Взломщик (fb2)

- Взломщик (а.с. Взломщик-1) 1.16 Мб, 568с. (скачать fb2) - Игорь Грач

Настройки текста:



Игорь Грач Взломщик

Пролог

Здравствуйте. Мое имя Антон.

Нет, так будет неправильно.

Меня зовут Антон Пахомов и я с Земли.

И это тоже — неправильно.

Мое имя Антон. Фамилия Пахомов. И на данный момент я являюсь гражданином империи Аратан.

И это уже не верно.

Бывшим гражданином империи Аратан.

И в настоящий момент я пищу свое завещание.

Почему завещание? Да потому, что этот гребанный искин…

Нет, нет, нет.

Наверное, надо рассказать все с самого начала. Хмм. А что было началом? А начало это яйцо или курица?

Бред. Да тут можно свихнуться, когда осталось совсем немного до окончания работы скафа!

Хотя причем здесь скаф? Ведь это завещание.

Ну ладно, еще раз.

Меня зовут Антон Пахомов. Я дикий с планеты Земля. Звездные координаты…

Вот черт. А я и не знаю звездных координат Земли. Потому, что меня похитили с планеты Земля. То есть не совсем похитили. Или похетили. Или похители. А вот как правильно? А? Наверно пихитили. Да?

Ну, в общем, меня не совсем похитили. Меня привезли в звездную империю Аратан по моему желанию. Ну не совсем желанию. Ну, почти по желанию. Или может быть желению. А точно, меня пожалели.

— Ресурс системы жизнеобеспечения подходит к концу. До полной выработки ресурса осталось два часа.

Да знаю Тактик, знаю. Стоп. Стоп-стоп-стоп. Какой Тактик. Тактик?

Тактик это искин моего скафа. А этот гребанный искин… Стоп, какой искин? Тактик? Но Тактик это не искин. Или искин?

Черт запутался. А как тут не запутаться, когда сидишь больше пятнадцати дней в клетке размером три на три метра и не можешь никуда выйти, а этот гребанный искин закрыл ворота переходного шлюза, а…

Черт. Черт-черт-черт. Ворота переходного кого?

Пе-ре-ход. Переход. Переходный. Ну, это же почти промежуточный.

А Тактик, зараза такая, отказалась активировать турель, потому что стрелять на базе из тяжелого оружия нельзя. Вот хотел-же, хотел назначить старшим Игрока, а эта за-за-зараза. Хмм. Как интересно.

За-ра-за. Три слога. Три крошки. Три плошки. Три…

СКОТИНА!!!

С-К-О-Т-И-Н-А!!!

Скотина этот искин. Скотина, скотинка, скотосволочь.

Да я сам соберу любое тяжелое оружие, я сам все умею, я сам все знаю, я…

Соберу. И. Вынесу. Твои. Кристаллические. Мозги. Железяка.

Дверь шлюза с тихим шипением уползла в сторону.

— База Звездного Флота 'Джест-Памелон' прошла расконсервацию и готова принять разумного.

Антон ввалился в открывшийся проем и пополз по коридору. Он полз и кричал:

— Где ты спрятался скотина? Я пришел лечить твои мозги, сволочь Древняя. Прячься. Гад. Я. Иду. В. Мастерскую.

Часть первая. Гон

1. 1.

— Антон! Ты закончил?

— Муве сорро. Ифе цуть-цуть.

— Чего?

Стоя на стремянке, одной рукой удерживая пластиковый короб, а второй пытаясь его присверлить, да еще зажав во рту пару шурупов, достаточно сложно четко и ясно отвечать на вопрос.

Парень положил шуруповерт на полку лесенки, вынул шурупы, и, повернув голову в сторону напарника, произнес:

— Сейчас заканчиваю. Осталось поставить короб. Еще минут пятнадцать. А ты чего это — спешишь?

— Ну да. Вероника ждет.

— Ладно, сворачивайся. Я один закончу.

Напарник засобирался и стал укладывать свои инструменты. Антон вернулся к работе. Надо доложить кабели, сделать расключение, проверить работоспособность всех датчиков, ввести в программу настройки и только после этого можно закончить. Еще пара часов. Пара часов не очень сложной, но ответственной работы.

***

Собственно за внешнюю неспешность и основательность, даже скрупулезность при выполнении работы, заказчики и ценили этих ребят. Несуетливые, но расторопные, прекрасно знающие современные охранные и противопожарные системы, умеющие дать пару советов заказчику не обижая его и применив другое решение позволяя сэкономить, но при этом не ухудшить технические требования к защищаемому объекту — золото, а не парни.

Вот только стоимость своих услуг они ценили действительно как золото. Даже за простую работу парни просили хорошую цену. Заказчики поначалу кочевряжились, стараясь найти дешевых гастарбайтеров, но потом все равно звали ребят. И тут было много причин.

Никогда сигнализация, установленная этой бригадой, не отказывала. Никогда ее не удавалось заблокировать, обойти, перепрограммировать. Это была одна из самых важных причин.

Другой причиной было то, что ряд, не совсем законопослушных организаций, пытался получить доступ к объектам, на которых была установлена сигнализация этими ребятами. Но никакие суммы и физические угрозы не давали эффекта. Секреты заказчика соблюдались свято. И если и происходило проникновение, то технические рубежи охраны работали на все 100 процентов.

Постепенно репутация начала работать на ребят. Появились клиенты, которые предпочитали только их работу. Было даже несколько обращений от органов правопорядка, где ребята выступали экспертами по установленным другими организациями системам. И неизменно оказывались правы.

Несколько раз поступали предложения перейти работать в солидные охранные агентства. Создать 'мощный' отдел по охранным системам, воспитать грамотных специалистов. Но когда предложения пытались перевести в практическую плоскость, вдруг оказывалось, что и платить за их работу будут не особенно хорошо, и контингент, который предоставят для обучения, будут не молодые грамотные инженеры и техники, а кое-где собранные полукриминальные мастерюги.

А самой главной причиной интереса охранных агентств было то, что Антон собственноручно написал, купил, а где-то и получил бесплатно, огромный набор программ по управлению, настройке и дистанционному мониторингу современных средств охранно-пожарной сигнализации. Именно эти программы позволяли перестраивать алгоритмы функционирования, виды реакций датчиков и охранных шлейфов на нарушения, проводить дистанционную настройку, создавая такие реакции рубежей охраны, которые делали эти системы практически непреодолимыми.

Такого набора программ не было не у кого из тех, кто работал в этой сфере. И только знание о том, что кто-то может иметь такие программы, вызывало повышенный интерес со стороны как официальных разработчиков подобного софта, так и со стороны полукриминальных и криминальных участников этого рынка.

Неоднократно поступали предложения продать, передать, обучить работе с подобными программами. И интерес солидных охранных структур был именно из этой области. Они хотели под видом обучения своих специалистов, за сравнительно небольшие деньги, получить эти программы и стать сильными игроками в этой сфере. А имея такие программы — уже за хорошие деньги, предлагать своим заказчикам модернизацию их систем.

В свободное время, Антон сумел разработать и собрать несколько интересных устройств, которые позволяли проделывать занимательные вещи.

Так, было можно, в уже установленную на объекте заказчика систему, добавить несколько аппаратных блоков, которые делали работу системы более стабильной и меняющих алгоритмы, заложенные в нее разработчиками. Это приводило к серьезной экономии денег заказчиком, а модернизированные системы получали вторую жизнь.

Особенно подобная модернизация была интересна банкам и крупным финансовым учреждениям.

Ребят даже нанимали для проведения аудита и выработке рекомендаций по улучшению установленных систем охраны.

До их команды доходили слухи, что попытки вскрытия систем охраны, модернизированных ими, неизбежно приводили к поимке нарушителей.

Все это стало возможно потому, что оба товарища имели высшее образование.

У Антона радиотехническое, курсы программирования и масса сертификатов, полученных на семинарах фирм производителей. У Павла, второго члена команды, электротехническое, но с упором в современные системы управления сложными комплексами и тоже россыпь сертификатов производителей.

Кроме того, ребята были друзьями еще со школы, поэтому прекрасно знали характер, сильные и слабые стороны друг друга.

Антон и Павел одно время даже вместе посещали секцию айкидо, но потом также вместе и бросили. Работа, учеба, работа. Так что времени на это было мало. Но в последнее время Антон начал захаживать в бассейн и проводил там два-три вечера в неделю. Правде это была не его личная инициатива, а стремление проводить больше время со своей подругой, которая была кандидатом в мастера спорта по плаванию и имела в бассейн практически свободный доступ.

***

Оглядывая свои труды, Антон в очередной раз вздохнул. Надо было не слушать Павла, а провести шлейфы через скрытые полости в стене. Так было бы и работы меньше, да и обнаружить их стало бы практически невозможно. Ну ладно, что сделано, то сделано. Будем полагаться на то, что это внутренние помещения охраны и любая попытка добраться до шлейфов сразу ограничит круг подозреваемых.

Теперь датчики и проверка их реакции.

Парень запустил ноутбук и загрузил тестовую программу.

Если бы разработчики этой системы знали, как Антон управляет и тестирует ее, они бы изошли слюной. Достаточно богатое железо, было превращено заурядным программированием, в среднюю систему охраны. Хотя, при правильном подходе, эта разработка была бы одной из лучших в своем классе. Никакого использования возможностей встроенного микроконтроллера. Такое ощущение, что математику для этой железки писал китайский фрилансер. Огромный программный код, скверное время реакции на события и, как следствие, очень средние характеристики. Видимо железо делал гений, а программы писала бестолочь. Или, возможно, гений не смог объяснить программисту всю широту своего замаха.

Впрочем, правильно говорят — увидишь программиста, убей.

Сколько гениальных идей было запорото на корню кустарями от программирования. Дааа. А оценки своих потребностей, при куцых способностях, у иных организмов ну просто запредельные.

Рассуждая подобным образом, Антон подключал датчики и тестировал их. Ноутбук, настроенный на реакцию от системы охраны, на разные голоса сообщал о прохождении или срыве теста.

Но вот и этот несколько муторный процесс завершен.

Теперь надо настроить саму систему, и все, можно сдавать работу и получать деньги.

***

Прекрасно понимая ценность наработанного опыта, партнеры давно пришли к мысли, что надо создавать свою собственную фирму. Все-таки работа частным порядком хороша, но нужно иметь возможность предоставить заказчику и возможности юридического лица. Кому-то без разницы как оплачивать работу, а кто-то все время морщится, когда речь заходит об оплате наличными.

Значит создаем. Вот кто будет бухгалтером так и не ясно до сих пор. Павел уже месяц висит на ушах Вероники, рассказывая ей о невероятно прекрасных перспективах. Но та слушает, слушает, и каждый раз находит новые аргументы, на которые приходится придумывать контраргументы. То ей не нравится место, выбранное друзьями под фирму — пришлось слезно пообещать, что Главный бухгалтер будет работать преимущественно дома. Тогда встал вопрос о покупке нового, суперкрутого компьютера, с самой современной игровой картой, цветным принтером и наушниками Hi End класса — это влияние ее брата, который начал чем-то шантажировать сестру. Пришлось провести воспитательную работу с подрастающим поколением. Затем зашел разговор о том, что работа в каком-то заштатном ООО, молодой и красивой девушке явно не в тему. Да и о пенсии пора подумать, и это в двадцать три года. Это сказались разговоры со старшим поколением.

В общем вроде все договоренности и выполнены, а четкого согласия так и не получено. А так поступать не стоит. Ведь если сейчас девица пытается вить веревки из Павла, то, что будет, когда она станет работать. А вдруг захочет прибавки и начнет шантажировать уходом в момент сдачи отчетности. Нет. Как ни приятно видеть эту красавицу, а все-таки лучше искать Главбуха на стороне.

Вот в таких рассуждения и прошел еще один день.

1. 2.

— Антон! Ты сегодня свободен? — звонок Павла раздался как всегда не вовремя. Ведь вместе решили же, что сегодня у них выходной. Совместный выходной. В смысле оба отдыхают от работы, но каждый по отдельности друг от друга. И вот вдруг звонок, да еще с таким вопросом.

Какой нафиг свободен, так и хотелось заорать в трубку, но наличие красивой ноги Марии, лежащей на нем, а чуть выше и всего остального тела несколько сбавили накал ответа.

— Нет. А в чем дело?

— Понимаешь, вчера поздно вечером позвонил Палыч, и сказал, что сегодня в 'Проспекте' надо провести проверку системы. Якобы, нештатно, приезжает комиссия из Москвы, и он хочет убедиться в том, что проблем у них не будет. А как ты помнишь, он сам решил перенести текущее обслуживание на месяц, и сделать потом сразу два.

'Проспект' — это банк. По-настоящему банк называется длинно и муторно, а расположен на Проспекте павших Героев и поэтому в разговорах между собой это место называлось просто — Проспект.

Палыч, или Василий Павлович, — начальник Службы безопасности банка. В принципе с ним у ребят хорошие отношения, а учитывая, что нарекания к системе охраны банка никогда не было, штатное техобслуживание, а по-простому проверку системы, иногда проводили сразу за два месяца. Это было связано с какими-то внутренними делами самого банка и возможностью доступа во внутреннее денежное хранилище. Поэтому, когда Палыч просил, ему всегда шли навстречу. Потому что платили там четко, и никогда не пытались дать меньше, чем были должны.

— Хорошо. Через два часа на Проспекте.

— Нет-нет. Надо через час. Я тебе пытался позвонить вчера, но твой мобильник не отвечал.

Антон посмотрел списки пропущенных вызовов. Черт. Целых семь. И мобильник молчал на самом деле. Чтобы не мешал, парень отключил и звук и виброзвонок.

— Полтора. Раньше не успею. Я за городом.

— Хорошо. Я буду тебя ждать.

Потянувшись и посмотрев на такое желанное тело, Антон аккуратно попытался снять с себя ногу.

— Ты куда?

— Работа. Заказчик проснулся. Хочет дать денег. Я постараюсь побыстрее.

— Не-е-е. Можешь не возвращаться, — девушка надула губки, — я найду другую грелку в полный рост.

Ласково шлепнув ее по красивой попе, стал собирать свои вещи, разбросанные по всей комнате.

Времени до выхода было достаточно, чтобы привести себя в порядок и выпить чашку кофе. Да и до банка было недалеко.

Но с некоторых пор, Антон, несмотря на товарищеские отношения с Павлом, перестал сообщать ему, где находится. Что-то внутри парня противилось, и он отговаривался дежурными фразами — 'На хату', 'К подруге', 'За город'. Вроде и не врал, но и не называл точно куда подался.

С полгода назад, Антон расстался со своей старой пассией. Склочный характер проявился вдруг у недавно доброй и отзывчивой девушки. Она стала требовать повышенного внимания, устраивала скандалы, переходящие в истерики и истерики, перерастающие в копеечные разбирательства. Следствием стал разрыв, новая знакомая и смена места временного обитания. Поэтому, приняв решение, следовал ему твердо — пока сам не скажет своей подруге, что не мыслит дальнейшей жизни без нее, все делящие с ним постель и кошелек, просто забредшие погреться на огонек. А рассказывать о своих временных знакомых не считал нужным. Поэтому и находился сейчас для Павла — за городом.

С сожалением оглядев покидаемый угол, вздохнул и, открыв дверь, вышел.

***

Павел ждал около дверей банка. Увидев товарища, выходящего из подворотни, спросил:

— Ты на чем?

— Частника поймал. С тебя дорога.

— Какая дорога, — стал отказываться Павел, — еще вчера знал, что нужно идти. Сам виноват. Если бы перезвонил, я бы переговорил с Палычем, возможно перенесли бы.

— Куда? Если комиссия, тут не перенесешь.

— Черт, совсем из головы вылетело.

Антон удивленно посмотрел на напарника. Тот вроде бы никогда ранее не страдал забывчивостью. А тут, как будто, память отшибло. Ладно, наверное, со сна.

— Пошли?

— Давай.

Как это ни странно, но в банке Палыча не оказалось. Такую проверку, да еще в денежном хранилище, без него не проводили ни разу. Старший смены долго листал журнал, потом, наверное, нашел нужную запись и сказал:

— Выходной, сокращенная смена. Могу дать только одного. Так что будете на полном доверии.

— А может не открывать хранилище? — спросил Антон, надеясь на то, что без Палыча проверка будет простой и короткой, да еще за два месяца сразу.

— Нельзя. Приказ. Нужно проверить все. С комиссией едут какие-то спецы. Будут смотреть работу технических средств. Так, что вперед. И это, — старший еще раз осмотрел Павла и Антона, — повнимательней там.

***

Все проверки начинаются штатно. Нужно переодеться, взять необходимое оборудование и лестницы-стремянки.

Потом выход на рабочее место, коим являются все коридоры, распределительные и коммутационные шкафы, точки расположения датчиков и прочая, прочая, прочая.

Сначала была сделана отметка в журнале о начале проверки технических средств охраны. Затем проверены распределительные шкафы, в которых располагались части системы. Здесь все было просто. Проверка питания, аккумуляторов, визуальный осмотр на посторонние предметы, крепление винтовых зажимов шлейфов.

Затем сбор информации о сработках системы и ее анализ. Сбоящие датчики выявлены, причины сбоя устранены или произведена замена оборудования. И так от точки к точке.

После двух часов лазания по простым местам, пришел черед мест ответственных.

Двери, окна, зоны повышенного контроля — визуальный осмотр, измерение напряжения и тому подобные вещи. В общем, обычная рутина. За исключением того, что все места, в которые нужно было попасть, требовали согласования с дежурным поста охраны и обязательное наличие сопровождающего. У того рация и все распоряжения передаются на центральный пост, который контролирует действия техников и записывает в журнал время открытия и закрытия служебных помещений и причину посещения. И так по всему зданию. А оно совсем не маленькое. Три этажа, подвал и денежное хранилище, доступ в которое по правилам совсем не прост.

К трем часам дня были проведены все работы по этажам, и пришел черед подвала. Решили сделать перерыв и перекусить. В посту охраны находился неплохой кофе-автомат, а на банковской кухне некоторое количество легкой закуски. Ребята уже давно договорились с Палычем, что могут пользоваться банковскими запасами, чтобы не таскать с собой еду. Поэтому расположившись на кухне, устроили небольшой банкет. Правда, особо наглеть Палыч не советовал. Сделать по паре-тройке бутербродов и выпить по чашке кофе, вот и весь перекус. Ну, можно еще взять шоколадных конфет.

Пока Антон готовил бутерброды, Павел отлучился в туалет. А когда вернулся, пошел снова мыть руки и чистить спецовку, так как где-то влез в паутину. Рабочий момент, Антон не придал ему значения. Сам много раз удивлялся, что в местах, где существуют уборщицы, полный набор уборочного инвентаря и чистый кафель, гораздо проще влезть в какую-то бяку, чем в грязном и захламленном подвале.

Перекус закончился и уже другой охранник отправился с ними в подвал. И опять шкафы, измерения напряжения, визуальный осмотр и далее по схеме. Но если на простых этажах было относительно чисто, то здесь в царстве кондиционеров, водогрейного оборудования, канализации и еще бог знает каких труб и кабелей, всегда, при кажущейся чистоте, было достаточно пыльно, а местами и мокро.

При посещении таких проблемных мест, ребята обращали внимание охранника, и он докладывал на центральный пост об обнаруженных неполадках. В общем, в процессе проведения работ по техническому обслуживанию систем безопасности, проводились и работы по ревизии сантехнического и вентиляционного оборудования. Наверное, штатные сантехники работали в банке на половину, а может быть и четверть ставки. Удивительно, как при таком отношении к своей работе, никто еще не плавает в подвале на байдарках. Наверное, система слива строилась предками на столетия.

***

Ну вот, почти все. Осталось только денежное хранилище. Туда по правилам надо идти, как минимум, с двумя сопровождающими.

Антон, через гуляющего вместе с ними охранника, еще раз предупредил старшего, что вход в денежное хранилище осуществляется не по правилам. Вместо ответа на его вопрос, пришел второй охранник, который принес ключи от хранилища. А вот это было совершенно странным. Ключи от хранилища имеет ответственное лицо, и передача их кому-то другому не предусмотрена. Хотя с другой стороны, банк не его, и законы здесь устанавливает не он.

Обернувшись, парень не увидел Павла, и громко крикнул:

— Павел, ты где?

Из комнаты с аппаратурой вышел напарник и произнес:

— Не кричи, я здесь.

И опять где-то на грани сознания мелькнула мысль — 'Для посещения этой комнаты нужно разрешение охраны. А его, по-моему, никто не давал. Хмм. А ведь никто и не запрашивал. Да и черт с ними. Их жизнь, их правила. Потом сами будут разбираться с Палычем'.

Открыв хранилище, стали действовать по заведенным правилам. Проверка всех датчиков — норма. Проверка шлейфов и мест подключения — норма. Проверка системы оповещения — норма. Проверка резервной системы — норма. Норма, норма, норма.

— Закончили, — Антон посмотрел на охранника, — закрываем и уходим.

Дальнейшие процедуры прошли на автомате. Все остальные действия даже не остались в памяти. По дороге к посту охраны, Антона начала преследовать странная мысль — 'Надо скачать управляющую программу, записанную в центральную консоль охранной системы'. Никогда ничего подобного с ним не было, а тут…

Придя в пост охраны, парень опять сделал то, что обычно не делал. Он установил в коммутационном шкафу одно из своих устройств, причем установил так, чтобы Павел не видел. По существу это был модем, который позволял дистанционно получить управляющие скрипты охранной системы и логи последних событий. Повлиять на работу самой системы через модем было нельзя, но в случае необходимости можно было восстановить управляющие скрипты из резервной памяти системы. Это был просто запасной канал передачи служебной информации. Конечно, знающему человеку эта информация многое скажет, но она была зашифрована и пароль 'ломался' лет через десять на самом современном дешифровщике.

Затем началась писанина.

В журнале проведенных работ были отмечены все действия, которые были выполнены при техническом обслуживании. Описаны причины замены дефектного оборудования, замечания, возникшие при проведении работ и еще много чего скучного, но крайне необходимого, на тот случай, если не дай бог что-то случится.

Заполнив все необходимые документы, и получив конверт с деньгами за работу, напарники переоделись и вышли на улицу.

***

Был поздний вечер. Апрель вступил в свои права, хотелось остаться на улице и подышать теплым весенним воздухом.

— Держи, — Павел протянул Антону половину полученной суммы. — Слушай, сегодня все равно уже день не вернуть, давай сделаем выходной завтра, вместо сегодняшнего. Там Алексей просил подъехать, но его можно и на послезавтра отнести, он не настаивал. Я могу с ним договориться.

Задумавшись на секунду, напарник произнес:

— Ну, давай. С Алексеем поговори, но лучше его отнести на неделю. Надо подъехать на 'Арсенал', посмотреть объем работ. Они, как сам понимаешь, долго ждать не будут.

— Вот блин. А я и забыл про них. Ладно, тогда послезавтра на 'Арсенале'. А с Алексеем я договорюсь. Ты куда?

— Куда-куда, за город. Поеду на природу отдыхать. Ты ж не дал сегодня погулять на природе.

— Да поздно уже. Лучше завтра с утра.

— Поймаю мотор и поеду. А утром буду спать, и ловить кайф. Ладно, давай.

Товарищи попрощались, и Павел пошел в сторону автобусной остановки, а Антон, подождав в переулке когда он уедет, подошел к окнам банка. Знакомство с системой охраны имело и свои преимущества. Здесь, где он встал, была слепая зона, которую не просматривали камеры. Но отсюда устойчиво работала связь с его модемом. Достав телефон, Антон запустил маленькую программку, которая зашла на сайт с рекламой их услуг, и установила на его телефоне программу связи с модемом банка. Затем запустил считывание данных через модем и, дождавшись их передачи, отослал на собственный сайт. Программу связи удалил.

Проделывать такие фокусы Антон начал тогда, когда добрые самаритяне пытались осчастливить парня тумаками и подзатыльниками, получив за свои богоугодные дела его ноутбук и сумку с устройствами его собственной разработки. Вряд ли у этих добрых людей получилось что-то использовать. Поскольку начитавшись книжек о промышленных шпионах, парень установил такие пароли и такие способы работы со своими программами и оборудованием, что незнакомые с его паранойей могли долго восторгаться шедеврами незнакомого технического гения, пытаясь переиграть его в Тетрис, единственной программе, которая запускалась на его ноутбуке.

В общем, все дела на сегодня завершены, но оставалось наладить контакт с хозяйкой ночного приюта. Утренние слова о том, что добрый и теплый кудесник вернется очень быстро, с полным кошельком денег, видимо уже утратили свою привлекательность, и сейчас стоило выяснить настроение принимающей стороны. А то и на самом деле придется податься за город на купленную по случаю дачу и в одиночестве провести прохладную апрельскую ночь. После гибели родителей возвращаться в свою собственную квартиру Антон не горел желанием и старался всячески избегать ночевок в ней.

На его звонок, на удивление быстро была поднята трубка:

— Ты где болтаешься? И где обещанное? И вообще одной зябко.

— Я уже лечу к тебе, но у меня только один вопрос — что купить?

— Ничего. Все есть. Прилетай сам. Жду.

***

Утро встретило несколько необычным ощущением. Чего-то не хватало.

Антон поводил рукой по кровати и понял в чем дело — одеяло подруги было холодным, а желанного тела под рукой не оказалось. Разлепив глаза, парень начал искать свой мобильный — десять часов. Да. Сон, конечно, дело полезное, но всему нужна мера.

На прикроватном столике лежала записка, в которой Мария советовала не скучать, смотреть телевизор, есть вкусную еду на кухне и ждать ее. А сама она сейчас на тренировке и будет только ближе к вечеру.

Хмм! Вот и прошел день отдыха, так и не начавшись. А были планы совместно выехать на природу, покататься на лодке на пруду, посетить зоопарк. Да много было предложений.

Ну да. Ведь это вчера у подруги был выходной. А сегодня, наверное, уже рабочий. Вот же гад — Павел. Сорвал столько добрых дел своим 'надо поработать'. Поработали, блин.

Зевая, Антон пошел на кухню. Включил газ, поставил чайник и, достав телевизионный пульт, нажал на кнопку. Некоторое время детище китайской электронной промышленности крутило заставку мало кому известной фирмы, а затем вдруг резко завопило на весь дом.

— Экстренный выпуск новостей! Наш корреспондент продолжает репортаж с места событий! Последние новости от нашего корреспондента — диктор не просто кричал, он надрывался в эфире. Еще бы — в городе случилось ЧП мирового масштаба. Ограбили банк.

'Ну, ограбили и ограбили. Сколько их уже ограбили. Небось и страховка есть. А может быть сделали вид, что ограбили…'. Мысли текли вяло, пока Антон не схватился за ручку чайника и чуть не обжег себе руку.

Тогда до его сонного сознания вдруг резко дошли слова: 'Банк. Ограбили. Ночью'.

Какой банк? Парень впился взглядом в экран телевизора и стал жадно ловить каждое слово.

Выпуск криминальных новостей крутили по кругу несколько раз. Просмотрев в итоге передачу целых два раза, Антон выключил телевизор. Подошел к полке, открыл дверцу и левой рукой достал бутылку водки. Правая, тем временем, достала стакан и поставила его на стол. После того как половина стакана была выпита, мысли парня встряхнулись, он поперхнулся и начал искать что-то на закуску.

Ночью город пережил сразу несколько событий, которые сильно всколыхнули мирное болото провинциальной жизни.

Во-первых. Был ограблен банк. Их банк. В смысле именно тот банк, в котором они вчера днем проводили техническое обслуживание. Вынесли очень-очень крупную сумму из денежного хранилища.

Во-вторых. Убили Павла. На возвращавшегося домой мирного прохожего, из темной подворотни выскочили трое наркоманов, которые гвоздем! проткнули ему сонную артерию. Парень скончался на месте. Наркоманы на отнятую сумму тут же ширнулись, и отключились на месте покупки дури, где и были найдены славными сотрудниками полиции, по горячим следам расследовавшим преступление.

В-третьих. Пропал начальник Службы безопасности ограбленного банка. Его труп не нашли, но у следствия уже была выработана версия, по которой он и его несколько подельников из Службы безопасности, долго готовили похищение большой денежной суммы.

Все остальные, мелкие криминальные события, произошедшие в городе в эту ночь, были уже не столь впечатляющи. Кто-то избил до полусмерти начальника государственной службы охраны майора Пантелеенко, кто-то вломился в ряд квартир, вынеся играючи бронированные входные двери и не взяв ничего, просто покинул их, кто-то устроил разборки с местными бомжами, оказавшими вдруг очень упорное сопротивление. Ну и так далее. Событий было много, странных, казалось никак не связанных друг с другом, но почему-то пришедшимися все разом, на одну ночь провинциального города…

Отставив в сторону так и недопитый стакан с водкой, Антон попытался соорудить себе чашку крепкого кофе. Когда эта операция увенчалась успехом, парень начал большим глотками пить обжигающий напиток. По мере уменьшения в чашке кофе, стали появляться какие-то более-менее стройные мысли, и начал формироваться план дальнейших действий.

1. 3.

Размышления, скажем прямо, не были особо приятными. Начали всплывать некоторые моменты разговоров, действий и намеков, которые были сделаны вчера.

Первая странность, которая приходила на ум — это поведение Павла. Всегда достаточно выдержанный и, даже иногда, выглядевший рассеянным, партнер на самом деле был достаточно внимательным и мог заметить то, что часто уплывало от взора Антона. А тут какое-то дерганое поведение и действия, которые не лезли ни в какие ворота. Зачем Павел заходил в комнату с аппаратурой охраны? Зачем часто отлучался? Да и вел он себя так, как будто был не в себе. Такое впечатление, что он что-то должен был сделать, стараясь не привлекать постороннего внимания. Правда актером он был никудышным, да и многие годы, проведенные вместе, позволяли заметить отклонения в его обычном поведении сразу.

Дальше — Палыч. Ну не припоминал Антон ни одного случая, чтобы во время проверок отсутствовал начальник охраны. Да и ключи от хранилища. Никогда, никто в банке не брал их в руки, кроме ответственного за эту комнату. Никогда. А тут свободное распоряжение ключами даже не старшего смены, а простого охранника. Тут или смена власти в банке или смена приоритетов. А может и то и другое вместе. А отсутствие Палыча на рабочем месте на следующий день — это, вообще, ни в какие ворота.

Да и опять странность, да еще какая! Ведь в хранилище не было денег. По крайней мере, тех огромных сумм, о которых твердят журналюги, точно не было. Полученные деньги всегда были сложены на полу в центре зала, за стальным заборчиком. А вчера там ничего не было. Конечно, деньги могли куда-то перенести, все-таки банк и защищенных помещений хватает, но тогда что украли из банка. Неужели грабители всю ночь, под бдительным приглядом охраны, шлялись по банку, и собирали мелкие купюры из банкоматов и касс? Ерунда какая-то. Зачем тогда охрана? Да и о жертвах в банке не сообщается. Сказали просто — ограблен.

И опять Павел. Как могло случиться, чтобы он попал под раздачу наркоманов? Конечно, Шварцем Павел никогда не был, но во времена былые участвовал вместе с Антоном во многих драках. И всегда более побитым был Антон. А тут гвоздь. Это как надо было себя вести в драке, чтобы допустить такое?

***

Прикончив вторую кружку кофе, парень решил проверить мелькнувшую догадку.

Включив компьютер Марии, Антон зашел на свой личный сайт. Пройдясь по его настройкам, зашел в зону хранения информации и открыл посланный вчера файл.

Открыл и сразу начал искать по карманам сигареты, потому, что закурить захотелось очень сильно. Бросив курить, Антон много раз ловил себя на том, что в моменты сильного эмоционального напряжения, начинал судорожно искать сигареты. Вот и сейчас, взгляд бегал по экрану, а руки хлопали по карманам.

Скрипты! Скрипты системы были изменены. Парень сам писал их, тщательно выверяя каждое действие, каждый чих системы. А тут, прямо таки топором, были выбиты самые важные установки. Явно кто-то не знакомый с тонкостями настройки, решил просто заблокировать охранную систему. И эта блокировка должны была произойти с 24–00 ночи до 5-00 утра. А вот дальше…

Вглядываясь в скрипты, парень понял, что грубое изменение настроек — это маскировка. Ничего существенного это дать не могло. Тем более, что никто не знал об особенностях работы этой системы. Никто кроме него и Павла. Но внесенные изменения это не стиль Павла. Это кто-то более продвинутый.

Пара коротких строчек в середине скрипта, практически вешала систему намертво. И в течении пяти часов система сама себя проверяла. А потом, эти две строчки благополучно удалялись.

Ладно. Здесь надо думать. А вот кто внес эти изменения?

Подняв логи, Антон снова погрузился в состояние глубокой задумчивости. Все изменения были внесены незадолго перед их уходом из банка. Скорее всего, когда они проверяли хранилище.

Значит, в том шкафу Павел как-то ввел изменения. Странно. Доступа оттуда к центральной консоли нет. Там стоит сателлит, который контролирует центральная консоль.

Дааа! Знаний Павла на такие фокусы явно недостаточно. Антон примерно представил себе, как такое можно проделать. Но тот, кто это сделал, на голову выше в программировании и его и Павла.

Значит это не простое ограбление. Что-то надо было забрать из банковского хранилища. А это проясняет и отсутствие Палыча, и наличие ключей у простого охранника, и многие странности Павла, и…

А вот последнее 'и' очень неприятно. Такие специалисты не оставляют хвостов. Поэтому сопоставив все факты вместе, Антон понял — надо срочно делать ноги. Или хоть на время затаиться. Потом осмотреться. А уж потом что-то делать.

***

Итак, что можно сделать, чтобы сохранить свою тушку?

Антон прикидывал и так и эдак, но пока ничего конкретного не вырисовывалось.

Из недоделанных дел было одно, которое требовало скорейшего осуществления. Надо было срочно восстановить скрипты управления охранной панелью в банке. Это сразу скроет следы вторжения. И хотя не Антон менял эти скрипты, восстановить их надо именно ему. Тогда поиск возможных злоумышленников будет затруднен. Да, расследованию ограбления в банке со стороны официальных структур будет нанесен определенный урон. Но! Восстановление скриптов скроет и следы вторжения посторонних. А ведь эти посторонние действовали, скорее всего, через Павла. А значит, следователи непременно обратят внимание на двоих парней, которые работали в банке перед ограблением. И никто не будет выслушивать логические построения Антона. Его сначала арестуют, а потом заставят признать, что изменение в системе сделал именно он, ведь Павлу уже ничего не предъявишь. А потом будут давить на него, и пристегнут ему каких-нибудь наркоманов, которых он провел в банк. А то, что охрана ничего не сделала, никого интересовать не будет. Ведь 'реального' преступника уже нашли. А охрана в банке вообще для мебели.

Дальше надо заскочить домой и забрать свои вещи. Сделать это надо опять же тайно. Наверняка его ждут на входе в подъезд, а может и около квартиры — те самые ручные наркоманы. Но, слава богу, тут есть вариант. Все-таки занятие установкой сигнализацией позволяет представлять и использовать некоторые возможности и знания, недоступные простым людям.

Слава богу, что все деньги на карточках, да и наличные есть от вчерашней работы. Так, что с этим пока порядок.

Транспорт. Вот это проблема. Свою машину брать нельзя. Да и не для дальних поездок она. Так на дачу с дачи по хорошей дороге съездить. Поэтому нужно что-нибудь поприличнее, в плане проходимости, и желательно — недорогое. А тут кроме нашей 'Нивы', ничего на ум и не приходит.

Но если подумать… то и можно придумать какой-никакой вариант.

Антон взял свой телефон и заменил в нем симку. Симки остались от недавнего заказа. Клиент очень хотел, чтобы на его мобильный шли сообщения с системы охраны его коттеджа.

— Здравствуйте, а могу я услышать Артура? — давний знакомый имел родственников в лесничестве, и надо было узнать о возможности посетить их.

— Слушаю.

— Артур! Это Антон Пахомов, помнишь?

— Привет! Ты куда пропал?

— Да ты знаешь работа, все работа. Но вот решил немного отдохнуть и вспомнил твоего родственника. Там как на кордоне есть возможность пожить?

— Есть, конечно. Только сейчас не самое лучшее время. Охоты нет. В лесу воды по колено. Ты бы лучше осенью, вот тогда все будет по высшему классу.

— Ну а можно сейчас приехать, оценить, немного пожить? А осенью и надолго заехать.

— Да можно, отчего ж нет. Только там с продуктами сейчас не очень. Надо с собой вести. Магазин только в мае откроют, да и то в селе. И сам понимаешь это не наше снабжение.

— Ну, это не страшно. Слушай, а у тебя нет знакомых, кто 'Ниву' продает? А то мне дядька всю плешь проел — найди да найди.

— А тебе какая нужна? На ходу или новая?

— Мне такая, чтобы года два не сыпалась. А там пусть сам занимается.

— Ну, есть такая. Один знакомый продает. Она в принципе неплохая, сам хотел взять, да все денег нет.

— Вот если продаст, то и проверим, какая машина в деле. А потом перегоню ее дядьке, пусть возится.

Дальше пошел обмен телефонами, созвон с продавцом, торговля и наконец, покупатель и продавец решили встретиться завтра в 10 часов около ГАИ, и переоформить документы на машину. Продавец особенно предупредил, что если это развод, то больше с Артуром разговаривать не будет, потому как уже трое, посланных им, отказались в самый последний момент, а заниматься показом машины в рабочее время, продавец желанием не горит.

До вечера было время и нужно решить еще одну важную проблему. Бросать клиентов просто так нельзя. Ведь придет время и нужно будет вернуться, и вот тогда снова собирать брошенков будет неимоверно сложно. Многие просто не пойдут к человеку, оставившему их.

Поэтому весь вечер Антон посвятил тому, что уговаривал клиентов временно перейти на обслуживание к Виктору.

В свое время тот тоже начинал с Антоном и Павлом, но потом их пути разошлись. Виктор сразу создал фирму и вместе с бывшим сотрудником милицейской охраны начал работать на этом поприще. Весь пул их клиентов был в основном взят из тех организаций и людей, которые искали обслуживания попроще, а цену подешевле. Таких тоже хватало. Да и, собственно, техническая охрана им требовалась больше для престижа, чем по делу.

Поэтому Виктор, в конце концов, оказался сотрудником небольшого ЧОПа, который в основном занимался не технической, а физической охраной. Но ряду клиентов требовались и системы охраны. Все-таки были у ЧОПа под охраной и склады, и заводские цеха, а тем без техники никуда. Вот Виктор вместе с четырьмя техниками предпенсионного возраста и 'закрывал' это направление.

Процесс передачи клиентов был не особенно сложным, но двум из них пришлось сделать скидку на обслуживание. Не хотели люди вместо вменяемых шустрых молодых, получить досиживающих до пенсии неспешных в действиях техников.

Но все когда-нибудь кончается. Решился и этот вопрос.

***

Скинув Марии смску, что пойдет гулять и зайдет по пути в магазин, Антон отправился к банку.

Около банка было многолюдно. Присутствовали и машины полиции, и темные джипы, и большое количество другой разнокалиберной машинерии. Было даже два микроавтобуса местных радиостанций и один большой с телевизионной техникой.

С большим трудом парню удалось дойти до места, из которого можно было установить связь с модемом. Правда, место это было несколько неудобное. Камеры банка цепляли его появление, но подойти ближе в такой суете, значит выдать себя. И тут уже стоило выбирать — оказаться под прицелом обзорных видеокамер, с большой вероятностью, что его заметят, но вряд ли опознают, или — пройти в слепую зону для камер, но наверняка попасть под взгляды из окон и быть опознанным кем-то из сотрудников банка.

Повернувшись спиной к камерам, Антон начал свои манипуляции.

Судя по полученным логам, пока к системе технической охраны никто не подходил. То есть ее использовали для отключения определенных зон, смены режима охраны с ночного на дневной, но на техническую профилактику или доступ к журналам она не переходила.

Облегченно выдохнув, парень произвел восстановление всех скриптов и стирание логов. Была только одна неприятность в этом процессе. Стирание логов фиксировалось самой первой операцией в журнале системы. Поэтому наблюдательный человек мог, просматривая информацию с камер и соотнося с ними событие изменения журнала, вычислить действие непонятной фигуры в дальнем секторе обзора камер. Оставалось надеяться, что настолько наблюдательного среди приехавших и работающих, в банке не найдется.

Быстро покинув приметное место, Антон отправился к себе домой. Нужно было забрать ряд документов, небольшую сумму наличных денег и теплые вещи, ведь предстояло пожить на природе, а по ночам пока еще было достаточно прохладно.

***

Вот впереди знакомые места — старые гаражи, через которые можно срезать путь к дому, небольшая рощица, неизвестно как затесавшаяся в этот сугубо индустриальный пейзаж, спортивная площадка с разбитыми воротами, городской пруд с мостком, остающийся слева, трансформаторная будка и две асфальтовые дорожки, через детскую площадку выводящие к его подъезду.

Но подходить ближе Антон не стал. А вместо этого прошел к соседнему дому и зашел в крайний подъезд.

Рассматривая из окна на лестничном марше прилегающую территорию, парень отметил компанию из четырех молодых людей, оккупировавших детскую площадку. Никогда раньше такие компании здесь не собирались. Большая группа общественников зорко следила за тем, чтобы все молодежные тусовки проходили в других местах. Самым традиционным способом удалить шумящую компанию был звонок тети Шуры с первого этажа в отделение милиции (теперь, наверное, правильно будет говорить полиции). Заслуженный инвалид не может спокойно заснуть. Песни, пляски, наркотики. Через некоторое время приезжал козел и всех отдыхающих забирали на разборку в отделение.

Поэтому, вся окрестная шпана, зная о таком теплом приеме, старалась устраивать свои встречи где-то ближе к пруду или в другом конце улицы.

А эти, похоже, были не местные. Вели себя не то чтобы громко, скажем так — не тихо, но особенного шума не создавали. И была в их действиях некоторая неправильность. Вроде бы и шпана. Но какая-то уж слишком опасная. Связываться с такой, без силовой поддержки из полиции за спиной, явно не стоило.

Разглядывая эту группу, Антон размышлял о том, стоило ли пробираться домой, рискуя здоровьем (был такой вариант — через соседний подъезд, на крышу, в свой подъезд), или оставить эту плодотворную идею и покинуть столь неприятно встретивший его родной район.

Собственно, а что нужно дома? Небольшая сумма денег погоды не сделает, закончится через пару дней. Документы? Ну, паспорт и военный билет с собой всегда, а что еще потребуется неизвестно, но брать все — глупость. Теплые вещи? А какие теплые вещи надо? Ведь там, на кордоне, у этого лесника должно же быть что-то из одежды. А постельное белье — непонятно какая постель. Может, придется спать на сеновале. А застилать сено простынями — нонсенс.

Так что единственное, что осталось — это посетить съемный гараж. Вот туда надо попасть в любом случае.

***

В съемном гараже Антон хранил вещи, которые остались от отца и некоторые из своих поделок, которые не стоило светить.

Отец, в свое время увлекался охотой и имел неплохой набор огнестрельного оружия. После его смерти, участковый несколько раз приходил к Антону домой, и прямо таки заставил продать огнестрел. Взяли его в магазине с большой неохотой, заплатив достаточно маленькие деньги, хотя само оружие было в очень хорошем состоянии и практически новым. Отец хоть и любил охоту, но больше выезжал на природу для того, что бы отдохнуть от суеты города. Поэтому стрелял мало, больше разбирая и чистя оружие после выездов, если даже и не приходилось его использовать по назначению.

Но было в его коллекции два ствола, которые по документам не числились.

Двустволка-обрез 12 калибра и новая 'сайга' с каким-то хитрым навесом. Как эти стволы попали к отцу, Антон не знал, поскольку сам охотником не был и никогда в руках отца этих стволов не видел. Были еще два ножа какой-то редкой работы, которые очень любил рассматривать отец. Один — классический охотничий с большим лезвием и очень ухватистой рукояткой. Второй — какая-то модель ножа спецподразделений, с черненым лезвием, каналами для стока крови и рукояткой-стволом для патрона.

В наборе принадлежностей была коробка патронов для двустволки, пара пачек — для сайги и маленькая коробочка с патронами для ножа-самострелки.

Кроме всего прочего, была еще и портупея для двустволки, скрытого ношения. Эту портупею можно было повесить за спину или перевесить вперед, а можно было прикрепить на бедро под полу куртки или плаща.

Тащить 'сайгу' с собой было слишком опасно, а вот обрез и нож спецподразделений Антон хотел забрать. Потому что, разместить их в 'ниве' не привлекая внимания, можно было легко. Также легко можно было и быстро достать. А использовать 'сайгу' имело смысл на крупную дичь, может быть даже и вооруженную, но для этого размеры 'нивы' были явно не те. Ни спрятать, ни быстро извлечь. А вот для ближнего боя и решения оперативных вопросов двустволка и нож подходили идеально.

Путешествие пешком в гараж заняло почти два часа. Уже на самом подходе, парень долго рассматривал все подозрительное, но опасности не заметил и вышел к воротам. Поздоровавшись с охраной, прошел к боксу и, открыв калитку, скользнул внутрь.

Оружие было прикопано в дальнем углу, под старыми шинами. Поэтому переставив все, что мешало раскопкам, начал не спеша, стремясь не сильно потеть, откапывать схрон.

Все лежало так, как и было положено до этого.

Парень отложил обрез-двустволку, нож спецподразделений, патроны для обреза, коробочку патронов для ножа, портупею для обреза и походный набор для чистки и смазки.

Все остальное опять переложил промасленной бумагой, укрыл тряпками и аккуратно засыпал землей. Восстановил внешнюю маскировку, переставил пару вещей, передвинул пустую бочку из-под бензина ближе к выходу и начал пристраивать вещи на себя.

Закончив свою экипировку, рассовал патроны по карманам, взял в руки пластиковый пакет и положил в него, взятые с верстака, две полулитровых бутылки самогона.

Один из клиентов Антона, видимо желая простимулировать мозговую деятельность парня, преподнес ему в дар, помимо оплаты, ящик самогона, который готовили его знакомые. Хотя Антон и не пил в таких количествах, дар принял и использовал его для поддержания отношений с охраной гаража.

Также парень подумал, что будет совершенно не правильным, если он придет пустой и уйдет пустой. У охраны, день и ночь наблюдающей за клиентами, и, от нечего делать, перемывающей косточки всем приходящим, может запасть сомнение, которое при вопросе неких интересующихся может и всплыть: 'А что приносил парень в гараж?' — 'Да, ничего'. 'А с чем ушел?' — 'Да ни с чем'. И вот тогда была очень велика вероятность посмотреть поближе на золотые слитки, которые он, наверняка, хранит в гараже. А иначе, зачем приходить и уходить пустым?

Закрыв гараж, Антон пошел на пост охраны. Перекинувшись парой ничего не значащих фраз, оставил презент, наказал строго следить за его гаражом и убыл домой.

Проходя через час мимо супермаркета, зашел в магазин и купил бутылку хорошего вина, а к вину хорошей закуски. Мария тоже не очень любила выпивать, но просидеть весь вечер с фужером хорошего вина, периодически покручивая бокал и вдыхая ароматы, могла запросто.

Поэтому такое количество, безусловно, будет выпито, но далеко не сразу.

***

В 10 часов утра около ГАИ Антон поджидал Михаила, владельца 'нивы', прокручивая в голове разговор с Марией. Когда парень сказал, что должен на некоторое время поехать к заказчику в другой город, девушка была очень сильно расстроена. Романтический вечер, который вчера получился как-то сам собой, и переросший в бурную ночь любви, создал некоторое чувство единения душ. И когда она услышала, что останется одна, правда не долго, что-то заставило ее подойти к Антону и, положив голову на плечо, прошептать: — Не уходи.

И в этой просьбе было столько любви, что парень чуть не сорвался и не остался. Но, по здравому размышлению понял, что мог совершить очень большую ошибку. И ценой этой ошибки могла стать не только его, но и ее жизнь.

То, что его будут искать — было совершенно ясно.

Будут искать официальные структуры, чтобы выяснить, что они делали в банке перед ограблением и чем занимались после. А так как твердого алиби на сотню свидетелей не было, а вера вещь нематериальная, то вероятность стать главными подозреваемыми была очень высока.

Будут искать неофициальные структуры, чтобы устранить возможную утечку информации. И искать будут до тех пор, пока не найдут. Ведь для них срока давности не было, и была вероятность того, что информация, которая может быть у Антона, окажется очень горячей.

Будут искать хозяева банка, чтобы выяснить, что произошло. А выяснив, постараться переложить всю вину на ребят.

Будут искать криминальные личности. Потому, что им очень сложно объяснить, что денег в банке не было, а делить пусть и не свое, они умеют очень здорово.

Поэтому надо валить. В смысле уехать подальше и побыстрее. Потому что, есть шанс, что разборки внутри заинтересованных лиц могут закончиться вдруг разом и различные причастные станут не интересны. Потом.

— Привет! Давно ждешь, — Антон поднял взгляд на высокого парня, стоящего у светлой 'нивы'.

— Да нет. Ну что, это она?

— Да, вот смотри. Можешь проехать. Только давай так. Если замечаний нет, деньги на бочку. В смысле на торпеду. И на оформление.

— Поехали, прокатимся.

Антон сел за руль, Михаил рядом и начался тест-драйв.

Машина вела себя нормально. Несколько сильнее, чем обычно, гудела коробка, но в остальном замечаний не было.

Подъехали снова к ГАИ. Антон подумал и сказал:

— Михаил! А ты сильно спешишь?

— Нууу. Я с работы отпросился, чтобы машину продать. Чем быстрее вернусь, тем лучше.

— Слушай, а как тебе такой вариант. Продажа по доверенности. Плюс, пишем друг другу расписки, что нет претензий и разбегаемся. Думаю, в полчаса уложимся. А я гарантирую, что через три месяца на тебе машины не будет.

— Оплата как?

— Как скажешь. Хочешь наличные, хочешь перевод с карточки. Мне без разницы. Банк вон там.

Михаил почесал голову. Антон прямо физически ощутил, как скребутся мысли в его голове. Он хотел продать. Хотел продать как можно быстрее, но при этом сомневался в честности Антона.

— Хорошо! Если у тебя есть сомнения, то делаем так. Оформляем доверенность на три месяца. Если через три месяца машина не переведена, то ставь ее в розыск. Вернут машину, претензий по деньгам не будет. Так устроит?

Лицо Михаила прямо просветлело. Замаячила возможность получить деньги с нерасторопного клиента, да еще и вернуть машину назад.

— Устроит.

— Тогда пошли к нотариусу.

Там же у нотариуса Антон оформил расписки, что стороны не имеют взаимных претензий. Потом кинул на заднее сиденье свой рюкзачок и сел в машину.

— Ну! С богом!

Нога легла на газ, и машина взбрыкнув, покатила в сторону загородного шоссе.

***

Рассматривая еще отцовскую карту, Антон пришел к мысли, что есть смысл заехать в Ходынки, село за пять километров до кордона. Там был вполне приличный магазин, уверенно принимала сотовая связь, и много пустующих домов. В самом селе был газ, электричество, и отличие от центральных поселений было только в том, что до медицинской помощи надо было добираться пятьдесят километров. И это сельский фельдшер.

А чтобы получить квалифицированные медицинские услуги, надо было ехать до районного города, а это уже полторы сотни километров.

Да все бы ничего, не так уж и далеко по современным меркам находилась неотложная помощь. Но…

Собственно это 'но' и делало эту помощь практически недоступной. Даже в наш, вполне себе просвещенный век. И причин как обычно было две — ДД — дураки и дороги.

Дурак первый — местный столоначальник, а по-простому — глава района, в который входили Ходынки и еще ряд ближних сел. Он считал, что дорожное строительство должно было осуществляться центральной властью. А потому все невеликие средства, отпущенные на эти нужды, расходовал на создание приличных дорожных условий только в районном поселении.

Дурак второй — глава городского образования, в которое формально входили и близлежащие сельские районы, имел противоположную точку зрения. И со своей стороны тратил дорожные фонды на обустройство городских дорог.

Видимо эта дурость была или наследственной или территориально зависимой. Потому что при смене личности при власти, дорожная позиция не менялась. Новые мэры и главы до хрипоты спорили на очередных выборах о правильном распределении дорожных денег, вроде бы приходили к согласию, но делали все то же, что и их предшественники.

Итогом этого противостояния были три километра асфальта проложенного из уездного города в сторону ближних сел и разбитые грунтовки, а чаще даже направления, соединяющие эти села.

Поэтому расстояние в два часа дороги по среднему шоссе от города до кордона, превращались в полдня пути по дороге типа 'Кэмел Троффи', с форсированием водных переправ и заросших мелкими елками открытых прогалин.

Так что, медицинская помощь могла достичь нуждающегося в ней пациента только через сутки, да и то если повезет и транспорт не завязнет в болотистой трясине, или не потеряет какой-нибудь мост на водной переправе.

Вот в такое место и двигался Антон.

Вроде бы и недалеко от города, а место достаточно дикое. Да еще пара километров и начинался лесной массив. Самое то, чтобы переждать трудные времена.

***

Заехав в Ходынки, парень направил машину в сторону местного центра. Магазин, заброшенная церковь со старым погостом и небольшая площадь с тремя лавочками, на которой тусовалась по вечерам местная молодежь.

Войдя в магазин, Антон поздоровался и начал рассматривать небогатый ассортимент.

— Ты из города что ль? — спросила продавщица, дородная девица с опухшим лицом.

— Да вот ищу, кто бы сдал дом на лето. Отпуск у меня большой получился. Хочу пожить на природе. Не подскажите?

Девица улыбнулась, что выглядело достаточно глупо, и сказала:

— Тебе к Семенычу надо. Он у нас такими делами заведует.

— А найти этого Семеныча где можно?

— Так это тебе надо…, - дальше последовало длинное объяснение, как отыскать этого самого Семеныча. По рассказу продавщицы выходило так, что надо ехать в сторону выезда из села и спрашивать всех встречных, где может быть этот неуловимый Джо.

Оценив местный ассортимент товаров, Антон выдвинулся на поиски Семеныча.

Через полчаса парень разговаривал с невысоким, невзрачным дедком, который был толи местным старостой, толи управляющим бесхозным имуществом. В общем именно он решил проблему Антона просто и быстро.

— Пятьсот рублев за месяц постою. Дом хороший, не тикёт, есть сарай и большой хлев. Как Фекла преставилась, так и стоит без делу. Родаков у нее не осталось, потому и не нужён никому. С Марфой, соседкой ее, договорись. Она и поисть приготовит и за вещами приглядит, случись чего.

— А деньги-то кому?

— Так мне и давай. На храм собираем, вот и будет твоя доля.

Парень отдал Семенычу три тысячи рублей, сказав, что пока это за три месяца, а остальное пожертвование на храм.

Семеныч обрадовался такой щедрости, но старался особо не выказывать удовлетворение.

— Тебе дров надо прикупить. Дашь тыщу, Михей привезет трактор с делянки. Тебе до самых холодов хватит. А ему приработок.

Решив все насущные оргвопросы, вместе поехали к дому.

***

Дом впечатлил своими размерами и основательностью.

Просторная изба-пятистенка, большой двор, сарай, в который можно было загнать трехосный 'Урал', хлев, больше похожий на второй сарай, и маленькая банька в углу двора.

— Сыны у Феклы в Афгане полегли, муж был трактористом, самым лучшим в районе. Два года как помёр. Фекла одна пыталась хозяйствовать, да видно перенапряглась и прошлым летом ушла к мужу. Вот и стоит бесхозным. Так-то такие хоромы стоят ого-го. Да только мало народу у нас осталось. Вот и некому взять. Так что живи, — рассказывал Семеныч, показывая нехитрые сельские постройки.

— Марфа вон там живет, — показал рукой на соседний дом хозяин деревни, — сам скажу ей, что постоялец появился, чтоб не волновалась. А ты вечером сходи к ней, поговори. Ей много не надо. Тоже осталась одна. Дети в городе, а бросить нажитое не хочет. Потому и осталась здесь.

— А до кордона далеко? Вроде как охота здесь неплохая? — спросил Антон.

— Да на свой колымаге за час доберешься. Оно вроде и недалече, да прямой дороги нет. В объезд. А если пешком, то за тот же час по прямой там будешь. А охота, да. Оно конечно. Да только лесник у нас не очень. Вроде и свой мужик, да какой-то чужой. Все больше с пришлыми якшается. Хотя и может помочь, если лес нужён. Да не задаром.

Загнав машину во двор, Антон приступил к осмотру временного пристанища.

В общем — впечатляло. И других слов кроме этого на ум и не приходило.

***

Оставив свои вещи в доме, парень отправился знакомиться с Марфой.

Пожилая женщина, все еще достаточно молодо выглядевшая, быстро нашла с Антоном общий язык. Узнав, что постоялец приехал на длительный отдых, она сама предложила готовить для него еду. Это было очень здорово, но в планы Антона совсем не укладывалось.

Парень планировал сделать этот дом резервной базой, а сам переехать жить на кордон. Поэтому после такого предложения сильно задумался.

С одной стороны, постоялец, снявший дом и в нем не живущий, выглядел несколько странно. Это могло породить много ненужных вопросов и создать много проблем в дальнейшем. Зная, как сельские жители относятся к таким вещам, Антон рисковал стать предметом досужих разговоров, и рано или поздно повышенного интереса тех, от кого он хотел спрятаться.

С другой стороны, как человек в этих местах новый, он мог иметь свои собственные странности, непонятные местным, но не мешающие им продолжать жить здесь, и не создающие проблемы как для Антона, так и для них. Ну, странный парень и странный. Что с того.

Поэтому Антон постарался вложить в голову женщине информацию, что хочет пережить разрыв отношений со своей девушкой. И поэтому, несколько сторонится общения с людьми, потому что они, так или иначе будут интересоваться подробностями его жизни и давать советы.

Он хочет погулять по лесу, посмотреть на птиц, возможно, сходить на охоту. Поэтому может переехать жить на кордон, чтобы избежать лишнего внимания. Но иногда может возвращаться к обычной жизни, и тогда будет жить здесь.

Рассказывая сказки о своей страдающей душе, парень всячески пытался мягко отказаться от навязываемой помощи, ссылаясь на то, что сейчас ему хочется одиночества.

Неизвестно насколько ему удалось донести до женщины его замысел, Антон тем не менее попросил ее приглядывать за домом и его вещами, чтобы ничего не случилось.

Чтобы совсем не обижать одинокого человека, парень оставил Марфе, некоторую сумму, чтобы она могла прикупить продуктов и что-то приготовить при его появлении.

Не отпуская Антона, Марфа накрыла на стол, и они еще целый час общались, пробуя местные деликатесы.

В своем доме парень отыскал старенькие простыни, наволочки и, перебрав постель, улегся спать. День был насыщенным, но предстоящий мог стать еще более богатым на события.

***

Наутро, поставив 'ниву' в сарай снятого дома, захватил нож, который зарядил и пристроил с левой стороны под курткой, пешком направился на кордон. Отец в свое время научил пользоваться картой, поэтому путь через лес не вызывал особых проблем. Конечно, дорога не была прямой и ровной, а местами попадались еще не выпитые лесом лужи, но, тем не менее, пройти было можно. Особого бурелома не встречалось, но скорее всего это было связано с тем, что поблизости было поселение и людям было проще собирать упавшие лесины, чем пилить или рубить свежие.

Вокруг зелено сверкали полянки, местами под елями встречались еще не стаявшие снежные привалы, но в целом лес уже жил весной. Щебет птиц, суета мелкой живности и жужжание насекомых делали поход интересным и не скучным.

Вот показалась первая отметка кордона, а за мерным столбом появилась дорога, которая и была нужна. Двигаясь по дороге, Антон вскоре заметил поместье местного лесовика и направился к нему.

— Савельич, привет!

Лесник оторвался от затесывания жерди, с небольшим размахом загнал лезвие топора в колоду и, посмотрев с прищуром на защедшего во двор путника, сказал:

— Привет незнакомец! Куда это ты путь держишь?

— Так уж и незнакомец. Не узнал, что ли. С Артуром здесь гостили.

— Аааа! Так это о тебе племяш предупреждал? Антон, что ли? Что-то странно ты добираешься. Небось, пешком из города так и идешь?

— Зачем пешком. Подбросили на попутке. А по лесу и пешком пройти можно.

— Хмм. Пройти то можно, да вы городские все норовите на машине, да на вездеходе. А ты вона как — пешком.

— Так спешить мне некуда, вот и решил прогуляться. Погода хорошая, солнышко яркое, воздух свежий.

— Ну, рассказывай, зачем пришел по свежему воздуху да хорошей погоде.

— Хочу к тебе напроситься пожить чуть-чуть. А то городская жизнь очень серая стала.

— Ну, тогда пойдем в дом, поговорим. А то на ходу неудобно дела обсуждать.

Разговор с Савельичем надолго не затянулся. Выспросив все последние городские новости, расспросив о здоровье племянника, предложил попариться в баньке с дороги, а затем и продолжить разговор.

Банька у лесника была знатная. Ходили упорные слухи, что все окрестное начальство посещало местный приют чистоты.

На берегу неширокого ручья, была организована запруда, ставшая небольшим бассейном, в которой было очень здорово окунуться, после банных процедур.

Руки у хозяина росли из правильного места, посему сама баня была выполнена в старорусском стиле из бревен в полтора обхвата. Внутри, на удивление, присутствовал кафель и современные удобства, резные стулья и стол дополняли обстановку и делали ее какой-то авангардно-вычурной, в которой все смотрелось гармонично и уместно.

Особенно впечатляла зона отдыха. Широченные лавки, на которых можно было спать, темные цвета столешницы и самовар с настоящим сапогом. Красиво.

Попивая чай из блюдца с настоящим кусковым сахаром, который кололся маленькими серебряными щипчиками, хозяин продолжил допрос.

— Так говоришь несчастная любовь?

— Ну, какая несчастная? Счастливая. Хорошо, что все закончилось сейчас, а не когда сводила бы в загс. Так бы и не знал, что попалась стерва, пока дети не пошли. А там уже и разбегаться поздно.

Антон не врал, придумывать ничего не надо было. Предыдущая пассия оставила на душе достаточно шрамов. И сейчас он просто переставил события так, чтобы его история звучала правдоподобно.

— И что, так и молчала все время?

— Что значит молчала. Говорила. Только мне казалось, что это любовь, а не поиски лучшей партии. Поэтому и слышал лишь то, что хотел. А когда расслышал все остальное, тут и началось. О таких истериках я даже в книжках не читал, только и видел, что в мультике про царевну. Хорошо хоть посуды дома мало было.

— Дааа! Такие они все. Только одни видят и все в себе держат ради семьи, а другие все наружу, и только для себя.

Савельич отхлебнул чая.

— А работа как?

— А что работа? Нашел заказчика, сделал монтаж, получил деньги. Все как у всех. Ну, может чуть-чуть побольше оплата. Так на себя же работаем.

— А как же напарники? Что тоже поехали отдыхать?

— А как без отдыха то? Три года без продыху. Надо и отдохнуть. Только его на юга потянуло. В жаркие страны. А мне там плохо. Да и нет того простора что здесь.

— А люди как, с которыми работали?

— Так ведь не одни мы в этом деле. Попросили друзей. Присмотрят пока. А там вернемся с новыми силами и идеями. И снова — заказчик, монтаж, деньги. Слушай Савельич! А как тут с охотой?

— Не сезон! — сказал, как отрубил.

Отпил чая, пожевал губами, а потом сказал, как бы раздумывая.

— Но есть тут у меня пара должников. Косые зимой совсем обнаглели. К осени их много расплодилось. Конечно сейчас они не в теле, но показать, на что покусились надо. Так что дня через три сходим в одно место. Мясо, конечно, будет дрянь, но практику получишь.

1. 4.

Дни на кордоне мелькали как кадры киноленты.

Савельич поселил парня в гостевом доме. Небольшие сени, одна комната. Удобства на улице.

Антон, чтобы не зарасти жиром от сытой жизни, решил возобновить тренировки по айкидо. Каждое утро следовала разминка, потом длительная пробежка по лесным тропинкам, а затем отработка приемов на колодах, оставшихся после распила дров.

Чтобы не вызывать лишних вопросов у лесника, Антон всякий раз уходя в лес, одевал свой нож. Там на дальних полянах он учился его метать и пробовал отрабатывать приемы ножевого боя. Учителя не было, новых знаний никто не давал, приходилось вспоминать все то, чему успел научить сенсей. Но по тем приемам, которые смог вспомнить, отрабатывал навыки постоянно.

Днем Антон помогал Савельичу по хозяйству. А вечером снова изводил себя отработкой приемов.

Глядя на тренировки постояльца, лесник только хекал и ухмылялся, полагая, что приемы против людей в лесу не особенно актуальны. Если попадешь на хозяина леса, то есть только один прием, который нужно знать в совершенстве — бежать. И бежать быстрее собственного визга.

***

Поход на зайцев произошел не через три дня, а через неделю.

