., и Эйми Найт, автора «Кто убил Кирова?» (1997). Но эти труды опираются главным образом на слухи и сплетни. Во время горбачевского периода высокопоставленными партийными чиновниками была сделана еще одна попытка протолкнуть теорию, что Сталин убил Кирова. Эта попытка также не увенчалась успехом из-за совершеннейшего отсутствия свидетельств в ее поддержку. С 1990 г. официально принятой точкой зрения как внутри России, так и большей частью за пределами ее является то, что Николаев действовал один и что Сталин «воспользовался» убийством Кирова, чтобы обвинить бывших или мнимых противников, вынудив их признаться в преступлениях, которые они никогда не совершали, и казнив их и в конечном счете ещё многие тысячи.

В 1993 г. вышла книга Аллы Кирилиной «Рикошет». Это исследование содержит ссылки на скромное количество первоисточников и даже воспроизводит некоторые из них. Кирилина была долгое время руководителем музея Кирова в Ленинграде, на официальной правительственной должности, которая дала ей огромные знания о Кирове, его жизни и его смерти. В 2001 г. эта книга была переиздана как третья часть гораздо более обширного исследования Кирилиной «Неизвестный Киров».

Осенью 2010 г. американский историк Мэтью Лено опубликовал книгу «Убийство Кирова и Советская история», гигантский 800-страничный труд в рамках престижной серии издательства «Йель Юниверсити Пресс» «Анналы коммунизма». Хотя Лено признает, что обязан труду Кирилиной, его книга гораздо больше, с гораздо большим количеством ссылок на первоисточники. Книга Лено даже больше, чем книга Кирилиной (которая по своей сущности содержит много отступлений от темы) основана на фактах или кажется таковой. Она содержит переводы (полные или частичные) 127 документов, многие из них — первоисточники для расследования убийства Кирова.

Проблема. Книги и Кирилиной, и Лено содержат свидетельства — тексты многих исходных документов и ссылок на еще другие. Оба исследователя приходят к одному и тому же выводу: что убийца Кирова Николаев был «убийцей-одиночкой» и что всех остальных, обвиненных в соучастии в убийстве, «подставили», ложно обвинили, вынудили дать ложные признания, в которых они возлагают вину на себя.

Если бы книга Кирилиной или более свежий и более подробный труд Лено разрешили дело об убийстве Кирова, настоящее исследование, вероятно, было бы ненужным. Однако любой внимательный читатель тотчас заметит, что ни Кирилина, ни Лено совершенно не доказывают этот вывод. Хотя они цитируют большое количество первоисточников, лишь два из них так или иначе подтверждают гипотезу, что Николаев был «убийцей-одиночкой». Существуют серьезные проблемы (неувязки) с обоими документами. Все остальные документы-первоисточники подтверждают первоначальный вывод, к которому пришли в то время НКВД, обвинение и суды: что Николаев был членом подпольного зиновьевского террористического заговора, связанного с другими подобными заговорщическими группами.

Наша цель в настоящей книге — разрешить дело об убийстве Кирова: объективно пересмотреть все данные с должным скептицизмом и без каких-либо предвзятых выводов. Главный вывод нашего исследования в том, что Николаев вовсе не был «убийцей-одиночкой»; что Кирова убила подпольная зиновьевская организация заговорщиков, членом которой и был Николаев.

Единственный разумный способ приблизиться к убийству Кирова — это начать с исследований Кирилиной и Лено. Эти две книги определяют нынешнее состояние исследований по этому вопросу. Каждая содержит много ценных фактических материалов, которые должен полностью учесть любой будущий исследователь. Мы изучаем каждый из этих трудов подробно — труд Кирилиной в одной главе, а более обширный и более претенциозный труд Лено в нескольких главах. Мы критически анализируем самые значительные упущения в каждой книге.

Мы приходим к выводу, что оба автора начали с предвзятой мысли, которая также является сегодня официальной позицией правительства России, как это было при предшествовавшем ему режиме Горбачева: что был виноват один Николаев, а всех остальных «подставили». Однако этому выводу противоречат все факты, как показывает изучение этих данных. Мы рассматриваем и раскрываем ошибки, которые допускают Кирилина и Лено, их ошибочные рассуждения и неправильное толкование первоисточников, которые приводят их к неверному выводу.

Мы также обращаемся к большому количеству фактов, которые относятся непосредственно к делу Кирова, но которые не используют ни Кирилина, ни Лено. Возможно, не случайно, что все эти факты подтверждают гипотезу, что Николаев действительно был частью зиновьевского заговора — то есть вывод, к которому пришли советское обвинение и правосудие в 1930-е годы.

Мы не пытаемся объяснить тот факт, что Кирилина и Лено делают множество ошибочных предположений, ошибок в рассуждениях и аргументации и опускают в своих размышлениях важные данные. Трудно представить себе, что эти ученые допустили столько вопиющих ошибок, не заметив их — то есть трудно поверить, что некоторые из них не были сделаны намеренно, чтобы попытаться «притянуть за уши» свои выводы к прокрустову ложу предвзятого «официального» вывода, что виновен был лишь Николаев.

Однако легко недооценить влияние твердо устоявшейся, привилегированной, пристрастной системы анализа на умы ученых. Поистине велико и давление, как психологическое, так и академическое, оказываемое с целью получения вывода, приемлемого для ведущих фигур в области советской истории, а также для чиновников в России, которые контролируют доступ к архивам. Поэтому затруднения в профессиональном (или каком-либо другом) плане при получении вывода, который как бы хорошо не был продемонстрирован, будет неприятен для влиятельных сил в архивных, политических и академических кругах, понятны для любого, кто знаком с высокой политизированностью советской — и более того — всей коммунистической истории.

Мы уделяем очень большое внимание анализу и детализации недостатков исследований Кирилиной и Лено. Мы посвящаем особое внимание ключевым деталям аргументов Кирилиной и Лено — «первому признанию» Николаева и, в случае Лено, статье Генриха Люшкова в японском журнале «Кайдзо» 1939 г. Это необходимо, чтобы «подготовить почву» — установить, что эти наиболее авторитетные труды по этому делу не смогли разрешить вопрос об убийстве Кирова. Наша задача подобна задаче архитектора, который, когда его позвали произвести инспекцию строения, обнаруживает, что его конструкция до самого фундамента настолько полна изъянов, что все здание нужно разрушить до основания и возвести на его месте качественное строение. Как только мы установили, что исследования и Кирилиной, и Лено некомпетентны, и что любое объективное расследование убийства Кирова нужно начать снова с самого начала, мы приступаем к этой задаче.

Проблема, которая встает перед каждым, кого интересует убийство Кирова, заключается в том, что Российское правительство продолжает держать под грифом «совершенно секретно» большую часть материалов следствия по убийству Кирова, а также последующих и связанных с ним следствий по Кремлевскому делу, по трем московским «показательным процессам» и по делу Тухачевского.

В России существует предписанное законом 75-летнее ограничение на истечение срока (секретности) в отношении документов, которые должны быть рассекречены и преданы огласке. Многие документы 1930-х годов действительно стали достоянием гласности. Однако большинство следственных материалов, связанных со всеми этими предполагаемыми заговорами, все еще остаются под грифом «совершенно секретно» и недоступны даже доверенным ученым. Тем не менее столько первоисточников было опубликовано за последние 20 лет, что мы утверждаем, что у нас есть достаточно данных, чтобы окончательно разрешить дело об убийстве Кирова.

Результаты. В полезном обсуждении хрущевской кампании по «реабилитации» тех, кто был осужден за соучастие в убийстве Кирова, Лено правильно располагает дело Кирова в основании процессов 1930-х годов по делу заговорщиков в Советском Союзе.

Если официальные обвинения в первых двух процессах — что бывшие сторонники Зиновьева устроили заговор, чтобы убить Кирова — были полностью фиктивны, то официальные обвинения во всех последующих показательных процессах разваливаются… Но если была какая-то доля правды в обвинении, что зиновьевцы устроили заговор с целью убийства Кирова, то это сохраняло возможность доказательства того, что более поздние обвинения были также обоснованы, по крайней мере, частично (Л 591–592).

Лено правильно понимает последствия дела Кирова. Хрущев стремился разоблачить на тот момент каноническую версию советской истории в 1930-е годы и создать иную версию, новую от начала до конца, по которой Сталин был преступником, который оклеветал и казнил огромное количество невинных членов партии. Чтобы создать эту новую историю, ему пришлось начать с того, чтобы полностью переписать дело Кирова.

Затем Лено цитирует некоторые из ложных утверждений, на которые пошли Хрущев и его сторонники, чтобы убедить более просталинских членов Президиума партии, что все те, кто были признаны виновными в убийстве Кирова, за исключением Николаева, были невиновны, их «подставили». Однако, как мы покажем, Лено все-таки слишком доверчив ко лжи Хрущева. По словам Лено, Хрущев и его приспешники в основном были правы, делая в одном секретном отчете вывод, что Николаев действовал один, хотя они и скрыли многие улики, уничтожили другие и в целом солгали в своем исследовании.

Хрущев сознавал, что полное переписывание Советской истории делало необходимым полное изменение приговоров в деле Кирова. Правильно и обратное: чтобы восстановить первоначальный приговор в отношении подсудимых в декабре 1934 г., процесс по делу Кирова предполагает, что обвиняемые в делах о заговорах, которые последовали за ним — процесс Московского центра в январе 1935 г., Кремлевское дело 1935 г., три московских «показательных» процесса 1936, 1937 и 1938 гг. и процесс по делу Тухачевского в июне 1937 г. — могли вполне быть виновными. Поскольку все три «показательных» процесса вовлекли Льва Троцкого, это увеличивает вероятность того, что Троцкий мог тоже быть виновным. Это также наводит на мысль, что другие партийные лидеры, которых судили и казнили на закрытых процессах, или хотя бы немногие из них тоже могли быть виновными.

Короче говоря, вся постхрущевская парадигма Советской истории, которую мы здесь называем, краткости ради, «антисталинской» системой взглядов или, проще, «антисталинской парадигмой», находится под угрозой из-за расследования дела об убийстве Кирова, при этом некоторые из ее опорных «фактов» сомнительны и не внушают доверия. Это вызвало бы переоценку одной из крупных исторических фигур 20-го столетия, Иосифа Сталина, и, следовательно, всей истории Советского Союза, в которой Сталин и период его власти являются очень важной частью.

Перемена парадигмы такого масштаба поколебала бы любую академическую дисциплину. Можно утверждать, что особенно угрожающим это было бы в такой явно политически перегруженной области, как исследование коммунизма, жизненно-важной частью которого неизбежно является Советская история. Наверно, неудивительно, что немногие ученые желают столкнуться лицом к лицу с перспективой отстаивать такие изменения. Как мы утверждаем в настоящем исследовании, в своем «Введении» Лено уверяет своих читателей в том, что он непреклонный антикоммунист и антисталинист, несмотря на то, что он и делает вывод, что в этом конкретном случае Сталин невиновен, поскольку не отдавал приказа убить Кирова.

То, что Лено почувствовал необходимость опубликовать то, что можно было бы назвать заявлением о его «политической надежности» только потому, что он пришел к выводу, что совокупность улик показывают, что Сталин не совершал определенного преступления, в котором его подозревали другие, и несмотря на то что и Советский режим под руководством Горбачева, и Российское правительство с тех пор согласны в этой оценке, свидетельствует о напряженной политической и моральной атмосфере, окружающей практически любой вопрос истории сталинского периода.

Дело об убийстве Кирова — это одна из небольшого числа кардинальных и, таким образом, «актуальных» проблем в Советской истории. Среди других таких проблем: Московские процессы, «Большой террор» (известный также под более точным названием «Ежовщины») и «Закрытый доклад» Никиты Хрущева перед XX партсъездом в 1956 г. Все эти события неразрывным образом связаны с «делом Кирова».

Конечно, есть и другие важные события в Советской истории этого периода, такие как коллективизация, голод 1932–1933 гг., Пакт Молотова-Риббентропа и бойня в Катынском лесу, которые не связаны с делом Кирова, за исключением того момента, насколько все они касаются сталинского руководства. И тем не менее убийство Кирова является фундаментальным для нашего понимания как элитарной, так и массовой политики 1930-х годов в СССР и фактически судьбы самого социализма.

Мнение, что Киров был убит «убийцей-одиночкой» и, следовательно, Сталин ложно обвинил всех остальных из тех, кого обвинили в соучастии и заговоре, является фундаментальной частью антисталинской системы взглядов. Это, в свою очередь, означает, что многие люди — некоторые из них влиятельные в науке и даже в политике и средствах массовой информации — будут недовольны любыми исследованиями, которые усомнятся в этой системе взглядов, невзирая на доказательную базу таких исследований. Историческая легитимность не только России, но и других постсоветских государств строится на очернении сталинского периода и на определенных основных событиях, на которые ссылаются, чтобы оправдывать это очернение. Идеология антикоммунизма, всегда восторженно поддерживаемая по очевидным причинам мощными капиталистическими силами, также связана с очень отрицательной трактовкой всякого рода коммунизма, особенно сталинского.

Поэтому неудивительно, что ученые остерегаются делать выводы, которые окажутся непопулярными в важных кругах. Могущественные научная, экономическая и политическая элиты, элита средств массовой информации и другие влиятельные элиты решительно настроены поддерживать негативные исторические представления о Сталине и Советском Союзе его эпохи. В то же время нет соответствующих влиятельных заинтересованных людей, который могли бы спокойно, а тем более благосклонно рассмотреть более положительные трактовки. Очевидно, что нет влиятельных заинтересованных групп, которые поддержали бы объективное исследование, чтобы узнать правду с помощью лучшей методики, «а там уж как получится».

При рассмотрении с этой точки зрения возможно менее удивительно, чем это могло бы быть в противном случае, что до настоящего исследования ни один ученый никогда не подходил к данным первоисточникам в деле по убийству Кирова объективно и не решал это дело, словно это была просто еще одна историческая, хотя и захватывающая, задача. Каковы бы ни были их причины, но ни Кирилина, ни Лено не сделали этого. Улик, которые они сами приводят, — не говоря уже об очень большом количестве данных из первоисточников, которые им бесспорно известны, но которые они просто опустили, — достаточно для доказательства того, что их выводы неправильны. На основании этих доказательств просто не может быть никаких сомнений, что Киров был убит в результате заговора подпольных террористов-зиновьевцев.

Наш анализ. Данное исследование начинается с подробного обзора двух самых недавних научных исследований дела Кирова — Кирилиной и Лено. Эти две книги также единственные, авторы которых получили допуск к многим первоисточникам и обращаются к ним. Ни одно исследование дела Кирова до Кирилиной не могло воспользоваться первоисточниками, которые были обнародованы после распада Советского Союза в 1991 г.

Мы посвящаем гораздо больше внимания исследованию Лено 2010 г., потому что оно все-таки новее, а, кроме того, гораздо полнее. Лено переводит целиком или обычно частично большое количество важных исходных документов. Лено также откровенно обращается к книге Кирилиной. Его исследование — самое свежее и наиболее авторитетное исследование убийства Кирова на сегодняшний день. Как мы покажем, исследование Лено характери-зуется с очень серьезными изъянами. Тем не менее, из-за беспрецедентного доступа Лено к материалам-первоисточникам и исключительному объему его исследования любой пересмотр убийства Кирова нужно начинать с подробной критики версии Лено. Мы посвящаем ему несколько глав.

Мы подробно исследуем ряд особенно важных первоисточников. Некоторые, такие как первый допрос Николаева, также рассматриваются как Кирилиной, так и Лено. Другие, такие как статья Генриха Люшкова в апрельском номере японского журнала «Кайдзо» 1939 г., исследует лишь Лено. Мы, кроме этого, изучаем третью многочисленную группу очень важных доказательных документов, которые являются важным свидетельством в убийстве Кирова и тем не менее были полностью проигнорированы Кирилиной и Лено, хотя они знали или, по крайней мере, должны были знать о них.

В заключительной главе мы рассказываем в общих чертах то, что мы считаем главными выводами и следствиями нашего исследования — что версия об убийстве Кирова, постепенно раскрытая на процессах декабря 1934 г. — января 1935 г., на допросах по Кремлевскому делу (в этом случае у нас нет судебных протоколов) и досудебных и судебных материалах Московских «показательных судов» 1936, 1937 и 1938 гг. в основном правдива. Заговоры, на которые ссылались на этих процессах, действительно существовали, и убийство Кирова было одним из проявлений этих заговоров. Этот вывод диаметрально противоположен единодушному мнению ученых со времен хрущевской эпохи как внутри, так и за пределами СССР/России.

Мы сознаем, что этот вывод будет крайне неприятен, даже неприемлем для некоторых ученых в сильно политизированных областях Советской и коммунистической истории. Тем не менее при том документальном материале, который мы имеем, это единственно возможный объективный вывод.

Данное исследование убийства Кирова — одно из ряда недавних исследований, заключения которых стремятся опровергнуть «антисталинскую» систему взглядов исключительно на доказательной основе. Мы делаем вывод, что новая история Советского Союза в эпоху Сталина, разительно отличающаяся от версии, имеющей хождение с хрущевской эпохи, сейчас заменяет «антисталинскую» парадигму исключительно на основании фактических доказательств.

Глава 1. Книга Кирилиной

В своей вводной главе Лено заявляет, что он «больше всего обязан Алле Кирилиной, наиболее компетентному ученому в мире по вопросу убийства Кирова» (Л 15). Книга Кирилиной называлась «Рикошет» — этим названием она хотела сказать, что хотя Николаев был «убийцей-одиночкой», но пуля, которая убила Кирова, «срикошетила», убив многих других. Эта книга Кирилиной вошла как третья часть в ее более обширное исследование «Неизвестный Киров», опубликованное в 2001 г. (при цитировании мы будем ссылаться на это издание — как более свежее).

Для наших нынешних целей исследование Кирилиной убийства Кирова и его последствий важно, потому что Лено признает, что он много извлек из него. Мы рассмотрим «Рикошет» Кирилиной с двух точек зрения. Во-первых, мы продемонстрируем, что Кирилина не разрешила — более того, кажется, она даже не попыталась разрешить — вопрос об убийстве Кирова. Во-вторых, мы подчеркнем некоторые важные факты, которые приводит Кирилина и которые опустил или скрыл Лено, а также материалы, которые отсутствуют в гигантском исследовании Лено.

С хрущевской эпохи и особенно с более позднего горбачевского периода официальная точка зрения на убийство Кирова заключается в том, что убийца, Леонид Николаев, был «убийцей-одиночкой». Кирилина, Лено и практически все остальные «главные» ученые, работающие в области истории, приняли эту официозную точку зрения, из которой следует вывод, что Московские процессы были «подделками», а подсудимые — невиновными, несправедливо казненными Сталиным.

Складывается впечатление, что ученые-антикоммунисты приняли эту позицию лишь по идеологическим причинам. В настоящем исследовании мы показываем, что нет абсолютно никаких оснований для такого утверждения, и есть огромное количество улик, его опровергающих.

Кирилина начинает с допущения, едва ли не всеобщего среди большинства историков советского периода, что Московские процессы были судебными инсценировками, «фальсификациями» (К 205). Проблема с этим допущением заключается в том, что оно в основном предопределяет остальную часть исследования Кирилиной. Убийство Кирова играет очень заметную роль во всех трех публичных Московских «показательных» процессах 1936, 1937 и 1938 гг. Если предположить, что Московские процессы были инсценировками суда над невинными людьми, то не может существовать ни одного сообщника или соучастника преступления, совершенного Николаевым. Поскольку никто больше всерьез не верит, что Кирова велел убить Сталин, единственная остающаяся возможность, которую позволяет вышеупомянутое допущение того, что процессы были фальсификациями, состоит в том, что Николаев должен был действовать в одиночку.

Короче говоря, Кирилина «считает заранее решенным вопрос» об убийстве Кирова. Она не выдвигает гипотезу и не намеревается затем установить, подтверждают ли имеющиеся сведения эту гипотезу или какую-либо другую. Наоборот, она с самого начала допускает, что Николаев действовал в одиночку. Как мы продемонстрируем, Лено тоже поступает так. Подобно Лено, Кирилина цитирует множество документов, к которым она получила доступ первой из ученых. Эти документы очень интересны и важны. Более того, они вовсе не подтверждают ее предвзятый вывод.

Мы вкратце рассмотрим некоторые примеры того, что кажется проявлением некомпетентности в книге Кирилиной. Мы также укажем некоторые ложные утверждения, которые кажутся преднамеренными. Конечно, некая форма злоупотребления внутренне присуща такому труду, как труд Кирилиной, задачей которого декларируется рассказать читателям правду, «раскрыть преступление», но вместо этого приводятся пристрастные аргументы в пользу предвзятого вывода.

Более того, когда предвзятый вывод идет вразрез практически со всеми фактами, которые у нас есть, — а у нас огромное количество фактического материала о смерти Кирова — автор, преисполненная решимости отрицать этот факт и вместо этого поддержать версию событий, которая на каждом шагу противоречит доказательствам, вынуждена использовать любые способы в своей попытке исказить или скрыть истину. То, что кажется объективному читателю некомпетентностью, может также оказаться, как и намеренная ложь, скорее попыткой убедить и обмануть, нежели несомненной неспособностью, невежеством или чистейшей некомпетентностью.

Некомпетентность

Подобно Лено, труд которого мы рассмотрим позже, Кирилина делает ряд небрежных ошибок:

1. Она приводит газетное сообщение, где утверждается, что А. Я. Вышинский, обвинитель на Московских процессах и помощник обвинителя на процессе по делу об убийстве Кирова в декабре 1934 г., считал «признание царицей всех доказательств» (К 219).

Газета «Московский комсомолец в Питере» в номере за 6-13 декабря 2000 года опубликовала небольшую заметку, посвященную убийству Кирова. В ней подвергается сомнению, что убийство Кирова совершил Николаев, утверждается, что в основе тогдашнего признательного показания Николаева лежит неправильная концептуальная позиция генерального прокурора СССР А. Я. Вышинского, считавшего «признание царицей всех доказательств»…

Эта «утка» была опровергнута уже давно. Речь А.Я. Вышинского перед Пленумом Центрального Комитета в феврале-марте 1937 г., опубликованная в 1995 г.[8], особенно критикует намерение полагаться на признания вместо других доказательств. В своей более поздней работе «Теория судебных показаний в советском суде» (Москва, 1941) Вышинский снова подвергает особой критике римско-католическую инквизицию. В одной из последних глав (раздел 3) Вышинский критикует то, что признание, даже когда оно получено под «пыткой», считалось «царицей доказательств» в XV и XVI веках в Европе.

Способы «доказывания» были также чрезвычайно просты и своеобразны; наиболее надежным способом «доказывания» считалось применение физических страданий, пытки, под ударами которой легче всего было получить от обвиняемого собственное признание, почитавшееся «лучшим всего света доказательством», «царицей доказательств» [9].

Хотя Кирилина критична в отношении других утверждений в этой статье, она никогда не подчеркивает ошибку автора (Бастрыкина) в ложном приписывании Вышинскому того, против чего сам Вышинский решительно возражал.

2. На с. 342 Кирилина заявляет:

Замечу, что эти слова впервые произнес Ягода на процессе право-троцкистско-

Протокол процесса не только демонстрирует, что Ягода никогда не произносил этих слов, но и что, напротив, Ягода определенно отрицал это. Ягода заявил на досудебных допросах, что его проинформировали об освобождении лишь после того, как это случилось. Мы еще подробно обсудим этот пункт в другой главе настоящего труда.

3. На с. 342–343 Кирилина снова настаивает:

Запорожец не имел никакого отношения к освобождению Николаева 15 октября, цитируя в качестве свидетельства свидетеля хрущевской эпохи Аншукова, который дал показания, что Запорожец (в то время) лежал в больнице в гипсе.

Однако Ягода никогда не заявлял, что Запорожец был в Ленинграде во время задержания Николаева 15 октября 1934 г. Напротив, в досудебном допросе от 19 мая 1937 г. Ягода заявил, что он «лично не давал никаких распоряжении о том, чтобы избавиться от Борисова. Запорожца в то время вообще не было в Ленинграде» (Генрих Ягода 184). На том же допросе Ягода показал, что он узнал о готовящейся попытке убийства Кирова от Енукидзе после конференции по поводу заговора право-троцкистско-зиновьевского блока летом 1934 г. Вот что отвечал тогда сам Ягода:

Ответ: Я вызвал из Ленинграда Запорожца (зам. ПП), сообщил ему о возможности покушения на Кирова и предложил ему не препятствовать этому.

Ответ: Об этом мне сообщил Запорожец спустя некоторое время после освобождения Николаева.

Вопрос: Что он Вам сообщил?

Ответ:: Запорожец был в Москве, зашел ко мне и рассказал, что сотрудниками Оперода в Ленинграде был задержан некий Николаев, который вел наблюдение за машиной Кирова. Он был доставлен в ПП и у него после обыска у Губина были обнаружены материалы, свидетельствующие о террористических намерениях. Об этом доложил ему Губин, и Запорожец освободил Николаева (Генрих Ягода 181, 183).

Таким образом, Ягода никогда не заявлял, что Запорожец был в Ленинграде 15 октября, когда был задержан Николаев. Том «Генрих Ягода» был опубликован в 1997 г., книга Кирилиной «Неизвестный Киров» вышла четыре года спустя — в 2001 г. У Кирилиной было предостаточно времени ознакомиться с вышеупомянутым томом и понять, что заявление Аншукова не противоречит показаниям Ягоды. Она этого не сделала.

4. На с. 369 Кирилина замечает, что по закону от 1 декабря 1934 г. дела по террористам должны были рассматриваться без защитников и без права обжалования. Затем она отмечает, что на Московском процессе в августе 1936 г. защита была фактически разрешена, но права обжалования не предоставили.

По постановлению ЦКК от 1 декабря 1934 года предусматривалось вести дела террористов без защитников, при закрытых дверях, без права апелляции. На московском же процессе 1936 года есть и адвокаты, и публика. Возможно, это отступление от постановления и предоставление подсудимым права обжаловать приговор были «гарантией» Сталина в сговоре с обвиняемыми?

В таком случае воспользоваться этим правом им не дали. В ночь с 23 на 24 августа 1936 года суд объявил приговор, и в ту же ночь прямо из зала суда их увезли на расстрел (К 369).

Это неправда. После рассмотрения дела в суде апелляции ряда обвиняемых на процессе 1936 г., включая Зиновьева, Каменева, И. Н. Смирнова и Натана Лурье, были опубликованы на с. 3 газеты «Известия» от 2 сентября 1992 г., за несколько лет до выхода книги Кирилиной. У Кирилиной не было повода заявить, что этим обвиняемым отказали в праве апелляции. Либо Кирилина придумала этот «факт», либо слепо списала его из какого-то другого источника.

Ложные утверждения

Вдобавок к ошибкам таким, как вышеупомянутые, которые можно, вероятно, приписать некомпетентности или невнимательности, Кирилина делает много заявлений, которые точнее можно описать словами «намеренно вводящие в заблуждение» или «ложные утверждения». Все они являются попытками деакцентировать или игнорировать факты, которые подтверждают существование заговора, в который был вовлечен Николаев.

Кирилина отмечает, что на допросе 6 декабря 1934 г. Николаев

…впервые показал, что Котолынов и Шатский являются участниками «Террористического акта», но не привел в подтверждение ни одного конкретного доказательства.

В пользу (в подтверждение) этого она цитирует статью Ю. Седова «Безвинно казнённые» («Труд», 4 декабря 1990 г.). Но даже Седов не требовал «конкретных доказательств» от человека, дававшего признание в тюрьме (К 277).

Требование Кирилиной «конкретных доказательств» непорядочно. Ожидает ли она, в самом деле, что Николаев принес бы с собой лист бумажки, подписанный Котолыновым или Шатским, с их согласием участвовать в убийстве Кирова? Фраза «но не привел в подтверждение ни одного конкретного доказательства» — это «отговорка» — признак того, что Кирилина слишком хорошо сознает слабость своего доказательства, попытка отвергнуть факты, которые доказывают ложность ее предположения.

Через несколько страниц Кирилина ссылается на допрос Николаева 20 декабря 1934 г., во время которого Николаев заявил, что обращался к латвийскому консулу в Ленинграде как за деньгами, так и для того чтобы попросить его связаться с Троцким от имени их группы. Кирилина говорит, что это «не подтверждается документами». Это еще одна «отговорка» — словно у пребывающего в заключении Николаева могли быть либо при себе, либо где бы то ни было еще документы, свидетельствующие об этом (К 280). Однако это утверждение Николаева вызывает интерес и требует дальнейшего рассмотрения.

По словам Кирилиной, Николаев заявил в признании от 4 декабря 1934 г., что

«он был членом подпольной, контрреволюционной организации», что ее «участники стояли на платформе троцкистско-зиновьевского блока», «с Кировым у бывшей оппозиции имеются свои особые счеты в связи с той борьбой, которую он организовал против ленинградских оппозиционеров» (К 281).

Нам известно с начала 1980-х годов из собственных рукописей Троцкого, что действительно существовал самый настоящий «право-троцкистский блок», в который входили Зиновьев и Каменев.

Кирилина заявляет:

«Кстати, никто из тех, кто дал показания о «ленинградском центре», в числе

его членов не назвали ни Николаева, ни Шатского» (К 283).

Это просто ложь. В протоколе допроса Звездова 12 декабря в книге Лено мы читаем:

«Вопрос: Расскажите нам о членах Центра и остальных филиалах Ленинградской организации.

Ответ: Членами являются следующие лица:

1. Ленинградский Центр:

а. Румянцев Владимир — глава организации.

б. Котолынов Иван.

в. Царьков Николай.

к. Николаев Леонид» (Л 310).

Возможно, это — случай небрежности или некомпетентности со стороны Кирилиной, а не намеренная ложь.

Трое из них, арестованных и осужденных наряду с Николаевым за убийство Кирова — Левин, Сосицкий и Мясников, были троцкистами (К 290). Именно это и признает Лено в своей трактовке события, даже подчеркивая, что есть какие-то свидетельства, что латвийский консул Бисениекс действительно давал деньги Николаеву. Бисениекс никогда не отрицал того, что встречался с Николаевым (Л 282–283). Более того, Николаев говорил как оппозиционер. Мы знаем, что некоторые другие, арестованные в связи с этим делом, такие, как Евдокимов и Горшенин, говорили так же. Было бы естественно для заговорщиков нижнего уровня искать связи с Троцким.

Как отмечает Кирилина, НКВД тоже на тот момент не рассматривало свидетельства о группе, связанной с Троцким (К 291). Но заявление Николаева о том, что он просил, чтобы его связали с Троцким, естественно, показалось бы им стоящим того, чтобы расследовать его. Следователи обучены доводить до конца каждую возможную линию следствия. А это, конечно, не свидетельство против существования заговора!

В отношении процесса Зиновьева и Каменева 1936 г. Кирилина утверждает, что не было никаких вещественных доказательств:

И вновь на процессе не было приведено ни одного документа, ни одного вещественного доказательства, не был вызван ни один свидетель со стороны. Все обвинение построено исключительно на самооговорах подсудимых… (К 367).

Затем на с. 368–369 Кирилина сопоставляет отрывки из январского процесса Зиновьева и Каменева 1935 г. с некоторыми отрывками из стенограммы августовского процесса 1936 г. Этот раздел книги Кирилиной взят непосредственно из «Бюллетеня Оппозиции» Троцкого № 52 за октябрь 1936 г. Кирилина даже копирует слово в слово заявление Троцкого о том, что

На… процессе не было приведено ни одного документа, ни одного вещественного доказательства.

Затем Троцкий признал, что гондурасский паспорт В. Ольбер-га, с которым он нелегально въехал в СССР и который, по его показаниям, был получен с помощью немецких троцкистов, стал одним из «вещественных доказательств». Кирилина скрывает эту часть заявления Троцкого от своих читателей, и таким образом лжет, ибо, по крайней мере, одно «вещественное доказательство» было представлено на процессе.

Кроме того, мы знаем, что сам Троцкий обманывал своих читателей в этой дискуссии об августовском Московском процессе 1936 г., как он сделал в обсуждении убийства Кирова в № 41 «Бюллетеня Оппозиции». Ведь Троцкий и его сын Лев Седов обсуждали друг с другом «блок» троцкистов, зиновьевцев и других. Этот блок был действительно образован в 1932 г., в точности так, как утверждается в свидетельских показаниях на Московском процессе 1936 г. Седов проинформировал отца, что Зиновьев и Каменев были частью блока.

Все это Троцкий и его сын публично отрицали. Это было вполне естественно, даже необходимо, ибо им нужно было сохранить подпольный заговор в СССР. Но эта информация о блоке была раскрыта и предана огласке историком Троцкого Пьером Бруэ в 1980 г.! Затем в 1991 г. это снова обсуждалось в статье в советском журнале «Вопросы истории КПСС» американским историком Арчем Гетги. Еще раз эта информация была опубликована в 1995 г. Вадимом Роговиным, который процитировал ее.

Книга Кирилиной была издана в 2001 г. Она все-таки знала либо должна была знать о блоке и проинформировать своих читателей.

В качестве последнего примера нечестности Кирилиной рассмотрим следующее:

В японском журнале «Киицо» в апреле 1939 года Люшков публикует материалы, в которых категорически отвергает причастность Ягоды к заговору против Кирова. Люшков находился на Литейном пр., д. 4, в НКВД — рядом с Аграновым, когда Сталин позвонил последнему и приказал направить Борисова для допроса в Смольный. Агранов сразу же отдал соответствующее распоряжение. С момента звонка Сталина до момента аварии машины с Борисовым, как указывал Люшков, прошло всего 30 минут. И можно согласиться с мнением Люшкова: этого времени просто недостаточно для организации убийства Борисова (К 353).

Это может быть только намеренно ложное утверждение.

Как на досудебных допросах, так и на процессе Ягода неоднократно настаивал на том, что он не имеет никакого отношения к смерти Борисова, в то же самое время настаивая также на том, что он действительно был вовлечен в заговор с целью убийства Кирова. Кирилина ссылается на отсутствие соучастия Ягоды в первом как доказательство против признания Ягоды во втором.

Кирилина, очевидно, никогда не читала статью Люшкова в журнале «Кайдзо» за апрель 1939 г. Если бы она читала, то она бы заметила, что Люшков настаивал на том, что Ягода был действительно вовлечен в заговор — чтобы заставить Зиновьева и Каменева ложно сознаться в убийстве Кирова на августовском процессе 1936 г. по их делу[10]. Люшков также заявлял, что Шатский был единственным соучастником Николаева в заговоре для убийства Кирова. Кирилина, несомненно, не опустила бы эти важные детали статьи Люшкова, если бы она действительно читала ее. Она сумела убедить читателей, будто она знакома со статьей Люшкова, в то время, как она ее и в глаза не видела.

В своем исследовании Лено цитирует со всеми подробностями статью Люшкова в «Кайдзо», выдвигая ее в качестве самого веского доказательства, имеющегося на данный момент, что Николаев был «убийцей-одиночкой». В одной из дальнейших глав настоящего труда мы также рассмотрим статью в «Кайдзо» и продемонстрируем, что ее трактовка Лено неверна. Однако Лено явно читал статью Люшкова. Это так же ясно, как то, что Кирилина ее никогда не читала.

Материалы, приведенные в книге Кирилиной, но опущенные Лено

У Кирилиной и Лено одна и та же цель: представить Николаева убийцей-одиночкой. Вероятно, самый действенный способ поддержать предвзятую идею — это замолчать факты, которые не подтверждают ее. В деле убийства Кирова так много доказательств заговора, что, если бы все их просто скрыть, не осталось бы почти ничего. Поэтому вдобавок к умолчанию о доказательствах, мешающих предвзятому выводу, нужно применить другую методику направления мысли читателя по ложному пути.

Лено сообщил нам, что он считает Кирилину величайшим экспертом по убийству Кирова. Он много раз ссылается на книгу Кирилиной, и ему следовало бы сослаться на нее в некоторых местах, где он не сделал этого. Однако Лено также опустил некоторые доказательства, которые приводит Кирилина. Лено облек свои аргументы в несколько иную и, вероятно, более точную форму. Обычно, когда он пропускает доказательства Кирилиной, мы можем четко различать его метод.

Финансовое положение Николаева

Кирилина искренне признает факт, что Николаев не испытывал финансовых трудностей в 1934 г. Она ссылается на допрос матери Николаева, Марии Тихоновны, 11 декабря 1934 г.

В материальном положении семья моего сына Леонида Николаева не испытывала никаких затруднений…. Дети были также полностью обеспечены всем необходимым, включая молоко, масло, яйца, одежду и обувь (К 238).

Кирилина цитирует этот отрывок из статьи «Следствие и судебные процессы…» Ю.Жукова, в которой он несколько полнее:

В материальном положении семья моего сына Леонида Николаева не испытывала никаких затруднений. Они занимали отдельную квартиру из трех комнат в кооперативном доме, полученную в порядке выплаты кооперативного пая. Дети были также полностью обеспечены всем необходимым, включая молоко, масло, яйца, одежду и обувь. Последние 3–4 месяца Леонид был безработным, что несколько ухудшило обеспеченность его семьи, однако даже тогда они не испытывали особой нужды[11].

Лено даже не упоминает этот допрос и отрывок, возможно, потому что он настаивает на том, что нужда была важнейшим фактором, побудившим Николаева стать «убийцей-одиночкой».

Лено пишет, что «Николаев отчаянно нуждался в деньгах осенью 1934 г.» (Л 299). Даже если так — а только что приведенные факты подвергают это утверждение серьезному сомнению — отчаянная нужда в деньгах не обязательно означает нищету. Лено также цитирует обвинительное заключение против Николаева:

Показаниями допрошенных по настоящему делу в качестве свидетелей ряда лиц и в том числе матери обвиняемого Л. Николаева — М.Т. Николаевой и его жены — Драуле Мильды следствие установило, что обвиняемый Николаев материальной нужды в этот период времени не терпел, как не терпела нужды и его семья (Л 350).

Любой, читавший только книгу Лено, не имел бы представления, откуда появилось это показание, и мог бы предположить, что оно сфабриковано НКВД, а не является свидетельским показанием его матери и фактически представляет точку зрения самой Кирилиной.

Кирилина продолжает:

Несомненными признаками благосостояния семьи являлось и то, что сам Л. В. Николаев имел велосипед (это служило признаком определенного достатка в те годы), а в 1933–1934 гг. Николаевы снимали частную дачу в таком престижном районе, как Сестрорецк (К 238).

Николаева даже оштрафовали на 25 рублей, а партия приказала заплатить еще 19 рублей сверху за то, что он сбил велосипедом прохожего (К 242–243). Кирилина приводит факты, что у Николаева всегда была хорошая, даже легкая работа, и он никогда не был безработным до его увольнения из Института истории партии в апреле 1934 г. Она предполагает, что у Николаева, наверное, были хорошие связи, чтобы его рекомендовать на такие работы (К 244–245). Ни Кирилина, ни Лено не пытаются объяснить эти «хорошие связи», что наверняка сделал бы любой следователь. Возможно, они не желают предполагать, что эти хорошие связи были через зиновьевцев, которых позднее судили и осудили с ним по убийству Кирова. Жена Николаева Мильда Драуле также имела сравнительно хорошо оплачиваемую работу (К 246).

Если Николаев действительно считал, что он нуждается в деньгах, то эта нужда была субъективной. Он с семьей все еще снимал частную дачу в течение лета, когда был безработным. Если бы они испытывали истинную нужду, они бы просто не поступали так. Ни один человек, которому грозит выселение или голод, не снимает летнюю дачу. Лено ни разу не сообщает своим читателям, что Кирилина признала, что Николаев не испытывал настоящей финансовой нужды.

Но более того: мы также знаем, что Николаев предпочел не идти на другую работу, пока готовился к убийству Кирова. О заявлении самого Николаева на эту тему сообщается в «Обвинительном заключении» (с. 20):

В одном из своих показаний обвиняемый Николаев прямо заявляет:

«Я поставил его (Котолынова) в известность, что решил не поступать на работу в период подготовки акта, чтобы иметь достаточное количество свободного для осуществления убийства Кирова времени. Котолынов одобрил мое решение» (т. 2, л. 85).

То же самое подтверждает жена обвиняемого Л. Николаева — Мильда Драуле, которая показывает:

«…С конца марта 1934 г. вплоть до его (т. е. Николаева Л.) ареста он нигде не работал. Это объяснялось не тем, что Николаев не мог получить работу, а его упорным нежеланием заняться какой-либо работой. Посвятив себя целиком подготовке террористического акта, я полагаю, что он не хотел связывать себя работой где-либо…» (т. 3, л. 201).

Кирилина ни разу не упоминает этого факта. Лено обширно цитирует обвинительное заключение, но пропускает эту его часть — пункт, который мы рассмотрим в другой главе настоящего труда.

Допрос Николаева «после 4 декабря»

Как уже отмечалось выше, Кирилина говорит, что Николаев сделал следующее признание «после 4 декабря»:

«он был членом подпольной, контрреволюционной организации», «участники стояли на платформе троцкистско-зиновьевского блока», «с Кировым у бывшей оппозиции имеются свои особые счеты в связи с той борьбой, которую он организовал против ленинградских оппозиционеров» (К 281).

Мы не знаем, в какой момент после 4 декабря Николаев сделал это заявление. Не приводя никакого доказательства или аргумента, Кирилина просто объявляет его «сфабрикованным» («Именно поэтому следствие неуклонно фабриковало версию заговора», с. 281) — как фактически поступают и она, и Лено со всеми доказательствами, которые не вписываются в их заранее определенную схему.

Однако Кирилина, по крайней мере, приводит его, позволяя читателям рассмотреть его в другом свете. Лено не разъясняет и даже не приводит эту важную цитату. Тем не менее он цитирует части допроса Николаева 13 декабря, в которых некоторые формулировки кажутся похожими на кое-что из того, что есть в цитате Кирилиной, но скрывает отрывок, в котором Николаев приводит предполагаемый мотив убийства Кирова со стороны ленинградской троцкистско-зиновьевской группы — что «бывшие оппозиционеры имели собственные счеты с Кировым в связи с борьбой, которую он организовал против ленинградской оппозиции».

Признание Николаева приблизительно 8 декабря

Кирилина цитирует следующие важные замечания Николаева без точной даты, но предполагая, что это было 8 декабря или вскоре после этого:

Группа Котолынова подготовляла террористический акт над Кировым, причем непосредственное его осуществление было возложено лично на меня. Мне известно от Шатского, что такое же задание было дано и его группе, причем эта работа велась ею независимо от нашей подготовки террористического акта.

…Шатского впервые я встретил в 1933 г. Следующая встреча у нас было летом 1934 г. на улице Красных Зорь, дом 28, где Шатский проводил наблюдение за квартирой, устанавливая все передвижения Кирова. Делал он это в целях подготовки террористического акта.

Котолынов сказал, что… устранение Кирова ослабит руководство ВКП(б)… Котолынов проработал непосредственно со мной технику совершения акта, одобрил эту технику, специально выяснял, насколько метко я стреляю; он является непосредственно моим руководителем по осуществлению акта. Соколов выяснил, насколько подходящим является тот или иной пункт обычного маршрута Кирова, облегчая тем самым мою работу… Юскин был осведомлен о подготовке акта над Кировым: он прорабатывал со мной вариант покушения в Смольном.

Звездов и Антонов знали о подготовке акта… Они были непосредственно связаны с Котолыновым… (К 281–282)

Лено не воспроизводит этот текст и не ссылается на него. Однако он резюмирует допрос от 6 декабря, который противоречит этому тексту в нескольких местах:

В конце концов Николаев «признался», что он привлек Шатского для наблюдения за квартирой Кирова для него и явно намекнул, что Котолынов руководил заговором с целью убийства Кирова. Более того, он сказал, что Котолынов планировал поехать в Москву, чтобы убить Сталина (Л 288).

Хотя Лено в большой степени полагается на книгу Кирилиной, он не проясняет связи между точными цитатами, приведенной Кирилиной, от 8 декабря или немного позднее, и своим собственным резюме части долгого допроса 6 декабря.

Более того, Лено позволяет себе любимую уловку: выделять кавычками любые слова или предложения, которые не вписываются в его предвзятые выводы — здесь это слово «признал». Поступая таким образом, он словно создает своего рода «доказательство», что данное признание не было подлинным! Это одно из проявлений ошибочности «порочного круга» — «принятия того, что нужно доказать», распространенная ошибка, которую часто допускает Лено. Мы рассмотрим, как Лено пользуется этой логической ошибкой «порочного круга в доказательстве» — подменяет посылку желательным для себя выводом и создает «доказательство с помощью кавычек» — в отдельной главе.

Образованность Кирова

На с. 325–326 Кирилина говорит о большой начитанности Кирова, особенно по философии, и сопричастности к образованию. Кирилина, кажется, испытывает уважение к Кирову! Ведь она как-никак была директором музея Кирова многие годы. Лено замалчивает все это во вступительных главах о жизни Кирова.

Напротив, Лено на каждом шагу пытается оскорбить Кирова. Он говорит, что Кирова «обычно воспринимают как одного из бандитских приспешников деспота» (Л 119). Но кто воспринимает Кирова таким образом? Лено ни разу никогда не информирует нас. Очевидно, он выдумал этот «факт». Однако Кирилина, важнейший источник Лено, не «воспринимает» Кирова таким образом, поэтому это «восприятие» не является «обычным». Лучшее, на что способен Лено, это процитировать британского консула в Ленинграде, который говорил, что Киров имел «жестокий[12] вид», что бы это ни значило. Британские империалисты «обычно» выглядели «убийцами» в глазах миллионов людей во всем мире. Возможно, потому Лено никогда не упоминает сведений об образованности Кирова, что это могло бы противоречить попытке Лено изобразить Кирова «убийцей» и «жестоким»[13].

Более ранняя попытка убийства Кирова?

Кирилина пишет:

На одном из допросов Л. В. Николаев показал, что первоначально он собирался убить С. М. Кирова 14 ноября 1934 г. И с этой целью он встречал его на Московском вокзале в Ленинграде. Но стрелять не стал, так как Сергея Мироновича встречало большое количество людей. И потому, смешавшись с толпой встречающих, затерялся (К 341).

Это событие также записано в его дневнике под датой 14 ноября, где Николаев, кажется, кроме того сообщает, что он лишь пытался встретиться с Кировым 15 октября.

Однако в одной из записей дневника за несколько дней до этого, 9 ноября, Николаев писал:

Если на 15/Х и на 5/ХІ я не смог сделать этого… то теперь готов — иду под расстрел, пустяки — только сказать легко (К 259).

Эта выборка из дневника цитируется Лено на с. 242 вместе с последующим разделом, который, кажется, проясняет, что он вдобавок намеревался убить Кирова уже 5 ноября. Так как 5 ноября в прошлом, создается впечатление, что Николаев готов к еще одной попытке — возможно, к попытке 14 ноября, упомянутой выше.

Было бы целесообразно приложить этот отрывок из дневника Николаева к протоколу допроса без даты, приведенного Кирилиной. Из того, что мы видим, допрос, кажется, подтверждает записи в дневнике, что Николаев ранее совершил не одну, а несколько попыток убить Кирова. Лено замалчивает это.

В любом случае «Обвинительное заключение» (с. 18–19) содержит выдержку из признаний Николаева, в которых он просто заявляет, что записи в его дневнике были сфабрикованы:

Здесь же следует отметить, что в целях сокрытия следов преступления и своих соучастников, а также в целях маскировки подлинных мотивов убийства т. Кирова обвиняемый Николаев Л. заготовил ряд документов (дневник, заявления в адреса различных учреждений и т. п.), в которых старался изобразить свое преступление как акт личного отчаяния и неудовлетворенности, в силу якобы тяжелого своего материального положения, и как протест против «несправедливого отношения к живому человеку со стороны отдельных государственных лиц» (т. 1, л. 6).

Обвиняемый Николаев Л. сам признал лживость и вымышленность подобного рода версии, объяснив, что зту версию он создал по предварительному соглашению с членами террористической группы, решившей изобразить убийство т. К и р о в а как индивидуальный акт и тем самым скрыть подлинные мотивы этого преступления.

В показаниях от 13 декабря с. г. Н и к о л а е в Л. так прямо и говорит:

«…Я должен был изобразить убийство Кирова как единоличный акт, чтобы скрыть участие в нем зиновьевской группы» (т. 1, л. 266).

Оппозиционная деятельность Зиновьева

Кирилина цитирует короткий отрывок из одного допроса Григория Евдокимова, зиновьевца и бывшего ленинградского чиновника, обвиненного как члена московского центра блока троцкистов, зиновьевцев и правых:

Г. Е. Евдокимов на допросе 24 декабря заявил: «В ноябре 1934 года он (Зиновьев. — Щ критиковал работу по созданию единого фронта (во Франции. — АЛ), обвиняя французскую компартию и тем самым руководство Коминтерна в том, что во Франции они идут не единым фронтом» (К 365).

Еще об одном арестованном зиновьевце, И.С.Горшенине, Кирилина пишет:

И. С. Горшенин шел в критике внешней политики СССР еще дальше. 25 декабря он утверждал на допросе: «т. Сталин сознательно не активизирует деятельность Коминтерна, переносит центр всего внимания на официальную наркоминдель-скую дипломатию и по существу приносит в жертву идее построения социализма в одной стране интересы мировой революции» (К 365).

Кирилина объясняет эти заявления следующим образом:

Замечу, шел конец 1934 года. Оппозиция, точнее, ее лидеры на XVII съезде ВКП(б) фактически проголосовали за сталинский политический курс — построение социализма в одной стране, однако не были с ним согласны и продолжали линию на мировую пролетарскую революцию, ведя негласную борьбу против сталинского руководства… (К 365).

Кирилина считает самой собой разумеющимся, что оппозиционеры были виновны в двурушничестве, что они вновь присоединились к партии из бесчестных побуждений. Напротив, Лено обвиняет Сталина в подозрениях о двурушничестве оппозиционеров, предполагая, что он, Сталин, вообразил себе это из-за паранойи. Мы еще обсудим этот момент ниже, в соответствующем месте нашего исследования.

Лено никогда не упоминает этих заявлений. Напротив, он предпочитает воспроизводить большие фрагменты допроса Зиновьева от 22 октября 1934 г., в котором Зиновьев отрицает всякую оппозиционную деятельность и отрицает даже оппозиционные мысли после 1932 г. (Л 328–333). Это облегчает Лено представить Зиновьева невинной жертвой ложного обвинения — что было бы труднее, если бы он противопоставил заявления Евдокимова и Горшенина заверениям Зиновьева. Короче говоря, Кирилина допускает, что «негласная борьба» зиновьевцев и других против партийной линии фактически продолжалась, в то время как Лено игнорирует и, в сущности, отрицает ее.

В своем признании от 13 января 1935 г., на которое не ссылается ни Кирилина, ни Лено, Зиновьев пошел дальше и согласился, что московский центр бывших зиновьевцев, враждебный партийной линии, все еще существует. Мы еще обсудим этот документ, когда сами возьмемся за расследование убийства Кирова.

Таким образом, труд Кирилиной неискренен в целом так же, как и труд Лено. Они оба исходят из «идеи фикс», предвзятого вывода, что Николаев был «убийцей-одиночкой» и, следовательно, всех остальных «подставили». Но несмотря на признание Лено, что он очень обязан труду Кирилиной, он игнорирует ее доводы, когда это необходимо для его собственных аргументов.

Глава 2. Введение Лено

Лено организует свое «Введение» следующим образом:

— он кратко резюмирует убийство Кирова Николаевым в Смольном институте в Ленинграде 1 декабря 1934 г. — событие, расследование которого является темой его книги;

— он намечает в общих чертах тему своей книги;

— он кратко излагает исследования убийства и сообщения о нем в хрущевскую эпоху;

— он рассматривает проблемы со свидетельскими показаниями, которые были даны долгое время спустя после событий, и причины, из-за которых отчетам, основанным на воспоминаниях о событиях в прошлом, нельзя доверять;

— Лено признает, что он имел ограниченный доступ к бывшим советским архивам, поэтому он не видел всех существующих свидетельских показаний;

— он выражает благодарность предыдущим ученым, данные которых он использовал;

— он заявляет о приверженности антикоммунизму.

Многое из того, что Лено пишет в этой главе, может пригодиться. Например, он подчеркивает, что расследования убийства Кирова в хрущевскую эпоху имели скрытый мотив — попытаться обвинить Сталина. Это означало, что эти так называемые «исследования» на самом деле вовсе не были таковыми. Скорее хрущевские следователи, по всей видимости, под руководством Петра Поспелова и главы КГБ Ивана Серова делали вид, что проводят объективное исследование, избирательно отбирая документы, которые они предпочли представить «комиссии Молотова», которую сформировало Политбюро для повторного расследования репрессий. Лено также подчеркивает, что у Серова были и другие документы, которые были полностью уничтожены.

Рассмотрение Лено ненадежности отчетов, которые основываются на воспоминания о событиях в далеком прошлом, разумно. Хотя эти замечания сделаны в общем, фактически они являются критикой трудов Конквеста, Такера, Найта и всех писателей, которые сделали вывод, что Кирова велел убить Сталин. Все такие труды основываются на слухах и домыслах, так как нет абсолютно никаких свидетельств о причастности Сталина к убийству Кирова.

Лено открыто признает, что ему было отказано в полном доступе ко всем документам, которые еще существуют. Это на удивление честно — хотя было бы лучше, если бы он проанализировал, что в точности означает это утаивание документации: что документы, утаиваемые Российским правительством, должны противоречить официозной версии, что убийца Кирова — «убийца-одиночка». Но это является и версией Лено, что возможно объясняет, почему он не делает логического заключения из того факта, что многие доказательные документы утаены. Лено также пренебрегает подчеркиванием того факта, что Кирилина, труду которой Лено выражает «величайшую признательность», не призналась, как ей следовало, своим читателям, что тоже не имела доступа ко всей доказательной документации.

Не делает Лено и малейших намеков на очевидный вывод: если Хрущев был с самого начала преисполнен решительности доказать, что либо Киров был убит по указанию Сталина, либо Николаев был «убийцей-одиночкой» — то есть, что не существовало никакого заговора — то документы, которые позволили увидеть ему и Кирилиной, были «избирательно отобраны», чтобы подтвердить этот вывод, и, следовательно, что вывод этот настолько пристрастен, насколько его могли сделать таким соратники Хрущева. Это, в свою очередь, означает, что любой, кто на основании этих документов делает вывод, что не существовало никакого заговора, должен очень пристально проанализировать это умозаключение, так как имеющиеся в распоряжении доказательные документы очень тщательно подобраны, чтобы «вписаться» в этот вывод. И наоборот, если имеющиеся доказательства тем не менее явно свидетельствуют, что все-таки на самом деле существовал заговор, это само по себе — убедительный показатель того, что заговор, наверняка, существовал.

Введение Лено содержит ряд слабых мест, которые характеризуют остальную часть исследования Лено: ложные утверждения; намеренный обман; «порочный круг в доказательстве», т. е. признание истинными утверждений, которые нуждаются в доказательстве, или «подмена посылки желательным для себя выводом», и приверженность антикоммунизму. Любая из них оказалась бы фатальной для любого исторического исследования.

Фактические неточности и ложные утверждения

Лено описывает группу членов партии, в которую входил Леонид Николаев, убийца Кирова, следующим образом:

Чтобы ликвидировать различия между авангардом и массами, коммунистические руководители в 1920-е и в начале 1930-х годов набирали заводских рабочих в партию в больших количествах. Будучи коммунистами, эти «выдвиженцы» получали выгоду от работы в учреждениях, а также лучшие квартиры, лучшие пайки и превосходные возможности для получения образования…. Сотни тысяч других получали образование и делали профессиональные и бюрократические карьеры, став основой Советского государства к 1940-м годам. Однако другие, которых заставили работать на должностях, к которым они были плохо подготовлены или не подготовлены вообще, потерпели неудачу…

Потом Лено описывает Николаева как «одного из этих неудачников»:

…безработный коммунист Леонид Николаев…. был на дюжине работ с тех пор, как он вступил в партию в 1924 г., во время набора в партию, который последовал за смертью Ленина. Он был безработным с момента его последнего увольнения в апреле 1934 г. (Л 2).

Лено ошибается: Николаев был кем угодно кроме «неудачника». Николаеву удалось сбежать с обычной работы заводским рабочим. Он переходил с одной на другую более высокооплачиваемую работу в учреждениях, пока его не уволили в апреле 1934 г. Это предполагает, что у него наверняка были «высокопоставленные друзья», влиятельные люди, которые могли находить ему такие должности. Уволенный с непыльной работы с хорошим жалованьем из-за того, что он отказался уезжать из Ленинграда по партийному поручению, Николаев решил не искать другую работу. Это согласуется с его участием в зиновьевском заговоре, хотя, конечно, это не доказывает его. С 1917 по 1926 г. Зиновьев был Председателем Петроградского, а потом Ленинградского Совета — политическим лидером Ленинградской партии. Ему на смену пришел Киров.

Согласно свидетельским показаниям членов его семьи он и его семья не испытывали материальных трудностей несмотря на то, что после апреля 1934 г. работала лишь его жена, Мильда Драуле. Записи в его дневнике свидетельствуют о финансовых проблемах. Но это можно было бы объяснить доказательствами, приведенными Лено и Кирилиной, которые предполагают, что Николаев использовал этот дневник для создания «легенды прикрытия», с помощью которой убийство выглядело бы актом индивидуального протеста. Николаев планировал застрелиться сразу же после убийства Кирова. После неудачного самоубийства и допроса следователями НКВД его версия об «индивидуальном протесте» быстро развалилась. Вскоре он признался, что его целью было защитить от подозрений остальных членов заговора.

Лено пишет:

Для коммунистического руководства убийство в Смольном было потрясением, не только потому, что жертвой был один из них, но и потому, что убийца был коммунистом и рабочим. Что-то пошло совсем не так, ибо партии и пролетариату полагалось быть оплотом режима (Л 2–3).

Лено неоднократно возвращается к той точке зрения, что Сталин и партийные лидеры были бы особенно огорчены тем фактом, что Николаев был рабочим (Л 274, 344). Он не дает никаких доказательств в подтверждение этого повторяемого утверждения, которое бесспорно ошибочно. В 1920-е годы и в начале 30-х фактически все оппозиционные группы в большевистской партии имели членов из рабочего класса. Некоторые состояли главным образом из рабочих или, по крайней мере, имели рабочее происхождение. Это было особенно верно в отношении зиновьевцев, сторонников Григория Зиновьева, который был Первым секретарем Ленинградской партии до 1926 г. Ленинград был самым промышленно-развитым городом, с наибольшим в стране числом рабочих и членов партии из рабочего класса.

После перечисления некоторых успехов большевиков в 1920-е годы и в начале 30-х Лено пишет:

Они также навели порядок с помощью полицейского террора, который значительно укрепился в конце 1920-х годов…

Лено не говорит, что значит «полицейский террор» и не дает примеров его. Я не могу отождествить его ни с чем, что в точности соответствовало бы с этим описанием в течение этого периода.

…подавили всякое открытое политическое несогласие…

Это неправда: «открытое политическое несогласие» было, несомненно, разрешено — только не организованное, массовое политическое несогласие. Фракции в партии большевиков не разрешались с 1921 г., запрет, предложенный Лениным. Оппозиционные политические партии не разрешались — но они не разрешались еще до 1920 г.

…конфисковали частную собственность, запретили большинство частных предприятий…

Коммунизм, конечно, против «частной собственности» и «частных предприятий» в принципе. Такие конфискации характеризовали большевистскую политику еще до революции 1917 г., когда они пропагандировали лозунг «землю крестьянам!», то есть конфискацию собственности помещиков и национализацию крупных производств. После распада Советского Союза власти «конфисковали общественную собственность», то есть приватизировали ее.

…и заставили крестьян, которые все еще составляли большинство населения работать за гроши в колхозах, управляемых партийным/государственным аппаратом (Л 3).

Это заблуждение, так как большинство крестьян всегда «работали за гроши». Лено, кажется, предполагает здесь, что большинство крестьян зарабатывали больше, чем «гроши». Реальное положение было совершенно иным. Большинство крестьян в России были бедными. Около четверти их, батраки или сельскохозяйственные работники, не имели земли вообще. Около половины остальных были бедняками.

Когда разражался голод, многие из батраков и бедняков и их семьи умирали от голода или от болезней, связанных с недоеданием. Значительное количество людей умирали от голода даже в годы, когда не было голода, но богатые крестьяне-«кулаки» или «середняки», которые продавали и перепродавали зерно, придерживали его и не продавали на рынке, ожидая более высоких цен. Лено пишет:

Прямым результатом насильственной коллективизации стала смерть более пяти миллионов сельских жителей от голода в 1932–1933 гг. (Л 3).

Лено не пытается предъявить какие-либо доказательства в защиту этого утверждения, а тем более доказать его. Он просто заявляет это как «факт». Но это ложь. Нет никаких доказательств, что коллективизация вызвала голод 1932–1933 гг. В действительности это произошло из-за неурожая. Например, российские демографы Борисенков и Пасецкий продемонстрировали, что голод поражал Россию, включая Украину, каждые 2–3 года, по крайней мере, на протяжении тысячелетия[14]. Голод 1932–1933 гг. был еще одним в этой кажущейся бесконечной серии бедствий. Несомненно, если бы коллективизация происходила в урожайные годы, то умерло бы гораздо меньше людей. Однако этого нельзя было предвидеть. И благодаря коллективизации голод 1932–1933 гг. был последним голодом (кроме голода 1946–1947 гг., причиной которого была ужасная послевоенная разруха в сочетании с плохой погодой)[15].

Каждому исследователю известны эти факты. Мы должны допустить, что Лено тоже знает о них. Но он не обсуждает их или доказательства для них и на них даже не ссылается. Следовательно, это утверждение в самом деле является заявлением о лояльности. В нем Лено сознательно помещает себя в то, что мы можем назвать «антикоммунистический лагерь холодной войны», одна из доктрин которого заключается в том, что коллективизация была чем-то неправильным. Он противопоставляет себя тем историкам, которые стремятся к объективности и стараются подавить свою собственную пристрастность.

Еще он пишет:

В месяцы, последовавшие за убийством, Сталин сделал все возможное, чтобы усилить атмосферу подозрительности и страха, которая сопровождала это убийство (Л 3).

Если, как пытается показать Лено, убийство Кирова действительно было актом «убийцы-одиночки», если не было подпольного террористического заговора, и Сталин это знал, тогда было бы больше правды в этом утверждении. Однако настоящее исследование показывает, что на основании представленных доказательств такой заговор все-таки существовал и зашел гораздо дальше — это был не только вопрос тех людей, которых осудили и казнили за заговор с целью убийства Кирова. В любом случае сейчас у нас есть огромное количество первоисточников того периода советской истории. Ни один из них не наводит на мысль, что Сталин и другие советские вожди не верили в существование заговора и лишь цинично распространяли эту мысль. Однако если они действительно верили, что такой подпольный террористический заговор существует, отсюда следовало бы, что возникшая «атмосфера подозрительности» была (вполне) понятна.

Он предупреждал о террористических заговорах с целью убийства всего советского руководства… (Л 3).

Лено подразумевает, что таких заговоров не существовало. Но есть множество доказательств, что они существовали — досудебные признания и признания на суде обвиняемых на Московских процессах — и никаких доказательств того, что эти признания были «сценарием», навязанным подсудимым под принуждением НКВД, или были сфабрикованы как-то иначе. Антикоммунист и антисталинист следователь В.Н.Хаустов, комментируя коллекцию резюме протоколов допросов 39-х гг., включая много о заговорах против советского руководства, пишет:

…Реакция Сталина свидетельствовала о том, что он воспринимал эти показания в полной мере серьезно[16].

