загрузка...

Зараза (fb2)

- Зараза (пер. Александр Николаевич Анваер) (и.с. bestseller) 862 Кб, 444с. (скачать fb2) - Робин Кук

Настройки текста:



Робин Кук Зараза

Наши лидеры должны отвергнуть рыночные ценности как основу здравоохранения и тот рыночный хаос, в который оказалась ввергнута наша система здравоохранения.

Джером П. Кассирер, д-р медицины (Медицинский журнал «Новая Англия», т. 333, № 1, с. 50,1995 г.)

Филлис, Стейвл, Мерилин, Дэну, Викки и Бену

Пролог

11 ЧАСОВ 36 МИНУТ, ДЕДХОРС, АЛЯСКА

Нежно-розовые лучи восходящего солнца ласково коснулись восточного побережья североамериканского континента. Наступающий день 12 июня 1991 года обещал ту изумительную погоду, какая бывает только в начале лета. Над Соединенными Штатами, Мексикой и Канадой высокий купол неба источал безмятежную синеву. На компьютерных картах метеорологической обстановки видны были лишь отдельные очаги неблагополучия — полосы грозовых облаков втягивались с равнин в долину Теннесси, да с Берингова пролива через Аляску продвигался к югу ливневый фронт.

Короче, наступающий день ничем не отличался бы от всех прочих двенадцатых чисел июня в мировой истории, если бы не один любопытный феномен. В этот, именно в этот день произошли три на первый взгляд не связанных между собой события, соединивших в трагическом переплетении судьбы троих людей.

— Эй, Дик, сюда! — громко крикнул Рон Хэлвертон и неистово замахал руками, стараясь привлечь внимание своего бывшего однокашника. Рон не рискнул оставить джип в толчее и суете крошечного аляскинского аэропорта. Только что приземлился борт из Анкориджа, и люди из службы безопасности зорко следили за тем, чтобы на площадке не было бесхозных автомобилей. Отдельно стояли автобусы и фургоны, ожидавшие туристов и возвращающихся на работу служащих нефтяной компании.

Заметив друга, Дик махнул ему рукой и начал прокладывать себе путь сквозь плотную толпу.

Рон внимательно разглядывал приближающегося сложными зигзагами друга, которого он не видел целый год — с момента окончания колледжа. Дик абсолютно не изменился. С виду совершенно заурядный парень — рубашка «Ральф Лорен», ветровка, джинсы и небольшая сумка на плече. Но Рон хорошо знал цену настоящему Дику, тому Дику, для которого перелет из Атланты на Аляску пустяк, если есть надежда обнаружить новую бактерию. В колледже Дик был амбициозным, подающим надежды микробиологом. Этот парень по-настоящему любил только бактерии и вирусы. Он коллекционировал их с той же страстностью, с какой иные чудаки собирают марки или спичечные этикетки. Рон с улыбкой покачал головой, вспомнив, что Дик держал свои чашки Петри в холодильнике, где все хранили еду. Чего только не увидишь в университете Колорадо!

Познакомившись с Диком на первом курсе, Рон довольно долго привыкал к нему. Дика вполне можно было назвать надежным и преданным другом, но в некоторых отношениях его поведение отличалось странностями, а иногда и непредсказуемостью. С одной стороны, это был непревзойденный мастер спортивных игр и человек, с которым не страшно заблудиться в незнакомом городе, а с другой — неженка, не способный препарировать лягушку на лабораторных занятиях по биологии.

Рон против воли гнусно ухмыльнулся, вспомнив еще один эпизод, связанный с Диком. Это было на втором курсе, когда вся их группа, набившись в автомобиль, ехала на уик-энд покататься за городом на лыжах. Дик сидел за рулем и совершенно случайно переехал кролика. Парень остановил машину и так горько разрыдался, что его долго не могли успокоить. После этого случая за спиной Дика начали шушукаться, а потом и вовсе потешаться, когда всем студентам стало известно, что он подбирает в общежитии тараканов и, вместо того чтобы, как все нормальные люди, давить их и спускать в унитаз, выпускает на волю.

Подойдя к джипу, Дик бросил на заднее сиденье сумку и только после этого пожал протянутую Роном руку.

Друзья горячо обнялись.

— Глазам не верю, — произнес Рон. — Ты — и вдруг здесь, в Арктике.

— Если бы не это дело, ноги бы моей здесь никогда не было, — ответил Дик. — Но ты же знаешь, я чокнутый. Далеко отсюда до поселка эскимосов?

Нервно дернувшись, Рон обернулся. Рядом толклись люди из охраны аэропорта. Снова посмотрев на Дика, он пробормотал, заговорщически понизив голос:

— Уймись, здесь все очень настороженно к этому относятся.

— Да перестань, — отмахнулся Дик. — Ты что, серьезно?

— Это действительно серьезно, — не принял шутку Рон. — Меня могут уволить за утечку информации. Я не прикидываюсь. Или мы соблюдаем тайну, или никуда не едем. Ты не должен никому рассказывать о том, что увидишь. Слушай, ты же мне обещал!

— Ну ладно, ладно. — Дик примирительно хохотнул. — Ты прав, я обещал, просто не мог себе представить, что это дело так раздули.

— Никто его не раздувал, все на самом деле очень и очень серьезно, — жестко парировал Рон. В душе он уже жалел, что совершил такую ошибку — пригласил на Аляску Дика, несмотря на то, что был страшно рад встрече с другом.

— Ладно, ты начальник, пусть будет по-твоему. — Дик хлопнул приятеля по плечу. — Отныне мои уста навеки запечатаны. Все, остынь и расслабься. — Дик нырнул в джип. — А теперь вперед и только вперед — навстречу великим открытиям!

— Ты не хочешь сначала посмотреть, где я живу? — удивился Рон.

— Я чувствую, что пробуду у тебя больше чем достаточно, — спокойно возразил Дик.

— Ты зря боишься, что будешь скучать. Сюда ездит масса туристов.

Рон наклонился и включил двигатель.

Они выехали на единственную покрытую гравием дорогу, ведущую на северо-восток. Двигатель натужно ревел, и чтобы быть услышанным, в кабине приходилось орать во всю глотку.

— До Прадхо-Бей примерно восемь миль, — сказал Рон, — но мы свернем на запад приблизительно через милю. Помни, если нас остановят, — мы едем на новое нефтяное месторождение.

Дику ничего не оставалось, кроме как кивнуть в знак согласия. И что Рон так дергается при одном упоминании о цели их поездки? Поежившись, Дик окинул взглядом плоскую однообразную заболоченную тундру, стальное серое небо — неужели Рону нравится работать в таком мрачном месте? Видимо, жизнь не очень баловала обитателей покрытого осадочными породами пологого аляскинского плато.

— Неплохая погодка, — произнес Дик, чтобы разрядить обстановку. — Интересно, какая сейчас температура?

— Тебе просто повезло, — ответил Рон. — С утра было солнышко, так что сейчас около пятидесяти по Фаренгейту. Теплее здесь редко бывает. Довольствуемся тем, что есть. Попозже падет туман — это случается довольно часто. Знаешь, тут бытует шутка — неизвестно, то ли это последний снегопад прошлой зимы, то ли первый — наступающей.

Дик вежливо улыбнулся, подумав, что людей, которых смешат подобные шутки, можно только пожалеть.

Через несколько минут Рон свернул на узкую, недавно проложенную дорогу, ведущую на северо-запад.

— И как тебя угораздило найти это заброшенное иглу? — спросил Дик.

— Это не иглу, — ответил Рон, — это дом, построенный из торфяных брикетов, скрепленных китовым усом. Иглу — временные убежища, их строили в период охоты в заснеженных полях — что-то вроде палаток, а вообще местные эскимосы жили в торфяных хижинах.

— Признаю свою ошибку, — не стал спорить Дик. — Ну и как ты нашел эту хижину?

— Совершенно случайно, — ответил Рон, — когда строили дорогу. Бульдозер протаранил лаз, ведущий в дом.

— Там все на месте? — подозрительно спросил Дик. — Меня это тревожило весь полет. Было бы очень жаль проехаться в такую даль впустую.

— Не бойся, — успокоил друга Рон. — Никто ничего не тронул, уверяю тебя.

— А нет ли в том месте, куда мы едем, других таких хижин? — предположил Дик. — Кто знает, может быть, там целая деревня.

Рон пожал плечами:

— Может, и так, но никто не хочет искать приключений на свою голову. Если об этом деле пронюхают в администрации штата, то прости-прощай строительство нефтепровода. Это будет настоящая катастрофа, потому что нам надо успеть построить нефтепровод до зимы, а она наступит в августе.

Внимательно глядя на обочину дороги, Рон начал тормозить. Машина остановилась у небольшой пирамидки из камней. Предостерегающе положив ладонь на плечо Дика, чтобы тот оставался на месте, Рон оглянулся. Убедившись, что на дороге никого нет, он вылез из машины, жестом пригласив Дика следовать за собой.

Снова заглянув в джип, Рон достал оттуда две поношенные замасленные куртки и рабочие рукавицы. Одну куртку и пару рукавиц он отдал Дику.

— Держи, тебе это понадобится, — пояснил он. — Мы полезем под слой вечной мерзлоты.

Опять сунувшись в джип, Рон на этот раз достал оттуда мощный фонарь.

— Теперь все в порядке, — нервно проговорил он. — Мы не сможем пробыть здесь долго. Мне не хочется, чтобы кто-то, появившись на дороге, поинтересовался, что за чертовщина происходит.

Следом за Роном Дик направился к северу от дороги, по которой они приехали. Словно материализовавшись из воздуха, появилась туча москитов, яростно накинувшихся на друзей. В полумиле впереди Дик сумел разглядеть туманный берег и понял, что это Северный Ледовитый океан. Во всех остальных направлениях простиралась бесконечная, однообразная, ровная, как бильярдный стол, тундра, сливающаяся вдали со столь же безрадостным горизонтом. Над головой кружились и суматошно кричали морские птицы.

Пройдя с десяток шагов, Рон остановился. Еще раз воровато оглянувшись по сторонам, он склонился над пестро, под цвет тундры, раскрашенным куском фанеры и, приподняв его, открыл черневшую в земле квадратную яму глубиной около четырех футов. В северной стене ямы виднелся вход в узкий лаз.

— Похоже, хижина была погребена подо льдом, — заметил Дик.

Рон кивнул:

— Мы думаем, что этот кусок пакового льда вынесло на берег во время страшного зимнего шторма.

— Настоящая могила, — проговорил Дик.

— Ты точно уверен, что хочешь это сделать? — спросил Рон.

— Не болтай чепухи, — проронил Дик, надевая парку и натягивая рукавицы. — Для этого я проделал тысячу миль. Пошли.

Рон забрался в яму и опустился на четвереньки. Согнувшись в три погибели, он протиснулся в лаз. Дик последовал за приятелем.

Продвигаясь по лазу, Дик не видел ничего, кроме жутковато темневшего впереди силуэта Рона. Темнота становилась все гуще, словно окутывая друзей холодным мрачным одеялом. Мысленно Дик поблагодарил Бога за то, что не страдает клаустрофобией. Приблизительно через шесть футов стенки лаза раздались в стороны. Пол стал покатым, и появилась возможность приподнять голову. Высота подземного хода достигла трех с половиной футов. Изо рта валил светлеющий в скудном свете пар. Рон подался в сторону, и Дик оказался рядом с ним.

— Стены холоднющие, как ведьмины титьки, — произнес Дик.

Луч фонаря заплясал по углам, высвечивая распорки, сделанные из ребер белуги.

— Смотри, лед, обрушившийся на пластинки китового уса, превратил их в подобие зубочисток.

— А где же обитатели этой хижины? — спросил Дик. Рон направил луч фонаря на треугольный осколок льда, пронзивший крышу домика.

— Они по ту сторону этого осколка, — сказал он и передал фонарь Дику.

Взяв фонарь, Дик пополз вперед. Было неловко признаться даже самому себе, но ему стало неприятно.

— Ты уверен, что здесь безопасно? — спросил он Рона.

— Я вообще ни в чем не уверен, кроме того, что здесь ничего не менялось за последние семьдесят с лишним лет, — ответил Рон.

Между стенами хижины и глыбой льда оставалось узкое пространство. Заглянув за кусок грязного льда, Дик направил луч прямо перед собой.

От явившейся ему картины Дик, хотя он и считал, что готов ко всему, вскрикнул от отвращения, — настолько мерзкое зрелище открылось его взору. На него не мигая смотрел мерзлый труп одетого в меха европейца. Лицо мужчины было скрыто бородой. Открытые голубые глаза смотрели на Дика с вызывающей дерзостью. Вокруг рта и носа пузырями замерзла розовая пена.

— Ты видел всех троих? — спросил из темноты Рон. Дик обвел лучом все помещение. Еще один покойник лежал на спине, нижняя половина его туловища буквально вросла в лед. Третий застыл в полусидячем положении, как и первый, упершись спиной в стену. Последние двое были эскимосами с характерными чертами лица — темноволосые и темноглазые. У обоих вокруг носа и рта виднелась такая же замерзшая розоватая пена.

Дик содрогнулся от приступа внезапно подступившей дурноты. Он не ожидал подобной реакции, но тошнота быстро прошла.

— Ты видел газету? — раздался из темноты голос Рона.

— Еще нет, — ответил Дик и направил луч фонаря на пол. Там валялись смерзшиеся в комок какие-то перья и кости.

— Она лежит около бородатого парня, — подсказал Рон.

Дик направил луч на ноги замерзшего европейца и сразу же увидел газету. Заголовки кричали о войне в Европе. Даже со своего места Дик разглядел дату: 17 апреля 1918 года.

Дик опрометью метнулся назад. Нахлынувший было страх полностью прошел. Теперь им владело неестественное возбуждение.

— Ты был прав, — сказал Дик, — похоже, что все трое умерли от пневмонии. Можно даже установить дату.

— Я же знал, что это покажется тебе интересным, — заметил Рон.

— Не то слово! — отрезал Дик. — Подобный шанс выпадает только раз в жизни. Кажется, мне понадобится пила.

Рон побледнел.

— Пила, — повторил он с явным неудовольствием. — Должно быть, ты шутишь?

— Ты что, думаешь, что я собираюсь упустить такую возможность? — воскликнул Дик. — Да ни за что в жизни. Мне нужен кусочек легочной ткани.

— Господи Иисусе, — пробормотал Рон. — Лучше еще раз пообещай никому об этом не рассказывать.

— Я уже обещал! — раздраженно прошипел Дик. — Если я найду то, что предполагаю здесь найти, — это станет предметом моей личной коллекции. Не переживай. Никто ничего не узнает.

Рон обескураженно покачал головой.

— Иногда мне кажется, что ты просто чокнутый пижон.

— Давай сходим за пилой, — невозмутимо предложил Дик и пополз к выходу, отдав Рону фонарь.

* * *

18 ЧАСОВ 40 МИНУТ, АЭРОПОРТ О'ХЕЙР, ЧИКАГО

Мэрилин Степлтон посмотрела на человека, который двенадцать лет был ее мужем, и почувствовала, что сердце ее разрывается от горя. Она понимала, что вихрь несчастий, обрушившийся на их семью, больнее всего ударил именно Джона, но ведь ей приходилось по-прежнему думать еще и о детях. Две девочки сидели в зале вылета и временами с беспокойством поглядывали на мать, чувствуя, что вся их жизнь, точнее, ее уклад, висит на волоске. Джон хотел, чтобы они переехали в Чикаго, где он начал проходить стажировку по патологической анатомии. Мэрилин вновь перевела взгляд на выражавшее мольбу лицо мужа. Как же он изменился за последние несколько лет! Сильный, надежный, уверенный в себе человек, за которого она двенадцать лет назад выходила замуж, исчез, его место занял желчный, слабый мужчина, ощущающий шаткость своего положения. За последние несколько лет Джон потерял в весе около двадцати пяти фунтов, его некогда румяное лицо побледнело, щеки ввалились. Внешний вид стал соответствовать внутреннему настроению. Перед Мэрилин стоял совершенно потерянный, изможденный человек.

Женщина качнула головой, отгоняя мрачные мысли. Трудно поверить, что всего два года назад они являли собой преуспевающую пару: он — блестящий офтальмолог с богатой практикой, она — штатный преподаватель английской литературы в Иллинойсском университете.

Но вот на горизонте появилась новая страховая медицинская компания «Америкэр», которая подобно урагану пронеслась по Шампейну, что в Иллинойсе, как и по другим городам и весям, жадно пожирая клиентов и целые больницы. Джон держался до последнего, но... в конечном счете растерял всех своих постоянных пациентов. Оставалось либо сдаться на милость победителя, либо бежать. Джон предпочел бегство добровольному рабству. Поначалу он хотел найти в другом месте вакансию офтальмолога, но оказалось, что в Штатах слишком много окулистов, и, так или иначе, его все равно заставили бы работать на «Америкэр» или подобную ей организацию. Тогда Джон принял решение поменять медицинскую специальность.

— Я уверен, что вам понравится жить в Чикаго. — Муж умоляюще смотрел на Мэрилин. — К тому же дико о вас скучаю.

— Нам тоже тебя не хватает. — Мэрилин тяжело вздохнула. — Но что делать? Если я оставлю свою работу, девочкам придется перейти в общественную школу в городе. Мы не сможем оплачивать частную школу на твое жалованье.

Ожила трансляция аэропорта: «Пассажиры, вылетающие в Шампейн, штат Иллинойс, приглашаются на посадку. Посадка заканчивается».

— Нам пора идти, — сказала Мэрилин. — Мы можем опоздать.

Джон кивнул и смахнул со щеки непрошеную слезу.

— Я все понимаю, но ты все же подумай.

— Конечно, я подумаю, — огрызнулась Мэрилин. Затем спохватилась — зачем, ведь она искренне не хотела злиться. — Это единственное, о чем я по-настоящему думаю, — добавила она уже мягче.

Прижавшись к мужу, Мэрилин обвила руками его шею. В ответ он сдавил ее в своих медвежьих объятиях.

— Осторожнее, — взвизгнула Мэрилин, — ты же мне ребра поломаешь!

— Я люблю тебя, — глухо проговорил Джон, прижавшись лицом к шее Мэрилин.

Ответив на объятие мужа, Мэрилин с Лидией и Тамарой пошли на посадку. Вот они прошли через детектор металла. Женщина оглянулась и увидела, что Джон смотрит на нее сквозь стеклянную стену. Выходя на летное поле, Мэрилин в последний раз помахала мужу рукой.

— Мы будем переезжать? — захныкала Лидия. Ей было десять лет, и она училась в пятом классе.

— Я никуда не поеду, — гордо заявила Тамара. Она была уже взрослой — целых одиннадцать лет — и славилась железной волей. — Я перееду к Конни, она сказала, что я смогу пожить у нее.

— Я абсолютно убеждена, что она не забыла обсудить этот вопрос с матерью, — с сарказмом заметила Мэрилин. Она с трудом сдерживала слезы, не желая, чтобы дочери видели ее плачущей.

Она позволила девочкам первыми зайти в маленький винтомоторный самолет, но в салоне рассадила их по местам, обозначенным в билетах, в корне пресекая спор о том, кто будет сидеть в одиночестве — кресла стояли по два в ряду.

Мэрилин отвечала на прямые вопросы дочерей о ближайшем будущем уклончиво и в самых общих чертах. Она еще сама не решила, что будет лучше для их семьи.

Взревели двигатели, и дальнейший разговор стал бессмысленным. Самолет начал выруливать на взлетную полосу, а Мэрилин прижалась лицом к холодному стеклу иллюминатора. Хватит ли у нее сил принять верное решение?

Сверкнувшая на юго-западе молния вывела Мэрилин из задумчивости, напомнив о застарелом страхе перед местными авиалиниями, — полет на реактивном самолете всегда надежнее. Непроизвольно Мэрилин потуже затянула ремень безопасности и оглянулась — как там дочки?

Во время взлета она мертвой хваткой вцепилась в подлокотники кресла, словно это могло помочь машине удержаться в воздухе. Только когда земля за окном резко пошла вниз, Мэрилин осознала, что она не дышит.

— И долго папочка пробудет в Чикаго? — прокричала через проход Лидия.

— Пять лет, — ответила Мэрилин, — пока не закончит обучение.

— Я же говорила, — пожаловалась Лидия Тамаре, — мы успеем состариться.

Внезапный толчок заставил женщину вновь вцепиться в подлокотники. Она оглянулась — никаких следов паники, и это немного утешило Мэрилин. В иллюминатор было видно, что самолет окутан плотной пеленой облаков. Бесформенная вспышка осветила небо.

Чем дальше к югу, тем сильнее становилась тряска и тем чаще сверкали молнии. Пилот по радио немногословно пояснил, что попытается, изменив высоту полета, уменьшить вибрацию. Объявление мало успокоило Мэрилин — ей стало по-настоящему страшно. Хоть бы скорее кончился этот полет!

Первым предвестником катастрофы стал яркий свет, озаривший салон после очередного толчка. Несколько пассажиров издали сдавленные вскрики. Мэрилин похолодела и инстинктивно прижала к себе Тамару.

Вибрация продолжала усиливаться, и самолет завалился на правое крыло. Двигатели перестали мерно рокотать и работали теперь с нарастающим свистом. Чувствуя, как непреодолимая сила вдавливает ее в кресло, потеряв ориентацию, Мэрилин судорожно приникла к иллюминатору. Сначала она не увидела ничего, кроме серого войлока облаков. Она перевела взгляд вперед, и кровь застыла у нее в жилах: земля стремительно неслась навстречу. Они падали...

* * *

22 ЧАСА 40 МИНУТ, ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОСПИТАЛЬ МАНХЭТТЕНА, НЬЮ-ЙОРК

Тереза Хаген постаралась сглотнуть, но слюны не было — во рту пересохло и страшно хотелось пить. Через несколько минут ей удалось разлепить веки, и в первое мгновение она не могла понять, что с ней и где она находится. Тереза вспомнила все, как только поняла, что лежит в послеоперационной палате.

Неприятности начались неожиданно как раз перед тем, как они с Мэтью собрались пойти пообедать. Боли не было — только ощущение, что она обмочилась. Зайдя в туалет, она со страхом обнаружила на бедрах кровь. Это была не мазня, а настоящее кровотечение. Тереза была на шестом месяце беременности, все время ждала какого-нибудь сюрприза и вот, пожалуйста, дождалась.

С этого момента события стали разворачиваться стремительно. Терезе удалось дозвониться до гинеколога — доктора Кэрол Гланц, и та предложила ей немедленно приехать в Манхэттенский госпиталь. Там подозрения Терезы полностью оправдались — ей была назначена операция. Кэрол Гланц объяснила, что плод, вместо того чтобы имплантироваться в слизистую матки, застрял в трубе — это называется внематочной беременностью и требует неотложной хирургической операции.

Через несколько минут после того, как Тереза пришла в себя, к ней подошла медсестра, заверившая женщину, что операция закончена и все в полном порядке.

— Что с ребенком? — первым делом спросила Тереза. На ставшем плоским животе она ощущала массивную повязку.

— Об этом спросите у доктора — она знает лучше, чем я, — ответила сестра. — Сейчас я сообщу, что вы проснулись. Она собиралась поговорить с вами.

Прежде чем сестра ушла, Тереза пожаловалась ей на нестерпимую сухость во рту. Ощутив на языке холод ледяного кубика, она почувствовала себя наверху блаженства.

Тереза медленно закрыла глаза. Кажется, она уснула, потому что буквально сразу услышала голос доктора Кэрол Гланц, окликнувшей ее по имени.

— Как вы себя чувствуете? — спросила врач. Тереза уверила доктора, что благодаря кубику льда — превосходно. Потом спросила про ребенка.

Кэрол набрала в легкие побольше воздуха и мягким жестом положила руку Терезе на плечо.

— Боюсь, что у меня для вас плохие новости. Вдвойне плохие.

Больная напряглась, словно в ожидании удара.

— У вас действительно оказалась внематочная беременность. — Чтобы облегчить себе задачу, доктор Гланц перешла на медицинский жаргон. — Нам пришлось прервать беременность, но ребенок, естественно, оказался нежизнеспособен.

Тереза восприняла сообщение без бурного проявления эмоций — она уже успела приучить себя к мысли, что все неизбежно так и кончится. Но к следующему сообщению Кэрол Гланц Тереза готова не была.

— К сожалению, операция оказалась нелегкой. У вас были некоторые осложнения, из-за которых, собственно, и развилось кровотечение, приведшее вас в больницу. Словом, нам пришлось пожертвовать маткой. Мы произвели ее ампутацию.

Поначалу мозг Терезы отказался воспринять сказанное. Она кивнула, вопросительно глядя на врача, словно ожидая продолжения докторского монолога.

— Я понимаю, что мое сообщение расстроит вас, — продолжала доктор Гланц. — Прошу, поверьте, мы сделали все возможное, все, что было в наших силах, чтобы избежать столь печального исхода.

Внезапно смысл происходящего дошел до больной.

— Нет! — вдруг дико закричала она.

Доктор Гланц сжала плечо Терезы сильными пальцами.

— Это должен был быть ваш первенец, поэтому я понимаю, как вам больно, — сочувственно произнесла врач. — Мне страшно жаль, что все произошло именно так.

Тереза застонала. Известие настолько потрясло ее, что женщина потеряла способность плакать — она просто онемела. Вся ее жизнь была подготовкой к деторождению. Это было частью ее самосознания. Тереза в этот момент была не способна до конца понять, что ее самой заветной мечте не суждено будет сбыться никогда.

— Что говорит мой муж? Ему все сказали? — выдавила из себя несчастная женщина.

— Да, — ответила доктор Гланц. — Я разговаривала с ним, как только закончила операцию. Он находится в палате, куда вас сейчас отвезут.

Они еще о чем-то говорили с врачом, но содержание разговора мало интересовало Терезу. Известие о том, что она лишилась ребенка и что других детей у нее никогда не будет, отняло у больной последние силы.

Через четверть часа санитар на каталке отвез Терезу в палату. Все происходило как во сне — женщина потеряла всякий интерес к окружающему; в голове ее царила полная сумятица, единственное, в чем она нуждалась в настоящий момент, — это в дружеском участии и поддержке.

Когда Терезу привезли на место, Мэтью разговаривал по сотовому телефону. Биржевой брокер, он никогда не расставался с этим даром цивилизации.

Постовые медсестры сноровисто перегрузили Терезу с каталки на койку, подвесили флакон с капельницей на стойку у изголовья кровати и быстро проверили, все ли в порядке. Показав кнопку вызова медсестры, они ушли.

Тереза во все глаза смотрела на Мэтью, который, закончив разговор по телефону, отвел глаза в сторону. Самым главным для Терезы являлось то, как муж отреагирует на несчастье. Они были женаты только три месяца.

Раздался резкий щелчок — Мэтью сложил трубку и сунул ее в карман. Повернувшись к жене, он несколько секунд внимательно ее разглядывал. Тереза обратила внимание, что галстук мужа ослаблен, а верхняя пуговица рубашки расстегнута.

Она пыталась прочитать хоть что-то в его глазах, но лицо мужа было непроницаемо — он только нервно покусывал нижнюю губу.

— Как ты себя чувствуешь? — почти равнодушно произнес Мэтью.

— Не хуже, чем это бывает обычно, — с трудом ответила Тереза. Ей отчаянно захотелось, чтобы он подошел поближе и обнял ее, но муж упрямо соблюдал дистанцию.

— Хорошенькие у нас с тобой дела, — протянул он.

— Я не очень понимаю, что ты хочешь сказать, — вяло проговорила Тереза.

— Я хочу сказать, что сегодня исчезла причина, по которой мы поженились, — произнес Мэтью. — Я бы сказал, что твой план не удался.

У Терезы непроизвольно открылся рот. Голос пропал. Прошло несколько секунд, прежде чем она сумела заговорить:

— Мне не нравятся твои намеки. Я забеременела не с целью заполучить тебя в мужья.

— Ну что ж, у тебя свои представления, у меня — свои, — возразил Мэтью. — Но проблема заключается в том, что надо как-то выпутаться из этого положения.

Тереза закрыла глаза. Отвечать не было ни сил, ни желания. Возникло такое чувство, что муж всадил ей нож в сердце. В этот момент Тереза поняла, что никогда его не любила. Мало того, она его просто ненавидела...

Глава 1

СРЕДА, 7 ЧАСОВ 15 МИНУТ, 20 МАРТА 1996 ГОДА, НЬЮ-ЙОРК

— Простите, пожалуйста, — с наигранной вежливостью обратился Джек Степлтон к темнокожему таксисту-пакистанцу. — Могу я попросить вас выйти из машины, чтобы спокойно обсудить наши проблемы?

Этот пакистанец только что подрезал Джека на перекрестке Сорок шестой улицы и Второй авеню. В отместку Джек своим горным велосипедом стукнул таксиста в дверцу, когда тот остановился на красный свет у Сорок четвертой.

Подобное утреннее столкновение было в порядке вещей. Джек ездил на работу на скоростном велосипеде и каждое утро совершал слалом по Второй авеню от Пятьдесят девятой до Тридцатой улицы, при этом ему частенько приходилось разбираться с водителями грузовиков и таксистами, дело иногда доходило до ссоры. Любой другой на месте Джека давно бы истрепал себе все нервы, но он находил в подобных инцидентах истинное удовольствие. Своим коллегам он объяснял, что такие происшествия приятно возбуждают нервы и не дают крови застаиваться.

Пока горел красный, пакистанец молча игнорировал призывы Джека, потом, когда вспыхнул зеленый, обругал его последними словами и нажал педаль газа.

— И тебя туда же! — проорал Джек вдогонку такси. Привстав, он набрал скорость, потом сел, продолжая остервенело давить на педали.

Догнав обидчика, Джек предпочел проигнорировать его, но не отказал себе в удовольствии оставить его позади, проскользнув между такси и тяжело груженным фургоном.

У Тридцатой улицы Джек повернул на восток, пересек Первую авеню и, резко крутанув руль, въехал на стоянку служебных автомобилей Управления главного судебно-медицинского эксперта Нью-Йорка. Джек трудился здесь уже пять месяцев, получив приглашение поработать помощником судмедэксперта после окончания специализации по патанатомии и прохождения стажировки по судебной медицине.

Проезжая пост охраны, Джек приветливо помахал человеку в униформе. Миновав канцелярию, морг, холодильник, где хранились трупы перед вскрытием, Джек подрулил к сложенным штабелями простым сосновым гробам, в которых невостребованные тела переправлялись на Харт-Айленд. Он слез с велосипеда и замкнул руль и цепь хитрыми замками.

На лифте Джек поднялся на второй этаж. До восьми было далеко, и сотрудники только собирались на работу, даже сержант Мерфи еще не пришел.

Наконец, пройдя диспетчерскую, Джек оказался на рабочем месте, поздоровался с Винни Амендолой, который ответил на приветствие, не отрываясь от газеты. Винни был санитаром морга и работал в паре с Джеком.

Степлтон раскланялся с Лори Монтгомери — судмедэкспертом. Сейчас как раз наступила ее очередь распределять на вскрытие поступившие за ночь тела. Лори работала здесь уже четыре с половиной года и, как Джек, была ранней пташкой, приходя по утрам на работу одной из первых.

— Смотри-ка, вы опять ухитрились попасть на работу не вперед ногами, — язвительно-шутливо заметила Лори, намекая на опасную манеру езды Джека.

— Всего-то одна неувязка с такси, — отмахнулся Степлтон. — Я привык к трем или четырем подобным ситуациям. Сегодня вообще была прогулка на лоне природы.

— Ну, в этом я просто уверена, — так же язвительно продолжила Лори. — Лично я считаю, что надо быть твердолобым упрямцем, чтобы гонять на велосипеде по этому сумасшедшему городу. Я вскрывала многих таких посланцев дьявола. Каждый раз, когда я встречаю на улице велосипедиста, то задаю себе вопрос: не увижу ли я его сегодня в «яме»?

«Ямой» в их учреждении шутливо называли прозекторскую.

Налив себе кофе, Джек подошел к столу Лори.

— Есть что-нибудь интересненькое? — спросил Джек, заглядывая через плечо судмедэксперта.

— Обычные огнестрельные ранения, — ответила Лори, — и передозировки наркотиков.

— Ясно, — разочарованно произнес Джек.

— Вы не любите передозировки?

— Не-а, — ответил Джек. — Они все одинаковы, как близнецы. Я люблю сюрпризы и неожиданности.

— В первый год работы мне почти все передозировки казались неожиданностями и сюрпризами, — призналась Лори.

— Как так? — удивился Степлтон.

— Это долгая история, — уклончиво ответила Лори. Сменив тему разговора, она ткнула пальцем в одно имя в списке. — Вот случай, который, возможно, покажется вам интересным: Дональд Нодельман. Диагноз: неизвестное инфекционное заболевание.

— Это лучше, чем передозировка, — заметил Джек.

— Как кому, — не согласилась Монтгомери. — Но если вас это интересует, то им и займитесь. Лично мне не по вкусу инфекции — я их никогда не любила и никогда не полюблю. На экзаменах по инфекционным болезням меня била дрожь. Ну, это к слову... Возбудитель, видимо, очень агрессивен, у покойника массивные подкожные кровоизлияния.

— Нераспознанные заболевания — всегда вызов, — заявил Джек, взяв со стола папку. — Я буду счастлив заняться этим случаем. Он умер дома или в лечебном учреждении?

— Он находился на лечении в госпитале, — пояснила Лори. — Труп доставили из Манхэттенского центрального. Но лечился он там не по поводу инфекции. Поступал в госпиталь с диабетом.

— Помнится мне, что Манхэттенский центральный госпиталь принадлежит достославной «Америкэр», — проговорил Джек. — Мне не изменяет память?

— Кажется, так оно и есть, — ответила Лори. — А почему вы спросили?

— Этот случай может стать инструментом личной мести, — сказал Джек. — Я буду просто счастлив, если выяснится, что у мистера Нодельмана окажется что-нибудь вроде болезни легионеров. Для меня не будет ничего более приятного, чем закатить хорошую оплеуху «Америкэр». От души порадуюсь, когда этим господам придется проглотить горькую пилюлю и поморщиться.

— За что такая немилость? — притворно ужаснулась Лори.

— Долгая история, — ответил Джек с недоброй усмешкой. — Когда-нибудь мы с вами выпьем и вы расскажете мне о передозировках, а я об «Америкэр».

Лори не поняла, насколько искренним было приглашение Джека. Она ничего не знала о его личной жизни, впрочем, этого не знали и другие сотрудники управления. Джек был одним из лучших судмедэкспертов, хотя только год как закончил резидентуру. Но был он не слишком общителен и при легкой болтовне никогда не касался личных тем. Лори знала только, что Джеку Степлтону сорок один год, он не женат, временами бывает дерзок, а родом откуда-то со Среднего Запада.

— О своей находке я доложу. — Степлтон направился к выходу.

— Джек, постойте, — окликнула его Лори. Степлтон остановился и оглянулся.

— Вы не возражаете, если я дам вам один совет? — с сомнением в голосе произнесла она. Казалось, ею движет какой-то порыв. На Лори это было не похоже, но она хорошо относилась к Джеку и надеялась, что он задержится в управлении.

На губах Джека вновь заиграла ехидная усмешка.

— Я весь внимание, — промолвил он.

— Возможно, мне не следует этого говорить...

— Напротив, — возразил Джек. — Я очень уважаю ваше мнение. Так что у вас на уме?

— Я вижу, что вы не ладите с Кальвином Вашингтоном, — заговорила Лори. — Понимаю, это личностный конфликт. Но дело в том, что у Кальвина давние связи с Манхэттенским госпиталем, а представители компании «Америкэр» ногой открывают двери в кабинет мэра. Так что будьте осторожны.

— Последние пять летя не слишком-то страдаю осторожностью, — ответил Степлтон. — Я очень уважаю нашего шефа. Единственное наше разногласие заключается в том, что он считает правила высеченными на камне скрижалями, а я руководством к действию. Что касается «Америкэр», то их цели и методы меня не касаются и не интересуют.

— Конечно, это не мое дело, но Кальвин частенько говорит, что вы не вписываетесь в нашу команду.

— Это его пунктик! — отрезал Джек. — Проблема в том, что я не терплю посредственности. Считаю для себя за честь работать с такими людьми, как вы, но здесь есть несколько человек, с которыми мне неприятно иметь дело, и я не собираюсь это скрывать. Так что все очень просто.

— Я восприняла ваши слова как комплимент.

— Они и были комплиментом.

— Ну хорошо, скажете мне потом, что найдете у Нодельмана, — сменила тему Лори. — Кроме того, у меня есть для вас еще один случай.

— С удовольствием займусь.

Джек направился в холл. Увидев его, Винни отложил газету.

— Пошли, Винни, — скомандовал Джек, — труба зовет.

Санитар, ворча, поплелся за прозектором. Спохватившись, Винни вернулся за газетой и столкнулся со Степлтоном, который решил заглянуть в кабинет Джейнис Егер, дежурного судмедэксперта. По должности она считалась помощником патологоанатома и работала по ночам — с одиннадцати вечера до семи утра. К удивлению Джека, Джейнис оказалась на месте. Маленькая темноволосая и темноглазая женщина выглядела совершенно разбитой.

— Что вы здесь до сих пор делаете? — спросил Джек.

— Оформляю последнюю историю болезни. Джек подбросил на руке папку.

— Нодельманом занимались вы или Керт?

— Я, а в чем дело?

— Этого я пока не знаю, — усмехнувшись, ответил Степлтон. Исключительная добросовестность Джейнис делала ее весьма чувствительной к любой подначке. — Вам не кажется, что причиной смерти могла стать нозокомиальная инфекция?

— Что это еще за чертовщина — нозокомиальная инфекция? — испуганно спросил Винни.

— Это инфекция, которую подхватывают в больнице, — объяснил Степлтон.

— По всей видимости, так оно и есть, — согласилась Джейнис. — Больной находился в госпитале по поводу диабета. На пятые сутки у пациента развились признаки инфекционного заболевания, от которого он и скончался через тридцать шесть часов.

Джек уважительно присвистнул.

— Однако, — заметил он, — микробчик-то оказался довольно вирулентным!

— И это очень беспокоит врачей, с которыми я разговаривала.

— Что выяснили микробиологи? — поинтересовался Джек.

— Пока ничего не выросло, — ответила Джейнис. — К четырем часам утра роста микроорганизмов в культуре крови не наблюдали. Непосредственная причина смерти — респираторный дистресс-синдром, но в мокроте тоже нет роста. Правда, окраска по Граму кое-что дала. Выявлены грамотрицательные микробы. Думают о псевдомонасе, но это пока не точно.

— Не было ли у больного нарушений иммунитета? — спросил Джек. — Не страдал ли он СПИДом? Может быть, его лечили цитостатиками?

— Этого я не могу утверждать наверняка, — ответила Джейнис. — Известно только то, что он страдал диабетом и его обычными осложнениями. В конце концов, все, что вас интересует, вы найдете в истории болезни, если дадите себе труд ее прочитать, — возмутилась женщина.

— Зачем же читать, если вы мне сами все рассказали, — рассмеялся Джек, поблагодарил Джейнис и направился к лифту.

— От души надеюсь, что вы наденете скафандр, — произнес Винни.

Скафандром они называли непроницаемый герметичный костюм, укомплектованный прозрачной пластиковой маской, обеспечивавшей защиту дыхательных путей от возможной инфекции. Воздух подавался под маску через фильтр специальным насосом, закрепленным на пояснице. Воздуха для дыхания вполне хватало, правда, в скафандре через пять минут становилось жарко, как в сауне. Джек терпеть не мог этот противорадиационный костюм.

Кроме того, что конструкция была громоздкой, неудобной, жаркой, Степлтон считал ее совершенно бесполезной. За все время обучения он ни разу не воспользовался защитным костюмом. Но... главный патологоанатом Нью-Йорка, доктор Гарольд Бингхэм, придерживался на этот счет другого мнения и издал приказ об обязательном использовании костюма, а Кальвин, непосредственный начальник Джека, следил за неукоснительным исполнением данного приказа, на почве чего Степлтон несколько раз получал нагоняй.

— Да, сегодня костюмом надо будет воспользоваться, — заявил Джек, к неописуемому облегчению Винни. — Поскольку мы не знаем, с чем имеем дело, необходимо принять меры предосторожности. Может быть, там какая-нибудь дрянь вроде вируса Эбола.

Винни даже остановился.

— Вы действительно думаете, что это возможно? — спросил он дрожащим голосом.

— Конечно же, нет. — Джек хлопнул Винни по плечу. — Я просто пошутил.

— Слава Богу. — Винни облегченно вздохнул. Они двинулись дальше.

— Конечно, это может быть и чума, — спокойно добавил Джек.

Винни снова остановился.

— Еще не легче, — сказал он. Степлтон пожал плечами.

— Работать все равно придется, — произнес он. — Пошли, раньше начнем — раньше закончим.

Они переоделись, и пока Винни надевал защитный костюм и набирался смелости, чтобы войти в прозекторскую, Джек ознакомился с папкой Нодельмана. Множество бумаг: история болезни, частично заполненное свидетельство о смерти, список юридических требований, два листа бланка протокола вскрытия, телефонограмма о смерти, принятая ночью диспетчером, удостоверение личности покойного, заключение судебно-медицинского эксперта, бланк патологоанатомического заключения и направление на исследование на антитела к СПИДу.

Несмотря на подробную беседу с Джейнис, Джек внимательно перечитал всю медицинскую документацию — это давно вошло в привычку. Покончив с чтением, он прошел в помещение рядом с хранилищем сосновых гробов, натянул на себя защитный костюм, снял с зарядки вентиляционное устройство, закрепил его на поясе специальным ремнем и вошел в прозекторскую.

Проходя мимо холодильника, где хранились трупы, Степлтон успел не один раз проклясть «скафандр». От попадания в замкнутое пространство у Джека моментально портилось настроение, окружающее начинало восприниматься в самом мрачном свете. Морг когда-то представлял собой последнее слово науки, но теперь помещение нуждалось в ремонте, так как порядком обветшало. На стенах старые синие кафельные плитки, серый цементный пол — не морг, а кадр из фильма ужасов.

В прозекторскую можно было попасть через холл, но этой широкой дверью пользовались только санитары, завозя и вывозя трупы. Джек вошел через боковую комнатку с умывальником.

Винни уже успел положить труп Нодельмана на прозекторский стол и подготовить необходимые инструменты. Джек встал справа от стола, Винни — слева.

— Однако он неважно выглядит, — заметил Джек, — погулять в таком виде не выйдешь.

В защитном костюме было трудно говорить, к тому же Степлтон уже изрядно вспотел.

Винни, который до сих пор не привык к циничным замечаниям Джека, предпочел промолчать, хотя труп действительно выглядел ужасно.

— На пальцах гангрена, — сказал Джек. Приподняв руку покойника, он внимательно рассмотрел почерневшие кончики пальцев, перевел взгляд на съежившиеся гениталии. — Такая же гангрена на кончике члена. Ох! Должно быть, это очень больно. Можешь представить, Винни?

Винни упрямо молчал.

Джек принялся внимательно изучать внешний вид трупа. Желая просветить Винни, Степлтон указал на обширные подкожные кровоизлияния на животе и ногах умершего.

— Это называется пурпура, — наставительно произнес Джек.

Попутно он добавил, что следов укусов насекомых не видно.

— Это очень важно, — подчеркнул он, — потому что многие болезни переносятся членистоногими.

— Членистоногими? — переспросил Винни. Никогда не поймешь, шутит этот доктор или говорит серьезно.

— Насекомые, — пояснил Джек. — Чешуекрылые редко являются переносчиками инфекции.

Винни многозначительно кивнул, хотя ровным счетом ничего не понял, решив при случае где-нибудь почитать, кто такие членистоногие.

— Какой все-таки шанс, что этого бедолагу убила инфекция? — со слабой надеждой спросил Винни.

— Боюсь, что шанс велик, — ответил Джек, — очень велик.

Двери широко отворились, и Саль д'Амброзио, санитар морга, ввез в секционный зал еще один труп. Продолжая тщательно осматривать кожные покровы тела мистера Нодельмана, Степлтон не обратил на это внимания. Он уже приступил к мысленному формированию дифференциального диагноза.

Полчаса спустя шесть из восьми столов были уже заняты, один за другим начали приниматься за работу остальные патологоанатомы. Лори, явившаяся первой, подошла к столу Джека.

— Есть какие-нибудь идеи? — спросила она.

— Идей много, но пока ничего определенного, — буркнул в ответ Джек. — Но смею вас уверить — микроорганизм очень и очень вирулентен. Я тут решил поддразнить Винни и сказал, что это вирус Эбола... Вот смотрите — признаки диссеминированного внутрисосудистого свертывания.

— Боже мой! — воскликнула Лори. — Вы что, серьезно?

— Пока еще не очень, — ответил Джек. — Но, судя по тому, что я вижу, это возможно, хотя и не очень вероятно. Вы же понимаете, я ни разу в жизни не видел покойников, умерших от вируса Эбола.

— Думаете, нам стоит изолировать тело, как при карантинной инфекции? — Лори явно нервничала.

— Пока не вижу оснований, — возразил Джек, — к тому же я только начал и не собираюсь разбрасывать органы по залу. Но вот что мы, по-моему, обязаны сделать: предупредить лабораторию, что до постановки диагноза следует проявлять осторожность с кусочками тканей, посланными на гистологию.

— Может, стоит посоветоваться с Бингхэмом?

— Это будет оченно пользительно, — с сарказмом отозвался Степлтон. — Слепой поведет слепых.

— Не проявляйте бестактности, — заметила Лори, — он наш шеф.

— Хоть папа римский — мне все равно. Я хочу побыстрее закончить, чем раньше, тем лучше. Если мы впутаем в это дело Бингхэма или Кальвина, то волокиты не оберешься.

— Ладно, — согласилась Лори, — может быть, вы и правы. Найдете что-нибудь необычное — скажете, я буду за третьим столом.

Лори отошла. Взяв нож, Джек собрался сделать разрез и вдруг заметил, как Винни отпрянул в сторону.

— И откуда, позвольте поинтересоваться, вы собираетесь следить за вскрытием, ваше величество? — язвительно спросил Степлтон. — Вы не соизволите мне помочь?

— Я немного нервничаю, — признался Винни.

— Ничего, ничего, взбодри свою итальянскую душу и давай работать. Нечего отлынивать!

Работал Джек быстро и сноровисто. Разделяя инструментами внутренние органы, он был очень осторожен, чтобы не поранить себя или Винни.

— Ну и что ты там нарыл? — поинтересовался Чет Макговерн, заглядывая через плечо Джека. Они с Четом пришли работать в управление в один месяц и довольно близко сошлись — делили один кабинет, — и оба оказались холостяками, правда, Чет в отличие от Джека никогда не был женат, да и был на пять лет моложе.

— Нечто интересное, — ответил Степлтон. — Самая таинственная болезнь недели. И очень опасная. У парня не было никаких шансов выжить.

— Есть идеи? — поинтересовался Чет, отметив опытным глазом гангрену и подкожные кровоизлияния.

— Идей-то у меня много, — сказал Джек, — но давай я лучше покажу тебе его внутренности. Мне очень важно знать твое мнение.

— Можно мне тоже посмотреть? — крикнула от третьего стола Лори, увидев, что Джек о чем-то совещается с Четом.

— Да, идите сюда, — согласился Джек. — Не стоит копаться здесь дважды.

Попросив Саля хорошенько отмыть кишки «своего» трупа, Лори подошла к первому столу.

— Первое, на что я хочу обратить ваше внимание, — это шейные лимфатические узлы, — заговорил Джек, оттянув к ключице трупа кожу с подбородка.

— А потом удивляемся, что вскрытия так затягиваются! — Рокочущий бас гулко прокатился под сводами небольшого зала.

Все обернулись на голос шефа — Кальвина Вашингтона — устрашающих размеров афроамериканца ростом шесть футов семь дюймов и весом не меньше двухсот пятидесяти фунтов. Поступив на медицинский факультет, Кальвин явно упустил свой шанс попасть в национальную футбольную лигу.

— Что за чертовщиной вы тут занимаетесь? — полушутя продолжил начальник. — Люди, вы что, вообразили, что сейчас рождественские каникулы?

— Мы просто объединили усилия, — ответила Лори. — Здесь неизвестная инфекция, обусловленная очень агрессивным микроорганизмом.

— Я уже слышал об этом, — произнес Кальвин. — Мне звонили из администрации Манхэттенского госпиталя. Они очень обеспокоены, и я их понимаю. И каков ваш вердикт?

— Об этом пока рано говорить, — ответил за всех Джек, — но патологии тут масса.

Джек вкратце повторил для Кальвина историю заболевания и рассказал об изменениях кожи. Затем он снова вернулся к шейным лимфоузлам.

— Некоторые узлы некротизированы, — заметил Кальвин.

— Точно, — согласился Джек, — на самом деле некротизированы почти все. Болезнь стремительно распространилась по лимфатическим путям от гортани и трахео-бронхиального дерева.

— Стало быть, инфекция воздушно-капельная, — уточнил Кальвин.

— Об этом мне самому следовало бы подумать в первую очередь, — признал Джек. Он раскрыл легкие вдоль сделанных разрезов.

— Как вы видите, здесь имеется лобарная пневмония — вот опеченение, но есть и очаги некроза, и мне кажется, что в них начинается образование полостей. Проживи пациент несколько дольше, в его легких сформировались бы абсцессы.

Кальвин присвистнул.

— И все это на фоне введения огромных доз антибиотиков внутривенно.

— Да, это настораживает, — согласился Джек, осторожно уложив легкие обратно в чан. Степлтону очень не хотелось распространять по залу неизвестную, но очень опасную инфекцию.

Следующим органом была печень.

— Тот же самый процесс, — произнес Джек, проведя пальцем по поверхности разреза, где были видны признаки формирования абсцесса, — хотя и не столь распространенный, как в легких.

Убрав печень, Джек извлек из чана селезенку — опять то же самое: весь орган был поражен некрозом.

— Картина обрисована достаточно, — сказал Джек, убирая вслед за печенью и селезенку. — Подождем, что покажет микроскопия, но мне кажется, окончательный ответ даст лаборатория.

— Каковы ваши соображения? — спросил Кальвин. Джек коротко рассмеялся.

— Соображениям еще только предстоит появиться на свет. Нет ничего патогномоничного. Можно, конечно, погадать, основываясь на молниеносности процесса.

— Ну, вундеркинд, каков все-таки дифференциальный диагноз? Смелее!

— М-м-м, — замялся Джек, — вы ставите меня в трудное положение. Ну ладно, я скажу вам, что пришло мне в голову. Во-первых, я не думаю, что это псевдомонас, как решили в госпитале. Уж очень агрессивной оказалась инфекция. Это может быть что-то атипичное, вроде стрептококка А или стафилококка, вызвавшего септический шок. Но я склонен сомневаться и в этом, так как при окраске по Граму выявлены бациллы. Так что скорее всего это либо туляремия, либо чума.

— Ого! — воскликнул Кальвин. — Вы начали с экзотики у больного с госпитальной инфекцией. Вы не знаете пословицу: когда слышишь топот копыт, подумай сначала о лошадях, а уж потом о зебрах.

— Я сказал вам о том, что пришло мне в голову. Просто стараюсь не зацикливаться. Это же дифференциальный диагноз.

— Ладно, ладно, — примирительно произнес Кальвин. — Это все?

— Нет, не все. Я не могу отмести возможность неточной лабораторной диагностики. Если это грам-отрицательная флора, то, может быть, причина — менингококковая инфекция. Нельзя исключить лихорадку Скалистых гор и гантавирус. Возможно поражение вирусом Эбола. Об этом говорят массивные кровоизлияния.

— Стоп, стоп, а то вы сейчас улетите в стратосферу, — остановил Джека Кальвин. — Давайте спустимся на грешную землю. Какой из этих диагнозов, на ваш взгляд, наиболее вероятен?

Джек поцокал языком. Все происходящее слишком сильно напоминало экзамен в медицинском колледже, когда профессор горит желанием утопить строптивого студента.

— Чума, — заявил Степлтон остолбеневшим коллегам.

— Чума? — Удивление Кальвина перешло в возмущение. — В марте? В Нью-Йорке? У стационарного больного? Вы в своем уме?

— Вы просили выдать вам один диагноз. Пожалуйста. Я не учитываю вероятности, мое дело — морфология.

— Другие эпидемиологические аспекты вы тоже не учли? — В голосе Вашингтона теперь звучало снисхождение. Он рассмеялся. — Чему вас только учили в вашем чикагском захолустье? — Кальвин обращался больше к коллегам, нежели к Джеку.

— В этом случае слишком много неизвестного, чтобы отвлекаться на несущественные мелочи, — стоял на своем Джек. — Я не был в госпитале и дома у больного. Не видел подохших животных, которые могли у него быть. Я не знаю, где бывал покойный и с кем контактировал. В подтверждение диагноза могу сказать, что вокруг полно крыс.

На мгновение в прозекторской воцарилось гробовое молчание. Лори и Чет прикусили языки, чувствуя неловкость от тона Джека и в особенности зная взрывной характер Кальвина.

— Дельное замечание, — произнес наконец Вашингтон. — Вы ловко вывернулись, надо отдать вам должное. Видимо, этому тоже учат на Среднем Западе.

Лори и Чет нервно рассмеялись.

— Ладно, умник, — продолжал Кальвин. — Сколько вы поставите на свой диагноз?

— Я и не знал, что здесь принято делать ставки на диагнозы, — заявил Джек.

— Нет, — возразил Кальвин, — здесь это не принято, но давайте начнем, чума того стоит. Как насчет десяти долларов?

— Такие деньги у меня найдутся, — ответил Степлтон.

— Вот и отлично, — произнес Кальвин. — Ладно, с этим покончили. Так где у нас Поль Плоджет и огнестрельное ранение из Торгового центра?

— На шестом столе, — ответила Лори.

Кальвин неуклюже двинулся к шестому столу, и все трое проводили его взглядами. Первой нарушила молчание Лори.

— Зачем вы его провоцируете? — спросила она Джека. — Я вас не понимаю. Вы сами себе усложняете жизнь.

— Я просто не смог сдержаться, — запальчиво ответил Джек. — А потом, это он меня провоцировал.

— Да, но он — шеф, и это его прерогатива, — заметил Чет. — Да и с чумой ты, пожалуй, слишком круто завернул. Держу пари, диагноз не подтвердится.

— Ты так уверен? — взвился на дыбы Джек. — Посмотри на кончики пальцев рук и ног покойного. Ты помнишь, как называли чуму в Европе в восемнадцатом веке? Черная смерть. Вот так-то.

— Тромбозы бывают не только от чумы, — возразил Чет.

— Это верно, — согласился Джек, — потому я чуть было не сказал, что это туляремия.

— Так почему не сказали? — поинтересовалась Лори. На ее взгляд, туляремия была в данном случае так же маловероятна.

— Чума звучит более внушительно, — поддразнил женщину Джек. — Я бы сказал — более драматично.

— Невозможно понять, говорите вы серьезно или шутите, — возмутилась Лори.

— Я и сам-то этого не понимаю, — отшутился Джек. Лори Монтгомери в недоумении покачала головой — дискутировать с Джеком было сущим мучением.

— Так вы закончили с Нодельманом? — спросила она. — Если да, то я дам вам еще один труп.

— Мне осталось осмотреть мозг.

— Тогда работайте, — завершила разговор Лори и направилась к своему столу.

Глава 2

СРЕДА, 9 ЧАСОВ 45 МИНУТ, 20 МАРТА 1996 ГОДА

Резко остановившись, Тереза Хаген взглянула на закрытую дверь «хижины» — так сотрудники называли главный конференц-зал, внутреннее убранство которого в точности копировало интерьер принадлежавшего Тэйлору Хиту дома в нью-гэмпширской глуши. Сам Тэйлор Хит был директором набиравшей силу рекламной компании «Уиллоу и Хит», пробивавшей брешь в редеющем строю рекламных монстров.

Убедившись, что ее никто не видит, Тереза приникла ухом к двери. Из «хижины» доносились голоса.

Сильно разволновавшись, Тереза поспешила в свой кабинет. Она вообще была очень легко возбудимой дамой. Вот и сейчас — не пробыла в кабинете и пяти минут, а сердце уже колотится как бешеное. Терезе страшно не нравилось, что она не знает темы совещания, которое проходило сейчас в «хижине» — святая святых компании. Тереза Хаген работала художественным директором фирмы и считала своим долгом знать все, что происходит в компании.

А происходило нечто интересное. В прошлом месяце Тэйлор Хит потряс всех сообщением о своей предстоящей отставке с поста руководителя фирмы и о назначении новым директором Брайана Уилсона, ее нынешнего президента. Но возникал закономерный вопрос: кто сменит на посту самого Уилсона? Наверняка обсуждалась кандидатура Терезы. Но равные шансы имел и Роберт Баркер, исполнительный коммерческий директор фирмы. Был возможен и наихудший вариант — Хит приглашает президента со стороны.

Тереза сняла плащ и повесила его в шкаф. Ее секретарь — Марша Девоне — говорила по телефону, поэтому Тереза первым делом бросилась к письменному столу в поисках заветного листка с назначением. Но стол был пуст, наполированной поверхности пылилась лишь стопка никому не нужных телефонных сообщений.

— В «хижине» совещание, — крикнула из соседней комнаты Марша, закончив телефонный разговор. Маленькая женщина с темными, цвета воронова крыла, волосами появилась в дверях кабинета Терезы Хаген. Тереза весьма высоко ценила свою помощницу: та была интеллигентна, старательна и обладала интуицией — тремя качествами, начисто отсутствовавшими у четырех предыдущих секретарш. Тереза была весьма требовательным начальником и ожидала от своих помощников такого же рвения, с каким работала сама.

— Почему вы не позвонили мне домой? — раздраженно спросила Тереза.

— Я позвонила, но вас уже не было дома, — ответила Марша.

— Кто присутствует на совещании? — пролаяла Тереза.

— Звонила секретарь мистера Хита, — ответила Марша. — Она не сказала, кто приглашен, передала только, что требуется ваше присутствие.

— Она не намекнула на тему совещания? — спросила Тереза.

— Нет, — кратко ответила Марша.

— Когда началось совещание?

— Звонок секретаря был в девять.

Тереза бросилась к телефону и набрала номер Колин Андерсон, художественного директора, которой мисс Хаген доверяла больше других. Андерсон занималась сейчас Национальным советом здравоохранения.

— Ты знаешь что-нибудь о совещании? — без долгих предисловий спросила Тереза.

Колин не знала, ей было только известно, что совещание уже началось.

— Вот черт! — вырвалось у Терезы, когда она швырнула трубку на рычаг.

— Что-то не так? — участливо спросила Марша.

— Если там сидит этот Роберт Баркер, то все действительно будет не так, — ответила Тереза. — Этот хрен никогда не упустит случая лягнуть меня побольнее.

Тереза снова набрала номер Колин.

— Каков статус совета здравоохранения? Есть у нас что-нибудь компрометирующее на них? Что-нибудь, что я могла бы предъявить прямо сейчас?

— Боюсь, что нет, — ответила Колин. — Мы целый день ломали голову, но не нашли ничего стоящего. Я же понимаю, что тебе нужно. А теперь прости, я бегу домой.

— У меня есть поганое подозрение, что этот проклятый совет — мое самое уязвимое место, — произнесла Тереза.

— Да мы уж давно места себе не находим, ночей не спим, — постаралась успокоить подругу Колин. — Уверяю тебя.

Тереза, не попрощавшись, повесила трубку. Схватив сумочку, она побежала в туалет и ринулась к зеркалу. Привела в порядок растрепанные кудри, подмазала помадой губы и слегка подрумянилась.

Отступив на шаг, она придирчиво оглядела свое отражение. Хорошо, что догадалась надеть сегодня лучший костюм. Темно-синий габардин облегал ее фигуру, как вторая кожа.

Довольная своей наружностью, Тереза устремилась к дверям «хижины». Глубоко, словно перед прыжком в воду, вздохнув, она повернула ручку и вошла в зал.

— А, мисс Хаген, — проговорил Брайан Уилсон, выразительно посмотрев на часы. Он сидел во главе большого, грубо оструганного стола, занимавшего центр помещения. — Вижу, что теперь вы приходите на работу в банкирское время.

Брайан был коротышка с редеющими волосами. Намечавшуюся лысину он тщетно маскировал, зачесывая наверх волосы с боков. Как всегда, Уилсон был в белой рубашке и незатянутом галстуке — одежда делала его похожим на измотанного делами газетного издателя. Сходство " с журналистом довершали закатанные до локтей рукава и заткнутый за ухо желтый диксоновский карандаш.

Несмотря на едкое замечание, Тереза любила и уважала Брайана. Он являлся способным администратором. Стиль его работы был жестким и требовательным, но Уилсон и себе не давал никаких поблажек.

— Вчера я задержалась в кабинете до часу ночи, — начала оправдываться Тереза, — но сегодня я обязательно пришла бы вовремя на такое важное совещание, если бы кто-нибудь заранее оповестил меня.

— Да, это было очень важное совещание, — подтвердил Тэйлор. Он стоял у окна, что подчеркивало его свободный неформальный стиль руководства. Хит предпочитал руководить, как олимпийский небожитель, стоя над мелочными интересами группок, не вмешиваясь в подобные глупости. Решения должны были принимать простые смертные.

Тэйлор и Брайан были полными противоположностями. Один мал ростом, другой высок. Брайан светился лысиной, а Тэйлор щеголял пышной седой шевелюрой. Если Брайан постоянно вел борьбу с кем-то, огрызаясь иногда, как прижатый к стенке драчун, то Тэйлор gо большей части являл собой образчик философского спокойствия, упакованного в безукоризненно сшитый костюм. Но при этом никто не мог отрицать, что у Тэйлора Хита развито до чрезвычайности видение стратегических целей, которые он умел безошибочно формулировать, несмотря на тактические неудачи и мелкие промахи.

Тереза села за стол прямо напротив своего ненавистника — Роберта Баркера. Это был высокий худой человек с продолговатым лицом и тонкими губами. Он, видимо, твердо решил следовать примеру Тэйлора в своей одежде, щеголяя в шелковых костюмах и выбирая галстуки самых пестрых расцветок. С помощью данного предмета мужского туалета Баркер выделялся среди прочих сотрудников. Тереза не могла припомнить, чтобы ей удалось увидеть Баркера дважды в одном и том же галстуке.

Рядом с ним сидела Элен Робинсон, чье присутствие заставило чаще биться и без того сбившееся с ритма сердце Терезы. Элен работала с Робертом и курировала вопросы, связанные с делами Национального совета здравоохранения. Эта двадцатипятилетняя женщина отличалась бьющей в глаза красотой — ниспадающие на плечи длинные каштановые волосы, темно-коричневый, даже в марте, загар и крупные, чувственные черты лица. Элен являла собой потрясающее противоречие между умом и красотой.

Кроме Роберта и Элен, за столом также сидели Фил Аткинс — руководитель финансового отдела и Карлин Десальво — руководитель планово-экономического отдела. Фил был безукоризненно честным человеком, он ходил круглый год в неизменной тройке и очках в проволочной оправе. Карлин же отличалась пышными формами, которые она постоянно облекала в ослепительно белые одежды. Последних двух сотрудников Тереза не ожидала увидеть на совещании.

— У нас большие проблемы со счетами Национального совета по здравоохранению, — объявил Брайан. — Вот почему мы решили провести данное совещание.

У Терезы пересохло во рту. Она взглянула на Роберта и успела заметить мимолетную, но весьма зловещую улыбку. Тереза от души пожалела, что не пришла на совещание к началу и не слышала, что было сказано здесь до ее появления.

Ей было в принципе хорошо известно о трудностях с Национальным советом. Месяц назад он претерпел реорганизацию, а это означало, что необходимо было начать новую рекламную кампанию для сохранения капиталов. Все прекрасно понимали, что компания «Уиллоу и Хит» просто обязана помочь их сохранить. Компания зарабатывала ежегодно около сорока миллионов, и доходы продолжали расти. Реклама в здравоохранении набирала силу, и фирма надеялась, что она займет место запрещенной недавно рекламы сигарет.

Брайан взглянул на Роберта.

— Может быть, вы введете Терезу в курс последних событий?

— Я попрошу сделать это мою незаменимую помощницу Элен. — Роберт одарил Терезу снисходительной улыбкой.

Элен подалась вперед и заговорила:

— Как вам, должно быть, известно, Национальный совет здравоохранения выразил большое недоверие к своей рекламной кампании. К сожалению, их недовольство продолжает нарастать. Только вчера пришли их показатели за прошедший период. Результаты удручают. Они все больше уступают свое место в нью-йоркском регионе компании «Америкэр». После строительства нового госпиталя это стало тяжелым ударом по совету.

— И они обвиняют в этом нашу рекламу? — вспылила Тереза. — Но это же абсурд. Они закупили только двадцать пять процентов времени наших минутных роликов. Их претензии неадекватны, так не поступают.

— Это ваше мнение, — спокойно возразила Элен, — но не мнение Национального совета.

— Я знаю, что вы увлечены своей кампанией «Здравоохранение для современности», и это в самом деле удачная программа, — вставил свое слово Роберт, — но фактом остается то, что с началом рекламной кампании Национальный совет вытесняется с рынка.

Последние цифры говорят об устойчивой тенденции в этом направлении.

— В «Клио» высоко оценены наши ролики, — возразила Тереза. — Это прекрасный результат. Я горжусь, что моя команда сумела его достичь.

— И вам есть чем гордиться, — заметил Брайан. — Но Роберт прекрасно чувствует, что клиенту наплевать на «Клио». И помните главное правило: если что-то не продается, значит, это что-то не имеет ничего общего с творчеством.

— Но это тоже абсурд, — огрызнулась Тереза. — Кампания проводится очень солидно. Просто дело в том, что ответственные за это люди не могут найти клиента, готового купить адекватное экранное время. В результате мы имеем мелькание кадров на различных местных телестанциях.

— При всем моем уважении к вам, должен заметить, что они купили бы больше времени, если бы им понравились рекламные коммерческие ролики, — сказал Роберт. — Я не думаю, что их вообще когда-либо можно будет продать, поскольку они сделаны на основе принципа «они против нас» — устаревшая медицина против современной. По-моему это смешно, но я не знаю, смогут ли эти ролики убедить зрителя в том, что все устаревшие методы лечения применяются исключительно конкурентами Национального совета, в частности компанией «Америкэр». Я лично считаю, что все эти детали ускользают от зрителя.

— Я знаю, что вы лично считаете, — произнес Брайан. — Вы считаете, что Национальный совет хочет иметь весьма специфический тип рекламы. Расскажите Терезе то, что вы поведали мне буквально перед самым ее приходом.

— Это очень просто, — сказал Роберт, разводя руками. — Они хотят на экране беседы «говорящих голов», которые обсуждают опыт конкретных пациентов, или выступления знаменитостей от медицины. Их абсолютно не интересует, выиграет ли ролик «Клио» или еще какую-нибудь награду. Им нужен результат. Они стремятся завоевать рынок, и я хочу предоставить им эту возможность.

— Что я слышу? — иронично воскликнула Тереза. — «Уиллоу и Хит» хотят вернуть себе успех и для этого решили превратиться в мелочную лавку. Мы на пороге прорыва в ряды крупнейших фирм, производящих рекламу. Но как мы этого достигли? Мы достигли этого качественной рекламой. Мы вознеслись наверх на традициях Дойла — Дэйна — Бернбека. Если мы подчинимся диктату клиентов и пойдем на поводу их вкусов, мы обречены.

— Сейчас я слышу обычную перепалку между финансистом и творческим директором, — заявил Тэйлор, прерывая накалявшуюся дискуссию. — Роберт, вы полагаете, что Тереза просто избалованный ребенок, который хочет отвадить выгодных клиентов. Вы, Тереза, думаете, что Роберт — близорукий прагматик, готовый выплеснуть ребенка вместе с водой. Вся беда в том, что вы оба одновременно и правы, и заблуждаетесь. Вам надо работать вместе, в одной упряжке. Прекратите грызню и приступайте к работе — проблем хватает.

На мгновение все притихли. Зевс сказал свое слово и, как всегда, попал в яблочко.

— Ладно, — проговорил Брайан. — Делать нечего, такова реальность. Национальный совет — это гарант нашей долговременной стабильности. Чуть больше месяца назад они заказали нам медицинское обозрение, и мы думали, что у нас есть пара месяцев. Теперь выясняется, что они хотят получить его на следующей неделе.

— На следующей неделе? — Тереза едва не сорвалась на крик. — Боже мой! Для того чтобы подготовить кампанию и довести ее до блеска, нужны месяцы!

— Я понимаю, что такие сроки потребуют от творческой группы непомерных усилий, — подытожил Брайан. — Но реальность такова, что наш босс — Национальный совет. Проблема заключается в том, что, если наша реклама их не устроит, они объявят открытый конкурс. Тогда их деньги пойдут нарасхват, а я не хочу вам напоминать, что гиганты здравоохранения все следующее десятилетие останутся самыми выгодными дойными коровами для всех рекламных агентств.

— Как руководитель финансового отдела, считаю своим долгом пояснить, что потеря счетов Национального совета существенно уменьшит наши активы, — подал голос Фил Аткинс. — Нам придется тогда отказаться от задуманной реструктуризации, потому что денег не останется даже на то, чтобы выкупить закладные.

— Так что в наших интересах не потерять кредит Национального совета, — заключил Брайан.