Разбудив Антона ни свет, ни заря, Савельич приказал собираться, и выдал парню ружье. Простая одностволка, 16 калибра и патронташ с патронами, заряженными мелкой дробью.

Свою городскую одежду парень сложил в рюкзак и одевал то, что дал лесник. Простые брюки из легкого брезента, куртка с капюшоном, кирзовые сапоги. Собираясь в дальнюю дорогу, Антон взял с собой свитер, спортивные штаны и смену белья, и сейчас использовал их как поддевку. Пришлось освоить технику намотки портянок, потому, что лишних теплых носков у парня не оказалось. Да и сложно в кирзовых сапогах и шерстяных носках. Портянки для этого дела подходили куда как лучше. Конечно, еще лучше было бы одеть берцы. Но они были у парня в одном экземпляре, а грязь, по которой он лазил в лесу, никак не способствовала их сохранности. А ведь может статься, что нужно будет выйти к людям.

— Хотел сходить на охоту? Пошли. Самое время.

Савельич был одет в комбинезон защитного цвета, такие же кирзовые сапоги, как у Антона. За плечом висела 'сайга', на спине небольшой рюкзак.

— Идти будем по лесу долго. Заячьи места не топкие, но по пути два болота. Возьми с собой сухие портянки.

Антон собрался быстро, благо и собирать было особо нечего. Его наряд дополнила одностволка и патронташ.

Шли ходко, и по пути лесник знакомил парня со здешними достопримечательностями.

Только-только перешли первое болото, Савельич указал рукой на недалекие холмы.

— Там военный полигон. Охраняют первогодки. Могут пальнуть не спрашивая. Лучше не заходи к ним. Зверя там нет, а проблем огребешь по самое не балуйся.

Сразу за полигоном шла железнодорожная ветка.

— Это железка. Раньше по ней на полигон всяко возили. Теперь почти ничего. Но бывают у них моменты, когда вдруг выставляют охрану и хватают всех кто рядом ходит. Может чего прячут, а может — воруют. Сам не был, но сказывали, что техники там много было. Нам туда.

Перелесок, брод через ручей и открылась самая настоящая дубрава.

— Вот место хорошее. Да только и его успели изгадить. Вот там, видишь, — указал рукой на небольшой овражек, — самый лучший в здешних местах родник. Таких может всего пяток на весь свет. Живая вода. Сам пробовал. Раны затягивает на раз. Да только вот беда, там, — показал рукой на правый край дубравы, — в километре отсюда проходит шоссе. Молва о роднике разошлась, и всякий лихой сброд приезжает на машинах наливать водичку. Да только водосбор, с которого и питается родник где-то там же. Поэтому вода стала пахнуть бензином, да солярой. Испоганили. Даже на запрет останавливаться плюют.

Лесник смачно плюнул и пошел дальше.

— А что за шоссе?

— Да дорога до города. Когда строили, поленились обойти здешние места. Надо было болото сушить, а деньги, как обычно, украли. Вот и решили срезать напрямки. Да боком вышла эта срезка. Там какой-то грунт особый — плывун что ли. Вот и ремонтируют этот участок постоянно. Да и лихих людей по этой дороге в лес привалило. Заскочат, попилят деревья и бежать. Здесь до города пятьдесят верст всего. Да по пути две лесопилки. Нет, чтобы на своих делянках работать, так они хороший лес переводят, а делянками от проверок откупаются.

Дальше местных достопримечательностей не убавилось, но были они больше родными — лесными.

Два болота и узкий перешеек между ними. Обходить такие — сделать крюк верст в тридцать.

Савельич подвел Антона к неприметному овражку и сказал:

— Запоминай. Обратно сам поведешь. Как поведешь, так и пойдем. Смотри. Вон там вешка. Видишь?

— Какая?

— На рогатину похожа. Там только кажется, что вода, на самом деле сухо. Иди.

Антон попрыгал по кочкам и, выскочив к вешке, увидел, что это на самом деле только лужа. А от лужи шла заросшая тропинка.

— По тропинке?

— Да, и смотри под ноги. Там будет островок. На нем перекусим.

На островке лежали два дерева, вывороченные с корнем. На них было очень удобно отдыхать.

Перекусили, и лесник показал дальнейшую дорогу.

Оказалось, что брод через болота был длиной всего метров пятьдесят. Но, не зная на что ориентироваться, можно было искать его очень долго.

Прошли болота, и Савельич стал инструктировать Антона.

— Вот и первая заячья поляна. Эти поляны называют Заячьей деревней. Они, конечно, живут и в других местах, но тут их много. Хоть и стреляют и силками ловят. Да все не переводятся.

Пока лесник показывал, как ставить силки, Антон заметил на дальнем краю поляны трех зайцев. Один еще не сменил полностью свою шубу и был заметен среди серых проплешин. Двое, заигравшись, выскочили на поляну и стрелой унеслись обратно в лес.

— Пошли, обойдем деревню, — Савельич махнул рукой, показывая направление, и пошел.

Антон заспешил за ним.

Обход всех заячьих полян занял больше трех часов. Сколько ни старался парень углядеть жилище косых, так ничего и не заметил. Попадались какие-то норки, странные корневища деревьев, но на все эти вещи лесник говорил — нет.

Вышли к ручью. Полноводный, похожий на маленькую речку.

— К лету пересохнет. Это все талая вода. Там дальше второй ручей. Вот тот действительно приток Лесовки. Если захочешь перебраться через речку, то чуть выше, где втекает ручей, есть брод. Река пока еще не набрала силу, и перейти ее можно в сапогах. Вот в соседнем районе, где она впадает в Полосатую, она уже хорошая. Здесь она только кажется большой, но это все весенняя вода.

Когда возвращались обратно, перед болотами осмотрели силки. Лесник вытащил ушастого, рассмотрел его и отпустил.

— Тощий. Пусть погуляет.

Обратный путь за штурмана был Антон. Он вел экспедицию, стараясь запомнить дорогу.

Вернулись, когда уже стало смеркаться.

Прошли километров пятнадцать-восемнадцать.

Парень решил, что увидел достаточно и надо запоминать лес самому. Поэтому, со следующего утра, сам стал бегать по заячьим местам, ставил и проверял силки, и отпускал зайцев.

***

Так прошла еще одна неделя.

Жизнь шла спокойно, не было никаких проблем. Зарядка с утра, Савельич с его малыми делами, вечерняя тренировка, сон.

Но как-то утром Савельич сказал, что ему надо съездить в город. Выкатил мотоцикл, да не простой, а модный чоппер и, сказав Антону, что скоро вернется, покатил в сторону шоссе.

Был, оказывается, у лесника целый сарай техники. И зимней и летней. Да только парень был от природы не любопытен, потому по местам, которые не показывали — не шарился. Хотя может и зря.

Оставшись один, не забывая свои обычные занятия, возвращался мыслями к своей ситуации.

Никак не хотелось верить в то, что его давний товарищ больше никогда не будет рядом. Ну как могло приключится с ним такое? Во что влез Павел? Что такое задолжал, что стал делать то, что не должен. Не было никаких наркоманов. Не было. Кто-то убил товарища. Убил за то, что тот знал.

Антон пока ушел. Но если его ищут, то надо ждать вестей. Или гостей. Да и не мешало бы узнать обстановку в городе. Только как? Позвонить Марии? Ерунда. Во-первых, она не в курсе его дел. И втравливать ее в его заботы не надо. А во-вторых, если его ищут, то это и опасно. Да и что она может знать? И никого, кому можно было бы довериться, больше не было. А спрашивать случайных людей — навлечь на себя беду.

Савельич вернулся через три дня.

Приехал молчаливый. Сказал, что общался с племянником. Что в городе все нормально.

Только вечером пригласил попить чаю и все допытывался у Антона, на чем он приехал. Ожидая таких вопросов, парень продумал ответ заранее. Раз говорил раньше, что на попутке, так и теперь сказал, что на попутке.

Попутки они ведь разные могут быть. Вот Антон и рассказал сказку, что встретил, толи фермера, толи скупщика, который искал Ходынки. С ним и доехал до села. Там этот приезжий подался к местному голове, а парень пошел пешком на кордон. Ведь был он здесь с Артуром раньше. Вот дорогу хоть и плохо, но помнил.

***

Сегодня, весь путь до заячьих троп, Антон пробежал необычно быстро. Он и сам не заметил, что бежал, чуть ли не на пределе. Остановившись отдышаться, вдруг подумал: 'А с чего это Савельич мотался в город к племяннику? Ведь сообщил же Артур как то ему, что я приеду? Значит, телефон есть. А стоит, наверное, поинтересоваться самочувствием племянника? Как он там? Может, что передать дяде надо?'

Вечером лесник вдруг затеял баню. Вроде и не банный день — середина недели. Но хозяин сказал, что пропылился по дороге и хочет смыть городскую грязь.

Заготовку дров для бани Антон взял на себя, вместо вечерней тренировки. Накачавшись за месяц лесной жизни, силушка просила выхода, и полешки кололись как спички.

Наколов дров, занялся растопкой. Тоже ведь дело не простое. Нужно не просто сжечь приготовленные дрова, а нагреть помещение, подогреть воды, и приготовиться к самому важному — пропарить парилку.

Попарились, вышли окунуться в водоеме, снова в парную. Перерыв и новый заход.

Сидя за чаем, Савельич стал расспрашивать Антона.

— А скажи-ка мил человек, с кем ты в городе работаешь?

— В смысле? — удивился Антон, — Клиенты кто?

— Да нет. Клиенты, наверное, люди разные. А напарники у тебя кто?

Опа! Вот это вопрос. Да еще от лесника. И что на такое отвечать?

— Да с Фомичевым мы работаем. А что? Случилось чего? — Антон не так давно работал с Валентином Фомичевым. Но когда аппетиты компаньона стали несоразмерны его вкладу, они с Павлом ушли.

— Не знаю. Только говорят, банк там у вас ограбили.

Антон сделал вид, что ему смешно, но внутренние сторожа заорали — внимание!

— Ну, тут я спокоен. Поскольку банком не владею. Так что, не мой это банк. Точно! А что ограбили, так у них там свои дела. Одни грабят, другие ищут. А потом страховка и все такое. Думаю, не много потеряли, а может и приобрели.

— И вроде как бандиты какие-то объявились?

— Ну, Савельич! Мы и бандиты на разных полюсах. У меня что — клиент, объект, монтаж. Никакого криминала. А бандиты в городе регулярно появляются. Ты посмотри последние новости. Да их пачками ловят. Город это же зло. А то сам не знаешь?

— Ну да. Ну да. А вот скажи мне — выгодно твое дело?

— Что значит выгодно? Денег дает достаточно, чтобы жить. Но конкурентов много. Каждый предлагает золотые горы за дешево. Но и клиент теперь другой. На рекламу не ведется. Все больше по знакомству, да по рекомендациям.

— И сколько ж ты зарабатываешь?

Антон посмотрел на лесника укоризненно.

— Савельич! Ты вон в город на крутом мотоцикле поехал. Наверно прибыльное это дело быть лесничим, а?

Лесник зло сверкнул глазами и сказал:

— Не бедствую.

— Ну, так и я на паперти не стою. А будет плохо, пойду в мэры. Языком молоть учили шестнадцать лет. Думаю, справлюсь.

Савельич пытался еще выспрашивать Антона относительно его планов, но тот юлил, говоря, что если лесника не устраивает клиент, то тот может и съехать.

— Живи пока. Место есть, — сказал хозяин и пошел на выход.

Приведя в порядок баню, парень пошел к себе в домик. Достал телефон и набрал номер.

— Артур! Привет.

— Привет! Ну, ты как — поехал на кордон?

— В смысле? Я тут уже почти месяц.

— А я думал, ты куда в другое место подался. А то тишина и никто не звонит.

— Так сам бы позвонил дяде.

— Да у него телефон уже неделю как молчит. Это с ним бывает. Потом раз и объявится.

— То есть ты хочешь сказать, что не знаешь что с ним?

— Ну да. Ты бы хоть рассказал.

— Да вроде здоров. Сегодня в бане были. Из города вчера приехал. Я думал, что он к Вам заходил.

— Нет, не зашел. Да с ним такое бывает. Он в контору приедет, дела решит и сразу обратно. Говорит, на волю тянет.

Поболтав еще минут пять ни о чем с Артуром, Антон спросил о городских новостях. Ничего нового Артур не сообщил, за исключением того, что грядет смена власти. Город ждал нового начальника, так как старый уже с неделю сидел в сизо и искал себе хорошего адвоката.

Крайне интересно, где это Савельич раздобыл месячной свежести новости? А новые новости не знал.

Куда же он мотался на своем чоппере?

***

Мелькнула еще одна неделя.

Возвращаясь с очередной пробежки по заячьим тропам, Антона неприятно обдало запахом сгоревшей солярки. Живя в лесу и постоянно вдыхая чистый воздух, любой городской запах воспринимался как неправильный, неуместный и вызывал отторжение.

Резко сбросив скорость, парень метнулся в кусты и на корточках стал продвигаться к дому лесника. Увиденное и удивило и насторожило одновременно.

Около въезда на территорию усадьбы стояли два джипа. Черные машины с большими грязными колесами, явно предназначенные для города.

Савельич стоял около ворот и мирно разговаривал с мужиками, бандитской наружности. Все были одеты в черные кожаные куртки, а, видимо, главарь — в кожаный плащ.

Лесник, размахивая руками, что-то объяснял старшему. Тот выслушал его, что-то скомандовал остальным и полез в машину. Следом за ним сунулись в машины и остальные. Антон увидел, что именно достали из машин эти люди, и ему стало нехорошо. В руках пришлых были автоматы и дробовики.

Перебросившись парой фраз, бандюганы пошли в дом. В тот самый дом, где жил Антон. Когда они вышли, по их лицам парень понял, что они, не обнаружив его, были очень недовольны.

Тогда главарь созвал всех, что-то говорил некоторое время, потом прошел ко второму джипу и сел в машину. Двое бандюганов прошли в дом Савельича и остались там. Остальные расселись по машинам и, взревев моторами, джипы порулили по дороге в село.

***

Единственное оружие, на которое мог рассчитывать парень, находилось в его доме в рюкзаке. Но попасть в дом можно было только через дверь, которая просматривалась из дома Савельича. Сам лесник, пошатавшись по двору некоторое время, тоже зашел в дом.

Также на корточках как подползал, парень начал плавно отползать. Был один вариант попасть в дом, но для этого надо было перелезть через забор и подойти к заднему окну. Окно, конечно, было закрыто, но у Антона был нож и он представлял, как можно сорвать запор на раме.

Все его естество буквально вопило, что делать этого не стоит, но там были деньги, документы и его вещи. А самое главное там было оружие, а у него сейчас — только нож. Правда он заряжен, но один патрон не решит никакое дело.

Можно конечно все бросить, но Савельич слишком хорошо знает окрестные леса и если он помогает бандюганам, а по всему выходило именно так, то самым опасным в данном случае был именно он, а не бандюганы. Если как-то остановить лесника, то его поиск затруднится, и будет шанс уйти.

Лесник не знает о его 'ниве', но, возможно, посоветовал проверить пустующие дома в селе. Он наверняка сразу догадался, что Антон не мог приехать на попутке, просто потому, что попутки сюда не ходят. А единственная попутка — это автолавка, которая приезжает по понедельникам. А парень пришел в среду.

Медленно-медленно передвигаясь по поляне за забором, Антон старался, чтобы не треснула шальная ветка. Ведь как назло тут их было достаточно. Оставаясь вне видимости из двери и окон дома лесника, парень перелез через забор. Потом подошел к окну и, просунув лезвие ножа в щель рамы, начал осторожно раскачивать ее. Сначала рама стояла прочно. Никакие попытки нащупать шпингалет не удавались. Но вот чуть-чуть сдвинулась створка и удалось дотянуться до запора. Кончиком ножа парень толкнул крючок запора и начал скрести по телу шпингалета. Нехотя он подался и начал постепенно подниматься вверх. Легкий щелчок и нижний запор вышел из паза. Осмотревшись, взял чурбачок, каким-то чудом оказавшийся здесь. Встал на него и начал работать со вторым запором. Стоять было очень неудобно, чурбачок качался и норовил выскользнуть из-под ноги. Но вот второй щелчок и створка окна открылась. Очень плавно подтянувшись на подоконнике, Антон перелез внутрь. Встал на руки и, как акробат, перебирая руками, продвинул тело вперед.

Опустив ноги на пол, начал также плавно двигаться в сторону рюкзака, который лежал в шкафу.

Видимо Савельич следовал рекомендациям ниндзя, потому, что пол здесь был очень скрипучий. В обычное время парень постоянно морщился, когда делал шаг. Казалось, что скрип было слышно за километр. Но сейчас обошлось. Удалось добраться до шкафа, скрипнув только два раза, да и то негромко.

Открыв дверцу, достал рюкзак. Вынул обрез, замотанный в тряпку и патроны. А вот с патронами была засада. Их было два типа: с красной полосой и с зеленой.

Наверное, красные более опасные. Хмыкнул и подумал: 'А зеленые более экологичные'.

Потянув фиксатор, откинул стволы и вставил два красных патрона. Затем положил по два патрона в левый и правый карманы. Достал еще два и взял их в рот.

Потом перебрался на удобную позицию. Чтобы парня не было сразу видно, он устроился за краем большого сундука, который выполнял в доме также и функцию лавки.

Протянул руку, взял со стола чайник и бросил в открытую дверь. По полу запрыгала крышка, из чайника потекла вода, а он сам, совершив кульбит, выкатился на улицу.

На этот шум из дома лесника громко затопали, и стадо лошадей побежало к двери его домишки.

Первым в дверь влетел Савельич. В руках у него была 'сайга', но ее ствол смотрел вверх. Увидев в руках Антона обрез, отступил и заорал:

— Димаааа!!!

Следом над плечом лесника показалась небритая рожа.

Антон нажал на курок, и крупная картечь располосовала грудь Савельича. От удара картечи он сделал шаг назад и присел, открыв грудь второго. Парень дожал курок, и второй заряд превратил небритую рожу в гроздья ошметок. После выстрела, второй сделал шаг вперед и завалился на Савельича, уткнувшегося мордой в пол. Быстро откинув фиксатор стволов, выбросил пустые гильзы и заложил новые изо рта.

В этот момент со стороны двора раздалась автоматная очередь. Стрелок, не снимая пальца с курка, высадил весь магазин одним махом.

Антону очень сильно повезло, что он стрелял, не вставая с колена и в проеме двери валялись двое нападавших. Их тела поймали часть пуль, которые шли по траектории, которую занимал Антон. Остальные веером пробили бревна стен и ушли в стороны.

Как только второй бандит отстрелял очередь, Антон вскочил и, перепрыгнув через трупы, при этом, едва не поскользнувшись, выскочил во двор.

Бандюган судорожно рылся по карманам пытаясь найти новый магазин, держа автомат левой рукой стволом вниз. Но видимо он его где-то оставил, и теперь зло смотрел на идущего к нему Антона. Парень шел, направив двустволку на громилу, и не доходя до него метра три, спросил:

— Кто навел?

— Городские.

— За что?

— Сказали, что ты подрезал банк.

— Что обещали?

— Половину денег, которые ты взял.

— Половины нет. Извини. Но есть девять грамм на сдачу. Получи.

И нажал на курок до самого упора. Мощная отдача едва не вырвала двустволку из рук. А бандит, с удивлением посмотрев на свой живот, с ревом стал опрокидываться на спину.

***

'Ну, вот и еще одно место засвечено. И опять надо уходить' — парень выбросил стреляные гильзы, залез в карман и вставил новые патроны.

Осмотрел двор. Подошел к бандиту, ногой откинул автомат в сторону. Поднял, надел на плечо. Прошел в дом Савельича.

На столе лежала тряпка из маскировочной ткани, из которой торчали три магазина.

'Хмм. Разгрузка? Надо взять. Пока выберусь, нужно будет оружие'.

Окинув взором комнату, сел на стул.

Так. Оружие собрать. Бандитов в дом. Керосина навалом. Деньги искать бесполезно, но вот сделать вид, что искали, стоит.

Затем два часа Антон создавал видимость ограбления.

Затащил бандитов в дом. Раздел до нога. Притащил лесника в свой домик. Достал оружие Савелича. Расстрелял бандитов из его оружия, но своими патронами. Собрал все гильзы. Взял дробовик первого бандита. Расстрелял Савельича. Собрал гильзы. Сломал мебель. Открыл подпол и, достав банки с квашеньями, разбил на полу, столе, кровати.

Потом еще целый час занимался разбоем в своем домике, бане и сарае.

Можно подумать, что парень сбрендил. Нет. У него был четкий план, и он ему неукоснительно следовал.

Забрав все стволы, он тем самым создавал видимость того, что это ограбление ради получения оружия.

Оставив голых бандитов в доме Савельича, делал видимость того, что подельники заметали следы, а трупы бросили.

Разгром в доме играл на то, что упорно искали, что-то важное, но не нашли, обозлившись подожгли все.

Отсутствие стреляных гильз — бандиты нынче умные. Поди, проведи экспертизу без гильзы. А пули? Так пули надо правильно отстрелить, а то любая помеха сделает ее непригодной для опознания.

А нелогичность действий? Так есть следователи. Вот пусть они и объясняют все нелогичности.

Собрав все для ухода, еще раз представил свои дальнейшие действия. Вроде все. А нет. Лопата.

Пошел в сарай и добавил к двум рюкзакам еще и лопату. Так теперь, похоже, все.

Прошел по всем домам с факелом. Проверил, что все загорелось и горит хорошо.

Вышел во двор, нагрузился рюкзаками, взял в руки лопату, поправил стволы и вышел за ворота.

— Ну, здравствуй, новая жизнь! — и шагнул на лесную тропинку.

1. 5.

Оставив подворье лесника, Антон пошел по заячьей тропе до ближайшего болота.

Остановился, поставил рюкзаки так, чтобы не оставить следов. Достал одежду бандитов. Связал узлы, внутрь положил камни. Закрепил в расщелине корней свежую орешину и, используя ее как катапульту, запустил в болото одежду. Чтобы создать максимум трудностей поисковикам, старался попасть в просветы воды без травы и листьев. Вроде удалось.

Поднял вещи, побрел в сторону ручья.

На каменистом берегу одел сапоги. Зашел в воду и пошел в сторону истока. Прошел метров триста. Здесь было опять каменистое дно, и следующий ручей тек в обратную сторону в пяти метрах от этого.

Переобулся. Перешел в другой ручей, пошел вниз по течению. Дошел до места, где ручей впадает в болото.

Взял пару стволов Савельича и забросил их в трясину, метров за тридцать от берега. Причем кидал отдельно стволы от одного ружья, а приклады от другого.

Вернулся в ручей, пошел в том же направлении. Дошел до места слияния двух ручьев. Переобулся в сапоги.

Снова вернулся в ручей.

Опять совершил челночный рейс старый-новый ручей. Освободился от затворов для всех ружей. Утопил остатки одежды бандюков.

Переобулся. Переложил вещи, взял ориентир на железную дорогу и в быстром темпе, не обращая внимания на оставляемые следы, рванул по болотистой местности.

Дошел до насыпи железной дороги. Пересек ее. Совершил марш бросок к другому болоту, путая следы в ручьях. По пути утопил все остатки одежды и оружия, которые не собирался оставлять.

Вышел на каменистую осыпь. Переоделся в одежду Савельича, но на ноги одел свои берцы.

Здесь, недалеко, было очень приметное место. Приметное для тех, кто знает что примечать. Антон собирался оставить там оружие бандитов и все патроны, которые ему не нужны.

Два часа скорого марша по железнодорожному полотну в сторону старой станции.

Вот и приметное место. Здесь когда-то в давние времена была железнодорожная станция. Был небольшой химический завод, который что-то выпускал. Сейчас одни развалины. Но есть место, которое все видят, но никогда ничего там не ищут, поскольку искать там и негде и нечего. Это будка обходчика. А особенностью этой будки было то, что к обходчику всегда заводили кабели путейной (или путевой) сигнализации. И подводка этой сигнализации делалась в траншее, которую засыпали песком, чтобы можно было легко раскопать и переложить.

Кабели, конечно давно украдены. Но песок из траншеи никто брать не будет. И зная что кабелей там нет, копаться не станет. Поэтому самое логичное — там и сделать схрон.

Два последующих часа парень занимался процессом создания оружейного хранилища. Не все было гладко, как хотелось бы. Песок из траншеи выкинули, когда вытаскивали кабели, а потом засыпать обратно, естественно, не стали. Поэтому надежда на легкую и быструю работу превратилась в легкую работу по расчистке, но в сложную по маскировке.

Тем не менее, все когда-нибудь кончается.

Посмотрев на карту, Антон понял, что забрел в места далекие от цивилизации. До города — километров пятьдесят по шпалам, до ближайшего населенно пункта около двадцати, но по пересеченной местности, до темного времени суток — часа полтора. И места для ночевки здесь нет.

С собой минимум вещей. Небольшой набор продуктов. Двустволка-обрез и нож.

Нет ни палатки, ни одеяла. Даже флягу с водой в спешке не взял. Приплыли.

***

Прислонившись спиной к домику обходчика, Антон прикидывал дальнейшие планы.

Идти или оставаться.

Если идти, то только по шпалам, то есть в город на станцию. До поселка ночью он точно не дойдет. Но пятьдесят километров… Это больше чем марафон. Время, правда, не ограничено, но и дорога не сахар. Придется идти, а это пять, ну семь километров в час. От семи до десяти часов пехом. Причем в конце он выдохнется и скорость упадет. И придет на станцию без сил. А вдруг нужно будет принять быстрое решение или драться?

А если оставаться, то, что нужно сделать для ночевки?

Место. Здесь без вариантов. В кассе нет окон, дверей и крыши. Только будка обходчика сохранила крышу. Нет стекол в окнах, но зато есть дверь.

Пол местами сохранился. Конечно, спать на нем сложно, но можно найти место.

Натаскать лапника — желательно. Носить далеко. Много не натаскаешь, стемнеет быстро.

Одеть всю одежду, что есть. Осталось одеть только свитер. Трусы и майка не добавят тепла.

Найти что-то типа одеяла. Сойдет и картон, и ветошь. Можно лечь спать в шкафу, да его нет. Значит, нужен лапник и на одеяло.

Разжечь костер и топить его всю ночь. Нужны дрова. Топить бетоном и железом, что есть поблизости сложно. Согреть чай не в чем. Ну, воды еще можно взять в ручье — он недалеко. А чайник обходчика, наверняка алюминиевый, сдан в металлолом.

Решив, что сидеть и страдать можно долго, парень решил начать приготовления ко сну.

Начал Антон с того, что отправился за лапником. До ближайшей опушки было метров двести. Если полчаса на ходку, то можно сходить раз пять.

Но можно процесс ускорить. Для этого надо нарубить лапника в первый заход, пока есть силы, а затем только таскать. Вот чем рубить. Нож есть, но, сколько веток можно срубить таким ножом. Здесь бы мачете. Но чего нет, того нет. Тогда, наверное, имеет смысл рубить тонкие ветки, а затем носить их.

Бегом, пока еще не стало темно, парень бросился в сторону опушки.

Хотя нож и был достаточно острым, все равно процесс рубки занял почти час. Затем, используя рюкзак как торбу, загрузил партию лапника и побежал обратно.

На месте выгрузив лапник, уже собрался бежать снова, как что-то его остановило. Прислушался к себе. Нет, вроде все нормально. Значит, какая-то неправильность вокруг. Оглядевшись и ничего на заметив, уже собрался совершить вторую ходку, как остановившись, уставился на ту самую неправильность.

По железной дороге двигался паровоз. Но какой-то маленький. Такая штука называется мотовоз. Быстро вскочив на остатки платформы, стал ждать транспорт.

Мотовоз, не спешно пыхтя, двигался по железной дороге и вдруг издал пронзительный свист.

Заметили. Радость на мгновение озарила лицо. Как показывали в фильмах, поднял правую руку на уровень плеча и выставил большой палец вверх. Общеизвестный жест, с просьбой — подвезти.

Мотовоз сбавил ход и тихонько двигался вдоль остатков платформы. Из двери кабины, показался машинист и еще пара удивленных лиц.

— Ты откуда здесь, сердешный?

— Мужики, подкиньте до города, заблудился.

— Ну, прыгай сюда.

Антон с коротким разбегом прыгнул на платформу мотовоза.

Удивлению людей ехавших на этом транспортном средстве не было конца. Антон взахлеб, радостно рассматривая людей, рассказывал, как они большим коллективом студентов, решили совершить поход по местам давних боев. Пару дней шли вместе, а вчера вышли к болоту. Стали искать переправу и разошлись в разные стороны. А когда он оглянулся, то не увидел никого из попутчиков. Все куда-то ушли, а может он неправильно повернул, но остался один. Он шел всю ночь и весь день. Вышел к железной дороге, и стал радоваться, но за все время пока он здесь, не увидел ни одного поезда.

Поездная бригада обходчиков пути и смеялась над его рассказом и сочувствовала и расспрашивала о ночном переходе, все не веря в то, что он благополучно миновал местные болота и не встретил никакого зверя в лесу.

Антон самозабвенно врал, благодарил спасителей, и преданно заглядывая в глаза, выспрашивал, куда едет мотовоз и зачем.

Оказалось, что местная власть, вдруг вспомнила о железнодорожной ветке, решив использовать ее для организации транспортировки леса. И вот теперь, бригада обходчиков, совершала инспекционные поездки, для составления плана ремонта и восстановления пути. Сегодня они дошли до места, где сходятся две ветки и, проводя инспекцию, заработались. И вот теперь спешили в город.

Расспрашивая рабочих, парень ненавязчиво пытался выяснить, где можно остановиться в их городе. А то надо подождать своих или как-то с ними связаться.

Оказалось, что в сам районный город они не поедут, а дойдут до станции, где у них есть вахтовый вагончик. Там маленький поселочек, в котором и есть что, так это привокзальный пивняк. А мест где можно остановиться они и не знают. Но гостиниц там точно нет. Так что довезут до станции, а дальше он сам.

Благодарный и за это, Антон сидел с довольным выражением на лице и ждал конца поездки.

***

Пока мотовоз катил в сторону дома, парень прикидывал расклады.

Название станции он знал — Строево. На карте она была, но он не обратил на нее внимания. Правда, ситуацию это кардинально не меняло. От места посадки на мотовоз до этой станции было около тридцати километров. И если бы он избрал ее своей целью, все равно добрался бы часов через шесть или семь. То есть пришел бы глубокой ночью.

В это время здесь уже ничего не работает, и сунуться некуда. Оно конечно и сейчас некуда идти, но хоть есть шанс с кем-то переговорить и попробовать подыскать какой-нибудь ночлег.

Прямо хоть совершай преступление на станции, чтобы забрали в ментовку. Там хоть тепло. Кстати это вариант — поговорить с ментами. Может чего и предложат. Или грабанут. Те еще волки.

Больница. Может там есть какая возможность. Надо расспросить работяг.

Стройка. Сторожа. Тоже вариант. Только этот вариант надо решать днем. Сейчас просто прогонят.

Обратившись к самому смышленому из обходчиков, парень понял, что дела его плохи.

В поселке не было даже дежурного мента. Вызывали из города ППС. Больница отсутствовала по причине малочисленности населения. Фельдшерского пункта не было тоже. Стройки поблизости от поселка не было. Был коттеджный поселок в пяти километрах в сторону города, там была стройка, да только кто пустит бродягу в строящийся дом. Да еще ночью.

Оставался вариант, который Антон оставлял на самый крайний случай. Власть. В смысле место ее обитания.

Ведь любая власть любить пребывать в комфорте. А значит, здесь должен быть некий поссовет или как там он теперь называется. А в поссовете должны быть нормальные условия для жизни.

Но и тут был облом. Власть была. В одном лице на весь поселок. И снимала комнату на втором этаже местного магазина. И сидели днем в этой комнате два человека. Местный глава и приходящий бухгалтер. Два стола, три стула и шкаф для бумаг. И знал об этом, как оказалось бригадир обходчиков, потому, что по работе приходилось с этой самой властью пересекаться.

Вот такие пироги.

А может, какие вагоны на станции? Пассажирский вагон для его целей совсем не плох. Но это надо смотреть по ситуации.

Пока размышления роились в голове, мотовоз достиг конечной точки маршрута.

— Ну, бывай, удачи тебе студент, — сказал старшой обходчиков и пожал руку.

***

Спрыгнув из мотовоза на землю, Антон осмотрелся.

На станции не было ни одного пассажирского вагона. Как и тепловоза или электровоза. На дальнем пути стояло несколько грузовых вагонов. В наступивших сумерках около них мелькали какие-то мутные личности, мало похожие на грузчиков. С другой стороны грузового состава светили фарами пара грузовиков.

'Осталось только одно, напиться', - подумал Антон и направился в сторону станционного здания.

Сразу за зданием, невидимый со стороны путей, находился пивняк. Несмотря на позднее время, жизнь в этом центре местной цивилизации бурлила. Вынесенные на улицу круглые столики занимали бомжеватые личности. Кто-то спорил, и стучал кружкой по столику, убеждая оппонентов в своей правоте. Кто-то, уже изрядно вкусив, уткнувшись мордой в стол, вел дискуссию с Морфеем. А кто-то, пытался выяснить степень взаимной приязни, держа противника за лацканы куртки, тряс его тощее тело со словами: — Ты меня уважаешь? В общем, все как обычно.

Антон подошел к окну выдачи и купил кружку пива. Только посмотрев на кружку, сразу потерял желание пробовать напиток и прошел к дальнему столу. Он был пуст и находился несколько в тени. Поставил кружку на стол и достал из рюкзака старые припасы. Разложил, стал есть.

Тут же около него нарисовался бомж. Натуральный бомж, с опухшим лицом и глазами-щелочками. Одет, правда, он был достаточно чисто, хотя костюм и выглядел, как вынутый из всем известного места. Обратилось это дитя свободы к парню на удивление правильно и уважительно:

— Молодой человек! Я вижу, Вас не удалось одурачить чистотой поданной посуды, и Вы вряд ли будете употреблять налитый в нее нектар. Не позволите ли Вы использовать напиток по назначению, а то, заметив, как Вы на него посмотрели, я полагаю, Вы просто выльете его на дорогу.

— Вы, можете воспользоваться этим нектаром, — Антон улыбнулся, — только в одном случае.

— Это, в каком же? Я, видите ли, не в состоянии предложить нечто достойное в качестве оплаты.

— Информация.

— Если я буду в состоянии удовлетворить Ваш информационный голод, то, я весь внимания.

— Меня интересует, где здесь можно переночевать? Желательно бесплатно. И в нормальных условиях.

— Все зависит от того, что Вы понимаете под нормальными условиями?

— Место, в котором можно спать, не думая о холоде, дожде и любопытных.

— Если это все Ваши пожелания, то я полагаю, что могу проводить Вас в такое место.

— И что же это за место?

— Здесь, не очень далеко, находится старое здание, которое было отселено, но осталось не снесенным. Там даже есть мебель, которую оставили уехавшие жильцы. Пока еще есть вода. Вот электричество отключили сразу. Вполне приличные условия. Крыша, двери в комнатах, есть даже, что одеть на выход. Народ присутствует, но взгляды достаточно либеральны.

— А отношение к новым постояльцам?

— В достаточной степени нейтральное. Есть, конечно, отдельные сторонники насилия, но, общество против таких лиц, и старается объяснить им глубину их заблуждения.

— А это как понимать?

— Что именно?

— Относительно заблуждений.

— Ну, Вы же понимаете, что одиночки, против группы, достаточно мотивированных личностей, ничто. Поэтому, всегда можно найти аргументы, которые будут достаточно весомы. И, Вы знаете, если это все вопросы, то мне бы хотелось воспользоваться Вашей добротой.

Антон подвинул кружку в сторону бомжа.

Тот схватил ее обеими руками и начал жадно пить, стараясь не пролить ни капли и вместе с тем, сохраняя некоторое внешнее достоинство. Осушив до конца полулитровую кружку, бомж аккуратно поставил ее на столик и произнес. Да-да. Именно произнес, с достоинством и чувством:

— Благодарю Вас. Вы проявили поистине царскую доброту. В моем положении, редко кто отваживается на подобное. Не сочтите за навязчивость, но видимо мне стоит представиться, так как нам предстоит совместная дорога, а обращение не по имени делает общение несколько вульгарным. Доцент, — сказал бомж и на последнем слове кивнул головой.

— А простите, Доцент — это имя или все же…

— Вы знаете молодой человек, свое настоящее имя я уже и не помню. А вот свое звание, заслуженное звание, замечу, я уже давно считаю своим именем. Поэтому, иное обращение считаю неуважением, и стараюсь игнорировать. А не позволите ли узнать, как величать Вас?

— Роман.

— Ну что ж. Вполне достойно. Вы еще будете здесь задерживаться или, быть может, Ваши дела могут подождать до утра?

— Вы думаете нам пора?

— Уже в достаточной степени стало свежо, да и ночь именно для того, чтобы спать. Но перед дорогой, я бы позволил себе совет. Если Вы не сильно стеснены в средствах, я рекомендую Вам купить бутылку воды. Обычно утром, хочется пить, а то, что течет из крана в нашем доме, назвать водой можно весьма условно. Простая вода все же лучше.

***

Дом представлял собой старый покосившийся барак, построенный в годы первых пятилеток. Два этажа, окна, заколоченные досками крест-накрест, облупившийся фасад.

В свои лучшие годы, это строение было, наверное, приличным, если не элитным местным жильем. Но с годами обветшало, отношение власти к таким времянкам, ставшими постоянным местом обитания основного населения, было пренебрежительным, деньги на ремонт не выделялись и вот закономерный итог. Сейчас это ночлежка, для опустившегося люда и криминальных элементов, доживала свой срок.

Если бы Антону, полгода назад, предложили провести ночь в таком сарае, он, наверное, послал предложившего в сторону поиска нестандартных сексуальных отношений. Но сейчас… Сейчас даже такое место ночлега не вызывало отторжения.

Пройдя на второй этаж в квартиру, с обитой старым дермантином входной дверью, парень увидел компанию опустившихся личностей числом в пять человек.

В большой комнате, на стуле стояла керосиновая лампа, дававшая пусть и не очень много, но достаточно света для того, чтобы оценить место ночлега. Правда, запах… Немытых тел, прокисшей воды и сгоревшего керосина. Конечно не лучшая обстановка, но выбирать было не из чего. Для одной ночи условия приемлемые.

Личности заканчивали распитие каких-то медицинских настоек и, видимо, собирались скоро отойти ко сну.

Доцент провел Антона во вторую комнату и показал старый диван, на котором лежало, что-то типа одеяла и бесформенной подушки.

— Удобства во дворе. Здесь это не было предусмотрено изначально. Вода только холодная. Народ спокойный и не привередливый. Так что — прошу.

Укладываясь спать в незнакомом месте, парень решил оставить все свои средства обороны в 'шаговой доступности'. Обрез двустволки на бедро (спать будет не удобно, но лучше уж так), нож в чехле на другое бедро, рюкзак переложить и под голову. Вертеться во сне не стоит, а то можно ненароком нажать на курки и получить самострел. Случайно, но выстрел будет настоящий.

Бомжи еще полчаса устраивались, а потом все вдруг разом затихли, и наступила тишина.

Прислушиваясь к шорохам в доме, храпу спящих людей и прокручивая в голове события насыщенного дня, Антон все никак не мог уснуть. Наконец сам не заметил, как задремал.

Перед внутренним взором мелькал путь от кордона до поселка, беседа с Доцентом превращалась в разговор с Савельичем, лица друзей менялись на лица бандитов…

Проснулся Антон от того, что кто-то дернул его за ногу.

Странно, но вторая нога была свободна, никакой обуви на ней не было, а ведь засыпал он в сапогах.

Приоткрыв глаза, он увидел, что какая-то непонятная тень пытается снять с него второй сапог. Плавно поджимая обе ноги, парень стал подтягивать к себе эту тень.

'Так меня пытаются разуть!' — пришла запоздалая мысль.

Резко распрямив свободную от обуви ногу, он ударил в область груди ночного грабителя. Тот покачнулся, переступил ногами, что-то промычал, но не отпустил второй сапог, который держал двумя руками.

Тогда Антон как смог, рывком повернулся на спину и, поджав две ноги, ударил ими в область шеи и головы.

Ночной грабитель с хрюком отвалился, посидел на полу и начал выть, держась руками за лицо.

Серый рассвет стал проникать сквозь окна и предметы, до этого бывшие черно-серыми стали серо-серыми.

Антон увидел, как с пола поднялся здоровенный детина и, держась одной рукой за нос, сделал шаг в сторону парня.

— Ку…, - пытался произнести бомж, наваливаясь на Антона. Вдруг он дернулся, глаза его медленно погасли и тело, потеряв внутренний стержень и обмякнув, расползлось по парню.

Антон уперся руками в тело бомжа и сдернул его с себя на пол. Падая, бомж перевернулся, и упал на пол спиной. Из груди грабителя, в области сердца, торчал нож разведчика.

1. 6.

Пробуждение для местных обитателей было не привычным. На полу, на корточках, связанные сзади руки и ноги, кляп во рту. Так не начинался еще не один день.

Кто-то пытался выплюнуть кляп, выталкивая его языком изо рта. Кто-то встать на ноги, затягивая петлю на шее и оттого сипя и глухо кашляя. Кто-то, смирившись, просто сидел на полу.

Через час таких мучений из соседней комнаты вышел Антон. Посмотрев на связанных бомжей, он произнес:

— Значит так! Сейчас я развяжу рот тем, с кем хочу поговорить, — вынул обрез двустволки и провел стволом перед лицами пленников сначала слева направо, а затем справа налево, — метод убеждения у меня один. Кто не захочет говорить, останется связанным. Кто будет юлить и лгать — пуля в лоб. Кто скажет правду, может остаться жить. Вопросы есть?

Группа бомжей пыталась что-то сказать, но сделать это с завязанным ртом было сложно, поэтому только мычала вразнобой.

— Тихо! Кто будет говорить без разрешения, лишится языка, — Антон воткнул в сиденье стула нож.

Потом подошел к Доценту и вынул кляп. Дав ему откашляться, спросил:

— Зачем?

— Роман! Это чистой воды недоразумение! Мы ничего тебе не сделали. И ничего не знаем.

— Там в соседней комнате лежит ваш дружок. Вас здесь шесть. Шесть было и вечером, перед сном. Дверь вы закрыли. Значит, позвали седьмого сами. Поэтому вопрос только один — зачем? — направив на Доцента обрез, Антон демонстративно взвел курки.

— Роман! Мы не думали ничего плохого. Это получилось стихийно. Валдай предложил забрать твои вещи. Они новые и нужны нам. А нам самим с тобой не справиться. Вот и позвали Кулака.

— И для чего же нужны вам мои вещи?

— Ну, мы думали их продать и получить немного денег.

Подняв обрез на уровень лба Доцента, парень сказал:

— Я считаю до двух. Если не услышу правду, первая пуля твоя. Раз…

— Стой, стой. Я все расскажу, — Доцент принялся говорить быстро-быстро, — Мы готовим ограбление. Для его осуществления надо иметь нормальный внешний вид. Нам не найти чистой одежды. Поэтому хотели тебя раздеть и выставить на улицу. Убивать тебя никто не хотел. Но сам бы ты не отдал свою одежду. Поэтому попросили Кулака забрать твои вещи.

— И кого же вы собирались ограбить? — произнес Антон с вопросительным прищуром.

— Никого грабить мы не собирались. В поселке есть дом. Он достаточно богатый. В нем должно быть много вещей. Мы собирались залезть в него и взять немного, чтобы купить еды. А потом вернуть тебе вещи.

— Так вы добрые самаритяне. А я то уж подумал нехорошее. И кто же рассказал вам про этот дом?

Доцент опустил глаза и начал что-то неразборчиво бормотать. В этот момент второй бомж начал трясти головой и мычать, показывая, что тоже готов на сотрудничество.

Антон снова вставил кляп в рот Доцента и развязал второго информатора.

— Господин! Этот козел врет все. Родственник там его работает. Вот он и подговаривал нас на злодейство. Говорит, что все одно дом стоит без жильцов. Строили богато. Наезжает охрана раз в месяц и уезжает. А мы возьмем все, что сможем унести, и до конца лета забот знать не будем.

— И как же он хотел попасть в этот дом?

— Так хотел подпоить родственника и узнать все у него.

— А что он сказал по поводу меня?

— Да ничего, — сказал бомж и отвернулся, — не первый ты. И никогда он ничего не говорил.

Вот и стоило тут призадуматься. По всему выходило, что Антон просто попался в сети местных уголовников, которые действуют под видом мошенников-бомжей.

Тааак! Стоп. А если действуют под видом, то, стало быть, есть и те, кто покрывает все эти художества.

— А скажи-ка мне милок, куда вы девали всех тех, кто вам попадался?

Бомж засопел, посмотрел под ноги и пробурчал:

— Знамо куда. В лес. Или в болото. В лес проще и ближе. А в болото надо камни искать, чтоб не всплыл.

— Вот оно значит как. А этот был у вас за главного?

— Нет. За главного — Тимофей. Только уехал он два дня как. Вот и решил этот шкет сыграть за главного.

— Понятно. Остались у меня два вопроса. И тот, кто на них ответит, останется жить. А молчунов в болото.

С большим подозрением оглядел бомжей.

Кто-то смотрел в сторону, кто-то отводил взгляд. Доцент так и не поднял взгляда от пола.

— Итак, вопрос первый. С чем вы собирались идти на дело? Где ваши инструменты?

— А в той комнате, где ты спал и лежат. В том самом диване.

— И второй, последний. Как найти дом, который вы собирались подломить?

— Да что его искать, этот дом. Второй от въезда, слева. Красный кирпич с тремя этажами. Один он там. Приметный очень. Все остальное беднее будет.

— Ну, раз ты такой разговорчивый, то ответь еще и на бонусный вопрос. Как вы собирались попасть в дом?

— Какой бовусный вопрос?

— Как попасть в дом?

— А через первый дом. Сигнализация там не работает. А кино, что у охраны, только и показывает дорогу.

***

Вот теперь стоит остановиться и задуматься.

По какой дороге идти?

Странное движение вперед получается.

Налево пойдешь — по морде получишь. Направо — рожу набьют. Прямо — всю харю измочалят.

Некоторое время назад Антон был вполне законопослушным человеком. Он даже помыслить не мог, что его жизнь повернется таким образом.

Кто он теперь? Начинающий убийца? Идущий вперед ради своих низменных целей.

Или человек, вынужденный ради сохранения своей никчемной лишать жизни других.

А, может быть, он стремится принести свои идеалы и защищается от нападок агрессивных личностей?

И как двигаться дальше вперед?

Также на каждом шагу оставлять за собой трупы? А может быть дать судьбе позволить выполнить свою задумку и поплыть по течению?

Опять захотелось страшно закурить.

В чем он его выбор? Где истинный путь?

Ладно. Предаваться самокопанию можно долго. Сейчас нужно действовать. То, что сделано, то сделано.

А что реально можно сделать сейчас?

Первое. Собрать вещи и продолжить путь в никуда. Подальше из этих краев. Туда, где жизнь кажется безопасной. Там снова стать законопослушным и добропорядочным.

Сейчас нужно на время исчезнуть из родных краев. Затаиться.

Возможность вернуться к прежней жизни, похоже, уже исчерпана. Слишком многие хотят получить его тушку на вертел. Так, что путь возвращения, по крайней мере, быстрого возвращения, закрыт.

Второе. Двигаться дальше по этой неровной дороге. Но это рано или поздно снова приведет к тому, что придется нарушать закон. Для жизни нужны средства, а получить их можно только честно заработав или отняв у кого-то. С честным заработком как-то не очень. Для этого нужно устроиться на какую-то работу. Или организовать свою. Но в любом случае это официальный путь. Так сказать выход из тени. А это может опять привлечь внимание тех, кто интересуется им. Можно попробовать другой путь. Неофициального заработка. Ну, устроиться на работу с бригадой шабашников на лето. А там найти заброшенный хутор и прожить зиму. Через год многое забудется и если он появится в другом месте, то можно снова начать работать по прежнему профилю. Но вот с документами плохо. Паспорт и военный билет. Все остальное в городской квартире.

Оба пути — это разрыв всех связей с прежней жизнью. Или на время, или навсегда. А все временное это плохо мотивированное постоянное. Так что в любом случае это новая жизнь.

А раз новая жизнь, надо до конца пройти путь, который подсовывает судьба.

***

Антон встал и прошел во вторую комнату. Поднял лежанку дивана и выгреб инструменты, которые там были. Странный набор — фомка, молоток, плоскогубцы, фонарик и моток проволоки. С таким инструментом только на старушек охотиться. Раскольниковы, етить их. Еще раз просмотрел место под лежанкой. Прошелся по комнате. Но ничего нового не нашел. Тогда он подошел к говорливому бомжу и, сняв с него кляп, спросил:

— Кто должен был открыть входную дверь?

Бомж пожевал губами, сурово посмотрел на парня и ответил:

— Ушастик. Вон тот, — кивнул головой в конец строя.

Антон перевел взгляд и увидел бомжа, которого по-другому и назвать-то было нельзя. Оттопыренные уши, большая, почти лысая, голова, и тщедушное тело. На рассвете, связывая всю команду, он не особо рассматривал физиологию каждого. Тогда нужно было быстро лишить подвижности шесть фигур. И вот теперь увидев их вновь — изрядно удивился.

Если бы не стресс, вызванный ночным нападением, при дневном свете он бы не рискнул проделать все то, что сделал на рассвете. Слишком мощными выглядели двое, еще двое были достаточно развиты, чтобы дать сдачи. И только Доцент и Ушастик по комплекции были достаточно субтильными.

Освободив рот Ушастика, парень взял его за ухо и прошипел:

— Где инструмент?

— Я… Мы… Он лежит там, — бомж глазами показал на тумбочку в углу комнаты.

В тумбочке нашлись две отвертки, несколько ключей, кусок магнитного железа и воровской набор отмычек. Конечно это лучше того, что было в лежанке, но как этим открывать двери?

— Это все?

— Д-д-даа. Этим можно открыть д-дверь.

— Понятно. Теперь слушайте мое решение. Я оставлю вам жизнь. Пока. Когда вернусь, решу что с вами делать дальше. Вопросы?

Все бомжи закрутили головами, показывая, что вопросов у них нет. Только Ушастик и говорливый бомж сказали это словами.

— Вы все останетесь здесь. А с тобой, — Антон указал пальцем на Доцента, от чего тот вздрогнул, — я поговорю позже. Когда вернусь.

Затем начались сборы.

Еще раз, увязав бомжей, чтобы они оставались в комнате до его возвращения, парень начал собирать вещи.

Оружие на место, под куртку. В рюкзак весь инструмент.

Оглядев комнату, увидел пару пустых бутылок. Так, это тоже с собой. Что еще?

Переворошив 'кухню' бомжей взял черствый хлеб, непонятно как сохранившийся кусок сыра и немного соли.

Так. Еще раз мысленно проходим по карманам, одежде, рюкзаку. Вроде все. Тогда вперед!

***

Сборы и разборки с криминальным контингентом отняли почти полдня. Так что выйти удалось только около 11 утра.

Сначала путь из поселка, в котором происходила несуетливая движуха. Здесь лучше никак не светиться. Поэтому Антон двигался по улицам и проулкам, стараясь не привлекать внимания, к окраине. Затем по дороге в сторону города. Здесь тоже не стоит оставлять явных следов, поэтому, по краю дороги и прятаться от любого шума.

Путь до коттеджного поселка занял три часа. Конечно, можно было бы дойти и быстрее, но цель была не просто дойти, а дойти незаметно. Приходилось обходить подозрительные места, открытые участки, голоса людей, раздающиеся в лесу и птиц. Птиц в особенности, потому, что помня, какими сторожами они являются, и как обозначают для наблюдательного человека чужое движение, старался двигаться медленно и уходить от птичьего гомона в сторону. Все это не сокращало время пути, но зато позволяло, передвигаться к цели не привлекая внимания.

Наконец, Антон вышел на край вырубки, за которой шла дорога к поселку. Перед воротами поселка было расчищенное от деревьев пространство. Но дальше, видимо для создания соответствующего антуража, деревья вплотную подходили к забору, который окружал поселок. Поэтому еще час занял обход расчищенного пространства и подход к сплошному железному забору из листов профнастила.

Конечно, по уму забор должен быть прозрачным. В смысле, состоящим из стальных прутов с острыми кромками или секций из сетки. Да еще не помешала бы внутренняя дорожка вдоль этого забора, по которой должна периодически прогуливаться охрана. А по ночам, дорожки охраны должны подсвечиваться яркими фонарями. Тогда этот внешний периметр создает для злоумышленников сложно преодолеваемое препятствие, так как заметить суету около участка прорыва, охрана может издалека. Заметить, и принять соответствующие меры.

Конечно, самым идеальным вариантом была бы дополнительная системы видеонаблюдения. Правда она создает иллюзию всевидения для охраны, и та начинает относиться к своим обязанностям спустя рукава. Но и на этот случай есть свои меры правильной организации дежурства.

Здесь же ничего подобного не было. Для максимального использования полезной площади, территория крайних домов, примыкала к забору вплотную. Собственно внешний забор и являлся одновременно забором всего поселка и ограждал сами участки. Экономия на таком использовании пространства была копеечной, а проблемы людям, вложившим не малые средства в строительство, создавала большие. Ведь по существу, хозяева крайних участков, косвенно выполняли функции той же самой охраны, обеспечивая сохранность своего имущества своими силами, да и еще оберегали соседей от внешнего вторжения. Понимали это единицы, которые не экономили на паре метров пространства вдоль забора и относили свой забор подальше от забора поселка, чтобы дать возможность охране инспектировать закрытые зоны.

Видимо, все эти азбучные истины были не ведомы местному населению или оно считало, что наличие охраны полностью избавляло их от всех возможных проблем.

***

Сориентировавшись на местности, Антон сразу заметил дом, о котором говорили бомжи. Тот действительно выделялся, среди своих собратьев. Основательный, трехэтажный особняк из красного кирпича был явно спроектирован знающим архитектором и одним своим видом создавал чувство превосходства над окружающими его бедными родственниками, похожими на советский самострой.

Подойдя вплотную к забору, парень осмотрел листы профнастила и, принялся аккуратно выкручивать крепежные болты плоскогубцами. Определенное неудобство доставили только верхние крепления, но и здесь сказалась экономия. Высота забора была два с половиной метра. Поэтому, хоть и медленно, но работа была сделана.

К началу шестого в заборе был проделан лаз, который можно было преодолеть, просто отогнув листы в сторону. Но тогда оставалась вероятность, что приезжающие в поселок люди, могли случайно кинуть взгляд вдоль забора и заметить пролом. Поэтому парень приготовил из имевшейся проволоки временные фиксаторы, которые можно установить изнутри, притянув листы на место. Вблизи пролом, конечно, будет заметен, но издалека, со стороны подъезда к посту охраны, не отличим от правильно лежащих листов забора.

Теперь стоило хорошенько подумать. Шесть часов. Светло еще будет часа четыре, потом сумерки и к одиннадцати достаточно темно. Но, включатся фонари на внутренней дороге, и их отсвет даст хорошее освещение места работы. Значит надо заходить внутрь и готовиться к преодолению второго забора. Вот только маленькая проблемка. На участке первого дома тихо, но вполне может быть, что там есть люди. Конечно, можно на все наплевать и использовать оружие, но создавать шум и оставлять за собой труппы, ни в чем не замешанных людей, не хотелось.

Выяснить наличие людей в доме, можно было и косвенно. Как только стемнеет, обитатели зажгут свет, или проявят себя каким-то иным образом. Но вот ждать до полной темноты, очень не желательно. Откручивание болтов с забора, или иной способ его преодоления, неизбежно приведет к созданию лишнего шума. И если сейчас этот шум маскируется деятельностью обитателей поселка, то поздно вечером маскирующий шум исчезнет. И вот тогда любой скрип может привлечь ненужное внимание.

Терзая себя сомнениями своих дальнейших действий, Антон, в конце концов, принял решение. Ждать до восьми часов вечера. Там оцениться с обстановкой и действовать по ситуации. А пока. Пока стоит перекусить и покемарить в лесочке.

Два часа промелькнули быстро. Отогнув листы забора, парень вошел на территорию первого участка. Окна дома остались темными, но нарисовалась другая проблема. На самом доме были установлены видеокамеры. Что делать в таком случае парень не думал, но решение принял быстро.

Оставив свои вещи около лаза, он надвинул капюшон куртки по самый подбородок. Быстро осмотрев участок, заметил деревянный кол, метра полтора длиной. Схватил и кинулся к первой камере. Встал в слепую зону и поднял колом камеру вверх так, чтобы она смотрела гораздо выше горизонта. Затем по кругу обойдя дом, проделал то же самое со всеми остальными.

Затем спокойно вернулся к пролому и стал ставить временные фиксаторы. Операция не долгая, но тут требовалась аккуратность, потому, что если фиксаторы отскочат, то лист отогнется, а это будет видно с дороги. Но вот, наконец, и все.

Подошел ко второму забору и осмотрел место будущего пролома. Хозяева второго участка, видимо, строили свой дом первыми. Поэтому, такой же забор из профнастила, как и внешний, имел крепления со стороны первого участка.

Опять знакомая работа, только теперь нужно было стараться не особенно шуметь. Но вот и все. Отогнув листы, пролез на второй участок. Осмотрелся. Странно, на таком домине должны были стоять камеры, а их не видно. Либо хозяева совсем беспечны, либо камеры есть, но установлены скрытно.

Но тратить время на разгадывание загадок не стоило и Антон, сторожась, пошел к дому.

Два входа, шесть окон с решетками на первом этаже. Подвальные окна тоже с решетками, но какими-то уж слишком основательными. Если решетки первого этажа можно сорвать фомкой, то здесь нужен бульдозер с прочным тросом. Ладно. Все равно заходить в дом нужно через двери, тогда есть вероятность отключить пульт охранной сигнализации, который ставят, как правило, около дверей, а не около окон.

Подойдя к двери главного входа, парень ее осмотрел. Да, такую просто так не вскрыть. Эта фирма ставила замки повышенного уровня секретности, а такие только высверливать. Да и то это долго. И можно нарваться на броневые накладки, а они здесь точно есть. Тогда осмотрим дверь запасного входа.

Вот эта дверь удивила. Один сувальдный замок и все. Хотя она тоже смотрелась как произведение оружейного искусства, но один замок?

Принявшись внимательно осматривать саму дверь, боковины и верх двери, Антон заметил две небольшие дырочки, после чего улыбнулся. Старый трюк. Но действенный, до сих пор. В двери установлен второй замок. С моторизованным или релейным приводом. Суть такого замка очень проста. На эти контакты подается определенное напряжение от внешнего источника, как правило, небольшого аккумулятора. Это напряжение приводит в действие или сам замок, или специальную электронную схему, которая подает питание на исполнительный механизм замка. Как разновидность такого решения еще используется автомобильная сигнализация. Вот только недостатков у такой схемы достаточно для того, чтобы она не применялась очень широко. А в нашем случае, это похоже на замок, управляемый простым напряжением. Но для того, чтобы разобраться с этим замком стоит сначала открыть первый.

Полчаса Антон ковырялся в сувальдном замке отмычками, которые забрал у Ушастика. Шелчок, и проворот механизма. Замок открыт. А вот теперь самое интересное. Нужен источник напряжения. Еще полчаса ушло на то, чтобы соорудить из батарейки фонарика и аккумулятора телефона необходимый приборчик. Затем контакты прибора в дырочки на двери и… ничего. А если наоборот?

Замок щелкнул и дверь отошла от притолоки. Теперь самое интересное.

Антон достал кусок магнитного железа и поднес к верхнему срезу двери. После этого стал плавно открывать дверь, заглядывая в щель и слегка двигая железку. Вот он. Антон приложил железку к пластиковому кругляшу на верхней планке двери. Теперь быстро внутрь и закрыть дверь.

Протиснувшись внутрь, парень огляделся. Так и есть вот он датчик. Пластиковая бутылка надвинулась на охранный датчик. Теперь уже собственно можно и не спешить.

Всем этим фокусам — никогда, негде не учат. Но… Зная свойства материалов и то, что установщики всегда халтурят, можно использовать некоторые возможности по блокировке сигнализаций. Конечно, говорить об этом заказчикам не стоит, но бывают моменты, когда необходимо сделать то, что делать не стоит. Вот и Антон. Сначала заблокировал датчик двери, а затем датчик тамбура. Правда будь установщики большими маньяками, могли бы поставить еще один датчик, и вот тогда дела были бы плохи. Потому что, три датчика, работающих на разных физических принципах, преодолеть практически невозможно. Есть, конечно, и для этого пути, но, не имея под рукой волшебных приспособ — это просто нереально.

Осмотревшись в тамбуре, Антон улыбнулся опять. Нет, ну не может же так везти. Эту сигнализацию обмануть проще, чем отнять конфетку у ребенка. При всей навороченности алгоритмов, которые применяются для охранных шлейфов, детские потуги китайского фрилансера, сделать недоступным сам пульт управления. А нам и не надо его взламывать. Есть очень-очень простой способ сказать привет компании 'Метеор'. Надо сбросить пульт на заводские настройки. И тогда, просто ввести код, на который ругается даже Гугл — 123456.

Антон приготовил проволочную перемычку, достал отвертку и, нажав на защелки, чуть-чуть повернул пульт. Затем придерживая отверткой тампер, коснулся перемычкой нужных контактов. Пульт недовольно пискнул, поиграл огоньками и сыграл бравурный марш.

Войдя в меню настройщика, парень снял с охраны все приборы, которые контролировал пульт.

1. 7.

Закрыв входную дверь, Антон прошел в дом.

Да… Внутри это сооружение впечатляло не меньше, чем снаружи.

Достав обрез двустволки, проверил, что два патрона в стволе, и начал обследование помещений.

Первый этаж не впечатлил. Нет, он, конечно, был великолепен. Мрамор, штучный паркет, дорогие обои, натяжные потолки, самая современная техника. Но, во время своей работы, парень видел дома и покруче.

Единственное, что заставляло с уважением смотреть на это богатство, это некоторая гармония роскоши. Дом не подавлял своим великолепием, не производил впечатление кича, а просто демонстрировал, что можно использовать дорогие материалы для создания удобной и комфортной обстановки.

Каминный зал создавал великолепный средневековый образ. Сам камин, как центр композиционного решения, достаточно вычурный и вместе с тем гармоничный. Два кресла у камина — явно настоящие, еще той эпохи и той старинной работы. Но и они казались здесь на своем месте. Настенные ковры тонкой выделки, тоже привносили толику торжественности и вместе с тем домашнего уюта.

Столовая. Суперсовременная. Все, что только можно было себе представить, здесь было. Но опять же. Как-то по месту. Ничего лишнего. Вроде и много всего, а стоит представить себя на месте хозяина и понимаешь, что это все нужно.

Кухня. Таких комбайнов Антон и не видел. Но на всех логотипы известных фирм. Значит, просто смотрел не в те каталоги, или хозяева предыдущих домов не знали дороги в такие магазины, где все это продавалось.

Но вот одна странность поразила и заставила задуматься. Было такое ощущение, что все это еще ни разу не работало по-настоящему. Как будто кто-то установил все это оборудование, а затем решил готовить в другом месте. Может быть, во дворе на мангале? Все смотрелось как выставочные образцы. Нет тряпок, тряпочек, бутылочек с моющими средствами, пакетиков. Да еще бог знает чего и каких вещей, создающих атмосферу живого присутствия.

В многочисленных шкафах было пусто. Нет. Тарелки, вилки, ложки и стаканы с фужерами там были. Но не было никаких приправ, специй, соли, сахара.

Вода из крана шла, но сам вид девственно чистой мойки наводил на мысль о том, что мыли посуду, наверное, в ванной.

Обойдя весь первый этаж, Антон так и не заметил присутствия человека. В смысле той атмосферы, которую создают люди, когда живут в таком доме.

Если полотенца висели в ванной, то так, как будто их повесили, вымерев их положение линейкой. Если вещи в шкафах были сложены, то так, как будто их туда укладывали, соблюдая строгие отступы от стен. Да и сложены они были так, как будто это сделал автомат.

Вот! Вот самое верное. Все выглядело так, как будто все здесь делали не люди, а роботы. Слишком ровно. Слишком правильно. Слишком точно.

Поднявшись на второй, а затем и третий этаж и быстро осмотрев все комнаты, Антон нигде не отметил присутствия людей. Выставочный образец, а не дом.

Оставался еще не изученный подвал. Но было уже совершенно очевидно, что живых людей в доме нет. Поэтому, парень решил оставить осмотр этого места на завтра. Все же было уже достаточно поздно.

***

Давно Антон не мылся с таким удовольствием.

Первоначальный осмотр ванной не дал никаких результатов. В смысле в ванной было все. Были даже полотенца и простыни. Но не было самого главного. Моющих средств. Сколько не искал парень мыло, шампунь, бальзамы, кремы — ничего. Уже приняв решение просто смыть с себя грязь, после всех своих приключений, Антон обратил внимание на ряд кнопок около крана.