Лено продолжает:

…и заявил, что никому нельзя верить, потому что «враги проникли в саму партию» (Л 3).

Лено не приводит никаких доказательств, что Сталин когда-либо говорил «никому нельзя верить», и я тоже не могу найти такой цитаты у Сталина. Он все-таки заявлял, что бывших оппозиционеров нельзя поймать на слове, то есть им просто поверили, когда они заявили, что прекратили оппозиционную деятельность, но это было просто подтверждением того, что заговорщики лгут, служа своему заговору.

Лено заявляет:

В Ленинграде тринадцать человек, главным образом бывшие сторонники левых, были ложно обвинены в заговоре с целью террористического нападения на Кирова и казнены вместе с фактическим убийцей, Леонидом Николаевым (Л 3–4).

Здесь Лено полагает доказанной центральную гипотезу своей книги. Настоящее исследование показывает, что эта гипотеза и утверждение Лено совершенно неверны. Лено не представляет абсолютно никаких доказательств, что эти люди были «ложно обвинены». Наоборот: все данные, которыми мы располагаем, указывают на их вину.

Он продолжает:

Двух самых известных бывших соперников Сталина, Григория Зиновьева и Льва Каменева, судили в январе 1935 г. за «моральное соучастие» в убийстве и приговорили к долгим тюремным срокам (Л 4).

Это заявление ложно. В официально объявленном приговоре в отношении Зиновьева, Каменева и других нет упоминания о «моральном соучастии».

Зиновьева приговорили к 10 годам лишения свободы за руководство подпольной заговорщической группой его сторонников, члены которой с его ведома не только распространяли ненависть к партийному руководству, но и ездили в Ленинград и встречались с руководством ленинградского центра, который осуществил убийство Кирова. Один фрагмент приговора гласит следующее:

В результате контрреволюционной деятельности «московского центра» в отдельных звеньях зиновьевского контрреволюционного подполья вырастали чисто фашистские методы борьбы, появились и крепли террористические настроения, направленные против руководителей партии и правительства, что и имело своим последствием убийство товарища С. М. Кирова, подготовленного и организованного «ленинградским центром» той же контрреволюционной трупы. Все подсудимые по данному делу полностью признали свою вину[17].

Как руководитель группы Зиновьев был приговорен к 10 годам заключения. Каменев получил самый легкий приговор, 5 лет, потому что суд признал следующее:

11. КАМЕНЕВА Льва Борисовича,

Являвшегося одним из руководящих членов «московского центра», но в последнее время не принимавшего в его деятельности активного участия (Л 8).

Мы займемся другими ложными утверждениями Лено в его Введении в главе, специально посвященной ложным высказываниям Лено.

«Порочный круг в доказательстве» — подмена посылки желательным для себя выводом

Лено ссылается на лживые отчеты об убийстве в Советской прессе в 1930-е годы (Л 10). и заявляет:

Они [следователи хрущевской эпохи] широко использовали слой фальсифицированных доказательств о Большом Терроре (Л 9).

В этих утверждениях можно увидеть логическую ошибку, известную как «порочный круг в доказательстве» — подмены посылки желательным выводом. Они «допускают то, что нужно доказать», — фактически они тотчас принимают доказательство проблемы, для решения которой (!) Лено предположительно затеял это исследование и написал свою книгу.

Это было бы не так, если бы далее в своей книге Лено удосужился доказать или даже привести какие-нибудь серьезные доказательства, что отчеты об убийстве Кирова, изложенные в свидетельских показаниях на Московских процессах (источник сообщений в Советской прессе), были фальшивыми. Однако Лено никогда этого не делает. Более того, он не рассматривает ни один из этих отчетов. Он даже не указывает их — скажем, в приложении или в сноске, чтобы проинформировать их (читателей), могут ли они найти эти документы, если они захотят рассмотреть их сами. Не доказывает он и того, что канонические версии убийства Кирова, по мере того как это постепенно раскрывалось на различных процессах с декабря 1934 г. по март 1938 г., были в каком-то отношении ложны. Лено скрывает существование этих отчетов от читателей.

Лено просто утверждает, что они были ложны безо всякого доказательства и даже без какой-либо аргументации вообще.

Это — центральный тезис его книги, и он терпит полный крах. Одна из главных целей данного исследования — продемонстрировать это читателю.

Пытки

В своем «Введении» Лено ссылается на пытки. Он пишет о:

…документах из реконструированного «расследования» лет Большого Террора (1936–1939), многие из которых являются свидетельскими показаниями, полученными под пытками или под угрозой таковых (Л 8).

Сотрудники НКВД пытали свидетелей, пока они не давали показания, подтверждающие выдуманные обвинения в заговоре против бывших партийных руководителей (Л 9).

…применение пыток Сталиным и его тайной полицией для добывания фальшивых, но политически полезных «признаний» о террористических заговорах (Л 17).

Лено не удается продемонстрировать ни одного примера пыток против свидетеля или обвиняемого ни на одном из процессов по убийству Кирова: в декабре 1934 г.; в январе 1935 г.; на Первом московском открытом или «показательном» процессе в августе 1936 г.; на Втором московском процессе в январе 1937 г.; на Третьем московском процессе в марте 1938 г. Он утверждает, хотя и не доказывает, что некоторые бывшие сотрудники НКВД, некогда замешанные в этом деле, были подвергнуты пыткам в конце 1930-х годов. Но даже если бы Лено и мог доказать, что этих людей действительно пытали, а их признания были частью «сценария» и фальшивы, это бы не повлияло на этот узловой вопрос. Их показания были в лучшем случае второстепенны по отношению к главному вопросу: «Существовал ли вообще заговор с целью убийства Кирова?».

Лено и не доказывает применения пыток ни в каких иных случаях. Он лишь приводит голословные утверждения, сделанные в 1950-е годы. Однако по его собственному признанию в 1950-е и 1960-е годы Хрущев и его сторонники были заняты уничтожением документов и фальсификацией обвинений против Сталина. Истинность этих или любых других утверждений нужно доказывать, а не принимать как само собой разумеющееся. Лено не пытается сделать это.

В любом случае «утверждения» — это не доказательство. То, что кто-то утверждает, что он или третья сторона подвергались пыткам, не означает, что это было действительно так — особенно, когда (как в хрущевские годы) на следователей давили, чтобы те постарались доказать, что процессы 1930-х годов были сфабрикованы и что применялись пытки.

Мы посвящаем одну главу настоящего исследования ложности ссылок на «пытки», которые использовались как риторический прием убеждения, чтобы скрыть отсутствие доказательств у Лено.

Даже если бы можно было это установить — а это не было установлено — что один или более из главных обвиняемых были действительно подвергнуты пыткам, это не означало бы, что его показания были ложными. Человека могут пытать, или чтобы вынудить его сказать, что он знает, или чтобы заставить его подписать фальшивое или признание по «сценарию». Люди под пытками либо лгут, либо говорят правду. Подобным образом обвиняемые, которых не пытают, могут либо лгать, либо говорит правду. Следовательно, даже если бы Лено мог установить, что один или более обвиняемых, которые давали показания об убийстве Кирова, были подвергнуты «пыткам» (что бы это ни значило), это не установило бы, что его показания были ложными.

Игнорируя свидетельства Московского процесса, Лено снова позиционирует себя по отношению к этому историческому вопросу. Все свидетельства Московских процессов-подтверждают предположение, что Николаев, убийца Кирова, был частью сети подпольных террористических заговоров оппозиции. Прийти к выводу, что Московские процессы не были написаны по «сценарию» и что заговоры оппозиции существовали — хотя на основании имеющихся доказательств нет абсолютно никаких сомнений в том, что такие заговоры существовал на самом деле, — это считается неприемлемым некоторым людям в высоко политизированной области Советской истории.

Антикоммунизм

Ученый-исследователь должен быть как можно более объективным, чтобы его предвзятые идеи и пристрастия не нанесли фатальный ущерб его исследованию. Вопреки этому Лено старается выразить свои антикоммунистические пристрастия самым решительным образом. Он признает, что считает коммунизм «злом», «жестоким неудачным опытом с миллионами жертв» (Л 16). Утверждения такого рода не благоприятствуют целям исследования или расследования. Они годятся лишь на то, чтобы предупредить читателя, что автору, который так крикливо афиширует свои пристрастия, нельзя верить в том, что он будет объективен, когда будет собирать, рассматривать, толковать и делать выводы на основе имеющихся доказательств.

Представьте, что Лено вместо того, чтобы заявлять, что он считает коммунизм «злом» и «жестоким неудачным опытом с миллионами жертв», сделал то же самое утверждение, но о капитализме! Неуместность этого была бы очевидна даже самому антикоммунистическому читателю.

Лено называет Сталина «одним из величайших массовых убийц в новой современной мировой истории» (Л 3), как будто это — доказанный факт. В действительности ни одно исследование не доказало такого обвинения. Я никогда не видел ни одного доказательства, которое бы подтверждало это. Неудивительно, что Лено не приводит никаких доказательств в подтверждение этого высказывания.

Коллективизация скорее не убила миллионы, а вероятно спасла миллионы жизней, избавив СССР от будущих голодоморов. Но как насчет того, что, мол, в НКВД убили почти 700000 человек в 1937–1938 гг.? Утверждают, что ответственность за это лежит на Сталине, хотя факты, по-видимому, доказывают, что на самом деле Николай Ежов делал это без ведома Сталина. Но Лено просто принимает без доказательств, что Сталин был «массовым убийцей». Такое серьезное обвинение требует веских доказательств в подтверждение. Лено не приводит вообще никаких доказательств.

Лено заявляет, что «в Ленинграде тринадцать человек, в основном бывшие сторонники левых, были ложно обвинены» (в убийстве Кирова) (Л 4). Читатели будут поражены, узнав — как мы продемонстрируем в настоящем исследовании — что Лено не имеет вообще никаких доказательств в поддержку своего тезиса, что он не может доказать невиновность ни одного из подсудимых. Это заявление Лено ставит его сразу в ряд защитников официозной позиции Советского / Российского правительства и сторонника единственной доминантной точки зрения, что Московские процессы были судебными инсценировками. Однако эта позиция ни в малейшей степени не подтверждается фактами.

Лено заявляет, что:

конец строительства коммунизма оправдал средства, которые включали массовое насилие, упрощенные суды и смерть миллионов от голода (Л 13).

Так как Лено не старается доказать ни одного из этих серьезных обвинений, можно сделать вывод, что он считает их «очевидными». Они являются обязательной, составной частью антикоммунистической пропаганды. Все революции вызывают «массовое насилие» — но ничего подобного по сравнению с Первой мировой войной, которую считали «оправданной» лидеры всех крупных стран Европы, Японии, США и Оттоманской империи. «Упрощенные суды» были характерны для всех сторон во время Мировой войны. «Смерти миллионов от голода» мы уже кратко касались выше.

Лено ссылается на «использование Сталиным убийства Кирова для оправдания террора» и заявляет, что Сталин «руководил казнью тысяч высокопоставленных партийных работников, на которых не было досье о связях с политической оппозицией» «в явной попытке ликвидировать любое возможное сопротивление его правлению» (Л 4). Оба эти высказывания не подтверждаются никакими доказательствами. Лено не дает даже ссылки на источники по этим высказываниям.

Здесь мы рассмотрим неуловимый язык, которым пользуется Лено. Что значит «руководил» в данном контексте? Это могло бы означать не более чем то, что Сталин был «де факто» лидером страны на тот момент. Например, уместно ли не историку говорить, что президент Франклин Д. Рузвельт «руководил» системой расовой дискриминации на юге США? Он, бесспорно, предпочел не ликвидировать ее и собрал урожай политических выгод от нее. Тем не менее историки никогда бы не сказали, что он «руководил» ею, хотя он носил титул президента — «председательствующего, руководящего, осуществляющего руководство».

Что касается «высокопоставленных партийных работников, на которых не было досье о связях с политической оппозицией», Лено вообще не может знать этого, поскольку даже он признает, что многие документы 1930-х годов остаются и сегодня под грифом «совершенно секретно» в России. Но суть, несомненно, в следующем: дело не в том, является ли человек «высокопоставленным партийным работником» или нет, было ли на него «досье о связях» (или нет), а в том — был ли он виновен в преступлениях, в которых его обвинили, то есть был осужден на основании достоверных доказательств. Поднял вопрос о казнях вне всякого контекста — это то, что сделал Хрущев. У Хрущева была причина полагать, что его аудитория 1956 г., в которой были исключительно «высокопоставленные партийные работники», согласится с ним. Но нам, ученым, необходимо иметь дело с доказательствами.

Лено заявляет, что Сталин «настаивал, чтобы следователи НКВД выстроили дело против бывших партийных оппозиционеров» (Л 9). Под «выстроили дело» Лено, должно быть, имеет в виду «сфабриковали дело», ибо иначе следователи действуют правильно, если они продолжают следствие в том направлении, куда их ведут факты. Повсюду работой прокуроров является «выстраивание дел». Но Лено не дает доказательств того, что Сталин приказал НКВД сфабриковать какие-либо дела против кого-либо. Насколько нам известно, таких доказательств не существует[18].

Некоторые из заявлений, которые делает Лено в своем «Введении», явно идеологические, а не исторические. Например, он пишет:

Коммунисты-обличители Сталина были правы, а дело десталинизации было справедливым 11).

Через несколько страниц Лено более точен в отношении того, почему он считает, что должен провозглашать свою антикоммунистическую «добросовестность» пронзительным тоном.

Вероятно, у некоторых возникнет соблазн обвинить меня в извинениях перед Сталиным, потому что я не принимаю на веру общепринятую версию, что он приказал убить Кирова (Л 16).

Должно быть очевидно, что ни один историк никогда не обязан объяснять или обосновывать то, что он не принимает какой-то исторический вывод «на веру». Лено знает, что область Советской истории имеет свои собственные правила, ибо он переходит к созданию мнимого «кредо» честного и стойкого антикоммуниста:

Во избежание недоразумений я хочу прояснить мою позицию. Я испытываю безмерное личное презрение к деспотам и тиранам всех мастей от Сталина до Мао, от Гитлера до Франко, от Риоса Монта до Пиночета, Пол Пота и короля Леопольда II, бельгийского правителя «Свободного Государства Конго»…

Сталин был одним из самых беспощадных тиранов в мировой истории, а коммунизм, как система правления, была жестокой неудачей с миллионами жертв 16).

Затем Лено критикует администрацию Буша за ее политику, ограничивающую гражданские свободы и применение пыток под предлогом событий 11 сентября 2001 года (Л 16–17).

Какое отношение имеет все это к тому, был убит Киров в результате заговора подполыциков-оппозиционеров (как утверждало Советское правительство в то время), Сталиным или «убийцей-одиночкой», или нет? Возможно следующее: Лено знает, что Советская история, особенно история сталинского периода, — это дисциплина, в которой идеологический конформизм — подчинение идеологии — считается очень важным в влиятельных кругах. Чтобы прийти к выводу, что Сталин не совершал преступления, в котором его постоянно обвиняют знаменитые антикоммунистические историки, значит — подвергнуться риску получить клеймо «сталиниста», «прокоммуниста» или как минимум «антикоммуниста в недостаточной степени».

Тезис, который пытается доказать Лено на протяжении всей книги, в конце концов такой же, как и у советских антисталинистов. Несмотря на свои попытки «подставить» Сталина в убийстве Кирова, исследователи, спонсируемые правительствами как хрущевской, так и горбачевской эпох, были вынуждены сделать вывод, что доказательств, подтверждающих этот вывод, нет и никогда не существовало. Это мнение также поддерживает Алла Кирилина, главный российский специалист по теме убийства Кирова. Очень немногие из читателей Лено узнают это. Однако самые известные версии об убийстве Кирова за пределами России — это версии Роберта Конквеста и Эйми Найт — и обе утверждают, что Киров был убит по приказу Сталина!

Лено все-таки указывает, что российские власти все еще хранят под грифом «совершенно секретно» важные документы расследования об убийстве Кирова, недоступные ему как и другим исследователям (Л 14–15). Ему не приходит в голову спросить, почему бы это могло так быть. Одним из логических предположений было бы то, что все еще секретные документы противоречат общепринятой позиции сегодняшних Российских властей, что Николаев был «убийцей-одиночкой» и что в 1930-е годы на самом деле не существовало никаких подпольных оппозиционных заговоров.

Мы знаем, без каких-либо сомнений, что это последнее утверждение ложное. Мы обсудим то, что обмен письмами между Львом Троцким и его сыном Львом Седовым показал исследователям в 1980-е годы, что блок троцкистов, зиновьевцев, правых и других действительно существовал. Лено никогда не ссылается на этот блок, ни на последствия для его тезиса, которые имеет официальное отрицание официальной российской наукой факта существования этого блока.

Глава 3. Ошибки Лено

Чтобы продемонстрировать, что книга Лено содержит серьезные отклонения от объективности, вероятно, достаточно перечислить некоторые из большого количества откровенных фальсификаций, которые в ней есть. Данный раздел определит и проанализирует те из них, которые мы считаем наиболее примечательными. Мы не будем пытаться «рассмотреть с психологической точки зрения» Лено, как он пытается рассмотреть Сталина. В отличие от Лено мы признаем, что мы не можем знать, что происходило в его сознании, когда он писал эти лживые утверждения. Возможно, он на самом деле считает их правдой! Если так, то ему следовало исследовать их более внимательно, перед тем как опубликовывать их как факт.

В предыдущей главе мы уже прокомментировали утверждение Лено о том, что:

Прямым результатом насильственной коллективизации стала смерть более пяти миллионов сельских жителей от голода в 1932–1933 гг. (Л 3).

Это необоснованная ложь, которую опровергают более тщательные исследования (см. гл. 2).

Далее Лено утверждает, что Сталин был

одним из величайших массовых убийц в новой истории… (Л 3).

Ни разу не были доказаны НИКАКИЕ массовые убийства, совершенные Сталиным или за которые он был ответственен. Лено не говорит нам, какие события он имеет в виду. Возможно, следующие:

• «Большой террор». Несколько сот тысяч людей были ложно осуждены и просто расстреляны НКВД при Ежове. Сталин никогда не отдавал приказ на эти убийства и не потворствовал им. После того как Берия сменил Ежова как главу НКВД, сотни тысяч были освобождены из тюрем и лагерей, в то время как Ежова и его сообщников в НКВД подвергли следствию, арестовали, судили, осудили, приговорив многих к смертной казни;

• Московские процессы и дело Тухачевского. ВСЕ доказательства, какие у нас есть, — а сейчас опубликовано огромное количество доказательных документов — подтверждают вину этих людей;

• «Катынская бойня». Также существует много доказательств, что советские органы судили и расстреляли некоторых поляков — не только военных заключенных, но и других — а немцы позднее расстреляли гораздо больше.

Сталин

…настаивал на том, чтобы следователи НКВД выстроили дело против бывших партийных оппозиционеров в дни после убийства (Л 9).

Мы уже показали в другом месте данного эссе, что это утверждение ложно, пример «подмены посылки желательным для себя выводом» у Лено путем допущения того, что он должен был доказать. Подобным образом Лено ссылается на «лживые отчеты об убийстве Кирова в советской прессе в 1930-е годы (Л 10). Лено ни разу не доказывает факт «лживости» этих отчетов. Он не в состоянии сделать это, поскольку он не изучал свидетельские показания, представленные до Московских процессов 1936, 1937 и 1938 гг. и во время них.

Лено заявляет:

Я умышленно постарался включить все более или менее убедительные документы, противоречащие моим доводам (Л 16).

Как мы продемонстрируем, в действительности Лено игнорирует практически все доказательства, представленные после процесса ленинградских обвиняемых в декабре 1934 г. до конца мартовского Московского процесса в 1938 г. Это огромное количество доказательств — фактически, это большая часть доказательств, ныне доступных для нас. Лено никогда не изучает их. В настоящем исследовании мы делаем вывод, что все эти доказательства демонстрируют абсурдность предположения Лено, что Николаев был «убийцей-одиночкой».

Лено пишет о

…применении пыток Сталиным и его тайной полицией для добывания фальшивых, но политически полезных «признаний» от террористических заговорах (Л 17).

Нет абсолютно никаких доказательств применения Сталиным пыток для добывания признаний, и Лено также не приводит ни одного такого доказательства. Сотрудники НКВД, особенно под руководством Ежова в 1937–1938 гг., действительно широко применяли пытки и фальсифицированные признания. В 1939 г. Ежов и ряд его ближайших помощников были арестованы и признались в этом. Хотя еще многое остается в тайне в России, у нас сейчас есть достаточно этих признаний-заявлений, чтобы прояснить, что за эти фальшивые признания, основанные во многих случаях на пытках, был ответственен Ежов, а не Сталин[19].

Киров «держался» Сталина

…какими бы ни были его личные сомнения или страхи (Л 63).

Лено не представляет абсолютно никаких доказательств, что у Кирова были какие-то «личные сомнения». Это голословное утверждение кажется остатком более ранних пропагандистских отчетов об убийстве Кирова, в которых убийство приписывалось Сталину. Лено отвергает эти версии, но оставляет их составную часть — что Киров испытывал какие-то «сомнения» в Сталине или «страхи» перед ним.

Лено заявляет:

Молотов был массовым убийцей, одним из двух-трех человек, ближайших к Сталину в 1930-е годы (Л 266).

Нет никаких доказательств, что Молотов когда-нибудь кого-либо убивал или приказал убить. Несомненно, Лено мог бы привести какие-нибудь доказательства в подтверждение этого заявления. В конце концов, практически все высокопоставленные большевики сталинского периода (как, впрочем, и более ранних и поздних периодов советской истории) назывались «убийцами» кем-то в какое-то время. Такие утверждения ничего не значат, если они не сопровождаются доказательствами — ничего, за исключением доказательства, что автор таких заявлений настроен очень предвзято. Но Лено никоим образом не подтверждает это заявление.

В отношении дела Нахаева, о котором известно мало, Лено заявляет:

Он (Нахаев) был расстрелян немедленно.

Это утверждение представляется умышленной ложью. Примечание Лено 44 на странице 772 гласит следующее:

Хлевнюк, Сталин и Каганович. Переписка. С. 432, 459, 411–412. Агранов, телеграмма Сталину, Хаустов и др., Лубянка. Сталин и ВЧК — ГПУ — ОГПУ — НКВД. Январь 1922 — декабрь 1936. Документы. С. 565.

Телеграмма Агранова Сталину вообще не ссылается на процесс или казнь Нахаева. Единственный из упомянутых людей, который говорит хоть что-нибудь о судьбе Нахаева — это Хлевнюк, который заявляет:

Скорее всего, Нахаев был расстрелян (Л 412).

По заявлению Хлевнюка видно, что он не знает даже о том, был ли Нахаев расстрелян, а уж тем более о том, что «немедленно». Лено превращает предположение Хлевнюка в констатацию факта. Следовательно, Лено очень неправильно истолковал свои первоисточники. Более того, этот пункт неуместен для доказательства довода Лено в отношении убийства Кирова.

Лено заявляет следующее о признании Николаева от 5 декабря 1934 г.:

Во вполне правдоподобном заявлении Николаева Шатский выразил гнев по поводу речи Сталина на XVII съезде партии, призывавшей к увольнению бывших оппозиционеров… 287).

Однако ни в одной из двух речей, которые произнес Сталин на XVII съезде партии, не говорится ничего, хотя бы отдаленно напоминающего это. Сталин не призывал к увольнению бывших оппозиционеров. Наоборот, ряд видных оппозиционеров, которые отреклись от оппозиции — как оказалось, на словах — и были повторно приняты в партию, были снова поставлены на высокие должности и выступали с речами перед съездом партии в январе 1934 г. — среди них Бухарин, Пятаков, Зиновьев и Каменев[20]. Это не только знак единства, но и знак всем, что бывшие оппозиционеры будут восстановлены в партии, как только они отрекутся от оппозиции.

Возможно, Лено просто не удалось проверить речи Сталина на съезде, чтобы проверить, что Николаев говорил правду. Если это так, то это — серьезная ошибка со стороны Лено. Но следователи НКВД не преминули бы проверить это. Допущение, что Николаев действительно сделал такое заявление, было бы веским доказательством для следователей, что Николаев лгал. И это было бы предупреждением, что его версия начинает разваливаться. Это побудило бы их прижать еще сильнее Николаева на лживых утверждениях и нестыковках в его заявлениях. И действительно, уже на следующий день, 6 декабря, Николаев прежде всего заявил, что Котолынов и Шатский были вместе с ним участниками «террористического акта» (К 277).

На странице 289 Лено пишет:

Чтобы доставить его на допрос, охранникам пришлось надеть на него смирительную рубашку и нести его по коридору, в то время как он бился и кричал: «Это я, Николаев, меня пытают, запомните меня!»19

Примечание 19 к этому отрывку на с. 289 гласит следующее:

См. Кирилина, Неизвестный Киров, 277; «Ответ Яковлеву», с. 461 («Справка работников прокуратуры СССР и следственного отдела КГБ СССР по поводу записки А. Н. Яковлева «Некоторые соображения по итогам изучения обстоятельств убийства С.М. Кирова» II Реабилитация: Как Это Было. Середина 80-х годов — 1991. Документы. — М.: «Материк», 2004).

По ссылке Кирилина утверждает, что Николаев объявил голодовку, но не дает ни каких-либо доказательств, ни источника для этого утверждения. «Ответ Яковлеву» приводит заявление о пытках, но не указывает источник информации.

Фактическим источником является статья Юрия Седова «Безвинно казненные» («Труд», 4 декабря 1990 г.). Однако Седов тоже не указывает источник этого заявления! В другом месте нашей работы мы показывали, что сам Седов делал умышленные ложные заявления, включая таковые в данной статье. Недостаток документов явно наводит на мысль, что это утверждение не более чем слух — если только Седов или кто-то из его штата просто не выдумали это сами. В любом случае оно ничего не стоит. Едва ли нужно говорить, что слухи не являются доказательствами. Сам

Лено никогда больше не ссылается на это голословное утверждение, что Николаева пытали. Ему не следовало включать его — по крайней мере, не установив его происхождение, как мы с легкостью сделали это здесь.

На с. 312–313 Лено заявляет:

Звездов дал следователям почти все, что им было нужно. Он поместил Николаева в умело организованную «контрреволюционную группу», которая намечала сместить Сталина. Группа была образована бывшими троцкистами и зиновьевцами. В ней были строгие правила секретности, чтобы можно было применить следующее умозаключение Алисы из страны Чудес — как раз недостаток улик об организации заговорщиков мог бы послужить доказательством того, насколько секретна, скрытна, коварна и широко распространена была на самом деле эта организация.

С одной стороны, это вздор. Не было «недостатка улик в организации заговора». Звездов признался, что действительно существовала тайная троцкистско-зиновьевская группа. Многие другие обвиняемые, включая Котолынова и Николаева, также сошлись в том, что такая группа была. Как мы покажем далее, в 7 главе настоящей книги, Троцкий и его сын Седов тоже соглашались, что она существовала.

С логической точки зрения, Лено мог лишь ссылаться на «недостаток улик об организации заговорщиков», если бы он честно заявил, что нет никаких признаний и допросов, которые можно «считать» доказательствами — если бы он встал на точку зрения, что лишь подписанный договор является доказательством существования заговора. Конечно, это было бы абсурдно. Весь смысл заговора в секретности: не оставить никаких улик. Заговор, который оставил письменные доказательства своего существования, едва ли был бы заговором вообще. Более того, документальные свидетельства можно сфабриковать так же легко, как и признания, если не легче.

Ни разу в своей книге Лено не доказывает, что любой из тех, кто признался, сделал это из-за пыток или угроз. Он предполагает, что такая возможность существует, но никогда, ни в одном случае он не утверждает, что такой факт имел место.

Предположительно, он поступил бы так, если бы у него были мало-мальские основания. Следовательно, ссылка Лено на «Алису в стране Чудес» лицемерна. Доказательств заговора хватает с избытком.

Лено так жаждет опровергнуть существование любой контрреволюционной организации, что делает абсурдные заявления типа следующего:

На суде… Котолынов дал показания, что он входил в состав «контрреволюционной организации зиновьевцев», но все, что делали члены, входившие в нее, это поддерживали связь друг с другом. У них не было особых тайных планов или разделения обязанностей (Л 314).

Лено не затрудняет себя рассмотрением этого заявления. И это невероятно! Во-первых, ряд других обвиняемых дал иные показания — что зиновьевцы действительно занимались политической деятельностью. Во-вторых, если Котолынов был бы прав, что «все, что делали члены, входившие в нее, это поддерживали связь друг с другом», тогда почему же он согласился с тем, что эта деятельность была «контрреволюционной»?

На с. 321 Лено пишет об «ускорении кампании по переписыванию советской истории… чтобы преувеличить роль Сталина..». Его ссылка к этому отрывку (примечание 52 на с. 776) ссылается на книгу Лаврентия Берии о большевистском движении на Кавказе, и в частности на с. 54–62 книги Эми Найт о Берии. Однако Найт ничего не говорит ни о какой такой «кампании». Это — ложная ссылка, единственный результат которой, возможно, ввести читателя в заблуждение и заставить его поверить, что такая «кампания» существовала. На той же странице Лено пишет:

Одним важным упущением в деле было то, что Николаев не мог или не хотел дать убедительных доказательств того, что он действительно входил в состав организации зиновьевцев в какое-либо время в 1920-е годы (Л 321).

Как мы продемонстрируем далее, Царьков подтвердил, что Николаев был членом организации зиновьевцев в 1920-е годы. Какие еще «убедительные доказательства» Николаева или кого-либо еще нужны Лено — членский билет, датированный каким-то временем в 1920-е годы? Бесспорно, нелегальные законспирированные коммунистические организации не имеют членских билетов, списков и других атрибутов. Замечание такого рода — «отговорка» или «россказни», как мы объясним более подробно далее в настоящей книге.

В попытке дискредитировать следствие Лено пишет, что для того чтобы проинформировать партийных лидеров о результатах расследования,

чрезвычайно быстро руководители ЦК созвали пленарные сессии обкомов партии в Москве и Ленинграде на 15–16 декабря…

Лено полагает, что спустя 15–16 дней после убийства означало «чрезвычайно» быстро. Это, предположительно, навело бы читателя на мысль, что имело место «спешное судебное разбирательство», некая фальсифицированная процедура. Но это было не так. Например, в США в 1901 г. прошло всего 9 дней между смертью президента Мак-Кинли 14 сентября 1901 г. и началом суда над его убийцей, Леоном Чолгошом, 23 сентября. В деле Кирова от убийства до суда прошло 27 дней.

Лено заявляет:

Сталинистское руководство стимулировало массовые операции, направляя в местные организации НКВД обязательную квоту арестов и казней (Л 486).

Это ложь. Ежов действительно призывал к квотам на аресты и казни. Это было нарушением указаний, исходивших от Сталина и центрального руководства партии, которые всегда пользовались термином «потолка» на аресты и казни, запрашиваемые местным руководством партии и НКВД. «Потолок» означает «не больше, чем», но он может быть «меньше, чем», в то время как «квота» означает «не меньше, чем» — а это огромная разница. Ежова можно рассматривать как члена «сталинистского руководства», но, бесспорно, и Сталин был таковым. Применение Лено этого скользкого термина предполагает, что он, вероятно, понимает это противоречие и скрывает его от своих читателей. В любом случае нет вообще никакой ссылки или цитаты в подтверждение этого серьезного обвинения.

Лено заявляет:

Тухачевский и его соратники были подвергнуты пыткам и расстреляны (468).

Это ложное утверждение. Не было и нет никаких свидетельств, что Тухачевского пытали. Примечание Лено к этому утверждению (примечание 48 на с. 787) гласит следующее:

Это Getty and Naumov, Road to Terror, 437–453; Jansen and Petrov, Stalin's Loyal Executioner, 69–78.

В тексте Гетти не утверждается, что Тухачевского пытали. Янсен и Петров на с. 69 заявляют: «Их (Тухачевского и других офицеров) пытали, пока они не признались». Первоисточник Янсена и Петрова (примечание 74 на с. 230) гласит:

Ушанов СМ, Стуналов АА Фронт военных прокуроров. — М., 2001. С. 71.

Это — предполагаемые мемуары прокурора Афанасьева, который заявляет, что он присутствовал, когда Ежов, Сталин, Молотов и другие обсуждали Тухачевского и решили отдать приказ его пытать. Но нет никаких доказательств того, что это заявление прокурора — правда. Нет никаких причин полагать, что Афанасьев присутствовал хотя бы на каком-то из этих обсуждений, которые он воспроизводит дословно. Ни один из биографов Тухачевского, включая Юлию Кантор с ее в высшей степени антисталинскими книгами, даже не упоминает рассказ Афанасьева.

Относительно Троцкого Лено заявляет с негодованием:

Не Троцкий сотрудничал с иностранными империалистическими державами…

не Троцкий приказал убить Кирова, но это вполне мог быть Сталин (Л 513).

У Лено нет доказательств по этим утверждениям. Тем не менее существует огромное количество доказательств в подтверждение обоих этих обвинений против Троцкого. В частности, есть множество доказательств того, что Троцкий был вовлечен в сотрудничество как с Германией, так и с Японией[21]. Есть также огромное количество свидетельств, что Троцкий сыграл определенную роль в убийстве Кирова. Мы исследуем их в нашем рассмотрении Московских процессов. А сейчас следует напомнить, что группа, которую судили, осудили и казнили за убийство Кирова в декабре 1934 г. — Николаев, Котолынов и остальные — состояла в троцкистско-зиновьевском блоке, который, как мы знаем, существовал на самом деле и который, как мы знаем, действительно поддерживал связь с Троцким в изгнании.

Другие ложные утверждения

Берия… собирал в своем сейфе материалы, обличающие других партийных лидеров (Л 555).

Нет абсолютно никаких доказательств в подтверждение этого голословного утверждения. Берия был обвинен в чем-то подобном, но все писатели, включая Эмми Найт, которую Лено цитирует в другом месте, ясно дают понять, что обвинения против Берии были ненадежны и не подкреплялись никакими фактами.

Хрущев и многие из его сторонников искренне хотели покончить с массовым террором… (Л 555).

Это утверждение неверно в том, что в 1953 г. или на протяжении многих лет до того не было никакого «массового террора». Единственный период в советской истории, который можно было бы описать как период «массового террора», был в 1937–1938 гг. Хрущев сам был в самом центре его, один из худших преступников, в то время как именно Сталин и Берия положили ему конец[22]. В течение трех месяцев после смерти Сталина Министром объединенного МГБ и МВД был Берия, который проталкивал реформы судебной системы[23].

Иван Серов и Катынь

Лено пишет:

И. А. Серов… участвовал в казни приблизительно 15000 польских военных заключенных в катынском лесу в 1940 г. (Л 560).

Это заявление — абсолютная фальшивка. Лено ссылается на статью Никиты Петрова, исследователя от правого общества «Мемориал» в российском журнале «Отечественная история» в 1997 г. Несомненно, немногие люди будут проверять эту статью. В ней Петров сообщает:

В 1940 г. Серов стал соучастником одного из самых отвратительных сталинских преступлений — массового расстрела поляков — военнопленных и гражданских лиц; позднее получившего название «Катынского дела» — по названию местности под Смоленском, где впервые были найдены останки расстрелянных.

Заметьте, Петров заявляет здесь, что Серов участвовал в Катынской бойне. Однако затем Петров продолжает:

Расстрелы происходили и на Украине. Отвечал за них Серов. В 40-50-х гг. вину за эти преступления неизменно возлагали на гитлеровцев. Серов, будучи тогда Председателем КГБ, разоблачил себя, высказав недовольство чекистами, не сумевшими скрыть следов преступления: «С такой малостью справиться не смогли, — в сердцах проговорился он. — У меня на Украине их (расстрелянных поляков. — Н.П.) куда больше было. А комар носа не подточил, никто и следа не нашел…».

Ниже мы проанализируем источник, который цитирует Петров. Здесь мы отметим несколько моментов.

• Серов вовсе не заявляет, что он «участвовал» в Катынской бойне. Наоборот, Серов ясно дает понять, что он не имел никакого отношения к Катыни. Он ссылается лишь на то время, когда он был на Украине. Согласно этому заявлению Петрова, Серов сказал, что те, кто участвовали в Катынской бойне, действовали некомпетентно, в то время как он сам был более осторожен, и никто не нашел следов тех, которых он казнил.

• Серов вообще не признавался в том, что расстреливал поляков. Он ссылается на своих жертвы, как на «них», слово, которое, кажется, просто означает «расстрелянных», — людей, которых казнили. Нет никакого намека, что оно значит «польские военные заключенные и гражданские лица» или даже просто «поляки». Это Петров, а не Серов вставил упоминание о «казненных поляках».

Первоисточник Петрова — с. 204 первого тома труда Сергея Хрущева «Никита Хрущев: кризисы и ракеты: взгляд изнутри». (М.: «Новости», 1994).

Со Сталиным поляки связывали немало горьких воспоминаний. Это и пакт Риббентропа-Молотова, подписанный в преддверии нападения на Польшу, и братские могилы Катыни… О Катыни я впервые услышал в те годы.

Меня поразила чудовищность выдвинутых обвинений, и, конечно, я в них не поверил… Однако вскоре убедился в их истинности.

Мне довелось услышать подтверждение столь яростно отвергаемых обвинений из авторитетного источника, от генерала Серова.

При отце он запретной темы не касался, а тут как-то заехал в его отсутствие по какому-то делу.

Катынь волновала в те дни всех. Аджубей, я уж не помню в связи с чем, спросил генерала, как же это они недосмотрели?

Иван Александрович отреагировал на вопрос зло, я бы сказал, даже болезненно. Он стал говорить какие-то колкости в адрес белорусских чекистов, допустивших непростительный, с его точки зрения, прокол.

— С такой малостью справиться не смогли, — в сердцах проговорился Серов. — У меня на Украине их куда больше было. А комар носа не подточил, никто и следа не нашел… (Хрущев 203–204).

Этот отрывок раскрывает еще более важные пункты:

• С. Хрущев не точно впомнил слова Серова — ибо невозможно, что Серов говорил о «белорусских чекистах» по отношении к Катыни.

• И невежество С. Хрущева, которому неизвестно было, что Катынь находится не в Белоруссии, а в России, недалеко от Смоленска. Если «Катынь волновала в те дни всех», как утверждал Хрущев, он вряд ли мог совершать такую элементарную ошибку.

• Двусмысленные слова Серова не подтверждают, что Советы осуществили Катынскую бойню или что он хотя бы знал о ней, не говоря уже о его участии в ней. Слова Серова — вспышка гнева на НКВД-эшников (и никак не «белорусских»), которые, если и расстреляли поляков в Катыни, то сделали это некомпетентно.

• Отрывок подтверждает, что сам Серов заявлял, что он не участвовал в том, что произошло в Катыни — его сферой деятельности была Украина.

На Украине было множество казней в конце 1930-х годов, включая казни украинских националистов. Серов, возможно, участвовал в них — сам Хрущев, бесспорно, был вовлечен в них, как Первый Секретарь Коммунистической партии Украины. Но, даже если Серов в действительности сказал что-то о Катыни, он не признал, что он принимал участия в этом деле.

История казней польских военнопленных и других поляков, названная «Катынской бойней», с успехом опровергается[24]. Убеждение, что Советы были преступниками, — это своего рода пережиток прошлого, приемлемый в определенных кругах, ориентированных на холодную войну, в которых считается непристойным допускать историческое расхождение во мнениях по этой теме. Есть версия, что Советы все-таки расстреляли всех поляков, как заявили нацисты в своем пропагандистском отчете 1943 г. Однако вышеуказанные слова Серова не подтверждают этого.

Здесь мы отмечаем, что переводчик английского варианта перевода, некая Ширли Бенсон, исказила русский текст. В русском оригинале Сергей Хрущев написал: «Серов в сердцах проговорился». Переводчик заменяет это фразой «in a fit of anger Serov let the cat out of the bag», то есть сознался в преступлении. Но в действительности, это как раз то, что не делал Серов!

Здесь есть более существенный момент. Этот анализ неявно допускает, что данный эпизод в книге Сергея Хрущева подлинный — не только в том, что Серов действительно сказал что-то в этом духе в присутствии С. Хрущева, но и то, что сын Хрущева в точности воспроизвел слова, которые произнес Серов в 1956 г. Но собственная книга Лено содержит прекрасное краткое резюме исследования:

…что человеческая память чрезвычайно покладиста, и устное изложение событий ненадежно (Л 9).

Никто больше не слышал, чтобы Серов произносил слова, которые Сергей Хрущев приписывает ему. Если руководствоваться принципом “testis unus testis nullus” (один свидетель — не свидетель), то лишь этот факт лишает это утверждение доказательной силы. Кроме того, Хрущев, очевидно, записал это лишь десятилетия спустя. Более того, к тому времени как он все-таки написал это, Горбачев и Ельцин уже заявили, что СССР действительно расстрелял поляков у Катыни, и этот факт был повсюду опубликован. Рассмотрение Лено вопроса о подверженности памяти ошибкам включает примеры воспоминаний, на которых повлияли утверждения, сделанные позже.

Наконец, никто не заявлял, что Алексей Аджубей, который, по словам Сергея Хрущева, также присутствовал, вспоминал эти слова Серова.

Лено следовало проверить это, как мы здесь и поступили: рассмотреть слова Петрова и сравнить их с первоисточником Петрова, рассказом Сергея Хрущева. Если бы он поступил так, он бы обнаружил один пункт, который мы подчеркивали: даже в сомнительном рассказе Сергея Хрущева совершенно ясно, что Серов не заявлял, что он «участвовал» в Катынской бойне.

Шатуновская

Шатуновская… снова обратилась к Микояну, а Микоян, предположительно, обратился к Сталину с просьбой о снисхождении. Сталин отказал (Л 563).

Нет никаких свидетельств в подтверждение заявления, что «Сталин отказался» освободить Шатуновскую. Лено ссылается на различные места сбивчивых воспоминаний Шатуновской — как он пишет “passim” (повсюду, в разных местах) — и ко второму тому «реабилитации» («Реабилитация. Как это было», т. 2, с. 904). В воспоминаниях Шатуновской спорный отрывок рассказан не самой Шатуновской, а ее дочерью[25]. Безусловно, ни сама Шатуновская, ни ее дочь не могли знать, что хотел и чего не хотел делать Сталин. Микоян упоминает Шатуновскую несколько раз в своих собственных воспоминаниях, но там нет ничего подобного. Ее книга изобилует такими россказнями.

В любом случае Лено сам обнаружил, что она совершенно не заслуживает доверия. Очевидно, он включил эту сплетню просто потому, что она помогает создать «злой образ» Сталина. Ссылка на книгу «Реабилитация. Как это было» т. 2, с. 904 — чистейший блеф. На с. 904 содержится краткий биографический очерк Шатуновской. В нем ничего не говорится ни о каком-либо обращении, ни об отказе Сталина.

«Пытки»

Поспелов… предпочел положиться на «свидетельства», которые были добыты под пытками в процессе фабрикации дела против арестованного шефа НКВД Ягоды (Л 573).

Это заявление само по себе лживо. Любой, кто прочитает протокол мартовского Московского процесса 1938 г., поймет, что Ягода был осужден не на основании свидетельств других, а на основании своих собственных признаний. Другие обвиняемые тоже дали показания о деятельности Ягоды, но у нас нет абсолютно никаких свидетельств, что какие-то из этих показаний были «сфабрикованы», а тем более что кто-либо из тех, кто давал эти показания, подвергался «пыткам». Как мы покажем далее, Ягода сам признался в соучастии в убийстве Кирова, но решительно отверг другие обвинения против него. Это — веское доказательство того, что его не пытали. Более того, показания Ягоды на процессе совпадают с его досудебными показаниями на допросах, которые были опубликованы в 1997 г., которые мы также рассмотрим в настоящей книге.

Лено повторяет ту же самую ложь страницей позже:

Якушев был преступником, палачом и сообщником в фабрикации Сталиным фальшивых дел против Ягоды и десятков других (Л 574–575).

Лено избегает рассматривать Московские процессы в целом или Московский процесс 1938 г., на котором Ягода был подсудимым, поэтому у него нет совершенно никаких оснований заявлять, что дело против Ягоды является «фальшивкой». Лено не приводит никаких доказательств, что Якушев был палачом, поэтому он не имеет права заявлять, что он был таковым. Что касается обвинения Лено, что Якушев был «преступником», то это просто непонятно и непоследовательно: «преступником» в чем? Это звучит «негативно» — в том-то, несомненно, и все дело — но это совершенно ничего не значит.

Снова Серов

Еще одна записка существенно усилила образ убийцы-одиночки и сфабрикованного уголовного дела против зиновьевцев (Л 581).

Упомянутая записка (с. 582 и следующие за ней) дает «образ» — слово, которым здесь пользуется Лено, — но не дает никаких доказательств в подтверждении обвинения в фабрикации. Наоборот, записка является частью кампании (хрущевской эпохи), призванной доказать, что Киров был убит по приказу Сталина. Преследуя эту цель, авторы записки игнорируют любые доказательства, которые ведут к любым другим выводам. Это фактически веское доказательство того, что Серов и его люди, которые писали записку, не имели свидетельств, которые могли бы дискредитировать приговоры Московских процессов.

Заметьте разницу между этим заявлением и логическим противоречием, что «отсутствие доказательств — это не доказательство отсутствия», неким наивным аргументом. Мы не заявляем здесь, что именно «недостаточность доказательств» того, что Николаев был «убийцей-одиночкой», доказывает, что он таковым не был. Мы утверждаем, что подручные Хрущева привели бы любые свидетельства, которые они смогли бы найти, что Николаев был «убийцей-одиночкой», поскольку они очень хотели доказать, что он был таковым, а в дальнейшем заявить, что он был таковым в любом случае. То, что они не привели таких свидетельств, — самое веское возможное доказательство того, что таких свидетельств не существует.

Если бы люди Хрущева смогли найти доказательства, подтверждающие их выводы, они, бесспорно, привели бы их. Следовательно, мы можем быть уверены в том, что подручные Хрущева, Серов и Ко., не смогли найти таких доказательств. Однако они имели абсолютный доступ ко всему, включая свидетельства, которые они уничтожили (Л 592), и все свидетельства, которые не разрешили увидеть Лено, Кирилиной и другим. Это само по себе — лучшее возможное указание на то, что такие свидетельства существуют. Между тем у нас есть огромное количество доказательств, что Николаев был участником заговора.

Лено признает, что словам Серова нельзя доверять:

Серов был человеком Хрущева на протяжении всего этого периода (Л 591).

Время от времени Лено проявляет скептицизм к действиям Серова. Но весь анализ Лено фундаментально основан на материалах отчетов Серова об убийстве Кирова, все они были нацелены на то, чтобы ложно обвинить Сталина и опровергнуть любой намек на то, что Николаев участвовал в каком-либо заговоре. Лено не добавляет, что это окончательно компрометирует все, что пришлось сказать Серову, будь то об убийстве Кирова или о чем-либо еще. Это едва ли удивительно, так как Лено приходит к тому же предвзятому выводу, к которому пришли Серов и Ко. Фактически Лено признает, что это люди Хрущева в апреле 1956 г. придумали версию, что Николаев был «убийцей-одиночкой» (Л 578–579).

Следовательно, несмотря на его мудрые слова, предостерегающие его читателей о том, что Серов и Хрущев стремились не раскрыть правду, а втянуть Сталина в убийство Кирова, Лено оказывается очень доверчивым к тому, что говорит Серов.

Например, Серов является единственным источником версии хрущевской эпохи, поныне повторяемой официально и сегодня, что Берия и/или Сталин приказали убить Радека и Сокольникова в тюремном лагере. Нет никаких причин принимать эту версию. Даже если НКВД-шники, которых называл Серов, якобы признавшиеся в этих убийствах, сделали заявления, которые Серов приписывает им, — а у нас нет этих заявлений, лишь утверждение Серова — это вовсе не означало бы, что эти заявления правдивы. Как признает сам Лено, Серов и Хрущев сфабриковали множество фальшивок в этот период, чтобы попытаться реабилитировать всех тех, кто был репрессирован в 1930-е годы, и обвинить Сталина. Лено прекрасно рассматривает способы, с помощью которых можно восстановить воспоминания о прошлых событиях (Л 9-11).

Однако Лено все же принимает эту версию (Л 486). Нужна лишь небольшая проверка, чтобы доказать, что Серов здесь тоже лгал. Мы поместили доказательство в отдельном коротком приложении для заинтересованного читателя (см. Приложение 2). Лено мог бы так же легко выполнить эту проверку.

Поскольку Лено предпочел не проверять заявление Серова, ему следовало, по крайней мере, обосновать отсутствие подкрепления доказательства фактами, а при условии практики Лено, которую он все-таки подтверждает документами, дискредитации Сталина, когда только это возможно, доверие к Серову ничтожно. Возможно, неудача Лено проявить скептицизм в этом отдельном случае является отражением того, что Лено похож на Серова: прикипевший к предвзятой идее, что не было никаких заговоров и что, таким образом, Николаев был «убийцей-одиночкой».

Они (авторы отчета Серова, ниже) продемонстрировали, что обвиняемые, включая Ягоду, почти наверняка не были виновны ни в каком заговоре (Л 595).

Это заявление Лено тоже является ложным. Текст отчета, который следует далее (Л 595–599), содержит доказуемую ложь, которую опровергает сама книга Лено. Например, следующее высказывание из отчета Серова от 31 августа 1956 г. опровергает непосредственно сам Лено:

…следует заметить, что даже накануне процесса у следователей не было никаких доказательств интереса со стороны Николаева к кому-либо из бывших оппозиционеров, а тем более (тесных) связей между ним и Котолыновым, Румянцевым или другими из обвиняемых (Л 596).

Собственная книга Лено доказывает, что это заявление Серова — умышленная ложь, как мы покажем в других главах настоящего исследования. Николаев писал о Котолынове в своем дневнике, непосредственно упоминал его еще 4 декабря 1934 г. и далее описывал роль Котолынова в подготовке его (Николаева) к убийству. Сегодня у нас есть эти данные, и Лено приводит некоторые из них. Серов просто утаил их от комиссии Молотова. Лено также подчеркивает, что Серов утаил и другие материалы от комиссии Молотова (которой был направлен отчет в 1956 г.), а другие материалы были уничтожены по его распоряжению. Таким образом, если бы Молотов даже захотел сам изучить исходные документы по делу Кирова, Серов мог скрыть свидетельства от него.

Остальная часть отчета Серова рассматривает свидетельские показания после 1934 г., связанные с Кировым, которые мы рассмотрим в отдельной части данного исследования. Сейчас мы лишь заметим, что вышеприведенное примечание Лено неверно. Отчет Серова чрезвычайно бесчестный. Он содержит многочисленные умышленные фальсификации. Мы идентифицируем некоторые из более значительных образчиков лжи позже. Но в нем столько неправды, что идентифицировать ее всю — означало бы неоправданно и бесцельно растянуть данный анализ.

Наиболее важным для наших целей является тот факт, что отчет Серова не содержит совершенно никаких доказательств того, что Ягода и другие обвиняемые Московского процесса были невиновны в убийстве Кирова. Мы рассмотрим этот вопрос подробно в главах о Московских процессах. Они являются показательными, чтобы осознать весь размах нечестности Лено.

Лено заявляет:

Никто не «прикрывал» Сталина в этот момент — хрущевцы раскрыли многие из его самых гнусных преступлений (Л 604).

Это заявление ложно. Хрущев и его соратники не раскрыли ни одного «преступления» Сталина. До сего дня каждое отдельное предполагаемое «раскрытие» «преступлений», приписываемых Хрущевым и компанией Сталину, оказывалось фальшивкой[26].

Лено упоминает «…Жукова, очевидно, читавшего вслух архивные документы» на Пленуме Центрального Комитета 1957 г. Но Лено не сообщает своим читателям, что Жуков зачитывал сфальсифицированную копию письма Якира Сталину от 9 июня 1937 г., опуская откровенное признание Якира в том, что он виновен в предательстве. Лено ссылается на речь А. Н. Шелепина (Л 635) перед XXII съездом Партии в 1961 г. и цитирует также ссылку Хрущева на речь Шелепина (Л 636). Лено не указывает, что речь Шелепина состоит из фальсификаций от начала до конца.

Лено цитирует письмо Александра Яковлева 1990 г. об убийстве Кирова, включая следующую строку:

Ягоду ложно поместили среди членов несуществующего «право-троцкистского блока» (Л 639).

Лено должен был знать из исследований Гетти и Бруэ в 1980-е годы, что Право-троцкистский блок существовал на самом деле. Он никак не может не знать об этом труде, поскольку он заявляет, что он получал помощь от Гетти. Однако он не информирует читателей, что Яковлев либо лгал, либо просто был в этом некомпетентен.

Лено заявляет:

Для высокопоставленных большевистских деятелей было очень распространенной практикой называть партнеров «домохозяйками» — так делал Сталин в более поздние годы (Л 672).

Лено не дает никаких доказательств в поддержку этого заявления.

Мы могли бы дать еще примеры ложных утверждений в книге Лено. Но основная суть должна бьггь ясна уже сейчас. Лено часто высказывает утверждения без доказательств, когда эти утверждения либо явно лживые, либо когда нет никаких доказательств в их поддержку.

Еще ошибки

На протяжении своей длинной книги Лено высказывает ряд утверждений, которые ложны и не были доказаны научными исследованиями. Каждый ученый делает ошибки. Однако Лено не делает ошибки случайно. Каждое из этих ложных утверждений имеет одну и ту же политическую направленность. Всех их можно для удобства назвать термином «антисталинские». В этой объемной книге я не смог найти ни одного примера ошибочного утверждения, которое склонно показать Сталина «хорошим». Все ошибки Лено направлены на то, чтобы показать Сталина «плохим».

Это невозможно объяснить обычным возникновением заблуждений или ошибок, появление которых можно ожидать в любом большом и сложном научном труде. Случайно допускаемые ошибки имели бы разные политические тенденции. Нельзя их приписать и небрежности. Они являются доказательством отсутствия объективности у Лено, его антикоммунистической и антисталинской пристрастности априори.

Голод 1932–1933 гг.

Лено пишет:

Непосредственно в результате насильственной коллективизации в 1932–1933 гг. от голода умерло более пяти миллионов людей (Л 3).

Это ложное утверждение. Никакие научные данные о голоде 1932–1933 гг. не подтверждают ничего, даже отдаленно напоминающего это. Антикоммунисты ищут такие свидетельства уже многие годы. Факт в том, что голод случался в истории России каждые 2–4 года, имея такую тенденцию как минимум уже тысячу лет. Труд американского ученого Марка Тогера, который посвятил свою жизнь исследованию этих явлений голода, убедительно демонстрирует это.

Фактически коллективизация была необходима для того, чтобы остановить этот бесконечный цикл голода и повысить сельскохозяйственное производство, по крайней мере, до такой степени, при которой люди не умирают от голода или от болезней, связанных с голодом.

Благодаря именно коллективизации, голод 1932–1933 гг. был последним голодом в истории СССР за исключением голода 1946–1947 гг., вызванного стечением ужасной разрухи от войны и суровыми климатическими условиями. Спорный момент — хорошо или плохо управилось Советское правительство с голодом 1946–1947 гг., но никто не заявляет, что он был преднамеренным. После этого СССР никогда больше не страдал от голода.

Доктор Лидия Тимашук

Лено пишет:

Никита Хрущев вспоминал двух других «истеричных» женщин-обвинителей,

поддерживаемых Сталиным, аспирантку-историка Николаенко в Киеве и комсомольского работника в Москве Мишакову… При судебном разбирательстве Заговора врачей как раз перед его смертью, Сталин снова использовал женщину, которой помыкали ее начальники-мужчины, доктора Лидию Тимашук, хотя Тимашук не была, возможно, психически больна в клиническом смысле этого слова так, как были больны Волкова и Николаенко.

Циничное использование Сталиным в своих интересах отчаянных, а иногда и психически больных женщин было особенно порочным примером основной практики советского руководства… (Л 278).

Все это совершенно не так. Хрущев откровенно лгал по поводу Тимашук и «Заговора врачей» в своем «Закрытом докладе». Лено очевидно не знает того, что Тимашук не имела никакого отношения к «Заговору Врачей». Она попыталась проинформировать партийных чиновников о неправильном лечении члена Политбюро Андрея Жданова в августе 1948 г. Тимашук была награждена орденом Ленина в январе 1953 г., но она была лишена его в апреле 1953 г., когда Лаврентий Берия рассмотрел обвинения «Заговора врачей», нашел их беспочвенными и убедил Президиум освободить всех арестованных врачей.

Все письма Тимашук к различным чиновникам по поводу этих событий были опубликованы с комментариями в Русском историческом журнале «Источник» в 1997 г., задолго до того как Лено начал писать свою книгу. Кажется, Лено «поверил» Джонатану Бренту и Владимиру Наумову, написавшим «Последнее преступление Сталина», ужасную, нечестную книгу, которая искажает подробности «Заговора врачей», намеренно замалчивая свидетельства, которые не подтверждают их тезисы, — нечто подобное тому, чем занимается и Лено. Эта книга получила потрясающе отрицательную рецензию со стороны сверх-антикоммунистического сионистского исследователя Геннадия Костырченко в российском сионистском журнале «Лекхайм» в октябре 2004 г.

Сталин не «использовал» Тимашук. В самом деле нет никаких доказательств, что у Сталина были хоть какие-то отношения с ней вообще. Однако главный вывод для наших целей заключается в следующем: Лено выступил с этим обвинением несмотря на то, что у него не было свидетельств в его подтверждение. И снова получается, что Лено высказывает любые утверждения, пока они представляют Сталина «плохим». Это и есть прием ошибочных суждений Лено.

Лено очевидно «верил» и рассказам Хрущева о Николаенко и Мишаковой. Тем не менее главная тема его книги — показать, как Хрущев и его соратники пытались «подставить» Сталина как убийцу Кирова, утаивая и уничтожая свидетельства, до того как им окончательно пришлось оставить эти попытки, как безнадежные. Тогда с какой стати Лено «поверил» Хрущеву по этому поводу? Очевидно, потому что это представляет собой хорошую «антисталинскую» байку.

Смерть Серго Орджоникидзе

Лено пишет:

…ряд специалистов и администраторов комиссариата Орджоникидзе был обвинен в саботаже, а некоторые были арестованы. Орджоникидзе сделал попытку защитить некоторых из этих людей, что завершилось личным конфликтом со Сталиным накануне февральского Пленума ЦК в 1937 г. и смертью Орджоникидзе, вероятно, самоубийством (Л 466).

И снова это полнейшая ложь. Орджоникидзе не сделал ни одной попытки «защитить» своих подчиненных. Более того, не было никакого «личного конфликта со Сталиным» — его просто-напросто никогда и не было. Нет никаких доказательств этого. Мало того — нет никаких доказательств и того, что Орджоникидзе покончил жизнь самоубийством! Здесь единственный источник Лено — книга Олега Хлевнюка «Сталин и Орджоникидзе» (1993 г. — есть и перевод на английский язык). Хлевнюк утверждает, что Орджоникидзе выступил против Сталина, поссорился с ним и застрелился. Однако у Хлевнюка нет доказательств ни по одному из этих пунктов. Он, очевидно, основал свою версию на введении хрущевской эпохи к биографии Орджоникидзе, в котором были сделаны эти заявления, тоже без доказательств. Когда эта биография была переиздана через несколько лет после снятия Хрущева, эта ничем не подтверждаемая информация была вырезана. Лено не имел права использовать вторичный источник в качестве доказательства. Ему следовало проверить его[27].

Чтение Жукова на июньском 1957 г. Пленуме ЦК

Лено заявляет:

Во второй половине дня 25 апреля (1957 г.) Президиум собрался для обсуждения реабилитации Тухачевского, Якира и Уборевича, трех главных генералов, казненных за предательство в 1937 г…. Хрущев бросил вызов: «Пусть старые члены Политбюро расскажут нам, как они решили вопрос о привлечении Якира к суду, как был подготовлен этот первый шаг». Маршал Жуков поддержал Хрущева словами: «Мы должны докопаться до сути этого» (Л 601).

На следующей странице Лено обсуждает июньский 1957 г. Пленум Центрального Комитета, на котором вновь возник этот вопрос:

Жуков и Шверник поставили в вину Молотову, Кагановичу и Маленкову ведущую роль в Терроре, при этом Жуков, по всей видимости, зачитывал вслух архивные документы (Л 602).

Лено цитирует протокол этого Пленума, опубликованный в 1999 г., в котором маршал Жуков прочитал текст письма Якира Сталину от 9 июня 1937 г. Относящийся к данному делу раздел протокола гласит следующее:

Вы Якира все знаете, он был известным растущим и крупнейшим работником. Он был ни за что арестован. 29 июня 1937 года, накануне своей смерти, он написал письмо Сталину, в котором обращается:

«Родной, близкий товарищ Сталин! Я смею так к Вам обратиться, ибо все сказал, и мне кажется, что я честный и преданный партии, государству, народу боец, каким я был многие годы. Вся моя сознательная жизнь прошла в самоотверженной, честной работе на виду партии и ее руководителей. Я умираю со словами любви к Вам, партии, стране, с горячей верой в победу коммунизма» (Молотов, Маленков, Каганович. 1957. Стенограмма июльского Пленума ЦК КПСС и другие документы. М.: МДФ, 1999. С. 37).

В 1994 г. был опубликован текст «Отчета Шверника» от 1963–1964 гг. Хрущеву в отношении этих военных, который содержал более полный текст письма Якира. Вот этот текст. Часть, опущенная Жуковым в 1957 г., выделена жирным шрифтом:

«Родной близкий тов. Сталин. Я смею так к Вам обращаться, ибо я все сказал, все отдал и мне кажется, что я снова честный, преданный партии, государству, народу боец, каким я был многие годы. Вся моя сознательная жизнь прошла в самоотверженной честной работе на виду партии, ее руководителей — потом провал в кошмар, в непоправимый ужас предательства… Следствие закончено. Мне предъявлено обвинение в государственной измене, я признал свою вину, я полностью раскаялся. Я верю безгранично в правоту и целесообразность решения суда и правительства… Теперь я честен каждым своим словом, я умру со словами любви к Вам, партии и стране, с безграничной верой в победу коммунизма».

Этот более полный текст был опубликован в 1994 г. в сборнике «Военные Архивы России (1993)», с. 50; в «Трагедия РККА» («Военно-Исторический Архив», 1994, № 1. С. 194). Наконец, он был опубликован в авторитетной и известной книге «Реабилитация. Как Это Было». Т. 2 (2003), с. 688.

Этот документ является веским доказательством того, что Якир, а через некоторое время остальные командиры, которых судили и казнили с ним, были виновны. Их вина наводит на мысль, что признания Бухарина на мартовском 1938 г. Московском показательном процессе были правдивы, поскольку Бухарин обвинял Тухачевского. Они имеют важнейшее значение для темы, которую изучал Лено. Но нет никаких следов их в его книге[28].

Мы знаем, что Лено знаком с отчетом Шверника, так как он рассматривает часть его, касающуюся убийства Кирова, и делает вывод, что «ведущееся расследование, кажется, было беспристрастным» (Л 630–638). Конечно, возможно, что Лено не читал отчета целиком, а лишь ту часть, которая была связана с Кировым. Если так, то это был серьезный недочет со стороны Лено.