— Я не представляю, как мы сможем подготовить показ к следующей неделе, — сказала Тереза.

— А нет ли у вас каких-нибудь заготовок? — поинтересовался Брайан.

Тереза отрицательно покачала головой.

— Ну что-то у вас должно быть, — усомнился Роберт. — Целая команда работает на совет, так что... — Едва заметная улыбка тронула уголки его губ.

— Команда-то у нас есть, — горестно произнесла Тереза, — но нет блестящих идей. Мы думали, что впереди несколько месяцев.

— Может быть, вам нужны дополнительные люди? — предложил Брайан. — Но это на ваше усмотрение. Следующее совещание — после готовности творческой группы к показу. Все свободны. — Он встал, и остальные последовали его примеру.

Выйдя из «хижины», озадаченная Тереза спустилась в студию, расположенную этажом ниже.

«Уиллоу и Хит» отказались от тенденции, наметившейся в семидесятые годы, когда нью-йоркские рекламные фирмы арендовали для своих офисов шикарные дома в фешенебельных кварталах города. Нынешняя штаб-квартира фирмы располагалась в довольно скромном здании.

В студии за кульманом в полном одиночестве сидела Колин.

— Какие новости? — поинтересовалась Колин. — Что-то ты бледна.

— Сплошные неприятности! — в сердцах воскликнула Тереза.

Колин была первым человеком, которого Тереза самостоятельно приняла на работу. Женщина оказалась первоклассным и весьма надежным работником. Они были родственными душами и прекрасно поладили — и в личном и в профессиональном плане. Колин была блондинкой с волосами цвета соломы, молочно-белой кожей и россыпью веснушек вокруг вздернутого носика. Глаза синие, более яркие, чем у Терезы. Одевалась Колин в основном в просторные свитера, которые непостижимым образом больше подчеркивали, чем скрывали ее завидную фигуру.

— Дай-ка я погадаю, — сказала Колин. — Национальный совет сократил сроки?

— Как ты догадалась?

— Интуиция, — усмехнулась Колин. — Когда ты сказала о неприятностях, я сразу вообразила самое худшее.

— Короче, дуэт «Роберт и Элен» сообщил, что Национальный совет по здравоохранению уступает рынок компании «Америкэр», несмотря на проведенную нами рекламную кампанию.

— Черт! — воскликнула Колин. — Это была прекрасная кампания.

— Это мы с тобой знаем, — махнула рукой Тереза. — Но проблема в том, что нашу рекламу мало показывали. У меня очень неприятное подозрение, что эту мину подложила Элен — ваша реклама пошла не по той цене, о которой сговорились ранее. Если бы все удалось сделать, как намечалось, то эфирное время было бы вполне достаточным. Тогда бы реклама заработала, я просто уверена.

— Я помню, как ты говорила, что гарантируешь расширение рынка для Национального совета, — задумчиво произнесла Колин.

Тереза потерла лоб — у нее страшно разболелась голова, сердцебиение отдавалось в висках неприятной пульсацией.

— Я тоже помню, — сказала она. — Я сделала все, что могла, и кое-что еще. Это была моя лучшая работа. Ты же сама говорила.

— Ну ладно, не томи — выдавай самую главную пакость, — продолжала Колин. Она отложила карандаш и повернулась к подруге. — К какому сроку мы должны успеть?

— Национальный совет хочет, чтобы мы начали новую кампанию на следующей неделе.

— Боже мой! — только и сумела вымолвить Колин.

— Что мы имеем в заначке? — спросила Тереза.

— Не слишком много.

— У тебя должны быть материалы и предварительные наброски. Последнее время я не тревожила тебя вашей группы было полно забот с тремя клиентами. Но по Национальному совету целая группа работала почти месяц.

— Мы собирались для выработки стратегии почти каждый день. Но... как ни напрягали извилины, ничего оригинального нам в головы так и не пришло. Озарений не было. Но я чувствую, что тебе нужно.

— Хорошо, но все же я хочу посмотреть, что у вас есть. Не важно, насколько все это сыро и отрывочно. Я хочу понять, чем занимается группа. Мы сделаем это сегодня.

Колин вздохнула и поднялась со стула.

— Ладно, — сказала она без всякого энтузиазма. — Пойду собирать людей.

Глава 3

СРЕДА, 11 ЧАСОВ 15 МИНУТ, 20 МАРТА 1996 ГОДА

Сьюзен Хард терпеть не могла больниц.

Из-за сколиоза позвоночника она с детства не вылезала из них и от частого пребывания на больничной койке сделалась почти стопроцентной неврастеничкой. Больше всего ее выводило из себя то, что, попадая в госпиталь, она теряла возможность распоряжаться собой по собственному усмотрению. Добивало и окружение — сплошь больные и умирающие.

Сьюзен твердо верила в мудрость: если может случиться что-то плохое, то оно обязательно случится. А в больницах, по ее непоколебимому убеждению, по-другому просто не бывает. Например, когда она в прошлый раз поступила в госпиталь, ее направили в урологическое отделение для проведения какой-то страшной процедуры. Уже лежа на столе, она попросила упиравшуюся медсестру еще раз прочитать фамилию на бирке, привязанной к руке Сьюзен. И что вы думаете? Конечно, эти разгильдяи перепутали больных.

Правда, на этот раз Сьюзен попала в госпиталь не из-за болезни. Накануне вечером у нее начались схватки — Сьюзен Хард рожала второго ребенка. Кроме сколиоза, женщина страдала сужением таза, что делало роды естественным путем невозможными. Так что пришлось прибегнуть к операции — кесареву сечению.

Так как это было не первое полостное хирургическое вмешательство в ее жизни, врач настоятельно рекомендовал пребывание в больнице в течение нескольких дней. Никакие уговоры и лесть не помогли — доктор остался непреклонен.

Стараясь отвлечься от неприятных мыслей, Сьюзен начала гадать, на кого окажется похож только что рожденный ею ребенок. На Аллена? Вот чудесный малыш — с первого дня спокойно спал по ночам и никого не беспокоил. При одном воспоминании о старшем сыне Сьюзен испытала восторг. Теперь Аллену почти три годика, он стал вполне самостоятельным, и она решила, что пора рожать второго ребенка, — Сьюзен считала себя прирожденной матерью.

Она проснулась словно от толчка — и когда только успела отключиться? Разбудила Сьюзен одетая в белое медсестра, колдовавшая с капельницей, подвешенной на металлической стойке, укрепленной в изголовье кровати.

— Что вы делаете? — испуганно спросила Сьюзен. Ее всегда обуревало беспокойство, когда рядом происходило что-нибудь непонятное.

— Простите, что разбудила, миссис Хард, — извинилась сестра. — Я просто меняю флакон.

Сьюзен опасливо посмотрела на шланг, по которому в ее вену текла какая-то прозрачная жидкость, и как многоопытный стационарный больной решила, что с капельницами пора заканчивать, о чем не преминула сказать сестре.

— Я посоветуюсь, — пообещала девушка и неслышно выскользнула из палаты.

Сьюзен запрокинула голову и долго разглядывала флакон, силясь прочитать, что же ей льют в вену. Но бутылка висела горлышком вниз, и разобрать надпись Сьюзен не удалось.

Она решила лечь поудобнее и начала переворачиваться на бок, но острая боль напомнила ей о недавно сделанной операции. Пришлось остаться лежать на спине.

Сьюзен попыталась перевести дух и почувствовала какое-то неудобство при глубоком вдохе.

Закрыв глаза, она решила успокоиться. Сьюзен понимала, что в ее организме до сих пор плавает масса лекарств для наркоза, и поэтому надеялась легко уснуть. Самое страшное заключалось в том, что Сьюзен боялась спать, когда вокруг ходит такое множество народа.

Мягкий стук пластика о пластик привлек внимание Сьюзен, и она моментально открыла глаза. Рядом со столом медсестры стоял санитар.

— Простите, — окликнула его Сьюзен.

Санитар обернулся — это был красивый парень в белом халате, надетом поверх хирургического костюма. Со своей койки Сьюзен не могла прочесть имени на визитке, приколотой к лацкану халата. Санитар, казалось, был несказанно удивлен тем, что к нему обратились.

— Надеюсь, я не очень побеспокоил вас, мадам, — вежливо произнес молодой человек.

— Меня здесь все беспокоит, — беззлобно пожаловалась Сьюзен. — Мне кажется, что здесь суета, как на вокзале.

— Прошу простить, — сказал санитар. — Я могу зайти и попозже, если это вам удобно.

— А что вы делаете? — спросила Сьюзен.

— Заполняю жидкостью увлажнитель.

— А зачем мне нужен увлажнитель? В прошлый раз никакого увлажнителя не было.

— Анестезиологи часто рекомендуют применение увлажнителя в это время года, — начал объяснять санитар. — После операции горло больного раздражено интубационной трубкой, поэтому в первые часы после наркоза полезно подышать увлажненным воздухом. В каком месяце вам делали прошлую операцию?

— В мае, — ответила Сьюзен.

— Может быть, поэтому обошлись без увлажнителя, — предположил мужчина. — Так мне зайти попозже?

— Нет, нет, делайте свое дело, — проговорила Сьюзен.

Не успел он покинуть палату, как вошла уже знакомая медсестра.

— Вы были правы, — сказала она. — Врач распорядился убрать капельницу, как только закончится флакон.

Сьюзен согласно кивнула. Она хотела было спросить у медсестры, как та ухитряется дома обходиться без распоряжений, но лишь горестно вздохнула. Ей вдруг захотелось немедленно убраться отсюда.

После ухода медсестры Сьюзен успокоилась настолько, что смогла снова уснуть. Сон оказался недолгим — кто-то коснулся ее плеча.

Сьюзен открыла глаза и увидела рядом с собой незнакомую улыбающуюся медсестру с пятиграммовым шприцем в руке.

— Я вам кое-что принесла, — сказала медсестра таким тоном, словно Сьюзен была малолетним несмышленышем, а шприц — сладкой конфеткой.

— Что это? — капризно спросила, инстинктивно отпрянув, Сьюзен.

— Это обезболивающий укол, — ответила медсестра. — Поворачивайтесь, я вас уколю.

— Мне не нужен обезболивающий укол, — заупрямилась женщина.

— Нет, он вам, вне всякого сомнения, нужен, — настаивала на своем медсестра.

— Нет, не нужен.

На лице девушки появилось выражение отчаяния. Она помрачнела и перестала улыбаться.

— Понимаете, так распорядился доктор. Вам надо вводить обезболивающее каждые шесть часов.

— Но боль меня почти не беспокоит, — запротестовала Сьюзен. — Только когда я переворачиваюсь или глубоко дышу.

— Вот видите. — Казалось, медсестра обрадовалась. — Вам просто необходимо глубоко дышать, иначе вы можете заболеть пневмонией. Ну же, будьте послушной девочкой.

Сьюзен задумалась. С одной стороны, ей не хотелось уступать из чистого духа противоречия. С другой — она хотела, чтобы о ней заботились, и, собственно говоря, в обезболивающем уколе нет ничего особенно плохого. Даже наоборот — может быть, удастся вновь уснуть.

— Ну ладно, делайте, — согласилась Сьюзен.

Скрипнув зубами, Сьюзен повернулась на бок и закрыла глаза. Медсестра ловким движением сбросила простыню с ее ягодиц.

Глава 4

СРЕДА, 14 ЧАСОВ 5 МИНУТ, 20 МАРТА 1996 ГОДА

— Ты понимаешь, что Лори права, прекрасно понимаешь, — сказал Чет Макговерн.

Чет и Джек сидели в тесном кабинете на пятом этаже Управления судебно-медицинской экспертизы. Оба только что поели и, расслабившись, закинули ноги на серые металлические столы. Вскрытия закончены — пора приниматься за писанину.

— Конечно, права, — согласился Джек.

— Но если права, то зачем ты постоянно провоцируешь Кальвина? Это неразумно. Этим ты не принесешь себе никакой пользы. Ты только перестанешь продвигаться по служебной лестнице в нашей системе.

— Я и не хочу подниматься по служебной лестнице системы, — огрызнулся Джек.

— Опять начинается? — возмутился Чет. В системе здравоохранения нежелание продвигаться наверх воспринимается как самая страшная ересь.

Джек сбросил ноги со стола и рывком вскочил со стула. Он смачно потянулся и громко зевнул. Мужчина он был хоть куда — массивный, шести футов роста, явно предназначенный для тяжелых физических нагрузок. От стояния за прозекторским столом и сидения в кабинете у него начинали ныть все мышцы, особенно — четырехглавая бедра.

— Мне нравится быть маленьким человеком на верхушке тотема, — произнес Джек, с удовольствием хрустя костяшками пальцев.

— Так ты не хочешь получить сертификат? — удивленно спросил Чет.

В ответ Джек хмыкнул.

— Естественно, я хочу получить сертификат, — сказал Джек. — Но это не относится к делу. Насколько это касается меня, то получать или не получать сертификат — это сугубо личное дело. Да, я так считаю. Но чего я не хочу точно, так это взваливать на себя ответственность руководства. Я желаю оставаться судебным патологоанатомом. К черту всю эту бюрократию и красные финишные ленточки.

— Господи Иисусе. — Чет тоже сбросил ноги на пол. — Каждый раз, когда я начинаю воображать, что немного тебя знаю, ты преподносишь мне очередной сюрприз. Мы с тобой пять месяцев сидим в этом кабинете, а ты для меня все еще загадка. Черт, я даже не знаю, где ты живешь.

— Вот не думал, что тебя это так интересует, — ехидно заметил Джек.

— Перестань, — разозлился Чет. — Ты же понимаешь, что я хочу сказать.

— Я живу в Верхнем Вест-Сайде, — сказал Джек. — Это не тайна.

— На Семидесятых? — поинтересовался Чет.

— Немного выше.

— На Восьмидесятых?

— Выше.

— Не хочешь же ты сказать, что живешь дальше Девяностых? — удивился Чет.

— попал в точку, — рассмеялся Джек. — Я живу на Сто шестой улице.

— Хорошенькое место! — воскликнул Чет. — Ты же живешь в Гарлеме.

Джек равнодушно пожал плечами.

Он сел за стол и достал из ящика папку.

— Какая разница, как что называется?

— Но за каким чертом надо жить в Гарлеме? — взорвался Чет. — В городе и в окрестностях есть масса милых мест, так нет, его занесло в Гарлем. Представляю себе тамошний пейзаж. Да к тому же там попросту опасно.

— Я смотрю на эти вещи по-другому, — возразил Джек. — Плюс там полно спортивных площадок, а одна — самая лучшая — прямо рядом с моим домом. Я же просто помешан на баскетболе.

— Теперь я понял — ты псих, — проговорил Чет задумчиво. — Все эти площадки и команды игроков вроде тебя контролируются местными группировками. Ты же просто самоубийца. Боюсь, что однажды мы обнаружим тебя на одном из наших столов. И твой горный велосипед будет тут ни при чем.

— До сих пор у меня не было никаких проблем, — отмахнулся Джек. — В конце концов, это я купил пару щитов и прожектор, к тому же я покупаю мячи. Так что местная группировка относится ко мне вполне терпимо.

Во взгляде Чета, воззрившегося на приятеля, появилось нечто вроде восхищения. Макговерн постарался представить себе, как выглядит Джек на площадке среди всей этой черной гарлемской шпаны. Должно быть, он здорово выделяется на ее фоне своими светло-каштановыми волосами, подстриженными а-ля Юлий Цезарь. Интересно, что эти негры знают о нем, кроме того, что Джек — доктор? Впрочем, Чет знал о друге ненамного больше.

— Слушай, чем ты занимался, перед тем как поступил на медицинский факультет? — спросил Чет.

— Ходил в колледж, — ответил Джек. — Как большинство врачей. Только не говори, что ты не учился в колледже.

— Учился, не отрицаю, — пробурчал Чет. — Знаешь, Кальвин не зря называет тебя умником. Ты же понимаешь, о чем я спрашиваю, — ты только недавно закончил резидентуру по патологии. Интересно, чем ты занимался в промежутке?

Макговерн давно хотел задать этот вопрос, но удобный случай представился только сегодня.

— Сначала я был офтальмологом, — ответил Джек. — У меня даже была практика в Шампейне, в Иллинойсе. И был я обычным, заурядным консерватором из благополучного пригорода.

— Конечно, конечно, охотно верю, в таком случае я был буддийским монахом, — рассмеялся Чет. — Хотел бы я представить тебя офтальмологом. Я вот несколько лет был врачом «скорой помощи», прежде чем у меня на горизонте что-то забрезжило. Преуспевающий офтальмолог, консерватор? Так не бывает.

— Со мной было, — заупрямился Джек. — Правда, тогда меня звали Джон. О, в то время ты бы меня не узнал. Волосы были длиннее, я, как старшеклассник, носил их на косой пробор, из одежды предпочитал костюмы в мелкую клетку.

— И что же с тобой стряслось? — спросил Чет, взглянув на черные джинсы и синий вязаный шарф друга.

Их разговор был прерван стуком в дверь. На пороге стояла Агнес Финн, заведующая баклабораторией — маленькая женщина в очках с толстыми стеклами. Волосы ее были стянуты в тугой пучок.

— Мы только что получили удивительный результат, — сказала она Джеку, не меняя строгого выражения лица. В руке у Агнес был листок бумаги.

— Вы хотите, чтобы мы сами догадались, что там? — спросил Джек. Его разбирало любопытство, а Агнес не торопилась поделиться своей новостью.

Женщина поправила очки и протянула Джеку лабораторный бланк.

— Здесь результаты флюоресцентного иммунологического исследования, которое вы заказали по Нодельману.

— Елки зеленые. — Джек взглянул на листок с анализом и передал его Чету.

Прочитав заключение, тот словно ужаленный вскочил на ноги.

— Черт подери! — воскликнул он. — Все-таки у Нодельмана оказалась чума!

— Мы тоже были ошарашены результатом, — без всякого выражения произнесла Агнес. — Нам надо сделать что-нибудь еще?

Закусив губу, Джек напряженно думал.

— Давайте попытаемся высеять флору из абсцессов, — предложил он. — И давайте попробуем окрасить препарат каким-нибудь традиционным красителем. Что там рекомендуют для чумы?

— Окраску по Гимзе или Уэйсону, — ответила Агнес. — При этих методах хорошо выявляется морфология чумной палочки — она похожа на английскую булавку.

— Вот, давайте так и сделаем, — сказал Джек. — Конечно, самое главное — это вырастить культуру бактерии. Пока мы ее не получили, о чуме можно говорить только предположительно.

— Я понимаю. — Агнес вышла из кабинета.

— Думаю, мне не следует предупреждать вас об осторожности, — крикнул ей вдогонку Джек.

— Не стоит, — ответила из коридора Агнес. — У нас прекрасные противочумные костюмы, и мы ими на этот раз воспользуемся.

— Невероятно! — воскликнул Чет, когда они остались одни. — Как ты догадался, черт тебя подери?

— Ни о чем я не догадался, — ответил Джек. — Это Кальвин виноват. Пристал ко мне с диагнозом, а я решил пошутить. Конечно, все признаки были налицо, но я и вообразить не мог, что попаду в яблочко. Но теперь, когда я оказался прав, нам не до шуток. Единственный отрадный факт — это то, что я выиграл у Кальвина десять долларов.

— Он тебя за это возненавидит, — предположил Чет.

— Это меня меньше всего волнует, — Джек. — Я просто ошеломлен. Чума в марте месяце в Нью-Йорке, да еще в госпитале. Это попросту невозможно, если, конечно, Манхэттенский госпиталь не взял на содержание инфицированных крыс и их блох. Наверняка Нодельман был в контакте с каким-то инфицированным животным. Мне кажется, что он недавно где-то путешествовал. — Джек протянул руку к телефону.

— Куда это ты собрался звонить? — поинтересовался Чет.

— Бингхэму, конечно, — ответил Джек, набирая номер. — Дело не терпит отлагательства. Я хочу поскорее выбросить из рук эту горячую картофелину.

Трубку взяла секретарь шефа миссис Сэнфорд и объяснила Джеку, что мистер Бингхэм уехал в Сити-Холл для встречи с мэром и просил его не беспокоить.

— Высоко залетел наш начальник, — пробурчал Джек. Не кладя трубку, он набрал номер Кальвина. Опять неудача. Секретарша сообщила, что Кальвина Вашингтона сегодня не будет, заболел кто-то из его родственников.

Джек положил трубку и забарабанил пальцами по столу.

— Не везет? — спросил Чет.

— Генералы разбежались, бросив пехоту на произвол судьбы. — Джек внезапно вскочил и ринулся вон из кабинета.

Чет кинулся за другом.

— Куда ты собрался? — спросил он, догнав Джека.

— Вниз, надо потолковать с Бартом Арнольдом, — ответил Джек, нажав кнопку вызова. — Нужна более подробная информация. Надо же разобраться, откуда в Нью-Йорке чума, иначе у города будут крупные неприятности.

— Может, лучше подождать Бингхэма? — осторожничал Чет. — Что-то мне не нравятся твои глаза.

— Какой я, оказывается, бесхитростный, — захохотал Джек. — Это происшествие затронуло мои интересы. Я очень взволнован.

Дверь лифта открылась, и Джек вошел. Чет заблокировал дверь.

— Джек, сделай мне такое одолжение — будь осторожен. Мне нравится сидеть с тобой в одном кабинете. Смотри не очень распускай перья.

— Я? — невинно спросил Джек. — Да я же воплощенная дипломатия.

— Тогда я — Муамар Каддафи, — пробурчал Чет. Дверь лифта закрылась.

Спускаясь, Джек насвистывал веселенький мотивчик. Он чувствовал себя в ударе и был очень доволен собой. Он улыбнулся, вспомнив, как говорил утром Лори, что от души надеется обнаружить у Нодельмана какую-нибудь пакость вроде болезни легионеров, лишь бы досадить проклятой «Америкэр». Но чума... Чума! Это же в десять раз лучше какой-то болезни легионеров. Удовольствие от сознания предстоящих трудностей у страховой компании венчалось радостью от выигранных у Кальвина десяти баксов.

Выйдя из лифта на первом этаже, Джек прямиком направился к Барту Арнольду — старшему помощнику врача. К вящей радости Джека, тот оказался на месте.

— У одного из умерших предположительно выявлена чума. Мне необходимо поговорить по этому поводу с Джейнис Егер.

— Она наверняка еще спит, — сказал Барт. — Вы не можете подождать?

— Нет.

— Бингхэм или Кальвин в курсе?

— Обоих нет на месте, и неизвестно, когда будут. Поколебавшись некоторое время, Барт достал из бокового ящика стола тетрадь, нашел там телефон Джейнис и позвонил. Извинившись, что потревожил после дежурства, Арнольд сказал, что с Джейнис хочет поговорить по срочному делу доктор Джек Степлтон. После этого Барт передал трубку Джеку.

Джек, в свою очередь, счел долгом извиниться и посвятил Джейнис в суть проблемы. Сонливость ее как рукой сняло.

— Чем я могу помочь? — спросила она.

— Вы не нашли в госпитальной истории болезни упоминаний о возможных поездках Нодельмана? — спросил Джек.

— Таких записей я не припомню, — ответила Джейнис.

— Не было ли там данных о контактах умершего с домашними или дикими животными?

— Нет, но я могу сегодня ночью это проверить. Вы понимаете, таких вопросов больным обычно не задают.

Джек поблагодарил Джейнис и пообещал сам заняться этим вопросом. Отдав трубку Барту, он поспешил в свой кабинет.

Увидев влетевшего в дверь друга, Чет оживился.

— Ты что-нибудь узнал? — спросил он.

— Ни черта я не узнал, — довольным голосом крикнул в ответ Джек. Он начал лихорадочно листать папку Нодельмана, пока не наткнулся на анкетный лист. Там же были записаны телефоны родственников. Уперевшись пальцем в номер миссис Нодельман, Джек позвонил. Миссис Нодельман жила в Бронксе.

После второго звонка женщина взяла трубку.

— Меня зовут доктор Степлтон, — отрекомендовался он. — Я судебно-медицинский эксперт города Нью-Йорка.

Совершенно неожиданно Джеку пришлось многословно объяснять, кто он, собственно, такой, так как женщина не знала даже значения архаичного слова «коронер».

— Я хотел бы задать вам несколько вопросов, — сказал Джек, когда миссис Нодельман наконец уяснила себе, какую должность занимает некий мистер Степлтон.

— Это случилось так неожиданно. — Собеседница на другом конце провода расплакалась. — Д-да, у него был диабет, ну и что, он не должен был от него умереть.

— Я очень сожалею о вашей потере, — попытался успокоить ее Джек, — но скажите мне, ваш покойный муж не ездил куда-нибудь в последнее время?

— Чуть больше недели назад он ездил в Нью-Джерси. Джек услышал, как миссис Нодельман высморкалась.

— Я имею в виду более далекое путешествие — например, на юго-запад или в Индию.

— Он практически никогда не выезжал дальше Манхэттена.

— Не приезжали ли к вам гости из экзотических стран? — спросил Джек.

— Приезжала тетя Дональда, это было в декабре, — ответила миссис Нодельман.

— А откуда она приехала?

— Из Куинса.

— Куинс — это не совсем то, что я имею в виду. А как насчет контактов с дикими животными, например, с кроликами?

— Нет, — ответила женщина. — Дональд ненавидел кроликов.

— А домашние животные?

— У нас есть кошка, — ответила миссис Нодельман.

— Она не больна? Не приносила домой никаких паразитов?

— Нет, кошка здорова и никого не приносила, она у нас домашняя и не выходит на улицу.

— Что вы можете сказать о крысах? — продолжал спрашивать Джек. — У вас в доме или около него есть крысы? Может быть, вы видели недавно мертвых крыс?

— У нас нет никаких крыс, — возмущенно ответила миссис Нодельман. — Мы живем в хорошей чистой квартире.

Джек хотел продолжить, но вопросы больше не шли на ум.

— Миссис Нодельман, вы были очень любезны. Я задавал вам вопросы по одной-единственной причине — мы имеем все основания полагать, что ваш муж умер от тяжелого инфекционного заболевания. Думаем, что он умер от чумы.

На другом конце провода воцарилась тишина.

— Вы имеете в виду бубонную чуму, как когда-то в Европе? — спросила миссис Нодельман.

— Приблизительно так, — сказал Джек. — Чума существует в двух клинических формах — бубонной и легочной. Похоже, ваш муж умер от легочной формы — она, кстати, и более заразна. Я советую вам обратиться к вашему врачу и сообщить ему о возможном контакте. Я убежден, что он с целью профилактики назначит вам антибиотики. Я также рекомендую отнести кошку ветеринару — пусть посмотрит.

— Это серьезно? — спросила миссис Нодельман.

— Очень серьезно, — ответил Джек. Он дал женщине свой номер телефона и попросил звонить, если у нее позже возникнут какие-нибудь вопросы. Еще он попросил миссис Нодельман связаться с ним, если ветеринар заподозрит у кошки какое-нибудь заболевание.

Повесив трубку, Джек повернулся к Чету.

— Мрак тайны сгущается, — проговорил он и весело добавил: — Кажется, скоро у «Америкэр» испортится пищеварение.

— У тебя опять на лице появилось пугающее выражение.

Джек засмеялся, встал и направился к выходу.

— Куда ты теперь пошел? — нервно спросил Чет.

— Рассказать Лори Монтгомери, что происходит, — ответил Джек. — Как-никак сегодня она наш непосредственный начальник. Она должна обязательно быть поставлена в известность о происходящем.

Через несколько минут он вернулся.

— Ну и что она сказала? — поинтересовался Чет.

— Так же ошарашена, как и мы, — ответил Джек. Прежде чем сесть, он схватил со стола телефонный справочник и начал листать страницы отдела городских абонентов.

— Она ничего не просила тебя сделать?

— Нет, — ответил Джек. — Просила потолочь воду в ступе, пока мы не известим Бингхэма. Она попыталась сама дозвониться до нашего славного шефа, но тот оказался недоступен — заперся с мэром всерьез и надолго.

Джек поднял телефонную трубку и набрал номер.

— Господи, кому ты звонишь теперь?

— Члену комиссии по здравоохранению Патриции Маркхэм, — ответил Джек. — Я не собираюсь ждать.

— Ты что, свихнулся? — крикнул Чет, вытаращив глаза. — Пусть это сделает Бингхэм. Ты звонишь его начальству через его голову!

Джек не ответил. Он в это время представлялся секретарю члена комиссии. Когда та попросила его подождать, Джек прикрыл трубку рукой и прошептал Чету:

— Удивительное дело — она на месте!

— Гарантирую — Бингхэму не понравится твоя самодеятельность, — прошептал в ответ Чет.

Жестом руки Степлтон велел Макговерну замолчать.

— Хэлло, уважаемая член комиссии, — начал Джек. — Как дела? Это говорит Джек Степлтон из Управления судмедэкспертизы.

Чет явно был в ужасе от фамильярного тона Джека.

— Мне жаль портить вам день, — продолжал Джек, — но я чувствую, что просто обязан был позвонить. Доктора Бингхэма и доктора Вашингтона сейчас нет на месте, но сложилась такая ситуация, о которой вам просто необходимо знать немедленно. Мы только что выставили предварительный диагноз чумы больному, умершему в Центральном манхэттенском госпитале.

— Боже милостивый! — Восклицание доктора Маркхэм услышал даже Чет. — Ужасно, но я надеюсь, это единичный случай.

— Похоже на то, — заявил Джек.

— Понятно, я сейчас поставлю в известность Городское управление здравоохранения, — пообещала доктор Маркхэм. — А уж они передадут информацию дальше. Спасибо за предупреждение. Скажите, пожалуйста, еще раз вашу фамилию.

— Степлтон, — ответил Джек. — Джек Степлтон.

Светясь самодовольной улыбкой, он повесил трубку.

— Можешь распродавать акции «Америкэр», — посоветовал он Чету. — Член комиссии обеспокоилась всерьез.

— По-моему, тебе пора начать рассылать свои резюме, — мрачно пошутил Чет. — Бингхэм будет кипятком писать.

Джек между тем, насвистывая, листал папку Нодельмана. Найдя вновь опросный лист, он выписал из него телефон лечащего врача покойного — доктора Карла Уэйнрайта. Затем Степлтон встал и надел свою пилотскую куртку.

— Ага, — только и сказал Чет. — Что теперь?

— Поеду-ка я в Манхэттенский госпиталь, — ответил Джек. — Хочу совершить выезд в лечебное учреждение. Это слишком важный случай, чтобы отдать его на съедение генералу.

Повернувшись на стуле, Чет с интересом разглядывал Джека. Тот уже направился к двери.

— Ты же знаешь, что Бингхэм не поощряет выезды судмедэкспертов в лечебные учреждения, — предостерегающе произнес Чет. — Ты превратишь выпад в оскорбление.

— Я просто воспользуюсь случаем. На курсах в резидентуре меня учили именно этому.

— Бингхэм считает, что это работа помощников врача, и не устает это повторять.

— Случай слишком интересен, чтобы его пропустить, — отозвался Джек уже из холла. — Держись, я скоро вернусь.

Глава 5

СРЕДА, 14 ЧАСОВ 50 МИНУТ, 20 МАРТА 1996 ГОДА

Не обращая внимания на сгущавшиеся тучи и начавший накрапывать дождь, Джек мчался на велосипеде к Центральному манхэттенскому госпиталю. Быстрая езда была замечательной наградой за долгое стояние в скафандре у секционного стола.

У входа в госпиталь Джек надежно закрепил велосипед у стойки дорожного знака, уложив шлем и куртку в проволочную сетку и пристегнув ее к седлу.

Прежде чем войти, Джек оглядел величественный фасад здания. В недавнем прошлом это был респектабельный госпиталь, настоящая старая университетская клиника. Но былая слава канула в Лету. В начале девяностых годов правительство своей недальновидной политикой загнало общественное здравоохранение в финансовый тупик, чем немедленно воспользовалась «Америкэр» и прибрала госпиталь к рукам. Джек сознавал, что чувство мести не украшает, но испытывал немалое злорадство от того, что сейчас подложит изрядную свинью ненавистной страховой компании.

Войдя в госпиталь, Степлтон направился к справочному столу узнать, где можно найти доктора Карла Уэйнрайта. Оказалось, что кабинет этого терапевта «Америкэр» находится в недавно пристроенном к старому зданию поликлиническом корпусе.

Пятнадцать минут спустя Джек был уже в приемной доктора Уэйнрайта. Книжка судмедэксперта служила пропуском не хуже полицейского удостоверения. Джека без возражения провели в кабинет врача, а через некоторое время появился и он сам.

Доктор Уэйнрайт оказался рано поседевшим, слегка сутулым человеком с неожиданно моложавым лицом и ярко-голубыми глазами. Мужчины пожали друг другу руки, и Уэйнрайт пригласил гостя сесть.

— Не каждый день нас жалуют визитами судебно-медицинские эксперты, — сказал Уэйнрайт.

— Я бы на вашем месте встревожился, если бы это было не так, — ответил Степлтон.

Хозяин кабинета несколько смутился.

— Да, вы правы, — усмехнулся он, поняв, что Джек шутит.

— Я пришел по поводу вашего пациента Дональда Нодельмана. — Степлтон решил сразу взять быка за рога. — Его предварительный диагноз — чума.

Доктор Уэйнрайт непроизвольно раскрыл рот.

— Это невозможно, — проговорил он, обретя дар речи. Джек невозмутимо пожал плечами. — Я бы так не сказал. Флюоресцентный метод определения антител достаточно надежен. Правда, культуры возбудителя у нас пока нет. — Господи, — только и смог выдавить из себя доктор Уэйнрайт. Он провел моментально вспотевшей ладонью по лицу. — Какой кошмар! — Да, это и в самом деле удивительно, — согласился Джек, — особенно если учесть, что до развития симптоматики больной пять дней провел в этом госпитале.

— Никогда в жизни не слышал о нозокомиальной чуме, — произнес доктор Уэйнрайт.

— Да и я не слышал, — поддержал его Джек. — Но это легочная чума, а не бубонная, так что инкубационный период скорее всего был очень коротким — не более двух-трех дней.

— Все равно я не могу в это поверить, — упорствовал Уэйнрайт. — Мне и в голову не могло прийти ничего подобного.

— Нет ли у вас еще больных с подобной симптоматикой? — спросил Джек.

— Мне о таких неизвестно, но будьте уверены, что они будут немедленно выявлены.

— Мне очень хотелось бы побольше узнать об образе жизни умершего, — продолжал Джек. — Его жена отрицает, что больной в последнее время посещал районы, эндемичные по чуме. В их доме не было гостей, приехавших из таких районов. Она также сомневается, что у умершего были контакты с дикими животными. Вы можете что-нибудь добавить?

— Пациент работал в магазине готовой одежды, — заговорил доктор Уэйнрайт. — Бухгалтером. Он никогда не путешествовал и не был охотником. В течение последнего месяца я навещал его довольно часто, пытаясь скомпенсировать его диабет.

— Где он лежал в госпитале? — спросил Джек.

— На седьмом этаже, — ответил Уэйнрайт не задумываясь. — В палате номер семьсот семь. Я точно запомнил этот номер.

— Палата одноместная? — поинтересовался Джек.

— У нас все палаты одноместные.

— Это очень хорошо, — заметил Степлтон. — Я могу осмотреть палату?

— Конечно, — ответил Уэйнрайт, — я только поставлю в известность доктора Мэри Циммерман, нашего эпидемиолога. Она должна немедленно узнать о случившемся.

— Это не подлежит обсуждению, — согласился Джек, — а я пока, с вашего позволения, поднимусь на седьмой этаж и поброжу там.

— Пожалуйста, — сказал Уэйнрайт. — А я позвоню доктору Циммерман. Мы все втроем встретимся на седьмом этаже.

Хозяин кабинета протянул руку к телефону.

Джек вернулся в клинический корпус и поднялся на лифте на седьмой этаж. Лифтовым холлом этаж был разделен на два крыла. В северном располагалось терапевтическое отделение, в южном — акушерско-гинекологическое. Толкнув дверь, Джек вошел в терапевтическое отделение.

Едва успев войти, Джек почувствовал, что слух о страшной заразе дошел до отделения. Персонал щеголял в только что выданных масках и явно нервничал. Очевидно, Уэйнрайт не терял времени даром.

Никто не обратил на Джека ни малейшего внимания, пока он шел к палате семьсот семь. В дверях ему пришлось задержаться — двое санитаров в масках вывозили из палаты растерянную, наряженную в такую же маску больную. Один санитар катил коляску, второй нес вещи пациентки. Видимо, ее решили перевести из страшного места от греха подальше. Троица удалилась, и Джек вошел в палату.

Семь-ноль-семь была непростой палатой — в глаза бросался современный дизайн: интерьер старого госпиталя был модернизирован в свете новейших веяний больничной архитектуры. Мебель из легированной стали — кровать, стол, отделанное полихлорвинилом кресло, ночной столик и прикроватный столик с меняющейся высотой. На кронштейне, прикрепленном к потолку, висел телевизор.

В раму окна был вставлен кондиционер. Джек подошел к нему, приподнял крышку и заглянул внутрь. Трубы с горячей и холодной водой были почти на всем протяжении вмурованы в каменный пол и далее шли по стене к вентилятору, обеспечивающему циркуляцию воздуха по помещению. В углах не было щелей, в которые мог бы пролезть зверек даже намного меньше домашней мыши.

Зашел Джек и в ванную, осмотрел раковину, унитаз и душ. Стены выложены новехоньким кафелем. В потолке — вентиляционное отверстие. Нагнувшись, Джек открыл шкафчик под раковиной. Щелей не было и там.

Услышав голоса, Степлтон вышел в коридор. Первым он увидел доктора Уэйнрайта в маске.

Вместе с ним были две женщины и один мужчина — все тоже в масках. На женщинах красовались длинные медицинские халаты — из-за этого дамы сразу напомнили Джеку преподавателей с медицинского факультета.

Снабдив Джека маской, доктор Уэйнрайт представил своих спутников. Женщина повыше оказалась Мэри Циммерман, инфекционистом-эпидемиологом госпиталя. Джек сразу понял, что это весьма серьезная дама и настроена она весьма задиристо. Она поспешила сообщить, что является дипломированным терапевтом, прошедшим подготовку по инфекционным болезням.

Не зная, как отреагировать на это заявление, Джек решил вознаградить ее комплиментом.

— Правда, я не видела больного Нодельмана, — добавила Мэри Циммерман.

— Я уверен, что вы бы сразу поставили ему верный диагноз, если бы вам представилась возможность его осмотреть. — Джек постарался, чтобы в его голосе не прозвучала ирония.

— Я в этом не сомневаюсь, — без ложной скромности согласилась Мэри.

Вторую женщину звали Кэти Макбэйн, и Джек был счастлив переключить на нее свое внимание. В глазах мисс Макбэйн было намного больше тепла, чем во взоре ее начальницы. Кэти оказалась представителем комитета по контролю за инфекциями в госпитале и инспектором медицинских сестер. Подобные представители пасутся практически в каждом больничном отделении.

Мужчину звали Джордж Эвершарп, и одет он был в синюю униформу. Как показалось Джеку, этот человек представлял здесь отдел инженерно-технического обеспечения и был членом комитета по контролю за инфекциями. Так оно и вышло.

— Определенно мы все обязаны поблагодарить доктора Степлтона за столь быструю диагностику, — сказал доктор Уэйнрайт, стараясь разрядить обстановку.

— Это просто везение, интуиция, — заскромничал Джек.

— Я уже начал действовать, — значительно произнес доктор Уэйнрайт. — Приказал составить список контактов и начать немедленную профилактическую антибиотикотерапию.

— Это мудрое решение, — похвалил Джек.

— А сейчас, пока мы говорим, в компьютерной базе данных идет поиск пациентов с характерным для чумы симптомокомплексом.

— Очень правильно, — произнес Джек.

— Одновременно выявляется причина данного случая, — продолжала доктор Циммерман.

— Мыс вами на удивление одинаково мыслим, — сказал Джек.

— Я бы посоветовала вам надеть маску, — добавила Мэри.

— Хорошо, — безропотно согласился Степлтон и нацепил маску.

Доктор Циммерман повернулась к мистеру Эвершарпу.

— Пожалуйста, повторите то, что вы говорили о потоках воздуха.

Теперь заговорил инженер. Система вентиляции в госпитале сконструирована таким образом, что воздух из холла направляется в палаты, а оттуда в ванные комнаты. Затем воздух подвергается фильтрации. Кроме того, есть несколько палат для больных с недостаточностью иммунной системы — в них поток воздуха направлен в обратную сторону.

— Семьсот седьмая не относится к таким палатам? — спросила доктор Циммерман.

— Нет, — ответил Эвершарп.

— То есть не существует пути, по которому бациллы чумы с током воздуха могут попасть из холла именно в эту палату? — спросила настырная доктор Циммерман.

— Нет, — повторил Эвершарп, — разводка устроена так, что воздух из холла равномерно поступает во все палаты.

— Таким образом, очень низка вероятность и того, что бактерии могут попасть из палаты в холл, — подытожила Мэри Циммерман.

— Попросту невозможна, — возразил Эвершарп. — Для этого потребовался бы какой-то переносчик.

— Простите, пожалуйста, — раздался чей-то голос. Все обернулись и увидели в дверном проеме медсестру. Лицо ее тоже было закрыто маской. — Мистер Келли просит всех пройти на сестринский пост.

Собеседники послушно двинулись к двери.

— Кто этот мистер Келли? — спросил Джек у Кэти Макбэйн.

— Президент госпиталя, — ответила она.

Джек понимающе кивнул. Идя по коридору, он с ностальгией вспоминал те времена, когда главный человек в госпитале назывался главным врачом и частенько имел медицинское образование. Тогда больной был царь и бог. Но... теперь царем стал бизнес, целью — доход. Естественно, главный врач превратился в президента.

Джек буквально жаждал познакомиться с мистером Келли. Этот тип был полномочным представителем «Америкэр» в госпитале, и доставить этому господину неприятность — то же самое, что насолить самой компании.

Обстановка на посту была несколько напряженной. Слух о чуме распространился по отделению со скоростью лесного пожара. Паника охватила персонал и некоторых амбулаторных больных, которые были уверены, что подверглись контакту с возбудителем. Чарлз Келли старался изо всех сил, вселял в этих людей бодрость духа, утверждая, что опасности нет и ситуация находится под контролем.

— Уж конечно, под контролем, — вполголоса процедил сквозь зубы Джек и с отвращением посмотрел на человека, имевшего наглость вещать так громогласно столь пошлую ложь.

Келли был устрашающе высок — на добрых восемь дюймов выше тоже немаленького, шестифутового Джека. Красивое холеное загорелое лицо, в песочного цвета волосах золотистые пряди — такое впечатление, что мистер Келли только что вернулся из отпуска откуда-то с Карибского побережья. По мнению Джека, президент госпиталя больше напоминал торговца автомобилями, нежели руководителя солидного учреждения.

Заметив приближающихся врачей, Келли сделал им знак следовать за ним. Прервав на полуслове свою утешительную речь, мистер Келли направился в комнату, расположенную за сестринским постом.

Протиснувшись вслед за мисс Макбэйн в тесное помещение, Джек заметил, что президент не один. За Келли словно тень следовал хрупкого телосложения мужчина со впалыми щеками и редеющей шевелюрой. Как бы по контрасту с президентом, одетым в новенький с иголочки костюм, человек был наряжен в поношенную спортивную куртку и слаксы, никогда не знавшие утюга.

— Черт, какая неприятность! — со злостью произнес Келли, ни к кому в отдельности не обращаясь.

Лощеный коммивояжер на глазах превратился в сардонического администратора. Схватив бумажное полотенце, он вытер вспотевший лоб.

— Только этого еще не хватало госпиталю! — С этими словами Келли скомкал полотенце и швырнул его в мусорный бак. Повернувшись к Мэри Циммерман, он, словно забыв свою бодрую речь, спросил, не опасно ли находиться на этаже.

— Честно говоря, думаю, что не опасно, — ответила доктор Циммерман. — Но это надо еще проверить.

— Я узнал об этой катастрофе после вас. — Негодующий взор уперся в доктора Уэйнрайта. — Почему вы сразу не проинформировали меня? Вы были обязаны сделать это в первую очередь.

Уэйнрайт начал объяснять, что, услышав от Джека неприятную весть, решил сначала провести все необходимые, положенные по инструкции мероприятия, а на звонки у него просто не нашлось времени. Затем доктор Уэйнрайт представил Келли доктора Степлтона.

Джек выступил вперед и приветственно взмахнул рукой. Он не смог подавить довольную улыбку — слишком давно ждал Джек этого момента.

Келли мгновенным взглядом окинул ковбойку, вязаный шарф и джинсы Джека, весьма мало напоминавшие шелковый костюм от Валентино самого Келли.

— Кажется, член комиссии по здравоохранению упоминала ваше имя, когда звонила мне, — сказал Келли. — Помню, что на нее произвела впечатление скорость, с какой вы поставили диагноз чумы.

— Мы — городская служба и всегда рады принести пользу, — отбарабанил Джек.

Келли издал короткий издевательский смешок.

— Возможно, вы будете рады познакомиться еще с одним преданным делу городским врачом, — насмешливо произнес Келли. — Доктор Клинт — эпидемиолог из Нью-йоркского управления здравоохранения.

Джек кивнул своему неприметному коллеге, но ответа не удостоился. Джека охватило ощущение, что его присутствие тут никому не нужно. Только сейчас начал он постигать азы бюрократической жизни — не дай Бог попасть между жерновами межведомственных распрей.

Откашлявшись, Келли заговорил с Уэйнрайтом и Циммерман.

— Я бы хотел, чтобы эпизод получил как можно меньшую огласку. Чем меньше будут знать об этом журналисты, тем лучше. Если к вам проникнет какой-нибудь репортер — шлите его немедленно ко мне. Я позабочусь о контроле за утечкой информации.

— Простите, — заговорил Джек, не в силах сдержаться. — Давайте оставим в стороне корпоративные интересы. Думается, вы должны сосредоточить усилия на профилактике. Это означает, что надо превентивно пролечить контактировавших и установить источник возбудителя чумы. Сейчас это тайна за семью печатями, и пока вы ее не раскроете, никакие меры не помогут — газетчики все равно все пронюхают и поле битвы останется за ними.

— Мне кажется, что здесь никто не интересуется вашим мнением, — презрительно обронил Келли.

— А мне показалось, что вас надо немного направить в нужное русло, — не смутился Джек. — Вы производите впечатление человека, далекого от наших проблем.

Келли побагровел. Он покачал головой, не веря своим ушам.

— Хорошо, — произнес мистер Келли, с трудом сдерживая гнев, — если вы такой ясновидящий, то, конечно, уже знаете источник происхождения инфекции.

— Думаю, это крысы, — сказал Джек. — Мне кажется, что в округе полно этих зверей. — Степлтон только и ждал момента ввернуть это замечание — он помнил, какое впечатление оно произвело на Кальвина.

— В Манхэттенском госпитале нет крыс! — взорвался Келли. — Если я узнаю, что вы расскажете это газетчикам, — оторву вам голову.

— Крысы — классический резервуар чумы, — упрямо настаивал на своем Джек. — Думаю, что они все же здесь есть. Ищите — и вы их найдете.

Келли повернулся к Клинту Абеляру.

— Как вы думаете, крысы имеют отношение к данному случаю чумы? — спросил он.

— Я только приступил к обследованию, — осторожно ответил Абеляр, — не хочу с ходу отвергать высказанное предположение, но мне кажется, что к данному случаю крысы не имеют никакого отношения — мы находимся на седьмом этаже.

— А я думаю, что вам пора приступить к отлову крыс, — упорствовал Джек. — Начните с района, прилегающего к госпиталю. Перво-наперво надо выяснить, не поражена ли чумой местная популяция грызунов.

— Я бы хотел пока отвлечься от крыс, — возразил Келли. — Давайте подумаем, что нам делать с людьми, напрямую контактировавшими с умершим.

— Это моя епархия, — отозвалась доктор Циммерман. — Вот что я предлагаю...

Пока Мэри Циммерман говорила, Клинт подошел к Джеку и, взяв его за руку, буквально потащил на сестринский пост.

— Это я эпидемиолог, — яростно прошипел Клинт.

— Не собираюсь оспаривать этот факт, — ответил Джек. Его удивил и смутил столь горячий протест Абеляра.

— Меня учили находить источники инфекционных заболеваний в человеческих сообществах. Это моя работа, за которую мне платят деньги. С другой стороны, вы, как коронер...

— Позвольте поправочку, — возразил Джек. — Я не коронер, а судебно-медицинский патологоанатом. Вы, как врач, должны знать разницу.

— Судебный медик или коронер, мне совершенно не важно, как вы там сами себя называете, — огрызнулся Клинт.

— Но мне не все равно, — отчеканил Джек.

— Дело в том, что ваша профессиональная подготовка и компетенция распространяются на мертвых, а не на источники инфекционных заболеваний.

— Опять неправильно, — сказал Джек. — Мы заставляем мертвых открывать правду живым. Наша цель — предотвратить смерть.

— Я не знаю, как мне доходчиво объяснить это вам. — В голосе Клинта послышалось отчаяние. — Послушайте, вы сказали нам, что человек умер от чумы. Мы, не вмешиваясь в вашу работу, согласились с вами. Теперь настала моя очередь заниматься остальными вопросами.

— Я просто стараюсь помочь, — скромно заметил Джек.

— Спасибо, если мне вдруг понадобится помощь, я сам обращусь к вам. — Клинт, не прощаясь, стремительно направился к палате семьсот семь.

Джек провожал взглядом эпидемиолога, когда шум голосов сзади заставил его обернуться. Келли вышел из комнаты за сестринским постом и был немедленно атакован людьми, разговор с которыми ему недавно пришлось прервать. Джек не мог не восхититься той легкостью, с которой Келли отвечал на самые каверзные вопросы, и той скоростью, с какой возникла на лице президента беспечная уверенная улыбка. Через несколько секунд Келли уже был у лифта, чтобы исчезнуть в тиши спасительных начальственных кабинетов.

Следом за президентом в коридор вышли увлеченные разговором доктор Циммерман и доктор Уэйнрайт. Последней в одиночестве вышла Кэти Макбэйн. Джек подошел к ней.

— Простите за то, что мне пришлось быть вестником плохих новостей, — извинился Джек.

— Вы ни в чем не виноваты, — возразила Кэти. — Напротив, мы должны быть вам благодарны.

— Да, надо же было случиться такому несчастью, — посетовал Степлтон.

— Это самое страшное происшествие с тех пор, как я начала работать в комитете по контролю за инфекциями, — призналась Кэти. — Когда в прошлом году у нас был гепатит В, я думала, что хуже ничего не бывает. Я и представить себе не могла, что может случиться чума.

— Каков вообще опыт Манхэттенского госпиталя в отношении нозокомиальных инфекций? — спросил Джек.

Кэти пожала плечами.

— В целом ничего особенного, то же, что и в других многопрофильных госпиталях, — ответила она. — Однажды высеялся метициллин — устойчивый стафилококк. Но это, разумеется, текущая проблема. Однажды у нас даже выросла клебсиелла в канистре с моющим раствором. Мы сумели разгадать эту шараду только после целой серии послеоперационных нагноений.

— А как обстоят дела с пневмониями? — поинтересовался Джек. — Вроде нынешней.

— Пневмонии тоже бывают, — вздохнула Кэти. — Возбудитель, как правило, псевдомонас, но знаете, два года назад у нас была вспышка болезни легионеров.

— Я ничего не знал о том случае, — признался Джек.

— Все было шито-крыто, — пояснила Кэти. — По счастью, никто тогда не умер. К сожалению, этого нельзя сказать о случае, который был у нас в отделении интенсивной терапии несколько месяцев назад. От энтеробактериальной пневмонии умерли три человека. Пришлось закрыть отделение. Возбудителя обнаружили в емкостях увлажнителей.

— Кэти! — раздался резкий окрик. Кэти и Джек обернулись. К ним подходила доктор Циммерман.

— Все, о чем мы сегодня узнали, является конфиденциальной информацией, — наставительно произнесла доктор Циммерман.

Кэти хотела что-то сказать, но передумала.

— У нас много дел, Кэти, — продолжала Мэри. — Пройдемте в мой кабинет.

Всеми внезапно покинутый, Джек начал размышлять, что делать дальше. Явилась шальная мысль вернуться в семьсот седьмую палату, но, вспомнив горячечную тираду доктора, Джек подавил некстати возникшее желание. Пусть эпидемиолог работает спокойно. В конце концов, цель Джека не он, а Келли. Потом в голову Степлтону пришла идея посетить местную лабораторию. По задиристым замечаниям и ощетинившемуся виду доктора Циммерман Джек сделал вывод, что причину трагедии стоит поискать именно там. Именно лаборанты скорее всего допустили промах и пропустили палочку чумы.

Узнав, где находится лаборатория, Джек на лифте отправился на второй этаж. Служебное удостоверение снова не подвело, и Джек проник в лабораторию, представ перед ее заведующим мистером Мартином Шево, который пригласил Джека в свой кабинет. Заведующий оказался маленьким человечком с копной темных волос и тонкой черточкой усов под носом.

Мужчины уселись в кресла.

— Вы слышали о случае чумы? — без обиняков спросил Степлтон.

— Нет, а где? — вопросом на вопрос ответил мистер Шево.

— Здесь, в Манхэттенском госпитале, — огорошил заведующего Джек. — Палата семьсот семь. Сегодня утром я вскрывал этого больного.

— Не может быть! — Шумно вздохнув, Мартин Шево в голос застонал. — Как фамилия больного?

— Дональд Нодельман, — ответил Джек.

Крутанувшись на вертящемся кресле, Мартин дотянулся до клавиатуры компьютера. На мониторе высветились лабораторные данные больного Нодельмана. Быстро просматривая их, Шево добрался до данных микробиологического исследования.

— Вот, при окраске по Граму мокроты больного были выявлены грам-отрицательные бациллы, — начал Мартин. — Мокрота была посеяна на культуральные среды и в течение тридцати шести часов роста не дала. Это должно было навести нас на определенные мысли, я имею в виду наши подозрения относительно возбудителя. Этот микроорганизм вырастает на средах без задержек.

— В таких случаях бывает полезна окраска по Гимзе или Уэйсону, — сказал Джек. — Диагноз вполне мог быть поставлен.

— Совершенно верно, — согласился Мартин. Он развернулся лицом к Степлтону. — Это ужасно, я в полной растерянности. К сожалению, мы имеем в данном случае яркий пример того, что происходит у нас все чаще и чаще.

Администрация настаивает на удешевлении работ и их объемов и в то же время повышает нагрузку на каждого отдельно взятого сотрудника. Это смертельно опасная комбинация, что и доказывает данный случай чумы. Ужасно, но такое происходит по всей стране.

— Вам приходится сокращать количество сотрудников? — поинтересовался Джек. Он-то думал, что лаборатории — единственное место, на котором госпитали могут реально зарабатывать деньги.

— От нас ушло около двадцати процентов людей, некоторых мы вынуждены были понизить по квалификационной сетке на один-два разряда. В микробиологической лаборатории у нас теперь нет старшего врача-лаборанта. Если бы он был, кто знает, может быть, мы и не пропустили бы этот случай чумы. Но с тем бюджетом, который мы имеем, нам не под сил удержать старшего врача. Прежнего старшего врача мы понизили до разряда старшего лаборанта. Это обескураживает. Раньше мы стремились в своей работе к совершенству, а теперь — к адекватности. Понимайте этот термин как хотите.

— В вашем компьютере записано, кто из лаборантов выполнял окраску мокроты по Граму? Давайте хоть проведем учебный процесс, пользуясь этим печальным случаем.

— Это хорошая идея, — согласился Мартин. Повернувшись к компьютеру, он нажал несколько клавиш — высветилось имя лаборантки.

Внезапно Шево снова обернулся к Джеку.

— Я только что вспомнил одну вещь, — сказал он. — Мой старший лаборант вчера высказал догадку о чуме касательно этого больного, но я поднял его на смех, заметив, что шансов открыть у него чуму — один на миллиард.

Джек оживился:

— Интересно, что заставило его подумать о чуме?

— Мне это тоже интересно, — отозвался Мартин. На экране интеркома он набрал имя Ричарда Оверстрита. Пока они ждали прихода Ричарда, Джек посмотрел на монитор компьютера — лаборантку звали Ненси Уиггенс. Мартин вызвал к себе в кабинет и ее.

Через несколько минут явился Ричард Оверстрит — атлетически сложенный молодой человек с копной светлых, выгоревших на солнце волос, которые поминутно спадали ему на лоб. Ричард убирал их нетерпеливым движением руки или резким поворотом головы. Поверх хирургического костюма на Оверстрите был надет халат, карманы которого топорщились от пробирок, зажимов, салфеток, лабораторных бланков и шприцев.

Мартин представил Ричарда Джеку и попросил лаборанта рассказать об имевшей место дискуссии между ними по поводу чумы.

Ричард выглядел явно озадаченным.

— Это была всего лишь игра воображения, потребовавшая от меня громадного усилия, — рассмеялся он.

— Но все-таки что заставило вас подумать именно о чуме? — настаивал на своем Мартин.

Привычно отбросив со лба непокорную прядь волос, Ричард задержал ладонь на макушке, погрузившись в долгое раздумье.

— Ага, вспомнил, — сказал он. — Ненси Уиггенс пошла в отделение за мокротой одного больного и одновременно взяла у него кровь. Мне Ненси рассказала, что у больного была гангрена кончиков пальцев — они стали совершенно черными. — Ричард пожал плечами. — По странной ассоциации я вспомнил о Черной смерти.

Ответ произвел на Джека должное впечатление.

— Вы провели анализы?

— Нет, — ответил Ричард. — Решил этого не делать, после того как вы сказали о малой вероятности такого диагноза. Да и времени не было — текучка заедает. Так что никто из нас, включая и меня, не имел дела с кровью. А что, возникли какие-то проблемы? — спросил Ричард.

— Очень серьезные, — ответил Мартин. — У этого человека действительно выявлена чума. Хуже того, он уже умер.

Ричард вздрогнул.

— Бог мой! — воскликнул он.

— Надеюсь, вы напоминаете своим сотрудникам о технике безопасности? — поинтересовался Джек.

— Постоянно, — сохраняя самообладание, ответил Ричард. — У нас вытяжные шкафы класса два и три. Я всегда заставляю своих работать только в них, особенно если дело касается больного с инфекционным заболеванием. Лично я предпочитаю шкафы третьего класса, но некоторые сотрудники не любят их — там слишком толстые перчатки и движения становятся скованными.

В этот момент в кабинет вошла Ненси Уиггенс. Эта застенчивая женщина походила больше на девочку-подростка, нежели на выпускницу колледжа. Когда Мартин представлял ее Джеку, она едва набралась храбрости взглянуть в глаза Степлтону. Темная челка точно так же, как у ее непосредственного начальника, Ричарда, все время падала ей на глаза.

Мартин рассказал, что случилось, чем поверг Ненси в состояние шока. Шеф объяснил ей, что она ни в чем не виновата, но данный случай должен быть воспринят как урок на будущее.

— Я была в контакте с больным, что мне теперь делать? — спросила Ненси. — Я одна из всей лаборатории брала анализы и сама же их делала.

— Вам скорее всего дадут внутрь тетрациклин или будут вводить стрептомицин внутримышечно — этот вопрос как раз сейчас решают инфекционисты.

— Ох-ох, — громко вздохнул Мартин. — Сюда шествуют наш неустрашимый шеф и его зам по медицинской части — у обоих очень несчастный вид.

Келли ворвался в кабинет, как разгневанный полководец, только что с треском проигравший решающее сражение. Всей своей громадой он, подбоченясь, склонился над Мартином, приблизив к тому свое побагровевшее лицо.

— Доктор Шево, — начал он издевательским тоном, — доктор Арнольд только что сказал мне, что это вы должны были поставить диагноз, прежде чем...

Келли осекся на полуслове. Он не обратил ни малейшего внимания на подчиненных Мартина, но игнорировать присутствие Джека не мог.

— Какого черта вы тут делаете? — спросил он.

— Стараюсь помочь, — мирно промолвил Джек.

— Не слишком ли вы превышаете свои полномочия? — ядовито поинтересовался президент госпиталя.

— Обследование надо производить со всей тщательностью, — в тон ему ответил Джек.

— Я считаю, что вы полностью исчерпали свои возможности в обследовании, — набросился на Степлтона Келли. — Я хочу, чтобы вы немедленно убрались отсюда. В конце концов, это частное учреждение.

Джек поднялся, тщетно попытавшись заглянуть в глаза высоченному Келли.

— Если «Америкэр» считает, что может обойтись без меня, то я удаляюсь.

Лицо Келли сделалось пурпурным. Он хотел что-то сказать, но передумал. Вместо этого просто указал Джеку на дверь.

Тот широко улыбнулся и, помахав рукой сотрудникам лаборатории, вышел за дверь. Он был доволен своим визитом в госпиталь. Пока дела шли как нельзя лучше.

Глава 6

СРЕДА, 16 ЧАСОВ 5 МИНУТ, 20 МАРТА 1996 ГОДА

Сьюзен Хард с преувеличенным вниманием вглядывалась в маленькое круглое окошко двери, ведущей в холл у лифта. После операции ей позволили вставать, но разрешили ходить только до конца коридора. Вот она и ходила, поддерживая руками свежезашитый живот. Передвигаться приходилось мелкими шажками, превозмогая боль, но Сьюзен по собственному опыту знала, что чем раньше начнет самостоятельно передвигаться, тем скорее ее выпишут из этого страшного места.

Внимание Сьюзен привлекла странная суета — люди в медицинской форме то и дело входили и выходили из врачебных ординаторских, персонал явно нервничал. Шестое чувство подсказало Сьюзен, что в госпитале не все ладно, она еще более укрепилась в своем предположении, когда увидела, что медики все поголовно надели марлевые маски.

Не успев поразмышлять над причинами подобной суеты, Сьюзен внезапно ощутила резкий озноб, словно подул холодный арктический ветер. Женщина оглянулась в поисках источника неожиданного сквозняка, но такового не обнаружила. Ощущение холода вернулось, заставив Сьюзен содрогнуться всем телом. Посмотрев на свои руки, миссис Хард заметила, что кисти побелели, они стали белые как мел.

Не на шутку разволновавшись, Сьюзен поспешила обратно в палату. Такой озноб не предвещал ничего хорошего. Она была опытной пациенткой и знала, что после операции всегда существует возможность раневой инфекции.

Добравшись до палаты, она ощутила за глазницами давящую тупую боль. Когда Сьюзен улеглась в постель, боль распространилась на всю голову. Такой головной боли она не испытывала ни разу в жизни, было такое ощущение, что кто-то воткнул ей в голову гвоздь — в самый мозг.

Несколько мгновений Сьюзен неподвижно лежала, надеясь, что все пройдет. Но вместо этого появился новый симптом: начали болеть мышцы ног. Несколько минут она тщетно ворочалась в постели, стремясь найти удобное положение.

К боли в ступнях присоединилось мерзкое ощущение сильной сдавленности. Сьюзен охватила паника. Она едва смогла дотянуться до кнопки вызова медицинской сестры. Нажав ее, женщина уронила руку на одеяло, полностью лишившись сил.

К моменту прихода сестры у Сьюзен начался приступ душераздирающего кашля.

— Мне плохо, — прохрипела Сьюзен.

— Что вас беспокоит? — спросила сестра.

Сьюзен помотала головой, ей было трудно говорить. Она чувствовала себя так ужасно, что не знала, с чего начать.

— У меня сильно болит голова, — наконец выдавила она.

— Мне кажется, вам надо сделать обезболивающий укол, — сказала сестра. — Сейчас я вас уколю.

— Мне нужен врач, — прошептала Сьюзен. Голос пропал, и горло болело так же, как в первые часы пробуждения после наркоза.

— Может быть, все же следует ввести обезболивающее, а потом звать врача, — настаивала медицинская сестра.

— Мне холодно, — пожаловалась Сьюзен, — мне страшно холодно.

Привычным жестом сестра положила ладонь на лоб женщины, затем, встревожившись, отдернула руку. Больная горела как в огне. Сестра взяла с прикроватного столика термометр и сунула его в рот Сьюзен. Пока градусник нагревался, сестра померила кровяное давление — оно оказалось угрожающе низким.

Сестра вынула градусник изо рта Сьюзен и, посмотрев на шкалу, издала возглас удивления. Температура оказалась сорок один и две десятых.

— У меня лихорадка? — слабым голосом спросила Сьюзен.

— Да, небольшая, — ответила сестра. — Не беспокойтесь, все будет хорошо. Я сейчас позову врача.

Сьюзен подавленно кивнула, на ее глазах выступили слезы — ей страшно захотелось оказаться дома.

Глава 7

СРЕДА, 16 ЧАСОВ 15 МИНУТ, 20 МАРТА 1996 ГОДА

— Ты что, действительно думаешь, что Роберт Баркер сознательно саботирует нашу рекламную кампанию? — спросила Терезу Колин, когда они спускались в студию, где Колин собиралась показать Терезе результаты работы творческой группы по Национальному совету здравоохранения.

— В этом у меня нет ни малейших сомнений, — ответила Тереза. — Конечно, он делает это не сам, а через Элен — ведь это именно она отговаривает Национальный совет от покупки достаточного рекламного времени.

— Но он же таким образом рубит сук, на котором сидит. Если мы потеряем кредит Национального совета, то подразделение Баркера, как и наше, останется у разбитого корыта.

— Можешь забыть о его подразделении, — произнесла Тереза. — Баркер метит в президенты и будет для этого землю носом рыть.

— Господи, как я ненавижу эти бюрократические склоки, — вырвалось у Колин. — Ты сама-то уверена, что хочешь стать президентом?

Тереза остановилась и испытующе посмотрела на Колин, словно та высказала нечто богохульственное.

— Ушам своим не верю. Неужели это говоришь ты?

— Но ты же сама жаловалась, что чем больше у тебя административных обязанностей, тем меньше остается времени на творчество.

— Если президентом станет Баркер, он пустит ко дну всю компанию, — возмущенно проговорила Тереза. — Мы начнем раболепствовать перед клиентами, и все наше творчество увязнет в болоте посредственности. К тому же я уже в течение пяти лет только и мечтаю о том, чтобы стать президентом. Если я сегодня не использую свой шанс, то не использую его никогда.

— Не понимаю, чем ты недовольна. Неужели тебе не хватает для счастья того, чего ты уже достигла? — недоумевала Колин. — Тебе всего тридцать один год, а ты уже творческий директор. Ты должна быть довольна тем, что умеешь делать потрясающую рекламу.

— Да ладно тебе! — вспылила Тереза. — Ты же знаешь, что люди в рекламном бизнесе никогда не успокаиваются на достигнутом. Как только я стану президентом, сразу начну мечтать о должности генерального директора.

— Думаю, тебе следует остыть, иначе ты сгоришь, не дожив до тридцати пяти, — заметила Колин.

— Я остыну, как только стану президентом.

— Хотелось бы верить, — саркастически отозвалась Колин, прекращая дискуссию.

Придя в студию, Колин повела подругу в маленькую комнатку, которую сотрудники напыщенно именовали «ареной». В этом помещении прокручивали готовый материал. «Ареной» зал называли по ассоциации с цирками, на аренах которых древние римляне скармливали диким животным на потеху толпе первых христиан. Роль этих последних отводилась в компании «Уиллоу и Хит» рядовым сотрудникам творческой группы.

— У вас что, готов фильм? — изумленно спросила Тереза, увидев натянутый на классную доску экран. На такую роскошь она не рассчитывала — Тереза думала, что в лучшем случае ей покажут лишь карандашные наброски.

— Мы сделали «мешанину», — сказала Колин. На их жаргоне «мешаниной» называли грубо сшитые вместе куски из ранее снятых рекламных роликов и позаимствованные из других проектов. Такая техника создавала неплохую коммерческую основу.

Тереза воспряла духом, такого поворота она не ожидала — целый фильм.

— Хочу тебя предупредить, что все это — только предварительный эскиз, черновик, — добавила Колин.

— Перестань оправдываться, — скомандовала Тереза. — Показывай.

Взмахом руки Колин подозвала одного из своих сотрудников. Свет медленно погас, и началась демонстрация ролика. На экране появилась очаровательная четырехлетняя девочка со сломанной куклой на руках. Тереза сразу же узнала эти кадры — год назад компания занималась рекламой благотворительного сбора сломанных игрушек. Колин очень умело смонтировала отснятые кадры с новым сюжетом — девочка несет куклу в новый госпиталь Национального совета; в титрах значилось: «Мы лечим всех и всегда».

Экран померк, и в зале зажегся свет. Несколько минут подруги молчали. Первой не выдержала Колин.

— Вижу, что тебе не понравилось, — сказала она.

— Сделано неплохо, — признала Тереза.

— Идея такая: мы создаем несколько рекламных роликов, в каждом из которых определенные болезни и травмы будут демонстрироваться на кукле, — воодушевленно заговорила Колин. — В уста девочки, хозяйки куклы, мы вложим текст, превозносящий достоинства Национального совета, — такова будет видеоверсия. В рекламных буклетах соответствующий текст дополнит те же картинки.

— Проблема в том, что все это слишком заумно, — возразила Тереза. — Хотя, на мой взгляд, идея имеет некоторые достоинства, клиенты вряд ли ее примут. Роберт через Элен сумеет убедить Национальный совет, что исполнение весьма тривиально.