Раз уж занялся исследованием, то надо изучить все. Вряд ли это включение охранной сигнализации, или такой оригинальный вызов полиции.

Надавив на самую левую кнопку, Антон с удивлением ощутил на своей ладони, что-то похожее на гель. Включив воду и попытавшись его смыть, понял, что это и есть то, что он так упорно искал.

Все эти кнопки отвечали за различные моющие средства.

Самые левые выпускали нечто, похожее на моющий гель. Без запаха, без вкуса. А правые кнопки выдавали небольшое количество ароматной жидкости, с очень приятным запахом. Нажим двух кнопок разом, выдавал моющий гель с приятным запахом. А средняя кнопка вбрасывала, что-то в воду ванной. И от этого вода начинала бурлить и пузыриться.

В общем, с удовольствием намывшись, Антон подумал о стирке своих вещей. Но вот тут его поджидала неудача. Вся волшебная техника не желала принимать его вещи в стирку.

Никакие нажимы на выступы, поглаживание неровностей, постукивание не приводило к тому, чтобы открылись дверцы стиральной машины или заработало что-нибудь другое.

Тогда Антон просто собрал все свои вещи и положил их около стирального агрегата, решив продолжить эксперименты завтра.

Выбрав для сна одну из спален на втором этаже, парень поискал пульт от телевизора. Ничего подобного найти не удалось. Тогда уже почти отчаявшись, он провел рукой по кромке телеприемника и с удивлением уставился в заработавший аппарат.

Используя такой родной и знакомый нам с детства метод научного тыка, он очень скоро понял, как управлять телевизором. Это делалось с помощью различных жестов.

Переключение каналов — почти аналогично пролистыванию данных на современных смартфонах. Увеличение или уменьшение звука плавным движением руки вверх или вниз.

Почесав голову, парень задумался. Техника, вроде и выглядевшая простой и понятной, тем не менее, была не просто современной, а где-то даже сверхсовременной. По крайней мере, раньше он нигде не видел даже рекламы на подобные вещи.

Переключая каналы, Антон остановился на новостях.

Сначала диктор рассказывал о великих свершениях газового монополиста, который в очередной раз пополнил закрома родины миллиардом зеленых бумажек. Потом о встречах министров, артистов и директоров крупных заводов. Затем речь постепенно перешла на местные новости и тут…

Впившись в экран, Антон слушал, стараясь не пропустить ни одного слова. Он даже временами забывал дышать. Новости, которые он смотрел, касались непосредственно его.

В городе Nsk объявился маньяк.

Диктор со свойственной ему патетикой рассказывал, что доблестной полицией обнаружено и уже практически раскрыто зверское убийство в леспромхозе, где были найдены трупы семерых бандитов и лесника.

По основной версии, которую рассказал каналу новостей местный полицейский чин, в этом убийстве замешан серийный маньяк, который приехал к леснику из города.

Каким-то образом местные бандиты узнали о том, что лесник занимался незаконным бизнесом и смог скопить приличную сумму денег. Явившись к леснику, они стали требовать свою долю, но лесник проявил твердость и начал отстреливать бандитов. Тут вмешался маньяк, который устроил самосуд и зверски убил оставшихся бандитов. Лесник в перестрелке с бандитами был тяжело ранен. Маньяк, чтобы не оставлять следов этого преступления поджег дом лесника и скрылся.

Затем его следы обнаружились в поселке на станции Строево.

Втеревшись в доверие к местным бомжам, ночью маньяк устроил настоящую кровавую вакханалию. Полиция обнаружила семь обезглавленных трупов, которые были жестоко замучены перед смертью.

По поводу убитых бомжей было много предположений, от зачистки маньяком следов своего присутствия, до ритуального убийства.

Особенно диктор нажимал на неопровержимые доказательства, попавшие в руки полиции и число семь, которое доказывало невменяемость маньяка.

***

Сон сняло как рукой.

Кто? Кто так настойчиво гонит Антона. Зачем этот неизвестный убивает всех тех, с кем он пересекся. Ну ладно еще лесник. Тот сам выбрал свою судьбу. Но ведь там было только двое бандюганов. Как остальные попали в этот замес? Ведь даже если они приехали позже, то кроме головешек найти там ничего не могли. И отстрелить их Антон был не в состоянии чисто физически. К тому времени он уже двигался в сторону поселка.

А в поселке? Он, конечно, связал бомжей и, уходя, оставил их связанными. Но исключительно для того, чтобы они не разболтали никому о том, куда он пошел. И уж точно никого он не убивал. Ну, кроме этого отморозка Кулака. Но тот сам напросился. Да и вышло это больше случайно, чем целенаправленно. Но остальные шестеро были живы при его уходе. А уж резать головы? Зачем?

'А времени-то и нет' — пришла в голову запоздалая мысль. Если этот неизвестный идет по его следу, при этом таща на хвосте полицию, то любая попытка скрыться, наверняка обречена на провал.

Или этот неизвестный достанет Антона раньше полиции, или полиция возьмет его, раньше неизвестного. В любом случае на хвосте уже свора, от которой не сбежать. Даже если полиция окажется первой, и парня арестуют и посадят в каталажку, то этот неизвестный сделает все, чтобы он не прожил и дня.

Антон очень долго раздумывал над тем, кому он смог так насолить. Ничего из известных ему моментов не приходило на ум. Он перебрал всех своих знакомых с детского сада и до сегодняшнего дня. Если не считать перестрелки с бандитами у лесника, то никаких криминальных долгов у него не было. Но бандиты появились позже. Ведь в разговоре с тем отморозком, у которого был автомат, Антон спросил, кто их на него навел?

А ведь все началось с банка. Точнее с Павла, который где-то, во что-то влез. И Антон оказался втянут в эти разборки помимо своей воли. Но теперь уже не выпутаться.

Раз полиция взяла его след, а это уже совершенно точно, то будет ловить везде. Федеральный, а затем и международный розыск. И тут единственный вариант попробовать уйти за границу. Уйти, чтобы выжить. Потом, когда ситуация утрясется, можно и вернуться. Но сейчас…

***

'Что можно сделать в этой ситуации? Этот гад, что меня пасет наверняка знает, куда я пошел. Не зря же он резал головы бомжам. Те не настолько крепки, чтобы молчать при таком допросе. И что мы имеем?

Подвал! Вот ведь забыл. Может там у такого хозяина и есть чего интересного? Какой-нибудь ковер-самолет. Вот тогда мы точно сможем уйти'.

Парень вернулся в ванную, чтобы одеть свою одежду…

Это было сильно!

Пока он развлекался с телевизором, кто-то почистил, постирал и погладил ее полностью. Даже устранил мелкие разрывы и зацепы за лесные сучки. Да, но ведь дома никого нет! Никого! Так кто это так постарался? Ладно. Потом, все потом.

Быстро одевшись, опять нацепил портупею для двустволки. Пристроил нож.

Спустившись вниз, на первый этаж, освещал себе путь фонариком. Не стоило выдавать свое присутствие в этом доме.

А где собственно может быть дверь? Здесь нет, здесь нет. А здесь?

'Опа. Щитовая. И приборы то все знакомые. Вот и счетчик… Хмм? А что собственно он показывает? Дом пустой, никого нет, у меня и то фонарик, а электричество уходит рекой. А куда? Ладно. Потом'.

Так, дверь. Это чулан. Еще одна. Опять какая-то кладовка. Вот! Вот то, что нужно.

Антон стоял перед дверью, очень похожей на входную черного хода.

И здесь такой же электрический замок. Быстро сходив за своим рюкзаком, парень снова собрал электрическую отмычку. Вставил контакты… Щелчок. Один замок открыт. Второй — это отмычки.

Возня со вторым замком на этой двери заняла больше часа. Работая, Антон все время оглядывался. Ему казалось, что этот неизвестный сейчас открывает входную дверь и заходит в дом. Он даже пару раз сходил, проверил обе входные двери.

Наконец замок подался. Проворот. Еще один. Выскочили ригели из пазов и дверь чуть-чуть приоткрылась. Из образовавшейся щели на пол легла полоса света. Не очень сильный, но достаточный для того, чтобы рассмотреть, что Антон стоит с обрезом двустволки в одной руке и ножом во второй.

Тихонько отворив дверь пошире, парень заглянул внутрь. Ничего необычного за этой дверью не было. Прямой коридор и две двери в конце. Свет шел сверху, из потолочных панелей, вроде современных светодиодных. Чистый и сухой коридор.

Решившись, Антон сделал шаг вперед.

Ничего.

Еще один.

Опять ничего.

Уже собравшись сделать третий шаг, парень увидел, как потолочные панели разошлись в стороны, и из открывшегося проема скользнула вниз авангардная конструкция, похожая на навороченное ружье, которое так любят рисовать в фантастических книгах.

Падая на пол, Антон увидел, что странная конструкция, выскочившая из потолка, начала движение обратно вверх. В угасающем сознании промелькнула мысль: 'Глупо попался'.

А станер, вернувшись на место, снова встал на боевой взвод.

Конец первой части

Часть вторая: Новый мир

2. 1.

Антон сидел в кресле. Если креслом можно было назвать это произведение палаческого искусства. Сидеть было и жестко и неудобно. Гладкое сиденье имело небольшой наклон вперед и поэтому приходилось все время подвигаться назад. Руки, лежащие на подлокотниках этого кресла, держало силовое поле. Никаких наручников, но сдвинуть сверх дозволенного было невозможно. Ноги зафиксированы таким же образом. Только свободы для ног было чуть больше. Встать с этого кресла, мешало что-то вроде полки, которая проявлялась, стоило только попробовать поднять плечи вверх. А вот поворачивать голову ничего не мешало.

Посмотрев, на сидящего за столом перед ним неприятного субъекта, парень спросил:

— Где я?

Не отвечая на вопрос, субъект продолжал рассматривать парня. Потом переключился на разглядывание чего-то на экране монитора, который вылез из крышки стола.

— Кто вы? — опять спросил Антон.

Пожевав губами и напустив на себя очень-очень строгий вид (хотя куда уж больше), субъект начал говорить, старательно выговаривая слова. Сразу стало понятно, что этот язык (вроде ведь русский) для этого человека не родной и говорит он хотя и правильно, но с каким-то неуловимым акцентом.

— Вы находитесь на базе Восьмого ударного Флота империи Аратан. Задержаны и доставлены сюда, как агент негуманоидной цивилизации Кре'пт. Доказательств вашей преступной деятельности у нас достаточно. Вам предлагается добровольно пойти на сотрудничество. В этом случае вам будет гарантирована жизнь. В противном случае, к вам будут применены иные меры дознания.

Слово 'добровольно' как-то кольнуло в голову Антона, и он вдруг, сквозь пелену, увидел, как его сажают в кресло аппарата, напоминающего парикмахерскую сушку для волос, а затем выволакивают из него. В этот момент Антон оборачивается и видит, как один из стоящих около кресла истязателей (или операторов), что-то втолковывает тому самому субъекту, что сидит сейчас перед парнем.

Посмотрев в глаза допрашивающего (а как иначе назвать разговор с прикованными руками и ногами), Антон улыбнулся и сказал:

— Добровольно значит? А не добровольно, выходит, не получилось? И что там по вашим доказательствам? Введите меня в курс.

Призрак испуга или легкого страха пробежал в глазах субъекта. Потом он взял себя в руки, опять напустил на себя надменный вид и произнес:

— С врагами империи мы вправе поступать так, как считаем нужным. А раскрывать служебную информацию перед лицами, не допущенными к ней, не имею права.

— О как! А скажи-ка мне мил человек, как это ты представляешь себе сотрудничество?

Посмотрев взглядом, которым можно было прожечь дырку в стене, на этого оболтуса, Антон продолжил говорить:

— Ты сначала представься, — и снова начал 'жечь' субъекта своим взглядом.

А самым странным было то, что, видимо, чувствительность этого индивидуума к такому мысленному воздействию была очень высокой. Потому что его лицо, стало наливаться краской, и он заорал:

— Прекратить!

— Что именно? Ты не представляешься, несешь какую-то ахинею, на мои вопросы не отвечаешь, а только угрожаешь и пугаешь. Так у нас с тобой ничего не получится.

Вдруг Антон понял, что надо сделать. Он сосредоточился и вместе со словами бросил в субъекта мысленный фаербол, как тот описывали фантасты.

— Хух! — эффект от этой словесно-мысленной атаки превзошел все ожидания парня.

Оболтус, весь покрылся краской, из носа и глаз пошла кровь, он покачнулся и упал со стула.

Комната мгновенно наполнилась каким-то газом и Антон отключился.

***

Очнувшись в своей камере — теперь стало понятно, что это место заключения — парень попытался вспомнить как оказался здесь.

Последнее воспоминание, что еще оставалось в голове, как цельное событие, произошедшее с ним очень давно.

Дверь, которую он пытается вскрыть отмычками, взятыми у Ушастика. Вот она щелкает и открывается. За ней коридор и автоматическое ружьё, прячущееся в потолок.

Потом…

Потом стены камеры и легкая вибрация. Сколько это длилось сказать трудно, но несколько дней точно. Еда, которая появлялась из щели в стене. Кровать и стул. Больше в комнате ничего не было.

А вещи. Рюкзак, нож отца, двустволка? Нету. Куда они делись непонятно.

Как он оказался здесь Антон не помнил.

Все произошло вдруг.

Мысли совершили круг и снова вернулись обратно. Сознание упорно цеплялось за какие-то события, как за якоря, и опять мелькание неясных образов, на грани осознания.

Сначала особняк. Потом дверь. Потом камера корабля. Космического корабля.

Вот. Вот оно. Почему-то парень был точно уверен, что он летел на космическом корабле, хотя ничего космического вокруг не было. Были предметы достаточно обычные. Даже обыденные. Конечно очень современные, очень стильные, но понятные. Кровать, стул, поднос для еды. Правда, сама еда несколько странная. Все больше какие-то каши. И стакан с соком, после которого хотелось спать.

И пробуждение в другой камере. Здесь не было вибрации. Не было тех предметов, что окружали его во время полета. Но опять точная уверенность, что и это помещение — камера. Тюремная камера, в которой его содержат. Вот для чего? Ведь никто не приходил, ничего не спрашивал.

И вот этот хлыщ. Какой-то слишком уверенный в себе, излишне наглый и очень неправильный. Нет-нет. Это конечно человек. Но какой-то странный. И язык. Русский, но очень точный выговор иностранца.

А обвинение вообще смехотворно.

Враг империи. Какая империя? Нет у нас империй. Сотня лет как нет. Называем мы конечно Россию Империей. Но то, все больше по привычке. А этот точно уверен, что он представляет империю.

И какой из Антона агент. Смешно. Но этот пупырь уверен, что это именно так.

Бред. Может быть, в той комнате за дверью был какой-то газ? Они там, наверное, наркоту производят. Поэтому и нет никого. Автоматический процесс. Пришли, забрали готовое, засыпали порошок и ушли. А оно работает дальше. Но вот что за фигня выскочила из потолка?

И этот перец около этого следователя-самоучки. Какой-то слишком правильный. Как доярка в коровнике. Чистый халат. Или не халат? Вроде как комбинезон? И язык. Неземной точно. Такого Антон раньше не слышал. И кресло это. Сушилка для прически. Какое-то слишком технологичное.

Идиотизм! По отдельности все вроде понятно, а в цельную картину не складывается.

Размышляя об увиденном и пытаясь осознать, что все-таки происходит, Антон решил что его, скорее всего, похитили.

Так и крутились мысли об одном и том же.

Особняк. Дверь. Камера на космическом корабле…

***

Дежавю.

Опять кресло, опять наручники. Перед креслом стол, за столом субъект. Только в этот раз другой.

Он рассматривает Антона и тоже ничего не говорит.

Ну, раз не говорит, то парень закрыл глаза и стал пытаться заснуть. В тот момент, когда он уже стал погружаться в сон, его что-то больно укололо в шею.

— Зачем ты напал на следователя Службы Безопасности?

— Я ни на кого не нападал. Да и сделать это в моем положении затруднительно.

Субъект помолчал и произнес с недовольством в голосе:

— Ты провел ментальную атаку на представителя Службы Безопасности. Одно это действие заслуживает наказания.

Антон посмотрел на нового следователя и попытался надавить на него взглядом так же, как делал это с предыдущим представителем СБ.

— Твои фокусы со мной не сработают, — заговорил новый отморозок.

Ослабив мысленное давление, парень произнес:

— Он не представился. Не пояснил — за что я задержан. Начал угрожать.

Субъект сделал удивленное лицо, и после небольшой паузы, сказал:

— Я следователь Службы Безопасности империи Аратан Гейл Крост. Ты задержан как агент негуманоидной цивилизации. Твои действия были направлены на ослабление империи, поэтому ты и оказался здесь.

— Это что — вторая серия? Вам действительно — нечего делать?

— Ты плохо понимаешь ситуацию, в которой оказался, — произнес субъект с нажимом.

— Ничего не мешает меня в ней просветить.

Пока следователь думал, как вести себя дальше, парень продолжил.

— Давайте для начала выясним основные моменты. Где я нахожусь? Как я сюда попал? И в чем конкретно меня пытаются обвинить?

Следователь пожевал губами, перед ним поднялся из стола экран и он заговорил. Его тон был презрительным и говорил он так, будто оказывал величайшее одолжение.

— Ты находишься на базе Восьмого ударного Флота империи Аратан. Доставлен сюда с планеты Земля. Обвиняешься в том, что являясь агентом негуманоидной цивилизации, нанес империи существенный вред.

— Вот оно что! Очень интересно! То есть, другими словами, меня похитили с моей планеты какие-то зеленые человечки. Поместили под свой контроль. Меня, свободного гражданина своей страны, держат под арестом на какой-то там базе. И при всем этом, пытаются предъявить мне какие-то противоправные действия, якобы совершенные мной против зеленых человечков. Бред, — и посмотрел в глаза следователю с мысленным нажимом.

— Ты совершенно неправильно представляешь события. Ты был пойман в момент посягательства на собственность СБ Аратан. Для разбирательства и предъявления обвинения ты был доставлен на эту базу.

— Прикольно! Пойман в момент посягательства на собственность, а являясь агентом, нанес вред. Кстати, насчет собственности. С каких это пор независимая планета Земля является собственностью некой СБ Аратан? И зачем, для решения вопроса посягательства на эту собственность, меня доставили на какую-то базу. Гораздо проще вопрос с собственность было решить в суде. Если, конечно, собственность иной цивилизации на Земле законна. И какой вред интересно я нанес этой собственности? Помывшись в ванной? И причем здесь агент? Что, только агенты инопланетных цивилизаций имеют право посягать на собственность СБ Аратан?

Следователь уставился в монитор и не отвечал на вопрос Антона. Потом произнес:

— Эти вопросы выходят за рамки моих полномочий.

— Ну, так давайте сюда того, у которого хватит этих полномочий. А то вдруг я скажу что-нибудь такое, что не входит в Ваши полномочия и Вас придется ликвидировать, чтобы сохранить тайну СБ Аратан.

Было видно, что следователь представил себе последствия такого шага очень наглядно, потому что по всему его телу прошла дрожь.

— Информация, исходящая от тебя не может ограничивать мои полномочия. Ограничение только на ознакомление тебя с определенными материалами следствия.

— Тогда мне бы хотелось получить разъяснения. Не ознакомление с материалами вашего следствия, а именно разъяснения. Зачем вам нужно считать меня агентом. Какой именно вред, кроме умозрительного, я причинил империи Аратан.

Ответ следователя состоялся через пару минут. При этом его глаза поплыли, словно у наркомана и он сидел совершенно неподвижно.

— Агентом инопланетной цивилизации ты являешься по факту. У нас есть достаточно материалов, которые подтверждают это. О размере вреда, причиненного империи, ты узнаешь в процессе следствия. Задавать вопросы и получать на них ответы не является твоим правом. Поэтому впредь ты молчишь и ждешь вопроса. На поставленный вопрос отвечаешь максимально полно и быстро.

Антон уставился на следователя и стал представлять, как его щит истончается, а уши этого субъекта становятся красными. Если подобный фокус прошел с одним, то почему не мог пройти с другим.

Пока тот просматривал какие-то материалы на дисплее, парень постепенно усиливал давление и смотрел за результатом.

Следователь поднял свой взгляд на подследственного. Его уши стали заметно краснее. Но он держался уверенно.

— Когда и где ты был завербован представителями инопланетной цивилизации?

Антон молчал. Следователь тоже. Молчание длилось несколько минут, наконец, субъект проскрипел:

— Отвечай!

— Что именно я должен ответить на этот вопрос? Сказать что это бред? Это уже было сказано раньше.

— Отвечай по существу на поставленный вопрос, — с трудом проскрипел следователь, борясь с новой напастью — прилипшим языком.

— Мне нечего добавить к сказанному ранее.

— Ты отрицаешь факт вербовки?

— Не было самого события вербовки. Поэтому мне незачем отрицать глупость.

— Значит, ты не признаешь — добровольно, что был завербован.

— Мне надоела игра в слова. Я устал, — и, наклонив голову вниз, закрыл глаза.

— Когда ты начал сотрудничать с представителями инопланетной цивилизации.

— …

— Твое молчание не прибавит тебе доверия. Есть задокументированные факты. Отрицать их глупо.

— Предоставьте эти факты.

— В свое время ты сможешь ознакомиться с ними.

— Значит, фактов у вас нет. И попытка заставить меня сознаться, в том чего не было — провокация.

— Как ты осуществлял связь со своими кураторами? Где происходили ваши встречи. Какие материалы ты передавал.

Антон взглянул на следователя. Да тот был стоек к мысленным атакам. Уже весь красный, с горящими как раскаленные угли ушами он держался. Ответ парня опять ввел следователя в ступор.

— Если даже умозрительно предположить, что я и являюсь агентом какой-то цивилизации, то к вам, империи Аратан и ее Службе Безопасности, это не имеет никакого отношения. Поскольку все действия, которые могли иметь место, не затрагивают ваших интересов, так как происходили вне сферы вашей юрисдикции. Это первое. Второе. Отвечать на все вопросы, касающиеся моей якобы вербовки и взаимодействия с неизвестными мне кураторами — я отказываюсь. Даже если вы будете использовать пытки, то ничего нового, кроме сказанного не узнаете.

— Обсуждение сферы юрисдикции не входит в перечень затрагиваемых тем. Поэтому мне нужен ответ на поставленный вопрос.

— Никак. Нигде. Никакие.

— Какие задания ты получал?

— Никакие.

— В каких операция принимал участие?

— В никаких.

— Как оплачивалась твоя работа?

— Так как никакой работы я не выполнял, то и оплаты никакой не было, — Антон представил себе, что язык следователя начал разрываться на части и из него пошла кровь. Этот мысленный образ он отправил отморозку с мысленным хеканьем.

Следователь закашлялся, из уголков рта потекла кровь. Он что-то нажал на столе, и парень потерял сознание.

***

Лежа на кровати в своей камере, Антон предавался размышлениям.

Вдруг дверь отъехала в сторону, и на пороге возник водолаз. Нет. Это был все же не водолаз. Скорее некто. Этот некто был одет (а может быть облачен) в нечто похожее на водолазный костюм, только явно металлический. На месте головы был глухой шлем с затененным лицевым щитком. Возможно, этот водолаз был охранником.

Указав на парня, он глухо произнес:

— Собирайся и выходи.

Антон вышел за дверь. Там находился еще один охранник-водолаз.

Построившись в колонну — впереди охранник, затем Антон и замыкал колонну, вызвавший его охранник. Группа двинулась по коридору, миновала несколько дверей и остановилась у одной из них. Первый охранник приложил руку к стене, и дверь плавно отъехала в сторону. Посторонившись, охранник показал парню жестом, чтобы он заходил.

Опять комната для допросов, только немного с другой обстановкой. Перед столом стоит стул. Обыкновенный стул, а не палаческое кресло. За столом сидит пожилой мужчина и дружелюбно усмехается.

— Заходи и садись. Нам надо поговорить.

Антон прошел и сел на стул.

— И о чем?

Незнакомец усмехнулся и заговорил:

— Я начальник отдела следствия полковник Делеус. Зная, как ты не любишь общаться с незнакомцами, сразу хочу устранить этот момент. И хочу предупредить тебя — я хочу просто поговорить. Никаких бессмысленных вопросов, никаких провокаций. Только доверительная беседа.

— Доверие это совместный продукт.

Полковник хмыкнул.

— Ну, тогда я постараюсь приложить все силы к тому, чтобы его создать. Итак, ответь мне сначала на несколько вопросов, не относящихся к теме беседы, но крайне меня интересующими, — посмотрев на парня Делеус ждал его реакции.

Антон легонько кивнул и посмотрел в глаза полковнику.

— Где ты так хорошо научился пользоваться псионическими атаками?

— А что это такое?

— А это то, что ты сделал с моими подчиненными. Один до сих пор не отошел от психологического шока, а второй сутки пролежал в лечебной капсуле.

— Да нигде. Просто мне показалось, что если попробовать мысленно надавить на этих отморозков, то они станут вести себя более вменяемо.

Полковник заржал и, вытирая слезы, сказал:

— Отморозки значит. Ну да. Значит, никто тебя подобным трюкам не обучал?

— На нашей планете все это ни на кого не действует. Можно сколько угодно желать соседу несчастья, проклинать его, ничего с ним не будет. А тут стоило только захотеть, и они начали сами таять, как свечки.

— Ну да, ну да. Значит самородок. Ну да ладно. А скажи мне, пожалуйста, почему ты так отрицательно относишься к вопросам, которые тебе задают?

— А как Вы сами-то считаете? Вот давайте Вас обвиним в пособничестве инопланетной цивилизации и предложим альтернативу — повеситься или застрелиться.

Следователь улыбнулся.

— Да. Небогатый выбор.

— Бог с ним с выбором. Они ведь не признают никаких аргументов. Как дятлы долбят в одну точку и пытаются получить тот ответ, который им нужен.

— А кто такие дятлы?

— Есть у нас такая птица. Когда строит гнездо, своим клювом стучит по дереву очень часто и не обращает внимания на окружающих.

— Значит дятлы, — полковник постучал пальцами по столу, — А у самого тебя есть разумные объяснения всему произошедшему?

— А как можно дать объяснения тому, не знаю чему?

— То есть?

— Ну, вот попробуйте мне объяснить, как вступают в сексуальные отношения ежи?

— А кто такие ежи?

— А это не важно. Вы мне, пожалуйста, дайте ответ, а особенности их физиологии мы обсудим позже.

— То есть, ты хочешь сказать, что не знаком с составом вменяемого тебе преступления?

Антон засмеялся.

— А о каком преступлении речь? Ваши следователи говорят, что материалов, которые меня изобличают в каком-то преступлении у них достаточно. Но вот как только я прошу их предъявить, мне говорят, что показывать материалы следствия посторонним они не имеют права. Или, что моих или их полномочий недостаточно. Недостаточно для чего? Меня обвиняют, а факты не предъявляют. Отсюда я делаю вывод, что этих фактов-то и нет. Есть какие-то домыслы, есть предположения, есть догадки. И единственный путь зацепить меня, это выбить признание. А потом, опираясь на это признание, присовокупить те догадки и домыслы, которые укладываются в картину, к моему признанию, а остальные отбросить. Вы думаете, это я такой умный? Нет. Так поступают все спецслужбы. Ведь главное не раскрыть дело и наказать виновных. А найти тех на кого эти догадки можно повесить.

Полковник посуровел лицом.

— Это оскорбление нашей службы! — сказал он с легким гневом в голосе.

— Да нет здесь никакого оскорбления. Это простая констатация фактов. Вы что, являетесь уникально честной службой во всей вселенной? Наверняка есть нехватка времени на производство дел, есть давление вышестоящего начальства, есть те, кого надо наказать, а аргументов не хватает. Так поступают спецслужбы на моей планете, так поступаете и Вы.

Делеус отвернулся и уставился на стену, барабаня пальцами по столу. Антон некоторое время пытался нащупать ритм в его стуке, а когда понял, что его нет — сказал:

— Есть достаточно простой способ разрешения всех возникших проблем.

Взгляд полковника изменился и стал заинтересованным.

— И какой же?

— Сторонний взгляд на проблему.

— То есть?

— В общем случае надо привлечь к делу дилетанта. Дать ему все материалы и поставить задачу — предложить решение. Естественно, что привлеченный должен быть не с улицы. Из какого-нибудь родственного отдела или подразделения. И лучше, чтобы он предложил не одно, а несколько решений. Это, во-первых. А во-вторых, мне бы все-таки хотелось понять — за что я задержан и что мне вменяется в вину?

— Для анализа информации у нас есть полуразумные машины. Их называют искины или машины с искусственным интеллектом, — произнес полковник, и замолчал, не отвечая на второй вопрос.

— На мой взгляд, привлекать машины к анализу как раз и не стоит. Машина учтет все факты, которые есть и будет искать решение, чтобы все они встроились в логическую цепочку. А ведь может оказаться, что фактов слишком много или мало. Нет значимых моментов, которые должны быть. Такие моменты можно домыслить и предположить их существование, и если картина получится цельной, то тогда и искать именно их. И они наверняка найдутся. Так, что человек мне думается понадежней будет.

Следователь с интересом посмотрел на Антона.

— И где же ты всему этому научился?

— Там где и Вы — у жизни.

Делеус хмыкнул и сказал:

— И ты значит, таким образом, подвел меня к тому, что самым лучшим кандидатом на эту роль являешься ты?

— Ну почему же только я. Я лицо заинтересованное. Хотя и могу взяться за эту головоломку. Естественно за определенную плату. А то тут меня обвиняют в получении огромных сумм, а все незаконно нажитые деньги выдать забыли.

— Есть одна небольшая проблема, — проговорил полковник и, сделав паузу, продолжил, — без решения которой мы не сможем сдвинуться дальше.

— И я так понимаю, что она упирается именно в меня?

— Да. Для подтверждения твоей невиновности или виновности по этому делу тебе надо пройти добровольное ментоскопирование.

— А случайно это не такая процедура, во время которой меня сажают в кресло и одевают на голову колпак?

— А ты что, раньше проходил подобную процедуру?

— Насколько я понял, из проявившихся воспоминаний, один из Ваших сотрудников уже проделал это со мной.

При последних словах Антона следователь побледнел. Видимо то, что с парнем проделал его предшественник, было незаконным, или очень предосудительным. А может быть имелась какая-то иная причина.

— Я проверю твои предположения. Но в любом случае эта процедура должна быть пройдена тобой. И пройдена добровольно. Только в этом случае у нас может быть гарантия твоей лояльности.

Антон посмотрел на полковника, но не заметил в его поведении фальши.

— Я должен подумать. И еще. Я хочу получить ответы на следующие вопросы. За что конкретно меня депортировали с моей планеты? Что мне вменяется в вину? На чем основаны все обвинения? С фактическим подтверждением всего выше перечисленного. А так как я не знаком с языком империи и ее законами, то мне бы хотелось, чтобы меня научили языку и дали возможность получить представление о мире, в который меня привезли. Для этого мне нужен источник информации — что-нибудь типа телевизора там, или радио. Интернет тоже не помешает.

— Я подумаю, как это можно устроить.

***

Вернувшись в камеру, Антон обнаружил на столе планшет. Планшет был включен и мигал какими-то непонятными значками. Повертев прикольный предмет, Антон застучал в дверь.

Когда проем открылся, в нем стоял охранник-водолаз.

— Передай своим хозяевам, что я тоже ценю юмор. Но если я начну шутить, они будут плакать, — и отошел от двери.

Делать было нечего. Выбор предполагал два развлечения — разминка и сон. Ну, еще еда в непонятное время, потому что организм странно реагировал на подачу пищи. Он, то хотел страшно есть, и Антон готов был начать грызть стол или стулья, то с равнодушием потреблял полученную порцию. Парень предполагал, что в еде, которой его кормили, находились какие-то стимуляторы. Поэтому при приеме пищи, шел бешеный расход энергии, который компенсировался только приемом следующей порции этой еды. Для чего это делалось — парень не знал, но предположений построил массу. Самым правдоподобным было то, что этими стимуляторами давились или развивались некие способности, которые были нежелательны для содержателей этого борделя.

Значит спать. Откинулся на аналог подушки — треугольный пуховичок, закрыл глаза, и услышал шум открывшейся двери.

В проеме стоял врач. Конечно, с земным врачом этот служитель здоровья имел мало общего, но весь его облик просто и лаконично сообщал — я врач. Как это достигалось — Антон так и не понял.

Эскулап (или кто-то на него очень похожий) махнул рукой, подзывая постояльца к себе. Антон встал, и пошел к нему. Но врач не остался на месте, он сделал шаг от двери камеры и пошел по коридору. Парень пошел за ним, а сзади пристроился охранник-водолаз.

Шли недолго. После второго поворота, врач завел Антона в комнату, где размещалось, уже виденное в кошмарном воспоминании, кресло из парикмахерской. Указав на него, прошел к какому-то прибору.

Собственно, смысла отказываться не было, потому что, захоти эти любители развлечений сделать что-то нехорошее, они бы просто усыпили Антона. Поэтому он просто сел в кресло. На голову наехал колпак, и сознание на мгновение отключилось.

Очнулся Антон от того, что его за коленку теребил врач.

— Вставай, — медленно проговорил он по-русски, — гипнограмма уляжется за сутки, тогда будешь понимать язык нормально. Сейчас надо спать.

В камеру парня отвел один водолаз.

***

Два дня прошли достаточно напряженно.

Усвоение языка, как и обещал эскулап, совершилось на следующий день.

Утром, посмотрев на планшет, Антон увидел не непонятные значки, а осмысленные пиктограммы, значение которых всплывало в голове, стоило только задержать на них взгляд.

Кликнув по паре символов, открылся доступ в галонет — глобальную информационную сеть, аналогичную земному Интернету.

Эта сеть была… СЕТЬЮ! Да именно так. Сетью с большой буквы.

Непонятно как, но эта структура объединяла города, континенты, планеты, звездные системы…

И скорость. Не шлепанье земного Интернета по разбитой лесной дороге, а пролет истребителя над городами и селами. Доступ осуществлялся мгновенно. Ну, или почти мгновенно.

А само информационное поле просто поражало. Такого обилия ресурсов в земном Интернете просто не было. А информация представлялась так здорово, что казалось, будто сама всплывает перед тобой.

Огромное количество сайтов, которых даже сайтами назвать было сложно. Информационных банков, копаться в которых можно было целый день. И зайдя на один, уже не хотелось уходить. Все, что было нужно, находилось здесь.

Только немного пообвыкнув и уняв первые восторги, Антон понял, что на самом деле это просто грамотно построенный интерфейс, который создавал видимость того, что именно для тебя собрали информацию на этом ресурсе. А фактически, программная оболочка сайта на лету перестраивала доступную информацию в такой формат, чтобы пользователь изучал ее именно здесь. Принцип супермаркета, который только и делал, что сдавал помещения арендаторам, а сам ничего не покупал и не продавал. Обертка! Вот что это было.

Когда стал понятен принцип получения информации, парень занялся тем, ради чего собственно и просил доступ к такому ресурсу.

Поиском информации. И информация, которую он искал, интересовала его в двух аспектах.

Первое — это Земля.

Тут был полный облом. Ничего. Нет не так. НИЧЕГО!!! Никто, нигде, никак. Даже само слово, как название планеты не использовалось.

Второе — это местные реалии. И сначала нужно было понять, куда он попал.

Самоназвание звездного объединения было Содружество. Это самое Содружество объединяло несколько десятков (а может и сотен) территориальных формирований, самыми крупными среди которых были Центральные миры (или Центр в просторечье), Империя Аратан, Империя Арвар, Конфедерация Делус и Торговая Республика.

Всего в состав Содружества входило более 250 звездных систем. А известно было о более чем шести тысячах. Были государства, которые объединяли десятки планет и звездных систем, а были и такие, в состав которых входила только одна планета.

Центр занимал центральное положение на самом деле. Условно Центральные миры можно было представить как неправильную сферу из звездных систем. Вокруг Центра располагались Империя Аратан, Империя Арвар, Конфедерация Делус и Торговая Республика. Они примыкали к Центральным мирам, как бы охватывая неровную сферу размещения Центра. Затем шли более мелкие территориальные образования, которые в свою очередь лепились к двум империям, Конфедерации и Республике. А затем начинались территории, которые хотя и были интересны всем разумным, но обжиты были относительно слабо. Их называли Приграничье или Фронтир. За Фронтиром начинался 'дикий космос'. 'Дикий космос' собственно и составлял те самые шесть тысяч звездных систем, о которых было хоть что-то известно. А вот дальше была полная неизвестность. Там, конечно, тоже были звезды и планеты. Наверняка существовали и звездные империи. Но информация о них была совсем поверхностной.

Главную причину объединения людей в Содружество, создали несколько важных научных открытий, на основе которых были созданы основные технологии Содружества.

Это были:

— принцип гиперпрыжка — технология позволяющая преодолевать огромные космические расстояния за очень малое время,

— нейросеть — технические устройства, имплантируемые в тело разумного для управления огромным количеством техники,

— технология продления жизни, основанная на использовании специальных устройств, называемых лечебными капсулами.

Империя Аратан представляла собой достаточно странную структуру, в которой формальное главенство принадлежало императору, а вся полнота власти земным аналогам парламентов планет и избираемым от планет представителям в имперский сенат, являвшийся верховной законодательной властью. Исполнительной властью на местах (звездных системах, а иногда и планетах) являлся наместник со своим аппаратом.

В империи были собственные вооруженные силы — Имперская армия и Имперский флот. Армия, как и положено армии, проводила наземные операции, а флот господствовал в космосе.

Юридически все государства использовали один и тот же закон. Закон Содружества. Но допускалось применять и не противоречащие ему местные дополнения.

В принципе, все законы можно было найти в открытом доступе, но изучать их было очень сложно и муторно. Поэтому Антон только бегло просмотрел их.

Зацепили только две вещи, которые как-то сами собой потребовали повышенного внимания.

Первое — это так называемый закон 'Один к десяти'.

Эта юридическая закавыка, позволяла любому человеку забрать силой имущество другого. Но только в том случае, если превышение силы было не более десяти раз. То есть иными словами, человека могли свободно обобрать девять других человек, и никаких юридических последствий за это не несли. Единственным ограничением применения этого закона было то, что тот, у кого это имущество отбирали, должен был отдать его добровольно.

Это было очень странным. Попробовал бы кто-то сопротивляться силе девяти человек и не отдать 'добровольно' содержимое своих 'карманов'.

И здесь применялся еще один хитрый выверт местного законодательства.

Жизнь разумного священна. Так это декларировалось. А на практике означало, что если, отбирая имущество, ты нанес достаточно сильный ущерб здоровью твоего контрагента, то достаточно было вызвать к нему медицинскую помощь и никаких юридических последствий для тебя это не несло.

Главное, что разумный остался жив. А деньги… А что деньги, пыль.

Конечно, несанкционированное убийство преследовалось. И за лишение жизни можно было понести суровое наказание…

Но теория и практика очень сильно были завязаны на то, что все эти действия можно было доказать. И доказательством служил так называемый протокол, который фиксировался тем самым волшебным устройством — нейросетью, которое имплантировалось любому разумному.

Кстати, по поводу обучения. Оказалось, что технология нейросети, была сильно завязана на использование знаний. Только те, у кого были установлены эти костылики, могли быстро изучить, так называемые базы знаний по профессии. И соответственно используя эти знания получить соответствующую работу.

С этим всем еще предстояло разбираться и разбираться, но основное, что понял Антон — он действительно не на Земле.

Его действительно перенесли или депортировали в Звездную империю Аратан.

***

Следующая встреча с Делеусом произошла через два дня.

Полковник решил не переливать воду из пустого в порожнее, поэтому начал говорить конкретно.

— В прошлую нашу встречу, ты задал вопросы. На некоторые из них я готов дать тебе ответ.

— А остальные останутся без ответа?

— Ну почему же. Ответ ты сможешь получить сам, по зрелому размышлению. Итак. Почему ты был вывезен с твоей планеты? Здесь все предельно ясно. Ты был задержан в момент нахождения на территории собственности, принадлежащей империи. Данной собственностью империя владеет на законных основаниях, на ее территории действуют законы империи. Поэтому по законам империи ты и был арестован. Также по законам империи ты был перевезен в место, обеспечивающее твое содержание и охрану.

Сказал и посмотрел на Антона с ноткой превосходства.

— То есть, Вы хотите сказать, что собственность, на территории которой на меня было совершено покушение, является собственностью империи? И как собственность империи по законам моей планеты является экстерриториальной? Поэтому, на ней действуют законы империи, и я был задержан по законам империи?

— Именно так, — произнес полковник.

— А не позволите ли узнать, когда были установлены дипломатические отношения между моей страной и империей? Ведь только в случае установления таких отношений, на собственность распространяется право страны владельца.

— Таких отношений между империей и твоей страной не установлено. Но собственность принадлежит империи на законных основаниях.

— Это на каких же? Что — ею владеет лицо, являющееся гражданином империи? Так в этом случае должны быть установлены отношения между империей и моей страной. А их как было сказано выше нет. Значит, такой вариант не работает. Может быть, собственность принадлежит компании, которая принадлежит империи или гражданину империи? Но и в этом случае должны существовать соответствующие правовые акты. А таких документов нет. Получается, что империя сама себе присвоила это право. А на территории суверенного государства, по его законам, это является преступлением. Следовательно, империя совершила преступление и должна ответить за него по всей строгости законов государства, на территории которого она совершила преступление.

— Ты неверно трактуешь существующее положение вещей.

— Да куда уж неверней! Вы настолько прониклись своими законами сильного, что считаете, будто имеете право использовать их везде. Но беда в том, что на территории моей страны законы империи не действуют. Поэтому Вами, империей, совершено международное преступление. А значит, ответственность за его совершение, лежит на империи. И это Вам подтвердит любой юрист.

— Ты нарушил территорию нашего владения! Каким образом это владение принадлежит нам, тебя не касается. Сейчас главное то, что ты оказался на территории нашего владения под нашей юрисдикцией.

— Я уже объяснил, что Вашего там только межгалактический газ, да и то не весь. Вы, если есть собственник, пусть и формальный, должны были меня задержать и передать правоохранительным органам моей страны, для принятия с их стороны мер воздействия ко мне. А вместо этого Вы меня похитили. Как пираты.

Лицо следователя сделалось злым.

— Никакого похищения или пиратства со стороны империи не было. Ты был задержан для прояснения ситуации.

— Прояснили? Теперь Вам ясно, что империя превысила свои полномочия? Верните меня на место.

— Как только ты понесешь наказание, за это нарушение, можно будет рассмотреть вопрос о твоем возвращении. Сейчас это невозможно.

— То есть, другими словами, повесить на меня эту собаку не удалось. Но мы тебя все равно не отпустим! Так?

— Нет не так! До тех пор пока ситуации не разрешиться, ты будешь находиться здесь.

— Ну, так разрешайте! А мне пока предоставьте нормальные условия для проживания, а не ту клетушку, которую Вы используете для Ваших домашних животных.

Полковник откинулся на стуле и стал рассматривать Антона. Его взгляд не был наполнен злобой, но назвать его дружелюбным было нельзя. Больше пяти минут он молчал, а потом продолжил говорить.

— Это не все обвинения, которые предъявляются тебе.

— Ну, тогда подведем промежуточный итог и продолжим. В настоящий момент я нахожусь под стражей из-за нарушения империей законов моей страны. Со стороны империи совершен акт пиратства и при задержании было совершено покушение на мою жизнь.

Следователь постучал пальцами по крышке стола и сказал:

— Пока оставим этот момент. Ты просто тянешь время. А его не так и много. Поэтому предлагаю тебе выслушать, наше видение этой ситуации.

— Ну, говорите.

— На одной из планет вашей системы были обнаружены артефакты древней цивилизации. Что это за артефакты не важно. В результате проводимой операции СБ Аратан, эти предметы были помещены в один из ваших банков на хранение. Перед изъятием этих предметов представителем нашей империи, они оказались похищены из этого банка. В процессе проведенного расследования установлено, что это похищение было проведено агентом негуманоидной цивилизации. И этим агентом являешься ты.

Антон слушал весь этот бред с постной миной. А как только следователь закончил, стал смеяться. Причем старался смеяться так, чтобы этот смех перешел в гомерический.

— Это все… обвинения?

— Нет. Но сейчас мы остановимся именно на этом.

Антон стал смотреть на следователя, ничего не говоря.

— И долго ты собираешься молчать? — спросил полковник.

— До тех пор пока мне не предъявят факты.

— А никаких фактов и не надо. Ты агент негуманоидной цивилизации. Этого достаточно.

— А Вы агент архов. Мне это стало известно только что. Вас необходимо арестовать. Немедленно. Вызывайте охрану.

— Перестань паясничать. Моя лояльность империи не вызывает сомнения.

— А моя, стало быть, вызывает?

— Ты не гражданин империи. Поэтому по определению ты не можешь быть к ней лоялен.

— То есть если гражданин империи обвинит другого человека, не гражданина, в том, что он агент — этого достаточно.

— Нет. Есть факты, которые не имеют отношения к нашему разговору. На основании этих фактов точно установлен источник интереса. И установлено твое участие в похищении этих предметов.

— И в чем же выразилось мое участие?

— Ты вывел из строя охранную систему банка.

— Это, в каком таком банке я совершил такое кощунство? И когда?

Следователь посмотрел на Антона и назвал дату их с Павлом последнего техобслуживания банковской системы охраны.

— А на чем же базируется Ваша уверенность в том, что систему охраны вывел из строя именно я?

— На том, что после проведенной операции ты скрылся.

Неприятные воспоминания нахлынули на парня. Странное поведение Павла. Убийство товарища. Отъезд на кордон…

— Не скрылся, а поехал отдыхать.

— Отдыхать, сразу после ограбления?

Антон усмехнулся.

— А что, для того чтобы поехать отдыхать надо ограбить банк? Может быть, средств, полученных за работу, вполне достаточно для отдыха? Или в вашем Содружестве все поступают именно так?

Следователь строго взглянул на парня.

— Не надо передергивать. Ты скрылся именно потому, что вывел из строя систему охраны.

— А других вариантов для сокрытия быть не может. Только ограбил и скрылся. А может быть, я получил письмо от больной матери? Или поругался с девушкой? Или решил сменить место работы? Вариантов более чем достаточно.

— Версий действительно может быть много. Но все возможные мы проверили. И не одна из них не подходит к тебе.

— А все подходящие Вы просто не заметили. Очень умно. Вот и обнаружился грабитель. А проверкой, надо полагать, Вы занимались сидя в тиши кабинета. Ну да, ведь выехать на место на далекой планете не просто. Поэтому поручили собрать информацию местному агенту, доверие которому просто безгранично. И уж он постарался. Я что-то не припомню, чтобы со мной, как одним из фигурантов этого дела, кто-то беседовал. Да и мои знакомые ничего мне не говорили о подобном. И очень сильно сомневаюсь, что за три дня удалось собрать убедительные материалы. Любая экспертиза занимает очень много времени. А тут раз и все ясно. Аааа. Я понял. Весь этот анализ провели искины. И как всякие машины наверняка говорили, что этот шаг был сделан с вероятностью 90 процентов, этот 87, а этот 56. А потом, сложив и поделив, выдали — с вероятностью пятьдесят семь и три десятых процента вражеский агент именно этот. А вы так полагаетесь на их мнение, что остальные сорок два и семь посчитали за статистическую ошибку.

Полковник откинулся на спинку стула, на котором сидел, и долго рассматривал Антона.

— Почему ты отказываешься от очевидного?

— Очевидного чего? Мне совсем не очевидно, что я совершил то преступление, которое Вы мне инкриминируете. Это для Вас, привыкших доверять машинной, а не человеческой логике, предоставленные материалы считаются доказательствами. Кстати неизвестно чего. А для меня они ничто. Хотя бы потому, что документальных материалов, мне не предоставили. А я твержу об этом уже который день. Жалко видимо тратить на ерунду время ваших искинов. Кроме того, есть факты — именно факты, которые никак не вписываются в мои действия. А следовательно, игнорирование этих фактов происходит сознательно, с целью доказать, что виноват именно я.

— Ну и какие факты ты можешь привести?

— Да, пожалуйста. Даже по времени техобслуживание и ограбление не совпадают. Сначала мы провели техобслуживание, а ночью, когда нас не было в банке, произошло ограбление. И кстати, ни о какой пропаже вещей из банка не сообщалось.

— Не сообщалось потому, что никто об этом не заявлял. Что толку заявлять о пропаже нескольких кристаллов и пары непонятных железок. Их ценность для тех, кто не понимает что это, неопределима. По предварительной оценке их стоимости — она составляет, примерно, стоимость эскадры линкоров. Никто на Земле не может даже вообразить, что это такое. А ограбление банка было инсценировкой, после похищения артефактов из банковской ячейки.

— Согласитесь, что инсценировка вышла какая-то странная. Зачем грабить банк, если он уже ограблен.

— Следы. Если ты взял маленький предмет, и все осталось на своих местах, то всегда можно восстановить цепь событий. А если из банка украдена достаточно большая сумма денег, да еще в процессе ограбления есть труппы, всегда можно сослаться на то, что либо кто-то залез в банковскую ячейку, ради личной поживы, а теперь он труп, либо виноват кто-то пришедший с улицы помочь грабителям. Следов много, проверить их все не возможно, отследить всех фигурантов очень сложно. Так что повторный грабеж — это сокрытие следов.

— Да не было там повторного грабежа. Нечего там было брать. Банк был пустой.

— И как ты это узнал?

Антон помолчал и сказал, смотря на следователя:

— Я только сейчас понял, что вы не знаете ничего. Нет у вас агента, знакомого с материалами дела. Вы имеете самую поверхностную информацию и пытаетесь вытянуть из меня подробности, пряча их под грудой пустых вопросов и формальностей. Чтобы подтвердить или опровергнуть это, просто назовите мне сумму похищенного из банка.

Следователь посмотрел в экран на столе и сказал:

— 1 200 765 000 рублей и 18 000 400 долларов.

— И как их вынесли из банка?

— Их уложили в чемодан и вынесли через дверь.

— Ответьте, пожалуйста, еще на один вопрос. Именно эти данные вы используете, формулируя обвинение мне?

— Да, эта сумма обозначена как похищенная из банка.

— А у Вас есть, что-нибудь типа нашего калькулятора?

Следователь улыбнулся и сказал:

— Называй цифры, я сосчитаю.

— Ну, давайте считать. Итак, предположим, что для того чтобы облегчить мне труд по выносу наличных денег из банка, были заказаны купюры самого большого номинала — 5 000 рублей.

— Ну, положим, — усмехнулся Делеус.

— Тогда всего купюр было…

— 240 153 штуки, — ответил следователь, продолжая улыбаться.

— … или 2 401 пачка. Верно?

— Осталось еще несколько купюр.

— Оставьте на чай кассиру. В стандартный кейс влезает 50 пачек. Пусть в чемодан поместиться восемь кейсов. Тогда туда можно положить 400 пачек. Стало быть, чтобы сложить всю эту наличность надо 6 чемоданов. Ну, пусть также поступили и с долларами. Тогда добавим еще 4 чемодана. Таким образом, всего наличных денег в банке на момент ограбления было, по самым минимальным подсчетам, 10 чемоданов. Я ни в чем не ошибся?

На Антона смотрел несколько обалдевший следователь.

— Да, все верно.

— А не подскажете мне ответ на один простой вопрос — как человеку, имеющему две руки, две ноги и зубы, можно пронести через дверь сразу 10 чемоданов?

— Видимо нам неправильно сообщили сумму наличных в банке.

— А есть не предположение, а точная уверенность в том, что наличных денег в банке не было. Тогда и грабить было нечего. А заявление, что они были, просто обман. Для того чтобы получить страховку. И тогда все встанет на свои места.

Помолчав, полковник произнес:

— Даже если ограбление банка было инсценировкой, я не понимаю, как это снимает с тебя подозрение в ограблении ячейки.

— А не было никакого ограбления. Не-бы-ло.

— И куда же делось содержимое ячейки?

Антон посмотрел на следователя, сделал паузу и сказал:

— А вот это, именно тот вопрос, ответ на который я, скорее всего, знаю.

Следователь подобрался, как гончая почуявшая добычу и сказал:

— Где?

— Вы несколько преждевременно решили, что дело уже завершено. Я только предположил, что, скорее всего, знаю. Мне нужно подумать, восстановить хронологию и вспомнить все события. Я думаю нам надо прерваться до утра.

— Хорошо. Прервемся. До утра.

2. 2.

Оказавшись в своей камере, Антон лег на кровать и стал думать.

Вспоминать ничего не нужно было. Все события и так стояли перед глазами, как будто они произошли вчера.

Вот звонок Павла. Вот их встреча. Проверка охранной системы. Перерыв на обед. Зал хранения денег. Пустой загон для купюр. Расставание после работы. Половина денег, полученных за работу. Стоп. Павел сам предложил выходной. Но ведь нужно было посетить клиента. И автобус. Но не тот, на котором Павлу ехать домой. Автобус — это Вероника. Значит, он поехал к Веронике, а не домой. Домой он пошел потом. А там его ждали. Но того, что он взял или получил в банке, у него уже не было. Скорее всего не было.

Да. Это шанс. Правда, слабый. Но проверить его будет нужно. А это время. И возможность отвести подозрение от себя.

Почему они вцепились в него? Потому что он остался жив после этих событий. А настоящий агент мертв. А какой спрос с мертвого.

Смешно. Если Антон не причем, то, что у него можно узнать? Ну, обвинят его в преступлении века и что? Кроме обвинения никакой радости. Проведет ту самую процедуру. В его голове информации нет. Тогда? А что тогда, тогда все ясно.

Человек увидел провал спецслужбы. Какой спецслужбе это понравится? А если он еще и болтун?

Здесь возможен только один вариант. Вариант встречных обязательств. Антон предоставляет некоторую информацию, а в ответ за это получает некоторые привилегии. Привилегии могут быть как моральными, что для Антона не интересно, так и материальными, что на данный момент очень важно.

Вот только одно непонятно. Это самое ментоскопирование. Судя по их оговоркам, это какой-то способ проверить информацию, которую Антон сообщит. Что уж проще, связать его, сунуть под колпак и проверяй. Да и проделали они уже это. Как ни прикидывается полковник добрым дядюшкой, занять такую должность он смог. А значит не такой он и добрый, как хочет казаться. Значит, уже проверили то, что смогли извлечь из его головы. И все равно хотят сделать это еще раз. И здесь, скорее всего, важна оговорка — добровольное. Значит, при недобровольном ничего у них не получилось! А вот это уже шанс! И очень важная информация, которую они ему не сообщают. Надо порыться в галонете и посмотреть, что там говорят про это.

А что можно получить за информацию?

Делеус сказал, что кристаллы оценены по стоимости эскадры линкоров.

Антон залез в галонет и стал смотреть на цены военных кораблей. Здесь все было не так просто.

Стоимость кораблей зависела от их поколения. В среднем, цена нового поколения увеличивалась на 25 %, по отношению к предыдущему. Сейчас империя переходила на 10 поколение. Корабли девятого ставились в резерв и не продавались. А с резерва снимались и шли на продажу суда восьмого.

И вот их можно было купить.

Неоснащенный линкор стоил от 150 миллионов кредитов. Неоснащенный корабль — это корпус, двигатели, реакторы, основные орудия, минимальный набор искинов, нужных для управления им и минимум инженерного оборудования — ремонтные дроиды — для поддержания всего этого в рабочем состоянии. То есть, по существу, готовая к дальнейшему дооснащению и специализации основа.

Далее требовалось добавить авиационную поддержку, средства штурмового обеспечения, защиты, боевых дронов и специализированное вооружение. Необходимы были силовые щиты, средства маскировки, связи, РЭБ и много чего еще.

Кроме того, требовалось большое количество расходников, технические комплексы для ремонта и восстановления целостности, запчасти, личное оружие экипажа.

В общем, дооснащение линкора, до минимального уровня боевого корабля, тянуло еще на половину его стоимости. И это без учета средств его специализации — тяжелый рейдер, корабль прорыва обороны, корабль поддержки и прочее.

Получалось, что укомплектованный линкор стоил никак не меньше 230–250 миллионов. А полностью оснащенный — мог стоить и 300–400 миллионов.

В состав эскадры могло входить от трех до десяти линкоров в зависимости от ее предназначения. Плюс к этому корабли обеспечения, так как эскадра никогда не состояла из кораблей одного типа.

Значит если считать по минимуму, то стоимость эскадры могла быть оценена в 1,5–2 миллиарда.

Дааа! От таких сумм голова шла кругом. Это что же такое было на этих кристаллах, что они стоили таких денег.

Значит надо просить тоже много. Дадут существенно меньше. Но торг надо начинать с миллионов.

Также стало понятно, что просто так парня не отпустят. Только одно знание о том, что СБ профукало такие деньги стоило того, чтобы носителя таких знаний если и оставили в живых, то держали на коротком поводке.

Значит, будет контроль. И контроль неслабый.

А что можно просить из того, что не оценить в деньгах.

Нужны знания.

Значит языки и диалекты наиболее сильных рас.

Нейросеть. И желательно универсальная, так как не понятно, кем придется стать.

Базы знаний.

Одна по специальности. Специальность надо выбрать техническую, такую, которая даст возможность получить работу легко.

И вторая специальность, которая позволит использовать возможности этого мира. А мир этот космический. Следовательно — пилот или техник по обслуживанию кораблей. А лучше и пилот и техник.

Классификацию кораблей Антон уже смотрел. Там все было просто. Малые, средние, большие и сверхбольшие.

Тот, кто умел управлять малыми, не имел право на корабли большего класса. Идеальным был бы большой класс, к которому и относились линкоры, но тут засада. Такими кораблями должен управлять уже экипаж. И исключений не было.

Малые корабли позволяли управлять ими одним человеком. А вот уже средние корабли требовали хоть и небольшого, но экипажа. Правда, в них допускалось установить искины для замены отсутствующих членов экипажа, и решить эту проблему таким образом.

Таким образом, наш выбор — средние корабли.

Отсюда и набор баз знаний. Пилот и техник средних кораблей.

И здесь были градации.

Базы делились по уровням. Каждый следующий — позволял поднять квалификацию и получить возможность занять более высокую должность и иметь более высокую оплату.

Первый уровень баз предполагал получение основных знаний. И не давал права занимать соответствующую должность. Только со второго уровня изученных баз, становилось возможным работа на минимальной должности. Но и там, в ряде случаев, требовалось знание баз на один уровень выше.

Кроме того, была одна особенность, которая учитывалась при сокращенном или неполном экипаже. Должна быть обеспечена возможность использования всего оборудования корабля персоналом, путем совмещения специальностей. То есть, если в экипаже отсутствовал человек, требуемый по штатному расписанию, то эту должность должен был совмещать кто-то из членов экипажа, одновременно с этой, занимающий и другую. В случае Антона, если конечно ему удастся договориться с Делеусом, он должен сам изучить все базы на все специальности, которые необходимы для управления средним кораблем.

Также существовала градация баз по целевому использованию. Были так называемые гражданские и военные. Основное отличие между ними было в том, что ряд специальностей для гражданского судна просто не требовался. Так на гражданском судне не нужен был специалист по маскировке. Считалось, что гражданские суда не используют подобной аппаратуры, поскольку совершают свое передвижение в зонах контролируемых вооруженными силами. А вот у военных этот специалист был, в силу специфических задач, возлагаемых на них. Также были существенные отличия в способах навигации, использовании соединений кораблей и тому подобное.

Поэтому, предпочтение должно быть отдано военным базам знаний, как более полным и включающим расширенные возможности по управлению кораблем, в местах представляющих опасность для полетов.

С точки зрения уровней баз знаний, требовалось просить максимум. А максимум зависел от той квалификации, которую Антон хотел получить.

Всего их было четыре — базовый, специалист, мастер и эксперт. Отличие в основном были в том, какие уровни баз знаний изучены. Затем следовало подтверждение на квалификационном экзамене и отметка в нейросети.

Для получения квалификации 'базовый' требовался уровень баз до второго включительно, а 'эксперт' — до пятого. Можно было изучить и более высокие уровни, но это уже не повышало квалификацию, а позволяло использовать специфическое оборудование и приемы.

В повседневной жизни в основном требовалась квалификация 'специалист'. И связано это было с тем, что базы знаний более высокого уровня требовали существенно больших средств для их закупки, были большего объема и требовали, соответственно, больших усилий для их освоения. А это, как правило, было достижимо только через очень продолжительное время. Поэтому те, кто делал ставку на повышение квалификации, достигали ее очень не скоро, что не способствовало профессиональному совершенствованию остальных, видящих, что есть и другие пути заработка.

***

Оставался еще один вопрос, который требовал его изучения в галонете.

Ментоскопирование.

Эта процедура использовалась в Содружестве достаточно широко. Но ее применяли только специализированные организации.

Все дело в том, что эта процедура позволяла получить своеобразный 'слепок' информации, находящейся в мозгу пациента, который в дальнейшем можно было использовать для различных целей.

Во-первых, эту информацию можно было 'залить' в другой мозг.

Таким образом, можно было передать как саму информацию, которую собрал владелец, так и определенные навыки, которые были связаны с этой информацией. Правда для передачи навыков, требовалось проведение этой процедуры особенным образом, и как таковой навык мог быть закреплен, то есть остаться у реципиента, только при определенных условиях.

Передача навыка подходила не всем, поэтому использовали в основном только передачу информации. Так называемые базы знаний. О них Антон знал уже достаточно и собирался получить, для освоения выбранной профессии.

Во-вторых, эту информацию можно было использовать для простого изучения. То есть из мозга пациента извлекалась информация, которая могла подтвердить или опровергнуть предположения о его действиях. Тем самым позволяя соответствующим службам сделать выводы о виновности или невиновности человека.

Но вот тут и начинались проблемы. Точнее они существовали всегда при попытке получить 'информационный слепок'.

Не все люди обладали способностью 'делиться' этой информацией. То есть, сама процедура, проведенная по стандартным правилам, в ряде случаев не позволяла сделать этот самый 'слепок'.

Аппарат для снятия этих слепков взаимодействовал с тонкими волновыми структурами мозга. И если у большинства людей они были стандартны, то есть допускали возможность снятия информации, то были индивидуумы, у которых эта процедура была невозможна. Их волновые структуры вытворяли такое, что даже очень-очень опытный профессионал не мог ничего сделать.

В частности, к такой категории принадлежали люди с ментально-волновыми способностями, или попросту псионы. Они были способны закрыть свой мозг от сканирования, путем создания такой волновой картины, что настроиться на нее было нельзя в принципе. Ну, по крайней мере, на данном этапе развития этой техники.

Но самым интересным фактом было то, что сам аппарат для снятия ментальных слепков, мог служить для инициации псионических способностей у человека. Точнее он действовал как своеобразный спусковой крючок, который запускал спящий до поры механизм псионической активности мозга.

Когда подобный эффект был обнаружен, его постарались засекретить и взять на вооружение спецслужбы. Но, оказалось, что стимулировать псионическую деятельность по заказу невозможно. Кто-то откликался на попытки инициации, кто-то нет, хотя потом и становился псионом. Короче говоря, эффект был очень нестабильным и не позволял поставить 'производство' псионов на поток. Собственно это было и понятно почему. Псион — это своеобразный мутант. А определять пси-способности разумных по генокоду наука пока не умела. Поэтому и активация мутации происходила случайно. Поди определи, не зная как, кто перед тобой — генетический мутант или просто сумасшедший.

Поэтому информация об этом феномене стала достоянием масс, но никаких плюсов знающим о ней не принесла. Если нет генетической предрасположенности и бог ведает еще чего, то проходи процедуру ментоскопирования хоть сотню раз — псионом не станешь.

Кстати в самой процедуре ментоскопирования были определенные негативные моменты. Если эту процедуру проводил специалист, не обладающий достаточными знаниями, то он мог случайно или намеренно сделать пациента дебилом. Все-таки вторжение в такую тонкую структуру как мозг грубыми инструментами не способствовало его нормальной работе в дальнейшем.

Относительно способов закрытия информации в мозге от ментоскопрования достоверной информации не было. Говорилось только о том, что это доступно лишь псионам. А все, что относилось к псионам и их развитию содержало такую массу домыслов и слухов, что извлечь хоть крупинку правдивой информации за столь короткое время не представлялось возможным…

По трезвому размышлению Антон решил заставить Делеуса рассказать его видение проблемы, а затем на основе этой информации попробовать договориться о дальнейшем ведении дел. Понимая, что у него, скорее всего только одна попытка, парень попытался построить гипотетические планы разговора, понимая при этом, что сила не на его стороне и его желания будут учитываться только в том случае, если совпадут с целями СБ Аратан.