Этот отрывок тоже является еще одним доказательством того, что Хрущеву и его людям ни в коем случае нельзя доверять. Неясно, знал ли маршал Жуков, что он читает письмо, которое было сфальсифицировано путем изъятия некоторых мест. И такое случалось не раз. На ХХИ-м съезде партии в октябре 1961 г. Александр Шелепин, глава КГБ при Хрущеве (после Серова), прочитал то же самое письмо Якира в своем обращении к съезду и тоже утаил признание Якира в вине![29]

«Закрытый доклад» Хрущева

Лено обсуждает закрытый доклад Хрущева ХХ-му партсъезду от 25 февраля 1956 г. на с. 571 и последующих. Для его целей он важен, так как он знаменует начало официального расследования убийства Кирова, документацию о котором содержит вторая половина объемной книги Лено. Тем не менее Лено никогда не упоминает того факта, что каждое «разоблачение», совершаемое Хрущевым о преступлениях и злодеяниях, приписываемых Сталину или Лаврентию Берии, было фальшивкой. Этот факт был хорошо известен, по крайней мере, с начала 2008 г., когда моя книга на эту тему стала сенсацией в России[30]. Однако некоторые из этих образчиков лжи уже давно признаны. Но Лено принимает речь Хрущева за чистую монету.

Разоблачения «хрущевцев»

Позднее, в связи с июньским 1957 г. Пленумом Лено заявляет, что «хрущевцы раскрыли многие из его (Сталина) самых гнусных преступлений» (Л 604).

Но Лено не упоминает ни одного из них.

Трудно поверить, что это случайность, ибо фактически нет никаких доказательству что Хрущев «разоблачил» хотя бы одно «преступление» — не только на июньском 1957 г. Пленуме, но хотя бы когда-нибудь! Каждое отдельное голословное утверждение у которое сделал Хрущев о «преступлении» Сталина, на проверку оказывалось фальшивкой. Российское издание моей книги на эту тему («Антисталинская подлость») было опубликовано и широко разрекламировано в России задолго до того, как была закончена книга Лено. Но даже если б это было не так или если бы Лено не слышал о ней, ни Лено, ни любой другой историк не имеет право принимать слово Хрущева или кого-либо другого за «правду», не попытавшись найти доказательства. Так принято поступать со всеми фактами, о которых заявляет кто бы то ни было. Но это особенно касается Хрущева, так как Лено рассматривает мотивы Хрущева в попытке возложить вину за убийство Кирова на Сталина.

Пост генерального секретаря

В разделе под названием «Были ли действия (попытки) по замене Сталина Кировым?». Лено замечает, что в отчете за 1963 г. указано, что «ряд делегатов XVII-го съезда партии (проведенного в январе 1934 г. — ГФ.) хотел упразднить должность генерального секретаря и вернуть партию к «коллективному руководству»… (Л 614). Лено, очевидно, не знает, что сам Сталин уже пытался три раза уйти с поста генерального секретаря — 19 августа 1924 г., 27 декабря 1926 г. и 19 декабря 1927 г. В последний раз (в 1927 г.), когда его просьба о разрешении уйти с поста не была одобрена Центральным Комитетом, Сталин сделал предложение «уничтожить» пост генерального секретаря. Это предложение тоже было отвергнуто[31].

Однако после XVII-гo съезда ВКП(б) термин «генеральный секретарь» больше не употреблялся. Сталин был избран просто в секретариат, а его имя было среди имен остальных секретарей. Например, в соответствующем разделе протокола XVIII-го парт-съезда в марте 1939 г. все секретари приведены в списке по алфавиту, то есть, как равные.

18 марта 1946 г. Пленум ЦК принял резолюцию о составе Политбюро, Секретариата и Оргбюро партии. Здесь Сталин действительно был приведен в списке перед остальными секретарями, не по алфавиту. Однако Георгий Маленков тоже был вписан не по алфавиту. И опять нет никаких упоминаний поста «генерального секретаря».

И снова Сталин был избран просто членом Секретариата на Пленуме Центрального Комитета после Х1Х-го съезда партии в октябре 1952 г. Даже официальное сообщение о смерти Сталина 5 марта 1953 г. просто заявляло, что его постами были Председатель Совета Министров СССР и Секретарь ЦК КПСС.

То есть Сталин не был генеральным секретарем Партии после 1934 г. Более того, он и ранее хотел уйти с этой должности и упразднить ее.

Лено либо не знает этих фактов, либо не делится ими со своими читателями.

Хрущев, однако, действовал иначе. На сентябрьском 1953 г. Пленуме ЦК Хрущев распорядился, чтобы его избрали «первым секретарем Центрального Комитета КПСС», т. е. на пост, которого не существовало прежде. В 1964 г. Леонид Брежнев стал преемником Хрущева на посту Первого секретаря, а в 1966 г. был избран на новый пост Генерального секретаря партии, что стало титулом всех советских руководителей до Михаила Горбачева.

Глава 4. Ошибки и заблуждения в аргументации Лено

Лено пишет:

После арестов Антонова, Толмазова и Звездова люди Агранова стали накапливать существенные доказательства о продолжении поддержания дружеских связей среди сторонников Зиновьева. Их рассматривали как нити в расширившейся паутине политического заговора. Сталин и сотрудники центрального аппарата НКВД были чрезвычайно подозрительны в отношении «двурушничества» среди бывших зиновьевцев. В частности, их волновала директива, которую Зиновьев предположительно пустил в обращение среди своих последователей в 1928 г., чтобы они публично отреклись от своих убеждений и вновь вступили в партию. Сталин и Агранов предпочли рассматривать эту директиву как знак того, что Зиновьев пытался подорвать партию изнутри (Л 306).

Понятно, что о члене партии, который повторно вступал в партию не из-за приверженности ее линии, а по какой-то иной причине, будь это простой карьеризм или, как утверждается здесь, план «подточить ее изнутри» во взаимодействии с другими, использовать членство в партии для попытки получить привилегированный доступ к партийным постам и членам партии, говорили, что он виновен в «двурушничестве» — выражение, означаюшее «лживость, неискренность», которое существует и в английском языке. «Лицемерие» — это тоже подходящий эквивалент «двурушничества». Такой человек заявлял о верности партии, в то время как на самом деле он подрывал ее; клялся следовать партийной дисциплине, а в действительности подчинялся дисциплине своей собственной фракции. Если бывшие зиновьевцы были все еще верны Зиновьеву, то они были членами партийной фракции, а такие фракции были запрещены по настоянию Ленина на Х-м съезде партии в 1921 г.[32]

Если связи между бывшими сторонниками Зиновьева были «дружескими», а не политическими, тогда они не являлись бы свидетельством о заговоре. Однако у Лено нет никаких доказательств, что эти связи были лишь «дружескими» или что это были лишь «бывшие» зиновьевцы, т. е. больше не были членами действующей фракции, нелегальной по правилам партии. Никаких доказательств, то есть никаких кроме первоначальных показаний этих людей после их ареста. Но это ненадежные доказательства. Во-первых, от всех подозреваемых как невиновных, так и виновных, можно ожидать, что они будут отрицать вину во время первого допроса. Во-вторых, подозреваемые вскоре изменили свои показания и признались, что все еще являются членами подпольной зиновьевской группы.

Таким образом, Лено не решает этот вопрос на основании имеющихся доказательств, а вместо этого просто заявляет, что эти подозреваемые являлись лишь «бывшими» зиновьевцами. Тезис Лено заключается в том, что Николаев был «убийцей-одиночкой». Для этого тезиса важно, чтобы эти люди не имели политического формирования, отдельного от формирования их партийных организаций.

Не было ничего необычного в опасениях Сталина насчет «двурушничества». Если вышеупомянутые люди были искренними сторонниками партийной линии, все было в порядке, и Николаев был действительно «убийцей-одиночкой». Если же нет, то Николаев был членом тайной террористической организации заговорщиков внутри партии.

Вопрос здесь касается не психологического состояния Сталина («чрезвычайно подозрительный»), а факта — существовал такой заговор или нет? [32]

В 1928 г. Зиновьев писал своим сторонникам, настаивая на том, чтобы они снова вступили в партию, как поступил ранее он. 10 декабря 1934 г. Антонов сказал:

Румянцев был… неудовлетворен позицией, которую занял Зиновьев, рекомендовавший вернуться в партию на особых условиях (Л 307).

Единственным условием, допускаемым для человека, который хотел вступить или повторно вступить в партию, была клятва, что он поддерживает линию партии. «Особые условия» в словах Антонова подозрительны как раз потому, что они подразумевают, что Зиновьев имел в виду другие причины. 11 декабря, днем позже, Звездов признался, что он знал о подпольной антипартийной организации, которая действительно существовала:

Я знаю, что на протяжении 1933–1934 гг. бывшие лидеры зиновьевской оппозиции Бакаев, Харитонов, Гертик и сам Зиновьев возобновили усилия по восстановлению своей организации.

Бывшие лидеры зиновьевской оппозиции, которые были в Москве и были (тоже) тесно связаны с Ленинградом, надеялись втянуть нашу прежнюю комсомольскую группу из бывших зиновьевцев в борьбу с партией и партийным руководством. Антонов Николай, с которым я учусь в институте, рассказывал мне об этом… Антонов услышал об этом от Котолынова… (Антонов) сказал, что теперь активизируются прежние связи и готовится новая атака на партийное руководство (Л 309).

На следующих страницах своей книги Лено цитирует множество свидетельств того, что бывшие зиновьевцы действительно сформировали подпольную группу против руководства и, следовательно, вновь вступили в партию обманным путем или как «двурушники». Документ Лено под номером 55 — это признание Звездова от 12 декабря, в котором он подробно описывает членов Ленинградских групп. Он начинается с ссылки на допрос от 11 декабря, во время которого Звездов уже «доказал существование в Москве контрреволюционной организации, основанной на базе бывшего троцкистско-зиновьевского блока» (Л 310).

После многословной выдержки из признания Звездова от 12 декабря Лено спрашивает: «Почему признались Звездов и другие предполагаемые члены “Ленинградского центра”?». После чего Лено переходит к выдвижению всех причин — угроз, пыток, феномена «Рубашова» — кроме одного: что они все признались, потому что это была правда. Лено даже не выдвигает ее в качестве возможного варианта! Это бросающееся в глаза исключение показывает, что Лено, очевидно, просто изначально предполагает, что признания были ложными, фальшивыми и «написанными по сценарию». А то, что Лено считает себя обязанным сделать такое допущение, даже неявно демонстрирует другой факт: Лено не имеет абсолютно никаких доказательств в подтверждение своего допущения — потому что, если бы они у него были, хотя бы какие-нибудь, он, конечно, привел бы их.

Лено воспроизводит отрывки признания Толмазова от 12 декабря (Документ № 56, Л 314–316). Толмазов подтверждает существование подпольных московской и ленинградской групп зиновьевцев. Согласно переводу Лено Толмазов даже использовал слово «центр» для описания этих групп.

На с. 316 Лено соглашается с тем, что Котолынов признал, что зиновьевцы повторно вступили в партию нечестным путем и поддерживали свою организацию. Лено не предоставляет текст этого допроса и скрывает от читателей то, что этот текст был опубликован в другом месте. Мы обсудим этот документ в другой главе. В нем Котолынов признает, что письмо Зиновьева 1928 г. было «письменной инструкцией по обману партии» (Лубянка? 1577). Лено не информирует своих читателей об этом заявлении Котолынова. Какой бы ни была причина, по которой он опустил его, это разрушает его доводы.

Подведем итог: существует огромное количество свидетельств из допросов, что зиновьевцы в Ленинграде и Москве действительно вступали повторно в партию, как «двурушники». Нет совершенно никаких доказательств, что эти признания были «написаны по сценарию»,

Покойный Пьер Бруэ был неистово враждебен по отношению к Сталину и был сторонником Троцкого. По его словам, сведущими людьми просто воспринималось как должное, что когда оппозиционеры обычно вновь вступали в партию, они поступали так «двурушнически».

Лев Седов называл группу Смирнова либо «бывшими капитулянтами», либо «троцкистскими капитулянтами». Все знали, начиная с 1929 г., что люди в группе Смирнова на самом деле не капитулировали, а пытались одурачить аппарат и были способны организоваться в виде оппозиции внутри партии. Этот факт был настолько общеизвестен, что Андрес Нин, испанец, депортированный из Советского Союза в августе 1930 г., объяснил это открыто своим немецким товарищам из «Die permanente Revolution» (перманентной революции), которая напечатала его заявление без видимых проблем.

«Молодые турки», «левые сталинисты», они (Я.Э.Стен и В.В.Ломинадзе) уже начали организовываться и действовать как оппозиция в 1929 г., были разоблачены в 1930 г. и продолжали свою оппозиционную деятельность несмотря на публичное признание в ошибках и самокритику, что побудило аппарат называть их «двурушниками»[33].

Несмотря на такое наглое «двурушничество», Сталин был бы глупцом, если бы не заподозрил этого! Как бы там ни было, он правильно повел себя в этом случае. Компетентное, честное изучение доказательств должно привести к выводу, что подпольные зиновьевские группы существовали на самом деле.

Антикоммунистическая предвзятость

Долг ученого в том, чтобы развивать способность быть объективным в интерпретации фактов. Как ученые, мы не должны доверять нашим собственным предвзятым идеям более, чем мыслям других. В конце концов, это наши собственные идеи, которые, скорее всего, уведут нас по ложному пути.

В системе уголовного судопроизводства присяжные должны судить о виновности или невиновности обвиняемого лишь на основании фактов, правильно интерпретированных. Судьи и адвокаты осведомляются у присяжных обо всем, что могло бы помешать им решить дело исключительно на основании фактов. Если пристрастия или предвзятые идеи присяжного настолько сильны, что помешали бы ему принять решение исключительно на основании фактов, такой присяжный должен быть отстранен от этого дела. Его (или ее) пристрастия, предубеждения и/или предвзятые идеи помешают присяжному объективно изучить факты.

Все, включая историков, имеют пристрастия, предубеждения и предвзятые идеи. Ученый в любой области науки обязан отдавать себе отчет о них, не доверять им и должен принимать их во внимание. Это также истинно и важно как для историка, так и для физика или химика.

Явные, открытые, общепризнанные и очевидные пристрастия и предубеждения распознать легче всего. Однако, разумеется, можно симулировать объективность, а при этом на самом деле позволять своим предубеждениям и пристрастиям предопределять результаты своего исследования. Такой вид завуалированного пристрастия более коварен, его труднее распознать, и он, скорее всего, собьет с пути тех читателей, которые излишне доверчивы или которым не хватает знаний о предмете обсуждения.

Лено не делает попыток ни сдерживать, ни даже скрывать своих сильных антикоммунистических пристрастий. Он дает им полную волю. Невозможно не поразиться частому и страстному выражению Лено его антикоммунистических взглядов. Как будто Лено не осознает, что любое пристрастие неизбежно подрывает объективность и, таким образом, делает невозможным выявление истины.

Засим мы рассмотрим некоторые из наиболее вопиющих примеров явного изъявления пристрастий в книге Лено. Я не выдвигаю претензий по поводу компетентности, что было бы не нужно в любом случае, лишь перечень таких пристрастий. Дальнейшие примеры антикоммунистических пристрастий рассматриваются в других главах нашего исследования. Я также пропускаю обсуждение «Введения» Лено (с. 1-18) здесь, так как оно уже было рассмотрено отдельно.

В Главе 1 Лено называет Ленина «нетерпимым», а Сталина «мстительным». Он не дает доказательств ни по одному из этих утверждений. Этот недостаток доказательств низводит эти примечания до статуса чистейшего оскорбления, не более чем изъявления личных пристрастий Лено. Более того, он сам позднее приводит свидетельства против «мстительности» Сталина, подчеркивая, что Сталин «поддерживал или даже инициировал реабилитацию» бывших оппозиционеров, которые выступали на XVII-м съезде партии в январе 1934 г. (Л 127).

Лено говорит, что Киров «держался» Сталина, «какими бы ни были его личные сомнения или опасения» (Л 63), но не приводит никаких свидетельств того, что у Кирова были какие-нибудь «сомнения или опасения» вообще. Лено называет статью Сталина «Головокружение от успехов» от 2 марта 1930 г. «по всей видимости, преднамеренной попыткой сделать козлами отпущения чиновников на местах» (Л 108). Это хороший пример антикоммунистического двойного стандарта. Когда коммунист, не говоря уже о Сталине, бросает клич о сдержанности (и смягчении), предполагается, что у него на уме злые тайные помыслы. Обычно в случае с некоммунистом такого предположения не делалось бы — разумеется, если тому не было доказательств.

Лено называет Андрея Жданова «стойким сталинистом» (Л 111). Слово «стойкий» означает «несгибаемый в борьбе», но Лено не привел никаких случаев борьбы, в которых Жданов доказал свою несгибаемость. В том виде, как этот эпитет был употреблен здесь, он кажется обобщенным отрицательным комментарием, брошенным вскользь. И снова, по словам Лено, Киров «большинством воспринимался как один из приспешников-убийц деспота» (Л 119). Но его свидетелем этого восприятия «большинства» является Баллард, британский консул в Ленинграде, человек, который едва ли может представлять собой выразителя точки зрения «большинства». У Лено достаточно места, чтобы продемонстрировать, как действовал Киров в роли «убийцы», но он этого не делает. Что касается «приспешника» — слова, которое раньше имело положительный смысл, — Лено, очевидно, употребляет его лишь из-за его негативного подтекста. Как «стойкий», так и «приспешник» сообщает нам о приверженности Лено, но не дает никакой информации о Кирове.

Лено называет труд заключенных «рабским трудом» (Л 125). Заключенных американских или других тюрем, которые работают, никогда не называют «рабами». Правильный термин — это «пенитенциарный труд», который применялся и применяется в Соединенных Штатах и других капиталистических странах, где его никогда не называют «рабским трудом». Это еще один пример антикоммунистического «двойного стандарта»[34].

Лено заявляет, что «Сталин восхищался Заковским за его подход к поддержанию общественного порядка методом “выжженной земли”» (Л 145). Он не приводит никаких свидетельств этому заявлению. Как Лено может быть «медиумом» Сталина — знать его мысли? Что значит «подход к поддержанию общественного порядка методом “выжженной земли”»? Кажется, ответ будет таким: ничего. Еще раз, это всего лишь оскорбление.

При цитировании «Плана» Николаева по убийству Кирова Лено комментирует примечание Николаева «Мы и Они» следующим образом:

[обратите внимание на противопоставление обычного населения коммунистической элите] (Л 241).

Это пример того, что можно было назвать «чревовещанием». Лено хотел бы, чтобы мы поверили в то, что их «хотел сказать» Николаев. Лено хотел бы, чтобы Николаев сказал их — но он не сказал, поэтому Лено вкладывает эти слова ему в рот. В действительности нет никаких намеков, что Николаев хотел сказать нечто подобное.

Принимая во внимание остальные факты, под «нами» Николаев почти наверняка имел в виду «мы, подпольный троцкистско-зиновьевский блок», а под «ними» — сталинское руководство. Однако предвзятое мнение Лено, что Николаев был «убийцей-одиночкой», препятствует рассмотрению этой возможности. Лено страстно желает обнаружить доказательство антибольшевистских настроений среди рабочих вообще. Действительно, не может быть, чтобы Николаев имел в виду «население в целом».

Более того, в опубликованных отрывках из дневника, писем и допросов Николаева он вообще никогда не упоминает «население в целом». Рассуждения коммунистов в то время опирались на классовое сознание. Николаев никогда бы не предположил, что советское население — это одна группа людей, объединенных общими интересами, «в целом». Если бы он имел в виду «рабочий класс» или «крестьянство», он бы так и сказал.

Лено описывает специальный закон, принятый в начале декабря 1934 г., оговаривающий срочные и сокращенные суды и казни за терроризм следующим образом:

При реальном чрезвычайном положении (реальной необходимости) — Киров был первым высшим партийным руководителем, который получил пулю после Ленина в 1918 г., - партийные лидеры все-таки заявили о праве прибегнуть к государственному террору (Л 255).

Закон от 1 декабря 1934 г. описывает процедуру, подобную военному суду. Это не имеет ничего общего с «государственным террором», однако этот смутный термин понятен. Это опять антикоммунистический двойной стандарт. Во «Введении» Лено выражает критику «Патриотического акта» администрации Буша и бессрочное содержание под арестом без суда и следствия в бухте Гуантанамо на Кубе лиц, подозреваемых в террористической деятельности, — это нечто, в чем он не обвиняет даже СССР сталинской эпохи. Но Лено не называет действие американской администрации «государственным террором». Более того, эта ускоренная и упрощенная процедура суда не применялась ни на одном из трех публичных Московских процессов 1936, 1937 и 1938 гг., на которых обвиняемые имели право апелляции. Некоторые из этих апелляций были опубликованы[35].

Лено заявляет:

…истинная личность Николаева, коммуниста из рабочего класса, который восстал против режима, была потенциально разрушительной для официальных версий реальности. Ее нужно было замолчать (Л 274).

На с. 344 Лено повторяет мнение, что если бы Николаев оказался рабочим, это было бы «катастрофой для советской пропаганды». Но Лено нигде не приводит никаких доказательств в подтверждение этого утверждения. Неудивительно! Вряд ли они были. Многие оппозиционеры были рабочими или бывшими рабочими. В 1920-е годы была даже группа «Рабочая оппозиция». В том, что еще один оппозиционер был выходцем из рабочего класса, не было ничего нового и само по себе это не могло иметь особого значения[36].

Более того, хотя Николаев и был по происхождению выходцем из рабочего класса, он значительно удалился от рабочего класса на практике. Несколько лет у него была привилегированная работа «белого воротничка». Лено не проявляет любопытства в отношении того, как это могло произойти. Одной очевидной возможностью является то, что он получал эти привилегированные должности благодаря членству в подпольной зиновьевской группе. Некоторые из зиновьевцев занимали партийные должности среднего уровня и были в состоянии воспользоваться своим влиянием. Поэтому карьера Николаева значительно отличалась от карьер большинства других рабочих в Ленинграде и в СССР в целом.

Лено обвиняет Синельникова, биографа Кирова хрущевской эпохи, в незнании роли Кирова в том, что Лено называет «жестоким усмирением сельского населения Азербайджана» во время Гражданской войны (Л 524). Однако он не рассказывает нам, какая будто бы «жестокость» имела место и какое отношение будто бы имел к этому Киров. Краткое резюме самого Лено деятельности Кирова в Азербайджане во время Гражданской войны не содержит таких заявлений (Л 50–51, 57–63). Таким образом, как и Синельников, Лено «не знал», что произошло во время этого периода. Далее в книге Лено позволяет себе следующую тираду:

Автор этого отчета непреднамеренно раскрывает очень многое о природе «правды» в большевистской риторике к середине 1930-х годов. Чиновник рассматривает августовский показательный процесс 1936 г., которым управляли из центра, как установление «истинной» революционной версии, при этом отвергая альтернативную версию Енукидзе, как «контрреволюционную». Доказательства в пользу альтернативных версий не относятся к делу — единственный критерий правды — это теперь заявления центральных властей или сюжетные линии, представленные в массовых спектаклях, организованных ими. Более того, верящие в сталинскую «правду» гораздо меньше заботятся о том, соответствует ли она реальному миру, нежели о том, могут ли они продемонстрировать свою власть, принуждая других повторять ее догмы. Для Сталина и его верноподданных возможность заставить все население повторять их «истинную» версию событий как индексировала, так и восстанавливала их власть (Л 504–505).

И снова Лено не приводит никаких доказательств этого огульного обобщения. Эти антикоммунистические разглагольствования смахивают также на прикрытие, «дымовую завесу». Августовский Московский процесс 1936 г. фактически предоставил огромное количество свидетельств по убийству Кирова. Лено игнорирует их все, а потом говорит, что именно коммунисты сочли «свидетельства», не имеющими отношения к делу! Любой, кто озаботится прочтением этих досудебных материалов следствия, которые теперь доступны, — опубликованный протокол августовского Московского процесса 1936 г. и материалы из архива Троцкого в Гарварде, в которых «блок» троцкистов и зиновьевцев, включая его членов, признается самим Троцким, и это лишь немногие — увидит, что советские власти очень интересовались доказательствами.

Как раз для Лено, а не для автора отчета или для большевиков в целом, «свидетельства… не имеют отношения к делу». Мы посвятим часть настоящего исследования изучению досудебных допросов Г. Г. Ягоды, комиссара внутренних дел и таким образом главы НКВД до августа 1936 г., и обвиняемого на мартовском Московском процессе 1938 г. В этих признаниях Ягода называет непосредственно Енукидзе соучастником в убийстве Кирова. Эти признания приводятся без всяких сомнений в качестве свидетельства известными антикоммунистическими учеными. Вовлечение Енукидзе в убийство Кирова полностью объяснило бы его попытку ограничить убийство рамками личной мести, а не представить его политическим терроризмом. В этой главе мы продемонстрируем, что Лено знаком с этими материалами — было бы невозможно ему не знать их — но он скрывает их от своих читателей, потому что свидетельства, которые они содержат, полностью опровергают гипотезу Лено об «убийце-одиночке».

«Аргумент с помощью кавычек»

Лено часто обращается за помощью к так называемому «аргументу с помощью кавычек». Лено ставит в кавычки, выражающие сомнение, некоторые заявления и утверждения, не объясняя своим читателям, что это значит или почему он это делает. Очевидно, это высказывания, такие как признания, и утверждения, которые Лено считает ложными. Однако он никогда не объясняет, что приводит его к мысли об их ложности. Не приводит Лено и доказательств, что они ложны. Нас заставляют предполагать, подозревать, что кавычки предназначены для того, чтобы дать сигнал читателю, что ему следует относиться к этим высказываниям и утверждениям с подозрением или же с явным недоверием. Однако Лено не объясняет, как именно должны его читатели менять свое мнение в результате употребления кавычек, выражающих сомнение.

Ученые стараются объяснить факты, разрабатывая гипотезы. Вообще говоря, по делу об убийстве Кирова существенны две гипотезы:

Гипотеза № 1: В убийстве Кирова Николаев действовал как член подпольной оппозиционной группы.

Гипотеза № 2: Все свидетельства, которые указывают на существовании этой подпольной оппозиционной группы, были сфальсифицированы «Сталиным» — самим Сталиным, НКВД и/ или прокуратурой, действовавшей по их инструкциям, и т. д.

Далее в своей книге Лено исследует попытки хрущевской эпохи признать недействительными свидетельства 1930-х годов в отношении убийства Кирова. Далее мы кратко рассмотрим исследование Лено. Но Лено осознает, что Хрущев и его сторонники пытались навесить убийство Кирова на Сталина, а также пытались доказать, что не существовало абсолютно никаких заговоров. Лено признает, что хрущевцы прибегали к фальсификациям. В любом случае его исследование хрущевских махинаций не является оправданием того, что он сам не изучил имеющиеся свидетельства.

В применении Лено эта практика использования кавычек, выражающих сомнение, — еще одна форма «подмены посылки желаемым для себя выводом» — допущение ложности определенных заявлений и утверждений без доказательства их ложности. Как любой исследователь Лено обязан доказать, что эти утверждения ложны. Поскольку Лено никогда не объясняет применение кавычек, кажется, что он пытается сообщить своим читателям, что он доказал или опроверг какие-то данные, чего он никогда не делал. Мы приведем здесь некоторые примеры.

Если мы правильно понимаем, эта практика «аргумента с помощью кавычек» своего рода «россказни». Пользуясь кавычками, Лено неявно (и, несомненно, ненамеренно) признается своим внимательным читателям, что он не может доказать то, что, как он заявляет, доказал, но не хочет признать этого. Такой аргумент в этом случае является еще одним примером текстуальной или риторической стратегий, которые, как чувствует Лено, он должен применить, чтобы убедить читателей, что он доказал свое предположение, скрывая то, что на самом деле у него очень мало доказательств в подтверждение своей гипотезы. Ибо исследователь, у которого были бы доказательства, четко бы изложил их, а Лено не делает этого.

Лено пишет:

Со временем Николаев «сознался», что он привлек Шатского для наблюдения за квартирой Кирова и постоянно свидетельствовал, что Котолынов руководил заговором об убийстве Кирова (Л 288).

Все исследователи должны быть готовы к тому, что найдут данные, которые не подтверждают их гипотезы, и разобрать такие данные честно и объективно. Поскольку Лено не разъясняет здесь применение им кавычек, мы можем сделать вывод, что он сомневается в том, что это признание искреннее, потому что оно противоречит его гипотезе, что не существовало никакого заговора и Николаев действовал в одиночку. Лено обязан дать читателям объяснение кавычек и сомнений или подозрений, которые они предполагают.

Через две страницы Лено снова делает это:

В деле Николаева Агранов продвинулся за счет «признания» Петра Николаева о его участии в заговоре с целью убийства Кирова…. Существовала предполагаемая «контрреволюционная группа», состоявшая из бывших оппозиционеров из комсомольцев Выборгского района и других знакомых Николаева…

В деле «контрреволюционной группы», которая со временем станет так называемым «ленинградским центром», Соколов оказался до сих пор единственным действительно результативным арестом (кроме самого Николаева)…(0)н назвал большое число бывших оппозиционеров, которые предположительно составляли группу, все еще противостоявшую партии, и он поместил Николаева в эту группу. Это было продвижением вперед к «доказательству» такого заговора, который Агранов должен был создать для Сталина (Л 290–291).

На с. 304 слова «ленинградский центр» и «московский центр» встречаются шесть раз, а «центр» один раз отдельно. Лено ставит их каждый раз в кавычки. Логика Лено, видимо, такова:

Если правильным является тезис о том, что Николаев действовал в одиночку, то не могло быть никакой группы, и, следовательно, ленинградского и московского центров. Следовательно, любое признание, в котором они появлялись, должно быть ложным, а любое доказательство или свидетельство сфабриковано.

Таким образом, Лено готовит основания для своего уже заготовленного вывода. Так, например, Лено заявляет:

9 декабря Владимир Румянцев, арестованный 6 декабря, обеспечил следователей первым «свидетельством» того, что можно истолковать как заговорщическая деятельность Зиновьева и Каменева (Л 304).

Почему «свидетельство» в кавычках?

Тезис Лено должен заключаться в том, что все за исключением Николаева были ложно обвинены и осуждены. Но если это было так, то всякое свидетельство, которое противоречит его предвзятым идеям, должно было быть фальсификацией — поэтому не на самом деле свидетельство, а «свидетельство».

На с. 308 Лено использует кавычки четыре раза, дважды выделяя «ленинградский центр». Остальные две пары относятся к признаниям Звездова:

Кажется, именно Василий Звездов обеспечил Агранова победоносным «свидетельством» о существовании хорошо организованного «ленинградского центра», замышлявшего заговор против партийного руководства… Два дня спустя… он все-таки «подтвердил» существование подпольной зиновьевской организации, посвятившей себя борьбе с партийным руководством.

На самом деле этот отрывок все-таки сообщает читателю полезную информацию, хоть и косвенно — а именно, что нет свидетельств, которые убедили бы Лено, что такая подпольная зиновьевская организация действительно существовала! Ибо в деле о тайной, заговорщической группе вряд ли может быть какое-нибудь другое доказательство ее существования кроме доказательства — свидетельства — со стороны ее членов. Те, кто подобно Лено, заранее относятся скептически ко всем таким доказательствам, должны быть откровенны и тотчас же признать, что они решили игнорировать все доказательства, которые существуют или, по здравому размышлению, могли бы существовать.

На следующей странице Лено заключает в кавычки «ленинградский центр», «московский центр», «группы» и «центры». Затем он заявляет:

Звездов следовал их сценарию.

Какому «сценарию»? Я намаеренно пользуюсь здесь кавычками, так как Лено не представляет совершенно никаких доказательств, что такой «сценарий» существовал. Он приписывает какой-то «сценарий» следователям, но не сообщает нам, как они смогли заставить подозреваемых сделать признания, следуя этому так называемому «сценарию». При отсутствии каких-либо доказательств «сценарий» остается измышлением ума Лено — отчего я и пользуюсь здесь кавычками.

Предвзятость Лено навязывает повсюду его собственные выводы. На с. 313 он пишет:

Почему признались Звездов и другие предполагаемые члены «ленинградского центра»?

Затем Лено рассматривает «жестокое физическое обращение», «другие формы пыток» и другие предполагаемые причины того, что арестованные могли дать фальшивые признания. Однако он не приводит никаких доказательств, что в этом деле или в каком-либо следствии по делу (убийства) Кирова применялись какие-либо средства принуждения для получения фальшивых признаний.

Возможность того, что Звездова и/или других обвиняемых принуждали давать фальшивые признания, — это гипотеза. Как все гипотезы она должна исчезнуть, если недостаточно доказательств в ее поддержку. Гипотеза, которая не подтверждается никакими доказательствами, не нуждается в опровержении; она «разваливается под собственным весом». В случае с данной гипотезой Лено — по которой те, кто подобно Звездову признались, что был заговор и что в нем был замешан Николаев и т. п., потому что их убедили или принудили следовать некоему «сценарию», составленному следователями, Лено не приводит никаких доказательств вообще. Это вынуждает любого честного исследователя отказаться от нее в пользу гипотез, которые лучше объясняют существующие доказательства.

Лено никогда не рассматривает возможность того, что признания могли быть подлинными, несмотря на то, что они взаимно подтверждают друг друга, и что он не может найти абсолютно никаких доказательств, что они фальшивы. Любой компетентный и честный следователь рассматривает все возможные объяснения, которые удовлетворяют свидетельствам, включая те, которые противоречат его предварительной гипотезе. Лено так не поступает.

На с. 324 Лено пишет:

Кроме того 13-го Генрих Люшков получил гибельное «признание» от Румянцева, который подробно описал предполагаемые связи между московским и ленинградским «центрами».

Далее на той же странице Лено ставит в кавычки «контрреволюционную группу», отмечая, что «Котолынов, очевидно, не опроверг такой ярлык». Единственный человек, «опровергающий такой ярлык», — это Лено, и он не указывает причин, по которым он поступает так.

Когда Лено рассматривает ранние признания Николаева, во время которых обвиняемый заявлял, что он действовал в одиночку, он не ставит в кавычки слово «признание». Несомненно, это можно объяснить тем, что собственная гипотеза Лено заключается в том, что Николаев действовал один. Следовательно он не хочет сообщить своим читателям, что эти ранние признания могли быть фальшивыми.

Позже Николаев недвусмысленно признал, что часть его задания заключалась в том, чтобы разыграть из себя «убийцу-одиночку»:

«…я должен был характеризовать убийство КИРОВА как индивидуальный акт с целью сокрытия участия в нем зиновьевской группы» (т. 1, с. 266).

Этот отрывок взят из обвинительного акта прокурора. Этот документ перепечатан Лено в его книге, но с некоторыми значительными пропусками. Этот отрывок — один из тех, которые пропустил Лено. Мы рассмотрим его более подробно в последующей главе о документах, которые не включает Лено.

Секундного размышления достаточно, чтобы любой понял, что самые ранние признания обвиняемого обычно те, которые вероятнее всего содержат больше всего лжи. Николаев не мог отрицать собственной роли в убийстве Кирова — он был пойман с поличным. Однако он мог отрицать любую роль других, и этим он занимался по крайней мере пару дней.

На с. 327 Лено пишет:

Пришла пора прессе разоблачить «истинных» преступников, совершивших это преступление

На с. 343 Лено пишет:

…сотрудники НКВД были заинтересованы в том, чтобы продемонстрировать на суде, что Николаев… был членом «контрреволюционной зиновьевско-троц-кистской организации» в 1934 г.

В этом случае мы знаем, что Лено неправ. Более того, почти наверняка он намеренно вводит в заблуждение своих читателей. Мы знаем с середины 1980-х годов, что блок зиновьевцев и троцкистов существовал на самом деле. Седов и Троцкий писали друг другу об этом. Просто невозможно, чтобы Лено не знал этого факта, опубликованного в крупных журналах четверть века назад. Кроме того, Лено признает помощь Арча Гетто (Л 15), одного из двух исследователей, которые обнародовали переписку Седова и Троцкого о блоке (Getty & Naumov О. The Road to Terror (1999)).

Лено не хватило ответственности проинформировать своих читателей об этом факте. Вместо этого он пытается с помощью кавычек подвергнуть сомнению его существование.

Психологические методы

Одна старая история советует адвокатам в суде: «Когда у вас нет доказательств, нападайте на человека». Лено часто позволяет себе давать комментарии о личности Сталина. Эти комментарии всегда оскорбительные и никогда не сопровождаются доказательствами. Что только могло подвигнуть историка настолько отказаться от всяких притязаний на объективность? Возможно, Лено чувствует необходимость доказывать снова и снова, что он «на стороне справедливости» — что, хотя он и свидетельствует о том, что Сталин не потворствовал убийству Кирова, это не значит, что он «сталинист». Ведь в самом начале своей книги Лено считает для себя очень важным уверить своих читателей в своих безупречных антисталинских наклонностях (Л 16).

Какими бы ни были причины для этого, факт остается фактом, что аргументация ad hominem — это логический и риторический софизм. Более того, внимательный читатель понимает, что аргумент ad hominem — это подразумеваемое допущение, что у человека, пользующегося им, есть лишь слабые доказательства, которые подтверждают его довод, или нет вообще никаких доказательств. Какие бы ни были причины для Лено воспользоваться им (этим доводом), его просто нечем подтвердить. Мы дадим несколько примеров этого необоснованного психологического подхода в качестве дальнейших доказательств изначальной слабости аргументов Лено в этой книге.

Лено приводит свидетельства того, что Сталин вел скромный образ жизни, описывает дружбу Сталина с Кировым, пишет, что Киров останавливался в квартире Сталина во время поездок в Москву (Л 138–139). Возможно, вынужденный с большой неохотой описывать то, что можно было бы истолковать как положительное изображение Сталина, Лено продолжает:

На одном уровне вопрос о личной дружбе Кирова и Сталина не относится к делу. Многие люди, которые знали Сталина, давали комментарий, что он был великим актером, мастером скрывать свои истинные чувства и мысли. Он, несомненно, был способен тепло приветствовать кого-либо, в то же время замышляя заговор против этого человека (Л 140).

Лено не приводит никаких доказательств в подтверждение этого заявления. Не снисходит он также и до того, чтобы назвать хотя бы одного человека из тех «многих людей». Более того, он не задумывается о том, чтобы задаться вопросом, как они могли вообще «знать» это о Сталине или о ком-либо еще. Откуда им были известны «истинные чувства» Сталина, чтобы знать, что он «скрывает» их? И наоборот, если Сталин был таким «мастером скрывать свои истинные чувства», откуда эти люди «знали» их?

Это замечание кажется примером хорошо задокументированного антикоммунистического двойного стандарта. Когда неком-мунист сердечен и дружелюбен, это демонстрирует его истинную натуру. Когда коммунист ведет себя так же, он двуличен, «скрывает свои истинные чувства и мысли», которые, конечно же, должны быть «нехорошими», потому что он коммунист…

Лено довершает эти суждения эпизодом, который должен проиллюстрировать двуличность, о которой он заявляет.

Кроме того, внешняя любезность среди высшего руководства и их семей в сталинистской элите часто скрывала жестокое политическое соперничество. В декабре 1934 г., например, муж Марии Сванидзе Александр донес в НКВД на Авеля Енукидзе, что он якобы замышлял заговор против советского руководства с целью государственного переворота90. Сванидзе и Енукидзе регулярно навещали вместе Сталина в теплой домашней обстановке (Л 759).

Этот отрывок разоблачает, хотя и не так, как, по-видимому, предполагал Лено. Его сноска 90 относится к книге Юрия Жукова «Иной Сталин», объемом свыше 500 страниц, и тем не менее Лено не дает ссылку на страницу. Мы обнаружили ее на странице 176. Жуков, как ни странно, датирует донос Сванидзе на Енукидзе не декабрем 1934 г., а «первыми днями января 1935 г.». Лено забывает проинформировать своих читателей, что в уже в следующем абзаце Жуков приводит признания как Енукидзе, так и Петерсона, сделанные через несколько минут после их ареста, что они действительно замышляли такой переворот.

Ни за что не догадаться ни по одной из многочисленных ссылок Лено на книгу Жукова или на его важную статью в «Вопросах истории» (2000 г.), что Жуков сделал вывод на основании фактов, что Енукидзе действительно замышлял заговор против Сталина, ни что Жуков смог привести огромное количество доказательств в подтверждение этому предположению, к которому он приходит лишь с большой неохотой и к концу своей статьи. Не информирует Лено своих читателей и о том, что если Жуков прав, то это опровергает собственную гипотезу Лено о том, что Николаев был «убийцей-одиночкой», ибо Енукидзе признался, что был главным игроком в заговоре правых, троцкистов и зиновьевцев с целью убийства Кирова.

Разумеется, Сванидзе был обязан сообщить информацию о таком заговоре, более того, организованном таким высокопоставленным и настолько доверенным лицом, каким был Енукидзе. Поэтому отрывок, который цитирует Лено, чтобы проиллюстрировать «жестокое политическое соперничество» среди «сталинистской элиты», выполняет свою задачу — но совсем иначе, нежели планировал Лено. Он в большой мере подкрепляет другие факты, что оппозиционные заговоры 1930-х годов были реальны и серьезны, таким образом косвенно помогая опровергнуть тезис Лено об убийстве Кирова.

После обрисовки в общих чертах попытки Сталина расследовать возможную фабрикацию дел ОГПУ (которое вот-вот преобразуют в НКВД) и побеспокоиться о том, чтобы получить квалифицированных прокуроров, Лено утверждает:

Для Сталина акцент на «революционную законность» имел отношение к установлению порядка и контролю над НКВД и необязательно с заботой об уменьшении насилия со стороны государства (Л 143).

Можно было бы возразить, что «контроль над НКВД» — это как раз и есть попытка «уменьшить насилие со стороны государства». Вдобавок нам нужно спросить: «Откуда Лено вообще может знать, каковы были мотивы Сталина?». Лено допускает, что у Сталина скорее были бюрократические мотивы, а не какие-то иные, к которым могли благожелательно отнестись читатели, такие как уменьшение насилия. Это демонстрирует, что снова задействован двойной антикоммунистический стандарт Лено. Политику не-коммуниста, который бы проявил внимание к расследованию фальсификации дел полицией и привлечению квалифицированных прокуроров, по-видимому, похвалили бы.

Двумя страницами далее Лено снова «сканирует телепатически» Сталина. Упоминая, что Ягода хотел, чтобы Леонида За-ковского назначили на должность в Ленинградский НКВД, Лено замечает, что

Сталин восхищался Заковским за его подход к наведению общественного порядка с помощью тактики выжженной земли (Л 145).

Это утверждение несет вообще неясный смысл. Это все лишь попытка показать Сталина как человека «восхищающегося» чем-то «плохим», то есть «наведением общественного порядка тактикой выжженной земли». Чем бы это ни было, едва ли это может быть хорошим. Лено никак не подтверждает это заявление и не объясняет, почему Сталин «восхищался» Заковским или даже «восхищался» ли он им вообще. Этот отрывок просто выставляет напоказ предубеждения Лено.

Еще один пример игр в «психологию» — фактически оскорбление (навешивание ярлыков) — со стороны Лено (с. 256):

Советский лидер был подозрителен и злопамятен (таил злобу на других).

Откуда Лено знает об этом? Не спрашивайте! Это незначительный пример по сравнению со многими другими, такими как следующий:

Ясно, что Сталин в начале 1930 х годов склонялся к методичной слежке за бывшими оппозиционерами и подавлению любого намека на непокорность с их стороны (Л 277).

Однако в соответствии с документом, который цитирует Лено, это не имеет никакого отношения к «слежке за бывшими оппозиционерами». Редколлегия «Большевика», ведущего журнала партии, предложила опубликовать письмо Энгельса. Сталин написал довод, неодобрительный в отношении письма Энгельса и предлагающий его не публиковать, и этот документ был затем одобрен Центральным Комитетом. Само письмо Энгельса не опубликовали, а вместо него Зиновьев, эксперт по международным делам в редколлегии, написал статью, в которой резюмировал его содержание. В ответ Каганович несколькими днями позже заявил, что Зиновьев должен был написать объяснение (но он еще не сделал этого), и в то же самое время сказал, что сам он статью Энгельса не одобрил.

Это была вовсе не «методичная слежка за бывшими оппозиционерами». Если бы за деятельностью Зиновьева «методично следили», его статью не напечатали бы вообще. Если бы Сталин был действительно «злопамятным» человеком, Зиновьева вообще никогда бы не назначили в редколлегию «Большевика». Зиновьева уже исключали из партии, посылали на работу в провинциальный город, а потом восстановили на высокой партийной должности, когда он поклялся, что теперь поддерживает линию партии.

Вильгельм Кнорин, еще один специалист Коминтерна, был снят с должности главного редактора. Кнорин никогда не был связан с оппозицией. Зиновьев был уволен из редколлегии, потому что он действительно написал эту спорную статью (под псевдонимом). Письмо Сталина Кагановичу подчеркивает, что Зиновьев не только не единственный виноватый человек — но более того, он не главный виновник[37].

Лено совершенно неправильно истолковал этот инцидент. Что показывает эта последовательность событий, так это фактически то, что Сталин не был «злопамятен» и всячески старался дать Зиновьеву еще один шанс.

Нахаев

Лено заявляет:

Мятеж Нахаева и многие другие инциденты показывают что реакция Сталина на убийство Кирова была типичной для него лично и для большевистской власти в целом. В ней отразилось практически все — настойчивая уверенность в том, что за убийством наверняка стоит контрреволюционный заговор, немедленное обращение к внесудебным средствам, казнь заложников, поиск зарубежных связей и гнев на предполагаемую некомпетентность НКВД (Л 277).

В действительности мятеж Нахаева не демонстрирует ничего подобного. Нахаев попытался поднять восстание среди добровольцев гражданской обороны, заявляя, что страной руководят «евреи-коммунисты». Согласно документам, которые цитирует Лено, Нахаев ушел из партии «в виде протеста против исключения лидеров оппозиции в 1927 г.». Авторы этой записки не информируют нас, были ли лидерами, против исключения которых протестовал Нахаев, Зиновьев и Каменев или Троцкий и его главные сторонники, или другие.

Дело в том, что Зиновьев, Каменев, Троцкий и его приверженцы и многие другие оппозиционеры имели действительно еврейское происхождение, в то время как Сталин и его Политбюро не были таковыми (за исключением Лазаря Кагановича). Разумеется, казалось, что происходило что-то, что на первый взгляд не имело смысла. Конечно, оказалось, что Нахаев имел контакты с генералом Быковым, который — насколько нам позволяют судить опубликованные документы — поддерживал связь с эстонской разведкой.

Конечно, если бы у Лено были доказательства, что происходило нечто другое — что Нахаев действовал по собственной инициативе, что Быков не был вовлечен в это дело или не имел связей с Эстонией — он мог проинформировать своих читателей об этих доказательствах. Таким образом, мы предполагаем, что у него их нет.

Кроме антикоммунистической приверженности здесь нет никаких особых причин сомневаться в предполагаемых связях Быкова с эстонской разведслужбой или в этом же отношении сомневаться в связях Николаева с латвийской разведкой через Георг-са Бисениекса, латвийского консула. Современная наука в достаточной степени подтвердила документами тот факт, что подобно Германии, Японии и Польше, прибалтийские страны проводили широкомасштабные шпионские операции внутри СССР, а также эффективность советских контрмер и глубину проникновения в эти шпионские сети[38]. Это не означает, разумеется, что все подозрения о такой деятельности становились автоматически достоверными. Однако подозрения СССР в шпионской деятельности были реалистичными, а не параноидальными.

Использование Лено сочетания «многие другие инциденты», не называя ни один из них, — это просто «треп». Это блеф, подразумеваемое допущение того, относительно чего у него нет доказательств, и он фальсифицирует последующее. В деле Нахаева не «прибегали» ни к каким «внесудебным средствам». И заключительная точка: ни один из отчетов, которые цитирует Лено в качестве своих первоисточников, касающихся дела Нахаева, не упоминает «казни заложников».

Террор

Теперь у нас есть огромное количество доказательств-первоисточников о так называемом «терроре» (традиционным и более точным советским обозначением этого периода была «Ежовщина») и причинах, по которым он имел место. Вместо того чтобы сослаться на него, Лено приписывает это характеру Сталина:

Но чтобы вернуться к недавнему делу о терроре — Сталин заказал его. Он был мстительным и жадным н власти человеком и, возможно, садистом в клиническом смысле этого слова… В то же время его обращение к массовым процессам было поступком неудовлетворенной ярости или опускания рук… (Л 470).

Всегда склонный верить худшему… (Л 470).

Когда Сталин решил, что оппозиционеры были в какой-то степени виноваты, подробности индивидуальной вины или невиновности его не беспокоили (Л 471).

Все это ложь, ничто из этого не подтверждается фактами. Сталин не заказывал никакого «террора», кроме подавления мятежных и преступных банд, которые, как сообщали местные партийные руководители, орудовались и грабили их районы. Нам достаточно хорошо понятны реакции Сталина на многие из этих событий, потому что многие из документов того периода, которые были опубликованы, сопровождаются пометками Сталина на полях, которые тоже были опубликованы. Нет абсолютно никаких свидетельств «жажды власти», «мстительности» или «ярости». У нас множество доказательств того, что Сталин интересовался свидетельскими показаниями, подробностями расследований. Тем не менее именно это Лено предлагает в качестве исторического толкования этого сложного и трагического периода.

Глава 5. Лено и ошибка «petitio ргіпсіріі»

Логическая ошибка, известная как «подмена посылки желательным для себя выводом», хорошо известна ученым. Википедия определяет ее следующим образом:

Ошибку petitio/7Ш£//7/У(предвосхищения основания) совершают, «когда утверждение, которое требует доказательства принимается без доказательства…»[39]

Как мы продемонстрируем, Лено допускает эту ошибку с поразительной частотой. Этот факт сам по себе требует объяснения. Мы предложим гипотезу, которая, возможно, объяснит это. Однако сначала мы установим истинность этого утверждения путем рассмотрения большого количества отрывков, в которых Лено допускает эту ошибку.

Лено заявляет, что Звездов был «арестован и расстрелян по сфабрикованному обвинению» (Л 187). Это безосновательное заявление. Сам этот вопрос — законность обвинений против подсудимых на декабрьском процессе об убийстве Кирова в 1934 г. — тема книги Лено. Здесь, в начале этой книги, толщиной более 800 с лишним страниц, Лено допускает без доказательств то, что он, предположительно, пытается обнаружить. Как мы увидим, истинное состояние дел противоречит тому, что говорит здесь Лено. В 1934 г. существовало и существует сегодня огромное количество доказательств, свидетельствующих о вине Звездова и других обвиняемых, осужденных и казненных за заговор с целью убийства Кирова. Нет абсолютно никаких доказательств, что обвинения против Звездова или против кого-либо из остальных подсудимых, были «сфабрикованы».

На с. 313 Лено спрашивает: «Почему сознались Звездов и остальные предполагаемые члены “ленинградского центра”»? Затем он предполагает, что они были невиновны, и поэтому их, наверное, ввели в заблуждение «обещаниями помилования», угрожали пытками и т. п. Однако работа историков заключается не в том, чтобы делать предположения, а в том, чтобы делать выводы на основе доказательств. У Лено нет доказательств того, что хотя бы один из обвиняемых был невиновен. Более того, Лено сам информирует нас, что Звездов был одним из тех, кто признался на суде в том, что участвовал в убийстве (Л 360). То есть существует доказательство того, что обвинения против Звездова не были сфабрикованы. Лено не показывает, что это доказательство фальшивое или его перевешивает какое-то другое доказательство.

Когда историк желает, чтобы его читатели «допустили» достоверность его гипотезы, можно простить читателя, если тот подозревает, что это должно быть именно так только потому, что данный историк знает, что у него нет доказательств в подтверждение своей гипотезы. Такая тактика может быть понятна со стороны адвоката на уголовном процессе, который знает, что у его клиента очень неубедительные доводы — даже если бы они вызвали возражения со стороны прокурора. В конце концов, адвокаты не преследуют объективную истину. Но тактика, такая как «подмена посылки желательным для себя выводом», «предположением, которое должно быть доказано», совершенно неуместна в исторических исследованиях.

Лено заявляет, что Сталин «к 9 декабря выбрал объекты для дела о заговоре… основными целями были Зиновьев и Каменев» (Л 304). Это ключевой пункт в исследовании Лено, которому мы посвящаем специальный раздел далее в данном обзоре. По сути Лено не приводит никаких доказательств ни о каком решении, ни об этом, ни фактически о каком-либо другом, которое принял Сталин к 9 декабря.

Лено допускает, что признание Николаева от 13 декабря, должно быть, фальшивое, называя его «особенно невероятным с учетом русской традиции революционного терроризма». Но к чему это предположение, что убийцы всегда следовали традиции? Разумеется, это вовсе не аргумент. Еще меньше это похоже на доказательство того, что признание было ложным (Л 317). Лено замечает, что первые признания Николаева были в том, что он действовал один. Однако у него нет никаких доказательств в подтверждение своего предположения, что лишь его первые признания были правдивыми. Поэтому он просто предполагает это.

Можно было бы заподозрить, что Лено хочет, чтобы признание Николаева было фальшивым, потому что если оно истинно, то это опровергает весь тезис Лено. Задача историка в том, чтобы проверить свою гипотезу с помощью имеющихся свидетельств. Когда свидетельства не подтверждают гипотезу историка, тот попросту отбрасывает эту гипотезу — а не свидетельства. Лено отбрасывает второе.

Лено делает следующие заявление:

Агранов продолжал обрабатывать Николаева. 15 и 16 декабря они оба сложили версию о развитии заговора, которая основывалась на фальсификации бесед, которые происходили во время реальных встреч Николаева с Шатским и Соколовым и на придуманных встречах с Котолыновым (Л 321).

Так как Лено не приводит никаких фактов «фальсификации» или «придумывания», справедливо предположить, что ему не известен ни один из таковых. Очевидно, он допускает эту «фальсификацию» ради своего предопределенного вывода, во «спасение» его перед лицом фактов, которые опровергают его. Кажется, Лено проясняет это, говоря затем:

«Потом у Николаева был ряд почти наверняка вымышленных встреч с Котолыновым…» (Л 321).

Каковы доказательства и аргументы Лено в пользу того, что эти встречи были «почти наверняка вымышленными»? У него их нет. Это Лено, а не Агранов и Николаев, «фабрикует» истории. Кроме того, даже «почти наверняка вымышленные» оставляет лазейку для той возможности, что встречи на самом деле все-таки состоялись. Но Лено никогда не рассматривает эту возможность.

По этому пункту в книге читатель может распознать главный принцип автора. Когда Лено вынужден противостоять фактам, которые противоречат его предвзятому выводу, — а именно, что Николаев был «убийцей-одиночкой», а все остальные обвиняемые во всех процессах были «подставлены», — он отбрасывает этот факт, предполагая, что он фальшивый.

На с. 336 Лено признает, что 15 и 18 декабря Юскин «признался» — кавычки сомнения Лено — что он знает по их встречам, что Николаев планировал нападение на Кирова. Лено продолжает:

Вероятно, допрашивавшие Юскина опустили из протоколов попытки Юскина объяснить, что его комментарии об убийстве Сталина подразумевались саркастически (Л 321).

Почему Лено заявляет, что это предполагаемое опущение было сделано «вероятно»? Он не приводит доказательств, ни даже доводов в подтверждение этого заявления. Очевидно, он попросту допускает это, потому что, если он не поступил так, это помешало бы его тезису или даже погубило его.

На декабрьском процессе 1934 г. Соколов сделал общее признание, возлагающее вину на Звездова (который тоже признался), Антонова, Котолынова и Николаева в террористическом заговоре. Лено говорит: «Он четко следовал сценарию НКВД» (Л 361). Но что за «сценарий НКВД» это был? Лено не дает абсолютно никаких доказательств, что такой «сценарий» существовал. И снова он, кажется, не осознает, что он должен доказать, а не допустить, что это или любое другое свидетельство, которое противоречит его тезису, было сфабриковано.

На с. 460 Лено заявляет, что обвинения против Петерсона, командира Кремлевского гарнизона, были «сфабрикованы». Читатели Лено никогда бы не узнали этого, но было опубликовано огромное количество свидетельств против Петерсона. Были ли они все «сфабрикованы» или нет, нужно проанализировать, а не предположить. Что касается этих документов, то никем не было выдвинуто никаких доказательств в подтверждение гипотезы о том, что они были «сфабрикованы». Другие писатели, особенно военный историк Н.С.Черушев, также предполагают, что Петерсона подставили, но не могут привести никаких доказательств, что это было так. Лено даже не отсылает читателя к этим другим историкам.

Лено поднимает дело Петерсона посреди дискуссии о «Кремлевском деле» 1935 г. Лено считает, что оно тоже было сфабриковано. И опять он не дает доказательств, что это было так. Он несколько раз цитирует исследование Кремлевского дела русского историка Юрия Жукова. Но он не информирует своих читателей о том, что Жуков сделал вывод, что Кремлевское дело было не фальшивкой, а настоящим делом[40].

Через несколько страниц Лено пишет:

Изменения в позиции Сталина с 1934 по 1935 гг. были связаны с его решимостью разобраться с бывшими оппозиционерами, по крайней мере с левыми, раз и навсегда… (Л 462).

Несомненно, Лено не знает, какова была «позиция» (или «мотивы») Сталина. Еще раз он делает допущения. Это специфическое допущение вызывает враждебное чувство, в нем представлена лишь одна гипотеза — что «бывшие» (по версии Лено) оппозиционеры были невиновны в заговорах, в которых их обвиняли. Однако явная цель книги Лено — это расследовать убийство Кирова и установить, было ли оно совершено «убийцей-одиночкой» или, как утверждало на тот момент Советское государство, подпольной террористической организацией (или группой взаимосвязанных организаций) оппозиционеров. Утверждать, как это делает здесь Лено, что судебные преследования в 1935 г. и позднее возникли не в результате расследования, а по желанию Сталина избавиться от «бывших оппозиционеров» — это значит, предположить то, что требует доказательств, полностью «подменить посылку» о вине или невиновности «желательным для себя выводом».

Описывая Московский процесс августа 1936 г. как «позорный» и заявляя, что он проходил по «сценарию» (Л 464), Лено предполагает, что ему необязательно приводить какие-либо доказательства того, что свидетельские показания, дававшиеся на нем, фальшивые. Единственным самым главным вопросом на этом процессе было убийство Кирова. Оно широко (подробно) обсуждается обвиняемыми, которые описывают Зиновьевскую организацию. Правда, другие исследователи тоже допускали, что процесс был написан по «сценарию». Но это не делает такие допущения истинными. Ответственность Лено состоит в том, чтобы исследовать все свидетельства в деле убийства Кирова. Он же совершенно пренебрегает этим процессом.

На самом деле, никто никогда не доказал, что какое-то из свидетельских показаний обвиняемых на каком-либо из трех Московских процессов 1936, 1937 и 1938 гг. было фальшивым. И никто даже не приводил никаких доказательств, что какое-то свидетельское показание фальшиво. Все досудебные материалы, которые мы имеем, — очень малая часть того, что все еще существует и все еще классифицируется как совершенно секретная информация в российских библиотеках — решительно подтверждают предположение, что свидетельские показания «подсудимых» были подлинными, а посему не были «сценарием» и не были сфабрикованы обвинением.

Подобным образом на с. 466 Лено отвергает все свидетельские показания на январском Московском процессе 1937 г. как «несколько гротескных признаний запуганных подсудимых», не рассматривая их вообще, не говоря уже о том, чтобы доказывать или приводить какие-то доказательства того, что, как он заявляет, признания были «гротескными» или свидетели «запуганными».

Вот что сказал Карл Радек, наряду с Пятаковым, одним из двух самых знаменитых обвиняемых на этом процессе, в своем последнем слове на суде:

Когда я очутился в Наркомвнуделе, то руководитель следствия сразу понял, почему я не говорил. Он мне сказал: «Вы же не маленький ребенок. Вот вам 15 показаний против вас, вы не можете выкрутиться и, как разумный человек, не можете ставить себе эту цель; если вы не хотите показывать, то только потому, что хотите выиграть время и присмотреться. Пожалуйста, присматривайтесь». В течение 2 с половиной месяцев я мучил следователя. Если здесь ставился вопрос, мучили ли нас во время следствия, то я должен сказать, что не меня мучили, а я мучил следователей, заставляя их делать ненужную работу. В течение 2 с половиной месяцев я заставлял следователя допросами меня, противопоставлением мне показаний других обвиняемых раскрыть мне всю картину, чтобы я видел, кто признался, кто не признался, кто что раскрыл. Продолжалось это 2 с половиной месяца. И однажды руководитель следствия пришел ко мне и сказал: «Вы уже — последний. Зачем же вы теряете время и медлите, не говорите то, что можете показать?». И я сказал: «Да, я завтра начну давать вам показания». И показания, которые я дал, с первого до последнего не содержат никаких корректив. Я развертывал всю картину так, как я ее знал, и следствие могло корректировать ту или другую мою персональную ошибку в части связи одного человека с другим, но утверждаю, что ничего из того, что я следствию сказал, не было опровергнуто и ничего не было добавлено[41].

В этом отрывке, как и во всех своих показаниях, Радек вовсе не кажется «запуганным». То же самое и с другими подсудимыми.

Лено или кто-то еще могли бы заявить: «Может быть, Радека заставили пытками и угрозами заявить, что его не пытали и ему не угрожали?». Любому, кто собирается выдвинуть предположение о том, что Радека или любого другого подсудимого пытали, им угрожали или заставляли иным образом сделать фальшивое признание, мы должны предъявить такое же требование, какое мы предъявляем к любой гипотезе: «Какие у вас есть доказательства того, что Радека пытали, ему угрожали ит.п., чтобы делать такое заявление?». У Лено нет таких доказательств. Ему, кажется, не приходит в голову, что доказательство необходимо.

Мы вынуждены сделать вывод, что слова Лено о «запуганных подсудимых» на самом деле молчаливое признание поражения. Этими словами Лено, по-видимому, признает, что он не в состоянии отвергнуть ничего, что говорили подсудимые, и таким образом должен либо решительно отвергнуть их свидетельские показания, либо признать, что свидетельства показывают, что они, вероятно, правдивы — а в этом случае его гипотеза терпит провал.

Страницей дальше Лено заявляет:

Ход кровавой кампании, которую развернули теперь Сталин и Ежов, можно кратко резюмировать…

Однако Лено вовсе не делает этого. Он даже не описывает в общих чертах, не говоря уже о том, чтобы исследовать те многие события с апреля по июль 1937 г. Вот некоторые из них: постепенное раскрытие Заговора военных, допросы, признания и процесс над Тухачевским и остальными семью военачальниками; первые признания Ягоды, Енукидзе и многих других; первое признание Бухарина и нескольких других подсудимых на Московском процессе 1938 г.; июньский 1937 г. Пленум Центрального Комитета; просьбы местных партийных руководителей о массовых репрессиях. Очень много написано об этих событиях, и теперь у нас есть множество первоисточников о них, хотя все еще очень большое количество первоисточников скрывается Российскими властями. Однако Лено не ссылается ни на одно из этих сведений.

Не сделав, по крайней мере, хотя бы обзора этих исследований, Лено не в состоянии «резюмировать», «кратко» или иным образом, что произошло. Более того, он не имеет понятия о том, что собственно происходило, и о соответствующих ролях Ежова, Сталина и других важных политических актеров. Судя по комментариям ко многим документам, ныне опубликованным, возникает впечатление, что Сталин скорее реагировал на события, о которых докладывали ему, нежели контролировал их. Вполне возможны и другие выводы, но нужно было бы изучить свидетельства.