— Во всяком случае, это пока лучшее, что пришло нам в голову, — упавшим голосом проговорила Колин. — Дай нам какое-нибудь направление. Нужен творческий план, иначе мы будем безнадежно плутать по концептуальному ландшафту и к следующей неделе останемся с пустыми руками.

— Нам нужно найти нечто такое, что отличало бы Национальный совет от «Америкэр», хотя, на мой взгляд, все это один черт. Проблема заключается в том, что нам надо отыскать эту единственную идею, — заявила Тереза.

Колин отпустила сотрудника и уселась напротив Терезы.

— Нам как воздух необходимо твое прямое руководство, — сказала она.

Тереза согласно кивнула — она понимала, что Колин права на все сто процентов, но у нее самой развился полный паралич фантазии.

— Мне очень трудно думать и размышлять со всеми этими страданиями на тему президентства — оно висит надо мной как дамоклов меч.

— Думаю, что ты себя просто перегрузила, — проговорила Колин, — посмотри на себя — ты же просто комок нервов.

— Что у тебя еще новенького? — ехидно спросила Тереза.

— Когда ты в последний раз ужинала в ресторане и выпивала? — поинтересовалась Колин.

Тереза рассмеялась.

— Уже несколько месяцев у меня просто нет на это свободного времени.

— О чем я и говорю, — настаивала на своем Колин. — Нет ничего удивительного, что творческие соки перестали циркулировать у тебя в мозгу. Тебе надо расслабиться — хотя бы на несколько часов.

— Ты и правда так думаешь?

— Конечно, — ответила Колин. — На самом деле не будем откладывать, пойдем-ка сегодня в кафе или ресторан, поужинаем и немного выпьем. И самое главное, хотя бы несколько часов не будем говорить о рекламе.

— Не знаю, — заколебалась Тереза, — уж больно поджимают сроки...

— Именно поэтому нам надо расслабиться, и как можно скорее, — продолжала убеждать подругу Колин. — Нам надо смахнуть с мозгов паутину — тогда в голову наверняка придет какая-нибудь грандиозная идея. Так что не спорь со мной — возражения не принимаются.

Глава 8

СРЕДА, 16 ЧАСОВ 35 МИНУТ, 20 МАРТА 1996 ГОДА

Джек возвращался на работу в прекрасном расположении духа. В другое время и в ином настроении он бы непременно слез с велосипеда и пешком провел его во двор морга, но на этот раз, на полной скорости проскочив между двумя фургонами, он подрулил прямо ко входу в морг. Настроение действительно было просто великолепным.

Спешившись у склада гробов, он прикрепил велосипед к стойке и, насвистывая, направился к лифту, приветливо помахав по дороге Салю д'Амброзио.

— Чет, как поживаешь, малыш? — поинтересовался у друга Джек, ввалившись в свой кабинет на пятом этаже.

Чет отложил в сторону ручку и повернулся лицом к приятелю.

— Тобой тут интересовалась куча народу. Чем это ты занимался, что так сияешь?

— Потворствовал своим низменным инстинктам, — ответил Джек.

Сняв кожаную куртку и повесив ее на спинку стула, он сел к столу, окинув взглядом ожидавшую его работу: за что взяться в первую очередь? За время его отсутствия корзинка рядом со столом явно пополнилась данными лабораторных анализов и новыми папками.

— Мне тут без тебя изрядно досталось, — пожаловался Чет. — Во-первых, тобой интересовался Бингхэм собственной персоной. Велел передать, чтобы, как только вернешься, — прямиком к нему.

— Как это мило, — усмехнулся Джек, — а я-то боялся, что он обо мне совсем забыл.

— Я бы на твоем месте так не веселился, — предостерег друга Чет. — Вид у него был вовсе не радостный. Во-вторых, Кальвин тоже заходил, хотел тебя видеть — у него вообще от злости из ушей дым идет.

— Наверное, он жаждет отдать мне проигранные десять долларов, — беззаботно отмахнулся Джек. Перегнувшись через стол, он потрепал Чета по плечу. — Не переживай за меня — я заколдованный.

— Меня не надуешь, — ответил Чет.

Спускаясь на лифте, Джек ломал себе голову над тем, как отнесется Бингхэм к сложившейся ситуации. С момента начала своей работы в Управлении судебно-медицинской экспертизы у Степлтона было всего несколько встреч с начальством такого ранга — все текущие административные проблемы решал Кальвин.

— Можете войти, — сказала ему миссис Сэнфорд, не отрываясь от пишущей машинки. «Интересно, как это она поняла, что это я?» — подумал Джек.

— Закройте дверь, — приказным тоном произнес Гарольд Бингхэм.

Джек подчинился. У окна просторного кабинета Бингхэма, прикрытого старинными венецианскими шторами, помещался письменный стол. В противоположном конце комнаты стоял на библиотечной подставке учебный микроскоп. Всю дальнюю стену занимал застекленный стеллаж с книгами.

— Присаживайтесь, — произнес Бингхэм.

Джек послушно сел.

— Боюсь, я вас просто не понимаю, — проговорил шеф низким, хрипловатым голосом. — Вы сегодня совершенно блестяще поставили диагноз чумы, а затем как последний дурак начали через мою голову звонить моему боссу — члену комиссии здравоохранения. Или вы совершенно аполитичное создание, или в вас слишком велика страсть к самоуничтожению.

— Вероятно, есть и то и другое в равных пропорциях, — ответил Джек.

— К тому же вы еще и наглец, — заметил Бингхэм.

— Это часть моей тяги к самоуничтожению, — сказал Джек. — Но во всем этом есть и положительная сторона — я поступил честно. — Степлтон улыбнулся.

Бингхэм обескураженно покачал головой. Джек явно испытывал его терпение.

— Я просто пытаюсь понять, — снова заговорил Бингхэм, разминая пальцы своих огромных, как лопаты, рук, — неужели вы не подумали о том, что я найду совершенно неприемлемым ваш поспешный звонок члену комиссии? Вы просто обязаны были предварительно поставить в известность меня. Хоть это вы понимаете?

— То же самое говорил мне и Чет Макговерн, — ответил Джек. — Но я был гораздо больше обеспокоен необходимостью как можно быстрее сообщить о случившемся. Унция профилактики стоит фунта лечения, особенно если мы стоим перед угрозой распространения эпидемии.

Наступило молчание — Бингхэм обдумывал слова Степлтона и был вынужден признать, что в них есть зерно истины.

— Кроме того, я хотел бы обсудить причины, толкнувшие вас на поездку в Манхэттенский госпиталь. Честно говоря, такое решение меня удивляет. Насколько я понимаю, вам говорили, что наша политика заключается в формировании выводов на основе тщательно выполненных вскрытий, а не на эпидемиологических обследованиях очагов поражения. Вы должны это помнить, не правда ли?

— Естественно, это я помню, — ответил Джек. — Но я чувствовал, что чума — исключительный случай, который требует неординарного решения. Кроме того, меня просто разобрало любопытство.

— Любопытство?! — взорвался Бингхэм. Он моментально потерял над собой контроль. — Такое ублюдочное извинение по поводу нарушения установленного порядка я слышу впервые в жизни.

— Есть и еще одна причина, — признался Джек. — Зная, что госпиталь принадлежит «Америкэр», я не смог удержаться от того, чтобы пощекотать им нервы. Я не люблю «Америкэр».

— Господи, что вы можете иметь против этой компании? — поразился Бингхэм.

— Это сугубо личное дело, — ответил Джек.

— Вы не потрудитесь объясниться подробнее? — спросил Бингхэм.

— Нет! — отрезал Джек. — Это слишком долгая история.

— Хорошо устроились, — раздраженно буркнул Бингхэм. — Но я не потерплю, чтобы вы носились по госпиталям, размахивая своим удостоверением судмедэксперта и чиня свою личную вендетту. Это же вопиющее злоупотребление служебным положением!

— Я полагал, что наш мандат позволяет нам вмешиваться во все, что касается общественного здравоохранения, — возразил Джек. — На мой взгляд, случай чумы подпадает под такую рубрику.

— Это и в самом деле так, — согласился Бингхэм. — Но вы исполнили свой долг, поставив в известность члена комиссии по здравоохранению. Она, в свою очередь, известила городское управление, которое поставило задачу перед эпидемиологической службой. Заниматься их делами не входит в ваши служебные обязанности, вы только причинили нам кучу неприятностей.

— Какие же я причинил неприятности? — спросил Джек.

— Вы ухитрились вывести из себя администрацию госпиталя и городского эпидемиолога, — прорычал Бингхэм. — Они настолько потеряли голову от ярости, что подали официальную жалобу. Администратор госпиталя позвонил в мэрию, а эпидемиолог — члену Национального совета. И мэр и член совета — мои начальники, и оба уже выразили мне свое неудовольствие.

— Я просто хотел принести пользу, — невинно произнес Джек.

— Спасибо, но сделайте одолжение, не помогайте мне больше, — огрызнулся Бингхэм. — Оставайтесь на своем рабочем месте и занимайтесь своим делом. Кальвин сказал мне, что у вас масса незаконченных случаев.

— Это все? — спросил Джек, когда Бингхэм замолчал.

— Пока да.

Джек встал и направился к двери.

— И еще одно, — остановил его Бингхэм. — Помните, что ваш годичный испытательный срок еще не закончен.

— Это я помню, — заверил Степлтон.

Выйдя от Бингхэма, Джек прошел мимо миссис Сэнфорд, пересек коридор и вошел в кабинет Кальвина Вашингтона. Дверь была приоткрыта, сам Кальвин сидел за микроскопом.

— Простите, — окликнул его Джек, — насколько я понимаю, вы меня искали.

Кальвин развернулся на вертящемся стуле и воззрился на Джека.

— Вы еще не были у шефа? — прорычал он.

— Только что от него, — ответил Степлтон. — Такое всеобщее внимание воодушевляет.

— Бросьте умничать, — одернул Джека Кальвин. — Что сказал доктор Бингхэм?

Джек пересказал Кальвину содержание своего разговора с шефом и не забыл об испытательном сроке.

— Сказано без недомолвок, — произнес Кальвин. — Так что одумайтесь, а то придется вам искать работу.

— Кстати, у меня к вам одна просьба, — произнес Джек.

— Слушаю, — отозвался Кальвин.

— Как насчет десяти долларов, которые вы мне должны?

Кальвин снова уставился на Джека. Каков наглец! В таком положении у него еще хватает духу спрашивать о деньгах. Наконец Кальвин повернулся к столу, достал из ящика бумажник и вынул оттуда банкноту в десять долларов.

— Скоро я получу их назад, — уверенно проговорил Вашингтон.

— Конечно, получите, — согласился Джек, забирая купюру и пряча ее в карман.

Пешком по лестнице Джек поднялся в свой кабинет. К удивлению Степлтона, кроме Чета, там находилась Лори. Оба смотрели на Джека выжидающим взглядом.

— Ну? — нарушил неловкое молчание Чет.

— Что ну? — вопросом на вопрос ответил Джек. Коллеги едва ли не силой усадили его на стул.

— Тебя еще не уволили? — с тревогой поинтересовался Чет.

— Кажется, нет. — Джек начал просматривать лабораторные данные.

— Вам лучше поостеречься, — сказала Лори, направляясь к выходу, — в течение первого года они могут выкинуть вас отсюда по первому же своему капризу.

— Бингхэм уже напомнил мне об этом, — угрюмо произнес Степлтон.

Остановившись на пороге, Лори обернулась и посмотрела в глаза Джеку.

— Меня в первый год тоже чуть не уволили, — признала она.

— За что? — поинтересовался Джек, несколько оживившись.

— За те непонятные случаи с передозировкой, о которых я говорила вам утром, — ответила Лори. — Исследуя те случаи, я ухитрилась наступить Бингхэму на любимую мозоль.

— Это и есть та долгая история, которую вы собирались мне поведать? — спросил Джек.

— Это только одна ее часть, — ответила Лори. — Меня тогда действительно чуть не уволили. И все потому, что я не слишком всерьез восприняла угрозы Бингхэма. Так что не повторяйте моих ошибок.

Как только Лори вышла, Чет потребовал полного отчета о визите к Бингхэму. Джек рассказал все, не забыв упомянуть о звонках шефу мэра и члена комиссии по здравоохранению, которые жаловались на Степлтона.

— Они жаловались персонально на тебя? — с ужасом спросил Чет.

— Конечно, — ответил Джек, — а я в этой ситуации оказался добрым самаритянином.

— Господи, что ты еще натворил?

— Я просто постарался соблюсти дипломатический этикет — задавал вопросы и делал предложения.

— Ты ненормальный! — воскликнул Чет. — Тебя чуть было не вышвырнули вон и, спрашивается, за что? Что ты стараешься доказать?

— Я никому и ничего не старался доказать, — заявил Джек.

— Я тебя не понимаю.

— Кажется, это всеобщее мнение, — усмехнулся Джек.

— Кстати, я знаю о тебе только то, что раньше ты был офтальмологом, а теперь играешь в Гарлеме в баскетбол.

— А что еще нужно обо мне знать? — спросил Джек. — Можно только добавить, что я работаю в судебно-медицинском управлении. Больше обо мне сказать нечего.

— Скажи, у тебя в жизни есть какие-нибудь радости? — спросил Чет. — Например, с кем ты общаешься? Есть ли у тебя подружка?

— Если честно, то нет.

— Ты что, голубой?

— Никак нет. Просто я на время сошел с круга.

— Тогда ничего удивительного, что ты ведешь себя как форменный псих. Вот что я тебе скажу — сегодняшний вечер мы проведем вдвоем. Пойдем поужинаем и немного выпьем. Недалеко от моего дома есть довольно уютный бар, там у нас будет время поболтать.

— Я не очень расположен говорить о себе, — отказался Джек.

— Ладно, тебе не придется говорить, ноле отказывайся, давай выберемся в эту забегаловку. Я думаю, тебе просто необходимо нормальное человеческое общение. Ты совсем одичал в своем Гарлеме.

— А что, есть нормальное человеческое общение? — философски заметил Джек.

Глава 9

СРЕДА, 22 ЧАСА 15 МИНУТ, 20 МАРТА 1996 ГОДА

Чет оказался на редкость решительным парнем. Он настоял на своем, несмотря на энергичные возражения Джека, — они сегодня ужинают вместе, и баста. В конце концов Степлтону пришлось сдаться, и около восьми часов он на своем велосипеде пересек Центральный парк, чтобы встретиться с Четом у итальянского ресторана на Второй авеню.

После ужина Чет с той же напористостью предложил немного выпить. Джек позволил приятелю расплатиться за ужин и теперь, чувствуя себя в долгу, потащился вслед за Макговерном. Сомнения охватили Джека, когда они уже поднимались по ступеням ко входу в бар. Последние несколько лет Степлтон ложился спать в десять и вставал в пять, сейчас было уже четверть одиннадцатого, и он почувствовал, что после выпитой полбутылки вина его неудержимо клонит ко сну, голова изрядно кружилась.

— Сдается мне, я не готов пить, — заявил Джек.

— Но мы уже пришли, — жалобно проговорил Чет. — Пошли, всего-то раздавим по бутылочке пива.

Отступив на шаг, Джек попытался разглядеть темный фасад — вывески над дверью не было.

— Как называется это райское место? — пробормотал он.

— "Аукцион-хаус", здесь мы и приземлимся, — сказал Чет, открывая дверь.

Джеку интерьер смутно напомнил обстановку материнского дома в Де-Мойне, что в штате Айова. Правда, там не было стойки бара из черного дерева. Обстановка заведения являлась вульгарной карикатурой на викторианский стиль — с карнизов криво свисали длинные шторы, а высокий потолок покрывали жестяные листы с грубой чеканкой, аляповато раскрашенной в пестрые цвета.

— Давай сядем вон там. — Чет указал рукой на маленький столик у окна, выходящего на Восемьдесят девятую улицу.

Джек подчинился. С этого места хорошо просматривался зал, причем Степлтон отметил, что пол сделан из навощенного дубового паркета — не слишком характерная для баров деталь. В заведении находилось около пятидесяти человек — они или стояли у стойки, или сидели на скамейках у стен, все хорошо одеты и по виду интеллигенты. Во всяком случае, Джек не заметил ни одной надетой задом наперед бейсболки. Мужчин было приблизительно столько же, сколько женщин.

Впервые за весь вечер Джеку пришло в голову, что, пожалуй, Чет оказался прав, вытащив его в бар. В таком «нормальном» окружении Степлтону не приходилось бывать уже несколько лет. Может, это и к лучшему, подумалось Джеку, он давно уже стал одиночкой, безропотно несущим свой крест. Интересно, о чем говорят все эти замечательные симпатичные люди, заполнившие зал гулом голосов? Проблема, и очень большая проблема, заключается в том, сможет ли он, Джек Степлтон, на равных общаться с подобной публикой?

Взгляд Джека остановился на Чете, который, примостившись у стойки, заказывал пиво. Нет, он, оказывается, не заказывает пиво, а треплется о чем-то с ухоженной длинноволосой блондинкой в стильном свитере и облегающих джинсах. Рядом с блондинкой Джек увидел стройную женщину в подчеркнуто неброском темном костюме — дама не принимала участия в разговоре и, казалось, была увлечена бокалом вина, который держала в руке.

В глубине души Джек позавидовал открытости приятеля и той легкости, с которой он завязывал знакомства — за обедом Макговерн с той же легкостью рассказывал Джеку свою биографию, упомянув между прочим и о том, что недавно расстался с одной женщиной-педиатром и теперь, «зависнув в воздухе», как он выразился, был готов к новому роману.

Пока Джек глазел на приятеля, тот обернулся в его сторону, и почти одновременно с ним то же самое сделали обе женщины. Все трое весело рассмеялись. Джек покраснел до корней волос — ясно, что троица перемывает ему косточки.

Чет оторвался от стойки и направился вальяжной походкой к столику. Джек в это время мучительно размышлял, не стоит ли ему побыстрее сбежать из бара, — Степлтон уже понял, что сейчас начнется.

— Эй, дружище, — заговорщически прошептал Чет, умышленно встав между Джеком и женщинами, — видишь тех двух курочек у стойки? Хороши, правда? Обе просто сногсшибательны и, знаешь что, страстно хотят с тобой познакомиться.

— Чет, это, конечно, забавно, но... — начал было Джек.

— Перестань, — прикрикнул на приятеля Чет. — Не порти мне все дело. Моя — вон та, в свитере.

Осознав, что сопротивление обойдется ему дороже, чем капитуляция, Джек сдался на милость победителя и поплелся к стойке вслед за Четом. Макговерн представил друга женщинам.

Джеку моментально стало ясно, что нашел Чет в Колин: они были одного поля ягоды — весельчаки, не лезущие за словом в карман. Своим мрачным видом Тереза только подчеркивала это сходство. Представившись, она окинула Джека невидящим взглядом светло-голубых глаз и, отвернувшись к стойке, снова занялась своим бокалом.

Чет и Колин принялись оживленно болтать. Джек, тупо глядя в затылок Терезе, мрачно размышлял, какого черта он, собственно, здесь делает. Ему давно пора в кровать, а вместо этого приходится общаться с такой же букой, как он сам.

— Чет, — произнес Джек через несколько минут, — это пустая трата времени.

Тереза резко обернулась.

— Пустая трата времени? Для кого? — зло спросила она.

— Для меня, — ответил Джек. Он с удивлением воззрился на худощавую, но с полными, чувственными губами женщину. Джек был поражен ее горячностью.

— Что тогда говорить обо мне? — продолжала наступать Тереза. — Вы думаете, я испытываю удовольствие от приставаний вышедших на охоту мужчин?

— Секундочку! — возмутился начавший закипать Джек. — Не льстите себе — я не собирался выходить ни на какую охоту, а если бы вышел, то, смею вас уверить, мне бы и в голову не пришло приударить...

— Эй, Джек, — окликнул друга Чет, — остынь!

— И ты тоже, Тереза, — вмешалась Колин. — Расслабься, мы пришли сюда порадоваться жизни.

— Я не сказал этой леди ни слова, а она начала на меня наскакивать, — пустился в объяснения Джек.

— Не надо было ничего говорить, и так все ясно, — огрызнулась Тереза.

— Ребята, успокойтесь. — Чет встал между противниками, но смотрел только на Джека. — Мы выбрались в бар пообщаться с себе подобными человеческими существами.

— Общайтесь, а мне, кажется, пора домой, — заявила Тереза.

— Нет, ты останешься здесь, — отчеканила Колин. Она беспомощно, ища поддержки, повернулась к Чету: — Поймите, она натянута, как фортепьянная струна, и поэтому я уговорила ее пойти развлечься. Иначе она скоро сгорит на работе.

— То же самое я могу сказать о Джеке, — не остался в долгу Чет. — У него точно такие же антисоциальные тенденции.

Чет и Колин продолжали мило беседовать в том же духе, словно рядом не было ни Джека, ни Терезы, — но они стояли тут же, гордо отвернувшись друг от друга, одновременно чувствуя, что попали в глупейшее положение.

Выпив по глотку и отставив стаканы, Чет и Колин продолжали с жаром обсуждать чудачества своих друзей.

— Личная жизнь Джека сводится к проживанию черт знает в каких трущобах и игре в баскетбол с убийцами, — пожаловался на приятеля Чет.

— У него по крайней мере есть хоть какая-то личная жизнь, — посетовала Колин, — а бедняжка Тереза живет в обществе восьмидесятилетних стариков и пропадает на работе. Воскресную прогулку ей заменяет поход к мусорному контейнеру.

Чет и Колин от души рассмеялись и начали обсуждать последний виденный ими обоими бродвейский спектакль.

Сжимая в руках свои стаканы, словно это были эфесы шпаг, Тереза и Джек обменялись нерешительными быстрыми взглядами.

— Чет сказал, что вы доктор. Это действительно так? — спросила Тереза. Тон ее значительно смягчился.

Джек объяснил, кто такой судебно-медицинский патологоанатом. Услышав, что враги заговорили, Чет счел нужным вмешаться:

— Мы сейчас имеем честь и удовольствие пребывать в обществе самого лучшего и самого блестящего патологоанатома нашего управления. На днях, а именно сегодня утром, Джек прославился поставленным им диагнозом и стал героем дня. Несмотря на рогатки своих противников, он сумел поставить и отстоять диагноз чумы.

— Чумы? Здесь, в Нью-Йорке? — не на шутку встревожилась Колин.

— В Манхэттенском центральном госпитале, — ответил Чет.

— Боже мой! — воскликнула Тереза. — Однажды я лежала в этом госпитале. Чума — это ведь большая редкость, правда?

— Очень большая, — заговорил Джек. — В Соединенных Штатах каждый год регистрируется несколько случаев, но обычно они наблюдаются в какой-нибудь западной глухомани и летом.

— Она очень заразна? — спросила Колин.

— Чума может быть очень заразной, — ответил Джек. — Особенно легочная форма, а как раз она-то и была у моего больного.

— А вы не могли от него заразиться? — Обе женщины инстинктивно отпрянули от Джека.

— Нет, — ответил он. — Даже если бы мы заразились, то не представляли бы опасности для окружающих до развития воспаления легких. Так что можете от нас не шарахаться.

Несколько смутившись, Колин и Тереза вернулись к стойке бара.

— Каковы шансы, что в городе возникнет эпидемия? — спросила Тереза.

— Если бактериями чумы заражены популяции грызунов в Нью-Йорке, особенно крысы, и если этих грызунов много, то в городских гетто возможны проблемы, — начал объяснять Степлтон. — Но скорее всего очаг ограничен и не будет расширяться. Последняя настоящая вспышка чумы в Штатах произошла в тысяча девятьсот девятнадцатом году. Тогда было зарегистрировано двенадцать случаев. А ведь случилось это в доантибиотическую эру. Так что не думаю, что разразится настоящая эпидемия, тем более что Манхэттенский госпиталь очень серьезно отнесся к данному случаю.

— Я полагаю, вы сообщили в газеты о случае чумы? — серьезно проговорила Тереза.

— Только не я, — отозвался Джек. — Это не мое дело.

— Разве вам не кажется, что общественность должна быть подготовлена? — не отставала Тереза.

— Нет, мне так не кажется. Средства массовой информации раздуют из этого случая настоящую сенсацию, и все станет только хуже. Одно лишь слово «чума» способно вызвать панику, а что может быть страшнее и бесполезнее?

— Может быть, и так, — нехотя согласилась Тереза. — Но все же я убеждена, что люди будут лучше себя чувствовать, если смогут сознательно избежать контакта с чумой. Значит, их надо предупредить.

— Это чисто академический спор, — закончил дискуссию Джек. — Репортеры, будьте уверены, пронюхают обо всем. Держу пари, что уже в сегодняшних новостях...

— Давайте сменим пластинку, — перебил друга Чет. — Пусть лучше подруги расскажут о себе. Интересно, чем вы занимаетесь?

— Мы — художественные директора в одной довольно крупной рекламной компании, — ответила Колин. — Во всяком случае, я — художественный директор, а Тереза у нас теперь большая шишка — она руководитель творческой группы.

— Это впечатляет! — восхитился Чет.

— Может быть, прозвучит странно, но мы сейчас тоже косвенно связаны с медициной, — добавила Колин.

— Что вы имеете в виду под связью с медициной? — насторожился Джек.

— Один из наших крупнейших заказчиков — Национальный совет по здравоохранению, — вступила в разговор Тереза.

— Все это достойно сожаления, — произнес Джек. Замечание прозвучало довольно сухо.

— Вы недовольны, что мы работаем с советом?

— Возможно, — хмуро проронил Джек.

— Можно спросить почему?

— Я вообще против рекламы в медицине, — ответил Джек. — Особенно когда рекламируются такие монстры от здравоохранения.

— Почему? — удивилась Тереза.

— Во-первых, единственная функция рекламы — увеличение доходов за счет увеличения числа клиентов. Все рекламные ролики — это не что иное, как преувеличение, полуправда и раздувание поверхностных благоприятных качеств того или иного товара. Все это не имеет ни малейшего отношения к истинному качеству здравоохранения и не способствует его улучшению. Во-вторых, рекламные кампании стоят бешеных денег, а это уже преступление, так как меньше денег остается на лечение данного, конкретного пациента.

— Вы закончили? — спросила Тереза.

— Если подумать, то я смогу привести еще не один довод, — ответил Джек.

— Я решительно с вами не согласна, — в тон Джеку, с такой же убежденностью начала возражать Тереза. — Я думаю, что любая реклама, высвечивая различия, создает соревновательную среду, которая в конечном счете идет на пользу потребителю.

— Это пустое умствование, — отмахнулся Джек.

— Объявляется тайм-аут, друзья мои. — Чет снова встал между спорщиками. — Вы оба вновь выходите из-под контроля. Давайте же наконец сменим тему. Почему бы не поговорить о сексе или, к примеру, о религии?

Колин весело рассмеялась и игриво шлепнула Чета по плечу.

— Я же серьезно, — запротестовал Чет, невольно рассмеявшись вслед за Колин. — Давайте поговорим о религии — теперь в барах принято исповедоваться на ночь глядя. Пусть каждый расскажет о своей вере — начнем с меня...

Следующие полчаса они действительно говорили о религии, и Джек с Терезой на время забыли о своей пикировке, от души наслаждаясь остроумием Чета.

В половине двенадцатого Джек взглянул на часы и не поверил своим глазам — неужели уже так поздно?

— Прошу меня простить, — сказал он, прерывая оживленный разговор, — но мне пора идти. Мне предстоит довольно долгая велосипедная прогулка.

— Велосипедная? — переспросила Тереза. — Вы что, ездите по городу на велосипеде?

— Он вообще потенциальный самоубийца, — заявил Чет.

— Где же вы живете? — поинтересовалась Тереза.

— Чуть подальше Вест-Сайда, — ответил Джек.

— Спросите его, что значит «чуть», — расхрабрился Чет.

— Ну правда, скажите где? — не унималась Тереза.

— Я живу на Сто шестой улице, — признался Джек, — если уж быть совсем точным.

— Но это же Гарлем! — ужаснулась Колин.

— Я же говорю, что он самоубийца, — произнес Чет.

— Только не говорите, что хотите в этот час проехать на велосипеде через Центральный парк, — сказала Тереза.

— Ничего страшного, — возразил Джек, — я очень быстро езжу.

— Не понимаю, зачем самому нарываться на неприятности, — пробурчала Тереза. Наклонившись, она подняла с пола стоявший у ее ног кейс. — У меня, правда, нет велосипеда, но я с нетерпением жду встречи со своей постелью.

— Подождите секунду, друзья мои! — воскликнул Чет. — Мы с Колин решили взять инициативу в свои руки, правда, Колин? — Он развязно положил руку на плечо женщине.

— Правда, — ответила Колин в знак согласия.

— Мы решили, — продолжал Чете напускной строгостью, — что вы, двое отшельников, не уйдете сегодня домой до тех пор, пока не согласитесь завтра поужинать с нами.

Колин огорченно покачала головой и выскользнула из-под руки Чета.

— Думаю, что из этого ничего не получится, — сказала она, — у нас на работе совершенно немыслимые сроки, нам придется задержаться допоздна.

— И где мы сможем поужинать? — спросила вдруг Тереза.

Колин бросила на подругу взгляд, полный изумления.

— Здесь недалеко, за углом, у Элейн, — ответил Чет, — что-нибудь около восьми часов. Возможно, нам удастся увидеть там парочку знаменитостей.

— Думаю, что я не смогу... — начал было Джек.

— Твои возражения меня совершенно не интересуют, — прервал друга Чет. — Поиграешь в мячик в следующий раз, а завтра ты ужинаешь с нами.

Джек слишком устал, чтобы возражать, он покорно пожал плечами — ну что с вами поделаешь...

— Итак, решено? — спросил Чет. Все согласно кивнули.

На улице женщины сели в такси. Они предложили Чету поехать с ними, но тот отказался, сославшись на то, что живет по соседству.

— Вы не хотите оставить здесь на ночь велосипед? — спросила Тереза у Джека, снимавшего с цепи своего «мустанга».

— Ни в коем случае. — Джек вскочил в седло и помахал рукой компании.

Тереза дала адрес таксисту, и машина, свернув налево, поехала по Второй авеню на юг. Колин, помахав Чету, повернулась к своей начальнице.

— Вот это сюрприз, — произнесла Колин. — Представляешь — встретить в баре двух приличных мужчин. Нет, все-таки подобное случается, когда меньше всего на это рассчитываешь.

— Да, они хорошие парни, — согласилась Тереза, — и, кажется, действительно пришли в бар не в поисках «клубнички». Слава Богу, что они не говорили о спорте и о цене акций — кажется, в этом городе на спорте и акциях помешаны все мужчины.

— Самое смешное, что моя мать всегда хотела, чтобы я встретила и полюбила врача, — радостно улыбнулась Колин.

— Мне кажется, что они не очень-то типичные врачи, — возразила Тереза. — Особенно Джек. У него какое-то странное отношение к жизни. Мне думается, что он тяжело переживает какую-то трагедию и сильно на ней зациклился. Как ты думаешь — мотаться по городу на велосипеде?!

— Это как раз гораздо легче того, чем они заняты на работе. Ты можешь себе представить — целый день копаться в покойниках?

— Не знаю, — задумчиво ответила Тереза, — думаю, что ненамного приятнее иметь дело с банками и налоговой инспекцией.

— Признаться, ты меня здорово удивила, когда согласилась поужинать завтра в их компании, — сказала, помолчав, Колин. — Особенно если учесть нашу катастрофу с Национальным советом.

— Именно поэтому-то я и согласилась, — возразила Тереза. Она заговорщически улыбнулась подруге. — Мне хочется поговорить с Джеком Степлтоном. Хочешь — верь, хочешь — но мне кажется, что он подал мне грандиозную идею относительно новой рекламной кампании Национального совета! Интересно, какова будет его реакция, если он об этом узнает? С его филистерским отношением к рекламе... Нет, Джека определенно хватит удар.

— Что же это за идея? — заинтересовалась Колин.

— Она касается чумы, — ответила Тереза. — Единственным серьезным соперником Национального совета является «Америкэр». Для успеха нашей кампании достаточно будет упомянуть в рекламе о случаях чумы в госпитале, принадлежащем компании «Америкэр». Испугавшись, народ бросится в объятия Национального совета.

У Колин вытянулось лицо.

— Мы не можем использовать чуму в рекламных целях, — возразила она.

— Черт возьми, я не собираюсь использовать ее прямолинейно, — заверила Тереза. — В рекламе просто надо подчеркнуть, что госпиталь Национального совета располагается в новом и чистом здании. Мнение о госпитале «Америкэр» сложится само собой и в общественном сознании неизбежно станет ассоциироваться с чумой. Я прекрасно знаю, как выглядит Центральный манхэттенский госпиталь — приходилось там лежать. Здание, конечно, реконструировано, но все равно это старая больница. Госпиталь Национального совета в данном случае выступает антитезой. Представляешь себе ролик — люди едят с пола в госпитале Национального совета, и в их сознание внедряется мысль о том, что там царят порядок и чистота. Людям всегда будет импонировать уверенность, что их госпиталь новый и чистый, особенно в свете всех последних разговоров о бактериях, устойчивых к действию антибиотиков.

— Мне нравится такая идея, — загорелась Колин. — Если этот способ не поможет поднять акции Национального совета, то ему уже ничто не поможет.

— Я даже придумала удачную строчку текста, — продолжала Тереза. — «Вы можете доверять только нам: корень слова „здравоохранение“ — здоровье».

— Прекрасно, я просто в восторге! — воскликнула Колин. — Завтра прямо с утра начнем вкалывать!

Такси подъехало к дому Терезы. Прежде чем уйти, она наклонилась к Колин.

— Спасибо, что вытащила меня сегодня в свет. Это была превосходная во всех отношениях идея.

— Не за что, — зардевшись, ответила Колин и вскинула кверху большой палец.

Глава 10

ЧЕТВЕРГ, 7 ЧАСОВ 25 МИНУТ, 21 МАРТА 1996 ГОДА

Будучи человеком достаточно педантичным, Джек, как правило, появлялся на работе в одно и то же время, но в это утро он опоздал на целых десять минут. Виной было легкое похмелье, с которым он проснулся. Он очень давно не пил алкоголя и успел забыть, как тяжко переносит пробуждение после выпивки. В результате Джеку пришлось несколько дольше, чем обычно, простоять под душем, да и ехал он на работу не с такой головокружительной, как всегда, скоростью.

Пересекая Первую авеню, Джек с изумлением увидел картину, которую раньше ему не приходилось наблюдать. Напротив здания Управления судебно-медицинской экспертизы, ощетинившись антеннами, стоял автобус телевидения.

Слегка изменив привычный маршрут, Джек объехал автобус. Внутри никого не было. У входа в здание толпилась группа репортеров.

Любопытствуя, что бы это могло значить, Джек торопливо въехал на стоянку, поставил велосипед на привычное место и поспешил в диспетчерскую.

Как и всегда, Лори и Винни были уже на местах. Джек приветствовал коллег, но не остановился, а проследовал дальше, в вестибюль. Там было полно людей — яблоку упасть негде. Такого в их управлении еще не наблюдалось.

Джек вернулся в диспетчерскую.

— Черт подери, что здесь происходит? — поинтересовался он у Лори.

— Уж кто-кто, а вы должны знать лучше всех, — ответила женщина, не подняв головы от стола — она была занята составлением плана сегодняшних вскрытий. — Это столпотворение из-за эпидемии чумы!

— Эпидемии? — переспросил пораженный Джек. — Что, есть еще случаи?

— Вы ничего не слышали? — в свою очередь удивилась Лори. — Вы сегодня утром смотрели телевизор?

— У меня нет телевизора, — признался Джек. — В нашем районе иметь телевизор — значит нарваться на неприятности.

— Короче, за ночь к нам поступили еще две жертвы болезни, — пояснила Лори. — У одного пациента точно чума, во всяком случае, диагноз весьма и весьма вероятен — в госпитале провели тест с флюоресцирующими антителами, и он оказался положительным. В другом случае есть лишь подозрение на чуму — клинические данные говорят именно о ней, хотя тест с антителами оказался отрицательным. Кроме того, в госпитале находятся несколько лихорадящих больных, которых пришлось изолировать.

— И все это происходит в Центральном манхэттенском госпитале? — на всякий случай поинтересовался Джек.

— Вы угадали, — ответила Лори.

— Из этих больных кто-нибудь контактировал с Нодельманом? — задал Джек следующий вопрос.

— У меня пока не было времени это узнать, — ответила Лори. — Вам очень интересно? Если да, то эти случаи получите вы.

— Я на это и рассчитывал, — сказал Джек. — У кого из них диагноз чумы выставлен предположительно?

— У Катрин Мюллер, — ответила Лори. Она протянула Джеку папку с историей болезни.

Присев на краешек стола, за которым работала Лори, Джек раскрыл папку. Пролистав страницы, он углубился в чтение данных опроса и клинического обследования. Из истории болезни Джек узнал, что женщину доставили в отделение неотложной помощи Манхэттенского госпиталя в шестнадцать часов с подозрением на молниеносно текущую чуму. Скончалась больная через девять часов после поступления, несмотря на массивную антибиотикотерапию.

Джек поинтересовался, где работала женщина. Так, ничего удивительного, место работы — Центральный манхэттенский госпиталь. Можно допустить, что был прямой контакт с Нодельманом. К сожалению, в истории болезни не указывалось, в каком именно отделении работала покойная. «Катрин Мюллер была либо медицинской сестрой, либо лаборанткой», — подумал Джек.

Читая подобранные экспертом данные, Степлтон не мог не восхититься работой Джейнис Егер. После их телефонного разговора Джейнис добавила к анамнезу данные о путешествиях, домашних животных и гостях. В случае с Катрин Мюллер все они оказались отрицательными.

— Так, а где у нас подозрение на чуму? — поинтересовался Джек.

Лори протянула ему следующую папку.

Удивлению его не было предела — больная не только не работала в Манхэттенском госпитале, она наверняка не знала о существовании Нодельмана. Имя покойной — Сьюзен Хард. Так же как и Нодельман, она была пациенткой госпиталя, но лежала не в терапии, а в акушерско-гинекологическом отделении после кесарева сечения. Джек был сбит с толку.

Из документа выяснилось, что после двадцатичетырехчасового пребывания в госпитале Сьюзен Хард начала жаловаться на головную боль, боли в мышцах, сильную слабость и нарастающий кашель. Эти симптомы появились через восемнадцать часов после операции кесарева сечения, в ходе которой миссис Хард произвела на свет здорового ребенка. Восемь часов спустя Сьюзен Хард была мертва.

Из чистого любопытства Джек поинтересовался местожительством Сьюзен. Нодельман жил в Бронксе, но миссис Хард едва ли когда-нибудь там бывала — она жила на Манхэттене, явно не в этническом гетто.

Из описания Егер стало ясно, что всю беременность Сьюзен просидела дома и никуда не ездила. Из животных в доме Хардов жил только старый, но вполне здоровый пудель. Что касается визитеров, то в доме побывали деловые партнеры мужа миссис Хард, приехавшие из Индии за три недели до посещения Хардов. Все гости были здоровы.

— Джейнис Егер еще здесь? — спросил Джек у Лори.

— Пятнадцать минут назад она точно еще была здесь. Джек нашел Джейнис на том же месте, где и в прошлое утро.

— Вы самоотверженный служака, — с порога окликнул ее Степлтон.

Джейнис оторвалась от работы, глаза ее покраснели от усталости.

— Сегодня было так много смертей — я совершенно зашилась. Скажите, я правильно провела опрос, касающийся случаев инфекции?

— Абсолютно правильно, — похвалил ее Джек. — Опрос произвел на меня очень хорошее впечатление. Но я хочу задать вам еще парочку вопросов.

— Давайте, — вздохнула Джейнис.

— Скажите, далеко ли от терапевтического отделения находится акушерско-гинекологическое?

— Они находятся рядом — на седьмом этаже.

— Вы шутите! — воскликнул Джек.

— Это так важно? — спросила Джейнис.

— Не имею об этом ни малейшего представления, — честно признался Джек. — Скажите, может ли больная из акушерского отделения случайно забрести в терапию?

— Вы ставите меня в тупик, — покраснела Джейнис. — Этого я не знаю, но думаю, что вряд ли.

— Я тоже так думаю, — вслух произнес Джек, а про себя подумал: «Но если это невозможно, то каким образом миссис Хард умудрилась подцепить заразу?» Было что-то ненормальное во всей этой эпидемии. В голове даже мелькнула шальная мысль о стаях крыс, живущих в вентиляционной системе седьмого этажа.

— У вас есть еще вопросы? — нетерпеливо спросила Джейнис. — Я хочу поскорее убраться отсюда, а мне еще надо закончить последнюю историю болезни.

— Есть еще один вопрос, — сказал Джек. — Вы указали, что Катрин Мюллер была сотрудницей Манхэттенского госпиталя, но не уточнили, в каком отделении она работала. Кто она была — сестра или лаборантка?

Порывшись в своих ночных записях, Джейнис отыскала листок с данными о Мюллер. Просмотрев записи, она взглянула на Джека.

— Она не была ни сестрой, ни лаборанткой. Катрин Мюллер работала в отделе централизованного снабжения.

— Вот так, — разочарованно протянул Степлтон.

— Очень жаль, — произнесла Джейнис, — но мне сообщили именно это.

— Я вас нив чем не обвиняю. — Джек безнадежно махнул рукой. — Просто мне очень хочется, чтобы во всем этом просматривалась хоть какая-то логика. Каким образом может женщина, работающая в отделе снабжения, контактировать с больным, находящимся на седьмом этаже? Где расположен отдел снабжения?

— Кажется, на одном этаже с оперблоком, — ответила Джейнис. — Это на третьем этаже.

— Отлично, благодарю вас, — галантно произнес Джек. — А теперь бегите домой и ложитесь спать.

— Я так и поступлю, — согласилась Джейнис.

Обескураженный Джек направился обратно в диспетчерскую. Во всем происходящем не было никакого смысла. Обычно не представляло никакого труда проследить развитие того или иного инфекционного заболевания в семье или в населенном пункте. Обязательно был первичный очаг, из которого болезнь распространялась либо путем прямого контакта, либо переносчиками — например, насекомыми. Никакой тайны. С этой злополучной вспышкой чумы все не так. Единственным объединяющим фактором в данной эпидемии было то, что все случаи имели место в Манхэттенском госпитале.

С отсутствующим видом Джек кивнул сержанту Мерфи, который только что занял свое место в комнатке охраны. Улыбчивый ирландец радостно помахал в ответ рукой.

Джек замедлил шаг. В случае со Сьюзен Хард было одно противоречие — она заболела спустя сутки после поступления в госпиталь, а инкубационный период легочной чумы составляет как минимум двое суток. Значит, заразилась она по меньшей мере за один день до госпитализации. Джек вернулся в кабинет Джейнис Егер.

— Еще один вопрос, — прямо с порога выпалил Степлтон. — Не посещала ли Сьюзен Хард госпиталь до поступления?

— Ее муж сказал, что нет, — ответила Джейнис. — Я специально задавала этот вопрос. Как выяснилось, она вообще ненавидела больницы и согласилась на госпитализацию только в самый последний момент.

Джек кивнул в знак благодарности.

— Спасибо, — проронил он, придя в еще большее недоумение.

Возвращаясь в предсекционную, Джек продолжал напряженно думать. Полученная информация опрокидывала все привычные представления и заставляла предположить, что источники вспышки возникли одновременно в нескольких разных местах. Это было невероятно. Другая возможность — необычайно короткий, меньше двадцати четырех часов, инкубационный период. Это означало, что и Сьюзен Хард, и Дональд Нодельман, и Катрин Мюллер пали жертвой нозокомиальной инфекции. Вся проблема заключается в том, что для такого варианта требуется огромная доза инфекционного агента, что также выглядело не слишком правдоподобно. Сколько же для этого должно было скопиться в вентиляционных трубах одновременно кашляющих больных крыс?

В предсекционной Джек вытащил из рук Винни спортивный выпуск «Дейли ньюс» и увлек упиравшегося санитара в раздевалку.

— Что вы всегда приходите в такую рань? — заныл Винни. — У вас что, совсем нет личной жизни?

Джек ткнул в грудь Винни папку с историей Катрин Мюллер.

— Помнишь поговорку: «Кто рано встает, тому Бог дает»?

— О Господи, — буркнул Винни. Взяв из рук Джека папку, он раскрыл ее. — Мы начнем с этой женщины? — спросил он.

— Будем продвигаться от известного к неизвестному, — ответил Степлтон. — У этой умершей тест с флюоресцентными антителами к чумному антигену оказался положи тельным, так что поплотнее застегни свой скафандр.

Через пятнадцать минут Джек приступил к вскрытию. Много времени отнял наружный осмотр тела — Джек старательно искал следы укусов насекомых. Это была не слишком простая задача, так как все тело сорокачетырехлетней Катрин Мюллер, страдавшей ожирением, оказалось сплошь покрытым родинками, бородавками и пятнами. Укусов Джек не нашел, хотя несколько повреждений показались ему подозрительными, и он для верности их сфотографировал.

— На этом трупе нет гангрены, — заявил Винни.

— Пурпуры тоже нет, — отозвался Джек.

К тому моменту, когда Джек приступил к исследованию внутренних органов, стали собираться другие сотрудники. Работа закипела и за соседними столами. Прозвучало несколько язвительных замечаний касательно того, что Джек Степлтон стал выдающимся экспертом по чуме, но Джек пропустил подначки мимо ушей, слишком уж он был поглощен своим занятием.

Легкие Мюллер оказались очень похожими на легкие Нодельмана — та же долевая пневмония, те же очаги уплотнения и ранних стадий некроза. Шейные и трахеальные лимфатические узлы также были вовлечены в процесс.

— То же самое, что у Нодельмана, или даже хуже, — прокомментировал Джек. — Это пугает.

— Не надо мне ничего подобного говорить, — жалобно заныл Винни — Когда я сталкиваюсь с такими случаями, то спрашиваю себя, почему не стал садовником.

Джек уже заканчивал исследование, когда в дверях появился Кальвин — его огромный силуэт нельзя было спутать ни с каким другим. Рядом с Вашингтоном стоял человек, в два раза меньший ростом. Кальвин решительно направился к столу Джека.

— Нашли что-нибудь необычное? — поинтересовался Кальвин, разглядывая разложенные на лотках внутренние органы.

— Со стороны внутренних изменений данный случай является повторением вчерашнего.

— Ясно. — Кальвин выпрямился во весь свой исполинский рост и представил Джеку своего спутника — городского эпидемиолога Клинта Абеляра.

Джек увидел знакомую уже выступающую челюсть, но из-за бликов на пластиковой маске не сумел разглядеть беличьи глаза. Интересно, сегодня Абеляр окажется таким же сварливым, как и вчера?

— Как говорит доктор Бингхэм, вы уже встречались, — сказал Кальвин.

— Встречались, — обронил Джек. Эпидемиолог предпочел промолчать.

— Доктор Абеляр пытается выявить источник вспышки чумы, — продолжал Кальвин.

— Это похвально, — произнес Джек.

— К нам он пришел за получением возможной новой информации, — пояснил Вашингтон. — Расскажите, что вам удалось обнаружить.

— С удовольствием, — с готовностью согласился Джек. Он начал с данных наружного осмотра, упомянув о кожных нарушениях, показавшихся ему следами укусов насекомых. Потом Степлтон перешел к данным осмотра внутренних органов, обратил внимание на массивные поражения легких, лимфатических узлов, печени и селезенки. За время рассказа Клинт Абеляр не проронил ни слова.

— Вот и все, — закончил Джек, аккуратно уложив печень обратно в лоток. — Видите, это такой же тяжелый случай, как Нодельман, и неудивительно, что пациентка столь быстро скончалась.

— Что вы можете сказать о Хард? — нарушил молчание Абеляр.

— Она будет следующей, — ответил Джек.

— Вы не возражаете, если я поприсутствую? — поинтересовался Клинт.

В ответ Джек пожал плечами.

— Это зависит от доктора Вашингтона, — ответил он.

— Нет проблем, — разрешил Кальвин.

— Если можно, я хочу задать вам один вопрос, — обратился Степлтон к Абеляру. — Каково ваше мнение, откуда взялась эта чума?

— Пока не знаю, — резко парировал Абеляр.

— Ну хоть какие-то мысли у вас есть? — настаивал Джек, стараясь избежать саркастических ноток. Кажется, сегодня Клинт был в сносном настроении.

— Мы обследовали на чуму популяции грызунов Манхэттена, — снизошел до ответа Клинт.

— Блестящая идея, — поддержал эпидемиолога Джек. — Расскажите, как именно вы это делаете?

Клинт помолчал, словно не желая разглашать секрет государственной важности.

— Нам помогает городской отдел инфекционных заболеваний — они поручили своему сотруднику организовать отлов и исследование животных.

— Вам посчастливилось? — спросил Джек.

— Некоторые из пойманных вчера ночью крыс оказались больны, но не чумой.

— А что насчет госпиталя? — продолжал спрашивать Джек, несмотря на явное нежелание Клинта идти на контакт. — Женщина, которую мы только что вскрыли, работала в отделе централизованного снабжения госпиталя. Кажется, что причиной ее заболевания, как и заболевания Нодельмана, явилась нозокомиальная инфекция. Как вы полагаете, заразилась ли она от какого-то первичного источника или при контакте с Нодельманом?

— Этого мы не знаем, — признался Абеляр.

— Если она заразилась от Нодельмана, то каковы ваши предположения о возможных путях распространения инфекции? — спросил Джек.

— Мы проверили систему вентиляции и кондиционирования воздуха в госпитале, — ответил Клинт. — Все фильтры на месте; кроме того, мы установили, что их регулярно и вовремя меняют.

— Что вы думаете о ситуации с лабораторией?

— Что вы хотите сказать? — насторожился Абеляр.

— Вы знаете, что врач-лаборант из микробиологической лаборатории по клиническим данным заподозрил чуму и сообщил об этом своему шефу, но последний отговорил его от проведения соответствующих исследований?

— Этого я не знал, — промямлил Клинт.

— Если бы заведующий лабораторией разрешил врачу провести необходимое исследование, то диагноз был бы поставлен, и можно было бы вовремя начать адекватное лечение, — констатировал Джек. — Кто знает, может быть, это спасло бы пациенту жизнь. Проблема заключается в том, что лаборатория сокращена до минимума, должность старшего врача-лаборанта в микробиологической лаборатории упразднена только из-за того, что «Америкэр» хочет во что бы то ни стало сэкономить, так сказать, на спичках.

— Обо всем этом мне неизвестно, — признался Клинт. — Но лабораторная диагностика не предотвратила бы другие случаи чумы.

— Вы правы, — согласился Степлтон. — Так или иначе, но вам еще только предстоит выяснить пути распространения инфекции. К сожалению, сегодня вы знаете так же мало, как и вчера.

— Я бы не стал делать столь далеко идущих выводов, — пробормотал Клинт.

На скрытом маской лице Джека появилась довольная улыбка. Он получал какое-то естественнее наслаждение, ставя на место заносчивого эпидемиолога.

— Есть ли признаки заболевания у медперсонала? — продолжал допрос Джек.

— Есть несколько лихорадящих медсестер, все они изолированы и находятся на карантине, — ответил Клинт. — Хотя ни у кого из них пока нет признаков чумы, мы подозреваем, что это именно она. Эти медицинские сестры контактировали с Нодельманом.

— Когда вы начнете вскрытие Хард? — вмешался Кальвин.

— Приблизительно через двадцать минут, — ответил Джек, — когда Винни все подготовит.

— Пойду пока посмотрю, что творится на соседних столах, — сказал Кальвин Клинту. — Останетесь тут с доктором Степлтоном или пойдете со мной?

— Я пойду с вами, если вы не возражаете, — ответил Абеляр.

— Кстати, Джек, — проговорил, отходя, Вашингтон. — Наверху полно телевизионщиков, они, как ищейки, рыщут по всем кабинетам. Так вот, я бы не хотел, чтобы вы устроили здесь какую-нибудь самодеятельную пресс-конференцию. Вся информация для прессы должна исходить от миссис Донателло или ее заместителя. Только они уполномочены давать сведения, касающиеся деятельности управления. Вы меня поняли?

— У меня нет никакого желания встречаться с прессой, — заверил начальника Джек.

Кальвин направился к следующему столу, Клинт поспешил вслед за ним.

— Я бы не сказал, что этот парень горит желанием общаться с вами, — заметил Винни, когда Клинт и Кальвин отошли на достаточное расстояние. — И пожалуй, я его понимаю.

— Этот мышонок стал очень желчным после нашей первой встречи, — заметил Джек. — Не знаю, в чем его проблемы, но, по-моему, он просто надутый гусак, если хочешь знать мое мнение.

— Смеется обгорелый горшок над закопченным котелком, — пробурчал Винни.

Глава 11

ЧЕТВЕРГ, 9 ЧАСОВ 30 МИНУТ, 21 МАРТА 1996 ГОДА НЬЮ-ЙОРК

— Мистер Лагенторп, вы меня слышите? — обратился доктор Дойл к своему больному.

Лагенторп, тридцативосьмилетний афроамериканец, инженер нефтяной компании, поступил в госпиталь с обострением бронхиальной астмы. Этим утром, в начале четвертого, он проснулся от нарастающей одышки. Обычные средства, предписанные домашним врачом, не сняли приступ, Дональд Лагенторп вызвал «скорую помощь» и в четыре утра поступил в Центральный манхэттенский госпиталь. В четверть пятого вызвали доктора Дойла — обычные больничные мероприятия тоже оказались неэффективными.

Дональд открыл глаза. Он не спал, просто смежил веки, пытаясь отдохнуть и расслабиться. Приступ вымотал и напугал его. Чувство невозможности вдохнуть нужное количество воздуха было настоящей пыткой, такого удушья Дональд не испытывал еще ни разу в жизни, а болел он уже довольно давно.

— Как вы себя чувствуете? — поинтересовался доктор Дойл. — Я понимаю, через что вам пришлось пройти, должно быть, вы страшно утомлены.

Доктор Дойл был одним из той редкой, ныне вымирающей породы врачей, которые умеют сочувствовать пациенту, воспринимая его страдания как свои собственные.

Дональд энергично кивнул, давая понять, что с ним все в порядке, — кислородная маска, надетая на лицо, мешала говорить.

— Я бы хотел, чтобы вы задержались в госпитале еще на несколько дней, — сказал доктор Дойл. — Ваш сегодняшний приступ было довольно трудно купировать.

Дональд снова кивнул — доктор мог бы об этом и не говорить.

— Мне хотелось бы подержать вас на внутривенных инфузиях стероидных гормонов, — продолжал объяснять доктор Дойл.

Дональд снял с лица кислородную маску.

— Может быть, я смогу принимать стероиды дома? — спросил он.

Насколько Лагенторп был благодарен госпиталю зато, что ему помогли в самую тяжелую минуту, настолько же хотел он оказаться дома теперь, когда все более или менее успокоилось и он стал нормально дышать. Дома он мог бы, кроме того, заняться работой. Приступ астмы случился, как всегда, в самый неподходящий момент, а ведь на следующей неделе Дональд должен вернуться в Техас, на месторождение, там тоже было полно работы.

— Я понимаю, что вы не хотите оставаться в госпитале, — посочувствовал больному доктор Дойл. — Я сам вел бы себя точно так же. Но полагаю, что при сложившихся обстоятельствах вам было бы лучше остаться. Я хочу не только полечить вас стероидами, здесь вы сможете подышать увлажненным, чистым, не раздражающим дыхательные пути воздухом. К сожалению, дома это сделать невозможно. Кроме того, мне хочется последить за вашей максимальной скоростью выдоха. Я вам уже объяснял, что этот показатель еще не вернулся к норме и остается очень низким.

— И на сколько дней вы планируете меня здесь задержать? — поинтересовался Дональд.

— Уверен, что вы пробудете всего пару дней, — заверил больного доктор Дойл.

— Понимаете, мне надо вернуться в Техас, — пустился было в объяснения Дональд.

Доктор Дойл оживился:

— Скажите, давно вы приехали из Техаса?

— На прошлой неделе, — ответил Лагенторп.

— Гм-м, — задумчиво протянул Дойл. — Не подвергались ли вы там воздействию каких-нибудь раздражающих факторов?

— Нет, если, конечно, не считать этой проклятой техасской кухни, — попытался пошутить Дональд.

— Вы не завели недавно какое-нибудь домашнее животное? — продолжал спрашивать доктор Дойл. Самым трудным влечении хронических астматиков является выяснение факторов, провоцирующих приступы. Часто те же факторы вызывают у больных аллергию.

— Моя подруга завела недавно новую кошку, — вспомнил Дональд. — Когда я бываю у этой знакомой, кошка постоянно меня царапает.

— Когда вы были у вашей знакомой последний раз? — спросил врач.

— Вчера вечером, — сказал Дональд. — Но домой я вернулся уже в одиннадцать, и все было нормально. Я спокойно дышал, когда ложился спать.

— В этом еще предстоит разобраться, — глубокомысленно заметил доктор Дойл. — А пока я все же настаиваю на том, чтобы вы задержались у нас. Что вы на это скажете?

— Вы врач, вам виднее, — неохотно согласился с Дойлом Лагенторп.

— Благодарю вас, — произнес Дойл.

Глава 12

ЧЕТВЕРГ, 9 ЧАСОВ 45 МИНУТ, 21 МАРТА 1996 ГОДА

— Будь ты неладен! — вполголоса ругнулся Джек, приступая к вскрытию тела Сьюзен Хард.

Клинт Абеляр, словно надоедливый комар, маячил у него за спиной, переминаясь с ноги на ногу, и действовал Джеку на нервы.

— Клинт, почему бы вам не обойти стол и не встать напротив меня? — предложил эпидемиологу Джек. — Отсюда вам будет намного лучше все видно.

Клинт послушно переместился вокруг стола и, заложив руки за спину, встал напротив Степлтона.

— А теперь не двигайтесь, — едва слышно процедил сквозь зубы Джек. Ему очень не нравилось присутствие Клинта, но выбора не было, приходилось терпеть.

— Грустная это картина — такая молодая женщина на секционном столе, — неожиданно сказал Клинт.

Джек поднял голову. От Клинта он не ожидал подобной реплики, для него 3io чересчур человечно. В представлении Джека Клинт Абеляр был законченным бесчувственным и высокомерным бюрократом.

— Сколько ей было лет? — спросил Клинт.

— Двадцать восемь, — ответил Винни, стоявший в изголовье стола.

— Смотришь на ее позвоночник и понимаешь, что она прожила не слишком сладкую жизнь, — продолжал Клинт.

— Она действительно перенесла несколько больших операций на позвоночнике, — вступил в разговор Джек.

— Да, это двойная трагедия — ведь она только что родила ребенка, а он сразу остался без матери, — Клинт совершенно расчувствовался.

— Это ее второй ребенок, — подлил масла в огонь Винни.

— Мне следует поговорить с мужем, — сказал Клинт. — Как, должно быть, ужасно остаться без любимой супруги.

Джек почувствовал, что теряет над собой контроль. Появилось страшное желание двинуть Клинта так, чтобы тот полетел вверх тормашками. Подавив это мимолетное желание, Джек резко повернулся и почти бегом выскочил в предсекционную. Опершись о край раковины, Джек, не обращая внимания на панические крики Винни, постарался успокоиться и взять себя в руки. Степлтон прекрасно понимал, что его злоба по отношению к Абеляру не имеет под собой никакой разумной почвы — обыкновенный перекос, проявление инфантильности психики. Однако знание причины не уменьшало раздражения. Когда Джек слышал подобные клише из уст людей, не переживших смерть любимого существа, его всего охватывала ярость.

— Что-нибудь случилось? — обеспокоенно спросил Винни, просунув голову в дверной проем.

— Я приду через пару секунд, — успокоил санитара Джек.

Винни закрыл за собой дверь и вернулся в секционную.

Воспользовавшись передышкой, Джек вымыл руки и поменял перчатки Окончательно успокоившись, он отправился на свое рабочее место.

— Ну что ж, продолжим наше представление, — преувеличенно бодро сказал Степлтон.

— Пока вас не было, я осмотрел тело, — сообщил Клинт, — и мне показалось, что на нем нет следов укусов насекомых. Каково ваше мнение?

Джек справился с желанием прочитать Клинту лекцию, подобную той, которую услышал сам из уст желчного эпидемиолога накануне, но вместо этого лишь молча продолжил наружный осмотр. Закончив его Джек решит заговорить.

— Насколько я могу судить, нет ни гангрены, ни пурпуры, ни укусов насекомых, — изрек он. — Единственное, что я отчетливо вижу, — это припухшие шейные лимфатические узлы.

Джек показал находку Клинту — тот, приглядевшись, согласно кивнул.

— Это вполне соответствует диагнозу чумы, — сказал Абеляр.

Ничего не ответив, Джек взял протянутый ему Винни скальпель и быстро сделал игрекообразный секционный разрез. Циничная жестокость действия неприятно поразила Клинта — он непроизвольно сделал шаг назад.

Джек работал быстро, но предельно аккуратно. Он прекрасно понимал, что чем меньше будут повреждены внутренние органы, тем меньше опасных бактерий попадет в воздух прозекторской.

Закончив извлечение органов, Джек первым делом обратил внимание на легкие. В этот момент к столу Степлтона подошел Кальвин и, нависая всей своей массой над Джеком, внимательно следил, как тот рассекает явно пораженный орган дыхания. Джек вскрыл легкое вдоль и развернул его, как бабочку.

— Масса очагов бронхопневмонии и ранние стадии некроза тканей, — констатировал Кальвин. — Очень похоже на легкие Нодельмана.

— Не знаю, не знаю, — засомневался Джек. — Объем поражения столь же велик, но очаги между собой не сливаются. И вот посмотрите на эти узлы — они похожи на гранулемы с казеозным распадом.

Ничего не понимая, Клинт без всякого интереса слушал эту патологоанатомическую тарабарщину. Термины были знакомы еще со студенческой скамьи, но смысл их основательно подзабылся.

— Это похоже на чуму? — наконец спросил он.

— В общем, да, — ответил Кальвин. — Давайте, однако, посмотрим печень и селезенку.

Джек осторожно снял указанные органы с лотка и приступил к их вскрытию. Так же, как с легкими, он развернул поверхности разрезов, чтобы присутствующие хорошо их видели. От своего стола подошла Лори.

— Множественные очаги некроза, — произнес Джек. — Такая же вирулентная инфекция, как у Нодельмана и предыдущей больной.

— Мне кажется, что это чума, — заявил Кальвин.

— Но почему тогда антительный тест с флюоресцеином оказался отрицательным? — поинтересовался Джек. — Я могу высказать кое-какие предположения, особенно учитывая изменения в легких.

— А что в легких? — спросила Лори.

Джек отодвинул в сторону печень и селезенку, взял в руки легкое и повторил демонстрацию и объяснение.

— Теперь я поняла, что вы имеете в виду, — сказала Лори. — Картина отличается от того, что было найдено у Нодельмана. В его легких процесс носил более сливной характер. А это... больше похоже на молниеносно текущий милиарный туберкулез.

— Вот так! — воскликнул Кальвин. — Но это совершенно точно не туберкулез.

— Не думаю, что Лори это утверждает, — поддержал коллегу Джек.

— Нет-нет, — поспешно согласилась с Джеком Лори. — Я употребила слово «туберкулез» только для описания картины.

— Я все же думаю, что это чума, — попытался закончить дискуссию Кальвин. — Может, я бы и не считал так, если бы не вчерашний случай из того же госпиталя. Вполне вероятно, что это все-таки чума, несмотря на отрицательный лабораторный результат.

— Я так не думаю, — возразил Джек, — но давайте подождем, что скажет наша лаборатория.

— Может быть, снова побьемся об заклад и удвоим ставки? — спросил Кальвин. — Вы уверены, что это не чума?

— Нет, но я согласен, — поддел шефа Джек. — Я же понимаю, как много значат деньги в вашей жизни.

— Здесь мы закончили? — вмешался в разговор Клинт. — Если да, то я, пожалуй, пойду.

— Главное закончено, — ответил Джек. — Осталось только покопаться в лимфоузлах и взять кусочки тканей на микроскопию. Вы ничего не потеряете, пропустив это зрелище.

— Я пойду с вами, — сказал Кальвин Клинту.

Шеф и эпидемиолог вышли в предсекционную.

— Если вы думаете, что это не чума, то что же это тогда такое? — спросила Лори, глядя на труп женщины.

— Я стесняюсь сказать, — потупился Джек.

— Ну скажите, — настаивала Лори, — я буду нема как могила.

Джек искоса взглянул на санитара, тот поднял руки.

— Считайте, что мои уста запечатаны, — заверил он.

— Итак, я возвращаюсь к своему дифференциальному диагнозу по Нодельману, — начал Джек. — Сузим поле поиска, хотя для этого мне придется опять идти по тонкому льду. Если это не чума, то остается заболевание, наиболее близкое к ней патологоанатомически и клинически, то есть туляремия.

Лори нервно рассмеялась.

— Туляремия у двадцативосьмилетней роженицы родом из Манхэттена? — ехидно поинтересовалась она. — Это очень большая редкость, хотя надо сказать, что чума на Манхэттене встречается едва ли чаше. Кто знает, может быть, у нее было хобби — по выходным охотиться на кроликов.

— Понимаю, что диагноз весьма маловероятен, — Джек. — Но я могу в своих суждениях опереться только на патологоанатомическую картину и на тот факт, что лабораторный тест на чуму оказался отрицательным.

— Я бы поспорила с вами на четвертачок, — заявила Лори.

— Однако вы расточительны! — отшутился Джек. — Ладно, поспорим на четвертачок!

Лори вернулась к своему столу, а Джек и Винни снова занялись несчастной Сьюзен Хард. Джек вскрыл лимфатические узлы и отобрал пригодные для микроскопии кусочки тканей, раскладывая образцы в маркированные баночки с консервантом. Покончив со своими обязанностями, Джек помог Винни зашить труп.

Покинув секционную, Джек, согласно инструкции, снял изолирующий костюм и прошел необходимую в таких случаях санитарную обработку. На лифте он отправился к Агнес Финн, в микробиологическую лабораторию. Агнес он застал сидящей перед стопкой чашек Петри с культурами выращенных бактерий.

— Я только что закончил вскрытие инфекционной больной с подозрением на чуму, — сказал Джек Агнес. — Скоро вам доставят образцы для исследования. Но здесь есть одна проблема. Дело в том, что тест на чуму, проведенный в лаборатории Манхэттенского госпиталя, дал отрицательный результат. Конечно, мне хотелось бы на всякий случай повторить исследование на чуму и сделать это как можно быстрее. Но в то же время мне хотелось бы, чтобы вы исключили туляремию.

— Это не так-то легко сделать, — ответила Агнес Финн. — Работа с Francisella tularensis весьма опасна. При проникновении бактерий в воздух становится весьма вероятным заболевание сотрудников. Вообще-то существуют флюоресцирующие антитела к возбудителю туляремии, но у нас их нет.

— Как же вы в таком случае ставите этот диагноз? — поинтересовался Джек.

— Обычно мы посылаем пробы в другие лаборатории, — ответила женщина. — Из-за высокой опасности заражения мы отправляем образцы на исследование только в те лаборатории, где персонал специально обучен и имеет опыт работы с карантинными инфекциями. У нас в городе есть такие лаборатории.

— Вы можете послать им образцы немедленно? — спросил Джек.

— Мы посылаем им образцы тканей сразу по получении, — ответила Агнес. — Если же я позвоню и попрошу ускорить процесс, то предварительный результат мы скорее всего получим в течение двадцати четырех часов.

— Отлично, — сказал Джек. — Я подожду. Если диагноз подтвердится, я обогащусь на целых десять долларов двадцать пять центов.

Агнес удивленно взглянула на Джека. Он начал было объяснять свои слова, но осекся, опасаясь показаться абсолютным дураком. Вместо этого он молча, перепрыгивая через две ступеньки, бросился по лестнице в свой кабинет.

Глава 13

ЧЕТВЕРГ, 10 ЧАСОВ 45 МИНУТ, 21 МАРТА 1996 ГОДА, НЬЮ-ЙОРК

— Эта идея нравится мне все больше и больше, — призналась Тереза, оторвавшись от рисунков Колин, сделанных только что ее группой по теме, которую они с Терезой обсуждали накануне.

— Самое главное, что наша концепция не противоречит клятве Гиппократа, — возбужденно говорила Колин, — особенно в той ее части, где сказано: «Не навреди». Мне очень нравится эта мысль.

— Странно, ну почему столь простая мысль не пришла нам в голову раньше? — удивилась Тереза. — Эта естественная идея напрашивается сама собой. Надо же, какие мы тупицы — потребовалась эпидемия чумы, чтобы мы с тобой прозрели. Ты слышала сегодня по телевизору, что творится?

— Три смерти! — воскликнула Колин. — Заболели еще несколько человек. Это просто ужасно! Меня лично все это очень пугает.

— У меня сегодня с утра после выпитого вчера вина болела голова. Когда я проснулась, первой мыслью было: не заразилась ли я чумой?

— У меня были точно такие же ощущения, — призналась Колин. — Ты молодец, я бы постеснялась говорить об этом. Не хочется сознаваться в своей трусости.

— Я от всей души надеюсь, что наши вчерашние знакомые окажутся правы, — сказала Тереза. — Кажется, они оба вполне уверены, что большой беды не будет.

— Ты не боишься находиться рядом с ними? — спросила более робкая Колин.

— Я долго думала об этом, — призналась Тереза. — Но, как я уже говорила, на меня произвела впечатление их непоколебимая уверенность в безопасности. Я не могу себе представить, что они вели бы себя так беспечно, если бы существовал даже небольшой риск.

— Так мы сегодня не уклоняемся от ужина? — невинно поинтересовалась Колин.

— Ни в коем случае! — возмутилась Тереза. — У меня есть смутное предчувствие, что Джек Степлтон окажется неиссякаемым источником рекламных идей. Он бывает очень придирчив и нетерпим, но у него острый ум, он имеет свое мнение, умеет его отстаивать и к тому же прекрасный специалист.

— Не знаю, что из этого получится, — с сомнением произнесла Колин. — Лично меня больше привлекает Чет. Он такой простой, открытый и компанейский. У меня самой достаточно проблем, чтобы терпеть выходки ехидного, ворчливого типа.

— Я отнюдь не сказала, что меня привлекает Джек Степлтон, — возразила Тереза. — Это же совсем разные вещи.

— Как твоя интуиция относится к использованию в рекламе образа самого Гиппократа?

— Думаю, что такой подход обладает фантастическим потенциалом, — ответила Тереза, сразу настраиваясь на деловой лад. — Разрабатывай его дальше, а я пока поднимусь наверх, поговорю с Элен Робинсон.

— Что? — удивленно спросила Колин. — С Элен? А я думала, что она наш враг.

— Я буквально поняла напутствие Тейлора — он сказал, что творческие люди должны работать рука об руку с экономистами, — весело ответила Тереза.

— Так-так...

— Нет, я серьезно, — горячилась Тереза. — Я хочу, чтобы она кое-что для нас сделала — пусть будет нашей пятой колонной. Мне надо, чтобы Элен подтвердила, что в госпитале Национального совета отсутствует нозокомиальная и госпитальная инфекция. Если у них плохая статистика, то вся наша кампания окажется под угрозой. Тогда не только мне придется расстаться с мечтой о президентстве; мы с тобой обе пойдем торговать с лотка карандашами.

— Но мы должны были знать их статистику уже давно, — сказала Колин. — Ведь Национальный совет — наш многолетний клиент.

— Вот в этом я глубоко сомневаюсь, — возразила Тереза. — Эти монстры здравоохранения редко публикуют материалы, способные снизить цену их акций. Это в полной мере относится к правдивым отчетам о нозокомиальных инфекциях.

Тереза хлопнула Колин по плечу, велела держать хвост морковкой и направилась к лестнице.

На одном дыхании, прыгая через две ступеньки, Тереза вознеслась на административный этаж и прямиком двинулась в роскошные апартаменты экономико-финансового отдела. Настроение было просто великолепным: от вчерашних беспокойства и страха не осталось и следа. Интуиция говорила Терезе, что Национальный совет сулит нечто большее, чем просто удачную рекламную кампанию, нет, ее, Терезу Хаген, ожидает подлинный триумф...

Закончив незапланированный разговор с Терезой и дождавшись, когда та скрылась в коридоре, Элен вернулась к столу и позвонила своему контрагенту в Национальном совете здравоохранения. Женщины не оказалось на месте, но Элен и не рассчитывала на быстрый успех. Она просто оставила секретарю номер своего телефона и попросила позвонить ей, как только будет возможность.

Положив трубку, Элен достала из ящика стола щетку и прошлась по своим роскошным волосам, смотрясь в зеркало на дверце шкафа. Оставшись довольной своим внешним видом, она решительно направилась в кабинет Роберта Баркера.

— У вас найдется свободная минутка? — спросила она, заглядывая в приоткрытую дверь.

— Для вас я готов пожертвовать целым днем, — галантно ответил Роберт, откинувшись на спинку стула.

Войдя в кабинет, Элен плотно прикрыла за собой дверь. Стоило ей отвернуться, как Роберт вороватым движением перевернул стоявшую на его рабочем столе фотографию жены. Глядя на ее суровое лицо, Баркер в присутствии Элен Робинсон постоянно испытывал чувство вины.

— У меня только что была одна гостья, — сообщила Элен свою новость. Как обычно, она уселась на ручку одного из двух кресел, стоявших напротив стола Роберта, и непринужденно закинула ногу на ногу.

От такой ее позы у Роберта моментально вспотел лоб и участился пульс. С его места было прекрасно видно из-под короткой юбки Элен длинное безупречное бедро.

— Руководитель художественного отдела, — продолжала Элен. Она прекрасно видела, какое впечатление производит на босса, и была этим очень довольна. — Она просила меня передать вам кое-какую информацию.

— И что же это за информация? — хрипло, с трудом выдавил Баркер. Он не мигая, словно загипнотизированный, продолжал созерцать прелести Элен.

Рассказав о пожеланиях Терезы, Элен передала и разговор о вспышке чумы. Роберт не реагировал, тогда, чтобы вывести начальника из состояния транса, Элен встала. Это подействовало отрезвляюще — Баркер несколько ожил.

— Я пыталась убедить ее не использовать факт эпидемии в качестве основы рекламной кампании, — Элен, — но она считает, что это будет великолепный ход и реклама заработает.

— Возможно, вам не следовало ничего говорить, — заметил Роберт. Он расстегнул воротничок и перевел дух.

— Но это же просто ужасно, — возмутилась Элен, — я не могу представить себе большей безвкусицы.

— В этом-то все и дело — пусть она производит безвкусную рекламу.

— Я вас поняла, — сказала Элен. — В тот момент я об этом не подумала.

— Конечно, не подумали, — произнес Роберт. — Вы же не настолько хитры, как я. Но... вы быстро всему научитесь — способности у вас имеются. Проблема заключается в том, что сама идея использования нозокомиальной инфекции в рекламе изумительно хороша — она позволит вполне, я бы сказал, легитимно подчеркнуть разницу между Национальным советом и компанией «Америкэр».

— Я всегда смогу сказать ей, что нам не удалось получить никакой информации, — проговорила Элен. — Во всяком случае, такое тоже может случиться.

— Во лжи всегда есть определенный риск, — поправил свою подчиненную Роберт. — Возможно, у нее уже есть информация и она стремится проверить нас и при первой возможности выставить в неблагоприятном свете. Нет уж, дайте ей все, что сможете узнать. Но держите меня в курсе того, что вам удастся узнать и что вы сочтете нужным передать Терезе Хаген. Я хочу в каждый момент выигрывать у нее хотя бы полкорпуса.

Глава 14

ЧЕТВЕРГ, 12 ЧАСОВ 00 МИНУТ, 21 МАРТА 1996 ГОДА

— Здорово, спортсмен, как дела?! — воскликнул Чет, приветствуя влетевшего в кабинет Джека.

Степлтон, остановившись, швырнул на свой заваленный бумагами стол несколько папок.

— Лучше некуда, — ответил приятелю Джек.

По четвергам Чет не вскрывал трупов, а занимался кабинетной работой, доводя до ума документы. Вообще все патологоанатомы работали в секционной только три дня в неделю, посвящая остальное время канцелярской рутине — классифицировали и приводили в порядок данные, полученные от помощников врача, лабораторные анализы и сведения, добытые у лечащих врачей и полиции. Кроме того, следовало ознакомиться с данными микроскопии по каждому случаю.

Сдвинув в сторону бумажный хлам, Джек освободил для работы середину стола.

— Как самочувствие с утра? — поинтересовался Чет.

— В общем ничего, но немного ведет, — признался Джек, доставая из-под лабораторных бланков телефон. Открыв одну из папок, он начал ее сосредоточенно перелистывать. — А как ты? — спросил он Чета.

— Отлично, — похвастался Чет. — Ну знаешь, я вообще привычен к выпивке и всему такому прочему. Да и курочки были вполне подходящими, особенно Колин. Кстати, как мы сегодня настроены?

— Вот об этом-то я и хочу с тобой поговорить, — сказал Джек.

— Ты же обещал, — взмолился Чет.

— Ничего я не обещал, — отрезал Джек.

— Пойдем, — настаивал Чет. — Нечего меня расстраивать. Они ждут нас двоих. Если появлюсь я один, они могут и уйти.

Джек изумленно воззрился на приятеля.

— Ну пойдем, — попросил Чет, — пожалуйста.

— Ладно, черт с тобой, — решил Джек. — Но это в последний раз. Если быть честным, не понимаю, зачем я тебе нужен. Ты прекрасно обходишься и сам.

— Спасибо, дружище, я знал, что ты меня не подведешь. Считай, что я твой должник.

Тем временем, найдя анкетный лист Сьюзен, Джек уже набирал домашний телефон ее мужа, Мориса Харда.

— Кому это ты звонишь? — поинтересовался Чет.

— Не слишком ли ты любопытен? — шутливо ответил Джек.

— Это не любопытство. — Чет предпочел не понять шутки. — Я просто не хочу, чтобы тебя выперли отсюда за какую-нибудь очередную глупость.

— Звоню мужу одной умершей от инфекционного заболевания, которую я только что вскрыл, — клинически похоже на чуму, но я сомневаюсь.

Взявшая трубку домработница сообщила Джеку, что мистер Хард у себя в офисе. Заглянув в папку, Степлтон позвонил Морису Харду на работу. На этот раз ответила секретарша. Поинтересовавшись, кто звонит, она попросила подождать и соединила Джека с Морисом.

— Удивительное дело, — проговорил Джек, прикрыв трубку ладонью. — У мужика умерла жена, а он преспокойно идет на работу! Америка!

Морис Хард подошел к телефону. Голос его вибрировал от тщательно сдерживаемого внутреннего напряжения. Джек едва не сказал собеседнику, что прекрасно понимает его чувства, но в последний момент передумал, объяснив вместо этого, кто он такой и зачем звонит.

— Вы не думаете, что сначала мне надо связаться с моим адвокатом? — спросил вдруг Морис.

— С адвокатом? Зачем? — искренне удивился Джек.

— Семья моей жены возводит на меня немыслимые обвинения, — ответил Морис. — Они считают, что я каким-то образом повинен в ее смерти. Это сумасшедшие люди — богатые, но сумасшедшие. Конечно, у нас со Сьюзен бывало всякое, но предположить такое...

— Они знают, что Сьюзен умерла от инфекционной болезни? — поинтересовался Джек.

— Я пытался им это втолковать, — упавшим голосом проговорил Хард.

— Не знаю, что вам сказать, — посочувствовал Морису Джек. — Не мое дело давать советы по личным вопросам.

— Действительно, — согласился Морис. — Ну ладно, давайте о деле. Задавайте свои вопросы. Не понимаю, правда, каким образом все это может помочь, ну да ладно — надо так надо. Позвольте только сначала мне задать вам один вопрос. Скажите, это действительно была чума?

— Пока не установлено, — пояснил Джек, — но обещаю вам, как только все окончательно выяснится, я вам позвоню.

— Заранее благодарен. Итак, я слушаю ваши вопросы.

— Как я понимаю, у вас есть собака, — начал Джек. — Скажите, она здорова?

— Да, насколько может быть здоров семнадцатилетний пес, — ответил Морис.

— Было бы неплохо отвезти животное к ветеринару и сказать ему, что ваша жена скончалась от серьезного инфекционного заболевания. Я хочу быть уверенным в том, что не собака явилась переносчиком болезни.

— А что, такая возможность есть? — встревожился Морис.

— Очень небольшая, но есть.

— Но почему мне не сообщили об этом в госпитале? — возмутился вдруг Морис.

— Этого я не знаю, — ответил Джек, — но могу предположить, что вам порекомендовали профилактический прием антибиотиков.

— Да, и я уже начал их принимать. Но насчет собаки вы меня просто огорошили. Они должны были меня предупредить.

— Теперь я хочу спросить вас о поездках и путешествиях, — продолжил расспросы Джек. — Насколько я знаю, в последнее время ваша жена никуда не выезжала.

— Да, это так, — подтвердил Морис Хард. — Сьюзен очень плохо переносила беременность, да и эти ее вечные проблемы со спиной... Так что мы практически никуда не ездили, только иногда бывали в нашем доме в Коннектикуте.

— И когда вы последний раз туда ездили, — поинтересовался Джек?

— Где-то полторы недели назад, — ответил Морис. — Сьюзен очень любила там бывать.

— Это загородный дом?

— Семьдесят акров лугов и леса, — гордо ответил Морис. — Прекрасное место. У нас даже есть собственный пруд.

— Ваша жена часто ходила в лес?

— Она пропадала там все время. Ходить в лес — ее любимое занятие, ей страшно нравилось кормить оленей и кроликов.

— Там было много кроликов? — насторожился Джек.

— Да, ну вы же знаете, что это за твари, — ответил Хард. — Сьюзен их прикармливала, и каждый раз, когда мы гуляли в лесу, кроликов становилось все больше. Они ее ждали. Эти зверьки настоящая проблема. Мне кажется, что весной и летом они поедали у нас все цветы.

— Были ли у вас проблемы с крысами?

— Нет, во всяком случае, я об этом ничего не знаю. Скажите, доктор, это действительно имеет какое-то значение?

— Никогда нельзя знать наверняка, — ответил Джек. — Вы можете что-нибудь сказать мне о вашем госте из Индии?

— О господине Свинашане? Это мой деловой партнер из Бомбея. Он действительно был у нас и гостил целую неделю.

— Гм-м, — протянул Джек, вспомнив о вспышке чумы в Бомбее в тысяча девятьсот девяносто четвертом году. — Насколько я знаю, он здоров?

— И насколько я знаю, — повторил Морис Хард.

— Может быть, стоит ему позвонить? — предложил Джек. — Если он болен, дайте мне, пожалуйста, знать.

— Конечно. Вы что, в самом деле думаете, что он мог заболеть? Все-таки он уехал от нас уже три недели назад.

— Понимаете, этот случай поставил меня в тупик, — признался Джек, — поэтому не могу ничего исключить. Теперь о Дональде Нодельмане — вы или ваша жена были с ним знакомы?

— Кто это? — поинтересовался Морис.

— Первая жертва нынешней вспышки чумы, — пояснил Джек. — И лежал он в Манхэттенском госпитале на том же этаже, что и ваша жена.

— Он лежал в гинекологии? — изумился Морис.

— Нет, он находился в противоположном крыле — в терапевтическом отделении, лечился от диабета.

— Где он жил?

— В Бронксе.

— Сомневаюсь, что Сьюзен его знала. У нас нет знакомых в Бронксе.

— И еще один последний вопрос, — сказал Степлтон. — Не посещала ли ваша жена госпиталь в течение недели до поступления?

— Она не выносила больницы, — ответил Морис. — Я с трудом заставил ее поехать в госпиталь, даже когда начались схватки.

Джек поблагодарил Харда и повесил трубку.

— А теперь кому ты собрался звонить? — поинтересовался Чет, видя, что Джек снова набирает номер.

— Мужу женщины, которую я сегодня вскрывал первой, — ответил Степлтон. — Про нее-то точно известно, что она умерла от чумы.

— Почему ты не доверишь подобные звонки помощникам врачей? — спросил озадаченный Чет.

— Потому что я не смогу объяснить им, какие вопросы следует задать, — ответил Джек. — Я сам не знаю, чего ищу. Просто мне не дает покоя поганое ощущение, что мы упускаем из виду что-то важное. И потом, мне очень интересно самому докопаться до истины. Чем больше я думаю об этой вспышке чумы в Нью-Йорке в марте месяце, тем более уникальной мне кажется ситуация.

Мистер Гарри Мюллер оказался полной противоположностью Морису Харду. Он был совершенно сокрушен свалившимся на него несчастьем и говорил с видимым трудом, несмотря на очевидное желание помочь Джеку. Понимая это, Джек старался быть кратким. Проверив сообщение Джейнис о том, что в семье Мюллеров не было домашних животных, что пожилая чета никуда не ездила и не принимала гостей, Степлтон задал Гарри тот же, что и Морису, вопрос о Нодельмане.

— Я уверен, что моя жена не знала этого человека и не контактировала с ним, — ответил Мюллер. — Она вообще редко встречалась с пациентами, особенно с тяжелыми.

— Сколько времени ваша жена проработала в отделе централизованного снабжения?

— Двадцать один год, — ответил Гарри.

— Когда-нибудь она заражалась в госпитале какими-либо инфекциями?

— Иногда бывало, что она заражалась от простудившихся сотрудников, — ответил Мюллер. — Других случаев я не припомню.

— Спасибо вам, мистер Мюллер, — поблагодарил Гарри Джек. — Вы были очень добры.

— Катрин бы понравилось, что я помог вам, — простосердечно произнес Гарри. — Она была очень хорошим человеком.

Повесив трубку, Джек в непонятном возбуждении забарабанил пальцами по телефонному аппарату.

— Никто, включая меня самого, не понимает, что за чертовщина происходит, — заявил он наконец.

— Это верно, но что ты так беспокоишься? Эпидемия — не твоя забота, — сказал Чет. — Городские власти уже подняли тяжелую кавалерию. Я слышал, сегодня в секционной побывал городской эпидемиолог.

— Да, верно, побывал, — подтвердил Джек. — Но он тоже ничего не понимает. Этот карлик просто в отчаянии, у него нет даже намека на путную идею. Единственное, что они делают, — отлавливают крыс. Если не считать этой активной деятельности, то в остальном все тихо и гладко. Но крыс, во всяком случае, ловят и пытаются определить резервуар инфекции.

Джек неожиданно вскочил на ноги и лихорадочно натянул на себя кожаную куртку.

— Ого! — воскликнул Чет. — Спиной чувствую какие-то неприятности. Куда это ты собрался?

— Поеду-ка я опять в Манхэттенский госпиталь, — ответил Джек. — Нутром чую, что недостающее звено информации находится именно там, и, Бог свидетель, я его отыщу.

— А как быть с Бингхэмом? — встревожился Чет.

— Прикрой меня, — попросил Джек. — Если я опоздаю на конференцию, то скажи... — Джек замолчал, пытаясь придумать оправдание, но ничего подходящего в голову не приходило. — Ладно, черт с ними, я ненадолго, успею. Если кто-нибудь позвонит, скажи, что у меня понос и я в сортире.

Не обращая внимания на призывы одуматься, Джек опрометью выскочил на улицу, сел в седло и покатил к окраине. Подъехав к госпиталю, он пристегнул велосипед к уже знакомому столбу дорожного указателя.

Первым делом он поднялся на лифте на седьмой этаж и произвел рекогносцировку. Сразу бросилось в глаза, что акушерско-гинекологическое и терапевтическое отделения были совершенно изолированы друг от друга — никаких общих столовых и туалетов. Мало этого, система вентиляции была переделана таким образом, что отсутствовала рециркуляция воздуха между отделениями.

Открыв вращающуюся дверь акушерско-гинекологического отделения, Джек направился к центральному посту.

— Простите, — обратился Степлтон к дежурному, — вы не скажете, персонал этого отделения не сталкивается в холле лифта с персоналом терапевтического отделения?

— Насколько я знаю, нет, — ответил дежурный, парень лет пятнадцати. Мальчишка, судя по всему, еще не начинал бриться. — Кроме, конечно, уборщиков. Но они убирают все здание.

— Хорошее замечание, — вслух произнес Джек. Он упустил из виду хозяйственную службу, а зря, там можно было накопать что-нибудь интересное. Степлтон спросил, какую палату занимала Сьюзен Хард.

— Можно узнать, кто вы такой? — поинтересовался наконец дежурный. Во всех госпиталях администрация всегда требует, чтобы персонал носил на груди визитки, но ни у одной администрации не хватает сил добиться от сотрудников абсолютного послушания.

Джек достал из кармана служебное удостоверение и помахал им перед носом парнишки. Чудодейственная книжка сработала и на этот раз. Дежурный сообщил, что миссис Хард лежала в палате номер семьсот сорок два.

Степлтон направился было в палату, но парень окликнул его и сказал, что семьсот сорок вторая на карантине и временно опечатана.

Решив, что осмотр палаты вряд ли что-нибудь даст, Джек изменил намерения и, покинув седьмой этаж, спустился на третий, где располагались операционные и послеоперационные палаты, отделение интенсивной терапии и отдел централизованного снабжения. Этаж был очень оживлен — по коридору то и дело провозили больных из разных отделений.

Пройдя пару вращающихся дверей, Джек оказался в отделе снабжения. Перед входом стоял стол, за которым не было никого. Позади стола, у стены, до самого потолка громоздились металлические полки, забитые инвентарем и расходными материалами, необходимыми для повседневной жизни крупного многопрофильного госпиталя. По лабиринту из стеллажей сновали люди, одетые в хирургические костюмы, белые халаты и одноразовые, похожие на купальные шапочки В отделении играло радио.

Джек простоял у стола несколько минут, пока наконец на него обратила внимание крепко сбитая энергичная женщина. Она подошла, и на нагрудной визитке Джек прочитал ее имя: «Глэдис Дзарелли, старшая сестра».

— Я могу вам чем-то помочь? — спросила женщина.

— Я хотел бы кое-что узнать о Катрин Мюллер, — ответил Джек.

— Упокой, Господи, ее душу. — Глэдис перекрестилась. — Как это ужасно.

Степлтон представился, показал свое служебное удостоверение. Спрятав документ в карман, Джек спросил Глэдис, обеспокоен ли коллектив смертью сотрудницы от страшной инфекционной болезни.

— Конечно, мы встревожены, — ответила Глэдис. — Да и кто бы не встревожился в такой ситуации? Мы же работаем все вместе. А что поделаешь? Правда, госпитальные начальники предпринимают меры, надо отдать им должное. Мы все начали принимать антибиотики, и, слава Богу, никто пока не заболел.

— Скажите, когда-нибудь раньше случалось нечто подобное? — спросил Степлтон. — Я имею в виду, что за день до смерти Катрин здесь, в госпитале, от чумы умер пациент, так что велика вероятность того, что она заразилась именно в госпитале. Я не хочу вас пугать, но таковы факты.

— Все это нам хорошо известно, — проговорила Глэдис. — Но никогда раньше такого не случалось. Я понимаю, если бы заболела медсестра, но здесь, в отделе централизованного снабжения?!

— Ваши сотрудники контактируют с пациентами? — задал Джек следующий вопрос.

— Практически нет, — ответила Глэдис. — Иногда нам приходится бывать в отделениях, но с больными мы никогда не контактируем.

— Чем занималась Катрин Мюллер за неделю до смерти?

— Сейчас посмотрим. — Глэдис сделала знак Джеку следовать за собой. Она привела Степлтона в маленький кабинетик без окон и раскрыла переплетенный в ткань регистрационный журнал. — У нас, собственно говоря, не бывает строго закрепленных за кем-то обязанностей. Люди используются на разных работах по потребности. Но тем, кто работает давно, обычно доверяются одни и те же задания. — Глэдис заскользила указательным пальцем по фамилиям. — Ага, вот. Катрин у нас занималась отпуском материалов в отделения.

— Что это значит? — поинтересовался Джек.

— Мы отпускаем им все, что требуется, кроме, конечно, лекарств — это прерогатива аптеки.

— Вы хотите сказать, что оснащение и оборудование палат отпускаете тоже вы?

— Конечно, мы выдаем материалы, инвентарь и оборудование в палаты, на сестринские посты и так далее. Если мы перестанем работать, госпиталь будет парализован через двадцать четыре часа.

— Скажите мне, пожалуйста, что именно вы выдаете в палаты? — спросил Джек.

— Я же говорю, что мы выдаем все! Буквально все. — В голосе Глэдис появились нотки раздражения. — Утки, судна, термометры, увлажнители, подушки, кувшины, мыло. Короче говоря, все.

— У вас записано, посещала ли Катрин за последнюю неделю седьмой этаж? — продолжал гнуть свое Джек.

— Нет, — ответила Глэдис, — таких записей мы не ведем. Но я могу дать вам перечень того, что было выдано за неделю на седьмой этаж, — такие записи у нас есть.

— Отлично, — обрадовался Джек, — удовольствуемся тем, что есть.

— Есть там довольно много, — загадочно усмехнулась Глэдис и повела Джека к своему компьютерному терминалу. — Хотите посмотреть данные по гинекологии, по терапии или по обоим отделениям?

— Давайте посмотрим терапию, — предложил Джек.

Глэдис кивнула и нажала несколько кнопок на клавиатуре, заработал принтер, и через несколько минут сестра Дзарелли вручила Джеку стопку листов с текстом. Степлтон просмотрел запись — как и предупреждала Глэдис, список был весьма длинным и содержал массу пунктов — снабженцам Манхэттенского госпиталя не позавидуешь.

Покинув отдел снабжения, Джек спустился на один этаж и проник в лабораторию. Пока в своих поисках он не продвинулся ни на шаг, но сдаваться не собирался. Осталось твердое внутреннее убеждение, что необходимо искать недостающее звено в информации, знать бы только, где его искать.

У уже знакомой секретарши с помощью все того же удостоверения Джек быстро выяснил, как попасть в микробиологическую лабораторию.

Испытывая странное ощущение, Джек шел по безлюдным помещениям лаборатории, с изумлением наблюдая, как без присмотра людей работает хитроумная аппаратура. Степлтон сразу вспомнил, как руководитель лаборатории жаловался ему на нехватку кадров.

За одним из лабораторных столов Джек нашел Ненси Уиггенс — женщина работала с бактериальными культурами.

— Привет, — произнес Джек. — Вы меня помните? Ненси посмотрела на подошедшего Джека и снова наклонилась к чашкам Петри.

— Конечно, — ответила она.

— Вы прекрасно справились с диагнозом чумы во втором случае, — решил польстить Степлтон.

— Это нетрудно, ведь мы подозревали чуму, — ответила Ненси. — Но в третьем случае у нас ничего не вышло.

— Как раз этот случай меня и интересует, — сказал Джек. — Скажите, как выглядит окрашенный по Граму мазок?

— Этим случаем занималась не я, — извинилась Ненси, — а Бет Холдернесс. Хотите поговорить с ней?

— Хочу, — ответил Джек.

Ненси соскользнула со стула и выпорхнула из помещения. Воспользовавшись ее отсутствием, Степлтон осмотрел микробиологический отдел лаборатории. Картина была впечатляющей. Во многих лабораториях, особенно микробиологических, царит настоящий бедлам. Здесь же во всем чувствовался образцовый порядок. Каждое рабочее место буквально сияло чистотой.

— Здравствуйте, Бет — это я!

Джек обернулся и оказался лицом к лицу с улыбающейся двадцатипятилетней красавицей, буквально излучающей заразительную жизнерадостность. Накрученные жесткие волосы торчали в разные стороны, словно заряженные изрядной толикой статического электричества. Из этой густой шапки выглядывало озорное личико.

Джек представился и сразу был очарован естественным поведением и сердечностью Бет. Такой дружелюбной женщины он еще не встречал ни разу в жизни.

— Я прекрасно понимаю, что вы пришли сюда не из простого любопытства. — Бет сразу взяла быка за рога. — Вам, естественно, нужен окрашенный по Граму мазок Сьюзен Хард. Пойдемте, сейчас я его вам покажу.

Схватив Джека за рукав, Бет буквально потащила его в свой бокс. Под объективом ее микроскопа уже лежало стеклышко Сьюзен Хард.

— Присаживайтесь сюда. — Бет показала на вертящийся стул перед микроскопом. — Вам удобно?

— Просто отлично, — Джек. Он приник к окуляру и несколько мгновений адаптировался к освещенному кружку перед глазами. Привыкнув, Степлтон разглядел светлое поле, усеянное окрашенными в красноватый цвет палочками.

— Посмотрите, насколько полиморфны микробы, — раздался рядом мужской голос.

Джек оторвался от окуляров и поднял голову. В боксе незаметно появился Ричард — он стоял слева, почти касаясь Джека.

— Я не хотел вам мешать, — начал оправдываться Джек.

— Вы ничуть нам не мешаете, — остановил его Ричард. — Наоборот, меня очень интересует ваше мнение. Мы все еще не выставили диагноз по этому случаю. В культурах ничего не выросло, а тест на чуму, как вы уже наверняка знаете, оказался отрицательным.

— Да, об этом я слышал, — сказал Джек. Он снова наклонился к микроскопу. — Не думаю, что мое мнение может что-то значить, я не слишком силен в микробиологии, — признался Степлтон.

— Но полиморфизм вы видите? — настаивал Ричард.

— Кажется, да, — ответил Джек. — Вижу мелкие палочки, некоторые из них кажутся почти сферическими, но может быть, я вижу их с торца?

— Нет, именно такие они и есть, — подтвердил Ричард. — При чуме такого полиморфизма не бывает. Вот почему мы с Бет усомнились, что это чума. Естественно, уверенности у нас не было до тех пор, пока мы не получили результат антительного теста, который, как я уже сказал, оказался отрицательным.

Джек снова оторвался от микроскопа.

— Но если это не чума, то, как вы думаете, что это может быть?

Ричард смущенно рассмеялся.

— Я не знаю.

Джек перевел взгляд на Бет.

— А вы? Может, попытаетесь погадать?

Та отрицательно покачала головой.

— Я не буду, если не хочет Ричард, — дипломатично ответила девушка.

— Неужели никто не хочет рискнуть? — подзадорил микробиологов Джек.

На этот раз отказался Ричард.

— Я не стану — всегда ошибаюсь, когда гадаю, — пояснил он.

— Но вы же не ошиблись насчет чумы, — напомнил Ричарду Степлтон.

— Тогда мне просто повезло, — покраснел молодой человек.

— Что здесь происходит? — послышался голос, в котором прозвучало плохо скрытое раздражение.

Джек повернул голову направо. За спиной Бет стоял шеф лаборатории Мартин Шево — ноги широко расставлены, руки уперты в бока, усы топорщатся от гнева. Кроме Мартина, в бокс втиснулись доктор Мэри Циммерман и Чарлз Келли.

Джек встал, лаборанты как-то стушевались — атмосфера стала напряженной и удушливой. Завлаб был явно не в духе.

— Вы находитесь здесь по официальной надобности? — поинтересовался Мартин у Джека. — Если да, то почему вы не зашли сначала в мой кабинет, а сразу проникли сюда, словно вор? Надо соблюдать приличия, доктор Степлтон. У нас крупные неприятности, лаборатория является средоточием назревающего скандала, и я не потерплю вмешательства извне ни от кого, в том числе и от вас.

— Ну что вы, ей-богу, — примирительно проговорил Джек, — успокойтесь. — Степлтон явно не ожидал такого взрыва от Мартина, который накануне встретил его так дружелюбно.

— Нечего меня успокаивать, — огрызнулся Мартин. — Говорите, какого черта вам тут надо?

— Я делаю свою работу — выясняю причины смерти Катрин Мюллер и Сьюзен Хард, — не смутившись, ответил Джек. — Я не думал вам мешать, наоборот, у меня и в мыслях не было болтать о том, что происходит.

— Что именно вы хотите найти в моей лаборатории? — настаивал на своем Мартин.

— Вместе с вашими, надо сказать, очень толковыми сотрудниками я рассматриваю грам-отрицательные бактерии, — ответил Джек.

— Ваша официальная обязанность — определение причины и механизма смерти. С этой задачей вы справились, — произнесла Мэри Циммерман, протиснувшись вперед.

— Не совсем, — поправил ее Джек. — Мы не смогли поставить диагноз Сьюзен Хард.

Джек вперил в лицо главного инфекциониста госпиталя решительный взгляд — на докторе Циммерман сегодня не было маски, и стали видны тонкие, плотно сжатые губы — взгляд дамы не предвещал ничего хорошего.

— Вы не поставили этиологического диагноза, — в свою очередь поправила Джека Мэри, — но причину смерти вы определили верно — тяжелое инфекционное заболевание. Я считаю, что это вполне адекватно.

— В медицине моей целью никогда не была адекватность, — отрезал Джек.

— Моей тоже, — не осталась в долгу Мэри Циммерман. — Адекватность сама по себе не является самоцелью ни для Центра контроля инфекционных заболеваний, ни для Городского управления здравоохранения, которые в настоящее время расследуют этот печальный инцидент. Ваши действия подрывают наши усилия.

— Вам не кажется, что всем этим уважаемым учреждениям следует помочь? — Джек даже не потрудился скрыть сарказм.

— Это не подрыв наших усилий, — вмешался в разговор Келли, — это попытка злонамеренной клеветы — доктор Степлтон пытается нас попросту опорочить. Дело кончится тем, что вам придется объясняться с нашими адвокатами.

— Ну-ну, — задиристо произнес Джек, встав в боксерскую стойку. — Я еще понимаю обвинение в подрыве усилий, но клевета... Это же смешно.

— На мой взгляд, это совсем не смешно, — зло возразил Келли. — Старшая сестра отдела снабжения сообщила мне, что вы убеждали ее в том, что Катрин Мюллер заразилась на работе.

— А это еще не установлено, — добавила Мэри Циммерман.

— Такие беспочвенные заявления порочат честь учреждения и наносят вред его репутации! — прорычал Келли.

— И снижают цены на его акции, — подлил масла в огонь Джек.

— И это тоже, — согласился Келли.

— Здесь маленькая неувязка, — произнес Джек. — Я вовсе не утверждал, что Катрин Мюллер заразилась на работе, а лишь высказал такое предположение, что совсем не одно и то же.

—  — Миссис Дзарелли сказала нам, что вы преподнесли ей это утверждение как неоспоримый факт, — заартачился Келли.

— Я сказал ей: «Таковы факты», а это относилось к возможности, — настаивал Джек. — Но послушайте, мы уклоняемся от сути вопроса. Главный факт заключается в том, что ваши люди все воспринимают в штыки. Это заставляет меня думать, что у вас что-то неблагополучно с нозокомиальной инфекцией. В чем заключается это неблагополучие?

Келли побагровел от гнева. Прикинув разницу в весовых категориях, Джек на всякий случай сделал шаг назад.

— Наша госпитальная инфекция вас не касается! — заорал Келли, теряя самообладание.

— Вот в этом я теперь сомневаюсь, — заявил Джек. — Но поиски я отложу до следующего раза. Был счастлив увидеться с вами, пока.

Покидая лабораторию, Степлтон поежился, услышав сзади какое-то движение — Джеку показалось, что сейчас в него запустят мензуркой или колбой. Однако все обошлось без происшествий, и он благополучно вышел на улицу, оседлал свой велосипед и поехал на работу.

Лавируя среди машин, Степлтон обдумывал сегодняшнее столкновение с «Америкэр». Больше всего озадачивало поведение рядовых сотрудников, замешанных в деле. Даже гостеприимный и дружелюбный Мартин вел себя сегодня так, словно Джек был его заклятым врагом. Что они прячут? И почему они прячут это от Джека?

Джек понятия не имел, кто из сотрудников госпиталя оповестил администрацию о его появлении в вотчине «Америкэр», но он прекрасно знал, кто оповестит об этом Бингхэма. Наверняка Келли уже нажаловался его начальству.

Действительность не разочаровала Джека — едва он въехал на стоянку управления, как его остановил охранник.

— Вам приказано немедленно подняться в кабинет шефа — мне на проходную звонил доктор Вашингтон.

Запирая замки на цепях, Джек лихорадочно думал, что сказать Бингхэму, но ничего путного не приходило на ум.

В лифте Степлтон решил, что лучшая защита — это нападение. Он все еще обдумывал слова, которые скажет шефу, когда совершенно неожиданно для себя обнаружил, что уже находится перед столом миссис Сэнфорд.

— Идите прямо в кабинет, вас ждут, — произнесла секретарша, не отрывая взгляда от своих бумаг.

Войдя в кабинет, Джек сразу увидел, что Бингхэм не один — у стеллажей с книгами высилась монументальная фигура Кальвина Вашингтона.

— Шеф, у нас неприятности, — без обиняков и очень серьезно заговорил Джек. Подойдя к столу Бингхэма, он для вящей убедительности стукнул по нему кулаком. — У нас нет диагноза в случае со Сьюзен Хард, а от нас ждут отчета. Если мы его не подадим, то будем неважно выглядеть, особенно учитывая тот скандал, который подняла пресса вокруг этой злополучной эпидемии чумы. Я специально поехал сегодня в Манхэттенский госпиталь, чтобы взглянуть на мазок, поставивший их в тупик. К сожалению, это не помогло делу.

Бингхэм с любопытством смотрел на Джека своими припухшими глазами. Шеф вызвал строптивого патологоанатома, чтобы задать ему суровую трепку, но в последний момент передумал. Сняв с носа очки в металлической оправе, Бингхэм принялся молча, с отсутствующим видом их протирать, обдумывая слова Джека. Помолчав немного, Бингхэм взглянул на Кальвина — тот немедленно подошел к столу начальника. На Вашингтона уловка Джека действия не возымела.

— О чем это вы с таким жаром толкуете? — насмешливо спросил Кальвин.

— Я говорю о Сьюзен Хард, — нисколько не смутился Джек. — Ну помните, мы еще хотели заключить с вами пари.

— Пари? — поинтересовался Бингхэм. — У нас что, уже заключают пари и делают ставки на диагнозы?

— Конечно, нет, шеф, — поспешил успокоить начальника Кальвин. — То был исключительный случай.

— Очень на это надеюсь, — устало, но раздраженно произнес Бингхэм. — Мне не хочется, чтобы в управлении воцарились нравы казино, и уж совсем недопустимо, чтобы делались ставки на диагнозы — не дай Бог, слухи об этом просочатся в прессу, тогда нам конец!

— Но вернемся к Сьюзен Хард, — продолжал как ни в чем не бывало Джек. — Дело в том, что я оказался в совершеннейшем тупике. Я-то надеялся, поговорив с сотрудниками госпитальной лаборатории, хоть как-то прояснить ситуацию, но, к сожалению, это не сработало. Как вы думаете, что мне делать дальше?

Джек решил увести разговор от темы ставок и пари. Бингхэм, конечно, отвлечется, но от Кальвина теперь так просто не отделаешься. Джек поежился от неприятного предчувствия.

— Кажется, я чего-то недопонимаю, — проговорил Бингхэм. — Не далее как вчера я просто-напросто приказал вам сегодня оставаться на работе и закончить протоколы вскрытий и патологоанатомических исследований. А особенно же я подчеркнул нежелательность ваших поездок в Манхэттенский госпиталь. Я приказал вам держаться от него подальше.

— Так бы оно все и было, — заверил Бингхэма Джек, — если бы речь шла о личных проблемах. Но я-то поехал туда по делу.

— Так как же, черт вас побери, вы ухитрились снова поставить на уши всю госпитальную администрацию и вывести из себя Келли? — грозно спросил Бингхэм. — Он второй день подряд жалуется в мэрию, а потом оттуда звонят мне и интересуются, все ли у меня в порядке с головой, если я до сих пор держу на работе такого ненормального, как вы.

— Надеюсь, вы сумели их убедить в том, что мы с вами абсолютно нормальные? — поинтересовался Джек.

— Перестаньте нахальничать, Степлтон! — рявкнул Бингхэм.

— Если уж быть до конца честным, — снова заговорил Джек, — то я не понимаю, чем сумел расстроить администрацию госпиталя. Может быть, на них так подействовало давление общественного мнения из-за вспышки чумы, но в последнее время там все ведут себя странно.

— Так, теперь уже все другие ведут себя странно, — язвительно заметил Бингхэм.

— Ну, не все, — признал Джек. — Но поймите, в Манхэттенском госпитале происходит что-то неладное, я в этом уверен на сто процентов.

Бингхэм посмотрел на Кальвина — тот выразительно пожал плечами и отвел взгляд. Вашингтон всем своим видом показывал, что не понимает, о чем говорит Джек. Бингхэм снова посмотрел на Степлтона.

— Послушайте, — мягко заговорил он, — я не хочу вас увольнять, так не заставляйте меня это делать. Вы же умный человек. В патанатомии у вас блестящее будущее. Но я предупреждаю вас, что если вы еще раз нарушите мои приказания и будете продолжать ставить нас в неловкое положение, я просто вынужден буду прибегнуть к последнему средству и избавиться от вас. Вы меня поняли?

— Отлично понял, — ответил Джек.

— Вот и прекрасно, — подытожил Бингхэм. — Возвращайтесь на свое рабочее место. Увидимся позже, на конференции.

Джек кивнул и немедленно испарился из кабинета.

Оставшись одни, Бингхэм и Вашингтон некоторое время молчали, погрузившись каждый в свои мысли. Первым нарушил молчание шеф.

— Странный тип, — сказал он. — Никак не пойму, чего он хочет.

— Я его тоже не понимаю, — согласился с начальником Кальвин. — Его выручает только ум и неподдельная преданность делу — он настоящий трудяга. На вскрытие всегда приходит первый.

— Знаю, — вздохнул Бингхэм, — поэтому и не уволил его сразу. Но откуда в нем столько желчи? Он же не может не понимать, что такое его поведение задевает людей за живое, и тем не менее его это ничуть не беспокоит. Он до крайности дерзок — это какая-то тяга к самоуничтожению. Чего стоит его вчерашнее выступление! Но почему он так себя ведет?

— Не знаю, — ответил Кальвин. — Иногда мне кажется, что Степлтоном движет гнев. Но на кого этот гнев направлен? На этот счет у меня нет никаких мыслей. Я несколько раз пытался с ним беседовать, но это неблагодарное занятие — легче выдавить из камня воду.

Глава 15

ЧЕТВЕРГ, 20 ЧАСОВ 30 МИНУТ, 21 МАРТА 1996 ГОДА

Парковка у ресторана Элейн оказалась блокированной огромным лимузином, поэтому Колин и Терезе пришлось выйти из такси за полквартала от входа.

Под витринным тентом Колин остановилась и, распахнув пальто, продемонстрировала Терезе свой наряд.

— Как я выгляжу? — спросила она.

— Просто сногсшибательно, — искренне ответила Тереза. Колин успела сменить свой расписной свитер и джинсы на простое черное вечернее платье, подчеркивавшее красоту ее полной груди. Сравнение было явно не в пользу Терезы — мисс Хаген была одета в повседневное платье, а поскольку она сегодня допоздна задержалась на работе, то не удосужилась заехать домой переодеться.

— Я почему-то очень нервничаю, — призналась Колин.

— Успокойся, — фыркнула Тереза, — против такого наряда доктор Макговерн не устоит.

Колин назвала метрдотелю их фамилии — тот кивнул и повел женщин в глубь ресторанного зала к заранее заказанному столику.

Все столики были заняты нарядно одетыми посетителями, взад и вперед беспрерывно сновали официанты с полными подносами. Посетители — как мужчины, так и женщины — окидывали любопытными взглядами вновь пришедших. У Терезы появилось ощущение, что ее голую опустили в аквариум.

Мужчины ждали их за крохотным столиком, задвинутым в дальний угол ресторанного зала. При появлении женщин они встали — Чет подал стул Колин, Джек сделал то же для Терезы. Дамы сбросили пальто на спинки стульев и уселись за стол.

— Должно быть, вы хорошо знаете хозяев заведения — отхватили такой шикарный стол, — ехидно произнесла Тереза.

Не уловив иронии, Чет гордо сообщил, что имел честь быть представленным госпоже Элейн в прошлом году.

— Та женщина за кассой у стойки бара и есть хозяйка, — добавил он.

— Нас пытались усадить ближе к середине зала, но мы отказались, решив, что дамам не стоит находиться на сквозняке, — галантно произнес Джек.

— Это очень предусмотрительно с вашей стороны, — заметила Тереза, — к тому же здесь, в углу, очень интимная обстановка.

— Вы так думаете? — просиял Чет. В глубине души он понимал, что за этим жалким столом они смотрятся как сельди в бочке.

— Не задавай глупых вопросов, — съязвил Джек. — Разве ты не видишь, что Тереза — образец искренности?

— В самом деле, что это я? — спохватился Чет. — Видно, я и правда несколько туповат, но исправлюсь, честное слово!

Подошедший официант получил заказ на вина и закуски. Чет и Колин затеяли непринужденный светский разговор, Тереза и Джек продолжили вчерашнюю пикировку, но мало-помалу вино сделало свое дело, и их беседа приняла более дружелюбный оборот.

— Что слышно о чуме с противоположной стороны баррикад? — спросила Тереза.

— В Манхэттенском госпитале умерли еще два человека, — ответил Джек. — Кроме того, там лечатся и находятся под наблюдением две лихорадящие медицинские сестры.

— Это я слышала сегодня в утренних новостях, — сказала Тереза. — Может быть, вы знаете что-нибудь еще?

— Могу сказать, что чума стала причиной смерти водном случае из двух. Второе заболевание только клинически напоминает чуму, но лично я думаю, что это другая болезнь.

Потрясенная Тереза не смогла донести до рта вилку с подцепленным на нее куском паштета.

— Не чума? — испуганно спросила она. — Но если это не чума, то что же?

Джек пожал плечами.

— Я бы и сам хотел знать, — ответил он. — Надеюсь, наша лаборатория даст ответ.

— Представляю, что творится в Манхэттенском госпитале, — поежилась Тереза. — Какое счастье, что я сама сейчас не там. В госпитале и так-то несладко, а когда кругом чума... Представляю, какой это ужас!

— Естественно, администрация стоит на ушах, — продолжал Джек, — и для этого есть основания. Если окажется, что источник инфекции находится в госпитале, то это госпитальное начальство не погладят по головке.

— Само понятие о нозокомиальной инфекции для меня — откровение, — призналась Тереза, — никогда не думала об этой проблеме и впервые узнала о ней только вчера от вас и Чета. Скажите, а что, во всех госпиталях существует эта проблема?

— Абсолютно во всех, — ответил Джек. — Широкой публике это не известно, но от пяти до десяти процентов госпитализированных больных именно в госпитале заражаются той или иной инфекцией.

— Боже мой! — воскликнула Тереза. — Я и не знала, что это столь распространенное явление.

— Это действительно повсеместное явление, — поддержал друга Чет. — Нозокомиальная инфекция бывает во всех госпиталях — от высоколобых академических учреждений до захолустных больничек. Хуже того, подхватить госпитальную инфекцию неприятно вдвойне, потому что ее возбудители, как правило, устойчивы к антибиотикам.

— Как это здорово! — цинично произнесла Тереза. — А различаются ли госпитали по уровню пораженности инфекцией? — спросила она, немного подумав.

— Конечно, — ответил Чет.

— А эти уровни известны?

— И да и нет, — ответил Макговерн. — Все госпитали должны сдавать отчеты по госпитальной инфекции в Объединенную комиссию по лицензированию, и это делается. Правда, данные не публикуются в открытой печати.

— Но это же кукольная комедия! — возмутилась Тереза, незаметно подмигнув Колин.

— Если процент больных, зараженных нозокомиальной инфекцией, превысит определенный уровень, то госпиталь теряет лицензию, — успокоил дам Чет. — Так что не все еще потеряно.

— Но это нечестно по отношению к общественности, — возразила Тереза. — Без доступа к официальной информации люди не могут принять осознанного решения, какому госпиталю платить деньги.

Чет умоляющим жестом воздел руки к небу.

— Это политика! — воскликнул он.

— Жизнь вообще несовершенна, — вставил слово Джек.

— Мне кажется, что это страшно, — вслух подумала Тереза.

После десерта и кофе Чет и Колин начали агитировать остальных переместиться в «Чайна клаб» и немного потанцевать. Тереза и Джек решительно отказались. Истратив все свое красноречие, Колин и Чет сдались.

— А вы поезжайте туда без нас, — предложила Тереза.

— Это серьезно? — спросила Колин.

— Мы не хотим портить вам вечер, — добавил Джек.

Колин выжидательно посмотрела на Чета.

— Тогда поехали, — решил он.

Выйдя из ресторана, Тереза и Джек усадили Колин и Чет в удачно подвернувшееся такси и помахали им на прощание.

— Надеюсь, они получат удовольствие, — сказала Тереза. — Для меня это было бы настоящей пыткой. Хорошенький отдых — сидеть в прокуренном до синевы зале и содрогаться от музыки, рвущей барабанные перепонки.

— Кажется, хоть в этом мы с вами единодушны, — заметил Джек.

Тереза искренне рассмеялась — у них с Джеком оказалось одинаковое чувство юмора.

Нерешительно переглянувшись, Тереза и Джек некоторое время постояли на тротуаре, думая, что делать дальше. Вторую авеню заполнял народ, хотя температура была около нуля и в воздухе чувствовалась сырость — настоящая гриппозная погода. Небо, однако, было чистым, и светились звезды.

— Кажется, метеорологи забыли о том, что начинается весна, — произнесла Тереза, засунув руки в карманы пальто и зябко приподняв плечи.

— Можно завернуть за угол и пойти в бар, где мы были вчера, — предложил Джек.

— Можно, — согласилась Тереза, — но я хочу предложить нечто лучшее. Наше агентство находится на Мэдисон-авеню, это совсем близко. Как насчет блиц-визита?

— Вы приглашаете меня в свой офис, хотя прекрасно знаете, как я отношусь к рекламе? — удивился Джек.

— Мне показалось, что вы не любите только медицинскую рекламу, — попыталась оправдаться Тереза.

— По правде говоря, я вообще не большой поклонник рекламы, — сказал Джек. — Чет вчера поспешил заткнуть мне рот, и я не успел этого сказать.

— Но вы же не принципиальный противник рекламы как таковой? — поинтересовалась Тереза.

— Я убежденный противник только медицинской рекламы, — согласился Джек, — о причинах я уже говорил.

— Так все-таки как насчет визита? Мы же делаем не только медицинскую рекламу, возможно, вы сумеете найти и для себя что-нибудь новое и интересное, — настаивала Тереза.

Джек в это время пытался понять, что скрывается за светло-голубыми глазами и полным чувственным ртом. Он не преуспел в своей попытке — то, что он видел, говорило о повышенной ранимости, хотя, как подозревал Джек, стоявшая перед ним женщина была образцом целеустремленности и твердости.

Встретившись с Джеком взглядом, Тереза кокетливо улыбнулась.

— Ну будьте же хоть немного авантюристом, — подзадорила она его.

— Я не могу отделаться от чувства, что вами движут какие-то скрытые мотивы. Я прав? — спросил Джек.

— Вероятно, да, — неожиданно охотно согласилась Тереза. — Для новой рекламной кампании мне нужен ваш совет. Я не хотела говорить, но ваши слова вчера явились стимулом к рождению новой и, кажется, неплохой идеи. Сегодня за ужином я передумала и решила сказать вам об этом.

— Не знаю, как отнестись к вашим словам — то ли вы меня собрались использовать, то ли говорите мне комплименты, — в недоумении произнес Джек. — Каким это образом я сумел подать вам идею новой рекламной кампании?

— Своим рассказом о случаях чумы в Манхэттенском госпитале вы заставили меня задуматься о нозокомиальной инфекции. Я поняла, насколько это серьезно.

Некоторое время Джек обдумывал ее слова.

— Но почему вы вдруг передумали и решили спросить моего совета? — поразмыслив, задал вопрос Джек.

— Знаете, мне вдруг пришло в голову, что вы сможете улучшить качество нашей рекламы, — ответила Тереза. — Вы говорили, что вам не нравится медицинская реклама, потому что она не гарантирует качества оказания медицинской помощи. Но мне кажется, что реклама, построенная на показателях нозокомиальной инфекции, будет гарантировать именно качество, — продолжала Тереза.

— В этом вы, я думаю, правы, — согласился Степлтон.

— Ну так пойдемте, — настаивала Тереза. — Конечно, такая реклама будет добросовестной, ведь если у госпиталя нормальные показатели внутригоспитальной инфекции, то он сможет, ничего не скрывая, познакомить с ними и широкую публику, правда?

— Ну хорошо, уговорили, — сдался наконец Джек. — Идемте в ваш офис.

Приняв решение ехать в рекламное агентство, Джек и Тереза совершенно забыли о велосипеде, который Степлтон оставил у знака, запрещающего стоянку. Договорились добраться до агентства на такси.

Улицы были пустынны, и бесшабашный русский эмигрант-водитель домчал их до агентства «Уиллоу и Хит» за считанные минуты. Джека била крупная дрожь, когда он выбирался из машины.

— Черт возьми, — проговорил он, отдышавшись, — меня упрекают, что я рискую, мотаясь по городу на велосипеде. Да я просто ангел по сравнению с этим маньяком.

Словно в подтверждение слов Степлтона, такси сорвалось с места и, визжа протекторами по асфальту, растворилось в потоке, несущемся по Медисон-авеню.

Было уже половина одиннадцатого, и здание оказалось наглухо запертым. Тереза достала свой личный ключ, и они вошли внутрь. Их шаги по мраморному полу гулко отдавались под сводами обширного холла. В тишине едва слышный шелест лифта показался нестерпимым скрежетом.

— И часто вам приходится задерживаться здесь после работы? — поинтересовался Джек.

Тереза от души рассмеялась.

— Практически каждый день, — ответила она. — Можно сказать, что я здесь живу.

Лифт пополз вверх. Оба молчали. Когда двери открылись, Джек был поражен до глубины души: помещения ярко освещены, над многочисленными чертежными досками склонились фигурки людей.

— Вы что, работаете в две смены? — спросил Джек. В ответ Тереза снова рассмеялась.

— Ну что вы, конечно же, нет, — сказала она. — Все эти люди работают здесь с раннего утра. Что поделаешь — в рекламе правит бал конкуренция. Если хочешь преуспеть в этом бизнесе, приходится жертвовать временем. Сейчас мы делаем несколько обзоров.

Извинившись, Тереза отошла к женщине за ближайшим кульманом. Пока они о чем-то разговаривали, Джек с прежним удивлением оглядывал просторное помещение. Странно, но перегородок практически не было. Несколько отдельных комнаток прилепилось к стене шахты лифта.

— Сейчас Элис принесет нам некоторые материалы, — вернувшись к Джеку, сообщила Тереза. — Давайте пройдем в кабинет Колин.

Тереза завела Джека в одну из комнаток и включила свет. Кабинет Колин оказался крошечной каморкой без окон — не дай Бог оказаться здесь больному клаустрофобией, — заваленной бумагами, книгами, журналами и видеокассетами. На нескольких мольбертах высились стопки рисовальной бумаги.

— Думаю, Колин не станет возражать, если я немного приберусь на ее столе. — Тереза бесцеремонно сдвинула в сторону стопку оранжево-красной копировальной бумаги. Собрав книги, Тереза решительно положила их на пол. Не успела она закончить «уборку», как в кабинете появилась Элис Гербер.

Тереза представила Джека и Элис друг другу и без промедления начала вместе с Элис просматривать материалы задуманных рекламных роликов, выбирая подходящие идеи.

Джеку больше нравился сам процесс отбора — в содержание он не вникал, беседа женщин была разговором профессионалов, и смысл ускользал от Степлтона. Он часто думал о том, каким образом на телевидении делают рекламу, но то, что он видел, поразило его творческой энергией и огромным трудом.

Через пятнадцать минут Элис закончила и посмотрела на Терезу, ожидая дальнейших инструкций, но мисс Хаген поблагодарила сотрудницу и отпустила ее на рабочее место.

— Ну вот вы и увидели, как это делается, — сказала Тереза. — Это только несколько идей, которые возникли у нас по поводу нозокомиальных инфекций. Что вы можете сказать о наших задумках?

— Меня поражает, как, оказывается, много труда требуется, чтобы создать рекламу, — с чувством произнес Джек.

— Меня больше интересуют ваши мысли о содержании материалов, — настаивала на своем Тереза. — Как вам нравится Гиппократ, приходящий в госпиталь, чтобы наградить его медалью «Не навреди»?

В ответ Джек только пожал плечами:

— Я не льщу себя надеждой, что могу грамотно судить о достоинствах коммерческого рекламного ролика.

— Перестаньте, прошу вас. — Тереза страдальчески подняла глаза к потолку. — Мне нужно ваше мнение как мнение обычного человека, а не специалистов, и это не требует никакого интеллектуального напряжения. Что бы вы подумали о таком ролике, если бы увидели его в перерыве матча на суперкубок?

— Думаю, он показался бы мне остроумным, — признал Джек.

— Подумали бы вы, что госпиталь Национального совета достаточно хорош для вас, потому что там мало нозокомиальной инфекции?

— Полагаю, что да, — честно ответил Джек.

— Отлично, — произнесла Тереза, стараясь успокоиться. — Но может быть, у вас тоже появились какие-нибудь идеи? Вы можете сейчас что-то предложить? Что еще мы можем сделать?

Несколько минут Джек размышлял.

— Можно сделать ролик с участием Оливера Уэнделла Холмса и Джозефа Листера.

— Разве Холмс был не поэт? — спросила Тереза.

— Кроме того, он был еще и очень неплохим врачом, — ответил Джек. — Он и Листер больше, чем кто-либо другой, сделали для того, чтобы заставить врачей, переходя от пациента к пациенту, мыть руки. Большая заслуга в этом и Земмельвейса. Во всяком случае, мытье рук до сих пор является первым средством и, кстати, самым надежным для предупреждения распространения нозокомиальной инфекции.

— Хм-м, это кажется мне интересным. Лично я очень люблю исторические картинки. Пойду скажу Элис, чтобы кто-нибудь поискал подходящие сюжеты.

Выйдя вместе с Терезой из кабинета Колин, Джек послушал разговор двух женщин, который занял всего несколько минут.

— Прекрасно, — сказала Тереза, вернувшись к Джеку. — Сейчас они раскрутят ваши предложения, а мы уходим.

В лифте Терезе пришла в голову совершенно шальная мысль, которую она не замедлила высказать:

— Почему бы нам теперь не поехать к вам на работу? Это будет честно — мою-то работу вы видели, а я вашу — нет.

— Вам не стоит туда ездить, — возразил Джек. — Поверьте мне.

— Испытайте меня.

— Я говорю правду без всякого кокетства, — заупрямился Джек. — Моя работа — не самое приятное место.

— Но мне это было бы очень интересно, — настаивала на своем Тереза. — До сих пор мне приходилось видеть морги только в кино. Кто знает, может быть, посещение вашей работы подаст мне новую идею. Кроме того, мне удастся лучше понять вас.

— Я не уверен, что хочу быть хорошо понятым, — натянуто улыбнулся Джек.

Лифт остановился, двери открылись, и Джек с Терезой вышли на улицу. Возникла неловкая пауза.

— Ну так что вы скажете? Мне кажется, поездка не займет много времени.

— Вы, однако, страшная упрямица, — заметил Джек. — Скажите, вы всегда так настаиваете на своем?

— Обычно да, — призналась Тереза, рассмеявшись, — но я предпочитаю называть это упорством.

— Ладно, — наконец сдался Джек, — поехали, но не говорите потом, что я вас не предупреждал.

Они взяли такси. Джек назвал адрес, и машина помчалась по направлению к Парк-авеню.

— У меня создалось впечатление, что вы очень одиноки, — заговорила Тереза.

— Вы проницательны.

— Не надо быть таким желчным, — мягко произнесла Тереза.

— Когда-то я не был таким, — ответил Джек.

Они внимательно смотрели друг на друга в полумраке такси, их лица временами ярко освещали блики уличной рекламы.

— Знаете, женщине очень трудно общаться с вами, — призналась Тереза.

— Вам я могу сказать то же самое, — парировал Джек.

— Вы были когда-нибудь женаты? — спросила Тереза. — Если вам не нравится мой вопрос, можете не отвечать.

— Да, я был женат, — ответил Джек.

— Но брак оказался неудачным, — подсказала Тереза.

— Да, у нас возникла одна проблема, — признал Джек. — Но мне не хочется говорить об этом. А вы сами были замужем?

— Да, — ответила Тереза. Она глубоко вздохнула и отвернулась к окну. — Но у меня тоже нет никакого желания ворошить старое. Как и у вас, — добавила она.

— Теперь мы с вами выяснили, что сходимся в двух вещах, — произнес Джек. — Мы оба не любим ночные клубы и рассказывать о бывших супругах.

Такси привезло их на Тридцатую улицу, и Джек велел шоферу остановиться у входа в Управление судебно-медицинской экспертизы. Труповозоку подъезда не было, и Джек вздохнул с облегчением — значит, свежих трупов давно не привозили и Тереза не увидит лежащих на каталках покойников. Ему очень не хотелось без лишней нужды подвергать испытаниям впечатлительную женщину.

Тереза молчала, пока Джек вел ее вдоль холодильника, где хранились трупы, но, увидев составленные штабелем простые сосновые гробы, она заговорила.

— Зачем здесь собраны эти гробы? — спросила она.

— В них за счет городской казны хоронят неопознанные и невостребованные трупы, — ответил Джек.

— И часто такое случается? — поинтересовалась Тереза.

— Сплошь и рядом.

Джек повел Терезу в прозекторскую и распахнул дверь в санитарную комнату. Женщина заглянула внутрь, но входить не стала — прозекторская была и без того хорошо видна, в полумраке зловеще поблескивали изготовленные из нержавеющей стали столы для вскрытий.

— Я почему-то думала, что здесь все гораздо современнее, — промолвила Тереза. Она стояла, плотно обхватив себя руками, чтобы ни к чему не прикасаться.

— Когда-то это и было очень современное учреждение, — сказал Джек. — Но время неумолимо. Несколько лет назад морг собирались модернизировать, однако планы так и остались на бумаге. К сожалению, город всегда испытывает финансовые трудности, и несколько политиков настояли на том, чтобы израсходовать предназначавшиеся для нас деньги каким-то другим образом, видимо, более полезным. Кстати, обновить здание — не слишком дорогое удовольствие, гораздо труднее изыскать деньги на поддержание нормальной повседневной работы. Но, между прочим, у нас есть очень современная, оснащенная по последнему слову науки лаборатория анализа ДНК.

— Где находится ваш кабинет? — поинтересовалась вдруг Тереза.

— Наверху, на пятом этаже.

— Можно мне его посмотреть?

— Почему же нет? — вопросом на вопрос ответил Джек. — Уж коль мы зашли так далеко...

Они вновь прошли через морг и остановились у лифта.

— Не слишком приятное место, правда? — спросил Джек.

— Да, здесь довольно мрачно, — признала Тереза.

— Мы, те, кто здесь работает, — продолжал Джек, — часто забываем, какое действие оказывает посещение морга на неподготовленного человека.

Однако в глубине души Джек не мог не отдать должного выдержке, которую проявила Тереза.

Открылась дверь лифта, они вошли в кабину, и Джек нажал кнопку пятого этажа.

— Почему вы решили избрать себе такую карьеру? — спросила Тереза. — Вы мечтали о ней, еще будучи студентом?

— Слава Богу, нет, — ответил Джек. — Мне хотелось чего-то чистого, требующего использования современной техники и приносящего моральное удовлетворение и хороший доход. Словом, по окончании медицинского факультета я стал офтальмологом.

— Так каким же образом?..

— Мою практику поглотила компания «Америкэр», — ответил Джек. — Так как я не захотел работать ни на нее, ни на другую подобную корпорацию, мне пришлось переучиваться. Для узкого специалиста высокой квалификации это нечто из ряда вон выходящее.

— Вам было тяжело? — спросила Тереза.

Степлтон ответил не сразу. Лифт дополз до пятого этажа, двери открылись.

— Да, это было очень тяжело, — сказал Джек, выходя в холл, — потому что мне было очень одиноко.

После такого ответа Тереза некоторое время не решалась взглянуть на Джека. Она совершенно не ожидала, что этот тип вдруг пожалуется на одиночество — она-то полагала, что он холостяк по убеждению. Когда она все же опасливо посмотрела на своего спутника, он неприметным жестом смахивал слезу. Что бы это могло значить? Тереза терялась в догадках.

— Вот мы и прибыли, — преувеличенно бодрым тоном объявил Степлтон. Отперев кабинет, он включил свет.

Интерьер оказался хуже самых мрачных ожиданий Терезы. Кабинет был крошечным, узким, заставленным старой металлической мебелью. Высоко под потолком виднелось одно-единственное, давно не мытое оконце.

— Сюда еще умудрились поставить два стола, — возмутилась Тереза.

— Мы делим этот кабинет с Четом, — пояснил Джек.

— Какой же ваш стол? — спросила она.

— Мой — тот, на котором больше хлама, — ответил Степлтон. — Эта чума совершенно выбила меня из колеи, а я и так всегда зашиваюсь с писаниной.

— Доктор Степлтон! — раздался за дверью чей-то голос.

На пороге стояла Джейнис Егер.

— Охранник сказал мне, что вы здесь, — смущенно заговорила Джейнис, когда Степлтон представил ее Терезе. — Сначала я пыталась дозвониться вам домой, но вас не было...

— Что-нибудь случилось? — встревожился Джек.

— Сегодня лаборатория получила результаты теста с антителами, который провели с тканью легких Сьюзен Хард, как вы просили, доктор Степлтон, — сказала Джейнис. — Тест оказался положительным — это туляремия.

— Вы меня разыгрываете, — произнес Джек, недоверчиво глядя на листок с результатами анализа.

— Что такое туляремия? — подала голос Тереза.

— Это такое инфекционное заболевание, — ответил Джек, — некоторыми симптомами напоминает чуму.

— Где лежала эта больная? — задала следующий вопрос Тереза, хотя уже предчувствовала, какой последует ответ.

— Тоже в Манхэттенском. — Джек вновь покачал головой. — Я действительно не могу поверить — это же чрезвычайное происшествие!

— Я пойду к себе, — проговорила Джейнис. — Если я вдруг понадоблюсь, звоните.

— Простите, — извинился Джек, — я действительно отрываю вас отдела. Огромное спасибо, Джейнис.

— Что вы, какие проблемы? — Джейнис помахала на прощание рукой и направилась к лифту.

— Туляремия — такая же страшная болезнь, как чума? — Тереза не на шутку переполошилась.

— Их трудно сравнивать, — задумчиво ответил Джек. — Но туляремия тоже тяжелая и опасная болезнь, особенно ее легочная форма, которая очень заразна. Если бы Сьюзен Хард могла, она бы подтвердила, что это действительно так.

— Но что вас так поразило? — не отставала Тереза. — Туляремия такое же редкое заболевание, как и чума?

— Нет, в Штатах оно встречается несколько чаще и распространено шире, особенно в южных штатах. Но, так же как чума, туляремия практически не встречается зимой, особенно здесь, на севере, — это проблема конца весны и лета, и вообще в наших широтах туляремия редкая гостья. Для их распространения нужен переносчик — для чумы это блохи, поражающие крыс, а для туляремии — клещи и оводы.

— Любые клещи и оводы? — со страхом спросила Тереза. У ее родителей был домик в Кэтскиллсе, где она любила проводить летний отдых. Место заброшенное, глухое, утопающее в лесу, и упомянутых насекомых там было видимо-невидимо.

— Вообще-то резервуаром инфекции служат мелкие грызуны, особенно кролики, — Джек осекся на полуслове. Он собирался пуститься в объяснения, но передумал, вспомнив свой утренний разговор с Морисом, мужем Сьюзен Хард. Тот сообщил, что умершая любила ездить в Коннектикут, где с удовольствием кормила на досуге диких кроликов.

— Может быть, все дело в кроликах? — пробормотал про себя Джек.

— О чем вы говорите? — спросила Тереза.

— Простите, я задумался и заговорил вслух с самим собой, — извинился Степлтон. Усевшись на место Чета, Джек принялся рассказывать Терезе о своем разговоре с Морисом Хардом и о значении кроликов в передаче туляремийной инфекции.

— Все это звучит очень логично, по крайней мере для меня, — сказала Тереза.

— Проблема заключается в том, что Сьюзен контактировала с коннектикутскими кроликами почти две недели назад, — продолжал размышлять Джек, барабаня пальцами по столу. — Слишком уж долог инкубационный период, особенно для легочной формы. Конечно же, если она не подхватила туляремию в Коннектикуте, то это произошло здесь, и скорее всего в Манхэттенском госпитале. Правда, нозокомиальная туляремия — это такая же ересь, как и нозокомиальная чума.

— Как бы то ни было, но общественность должна быть поставлена в известность, — решительно проговорила Тереза, глядя, как рука Джека потянулась к телефону. — Надеюсь, вы собираетесь позвонить на телевидение и в госпиталь? — спросила она.

— Не стану я звонить ни туда, ни туда, — ответил Степлтон, посмотрев на часы. Была почти полночь. Он поднял трубку и набрал номер. — Я звоню своему непосредственному начальнику. Всякая политика — это его епархия.

Кальвин поднял трубку после первого же звонка, но по голосу было ясно, что доктор Вашингтон уже давно спал. Джек бодро представился.

— Вам повезет, если вы сообщите что-то важное! — прорычал Кальвин.

— Мне кажется, что важнее не бывает, — нисколько не смутился Джек. — Я решил первым сообщить вам приятную новость — вы проиграли мне еще десять долларов.

— Подите вы к черту! — рявкнул в трубку Вашингтон, сонливость как рукой сняло. — Истинный Бог, я надеюсь, что это не дурацкая шутка.

— Никаких шуток, — уверил его Степлтон. — Сегодня вечером лаборатория получила результат антительного теста. В дополнение к двум случаям чумы Манхэттенский госпиталь имеет еще и туляремию. Я удивлен не меньше, чем вы.

— Вам звонили прямо из лаборатории? — подозрительно спросил Кальвин.

— Никак нет, — отрапортовал Степлтон. — Мне об этом сказала помощница врача.

— Вы что, на работе? — изумился Кальвин.

— Так точно, — ответил Джек. — Тружусь в поте лица.

— Туляремия? — задумчиво произнес Вашингтон. — Такого случая я не припомню. Надо почитать о туляремии.

— Я сам читал про нее не далее как сегодня днем, — честно признался Джек.

— Позаботьтесь о том, чтобы из нашего департамента не было утечки информации, — забеспокоился Кальвин. — Я не стану тотчас звонить Бингхэму, потому что сейчас уже ничего не сделаешь, но завтра с утра я его оповещу, а он пусть сам связывается с членом комиссии, а тот звонит в Городское управление здравоохранения.

— Понял, — ответил Джек.

— Так, значит, вы собираетесь держать все в секрете? — зло спросила Тереза, когда Джек повесил трубку.

— Я не обязан никому об этом сообщать, — сухо парировал Степлтон.

— Понимаю, понимаю, — саркастически заметила Тереза. — Это не ваша работа.

— У меня и так было достаточно неприятностей, когда я сообщил члену комиссии по инфекционным заболеваниям о чуме через голову своих непосредственных начальников, — пояснил Джек. — Не будет ничего хорошего, если я снова поступлю так же. Все будет сделано завтра по соответствующим каналам.

— Но как быть с людьми в Манхэттенском госпитале, у которых подозревают чуму? — поинтересовалась Тереза. — Они могут заразиться еще и этой новой болезнью. Я думаю, что все должны узнать о происшедшем сегодня же.

— Вы здраво рассуждаете, — заговорил Джек. — Но на самом деле все это не имеет решающего значения. Лечение чумы ничем не отличается от лечения туляремии. Подождем до утра, тем более что до него осталось всего несколько часов.

— А что будет, если я сама поставлю в известность прессу? — В голосе Терезы звучали злые нотки.

— Я прошу вас не делать этого, — сказал Джек. — Вы поняли, о чем говорил мой шеф? Если начнется расследование, то следы неминуемо приведут ко мне.

— Вам не нравится реклама в медицине, а мне очень не нравится политика в медицине, — заявила Тереза.

— Аминь, — закончил дискуссию Степлтон.

Глава 16

ПЯТНИЦА, 6 ЧАСОВ 30 МИНУТ, 22 МАРТА 1996 ГОДА

В пятницу Джек легко проснулся в половине шестого, несмотря на то что накануне, второй раз подряд, лег спать очень поздно. Его занимала ирония судьбы, по которой вместе со вспышкой чумы в ненавистном госпитале появилась еще и туляремия. Самое же странное заключалось в том, что именно ему, Джеку Степлтону, удалось поставить правильные диагнозы. Такой подвиг, несомненно, стоит десяти долларов двадцати пяти центов, которые предстояло получить с Кальвина и Лори.

Поняв, что вновь заснуть не удастся, Джек поднялся с постели, позавтракал и около шести часов утра отправился на работу. Движение в столь ранний час было небольшим, и он добрался до управления в рекордный срок.

Первым делом Джек решил заглянуть в ординаторскую, перекинуться парой слов с Винни и Лори, но те еще не пришли. Проходя диспетчерскую, Степлтон постучался в дверь кабинета Джейнис Егер. Женщина выглядела совершенно измотанной.

— Какая ночка! — воскликнула она.

— Вы были очень заняты? — посочувствовал ей Джек.

— Сказать «занята» — это все равно что не сказать ничего, — проговорила Джейнис. — Опять везли умерших от инфекции. Вы представляете, снова несколько смертей в Манхэттенском госпитале. Скажите мне, что там происходит?

— Сколько умерших оттуда? — поинтересовался Джек.

— Трое, — ответила Джейнис. — Ни у одного из них, по лабораторным данным, не подтвердился диагноз чумы, хотя именно такими были клинические диагнозы. Все трое скончались скоропостижно, в течение двенадцати часов с момента начала заболевания. Меня это очень пугает.

— Но трое предыдущих умерших тоже скончались скоропостижно, — заметил Джек.

— Вы думаете, что эти последние умерли от туляремии? — робко спросила Джейнис.

— Весьма вероятно, — ответил Джек, — особенно если учесть, что тест на чуму оказался отрицательным. Вы никому не говорили о диагнозе Сьюзен Хард?

— Мне пришлось прикусить язык, ноя никому не проговорилась, — призналась Джейнис. — Я на своем горьком опыте знаю, что мое дело собирать информацию, а не выдавать ее.

— Я тоже хорошо усвоил этот урок, — согласился Джек. — Вы уже закончили с этими тремя?

— Да, папки в вашем распоряжении.

Джек взял папки и пошел в ординаторскую. Винни еще не было. Степлтон заварил себе кофе и, сидя с чашкой в руке, начал знакомиться с материалами.

Буквально сразу же он наткнулся на нечто любопытное. Первая из умерших звалась Мария Лопес, имела от роду сорок два года и трудилась в отделе централизованного снабжения Манхэттенского госпиталя. Мало того — покойная работала в одной смене с Катрин Мюллер!

Прикрыв глаза, Джек постарался сосредоточиться. Если два человека за столь короткое время сумели заразиться в отделе централизованного снабжения двумя разными фатальными заболеваниями, то, значит, это связано с их работой. Насколько он понимал, здесь не могло быть простого совпадения. Но каким образом это происходит? Каков механизм заражения?

Мысленно Джек перенесся в отдел снабжения Манхэттенского госпиталя. Он ясно представил себе полки, проходы и даже форму, в которую были одеты сотрудники. Но несмотря на живость воображения, Джек не сумел-таки сообразить, каким образом сотрудники могли контактировать с болезнетворными бациллами. В отделе не было никаких отходов деятельности госпиталя, туда не попадало использованное постельное белье, больше того, сотрудники отдела снабжения практически никогда напрямую не контактировали с больными.

Джек досмотрел папку Марии Лопес. Джейнис хорошо усвоила урок Нодельмана и тщательно собрала анамнез, касающийся домашних животных, дальних поездок и гостей. В случае Марии Лопес не оказалось ни одного, ни другого, ни третьего.

Джек открыл вторую папку. Имя больной Джой Хестер. Ну, здесь как будто все ясно — Джой работала медицинской сестрой в акушерско-гинекологическом отделении и контактировала со Сьюзен Хард до и во время заболевания. Правда, имелась одна загвоздка — насколько Джек помнил, туляремия исключительно редко передается при контакте.

Третий случай касался Дональда Лагенторпа, тридцативосьмилетнего инженера-нефтяника, доставленного в госпиталь с некупирующимся приступом бронхиальной астмы. С момента поступления — а это было накануне утром — Лагенторп находился в палате интенсивной терапии и получал лечение стероидами внутривенно, бронхорасширяющими препаратами и ингаляциями при соблюдении постельного режима. Согласно записям Джейнис, состояние пациента значительно улучшилось, и речь уже шла о выписке, когда у Дональда внезапно началась сильнейшая головная боль.

Это случилось накануне и сопровождалось потрясающим ознобом и высокой лихорадкой. Вскоре к этим симптомам присоединился кашель, и, несмотря на продолжение лечения, вновь усилились проявления бронхиальной астмы. Был выставлен рентгенологически подтвержденный диагноз пневмонии, однако при окраске мазков мокроты по Граму бактерии обнаружены не были.

Затем на первый план выступили боли в мышцах, к которым присоединились боли в животе, абдоминальная симптоматика заставила предположить наличие аппендицита, и в девятнадцать тридцать была произведена аппендэктомия. Однако во время операции выяснилось, что отросток не изменен. После операции состояние Лагенторпа продолжало прогрессивно ухудшаться, развивалась полиорганная недостаточность, прекратилось выделение мочи и резко снизилось артериальное давление. Больной перестал реагировать на проводимое лечение.

Читая записи Джейнис, Джек узнал, что больной предыдущую неделю провел на нефтяных приисках в Техасе — в изолированной пустынной местности, а подруга мистера Лагенторпа недавно приобрела бирманскую кошку. Никаких визитеров из экзотических местностей Лагенторп в последнее время не принимал.

— Ого! Такая рань, а вы уже здесь! — воскликнула с порога Лори Монтгомери.

Ход мыслей был прерван, и Джек отложил чтение. Лори прошла к своему столу и, сняв пальто, готовилась приступить к выполнению утренних обязанностей — распределять вскрытия среди патологоанатомов. Этим делом занимались все врачи управления в порядке очередности и терпеть не могли столь неблагодарную нагрузку. Сегодня Лори занималась этой пакостью в последний раз — ее черед заканчивался.

— У меня для вас плохие новости, — заявил Джек. Направившаяся было в диспетчерскую Лори резко остановилась и, помрачнев, обернулась.

Степлтон рассмеялся.

— Расслабьтесь. Все не так уж плохо. Я просто хотел сообщить, что вы должны мне четвертак.

— Вы серьезно? — спросила пораженная Лори. — У Сьюзен Хард оказалась туляремия?

— В лаборатории получили положительный результат теста с флюоресцирующими антителами, — ответил Джек. — Я считаю, что этого достаточно, чтобы считать диагноз достоверным.

— Хорошо, что я не поспорила на более крупную сумму, — рассмеялась Монтгомери. — Вы просто поражаете своими успехами на ниве диагностики инфекционных болезней. Скажите, в чем ваш секрет?

— Везение новичка, — небрежно отмахнулся от похвалы Джек. — Между прочим, в этих трех папках инфекционные случаи последних суток, и все они из Манхэттенского госпиталя. Я бы хотел получить хотя бы два из них.

— Не вижу причин вам отказывать, — согласилась Лори. — Подождите, я только возьму в диспетчерской остальные папки.

Не успела Лори выйти, как в помещение ввалился Винни. Лицо его было мучнисто-бледным, веки припухли и имели свинцовый оттенок, а белки глаз покраснели. Было такое впечатление, что прошедшую ночь доблестный санитар провел в холодильнике на первом этаже.

— Ну и видок у тебя, — присвистнул Джек, — краше в гроб кладут.

— Похмелье, — кратко пояснил Винни. — Устроили вчера холостяцкую вечеринку — там и нахрюкались.

Винни бросил на стол газету и направился к кофейному столу.

— Между прочим, — заметил Джек, — кофе уже готов.

Для осознания смысла этой фразы воспаленному мозгу Винни потребовалось несколько секунд.

— Может быть, вместо кофе приступим к делу? — спросил Степлтон, передавая Винни папку Марии Лопес. — Помни, кто рано встает, тому...

— Господи, ради всего святого, оставьте в покое свои штампы, — взмолился Винни. Он взял папку. — Честно говоря, я сегодня не в духе, чтобы выслушивать ваши мудрые изречения. Единственное, что меня гложет, так это то, что вы не в состоянии приходить на работу вовремя.

— Лори тоже уже здесь, — напомнил санитару Джек.

— Да, но она на этой неделе распределяет вскрытия, — возразил Винни, — а у вас нет никаких оправданий. — Он взглянул на титульные листы историй болезни. — Боже! Опять инфекция! Лучше бы я сегодня не приходил на работу.

— Я спущусь в прозекторскую через несколько минут, — жестко произнес Джек.

Винни раздраженно смял свою любимую газету и поплелся вниз, проклиная судьбу.

Вошла Лори с охапкой папок, которые она с наслаждением швырнула на стол.

— Да, кажется, сегодня нам придется попотеть, — констатировала она.

— Я уже послал Винни приготовить все для вскрытия первого инфекционного случая, — сказал Джек, — надеюсь, я не превысил свои полномочия. Знаю, что вы прежде должны их посмотреть, но могу вам сказать, что все умершие поступили к нам с диагнозом чумы, которая не подтвердилась. Так что, как мне кажется, диагноз придется выставлять нам.

— Нет вопросов, — согласилась с Джеком Лори. — Я только спущусь и взгляну, а потом вы начнете. Не обижайтесь, формальности надо соблюдать.

Лори взяла со стола полный список доставленных трупов.

— Расскажите мне анамнез этой умершей, — попросила Лори по дороге в прозекторскую.

Степлтон рассказал ей вкратце все, что знал о Марии Лопес. Особенно он подчеркнул то совпадение, что, как и Катрин Мюллер, умершая работала в отделе централизованного снабжения Манхэттенского госпиталя. Правда, Катрин Мюллер умерла днем раньше и от чумы. Лори и Джек вошли в кабину лифта.

— Вы не находите все это странным? — спросила Лори.

— И даже очень странным, — подхватил Джек.

— Как вы думаете, это очень существенно? — продолжала сомневаться Лори. Лифт с толчком остановился.

— Интуиция подсказывает мне, что да, — ответил Джек. — Именно поэтому я так хочу вскрыть этих покойников. Но пока я не могу связать воедино все эти смерти.

Войдя в морг, Лори подозвала Саля и показала ему список.

— Сначала мы посмотрим тело Марии Лопес, — распорядилась она.

Саль взял список Лори, сверил его со своим, потом подошел к секции номер шестьдесят семь, открыл дверцу и выкатил из рефрижератора платформу с телом.

Мария Лопес, так же как и ее покойная коллега Катрин Мюллер, отличалась полнотой. Волосы были коротко острижены и выкрашены в оранжево-рыжий цвет. Из правого локтевого сгиба и из шеи до сих пор торчали внутривенные катетеры.

— Совсем молодая женщина, — горько обронила Лори.

Джек кивнул.

— Ей было только сорок два года.

Тем временем Лори рассматривала рентгеновские снимки покойной. Ничего, кроме очаговой пневмонии.

— Приступайте к вскрытию, — сказала Лори Монтгомери.

Повернувшись на каблуках, Джек отправился надевать свой скафандр.

— Который из остальных двух случаев вы хотите взять? — крикнула ему вслед Лори.

— Лагенторпа, — отозвался Джек.

— Хорошо, — согласилась Лори.

Несмотря на то что Винни мучился жестоким похмельем, к вскрытию Марии Лопес все было готово. В прозекторской не было никого, кроме них двоих — врача и санитара, никто не мешал сосредоточиться. Необычайно много времени Джек на этот раз уделил внешнему осмотру. Нельзя было ни в коем случае пропустить укус насекомого. Но Джек не преуспел в своих поисках. Как и на теле Катрин Мюллер, у Марии Лопес тоже имелись на коже подозрительные повреждения, которые Джек тщательно сфотографировал, но он чувствовал, что это не укусы насекомых.

Сосредоточенности Джека, сам того не сознавая, очень помогал своим похмельем Винни. Он молчал и не мешал своими дилетантскими замечаниями Степлтону думать.

Как и в предыдущих случаях, Джек очень аккуратно производил внутреннее исследование, чтобы не допустить излишнего рассеяния бактерий в воздухе прозекторской.

По мере вскрытия Джеку становилось все более ясно, что случай Марии Лопес как две капли воды похож на случай Сьюзен Хард, а не Катрин Мюллер. Поэтому Джек считал, что предварительным патологоанатомическим диагнозом в данном случае тоже будет туляремия, а не чума. Его смущало только одно обстоятельство: каким образом две женщины, работавшие в безопасном отделе снабжения, ухитрились заразиться двумя заболеваниями, в то время как люди, работавшие в отделениях и напрямую контактировавшие с больными, остались здоровы.

Закончив исследование внутренних органов и отобрав все нужные пробы, Джек взял на биопсию кусочки легочной ткани, чтобы отправить их Агнес Финн, а потом, вместе с легочной тканью Джой Хестер и Дональда Лагенторпа, передать их для исследования на туляремию.

Когда Винни и Джек начали зашивать Марию Лопес, в холле и умывальной раздались голоса.

— Это пришли на работу нормальные цивилизованные люди, — не удержался от комментария Винни.

Джек промолчал.

Дверь растворилась, и в прозекторскую вползли две фигуры в скафандрах, направившиеся к столу Джека, — это были Чет и Лори.

— Ну что, парни, вы закончили? — поинтересовался Чет.

— Я тут ни при чем, — хмуро ответил Винни. — Этот сумасшедший велогонщик сегодня вообще встал до восхода солнца.

— Что вы думаете об этом случае? — спросила Лори. — Чума или туляремия?

— Мне кажется, что туляремия, — ответил Джек.

— Если следующие два тоже окажутся туляремией, их будет уже четыре, — произнесла Монтгомери.

— Знаю, — отозвался Джек. — Но вообще-то все это; очень странно. Туляремия от человека к человеку передается исключительно редко. Я не очень понимаю смысл; того, что происходит.

— А как передается туляремия? — наивно спросили Чет. — Я с ней вообще никогда не встречался.

— Обычно она передается клещами или при непосредственном контакте с больным животным, как правило, кроликом.

— Следующим вы возьмете Лагенторпа, — распорядилась Лори. — Хестер я займусь сама.

— Был бы счастлив, если бы вы позволили мне вскрыть; и Джой Хестер, — сказал Степлтон.

— В этом нет никакой надобности, — возразила? Лори. — Сегодня вообще мало аутопсий — большинство доставленных трупов не нуждаются во вскрытии. Я не могу доставить вам такую радость — что чересчур, то лишнее.

Санитары начали привозить в прозекторскую трупы и раскладывать их по столам. Лори и Чет отправились к своим рабочим местам.

Джек и Винни продолжили зашивать тело Марии Лопес. Потом Джек помог Винни переложить тяжелое тело на каталку. Степлтон невинно поинтересовался, когда Винни подготовит все для вскрытия Лагенторпа.

— Вам бы служить надсмотрщиком над рабами, — огрызнулся Винни. — Разве мы не попьем кофе, как все нормальные люди?

— Я хочу сначала покончить со вскрытиями, — отрезал Джек. — Потом будешь пить кофе до конца рабочего дня.

— Вот бык! — Продолжая жаловаться, Винни покатил из прозекторской труп Марии Лопес. — Все, хватит с меня, со следующей недели я буду помогать кому-нибудь другому.

Не обращая внимания на нытье санитара, Джек подошел к столу Лори Монтгомери. Она в это время была занята наружным осмотром, но отвлеклась, увидев подошедшего Джека.

— Бедной женщине было всего тридцать шесть лет, — грустно произнесла Лори. — Какая потеря!..

— Что вы нашли? Есть укусы насекомых или кошачьи царапины?

— Ничего, кроме пореза бритвой на голени, — ответила Лори. — Но он не воспален и явно не имеет отношения к делу. Есть кое-что поинтереснее — у Джой Хестер было какое-то инфекционное поражение глаз.

Лори аккуратно приподняла веки женщины — оба глаза были сильно воспалены, хотя роговица осталась неповрежденной.

— Я также предполагаю, что в процесс вовлечены околоушные лимфатические узлы. — Лори указала на припухлости перед ушными раковинами умершей.

— Очень интересно, — проговорил Джек. — Это входит в клиническую картину туляремии, хотя в предыдущем случае воспаления глаз не было. Свистните, если найдете что-нибудь необычное при внутреннем исследовании.

Степлтон подошел к столу Чета. Макговерн занимался трупом с множественными огнестрельными ранениями, деловито фотографируя входные и выходные отверстия. Увидев Джека, он передал фотоаппарат Салю и отвел друга в сторону.

— Как вы вчера провели время? — заговорщически спросил Чет.

— Думаю, сейчас не самый лучший момент обсуждать вчерашние развлечения, — ответил Джек. Разговаривать в скафандрах было, мягко говоря, неудобно.

— Да ладно, — возразил Чет. — Мы с Колин отлично поладили — после китайского клуба поехали к ней домой на Шестьдесят шестую.

— Очень рад за вас, — язвительно произнес Джек.

— А чем закончили вы? — поинтересовался Чет, придвинувшись вплотную к Степлтону.

— Если я скажу правду, ты не поверишь, — промолвил Джек.

— А ты скажи, — поддразнил друга Макговерн.

— Сначала мы поехали в ее контору, а оттуда — в нашу.

— Ты прав, я тебе не верю.

— Поверить в правду всегда трудно, — согласился Джек.

В прозекторской появился Винни с телом Лагенторпа. Воспользовавшись этим, Джек уклонился от дальнейшей болтовни с Четом; было гораздо интереснее заняться следующим случаем. Джеку не терпелось поскорее начать вскрытие.

При наружном осмотре сразу бросился в глаза свежий двухдюймовый шрам после аппендэктомии. Однако были и более интересные находки — присмотревшись к кончикам пальцев рук, Джек обнаружил признаки гангрены. То же, но в меньшей степени, касалось мочек ушей.

— Он напоминает мне Нодельмана, — подал голос Винни. — Здесь, правда, все выражено меньше, да и яйца целы. Вы думаете, что это тоже чума?

— Не знаю, — ответил Джек, — к тому же Нодельману не делали аппендэктомию.

Двадцать минут Джек тщательно искал на теле Дональда Лагенторпа следы укусов насекомых или животных. Это была довольно трудная задача, так как кожа афроамериканца была намного темнее, чем оливковая кожа Марии Лопес.

Усердие Джека было вознаграждено совершенно неожиданно — следов укусов он не нашел, но зато обнаружил на ладонях и ступнях Лагенторпа едва заметную сыпь. Джек показал ее Винни, но тот, как ни силился, не смог ее рассмотреть.

— Скажите мне, что я должен видеть? — спросил санитар.

— Плоские розоватые пятнышки, — ответил Джек. — Вот, смотри, их больше на внутренней поверхности запястий.

Степлтон приподнял правую руку Лагенторпа.

— Простите, — произнес Винни, — но я ничего не вижу.

— Это не имеет значения, — безжалостно констатировал Джек. Взяв фотоаппарат, он сфотографировал сыпь, сомневаясь, что на снимке что-нибудь будет видно. Яркая вспышка могла смазать едва заметные элементы сыпи.

По мере продолжения наружного осмотра Джек все больше и больше чувствовал, что сбит с толку. Пациент поступил к ним с предварительным диагнозом чумы, и внешне труп действительно давал повод так думать, это заметил даже Винни. Однако были и другие данные, противоречившие впечатлению от осмотра. Согласно данным истории болезни, тест на чуму оказался отрицательным, значит, Джек имел полное право заподозрить туляремию. Но это не может быть туляремия, потому что в мокроте умершего не обнаружено живых бактерий. Хуже того, у больного была выраженная абдоминальная симптоматика, настолько выраженная, что заподозрили приступ аппендицита, и больного по этому поводу оперировали, а во время операции диагноз острого аппендицита не подтвердился. И в довершение всего эта бледная сыпь на ладонях и подошвах.

Учитывая все, что увидел, Джек не понимал, с чем он имеет дело на этот раз. С его точки зрения, у Лагенторпа не было ни чумы, ни туляремии!

Начав исследование внутренних органов, Джек осознал, что его смущение имело под собой почву — лимфатические узлы были практически интактны.

Раскрыв легкие, Джек изучил картину, разительно отличающуюся от чумы или туляремии. Поражение легких скорее говорило о сердечной недостаточности, нежели об инфекции. В них находилось много жидкости, но практически не было инфильтратов воспаления. Все прочие внутренние органы также оказались вовлеченными в патологический процесс — сердце расширено, печень увеличена в объеме, то же касалось селезенки и почек. Кишки вздуты, как при парезе.

— Нашли что-нибудь интересное? — раздался рядом грубоватый голос.

Джек был настолько увлечен своим делом, что не заметил, как подошедший Кальвин оттеснил в сторону Винни.

— Кажется, да, — промолвил Джек.

— Еще одна инфекция? — прозвучал другой хриплый голос.

Джек скосил глаза влево. Он узнал голос, но надо было утвердиться в своем подозрении. Да, он не ошибся, это был сам главный шеф!

— Умершего привезли к нам с предварительным диагнозом чумы, — доложил Джек. Он страшно удивился, увидев в прозекторской Бингхэма. Шеф редко появлялся у стола — только в каких-то экстраординарных случаях, когда требовалось решить диагностический вопрос или дело касалось общественной огласки.

— По вашему тону я могу заключить, что вы не согласны с этим диагнозом? — спросил Бингхэм. Он склонился над разверстым телом и посмотрел на уродливо распухшие, поблескивающие внутренние органы.

— Вы чрезвычайно проницательны, сэр, — сказал Джек. Он очень постарался, чтобы в его голосе не прозвучат ставший уже второй натурой сарказм. На этот раз доктор Степлтон говорил совершенно искренне.

— Что вы думаете об этом случае? — продолжал допытываться Бингхэм. Он брезгливо потрогал затянутой в резиновую перчатку рукой селезенку. — Селезенка просто огромна.

— На этот счет у меня пока нет ни малейшей идеи, — коротко ответил Джек.

— Доктор Вашингтон доложил мне о вашем достижении, не побоимся этого слова, — вам удалось за столь короткий срок поставить верный диагноз, вы сумели распознать туляремию, — высокопарно произнес Бингхэм.

— Обыкновенная удача, — скромно потупился Джек.

— Доктор Вашингтон так не считает, — возразил шеф. — Так что я хочу вас похвалить. Вы сумели хорошо сработать после того, как с такой проницательностью и быстротой распознали в первом случае чуму. Я просто восхищен. Кроме того, на этот раз вы благоразумно предоставили мне возможность как положено проинформировать соответствующие государственные органы. Продолжайте так же хорошо и плодотворно работать. Я сейчас просто счастлив, что вчера не уволил вас.

— Как и я, — расплылся в довольной улыбке Джек. Бингхэм ответил ему тем же.

— Где находится труп Мартина? — спросил Бингхэм у Кальвина.

— На третьем столе, сэр. С ним работает доктор Макговерн, я через минуту присоединюсь к вам.

Джек проследил взглядом, как шеф подошел к столу Чета и как тот отреагировал на появление высокого начальства. Затем Джек повернулся к Кальвину.

— Я глубоко задет, — шутливо произнес Степлтон. — Подумал было, что мистер Бингхэм пожаловал сюда, чтобы отдать должное моим диагностическим успехам.

— Очнитесь, — охладил его Кальвин, — о вас он вспомнил в последнюю минуту, когда увидел в прозекторской. Его сейчас больше интересуют огнестрельные ранения, с которыми работает доктор Макговерн.

— Там какие-то проблемы? — сразу напрягся Джек.

— Возможно, они появятся, — уклончиво ответил Вашингтон. — Полиция утверждает, что убитый сопротивлялся задержанию.

— Но это обычное явление, — успокоил шефа Джек.

— Нет, проблема заключается в том, где находятся входные отверстия — спереди или сзади, — пояснил Кальвин. — А их там целых пять. В общем, как всегда, напортачили, а нам расхлебывать...

Джек понимающе кивнул. Хорошо, что не ему достался этот каверзный случай.

— Шеф спустился сюда, конечно, не для того, чтобы вас хвалить, однако он это сделал, — продолжал между тем Кальвин. — На него произвел впечатление диагноз туляремии, да, признаться, и на меня тоже. Это была быстрая и безошибочная диагностика. Но вот что я вам все-таки скажу: не надо было вчера в кабинете шефа говорить о нашем пари. Может быть, вам и удалось на какой-то момент усыпить бдительность начальника, но меня вы провести не сумели.

— Я это сразу понял, — начал оправдываться Джек, — и, как вы сами заметили, быстренько сменил направление разговора.

— Я просто хотел, чтобы вы это знали, — покончил с неприятной темой Кальвин.

Нагнувшись над вскрытым телом Лагенторпа, Кальвин, как до него Бингхэм, осторожным движением пощупал селезенку умершего.

— Шеф был прав, — сказал он. — Селезенка сильно увеличена.

— Так же как сердце и практически все остальные органы, — подтвердил Джек.

— Как вы полагаете, что это может быть? — поинтересовался Вашингтон.

— На этот раз у меня нет никаких предположений, — честно признался Джек. — Это какое-то инфекционное заболевание, но я могу поручиться только за то, что это не чума и не туляремия. Я действительно начинаю всерьез задаваться вопросом, что происходит в Манхэттенском центральном госпитале.

— Не заноситесь, — предостерегающе произнес Кальвин. — Нью-Йорк — большой город, а Манхэттенский центральный — большой госпиталь. При таком потоке людей, ежедневно прилетающих в аэропорт Кеннеди, мы можем столкнуться с любой болезнью в любое время года.

— Пожалуй, вы правы, — решил проявить уступчивость Степлтон.

— Ну ладно, когда у вас появятся идеи, дайте мне знать, — заключил Кальвин, — мне не терпится отыграть свои двадцать долларов.

Когда Кальвин отошел, Винни снова занял свое место у стола. Джек отобрал кусочки тканей из органов, и Винни проследил за тем, чтобы погрузить их в консервант и надлежащим образом промаркировать. После отбора проб они принялись зашивать тело Лагенторпа.

Поручив покойника заботам Винни, Джек направился к столу Лори. Посмотрев на разрезы внутренних органов, Степлтон был поражен сходством этого случая со случаями Лопес и Хард — те же множественные абсцессы с формированием гранулем.

— Похоже, это еще один случай туляремии, — сказала Лори.

— Не стану с вами спорить, — согласился Джек, — но меня смущает то, что заражение человека от человека при туляремии — крайняя редкость. И самое плохое — я не могу ничего объяснить.

— Но может быть, все они заразились от одного источника, — высказала предположение Лори.

— Конечно, конечно! — насмешливо воскликнул Джек. — Они все ездили в одно место в Коннектикуте и кормили там одного и того же кролика, который, на их беду, оказался больным.

— Я просто высказываю предположение, — жалобно возразила Лори.

— Простите меня, — искренне произнес Джек, — вы, конечно, правы, мне не следовало на вас наскакивать. Это все из-за того, что все эти умершие от непонятных инфекций скоро сведут меня с ума, у меня от них уже крыша поехала. Чувствую, что упускаю какое-то важное звено, которое позволит все объяснить, но понятия не имею, где его искать.

— Что у Лагенторпа? — спросила Лори. — Тоже туляремия?

— Нет, у него что-то совсем другое, но я не могу понять, что именно.

— Пожалуй, вы слишком близко к сердцу принимаете все это, — проговорила Лори.

— Может быть, — согласился с коллегой Джек. Он чувствовал вину из-за того, что пожелал неприятностей «Америкэр» в связи с первым случаем чумы. — Но я постараюсь успокоиться, пожалуй, мне стоит почитать руководство по инфекционным болезням.

— Какая сила духа! — воскликнула Лори. — Вместо того чтобы терзаться угрызениями совести и обвинять себя в невежестве, вы используете этот случай как повод для повышения своей квалификации. В конце концов, именно в этом и заключается удовлетворение, которое приносит наша работа.

Джек тщательно пытался проникнуть взглядом за маску Лори Монтгомери, чтобы разобраться, говорит ли она серьезно или подшучивает над ним. Но на пластиковой поверхности плясали блики, и он так ничего и не понял.

Отойдя от Лори, Джек ненадолго задержался у стола Чета. Макговерн пребывал в паршивом настроении.

— Черт, — процедил сквозь зубы Чет, — если я послушаюсь Бингхэма, мне придется целый день искать в этом теле раневые каналы пуль. Если он такой скрупулезный, пусть бы сам выполнил вскрытие.

— Если тебе понадобится помощь, я буду рад оказать услугу.

— Может быть, я к тебе и обращусь, — пообещал Чет.

Сняв защитное снаряжение и переодевшись в уличную одежду, Джек подключил к сети аккумуляторы противочумного костюма. После этого он забрал со стола папки с историями болезни Лопес и Лагенторпа, не забыв заглянуть в папку Джой Хестер. В графе «Ближайшие родственники» значилась родная сестра Джой. Адрес был тот же, что и у усопшей. У Джека мелькнула мысль, что, возможно, женщины жили в одной комнате. Он записал телефон сестры.

Джек увидел Винни, который выходил из холодильника, куда он только что отвез тело Лагенторпа.

— Где биопсии наших случаев? — спросил Джек.

— Я о них не забыл, доктор, — ответил уязвленный Винни.

— Я хочу сам отнести их наверх.

— Вы что, серьезно? — не на шутку обиделся Винни. Передача материалов в разные лаборатории являлась прекрасным поводом попить кофе и расслабиться.

— Я на самом деле хочу отнести их сам, — заверил Степлтон санитара.

Нагрузившись пробами, папками и бланками протоколов вскрытия, Джек направился в свой кабинет, но по дороге сделал две остановки: первую — в микробиологической лаборатории, у Агнес Финн.

— На меня произвел большое впечатление ваш диагноз туляремии, — приветствовала его женщина.

— Я уже получил слишком много комплиментов по этому поводу, — отмахнулся Джек.

— Вы принесли мне что-то еще? — поинтересовалась Агнес, увидев в руках Джека несколько пробирок.

— Конечно, принес, — заверил ее Джек. Найдя пробу, взятую из тела Марии Лопес, он поставил ее на угол стола Агнес. — Вот это, возможно, тоже туляремия. Еще одна проба будет от Лори Монтгомери — она сейчас вскрывает умершую от туляремии, так я, во всяком случае, думаю.

— После случая с Хард лаборатория, с которой мы сотрудничаем, просто жаждет получить еще материал с туляремией, так что они быстро все сделают. Результаты будут уже сегодня. Что-нибудь еще?

— Есть, но видите ли, здесь полнейшая загадка. — С этими словами Джек поставил на стол Агнес флаконы с материалом из трупа Лагенторпа. — Я понятия не имею, чем страдал этот пациент. Наверняка знаю только одно — у него нет ни туляремии, ни чумы.

Джек рассказал Агнес Финн о всех своих находках в случае с Лагенторпом. В особенности Финн заинтересовалась отсутствием микробов в окрашенном по Граму мазке мокроты.

— Вы не думали о вирусах? — спросила Агнес.

— Думал, насколько это позволяют мои скудные познания в вирусологии и инфекционных болезнях, — признался Джек. — Я подумал было о гантавирусе, но в тканях было не так уж много кровоизлияний.

— Я протестирую ткани на вирусы, — пообещала Агнес Финн.

— Я хочу почитать умные книжки, может быть, после этого какая-нибудь идея у меня появится, — сказал Джек.

— Приходите, я буду на месте. Распрощавшись с Агнес, Джек поднялся на пятый этаж — в гистологическую лабораторию.

— Просыпайтесь, девочки, к нам гости! — весело крикнула одна из лаборанток. В помещении раздался смех.

Джек улыбнулся. Ему нравилось заходить в лабораторию гистологии — работавшие там женщины излучали веселье и оптимизм. Особенно нравилась Степлтону Морин О'Коннер — пышногрудая рыжеволосая ирландка с пляшущими в глазах чертиками. Вот и сегодня он очень обрадовался, увидев Морин, вытиравшую в этот момент руки о полотенце в углу лаборатории. Халат женщины был спереди окрашен во все цвета радуги.

— Ну, доктор Степлтон, — произнесла она со своим неподражаемым ирландским акцентом, — чем мы сможем на этот раз ублажить вас?

— Окажите одну любезность.

— Он говорит о любезности, — громко провозгласила Морин. — Вы слышите, девочки? Что мы попросим взамен?

В ответ раздался новый взрыв хохота. Все прекрасно знали, что Чет и Джек — единственные неженатые в управлении доктора-мужчины, и женщинам нравилось их поддразнивать.

Джек выудил из карманов флакончики с биопсиями Лопес и Лагенторпа и поставил на стол.

— Я бы хотел, чтобы вы сделали микротомные срезы замороженных тканей Лагенторпа — всего по нескольку препаратов с каждого органа. Конечно, надо будет сделать и обычные срезы.

— Какая нужна окраска? — спросила Морин.

— Обычная.

— Что именно вы хотите обнаружить? — деловито поинтересовалась Морин.

— Хочу найти определенный вид микроорганизмов, — ответил Джек. — Большего я вам сказать не в состоянии.

— Мы вам позвоним. Я сейчас сама займусь вашими препаратами.

Вернувшись в кабинет, Джек просмотрел оставленные на его имя сообщения — ничего интересного. Расчистив место на столе, он положил перед собой папки Лопес и Лагенторпа, собираясь продиктовать протоколы вскрытия и позвонить затем сестре Джой Хестер. У Джека даже мелькнула мысль не откладывать звонок на потом, но в этот момент его взгляд упал на руководство Гаррисона по внутренним болезням.

Взяв книгу с полки, Джек раскрыл ее на разделе инфекционных болезней и погрузился в чтение. В разделе было без малого пятьсот страниц, но Джек читал быстро — большая часть содержания была когда-то неплохо усвоена во время прохождения курса в колледже и пряталась теперь в закоулках памяти. Оставалось оживить это мертвое знание.

Джек дошел до главы о специфических инфекциях, когда позвонила Морин. Она сказала, что замороженные микротомные срезы готовы. Степлтон немедленно спустился в лабораторию, чтобы забрать готовые препараты. Принеся их в кабинет, он поставил на середину стола микроскоп.

Срезы были рассортированы по органам, и вначале Джек положил на предметный столик микроскопа стеклышки с препаратами легочной ткани. В легких был виден только отек, бактерий Джек там не увидел.

Затем настала очередь препаратов сердца — ткань также была отечна. Налицо признаки воспаления, а между волокнами сердечной мышцы имелось большое количество жидкости.

Перейдя к большему увеличению, Джек сразу же обнаружил первичную патологию. Клетки, выстилающие мелкие ветви коронарных артерий, питающих сердечную мышцу, оказались сильно поврежденными. В результате эти ветви оказались забитыми скоплениями разрушенных клеток, что послужило причиной множественных мелких инфарктов.

В крови самого Джека вовсю разгулялся адреналин. Волнуясь от предвкушения предстоящего открытия, Степлтон положил под объектив микроскопа срез легочной ткани. При большом увеличении он снова увидел ту же патологию мелких кровеносных сосудов, которая была незаметна при рассмотрении под меньшим увеличением.

Джек решил посмотреть срезы селезенки. Поправив фокус, он убедился, что и там превалирует та же патология. Это была очень важная находка — она сразу позволяла предположить верный диагноз.

Оторвавшись от микроскопа, Джек стремглав бросился в микробиологическую лабораторию, к Агнес Финн. Он не без труда нашел ее в одном из боксов.

— Присмотритесь к культурам тканей Лагенторпа, — едва переведя дыхание, заговорил Джек. — У меня есть новая информация, которая, не сомневаюсь, вас очень заинтересует.

Взгляд Агнес за толстыми стеклами очков стал серьезным.

— Это — болезнь эндотелия, — взволнованно продолжал Джек. — У пациента было острое инфекционное заболевание, причиной которого явились не бактерии. Поэтому их не обнаружили ни в культурах, ни в легких. Бактерий там просто нет. У больного также отмечалась сыпь на подошвах и ладонях. Плюс к этому хирурги заподозрили у него аппендицит. Догадываетесь почему?

— Из-за болезненности мышц передней брюшной стенки, — ответила Агнес.

— Вот именно, — обрадовался Джек. — Так о чем здесь можно думать?

— О риккетсиях, — сразу же догадалась Агнес Финн.

— Браво! — возбужденно подытожил дискуссию Джек. — Это старая добрая пятнистая лихорадка Скалистых гор. Мы можем ее подтвердить?

— Это так же трудно, как подтвердить туляремию. Нам придется посылать культуры в другую лабораторию. Существует техника прямой иммунофлюоресценции, но мы не располагаем необходимыми реактивами. Я знаю, где находится нужная лаборатория, мы уже посылали туда культуры во время вспышки лихорадки Скалистых гор в Бронксе в восемьдесят седьмом году.

— Пошлите пробы туда немедленно, — умоляюще произнес Джек. — Скажите им, что результат нам нужен срочно.

— Будет сделано, — ответила Агнес.

— Вы — прелесть! — воскликнул Джек.

Он направился к двери, но Агнес окликнула его у самого порога. Степлтон остановился.

— Мне бы очень хотелось, — проговорила Финн, — чтобы о результате вы незамедлительно оповестили и нас. Риккетсии очень опасны для персонала лабораторий. Выброшенные в воздух, они очень заразны. Это хуже, чем туляремия.

— Вы могли бы не напоминать мне об этом. Я обязательно оповещу вас, но будьте осторожны, — сказал на прощание Джек.

Глава 17

ПЯТНИЦА, 12 ЧАСОВ 15 МИНУТ, 22 МАРТА 1996 ГОДА

Элен Робинсон последний раз провела щеткой по волосам. После телефонного разговора со своим главным контрагентом в штаб-квартире Национального совета здравоохранения Элен пришла в необычайное волнение. Ей надо немедленно увидеться с Робертом Баркером — ему, без сомнения, понравится новость, которую она сообщит.

Отступив от зеркала на пару шагов, Элен подвергла себя последнему осмотру, осталась довольна своей внешностью и, закрыв дверцу шкафа, торопливо вышла из кабинета.

Обычно Элен вваливалась в кабинет Роберта без предупреждения, но такую информацию лучше было сообщить, соблюдая необходимые формальности. Элен попросила секретаршу справиться, сможет ли мистер Баркер принять Элен Робинсон. Положив трубку, секретарша сообщила, что мистер Баркер в данный момент свободен, что нисколько не удивило Элен.

Весь последний год Элен старательно обрабатывала Роберта. Игра стоила свеч — Роберт реально претендовал на место президента компании. Заметив похотливость Роберта, Элен принялась расчетливо разжигать его воображение. Это было нетрудно, хотя женщина сознавала, что ступила на скользкую почву. Надо было дать шефу надежду, но не доводить дело до той точки, когда придется оскорбить его отказом — физически Баркер был почти отвратителен Элен.

Целью Робинсон было воспользоваться возможным возвышением Роберта — она метила на место исполнительного директора и не видела никаких препятствий к тому, чтобы занять эту должность, кроме своей очевидной молодости. Доводя до кондиции Роберта, Элен надеялась превратить этот недостаток в достоинство.

— А-а, Элен, моя дорогая, — проворковал Роберт, когда она со смущенным видом проскользнула в его кабинет. Баркер вскочил на ноги и предупредительно прикрыл дверь за вошедшей.

Элен, как обычно, устроилась, положив ногу на ногу и повыше поддернув юбку, на ручке кресла напротив стола шефа. Фотография жены Баркера — тоже как обычно — лежала на столе изображением вниз.

— Хотите кофе? — спросил Роберт, усаживаясь на свое место и завороженно уставившись на Элен.

— Я только что разговаривала с Гертрудой Уилсон из Национального совета, — начала Элен. — Вы с ней знакомы?

— Конечно, — ответил Роберт, — кажется, она одна из вице-президентов.

— Совершенно верно, но к тому же она одна из самых моих доверенных контрагентов и, что самое главное, она просто без ума от «Уиллоу и Хит».

— А-а, — еще раз повторил Роберт.

— Национальный совет придерживается в этом отношении всех рекомендаций Городской эпидемиологической службы и лицензионной комиссии, — сказала Элен.

Роберт покачал головой, словно пробуждаясь ото сна; кажется, слова Элен наконец преодолели броню его распаленного воображения.

— Секундочку, секундочку, — произнес он, собираясь с мыслями, — я не совсем понимаю, что хорошего в этой новости, а моя секретарша сказала, что вы хотите сообщить мне именно хорошую новость.

— Выслушайте меня до конца, — укоризненно проговорила Элен. — Дело в том, что хотя у Национального совета неплохие показатели по нозокомиальным инфекциям, но все же в их нью-йоркском госпитале было в последнее время несколько случаев, о которых совет не желает оповещать общественность. Во-первых, у них в блоке интенсивной терапии случилась вспышка стафилококковой инфекции — при обследовании были выявлены медсестры-носительницы, которым пришлось провести курс антибиотикотерапии. Если вдуматься, то это по-настоящему страшно.

— Какие еще были случаи? — спросил Роберт, стараясь не смотреть в сторону Элен.

— В том же госпитале имели место неприятности и на кухне, — продолжала Робинсон. — У очень многих пациентов развился понос, несколько человек даже умерли от токсикоинфекции. И наконец, там же недавно была вспышка гепатита.

— Я что-то не понимаю, почему вы считаете все эти ужасы хорошей новостью.

— Все познается в сравнении. В других госпиталях еще хуже. Атак... конечно, ничего хорошего в этом нет. Но дело в том, что, как оказалось, Национальный совет очень чувствителен к проблеме нозокомиальных инфекций. Поэтому Гертруда особо подчеркнула, что он не будет финансировать рекламную кампанию, основанную на теме госпитальной инфекции.

— Великолепно! — воскликнул Роберт. — Это действительно прекрасная новость. Что вы сказали по этому поводу Терезе Хаген?

— Естественно, ничего. Сначала я решила порадовать вас.

— Просто чудесно! — От избытка эмоций Роберт вскочил и на своих длинных тощих ногах зашагал по кабинету. — Лучше быть не может. Теперь я смогу делать с Терезой все, что мне заблагорассудится.

— Что мне сказать ей? — деловито осведомилась Элен.

— Только то, что, по вашим проверенным данным, у Национального совета действительно хорошие показатели по нозокомиальным инфекциям. Таким образом, пусть она и дальше делает рекламную кампанию, которая, без сомнения, провалится.

— Но тогда мы потеряем кредит Национального совета, — встревожилась Элен.

— Не обязательно, — возразил Роберт. — Вы же сами говорили, что им очень нравится реклама с «говорящими головами» — они обожают приглашать на телевидение и снимать в роликах всяких знаменитостей. Мы много раз говорили об этом Терезе, но она игнорировала наши предупреждения. На этот раз мы не станем ей ничего говорить, попробуем привлечь к рекламе ведущих актеров, занятых в известных телевизионных фильмах на медицинские темы, — это будет неплохая иллюстрация к выступлениям профессоров. И когда Тереза Хаген провалится, выступим мы со своей рекламой.

— Гениально. — Элен соскользнула с ручки кресла. — Пойду сразу же свяжусь с Терезой Хаген.

Вернувшись в свой кабинет, Элен позвонила в секретариат, чтобы выяснить, где находится Тереза. Ожидая ответа, она вновь и вновь проигрывала в уме свой разговор с Робертом — все прошло как нельзя лучше, наверняка ее шансы стать исполнительным директором сегодня еще больше повысились.

— Мисс Хаген внизу, в студии, — раздался голос секретаря. — Хотите, я соединю вас?

— Нет, нет, я сама спущусь к мисс Хаген.

Покинув покрытый коврами уютный мир административного этажа, Элен, звонко стуча каблучками по гранитным ступеням, спустилась в студию. Лично переговорить с Терезой — отличная идея, тем более что это удастся сделать в студии — Элен робела, заходя в служебный кабинет мисс Хаген.

Робинсон громко стукнула рукой о дверной косяк, прежде чем войти в студию. Посередине помещения, за большим столом, заваленным рукописями, рисунками и кассетами, сидела сама Тереза. Здесь же находились Колин Андерсон, Элис Гербер и еще один молодой человек, которого представили Элен как Нельсона Фридмана.

— Я получила нужную вам информацию, — обратилась Элен к Терезе, расплывшись в широкой приветливой улыбке.

— И что это за информация — хорошая или так себе?

— Я бы сказала, что очень хорошая.

— Так говорите скорее. — Тереза в ожидании откинулась на спинку стула.

Элен рассказала ей о показателях госпиталя Национального совета здравоохранения по нозокомиальным инфекциям, добавила даже кое-что из того, о чем умолчала в разговоре с Робертом: по нозокомиальным инфекциям дела в госпитале Национального совета обстояли лучше, чем в Центральном манхэттенском госпитале, принадлежавшем «Америкэр».

— Сказочные новости, — обрадовалась Тереза. — Именно это я и хотела узнать. Вы здорово помогли нам, Элен, большое вам спасибо.

— Была рада оказать услугу. Как ваши дела с кампанией?

— Пока, слава Богу, кажется, все нормально, — ответила Тереза. — К понедельнику мы уже сможем кое-что показать Тэйлору и Брайану.

— Чудно. Если я вдруг понадоблюсь, звоните без всякого стеснения.

— Конечно, конечно. — Тереза проводила Элен до двери и помахала ей на прощание рукой.

Вернувшись к столу, Тереза села на свое место.

— Ты ей поверила? — спросила Колин.

— Да, — ответила Тереза. — Администрации незачем перевирать статистические данные, которые можно легко перепроверить в другом месте.

— Не понимаю, как ты можешь доверять этой кукле с пластиковой улыбкой. Я ее просто ненавижу, она такая фальшивая! — возмутилась Колин.

— Постой, постой, — постаралась успокоить подругу Тереза. — Я же утверждаю, что верю тому, что она сказала, я не говорила, что доверяю ей. Это же совершенно разные вещи. Я ей не доверяю точно так же, как и ты, и поэтому не говорила, чем мы тут занимаемся.

— Ты еще, между прочим, не говорила, нравится ли тебе то, чем мы тут занимаемся, — передразнила Терезу Колин.

Тереза посмотрела на разбросанные по столу сценарии.

— Мне нравится эпизод с Гиппократом, — произнесла она. — А вот что сказать о материале с Оливером Уэнделлом Холмсом и этим Джозефом Листером, я, честно говоря, не знаю. Я понимаю важность мытья рук в современных больницах, но в рекламе этот призыв как-то не звучит.

— А где тот доктор, который был тут вчера вечером? — спросила Элис. — Если он предложил идею насчет мытья рук, может, он придумает и как ее подать — нужен конкретный сюжет.

Колин изумленно взглянула на Терезу.

— Вы с Джеком были здесь вчера вечером? — спросила она.

— Ну да, мы приезжали, — ответила Тереза как ни в чем не бывало. Протянув руку, она поправила на столе; одну из картинок, чтобы лучше ее рассмотреть.

— Ты мне об этом не рассказывала, — укоризненно проговорила Колин.

— А ты не спрашивала, — отрезала Тереза. — Но это отнюдь не секрет, если ты намекаешь именно на это. Нас с Джеком не связывают романтические отношения.

— И вы говорили здесь о рекламной кампании? — не переставала удивляться Колин. — Я думала, что ты не станешь беседовать с ним о рекламе, в особенности о том, что собираешься использовать его идею.

— Я передумала, — заявила Тереза. — Я решила, что такая реклама ему понравится, ведь в ней идет речь о качестве лечения.

— Ты — женщина, полная неожиданностей.

— Вообще было бы неплохо, если бы Джек и Чет взглянули на наши материалы, — заключила Тереза. — Профессиональная оценка может быть полезной.

— Я с радостью им позвоню, — поспешила предложить Колин.

Глава 18

ПЯТНИЦА, 14 ЧАСОВ 45 МИНУТ, 22 МАРТА 1996 ГОДА

Джек висел на телефоне уже битый час, обзванивая родственников последних трех умерших от инфекционных заболеваний. Перед тем как позвонить сестре Джой Хестер, он поговорил с Лори Монтгомери, чтобы у той не сложилось впечатление, что Джек лезет не в свое дело. Но Лори успокоила Степлтона, сказав, что не возражает против его звонка.

Как бы то ни было, ничего стоящего узнать не удалось. Все новости были отрицательными — никто из погибших не контактировал с дикими животными вообще и с кроликами в частности. Только Лагенторп незадолго до смерти играл с кошкой своей знакомой, и кошка эта до сих пор была жива и здорова.

Закончив последний разговор, Джек почувствовал себя полностью опустошенным. Всплеск энергии, вызванный правильной диагностикой пятнистой лихорадки Скалистых гор, сменился апатией. Нахохлившись, Джек сидел на стуле, уставившись невидящим взором в голую стену.

Из анабиоза Джека вывел внезапно раздавшийся телефонный звонок. Собеседник на противоположном конце провода представился доктором Гари Экхартом, микробиологом городской лаборатории.

— Я говорю с доктором Степлтоном?

— Да, — ответил Джек.

— В присланных вами образцах найдены Rickettsia rickettsii, — сообщил доктор Экхарт. — Ваш пациент страдал пятнистой лихорадкой Скалистых гор. Вы сами доложите об этом в Городской комитет здравоохранения или доверите это мне?

— Делайте сами, — проговорил Джек, — тем более что я даже не знаю, кому надо звонить по такому поводу.

— Считайте, что все уже сделано, — произнес доктор Экхарт и повесил трубку.

Джек медленно положил на рычаг свою. Он был потрясен. Точно такое же потрясение испытывал он, когда один за другим подтвердились его диагнозы чумы и туляремии. Все происходящее казалось доктору Степлтону нескончаемым, невероятным кошмаром. В течение трех дней он столкнулся с тремя сравнительно редкими заболеваниями.

«Такое может быть только в Нью-Йорке», — подумал он. Мысленно он видел перед собой все те бесчисленные самолеты, о которых говорил Кальвин, несущие со всех концов света всякую заразу в их город.

Однако через несколько минут Джек успокоился, и потрясение уступило место здоровому скепсису. Даже есть учесть, что ежедневно в аэропорту Кеннеди приземляется множество самолетов с людьми из самых экзотических уголков мира, и даже если учесть, что все они везут всевозможных червей, паразитов и микробов, то тем не менее какова вероятность встретиться с чумой, туляремией и пятнистой лихорадкой Скалистых гор одновременно? Аналитический ум Джека подсказывал, что такая вероятность приближается к нулю.

— Вероятность данного события равна нулю, — произнес он вслух.

Внезапно сорвавшись с места, Джек стремглав выскочил из кабинета. Скепсис сменился настоящим, неподдельным гневом. Он вдруг понял, что творится какое-то злодейство, и воспринял это как личный вызов. Уверенный, что надо немедленно что-то предпринять, он буквально ворвался в приемную Бингхэма.

— Мне надо срочно видеть доктора Бингхэма, — не успев перевести дух, обратился Джек к миссис Сэнфорд.

— Мистер Бингхэм в муниципалитете — у него встреча с мэром и начальником полиции, — ответила миссис Сэнфорд.

— О черт! — не удержался Степлтон. — Он что, туда насовсем переехал?

— Нет, просто возникли проблемы с сегодняшним огнестрельным ранением, — раздраженно проговорила секретарша.

— Когда он вернется? — требовательно спросил Джек. Отсутствие на месте Бингхэма окончательно лишило его равновесия.

— Этого я не знаю, но уверяю вас, как только он вернется, я передам, что вы хотели его видеть.

— А где доктор Вашингтон?

— Он тоже в муниципалитете.

— Вот дьявольщина!

— Я могу вам чем-нибудь помочь? — участливо осведомилась миссис Сэнфорд.

Джек на минуту задумался.

— Дайте мне листок бумаги, — произнес он наконец, — я оставлю ему записку.

Получив бумагу, Джек крупными печатными буквами начертал: «У ЛАГЕНТОРПА ОКАЗАЛАСЬ ПЯТНИСТАЯ ЛИХОРАДКА СКАЛИСТЫХ ГОР». Закончив эту фразу полудюжиной восклицательных и вопросительных знаков, Степлтон приписал ниже: «ГОРОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ОПОВЕЩЕНО О СЛУЧИВШЕМСЯ МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОЙ ЛАБОРАТОРИЕЙ».

Джек передал записку миссис Сэнфорд, которая пообещала сразу же по прибытии мистера Бингхэма отдать ему послание и спросила, где искать Джека на случай, если шеф захочет переговорить с ним лично.

— Это зависит от того, когда он вернется. Кто знает, может быть, он услышит обо мне раньше, чем сумеет меня выслушать. Я сейчас ненадолго отлучусь с работы.

Миссис Сэнфорд озадаченно посмотрела на Джека, но он не стал ничего ей объяснять.

Вернувшись в кабинет, Джек надел куртку и опрометью выбежал на улицу. Оседлав велосипед, он, забыв об увещеваниях доктора Бингхэма, поехал по знакомому маршруту в Центральный манхэттенский госпиталь. В предыдущие два дня Степлтона мучили смутные подозрения, что в госпитале происходит что-то неладное. Теперь же подозрения переросли в уверенность.

Оставив велосипед на уже ставшем привычным месте, Джек вошел в здание госпиталя. Только что начались часы посещений, и вестибюль был забит людьми, особенно густая толпа собралась возле справочной.

Протиснувшись сквозь посетителей, Степлтон поднялся на второй этаж и, дождавшись своей очереди, попросил через дежурного о личной встрече с заведующим лабораторией, подавив острое желание вломиться к нему без доклада.

Мартин Шево заставил Джека ждать около получаса. Это время надо было использовать, чтобы успокоиться и взять себя в руки. За последние четыре-пять лет Джек научился быть очень тактичным в благоприятных обстоятельствах, но если ситуация становилась экстремальной, как сейчас, доктор Степлтон превращался в весьма агрессивного субъекта.

Из дверей вышел лаборант и сообщил, что доктор Шево готов принять доктора Джека Степлтона.

— Спасибо, что так быстро меня приняли. — Джек не смог удержаться от ставшего второй натурой сарказма.

— Что делать, я очень занятой человек, — ответил на это Мартин, не потрудившись встать при появлении Джека.

— Могу себе представить, — снова съязвил Джек, — при том обилии редких инфекционных заболеваний, которые регулярно выдает на-гора ваш госпиталь, вы, вероятно, и ночуете здесь.

— Доктор Степлтон, — ледяным тоном произнес Мартин, — сказать, что ваше поведение возмутительно.

— А ваше — двулично, — парировал Джек. — Во время моего первого посещения вы были воплощением гостеприимства, а потом вдруг резко изменили свое отношение.

— Очень сожалею, но у меня нет времени на подобные разговоры, — заявил Мартин. — Выкладывайте, что именно вам нужно.

— У меня есть важное сообщение. Неужели вы думаете, что я приехал, только чтобы действовать вам на нервы? Я хочу узнать ваше профессиональное мнение относительно того, каким образом три редких инфекционных заболевания, переносчиками которых являются членистоногие, одно за другим случились именно в вашем госпитале. Для меня это загадка, и хотя у меня есть свое мнение на этот счет, я все же хочу выслушать ваше — ведь вы заведующий бактериологической лабораторией.

— О каких трех заболеваниях вы говорите?

— Я только что получил подтверждение того, что больной Лагенторп, скончавшийся накануне ночью в отделении интенсивной терапии вашего госпиталя, умер от пятнистой лихорадки Скалистых гор.

— Я не верю.

Джек уставился на Мартина, пытаясь понять, ломает ли тот комедию или действительно крайне удивлен.

— Ну хорошо, тогда позвольте задать вам один вопрос, — продолжал Джек. — Чего я, собственно говоря, добьюсь, если приду к вам и начну врать? Неужели вы думаете, что я на что-то вас провоцирую?

Мартин вместо ответа молча набрал номер пейджера Мэри Циммерман.

— Вызываете подкрепление? — язвительно заметил Джек. — Почему бы нам не поговорить с глазу на глаз?

— Я не уверен, что вы способны нормально разговаривать.

— Изумительная тактика, — насмешливо произнес Степлтон. — Лучшая оборона — это нападение. Правда, проблема заключается в том, что никакая стратегия не поможет вам отмахнуться от очевидных фактов. Риккетсии очень опасны при работе с ними. Может быть, лучше удостовериться, что люди, работающие с материалом Лагенторпа, соблюдали правила техники безопасности?

Мартин по селектору вызвал к себе старшего лаборанта Ричарда Оверстрита.

— Вот что еще я хотел бы с вами обсудить, — как ни в чем не бывало промолвил Джек. — Когда я был здесь в первый раз, вы говорили, что бюджет, выделенный для вашей лаборатории компанией «Америкэр», позволяет удовлетворять нужды лишь на одну десятую, это правда?

— На что вы намекаете? — зловеще осведомился Мартин Шево.

— Я ни на что не намекаю, — ответил Джек, — я просто спрашиваю.

Раздался телефонный звонок, на проводе была Мэри Циммерман. Мартин попросил ее зайти в лабораторию, ибо произошло событие из ряда вон выходящее.

— Проблема, как я ее вижу, — говорил между тем Джек, — заключается в том, что вероятность одновременного заболевания трех человек в одном месте тремя редчайшими заболеваниями равна практически нулю. Как же вы можете объяснить то, что произошло?

— Я не обязан вас выслушивать! — озлобленно воскликнул Мартин.

— Но вам все равно придется обдумать этот вопрос.

В дверях в халате, надетом поверх хирургического костюма, появился Ричард Оверстрит, поспешно явившийся на зов начальства. У лаборанта был усталый и встревоженный вид.

— В чем дело, шеф? — Увидев Джека, Ричард кивнул ему в знак приветствия. Степлтон в ответ взмахнул рукой.

— Я только что узнал, что пациент по имени Лагенторп скончался от пятнистой лихорадки Скалистых гор, — отрывисто произнес Мартин. — Узнайте, кто именно брал у него смывы и мазки и кто с ними работал.

Потрясенный услышанным, Ричард некоторое время не двигался с места.

— Значит, у нас в лаборатории риккетсии, — удрученно выдавил он после недолгого молчания.

— Боюсь, что так и есть, — подтвердил Мартин. — Выясните и доложите.

Ричард исчез, и Мартин снова повернулся к Джеку.

— Ну а теперь, когда вы выполнили свой долг и сообщили нам эту «приятную» новость, сделайте, пожалуйста, еще одну любезность и уйдите.

— Я бы все же хотел услышать ваше мнение относительно возможных источников этих заболеваний, — упрямо повторил Джек.

Мартин вспыхнул, но в этот момент в кабинет вошла Мэри Циммерман.

— Что вы хотели, Мартин? — спросила она. — Вы знаете, меня только что вызвали в отделение интенсивной терапии... — В этот момент Мэри увидела Степлтона. Глаза ее сузились, она явно была не больше, чем Мартин, рада появлению здесь Джека.

— Приветствую вас, доктор. — Степлтон расплылся в широкой улыбке.

— Меня заверили, что вы здесь больше никогда не появитесь, — нервно произнесла Мэри.

— Никогда не верьте тому, что говорят, — наставительно сказал Джек.

В это время на пороге кабинета появился совершенно подавленный Ричард Оверстрит.

— Это была Ненси Уиггенс! — выпалил он. — Она брала пробы и готовила мазки. Сегодня утром она позвонила на работу и сообщила, что заболела.

Доктор Циммерман заглянула в листок бумаги, который держала в руке.

— Уиггенс — это та самая больная, по поводу которой меня вызвали в отделение интенсивной терапии. Видимо, у нее какая-то острая инфекция.

— Нет, только не это! — не сдержав эмоций, крикнул Ричард.

— Так что здесь все-таки происходит? — нахмурившись, спросила Мэри Циммерман.

— Доктор Степлтон приехал к нам, чтобы любезно сообщить, что наш больной умер вчера от пятнистой лихорадки Скалистых гор, — ответил Мартин. — Ненси была с ним в контакте.

— Но она заразилась не в лаборатории, — горячо запротестовал Ричард. — В вопросах безопасности я зверь. С первого же случая чумы я заставил своих сотрудников работать с инфицированными материалами только в вытяжном шкафу с третьей степенью биологической защиты. Если Ненси и заразилась, то непосредственно от больного.

— Это маловероятно, — заметил Джек, — если, конечно, не предположить, что госпиталь кишит клещами.

— Доктор Степлтон, ваши заявления бестактны и лишены оснований! — с негодованием воскликнула Мэри Циммерман.

— Это пустяки по сравнению с тем, что он наговорил здесь до вашего прихода, — не преминул вмешаться Мартин. — Он договорился до того, что обвинил меня в пособничестве в распространении инфекций.

— Это неправда, — поправил заведующего лабораторией Джек. — Я просто сказал, что, поскольку вероятность случайного появления таких заболеваний очень низка, нельзя сбросить со счетов возможность преднамеренного заражения людей. Это не противоречит здравому смыслу и не должно вас оскорбить. Так в чем же дело? Почему вы так агрессивно настроены?

— Мне кажется, что подобные мысли есть проявление параноидного сознания, — сказала доктор Циммерман. — Честно говоря, у меня больше нет времени выслушивать весь этот вздор. Мне пора на консультацию. Кроме мисс Уиггенс, там находятся еще двое пациентов из числа наших сотрудников с такими же тяжелыми симптомами. До свидания, доктор Степлтон!

— Минутку, — остановил ее Джек. — Позвольте, я скажу, где работают эти пациенты. Скорее всего это или сестры, или сотрудники отдела централизованного снабжения.

Заинтригованная Мэри остановилась в нескольких шагах от двери.

— Откуда вы это узнали?

— Я, кажется, начинаю угадывать некую систему. Мне непонятно, в чем тут дело, но в моей догадке что-то есть. Жаль, что болеют сестры, но это можно объяснить и понять. Но каким образом заболевают люди из отдела снабжения?

— Послушайте, доктор Степлтон, — у Мэри Циммерман явно сдали нервы, — конечно, вы сделали нам большое одолжение, оповестив нас о случае опасного заболевания. Но теперь мы сами во всем разберемся, без ваших параноидных галлюцинаций. Прощайте, доктор Степлтон, желаю вам удачи.

— Подождите минутку, — остановил Мэри Мартин. — Я пойду с вами в интенсивную терапию. Если там действительно риккетсиоз, то мне надо лично проследить за соблюдением техники безопасности.

Мартин снял с вешалки белый халат и бросился из кабинета вслед за доктором Циммерман.

Джек в изумлении тряхнул головой, словно отгоняя наваждение. Каждый визит в Манхэттенский госпиталь сопровождался странностями — этот не стал исключением. Правда, сейчас его не выгнали.

— Вы на самом деле полагаете, что заболевания распространяются в госпитале умышленно? — спросил оставшийся в кабинете шефа Ричард.

Джек пожал плечами:

— По правде говоря, не знаю, что и думать. Но эти двое, которые только что ушли, все время принимают меня в штыки. Скажите, доктор Шево всегда человек настроения? Сегодня он набросился на меня, не дав даже рта раскрыть.

— Не знаю, мне, во всяком случае, он никогда не делал подлостей, — ответил Ричард.

Джек встал.

— Значит, все дело во мне, — констатировал он. — И после сегодняшнего случая наши отношения вряд ли улучшатся. Ну что ж, такова жизнь. Как бы то ни было, я, пожалуй, пойду. Надеюсь, что Ненси поправится.

— Я тоже искренне на это надеюсь.

Джек покинул лабораторию, раздумывая, что делать дальше — пойти в отделение интенсивной терапии поинтересоваться, кто эти трое новых пациентов и каково их состояние, или еще раз навестить отдел централизованного снабжения? Немного поразмыслив, он решил отправиться в отделение интенсивной терапии — оно было довольно велико, там масса сотрудников и шансов столкнуться нос к носу с Мартином ил и с Мэри не так уж много.

Войдя в отделение, Джек сразу же уловил признаки всеобщей паники. Посреди коридора возвышалась фигура Чарлза Келли, который горячо обсуждал что-то с несколькими людьми, по виду — из администрации госпиталя. У входа для «скорой помощи» показался Клинт Абеляр, торопливо зашагавший по центральному коридору.

Джек подошел к медсестре, сидевшей на центральном посту и листавшей какие-то бумаги. Он представился и спросил, в чем причина суеты — не из-за трех ли больных сотрудников?

— Скорее всего да, — ответила сестра. — Начальство пытается решить, как их лучше изолировать.

— Какие у них диагнозы? — задал следующий вопрос Джек.

— Я только что слышала, что они подозревают пятнистую лихорадку Скалистых гор.

— Но это же очень страшно.

— Да, — согласилась сестра. — Одна из больных — наша медсестра.

Краем глаза Джек заметил приближающегося Келли и резко отвернулся, не желая быть узнанным. Келли подошел к посту и потребовал у сестры телефон. Поспешно убравшись из отделения интенсивной терапии, Джек хотел было подняться в отдел снабжения, но передумал, решив, что лучше всего вернуться на работу. Хотя он ничего и не добился своим посещением, но по крайней мере на этот раз покидает поле боя по собственному желанию.

— А-а! — протянул с нескрываемым ехидством Чет, когда Степлтон вошел в кабинет. — Где это ты пропадал?

— Ездил в Манхэттенский госпиталь, — признался Джек, приводя в порядок свой стол.

— Должно быть, на этот раз ты прилично себя вел — звонков оттуда до сих пор не было и тебя никто не вызывает.

— На этот раз я действительно был примерным мальчиком, — согласился с другом Джек. — Нет, в самом деле. Там сейчас творится черт знает что. Госпиталь стоит на ушах. У них еще одна вспышка — на этот раз пятнистая лихорадка Скалистых гор. Ты можешь себе это представить?

— Нет, это невероятно!

— Я считаю то же самое — это невероятно. — Джек, ничего не утаивая, рассказал Чету о том, как пытался убедить заведующего баклабораторией, что наличие в течение трех дней вспышки трех редких для Нью-Йорка заболеваний не может быть случайностью.

— Ручаюсь, он с удовольствием выслушал твои умозаключения, — съязвил Чет.

— Ты бы видел, как он возмутился, — произнес Джек. — Но потом его отвлекли неотложные дела, и он забыл о моем существовании.

— Удивляюсь, как это тебя снова оттуда не вышвырнули, — пожал плечами Макговерн. — Зачем ты сам суешься во всю эту грязь?

— Потому что я убежден — прогнило что-то в датском королевстве, — ответил Джек. — Но довольно обо мне. Что у тебя с твоими огнестрельными ранами?

Чет презрительно усмехнулся:

— Подумать только — когда-то я очень любил огнестрельные ранения! Но из-за этих поднялась целая буря в стакане воды. Три выходных отверстия из пяти оказались на спине.

— Но это головная боль полицейского управления, — произнес Джек.

— Как выяснилось, и моя тоже, — еще раз усмехнулся Чет. — Да, чуть было не запамятовал — звонила Колин. Она хочет, чтобы мыс тобой после работы приехали к ним в студию. Ты только послушай их интересует наше мнение об их рекламе.

— Ты поезжай один, — сказал Джек. — Мне надо кое-что доработать с писаниной по последним случаям — я совершенно зашился.

— Но они хотят, чтобы мы приехали вдвоем, — настаивал Чет. — Колин особо это подчеркнула. На самом-то деле они хотят, чтобы появился ты, потому что ты уже один раз им помог. Поехали, это будет интересно. Они покажут нам наброски и эскизы будущих рекламных роликов.

— Тебе что, и правда это интересно? — удивленно спросил Джек.

— Ну ладно, что уж темнить, — признался Чет. — Мной движут низменные побуждения — я просто хочу встретиться с Колин. Но они просят, чтобы мы приехали вдвоем Выручи меня, дружище.

— Хорошо, уговорил, — сдался Джек. — Но я все равно, хоть убей, не могу понять, зачем я вам нужен.

Глава 19

ПЯТНИЦА, 21 ЧАС 00 МИНУТ, 22 МАРТА 1996 ГОДА

В этот вечер Джек во что бы то ни стало решил задержаться на работе и подрубить все хвосты. Чету пришлось утешиться заказом блюд из близлежащего китайского ресторана, зато Степлтон мог спокойно поработать. Однако в половине девятого позвонила Колин и поинтересовалась, куда запропастились приятели. Чет все свалил на Джека и пилил друга до тех пор, пока тот, вздохнув, не выключил осветитель микроскопа и не отложил в сторону ручку.

Следующей проблемой был велосипед Джека. После долгих препирательств было решено, что Чет возьмет такси, а Джек отправится в агентство на своем «мустанге». К зданию «Уиллоу и Хит» они прибыли почти одновременно.

Ночной охранник, предупрежденный об их приезде, тем не менее, заставил их расписаться в журнале посетителей. Войдя в единственный работающий лифт, Джек сразу нажал кнопку одиннадцатого этажа.

— А ты, оказывается, и правда здесь уже побывал, — заметил Чет.

— Я же тебе говорил.

— Я думал, ты меня разыгрываешь.

Когда двери лифта открылись, Чет был поражен не меньше, чем Джек во время своего вчерашнего посещения, — в студии кипела жизнь, словно было не девять часов вечера, а часов двенадцать дня.

Мужчины стояли, молча наблюдая деловую суету, — никто не обратил на них внимания.

— Очень гостеприимная вечеринка, — прокомментировал Джек.

— Может быть, им стоит напомнить, что рабочий день уже давно кончился? — высказал предположение Чет.

Джек повел друга в кабинетик Колин — в помещении горел свет, но хозяйки на месте не было. Беспомощно оглядевшись, Джек заметил Элис, сидевшую за своим рабочим столом и колдовавшую над рисунками. Он подошел к девушке, но та даже не подняла головы — настолько была поглощена работой.

— Простите, — сказал Джек тихо. Ему показалось почти святотатством отрывать ее от дела.

— Привет, привет, — машинально ответила девушка.

Она наконец подняла голову, и на лице ее появилась виноватая улыбка — она тотчас узнала гостя.

— О Господи, простите, пожалуйста, — проговорила она, вытирая руки салфеткой. — Добро пожаловать.

Ей было страшно неловко, что она не заметила прихода мужчин. Элис вскочила и предложила им следовать за собой.

— Пойдемте! Мне было велено отвести вас на арену.

— Ого! — Чет погрустнел. — Кажется, это не предвещает ничего хорошего. Могут подумать, что мы — первые христиане.

Элис от души рассмеялась.

— Ничего о вас не подумают, на арене приносят в жертву не первых христиан, а творческую группу.

Колин и Тереза приветствовали вновь прибывших воздушными поцелуями. Джек нахмурился — он терпеть не мог этого ритуала.

Тереза сразу взяла быка за рога.

Она усадила мужчин за стол и принялась показывать им серии эскизов, вкратце знакомя с сюжетами.

С самого начала ее рассказ захватил и Чета, и Джека. Особенно им понравились с юмором выполненные наброски комикса, в котором Оливер Уэнделл Холмс и Джозеф Листер посещают госпиталь Национального совета здравоохранения и выставляют персоналу хорошие оценки за регулярное мытье рук, указывая при этом, что в другом госпитале это требование соблюдается не столь скрупулезно, и это не похвально, учитывая, что простейшему правилу учили столь прославленные в истории медицины деятели.

— Ну вот вы все увидели, — сказала Тереза, убирая последний сценарий. — Что скажете?

— Очень остроумно, — был вынужден признать Джек, — и, наверное, хорошо воздействует. Но мне кажется, что эта реклама вряд ли стоит тех денег, которые на нее потратят.

— Но почему? Ведь в этих роликах речь пойдет именно о качестве оказания медицинской помощи, — возразила Тереза.

— Едва ли это окупится, — настаивал на своем Джек. — Акционерам Национального совета будет намного лучше, если миллионы, израсходованные на рекламу, пойдут на реальное оказание медицинской помощи, о которой вы так печетесь.

— Ну а мне все это очень нравится, — заявил Чет. — Очень свежо и с таким замечательным юмором. Мне кажется, что ролики будут просто великолепными.

— Я не ошибаюсь — термин «другой» госпиталь относится к конкуренту?

— Нет, не ошибаетесь, — ответила Тереза. — Мы подумали, что было бы бестактно и грубо называть поименно конкурентов, особенно же Манхэттенский центральный госпиталь, учитывая те неприятности, которые там произошли.

— Кстати, их неприятности стали еще больше, — заметил Джек. — В Манхэттенском госпитале произошла вспышка еще одного очень серьезного заболевания. Три болезни, одна другой хуже, в течение трех дней — это перебор.

— Просто ужасно! — воскликнула Тереза. — Я надеюсь, что это все же станет достоянием прессы или все снова сохранится в тайне?

— Не понимаю, почему вы так зациклились на прессе, — огрызнулся Джек, — такая вспышка не может остаться тайной.

— Нет, останется, если компания «Америкэр» не получит по рукам. — Тереза тоже начала горячиться.

— Эгей, ребятки, вы что, снова решили сцепиться? — с шутливым предостережением крикнул Чет.

— Это продолжение прежнего спора, — успокоила Чета Тереза. — Я никак не могу примириться с тем фактом, что Джек не считает своим долгом оповестить прессу, а значит, и общественность о том ужасе, который творится у него на глазах, — люди должны знать о заболеваниях!

— Я уже говорил вам, что меня предупредили: занимайся своим делом и не суй нос в чужие, — продолжал отбиваться Джек.

— Стоп! Тайм-аут, — произнес Чет. — Послушайте, Тереза, Джек совершенно прав. Мы не можем, не имеем права напрямую обращаться в средства массовой информации. Это прерогатива шефа, да и то через бюро по связям с прессой. Но Джек не остается в стороне, сегодня днем он побывал в Манхэттенском госпитале и прямо в лицо им заявил, что данная вспышка инфекции не может быть естественной.

— Что значит «не может быть естественной»? — обеспокоилась Тереза.

— То, что я сказал: если инфекция распространяется не естественным путем, значит, ее распространяют преднамеренно. Кто-то занимается этим вполне осознанно, — пояснил Чет.

— Это правда? — обратилась к Джеку Тереза. Она была потрясена услышанным.

— Да, мне действительно пришло такое в голову, — признался Джек. — Дело в том, что я не могу с научной точки зрения объяснить эту вспышку.

— Но зачем кому-то понадобилось распространять страшную заразу? — спросила Тереза. — Нет, это какой-то абсурд!

— Мне так не кажется, — произнес Джек.

— Может быть, это дело рук сумасшедшего маньяка? — заговорила молчавшая до сих пор Колин.

— Вот в этом я сомневаюсь, — возразил Джек. — Слишком уж грамотно все делается. Кроме того, с возбудителями этих инфекций очень опасно работать. Одна из последних жертв — сотрудница микробиологической лаборатории.

— Может быть, виновник — обиженный сотрудник лаборатории, — предположил Чет, — допустим, с ним несправедливо обошлись и он озлобился.

— Это мне кажется более правдоподобным, чем версия о сумасшедшем, — сказал Джек. — Действительно, вот, например, заведующий лабораторией очень недоволен руководством своего госпиталя — он сам мне об этом говорил. Жаловался на недостаточное финансирование, на то, что ему пришлось на двадцать процентов сократить штат своих сотрудников.

— Боже мой! — ужаснулась Колин. — Вы думаете, что это он?

— На самом деле, конечно, нет, — ответил Джек. — Шеф лаборатории на виду, и в случае чего на него повалятся все шишки. На него на первого падет подозрение. Он принимает меня в штыки, но это не значит, что доктор Шево глуп. Нет, полагаю, что если болезни действительно распространяются преднамеренно, то для этого должны быть более корыстные основания.

— Например, какие? — Тереза. — У меня такое ощущение, что мы все падаем в пропасть.

— Может быть, и так, — согласился Джек. — Но нам следует помнить, что компания «Америкэр» — это прежде всего и главным образом деловое предприятие, коммерческое в своей основе. Я более или менее знаком с их философией и отношением к жизни и ее ценностям. Поверьте мне, «Америкэр» ориентирована на максимальную прибыль и минимальные расходы.

— Вы предполагаете, что «Америкэр» сознательно распространяет заразу в собственном учреждении? — недоверчиво спросила Тереза. — Но это же полная бессмыслица!

— Я просто рассуждаю вслух, — объяснил Джек. — Давайте примем как рабочую гипотезу, что заболевания распространяются преднамеренно. Теперь разберемся в ключевых случаях каждого заболевания. Первым заболел Нодельман, страдавший сахарным диабетом. Второй стала Хард со своими ортопедическими проблемами. И наконец, последним заболел Лагенторп, больной бронхиальной астмой.

— Мне ясен ход твоих мыслей, — вмешался в разговор Чет. — Во всех этих случаях пострадали хронические больные, на которых компания «Америкэр» теряет уйму денег, — такие больные требуют постоянной медицинской помощи.

— Перестаньте! — не выдержала Тереза. — Это же смешно. Ничего удивительного, что из врачей получаются такие плохие бизнесмены. «Америкэр» никогда не пойдет на риск позорного скандала и разоблачения ради того, чтобы избавиться от трех больных, создающих финансовые проблемы. Это противоречит здравому смыслу и инстинкту самосохранения. Хватит! Дайте передохнуть.

— Скорее всего Тереза права, — признал Джек. — Если бы за всем этим действительно стояла «Америкэр», то все было бы обтяпано гораздо более профессионально и тонко. Если честно, то меня больше всего тревожит лишь одно обстоятельство — в дело пущены особо опасные инфекции. Если за их вспышками чья-то направляющая рука, то скорее всего эти люди хотят вызвать эпидемию, а не устранить нескольких неудобных больных.

— Но это еще более дьявольское допущение, — простонала Тереза.

— Согласен, — сказал Джек. — Но такое допущение вновь приводит нас к неверной, на мой взгляд, мысли о маньяке.

— Но если кто-то действительно хочет спровоцировать эпидемию, то почему он не воспользовался одной болезнью? — спросила Колин.

— По нескольким причинам, — ответил Джек. — Во-первых, обратите внимание, что во всех трех случаях диагнозы были поставлены очень быстро. Во-вторых, Манхэттенский госпиталь очень серьезно отнесся к этим вспышкам и взял ситуацию под контроль. И в-третьих, избранные инфекционные болезни вряд ли способны вызвать в Нью-Йорке серьезную эпидемию, особенно в марте.

— Объясните почему, — попросила Колин.

— Дело в том, что, конечно, и чума, и туляремия, и пятнистая лихорадка Скалистых гор могут передаваться воздушно-капельным путем, но этот-путь для данных инфекций необычен. Для начала большой эпидемии необходимо стремительное распространение инфекции, а оно возможно только при участии насекомых-переносчиков.

А их в городе в это время года просто нет, тем более нет их в госпитале.

— А что вы обо всем этом думаете? — обратилась Тереза к Чету.

— Я? — Чет застенчиво рассмеялся. — Я просто не знаю, что думать.

— Нечего увиливать, — начала Тереза, — не пытайтесь защищать своего друга. Что говорит ваша интуиция?

— Это Нью-Йорк, — поколебавшись, сказал Чет. — Здесь постоянно бывают экзотические инфекционные болезни, так что я очень и очень сомневаюсь, что их в данном случае кто-то распространяет преднамеренно. Может быть, я сейчас выскажу бредовую догадку, но мне кажется, все дело в том, что Джек недолюбливает компанию «Америкэр».

— Это правда? — спросила Тереза.

— Я ее ненавижу, — честно признался Джек.

— За что?

— Я не хочу говорить об этом, тут личные причины.

— Ну ладно, — подытожила Тереза, положив ладонь на стопку эскизов. — Если оставить в стороне неприязнь доктора Степлтона к рекламе в медицине, то что вы оба можете сказать по поводу того, что мы тут натворили? Как я поняла, вам понравилось?

— Я же сказал, что ролики получаются просто великолепными, — заверил дам Чет.

— Мне представляется, реклама будет эффективной, — неохотно признал Джек.

— У вас нет еще каких-нибудь предложений, которые мы могли бы использовать в рекламе, касающейся профилактики госпитальных инфекций?

— Можно подкинуть что-нибудь о паровой стерилизации инструментов и оборудования, — подумав, предложил Джек. — В разных госпиталях придерживаются различных способов стерилизации. Это нововведение придумал в свое время Роберт Кох. О нем стоит упомянуть — это была очень колоритная личность.

Тереза записала предложение.

— Что-нибудь еще? — спросила она.

— Я не слишком силен в выдумывании идей, — сконфузившись, признался Чет. — Но почему бы нам не поехать сейчас в «Аукцион-хаус» и не выпить по маленькой? Если меня хорошенько смазать, то, может, и в мою дурную голову придет что-нибудь путное.

Женщины, однако, отказались от выпивки. Тереза пояснила, что им еще предстоит поработать над эскизами, тем более что руководство потребовало в понедельник представить предварительные варианты.

— А как насчет завтрашнего вечера? — не унимался Чет.

— Посмотрим, — уклончиво ответила Тереза.

Пять минут спустя Чет и Джек уже спускались в лифте на первый этаж.

— Выходит, нам с тобой дали пинка под зад, — пожаловался Чет.

— Они просто помешаны на своей работе, вот и все, — успокоил друга Джек.

— А ты? — с надеждой спросил Чет. — Пойдем выпьем пивка?

— Нет, поеду домой, посмотрю, может, ребята еще играют в баскетбол. Мне надо размяться, а то нервишки пошаливают.

— Баскетбол в такой час? — изумился Чет.

— В нашем районе вечер пятницы — время самых решающих игр, — усмехнулся в ответ Джек.

Мужчины расстались перед зданием агентства «Уиллоу и Хит». Чет взял такси, а Джек, вздохнув, оседлал велосипед. Нажимая на педали, Степлтон направился к Медисон, пересек Пятую авеню и выехал на Пятьдесят девятую улицу. Здесь он углубился в Центральный парк.

Обычно он ездил быстро, но сейчас ему страшно не хотелось крутить педали. Мысленно он все еще переживал сегодняшний разговор, когда он впервые облек в слова свои неясные подозрения, — теперь Джек испытывал нешуточную тревогу.

Чет сказал, что он, Джек, параноик. Да, пожалуй, в этих словах была сермяжная правда. С тех пор как «Америкэр» словно сожрала его практику, смерть начала преследовать Джека по пятам. Сначала курносая отняла у него семью, потом чуть было не лишила жизни его самого, поразив тяжелой депрессией. Да и сейчас он постоянно по долгу службы имеет дело с неприглядной смертью. И вот она опять дразнит его последними вспышками страшной заразы.

Когда Джек заехал в глубь парка, его темень и унылый вид, зловещая тишина и сырость усугубили беспокойство Степлтона. Утром, когда он тем же маршрутом ехал на работу, Джек радовался свежим краскам наступавшего дня, а теперь вокруг не было ничего, кроме скелетов голых деревьев, черными силуэтами протыкавших свинцовое серое небо. Даже зубчатая стена небоскребов на фоне того же неба вызывала тоску и нагоняла суеверный страх.

Джек поднажал на педали и увеличил скорость. Какое-то иррациональное чувство не давало ему оглянуться, хотя Джека преследовало ощущение, что за ним кто-то следит. Да, несомненно, кто-то преследует его.

Выехав на пятачок, освещенный тусклым фонарем, Джек затормозил и остановился. Опершись на одну ногу, он оглянулся — Степлтон решил во что бы то ни стало увидеть лицо своего преследователя. Но позади никого не оказалось. Приглядевшись к теням и ничего не увидев, Джек понял, что мнимая опасность гнездится у него в голове. Это опять старая знакомая — депрессия, парализовавшая Джека после семейной трагедии, пожаловала к нему в гости.

Раздосадованный собственной слабостью, Джек вновь вскочил в седло и изо всех сил нажал на педали. Его охватил поистине детский страх. Да, а он-то думал, что умеет держать себя в руках, слюнтяй. Видимо, эти инфекции слишком поразили его воображение. Лори права: он принял происшествие слишком близко к сердцу.

Постаравшись взять себя в руки, Джек почувствовал себя намного лучше, но парк продолжал производить совершенно зловещее впечатление. Джека постоянно предупреждали об опасностях ночного путешествия через Центральный парк, но он упрямо игнорировал все советы доброхотов. Теперь ему впервые пришло в голову, что он просто безрассудный дурак.

Выехав в западную часть Центрального парка, Джек почувствовал себя так, словно ему удалось вырваться из объятий страшного ночного кошмара. По улицам взад и вперед сновали желтые такси, по тротуарам не спеша шли люди.

Чем дальше на север продвигался Джек, тем более убогой становилась картина. За Сотой улицей стояли в основном облупившиеся, обшарпанные дома, некоторые были заколочены, другие просто покинуты. На улицах грязь. В мусорных баках рылись бродячие собаки.

Доехав до Сто шестой улицы, Джек свернул налево. Знакомая обстановка в этот вечер действовала ему на нервы сильнее, чем обычно. Озарение, снизошедшее на Джека в парке, раскрыло Степлтону глаза — он понял, в каком жутком месте он живет.

Джек остановился у площадки, где обычно играл в баскетбол. Он не стал слезать с велосипеда, а просто уцепился за проволочный забор, отделявший площадку от улицы.

Как он и ожидал, игра была в полном разгаре. Горели лампы дневного света, купленные в свое время Джеком. Многих игроков он знал. Вот лучший из них — Уоррен — азартно покрикивает на товарищей по команде. Игра шла на вылет, и по краям площадки сидели другие игроки, с нетерпением ожидавшие своей очереди, наблюдая за отчаянной рубкой под щитами.

Уоррен забросил в корзину очередной мяч, и игра закончилась. Проигравшая команда, бормоча проклятия, недовольно покинула площадку. Пока из ожидавших формировалась новая команда, Уоррен заметил Джека.

— Эй, док! — крикнул он. — Наблюдаешь? Будешь играть или как?

Уоррен был красив экзотичной африканской красотой — могучее тело, напоминавшее греческие статуи из музея «Метрополитен», венчала бритая голова. Усы были тщательно подстрижены. Джеку в свое время потребовалось несколько месяцев, чтобы добиться расположения Уоррена. То была своеобразная дружба, основанная исключительно на любви обоих к уличному баскетболу. Джек не знал об Уоррене ничего, кроме того, что тот был превосходным игроком и одновременно некоронованным королем местной преступной группировки. Скорее всего эти его ипостаси являлись двумя головами одного и того же дракона.

— Вообще я собирался поиграть, — ответил Джек. — А кто победил?

Стать участником этих импровизированных игр было отнюдь не просто. После того как Джек приехал в этот район, он целый месяц каждый вечер приходил к площадке и терпеливо ждал, когда его позовут побросать мяч в корзину. Тут он не преминул показать себя. Степлтона допустили до игры, лишь удостоверившись, что он действительно умеет забрасывать мяч куда надо.

Дела пошли еще лучше, когда Джек на свои деньги установил на площадке освещение и поменял щиты. Кроме него, в квартале жили и играли в баскетбол еще двое белых. Белый цвет кожи не давал в этом районе никаких преимуществ — чтобы выжить, надо было знать правила поведения и соблюдать их.

— Сначала Рон, потом Джейк, — ответил Уоррен. — Но я могу взять тебя в свою команду — Флеша его старуха требует домой.

— Да нет, пожалуй, я не буду играть, — подумав, сказал Джек и, отпустив ограждение, поехал к дому.

У подъезда он слез с велосипеда и взвалил его на плечи. Прежде чем войти, Степлтон критическим взглядом окинул свое нынешнее жилище — да, здание не назовешь красивым или презентабельным. Строение находилось в плачевном состоянии, хотя некогда было задумано не без фантазии. Во всяком случае, сохранившаяся небольшая часть карниза выполнена с большой выдумкой. Два окна на третьем этаже забиты фанерой.

Дом был кирпичным, шестиэтажным, на каждом этаже — две квартиры. Соседкой Джека по четвертому этажу была Дениза — юная женщина, жившая без мужа, но с двумя детьми.

Джек распахнул ногой незапертую дверь подъезда и начал подниматься по лестнице, стараясь не наступить в какое-нибудь дерьмо. На втором этаже до ушей Джека донеслись истошные крики, перемежавшиеся со звоном бьющегося стекла, — такое повторялось на втором этаже каждую ночь.

Остановившись у своей двери и пытаясь сохранить равновесие, Джек свободной рукой пошарил в кармане в поисках ключей. Присмотревшись к двери, он понял, что ключи ему сегодня не понадобятся — обращенная к замку стойка дверного косяка треснула по всей длине от сильного удара.

Джек рывком распахнул дверь. В квартире было темно и тихо — слышались только крики из квартиры "А" и шум уличного движения. Тишина показалась Степлтону зловещей. Поставив на пол велосипед, он пошарил рукой по стене и включил верхний свет.

В гостиной царил полный беспорядок. У Джека было не слишком много мебели, но та, что имелась, оказалась перевернутой, выпотрошенной или сломанной. Исчез приемник, стоявший на письменном столе.

Джек вкатил велосипед в комнату и прислонил его к стене, снял куртку и повесил ее на руль, затем нерешительно подошел к письменному столу. Ящики были вытащены из тумб, содержимое рассыпано по полу. Среди разбросанных вещей Джек заметил фотоальбом, поднял с пола и в волнении раскрыл его, испустив при этом вздох облегчения, — фотографии, которыми он дорожил больше всего на свете, оказались на месте и целы.

Положив альбом на подоконник, Джек направился в спальню и нашел там такую же картину погрома. Одежда и белье, вытащенные из шкафов и с полок, в беспорядке расшвыряны по полу.

В ванной тот же вид: аптечка опустошена, а лекарства выброшены в ванну.

Из ванной Джек прошел на кухню и включил свет. Из его груди вырвался непроизвольный возглас.

— А мы уже начали беспокоиться, — произнес сидевший за столом рослый негр, затянутый в черный кожаный комбинезон, в черных же перчатках и прикрывавшей голову черной кожаной бескозырке. — Мы тут наткнулись на твое пиво и немного расслабились.

В кухне находились еще трое негров, одетых точно так же, как первый. Один из пришельцев сидел на краешке подоконника, двое других шарили в кухонном шкафу. На столе, как на прилавке оружейного магазина, лежало несколько стволов, включая автомат.

Никого из этих людей Джек не знал. Удивительно было то, что они до сих пор сидели здесь. Степлтона однажды уже грабили, но тогда воры не стали пить его пиво.

— Почему бы тебе не присесть? — вежливо предложил первый.

Джек колебался — дверь на лестничную клетку была открыта, вопрос в том, успеет ли он выскочить на улицу, прежде чем гости воспользуются оружием. Джек решил не испытывать судьбу.

— Давай, давай, — продолжал негр. — Прижми к стулу свою белую задницу!

Джек неохотно подчинился. Он сел и с беспокойством вгляделся в незваных посетителей.

— Мы вполне можем разойтись цивилизованно, — сказал главный негр. — Меня зовут Твин, а это — Реджинальд. — Он ткнул пальцем в громилу, примостившегося на подоконнике.

Джек посмотрел на Реджинальда — тот невозмутимо ковырялся в зубах пластмассовой зубочисткой, с явным неудовольствием взирая на Степлтона. Он не был столь мускулист, как Уоррен, но силой, видимо, ему не уступал. На предплечье Джек разглядел татуировку: «Черные короли».

— Реджинальду просто плюнули в душу, — продолжал Твин. — И сделал это ты — тебя в доме ни черта нет, как оказалось. У тебя нет даже телика. Понимаешь, частью сделки была возможность хорошенько пошарить в твоей квартирке.

— О какой сделке идет речь? — спросил Джек.

— Значит, так, — начал объяснять Твин, — мне и моим братьям заплатили кое-какую мелочь, чтобы мы пришли к тебе и немного тебя припугнули. Ничего страшного не будет — не обращай внимания на этот арсенал на столе. Это просто предупреждение. Я не знаю деталей, мне на них наплевать, но меня попросили передать, что ты кое-кому намозолил глаза в госпитале и тебя мирно просят заниматься своей работой и не мешать людям делать их дела. Ты, вероятно, понимаешь, о чем тебя просят, больше, чем я. Сказать по правде, мне раньше не приходилось выполнять подобные поручения.

— Кажется, я понял, к чему вы клоните, — произнес Джек.

— Этому я душевно рад, — осклабился Твин. — Если бы ты оказался непонятливым, нам пришлось бы ломать тебе пальцы и тому подобное. Нам не велели очень тебя калечить, но, понимаешь, когда Реджинальд разойдется, его бывает трудно остановить, особенно когда ему так наплевали в душу. Ты уверен, что у тебя нет ящика? Может, что-нибудь да припрятано?

— Он приехал сюда на велосипеде, — заговорил один из пришедших с Твином и Реджинальдом мужчин.

— Как насчет велика, Реджинальд? — поинтересовался Твин. — Тебе не нужен велосипед?

Наклонившись вперед, Реджинальд, не вставая, заглянул в гостиную и посмотрел на велосипед, потом снова уселся на подоконник и равнодушно пожал плечами.

— Итак, сдается мне, что ты все понял, — сказал Твин, вставая.

— Кто вам за это заплатил? — спросил Джек.

— С моей стороны было бы просто непорядочно отвечать на подобные вопросы, — возмутился Твин. Он вскинул брови и грубо расхохотался. — Но ты все-таки задал этот вопрос и за него заплатишь.

Джек собрался было задать еще один вопрос, но в это время Твин нанес ему удар — комната поплыла перед глазами Степлтона, и, теряя сознание, он успел почувствовать, как из кармана его брюк вытаскивают бумажник. Степлтон распластался на полу. Раздался приглушенный смех, и последнее, что почувствовал Джек, — страшный удар в живот. Мир погрузился во тьму.

Глава 20

ПЯТНИЦА, 23 ЧАСА 45 МИНУТ, 22 МАРТА 1996 ГОДА

Джек очнулся с ощущением дикого звона в ушах. Открыв глаза, он понял, что лежит на полу кухни, уставившись в потолок. Не понимая, что произошло, он попытался подняться, но при первом же движении почувствовал в челюстях такую боль, что вновь со стоном повалился на пол. Только теперь до него дошло, что звенит не в ушах — это надрывался висевший на стене телефон.

Степлтон осторожно перевернулся на живот, затем, стараясь не делать резких движений, встал на колени. До этого вечера Джеку не приходилось бывать в нокауте, и он не представлял, насколько это паршивое состояние. Во всем теле ощущалась страшная, свинцовая тяжесть, слабость сковывала суставы. Джек осторожно ощупал нижнюю челюсть. Слава Богу, перелома нет. Потом он так же осторожно ощупал живот — сильной боли не было, из чего Джек заключил, что скорее всего повреждений внутренних органов нет.

Телефон продолжал настойчиво звонить. Наконец Джеку удалось подняться и снять с рычага трубку. Произнося привычное «алло», он опустился на пол и привалился спиной к стене — так было намного легче. Голос звучал странно, словно чужой.

— Ради Бога, простите меня. — На другом конце провода раздался голос Терезы Хаген. — Вы уже спали, мне, конечно, не следовало звонить так поздно.

— Который теперь час? — хрипло спросил Джек.

— Почти двенадцать, — ответила Тереза. — Мы все еще работаем в студии и иногда забываем, что в эти часы все нормальные люди уже спят. Я хотела задать вам один вопрос о стерилизации, но сейчас явно не время, я позвоню завтра. Еще раз простите, что разбудила вас.

— Я не спал, — произнес Джек. — На самом деле я просто валялся без сознания у себя на кухне.

— Вы что, шутите? — заволновалась Тереза.

— Хотелось бы шутить, — ответил Джек. — Я пришел домой в ограбленную квартиру, и, на мою беду, грабители еще не успели уйти. Чтобы довершить дело, они напоследок набили мне морду.

— Вы в порядке? — озабоченно спросила Тереза.

— Кажется, да, — сказал Джек. — Правда, они сломали мне зуб.

— Вы в самом деле были без сознания?

— Да, но сейчас я ощущаю только слабость.

— Послушайте, — решительно заявила Тереза, — я хочу, чтобы вы немедленно позвонили в полицию. Я сейчас приеду к вам.

— Секундочку, — остановил ее Джек. — Полиция мне ничем не поможет — что они смогут сделать? Это были четыре бандита, а их в городе не меньше миллиона.

— Это не имеет значения, я все же хочу, чтобы вы позвонили в полицию, — продолжала настаивать Тереза, — а я через пятнадцать минут буду у вас.

— Тереза, я живу в ужасном районе, — возразил Степлтон. Он понял, что Тереза уже приняла решение, но пытался ее остановить. — Вам нельзя сюда приезжать. Я в полном порядке, даю вам честное слово.

— Не уговаривайте меня и немедленно звоните в полицию, — не уступала Тереза. — Я сейчас приеду.

Джек собирался было заговорить, но Тереза повесила трубку.

Он послушно набрал 911 и рассказал диспетчеру, что произошло. В ответ на вопрос, угрожает ли ему в данный момент какая-нибудь опасность, он ответил, что такой опасности нет. Оператор заверил, что полицейские скоро будут у него.

Уняв дрожь в ослабевших ногах, Джек поднялся и вышел в гостиную — велосипеда не было. Тогда он вспомнил, что один из нападавших положил на него глаз. Пройдя в ванную, Джек подошел к зеркалу и осмотрел зубы. Пощупав их языком, он обнаружил, что левый верхний резец раскололся — видимо, у Твина под перчаткой был кастет.

К удивлению Джека, полицейские приехали через десять минут. Их было двое — афроамериканец Дэвид Джефферсон и латиноамериканец Хуан Санчес. Они вежливо выслушали рассказ Джека, составили протокол и даже внесли в него сведения о пропавшем велосипеде. Потом стражи порядка спросили Джека, не хочет ли он поехать с ними в участок и посмотреть фотографии местных бандитов.

Это предложение Джек решительно отклонил. Он знал от Уоррена, что гангстеры совершенно не боялись полиции. Следовательно, полицейские не смогут защитить его от бандитов, и Джек решил не рассказывать им всю правду. Но во всяком случае, он исполнил просьбу Терезы и поставил власти в известность о случившемся. Кроме того, теперь, может быть, удастся получить страховку за велосипед.

— Прошу прощения, док, — сказал на прощание Дэвид Джефферсон — Джек успел рассказать полицейским, что он судебный патологоанатом, — как так получилось, что вы живете в этом районе? Зачем вы сами нарываетесь на неприятности?

— Я и сам часто задаю себе этот вопрос, — ответил Степлтон.

Когда полицейские отбыли, Джек прислонился спиной к разбитой двери и предался созерцанию разгромленной гостиной. Надо было набраться сил и привести квартиру в порядок. В настоящий момент эта задача показалась Джеку невыполнимой.

Раздался робкий стук в дверь — Степлтон скорее почувствовал его, нежели услышал. Он открыл разбитую створку — на пороге стояла Тереза.

— Слава Богу, это вы, — произнесла женщина, входя в разгромленную квартиру. — Вы не преувеличивали, говоря, что живете в ужасном квартале. Страшно было даже просто подниматься по вашей лестнице, если бы вы не открыли так быстро, я бы, наверное, начала визжать.

— Я вас старался отговорить, — начал оправдываться Джек.

— Дайте-ка я вас осмотрю, — предложила Тереза. — Можно включить побольше света?

Степлтон пожал плечами:

— Ну что ж, вы выбрали сами, что делать. Пойдемте в ванную, там светлее всего.

Тереза затащила Джека в ванную и принялась осматривать его лицо.

— На челюсти небольшая ранка, — сказала Тереза.

— Я не удивлен, — промолвил Джек и показал расколотый зуб.

— За что они вас избили? — допытывалась Тереза. — Я надеюсь, вы не разыгрывали из себя героя?

— Совсем наоборот, — признался Джек. — Какого там героя, я был парализован страхом. Меня били, как боксерскую грушу. Это было предупреждение из Манхэттенского госпиталя.

— Господи, о чем это вы говорите? — ужаснулась Тереза.

Джек рассказал ей все, что утаил от полиции, он даже объяснил, почему так поступил.

— Это дело кажется мне все более и более невероятным, — проговорила Тереза. — Что вы собираетесь делать?

— Сказать по правде, у меня не было времени об этом подумать.

— Но я знаю, что вам надо делать по крайней мере сейчас, — решительно заявила Тереза. — Сейчас вам надо обратиться в «скорую помощь».

— Перестаньте, — поморщился Джек. — У меня всего-навсего болит челюсть — подумаешь, большое дело!

— У вас наверняка сотрясение мозга, — настаивала на своем Тереза. — Даже мне это ясно, хотя я и не врач.

Степлтон открыл было рот, чтобы возразить, но промолчал — он понимал, что женщина абсолютно права. Надо, чтобы его осмотрел врач. После удара, из-за которого он лишился сознания, вполне может развиться внутричерепная гематома. Надо показаться невропатологу.

Джек поднял с пола куртку и вслед за Терезой спустился на улицу. Чтобы поймать такси, им пришлось дойти до Колумбус-авеню.

— Куда вы хотите поехать? — спросила Тереза, когда они сели в машину.

— Думаю, что от Манхэттенского госпиталя мне теперь придется некоторое время держаться подальше, — с улыбкой произнес Джек. — Поедемте в Колумбийский пресвитерианский госпиталь.

— Отлично, — согласилась Тереза. Она дала шоферу адрес и откинулась на спинку сиденья.

— Тереза, — заговорил Джек, — я очень рад, что вы приехали. Вы не обязаны были этого делать, но решили обо мне позаботиться — я тронут.

— Вы бы на моем месте поступили точно так же, — сказала Тереза.

«А поступил бы?» — мысленно спросил себя Джек. Он не смог ответить на этот вопрос. Впрочем, после происшедшего мысли его путались.

Визит в отделение скорой и неотложной помощи прошел на удивление гладко. Пришлось подождать, пока медики разбирались с автотравмой, ножевым ранением и инфарктом, которым было отдано предпочтение. Потом осмотрели Джека. Тереза отказалась уезжать домой и осталась со Степлтоном до конца.

Когда ординатор отделения скорой помощи узнал, что Джек судмедэксперт, он настоял на приглашении специалиста-невропатолога. Пришел специалист и, осмотрев Джека, заявил, что не видит серьезных повреждений и даже не находит нужным сделать рентген. Впрочем, если доктор Степлтон настаивает... Но доктор Степлтон не стал настаивать.

— Единственная моя рекомендация — вам требуется внимание в течение ночи. — Невропатолог повернулся к Терезе. — Миссис Степлтон, время от времени будите ночью своего мужа, чтобы убедиться, что он нормально себя ведет; заодно смотрите, одинаковые ли у него зрачки. Справитесь?

— Справлюсь.

Позже, когда они выходили из госпиталя, Джек сказал, что на него произвела впечатление бесстрастность Терезы, спокойно выдержавшей обращение «миссис Степлтон».

— Я решила не смущать врача, — ответила женщина. — Но его рекомендации я восприняла совершенно серьезно, так что сейчас мы едем ко мне домой.

— Тереза... — жалобно произнес Джек.

— Никаких возражений, — скомандовала Тереза. — Вы слышали, что сказал доктор. Я не могу допустить, чтобы вы сегодня ночью вернулись в свою отвратительную дыру.

Противная пульсация в голове, боль в животе и нижней челюсти возымели свое действие, и Степлтон сдался.

— Ладно, — сказал он, — согласен. Но это слишком большая жертва с вашей стороны.

Джек испытывал благодарность к Терезе, поднимаясь вместе с ней на лифте в ее квартиру. За последние годы он отвык, чтобы о нем так сердечно заботились. Думая сейчас о великодушии Терезы, он вынужден был признать, что с первого взгляда неверно судил об этой женщине.

— У меня есть комната для гостей, — говорила между тем Тереза, — и я уверена, что она вам понравится. Там будет очень удобно, — она своего гостя, когда они вошли в устланную ковром прихожую. — Во всяком случае, когда у меня бывают гости, от них потом очень трудно отделаться.

Квартира Терезы была по-настоящему хороша и со вкусом обставлена. На кофейном столике в гостиной были даже разложены журналы, словно Тереза ждала посещения фотографа из «Аркитекчурал дайджест».

Комната для гостей была причудливо задрапирована пестрыми занавесками, полы покрывали такие же пестрые ковры, с которыми хорошо гармонировало покрывало кровати. Джек пошутил даже, что вряд ли сумеет найти постель в этом буйстве красок.

Снабдив Джека флакончиком аспирина, Тереза проводила его в душ. Освежившись, Джек закутался в махровый халат, приготовленный заботливыми руками Терезы. Завязав кисти халата, Джек просунул голову в дверь гостиной — сидела на диване и читала. Степлтон вошел и уселся в кресло напротив.

— Вы не собираетесь спать? — поинтересовался он.

— Я хотела удостовериться, что с вами все хорошо, — ответила Тереза. Подавшись вперед, она внимательно вгляделась в глаза Джека. — Кажется, зрачки одинаковые.

— Мне тоже так кажется, — рассмеялся Джек. — Вы слишком серьезно восприняли рекомендации невропатолога.

— Лучше на самом деле принимать их всерьез, — без улыбки произнесла Тереза. — Я действительно буду вас будить в течение ночи, так что приготовьтесь.

— Я уже понял, что спорить с вами бесполезно, — вздохнул Джек.

— Как вы вообще себя чувствуете? — спросила Тереза.

— Физически или морально?

— Морально. Ваше физическое состояние мне более или менее ясно.

— Если говорить правду, то происшедшее меня очень напугало, — признался Джек. — Я достаточно хорошо знаю нравы этих бандитов, чтобы их бояться.

— Именно поэтому я настояла, чтобы вы позвонили в полицию.

— Вы меня не поняли, — возразил Джек. — Дело в том, что реально полиция не сможет мне помочь. Я даже не стал называть им имена нападавших. Единственное, что смогут сделать полицейские, если им даже удастся найти грабителей, это надеть на них наручники. Потом эти молодчики снова окажутся на улице.

— И что вы собираетесь делать? — спросила Тереза.

— Я думаю, что мне надо перестать ездить в Манхэттенский госпиталь и вообще держаться от него подальше, — с горечью ответил Джек. — Как только я перестану совать нос в их дела, все сразу станут счастливы. Даже мой дорогой шеф приказывал мне ни за что на свете не лезть в этот проклятый госпиталь. Что ж, я вполне могу делать свою работу и не посещая Манхэттенский центральный.

— У меня свалилась гора с плеч, — призналась Тереза. — Я думала, что вы воспримете предупреждение как вызов и начнете разыгрывать из себя героя.

— Вы это уже говорили, — вздохнул Джек. — Не беспокойтесь, я вовсе не герой.

— А что вы скажете насчет катания по городу на велосипеде? — не унималась Тереза. — И насчет езды по ночному Центральному парку? И собираетесь ли вы и впредь жить в таком отвратительном месте? Меня очень беспокоит либо ваше пренебрежение опасностью, либо сознательное желание постоянно ей подвергаться. В чем тут дело?

Джек посмотрел в светло-голубые глаза Терезы. Она задала вопросы, ответов на которые он тщательно избегал. Это было слишком личное, слишком тайное. Но после проявленных ею заботы и самоотверженности Джеку показалось, что Тереза заслужила некоторую откровенность.

— Кажется, я действительно стремился подвергнуться опасности, — сказал Джек.

— Могу я спросить зачем?

— Видимо, я перестал дорожить жизнью и перестал бояться смерти, — Степлтон. — Нет, в самом деле, было время, когда мне казалось, что только смерть может принести мне облегчение. Несколько лет назад я перенес депрессию, и сейчас мне кажется, что она все время меня подстерегает, готовая в любой момент вернуться.

— Это я могу понять, — задумчиво произнесла Тереза. — У меня тоже была депрессия. Ваша была вызвана каким-то событием?

Джек прикусил губу. Он страшно не любил распространяться на эту тему, но коль скоро начал говорить, пути назад уже не было.

— У меня умерла жена, — выдавил Джек. Он не в силах был говорить еще и о детях.

— Простите меня, — прочувствованно промолвила Тереза. Она некоторое время помолчала, потом добавила: — У меня депрессия была из-за смерти единственного ребенка.

Джек стремительно отвернулся. От слов Терезы на его глазах немедленно выступили слезы. Несколько раз глубоко вздохнув, он посмотрел на эту озадачившую его женщину. Она была требовательным, почти деспотическим руководителем — это он понял еще после первой встречи. Но теперь оказалось, что за личиной бескомпромиссного руководителя скрывается нечто большее.

— Мне кажется, между нами больше общего, чем нелюбовь к дискотекам, — сказал Джек, чтобы разрядить обстановку.

— Мы оба перенесли тяжелые эмоциональные потрясения, — согласилась Тереза, — и решили целиком посвятить себя карьере.

— Я так не думаю, — ответил Джек. — Я отнюдь не так уж предан своей карьере и своему делу, как был предан когда-то и как вы преданы своей работе. Но изменения, наступившие в медицине, лишили меня моего настоящего дела.

Тереза поднялась, Джек последовал ее примеру. Они стояли напротив друг друга, очень близко, физически чувствуя какое-то взаимное притяжение.

— Я имела в виду, что мы оба боимся тесных эмоциональных контактов после полученных душевных травм, — сказала Тереза.

— В этом я с вами согласен, — ответил ей Джек. Тереза поцеловала кончики своих пальцев и нежно приложила их к губам Джека.

— Через пару часов я приду будить вас, — предупредила она.

— Мне очень стыдно, что из-за меня вы терпите такие неудобства, — извиняющимся тоном произнес Джек.

— Этим я тешу свое неудовлетворенное материнское чувство, — возразила Тереза. — Приятных сновидений.

Они расстались. Джек направился в комнату для гостей, но прежде чем он дошел до двери, Тереза окликнула его:

— Еще один, последний, вопрос: почему вы живете в таком районе?

— Наверное, из-за того, что считаю себя не заслуживающим счастья.

Тереза помолчала несколько секунд, потом улыбнулась.

— Не думаю, что смогла до конца понять вас. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — отозвался Джек.

Глава 21

СУББОТА, 8 ЧАСОВ 30 МИНУТ, 23 МАРТА 1996 ГОДА

Тереза выполнила свое обещание и в течение ночи несколько раз будила Джека. Каждый раз они пару минут разговаривали, и утром, окончательно проснувшись, Джек чувствовал какую-то неловкость. Он был очень благодарен Терезе за проявленную заботу, но собой был недоволен. Не стоило открывать постороннему человеку душу.

Когда Тереза приготовила завтрак, стало ясно, что она сама испытывает те же чувства. В половине девятого они, вздохнув с ощущением взаимного облегчения, расстались на улице около дома Терезы. Она поехала в студию, предчувствуя, что придется там надолго задержаться, а Джек отправился к себе домой.

Несколько часов он потратил на ликвидацию в квартире следов пребывания «Черных королей». С помощью подручных средств даже кое-как отремонтировал сломанную дверь.

Приведя в порядок жилище, Джек поехал в морг. Правда, в эту субботу он был свободен, но решил закончить с протоколами выполненных им в течение недели вскрытий. Кроме того, ему хотелось узнать, не поступили ли еще умершие от инфекционных болезней пациенты Манхэттенского госпиталя — в отделении интенсивной терапии, как он знал, находились трое больных с пятнистой лихорадкой Скалистых гор, и Джек боялся, что кто-то из них уже в морге.

Джеку очень не хватало привычного велосипеда, и он решил, что надо поскорее купить новый. На работу он добрался на метро, но это было неудобно — пришлось делать две пересадки. Нью-йоркская подземка хороша, когда надо ехать с севера на юг, для путешествий с востока на запад она не предусмотрена.

Даже сделав две пересадки, Джек был вынужден пройти пешком шесть кварталов. К тому же сыпал мелкий противный дождь, а у него, естественно, не было зонта. Словом, пока он к полудню добрался до управления, промок до нитки.

Выходные дни в морге разительно отличались от будней. Было гораздо меньше ненужной, раздражающей суеты. Джек воспользовался главным входом, терпеливо дождавшись, когда загудит домофон, открывающий дверь. В комнате для опознаний стояла семья, окружившая тело близкого человека, — оттуда доносились всхлипывания и приглушенные рыдания.

Посмотрев график дежурств, Джек с удовольствием обнаружил в списке врачей, назначенных дежурить в эту субботу, имя Лори Монтгомери. Здесь же лежал список умерших, поступивших в течение предыдущих суток. Увидев в этом списке знакомое имя, Джек почувствовал, что ему становится дурно. В четыре часа утра в морг была доставлена Ненси Уиггенс! Предварительный диагноз — пятнистая лихорадка Скалистых гор.

С таким же диагнозом были еще двое — Валери Шафер, тридцати трех лет, и Кармен Чавес, сорока семи. Джек решил, что это еще двое пациентов отделения интенсивной терапии Манхэттенского госпиталя.

Спустившись вниз, Джек заглянул в прозекторскую — два стола были заняты. Одной из двух врачей, судя по росту, была Лори.

Переодевшись в рабочую одежду и надев защитный костюм, Джек вошел в холл прозекторской.

— Что вы здесь делаете? — спросила Лори, увидев Джека. — Вы же сегодня должны наслаждаться заслуженным отдыхом.

— Не смог усидеть дома, — неуклюже сострил Джек. Он подался вперед, разглядывая труп, с которым работала Лори, и почувствовал, как у него упало сердце, — со стола безжизненными глазами смотрела Ненси Уиггенс. Мертвой она выглядела еще более юной, чем при жизни.

Степлтон поспешно отвел взгляд.

— Вы знали эту женщину? — спросила Лори, уловив перемену в настроении Джека.

— Да, немного знал, — признался Джек со вздохом.

— Как это ужасно, когда медицинские работники заражаются от своих пациентов, — сокрушалась Лори. — До Уиггенс я вскрыла медицинскую сестру, работавшую с больным, которым вы занимались вчера.

— Я так и думал, что это будет она, — сказал Джек. — Кто третий?

— Я вскрывала ее сегодня первой. Женщина работала в отделе централизованного снабжения, ума не приложу, как она ухитрилась заразиться.

— Расскажите мне о ней подробнее, — попросил Джек. — Я вскрывал двух умерших из этого отдела — одна умерла от чумы, вторая — от туляремии. Честно говоря, я тоже ничего не понимаю.

— Может быть, кто-нибудь все же сможет разобраться в этом деле, — вздохнула Лори.

— Не могу с вами не согласиться, — церемонно произнес Джек. Он разглядывал внутренние органы Ненси. — Что вы обнаружили?

— Налицо все признаки пятнистой лихорадки Скалистых гор, — ответила Лори. — Хотите посмотреть?

— Конечно.

Монтгомери разложила перед Джеком органы Ненси и дала пояснения. Патология была абсолютно та же, что и Лагенторпа.

— Вы, конечно, удивлены тем, что, хотя эти пациенты были крайне тяжелы, нет других случаев заболевания, — сказала Лори. — Временной промежуток между наступлением первых симптомов и смертью необычайно короток — это говорит об очень высокой вирулентности микроорганизмов. Но если это так, то где же находятся другие больные? Джейнис сказала, что, насколько ей известно, в госпитале не было больше ни одного случая лихорадки.

— То же самое происходило с другими особо опасными инфекциями, — произнес Джек. — Я не могу ничего объяснить, как не понимаю и других странных аспектов этих вспышек, что поистине сводит меня с ума.

Лори посмотрела на стенные часы и удивилась:

— Кажется, я припозднилась. Саль говорил, что ему надо сегодня пораньше уйти.

— Я могу вам помочь. Скажите Салю, что он может идти.

— Вы серьезно? — спросила Лори.

— Абсолютно, — ответил Джек. — Давайте закончим не спеша.

Саль был наверху блаженства. Лори и Джек интенсивно поработали и довольно быстро закончили. Прозекторскую они покинули вместе.

— Может быть, перекусим? — предложила Лори. — Я угощаю.

— Хорошо, — согласился Джек.

Освободившись от защитных костюмов, они разошлись по раздевалкам. Джек переоделся быстрее и ждал Лори в холле.

— Вам не стоило ждать меня здесь... — заговорила было Лори, но вдруг осеклась. — У вас сильно распухла челюсть.

— Это еще не все. — Джек оскалил зубы и показал Лори левый резец. — Видите осколок?

— Конечно, вижу, — ответила Лори Она уперла руки в бока и сузила глаза, разговаривая с Джеком, как рассерженная мать с не в меру расшалившимся сыном. — Вы что, упали с велосипеда?

— Хотелось, чтобы это было так, — саркастически рассмеялся Джек. Он рассказал Лори все, что с ним произошло, опустив то, что касалось Терезы. Выражение лица Лори стремительно изменилось от притворного гнева до недоверия.

— Это было простое вымогательство! — негодующе воскликнула она.

— Между прочим, я тоже так думаю, — беззаботно заметил Джек. — Однако пойдемте, мне не терпится пожевать чего-нибудь вкусненького.

Поколдовав у торговых автоматов, Лори и Джек получили свои порции: Лори — суп, а Джек — сандвич с салатом из тунца. Взяв тарелки, они сели за столик.

— Чем больше я думаю о том, что вы рассказали, тем больше меня это беспокоит, — заговорила Лори. — В каком состоянии ваша квартира?

— Там устроили небольшой погром, но она и до этого не выглядела как музей, так что ничего страшного не произошло. Хуже всего то, что они забрали велосипед, — сокрушенно добавил Джек.

— Мне кажется, что вам надо переехать, — заявила Лори. — Вам нельзя там оставаться.

— Но это только второй грабеж за все время, что я там живу, — возразил Джек.

— Надеюсь, вы не собираетесь сегодня ночевать дома, — сказала Лори. — Так можно заработать депрессию.

— Нет, сегодня ночью я занят. В город приезжает группа монахинь, и я собираюсь показать им достопримечательности.

Лори от души рассмеялась.

— Сегодня мои старики собираются устроить торжественный ужин. Приходите — это все же лучше, чем сидеть в ограбленной квартире.

— Очень трогательно с вашей стороны, — проговорил Джек. Такое предложение было столь же неожиданным, как вчерашнее поведение Терезы. Джек действительно был тронут до глубины души.

— Я с удовольствием проведу вечер в вашей компании, — настаивала Лори. — Так что вы скажете?

— Но вы, должно быть, уже давно поняли, что я весьма необщительный субъект, — пытался увильнуть от приглашения Джек.

— Это я знаю, — согласилась Лори, — но я не собираюсь заставлять вас весь вечер болтать. Вы можете сейчас ничего не говорить. Ужин назначен на восемь часов, так что если надумаете, то позвоните в половине восьмого. Вот мой телефон. — С этими словами она написала номер на салфетке и протянула ее Джеку.

— Боюсь, что я не слишком большое украшение праздничного ужина, — пробормотал Степлтон.

— Это уж дело ваше, — сказала Лори. — Приглашение остается в силе, а теперь прошу меня извинить, но у меня еще два вскрытия.

Лори ушла. Джек проводил ее взглядом. Эта женщина произвела на него впечатление с первой встречи, но до сих пор он думал о ней как о талантливом патологоанатоме и не более того. Но только теперь он осознал, как она привлекательна со своими точеными чертами лица, нежной кожей и светло-рыжими волосами.

В дверях Лори помахала ему рукой, и Джек помахал ей в ответ. Он нехотя встал, убрал со стола пустые тарелки и направился в свой кабинет. В лифте он продолжал мучительно раздумывать, что с ним происходит. Джек потратил столько лет, чтобы придать своей жизни какую-то стабильность, но теперь кокон, которым он себя окружил, грозит вот-вот лопнуть.

Оказавшись в кабинете, он сел за стол и потер виски, стараясь успокоиться. Джек ощущал, что его начинает охватывать знакомое чувство внутреннего беспокойства, а уж кто-кто, а он прекрасно знал, что в таком состоянии способен на непредсказуемые поступки.

Несколько успокоившись, Джек сосредоточился на работе и, придвинув к себе ближайшую папку, рывком раскрыл ее на первой странице.

К четырем часам Джек решил покончить с писаниной — дальше работать он был просто не в состоянии. Выйдя из здания управления, он направился к станции метро. Сидя в раскачивающемся вагоне рядом с другими молчаливыми, похожими на зомби пассажирами, Джек еще раз подумал, что надо срочно купить новый велосипед. Он не крот, чтобы добровольно зарывать себя в землю, — так недалеко до нового приступа меланхолии.

Приехав домой, Джек не стал терять даром времени. Перепрыгивая через две ступеньки, он бросился в свою квартиру. Прикорнувший на площадке второго этажа пьяный бездомный бродяга не остановил его. Он перешагнул через бесчувственное тело и побежал дальше. Джеку надо было двигаться, разрядиться с помощью физических упражнений, и он понимал, что чем быстрее доберется до баскетбольной площадки, тем будет лучше.

У двери Джек на минуту остановился и прислушался. Из квартиры не доносилось ни звука. Дверь, судя по всему, никто не трогал. Степлтон отпер замок, приоткрыл дверь и осторожно вошел в квартиру. Подозрительно оглядываясь, он вошел на кухню и осмотрелся. Слава Богу, на этот раз никого нет.

В ванной Джек извлек из шкафчика спортивный костюм, в котором играл в баскетбол, и быстро переоделся. Зашнуровав кроссовки, он схватил головную повязку, мяч и опрометью выскочил за дверь.

По субботам, если благоприятствовала погода, всегда шла большая игра. Обычно у кромки площадки ждали своей очереди двадцать — тридцать человек, и сегодняшний день не был исключением. Утренний дождь давно прекратился. Когда Джек подошел ближе, он увидел в очереди четырнадцать человек. Это означало, что придется пропустить еще по крайней мере две игры, прежде чем удастся попасть на площадку.

Джек сдержанно раскланялся с несколькими знакомыми парнями — этикет отношений в этом районе запрещал бурное проявление эмоций. Встав у загородки, Джек выждал нужное время и спросил, кто собирает команду. Собирал Дэвид. Надо было представиться ему.

— Ты собираешь команду? — как можно равнодушнее поинтересовался Джек.

— Ну да, я, — не менее лениво ответил Дэвид. Он сделал несколько обманных боксерских движений. На собственном горьком опыте Джек знал, что не следует их повторять.

— Ты набрал пятерку? — спросил Джек. Оказалось, что Дэвид уже сформировал команду, и Джеку пришлось начинать сначала, выясняя, кто еще набирает волонтеров. Следующим оказался Спит[1], прозванный так за свою не слишком приятную манеру общения. У Спита в команде осталось одно свободное место, и, учитывая, что Джек очень хорошо бросал по корзине издалека, грубиян Спит согласился взять его.

Застолбив себе место, Джек взял мяч и пошел разминаться к свободному щиту. Голова ныла, и слегка болела челюсть, но в целом Джек чувствовал себя лучше, чем можно было ожидать. Немного побегав, он убедился, что живот его совершенно не беспокоит.

Пока он бросал по корзине, на площадке появился Уоррен. Записавшись, как и Джек, в одну из команд, Уоррен подошел к Степлтону.

— Эй, док, что случилось? — спросил, подходя, Уоррен. Он ловко выхватил у Джека мяч и неуловимо быстрым движением направил его в корзину.

— Ничего особенного, — ответил Джек.

Вопрос Уоррена был просто формой приветствия.

Некоторое время они по очереди побросали мяч в корзину. Сначала бросал Уоррен — до первого промаха, что случалось с ним не слишком часто, потом Джек.

— Уоррен, я хочу задать тебе один вопрос, — начал Джек. — Ты когда-нибудь слышал о группировке «Черные короли»?

— Кажется, слышал, — ответил Уоррен. Он передал мяч Джеку, и тот элегантным броском положил его в корзину. — Это оторвы из Бауэри. А почему ты спрашиваешь?

— Простое любопытство, — ответил Джек. Он был сегодня в прекрасной форме и сделал еще один точный бросок по корзине.

Уоррен перехватил мяч, но не передал его Джеку, а вразвалку подошел вплотную к Степлтону.

— Что значит «любопытство»? — поинтересовался Уоррен, сверля Джека немигающим взглядом. — До сих пор ты не интересовался группировками.

Джек знал, что Уоррен дьявольски умен. Будь у него такая возможность, Уоррен стал бы прекрасным врачом, адвокатом или еще каким-нибудь высококлассным профессионалом.

— Я видел такую татуировку на предплечье у одного парня, — схитрил Джек.

— Тот парень был мертвец? — мгновенно среагировал Уоррен. Он знал о роде занятий Джека.

— Пока нет. — Джек редко позволял себе сарказм, общаясь с обитателями Гарлема, но сейчас привычная интонация сорвалась с губ совершенно непроизвольно.

Уоррен неодобрительно покосился на Джека, продолжая держать мяч.

— Ты что, хочешь подергать меня за веревочку, да? — угрожающе спросил он.

— Какое, к черту, — запротестовал Джек. — Я хоть и белый, но не такой дурак.

Уоррен широко улыбнулся.

— Интересно, кто это дал тебе в челюсть? — спросил он.

И это не ускользнуло от внимания Уоррена — он разгадал игру Джека.

— Нарвался, — ответил Джек. — Оказался в очень неудачном месте в неурочное время.

Уоррен несколько раз стукнул мячом о землю.

— Давай-ка разомнемся игрой один на один, — предложил он.

Уоррен вступил в игру раньше Джека, но потом подошла очередь и Степлтона. Игроки Спита казались непобедимыми, Джек играл с ними, и играл очень хорошо. В команде соперников Уоррен только скрипел зубами от досады — он не любил играть против орлов Спита. К шести часам Джек смертельно устал, его костюм пропитался потом.

Когда игроки стали расходиться — их ожидал ужин, а затем традиционная пирушка, — Джек был просто счастлив. Баскетбольная площадка опустела до следующего дня.

Долгий горячий душ после изнурительной игры оказался настоящим наслаждением. Переодевшись в чистую одежду, Степлтон заглянул в холодильник. Лучше бы он туда не заглядывал. Все его пиво вылакали «Черные короли». С едой дело тоже обстояло не лучшим образом — засохший кусок чеддера и пара яиц сомнительной свежести. Джек со вздохом закрыл холодильник. Собственно говоря, не очень-то он и голоден.

В гостиной Джек сел на свой жесткий диван и взял в руки медицинский журнал. Обычно он читал до девяти или половины десятого, а потом ложился спать. Но сегодня его одолело непонятное внутреннее беспокойство, сильно мешавшее сосредоточиться.

Джек отшвырнул журнал и тупо уставился а стенку. Как он одинок! Конечно, он был один почти каждый вечер, но сегодня, сейчас, почувствовал свое одиночество особенно остро. Вспомнив о Терезе, он подумал, что вчера она была с ним очень сердечна.

Джек резко спрыгнул с дивана, схватил со стола телефонный справочник и набрал номер агентства «Уиллоу и Хит». Степлтон не рассчитывал, что в столь поздний час кто-то сидит у телефона, но все же позвонил. После нескольких неудачных попыток он наконец сумел позвать к телефону Терезу.

С сильно бьющимся сердцем Джек рассеянным тоном сообщил Терезе, что в настоящий момент озабочен тем, чтобы найти что-нибудь поесть.

— Это приглашение? — поинтересовалась Тереза.

— Ну да, — поколебавшись, ответил Джек. — Может быть, мы поужинаем, если вы, конечно, еще не успели это сделать.

— Давно я не получала такого замысловатого приглашения, — рассмеялась Тереза, — пожалуй, с тех пор, как Марти Беркман пригласил меня в детский парк. Вы знаете, как он это сделал? Использовал сослагательное наклонение: что бы ты ответила, если бы я тебя пригласил?

— Наверное, между мной и Марти есть что-то общее.

— Едва ли, — возразила Тереза. — Марти был тощим коротышкой. Что касается ужина, то вынуждена отказаться. Я бы с удовольствием увиделась с вами, но... вы же знаете, что нас катастрофически поджимают сроки. Мы надеемся, что сегодня все закончим, а потом можно будет не спеша работать в обычном режиме. Я думаю, вы меня понимаете.

— Конечно, понимаю, — ответил Джек. — Все в порядке, нет проблем.

— Позвоните мне завтра, — предложила Тереза. — Может быть, днем мы с вами выпьем где-нибудь кофе или пообедаем.

Джек пообещал позвонить, пожелал Терезе удачи и повесил трубку. После неудачной попытки пообщаться с приятной женщиной одиночество навалилось на Джека с удесятеренной силой.

Удивляясь самому себе, Джек отыскал телефон Лори и набрал номер. Пытаясь прикрыть шуткой свою неуверенность, он сообщил мисс Монтгомери, что группа монахинь, с которыми у него была назначена встреча, внезапно отменила свой визит в Нью-Йорк.

— Надо понимать, что вы придете к нам на ужин?

— Если вы меня еще приглашаете, — манерничал Джек.

— Я буду очень рада, если вы придете, — просто сказала Лори.

Глава 22

ВОСКРЕСЕНЬЕ, 9 ЧАСОВ 00 МИНУТ, 24 МАРТА 1996 ГОДА

Джек читал патологоанатомический журнал, когда раздался телефонный звонок. После долгого молчания голос его прозвучал несколько сдавленно и с хрипотцой.

— Я вас не разбудила? — спросила Лори.

— Нет, что вы, я не сплю уже несколько часов, — заверил ее Джек.

— Я звоню, потому что вы сами просили меня об этом, — продолжала оправдываться Лори. — Иначе я не стала бы беспокоить вас в такую рань в воскресное утро...

— Для меня это вовсе не рано.

— Но вы так поздно ушли вчера домой...

— Мне казалось, что было не очень поздно, да кроме того, это не имеет никакого значения, я всегда встаю рано, когда бы ни лег.

— Ну хорошо, оставим это. Вы просили узнать, не было ли за прошедшие сутки случаев инфекционных заболеваний из Манхэттенского госпиталя, — деловым тоном заговорила Лори. — Так вот, таких случаев не было. Джейнис специально позвонила мне, чтобы сказать, что из госпиталя не поступали даже умершие от пятнистой лихорадки. Более того, в самом госпитале больше никто не заболел! Это хорошая новость, не правда ли?

— Очень хорошая новость, — согласился с Лори Джек.

— Вы понравились моим родителям вчера, — Лори. — Надеюсь, вы тоже получили удовольствие от вечера.

— Ужин был просто восхитителен, — ответил Джек. — Мне даже немного неловко, что я задержался у вас так поздно. Спасибо вам за приглашение и передайте, пожалуйста, мою благодарность своим родителям. Они были так сердечны и гостеприимны.

— Надо будет повторить такой ужин, — сказала Лори.

— Обязательно, — поддержал идею Джек.

Они распрощались. Джек повесил трубку и попытался возобновить чтение, но не смог — воспоминания о посещении Лори мешали сосредоточиться. Вчера ему было хорошо, он даже представить себе не мог, что ему может быть так хорошо и комфортно. Он целенаправленно жил затворником в течение пяти лет, лишая себя любых удовольствий, и то, что происходило с ним сейчас, заставляло Джека испытывать неловкость. Подумать только, после стольких лет аскетизма оказаться в компании двух столь разных женщин.

С Лори Джеку было легко и приятно. Тереза, напротив, постоянно давила своим авторитетом, даже если при этом проявляла искреннюю заботу. Тереза внушала робость, что было абсолютно чуждо Лори. Однако для Терезы характерна постоянная готовность к борьбе, что импонировало бесшабашной натуре Джека. Но теперь, когда Степлтон увидел, как общается Лори со своими родителями, он по-новому оценил ее открытый, сердечный характер. Нелегко, должно быть, иметь отца — выдающегося кардиохирурга.

Когда родители оставили их одних, Лори попыталась вовлечь Джека в личный разговор, но он, верный своей привычке, не поддался на удочку. Но сама попытка Лори задела его за живое. Открывшись накануне Терезе, он понял, как это приятно — раскрыть душу искренне заинтересованному в тебе человеку. Однако Джек остался верен своей обычной стратегии и в итоге сам задал вопросы Лори, узнав о ней совершенно неожиданные вещи.

Самое удивительное — Лори оказалась свободной женщиной. Джек был уверен, что такая умная и красивая дама не может быть одинокой, но Лори уверяла его, что она и на свидания-то ходит весьма редко. Когда-то у нее был роман с полицейским детективом, но он оказался неудачным.

Постепенно Джек успокоился и снова принялся читать журнал. Он грыз науку до тех пор, пока его самого не начал грызть голод. Он отложил журнал и пообедал в ближайшем кафе. Возвращаясь домой, заметил, что на баскетбольной площадке начинают собираться игроки.

Джек быстро сбегал домой, переоделся и присоединился к ребятам.

Он играл в течение нескольких часов, и весьма неуспешно — куда только делась удача предыдущего дня! Уоррен постоянно поддразнивал Джека, отыгрываясь за свои вчерашние промахи. В три часа Джек отправился на скамью ожидать своей очереди — как проигравший, он должен был теперь пропустить по меньшей мере три игры. Посидев немного, Степлтон решил больше не ждать и направился домой. Приняв душ, он попытался продолжить чтение, но его одолели мысли о Терезе.

Боясь, что она снова откажет ему в свидании, Джек решил ей больше не звонить, но к четырем часам передумал — в конце концов, она же сама просила его с ней связаться. Что еще важнее, Джек действительно хотел поговорить с ней. Открывшись Терезе, вернее, приоткрыв перед ней душу, он теперь испытывал странную потребность рассказать этой женщине все до конца. Он просто обязан это сделать.

Одержимый страстным желанием увидеть Терезу, Джек набрал номер.

На этот раз мисс Хаген оказалась общительной. Более того, она прямо-таки излучала дружеские чувства.

— Мы прекрасно поработали вчера ночью, — гордо сообщила она. — Завтра мы дадим прикурить и президенту, и директору. Благодаря вам нам удалось оформить и использовать идею о соблюдении чистоты и низкой заболеваемости инфекциями в госпиталях. Мы сумели прокрутить даже вашу идею о стерилизации.

В конце концов Джек все же решил вернуть тему разговора к возможной встрече. Он напомнил Терезе о ее собственном предложении выпить вместе кофе.

— Это прекрасная идея, — без всякого жеманства согласилась Тереза — Когда мы встретимся?

— Если можно, то прямо сейчас.

— Меня это вполне устраивает.

Они встретились в маленьком французском кафе на Медисон-авеню, недалеко от здания агентства «Уиллоу и Хит». Джек пришел раньше, занял столик у окна и заказал эспрессо.

Тереза заметила Джека еще с улицы — она приветливо помахала ему рукой и, впорхнув в кафе, чмокнула его в щеку. Степлтону пришлось смириться с этим нью-йоркским ритуалом. Терезу буквально распирало от радости. Покончив с приветствиями, она обратила наконец внимание на нетерпеливо ожидавшего официанта и заказала капуччино без кофеина.

Когда они остались наедине, Тереза схватила Джека за руку и заглянула ему в глаза.

— Как вы себя чувствуете? — Она перевела взгляд на его челюсть. — Ну что ж, зрачки у вас одинаковые и челюсть не такая распухшая. Я-то думала, что вы весь в синяках и шишках.

— Я и сам не ожидал, что так быстро приду в себя, — признался Джек.

Терезе не терпелось похвастаться своими успехами, и она разразилась страстным монологом на тему сделанного их группой обозрения. Рассказала она и о том, как удачно удалось им использовать старые ролики прошлогодней рекламной кампании Национального совета здравоохранения. Сочетание старых кадров очень удачно вписалось в новые ролики, которые посвящены принципу Гиппократа «Не навреди».

Джек терпеливо ждал, пока Тереза исчерпает любимую тему. Сделав несколько глотков капуччино, мисс Хаген наконец милостиво поинтересовалась, что поделывает Джек в свободное время.

— Я очень много думаю о нашем разговоре в пятницу, — ответил Джек. — Он не дает мне покоя.

— Почему? — озабоченно спросила Тереза.

— Мы были друг с другом откровенны в ту ночь, — сказал Джек. — Но я все же кое-что утаил. Я не привык говорить с другими о своих проблемах и поведал вам только часть моей истории.

Тереза поставила на столик недопитую чашку капуччино и вгляделась в лицо Джека: страстные темно-синие глаза, покрытые щетиной щеки и подбородок, по-видимому, он сегодня не брился. «При других обстоятельствах, — подумалось Терезе, — у Джека, пожалуй, может быть устрашающий вид».

— У меня погибла не только жена, — продолжал между тем Джек. Он говорил с видимым трудом. — Одновременно я потерял двух дочерей. Они все погибли в авиакатастрофе.

У Терезы встал ком в горле. Такого конца истории Джека она не предполагала.

— Вся беда в том, что я постоянно ощущаю свою ответственность за ту катастрофу. Если бы не я, им бы не пришлось лететь в том самолете.

Терезу охватила горячая волна сочувствия. Она помолчала несколько секунд, потом заговорила:

— Я тоже была с вами не до конца откровенна. Я сказала вам, что потеряла ребенка. Но это был еще не родившийся ребенок. Одновременно с ним я потеряла возможность вообще иметь детей. А чтобы довершить все дело, меня в этой ситуации бросил муж.

Несколько минут переполненные эмоциями Джек и Тереза не могли произнести ни слова:

— Дело выглядит так, словно мы стараемся перещеголять друг друга своими трагедиями, — попытался улыбнуться Джек.

— Это типично для двух больных депрессией. Моему психотерапевту такой разговор пришелся бы по душе.

— Конечно, то, что я вам рассказал, предназначается только для ваших ушей, — произнес Джек.

— Этого вы могли не говорить, — упрекнула его Тереза. — Я могу попросить вас о том же. Я никому не рассказывала свою историю, кроме психотерапевта.

— И я никому не рассказывал свою, — признался Джек, — даже психотерапевту.

Излив друг другу души и почувствовав от этого невероятное облегчение, Тереза и Джек заговорили о более приятных вещах. Тереза, коренная жительница Нью-Йорка, была потрясена тем, насколько плохо знает ее родной город Джек, и загорелась идеей показать ему настоящий Нью-Йорк — пусть только наступит весна.

— Ты полюбишь наш город, — пообещала Тереза.

— Буду с нетерпением ждать нашей экскурсии.

Глава 23

ПОНЕДЕЛЬНИК, 7 ЧАСОВ 30 МИНУТ, 25 МАРТА 1996 ГОДА

Джек страшно злился на себя. В субботу у него было полно времени, чтобы купить новый велосипед, но он почему-то этого не сделал. Опять пришлось ехать на работу в метро, хотя сам Джек предпочел бы пробежаться трусцой. Но для того чтобы бегать на работу, надо иметь на работе костюм, в который можно было бы переодеться. Сказано — сделано, на будущее он захватил с собой костюм, положив его в наплечную сумку.

Теперь Джек входил в здание управления со стороны Второй авеню и поэтому пользовался главным парадным входом. Минуя стеклянную дверь, он был поражен обилием родственников, толпившихся около ритуального зала. Обычно в такой ранний час людей было намного меньше. «Наверное, опять что-то стряслось», — подумал Джек, входя в здание.

Нажав кнопку домофона, Степлтон прошел в диспетчерскую. Здесь за столом, где Джек в предыдущую неделю привык видеть Лори, сидел Джордж Фонтуорт.

Джек от души пожалел об этом — о Фонтуорте Джек был весьма невысокого мнения: коротышка Джордж весьма небрежен и часто не замечал при вскрытиях важные вещи.

Не обращая внимания на Джорджа, Джек подошел к Винни и опустил край газеты, которой Винни закрыл лицо.

— Почему у нас так много родственников в посетительской? — спросил без обиняков Джек.

— Потому что в Манхэттенском госпитале маленькая катастрофа, — ответил за Винни Джордж. Винни же посмотрел на Джека с каким-то игривым недовольством и снова погрузился в свою газету.

— Что за катастрофа? — поинтересовался Степлтон.

Джордж хлопнул ладонью по высокой стопке папок, громоздившихся на столе.

— Полно умерших от менингококковой инфекции. Мы уже получили восемь трупов.

Джек чуть ли не бегом устремился к столу и наугад выхватил из стопки одну папку. Быстро пролистав материал, Джек остановился на опросном листе. Больного, точнее, умершего звали Робертом Карузо, и он был медбратом в ортопедическом отделении Манхэттенского госпиталя.

Бросив папку на место, Джек рысью устремился к кабинетам помощников врачей. Слава Богу, Джейнис, как всегда, задержалась на работе.

Выглядела она отвратительно — под глазами синеватые круги, лицо слегка отекло. Было такое впечатление, что ее крепко избили. Джейнис положила ручку на стол и без сил откинулась на спинку стула.

— Мне надо искать другую работу, — пожаловалась она. — Я больше не могу. Слава Богу — завтра и послезавтра у меня выходные.

— Что случилось? — спросил Джек.

— Это началось еще до моей смены, — рассказала Джейнис. — Первый труп привезли в шесть тридцать. Собственно говоря, больной умер ровно в шесть.

— Это был пациент из ортопедического отделения?

— Откуда вы знаете?

— Я только что видел папку медбрата ортопедического отделения, — ответил Джек.

— Да-да, — подтвердила Джейнис, — это папка мистера Карузо. — Джейнис судорожно зевнула и, извинившись, продолжила: — В общем, мне стали звонить с одиннадцати — как только я пришла на работу. Дальше начался какой-то невиданный нон-стоп. Я моталась по вызовам всю ночь напролет. Вернулась на рабочее место только двадцать минут назад. Это самая тяжелая из всех последних вспышек. Одна умершая — девятилетняя девочка. Боже, какая трагедия!

— Эта девочка имеет какое-то отношение к первому случаю? — быстро спросил Джек.

— Она — племянница первого умершего.

— Она навещала своего дядю? — продолжал расспрашивать Степлтон.

— Да, вчера, около полудня. Вы думаете, именно это заражение стало причиной смерти? Я в этом сомневаюсь, ведь от контакта до смерти не прошло и двенадцати часов.

— При некоторых условиях менингококк приобретает устрашающую способность убивать, причем убивать быстро, иногда в течение буквально нескольких часов.

— Короче, в госпитале паника.

— Могу себе представить. Как зовут первого из умерших?

— Карло Пачини, — ответила Джейнис. — Но это все, что я о нем знаю. Его привезли до моей смены. Пачини занимался Стив Мариотт.

— Могу я попросить вас об одном одолжении?

— Смотря о каком. Я страшно устала.

— Прошу вас довести до сведения Барта, что я хотел бы, чтобы помощники врачей заготовили карты на первые случаи особо опасных инфекции. Например, карту на Нодельмана для чумы, карту Хард для туляремии, карту Лагенторпа для пятнистой лихорадки Скалистых гор и на Пачини для менингококковой инфекции. Как вы думаете, это трудно сделать?

— Вовсе нет, — ответила Джейнис. — Тем более что все эти случаи еще находятся в работе.

Джек встал и дружески похлопал Джейнис по плечу.

— По дороге домой зайдите к врачу, — посоветовал он. — Мне кажется, вам не повредила бы химиопрофилактика.

У Джейнис округлились глаза.

— Вы думаете, это необходимо?

— Лучше ее сделать, чем не сделать, а потом раскаиваться, — наставительно произнес Джек. — Во всяком случае, обсудите этот вопрос с каким-нибудь специалистом по инфекционным болезням. Они лучше разбираются в этом деле, чем я. Я знаю, что существует даже четырехвалентная вакцина, но ее введение требует нескольких дней.

Джек пошел назад в диспетчерскую и потребовал у Джорджа папку Карло Пачини.

— У меня ее уже нет, — ответил Джордж. — Пришла Лори и, узнав о том, что произошло, забрала историю Пачини.

— Где Лори?

— У себя в кабинете, — не опуская газеты, ответил Винни.

Джек бегом поднялся в кабинет Лори Монтгомери. Она в отличие от Степлтона перед вскрытием тщательно изучала историю болезни умершего в своем кабинете — подальше от посторонних глаз, без суеты и спешки.

— Это начинает меня пугать, — сказала Лори, увидев вошедшего Джека.

— Да, ужасно, — согласился Джек, усаживаясь на свободный стул. — Именно такого поворота событий я и боялся. Это может вылиться в настоящую эпидемию. Что вы узнали о первом случае?

— Не слишком много, — призналась Лори. — Он поступил в госпиталь в субботу вечером с диагнозом «перелом бедра». Возможно, пациент страдал повышенной ломкостью костей — за последние годы у него было несколько переломов.

— Он очень хорошо вписывается в общую картину, — вставил слово Джек.

— Какую картину? — спросила заинтригованная Лори.

— Все первые умершие от инфекционных заболеваний страдали каким-либо хроническим заболеванием, — пояснил Джек.

— Но среди поступающих в госпиталь людей преобладают именно хронически больные пациенты, — возразила Лори.

— Я могу сказать, что на уме у этого неизлечимого параноика, — заявил внезапно появившийся на пороге кабинета Лори Чет Макговерн. — Он имеет зуб против «Америкэр» и за каждой неприятностью видит преступный заговор.

— Это верно? — спросила Лори.

— Я не ищу преступный заговор, — ответил Джек, — он сам нагло смеется мне прямо в лицо.

— Что ты имеешь в виду под преступным заговором?

— У Джека пунктик, — ответил задруга Чет. — Он считает, что все эти редкие заболевания распространяются в госпитале преднамеренно. — Чет вкратце изложил теорию Джека о том, что виновником болезней либо является какой-то сотрудник «Америкэр», озабоченный экономией страховых денег, либо одиночка с наклонностями террориста — маньяк-убийца.

Лори вопросительно посмотрела на Джека. Тот пожал плечами.

— Есть масса вопросов, на которые никто не дает ответа, — произнес Джек.

— Такие же вопросы возникают при любой инфекционной вспышке, — возразила Лори. — Нет, в самом деле! Вы все притягиваете за уши. Надеюсь, вы не поделились своими соображениями с администрацией госпиталя и с другим начальством?

— Напротив, я это сделал, — сказал Джек с вызовом. — Я даже спросил у заведующего лабораторией, не заинтересован ли он в таком развитии событий — он страшно недоволен выделенным ему бюджетом. Тот сразу доложил обо всем госпитальному инфекционисту, а дальше все пошло по инстанциям. Так что, думаю, администрация всех уровней знает теперь о моей теории.

Лори цинично рассмеялась.

— О, брат мой, — издевательски сказала она, — теперь я понимаю, почему вы стали в госпитале персоной нон-грата. Но вы должны признать, что за последнее время в госпитале развелось слишком много не вполне типичной нозокомиальной инфекции.

— Формально правильно, — согласился Джек, — но все же...

— Кроме того, все эти болезни уже были в Нью-Йорке, — продолжала Лори. — Я недавно сама читала об этом. Например, серьезная вспышка пятнистой лихорадки Скалистых гор была в Нью-Йорке в восемьдесят седьмом году.

— Спасибо, Лори, — заговорил Чет. — Я пытался втолковать ему то же самое. Даже Кальвин порывался вразумить его.

— А что вы скажете о случаях заболеваний в отделе централизованного снабжения? — не сдавался Джек. — И что вы скажете о быстроте, с которой эти люди заболевали лихорадкой Скалистых гор? Вы сами интересовались этим в субботу, мисс Монтгомери.

— Конечно, я этим интересовалась, — подтвердила невозмутимо Лори. — Это обычный вопрос при любом эпидемиологическом обследовании.

Джек глубоко вздохнул.

— Простите, пожалуйста, — сказал он. — Но я убежден, что происходит что-то из ряда вон выходящее. Мы можем стать свидетелями неожиданной крупномасштабной эпидемии — например, менингококковой. Если эта вспышка погаснет так же, как другие, я по-человечески, конечно, буду очень рад и испытаю невероятное облегчение. Но это только усилит мои подозрения. Такие молниеносные вспышки, которые практически сразу сами по себе сходят на нет, — очень необычная картина.

— Но сейчас как раз сезон для вспышек менингококковой инфекции, — сказала Лори. — Так что нет ничего необычного.

— Лори права, — поддержал Монтгомери Чет. — Но дело даже не в этом. Мне не нравится то, что своим расследованием ты наживешь себе массу неприятностей. Ты сейчас похож на собаку, которая лает из-за кости. Угомонись! Я не хочу, чтобы тебя уволили. По крайней мере пообещай мне, что не станешь больше ездить в Манхэттенский госпиталь.

— Я не могу тебе этого обещать, — глухо отозвался Джек. — Ты же видишь — произошла еще одна необъяснимая вспышка инфекции. Причем на этот раз для распространения ее не требуются членистоногие — инфекция воздушно-капельная, а это резко меняет правила игры!

— Секундочку! — воскликнула Лори. — А как же насчет предупреждения, которое вы получили от тех ублюдков?

— Что-что? — спросил Чет. — От каких еще ублюдков?

— Джека позавчера посетили совершенно необычные бандиты, — пояснила Лори. — Теперь мы точно знаем, что по крайней мере одна банда в Нью-Йорке занимается медицинским вымогательством.

— Кто-нибудь объяснит мне, что все это значит? — требовательно спросил Чет.

Лори рассказала Чету все, что она знала об избиении Джека.

— И ты все еще собираешься туда ехать? — спросил пораженный Чет.

— Я буду осторожен, — успокоил друга Джек. — Кроме того, я еще не решил — ехать мне в госпиталь или нет.

Чет драматически закатил глаза под потолок.

— Думаю, тебе было бы лучше остаться офтальмологом, — сказал он.

— Что значит — офтальмологом? — спросила ничего не понявшая Лори.

— Ладно, ребята, пошли. Нечего рассиживаться. Труба зовет. — С этими словами Джек поднялся и направился к двери.

Джек, Лори и Чет работали в прозекторской без перерыва до часу дня. Джордж пытался отговорить их вскрывать все случаи менингококцемии, но они настояли на своем, и в конце концов Джордж сдался. Вместе и поодиночке они вскрыли первоначального пациента, резидента из ортопедического отделения, медсестру и медбрата, одного санитара и двух посетителей, включая девятилетнюю девочку и, что самое важное, одну женщину — сотрудницу отдела централизованного снабжения.

Закончив этот длинный патологоанатомический марафон, все трое, переодевшись, встретились в буфете.

Испытывая громадное облегчение от отсутствия защитного снаряжения и одновременно подавленность от того, что они обнаружили на вскрытиях, все трое поначалу были не в силах произнести ни слова. Выбрав блюда в автоматах, они некоторое время молча сидели за свободным столиком.

— Я встречала не слишком много менингококковой инфекции, — первой нарушила молчание Лори. — Но то, что увидела сегодня, не идет ни в какое сравнение с теми случаями, которые были у меня прежде.

— Вряд ли вы еще увидите такой потрясающий случай синдрома Уотерхауза — Фредериксена, — сказал Чет. — Ни у одного из этих бедолаг не было ни малейшего шанса выжить. Бактерии прошли через их организмы, как дикие монгольские орды. Столько кровоизлияний мне еще ни разу не приходилось видеть — это было по-настоящему страшно, — проговорил Чет.

— Впервые в жизни я не жалел о том, что надел на вскрытие скафандр, — признался Джек. — Какие гангрены конечностей — таких я не видел, даже вскрывая умерших от чумы!

— Меня удивляет, насколько мало вовлечены в процесс мозговые оболочки, — сказала Лори. — Поражений их не было даже у ребенка, хотя мне казалось, что уж у нее-то распространенность процесса должна быть наибольшей.

— Меня как раз сильнее озадачивает слишком большая распространенность пневмонита. Это же воздушно-капельная инфекция, при которой чаще поражаются не легкие, а верхние дыхательные пути.

— Возбудитель мог легко попасть в легкие из крови, — напомнил Чет. — Очевидно, что у всех сегодняшних умерших менингококк циркулировал в крови.

— Вы не слышали, — спросил вдруг Джек, — еще подобные случаи сегодня не поступали?

Чет и Лори переглянулись и отрицательно покачали головами.

Джек встал из-за стола и направился к висевшему на стене телефону. Набрав диспетчерскую, он задал свой вопрос операторам. Те ответили отрицательно. Джек вернулся к столу и сел на свое место.

— Вот так-то, ничего любопытного, больше никого не привозили.

— Я бы сказала, что это очень хорошо, — произнесла Лори.

— Я бы тоже, — поддержал ее Чет.

— У кого-нибудь из вас есть знакомые терапевты в Манхэттенском госпитале? — спросил Джек.

— У меня, — ответила Лори. — В Манхэттенском работает моя однокурсница.

— А что, если вы позвоните ей и спросите, сколько больных с менингитом находятся сейчас у них на лечении?

Лори пожала плечами и с явной неохотой направилась к настенному телефону.

— Что-то мне не нравится выражение твоих глаз, — сказал Чет.

— Я ничего не могу с этим поделать, — признался другу Джек. — В этой вспышке так же, как и во всех недавних, есть мелкие, но настораживающие факты. Мы только что вскрыли тяжеленных больных с такой менингококцемией, какую никому из нас не приходилось еще видеть — и вдруг бац! Других случаев нет. Словно кто-то перекрыл кран. Это как раз то, что я пытался вам втолковать сегодня утром.

— Но разве такое течение не характерно для этой болезни? — спросил Чет. — Пики и спады.

— Пик не может так быстро закончиться, — поправил товарища Джек. — Погоди-ка секунду, — добавил он, помолчав. — Я сейчас подумал вот о чем. Мы знаем, кто умер первым в этой вспышке, но интересно, кто был последним?

— Я не знаю, но у нас есть папки, — сказал Чет. Вернулась Лори.

— Сейчас в госпитале нет случаев менингококцемии, — сообщила она. — Но в госпитале неспокойно, они не считают, что опасность миновала — проводят вакцинацию и антибиотикопрофилактику. Короче, госпиталь гудит, как растревоженный улей.

Однако Чет и Джек не слишком внимательно слушали Лори — мужчины просматривали папки и делали какие-то пометки на салфетках.

— Чем это вы занимаетесь? — спросила Лори.

— Мы пытаемся вычислить, кто из больных менингококцемией умер последним, — ответил Джек.

— Зачем вам это надо? — удивилась Лори.

— Пока не знаю, — честно ответил Джек.

— Вот! — прокричал Чет. — Последней умерла Аймоджин Филбертсон.

— Честно? — по-мальчишески вырвалось у Джека. — А ну-ка, дай я сам посмотрю.

Чет показал другу свидетельство о смерти, где была проставлена дата и время смерти.

— Черт побери! — воскликнул Джек.

— Да в чем дело? — продолжала безуспешно допытываться Лори.

— Как раз она работала в отделе централизованного снабжения!

— Это важно? — поинтересовалась Лори. Несколько мгновений Джек размышлял, но потом честно признался, что не знает.

— Надо будет разобраться с другими вспышками, — добавил он. — Вы же помните — во время каждой из них обязательно умирал кто-нибудь из отдела централизованного снабжения. Надо посмотреть, не пропустил ли я в связи с этим что-нибудь важное.

— Ребята, вы совсем не обратили внимания на то, что я вам сказала: в госпитале нет больше ни одного случая менингококцемии.

— Я обратил, — ответил Чет. — А Джек вообще считает, что это служит еще одним подтверждением его теории.

— Боюсь, что такое развитие событий весьма расстроит нашего террориста, — сказал Джек. — Ему придется извлечь кое-какие уроки.

Лори и Чет во все глаза уставились на Джека.

— Порассуждаем, — продолжал Джек. — Давайте хотя бы из желания выяснить истину в споре допустим, что действительно существует некий злодей, который преднамеренно распространяет микробы особо опасных инфекционных заболеваний в надежде вызвать полномасштабную эпидемию. Сначала он прибегает к устрашающим редчайшим, экзотическим бациллам, но он не понимает, видимо, что такие болезни не передаются от человека к человеку. Для возникновения эпидемии необходимо наличие переносчиков — членистоногих, которые имели бы доступ к резервуару инфекции. После нескольких неудач он это понял и теперь прибегнул к инфекции, которая может передаваться воздушно-капельным путем. Но он напрасно выбрал менингококк — здесь его снова ждет неудача. Ведь на самом-то деле менингококк не передается воздушно-капельным путем. Для его полномасштабного распространения нужен переносчик — устойчивый к болезни человек, носитель инфекции, который и является ее источником. Сейчас наш герой разочарован, но теперь он наверняка знает, какая инфекция, точнее, какой возбудитель ему нужен. Ему нужен возбудитель, который передается только и исключительно воздушно-капельным путем.

— А что бы выбрал ты, если придерживаться твоего сценария? — спросил Чет.

— Давайте посмотрим. — Джек на минуту задумался. — Я бы выбрал устойчивый к антибиотикам штамм возбудителя дифтерии или коклюша. Эти наши старые знакомые иногда совершают на нас опустошительные набеги. Или нет! Знаете, что подойдет лучше всего? Грипп! Вирулентный штамм вируса гриппа.

— Вот это воображение! — восхитился Чет. Лори решительно встала.

— Я пойду работать, для меня этот разговор слишком перегружен гипотезами.

Чет последовал ее примеру.

— Никто не хочет со мной поспорить? — возмутился Джек.

— Ты же знаешь, как мы к этому относимся, — сказал Чет. — Это не более чем оральный онанизм. Чем больше ты думаешь и говоришь об этой чепухе, тем больше в нее веришь. Был бы предмет для размышления, если бы это была одна болезнь, но теперь их уже четыре. Где он берет микробы? Как будто бы это добро можно заказать по телефону в ближайшей пиццерии! Все, пока. Увидимся наверху.

Джек рассеянно следил, как Лори и Чет относят грязную посуду и выходят из буфета. Он сидел на месте и обдумывал слова Чета — в чем-то его приятель был прав: где злоумышленник берет возбудителей заболеваний? Об этом Джек не думал и теперь не знал, как ответить на этот вопрос.

Джек встал и потянулся. Выбросив грязный поднос и пакеты из-под сандвичей, он тоже отправился на пятый этаж. Когда он вошел в кабинет, Чет даже не поднял головы.

Усевшись на свое место, Джек просмотрел все папки и свои записи, стараясь определить время смерти тех женщин, которые работали в отделе централизованного снабжения. На сегодняшний день умерли четыре сотрудницы — руководителю отдела есть над чем поломать голову!

Джек просмотрел свои материалы, чтобы уточнить время смерти других жертв страшных болезней. Чтобы восполнить пробелы, касавшиеся тех умерших, которых вскрывал не он, Джек позвонил старшему помощнику врача Барту Арнольду.

Получив всю информацию, Джек сразу понял, что при каждой вспышке последней умирала женщина — сотрудница отдела централизованного снабжения. Это означало, с известными, правда, оговорками, что в каждом случае эти женщины заражались последними. Джек не в первый раз задавал себе вопрос, что бы это могло значить, но ответа не находил. Но он отметил эту любопытную деталь.

— Мне надо поехать в Манхэттенский госпиталь, — внезапно произнес Джек и поднялся из-за стола.

Чет опять не поднял головы.

— Делай что хочешь, — обиженно сказал Макговерн, — ты же совершенно не считаешься с моим мнением.

Джек натянул на себя кожаную куртку.

— Не воспринимай это как личную обиду, — сказал он. — Я очень ценю твою озабоченность, но я должен это сделать. Мне надо своими глазами посмотреть на этот странный отдел снабжения, где мрут люди. Конечно, все может оказаться и совпадением, я согласен, но мне кажется, что за этим прячется нечто большее.

— Что ты скажешь Бингхэму и как быть с теми бандитами, о которых говорила Лори? — спросил Чет. — Ты слишком рискуешь.

— Такова жизнь, — ответил другу Джек. Он похлопал Чета по плечу и направился к лифту. Не успел он выйти, как раздался телефонный звонок. Джек поколебался, не зная, стоит ли отвечать. Обычно в такое время звонили из лаборатории.

— Хочешь, я послушаю, — предложил свои услуги Чет, видя колебания Степлтона.

— Нет, пожалуй, я сам возьму трубку, — решил Джек. Он вернулся к столу и поднял трубку.

— Слава Богу, ты на месте. — В раздавшемся в трубке голосе Терезы прозвучало явное облегчение. — Я так боялась, что не застану тебя именно сейчас.

— Что случилось? — встревожился Джек. По голосу Терезы он понял, что та в панике.

— Произошла катастрофа, — ответила она. — Мне надо немедленно тебя увидеть. Можно, я приеду к тебе на работу?

— Так что случилось?

— Я не могу сейчас говорить. Случилось такое, что я не могу рисковать. Нам надо срочно поговорить с глазу на глаз.

— У нас тут у самих масса неприятностей, а я собираюсь уходить. Ты поймала меня на пороге.

— Это очень важно, — продолжала настаивать Тереза. Вспомнив, какое участие приняла Тереза в случившемся с ним несчастье, Джек сдался.

— Ладно, — согласился он. — Поскольку я ухожу, то давай я приеду к тебе. Где нам лучше встретиться?

— Ты поедешь в центр?

— Да.

— Тогда давай встретимся в том кафе, где были в воскресенье.

— Сейчас приеду, — сказал Джек.

— Я буду тебя ждать. — Тереза повесила трубку.

Джек смущенно взглянул на Чета:

— Ты что-нибудь слышал?

— Трудно было не услышать. Так что у нее стряслось?

— Не имею ни малейшего представления.

Не тратя времени, Джек вышел из здания управления и тут же, на Первой авеню, поймал такси. Несмотря на пробки, до места он добрался довольно быстро.

Кафе было переполнено. Он нашел Терезу в дальнем углу сидящей на маленькой банкетке. Устроившись напротив, Степлтон сразу понял, что Тереза вне себя — губы плотно сжаты, в глазах едва сдерживаемый гнев.

— Ты мне не поверишь, — произнесла она сдавленным шепотом, подавшись вперед.

— Президенту и дирекции не понравился твой показ? — спросил он.

Тереза пренебрежительно махнула рукой.

— Я сама отменила его.

— Почему? — Джек был искренне удивлен.

— Потому что у меня хватило ума или интуиции позавтракать сегодня с одной знакомой из Национального совета здравоохранения, — ответила Тереза. — Она работает там вице-президентом по маркетингу. Когда-то мы с ней вместе учились в колледже, и я решила через нее устроить утечку информации, чтобы заинтересовать своей рекламой высокое начальство совета. Я была просто на сто процентов уверена в успехе, но моя знакомая огорошила меня новостью, что при любых обстоятельствах моя кампания неминуемо провалится.

— Но почему?

Джек терпеть не мог медицинскую рекламу, но то, что он видел у Терезы, было очень интересно.

— Потому что Национальный совет смертельно боится всяких упоминаний о нозокомиальной инфекции, — зло ответила Тереза. Она опять придвинулась поближе к Джеку и заговорила форсированным шепотом: — За последние месяцы у них у самих были проблемы на этой почве.

— Что за проблемы?

— Ничего похожего на то, что происходит в Манхэттенском госпитале. Но это были достаточно серьезные случаи — несколько человек даже умерли. Но самое главное не это. В провале кампании заинтересованы прежде всего наши сотрудники — Элен Робинсон и ее шеф Роберт Баркер. Они знали о позиции Национального совета, но ничего мне не сказали.

— Но это же непрофессионально! — возмутился Джек. — Я думал, что все в вашей команде стремятся получить хороший результат.

— Непрофессионально?! — вскричала Тереза. На ее восклицание обернулись несколько посетителей. — Если я скажу тебе, что я по этому поводу думаю, то от моих слов покраснеет и боцман. Это была не ошибка — Элен и Роберт смолчали преднамеренно, чтобы утопить меня.

— Мне очень жаль. Я вижу, что вся эта история очень тебя расстроила.

— Слишком мягко сказано. Это конец моим надеждам на президентство. Я потерплю фиаско, если не выдам альтернативу своей рекламы. В запасе у меня есть пара дней.

— Пара дней? — удивленно спросил Джек. — Я видел, как вы работаете. Два дня — это нереальный срок. Вы не успеете.

— Правильно, — согласилась Тереза. — Именно поэтому я и захотела тебя увидеть. Ты высказал блестящую идею насчет госпитальной инфекции, придумай что-нибудь еще столь же привлекательное. Я бы сделала из новой идеи вполне приличную рекламу. Подумай, я просто в отчаянии. Вся надежда только на тебя.

Джек потупился и начал лихорадочно соображать. Ирония положения едва не заставила его рассмеяться — он, Джек Степлтон, убежденный ненавистник медицинской рекламы, изо всех сил ломает себе голову, чтобы придумать удачную рекламу. Но он искренне хотел помочь Терезе — ведь она была так добра к нему!

— Одна из причин, по которым я считаю медицинскую рекламу пустой тратой денег, — та, что вся она основана на внешних, поверхностных свойствах рекламируемого товара или услуги, — заговорил Джек. — Если не касаться качества, то между госпиталем Национального совета и Манхэттенским, между самим Национальным советом и «Америкэр», как, впрочем, и между остальными монстрами от здравоохранения, нет абсолютно никакой разницы.

— Это меня сейчас не интересует, — закапризничала Тереза. — Выдай какую-нибудь мало-мальски пригодную идею.

— Знаешь, единственное, что мне сейчас приходит в голову, — это проблема ожидания, — сказал Джек.

— Что ты имеешь в виду под «ожиданием»? — поинтересовалась Тереза.

— Понимаешь, никто не любит ждать врача, но всем приходится это делать. Это одна из самых неприятных на свете вещей.

— Ты прав, — взволнованно произнесла Тереза. — Мне нравится эта идея. Я уже вижу такой текст: «В госпитале Национального совета не ждут. Это мы ждем вас, а не вы — нас!» Боже, это же просто великолепно. Ты гений рекламы. Не хочешь перейти к нам на работу?

Джек усмехнулся:

— Как бы не промахнуться. Пока у меня хватает проблем и на своей работе.

— У тебя тоже что-то не так? — участливо спросила женщина. — Что ты хотел сказать, когда говорил о неприятностях?

— В Манхэттенском госпитале новая беда, — ответил Джек. — На этот раз заболевание, вызванное менингококками — есть такие зловредные бактерии. Болезнь может быть смертельной, и она действительно оказалась таковой в нашем случае.

— И сколько людей умерло?

— Восемь, из них один ребенок.

— Какой ужас, — опечалилась Тереза. Она была потрясена новостью. — Ты думаешь, что болезнь может распространиться?

— Сначала я действительно этого боялся, — ответил Джек. — Я думал, что уж теперь-то разразится настоящая эпидемия. Но новых случаев нет. Все ограничилось первоначальным контингентом.

— Надеюсь, это не станет секретом, как те смерти, которые имели место в госпитале Национального совета.

— Можешь не волноваться. Этот эпизод не останется тайной. Я слышал, что Манхэттенский госпиталь гудит, как растревоженный улей. Но я хочу все узнать сам из первых рук и сейчас поеду туда.

— Нет, не поедешь, — повелительным тоном произнесла Тереза. — У тебя что, слишком короткая память и ты успел забыть недавние события?

— То же самое говорят мои коллеги, — признался Джек. — Я очень ценю вашу заботу, но не могу оставаться в стороне. Я чувствую, почти уверен, что эти вспышки — следствие преднамеренных действий. Совесть не позволяет мне не обращать на это внимания.

— Что ты знаешь о людях, которые тебя избили?

— Мне придется поостеречься.

Тереза издала неопределенный звук, обозначавший крайнюю степень возмущения.

— Поостеречься — хорошо сказано. Но мне кажется, это слово не подходит для защиты от тех головорезов, о которых ты мне рассказывал.

— Я должен использовать имеющиеся у меня шансы, а там... будь что будет, как-нибудь выпутаюсь. Я поеду is Манхэттенский госпиталь, что бы мне ни говорили.

— Но я не понимаю, почему ты так встревожился из-за этих инфекций. Я читала, что сейчас вообще наблюдается повышение инфекционной заболеваемости.

— Верно, — согласился Джек. — Но это происходит не по чьему-то злому умыслу. Такое распространение, о котором говоришь ты, случается из-за неразумного использования антибиотиков, урбанизации, снижения уровня общей культуры населения из-за иммиграции.

— Перестань пудрить мне мозги! — вскипела Тереза. — Я боюсь, что тебя искалечат или убьют, а ты собрался читать мне лекцию.

Джек равнодушно пожал плечами.

— Короче, я еду в Манхэттенский госпиталь.

— Ну что ж, поезжай, дело твое, — фыркнула Тереза, вставая. — Ты, как я и боялась, оказался комическим героем. — Она вдруг смягчилась. — Делай, что ты считаешь своим долгом, но, если я понадоблюсь, звони.

— Я позвоню, — пообещал Джек. Он смотрел, как Тереза пробирается к выходу, лавируя между столиками, и поражался, как в этой женщине уживаются редкостная амбициозность и столь же редкостная человечность. Неудивительно, что Тереза постоянно приводила Джека в замешательство — она манила его, а в следующую минуту мягко, но настойчиво отталкивала.

Джек залпом выпил остатки кофе и тоже поднялся из-за стола. Оставив приличные чаевые официанту, он поспешно вышел на улицу.

Глава 24

ПОНЕДЕЛЬНИК, 14 ЧАСОВ 30 МИНУТ, 25 МАРТА 1996 ГОДА

Джек торопливо шагал к Манхэттенскому госпиталю. После разговора с Терезой Степлтону просто необходимо было подышать свежим воздухом — близость этой женщины вызывала в крови непривычное волнение. И дело не только в эмоциях — Тереза абсолютно права относительно «Черных королей». Как ни старался Джек отогнать мрачные мысли, ему надо было по возможности уменьшить грозящую опасность. Главный вопрос: кого он ухитрился так растревожить, что этот кто-то послал бандитов припугнуть Джека? Вопрос второй: подтверждает ли угроза его предположения? Ответов на эти вопросы не было. Надо соблюдать осторожность, но совершенно не ясно, с кем. Он вызвал раздражение у Келли, Циммерман, Шево и Абеляра — значит, надо избегать встреч именно с ними. Но как это сделать?

Еще издали Джек заметил, что в госпитале творится что-то неладное. На тротуаре стояли две полицейские машины, а в дверях расположились двое полицейских в форме. Остановившись, Джек решил понаблюдать за ними — копы мирно болтали друг с другом, обращая мало внимания на окружающих.

Не вполне понимая, что они тут делают, Джек, приблизившись, без обиняков спросил об этом стражей порядка.

— Мы стоим здесь, чтобы отговаривать людей от посещения госпиталя, — ответил один из них. — Там какая-то эпидемия, но они думают, что уже справились с ней.

— Вообще-то нас прислали сюда, чтобы сдерживать толпу, наверху очень опасались эксцессов, — признался другой. — Госпитальное начальство собиралось объявить карантин, но, кажется, все обошлось.

— Остается только поблагодарить вас за бдительность, — произнес Джек и направился к двери, но его остановили.

— Вы и в самом деле уверены, что должны попасть в госпиталь? — поинтересовался тот же полицейский.

— Боюсь, что да, — ответил Джек. Полицейский пожал плечами и отступил в сторону. В вестибюле Степлтон сразу напоролся на одетого в униформу сотрудника службы безопасности госпиталя. На лицо парня была надета хирургическая маска.

— Простите, — сказал охранник, — но сегодня мы не принимаем посетителей.

Джек извлек из кармана волшебное удостоверение.

— Простите, доктор, проходите, — вежливо произнес охранник.

Спокойная сцена у входа оказалась обманчивой — внутри здания царила едва ли не паника. Вестибюль являл собой поистине сюрреалистическое зрелище — повсюду сновали люди в масках.

Учитывая отсутствие новых случаев менингита за последние двенадцать часов, Джек решил, что эта мера предосторожности, пожалуй, несколько избыточна, однако подумал, что неплохо было бы тоже разжиться маской не столько ради профилактики, сколько ради маскировки. Он спросил у охранника, где можно взять маску, и парень послал его к кабинке справочной, где в этот момент никого не было. На полу стояло несколько ящиков, откуда Джек и извлек маску.

Прикрыв ею лицо, он разыскал врачебную раздевалку — оттуда как раз выходил один из госпитальных докторов. Проскользнув в помещение, Джек сбросил куртку и облачился в подходящий по размеру длинный белый халат, после чего вернулся в вестибюль.

Целью сегодняшнего визита был отдел централизованного снабжения — Джек чувствовал, что если он сегодня что-нибудь и сможет выяснить, то только там. Выйдя из лифта на третьем этаже, Степлтон увидел, что по сравнению с прошлым посещением в четверг в коридоре стало намного меньше санитаров, везущих каталки с больными. Кинув взгляд на стеклянные двери оперблока, Джек сразу понял причину затишья — оперблок был закрыт. Зная стоимость операций, можно было предположить, что если такое положение продлится еще некоторое время, то компанию «Америкэр» ожидает финансовый крах.

Сквозь вращающиеся двери Джек вошел в отдел централизованного снабжения. Даже там деловая суета по сравнению с прошлым визитом Джека сократилась раза в четыре. В проходах между полками Джек заметил только двух женщин, щеголявших, как и прочие сотрудники, в масках. Очевидно, госпитальное начальство всерьез восприняло последнюю вспышку менингита.

Обойдя женщин стороной, Джек направился в кабинет Глэдис Дзарелли. Она была старшей сестрой, к тому же в прошлый раз очень радушно его приняла, и на разговор с ней Джек возлагал большие надежды.

Проходя по коридору и обозревая бесчисленные ряды полок с тысячами необходимых в больничном обиходе предметов, Джек вдруг подумал, что, должно быть, умершим от инфекционных заболеваний пациентам посылались из отдела снабжения какие-то уникальные, не совсем обычные вещи. Мысль была интересной, но пока бессодержательной — Джеку так и не пришло в голову, что это могли быть за вещи. Оставался открытым еще один немаловажный вопрос — каким образом контактировали с болезнетворными бактериями сотрудницы отдела снабжения, которые, как ему говорили, практически никогда не встречались с больными.

Глэдис оказалась у себя в кабинете Она говорила по телефону, но, заметив стоявшего в дверях Джека, приветливо махнула ему рукой, приглашая войти. Джек вошел в тесный кабинетик и уселся напротив хозяйки на узкий жесткий стул с прямой спинкой. Помещение было настолько тесным, что Джек прекрасно слышал, что говорит собеседница Глэдис на другом конце провода. Судя по всему, миссис Дзарелли уговаривала женщину выйти на работу в отдел снабжения.

— Простите, что заставила вас ждать, — извинилась Глэдис, повесив трубку. Несмотря на занятость, старшая сестра отдела по-прежнему излучала доброжелательность. — Но, видите ли, мне позарез нужны новые сотрудники.

Джек представился, но Глэдис, махнув рукой, сказала, что узнала его, несмотря на маску.

«Вот тебе и маскировка», — мрачно подумал Степлтон.

— Меня очень расстроило то, что произошло у вас, — сказал Джек. — Должно быть, вы тяжело переживаете случившееся.

— Это ужасно, — заговорила Глэдис. — Просто ужасно. Кто бы мог предположить такое — умерли четыре человека, и каких человека!

— Я тоже потрясен, — признался Джек. — К тому же этого просто не должно было случиться. Помните, в прошлый раз вы мне говорили, что в прежние времена ваши сотрудники практически никогда не заражались от больных?

— Что делать? — Глэдис вскинула вверх руки. — На все воля Божья.

— Возможно, это и так, — осторожно начал Джек. — Но обычно каждый случай заражения можно разумно объяснить. У вас есть какие-нибудь мысли на этот счет?

Глэдис энергично кивнула.

— Я думала, что посинею от этих мыслей. Но мне не за что зацепиться. Мне пришлось бы думать об этом, даже если бы я не хотела, — все задают мне этот проклятый вопрос: почему и каким образом?

— Да, дела, — протянул Джек. Его охватило противное чувство разочарования. Было такое впечатление, что ему придется распахивать нетронутую целину.

— После вашего ухода в четверг ко мне пожаловала доктор Циммерман вместе с этим маленьким пронырой, который все время дергает подбородком так, словно его душит воротник.

— Похоже, это доктор Клинт Абеляр, — догадался Джек.

— Да, именно так его и звали, — подтвердила Глэдис. — Он задал множество вопросов. Каждый раз, когда кто-то заболевал, они приходили — Циммерман и этот, как его? — Абеляр. Это они настояли, чтобы мы надели маски. Они даже вызвали сюда мистера Эвершарпа — инженера, думали, что есть какие-то неполадки в вентиляционной системе, но, слава Богу, все оказалось в порядке.

— То есть никакого объяснения они так и не нашли?

— Нет, — ответила Глэдис. — Во всяком случае, мне они ничего не стали объяснять. Но я сомневаюсь, что они и сами что-то поняли. Здесь сейчас народу бывает, как на вокзале, а раньше вообще никто никогда не приходил. Один из этих докторов очень странный.

— Что значит странный?

— Ну, какой-то чудной. Похож на врача-лаборанта. Последнее время он сюда что-то зачастил.

— Это не доктор Шево? — поинтересовался Джек.

— Кажется, да.

— В чем все-таки выражается его странность?

— Он какой-то недружелюбный. — Глэдис понизила голос почти до шепота, словно сообщая великую тайну. — Пару раз я спросила у него, не нужна ли моя помощь, но он очень грубо отказался, можно сказать, дал мне по рукам. Сказал, чтобы я оставила его в покое. Но вы же понимаете, это мое отделение, я отвечаю за все имущество. И я очень не люблю, когда здесь шляются посторонние, даже если это врачи. Я ему все это и выложила без обиняков.

— Кто еще бывает здесь в последнее время?

— Толпа начальников, даже мистер Келли. Раньше-то я его видела только на праздновании Рождества, да и то не каждый год. А за последние два дня он побывал здесь уже раза три или четыре, да не один, а с целой свитой. Раз был с тем маленьким доктором.

— С Абеляром?

— Да-да, — ответила Глэдис. — Никак не упомню его фамилию.

— Мне страшно не хочется задавать уже надоевший вам вопрос, — извиняющимся тоном произнес Джек, — но скажите мне, умершие женщины выполняли одни и те же задания?

— Я уже говорила вам в прошлый раз, что у нас нет фиксированных обязанностей.

— Никто из них не заходил в палаты больных, умерших от инфекционных заболеваний?

— Нет, такого не было и не могло быть, — решительно ответила Глэдис. — Кстати, именно этот вопрос сразу задала доктор Циммерман.

— Когда я был у вас в прошлый раз, — напомнил Джек, — вы отпечатали для меня целый список инвентаря, отправленного вами на седьмой этаж. Вы не могли бы сделать то же самое, только касательно одного пациента?

— Эта задачка посложнее, — ответила миссис Дзарелли. — Обычно с этажей приходят комплексные заказы, а распределяется инвентарь внутри отделений — к этому мы не имеем никакого отношения.

— Но есть какой-нибудь способ составить подобный список? — настаивал Джек.

— Вообще-то есть, — ответила, подумав, старшая сестра. — Когда мы проводим инвентаризацию и пишем отчет, то проверяем для контроля расход инвентаря по отделениям, где написано, какому именно пациенту достался тот или иной предмет. Это делается для того, чтобы в счета не вкралась ошибка.

— Мне нравится такое решение. — Джек достал из кармана визитную карточку. — Можете позвонить мне или прислать список по почте.

— Я сделаю все, лишь бы помочь делу, — сказала Глэдис, разглядывая карточку.

— И еще одно, — проговорил Джек. — У меня небольшой конфликт с доктором Шево и еще кое с кем из начальства, так что было бы неплохо, чтобы наш разговор остался между нами.

— Я же говорила, что он чудной. Конечно, никому ничего не расскажу.

Выбравшись из-за стола Глэдис, Джек помахал рукой темпераментной женщине и вышел из кабинета. Настроение было препаршивым. Он возлагал немалые надежды на этот визит, но единственное, что он узнал, — это то, что Мартин Шево весьма раздражен и вообще отличается вспыльчивостью. Стоя в лифте, ползущем вниз, Джек размышлял, что делать дальше. Собственно, вариантов только два: можно было, чтобы избежать риска, просто уйти восвояси, а можно, соблюдая некоторые предосторожности, навестить лабораторию. Подумав, Степлтон решил рискнуть. Замечание Чета о том, что невозможно раздобыть в течение столь короткого времени такое количество бацилл, навели Джека на интересную мысль, которую стоило проверить.

Открылась дверь лифта, и Джек уже собирался войти в кабину, когда увидел там громоздкую фигуру Чарлза Келли. Степлтон узнал директора госпиталя мгновенно, несмотря на маску, скрывавшую лицо грозного начальника.

Первым побуждением Джека было отступить и пропустить лифт, но потом он подумал, что такое резкое движение только привлечет внимание, и, низко нагнув голову, Степлтон решительно шагнул в кабину, немедленно повернувшись лицом к дверям. Директор стоял у него за спиной и дышал прямо в затылок. Джек даже ожидал, что Келли вот-вот похлопает его по плечу.

По счастью, Келли не узнал Степлтона. Администратор был поглощен разговором, касавшимся того, сколько будет стоить перевозка больных из отделений интенсивной терапии машинами «скорой помощи» и пациентов из клинических отделений автобусами в ближайшие госпитали компании. Келли был явно взбудоражен, убеждая собеседника, что скоро добровольно наложенный полукарантин закончится.

Собеседник Келли горячо поддерживал начальника и с жаром говорил, что приняты все мыслимые и немыслимые меры профилактики и, что самое главное, руководители здравоохранения штата и города внимательно следят за развитием событий, находясь непосредственно в госпитале.

На втором этаже Джек выскочил из лифта, испытывая громадное облегчение от того, что Келли остался в кабине. Встреча с ним была грозным предупреждением, и Джека охватили сомнения — правильно ли он поступает, но, поколебавшись секунду, он все же решил не отступать, тем более что лаборатория была прямо перед носом.

В противоположность остальным подразделениям госпиталя в лаборатории жизнь била ключом. В холле у лифта собралась целая толпа сотрудников в масках.

«Интересно, что здесь делает такая масса народу?» — подумал Джек. С другой стороны, скопление людей было ему только на руку — в такой толпе нетрудно затеряться: на Степлтоне был такой же, как на всех, белый халат и такая же маска на лице. Дверь кабинета Мартина выходила прямо в вестибюль, и Джек опасался, входя в лабораторию, что столкнется нос к носу с Шево. Теперь вероятность такой встречи практически равнялась нулю.

В дальнем конце помещения находились боксы, в которых обычно брали кровь у амбулаторных больных. Пробираясь к помещению лаборатории, Джек понял, что происходит: все работники госпиталя сдают мазки из зева на менингококк.

Зрелище впечатляло. Все было сделано совершенно правильно. Многие эпидемические вспышки менингита вызывались в прошлом заражением от здоровых носителей, поэтому нельзя было исключить, что причиной последней вспышки стало заражение больного от сотрудника госпиталя — носителя инфекции.

Бросив взгляд на последний бокс, Джек оторопел. Несмотря на маску и хирургический колпак, он сразу узнал Мартина Шево. Тот, как простой лаборант, сидел в боксе и быстрыми движениями один за другим брал мазки. Судя по внушительной пирамиде использованных марлевых тампончиков, работал он давно и старательно. Аврал! Задействованы все сотрудники лаборатории.

Ощутив прилив уверенности, Джек толкнул дверь в святая святых подразделения. Никто не обратил на него ни малейшего внимания. В отличие от переполненного людьми холла рабочее помещение напоминало царство погруженных в свою таинственную работу автоматов, которые приглушенно постукивали, изредка издавая тихий зуммер. Лаборантов нигде не видно. С завидной скоростью Джек пробежал в микробиологический отдел, надеясь встретить там старшего лаборанта Ричарда или неугомонную Бет Холдернесс. Но в баклаборатории было так же пусто, как и в остальных отделах.

Подойдя к рабочему месту Бет, Джек обнаружил обнадеживающий знак — на столе горела бунзеновская горелка. Рядом стояла кювета с тампонами и стопка чашек Петри с агаром. На полу высилась корзина с выброшенными туда использованными пластиковыми пробирками.

Чувствуя, что Бет где-то недалеко, Джек пустился на поиски. Баклаборатория была обширным помещением площадью около тридцати квадратных футов, разделенных на три части двумя рядами рабочих столов. Джек прошел по среднему проходу. У дальней стены, возле вытяжных шкафов, он обнаружил маленький кабинетик — там стоял письменный стол и шкафчик с многочисленными папками. На доске объявлений красовались фотографии, на нескольких из которых было запечатлено лицо старшего лаборанта Ричарда Оверстрита.

Двигаясь дальше, Джек прошел мимо нескольких алюминиевых дверей, напоминающих входы в холодные лабораторные комнаты. Взглянув в противоположную сторону, Степлтон заметил обыкновенную дверь, которая, как он подумал, вела в какое-нибудь складское помещение. Джек направился туда, но, вздрогнув, остановился от громкого щелчка внезапно отворившейся алюминиевой двери. Оттуда стремительно вышла, окруженная влажным горячим воздухом, Бет Холдернесс. Заметив Джека, она остановилась как вкопанная и прижала руки к груди.

— Вы напугали меня до смерти! — воскликнула она.

— Еще не известно, кто кого больше напугал, — ответил Джек, представившись.

— Не утруждайтесь, я вас сразу узнала, — отмахнулась Бет. — Вы наделали столько переполоха, что я не думала вас здесь больше увидеть.

— Почему? — невинно удивился Джек.

— Доктор Шево очень зол на вас, — пояснила Бет.

— Он что, до сих пор на меня злится? — спросил Степлтон. — Впрочем, я сразу заметил, что он очень раздражительный и желчный субъект.

— Да, он правда с чудинкой, — признала Бет. — Но Ричард сказал шефу, что вы обвинили его в распространении бактерий, которые мы исследовали здесь, в Манхэттенском госпитале.

— На самом-то деле я не собирался обвинять вашего босса в чем бы то ни было, — возразил Джек. — Это было лишь предположение, которое я высказал только после того, как он по неизвестной причине окрысился на меня. Я же просто хотел узнать его мнение относительно вспышки практически одновременно таких болезней, которые не встречаются в это время года, особенно в таком городе, как Нью-Йорк. А он по совершенно непонятной причине решил выгнать меня отсюда. Ну, вы же помните, как он со мной обошелся.

— Да, признаться, я была удивлена его поведением в тот день. Не менее удивительно вели себя мистер Келли и доктор Циммерман. Я же думала, что вы просто хотите помочь делу.

Джек едва удержался, чтобы не обнять эту пылкую молодую женщину. Кажется, она была единственным человеком на планете, который понимал и одобрял его действия.

— Мне так жаль вашу сотрудницу Ненси Уиггенс, — сказал Джек. — Представляю, как тяжело вы пережили эту утрату.

Бет перестала улыбаться, на ее глаза навернулись слезы.

— Может быть, мне не стоило этого говорить, — промолвил Джек, заметив реакцию Бет.

— Нет-нет, что вы, — запротестовала женщина. — Но для нас это был ужасный удар. Мы всегда боимся чего-то подобного, но надеемся, что нас пронесет. Ненси была чудным человеком, хотя иногда бывала беспечной.

— Как это? — спросил Джек.

— Она не соблюдала никаких мер предосторожности, — ответила Бет. — Всегда надеялась на авось — не пользовалась противочумным костюмом и защитными очками.

Как Джек понимал Ненси!

— Она даже не стала принимать антибиотики, которые ей назначила доктор Циммерман после того случая чумы.

— Какое несчастье, — посочувствовал Джек. — А ведь антибиотики могли уберечь ее от лихорадки Скалистых гор.

— Я знаю, — сокрушенно промолвила Бет. — Ну почему я не сумела ее убедить? Вот я, например, принимала антибиотики, хотя и не контактировала с больными.

— Она, случайно, не говорила, что сделала что-нибудь особенное, когда брала анализы у Лагенторпа? — поинтересовался Джек.

— Нет, — ответила Бет. — Поэтому мы думаем, что она заразилась здесь, в лаборатории, обрабатывая анализы Лагенторпа. Вы же знаете — риккеттсии очень опасны при работе с ними.

Джек собрался было ответить, но заметил, что Бет вдруг начала как-то странно крутить головой, заглядывая через плечо Степлтона. Джек оглянулся, но никого не увидел.

— Знаете, мне и в самом деле пора приниматься за работу, а то я слишком заболталась. К тому же доктор Шево запретил нам разговаривать с вами.

— Вы не находите это странным? — спросил Джек. — В конце концов, я же не случайный прохожий, а судебно-медицинский патологоанатом Нью-Йорка. По закону я имею право исследовать причины смерти вскрытых мной больных.

— В общем-то я с вами согласна, — покраснев, призналась Бет. — Но что я могу сделать? Я же здесь работаю.

Обойдя Джека, она направилась к своему месту. Степлтон последовал за ней.

— Не хочу показаться назойливым, — заговорил он, — но интуиция подсказывает мне, что здесь происходит что-то необычное, вот почему я все время возвращаюсь к вам. Многие, включая и вашего босса, встречают меня в штыки. Этому я нахожу понятное объяснение. «Америкэр» и ее госпиталь — коммерческие предприятия, поэтому последние инфекционные вспышки для них весьма разорительны. Это вполне достаточный повод, чтобы люди вели себя странно. Но, на мой взгляд, это еще не все. За всем этим прячется нечто страшное.

— Но что вы хотите от меня? — спросила Бет. Она уже успела сесть на свое место и платиновой петлей наносила на агар материалы из пробирок.

— Я попросил бы вас внимательно посмотреть вокруг, — сказал Джек. — Если болезнетворные бактерии распространяются сознательно, то они должны откуда-то доставляться. Мне кажется, что поиски надо начать с микробиологической лаборатории. Здесь имеется оборудование, позволяющее хранить культуры и работать с ними. Чумные палочки — это не бумажки, которые валяются где попало.

— Нет ничего странного в бактериях чумы, — возразила Бет. — Время от времени их можно найти в любой лаборатории.

— В самом деле? — ошарашенно спросил Джек. Он всегда полагал, что палочки чумы хранятся в центре особо опасных инфекций и, может быть, в немногочисленных академических институтах.

— Время от времени все лаборатории заказывают различные бактерии, чтобы протестировать свои реагенты, — пояснила Бет, не отрываясь от работы. — Антитела, которые мы используем для идентификации возбудителей, могут потерять свои свойства, тогда при исследованиях мы будем получать ложно отрицательные результаты.

— Ах да, конечно! — воскликнул Джек. Надо же быть таким тупицей. Это он должен был помнить — все лабораторные реагенты время от времени должны контролироваться и проверяться.

— Откуда вы получаете возбудителей особо опасных инфекций? — спросил Джек.

— Из Национального биологического института в Виргинии.

— И какова процедура получения?

— Звоните и заказываете, — просто ответила Бет.

— А кто имеет право заказывать?

— Кто угодно.

— Вы шутите?

Он воображал, что для вящей безопасности в подобных случаях должна соблюдаться сложная процедура допусков и жесткого контроля — что-то вроде контроля за получением и расходованием наркотических препаратов типа морфина.

— Нисколько я не шучу, — обиделась Бет. — Я сама много раз заказывала нужные нам бактерии.

— И что, для этого не надо никакого специального разрешения?

— На гарантийном письме должна стоять подпись заведующего лабораторией. Это делается только для того, чтобы гарантировать оплату препарата госпиталем.

— Так, давайте расставим все по местам, — обескураженно произнес Джек. — Стало быть, любой человек может позвонить по этому телефону и ему пришлют возбудителей чумы?

— Да, если у этого человека есть деньги на банковском счете.

— Каким образом пересылаются культуры бактерий?

— Обычно по почте, — ответила Бет. — Но если вы не поскупитесь и заплатите больше, то культуру доставят с нарочным в течение суток в любое время дня и ночи.

Джек был потрясен, хотя и старался скрыть это. Он был просто уничтожен собственной наивностью.

— И у вас есть телефон этой организации? — тупо спросил он.

Бет выдвинула ящик стола, порылась в папках, извлекла из ящика справочник и открыла его на нужной странице.

Джек записал номер телефона и потянулся к трубке.

— Вы не возражаете?

Бет пододвинула ему аппарат, но при этом опасливо взглянула на часы.

— Не волнуйтесь — это секундное дело, — успокоил женщину Джек. Он все еще не мог поверить тому, что рассказала ему Бет.

Джек набрал номер. Автоответчик вежливо назвал фирмы и посоветовал нажать кнопку выбора Джек набрал «два». Тут же очаровательный женский голос осведомился, чем может помочь его обладательница.

— Это говорит доктор Билли Рубин, — сказал Джек. — Я хочу сделать заказ.

— У вас есть счет в Национальном биологическом институте?

— Пока нет, — ответил Джек. — Вы знаете, как раз для этого заказа я собирался воспользоваться карточкой «Америкен экспресс».

— Простите, но мы принимаем платежи только по «Мастер-кард» и «Виза-кард», — ласково пропел голос.

— Нет проблем, — заявил Джек. — «Виза-кард» — это то, что надо.

— Прекрасно, — бодро произнесла женщина. — Итак, я слушаю вас.

— Мне нужен менингококк, — сказал Джек. Женщина весело рассмеялась.

— Это слишком расплывчато. Мне надо знать серологическую группу, серотип и подтип. У нас сотни подвидов менингококков.

— Боюсь, что мне придется перезвонить вам попозже. — Джек притворился, что его куда-то зовут.

— Нет проблем, — подбодрила его женщина. — Вы же знаете — мы работаем двадцать четыре часа в сутки и высылаем любые нужные вам культуры.

Джек, совершенно ошарашенный, положил трубку на рычаг.

— У меня было такое ощущение, что мне вы не поверили, — поддразнила его Бет.

— Действительно не поверил, — сознался Джек. — Я не мог представить себе, что такие патогенные бактерии столь доступны. Но я все же хотел бы, чтобы вы посмотрели, не проникают ли сюда опасные бактерии и не хранятся ли они здесь? Вы сможете это сделать?

— Наверное, да, — ответила Бет без обычного энтузиазма.

— Я хочу попросить вас соблюдать осторожность и не афишировать своего любопытства. Надеюсь, этот разговор останется между нами. — Джек достал из кармана визитную карточку и написал на обороте свой домашний телефон. — Можете звонить мне в любое время дня и ночи, если что-то обнаружите или если у вас начнутся неприятности. Ладно?

Бет быстро взглянула на карточку и сунула ее в карман халата.

— Ладно, договорились, — буркнула она.

— Могу я попросить у вас ваш телефон? — поинтересовался Джек. — У меня могут возникнуть вопросы. Микробиология — это не мой конек.

Подумав минуту, Бет уступила. Достав из ящика клочок бумаги, она черкнула на нем номер. Джек взял листок и спрятал его в бумажник.

— А теперь вам лучше уйти, — сказала Бет.

— Уже ухожу Большое спасибо за помощь.

— Большое пожалуйста. — Перед Джеком была прежняя Бет.

Джек покидал лабораторию в глубокой задумчивости — он никак не мог примириться с мыслью о столь легкой доступности патогенных микроорганизмов.

Не дойдя футов двадцати до вертящейся двери лаборатории, Джек застыл на месте. В двери задом входила человеческая фигура, очень напоминающая Мартина. В руках у него была кювета, наполненная марлевыми тампонами в пробирках.

Джек почувствовал себя преступником, застигнутым на месте преступления. В течение доли секунды он раздумывал, не спастись ли ему бегством или спрятаться. Но времени уже не оставалось ни на то, ни на другое. Ощутив раздражение и стыд за свой абсурдный страх, Степлтон решил остаться на месте.

Мартин придержал дверь, впустив еще одного человека, в котором Джек узнал Ричарда. Именно он первым и узрел Джека.

Мартин был вторым. Несмотря на маску и халат, он мгновенно узнал ненавистного патологоанатома.

— Здорово, ребята, — приветствовал их Джек.

— Это... вы! — вне себя прокричал Мартин.

— Да, это я, — весело ответил Джек. Двумя пальцами он сорвал маску, чтобы явить врагу свое лицо.

— Вас предупреждали, чтобы вы перестали шнырять по госпиталю, — прорычал Шево. — Вы переходите всякие мыслимые границы.

— Не совсем так, — попытался успокоить его Джек, доставая свое удостоверение и подсовывая его под нос Мартину. — Я просто наношу официальный визит на место происшествия. В вашем госпитале имели место прискорбные события, связанные со вспышками инфекции. Моя обязанность — расследовать эти случаи. Кстати, на этот раз вам удалось точно идентифицировать возбудителя.

— Вот мы сейчас посмотрим, насколько законен ваш визит «на место происшествия», — проговорил Мартин дрожащим от ярости голосом. Поставив на стол поднос с материалом, он направился к ближайшему телефону, вызвал оператора и попросил соединить его с Чарлзом Келли.

— Мы можем поговорить как взрослые люди? — поинтересовался Джек.

Мартин проигнорировал вопрос, просто пропустив его мимо ушей, — он ждал ответа мистера Келли.

— Тогда удовлетворите хотя бы мое любопытство — скажите, почему вы были так приветливы в первый день и так ожесточены на следующий?

— В промежутке между этими вашими посещениями мистер Келли рассказал мне, как вы вели себя в первый день, — ответил Мартин. — Кроме того, он сообщил мне, что вы находились здесь, не имея на то никаких полномочий.

Джек собрался было возразить, но в этот момент к телефону подошел Келли. Мартин подобострастно доложил, что по госпиталю снова шныряет этот мистер Степлтон, который снова, в который уже раз, проник в лабораторию.

Пока Мартин выслушивал длинный монолог Келли, Джек подошел к одному из рабочих столов и небрежно облокотился на него. Ричард, казалось, прирос к полу с подносом в руках.

За все время разговора Мартин вставил несколько междометий, а в конце по-военному отчеканил: «Есть, сэр!» Повесив трубку, Мартин одарил Степлтона презрительной улыбкой.

— Мистер Келли просил меня кое о чем вас проинформировать, — высокомерно заявил Мартин. — Сейчас он лично позвонит в канцелярию мэра, члену комиссии по здравоохранению и вашему непосредственному начальнику. Он собирается дать законный ход жалобе на ваше поведение, вызывающее беспокойство в госпитале, который прилагает все усилия, чтобы преодолеть возникшие трудности. Он также просил передать вам, что сейчас сюда придет охрана, чтобы проводить вас за пределы госпиталя.

— Как он заботлив — этот ваш мистер Келли, — язвительно процедил сквозь зубы Джек. — Но мне не нужны проводники, я прекрасно знаю выход отсюда и как раз собирался им воспользоваться, да вот столкнулся с вами и задержался. Прощайте, джентльмены.

Глава 25

ПОНЕДЕЛЬНИК, 15 ЧАСОВ 15 МИНУТ, 25 МАРТА 1996 ГОДА

— Такие вот дела, — устало произнесла Тереза, окинув взглядом творческую группу, мобилизованную для работы по Национальному совету.

Учитывая катастрофическую ситуацию, они с Колин провели тотальную мобилизацию, сняв людей со всех остальных проектов, — нужно было собрать все силы, чтобы сосредоточиться на организации новой рекламной кампании.

— Вопросы есть? — спросила Тереза. Люди теснились в крошечном кабинетике Колин как сельди в бочке. Немного помолчав, она изложила собравшимся суть идеи Джека о сокращении времени ожидания врача.

— В нашем распоряжении только два дня? — упавшим голосом поинтересовалась Элис.

— Боюсь, что да, — честно ответила Тереза. — Может быть, я выжму из начальства еще одни сутки, но на это рассчитывать не приходится. Будем работать на износ.

По группе пронесся недоверчивый ропот.

— Я понимаю, что требую от вас слишком многого, — продолжала Тереза. — Но, как я уже говорила, все дело в том, что нас подставил экономический отдел. По имеющейся у нас информации, они решили ограничиться использованием на телевидении «говорящих голов», для чего собираются приглашать светил медицины. Короче, они рассчитывают, что мы сами обанкротимся со своей старой идеей.

— Лично мне идея насчет ожидания кажется более привлекательной, чем идея чистоты, которая перегружена техническими деталями, — сказала Элис. — Вся эта асептика будет совершенно непонятна публике. А вот «вам не придется ждать» поймет и оценит каждый.

— К тому же здесь есть поле для некоторых юмористических решений, — произнес чей-то голос.

— Мне тоже нравится эта идея, — добавила еще одна сотрудница. — Я терпеть не могу ожидания в очереди к гинекологу. Пока дождешься, нервы натягиваются, как гитарные струны.

По группе прокатился смешок. Напряжение спало.

— Мне нравится ваш настрой, — одобрила Тереза. — Молодцы, не падайте духом. Давайте покажем им, на что мы способны, когда нас загоняют в угол.

Люди начали расходиться, горя желанием поскорее занять свои рабочие места.

— Постойте! — воскликнула Тереза, стараясь перекричать поднявшийся шум. — Еще одно! Поменьше болтайте. Не стоит делиться нашими планами даже с другими членами творческого отдела. Экономисты не должны иметь ни малейшего понятия о том, что мы тут делаем. Идет?

Толпа одобрительно загудела.

— Вот и отлично, — крикнула Тереза. — Все по местам!

Кабинет опустел в мгновение ока. Тереза, обессиленная эмоциональным всплеском, опустилась в кресло Колин. Привычное дело — реклама: то взлеты, то падения.

— Они просто в восторге, — заметила Колин. — Ты сумела их зажечь. Жаль, что при этом не было никого из Национального совета.

— По крайней мере у нас есть неплохая идея для рекламной кампании, — отозвалась Тереза. — Вопрос в том, сумеем ли мы подготовиться к настоящей презентации.

— Люди сделают все, что могут. Ты на самом деле сумела их воодушевить.

— Господи, я тоже на это надеюсь, — вздохнула Тереза. — Ни в коем случае нельзя сдавать поле боя Баркеру с его дурацкой идеей насчет «говорящих голов». Это отбросит нас в добернбаховскую эпоху изготовления рекламы. Будет катастрофа, если клиент ухватится за подобную глупость, а нам придется ее делать.

— Бог не допустит, — убежденно произнесла Колин.

— Если это произойдет, мы лишимся работы, — продолжала Тереза.

— Давай не будем предаваться пессимизму.

— Ах, что задень, — жалобно проговорила Тереза. — В довершение всех бед мне еще приходится беспокоиться за Джека.

— Почему? — спросила Колин.

— Когда мы с ним встретились и он подал мне идею насчет ожидания, Джек сказал, что снова собирается в Манхэттенский госпиталь.

— Ой! — вырвалось у Колин. — Как раз против этого его и предостерегали те бандиты?

— Именно, — ответила Тереза. — Помяни волка, и он тут как тут. Джек такой упрямый и бесшабашный. Не стоило бы ему туда ходить. У них в управлении есть люди, обязанностью которых является выезд на место происшествия, как они это называют. Так нет, ему хочется быть героем. Я этого не понимаю.

— Ты, кажется, начинаешь привязываться к нему? — осторожно спросила Колин, не желая обидеть подругу. Колин знала, что ее начальница избегает романтических отношений с мужчинами, хотя и не могла понять почему.

В ответ Тереза только тяжело вздохнула.

— Он притягивает и одновременно отталкивает меня, — призналась Тереза. — Он заставил меня немного открыться и сам отплатил мне тем же. Мне кажется, нам обоим приятно общаться с людьми, которые искренне нас понимают и заботливо к нам относятся.

— Звучит обнадеживающе, — заметила Колин. Тереза пожала плечами, потом улыбнулась.

— У нас обоих на плечах лежит тяжелый эмоциональный груз, — сказала она. — Но хватит обо мне. Лучше скажи, что у тебя с Четом?

— Все просто великолепно, — ответила Колин. — Кажется, я готова влюбиться в этого парня.

* * *

У Джека было такое ощущение, словно он в третий раз смотрит один и тот же фильм. Снова он стоит на ковре у Бингхэма и выслушивает пространную тираду о том, что в течение дня ему, Бингхэму, звонили всякие чинуши из мэрии и каждый из них считал своим долгом пожаловаться на некоего Джека Степлтона.

— А теперь я хочу выслушать вас, — произнес Бингхэм, выпустив пар. Он просто задыхался от возмущения.

— Я не знаю, что сказать, — честно признался Джек. — Единственное, что может послужить мне оправданием, так это то, что я ходил туда вовсе не для того, чтобы раздражать людей. Я отправился в Манхэттенский госпиталь в поисках недостающей информации. В этой серии инфекционных вспышек многое остается для меня загадкой.

— Вы не человек, а сплошной парадокс, — произнес Бингхэм. Он заметно успокоился. — С одной стороны, вы — заноза в одном месте, а с другой — великолепный диагност. Когда Кальвин рассказал мне, что вы поставили диагнозы туляремии и пятнистой лихорадки Скалистых гор, то должен сказать, это произвело на меня некоторое впечатление. Так что прикажете с вами делать?

— Уволить занозу, но сохранить диагноста, — посоветовал начальнику Джек.

Бингхэм чуть было не рассмеялся, но быстро взял себя в руки.

— С моей точки зрения, — хрипло произнес Бингхэм, — главный ваш недостаток — полное неподчинение дисциплине. Вы намеренно ослушались моего распоряжения не ездить в Манхэттенский госпиталь, причем сделали это дважды!

— Виноват. — Джек поднял руки вверх.

— И все это вы делаете ради личной мести «Америкэр»? — спросил Бингхэм.

— Нет, — ответил Джек. — С самого начала это был не самый решающий фактор, а теперь я и вовсе забыл о мести. Помните, в последний раз я говорил вам, что в Манхэттенском происходит что-то странное. Теперь я на сто процентов убежден в этом, а люди, работающие в госпитале, относятся ко мне очень враждебно, и это еще более убеждает меня в моей правоте.

— Враждебно, говорите? — проворчал Бингхэм. — Мне сказали, что вы обвинили заведующего лабораторией Манхэттенского госпиталя в преднамеренном распространении особо опасных инфекций.

— Эту историю непомерно раздули, — заговорил Джек. Он принялся объяснять шефу, что просто напомнил заведующему о том, что он, Мартин Шево, сам при первой встрече жаловался ему, Джеку, на скудное финансирование лаборатории.

— Он повел себя как форменный осел, — продолжал Степлтон. — Я попытался выяснить его мнение насчет возможности преднамеренного распространения инфекций, но он не дал мне и рта раскрыть, и я разозлился. Я знаю, что бываю несдержанным на язык, но иногда ничего не могу с собой поделать.

— Так выходит, что сами вы на сто процентов уверены в своей правоте и обоснованности ваших подозрений?

— Этого я бы не сказал, — признался Джек. — Но мне очень трудно допустить, что все это простое совпадение. Кроме того, настораживает поведение сотрудников госпиталя — всех, от директора до старших сестер.

Джек хотел было рассказать Бингхэму об избиении и угрозах, но потом решил этого не делать, не желая толкать шефа на необдуманные поступки.

— Когда я поговорил с членом комиссии Маркхэм, — продолжал между тем шеф, — я попросил соединить меня с доктором Абеляром, главным эпидемиологом. Я спросил его, что он думает по поводу преднамеренного распространения инфекций. Хотите узнать, что он мне ответил?

— Конечно, хочу, — встрепенулся Джек.

— Он сказал, что за исключением случая чумы, который он пока не может объяснить, хотя продолжает работать над этим вопросом вместе с Управлением по особо опасным инфекциям, все остальные вспышки объясняются вполне удовлетворительно. Больная Хард контактировала с дикими кроликами, мистер Лагенторп долгое время работал в техасской пустыне, а что касается менингококковой инфекции, то сейчас для нее самый подходящий сезон.

— Мне кажется, что временные интервалы между вспышками и особенности клинического течения заболеваний противоречат такому...

— Стоп, — прервал подчиненного Бингхэм. — Позвольте напомнить вам, что коллега Абеляр — эпидемиолог. Он — философии и доктор медицины. Это его прерогатива выяснять все почему и зачем инфекционных заболеваний.

— Я нисколько не сомневаюсь в его квалификации, — горячился Джек. — Но его заключения кажутся мне слишком поверхностными. Вообще он не понравился мне с самого начала.

— Вы просто предубеждены против него, — заметил Бингхэм.

— Я, конечно, распускал перья, когда в прошлые разы ездил в Манхэттенский госпиталь, — признался Джек. — Но на этот раз я просто поговорил со старшей сестрой отдела централизованного снабжения и лаборанткой из микробиологической лаборатории.

— Мне сказали, что вы пытались сознательно сорвать проведение противоэпидемических мероприятий по поводу менингококковой инфекции, для чего и пожаловали в микробиологическую лабораторию.

— Бог свидетель, — поднял вверх правую руку, — что я просто побеседовал с миссис Дзарелли и мисс Холдернесс — двумя очень приятными и общительными дамами.

— У вас дар — сбивать порядочных людей с пути истинного, — буркнул Бингхэм. — Вы знаете об этом?

— Обычно это получается у меня только с теми людьми, которых я хочу убедить в своей правоте.

— У меня такое ощущение, что я — один из таких людей, — продолжал ворчать Бингхэм.

— Напротив, у меня никогда не было намерения вызывать ваше раздражение.

— Вот не знал.

— Кстати, из разговоров с мисс Холдернесс, лаборанткой, я почерпнул очень интересный факт, — сказал Джек. — Я узнал, что любой человек с приличной кредитной карточкой может по телефону заказать любые патогенные бактерии. Компанию не интересуют мотивы подобного заказа.

— То есть не надо иметь ни лицензии; ни специального разрешения? — заинтересовался Бингхэм.

— Очевидно, нет.

— Признаться, я никогда об этом не задумывался, — признался шеф.

— Я тоже, — проговорил Джек. — Однако это наводит на некоторые размышления.

— Действительно, — согласился Бингхэм. На минуту он задумался, припухшие глаза затуманились, однако шеф быстро опомнился и спустился на грешную землю. — Вы, кажется, сумели незаметно сменить тему, — сказал он, снова набычившись. — Мы сейчас говорим о вас. Что прикажете мне с вами делать?

— Вы можете послать меня в отпуск на Карибские острова, — предложил Джек. — Сейчас там расчудесная погода и теплое море.

— Я сыт по горло вашим ехидным юмором, — огрызнулся Бингхэм. — Я же говорю с вами совершенно серьезно.

— Я тоже очень стараюсь держать себя в руках, — признался Джек. — Но последние пять лет моя жизнь была настолько циничной, что я постоянно и невольно поддаюсь сарказму.

— Я не буду вас увольнять, — изрек вдруг Бингхэм, — но я опять, в который уже раз, предупреждаю — вы ходите по краю. Вы знаете, когда я повесил трубку после разговора с мэрией, то был твердо уверен, что сегодня мыс вами расстанемся. Однако потом я передумал. Но давайте договоримся раз и навсегда — ноги вашей больше не будет в этом Манхэттенском госпитале. Надеюсь, на этот раз мы поняли друг друга?

— Да, на этот раз до меня дошло, — ответил Джек.

— Если вам нужна информация, пошлите в госпиталь помощника врача, черт возьми, в конце концов, они именно для этого и существуют на свете.

— Я постараюсь это запомнить, — серьезно произнес Джек.

— Это все. А теперь убирайтесь. — Бингхэм устало махнул рукой.

Джек покинул кабинет шефа с непередаваемым облегчением и направился к себе наверх. В своем кабинете он застал Чета, беседующего с Джорджем Фонтуортом. Протиснувшись между ними, Степлтон сбросил куртку и повесил ее на спинку стула.

— Ну? — поинтересовался Чет.

— Что — ну? — ответил Джек вопросом на вопрос.

— Пора бы и привыкнуть, — поддел приятеля Чет. — Я каждый день задаю тебе этот вопрос. Ты все еще здесь работаешь?

— Это очень забавно, но — да, — проговорил Джек, озадаченно глядя на стопку из четырех толстых манильских конвертов, лежащую на его столе. Взяв один из них, Джек взвесил бандероль на ладони — толщиной пакет был в добрых два дюйма. Надписей на конверте не было. Открыв конверт, Джек вытряхнул содержимое на стол. В пакете была карта-список инвентаря, использованного в госпитале больной Сьюзен Хард.

— Ты был у Бингхэма? — продолжал допытываться Чет.

— Только что от него, — ответил Джек. — Начальник был очень мил. Решил похвалить меня за верную диагностику туляремии и лихорадки Скалистых гор.

— Ты что, смеешься? — вспылил Макговерн.

— Нет, честно, — отозвался Джек. — Конечно, он надавал мне пинков за госпиталь.

Рассказывая, Джек извлекал содержимое из остальных пакетов и раскладывал по порядку. Сверху оказался список Дональда Нодельмана.

— Ну, и стоило туда ездить? — язвительно осведомился Чет.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Узнал ты что-нибудь такое, из-за чего стоило бы снова ворошить этот муравейник? — спросил Чет. — Говорят, ты ухитрился разозлить там всех и каждого.

— Тут нет никакой тайны, — произнес Джек. — Но я узнал одну вещь, о которой раньше не имел ни малейшего понятия.

Он рассказал Чету и Джорджу о своем сногсшибательном открытии.

— Это я знал, — проговорил Джордж. — Пока я учился в колледже, то каждое лето подрабатывал в микробиологической лаборатории. Помню, как-то раз старшая сестра заказала культуру холерных вибрионов. Я тогда взял эту посылочку и просто подержал ее в руках. Я испытывал настоящий трепет.

Джек быстро взглянул на Джорджа.

— Трепет? — спросил Степлтон. — А ты, оказывается, еще больший чудак, чем я думал.

— Нет, серьезно, — словно оправдывался Джордж. — Я знаю, что такая реакция бывает у многих. Когда сознаешь, сколько страданий и боли причинили и причинят людям эти невидимые твари, чувствуешь одновременно страх и какое-то возбуждение. Меня этот эпизод очень взволновал.

— У нас с вами разные представления о трепете, — заметил Джек, продолжая заниматься списками.

— Надеюсь, доступность патогенных микробов не возбудила в тебе рецидив паранойи, — съязвил Чет. — Я хочу сказать, что это вовсе не доказательство твоей теории.

В ответ Джек пробормотал нечто нечленораздельное — он уже начал читать списки. Он решил пробежать глазами все, надеясь, что какая-нибудь деталь привлечет его внимание. Потом уже можно будет вникнуть в подробности. Надо было найти какой-то штрих, который был бы общим для всех четырех случаев, что исключило бы возможное совпадение.

Увидев, что Джек погрузился в чтение, Чет и Джордж вернулись к прерванному разговору. Через пятнадцать минут Джордж ушел, и Чет плотно прикрыл за ним дверь.

— Мне недавно звонила Калин, — сообщил он Джеку.

— Рад за тебя, — рассеянно отозвался Джек, стараясь сосредоточиться на чтении.

— Она мне рассказала, что произошло у них в агентстве. Мне кажется, все это очень дурно пахнет. Не могу себе представить, что сотрудники одной фирмы подсиживают друг друга. Это же просто бессмыслица!

Джек поднял глаза от бумаг.

— Такова психология бизнеса, — сказал он. — Жажда власти — сильнейшая из мотиваций.

Чет сел.

— Еще Колин поведала, что ты подал Терезе потрясающую идею для новой рекламной кампании.

— Не напоминай мне об этом, — попросил Джек. Он снова углубился в карты. — Я, честно говоря, не хотел бы в этом участвовать. Не понимаю, зачем Тереза завела этот разговор. Она же знает, как я отношусь к медицинской рекламе.

— Еще Колин сказала, что вы с Терезой несколько сблизились.

— Неужели?

— Она говорит, что вы раскрыли друг перед другом свои раковины. Мне кажется, что это просто великолепно.

— Она сообщила тебе какие-нибудь подробности? — поинтересовался Джек.

— Мне кажется, она сама их не знает, — ответил Чет.

— Слава тебе, Господи, — отозвался Джек, не подняв головы.

На все дальнейшие вопросы Чета Джек отвечал невнятным мычанием, из чего Чет заключил, что приятель всерьез занялся полученными материалами и вовсе не расположен к разговору. Макговерн сдался и замолчал, занявшись собственной работой.

В пять тридцать Чет решил, что на сегодня, пожалуй, хватит. Шумно потянувшись, надеясь привлечь внимание Джека, он поднялся со стула. Тщетно, Джек по-прежнему был погружен в чтение. Весь последний час Степлтон только и делал, что переворачивал страницы да изредка делал в блокноте какие-то пометки.

Чет достал из шкафа куртку и несколько раз громко откашлялся. Джек не реагировал. Тогда Чет отважился заговорить.

— Эй, дружище, — начал он, — ты еще долго собираешься все это читать?

— Пока не закончу, — не отрываясь отдела, ответил Джек.

— Я сейчас встречаюсь с Колин — мы хотим наскоро перекусить часиков в шесть. Тебе это интересно? Может быть, и Тереза подойдет. Они сегодня собираются работать всю ночь.

— Нет, я, пожалуй, задержусь еще. Наслаждайтесь без меня. Передай дамам привет.

Чет пожал плечами, надел куртку и вышел из кабинета, не попрощавшись.

Джек перечитал списки дважды. Общим для всех четырех случаев было то, что пациенты заболели инфекционными болезнями после того, как поступили в госпиталь по поводу других заболеваний. Но, как говорила уже Лори, только случай Нодельмана подпадал под определение нозокомиальной инфекции. Трое других заболели до истечения сорока восьми часов пребывания в госпитале.

Другую общую черту сразу подметил сам Джек, и подметил уже давно — все эти люди часто ложились в больницу и поэтому были весьма разорительны и невыгодны для коммерческого лечебного учреждения. Больше Джеку не удалось найти ничего.

Возраст — от двадцати восьми до шестидесяти трех. Двое были пациентами терапевтического отделения, одна — гинекологического, один — ортопедического. Врачебные назначения у всех были абсолютно разными. У двоих в вене находились катетеры. В социальном плане больные были весьма разнородны — бедняки и представители высшего общества. Не было никаких указаний на то, что эти люди были знакомы друг с другом. Одна женщина и трое мужчин. Словом, пойди туда, не знаю куда... Джек не предполагал, что он может найти, и, естественно, ничего не нашел.

Швырнув ручку на стол, он откинулся на спинку стула и уставился в потолок.

— Тук-тук!

Джек оглянулся на знакомый голос. В дверях стояла Лори.

— Я вижу, вы уже вернулись после набега на Манхэттенский госпиталь, — сказала она.

— Я и не знал, что подвергаюсь какой-то опасности, пока не пришел на работу, — отшутился Джек.

— Вас не тревожат угрозы людей, которые вас избили? — спросила Лори.

— Об этом я еще не успел подумать, — ответил Джек. — С этим успеется. Подумаю, когда вернусь домой.

— Можете переночевать у меня. В гостиной есть кресло, которое раскладывается во вполне приличную кровать.

— Большое спасибо за заботу, — серьезно ответил Джек, — но иногда мне приходится ночевать и дома. Не волнуйтесь, я буду осторожен.

— Вы что-нибудь выяснили в отделе централизованного снабжения?

— Хотел бы выяснить. Но нет — я не только ничего не узнал, но осознал и еще одну горькую истину — оказывается, я не самый умный. В этом отделе уже побывали и эпидемиологи, и инфекционисты, и еще куча всякого народу. Все искали объяснений именно там.

— Вы все еще подозреваете заговор? — спросила Лори.

— В какой-то форме он, несомненно, существует, — сказал Джек. — К сожалению, я единственный защитник этого форта.

Пожелав Степлтону удачи, Лори вышла, но сразу же вернулась.

— Я хотела поесть по дороге домой, — проговорила она. — Вы не составите мне компанию?

— Спасибо, но я уже связался с этими списками и хочу закончить с ними, пока не остыл и пока помню все случаи.

— Понимаю. Ну, пока.

— Всего хорошего, Лори.

Не успел Джек вернуться к списку Нодельмана, как зазвонил телефон. На проводе была Тереза.

— Колин собирается на встречу с Четом, — начала она. — Ты не хочешь поужинать? Мы могли бы где-нибудь вместе поесть.

Джек был обескуражен. Пять лет он старательно избегал всяческих привязанностей подобного рода, и вот на тебе — две интеллигентные привлекательные женщины наперебой приглашают его поужинать.

— Я очень благодарен за приглашение, — ответил Джек и почти слово в слово повторил Терезе то, что он только что сказал Лори.

— Все же я лелею надежду, что ты прекратишь свой крестовый поход против госпиталя, — предостерегающе произнесла Тереза. — Вряд ли стоит рисковать, после того как тебя избили и ты чуть не лишился работы.

— Если я смогу доказать, что за этими вспышками кто-то стоит, то рисковать, без сомнения, надо, — упрямился Джек. — Я боюсь, что если не удастся докопаться до истины, то вскоре разразится настоящая эпидемия.

— А вот Чет считает, что ты ведешь себя как дурак, — настаивала на своем Тереза.

— Это личное дело Чета.

— Пожалуйста, будь осторожен по дороге домой, — со значением в голосе сказала Тереза.

— Обязательно, — пообещал Джек. Чужое сочувствие всегда действовало ему на нервы. Он с самого утра думал об опасности сегодняшнего возвращения домой.

— Мы собираемся работать почти всю ночь. Если надо будет — звони в агентство.

— Хорошо, — проговорил Джек. — Удачи вам.

— И тебе. Спасибо за идею — она страшно всем понравилась. Я тебе очень благодарна. Пока.

Положив трубку, Джек вернулся к списку Нодельмана и постарался вникнуть в бесконечный перечень разнообразных приспособлений и предметов. Через пять минут, перечитав один и тот же раздел три раза, Джек понял, что не в состоянии сосредоточиться. Он не мог отделаться от мысли о том, что Лори и Тереза пригласили его на ужин. Сравнивая двух столь разных женщин, Джек вдруг вспомнил Бет Холдернесс, а подумав о ней — и о легкости, с которой любой человек мог заказать патогенные бактерии.

Сложив список Нодельмана, Джек, задумавшись, принялся барабанить пальцами по столу. Он начал фантазировать. Допустим, некто заказал в Национальном биологическом институте какие-то бациллы, а потом преднамеренно вызвал эпидемию. Может ли институт распознать в этих бациллах свое произведение?

Идея заинтриговала Джека. «При современном прогрессе в познании свойств ДНК и в генной инженерии, — думал он, — не составит большого труда пометить любую бактерию каким-нибудь генетическим маркером. Потом ее уже невозможно будет спутать ни с какой другой. В научном плане это возможно, но занимается ли этим институт?»

Найдя телефон института, Джек во второй раз за сегодняшний день набрал номер этой организации.

Когда он звонил утром, то после ответа оператора нажал на кнопку «два», связавшись с отделом продаж. Теперь он выбрал кнопку «три» — консультативный отдел. Несколько минут в трубке играла легкая музыка. Наступила тишина, и прозвучал молодой мужской голос:

— Игорь Краснянский. Чем могу быть вам полезен?

Джек представился и поинтересовался, может ли он задать сугубо теоретический вопрос.

— Конечно, — ответил Игорь с легким славянским акцентом. — Я постараюсь вам ответить.

— Если бы у меня была культура бактерий, — начал Джек, — то можно ли определить, что она получена на вашей фирме, даже если бактерии пройдут несколько пассажей ин виво?

— Это очень простая задача, — ответил Игорь. — Мы фаготипируем все наши культуры. Так что всегда можно определить, получены они от нас или нет.

— А как происходит процесс идентификации?

— Наши ДНК-маркеры помечены флюоресцеином, — ответил Игорь. — Так что все очень просто.

— Если я захочу провести такую идентификацию, то мне надо будет прислать образцы культуры вам в институт?

— Или так, или, если хотите, я могу прислать вам меченые антитела.

Джек был доволен. Он оставил Игорю свой адрес и, попросив доставить реактивы с нарочным как можно быстрее, повесил трубку.

Все-таки он молодец, мысленно похвалил себя Джек. Ясно, что если бактерии, от которых погибли пациенты Манхэттенского госпиталя, окажутся из Национального института, то подозрения Джека получат солидное основание.

Джек посмотрел на карты пациентов и решил отложить их изучение до лучших времен. В конце концов, если окажется, что бактерии поступили не из Национального института, то, пожалуй, Джеку придется переосмыслить сложившуюся ситуацию.

Отодвинув стул, он встал. На сегодня с него хватит. Надев куртку, Джек собрался идти домой. Хорошо бы сейчас поиграть в баскетбол...

Глава 26

ПОНЕДЕЛЬНИК, 18 ЧАСОВ 00 МИНУТ, 25 МАРТА 1996 ГОДА

Бет Холдернесс задержалась на работе допоздна — надо было высеять на питательные среды мазки, собранные у сотрудников госпиталя. В положенное время явилась на работу вечерняя смена, правда, сейчас в лаборатории не было ни души, пришедшие лаборанты ушли в кафетерий поужинать. Отсутствовал даже Ричард, и Бет не знала, ушел ли он совсем или ненадолго отлучился.

«Ну что ж, если надо играть в шпионов, то, пожалуй, лучшего времени не найти, — решила Бет. Встав со стула, она выглянула в основное помещение лаборатории — там тоже не было ни души. — Тем лучше, значит, пора».

Вернувшись в баклабораторию, Бет направилась к термоизолирующим дверям. Девушке не очень хотелось выполнять свое обещание, но слово было дано, и приходилось его держать. Лаборантку очень смущало поведение доктора Джека Степлтона, но еще больше — поведение босса Мартина Шево. Он и раньше отличался горячим темпераментом, а в последнее время его раздражительность и нервозность приняли просто гротескные размеры.

Сегодня днем, например, после ухода доктора Степлтона, шеф как ураган ворвался в лабораторию и, сорвавшись на крик, начал допытываться, что рассказала Бет неугомонному патологоанатому. Бет попыталась убедить босса, что не сказала ничего и только уговаривала Джека уйти, но Мартин Шево не желал слушать подобные объяс-1ения, он даже угрожал Бет увольнением за преднамеренное невыполнение его, Мартина Шево, распоряжений. Тогда, днем, шеф едва не довел Бет до слез.

Когда босс, накричавшись вдосталь, наконец ушел, Бет подумала, что доктор Степлтон был, пожалуй, прав, удивляясь враждебности Шево и других руководителей госпитальных служб. Оскорбленная поведением шефа, Бет тогда уже решила выполнить просьбу доктора Степлтона. Она в раздумье остановилась перед термоизолирующими дверями. Левая вела в холодную комнату, правая — в комнату-термостат. Куда пойти сначала? Работая с мазками, девушка несколько раз в день заходила в термостат, поэтому она решила, что сначала поищет именно там — это вызовет меньше подозрений, к тому же Бет Холдернесс хорошо ориентировалась в «теплой комнате».

Открыв дверь и переступив порог, Бет оказалась в душной влажной атмосфере термостата — температура была близка к температуре человеческого тела — около девяноста восьми градусов по Фаренгейту. В таком тепле многие бактерии и вирусы, паразитирующие в человеческом организме, чувствуют себя наиболее комфортно и хорошо размножаются.

Дверь за девушкой автоматически захлопнулась — тепло надо было беречь. Маленькое помещение размером восемь на десять футов освещалось двумя вмонтированными в потолок лампами, окруженными проволочными сетками. Полки для культур, сделанные из перфорированной нержавеющей стали, стояли в три ряда, оставляя два узких прохода.

Бет сразу же направилась в дальний конец помещения, где на полках стояли большие стальные биксы, которые она никогда не открывала.

Обхватив один бикс двумя руками, Бет вытащила его из гнезда и аккуратно поставила на пол. Бикс был не слишком большим — со средних размеров обувную коробку. Бет попыталась открыть крышку, но безуспешно. Крышка была снабжена щеколдой, запертой миниатюрным висячим замком.

Это удивило и насторожило Бет. В их лаборатории было очень немного вещей, которые держались под замком. Подняв бикс, Бет поставила его на место.

Пройдя вдоль полки, Бет осмотрела стоявшие на ней биксы — все они оказались запертыми.

Наклонившись, девушка обследовала нижнюю полку. Пятый по счету бикс был открыт.

Просунув пальцы между биксами, Бет выдвинула к себе открытый. К ее удивлению, он оказался очень легким, и она подумала, что он пуст. Однако бикс не был пустым. Откинув крышку, Бет увидела, что в нем лежит несколько чашек Петри. Необычной была и маркировка этих чашек — на них не было этикеток. На крышках стеклографом были нанесены буквы и цифры.

Бет осторожно вынула из бикса чашку под номером А-81. Сняв с чашки крышку, она внимательно рассмотрела колонии — те были прозрачны, со скудным слизистым налетом и выращивались на шоколадном агаре.

Металлический щелчок открывшейся входной двери термостата вспугнул Бет. Сердце ее отчаянно забилось, как у ребенка, который без разрешения лазал по буфету и был застигнут родителями на месте преступления. Бет лихорадочно сунула на место чашку Петри и попыталась поставить на полку бикс, но не успела.

У Бет хватило времени только на то, чтобы закрыть бикс и поднять его с пола, когда она столкнулась нос к носу с Мартином Шево. Самое смешное, что в руках у шефа был точно такой же бикс.

— Что вы тут делаете? — рявкнул босс.

— Я... — залепетала было Бет, но осеклась — никакое путное объяснение не приходило в голову.

Доктор Шево с грохотом поставил свою ношу на одну из полок и отобрал у Бет бикс. Бегло его осмотрев, Мартин убедился, что замка нет.

— Где замок? — прорычал он.

Протянув вперед руку, Бет Холдернесс открыла ладонь, на которой лежал открытый замочек. Схватив его, Мартин буквально впился в него глазами.

— Каким образом вы его открыли? — грозно спросил он.

— Он был открыт, — выдавила из себя Бет.

— Вы лжете!

— Нет, не лгу, — ответила Бет. — Замок был открыт, и мне стало любопытно, что находится внутри.

— Очень правдоподобная история! — Визгливый крик Шево отдавался от стен тесного помещения.

— Я ничего не трогала внутри, — говорила между тем Бет.

— Откуда вы знаете, что ничего не тронули и не испортили? — Мартин открыл бикс и, заглянув в него, удовлетворенно хмыкнул. Он запер его на замок и попытался открыть. Бикс был на этот раз надежно заперт.

— Я только открыла крышку и посмотрела на чашки с культурами, — оправдывалась Бет. Она начала успокаиваться, хотя сердце еще сильно билось.

Поставив бикс на место, Мартин пересчитал остальные и после этого приказал Бет выйти из термостата.

— Простите меня, — сказала Бет, когда Мартин вслед за ней вышел из термостата и прикрыл за собой дверь. — Я не знала, что эти биксы нельзя трогать.

В этот момент в дверях лаборатории появился Ричард. Велев ему закрыть дверь и подойти поближе, Мартин рассказал старшему врачу-лаборанту, как он застукал в термостате Бет.

Судя по его виду, Ричард расстроился не меньше, чем босс. Обернувшись к Бет, он спросил, как она осмелилась трогать биксы. Ей что, ехидно поинтересовался Ричард, не хватает работы?

— Никто не говорил мне, что эти биксы нельзя трогать, — запротестовала Бет. На ее глаза снова, уже второй раз за сегодняшний день, навернулись слезы. Девушка терпеть не могла ссор, но вот впутывается в них уже второй раз за день.

— Но никто и не разрешал их трогать, — отрезал Ричард.

— Вас подбил на это доктор Степлтон? — спросил Мартин.

Бет молчала, не зная, что ответить. Мартин расценил ее колебание как доказательство вины.

— Я так и думал! — рявкнул он. — Это он, наверное, внушил вам свою дурацкую идею, что чума и прочие инфекции случились в госпитале не сами по себе.

— Я сказала ему, что нам приказали с ним не разговаривать, — крикнула Бет.

— Но он-то говорил, — не унимался Мартин, — а вы, конечно, внимательно слушали. Я не собираюсь это терпеть. Вы уволены, мисс Холдернесс. Собирайте вещи и убирайтесь, чтобы я больше вас тут не видел.

Бет попыталась протестовать, но вместо этого разрыдалась.

— Слезами вы себе не поможете. — Мартин буквально выплюнул в лицо Бет эти слова. — И не добьетесь прощения. Вы сами сделали свой выбор, теперь расхлебывайте последствия. Уходите.

* * *

Твин[2] протянул руку над исцарапанным столом и повесил трубку. Вообще-то его звали Марвин Томас, но у него был брат-близнец, откуда и взялась кличка. Их постоянно путали, до тех пор, пока братца не убили во время разборок с «Черными королями» за места сбыта наркотиков.

Твин посмотрел в глаза Филу. Этот парень был худой, болезненный и имел не слишком устрашающий вид, но голова у него варила неплохо. Именно из-за своих мозгов, а не благодаря храбрости или силе Фил стал вторым человеком в группировке Твина. Фил был единственным, кто знал, как распорядиться деньгами, вырученными от продажи наркотиков. До прихода в банду Фила они попросту складывали деньги в подвале дома, где жил Твин.

— Не понимаю я этих людей, — говорил между тем главарь. — Ясно, что этот гребаный доктор не внял нашему предупреждению, он опять сует нос не в свое дело. Ты можешь в это поверить? Я врезал ему почти со всей силы, этому мозгляку, а всего через три дня он уже опять взялся за свое, задрав хвост. Я бы не назвал это уважением, нет, не назвал бы.

— Эти люди хотят, чтобы мыс ним опять поговорили? — спросил Фил. Он тоже был в пятницу в квартире Джека и видел, как Твин врезал докторишке.

— Еще того лучше, — ответил Твин. — Они хотят, чтобы мы его замочили, этого сукиного сына, этого ублюдка. Ума не приложу, почему они не захотели сделать это сразу. Нам предлагают пять сотен. — Твин рассмеялся. — Знаешь, очень смешно, но я бы сделал это и за так. Нельзя же допустить, чтобы всякие ублюдки плевали нам в лицо. Мы же тогда прогорим.

— Пошлем Реджинальда? — поинтересовался Фил.

— А кого же еще? Он любит такие дела.

Фил встал и, затушив сигарету, вышел из комнаты. Пройдя захламленный коридор, он вошел в другую комнату, где половина членов группировки увлеченно резалась в карты. В помещении синими слоями висел вонючий табачный дым.

— Эй, Реджинальд! — крикнул Фил. — Не хочешь провернуть одно дельце?

Реджинальд оторвался от карт и поправил торчавшую изо рта зубочистку.

— Смотря какое, — лениво ответил он.

— Думаю, оно придется тебе по душе. Пять сотен за то, чтобы замочить доктора, на чьем велосипеде ты катаешься.

— Давай я это сделаю, — подал голос еще один громила по прозвищу Би-Джей — сокращение от Брюс Джефферсон. Это был огромного роста гангстер, чье бедро превосходило толщиной туловище Фила. Он тоже навещал в пятницу квартиру Джека.

— Твин хочет, чтобы это сделал Реджинальд, — сказал Фил.

Реджинальд поднялся и бросил карты на стол.

— Хорошая была фишка, — произнес он и последовал за Филом.

— Фил все тебе объяснил? — спросил Твин, когда они вошли к боссу.

— Только то, что надо пустить в расход доктора и что за это нам платят пять сотен. Что еще?

— Да, надо замочить еще вот эту белую курочку. Ее надо прикончить даже раньше, чем доктора. Вот адрес.

Твин вытащил из кармана клочок бумаги с именем и адресом Бет Холдернесс.

— Хотите знать, как я их кончу?

— Это меня не волнует. Только удостоверься, что оба холодные.

— Я воспользуюсь новым пистолетом, — осклабился Реджинальд, по-прежнему жуя зубочистку.

— Интересно, стоит ли он тех денег, которые мы за него заплатили?

С этими словами Твин выдвинул ящик стола, достал оттуда новехонький, со следами смазки, пистолет и толкнул оружие к Реджинальду.

— Наслаждайся, — добавил Твин.

— Что я и собираюсь сделать, — продолжая улыбаться, ответил Реджинальд.

Он взял себе за правило никогда не демонстрировать своих эмоций, но это не значило, что он их вовсе не испытывал. Когда Реджинальд выходил из здания, его распирала радость — он обожал подобную работенку.

Открыв дверцу черного «камаро», Реджинальд уселся за руль и повернул ключ зажигания. Потом достал из бардачка кассету со своим любимым рэпом и вставил ее в магнитофон. Стереосистема «камаро» была предметом зависти всей банды — когда Реджинальд ехал по улице, в окрестных домах дрожали стекла. Пистолет он положил на сиденье рядом с собой и прикрыл оружие газетой.

Бросив последний взгляд на адрес Бет Холдернесс, Реджинальд тронул машину и поехал к центру города.

Покинув работу, Бет не пошла прямо домой. Она была настолько расстроена, что решила сначала излить кому-нибудь душу и отправилась к подруге. Они поговорили и даже выпили по стакану вина. После разговора Бет почувствовала себя несколько лучше, хотя и была сильно подавлена. В голове не укладывалось, что ее уволили. К тому же девушку грызло тайное подозрение, что в чашках Петри было что-то очень важное.

Бет снимала квартиру на Восемьдесят третьей улице между Первой и Второй авеню. Район был не слишком хорош и не слишком плох, правда, сам дом оставлял желать лучшего. Домовладелец не слишком раскошеливался на текущий ремонт, и в здании постоянно что-нибудь случалось. Придя домой, Бет обнаружила свежую поломку — кто-то ломом вывернул дверь подъезда. Бет вздохнула. Такое происходило и раньше. В тот раз домовладелец удосужился отремонтировать дверь только через три месяца.

Вот уже несколько месяцев Бет собиралась переехать из этого обшарпанного дома и начала откладывать деньги на новую квартиру, но теперь, когда ее уволили, придется какое-то время жить на сбережения. Прощайте мечты о новой квартире. Когда-то теперь сможет она переехать?

Взбираясь по крутой лестнице на свой этаж, Бет успокаивала себя мыслью о том, что хотя все очень плохо, но бывает и хуже. Слава Богу, она здорова.

Порывшись в сумочке, она нашла ключ от квартиры, который носила отдельно от ключа от подъезда. Если она потеряет один, то хотя бы останется второй.

Открыв наконец замок, девушка вошла в квартиру и, повинуясь давней привычке, тщательно заперла дверь. Сняв пальто и повесив его на вешалку, Бет еще раз порылась в сумочке и выудила оттуда визитную карточку Джека Степлтона. Усевшись на диван, она позвонила Джеку.

Хотя был уже восьмой час, Бет набрала сначала номер Управления судебно-медицинской экспертизы. Оператор ответил ей, что доктор Степлтон уже ушел домой. Перевернув карточку, Бет позвонила Степлтону домой. У Джека сработал автоответчик.

— Доктор Степлтон, — заговорила Бет после сигнала, — это Бет Холдернесс. Мне надо кое-что сообщить вам. — Внезапно девушку захлестнула волна жалости к себе, и она с трудом подавила подступившие к горлу рыдания. Сначала она решила повесить трубку и перезвонить попозже, но потом передумала, откашлялась и продолжила, давясь слезами: — Мне надо поговорить с вами. Я кое-что нашла. К сожалению, за это меня уволили. Пожалуйста, позвоните.

Бет положила трубку. Несколько секунд она раздумывала, не позвонить ли еще раз, чтобы рассказать о том, что именно она нашла, но потом решила не спешить. Пусть Джек сам свяжется с ней.

Бет собралась было встать, но в этот момент из прихожей раздался страшный грохот, буквально пригвоздивший девушку к дивану. Дверь квартиры с треском распахнулась так, что, ударившись о стену, ручка впечаталась в штукатурку. Язык замка расколол надвое дверной косяк, словно тот был сделан из пробки.

В дверном проеме стояла фигура человека, который возник там, как появляется в клубах дыма на арене цирковой фокусник. С головы до пят он был затянут в черную кожу. Посмотрев на Бет, пришелец обернулся и закрыл дверь. Тишина наступила так же внезапно, как секундой раньше взорвалась страшным шумом. Было слышно, как у соседей тихо работает телевизор.

Раньше, когда Бет думала о подобной ситуации, ей казалось, что она или начнет визжать, или попытается убежать, — теперь она молчала и была не в силах двинуться с места — ее словно парализовало. Шумно дыша, Бет во все глаза смотрела на пришельца.

Человек не спеша двинулся к ней. Лицо гангстера было неподвижным, как маска, из угла рта торчала зубочистка. Левая рука поигрывала огромным пистолетом — рожок с обоймой был длиной в добрый фут.

Мужчина остановился прямо напротив Бет. Не говоря ни слова, он медленно поднял пистолет и прицелился в лоб девушке. Бет закрыла глаза...

Джек вышел из подземки у Сто третьей улицы и трусцой побежал на север. Стояла прекрасная погода — ясная и очень теплая. На площадке, наверное, полно игроков. Ожидания не обманули Джека. Уоррен заметил его сквозь проволочный забор и крикнул, чтобы он рвал когти за формой и живенько бежал на площадку.

Добежав до дома, Джек вспомнил субботних визитеров. В душу заполз страх. Сегодня он побывал в госпитале, и его там обнаружили, значит, не исключена возможность, что в квартире уже ждут «Черные короли». Это надо было выяснить.

Джек спустился в неглубокий туннель, соединявший фасад и тыльную часть дома. В подземелье остро воняло мочой. Джек вышел во двор, очень напоминавший помойку. В полумраке виднелись валявшиеся там и сям рваные простыни, ломаные детские коляски, ощетинившиеся пружинами старые матрацы, лысые протекторы и прочий никуда не годный мусор.

К задней стене дома была прикреплена пожарная лестница, оканчивавшаяся довольно далеко от земли. На последней ступеньке висел металлический лист, уравновешенный куском цемента. Перевернув мусорный контейнер и встав на него, Джек смог дотянуться до нижней ступени. Когда Джек повис на ней, металлический прут со скрежетом прогнулся от его тяжести.

Джек начал взбираться по лестнице. Вступив на решетку первой площадки, он посмотрел вниз. Отогнутый прут со знакомым уже скрежетом встал на место. Несколько секунд Джек постоял на площадке, чтобы удостовериться, что он не привлек ничьего внимания. Все было спокойно — в окнах не появилась ни одна голова. Джек полез дальше.

На каждом этаже у Джека была прекрасная возможность наблюдать семейные сцены, но он не смотрел в окна, считая это неприличным, кроме того, зрелище неподдельной нищеты всегда лишало его покоя. Вниз Степлтон тоже не смотрел — он страшно боялся высоты, и подобное восхождение потребовало от него незаурядного мужества.

Добравшись до своего этажа, Джек остановился. На площадку пожарной лестницы выходили окна кухни и спальни — оба окна были ярко освещены. Уходя утром на работу, Джек оставил свет включенным.

Подкравшись к окну кухни, Степлтон заглянул внутрь. Разложенные в определенном порядке на столе фрукты были не тронуты, в помещении пусто. Со своего места Джек видел входную дверь — она была цела, оставленная утром подпорка на месте — дверь сегодня никто не взламывал.

Подойдя ко второму окну, Джек убедился, что в спальне тоже как будто никто не побывал. Открыв створку окна, Джек, успокоившись, проник в свою квартиру. Утром он понимал, что испытывает судьбу, оставляя открытым окно спальни, но решил рискнуть. Оказавшись дома, Джек снова быстро, но тщательно осмотрел помещение — нет, в его отсутствие здесь никого не было.

Переодевшись в спортивную форму, Джек покинул квартиру тем же путем, что и вошел в нее.

Учитывая акрофобию, спуск оказался куда более трудной задачей, чем подъем, однако Джек считал, что надо быть совсем сумасшедшим, чтобы в сложившейся ситуации без прикрытия выходить из парадного подъезда.

Дойдя до уличного конца туннеля, Джек, притаившись в тени, внимательно осмотрел пространство перед подъездом — если к нему пожаловали гости, то он наверняка увидит машины с сидящими в них людьми. Убедившись, что никакой банды поблизости нет, Джек бегом направился к баскетбольной площадке.

Ему крупно не повезло — за то время, что он лазал по пожарной лестнице и переодевался, на площадке собралась внушительная толпа. Так что пришлось долго ждать, а когда настало время играть, он попал в весьма слабую команду.

Джек метался по площадке, словно тигр, но товарищи по команде оказались плохими помощниками. К вящему удовольствию Уоррена, капитана противников, игра была с треском проиграна.

Раздосадованный неудачей, Джек отошел в сторону, напялил свитер и пошел к выходу.

— Эй, парень, ты что, уже уходишь? — крикнул ему вслед Уоррен. — Ты приходи сюда, побегай, может, и ты выиграешь, когда подрастешь, — издевательски хохотал он. Уоррен был неплохим спортсменом, но подтрунивание над проигравшими являлось частью ритуала — никто не обижался и воспринимал это как должное.

— Я бы не возражал против того, чтобы проиграть достойной команде, — ответил Джек. — Но продуть компании каких-то желторотиков — это обидно.

По команде Уоррена пронесся ропот — ответ был достойным.

Гигант негр Уоррен не спеша подошел к Джеку и ткнул указательным пальцем ему в грудь.

— Желторотики, говоришь? Вот что я тебе скажу: моя пятерка разнесет в пух и прах любую пятерку, которую соберешь ты. Давай сыграем прямо сейчас. Действуй!

Джек обвел взглядом площадку. Все глаза были устремлены на них с Уорреном. Перед тем как принять вызов, Джек взвесил все «за» и «против». Конечно, Джеку очень хотелось поиграть, а Уоррен давал ему такую возможность. В то же время Джек понимал, что, выбрав четверых для игры, он вызовет раздражение у тех, кто останется у бровки. Он очень старался все последние месяцы приручить этих людей, чтобы они приняли его, и вот теперь пришлось бы поставить свои достижения под удар. Они разозлятся не на Уоррена, а на него — Джека Степлтона. Подумав еще раз, Джек решил не испытывать судьбу.

— Лучше я побегаю по парку, — сказал он.

Уоррену пришелся по вкусу ответ Джека, а его отказ играть он воспринял как свою новую победу. Поклонившись Джеку, как противнику, сохранившему присутствие духа, Уоррен вскинул вверх руку и, крикнув своим: «Пошли!» — побежал на площадку.

Мысленно улыбнувшись, Джек поразился тому, как динамика баскетбольной игры влияет на отношения в самых низах городского общества. Интересно, что сказали бы со своих академических высот по этому поводу ученые-психологи? Это было бы и в самом деле очень интересно и, наверное, плодотворно.

Перешагнув через низкий заборчик, Джек вышел на тротуар и начал бег. Для начала он двинулся на восток. Впереди, в конце квартала, были видны рваные зубчатые силуэты холма и голых без листвы деревьев. Джек знал, что через несколько минут покинет смрадный город и окажется в самой гуще Центрального парка — это было его излюбленное место для бега.

Реджинальд выжидал. Выйти на виду у всех к площадке во враждебном районе не было решительно никакой возможности. Увидев, что док играет в баскетбол, Реджинальд решил подождать окончания игры в своем «камаро». «Наверное, — он, — рано или поздно док отделится от остальных и, например, пойдет в какой-нибудь близлежащий магазинчик за выпивкой».

Игра окончилась, и Реджинальд, осторожно сдвинув газету, потрогал свой новенький пистолет.

Но тут до слуха убийцы дошел разговор Джека с Уорреном, и Реджинальд решил, что ему придется париться в машине еще целую игру. Он ошибся.

К его неописуемой радости, несколько минут спустя Джек покинул площадку. Но док не пошел к магазинам, как ожидал Реджинальд. Нет, вместо этого сумасшедший док опрометью кинулся на восток!

От души выругавшись сквозь зубы, Реджинальд круто развернулся прямо посреди дороги вопреки всем правилам уличного движения. Какой-то таксист в знак протеста резко нажал на клаксон. Пролетев мимо Реджинальда, он успел сообщить, что думает о психе за рулем. Реджинальд поддел такси бампером. Только это удержало его от того, чтобы воспользоваться пистолетом, а стоило бы сделать в этом недоноске из Юго-Восточной Азии пару дырок. Совсем обнаглел, сволочь!

Разочарование Реджинальда сменилось полным восторгом, когда он уяснил намерения Джека. Как только Джек побежал в глубь западной части Центрального парка, Реджинальд немедленно припарковался. Выскочив из машины, он не забыл захватить пистолет вместе с газетой и углубился в парк, старательно избегая оживленных дорожек.

Дорожка, являвшаяся продолжением западного въезда в парк, вела вглубь. Вымощенная камнями, она, извиваясь, поднималась в гору и, скудно освещенная несколькими фонарями у входа, терялась во тьме.

Поднявшись по ступенькам, Реджинальд побежал по дорожке, на которой несколько секунд назад он видел Джека. Реджинальд был доволен. Да что там доволен — он просто не верил своей удаче. Преследовать жертву в темном пустынном парке — что может быть приятнее и легче?

На Джека в этот момент пустынная темнота парка действовала успокаивающе. Все было не так, как в пятницу, когда он ехал через парк на велосипеде. Степлтон был уверен, что если «Черные короли» решат нанести удар, то сделают они это либо в его квартире, либо где-то поблизости от его дома. Правда, вокруг не было видно ни зги, но и другие в этой тьме тоже видели не слишком хорошо.

Местность, по которой бежал сейчас Джек, была холмистой, покрытой невысокими скалами. Недаром это место называлось Грейт-Хилл[3]. Джек без всякого напряжения бежал по асфальтовой дорожке, которая вилась между скалами, временами ныряя под густые ветви растущих по обеим сторонам тропинки деревьев. Редкие фонари озаряли ветви причудливым светом, подчеркивая фантастические и зловещие силуэты растений. Казалось, весь парк оплетен громадной паутиной страшного гигантского паука.

Немного запыхавшись поначалу, Джек все-таки сумел найти подходящий ритм и теперь бежал, наслаждаясь и отдыхая. Когда город с его суетой исчез из виду, Джек вновь обрел способность ясно мыслить. Он задумался, действительно ли его поход против Манхэттенского госпиталя основан на ненависти, которую он, Джек Степлтон, питает к компании «Америкэр», как считают Чет и Бингхэм. Джек был готов согласиться, что, видимо, так оно сейчас и есть. Во всяком случае, это вполне возможно. В конце концов, мысль о преднамеренном распространении инфекционных заболеваний была не только неправдоподобной, ее можно назвать просто нелепой и абсурдной. Если он столкнулся с тем, что люди в госпитале вели себя враждебно, так не он ли сам был в этом виноват? Недаром Бингхэм сказал ему, что он, Джек, может быть очень резким и бестактным.

Занятый своими невеселыми раздумьями, Джек вдруг уловил какой-то новый звук. Это были шаги, ритм их совпадал с ритмом бега Степлтона. Звук металлический — такой, словно на кроссовки набили подковки. Джек сменил ритм бега. Чьи-то шаги стали слышны отчетливее, затем еще отчетливее.

Джек опасливо обернулся. Он увидел, что по дорожке к нему приближается бегущий человек. Фигура попала в пятно света, и Джек увидел, что человек одет не как бегун — хуже того, он был затянут в черную кожу, а в руке у него пистолет!

У Джека бешено застучало сердце. Пользуясь выбросом адреналина, Степлтон прибавил скорость. Преследователь сделал то же.

Джек лихорадочно пытался сообразить, как ему кратчайшим путем покинуть парк. Если он сумеет выбежать на оживленную улицу, то это будет шанс спастись. Единственное, что Джек знал наверняка: ближайший путь в город лежал через кустарник справа. Но сколько придется бежать — Джек не знал: может быть, триста футов, а может быть, и триста ярдов.

Чувствуя, что преследователь не отстает, а может, и сократил расстояние, Джек свернул вправо и углубился в лесные заросли. Среди деревьев было гораздо темнее, чем на дорожке. Джек не видел, куда ставит ноги, начался крутой подъем. Степлтона охватила паника, он, не разбирая дороги, продирался сквозь голые ветви и какие-то вечнозеленые кустарники.

Ближе к вершине холм стал более пологим, бежать сделалось легче, растительность поредела. Было, правда, очень темно, но под ногами теперь лежала мягкая опавшая листва. Джек бежал между стволов деревьев.

Добравшись до массивного толстого дуба, Джек всем телом прижался к влажному стволу, ощущая щекой шероховатую кору. Дыхание со свистом вырывалось из легких. Попытавшись успокоиться, Джек прислушался. Единственное, что он услышал, — это отдаленный шум уличного движения, доносившийся до его ушей, словно приглушенный гул невидимого водопада. В ночи были особенно хорошо слышны отдельные автомобильные гудки и вой сирен.

Несколько минут Джек постоял за широким, надежным стволом могучего дерева. Не слыша больше ничьих шагов, Степлтон нехотя оторвался от дуба и направился на запад. Теперь он шел очень медленно, стараясь изо всех сил не производить лишнего шума, осторожно ставя ноги в мягкий ковер прошлогодних листьев. Сердце было готово выскочить из груди.

Но тут Джек неожиданно наступил ногой на что-то мягкое. К его ужасу, в тот же момент перед ним словно вздыбилась земля. В первую секунду он не мог понять, что произошло, потом разглядел во мраке фигуру-призрак, замотанную в какие-то лохмотья. Казалось, это покойник пробудился от вечного сна. Завывая и трясясь, словно дервиш, создание вдруг дико заверещало: «Ублюдки»! — без конца повторяя это слово на все лады.

В то же мгновение будто из-под земли возникла еще одна фигура.

— Ты у нас ничего не получишь! — заорал этот второй. — Сначала мы тебя убьем.

Не успел Джек отшатнуться, как первый бросился на него, нанося беспорядочные удары и обдавая Джека нестерпимым зловонием. Степлтон попытался отбросить нападавшего, но тот изловчился вцепиться ногтями ему в лицо.

Джек собрал все силы, чтобы избавиться от вонючего бродяги, намертво прилипшего к нему. Но прежде чем Джек смог освободиться, тишину ночи разорвал грохот выстрела. Степлтон почувствовал, как ему в лицо брызнула теплая жидкость, тело бродяги сначала окаменело, а потом начало расслабленно сползать на землю. Чтобы устоять на ногах, Джеку пришлось отпрыгнуть. Вспышка второго выстрела ярко осветила фигуру другого бродяги. Его вопли и стенания вдруг смолкли, сменившись какими-то булькающими звуками.

Поняв, откуда стреляли, Джек развернулся и бросился в противоположную сторону. Несмотря на темноту и всяческие препятствия, ему все-таки удалось довольно далеко оторваться от вооруженного преследователя. Внезапно почва стала уходить из-под ног Джека — начался крутой спуск. Степлтон несся вниз, едва удерживаясь на ногах. Пролетев спуск, он врезался в густые заросли терновника.

Некоторое время Джек изо всех сил продирался сквозь колючий кустарник, который внезапно кончился вымощенной дорожкой. Джек от неожиданности не устоял на ногах и упал на четвереньки. Впереди, в неверном свете фонарей, Джек разглядел какие-то ступени.

Вскочив на ноги, он добежал до лестницы и бросился наверх, перескакивая через две ступеньки. Здесь его едва не настигла пуля. Выстрел раздался, когда Джек был почти у вершины лестницы. Пуля ударила в камни справа и, рикошетировав, с воем улетела в ночную тьму.

Петляя как заяц, Джек выскочил на обширную террасу. Посередине площадки помещался отключенный на зиму фонтан. С трех сторон площадка террасы была окружена аркадой, с четвертой стороны начиналась еще одна лестница, ведущая наследующий уровень.

До слуха Джека донесся стук металлических подковок — убийца уже был на лестнице и явно догонял Степлтона. Добежать до следующего пролета лестницы Джек не успевал, поэтому он бросился к аркаде. Под ее сводами царил непроглядный мрак — чтобы не налететь на стенку, Джек передвигался, вытянув перед собой руки.

Грохот шагов на лестнице внезапно стих — преследователь был уже на террасе. Степлтон заторопился, стараясь поскорее добраться до второй лестницы, но тут же, к своему неописуемому ужасу, налетел на металлический мусорный бак, который опрокинулся и с шумом покатился по земле. В ту же секунду раздался выстрел, потом еще. Пули с визгом рикошетировали от гранитных стен аркады. Джек бросился ничком на землю и, сцепив руки на затылке, дождался, пока последняя пуля не улетела в ночь.

Джек поднялся и на этот раз крадучись и очень медленно продолжил свой путь. Добравшись до угла, он столкнулся с новым, весьма неприятным, препятствием — весь пол под аркадой был усеян пустыми бутылками и пивными жестянками, которые как нарочно все время попадались под ноги, звеня и скрежеща.

При каждом таком звуке Джек непроизвольно вздрагивал и зажмуривал глаза, но продолжал упрямо двигаться вперед. В тусклом свете он уже видел вторую лестницу. Добравшись до нее, он довольно быстро стал подниматься — света было вполне достаточно, чтобы видеть, куда ставить ногу.

Степлтон добрался почти до самой вершины лестницы, когда в ночной тишине раздался резкий и властный голос:

— Эй, парень, остановись, не то я тебя прикончу!

По звуку этого голоса Джек определил, что преследователь стоит у подножия лестницы. Выбора не было — Степлтон подчинился.

— Повернись ко мне лицом!

Джек повиновался. В руке преследователя он разглядел направленный на него огромный пистолет.

— Ты не помнишь меня? Я — Реджинальд.

— Я помню тебя, — ответил Джек.

— Спускайся сюда, — скомандовал Реджинальд, тяжело дыша. — Я не собираюсь больше гоняться за тобой по лестницам. Хватит.

Джек медленно спустился вниз. Дойдя до третьей ступеньки, он остановился. Сцена была освещена тусклым рассеянным светом огней большого города, отраженных от облаков, обложивших небо. С такого близкого расстояния глаза убийцы казались двумя бездонными черными провалами.

— У тебя, мужик, наверное, очень крепкие яйца. — В голосе Реджинальда просквозило своеобразное уважение. Бандит медленно опустил руку с пистолетом. — Надо отдать тебе должное — ты в хорошей форме.

— Что ты от меня хочешь? — спросил Джек. — Говори, ты получишь все.

— Мне от тебя ничего не надо, — ответил Реджинальд. — Да в общем, с тебя и взять-то нечего. В твоем тряпье точно нет ничего, а в твоей квартирке я был, там тоже разжиться нечем. Если честно, мне надо просто тебя замочить. Поговаривают, что ты не прислушался к советам Твина.

— Я тебе заплачу, — продолжал Джек. — Сколько бы тебе ни обещали, я заплачу больше.

— Это звучит интересно, — задумчиво проговорил Реджинальд, — но я не могу заключить с тобой сделку. Мне придется объясняться с Твином, а за это удовольствие ты мне заплатить не сможешь. Так что ничего не выйдет.

— Тогда скажи хотя бы, кто вам платит, — попросил Джек. — Просто чтобы я знал.

— По правде говоря, я и сам-то не знаю, — ответил Реджинальд. — Я только знаю, что деньги обещаны неплохие. Мы получаем пять сотен. Хорошая цена за пятнадцать минут пробежки по парку.

— Я заплачу тебе тысячу долларов. — Джека охватило отчаяние. Предмет разговора был исчерпан.

— Прости, но наш маленький базар окончен. Реджинальд медленно поднял пистолет.

У Джека не укладывалось в голове, что сейчас, на этих загаженных ступеньках, его застрелит человек, которого он не знает и который не знает его. Это было абсурдно, нелепо, чудовищно. Джек понимал, что с Реджинальдом надо о чем-то говорить, но слов больше не было. Дар красноречия покинул Джека, и теперь он беспомощно наблюдал, как ствол пистолета, поднимаясь, упирается черным дулом ему в лоб.

— Мой грех, — произнес Реджинальд. Из общения с гарлемскими обитателями Джек знал, что этими словами они берут на себя ответственность за то, что собираются сделать.

Грянул выстрел, и Джек непроизвольно зажмурил глаза. Он ничего не почувствовал. Джек решил, что убийца играет с ним, как кошка с пойманной мышкой. Степлтон открыл глаза. Как ни был он охвачен ужасом, Джек решил не показать его Реджинальду — убийца не должен получить морального удовлетворения. Но то, что Джек увидел, повергло его в шок. Реджинальд исчез.

Джек несколько раз нервно моргнул, думая, что его подводит зрение. Но нет, привыкнув к темноте, Джек увидел распростертое на плитах террасы тело Реджинальда. Из-под его головы растекалась темная лужа, похожая на жидкость, какой осьминоги отпугивают врагов.

Во рту пересохло. Джек судорожно сглотнул. Ноги стали ватными. Степлтон словно прирос к месту, не в силах сделать ни шагу. Из тени аркады вышел человек в надетой задом наперед бейсболке и с таким же огромным пистолетом, какой был у Реджинальда. Первым делом человек подошел к оружию убийцы, валявшемуся в десяти футах от мертвого тела, и поднял его. Бегло осмотрев пистолет, человек в бейсболке сунул его за пояс. Перешагнув через мертвеца, спаситель Джека носком ботинка повернул голову убитого, чтобы осмотреть рану. Удовлетворенно хмыкнув, он наклонился, сноровисто обыскал труп и положил бумажник Реджинальда себе в карман.

— Пошли, док, — скомандовал человек.

Джек послушно спустился на террасу. Ступив на площадку, он узнал своего спасителя — это был Спит!

— Что ты здесь делаешь? — Джек с трудом выдавил из пересохшего горла свистящий шепот.

— Слушай, парень, у нас нет времени на болтовню, — отрезал Спит, но, подумав, снизошел до объяснения. — Нам надо поживее рвать отсюда когти. Один из тех хануриков на холме только ранен, скоро здесь будет полно копов.

С того самого момента, как раздался выстрел Спита, у Джека голова пошла кругом. Он не мог понять, каким образом его спаситель оказался рядом в столь трагический момент и почему сейчас Спит торопливо выводит его, Джека, из парка.

Сначала Степлтон пытался протестовать. Бегство с места убийства — уголовно наказуемое деяние, а здесь состоялось двойное убийство. Но Спит не был расположен обсуждать подобные тонкости, и когда Джек, остановившись, попытался растолковать все это своему спутнику, тот не долго думая ударил его в челюсть. Удар был нешуточным — кожа на лице горела огнем.

Джек схватился рукой за ушибленное место.

— За что ты меня ударил?

— Хочу добавить тебе ума, — ответил Спит. — Нам надо как можно быстрее добежать до Амстердама. На-ка, возьми эту матушку. — С этими словами Спит сунул в руку Джека пистолет Реджинальда.

— Что мне с ним делать? — задыхаясь на бегу, спросил Джек. «Это же орудие убийства, — мелькнуло в голове, — его можно брать только в латексных перчатках — это же важнейшее вещественное доказательство!»

— Сунь его под свитер, — приказал Спит. — Пошевеливайся.

— Спит, я думаю, что мне нельзя взять и просто такбежать отсюда, — выпалил Джек. — Ты беги, если тебе надо, и прихвати с собой эту пушку, — протянул оружие Спиту.

Тот взорвался, как пороховая бочка. Схватив пистолет Реджинальда, он уткнул ствол в лоб Степлтона.

— Ты мне осточертел! — прорычал он. — Ты что,спятил? Здесь могут околачиваться «Черные короли». Слушай, я тебе вот что скажу: если ты сейчас не сдвинешь с места свой зад, то я тебя пришью, понял? Я не стал бы рисковать своей черной задницей, если бы мне не приказал Уоррен.

— Уоррен? — переспросил Джек. Дело принимало какой-то сложный и запутанный оборот. Однако он воспринял угрозу Спита всерьез и решил больше не спорить. По играм Джек знал, что Спит — человек весьма импульсивный и ссориться с ним небезопасно.

— Так ты идешь? — спросил Спит.

— Да, — ответил Степлтон. — В этих делах ты разбираешься лучше меня.

— Ну наконец-то, — выдохнул Спит, отдал пистолет Джеку и пинком принудил его двигаться.

Когда они прибежали в Амстердам, Спит начал звонить куда-то из автомата, оставив Джека нервничать около будки. Вездесущие полицейские сирены, казалось, выли отовсюду. Никогда Джек не думал, что этот звук может так выводить из себя. Вот что значит быть уголовным преступником. Раньше Джек всегда относил себя к жертвам, и вот, пожалуйста, — теперь он соучастник преступления.

Спит повесил трубку и показал Джеку большой палец — все в порядке. Джек не понял значения жеста, но попытался изобразить на лице улыбку, видя, что Спит чем-то очень доволен.

Через пятнадцать минут к тротуару подрулил низкий темно-бордовый «бьюик». Сквозь тонированные стекла доносились рваные ритмы рэпа. Открыв заднюю дверцу, Спит жестом пригласил Джека в машину — тот повиновался. А что ему оставалось делать?

Быстро оглядевшись, Спит тоже сел в машину. «Бьюик» резко рванул с места.

— Что стряслось? — спросил водитель. Его звали Дэвид, и Джек знал его по баскетбольной площадке — парень был заядлым игроком.

— Дерьмо дело, — мрачно ответил Спит. Опустив стекло, он смачно харкнул.

Всякий раз, когда динамик изрыгал очередную порцию басовых нот, Джек непроизвольно вздрагивал. Нерешительным движением он извлек из-под свитера пистолет Реджинальда — прикосновение оружия к животу было очень неприятным.

— Что мне делать с этой штукой? — спросил он Спита. Чтобы перекричать музыку, приходилось орать во всю глотку.

Повернувшись к Джеку, Спит забрал пистолет и показал его Дэвиду, который закатил глаза от восторга.

— Совсем новая модель, — произнес парень восхищенно.

Мило болтая таким образом, троица доехала до Сто шестой улицы и свернула направо. Дэвид притормозил у площадки — там все еще играли.

— Подождите меня здесь. — Спит вышел из машины и направился к игровому полю.

Степлтон видел, как Спит подошел к площадке и стал терпеливо ждать, когда Уоррен обратит на него внимание. Заметив Спита, гигант прекратил игру.

Спит передал Уоррену кошелек Реджинальда, потом двое мужчин перекинулись несколькими словами и пошли к машине Дэвида. Джека так и подмывало спросить, что происходит, но шестое чувство подсказало ему, что лучше помолчать. Дэвид опустил стекло, и Уоррен, просунув голову в кабину, взглянул на Джека.

— Так чего ты там натворил? — зло спросил Уоррен.

— Ничего, — ответил Джек. — Тут я только жертва. Не понимаю, отчего ты так злишься.

Уоррен не ответил. Вместо этого он, размышляя, облизнул пересохшие губы. На лбу великана поблескивали капли пота. Приняв решение, Уоррен выпрямился и открыл дверь машины.

— Выходи, — приказал он. — Нам есть о чем поговорить. Пошли к тебе домой.

Джек вылез из машины и пошел вслед за Уорреном. Шествие замыкал Спит.

Все трое поднялись в квартиру Джека в полном молчании.

— У тебя есть что-нибудь выпить? — поинтересовался Уоррен.

— Виски или пиво? — спросил Джек. С пятницы он успел пополнить свои запасы.

— Виски, — ответил Уоррен и уселся на диван. Спит решил выпить пива.

Джек раздал непрошеным гостям бутылки и уселся на стул напротив дивана. Спит предпочел поместиться за столом.

— Я хочу знать, что происходит? — нарушил молчание Уоррен.

— Я и сам хочу это знать, — твердо произнес Джек.

— Хватит молоть чушь, — прикрикнул на Степлтона Уоррен. — В прошлый раз ты был со мной неискренен.

— Что ты хочешь этим сказать?

— В субботу ты спрашивал меня о «Черных королях», — напомнил Уоррен Джеку. — Ты сказал мне, что это простое любопытство. А сегодня один из их мальчиков пытается тебя пришить. Сейчас-то я кое-что знаю об этих прохвостах. Они торгуют наркотиками. Ты понял, куда я клоню? Если ты замешан в их дела, то я не хочу, чтобы ты жил в нашем квартале. Видишь, как все просто.

Джек недоверчиво усмехнулся.

— Ты говоришь серьезно? — спросил он. — Ты и правда думаешь, что я замешан в торговле наркотиками?

— Слушай, док, — заговорил в ответ Уоррен, — ты очень странный чудак. Я никогда не мог понять, почему ты живешь в нашем районе. Но все было хорошо, пока из-за тебя у нас не было неприятностей. Если ты здесь из-за наркотиков, то тебе следует подумать, стоит ли жить в этом районе.

Джек нервно откашлялся. Он признался Уоррену, что действительно был с ним не вполне откровенен, когда интересовался «Черными королями». Он рассказал и то, что «Черные короли» избили его, но за нечто связанное с его работой, в чем он сам еще не до конца разобрался.

— Ты точно не наркодилер? — спросил недоверчиво Уоррен. Он смотрел на Джека пристально, сильно сощурив глаза. — Смотри, если ты и на этот раз решил меня дурачить, то тогда об этом пожалеешь.

— Теперь я говорю истинную правду, — заверил Джек Уоррена.

— Тогда ты просто счастливчик. Если бы Дэвид не заметил, что тот ублюдок околачивался в нашем районе в своем «камаро» и они со Спитом не решили понаблюдать за ним, то ты давно был бы покойником. Спит говорит, что тот молодчик должен был тебя пришить.

— Я очень тебе признателен, — искренне произнес Джек.

— Это пустяки, парень, не стоит благодарности, — отмахнулся Спит. — Этот молокосос был так увлечен погоней, что ни разу не оглянулся. Мы висели у него на хвосте с самой Сто шестой.

Джек почесал затылок и глубоко вздохнул. Только теперь он начал по-настоящему приходить в себя.

— Ну и ночка, — проговорил он. — Но это же еще не конец. Нам надо обратиться в полицию.

— Черта с два! — В Уоррене снова вскипел гнев. — В полицию никто не пойдет.

— Но там же лежат трупы — не один и не два, если считать тех бродяг.

— Трупов будет три, если ты пойдешь или позвонишь в полицию, — мрачно предупредил Джека Уоррен. — Слушай, док, не лезь в наши дела — а это дело стало нашим. Этот сукин сын Реджинальд знал, что ему нельзя показываться в нашем районе. Никак нельзя. Они не должны воображать, что могут спокойно соваться ко мне и делать все, что они хотят, даже если всего лишь хотят застрелить тебя. Потом они обнаглеют и замочат кого-нибудь из братьев. Оставь это дело, док. Полиция ничего не станет делать, они и пальцем о палец не ударят. Они будут только счастливы узнать, что один из братьев замочил другого. Единственное, чего ты добьешься, если обратишься в полицию, — доставишь нам и себе кучу неприятностей. Если ты туда пойдешь, считай, что ты нам больше не друг, ясно?

— Но покинуть место убийства — это...

— Ну да, я знаю, — поморщился Уоррен, — это — уголовно наказуемое деяние. Подумаешь, большое дело. Кого это вообще интересует? И вот что я тебе еще скажу, док. У тебя большие неприятности. Они остались. Если «Черные короли» решили тебя убить, то тебе лучше держаться за нас. Мы сможем тебя уберечь, а полиция — нет, поверь мне.

Джек хотел было возразить, но потом передумал. Зная нравы нью-йоркской улицы, он понимал, что Уоррен прав на все сто процентов. Ясно как божий день, что «Черные короли» хотят его убить, а теперь, после смерти Реджинальда, это желание скорее всего удвоилось. И никакая полиция его действительно не спасет, потому что никому не придет в голову предоставить какому-то Джеку Степлтону круглосуточную охрану. Уоррен выразительно посмотрел на Спита.

— Пусть кто-нибудь из наших несколько дней попасет дока.

Спит кивнул:

— Нет проблем. Уоррен встал и потянулся.

— Знаешь, что самое плохое: у меня сегодня была замечательная команда, и вот — игру пришлось остановить. Жаль.

— Прости меня, — сказал Джек. — Но в следующий раз я дам тебе выиграть у своей команды.

— В одном могу тебе признаться. — Уоррен добродушно рассмеялся. — На площадке ты можешь потягаться с лучшими.

Он жестом дал понять Спиту, что пора идти.

— Мы еще увидимся, док, — произнес Уоррен, остановившись в дверях. — Только не делай глупостей.

Ты будешь бегать завтра вечером?

— Может быть, — машинально ответил Джек. На самом деле он не знал, что будет делать через пять минут.

Помахав Джеку, Уоррен и Спит ушли. Дверь за ними захлопнулась.

Несколько минут Джек сидел в полной прострации. Он чувствовал себя совершенно выбитым из седла. Потом встал и пошел в ванную. Посмотрев на себя в зеркало, он съежился. На улице, пока они со Спитом ждали Дэвида, несколько прохожих взглянули на Джека, но никто не проявил особого любопытства. Теперь Джека это несказанно удивило. Свитер и лицо были забрызганы кровью — скорее всего это была кровь несчастного убитого бродяги. На лбу и носу красовались свежие царапины, оставленные ногтями того же бедолаги. Все лицо вымазано грязью — такое впечатление, что Джек побывал на передовой.

Степлтон залез в ванну и включил душ. И тут его мозг наконец заработал. Он не помнил, чтобы был в таком состоянии, с тех пор как погибла его семья. Но депрессии сейчас не было — только испуг.

Джек вышел из ванны и насухо вытерся полотенцем. Он все еще колебался: может быть, все-таки стоит вызвать полицию? В нерешительности он подошел к телефону и только тут заметил, что лампочка автоответчика мигает. Джек нажал кнопку и выслушал взволнованный монолог Бет Холдернесс. Он сразу же набрал номер лаборантки. Подождав, пока телефон прозвонит десять раз, Джек повесил трубку. «Что она нашла?» — подумал он. Его мучило раскаяние. В конечном счете это он, Джек Степлтон, несет ответственность за ее увольнение.

Достав из холодильника пиво, Джек направился в гостиную. Усевшись на подоконник, он невидящими глазами уставился на поток машин и толпы пешеходов, заполнивших узкое ущелье Сто шестой улицы, борясь с искушением все же позвонить в полицию.

Так проходили нескончаемые часы. Наконец до Джека дошло, что, не принимая никакого решения, он давно уже сделал свой выбор — стал союзником Уоррена. Доктор Джек Степлтон превратился в уголовного преступника.

Подойдя к телефону, Джек попытался вновь дозвониться до Бет Холдернесс. Было уже далеко за полночь, но к телефону никто не подходил. Джек начал волноваться не на шутку. Оставалась только одна надежда — что Бет в поисках утешения отправилась плакаться в жилетку какой-нибудь подруге. Однако невозможность дозвониться до Бет вместе с остальными неприятностями тяжелым грузом ложилась на сердце.

Глава 27

ВТОРНИК, 7 ЧАСОВ 30 МИНУТ, 26 МАРТА 1996 ГОДА, НЬЮ-ЙОРК-СИТИ

Проснувшись утром, Джек первым делом попытался еще раз дозвониться до Бет Холдернесс. Степлтон старался сохранять оптимизм, но в свете последних событий нельзя было исключить худшего, и судьба девушки начала по-настоящему тревожить Джека.

Велосипеда он так и не купил, поэтому снова пришлось спускаться в ненавистную подземку. Правда, на этот раз Джек был не один. Выйдя из дома, он сразу оказался под неусыпным наблюдением молодого парня — члена местной группировки по кличке Слэм[4], он ухитрялся прыгать на добрых двенадцать дюймов выше остальных.

За всю поездку в метро они не перебросились и парой слов, сидя напротив друг друга. Слэм не уклонялся от взглядов Джека, но при этом лицо его оставалось абсолютно бесстрастным. Парень был одет как большинство молодых нью-йоркских афроамериканцев — в чересчур свободную одежду. Джек старался не думать, что Слэм прячет под своим балахоном. Ясно, что, отправив парня пасти Степлтона, Уоррен снабдил его соответствующим арсеналом.

Покинув подземку, они вышли на Первую авеню, и Джек стал подниматься по лестнице к подъезду управления. Слэм остался на тротуаре. Возникла неловкая пауза. Слэм топтался на месте, не зная, что делать дальше. Джек подумал было пригласить провожатого с собой и отправить его в буфет на втором этаже. Но это было немыслимо, и Степлтон, пожав плечами, вошел в здание, решив, что дело самого Слэма решать, чем заняться в течение дня.

Джек входил в здание управления, готовя себя к мысли, что сейчас столкнется с трупами людей, к смерти которых имел, может быть, самое непосредственное отношение.

Собрав все свое мужество, Джек толкнул входную дверь и вошел в вестибюль.

Хотя сегодня Джек был свободен от вскрытий, он решил первым делом узнать, кого доста