***

— Вопрос дополнительного расследования и проверки моих слов — это уже Ваши проблемы. Вам решать, как вы будете получать правильную информацию. Пока же совершенно очевидно, что ваш агент ввел вас в заблуждение — либо сознательно, либо гонялся за призрачной целью и, наткнувшись на меня, счел свою работу выполненной. Но в любом случае веры в такие материалы мало. И единственное, что я могу сделать, это внести некоторую ясность в ряд вопросов.

Антон помолчал, сделал вид, что собрался с мыслями и обратился к следователю.

— А вот мне бы хотелось узнать, что в этом случае Вы конкретно, как СБ Аратан можете предложить мне за то, что я укажу Вам на агента этих самых негуманоидов?

Следователь откинулся на спинку стула и с интересом посмотрел на Антона.

— Ты хочешь сказать, что в поле нашего зрения попал-таки интересующий нас объект. Но мы по своей глупости пропустили его и приняли за него тебя?

— Ну, что-то в этом роде. И замечу, что без моей подсказки, все Ваши аналитики не смогут определить — кто он такой.

— А не слишком ли много ты на себя берешь?

Парень улыбнулся и произнес:

— А Вы?

— Что мы?

— Не слишком ли вы, как СБ Аратан, полагаетесь на мнения людей, никогда не посещавших места преступления и пытающихся воссоздать всю картину по темным кляксам на стене?

— Каким еще кляксам?

— Это идиома. А смысл в том, что ваши аналитики не видят всей картины. Поэтому отдельные эпизоды им кажутся незначительными, а это не так на самом деле. И с другой стороны, они анализируют только ту информацию, которая передана им, в смысле СБ, вашим агентом на месте. А она либо ложная, либо неправильно отражает реальность.

— Не надо говорить того, что тебе неизвестно.

— Ну почему же. Кое-что мне известно. Вот только вопрос вашей заинтересованности в моей информации так и остался неосвещен.

Теперь улыбнулся следователь.

— И что же ты хочешь за свою информацию? Кстати замечу, что эта информация должны быть значительной, чтобы заинтересовать нас.

— Насколько моя информация значительна или незначительна, решать вам. Но она может помочь в том, чтобы найти отправную точку в вашем расследовании. Потому что ряд совершенно незначительных фактов, каждый из которых сам по себе не стоит и выеденного яйца, вместе с вашей информацией, а я уверен, что у вас есть еще что-то, позволит пролить свет на события, которые прошли мимо вашего внимания. И, тем самым, возможно, позволит вычислить некоторые моменты, которые вы упустили в своих поисках.

Антон сделал паузу в разговоре и посмотрел на следователя. Тот, не вступая с ним в полемику, смотрел на него.

Наконец следователь заговорил.

— Если сообщенные тобой факты позволят по-другому взглянуть на ситуацию в целом, это, безусловно, интересно. Но ты должен понимать, что эти факты должны совершенно перевернуть наше видение всей проблемы. И дать ключ к поиску пропавших предметов. Кроме того, все, сообщенное тобой, должно быть подтверждено ментоскопированием, которое само по себе даст гарантию того, что твоя информация не вымысел, а имела место в реальности. Но только добровольное ментоскопирование.

Помня земную сказку о мужике, который сидел в яме и попросил помочь ему прохожего, Антон решил, что сначала нужно договориться об условиях, а уже затем открывать информацию, которой он обладал. Ведь даже если его информация окажется ложной, она все равно даст совершенно иной взгляд на проблему. А с учетом не сообщенных ему фактов, может позволить обнаружить истинного виновника.

— Я пока не знаком с законами Содружества, но мне бы хотелось узнать у Вас, что положено тому, кто нашел клад, который хочет забрать себе государство.

— Ты, вероятно, имеешь в виду, что это некоторое технологическое оборудование?

— Ну, или набор кристаллов, которые были утеряны.

Полковник откинулся на спинку стула и стал внимательно смотреть на Антона.

— Ты знаешь где находятся кристаллы?

— Ну, пока это только гипотетический вопрос. Так о каком проценте идет речь?

— По закону в этом случае ты можешь претендовать на часть этого оборудования натурой или получить оценочную стоимость этого оборудования в кредитах. От тридцати до пятидесяти процентов. Чем более значимо это оборудование, тем выше процент.

— А кто оценивает его значимость?

— Независимый эксперт. Но зарываться здесь не стоит. Максимум на что можно рассчитывать такому как ты — это тридцать процентов.

— Значит всего где-то шестьсот миллионов кредитов. Не густо. Я думал сумма будет существенно выше.

После этих слов парня, Делеус уставился на него с выпученными глазами. Земные жабы могли выставлять глаза значительно меньше.

— Тебя не устраивает такая сумма?

— В общем-то, нет. Но видимо придется брать именно ее. Если я укажу, где находятся кристаллы.

Несколько секунд полковник пыжился, а потом до него дошел смысл сказанного и он начал дико ржать. Отсмеявшись, он произнес:

— В твоем случае эта сумма вообще за гранью разумности. Не забывай, что ты подозреваемый в целом ряде преступлений. И пока с тебя не снимут эти подозрения, ты рискуешь провести в тюрьме всю свою жизнь.

— Ну, что-то подобное я и предполагал. Как только я сообщу о том месте, где находятся кристаллы, Вы сразу фабрикуете мне вечный срок за переход улицы в неположенном месте, а сами отправляетесь прожигать остаток жизни на какую-нибудь планету удовольствий.

После слов Антона, полковник зло посмотрел на парня и жестко произнес:

— Не забывай — ты преступник. А торг с преступником — невозможен в принципе. Поэтому все, что ты себе вообразил — это только твои мечты.

Антон ухмыльнулся и также жестко произнес:

— Рекомендую и Вам вспомнить, что все мои так называемые преступления — это только игра Вашего воображения. Никаких преступления я реально не совершал. А вот Вы, СБ Аратан, совершили целый букет правонарушений. Здесь и похищение разумного с дикой планеты, пиратство в самом неприкрытом виде, обман разумного, незаконный арест, тайное ментоскопирование и еще много чего по мелочи. Поэтому я рекомендую Вам пересмотреть отношение ко мне и предложить такой компромисс, который устроит обе стороны.

С некоторым удивлением посмотрев на парня, следователь произнес:

— И чего же ты хочешь?

— Под протокол заявляю, что если мне будет предоставлена возможность получить указанные ниже предметы и денежную сумму, СБ Аратан оставит меня в покое до конца жизни, ни в коем случае не пытаясь меня устранить, я Пахомов Антон, дикий с планеты Земля, похищенный указанной выше службой с моего мира и пиратским способом переправленный на базу Восьмого Флота империи Аратан, испытавший массу унижений и насильственных действий со стороны этой службы сообщу представителям следствия по поиску кристаллов неизвестной цивилизации их местонахождение и возможных фигурантов этого преступления.

Далее Антон перечислил все то, что должна предоставить ему СБ.

Сюда вошло:

— его обучение местному языку и самым распространенным диалектам или наречиям,

— время для изучения и понимания жизни империи,

— ознакомление с основными правилами и особенностями жизни,

— обучение трем техническим специальностям на его выбор,

— предоставление места для адаптации и акклиматизации,

— счет на его имя с суммой в размере 100 миллионов кредитов.

***

Опять полковник сидел на стуле за столом, а Антон на стуле перед столом.

Оба рассматривали друг друга.

Наконец полковник заговорил:

— Решение руководства нашей службы следующее. Тебе устанавливают нейросеть пятого поколения. На твой счет переводят 25 000 кредитов, из расчета средней зарплаты квалифицированного техника в две тысячи в месяц. Это деньги, которые можно заработать за два года. На нейросеть заливают две специальности 2-го ранга. Принятие гражданства империи и две недели на адаптацию. После этого ты переезжаешь на планету и получаешь рекомендацию в компанию, с которой работает СБ. За две недели разумный в состоянии освоить базу знаний второго уровня сложности и сдать квалификационный экзамен на специалиста первого ранга.

Антон рассматривал следователя и думал. Впрочем, все как обычно. Озвученные предложения тянули на 50 000 кредитов. А может и меньше. Во время различных операций в сейфах сотрудников наверняка оседали трофеи и побогаче. Для такой службы сущий пустяк, потому, что нейросеть нормального уровня стоила от 43 000 до 107 000 кредитов. Значит это просто чьи-то карманные деньги, которые решили, как подачку, кинуть этому лоху.

После этого началась отчаянная торговля, в итоге которой Антону удалось выторговать дополнительно:

— СБ устанавливает нейросеть и дает Антону время на адаптацию в среде Содружества (залив языковые и общеобразовательные базы) путем предоставления доступа к глобальной сети содружества,

— через неделю Антону заливают технические базы знаний 4-го уровня (специалист 3-го ранга) и помогают освоить их до второго ранга,

— через три недели Антон подписывает с СБ все протоколы о том, что информация, которой он обладает, не может быть никому передана или сообщена без разрешения СБ, и Антона отправляют на планету для устройства на работу в фирму, которая занимается установкой систем охраны и безопасности,

— в случае необходимости СБ может привлечь Антона к сотрудничеству, как независимого эксперта, по вопросам, связанным с прояснением сложных ситуаций на планете Земля за вознаграждение,

— Антон находится на планете, не пытаясь куда-либо уехать в течении года, после этого он вправе сменить место жительства,

— СБ не препятствует его профессиональному росту, и если Антон не нарушает закон, то СБ через год забывает о его существовании,

— в случае каких-либо проблем, которые могут повлиять на сохранение тайны операции, Антон обязан сразу выйти на назначенного ему куратора и передать всю возможную информацию по этим обстоятельствам,

— все процедуры ментоскопирования будут произведены после того, как Антону установят нейросеть и пройдет время адаптации (то есть через неделю).

Во время спора-разговора Делеус пытался давить на Антона, указывая на то, что СБ проще утилизировать его, чем оплачивать придумки какого-то дикого.

Основным аргументом в споре, который видимо и решил дело положительно, было то, что Антон твердо заявил, что с вероятностью 95 % сможет назвать место, где должны быть спрятаны информационные кристаллы, разыскиваемые СБ.

И если он окажется прав, то СБ, в виде бонуса, выплатит Антону премию в размере 5 000 000 кредитов.

На последнее полковник согласился, даже не обсуждая. Да оно и было понятно, что платить не будет никто. Сославшись на секретность, парня даже не поставят в известность, что СБ получила кристаллы.

2. 3.

С этого момента жизнь у Антона начала меняться.

На выходе из кабинета, парня сразу перехватил другой сотрудник СБ и, хотя и под охраной, проводил его в медицинскую лабораторию.

Встретил Антона тот же врач, который 'заливал' ему знание общеимперского языка.

— Я Тоган, медтехник четвертого ранга. Ты поступаешь в мое распоряжение. Если хочешь чтобы все прошло нормально, рекомендую тебе выполнять все мои приказы без вопросов и без личной инициативы. Сначала раздеваешься и лезешь в эту капсулу. Здесь проводим процедуру тестирования. По результатам поговорим.

Антон разделся и залез в земную ванну огромного размера. Такой размер, наверное, нужен для того, чтобы вместить человека любого роста. Под спиной сразу зашевелилась какая-то субстанция, и стало достаточно комфортно лежать.

Подошел Тоган и, нажав какие-то кнопки, заставил опуститься крышку этой ванны. Крышка была полупрозрачна. Со стороны врача она показывала все тело пациента, а со стороны пациента имела небольшое окошко в области головы. Сделано это было видимо для создания психологического комфорта обследуемого.

Парень только-только прикрыл глаза, как открыв их, увидел, что крышка уже открылась и ему машет техник, приглашая на выход.

Одевшись, Антон уселся на стул около рабочего места техника. Смотря в экран, Тоган изучал какие-то данные, наверное, результаты процедуры тестирования. Затем он заговорил:

— У тебя достаточно высокий интеллектуальный индекс — 197 единиц. Неплохие показатели нейроактивности D7. Средние показатели физического развития. Тебе приготовили нейросеть 'Техник-5'. Я бы рекомендовал, если уж и пятого поколения, то 'Ученый'. Это даст тебе существенно большую прибавку и дополнительные интерфейсы.

— Сколько времени у нас есть?

— Для чего тебе нужно время?

— Насколько я понял из галонета, установка нейросети достаточно ответственная процедура и в дальнейшем что-либо изменить уже трудно. Поэтому я бы хотел обсудить с Вами возможные варианты.

— Время есть. Такие процедуры быстро не проводят, поэтому не волнуйся.

— Тогда я хотел бы узнать от специалиста, какие нейросети бывают и что мне подходит лучше.

Откинувшись на спинку стула, техник заговорил.

— Я не специалист по нейросетям. Но общая информация такова. Нейросети достались нам от Ушедших. Кто именно из них разработал и опробовал эти приборы уже и не важно. Важно то, что сегодня технологией нейросетей владеют только аграфы. Только у них есть ученые и достаточно знаний по созданию новых устройств. То, что получаем мы, это заготовка, в которую можно установить программу, и она станет полноценной нейросетью. Как сделать эту заготовку, мы не знаем. У нас есть только устройства для тиражирования таких заготовок. Каждый шаблон или прототип или заготовка имеют свою архитектуру, изменить которую, как ты понимаешь, невозможно. Поэтому все улучшения данной модели основаны только на усовершенствовании программного кода, который заливается в такую же заготовку. Так и появляются нейросеть 5+ или 7++. На самом деле это тоже самое, что и поколение 5 или 7, только чуть-чуть улучшенное. Оптимизация. Различия могут быть не более одного-трех процентов от базового варианта. Но в ряде случаев и это много. Дальше специализация нейроети. Здесь и просто и сложно.

Техник прервался, переложил вещи на столе и продолжил:

— В ряде случаев, для успешной работы, нейросеть должна обеспечивать обработку большого потока информации. Например — 'Пилот'. В ряде случаев — расчет большого объема данных. Например — 'Навигатор' или 'Тактик'. Могут потребоваться сверхточные вычисления. Это все порождает и различные интерфейсы, которые необходимы для этого. Самый распространенный — это пилотский. Он позволяет пропускать большие массивы данных за существенно меньшее время. Есть специализация для управления большим количеством внешних устройств, таких как ремонтные дроиды. Это нейросети типа 'Техник' или 'Инженер'. В целом стандартные, но имеют расширенный радиоинтерфейс. Поэтому, естественно, для пилотирования предпочтительнее специализированная сеть. Для управления дроидами — тоже. Но есть попытки создать нечто универсальное. К таким сетям относится 'Ученый'. В целом это попытка объединить все вместе. И расчетные модули, и скоростные интерфейсы, и радиоуправление.

Помолчав, наверное, собираясь с мыслями, Тоган продолжил:

— Есть еще одна характеристика нейросети, которая важна при ее выборе. Все дело в том, что сделать сразу нейросеть такой, чтобы закрыть все потребности разумных — невозможно. У кого-то интеллектуальный индекс 100 единиц, у кого-то 200. Кто-то имеет отличную скорость реакции, кто-то не очень. Чтобы выровнять эти показатели используют импланты. Это дополнительные специализированные модули, которые поднимают какой-либо показатель. Есть импланты на интеллект, скорость реакции, память. А есть целый класс защитных, которые блокируют вредные излучения, создают защитные поля против пси-воздействия. Могут также устанавливаться импланты на укрепление костной ткани, повышенную гибкость связок и тому подобное. Так вот для установки этих расширений, нейросеть имеет внутренние интерфейсы, на которые и устанавливают импланты. Количество этих расширений и есть особенная характеристика нейросети. Старые нейросети позволяли устанавливать два, самые последние — десять. Связанно это, как ты понимаешь, с вычислительными способностями заготовки. Вот вкратце и все. Теперь надо провести коррекцию накопленных изменений организма.

Техник встал и поманил Антона за собой. Они подошли к другой ванне или капсуле, как называл ее Тоган.

— Эта лечебная капсула. Я уже загрузил в нее необходимые корректировки.

— А зачем это нужно? Я вроде здоров.

Ухмыльнувшись, техник сказал:

— Твое ощущаемое здоровье и определенное диагностической капсулой — разные вещи. Сейчас твой организм должен быть восстановлен до максимально здорового состояния. Одна из функций нейросети, это поддержка его в оптимальных параметрах. Но, если мы установим тебе нейросеть прямо сейчас, то она возьмет за отправные параметры — именно твое текущее состояние. А оно не самое лучшее. Поэтому сначала лечим, потом ставим нейросеть.

Пребывание в лечебной капсуле вернуло Антону ощущение детства. Так только в детстве мы чувствуем себя. Ничего не болит. Ничего не тянет. Все мышцы отзываются легко на любую нагрузку. Даже походка стала другой. В общем, состояние отличного самочувствия и полного здоровья.

Пока шло лечение, парень обдумывал информацию, которую сообщил техник. Если сейчас ему установят нейросеть которая потом окажется не совсем тем, что надо, то переделать установку будет, наверное, очень сложно. Поэтому надо попробовать сейчас договориться с техником.

— А кто решает, какую нейросеть ставить?

— Мне пришло распоряжение на твой счет. А так без разницы.

— А можно как-то изменить это решение?

— У тебя есть предложение?

— Все зависит от Ваших возможностей.

— Есть нейросети шестого поколения. Но за них нужно доплачивать. Есть пятого, из них можно просто выбрать замену.

— И что вы посоветуете?

— С деньгами я так понимаю у тебя плохо. А рассчитывать на то, что ты сможешь оплатить установку более совершенной сети, я не могу. Поэтому предлагаю тебе установить нейросеть пятого поколения, но другой направленности. Есть 'Ученый-5' и 'Тактик-5'. 'Ученый' — более универсальна и больше дополнительных интерфейсов. На самом деле 'Ученый' у нас в военной модификации. Ее отличие от гражданской версии в том, что интерфейсы более надежны и расширена базовая память. Бонусом могу предложить имплант памяти.

— А базы? Какие лучше?

— Конечно военные. Но тут тебе надо получить разрешение. Есть правда одна хитрость. У нас в наличии только военные базы. Покупать для тебя гражданские никто специально не будет. Можно просто умолчать этот момент. А мне все равно, что тебе ставить. Но для того, чтобы на тебя не стали давить в этом вопросе, рекомендую все же, получить согласие руководства.

— А когда их будут устанавливать?

— Сначала ставим нейросеть. Заливаем общие базы по Содружеству. Они бесплатные. Поэтому это можно сделать сразу. Через пару дней проводим тесты нейросети. Если все нормально, то заливаем целевые базы.

— Я все понял. Действительно лучше получить согласие на военные базы.

— Тогда в капсулу. Процедура стандартная, давно отработана. Можешь не волноваться.

Установка нейросети продолжалась два часа.

Когда Антон вылез из капсулы, рефлекторно решил проверить шов на затылке. В это место и должна ставиться нейросеть. Но ничего похожего на грубые послеоперационные швы не обнаружил. Небольшое уплотнение под кожей и было тем самым пилотским разъемом, как пояснил техник.

Последние инструкции были произнесены лекторским тоном:

— Активация нейросети произойдет через сутки. Но работать с ней можно только через день после активации. Поэтому просто сверни иконку меню и жди нашей встречи.

***

В камере произошли определенные изменения: появилась телевизионная панель, пищевой синтезатор и простой тренажерный комплекс.

Антона сопровождал другой сотрудник СБ, который вкратце просветил его как пользоваться всем оборудованием, предупредив, что возможность использовать оборудование полностью, появится у него только завтра, когда активируется нейросеть.

А пока Антон может отдыхать и набираться сил.

Осмотрев свою комнату еще раз, парень понял, что он действительно дикий. Ну, дикий на взгляд этих продвинутых.

Все, что сейчас присутствовало в его комнате, было в ней изначально, только ранее было скрыто в стенных нишах. И для активации этого оборудования требовалось просто дать команду. Через нейросеть. То есть дать команду через то, чего у Антона не было. Забавно.

Даже тренажерный комплекс и тот требовал подключения нейросети. Почесав голову, и размышляя для чего это может понадобиться, парень улыбнулся. Ну конечно. Все же очень просто. Нейросеть ведет контроль состояния организма. И комплекс в состоянии дать такую нагрузку, что человек просто получит травму, выставив не те параметры. А корректируя уровень нагрузки через нейросеть, или добавит или уменьшит требуемый уровень воздействия. И это в самом критичном случае просто не даст человеку получить увечье. Да и функция вызова медиков, наверняка встроена в тренажер штатно.

Единственное оборудование, которое было доступно Антону сейчас, это пищевой синтезатор.

В теории достаточно продвинутый агрегат, в данный момент, предоставил Антону возможность выбрать три вида еды, которая подавалась в виде комплексного набора. И этот выбор назывался 1,2 и 3. Да, все для тупых. В смысле — диких.

'Ну, погодите, вот активируется нейросеть, поназаказываю себе черной икры с жульенами' — злорадно подумал парень.

После еды Антон начал интенсивно обдумывать ситуацию, в которую попал. Пытался строить планы, рассматривал различные возможности, но в итоге уснул, так и не придя, ни к какому-то выбору своего будущего.

***

Утро началось с того, что Антон увидел перед глазами какую-то мешающую картинку, пока не понял, что это и есть проявившаяся нейросеть. Значки были непонятны, и Антон высказал это вслух.

— Для управления параметрами нейросети необходимо настроить интерфейс, — раздался приятный мужской баритон.

Вздрогнув от неожиданности, Антон спросил:

— Ты кто?

— Я искин станции. Мое имя Торенс. Мне приказано оказывать разумному посильную помощь.

— И какую же помощь ты мне можешь оказать?

— В настоящий момент у Вас проблемы с визуальным интерфейсом нейросети. Я готов помочь. Мне сообщено, что Вы никогда не пользовались этим оборудованием. Первые шаги вызывают определенные проблемы. Предлагаю просмотреть начальную инструкцию по использованию нейросетей.

— И как я могу ее просмотреть? — затупил Антон, совершенно забыв, что в его камере теперь есть голопанель.

— Для ознакомления с работой интерфейса будет использована голопанель. Чтобы убрать внутренний экран интерфейса, просто посмотрите в верхний правый угол.

Парень последовал совету искина и окно внутреннего интерфейса свернулось, оставив небольшой значок в левом нижнем углу.

На экран голопанели была выведена картинка с внутренним интерфейсом. Торенс стал подробно рассказывать как пользоваться возможностями нейросети, где находятся настройки, как установить режим связи и вызывать абонентов, как вести протокол…

Эта лекция существенно помогла. По ее окончании Антон самостоятельно зашел в настройки и произвел все необходимые действия.

— Торенс! На панели есть несколько недоступных режимов. Что это?

— В зависимости от установленной Вам нейросети, их количество и назначение меняются. Какая модель нейросети стоит у Вас?

Используя только что полученные знания, Антон зашел в меню настроек и посмотрел, что ему установили. Врач не соврал, у него действительно стояла нейросеть типа 'Ученый'.

— Ученый-5РМ.

На голопанели высветился внутренний экран интерфейса нейросети и Торенс начал объяснения.

— У Вас всего четыре недоступных режима. Это мыслесвязь, — стрелочка на голопанели показала на место иконки, — подключение к галонету, радиоинтерфейс и Ваш счет в банке.

Все пояснения сопровождались движением стрелочки на экране голопанели, поэтому парню не было необходимости сравнивать вид интерфейса и пояснения искина.

— Мыслесвязь активируется примерно через месяц. Это особенность данного режима, потому что мозг должен установить нейронные связи с кристаллом нейросети. Подключение к галонету возможно только в том случае, если Вы оплатили текущий аккаунт. До тех пор пока он отсутствует или неоплачен, режим будет неактивен. Радиоинтерфейс будет активирован через сорок восемь часов с момента активации нейросети. Ваш счет в банке необходимо просто открыть, тогда Вам либо установят банковский чип, либо произведут привязку к нейросети Вашего счета иным образом. Хочу обратить Ваше внимание на то, что если Вам будут установлены специализированные импланты, то в ряде случаев могут быть активированы их специальные режимы, которые будут управляться через аналогичные пиктограммы.

— Понятно. А что теперь? Врач сказал, что использовать возможности нейросети еще день нельзя.

— Это так. Но есть исключение. Работать с нейросетью через режимы связи не рекомендуется. Но можно изучать установленные базы.

Искин порекомендовал Антону принять еду и занять горизонтальное положение на 3 часа, в течении которых будет изучена языковая база и Антон сможет свободно пользоваться интерфейсом нейросети.

Используя подсказки Торенса, Антон запустил процесс изучения языковых баз, а затем свернул сетевой интерфейс.

Лежа на кровати, он продолжил свои размышления и с удивлением осознал, что часть предметов в комнате обрела свое значение и название.

Через три часа, когда он выпал из состояния некоторой заторможенности, парень попробовал снова активировать интерфейс нейросети, и опять был удивлен.

Теперь все строчки интерфейса стали понятны. Получалось, что языковая гипнограмма, залитая в голову Антона, была очень ущербной. Сейчас он свободно читал краткие ссылки и понимал сокращения в словах интерфейса.

Тогда он обратился к искину и попросил у него совета, что делать дальше.

— Рекомендуется полностью изучить инструкцию нейросети. Она находится в меню 'Базы'. После ее изучения нужно провести детальную настройку под свои предпочтения. Далее нужно продолжить изучение языковых баз, поскольку в некоторых базах знаний используются очень специфические понятия, основанные именно на этих языках.

Еще несколько часов Антон находился в полудреме. Как просветил его бесплатный консультант, этот режим назывался учебный транс.

Закончив этот этап обучения, Антон опять поел и решил позаниматься на тренажере, но был остановлен Торенсом.

— Повышенная физическая нагрузка в первые дни активации нейросети не рекомендуется.

— Ну и чем же мне заниматься?

— Рекомендуется отдых. Сегодня получены первые навыки работы с нейросетью. Для их закрепления нужно дать время подсознанию установить ассоциативные связи.

'Ну и фиг с ним', - решил парень и улегся спать.

***

Следующее утро встретило Антона тем, что он почувствовал существенное улучшение самочувствия. Пообщавшись с Торенсом, он был приятно удивлен тем, что это проявила себя нейросеть.

Искин предупредил Антона, что после изучения языковых баз он может принять гражданство империи, однако, раз есть такая возможность, гораздо логичнее изучить общую базу по Содружеству и основы юридической информации, а уже после этого сделать заявку на принятие гражданства.

Все эти действия Торенс аргументировал тем, что знания никогда не бывают лишними и, делая столь ответственный выбор, гражданин должен представляя свои права и обязанности.

Если бы Антон шел обычным путем жителей диких планет, то базу по Содружеству и основы юридической информации он смог бы изучить и правильно понять только после принятия гражданства, а случай Антона особый и не стоит пренебрегать этой возможностью.

Спорить с таким советчиком не имело смысла, и он поступил так, как порекомендовал искин.

Антон снова поел и занялся самосовершенствованием. Так как работа по изучению баз не требовала особых усилий, он попробовал позаниматься на тренажере, но был остановлен искином, который порекомендовал лечь на кровать и провести изучение баз в учебном трансе, что более способствует быстрому и глубокому усвоению материала.

После того, как изучение баз знаний завершилось, Антон понял, что достаточно свободно разбирается в основных моментах и структуре общества, в которое попал. Всплыли в памяти общие законы и представления о том, как должен вести себя разумный (не человек, а именно разумный, так как в Содружестве существовало несколько видов разумных). Антон понял, что каждый разумный имеет определенные права и обязанности и эти обязанности предполагали знание определенных законов Содружества, которые тут же стали понятны и ему.

Торенс разъяснил парню, что это и есть использование тех самых знаний, которые находились в изученных базах.

Но оставалась проблема с получением необходимой информации относительно наиболее привлекательных специальностей.

Можно было получить такую информацию из специализированных баз знаний общеобразовательного направления более высокого уровня, чем были залиты Антону. Но на данный момент такой возможности просто не было, так как уровень (или ранг) предоставленных баз был достаточно низок и содержал только основы.

Можно было оставить выбор специальностей на потом, завершить все формальности на станции, и переехать на планету, где Антон должен был самостоятельно сделать такой выбор. Но в этом случае существовала опасность оказаться вообще без баз знаний. Базы знаний были достаточно дорогостоящим продуктом, поэтому для их приобретения нужны были деньги. И если первый уровень баз знаний по любой выбранной специальности стоил относительно не дорого — несколько тысяч кредитов, то с повышением уровня — стоимость возрастала нелинейно. Впрочем, как и информационная наполненность баз. И базы знаний для получения 2-го ранга профессии, а это третий уровень баз, стоили уже от полусотни до сотни тысяч кредитов. Что уж там было говорить о третьем или четвертом ранге профессии. Да и было понятно, что оплачивать выбор Антона из своего кармана СБ не будет. Значит, выбор надо было делать сейчас.

Но как получить информацию?

Да был галонет. Прямого доступа у Антона на было, в силу того, что просто отсутствовал аккаунт, но был планшет и можно было воспользоваться им. Вот только вставал другой вопрос. Сколько мегабайт (или в чем здесь мерялись объемы информации) надо было прошерстить собственными глазами, осмыслить и сделать выбор? Это, наверное, недели, а может быть и месяцы. А время было очень сильно ограничено.

За помощью Антон обратился к Торенсу.

Через секунду искин предложил решение.

Собственно доступ к галонету, для Антона решался просто. Он мог получить гостевой доступ от имени станции. Но тогда он сам становился тем элементом, который производил отбор информации.

А можно было поручить эту задачу Торенсу, и тот мог проделать это гораздо быстрее. А самое главное, что искин мог не просто собрать информацию, а провести ее первичную обработку.

Антон остановился на втором варианте и попросил искин подобрать материал по следующим вопросам:

— наиболее востребованные профессии и уровень их подготовки (уровень освоенных баз и навыков),

— профессиональная деятельность в области безопасности и охраны объектов,

— стоимость проживания и уровни заработка по наиболее востребованным профессиям,

— основные проблемы для новичков во внешнем мире (в том числе как из них выбираться),

— отношение к оружию и предметам его заменяющим (владение, приобретение, хранение, ношение и использование).

Искин запросил на данную операцию два часа, а Антон пока начал приводить себя в порядок на тренажере.

***

После часа интенсивной тренировки на тренажере проснулся зверский аппетит, и Антон остановил самоистязание.

Кстати, впервые с момента активации нейросети, парень понял насколько далеко ушло это общество в техническом развитии от земного. При попытке активировать тренажерный комплекс, тот предложил Антону изучить инструкцию по его использованию, которую тут же сбросил ему на нейросеть. В инструкции были даны как общие рекомендации по использованию этого механизма, так и необходимые настройки для получения запланированного эффекта от тренировки.

Душ, ужин и Антон начал изучать данные, которые собрал искин.

В этих данных было очень много полезного, но даже чтобы просто просмотреть эти данные, нужно было несколько суток, поэтому по предложению искина, просто сохранили пакет данных на нейросети.

Самым важным, по мнению Антона, было то, что профессий связанных с безопасностью объектов существовали, их было несколько, но практически все они использовали одинаковый набор баз данных, естественно с ориентацией на использование технических средств поддержки.

Так монтаж кабельных шлейфов сигнализации здесь использовался только в исключительных случаях, да и назвать эти вещи шлейфом сигнализации с точки зрения земных технологий было затруднительно. Условно говоря, кабель представлял собой несколько сотен оптических проводников, объединенных с несколькими проводами (как здесь говорили — шинами) в единое целое. Никаких зачисток такого 'провода' для подключения датчиков не предусматривалось. Датчик самостоятельно находил нужный 'проводник' и внедрял в 'провод' щуп-контакт, через который и общался с центральной станцией.

Установщик аппаратуры сам не делал ничего. В смысле сам не сверлил, паял, прикручивал контакты. Для этого существовали различные роботы или по местному дроиды. Размер их мог быть в несколько миллиметров, а могли быть монстры под сотню метров. И это не преувеличение. Просто установщик аппаратуры был универсалом. И мог оборудовать объекты размером с небольшую комнату, а мог устанавливать систему безопасности в космосе. Вот тогда и требовались дроиды-громадины.

Местные технологии существенно отличались от земных.

Такие современные достижения земной мысли как беспроводные интерфейсы, реконфигурируемые сети, лазерные каналы передачи данных, различные виды датчиков — нажимные, индукционные, магнитные, электрические, лучевые, здесь практически не использовались.

Здесь существовали понятия вероятности проникновения на объект и вероятности защиты объекта. Исходя из этих основополагающих величин, и происходило проектирование, а часто использование готовых шаблонных проектов. В этих проектах уже были учтены все возможные инженерные решения и их стоимость.

Техник не придумывал ничего нового. Он был реализатором уже готовых идей. А вот инженер, мог предложить нестандартные решения. Только и стоимость инженерного труда была на порядок выше.

С точки зрения знакомых Антону технических решений здесь использовались все, но они составляли только малую часть от всех применяемых приемов.

Достаточно сказать, что такие фантастические способы защиты, про которые на земле писали в толстых научных журналах, как масс-детекторы, объемные, воздухочувствительные, и тому подобные приборы были простой обыденностью.

Широко применялись охранные дроиды, системы активного противодействия, управляемые искинами объемы, локальные участки пониженного давления, участки заполненные различными газовыми смесями, спектральные датчики прямого и отраженного действия и еще масса других.

В ответственных случаях применялись системы противодействия дистанционному съему информации, системы активного подавления, системы активного и пассивного сканирования, защитные покрытия, системы подавления средств проникновения, системы борьбы с вирусным заражением, искины управления сетями и много чего другого.

В общем, если бы Антон обучился здесь этой профессии, а потом поехал работать на Землю, то стоимость его работы была бы очень-очень большой. Вот только для этого надо было иметь возможность купить все то, что здесь продавалось на каждом углу, а на Земле было фантастической экзотикой.

Специальности, отнесенные к этой области знаний, можно было бы свести в две группы.

Первая — это специалист по информационному противодействию. И вторая — специалист по техническому противодействию.

Только не надо полагать, что слово противодействие означает пассивную защиту. Специалист должен был уметь все. В том числе и организовать ответное нападение на злоумышленников.

Мысленно представив себе объем информации, которую надо было бы изучить, Антон сильно задумался. И в основном он пытался представить себе, сколько веков ему нужно будет осваивать такую специальность.

2. 4.

Подведя итог своим размышлениям о специальностях, Антон решил, что надо просить у СБ базы знаний по направлению специалист по техническому противодействию и пилот средних кораблей.

Долго размышляя на тему, что же лучше техник или пилот, все же решил остановиться на пилоте, так как часть баз специалиста по техническому противодействию была одинаковой со специальностью техник средних кораблей. Правда эта одинаковость касалась в основном вторичных баз знаний, которые оказывали влияние на высокие ранги специальности.

Такие базы как 'Управление техническими дроидами', 'Кибернетика', 'Робототехника', 'Охранные дроиды', 'Энергетическое вооружение' и ряд других практически полностью входили в набор баз, которые должен был знать техник средних кораблей. В то же время были и такие, которые могли бы существенно расширить его возможности специалиста по техническому противодействию из набора баз техника средних кораблей. Но…

Тут уже необходимо было выбирать. Или получить принципиально новую специальность и возможность работы в космосе, или иметь пусть и более широкие возможности, но работу только на поверхности планет. А планы на будущее были достаточно туманны, и иметь козырь в рукаве никогда не помешает.

Дополнив свои заявки на базы знаний точным перечнем того, что он бы хотел, Антон вечером отправил через Торенса сообщение для Делеуса, что готов к процедуре принятия гражданства и подписания протоколов взаимных обязательств.

В течении получаса на нейросеть Антона через искин базы пришло сразу несколько сообщений.

В первой группе содержалась процедура прохождения предварительных мероприятий (снятии параметров личности, формирование личных идентификационных кодов разумного, открытие счета в банке, заявления на принятие гражданства и тому подобное) и собственно регламент принятия гражданства.

Во втором блоке файлов находились взаимно обязывающий пакет данных, принятие которых под протокол утверждало все договоренности между гражданином империи и СБ.

В третьем были уточнены и перечислены базы знаний, которые СБ передавало гражданину под выполнение согласованного протокола. С удовлетворением Антон отметил, что все базы были военными и содержали полный набор, достаточный для управления средним кораблем. Правда, ряд баз были вычеркнуты из списка. Но эти базы касались взаимодействия флотских соединений, и последние их версии считались секретными.

Был еще ряд незначительных документов, которые были просмотрены и пока оставлены без внимания.

Основная проблема заключалась в том, что все договоренности между СБ и гражданином — должны быть проведены официально, а так как гражданство Антона хотя формально и существовало (гражданин РФ), империей Аратан не признавалось и поэтому, до настоящего момента Антон являлся разумным без гражданства, уроженцем дикого мира. Вот все эти выверты очень сильно заинтересовали Антона.

Вроде бы как он хотел не просто принять гражданство империи, а сменить его, но в этом случае (и информация, которая всплыла в его мозгу, говорила об этом прямо) должно быть указано место его рождения, включая звездные координаты его мира. А вот тут во всех документах был просто прочерк и это было особенно непонятно и неприятно. Как из этого будет выкручиваться СБ Антону было неясно. Но ясно было то, что раскрывать местоположение Земли СБ не собирается.

Можно было попробовать запросить искин базы для поиска координат Земли. Но почему-то Антон не рискнул этого делать. Он просто оставил напоминание в своей нейросети и связал с событием рассмотрения этого файла.

В общем-то, скорее всего, дикий мир, под именем Земля, здесь широко не известен и поиск ничего не даст. СБ скажет, что была найдена капсула заморозки или уничтожен пиратский корабль, с которого был снят разумный или что-то еще в этом роде.

***

Процедура принятия гражданства проходила в местном бюро по приему беженцев.

Все клерки во всех местах одинаковы. Это Антон понял, как только увидел местного чиновника. Даже напыщенные оболтусы из СБ, по сравнению с этим, были просто интеллектуалами и душками.

Этот образец чиновничества не просто произносил слова, а торжественно вещал. Преисполненный важностью события принятия в лоно семьи заблудшего сына, чиновник вел себя так, как будто оказывал величайшую честь, на самом деле просто выполняя свои обязанности.

Собственно все, что нужно было сделать, это пройти процедуру определения своих параметров, для заполнения карточки ФПИ. Затем эти же данные заносились на нейросеть, так как она была уже установлена и формальный отказ от, предложенного бюро по приему беженцев, места работы.

Вот здесь чиновник просто изошел на то, что он обычно оставлял в местах общего пользования, и прямо-таки стал угрожать Антону всеми карами, если тот немедленно не заключит контракт с военными.

От применения кар, парня спасло только то, что он был в сопровождении сотрудников СБ, которые каким-то хитрым образом, только посмотрев на чиновника прервали его словесный понос.

Но старый трюк, который он уже, видимо, проделывал не раз, все же попытался провернуть.

Антону, как разумному уже имеющему установленную нейросеть, полагалась компенсация в три тысячи кредитов и военные пайки на три дня. Пайки выдавались разумным для питания в центре приема беженцев, из расчета пребывания там эти самые три дня, так как без нейросети или заменяющего ее браскома (браслета-коммуникатора), договориться с пищевым синтезатором было очень не просто.

Так вот этот самый отморозок попытался зажать все ему причитающееся.

Так как Антон уже изучил базу знаний 'Содружество' и первый ранг базы 'Юрист', то прекрасно знал, что положено беженцам. Поэтому не попросил, а потребовал выдать свое кровное, чем чуть не вызвал апокалипсический удар у этого борца с межгалактической скверной.

Брызжа слюной, этот перец выдал-таки Антону сумку с логотипом центра беженцев, девять пищевых рационов и банковский чип с нужной суммой.

Следующим этапом этого шоу было открытие счета в банке.

Для этого, парня сопроводили в ближайшее отделение Первого Галактического Банка, где достаточно милая девушка-менеджер взяла на себя процедуру оформления счета.

Вариантов по открытию счета было два. Первый предусматривал установку специализированного банковского чипа-импланта. Второй — использование генетических данных держателя счета.

В первом случае можно было перевести все денежные средства со счета одной операцией, во втором — только заранее оговоренную сумму. Хотя второй способ был менее удобен, Антон выбрал именно его. И выбрал по ряду причин.

Теперь, вооруженный знаниями базы 'Юрист', он хорошо представлял себе, в каком месте ему предстоит жить. Любой, кто имел не более десятикратного превосходства в силе перед ним, мог под протокол потребовать перевести все его средства на другой счет. И этот кто-то мог обнаружиться в самый не подходящий момент. Поэтому ограничение на перевод, оставляло возможность не потерять все деньги сразу. А, кроме того, использование одного слота под банковский чип, сокращало количество устанавливаемых имплантов, что могло негативно сказаться на его желании расширить возможности нейросети. Чип-имплант стоил 100 кредитов, а генетическая идентификация не требовала ни цента. Но банк все равно смог сорвать, пусть и небольшой, но куш. Открытие счета стоило 50 кредитов. Пришлось использовать чип, полученный от чиновника.

По здравому размышлению Антон решил не устанавливать ограничение на перевод денежных сумм со своего счета. По крайней мере, пока он был на базе. Ситуация могла развернуться по-разному, а грабить его сейчас было невыгодно в первую очередь самим СБшникам. Да и контроль за его перемещением был очень строгий.

Выйдя из банка, по совету одного из сопровождавших, в ближайшем магазине приобрел ручной считыватель, который мог читать банковские чипы и использоваться для заливки баз знаний на нейросеть.

Тут же, установив банковский чип в слот считывателя, он перевел все средства на свой счет, и стал владельцем суммы в 2 900 кредитов.

После получения гражданства и открытия счета парень был готов к разговору с Делеусом и подписанием взаимообязывающих протоколов.

***

— Я так понимаю, что ты решил изменить порядок наших действий? — спросил Делеус, по привычке разглядывая Антона.

— Незначительно. Это связано с тем, что мне нужны деньги. А их получение, по нашим прежним договоренностям, должно состояться после подписания протоколов.

— Значит, после подписания протоколов ты готов передать интересующую нас информацию?

— Протоколы, деньги, информация.

Делеус усмехнулся.

— А если…

— Нет. Утром деньги, вечером стулья.

— Это что, опять ваши дурацкие идиомы?

— Нет, это цитата. Кстати, авторы этой книги и про вас написали.

— И что же там сказано?

— А сказано там то, что, внешне выглядящие честными, махинаторы знают более 400 способов сравнительно честного отъема денег у населения.

— Это ты к чему? Свои обязательства мы выполняем неукоснительно.

— Да. Но только те, под которыми вас вынудили поставить свою подпись. А те, которые должны были выполнить, благополучно игнорируете.

— Антон! Тебе никогда не получить ничего сверх тех сумм, на которые мы договорились. Есть слишком много обстоятельств, которые выше моих возможностей.

Антон усмехнулся и проговорил:

— Вы знаете, у нашего народа есть поговорка — не плюй в колодец, пригодится воды напиться.

— Это ты к чему?

— Давайте поспорим на один кредит, что очень скоро СБ Аратан, будет сильно сожалеть о том, как поступило со мной. Потому что помощь, которую я мог бы оказать, вы не получите. Я надеюсь не надо объяснять почему?

Делеус зло сверкнул глазами:

— Не бери на себя больше, чем можешь выполнить, — произнес он.

— Пообещайте мне только одно, полковник. Когда я выиграю спор, Вы положите этот кредит в свой левый карман. И когда, в очередной раз, Ваш безупречный план будет сорван, просто достанете и посмотрите на него.

— Демагогия. Предлагаю перейти к решению наших насущных вопросов.

Антон вставил в протоколы свои реквизиты (теперь уже с номером счета) и переслал подписанные со своей стороны документы следователю. Через пару минут парень получил подписанные СБ протоколы. Под документами стояла подпись Начальника Управления специальных операций СБ Аратан. А еще через минуту пришло оповещение из банка о зачислении на счет Антона 25 000 кредитов.

Наверное, полковник получил по нейросети подтверждение о переводе денег, потому что сразу перешел к делу.

— Итак, я готов выслушать твою версию событий, которые привели к хищению артефактов.

Изложенная Антоном история не сильно отличалась от правды. Правды событий, но не действий.

Как следовало из рассказанного Антоном — Павел, являясь истинным виновником произошедшего, и был тем самым агентом, которого столь безуспешно искало СБ Аратан.

Незначительные на первый взгляд штрихи, ставили их прошлые отношения на совершенно другой уровень.

По рассказу парня выходило, что движущей силой их товарищества был именно Павел. Он придумал и реализовал злодейский план похищения. Он придумал, как сделать так, чтобы подозрение не упало на них. Он собственноручно предпринял ряд шагов в банке, по нейтрализации системы охраны. Он изъял из ячейки артефакты и спрятал их в надежном месте.

А Антон? Антон действовал просто как запрограммированная машина. В его действиях и намека не было на то, чтобы строить козни СБ. Он думал, что честно выполняет свою работу. Да, при ее выполнении, были определенные несоответствия. Но кто обращает внимания на мелочи. Их обычно игнорируют. А потом, только после событий, вспоминают и удивляются, как могли не заметить?

— Судя по твоему рассказу, ты вообще здесь ни причем.

— Так и есть. Я просто проходил мимо.

— Но проходя, заметил массу мелочей, которые и решил рассказать нам сейчас.

— А вы раньше о них и не спрашивали.

— Как это?

— А так. Меня пытались обвинить в том, что я являюсь агентом инопланетной цивилизации. Спрашивали кто, когда и где меня завербовал. Но ведь этого не было. Что другого, кроме отрицания этих домыслов, я должен был говорить?

— Но ведь ты был участником этих событий?

— И что с того? Вы, наверняка, тоже были участником многих событий, но это не делает вас агентом инопланетной цивилизации.

Делеус набычился и стал тарабанить пальцами по столу.

— Хорошо, — наконец проговорил он. — И где же находятся артефакты?

— Там куда их спрятал агент.

Явно пересиливая себя, следователь медленно проговорил:

— И куда же их спрятал агент?

— Ну, точно я этого не знаю, — Антон помолчал и, видя, что следователь достиг точки кипения, продолжил, — Но могу предположить. Скорее всего, с вероятностью 95 процентов, артефакты спрятаны в доме у его любовницы.

— И кто же являлся любовницей этого человека?

— Боже мой! — с патетикой произнес Антон, — И эти люди пытались мне доказать, что изучили все это дело вдоль и поперек. Вероника. Мартынова Вероника Альбертовна.

Лицо полковника пошло красными пятнами.

— И кто же это такая?

— Вы что, в самом деле не знаете, или прикидываетесь?

— Не надо переходить грань. Иначе мы можем использовать и другие меры воздействия, — прорычал полковник.

— А я ничего и не перехожу. Вы, расследуя это простое дело, умудрились не заметить значимых событий. Схватили первого подвернувшегося под руку и пытались выбить из него признание в том, чего он не совершал. Профессионалы етить. А когда этот некто смог доказать, что уровень расследования отвечает детскому саду, стали угрожать использовать другие меры воздействия. И к кому? Я не при чем. И если даже ко мне применят эти самые меры, ничего нового, кроме того, что я Вам только что рассказал, Вы не узнаете.

Делеус сидел с раскрытым ртом и хватал воздух. Потом постепенно остыл, лицо приобрело обычный цвет, руки перестали выбивать морзянку, и он сказал:

— Все сообщенное тобой будет проверено.

— Никаких проблем. Вид проверки указан в протоколе. И это можно проделать в любое удобное для Вас время.

Помолчав, продолжил.

— А сейчас мне бы хотелось перейти к практической части наших договоренностей и получить базы знаний.

Через две минуты входная дверь открылась, и охранник повел Антона к медтехнику.

***

В кабинете медтехника никаких изменений не было. Антон посмотрел на специалиста и сказал:

— И где же все обещанное?

Тот усмехнулся и ответил:

— А что ты ожидал увидеть? Чемодан с искином? Или может быть огромную телегу с книгами?

— Нет, ну есть же какое-то устройство хранения этих баз. И потом баз много и они должны занимать место.

— Да, трудно с дикими. Ты даже не представляешь насколько. Ложись в капсулу.

Пока Антон раздевался и укладывался в капсулу, медтехник начал рассказывать.

— Все процедуры по снятию баз знаний мы проводим на специальной аппаратуре, которой здесь нет. Но, в отличии от 'Нейросети', мы не формируем никаких носителей. Представь себе, что нам требуется обработать сотню человек. Если просто провести операцию создания кристаллов баз, то это несколько дней работы. Потому что, по выбранной профессии, надо выучить не одну, а почти полтора десятка баз. Но кристаллы одноразовые. После использования они разрушаются. Это просто потеря времени и ресурсов. Но и людям, которым мы передадим эти кристаллы, их надо залить себе. Это опять время. Да и передавать кристаллы, которые содержат секретные базы, не самое полезное дело. Поэтому мы просто формируем ключ-допуск, который загружается в нейросеть. Потом в капсуле, а скорость такой заливки на порядок выше, чем с кристалла, мы заливаем информацию на нейросеть, блоком, согласно выбранной специальности. Далее активируется ключ, и распаковываются базы прямо в нейросети. Таким образом, соблюдается секретность и одинаковость заливки по выбранной специальности. Скачать базу знаний из нейросети невозможно, значит сделать копию тоже нельзя. Поэтому все, что получил нужно изучить. Или не изучить. Но тут уже решает сам человек.

— Слушай! А можно залить базы уровнем повыше? И не помешала бы еще одна специальность. Деньги у меня теперь есть. Правда, их не много, но 15 000 кредитов могу заплатить. И кстати у меня остался банковский чип.

Техник остановился, сделал задумчивое лицо, почесал затылок и произнес:

— Ну, ключ-допуск я еще не формировал. Поэтому могу добавить пару уровней к согласованным базам. А залить третью не могу, ключи проверяются по количеству баз. Но у меня есть кристаллы с некоторыми специальностями. Что ты хочешь?

— Техник средних кораблей.

— Есть такой кристалл. Пятый уровень. Только его стоимость под сороковник.

— Жаль. Мне нечего тебе предложить. Если только поверишь и дашь в долг.

— Ладно. Я слышал, что ты сильно помог нашим. Поэтому пойду тебе навстречу. Кристалл заберешь при выходе. И сразу его загрузи. Не вздумай продавать. Можно идентифицировать источник баз до их заливки. На нейросети информация перестраивается, и идентифицировать ее невозможно. Давай начнем.

Заливка такого большого массива информации заняла три часа. Все это время Антон находился в капсуле в состоянии транса. Он вроде бы осознавал, что делается вокруг, но изменить ничего не мог.

Но вот установка баз закончилась. Парень вылез из капсулы и стал одеваться.

— Рекомендую тебе сменить одежду. Так ты выглядишь полным лохом. Может быть, на твоей планете это и круто, а тут полный отстой.

Пока техник наставлял парня, Антон перегнал на банковский чип 15 000 кредитов и передал его в руки специалиста.

— Вот там, на столе возьмешь, — кивнув на небольшую коробочку, сказал медтехник.

— Слушай, а изучать базы долго?

— Ну, тебе-то грех жаловаться. У тебя неограниченный доступ к разгону.

— А это что такое?

— Ох, ну и темный же ты. Изучать базы можно в трансе, лежа на кровати. А можно в медкапсуле. Но в медкапсуле без специальных препаратов — это ускорение в два-три раза. Зависит от твоего индекса интеллекта. А можно стимулировать изучение. Капсула ведь лечебная. И тогда скорость можно повысить от пяти до двадцати раз. Но для этого нужны специальные препараты. Лучше сделанные индивидуально под тебя. Тогда последствий от такого ускорения не будет и не придется после изучения снова восстанавливать здоровье. Вот такие препараты и называются 'разгон'. Только я бы рекомендовал тебе не начинать сразу с двадцати. Мозг штука тонкая. И неизвестно как он примет такое насилие. Поэтому сначала надо, пару дней использовать ускорение до тройки. Потом пару дней пятерка. И так далее. Когда почувствуешь, что плохо учится, надо вернуться на ступень назад и растянуть цикл на неделю. Потом снова попробовать поднять скорость. В общем если готов, то могу составить для тебя индивидуальный график и приготовить разгон. Только есть еще одно ограничение. Учиться больше десяти дней нельзя. Надо дать организму отдохнуть пару дней. И кстати, спорт сильно помогает.

— У меня почти месяц, без трех дней. Посмотри, что можно сделать. И еще. А как лучше учить?

— В смысле, как учить?

— Ну, там одну специальность до конца или все понемногу.

— Это твой выбор. Попроси Торенса помочь с графиком. Ему это раз плюнуть. Но рекомендую построить его так, чтобы освоить максимум из возможного. Здесь можно сдать на сертификат. Это тоже занимает время. Но не рекомендую сдавать на техника средних кораблей. Могут быть вопросы. Учить можешь, но не сдавать на сертификат.

2. 5.

Дальше началась жизнь, которую Антон, и представить себе не мог.

Вроде бы он продвигался вперед в освоении выбранных специальностей. Но ощущения от этого продвижения были… двойственными.

Сначала было погружение в капсулу на два дня. Без разгона. Потом еще два дня. С пятикратным разгоном. Потом еще два. И еще. И еще. День и ночь слились в нечто невообразимое.

Ему казалось, что усвоенные знания должны вызывать головную боль и валяться обрывками изученных страниц. Но. Ничего подобного не было. Как так могло получаться, но все изученное, как будто кирпичи в стене, занимало свое место. Сначала первые уровни всех баз. Сутки. Потом вторые уровни. Двое суток. Парень даже обрадовался, что закончит обучение до конца пребывания на станции. Но нет. Третьи уровни баз изучались семь суток. Совершенно невиданный результат для медтехника. Обычно его пациенты даже с разгоном делали это за месяц-полтора. Да и то по одной специальности. А этот уникум осваивал сразу три. Правда и интеллектуальный индекс некоторых едва дотягивал до 120. И учились они не больше восьми часов в день. Но как учил этот парень, не мог никто.

Наконец наступили дни запланированного отдыха.

Проснувшись утром, Антон понял, что можно не спешить. На сегодня — только физические упражнения на тренажере и осмысление изученного.

Теперь Антон понимал, почему Содружество так развито. Для освоения специальности не надо учиться долгие годы. Надо просто выучить готовые базы знаний. Конечно, эти базы должны были откуда-то взяться. Но, сам способ получения знаний поражал. Вчера еще Антон не знал ничего о средних кораблях. А сегодня он мог сдать экзамен и совершить свой первый полет. Полет в космосе. Это же мечта всех живущих на Земле. Летать. Но летать без знаний нельзя. А здесь. Вот они знания. Взял и выучил. И сразу можешь использовать. А вторая специальность! О такой технике можно только мечтать. Да, Земле еще многие века идти к пониманию.

Лежа в кровати, Антон стал размышлять. Ситуация странная и неопределенная. Надо попробовать легализовать полученные знания. А единственный способ легализации — это сертификация.

Но сертификация для основной специальности — это сдача экзамена и практические навыки по управлению дроидами. А сертификация для сдачи экзамена на пилота — это практические полеты. А он даже не представляет, как это сделать.

— Торенс! Нужна консультация.

— Слушаю.

— Для прохождения сертификации мне нужно наработать практические навыки. Где это можно сделать?

— На базе есть общевойсковой центр сертификации. При этом центре есть тренажерные залы и тренировочные капсулы. Вам, как официально изучающему базы знаний, разрешен туда доступ. Делать дополнительные запросы для получения разрешения на посещение не нужно. Нужно зайти на сайт центра и заявить время и вид тренажера. Рекомендую забронировать время на завтра.

Для наработки навыков по специальности пилот средних кораблей нужно не менее четырех посещений тренажерного зала. После этого следует виртуальный экзамен и допуск к практическим полетам. После выполнения программы полетов, Вас допустят до сертификации. Для наработки навыков по общетехническим специальностям нужно не менее двух посещений тренажерного зала. После виртуальной сдачи зачета, Вас допустят до сертификации.

— Вот ведь как! А я и забыл про наработку навыков. Теперь весь график летит к черту.

— В графике предусмотрено время на тренажеры. Все необходимые действия для полноценного изучения учтены. В связи с тем, что изучение баз с Вашими возможностями идет быстрее, есть возможность уделить больше времени наработке практических навыков.

***

Посещение центра подготовки персонала — так официально называлось это место — требовало предварительной подготовки.

Зайдя на сайт центра, Антон первым делом зарегистрировался и, проведя регистрацию, сразу увидел себя включенным в программу сертификации персонала.

Наверное, его данные уже были внесены в списке проходящих обучение, потому, что он сразу оказался в очереди на сертификацию по специальности пилот средних кораблей и специалист по техническому противодействию.

В открывшейся таблице, разрешение на прием экзамена было заблокировано, и стояла сноска, что курсант не прошел виртуальные тренажеры.

Перейдя на страницу резервирования времени на тренажерах, он отметил время и сразу пошел на занятия.

Зал тренажеров встретил его тихим гулом работающих машин. В зоне полетных тренажеров он подошел к инструктору, молодому парню в летном комбинезоне и, дождавшись, когда он освободится, заговорил с ним.

— Добрый день. Я Ант Берг, изучаю специальность пилота средних кораблей. Мне нужно освоить на тренажере управление кораблем.

— Добрый, — произнес парень, разглядывая одежду Антона, — Приходилось пилотировать?

— Нет. Никакого опыта нет.

— Тогда поступим так, — инструктор посмотрел на свой планшет, который держал в руках, — сейчас свободен тренажер малого корабля. Начальные навыки будешь нарабатывать на нем. Как только тебя пропустит симулятор дальше, перейдешь на средний корабль. И рекомендую сменить одежду. В этом, хмм, костюме работать несколько неудобно.

— Я несколько ограничен в перемещении по базе. Не мог бы ты мне помочь с этим.

Удивленно посмотрев на странного курсанта, инструктор сказал:

— Пошли, посмотрим что есть.

Проводив парня в подсобку, он сел за стол и замер на несколько секунд. Запрашивает данные по нейросети, понял Антон. Инструктор очнулся и вывел на планшет данные о наличии оборудования.

— Значит так. Всем курсантам, проходящим обучение здесь, положен стандартный пилотский комбез младшего командного состава. Но скажу сразу, штука донельзя неудобная, и работать в ней несколько… некомфортно. Поэтому рекомендую обменять его на офицерский. Он удобнее и рассчитан на нахождение в открытом космосе. Правда не долго, но все же. Но надо доплатить разницу. Сто пятьдесят кредитов. Комплектом идет браском, аптечка и ремкомплект.

— Куда платить?

— Лови счет. Получаешь сейчас же, в комнате А-56. Тебе забронирован личный шкафчик. Р-12. Переоденься и можно идти в тренажер.

Сменив одежду, Антон ощутил себя пилотом. Ну, конечно, пилотом это громко сказано. Но от смены своей потрепанной земной одежды на сверхтехнологичное изделие этого мира, в нем прямо-таки проснулось чувство полета.

Установил аптечку, одел браском и активировал его. Ну все, теперь ученик пилота готов к работе.

Сам тренажер представлял собой большое яйцо черного цвета. Как только Антон подошел к нему ближе, боковая створка раскрылась и позволила занять пилотский ложемент.

Действуя просто на автомате, Антон выполнил предстартовую проверку и…

Космос! Полет. Первый полет! Незабываемо. Несравнимо не с чем. Впервые Антон осознал, чего он был лишен до этого.

Конечно, это был всего лишь тренажер. Но чувство полета, которое он давал, было до нельзя реальным.

Все системы прошли тестирование, корабль готов к полету.

На связь с пилотом вышел искин тренажерного комплекса. Сейчас он выполнял роль диспетчера и выдал Антону первое полетное задание: произвести отстыковку, совершить облет станции и вернуться на место стоянки.

Руки сами делали все нужные операции, знания всплывали в голове и направляли его действия.

Команда на отстыковку от станции, недолгий полет по инерции, запуск маршевых двигателей и плавное движении вокруг станции. Вот и стартовая ячейка. Плавное торможение, поворот и реверс маршевыми. Подруливая двигателями ориентации Антон подводил корабль кормой к станции. Захват силовым полем и плавная посадка в стартовую ячейку.

Совершив посадку, Антон автоматически выключил все системы, и какое-то время сидел в ложементе просто прокручивая в голове свои действия раз за разом.

Невероятно. У него все получилось. И он сам не понял как. Просто руки знали что делать, голова контролировала процесс, а сознание… сознание наблюдало за действием со стороны.

Искин оценил действия пилота как удовлетворительные. Замечаний было немного, но они были.

А дальше началась рутина.

Облет станции на время, облет на дистанции указанной диспетчером, облет с посадкой в другую ячейку, посадка без силового поля, посадка носом вперед…

Когда искин удовлетворился работой Антона без мешающих препятствий, появились фермы станции, которые требовалось облететь или совершить указанный искином маневр. Затем добавились корабли. Сначала малые, потом большие, потом все вместе и много…

Через пять часов весь мокрый от пота, Антон выполз, буквально выполз из тренажера. У него было ощущение, что, как минимум, вагон угля он перекидал руками. Все мышцы ныли, руки, хотя он и не двигал никаких рычагов, мелко дрожали.

Просто усевшись около тренажера на пол, он отдыхал. Подошел инструктор.

— Искин оценил твою подготовку на восемь из десяти. Это много. Либо ты природный талант, либо раньше ты уже имел опыт полетов. С первого раза никто из курсантов не набирает больше пяти.

— Был небольшой опыт управления наземной техникой. Но там все в основном руками.

— Значит талант. Ладно, следующее занятие надо провести через день. Тогда навыки закрепятся, и будет легче. А сейчас иди в каюту и отдыхай.

***

Во время подготовки к очередному погружению в капсулу, для изучения баз знаний, Антон решил поговорить с Тоганом на тему пси.

— Скажи мне Тоган, а что такое пси? Почему оно так важно?

Техник посмотрел на Антона, достал какой-то прибор, что-то на нем нажал и заговорил:

- 'Пси' — это общее название способностей человека к использованию полевых свойств пространства. Как точно это работает — не известно. Я тебе уже говорил, что многие знания нам достались от Древних, поэтому их, так сказать, теоретическое обоснование нам неизвестно. Есть работоспособные образцы техники, которые используют эти принципы. Позволяют делать то, что невозможно другим образом. Поэтому их и применяют. Пытались скопировать. Неудачно. Поэтому страшно берегут и никого к ним не подпускают.

Так вот люди, наделенные этой способностью, могут работать с этой техникой. Это то, что касается именно техники.

Но помимо этого, достаточно развитый индивидуум может и сам использовать волновые свойства пространства, без какой либо помощи техники. Например, телекинез. Отдельные специалисты могут двигать средние корабли. Дистанционное ментальное воздействие. Можно на дистанции до нескольких сотен метров заставить разумного выполнить то, что хочет оператор. А вот дальше начинается самое интересное. И самое засекреченное. Вроде бы есть люди, способные управлять стихиями. Управлять глобально. То есть вызывать ураганы, шторма, смерчи и другие погодные катаклизмы. В общепланетном масштабе. Есть специалисты, которые могут перемещать себя или предметы на значительные расстояния. Есть те, кто может двигаться во времени.

Все это выглядит как фантастика. Но это реальность. Но никаких фактов на этот счет не найдешь. Все, что появляется в галонете — удаляют через секунды. Наверное, стоят искины-контролеры. Никакой точной информации, как развить эти способности, нет. Как-то. Где-то. Кем-то.

Поэтому всё, что относится к этой теме — интерес спецслужб. Если чего-то умеешь — прячь и скрывай. Иначе отловят, и будут исследовать. А может использовать. Тебя. И держать в клетке, чтоб не сбежал.

— А как измеряются эти параметры?

— Есть шкала Джоре. В ней буквами обозначают группу, а цифрами значение в этой группе. Групп 10 — от A до J, значений 10 — от 0 до 9. Минимум J0, максимум A9.

Считается что значения от J до I — естественный фон флуктуации способностей, так называемая фоновая группа. Способности настолько слабы, что использовать их практически невозможно.

От H до G — слабая группа, способности, которые можно заметить специальными приборами. Практического использования также никакого.

От F до E — средняя группа, способности, которые могут быть использованы при определенных условиях. То есть проявление пси заметно, но это больше для домашних фокусов.

От D до C — сильная группа, способности, которые можно использовать и развивать. Как правило, именно они уже могут управлять любым оборудованием Древних. За такими охотятся и стараются не выпускать из виду.

От B до A — операторы пространства. Способности, которые находятся за гранью нашего понимания. То есть те, кто может работать со стихиями или самим пространством. Этих людей стараются поставить под жесткий контроль. В случае невозможности — уничтожают.

Самым неприятным для всех контролеров, является то, что способности пси в сильной группе могут прогрессировать скачкообразно. То есть, был ты псион со значением D0. И вдруг у тебя обнаружились способности B3. Как это происходит неизвестно. Но именно поэтому группу D/C контролируют особо. Никому не хочется вдруг получить никому не подконтрольного оператора пространства.

— А то, что у меня D7?

— Вот это-то и плохо. Тебя отметили и будут пасти. Единственный способ уйти от контроля — скрыться. Можно в империи. Мест много. А можно рвануть во Фронтир. Там возможностей затеряться куда как больше.

— Значит, убегать и прятаться.