На с. 471 Лено пишет:

В ходе Террора Сталин руководил извращением фактов об убийстве Кирова.

Самые упорные искажения возникли в ходе фабрикации дел Ежовым против Ягоды…

Лено не приводит никаких доказательств в подтверждение своего заявления, что свидетельства были искажены. Действительно существует огромное количество свидетельств против Ягоды. Они включают восемь его досудебных признаний, его показания на суде и его апелляция в Верховный Суд, опубликованные в 1992 г. Короче говоря, у нас есть много свидетельств против Ягоды. Более того, на его процессе в марте 1938 г. Ягода признал некоторые серьезные обвинения, но решительно и упорно отказался признать другие. Этот факт мог бы быть весомым доказательством того, что его признания были сделаны не под принуждением. Чтобы установить что-то иное, потребовались бы еще более весомые доказательства противоположного, но Лено не приводит ни одного из таковых.

Лено ссылается на «воображаемый заговор» Процесса 1938 г. (Л 479), даже не рассматривая процесс или показания на нем. Несколько страниц далее он снова допускает совершенно без доказательств или аргументов, «что версия показательного процесса 1938 г. по делу об убийстве Кирова была фальшивой» (Л 482). Лено никогда не утруждает себя попытками доказать это. Не ссылается он и на другие исследования, которые доказали это — вряд ли это удивительно, ведь таковых не существует.

На с. 513 Лено утверждает: «Это не Троцкий сотрудничал с иностранными империалистическими державами, как предполагается в официальном обвинение убийц Кирова…». Кажется, Лено никогда не изучал этот вопрос. Существует огромное количество свидетельств, которые подтверждают как раз такую гипотезу. Чтобы утверждать обратное, потребовались бы также доказательства и аргументы. Лено не утруждает себя доказательствами.

Подобным образом Лено заявляет, «это не Троцкий заказал убийство Кирова». Но он никогда не рассматривает свидетельства того, что Троцкий на самом деле как раз это и сделал. Это доказано в основном на Третьем, но также и на Втором московском процессе. Мы рассмотрим это подробно далее. Лено избегает всех этих свидетельств, возможно, потому, что они полностью доказывают ложность его собственного тезиса об «убийце-одиночке».

Вскоре Лено заявляет:

При условии фабрикации Сталиным дела против оппозиционеров… 516).

Это предполагает тот же тезис, который пытается, предположительно, доказать вся его книга! Если Лено собирается сделать это допущение, тогда не нужно было писать книгу вообще. Правда в том, что эта «фабрикация» никогда не была доказана. Все свидетельства, которые имеются сейчас в нашем распоряжении, подтверждают предположение, что признания подсудимых Московских процессов были подлинными, а не сфабрикованными и не результатом принуждения со стороны НКВД[42].

На с. 524 Лено говорит:

Лобов, Позерн и Косарев были мертвы уже двадцать пять лет, все расстреляны во время Террора.

Это утверждение правдиво. Однако оно уклоняется от вопроса — считает его заранее решенным. Что важно, так это — были ли они виноваты или нет в обвинениях, выдвинутых против них. Лено предполагает, что нет — без всяких доказательств и аргументов. Немногие первоисточники, ныне доступные, наводят на мысль, что существует много свидетельств о том, что они были виновны, хотя мы не можем быть уверены ни в чем, пока не будут обнародованы следственные материалы[43].

Это утверждение иллюстрирует проблему с использованием таких терминов, как «Террор». Этот термин маскирует незаконное допущение, что все расстрелянные в течение этого периода были невиновны. Применение эпитета к множеству исторических событий на протяжении свыше года не освобождает историка от того, чтобы запрашивать свидетельства в каждом случае. Лено, кажется, считает, что он так и поступает. Это похоже на практику призыва историков к «консенсусу» — одной из видов логической ошибки «обращение к авторитету»[44] — а не на доказательство для решения исторического вопроса.

Лено называет советское дело против Котолынова и других обвиняемых «фабрикацией» и «амальгамой»[45] (Л 529). Он не делает попыток доказать это. Как мы покажем обстоятельно в настоящем исследовании, есть огромное количество свидетельств, подтверждающих вину Котолынова. Ни одно из них, за исключением его собственных опровержений, не подтверждает его невиновность. Опровержения обвиняемого не имеют большого веса, когда его обвиняют многие другие, как это обстоит с Котолыно-вым. А его собственные опровержения являются надежным доказательством того, что он не подвергался пыткам. Нет также никаких доказательств того, что те, кто давал свидетельские показания против него, подвергались пыткам или угрозам.

На с. 544 Лено критикует эмигранта Вальтера Кривицкого из Советского НКВД за «.. абсурдность представления свидетельских показаний с одной из сталинских пародий на суды, как установленный факт». Кривицкий, бесспорно, виноват, ибо он совершил ту же самую ошибку, что и Лено. Кривицкий принял свидетельские показания Московского процесса, даже не попытавшись проверить их, в то время как Лено попросту отвергает их. Больше виноват Лено, так как мы сейчас имеем гораздо больше свидетельств о Московских процессах, чем было доступно во времена Кривицкого. Кривицкий тоже фальсифицировал факты в своей книге[46]. Не пытается Лено и оправдать применение им выражения «пародия на суд». Это еще один пример «допущения того, что следует доказать».

На той же странице (Л 544) Лено ссылается на «…фабрикацию диктатором дела против зиновьевцев во время последующего расследования». Лено предполагает, что дело против зиновьевцев было «сфабриковано». Он приводит любые, какие только есть, доказательства того, что так и было. На с. 551 Лено говорит, что допрос Николаева 14 декабря и показания на суде 29 декабря были «очевидно искажены», при этом слово «очевидно» заменяет доказательства и аргументы.

Вывод

Лено совершает ошибку «подмены посылки желательным для себя выводом» очень часто. На самом деле все его исследование базируется лишь на этом значительном, но ложном выводе. Он никогда не приближается к доказательству отстаиваемой им точки зрения, что Николаев был «убийцей-одиночкой». Наоборот, он молча отказывается от таких попыток в начале своей книги, а потом основывается на суждении, а не на фактах.

Мы могли бы рассматривать примеры подмены посылок выгодными для себя выводами со стороны Лено «передергиванием», в том смысле, в котором этот термин используется в игре в карты. Любая попытка исследователя «подменить посылку желательным для себя выводом», утверждать то, что нуждается в доказательстве, представляет собой молчаливое признание провала, признание того, что он не может доказать собственную версию и вынужден надеяться на то, что его читатели так или иначе не заметят этого. Лено выбрал гипотезу, которая на основании свидетельств, которые он приводит, и других свидетельств, которых он не приводит, должна быть отвергнута как ложная. Ему следовало действовать, как должны действовать честные исследователи в поисках истины: когда вашей гипотезе противоречат факты, отбросьте эту гипотезу и рассмотрите другие. Какова бы ни была причина Лено, он предпочел не делать этого, и в этом случае провал — неизбежный результат.

Глава 6. Ленинградский и московский центры

Николаев и остальные подсудимые на декабрьском 1934 г. процессе об убийстве Кирова обвинялись в принадлежности ленинградскому центру подпольной зиновьевской оппозиционной организации, которая была связана с центром в Москве. Существование таких заговорщических организаций, конечно, опровергло бы гипотезу Лено о том, что Николаев был «убийцей-одиночкой». Лено отрицает, что эти законспирированные центры вообще существовали.

На кону гораздо больше, чем просто вопрос о том, был ли убийца Кирова Николаев «убийцей-одиночкой» или он был членом тайной организации. Убийство Кирова было главным вопросом на всех трех публичных Московских процессах. Тропинка от конспиративной организации, базирующейся в Ленинграде, к ленинградскому центру, с которым связывался и который потом возглавил московский центр, привела следователей НКВД к раскрытию большой сети связанных между собой конспиративных оппозиционных организаций, что завершилось «делом Тухачевского» и так называемым «большим террором» 1937–1938 гг.

Официальная позиция Советского правительства с эпохи Хрущева, Российского правительства сегодня и всех писателей антикоммунистов и троцкистов выражается в том, что никогда не было таких тайных организаций. Утверждается, что все эти процессы, обвинения, казни и лишения свободы были сфабрикованы по «сценарию» Сталина и его сторонников, а все обвиняемые и осужденные из этих организаций были невинными «жертвами сталинизма». Такой же позиции придерживается и Лено.

Если Киров действительно был убит группой заговорщиков в Ленинграде, которая поддерживала связь с подобной группой в Москве под руководством Зиновьева и Каменева, этот факт был бы фатален для той точки зрения, что все остальные из этих тайных организаций были выдумкой. Если эти организации не были выдумкой, следовало бы, что они действительно существовали. Это бы явно означало, что подсудимые на Московских процессах, военные заговорщики и Лев Троцкий были виновны в том, в чем их обвиняли. А такого результата было бы достаточно, чтобы оправдать действия Сталина и НКВД по подавлению таких опасных заговоров.

Следовательно, вопрос о том, был ли убит Киров «убийцей-одиночкой» или реальной законспирированной организацией — очень важный вопрос. Доказательства того, что эти организации действительно существовали, ставят серьезную проблему для всей канонической и основной интерпретации истории СССР во время сталинского периода, а также для Лено особенно.

Наше предположение в данном исследовании состоит в том, что книга Лено (а также книга Кирилиной и все остальные книги об убийстве Кирова) представляет собой попытку не раскрыть убийство Кирова, а построить лучшую по возможности аргументацию против того, что Киров на самом деле был убит в результате заговора. Доказательства, которые у нас сейчас есть, противоречат и даже разрушают антисталинскую систему взглядов и понятий — конечно, настолько, насколько далеко мы заходим в расследовании убийства Кирова. Те, кто, как Лено и Кирилина, пишут в рамках антикоммунистической и антисталинской системы взглядов и понятий об истории СССР, не могут принять этот вывод. Любой, кто хочет поддержать эту систему, становится перед необходимостью отвергать доказательства того, что она ложная, и придумывать доказательства, которые подтверждают ее.

Лено начинает свою попытку опровергнуть существование таких «центров» следующим образом:

К 9 декабря Сталин выбрал основу для дела о заговоре, которое он выстраивал против экс-оппозиционеров в Ленинграде и Москве. Конечными целями были Зиновьев и Каменев. Согласно отдельным отчетам Ольги Шатуновской и сотрудников Комитета Партийного Контроля существует записка в архиве Сталина с перечнем членов двух предполагаемых групп заговорщиков — «ленинградского центра» и «московского центра». Сотрудники Комитета Парткон-троля заявили в 1989 г., что эта записка написана почерком Ягоды с правкой Сталина. (Ольга Шатуновская заявила в 1988 г., что почерк был Сталина, а другие предположительно идентифицировали его как почерк Ежова.) Если работники Комитета Партконтроля правы, то Сталин перенес Зиновьева и Каменева из «ленинградского центра», куда их поместил Ягода, в «московский центр». Шатуновская, свидетельства которой иногда ненадежны, заявила в конце 1980-х, что на записке была проставлена дата — 6 декабря. Важно, что первое упоминание об известном зиновьевце Владимире Румянцеве в допросах тоже было сделано 6 декабря. Каким бы числом не датировалась записка, приблизительно к 10 декабря Ежов в своей записной книжке уже набрасывал в общих чертах связи между двумя «центрами». Похоже, решение о структуре «ленинградский центр — московский центр» с Зиновьевым и Каменевым во главе всей организации было принято на собрании 8 декабря в кабинете Сталина в присутствии Ягоды, Агранова и Ежова или же днем-двумя ранее (Л 304).

Мы внимательно рассмотрим следующие утверждения, сделанные Лено в этом абзаце:

1. «дело о заговоре, которое он (Сталин) выстраивал против экс-оппозиционеров»;

2. «отдельным отчетам»

2а) Ольги Шатуновской и

2б) «сотрудников Комитета Партийного Контроля», свидетельствующих, что

существует записка в архиве Сталина с перечнем членов двух предполагаемых групп заговорщиков — «ленинградского центра» и «московского центра».

3. «Сотрудники Комитета Партконтроля заявили в 1989 г., что эта записка написана почерком Ягоды»;

4. «Шатуновская… заявила в конце 1980-х годов, что на записке была проставлена дата — 6 декабря».

5. «Важно, что первое упоминание об известном зиновьевце Владимире Румянцеве в допросах тоже было сделано 6 декабря».

6. «…приблизительно к 10 декабря Ежов в своей записной книжке уже набрасывал в общих чертах связи между двумя “центрами”».

7. «Похоже, решение о структуре “ленинградский центр — московский центр” с Зиновьевым и Каменевым во главе всей организации было принято на собрании 8 декабря в кабинете Сталина в присутствии Ягоды, Агранова и Ежова или же днем-двумя ранее».

Ради ясности мы рассмотрим каждое утверждение Лено отдельно, в свете свидетельств, имеющихся у нас сегодня.

1. Как мы показали в другой части настоящего исследования, Лено не доказал, что Сталин «выстраивал дело о заговоре против экс-оппозиционеров». Фактически Лено не приводит абсолютно никаких доказательств того, что Сталин делал это. В книге Лено это — один из многочисленных примеров «подмены посылки желательным для себя выводом» или «допущения, которое нуждается в доказательстве».

2. Из текста Лено ясно, что он никогда не видел этой сомнительной «записки в архиве Сталина». По-видимому, Лено заимствовал историю об этой записке напрямую у Кирилиной (Л 364). Цитируя Шатуновскую, Кирилина категорически заявляет, что решение об «окончательно продуманном плане» Сталина было принято в этой записке.

2а. «Отдельный отчет» Шатуновской

«Отчет» — это официальный документ, подготовленный для какого-то читателя, — в этом случае для некоего партийного или правительственного органа. Однако ни Лено, ни кто-либо другой не дают никаких ссылок, даже архивных, на отчет или другой документ Шатуновской, который воспроизводит текст этой записки или хотя бы рассматривает ее. Это поразительное упущение: Лено ссылается на этот отчет, но не дает никакой ссылки на него!

Записку, существование которой Шатуновская якобы отстаивала, так никогда и не опубликовали. Более того — за исключением самой Шатуновской — никто из тех, кто писал об убийстве Кирова, не заявляет, что когда-нибудь видел ее: ни Лено, ни Кирилина, ни кто бы то ни было еще, включая авторов отчетов и протоколов заседаний, опубликованных в 2004 г., и на которые в большой степени опирается Лено.

Нет никаких ссылок на нее ни в одном из документов комиссии, учрежденной Горбачевым и Яковлевым для расследования убийства Кирова. Очевидно, нет абсолютно никаких свидетельств об этой записке, кроме — как якобы утверждается — заявления Шатуновской, что она существовала.

Единственное свидетельство, что «другие предположительно идентифицировали его как почерк Ежова» — это заявления Шатуновской. Она заявляла, что «эксперты-графологи из Прокуратуры СССР» идентифицировали почерк как почерк Сталина и что документ был «представлен членам Политбюро» вместе с «фотокопией почерка Сталина и свидетельством экспертов-графологов».

Позднее Шатуновская продолжала, что представитель Комиссии партийного контроля заявил, что почерк был Ежова, а не Сталина[47]. В своем письме Яковлеву от 12 июня 1989 г. Шатуновская заявила, что это был Катков [48]. Шатуновская утверждала, что Катков сообщил ей, что образец почерка Сталина и свидетельство экспертов-графологов, которые прилагались к записке, теперь отсутствовали.

Согласно опубликованному протоколу, не хватает одной страницы из свидетельских показаний Каткова о его встрече с Шату-новской. Однако в том, что осталось, нет никаких упоминаний об этом эпизоде или о записке, о которой идет речь[49].

22 августа 1991 г. Катков написал письмо в Центральный Комитет, в котором он заявил, что утверждения Шатуновской касательно убийства Кирова были беспочвенными. Катков писал:

Сообщение Шатуновской о подмене и исчезновании ряда «важных документов» не нашло подтверждения[50].

Катков, в частности, заявил, что утверждения Шатуновской о подмене и исчезновении важных документов по убийству Кирова не нашли подтверждения[51]. В своем письме от 12 июня 1989 г. Шатуновская назвала эту записку в числе восьми документов из расследования эпохи Хрущева, которые были подделаны.

Катков нигде даже не упоминает подразумеваемую записку, а тем более не подтверждает, что он ее когда-нибудь видел. Поэтому, естественно, Катков не заявляет, что он рассматривал ее и сказал Шатуновской, что почерк был Ежова, а не Сталина. Не верится также, что Катков мог сделать это, не отчитавшись о ней перед своим высокопоставленным начальством в этой официальной комиссии. Да и не было бы у него причин не отчитаться о ней. Комиссия намеревалась обвинить Сталина в незаконных репрессиях и ложных обвинениях невинных людей. Эта записка была бы свидетельством в подтверждение этой точки зрения.

Согласно «Ответу Яковлеву» Рой Медведев, который включил этот рассказ о «записке» в свой труд «К суду истории»[52] без ссылки на источник, узнал эту историю от Шатуновской[53]. Однако Медведев не упоминал ее имени или даты 6 декабря (или какой-либо другой даты).

2б. «Отдельный отчет сотрудников Комитета партийного контроля»

Лено также говорит об «отдельном отчете» Комиссии Партийного Контроля, который рассматривает эту записку. И опять он не делает ссылки на отчет, то есть Лено не идентифицирует его. Я тоже не сумел обнаружить этого отчета.

Шатуновская заявляла, что Катков видел записку, сообщил ей, что приложения к ней теперь отсутствовали, и сказал, что почерк был не Сталина, а Ежова. Но Катков не упоминает эту записку. Возможно, он упоминал ее, так как не хватает одной страницы из протокола его замечаний. Однако даже если Катков и видел ее и сообщил о ней в отчет, ни он, ни комиссия не сочли ее достаточно важной, чтобы упомянуть ее еще раз. Как мы упоминали выше, в своем письме от 22 августа 1991 г. Катков решительно утверждает, что заявления Шатуновской об убийстве Кирова или утверждения, что документы были изменены или удалены, невозможно подтвердить.

Мы допускаем, что подобных отчетов не существует. Лено не дает ссылок ни на один из них, и мы тоже не можем найти никаких следов от них.

3. Лено не уточняет, откуда он узнал, что «сотрудники Контрольной комиссии заявляли в 1989 г., что записка была написана почерком Ягоды с правкой Сталина», как он утверждает (Л 304). Это очень расплывчатая ссылка на очень важный документ. Это не может быть тот архивный документ, приведенный на с. 775, примечание 38. Лено печатает отрывки из этого документа на с. 654–655. Он бы не пропустил ссылки на эту записку. В любом случае это не «отчет», а черновик письма.

Я не могу найти ссылок на эту записку в документах и отчетах членов комиссии, которая повторно расследовала убийство Кирова в РКЭБ-3. Сам Яковлев, который очень подозревал, что Сталин заказал убийство Кирова, написал очень длинное письмо из 3900 слов в Комиссию Политбюро с изложением своих причин. Он не упоминал эту записку. Члены Комиссии написали еще более многословный ответ объемом свыше 23000 слов на письмо Яковлева. Они тоже не упоминают эту записку. Логично сделать вывод, что они не знали ни о какой-такой записке.

Если бы можно было найти какое-нибудь обсуждение записки Катковым, Яковлевым или партийной Комиссией, это было бы доказательством, независимым от Шатуновской, что эта записка существовала на самом деле. Это было бы еще одним свидетельством существования этой записки.

Без него у нас есть лишь — как утверждается — высказывание Шатуновской, что когда-то была такая записка. А Шатуновская придумывала, попросту говоря — лгала, очень много. Сам Лено приходит к заключению, что Шатуновская беспардонно выдумала еще одну записку в 1960 г. (Л 616–617).

4. Кирилина пишет, что Шатуновская заявляла, что записка была датирована 6 декабря. Однако эта дата не упомянута в документе Шатуновской, который цитирует Кирилина, и ни в каком ином документе Шатуновской, который цитирует Кирилина или Лено или который можем найти мы.

Цитата в книге Кирилиной на с. 363–363, которая непосредственно предшествует упоминанию Кирилиной «записки», взята непосредственно из письма Шатуновской Яковлеву 5 сентября 1988 г. Кирилина заявляет (К 364):

Писал это сам Сталин или писал Ежов, — а тут есть разные мнения, — не столь важно. Важно другое. Шатуновская утверждала, что на этой записке есть дата — 6 декабря. По-видимому, именно в этот день у Сталина появился окончательно продуманный план борьбы со своими политическими оппонентами.

Но Кирилина не цитирует эту часть письма Шатуновской, в которой упомянута данная записка. Более того, ни в одном опубликованном первоисточнике, ни в ее письме Яковлеву, ни в отчете в ее докладной записке Шатуновская не упоминает никакой даты на этой записке. Кирилина никогда не информирует своих читателей, откуда она узнала вышеупомянутые сведения касательно этой даты.

Таким образом, нет ни одного документа Шатуновской кроме вышеприведенного текста из книги Кирилиной, который является источником о дате 6 декабря. Насколько мы можем установить, это — единственный источник о данной дате. Поэтому «заявление», которое приводит Лено, исходит не от Шатуновской, а от Кирилиной. Конечно, даже если бы оно исходило от Шатуновской, нам бы понадобилось подтверждение о существовании этой записки. Мы не можем считать важным свидетельством неподтвержденное сообщение Шатуновской.

5. Лено никогда не говорит нам, почему он считает «важным» то, что первый допрос Румянцева был 6 декабря. Вероятно, мы можем высказать догадку, что он подразумевает нечто, подобное следующему:

а) если бы существовала записка Шатуновской и

б) она действительно была датирована 6 декабря,

в) тогда это могло бы быть доказательством того, что Сталин и/или следователи НКВД придумали ленинградский и московский центры до того, как появились свидетельства, предполагавшие существование таких центров;

г) и это могло бы, в свою очередь, стать причиной подозревать, что Сталин и/или НКВД выдумали эти центры, а затем «написали сценарий» более поздних признаний о них с помощью пыток, угроз или какими-либо другими способами вынудили других подсудимых признать их существование.

Однако никакой такой записки не найдено, а тем более с датой 6 декабря. Этот факт лишает дату 6 декабря как дату первого допроса Румянцева всякой «значительности», которой Лено хотел бы наделить ее.

6. Сам Лено заявляет:

…приблизительно к 10 декабря Ежов в своей записной книжке уже набрасывал в общих чертах связи между двумя «центрами» (Л 304).

Мы можем допустить, что Лено действительно видел этот документ, поскольку он дает для справки архивный номер. Мы можем предположить, что он не может датировать его числом раньше «приблизительно 10 декабря». Тогда почему Лено тратит столько усилий на предполагаемую записку, упомянутую Шатуновской?

Полагаю, что следующий отрывок поясняет это:

Похоже, решение о структуре «ленинградский центр — московский центр» с Зиновьевым и Каменевым во главе всей организации было принято на собрании 8 декабря в кабинете Сталина в присутствии Ягоды, Агранова и Ежова или же днем-двумя ранее (Л 304).

В отличие от сомнительной даты 6 декабря на сомнительной записке Шатуновской самой ранней датой, когда следователями были упомянуты ленинградский и московский центры, является «приблизительно 10 декабря».

Лено пишет:

К 9 декабря Сталин выбрал основу для дела о заговоре, которое он выстраивал против экс-оппозиционеров в Ленинграде и Москве. Конечными целями были Зиновьев и Каменев (Л 304).

Это заявление — еще один пример «подмены посылки желательным для себя выводом» Лено. Здесь он предполагает, что Сталин «выбирал структуру» и «выстраивал дело», в котором «конечными целями были Зиновьев и Каменев». Лено не приводит никаких свидетельств в подтверждение любого из этих утверждений или даты 9 декабря, а тем более еще более ранней даты. Это «допущение того, что нужно доказать», да еще какое!

11 декабря подсудимый Василий Звездов подтвердил, что знал о возрождении контрреволюционной организации зиновьевцев (Л 309). Звездов назвал членов в Москве, включая Зиновьева и Бакаева, и заявил:

Бывшие лидеры Зиновьевской оппозиции, которые были в Москве и были (также) тесно связаны с Ленинградом, надеялись втянуть в битву с партийным руководством нашу бывшую комсомольскую группу из прежних зиновьевцев.

Очевидно, поэтому Лено желает установить дату «приблизительно 10 декабря» или ранее для начала сфабрикованного Сталиным предполагаемого дела против оппозиционеров. Несомненно, Лено хотел бы убедить своих читателей, что Сталин и НКВД как-то принудили Звездова сделать этой заявление от 11 декабря. Однако все это неверно. Мы знаем, что

• 4 декабря Николаев уже опознал Шатского, Котолынова и Бардина как «троцкистов», которые повлияли на его решение убить Кирова (К 277, 281; Л 281–282);

• 5 декабря Николаев уже рассказал следователям: «Если бы мне самому было бы трудно убить Кирова, я бы привлек Бардина, Шатского и Котолынова, и они бы согласились сделать это» (Л 288–289);

• 6 декабря Николаев признался в заговоре, в который были вовлечены, по крайней мере Шатский и Котолынов, и подразумевались Румянцев и Юскин (Л 288);

• 6 декабря Шатский уже признался, что он поддерживал связь с Румянцевым;

• 7 декабря Шатский, после того как он первоначально отрицал, что знаком с Николаевым, признал, что он все-таки знаком с ним (Л 291);

• 7 декабря Агранов написал Сталину, что брат Николаева, Петр, признал свое участие в убийстве Кирова (Л 289);

• Кирилина цитирует следующие слова из признания Николаева приблизительно 8 декабря (она не указывает точную дату):

Группа Котолынова подготовляла террористический акт над Кировым, причем непосредственное его осуществление было возложено лично на меня. Мне известно от Шатского, что такое же задание было дано и его группе, причем эта работа велась ею независимо от нашей подготовки террористического акта. Шатского впервые я встретил в 1933 г. Следующая встреча у нас была летом 1934 г. на улице Красных Зорь, дом 28, где Шатский проводил наблюдение за квартирой, устанавливая все передвижения Кирова. Делал он это в целях подготовки террористического акта.

Котолынов сказал, что… устранение Кирова ослабит руководство ВКП(б)… Котолынов проработал непосредственно со мной технику совершения акта, одобрил эту технику, специально выяснял, насколько метко я стреляю; он является непосредственным моим руководителем по осуществлению акта. Соколов выяснил, насколько подходящим является тот или иной пункт обычного маршрута Кирова, облегчая тем самым мою работу… Юскин был осведомлен о подготовке акта над Кировым: он прорабатывал со мной вариант покушения в Смольном (К 281–282);

• 9 декабря жена Николаева, Мильда Драуле, также «призналась, что разделяла антисоветские взгляды своего мужа» (Л 306).

Таким образом, задолго до 10 декабря было множество свидетельств о базировавшейся в Ленинграде тайной организации зиновьевцев-подпольщиков, и фактически была не одна группа таких заговорщиков.

• 9 декабря Румянцев уже признался во встрече с Зиновьевым и Каменевым (Зиновьев и Каменев были в Москве).

• 10 декабря Антонов признался, что Зиновьев организовал возвращение своих сторонников в партию и проинструктировал Румянцева поступить так же.

Эти два признания означали, что Зиновьев продолжал руководить Румянцевым и, вероятно, другими тоже и что Румянцев, в свою очередь, руководил Антоновым и, вероятно, другими.

С учетом всех свидетельств, о которых мы знаем, если даже Ежов и делал записи о ленинградском и московском центре «приблизительно 10 декабря», то это не подразумевало бы совершенно никакой фабрикации. Существование

а) одной или более ленинградских тайных организаций и

б) связи между Москвой (Зиновьев и Каменев) и Ленинградом было действительно установлено к 9 декабря.

Тем временем Лено признает, что он не может доказать, что «наброски в общих чертах связи между двумя “центрами” в его записной книжке» были фактически написаны Ежовым еще 10 декабря. Лено говорит о «приблизительно 10 декабря». Они вполне могли быть написаны в последующие дни. Лено молчаливо признает, что Ежов мог написать их до 10 декабря. Он заявляет:

Николай Ежов вернулся в Ленинград с Аграновым утром 9 декабря, чтобы осуществлять надзор за следствием по делу Кирова. Его записные книжки показывают, что 9-10 декабря он допрашивал свидетелей по поводу халатности НКВД в отношении охраны Кирова… (Л 303).

Следовательно, нет абсолютно никаких свидетельств в подтверждение заявления Лено, что Сталин и руководители НКВД выдумали «структуру ленинградский центр — московский центр». Также логично сделать вывод, что на сегодняшний день не существует записки, о которой упоминают Шатуновская и Кирилина. Это оставляет ряд возможностей:

• Возможно, эта записка все-таки существовала в какое-то время, но ее уничтожили;

• Возможно, она еще существует, однако Российское правительство реклассифицировало ее, так что она находится среди огромного количества документов 1930-х годов, которые все еще недоступны для исследователей и само существование которых все еще секретно;

• Но, вероятно, что этой записки вообще никогда не было. В этом случае Шатуновская выдумала ее, а потом, возможно, поверила в нее сама.

Лено признает, что «свидетельские показания (Шатуновской) иногда ненадежны» (Л 304). Фактически Шатуновская рассматривалась как очень ненадежная. Сам Лено делает вывод, что она, вероятно, выдумала еще одну записку, предположительно написанную в 1956 г. касательно предполагаемого события в 1934 г. (Л 617). Он также делает вывод, что ее, возможно, убрали из Комиссии партийного контроля в 1962 г. из-за низкого качества ее работы (Л 637–638). Лено посвящает много места объяснениям некоторых ошибок в методах расследования Шатуновской (Л 607–627). Как мы видели, Катков из комиссии эпохи Горбачева написал, что ни одно из ее заявлений нельзя было подтвердить.

Что важно для целей нашего исследования, так это следующее: нет в наличии ни этого предполагаемого документа, ни какой-либо его копии, ни даже его описания, которое можно было бы рассматривать в качестве свидетельства. Само существование этой записки, наличие которой утверждается, под сомнением. Лено не может предоставить никаких доказательств, что хотя бы один человек кроме самой Шатуновской видел ее. Следовательно, в лучшем случае эта записка попадает в категорию testis unus testis nullus (один свидетель — не свидетель) — единственный источник, в данном случае Шатуновская, недостаточен, чтобы установить, что какое-то событие произошло, в данном случае, что некогда существовал какой-то документ. Даже если Лено мог бы доказать, что эту записку видел кто-то еще кроме Шатуновской — а мы повторяем, он не демонстрирует этого, — она не имела бы никакого значения, если бы она тоже не была датирована этим ранним числом — 6 декабря.

Однако если бы даже эта записка была найдена, и на ней стояла бы дата 6 декабря, это не доказывало бы, что Сталин и его люди изобрели «структуру» ленинградский центр — московский центр. Это все равно бы оставалось лишь гипотезой, одной возможностью среди других. Это не доказало бы, что подсудимых, которые дали подробные признания об этих двух центрах, силой принудили сделать это или что их признания были «сценарием». Ибо очевидный факт заключается в том, что Российские власти никогда не позволяли исследователям увидеть все свидетельства, которые у них есть, по делу Кирова. Без доступа ко всем этим документальным свидетельствам мы никогда бы не могли уверенно заявить, что записка от 6 декабря была первым упоминанием о конспиративной организации, базировавшейся в Ленинграде (безусловно, слово «центр» используется лишь для удобства, группа по существу не имела названия).

Лено желает доказать, что то, что он называет «структурой» ленинградского и московского «центров», возникло не в результате дедукции от информации, полученной путем допросов подозреваемых, а скорее было выдумано, разработано априори Сталиным и его людьми. Записи Ежова «приблизительно от 10 декабря» о связях между Ленинградом и Москвой не годятся для этой цели. Лено говорит, что Ежов вернулся в Ленинград лишь утром 9 декабря и начал допрашивать свидетелей (Л 303). Таким образом, записи Ежова не могут датироваться числом ранее «приблизительно 10 декабря». Они могли бы датироваться днем или двумя позже.

Я предполагаю, что именно поэтому Лено основывается на «записке» и дате Шатуновской. Без этого нет никаких причин полагать, что понятие ленинградского и московского центров заго-ворщиков-зиновьевцев было сфабриковано Сталиными и иже с ним. Скорее «структура» двух центров — неизбежный логический вывод, который следует из показаний на допросах.

Однако записка Шатуновской не существует, и Лено никак не может доказать, что она когда-нибудь существовала, тем более, что в ней было написано и каким числом она была датирована, если она вообще была датирована; и уж менее всего, если на ней и стояла такая дата, то кто ее проставил. Именно таким образом я объясняю настойчивость Лено в ссылках на этот «призрачный» документ.

12 декабря Звездов подробно обрисовал членов как московского, так и ленинградского центров, включая Николаева в последнем (Л 310–311). Прежде чем представить протокол этого важного допроса Лено заявляет:

Нан мы видели (курсив мой. — Г.Ф.), Сталин, Ягода и/или Ежов были настоящими создателями обоих «центров». Звездов действовал по их сценарию (Л 309).

Лено переходит к рассуждениям по поводу того, почему Звездов и другие признались бы в существовании центров. Он рассуждает об «обещаниях смягчения приговора», «физических надругательствах», «пытках» и даже цитирует роман Артура Кестлера 1940 г. «Слепящая тьма» в пользу так называемого «эффекта Ру-башова», т. е. принуждения к лживым показаниям «во имя высших интересов партии».

Теперь мы понимаем, что это заявление Лено фальшиво. «Мы» не «видели» ничего подобного. Наоборот: у Лено нет совершенно никаких свидетельств того, что Сталин и иже с ним выдумали идею центров или написали «сценарий» чьих-то признаний. Мы напомним, что пишет Лено:

Какой бы ни была дата записки, приблизительно к 10 декабря Ежов в своей записной книжке уже набрасывал в общих чертах связи между двумя «центрами.

«Около 10 декабря» могло легко быть днем или двумя позднее — Лено не дает свидетельств в подтверждение даты 10 декабря. Но даже к 10 декабря следователи имели множество оснований для утверждений о существовании московского центра, связанного с ленинградским центром.

7. Лено не приводит абсолютно никаких доказательств в отношении следующего заявления:

Похоже, решение о структуре «ленинградский центр — московский центр» с Зиновьевым и Каменевым во главе всей организации было принято на собрании 8 декабря в кабинете Сталина в присутствии Ягоды, Агранова и Ежова или же днем-двумя ранее.

Утверждение «похоже» требует каких-то доказательств и оснований для его подтверждения. У Лено нет ни того, ни другого. Его голословное утверждение, что Сталин и иже с ним «создали» концепцию двух центров — гипотеза. Как и все гипотезы, это утверждение должно подкрепляться доказательствами, иначе оно рухнет само собой. Нет нужды опровергать утверждение, которые не подкрепляются доказательствами, а у Лено нет доказательств в его поддержку.

Свидетельства, приведенные выше, показывают, что для следователей НКВД было логично и естественно сформировать собственную гипотезу о двух центрах подпольной деятельности зиновьевцев. Она получила подтверждение в последующих допросах Звездова, Толмазова (Л 316–318), Котолынова и других. Мы рассмотрим допрос Котолынова 12 декабря в главе о документах, которые игнорирует Лено.

Почему Лено настаивает на том, что Сталин и его следователи придумали «структуру» ленинградского и московского центров? Возможно, потому что в известном смысле вся общая тенденция или «антисталинская» парадигма внутренней политики СССР в 1930-е годы зависит от посылки/допущения, что Николаев не был участником заговора, а был «убийцей-одиночкой». Лено осознает этот момент так же, как и Хрущев и его сторонники, что вытекает из следующего отрывка:

Если официальные обвинения в первых двух процессах — что бывшие сторонники Зиновьева затеяли заговор, чтобы убить Кирова, — были полностью фальшивы, тогда бы рухнули официальные обвинения во всех последующих показательных процессах…. Но если бы была доля правды в обвинении, что зиновьевцы устроили заговор ради убийства Нирова, тогда это сохранило бы возможность спорить и доказывать, что более поздние обвинения были также действительными, по крайней мере частично (Л 591–592).

По словам Лено, именно поэтому сторонники Хрущева, несомненно, действуя по указаниям своего шефа, придумали идею, что Николаев был «убийцей-одиночкой», который действовал в одиночку и не имел никаких связей с заговором зиновьевцев.

Лено признает, что людям Хрущева пришлось фальсифицировать факты, чтобы сделать такое утверждение:

Таким образом, Серов и Руденко… предпочли создать четкое доказательство, что Николаев не имел совершенно никакой связи с бывшими сторонниками Зиновьева, осужденными на процессе Ленинградского центра.

Кажется, Серов или его шеф уже продумали эту стратегию, чтобы опровергнуть любые связи между Николаевым и зиновьевцами, еще до «Закрытой речи». 27 января 1956 г. КГБ уничтожил основные архивные материалы по делу «Свояк», всесоюзной операции по контролю за зиновьевцами. Похоже, что «Свояк» содержал больше свидетельств, чем хотел показать Серов Молотову, либо контрреволюционных бесед среди бывших зиновьевцев и/либо связей Николаева с обвиняемыми в «ленинградском центре». Серов скрыл другие свидетельства о связях между Николаевым и бывшими зиновьевцами Котолыновым, Антоновым и Шатским. Отрывки из дневников Николаева, которые он передал комиссии Молотова в апреле 1956 г., не содержали никаких ссылок на этих людей. Но мы знаем из более поздних публикаций информации, что Николаев упоминал всех трех в своих дневниках. По-видимому, Серов опасался, что Молотов истолкует такие связи как свидетельство преступного заговора.

В то же самое время, когда комиссия Молотова рассматривала эти моменты, Руденко, Серов и сотрудники КПК уже принимали меры на основании допущения, что обвинения на показательных процессах были фальшивыми… (Л 592).

Люди Хрущева уничтожили некоторые свидетельства полностью и еще больше спрятали. Они не провели честного расследования убийства Кирова, а вместо этого исходили «из предположения, что обвинения в показательных процессах были ложными».

Та же самая тема разрабатывалась в дальнейшем в апреле 1956 г., когда Хрущев засадил за работу «комиссию Молотова»:

Члены комиссии попросили Баранова, КГБ, и КПК (Шверник) ответить на ряд вопросов, относившихся к официальной версии убийства 1934–1935 гг. Эти вопросы сводились к следующему: Был ли Николаев зиновьевцем? Каковы были его связи с зиновьевскими группами? Какой деятельностью в Ленинграде занимались зиновьевцы? Эти вопросы приписывают желанию Молотова и его стороннинов защитить, по нрайней мере, версию преступления 1934–1935 гг., нан она была представлена на процессах мосновсного и ленинградского «центров». Николаев был террористом-зиновьевцем, и, следовательно, его процесс, процессы Наменева и Зиновьева и, вероятно, также более поздние показательные процессы 1937–1938 гг., были оправданы (курсив мой. — Г.Ф.) (Л 578).

Тем временем люди Хрущева продвигали мнение, что Николаев был «убийцей-одиночкой»:

Употребляя протоколами допросов НКВД, прокуратуры и военного трибунала, все эти отчеты недвусмысленно опровергали аргумент, что убийство было политическим и что Николаев имел связи с действительными нынешними оп-позиционерами-зиновьевцами. Процесс Николаева и «Ленинградского Центра» согласно этим докладным запискам был фальшивкой, созданной руководством НКВД в соавторстве со Сталиным. Николаев был убийцей-одиночкой, «психопатом» (Л 579).

Как правильно подчеркивает Лено, Хрущев понял, что убийство Кирова было ключевым событием последующих Московских процессов. Для того чтобы утверждать, что Сталин сфабриковал Московские процессы и то, что следовало из них, люди Хрущева должны были заявить, что Николаев не был членом зиновьевского заговора.

Мы не знаем, все ли свидетельства были уничтожены нынешним руководством России, как было сделано сторонниками Хрущева. Однако Лено искренне признает, что сегодняшнее руководство России хранит некоторую, возможно, большую часть того, что они все-таки скрыли (Л 14). Обоснованным предположением было бы, что как сторонники Хрущева, так и сегодняшнее руко-водство России должны скрывать свидетельства, чтобы сохранить некую достоверность их теории, что Николаев был «убийцей-одиночкой», никакого заговора не существовало, и все обвиняемые на процессах Кирова в декабре 1934 — январе 1935 гг., на трех Московских «показательных процессах» 1936–1938 гг., обвиняемые по делу Тухачевского и все остальные, которых судили за участие в заговорах, были невинными «жертвами Сталина».

Лено исповедует это же толкование событий. Проблема в том, что нет свидетельства в поддержку его точки зрения. Разумно допустить, что это является причиной его пропусков и искажений, включая «записку Шатуновской» и многие другие не подкрепленные документами утверждения, уловки и даже откровенную ложь, которые мы рассмотрим в другом месте настоящего исследования.

Как мы покажем, свидетельства, имеющиеся сегодня в нашем распоряжении, не подтверждают гипотезу, что Николаев был «убийцей-одиночкой», а ленинградский и московский центры были придуманы Сталиным и его сторонниками. Наоборот, свидетельства, которыми мы располагаем, указывают недвусмысленно и ясно на противоположный вывод: что Николаев убил Кирова в результате подпольного заговора зиновьевцев, участником которого он был.

Глава 7. Право-троцкистский блок

Вскоре после того как в январе 1980 г. был открыт архив Троцкого в Хатонской библиотеке (Houghton Library) Гарвардского университета, историк-троцкист Пьер Бруэ обнаружил переписку Льва Седова и его отца Троцкого, которые доказывали существование блока между троцкистами и другими оппозиционными группами в СССР. Где-то в середине 1932 г. Седов информировал отца о следующем:

[Блок] организован. В него вошли зиновьевцы, группа Стэн-Ломинадзе и троцкисты (бывшие «……………». Группа Сафар[ова] Тарханова] формально еще не вошла — они стоят на слишком крайней позиции; войдут в ближайшее время. — Заявление 3. и И. об их величайшей ошибке в 27 г. было сделано при переговорах с нашими о блоке, непосредственно перед высылкой 3 и К.[54]

Приблизительно в то же время американский историк Арч Гетти писал, что Троцкий тайно посылал письма, по крайней мере Радеку, Сокольникову, Преображенскому, Коллонтай и Литвинову. Первые трое были троцкистами, прежде чем публично отречься от своих взглядов. Гетти также обнаружил, что архив Троцкого подвергался «чистке». Эти письма были удалены. Несомненно, были бесследно удалены и другие материалы.

Единственной причиной «чистки» архивов было бы удаление материалов, которые показались бы обвинительными — это отрицательно сказалось бы на репутации Троцкого. Рассмотрение вопроса о письме Радеку демонстрирует, что письма, которые были удалены, доказывали, по крайней мере, что Троцкий лгал в 1930-е годы, заявляя, что он никогда не поддерживал контактов с оппозиционерами внутри СССР, в то время как на самом деле он все-таки поступал так, и заявляя, что он никогда не согласится на тайный блок между его сторонниками и другими оппозиционными группами, в то время как в действительности он именно это и сделал.

Очевидно, Бруэ счел очень тревожными последствия этого факта. Он никогда не упоминал о том, что Гетти обнаружил письма Троцкого своим соратникам и другим людям в СССР, ни о чистке архива Троцкого, несмотря на то что Бруэ цитирует те же публикации Гетти (статью и книгу) в очень положительном смысле. Мы рассмотрим весь этот вопрос в другой главе.

Следовательно, к середине 1980-х годов было точно установлено, что троцкистско-зиновьевский блок действительно существовал и что он был образован в 1932 г. В него входили лично Зиновьев и Каменев. Седов предусматривал вступление в группу Сафарова, который в любом случае имел свою собственную группу.

В интервью голландской социал-демократической газете «Эт Вольк» во второй половине января 1937 г., во время Второго московского процесса, Седов заявил, допустив обмолвку, что «Троцкисты» контактировали с обвиняемыми на Первом московском процессе августа 1936 г. Особо Седов назвал Зиновьева, Каменева и Смирнова. Затем Седов сказал, что «троцкисты имели с ними — с Радеком и Пятаковым — гораздо меньше контактов, чем с первыми. Если быть точным, то вообще не имели контактов». То есть Седов попытался исправить свою «обмолвку» в отношении Радека и Пятакова.

Однако Седов даже не пытался забрать назад свои слова, которые предшествовали тому, что «троцкисты» на самом деле контактировали с «остальными» — Смирновым, Зиновьевым и Каменевым. Это интервью, включая «обмолвку», было опубликовано в провинциальном выпуске «Эт Вольк» 28 января 1937 г. Оно было замечено коммунистической прессой, которая привлекла внимание к «оговорке» Седова. (Арбейдерен, Осло, 5 февраля, 1937 г.; Арбайдербладет, Копенгаген, 12 февраля, 1937 г.) Благодаря Гетти мы теперь знаем, что коммунистическая пресса была права. Примечание Седова было действительно «оговоркой». Мы знаем, что Седов лгал, так как Гетти нашел свидетельства о письме Троцкого Радеку. Троцкий в самом деле связывался с Радеком. Первое примечание Седова о «гораздо меньше контактов» было верным — некоторые контакты были.

Таким образом, у нас есть надежное доказательство из троцкистских и зарубежных источников, подтвержденное архивом Троцкого, следующего:

• «Блок» зиновьевцев, троцкистов и других, включая, по меньшей мере, группу Стэн-Ломинадзе и, возможно, группу Сафарова-Тарханова (с которыми они в любом случае поддерживали связь) и амих Зиновьева и Каменева, был действительно образован в 1932 г.

• Троцкий действительно связывался с Зиновьевым и Каменевым, а также с другими, по-видимому, через своего сына и главного представителя Седова.

• Троцкий действительно поддерживал связь, по крайней мере с Радеком и Пятаковым.

• Троцкий действительно послал письмо Радеку, который был в тот момент, весной 1932 г., в Женеве, как в точности показал Радек на Втором московском процессе января 1937 г.

• Нет никаких оснований принимать вывод историка-троцкиста Пьера Бруэ, что блок был «эфемерным» и распался вскоре после образования, так как мы знаем, что в какое-то время архив Троцкого подвергся «чистке».

Советские отчеты о реабилитации

Доказанное существование этого блока дополнительно свидетельствует о том, что советские «реабилитационные» отчеты как хрущевской, так и горбачевской эпох — это нечестный и ненадежный, политически мотивированный заказ по «обелению», а не честный пересмотр дел и решений о невиновности на основании свидетельских показаний.

«Отчет Шверника», заказанный Хрущевым в 1962 г. и законченный в 1964 г., сделал вывод, что все обвинения против подсудимых на процессе Бухарина были фальсифицированы и отрицали само существование «право-троцкистского блока» (РКЭБ-2 625–630).

Никакого «антисоветского право троцкистского блока» в действительности не существовало, и осужденные по этому делу контрреволюционной деятельностью не занимались (РКЭБ-2 630).

В 1989 г. «Реабилитационная комиссия» Центрального Комитета КПСС эпохи Горбачева пришла к тому же выводу:

Установлено, таким образом, что после 1927 г. бывшие троцкисты и зиновь-евцы организованной борьбы с партией не проводили, между собой ни на террористической, ни на другой основе не объединялись, а дело об «объединенном троцкистско-зиновьевском центре» искусственно создано органами НКВД по прямому указанию и при непосредственном участии И. В. Сталина… («Известия ЦК КПСС», 1989, 8. С. 94).

Установлено, что обвинение осужденных в преступной связи с Л.Д.Троцким и С.Л. Седовым является необоснованным. Это же показала и специальная проверка, произведенная Прокуратурой СССР в 1988 г. («Известия ЦК КПСС», 1989, 9. С. 49)

Как теперь с несомненностью установлено, дело так называемого «антисоветского право-троцкистского блока» было полностью сфальсифицировано, а сам процесс инспирирован И.В.Сталиным и его окружением («Известия ЦК КПСС», 1989, 5. С. 81).

Не установлено ни одного достоверного факта проведения бывшими участниками «зиновьевской» оппозиции после 1928 г. какого-либо организованного мероприятия, либо организованного выступления, которые бы свидетельствовали о наличии организации или о наличии скрытой подпольной деятельности (Р-ПП 166).

В действительности ни «блоков», ни так называемых «центров» не существовало… (РКЭБ-3 342).

Александр Яковлев, эксперт Горбачева, который руководил антикоммунистической кампанией из Политбюро, повторил ложь, что никакого блока не существовало.

Ягоду искусственно включили в состав не существовавшего «право-троцкистского» блока (РКЭБ-3 328).

Комиссия Горбачева и Яковлев писали все это спустя продолжительное время после публикации об открытиях Гетти и Бруэ в Гарвардском архиве Троцкого. Фактически мы знаем, что этот материал был известен исследователям Горбачева и Яковлеву. Статья Гетти 1986 г. была опубликована в престижном партийном журнале «Вопросы истории КПСС» в его майском номере 1991 г.

Разоблачения Гетти о том, что блок зиновьевцев, троцкистов и других действительно существовал, вызвал оцепенение в кругах советских историков партии. Публикация в 1991 г. на русском языке статьи Гетти сопровождается послесловием Бориса Старкова, который пишет от имени редакции партийного журнала.

Комментарий Старкова ясно демонстрирует, что открытия в Гарвардском архиве Троцкого были причиной серьезного беспокойства по поводу официальной точки зрения на сталинские годы в эпоху Горбачева. Старков сильно искажает то, что написал Гетти. Он ошибочно приписывает Гетти открытие, что блок троцкистов, зиновьевцев и других оппозиционеров действительно существовал. Он пытается подвергнуть это сомнению и доказать, что в любом случае он не представлял никакой угрозы Сталину. Примечание Старкова не содержит никаких доказательств в подтверждение его заявления. Более того, он совершенно игнорирует собственные открытия Гетти: что Троцкий на самом деле поддерживал тайную связь со своими приспешниками, такими как Радек, в точности, как Радек показал на Январском 1937 г. Московском процессе, и что Гарвардский архив Троцкого подвергался чистке. Комиссия Горбачева и Яковлев просто игнорируют весь этот пункт, заявляя, что такого блока не существовало.

Вот еще одно доказательство, что как отчет Шверника, так и советские реабилитационные отчеты фальсифицированы[55]. Гарвардский архив Троцкого предоставил Бруэ и Гетти несомненное доказательство, что «блок» действительно существовал, что Троцкий был в контакте с членами блока и своими собственными сторонниками в СССР, и что Троцкий последовательно лгал по всем этим вопросам как в «Бюллетене оппозиции», так и в Комиссии Дьюи. Ни один ученый не отрицает этого сегодня. Кирилина и Лено просто-напросто это игнорируют.

НКВД 1930-х гг. назвал сложно запутанный ряд оппозиционных заговоров «клубком». Если бы было признано существование любого из этих заговоров, то было бы трудно отрицать существование остальных, поскольку все подсудимые вовлекали других по цепочке, которая непосредственно или косвенно соединяла их всех. Признание того, что троцкистско-зиновьевский блок существовал на самом деле, представляло бы опасность «скользкого пути» для любого историка, который захотел бы опровергнуть достоверность других заговоров. В кои-то веки признано, что первый «мнимый» подпольный заговор оппозиции действительно существовал, а следовательно, что и хрущевские, и горбачевские официальные отчеты, реабилитации и официальные историки лгали. Отсюда логически следует, что другие заговоры, которые также отрицали эти же источники, тоже могли существовать.

Заблуждение Лено

Таким образом, существование подпольных организаций зиновьевцев, троцкистов и других оппозиционных группировок, таких как Сафарова-Тарханова и Стэна-Ломинадзе, а также существование формального (слово, которое использовал Седов в своем письме Троцкому) «зиновьевско-троцкистского блока» было твердо установлено задолго до того, как была написана книга Лено. Однако кажется, что Лено (неизвестно почему) не знает об этом факте, который является важнейшим для всякого понимания убийства Кирова и губительным для его довода, что всех обвиняемых «подставили».

Кажется, Лено не знает и о том, что их отрицание того, что зиновьевско-троцкистский блок существовал, доказывает, что «Отчет Шверника» 1963–1964 гг., «Реабилитационные» отчеты горбачевской эпохи и документ «Ответ Яковлеву», на которые он так основательно опирается в своей книге, не являются честными попытками раскрыть правду. Наоборот, Лено ручается за честность «Отчета Шверника»:

Хотя официальное обсуждение убийства Кирова в 1963–1964 гг. замолчали, проводившееся на тот момент расследование, кажется, было беспристрастным… не было нужды в медицинских заключениях (РКЭБ-2 639).

Мы пропустим то, что многие другие части «Отчета Шверника» также свидетельствуют о нечестности. Сама по себе эта неправда о блоке является явной и вопиющей ложью — бесчестной уловкой, о которой Лено либо не знает, либо которую намеренно умалчивает.

Лено воспроизводит тексты писем Зиновьева и Сафарова, в которых они решительно отрицают всякую оппозиционную деятельность (Л 326–327). Зиновьев заявляет, что он был полностью предан партии «с того момента, как я вернулся из Кустаная» (Л 326). (Это город в Казахстане, в который Зиновьева сослали на год.) Сафаров говорит, что он «честно и искренне порвал с контрреволюционным троцкизмом» (Л 327).

Благодаря архиву Троцкого мы знаем, что Зиновьев и Сафаров лгали. Зиновьев говорит, что он предан с момента возвращения из ссылки, что было где-то в 1933 г. Сафаров не указывает точного времени, когда произошел его «разрыв с контрреволюционным троцкизмом». Мы знаем, что Сафаров был восстановлен в партии в ноябре 1928 г. и служил на важном посту в Коминтерне до его ареста в декабре 1934 г. в связи с убийством Кирова. После возвращения из ссылки Зиновьева определили на должность в редколлегию «Большевика», ведущего партийного политического журнала. Они и другие оппозиционеры были не только восстановлены в партии, но им еще и дали привилегированные должности — что никогда не могло бы произойти без одобрения Сталина, и скорее всего, произошло по его инициативе. Это очень мягкое обращение с теми, кто решительно противостоял ему, но кто впоследствии поклялся в верности партии и ее курсу, показывает, что именно Сталин придерживался умеренных взглядов в партийном руководстве.

Зиновьев и Сафаров вовсе не это имели в виду в этих письмах: «Да, нас вовлекли в ведущие тайные контрреволюционные организации, в блок с Троцким и троцкистами (Зиновьев) или очень близко к такому блоку (Сафаров) — но не с 1932 г.!».

Если бы они отреклись с 1932 г., мы бы знали об этом. Прежде всего, было бы невозможно Хрущеву и остальным отрицать существование троцкистско-зиновьевского блока, так как им бы пришлось раскрыть его. Мы знаем, что этого не случилось благодаря Седову и Троцкому, которые не отмечают ничего подобного. Следовательно, они не отреклись в 1932 г. от своего членства в блоке с Троцким, как они были бы обязаны поступить, будучи членами партии. Более того, Зиновьев и Сафаров ни за что бы не получили важные посты в 1934 г., если бы они признались в 1932 г. в том, что они являются членами тайного антисоветского блока с Троцким.

Стало быть, Зиновьев и Сафаров лгали в этих письмах. Это — элементарный логический вывод из того, что мы знаем из важных открытий Гетти и Бруэ в архиве Троцкого; открытий, о которых Лено, кажется, совершенно не ведает.

Однако мы узнаем не только о том, что Зиновьев и Сафаров здесь лгали. К тому же мы узнаем, что те, кто называл их членами подпольного троцкистско-зиновьевского блока, говорили правду. Ряд обвиняемых в деле Кирова назвали Зиновьева и/ или Сафарова.

Рассмотрим следующий документ, пропущенный Лено. Это извещение прокуратуры, опубликованное 16 января 1935 г.:

При производстве расследования по делу Бакаева И.П., Гертика А.М., Куклина А.С. и других, привлеченных к ответственности в связи с раскрытием в городе Ленинграде подпольной контрреволюционной группы, подготовившей и осуществившей убийство т. С. М. Кирова, были получены данные в отношении подпольной контрреволюционной деятельности Зиновьева Г.Е., Евдокимова Г.Е., Каменева Л.Б. и Федорова Г.Ф., дела о которых первоначально были направлены на рассмотрение Особого совещания НКВД.

Ввиду этих данных и, в частности, показаний Бакаева И.П., разоблачающих участие Зиновьева Г.Е., Евдокимова Г.Е., Каменева Л.Б. и Федорова Г.Ф. в подпольном организационном «московском центре», и Сафарова Г.И., сообщившего следствию ряд фактов о подпольной контрреволюционной деятельности указанных выше лиц вплоть до последнего времени, дело по обвинению Зиновьева Г.Е., Евдокимова Г.Е., Каменева Л.Б. и Федорова Г.Ф. передано на рассмотрение Военной коллегии Верхсуда Союза ССР (РПП 156).

Лено пытается оправдать примечание о Сафарове:

Есть веские доказательства того, что Сафаров, который называл Зиновьева «грязной подстилкой» в 1930 г., информировал о последнем в качестве доказательства своей преданности партии (Л 334).

Лено не приводит ничего из этих «веских доказательств». Это заставляет нас подозревать, что это замечание — блеф, что Лено на самом деле не имеет таких доказательств, «веских» или каких-то там еще. Однако бесспорно Сафаров пытался «доказать свою преданность партии», то есть заявлял, что он предан. Вопрос не в его мотивах. Вопрос, скорее, в том, говорил ли он правду в записке от 16 декабря 1934 г., которую цитирует Лено (Л 327), или он говорил правду в признании, на которое ссылается в записке. Письмо Седова доказывает, что Сафаров действительно говорил правду в заявлениях, на которые ссылаются в прокурорской записке от 16 января 1935 г. Сафаров рассматривает вступление его и тархановской группы в троцкистско-зиновьевский блок в 1932 г., так что он знал о его существовании.

Благодаря архиву Троцкого мы знаем, что Сафаров лгал в своем письме Сталину от 16 декабря. Он не «порвал честно и искренно с контрреволюционным троцкизмом», как он заявлял в том письме (Л 327). Однако когда он предоставил информацию о подпольной зиновьевско-троцкистской группе, как говорится в записке прокурора от 16 января, он говорил правду — по крайней мере насколько это касается Зиновьева и Каменева.

Письмо Седова также подтверждает точность признания Царь-кова от 12 декабря 1934 г., в котором Царьков называет Зиновьева и Каменева руководителями подпольной организации. Признание Горшенина от 21 декабря 1934 г. также подтверждено. Он опознал Зиновьева, Каменева, Евдокимова, Бакаева, Куклина, Федорова и других и сказал, что организация была активной «до настоящего времени».

Толмазов признался, что состоял в «контрреволюционном» «троцкистско-зиновьевском блоке» (Л 314–315). Более того, Толмазов говорит, что в 1920-е годы Николаев «присоединился к троцкистско-зиновьевскому блоку». Он также заявил, что в 1930 г. Сафаров «обзывал Зиновьева “грязной подстилкой” в самых резких тонах» (Л 314). Это согласуется с тем, что мы знаем из письма Седова, в котором он говорит, что Сафаров и Тарханов придерживаются «крайних» взглядов и вступят в блок в будущем, но еще не сделали этого.

Котолынов также подтвердил существование «троцкистско-зиновьевского блока» и назвал многие знакомые имена (Л 324–325). 18 декабря Котолынов снова подтвердил, что он был членом «контрреволюционной зиновьевско-троцкистской организации» (Л 335).

Неосведомленность Лено, то ли истинная, то ли фальшивая, о доказанном существовании троцкистско-зиновьевского блока уводит его в сторону от правды.

Он заявляет:

Следователи, в конечном счете, фальсифицировали связь между бывшими зиновьевцами в СССР и Троцким за рубежом (Л 342).

В другом месте Лено пишет «зиновьевцы (предположительно в союзе с троцкистами)» (Л 380) и ссылается на «мнимый “правотроцкистский блок”» (Л 482). Он упоминает без комментариев ссылку Яковлева от 1990 г. на «несуществующий “право-троцкистский блок”» (Л 659).

Подводим итоги: невозможно поверить, что каким-то образом Лено так и не узнал о существовании троцкистско-зиновьевского блока. Лено благодарит Арча Гетти за его помощь — а Гетти, наряду с Бруэ, был ученым, который обнаружил свидетельства об этом блоке в Гарвардском архиве Троцкого и статья которого была переиздана в советском партийном журнале в 1991 г.

Но если он знал о существовании этого блока, тогда мы вынуждены сделать вывод, что Лено намеренно скрыл это от своих читателей. Существование блока; открытие Гетти, что архив Троцкого подвергался чистке; открытия Бруэ различных случаев лжи, которые допускали Троцкий и Седов в печати и в слушаниях комиссии Дьюи об их контактах с подпольной оппозицией в СССР, — все это образует веские доказательства против гипотезы Лено, что Николаев был «убийцей-одиночкой», не связанным ни с одной организованной террористической оппозиционной группой в Ленинграде.

Глава 8. Первое признание Николаева

Лено воспроизводит первый допрос Николаева, датируемый 1 декабря 1934 г. (Л 256–259). Этот документ представляет собой главное доказательство теории «убийцы-одиночки» и единственное доказательство этой теории, которое было опубликовано. Оно жизненно важно для дела Лено. Несколько дней спустя после этого признания Николаев опроверг его и впоследствии твердо стоял на том, что его поступок — часть заговора.

Можно было бы ожидать, что Лено тщательно рассмотрит это признание Николаева. Но он этого не делает. Легко сделать предположение, которое объяснит этот недочет со стороны Лено. Анализ протокола первого признания Николаева показывает, что мы не можем признать этот документ, такой важный для тезиса Лено, подлинным.

Лено использует и цитирует труд Кирилиной. Однако он не информирует своих читателей о том, что Кирилина тоже воспроизводит протокол (на русском языке) первого признания Николаева — и этот протокол значительно отличается от протокола Лено. Мы рассмотрим здесь эти различия.

Петухов и Хомчик

Однако сначала мы должны рассмотреть примечание в статье от 1990 г. Председателя Военной Коллегии Верховного Суда СССР и его помощника. В этой статье, цитируемой и Кирилиной, и Лено, мы читаем следующее:

На первом допросе 1 декабря Николаев не дал никаких показаний по существу, работниками Ленинградского УНКВД были заполнены лишь анкетные данные.

В последующем он отказывался подписывать протоколы, а в одном случае даже пытался порвать протокол.

Присутствовавший 1 и 2 декабря на этих допросах бывший сотрудник УНКВД Исаков в объяснении от 15 марта 1961 г. сообщил, что Николаев находился «в состоянии какой-то прострации», выглядел «каким-то совершенно потусторонним человеком… Это был не мыслящий человек, а мешок с костями и мышцами, без всякого разума… Николаев очень долго вообще отказывался что-нибудь отвечать. По-моему, он тогда ничего не соображал… Он лишь плакал… По его словам, он достаточно натерпелся жизненных неприятностей от отсутствия к нему внимания со стороны горкома партии и лично С. М. Кирова. Николаев… вел себя как человек, находящийся в состоянии сильной депрессии, или аффекта. Он буквально каждые пять минут впадал в истерику, а вслед за этим наступало какое-то отупение, и он молча сидел, глядя куда-то в одну точку»[56].

Мы должны допустить, что Петухов и Хомчик имели допуск ко всем первоисточникам, включая допросы Николаева. Здесь они недвусмысленно заявляют, что Николаев не сказал ничего вразумительного на первом допросе 1 декабря 1934 г.

Кирилина также цитирует свидетельские показания бывшего сотрудника НКВД Фомина (К 250), которые Лено приводит следующим образом:

Заместитель начальника Управления Федор Тимофеевич Фомин впоследствии так описывал поведение Николаева в первые часы после ареста: «Убийца долгое время после приведения в сознание кричал, забалтывался и только к утру стал говорить и кричать: "Мой выстрел раздался на весь мир"» (Л 173).

Кирилина нашла свидетельские показания в отчете Петра Поспелова хрущевской эпохи, который продолжил немного дальше цитату Фомина:

Я ему говорил, что за этот выстрел кроме проклятья от народа вы ничего не будете иметь. На неоднократные вопросы, задаваемые мной и заместителем начальника О.О.Янишевским, — «Кто побудил тебя, Николаев, произвести этот выстрел?», он впадал в истерику и начинал кричать, но ответа никакого не давал (заявление т. Фомина от 26 марта 1956 г.) [57].

В более ранней статье до написания первого издания своей книги Кирилина заявляла, что были два медицинских заключения о состоянии Николаева, датированные 1 декабря 1934 г., и они оба подтверждают факт, что подозреваемый говорил бессвязно.

В следственном деле Николаева имеются два акта его медицинского освидетельствования, датированные 1 декабря. Один составлен через два часа после ареста. В нем говорится: «Николаев на вопросы не отвечает, временами стонет и кричит, признаков отравления не отмечаются, имеются явления общего нервного возбуждения»[58].

Лено цитирует показания Исакова (Л 173) и статью Петухова и Хомчика (№ 37, с. 764–765), как это делает Кирилина (К 250–251). Но это лишь добавляет проблем. Мы рассмотрим их поочередно.

• Как Кирилина, так и Лено заявляют, что Исаков присутствовал на допросах Николаева 2 декабря, цитируя Петухова и Хомчика. Но Петухов и Хомчик заявляют, что Исаков присутствовал на допросах как 1-го, так и 2-го декабря.

Лено также утверждает, что «подписи Фомина и Исакова стоят как на допросах Николаева от 1, так и от 2 декабря» (№ 37, с. 764). Он все-таки приводит допрос от 2 декабря, подписанный Фоминым, Янишевским (которого называл Фомин) и Исаковым (Л 260–261). Однако подписи Исакова нет на «Допросе от 1 декабря» ни у Кирилиной, ни у Лено, тогда как подпись Фомина есть на варианте Лено, но ее нет на документе Кирилиной. В своей статье 1993 г., цитата из которой приведена выше, Кирилина заявляла:

На допросах 1, 2, и 3 декабря Николаев фактически не ответил ни на один поставленный следователями вопрос. Были записаны лишь его анкетные данные и многочисленные заявления: «Я совершил индивидуальный террористической акт в порядке личной мести». Подписать протоколы он отказался.

Эта формулировка так похожа на текст Петухова и Хомчика, что, возможно, Кирилина скопировала его непосредственно у них.

• Ни Кирилина, ни Лено не упоминают тот факт, что Петухов и Хомчик отрицают, что Николаев вообще сделал хоть какое-то связное признание на первом допросе. Заявления Исакова и Фомина тоже согласуются с этим заключением. Они, несомненно, подтверждают, что Николаев не сделал никакого признания 1 декабря.

• Лено смущает расхождение в датах. Он пытается разрешить эту проблему словами «кажется, сотрудники НКВД смогли провести настоящий допрос Николаева лишь около полуночи с 1 на 2 декабря или даже позже» (Л 173). Однако «первый допрос», который представляет Лено, датирован 1 декабря. Почему сотрудники НКВД поставили неправильную дату?

• Лено уже признавал, что вряд ли проводился хотя бы один допрос Николаева 1 декабря. Он был вынужден допустить, что допрос, датируемый 1 декабря, который он воспроизводит, должен был проводиться «около полуночи с 1 на 2 декабря или даже позже».

Но если вряд ли мог быть хотя бы один допрос 1 декабря, отсюда следует, что наверняка их не могло быть больше одного. В таком случае где допрос от 1 декабря с подписью Исакова, на который ссылается Лено?

Два разных протокола «Допроса Николаева 1 декабря»

Мы видели, что есть серьезные проблемы с любой версией допроса Николаева, датированного 1 декабря. И более того Кирилина и Лено воспроизводят разные протоколы, причем оба претендуют на то, что их тексты являются допросом Николаева от того же числа, 1 декабря.

Текст Кирилиной короче. Большей частью он, кажется, очень похож на первую часть текста Лено. Но есть некоторые значительные отличия между текстами Кирилиной и Лено:

— в тексте Кирилиной Николаев ссылается на письма Кирову и Сталину, тогда как в тексте Лено эта ссылка необъяснимым образом отсутствует;

— текст Кирилиной начинается с установления личности обоих сотрудников НКВД, проводивших допрос: Лобова и Медведя. В начале текста Лено таких строчек не существует;

— текст Кирилиной заканчивается подписью Лобова. Подпись Медведя отсутствует. В конце текста Лено пять подписей: Медведь, Фомин, Молочников, Янишевский и Стромин. Фамилии Лобова нет вообще;

— ни в тексте Кирилиной, ни в тексте Лено нет подписи Исакова;

— Текст Кирилиной заканчивается подписью Николаева. А текст Лено информирует нас, что Николаев отказался подписать протокол и попытался порвать его.

Текст Лено также значительно длиннее текста Кирилиной. Кажется, что текст Кирилиной минус пять слов о письмах Николаева Сталину и Кирову, присутствующие в тексте Кирилиной, но отсутствующие в тексте Лено, был увеличен путем добавления дополнительной части в конце. Здесь мы рассмотрим эту дополнительную часть в тексте Лено.

• По окончании текста общего и для Кирилиной, и для Лено первые предложения текста Лено читаются следующим образом:

Вопрос: Ваш брат Петр знал об этом плане?

Ответ: Если бы он знал о нем, он тотчас сдал бы меня (милиции).

Кажется маловероятным, что уже 1 декабря через несколько часов после убийства Кирова (которое произошло в 16.30) НКВД-шники смогли бы обнаружить, арестовать и допросить брата Николаева о письменном плане Николаева. Ни Кирилина, ни Лено не упоминают ни о каком допросе Петра Николаева до 3 декабря. Следовательно, эти строки несовместимы с допросом Николаева 1 декабря (или, как предпочел бы Лено, 1–2 декабря).

• Следующий отрывок касается возможной связи с Германией:

Вопрос: В вашей записной книге для деловых встреч есть адрес и номер телефона немецкого консульства в Ленинграде, написанный вашей рукой. Кто дал вам этот адрес и номер телефона?

Ответ: Адрес и номер телефона немецкого консульства в Ленинграде я списал из телефонного справочника 1933 г.

Вопрос: С какой целью?

Ответ: Я сделал эту запись специально, чтобы показать партии впоследствии, что я якобы (sic) много пострадал и чтобы пойти по самому легкому пути разоблачения и сигнализирования (о несправедливостях, доставленных мне). Я был одержим идеей навлечь на себя подозрение в контактах с иностранцами, и чтобы вследствие этого (sic) меня арестовали, и тогда бы у меня появился шанс разоблачить все акты произвола, о которых я знал.

Это не внушающее доверия заявление Николаева кажется очень путанным и вызывает ряд приводящих в замешательство вопросов.

• Следователи только что начали спрашивать Николаева о плане убийства, который они нашли при нем. Но задав лишь один вопрос о нем, они отбрасывают этот момент и продолжают дальше. Затем следователи сказали Николаеву, что его брат Петр знал о плане. Николаев опроверг это, и опять следователи просто отбросили всю тему.

Просто дело в том, что следователи не действуют так. Они вряд ли бы удовлетворились единственным простым ответом на вопросы по убийству, не говоря уже о возможном существовании заговора.

• Ответ Николаева об информации по немецкому консульству в его записной книжке вообще бессмыслен. Посещение немецкого консульства могло навлечь подозрение на него, чего он и хотел предположительно по его утверждению — хотя мы позже узнаем, что он действительно посетил консульство Латвии и никто не заметил.

Однако абсурдно говорить, что переписывание адреса в его записную книжку «навлекло бы подозрение». Кто бы знал, что он там есть? Более того, Николаев явно попытался застрелиться несколько секунд спустя после убийства Кирова, поэтому у него вряд ли «был бы шанс разоблачить все акты произвола». Однако это пустило бы следователей НКВД по ложному следу — на поиски связи немцев с убийством — если бы Николаев действительно застрелился.

• Николаев был теперь под арестом — за убийство Кирова. И тем не менее ни в одном из допросов, воспроизводимых Кирилиной или Лено, он не «разоблачает все акты произвола». Хотя он заявляет, что он совершил убийство, чтобы привлечь внимание к несправедливостям по отношению к нему, он не произносит речей об этих предполагаемых несправедливостях и даже не сообщает подробностей. Несмотря на внимание всего НКВД и партии к нему, вот все, что он сообщает:

…мое отчуждение от партии, от которой я отдалился из-за событий в Ленинградском институте Истории Партии, во-вторых, отсутствие работы и материальной и важнее всего моральной помощи от партийных организаций…..на протяжении последних восьми-десяти лет моего жизненного пути и труда накопился запас несправедливостей со стороны отдельных правительственных служащих по отношению к живому человеку. Некоторое время я выносил все это, пока я был вовлечен непосредственно в полезный общественный труд, но когда я в конце концов оказался дискредитирован и отчужден от партии, тогда я решил просигнализировать обо всем этом партии.

Я рассматривал и все еще рассматриваю это нападение как политический акт.

Этим убийством я хотел вынудить партию обратить внимание на живого человека и на бессердечное бюрократическое отношение к нему.

Все эти жалобы расплывчаты и носят чрезвычайно общий характер. Среди них нет ни одного конкретного примера воображаемой несправедливости. Однако Николаев только что дал показания, что он убил Кирова именно для того, чтобы продемонстрировать конкретные примеры несправедливого отношения к нему. Не «разоблачив» никаких «актов произвола», заявления Николаева однозначно наводят на мысль, что «разоблачение произвола» вовсе не было его мотивом — у него не было готового списка таких «актов произвола».

• При всех тех опасениях, которые Советский Союз испытывал к немецкому нацизму, насколько вероятно, что следователи НКВД прекратили бы задавать вопросы об этом немецком связном после двух коротких вводных вопросов?

• Один заключительный момент: оправдывая свое убийство, Николаев сначала заявляет:

Я прошу, чтобы вы зафиксировали, что я не враг рабочего класса и что, если бы не произошли недавние трудные события в институте, я перенес бы все трудности, от которых я страдал, и не зашел бы так далеко, до попытки совершения убийства.

Однако после короткого находчивого ответа следователя Николаев меняет позицию на противоположную и противоречит самому себе. Он круто меняет мнение о том, что он вначале отрицал, что он «враг рабочего класса», а потом передумал:

Да, должен признать, я поступил с моральной точки зрения как враг рабочего класса, совершив покушение на жизнь товарища Кирова…

Еще более разительно его внутреннее противоречие в отношении его мотива:

…но я поступил так под влиянием душевных страданий и глубокого впечатления, которое произвели на меня события в институте, которые поставили меня в безвыходное положение.

Поначалу он продолжает объяснять убийство как вид протеста против «недавних тяжелых событий в институте» и «трудностей», напоминающих нам о его заявлении, что он желал «разоблачить все акты произвола, о которых я знал». Но потом он говорит, что действовал «под влиянием душевных страданий…». Эти слова представляют убийство не как акт сознательного политического протеста, на чем он настаивал до сего момента, а, скорее, умаляет его до поступка человека с психическим расстройством. Эти замечания деполитизируют его убийство.

Выводы

Из предыдущего анализа мы можем сделать несколько выводов, которые важны для нашей оценки книги Лено и для нашего расследования убийства Кирова.

• Лено должен был знать об этих моментах. Однако он не подчеркивает их своим читателям, а тем более не анализирует, что они могли бы означать. Это вопиющее упущение наводит, однако, на мысль, что Лено знает о противоречиях его пристрастного тезиса — что Николаев был «убийцей-одиночкой» — которые создают проблемы вокруг этого «первого допроса».

• Благодаря Петухову и Хомчику мы можем быть вполне уверены, что не было никакого допроса Николаева 1 декабря. Николаев говорил бессвязно. НКВД-шники записали его личные данные — у нас нет этого документа — и ничего больше.

• Но если дело в этом, тогда тексты и Кирилиной, и Лено — фальшивки или содержат фальсифицированные фрагменты, такие как дата, а также и другие существенные фальсификации.

Мы не можем исключить возможность, что они были сделаны людьми Хрущева в 1956 г., когда, как информирует нас Лено, Хрущев старался изъять любые свидетельства того, что Николаев, возможно, действовал как участник заговора и, следовательно, старался представить доказательства того, что он был «убийцей-одиночкой». Если бы он не был «убийцей-одиночкой», то нужно было бы создать доказательства. Поддельные допросы 1 декабря удовлетворили бы эту потребность.

Однако мы полагаем, что более вероятно, что эти подложные допросы были созданы в то время, в декабре 1934 г. Как мы увидим далее в нашем исследовании досудебных признаний Генриха Ягоды, он свидетельствовал, что лишь с большой неохотой согласился не мешать покушению на Кирова. Неодобрение Ягодой убийства наводит на мысль, что он мог попытаться изобразить деяние Николаева как деяние одиночки, чтобы отвлечь внимание от заговора. По крайней мере Ягода попытался бы увести следствие по ложному пути. Медведь нес непосредственную ответственность за безопасность Кирова, и на него легла бы вина за его неспособность защитить Кирова. Но, по словам Ягоды, Медведь не входил в заговор. Медведю было бы все равно, был ли убит Киров заговорщиками или убийцей-одиночкой.

Версия Енукидзе

Благодаря документу, опубликованному Лено, мы знаем, что Авель Енукидзе изо всех сил поддерживал теорию «убийцы-одиночки» фактически со дня убийства Кирова. Енукидзе распространил версию, что у Кирова была интрижка с женой Николаева Мильдой Драуле. Обвиняемые в «Кремлевском деле» 1935 г. распространяли тот же слух. По-видимому, они заимствовали его у Енукидзе. Никогда не было никаких доказательств в подтверждение этой сплетни. Николаев никогда не упоминает о ней или о какой-либо личной враждебности к Кирову, даже в своих объемистых дневниках. Лено представляет весомые доказательства по этому поводу (Л 691, 807 п. 5).

Почему Енукидзе распространял эту очевидно лживую версию? Лено полагает, что он сделал из чувства «протеста» против прославления Сталина и «попугайского» повторения курса Сталина в отношении «классовых врагов». Но это не объясняет эту своеобразную лживую версию, которая является совершенно беспочвенной. Ее можно было бы, возможно, понять, если бы она исходила от людей, которые были в полном неведении о событиях. Однако высокопоставленный член партии и правительственный чиновник, Енукидзе, был посвящен в то, что происходило в тот момент.

Более того, Енукидзе вряд ли мог знать, что убийство Кирова не было выражением враждебности к большевикам — если только, как он признался позже, он не знал о заговоре с целью убийства Кирова заранее. То, что Енукидзе не выражал мнение, что убийство, возможно, было результатом политической оппозиции, сочли бы очень подозрительным, и это бы привлекло к нему неблагожелательное внимание — как это фактически и случилось.

Почему Енукидзе рисковал, поступая так — если у него не было убедительного мотива для такого поступка?

Признания Ягоды наводят на ответ. У Енукидзе был тот же мотив, что и у Ягоды, который старался отвлечь внимание от заговора. Енукидзе и Ягода были вовлечены в свой собственный заговор и поэтому не хотели, чтобы Сталин и НКВД заранее насторожились в отношении заговоров. У нас есть два допроса Енукидзе 1937 г., которые подтверждают его участие в заговоре правых. Хотя Енукидзе не упоминает в них убийство Кирова, он, должно быть, упоминал о нем в других. Ягода рассматривал убийство Кирова в досудебных допросах и упоминал Енукидзе. Поэтому следователи НКВД наверняка очень тщательно допросили бы и Енукидзе об убийстве Кирова.

Этот «допрос» от 1 декабря — единственный, в котором Николаев настаивает на том, что он убил Кирова в одиночку по своей собственной инициативе.

• Кирилина (К 216) воспроизводит одно предложение, которое она соотносит с допросом Николаева от 2 декабря. Лено (Л 260–261) воспроизводит более длинный отрывок из допроса 2 декабря, который не содержит этого предложения. Николаева не спрашивают, действовал ли он один или у него были сообщники, и он не отвечает на него.

• У нас есть один допрос Николаева от 3 декабря. Кирилина (К 215–216 и 408–409) говорит, что она воспроизводит его полностью. Очевидно, это правда, поскольку он соответствует трем частичным выдержкам из него в книге Лено (Л 157, 167, 249–250). Николаев не делает заявления по поводу того, он убийца-одиночка или нет.

• У нас есть один допрос Николаева от 4 декабря. Кирилина сообщает нам (К 277), что у него были «новые следователи». Очевидно, к 4 декабря люди Медведя из Ленинградского УНКВД были под подозрением и их заменили людьми Ежова. В части, воспроизводимой Лено (Л 281–282), Николаев теперь заявляет, что его связи с троцкистами «повлияли на его решение убить товарища Кирова», и он называет Шатского, Котолынова, Бардина и Соколова. Это согласуется с короткой цитатой в книге Кирилиной (К 277) из этого же допроса.

Это признание, очевидно, приободрило следователей. Лено (Л 285) говорит, что Николаев был допрошен пять раз 5 декабря. Письмо Агранова Сталину от 5 декабря, в переводе у Лено (Л 285–287), раскрывает информацию о том, что Николаев начал называть других заговорщиков среди членов троцкистско-зиновьев-ского блока (текст на русском языке доступен уже десять лет в «Запрещенном Сталине» Василия Сойма).

Кирилина (К 281) говорит, что «после 4 декабря» Николаев признал, что

«он был членом подпольной, контрреволюционной организации», «участники стояли на платформе троцкистско-зиновьевского блока», «с Кировым у бывшей оппозиции имеются свои особые счеты в связи с той борьбой, которую он организовал против ленинградских оппозиционеров».

Мы знаем, что такой блок был из писем Седова и Троцкого в Гарвардском архиве Троцкого. Вполне возможно, что этот документ впервые раскрыл НКВД, что существовал блок зиновьевцев и троцкистов!

Однако Кирилина не сообщает нам, как долго «после 4 декабря» Николаев делал эти признания, или почему кажется, что она не знает об этом. Удалось ли ей увидеть настоящий протокол? Или она воспроизводит копию чего-то того или иного, что ей дали? Кирилина очень часто поступает так — скрывая от читателей информацию, необходимую для оценки свидетельств, которые она представляет. Лено действует так же.

• 6 декабря Николаев впервые называет конкретно Шатского и Котолынова как участников «террористического акта» (К 277). По словам Лено (Л 288), Николаев говорил, что Котолынов планировал попытку убийства Сталина. С этого момента Николаев и остальные подозреваемые разрабатывают детали заговора.

Единственный допрос, о котором известно Кирилиной или Лено, в котором Николаев однозначно заявляет, что он был «убийцей-одиночкой», и решительно отметает идею о заговоре с целью убийства Кирова, — это допрос от 1 декабря. Как мы показали, этот допрос более, чем проблематичен. У нас нет не одного текста, а, по крайней мере, двух. Складывается впечатление, что первоначальное признание от более раннего числа было в значительной степени подделано. Оно не может быть точным в том виде, в каком оно есть. Поскольку в данном состоянии оно не является подлинным, мы не можем принять его как доказательство чего-либо без серьезных оговорок.

Это не значит, что Николаев никогда не заявлял, что он «убийца-одиночка». Наоборот: мы можем быть гипотетически уверены, что он все-таки делал такое заявление, поскольку впоследствии он однозначно отрекается от него. В «Обвинительном заключении» Николаева и остальных, в документе, который мы изучим позднее, мы читаем следующие заявление:

В показаниях от 13 декабря с. г. Н и к о л а е в Л. так прямо и говорит:

«…Я должен был изобразить убийство Кирова как единоличный акт, чтобы скрыть участие в нем зиновьевской группы» (с. 19).

Однако в любом случае мы ожидали бы, что Николаев сделает в начале заявление такого рода. Николаева поймали с поличным. Он совершенно не мог отрицать, что убил Кирова. Что он мог отрицать — так это свое участие в заговоре. Действительно, если он на самом деле был членом заговора, мы могли бы ожидать, что он будет отрицать это. Первое правило заговорщической организации — не сообщать властям об остальных членах.

Но что значит проблематичность «первого признания» Николаева для нашего расследования, так это следующее: у нас нет достоверного текста заявления, которое сделал Николаев. Более того, это первое признание было подделано по какой-то причине.

Николаев не планировал сбегать после убийства Кирова. Он планировал покончить жизнь самоубийством сразу же после убийства, и ему это почти удалось. Его связи с зиновьевскими и троцкистскими оппозиционерами, с которыми его позднее должны были бы судить и казнить, несомненно, были бы раскрыты НКВД, когда они захватили его дневники. Однако, по-видимому, эти записки не рассматривают подробно заговор. Если бы Николаеву удалось убить себя, ленинградских зиновьевцев, которые в конечном счете предстали перед судом вместе с ним, несомненно, допросили бы, но не было бы никаких доказательств, чтобы привлечь их. Без письменных документов, которые были найдены при нем или у него дома, с объяснением причины его поступка, его дневники оказались бы единственным документом, имеющимся в распоряжении. В них Николаев описывает свое неудовлетворение собственным положением, хотя туманно и в общих чертах.

По словам его жены Мильды Драуле, Николаев исследовал выдающихся политических убийц прошлого, таких как А.И.Же-лябова, одного из организаторов убийства царя Александра II в 1881 г. (Л 236, 769 п. 24). Генрих Люшков — хотя и ненадежный свидетель, но он был вовлечен в расследование — подтверждает это в общих чертах, хотя Люшков мог узнать об этом просто от Драуле. Но тот факт, что Николаев действительно исследовал этих личностей, стал бы хорошей версией прикрытия для убийцы. Такая версия очень бы пригодилась, чтобы переключить внимание от любого заговора на теорию «убийцы-одиночки».

Мы можем сделать вывод, что Николаев в самом деле хотел предстать перед общественностью «убийцей-одиночкой», действовавшим по личным мотивам. Это было бы логично, действуй он действительно в одиночку или будучи членом заговора, или и то, и другое вместе. У убийцы-одиночки не было бы никаких мотивов называть кого-либо еще, а заговорщик пожелал бы защитить своих подельников. Конечно, следователи НКВД тоже смогли бы понять это. Следовательно, даже если бы у нас были свидетельства, что Николаев заявлял некоторое время, что он «убийца-одиночка», ни один следователь просто-напросто не счел бы это простой правдой. Лено и Кирилиной тоже не следовало бы поступать так, если они действительно были бы заинтересованы провести честное расследование этого убийства.

Если просто предположить, что Николаев участвовал в заговоре — каким бы был лучший план действий для этого заговора? Лучше всего это было бы убийство, после которого преступники бы скрылись неопознанными. Это продемонстрировало бы силу заговора — его размах, обширность его поддержки. Но, вероятно, другим приемлемым вариантом было бы убийство с самоубийством, какое планировал Николаев. Таким образом, ни убийство и удавшееся самоубийство, ни убийство и первоначальное упорство убийцы в том, что он действовал в одиночку, не было бы убедительным доказательством ни в пользу версии «убийцы-одиночки», ни в пользу версии заговора. Следователи НКВД тоже поняли бы это.

Мы можем предположить, что Николаев не называл оппозиционеров Котолынова, Шатского и других до 4 декабря, так как, кажется, именно тогда в первый раз были упомянуты их имена. Николаев упоминает Котолынова и других в своих дневниках. Как только дневники Николаева были изучены новой группой НКВД, не связанной с Ленинградом, это стало лишь вопросом времени, что Николаева тщательно допросят о его отношениях с ними. Любой следователь счел бы слишком большим совпадением, что Николаев был тесно связан с несколькими из этих выдающихся оппозиционеров, и при этом указанная связь совершенно не имела отношения к убийству партийного лидера Ленинграда, который наказывал этих самых оппозиционеров и заменил их лидера Зиновьева.

Лено заявляет, что именно Сталин велел следователям Ежова «искать убийцу среди зиновьевцев» до 4 декабря, когда имена зиновьевцев впервые появляются в признаниях Николаева (Л 281). В другом месте этого исследования мы покажем, что заявление Лено безосновательно. Однако даже если бы это было правдой, Сталин мог просто узнать, что их имена упоминались в дневнике Николаева. Следовательно, это не означало бы того, чего хочет Лено — что следователи НКВД, следуя строгим инструкциям Сталина через Ежова, каким-то образом вынудили или убедили Николаева ложно обвинить оппозиционеров.

* * *

Ниже мы воспроизводем два текста. Первый — это признание Николаева от 1 декабря согласно Кирилиной. Второй — этого признания согласно Лено.

1. Версия Кирилиной (с. 406–407)

Протокол допроса от 1 декабря 1934 г. арестованного Николаева Леонида Васильевича

Допрос ведет: помощник начальника 00 НКВД по Ленинграду и области Лобов.

Присутствовал на допросе начальник УНКВД по Ленинграду и области Ф.Д. Медведь

Вопрос: Сегодня, 1 декабря, в коридоре Смольного вы стреляли из револьвера в секретаря ЦК ВКП(б) т. Кирова. Скажите, кто вместе с вами является участником в организации этого покушения?

Ответ: Категорически утверждаю, что никаких участников в совершенном мной покушении на т. Кирова у меня не было. Все это я подготовил один и в мои намерения никогда и никого не посвящал.

Вопрос: С какого времени вы подготавливали это покушение?

Ответ: Фактически мысль об убийстве т. Кирова у меня возникла в начале ноября 1934 г., с того времени я готовился к этому покушению.

Вопрос: Какие причины заставили вас совершить это покушение? Ответ: Причина одна — оторванность от партии, от которой меня оттолкнули события в Ленинградском институте истории партии, мое безработное положение и отсутствие материальной, а самое главное, моральной помощи со стороны партийных организаций. Все мое положение сказалось с момента моего исключения из партии (8 месяцев тому назад), которое опорочило меня в глазах партийных организаций.

О своем тяжелом материальном и моральном положении я многократно писал в разные партийные инстанции: Смольнинскому райкому партии, парткому института истории партии, обкому и ЦК ВКП(б), Ленинградскую комиссию партконтроля, а также партконтролю при ЦК ВКП(б). Но ни от райкома партии, обкома партии, ЦК, ни письма Кирову и Сталину не помогли, ниоткуда я реальной помощи не получил.

Вопрос: О чем конкретно вы писали во всех этих заявлениях?

Ответ: Везде я писал, что оказался в безвыходном положении и что у меня наступил критический момент, толкающий меня на совершение политического убийства.

Вопрос: Какая основная цель покушения, которое вы совершили сегодня на т. Кирова?

Ответ: Покушение на убийство т. Кирова имело основную цель: стать политическим сигналом перед партией, что на протяжении последних 8-10 лет на моем пути жизни и работы накопился багаж несправедливых отношений к живому человеку со стороны отдельных государственных лиц. Все это до поры до времени я переживал, пока я не был втянут в непосредственную общественно-полезную работу. Но когда оказался опороченным и оттолкнутым от партии, тогда решил сигнализировать обо всем перед партией.

Эта историческая миссия мной выполнена. Я должен показать всей партии, до чего довели Николаева. За зажим самокритики.

Вопрос: При вас во время личного обыска обнаружен составленный вашей рукой план совершения покушения. Скажите: с кем вы вырабатывали этот план?

Ответ: Кто мне мог бы помочь составить такой план? Никто мне в его составлении не помогал. Составил я его лично сам под влиянием событий вокруг меня в Институте истории партии. Кроме того, я составил этот план под влиянием несправедливого отношения ко мне, когда работал в обкоме ВКП(б) и в облКК.

Категорически утверждаю, что этот план выработал и составил я лично, никто мне в этом не помогал, и никто о нем не знал.

Допрос вел 1-го декабря Помощник начальника 00 НКВД по Ленинграду и области [подпись] (Лобов)

Записано верно [подпись] (Николаев)

2. Версия Лено (с. 256–259)

Протокол допроса Леонида Николаева, 1 декабря 1934 г.

(РГАНИ.Ф.6, оп. 13, д. I, лл. 92–99).

Вопрос: Сегодня, 1 декабря, в коридоре Смольного вы выстрелили из револьвера в секретаря Центрального Комитета товарища Кирова. Расскажите нам, кто еще участвовал в организации этого покушения с вами.

Ответ: Я категорически заявляю, что в покушении, которое я совершил на товарища Кирова, не было других участников. Я подготовил все сам, и я никому не рассказывал о своих планах.

Вопрос: С какого времени вы готовили это покушение?

Ответ: Идея убить товарища Кирова пришла мне фактически в начале ноября 1934 г., с того времени я готовил это покушение.

Вопрос: Какие причины подтолкнули вас совершить это покушение? Ответ: Одна причина — мое отчуждение от партии, от которой меня отдалили события в Ленинградском институте истории партии, вторая — моя безработица и отсутствие материальной и гораздо важнее моральной помощи со стороны партийных организаций.

Все мое положение сказалось с момента моего исключения из партии (8 месяцев назад), что опорочило меня в глазах партийных организаций.

Я писал в разные партийные инстанции: Смольнинскому райкому партии, парткому института истории партии, обкому и ЦК ВКП(б), в Ленинградскую комиссию партконтроля, а также в Центральную контрольную комиссию о моем трудном материальном и моральном положении много раз, но ни от кого из них я реальной помощи не получил.

Вопрос: Что конкретно вы писали во всех этих обращениях?

Ответ: Я писал везде, что я попал в безвыходное положение, и что я достиг критического момента, который подтолкнул меня к совершению политического убийства.

Вопрос: Какова была главная цель покушения, которое вы совершили сегодня, на товарища Кирова?

Ответ: Покушение на жизнь Кирова имела главной целью подать политический сигнал партии, что на протяжении последних 8-10 лет моего жизненного пути и работы накопился багаж несправедливостей со стороны отдельных правительственных чиновников по отношению к живому человеку. Некоторое время я сносил все это, пока я был вовлечен непосредственно в полезный общественный труд, но когда я, в конечном счете, был дискредитирован и отчужден от партии, тогда я решил сигнализировать обо всем этом партии.

Я выполнил эту мою историческую миссию. Я должен показать всей партии крайность, до которой довели Николаева за подавление самокритики (sic -

Николаев, очевидно, имеет в виду «подавление ими самокритики»).

Вопрос: При вас во время обыска был найден план покушения на убийство, написанный вашей рукой. Расскажите нам, с кем вы разработали этот план. Ответ: Кто мог мне помочь в составлении такого плана? Никто не помогал мне составлять его. Я составил его лично сам под влиянием событий вокруг меня в Институте истории партии. Кроме того я составил его под влиянием несправедливого отношения ко мне, когда я работал в обкоме и контрольной комиссии обкома.

Я категорически подтверждаю, что я разработал этот план лично, никто не помогал мне с ним, и никто не знал о нем.

Вопрос: Ваш брат Петр знал об этом плане?

Ответ: Если бы он знал о нем, он тотчас сдал бы меня (милиции). Вопрос: В вашей записной книжке (деловых встреч) есть адрес и номер телефона германского консульства в Ленинграде, написанные вашей рукой. Кто дал вам этот адрес и номер телефона?

Ответ: Адрес и номер телефона германского консульства в Ленинграде я списал из телефонного справочника 1933 г.

Вопрос: С какой целью?

Ответ: Я сделал эту запись нарочно, чтобы показать партии впоследствии, что я, будто бы (sic) очень страдал, и чтобы пойти по самому легкому пути разоблачения и сигнализирования (о несправедливостях, доставленных мне). Я был одержим идеей навлечь на себя подозрение в контактах с иностранцами, и чтобы вследствие этого (sic) меня арестовали, и тогда бы у меня появился шанс разоблачить все акты произвола, о которых я знал.

Вопрос: С какими иностранцами вы имели связи и обсуждали нападение, которое вы планировали?

Ответ: Я никогда не имел связей и не разговаривал с иностранцами. Было бы очень скверно, если бы я отдал мой план иностранцам, товарищи. Я разработал весь план лично сам, и довел его лично до самого конца.

Вопрос: Расскажите нам более ясно, какую цель вы преследовали, когда вы совершили нападение на Кирова?

Ответ: Я рассматривал и все еще рассматриваю это нападение как политический акт. Этим убийством я хотел заставить партию обратить внимание на живого человека и на безжалостное бюрократическое отношение к нему.

Я прошу, чтобы вы записали, что я не враг рабочего класса, и что если бы не произошли недавние события со мной в институте, я бы вынес все трудности, от которых я страдал и не зашел бы так далеко, чтобы совершить попытку убийства.

Вопрос: Как нам понимать смысл вашего заявления, что вы «не враг

рабочего класса», когда вы своими действиями присоединились к лагерю врагов рабочего класса?

Ответ: Да, я должен признать, что я действительно с точки зрения морали поступил как враг рабочего класса, совершив покушение на жизнь товарища Кирова, но я сделал это под влиянием душевных страданий и глубокого впечатления, которое произвели на меня события в институте, которые поставили меня в безвыходное положение.

Записано верно с моих слов и прочтено мне полностью.

Примечание: При подтверждении того, что вышесказанное записано верно, допрошенный обвиняемый Николаев Леонид Васильевич категорически отказался подписать настоящий протокол своих показаний и попытался его разорвать.

[•]

Допрос вели:

Начальник Ленинградского областного управления НКВД Медведь.

Заместитель начальника Ленинградского областного управления НКВД Фомин.

Начальник экономического отдела областного управления НКВД Молочников.

Заместитель начальника особого политического отдела Ленинградского военного района Янишевский.

Заместитель начальника особого политического отдела областного управления НКВД Стромин.

Глава 9. «Ищите убийц среди зиновьевцев»[59]

Более-менее «официальная» позиция в отношении убийства Кирова, общая для отчета Шверника хрущевской эпохи, комиссии Политбюро горбачевской эпохи, Кирилиной и теперь Лено, заключалась в том, что Леонид Николаев был «убийцей-одиночкой». Согласно этой версии все остальные были «подставлены» — ложно обвинены, во многих случаях принуждены каким-то образом признаться, а потом — осуждены и казнены. Это включало сторонников Зиновьева, которых осудили и казнили вместе с Николаевым в конце декабря 1934 г., а также всех обвиняемых на всех трех Московских процессах, которые заявили, что они были соучастниками убийства или знали о нем, а вдобавок всех тех, кто подобно Авелю Енукидзе был обвинен в соучастии в убийстве, но не на публичных процессах.

Со времен Хрущева считалось идеологически неприемлемым делать вывод, что Николаев был участником заговора. Ибо если деяние Николаева было в самом деле результатом действий заговорщиков-зиновьевцев, тогда в СССР действительно существовала настоящая подпольная тайная организация или ряд организаций. Вся «антисталинская» парадигма советской политики в 30-е годы подверглась бы серьезной опасности.

В другом месте этого исследования мы рассмотрим опасение Лено, чтобы его по ошибке не приняли за апологета Сталина просто потому, что он пришел к выводу, что Кирова убили не по приказу Сталина. Никогда не существовало никаких доказательств в подтверждение этой версии. Но это не помешало ей стать фактически канонической как в России, так и на Западе. Крупные ученые, такие как Роберт Конквест и Эйми Найт, опубликовали целые книги, в которых они заявляют, что доказали вину Сталина. Александр Яковлев, член горбачевского политбюро, возможно, главная антисталинская фигура в мире в свое время, настоял на том, чтобы комиссия политбюро горбачевской эпохи тщательно рассмотрела возможность того, что Киров был убит по распоряжению Сталина. Комиссия очень осторожно объяснила Яковлеву, что версию, которую бы предпочел он, просто-напросто невозможно подтвердить доказательствами.

В трудах Кирилиной, а теперь и Лено гипотеза «Сталин убил Кирова» бесповоротно умерла. Сегодня те, кто держится за позицию большинства, настаивают, что Сталин «подставил» всех за исключением Николаева. Однако перед ними встает серьезная проблема. Нет абсолютно никаких доказательств в подтверждение гипотезы «подставы». Наоборот, мы обладаем очень вескими доказательствами, что Николаев был на самом деле членом тайной организации, в точности как заявляло обвинение на процессе, посвященном убийству Кирова 28–29 декабря 1934 г., и на трех Московских процессах. Комиссия политбюро горбачевской эпохи, затем Кирилина, а теперь и Лено стремились доказать, что Сталин ложно обвинил всех кроме Николаева. Лено — самый «свежий» автор, который делает это, и его письменная публикация — самая подробная.

Тезис настоящего исследования заключается в следующем: все свидетельства, имеющиеся на данный момент, — включая, конечно, все свидетельства, процитированные Лено и Кирилиной, плюс все свидетельства, имеющиеся у нас и у них на сегодняшний день, но которые они не цитировали, — подтверждают предположение, что Николаев на самом деле был участником заговора с целью убийства Кирова. Более того, сам Николаев обвинил в убийстве Кирова нелегальных оппозиционеров-зиновьевцев. Как мы продемонстрируем, имеющиеся сейчас свидетельства просто не позволяют прийти к другому выводу.

Те, кто работал над фальсификацией истории сталинских лет для Хрущева и Горбачева, тоже знали это. В хрущевский период бывший НКВДэшник «вспомнил», что руководители НКВД отдали ему и другим офицерам указания построить дело против зи-новьевской оппозиции. Мы продемонстрируем, что показания этого бывшего сотрудника НКВД, некоего Макарова, в 1961 г. — доказуемая ложь. Затем мы представим единственное подлинное свидетельство, которое у нас есть, и докажем, что доказательства демонстрируют, что сам Николаев возлагает вину на остальных, кого судили и осудили вместе с ним.

1. Доказательство, что Сталин «подставил» зиновьевцев

Лено приводит два свидетельства в подтверждение его гипотезы, что Сталин ложно обвинил зиновьевцев. Одним из них является очерк Генриха Люшкова 1939 г. в японском журнале «Кайдзо». Мы посвятим отдельную главу позднее в настоящем исследовании для подробного анализа очерка Люшкова.

Вот единственный небольшой отрывок свидетельства, который цитирует Лено:

По словам офицера Макарова, Агранов, Николай Ежов и Генрих Люшков велели следователям на собрании 3 декабря жестко надавить на обвиняемых, чтобы получить доказательства, вовлекающие в убийство зиновьевскую оппозицию. Если это так, тогда Сталин должен был говорить с ними 2или 3декабря. Основываясь частично на этом свидетельстве, Александр Яковлев предположил в 1990 г., что «Сталин прибыл в Ленинград с готовыми, хорошо продуманными идеями, и их тотчас начали приводить в исполнение. Сталин сказал с самого начала, что это — дело рук зиновьевцев» (курсив мой. — Г.Ф.).

Это заявление Макарова жизненно важно для тезиса Лено, хотя сам Лено сомневается в этом, как свидетельствует его добавление «если это так». Как мы продемонстрируем, заявление Макарова здесь — полнейшая ложь.

Первоисточник заявления Лено находится в документе 36 на с. 772 к следующему отрывку на с. 271: «Ответ Яковлеву» 473, 482. Вот эти отрывки.

В своем заявлении в КПК при ЦК КПСС от 22.01.61 г. бывший сотрудник СПО ОГПУ в Ленинграде Макаров Н.И. указал, что он до января 1935 года вел агентурную разработку подпольных троцкистских, зиновьевских и децистских групп, в числе которых была и разработка «Свояки», где концентрировались материалы ленинградской и московской агентуры об активных участниках оппозиции, проживающих в Москве и Ленинграде.

2 декабря 1934 года после доклада И.В. Сталину материалов дела «Свояки» Агранов приказал ему подготовить все данные для ареста бывших участников зиновьевской оппозиции, проходящих по этому делу, в том числе на Румянцева, Котолынова и Башкирова, а вечером в этот же день ему же было приказано подготовить данные для ареста Звездова, Антонова и других, не проходящих по делу «Свояки», но состоявших на учете как зиновьевцы. В этот же вечер намеченные Аграновым аресты были произведены.

Возможно, Макаров сделал эти заявления, а, может, и нет. Мы не можем проверить это, потому что у нас нет его показаний. Но даже если предположить, что они существуют, они ложные. Более того, Лено знает об этом. По словам самого Лено, Котолынов был арестован 5 декабря (Л 283), Румянцев — 6 декабря (Л 288). Антонов и Звездов 7 декабря еще не были арестованы (Л 289–290, заявление Агранова). Однако Макаров сказал, что они были арестованы вечером 2 декабря. Следовательно, Макаров ошибался.

Возможно, что Макаров под давлением исследователей хрущевской эпохи, которые хотели обвинить Сталина, лгал намеренно. Сам Лено признает, что Хрущев и его помощники подстрекали к лжесвидетельству ради этой цели.

Чтобы понять позицию, которую заняли Серов и прокуратура СССР в меморандуме, необходимо четно понять, что подвергалось риску при рассмотрении дела комиссией Молотова. Комиссии было поручено расследовать показательные процессы конца 1930-х годов и определить, были ли законны обвинения. Убийство Кирова и процессы «ленинградского центра» и «московского центра», которые незамедлительно последовали за ним, были лишь начальным пунктом расследования, но все последующее зависело от этих событий. Если официальные обвинения на первых двух процессах — что бывшие сторонники Зиновьева затеяли заговор с целью убийства Кирова — были совершеннейшей фальшивкой\ то разваливались и обвинительные акты во всех последующих показательных процессах. Последующие обвинения строились на основе предыдущих, несмотря на сбивчивость и нелогичность последних. Однако если была какая-то доля правды в обвинении, что зиновьевцы организовали заговор с целью убийства Кирова, то она оставляла возможность приводить доводы, что более поздние обвинения тоже были законны, по крайней мере, частично. Следовательно, Серов и Руденко (или их подчиненные, которые были авторами меморандума) предпочли выдвинуть четкий аргумент, что Николаев не имел абсолютно никаких связей с бывшими зиновьевцами, осужденными на про

«Свояк», всесоюзной операции по надзору за зиновьевцами. Кажется, «Свояк» содержал больше свидетельств, чем хотели видеть Серов и Молотов, как о контрреволюционных разговорах среди бывших зиновьевцев, так и/или связях Николаева с обвиняемыми по делу «Ленинградского центра». Серов скрыл другие доказательства о связях Николаева и бывших зиновьевцах Котолынова, Антонова и Шатского. Отрывки из дневников Николаева, который он передал комиссии Молотова в апреле 1956 г., не содержали ссылок на зтих людей. Однако мы знаем из более поздних публикаций данных, что Николаев все-таки упоминал всех троих в своих дневниках (Л 591–592).

Я выделил курсивом выше отрывок, в котором Лено обрисовывает важность дела Кирова для любого, кто хочет понять остальные московские «показательные процессы». Очевидно, Хрущев и его команда осознавали, что по свидетельствам, имеющимся в архивах, эти процессы и подпольные организации заговорщиков, подробно рассмотренные на них, не казались поддельными. Это они должны были бы заняться подделками: фальсифицировать, скрыть и уничтожить свидетельства, чтобы выстроить дело о том, что этих заговоров не было. Я выделил подчеркиванием отрывки, в которых Лено суммирует некоторые из фальсификаций, которые дополнил Серов, человек Хрущева, чтобы попытаться убедить комиссию Молотова, что Николаев не был связан с зиновьевцами-подполыциками.

В начале своей книги Лено объясняет, как люди Хрущева собирались «инкриминировать вину Сталину» (Л 7) — проще говоря, подставить его.

Расследование 1960–1961 гг., проводимое Комитетом партийного контроля (КПК), было направлено на обвинение Сталина в убийстве Кирова (Л 8).

Лено говорит об отдельном расследовании, отличном от вышеописанного, которое имело место в период 1953–1957 гг.

Разоблачение лживости дутых расследований хрущевских времен — мы могли бы написать «расследований» — одна из самых полезных частей книги Лено. Это также соответствует цели Лено, которая, прежде всего, заключается в том, чтобы разрушить версию Хрущева-Горбачева, что Кирова убили по приказу Сталина, прежде чем перейти к доказательству своего собственного утверждения, что Николаев был «убийцей-одиночкой».

Однако Лено, кажется, не понимает, что это также подрывает достоверность заявления Макарова (см. выше), которое было сделано Комиссии партийного контроля 22 января 1961 года — именно это расследование, признает Лено, «было направлено недвусмысленно на то, чтобы обвинить Сталина в убийстве Кирова». Вдобавок не понимает, по-видимому, он и того, что даты арестов, которые приводит он сам, доказывают, что утверждение Макарова ложно. По крайней мере, он не подчеркивает этот очевидный факт — очевидный с точки зрения информации, которую он цитирует в своей книге — своим читателям. Лено подчеркивает:

Прежде всего, многие рассказы из вторых, третьих и более рук, относящиеся к убийству Кирова, противоречат документальным доказательствам (Л 9).

Это в точности касается случая с отчетом Макарова из третьих рук. Из третьих рук — из-за предполагаемой цепочки: Макаров — расследование времен Хрущева — «Ответ Яковлеву», из которых у нас есть лишь последнее звено.

Даты 2 декабря и 3 декабря критичны для всех попыток доказать, что Сталин ложно обвинил зиновьевцев. Ниже приведен отдельный отрывок, который цитирует Лено, также из «Ответа Яковлеву»:

3 декабря 1934 года на совещании следователей выступавшие Ежов, Агранов и Люшков призывали как можно быстрее добиться от арестованных признаний о наличии в Ленинграде «террористического центра» подпольной организации зиновьевцев, по заданию которой и было осуществлено Николаевым убийство С. М. Кирова. В заключение Ежов призывал следователей проявить максимальную настойчивость и в кратчайший срок «размотать» арестованных и добиться от них показаний о причастности к зиновьевской террористической организации (Л 473).

Отрывок из «Ответа Яковлеву» (Л 482) доказывает, что это не может быть правдой:

Только на следующий день, 3 декабря 1934 года, в момент беседы с руководителями УНКВД Медведем и Фоминым Сталин впервые сказал: «Убийство Кирова — это дело рук организации, но какой организации, сейчас трудно сказать».

3 декабря Сталин не имел представления, какая организация была в ответе за это. «Ответ» признает этот факт:

Можно считать, что до 4 декабря речи о зиновьевцах не было, т. к. в этот день Агранов в информации Сталину именовал Котолынова и Шатского троцкистами, а не зиновьевцами.

Цитируя вышеприведенный отрывок из «Ответа», Лено признает, что 3 декабря

Сталин сказал Медведю и Фомину, что «убийство Кирова — это дело рук организации, но какой организации, сейчас трудно сказать» (Л 272).

Но затем Лено заявляет:

Он был менее искренним, чем ранее с Ежовым и Аграновым, которым он, вероятно, уже отдал указания по выстраиванию дела против бывших зиновьевцев.

Лено обосновывает это «вероятно» на заявлении Макарова из «Ответа». Однако, как мы уже демонстрировали, Макаров ошибался в отношении даты ареста. Как мы только что видели, авторы «Ответа» (того самого произведения, которое использует здесь Лено), Ю. Седов и иже с ним, тоже игнорируют эту дату. Более того, как признает сам Лено, показания Макарова были частью попытки Хрущева и его сторонников обвинить Сталина.

Сам Лено анализирует тот факт, что исследователи доказали, что одни фальшивые воспоминания можно создать путем влияния на них других (Л 9-10).

Вдобавок, промежуток в 26 лет между предполагаемым событием, которое, как заявляет Макаров, он «помнит» (2–3 декабря 1934 г.), и датой его свидетельских показаний людям Хрущева (22 января 1961 г.) означает, что воспоминания Макарова о точных датах были бы ненадежными, даже если бы на него не оказывалось давление с целью обвинить Сталина — это факт, который также признает Лено (Л 10–11).

Мы знаем, что в течение двух последующих дней 4 и 5 декабря следователи НКВД все еще расследовали возможное соучастие троцкистов в убийстве Кирова. Они не поступили так, если бы Сталин приказал им проследить связь с зиновьевцами. Лено признает, что в телеграмме Агранова Сталину от 4 декабря «нет никакого упоминания зиновьевцев или других конкретных коммунистических оппозиционных групп» (Л 280).

Не считая статьи Люшкова 1939 г. — мы вернемся к ней позднее для более подробного рассмотрения — показания Макарова 1961 г. являются единственным предполагаемым доказательством того, что Сталин так или иначе приказал следователям НКВД обвинить зиновьевцев. А показания Макарова 1961 г. фальшивы — то есть, если он и давал их когда-нибудь вообще, то, как мы уже замечали, мы их получили лишь из третьих рук.

Вскоре после этого Лено делает следующее заявление:

…протоколы допросов свидетельствуют о резком повороте в расследовании 4 декабря. В этот день Агранов начал впервые давить на Николаева в отношении его связи с зиновьевцами (курсив мой. — ГФ.) (Л 281).

Однако это заявление Лено просто ложно, так как свидетельство, которое тут же приводит Лено, доказывает:

Вопрос: Какое влияние ваша связь с бывшими оппозиционерами-троцкистами оказала на ваше решение убить товарища Кирова?

Ответ (Николаев): Мои связи с троцкистами Шатским, Ваней Котолыновым, Николаем Бардиным и другими повлияли на мое решение убить товарища Кирова. Однако я знал этих людей не как членов какой-то группы, а как отдельных индивидуумов… (курсив мой. — Г.Ф.) (Л 281).

Лено признает, что у него здесь возникает проблема:

Правительственные следователи в 1956 и 1990 гг. использовали тот факт, что как Николаев, так и его допрашивавшие сначала относили Котолынова и остальных оппозиционеров к троцкистам, чтобы доказать, что 4 декабря Сталин еще не решил выбрать мишенью зиновьевцев (Л 283–284).

Лено пытается обойти это очевидное противоречие следующим образом:

Граница между зиновьевцами и троцкистами была нечеткой, то ли на самом деле, то ли в умах офицеров службы безопасности режима (Л 284).

Сотрудники НКВД не могли отличить зиновьевцев от троцкистов? Это полнейший абсурд! Лено даже не пытается процитировать доказательство в подтверждение этого заявления. Почему Лено поступает так, а не идет туда, куда его ведут факты? По-видимому, Лено хочет не раскрыть правду, а доказать, что Николаев был «убийцей-одиночкой». Очевидно, Лено делает то же, что делали Хрущев и его люди 60 лет назад — пытается подтвердить предвзятый вывод, который не подтверждается фактами.

Давайте рассмотрим ловкий трюк, который пытается провернуть здесь Лено. Он заявляет: «В тот день Агранов начал впервые давить на Николаева в отношении его связи с зиновьевцами». Но фактически Агранов сказал следующее: «Какое влияние ваша связь с бывшими оппозиционерами- троцкистами оказала на ваше решение убить товарища Кирова?».

4 декабря Агранов искал связь не с зиновьевцами, а с троцкистами. Заявление Агранова опровергает утверждение Лено!

В любом случае, какие бы оппозиционные группы ни были названы, факт, что их назвали, не являлся бы доказательством того, что Сталин сделал первый шаг, чтобы «подставить» или даже впутать либо троцкистов, либо зиновьевцев. Скорее, это свидетельство выступает в пользу противоположного тезиса — что сам Николаев, а не Сталин и не следователи НКВД, первым поднял вопрос соучастия оппозиционеров в убийстве.

Можно было бы возразить, что этот диалог мог предполагать, что именно следователи НКВД, а не Николаев, инициировали вопрос об оппозиционерах (в данном случае о троцкистах) в следствии. Однако это было не так. Лено допускает, что Николаев[62]упоминал Котолынова, Антонова и Шатского в своих записях:

Я помню, как мы с И.Котолыновым ездили по хозяйственным организациям для сбора средств на комсомольскую работу. В райкоме были на подбор крепкие ребята — Котолынов, Антонов, на периферии — Шатский. Котолынов в 1924-26 гг. примкнул к новой оппозиции и на одном из съездов комсомола предательски заявил, что мы не Ст(алинисты), а Л(енинцы), теперь же он грызет гранит науки (Л 283).

Лено приводит этот же отрывок и из «Ответа…» (Л 462). Лено признает, что НКВД изъял эти и другие записи Николаева в день самого убийства Кирова — 1 декабря 1934 г.:

Сотрудники ленинградского НКВД конфисковали этот дневник вместе с «завещанием» Николаева и другими «записями», когда они нагрянули в квартиру Николаева вечером 1 декабря 1934 г., тотчас после убийства Кирова. НКВД также конфисковали различные другие записи Николаева при обыске на квартире, где на 1 декабря, вероятно, также проживали его мать и сестра Екатерина (Л 193).

Таким образом, с 1 декабря у Ленинградского НКВД были записи Николаева, в которых он упоминал Котолынова, Антонова и Шатского. И, как признает Лено:

Агранов имел веские причины допросить Николаева о Котолынове и Шатеном. В библиотеке НКВД были отчеты информаторов об обоих людях в деле, озаглав-ленном «Политикан», которые освещали деятельность бывших сторонников Зиновьева в Ленинграде (Л 283).

Это тоже взято из «Ответа Яковлеву», хотя по какой-то причине Лено меняет название дела во множественном числе «политиканы» на единственное число[63] (Л 469):

В архивных агентурных материалах, озаглавленных «Политиканы», имелся список лиц, по которому также проходили Котолынов, Левин, Мандельштам, Мясников, Румянцев, Сосицкий, Толмазов, Ханик, Антонов, Соколов и Звездов.

4 декабря Агранов написал следующую записку Сталину:

Агентурным путем, со слов Николаева, выяснено, что его лучшими друзьями были троцкисты Котолынов Иван Иванович и Шатский Николай Николаевич.

Хотя Лено цитирует архивный первоисточник в пользу этого заявления, фактически он тоже присутствует в «Ответе Яковлеву», который заявляет также следующее (Л 460):

Наряду с этим в присутствии охранявших работников НКВД Николаев в камере 4 декабря якобы произнес вслух во сне фамилии Котолынова и Шатского, о чем слышавший это Кацафа тут же донес рапортом Агранову. 4 декабря Агранов по правительственной связи сообщил Сталину: «Агентурным путем, со слов Николаева Леонида, выяснено, что его лучшими друзьями были троцкисты Котолынов и Шатский». В дальнейшем, выступая 3 февраля 1935 года на оперативном совещании в НКВД СССР, Агранов сказал, что, получив такие данные, «мы ухватились за эту обмолвку и развернули в этом направлении следствие».

В «Отчете» эпохи Хрущева от 1956 г., который цитирует Лено с одобрением, заявлено:

Кацафа… мог получить от них (сотрудников НКВД) задание убедить Николаева признать, что он является членом зиновьевской оппозиции, и (sic) они также сообщили ему (Кацафе) имена Котолынова и Шатского (Л 285).

Это не доказательство, а чистейшей воды предположение. Ничто не могло яснее показать отчаяние исследователей хрущевской эпохи! Они, очевидно, были настолько неспособны найти хоть какие-нибудь доказательства в подтверждение версии, что Сталин заказал убийство Кирова, либо что Николаев был «убийцей-одиночкой», что были вынуждены пойти на такие извращения фактов.

Показания Кацафы были так же неудобны для людей Хрущева, как неудобны они для предвзятых взглядов Лено. Он называет изложение Аграновым рассказа Кацафы «ложью школьника» (Л 284), но так и не дает никаких доказательств, ни причин, по которым он называет их «ложью». Это идентично — «хочу, чтобы этого не было», т. е. приему, который применили сторонники Хрущева. И опять это не более чем «россказни», что очевидно подразумевает, что гипотеза Лено противоречит всем свидетельствам.

Лено вынужден в большой степени опираться на перевод отчета КГБ в апреле 1956 г., из которого он цитирует следующее высказывание.

Кацафа заявил, что через несколько дней после своего ареста Николаев дал разоблачительные показания о своем участии в зиновьевской организации. Кацафа в то время будто бы услышал, как Николаев произнес во сне фразу: «Если арестуют Котолынова, нет нужды беспокоиться, он сильный человек, но если арестуют Шатского, это мелюзга, он все выдаст». Затем Кацафа будто бы записал эту фразу в свою записную книжку и немедленно сообщил об этом Агранову и Миронову, после чего он получил приказ подготовить подробный официальный отчет.

Как мы видели, по собственному признанию Лено расследование 1956 г. было предпринято с целью сфабриковать дело против Сталина. Однако Лено нужна какая-нибудь причина, чтобы не только подвергнуть сомнению версию Кацафы, но и предположить, что НКВД проинструктировали Кацафу заставить Николаева обвинить в преступлении зиновьевцев.

В апрельском отчете 1956 г. сообщается:

Заявление Кацафы вызывает сомнение, так как Радин, которого мы (также) допрашивали, который был вместе с Кацафой в камере с Николаевым, не подтверждает этого, но говорит, что Николаев… часто говорил бессвязно во сне, упоминал некоторые фамилии, но никогда не произносил целых предложений. По этой причине можно предположить, что Кацафа, который был человеком (охранником) очень близким к руководителям НКВД СССР (родственником Леплевского (И.М.Леплевский — видный чиновник в органах госбезопасности Украины и Беларуси в 1933–1935 гг.)), мог получить от них задание убедить Николаева признаться, что он является членом зиновьевской оппозиции, и [sic] они также дали ему (Кацафе) имена Котолынова и Шатского (курсив мой. -ГФ.) (Л 284–285).

Это просто еще более бесперспективное умозрительное построение Серова, который пытался обеспечить Хрущева дутыми доказательствами, которые нужны были его шефу, чтобы начать «реабилитацию» обвиняемых на Московских процессах. Кирилина, на отчет которой часто полагается Лено и труд которой он высоко ценит, не считает, что этот отчет был сфабрикован, и называет дату: «ночь 4 декабря». С учетом даты отчета Агранова Сталину это было бы 3–4 декабря (К 277).

Кирилина называет в качестве источника рассказа Кацафы статью Ю. Седова в «Труде» от 4 декабря 1990 г. Однако на самом деле в этот раз цитата из Кацафы находится не в той статье, а в «Записке» комиссии Шверника 1963 г. Вот как она выглядит:

Из материалов дела и проверки видно, что одним из поводов для ареста так называемых соучастников Николаева явился рапорт сотрудника НКВД Кацафы, охранявшего Николаева в тюремной камере. В этом рапорте, написанном 4 декабря 1934 года, он доложил Агранову, что Николаев во сне якобы произнес следующие слова: «Если арестуют Котолынова, беспокоиться не надо, он человек волевой; а вот если арестуют Шатского — это мелюзга, он все выдаст» (Архив КГБ при СМ СССР, д. № ОВ-5, т. 1, л. 39).

Несмотря на явную нелепость и бессмысленность как этих слов, так и самого рапорта, Агранов немедленно по телеграфу доложил Сталину, что «агентурным» путем установлены «лучшие друзья» Николаева — бывший троцкист Ко-толынов и бывший анархист Шатский, «от которых он многому научился» (Архив КГБ, архивное следственное] дело № 100807, т. 15, л. 221–222). Вскоре Котолынов и Шатский, являвшиеся в действительности бывшими зиновьевцами, были арестованы, а от Николаева получены показания о том, что связь с этими лицами повлияла на его решение совершить убийство Кирова.

Однако все усилия, затраченные людьми Хрущева и самим Лено на попытки дискредитировать заявление Кацафы, были тщетны. Ибо, как уже признавал Лено, сотрудники НКВД имели более чем достаточно причин тщательно допросить Николаева о его связях с доказанными фигурами оппозиции. Никакой следователь не пренебрег бы и не счел бы чистейшим совпадением тот факт, что видные оппозиционеры, у которых были веские причины питать ненависть к Кирову, оказались бы так близки к Николаеву, чтобы появиться в его дневниках.

По словам Седова и иже с ним в «Ответе Яковлеву», именно сам Николаев начал рассказывать о Котолынове и Шатском:

4 декабря 1934 года Николаев на допросе пояснил, что знает Котолынова, Шатского и Бардина «индивидуально», а не как членов какой-либо группировки, и эти лица, по его словам, участия в совершенном им преступлении не принимали. На допросе 5 декабря Николаев вновь заявил: «Я не привлек Котолынова, т. к. хотел быть по своим убеждениям единственным исполнителем террористического акта над Кировым».

На другом допросе, также состоявшемся 5 декабря, Николаев показал, что «если бы по тем или иным причинам совершение убийства Кирова у меня затянулось, то я приступил бы к созданию группы для его осуществления и привлек бы в нее в первую очередь Бардина, Котолынова и Шатского» (РКЭБ-3 460).

(Лено приводит соответствующие части признаний Николаева от этих чисел на с. 281 и с. 287.)

Подобные заявления Николаева тотчас вызвали бы подозрения у любого следователя. Сначала Николаев предполагает, что Котолынов согласился бы «завербоваться» в план убийства, если бы Николаев попросил его, затем открыто заявляет, что Бардин, Котолынов и Шатский согласились бы на это.

Тем не менее телеграмма Агранова Сталину от 5 декабря (документ Лено № 45, с. 285–287) является еще одним доказательством того, что НКВД все еще искал не зиновьевцев, а троцкистов. Это значит, что на 5 декабря Сталин еще не направил следствие на зиновьевцев.

Агранов писал:

1. По показанию Николаева Леонида троцкисты Шатский, Бардин и Котолынов были настроены террористически.

Николаев показал:

Бардин Николай, безусловно, террористически настроен; у него были такие же настроения, как у меня, я даже считаю, что у Бардина куда более крепкие настроения, чем у меня.

Далее Николаев на вопрос, был ли привлечен Котолынов к подготовке террористического акта над тов. Кировым, показал:

Я не привлекал Котолынова, так как хотел быть по своим убеждениям единственным исполнителем террористического акта над Кировым; во-вторых, Котолынов, как я считал, не согласится на убийство Кирова, а потребует взять повыше, т. е. совершить террористический акт над тов. Сталиным, на что я бы не согласился (http://delostalina.ru/7p = 1633).

(Лено цитирует этот документ из архивов. Со стороны Лено было бы очень любезно проинформировать его читателей о том, что он уже давно есть в печатном виде на русском языке.)

О зиновьевцах нет и речи. Агранов называет Шатского, Бардина и Котолынова «троцкистами». Агранов и иже с ним, безусловно, знали разницу между зиновьевцами и троцкистами, несмотря на неубедительную попытку Лено уравнять тех и других (Л 284, см. выше).

Но более того, для того чтобы «спасти» гипотезу, что именно следователи НКВД по указке Сталина обвинили зиновьевцев как террористов, Лено нужно разъяснить здесь заявление Николаева. Либо следователи каким-то образом вынудили Николаева сделать это заявление, либо как-то убедили его ложно обвинить зиновьевцев или же полностью сфабриковали заявление, а Николаев никогда не делал его вообще.

Однако Лено не дает такого объяснения. Легко понять почему: у него нет доказательств. Но это означает, что здесь Лено молча допускает, что именно Николаев и никто иной первым объявил зиновьевцев в террористических замыслах.

Лено продолжает пытаться спасти свою теорию, что Сталин с помощью НКВД сфабриковал участие зиновьевцев в убийстве:

5 декабря… поощряя его к монологу о «настроениях» его старых комсомольских знакомых, Агранов и Дмитриев, кажется, подтолкнули Николаева к обвинению их непосредственно в убийстве Кирова (Л 287).