— И нигде не светить свои способности.

***

Следующее занятие на тренажере радикально отличалось от первого. Если тогда он управлял небольшим челноком, то сейчас это был небольшой эсминец. Предельный размер для малого корабля. Иная масса, иные приемы стабилизации движения. Но… Полетав около станции некоторое время, пришла уверенность и он стал выполнять задания без замечаний.

Искин сменил тактику. Выгнал Антона на полигон. Отработка операций пассивного уклонения.

Мобильные платформы с ракетным оружием, разбросанные в хаотичном порядке. Требовалось двигаться по маршруту, одновременно избегая ракет, нацеленных на корабль.

Сначала ракеты были 'глупые', просто летели в его направлении и не делали маневров. Потом начали 'умнеть'. Стало сложнее. Но сказывалась небольшая практика и появившееся предвидение. Антон словно знал, какая платформа сейчас будет стрелять, и заранее занимал выгодную позицию.

Когда замечания стали незначительными, добавились платформы с энергетическим оружием. Нужно было уклоняться и менять траекторию движения очень быстро.

Потом появились мины. Сначала стационарные. Потом плавающие. Потом активные.

Потом искин озверел. Он стал выпускать на Антона корабли. Они устраивали засады, ставили минные поля, прятались за неподвижными объектами. Выпущенные ракеты гонялись за кораблем Антона, пока он их не выводил на препятствие или ловил на броню. Тут начинали сыпаться сообщения о повреждениях и новых целях. И никаких активных действий. Только уклонение. К концу занятия Антон уже не думал, куда надо направить корабль. Он просто летел, а руки сами делали то, что нужно.

Тогда появились пираты. Антона загоняли на минное поле, и он должен был, укрываясь за всеми возможными препятствиями избегать догоняющих его пиратских абордажных ботов. Мрак.

Но вот занятие закончилось. Корабль, изрядно потрепанный в сражении занял место в парковочной ячейке и искин открыл выход из рубки. С трудом поднявшись, пилот вылез из ложемента.

В этот раз уставший Антон все же смог стоять на ногах. Да было очень трудно, но он смог. Возможно, эта виртуальная и не победа. Но уж точно и не поражение.

— Впервые вижу пилота, который сумел выжить в такой ситуации.

Антон обернулся и увидел улыбающегося инструктора.

— Искин никогда не делает никому поблажек. И он оценил твои действия на девять. И дал тебе дополнительное занятие. Бесплатно. За счет центра. Цени.

— И когда его можно провести?

— Самое лучшее для закрепления навыков, проводить занятия через день. Попроси Торенса вставить дополнительное занятии в твой график обучения.

Следующие занятия шли по нарастанию сложности. Отрабатывались навыки пилотирования. Потом одновременное использование смежных специальностей. Навигация. Щиты. Энергетика. Системы вооружения.

Пятое занятие Антон начал на среднем корабле. Для инструктора, который знал о том, что успехи пилота оценены искином очень высоко это сюрпризом не было. А Антон чуть не испытал стресс. Все же разница в пилотировании была очень заметна. Но конец занятия он провел уже спокойно. Наработанные навыки показали, что Антон в состоянии управлять средним кораблем совершенно свободно.

Трудности возникли, когда Антон попросил искин сократить виртуальную команду. Поначалу это вызвало очень большие сложности. Но… Опять каким-то непостижимым образом Антон приспособился и стал пилотировать, выполняя все задания.

Сюрпризом для Антона стало сообщение искина в конце занятия:

— Пилот! Вы допущены к свободной практике.

Закончив занятие, Антон, выходя из виртуальной рубки, увидел около тренажера уже трех инструкторов.

Один, тот, который заведовал залом виртуальных тренажеров, и двое совершенно незнакомых.

Антона рассматривали как диковинку.

Заведующий залом обратился к одному из неизвестных.

— Стеш. Вот тот уникум, о котором я тебе говорил.

К Антону подошел этот самый Стеш и сказал:

— Я Стеш Ролд. Эксперт-пилот. И завтра ты летишь со мной.

— С чего такая честь. Я вроде еще не закончил виртуальную программу.

— Искин считает, что тебя уже нечему учить. Поэтому разрешил тебе свободную практику. Завтра вылетаем на малом корабле. Начнем в 9-00. Не опаздывай.

— А куда мне идти? Я здесь новый человек и станции не знаю.

— Седьмой причал. Вторая палуба. Лови контакт, — и сбросил парню свои реквизиты.

Когда Антон пошел в сторону раздевалки, услышал за своей спиной:

— Жалко. Такой талант и не наш.

— Не волнуйся. Еще не все решено.

***

В один из дней отдыха Антона вызвали на собеседование. Вот именно так — собеседование. Прямо как на Земле.

В кабинете, куда его сопроводил охранник, находился мужчина. Ничем не примечательная внешность, обычное телосложение, стандартная одежда, естественно по местным нормам. Указав рукой на стул, он дождался, пока Антон усядется, и сказал:

— Я твой куратор. В дальнейшем все общение с нашей службой будет происходить через меня.

Сказал и замолчал, разглядывая парня. Эта манера молчать и рассматривать собеседника, видимо, была фирменной фишкой СБ.

— И для чего это общение? Все что можно было Вам рассказать, Вы уже знаете. Ничего другого я не скажу, поскольку ничего и не знаю.

— Наша встреча должна показать тебе, что ты останешься в сфере интересов нашей службы достаточно долгий период. Поэтому должен понять, что наше общение это не моя прихоть. А твои желания нисколько не интересуют нас. За тобой будет постоянный контроль. И достаточно долгое время.

— Год. После этого срока я волен делать все, что посчитаю нужным, без Вашего одобрения. Да и год нужен лишь для того, чтобы исключить интерес посторонних к определенной проблеме. В течении этого года я никак не связан с Вами, лишь добровольное сотрудничество, на взаимно приемлемых условиях.

— Что может произойти в течении года — не знаешь ни ты ни я. Но и в дальнейшем нас не устроит вариант раскрытия тобой информации, к которой ты получил допуск. Поэтому повторю еще раз — ты будешь под контролем, и встречаться мы будем регулярно.

— И что же мы будем обсуждать на наших встречах?

— А это зависит от тебя. Но на данный момент я хочу предложить тебе стать внештатным сотрудником СБ.

— Зачем?

— Ну, в первую очередь это полезно тебе. Как сотрудник СБ, ты будешь иметь все возможности, которые дает наша служба. Кроме этого, ты получишь повышение гражданского рейтинга, а значит, можешь носить и использовать оружие. Также, в определенных случаях, сможешь использовать аппаратуру специального назначения, что может быть тоже очень полезно. Можешь получить на законных основаниях базы знаний по ножевому бою и бою без оружия. Ну и еще ряд моментов, которые станут тебе доступны после заключения контракта.

— И какой уровень баз я могу получить?

— Сейчас — второй. Но если будет такая необходимость, то тебе будут предоставлены базы соответствующего текущей задаче уровня.

— И на какой срок должен быть заключен контракт?

— Начальный контракт с СБ заключается на пять лет. Но в твоем случае мы делаем исключение, и контракт будет заключен на десять.

— То есть десять лет я буду вынужден плясать под Вашу дудку, и не буду иметь права сделать шаг в сторону. Нет. Такой вариант меня не устраивает. Год. Это максимальный срок, который я могу рассмотреть. Да и то, только при определенных условиях.

— Ты опять пытаешься доказать нам, что стал уже самостоятельным и вправе выбирать что делать дальше. Ты ошибаешься. Поверь у нас достаточно возможностей, чтобы осложнить твою жизнь. Поэтому сотрудничество с нами это наиболее предпочтительный вариант для тебя. В любом случае, мы все равно будем встречаться, и ты будешь отчитываться по своим действиям, которые вызовут наш интерес.

— Это для чего же я должен делиться с Вами личными секретами?

— Ты опять пытаешься представить дело так, как будто мы лезем в твою личную жизнь. Но при этом ты упускаешь из вида тот факт, что наш интерес — это безопасность империи. И ради империи мы можем пойти на такие решения, которые тебе будут очень неприятны.

— Опять угрозы. Я не собираюсь вредить империи и вступать в сговор с ее врагами. А мои тайны будут моими. Как бы СБ не хотелось узнать их. И если нет никаких других конкретных предложений, я бы хотел закончить нашу встречу.

— Сначала ты ответишь на мои вопросы. И я решу, когда нам надо закончить.

Теперь уже Антон замолчал и стал рассматривать куратора. По мелкой моторике движений, по мимике лица и общей манере держаться, у парня сложилось мнение, нет даже, наверное, ощущение, что куратор родом с Земли.

Использовать землянина в разговоре с землянином было бы наиболее правильно тактически. Ведь почувствовать фальшь, несоответствие мимики словам и прочие мелкие моменты в общении, наиболее точно может лишь тот, кто сам жил в этой среде.

— Мне бы хотелось получить от Вас контактные данные и как к Вам обращаться?

— Обращаться ко мне ты будешь по моей должности — Куратор. Контакт ты получишь тогда, когда покинешь эту станцию. А сейчас меня интересуют следующие вопросы. Где ты прошел инициацию на пси?

— А что это такое?

— Не прикидывайся идиотом. Твои личные данные говорят о том, что твой индекс ментоактивности достаточно высок. Чтобы заработали твои способности, их нужно было активировать. Значит, ты прошел эту процедуру. Меня интересует, кто провел с тобой эти действия?

— Не надо приписывать мне то, что я не делал. Никакой процедуры активации я не проходил. Я вообще узнал о таком параметре как пси — всего пару недель назад. Да, мне назвали какие-то цифры. Но что они означают, никто не пояснил.

— Какие нестандартные ситуации происходили с тобой за последнее время?

— Самое нестандартное — это похищение меня с Земли СБ Аратан. Все остальное — это связанные с этим события.

— Ты был не похищен, а задержан при попытке нанести ущерб собственности империи.

— Опять за рыбу деньги. Никакого ущерба я не наносил. Не надо приписывать мне то, что я не делал.

— Оставим вопросы, которые сейчас не важны. С кем, кроме сотрудников СБ, ты общался в последнее время?

— На этот вопрос у меня нет ответа. Все, с кем я общался, мне не представлялись. Поэтому я не могу сказать кто из них кто.

— С кем ты общался на Земле перед твоим задержанием?

— Все, с кем я общался, в данный момент мертвы. Вам не даст ничего это знание. Тем более, что я не помню всех имен.

— Что значит мертвы? Ты что уничтожил все свои контакты?

— На эти вопросы я не уполномочен отвечать. Если Вы имеете соответствующий допуск, можете ознакомиться с подробностями дела сами.

Антон впервые за свою жизнь увидел, как люди зеленеют. Куратор стал землисто-зеленого цвета. Чуть ли не шипя, он произнес:

— Мой допуск это не твоя забота. Отвечай на вопросы.

— В мою последнюю встречу с полковником Делеусом, меня совершенно точно проинформировали с кем я могу обсуждать особенности операции проведенной СБ. Эти люди перечислены в подписанных мной протоколах. Вас там нет.

Шипя как кипящий чайник, Куратор выдавил:

— Все. На сегодня закончили.

2. 6.

На следующее утро график обучения был нарушен. Фатально.

Сегодня Антон собирался заняться отработкой управления дроидами на тренажере.

Проснулся, привел себя в порядок и… В дверь зашел охранник.

— Собирайся. Тебя ждут.

Собирать было нечего, и Антон пошел за охранником. Они пришли в совершенно незнакомое помещение, в котором было мало аппаратуры, но много экранов.

Двое незнакомых техников в форме медиков, готовили аппаратуру. А в центре комнаты стояло то самое парикмахерское кресло для укладки волос.

'Ментоскопирование' — понял Антон, и внутренне напрягся.

Но тут почему-то память подкинула виденные в кино процедуры проверки на детекторе лжи. И он успокоился. 'Надо чем-то заблокировать сознание', - опять пришла мысль. Песня. Как там в книжках — защита разума от просмотра — петь песни. И началось — 'В траве сидел кузнечик…'.

В комнату зашел Делеус и уселся за стол. Он был очень доволен, прямо-таки источал это самое довольство.

Один из техников подвел Антона к креслу, и колпак поднялся вверх.

Антон сел, поерзал, удобно положил руки и ноги. Закрыл глаза и опять — 'В траве сидел кузнечик…'.

Колпак опустился, несколько раз зажужжал, видимо подстраиваясь под Антона, и сознание погасло.

Когда колпак поднялся, парень сидел в той же позе, что и до начала экзекуции. Руки и ноги покалывало — затекли от неподвижности. Пошевелившись, он открыл глаза.

И увидел недовольного полковника.

Сразу закрыл глаза и весь обратился в слух, потому что Делеусу, что-то объяснял один из техников.

— Видите — здесь и здесь ничего нельзя снять. Волновая кривая скачет как сумасшедшая. Вот тут мы можем увидеть, что там лежит, но это детские воспоминания и они Вам вряд ли интересны. Вот здесь, — раздались какие-то шорохи — наверное, техник позиционировал ментограмму — ранние воспоминания о его обучении. Есть несколько фигурантов, но скорее всего — это нам бесполезно. Вот в этой области иногда проскакивает неясный образ, но четких изображений нет. В общем или он закрыл разум, или природный псион.

— А как-то расшифровать то, что получилось можно? — спросил голос полковника.

— Нет. Невозможно, потому, что мы не можем взять опорные частоты. Я вам уже показывал. Кривая нестабильна и ее спектр хаотичен. Значит, мы не можем подобрать частоту воздействия. И никак не можем повлиять на его мозг. Можно, конечно, попробовать силовое воздействие, но что из этого получится — неизвестно. Да и при такой динамике процесса даже силовое воздействие не окажет нужного эффекта. А получить нечитаемые образы и смотреть на них — это просто бесполезно. Так что это все что мы можем.

— А есть кто-то, кто может больше чем вы?

— А как вы собираетесь это больше получить. Мы итак использовали предельную мощность, он будет пару дней отходить от процедуры. Вон он сейчас — все еще спит. А вы хотите больше.

— Значит и здесь ничего. Ладно. Заканчивайте, — сказал Делеус.

Кто-то, наверное полковник, встал, и послышались удаляющиеся шаги.

К Антону подошли двое техников, взяли его под руки и двинув вперед стали укладывать на носилки. Только носилки какие-то очень мягкие.

Затем носилки полетели (Антон даже приоткрыл один глаз — действительно носилки скользили над полом) и его повезли в комнату. Там несколько небрежно бросили на кровать, перевернули на спину и ушли.

***

Два дня Антон валял дурака.

Понимая, что его комната находится на контроле, он симулировал свое плохое состояние. Вечером он даже дополз до туалета и сымитировал рвотные позывы.

На второй день он уже вставал и делал вид, что пытается привести себя в форму. Легкая зарядка, которая вдруг прерывалась, и он садился за стол, тяжело дыша.

На самом деле самочувствие парня было хорошим. Он даже не заметил никаких изменений в своем организме. Даже наоборот, появилось ощущение, что организм получил пинок и где-то внутри идет работа по его перестройке.

Вот что именно перестраивалось, было неясно. Но проверять свои способности Антон не стал. Если решил прикидываться больным, то делать это надо последовательно.

К вечеру второго дня он уже свободно ходил по комнате, провел легкую тренировку на тренажере и съел нормальный ужин.

Утром он привел себя в порядок и отправился на тренажер. Только в этот раз, это был тренажер для отработки управления дроидами.

Общий принцип занятия напомнил его первое на полетном тренажере.

Сначала простые операции с одним дроидом. Долго не получалось взять робота под полный контроль. То одна, то другая конечность переставали слушаться, то дроид не желал двигаться так, как хотел оператор. Но все постепенно нормализовалось и виртуальные пирамиды и стенки стали собираться в единое целое и оставались стоять после того как робот отходил от собранной конструкции.

Как только искин определил, что оператор стал чувствовать дроида, задания усложнились. Теперь нужно было выполнять не простейшие действия с кубиками, а собирать технические конструкции.

Сварка, установка и закручивание гаек в разных положениях, использование разного инструмента для выполнения заданий. За операциями монтажа пошли операции демонтажа оборудования. Тут нужно было не просто снять деталь, а снять ее правильно. Поэтому приходилось занимать такие положения, которые нормальному человеку не выполнить никогда. Например, дроид висел на трех манипуляторах и снимал блок, находящийся на потолке, при этом одновременно используя сварку, резку и откручивание гаек. При этом, оператор должен был работать так, чтобы остальные блоки остались неповрежденными.

В общем, к концу занятия, дроид работал уже не как калечный инвалид, а как ученик мастера, еще не до конца осознавший свои возможности, но уже умеющий достаточно много.

Отработка взаимодействия с дроидами заняла почти две недели. Через три занятия у Антона произошел прорыв и он смог контролировать работу нескольких дроидов какой-то частью своего сознания, оставаясь при этом нацеленным на решение задачи в целом. Дроиды уже не стояли в очереди на ожидание действий, которые должны сделать, а дружно ковыряли сложные конструкции одновременно.

Потом парень понял, что можно выдавать дроидам некий план работы, или последовательность действий, а самому контролировать заключительные фазы. Вот тогда и получилось загрузить работой сразу десяток железных дуболомов, которые не метались, мешая друг другу, а успевали завершить операцию к тому моменту, когда была нужна их помощь на другом участке.

Потом искин-диспетчер добавил инженерный комплекс, который имел в составе собственный искин для управления простейшими операциями. И тогда стало возможным ставить задачу искину комплекса, сосредоточившись на решении всего задания.

В общем, к концу пребывания на станции, Антон мог осуществлять как прямое управлении десятком железных болванов, так и раздавать задания отдельным дроидам через искин, выполняя сложные задания.

***

Свободная практика представляла собой полеты на настоящем корабле. Полеты выполнились в присутствии инструктора, но его роль была второстепенна. Инструктор нужен был лишь для того, чтобы предотвратить возможные аварийные ситуации. Так как центр готовил боевых пилотов, то естественно принимать решение они должны были сами в любой ситуации. И самим нести ответственность за свои действия. Но техника была дорогостоящая, не все ситуации мог предотвратить искин, хотя и стоял в режиме повышенного контроля, и инструктор выступал в роли своеобразной линии обороны от глупости.

Свободная практика была последним шагом перед сертификацией, и после ее выполнения позволяла подать заявку. Без свободной практики сертификация была невозможна. Невозможна здесь. Но вполне могла быть получена в другом месте. Но. Сертификат этой школы ценился, и пилот без практики, но с сертификатом другой школы, имел меньше шансов устроиться на работу с хорошей зарплатой.

Но, все же, эта школа готовила боевых пилотов для флота, поэтому пилот должен был пройти свободную практику и пройти достойно.

Задание свободной практики ничем не отличались от виртуальных. Просто теперь это был реальный космос. И нужна была практика реальных гиперпрыжков.

Утром на седьмом причале второй палубы Антон ждал инструктора. В 8-55 он появился на палубе.

— Сегодня у нас по плану гиперпрыжки. Прыгаем на небольшое расстояние, в соседнюю систему. Потом маневры, разворот и обратно. Малый корабль. Но симуляция среднего. Так что, все зависит от тебя.

Предстартовая проверка прошла быстро. Можно сказать уже рутинно. Потом выход на точку прыжка, затем разгон и привет гиперпространство. Переход в гипер вызвал несколько необычные ощущения. Антону показалось, что время стало ватным и растянулось как резина. Потом хлопком вернулось к своему привычному течению. Собственно, сам полет в гипере не был чем-то необычным. Необычным было только то, что все приборы перестали определять параметры физического пространства. И согласно их показаниям, корабль оставался на месте, в координатах перед самим прыжком.

Через три часа искин сообщил о готовности к выходу из гипера. Время опять стало ватным и снова хлопком вернулось обратно.

И тут завыли баззеры тревоги. На экраны внешнего обзора пошла информация от внешних сенсоров. В системе шел бой. Два корвета отбивались от крейсера и двух эсминцев.

Как на тренажере, Антон стал транслировать команды инструктору, который в такой ситуации должен был выступать вторым пилотом. Если бы первый пилот не мог взять ситуацию под контроль, то инструктор имел право отстранить его от управления. Но Антон справился.

— Второй пилот! Принять управление щитами.

— Есть, принять управление.

— Искин, расчет траекторий целей на экран. Провести опознание.

— Две цели опознаны как дружественные.

— Система вооружения! Готовность к поражению цели три.

— Цель три на прицеле. Цели один и два на сопровождении.

Выполнив противоракетный маневр, Антон вывел корабль на самую удобную точку для ведения огня.

— Огонь! Цель два на прицел.

В сторону ближнего эсминца, опознанного системой как враждебный, ушли две ракеты. Второй эсминец, повернувшись боком, получил два плазменных заряда в корму.

Перехваченные системой ПРО вражеского эсминца, ракеты рассеялись в пыль. Но второй эсминец не смог отразить плазменные заряды и не меняя траектории пролетел мимо.

— Цель один на прицел!

Крейсер очень удачно встал кормой к Антону.

— Огонь! Цель два на прицел!

Крейсер получив два плазменных заряда в корму зачадил разгонным двигателем. Странно, в космосе нечему гореть. Видно поврежден топливопровод или магистраль подачи топлива.

Снова резкий маневр и две ракеты, выпущенные подбитым эсминцем, прошли мимо.

В это момент корабль тряхнуло.

— Твою мать! — закричал Антон, — ты что спишь! Второй пилот — щиты на вектор атаки.

— Есть вектор атаки.

— Огонь! — и опять два плазменных заряда ушли в подбитый эсминец.

Видимо бог удачи был сегодня на стороне Антона, потому что два последних заряда вошли точно в дюзу маневрового двигателя эсминца. Их разрыв разворотил корму вражеского корабля.

Получив помощь, активизировались корветы. Взяв крейсер в клещи, они как на ученьях выпустили по две ракеты и добавили плазмой. Почувствовав, что ситуация меняется не в их пользу, вражеский эсминец, оставшийся на ходу, попробовал скрыться. Но тут уже Антон, ожидавший нечто такое, не дал уйти жирной утке. Используя большую скорость и маневренность своего корабля, он просто догнал эсминец и не жалея зарядов всадил две ракеты и два заряда плазмы в корму корвета. После такого зверства, у эсминца стало нечем наращивать скорость, и он полетел по инерции, удаляясь от места схватки.

Понимая, что сейчас Антон, по существу, сдает экзамен на профпригодность, он включил общий канал и заговорил в эфир.

— Неизвестный крейсер. Здесь флот империи Аратан. Приказываю остановиться и лечь в дрейф. В случае невыполнения приказа будете уничтожены.

И отдал приказ искину.

— Цель один. Взять на прицел. Готовность 0.

— Цель на прицеле… Маршевые остановлены… Стабилизация положения…

— Неизвестный крейсер. Приготовиться к приему досмотровой партии. Команду в кают-компанию.

Связавшись с корветами, парень быстро выяснил, что это корабли Патруля.

— Флот империи Аратан. Принимаю командование на себя. Кораблям Патруля занять вектор атаки. Досмотр приза.

Посмотрев на второго пилота, Антон произнес:

— Идем вместе?

— Нужна страховка. Один ты не справишься.

— Тогда вперед. Оружие у нас есть?

— Стандартный набор. Штурмовые скафы и импульсники.

— Одеваемся и заходим.

Стыковка с крейсером прошла штатно.

Переходной шлюз был разблокирован и Антон с пилотом прошли на корабль.

Вся команда, как и было приказано, находилась в кают-компании. Три мужчины и одна женщина.

Антон зашел первым и, указав стволом на капитана, сказал:

— Коды доступа к искину.

В ответ на его слова капитан засмеялся.

— А ты угадай.

— Вот так! Ну что ж. Угадайка любимая игра на моей планете. Всем раздеться.

Раздалось не довольное бурчание экипажа.

— Считаю до одного. Потом стреляю, — сказал Антон и направил ствол на капитана. Один…

Под прицелом оружия экипаж стал снимать легкие скафы, в которых была вся команда.

Антон перекинул импульсник за спину, достал игольник и сел за стол.

Положил на стол две обоймы.

— Вот эта, — указал он на левую, — парализующие иглы, вот эта, — палец перешел на правую, — бронебойная. Парни вы смелые. Поэтому, — он взял бронебойную и вставил в игольник, — играем по моим правилам. Я спрашиваю, ты отвечаешь. Нет ответа, я стреляю. Капсулы у вас нет. У меня тоже. Поэтому если промахнусь, лечение и врачи за бортом. Туда и пойдете. Вопросы?

— Ты придурок, что себе возомнил. Давай вези нас на базу и там будем…

Выстрел игольника был еле слышен. Бронебойная игла прошила ладонь капитана и вошла в переборку.

— Я сказал — правила мои. Я называю цифру. Если угадал, ты подтверждаешь, если нет — я стреляю. Начали. Один? — и посмотрел на капитана. Тот молчал. Вторая игла прошла через лодыжку. Капитан заорал.

— Два? — капитан продолжал орать. Третья игла прошла через вторую ногу. Капитан стал орать еще громче, одновременно матюгаясь.

— Три?

— Стой! Код искина…

Капитан продиктовал код. Антон посмотрел на пилота и сказал:

— Пойду проверю. Будут дергаться — добей, — и пошел в рубку.

На введенные коды, искин разрешил смену пользователя. Указав в качестве владельца только себя, Антон вернулся в кают-компанию.

Войдя, он увидел понурые лица и решил развить ситуацию дальше.

— Продолжаем угадайку. Всем снять комбезы.

— Это еще зачем. Ты что извращенец?

Антон скорчил рожу маньяка.

— А ты не знал, с кем связался? Раздеваться быстро!

Захваченный экипаж начал снимать комбезы.

— Код твоего сейфа? — игольник смотрел в лоб голого капитана.

— Не помню.

Очередная игла пробила вторую руку. Капитан заорал и стал называть цифры кода.

— Я скоро. Будут плохо себя вести — стреляй, они нам без надобности. А выбрасывать трупы проще.

В каюте капитана Антон провел быструю инвентаризацию. Единственное что его заинтересовало — это новый пилотский комбез и военный станер. В сейфе находились три банковских чипа и непонятные предметы в шкатулке. Там же лежали кристаллы с базами знаний в количестве 15 штук.

Пройдя по каютам экипажа, Антон стал обладателем еще трех банковских чипов, игольника и трех импульсников. Правда были еще предметы, которые можно было бы взять, но в связи с тем, что он не имел возможности их хранить или использовать, решил не заморачиваться на их счет.

Все собранное имущество упаковал в сумку, которую нашел в одной из кают.

По пути в кают-компанию запросил искин о наличии места содержания для заключенных. Оказалось, что на корабле имелось оборудованное помещение для этих целей.

Подойдя к двери кают-компании, приказал:

— Руки за голову. Выходим по одному. Строимся колонной и идем в сторону оружейки. При попытке сопротивления буду валить всех.

Колонна арестованных дошла до оружейки. Около оружейки обнаружилась комната, оборудованная для содержания заключенных. Всех бывших членов экипажа завели туда и закрыли. Капитан орал через дверь и требовал оказать ему помощь.

— Будешь орать, пристрелю, — сказал парень и отошел от двери.

Пилот посмотрел на парня с удивлением.

— Не слишком жестко?

— А ты думаешь, они проявляли гуманизм, когда захватывали корабли?

— Нет, конечно. Но все же, к врагу нужно иметь снисхождение.

— Снисхождение для такого быдла — это быстрая смерть. Как поведем корабли? И Патруль. Что будем делать?

— Самое разумное, дать возможность Патрулю самому разобраться с остальными призами. Нам достаточно и того, что есть здесь.

— Тогда предупреди их. А я займусь подготовкой этого корабля к переходу в нашу систему.

Тестирование захваченного корабля показало, что он вполне способен совершить прыжок самостоятельно. Хотя повреждения и были значительны, но они не оказывали влияния на способность крейсера к прыжкам. Поэтому, дав задание искину рассчитать прыжок, Антон занял место пилота и прыгнул в свою систему.

***

Выход из гипера в своей системе произвел настоящий фурор. На парня стали заходить корабли, осуществляющие контроль этой системы. Диспетчер приказал не дергаться и выполнять его команды.

Но тут, следом за Антоном, вышел из гипера пилот-инструктор. Он и взял на себя общение с военным диспетчером и разрулирование ситуации.

В итоге Антона загнали на дальнюю парковочную орбиту. Инструктор сообщил Антону, чтобы он не переживал и дождался его.

Через три часа на военном боте на корабль прибыла целая делегация. В состав делегации входила группа военных следователей, которые провели допрос Антона и произвели съем информации с искина. В составе прибывших была и арестантская военная команда, которая этапировала задержанных. Правда, Антону пришлось вернуть летные комбинезоны, но в целом, содержание пленников голышом, привело военных в полный восторг.

По итогам прошедшей операции, Антон был вызван на дополнительный допрос завтра утром к следователю СБ.

Самым приятным в произошедших событиях стало то, что Антону без сдачи сертификационного экзамена была присвоена военная специальность мастер-пилот. Такого за всю историю этой школы не случалось ни разу. Но никто из состава сертификационной комиссии не высказал даже сомнения в справедливости аттестации. Действия курсанта получили самую лестную оценку и были признаны полностью правомерными.

А вот судьба приза решалась достаточно долго.

Сначала следователь СБ пытался давить на то, что задания на проведение операции Антону, как вольному слушателю не выдавалось. Затем, после получения указаний сверху, пытался доказать, что стоимость приза должна быть поделена между ним и пилотом-инструктором, причем Антон имеет право лишь на кухонный комбайн, так как всю работу сделал инструктор. Но тот отказался от приписываемой ему доли и заявил, что всю операцию провел курсант школы и по всем законам приз принадлежит ему. Тогда следователь попытался доказать, что захват приза произошел на имуществе Флота, следовательно все захваченное тоже принадлежит Флоту. Спорить против такого аргумента было трудно. Но тут Флот заявил, что отказывается от приза в пользу того, кто смог его захватить. Тогда следователь придумал такую последовательность действий, при которых Антон должен был уплатить налог за получаемое имущество. Причем до его получения. Сумма налога существенно превышала сумму, которую парень имел на счете, и стало понятно, что любыми мерами его пытаются оставить без транспорта.

По-видимому, следователь выполнял чью-то установку оставить Антона на планете.

Понимая, что корабль тем или иным способом у него заберут, парень связался с пилотом-инструктором. Их встреча состоялась в тренировочном комплексе.

— Стеш! Мне нужна твоя помощь. Мне не хотят отдавать корабль. Предлагаю тебе пятую часть его стоимости, но с условием.

— Каким?

— У тебя есть знакомый военный юрист? Такой, кто не станет болтать.

— Есть, конечно. Только чем он сможет помочь?

— Ты можешь его пригласить сюда?

— Попробую, — и отключился от реальности. Через минуту проговорил — Он подойдет через пять минут. Только он навряд ли сможет нам помочь.

— Посмотрим.

Через десять минут к ним подошел невзрачный субьект.

— Привет Стеш. Что нужно?

— Я предлагаю тебе заработать. Слышал о корабле, который мы взяли как приз?

— Мутная история. СБ что-то темнит.

— Черт с ними. Предлагаю тебе десять процентов его стоимости, если сможешь помочь. А сделать надо следующее…

Дальше Антон целых полчаса втолковывал юристу, что необходимо для того, чтобы корабль превратился в кредиты.

Первое. Антон дарит корабль Стешу. Но чтобы Антон имел на это право, он должен заплатить налог за полученное имущество. Стеш и юрист выступают гарантами отложенной оплаты, которая будет произведена после продажи имущества. Юрист составляет дарственную и заверяет ее в соответствующей службе Флота.

Второе. Стеш, как хозяин этого имущества, выставляет его на продажу. Сделка проводится на открытой площадке, к которой они имеют доступ. После продажи, то есть получения денег на счет Стеша, тот первым делом гасит обязательство по налогу. Юрист контролирует списание задолженности со Стеша и себя.

Третье. Оставшаяся сумма делится в указанных ранее пропорциях и поступает на счета всех заинтересованных. Но Антону на банковский чип.

Юрист долго не мог понять, зачем в этой комбинации нужен он. Но Антон просто сказал, что если ему нужны деньги, то он должен сделать именно так.

На самом деле все было просто. Деньги — тоже имущество. И если у парня хотят отнять корабль, те же деньги, то и реальные кредиты попробуют забрать. Но забрать имущество проще. Оно неделимое. А кредиты сложнее, но тоже возможно. Например, для уплаты налога на пользование вооружением, право на которое он, как гражданин с нулевым рейтингом не имеет. Или постановка корабля в док для ремонта. Из-за рейтинга он должен будет снять все вооружение и передать его на хранение СБ. А это бессмысленные работы и трата кредитов. Или еще чего-нибудь.

Если же в сделке участвуют граждане империи не с нулевым рейтингом, да еще визирующие все сделки в финансовой службе Флота, то отнять деньги становится сложнее. Одно дело у гражданина, вчерашнего дикого, и совсем другое у контрактников Флота, граждан империи по рождению.

***

Устав от напряженных занятий Антон отдыхал.

В другой ситуации назвать это отдыхом — было бы сложно.

На Земле отдых — это вечером посмотреть телевизор, почитать книгу или провести вечер в кругу друзей или с девушкой.

Здесь отдых для парня представлял простое сиденье за столом и размышления о пройденном за день. И прикидка недолгих планов.

Дверь в его комнату открылась. На пороге стоял охранник.

— Собирайся. Тебя хотят видеть.

Антон встал, по привычке проверил карманы и пошел за охранником. Они пришли в знакомую комнату, где парня ждал полковник.

Опять уставившись на присевшего гостя, следователь стал молчать. Антон закрыл глаза и стал делать вид, что спит.

— Почему ты отказываешься от нашей помощи?

— А мне никто не предлагал ее.

— Тебе был предложен контракт, ты отказался подписывать его.

— Мне была предложена кабала на десять лет. Я отказался одевать на шею ярмо.

— Опять эти идиомы и цитаты.

— Вам нужно по-другому объяснить? Пожалуйста. Мне было сказано, что я должен поставить свою подпись под документом, который ограничивал мою свободу. По этому документу, я должен был защищать интересы непонятно кого, не щадя живота своего. И все ради мифической помощи, которую мне могут оказать. А могут и не оказать. Мне это совершенно не нужно. Я сказал, что могу рассмотреть эту возможность, только в том случае, если срок контракта не превысит года наших договоренностей.

— Но ведь ты получишь возможности, которые существенно помогут тебе.

— В чем?

— Ну, например, в решении сложных вопросов, в поднятии рейтинга, в ношении оружия.

— А, так это вы развлекаетесь с моим правом на корабль. Вот и ответ на Ваш вопрос. Поэтому только год. И только, если положения контракта меня устроят.

Следователь замолчал и затарабанил пальцами по столу. Антон тоже молчал и ждал вопросов.

— Но ведь ты понимаешь, что за тобой будет контроль?

— Год.

— И кто же гарантирует, что через год и один день ты не раскроешь тайны империи?

— А нет никаких тайн. И нечего мне раскрывать. Я ведь так ничего и не знаю. Подумайте сами, что такое Вы мне сообщили? Артефакты? Да их навалом на любом аукционе. Инопланетный интерес? Да у вас, что ни государство, то другая планета. Собственность империи на Земле? Интересно только самой Земле. И все. Больше ничего. А то, что Вы обделались с этой операцией, так это и так понятно. И, наверное, не с ней одной. Так что это страшилки для детского сада. Год.

— И что, ты полагаешь, что сможешь делать все после этого года?

— Нет, конечно. Да и не нужно мне все. Буду работать, копить на старость, гулять с девушками. Ничего незаконного. А то, что будете приглядывать, так это просто здорово. Кто может похвастаться тем, что за его безопасностью следит Служба Безопасности целой империи. Только император… И я.

Полковник опять замолчал и уставился в стену.

— Ну, хорошо. Пусть будет год.

— Только если меня устроят условия.

— Лови контракт. Можешь внести изменения. Мы их рассмотрим.

Антона проводили в его комнату. Улегшись на кровать, он задумался. Опять кто-то пытается втянуть его в игры спецслужб.

Ну вот чем он так понравился СБ?

Ведь попадать в жернова любой секретной службы крайне неблагодарное занятие. Повернуть твое знакомство с секретами так, как это будет выгодно этой службе — вот истинное мастерство.

Другими словами, вот вроде бы секрета и нет. И знание этого псевдосекрета не секрет. Но, если посмотреть на этот секрет под определенным углом, то это уже и не просто секрет, а секретище. А за разглашение такой информации, причастным к ней будет ого-го как больно.

Вот и сейчас. Ведь нет никаких секретов, которые узнал Антон. Единственный секрет, это то, что проводя свою операцию СБ похитило его с родной планеты. Вот ее координаты это секрет. Но их-то Антон и не знает. Не знает секрета, но знает, что это секрет.

Засада.

Знание сила. А незнание… Секрет?

***

На нейросеть Антону пришло сообщение от Стеша Ролда. Удалось реализовать корабль, и он спрашивал, как можно встретиться, чтобы завершить их сделку.

Единственное место, где Антон мог провести встречу — это зал тренажеров. Конечно, и там парня отслеживали, но встреча с инструктором не могла вызвать повышенного интереса, так как проводилась в рамках его программы обучения.

За проданный корабль удалось выручить почти миллион кредитов. С учетом раздела долей и уплаты налога, Антону полагалось 643 000 кредитов.

К сожалению, гражданский рейтинг Антона не позволял оставить себе найденное на корабле оружие, и его пришлось тоже продать. Правда, на фоне суммы полученной за корабль, 43 500 кредитов выглядели несколько жалко. Но… В этом мире кредиты на дороге не валялись.

Все, что удалось заныкать с операции по захвату корабля — это пилотский комбез, шесть банковских чипов, которые оказались запаролены, кристаллы с базами знаний, среди которых был в основном хлам, и шкатулка с артефактами.

Опознать артефакты Антон естественно не смог, потому что это требовало выход в галонет, и указание для контролеров на то, что парень проявил интерес к таким предметам. А так, как его уже пытались развести на попытку похищения ценных артефактов, показывать свой интерес было бы глупо.

Поковырявшись в шкатулке, парень рассматривал что-то похожее на земные пальчиковые батарейки и три камешка. Но по здравому размышлению решил оставить изучение этих вещей на потом.

Сертификация на пилота средних кораблей уже состоялась, и оставалось пройти аналогичную процедуру по второй специальности — специалист по техническому противодействию.

Зайдя на сайт центра сертификации, Антон заявил себя на прохождение экзамена на завтра.

В данный момент Антон изучил все три свои специальности — две официальные и одну нелегальную — до четвертого уровня баз включительно. А по специальности технического противодействия — смог изучить две базы пятого уровня.

Если сертификация завтра пройдет успешно, то он получит сертификат на две военные специальности, что было очень хорошо для дикого, который провел в этом мире чуть больше месяца.

***

Финальную встречу с Антоном, перед его отправкой на планету провел лично Делеус.

Антон еще не отошел от экзамена по сертификации, как полковник сообщил о необходимости встречи. Наверное, и плохие и хорошие новости распространялись по станции со скоростью лесного пожара.

— Все наши обязательства перед тобой мы выполнили, — начал он разговор, без своего обычного разглядывания, — поэтому за тобой осталось последнее решение — контракт. Что по этому?

— Какой рейтинг станет у меня после заключения контракта?

— Вот так. Еще ничего не сделал и уже рейтинг?

— А я ничего и не должен делать. Контракт лишь формализует наши отношения. Но его заключение с моей стороны имеет смысл только в том случае, если он дает мне что-то положительное. Если нет — нет и контракта. Свою позицию по этому поводу я довел до Вас достаточно подробно. И в наших договоренностях нет ни слова о том, что я должен что-то сделать, для поднятия рейтинга.

— Значит новое условие. Поднятие рейтинга и тогда подписание контракта?

— Нет не так. Никаких новых условий. Вам нужно чтобы я подписал контракт. Мне — нет. Вам нужно меня контролировать. Мне ваш контроль — без нужды. Поэтому я и спрашиваю, что я получу, подписав контракт. Вопрос помощи слишком расплывчат. Кто, когда, на каких условиях? Не Вы мне нужны. Я нужен Вам. Поэтому и вопрос о рейтинге.

— Значит, ты считаешь, что мы должны тебе еще что-то, кроме уже предоставленного?

— Нет. Я ничего не хочу сверх того, что уже получил. Но вы хотите большего. Поэтому я и спрашиваю — какой рейтинг. Не хотите рейтинг — дайте что-то другое.

— Что, например?

— Свободу. Полную свободу от Вашего контроля. На сегодняшний день я законопослушный гражданин империи. Мне лично от Вас ничего не надо. Я просто иду Вам навстречу, выполняя Ваши пожелания. Вместо этого Вы опять пытаетесь привязать меня к каким-то обязательствам.

Пальцы полковника опять начали пляску на столе.

— Ну, хорошо. Мы можем поднять твой рейтинг на 0,1 единицы. Это даст тебе право использовать нелетальное оружие гражданского назначения на планетах империи. Это максимум на что мы можем пойти. Остальное надо заслужить.

— Я не собачка, чтобы заслуживать Вашу подачку. Мне достаточно и 0,1 единицы. Просмотрите контракт. Туда внесены незначительные изменения.

Антон переслал полковнику свой вариант контракта. Никому не говоря, он обсудил его с юристом, и тот предложил другую формулировку некоторых пунктов. Это освобождало Антона от необходимости выполнять задания СБ, которые шли вразрез с его моральными принципами или не давали гарантию безопасности.

Полковник читал контракт и его брови поднимались все выше и выше.

— У тебя были хорошие консультанты. Но в таком виде этот контракт не пройдет.

— Значит, не договорились. Доставать для вас каштаны из огня я не собираюсь.

— Опять идиомы. А если по простому?

— Делать за Вас работу, результатами которой Вы воспользуетесь, а я останусь ни с чем, я не буду. Меня так учили в детстве. Всякая работа должна быть оплачена. Особенно такая, когда приходится рисковать своей жизнью. И оплата должны быть достойной.

— Хорошо. Я понял, что ты уперся, а время дорого. Подписываем контракт и ты получаешь повышение рейтинга. Но помни о том, что за тобой будет постоянный контроль.

— Я не буду забывать об этом даже в туалете.

Делеус переслал контракт куда-то и через минуту он вернулся подписанный.

— Зайдешь в отдел номер 5. Они внесут отметки в твою карту и нейросеть. Вот контакт, — Антон получил на нейросеть сообщение. — Вот контакт твоего куратора. Условия ты знаешь. Вот контакт твоего работодателя. Не рекомендую менять место работы без уведомления куратора. С седьмого причала, третьей палубы через час отходит бот на планету. На нем тебе забронировано место. На этом все.

Через час военный бот нес Антона в сторону космопорта планеты Лесания.

Конец второй части

Часть третья: Вхождение в профессию

3. 1.

Космопорт встретил суетой больших пространств заполненных толпами разумных. Находясь на станции, Антон уже успел отвыкнуть от такого количества народа, поэтому даже растерялся. Но потом… Потом включился внутренний 'навигатор', шум отсеялся и он стал искать выход в город.

Загрузив на нейросеть план космопорта, парень пошел к стоянке глайдеров. Сегодня он решил не посещать фирму, координаты которой получил. В гостиницу, сутки оглядеться и освоиться, а потом… Потом можно и на работу. Все же Делеус напоследок смог изрядно помотать нервы, да и надо было вспомнить жизнь в большом городе, прежде чем принимать решение.

За спиной болталась сумка с его скромными пожитками, на нем летный комбез, и впереди — 'светлая' дорога к новой жизни.

На стоянке глайдеров он поискал такой, которым управлял разумный. Все-таки хотелось живого общения, а не механического молчания.

Вот этот. Красный с синими полосами.

— Свободен? — спросил он пилота, который стоял около своего аппарата.

— Смотря для чего.

— В город. До гостиницы.

— До гостиницы можно. А может быть в бордель? Я смотрю, ты только что с рейса.

— В бордель потом, сначала надо отдохнуть. Путь был непростой.

— Залезай.

Уложив сумку на пустующее заднее сидение, Антон залез вперед. Быстро оценив состояние глайдера внутри, остался доволен.

— А как здесь с развлечениями? — парень решил остаться в той роли, которую отвел ему водитель.

— А что интересует? Девочки, игра или наркота.

Странно было слышать такие вопросы. Все же на Земле были более патриархальные нравы, и такие вопросы говорили о некоторой излишней свободе местных.

— Больше девочки. Меньше игра.

— Тогда тебе надо в Сторедот. Там самые лучшие развлечения. А у нас все попроще, — пилот болтал, но при этом четко выводил глайдер на скоростную магистраль.

— Ну, туда через неделю. Сначала отосплюсь, посижу в барах, а потом и туда, — что именно говорить не имело никакого значения. Вопросы таких водил были стандартные, они ждали таких же стандартных ответов. Никто не будет делиться с ними своими проблемами, да и чем они могли помочь. Эти были как американцы. Как дела? — Все о'кей. И больше никакого интереса. Дежурный треп, дежурные жесты, дежурные улыбки.

— Что, издалека?

— Да. Длинный полет был. Устал.

Водитель перестал приставать, а Антон осматривал местность, над которой летел глайдер.

Как и все индустриальные пейзажи этот не отличался ничем особенным. Те же промышленные районы, с ангарами-складами, небольшие оазисы жилых массивов, тяжелые глайдеры-автоматы, развозящие грузы. Немного непривычные очертания, а так, все тоже самое, что и дома.

Вот водитель сделал петлю, перешел в другой эшелон и глайдер припустил по скоростной трассе.

Через полчаса, поменяв две скоростные магистрали, они приземлились около небольшого здания, расположенного достаточно далеко от промышленной окраины.

— Вот приличная гостиница. Не особо дорого. Все местные прелести. Но при этом спокойно и тихо.

Расплатившись с водилой, парень зашел внутрь.

Холл встретил приятной прохладой и техностилем, который на Земле именовали 'хайтек'. Только этот хайтек был хайтечнее.

Конструкции из белого, желтого и черного металла, создавали ощущение неброской роскоши и упорядоченного комфорта. Да именно так — упорядоченного комфорта. Слева и чуть впереди был уголок, в котором можно приятно посидеть, а справа в небольшом парке, был бар со столиками, расположенными так удачно, что оттуда был виден вход, а от входа только зелень парка. В этом парке, наверное, можно отдохнуть и поболтать с девушкой.

К ресепшену вела причудливая лестница, которая в самом конце переходила в огромное стекло, под которым текла небольшая речка.

Профессионально осмотрев холл, Антон отметил системы технической защиты, хотя и вписанные в интерьер, но, все же, наметанный взгляд отмечал их некоторую несуразность в этом зале.

За стойкой стояла молоденькая девчушка, которая увидев Антона, радостно заговорила:

— Добрый день. Гостиница 'У оазиса' рада Вас приветствовать. Я Сара, чем могу Вам помочь?

— Добрый день, — ответил парень, — Я бы хотел остановиться у вас на пару дней. Что вы можете предложить усталому путнику?

Девушка улыбнулась и защебетала:

— Для путников у нас есть одноместные, двухместные и специальные номера. Стоимость проживания от 60 до 150 кредитов в сутки. В стоимость включено пользование пищевым синтезатором и санитарные удобства. Кроме этого у нас есть три ресторана, бар и большая зона отдыха. В подвальном этаже есть бассейн и санитарный блок. Также есть возможность заказать индивидуальное обслуживание в номер.

— Наверное, я остановлюсь в одноместном номере. Мне бы хотелось поменьше шума и хороший вид из окна.

— За два дня 120 кредитов. Вот ключ, — она положила на стойку карточку, — Если у Вас есть ценные вещи то можете воспользоваться сейфом в номере или специальным хранилищем, в цокольном этаже. В хранилище обеспечивается стандартная страховка Содружества.

— Ничего ценного у меня нет. Но за предложение спасибо.

— Второй этаж. Вас проводит сервисный дроид.

Около Антона, из нишки в полу, выехал дроид несколько необычной конструкции и, повернувшись в сторону лестницы, медленно полетел вперед.

Парень взял ключ и пошел за дроидом.

Ничего примечательного в номере не было. Практически такая же комната, как и на базе.

Решив, что все дела он отложит на завтра, Антон принял душ и лег на кровать.

Свет в номере стал плавно гаснуть и, перебирая события длинного дня, парень уснул.

***

Утром, совершив стандартные процедуры, Антон решил познакомиться с его новым местом работы.

Оплатив годовой доступ к галонету, стал искать сайт работодателя.

Солидная фирма, имеющая целую сеть отделений по всей планете, занималась предоставлением услуг по установке и обслуживанию систем охраны, как в частных домах, так и для корпоративных клиентов. Последние оборудовали в основном склады и ангары, расположенные в промышленной зоне. Отзывы были благоприятны, устанавливаемые системы современны, и свободных вакансий на работу не было.

Солидно. Ладно, позвоним ближе к обеду. Может быть, его вакансию уже заняли, так чего же тогда спешить.

Проболтавшись полдня по зоне отдыха, парень заказал безалкогольный коктейль и, усевшись за столик в зоне отдыха, позвонил по номеру контакта.

— Горан Дейк. Слушаю Вас.

— Добрый день. Меня зовут Ант Берг. Я от полковника Делеуса по поводу работы у Вас.

— Здравствуйте Ант. Делеус предупредил меня о Вас. Я готов встретиться завтра. Вы сможете приехать?

— Да. Где мы встретимся? И что нужно иметь с собой?

— Ловите адрес. Ваши рекомендации у меня есть. А Вам пока ничего не надо. Приезжайте. Поговорим. А там будет видно.

— Хорошо. Во сколько мне надо быть?

— Я буду ждать вас с 10 до 11.

— Договорились.

Остаток дня Антон гулял по ближайшим окрестностям. Вокруг гостиницы находилось несколько магазинов, небольшой торговый центр и большой парк развлечений, сейчас практически пустой.

Глазея на товары, выставленные на продажу, парень пытался представить себе уровень жизни, который должен соответствовать предложенному ассортименту. По всему выходило, что 2 000 кредитов в месяц должно было хватить на то, чтобы жить в этом районе. Правда, на проживание в такой гостинице, зарплаты уже не хватит, поэтому следовало подыскать жилье подешевле.

Без пяти десять Антон входил в офис компании 'Современные системы охраны'.

Подойдя к девушке на ресепшене, парень сказал:

— Я Ант Берг. Меня должен ждать Горан Дейк.

Девушка поводила пальцем по экрану планшета и сказала:

— Да, Вас ожидают. Я провожу Вас.

В конце коридора, по которому провела Антона местная секретарша, находилась солидная дверь.

Сделав посетителю знак рукой подождать, сама зашла внутрь и, выйдя через секунд тридцать, показала на дверь.

За дверь находился кабинет руководителя. Стол для переговоров, стол для конфиденциальных переговоров, диван, рабочее место хозяина кабинета.

Войдя, Антон прошел к столу и, не присаживаясь, произнес:

— Я Ант Берг. Мы договаривались о встрече.

Хозяин кабинета близоруко сощурился и сказал:

— Да-да. Я помню. Присаживайтесь, — и указал рукой, куда именно следовало присесть.

Когда Антон уселся в кресло, около стола для конфиденциальных переговоров, к нему присоединился хозяин кабинета.

— Полковник очень благожелательно отзывался о Вас и просил оказать содействие в устройстве на работу.

При этих словах парень хмыкнул, но постарался согнать ухмылку с лица.

— Как Вы знаете, — начал плести кружева разговора Дейк, своим голосом вводя клиента в состояние близкое к трансу, — наша фирма занимается монтажом и обслуживанием систем охраны. Объем заказов достаточно большой, и мы постоянно испытываем проблемы с квалифицированными кадрами. Кроме того, в связи с тем, что нашими клиентами являются частные лица, которые могут себе позволить установить достаточно дорогостоящее оборудование, то наше требование простирается для потенциальных работников еще и на то, что он должен уметь находить контакт с заказчиком. Ведь Вы понимаете, пара грубых слов и нет клиента. И наши сотрудники должны быть постоянно на переднем крае прогресса, а это означает, что надо учиться и улучшать свои знания постоянно. Для этого есть все условия в нашей организации. И мы идем на существенные скидки, если человек хочет повысить свой профессиональный уровень в нашем центре подготовки.

Дейк пожевал губами, видимо собираясь огорошить Антона чем-то неприятным, и заговорил дальше:

— Каждый новый работник у нас всегда приходит на должность стажера. Это связано с особенностями нашей работы. Даже если этот работник был очень высокооплачиваемым специалистом, первая должность, которую он займет у нас — это стажер. И для его ознакомления с работой ему назначают мастера-наставника. Срок, который он будет стажером, зависит целиком от него самого. Это может быть месяц, полгода или год. Но если за год стажер не смог продвинуться выше, то мы вынуждены расстаться с таким специалистом. Все-таки наш имидж диктует именно это.

Антон слушал этого человека и понимал, что таким образом в фирме отсеивают тех, кто хотя и является классным специалистом, но в чем-то не угодил своему начальству. А желающих прийти сюда, наверное, было много. Но, пока решил не строить выводов на пустом месте.

— Поэтому все, что мы готовы предложить Вам, как новому работнику — это должность стажера с окладом в 2 500 кредитов в месяц. Но это как бы начальные условия и вы должны понимать, что все в ваших руках. Кроме этого, наша организация располагает общежитием, в котором можно проживать по существенно более дешевой цене, чем можно найти в городе. Ну и последнее. У нас есть возможность предоставить работнику базы знаний по его специальности с существенной скидкой. Вот собственно и все.

— Меня это устраивает. Что нужно сделать, чтобы пройти оформление?

Как оказалось, Горан Дейк занимал в этой фирме должность директора по персоналу. Поэтому, не отходя от своего рабочего места, он сбросил Антону пакет документов, среди которых был и контракт. После его подписания парень получил направление в отдел по системам охраны для частных лиц, направление на поселение в общежитие и расписание его графика работы.

Для решения жилищных вопросов, Антону выделялся завтрашний день, и он сразу направился осваиваться на место своего нового проживания.

***

Общежитие для персонала представляло собой пяти этажное здание, и располагалось в промышленной зоне.

Взяв такси, парень прибыл для заселения.

Его встретил местный завхоз, который долго изучал предписание, которое предоставил ему новый жилец. Хорошо, что Антон не поленился прочитать приложение к контракту, в котором описывались условия предоставления общежития. В них достаточно четко были прописаны обязанности сторон и указано, какое оборудование должен получить Антон при заселении.

В комнате, в которую его провел местный завхоз, ничего не было. Ничего — это вообще ничего. Не было кровати, стола, одного стула, головизора и еще разных мелочей типа жалюзи на окнах и системы идентификации на входной двери.

Войдя в комнату, ушлепок махнул рукой и сказал:

— Вот твое место. Заселяйся, — и собрался уйти.

— Уважаемый! — Антон с ноги засадил этому хомяку туда, где должно было располагаться его достоинство, — ты, наверное, не понял, что я должен здесь жить.

Сквозь нытье скрюченного завхоза до парня долетела отборная брань.

Удар в ухо, перевел местного распорядителя собственности в горизонтальное положение.

Когда завхоз попытался подняться, парень снова ногой вернул его в то же положение. Присев около ноющего тела, он произнес:

— Я сейчас поеду за своими вещами. Если я вернусь и не увижу всего положенного мне по контракту, то закажу самую дорогую обстановку, которую только смогу найти. Вызову самую крутую фирму и она установит мне все положенное.

Приподняв голову завхоза за волосы к своим глазам, спросил:

— Веришь?

— Д-даа.

— А заплатишь за все это ты. И еще мне компенсацию, за потерянное время. Веришь?

— Д-даа.

— У тебя есть три часа. Готовься, — и вышел из двери.

Может показаться, что парень проявил невероятную жестокость к местному разумному. Но все дела в том, что практически похожая ситуация была с ним на Земле.

Поступив учиться в университет, он получил направление в общежитие. Такой же ушлепок, привел его в такую же комнату и сказал, что проблемы с мебелью его не касаются. А дверь без петель и замка вообще не его проблема. Тогда Антон и его напарник по комнате вышли из положения просто, они поехали и купили две кровати, новые петли, замок и набор инструмента.

Но видимо у таких завхозов несколько иной взгляд на жизнь и тот, земной, решил, что если орлы купили все за свой счет, то он остался, ни с чем. Ведь за кровати и ремонт замка они должны были принести деньги ему, а не магазину.

Завхоз попробовал строить каверзы, самая простая из которых была в том, что ребята купили замок не той системы, который предусмотрен по проекту в общежитии. Поэтому, должны его срочно заменить.

Проблема решилась только тогда, когда завхоза отловили в подвале неизвестные и отмордовали так, что он не мог встать с кровати месяц. После этого все претензии прекратились. И оказалось, что заселенцы, должны получить стол, стулья, чайник…

Наверное, этот местный хомяк был кровным братом земного.

Когда Антон вернулся в эту комнату со своими вещами, там стояли — кровать, два стула, стол… В общем все то, что и было положено по контракту. И было все это очень-очень хорошего качества. Кстати и система идентификации на входе тоже работала.

***

Жизнь Антона постепенно вошла в колею. Сказался большой опыт общения с заказчиками на Земле. В сложных случаях парень умел убеждать и показывал заказчикам, что их представления не всегда совпадают с реальностью. Заказчики были одинаковы, что здесь, что на Земле. За небольшие деньги — хотели многого, но поймать всех воров одной веревкой удавалось не всегда.

Наставник Антона, видя, что парень справляется с работой, давал только положительные отзывы и часто разрешал делать то, что стажеру и не полагалось по должности. Но все эти моменты позволили Антону 'набить руку' и, теперь он понимал гораздо больше в работе систем, чем когда пришел в фирму.

Но всему наступает предел. Парень заметил, что обслуживание систем становится достаточно рутинным, работа отнимала все меньше сил, и появилось время на размышление.

Анализируя работу систем охраны, Антон стал понимать, что во многих случаях надо бы поменять алгоритмы их работы. Это позволит улучшить качество охраны, но как это сделать он не понимал.

Выход был. Надо учиться и он стал подбирать базы знаний, которые могли бы помочь ему в этом. Такими базами были 'Программирование систем охраны', 'Настройка систем охраны' и 'Нестандартные реакции систем охраны'.

Хотя в этих базах и содержались новые знания, все-таки их изучение основывалось на тех принципах, которые уже были им изучены. Здесь даже в какой-то мере пригодился опыт, который парень получил на Земле. Новые знания, просто помогали по-другому взглянуть на проблему.

Но стоимость этих баз была достаточно высока. С его зарплатой купить их было очень трудно. И хотя деньги были, светить их парень пока не хотел.

В связи с тем, что он был сертифицированным мастер-пилотом средних кораблей, ему позволили получить в пользование глайдер организации. Став мобильным, Антон смог выполнять гораздо больше работы, чем остальные техники. Это не замедлило сказаться на его карьерном росте. Через два месяца он получил должность техника 1-го ранга, а еще через месяц, получил и техника 2-го ранга. Зарплата выросла на 1 000 кредитов. Теперь Антон получал 3 500 кредитов в месяц и мог взять в организации интересные ему базы знаний.

То, что он проявил интерес к инженерным базам, было замечено Главным инженером, и Антона перевели в другой отдел, который занимался установкой новых систем.

Начав с простого, очень быстро Антон освоился и на новом месте работы. Особенно помогли тренировки на виртуальных тренажерах, которые он проводил, когда был на базе Флота.

Для своей работы парень брал инженерный комплекс, управлять которым в организации могли, кроме него, еще два человека. С помощью этого комплекса он проводил монтаж новых систем за один-два дня, что было просто недостижимо для других техников, потому что, технику полагалось на такой объем работы, с использованием одного технического дроида — от недели до десяти дней.

Изучив новые базы знаний, Антон стал использовать нестандартные настройки. Точнее они были стандартными, но понять, как связаны между собой отдельные установки, можно было, только изучив те самые базы.

Постепенно и эта работа стала рутинной. Элемент творчества свелся к копированию готовых решений.

А все дело было в том, что существовали две специальности — техник и инженер. И так было не только в его теперешней профессии.

Основным отличием этих специальностей было то, что техник в основном применял готовые шаблоны, а инженер мог гибко изменять существующие решения. Поэтому новой целью Антона стала специальность инженера.

Для освоения новой специальности, требовалось изучить несколько новых баз знаний: 'Робототехника', 'Программирование систем охраны', 'Защитные алгоритмы и поведенческие реакции искусственных интеллектов', 'Искины', 'Кибернетика' и ряд других. Все эти базы позволили бы использовать даже существующие комплексы с большей эффективностью.

В фирме можно было поднимать уровень учебы в медцентре, который, кстати, располагался в том самом здании, где было общежитие, но, только по специальности со скидкой, а самостоятельно осваивать другие базы в медцентре можно было только за собственные деньги. А для того, чтобы получить скидку, нужно было купить базы знаний в организации, а их продавали, правда, тоже со скидкой, только тому персоналу, который занимал соответствующую должность. Получался замкнутый круг. Чтобы освоить новую специальность, нужно было или получить разрешение начальства, или занять соответствующую должность, не имея специальности.

***

Один из вызовов произошел на несколько необычный объект.

Хозяин этого дома был коллекционером и увлекался в основном собиранием вещей Древних. Эти артефакты были самыми старыми из известных в Содружестве. Но утрата технологий, сделала их малостоящими стекляшками и камешками. Тем не менее, были люди, которые верили в то, что удастся найти нечто, что перевернет представление об этих предметах радикально. И вот тогда…

Вот с таким собирателем и столкнулся Антон.

Прилетев по указанному в заявке адресу, парень увидел грандиозный особняк, всем своим видом напоминающий крепость.

Позвонил в дверь и стал ждать ответа.

— Кто это?

- 'Современные системы охраны'. Вы вызывали техника проверить систему.

— Да, входите, — замок на двери щелкнул и Антон прошел на территорию.

Староимперский стиль. Массивные колонны, мощные стены, окна как бойницы. Небольшой дворик при входе, где Антон и дожидался хозяина.

Из дверей вышел достаточно молодой аристократ. По крайней мере, держался он точно с аристократическим достоинством. Подошел к парню и представился:

— Дик Трой. А Вы, я так понимаю, долгожданный техник.

— Ант Берг. Но предпочитаю имя Антон. Да, я тот самый техник, которого Вы просили. Что у Вас случилось?

— Мне кажется, что система охраны моей коллекции сбоит.

— И в чем это проявляется?

— Давайте пройдем в дом и там поговорим более подробно.

Хозяин провел гостя в дом. За первыми дверями находился дворик, как сказали бы на Земле патио. А может быть, он назывался по-другому. Во дворике стояли стол, три стула и все это около небольшого рукотворного водопада. На столике вино и несколько бокалов.

— Прошу, — хозяин указал на стул. Антон присел и осмотрелся.

Хозяин налил себе вина, взял в руки, покатал бокал и показал парню, чтобы он присоединялся.

— Я, если вы не против, воды. Для вина слишком рано.

— Так вот. Некоторое время назад, я приобрел несколько артефактов. Я, знаете ли, собираю их. Артефакты Древних. Приобрел и положил в свою коллекцию. И вот с тех самых пор, мне кажется, что система стала сбоить. Никто к ней не подходил, но идут сообщения о попытке вскрытия системы охраны.

Хозяин отхлебнул небольшой глоток, посмотрел вино на свет и продолжил:

— Я пытался даже вызвать специалистов из другой фирмы, чтобы они определили, кто пытается взломать систему охраны, но они ничего не нашли.

Антон задумался. Ничего определенного в голову ему не пришло, но на задворках сознания что-то было. И это что-то, говорило о том, что здесь все очень просто. Надо только найти эту простоту.

— Скажите… Если я только не вторгаюсь в Вашу тайну… А можно ли посмотреть на Вашу коллекцию?

— Хмм. А Вы тоже коллекционер?

— Ну, назвать себя коллекционером я не могу. Хотя у меня и есть несколько вещиц Древних.

— А не позволите ли взглянуть на них?

— Отчего ж. Можно и взглянуть, как только разберемся с этой проблемой, — сказал парень и посмотрел на хозяина. Тот спокойно выдержал его взгляд и проговорил:

— Ну да проблема. Понимаете ли проблема в том, что я никому не показываю свою коллекцию… Но, видимо, придется все делать в первый раз. И исключение тоже. Что ж пойдемте.

Они прошли внутрь дома, и хозяин повел гостя в подвал. Там, за фальшстеной, находилась сверхсовременная дверь из броневого сплава. Хозяин встал спиной к гостю, произвел какие-то манипуляции и открыл дверь.

За дверью был тамбур и еще одна дверь. Эту дверь хозяин открыл простым ключом, который висел у него на шее на цепочке.

Когда вторая дверь открылась, в помещении зажегся свет.

Антон вошел внутрь и осмотрелся. В небольшом зале метров десять на десять стояли ряды музейных стеллажей. В них на бархате лежали разноцветные предметы.