Кажется, что Лено очень бы хотелось предположить, что следователи каким-то образом вынудили Николаева обвинить этих людей. Однако у него нет абсолютно никаких доказательств, поэтому ему приходится обходиться лишь голословными утверждениями. Вот поэтому он и толкует неправильно обычную следственную процедуру. Любой следователь поступил бы так, как поступили Агранов и Дмитриев — последовал бы следовательской максиме «разговори подозреваемого» (т. е. пусть он говорит как можно больше). Особенно с того момента, как Николаев заявил, что у самих зиновьевцев были террористические намерения. Лено продолжает:

Например, они попросили его описать еще раз его встречу с Шатским в августе. Во вполне убедительном рассказе Николаева Шатский выразил раздражение в отношении речи Сталина на 17-м съезде партии, призывавшей к увольнению бывших оппозиционеров… (Л 287).

Однако Сталин никогда не призывал ни к чему подобному на XVII-M съезде партии — факт, который легко могли проверить, поскольку протокол съезда уже был опубликован, а речи Сталина были напечатаны отдельно. Следовательно, если Николаев действительно говорил это — Лено не цитирует текст, и он нигде не публиковался, — то он сейчас говорил вопиющую, а тем самым еще более отъявленную ложь. Это в свою очередь послужило бы сигналом следователям, что Николаев исчерпал всю легенду прикрытия, которую он мог разработать заранее и теперь приближался к пределу своей стойкости. Ибо вдобавок к тому, что эта версия была фальшивой, она не помогла бы Николаеву, даже если бы оказалась правдой.

Почему Лено не указывает на это? Мы не можем сказать, но даже если бы эта версия о мотиве Шатского была правдой, она не дала бы никаких доказательств для утверждения Лено, что сотрудники НКВД каким-то образом вынудили Николаева обвинить зиновьевцев.

Лено продолжает:

Агранов и Дмитриев также внушали Николаеву мысль о предполагаемых террористических настроениях Котолынова и Бардина, пока он не сказал, что «если бы у меня лично возникли трудности с убийством Кирова, я бы привлек Бардина, Шатского и Котолынова, и они согласились бы сделать это» (Л 287–288).

И снова Лено приводит здесь архивный документ, и опять он оказывается в «Ответе Яковлеву» Седова и иже с ним. Мы уже цитировали его выше. И вот он опять:

На другом допросе, также состоявшемся 5 декабря, Николаев показал, что «если бы по тем или иным причинам совершение убийства Кирова у меня затянулось, то я приступил бы к созданию группы для его осуществления и привлек бы в нее в первую очередь Бардина, Котолынова и Шатского» (РКЭБ-3 460).

Седов со товарищи не утверждают, что сотрудники НКВД «внушили» заявление Николаева. Но до известной степени они, должно быть, сделали это. Они были бы глупцами, если бы не вынудили Николаева говорить об их террористических намерениях. У Николаева уже иссякала правдоподобная ложь. Рано или поздно начнет проскальзывать какая-то правда.

Наконец Лено подходит к обсуждению первого случая, когда Николаев без обиняков обвинил Шатского, Котолынова, Румянцева и Юскина в убийстве Кирова, при этомон заключает слово «признание» в кавычки:

В конце концов Николаев «признался», что он привлек Шатского к наблюдению за квартирой Кирова ради него, и энергично намекал, что Котолынов руководил тайным заговором с целью убийства Кирова. Более того, он сказал, что Котолынов планировал поехать в Москву, чтобы убить Сталина. Николаев также обвинил Владимира Румянцева, бывшего зиновьевца, который вернулся на важный пост в Выборгском райисполкоме, и Игната Григорьевича Юскина, давнишнего знакомого (Л 288).

Этот «аргумент с помощью кавычек» характерен для подачи материала Лено, и мы уже указывали на него в главе 4 настоящей работы. Кажется, что Лено применяет его, когда он хочет, чтобы его читатели ощутили недоверие или скептицизм к правдивости какого-то заявления, но он не может предложить им никаких причин для этого. Причина в этом случае кажется очевидной: заявление противоречит предвзятому выводу Лено, что Николаев был «убийцей-одиночкой», поэтому Лено, по-видимому, хотел бы показать несостоятельность этого высказывания или каким-то образом избавиться от него. Однако нет причин для этого, поэтому его единственным средством остаются кавычки.

Кавычками охвачено и слово «россказни». Как у игрока в покер, пытающегося безуспешно блефовать, необоснованные кавычки у Лено телеграфируют внимательному читателю о его тревоге: «У меня ничего нет». Если признание Николаева подлинное, весь тезис Лено, что Николаев был «убийцей-одиночкой», что все подсудимые были «ложно обвинены» и убиты, полностью распадается. Однако Лено не может предложить абсолютно никаких доказательств, что признание Николаева не является подлинным! Отсюда и «блеф».

Лено тоже прочитал некоторые из этих признаний Николаева на допросах от 6 декабря (№ 16, Л 773–774). Согласно данному примечанию существуют семь признаний общим объемом в 41 страницу (Лено признает, что это может быть одно длинное признание с меняющимися допрашивающими). Они оказались бы очень важными текстами! Но Лено не цитирует ни одного из этих документов. Почему? Если бы Лено был объективным исследователем, он был бы обязан проинформировать своих читателей, почему он опускает все эти признания. Главным образом он обязать сделать это, поскольку эти семь признаний приходятся на критический момент в расследовании, когда Николаев начинал непосредственно привлекать других, чтобы изменить версию «убийцы-одиночки» на версию участника заговора.

Лено правильно замечает, что более мягкое обращение с Николаевым, когда последний пошел на сотрудничество со следствием, является общепринятой практикой:

Каким образом были получены эти и более поздние признания от Николаева? Как следователи полиции во всем мире, сотрудники НКВД перемежали мягкое обхождение с принуждением, угрозами, обещаниями и предложениями о сделке (Л 288).

Интересно, что Лено принимает как должное, что Николаева не пытали. Однако со стороны Лено нечестно упоминать «принуждение» и «угрозы», поскольку у него имеется о них не больше свидетельств, нежели о пытках.

Лено старается изо всех сил найти какую-нибудь форму «принуждения» или «угроз». Например, он заявляет:

Николаеву почти наверняка пообещали, что его семье не будет причинен вред, если он будет сотрудничать со следствием.

У него нет абсолютно никаких свидетельств по поводу этого заявления, поэтому он пытается сфабриковать хоть какие-то. В примечании 18 (с. 774) к этому отрывку Лено пишет:

Кирилина «Неизвестный Киров», с. 251, свидетельствует, что Николаев надеялся спасти свою семью. К сожалению, она не дает ссылки на свои цитаты.

Однако это утверждение неточное. Вот что пишет Кирилина на той странице:

Николаев, несомненно, очень любил свою жену. Он неоднократно говорил на допросах, что «жена ничего не знала», «не догадывалась», просил о «снисхождении иней».

По словам Кирилиной, Николаев вовсе не просил «спасти его семью». Он просто пытался отрицать вину со стороны своей жены. Мы можем лучше понять почему, когда мы увидим доказательства, что Мильда Драуле была полноценной участницей заговора с целью убийства Кирова.

Кирилина не предоставляет первоисточников для этих коротких выдержек, выделенных кавычками. И они ничего бы не значили, если бы она привела первоисточники для них, ибо они не дают никаких доказательств того, что следователи использовали его семью либо как наживку, либо с целью угрозы.

Однако благодаря Лено мы знаем:

• что брат Николаева Петр признался в соучастии в убийстве Кирова вместе со своим братом (Л 289);

• что 9 декабря или около того Мильда Драуле «призналась, что она разделяла антисоветские взгляды своего мужа» (Л 306).

Благодаря Кирилиной мы знаем, что 11 декабря Драуле призналась, что она скрывала факт того, что ее муж придерживался оппозиционных взглядов.

Николаев обвинял ЦК ВКП(б) в том, что он ведет милитаристскую политику, тратя огромные средства на оборону страны, на строительство военных заводов, и поднимает для этого искусственный шум о готовящемся на СССР нападении… Эта шумиха, по его словам, рассчитана на то, чтобы отвлечь внимание трудящихся от трудностей, вызываемых неверной политикой ЦК… Особенно острый характер его настроение и озлобление против партийного аппарата приняли после исключения из партии (К 258).

Хотя Кирилина является одним из главных источников Лено, он избегает упоминания об этом. Почему? Он все-таки упоминает следующие факты, касающиеся Драуле:

• что 10 января 1935 г.: Мильда Драуле подписала показания, в которых утверждала, что Николаев посещал (латвийского консула) Бисениекса, чтобы обсудить «вопрос об отделении различных национальных областей от СССР» 387);

• что во время суда над ней И марта 1935 г. Мильда Драуле на тот вопрос, какую она преследовала цель, добиваясь пропуска на собрание партактива 1 декабря с. г., где должен был делать доклад т. Киров, ответила, что «она хотела помогать Леониду Николаеву». В чем? «Там было бы видно по обстоятельствам». Таким образом, нами установлено, что подсудимые хотели помочь Николаеву в совершении теракта (К 374–375; Л 387–388).

Должны быть другие допросы Драуле, вдобавок протокол ее суда, на котором она заявляет, что она действительно пыталась достать пропуск на собрание партактива, на которое ее муж также пытался раздобыть пропуск. Эти материалы, несомненно, помогли бы дополнить картину соучастия Драуле в убийстве. Мы можем быть уверены, что если бы эти материалы каким-то образом оправдали бы Драуле, они были бы опубликованы, так как люди Горбачева старались изо всех найти любые доказательства, что Николаев был «убийцей-одиночкой».

Вопрос о времени первого допроса Драуле всегда был и остается какой-то загадкой. Однако признание Драуле 11 марта 1935, приведенное выше, предполагает, что Драуле должна была быть в Смольном во время убийства или около того. А это, в свою очередь, могло бы объяснить заявление Юрия Жукова, что первый допрос Драуле начался в 4:45 вечера, лишь через четверть часа после убийства. Как замечает Лено, это также подразумевало, что Драуле была арестована возле Смольного. Тем не менее может быть и так, что Драуле была арестована лишь в 6:45 вечера, как предполагает Лено (Л 176). Однако было бы слишком большим совпадением, если бы Драуле пыталась достать пропуск на собрание и, следовательно, побывала в Смольном, но потом ушла и была арестована дома.

Так как присутствие Драуле в Смольном или возле него во время убийства было бы, естественно, вменяющим в вину обстоятельством, это может объяснить, почему допросы Драуле и протокол ее суда не были опубликованы для исследователей. Однако как бы там ни было, то, что она пыталась достать пропуск, само по себе очень подозрительно при том, что ее муж занимался тем же самым в тот же день с целью убийства Кирова. Судья Ульрих истолковал это как признание того, что Драуле была соучастницей убийства Кирова и была готова при необходимости действовать как сообщник. Трудно истолковать ее слова как-то иначе. А у Ульриха, в отличие от нас, были перед глазами протоколы всех ее допросов, и он слышал ее свидетельства на суде.

Ни Лено, ни Кирилина не предоставляют никаких свидетельств, что какие-либо показания Петра Николаева или Мильды Драуле или в этом отношении собственные показания Николаева были получены путем принуждения. Все доказательства, которые у нас есть, подтверждают вину брата и жены Николаева в том, что они помогали ему.

Таким образом, нет абсолютно никаких доказательств того, что Сталин приказал или предложил сотрудникам НКВД обвинить любых оппозиционеров, либо троцкистов, либо зиновьевцев. Это само по себе веское доказательство, что эти люди были виновны. Когда мы сложим это с остальными уликами, включая то, что многие из них признались, в то время как другие втягивали тех, кто не признались, любой объективный ученый вынужден будет сделать вывод, что дело против зиновьевцев имело очень убедительные доказательства.

Копия 1-й страницы допроса М.Драуле от 1 декабря 1934 г. (из «Архива Волкогонова», Библиотека Конгресса (США))

Глава 10. Заслуживает ли доверия Юрий Седов?

В начале своей книги Лено заявляет:

Архивы Федеральной службы безопасности… практически закрыты, хотя ряд документов КГБ об убийстве (Кирова) был опубликован, а заслушивающие доверия исследователи (такие нам Ю.И.Седов) видели и рассказали об относящихся к этому делу архивах (курсив мой. — Г.Ф.) 14).

Далее в той же книге Лено приводит выдержку из статьи Седова в газете «Труд» от 4 декабря 1990 г. (Л 668–669 и № 103, Л 807). Эта статья доказывает, что Седов — отнюдь не «заслуживающий доверия исследователь», а лгун.

«Свояки»

В этой статье Седов писал:

Мы обнаружили несколько архивов, (в которых власти)… не любят чужих взглядов и которые до сего дня остаются закрытыми… Это отчеты агентов наблюдения за лицами, считавшихся зиновьевцами, и другими известными оппозиционерами. Мы говорим сейчас, например…. об оперативном архиве дела «Свояки», о котором Сталин был проинформирован 2 декабря 1934 г…. (Л 668).

Лено должен знать, что Седов не правдив здесь, ибо далее Лено пишет:

27 января 1956 г. КГБ уничтожил основные записи по делу «Свояки», всесоюзной операции по надзору за зиновьевцами. Похоже, что «Свояки» содержали больше свидетельств, нежели Серов хотел показать Молотову… (Л 592).

Здесь, в тексте, Лено говорит уклончиво. «Уничтожил основные записи по делу «Свояки» может подразумевать, что часть архива «Свояки» могла сохраниться. Однако соответствующая часть сноски Лено, которая ссылается на отчет Седова и других официальных советских исследователей от 14 июня 1990 г., гласит буквально

(469 уничтожение «Свояки») (№ 49, Л 799).

Оригинальный текст этого отчета не оставляет нам никаких сомнений: «Свояки» не существовали, когда Седов и иже с ним выполняли свою работу:

К сожалению, само дело «Свояки» не сохранилось, оно было уничтожено 27 января 1956 года (РКЭБ-3 469).

В отчете все-таки значится, что некоторые материалы из этого дела были включены в дела по некоторым конкретным обвиняемым:

В УКГБ СССР по Ленинградской области находятся лишь частично материалы из этого дела, обнаруженные в делах-формулярах на Звездова В.И., Левина В.С. и Мясникова Н.П. (все они осуждены по делу «ленинградского центра») и в агентурном деле «Подпольщики».

…Здесь же имеются документы за 1928 год, озаглавленные «зиновьевцы», в одном из которых указано, что на собрании у «левых зиновьевцев» у Гертика присутствовал Румянцев, а в другом — о том, что Котолынов поддерживает связь с троцкистами для взаимной информации и обмена литературой.

В этом же деле находится ряд документов, озаглавленных «Свояки», в которых указано краткое содержание донесений за 1928–1930 гг., носящих информационный характер о политической принадлежности объектов разработки и их встречах между собой, а также список с указанием фамилии, имени, отчества и места работы лиц, проходящих по этому делу, в количестве 26 человек, среди которых из числа привлеченных к уголовной ответственности по делу об убийстве С.М. Кирова значатся: Румянцев, Мандельштам, Котолынов, Левин (там же).

В своей статье в газете «Труд» за 1990 г. Седов прямо заявляет, что оперативное дело «Свояки» было одним из архивов, которые «подняли» он и другие советские исследователи. СССР все еще существовал, когда Седов написал эту статью в «Труде» в 1990 г. Отчет от 14 июля 1990 г., соавтором которого он был и в котором он показал, что дело «Свояки» было уничтожено в 1956 г., был опубликован лишь в 2004 г. Никто из читавших статью Седова в 1990 г. не мог знать, что Седов лжет о деле «Свояки».

И это не единственная ложь в указанной статье Седова. Он писал:

При таких обстоятельствах, когда все тринадцать подсудимых отрицали в один голос свою вину, а других доказательств нет, кроме голословных, противоречивых и неконкретных показаний непосредственного исполнителя теракта — Николаева, у суда не было никаких законных оснований приговаривать этих людей к расстрелу.

Как мы уже знаем, это заявление ложное. Конечно, Седов и другие исследователи горбачевской эпохи знали это в 1990 г., когда Седов опубликовал эту статью. Они имели доступ к материалам следствия и протоколу заседаний суда. Однако никто больше не мог знать в то время, что Седов лжет. Теперь мы знаем. Трудно понять, как Лено мог пропустить это.

По словам Аллы Кирилиной, четверо из обвиняемых вдобавок к Николаеву признались как во время предварительного следствия, так и на суде. Это были Антонов, Юскин, Звездов и Соколов.

…из 14 человек, привлеченных по делу «ленинградского центра», только трое (не считая Николаева) — Звездов, Соколов, Антонов — на предварительном следствии на допросе признали свою причастность к убийству Кирова (К 283). На следствии и сначала на суде Антонов, Юскин, Звездов, Соколов дали признательные показания о своем участии в террористической группе и подготовке убийства Кирова и дали подобные показания и на других участников процесса (К 301).

В соответствии с данными, которые прочел Лено, в одной версии архива протокола заседания суда, ситуация была несколько менее определенной, чем излагает Кирилина.

В конце расследования (17 декабря и позже) все — Антонов, Звездов и Соколов — заявили, что они в общем знали, что организация бывших зиновьевцев планировала террористическую деятельность против советского руководства (Антонов и Звездов говорили, что им рассказал Котолынов). Это дошло до того, что любой из бывших зиновьевцев, которого НКВД определял в «ленинградский центр», начинал признаваться в террористической деятельности. Утверждение официальных обвинений, что Антонов и Звездов «полностью признали свою вину», были лживы (Л 353).

Однако Лено никак не может сказать, что официальное обвинение было «лживым». Он мог быть в этом уверен лишь в том случае, если бы он сам имел доступ ко всем материалам следствия, включая все допросы Антонова, Звездова и Соколова. Насколько мы знаем, они вполне могли «полностью признать свою вину» в материалах, к которым Лено не имел доступа. Однако сам Лено заявляет, что он не имел доступ ко всему. Следовательно, он не может знать, были ли официальные обвинения «лживыми» или нет.

Отчет Агранова Ягоде (во время суда 28–29 декабря 1934 г.), переданный в 19:30 28 декабря, отмечал, что Антонов признал себя виновным, подтвердив все свои показания, что Звездов поступил так же и что Юскин признался, что он знал о планах Николаева убить Кирова, но не воспринял их серьезно. Соколов показал, что он был членом контрреволюционной организации и знал о приготовлениях к неустановленному террористическому акту.

Агранов опять замалчивал показания, вызывающие беспокойство, или игнорировал их. Фактически Антонов отрицал, что знал о конкретных приготовлениях к террористическому покушению, и заявил, что «теракты противоречат моим принципам». Когда его допрашивал Ульрих, он признался, что все еще ощущает ответственность за убийство, потому что он ничего не сделал, чтобы предотвратить его. Антонов также сказал, что он лишь однажды встречался с Николаевым с 1923 г., и это было в 1932 г. Это, бесспорно, поставило под серьезное сомнение то, что они могли работать вместе над каким-либо заговором вообще в 1934 г. Звездов отрицал, что знал о каком-либо террористическом заговоре против советских лидеров, заявив, что он надеялся, что их можно убрать с занимаемых ими постов путем политических действий. Он заявил, что не встречал Николаева с весны 1934 г.

Внимательное чтение показаний Юскина в одном архивном протоколе показывает, что, хотя он признал свою вину по всем пунктам обвинения, он не признался ни в каких преступлениях на допросе в суде… Несмотря на напористый допрос со стороны Ульриха Юскин настоял на том, что он не имел представления о том, что Николаев планирует убийство…

Соколов, который был первым свидетелем, связавшим Николаева с «контрреволюционной» группой бывших зиновьевцев в Ленинграде (6 декабря), больше всех из этой группы обвиняемых шел на сотрудничество. Он тщательно следовал сценарию НКВД, обвиняя Звездова, Антонова, Котолынова и Николаева в террористическом заговоре, но не сообщал подробностей (Л 360–361).

Очевидно, Лено получил доступ к «одному архивному протоколу» суда. Однако он не дает нам никакого анализа свидетельств, представленных на суде, которые были приведены в этом протоколе. Вместо этого Лено лишь рассказывает несколько примеров, в которых обвиняемые сами попытались преуменьшить собственную вину. Другие показания и свидетельства против каждого из подсудимых следует привести тоже.

Например, Лено сообщает нам, что ряд подсудимых обвинил Румянцева, еще одного из подсудимых. Котолынов назвал его одним из лидеров «Ленинградских зиновьевцев» (Л 362). Тем не менее в своих собственных показаниях Румянцев отрицал всякие политические связи с кем бы то ни было из зиновьевцев после 1929 г., после чего его обвинили некоторые другие (Л 364). Очевидно, собственные отрицания вины Румянцева или любого обвиняемого не принял бы за чистую монету ни один суд ни в одной стране ни в какое время. Лено дает нам представление о показаниях других подсудимых против Румянцева. Однако он не делает того же самого в отношении остальных обвиняемых, чьи показания он резюмирует.

Мы не можем объяснить явные расхождения между версиями Кирилиной и Лено о показаниях обвиняемых. Лено следовало исследовать непосредственно этот вопрос. Вместо этого он вообще не информирует своих читателей об этом. Ссылка Лено на «один архивный протокол» предполагает, что есть или могут быть другие. Однако Лено вообще не рассматривает этот важный документ, поэтому у нас нет никаких сведений, с помощью которых можно оценить его.

Лено представляет выдержки из «проекта официального обвинения», а не из подлинного официального обвинения. В другой главе мы сравнивали текст Лено (документ № 72, с. 345–352) с опубликованным официальным обвинением. Там мы рассматриваем некоторые важные части обвинения, которые удалил Лено. В нем мы видим, что четырнадцать подсудимых не делали похожих признаний. В случаях с Антоновым, Звездовым и Соколовым, по словам и Кирилиной, и Лено:

— Антонов «полностью признал свою вину»;

— Звездов «полностью признал свою вину»;

— Соколов «признал, что он виновен в том, что был членом подпольной контрреволюционной группы, но отрицал свое непосредственное участие в приготовлениях Николаева к убийству товарища Кирова» (Л 351–352).

Это в точности соответствует тексту опубликованного официального обвинения (Л 22).

Естественно, обвинение суммирует то, что подсудимые признали до суда, а не то, что было заявлено на суде.

Мы рассмотрим вопрос о виновности или невиновности в другом месте. На данный момент достаточно заметить, что Лено согласен, что некоторые из подсудимых все-таки признали себя виновными в некоторых преступлениях.

Следовательно, Юрий Седов лгал, когда писал в статье в газете «Труд», что «все тринадцать подсудимых отрицали в один голос свою вину». Более того, Лено прекрасно знал, что Седов лгал.

Как тогда мог Лено называть Седова «заслуживающим доверия исследователем»? Два лживых утверждения в одной короткой статье — о деле «Свояки» и о «единодушном отрицании своей вины» подсудимыми — доказывают, что Седов — кто угодно, но только не «заслуживающий доверия исследователь», каковым его назвал Лено. С какой стати Лено делать такое заявление, когда сами свидетельства, которые он приводит, опровергают это заявление?

Мы могли бы предположить, что это — одна из множества «россказней» Лено. Он принимает предвзятый вывод, выдвинутый советским руководством хрущевской эпохи, советским руководством горбачевской эпохи, российским руководством с 1991 г. и антикоммунистическими исследователями, такими как Кирилина, что Николаев действовал один и что остальные подсудимые были невиновными, их «подставили» НКВД и в конечном счете Сталин. Седов энергично поддерживает это мнение. Но он, очевидно, не может это сделать, не прибегая к фальсификациям.

То же самое верно и с Лено. Мы увидим множество примеров этого. В сущности, не существует фактически никаких доказательств того, что Николаев действовал один, и есть огромное количество доказательств, что он был участником заговора.

Прежде чем оставить Седова, мы заметим еще одну его ложь — если точнее, уловку. В своей статье в газете «Труд» Седов писал:

«Неутомимо» трудились агенты ОГПУ, письменно докладывающие своим недремлющим шефам о каждой встрече, вечеринке, поездке в другие города так называемых… оппозиционеров. Те, за которыми охотились ищейки, даже не подозревали, под каким они «колпаком». Дурно, очень дурно пахнет от старых доносов ОГПУ-НКВД.

Отложим в сторону выражение «так называемых оппозиционеров», хотя это тоже обман, нечестный оборот речи, так как никто из тех, о ком идет речь, никогда не отрицали, что они участвовали в оппозиционной деятельности, и у нас в избытке доказательств, что они по-прежнему оставались активными оппозиционерами — доказательств, которые, однако, были недоступны для читателей Седова в 1990 г.

Истина в том, что следствие НКВД в отношении этих оппозиционеров очень даже имело смысл. Теперь мы знаем, что Зиновьев, Каменев, некоторые ведущие троцкисты, Сафаров и другие тоже образовали «право-троцкистский блок» в 1932 г., потому что Троцкий и Лев Седов обсуждают этот факт в частных письмах из гарвардского архива Троцкого. Мы знаем, что Троцкий и Л. Седов через троцкистов, находившихся в Советском Союзе, были связаны с Зиновьевым и Каменевым. Из этого же неоспоримого источника мы знаем сейчас — хотя Троцкий публично отрицал это в то время — что Троцкий писал Радеку, Преображенскому, Сокольникову и другим оппозиционерам в 1932 г., как показал Радек на Московском процессе в январе 1937 г.

Мы знаем, что обещания многих оппозиционеров в том, что они снова верны линии партии, были фальшивы. Наконец — на данный момент — мы знаем, что некоторые из сторонников Бухарина встречались в 1932 г., чтобы обсудить среди прочего убийство Сталина, и что сам Бухарин замышлял со своими сторонниками убийство Сталина еще в 1927 г. или в начале 1928 г. И есть много чего другого. Мы обсудим эту тему более полно в следующей главе нашей книги в параграфе, который называется «Двурушничество».

С учетом всего этого надзор НКВД за этими «бывшими» оппозиционерами был единственной надлежащей мерой. В соответствии с собственными показаниями Ягоды этот надзор мог бы предотвратить убийство Кирова — если бы не вмешался сам Ягода, чтобы прекратить надзор.

Нам это известно — и Юрий Седов должен был тоже знать об этом в 1990 г., так как он и его коллеги-исследователи имели доступ ко всему в советских архивах, а также к архивам Троцкого в США. Седов знал это, но бессовестно скрыл это от своих читателей в 1990 г. В 2010 г. Лено совершил такой же поступок.

Глава 11. Документы, которые Лено игнорирует

Лено игнорирует огромное количество имеющихся доказательств, касающихся убийства Кирова. С точки зрения количества, большинство их включено в свидетельские показания, связанные с тремя публичными Московскими процессами. Эти свидетельства так обширны, что мы отложим их рассмотрение в отдельное исследование.

Как Лено описывает во «Введении», ему все-таки удалось получить привилегированный доступ к такому количеству архивных материалов. Но, несмотря на этот беспримерный, хотя и далекий от полного, доступ к неопубликованным материалам, касающимся убийства Кирова, Лено не рассматривает некоторые свидетельства, которые уже давно доступны широкой публике. Здесь мы рассмотрим доказательства, которые Лено просматривает очень кратко или вообще игнорирует.

Мне известны десять таких документов:

— Допрос Котолынова от 12 декабря 1934 г.;

— Допрос Царькова от 13 декабря 1934 г.;

— Допрос Котолынова от 19 декабря 1934 г.;

— Допрос Горшенина от 21 декабря 1934 г.;

— Допрос Мильды Драуле от 11 декабря 1934 г. (К 258);

— Допрос Румянцева от 22 декабря 1934 г. (К 364);

— Допрос Тарасова от 22 декабря 1934 г. (К 364);

— Допрос Евдокимова от 24 декабря 1934 г. (К 365);

— Допрос Горшенина от 24 декабря 1934 г. (К 365).

Вдобавок Лено полностью пропускает некоторые части официального обвинения подсудимых по делу Кирова от 24–25 декабря (Л 345–352). Я также рассмотрю здесь эти части.

Допрос Котолынова от 12 декабря 1934 г.

На с. 316 Лено резюмирует следующие показания Котолынова:

Котолынов признал, что после поражения оппозиции в 1927 г. зиновьевцы продолжали сохранять «автономную организацию» и что их повторное вступление в партию в 1928 г. было «намеренным маневром». Он признал, что бывшие зиновьевцы несли «политическую и моральную ответственность за убийство Кирова», потому что они «воспитали Николаева в атмосфере враждебности к руководству коммунистической партии».

Примечание к этому отрывку относится к архивному документу, который, естественно, не может увидеть ни один из его читателей. По какой-то причине Лено скрывает от своих читателей то, что это свидетельство было опубликовано уже давно (Лубянка 1922–1936, 577–578) и что он не упоминает некоторые из важных моментов, которые он содержит.

В этом признании Котолынов делает следующее:

• он признается в «двурушничестве»;

• Котолынов обвиняет непосредственно Зиновьева и Каменева, называя их лидерами тайной зиновьевской организации;

• он называет членов как ленинградской, так и московской организаций зиновьевцев.

Возможно, самым поразительным является то, что:

• Котолынов подтверждает, что Николаев был членом тайной антипартийной ленинградской группы зиновьевцев.


Двурушничество

Котолынов вдается в подробности, признавая, что заявления зиновьевцев касательно того, что они теперь поддерживали партийную линию (это было условием повторного вступления в партию), были умышленно фальшивыми.

Ответ: После разгрома партией зиновьевско-троцкистского блока зиновьевцы продолжали существовать как самостоятельная организация.

Все мы, зиновьевцы, продолжали поддерживать организационные связи и все декларации ЗИНОВЬЕВА об отказе от своих антипартийных взглядов и от борьбы с партией рассматривали как маневренную тактику.

Прямым подтверждением этой тактики является письменная директива ЗИНОВЬЕВА от 30.VI.28 г., о которой я уже показывал, дававшая установку на обман партии. Лично я вместе с другими членами организации скрыл от партии это письмо ЗИНОВЬЕВА и в последующем проводил его в жизнь.

В частности, в момент возвращения в партию в августе 1928 года я, РУМЯНЦЕВ, ТАРАСОВ И., ведя переговоры с т. ЯРОСЛАВСКИМ, фактически направлялись КАМЕНЕВЫМ, и последний, после нашей информации о переговорах с т. ЯРОСЛАВСКИМ, редактировал окончательный текст нашего заявления о приеме в партию.

Лено пропускает то, что здесь Котолынов обвиняет непосредственно и Зиновьева, и Каменева в том, что они отдали руководство тем, кто лгал партии, повторно вступая в нее. Когда следователь НКВД Люшков спросил его: «Кто является руководителем этой контрреволюционной организации?» — в настоящем времени — Котолынов назвал и их обоих, и остальных.

Вопрос: Кто является руководителем к.-р. организации?

Ответ: ""Руководят организацией ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ и связанные с ними ЕВДОКИМОВ, БАКАЕВ, ХАРИТОНОВ и ГЕРТИК.""

Здесь Котолынов называет непосредственно Зиновьева и Каменева руководителями подпольной зиновьевской организации. Этот отрывок устанавливает факт существования московского центра подпольных антипартийных активистов-зиновьевцев под руководством Зиновьева и Каменева. Лено здесь скрывает обвинение их Котолыновым. Скорее всего, он делает это потому, что признание Котолынова очень неудобно для необоснованной теории Лено, что в действительности не существовало никакого «московского центра» и что Зиновьев и Каменев были ложно обвинены Сталиным (как и все остальные кроме Николаева, на чем настаивает Лено).


Зиновьев и Каменев лгали

В течение декабря 1934 г. и января 1935 г. как Зиновьев, так и Каменев давали показания, что они больше не руководят такой организацией. На допросе от 22 декабря 1934 г., который частично воспроизводит Лено, Зиновьев сделал следующие заявления:

Настроения, которые я описал, оставались у меня до 1932 г. Естественно, в таком настроении я ругал партийное руководство и лично товарища Сталина. Но с того времени, как я вернулся из Кустаная, я не испытывала таких нездоровых чувств. Я ни с кем не встречался, не вел антипартийных бесед, я не знаю ни о какой организации, ни о каком центре (Л 330).

Каменев сделал подобное заявление в одном допросе, который у нас есть, от 17 декабря 1934 г. из архивов Волкогонова.

Отрицаю не только руководство какой-либо к.-р. антипартийной организации, но и принадлежность к ней, а также свою осведомленность о существовании подобных организаций. С момента отъезда в Минусинск / ноябрь 1932 г. / я ни с кем из б. участников зиновьевско-троцкистского блока не поддерживал связей и никого из них не видел.

Лено его тоже не упоминает.

В другом месте своей книги Лено пытается заявлять, что именно у Сталина и НКВД возникла идея, что были московский и ленинградский «центры» зиновьевской тайной организации. Мы рассмотрим эти аргументы Лено в другой главе.

Однако, рассматривая это признание Котолынова от 12 декабря, Лено пропускает то, что Котолынов не только соглашается с тем, что существовали ленинградская и московская группы, но также называет имена некоторых их членов. Он также подтвердил, что ленинградцы поддерживали связь с Москвой через Румянцева.

Вопрос: Кто Вам известен из состава ленинградской к.-р. организации?

Ответ: **В.РУМЯНЦЕВ, С.МАНДЕЛЬШТАМ, А.Т0ЛМА30В,Ф.ФАДЕЕВ,ЦЕЙТЛИН Я. В индустриальном институте: АНТОНОВ, ЗВЕЗДОВ, НАДЕЛЬ М. Со всеми ними я был связан. Я был также связан с троцкистом СУРОВЫМ, кажется высланным за к.-р. деятельность. Кроме того, я был связан с НАТАНСОН до ее высылки и с БОГОМОЛЬНЫМ.**

*ЛЕВИНА знаю как активного зиновьевца, предполагаю, что вокруг него группируются участники группы «23-х», в частности МЯСНИКОВ и ЗЕЛИКСОН.*

Вопрос: Кто еще кроме Вас поддерживал связи с московским центром к.-р. организации?

Ответ: *Связи с Москвой поддерживал также РУМЯНЦЕВ, который всегда был осведомлен и информировал меня о последних политических новостях.

**В частности, в одной из встреч РУМЯНЦЕВ рассказывал мне о выводе ЗИНОВЬЕВА из состава редакции журнала «Большевик». РУМЯНЦЕВ высказывал сожаление по адресу ЗИНОВЬЕВА и недовольство отношением к нему партийного руководства.**

Несколькими страницами ранее (Л 310–311) Лено приводит часть допроса Василия Звездова от 12 декабря 1934 г. Когда его попросили сделать список членов ленинградского центра — очевидно, он не говорил «группа» — Звездов назвал всех лиц, которых называет здесь Котолынов (кроме Мандельштама) и нескольких других тоже. Одним из тех, кого Звездов опознал как члена ленинградской группы, но которого Котолынов не назвал явно, был Николаев. Признания Котолынова и Звездова подтверждают друг друга.

То, что Котолынов не назвал Николаева членом ленинградской группы, неудивительно, ведь Николаев только что убил Кирова. Мы владеем другими показаниями, вдобавок свидетельствами из дневника Николаева и заявлением Николаева в его камере от 4 декабря (либо буквально сделанными во сне или в разговоре с самим собой ночью), что Николаев и Котолынов были близки.

Следовательно, мы могли бы ожидать, что Котолынов опровергнет связь с Николаевым независимо от того, имел ли он ее или нет. Однако Котолынов не опроверг ее. Наоборот: он подтверждает ее, хотя и косвенным, непорядочным образом.

Вопрос: Что Вы можете показать по поводу теракта над т. КИРОВЫМ членом Вашей к.-р. организации Л. НИКОЛАЕВЫМ?

Ответ: **Политическую и моральную ответственность за убийство т. КИРОВА НИКОЛАЕВЫМ несет наша организация, под влиянием которой воспитался НИКОЛАЕВ в атмосфере озлобленного отношения к руководителям ВКП(б).**

Заявление Котолынова — фактически признание того, что Николаев действительно был членом ленинградской организации. Во-первых, Котолынов не возражал, когда Люшков упомянул Николаева в качестве «члена вашей организации».

Более того, Николаев никак не мог быть «воспитан нашей организацией в атмосфере озлобленного отношения» к партийному руководству настолько, что она несла «политическую и моральную ответственность» за убийство, если только он не поддерживал регулярной связи с организацией на протяжении какого-то периода времени, то есть не был членом организации. Это была не организация с «членскими билетами» или «общими собраниями», на которых присутствовали все члены. Это была тайная организация. Вероятно, члены встречались малыми группами по 2, 3 и 4 человека одновременно. Таков обычный порядок встреч для тайной организации, обусловленный ее ячеечной структурой. Ее членами были те, кто встречался и кого все остальные считали членами. Явно Николаев должен был быть одним из них.

Более того, то, что Котолынов не назвал Николаева членом ленинградского центра, в то время как Звездов назвал его, является доказательством того, что ни признание Звездова, ни таковое Котолынова не было результатом воздействия «средств физического давления» и не было сфабриковано. Если бы тот факт, что Царьков назвал Николаева, был результатом пыток, то и к Котолынову также могли применить пытки, чтобы их признания совпадали.

Таким образом, этот отрывок из допроса-признания Котолынова от 12 декабря, хоть и короткий, но содержит важные и изобличающие улики. То, что Лено полностью не рассмотрел их и выводы из них, предполагает, что он намеренно умолчал о них, чтобы скрыть их содержание от читателей.

Допрос Царькова от 13 декабря 1934 г

Этот допрос-признание имеет первостепенное значение. Ни Кирилина, ни Лено вообще не упоминают о нем. Возможно, Кирилина никогда не видела его. Однако у Лено нет такого оправдания. Документ есть в архиве Волкогонова, и он является доступным для публики с 2000 г. либо через систему межбиблиотечного обмена на микропленке из Библиотеки Конгресса или в самой Библиотеке Конгресса. Лено потратил годы на исследования и написание своей книги. Само собой, ему следовало проверить архив Волкогонова.

Признание Царькова важно по следующим причинам:

• он подтверждает, что оппозиционная подпольная зиновьевская группа действительно существовала в Ленинграде;

• он подтверждает, что Румянцев был руководителем ленинградской группы;

• он называет Котолынова одним из четырех человек, которые «были нашими непосредственными руководителями, которые возглавляли нашу борьбу против партии»;

• Царьков однозначно заявляет, что группа «рассматривала Кирова с особой враждебностью, так как именно он лично нанес поражение нашим лидерам в открытой борьбе перед широкими массами»;

• он подтверждает, что Зиновьев и Каменев были «руководителями зиновьевской организации»;

• Царьков признает, что зиновьевцы имели два плана для победы над партийным руководством и возвращения к власти собственных лидеров. Одним было вмешательство империалистических стран, которое они первоначально считали неизбежным. Он ясно подтвердил участие Зиновьева и Каменева в этих планах;

• он подтверждает, что зиновьевцы выступали за «устранение Сталина из партийного руководства» путем убийства и недвусмысленно связывает с этим убийство Кирова;

• Царьков не только подтверждает, что Николаев был членом ленинградской зиновьевской подпольной группы, но и то, что он был «ближе всех к Котолынову».

Мы рассмотрим эти последние три пункта более подробно.


План устранения Сталина и его руководства

Вот имеющая к этому отношение часть текста признания Царькова:

Директивы, исходящие значительно позже от центра толковали, что возможность возвращения вождей зиновьевской организации — ЗИНОВЬЕВА, КАМЕНЕВА и др. к руководству партии обусловливается только двумя моментами:

1) Это нападение империалистических стран на СССР. Вызванная таким образом война неизбежно, как мы думали, должна будет привести к приходу наших вождей к руководству партии. В этом случае наши установки совпадали с надеждами и чаяниями всех контрреволюционных и фашистских сил внутри и вне страны.

2) Устранение СТАЛИНА от руководства партии.

Первая надежда не оправдалась: война не наступила. И поэтому в арсенале борьбы с партией — из действенных аргументов осталось одно: устранить СТАЛИНА. На этой почве возникали и росли среди нас, молодых, самые крайние экстремистские настроения. Выстрел НИКОЛАЕВА в КИРОВА является, таким образом, прямым и непосредственным актом существующих в организации настроений.

Признание Царькова важно не только для расследования убийства Кирова, но и для понимания в целом оппозиции 1930-х годов. Как кажется, выражение «устранение Сталина», происходило непосредственно от Троцкого, который использовал его в одной статье в своем «Бюллетене оппозиции». В другом месте этого обзора мы покажем, что Бухарин стал использовать его очень рано, возможно, еще до Троцкого, и что его молодые последователи понимали его значение как «любыми необходимыми средствами», включая убийство.

На январском 1937 г. московском процессе Карл Радек сказал, что он никогда не сомневался, что это означало «убийство», хотя Троцкий не использовал это слово. И вот Царьков за несколько лет до январского 1937 г. процесса говорит то же самое — убийство. Следовательно, Царьков признался, что «молодые» члены группы были решительно настроены на то, чтобы вернуть к власти своих лидеров, Зиновьева и Каменева, путем убийства Сталина и других партийных лидеров, недвусмысленно называя убийство Кирова Николаевым выражением этого мнения.

Важно заметить, чего не говорит Царьков. Он не заявляет, что кому-либо, включая Николаева, «приказали» или поручили убить кого бы то ни было. Наоборот, он заявляет, что «самые крайние настроения» более молодых членов — это, очевидно, значит склонность к убийству — были результатом двух фактов: (а) сильной ненависти к сталинскому партийному руководству; (б) отсутствию альтернативы «устранению Сталина» для достижения цели.

Николаев как член ленинградской зиновьевской организации

Предшествующее заявление Царькова решительно поместило убийство, совершенное Николаевым, среди конечных целей подпольной зиновьевской группы, и поэтому было естественно, что Коган, следователь НКВД, попросил у него больше подробностей о Николаеве.

Вопрос: Что Вам известно об убийце т. КИРОВА — НИКОЛАЕВЕ Леониде? О тв е т: НИКОЛАЕВА я знаю по совместной работе в Выборгском районе. Он — зиновьевец. Был он наиболее близок к К0Т0ЛЫН0ВУ. Не помню точно, принимал ли он легальное участие в нашей борьбе с партией в первые годы возникновения троцкистско-зиновьевского блока и подписывался ли он под платформой блока (все подписи под платформу проходили через меня и МУРАВЬЕВА Мих.) — или он принадлежал к той категории, которая оставалась на нелегальном положении и открыто, как члены организации, не выступали. Политическую ответственность за террористический акт члена организации НИКОЛАЕВА Л. несет наша к.-р. организация, в рядах которой он и вырос.


Важность признания Царькова

Царьков подтверждает, что Николаев был членом подпольной зиновьевской группы. Он делает это откровенно, называя его членом группы. Мы помним, что Котолынов молчанием неявно признал, что Николаев был членом, хотя он и не назвал его таковым прямо. Хотя Царьков не говорит, что Николаеву было поручено или приказано группой убить Кирова, он говорит, что замыслы об убийстве были у более молодых членов ленинградской организации.

Копия последней страницы допроса Н.А.Царькова от 13 декабря 1934 г. (из «Архива Волкогонова», Библиотека Конгресса (США))

Это подтверждает отрывок из очной ставки между Игнатием Юскиным и Николаевым 19 декабря, частично приведенной Лено.

Вопрос Юснину: Предлагали ли Вы Николаеву организовать террористическое покушение на товарища Сталина и согласились быть участником подготовки такого акта?

Ответ: Да, в беседе с Николаевым я сказал ему, что убить Кирова [sic] было необходимо, чтобы убить Сталина.

Вопрос Николаеву: Вы подтверждаете показания Юскина?

Ответ: Да, я подтверждаю их. Я хочу добавить, что в этой беседе Юскин также говорил со мной о поездке в Москву с целью подготовки теракта в отношении Сталина (Л 337).

Это свидетельство совершенно противоречит гипотезе Лено, что Николаев действовал один. Вместо того чтобы честно признать, что это свидетельство идет вразрез с его гипотезой, Лено заявляет:

По-видимому, допрашивавшие Юскина убрали из протоколов попытки Юскина объяснить, что его комментарии об убийстве Сталина имели саркастический смысл (Л 336).

У Лено нет абсолютно никаких доказательств в подтверждение этой трактовки «по-видимому». Наоборот: судя по признанию Царькова, вполне возможно, что Юскин призвал Николаева убить Сталина вместо Кирова и вызвался помочь ему в этом деле, а не в убийстве Кирова. То есть, похоже, что Царьков был соучастником до события преступления в деле убийства Кирова, но, возможно, не сыграл никакой роли в планировании и исполнении конкретно этого убийства.

В соответствии с резюме Лено об официальном обвинении не менее пяти членов ленинградской зиновьевской группы «засвидетельствовали “террористические настроения” среди бывших оппозиционеров», таким образом подтверждая то, что говорил Царьков. Кроме того, Лено говорит, что «Юскин дал показания, что он знал, что Николаев планировал покушение на Кирова заранее» (Л 354), подтверждая наше толкование вышеприведенного отрывка.

На той же странице Лено заявляет:

Теперь Котолынов подозревал, что следователи солгали, когда сказали ему, что Николаев входил в зиновьевскую оппозицию (Л 354).

В этом заявлении он ссылается на что-то, что Котолынов очевидно говорил во время суда, и чему Лено подводит краткий итог (Л 362). Было бы правильнее, если бы Лено сказал, что Котолынов заявил, что подозревал, что следователи солгали ему. На самом деле имеется много доказательств, что Николаев действительно был членом зиновьевской группы. Показания Царькова, что Николаев в самом деле был членом группы, опровергает подозрения Котолынова, а тем самым и заявление Лено здесь.

Котолынов продолжал отрицать, что он что-то знает о членстве Николаева и его намерениях. Но отрицания вины надо ожидать как от виновного, так и от невиновного. Например, Котолынов дал показания, что Румянцев был одним из лидеров Ленинградской организации (Л 362), в чем он сходится во мнении со Звездовым и другими. И тем не менее сам Румянцев твердо отрицал даже то, что он был членом организации! (Л 357)

Ясно, что один из двух лгал, и это наверняка был Румянцев. Подобным образом лгал Котолынов, когда отрицал, что знает о членстве Николаева в зиновьевской группе. При всех свидетельствах, которые у нас есть, что Николаев был близок с Котолыно-вым, включая показания Царькова, нет причин верить опровержениям Котолынова.

Допрос Горшенина от 21 декабря 1934 г

Есть также по крайней мере один допрос Ивана Горшенина в архиве Волкогонова. Ни Кирилина, ни Лено не упоминают о нем[64].

Интересными для наших целей моментами являются следующие показания Горшенина:

• он обвиняет лично Зиновьева и Каменева и московский зиновьевский центр — он использует слово «центр» — в преступлении Николаева;

• он показал, что московский центр проводил собрания, на которых присутствовали все члены центра. Горшенин заявляет сам, что был членом этого центра;

• он был «особенно» близок к Зиновьеву, с которым у него был ряд дискуссий не только в 1932 г. и раньше, но и с тех пор, как пришел к власти Гитлер (январь 1933 г.) и случилась «революция в Испании». Неясно, относится ли упоминание Испании к событиям после 1932 г., но приход Гитлера к власти, бесспорно, относится к событиям после 1932 г. Горшенин также заявляет, что он встречался с Зиновьевым после его снятия с поста в редколлегии партийного журнала «Большевик» в августе 1934 г., менее чем за четыре месяца до убийства Кирова[65].

Горшенин недвусмысленно заявляет, что московский центр продолжал распространять враждебное отношение к партийному руководству «до сегодняшнего дня», декабря 1934 г.

Вопрос: Что Вам известно о политических установках московского центра и об отношениях его к руководству ВКП(б)?

Ответ: Московский политический центр контрреволюционной организации зиновьевцев до последнего времени оставался на позициях критического отношения к решениям Центрального Комитета ВКП/б/ и неприязненного отношения к партийному руководству. Я знаю об этом по высказываниям отдельных членов центра и, главным образом, от руководителя его — ЗИНОВЬЕВА Г.Е., с которым я встречался у него на квартире по Каломинскому пер.

Зиновьев показал, что у него не было расхождений с партийной линией после 1932 г. Следовательно, показания Горшенина являются веским доказательством того, что Зиновьев лгал. Следователь НКВД, вероятно, ссылался на это самое признание Горшенина в следующем обмене репликами во время допроса Зиновьева от 22 декабря 1934 г.:

Вопрос: Показания Горшенина доказывают, что в конце 1933 г. (во время) фашистского переворота в Германии и прихода Гитлера к власти, вы лично объяснили ему неверную линию Коминтерна и ЦК Коммунистической партии, которая содействовала приходу Гитлера к власти.

Ответ(Зиновьев): Я никоим образом не могу подтвердить это (Л 333).

Зиновьев, как и Каменев, продолжал менять свои показания. В январе 1935 г. во время его первого процесса он признал, что не говорил здесь правду. Снова арестованные, в июле и августе 1936 г., в досудебных признаниях как Зиновьев, так и Каменев пошли еще дальше и признали непосредственное участие в убийстве Кирова. Мы рассмотрим эти заявления в другом месте нашего исследования.

Горшенин показал, что Зиновьев и Каменев представляли всеобщее руководство подпольной оппозиционной группы, которая продолжала собираться и устраивать заговоры против линии партийного руководства до декабря 1934 г.

В своих признаниях от 19 декабря с. г. Вы указали, что политическая и моральная ответственность за террористическим актом над т. КИРОВЫМ, совершенным НИКОЛАЕВЫМ Леонидом, падает на московский центр зиновьевцев и, главным образом, персонально на ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА. Скажите, что Вам известно о… этого центра, о его деятельности и его персонального состава? О московском зиновьевском центре мне известно, что он, несмотря на то, что после ХУ партийного съезда формально распущен и ликвидирован, в действительности же, судя по встречам и… фактически продолжил существовать до последнего времени.

В состав центра, на моем…, входили до самого последнего времени следующие лица: ЗИНОВЬЕВ Григорий Евсеевич, КАМЕНЕВ, Лев Борисович, ЕВДОКИМОВ Григорий Еремеевич, КУКЛИН Александр Сергеевич, БАКАЕВ Иван Петрович и ШАРОВ Яков Васильевич. По сравнению со старым московским зи-новьевским… центром, существовавшим в периоде до XV съезда, состоящий… только тем, что в него же входили……. Михаил и ФЕДОРОВ Григорий.

… в состав… итического центра последнего времени же… я полагаю, что ГЕРТИК Артем Моисеевич тоже… его членом.

Допрос Котолынова от 19 декабря 1934 г.

Кирилина воспроизводит текст этого допроса (К 411–412), однако Лено ни разу не упоминает о нем. Значительными пунктами в этом коротком документе являются следующие:

• Котолынов признает, что был одним из лидеров «Ленинградской группы»:

Вместе с тем я признаю, что состоял в организации и был одним из руководителей ленинградской группы.

• Он соглашается, что этой организацией были созданы такие настроения, которые «объективно должны были привести к террору в отношении руководителей партии и правительства», и что он тоже разделял ответственность за это.

Я признаю, что наша организация несет политическую и моральную ответственность за выстрел НИКОЛАЕВА. Нами создавались такие настроения, которые объективно должны были привести к террору в отношении руководителей партии и правительства. Как активный член этой организации я и лично несу за это ответственность.

• Он повторил, что Каменев редактировал заявление, которое он написал, прося о повторном приеме в партию в 1928 г., и признал, что оно означало «двурушничество» и что Каменев помогал ему в этом:

Мое заявление о вступлении в партию, поданное в 1928 году, предварительно редактировал КАМЕНЕВ, к которому я пришел посоветоваться. Это заявление было двурушническим, и заявление было по существу обманом партии. КАМЕНЕВ, редактируя это заявление, — способствовал мне в этом обмане.

• Котолынов заявил, что «после этого» его двурушничество по отношению к партии продолжалось, поскольку он не порвал с оппозицией.

В дальнейшем этот обман партии с моей стороны продолжался, т. к. я не порвал с оппозицией.

• Он признает, что знал, что Зиновьев и Каменев продолжали руководить своей организацией из Москвы и что он читал письмо Зиновьева Румянцеву:

О том, что ЗИНОВЬЕВ и КАМЕНЕВ и их свита руководят из Москвы нашей организацией, я мог догадаться и предполагать, т. к. они продолжали связь с нами. Я, например, читал письмо ЗИНОВЬЕВА к РУМЯНЦЕВУ.

Этот документ повторяет то, что признал Котолынов ранее, особенно на его допросе от 12 декабря. Он заявляет, что не встречался с Николаевым с 1932 или 1933 г. А именно:

— признавая вину, как со своей стороны, так и со стороны организации за убийство Кирова Николаевым, Котолынов неявно соглашается с тем, что Николаев был членом ленинградской группы, поскольку именно эта группа распространяла враждебное отношение к партийным лидерам;

— он утверждает, что кто-то был должен совершить такое насилие, причем ни разу даже не заявив, что сам он старался предотвратить такой результат;

— Котолынов соглашается с Горшениным и другими, что Зиновьев и Каменев продолжали руководить подпольной зиновьевской группой, и тем самым опровергает их заявления, что они прекратили оппозиционную деятельность и контакты после 1932 г.

Допрос Мильды Драуле от 11 декабря 1934 г

Кирилина цитирует два отрывка из этого допроса-признания. Лено не упоминает о нем.

На допросе 11 декабря 1934 года М. Драуле показала: «Николаев обвинял ЦК ВКП(б) в том, что он ведет милитаристскую политику, тратя огромные средства на оборону страны, на строительство военных заводов, и поднимает для этого искусственный шум о готовящемся на СССР нападении… Эта шумиха, по его словам, рассчитана на то, чтобы отвлечь внимание трудящихся СССР от трудностей, вызываемых неверной политикой ЦК». Драуле также утверждала, что «особенно острый характер его настроение и озлобление против партийного аппарата приняли после исключения из партии» (К 258).

• Драуле заявила, что Николаев обвинял партию в растрате огромных ресурсов на военные приготовления, которые, говорил он, должны были отвлечь внимание советских трудящихся от трудностей, вызванных неправильно политикой партии.

• Драуле говорила, что его враждебные настроения к партийному аппарату особенно обострились после его исключения из партии.

Это заявление серьезно впутывает саму Драуле. Кирилина заявляет, что она имела беседу с Р. О. Поповым, «одним из оперуполномоченных Ленинградского управления НКВД тех лет», который утверждал, что он лично допрашивал Драуле 2 декабря и сам вел протокол. На этом допросе Драуле заявила, что

она считала его (мужа. — А.Кирилина) скрытным человеком, никогда не слышала от него политических разговоров (К 252).

Очевидно, цитируя тот же первоисточник, Кирилина резюмировала признания Драуле 1 и 3 декабря следующим образом:

В общем, показания Мильды Драуле за 1,3 декабря сводятся к следующему: «У него (т. е. Николаева. -АН) были настроения недовольства по поводу его исключения из партии, однако они не носили антисоветского характера. Это была, скорее, обида на нечуткое, как он говорил, отношение к нему. В последнее время Николаев был в подавленном состоянии, больше молчал, мало со мной разговаривал. На настроение его влияло еще неудовлетворительное материальное положение и отсутствие возможности с его стороны помочь семье».

Характеризуя Николаева как человека, Мильда Драуле отмечала, что он «человек нервный, вспыльчивый», «однако эти черты особо резких форм не принимали» (К 252).

Согласно отчету Агранова Сталину 9 декабря, как резюмировал Лено, Мильда Драуле «призналась, что она разделяла антисоветские взгляды своего мужа» (Л 306). Тем самым Драуле признала, что она лгала раньше, когда заявляла, что отношение Николаева не было «антисоветским». К 9 декабря Драуле не только признавала, что ее муж на самом деле вынашивал антисоветские взгляды, но и признала, что сама разделяла их.

Заявление Драуле от 11 декабря означает еще одно признание того, что она ранее лгала. Она знала об антисоветских взглядах Николаева в подробностях.

Очевидно, Лено намеренно избегал рассмотрения этих постепенно растущих признаний Драуле. После первого пункта, который Лено посвящает высказыванию Агранова о ней от 9 декабря (Л 306, см. выше), Лено затем упоминает Драуле в связи с заявлением от 10 января 1935 г.:

10 января 1935 г. Мильда Драуле подписала показания, утверждающие, что Николаев уже посетил Бисениекса для обсуждения «вопроса об отсоединении различных национальных областей от СССР» 387).

Лено также показывает, что Драуле заявляла 8 марта 1935 г., что она знала, что Николаев уже посетил латышского консула в Ленинграде в октябре 1934 г. и знала о «ссуде» Бисениекса Николаеву в размере 5000 рублей (Л 387). Лено явно не верит, что Драуле правдива в этих заявлениях. Но он не предоставляет никаких доказательств или причин сомнений в этом. При отсутствии доказательств не играют роли ни «сомнения» Лено, ни кого-либо другого. Позже в своей книге Лено утверждает, что Бисениекс был «реабилитирован» Советами. Однако это не является доказательством того, что он или Драуле были невиновны. Исследователи-антикоммунисты признали, что «реабилитации» советской и постсоветской эпох проведены лишь по политическим причинам. Те, которые нам удалось рассмотреть, редко содержат какие-либо свидетельства невиновности «реабилитированных» лиц[66].

На с. 387–388 Лено воспроизводит высказывание Ульриха, судьи в деле Драуле, по поводу признания Драуле в том, что была соучастницей в убийстве Кирова Николаевым. При условии, что Драуле сначала лгала о взглядах Николаева, затем рассказала больше и наконец признала, что она разделяла его антисоветские взгляды, дальнейшие нарастающие признания Драуле не должны удивлять, и, конечно, не являются доказательством того, что ее признания были сделаны «по сценарию» или сфабрикованы.

Допросы Румянцева, Тарасова, Евдокимова, Горшенина от 22–25 декабря 1934 г

Кирилина кратко цитирует эти четыре допроса. По какой-то причине Лено не упоминает о них. Мы рассмотрим здесь цитаты Кирилиной.

Н.Н.Тарасов, 22 декабря 1934 г.

22 декабря 1934 г. Н.Н.Тарасов сообщил на допросе: «Страна находится в тяжелом положении. Руководство партии не видит выхода из этого положения. Сталин ведет страну к тому, чтобы ввязаться в войну, исходя при этом из того положения, что лучше погибнуть в войне с буржуазией, нежели вследствие провала внутренней политики, являющейся результатом неправильного руководства… Сталин ведет пролетарскую революцию к гибели». (К 364)

В.В.Румянцев, 22 декабря 1934 г.

Тарасова поддержал В.В.Румянцев, который, будучи допрошен в тот же день, показал следующее: «…что касается разговора о развертывании войны, которая приведет к гибели пролетарскую революцию, то я отрицаю… В случае возникновения войны современному руководству ВКП(б) не справиться с теми задачами, которые встанут, и неизбежен приход к руководству страной Каменева и Зиновьева». (К 364)

Эти два коротких параграфа подтверждают, что зиновьевская группа в Ленинграде имела политическую позицию, или «линию», в отношении партийного руководства. Они полагались на то, что война с одним или более капиталистическими государствами приведет Зиновьева и Каменева к власти. Это подтверждает первую часть признания Царькова от 13 декабря 1934 г., которую мы рассмотрели выше.

Продолжили и подтвердили ли Румянцев или Тарасов вторую часть признания Царькова о том, что, как только стало ясно, что войны не будет, зиновьевцы стали планировать «устранение Сталина» единственным оставшимся средством? Насилием? Кирилина не говорит нам. Она тоже предана предвзятой идее, что Николаев был «убийцей-одиночкой». Однако любой следователь, видя, что эти два человека подтвердили первую часть плана зиновьевцев, как его обрисовал Царьков, бесспорно, допросили бы их тщательно о второй части — убийстве.

Г. Е. Евдокимов на допросе 24 декабря заявил: «В ноябре 1934 года он (Зиновьев. -АН.) критиковал работу по созданию единого фронта (во Франции. — А.К.), обвиняя французскую компартию и тем самым руководство Коминтерна в том, что во Франции они идут на единый фронт» (К 365).

И. С. Горшенин шел в критике внешней политики СССР еще дальше. 25 декабря он утверждал на допросе: «т. Сталин сознательно не активизирует деятельность Коминтерна, переносит центр всего внимания на официальную наркомин-дельскую дипломатию и, по существу, приносит в жертву идее построения социализма в одной стране интересы мировой пролетарской революции» (К 365, цитируя Жукова).

Оба этих заявления отражают точку зрения, общую как для троцкистов, так и для зиновьевцев, что Коминтерн мог стимулировать революции в передовых промышленных странах, если бы советское руководство предпочло бы действовать так. Мы знаем из архивов Троцкого, что зиновьевцы объединились с троцкистами в блок в 1932 г. частично на этом основании.

Заявление Евдокимова подтверждает, что Зиновьев лгал, когда говорил, что после 1932 г. он ни встречался, ни вел политические дискуссии с «бывшими» оппозиционерами. И Зиновьев, и Каменев позднее признали, что они лгали, когда делали это заявление. Признания Котолынова, Горшенина и Евдокимова — веские доказательства того, что Зиновьева и Каменева не «принуждали» какими-то бесчестными способами признать оппозиционную деятельность, которой они никогда не занимались, но, наоборот, это они лгали, когда отрицали такую деятельность на допросах в декабре 1934 г.

Обвинительный акт от 25 декабря 1934 г

На с. 345–352 Лено переводит большую часть текста обвинительного акта подсудимых, составленного прокурором А.Я. Вышинским. Однако в тексте есть некоторые пропуски. Лено отмечает их, вставляя квадратные скобки с троеточием […]. Однако он не сообщает читателю, что он пропустил.

Лено также не сообщает читателю, что это обвинительное заключение было опубликовано, а тем более, где оно было опубликовано. Лено цитирует его из архивной копии, очевидно, недоступной читателям. Короче говоря, Лено создает большие трудности для поиска полного текста обвинительного акта и раскрытия того, что он пропустил.

Однако обвинительный акт был опубликован в то время. Я взял текст обвинительного акта из брошюры «Обвинительные материалы по делу подпольной контрреволюционной группы зиновьевцев» (Москва, Партиздат ЦК ВКП(б), январь 1935 г.; в дальнейшем — ОМ). Сравнение с переведенным текстом, опубликованным Лено, показывает, что тексты идентичны, за исключением того, что название страны «Латвия» и имя латышского консула Бисениекса пропущены в опубликованном русском варианте, причем эти пропуски отмечены «троеточием», которые указывают на пропуск.

Мы сначала дадим полный текст и перевод частей обвинительного акта, пропущенный в тексте Лено. Затем мы проанализируем их. Материалы в квадратных скобках [] — части текста Лено, вставленного, чтобы придать смысл тексту без пропущенных частей.


Пропуск № 1: (Л 347; ОМ 10–11)

[Николаев Л.В. сам в своих показаниях от 13 декабря подтвердил, что он является членом группы бывших оппозиционеров, состоявшей из Котолынова, Шатского, Юскина и других, которая занималась контрреволюционной деятельностью],

«…Участники группы стояли па платформе троцкистско-зиновьевского блока. Считали необходимым сменить существующее партийное руководство всеми возможными средствами…» (т. 1, л. 266).

Как установлено следствием, вся работа подпольной контрреволюционной террористической группы протекала в условиях строгой конспирации. 0 строго конспиративном характере отношений внутри этой группы говорят буквально все привлеченные по настоящему делу в качестве обвиняемых члены этой группы. В частности, обвиняемый Xаник показал:

«…Из соображений конспирации сведениями об организационном построении организации располагали только одни члены центра. Однако, со слов Румянцева, мне известно, что организация наша имела ряд звеньев, расположенных в местах концентрации молодежи…» (т. 2, л. 35).

О законспирированности подпольной контрреволюционной группы говорит в своих показаниях и обвиняемый Мясников, являвшийся одним из руководителей ленинградской группы, по указанию которого на одной из квартир участников этой группы был изъят полный архив троцкистско-зиновьевской оппозиции.


Пропуск № 2: (Л 349; ОМ 15–16)

[Другая группа, по словам самого Николаева, действовала под руководством Шатского Н.Н.]

«…Группа Котолынова, — показал далее Николаев, — подготовляла террористический акт над Кировым, причем непосредственное его осуществление было возложено лично на меня.

Мне известно от Шатского, что такое же задание было дано и его группе, причем эта работа велась ею независимо от нашей подготовки террористического акта. Знаю от Котолынова, что его группа готовила террористический акт над Сталиным, используя при этом те связи, кои она имела по Москве. Как указано мною в протоколе допроса от 6 декабря 1934 г., Шатский и, по-видимому, его группа также проводили подготовку террористического акта над Сталиным. Таким образом, каждая из групп имела специальные указания по террору, осуществляя их независимо друг от друга, хотя непосредственные цели нередко совпадали. Это видно из того, как шла подготовка убийства Кирова, которое подготовлялось мною, преимущественно в районе Смольного, а Шатским, главным образом, в районе квартиры Киров а…» (т. 1, л. 273–274).

Говоря о роли в этом деле Шатского, Николаев показал:

«…Ш а т с к о г о впервые я встретил в 1933 г. Следующая встреча у нас была летом 1934 г. на ул. Красных Зорь, дом N2/28, где Ш а т с к и й проводил наблюдение за квартирой, устанавливая все передвижения Кирова. Делал он это в целях подготовки террористического акта…

В октябрьские дни 1934 г. я вновь встретил Шатского возле квартиры Кирова, продолжающего наблюдение за ним. Так как Ш а т с к и й вел наблюдение за квартирой К и р о в а, я свое внимание перенес к Смольному и наметил Кирова убить в этом пункте…» (т. 1, л. 50–51).

Что касается обстоятельств, непосредственно предшествовавших принятию обвиняемым Николаевым окончательного решения о совершении террористического акта против т. С. М. К и р о в а, то они рисуются в следующем виде:


Пропуск № 3: (Л 349; ОМ 17)

Уточняя содержание этой беседы, Николаев Л. В. показал, что именно тогда им и Котолыновым были разработаны возможные варианты покушения, причем было решено, что -

«…придется действовать в зависимости от обстановки, которая должна будет подсказать, какой из обсужденных вариантов нападения должен быть принятым…» (т. 2, л. 82).

При этом, по показаниям Николаева Л.В., Котолынов сказал, что — «…устранение Кирова ослабит существующее руководство ВКП(б), что с Кировым у бывшей оппозиции имеются свои особые счеты в связи с той борьбой, которую он организовал против ленинградских оппозиционеров…» (т.2, л. 81).


Пропуск № 4: (Л 350, сверху; ОМ 18, сверху)

[Николаев признался, что] Соколов выяснял маршруты Кирова перед октябрьскими торжествами 1934 г.


Пропуск № 5: (Л 350, второй пропуск сверху; ОМ 18, середина страницы)

Следствие установило, что Николаев Л., в результате принятого контрреволюционной подпольной террористической группой решения убить т. С.М. К и р о в а, в течение длительного времени вел совместно со своими сообщниками тщательную подготовку к совершению этого гнусного преступления.


Пропуск № 6: (Л 350, третий пропуск, середина страницы; ОМ 19)

[Обвиняемый Николаев Л. сам признал ложность и искусственность такой версии событий, объяснив, что он создал эту версию по предварительной договоренности членов террористической группы, которые решили представить убийство товарища Кирова как индивидуальный акт, и таким образом скрыть реальные мотивы этого преступления.]

В своем признании от 13 декабря сего года Николаев Л. говорит в точности следующее:

«…Я должен был изобразить убийство Кирова как единоличный акт, чтобы скрыть участие в нем зиновьевской группы» (т. 1, л. 266).


Пропуск № 7: (Л 350, низ страницы; ОМ 20)

В одном из своих показаний обвиняемый Николаев прямо заявляет: «Я поставил его (К о т о л ы н о в а) в известность, что решил не поступать на работу в период подготовки акта, чтобы иметь достаточное количество свободного для осуществления убийства Кирова времени. Котолынов одобрил мое решение» (т. 2, л. 85).

То же самое подтверждает жена обвиняемого Л. Николаева — Мильда Д р а у л е, которая показывает:

«…С конца марта 1934 г. вплоть до его (т. е. Николаева Л.) ареста он нигде не работал. Это объяснялось не тем, что Николаев не мог получить работу, а его упорным нежеланием заняться какой-либо работой. Посвятив себя целиком подготовке террористического акта, я полагаю, что он не хотел связывать себя работой где-либо…» (т. 3, л. 201).

Последний пропуск (Л 352; ОМ 22–24) является списком 14 обвиняемых с краткими биографиями. Мы не будет его воспроизводить здесь.

Рассмотрение отрывков, пропущенных Лено

Некоторые из отрывков выше являются значительными дополнениями к нашим доказательствам по делу Кирова. Лено не объясняет, почему он опустил их.


Пропуск № 1: Николаев подтверждает существование троц-кистско-зиновьевского блока. Само существование такого блока отрицалось во времена Хрущева и снова во времена Горбачева. Но мы знаем, что он существовал, потому что у нас есть письма, в которых Седов и Троцкий обменивались информацией о нем. Таким образом, заявление Николаева подтверждает другие доказательства, что люди Хрущева и Горбачева лгали. Несмотря на это, исследования хрущевской и горбачевской эпох — на самом деле, не более чем ловкое прикрытие — составляют главные доказательства Лено, что Николаев был «убийцей-одиночкой»!

Заявление Ханика о «звеньях… в местах концентрации молодежи» подтверждает признание Звездова (Л 31-311), в котором он перечисляет членов различных «звеньев» организации, включая Николаева в «ленинградском центре».


Пропуск № 2 подтверждает существование параллельных заговоров и дает еще одно объяснение роли Шатского. Согласно этому отрывку Шатский главным образом вовсе не помогал Николаеву, а участвовал в параллельном заговоре по убийству Кирова у него дома или вблизи дома. Это опровергает утверждение Генриха Люшкова на одной из его пресс-конференций, устроенных в пропагандистских целях японцами. Лено принимает заявление и статьи Люшкова за чистую монету. Мы обсудим Люшкова и то, как Лено трактует его, в отдельной главе.


В пропуске № 3 Николаев прямо обвиняет Котолынова в том, что тот помогал ему планировать различные сценарии убийства Кирова. Он также показал, что Котолынов предложил мотив: месть за действия Кирова против оппозиции в Ленинграде.


Пропуск М 4 представляет заявление Николаева о том, что Соколов непосредственно участвовал в планировании убийства Кирова. Мы уже знали, что Соколов был одним из тех, кто признался в том, что является сообщником в убийстве Кирова, который был в курсе происходящего, — признание, которое смущает как Кирилину, так и Лено.


Пропуск № 7, вероятно, самый важный. Довод Лено (и Кирилиной), что Николаев был рассерженным одиночкой, основывается в большой степени на мнимой невозможности для него найти работу и на его чувстве, что он является жертвой гонений со стороны ленинградских властей. Здесь Николаев признался, что он отказался работать, чтобы сосредоточиться на убийстве. Более того, его жена Мильда Драуле подтверждает, что Николаев мог получить работу, но он предпочел обойтись без нее.

Заявление Драуле тоже нелегко совместить с ее невиновностью. Она говорит «я предполагаю», чем она создает впечатление, что она не знала, что Николаев готовился к убийству. Но она также заявляет, что она знала, что он не хотел найти работу. Это прямо противоречит ее заявлению в ее первых признаниях, что Николаев не мог работать, потому что (а) он ждал решения своего обращения к партии и (б) не мог работать на производстве по состоянию здоровья.


Пропуск № 7 сообщает важные дополнительные свидетельства, что Драуле была соучастницей в преступлении ее мужа. Она допускала, что его решение не искать работу было связано с планированием им убийства. Это переводит его деяние в совершенно другую категорию — не месть одиночки за ощущаемую несправедливость по отношению к нему, а месть политической оппозиции.

Очевидно, наиболее любопытные следственные материалы по делу Кирова были скрыты даже от Кирилиной, главы музея Кирова многие годы, а также от Лено. Из имеющихся материалов, однако, кажется ясным, что то, что было утаено, должно в большой степени обличать жену Николаева и остальных 13 человек, которых судили и казнили с ним. Если бы было хоть что-нибудь, что указывало бы на их невиновность, это, конечно, опубликовали бы. В конечном счете официальная позиция правительства России заключается в том, что все кроме Николаева были ложно обвинены. Тем не менее нет никаких доказательств в подтверждение этого вывода.

Кирилина и Лено пытаются подтвердить эту официальную позицию. Они тоже вряд ли бы упустили возможность процитировать любое свидетельство, которое подтверждало бы ее. И тем не менее у них нет ничего.

Ни один из документов и отрывков, пропущенных Лено, не содержит никаких свидетельств, которые бы укрепили отстаиваемую им точку зрения, что Николаев был «убийцей-одиночкой». Все они содержат информацию, имеющую доказательную силу, которая противоречит этой точке зрения Лено, и укрепляют другие доказательства, которыми мы обладаем, что Киров был убит в результате зиновьевского заговора.

В свете этих фактов похоже, что Лено пропустил некоторые из них намеренно, так как их рассмотрение ослабляет, а не укрепляет его предвзятый вывод. Возможно также, что он не позаботился о том, чтобы проверить архив Волкогонова на наличие материалов, имеющих отношение к убийству Кирова, хотя он был открыт для публики уже десять лет к тому времени, как была опубликована его книга в конце 2010 г.

Глава 12. От убийства Кирова до процесса 1936 г.

Кирилина и Лено рассматривают большинство имеющихся доказательств из следствия, обвинительного заключения и процесса по делу Николаева и его соучастников в декабре 1934 г. (с некоторыми важными исключениями). В другом месте данного анализа мы тщательно исследовали как свидетельства, которые Кирилина и Лено все-таки рассмотрели, так и те, которые они проигнорировали, и подвергли критическому анализу обращение Кирилиной и Лено с ними. Мы пришли к следующим выводам:

• По свидетельствам, доступным ныне исследователям, просто нет места сомнениям, что все соучастники Николаева по тайной организации были виновны в заговоре с целью убийства Кирова. Доказательства их вины несметны.

Фактически почти нет доказательств, которые предполагают какой-либо иной вывод. Мы посвятим по целой главе каждому из двух исключений: мнимому первому признанию Николаева и статье Люшкова в «Кайдзо» в 1939 г. При тщательном рассмотрении мы обнаружим, что ни один из этих документов на самом деле не является доказательством.

• Лено и Кирилиной совершенно не удается опровергнуть истинность доказательств против соучастников Николаева.

• Как Кирилина, так и Лено, подобно официальным комиссиям хрущевского и горбачевского периодов до них, на результаты работы которых они оба основательно опираются, исходят из предвзятого мнения, что соучастники по делу Кирова были невиновны.

Кажется, цель Лено и Кирилиной не расследовать объективно убийство Кирова, а, скорее, они стараются исказить свидетельства, чтобы прийти к предвзятому выводу, что Сталин ложно обвинил всех кроме Николаева. Как мы уже демонстрировали, факты не подкрепляют это предположение.

Книга Кирилиной заканчивается на Декабрьском процессе 1934 г. Лено заявляет, что изучил все факты, имеющие отношение к данному делу, включая те, который стали доступными после этого процесса. Однако это не так. Лено изучил не все факты, относящиеся к этому делу.

• Между концом 1934 г. (процесс по делу Кирова) и окончанием Третьего московского процесса в марте 1938 г. стало известно большое количество новых фактов. Убийство Кирова сыграло заметную роль на всех трех Московских процессах.

• Кроме того, некоторые из досудебных материалов следствия, которые никогда прежде не были доступны, были опубликованы после распада СССР в 1991 г., включая значительный объем материалов, непосредственно относившихся к убийству Кирова и Московским процессам.

Лено не рассматривает ни одно из этих доказательств. Вместо этого он либо отбрасывает их, не рассматривая, с пренебрежительными замечаниями на их счет, либо полностью скрывает их существование от читателей.

В этой части исследования мы:

— соберем и рассмотрим все свидетельства, которые увидели свет после Декабрьского процесса 1934 г., но до Московского процесса 1936 г., который мы рассмотрим в отдельной главе;

— опишем и покажем, как Лено пропускает, отвергает и/или искажает эти свидетельства. Надо полагать, что Лено вынужден идти на эти уловки, служащие его предвзятой идее, что подсудимых обвинили ложно.

Факты, доступные нам из следственных материалов и процесса по делу Николаева в декабре 1934 г., сами по себе более чем достаточны, чтобы доказать вину всех подсудимых в декабре 1934 г. Естественно, прокуратура имела в своем распоряжении все досудебные следственные материалы, включая многое из того, что было недоступно Кирилиной или Лено и все еще остается секретным сегодня. Дополнительные свидетельства, раскрытые в течение 1935–1938 гг., как подтверждают роль Николаева в качестве участника заговора с целью убийства Кирова, так и разоблачают еще более широкую сеть заговоров, одной частью из которых было убийство Кирова.

1935

Лено не разрешили прочитать протокол Январского процесса 15–16 числа по делу Зиновьева, Каменева и других их сторонников. Он заявляет: «Зиновьев, по-видимому, продолжал отрицать существование организованного “центра”» (Л 378). Однако это утверждение не может быть правдой. Более того, Лено должен был знать, что это не может быть правдой.

По какой-то причине Лено предпочитает скрыть от своих читателей тот факт, что 13 января 1935 г., как раз перед процессом, Зиновьев написал заявление объемом более 3000 слов, в котором он признался, что «центр» действительно существовал. Это заявление было впервые опубликовано в официальном журнале «Известия ЦК КПСС» (1989, № 7) и повторно — в сборнике «Реабилитация — политические процессы 30-50-х годов» в 1991 г. В нем Зиновьев заявил следующее:

Я утверждал на следствии, что с 1929 года у нас в Москве центра 6. «зиновьевцев» не было. И мне часто самому думалось: какой же это «центр» — это просто Зиновьев, плюс Каменев, плюс Евдокимов, плюс еще два-три человека, да и то они уже почти не видятся и никакой систематической антипартийной фракционной работы уже не ведут.

Но на деле — это был центр.

Так на этих нескольких человек смотрели остатки кадров б. «зиновьевцев», не сумевших или не захотевших по-настоящему раствориться в партии (прежде всего остатки «ленинградцев»).

Так на них смотрели все другие антипартийные группы и группки… Все антипартийные элементы выдвигали опять наши кандидатуры [в дискуссиях о партийном руководстве][67].

Лено обязан знать об этом документе, потому что он цитирует как журнал, в котором тот был первоначально опубликован, так и книгу 1991 г., в которой были собраны этот и другие подобные документы [68]. Однако он ни разу не упоминает об этом заявлении Зиновьева.

Заявление важно по ряду причин. В нем Зиновьев действительно признает, что он лгал в своем более раннем заявлении от 22 декабря 1934 г., большие отрывки из которого Лено приводит на с. 328–333 своей книги.

Зиновьев признает, что «центр» существовал. Заявляя, что центр не «вел никакой систематической антипартийной фракционной работы», Зиновьев все-таки признает, что он рассматривался как «центр» «бывшими зиновьевцами» и другими антипартийными группами, которым он прививал «враждебность» к партийному руководству; что это был «центр борьбы против партии». Наиболее убедительным было то, что он также признал, что, подобно всем членам партии, он был обязан информировать партию об антипартийной деятельности своих «бывших» сторонников, но он этого не делал.

Заявлению Зиновьева трудно поверить в некоторых местах даже человеку, который, как большинство читателей книги Лено, не знакомы со свидетельствами по делу Кирова из независимых источников, в т. ч. и со свидетельствами из гарвардского архива Троцкого. Например, Зиновьев заявляет, что даже не знал, что существовала какая-то «ленинградская организация “зиновьевцев”», и признает, что это было, по крайней мере, чрезвычайно наивно с его стороны, с тех пор как он встретился как минимум с одним из ее членов, Левиным, в 1932 г. и узнал, что Левин считал его «авторитетной личностью», человеком, взгляды которого распространятся среди прочих в Ленинграде.

Зиновьев продолжал лгать

То, что Зиновьев продолжал лгать в этом заявлении, мы можем уверенно утверждать. Во-первых, как мы уже видели, Горшенин показал, что он слышал антипартийные высказывания от Зиновьева «до сего дня», что Зиновьев уже отрицал в своем письме от 16 декабря Сталину и в его допросе от 22 декабря 1934 г. (Л 330)

Есть и другие важные доказательства, что Зиновьев здесь лгал. Он скрыл существование блока с троцкистами, образованного в 1932 г., о котором мы знаем из переписки Седова-Троцкого в гарвардском архиве Троцкого. Понятно, что обвинители еще не знали о троцкистско-зиновьевском блоке и его существовании, его существование было бы раскрыто на Январском процессе 1935 г. Так же понятно, что Зиновьев не хотел, чтобы они узнали об этом блоке. Он мог рассказать им, сделать полное признание, что по его словам он и делал. Но он не рассказал. Как мы увидим это в другой главе, Зиновьев не мог рассказать им всего, ведь тогда он сам полез бы в петлю и затащил бы туда многих своих подельников-заговорщиков. Как заявление на процессе 15–16 января 1935 г. (ОМ 42), так и заявление Агранова от 3 февраля 1935 г. (Л 378; К 366) проясняют то, что в первые месяцы 1935 г. следователи не могли доказать, что московский центр поддерживал убийство Кирова или знал о нем. Эти важные признания демонстрируют, что никого не пытали и не принуждали угрозами к признанию. И они становятся еще важнее, когда мы сопоставляем их с досудебными признаниями Генриха Ягоды 1937 г., которые мы рассмотрим позже.

Возобновление следствия по делу убийства Кирова

Российское правительство все еще хранит все следственные материалы 1930-х годов под грифом «совершенно секретно», за исключением очень небольшого количества. Мы не знаем точно стадий ведения следствия; ни как расследование другого антиправительственного заговора, «Кремлевского дела» 1935 г., привело к возобновлению расследования по делу убийства Кирова — как, по-видимому, это и произошло. Одним из обвиняемых по «Кремлевскому делу» был Б.Н.Розенфельд, племянник Каменева (его отец, Н.Б.Розенфельд, был братом Каменева). По показаниям, которые у нас есть сейчас, кажется ясным, что следователи сделали вывод, что Каменев не сказал правду во время Январского процесса 1935 г.

Статья Юрия Жукова, опубликованная в «Вопросах истории» в 2000 г., - единственное подробное исследование материалов этого дела. Жуков сделал вывод, что этот заговор, вероятно, существовал на самом деле. В другой главе настоящего исследования мы рассмотрим доказательства в «Кремлевском деле», которые имеют непосредственное отношение к убийству Кирова.

Ежов доложил Июньскому пленуму ЦК 1935 г., что следствие по делу Енукидзе и последующий допрос Каменева показали, что Зиновьев и Каменев организовали убийство Кирова и планировали другие убийства[69]. Гетги подчеркивает, что Сталин и другие члены Политбюро не проследили до конца это обвинение. Очевидно, они были не готовы поверить этому на основании доказательств, которые были тогда в их распоряжении.

Арест Валентина Ольберга

5 января 1936 г. в г. Горьком при полном отсутствии данных, свидетельствовавших о преступной деятельности, был арестован прибывший из Германии на постоянное жительство в СССР В.П.Ольберг. Через месяц после ареста были получены его показания о том, что он прибыл в СССР из-за границы якобы со специальным заданием Л.Д.Троцкого для ведения контрреволюционной работы и организации террористического акта против И. В. Сталина («Известия ЦК КПСС», 1989, № 8, с. 82; Р-ПП 176).

По словам Арча Гетги, который имел доступ к некоторым архивным материалам,

его (Ольберга) жена показала, что Ольберг получал деньги и фальшивые паспорта от сына Троцкого Седова и других троцкистов в Париже и Праге[70].

Мы знаем, что жена Ольберга говорила правду в том, что он действительно поддерживал связь с Троцким, так как его письма находятся в гарвардском архиве Троцкого. Он также разъезжал с подозрительным гондурасским паспортом, очевидно, полученным нелегально. Несомненно, Ольберг начал давать показания на других, включая Троцкого.

Признание Я. А. Мировицкого

2 января 1936 г. во время расследования дела другой зиновьевской группы заговорщиков в Ленинграде Ягода и Вышинский отправили Сталину отчет, показавший, что один из этих обвиняемых, Мировицкий, заявлял, что он был привлечен Котолыновым с целью убийства партийных лидеров. Мировицкий сказал, что Котолынов завербовал его в подпольную ленинградскую зиновьевскую группу в октябре 1933 г.

КОТОЛЫНОВ мне указал, что наши взгляды на коллективизацию] и другие мероприятия нынешнего руководства партии разделяют многие члены партии, которые, как и он, КОТОЛЫНОВ, входят в существующую в Ленинграде зиновьевскую подпольную организацию, которая ставит своей задачей убрать существующее руководство партии и поставить во главе руководства ЗИНОВЬЕВА, КАМЕНЕВА, ЕВДОКИМОВА и других. К0Т0ЛЫН0В предложил мне вступить в эту организацию, и я ему дал свое согласие.

Последний раз я с КОТОЛЫНОВЫМ встречался в октябре м[еся]це 1934 г., когда он мне и дал задание подбирать особо надежных людей и подготавливать их к активной террористической деятельности.

Давая это задание, Котолынов указывал, что наступило время, когда нужно браться за оружие и стрелять по руководству партии сверху донизу, так как демократическими методами неспособное ныне существующее руководство не заставить отойти от руководства политической жизнью[71].

Мировицкий назвал трех человек, которых он завербовал. Другие, арестованные в это время, также признались, что они считали, что действуют от лица Зиновьева, Каменева и Троцкого. Это подкрепляет то, что мы знаем из материалов архива Троцкого, что Зиновьев и Каменев вместе с другими на самом деле состояли в «блоке» с Троцким с 1932 г.

Признание М.Н. Яковлева

1 июня 1936 г. Ягода отправил Сталину протокол допроса некоего М.Н.Яковлева, который был допрошен 27 мая 1936 г. как член троцкистско-зиновьевской организации в Ленинграде. Яковлев, которого арестовали в 1935 г. и приговорили к пяти годам лишения свободы как члена контрреволюционной зиновьевской группы, заявил следующее:

— в июне 1934 г. Каменев, который ездил в Ленинград, проинформировал его, что центр решил подготовить и осуществить убийство Кирова в Ленинграде и еще одно убийство в Москве;

— Яковлев должен был убить Кирова и не упоминать имен Зиновьева и Каменева в разговорах с другими членами группы;

— Каменев сказал ему, что Бакаев, который был одним из зиновьевцев-подсудимых на Январском процессе 1935 г., организовал группу Румянцева-Котолынова тоже для подготовки убийства Кирова.

ЯКОВЛЕВ и МАТОРИН показали, что, со слов КАМЕНЕВА и БАКАЕВА, им было известно, что троцкисты и зиновьевцы объединились на основе террористической борьбы с руководством ВКП(б) и что существует объединенный центр в составе ЗИНОВЬЕВА, КАМЕНЕВА, БАКАЕВА, СМИРНОВА, ТЕР ВАГАНЯНА и МРАЧКОВСКОГО (Л 758).

Мы можем самостоятельно удостовериться, что этот центр существовал. Письмо Седова Троцкому в гарвардском архиве Троцкого показывает, что Троцкий поддерживал связь со Смирновым:

за несколько дней до ареста ИН говорил нашему информатору:

X начал выдавать, я жду ареста со дня на день[60].

Смирнов (= «И.Н.» вместо Ивана Никитича, имя и отчество Смирнова), старинный сторонник Троцкого, по логике, должен был быть связным Тер-Ваганяна, а также Мрачковского. Элементарные конспиративные принципы диктуют, что один человек является связным группы.

Благодаря тому же письму, подтвержденному «оговоркой» Седова в январе 1937 г., мы знаем, что троцкисты были в блоке с Зиновьевым и Каменевым.

[Блок] организован. В него вошли зиновьевцы, группа Стен-Ломинадзе и троцкисты (бывшие «…………».) Группа Сафар[ова-] Тарханова] формально еще не вошла — они стоят на слишком крайней позиции; войдут в ближайшее время. — Заявление 3. и К. об их величайшей ошибке в 27 г. было сделано при переговорах с нашими о блоке, непосредственно перед высылкой 3. и К.

Никто не отрицает, что Бакаев был зиновьевцем. Письмо Седова представляет собой подкрепляющее доказательство того, что Яковлев и Маторин говорили правду о составе троцкистско-зиновьевского блока.

А как насчет потрясающего заявления, что блок был сформирован «на основе террористической борьбы»? Бесспорно, хочется спросить: что является «подтверждением» или «опровержением» этого заявления? Как мы увидим, ВСЕ доказательства, которые у нас есть, — а их огромное количество — подтверждают, что этот блок был сформирован в «террористических» целях, включая убийство. В то же время у нас нет никаких доказательств для опровержения этого предположения.

Вот несколько отрывков из признания Яковлева:

Ответ:…На путь прямой террористической борьбы против руководителей партии и правительства я стал в середине 1934 года.

Вопрос: При каких обстоятельствах Вы стали на этот путь?

Ответ: В июне 1934 г. в Ленинград приехал Л.Б.КАМЕНЕВ. Я с КАМЕНЕВЫМ был связан по совместной контрреволюционной деятельности в зиновьевской организации и пошел к нему, чтобы рассказать о положении дел в ленинградской организации и получить от КАМЕНЕВА директивы о дальнейшей работе. Выслушав и обсудив со мной состояние дел в Ленинградской организации, КАМЕНЕВ передал мне решение центра об организации борьбы против руководителей ВКП(б) и правительства путем террора.

Он спросил, как я отношусь к этому, и, получив мой положительный ответ, сделал прямое предложение о необходимости подготовки террористического акта над Кировым, сообщив одновременно, что в Москве организацией подготовляется покушение на Сталина.

Вопрос: Дайте показания, что именно сказал Вам КАМЕНЕВ о решениях центра организации по подготовке террористических актов над руководителями ВКП(б) и правительства.

Ответ: КАМЕНЕВ сказал мне, что в данных условиях единственно возможным методом борьбы против Сталина является террор. Всякий иной путь, сказал КАМЕНЕВ, неизбежно приведет к тому, что нас окончательно разгромят. Шансы на успех только в терроре. Поэтому, пока у нас имеются силы, надо использовать это последнее средство (Л 759–760).

Вопрос: Говорил ли вам КАМЕНЕВ в июне 1934 г. о том, что подготовку террористического акта над тов. КИРОВЫМ ведут и другие группы, в частности террористическая группа, совершившая 1/XII—1934 г. убийство С. М. КИРОВА?

Ответ: Да, КАМЕНЕВ мне об этом говорил.

Когда мы с ним обсуждали вопрос о подготовке террористического акта над КИРОВЫМ, КАМЕНЕВ спросил меня, поддерживаю ли я связь с группой РУ-МЯНЦЕВА — КОТОЛЫНОВА. Я ответил отрицательно. КАМЕНЕВ тогда сказал, что группе РУМЯНЦЕВА — КОТОЛЫНОВА указания о подготовке и совершении убийства КИРОВА также даны, и рекомендовал мне из соображения конспирации избегать связи с этой группой.

Вопрос: КАМЕНЕВ говорил Вам, кто из членов центра организовал террористическую группу РУМЯНЦЕВА — КОТОЛЫНОВА?

Ответ: КАМЕНЕВ сказал мне, что группа РУМЯНЦЕВА — КОТОЛЫНОВА по поручению центра организована БАКАЕВЫМ. Кроме того, от быв. секретаря ЗИНОВЬЕВА — активного члена организации МАТОРИНА — мне известно, что он, МАТОРИН, летом 1934 года в Ленинграде имел личную встречу с БАКАЕВЫМ, который дал ему, МАТОРИНУ, поручение организовать террористическую группу для убийства КИРОВА, а также сказал МАТОРИНУ, что он поручил группе РУМЯНЦЕВА-КОТОЛЫНОВА параллельно вести подготовку террористического акта над КИРОВЫМ[72].

Гетти описывает некоторые последующие части, вытекающие из расследования, следующим образом:

К 23 июля Каменев признавал членство в контрреволюционном центре, который планировал террор, но он отрицал, что является одним из организаторов. Он дал показания на Зиновьева, как на человека, который был более близок к этому делу. Три дня спустя Зиновьеву провели очную ставку с одним из его приверженцев, Каревым, который прямо обвинил его. Зиновьев попросил, чтобы допрос прекратили, так как он хотел сделать заявление, которое в конечном счете составило полное признание в организации убийства и террора[73].

Секретное письмо ЦК от 29 июля 1936 г

Сноска к этому отрывку отсылает к допросу Каменева 23–24 июля и допросу Зиновьева 26 июля 1936 г., причем оба находятся в архиве. Ни один из них не публиковался. Однако у нас все же есть и другие досудебные материалы.

29 июля 1936 г. Центральный Комитет отправил «закрытое (т. е. секретное) письмо» всем партийным руководящим органам выше совсем уж местного уровня. Оно, очевидно, было составлено Ежовым и откорректировано Сталиным, рукописные редакции которого остались в оригинале[74]. Кажется, это первая попытка обрисовать ширину и глубину сети заговоров так, как ее понимали тогда руководство партии и НКВД. Оно также подготовило почву для первого Московского процесса тремя неделями позже.

В «Закрытом письме» цитируются избранные выдержки из допросов Зиновьева от 23–25 июля; Каменева от 23 июля, 24 июля и 23–24 июля; Мрачковского от 4 июля и 19–20 июля; Карева от 5 июня; Маторина от 30 июня; Бакаева от 17–19 июля; Пикеля от 22 июля; Дрейцера от 23 июля; В.Ольберга от 15 февраля и 9 мая; Берман-Юрина от 21 июля; Натана Лурье от 21 июля; И.С. Эстермана от 2 июля; Мухина от 11 декабря 1935 г.; Моисея Лурье от 21 июля; Константа от 21 июля; А.А.Лаврентьева от 9 ноября 1935 г.; Рейнгольда от 9 июля и 17 июля. Полные тексты этих допросов, возможно, все еще существуют в архивах под грифом «совершенно секретно». Всё письмо касается раскрытия НКВД крупномасштабной троцкистско-зиновьевской подпольной организации, которая спланировала убийство Кирова и многое другое. Письмо описывает обстановку, в которой произошло убийство Кирова, притом он был лишь одной из целей заговорщиков. Мы цитируем ниже лишь те выдержки из признаний, которые упоминают непосредственно убийство Кирова:

Каменев:

…мы, т. е. зиновьевский центр контрреволюционной организации, состав которой был мною назван выше, и троцкистская контрреволюционная организация в лице Смирнова, Мрачковского и Тер-Ваганяна договаривались в 1932 году об объединении обеих, т. е. зиновьевской и троцкистской, контрреволюционных организаций для совместной подготовки совершения террористических актов против руководителей ЦК, в первую очередь против Сталина и Кирова (Каменев. Протокол допроса от 23–24 июля 1936 г.; «Известия ЦК КПСС», 1989, № 8. С. 101; Р-ПП 198).

Да, вынужден признать, что еще до совещания в Ильинском Зиновьев сообщил мне о намечавшихся решениях центра троцкистско-зиновьевского блока о подготовке террористических актов против Сталина и Кирова. При этом он мне заявил, что на этом решении категорически настаивают представители троцкистов в центре блока — Смирнов, Мрачковский и Тер-Ваганян, что у них имеется прямая директива по этому поводу от Троцкого и что они требуют практического перехода к этому мероприятию в осуществление тех начал, которые были положены в основу блока…Я к этому решению присоединился, так как целиком его разделял (Каменев. Протокол допроса от 23–24 июля 1936 г.; «Известия ЦК КПСС», 1989, № 8. С. 104; Р-ПП 199).

Зиновьев:

Я действительно являлся членом объединенного троцкистско-зиновьевского центра, организованного в 1932 году.

Троцкистско-зиновьевский центр ставил главной своей задачей убийство руководителей ВКП(б), и в первую очередь убийство Сталина и Кирова. Через членов центра И. Н. Смирнова и Мрачковского центр был связан с Троцким, от которого Смирновым были получены прямые указания по подготовке убийства Сталина («Известия ЦК КПСС», 1989, № 8. С. 101; Р-ПП 198). Я также признаю, что участникам организации Бакаеву и Кареву от имени объединенного центра мною была поручена организация террористических актов над Сталиным в Москве и Кировым в Ленинграде.

Это поручение мною было дано в Ильинском осенью 1932 года (Зиновьев. Протокол допроса от 23–25 июля 1936 г.; «Известия ЦК КПСС», 1989, № 8. С. 104; Р-ПП 199).

Карев:

Зиновьев сообщил, что на основе признания террора основным средством борьбы с существующим партийным руководством зиновьевским центром установлен контакт с руководителями троцкистской организации в Союзе Иваном Никитичем Смирновым и Мрачковским и что есть решение объединенного троцкистско-зиновьевского центра об организации террористических актов над Сталиным в Москве и Кировым в Ленинграде. Зиновьев сказал, что подготовка террористических актов над Сталиным и Кировым поручена Бакаеву, который должен использовать для этих целей свои связи с зиновьевскими группами в Ленинграде и Москве.

Мне Зиновьев также предложил, в свою очередь, подбирать из близких руководимой мною в Академии наук в Ленинграде организации людей, способных осуществить террористический акт над Кировым. […]

…при разговоре с Бакаевым я узнал, что последний намерен использовать для организации террористического акта над Кировым существующие в Ленинграде и связанные с ним — Бакаевым — зиновьевские группы Румянцева и Ко-толынова (Карев Н.А. Протокол допроса от 5 июня 1936 г.; «Известия ЦК КПСС», 1989, № 8, 104; Р-ПП 200).

Маторин:

Зиновьев мне указал, что подготовка террористического акта должна быть всемерно форсирована и что к зиме Киров должен быть убит. Он упрекал меня в недостаточной решительности и энергии и указал, что в вопросе о террористических методах борьбы надо отказаться от предрассудков (Маторин Н.М. Протокол допроса от 30 июня 1936 г.) («Известия ЦК КПСС», 1989, № 9, с. 105; Р-ПП 200).

Весь этот документ касается раскрытия широкого заговора, лишь часть которого была связана с убийством Кирова. Фактически весь он, как таковой, является важным доказательством, поскольку убийство Кирова было лишь частью этого более крупного заговора.


Досудебные признания Зиновьева и Каменева

Исследователям доступны протоколы лишь двух досудебных допросов Зиновьева. Первый датирован 28 июля 1936 г. Он начинается с развернутого упоминания очной ставки с Каревым, на которую ссылается Гетти. Хотя это, по-видимому, не самое первое признание Зиновьева после того, как он прервал очную ставку с Каревым, оно совпадает с описанием Гетти «полного признания в организации убийства и террора».

Об убийстве Кирова Зиновьев в частности сказал:

Вопрос: Что было конкретно сделано объединенным центром по осуществлению террористических планов?

Ответ: Тогда же, в 1932 г. центром было принято решение об организации террористических актов над Сталиным в Москве и Кировым в Ленинграде… […]

Вопрос: Вы показываете, что с участниками организации в Ленинграде был связан ГЕРТИК. Мы еще раз обращаемся к вопросу о связи ГЕРТИКА с К0ТОЛЫНОВЫМ. Нам точно известно, что ГЕРТИК в 1932 году, возвратившись в Москву из Ленинграда, говорил о террористическом характере своей связи с КОТОЛЫНОВЫМ. Вам это не может не быть известным?

Ответ: Да, признаю, что в 1934 году, месяца точно не помню, в середине года, мне ЕВДОКИМОВ рассказывал об одной из поездок ГЕРТИКА в Ленинград, во время которой ГЕРТИК связался с КОТОЛЫНОВЫМ, причем в результате этой встречи К0Т0ЛЫН0В заявил ГЕРТИКУ, что он принимает непосредственное участие в подготовке убийства Кирова.

Затем Зиновьев связывает Каменева с М.Н.Яковлевым, единственное опубликованное признание которого мы рассмотрели выше.

Вопрос: С кем из участников организации КАМЕНЕВ поддерживал связь в Ленинграде?

Ответ: В 1934 году КАМЕНЕВ мне говорил, что он в Ленинграде встречался с участником организации ЯКОВЛЕВЫМ Моисеем, которому подтвердил решение объединенного троцкистско-зиновьевского центра организовать убийство Кирова.

Вопрос: ЯКОВЛЕВ вел работу по подготовке убийства тов. Кирова вместе с группой РУМЯНЦЕВА-КОТОЛЫНОВА или самостоятельно?

Ответ: ЯКОВЛЕВ готовил убийство Кирова параллельно с группой РУМЯНЦЕВА-КОТОЛЫНОВА…

[…]

Я должен добавить, что был разработан план сокрытия следов преступлений, готовившихся объединенным троцкистско-зиновьевским центром. Насильственные устранения руководителей партии и правительства должны были быть тщательно замаскированы, как белогвардейские акты либо акты «личной мести» (курсив мой. — Г.Ф.).

Очевидно, заявление Зиновьев о «маскировке» убийства как «акта личной мести» имеет наиважнейшее значение в том, что оно представляет веское доказательство против гипотезы Кирилиной и Лено о том, что Николаев был «убийцей-одиночкой». В другом месте данного исследования мы рассмотрим отрывок из признания Николаева, воспроизведенного в тексте Декабрьского обвинительного заключения 1934 г., что он пытался замаскировать убийство как индивидуальный акт. Авель Енукидзе и те, с кем он контактировал в Кремле, распространяли в точности этот слух — что Николаев действовал по личным мотивам. Замечания Енукидзе согласуются также с досудебными признаниями Ягоды. Мы рассмотрим их позже.

У нас также есть протокол более короткого признания Зиновьева, сделанного приблизительно в августе 1936 г. Месяц и год четко читаемы, чего нельзя сказать о дате.

Заявления Зиновьева в этом признании пронумерованы в протоколе. Второй и третий пункты касаются убийства Кирова. Они выглядят следующим образом:

2. После ареста КАРЕВА с 1933 г. дело организации террористических актов в Ленинграде перешло к зиновьевцу М. ЯКОВЛЕВУ, о чем предварительно было договорено с КАРЕВЫМ.

В 1934 г. КАМЕНЕВУ объединенным центром было поручено встретиться в Ленинграде с ЯКОВЛЕВЫМ. КАМЕНЕВ зто выполнил летом 1934 г., и тогда же я сказал КАМЕНЕВУ, что контроль и общее руководство этим актом надо поручить БАКАЕВУ.

3. КАМЕНЕВ сообщил мне в ноябре 1934 года, что он виделся с только что вернувшимся из Ленинграда БАКАЕВЫМ, который ему сообщил, что он (БАКАЕВ) виделся в Ленинграде с ЛЕВИНЫМ, РУМЯНЦЕВЫМ, КОТОЛЫНОВЫМ, кажется, МАНДЕЛЬШТАМОМ. На этом совещании решался вопров о том — где и когда убить Кирова. Был на совещании и НИКОЛАЕВ, убийца Кирова, с которым говорил БАКАЕВ (курсив мой. — Г.Ф.).

Подробно ознакомившись с состоянием подготовки терр. акта против Кирова, БАКАЕВ от имени объединенного троцкистско-зиновьевского центра окончательно санкционировал покушение.

Здесь Зиновьев снова показывает, что московский центр, который он возглавлял, руководил убийством Кирова. Он также сообщает, что Николаев присутствовал на собрании, очевидно, осенью 1934 г. между Бакаевым, представлявшим московский центр, и главным руководством ленинградского центра. Выясняется, что Николаев тоже присутствовал на собрании. Это веское доказательство того, что Николаев принимал непосредственное участие в деятельности ленинградской группы зиновьевцев, и, бесспорно, это также является доказательством центральной роли как московского, так и ленинградского центров в убийстве Кирова. Это полностью противоречит предположению Лено о Николаеве как об «убийце-одиночке».

Копия страницы допроса Г.Е.Зиновьева от 28 июля 1934 г. (из «Архива Волкогонова», Библиотека Конгресса (США))


У нас есть лишь одно досудебное признание Каменева от 10 августа 1936 г. Касательно убийства Кирова Каменев признал следующее:

Вопрос: Что именно знал СОКОЛЬНИКОВ о состоявшемся блоке между троцкистами и зиновьевцами?

Ответ: Он знал, что этот блок организовался на террористической основе и что практической задачей блока является организация покушения на СТАЛИНА и КИРОВА.

[…]

Вопрос: Значит, СОКОЛЬНИКОВ не только от Вас знал, что центром троц-кистско-зиновьевского блока готовятся террористические покушения на т. СТАЛИНА и КИРОВА, но и лично участвовал в решении создания руководящей террористической группы.

Подтверждаете ли Вы это?

Ответ: Да. Подтверждаю.

Обвинение Каменевым Сокольникова послужило причиной расследования, которое должно было привести ко Второму московскому процессу в январе 1937 г. В начале 1980-х годов Арч Гетто обнаружил свидетельства в гарвардском архиве Троцкого, что в 1932 г. Троцкий послал письмо Сокольникову, несомненно призывавшее того вернуться к подпольной оппозиции. Почто наверняка были и другие письма подобного рода, ибо Гетто также обнаружил, что архив Троцкого подвергался чистке несомненно инкриминирующих материалов.

Глава 13. Первый московский процесс

В этой главе мы рассмотрим свидетельства по делу Кирова на Первом московском процессе в августе 1936 г. Их огромное количество. Лено просто совершенно пренебрегает ими. Лено, очевидно, придерживается той точки зрения, что свидетельские показания на нем и на других двух Московских процессах были как-то сфабрикованы НКВД. Однако он не дает никаких доказательств, что это было так, а также не приводит никаких доводов в оправдание этих очень значительных пропусков. Фактически Лено просто предпочел проигнорировать эти и множество других свидетельств. Возможно, потому что эти свидетельства противоречат его предвзятому выводу, что Николаев был «убийцей-одиночкой».

Никому и никогда не удавалось доказать, что какой-то из Московских процессов был сфабрикован. Тем не менее любое объективное расследование должно всегда рассмотреть вопрос о проверке улик. Поэтому в данной главе мы рассмотрим два вопроса. Во-первых: каковы свидетельские показания по делу Кирова на Первом московском процессе? И во-вторых: в какой степени мы можем подтвердить или опровергнуть свидетельские показания на Первом московском процессе?

Первому открытому московскому процессу 19–24 августа 1936 г. предшествовало огромное расследование. Лишь очень небольшая часть документов, которые появились во время этого расследования, — признания, заявления, а также некоторые вещественные доказательства — были опубликованы. Большая их часть до сих пор остается в России под грифом «совершенно секретно». Ни Кирилина, ни Лено не имели доступа к каким-то материалам в полном объеме. Разумеется, не имеем его и мы.

Однако в материалах, которые мы имеем, есть множество свидетельских показаний по убийству Кирова. Все они подтверждают предположение, что подсудимые на Декабрьском процессе 1934 г. по делу Николаева и других были виновны и что процесс ни в каком отношении не был «подставой». Но они выходят за рамки Декабрьского процесса 1934 г. в том, что некоторые из подсудимых на процессе Каменева-Зиновьева 1935 г. позже признались в том, что руководили подготовкой убийства Кирова.

Перед нами, как перед Лено или любым другим исследователем, стоит задача оценить все эти доказательства по объективным критериям. Мы уже видели, что Лено игнорирует досудебные материалы процесса 1936 г. Таким же образом он игнорирует свидетельские показания на самом процессе 1936 г. В его кратком двухстраничном резюме этого процесса Лено не рассматривает никаких показаний. Он просто предполагает, что обвинения были не по существу и что Сталин был намерен уничтожить «бывших» оппозиционеров.

Какова бы ни была специфика причины, если таковая была, которое возобновило следствие по делу Кирова, решение Сталина было, очевидно, частью его непрерывного стремления уничтожить бывших партийных оппозиционеров. Показательный процесс по делу Зиновьева и Каменева ясно показал, что планом Сталина было полное уничтожение бывшей левой оппозиции (Л 464–465).

Нет ничего ни «очевидного», ни «ясного» в отношении этих выводов. Нет абсолютно никаких доказательств того, что у Сталина была «цель» «уничтожить» бывших оппозиционеров. Наоборот, есть веские доказательства того, что ранее убийства Кирова Сталин пытался побороть недоверие бывших оппозиционеров — или людей, которых он считал бывшими оппозиционерами, оппозиция которых, как он считал, была в прошлом, согласно их уверениям.

Отсутствие рассмотрения процесса 1936 г. — еще один из многих примеров совершения Лено логической ошибки petitio prinсіріі», «предвосхищение основания»[77], об этом мы уже упоминали в главе 5 нашей книги. Слово «очевидно» служит Лено оправданием отсутствия каких бы то ни было доказательств в подкрепление его утверждения. Лено отбрасывает досудебные и судебные показания, не докучая себе их рассмотрением. Он не доказывает, а предполагает, в этом и заключается фальсификация.

Это не имеет смысла, если его цель — пересмотреть убийство Кирова и выяснить, что случилось на самом деле. Это имеет смысл лишь в том случае, если Лено имеет предвзятый вывод, который он хочет пропихнуть любой ценой, — что Николаев был «убийцей-одиночкой» и что всех остальных подсудимых ложно обвинили, принудили или убедили каким-то образом дать ложные показания. Тот, кто совершает ошибку «допущения того, что следует доказать», демонстрирует, что его не интересует поиск истины. И конечно, он не совершает эту ошибку, так сказать, случайно, отказываясь a priori серьезно рассмотреть доказательства, которые не подкрепляют его предположение.

В настоящем исследовании мы показываем, как следует поступать любому исследователю или следователю, чтобы результат расследования не являлся заранее предрешенным выводом. Необходимо изучение все свидетельств — не только тех, которые рассматривает Лено, но и огромного количества свидетельств, которые Лено оставляет нерассмотренными.

Вопросы методологии

Как можно оценить эти материалы в отношении их правдивости? Что фактически мы можем узнать из них по здравом размышлении? Эта проблема тоже встает перед Лено и перед Кирилиной, хотя они не занимаются непосредственно ее решением. У них есть некоторые допросы, судебные протоколы и следственные материалы, поэтому у нас есть все эти материалы, которые они предпочли раскрыть нам. Кроме того, у нас есть все доказательства, которые они по каким-либо причинам пропускают.

Хотя полное рассмотрение Московских процессов выходит за пределы этого исследования, мы все-таки хотим подчеркнуть следующий момент: нет никаких доказательств, что кто-либо из подсудимых на этих процессах был ложно обвинен, ложно осужден, был невиновен. Ни разу не было представлено ни крупицы доказательств, что обвиняемые на трех Московских процессах были невиновны в тех обвинениях, которые они признали. Никто и никогда не предъявил никаких доказательств того, что обвиняемых вынудили каким-то образом давать показания под диктовку прокуратуры или НКВД. Ни один из «реабилитационных» документов и отчетов, представленных во время хрущевской и особенно во время горбачевской эпохи, не содержит никаких доказательств того, что подсудимые были невиновны. Все выводы всех этих реабилитационных решений не более чем голословные заявления.

Как мы увидим, существуют веские доказательства, что некоторые из обвиняемых, по крайней мере, не говорили «всей правды» и что как Ягода, так и Ежов, а также другие подсудимые искажали и скрывали некоторые моменты на процессах. Однако ни одна из этих уловок не стремится также оправдать ни одного из обвиняемых на суде. Она просто добавляет еще один пункт к их вине и к картине заговоров, которая у нас уже есть. Из того, что мы знаем, показания подсудимых отражают то, что они хотели сказать.

Важной проблемой в оценке показаний на Московских процессах является вопрос независимого подтверждения заявлений, сделанных на суде с помощью свидетельств, которые не могло подстроить, внушить или каким-то образом создать обвинение. Разумеется, отсутствие независимого подтверждения не означало бы, что показания и признания на суде были сфабрикованы обвинением. В случае профессионального заговора может вовсе не существовать никаких самостоятельных доказательств. Это просто означало бы, что мы не могли бы никоим образом сравнить эти показания с самостоятельным доказательством. Даже если бы у нас не было независимого подтверждения заявлений, мы могли бы оценить внутреннюю непротиворечивость заявлений, сделанных разными подсудимыми в разное время.

К счастью, существуют некоторые доказательства, выходящие за пределы Московских процессов и даже самого СССР. Все эти доказательства подкрепляют признания обвиняемых.


Блок: его образование и состав

Главный пункт обвинения, на котором строился процесс 1936 г., заключался в том, что в 1932 г. между троцкистами и зиновьевцами был сформирован блок, к которому присоединились и другие силы. Это подтверждается в письме Седова Троцкому где-то в середине 1932 г. (архив Троцкого 4782). Седов называет зиновьевцев, «группу Стен-Ломинадзе», «группу Сафар(ов)а-Тархан(ов)а» и «И.Н.(Смирнова)», а также Зиновьева и Каменева («3. и К.»).

Все эти группы были названы обвинением и обвиняемыми на Августовском процессе 1936 г. Седов называл И. Н. Смирнова лидером троцкистской группы, и это подтверждено в протоколе суда. Письмо Седова и протокол суда подтверждают, что блок был сформирован к лету 1932 г.

Активное планирование убийства Кирова

Согласно показаниям на Процессе 1936 г. активное планирование убийства Кирова началось летом 1934 г., и с ленинградскими заговорщиками связались осенью 1934 г. Это, кажется, совпадает с некоторыми указаниями в ежедневнике Николаева, по поводу которых высказывал замечания Лено. В отношении «прощальных писем» Николаева членам семьи, датированных августом 1934 г., Лено дает следующий комментарий:

Более того, некоторые «прощальные» письма, которые он написал членам семьи в августе, но, возможно, не отправил, наводят на мысль, что он обдумывал самоубийство или, может быть, убийство партийных чиновников (Л 216).

Для Николаева убийство и самоубийство были неразрывны. Мы напоминаем, что он попытался убить себя через несколько секунд после того, как стрелял в Кирова.

По судебным показаниям, конкретное организационное планирование убийства Кирова началось осенью 1934 г.

Бакаев, с целью подготовки убийства, выехал осенью 1934 года в Ленинград, связался там с активными участниками нашей организации: Котолыновым, Левиным, Румянцевым, Мандельштамом и Мясниковым, составлявшими так называемый ленинградский террористический центр. При ленинградском центре была активная группа террористов, которая непосредственно вела подготовку убийства Кирова (т. XXXVI, л. 6).

Это полностью подтвердил на следствии обв. Евдокимов, показавший следующее: «от Бакаева мне известно, что осенью 1934 г. он, Бакаев, совместно с одним троцкистом-террористом, фамилию которого я не знаю, выезжал в Ленинград для связи с ленинградским террористическим центром и организовал с ним убийство Кирова.

Во время этой поездки Бакаев и указанный выше троцкист-террорист виделись с Николаевым и договорились с ним о совершении им убийства Кирова» (т. XXXVI, л. 7, 8).

В конце допроса Мрачковского Вышинский задает Бакаеву вопрос о том, когда он ездил в 1934 году в Ленинград.

Бакаев: Осенью.

Вышинский: Для какой цели?

Бакаев: Для проверки готовности организации убийства Кирова. Вышинский (обращается к Каменеву): Вы дали поручение по подготовке убийства Кирова?

Каменев: Да, осенью.

Вышинский: Осенью вы вместе с Евдокимовым дали поручение Бакаеву отправиться в Ленинград и проверить, насколько успешно идет подготовка ленинградской троцкистско-зиновьевской группы к убийству Кирова? Это правильно, вы подтверждаете?

Каменев: Да, правильно. Подтверждаю.

С этой целью осенью 1934 года — продолжает Евдокимов — Бакаев поехал в Ленинград проверить, как идет подготовка террористического акта против Сергея Мироновича Кирова ленинградскими террористами. Эти террористи-ческие группы установили слежку за Сергеем Мироновичем Кировым и выжидали удобного момента, чтобы совершить террористический акт.

Этот период времени — осень 1934 г. — соответствует длинным записям в ежедневнике Николаева в октябре 1934 г., в которых он пишет о «смерти ради моих политических убеждений» (Л 228), и его письму об «объяснении перед партией и Отчизной» (Л 229–234). Николаев также написал письмо Кирову 30 октября 1934 г. (Л 237–238). В последующие несколько дней он «попытался обрисовать конкретные планы убийства Кирова» (Л 238–241).

Марксизм и терроризм

Вопрос о согласовании применения террора с марксизмом, который, как известно, отвергает применение террора, возник на суде.

Вышинский: Как увязывалась у Зиновьева и Каменева террористическая деятельность с марксизмом?

Рейнгольд: У Каменева в 1932 году в присутствии ряда членов объединенного троцкистско-зиновьевского центра Зиновьевым обоснована необходимость применения террора тем, что хотя террор и не совместим с марксизмом, но в данный момент это надо отбросить. Других методов борьбы с руководством партии и правительства в данное время нет. Сталин объединяет всю силу и твердость теперешнего партийного руководства. Поэтому в первую голову надо убрать Сталина. Каменев развивал ту же теорию, говоря, что прежние методы борьбы, а именно: завоевание масс, верхушечные комбинации с правыми, ставка на хозяйственные трудности — провалились. Поэтому единственным методом борьбы являются террористические действия против Сталина и его ближайших соратников — Кирова, Ворошилова, Постышева, Косиора и других.

Троцкий и террор

Троцкий неоднократно заявлял в печати и на слушаниях комиссии Дьюи, что он неизменно выступал против «террора» — на английском языке, против применения насилия и убийств в отношении политических противников. Словами адвоката Троцкого Гольдмана:

Обвинение в индивидуальном терроре, как будет показано на основании многочисленных статей Троцкого, начиная с 1902 г., непосредственно противоречит всему стремлению его мысли, его политическому образованию, урокам его революционного опыта и, наконец, всей традиции русского марксизма (Case of Leon Trotsky, 1-е заседание, с. 11).

Троцкий много раз выступал против террора. Почти все 7-е заседание слушаний комиссии Дьюи было посвящено этой теме. Например:

28 декабря 1934 г. через четыре недели после убийства Кирова Троцкий писал в «Бюллетене оппозиции»:…Если марксисты категорически осудили индивидуальный терроризм… даже когда выстрелы были направлены против агентов царского правительства и капиталистической эксплуатации, то тем непреклоннее они осудят и отвергнут преступный авантюризм терактов, направленных против бюрократических представителей первого государства рабочих в истории (Case of Leon Trotsky, 7-е заседание, с. 259–260).

Седов посвятил главу 10 своей «Красной книги»[78] тому, чтобы продемонстрировать, как решительно выступал Троцкий против террора.

Стать теперь на путь индивидуального террора — отказаться от марксизма, значило бы для Троцкого не только отказаться от самого себя, но и превратить в ничто плоды сорокалетней революционной работы. Это значило бы политически покончить с собой.

Уже в связи с выстрелом Николаева мы, коммунисты-интернационалисты, самым беспощадным самым решительным образом, осуждаем индивидуальный террор. Сегодня мы больше, чем когда бы то ни было, стоим на этой точке зрения. Если Сталин своей политикой, режимом и истреблением оппозиции может создать террористические настроения, то революционный долг повелительно диктует большевикам-ленинцам снова со всей энергией повторить: путь индивидуального террора — не наш путь, он мог бы быть только путем гибели революции[76] (Седов 70, 72).

В беседах с биографом Троцкого Феферманом бывший секретарь Троцкого Ян ван Хейеноорт рассказывал, что он настаивал на том, что, по его мнению, Сталина нужно было убить, но Троцкий никогда не рассматривал этого.

Когда он позднее описывал огромное количество работы, которое пришлось проделать троцкистам, чтобы подготовиться к слушаниям [т. е. Комиссии Дьюи], ван Хейеноорт написал странное предложение: «Нет нужды говорить, во всей этой работе не было ничего сфальсифицировано, не было ничего скрыто». Почему нет нужды говорить? Почему Троцкий, бывший военный комиссар, не замыслит возвращение? Почему не будет многих заговоров против Сталина тех, кто раньше остро и болезненно осознавали его дьявольскую жестокость и привычку полагаться лишь на свой ум?

Через пятьдесят лет после Московских процессов ответ ван Хейеноорта на такие вопросы был эмоциональным и экспрессивным:

Да, это в точности мое мнение…. Но Троцкий всегда говорил: «Мы против индивидуального терроризма». Я говорю, что это чушь. Конечно, Сталина следовало устранить (Feferman. Politics, logic, and love. P. 140).

Марк Зборовский

Однако нам известно, что, как и Каменев, Седов на самом деле считал, что «террор» — это тактика, свойственная марксистам. Марк Зборовский был агентом НКВД, которому удалось завоевать доверие Седова. Зборовский писал рапорты своему руководству, работая в качестве одного из ближайших сотрудников Седова. В рапорте от 8 февраля 1937 г. Зборовский написал:

22 января Л.Седов во время нашей беседы, у него на квартире, по вопросу о 2-м московском процессе и роли в нем отдельных подсудимых (Радека, Пятакова и др.) заявил: «Теперь колебаться нечего. Сталина нужно убить».

Для меня это заявление было настолько неожиданным, что я не успел на него никак реагировать. Л. Седов тут же перевел разговор на другие вопросы.

23 января Л. Седов в присутствии моем, а также Л. Эстриной бросил фразу такого же содержания, как и 22-го. В ответ на это его заявление Л.Эстрина сказала «Держи язык за зубами». Больше к этому вопросу не возвращались.

В рапорте с датой, написанной на нем от руки, 11 февраля 1938 г., но которая, возможно, относится к предыдущему году -1937, Зборовский докладывал опять:

С 1936 г. «сынок» не вел со мной разговоров о терроре. Лишь недели две-три тому назад, после собрания группы, «сынок» снова заговорил на эту тему. В первый раз он только старался «теоретически» доказать, что терроризм не противоречит марксизму. «Марксизм» — по словам «сынка» — отрицает терроризм постольку, поскольку условия классовой борьбы не благоприятствуют терроризму, но бывают такие положения, в которых терроризм необходим». В следующий раз «сынок» заговорил о терроризме, когда я пришел к нему на квартиру работать. Во время читки газет «сынок» сказал, что, так как весь режим в СССР держится на Сталине, то достаточно убить Сталина, чтобы все развалилось. Эту мысль он высказывал и раньше, но до последнего раза он никогда ее так четко не формулировал. В этот последний раз он неоднократно возвращался к этому и особенно тщательно подчеркивал необходимость убийства тов. Сталина.

В связи с этим разговором «сынок» спросил меня, боюсь ли я смерти вообще и способен ли я был совершить террористический акт. На мой ответ, что все это зависит от необходимости и целесообразности, сынок сказал, что я не совсем верно понимаю, что такое «настоящий» террорист, и начал мне объяснять, какими должны быть люди, подходящие для исполнения терактов.

Переходя к тактике террора, он остановился на кадрах, считая, что это основное. Террорист — по словам «сынка» — должен всегда быть готовым к смерти, смерть должна быть для террориста ежедневной реальностью, причем эту тезу он иллюстрировал примером психологии народовольцев. Причем при этом он бросил реплику, что я — по его мнению — человек слишком мягкий для такого рода дел[79].

Седов, конечно же, отражал здесь мнение своего отца. Сам Седов не имел политической организации и целей, независимых от таковых его отца, главным, а по очень деликатным вопросам и единственным доверенным лицом которого он был.

В своих показаниях на процессе Смирнов заявил, что сначала Седов на встрече с ним в 1931 г., а потом и Троцкий через Гавена, одобрили и поддержали насилие («терроризм»), как единственный способ захвата власти. В своей «Красной книге» Седов признал, что он встречался со Смирновым в Берлине в июле 1931 г. (Седов 96). Рапорты советского агента Зборовского о том, что Седов предлагал убийство, и в частности убийство Сталина, совпадают с показаниями Радека и других о том, что Троцкий рекомендовал им в письмах и сообщениях. Благодаря расследованиями Пьера Бруэ, самого выдающегося троцкистского ученого своего времени, мы знаем тоже, что Троцкий действительно виделся с Гавеном, хотя он и публично отрицал таковой встречи с ним.

Правые и террор

Поэтому, несмотря на опровержения Радека, имеющиеся на данный момент доказательства подтверждают предположение, что он говорил правду, когда давал показания на Январском Московском процессе 1937 г. о том, что Троцкий с другими оппозиционерами все-таки предлагали убийство Сталина. Этого следует ожидать в свете того, что мы знаем сейчас о планах правых, с которыми сформировали блок сторонники Троцкого с его благословения.

Мы можем быть уверены, что Бухарин, один из главных лидеров правых, действительно предлагал убийство Сталина. В своих мемуарах, опубликованных в Швейцарии в 1971 г., Жюль Эмбер-Дро, швейцарский коммунист в Коминтерне и близкий союзник Бухарина, раскрыл, что Бухарин говорил ему, что правые планировали убить Сталина еще в 1928 г.

Эмбер-Дро встречался и беседовал с Бухариным в последний раз в начале 1929 г. Швейцарский коммунист как раз собирался уезжать на конференцию латиноамериканских коммунистических партий. В своих мемуарах Эмбер-Дро вспоминал это событие следующим образом:

Перед отъездом я посетил Бухарина в последний раз, не зная, увижу ли я его еще по возвращении. У нас была долгая и искренняя беседа. Он поставил меня в известность о контактах, налаженных его группой с зиновьевско-каменевской фракцией для координации борьбы против власти Сталина. Я не скрывал от него, что я не одобряю этой связи оппозиционеров. «Борьба против Сталина это не политическая программа. Мы резонно сражались с программой троцкистов по важным вопросам: опасности кулаков в России, борьбы с единым фронтом социал-демократов, китайских проблем, очень близорукой революционной перспективой и т. п. Вслед за общей победой над Сталиным нас разъединят политические проблемы. Этот блок — блок без принципов, который развалится прежде, чем добьется каких-либо результатов».

Бухарин таите сназал мне, что они решили применить индивидуальный террор, чтобы избавиться от Сталина. По этому пункту я тоже сделал замечание: введение индивидуального террора в политическую борьбу, порожденную Русской революцией, сильно рискует обратиться против тех, кто его развязал. Он никогда не был революционным оружием. «Мое мнение заключается в том, что нам следует продолжать идеологическую и политическую борьбу со Сталиным. Его линия приведет в ближайшем будущем к катастрофе, которая откроет глаза коммунистам и выльется в смену ориентации. Фашизм угрожает Германии, а наша партия пустословов не сможет противостоять ему. До разгрома коммунистической партии Германии и распространения фашизма до Польши и Франции Интернационал должен изменить политику. В этот момент пробьет наш час. И тогда необходимо оставаться дисциплинированными, применять сектантские решения, выступив против левацких ошибок и шагов, но продолжать борьбу в строго политической плоскости».