— Стойте, — сказал Антон, — Позвольте я первый, — и направился в сторону одного из стеллажей.

Подойдя вплотную, провел по стеклу ладонью и произнес, указывая на невзрачный цилиндр:

— Вот этот предмет вы положили сюда совсем недавно.

— Да. Но как Вы это определили? Я ведь нечего…

— А вот эти, — Антон указал на два других предмета в другом стеллаже, — были куплены вместе.

— Вы что волшебник? Как вы это узнали.

— А чтобы все прекратить нужно эти и этот положить вместе, а вот этот, — Антон указал на цилиндр, — должен лежать посередине. И еще — накройте их какой-нибудь коробочкой. Они не любят света.

Хозяин ошарашено смотрел на техника-кудесника. Смотрел и не верил в его слова.

— И что, сигнализация будет работать нормально?

— Да. Они пытаются соединиться и используют любые возможности сообщить об этом.

— Вы что псион?

— Нет. Я техник по системам безопасности. Но если позволите, я бы не отказался как-нибудь побродить по вашему залу.

Хозяин подошел к стеллажам и сделал так, как сказал Антон. Извлек откуда-то коробочку и накрыл артефакты.

Когда они вернулись обратно и сели за столик, парень налил себе воды и посмотрел на хозяина.

— Вопросы?

— Как вы узнали, что нужно делать?

— Мне так показалось. Ведь все на самом деле просто. Вы разлучили тех, кто был рядом долгие века.

— Да, но как?

— Давайте договоримся с Вами о следующем. Я никому не рассказываю, что видел здесь. А Вы не рассказываете никому, что я сделал. Секрет за секрет. Идет?

— Хорошо.

— А вообще я Вам советую перевести систему охраны в параноидальный режим. И менять коды доступа, всякий раз, когда посещаете хранилище. Все-таки лишняя тревога это лучше, чем потеря имущества.

***

Несколько недель Антон занимался работой, все больше рутинной, и совсем забыл о коллекционере.

Но как-то днем на его нейросеть поступил звонок. Абонент был незнаком и парень подумал что СБ опять начало свои игры.

— Антон! Добрый день. Это Дик Трой. Я бы хотел с Вами увидеться.

— Что-то опять с системой?

— Нет-нет. Система работает нормально и надежно. Вы были правы. Если у Вас будет время, скажем завтра, мы могли бы вечером встретиться в ресторане 'Колизиум'.

— Когда мне надо там быть?

— Как вам будет удобно. Я просто хотел бы Вас увидеть.

— Ну, тогда давайте в восемь.

— Хорошо. Зеленый зал. Столик будет заказан.

— До встречи.

Ресторан 'Колизеум' был достаточно дорогим и престижным местом. Особенностью этого ресторана было наличие цветных залов. Всего их было семь, и каждый имел свой цвет. Стены и основной интерьер зала были окрашены в доминирующий цвет.

Зеленый зал был тем местом, где встречались местные сливки общества. Но еще не забродившие сливки.

То есть те, кто уже был вхож в высшие сферы, но еще не стал недоступен, так же, как и сами сферы.

В такое место полагалось идти в приличной одежде. Но Антон ее не имел, поэтому одел пилотский комбез.

В восемь вечера, парень зашел в Зеленый зал.

Играла тихая музыка, неяркий свет заполнял зал, а на небольшой эстраде собирали какую-то установку для следующего выступления.

К Антону подошел местный распорядитель. С властностью в голосе, как к потерявшему ориентиры пловцу, он обратился к посетителю:

— В чем дело пилот?

Смерив местного метрдотеля таким же взглядом, не глядя на него, парень произнес как будто в пустоту:

— Дик Трой. Меня ждут.

Тон метрдотеля сразу изменился:

— Идите за мной. Я провожу Вас.

В глубине зала, на небольшом возвышении находился столик, за которым сидел Трой и пара не известных Антону личностей. Когда Антон и сопровождающий подошли к столику, Дик встал и сказал:

— Спасибо, Мерис. Антон! Я хочу представить Вам моих друзей.

— Керни Орагл и Бо Грирг. А это Антон, техник, который знает желания артефактов.

Антон с некоторым осуждением посмотрел на Троя, но промолчал.

— Не надо обижаться на Дика, — сказал Орагл, — мы понимаем, что умение чувствовать артефакты не стоит афишировать. Но мы тоже, в некоторой степени, близки к тому, чем занимается Дик, и нам может быть полезно знакомство с таким человеком как Вы.

— В силу того, что здесь собрались достаточно близкие по духу люди, я бы предложил перейти на 'ты', если конечно Антон не имеет возражений, — произнес Грирг, и посмотрел вопросительно на Антона.

Антон не возражал, и компания продолжила посиделки в этом статусном месте.

Только много позже парень понял, зачем его приглашали в эту компанию.

Коллекционеры были достаточно закрытой кастой, и так просто попасть в их ряды и познакомиться с ними поближе, мало кому удавалось. А то, что сделал Трой, по существу уравнивало парня в правах с достаточно известными личностями и подчеркивало его особое положение.

Мало кому удавалось выделиться в этом кругу. И признание, пусть и небольшой заслуги Антона, открывало ему определенные возможности.

Более ничего интересного за все время вечера не произошло.

Понемногу пили, понемногу говорили о разных вещах, смотрели представление и расспрашивали нового члена неформального клуба о его планах.

Грирг предложил Антону посетить его и дать пару советов по поводу установленной системы охраны.

И когда вечер стал подходить к концу, Дик сказал:

— Антон! У меня есть кое-что для тебя.

— Вот! — Дик положил на стол небольшую коробочку, и сделал жест рукой, как бы говорящий — возьми.

Антон взял ее в руки и открыл. Там лежал браслет. Изрядно поношенный, потерявший свой цвет. Явно мужской. От браслета шло ощущение силы. Но силы какой-то ослабевшей.

Рассматривая браслет, парень понял, что это не просто предмет украшения, этот предмет функционален. Только его предназначение не угадывалось. Оно как бы уплывало от попытки осознать его. Было смутное ощущение, что браслет прятался.

Закрыв коробочку, Антон посмотрел на Троя.

— Это моя благодарность за решение возникшей проблемы. Артефакт Древних. В своем теперешнем состоянии, он представляет только культурную ценность, так как активировать его не удалось. Видимо, что-то в нем повреждено. Тем не менее, это ценная вещь, имеющая свою стоимость и, если он тебе не будут нужен, можешь его продать.

Еще раз, посмотрев на коробочку, Антон сказал:

— Спасибо. Хороший подарок. А что касается продажи… Нет. Пусть останется. Как память.

***

В один из дней, когда работы было не особенно много, Антона вызвал к себе Главный инженер.

— Проходи. Садись.

Показал на столик для совещаний, сам присел на свободный стул.

— Я посмотрел итоги твоей работы в нашей организации. И должен сказать, что ты достаточно быстро достиг своего теперешнего положения. Но, насколько я могу судить, работа стала тебе скучна.

— Ну, сказать, что моя работа скучная я не могу. Но определенная рутина действительно начинает давить. Хочется творчества, а его не особенно много.

— Творчества в нашей профессии хоть отбавляй. Но готов с тобой согласиться в том, что на твоем месте именно творческой работы достаточно мало. Правда, я слышал, что ты свободно работаешь с инженерным комплексом.

— Я все же сертифицированный военный техник 3-го ранга. И работу с техническими дроидами освоил достаточно хорошо.

— А как ты посмотришь на то, чтобы перейти работать в инженерный отдел?

— И кем?

— Я хочу тебе предложить должность инженера. Правда, ты, наверное, уже знаком с политикой нашей фирмы. Придется начинать с должности специалиста 1-го ранга. Но заработная плата будет выше, чем то, что ты имеешь сейчас. Зато творчества будет несравнимо больше. И кроме этого я могу предложить тебе дополнительную скидку на покупку инженерных баз.

— В целом я согласен. Есть только одно пожелание.

— Внимательно слушаю.

— Я бы хотел взять небольшой перерыв в работе, чтобы быстрее освоить инженерные базы. Могу учиться быстро, поэтому думаю, недели будет вполне достаточно.

— Хмм. Отрывать техника от работы — это не очень хорошо. Но если мы получим квалифицированного инженера через неделю, то это может быть и неплохо. Хорошо. Я посмотрю, что можно сделать в этом направлении.

Собственно на этом беседа и закончилась, а через две недели Антон уже стал сотрудником инженерного отдела.

3.2.

Прошел год.

Антон работал в инженерном отделе уже на должности инженера охранных систем 3-го ранга. Его заработная платы теперь составляла 7 900 кредитов в месяц. Это был существенный рост, по сравнению с тем уровнем, с которого он начинал.

Через год истаяли все его обязательства перед СБ. Контракт подошел к своему концу и за время его действия СБ ни разу не проявила заинтересованность в услугах Антона. Это могло только радовать.

Багаж знаний значительно вырос и позволял заниматься инженерными задачами, по оснащению системами безопасности сложных и уникальных объектов.

Отношения в коллективе были ровными, он стал замечать стремления и цели людей.

Его начальник не проявлял попыток к сближению, но простые инженеры были не против иногда посидеть в баре и поговорить за жизнь.

В один из таких вечеров за обсуждением разных местных проблем, Антон узнал о хобби своего товарища по инженерному корпусу. Тот пытался заниматься коллекционированием артефактов Древних и лелеял мечту когда-нибудь раскодировать кристалл, который случайно попал ему в руки.

Во время этого разговора Антон узнал о том, что, оказывается, существует целые сообщества собирателей артефактов Древних. Эти люди встречаются, обмениваются идеями, меняют предметы древней культуры.

Особенно привлекают эти сообщества тех, кто мечтает стать богатым в один миг. Есть несколько баек о стремительном обогащении того, кто смог купить безделушку за смешные деньги и, поняв, для чего она нужна, продал за сумашедшие.

На форумах в галонете такие сообщества причастных обсуждали возможные пути активации артефактов, составляли доморощенные базы с фотографиями и самодельными описаниями, в которых было больше вымысла, чем реальной информации.

Также Антон с удивлением узнал, что их фирма обслуживала несколько достаточно известных коллекционеров, из не очень крупных, но, тем не менее, обладающих приличными коллекциями.

Эта информация была коммерческой тайной, так как особенности работы, охраны и личной жизни клиентов не разглашались.

***

Вечером после работы заняться особо было нечем. Если не считать посиделок с сотрудниками и сверхплановой работы. Так что это время Антон тратил, в основном, на освоение баз знаний.

Но иногда хотелось сменить вид отдыха, и парень лазил по техническим аукционам, что-то типа земного е-бея. На такой барахолке можно было найти много интересного, и однажды ему попался лот, который он выкупил.

'Технические дроиды для ремонта бытовой техники, в неисправном состоянии'. Так этот лот обозначил продавец.

Однако базы знаний Антона были военными, и он сразу узнал в одном из выставленных устройств — дроида-дешифровщика, или в просторечье — дроида-взломщика. Модель, правда, была не самой свежей, но взломщики ценились не за это. Набор их программ можно было модернизировать, а вот набор их инструментов был совершенно уникальным.

И даже устаревшие модели обычно не продавались. Не продавались потому, что использовались спецслужбами.

Нет, на черном рынке можно было купить все, что угодно. Но контроль за такой техникой — был очень жестким.

То, что можно было купить, была нелегальная техника, каким-то путем избежавшая утилизации. Никто не хотел давать техникам возможность, составлять конкуренцию спецслужбам.

Основным назначением дроида-взломщика было снятие различных блокировок с устройств, которые требовали персонификации. Другими словами, они могли снимать личностную привязку устройства к владельцу. Говорить о том, что личностная привязка использовалась, в основном, в различном оружии и искинах, было, наверное, не нужно.

И для обеспечения этой функции дрода, помимо развитого набора инструментов, тот имел еще и различные разъемы, в том числе и нестандартные, которые использовались внутри взламываемых устройств.

Так что, даже неисправный дрод-взломщик стоил хороших денег, и дешивизна продаваемого лота, была связана, наверное, с тем, что владелец просто не знал о таких возможностях продаваемого устройства.

Но самым смешным было то, что в специализированных магазинах можно было купить ремкомплект к такому дроиду. Естественно, продавался он с хитрым цифровым обозначением, но продавался всем желающим без ограничений.

Поэтому через пару дней у Антона на столе лежали купленные дроиды, ремкомлект, универсальный тестер и набор ручного инструмента.

Вскрыв взломщика, парень быстро устранил обнаруженную поломку и поставил робота на зарядку. А сам приступил к диагностике двух остальных дроидов.

Купленные им дроиды входили в состав комплекса 'Корес-3', где число '3' означало не поколение техники, а количество дроидов в комплекте. Самый старший из купленных роботов имел небольшой искин. Через него можно было объединить комплекс в единое целое и, используя готовые программы с сайтов производителей, вести ремонт бытовой техники.

Но бытовая техника бывала разной. И для подобных модификаций, комплекс допускал разную комплектацию. То есть, оборудованный искином дроид, объединял в сеть разные модели дроидов, которые могли входить в состав комплекса. Но, не более трех.

У обоих купленных дроидов, кроме взломщика, был израсходован ресурс их механической части. Это означало, что операции, требующие точности выполнения, такими дроидами сделаны быть не могли.

Это тоже в принципе лечилось, но для этого нужно было купить соответствующие ремкомплекты. И стоимость ремкомплектов уже была значительной, и не оправдывала себя, с точки зрения стоимости ремонта. Поскольку новые модели с гарантией, стоили незначительно дороже.

Таким образом, получалось, что из всего купленного оборудования интерес представлял только дроид-взломщик.

Когда дроид зарядился, Антон попробовал активировать его, но тот запросил коды идентификации.

Получалось, для того, чтобы использовать взломщика, надо было его сначала взломать.

Забавно.

***

В один из свободных вечеров Антон посетил бойцовский клуб, чтобы определиться с изучением боевых баз по ножевому бою и бою без оружия.

Парня встретил сухопарый мужчина, который предложил Антону пройти в капсулу полного погружения и провести тренировочный спарринг, для выяснения его физической формы и уровня подготовки.

Во время тренировочного спарринга Антон испытал непередаваемые ощущения — его пытались зарезать в переулке, нападали из-за угла, пытались расстрелять из различного оружия. Антон умирал несколько раз, выигрывал, буквально на грани фола, пару раз смог предугадать действия нападающих и провести атаку первым. Противники с достаточно простого уровня, постепенно росли в умениях, иногда количество нападавших превышало двоих, а дважды их было пятеро.

Когда Антон вышел из капсулы, у него было ощущение, что он разгрузил несколько вагонов с песком голыми руками, нося песок горстями за сто метров.

Сидя около капсулы, он постепенно приходил в себя, снова и снова проигрывая в голове схватки. Обрывки недавних боев крутились в голове, а он понимал, что его умений очень и очень мало.

С трудом дойдя до хозяина салона, Антон приготовился выслушать приговор.

— Ну что, все плохо?

Хозяин салона молчал и рассматривал Антона.

— Выпей тоник. Это снимет усталость и станет легче.

Держа тоник в руке, парень также рассматривал хозяина.

— Во мне что-то не так? Вы как-то смотрите необычно, будто изучаете противника.

— Ммм. Ответь мне на один вопрос.

— Если этот вопрос не касается моих личных тайн.

— Этот вопрос может и касаться. Но никогда не знаешь, что услышишь в ответ.

— Так что за вопрос?

Хозяин молчал, словно прикидывая, стоит ли Антон его вопроса.

— Я эксперт-абордажник. Провел всю жизнь во Флоте. Такие как ты, встречаются очень редко. Но если у тебя есть желание стать мастером, то я готов предложить тебе позаниматься здесь. Но для того, чтобы сделать из тебя что-то, мне надо знать кто ты.

— Я человек. Простой человек.

— Скажи, какой у тебя уровень пси и его направление?

Антон вздрогнул. Он никогда никому не рассказывал про свои способности, тем более, что достаточно давно его предупредили, что псионы не нравятся многим разумным и на них ведется постоянная охота. Раздумывая отвечать или нет, Антон тормознул.

Тогда хозяин предложил присесть, включил голомонитор и стал рассказывать Антону о его действиях и действиях его противников.

— Действия программы построены по алгоритму усложнения. Сначала идут простые соперники, использующие за один раз один удар. Затем те, кто может наносить 2–3 удара одновременно. Затем псионы, которые могут использовать до 10 тактик нападения одновременно. Затем простые группы, но уровень бойцов в них на ступень ниже для испытуемого, чем его максимальный одиночный уровень. Затем сложные группы из 2-х или 3-х человек. И, финально, это группы в составе простых бойцов и 2-х или 3-х псионов.

Рассказывая, хозяин постоянно следил за реакцией Антона на его слова.

— Если системы выпустила на тебя группу из 5-ти человек, то это говорит о том, что она посчитала твои действия против такой группы, вполне успешными. А то, что ты погибал, то это недостатки твоей техники боя с живым противником.

Антон рефлекторно взглянул на свои руки и продолжил слушать.

— Всего невозможно изучить в виртуальной среде. Даже база сотого уровня не даст сто процентного шанса победить противника, потому что есть еще доля вероятности, доля везения и то, что противник использует совершенно незнакомую и сверхэффективную технику.

Я предлагаю тебе индивидуальный курс, который раскроет твои способности псиона и объединит стандартные приемы и нестандартный подход их использования. После наших курсов тебе смогут уверенно противостоять только абордажники 7-го ранга, а их даже во Флоте несколько человек.

Оплата курса стандартная, но ты будешь выполнять все мои указания от А до Я и при этом не пропускать тренировки. Через полгода ты выйдешь на свой максимум, и тебе останется только поддерживать этот уровень.

Так, все свободные вечера на полгода вперед, оказались заняты.

***

Как-то утром, придя на работу, Антон удивился суете, которая царила в офисе.

— Что случилось? — обратился он к девушке на ресепшене.

— Ограбление!

— Нас ограбили? Но тут вроде и нечего брать?

— Не нас. Наших заказчиков.

— Ну, это не наши проблемы. А я-то уж перепугался.

— А что здесь хорошего. Там стояла наша система охраны.

— А вот это плохо. И кого не обошли вниманием?

Не получив ответа парень отвлекся на входящий вызов от Главного инженера.

— Слушаю.

— Ты где?

— В офисе.

— Срочно ко мне.

Когда Антон зашел в кабинет Главного инженера, то увидел продолжение вселенской суеты, которая здесь приобрела форму хоть и более цивилизованную, но такую же нервную, как и при входе.

- 'Веселый ручей' — твой объект?

— В смысле мой? Неделю назад мы меняли там оборудование. И все.

— Срочно собирайся и туда. Будешь объясняться с полицией. И возьми с собой кого-нибудь еще.

Позвав с собой пару техников, которые входили в его команду, Антон отправился к глайдеру. На всякий случай, он прихватил со склада технического дроида. Наверняка придется что-то исправлять, так пусть лучше будет.

Путь был не долгий. Промзона, склады фирмы 'Веселый ручей'.

На подлете глайдер остановила полиция. Им приказали выйти из машины, и стали выяснять на каком основании они находятся здесь. Когда до полиции дошло, что это фирма-установщик охранной системы, их всех троих под конвоем повели на склад.

На складе было весело.

Фирма 'Веселый ручей' занималась поставкой своим заказчикам разнообразной парфюмерии. Но также перерабатывала и различные химические вещества. Что такого могло привлечь грабителей в эту контору, было не ясно. Конечно, вся эта химия стоила немалых денег, но чтобы украсть, лучше брать что-нибудь компактное и дорогое. А здесь были промышленные контейнеры, для транспортировки которых были нужны крупнотоннажные грузовые глайдеры. Да и некоторые компоненты требовали особого температурного режима, поэтому вес контейнеров был совсем немалым.

Когда их привели на место происшествия, там находилась почти вся охрана 'Веселого ручья', толпа полиции, медики и какие-то странные личности, наверное, из страховой. Все пялились на что-то, около забора склада.

Растолкав зевак, их провели вперед и тут все, кроме Антона остолбенели, открыв рты.

На площадке около забора произошло настоящее сражение. Группа охранных дроидов заблокировала грабителей. Кроме станеров у дроидов не было другого оружия. Но эти чертовы машины каким-то образом разделили грабителей на две группы, обезоружили одну из них и, используя их ручное оружие, пристрелили всех напавших. Причем не просто пристрелили, а сделали это в лучших традициях спецназа, добив всех выживших.

Крови было не очень много, все-таки игольники и ручные импульсники — это не земное пулевое оружие. Но сама по себе сцена побоища впечатляла.

Пятнадцать трупов.

Один выживший, сумевший убежать от дроида только потому, что у оружия, которым тот вел стрельбу, кончились заряды и злодей сумел добежать до поста охраны раньше, чем подоспел второй дроид. Сейчас его пытались привести в чувства медики. Но, пережившему наяву бунт машин, наверное, уже никогда не стать нормальным.

Старший полицейский начальник обернулся, когда к нему кинулся один из патрульных, что задержали Антона с командой.

— Кто за все это ответит!!? — заорал он, испепеляя взглядом парня.

— За что? Насколько я вижу, имущество фирмы уцелело. Существенного ущерба территория не получила. Страховая отделается минимальными выплатами.

— Пятнадцать трупов!!! Пацан, ты что ослеп?

— А кто звал эти труппы на территорию? Там на заборе ясно написано, что охрана осуществляется боевыми дроидами штурмового класса. В чем проблемы?

Окружающие начальника с Антоном охранники фирмы запшикали. Парень обернулся и увидел, что они пытаются подавить смешки, которые вызвала это беседа.

— Ты что не понимаешь?!

— А что я должен понимать? Согласно пункту 17 закона о частной охране — охрана должна принять любые меры, для сохранения имущества заказчика, вплоть до устранения угрозы покушения. А любые меры — это и есть то, что Вы видите. И в законе не сказанно, что дроиды должны спрашивать у напавших, в каком виде их следует задерживать. Более того, закон не регламентирует предупреждение потенциальных грабителей, о мерах защиты, которые их ждут на охраняемой территории. А здесь есть предупреждение, причем совершенно четкое.

— Ну и где ты здесь видишь боевых дроидов штурмового класса?

— А мне и надо их видеть. Я вижу, что согласно заключенного контракта, эффективность нашей системы охраны составила более 90 процентов. Это с лихвой перекрывает обещанный Заказчику норматив. А все остальное пусть решают юристы этих трупов и фирмы, на имущество которой эти трупы покусились. И если юристы трупов смогут доказать, что их клиенты вышли просто погулять в особо охраняемую зону, то Заказчику придется заплатить. Но это проблемы Заказчика. Я не понимаю, причем здесь я? И почему меня задержали?

— Не прикидывайся! Что мне теперь делать с этими трупами?

— Так вот в чем проблема! То есть охрана организации, которая вообще не имеет никакого отношения к защите правопорядка, устранила угрозу для мирных граждан в лице пятнадцати вооруженных маньяков, свободно разгуливающих по городу под надзором полиции. И теперь полиция ищет тех, кто должен ответить за то, что опекаемые ею лица получили телесные повреждения.

— Не передергивай! Ты повесил на меня пятнадцать трупов! И ты за это ответишь!

— Извините! Но Вы не правы. Эти господа не имеют к случившемуся никакого отношения, — заговорил невысокий представительный господин, ловко преодолев собравшуюся толпу.

— А ты еще кто такой!!? — заорал на этого господина полицейский.

— К Вашим услугам, старший юридический советник компании 'Веселый ручей'. Все разбирательства Вы будете вести со мной, как представителем компании. А этих господ я прошу отпустить. У них много работы, а оплата их присутствия почасовая.

Полицейский чин махнул рукой, и конвоиры отступили от Антона и техников.

Возвращаясь домой, парень думал о том, как будет объяснять Главному инженеру замену программного обеспечения в охранных дроидах.

***

Тема артефактов Древних зацепила Антона и он начал изучать этот непростой мир.

Оказалось, что существуют государственные структуры, которые скупают любые артефакты древних. Цены стабильны и торговаться с ними бесполезно, так как уже давно созданы каталоги и в них проведена оценка всех известных артефактов.

Есть черный рынок предметов Древних, на котором можно легко как выиграть так и проиграть — этот рынок целиком криминальный и на нем возможно все — вплоть до убийства.

Но существуют еще частные коллекционеры, которые организуют аукционы и продают и покупают вещи Древних. Часть таких аукционов легальна, часть полулегальна, а на остальные можно попасть только по рекомендации и только для своих.

Как правило, такие аукционы были виртуальными и там не продавались реальные вещи, а продавалась информация о таких вещах.

Просматривая на одном из форумов доступные сведения по артефактам Древних (а информации в свободном доступе было все же мало) Антон обратил внимание на то, как активируются такие артефакты. По предположениям автора поста, все Древние были сильными псионами и артефакты устанавливали связь с их хозяевами, используя пси-поле. Культура пси активных людей была утеряна в веках и поэтому, те немногие артефакты, которые удалось активировать, были в основном рассчитаны на бытовые применения и скорее всего не требовали сильных пси способностей.

Для активации артефакта, по мнению автора, требовалась устойчивая связь с пси полем хозяина.

Эти намеки очень сильно заинтересовали Антона, но ничего более конкретного найти не удалось. И тут его осенило. А что если дать попробовать привыкнуть артефакту к пси-полю хозяина.

Антон достал артефакт, подаренный Троем, и положил его в нагрудный карман.

***

Антон и Орагл сидели в открытом кафе и вели неспешный разговор. Инициатором их встречи был Орагл. Видимо, периодические просьбы и обращения Антона к Трою, не прошли мимо внимания коллекционеров. А самой последней каплей, переполнившей их чашу интереса к парню, стала просьба оценить и проконсультировать его по тем артефактам, которые он получил во время захвата корабля пиратов, еще на базе Флота.

— Скажи Ант, а какой у тебя уровень допуска?

— У меня нет никого уровня.

— Не смеши. Так, просто не может быть

— Я тебе еще раз говорю, что ни уровня, ни допуска у меня нет. А кстати уровень допуска к чему?

— Ты валяешь дурака, Ант. Знать то, что знаешь ты, узнать просто так невозможно. Тебе кто-то позволил прикоснуться к великой тайне.

— Я тебя опять не понимаю, Орагл. Никакого прикосновения, ни к чему, мне никто не позволял. Все что я знаю, это то, что я смог понять и изучить сам. Я сам целенаправленно искал знания. Собирал их по крупицам. И овладевал ими. Именно поэтому, я никому! ничем! не обязан! и никому ничего не должен.

— Нет. Так не может быть. Все что связано с Древними, простым людям недоступно.

— Недоступно потому, что тщательно скрывается? Или же не доступно из-за того, что утеряны основы, и понять, даже простые вещи, невозможно?

— Все, кто получает, какой-либо доступ к знаниям Древних, берутся на учет соответствующими службами. Часть людей, имеющих такой доступ, просто не представляют всей ценности того, что имеют. Часть людей, обладают настолько малыми способностями, что не могут использовать то, что узнали, в достаточной мере. И только малая часть, этих приобщившихся, в состоянии понять и применить все, что смогли получить. Опасаясь, что последние могут быть среди первых, следят за всеми. Поэтому встреча с контролёрами случается рано или поздно. И аргументы, которые они используют, не позволяют спорить с ними. Все просто принимают их условия, или покидают этот мир.

— То есть, ты намекаешь мне на то, что в скором будущем меня ждет встреча с теми, кто считает свое право распоряжаться жизнью разумного — незыблемым, и стоящим существенно выше меня на социальной лестнице.

— Здесь нет намека. Это констатация. И если ты проявил свой интерес, и он стал заметен, то приход этих людей случится очень скоро.

Антон задумался. Потом отпив глоток кауфе, попросил:

— А ты, не мог бы рассказать мне об артефактах. Точнее не совсем об артефактах. Меня больше интересует их происхождение и что можно найти. Даже не так. На что стоит ориентироваться в поисках?

— Чтобы понимать, о чем собственно идет речь, нужно начать с истории.

В далекие времена в этой части космоса зародилась и развилась до космических масштабов звездная цивилизация. Сегодня эта цивилизация известна как Древние. Остатки их материальной культуры находят до сих пор. Цивилизация Древних не была однородной. Она состояла из представителей разных рас. Но за многие тысячелетия смогла как-то переплавить свой генофонд и сформировать единый генотип, который и занимался звездной экспансией. Полных документальных свидетельств о них не существует. Почему, поймешь чуть позже.

Одним из видов их деятельности было расселение разумных по доступным им частям космоса. А так как доступны им были огромные пространства и расстояния, то и расселение шло по очень далеким областям. Есть некоторые предположения, что в малодоступных областях и зонах космоса, скрытых аномалиями, они оставили своеобразные оазисы, в которых сохранялся их генофонд. А может быть, это были зоны экспериментов. Кто знает? Расселяемые расы они называли детьми. Кому-то помогали, кому-то нет. С кем-то даже воевали. Эксперимент не всегда бывает удачным.

И вот одними из их детей стали Джоре. Достоверно не известно, какие именно этические установки они вложили в своих детей. Но созданный вид оказался достаточно агрессивным, и в конце-концов почти истребил себя. Этот вид тоже оставил после себя следы материальной культуры. Но как ты понимаешь, эти следы более 'свежие' и соответственно сохранилось гораздо больше вещей, которые дошли до наших дней.

Остатки Джоре попытались восстановить былое могущество, но общий упадок технологии не позволил им это. Тогда отдельные народы пошли по разным путям. Конечно, технологии не отбрасывались, но и их использование было сильно ограничено. Так возникли сполоты, аграфы и люди. Генетически, все эти разновидности Джоре соместимы, но… Чтобы не портить, так сказать, результаты тысячелетнего генетического отбора, сполоты не вступают в связь с другими ветвями человечества (не говорить же джоричества). Исключением для них являются только аграфы. Что-то там позволяет влиять на скрытые механизмы наследуемой генетической информации.

Аграфы — некое промежуточное генетическое отклонение от ветви человечества, позволило развить некоторые способности, которые были или утрачены, или находились в зачаточном состоянии.

Но возвращаясь к материальным следам, оставленным нам Ушедшими, так называют и Древних и Джоре, как ты можешь видеть, самыми интересными являются артефакты Древних, наиболее поздние из которых имеют возраст более 60 000 лет. Затем идут артефакты Джоре, которые по самым скромным оценкам не могут иметь возраст менее 10 000 лет. Правда в ряде работ по истории Ушедших и упоминается срок в 6 000 лет (последняя война Джоре), но достоверных данных нет. Точнее нет опубликованных достоверных данных.

Как я сказал раньше, были и другие дети Древних. И от них тоже остались следы их материальной культуры. Но тут совсем печально. Ничего из найденного заставить работать не удалось. Поэтому, эти артефакты, хотя и имеют огромную археологическую и культурную ценность, с практической точки зрения абсолютно бесполезны. Конечно, может вдруг оказаться, что кто-то найдет способ их активации, но что он принесет в мир — счастье или мировой мор — неизвестно.

Таким образом, мы можем говорить о двух типах артефактов, которые можем в дальнейшем использовать или исследовать, чтобы получить некий результат. Это артефакты Древних и артефакты Джоре.

Первые, крайне интересны потому, что технологии Древних превосходили все известное нам на сегодня. Но, по некоторым данным, все Древние были псиониками. Поэтому все их артефакты требуют наличия таких способностей у тех, кто будет с ними работать. А таких людей в Содружестве среди людей очень мало, основная масса таких находится среди сполотов и аграфов.

Второй тип артефактов — это артефакты Джоре. Тоже очень интересное направление. Эти артефакты не хуже и не лучше артефактов Древних. Они просто другие. В общем случае они хуже, чем такие же артефакты Древних, но хуже по отношению именно к такому же артефакту Древних делающих эту же функцию. Но! Сравнивая артефакт Джоре и современное изделие, выигрыш будет всегда на стороне лучшей технологии, а это технология Джоре.

От Древних остались в основном информационные кристаллы и некоторое количество технологических устройств. Удалось активировать некоторые из простых вещей Древних. Причину я указывал раньше. А вот информационные кристаллы остались просто кристаллами. Потому, что утрачен сам способ их чтения. Или устройства, с помощью которых такое чтение можно произвести. Наверное, Джоре знали способ активации кристаллов, но для этого надо получить соответствующие базы знаний Джоре и воспользоваться их знаниями.

— А кто интересуется артефактами? — спросил Антон.

— Правительственные структуры скупают все. Цены, естественно, дают в три-пять раз меньше, чем можно за них выручить на свободном рынке.

Аграфы. Те берут только то, что знают. Но цена за эти вещи, может быть существенно выше даже цен свободного рынка.

Коллекционеры. Здесь как угадаешь и сможешь заинтересовать. Обычно ориентируются на цены аукционов, но могут заплатить и больше.

Криминал. Здесь скупают только то, что точно определяется. Могут дать хорошую цену, но могут и кинуть.

— Теперь по поводу стоимости артефактов, — спросил Антон.

— В силу того, что кристаллы Древних прочитать невозможно, а для других целей они не годятся, стоимость их даже на аукционах незначительна. Некоторые из известных вещей могут стоить неплохо. Но опять же — технологии. Смысл покупать такие вещи видит только государство. Есть еще некоторые вещи, которые скупают аграфы. Но перед покупкой обязательное условие — место, где сделана находка. Остальные предметы Древних можно купить достаточно дешево. Но…

Артефакты Джоре. Вот тут выбор существенно богаче. И связано это с тем, что все наши технологии растут из технологий Джоре. Тут серьезные деньги, серьезные интересы и серьезные вещи. Кристаллы Джоре. Стоимость тех, которые можно прочитать начинается от 50 000 кредитов. Собственно — эта цена за простые базы. За продвинутые — это может быть 2–5 миллионов. И это не смотря на то, что воспользоваться этими базами может далеко не каждый. Высокие требования по интеллектуальному уровню и ряд ограничений на изученные ранее базы.

Искины. Это предметы, которые практически не продаются на свободном рынке. Я слышал о паре продаж подобных находок. Стоимость была такой, что люди просто бросили работать. Очень интересны аграфам.

Технологическое оборудование. Вот тут просто страшно. В любом состоянии стоит просто безумных денег. И я не слышал о таких продажах. Даже слухов. Поэтому рекомендую не связываться или продавать отдельными частями и разным лицам.

Кстати хочу тебя предупредить о том, что аграфы, сполоты и ряд государственных структур империи могут проявлять повышенный интерес к технологиям Ушедших. Поэтому имей в виду, что за тобой может быть установлен негласный надзор. И если ты найдешь что-то действительное стоящее, то это у тебя просто заберут. А если попробуешь не отдать, то могут применить такие меры воздействия, что жить тебе придется вдали от цивилизации. А может быть и стать изгоем. Это если оставят в живых.

— А что ты можешь сказать относительно этого? — Антон передал Ораглу шкатулку с артефактами.

Тот открыл ее и стал рассматривать предметы, не вынимая их из шкатулки.

— Вот эти длинные кристаллы — это хранилище баз знаний Древних. Наши аналоги — чип с базой знаний. Технология чтения утрачена. Что записано — прочитать невозможно. Стоимость на дорогом аукционе — от 250 до 1000 кредитов. У тебя их девять. Считай сам. Эти камешки, скорее всего активаторы. Точнее не скажешь. Нужно проводить исследование. Что-то типа наших аккумуляторов. Только они накапливают ментальную энергию. Очень ценят аграфы. Стоят от 50 000 кредитов. Так что, если все оптом, то цена 150–160 тысяч, и то при условии, что активаторы работают.

Орагл закрыл шкатулку и вернул хозяину.

— Для начинающего коллекционера, достойно. Для профессионала — не интересно. Кстати сама шкатулка тоже что-то из Древних. Но я не занимаюсь бытовыми предметами. Поэтому точнее не скажу.

3. 3.

Через пару месяцев в их отделе состоялись проводы Главного инженера.

Он переходил в новое подразделение компании на другой планете и улетал туда через неделю. Были приглашены несколько инженеров в ресторан. Хорошо посидели, Главный поблагодарил всех за совместную работу.

Уже собираясь домой, Антон снова разговорился со своим приятелем, тот заливаясь соловьем, рассказывал, что один его знакомый собирает экспедицию за артефактами Древних и предложил Антону встретиться с ним. Антон сказал что подумает, и, идя домой, быстро протрезвел и стал думать о своем приятеле.

Никаких совместных дел у него с ним не было, никакие крупные посиделки не проводились — Антон держался достаточно независимо и старался не вступать в близкие контакты с малознакомыми людьми. С чего бы вдруг такая забота о кошельке Антона и приглашение принять участие в экспедиции.

Правда, Антон совсем недавно смог сдать на 3-й ранг техника средних кораблей, а вместе с его специальностью мастер-пилота, делали его достаточно востребованным специалистом. Правда, эти его специальности хорошо оплачивались только во Фронтире, а здесь из-за достаточно высокой конкуренции он не мог получить работы, оплачиваемой лучше, чем имел сейчас.

Размышляя таким образом, Антон вспомнил, что приятель и раньше пытался раскрутить Антона на более близкое знакомство. Всплыли намеки про бизнес клиентов, какие-то разговоры про стремительное обогащение. Антон поначалу не придал этой информации значения, но теперь какая-то мысль шевельнулась на грани предчувствия, что нужно проявлять осторожность.

***

Следующая неделя началась с суеты. Перед уходом старый начальник подбивал все дела и готовился передать их своему приемнику.

Антон, вместе с командой техников в срочном порядке проводил техническое обслуживание на соседнем участке, так как инженер, за которым был закреплен участок ушел в отпуск и плановые работы по профилактике оборудования горели по срокам.

Случилось то, чего никогда не было — Главный инженер вызвал Антона и перебросил ему пакет данных с просьбой самому срочно связаться с офисом Заказчика и провести плановое обслуживание оборудования. За эту дополнительную работу Главный пообещал солидный бонус в виде премии или получения набора баз знаний на следующий ранг.

Антон связался с офисом Заказчика и договорился о профилактических работах на завтра, организовал бригаду для проведения работ, заказал необходимое оборудование и его доставку к объекту Заказчика.

Собственно ничего необычного в самой работе не было. Необычным было лишь то, что инженер сам должен был договариваться с Заказчиком, что обычно брали на себя сотрудники отдела логистики.

Общаясь с Заказчиком, Антон вдруг понял, почему Главный поручил это дело ему.

Этот Заказчик не проходил в организации как официальный клиент. Все договоренности с ним и проводимые работы, делались хотя и силами фирмы, но оплачивались лично в карман Главного инженера.

Это был личный клиент. И, наверное, таких было несколько, потому что Главный был достаточно независим финансово и мог себе позволить делать то, что обычно не одобрялось руководством организации.

Антон вспомнил о дополнительной скидке, которую получил при освоении инженерной специальности. Такая скидка не была предусмотрена контрактом, но, тем не менее, он получил ее.

Все больше и больше мелких тайн открывалось по мере знакомства с этим миром. И как ни странно, все было практически также как на Земле. Откаты, неучтенные клиенты, внеплановые работы по отдельным ставкам.

Да. Приобщение к этому миру шло для Антона как-то странно. С одной стороны этот мир превосходил Землю во многих отношениях, с другой оказывался даже хуже. И, может быть, лучшим выбором для парня было бы все же вернуться на Землю, к привычному образу жизни?

За выполнение этих работ Главный инженер передал Антону кристалл с базой 'Хакер' 5-го уровня и выразил личную благодарность за выполненный объем работ.

***

На место Главного инженера пришел какой-то сноб. Он, конечно, обладал необходимым набором знаний, но вот только той спокойной работы и уверенности в завтрашнем дне не стало.

Антон мог заниматься техническим обслуживанием и монтажом систем на своем участке пару недель, и вдруг его перебрасывали на другой участок, который не обслуживался больше месяца и там, в аварийном порядке нужно было выполнять все предусмотренные работы. За такой аврал никаких дополнительных надбавок не было.

Постепенно Антон стал замечать, что такой нервный график проявляется только у него. Им затыкали все дыры, все отпуска сотрудников, все срочные регламентные работы.

В один из вечеров он с парнями зашел в кафе, посидеть после работы и стал невольным участником разговора, в котором обсуждался новый начальник.

Оказалось, что причиной такого отношения начальника к нему является его независимость и неуступчивость. Все уже давно стали отстегивать начальнику небольшие суммы с бригад, а так как Антон об этом не знал и соответственно не платил, то им и затыкали все прорехи в планировании.

Делая вид, что увлечен поисками в галонете, Антон писал на нейросеть все разговоры за столом. Вечеринка закончилась, и парень пошел пешком к себе домой погруженный в невеселые мысли.

Чтобы развиваться дальше — нужны деньги. Чтобы получить деньги нужно переходить на новый ранг, а для этого нужны базы. С таким начальником много заработать не удастся. Ведь даже если взять и собрать те мелочи, которые Заказчики иногда давали бригаде, то их хватит максимум на пару кружек пива, и уж никак не на пару новых баз. Конечно, Антон расходовал деньги экономно, и сейчас на его счету была некоторая сумма, но с таким заработком как сейчас, ему копить на новые базы лет десять.

Парень шел по своему району и предавался грустным размышлениям.

Вдруг впереди он заметил какие-то тени. Странно, район хотя и не очень богатый, но достаточно спокойный и никаких криминальных разборок здесь Антон никогда не видел. Решив выяснить, что происходит, легким движением ушел в тень и стал красться вдоль забора.

Пропала работа нейросети. В переулке двое неизвестных держали какого-то паренька, а здоровый мужик что-то втолковывал ему, сопровождая свои слова ударами кулаков по телу. Хотя в голове и всплыл закон один к десяти, Антон вспомнил слова своего отца, который всегда говорил, что есть бой, а есть избиение. Сейчас было избиение.

Прокрался ближе, пытаясь представить себя камнем у дороги. Такой тактикой блокировать свои способности, с ним поделился сенсей в бойцовском клубе.

До Антона долетел уже конец разговора, но и этот конец был очень содержателен.

— Ты должен перевести на меня добровольно под протокол все свое имущество, деньги из банка и передать мне права на владение твоей долей в компании твоего отца, если, конечно, хочешь жить. В противном случае я выжгу тебе нейросеть и ты все равно не будешь пользоваться никакими своими активами.

Двое державших пленника заржали, а здоровяк достал нож и, раскрыв его перед глазом жертвы, произнес:

— Я жду.

Антон понял, что нужно действовать, тело само поднялось и стремительно понеслось к здоровяку. На последнем занятии у сенсея, Антон отрабатывал оглушающий удар с переводом его в блокирующий. Рука автоматически нанесла здоровяку тычёк в точку под основание черепа.

Захватив рукой здоровяка, пока он не упал, Антон на инерции своего тела нанес ошеломляющий удар правому урке ногой по лицу, и, проскочив перед ним, резко дернул голову третьего. Все действие заняло 3 секунды. Когда Антон закончил, здоровяк медленно оседал на землю, а правый урка попробовал завыть, за что получил удар открытой ладонью по носу.

На земле лежали тела трех грабителей, а жертва нападения ничего не понимая, косилась на Антона.

Сделав полный выдох, Антон заговорил с парнем, стоящим перед ним:

— Кто ты? И что надо здесь так поздно?

— Я… Девушка… Встреча…

— Наверное, девушка все же не ты. Ты просто приехал к девушке?

Посмотрев на своего спасителя, парень понял, что сказал что-то не то и надо нормально объяснить свое участие в этом происшествии:

— Я пприехал к своей ддевушке. Она живет на соседней улице. Кто-то позвонил на нейросеть. Когда вышел из дома, эти, — кивок на три лежащих тела, — напали и стали требовать передать им мою собственность.

— Так ты мажор!

— Я не знаю ккто такой ммажор. А мои родители не ббедные люди. И я владею долей в их ппредприятии.

— Ладно, это твои проблемы. Колеса есть?

— А что такое колеса?

— Как ты сюда приехал?

— У меня глайдер. Он на стоянке.

— Большой?

- 'Цирус Лек', - парень назвал очень престижную и большую модель.

— Скотовоз. Это хорошо. Гони сюда. Будем замывать следы.

— А полиция?

— Ты хочешь получить проблемы еще и от полиции?

— Ннет. Но это ннезаконно.

— Незаконно что? Нападение на тебя? Или зачистка следов? А тебе не приходило в голову, что у этих орлов могут быть друзья? И полиция может быть с ними заодно? Впрочем, решать тебе. Не хочешь, я пошел.

— Нет-нет. Я ввсе понял. Сейчас пригоню.

Жертва нападения припустила по улице в сторону стоянки, а Антон связал грабителей снятыми с них ремнями.

Быстро обыскав гангстеров-неудачников, парень получил три стоппера (один военного образца), несколько банковских чипов, различные приспособления для взлома систем безопасности (он о них слышал, но никогда не видел) и блокиратор нейросети. Закинув все вещи в сумку, стал дожидаться напарника.

Спасенный, пригнав глайдер, рассыпался в благодарностях, но Антон думал, как выходить из данной ситуации…

Вместе с жертвой покушения, они загрузили тела в глайдер и полетели в сторону бедных кварталов.

Нейросеть не работала, и это давало шанс на то, что их никто не обнаружит.

На пустыре временные компаньоны выгрузили тела из глайдера. Понимая, что отпускать грабителей живыми нельзя, Антон решил допросить их, а затем убить. Но надо было избавиться от тел. А как это сделать парень пока не придумал.

Спасенный, прощаясь с Антоном, снял с руки браслет и передал его ему. Это был навороченный коммуникатор, совмещенный с небольшим навигационным искином. Он был похож на небольшой наруч.

— В нем мои контакты. Если надо что-то будет — обращайся, — заявил парень.

— Ладно, — махнул рукой Антон, — лети. Только не болтай лишнего.

Оставшись с грабителями, местный правозащитник разложил тела на земле и привел в чувство главаря. Выслушав матерную тираду, парень хорошо приложил бандита по ребрам.

— У тебя есть шанс остаться нормальным. Все деньги на чип. Если думаешь, что успеешь вызвать помощь, можешь попробовать. Но времени сделать тебя дебилом, у меня достаточно.

Бандит не стал спорить, и как только Антон выключил блокиратор, перевел все деньги на обезличенный банковский чип. То же сделали и остальные двое неудачников.

Забрав чип, парень усыпил всех бандитов выстрелом из стоппера.

Как бонус от сенсея в школе рукопашного боя, Антон получил знания проведения полевого допроса. И что можно сделать с нейросетью в сложной ситуации.

Понимая, что совершает криминальное действие, он выжег нейросети стоппером и как мог незаметно пошел в сторону своего района. По пути, приметив невзрачное место, прикопал вещи грабителей, а банковские чипы забрал с собой. В следующем районе он выключил блокиратор и вызвал такси, на котором перелетел в другой район. Далее он снова шел по улицам, стараясь не нарваться на приключения. Затем, на стоянке перед кафе перехватил еще одно такси и на нем перелетел в свой район. Так, путая следы, уже к рассвету он добрался домой.

По пути проверил, сколько денег скинули ему бандиты. Сумма на чипе была около 630 тысяч кредитов.

***

Утро началось необычно.

Антону казалось, что в его голове завелся большой червяк, который пытается поудобнее устроиться там и при этом двигает части мозга. Его мозга.

Интуитивно попытавшись прогнать этого червяка, парень понял, что это проснулся артефакт Древних. После целого ряда попыток, удалось установить какой-то контакт, который происходил на ментальном уровне, путем обмена образами, которые Антон понимал лишь частично.

Главное, что удалось понять, это то, что артефакт является искином, и для полноценного общения должен загрузить Антону в мозг коммуникационный пакет. После установки этого пакета будет доступно более простое общение. Время загрузки — пять-семь дней. До конца загрузки возможны различные неприятные ощущения, которые исчезнут после настройки ментального интерфейса. Рекомендовалось уменьшить мозговую деятельность и не напрягаться слишком сильно.

Весь день Антон чувствовал себя некомфортно, а вечером с ним связался куратор СБ и попросил о срочной встрече.

Недалеко от общежития было кафе, в котором куратор ждал Антона.

Рассматривая подошедшего парня, куратор пил легкий алкогольный напиток. Антон заказал себе простую воду и сел за столик. Боль в голове несколько улеглась, но все равно копошение не исчезло.

— Утром, в соседнем районе на пустыре, были обнаружены три тела. Полностью не дееспособны.

— И что? Это имеет ко мне отношение?

— Все они члены преступного клана, который в этом районе ведет свою деятельность, — продолжил куратор, не отвечая на вопрос Антона. — Всех их удалось идентифицировать по генетическим данным. Вечером в том же районе не работала нейросеть. Она включилась на три минуты. Были сделаны три перевода денежных средств. После этого нейросеть опять пропала.

— И что с того? Я не занимаюсь вопросами работы нейросети и банковскими переводами.

— Полиция считает это происшествие обычным делом. Если бы не одно но. Для блокировки нейросети применяется спецаппаратура, а это уже наша епархия.

Куратор смотрел на Антона, пытаясь просветить до самого основания.

— В преступные разборки я никогда не вмешивался, а все непонятные события, которые происходят на планете, касаются меня постольку, поскольку затрагивают мою личную безопасность. К данному же инциденту я не имею никакого отношения.

Куратор сделал глоток своего напитка, и произнес тоном, не терпящим возражения:

— Вот только странным и необъяснимым образом, твоя нейросеть пропала в то же время, что и у всех фигурантов, и появилась только тогда, когда ты уже был дома.

Сказал и стал ждать реакции Антона на свои слова.

— Я как-то не знал, что нейросеть нельзя отключать. А пропадание и ее активация объясняется тем, что я должен был провести ряд упражнений на пси активность, которым меня научил сенсей. А нейросеть может помешать медитации.

Куратор смотрел на парня, ожидая продолжения.

— А это собственно и все. Еще вопросы есть?

— Пока. Нет.

— Тогда есть вопрос у меня. Мне бы хотелось получить базу знаний по артефактам Древних.

Куратор помолчал и, сделав вид, что оказывает величайшее одолжение, проговорил:

— Такую базу можно скачать на сайте любого государственного института, который занимается этой проблемой.

— Да. Там есть картинки без описаний. А я знаю, что есть база, в которой содержится и подробное описание предметов.

— Это называется расширенный каталог. И я пока не вижу причин, по которым мы должны тебе его передать.

Антон закатил глаза к небу, выдохнул и сказал:

— Ну, нет, так нет, — встал, и пошел в сторону своего жилища.

***

Всю неделю Антон разрывался между желанием забрать из тайника вещи гангстеров (все-таки жалко, стоимость их по предварительной оценке составляла почти 10 000 кредитов), и четким выполнением работы, без всяких замечаний. Перед самым концом рабочей недели Антон понял, что его теперешний статус инженера по охранным системам нужно менять. Причем срочно.

Никакого развития на этом месте с его теперешним руководством не предвидится. На должность инженеров в отдел пришли два чела, которые совершенно не рвались работать, а должности, которые они заняли, были выше, чем у Антона. Поэтому им в помощники перевели Антона и еще одного инженера, которые должны были работать теперь втрое больше, а уровень зарплаты остался прежним.

Пообщавшись с инженерами компании, парень узнал, что эти, вновь прибывшие, были какими-то дальними родственники нового Главного инженера.

В районе проживания Антона стали появляться какие-то мутные личности, которые были чем-то похожи на полицейских ищеек или криминальных братков, невысокого ранга. Все-таки, это ночное происшествие не прошло бесследно для местного криминалитета. И Антон опасался, что бандюганы могут как-то прознать про интерес СБ к нему сразу после свершившегося нападения.

Активировался искин древних. И это была самая замечательная новость недели. Искин оказался крайне полезной штукой вообще и большой умницей в частности. Это был искин, который входил в комплекс разведчика-диверсанта 'Панорама-3С'. Аббревиатура в конце названия означала, что это искин-сканер третьего поколения.

Этот искин содержал в себе наборы программ взлома различных систем, мог осуществлять мониторинг информационных сетей, выполнял функцию пеленгатора-подавителя и много чего еще полезного в работе профессионального диверсанта.

Также искин обладал встроенной функцией маскировки, для чего надевался на руку и растворялся в коже, оставаясь небольшим ремешком-уплотнением, на котором были разъемы для подключения дополнительного оборудования.

Кстати сама собой решилась и проблема затрапезного внешнего вида искина. Он, как и все вещи Древних, обладал функцией саморемонта. А так как был многие века не активен, не работала и эта функция. Для восстановления внешнего вида искину нужно было дать возможность контактировать с кожей владельца. Тогда он мог получить необходимые для ремонта вещества прямо из организма хозяина. Кстати через кожные покровы он получал и энергию для своей работы.

В силу того, что это было устройство диверсанта, у искина была база данных по технике Древних, правда эта база данных была не полная, а содержала устройства, которые можно было взломать или перехватить управление. Но и этого было более чем много. База содержала не только внешний вид и подробные характеристики устройств, но и способы быстрой разборки, активации и деактивации, ремонтные и технологические разъемы и точки доступа, заливки программ, программные вставки для перехвата управления и много чего еще.

Искин имел разъем для подключения информационного кристалла и мог закачивать базы данных непосредственно на нейросеть своего владельца, без других посредников. Вот только под нейросетью понималось структура Древних, которой в наличии у Антона, естественно, не было.

Кстати первой рекомендацией искина, была срочная необходимость изъять устройство нейросети, как потенциально ненадежный элемент, к тому же в этой нейросети, по мнению искина, находилось как минимум три закладки на внешнее управление.

Обращаться к искину словом 'искин' или называть его по имени комплекса было неудобно и Антон не долго думая дал ему имя собственное — Игрок. Это имя само собой всплыло в сознании, когда Антон вспомнил, как тот пытался спрятаться при их первом знакомстве.

Игрок, наверное, очень довольный получением собственного имени, сразу проявил активность и порекомендовал заняться поиском нескольких устройств:

— во-первых, симбионта нейросети Древних, который позволит построить малую нейросеть (малую, которая будет в 100 раз производительнее современных),

— во-вторых, тактического модуля, который возьмет на себя все 'вторичные' задачи связанные с управлением малой техникой диверсанта, малых летательных аппаратов Древних и дроидов,

— в-третьих, навигатора, необходимого для использования навигационной базы и ускорения расчетов при управлении космическими аппаратами,

— в-четвертых, частей костюма разведчика-диверсанта, которые существенно поднимут защищенность Антона,

— в-пятых, информационных кристаллов с базами знаний Древних по профильным специальностям,

— и, если удастся и будет возможно, — колод-раствора большой нейросети.

Игрок показал только картинку этого самого колод-раствора — половинка земной пальчиковой батарейки ААА, содержащий коллоидный раствор активных веществ и элементов. Собственно это и была нейросеть Древних, которая сама по себе являлась огромной ценностью, потому что с ее помощью можно было 'оживить' все известные устройства.

***

Вечером, когда Антон еще был на работе, позвонил куратор и начал объяснять, что СБ может предоставить базу данных по артефактам Древних, но эту базу нужно будет помимо оплаты еще и отработать.

Антон отвечал невпопад и несколько вяло. Куратор встрепенулся и произнес:

— Ты что-то знаешь, буду через час, — и отключился.

Появился он через 40 минут, и начал сходу пытать Антона — что он знает по базам Древних.

Антон долго отнекивался, но потом ему это надоело, и он просто сказал:

— Да, возможно, знаю.

— Что именно?

— Что взамен?

— Это зависит от того что ты знаешь.

— У нас на планете есть такая игра 'Поле чудес', так вот там игроку показывают черную коробочку, как его приз, и предлагают перекупить. Сейчас у меня черная коробочка и я спрашиваю, что вы мне предлагаете?

— Ты не понимаешь с чем и кем связываешься, и торговаться тебе не стоит.

— Очень может быть. Но и вы не понимаете, чего хотите. А поэтому разговор бессмысленен. Продолжим, когда будут реальные и конкретные предложения.

— Так дела не ведутся.

— А как ведутся? Похищают с дикой планеты неандертальца и показывают ему цветные камешки, даже не давая их в руки. В обмен на это требуют проявлять лояльность к похитителям и согласие делать за них всю грязную работу.

Куратор завис на мгновение, видимо выяснял, что такое неандерталец, а затем произнес:

— Что ты хочешь?

— Первое предложение должно исходить от Вас. Только тогда мне будет ясна степень Вашего интереса. А сейчас Вы нечего мне не предлагаете. А Ваша попытка вымогать деньги вместе с какой-то работой — просто смешна. Поэтому я не понимаю — в чем Ваш интерес и насколько он глубок.

Куратор задумался, а затем глубокомысленно изрек:

— Ты получил базу данных Древних и должен ее передать нам.

Антон улыбнулся и сказал:

— Базу данных можно скачать бесплатно на сайте любого государственного института, который занимается этой проблемой. А расширенный каталог, Вам может предоставить СБ империи. И даже если бы я имел базу Древних, мне непонятно почему это я должен ее передать Вам?

— Насколько большой объем?

— Объем чего?

— Не придуривайся. Меня интересует объем полученной тобой базы данных Древних. И где ты ее взял?

— Ладно. Попробую объяснить Вам свою позицию более подробно. Все то, что Вы сейчас говорите — это все ваши предположения и не более того. Даже если я и получил то, что Вы называете базой Древних, это получено вполне законно и принадлежит мне по праву. Ни в чем криминальном я не замешан. Это раз. Как вы знаете, на меня не действует ментоскопирование. И если предположить, что я являюсь обладателем некоторой информации, получить эту информацию без моего согласия просто невозможно. Это два. Попытки физического воздействия на меня не будут успешны. Теперь. Поэтому рекомендую даже не пробовать. Это три. Сейчас вы, на основании своих домыслов и некоторой не сообщенной мне внутренней информации СБ, представили здесь целый заговор, в котором я являюсь центральным участником. Хотя это и не так. Это четыре. Психологическим давлением пытаетесь заставить меня сознаться в том, что нужно Вам, а у меня может и не быть. Это пять. И последнее — так дела не ведут. С угроз начинают тогда, когда клиент боится. Мне бояться нечего. Ничего предосудительного я не совершал. И кстати за мою, так сказать должность — внештатного сотрудника СБ, я не получил ни одного кредита. По крайней мере, перед империей я полностью чист. Так что до встречи.

Антон встал и покинул куратора, оставшегося сидеть с весьма задумчивым видом.

***

Придя домой, Антон лег на кровать и стал думать.

Рано или поздно бандюганы прижмут спасенного мажора, и он расколется. Это только вопрос времени.

Рано или поздно новый Главный инженер приведет еще пару новых инженеров, среди которых может оказаться и пара его новых трудоленивых родственников, вот тогда подставят уже на горячем, и нужно будет оправдываться. И это тоже может произойти очень быстро.

Скорее всего, очень скоро СБ решит все-таки докопаться до интереса Антона к артефактам Древних. Будут в микроскоп изучать все его шаги, а после этого спрашивать: кто? где? когда? И опять незнайки будут делать вид, что все знают…

Вот ведь все было хорошо, и вот. Что ж за судьбина такая?

Значит надо уходить. А еще лучше — бежать и бежать как можно быстрее.

А что у нас есть из вариантов?

Первое — это предложение инженера-приятеля поработать в экспедиции по Фронтиру техником. Конечно, приятно, но вот ведь незадача — смена профиля работы и переход на иные условия существования.

Податься просто во Фронтир самому. Тоже возможный вариант, но тут все совсем мутно, так как это прыжок в колодец с неизвестной глубиной.

Пойти на вольные хлеба систем безопасности — то же бабушка надвое сказала. На этом рынке без рекомендации не выжить и не получить хороших заказов. Кроме того, для этого надо иметь техническое оснащение, чтобы вести работы. А это хорошие деньги, которые надо вложить и не факт, что они отобьются.

Опять же Фронтир. Надо иметь свой корабль, а кроме навыков ремонта у него более ничего и нет. А пилот из него еще тот. Пилот без практики. Да и команды нет. И кто возьмет без рекомендаций?

Значит надо поискать новую работу и посмотреть рынок вакансий.

Правда есть чуть больше миллиона на банковских чипах. И это все из заначек. Банковский счет почти пуст. Но если бегать, то деньги кончатся быстро. Сам не заметишь.

Правда и у нас есть козыречек. Почти десяток банковских чипов на предъявителя. Но какая там сумма? Их надо потрошить. Но как?

Какая-то мысль, относительно возможности вскрытия чипов мелькнула, но, так и не проявившись — ускользнула.

Стоп. А если связаться с Троем и попросить его помочь с базами знаний Древних. Может быть, он сможет дать какую-то информацию по аукционам или тем, с кем можно связаться.

Антон открыл еще раз информацию по артефактам Древних, которую удалось собрать в открытом доступе. Заставить работать артефакты древних удалось лишь нескольким разумным. Какие именно — неизвестно. Но все серьезные находки сразу скупались или отбирались в пользу империи, и в свободном доступе находилось их не так уж и много.

Из вычислительных устройств — только бытовые. Правда они были существенно мощнее современных военных и специализированных гражданских, но точных данных никто не публиковал.

Дроиды — тут вообще темный лес. Вроде как есть, а вроде как работающих экземпляров и нет. Но вот, только для того чтобы ими воспользоваться, нужно иметь высокую пси активность (теперь это Антон знал точно), а есть ли она у тех кто пытался их оживить — неясно. Да и соответствующие базы знаний нужны.

Базы знаний — тут тоже все непонятно, вроде как кристаллы с базами знаний есть и встречаются достаточно часто, но насколько Антон понял из открытых источников, никому не удалось загрузить ни одну из них. Скачать информацию с кристалла как-то возможно, а вот поставить процесс обучения — нет. Несхожесть технологий.

И еще эти незнайки из СБ. От них нужно держаться подальше. Как только они поймут, что есть у Антона, будут его прессовать до тех пор, пока не останется тонкая шкурка, а весь сок сойдет к СБ. Да и шкурку пустят на ремни.

Так и не определившись с дальнейшими планами, уснул.

***

Следующий рабочий день прошел как в тумане. Антон что-то делал, что-то говорил, а в голове постоянно крутились разные мысли.

Но к вечеру, они вдруг четко оформились в план, который нужно было срочно привести в действие.

Придя к себе в общежитие, парень достал запаролленного взломщика.

— Игрок! Есть задание.

— Слушаю.

— Надо получить доступ к этому устройству. Что тебе для этого нужно?

— Включи устройство и оставь его на столе.

Антон оставил взломщика на столе и пошел к пищевому синтезатору. Сделав два шага, он услышал:

— Доступ к дроиду-дешифровщику 'Паук-4СМ' получен. Код активации помещен в память нейросети.

Обернувшись к стоящему на столе дроиду, парень попробовал активировать устройство. Паук запросил код и, получив его, подтвердил готовность к работе.

По привычке, Антон активировал полную диагностику и увидел как маленький таракан начал 'танцевать'. Сначала лапы-манипуляторы совершили невообразимые движения, потом Паук пробежался по поверхности стола, потом открылись лючки разъемов…

Через две минуты на нейросеть владельца пришло подтверждение о выполненной диагностике. Все, за исключением одного из манипуляторов было полностью работоспособно. А дефект манипулятора можно было устранить деталями ремкомплекта.

Забыв о желании перекусить, Антон бросился менять неработающую деталь в манипуляторе. Полчаса и полная диагностика прошла без сбоев.

— Игрок! Новое задание. Получить доступ к банковским чипам, — и высыпал на стол все запароленные кристаллы.

— Для успешной работы дроида нужно провести апгрейд программ. Необходимое время — два часа.

— Ты что полезешь в галонет?

— Нет. Моих возможностей для этого достаточно. Указанное время необходимо для адаптации программ в другой формат.

— Действуй.

Через два часа Антон наблюдал за тем, как взломщик под управлением Игрока потрошит кристаллы.

Десять минут и все кристаллы были разблокированы. Общая сумма, находящаяся на кристаллах составила почти 500 000 кредитов.

Так и не притронувшись к готовой еде, Антон выдал Игроку новое задание.

— Игрок! Есть несколько кристаллов с базами знаний. Ты можешь их прочитать?

— Если кристаллы не повреждены, то это возможно.

Парень высыпал все артефакты на стол.

— С каких начнем?

— Кристаллы должны получить энергию для активации. Их нужно оставить под лучами светового прибора на сутки.

— Вот незадача. А что это такое? — Антон указал на камешки.

— Это накопители ментальной энергии. Применяются для обеспечения дополнительной энергией при пси манипулировании. В настоящее время незаряжены.

— А как их зарядить?

— Это можно сделать несколькими путями. Доступный в данное время только один. Их нужно поместить на тело разумного. В зависимости от их емкости они получат полный заряд от недели до месяца.

— Именно на тело? А если в карман?

— Это скажется только на времени зарядки до полной емкости. Чем полнее контакт, тем быстрее зарядка.

— Тогда в карман. А то можно и потерять, — и положил камешки в нагрудный карман.

Теперь срочных дел вроде и не осталось и Антон, наконец, смог начать поздний ужин.

***

Утром по пути на работу Антон позвонил Трою. Предложил встретиться где-то в городе после работы, если у того будет желание. Трой согласился и назначил встречу в 'Чаше', респектабельном кафе в центре фешенебельного уровня, в семь вечера.

Целый день Антон крепился, чтобы не уволиться тут же. Его останавливало только то, что проживая в общежитии компании, он платил за жилье на треть меньше, чем нужно будет платить, если он переедет на другую квартиру.

На встречу с Троем Антон пришел во время. Но тот уже находился на месте и ждал его. Заказав тоник, Антон срезу перешел к делу.

— Сколько у меня времени?

Трой махнул рукой в смысле, что он не спешит.

— Я решил сменить вид деятельности. Хочу попробовать себя на ниве поиска артефактов Древних. Поэтому первый вопрос. Не мог бы ты продать мне несколько кристаллов, чтобы попробовать разобраться со структурой данных? И второй. Мне нужна база-определитель артефактов Древних. Есть ли у тебя возможность помочь в этом?

Трой с интересом посмотрел на парня, но ничего не сказал. Посидел, потягивая напиток, и заговорил:

— Артефакты Древних — это хорошо. А свою старую специальность ты еще не бросил?

— Если что-то нужно — говори.

— Есть у меня один товарищ. Тут, не так давно, произошел один известный случай с одной охранной фирмой. И вот он заинтересовался таким способом охраны. Можешь помочь?

— Хочу сразу предупредить, что разбираться с полицией, случись что — он будет сам.

Трой ухмыльнулся.

— Его это устраивает. Складской комплекс. Чистая работа без материалов — 35 000 кредитов. Но срок — семь дней. Возьмешься?

— Если аренда оборудования оплачивается, то могу приступить послезавтра.

— Хорошо. Тогда лови контакт. А что касается артефактов… Посмотрим, что можно сделать.

Собственно на этом их встреча и завершилась.

Но поздно вечером, Антон посетил свой тайник на пустыре. Все было цело. Он забрал все вещи в заранее купленную сумку, в которую сделал металлизированные вставки, для предотвращения сканирования.

Сразу с вещами Антон поехал в гостиницу и снял номер на месяц, где и оставил свои приобретения.

***

Придя домой, парень уселся за стол, и стал рассматривать оставленные на день кристаллы. Они сильно изменились. Теперь ясно было видно, что все они разные. На трех кристаллах была видна зеленая полоса. Два имели серую в том же месте. А четыре остались в прежнем состоянии.

— Игрок! И что это означает?

— Работоспособны только пять кристаллов. Остальные не функциональны. Зеленая полоса означает принадлежность к военным базам знаний. Серая — навигационная информация. С навигационной информацией может разобраться только навигационный искин. Зеленые можно прочитать сейчас. Но я не рекомендую этого делать. Все кристаллы относятся к военным образцам и поэтому в течении часа информация на них должна быть использована, иначе кристалл фатально разрушится. Для загрузки баз знаний нужна нейросеть Древних, ее симбионт или обучающее оборудование. Подойдут также хранилища информации. Ничего из перечисленного у нас нет. А использовать открытую информацию мы не сможем.

— То есть, получив доступ к кристаллу, мы должны его использовать сразу. И тогда узнаем, что на нем было?

— Нет. Идентификатор кристалла доступен. Он тоже закодирован, но его использование не влияет на сохранность информации. Но мы сможем только определить состав записанных данных.

— А те кристаллы, которые не определились? Что на свалку?

— Есть небольшой шанс, что они пустые. Можно проверить их функциональность. Но скорее всего информация повреждена.

— Понятно. Тогда давай посмотрим, что нам перепало?

Следуя указаниям Игрока, Антон подносил кристалл к разъему браслета и убирал его через пару минут.

Оказалось, что в данный момент парень владел базами знаний по следующим специальностям:

— пилот-универсал,

— навигатор,

— военный инженер.

И хотя страстное желание изучить эту информацию, так и распирало владельца кристаллов, сделать это он не мог физически. Ну что ж. Будем ждать до лучших времен, решил Антон.

— Игрок! Пока есть время, я предлагаю тебе заняться поисками в галонете. Надо собрать всю доступную информацию по артефактам Древних и Джоре. Провести ее первичную проверку на корректность и создать нашу собственную базу знаний. В помощь могу дать браском и коммуникатор.

— Принято.

Конец третьей части

Часть четвертая: Одиночное плавание

4. 1.

На следующий день Антон уволился со своей работы.

Сама процедура увольнения была до нельзя нервной.

Предварительно обсудив с сослуживцами свое желание покинуть компанию, он встретил их полную поддержку. Но, наверное, среди его товарищей, все же был кто-то, сливший информацию начальству. Поэтому, когда Антон зашел в кабинет Главного инженера, тот был сильно возбужден, и воспринял приход работника в штыки.

Едва открыв дверь и переступив порог кабинета, Антон услышал:

— Я занят! Выйди из кабинета.

Не обратив на слова своего начальника ни малейшего внимания, парень подошел к его столу и заявил:

— Я увольняюсь с завтрашнего дня. Кого ввести в курс дел на моем участке?

— Я занят! Мне не до твоих дел. Выйди немедленно.

— Выши дела подождут. Вот протокол разногласий, — перебросив на нейросеть Главного протокол, продолжил, — подпишите и занимайтесь своими делами.

Прямо-таки вскипев от слов какого-то инженера, начальник уставился на Антона.

— Я! Не отпускаю тебя! Иди, работай! И не мешай мне!

— Причин не отпускать меня — у вас нет. Все свои обязанности перед организацией я выполнил полностью. Поэтому просто подпишите протокол, и мы расстанемся.

— Ты еще не отработал вложенные в тебя средства! Мы понесли на твоей работе одни убытки! Сначала отработаешь, а потом мы посмотрим, когда тебя отпустить!

— Все мои долги перед фирмой полностью погашены. Подписывайте протокол. У меня нет времени разбираться с вами.

— Ах, так! Твой гражданский рейтинг будет понижен! Мы передадим в полицию заявление о том, что ты передавал криминальным элементам информацию об охраняемых объектах! — орал он, брызжа слюной.

— Ааа! Тогда вас, наверное, сильно обрадует, что вместе со мной такую же информацию сливают и ваши родственники. Так что полиция будет рада втройне.

— Что?! Ты мне угрожаешь?!

— Нет. Просто предупреждаю. И если вы передадите в полицию свои домыслы, то я протоколы нейросети. И этот разговор, кстати, тоже. Протокол я веду с самого начала нашего разговора. А что касается моего рейтинга — то если он понизится хоть на одну миллионную, то ваша организация будет платить мне компенсацию морального ущерба до моей старости. Поскольку все ваши угрозы — уже ждут в компании 'Прокинс и партнеры', чтобы вчинить иск.

Главный инженер стал хватать воздух ртом и немного отдышавшись, проорал:

— Убирайся!!! Видеть тебя не хочу!!!

— Протокол разногласий с вашей визой в отдел персонала. И я уйду.

— Да я… Да мне…

— Протокол! — сказал Антон с нажимом в голосе и ментальным давлением на противника.

Через тридцать секунд ему пришло уведомление о том, что он уволен.

Следующим пунктом плана сегодняшнего дня, было посещение оружейного магазина. Нужно было купить защищенный кофр для своих вещей, расходные для переделки стопперов, и небольшого ремонтного дроида для точных операций.

Выбранный Антоном магазин находился недалеко от места его проживания. И он давно приметил это место, поскольку ассортимент товаров здесь был одним из самых полных. Но приходить сюда, и просто пялиться на витрины, не видел смысла. Но вот сейчас у него появилась причина прийти и лично оценить выставленные образцы. Но вместе с тем, не хотелось, чтобы продавец запомнил, что именно покупал Антон, поэтому он приготовил небольшой спектакль.

Хозяин магазина встретил покупателя лично. Время было неурочное и особого обилия посетителей не наблюдалось.

— Чем мы могли бы вам помочь?

— Вы знаете — а можете. Меня интересуют оружейные кофры с защитой от сканирования.

— Вы готовите теракт?

— Нет. Я берегу свое здоровье и собираюсь носить в таком кофре свой завтрак. И если мою пищу будут облучать, мне это доставит определенные нравственные страдания.

— Ну, все-таки кофр не предназначен для хранения пищи.

— Ну, все-таки есть у вас что-то, или таки нет?

— Есть, конечно. Какой размер Вас интересует.

— Вы знаете, а я иногда люблю погулять в большой компании, и мне нужен вот такой, — Антон руками показал размеры.

Продавец, наконец, понял, что над ним несколько странно шутят, и спросил:

— А как Вы собираетесь обеспечивать нужную температуру внутри?

— А так как если он будет герметичный, так и будет нужная температура.

— Я понял Вас. Пройдемте.

Хозяин провел парня к стенду, на котором были выставлены образцы продукции.

— Какой класс защиты Вас интересует?

— Вы знаете, мне нужно, чтобы мой завтрак был в полной норме. Поэтому что-нибудь класса Н6.

К классу Н6 относилось оборудование, блокирующее любое сканирование.

Продавец удивленно посмотрел на странного покупателя и кивнул.

— А еще мне нужно вот такое оборудование, — Антон отправил на нейросеть продавцу свой заказ, — и набор инструментов для точных работ. А может быть у Вас есть вот такие дроиды, — новый заказ упал на неросеть хозяина. — И еще не помешало бы несколько обойм к стопперам.

Удивление совершенно парализовало продавца.

— Но зачем? Зачем все это?

— Ну, на пикнике мне доставляет истинное наслаждение, чтобы кто-то приготовил для меня еду. Я, знаете ли, ленив по своей природе. А смотреть, как дроид готовит пищу — истинное удовольствие. Поэтому мне и нужно все это.

— А обоймы?

— А что обоймы? Хулиганов, которые готовы отнять еду у инвалида достаточно. А стоппер их несколько охладит.

Поняв, что правдивого ответа он не получит, хозяин замер на несколько секунд и сказал:

— Все, что вы хотите, стоит 10 400 кредитов.

— А какой бонус?

— А это уже с учетом скидки. Но если хотите, то я уберу скидку и тогда дам что-то бонусом.

— Уважаемый! Я видимо ошибся адресом. Все что Вы мне продаете, стоит 8 300 у Ваших конкурентов. И еще они дают бонусом удобную сумку для переноски кофра. А Вы слишком завысили цену. Так что…

— Постойте. Я согласен. Пусть будет 8 300 и сумка.

— Хорошо. Доставку сделайте на этот адрес, — Антон скинул адрес гостиницы, — И всего хорошего в Вашей жизни.

Хозяин стоял с открытым ртом и никак не мог понять, как он так оплошал. Этот покупатель получил скидку, бонус, бесплатную доставку и ушел, просто пожелав доброго здоровья. А деньги?

Через секунду на счет магазина упало 8 300 кредитов.

Финалом дня стало выселение из общежития.

Антон понимал, что раз Главный инженер начал строить пакости, то не упустит своего и попробует наказать парня где-нибудь, обвинив в том, чего он не делал. Поэтому самым правильным решением будет все делать под протокол.

В своей комнате он собрал все свои вещи, оглядел место бывшего проживания и пошел к местному завхозу.

Как и водится, этот пельмень сидел в свое комнатке, и делал вид, что сильно занят.

— Я хочу сдать все свои вещи и выехать из своей комнаты. Ко мне есть какие-нибудь претензии?

Подняв поросячьи глазки на посетителя, завхоз заговорил:

— Мне надо провести инвентаризацию в Вашей комнате, пересчитать все предметы и оценить степень износа. Если все окажется в рамках существующих норм…

Ухватив завхоза за ухо, Антон прервал словесные излияния ценителя чужой собственности.

— Ты меня не забыл, — спросил парень, повернув голову завхоза к себе.

— Нееет.

— А то, что я не бываю добрым — помнишь?

— Дааа.

— Тогда просто прочитай текст под протокол, — и скинул ему на нейросеть заранее составленное обязательство для завхоза.

Завхоз прочитал текст и начал мекать:

— Но, это же не так. Это же не правда.

— Ты читай, а я решу — что из этого правда, а что ложь.

В заявлении под протокол, говорилось о том, что Антон получил все положенные ему по контракту предметы в совершенно разбитом и разломанном состоянии. Починкой и ремонтом он занимался сам, за свои деньги. И теперь возвращает все полностью работоспособное и к нему нет никаких претензий.

Если козни в отношении парня продолжатся, то у него есть аргумент в споре: кто кому должен. Потому что, самый завалящий юрист, с удовольствие выжмет из этого заявления десятикратную стоимость ремонта в виде компенсации постояльцу.

На этом все текущие дела были завершены.

Старая жизнь закончилась. Началась новая.

***

Утром Антон выехал на объект, который подрядился оборудовать.

Это оказались склады в индустриальной зоне, пока еще пустые, но уже оборудуемые переходными терминалами. Такая конструкция терминала позволяла перегружать контейнеры, не открывая склад, чем обеспечивался стабильный температурный режим, и не занимала лишнюю площадь территории самого склада, чем создавало большую вместимость.

Но с другой стороны, терминал создавал дополнительные проблемы для Антона, поскольку требовал повышенного внимания именно к месту перегрузки. Рассматривая саму конструкцию, парень искал уязвимые места, прикидывал, где и как лучше разместить оборудование контроля.

Нельзя сказать, что готового решения не существовало. Оно было. Но такое решение существенно ограничивало действия охраны, поскольку увеличивало время на производственный цикл, а значит, ограничивало пропускную способность терминала. Охрана становилась самым уязвимым местом, и решая техническую проблему, возникала организационная. Поэтому требовалось кардинально пересмотреть схему перегрузки.

Рассматривая сам терминал, Антон обратил внимание на то, что ради обеспечения процесса, использовалось достаточно громоздкое оборудование. А ведь было решение, которое использовалось в космосе. И достаточно простое.

На летной палубе многих кораблей использовалась силовая мембрана, которая с одной стороны задерживала воздух (в нашем случае воздух с температурой склада), а с другой удерживала вакуум (в нашем варианте — уличную атмосферу).

Но нужно было сделать так, чтобы эта мембрана не позволила проникнуть внутрь (или наружу) ни одному живому организму. Если организм был без защитного скафандра, то эта проблема решалась автоматически, за счет свойств самого силового поля. А для обнаружения организмов в скафе существовали проверенные годами решения.

И это было только одно сложное место, которому требовалось повышенное внимание. А таких мест было достаточно.

Целый день Антон обследовал помещения. Для ускорения работы он арендовал инженерный комплекс из четырех дроидов (благо расходные, материалы и технические услуги по аренде оборудования оплачивал заказчик).

В конце дня была полностью сформирована идеология охраны, намечен объем необходимых работ и составлена смета по материалам, то есть, иными словами, подготовлен черновой вариант проекта охраны объекта.

В том числе были предложены и некоторые изменения в технологии обработки грузов, которые позволяли повысить защищенность объекта и сократить время операций.

Вечером приехавший заказчик, совместно с Антоном бродил (а местами и ездил) по складам, выслушивая предложения и рекомендации. Где-то он соглашался, где-то предлагал несколько переделать проект. В итоге поздно вечером Антон получил на свой счет деньги на закупку материалов и половину суммы оплаты своей работы.

***

Шесть рабочих дней были очень напряженные.

За три дня Антон смог полностью провести монтажные работы, которые пришлось совмещать с операциями по монтажу складского оборудования.

Здесь ему неоценимую помощь оказал Игрок. Нечеловеческому псевдоинтеллекту не составляло труда вести совместные графики монтажа складского и охранного оборудования, и предупреждать Антона о завершении или готовности к монтажу различных участков.

Два дня Антон посветил программной настройке охранной системы на внешние и внутренние угрозы. Так как используемое оборудование было не стандартно, это был совсем не простой процесс. И опять его незримый помощник был на высоте. Он даже предложил ряд оригинальных программных решений и имитировал воздействия на систему охраны, чем очень сильно облегчил работу парню. Игрок развлекался, а Антон работал.

Шестой день, совместно со старшим охраны, установщик имитировал различные варианты проникновения и фиксировал реакцию системы на отражение посягательств. Изменял, улучшал, упрощал и бог еще что творил с системой в целом.

Приехавший вечером заказчик получил протоколы, составленные по военным стандартам, в которых были расписаны все действия охранных систем.

По категории защиты, получившаяся система имела рейтинг безопасности военного объекта без активных систем противодействия (турелей непосредственной обороны и ракетных пусковых установок). Но программные ухищрения Антона заменили турели непосредственной обороны на групповые действия звеньев охранных дроидов, под управлением главного искина. Причем, в случае отказа централизованного управления, система переходила на децентрализованное, которое было ничуть не хуже.

По всему объекту располагались военные станеры, которые полностью перекрывали все пути движения, а три звена охранных дроидов, вооруженных парализующим оружием, полностью закрывали гипотетические возможности проникновения. Кроме того места расположения охраны были прикрыты силовыми щитами, что являлось нестандартным решением на таких объектах.

Деактивировав оружие, Антон попросил сотрудников охраны совершить нападение на объект. Реакция системы на эти попытки, очень понравилась Заказчику, и он даже увеличил сумму оплаты за работу автору идеи.

Как ни странно, но Антон только по завершении работы осознал, что в данном проекте ему очень сильно помогли знания техника средних кораблей, из которых многие решения просто ложились на данный объект сами.

В завершении, Заказчик получил несколько рекомендация по использованию установленного оборудования, полный проект смонтированной системы и предложение Антона сертифицировать данный объект в независимой организации, что существенно повысит его стоимость, если Заказчик захочет его продать.

Получив оставшееся вознаграждение, Антон собрался отдохнуть, решив устроить себе небольшой отпуск.

4. 2.

Строить планы на будущее задача неблагодарная. Но мы все равно их строим и пытаемся им следовать.

Понимая, что скоро придется покинуть эту 'гостеприимную' планету, Антон решил заранее подготовиться к смене обстановки. Поэтому заказал доставку своего кофра с вещами в камеру хранения орбитального терминала, сдал номер в гостинице (посчитав лишним платить за неделю без проживания, когда можно было всегда снять аналогичный номер) и, оставив себе легкую сумку с самым необходимым, направился на встречу с Троем. Уже оттуда, он планировал отправиться на местный курорт.

Их встреча произошла в очередном пафосном месте — кафе 'Океан'.

Трой, как обычно, пришел раньше и ждал Антона, попивая нечто слабоалкогольное.

Присев за столик, парень заказал тоник.

— Вот пять кристаллов. Все они должны быть рабочими, — начал разговор Трой, протягивая Антону плоскую коробочку.

— Условия такие. Нужна информация о том, что на них содержится. Если совсем повезет — как эту информацию извлечь. Если ты находишь решение, то один кристалл — твой.

— А если не нахожу? — спросил Антон улыбаясь.

— Тогда ничего не получаешь.

— А как вы узнаете, правильно ли я все сделал? Может быть, я верну вам пустые кристаллы.

Трой взглянул на Антона укоризненно.

— В нашем деле важно доверие и честность. Тогда можно получить существенно больше, чем просишь.

— И что же это большее может быть?

— Может быть, а может и не быть. Есть работа по активации некоторого оборудования Древних. Если сможешь показать себя, то получишь и эту работу. Ну а если нет…

— Хмм. Видишь ли, в чем дело. Все кристаллы Древних до поры до времени выглядят совершенно одинаково. Если провести с ними очень простую операцию, то можно узнать состояние кристалла. В нем есть своеобразный индикатор целостности. Но процесс надо запустить. Поэтому я могу предложить вам для начала очень простой обмен. Я покажу вам как это делать и сам выберу кристалл, который мне понравится.

Трой удивленно взглянул на Антона.

— Ты хочешь сказать…

— Ничего я не хочу, — прервал Троя Антон, — а ты услышал достаточно.

Трой невольно обернулся.

— Ну не так примитивно, но скорее всего да. И наверняка нашу беседу слышат. И думаю, что эти люди находятся здесь.

— Тогда даже не знаю, говорить ли с тобой дальше? — произнес Трой.

— Пойдем, погуляем.

Антон повел партнера к фонтану. Конечно, превосходство инопланетных технологий над земными, наверное, существенное, но, все равно, старые приемы иногда спасают.

Они подошли к фонтану со стороны бьющих струй и Антон сказал:

— Что еще?

— Есть база-определитель, которую ты ищешь. Она стоит 500 тысяч. Если твой интерес еще в силе, то я могу ее продать.

— Заманчиво. Особенно привлекает сумма. Но я подумаю до своего возвращения с отдыха.

***

Лигроссиардия — это международный, в смысле междупланетный курорт, встретила Антона совсем не ласково. И дело было не в погоде. С погодой в этом месте все было хорошо всегда.

Просто отдых не задался с самого начала.

По прибытию на курорт Антон поселился в отдельном бунгало. Стоимость проживания составляла 2 000 кредитов за неделю, хотя ничего необычного, типичное строение в пляжном стиле не представляло.

Да, еще год назад парень ни за что бы не поехал сюда. Месячная зарплата. Но сейчас… Это была и необходимость — скрыться от пристального внимания незнаек и просто любопытных, и желание почувствовать себя достаточно состоятельным и самостоятельным. Готовым к новым решениям и свершениям.

Единственным приятным моментом было наличие сейфа прямо в домике. Но доверия такому предмету обстановки у Антона не возникло. Он просто подумал, что если отдыхающие забывали код сейфа, то наверняка существовала возможность быстро его открыть. Значит или настолько простая система, что ее можно вскрыть ногтем мизинца, либо существует централизованная возможность дистанционного открывания.

Поэтому первым моментом, которым парень озаботился, было обследование сейфа. Оказалось, что все-таки существовал и третий вариант быстрого открытия. Искин, встроенный в сейф, содержал достаточно сложный генетический идентификатор, который позволял авторизованному персоналу открыть сейф. Вместе с Игроком Антон решил, что оставлять такую возможность пусть и авторизованному персоналу — беспечная халатность. Поэтому Игрок дистанционно взломал защитные коды искина и залил в него сложную программу идентификации владельца. А Антон установил внутренний блокиратор двери. Теперь открыть сейф за разумное время, можно было только распилив его.

Привычки, от которых так просто не избавиться. Да и Игрок оказался тем еще параноиком.

Разместив свои вещи в сейфе бунгало, парень долго думал — стоит ли оставлять кристаллы Древних. Но по здравому размышлению решил, что защита у сейфа теперь совсем другая, а при такой погоде захочется искупаться… И оставил.

Одев на себя еще земную футболку и штаны, направился на прогулку и обед.

Бунгало стояло на полянке, среди небольшой рощи местных эндемиков. От домика уходили несколько дорожек, и одна из них вела к очень красивому озеру, все время петляя среди деревьев. На берегу озера со стороны бунгало было скальное возвышение, которое закрывало вид на озеро. Стоило только миновать эту скалу, как сразу открывался чудесный вид на спокойные воды озера и окружающий ландшафт.

Другие тропинки выводили к ресторану и зонам отдыха, где гуляли немногочисленные отдыхающие.

Изумительно мягкий свет местного светила, рассеивался в кронах деревьев и создавал на тропинках игру света и тени.

Решив, что на сегодня он потрудился достаточно, Антон отправился в ресторан, чтобы вкусить местных натуральных деликатесов.

***

Заняв удобный, на его взгляд, столик с видом на озеро, парень заказал легкий салат, местного членистоногого и легкий алкогольный напиток. Кстати, здесь работали настоящие официанты.

Единственное, что кольнуло его, это взгляд одного из отдыхающих, пришедших одновременно с ним и занявшим столик неподалеку. Чувство повышенного внимания к своей персоне парень отнес на счет своей одежды. Все-таки она сильно отличалась от местной моды.

Еда принесла истинное наслаждение. Медленно разделывая местного рака, Антон отвлекся от еды и ощутил чувство тревоги, которое шло от его теперешнего жилища. Положив столовые предметы, парень постарался освободить сознание от всего постороннего, как учил сенсей, но чувство тревоги переросло в чувство опасности.

Краем глаза, посмотрев на проявившего к нему интерес отдыхающего, он заметил, что его старательно рассматривают. И рассматривают оценивающе.

Подозвав официанта, Антон поинтересовался, где здесь туалет, хотя в заведениях подобного рода расположение удобств — всегда стандартно. Официант стал рассказывать и показывать рукой. Поблагодарив его за совет, неспешной походкой пошел с ту сторону. Скрывшись от глаз соглядатая, Антон выскочил на тропинку и побежал к дому, стараясь особенно не привлекать к себе внимания окружающих.

На подходе к бунгало чувство опасности просто возопило, и он максимально осторожно приблизился к двери.

В его домике хозяйничали двое неизвестных, а один прогуливался невдалеке, изображая простого отдыхающего. Только потому, что Антон прошел через лужайку, тот не заметил парня.

Целью неизвестных был сейф, в котором Антон оставил кристаллы с базами Древних.

Дождавшись момента, когда смотрящий за улицей отвлекся, Антон влетел в бунгало и ударом ноги по копчику отправил одного из грабителей в полет до ближайшей стены. Второй попытался приподняться, так как сидел около сейфа и что-то набирал на переносном пульте какого-то прибора.

Использую инерцию своего тела, Антон второй ногой провел удар этому взломщику по лицу. Остановившись, оценил обстановку. Обездвижил обоих нокаутирующим ударом и приготовился к приходу третьего, отсутствие которого сильно тревожило.

Входная дверь стала медленно открываться и хозяин бунгало, резко сместившись от замка двери к лицу пришельца, провел удар рукой по кадыку. Уже уходя от противника, он ощутил онемение левой руки и какие-то искорки в глазах.

На остатке сил, втащил третьего внутрь и закрыл дверь. Преодолевая онемение рук, с трудом связал последнего из непрошенных гостей.

Затем подошел к нему и произвел, используя его руку для активации оружия, три выстрела из станера в своих визави.

Оставался еще четвертый, тот который пас Антона в ресторане.

Собрав разбросанные на полу вещи, обыскал находящихся в отключке злоумышленников, уселся на стул и быстро оценил трофеи.

Три военных станера (Антон не носил стоппер, ему было с ним не удобно, хотя теперь он решил радикально пересмотреть свое отношение к оружию),

комплекс технических средств (КТС) 'Бур-15' (по сути, управляющий искин диверсионного комплекса),

блокиратор мобильной связи 'Тишина-70',

дроид-взломщик 'Тень-7МД',

дроид-ремонтник 'Паук-5С' и

три универсальных банковских карты на предъявителя.

Неплохо. Но это значит…

Значит, спецслужба. А тот, оставшийся снаружи, скорее всего, наблюдатель, и должен быть, не настолько профессионален в стрельбе, как остальные. Вот черт. Обычно они работают пятерками. И где сидит этот пятый?

Разгоняя кровь в онемевшей руке, постарался мобилизовать свои пси способности. Немного помогло. Рука стала потихоньку отходить от выстрела.

Оставалась возможность, что четвертый мог поднять тревогу и предупредить пятого. Но перед этим он должен проверить ситуацию, чтобы не создать панику.

Антон выглянул в окно и, не заметив никого, выскользнул через дверь на улицу.

Над самой дверью нависала ветка дерева с широкими листьями. Аккуратно переступая ногами по стволу, благо он был достаточно пологий, и, придерживаясь руками, залез в густую листву и стал смотреть на предполагаемое место подхода четвертого.

Тот не замедлил появиться. Держа в руках станер, четвертый член команды злоумышленников, медленно шел к двери бунгало. Но по тому, как он двигался, Антон понял, что это совсем не профессиональный рейнджер, а городской топтун.

Как только наблюдатель приблизился к двери и положил руку на ручку, парень оттолкнулся от ствола и рухнул на СБшника. Тот хрюкнул и растянулся на земле, потеряв сознание.

Втащив наблюдателя внутрь и связав его, парень разложил на столе трофеи.

— Игрок! Срочное задание. Коды доступа ко всему оборудованию и затем сброс личностных привязок со станеров.

— Принято.

***

А все-таки, кто решил проверить Антона на стойкость?

Может быть ответ даст осмотр трофеев? Но осмотр привел Антона в еще большую задумчивость.

Он взял в руки один из станеров и, не касаясь спускового механизма, рассмотрел его. Станер стоял в режиме широкого луча на максимальной мощности. Заряд батареи был полным.

Стандартное оружие офицера Флота до недавнего времени, из-за того, что станер не наносил повреждения элементам конструкции корабля. Но когда придумали действенную защиту, то офицеры предпочли использовать игольник, коим стандартно вооружались сухопутные планетарные части. Предпочли из-за его эффективности. Некоторые модели игольников легко прошивали броню скафа до третьего класса защиты. А те скафы, которые превосходили по классу защиты, получали кинетический удар, который пропускали к защищаемому телу. И этот удар наносил повреждения, с которыми плохо справлялась аптечка скафа. Только скафы тяжелого класса держали выстрелы из игольника.

Станеры же, стали применяться полицией против агрессивно настроенных личностей. И все из-за того, что не наносили фатальных повреждений. Но, по своей природе станер являлся энергетическим оружием и мог повредить отдельные элементы нейросети.

Вот и поди угадай — кто это? То ли флотские спецы, то ли полицейские.

Банковские карты парень отложил в сторону, поскольку они не могли помочь с идентификацией нападавших.

'Бур' и дроиды могли принадлежать кому угодно, поскольку не только Флот использовал такие штучки, но и спецподразделения полиции.

Только 'Тишина-70' могла указать на принадлежность спецов. Все-таки это скорее всего игрушка СБ, поскольку полиция ее не получала. И если требовалось ее применение, то работала вместе с СБ.

Значит, все же СБ? Или нет? Может и полицейские стали использовать эти вещи?

Вот ведь незадача, придется опять спросить неизвестных о цели визита.

— Игрок! Что у нас с кодами?

— Коды доступа к дроидам получены, а станеры требуют перепрограммирования идентификационных кристаллов.

— Приступай.

— Принято.

'Паук' подбежал к одному из станеров и начал его разбирать. Когда тонкая пластина кристалла оказалась у него в лапах, он подбежал к 'Тени' и, открыв лючок, засунул ее внутрь. Через десять секунд он вытащил кристалл и побежал устанавливать его обратно.

'Вот ведь засада. Купил же расходные для станеров, и чипы есть чистые, так нет — отправил на терминал' — со злостью подумал Антон.

Но разблокирование станеров заняло всего пятнадцать минут.

Взяв в руки первый из станеров, парень ощутил укол в палец, а затем зажегся зеленый огонек на боку. Отрегулировав луч, он положил станер на стол, включил 'Тишину' и пошел проверять своих клиентов.

Один из них проявил признаки жизни.

— Ты кто? — спросил пришедший в сознание.

— Твой кошмар, — взял в руки станер, — знаешь что это?

— Ха-ха, — засмеялся связанный спец, — на меня это не действует.

— Ты так думаешь? А вот я знаю место, на которое эта штука подействует точно.

Глаза спеца забегали, он попробовал скрыть свой страх за бравадой:

— У меня нет таких мест.

— А мы сейчас проверим, может быть, ты и прав. А если ошибся, то тебе будет уже все равно, — и направил станер на голову спеца.

— Стой-стой! Что тебе надо?

— Не понял! Это мой вопрос! И у тебя есть шанс, пока остальные не проснулись. Кто вы и что вам надо?

— Мы… Нам нужны кристаллы, что у тебя в сейфе.

— И…?

— Нас прислали за кристаллами.

— Очень информативно. А теперь еще раз. Как для тупых. Кто вы? Четкий ответ, быстро, — и добавил к словам ментальный посыл.

— Мы спецкоманда Службы Безопасности. Работаем вместе.

— Сколько вас?

— Пятеро.

— Где пятый?

— Он контролирует связь.

— Где он сидит?

— Дом А-7.

— Формат связи?

— Мы должны были успеть закончить до темноты. Тогда он передаст сигнал, что все прошло хорошо. Если не будет сигнала, то через три дня придет другая группа.

Антон развернул тело спеца и нанес удар в область шеи. Тот потерял сознание и расплылся по полу. Проверив, что остальные находятся в отключке, взял второй станер и вышел за дверь.

***

Подойдя к домику А-7, Антон осмотрелся. Тихое место, примерно похожее на то, где стоит его бунгало.

Набрал камней в карман и залез на дерево, которое стояло чуть дальше от входной двери, чем у его домика.

Положил удобно станеры и стал кидать камешки в дверь.

Один… Ничего.

Второй… Ничего.

Третий… Дверь тихонько приоткрылась, и из нее высунулось голова. Осмотрела все вокруг и убралась обратно.

Еще один камешек попал в дверь.

Из двери выбежал мужик со станером в руке, и побежал вокруг домика.

Антон тихонько спрыгнул с ветки и быстро нырнул в оставшуюся открытой дверь.

Мужик, обежав бунгало по кругу, не спеша подошел к двери, еще раз осмотрелся и направился в дом. Но тут его ждал сюрприз. Немного прикрытая дверь вдруг резко прыгнула на него, и он получил чувствительный удар по всему телу, от которого упал на спину. Тут же из двери выскочил Антон и прыгнул на грудь лежащего мужика. Заблокировал своей ногой руку со станером противника и начал стрелять попеременно из своих станеров в голову спеца.

Спец сопротивлялся недолго. На третьем выстреле он поплыл и перестал оказывать сопротивление.

Парень встал, схватил мужика за рубашку и потащил внутрь домика.

Второй 'Тишины' у Антона не было. Не было ее и в этом домике. Зато здесь нашлась портативная станция гиперсвязи. Правда, только для работы на ретранслятор. Но и это было неплохо. Также в домике нашлись небольшие запасы пищевых рационов, сменная одежда и небольшой набор 'юного диверсанта' — пяток светошумовых гранат, пара игольников, три штурмовых ножа, средний скаф и пара силовых наручников.

Как ни хотел Антон это делать, но этот спец пришел по его душу. Поэтому его судьба была ясна.

Судя по невысокому профессионализму этой группы, это были наемники. Но и в этом случае отпускать их нельзя. Ведь в конечном итоге они идут по его следу, пусть сейчас и решают какие-то свои задачи.

Выпустив всю обойму в нейросеть спеца, Антон, используя нож, раздел его донага и связал, сделав веревки из простынь. Покидав все снаряжение в дорожные сумки, осторожно вышел и пошел в сторону своего домика.

***

В бунгало все было по-прежнему. Три тела пребывали в отключке от выстрела из станера, а одно пыталось прийти в себя, после ласк Антона.

Ускорив процесс обретения сознания четвертым телом, парень посадил его около стены, освободил от кляпа и сказал:

— Ты извини, пришлось отвлечься. Продолжим наш разговор. Кто старший вашей группы?

— Вон тот, — кивком показал спец на одного из лежащих в отключке.

— Кто дает вам задания?

— Я не знаю его имени. Только позывной — Куратор.

— Какое у вас задание?

— Мы должны забрать у тебя то, что передал тебе Дик Трой.

— Твой статус в СБ?

— Работаю по контракту. Внештатный сотрудник.

— Формулировка задания? Как она звучит?

— Забрать кристаллы Древних, полученные объектом.

— Какие указания по объекту?

— По обстоятельствам.

— То есть?

— Объект ценности не представляет.

— Значит можно и..?

— По обстоятельствам. Приоритет — задание.

— Где вы взяли технику?

— Выдал Куратор.

— Что делать если на вас обратит внимание полиция?

— У старшего есть разрешение на любые действия.

— Как вы узнали, что Дик мне что-то передал?

— За ним следили. Тебя потеряли. Но ты сам вышел на Дика.

Антон поднял станер и выстрелил. Спец дернулся. Антон стрелял до тех пор, пока тот не отключился.

Опять Куратор. Что-то часто стали пересекаться их пути.

Кстати, еще не известно, как действует Куратор — с заданием от СБ или сам по себе. Или, может быть, по чьей-то просьбе.

А вот то, что Антона уже списали — это не радует. Совсем. При следующей встрече, а она непременно будет, его просто ликвидируют. И если бы парень не оказался быстрее и проворнее, то сейчас бы объяснялся с Куратором, или кормил рыб в местном озере.

***

Антон сел на кровать и задумался.

'Для чего нужно было лезть в сейф, совершенно не ясно, если только не предположить, что в тех кристаллах, которые передал Трой, находится очень важная информация. Но тогда действия этих недодетективов выглядят, по крайней мере, странно. Что мешало прийти сюда ночью, вырубить меня из станера и спокойно очистить сейф?

Ладно, с этим еще будем думать.

Или это только здесь так принято приветствовать постояльцев? В любом случае какая-то странно быстрая реакция на мое прибытие'.

Собственно проблемы по вскрытию сейфа возникли у грабителей только по одной причине. Антон сменил программную прошивку сейфа. Если раньше это был простой буквенно-цифровой код, то теперь стал код, основанный на его генетических данных. Поэтому для вскрытия этого сейфа, нужен был не КТС 'Бур', а что-то помощнее. Значит, эти орлы не знают всех его возможностей, а то бы подготовились лучше. И, наверное, рассчитывали на быстрый успех, раз полезли в сейф в обед.

Да. Печалька. Для странных дядек.

Ну, раз уж так повернулась ситуация Антон решил для начала проверить подарок Троя. Игрок быстро опознал все кристаллы.

Скорее всего (если кодировка кристаллов не пострадала) у Антона сейчас находятся три кристалла с базами знаний, один с навигационными галактическими картами и один с программами техпроцесса для производственного оборудования.

Последний для Антона бесполезен, так как поблизости никакого технологического оборудования Древних не существует.

Навигационные карты можно загрузить только в навигационный искин, которого тоже нет.

Базы знаний Древних использовать можно только в обучающем оборудовании Древних или залив на нейросеть. Ни нейросети, ни обучающего оборудования нет. Но можно узнать, что есть на кристаллах.

— Игрок! Давай определимся с кристаллами.

Следуя указаниям Игрока, Антон подносил кристалл к разъему браслета и убирал его через пару минут.

Оказалось, что на кристаллах переданных Троем были базы знаний по следующим специальностям:

— специальные операции малых групп,

— тактика наземных операций,

— обслуживание и ремонт специальной техники.

Антон рассматривал название баз знаний. И вдруг у него возникла еще одна мысль, которую он решил обсудить с Игроком.

— Игрок! А скажи-ка мне такую вещь. Вот ты смог прочитать название баз знаний с кристаллов. А остальные кристаллы тебе доступны для чтения?

— Да.

— То есть ты можешь прочитать, как называются два оставшихся кристалла?

— Да.

— Это можно сделать прямо сейчас?

— Да.

— Прочитаем?

Далее Игрок опять руководил Антоном, а парень подносил кристаллы к разъему.

Первый кристалл назывался 'Звездная карта секторов D7 — N15' и там содержалась вся необходимая навигационная информация по этим секторам.

Когда Игрок прочитал название последнего кристалла, Антон понял, почему эти кристаллы вызвали такой интерес и что он подвергает себя очень большой опасности — 'Структурированные нейросети'.

Даже Трою — заказчику активации этих кристаллов, эту информацию сообщать нельзя!

***

Вечер дня прошел у Антона в трудах.

Сначала он допросил каждого из грабителей-неудачников.

Выяснились крайне любопытные вещи. Оказывается, Куратор следил за Троем и его командой уже очень долго. Он собрал достаточно материала, чтобы заподозрить их в том, что они не просто коллекционируют артефакты, а имеют возможность каким-то образом активировать их. Было это правдой или нет, ни один из трех оболтусов не знал.

Но вот то, что Антон сравнительно недавно стал интересовать Куратора, им было известно точно. И за Антоном было установлено наблюдение. И когда парень вдруг резко сорвался с места своей работы, была отдана команда на тщательное наблюдение и получение материалов для анализа его возможностей по активации кристаллов. Куратор заподозрил, что именно Антон и является тем, кто активирует артефакты для команды Троя.

И попытка залезть в сейф должна была подтвердить, что парень занимается этой деятельностью. Правда, непонятно, что могли дать не раскодированные кристаллы Куратору. Или Куратор не знал, что кристаллы надо не просто вскрыть, а использовать? И поэтому надеялся, что Антон уже разблокировал код кристаллов и теперь они станут доступны для чтений? Но ведь для чтения нужно специальное оборудование. А Куратор..?

Точно на кого-то работает. Скотина.

После допроса этих олухов, Антон понял, что единственные действия, которые он может совершить в правильном для себя направлении, это хотя бы временно затормозить преследователей. А для этого их число нужно сократить. Как ни печально это было признавать, но этих грабителей нужно ликвидировать.

Притащив всех злодеев к водоему, Антон начал уничтожать следы. Каждое тело перетаскивал на скалу, а затем, предварительно разрушив нейросеть, сбрасывал с большим камнем на ногах. Это было очень жестоко, но если речь шла о его личном выживании, то вариантов не было.

Уже поздним вечером, связавшись по сети с Троем, попросил о встрече. Тот отсутствовал на планете, какие-то дела держали его на космической станции. Но, тем не менее, согласился на встречу и предложил сам посетить курорт, на котором отдыхал Антон, через день.

Следующий день не принес неожиданностей. И мог бы стать полноценным днем отдыха. Но… Ситуация отдыху отнюдь не способствовала.

Парень установил самодельный детектор, подсоединенный к дроиду-ремонтнику, сменил протокол открывания замка на входной двери и выгреб все самое ценное из сейфа в сумку, которую стал носить с собой везде. Конечно, сумка на плече не позволяла предаться отдыху с полным расслаблением, но, хотя бы, вселяла уверенность, что в случае нового ограбления ничего ценного из сейфа не пропадет. Кто знает, когда и с чем придет новая команда?

Изучив по галонету окрестные городки, решил обзавестись тарой для хранения трофеев. Для этой цели подходили оружейные кофры и кофры для хранения дроидов. Поскольку только они имели встроенную защиту от сканирования.

Магазинчик не представлял из себя что-то необычное. По виду — самая обычная оружейная лавка. Но именно в нем было то, что интересовало Антона.

После пустого трепа с продавцом, парень сделал вид, что остановил свой выбор на двух вещах. Кофре с ремонтными дроидами комплекса 'Скальп-6', имеющем, как это ни странно выглядело, шестой класс защиты от сканирования. И пустом кофре аналогичной формы, но третьего класса. Бродя по магазинчику с безразличным видом, увидел то, что может ему пригодиться в его нелегких странствиях и прикупил технический и летный комбезы с ботинками. Все офицерских исполнений, но эти модели были самые навороченные из тех, что он видел до этого.

Продолжая бесполезный разговор, узнал у продавца, что недалеко находится 3-Д мастерская, в которую и отправился. Там ему в течении получаса изготовили удобное ложе для всех трофеев, которое тут же и установили в кофр.

***

Как Трой и обещал, он приехал на встречу. Заранее скинув координаты места, уже Антон поджидал его в кафе на открытой платформе с видом на ослепительно красивое озеро. Небольшая толпа на берегу, предавалась спокойному отдыху. По воде плавали парочки разумных, на устройствах, похожих на лист кувшинки.

Трой был в пляжной рубашке и местной разновидности легких штанов. Его вид полностью соответствовал месту. Антон, сидел в полном облачении и посторонним наверняка казалось, что это к Трою приехал посетитель.

— Все так плохо?

— Более чем, — ответил Антон и демонстративно положил на стол 'Тишину', прикрыв ее сумкой.

Подождав пока Трой сделает заказ, Антон спросил его:

— Ты знаешь, что находится на кристаллах, которые передал мне?

— Догадываюсь, — Трой посмотрел вдаль и, отпив глоток кауфе, спросил, — Проблемы?

— Три кристалла содержат исходные базы Древних, один — навигационную информацию, а последний — программы управления промышленным комплексом. Прочитать информацию нет проблем, вопрос в другом — нет подходящего носителя, чтобы эту информацию переписать.

— А зачем переписывать? Разве зная коды, эту информацию нельзя просто прочитать?

— Можно, но время, которым ты располагаешь — один час, а затем кристалл самоуничтожится. Поэтому у тебя есть выбор — либо переписать всю информацию, а затем уже с ней работать, или один час испытывать восторг, что смог докопаться до секретов Древних, а потом кусать себе локти, перебирая пыль на столе.

— И как ты дошел до всего этого? Подобной информации нет ни у кого из моих знакомых, — Трой подозрительно посмотрел на Антона.

— Ты же не рассказываешь мне, где взял эти кристаллы? — Антон улыбнулся и посмотрел на отдыхающих.

— Ну, это просто — аукцион, — Трой победно взглянул на Антона.

— А в моем случае это еще проще — догадался, — Антон перевел взгляд на Троя и стал ждать его реакции.

Трой начал отстукивать пальцами какой-то легкий маршевый мотивчик по столешнице, совершенно не обращая внимания на Антона. Через пару минут он спросил:

— А какие базы находятся на кристаллах узнать можно?

— Точно военные, а узнать можно, только если начать процедуру инсталляции или копирования. В ином случае будет так, как я сказал ранее.

— А какой объем носителя нужен? Это-то хоть известно?

— Подобные базы создавались для того, чтобы собрать всю возможную информацию о предмете. Ты, наверное, не обратил внимание на то, что я сказал с самого начала — это исходные или первичные базы Древних. Это означает, что здесь сосредоточены самые полные знания на момент записи данных. У Древних были хранилища подобного размера. Скорее всего, есть и какая-то технология частичного копирования этой информации, без полного уничтожения всей остальной. Мне она не известна.

Трой сидел, задумавшись, не обращая внимания на окружающий мир, а мир не обращал внимания на них, и продолжал веселиться и отдыхать.

— Да кстати, — Антон поставил кружку куафе на стол и сказал совершенно спокойным тоном, — пару дней назад из моего сейфа, пять неустановленных лиц пыталась похитить нечто, там лежащее. Подозреваю, что это должны были быть именно базы. Оборудование у них было достаточно неплохое, — палец Антона указал на 'Тишину'.

— Неплохое это вот это? — палец Троя указал туда же.

— Ну да.

— Да будет тебе известно, что такое оборудование является лучшим в своем классе и в частные руки не передается. А тех, кто его имеет, помимо спецподразделений, гоняют по всей империи, пока не отловят, и не заберут обратно, изрядно при этом потрепав нервы.

— То-то мне последнее время стало так неуютно в империи. Да, надо линять.

Трой внимательно посмотрел на парня, помолчал и проговорил:

— Не спеши. Есть предложение, но его еще надо продумать. — Трой приподнял сумку и рассмотрел кристалл. В его руке был 5 сантиметровый стерженек, диаметром примерно полсантиметра, с окантовкой зеленой полосой по низу.

— Ты смотри действительно, покрасился.

Трой взял три кристалла с цветной полосой и подвинул их к Антону:

— Выбирай любой, все равно угадать более или менее ценное у меня не получится, а ты, я думаю, скоро расскажешь, что там, — и улыбнулся загадочно, ну прямо как Монна Лиза. Вот и стало понятно, с кого Леонардо писал свою красавицу.

— И вот еще что, — Трой протянул Антону стандартный инфоноситель, — Здесь некоторые контакты и протоколы связи. Я так понимаю тебе нужно отсюда улетать, поэтому подожди меня на орбитальном терминале…..

4. 3.

Вернувшись к себе в бунгало, Антон активировал самопальную систему охраны и улегся на кровать. Достав полученный кристалл с базой знаний, он потянулся к искину с вопросом: что надо делать для активации?

Почему-то, в этот раз, Игрок не говорил с Антоном, а обменивался образами и понятиями, которые всплывали в голове, как озарение.

Буквально сразу пришло понимание — надо поднести кристалл к браслету и плотно прижать. Сначала ничего не было, а через минуту кристалл протаял в искин и ярко вспыхнул. Открылось меню из трех пунктов на непонятном языке. Антон тупо смотрел на эти буквы, пока не понял, что они означают:

— Загрузить базу знаний в нейросеть

— Загрузить базу знаний на внешний носитель

— Произвести копирование базы знаний с понижением уровня

Последний пункт меню был не понятен, но Игрок уже объяснял Антону, что потенциально можно сделать с кристаллом базы, и он выбрал второй пункт. В качестве внешнего носителя должен был выступать Игрок.

Через пару секунд Антон понял, что тупит — искин запросил подтверждения операции, а он молчит — конечно выполнить.

Перед мысленным взором промелькнула полоса загрузки с названием базы и временем выполнения — Специальные операции малых групп и подзаголовок — Диверсионные операции в открытом космосе, время загрузки 57 минут.

Пока шла загрузка базы, Антон находился в состоянии некоторого недоумения — откуда Трой получил этот кристалл. Ведь этот кристалл должен стоить немыслимых денег. А найти такой можно только на военной базе Древних.

Значит… друзья Троя или он сам нашли где-то такую базу. И в относительной целостности.

И сразу стало понятно, откуда Трой знал то, что было записано на этих кристаллах. Он знал место, где была сделана находка. И предполагал, не знал, а именно предполагал, что может быть записано на кристаллах.

Поэтому, становилось ясно, ради чего в бунгало Антона вломились непонятные люди. Где то в кругу друзей Троя произошла утечка. И эта группа явилась, чтобы эту утечку ликвидировать. А заодно и сузить круг причастных.

Полоса загрузки мигнула и пропала, искин передал понимание того, что база загружена полностью, и он готов провести ее анализ, Антон подтвердил операцию.

Опять пришло понимание некоторой деятельности и Игрок сообщил, что готов к распаковке данных. После распаковки данные нельзя будет перенести на внешний носитель, а только использовать их.

Антон дал добро на распаковку.

Два часа Игрок был чем-то занят — его деятельность ощущалась краешком сознания, а затем перед Антоном развернулся список доступной информации:

— разведчик-диверсант — основной курс

— тактика специальных операций малых групп в открытом космосе — дополнительный курс

— техническое оснащение и оборудование разведывательных и диверсионных операций

— навигация и перемещения в открытом пространстве

— пилотирование специальной техники

— использование нестандартных средств доставки

— использование нестандартных средств связи

— список профильных баз знаний

— места дислокации и доступные операционные базы Звездного Флота

Перечитывая еще и еще раз открывшиеся меню, Антон медленно выпадал в осадок. Как такое могло попасть ему в руки? Да за такую информацию СБ будет отрывать все выступающие у него части тела, до тех пор пока он не сознается, где взял это. Радовало только одно. Узнать о наличии такой информации можно только у самого Антона. А он не собирался кричать об этом на каждом углу.

Указав на последний пункт меню, Антон попробовал его активировать, но Игрок сообщил, что без нейросети Древних, без военной нейросети, доступен для изучения только пункт 'Список профильных баз знаний'. Все остальные данные были зашифрованы и раскодировались только кодом нейросети. Военной нейросети.

Да. Есть пирожок, да каменный.

Сидя на кровати, Антон пытался оценить размер постигшего его бедствия.

Понятно, что за обладателем подобной информации будут охотиться. И, если поймают, никакие аргументы не примут, а будут старательно вытаскивать из него информацию. И то, что Игрок привязан к Антону, никого не остановит.

***

Нужен план.

Нужно понять, как действовать дальше. И постараться избежать сложных ситуаций.

Что делать в стратегическом плане — понятно.

Фронтир, легализация, поиск артефактов.

А вот тактику нужно обдумать.

В первую очередь место, где можно спокойно приготовиться к путешествию во Фронтир. Сейчас мы почти в центре империи. Значит надо приблизиться к границе, а затем быстрым рывком уйти во Фронтир.

И по пути надо исчезнуть. В смысле стать другим человеком. А для этого нужно сменить подданство и сменить нейросеть. Идеально при смене подданства — сменить нейросеть.

Но для этого… Черт, деньги! Нужны деньги. И много.

Антон активировал КТС 'Бур' и начал взлом банковских карт. 510 000 кредитов со всех. Всего на обезличенных картах у нас миллион триста. С этим прибавком — миллион восемьсот с хвостиком. И это хорошо.

Счет практически пустой.

В общем, на первое время деньги есть.

Вот вещей стало существенно больше. И нет в этом заслуги Антона. Но бросить все — жалко. Да и нужно это все. Как действовать, если за нами следят чужие глаза? Нужно работать на опережение. И искать нестандартные ходы.

И нужно средство передвижения. Пока будем двигаться на 'попутках'. А во Фронтире нужен свой транспорт. И такой, чтобы легко уходить от преследователей. Значит, нужен корабль. Свой корабль. А для этого нужны деньги.

Черт! Заколдованный круг.

Ладно, у нас есть специальности. Можно устроиться на работу. Хотя какая работа, когда на хвосте будут сидеть незнайки.

Да! Как-то все неопределенно. И здесь не так, и тут не эдак.

***

Поздно вечером, Антон покинул курорт. Чтобы минимизировать возможную слежку, он записался на обзорную экскурсию по живописным местам и местным достопримечательностям на послезавтра.

Отключив нейросеть от галонета и запретив ей выход в эфир по запросу, Антон настроил Игрока на параноидальный режим для поиска вторжения в нейросетевые подключения и попытку нейросети передать пакеты данных.

Собрав и тщательно упаковав свои и приобретенные чужие вещи, Антон ночью пешком покинул бунгало.

Сторожась людей и различных светлых мест, через три часа он был на стоянке глайдеров, где выбрав себе машину подешевле, арендовал ее на 5 дней.

В кабине глайдера Антон в первую очередь активировал КТС 'Бур' и проверил все возможные стандартные и нестандартные места маячков. Такой маячок нашелся, но он был пассивным, и парень просто экранировал его. Внеся в бортовой компьютер цель полета, Антон дождался, пока получит подтвержденный маршрут от навигационного искина движения района, заблокировал компьютер глайдера (это простая модель не имела искина) и запретил передачу сигналов идентификации летательного средства.

Затем на ручном управлении повел глайдер в сторону морского порта. Не долетев 2 километра до порта, Антон занялся программированием компьютера глайдера.

В течении 3-х дней глайдер должен совершить несколько посадок и взлетов, как бы перевозя постояльца по самым живописным местам. Чтобы автоматика глайдера не посчитала салон пустым, Антон программно запретил опрос датчиков присутствия человека в кабине. Через три дня в компьютере глайдера активируется программная закладка, которая, во-первых, уберет все вмешательства Антона, во-вторых, заставит глайдер вернуться на место стоянки и, в-третьих, почистит навигационную память глайдера, что затруднит (через службу мониторинга пространства маршрут все равно можно узнать) обнаружение Антона, так как место, где парень сошел, будет определено неоднозначно.

Конец четвертой части

Часть пятая: Новая жизнь

5. 1.

В морском порту располагался орбитальный лифт, на котором можно было добраться на космическую станцию.

Выйдя в галонет, беглец заказал глайдер, который в автоматическом режиме дожидался его недалеко от места высадки.

Прилетев в морской порт, парень вызвал малую грузовую платформу и, изображая туриста, возвращающегося с отдыха, направился к месту посадки в лифт.

Оплатил билет с банковского чипа, и через час был на космической станции. Получил свои вещи, отправленные сюда до поездки на отдых и, расположившись в кафе, занялся подбором транспорта.

Лайнеры и грузовые корабли, осуществляющие перелет за пределы империи ему не подходили. Нужен был грузовик, совершающий перелеты по регулярному маршруту на край империи, оставаясь в ее пределах.

Такой корабль отправлялся через полчаса, и пока имелось 3 свободных места. Длительность перелета составляла 7 суток, грузовик заходил в три порта по маршруту движения, но так как корабль не покидал пределов империи, отмечаться в таможенной службе необходимости не было, а регистрация на борту могла происходить под вымышленным именем.

Купив билет (с другого банковского чипа) на рейс до окраиной планеты Шейдан империи на имя Порта ле Корта, Антон прошел на борт и устроился в каюте.

Конечно, шика круизных лайнеров здесь не было, но весь минимум удобств — присутствовал. В каюте даже был ионный душ, хотя ее размеры и внушали уныние — два на два метра свободного пространства, плюс санузел и пищевой синтезатор. В узкое пространство за пищевым синтезатором был втиснут встроенный шкаф. И хотя в каюте было все, что нужно пассажиру в полете, общий дизайн пространства несколько огорчил. Если разложить кровать, то места оставалось только на проход в санузел.

В общем, каюта представляла собой стандартный жилой модуль 3х2 метра, и таких жилых модулей на этой палубе было шесть — по три с каждой стороны коридора.

Прекрасно представляя расположение трасс силовых и сигнальных линий, Антон запустил дроида-взломщика в технологический канал и через полчаса подключился к внутрикорабельной сети.

Чтобы сбить СБ со своего следа, нужно было перед тем как сойти с корабля, внести ложные данные о месте назначения и, если это будет возможно заменить свое фото. Поэтому пришлось собрать кластер наличных искинов. Игрок получил задачу обеспечить доступ к корабельному искину.

Пока Антон обустраивался в каюте, кластер искинов благополучно получил привилегированный доступ к искину грузовика.

От нечего делать Антон стал изучать программные настройки и модули, установленные на искине грузовика.

Выяснилось, что данный грузовик был недавно куплен частным лицом с торгов, как имущество разорившейся компании. По классу это был легкий крейсер, в гражданской модификации, с модернизированным грузовым отсеком, позволяющим трансформировать грузовой объем под перевозку стандартных контейнеров или гражданских крупнотоннажных грузов.

Техническое состояние грузовика по оценке искина корабля было не плохим, общий ресурс оценивался как 84 процента. Но тем не менее, износ отдельных агрегатов, по данным того же искина, составлял более 75 процентов, что вообще-то говорило о небольшом стремлении нынешних владельцев сохранить корабль.

Решив отложить пока эту странность на потом, Антон принялся изучать информацию искина дальше.

На борту находилась неполная команда: капитан-пилот, старпом-пилот, медик-каргомастер, корабельный техник малых кораблей 3-го ранга и он же корабельный техник средник кораблей 1-го ранга, навигатор и он же оператор силовых щитов.

Никого осуществляющего силовую поддержку (мастер противоабордажник, оператор ПКО и орудий НО, а также кого-то выполнявшего функции оружейника) на борту не было. Это было несколько странно. Ведь даже в империи, считающейся достаточно спокойным местом, периодически фиксировались набеги пиратов и любителей легкой добычи.

Чтобы не вызывать нездорового ажиотажа у членов экипажа, пожелавших посмотреть чем занимаются пассажиры, Антон заставил кластер искинов транслировать картинку своего сна. Эта картинка прерывалась только тогда, когда Антон принимал пищу или ходил в туалет. Интерес к занятиям Антона проявил капитан, и периодически интересовался делами пассажира старпом. У остальных членов экипажа, видимо не было доступа к системе безопасности.

Продолжив изучать данные с искина грузовика, Антон решил проверить программы, установленные на искин на предмет неплановых закладок. Были закладки, были.

Две закладки на дистанционное управление, закладка на передачу места маршрута движения. Это, так сказать, дистанционно управляемые, активизировавшиеся по запросу. Причем одна из закладок на дистанционное управление полностью блокировала работу систем корабля приводя к их нештатной остановке, что очень удобно при нападении в космосе. Была еще закладка, которая сообщала местоположение корабля при его парковке на космических станциях, с очень странным адресом получателя, находящегося в Центральных мирах.

Понимая, что в случае пиратской атаки разбираться с этим творчеством гения от программирования будет некогда, Антон установил обход закладок. То есть, закладки остались на месте, но задачи, которые они запускали, были отключены. Вместо этих задач, парень подключил программы оповещения активации закладок.

Несколько успокоив свою паранойю, занялся изучением грузовой ведомости.

Груз корабля был вполне себе обычным — пищевые картриджи и запчасти для планетарной техники. Только одна позиция вызвала интерес у Антона. В карго-ведомости она значилась как принадлежности и запчасти к комплексу 'Штурм-5'. Это был сугубо военный комплекс, гражданскому населению не продававшийся из-за его высокой эффективности. И это были боевые штурмовые дроиды, для наземных операций. Получателем груза значилась аграрная фирма 'Фабрика пищевых картриджей' на планете Шейдан, месте высадки Антона.

Скорее всего, какая-то корпорация решила развязать локальную войнушку, и перевозила штурмовых дроидов под видом запчастей. Кстати, перевозились эти запчасти в контейнере 6-го класса защиты, не позволяющего дистанционное сканирование всеми известными средствами.

***

На следующий день Антон пытался придумать себе занятие. Среди дел, которые можно было делать, были:

— разблокировка станеров, которых скопилось аж восемь штук, три из которых были гражданскими моделями и пять — военными,

— нужно было разобраться с принципом построения и устройством нестандартного подавителя нейросети, чтобы представлять, как возможности подобных устройств, так и возможные пути противодействия,

— попытаться разобраться с кодами банковских карт — создать универсальное устройство хранения денежной информации на основе искина, так как, похоже, количество банковских карт начало превышать разумный минимум и, кроме прочего, являлось крайне привлекательным пирожком для разных злонамеренных личностей,

— ознакомиться и опробовать комплекс 'Скальп-6', и очень желательно это было сделать на реальном деле.

Пока список дел на этом исчерпывался, но оставалась возможность его дополнения, ну уж никак не сокращения.

Разбираться со станерами Антон начал с гражданских моделей. От уличных гангстеров парню достались три стоппера — два 'Пульс-7' и один 'Параллель-3'. Стоппером оружие становилось после конверсии, когда из устаревшей модели военного станера убирался ряд специфических функций, и снижалась мощность импульса до гражданского стандарта.

В состав КТС 'Бур' входила процедура тестирования и неполной разборки подобных устройств. 'Паук' шустро распотрошил стоппер модели 'Пульс-7'. Вытащил идентификационный чип. Тут Антон решил привлечь к работе Игрока и передал ему управление обоими дроидами-взломщиками и комплексом 'Скальп'.

После анализа кристалла-идентификатора, Игрок предложил полностью изменить прошивку кристалла. Это позволяло:

— вернуть оружие к прежним характеристикам (заниженным после конверсии), а также организовать специальный режим, позволяющий выдать десятикратную мощность излучения в импульсе, если произвести юстировку излучателя (такой импульс сразу сносил защиту встроенного импланта-блокиратора),

— сменить генный алгоритм авторизации на генно-ментальный, что исключало использование оружия не имеющими пси способностей,

— кроме того, изменение программных прошивок, позволяло увеличить количество выстрелов вдвое, без снижения мощности импульса и изменения емкости батареи.

Правда, было одно но. Чтобы эти прелести вступили в действие, нужны были два кристалла-идентификатора.

Задумавшись, Антон предложил провести подобные операции со всем оружием, чтобы потом принять решение по его модернизации.

'Параллель-3' оказался тоже бывшим военным станером, но имел существенное отличие. Он позволял одновременно формировать выходную мощность в два потока, что создавало, при правильных настройках, просто сумасшедшую плотность излучения, сходу перегружая военные импланты-блокираторы.

'Плеск-9' преподнес сюрприз — в станер было встроено 2 маяка — один пассивный, срабатывающий на облучение специальной последовательностью импульсов, второй активный, к счастью у всех моделей сейчас отключенный.

Кроме этих особенностей 'Плеск' ничем не выделялся, стандартные характеристики, стандартные возможности, единственное, за счет применения новых фокусирующих устройств и программных прошивок, он позволял использовать емкость стандартной батареи более рационально, на 20 процентов повышая количество импульсов. Видимо технические возможности подобных устройств подошли к своим естественным ограничениям, и дальше можно было ждать только улучшения дизайна и небольшого варьирования возможностей, сохраняя интегральные значения показателей практически на одном уровне.

Кстати, кристалл-идентификатор 'Плеска' тоже обладал особенностью — там был зашит код пользователя по базе СБ, который нельзя было удалить. Поэтому такое оружие легко идентифицировалось и соответственно могло привести к массе проблем в дальнейшем.

Дав задание искину и, уже примерно представляя, что нужно делать, Антон все же был удивлен финальным предложением.

Игрок предложил создать самую настоящую вундервафлю.

Во-первых, использовать как базовую модель 'Параллель-3', с его двумя потоками излучения мощности.

Во-вторых, заменить фокусирующие устройства 'Параллели', на аналогичные из моделей 'Плеск'. Причем установить еще и дополнительную фокусирующую линзу из 'Пульса'. Это позволит использовать канал обратной связи, по которому процессор 'Параллели' опознает наличие импланта-блокиратора и автоматически повторит импульс подавления с повышенной мощностью (на что Антон внутренне усмехнулся и представил себе маньяка, потирающего ручки в предвкушении).

В-третьих, установить три кристалла идентификатора, два из которых (от 'Пульсов') будут отвечать за идентификацию (генную и ментальную), а третий (от 'Параллели') возьмет на себя обработку обратного отклика и автоматический повтор импульса.

В четвертых, за счет использования новых фокусирующих устройств от 'Плесков' повысится общий выход мощности импульса, или если оставить мощность импульса на прежнем уровне, увеличится количество выстрелов (минимально на 125–130 %).

В-пятых, за счет точной настройки на волновую природу разумного, через пси управление, реализовывался интерфейс точного воздействия на конкретного индивидуума. То есть частота волнового импульса четко соответствовала: человеку, аграфу, сполоту или представителю негуманоидной рассы, причем по эффекту воздействия, это поднимало условную мощность раз в пять (тут Антон подумал, что Древние были еще те затейники, а его наручный искин, в свое время, стажировался у местного доктора Менгеле, и совсем не горит желанием, раскрывать подробности этой стажировки).

Ну и в-шестых, если правильно разместить все дополнительные элементы, ни один эксперт не сможет предъявить претензии по этому оружию, потому что перепрограммирование кристалла-идентификатора через стандартный интерфейс, вернет оружие в рамки проведенной ранее конверсии и ничем не выдаст его уникальных характеристик.

Как обычно у такого красивого решения были и минусы. Из восьми станеров получался только один. И если 'Пульсы' в дальнейшем можно было вернуть к жизни (установив новый кристалл-идентификатор), то 'Плески' предлагалось просто утилизировать, чтобы не иметь проблем в дальнейшем.

Антон предложил Игроку использовать запчасти, приобретенные ранее именно для этих целей, а 'Пульсы' оставить в покое и отдельно предложить, как модернизировать уже их.

Дав команду Игроку на выполнение программы максимум, Антон взялся за подавитель нейросети. Тут опять пришлось привлекать Игрока, но он заявил, что 'Бур' получил свою задачу, и в данный момент искин совершенно свободен на 90 процентов.

— Ну, тогда на повестке дня у нас две задачи. Первая разобраться с подавителем нейросети, а вторая — посмотреть, что наш славный корабль перевозит под видом запчастей к 'Штурму'.

— По второй задаче могу сразу сказать, что искин 'Скальпа' не пройдет через технологические ниши нашей каюты, а без него не хватит дальности для управления дроидами комплекса, и если мы не хотим привлечь внимание к нашим действиям, надо послать на разведку 'Паука'. Пока он будет искать путь для дроидов, мы сможем спокойно заняться подавителем.

— Ну что ж, давай так и поступим. Кстати сколько времени займет переборка станеров?

— На данный момент выполнено 27 процентов запланированной работы. Оставшаяся работа будет выполнена за 98 минут.

— Ну, тогда начнем. Ты разбираешь подавитель, а я пока перекушу.

Один из дроидов комплекса 'Скальп' начал шустро курочить подавитель, а 'Паук', забравшись по стене до вентиляционного отверстия и открутив винты дефлектора, нырнул в канал.

В этот момент от искина корабля на нейросеть пришел вызов. Проверив, что видеокамера не активна Антон ответил. Капитан корабля приглашал для знакомства пассажиров в кают-компанию через 30 минут. Ничего интересного эта встреча принести не могла, но правила формальной вежливости требовали принять приглашение.

***

Приведя себя в порядок, и переодевшись в технический комбез, пассажир на отдыхе направился в кают-компанию. Кают-компания находилась палубой выше. Можно было воспользоваться лестницей, а можно было подняться на лифте. Антон выбрал лифт.

Кают-компания позволяла разместить достаточное количество народа. Видимо в прошлой жизни, этот корабль управлялся большим экипажем или был предназначен для решения задач, которые требовали иной состав специалистов. Сейчас и экипаж был усеченным, да и автоматизация, наверное, брала свое и позволяла обходиться более скромным количеством разумных.

Как уже знал Антон, но видимо не все пассажиры, в настоящее время экипаж этого судна насчитывал пять человек. Присутствовали капитан, медик и навигатор. Старпом, скорее всего, был на вахте, а техник наверняка латал дыры в системах.

Кроме этих людей (все в форме грузовой компании), в кают-компании находились еще два пассажира, а третьего, наверняка, ожидали. Вместе с Антоном пассажиров было четверо, и располагались они на пассажирской палубе по двое с каждой стороны.

Все члены экипажа, собравшиеся в кают-компании, были мужчинами, а пассажиры, пришедшие ранее Антона, женщины. Среди женщин, одна была достаточно миленькой блондинкой, а вторая некрасивой брюнеткой.

Капитан предложил, пока нет последнего пассажира, располагаться на удобных местах и пробовать напитки, которые были выставлены около синтезатора. Окинув взглядом самопальный бар, и не увидев большого разнообразия в напитках, парень взял себе чашку кауфе и присел на диван около некрасивой брюнетки и предался своим мыслям.

Похоже, что капитан раньше ходил на больших посудинах, но что-то заставило его перейти на эту. Тем не менее, привычки маленького барина постоянно проскальзывали в его речи и поведении.

Но вот появился и последний пассажир. Антон с облегчением вздохнул — мужчина. Нет, в нем не играл мужской шовинизм, но как-то морально было спокойнее, что пассажиры распределились равномерно по гендерному признаку.

Капитан распушил хвост перед дамами и заливался соловьем, рассказывая на каком замечательном и сверхсовременном судне они путешествуют. Понимая, что ничего нового он здесь не узнает и, не будучи сторонником подобных формальных мероприятий, Антон, тем не менее, сейчас остался здесь только по одной причине — он хотел узнать конечный маршрут пассажиров.

Всего было две промежуточных остановки, но парень летел до конечной точки маршрута и, ему было просто интересно, кто полетит с ним до конца. К сожалению, никто. Все остальные пассажиры сходили, как сговорившись в системе Тропанг, расположенной перед конечным пунктом маршрута.

Дамы оказались сотрудниками одной и той же компании, с каким-то сложным названием, занимающейся выращиванием сельскохозяйственных культур, и направлялись в Тропанг за партией рекрутов.

Мужчина был вольным коммивояжером и следовал на Тропанг с каким-то оборудованием.

Антон, инженер на отдыхе. Так он сам определил цель своего полета.

Послушав капитана еще десять минут, Антон извинился и, сославшись на усталость, ушел в каюту.

5. 2.

Узнав, что Антон является сертифицированным техником по средним кораблям и вдобавок инженером по системам безопасности, капитан предложил Антону немного подработать и оценить степень готовности охранно-защитного комплекса 'Беска', который был несколько поврежден.

Если Антон успеет, то можно было на подлете к первой системе дать заявку на комплектующие и получить заказанные вещи уже при стоянке. Самим ремонтом можно будет заняться уже в полете.

Антон согласился на обследование охранно-защитного комплекса и, получив ограниченный допуск, проследовал в арсенал, где и располагалось поврежденное оборудование. Там же располагался и технический комплекс, который и был приведен в действие. Для диагностики комплекс не требовался, но слабые дроиды Антона не смогут добраться до сервисных разъемов 'Бески', поэтому был нужен инструмент, которым будут двигать дроидов охранного комплекса.

'Беска' перенесла серьезную схватку. Из 8 дроидов комплекса (два звена по четыре — тактический и три штурмовых дроида) в относительной целостности были только 5. У одного из тактических дроидов пострадала ходовая. Три дроида-штурмовика были практически разбиты в хлам, а остальные три только выглядели относительно целыми.

Запустив 'Скальп' на детальное составление подлежащих замене узлов, Антон осмотрел арсенал. Десять средних скафов, разных моделей, разной степени изношенности и разной степени комплектности. Шесть тяжелых штурмовых импульсников разных моделей, сервисные дроиды систем обороны (также разной степени побитости). Все это вызывало чувство жалости, и Антон посочувствовал кораблю и его экипажу. К этому моменту завершилась диагностика 'Бески' и на нейросеть пришел отчет.

Учитывая, что комплекс совсем не новый и запчасти под него найти легко, по первой прикидке стоимость только комплектующих должна составить около 320 000 кредитов, причем около 200 000 уйдет на закупку 2-х штурмовых дроидов, а третьего можно собрать из 3-х разбитых. Через искин корабля, Антон отправил отчет капитану, снабдив его комментариями, относительно состояния скафов, оружия и сервисных дроидов.

Так как ответа от капитана не было, Антон деактивировал технический комплекс, собрал своих помощников по кофрам и направился в каюту.

Сборка суперстанера была завершена. Пять СБшных 'Плеска' были благополучно утилизированы (правда, хозяйственный искин оставил блоки, не поддающиеся идентификации, как ЗИП), а 'Пульсы' уложены в кофр.

На столе лежал разобранный на части подавитель. Рассмотрев компоненты, Антон обратился к искину:

— Ну что дружок, твоя оценка этого безобразия?

— Использованы стандартные компоненты от ССВЧ приемников и передатчиков, которые можно купить в магазине радиотоваров. Интерес представляет только кристалл управления, в который запрограммированы различные частотные режимы. Собственно частоты я запомнил, а все остальное оставил бы как ЗИП, вдруг пригодится.

— Ну, тогда переходим к третьей части нашей показательной программы.

В этот момент на нейросеть Антону пришел вызов от капитана. Тот просил зайти в кают-компанию для разговора.

Разговор с капитаном вышел для парня несколько странным. Тот сходу решил доказать Антону, что его оценка, мягко говоря, некорректна. Весь арсенал находится в отличном состоянии, а мелкие недочеты, требуют только косметических исправлений.

Антон слушал капитанскую песню о прекрасном и вечном, а потом не выдержал и спросил:

— Вы сами были в арсенале?

— Мне это не нужно по должности.

— Ну что ж, тогда попробуйте активировать охранно-защитный комплекс и запросите его статус.

Капитан завис на некоторое время, а затем с удивлением сказал:

— Но этого не может быть, когда я принимал корабль, все было исправно.

— А как давно обнаружилась эта неисправность?

— Вчера искин проверял техническую готовность и доложил о том, что комплекс требует проведения ремонтных работ.

— Значит, вы приняли корабль прямо перед стартом?

— Да, а что здесь такого. Современный уровень автоматизации позволяет получить полное представление о состоянии всех подсистем и служб.

— А как вы оцениваете техническое состояние судна? — Антон приготовился услышать хоть, что-то близкое к тому, что он знал, но капитан, нисколько не сомневаясь, ответил:

— Техническое состояние судна очень высокое, износ оборудования и агрегатов на уровне 10–15 процентов.

— Попросите искин провести оценку технического состояния, и если у Вас еще останутся вопросы, готов их обсудить после этого, — с этими словами Антон направился к себе в каюту.

Идя по палубе, Антон мрачнел все больше и больше:

— Сигизмунд, нас, кажется, подставили! — сказал он сам себе, и начал действовать.

'Игрок, скачай карго-ведомость со страховой стоимостью груза'. Через 2 секунды Антон рассматривал ведомость, которую ему скинул искин и сразу градировал по стоимости груза. Самым ценным были некие контейнеры, которые обозначались в ведомости, как груз категории А. Стоимость этих малых контейнеров превышала 15 миллионов кредитов. Вторым по стоимости были два контейнера с запчастями. А вся оценочная стоимость груза превышала 25 миллионов кредитов. Учитывая, что в свои лучшие годы стоимость этой посудины не превышала миллиона восьмисот тысяч кредитов, а сейчас с 50 процентным (если не больше) износом не более девятисот тысяч, стоимость перевозимого ею груза была запредельна.

'Игрок, 'Паука' и 'Скальп' в трюм, блокируй камеры по коридорам, вскрывай самые дорогие контейнеры, быстрая ревизия груза и определение его ценности'. Эту команду Антон отдал, уже подходя к двери своей каюты, и прямо перед ним открылась дверь и мелкие дроиды, как горох, посыпались в сторону трюма.

Зайдя в каюту, Антон осмотрелся.

'Так срочно собираем вещи и готовимся к эвакуации'.

Усевшись на кровать, он задумался.

'Скорее всего — груз, просто набор техногенного мусора. Если груз застрахован на такую сумму, то даже безрукий попробует себе урвать хоть кусочек. Капитана, скорее всего или чем-то опоили, или применили закладку — через нейросеть или псиона. Тогда становится понятным его эйфория состоянием этого корыта и напыщенность собственной значимостью. Поэтому на этой барже и нет полноценного экипажа, и уж тем более не должно быть тех, кто отвечает за его защиту. Да его, наверное, и штурмовать-то не будут, а просто выдернут из гипера глушилкой и расстреляют с дальней дистанции. А наша задача в этом случае…'.

На нейросеть пришел отчет от 'Паука'. Он открыл технический лючок контейнера с запчастями и переслал несколько снимков внутренностей. Ничего похожего на аккуратно уложенные детали там не было. Куски манипуляторов, части корпусов, какие-то бушные блоки. Все свалено в кучу и все явно не первой свежести.

— Игрок, пусть 'Паук' закроет лючок, по возможности аккуратно, и поможет 'Скальпу'.

— Принято.

'А наша задача в этом случае свалить, — продолжил размышлять Антон, — и свалить желательно в первом же порту. Поскольку если будет нападение, то около Фронтира, а Фронтир, это и пираты, и аномалии, и еще много чего нехорошего. Кстати, а как у нас там с выгрузкой'.

Антон еще раз открыл карго-ведомость и сгруппировал груз по порту назначения.

'Ну вот. Прямо гора с плеч. Никакой выгрузки, только дополнительная загрузка. Страховая компания будет несказанно рада. Кстати, надо бы выяснить — какой страховой компании так крупно повезло'.

На нейросеть пришло уведомление искина корабля — выход из гипера через 10 минут.

'Ну что у нас там с остальным грузом то?' — подумал парень.

— Игрок, как дела у 'Скальпа'?'

— Контейнер имеет усиленную защиту от вскрытия. Есть несколько странных устройств, похожих на антенны для приема сигналов от внешнего передатчика. По конструкции эти антенны должны принять сигнал с расстояния до сотни километров. В контейнерах находятся активные источники энергии.

— Игрок! Вскрытию отбой. Собирай дроидов. Подготовка к экстренной эвакуации.

— Принято.

— Игрок! Достань ведомость проведенного ремонта. Что на что менялось?

Антону на нейросеть упал информационный пакет от Игрока. Как только Антон открыл его, он понял, что надо бежать с этого корыта впереди собственного визга.

На этом корабле было заменено все. Вот так прямо — ВСЕ!

Все что имело ресурс более 50 процентов, заменено на агрегаты с ресурсом в 15–20 процентов. Непонятно почему искин этого не видит. Кстати, а сам-то искин.

— Игрок! Пошерсти память искина. Похоже, в нем стоит еще одна закладка на формирование отчетов. Посмотри когда проводилась профилактика его мозгов.

Поиск этой информации занял у Игрока примерно минуту.

— Технического обслуживания искина не проводилось более 10 лет. Перед самым стартом отмечено проведение регламентных работ и установлены новые программы. При установке новых программ были сделаны вторжения в личностные данные искина. Закладка на изменение отчетных данных не обнаружена.

'Говоришь, не обнаружена! А и не надо никаких закладок. Надо просто изменить порог безопасности. Надо просто сказать искину, что 20 процентов ресурса — это очень хорошо, это, тоже самое, что и 100, и даже еще лучше. А 15 процентов — это чуть-чуть хуже, чем 20. А если заставить искин вычислять порог не снизу, от минимума к максимуму, а сверху — от максимальных 20 вниз, то все будет относительно нормы, то есть 100 процентов, просто замечательно. Если очень грубо, то искину просто всегда добавляют 70 процентов к любой полученной цифре ресурса оборудования. Сделано это наверняка несколько тоньше, но так тоже не плохо'.

Антон запросил у искина время прибытия в порт. Затем связался с капитаном:

— Капитан, в связи с изменившимися обстоятельствами, я хочу сойти в этом порту.

— Вас чем-то не устроил полет?

— Нет-нет что Вы. Полет просто замечателен и он запомнится мне неизгладимыми ощущениями до конца моей жизни! Я просто получил сообщение, и мои планы несколько изменились.

— В договоре не предусмотрен возврат остаточной стоимости билета. Максимум, что я могу сделать для Вас, это заказать челнок, который отвезет Вас на станцию. Оплата услуг перевозчика за Ваш счет.

Антон сделал вид, что сильно огорчен, но произнес:

— Хорошо, а как быть с оплатой работ по диагностике состояния вашего охранного комплекса?

На счет Антона упало 1600 кредитов.

— Вторая летная палуба, через десять минут после завершения парковочных маневров. Челнок заказан, Вас известят, — сказал капитан и отключился.

Антон стоял посреди каюты и рассматривал свой багаж.

'Пожалуй, будет не лишним сменить одежку, а то эта посудина может сама рассыпаться от ветхости'.

Быстро переодевшись в летный комбез и прицепив на штатные крепления станер, Антон вызвал малую платформу для своего груза. Покидав вещи на платформу, неспешным шагом направился на вторую летную палубу.

Ждать пришлось не очень долго. После процедуры шлюзования, закинув свои кофры в челнок, Антон перешел на место пассажира.

— Пилот? — раздался голос по внутренней связи.

— Нет, просто боюсь!

— Ну, тогда иди сюда, будем бояться вместе, — сказал пилот и заржал. Дверь кабины приглашающе отъехала в сторону.

— Кол Дросс. Летаю на этом корыте. А ты на шарик или на станцию?

— Антон Пахомов. Техник и инженер. Хочу сменить лошадь на станции.

Пилот поперхнулся, — Сменить кого?

— На нашей планете есть такие животные, на которых передвигаются верхом. Их называют лошади. Когда животное уже не может везти седока, его меняют на другое, а предыдущую лошадь — пристреливают.

С удивлением взглянув на Антона, Кол произнес:

— Суровые обычаи на вашей планете.

— Есть немного. А как здесь с цивилизацией?

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, насколько дикие нравы процветают на станции?

— Странно ты говоришь. А насчет нравов — как и везде. Право сильного и хитрого.

— Ну, тогда все нормально. Действительно, как и везде.

За разговором челнок подлетел к станции, пилот поговорил с диспетчером и, получив коридор, пошел на стыковку. Когда процедура шлюзования завершилась, Антон выгрузил свои вещи и, скинув 100 кредитов на счет Колу, через искин станции вызвал такси.

Такси управлял человек, и Антон быстро выяснил у него, где расположена гостиница среднего уровня. Приказав вести себя туда, всю дорогу наблюдал за жизнью станции, вертя головой на 360 градусов.

Сначала шла промышленная зона, большие коридоры, широкие разъезды и масса автоматических платформ с различными грузами. Потом коридоры стали ниже, пока еще не утратив своей ширины, и появились боковые ответвления. Потом ширина коридора резко уменьшилась, оставаясь, тем не менее, достаточной для того, чтобы разъехались два такси. Появились площади, исчезли боковые ответвления. Потом они спустились или поднялись (все относительно) на несколько уровней и, наконец, въехав на площадь, остановились перед неким подобием дома.

— По местным меркам средние цены, средний сервис и неплохое питание.

Расплатившись с возницей, Антон зашел внутрь. Стилизация под деревянные панели, стиль похожий на земной Дикий запад.

— Я хотел бы снять номер на несколько дней.

Ответил мужчина, в костюме, отдаленно напоминающем ливрею, неожиданно густым басом.

— 25 кредитов в сутки без питания, 40 полный пансион. Дополнительные услуги по отдельному прейскуранту. Сколько дней Вы планируете у нас пробыть?

— Давайте пока остановимся на трех. Если я уеду раньше, деньги вернут?

— У нас солидное заведение. Семьдесят пять кредитов за номер, пятьдесят залог за возможные повреждения оборудования и обстановки. При выезде, если в порядке, залог возвращается. Если надумаете взять пансион, оформление в любое удобное время.

— Значит 125. Вот перевод, — по изменившемуся взгляду портье (или как тут его зовут), Антон понял, что деньги поступили.

— Карточка, — портье положил на стойку карточку размером с банковскую.

Из-за спины Антона вылез дроид — высокий цилиндр с ногами и руками как гофрированные шланги, подхватил его баулы и потопал к двери, теперь уже его, комнаты.

5. 3.

Номер находился на втором этаже, посередине длинного коридора, дверей на двадцать.

Дроид остановился перед номером так, чтобы не мешать постояльцу.

Открыв дверь с помощью выданной карточки, Антон вошел и огляделся. Следом вошел дроид, подошел к встроенному шкафу, который располагался около двери и, уложив в него кофры, как посчитал нужным (большие вниз, маленькие вверх), ушел, закрыв за собой дверь.

Стоя посреди комнаты, постоялец оценивал уровень местного комфорта.

Помещение, площадью около 10 метров квадратных, кровать, стол, два стула, совмещенный санузел и второй встроенный шкаф около санузла. Пищевого синтезатора не было. Ну да, ведь этот в ливрее намекал, что хочешь питаться в номере, плати дополнительно деньги. Скорее всего, он был, просто скрывался в какой-нибудь, заблокированной нише. Отделка стен напоминала деревянные панели, соответствуя стилю ресепшен, а на потолке, размещался фальшивый светильник, так как настоящий свет шел из потолочных ниш, не соответствуя установленным осветительным приборам.

— Бедненько, но со вкусом, — сказал новый постоялец и присел около стола.

***

Первым делом Антон зашел во внутреннюю сеть станции и выяснил расписание кораблей.

Те, которые его устраивали, уходили через один и три дня. Потом был перерыв на неделю и снова пара рейсов в нужную сторону.

Первый рейс следовал на планету Фелтон, расположенную совсем недалеко от границы с империи, но далековато от границы Фронтира, и это была конечная точка маршрута. Второй шел в сторону королевства Награ, на планету Гартуг, и перед границей империи была остановка на Просторе, оживленном пересадочном узле, с которого удобно было добираться как в центр империи, так и в сторону Фронтира.

Особенностью плана, разработанного Антоном совместно с Игроком, было то, что перед тем как покинуть благословенную империю Аратан, требовалось сменить личность. Самым простым вариантом такого действа, было принятие гражданства другого территориального образования. Причем желательно достаточно мутного, но имеющего, пусть и формальные, но дружественные связи с империей (как-то не очень хотелось оказаться на территории, где процветает рабство). Тогда это даст Антону фору и позволит, хотя бы на время, выйти из под контроля СБ Аратан, а там можно будет и направиться в сторону Фронтира.

С этих точек зрения, второй вариант маршрута был удобен тем, что до Фронтира оставался один прыжок. Наверняка на Просторе можно найти удобный вариант, чтобы без проблем покинуть империю. Но огромным минусом этого варианта было то, что граница империи, наверняка, находится под пристальным внимание СБ, и просто так уйти во Фронтир ему не дадут. Почему-то было такое чувство, что лучше спешить медленно, постоянно путая следы.

Первый вариант вроде бы отдалял Антона от Фронтира, но приближал к границе империи. Несомненным плюсом этого варианта было то, что оставаясь, все-таки, в относительной цивилизации, был выбор аж из трех карликовых территориальных образований, примыкающих к границе империи. И наверняка с Фелтона туда существовали постоянные рейсы, уж больно стратегически выгодно была расположена эта система.

Ладно, все эти варианты могут и подождать, а вот упускать возможность заработать немного кредитов, причем, на вполне законном основании, не хотелось.

Дав задание Игроку разработать план проведения операции 'Пиастры', Антон отправился в местное отделение общепита. Война войной, а кушать хочется всегда, как не банально это звучит.

Пока проходила дегустация местной кухни (смешно звучит — местная кухня, при повсеместном использовании пищевых картриджей и синтезаторов), был разработан и одобрен план, сравнительно законного изъятия лишних денег у страховщиков.

Первым пунктом этого плана стал звонок другу.

Подойдя к общественному терминалу, Антон оплатил использование услуг связи, предупредил Игрока о начале представления и набрал номер, указанный в рекламном буклете страховой компании. Так как он звонит с терминала, то разговор придется вести вслух.

Похоже, что номер, указанный для связи, проходил через коммутатор, и нужного клерка на месте пока не было. Наконец на том конце линии ответили.

Это была обаятельная девушка, на вид лет 25-ти, хотя с этими процедурами омоложения, может быть, ей было и 250. Вот голос точно был такой, что хотелось сразу бежать в эту компанию и страховать, страховать, страховать все, что у тебя было. Хотя и здесь мог быть какой-нибудь хитрый финт в виде добавления в голос обертонов, завязанных на частоту мозга клиента.

— Добрый день! Компания 'РискГарант' рада приветствовать Вас. Что привело Вас к нам? Если это проблемы, связанные с желанием сделать безопасной…

Голос журчал как сладчайшая музыка, но Антон, решив с самого начала, вести себя как деревенский увалень, просто сказал, подражая ковбойскому стилю:

— Вот что, милочка, ты дай-ка мне Вашего безопасника, да поскорее!

Девица осеклась и, задумавшись на мгновение, переспросила:

— Простите, кто Вам нужен?

— Мне нужен тот, кто занимается вопросами безопасности в Вашей богадельне.

— Послушайте, быть может, Вы ошиблись, и позвонили не по тому номеру?

— Слушай лапа, если ты все еще хочешь продолжать гнать пургу перед разными лохами и остаться работать на этом месте, переключай меня на вашу службу безопасности, а сама пока сходи и купи себе лакрийских сладостей.

Лицо куколки сделалось пунцовым, она чем-то пощелкала на столе, и картинка сменилась на упитанного борова, который выглядел, как минимум, на начальника самого главного начальника.

— Лерк Бран, сотрудник службы безопасности, что Вы хотели?

— Скажите Лерк, если компания потеряет, — Антон помекал, — ну скажем 25 миллионов кредитов, это будет хорошо?

Лерк собрался, как перед прыжком:

— Вы хотите сделать заявление?

— Не так быстро, мее-ее, Лерк. Сначала ответьте на мой вопрос.

— Если это касается именно нашей компании, то это, безусловно, плохо, — безопасник понял, что это любитель потрепать языком и внутренне расслабился.

— Ага-ага. Значит если кто-то, сообщит вашей компании, о том, что ей подготовили бяку на такую сумму, то это будет хорошо. Так?

— Для компании это будет, безусловно, хорошо, — Лерк начал испытывать раздражение, манера ведения разговора этим ничтожеством была просто босяцкая, и собрался свернуть этот никчемный разговор. 'Ну, еще пару фраз, и пошлю его собирать траву на дальних лугах'.

— А насколько эта, мее-ее, будет хорошо тому, кто сообщит о возможных убытках.

— Наша компания может рассмотреть вопрос о поощрении этого доброго человека.

— Ага. И на скока эта поощрения может быть.

— Это зависит от ряда причин, но думаю, что несколько тысяч кредитов, это очень реально и вполне адекватно проявленным устремлениям этого добропорядочного разумного, — победно взглянув на босяка, Лерк выдохнул. 'Ну, все, последняя фраза и мы расстаемся, информатор-вымогатель'.

— Ага-ага. То есть под протокол, если этот некто не сообщит компании о возможных убытках, то это будет плохо для компании на 25 миллионов кредитов. А если этот некто сообщит компании о возможных убытках, то компания на радостях, что сохранила свои 25 миллионов кредитов, заплатит этому некто несколько тысяч кредитов. Я все правильно понял?

Лерк вздрогнул. Только что этот увалень своим словоблудием заставил его признать тот факт, что страховая премия будет распределена в службе безопасности, а реальному информатору достанутся жалкие крохи.

Антон продолжал:

— А вот я слышал байку, что в законе есть такой пунктик, что сообщивший об этом может претендовать на половину страхового возмещения. Или это я смотрел закон для службы безопасности? Ась?

Кончики ушей Лерка стали холодными, а руки пылали жаром.

— Все глубоко индивидуально, и в любом случае обсуждаемо, — Лерку казалось, что своими взглядом он прожигает дыру в этом придурке, потому, что уже пару минут их разговор прослушивал его начальник, а никакого решения не вырисовывалось. И это сильно нервировало Лерка.

— Ну, тогда соедини меня с тем, с кем я могу все это обсудить предметно, так как с тобой чота обсуждать-та и нечага — Лерк непроизвольно вздрогнул, только что, этот недотепа опять показал ему, что весь его профессионализм не стоит и скорлупы, от выеденного яйца. Рука щелкнула по сенсору, и перед Антоном предстал другой персонаж этого фарса.

Сразу решив взять быка за рога и не дать загнать себя за красные флажки, этот сухопарый муж, одетый явно с какой-то очень дорогой иголочки, произнес:

— Значит так парень, или выкладываешь все как есть, и я лично решу, сколько кредитов ты получишь, или проваливай вон, так как и без тебя, у нас много работы.

Антон улыбнулся хищной улыбкой, представив своего преподавателя по сопромату, и, подражая его манере, заговорил тихо-тихо:

— Все что я говорил до сих пор, говорилось под протокол, и сейчас будет говориться под протокол. А ты, человек без имени, внимательно слушай. Сейчас и здесь ты обещаешь мне размер моего вознаграждения, который меня устроит — не меньше 50 процентов от суммы страхового покрытия. Только после подтверждения этих условий, я передаю Вашей компании информацию о готовящемся преступлении на груз, который застрахован вашей компанией. Причем, основываясь на моей информации (а это твоя работа, быстрый ты наш), Вам не надо будет ничего делать, даже поднимать свою задницу от стула, только позвонить и преступление будет раскрыто. Причем, за содействие в раскрытии этого преступления, Вас возможно еще и наградят, — как же Антону хотелось вставить — посмертно, но протокол, официальный протокол все же обязывал.

— Чтобы, никоим образом, не перекладывать на тебя одного ответственность за столь сложное решение, такую крупную сумму и ее распределение, будет достаточно, также под протокол, подтверждение согласия на это условие еще 3-х директоров компании. Теперь я отключаюсь, а у Вас есть два часа на принятие решения. Если же решение принято не будет, через три часа остановить это преступление будет невозможно. Тогда я с огромным удовольствием поделюсь этой информацией с Вашим допропорядочным партнером по бизнесу 'Страхование и Гарантия'. Я думаю, что за обещанные Вашей компанией кредиты, они с удовольствием воспользуется возможностью несколько пощекотать Ваши интересы на рынке, и показать, какие твердолобые сотрудники работают у их конкурентов. Ну, вот пока и все.

Антон отключился от терминала.

После столь зажигательной речи опять захотелось жутко есть. Пока тело проявляло признаки бурления плоти, мозг продолжал работу.

'Игрок! Твой ход. У тебя 1 час 50 минут до готовности'.

'Принято'.

В действие вступал второй пункт плана. Но от Антона здесь уже ничего не зависело, поэтому он спокойно побрел по площади, рассматривая лавки и магазинчики по пути.

А вот интересное место. Остановившись перед дверями магазина, парень рассматривал вывеску — два перекрещенных, наверное, еще пороховых пистолета с раструбами и лихо прыгающие буквы: 'У Сэма'. Надо зайти.

Внутри оказалось то, что и ожидалось — магазин оружия и аксессуаров.

— Я могу Вам чем-то помочь, или Вы просто решили посмотреть?

Около Антона нарисовался весьма колоритный персонаж — невысокий, достаточно плотного телосложения, лысый (лысый, это при повсеместном развитии медицинских и омолаживающих технологий) разумный, в несколько потертом, но достаточно дорогом комбинезоне техника.

— Да, Вы знаете, наверное, сможете. Меня интересует навесная защита от станера для пилотского комбеза. Что вы могли бы предложить на эту тему?

— Защита именно от станера? То есть от военного варианта?

— Ну, да. Что, ничего нет?

Продавец оглянулся и как-то странно дернулся.

— Вы знаете, есть, конечно, но это достаточно дорого и, наверное, более эффективны, все же, импланты.

В речи продавца проскользнули нотки недоверия и неуверенности. У Антона сложилось ощущение, что продавец имеет некий горячий товар, вот только показать его первому встречному он не хочет.

— Да и еще меня интересуют некоторые запчасти к оружию. С этим есть какие-то проблемы, или тоже лучше импланты?

Продавец ошарашено посмотрел на парня и несколько заторможено кивнул. А затем улыбнулся, и, видимо, на что-то решившись, произнес:

— Я оценил Ваш юмор. Давайте пройдем внутрь.

Войдя на склад, продавец пропустил Антона вперед и прикрыл за собой дверь.

— По защите. Есть броневые вставки, на стандартные места креплений для пилотского комбеза. Комплект. Держат до 30 стандартных импульсов из станера. Суммарно 90 импульсов, потом требуется зарядка. Есть броневые вставки для легкого скафа. Там уже есть встроенная защита, плюс дополнительное бронирование, итого суммарно — до 200 стандартных импульсов. А есть то, что, видимо, Вам и нужно — средний скаф. Производство аграфов. Поглощает энергию станера для своей работы. Поэтому практически нет верхнего порога пределу поглощения. Правда несколько некомплектен, но данная функция работает.

— Можно посмотреть?

— Да конечно.

Продавец завис на секунду, и откуда-то из недр склада приковылял дроид и поставил на стол кофр, несколько нестандартной формы. Продавец приложил к кофру руку и тот открылся.

Внутри находилось нечто, похожее на спортивный земной костюм, черного цвета.

Активировался игрок: — Бери не задумываясь, только вытряси из этого жлоба полный комплект. Он снял с него все вооружение и искин. Это скаф Древних.

Антон вытянул из кофра скафандр и разложил его на столе. Он напоминал земной закрытый водолазный костюм для дайвинга, правда, ткань была похожа на шелк, и прямо струилась в руках. Рукава и брючины заканчивались круглыми стальными манжетами. Шлем скафа отсутствовал, но на спине, около шеи, было небольшое уплотнение. Больше ничего в комплекте не было.

— И сколько стоит эта прелесть?

— Понимаете, это эксклюзивная модель. В империю не поставляется. 200 000 кредитов.

— А где все остальное? — Антон вопросительно поглядел на продавца.

Видимо ведя борьбу со своей внутренней жабой, продавец произнес:

— Есть несколько частей, которые достаточно сильно повреждены и вряд ли представляют для Вас интерес.

— Тем не менее, я бы хотел их осмотреть.

Продавец опять завис на секунду и тот же дроид притащил второй кофр.

Аналогичная процедура генной идентификации и на столе оказались:

— пара ботинок, в таком состоянии, будто в них совершили пешее паломничество по всем местам Земли раз 50,

— пара перчаток, с обрезанными пальцами и закрывающими только кисть руки,

— пара непонятных блоков, размером примерно с земную книгу,

— блок, похожий на полуметровый цилиндр,

— лицевой щиток от головного шлема,

— два небольших цилиндрика, размером с пальчиковую батарейку.

Скривив губы, Антон рассматривал и перебирал руками все части скафа, хотя Игрок внутри него орал уже в голос: 'Бери все! Бери все!'.

— Сколько за все?

— Скаф, как я уже сказал, 200 000 кредитов. А остальные части, я продам со скидкой, за все 300 000 кредитов.

— Хорошая цена, — парень подвигал губами, — но совершенно нереальна.

— Почему? Все что здесь лежит, практически в рабочем состоянии и при незначительном ремонте, будет полностью работоспособно.

— Это вы сами придумали или Вас кто-то научил?

— А что здесь не так?

— Не так? Ну, во-первых, все это, работает только вместе. И если Вы продаете скаф, то все остальное у Вас никто никогда не купит. Во-вторых, этот скаф, хотя и является достаточно интересной моделью, имеет ряд ограничений. Это я вам заявляю со всей ответственностью, как специалист по технике Джоре. А аграфы просто передрали их технологию. Так вот, чтобы запустить этот скаф, для него нужна соответствующая база знаний. А аграфы нелегальных продавцов своих баз — отстреливают без суда. А официальную базу на этот скаф, Вам не продаст ни один аграф. Отсюда вывод — все это технологический мусор, который Вам впарили, в надежде на вашу жадность и то, что данный предмет вы знаете плохо. Этого достаточно или еще вас порадовать?

Видя, как продавец скисает, Антон продолжил давление.

— Вы приобрели все это за сумму, составляющую максимум 50 000 кредитов. Причем Вас уверили, что все это, а особенно оружие будет прекрасно работать. Все оружие можно поставить на другие скафы, так как места креплений у них стандартны. И даже, наверняка, показали, как все это пристегивается к какому-нибудь простому скафу. Вот только забыли предупредить, что все оружие аграфов рассчитано на ментальное управление и оператор должен иметь пси параметр не ниже D0. Только вот такая беда, оператор с таким пси параметром в Содружестве зарабатывает достаточно денег, чтобы отказаться от беготни с оружием по населенным вооруженными маньяками местам. Поэтому никто, никогда не будет покупать у Вас то, что никогда не сможет использовать. А продать все это, Вы сможете только государственным структурам империи. Следом за которыми Вас посетят представители СБ, которым Вы, в свою очередь, после введения Вам соответствующих препаратов, расскажете все свои и чужие тайны с выражением дебилизма на лице и радостью от того, что, отвечая на вопросы, Вы служите империи. Правда, потом Вы так и останетесь дебилом, но кого волнует чье-то горе?

Продавец скис полностью.

— И что мне делать?

— Ну, вот уж не знаю. Максимум, что я могу сделать для Вас, это просто заплатить Вам 50 000 и освободить от этой тяжелой ноши, забрав два этих кофра.

— Семьдесят.

— Что семьдесят?

— В семьдесят тысяч мне обошлось все это.

Антон на секунду задумался, а затем сказал, рассчитывая только на удачу, так как сам в сказанное не верил:

— Хорошо пусть будет семьдесят. Но там должны быть еще детали.

— Да-да. Сейчас принесу. Вам, что-то еще надо?

— Да. Вот список того, что меня интересует.

Продавец быстро просмотрел список и сказал:

— Есть все, кроме аптечек. Точно таких нет. Но есть модели попроще или посложнее.

— Какие есть? — на нейросеть прилетел ценник, который тут же просмотрел Игрок и выбрал замену, — Вот эти, три штуки. Сколько за остаток?

— Тринадцать тысяч.

— Бонус?

— Могу предложить базу знаний по тяжелому импульсному ручному оружию 3-го уровня.

— Давайте.

Восемьдесят три тысячи ушли со счета Антона. Продавец пообещал доставить товар по указанному адресу в течение 30 минут.

5. 4.

Приближалось время второго акта операции 'Пиастры'. Для его выполнения нужно было приготовить сценическую площадку, чем и занимались дроиды, под руководством Игрока, пока автор пьесы осуществлял легкий перекус.

Второй акт транслировался из номера Антона, но Игрок, почти два часа, готовил сцену, поэтому, отследить место действия было достаточно затруднительно.

Наконец время настало.

Антон, через наручный коммуникатор, набрал номер страховой компании. После обычного ожидания, опять появилась сексуальная заставка.

— Добрый день! Компания 'РискГарант' рада…

— Достаточно, соединяй со службой безопасности.

Услышав голос Антона, девушка вздрогнула и, нервно дернув руками, переключила абонента.

На экране коммуникатора появился Сухопарый.

— Ну, что, решение принято?

— Чем ты докажешь, что данные, которые ты сообщишь, достоверны?

— Я не услышал ответа на свой вопрос, — парень решил не выходить из образа прожженного интригана, а сопутствующий эмоциональный фон и сценарий переговоров контролировал Игрок.

— Да, если данные, которые ты предоставишь, будут достоверны.

— Тогда поступаем следующим образом. Сейчас, на Ваш адрес я отправляю форму протокола и генетический идентификационный код разумного.

На мой адрес, Вы мне пересылаете четыре протокола, в которых отражены обязательства компании перед разумным, определяемым по генетическому идентификационному коду, на выплату этому разумному единовременной суммы вознаграждения.

Форму протокола, который вы подписываете, и генетический идентификационный код разумного я готов Вам оправить немедленно.

После того, как я получаю Ваши протоколы, Вам направляются мои протоколы, о состоянии груза и мерах по предотвращению его утери.

Все действия по предотвращению потери груза, должны быть проведены, до 12 часов завтрашнего дня. По поступлении средств на счет разумного, взаимные обязательства считаются выполненными, и стороны не имеют взаимных претензий.

Если до 13 часов завтрашнего дня на мой счет не поступают указанные средства, считается, что компания 'РискГарант' не выполнила свои обязательства и дело передается юридической компании, которая и будет заниматься выбиванием средств из компании должника.

Вопросы есть?

— Как мы узнаем о правдивости предоставленной Вами информации?

— В протоколе, который Вы получите, на этот счет есть отдельный пункт, юридически значимый, в котором говорится о том, что если информация, предоставленная разумным, является ложной, то стороны взаимных претензии не имеют и разумный требовать деньги не имеет права. На изучение протокола и завершение всех формальностей у Вас есть час. Если за это время Вы не пересылаете все протоколы, то далее считаем свободными друг друга от взаимных обязательств.

Хотелось бы сразу предупредить о следующем. Сейчас вы пытаетесь активным сканированием, вычислить место моего пребывания. Не надо. Во-первых все равно не найдете, а во-вторых прочитайте протокол. Далее — мстить не надо. Лучше ищите крысу в своих рядах, потому что акция, которая готовится к проведению, срежиссирована очень тщательно и готовилась долго.

Если возникнут вопросы, в протоколе есть почта, на которую можно писать. Но ответить смогу не сразу.

Это все. Пересылаю протоколы.

***

Антон прервал связь и задумался. Все ли удалось учесть? Ведь ясно же, что будут и искать и мстить и пытаться сделать еще много разных пакостей. Ладно, всего не предусмотришь.

Как там любила говаривать одна его земная знакомая, наступая в очередную яму с дерьмом — надо преодолевать трудности по мере их появления. Вроде логично. Но правильнее будут не попадать в них. Тогда отпадет необходимость преодолевать.

— Игрок! Какие новости?

— По операции 'Пиастры' новостей нет. Мониторю сеть, они уже ищут тебя в соседней системе.

— Ну, удачи им. А что по скафу?

— Все хорошо. Нужны только расходные для авторемонта, тогда можно будет использовать и плазменную пушку. Там повреждение незначительны, но без ремонта не обойтись.

— Что нужно для ремонта?

— Расходные. Все можно купить на местной бирже. Единственное, что КССМ текринит не продается малыми количествами, только от одной тонны. Столько нам не надо. Пытаюсь найти поставщика на малую партию.

— Хорошо. Какая сумма выходит по расходным.

— Около 10 тысяч кредитов. Дешевле не получится.

— Не парься, доступ у тебя к счету есть, покупай с доставкой. Я спать. Если будут новости или проблемы буди сразу.

— Хорошо.

— Слушай, а нельзя купить какой-нибудь блок и распотрошить его на текринит.

— Текринит применяется в достаточно малых количествах, и если покупать блоки и потрошить, то выйдет дороже контейнера на тонну.

— Да, тоже не айс. Ладно, все.

Антону снилась Земля.

Снилось то, что казалось память, давно похоронила, под ворохом новых наслоений.

Детский сад, школа, школьные проказы, институт, лица друзей и закаты.

В стародавние времена, он, вместе с родителями был на море, и вот там… Там были такие закаты. Нет, не так. Там были такие ЗАКАТЫ, что у него, тогда еще совсем мальца, сердце то уходило в пятки, то пыталось вырваться из груди навстречу этому солнцу.

Казалось, глаза только-только закрылись, как раздался вызов по нейросети.

— Антон! Проснись.

— Да-да, уже не сплю.

— Первое. Пришли протоколы. Все подписаны. Я переслал наши материалы. Второе. Скаф готов к подгонке. Его нужно одеть.

— Ну, блин, ты и трудоголик. Ладно, в душ и на примерку новой шкурки.

Скаф лежал на столе в состоянии готовности. Как пояснил Игрок, настройка скафа требовала активации некоторых систем, которые без генетической привязки не запускались.

Одевался скаф, как обычный комбез, только застежки были сзади. Ну, вот и как их застегивать без помощников? Но все оказалось проще. Стоило только одеть 'брюки', как скаф стал обретать некоторую жесткость, и натянуть 'рубашку' оказалось совсем легко. А с застежкой все решилось само. Само, в смысле скаф застегнулся сам. Просто вдруг ррраз — и стал единым целым. Наружу торчали только ступни ног, запястья с пальцами рук и голова. По телу прошелся мускульный валик, и скафандр усел по фигуре. Ботинки, просто облепили ноги и сами пристыковались к брючинам. Потом по подошве прошла волна воздуха, и ногам стало комфортно до умопомрачения. Сделав несколько шагов по комнате, Антон понял, что снимать это чудо не хочется совершенно. Никогда, ни одна обувь на нем не сидела так. Нет-нет, не си-де-ла. Не сливалась. Не предугадывала движения. Не массировала ступни. Не… Да еще тысячи нет. И самое странное, что скафу нравился Антон. Было такое чувство, что скафу доставляет удовольствие защищать Антона. Было чувство преданного друга, который готов встать на твою защиту без лишних слов и положить свою жизнь, просто потому, что его друг нуждается в защите.

— Ну как? — Игрок спросил, как усмехнулся.

— Да я даже не знаю как. Он что живой?

— Псевдоживой. Теперь чувствуешь, что потеряли разумные?

— Нет слов. Что делать дальше?

— Возьми генератор щита и приложи к груди.

— Генератор это что?

— Пластина потоньше.

— А он не упадет?

— Нет, он сам встанет в нужное место.

Пластина щита встала как влитая на грудь и слилась с материалом скафа. Не осталось ни щелей, ни выступов. Просто в районе груди стало немного плотнее, но движения пластина не сковывала.

— Теперь аптечка. Приложи ее в районе позвоночника к пояснице.

Антон взял последний прямоугольник, похожий на земную книгу и приложил на место. Аптечка плавно переместилась на место.

— Ой, она меня уколола!

— Генетическая идентификация. Дроиды заменили активные компоненты. Теперь аптечка синтезирует боевые коктейли и лечебные растворы под твои генетические параметры. Все вещества пройдут дополнительную очистку и стерилизацию. Теперь искины.

— А это что?

— Видишь два цилиндра, похожие на ваши батарейки. Один к левой стороне щита, другой к правой.

— Какой куда?

— Не имеет значения.

Антон взял со стола 'батарейки' и поставил их на место. Как только искин оказывался на месте, он втягивался внутрь и уходил под край панели щита. После того, как второй искин встал на место, в голове Антона прозвучал мужской баритон:

— Боевой скафандр легкого класса 'Защитник-10' приветствует Вас, Хозяин. Все системы активированы. Отсутствуют системы вооружения. Нет тактической лицевой панели. Нет универсальных креплений. Требуется провести диагностику работы систем. Требуется настройка систем под моторику Хозяина. Заряд батарей остаточный, меньше 10 процентов. Требуется не снимать оборудование с тела Хозяина в течении 24 часов.

— Тактический искин 'Защитник-17' приветствует тебя Хозяин, — этот искин говорил женским уверенным голосом, впрочем, не лишенным определенного шарма, — обнаружен искин Защитник-10, обнаружен искин Панорама-3С. В целях повышения эффективности принятия решений рекомендую объединить искины в кластер.

Антон понял, что если обнаружится еще что-то, то ситуация явно выйдет из-под контроля и надо срочно брать дело в свои руки.

— Защитник-10, приказываю принять имя Скаф. Защитник-17, приказываю принять имя Тактик. Провести создание кластера искинов. Провести полную диагностику оборудования и составить отчет о достижении максимальной боевой эффективности в формате ресурс-время готовности. Для штатного общения назначить старшим Тактика. В случае критических ситуаций выходить на меня сразу, минуя командную вертикаль. Ко мне обращаться Антон.

— Принято — отозвался Тактик, — старший, епрст.

— Принято — отозвался Скаф.

— Принято — отозвался Игрок.

— Игрок, командуй дальше.

— Антон, установи лицевую панель. Для этого просто поднеси ее к лицу и представь, что закрываешь шлем.

Взяв со стола лицевую панель, парень мысленно представил себе, как забрало шлема закрывается. Хорошо, что Антон держал панель за внешнюю сторону, потому, что сразу вокруг головы образовалась сфера, с лицевой панелью, интегрированной в края шлема. Руку отбросило от лицевой панели, а перед глазами появилась тактическая сетка с оценкой опасности окружающих предметов и масса служебной информации. Полюбовавшись минуту на разноцветные огоньки и строчки информации, решил больше не экспериментировать без подсказки. Представив себе, что собирается открыть забрало шлема, парень приготовился поймать лицевую панель, но тактическая сетка и служебная информация пропали, а панель не выпала.

— Игрок! Куда она делась?

— Антон! Мы восстанавливаем функциональность скафандра, поэтому все компоненты занимают штатные места. Панель находится сзади на уровне шеи.

Руками потрогав скафандр, пришлось убедиться, что искин прав.

Дальше, еще в течение часа были установлены:

— малые щиты на руки и ноги,

— универсальные крепления,

— набор универсальных интерфейсов,

— батареи резервного питания.

И наконец, приступили к самому интересному.

— Антон! Одень левую перчатку.

Антон послушно одел на левую руку пародию на перчатку. На Земле, в последнее время, стало очень модно перчатки с обрезанными пальцами называть тактические. Вот и здесь, в таком крутом скафе, кто-то круто пошутил и взял для комплекта такие тактические перчатки.

— Какая лажа! — в словах парня сквозило неудовольствие.

— Ты в этом уверен? — Антону показалось, что все искины разом хрюкнули, подавившись смехом, только от самого скафа пришла волна обожания и поддержки.

— Просто представь себе, чтобы эта перчатка стала полной.

Не успев подумать, как это будет выглядеть, Антон увидел на руке, уже не тактическую, а просто-таки футуристическую стальную перчатку, состоящую из черненых чешуек, размером с однокопеечную монету. Глядя на эту перчатку, так и хотелось подойти к стене и хорошенько приложиться, и было чувство полной уверенности, что стена не сможет противопоставить этому удару ничего.

Перчатка сидела на руке, как вторая кожа. Попытавшись сжать кулак, Антон не ощутил никакого неудобства, более того ему показалось, что чешуйки перестроились и теперь стали похожи на монолит. Решив приколоться, парень представил рыцарскую перчатку с шипами на костяшках пальцев. И вот после этого даже присел на кровати.

На его руке красовалась латная перчатка рыцаря-крестоносца, а на месте костяшек торчали острые стальные 2-х сантиметровые шипы. И опять никакого неудобства рука не ощутила.

Решив, все же поставить эту перчатку в логический тупик, Антон представил в руке нож, такой когда-то он видел в фильме про разведчиков. Черненое лезвие, специальная заточка, пила по металлу…

Глядя на нож мечты в своей руке, ему осталось только произнести:

— Ну, ты глянь, до чего техника дошла!

Тут уже искины явно подавились смехом, а парень, сидя на кровати, таращился на свою руку, на которой опять была тактическая перчатка.

— Антон! — Игрок обратился к находящемуся в ступоре парню, — может быть, прервемся. Судя по показаниям медицинских датчиков, тебе требуется некоторое время на адаптацию.

— Наверное, да! Надо прерваться.

Совершенно не задумываясь, Антон снял перчатку с руки, и положил ее на стол. Сделав пару шагов к кровати, он остановился и посмотрел на руку, а затем на перчатку.

— Это как я сделал?

— Адаптация. В тебе пробудился механизм ментального управления и теперь нужно время на балансировку твоих возможностей и осмысления реальности.

— Да, кстати, Игрок, а как мне выучить язык Древних. Там на лицевой панели все как-то непонятно.

— Есть несколько решений. Первое. Найти языковую базу Древних и выучить ее. Скорее всего, этот путь труднодостижим. Древние жили задолго, до Джоре, и тем более людей в их сегодняшнем виде. Второе. Взять существующие языковые базы и попросить Тактика составить словарь слов и понятий, которые загрузить тебе. Полного знания языка ты не получишь, но общие понятия тебе будут доступны. Третье. Просто посидеть с Тактиком за интерфейсом лицевой панели, и сделать адаптацию понятий на любой удобный тебе язык.

— Слушай, а ведь продавец говорил, что этот скаф производства аграфов. Значит, кто-то у аграфов знает язык Древних, раз смог активировать этот скаф.

— Антон! — к разговору подключилась Тактик, — не хочу тебя огорчать или радовать, но аграфы не управляли этим скафом и ничего в нем не меняли. Тем более в интерфейсе. Скорее всего, кто-то из знакомых продавца, смог найти какую-то базу Древних. Но, скорее всего, это были просто остатки базы. Все дело в том, что в штатную комплектацию этого скафа, входит один комплект интерфейсных разъемов, а их было два. Конечно, на этот скаф их можно установить и больше, но согласись — это не логично. Мы не помним активации скафа, кем-то, кроме тебя, за последние 10 000 лет. Кроме всего, есть компоненты не от этого скафа, но они были отданы продавцом, как часть комплекта. Есть еще много мелких моментов, которые долго перечислять, но с вероятностью 96 процентов, этим скафом не пользовались со времени его деактивации.

— Нам может что-то дать новый разговор с продавцом?

Общение искинов и Антона, шло так естественно, что парень перестал понимать, кто из них кто и ловить себя на мысли, что говорит с машиной. Если это и были машины, то такие, до которых даже аграфам с их развитой технологией вряд ли угнаться.

— Скорее всего, нет, — к разговору опять подключился Игрок, — Если подробно проанализировать поведение продавца, то станет понятным, что этот скаф нашли не вчера, он достаточно долго находится у продавца, потому что, сбывать такой товар первому встречному, вряд ли разумно. Значит, продавец исчерпал свой лимит выдержки, и решил сбыть залежалый товар, кому придется, только бы взяли.

За разговором незаметно приблизилось и время сна, и, решив все события этого дня спокойно пересмотреть во сне еще раз, главный герой отправился спать.

5. 5.

Утро началось с того, что доставили заказанный Игроком набор расходников для скафа (Игрок, все-таки, смог уболтать продавца и приобрел все необходимые материалы). Поэтому, под управлением искина, дроиды бросились мостырить самодельные брикеты комплексных расходников. В данный момент необходимости в большом количестве расходников не было, но учитывая тот факт, что группе авантюристов в скором времени предстоял переезд, имело смысл максимально минимизировать объем ручной клади.

Совершив утренний моцион и перекусив, Антон загрузил самодельный картридж в скаф (для этого в скафе сформировался карман, в который и был пересыпан серый порошок). После этого парень чуть не утонул в чувстве нежности, преданности и довольства, которым наградил его скаф.

Чтобы активировать ремонт плазменной пушки, Антон установил на плечо странную трубу из комплекта скафа.

Нацепив перчатки (которые в собранном виде совсем не выглядели грозным оружием), парень уже собрался выйти в банк, но был остановлен Тактиком.

По предложению искина, было получено разрешение на включения режима маскировки, и это привело к тому, что скаф стал выглядеть, как навороченный пилотский комбез. Чтобы соответствовать образу крутого пилота, на скафе был размещен и станер, который в свою очередь выглядел, как стоппер. Кстати все искины, признали модернизации Игрока очень разумными, и присвоили ему звание заслуженного мастера оружейника.

Идти до банка было не очень далеко, и Антон решил прогуляться пешком. На банковской площади, парень с удивлением увидел офис той самой страховой компании, с которой проводилась операция 'Пиастры'

Войдя в отделение банка, он был остановлен охраной, которая попросила сдать на временное хранение его оружие и после этого пропустила внутрь.

***

Открытие счета по генетическому коду заняло около 15 минут. При открытии счета, Антон особенно поинтересовался клиентской сетью банка и был крайне обрадован тем, что операции этого банка проводятся по всему Содружеству, в том числе и во Фронтире, причем, если в месте операции существует гиперсвязь, то стоимость этих операций не отличается от стоимости во всем Содружестве. Обслуживание во Фронтире стоило незначительно дороже, но опять же, было завязано на наличие гиперсвязи.

Особым условием своего счета, парень поставил съем любой суммы, даже в один кредит, только при его личном участии. В общем-то, операции по счетам, открытым по генетическому идентификатору, и так проводились только при участии владельца счета. Но береженого, как известно, берегут и высшие силы.

***

Время около 11. Самый раз перекусить. Антон зашел в кафе и присел за свободный столик. Заказав куафе с пирожным, принялся изучать расписание полетов. Сейчас его интересовало время прибытия и убытия выбранных кораблей и наличие свободных мест.

На рейс до Фелтона билеты были, и их было достаточное количество, чтобы выбрать одноместную или двухместную каюту. Стоимость перелета была относительно не высока — от 1500 кредитов. Рейс отбывал около 23 часов и, если дела повернуться удачно, можно было даже успеть.

А вот с рейсом до Простора, была засада.

Билеты пока были, но особого выбора не было. Из малонаселенных кают, остались только 2-х местные, да и тех было всего 3 штуки, на самых дешевых палубах. Да и со стоимостью было не очень весело. Стоимость билетов начиналась от 3500 кредитов и это в 4-х местные каюты. А стоимость 2-х местных была просто ошарашивающей — от 8000 кредитов за место.

Что делать! Объяснялось это неспокойной обстановкой в приграничных районах и близостью Фронтира. Да, в общем, чем не объясняй, если есть возможность урвать дополнительные деньги и люди сами готовы эти деньги выложить, то годятся любые объяснения, даже если они и лживы.

Вот тут и стоило призадуматься. Рвать из империи как можно скорее, в сторону Фронтира, соревнуясь по степени упаковки в каюту с земной селедкой, или неспешно, на бизнес палубе с комфортом в одноместной каюте и стюардом под боком (не в смысле постельных утех, а в смысле подай-принеси).

Да в такой ситуации стоило призадуматься.

Антон посмотрел на часы: 12–15. И тут к нему на нейросеть пришло оповещение о переводе денежных средств. На счет, открытый Антоном, около полутора часов назад, пришел перевод на сумму в 13 367 500 кредитов. А приличненко так. Значит, реальная страховая стоимость груза была еще выше, чем Антон оценивал. Ну, вот и ответ. Теперь можно было с чистой совестью выдвигаться на Фелтон.

Сразу забронировав билет, в одноместную каюту первого класса на имя Стива Роупта, парень стал прикидывать, чем бы заняться в оставшееся время. Середина дня, особых развлечений нет, да и не предвиделось, поэтому…

Антон решил посмотреть на местное отделение компании 'Нейросеть'.

Менять нейросеть нужно было все равно, поэтому стоило проверить доступность каких-нибудь новинок.

Да и новая мысль, что пришла в голову совсем недавно, требовала проверки. Надо было приобрести еще одну специальность. И по здравому размышлению Антон решил, что это должна быть специальность медика. И специальность именно медика, а не медтехника.

Медтехник в основном работал со стандартным оборудованием, таким как медкапсулы разных направлений. Это лечебные, реанимационные, тренировочные. И если требовалось стандартное медицинское вмешательство, то и использовались стандартные методы и приборы. А специальность медика предполагала использование таких аппаратов как кибердоктор, которые могли делать и нестандартные вещи. Ведь в одном из ста случаев и нужен был именно кибердоктор, а не медкапсула, потому что и случай был нестандартным.

Так что, парень решил попробовать освоить эту специальность, тем более что, в его дальних странствиях, эти знания были бы очень востребованы.

На всякий случай, Антон решил проверить почту, которая была оставлена для неспешной связи с господами страховщиками.

— Игрок! Твой выход.

Игрок через хитрые пути в галонете добрался до почты страховщиков и переслал файлы на другие источники. Потом, каким-то образом открыл эти файлы, переписал содержимое, не используя почтовых программ. Потом, снова погонял данные по межпланетным просторам и в итоге, через полчаса сбросил на нейросеть два письма. Кстати письма еще два часа гонялись по разным адресам, на предмет наличия следящих систем, а затем легли в почтовые ящики, чтобы никогда не быть открытыми. Не известно, сколько липовых адресов засветил Игрок, но удовольствия доморощенным детективам доставил, наверняка, массу.

***

В первом Антона благодарили за оказанную услугу и предлагали дальнейшее сотрудничество. Как ни странно, это письмо было написано тем самым сухощавым начальником ихней СБ. Брег Стаскол, бывший полковник СБ Аратан, выражал крайнюю степень удовлетворения от взаимного сотрудничества и был сильно удивлен безупречным доказательством, в чем снимал перед мастером интриги шляпу. Тем не менее, называл Антона удачливым засранцем и изрядным прохиндеем.

А вот второе письмо было более чем любопытно. В нем мастеру интриги конкретно обещали открутить голову, потому что он, влез не в свои дела и нагадил в карман большим и уважаемым дядям, забрав их деньги. И до тех пор, пока голова этого негодяя не украсит их жертвенный забор своими пустыми глазницами, не будет ему ни сна, ни покою. Естественно, это письмо было без подписи и кроме угроз ничего не содержало.

Прочитав почту, Антон успокоился.

'Ну, все как обычно. Кому-то плохо, когда другому хорошо'.

***

Представительство компании 'Нейросеть' нашлось там, где и ожидалось — на самом фешенебельном уровне в окружении фонтанов и зеленых лужаек. Так как на станции было сложно построить 100 этажное здание, то здесь решили построить 50 двухэтажных офисов (шутка). Офисов было не 50, но где-то десять точно. Что делать — 'Нейросеть' — это имя. А имя надо поливать кредитами, иначе другие товарищи будут пить из твоего денежного потока.

Как обычно, на входе у Антона забрали стоппер, пообещав вернуть — 'почищенный и заряженный' — на выходе. Обычного вида клерк на ресепшене главного входа внимательно выслушал и пригласил пройти в кабинет, в котором уже ждал личный менеджер.

Разговор, как водится в таких случаях, начался с белозубой улыбки в 64 зуба (два ряда по 32, а что вы хотите — акула империализма, в его самой высшей межпланетной стадии) и взглядом, выражающим готовность, сделать для такого клиента все-все-все. Кстати, немаловажным фактором такого 'дружеского' отношения к клиенту, видимо, стало то, что искины Антона ('А ведь наверняка это Тактик, — вот достану и буду катать по столу, пока у нее голова не закружится' — подумал парень) решили приколоться. Как только клиент занял предложенное кресло, скаф изменил маскировку так, что стало казаться, будто Антон одет в костюм, пошитый из бумажных ассигнаций по 1000 кредитов.

— Добрый день. Меня зовут Карт Киол. Я Ваш персональный менеджер. Что-то будете пить?

Антона прямо так и подмывало сказать — А как же, все, что есть подороже и в двойном размере, неужели не видишь.

— Вы знаете Карт, давайте я Вам изложу свою проблему, а затем подумаем и, возможно, что-нибудь выпьем.

Карт улыбнулся своей фирменной улыбкой и прямо превратился в одно большое ухо. Все для клиента, все для блага его. Любой каприз… Ну и так далее по шаблону.

— Видите ли, в чем дело Карт. В свое время, из-за ограниченности в средствах, я был вынужден поставить достаточно простую нейросеть. Однако время пришло, и ее возможности стали сдерживать мое развитие. Поэтому мне бы хотелось сейчас, если у Вас, конечно, есть в наличии, установить нечто более совершенное. Ну и плюс максимально возможное расширение, которая дает эта нейросеть. Кроме этого, я бы хотел купить у Вас набор баз знаний медика, очень желательно в военной или максимально приближенной к ней конфигурации. Кроме этого, я бы не отказался от некоторых баз, исключительно специальной направленности, если Вы меня правильно понимаете. В недалеком будущем, я собираюсь посетить места, изрядно обойденные вниманием цивилизации. Поэтому, в тех местах — надежда только на себя. И мне бы хотелось быть максимально к этому готовым.

Антон прекратил лить патоку в уши менеджеру, а своим искинам сказал: 'Тактик, найду твою задницу и буду тебя щекотать переменным напряжением, ну очень высокой частоты, до тех пор, пока твоя шутка не дойдет до тебя самой'.

Скаф медленно поплыл и стал цвета хаки.

Пока менеджер впечатлялся переменой маскировочного цвета, парень добавил:

— Вот видите, попробовал запрограммировать другой цвет, а знаний не хватило.

Антон снова ощутил, как искины прыснули от сдерживаемого смеха.

— Вы знаете, давайте подойдем к решению вашей задачи поэтапно. Сначала проведем ваше полное обследование, чтобы понять, какая нейросеть и импланты подходят Вам более всего, а затем обсудим вопрос по базам знаний.

— Хорошо, давайте так и поступим.

Парень поднялся и вопрошающе глянул на менеджера, тот показал рукой — подождите. В этот момент открылась дверь кабинета и вошла ослепительно красивая девушка.

— Сара Брока, наш медик, она займется Вами, а я пока подготовлю наше предложение.

Впервые в этом мире, существо противоположного пола вызвало у Антона столь бурную реакцию, что даже аптечка отреагировала. Тактик бесцветным голосом проинформировала: 'Произведена коррекция гормонального фона'. И пока пациента вели на процедуры, впереди плыл образ небесного ангела, который вел за собой чадо неразумное.

В кабинете медика, Сара провела Антона к саркофагу и сказала, плавно указав рукой:

— Раздевайтесь и ложитесь в капсулу, — и ушла за ширму из полупрозрачного стекла.

Парень приказал скафу раскрыться, подставил руку под Игрока и мысленно приказал ему: 'Слезай, нечего тебя светить перед разными сканерами' и поднес руку с искином к скафу. Тот змейкой нырнул внутрь и скрылся. Аккуратно положив скаф на стул, перед тем, как залезть внутрь саркофага, Антон приказал: 'Тактик, за вами контроль обстановки, если будет опасность для тела применять оружие без разговоров'. Тактик подтвердила приказ, и хозяин полез в медицинский тестер.

Видимо заметив, что клиент занял нужное положение, Сара дала команду, и крышка саркофага стала закрываться.

***

Когда Антон вернулся к менеджеру, тот уже изучал полученные данные, которые были выведены, в том числе, и на настенный головизор.

— Ну, что ж. Ваши данные более чем впечатляют. Интеллектуальный коэффициент 206 единиц без нейросети — это очень хорошо. А индекс псиактивности D9 — это вообще сказочно. Может быть, не стоит ехать в дальние края, лучше поработаете у нас?