Бухарин несомненно понял, что я не свяжу себя слепо с его фракцией, единственной программой которой было устранение Сталина. [380] Это была наша последняя встреча. Было ясно, что он не доверял тактике, предложенной мной. Он, конечно, знал лучше меня, на какие преступления способен Сталин. Короче говоря, те, кто после смерти Ленина и на основании его заветов, могли уничтожить Сталина политически, попытались вместо этого устранить его физически, когда он держал крепко в своих руках партию и политический аппарат государства[80] (курсив мой. — Г.Ф.).

Эмбер-Дро, опубликовавший это воспоминание в 1971 г., писал без давления со стороны НКВД. Он написал это и прожил большую часть жизни в своей родной Швейцарии. Более того, он был другом и политическим союзником Бухарина. Когда он писал эти строки, он ненавидел Сталина, как это ясно из его примечания о «преступлениях, на которые был способен Сталин». Таким образом, у него не было мотивов, которые нам известны, чтобы солгать или преувеличить то, что он знал. Более того, Эмбер-Дро заявляет, что он слышал о планах убийства Сталина из собственных уст Бухарина.

Это подкрепляет признания многих правых, некоторые из которых были опубликованы. Это также подтверждает недавно опубликованное первое признание Бухарина и его показания на процессе 1938 г.[81]

Благодаря письму Седова его отцу и ответу Троцкого, мы знаем, что Троцкий все-таки вступил в блок с зиновьевцами и другими. Если бы у Троцкого были какие-то принципиальные возражения против убийства Сталина, он не вступил бы в блок с теми, у кого была такая цель. Не рекомендовал бы он и «устранить руководство» — фраза, которую вряд ли можно было бы истолковать иначе. Никакие формы деятельности, кроме нелегальных, не были доступны потерпевшим поражение оппозиционерам. Мы знаем, что правые планировали убить Сталина. Кажется, Троцкий пришел к тому же выводу.

Юрий Гавен

В 1990 г. Пьер Бруэ объявил, что он обнаружил, что Троцкий и Седов лгали о своих связях с некоторыми членами партии в СССР. Одной из этих фигур был старый большевик латышского происхождения Юрий Петрович Гавенис или по-русски Гавен.

На Московском процессе 1936 г. Гавен был назван И.Н.Смирновым, одним из главных обвиняемых и давнишним троцкистом, как человек, который встречался с Троцким в 1932 г. и получил от него инструкции по террору — то есть инструкции по убийству Сталина и, возможно, других.

Вышинский, цитируя Смирнова, пишет:

«…я признаю, что установка на террор, как на единственную меру, могущую изменить положение в Советском Союзе, мне была известна из разговора с Седовым в 1931 году в Берлине как его личная установка. Я признаю, что эта установка о терроре была подтверждена Л. Троцким в 1932 году в его личной директиве, переданной мне через Ю.Гавена».

Вышинский: Еще вопрос к Смирнову. Вы подтверждаете показания Мрачковского, что в 1932 г. вы получили ответ от Троцкого через Гавена? Смирнов Я получил ответ через Гавена от Троцкого.

Вышинский: И кроме того получили еще устную передачу разговора с Троцким?

Смирнов: Да. Еще устный разговор.

Вышинский: Вы, Смирнов, подтверждаете перед Верховным судом, что в 1933 г. получили от Гавена установку от Троцкого на совершение террора?

Смирнов: Да.

Вышинский: Противного?

Смирнов: Против руководителей.

Вышинский: Против каких?

Смирнов: Сталина и других.

Смирнов заявлял, что он тоже имел контакт с Седовым, но Гавен передал ему письмо от самого Троцкого.

Вышинский: А через Гавена вы получили письмо от Седова или от Троцкого?

Смирнов: Гавен привез письмо от Троцкого.

Вышинский: Что же вы признаете?

Смирнов: Я признаю, что участвовал в подпольной троцкистской организации, вошел в блок, вошел в центр этого блока, что я виделся с Седовым в Берлине в 1931 г, выслушал его мнение о терроре, которое передал затем в Москву. Признаю, что от Гавена я получил директиву Троцкого о терроре и передал ее, не будучи с ней согласен, через Тер-Ваганяна зиновьевцам. Вышинский И, не будучи согласны, оставались членом блока и в блоке работали?

Смирнов: Формально из блока не вышел, фактически не работал.

Поведение Смирнова кажется нелогичным при «навязанном» или сфабрикованном признании. Смирнов продолжал упрямо настаивать, что он не был членом блока, хоть он и передал инструкции о терроризме зиновьевцам — пункт, который энергично опротестовывал Вышинский.

Смирнов вернулся к этой теме в своем последнем слове.

Это была моя ошибка, которая переросла затем в преступление. Это толкнуло меня на восстановление связи с Троцким, толкнуло на искание связи с группой зиновьевцев, это привело меня к блоку с группой зиновьевцев, к получению в ноябре 1932 г. через Гавена директивы о терроре от Троцкого, привело к террору. Директиву Троцкого о терроре я передал блоку, куда входил в качестве члена центра. Блок эту директиву принял, стал действовать.

Как Седов, так и Троцкий публично отрицали всякие встречи с Гавеном. Вот что пишет Седов в «Красной книге»:

Гавен, например, о котором мы дальше будем говорить подробнее, неоднократно упоминается на суде как передатчик террористических инструкций Троцкого Смирнову, — отсутствует на процессе (Седов 49).

В качестве передатчика инструкции Троцкого о терроре на процессе фигурирует не Гольцман, а Ю. Гавен, который якобы лично от Троцкого получил террористическую инструкцию и передал ее И. Н. Смирнову. О Гавене, как об единственном передатчике террористических инструкций Троцкого «объединенному центру», говорит обвинительный акт…

Стоит ли говорить, что Троцкий не передавал через Ю. Гавена, не больше, чем через кого-нибудь другого, никаких террористических инструкций и вообще с Гавеном заграницей не встречался, как не встречался ни с одним из подсудимых? (Седов 99-100).

Троцкий на слушаниях комиссии Дьюи:

Гольдман: Вы когда-нибудь слышали о человеке по фамилии Гавен? Трои ни и Да.

Гольдман: Кто он?

Троцкий: Он латышский большевик. Он, если я правильно помню, всячески сочувствовал какое-то время оппозиции. Как Гольцман, например. В 1926 или 1927 г. он был связан некоторое время со Смилгой, членом ЦК. Но он совершенно исчез из вида после 1926 г.

Гольдман: В показаниях Мрачковского, а также Смирнова есть упоминание, что вы посылали сообщения через Гавена Смирнову о необходимости убийства Сталина.

Троцкий: Я ничего об этом не знаю. Нет, это абсолютная ложь. Его нет среди подсудимых.

Гольдман: Нет. Он свидетель.

Троцкий: Даже не свидетель.

Гольдман: Верно.

Троцкий: Он исчез.

Гольдмак Его просто упоминает Мрачковский, подсудимый Мрачковский (Case of Leon Trotsky, 6-е заседание, 225–226).

Однако в 1990 г. Бруэ обнаружил, что Троцкий и Седов лгали. Гавен, по крайней мере, все-таки встречался с Седовым.

В 1936 г. Троцкий и Седов отрицали, что имели какие-либо контакты с ним (Гавеном). На самом деле, имели. Получив разрешение на поездку в Германию для получения медицинской помощи, Гавенис передал сведения о блоке, дополняя сведения Гольдмана. Он также передал информацию о своей собственной группе «О» (вероятно Осинский) и, кажется, согласился привезти обратно в Советский Союз сообщение самой троцкистской группе — несмотря на его опасения, что ОГПУ могло просочиться в нее (Вrоиё, Р. Party Opposition to Stalin (1930–1932) and the First Moscow Trial. P. 99).

Бруэ не определяет письмо или письма, в бумагах Седова в институте Гувера или в архиве Троцкого в Гарварде, в которых Троцкий и его сын обсуждают Гавена. По словам Вадима Роговина, одно из последних писем было в архиве Троцкого под номером 4858[82]. Бруэ предполагает, что другие письма находятся в институте Гувера, но не дает дальнейших подробностей. В биографии Троцкого, опубликованной Бруэ в 1988 г., мы можем прочесть только это:

Гавен, бывший «эмиссар» Троцкого, расстрелян на носилках[83].

Подробность насчет расстрела «на носилках» взята у Роя Медведева «К суду истории», совершенно не заслуживающей доверия книги, изобилующей фальсификациями хрущевской эпохи. В той же главе Бруэ также принимает версию Медведева, что Серго Орджоникидзе убили по приказу Сталина, историю, которая совершенно бездоказательна и которую давно отбросили даже антикоммунисты, которые настаивают на том, что Серго покончил жизнь самоубийством — тоже ложь, как продемонстрировал Владимир Бобров[84].

Бруэ пишет:

Переписка между Троцким и Седовым демонстрирует, что отец и сын были поражены в начале процесса, когда они увидели, что Смирнов и Гольцман, уже виновные в глазах Сталина, не удовлетворились признанием правды, а обвинили себя в воображаемых преступлениях (Вгоиё, Р. Op. cit. Р. 99).

Было бы важно увидеть текст таких писем. Если они таковы, как их описывает Бруэ, то они могли бы стать доказательством того, что показания Смирнова и Больцмана были фальшивыми. Однако Бруэ ни цитирует текст, ни ссылается на какие-то конкретные письма, в которых предположительно состоялся этот диалог. Поэтому мы не можем проверить заявление Бруэ, что Троцкий и Седов были «поражены» или что они обсуждали между собой, какие из обвинений, сделанных Смирновым и Больцманом, были настоящими, а какие нет.

Вадим Роговин должен был иметь информацию о содержании архива Троцкого от Бруэ, поскольку представляется, что сам он не имел персонального доступа к архивам Троцкого. Разумно предположить, что эти люди, два самых выдающихся ученых на тот момент в мире, занимавшихся Троцким, общались друг с другом. Однако Роговин цитирует лишь одно письмо, в котором Седов обсуждает то, что он и Троцкий должны признать, а что им следует скрыть.

Это не является доказательством того, что они считали показания Смирнова и Больцмана фальшивыми.

Таким образом, у нас есть доказательства, что Троцкий и Седов лгали о Бавене. Бавен действительно встречался с Седовым и, по словам Бруэ, «кажется, согласился привезти обратно в Советский Союз сообщение самой троцкистской группе». Смирнов признался, что это письмо, которое он датирует ноябрем 1932 г., содержало террористические инструкции. Бруэ и Роговин отрицают это, но не подкрепляют это отрицание никакими доказательствами.

Ни у Бруэ, ни у Роговина нет вразумительного объяснения тому, что Троцкий и Седов лгали здесь. Бруэ пытается объяснить это следующим образом:

Седов сначала задавался вопросом, говорить ли ему публично правду, но наконец решил отрицать все, кроме доказанных контактов, что казалось ему единственным способом помешать уничтожению подсудимых (Вrоиё, Р. Op. cit. Р. 99).

Роговин полагает:

Подобные факты убеждают в том, что Троцкий и Седов решили отрицать все то, о чем не было доподлинно известно сталинским инквизиторам (ibid.).

Такие заявления не объясняют, почему Троцкий просто не опубликовал письмо, которое он дал Гавену, удалив имена людей. Гавен и многие другие уже были известны НКВД, поэтому это не подвергло их большей опасности. Опубликование этого письма было бы серьезным вызовом Сталину и НКВД и веским документальным доказательством, что Смирнов, Гольцман и другие лгали, когда говорили, что Троцкий понуждал к «террору» — убийству.

Однако если письмо, которое Седов передал Гавену, действительно поддерживало «террор», как заявляли Смирнов и Вышинский, то, конечно, Троцкий и Седов не могли опубликовать его. Следовательно, их отказ признаться в дискуссии с Гавеном и передаче ему сообщения и их отказ опубликовать сообщение, которое они дали Гавену, по меньшей мере, оставляет открытой возможность того, что Троцкий действительно поддерживал «террор» в этом письме. Как мы увидим, рассматривая свидетельства по делу Кирова на Втором московском процессе в январе 1937 г., точно такая же ситуация возникла несколько месяцев спустя в отношении письма Радеку.

В начале 1980-х годов Гегги обнаружил, что архив Троцкого в Гарварде был «очищен» от инкриминирующих материалов. Нельзя ожидать никаких дополнительных доказательств о контактах Троцкого-Седова с Гавеном или другими подполыциками-оппозиционерами из этого источника. Возможно, что такие материалы могут содержаться в бывших советских архивах в России все еще под грифом «совершенно секретно».

Вопрос об отеле «Бристоль»

В 2010 г. шведский исследователь Свен-Эрик Хольмстрём доказал, что Троцкий устроил дымовую завесу изо лжи и фабрикаций перед комиссией Дьюи. В своих тщательных исследованиях показаний Гольцмана на Московском процессе 1936 г., показаний Троцкого и его свидетелей на слушаниях комиссии Дьюи, фотографий Гранд-Отель Копенгаген и Бристоль Кондитори (кафе) и коммунистической прессы того времени Хольмстрём доказал, что коммунистическая пресса была правдива. Гольцман говорил правду об отеле «Бристоль». Лгали как раз Троцкий и его свидетель Эстер Филд[85].

Как подчеркивает Хольмстрём, Троцкий серьезно рисковал с ложью о деле с отелем «Бристоль». Датская компартия все-таки проверила его рассказ и опубликовала свои находки в своей газете. Если бы кто-нибудь в широкой прессе разобрался до конца с этой историей, то факт, что Троцкий лгал, стал бы широко известен. Это, в свою очередь, могло дискредитировать расследование комиссии Дьюи. Фактически сама комиссия легко могла бы взять на себя труд проверить вопрос об отеле «Бристоль».

Если бы Гольцман на самом деле лгал в своих показаниях о встрече с Троцким, Троцкий мог бы просто отрицать встречу с Гольцманом где угодно в Копенгагене в ноябре 1932 г., хотя то, что он действительно был в Копенгагене в то время, — документально подтвержденный факт. У Гольцмана не было никаких других доказательств встречи. То, что Троцкий пошел на риск, солгав об этом с целью усилить отвлекающий маневр в отношении названия гостиницы, о которой вдет речь, наводит на мысль, что ему, видимо, было что скрывать и что стоило риска лжи, чтобы скрыть это.

Вывод

Из источников за пределами Советского Союза нет прямого подтверждения покушения, которое замышлял троцкистско-зи-новьевский блок в убийстве Кирова. Но такое подтверждение вряд ли стоит ожидать. В интересах секретности подробности такого заговора были бы доверены небольшому количеству людей. Опытные конспираторы, такие как Троцкий и его сын, не рассказали бы никому, кому не «нужно знать».

И все-таки у нас есть подтверждение ряда подробностей на Московском процессе из лучшего возможно источника за пределами советского контроля — от Троцкого и его сына. Троцкий и Седов публично отрицали эти заявления — доказательство того, что они считали, что эта информация усилит правдоподобие заявлений, сделанных главными обвиняемыми на процессе, — что они фактически и делают. Подтверждение этих заявлений, которые мы можем проверить, разумеется, не доказывает, что все заявления и обвинения, сделанные на процессе, были равно истинными. Но это усиливает впечатление достоверности тех пунктов обвинения, которые нельзя подтвердить непосредственно.

Мы также знаем, что публичные заявления Троцкого и Седова нельзя принимать за чистую монету. Поскольку мы подкрепили заявления, сделанные на процессе, которые публично опровергли Троцкий и Седов, то мы можем быть уверены, что они, вероятно, опровергали бы и другие, еще более инкриминирующие обвинения, особенно, если они были в действительности правдивыми.

Глава 14. Второй и Третий московские процессы

Второй московский процесс официально известен как «дело антисоветского троцкистского центра», а неофициально — как процесс Пятакова-Радека — по фамилиям двух самых известных обвиняемых. Он проходил с 23 по 30 января 1937 г. Лено отбрасывает свидетельства, полученные на этом процессе, в большей степени, чем свидетельства Первого суда.

Второй значительный показательный процесс по делу о терроре был открыт 23 января 1937 г. Сталин и Ежов курировали его. Государство возвело гигантское строение заговора на основе частных пересудов о Сталине и нескольких абсурдных признаний перепуганных подсудимых (Л 466).

Это еще один пример обращения Лено к уловке «petitio princiріі» — «подмены посылки желательным для себя выводом», допуская то, что нужно доказать[86]. У Лено нет никаких доказательств того, что признания обвиняемых фальшивы или что государство, а не подсудимые «возвело» заговор. Причина проста: таких доказательств нет.

Что касается заявления Лено о том, что подсудимые были более «перепуганы», чем подсудимые на любом другом суде по преступлению, караемому смертью, где бы то ни было, ни один объективный человек, который читал протокол, не пришел бы к такому мнению. Наоборот: главные обвиняемые производили впечатление спокойствия и ясного сознания.

Известным примером является следующий отрывок из заключительного заявления Карла Радека[87]:

Когда я очутился в Наркомвнуделе, то руководитель следствия сразу понял, почему я не говорил. Он мне сказал: «Вы же не маленький ребенок. Вот вам 15 показаний против вас, вы не можете выкрутиться и, как разумный человек, не можете ставить себе эту цель; если вы не хотите показывать, то только потому, что хотите выиграть время и присмотреться. Пожалуйста, присматривайтесь». В течение двух с половиной месяцев я мучил следователя. Если здесь ставился вопрос, мучили ли нас во время следствия, то я должен сказать, что не меня мучили, а я мучил следователей, заставляя их делать ненужную работу. В течение двух с половиной месяцев я заставлял следователя допросами меня, противопоставлением мне показаний других обвиняемых раскрыть мне всю картину, чтобы я видел, кто признался, кто не признался, кто что раскрыл.

Продолжалось это два с половиной месяца. И однажды руководитель следствия пришел ко мне и сказал: «Вы уже — последний. Зачем же вы теряете время и медлите, не говорите то, что можете показать?». И я сказал: «Да, я завтра начну давать вам показания». И показания, которые я дал, с первого до последнего не содержат никаких корректив. Я развертывал всю картину так, как я ее знал, и следствие могло корректировать ту или другую мою персональную ошибку в части связи одного человека с другим, но утверждаю, что ничего из того, что я следствию сказал, не было опровергнуто и ничего не было добавлено (курсив мой. — Г.Ф.).

Этот отрывок широко известен. Но другие подсудимые были почти так же хладнокровны при допросе Вышинского.

Такие свидетельства ставят под удар построения Лено, в которых он описывает обвиняемых «перепуганными». Лено, кажется, не хочет рассматривать показания по убийству Кирова, потому что, как и многие другие свидетельства, они не согласуются с его предвзятым выводом, что Николаев был «убийцей-одиночкой», а все остальные были ложно обвинены.

Поэтому он использует приемы писателя-беллетриста, пытаясь заменить своими домыслами игнорируемые им показания. Провозглашение показаний «абсурдными», а подсудимых «перепуганными» — это тоже «россказни», признание того, что у него нет доказательств, чтобы опровергнуть показания на суде.

Были ли сфальсифицированы показания на суде?

Лено «подменяет посылку желаемым для себя выводом» — он допускает, что судебные показания были сфальсифицированы каким-то образом, хотя конкретно как — он не указывает. В этом он следует примеру исследователей, стоящих идеологически на позициях антикоммунизма. Легко найти историков, исследовавших советскую историю, которые делают такое допущение. Но невозможно найти того, кто доказывает это или кто действительно имеет хоть какие-то доказательства по этому поводу. Никогда не было доказательств того, что показания на Московских процессах были сфальсифицированы, подсудимых заставили изрекать признания, сочиненные или продиктованные другими.

Но хотя и нет доказательств, что свидетельские показания на этом процессе были сфальсифицированы, есть много доказательств обратного: что они были подлинными. Вот несколько примеров согласования между показаниями на Январском процессе 1937 г. и другими установленными фактами:

• Радек и другие свидетельствуют, что они не соглашались на убийство отдельных лиц (Процесс 54–56). Это соответствует тому, что самостоятельно показал Ягода, как мы увидим в главе, посвященной ему;

• Заявление Радека, что он получил письмо от Троцкого весной 1932 г., подтверждается официально засвидетельствованной почтовой квитанцией, найденной Гетто в гарвардском архиве Троцкого;

• Радек показал, что Бухарин сказал ему, что он (Бухарин) перешел «к плановому террору». Мы знаем из мемуаров Жюля Эмбер-Дро, опубликованных в Швейцарии в 1971 г., что Бухарин решил убить Сталина задолго до этого;

• Сокольников показал, что «объединенный центр» зиновьевцев и троцкистов принял решение о планировании терактов против Сталина и Кирова «еще осенью 1932 года». Это согласовывается с показаниями Валентина Астрова, одного из сторонников Бухарина, одного из тех, чьи признания были опубликованы. Астров получил шанс отречься от этого после распада СССР, но однозначно отказался сделать это. Астров также настаивал на том, что следователи НКВД обращались с ним уважительно и не применяли к нему принуждения;

• Муралов заявил, что Иван Смирнов рассказывал ему о его встрече с Седовым за границей. В своей «Красной книге» Седов признал, что он встречался со Смирновым, хотя он заявил, что встреча была совершенно невинной;

• Муралов заявил, что Шестов принес письмо от Седова в 1932 г. с тайным сообщением, написанным антипирином (невидимыми чернилами, которые становятся видимыми при прогревании утюгом). Мы знаем, что Седов использовал антипирин для написания секретных сообщений, так как по крайней мере одно такое письмо Седова до сих пор находится в гарвардском архиве Троцкого. В нем он рекомендует, чтобы его отец Троцкий отвечал ему, тоже используя антипирин;

• Радек заявил, что именно он рекомендовал Троцкому, чтобы Витовт Путна, военачальник, преданный Троцкому, был человеком, который будет вести переговоры с немцами и японцами от имени Троцкого. Это согласуется с более поздними признаниями Путны, как свидетельствует маршал Буденный.

Большинство этих доказательств можно было бы истолковать как ложные — если бы были хоть какие-нибудь доказательства того, что признания и предполагаемые заговоры были сценарием НКВД. Однако нет никаких доказательств такого умысла по фабрикации судов, в то время как мы имеем доказательства того, что они не были написаны по сценарию.

В свете этих фактов недопустимо компетентному исследователю просто отбросить без рассмотрения эти очень важные свидетельства, которые даются в судебном протоколе, в отношении убийства Кирова.

Убийство Кирова

Радек рассказал больше всех о планах по убийству Кирова. Следующий текст взят из перевода на английский язык судебного протокола (Process), который более чем в два раза длиннее русского варианта и поэтому содержит гораздо больше подробностей.

Вышинский: В каком году это было?

Радек: Это было в 1930–1931 гг. И именно в этом заключались те правонарушения, за которые меня привлекли бы к суду, даже если бы я не был членом блока. Дело было в том, что, зная из этих бесед об их колебаниях — которые уже вышли за пределы колебаний, — я не счел возможным проинформировать об этом руководство партии. Например, если бы вы спросили меня о моей ответственности за убийство Сергея Мироновича Кирова, я должен сказать, что эта ответственность началась не с того момента, когда я вступил в руководство блока, а с того момента в 1930 г., когда один человек, с которым у меня были близкие отношения, — Сафаров — пришел ко мне с хмурым видом и, глядя мне в лицо, попытался убедить меня, что страна на грани разрухи, и я не доложил об этом — и каковы были последствия? Сафаров был связан с Котолы-новым. Если бы я рассказал партии о настроениях Сафарова, партия добралась бы до группы бывших лидеров ленинградского комсомола, которые позднее стали руководителями убийства Кирова. И поэтому я заявляю, что моя ответственность берет свое начало не только с того момента, когда я вступил в блок, но корни этого преступления кроются в троцкистских взглядах, с которыми я вернулся и которые я не окончательно отбросил, и в отношениях, которые я сохранил с троцкистско-зиновьевскими кадрами (Process 83–84).

Конкретно этого отрывка нет в русском протоколе, где Сафаров не упомянут вообще.

Русский текст содержит следующие отрывки с ответами Радека:

Вышинский: Известно ли вам было от Мрачковского о подготовке террористических актов против руководителей партии и правительства?

Радек: В апреле 1933 года Мрачковский меня запросил, не могу ли я ему назвать среди троцкистов человека, который взялся бы за организацию террористической группы в Ленинграде.

Вышинский: Против кого?

Радек: Против Кирова, понятно.

Вышинский: И что же?

Радек: Я ему назвал такого человека.

Вышинский: Кто это?

Радек: Пригожин.

Вышинский: Это было в апреле 1933 года?

Радек: Да.

Вышинский к когда был убит Киров?

Радек: Киров был убит в декабре 1934 года.

Вышинский: Следовательно, за много месяцев до этого злодейского преступления вам, Радеку, было известно, что троцкисты готовят убийство Кирова? Раде к Мрачковский мне тогда сказал, что в Ленинграде зиновьевцы готовят покушение, и я совершенно ясно знал, что дело идет о Кирове (Процесс 53–54).

Мы знаем из архива Троцкого, что Седов сообщил Троцкому в 1932 г. скором вступлении Сафарова в недавно созданный блок зиновьевцев, троцкистов и некоторых других. Радек показал, что Сафаров говорил ему в 1930 г., что «страна на грани разрухи», и подразумевал, что Сталина нужно остановить. Вдобавок Сафаров «был связан с Котолыновым», что подразумевало существование зиновьевской подпольной группы уже в то время.

Радек показал, что решение обратиться к террору пришло из письма от Троцкого весной 1932 г., а это означало, что теракты должны планироваться против «Сталина и его ближайших соратников», включая Кирова.

Вышинский: Вы знали что-нибудь о приготовлениях к убийству Сергея Мироновича Кирова?

Радек: Когда мы обсуждали предполагаемую террористическую борьбу, возник вопрос, против кого ее следует направить в первую очередь.

Вышинский: Это было в 1932 г.?

Радек: Когда возник вопрос, против кого следует направить ее, он касался терроризма, направленного против руководящего ядра ЦК КПСС и советского правительства. И хотя во время этого разговора не было упомянуто ни одного имени, я прекрасно знаю, кто руководители, и не имел ни малейших сомнений, что акты будут направлены против Сталина и его ближайших соратников, против Кирова, Молотова, Ворошилова и Кагановича.

Вышинский: Это ваши умозаключения, или он говорил это?

Радек: Не было необходимости говорить это, потому что я знал очень хорошо, кто руководит партией и советским правительством (Process 89).

Вышинский: И таким образом, можно считать установленным, что вы узнали о терроре от Мрачковского?

Радек: Да.

Вышинский: Это было до того, как вы получили письмо от Троцкого? Радек Это было после того, как я получил письмо от Троцкого. Письмо от Троцкого было получено в феврале или марте 1932 г.

Вышинский: То есть в феврале 1932 г. вы получили письмо от Троцкого, в котором он уже говорил о необходимости избавиться от…

Радек: Устранить.

Вышинский:…о необходимости устранения; следовательно, вы поняли, что подразумевался терроризм?

Радек: Конечно (Process 92).

Более короткий русский вариант выглядит следующим образом:

Вышинский: Таким образом, можно считать установленным, что вы о терроре узнали от Мрачковского?

Радек: Да.

Вышинский: Это было до того, как вы получили письмо от Троцкого?

Радек: Это было после получения письма от Троцкого. Письмо от Троцкого было получено в феврале или марте 1932 года.

Вышинский: Если правильно говорят материалы предварительного следствия, то весною 1932 года вы были в Женеве?

Радек: Да.

Вышинский: В Женеве вы встречались с кем-либо и говорили на подобного рода темы?

Радек: В Женеве единственным троцкистом, с которым я имел встречу, был В. Ромм. Он мне привез письмо от Троцкого.

Вышинский: Что вам известно о террористической деятельности других групп?

Радек: Я знал в 1934 году о формировании группы под руководством Фрид-лянда. Заместитель Дрейцера Гаевский меня известил, что формируется группа серьезных людей, что она теперь не будет действовать, а это будет резерв на случай провала. Пятаков сказал о том, что украинский центр — он назвал Коцюбинского, Голубенко и, кажется, Логинова — формирует террористическую группу, которая будет действовать против руководителей коммунистической партии и советского правительства Украины (Процесс 54).

В апреле 1933 г. Мрачковский спросил Радека, может ли он найти кого-нибудь в Ленинграде для убийства Кирова. Радек упомянул кого-то, кто, вероятно, сможет организовать там террористическую группу.

Вышинский: Следовательно, выясняется, что Мрачковский не говорил вам этого в ноябре 1932, но когда?

Радек: Разговор о Кирове был связан с тем, что в апреле 1933 г. Мрачковский спросил меня, не могу ли я назвать какого-нибудь троцкиста в Ленинграде, который бы взялся за организацию террористической группы там.

Вышинский: Против кого?

Радек: Против Кирова, конечно.

Вышинский: Он попросил у вас помощи?

Радек: Ясно, что назвать человека, это помощь.

Вышинский: И затем?

Радек: Я назвал такого человека.

Вышинский: Вы назвали?

Радек: Да.

Вышинский: И кто это был?

Радек: Пригожин.

Вышинский: Пригожин? Который мог найти убийцу?

Радек: Да.

Вышинский: Это было в апреле 1933 г.?

Радек: Да (Process 90).

Русский текст:

Вышинский: Известно ли вам было от Мрачковского о подготовке террористических актов против руководителей партии и правительства?

Радек: В апреле 1933 года Мрачковский меня запросил, не могу ли я ему назвать среди троцкистов человека, который взялся бы за организацию террористической группы в Ленинграде.

Вышинский: Против кого?

Радек: Против Кирова, понятно.

Вышинский: И что же?

Радек: Я ему назвал такого человека.

Вышинский: Кто это?

Радек: Пригожин.

Вышинский: Это было в апреле 1933 года?

Радек: Да (Процесс 53).

Затем Мрачковский рассказал ему, что троцкисты не имели никого в Ленинграде, а зиновьевцы имели и планировали убить Кирова. Мрачковский назвал Бакаева, как общего руководителя террористических групп зиновьевцев.

Вышинский: Следовательно, за многие месяцы до этого зверского убийства, вы, Радек, знали, что троцкисты готовили убийство Кирова?

Радек: Я могу сказать более того. Я знал, что оно готовилось вообще и зиновьевцами, потому что, с тех пор как было решено нанести удар по лидерам — Киров был одним из самых выдающихся лидеров, а у зиновьевцев главный центр был в Петрограде — было ясно, что их террористическая организация намеревалась ударить по Кирову. Более того, Мрачковский говорил мне тогда, что у нас в Ленинграде нет ничего; зиновьевцы готовились там, и, разумеется, мы должны иметь свою собственную группу. Столько он рассказал мне в этой связи; но он не сказал мне, когда и что это будет. Он лишь сказал мне, что зиновьевцы в Ленинграде готовились к убийству. Он сказал мне это, и я очень четко и определенно понял, что это касается Кирова.

Вышинский: Когда вы говорите здесь, что Мрачковский проинформировал вас о роли Бакаева, что вы хотите этим сказать?

Радек: Он не сказал мне, что Бакаев лично руководил убийством Кирова, но он назвал его как лидера всех террористических групп зиновьевцев. Я не знал, совершит Бакаев это убийство или доверит его кому-то еще, но мне было ясно, что подготовка к убийству не может идти без Бакаева (Process 90–91; нет в русской стенограмме).

Сокольников, еще один лидер с Радеком и Пятаковым «запасного центра» троцкистов, тоже заявил, что знал о террористических планах в 1932 г. и о роли Бакаева. Сокольников говорил, что Каменев рассказал ему осенью 1934 г. о предстоящей попытке убийства Кирова. Он также признал, что знал еще в 1932 г., что ленинградский центр включал Котолынова, Мандельштама, Левина «и других».

Председательствующий: Вы знали о приготовлениях в 1934 г. к убийству товарища Кирова? Вы знали, кто были члены террористического центра, который приготовил и осуществил убийство товарища Кирова?

Сокольников: Я знал в начале осени или в конце лета 1934 г., не могу сказать определенно, что в Ленинграде готовилось покушение на жизнь Кирова. Что касается того, кто должен был осуществить его, этого я не знал. Меня не информировали о подробностях этого дела. Однако в 1932 г. я слышал, кто были членами ленинградского центра.

Председательствующий: Таким образом, вы подтверждаете свои показания, что вы знали о существовании в Ленинграде террористического центра, и в частности, что членами этого центра были Левин, Котолынов, Мандельштам и другие. Вы подтверждаете это?

Сокольников: Да, я подтверждаю это, я знал об этом в 1932 г. Председательствующий Вы знали, что подготовка террористического акта против товарища Кирова велась под личным руководством Бакаева? Сокольников Мне не говорили об этом прямо, но я знал, что руководство подготовкой теракта было поручено Бакаеву. Председательствующий^ какой степени вы были связаны с Рейнгольдом и его деятельностью?

Сокольников: Рейнгольд руководил террористическими группами в Москве. Я встречался с ним, но он не сообщал мне никаких сведений о своей работе. О функциях, которые он выполнял, я узнал от Каменева.

Председательствующий: Рейнгольд был больше связан с вами, чем с Каменевым?

Сокольников: Но он не давал мне никаких сведений о своей деятельности?

Председательствующий: Рейнгольд часто посещал вас и вел с вами дискуссии больше, чем с Каменевым? Как получается, что вы не знали о его деятельности?

Сокольников: Я встречался с ним, но он не сообщал мне никаких сведений о своей террористической деятельности, и не могу давать показания о подробностях его работы.

Председательствующий: Если вы не знали подробностей о террористической деятельности Рейнгольда, каким образом вы узнали такую подробность, как то, что в ноябре 1934 г. Бакаев поехал в Ленинград лично, чтобы подготовить убийство товарища Кирова?

Сокольников: Я абсолютно не был связан с подготовкой к убийству Кирова за исключением того, что как член организации я несу ответственность за все действия и все преступления, совершенные этой организацией. Причина, по которой я узнал о Бакаеве, в том, что Каменев упомянул мне о нем. Я уже долгое время был знаком с Бакаевым, и очевидно, Каменев в беседе со мной назвал его (Process 165–166).

Более короткий русский текст выглядит следующим образом:

Председательствующий: Известно вам было о подготовке в 1934году покушения на тов. Кирова? Известен ли был вам состав террористического центра, который готовил и осуществил покушение на тов. Кирова?

Сокольников: Мне было известно в начале осени или в конце лета 1934 г., я точно не могу сказать, что в Ленинграде готовится покушение против Кирова. Что касается того, кто его выполняет, этого я не знал. О деталях этого дела меня не осведомили. Но в 1932 году я слышал о составе ленинградского центра.

Председательствующий: Значит, вы подтверждаете ваши показания, что вам известно было о существовании в Ленинграде террористического центра, и в частности, что в центр входили Левин, Котолынов, Мандельштам и другие. Это вы подтверждаете?

Сокольников: Да, подтверждаю, это мне было известно в 1932 году. Председательствующий: Вам известно, что непосредственное руководство подготовкой террористического акта в отношении тов. Кирова осуществлял Бакаев?

Сокольников: Мне не говорилось об этом непосредственно, но то, что руководство подготовкой террористического акта возложено на Бакаева, мне было известно.

Председательствующий: В какой мере вы были связаны с Рейнгольдом по его террористической деятельности?

Сокольников: Рейнгольд руководил террористическими группами в Москве. Я с ним имел встречи, но относительно его работы он мне никаких сообщений не делал. Относительно тех функций, которые на него возложены, я знал от Каменева.

Председательствующий: С вами Рейнгольд непосредственно был больше связан, чем с Каменевым?

Сокольников: Но никаких сообщений относительно своей деятельности он мне не делал (Процесс 75).

Это согласуется с признаниями Каменева как до, так и после процесса 1936 г. Мы рассмотрели их в предыдущей главе. Это также подтверждает признания Валентина Астрова, бывшего сторонника Бухарина. Астров подтвердил эти признания в статьях, опубликованных в постсоветский период[88].

Муралов подтвердил, что И.Н.Смирнов рассказывал ему в 1931 г. о своей встрече с Седовым и о новой линии Троцкого об обращении к терроризму в отношении руководства коммунистической партии и правительства.

Вышинский: Будьте добры, скажите о своем участии в западно-сибирском подпольном троцкистском центре.

Муралов: начале 1931 года, будучи в командировке в Москве, я увиделся с Иваном Никитичем Смирновым. Он мне рассказал, что был за границей и виделся там с Седовым, рассказал о новых установках Троцкого относительно применения террора в отношении к руководству коммунистической партии и правительства. Смирнов посоветовал восстановить наш сибирский центр в составе известных ему и мне лиц, тех, которые в 1929 году опять вошли в партию. Эти имена были указаны — Сумецкий и Богуславский. Первой задачей этого центра было собирание троцкистских сил и организация крупных террористических актов. Приехав в Новосибирск, я постарался повидаться с Сумецким и Богуславским и передал им то, что предложил Иван Никитич Смирнов и что я воспринял, как должное. Они тоже согласились со мной, и в таком составе начал функционировать троцкистский контрреволюционный центр в Сибири. Я — руководитель, Сумецкий должен был собирать кадры, главным образом среди молодежи высших учебных заведений. Троцкисту Ходорозе я поручил организовать террористическую группу. Он сформировал ее в 1932 году. Объект террористического акта — секретарь краевого комитета ВКП(б) Эйхе.

В этом же 1932 году в Новосибирск приехал Шестов и привез письмо от Седова. Это письмо содержало в себе много беллетристики и было написано обыкновенным способом, но то, что было не беллетристикой, было расшифровано антипирином, а именно — директива Троцкого о переходе к террористическим действиям. Письмо подтверждало то, что сказал Смирнов.

В 1932 году я получил еще одно письмо от Седова, которое мне привез Зайдман — троцкист-инженер. В нем предлагалось ускорить террористические акты по отношению к Сталину, Ворошилову, Кагановичу и Кирову (Процесс 94).

Это подтверждает то, что рассказала Бруэ Лилия Даллин — что Седов был единственным человеком, кто знал все о планах Троцкого. Это также согласуется с отчетами Марка Зборовского Москве, что Седов сообщил ему по секрету, что следует убить Сталина, несмотря на то что и Седов, и Троцкий публично отказались от убийства, как несовместимого с марксизмом.

В гарвардском архиве Троцкого есть также письма Седова, написанные антипирином.

Подобно Радеку и Пятакову, и, как мы увидим, Ягоде, Муралов был против «работы эсеровскими партизанскими методами» путем индивидуальных убийств, но тем не менее участвовал в планах убийства.

Вышинский: Расскажите, пожалуйста, после убийства Сергея Мироновича Кирова вы встречались с Пятаковым?

Муралов: Встречался.

Вышинский: Не было у вас разговора по поводу убийства Сергея Мироновича Кирова?

Муралов: Был разговор. Мы делились впечатлением, которое этот акт произвел на всех, и о том, что все-таки директива приводится в исполнение: одного человека уже убрали.

Вышинский: Одного убрали! А не говорил Пятаков, что теперь очередь за остальными?

Муралов: Подтверждаю, говорил… (Процесс 97).

Вышинский: На предварительном следствии, когда вас допрашивали в прокуратуре СССР, вы показывали следующее. Позвольте мне зачитать т. XXV, стр. 109:

«В 1934 г. после убийства Сергея Мироновича Кирова я встретил Пятакова в Москве и в беседе со мной он сказал: "Одного из перечисленных в плане убрали, теперь очередь за остальными; но мы не должны спешить"». Это верно?

Муралов: подтверждаю это, именно это он и говорил (Process 224–225).

Вышинский: Но разве не говорили, что терроризм в целом не дает результата, если только один убит, а остальные остались, и, следовательно, необходимо действовать одним махом?

Муралов: И я, и Пятаков чувствовали, что было бесполезно действовать эсеровскими партизанскими методами. Мы должны организовать это так, чтобы вызвать панику одним ударом. Мы рассматривали панику и испуг в руководящих рядах партии как одно из средств, с помощью которого мы придем к власти (Process 226).

Более короткий русский текст:

Вышинский: А не говорилось ли, что террор вообще не дает результатов, когда убьют только одного, а остальные остаются, и поэтому надо действовать сразу?

Муралов: И я, и Пятаков — мы чувствовали, что эсеровскими партизанскими методами действовать нельзя. Надо организовать так, чтобы сразу произвести панику. В том, что создастся паника и растерянность в партийных верхах, мы видели один из способов придти к власти (Процесс 97).

Второй московский процесс: вывод

Показания на Втором московском процессе в отношении убийства Кирова помещают это деяние в контекст гораздо более широкого заговора, состоявшего из ряда независимых подпольных групп, которые контактировали друг с другом через координирующий центр. Они также снимают обвинения с троцкистской организации, которая не принимала непосредственного участия в убийстве Кирова.

Традиционное объяснение антитроцкистской кампании 1930-х годов состоит в том, что это была фальсификация, которая продемонстрировала, как Сталин видел Троцкого своим главным соперником и хотел очернить его. Если бы дело было в этом, то к чему НКВД «писать сценарии» признаний, которые показали, что троцкисты не были непосредственно вовлечены в убийство Кирова? Конечно, они знали, что такое покушение планировалось зиновьевцами. В юридическом смысле это делало их также несущими ответственность. Однако, несомненно, существует моральная разница между знанием о готовящемся убийстве и участием в его исполнении. Троцкий изображен требующим убийств, но его люди не осуществляли их.

Это также трудно согласуется с тем фактом, что двое из главных подсудимых троцкистов, Радек и Сокольников (наряду с двумя менее значительными подсудимыми), получили лишь тюремные сроки на основании того, что они не участвовали ни в убийстве Кирова, ни в саботаже, в которых признались остальные из подсудимых.

То, что у нас нет свидетельств о «создании сценариев» признаний Сталиным или по его указанию, вынуждает любого честного исследователя обращаться с этими признаниями, как с подлинными, если или пока не обнаружатся доказательства такого «создания сценариев». В отсутствие таких доказательств признания на этом процессе раскрывают, что заговор с целью убийства ведущих членов партии восходит ко времени формирования блока в 1932 г. и планам убийства Кирова не позднее апреля 1933 г. Деяние Николаева выглядит как кульминационная стадия гораздо более широкого заговора.

Свидетельства, которые проигнорировал Лено:

Третий московский процесс

Генрих Ягода был единственным из подсудимых на Мартовском процессе 1938 г., который был тесно связан с фактическим убийством Кирова. Свидетельства других подсудимых дают больше информации о заговоре правых, но не раскрывают больше ничего о заговоре с целью убийства Кирова или самом убийстве. Мы также рассмотрим остальные показания, связанные с убийством Кирова, потому что они дают убедительные доказательства того, что показания подсудимых не были «сценарием» и не были «сфабрикованы» ни в малейшей степени, а были подлинными. Обвиняемые Иванов, Рыков и Бухарин настаивают на том, что они не знали заранее о заговоре с целью убийства Кирова, несмотря на их ведущие роли в тайной организации правых и взаимоотношения правых с троцкистской и зиновьевской организациями.

Бухарин заявлял, что он не знал заранее о заговоре с целью убийства Кирова, несмотря на его признание в том, что он был членом блока правых и троцкистов.

Вышинский: Установка на организацию террористических актов, на убийство руководителей партии и Советского правительства у блока была?

Бухарин: Она была, и я думаю, что эту организацию следует датировать примерно 1932 годом, осенью.

Вышинский: к ваше отношение к убийству Сергея Мироновича Кирова? Это убийство было совершено также с ведома и по указаниям «право-троцкистского блока»?

Бухарин: Это мне не было известно.

Вышинский: Я спрашиваю: с ведома и по указаниям «право-троцкистского блока» совершено было это убийство?

Бухарин: А я повторяю, что это мне неизвестно, гражданин Прокурор.

Вышинский: Специально об убийстве Сергея Мироновича Кирова вам не было известно?

Бухарин: Не специально, а…

Вышинский: Обвиняемого Рыкова разрешите спросить.

Председательствующий: Пожалуйста.

Вышинский: Подсудимый Рыков, что вам известно по поводу убийства Сергея Мироновича Кирова?

Рыков: Я ни о каком участии правых и правой части блока в убийстве Кирова не знаю.

Вышинский: Вообще, о подготовке террористических актов — убийств членов партии и правительства — об этом вам известно?

Рыков: Я, как один из руководителей правой части этого блока, участвовал в организации целого ряда террористических групп и в подготовке террористических актов. Как я сказал в своих показаниях, я не знаю ни одного решения правого центра, через который я имел отношение к «право-троцкистскому блоку», о фактическом выполнении убийств…

Вышинский: О фактическом выполнении. Так. Известно ли вам, что «право-троцкистский блок» ставил одной из своих задач организацию и совершение террористических актов против руководителей партии и правительства?

Рыков: Я сказал больше того, что я лично организовывал террористические группы, а вы меня спрашиваете, знал ли я через какое-то третье лицо об этих задачах.

Вышинский: Я спрашиваю, имел ли «право-троцкистский блок» отношение к убийству товарища Кирова?

Рыков: В отношении правой части к этому убийству у меня никаких сведений нет, и поэтому я до настоящего времени убежден, что убийство Кирова произведено троцкистами, без ведома правых. Конечно, я об этом мог и не знать[89].

Упорный отказ Бухарина и Рыкова признать, что они знали что-то о роли блока в убийстве Кирова, является веским доказательством того, что его показания не были сделаны под принуждением и не были фальсифицированы. Как мы увидим, Вышинский отверг это и обратился к суду с заявлением, что он успешно доказал их соучастие.

В своем последнем слове как Бухарин, так и Рыков снова настаивают на том, что они не знали об убийстве:

Рыков: В своем последнем слове я подтверждаю то признание в своих чудовищных преступлениях, которое я сделал на судебном следствии. Я изменил родине. Эта измена выразилась в сношениях с заклятыми врагами советов, в ставке на поражение. В своей борьбе «право-троцкистский блок» использовал весь арсенал всех средств борьбы, которые когда-либо применялись заговорщическими организациями.

Я был не второстепенное лицо во всей этой контрреволюционной организации. Мы подготовляли государственный переворот, организовывали кулацкие восстания и террористические ячейки, применяли террор как метод борьбы. Я организовывал с Нестеровым на Урале специальную террористическую организацию. Я в 1935 году давал задания по террору Котову, возглавлявшему террористическую организацию в Москве, и так далее и тому подобное.

Но государственным обвинителем выдвинуто против меня обвинение в преступлении, в котором я непосредственного участия не принимал и которое признать не могу. Это обвинение в вынесении решения или в даче директивы об убийстве Кирова, Куйбышева, Менжинского, Горького, Пешкова….

Убийство Кирова было предметом обсуждения двух судебных разбирательств. Перед судом прошли и непосредственные участники, и организаторы, и руководители этого убийства. Я не помню, чтобы тогда было названо мое имя[90].

Бухарин: Я категорически отрицаю свою причастность к убийству Кирова, Менжинского, Куйбышева, Горького и Максима Пешкова. Киров, по показанию Ягоды, был убит по решению «право-троцкистского блока». Я об этом не знал[91].

Вопрос соучастия в этих убийствах, возможно, был решающим в определении того, предстанут ли Бухарин, Рыков и другие перед смертным приговором или получат лишь тюремные сроки, как Радек и Сокольников на Январском московском процессе 1937 г. И Радек, и Сокольников знали об убийстве Кирова, но они не играли никакой роли в нем и избежали казни.

Вышинский, обвинитель, приводил доводы, что маловероятно, чтобы такие лидеры правых, как Рыков и Бухарин не знали об убийстве Кирова, что бы они ни говорили на суде. Генрих Ягода показал, что они должны были знать о заговоре с целью убийства Кирова.

Вышинский: Хорошо, садитесь, пожалуйста. Позвольте обвиняемого Ягоду спросить. Подсудимый Ягода, известно ли вам, что Енукидзе, о котором говорил сейчас обвиняемый Рыков, представлял правую часть блока и имел непосредственное отношение к организации убийства Сергея Мироновича Кирова?

Ягода: И Рыков, и Бухарин говорят неправду. Рыков и Енукидзе участвова-

ли на заседании центра, где обсуждался вопрос об убийстве Сергея Мироно-вича Кирова.

Вышинский: Имели ли к этому отношение правые?

Ягода: Прямое, так как блок — право-троцкистский.

Вышинский: Имели ли к этому убийству отношение, в частности, подсудимые Рыков и Бухарин?

Ягода: Прямое.

Вышинский: Имели ли к этому убийству отношение вы как член «правотроцкистского блока»?

Ягода: Имел.

Вышинский: Правду ли говорят сейчас Бухарин и Рыков, что они об этом не знали?

Ягода: Этого не может быть, потому что, когда Енукидзе передал мне, что они, то есть «право-троцкистский блок», решили на совместном заседании вопрос о совершении террористического акта над Кировым, я категорически возражал…

Вышинский: Почему?

Ягода: Я заявил, что я никаких террористических актов не допущу. Я считал это совершенно ненужным.

Вышинский: И опасным для организации?

Ягода: Конечно.

Вышинский: Тем не менее?

Ягода: Тем не менее Енукидзе подтвердил…

Вышинский: Что?

Ягода: Что они на этом заседании…

Вышинский: Кто они?

Ягода: Рыков и Енукидзе сначала категорически возражали… Вышинский: Против чего?

Ягода: Против совершения террористического акта, но под давлением остальной части «право-троцкистского блока»…

Вышинский: Преимущественно троцкистской?

Ягода: Да, под давлением остальной части «право-троцкистского блока» дали согласие. Так мне говорил Енукидзе[92].

Ягода настаивал, что и Рыков, и Бухарин лгали, отрицая, что они знали заранее о заговоре с целью убийства Кирова. Тем не менее под давлением Вышинского Ягода признал, что он не знал об этом из первых рук, но слышал об этом от Енукидзе. Это свидетельствует, что эти показания были подлинными. Вышинский жаждал доказать, что Бухарин и Рыков знали заранее об убийстве Кирова.

Подытоживая результаты судебного разбирательства с точки зрения обвинения, Вышинский заявил, что его априорные знания были «доказаны». Однако ясно из протокола, что нет прямых свидетельств по этому поводу; это лишь умозаключение Вышинского.

Вышинский:…Енукидзе и Ягода были членами центра и ближайшими людьми к Бухарину и Рыкову. Как же можно допустить, что Енукидзе и Ягода — участники убийства Сергея Мироновича Кирова, ближайшие люди к Рыкову и Бухарину, люди, которые были в центре всей системы осуществления террористических актов против руководителей партии и правительства, — как можно допустить, что именно Рыков и Бухарин не знали о том, что знал Енукидзе — ближайший друг, соучастник и сообщник Бухарина и Рыкова, что знал Ягода — ближайший друг, соучастник и сообщник Бухарина и Рыкова, а Рыков и Бухарин об этом не знали?

Вот обстоятельства, которые уличают полностью участие Рыкова и Бухарина в организации убийства Сергея Мироновича Кирова[93].

Если бы Ягода подвергался пыткам или угрозам, он мог заявить, что непосредственно знал о том, что Бухарин и Рыков были в курсе заранее, тем самым подтверждая версию Вышинского. Если бы Рыков и Бухарин подвергались пыткам или угрозам, они могли поступить так же. То, что они настаивали на своей невиновности в этом отношении, признаваясь в других очень серьезных преступлениях, является мощным доказательством, что они были виновны, как минимум в том, в чем признались. Бухарин посвятил свое последнее слово перед судом подробному отрицанию ряда обвинений против него, обвинений, на которые следствие потратило массу времени и усилий, стараясь доказать его виновность. Мы обсудим вопрос «пыток» в отдельном разделе настоящего исследования.

Показания Буланова

Показания Буланова, кажется, согласуются с показаниями Ягоды в одном отношении, противореча им в другом важном вопросе. Буланов показал, что Ягода сообщил ему в 1936 г., что он и Запорожец знали заранее о заговоре с целью убийства Кирова. До сего момента показания Буланова совпадают с показаниями Ягоды.

Однако потом Буланов показал, что Ягода устроил убийство Борисова, охранника Кирова, предположительно потому, что Борисову приказали не мешать покушению на убийство.

Ягода далее рассказал мне, что сотрудник ленинградского управления НКВД Борисов был причастен к убийству Кирова. Когда члены правительства приехали в Ленинград и вызвали в Смольный этого Борисова, чтобы допросить его как свидетеля убийства Кирова, Запорожец, будучи встревожен этим и опасаясь, что Борисов выдаст тех, кто стоял за спиной Николаева, решил Борисова убить. По указанию Ягоды Запорожец устроил так, что машина, которая везла Борисова в Смольный, потерпела аварию. Борисов был при этой аварии убит, и таким образом они избавились от опасного свидетеля[94].

Это из опубликованного судебного протокола. Однако в 1995 г. русский исследователь Юрий Мурин обнаружил, что оригинальный, первоначальный протокол гласит нечто совсем иное[95].

В первоначальной стенограмме:

«Буланов… Боюсь точно вам сказать — рассказ был достаточно сумбурный, но у меня осталось в памяти и то, что комиссар Борисов, который был единственный участник убийства, который должен был дать членам правительства, которые сами выехали туда и производили расследование, показания, которые он мог бы дать, что Ягода там был тоже, то что этот комиссар Борисов не смог явиться на допрос и был убит при аварии машины. Когда он мне рассказал о том, что он был осведомлен об убийстве, мне стала тогда понятна та необычная забота для Ягоды, которую он проявил, когда Медведь, Запорожец и остальные сотрудники по требованию были арестованы и преданы суду» ([АП РФ.] Ф. 3. Оп. 24. Д. 398. Л. 100,101).

В первоначальной стенограмме Буланов признал, что его воспоминания о подробностях были неточными — «у меня осталось в памяти». Буланов все-таки вспомнил о смерти Борисова. Она показалась ему подозрительной, как и другим в то время. Но в первоначальной стенограмме Буланов не мог точно сказать, что Ягода говорил ему это, и фактически не приписывает этот рассказ непосредственно Ягоде.

Лено заявляет, что это пример того, насколько «почти полностью непоследовательна» была версия Вышинского (Л 480). Однако Лено ошибается. Ягода заявил, что он не приказывал убить Борисова, и Буланов не смог противоречить ему. Показания Ягоды были незыблемы в этом вопросе. Ложный вывод Лено основан на его заявлении, что Ягода «отрекся» от своих показаний по убийству Кирова. То, что Ягода никогда не делал этого, мы продемонстрируем в следующей главе этого исследования.

Этот отрывок является доказательством того, что еще один подсудимый дал честные показания. Буланова могли вынудить обвинить непосредственно Ягоду в смерти Борисова. Вместо этого он признал, что его воспоминания были нечеткими.

Генрих Ягода был единственным обвиняемым на Мартовском процессе 1938 г., который был тесно связан с фактическим убийством Кирова. Показания других подсудимых дают больше сведений о заговоре правых, но не приоткрывают ничего больше о заговоре с целью убийства или самого убийства.

Здесь мы рассмотрим остальные показания, связанные с убийством Кирова, потому что они дают убедительные доказательства того, что показания подсудимых были не «сценарием» и не были «сфабрикованы» ни в малейшей степени, а были подлинными. (Под «подлинными» мы подразумеваем, что подсудимые говорили то, что они предпочитали говорить; мы не утверждаем, что они всегда говорили правду.) Подсудимые Иванов, Рыков и Бухарин настаивают, что они не знали заранее о заговоре с целью убийства Кирова, несмотря на свои главные роли в организации правых и связи правых с троцкистской и зиновьевской организациями.

Упорный отказа Бухарина и Рыкова признать, что они знали о роли блока в убийстве Кирова, является веским доказательством того, что их показания не были даны под принуждением или по «сценарию». Как мы увидим, Вышинский считал, что они лгут. Когда Вышинский обратился к суду, он заявил, что успешно доказал их соучастие. Однако в своем последнем слове как Бухарин, так и Рыков снова настаивали на том, что они не знали об убийстве.

Как мы видели, Ягода показал, что Бухарин и Рыков должны были знать о заговоре с целью убийства Кирова. Ягода настаивал на том, что и Рыков, и Бухарин лгали, отрицая то, что они знали заранее о заговоре с целью убийства Кирова. Тем не менее под давлением Вышинского Ягода признал, что он знает об этом не из первых рук, а от Енукидэе.

Это веское доказательство, что показания были подлинные. Вышинский жаждал доказать, что Бухарин и Рыков заранее знали об убийстве Кирова. Подытоживая результаты судебного разбирательства с точки зрения обвинения перед судом, Вышинский заявил, что факт, что они знали заранее, был «доказан». Однако ясно из стенограммы, что это было умозаключение Вышинского; по этому поводу не было прямых свидетельств.

Если бы Ягода подвергался пыткам или угрозам, он мог заявить, что знал непосредственно о том, что Бухарин и Рыков знали заранее об убийстве, тем самым подтверждая версию Вышинского. Точно так же, если бы Бухарин или Рыков подвергались пыткам или угрозам или угрожали их семьям, они вряд ли бы энергично отрицали свою вину, когда обвинение жаждало обвинить их.

Глава 15. Признания Ягоды

Лено заявляет, что Генрих Ягода, Народный Комиссар (= министр) НКВД с 1934 по 1936 гг., а позднее обвиняемый на Мартовском московском процессе 1938 г., «отрекся» от признания в отношении убийства Кирова. Лено цитирует отчет руководителя НКВД хрущевской эпохи Ивана Серова от 31 августа 1956 г.:

В последнем слове перед судом Ягода заявил:

Неверно не только то, что я являюсь организатором, но неверно и то, что я являюсь соучастником убийства Кирова. Я совершил тягчайшее служебное преступление — это да. Я отвечаю за него в равной мере, но я — не соучастник. Соучастие, гражданин Прокурор, вы так же хорошо знаете, как и я, — что это такое. Всеми материалами судебного следствия, предварительного следствия не доказано, что я — соучастник этого злодейского убийства.

По существу Ягода отрекся от своих более ранних показаний в отношении участия Правых в убийстве Кирова…[96] (Л 598).

Лено принимает толкование этого отрывка Серовым и пишет: Как мы видели, Ягода отрекся от своего признания в конце процесса 666).

Утверждение Лено ложно. В этом главе мы покажем, что Ягода вовсе не «отрекся от своего признания» в отношении убийства Кирова и его роли в этом. Единственное, от чего он «отрекся», так это от того, что он был с юридической точки зрения соучастником — технический правовой вопрос, в определении которого разошлись он и советский прокурор Андрей Вышинский. Ягода подтвердил все основные аспекты своего признания в отношении его роли в убийстве Кирова.

Сначала мы докажем, что дело обстоит именно так. Мы завершим эту главу рассмотрением того, как получается, что Лено мог неправильно понять высказывания Ягоды. Короче говоря: признания Ягоды опровергают тезис Лено, что Николаев действовал в одиночку, что не было заговора с целью убийства Кирова. Следовательно, Лено явно неправильно истолковал показания Ягоды. Ему, очевидно, помогло в этом то, что Серов тоже неправильно истолковал их. Однако, как замечает сам Лено, Серов намеренно фальсифицировал факты, как соучастник попытки Хрущева оклеветать Сталина. Лено следовало быть более осторожным с признанием толкования Серова.

Показания Ягоды

В своем вступлении на Мартовском московском процессе 1938 г. советский прокурор Андрей Вышинский представил вопрос о соучастии Ягоды в убийстве Кирова следующим образом:

Следствием установлено, что злодейское убийство С. М.Кирова, осуществленное ленинградским троцкистско-зиновьевским террористическим центром 1 декабря 1934 года, было осуществлено также по решению «право-троцкистского блока», участники которого привлечены в качестве обвиняемых по настоящему делу.

Следствием установлено, что одним из соучастников этого злодейского убийства являлся обвиняемый Ягода, показавший следующее:

«О том, что убийство С. М. Кирова готовится по решению центра заговора, я знал заранее от Енукидзе. Енукидзе предложил мне не чинить препятствий организации этого террористического акта, и я на это согласился. С этой целью я вызвал из Ленинграда Запорожца, которому и дал указания не чинить препятствий готовящемуся террористическому акту над С. М. Кировым»[97] (т. 2, л. 209).

Это суть обвинения против Ягоды в отношении убийства Кирова. Мы покажем, что с точки зрения Ягоды это означало, что он не был соучастником в убийстве Кирова, в то время как Вышинский настаивал на том, что он в действительности был соучастником. Ягода и Вышинский расходились во мнениях исключительно в отношении юридического определения «соучастник».

Теперь у нас есть весь текст отдельного досудебного допроса Ягоды, из которого Вышинский приводит здесь цитаты. Это подборка документов, связанных с Ягодой, которая включает

тексты семи досудебных допросов-признаний Ягоды. Абзац выше взят слово в слово из досудебного допроса-признания Ягоды, датируемого 10 января 1938 г.[98] В другом месте мы уже рассматривали bonafides[99] этих признаний, продемонстрировав, что они подлинные, и показав, что даже антикоммунистические авторы признали их[100].

То, что у нас есть тексты всех этих досудебных допросов, важно по нескольким причинам.

• Они доказывают, что Вышинский честно цитировал досудебные материалы следствия. То есть эти досудебные допросы являются свидетельством того, что суд велся честно, во всяком случае, обвинение точно цитировало подлинные досудебные свидетельства.

• Досудебные допросы-признания не содержат указания на то, что Ягоду силой заставили давать ложные показания путем угроз или «пыток». Ягода отрицает вину в самых ранних из этих досудебных признаний. В последующих признаниях Ягода постепенно открывает все больше подробностей по мере того, как признается в большем количестве преступлений.

Это соответствует модели, распространенной в расследовании преступлений: за первоначальным полным отрицанием вины следует постепенное нарастание признаний во все больших преступлениях, по мере того как подозреваемый убеждается в том, что следователи имеют достаточно доказательств из других источников, чтобы осудить его несмотря на его отрицания, и решает, что лучшая линия поведения — это сотрудничество со следствием.

• Лено знает об этих досудебных признаниях Ягоды, как мы покажем далее. Однако он никогда не цитирует их, даже в подстрочных примечаниях. Следовательно, нам приходится сделать вывод, что Лено намеренно скрыл их от читателей. По-видимому, Лено делает это, потому что эти досудебные признания опровергают его предвзятое суждение, что Николаев был «убийцей-одиночкой». Наоборот, они подтверждают предположение, что Киров на самом деле был убит право-троцкистской организацией, тем самым подтверждая в целом показания Московского процесса.

Лено заявляет, что целью его книги является расследование убийства Кирова («Введение»). Однако, по-видимому, фактическая цель, которая просматривается при прочтении книги Лено, заключается в том, чтобы разработать лучшую возможную версию для предположения, что Николаев был «убийцей-одиночкой» и что Сталин ложно обвинил подсудимых на процессе 28–29 декабря 1934 г. и на трех открытых Московских процессах в августе 1936 г., в январе 1937 г. и в марте 1938 г.

Вот показания Ягоды из официальной стенограммы Мартовского московского процесса 1938 г., на суде об убийстве Кирова и роли Ягоды в нем (мы уже цитировали фрагмент этой стенограммы в предыдущей главе):

Вышинский: Правду ли говорят сейчас Бухарин и Рыков, что они об этом не знали?

Ягода: Этого не может быть, потому что, когда Енукидзе передал мне, что они, то есть «право-троцкистский блок», решили на совместном заседании вопрос о совершении террористического акта над Кировым, я категорически возражал…

Вышинский: Почему?

Ягода: Я заявил, что я никаких террористических актов не допущу. Я считал это совершенно ненужным.

Вышинский: И опасным для организации?

Ягода: Конечно.

Вышинский: Тем не менее?

Ягода: Тем не менее Енукидзе подтвердил…

Вышинский: Что?

Ягода: Что они на этом заседании…

Вышинский: Кто они?

Ягода: Рыков и Енукидзе сначала категорически возражали… Вышинский Против чего?

Ягода: