Времена без Героев (СИ) (fb2)

- Времена без Героев (СИ) (а.с. Огненный дождь-2) 2.23 Мб, 686с. (скачать fb2) - Денис Викторович Субботин

Настройки текста:



Субботин Денис Викторович. Времена без Героев

Пролог

Охота! Бешеный скок во весь опор по узкой лесной тропинке. Всадник, изгибается в седле и всячески уклоняется от мечтающих выбить тебя из седла ветвей, горя жаждой лишь одного - догнать измотанного, но все еще не сдающегося тура или дика. Кронпринц самого могущественного государства Терры, Отто, несмотря на свои одиннадцать отроческих лет, любил именно такие кровавые забавы. Отец ему в этом не препятствовал, справедливо полагая, что подобные развлечения лишь закалят будущего императора… Ведь станет же он когда-нибудь императором! Когда умрет его могущественный отец, император Теодор Великий!

Императорский Парк в Месяц Увядания - самое подходящее место для охоты. Здесь достаточно красиво, чтобы матушка-императрица не протестовала против прогулки, здесь хватает пока еще диких зверей, которых можно взять стрелой или рогатиной. А чтобы и впрямь не приключилось беды, рядом с сановным юнцом охрана - два десятка "Серебряных" из одноименного гвардейского "природного" легиона - сплошь потомки лучших нобльских фамилий, да шестерка магов - по одному от каждого ордена, кроме разве ордена Смертной Магии. Каждый из воинов стоил десятка. Каждый маг, хоть здесь и были только друиды, также был отправлен сюда, как самый лучший и умел немного больше, чем любой равный ему по званию в Башне… Всего же, с егерями, выжлятниками и доезжачими, охота состояла из ста человек. Небольшая охота, каких каждый месяц в Империи случались сотни.

Драконы появились над охотниками внезапно, как только те вымахали во весь скок на широкую поляну. Два небольших, шагов с десять в длину, потому юрких черных ящера с крыльями еще с высоты двух перестрелов ударили по сбившимся в кучу всадникам огненными шарами, разрывавшимися с треском и большим для охотников уроном. Гвардейцы, как бы смелы и умелы они ни были, ничего не могли поделать, ибо стрелы просто не долетали, а сами они крыльев, чтобы достать в небе врага, не имели. Увы.

Что же до магической шестерки… Их кто-то очень умело и вовремя лишил силы. Всех. До единого.

Один из магов, молодой и ранний, а потому наглый и самоуверенный друид Серебряного Крыла все же рискнул. Его сила в тот час была на подъеме… Не смотреть же молча, как гибнут, бесплодно пытаясь поразить чудищ, верные присяге гвардейцы и обезумевшие от ужаса егеря… Он даже не стал ничего изобретать, справедливо полагая, что надежнее положиться на то, что знаешь лучше всего, и призвал, закрыв глаза и раскинув широко руки, Шквал . Должно было получиться красиво - драконов сминает невидимый глазу порыв ветра, ломает крылья, сметает из неба… Ну, а онемевших в отчаянии товарищей друида слегка окропляет изумрудной драконьей кровью…

…И тут же закричал от дикой боли - его магия отказывалась подчиняться, кольцо вспыхнуло и рассыпалось в прах, из ушей, глаз, рта хлынула темная, пенящаяся кровь. Дико воя от боли и пытаясь любым способом ее заглушить, маг рухнул на землю и очень быстро затих. Его собственная магия предала его…

Провалившаяся попытка юного мага могла бы образумить магов, но каждый собственной кровью поклялся перед своими магистрами в том, что защищать кронпринца будет до смертного часа и даже после него. Они один за другим пробовали хоть что-то сделать, и один за другим падали мертвыми. Не сдался не один…

Не сдались и палатины. Они скорее от отчаяния, чем на что-то надеясь, метали во врага стрелы, некоторые радостно вскрикивали, когда им казалось - попали. Но два черных дракона продолжали неспешно виться над поляной и расстреливать их огненными шарами. Егеря и прочие охотники просто разбежались, в чем их нельзя было даже винить. Они - охотники, и не нанимались сражаться с чудовищами, которые, как известно, давно уже мертвы…

Когда последний защитник пал мертвым, один из драконов медленно приземлился. Вблизи, вот как сейчас, он выглядел прекрасным - со своей черной, переливающейся синеватым шкурой, с пылающими красным огнем глазами и длинным остроконечным языком, то и дело по змеиной привычке выбрасываемым между зубов. Огромных зубов, которые такого мальчика, как Отто, перемелют вместе с кольчугой!

Дракон медленно и неуклюже - ходил он все же хуже, чем летал, подошел к одиноко стоящему спиной к дереву Отто. В руке у мальчика сверкал настоящий, лучшего харалуга меч, но дракон не обратил на него никакого внимания. Впрочем, и подходить близко не стал. Встав в некотором отдалении, он пристально уставился в глаза принцу своими красными глазами и вскоре Отто почувствовал, как голова его кружится, руки слабеют а воля к сражению испаряется, как снег весной. Меч с шорохом упал в траву, ноги подогнулись и Отто беззвучно упал рядом с мечом. Впрочем, его почти сразу подхватили гибкие пальцы дракона, уложили в особую, явно человеческой работы сумку, подвешенную под грудью… Широкими прыжками разбежавшись, дракон резко взмыл в небо, пристроился к своему собрату и оба крылатых зверя быстро удалились прочь. На полдень.

Император Теодор, несмотря на свой юный для правителя возраст - двадцать семь лет, заслужил уже прозвище Великий. Причем звали его так даже враги, не только лизоблюды из числа придворных. Теодор был высок ростом, силен и красив, одновременно - жесток. Его, впрочем, любили и в народе, и среди нобилей, и среди воинов. Среди воинов - особо…

Сейчас Теодор шел по коридору - как всегда быстрым шагом, почти бегом, нарушая все установленные столетиями обычаи, сильно оторвавшись от охраны и свиты, многочисленной и бесполезной, зато обязательной. Какой в ней смысл, какой смысл в охране из "золотых палатинов" в собственном дворце, в Императорском Белом Дворце, где через каждые десять шагов - охрана, где везде - соглядатаи Тайной Стражи и где шагу нельзя ступить, чтобы не наткнуться на человека графа Мальфреда Ролосского! Впрочем, Теодора хорошо учили, он помнил свои обязанности… А, вот кстати, и сам Мальфред Ролосский, собственной персоной поспешает со встревоженным лицом навстречу своему императору и повелителю!

- Что нового, граф? Ты, наверное, хочешь рассказать мне про очередного базиликанского шпиона, который тобой схвачен и повешен?

- Увы, мой государь, все куда хуже! -лишь коротким поклоном - привилегия, дарованная ему по старой дружбе - приветствовав императора, густым басом ответил Мальфред. - Увы! Дело, о котором я хочу вам сообщить, только для ваших ушей!

Несколько мгновений Теодор пристально смотрел ему прямо в глаза. Но Мальфред был ему давно и хорошо известен - вместе провели в Данарии отрочество, много бедокурили и в графе император был уверен, как в самом себе… почти так же. С явно недовольным выражением на лице, Теодор достал из кошеля на поясе небольшую деревянную палочку, легко переломил ее между двумя пальцами…

- Говори! -велел спокойно.

Граф, сам немного маг, на уровне адепта, спокойно воспринял это проявление волшебства своего государя, но впервые за время разговора преклонил колено:

- Государь, не вели казнить, дозволь договорить!

- Ну, -холодно, что характеризовало его величайшее недовольство, сказал Теодор. - Говори, да побыстрее!

Уж если Мальфред, человек смелый, столь долго собирался с духом, значит дело и впрямь ужасно. Теодор настроился на худшее - на немедленный разрыв всех отношений с Гардой, на неотвратимую войну с Базиликой… Он не готов был лишь к одному, потому медленно осел на стену, когда граф все же сообщил ему срывающимся от отчаяния голосом:

- Мужайтесь, государь! Ваш сын похищен!

Впрочем, довольно быстро Теодор доказал, что не зря надел на себя Небесную Тиару. Лицо его острожело, император резким рывком подтянул к себе графа:

- Молчать!!! Никому об этом ни слова! Пошли!

Мальфред потому и стал начальником Тайной Стражи, что никогда с императором не спорил, да еще и обладал быстрым и острым умом. Он молча последовал за императором, направлявшимся в Овальную залу, самый защищенный кабинет во всем Мраморном дворце. Следом, на некотором отдалении, тенями скользили двое его Тайных - как всегда в масках, скрывающих лица и вроде без оружия…

Дверь Овальной Залы бесшумно захлопнулась прямо перед носом графа, и он флегматично вздохнув, прислонился к стенке рядом. Раз император не позвал, значит, надо ждать. Терпеливо ждать столько, сколько потребуется. Терпение также было одной из черт его характера. А еще - отсутствие любопытства к действиям императора. Правда, только один Теодор мог быть спокоен на этот счет. Даже кронпринц находился под постоянной и пристальной опекой Тайной Стражи. Разумеется, втайне от самого Отто, который мало что понимал в свои одиннадцать лет…

Впрочем, если совсем честно, Мальфред разумеется догадывался, чем занят сейчас его император. Теодор никогда и не скрывал, что имеет возможность в любой момент связываться со своим наставником, Великим Магом и Магистром Высшего Посвящения, Хранителем Севера Сервелием. Как? Ну, простому смертному вряд ли стоит знать подобные тайны, за их обладание можно расплатиться только собственной головой. И уже не помогут ни юношеская дружба, ни нынешняя верность императору… Скорее всего, секрет тот был укрыт большой шкатулке, стоявшей на полу в дальнем и темном углу Овальной Залы.

Мальфред угадывал, и даже не представлял, насколько близок был к правде. Именно там, в вырезанном из цельного куска черного, очень редкого и обладающего магическими свойствами адаманта, лежал небольшой, размером с голову младенца, абсолютно круглый шар. Око, одно из дюжины или чуть более того, ныне существующих…

Император Теодор еще раз нервно обернулся на дверь, хотя и был уверен, что никто не сможет преодолеть магическую защиту, выставленную самими Сервелием.

- Во имя Святого Креста и Пречистой Розы!… -тихо прошептал император первые слова молитвы истинного адепта Веры Торвальда, которую произносил всегда, когда обращался к магии. И медленно, стараясь не делать резких движений, извлек наружу Око…

На первый взгляд, этот идеально круглый, невесть каким образом так ограненный адамант не производил особого впечатления. Ну, камень и камень, ничего особенного. Только что круглый. Но стоило вглядеться, и можно было увидеть в его глубине начинали вспыхивать черные искры. Искры эти, сначала медленно переливающиеся, все убыстряли и убыстряли свой бег, пока человек не "проваливался" в глубину…

- Кто там?! -словно из ниоткуда раздался раздраженный голос, принадлежавший, без всяких сомнений, Сервелию - Теодор, это ты, мальчик?

Никому другому, даже собственному отцу, Конраду Второму Тихому, Теодор не позволил бы назвать себя так. Но перед магом он робел, и потому ответил почтительно и коротко:

- Да, учитель, это я!

- Что тебе? Это срочно? Я занят, Теодор!

- Это очень срочно и важно! Мой сын, Отто…

- Что -Отто?! - раздраженно воскликнул Сервелий, невольно перебив императора - Ты все еще подозреваешь одиннадцатилетнего вьюна в измене? Хочешь еще один гороскоп? Так я тебе уже говорил, обратись к астрологу, он тебе все лучше разъяснит! А я - маг! Хранитель всего Севера, кстати сказать!…

- Прости учитель, все хуже… Отто пропал! Его похитили, попутно перебив всю охрану. Граф Мальфред говорит, там было два черных дракона!

- Черные, говоришь? -ворчливый голос, доносящийся из Ока, немного утих - Не красные, не зеленые или серебряные? Именно черные?

- Тебе это о чем-то говорит? -неразумно воскликнул император.

- Конечно, говорит! -вновь сварливо воскликнул маг - Я ведь тебе не вьюнец, мне уже достаточно лет и я много чего знаю! Южная работа, бесспорно! Если бы были зеленые, значит Запад. Если б серебряные - северные. Красные - восток… Южные маги призывали, точно!

- Орденские? -раздраженно фыркнул император - Да они только и умеют, что фейерверки устраивать за бешенные деньги, да вино пить, как солдаты! Да спесивы еще сверх всякой меры!

- Все хуже! -раздраженно кашлянул маг - Чтобы вызвать дракона, а тем более - двух, надо быть очень сильным магом… Магистром! Ни один магистр не заинтересован сейчас в войне. А похищение твоего сына, несомненно вызовет войну. Гражданскую или всеобщую, тут дело другое… Боюсь, начинает сбываться великое пророчество Ты сам-то что думаешь делать, малыш?

- Начну поиски! -пожал плечами, словно собеседник мог его видеть, император - Пошлю все легионы искать его. Если надо, прочешу всю империю, от края до края!…

- Правильно… Только делать этого не надо ни в коем случае! -немедленно возразил маг - Кто еще, кроме Мальфреда, знает о пропаже кронпринца?

- Тот, кто принес весть! -слегка удивленно ответил император - Ну, может еще кто…

- Всех удалить прочь. Можно и убить, но верными людьми лучше не разбрасываться… На Мальфреда, я знаю, ты положиться можешь?

- Могу, учитель! Ты не хуже меня это знаешь!

- Знаю… Великая беда магии, что такой человек не может запомнить слабейшего заклинания! Мальфред умен и многого мог бы достигнуть… увы! Так вот. Никто не должен знать, что произошло…

- Но ведь Отто…

- Слушай меня, мальчик мой! -резко оборвал императора Сервелий - Слушай, и постарайся не перебивать! Дело куда хуже, чем ты можешь себе представить. Отто - ключ ко всему. Как только его отсутствие будет обнаружено, начнется паника, а те, кому надо, сопоставят это и некие пророчества… Я постараюсь помочь. Через час будь в спальне сына, там возникнет некое его подобие. Объявишь, что сын твой болен, объяви большую награду тому, кто его вылечит. И отправляй на поиски настоящего сына людей. Небольшой отряд, человека три-четыре… Одного или двух пришлю я, еще одного найдешь ты… Троих должно хватить! Тот, кого пошлешь ты, должен быть абсолютно преданный тебе человек!

- И где эта троица будет искать моего сына? -скептически спросил Теодор - Мир велик!

- К тому времени, как отряд будет собран, я определю маршрут. Впрочем, уже сейчас тебе могу назвать одно из трех мест, где следует искать твоего сына: Темнолесье, Великий Город или Синие горы на границе мира… Больше и негде!

- Если это -базиликанцы, я сотру их в порошок! - гневно воскликнул Теодор.

- От тебя и ждут чего-то подобного! -наверное, в этот миг маг пожал плечами - Твой предок и тезка пытался… Помнишь, чем это закончилось?!

- Помню… Но на этот раз их магия не застигнет нас врасплох!

- А их -ваша рыцарская конница! - возразил маг - Не трать время на пререкания! У тебя сроку - всего тридцать дней!

- А что потом? -тупо спросил император.

- Не трать время попусту! -рявкнул шар голосом мага, после чего Око поблекло и замолкло. Сервелий оборвал связь…

- Ну, и где я найду такого верного и преданного человека? -почесав затылок, задумчиво спросил император.

Туман, опустившийся на Моркинскинну, небольшой поселок в глубине Лоннафьорда, по правде сказать скорее мешал, чем помогал. Хотя обычно викинги благодарили Ньерда, бога-вана, когда он насылал на море такую погоду. Если стюриман опытен, а уключины хорошо промаслены, за туманом можно совершенно незаметно пройти вдоль берега и напасть на врага, когда он еще не подготовлен будет к обороне… Сейчас все было наоборот. Трэли, пользуясь тем, что в тумане их тела были не слишком заметны, не преминули этим воспользоваться и чуть не постоянно старались отлынить от работы. Меж тем любая ошибка в пополнении запасов могла привести потом к самым тяжелым последствиям, и свободный ярл Сигурд, владелец четырех больших дрэки и трех легких и быстрых снэки нервничал и орал на стюриманов Те в свою очередь орали на воинов и трэлей, не забывая пускать в ход кулаки. Впрочем, до намеченного Сигурдом конца погрузки оставался еще целый вечер. За это время туман, даст Один, рассеется, и можно будет отыграться на трэлях за их отдых…

- Отец! -раздался за спиной ярла полный неложной заботы, молодой голос - Отец, позволь мне отвлечь тебя!

- Говори, Эдрик! -сухо велел Сигурд, пытаясь высмотреть сквозь туман, кто это там тащит огромный мешок на "Коня волн", головной корабль ярла.

Эдрик, единственный сын ярла, любимец и баловень, не так давно справил двадцать третью свою весну, но хевдингом собственного корабля в набег, настоящий дальний морской поход он шел впервые. Были короткие вылазки, на враждебных викингов. Было даже несколько морских стычек… Все здесь, рядом. Теперь же предстояло пересечь все море, огромный Норд-зее и высадиться не куда-нибудь, на северное побережье могучей и воинственной Империи Тор…

- Мой снэки готов к выходу! -доложил он, заметно волнуясь - Я хотел спросить, когда выход!

- Ничего не изменилось! -пожал плечами ярл, любовно оглядывая своего белобрысого балду-сына - Выходим на рассвете!…

Ночная тишина Торгарда - стольного города Империи и одного из крупнейших и красивейших городов мира, была довольно относительна. Конечно, никто не посмел бы побеспокоить покой императора. Разумеется, тихо было в ремесленных кварталах, где народ отдыхал после тяжелого трудового дня и видел уже десятый сон. До рассвета - всего три часа, и вряд ли кто-то захочет тратить свое время впустую. Зато Сильбер - квартал, главная улица которого не без оснований имело второе название Веселая, шумел напропалую, всю ночь. Бродячие трубадуры, жонглеры и циркачи в огромном количестве высыпали на улицы Сильбера, сразу же, как только тьма опустилась на улицы города и бдительность городской стражи стала куда слабее. Там, на Веселой улице - почти все театры города. Там, кстати, и девку снять легко, и даже юношу, хотя за подобное император Теодор Великий карал жестоко и решительно…

Редко, но случалось, что шум подымался где-нибудь в Медике или даже Фронтиере. Но сегодня редкие ночные прохожие были потрясены. Прямо посреди Золотой улицы, в Гольдене, квартале самых знатных и богатых людей Империи, стояла компания молодых гвардейцев и громогласно пела какую-то лирическую серенаду:

Вы это, друзья мои, видите сами -

Мне сердце любовный недуг истерзал.

И вот - безрассудно признаюсь пред вами,

Поскольку рассудок совсем потерял:

Мне сердце пленили зеленые очи,

И отняли разум, и жить нету мочи…

Пел высокий, приятный собой гвардеец в форме "Золотого легиона" - личной гвардии императора. Его окружала небольшая, человек шесть-семь группа гвардейцев из разных отрядов, ну и музыканты, разумеется. Несколько раз вдалеке появлялся патруль городской стражи. Но связываться с гвардейцами, любимцами и опорой императора, им было явно не с руки…

Меж тем происходило нечто странное и довольно редкое на Золотой улице. Песнь явно любовного содержания пелась в неглубоком садике, как и дом, принадлежащем барону Сигизмунду Хтору, главному кравчему императора. Жена барона была молода - вторая жена, взятая за красоту из небогатой, пусть и "благородной" семьи… была еще и дочь Ханна - семнадцатилетняя красавица от первого брака… Такой выбор позволял соседям, большая часть которых, в отличии от барона была дома, гадать между собой, кому же это посвящалась столь нежная и страстная песня. Притом глаза у обоих, насколько можно было вспомнить, были именно зеленого цвета…

Оказалось, однако, что далеко не все обитатели Золотой улицы воспринимали пение под окнами с таким миролюбием. И в первую очередь это касалось самих жильцов дома барона Хтора. То, что сам барон сейчас отсутствовал, еще ничего не значило…

Скрипнула дверь, открывая чужому взору внутренности дома, и на пороге словно привидение возник рослый усач в дорогой, украшенной булатными бляхами, кожаной куртке. Неспешно, демонстрируя молодежи свои огромные мускулы и не менее огромный меч у пояса, он подошел и остановился шагах в трех, может четырех от певца. Оглядел гвардейца с ног до головы и сквозь зубы лениво процедил:

- Вон отсюда, дерьмо!

Певец захлебнулся гневом. Он, нобиль и сын нобиля, наследник графа Андрэ Лемского, сотник императорской гвардии - дерьмо?! Он не ослышался?!

- Мой господин, баронет Освальд, сын и наследник барона Сигизмунда желает, чтобы ты и твоя шайка немедленно покинули наш сад! Если через…

Договорить привратник просто не успел. Огромного роста гвардеец-гардар резко шагнул вперед, коротко взмахнул рукой… Привратник собственной спиной распахнул внутрь дверь и скрылся где-то внутри…

- Благодарю, Мстицлейф! -ухмыльнулся виконт Магнус, откровенно любуясь гардарским другом - Ты, пожалуй, немного погорячился…

- Допевай свою песенку, да пошли отсюда! -мрачно буркнул Мстислав, опасливо поглядывая по сторонам - Этот Освальд прав, нам уже давно пора испариться… А завтра что будет, когда барон вернется… Бр-р!…

- Ты что, боишься? -ухмыльнулся кто-то за спиной гардара - Так уступи место сильным!

Магнус Лемский вздохнул - опять его друзья ссорятся между собой, взял наперевес лютню и запел, демонстрируя несомненный талант певца и очень приличный голос:

…А нынче любой догадается, право,

чьи дивные очи - души моей свет,

кому- то придется мой стих не по нраву,

но мне все равно - умереть или нет:

мне сердце пленили зеленые очи,

и отняли разум, и жить нету мочи

Нет, допеть все же было не судьба. Дверь так и не закрылась с того мига, как через нее влетел в дом привратник, так что приготовления домочадцев барона Хтор были хорошо видны с определенного этапа. Наружу вышел еще один человек, на этот раз в полном боевом доспехе, с настоящим боевым мечом в руках. Его сразу узнали - Освальд Кривозубый, баронет, наследник огромного состояния своего отца, Сигизмунда Хтора и любимец канцлера, герцога Стефана. Кстати, очень хороший воин, меч которого, тот самый что отягощал сейчас руки, считался одним из самых опасных во всей империи. Сейчас он был опасен вдвойне, глаза метали молнии и пожалуй могли бы прожечь в Магнусе огромные дыры… Неизвестно, что больше он горел желанием защищать: честь сестры, девицы на выданье, или честь своей мачехи.

Вдалеке вновь показался патруль. И опять он не вмешался, хотя на этот раз далеко не ушел. Поединки были под официальным запретом, и хотя происходили каждый день, довольно часто их участники - оба - оказывались за решеткой. Хотя серьезного наказания никто за них не нес…

Освальд, похоже, всерьез настроился на поединок. Обнаженный меч в руке, боевой, а не парадный доспех… За спиной его, вооруженные кто чем, подбадривая себя перед боем дерзкими выкриками в адрес чужих господ, толпились челядины.

- Магнус! -вновь напомнил о себе гардар - Пора уходить!

- У меня еще куплет остался! -воспротивился тот, подогревший храбрость изрядным количеством выпитого спиртного - Я не могу не допеть даме моего сердца целый куплет! Не могу!

Он только успел провести пальцами по струнам лютни - на большее ему не дал времени Освальд. С диким ревом раскрутив над головой меч, он бросился на влюбленного и наверняка бы зарубил… Навстречу ему, выбив в доброй торингской стали искру, взлетела скьявона гардара.

- Ты… варвар! -дико проорал баронет, надвигаясь на Мстислава - Ты - варвар, тупой и не понимающей своего счастья служить нам, торингам! Будь ты проклят, свинья!

- Ну, все! -сурово обронил Мстислав - До того я тебя хотел пощадить. Теперь ты умрешь!

Дальше пошло то, что в отчете ночного дозора его начальник назвал "самым красивым боем, какой он когда-либо видел". Начальник дозора был стар, но он был прав. Баронет Освальд был славным воином, но Мстислав вряд ли хоть чем-то ему уступал. Двое поединщиков, оба в кольчугах и при одинаковой длины мечах, довольно долго кружили по узкому патио, обмениваясь легкими, пробными ударами. Выходило так, что ни один из них не имел малого даже преимущества. Потом удары стали мощнее, наносить их поединщики стали быстрее и коварнее. Дважды торинг вышибал искры из левого наплечника гардара. Столько же раз ему чудом удавалось спасать свою шкуру - удары Мстислава едва не доставали горло баронета, ничем не защищенное а потому уязвимое вдвое против обычного…

А потом все кончилось. Быстро и ошеломляюще. Гардар издал какой-то дикий вопль, отскочил в сторону, тяжело дыша и приглашающе покачивая клинком. Но ответа не последовало. Освальд Кривозубый, единственный сын и наследник барона Сигизмунда Хтора медленно прижал руки к животу, потом неверяще поднял их к лицу… В неверном свете фонаря над дверью все увидел, что руки эти потемнели. Баронет беззвучно рухнул на камни мостовой…

- Все! -простонал Магнус - Прощай, Ханна! Что ж ты наделал, Мстицлейф?!

К ним уже бежали стражники…

Дальнейшее для Мстислава сложилось в калейдоскоп сменяющих друг друга событий. Гвардейцы императора были не подвержены простому суду - только сам император мог приговорить их к чему бы то ни было, и уже утром его ввели и поставили на колени перед Теодором. Вокруг - отборные гардарские воины, сурово глядящие на своего падшего товарища.

Теодор почти всех своих дружинников знал в лицо, узнал и Мстислава. Тем более не далее как полгода назад сам одел ему на шею серебряную гривну сотника - по гардарскому обычаю именно так, гривнами, отличались военоначальники от обычных воинов…

- Почему ты убил его, Мстислав? -в отличии от своих подданных, император чисто говорил по-гардарски и не исковеркал имени сотника - Я знаю, был поединок… Но поединки случаются по сотне каждый день. И лишь в одном из них вчера убили человека. Ты убил Освальда, сына Хтора!

- Он оскорбил меня, государь! -твердо, выпятив челюсть вперед, возразил Мстислав - Смертельно оскорбил, и я уже не мог оставить его в живых. О чем честно предупредил!

- Я знаю! -как-то вяло и задумчиво сказал император - Я уже слышал и начальника дозора, и Магнуса, юного идиота… Он будет выслан из Торгарда на два года! Как и те идиоты, которые были с ним… Что делать с тобой, вот ведь вопрос… За убийство тебе полагается наказание. Я могу казнить тебя на площади - за убийство. Могу выдать головой барону - за убийство на поединке. Или наказать изгнанием - за сам поединок… Что бы выбрал ты?

- Мой император, я с покорностью изберу любое твое решение! -тихо, но твердо ответил Мстислав - Любое!

- Оставьте нас, все! -резко сказал вдруг Теодор. А когда его гвардейцы не восприняли этот приказ на себя, жестко повторил - Я сказал, все!

Он выдержал характер, выждал, пока закроется дверь за последним телохранителем и он останется один на один с преступником, потом молча встал с трона, подошел к коленопреклоненному Мстиславу:

- Встань! Я ведь знаю, что вы, гардары, не любите стоять на коленях перед кем бы то ни было!

- Благодарю, государь! -Мстислав немедленно вскочил на ноги, впрочем, оставил голову опущенной.

- Ты совершил преступление, ты -смертник! Теперь твоя жизнь принадлежит мне без конца. Ты готов ради меня на все, что только я пожелаю?

- Я готов сражаться за тебя! -угрюмо ответил Мстислав - Но я воин, простой воин!

- Простой воин не смог бы свалить Освальда! Добрый был воин, хотя человек -дерьмо! - холодно возразил император - Не прибедняйся! Мне как раз такой и нужен - воин, умеющий думать, знающий, с какой стороны за меч взяться!

- Государь! -с достоинством, позволив себе даже маленькую паузу взять, сказал Мстислав - Я готов!…

Юлий, по прозвищу Стриж, базиликанский вор, а когда-то член "высшего" общества, шестой сын патриция Агриппы, проводил не самую лучшую ночь в своей жизни. Бывали и лучше. Например вчерашняя, когда к утру ни одна из шести девушек… хм, не время об этом. Сегодняшняя ночь была посвящена не любви, но работе. На самой границе с Империей Тор, близ славного города Малассы, раскинулась на сотнях акров вилла патриция Велизариса, могущественного и богатейшего вельможи, прокуратора Алтики. Вилла, разумеется, хорошо охранялась, как и все дома прокуратора, но любую охрану можно пройти. Тем более на это был способен Юлий, адепт Великой Тайной Гильдии Воров… Правда, патриций Велизарис постарался в обороне своих владений на славу - его виллу, кроме полусотни стражников, охранял и десяток торингских жутких шанов - самых лучших сторожевых собак во всей Терре… Кстати, в землях Базилики - большая редкость, ибо торинги тщательно оберегали секрет этой собаки…

- Проклятье! -прошептал Юлий, в очередной раз отчаянно вжимаясь вглубь портика и в очередной раз проклиная собственную самоуверенность. Так вышло, что сам магистр гильдии Великий Вор без Имени обратился к нему с предложением добыть некую драгоценность, "Глаз Дракона", которой владел Велизарис. Золота за нее обещали столько, что это могло стать последним делом для Юлия. После - отдых на всю оставшуюся жизнь… Польстился, дурак!

Внизу в очередной раз пробежал, тихонько взрыкивая, шан, и Юлий возблагодарил Благочестивую Розу, что этих собак чаще всего приучали не подавать голос ни в коем случае. Иначе стражники, пока еще ничего не почуявшие и мирно надиравшиеся дешевым вином: Эликсиром Жизни или местным красным, обязательно заинтересовались бы… Будь на месте шанов хунд или выжлец - обязательно бы залаял! Этот же, огромный и мрачного вида черный пес внизу только терпеливо выжидал, бегая кругами и время от времени взрыкивая. Зато не отстанет до тех пор, пока не умрет. Будет из последних сил ползти!… Меж тем, до рассвета оставалось не слишком много времени, а надо было еще найти тайник, добыть оттуда сокровище, по пути заглянуть к дочке пат… нет, это не надо! Так вот, надо еще и обратно уйти! Правде, Юлий, как всегда приготовил небольшой сюрприз, который узнал в Гардарике. Пришлось как-то раз целый год прожить среди этих варваров, скрываясь от преследования сразу двух тайных служб: базиликанской и торингской…

Выждав момент, когда Селена укрылась за облаком, Юлий в очередной раз за вечер попросил помощи у Пречистой Розы и полез по небольшому выступу, цепляясь специальными перчатками-кошками за стену. Лезть пришлось, слава Розе, только вбок и недалеко. Он еще два дня назад присмотрел здесь широкое окно, а у челяди вызнал, что окно это ведет в комнату, где обычно никто не спит. Обычно… Всякое, конечно, могло случиться. Но на крайний случай у него в потайном кармашке есть немного сонного порошка. Хватит, чтобы усыпить весь этот дом!…

Он очень осторожно подобрался к окну, как всегда распахнутому, и заглянул внутрь… Проклятье! На кровати, широко раскинувшись, спал какой-то старик. А рядом с ним бодрствовала красивая, хотя и немолодая уже женщина. Сидела и плакала, вздрагивали плечи… Слезы вообще никого не красят, женщин же - тем более… На всю комнату разносился гулкий храп старика…

Юлий редко мог объяснить себе многие свои поступки, загадкой для него самого стал и этот, совершенно безумный… Натянув черную маску, он тихой, бесшумной тенью скользнул внутрь. Женщина, несомненно, заметила его, но вида не подала. И то хорошо. Дальше он действовал по наитию… Подошел к кровати, стараясь даже не дышать, преклонил перед женщиной колени и приложил к губам палец - тише! Он никогда не видел ее раньше, она, конечно, не могла угадать его лица за маской. Но получилось - лучше некуда. Лицо женщины вдруг озарилось видимой в свете ночника, полной мстительной радости улыбкой. Она легким движением сбросила с плеч ночную тунику и встала с ложа…

Юлий облился холодным потом - ложе скрипнуло и храп на миг прекратился! Впрочем, в следующее мгновение вор признался себе, что несмотря на возраст, женщина довольно хорошо сохранилась. Она была красива, как может быть красива базиликанка - черные волосы, переливающиеся в мертвом свете Селены, тонкая, хрупкая фигура с маленькой, приподнятой грудью и узкими бедрами… На любителя. Юлию больше нравились полненькие. Но сейчас выбора не было. Разлегшись в недвусмысленной позе прямо посреди драгоценного кесарийского ковра, она пальцем поманила Стрижа к себе. Тяжело, но почти бесшумно вздохнув, он спустил штаны и отправился выкупать себе удачу… Впрочем, он не слишком пожалел об этом. Женщина, похоже, просто соскучилась по настоящему мужчине и четырежды Юлий загонял ее на самый пик. Сам измотался, получил в качестве награды искусанный кулак, но остался доволен. И вышел через дверь, оставив ее распластанной на полу и смутно представляя себе, куда идти дальше…

Меж тем, время неумолимо шло к рассвету. Шла пятая ночная вигилия, и надо было поспешить…

Внезапно в длинном, темном и скудно освещенном коридоре послышался шум шагов. Судя по тому, насколько они были тяжелы, шли стражники. Разумеется, вооруженные… Юлий молча достал из заспинных ножен короткую, в локоть длиной, но очень прочную и великолепно сбалансированную фальчиотту и вновь, в который уже раз за ночь, воззвал к Пречистой Розе… И ему опять повезло. Двое стражников, не слишком пьяных, но и не трезвых, прошли мимо не сторожа, но выполняя нудную и ненужную обязанность и живо обсуждая по пути достоинства какой-то служанки, которая дороговато брала за свои услуги, но уж обслуживала…

Но вот они прошли, и погас яркий свет их факелов. Юлий ощутил, что весь взмок. Он вообще был трус, но трус отчаянный, и когда становилось опасно, а выхода не было - дрался как лев… Львы, жители номадских пустынь, они ведь трусы, как известно!

- Ну где же ты, Глаз? -тихо, одними губами прошептал он - Ну, покажись!…

Вот она, тайная дверь, про которую ему рассказал сам Великий Вор! Действительно, не знать, так и не увидишь, настолько плотно загнана она в пазы. И замка не видно, что совсем плохо. Как вору вскрывать дверь, у которой нет замка?! Нет, можно, конечно, применить какой-нибудь магический артефакт, у него их десять ждет своего часа. Но разве кто-то может гарантировать, что здесь нет защиты от магии, поставленной кем-то посильнее его, Юлия? Нет, так дело не пойдет!

Вор был достаточно опытен. Он тщательно, не пропуская ни участка и не давая себе ни малейшей поблажки, прощупал всю стену, всю дверь и все близлежащие скульптуры. Ничего!

- Постой-ка! -вдруг тихо рассмеялся сам над собой Юлий - Дом-то этот сто лет назад построен, не меньше! Значит, и тайнику столько же, и замку! А замок должен быть таков, чтобы хозяин его в этом полумраке различил и без труда открыл… Что здесь есть такого?…

"Такого" оказалась лишь одна статуэтка. Настолько маленькая, что Юлий до сего мига озарения ее просто не замечал. Проскальзывал по ней взором, и все. Подойдя к ней поближе, Юлий несколько мгновений стоял молча, разглядывая ее и не понимая, чего же здесь такого особенного. Обычная статуэтка, только маленькая и сделана, похоже, из чего-то хрупкого.

Вор, наверное, долго мог бы размышлять над красотой нимфы и рукой мастера, ее сотворившего. В одном сомнений не было - эта статуэтка - ровесница дома. А может даже раньше сотворена. И служить ключом, по опыту уже судил Юлий, она может единственным образом… Вот так мы сейчас откроем дверь!

Стриж тихонько взял статуэтку за хрупкие руки нимфы и потянул ее вверх. Статуэтка легко подалась, а вместе с ней, бесшумно и потому внезапно начала открываться, уползая куда-то в бок, дверь…

Юлий не стал спешить. Бывало уже в его жизни такое, что раскрывшаяся столь внезапно и быстро дверь столь же быстро закрывалась за вошедшим и тайник превращался в узилище, выход из которого найти было сложно, а то и невозможно. Трое воров не из худших, из первой десятки, погибли вот так, расслабившись легкой победой и войдя внутрь раньше, чем это было благоразумно сделать. Да ведь и не поймешь толком, когда это - раньше! Сейчас, похоже, дверь не норовила захлопнуться сразу, тайная комната по-прежнему зияла темным пустым зевом…

Юлий, впрочем, все еще не спешил входить. Жалко, конечно, было рисковать фальчионой, но делать нечего, пришлось… Он осторожно, стараясь, чтобы кисть руки не оказалась под притолокой, пустил лезвие вперед. Если там есть магические ловушки, рапиру он, конечно, потеряет. Зато жизнь сохранит!

Фальчиона не пострадала. Видимо, здесь все же редко хранилось что-то настолько серьезное и дорогое, чтобы тратить на это сотню золотых имперских солидов - сумму немалую. Именно столько, если не врал приятель - адепт Ордена Изумрудного Рассвета, брал средний гильдейский, не орденской маг за свою работу. Ну, и подновление раз в год, чтобы уж точно - наповал!

Нет, здесь все было не так. Юлий уже спокойно затеплил потайной фонарь и вошел внутрь, неплотно, но прикрыв за собой дверь. И сразу понял, что искать здесь особенно и нечего. Все на виду…

Комната была пуста. Почти пуста. Единственное, что в ней было - один очень небольшой сундучок, скромно стоявший в дальнем конце, запыленный и явно давно не открывавшийся.

- Интересно, что у нас там! -весело прошептал Юлий и уже не скрываясь подошел поближе и присел рядом на корточки. Замок на сундучке, разумеется, был дорогой, "гномьей" работы. Хотя Юлий видел такого вот гнома - обычный человек, просто оказавшийся умнее других и не столь спесивым - ставил вместо своего клейма тавро, по мнению большинства охлоса принадлежащее гномам - две перекрещенные секиры на фоне треглавой горы… Кстати, а не он ли и это чудо сотворил?

Юлий не поленился, отыскал крохотное клеймо… Увы, нет, хотя и с этим мастером он уже сталкивался и пару секретов, только ему присущих, знал. Мастер, делающий эти замки, именно "гномьи", а не те, что продавал в открытую, всегда помещал внутрь маленький шип, смазанный соком какого-то растения. Такой сок на несколько часов мог парализовать неумеху… Не Юлия, который уже имел с таким замком дело. Да и не собирался вор тратить сейчас время, перебирая бесплодно несколько дюжин отмычек. Хлопотно это и рискованно, когда ты сидишь в тайной комнате в наполненном людьми доме. Куда проще воспользоваться гардарской мудростью…

Пояс Юлия представлял собой бесценную работу безвестного для большинства, но очень популярного среди людей знающих, воров в первую очередь, мастера. Конечно, этот пояс выдавался также не за людскую работу, на этот раз - за "эльфийскую". Опять же, денег за него пришлось заплатить, как за полсотни поясов. Но он того стоил! Юлий, идя на дело, цеплял на него абсолютно все - от ножа и отмычек, до дюжины с небольшим мешочков и кошельков, в каждом из которых лежало что-то, что могло помочь ему в его работе. Например, в мешочке, висевшем на левом бедре, хранились, замотанные в холст, три последних оставшихся у него побега разрыв-травы. Увы и ах, росли они только в Зелезнолесье, на земле одного из восточных родов гардар, так что когда последний росток будет потрачен, надо будет или собираться в Гардарику, или тратить огромные деньги, чтобы купить эту магическую траву у кого-то из гардарских купцов. Бывали такие, что возили и подобный товар… Юлий же был одним из тех, кто готов был любые деньги платить за них. Нет, он конечно пробовал и иные способы - магические заклинания, знаменитые "гномьи" отмычки, способные взломать любой замок, даже отвары, которые почему-то приписывали искусству номадов, хотя у них испокон веку обходились без замков… Лучше, легче и быстрее, чем разрыв-травой, у Юлия еще не получалось…

Осторожно, стараясь, чтобы пальцы не коснулись ядовитой травинку, Юлий взял ее и медленно ввел в круглый паз для ключа. Отмычкой с таким пришлось бы провозиться не меньше часа, разрыв-трава же сработала в один миг. Что-то щелкнуло, потянуло кисловатым запахом, и вор без сомнений и колебаний раскрыл сундучок…

- Пречистая Роза, спаси и сохрани! -потрясенно прошептал Юлий, изумленно разглядывая единственный предмет, составлявший все содержимое сундучка - Боже всемогущий… Что же это?!

Сундучок изнутри был еще меньше чем снаружи. Основное его пространство занимал щедро уложенный бархат, посреди которого, занимая пространства не больше, чем человеческий средних размеров кулак, лежал красный камень в форме звезды - редчайший астерикс. За такие, точно знал Юлий, можно было взять десять раз по весу, и это еще будет задешево!

Вор больше не раздумывал. Лихорадочно схватив астерикс с бархата, он сунул его в заранее заготовленный заплечный мешок, и быстро вышел.

Проходить той же дорогой, какой пришел, он не собирался. Да в этом и не было необходимости. Огромный дом патриция раскинулся широко и от одного его конца до другого, выходящего, кстати, на аккуратную бухточку, было шагов двести. Правда, чтобы спуститься по отвесной стене вниз, требовалось умение опытного скалолаза… На счастье, в гильдейской Академии учили и этому. Причем, как основному ремеслу.

Юлий не то чтобы умело, но ловко и быстро спустился по стене вниз, время от времени вглядываясь в темноту. С опаской, надо признать - шаны умеют подбираться бесшумно. Но собак на счастье не было. Видимо, все собрались сейчас у восточной части дома… Теперь - бежать. Быстро бежать! И Юлий рванулся изо всех сил, уже не скрываясь. В бухте сейчас должен был стоять небольшой каравелл одного знакомого контрабандиста, который за приличную сумму подрядился отвезти его на границу с Закатной империей. Конечно, доверять Хрипатому было не слишком благоразумно, но Юлия он не подводил ни разу за те шесть, что вор имел с ним дело. Да и поспорить с "Гулякой", юрким кораблем разбойника в скорости могли лишь несколько патрульных галер Алтики и, пожалуй, всей Базилики…

Хрипатый не подвел. Его корабль ловко боролся со слабым южным ветром в где-то в десяти актах от берега, а у борта моталась на коротком канате шлюпка…

Юлий посигналил на "Гуляку" своим потайным фонарем. Там, разумеется, не ответили. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь понял, что в бухте вовсе не рыбацкий корабль стоит! Что этот корабль интересует что-то на берегу! Алтика, хоть и находилась под жестким контролем фемарха для Запада Клавдия Малого, кишела разбойничьими шайками, и нападения их на крупные виллы и латифундии были часты в последнее время. Акриты и даже легионеры на суше, корабли друнгария Срединного моря на воде непрерывно охотились за разбойниками. Их вешали сотнями!… Череда нападений не прекращалась, вызывая панику и запустение в отдаленных от Масалии и Тулсы диоцезах… Так что простой сигнал с корабля на берег мог вызвать подозрение в подготовке нападения. А тут уж недолго и до прихода воинского отряда… Кому это надо?

Сигнал заметили. Шлюпка, управляемая шестью контрабандистами, довольно быстро подошла к берегу и уже через двадцать минут борьбы гребцов со встречным течением Юлий взошел на палубу.

- В Альтос? -вместо приветствия спросил его навклир, Хрипатый.

- В Альтос! -счастливым голосом подтвердил Юлий - Или к его берегам!

На берегу меж тем поднялась тревога. Видны были люди с факелами, в довольно большом количестве бегущие к берегу, острый взор Юлия заметил и нескольких людей, вставших в круг и творящих нечто вроде заклинания…

- И лучше поспешить! -также все заметив, буркнул Хрипатый, мореход опытный и много повидавший - Похоже, моему "Гуляке" тут могут хвост подпалить!…

Каравелл словно ждал своего часа. Темные паруса вздулись тяжело и величаво и кораблик немедленно рванулся вперед. Добрая у него была скорость!…

Глава 1 "Квадра собирается"

Давно уже воды близ Норд-капа не видели такого множества норлингских кораблей! Конечно, проходили мимо этого мыса, не достойного даже, чтобы его занесли на карту, толстопузые кнарры - норлингские купцы. Но уже давно корабли Северной эскадры под твердой рукой адмирала Торвина, лучшего флотоводца в истории Империи, и корабли рыцарей Святого Креста вымели врага из пределов своего государства. Нет, ну не до конца, разумеется… на это просто не хватило бы сил у всего флота Империи Тор. Но теперь в поход шли или очень крупные, или совсем мелкие, в один-два корабля, отряды. Очень редко бывало, чтобы у берегов Империи возникал отряд в семь кораблей, как сейчас. Тем не менее он возник, и экипажи этих кораблей явно не желали мира. На мачтах четырех дрэки и трех снэки были подняты красные щиты, что означало - видишь меня, готовься к бою!

Впрочем, место, где они уткнулись изукрашенными резными фигурами носами в песок считалось среди всех торингов пустынным и проклятым. До ближайшего населенного пункта - селения Каппе и охранявшего его форта рыцарей ордена Святого Креста, было больше десяти миль и викинги надеялись высадиться здесь без помех. Зачем высаживаться в пустыне? О, здесь не совсем пустыня! Всего в пяти милях на восток, укрывшись в глухом лесу, возвышался монастырь Пречистой Розы. Ярл Сигурд, предводитель орингов, вполне разумно полагал, что кладовые этого монастыря ломятся от богатых подношений местных богатеев, и что монахам не помешает поделиться ими с его воинами и особенно им самим.

Единственным препятствием на пути викингов была одиноко возвышающаяся на мысе сторожевая башня. Число ее защитников вряд ли превышало полдюжины, да и те ни в коем случае не были воинами, способными выдержать удар двадцати двух его десятков. Главная опасность, исходящая от башни, была заключена в установленном на ее вершине источнике магического огня. Стоило стражникам затеплить его, и про появление у берега Норд-капа викингов узнает все побережье. А тогда не миновать встречи с тяжелыми боевыми скалогами моряков северной эскадры и особенно - свирепых и беспощадных рыцарей командора Генриха. С ними Сигурд всего раз имел дело в море, и с тех пор зарекся. Если воины адмирала Торвина еще могли сплоховать или уступить, то рыцари, фанатики и отборные воины, отступать просто не умели. К тому же их священники имели какую-то собственную магию и с ее помощью сумели сжечь три дрэки Сигурда прежде, чем славные воины, бывшие там, успели попрыгать за борт…

Сигурд больше не хотел неожиданностей, потому потратился без особой жалости к деньгам. Дротт, живущий неподалеку от его горда, за сотню "дрэки" согласился продать ему секрет "Дыхания дракона", огня, которое одинаково удачно, а главное - без дыма сжигает даже камень. Сейчас эта магия начала действовать. Сразу, как только сам ярл, никому не доверивший столь ответственное дело, запалил свиток. Так полагалось, он уж и не знал, почему…

Башня занялась враз, от основания до верхушки, и горела так ярко и жарко, что Сигурд воистину испугался, что огонь все же будет замечен. Не в форте или Равенвилле, так в монастыре, что тоже плохо. Но нет, огонь не давал не только дыма, но и марева. А подошедший к отцу, мрачный и злой Эдрик Красный Плащ, сын и наследник ярла, грустно и немного испуганно сообщил:

- Огонь-то -холодный! - и добавил, многозначительно помолчав - Не по нраву мне это, отец! Разве это война, когда мы сжигаем их подло, на расстоянии, и даже не даем скрестить свой меч с нашими?!

Ярл впервые наорал на сына, да еще при свидетелях:

- Мальчишка! -кричал Сигурд, топая ногами по палубе - Сопляк! Тебе лишь бы война была красива! А я хочу, чтобы как можно больше моих воинов вернулось домой! Живыми!

Непохоже, чтобы Эдрику стало стыдно. Но он смолчал, как и всегда в таких случаях, молча развернулся и пошел к спускающимся с корабля - остроносого снэки, воинам своего отряда. Они как раз строились под началом Олафа Трусливого, знаменитого на весь Вестенфолд берсеркера, вернейшего хирдманна ярла Сигурда, впервые за дюжину походов изменившего ему и идущего в бой рядом с его сыном… Впрочем, об этом его попросил сам ярл, очень беспокоившийся за сына. Сражение обещало быть кровавым, а Олаф Трусливый, получивший свое прозвище, разумеется, за бешенную храбрость в бою, был, однако, довольно рассудителен. Вряд ли стоит добавлять, что он был еще и великолепным воином, чей двулезвийный топор-косарь не раз и не два приносил успех всему войску ярла…

На этот раз, как понадеялся ярл, удача будет сопутствовать его сыну. Сигурд не молодел, пора было уже подумать о замене… А Эдрик, пусть горяч и иногда чрезмерно жесток, но воин хороший и хирдманы его уважают. Еще бы хоть чуточку ему разума матери, склавинки из рода Медведя! Нет ведь, все от отца досталось!…

Ярл невесело усмехнулся своим мыслям, посмотрел на высокое уже солнце и заорал, надсаживая горло:

- Пошевеливайтесь, сыны дохлой собаки! Или вы хотите стать наживками для торингских стрел?!

Оринги и сами понимали, что времени на высадку у них мало, как никогда. В форте близ Равенвилля, небольшого рыбацкого порта милях в пятнадцати отсюда, стояли "Касатки" - отборное копье наемной пехоты рыцарей. Среди них, как ни смешно и не грустно, довольно много было норлингов, которым не находилось места на родине. И сражались они всегда яростно, сполна отплачивая своей кровью за серебро ордена… К тому же их было четыреста - вдвое против норлингов. А такое соотношение, по старым, уже легендарным временам вполне сносное, ныне заставляло Сигурда нервничать. Не те стали норлинги, не те…

Наконец, войско построилось. Ярл еще раз окинул две уходящие сотни придирчивым взглядом, снова вздохнул… Маловато было добрых доспехов, большинство обходилось кожаными куртками с нашитыми поверх медными или плохого железа бляхами. Не было почти в его хирде добрых гардарских или хотя бы торингских луков - два десятка самострелов, да несколько обычных, охотничьих малых луков. И щиты в основном круглые, ноги воина защитить не способные. Увы, это было лучшее, чем ярл смог вооружить свой хирд. Плохие настали времена для Норлингре!

Сам ярл все, что у него было поставил на этот поход. И пусть конунги кричат, что с Империей нужно жить в мире, пусть! Он - свободный ярл, раньше таких и вовсе именовали сэконунгами… Теперь, конечно, свободных ярлов теснят, зовут разбойниками даже свои, норлинги… А все равно без них обойтись не могут. Если удастся поживиться в этом походе, уже он, Сигурд, будет диктовать условия владетелю Вестенфолда, Эрику, прозванному Кровавой Секирой… Конунг стар уже, пора его менять!

Войско двинулось. Две сотни викингов - тоже сила! А торинги размякли и забыли, что такое набег северян. Они привыкли, что их галеры, страшные огненосные скалоги, преграждают путь любой опасности с севера. Их разговоры о походе на Норлингре - всего лишь красивые слова! Теперь им напомнят, что мягкий бок легче пропарывать клинком…

Узкая лесная дорога содрогнулась от топота двухсот пар ног. Вослед уходящим товарищам напутственно кричали с кораблей остающиеся на них оринги…

Переход через темный лес, настоящую чащобу, через которую вела лишь узкая колея, оказался на удивление легок. Впрочем, орингам все время мерещились за деревьями какие-то чудовища и стюриманам - по совместительству - командирам отрядов, приходилось все время одергивать самых впечатлительных. Передовой отряд, два десятка воинов под командой Эдрика и Олафа Трусливого, двигался быстрее других. Виной тому как раз Эдрик, которому не терпелось поскорее окровавить меч о трусливые шкуры монахов и который хотел сделать это непременно первым… Ему и пришлось это сделать, только не так и не там. Выход из леса, в самой узине расположенная, надежно запирала еще одна сторожевая башня - низенькая и широкая, издалека неотличимая от дерева. Самое странное, что ее гарнизон - пять высоких воинов - стоял перед дверьми и то ли не видел норлингов, то ли не понял, кто появился из леса.

- О! -взревел Олаф Трусливый, уже соскучившийся по делу - Вот и мясо для моей секиры! Хевдинг, прикажи атаковать!

- Строй! -приказал Эдрик, звонко опуская забрало гребнистого базиликанского шлема на лицо и перебрасывая на левую руку щит.

- Против пятерых?! -возмутился кто-то из хирдманнов, такой же молодой, как и сам Эдрик - Хевдинг, не позорь нас перед всеми!

- Строй! -еще раз приказал Эдрик - Мы не знаем, кто в башне, а я не хочу попусту терять вас! Строй!

Слова пришлись по душе, и воины больше не роптали, сколачивая боевой клин. А потом разом выкрикнули имя ярла - свой боевой клич, и ринулись в атаку. Как всегда, не соизволив даже пустить в ход четыре имевшихся у них самострела, полагаясь исключительно на "белое" оружие - мечи и секиры…

Их нельзя было не услышать - два десятка бегущих орингов шумели как стадо свиней, идущих на водопой. Но странные пять воинов у башни не встревожились и еще сотню шагов ничего не делали. Потом в их руках появились небольшие, игрушечные луки и воздух наполнился свистом стрел…

Стрелы никого не испугали. Викингам Сигурда случалось стоять даже под прошивающими насквозь стрелами, выпущенными из гардарских богатырь-луков, поэтому малыши стражников башни никого не испугали… Пока воины не начали падать, как выкошенные. Двадцать… пятнадцать, десять!… Меткие и беспощадные лучники не тратили стрелы попусту, каждая достигала цели, ей предназначенной… Но расстояние сокращалось!

Наконец, настал черед Эдрика. Светящаяся зеленым стрела звонко прошла сквозь булат торингского панцирного доспеха и Эдрик медленно осел на землю и уже сквозь красный туман запредельной боли видел, как Олаф Трусливый, единственный, не бросивший своего хевдинга, несколько мгновений отмахивался своей страшной секирой от низкорослых, полностью закованных в броню воинов и пал бездыханный поверх Эдрика, даже в смерти его защищая…

Низкорослые воины, в которых Эдрик угадал гномов-цвергов, ушли вперед. Их было всего четверо, да пятеро лучников… Но где же все войско отца?!

Ответ Эдрик узрел собственными глазами: два необычных, крылатых ящерицы, размером может быть с быка, возникли в воздухе, словно из ниоткуда. С самого начала они обрушили на вытягивающуюся из леса колонну норлингов огненный шквал и выжгли первые ряды. Там должен был идти экипаж "Касатки", самого маленького из трех "дрэки" отца…

Эдрик был горд, и не признавал отступления. Но он не винил воинов за то, что произошло дальше. Сражаться с нечистью - выше сил обычного воина… Они побежали, да. Но сначала пытались бить стрелами и кидать во врага копья. Сначала смельчаки берсеркеры, заводилы любого боя, попытались сцепиться в схватке с карликами-гномами. А в атаку их повел, разумеется, сам ярл Сигурд… Их смяли, словно это викингов было четверо, а гномов - два десятка. А от самого подножия башни, ни на шаг не приблизившись, продолжали метать свои страшные стрелы лучники. И от этих стрел не было спасения… Про Эдрика они забыли или сочли его уже мертвым. Сам хевдинг, впрочем, так не считал. Подавив в себе закипевшие слезы, Эдрик сумел вздернуть себя на ноги и тяжело побежал вверх по холму, здоровой рукой занося над головой меч. Рука дрожала и норовила меч выпустить. По лицу текли-таки слезы, а с ними смешивался пот, затекал во глаза, по шее стекал на ключицу и в рану… Эдрик почувствовал, что силы его оставляют, что он не добежит и упадет прямо здесь, так и не успев ничего толком сделать в своей короткой жизни.

- Бер! -показавшимся ему самому жалким, зато громким голосом прокричал он клич рода своей матери, склавинки из рода Медведя - Бер!!!

Он кричал этот клич впервые в жизни. Да и слышал-то его дважды: когда в гости к матери, когда-то похищенной из самого Холмграда молодым еще отцом, приезжал ее дядя, знаменитый воевода, носивший самое славное среди родичей имя - Медведко. Он, разумеется, мял бока многим хирдманнам, но такой клич издавал крайне редко - когда приходилось особенно туго. А племяннику без утая объяснил - он обращается к Великому Предку, моля дать ему частицу древней силы. Великий Медведь никогда не отказывает своему потому. И ему не откажет, Эдрику. Ведь он - наполовину склавин!

Эдрик не слишком верил, что что-то изменится. И тем не менее - сил прибавилось, а по груди разлилось какое-то странное тепло, словно деревянный медведь - родовой знак, подаренный матерью, нагрелся. А еще - захотело зарычать по медвежьи, отбросить прочь меч и пойти, разомкнув руки, сдавить врага в своих объятиях…

По нему стреляли все лучники - Эдрик узнал в них эльфов, которых вообще-то, как и гномов, и драконов, не должно было быть на свете. Стрелы, те самые зеленые стрелы били в доспех, но теперь не пробивали его. Каждый раз навстречу зеленой стреле вспыхивала густая золотисто-коричневая пелена и уже простая, деревянная стрела, лишенная какого бы то подобия наконечника, бессильно ударялась о металл и падала.

- Бер!!! -дико заорал Эдрик, могуче набегая и замахиваясь мечом на ближайшего эльфа - хрупкого телом, узкоглазого урода с непропорциональными руками и ногами - Бер! Тебе посвящаю!!!

Эльф как- то нелепо, удивленно, если он умел удивляться, вскинул навстречу падавшему мечу свой короткий деревянный кинжал. Тот вновь вспыхнул зеленым свечением, но против меча, ставшего темно-коричневым, устоять не смог. Хрустнуло обычное дерево, затем хрустнула кость… Эльф не издав ни единого звука рухнул на землю. Уже мертвый…

Если эльфы могли испугаться, они испугались. Эдрик, теперь уже неуязвимый для их игрушечного, лишенного магической силы оружия, рычал и испускал потоки пены. Его меч кромсал тела стрелков, словно они были из гнилого дерева. Сила, дарованная Великим Предком, убывала, конечно. Но не так быстро. Он успевал свалить всех пятерых!

- Остановись! -раздался за его спиной густой, принадлежавший несомненно могучему мужу голос - Остановись, не трогай невиновных тварей!

Эдрик резко обернулся, без опаски оставив у себя за спиной единственного живого эльфа и краем глаза подметив, что от бегущих норлингов к нему спешат двое из четырех гномов… Уже хорошо, выжившим друзьям будет легче!… Напротив него, вместо ожидаемого витязя, стоял дряхлый старик - высокий, худой, с белой длинной бородой и белыми волосами, выбивавшимися из-под смешного высокого колпака. Маг!

- А! -взревел Эдрик, раскручивая над головой меч - Магишка! Ну, твоя магия мне не страшна! Готовься к смерти!

- Слишком много слов! -как-то странно посмотрев на него, со вздохом возразил старик - Если бы ты не болтал так много, у тебя был бы шанс…

Руками он начал делать какое-то странное движение, как будто наматывал нить на клубок, но Эдрик не дал ему докончить и начал разбег. А дальше все как-то испарилось из его памяти. Кажется, был удар. Кажется, маг с сожалением качал головой, прекратив размахивать руками. Кажется… Да нет, Эдрик точно провалился куда-то в темноту. Наверное, он потерял сознание…

- … Учитель, я не понимаю, почему этот варвар столь долго смог продержаться против эльфийского оружия! Посмотри, у него страшная рана в плече, да и не маг он, это ж видно! Да и ты его сразу свалил… -молодой, слегка занудный голос назойливо влезал в уши, заставлял Эдрика приходить в себя. Эдрика почему-то захлестывало настоящее бешенство.

- Равен, надо думать головой, а не тем местом, каким обычно ты думаешь! -немедленно ответил ему сварливый старческий голос - Рэт, ответь ему!

Густой мужской бас заполнил собой все пространство в голове Эдрика и норлингу очень захотелось зажать уши, настолько стало больно…

- На шее у этого норлинга оказался гардарский родовой оберег… Рода Медведя, если быть точным!… Наверное, в роду есть кто-то из гардар, иначе оберег не сработал бы. Гардары верят, что их Предок в трудную минуту может поделиться своей силой. Оберег, к тому же, защищает от магии… слабой, конечно! Поэтому простенькие заклинания, которую накладывают на свои стрелы эти твари, эльфы, оберег отразил. А вот Ледяной Молот нашего с тобой Учителя удержать уже, конечно, не смог. Хотя я не понимаю, учитель, почему ты не убил его на месте! Ледяной Молот заклинание огромной силы…

- Я не собирался его убивать! -раздраженно пояснил Учитель, откашлявшись с едва заметным смущением - Я и хотел всего лишь спеленать его Паутиной ! Но это заклинание слишком долгое даже в моих руках. А он каким-то образом узрел, что я творю заклинание и ринулся атаковать раньше, чем я успел сплести паутину до конца… Пришлось ударить тем, что было заложено в жезл!…

По голосу было похоже, что тот, кого два молодых голоса называли Учителем, оправдывался…

Эдрик огромным усилием заставил себя сдержаться и не пошевелился, даже глаз не раскрыл. Тем более тело, когда он попытался сделать движение хотя бы пальцем на ноге, отказалось ему подчиниться…

- О, наш пленник, похоже проснулся! -весело воскликнул голос, принадлежавший тому, кого звали Равеном - Учитель, прикажешь вернуть ему одежду?

- Пока не надо! -голос учителя был полон яда - Пусть померзнет!

Эдрик, северянин и оринг, и впрямь моментально ощутил, что тело его покрывается огромными мурашами - в помещении, где он находился, было неимоверно холодно. Как зимой… он непроизвольно поежился и тут же испуганно раскрыл глаза - у него ничего не получилось! Движение было только мысленным…

- Испугался? -над ним, дружелюбно улыбаясь, стоял невысокий, худой человек, на удивление для этих волос черноволосый и черноглазый. Судя по голосу и внешнему виду, именно он носил здесь прозвище Равен - Не бойся, это скоро пройдет!… Учитель, он в ужасе!

Внезапно Эдрику полегчало еще больше, он рывком сел и огляделся… Он сидел на узком, коротком столе и ноги его свисали сейчас вниз. Сам стол стоял посреди огромного, темного ввиду слабого освещения помещения, где было очень холодно и пустынно. Три человека вокруг четвертого, пленника, смотрелись здесь странновато, надо признать.

- Ты кто? -посерьезнев, спросил Равен - Почему ты и твои люди напали на башню Хранителя Севера? Жить надоело?

- Ни на кого мы не нападали! -огрызнулся совершенно бесстрашно Эдрик - Мы шли пограбить монастырь Пречистой Розы, а до вас нам дела не было! Потом какие-то лучники преградили нам дорогу, мы решили, что они хотят напасть на нас…

- И напали сами! -раздался за его спиной все тот же высокий голос старика - Бесстрашные идиоты! Тебе еще повезло, норлинг, что ты защищен гардарским оберегом… Не ищи его на шее, он пока у меня!

- Отдай! -разворачиваясь и впиваясь полным ненависти взглядом в лицо мага, заорал Эдрик - Отдай, это - матери моей подарок!

- Ах вот оно что… -протянул, как-то успокаиваясь, старик - Теперь понятно, почему он оказался столь могуч. Материнская любовь умножает силы любого амулета. А ты, наверное, единственный сын…

- Единственный! -подтвердил Эдрик - Отдай оберег-то!

- Отдам, но не сейчас! -твердо, так что у Эдрика сразу же, на корню, прахом пошли все надежды и пара наспех придуманных планов, возразил Маг - Я не хочу убивать тебя, а мне придется это сделать, если ты вновь призовешь на помощь себе Великого Медведя. Его сила велика, как и у любого медведя, а я стар…

Понятно было, маг слегка прибеднялся. Но Эдрик предпочел опустить глаза долу и смолчать.

- Еще и умен! -удовлетворенно поддакнул маг каким-то своим мыслям - Еще лучше! Равен!

- Да, учитель! -немедленно откликнулся черноволосый юноша.

- Останься с ним, поговори немного… Постарайся подружиться, если сможешь сделать это быстро !

Ты прочишь его мне в попутчики ? -без обиняков спросил Равен.

Да ! -маг вышел, взяв с собой низенького, толстенького и светловолосого человека…

Последние несколько фраз между собой маги произносили на чуждом для викинга языке, так что он встревожился и взглядом быстро поискал, что тут можно использовать в качестве оружия… Вот тот факел, если в умелых руках, будет вполне достойным оружием. Не таким, конечно, как его Пламень с клинком в полтора локтя, но и не самым плохим… Еще больше Эдрика порадовало, что старый маг, единственный, кого он опасался, ушел, прихватив с собой разумного толстяка Рэта. Безалаберный Равен его не впечатлил, да и комплекцией ученик мага серьезно уступал викингу…

Равен, меж тем, не спешил начинать разговор. Сидел, с интересом наблюдал за осторожно разминавшим плечи норлингом и делал руками какие-то пассы, будто снежок лепил. Медленно делал и как-то отрешенно.

Рывок! Тело Эдрика пронзила страшная боль, но он все же дотянулся в прыжке до факела и даже сумел схватить его в руки, немедленно направив горящей частью в сторону Равена… И замер, боясь дыхнуть или шевельнуться.

Равен больше не сидел. Он стоял, чуть напрягшись, а над правой ладонью его, раскрытой и повернутой вверх, ярился и переливался всеми цветами красного и оранжевого небольшой огненный шар . Шарик. Но у Эдрика не было ни капли сомнения, что этот шарик, если ударит в него, спалит дотла…

- Ну, кидай!… -хрипло сказал викинг, делая медленный шаг вперед и прикидывая, сможет ли он увернуться - Лучше самая страшная смерть, чем жизнь в плену. Я умру с оружием в руках и сам Херьян примет меня в свою дружину!

- Ты думаешь, факел -оружие? - усмехнулся Равен - Так бросай его, признай свое поражение!

Он без предупреждения сделал быстрое движение кистью и шар полетел прямо в лицо викингу. Быстро так полетел, тот даже не успел увернуться… Слава Херьяну, и не пришлось. Шарик, оказывается, был нацелен в факел, в который и врезался с потрясающей точностью… Факел, разумеется, вспыхнул и Эдрик с самыми черными проклятьями отбросил его прочь. И ринулся на мага с голыми руками. В Вальхаллу путь ему, конечно, закрыт. Но умереть со славой он все же сумеет!

Равен, несмотря на свою внешнюю невыразительность, вовсе не испугался. Наоборот, он шагнул вперед, сделал какое-то мало понятное, скользящее движение, и викинг всей своей немалой массой врезался в стену. Встал, оскальзываясь на собственной крови, потоком хлынувшей из разбитого лица, но вместо того, чтобы кинуться на Равена вновь, дружелюбно улыбнулся:

- Научишь меня так швыряться? А, маг?…

- Учитель, ты серьезно хочешь отправить его со мной, спутником? -Равен был на удивление серьезен и слегка зол. Даже черный короткий ежик на голове казалось, встал дыбом, что было у юного адепта признаком величайшего волнения.

- А чем он тебя не устраивает? -все еще не отрываясь от какого-то старинного манускрипта, спросил Сервелий - И потом, я еще не решил, кто из вас двоих пойдет: ты или Рэт! Он ничем тебе не уступает как маг, а для похода пригоден больше. К тому же не избалован, как ты…

- Учитель! -возмущенно вскричал Равен - Хочешь, я вызову его на поединок, и там докажу, что сильнее!

- Не горячись! -с легкой, совсем не свойственной ему улыбкой одернул ученика Хранитель Севера - Ты еще совсем юн и неопытен. К тому же горяч. Ну и, наконец, склонен к излишним эффектам… Зачем ты довел дело до драки? Не мог просто убедить его, словами?

- Если мы пойдем с ним в поход, он должен знать, чего я стою, учитель! -тихо, но твердо возразил Равен - Ну, уболтал бы я его, дальше-то что? Он все равно не доверял бы мне! А теперь он даже попросил научить меня некоторым движениям школы Лисы!

- И ты научишь? -саркастически усмехнулся маг, откладывая подальше манускрипт и устраиваясь в кресле поудобнее в намерении провести долгий разговор с учеником - Немедленно?

- Ну вот еще! -возмущенно фыркнул Равен - Так он подумает, что я боюсь его… Сначала буду дрова на нем таскать, воду там… Всю грязную работу будет выполнять! Нет уж, легко ему это не дастся!…

Сервелий не выдержал, в голос рассмеялся… Равен всегда был чрезмерно горяч и мстителен… А может, не чрезмерно.

- Ну-ка! -отсмеявшись потребовал маг - Оцени его!

- Ну… Обычный варвар! -со всей возможной спесью высокородного торинга, потомка графа и сына виконта заявил Равен - Чаще он туп, нежели быстроумен. Но зато силен и телом, и духом. Как он собирался умирать, когда у меня огненный шар на руке возник! И ведь ни капли сомнения, что это - необходимо! Он просто собрался умереть и, судя по всему, намеревался забрать меня с собой… А потом так же быстро изменил свое мнение. Зауважал даже!

- Для этого тебе пришлось сломать ему нос и повредить скулу! -проворчал маг.

- Еще и руку! Правую! -гордо добавил Равен - Но я все уже залечил! Болеть будет, но он хоть завтра в поход…

- Сегодня! -жестко прервал его Сервелий - Времени мало, пойдете сегодня! Ты ему объяснил?

- Немного! -неохотно признался Равен - Его не слишком интересовало, почему его оставили в живых. Я сказал, что ты, учитель, сильно обижен на орингов и готов даже отойти от обычной политики невмешательства, покарать преступников! Если, конечно, он не поможет нам в маленьком деле…

- Не слишком умно! -поморщился Сервелий - Я рассчитывал, ты сделаешь все умнее. Варваров никогда нельзя пригибать, они не умеют гнуться!…

- Учитель! -голос Равена испуганно дрогнул - Я все испортил?

- Не знаю! -хмуро ответил маг - Посмотрим еще!…

Он пошевелил руками и почти сразу же дверь распахнулась и два мрачных, злых карлика втолкнули внутрь ругающегося и пытавшегося сопротивляться Эдрика. В отличии от того часа, когда они увиделись во второй свой раз, викинг был хотя бы одет. Зато проклятья на голову Сервелия обрушились самые отборные…

- Ты мне надоел! -вяло сказал Сервелий и взмахнул рукой.

Норлинг заткнулся. Удивленно попытался раскрыть рот, но тот не послушался. Не удалось даже замычать…

- Когда поговорим, отомкну… если прекратишь сыпать пустыми словами! -все так же вяло сказал маг - А теперь послушай меня, вьюнош!

Эдрик что-то промычал, похоже ругался. Но и это его мычание Сервелий под хихиканье Равена занес себе в актив и уже дружелюбнее начала рассказывать. Не слишком подробно, а ровно настолько, чтобы сразу после того, как он рискнул отомкнуть рот Эдрику, потрясенный викинг уже совершенно другим тоном прошептал:

- Вона как!…

На большее, кстати, его не хватило. Эдрик машинально плюхнулся в кресло, которого совсем еще недавно не было, по привычке потянулся к оберегу…

- Оберег верни! -равнодушно попросил - Не стану я больше с тобой воевать!

- Так что скажешь, согласен помочь?

- Вообще-то император -враг мой! - честно признался Эдрик - Мне нет дела до бед Империи Тор, а если здесь еще и война разразится, нам, норлингам, только в радость! Поверь, ни один из четырех конунгов своего не упустит и здесь все обратится в прах. А против крепкого войска, не двух сотен воинов моего отца, не выстоит даже твое магическое войско!

- Ну, против большого отряда и войско будет соответствующее! -пожал плечами слегка уязвленный маг - Что ты скажешь про сотню эльфийских лучников?

Эдрик, который, похоже всерьез полагал, что пять эльфов - много, заметно помрачнел. Потом почесал затылок и честно признал:

- Скажу, что против них не хватит всех ворингов земли! Или хватит одного меня!

Сервелий усмехнулся:

- Так что же все-таки ты решил?

- Раз беда грозит всей земле… -пожал плечами Эдрик - Да и дело - настоящее! Славное дело! После того, как мы победим, мое имя войдет в историю!!!

- Войдет, войдет! -нетерпеливо подтвердил Сервелий -Так ты согласен?

- Разумеется! -возмутился Эдрик - Как ты мог усомниться?!

- Тогда выступаете немедленно! -спокойно сообщил Сервелий и сполна насладился изумлением на лице обоих "спасителей мира". Да, они, наверное, не годились для этого. Но что поделать, если талантливо написанное пророчество гласило, что в отряде обязательно будут норлинг и торинг?!

Что за сборы у простого воина? Сложил торока, погрузил их на боевого коня, да и в путь! Мстислав, всегда быстрый и решительный, собирался на этот раз ужасно медленно… Сначала, только он начал собирать мешок, заявился Магнус. Ему тоже предстояла дальняя ссылка - на два года на западный рубеж Империи, на берег холодного и промозглого, а главное - пустынного Моря Великанов. В Стронвилль, небольшой рыбацкий городок, где корабли, кроме рыбацких утлых лодчонок, бывают раз в год!!! Выплеснув всю свою обиду Мстиславу, Магнус с чувством выполненного долга удалился. Следом пришли воины Мстиславовой сотни, принесли подарок - славный, правда торингской работы нож - клинок длинной в две пяди и ручка обернутая для удобства акульей шкурой. Такая не заскользит даже в потной руке…

Мстислав, по правде сказать, был польщен до глубины души, но про себя посмеивался… Его жалели, о нем беспокоились… А он, на самом-то деле, идет выполнять ответственейшее и опаснейшее задание самого императора!…

Теодор, к слову, ничего не обещал своему сотнику по возвращении - ни титулов, ни больших наград. Он даже не обещал снять изгнание… Мстислав был доволен и тем, что среди сотни тысяч воинов император выбрал его…

Сборы затягивались на большее время, чем рассчитывал Мстислав. А ведь казалось бы, много ли добра у воина гардарской императорской гвардии? Кольчуга, шлем да щит с гербом легиона - золотой птицей-сирином. Ну, всякая мелочь, вроде двулезвийной секиры, небольшого, но увесистого кистеня и метательных ножей - это все на пояс. Лук с тремя дюжинами стрел. Меч - бесценная отцова скьявона, выкованная из настоящего, лучшего в мире златенского булата… Вот и все. Он оделся во все чистое, поверх кольчуги против устава накинул волчовку - когда-то в сражении с Младшим Братом он получил свой первый шрам, а потом пять дней и ночей постился, просил прощения у Великого Предка за убийство сородича…

Погода в месяц увядания все время была промозглая, холодная даже, но в день, когда Мстислав покидал Торгард, как назло сияло Коло и улицы вокруг гардарских казарм были полны гуляющего народу. Тут, совсем рядом, протекала полноводная Радана, изгибаясь между холмов, здесь всегда больше всего любили гулять горожане…

Мстислав сцепив зубы спустился во двор… Здесь собралось множество людей, среди них особо уныло выглядели воины его сотни. За два года успели уже сдружиться, понимали друг друга с полуслова и даже без слов…

Молча, не произнося пустых слов и обещаний, сотник оседлал вороного Ветерка, накинул на холку туго набитые снедью и воинским припасом торока и, взяв в повод, повел к воротам. Во дворе казармы - полнейшая тишина. Лишь кто-то чертыхнулся в задних рядах, сожалея, что молодец пострадал из-за такой ерунды… Ни слова не было сказано, пока воин не пересек линию ворот. Линию, отделявшую его-гвардейца от чужой жизни. Лишь тогда голос воеводы Олега донесся до него с прощальными словами:

- Удачи, воин!

Мстислав не обернулся, ровно и спокойно продолжая идти по улицам города, где он с небольшими перерывами провел два года… Два из двадцати шести, это - много. Здесь он познал любовь и разочарование, здесь…

- Эй, Мстицлейф! -окликнули воина из-за спины - Мстицлейф, ты что, в поход собрался?!

Мстислав оглянулся, гадая, кто ж это еще не слышал про его изгнание. Оказалось - Толстяк Вилли, самый знаменитый среди гвардейцев корчмарь, который, наверное, мог уже спокойно уйти на покой, столько оставили денег в его корчме гардары. В легионе делались ставки, когда его разум пересилит его жадность… Пока выигрывали те, кто ставил на жадность. Год за годом после праздника Летнего Равноденствия или после Дня Святого Торвальда он клялся оставить свое ремесло… И каждый новый выходной гвардейцы встречали в его корчме, под его пристальным взором…

- Чего тебе, старая свинья? -недружелюбно поинтересовался Мстислав, глядя на Толстяка в упор - Долги я все тебе отдал прошлый раз еще, иных у меня вроде бы нет… Чего тебе от меня, корчмарь?

- Ты обижаешь меня, славный гардар! -и впрямь скривив круглое как блин лицо в попытке заплакать, пропищал тонким голоском корчмарь - Я страдаю, что тебя больше никогда не будет за моим столом… Пойдем, выпьем на дорожку… У тебя ведь до заката есть время!

Мстислав заметно заколебался. Можно было потратить немного денег на кружку доброго вина или эля, но ведь до вечера оставалось совсем немного…

- И Ванда очень тоскует! -привел новый аргумент корчмарь - А я для прощания с тобой специально для тебя Эльфийской Сладкой припас бутылочку… Я угощаю!

Мстислав еще раз бросил взгляд на Коло, клонящееся уже к закату. Нет, Ванда вкупе с вкуснейшим ягодным вином были слишком большим искушением.

- Ну, пойдем! Но только на одну чарочку!

- Как Ванда скажет! -рассмеялся Толстяк…

Ванда… Ну что могла сказать Ванда? Пышногрудая и крутобедрая торингская девка, своим телом зарабатывавшая себе на хлеб так крепко прикипела сердцем к Мстиславу, что это уже даже перестало быть предметом для шуток воинов. Ну с кем не бывает! Одурела девка, возомнив себе невесть что… Мстислав, признаться стоит, не отказал себе в удовольствии оставить на память свежую зарубку. Зарубка оказалась глубокой и ее создание заняло не меньше двух часов… Лишь когда стемнело, облегченный душой и отягощенный прекрасными впечатлениями и неплохим вином, Мстислав подвел своего огромного владенского жеребца к Большим воротам, что в Посольском квартале.

- Стой! -немедленно окликнули его - Куда путь держишь?

- Домой, в Гардарию! -по привычке так поименовав родину, ответил Мстислав - Открывай, я спешу!

- А, открывайте! -раздался вдруг веселый голос кого-то из стражников - Это тот гардар, который баронета Освальда свалил! Изгой!

Почему- то это сообщение вызвало живейшее участие всех стражников. Почти все они -случай редчайший и вообще-то заслуживавший наказания, собрались в одном месте, с огромным любопытством разглядывая Мстислава. Того это слегка раздражало, но вида он не подавал. В конце концов, даже приятно должно быть, если тебя так почитают…

- Прошу тебя, воин! -с предельным вежеством, на какое только был способен, сказал начальник караула, как только ворота распахнулись - Счастливой тебе дороги до дома!

- Благодарю! -несколько сбитый с толку, ответил гардар…

Ворота за ним с коротким, зато оглушительным визгом захлопнулись. Все. Он - изгой. Впрочем, дорога только началась, и кем он станет в конце пути, зависит только от него самого… Лучше, конечно, остаться живым!…

Ну, куда там велел двигаться император Теодор? В путь!

Мстислав слегка тронул бока жеребца коленями и тот сразу взял широкий мах…

Юлий Стриж, базиликанский вор и авантюрист, в очередной раз сумел доказать, что является истинным баловнем судьбы. Альтос, где высадил его друг и соратник - навклир Хрипатый, был идеальным для этого местом. Граф Торвальд Альтозский если чем и был занят, так это морской охотой на касаток, и порт близ его замка всегда был полон кораблей контрабандистов. Случалось, конечно, их там и накрывал очередной рейд имперских галеасов. На этот раз Пречистая Роза избавила от подобных испытаний и на протяжении всего плавания горизонт был пуст. Сейчас Альтос был уже позади, как и вся Данария. Юлий, сидя в седле всеми настоящими мужчинами презираемой данарской скаковой лошадки, ехал уже по земле Фронтира, самой странной провинции Империи Тор…

Воистину, странная земля! Скалы, сплошные бесплодные скалы и совсем немного плодородной земли. Зато в скалах можно было найти все, что только даровал Господь земле. Алмазы и изумруды, золото и серебро, железная руда, уголь, медь и олово… Не зря, ох не зря эти горы именовались Златогорьем. И не зря за них непрерывно воевали две империи… Жители Фронтира, так уж повелось испокон веку, находились в Закатной империи на особом положении. Здесь дольше всего процветало язычество, здесь каждый год вспыхивал кроваво подавляемый мятеж… После одного из мятежей и до сего дня Фронтир лишен был своего герцога. И тем не менее народ, живший здесь, был горд и свиреп. Дважды Юлию доводилось пересекать его вот так - из конца в конец, и дважды он не позволял себе даже словечка сказать против…

На этот раз, впрочем, настроение его соответствовало его характеру. Данарская лошадка бежала споро и не особо уставала нести на себе два центупомодия его веса. Светил Гелиос, на небе не было ни единой тучки и день, только еще начинавшийся, обещал быть светлым и теплым. Редкость в октоберусе, который даже в благословенной Базилике - месяц дождей и всеобщего увядания…

Около очередной гермы Юлий попридержал коня и задумался… Ему следовало поспешать в Фронфор, столицу Фронтира, но туда лежало два пути. Один, горный, через графство Нижний Борд, лежавшее вообще-то высоко в горах, был короче. Зато и опаснее - по слухам, в горах пошаливали то ли разбойники, то ли остатки разбитых Теодором в прошлом году мятежников… Можно было пойти через Борд, находившийся вообще-то ниже, в небольшой долине. Но эта дорога, насколько помнил Юлий, была длиннее, пришлось бы сделать большой крюк, зацепить Ассанию, а главное - дважды переправляться через реки. Сначала нужно было пересечь бурную Олхару, а потом полноводную Радану… Так же, хоть и рискуя, Юлий встретил бы на своем пути только одну преграду - Радану в верхнем, мелком и не слишком широком течении ее. Там даже мосты были, что на Радане, в ширину достигавшей миллария - большая редкость…

Как и всегда в таких случаях, Юлий вверил дело случаю и красивой девушке… Первой, разумеется, оказалась красивая девушка… Ну, не то, чтобы красивая, но в иное время Юлий не отказал бы себе в удовольствии заночевать у ее папаши или муженька… Последнего, как он надеялся, у столь юной торингки еще просто не было!

Бедной девочке вряд ли минуло пятнадцать, но она на удивление хорошо была развита, а главное, сидя за спиной отца, позволяла себе те самые шалости, которые не прочь устроить ее ровесницы во всем мире. Пустивший своего коня следом, Юлий успел за короткое время убедиться в том, что ее грудь и впрямь пышна и свежа, что ноги у девчонки на диво полны, да к тому же еще и длинные и стройные… Редкое, надо признать, соотношение. К тому же она была рыжая, а к рыжим Юлий всегда питал слабость…

Несколько раз он был близок к тому, чтобы плюнуть на свою миссию и вместо Фронфора заехать к этому виллану. Вряд ли, сколь богат он не был, он отказался бы от нескольких полновесных золотых от такого приятного господина, каким считал себя Юлий.

Укол совести был мгновенен и подкреплен изрядной толикой цинизма и благоразумия. Великий Вор поручил это дело ему, лучше не обманывать Великого Вора. Во-первых, после этого можно забыть про прибыльные дела. Во-вторых, скорее всего можно и про жизнь забыть - Великий Вор не прощает обмана, ведь он сам - великий обманщик…

Юлий сумел нагнать на лицо суровое и отстраненное выражение, догнал коротким рывком коня возок и окликнул возницу:

- Эй, ты!

Виллан, привычный к такому обращению, без тени обиды обернулся. На Юлия в упор взглянули два холодных, равнодушных ко всему окружающему серых глаза:

- Что нужно благородному мессиру?…

- Дорогу! -все так же сурово, стараясь не показывать своего интереса к недоумевающей девицу за спиной виллана, ответил Юлий - Я хочу, чтобы ты подсказал мне, какой дорогой лучше ехать! Верхней или Нижней?

- Оно, конечно, Верхней, оно короче! -раздумчиво протянул виллан - Да и разбойнички там пошаливают, никакого окороту на них нет. Герцог Северин, правда, поклялся до зимы извести их всех под корень. Говорят, фронтирские егеря снова вышли в горы и горе тому, кто окажется у них на пути… Так кто ж знает, правда это, или нет! Да и разбойники испокон веку в горах обретаются, однако ж верхней дорогой как ездили, так и ездят. Многие и доезжают, даже кошеля не потеряв!

- Ну, хорошо, с верхней дорогой все ясно! -нетерпеливо перебил его Юлий - А что с нижней?

- Ну, я бы не советовал благородному мессиру ехать по ней! -все так же неспешно ответил виллан - Граф Борда поссорился с графом Домоса из-за пастбищ. Было сражение, погибло сколько-то вилланов и левдов… Сейчас там сам герцог Северин, а с ним - половина армии! Жрут и пьют в три горла, всем бабам юбки задирают… Защитнички!

В голосе виллана впервые проскользнули человеческие нотки - явное злорадство над своими соседями… Но Юлий уже не слушал его. С левого плеча упорной девчонки вроде бы нечаянно соскользнул лиф, почти полностью обнажив грудь…

- Ты хотел бы заработать пару золотых?… -пересохшим от возбуждения горлом прохрипел Юлий.

Старик обернулся, все понял и только скрипнул в бессильной ярости зубами…

Через час Юлий ехал дальше, облегчившись на два золотых и, разумеется, недовольный. Девка оказалась порченой, но не слишком умелой. Времени он потерял никак не меньше часа, а в завершение всех неприятностей с юга задул сильный ветер и погнал пока что легкие, белые и высокие облака. Ну, если такие пошли, обязательно покажет нос и огромная дождевая туча. А то и грозовая - Юлию с водой всегда не везло…

Он пришпорил коня, тревожно вглядываясь в небо, и так проехал около десяти миллариев - поспешая и все больше беспокоясь. Небо пока что было светло, Гелиос светил по-летнему - ярко и тепло, но настроение было безнадежно испорчено. Юлий клял себя за ненужную задержку, в очередной раз поклялся, что больше так не повторится… В довершение всех бед дорогу преградило поваленное сильным порывом ветра дерево. Огромный, ветвистый бук, обрушившийся со склона… А чего это он обрушился? Ураганов последние дни Юлий не помнил, да и остальные деревья стояли вдоль дороги не тронутые - без единой поврежденной веточки. А это, полное сил, с зелеными листьями на толстых ветвях, вдруг обрушилось?! Стараясь делать все незаметно, вор поближе передвинул свою верную фальчиону, а заодно снял с пояса и зарядил книппер - небольшой, в локоть длиной арбалет, стреляющий свинцовыми пульками. Доброе оружие, из которого Юлий мог сбить птицу на лету…

Он угадал! С двух сторон сразу, из-за камней сверху и из-за густой кроны поваленного дерева встали разбойники. Пятеро их было, все - зеленолицые, странно одетые… Нелюдь, что ли? Так откуда ей тут взяться?!

Враги не стали разговаривать. Вместо этого, подвывая и как-то странно подпрыгивая, трое из них двинулись к вору. Двое, впрочем, остались за укрытиями, выцеливая Стрижа из коротких луков. Для кольчуги или панциря такой, может быть, не страшен. Когда дело идет о подбитом булатной пластиной колете Юлия, можно поспорить, пробьет его стрела, или нет…

- Эй, чего вам надо? -попробовал свести дело к миру Юлий - Я - человек Великого Вора без Имени! Поняли?

На миг разбойники остановились, чем только окончательно убедили Стрижа, что перед ним - люди. Ну, а дальше все было делом довольно простым. Странно было бы, если бы гильдейский адепт не устоял против пяти, право слово!…

Свинцовая пулька из книппера проломила дыру во лбу одного из лучников. Второй лихо стрельнул, но, разумеется, промахнулся и чуть не прибил своего. Пока он тащил стрелу из тула, Юлий нырнул под пузо коню и оттуда метнул желудь. Попал точно в глаз самому ближнему своему сопернику и тот начисто был выведен из строя. Только и мог, что выть, держась за вытекающий глаз…

Минуло не так уж и много времени, а осталось уже только трое врагов.

- Я -человек Великого Вора! - чуть задышавшись, сказал Юлий - Разойдемся с миром!

- Ты убил Скавра, ты -умрешь! - с ненавистью ответил высокий разбойник с топором, перестав подделываться под нежить.

- Сперва ты! -немедленно возразил искренне обиженный в своих лучших чувствах Юлий и располосовал ему живот… Лезвие у фальчионы волнистое, раны получаются болезненные, заживают плохо… Если вообще заживают!

Осталось двое. Тот, что с луком, выстрелил еще несколько раз, но не смог попасть даже в своего. Последний оставшийся в живых мечник держался довольно плохо - вздрагивал от каждого движения Юлия, все порывался убежать, но боялся подставить спину…

- Что ж вы, идиоты, лучником кретина поставили? -лениво выбранил его Юлий - Надо всегда лучших ставить! Самых лучших!

- А он и есть лучший! -дрожащим голосом возразил разбойник - Остальные и того не умели!…

- Скажи ему, пусть бросит лук! -спокойно сказал Юлий - Упаси Пречистая Роза, попадет в меня. Я ж от него кусков крупнее мизинца не оставлю!

Говорил он нарочито громко, похоже окончательно убив обоих выживших разбойников морально. По крайней мере лучник отшвырнул от себя свое оружие, словно оно было ядовитым, а разбойник с мечом последовал его примеру раньше, чем Стриж ему это предложил.

Неспешно зарядив книппер, Юлий с усмешкой выждал немного и все так же спокойно посоветовал:

- Собери всех коней вместе, погрузи на них ваше оружие, собери в кошель все деньги, принеси мне… Да, и вино с едой, если есть, тоже неси! Вы себе другого найдете!…

Разбойник даже не посмел спорить или сопротивляться. Сделал все как надо, и даже притащил из кустов полупустой кувшин кислого местного вина и два шмата вчерашнего мяса. Обгрызенного!

- И это все? -только прополоскав брезгливо горло и вылив остатки вина на пыльную дорогу, спросил Юлий - Право, вы позорите само название разбойников! Слава Святому Крессу, я никогда не окажусь с вами в одной Гильдии! Если б так случилось, я ушел бы из воров, меня тошнило бы!

Высказав все это, он поехал дальше уже с шестью конями: одним под седлом и пятью заводными, богато гружеными…

Отъехав немного, Юлий задумался. Шесть коней не только трудно было вести в поводу, их еще и обслуживать надо на привалах. И за каждого платить в городе! Зачем ему шесть коней, пять из которых, кстати, довольно дерьмовые!

На удачу, рядом вырос небольшой городок. Скорее даже деревня, дворов этак на пятьдесят…

- Эй, малец! -окликнул Юлий пробегавшего мимо пацаненка, чумазого и на вид смышленого - Где здесь можно продать коней?

Малец посмотрел на Юлия, как на сумасшедшего, пожал плечами и убежал. За него ответил дородный мужик, шедший следом:

- Иди к кузнецу Тиллеману, благородный путник. Он у нас и торговец, за неимением другого!

Юлий так и поступил, о чем потом неоднократно жалел. Надо было бросить эту скотину прямо посреди улицы, да уматывать со всех конских ног!!!

Кузнец Тиллеман поначалу был настроен дружелюбно, даже дал высокую цену, признав в конях потомков азилей - выносливых номадских лошадок, высоко ценимых вилланами за свою неприхотливость. Однако по осмотре он почему-то посмурнел ликом и засомневался. Юлий сбросил цену, торопясь дальше. Кузнец мучительно колебался, потом послал за каким-то Видом, как он сказал - лучшим лошадником на селе. Вид почему-то пришел так быстро, что запыхался, и сразу полез смотреть на клейма. А высунувшись из-за последнего жеребца, заорал не своим голосом:

- Так это ж мои! Все пять -мои! Те, что на неделе Быка у меня увели! Ах ты, ворюга!

Не в первый раз уже Юлий приходилось драпать, когда вслух называлась его профессия. Впервые было так, что за ним погнались все жители деревни, от стариков до голопузой мелкоты. Хорошо еще, он не успел расседлать данарскую лошадку и та, верная и быстрая, унесла его из-под носа преследователей. Вслед даже несколько стрел свистнуло - народ в Златогорье был суровый и оружие имел в каждом доме…

Юлий гнал лошадь до тех пор, пока у той не намокла шкура, лишь потом сбавил немного ход, переводя ее с маха на трот. Похлопал животину по холке, благодаря за то, что вынесла. И поклялся себе, что до темноты не остановится больше, чем на несколько минут. Только чтобы дать отдохнуть Звезд очке!

Глава 2 "Отряд окончательно собран"

- А вот скажи, мне, чего это ты делал руками, когда заклинание творил? -задал свой очередной вопрос оказавшийся жутко любопытным Эдрик - Ну, как будто снежок вылепливал из воздуха!

Равен тихонько вздохнул, но ответил честно, подробно и как можно более понятно для простого, неграмотного варвара:

- Каждый маг, начиная от адепта-школяра и кончая великим магистром с самого начала выбирает то движение, которым будет… создавать заклинание. Я начал изучать магию зимой, и поначалу у меня не слишком получалось… Учитель, маг Сервелий, посоветовал мне выбрать что-то зимнее. К весне, мол, либо и так начнет получаться, либо придется вообще закончить с учебой… Ну, я очень старался, вот и придумал самое простое, что было -стал лепить снежки. А однажды вместо снежка на руке возник небольшой камешек. У меня получилось!

- Тяжелая это работа, оказывается! -с некоторым даже уважением протянул Эдрик - Жаль только, с мечом ты не очень… В дороге пригодится!

- Ты у нас за двоих сойдешь! -не удержался, подколол Равен. Впрочем, по доброму подколол.

И вправду, собираясь в дорогу, Эдрик к своему оружию немало добавил из оружейной мага. Сервелий кипятком плевался, как дракон огнем, Равен спрятался в дальний и темный угол, там ухохатывался… Оринг есть оринг. Кроме своего меча, кроме ножа, Эдрик взял в дорогу секиру, дюжину метательных ножей и три джавелина себе, ландскнетту и дагу Равену. Никакие уверения того, что меч в его руках подобен дубине, не больше, в расчет приняты не были.

- Я тебя сам научу! -угрожающе пообещал Эдрик - В обмен!…

Сервелий сумел дать им даже коней - двух данарских скакунов, серого и чалого. И снова Эдрик удивил - в седле он сидел вполне уверенно, почти не уступая отвыкшему от лошадей Равену, да и конь, горячий серый, норлинга принял… Сейчас путники как раз давали коням роздых, с тревогой поглядывая на Восход, откуда неотвратимо приближалась черная пелена ночи. В небе уже открылось Мертвое Око, загорелись первые звезды…

- Может, пора остановиться на ночевку? -довольно робко поинтересовался Равен, который, по правде, сбил себе ноги в кровь.

- Может, и пора! -пожал плечами Эдрик - Время и впрямь позднее, коней пожалеть надо!

- Коней… Почему -коней?! - возмущенно вскричал Равен - А мы что - не достойны жалости?

- Мы -люди! Более того - мужчины! - зорким варварским глазом присмотрев удобное место под сенью огромного дуба, возразил Эдрик - Я к тому же воин. Мы, норлинги, способны день и ночь без передыха идти, потом еще всех девок удоволить и бочку вина выпить!

Ну, приукрасил маленько, понятное дело… И даже смутился, услышав завистливый вздох Равена…

- Ты давай, за дровами иди! -кивнув в сторону подступавшего темной стеной леса, сказал Эдрик - А я пока зайца освежую!

По дороге они купили у прохожего виллана зайца, тот день отвисел прямо в шкуре и по словам Эдрика к вечеру должен был как раз "дойти". А рагу из свежей, правильно выдержанной зайчатины это… Ух, пальчики оближешь!

Равен нимало не отказывал спутнику в умении готовить. Но секиру протянутую не взял, а на лес, на сплошную стену деревьев посмотрел с ужасом. Ему почудились там какие-то чудовища, кто-то двумя огромными глазами уставился на него из-за куста…

- Не пойду я! -решительно воспротивился маг - Сам иди!

Эдрик, удивив его, быстро согласился. Но добавил:

- Тогда ты принеси воды! Во-он оттуда!…

Колодец, который он узрел, находился где-то в поле, приблизительно в трех сотнях шагов от лагеря. Но уж тут спорить не приходилось - в поле было светло и опасности ждать не приходилось.

Уже потащившись с бурдюком к колодцу, Равен услышал за спиной громкий и быстрый перестук топора. Не мудрствуя особо, викинг вырубал ветви потолще из близ стоящих деревьев, да и не особо себя нагружал, таская по одной, две ветки за раз…

Когда проклявший все на свете, обливший себе дорогие порты и заливший немало воды в калиги, Равен возвращался обратно, костер уже горел. А сам норлинг сидел, удобно устроившись, у костра и свежевал зайца…

- Добрый заяц! -пыхтя и время от времени отряхивая мокрую прядь со лба, сообщил Эдрик - Мяса много, а жира - почти нет! Может, не будем его тушить? Долго, да и овоща никакого нету! Даже моркови… А какой заяц без моркови?

- Так что же делать? -растерялся отвыкший от таких проблем Равен - Ты ж уже освежевал зайца…

- Ну, ты можешь, например, вернуться миль на пять назад, в деревню, и купить там все, что нужно! -начал было Эдрик, но увидев несчастную физиономию Равена смилостивился - Или, что вернее, можешь подождать, пока я испеку его на вертеле! Ненамного хуже будет!…

Равен тяжело вздохнул, уселся поудобнее на потнике, снятом с конской спины и задумался…

Сколько он так просидел, неизвестно. Сам Равен не замечал времени, когда задумывался, а чертов норлинг не сообщил ему. Вместо этого, уже насадив зайца на длинный железный прут, который, оказывается, он тоже взял с собой, Эдрик довольно равнодушно попросил:

- Расскажи о себе! Про меня ты все знаешь, я про тебя -ничего! Ты не похож на торинга! Скорее уж - на южанина!

- И тем не менее, я чистокровный торинг! -горько возразил Равен - Мой отец и моя мать - оба из благородных семей, оба торинги… Он - виконт Альбрехт Сильный, она… Она умерла, когда мне было меньше года. Простудилась… Отец сильно скорбел по ней, хотя и не простил… Меня же только терпел все годы, пока не сослал на ученичество к Сервелию…

- Не любил собственного сына?! -искренне изумился Эдрик, который был единственным наследником ярла Сигурда и потому уже не знал окороту ни в чем.

- Он не верил, что я -его сын! Ты правильно сказал, я не похож на торинга. Я невысок, слаб телом, черноволос… Мое имя означает Ворон, это не торингское имя! Его дал мне мой отец, а пятеро моих старших братьев готовы были разорвать меня на части… Я, слава Святой Стефании, был слишком мал, чтобы они могли выместить на мне всю мою злобу… Отец мой - благородный душой человек, как бы ни ненавидел меня, не стал выбрасывать на улицу или отдавать в приют. Он выждал, пока мне не исполнилось пять лет, и лишь после этого отправил к Сервелию. Правда магу сказал, что домой меня можно не возвращать. И если я окажусь неумехой, меня можно сделать слугой или продать кому-нибудь в рабство… Но все равно, мог ведь вообще на улицу вышвырнуть!

- Так видишь, еще и лучше получилось! -неловко улыбнулся Эдрик - Теперь ты своих братьев всех до единого можешь в пыль и пепел обратить, пусть хоть слово скажут!

- О, как я об этом мечтал! -легко рассмеялся Равен - Как я старался выучить первое свое боевое заклинание, Стрелу Света , чтобы прийти и сказать в глаза самому старшему брату, Одвину, все, что думал о нем!

- Ну, и? -предвкушая кровавую развязку, заинтересованно развернулся к нему Эдрик - Успел он хоть дернуться?

Равен снова вздохнул:

- Он еще на пороге бросился мне в ноги, просил прощения! Потом отец стиснул в объятьях, молил о том же! Оказывается, Учитель еще через год после того, как отец отдал меня ему в ученики, все выяснил, составил гороскоп и сумел доказать отцу, что я -его сын! Вот так…

- Да… -протянул смущенный Эдрик - Ну и как, простил ты отца?

- Не знаю! -честно признался Равен - Я бы и сам, наверное, поступил так на его месте…

Эдрика все время что-то отвлекало. Он мялся, откладывал и снова брал в руки свой роскошный меч, который именовал Пламенем, он даже несколько раз порывался обернуться, отрываясь от столь важного процесса, как приготовление зайца на огне.

- Слушай, норлинг! -внезапно вскинулся Равен - А зачем тогда я корячился, воду тащил, если мы все равно его печем? Да еще издалека, когда кони наши из ручья пьют?!

- Так то -кони! - усмехнулся викинг - А ты ж не конь! И потом, мне обидно было бы, если бы я работал, а ты - нет!…

Дальше произошло что-то странное: Эдрик издал дикий вопль, подобный воплю раненного медведя, схватил с земли меч и секиру и вдруг исчез из виду. Равен резко вскочил на ноги и развернулся. Увы, он слишком долго и слишком пристально смотрел на огонь и вся округа, уже погрузившаяся во тьму, была для него непроницаема. А вокруг что-то творилось. Что-то странное! Эдрик, дико завывая, белой тенью, привидением носился вокруг костра, свистела сталь, раздавались чьи-то яростные крики, что-то с хрустом проламывалось… И вдруг Равену словно вернули зрение. Он стоял спиной к костру, щурился, а на него мощно и быстро набегали двое разбойников с мечами. Времени было - чуть, но Равен успел. Слегка испуганно взвизгнув, маг наспех "слепил снежок" и с силой запустил его во врагов… И двоих ближних, и еще четырех дальних смело Огненным Щитом , заклинанием мощным и вообще-то предназначенным для защиты… Средний палец Равена обожгло огнем - кольцо силы нагрелось так, что маг усомнился, сможет ли он еще раз сколдовать хотя бы что-то. Хоть что-то слабое! Ко всему прочему, из темноты, которая опять, после вспышки Щита стала непроглядной, раздался ор Эдрика:

- Эй, маг, кончай лупить направо и налево! Ты мне чуть хрен не оторвал! Вместе с головой…

- Сам осторожней будешь! -огрызнулся испуганный сверх меры Равен - Ты видишь, где их много?

- Сзади тебя много, а что?! -проорал явно встревоженный Эдрик - Ты что, опять?!

- Снова! -сквозь зубы процедил Равен и колданул снова…

На этот раз это был всего лишь Огненный Шар , правда - очень большой. Раздался страшный, почти оглушающий рев пламени и шар врезался в дико заоравшего, но не успевшего увернуться разбойника… Пострадало-то намного больше, чем один он, но именно ставший невольной мишенью Равена разбойник окончательно переломил дело. Он не просто был убит - он сгорел дотла и среди оставшихся разбойников началась сущая паника. Одно дело - озверевший оринг. С ним еще можно справиться. И совсем другое - маг, осатанело швыряющий во все стороны огромные огненные облака, сжигающий все вокруг себя на перестрел, если не больше!!! У страха глаза велики, и Равену приписали многое из того, что он не творил. А меж тем маг, скрючившись от боли и слабости, рухнул на колени и единственное, на что он был сейчас способен - тупо смотреть за темными каплями, которые почему-то с его носа падали на землю. Если подставить ладонь под такую каплю, а потом облизать, она окажется горячей и соленой. Прямо как кровь…

Что- то орал, бегая вокруг, Эдрик. Иногда совсем рядом звенела сталь, иногда слышался тупой чмокающий звук и постоянно -шум приближающихся или удаляющихся шагов. Равен был ко всему равнодушен и только думал, что выложился сегодня всего в двух заклинаниях, хотя обычно мог сотворить и три, и даже четыре! Кольцо прожгло кожу и больно впилось в рану, разъедая и вызывая единственное желание - кататься по земле и грызть камни. Все что угодно, лишь бы заглушить боль!

Наконец, вновь послышались приближающиеся шаги и темнота голосом Эдрика позвала:

- Эй, маг!…

Равен с трудом поднял голову и ответил:

- Я здесь!

- Равен! -в голосе норлинга послышались испуганные нотки - Слышь, откликнись!

- Да здесь же я! -громче, раздраженно ответил Равен - Не слышишь разве?!

- Херьян и Фрия! -выругался норлинг - Вот ты где! Чего молчишь, не слышишь, я зову?!

- Я тебе кричу, ты сам оглох! -огрызнулся Равен - Устал я чего-то…

Прежде чем Эдрик успел продолжить прю, он как-то неловко повалился на бок, чуть не угодив головой в костер, да так и замер. Испуганного норлинга, впрочем, вполне успокоил его храп. Маг просто спал…

- А, мохнатые штаны Веора тебе на голову! -вдруг по черному выругался Эдрик - Заяц!!!

Заяц, оставленный им без внимания, с одной стороны успел дочерна обгореть, с другой пока еще оставался сырым…

Покосившись на прищуренное Мертвое Око, викинг вздохнул и уселся поближе к костру. Разбойников он разогнал, да и маг помог, человек десять поджарил своими огненными заклятьями. Завтра надо будет обыскать, золото да серебро собрать… И в путь! Ну, а ужинать придется чем Бог послал. То бишь полусырым, полусгоревшим зайцем. Не в первой. Бывало и хуже…

Эдрик с хрустом прогрыз черную толстую корку, разжевал с видимым трудом пересохшее мясо и промычал:

- Соли маловато!…

После чего досолил золой и с явным аппетитом стал есть. Только угли на зубах хрустели…

Поутру оба выглядели разбитыми, но довольными. Выспавшись за ночь как следует, Равен может и не восстановил все свои силы, но по крайней мере большую часть - да. Правда, тело все равно ныло, а запекшаяся в носу кровавая корка мешала дышать. Эдрику же пришлось сторожить почти всю ночь и под утро он просто клевал носом, с трудом уже понимая, о чем говорит маг. Выспавшийся, прах его побери! Держался викинг исключительно на гордости, сам ведь похвалялся, что не спать день да ночь для него - раз плюнуть… Ко всему прочему, живот после недоготовленного мяса разболелся уже всерьез, норлинг пять или шесть раз за утро бегал в кустики, покрыв весь окрест вонючими ловушками для слепых. Мучился бы еще дольше, да Равен сжалился, применил свое небогатое лекарское искусство, дал какой-то отвар из небольшой фляжки… Не сказать, чтобы боли как рукой сняло, но бегать в кусты Эдрик перестал, а это уже радовало…

- Ладно! -мрачно сказал норлинг, оседлав обоих коней - Пора в путь!

- А поесть? -робко спросил Равен, который, как известно, и на ночь ничего в рот не брал - Может, хоть от зайца что-то осталось?

Эдрик так посмотрел на него, что у бедного мага язык чуть в желудок не провалился. Больше никто ничего не сказал. Оба путника пребывали в мрачном настроении, правда по разным причинам: Равен никак не мог прийти в себя, а норлинг ко всему прочему страдал, что кроме пары дурного железа мечей, да одного лука с порванной тетивой и без стрел, никакого стоящего оружия у разбойников не оказалось. Да и денег - пара серебряных марок да с десяток грошей - и белых, серебряных, и желтяков - из меди. На все на это можно было один раз не слишком шикарно погулять в придорожном трактире… может быть…

Так они и ехали в мрачном настроении - мили две, пожалуй. Потом Равен, понявший, что пощады ждать не стоит, немного приотстал. Эдрик был не в том настроении, чтобы узнавать причину отставания, лишь на всякий случай подвинул поближе меч. Уже понял, что в дороге доверять магу можно только тогда, когда он начинает колдовать. Да и то - ненадолго…

Внезапно он чуть не подпрыгнул в седле - сзади раздались мелодичные переливы струн лютни. А следом и вовсе непотребство началось: маг запел!…

Как тот, кто жил, любви служа,

И был лишен сполна

Рассудка, радости и сна

И жизни, госпожа, -

Так здесь умру и я, о госпожа моя!

У Равена оказался довольно красивый, сильный голос, да и песня была душещипательная, заставляла вслушиваться.

- Ты что, еще и играть умеешь?! -искренне изумился Эдрик - Ты ж маг, а не скальд!

- Мы, маги, обязательно должны уметь играть! -грустно ответил Равен - Иначе как мы поймем ритм заклинания? Не всякий трубадур - хоть немного маг, но всякий маг - немного трубадур!…

- Вот оно как! -в очередной раз удивленно протянул Эдрик - Нет, не хотел бы я быть магом! Хлопотно это слишком!

Равен тяжело вздохнул, но ничего не ответил а играть перестал…

Они вновь поехали молча, но настроение явно приподнялось и кони почуяли это - пошли веселее, играя между собой…

- Стой! -вдруг подняв руку, велел Эдрик - Ты слышишь песню, или это у меня твое завывание в ушах стоит?

- Тогда и у меня -тоже! - слегка обиженно возразил Равен - Это песня! Причем поет не торинг!

- И не норлинг, клянусь последним глазом Херьяна! -возразил Эдрик - Да это ж гардар!…

Ну, кем- кем, а гардаром торинга не удивишь. За последние годы их столько оказалось на землях Империи, что даже сами торинги иногда посмеивались: а чья это теперь империя? Их, или может -гардар? Так или иначе, но всего несколько лет назад, не так уж и давно, специальным эдиктом императора было запрещено приравнивать гардар к варварам вроде норлингов и номадов. Более того, быть в родстве с гардарами стало модно!…

- Гардар! -пожал плечами Равен - Ну и что? Может, купец! В конце концов, ты сам - наполовину гардар!

- Я -норлинг! - возмущенно возразил Эдрик…

Меж тем, гардар выехал из-за поворота, и его веселая судя по тону, но совершенно непонятная содержанием песенка моментально прервалась. Он остановил коня и судя по всему соображал лихорадочно, чего ему ждать от столь странной компании… А смутиться было отчего! Норлинг, одетый именно как норлинг, в компании с исконным врагом - торингом, да еще черноволосым! Оба - до зубов вооружены, да к тому же преграждают дорогу!

Похоже, гардар не слишком сильно был расположен разговаривать. По крайней мере, вместо того, чтобы хотя бы поинтересоваться их намерениями, он обнажил меч. Правда, в атаку первый не пошел. Ждал.

- Эй! -рявкнул Эдрик на торингском, так, что с деревьев чуть листва не посыпалась, а Равен с трудом удержался в седле - от неожиданности чуть не упал - Эй, бросай меч-то! Мой спутник - маг, он тебя в мышку обратит!

Гардар на миг замер, словно размышлял, а потом и впрямь убрал меч в ножны… Только вместо меча достал тяжелый богатырь-лук, способный на таком расстоянии прошить их обоих, если бы они встали один за другим. Не слишком торопясь, но не отрывая взора от соперников, гардар натянул тетиву, наложил стрелу и лишь после этого заговорил:

- Эй ты, маг ты там или нет! Слышишь меня, так запомни: не дыши даже! Я не в настроении, и если мне только покажется, что ты ведовством занялся, я из тебя ежика сделаю все же раньше, чем ты из меня мышь! Веришь?!

Чего ж не поверить… Богатырь-лук гардар считался самым страшным оружием. И по дальности и по мощи с ним не могли соперничать ни другие луки, ни самострелы. Если уж воин сумел его обратать, значит и впрямь - стрелять умеет!

- Послушай, славный гардар! -выкрикнул Равен - Прости моего спутника, он недавно вышел из боя и еще не пришел в себя! Поверь, мы не хотели бы обижать тебя, но вокруг столь много разбойников, а мы не слишком опытны в миру!

Возмущенный Эдрик распахнул было пасть, дабы возразить, но Равен ловко и своевременно пнул его сапогом под колено, быстро переключив все мысли непосредственного викинга на другие темы.

- Да чтоб тебя! -заорал он, не забыв добавить еще и пару хулительных фраз - Йотун слепой!!! Ты ж меня калекой решил сделать!!!

Гардар, который похоже успевал разглядеть абсолютно все, расхохотался громко и уже без опаски подъехал ближе…

- Я -Мстислав, сотник императорской гвардии! - громко представился он, дружелюбно улыбаясь, но не убирая руку далеко от огромной рукоять висевшего на поясе меча. Меч, к слову, был под стать самому гардару - его обладатель отличался гигантским ростом и телосложением, сидел на громадном вороном жеребце владенской породы и когда смеялся, смехом просто оглушал.

- Я -Равен, адепт Великого Мага-магистра Сервелия! - как можно дружелюбнее представился маг - А это…

- Я сам представлюсь, маг! -недовольно рыкнул викинг - Эдрик Сигурдсон, сын и наследник вольного ярла Сигурда, хевдинг снэки "Бродячий Пони".

На взгляд самого Эдрика, название несомненно подкачало, но гардар ни разу даже не ухмыльнулся, восприняв оба представления вполне мирно и спокойно. Но все же чувствовалось, что он что-то скрывает…

- Почтенный Равен, боюсь, у меня есть к тебе поручение! -тихо сказал Мстислав, когда знакомство состоялось - Я послан императором Теодором, я уже сказал. Я послан к тебе, Равен! Император назвал только имя твоего учителя, сказав, что все прояснится по дороге… Я сомневался. Я был не прав.

- Ну, вот! -обрадовался Равен - Теперь нам легче будет идти! Ты хорошо знаешь эти места, почтенный Мстисл… Мстислав? Видишь ли, мне раньше редко приходилось покидать Белую Башню, и все мои познания о местности уже завершились. Куда нам стоит держать путь дальше?

- Постой-ка! -осадил его недовольный такой откровенной глупостью своего спутника Эдрик - А с чего ты взял, что он говорит правду? Мало ли, что он там тебе скажет? Ты не забыл, что императорского пащенка кто-то похитил? Может - его хозяева?

- И чем я тебе должен доказать? -с напускным спокойствием в голосе спросил Мстислав - Может ты думаешь, император тебе письмо написал? Аль грамоту с печатью?!

- Ты на меня не ори! -огрызнулся норлинг, в свою очередь берясь за рукоять меча - Ты не ори, не ори! А то ведь язык можно и подрезать!

- Так… -все так же спокойно и невозмутимо обронил гардар куда-то в пространство и вытащил из ножен меч - Благородный Равен, нам очень нужен будет этот дурак? Живым, я имею в виду?

- Да! -твердо ответил Равен, успевший уже привязаться к взбалмошному Эдрику и не видевший без него отряда - Да, нужен!

- Ну, тогда я его не убью! -невозмутимо согласился Мстислав и спешился…

Обрадованный Эдрик, вытянув из ножен свою спату, также спрыгнул с коня…

- Твой меч короче, норлинг! -негромко сказал Мстислав - На пару пядей, пожалуй…

- Давай уж поскорее! -огрызнулся нервно викинг - Я уже замерз!

- Сейчас согреешься!…

Они сошлись…

Так уж получилось, что за время своей жизни, довольно уже длинной, Равен был лишен возможности лицезреть в деле настоящих воинов и настоящие поединки. До сего дня на его памяти было три боя, достойных того, чтобы их запомнить. В двух его отец, могучий Альбрехт Сильный, сражался ради шутки с достойными себя соперниками и оба раза, разумеется, одерживал верх. Третий раз был недавно, когда он с помощью всемогущего Ока, разумеется, смотрел, как сражаются с гномами беспомощные на самом деле оринги. Получалось у них совсем неплохо, даже хорошо…

Куда им всем было до двух этих рубак! Огромные, наверное очень тяжелые мечи их летали над головами, через миг могли уже оказаться у самой земли. Оринг наседал, гардар оборонялся. Эдрик вкладывал в каждый удар всю свою силу и злость, Мстислав почти не шевелил кистью, сражался странно, словно через силу. Впрочем, Равен как-то раз слышал, что настоящие воины, они не слишком умело сражаются в разминочных, тренировочных поединках. Навроде как у них не получается щадить соперника, они сдерживают себя и часто проигрывают…

Если так и было, то к гардару это вряд ли относилось. Притом, что он постоянно сдерживался, непонятно было, за счет чего Эдрик мог бы одолеть его. Ну, да, ярость… Но ярость ведь - не умение!

Равен и сам не заметил, как поединок захватил его целиком. Удары и серии ударов, удачные блоки и молниеносные контратаки… В этом поединке было на что посмотреть!… Равен и засмотрелся. А в себя его привел холодный, полный зловещего торжества голос за спиной:

- Ишь, петухи! Бросайте мечи, да складывайте все свое имущество в кучу. Сами же можете молиться хоть Святой Стефании, хоть самому Господу! Время ваше сочтено!

Поединок завершился враз. И что больше всего потрясло окаменевшего от испуга и изумления мага, оба бывших противника немедленно встали спина к спине, ощетинившись теми самыми мечами, которыми только что грозились располовинить друг друга…

- Что стоишь?! -бешено заорал на мага Эдрик - Бегом сюда! Вот ведь досталось на мою голову сокровище… Бегом, я сказал!!!

Равен очень хотел сохранить хоть подобие уважения к себе, потому пошел медленно, с достоинством. Но оглянулся, увидел спешащих наперерез двоих разбойников с жуткими рожами, взвизгнул по-бабьи и бегом ринулся под защиту мечей. Встал, прислонившись к их спинам и вытащил из ножен свою ландскнетту…

- Ты хоть сражаться ей умеешь? -безнадежным голосом спросил Мстислав, поглядев на его дрожащие руки - Ну хоть самую малость!

- Зато он волшебник хоть куда! -гордо возразил Эдрик, и сразу же заорал так, что Равен подпрыгнул на месте и чуть не выронил свой меч под ноги - Чего надо-то?! Идем, никого не трогаем!

Довольно густая цепь разбойников расступилась и внутрь круга вошел высокий, явно не слабый муж. Не очень молодой, но и не старик, лет сорок может быть… Был он, как и все его люди, одет в легкую кожаную куртку с нашитыми на нее медными и железными кольцами, в руках держал франциску, да на поясе имел короткий меч - скраму. Маленькие, вроде бы серые глаза его смотрели пристально и зло, да и все лицо источало злобу и торжество.

- Вчера кто-то убил десять моих людей! -холодно и спокойно сообщил он - Я - Литор, король этого леса, я не позволю, чтобы такое происходило впредь… Тем более, чтобы моих людей жгли огнем! А тех, кто нарушил мои установления, я примерно накажу. Где маг?

- Тупой! -сквозь зубы проронил Эдрик - Не видит, что ли?…

- Слышь, маг, пора бы уже действовать! -так же негромко сказал Мстислав - Колдани что-нибудь, да и начнем уже, с Богом!

- Не могу! -жалобно проблеял бедолага Равен - Я еще ночью все силы выпустил!

- Тьфу ты! -сплюнул сердито Мстислав - Эти мне маги… Берем как-то горный форт. Ну, мятежники там засели. Горы. Осадные машины не протащить. И маги под боком - волшебная дюжина легиона! Ну, мы к ним - составьте мол заклинание, да ворота нам вынесите!

- Ну? -ухмыльнувшись, спросил Эдрик, предвкушая уже ответ.

- Что -ну?! - недовольно передразнил его Мстислав - Одну створку еле сбили, да потом еще и спасибо требовали! Так мы им такое спасибо сказали, до сих пор небось икается!!!

- Тогда пошли! -предложил Эдрик - Чего его ждать-то?

Дальше все было настолько красиво, насколько и страшно. Гардар и нордлинг без воплей, без криков прыгнули в разные стороны и их мечи замелькали, подобно косе Анку, посланца смерти…

Разбойники, при всем к ним уважении, не воины. Их было много, не меньше тридцати, и все почти имели какое-то оружие. Ну, меч там, копье или дубину. Еще неизвестно, что в подобных руках страшнее - меч или обычная, но тяжелая и большая дубина! Два напавших демона смерти - варвары и язычники, сделали любое оружие бесполезным. Редкий разбойник успевал нанести удар, еще реже удар хотя бы достигал цели… Чаще всего соперники падали им под ноги раньше, чем успевали понять, что же собственно произошло…

Норлинг брал яростью и быстротой. Он был действительно быстрее и легче гардара, потому его бой походил на движение вихря по лесу. Где вихрь шел, оставались только поломанные "деревья". И уже ни одному не приведется встать… Гардар был помедленнее… наверно. По крайней мере шел он неспешно. Его огромный меч обрушивался на врага с ужасающей методичностью и ему очень редко доводилось наносить больше одного удара. Ну не соперники это были для сотника гвардии, не соперники!

Равен довольно долго топтался на месте, не зная, к чему себя приложить… На него набежал было какой-то очумелый, весь окровавленный разбойник. Равен радостно завизжал, замахнулся на него ландскнеттой… Разбойник, похоже, так и не понял, чего от него хотел чудной маг, промчался мимо, как одуревший тарпан, чтобы почти сразу нарваться на короткий удар гардара и лишиться головы…

Ну, нет. На подобное развитие событий Равен согласен не был. Он быстренько отыскал наименее затратное заклинание и метнул его в самую гущу врагов. Туда, где сражался в окружении Эдрик… Все же немного не рассчитал, вложил многовато силы и можно представить себе изумление и испуг викинга, когда прямо перед его лицом, расколов предварительно надвое ближайшего разбойника и разметав по сторонам его внутренности, возникло и тут же рассыпалось в прах окровавленное ледяное лезвие.

- Ты там, маг хренов!!! -в ужасе заорал Эдрик - Спасибо, мне помощь не нужна! Я еще жить хочу!

Он, разумеется, отвлекся, чуть не получил по шлему, озверел и пошел махать во все стороны с удвоенной силой… И вдруг оказалось, что сражаться-то уже и не с кем. Эдрик стоял посреди дороги, весь забрызганный кровью, мозгами и чем-то еще, пахучим и неприятным, какой-то слизью… Вокруг лежало то, что совсем еще недавно было людьми, человеками… Трупами ЭТО назвать не поворачивался язык…

Самое обидное, что пока Эдрик любовался трудом рук своих, в уши его прорвался холодный, совершенно спокойный голос гардара:

- Ты сдаешься?

И ответ, сказанный без сомнения голосом того вожака, Литора:

- Да, сдаюсь, сдаюсь!

- Он -мой!!! - заорал, почти завизжал Эдрик - Мой, мой, мой!!! Ты только потому взял его, что я связал боем всю его банду! Отдай мне его, Мстислав!

- Да забирай! -пожал плечами тот, на удивление чистый после такого жесткого боя, в котором он, кстати, свалил ничуть не меньше врагов - Нужно мне это… дерьмо!

Обрадованный норлинг взревел весело, бегом догнал своего коня, между делом ушедшего пастись на ближнее поле и вскоре прибежал с веревкой. Дальше он действовал с еще большей сноровкой - умело сделал петли, надел одну из них на ногу, потом перекинул веревки через самый крепкий и высокий сук, до которого сумел добросить. Скептически оглядев свою работу, он вздохнул с явным сожалением, но видно было - торопится. Эдрик набросил вторую петлю на руку, что-то где-то потянул, подтянул… Дико вопя и мотая свободными рукой и ногой, Литор повис в воздухе на высоте буквально одной пяди от земли. Его тяжелое тело тянуло его вниз, но веревки крепко врезались в мясо и держали мертво.

- Ну, вот! -ухмыльнувшись, жестко и весело сказал Эдрик - К вечеру у него застоится кровь в руке, к утру если и отвяжут, там уже яд будет! Помрет в муках! А до того, если очень повезет, птицы ему глаза выклюют… Жаль только, он к тому времени сознание потеряет!

- Кровожадный ты! -с укором сказал Равен.

- Я?! -возмутился норлинг - Я справедливый! Мстислав, хоть ты скажи!

К удивлению и возмущению мага, гардар поддержал своего былого соперника и они чуть ли не в обнимку дошли до коней, шумно и весело вспоминая перипетии минувшего боя, хвастаясь особенно удачными ударами… Один из ударов Мстислав даже показал, долго и старательно объясняя викингу каждое движение. Потом они о чем-то переговорили, рассмеялись и разом повернулись к Равену:

- Эй, маг, поспеши! Все вино выпьют, прежде чем ты дойдешь до коня!

- Какое вино? -тупо спросил Равен.

- В корчме! -терпеливо объяснил Эдрик - Наш гардар говорит, здесь корчма рядом, называется "Ломаный Грош"! Она очень удачно расположена, надо признать!

- Чем же это удачно? -угрюмо поинтересовался Равен.

- Тем, что находится на дороге! -удивленно объяснил Эдрик - Мстислав говорит, там добрый эль и даже хорошее вино встречаются! Пойдем, выпьем за встречу!

Равена, похоже, никто не спрашивал. Унылый и полный самых мрачных предчувствий, он сел в седло и чалая лошадка потрусила следом за воителями. Хотя Равен ехал на некотором отдалении, он прекрасно слышал весь разговор воинов. Конечно, пропесочивали ленивых и занудных магов, которые ничего не умеют, а денег дерут всегда выше всякой меры!

Нет, надо было все-таки Рэту уступить! Не создан он, Равен, для такой жизни…

Равен еще больше убедился в своей оторванности от мира людей, когда они ввалились в корчму. Ввалились весело и шумно, так что не обратить на них внимание было просто невозможно…

- Хозяин! -оглушительно позвал корчмаря Мстислав - Вина и еды твоим лучшим гостям!

Народу в корчме было много, здесь вообще редко были пустые места, но хозяин, старый корчмарь Терри, прозванный за свою любовь к мелкому обжуливанию клиента Лгунишкой, рванулся к новым гостям, словно на пожар. Глазом он обладал острым, умом быстрым… Доспехи императорского гвардейца, коричневый балахон мага и одеяние норлинга он заметил сразу. И решил, что раз уж собралась столь странная компания, не грех обслужить ее в лучшем виде.

- Стури, Олли, бегом, обслужите новых гостей! -заорал он - А вы, лоботрясы, освободите для них лучший стол! Это не простые гости, столичные! А впрочем, лучше я сам подойду…

Гардар, впрочем, без помощи корчмаря освободил стол. Совсем не тот, который ему намечал Терри, зато удобный для обороны - в углу, вдалеке от окон и дверей. Он не угрожал сидевшим там пьяным вилланам, даже не разговаривал. Просто встал перед ними, заложив большие пальцы рук за ремень и нависал ровно столько, сколько нужно было, чтобы они поняли свою ошибку и испарились… Мстислав уселся спиной к стене, прислонив рядом с собой меч и секиру и оставив спутникам места по бокам от себя

- Побольше света, корчмарь! -рыкнул Эдрик, усаживаясь справа - И давай, поспеши с пивом! У меня в брюхе - пожар! А в горле пыль першит. У меня очень нежное горло, оно не терпит сухости!

Корчмарь - рука с полотенцем изогнута, спина наклонена, замер перед ними в ожидании заказа.

Мстислав, всегда помнивший свое первое появление здесь, с самым невозмутимым выражением на лице начал:

- Значит, так! Принеси-ка нам сковороду мясной запеканки с земляной грушей. Пить -по кружке местного пива, на закуску - яблок… Все!

С самым кислым выражением на лице, какое только можно себе представить, гости оказались бедны и заказали самый минимум, Терри начал разворачиваться. Про себя он уже решил, что сам сюда ничего не принесет. Ишь ты, яблок на закуску! Ему такое сказать, ему!!!

- Стой, куда это ты! -раздался нервный голос норлинга - Пошутил он, пошутил!

- Эдрик, деньги не мешает поэкономить! -наставительным тоном возразил ему маг - Я уверен, что у этого достойного корчмаря даже обычная запеканка вкусна. А пиво… Местное пиво, несомненно, не уступает даже Ассанскому!

- Ладно, Эдрик, не кипятись! -вступил в разговор Мстислав - Корчмарь, поросенка с кашей - побольше и посочнее! Да чтобы еще утром бегал! Три куропатки с винной ягодой, суп, мясной пирог с телятиной… Твой знаменитый неси, с брусникой!

- Чем запивать будете? Я бы порекомендовал…

- Я знаю, что ты посоветуешь, Терри! -одернул его Мстислав - А нам неси эля - Темного Ассанского для меня, Горького для норлинга, Медового для мага. Ну и вина… Что там ты хотел посоветовать?

- Такому знатоку!… -с поклоном сказал Терри - Мне стыдно было бы советовать что-то, кроме знаменитых и проверенных сортов… Тем не менее! Конечно, я могу принести Данарского Медка, вино славное и как раз для настоящих мужчин. Но вот тут мне привезли бочонок… Местной выдержки, врать не буду. Но вкус! Но букет!…

- И за сколько продаешь? -заинтересовался Равен.

- О, самую малость! -лукаво возразил Терри - Золотой за кружку!

Трое переглянулись… Золото за кружку - стоимость самого лучшего вина. Того же Данарского Медка…

- Ладно, неси бутыль! -подумав, махнул рукой Мстислав - Но и медок - тоже неси!

…Спустя всего час, самое большее - два, оба, и гардар, и норлинг были мертвецки пьяны и пели гвардейскую застольную:

Сдвинем, братцы, чарки дружно!

Веселиться час настал.

Песни петь и девок лапать,

Пока бог нас не прибрал…

Мы потом в его дружине

Отпируем как-нибудь

А сейчас в корчме вонючей

Пьем за жизнь и смертных путь!

Кто бы ни был нам соперник,

Победим и в прах сотрем

Надо будет - на оружьи

Надо будет - перепьем!

Кто там наших девок лапал?

Все давно уже мертвы!

Кто кошель пытался сцапать?

Отыщи свои персты!

Сдвинем, братцы, чарки дружно!

Веселиться час настал.

Песни петь и девок лапать,

Пока бог нас не прибрал…

Песня была разбитная, немного нескладная и философская. Мол, мы потому и веселимся без меры, что не знаем, когда завершится наш путь по земле…

Равен выслушал всю песню, до последней строки, но настроение ему она не подняла. Скорее наоборот. Глотки у певунов пересохли и настал черед их поскорее смочить…

Мстислав один за другим обследовал четыре кувшина из-под Темного Ассанского, лучшего на его взгляд эля. Ни в одном из них не оказалось ни капли. Как и в двух кувшинах из-под нового вина, как и в кувшине, где когда-то был Медок… Впрочем, на столе не было уже и закуси. За первой волной еды, когда были сметены в миг и поросенок, и куропатки, и вкусный и ароматный, наваристый суп, последовала вторая. Лишь на третьей, когда на стол были поставлены жирные сазаны в сметане, норлинг слегка уступил гардару. Мстислав же, казалось, готов был есть еще столько же.

- Корчмарь!!! -оглушительный рев Мстислава поднял на ноги половину посетителей - Корчмарь, еще пива и поросенка… мне. Эдрик, ты будешь?

Эдрик, уже не способный связно выражать мысли, мотнул головой и чуть не упал.

- А ты, маг?…

- Нет! -ответил Равен и икнул - Хотя, может быть пива…

- Корчмарь, пива вдвое!…

Терри самолично обслуживал этот стол, но сейчас его терпение близко было к своему естественному концу. Так уж выходило, что обычно и в пиво, и в вино корчмарь без зазрения совести доливал воды. Немного так, чтобы себе выгоды прибавить… Сегодня, хоть и опьянели они уже довольно сильно, Лгунишка не посмел даже капнуть воды. И поросенка отобрал самого лучшего, самого свежего. И ветчину, пироги и птицу с рыбой нес на стол только свежайшую. Он вспомнил этого гардара, вспомнил и все, что было с ним связано… Лучше не испытывать его терпения вновь!

Меж тем, Эдрика окончательно сморило, он с оглушительным треском рухнул головой в деревянную мису из-под куропатки, в нее же и захрапел. Равен был еще крепок, про Мстислава же сложно было что-то сказать. Его бритая по гардарскому обычаю голова с единственным клоком волос - оседлецом посредине блестела в свете факелов, глаза были полуприкрыты, но сидел он ровно… Может быть потому, что сзади его подпирала стена…

- А что там за лестница? -спросил Равен внезапно, после того, как молчать ему просто надоело - Вон там, в дальнем конце зала!

- Ах, это! -ухмыльнулся Мстислав, что-то вспоминая со всем удовольствием - Там у него комнаты… когда-то были! Ну, там если какой путник устанет от одиночества, или кому надоест жена… Служанок видишь?

- Ну, вижу! -заалел лицом Равен, которому давно уже приглянулась одна из них, совсем еще юная и не такая грубая и огромная, как другие - Там даже красивые есть!

- Ты про Матильду? -ухмыльнулся гардар, плотоядным взглядом раздевая улыбнувшуюся ему Матильду - М-да, хороша, стервочка! Почти как пять лет назад!

- Пять лет назад она была еще малюткой! -возмутился Равен - Не хочешь же ты сказать…

- Да? -удивился Мстислав - Да нет, навряд ли! Говорю ж, она не изменилась… Хочешь позабавиться? Золотой за час, и она - твоя! Пользуйся, не стесняйся!

Равен покраснел и отвернулся, сердито надувшись. Всегда обидно, когда о твою розовую мечту вытирают со всем старанием грязные сапоги…

- Да не стесняйся ты! -от всей души рассмеявшись, воскликнул Мстислав - Право, какой ты! Матильда, подойди-ка сюда!

Матильда, та самая златовласка, которая так приглянулась Равену, оглянулась и, широко улыбаясь, подошла. Чем и развеяла самые последние иллюзии мага… Она встала, опершись руками на стол, причем тяжелая и полная ее грудь так отдавила лиф, что готова была выскочить наружу. Равен, обалдевший, впился в нее взглядом и не мог найти силы, чтобы отвести…

- Чего тебе, гардар? -улыбаясь, спросила Мстислава девушка - Никак сладкого захотел? Так я по старой памяти…

- Не я -он! - возразил Мстислав, тоже улыбаясь - Я бы, конечно, сам не против… Но на кого тогда этого пьяницу оставлю! Его ж тут любой комар обидит!

- Ну, если он хотя бы вполовину таков, как ты… -с сомнением оглядев хрупкого Равена, протянула Матильда - Тогда будет бесплатно!

- Он -маг! - ухмыльнулся Мстислав, дьявольски сверкая глазами - Попроси его как следует… как ты умеешь, и он сделает из тебя совсем девочку! Сможешь, Равен?

Равен вряд ли его слышал. Он, повинуясь завлекающему жесту красавицы, как во сне встал из-за стола и пошел за ней, не чуя ног, с трудом держась на ногах. Уши и щеки, впрочем, пылали ярко огнем, ему казалось, что каждый мужчина в корчме смотрит ему в спину с презрением и завистью…

Лестница оказалась скрипучей и узкой, Равен дважды цеплялся за гвозди, торчащие из ступеней краем балахона, раз споткнулся и чуть не сверзился… Но вот уже и дверь. Приоткрытая, с тянущейся из-за нее к лестнице узкой и неяркой полоской света.

- Да входи уже, холод же идет! -раздался слегка раздраженный голос из-за двери - Скорее, милый!

Равен, робея и лихорадочно вспоминая, что говорят в таких случаях женщине, вошел. И замер в дверях, окончательно превратившись в соляной столб…

Матильда не носила лишней одежды, почитая ее при своей работе просто лишней. Потому, скинув юбку и рубаху она осталась голой…

- Ты что, женщину никогда не имел, мальчик? -насмешливо спросила она Равена - Так ты не бойся, я не кусаюсь… Ну признайся, не имел?

- Ну почему же! -стараясь вновь не покраснеть, возразил Равен - Я…

- Ладно! -поняв трудноту мага, тихо и зовуще сказала Матильда - Иди ко мне, сейчас узнаем правду!…

Равен шагнул вперед с тем же отчаянием, как если бы бросался в ледяную воду…

А в общем, в этом нет ничего страшного!

Мстислав не заметил, как прошел еще час. Маг что-то задерживался наверху, но гардар, поразмыслив, решил предоставить ему еще времени. Сварог их знает, магов, каково у них в этом плане! Глядишь, в черном теле вынуждены себя содержать…

Что до Эдрика, он продолжал храпеть. И глядя на него, гардар сам испытал желание заснуть. Глаза слипались, словно он не спал несколько дней. На самом деле, он ведь совсем недавно очень хорошо поспал! Пару часов!

Глаза все-таки закрылись, всего лишь на миг… Но когда Мстислав вновь открыл их, они были уже не одни. Около спящего Эдрика на скамью присел какой-то невзрачный, темноволосый человечишка и спокойно, даже не глядя на гардара, резал с пояса кошель, туго набитый разбойничьим золотом.

- Эй, ты чего же это делаешь? -тихо, зловеще сказал Мстислав, поднимаясь во весь свой огромный рост и для верности обнажая верный меч - Ты что ж это у честных людей кошели режешь?!

- Вовсе я и не режу! -даже не вздрогнув, возразил вор - Сижу себе, никому не мешаю!

Может быть, за столь спокойный ответ, Мстислав и простил бы вора, не стал бы его хватать или бить… В конце концов, каждый так зарабатывает свой хлеб, как умеет… Но тут очнулся Эдрик. Неизвестно как, но он моментально понял, что происходит, обрезанный ремешок кошеля подтвердил его худшие опасения… Который уже раз за вечер многочисленные посетители корчмы были подняты на ноги бешенным криком из дальнего угла…

- Убью! -Эдрик вскочил на ноги, словно и не пил, схватил вора за грудки и пару раз встряхнул. Может быть, он и остыл бы, но взгляд на пустой кувшин из-под пива усилил его ярость. Если б этот гад украл бы его золото, он, проснувшись, оказался бы без свежего пива!!!

- Ах ты ж сволочь! -выдохнул он и со всего размаха впечатал свой тяжелый кулак прямо в морду вора. Тот, не издав даже звука, улетел куда-то в зал, судя по грохоту, врезавшись в чей-то стол и либо опрокинув, либо разрушив его. Среди посетителей поднялась суматоха, а кое-где уже и ставки делали, явно уверенные, что дело одним ударом не обойдется и грядет великий мордобой…

По просветленному лицу Эдрика, то же самое понял и Мстислав. А Эдрик не тратя времени на пустые угрозы, молодым горным козлом перемахнул через стол и ринулся в зал. Тяжело вздохнув, гардар пошел следом. Надо же хоть кому-то обладать трезвым умом… Но где же этот чертов маг?!

Эдрик, меж тем, наслаждался каждым мигом драки. Наверное, как и многие его сородичи, как и Мстислав, считал, что пир без доброй потасовки - похороны… Получалось у него довольно неплохо… Вор, похоже потерявший сознание еще от первого удара и, кстати, сломавший таки стол, летал под его ударами в разные стороны. Вместе с ним, сбитые предыдущими ударами, падали на пол блюда с едой, кувшины с вином, люди, ничем от бревен не отличные…

Действия Эдрика вызывали ропот. До поры до времени люд помалкивал, либо ворчал вполголоса. Эдрик был могуч и к тому же его облитая кольчугой фигура внушала вполне определенные мысли: об огромном мече на таком широком поясе, о готовности всадить его остро отточенное лезвие не только во вражеское пузо, но вообще в любое, находящееся в пределах досягаемости…

- Ну, хватит, Эдрик! -поначалу примиряюще сказал Мстислав, увидев первые признаки надвигающейся грозы. У него было мирное настроение, драться, тем более со всей корчмой, не хотелось совершенно.

Эдрик, разумеется, проигнорировал. Под его особо метким и сильным ударом, вор пролетел по воздуху шагов пять и приземлился точно посредине огромного стола. Снес почти все его содержимое на пол, разумеется… На полу, кстати, стало уже скользко и липко от разлитого вина и добавившегося в него пива. Да и запах поднялся одуряющий, пьянящий…

- Эй, воин, уйми своего друга! -заорал один из сидевших за столом людей, по виду - медведь медведем - Слышишь, что тебе сказал Генрих Лесной Волк?!

- Помолчи! -яро прорычал Мстислав, задетый за живое такой пародией на настоящего волка - И не вздумай соваться!

Подхватив с ближайшего стола пустой на его взгляд кувшин, Мстислав быстрым шагом пересек корчму и, прежде чем норлинг почуял неладное, с силой опустил его на макушку, рассадив недорогой глиняный сосуд вдребезги…

Эдрик, окончательно добивавший беспамятного вора, на миг замер, словно прислушиваясь, откуда это взялся такой замечательный по чистоте звук. Обернулся, и Мстислав узрел на его лице искреннее изумление:

- Ты?!

- Я! -невозмутимо подтвердил гардар. И в следующий миг, получив неожиданный и очень сильный удар в челюсть, улетел точно в тот стол, где недавно успел побывать вор…

Если вор, человек хрупкий и небольшой, стол лишь качнул, уронив несколько кувшинов да блюдо с остатками крупного кабанчика, то Мстислав наделал куда больше бед. По правде сказать, после его приземления, приземления огромной восьмипудовой туши, на столе вообще ничего не осталось. А столешница, сделанная из толстых, в треть пяди, досок, треснула точно под ним и удержалась лишь на нижней балке. Это окончательно переполнило чашу терпения лесорубов, занимавших этот стол, и тот самый, Лесной Волк, как он себя назвал, навис над Мстиславом с самыми кровожадными намерениями:

- Ты!!! -на большее ему, захлебывавшему яростью, не хватило сил.

Мстислав не стал дожидаться, когда на него обрушатся эти огромные, пудовые поди, кулаки. Он ударил первым и ударил не честно, исподтишка всадив кулак в печень. Зато потом имел удовольствие лицезреть покрасневшую рожу внезапно окаменевшего торинга… Легко сбросив с себя потерявшего всякую способность двигаться лесоруба, Мстислав встал и тревожно глянул на Эдрика. Вроде и немного побыл рядом с ним, а характер вздорный узнать успел сполна!

Эдрик мирно пил пиво из чужого кувшина, оперевшись на вмятого в столешницу хозяина и, похоже, считал дело завершенным. Его ударили, он ударил… даже переборщил чуть-чуть… О чем тут еще говорить?!

Иного мнения, похоже, были лесорубы. Их было десять человек. Десять здоровых, накопивших в лесу силу и злость мужиков. Против них - всего двое, с трудом держащихся от выпитого на ногах…

- Ты! -прорычал все тот же, похоже разучившийся в лесу толком разговаривать лесоруб - Ты!!!

Мстислав развернулся уже, чтобы снова ударить, на этот раз окончательно дав понять, что драки лучше избежать… Над самым его ухом просвистел непонятный снаряд, оказавшийся кувшином и донышком врезался прямо в лицо Лесному Волку, лишив его гордости - роскошного, с орлиными крыльями ноздрей, носа. Самый умелый знахарь не сможет восстановить то, во что нос был превращен! Маг не сможет! Вообще никто!

После этого, о каком бы то ни было примирении или хотя бы перемирии речь уже не шла. Лесорубы молча собрались по эту сторону стола и двинулись на одиноко стоящего гардара. Рядом тут же вырос обрадованный Эдрик с новым кувшином в руке.

- О, наконец-то что-то настоящее, аж душа поет! -и впрямь почти пропел он - Слышь, гардар, чур, половина мои! А то все ты, да ты…

Мстислав, который шутить расположен не был, недовольно возразил:

- Одного ты уже свалил! Пятеро -мои!

Оказалось, хватило на всех… Возмущенные поведением двух наглецов, на них ополчились почти все посетители. И даже могучему и не знавшему поражений Мстиславу пришлось туго. Впрочем, завсегдатаи придорожной корчмы - не соперники воину гвардии и сыну ярла. В четыре кулака взятые, они так и не смогли найти противоядие против мощи и умения двух варваров и были наголову разгромлены. Последних, зажатых в углу под лестницей, разошедшиеся Мстислав и Эдрик зажали там столом. Притом стол заклинило и он никак не желал шевелиться, как ни нажимали на него соперники…

- Ну, вот видишь, мы победили! -радостно проорал Эдрик прямо в лицо гардару - Смотри, как здорово!

- Очень здорово! -кисло протянул Мстислав, глядя ему за спину - И это, кстати, мне тоже очень нравится!

Эдрик обернулся и в голос пожелал проклятому корчмарю утопнуть в собственной моче, после чего повеситься на ручке от ночной вазы. Корчмарь, которому предназначались все эти несомненно искренние и от всей души произнесенные пожелания, высунул голову из-за плеча высокого стражника, вошедшего перед ним и возвестил:

- Настоящие гвардейцы себя так не ведут! -и взмахом руки указал на разгромленную корчму - Я к вам со всей душой…

- Много ты понимаешь, как себя ведут настоящие гвардейцы! -с непонятным выражением на лице, протянул Мстислав - Сюда бы мою сотню…

- Или мой хирд! -поддержал его Эдрик - А еще лучше, и тех, и других… Три… Пять… Семь!… Маловато что-то!

- Молодец, считать умеешь! -одобрил Мстислав - Ты постой тут немного, я схожу за нашими мечами!… Хм…

- Только не говори, что разучился ходить! -встревожено обернулся Эдрик и тоже хмыкнул - Ну, и где этот хренов маг? У нас мечи и вообще все оружие отобрали, а его как нет, так и нет!

- Их не семь, а двенадцать! -дружелюбно улыбнувшись командиру дозора, толстому и немолодому стражнику, сказал Мстислав - Ну и добре, так честнее! Поровну на каждого…

- Я бы не отказался отдать половину своих этому бездельнику, Равену! -рыкнул Эдрик - И куда только он запропал?! Навязал Сервелий на наши головы!

- Ты помалкивай! -опасливо напомнил гардар - Дело-то тайное!

- Да я молчу… О, началось!

Стражники, куда как напуганные абсолютным спокойствием двух приятелей, начали надвигаться на них, выставив вперед короткие острия копий и явно опасаясь приближаться.

- Ам! -ухмыльнувшись, сказал одному из них, совсем еще юному мальчику, Эдрик - Не подходи ко мне, я серый волк! Я тебя съем!

Обиженный таким пренебрежением к себе стражник, разумеется, сделал шаг вперед. Он даже копьем размахнулся… Ну, и улетел под ноги приятелям, а вооруженный обломком копья Эдрик немного виновато сказал:

- Я ж говорил: не подходи! А ты не послушался!

Дальше началась очередная замятня. Эдрик и Мстислав довольно быстро заполучили какое никакое, а оружие но стражников убивать им стало жалко. Люди все ж подневольные, да и вины на себе оба гуляки чувствовали слишком много… В конце концов, Эдрика сбили с ног и начали избивать лежачего. Похоже, норлинг довольно быстро потерял сознание, потому самые болезненные удары минули его. Рванувшегося ему на выручку Мстислава вязали куда осторожнее, на нем повисло сразу полдюжины стражников и то он прошел почти до тела Эдрика, но там силы оставили его и он рухнул, словно медведь под весом своры хортов… Взяли и лесорубов, и многих простых посетителей. И шумно благодарившего спасителей корчмаря… А под конец, когда довольные стражники утерли лбы после праведного и тяжкого труда, наверху заскрипели половицы и на галерею вышел усталый, но очень довольный и даже просветленный человек в коричневом балахоне. Равен, а это, разумеется, был он, выглядел немного не в себе, а его вопрос поставил в тупик всех сразу: и стражников, и повязанного Мстислава:

- А что здесь за шум?…

Он так и стоял, тупо смотря по сторонам и не обращая никакого внимание на шипение и знаки, подаваемые Мстиславом, пока его не подбили снизу метким броском табуреткой. Перекувырнувшись в воздухе, маг рухнул прямо на пол и тоже потерял сознание…

Вор, из- за которого все началось, словно в воздухе испарился.

Пребывание в тюрьме никогда не бывает приятным. Здесь же, вдалеке от столицы, тюрьма больше напоминала хлев или гардарский поруб - обычный деревянный дом, низкий и холодный, с одним небольшим и низким помещением, в котором было холодно и дурно пахло. Впрочем, неудивительно, так как ходить по нужде пленникам приходилось здесь же, и никаких особых мест для этого сделано не было. Судя по вони, оглушавшей прямо от двери, "гостей" для поруба хватало всегда…

Единственным, кого мучила эта вонь, был Равен. Гардар, хоть и был в сознании, виду не подавал, Эдрик по прежнему оставался без сознания. Его крепко избили, и трудно было взглянуть на его лицо без содрогания…

- Странно! -первым нарушил молчание Мстислав - С меня даже кольчугу не сняли… И императорскую грамоту не отняли… Даже не связали толком, разве что руки…

Равен хотел бы пожаловаться, что ему еще хуже, что он хочет пить и по нужде, но ему все равно не удалось бы этого сделать. Прознав в нем мага, его на всякий случай крепко связали, заткнули рот и, как он сам слышал, настрого запретили давать ему пить что бы то ни было. До поры, как туманно добавил начальник стражи…

- Странно все же! -заметно раздражаясь с каждым мигом пребывания в порубе, проворчал Мстислав - Могли бы и пошевелиться уже! Я - императорский дружинник, и не подлежу ничьему более суду, кроме как самого Теодора!

- И что это изменит? -внезапно раздался искаженный болью голос Эдрика - Тебя, может быть, отправят в Торгард. Ну, мага в тюрьме продержат, или вообще под зад коленом выпинают… если он будет умен и соврет, что нас не знает вовсе! А что со мной? Повесят на первом суку! Я ведь - норлинг, гроза побережья и оринг!

- Это возможно! -после некоторого размышления, неохотно признал гардар - Я, конечно, постараюсь…

- У меня -Императорская Печатка! - мрачно обронил Мстислав - Если бы только добраться до местного графа или хотя бы фохта… Все бы пошло куда как лучше!

Словно бы слова гардара были услышаны! За дверью раздался приближающийся шум шагов, заскрипел засов… Эдрик в углу заметно напрягся, ибо последний раз, когда сюда заходил тюремщик, ему вновь досталось по ребрам. Одно, кажется, даже сломалось…

Внутрь вошло не меньше дюжины воинов, сразу стало тесно и душно. Тюремщиков или стражников, впрочем, среди вошедших заметно не было. Все дубы, один к одному, в добрых кольчугах и с заряженными арбалетами наизготовку. Половина или чуть больше сразу же были нацелены на мага, остальные - на гардара. Норлинга, который и впрямь был избит до потери сознания, в расчет, похоже, не приняли. Да он сейчас и не настаивал на этом, с трудом шевелясь…

Арбалетчики чуть расступились, и внутрь их полукруга, прямо к магу, подошел высокий, худой как щепка человек в коричневом балахоне ученика мага. Он наклонился над Равеном, несколько мгновений осматривал его пристально, потом покачал головой и, поднявшись, желчным голосом произнес, обращаясь к кому-то, стоявшему за спинами дружинников:

- Мессир граф, Ордена не будут иметь к вам претензий. Этот маг -ученик, адепт одного из внеорденских, но легальных магов высокой ступени. Правда, не гильдейский… Я бы, впрочем, советовал прекратить его мучения!

- Я бы сам этого хотел! -ответил тот, кого назвали графом, из-за спин своих воинов - Но я не хочу, чтобы пострадал еще хоть один мой человек. Эта троица разнесла в щепы лучшую корчму на моей земле, отправила по лечебницам три с лишним десятка… трое вряд ли когда снова встанут! Я не оправдываю моих людей и не спорю, что легальный маг не должен находиться в таком состоянии… Но мои люди, в то же время, вовсе не желали быть сожженными магическим огнем! Или растворенными в кислотном облаке… Ну, не мне вам объяснять! Я и привел вас сюда, чтобы вы помогли мне лишить его силы. Я знаю, это возможно!

- Разумеется, мессир! -невозмутимо согласился адепт - Но это стоит…

- Неважно, сколько это стоит! -решительно оборвал его граф - За деньгами, как всегда, придете к моему казначею! А пока - действуйте!

Пожав плечами, маг отцепил с пояса какой-то мешочек и начал в нем ковыряться…

- Эй, ты чего это делаешь?! -вскочил на ноги Мстислав - Только попробуй, только тронь его!!!

- О, не стоит беспокоиться! -успокаивающе пробормотал маг, продолжая что-то искать - Магический порошок, который я сейчас применю, не причинит никакого вреда вашему другу. Всего лишь лишит его силы на четыре вигилии… Надеюсь, мессир, этого времени вам хватит?

- Несомненно! -с предельным вежеством в голосе ответил мессир.

- Эй, граф! -окликнул его Мстислав - Слышь, поговорить надо!

- Разговаривай вежливо с мессиром! -прорычал, замахиваясь арбалетом, огромного роста дружинник - Ты, гардарская свинья!

Он явно хотел ударить гардара, но, кое-что прослышав про его деяния в корчме, поостерегся все же и пнул Эдрика. Тот, лежавший пластом, не смог защититься и его подбросило в воздух, а потом вырвало прямо под себя. Кажется, Эдрик вновь потерял сознание…

- А тебе, сволочь, я руки оторву! -совершенно спокойно пообещал Мстислав - Мессир граф, извольте подойти! Мне надо поговорить с вами, с глазу на глаз!

Маг меж тем посыпал сероватым порошком над лицом замершего в отчаянии Равена… Многим показалось, что порошок просыпался, излучая все цвета радуги, Равен вздохнул его, как не пытался уберечься… И ничего не произошло…

- Все! -встав с колен, сообщил маг - Четыре вигилии времени у вас есть!

- Благодарю вас, молодой человек! -сказал, выходя из-за спин своих воинов, граф - Деньги, как я и сказал, у моего казначея! Он же, кстати, проверит и вашу грамоту. Вдруг у вас нет разрешения на лишение своих собратьев магической силы?

По ненавидящему взгляду, брошенному магом на графа, каждому стало понятно, что казначей его сегодня не дождется. А Равен тихо рассмеялся, освобожденный от пут и злорадствующий…

- Какой же адепт имеет такое разрешение?! -тихонько прошептал он - Это тебе месть, незнакомый собрат! Следующий раз будешь умнее и поможешь мне!… Ведь есть же у тебя кое-что еще, кроме мули?

Адепт ничего ему не ответил, и вышел, громко закрыв за собой дверь… Вослед ему несся невеселый смех Равена…

Граф, только что сохранивший в своей казне сотню золотых марок - сумму ужасающую воображение, был невысок, сухощав и почти полностью лыс. Разве что за ушами торчали небольшие венчики седых уже волос. Огромный нос далеко выдавался, служа разделительной линией между большими, близко и глубоко посаженными глазами. Характер можно скрыть, но узкие, в одну ниточку сведенные губы выдавали и упрямство, и подозрительности правителя здешних земель…

- Граф Репек Донн! -сухо назвался он - Властью Господа и императора - правитель и наместник графства Донн! Кто ты, наглец в одежде императорского гвардейца… Где ты ее украл?

- Я, если ты еще не ослеп от здешней вони, сотник императорской гвардии! -с плохо скрываемым бешенством возразил ему Мстислав - Командир Шестой сотни панцирной скары Первой, Удалой корунелы легиона склавинской гвардии "Золотые Драконы"! Если ты хоть раз слыхал про нас, уже не забудешь!

- Слышал! -равнодушно ответил граф - Варварское мясо на убой! Сколько вас там, двадцать тысяч? Я много раз писал императору, что ему не следует столь опрометчиво доверять варварам. Все варвары - лжецы, коварные и подлые, не стоит тратить времени на их обучение хорошим манерам. И тем более бесполезно обучать их быть честными и преданными. Если уж Теодору мало нашей, природной гвардии, мог бы набирать базиликанцев! Они, по крайней мере, адепты истинной веры!

В Мстислава было направлено шесть мощных арбалетов, только поэтому он сдержался и не бросился на спокойно, в глаза оскорблявшего его графа. Вообще же пока он не видел необходимости в драке, но внутренне торжествуя сказал:

- Развяжите мне руки, я должен кое-что показать!…

- Что же это? -саркастически приподнял темную бровь Репек - Очередной молодецкий удар? Боюсь, меня это не слишком интересует! Должен сказать, ваша судьба решена. Сейчас поздний вечер, да и дел у меня на сегодня еще довольно… Завтра! Завтра на рассвете вас всех повесят. И не надейся, что твоя кольчуга и серебряная гривна сотника на шее заменят тебе повешение на более благородную казнь мечом или секирой. Для варвара у меня один сказ - петля! Боюсь также, что для мага у меня новости похуже. Поскольку Ордена не намерены защищать сего молодого человека, он также будет казнен. Но - через семь часов. До истечения обещанного нашим умником срока!

Равен тихонько застонал, не видя никакого выхода.

- Я уже сказал, развяжите мне руки, старый дурак! -с трудом сдерживая бешенство, сказал Мстислав - У меня - Императорская Печатка! Я здесь по воле императора, идиот!

- Если б ты был благородного рода и наших кровей, я бы вызвал тебя на поединок! -пожал плечами граф - Но ты - чернь, да еще и варвар, язычник! Твои слова лишь выражение твоего невысокого ума… Я не обижаюсь! А Печатка… Еще один пункт моих обвинений! Ты украл столь важный и значимый документ! Достаньте мне ее!

Мстислав так глянул на двух рванувшихся к нему дружинников, что те на полпути споткнулись и замерли в смущении. Подвиги гардара в корчме могли на кого угодно произвести соответствующее впечатление. В том числе и на графских дружинников… В следующий миг они вовсе отшатнулись, а пальцы арбалетчиков побелели на спусковых крючках - веревки на гардаре разъехались, словно из дерьма были сделаны, а не из лучшей гардарской пеньки. Не обращая на дружинников внимания, Мстислав полез под кольчугу и добыл оттуда шелковый кошель с вензелем императора. Не обращая внимания на отвисшие челюсти дружинников, он извлек оттуда небольшой квадратик - пергамент с оттиснутой на нем нерушимой печатью Теодора Третьего. Такой пергамент может в огне гореть и не сгорит… в воде, правда, утонет, но и там не сгниет лет сто, если не более…

Молча, с коротким поклоном, гардар протянул этот квадратик - знаменитую Императорскую Печатку, прямо графу. Молча сделал два шага назад, показывая мирные намерения…

- Благодарю! -невозмутимо сказал граф - Обвинение закончило сбор доказательств! Значит, маг, готовься! Через три вигилии твой час! Вас же еще допрос ждет! Я хочу знать, откуда у варвара - Императорская Печатка! Возможно, в Мраморном Дворце - заговор…

- Я же сказал, мне ее сам император дал!!! -взревел, отчаявшись что-то доказать, Мстислав - Ты, тупая лысая скотина! Коротышка без мозгов!!!

Дальше пошли уже совершенно черные ругательства, но Репек вряд ли их слышал. Он, сохраняя достоинство, удалился…

Молчание, повисшее в порубе после того, как его покинул последний дружинник и вновь лязгнул замок, можно было бы назвать гробовым. Но все же это была не полная тишина. Ворочался от боли вновь очнувшийся Эдрик, почти беззвучно бил кулаком по колену Мстислав… На удивление спокоен был только Равен. Что удивительно, ибо он умрет раньше всех…

- Проклятье, какой же я идиот! -простонал вдруг Мстислав, схватив себя за оседлец и яростно рванув его, словно желая вырвать - Идиот, тупица, безмозглый баран!!!

- Чего орешь? -приподнялся на локте Эдрик - И без того голова раскалывается!

- Я мог бы не отдавать Печатку этому лысому мерзавцу! -честно ответил Мстислав - Любой торинг, которому хоть раз суждено увидеть перед собой подобную вещичку, немедленно должен выполнить любой мой приказ! Любой! Стражник за дверью просто раскрыл бы ее, прикажи я ему! А что теперь?

- Теперь мы остаемся без мага! -пожал плечами Эдрик - Придется нового искать!

Равен всхлипнул, но почему-то никто не поверил, что это - слезы.

- Мне кажется, мы его не потеряем… Верно, Равен?

- Это не исключено! -осторожно ответил тот - Если все получится так, как я задумал!…

- Так действуй скорее! -зашипел на него Эдрик - Не думаю, что у нас много времени!

- Мне много и не потребуется! -не задержался с ответом Равен…

И впрямь, он не затратил сил, чтобы достать откуда-то из глубины своих просторных одежд небольшой, в мизинец ребенка толщиной пузырек и опустошить его… Передернуло Равена ощутимо, аж замутило. Но почти сразу за этим взгляд его прояснел и он пояснил довольно:

- Работает однако!… Это -противоядие против мули. Дорогое конечно, и жаль, что пришлось потратить единственный пузырек почти что сразу… да и порошок был слабенький, на восемь часов его явно не хватило бы… Но уж тут либо жизнь, либо сохранение лекарства! Зато теперь я снова - маг!

- Жаль, конечно… Тихо! -цыкнул Мстислав - Кто-то идет!

Дверь раскрылась осторожно, и первое, что увидели трое соратников - остро отточенные рожна копий. Их на всякий случай еще и предупредили:

- Будете дергаться, утыкаем стрелами, как ежей! Не поможет и кольчуга на этом Волке!

Мстислав, родившийся в Ярославском княжестве, где жили как раз Волки, встрепенулся:

- Ты гардар, что ли?

- Был! -отрекся голос за дверью - Тур я! Теперь веру истинную принял, от рода отрекся…

- Изгой! -зло сказал, как выплюнул, Мстислав - Изменщик!

- Тебе-то что? -удивился гардар за дверью - Ты ж Волк, ты ж самого великого рода, других небось и в грош не ставишь!

- Не понимаю тебя, теленок! -рассмеялся гардар - Какая мне разница, из туров ты, или из медведей? Да хоть еж, мне-то что? Мы - одной крови!

- Говори, говори… Выходите, давайте! На допрос к судье Артуру! Лучше б вам самим повеситься…

Гардар и Равен быстро переглянулись. Ну, если судья хоть на мизинец похож на графа Донна… Эдрик не мог даже пошевелиться. Его пришлось выносить из узилища дружинникам.

Их провели по длинному, темному коридору, лишь местами освещенному факелами, потом пришлось подниматься на второй поверх и вновь идти по длинным переходам… Пока перед ними не распахнулась дверь в широкий, с высоким потолком зал. Там было довольно много народу, в основном дружинники и челядь. Пришли посмотреть на действо…

- Зачем нас сюда привели? -громко спросил Мстислав, пытаясь с самого начала понять, кто перед ним - Я - верный слуга императора Теодора и не могу терять времени на пустые представления! Я требую немедленно предоставить мне свободу, вернуть все имущество и Печатку! То же самое касается и моих друзей, таких же верных слуг императора!

- Еще одно слово, когда я тебя не спрашиваю, и тебе вставят в рот деревянную грушу! -сурово оборвал его сидевший за единственным здесь столом человек - в отличии от графа - высокий, могучий телом и с такой рожей, словно он только и делал, что жрал да спал. Кстати, возможно, в этом и есть толика правды…

- Вот ведь гад!… -прошептал одними губами, полуобернувшись к Равену, Мстислав - Боюсь, если ты нас не выручишь, пощады ждать не приходится!

- Чем могу -помогу! - так же тихо ответил Равен - Но многого от меня не жди. Противоядие силы не восстанавливает, а усталый маг - не маг!

- Хоть мелочь какую-нибудь! -настойчиво повторил Мстислав - Ты мне дай хоть малый шанс, а уж я им воспользуюсь… Тут стражников - всего дюжина! Тьфу!

- Если б еще Эдрик был цел!… -после некоторого перерыва, вызванного тем, что их отвели поближе к столу судьи, прошептал маг - Тогда бы мы им устроили новый Конец Света!

- Ну, я думаю, как начнется драка, он уж не останется в стороне! -ухмыльнулся Мстислав - Ты что, не понял еще, кого в попутчики взял?!

- Эй, варвар, я ведь сказал: молчать! -взревел, все же расслышав что-то, судья - Эй, там, вставьте ему кляп!

- Действуй! -шепнул Мстислав и развернулся навстречу приближающимся дружинникам. Ухмыльнулся, показав щербину между передними зубами - Ну, привет, теленок! Ты, я погляжу, до тура еще и не вырос!

Огромный воин, вставший перед ним, чуть ли не впервые не уступал Мстиславу в росте. Был он настолько широк, что казался вдвое шире стоявшего рядом торинга. В руках, на железной цепочке, покачивался грушевидный кусок дерева - кляп.

- Сейчас ты узнаешь, отросли ли у теленка рога! -угрожающе прорычал он и сделал резкое движение вперед, навстречу…

- Рога? -под оживленный ропот в зале переспросил Мстислав - Отросли, не сомневаюсь. И увесистые, гляжу! Ну, да мы сейчас их обломаем!

Дальше вряд ли кто понял, что случилось. Пленный гардар вроде шагнул навстречу воину графа и там что-то произошло. Только вдруг закричал тревожно торинг, стоявший рядом с пленными. И замолк, рухнув с разбитой рожей на пол. А следом на него, окончательно похоронив под своей тушей, рухнул и воин-тур…

- Давай же, маг, уже началось! -заорал Мстислав, пытаясь выдернуть из-под туши сородича, сейчас им зарезанного, тяжелый меч-бастард - Давай, время не ждет!

Равен, который вообще-то тугодумно подбирал подходящее заклятье, засуетился и шарахнул первым, что пришло на ум… Зал взорвался зеленым пламенем Мертвого Дождя !

Равен замер. Мертвый дождь , заклинание тонкое и требовавшее времени на раздумье, вообще-то было ему раньше не по плечу. Сложные переплетения магических нитей, его связывавших, были доступны и по силам магу не ниже друида. Скорее даже волшебнику! Но ведь он, Равен, всего лишь адепт и даже друидом еще не посвящен!

Оцепенение Равена могло привести к самому плохому исходу из всех возможных. Все-таки его Мертвый Дождь был недостаточно мощен и длителен и люди, попавшие под его влияние, в большинстве своем выжили, хотя и пострадали сильно. Убитых было немного, ослепших - десяток или полтора. Остальные, обожженные, еще и обозлились ко всему прочему. Один арбалетчик даже вскинул свое оружие, явно намереваясь поквитаться… По спине его тек поток все на своем пути разъедающей магической слизи, но он в ярости не обращал на это никакого внимания, знай себе целился. И вдруг упал, даже не вскрикнув… За спиной его воровато огляделся черноволосый, худощавый человек, быстро отскочил прочь.

Равен благодарно крикнул ему, но человек то ли пропустил мимо ушей благодарность мага, то ли сделал вид, что пропустил. В любом случае, он явно старался не показывать своего участия в сражении на любой стороне…

У Мстислава все развивалось куда веселей. Гардар, подхвативший с земли в пару к бастарду еще один меч - поменьше, обычную спату, шел по залу, словно посланец смерти. Впрочем, на него лишь поначалу бросались дуром, потом поняли свою неправоту и разбегались с воплями, кто куда. Выходило весело и шумно, еще шумнее стало, когда в Мстислава стали кидаться скамьями, табуретками и вообще всем, чем в голову приходило… Гардар отмахнулся пару раз, чуть не отбив себе рука, догнал и примерно наказал парочку метателей, но ему это быстро надоело.

- Уходим! -рыкнул он, пятясь обратно под крылышко не выглядевшего усталым мага - Вскрой-ка нам эту стенку!

- Я тебе кто?! -взвился было Равен, но наткнулся на тяжелый взгляд Мстислава и послушно взмахнул руками…

Стену не слизнуло невидимым языком. Ее не раскололо. Просто один кусок вдруг вынесло невидимым кулаком. Не слишком удачно - вся кровля просела, лишившись опоры нескольких венцов враз, зато быстро. Равен, впрочем, заметно побледнел и шагнул туда как-то замедленно…

- Пошевеливайся, курица мокрая! -заорал на него неблагодарный гардар, взвалив Эдрика на плечо - Ну же, скорее!

Равен действительно зашевелился, но стоило ему выглянуть в пробоину, как всякие силы оставили его и он довольно бездумно прислонился к покосившейся стене:

- Я не могу! Тут высоко, а я высоты всегда боялся!

Мстислав, помянув разом и светлых, и темных богов, Ящура и Велеса, Перуна и озорницу Ладу со всем ее потомством, нынешним и будущим, швырнул в набегавших врагов подвернувшуюся кадку с неизвестным содержимым и заорал уже громче:

- Там сено! Ты у нас зад имеешь худой, небось не до дна пробьешь!

Время выходило катастрофически. Последние клубы зеленого магического тумана рассеялись бесследно, и те, кого этот туман заставил ретироваться, вернулись обратно. Обозленные, вооруженные и очень опасные…

- Уходите! -раздался вдруг полный веселья, смутно знакомый Мстиславу голос - Уходите скорее!

Одинокий человек, тот самый, что недавно помог Равену, вдруг словно взорвался. Из широких складок его темного плаща возникли короткая рапира - фальчиона и клинок, из которого разом выщелкнулись три лезвия - клингер, которым очень удобно ломать лезвия мечей и таких же фальчион.

Мстислав не стал размышлять - давно уже отвык тратить время попусту в такие моменты. Он просто выпихнул заоравшего в ужасе мага в дыру, швырнул следом Эдрика… А вот сам задержался на миг:

- Как же ты?

- Уходите! -заорал на него незнакомец, по прежнему скрывающий лицо - Я сам разберусь!

Ну, коль так просят… Мстислав не заставил себя ждать и выпрыгнул в дыру, приземлившись на сено мигом позже после того, как с нее слез Равен сам и стащил Эдрика…

Приземление было болезненным. Затем - бегство в ближний лес, где им пришлось до темноты, слава Богам быстро наступившей, скрываться. Эдрик, раны которого болели все сильнее и сильнее, стонал в бреду и вообще вел себя совершенно непристойно. А где-то рядом сверкал сквозь деревья красный свет факелов. А где-то рядом жаждали их крови преследователи…

Ночью сунуться в лес они все же не рискнули…

Мстислав, сидя у небольшого костра, в лицах представлял себе, как он вернется обратно в Торгард и скажет императору, что выполнить его волю не смог. Идти обратно не хотелось. Идти вперед… С раненным, без доброго оружия и денег? Можно сразу повеситься, на ближайшем суку! Все равно разницы никакой…

- Что дальше делать будем? -спросил он Равена, когда мысли пошли уж совсем мрачные - Эдрику лекарь нужен, знахарь добрый… Мне - меч и конь мой! Да и твои снадобья большей частью забрали! Или нет?

- Ну, знахарем Эдрику стану я сам! -возразил Равен и взялся за дело… Он довольно долго боролся с Эдриком, потом все жен взмолился:

- Помоги!

Мстислав прихватил норлинга за руки, маг уселся на ноги и смог, наконец, толком его осмотреть. Вывод был куда лучше, чем ожидал гардар:

- Ничего не сломано, хотя все тело -сплошной синяк.

- Ну и кости! -удивился Мстислав - Я бы после такого избиения пары ребер точно не досчитался! А ему - хоть бы хны! Так ты что, можешь его вылечить?

- Если кости не сломаны, так даже я могу! -раздался внезапно голос за спиной гардара…

В следующее мгновение говоривший замер, боясь даже повернуться. Чужой меч, он тоже меч, и его лезвие сейчас было вплотную приставлено к кадыку новоприбывшего…

- Ты? -внезапно удивился Мстислав - Равен, хочешь поглядеть на источник всех наших бед? Знакомься, этот вор так разозлил нашего северного друга, что тот устроил потасовку в корчме. Лучше бы он кошель потерял!…

- Я тоже так считаю! -вежливо, хотя и немного нагло, согласился вор - Могу я присесть? Я с миром и помощью!

Мстислав, бросив на кусты вокруг быстрый и острый взгляд, проворчал что-то вроде того, что места вокруг костра хватает и сел первый. Напряженный, злой, положив меч на колени…

- Я признаю, что немного виноват! -начал разговор чужак, в котором без особого труда можно было узнать базиликанца -Но все же твой приятель, гардар, вел себя совершенно глупо! Так же нельзя, в конце концов!

Последнюю фразу он произнес на родном языке Мстислава и тот от изумления распахнул глаза на всю ширь…

- Откуда ты знаешь мой язык?

- Я год жил в Гардарике, служил у князя-орла, в Артанском княжестве. Князь Твердослав, слышал про такого?

Гардар промолчал, пристально следя за каждым жестом вора.

- Меня зовут Юлий, среди своих прозывают Стриж, я не обижаюсь… Я -вор, член Тайной Гильдии. Как видите, я от вас ничего не скрываю! Я вижу, дело у вас не слишком весело идет… может быть, какое-то время пойдем вместе?

- Какое-то время? -угрюмо переспросил Равен - А зачем? Воровать ничего мы не собираемся, а какой из тебя спутник? Не знаю, не знаю…

- Подожди! -оборвал его Мстислав - Что тебе до нас? Эдрик тебя избил, я не вступился… Почему ты нам помогаешь?

- Ну… Я ведь развлекался в той корчме. Денег у меня побольше, пожалуй, чем у вас. И серебро, и золото и даже камешки… Не с собой, разумеется, но и ужин попышнее вашего прямо сейчас заказать могу. Мне неприятно, что из-за моей шалости пострадали невинные люди. Вы, то есть. Я думаю, правильно будет, если я останусь с вами какой-то срок. А поднять на ноги норлинга я могу до следующего утра. Хотя это будет и не слишком приятная процедура!

- Мы согласны! -за обоих сказал Мстислав - Ты можешь с нами идти… какое-то время. Потом наши пути разойдутся!

- Хорошо! -пожал плечами Стриж - Мне приятно будет провести время в воспоминаниях… Ты бывал когда-нибудь в Артане?

- Потом поговорите! -оборвал их Равен - Сначала помоги Эдрику!

Несколько мгновений Стриж пристально рассматривал его, затем резко, уже начальственным тоном, велел:

- Разденьте его! Догола!

Ну, надо так надо… Раздели.

Юлий довольно долго копался в своем обширном мешке, доставал и убирал разные банки, фляжки, колбочки, мешочки… Выбрал два. Осторожно, кончиком кинжала, перемешал содержимое и так же кончиком кинжала наложил по самой малости на самые большие ушибы и синяки.

- Не хочу перебарщивать! -пояснил он, видя удивление на лицах гардара и мага - Это - сильнейший яд!

- Так… Так ты так на тот свет Эдрика сведешь!

- Вот уж незачем! -фыркнул, явно обидевшись, Юлий - Спроси мага, он тебе скажет, что каждый яд, сам по себе - противоядие и лекарство. Этим, если переборщить, можно насмерть человека отравить… Умрет в страшных муках. И это же - лучшее на Терре лекарство от спекшейся под кожей крови - синяков, ушибов, ссадин… Посмотри на меня! Скажешь разве, что этот вот богатырь утром избил меня до смерти?

Он и впрямь выглядел свеженьким, лишь кое-где проглядывали синяки. Но ничто ведь не проходит совсем без следов!

Примерно пол-вигилии Юлий трудился в поте лица. Эдрик был очень сильно избит и на теле почти не оставалось живого места. А ведь главное было - не переборщить! В результате смазаны были лишь самые опасные,на взгляд вора, места. Остальному предстояло заживать или самостоятельно, или под влиянием магии Равена.

- Все! -сообщил Юлий, промазав последнюю шишку на голове - Теперь, вигилии через две, он очнется. Конечно, кое-что будет болеть… Но меньше и в меньших местах, чем сейчас!

- Ну, садись, что ли к костру! -уже дружелюбнее предложил Мстислав - Извини, угостить толком нечем. Сами на голодное пузо спать ляжем!

- Ну отчего же на голодное! -дружелюбно возразил Стриж - Тут одному виллану не нужно было…

Тяжелый мешок, второй из двух, что он нес с собой, шмякнулся чуть ли не прямо в огонь.

- Угощайтесь!…

Мстислав, с отвычки трудно переносивший голодание длиной аж целых три вигилии, с радостным рыком вскрыл толстую ткань кинжалом и извлек на свет божий свежий, утренний наверное, каравай хлеба, несколько сдобных лепешек, стрелку подвявшего лука, поллдюжины яиц и кусок холодного мяса. Не слишком много на четверых, но уже что-то? О, а это совсем хорошо: фляга с местным элем!…

Уселись есть, не дожидаясь пробуждения Эдрика, но честно отложив ему добрую долю, как больному, вернее - раненному…

- Что делать-то дальше думаете? -поинтересовался Юлий, евший, как и полагается сыну патриция - Я понимаю, вы почти все потеряли!

Равен, забивший рот сразу и яйцом, и хлебом с мясом и луком, промычал что-то неразборчивое. А в следующий миг поперхнулся и вынужден был просить о помощи Мстислава…

- Пойдем в замок! -ответил за него Мстислав, от души бухнув кулаком промеж лопаток - Мне без Шершеня лучше домой и не возвращаться! Да и вообще…

Что именно вообще, узнать не довелось. Помешал Эдрик, у которого оказался богатырский организм…

Норлинг вдруг с воем вскочил на ноги, голый и страшный, весь в темных и желтых пятнах синяков. Подпрыгнул на месте и вновь взвыл. Яростно начал чесаться, тут же издал дикий вопль… В общем, напугал всех леших в округе.

- Эй, ты чего? -испуганно спросил откашлявшийся к тому времени Равен - Эдрик!

- Да ничего особенного! -за него пояснил Юлий - Эта мазь не зря "жгучкой" зовется. Кровь по жилам разгоняет, так и щиплется, жжется - мочи нет!

- А! -заорал вдруг Эдрик, видимо услышавший только самый конец - Чем вы меня тут намазали, мерзавцы?!

- Вот так -всегда! - провозгласил Мстислав громко, ибо бояться Эдрика ему не было нужды - Стараешься, трудишься для человека, а он… как последняя свинья! В ноги кланяйся этому доброму человеку, он излечил тебя!

- Излечи-ил! -откуда-то издалека, сквозь треск ломаемых сучьев, раздался ответный вой викинга - Да я его…

Треск, грохот, вой, глухое ругательство… тишина…

Равен вскочил было на ноги, собравшись на помощь… Но вокруг нависала еще более темная и непроглядная после света костра темнота, а маг больше всего на свете именно темноты и боялся. Равен, сам стыдясь себя, сел… Мстислав же остался сидеть на месте, с аппетитом уплетая мясо с яйцом и шумно, большими глотками запивая еду пивом.

- Раз Эдрик очнулся, через вигилию и пойдем! -сказал он, прожевав и сыто откинувшись на поваленное дерево за спиной - Он у нас после твоей "жгучки" вдвое злее будет! Как раз то, что надо, раз оружия нет!

Тут рядом что-то вновь затрещало, издалека раздался голос Эдрика:

- Маг, ты там не шарахни с испугу чем-нибудь! Я иду!

- Ну, иди! -за смутившегося Равена разрешил гардар - Я тебя тоже не трону… пока!

Эдрик вышел к костру смущенный, белея не тронутым северным солнцем телом и прикрываясь каким-то поздним лопухом. Главное - непривычно тихий.

- Тебе чего, норлинг? -недружелюбно уставился на него Мстислав - Жизнь не дорога? Чего носишься, как вепрь перед случкой?

- А они что, носятся? -занудно уточнил Равен.

Мстислав растерянно почесал бритый затылок, но ответ не нашел и раздраженно отмахнулся:

- А мне откуда знать!

Эдрик все так же смирно оделся, подпоясался даже, и только потом уселся к костру и стал есть. Временами морщился, постанывал даже, да ощупывал языком зубы - проверял, все ли целы. Судя по тому, что рожа светлела с каждым мигом, боль отступала, а зубы все оказались на месте. Или, по крайней мере, не понесли серьезного урона…

- Как это мы в лесу оказались? -поинтересовался он после того, как от его порции еды и четверти фляги не осталось ни крошки и ни капли - Я вроде помню, нас из поруба куда-то потащили…

- Было дело! -подтвердил Мстислав весело - Но тут наш маг как озвереет, как заверещит… Обделался, в общем. Ну, там все от вони и померли! А кто не помер, тех вон Стриж добил. Он - вор, он к вони привычный! Все больше по подземельям, да по темным местам!…

Стриж не обиделся, прекрасно понимая, что воин так тупо шутит. Ну не умеет он по другому, не научен жизнью! Такого научишь…

Эдрик соображал медленнее. Он явно не мог понять, как это Равен, обделавшись, сохранил свои штаны в целости. А тот, обиженный, надулся и ничего не хотел объяснять…

- Кстати, мы поутру собрались на дело! -все так же весело сообщил Мстислав, которому поздний ужин явно пошел на пользу - Будем брать на меч замок Донн! Стриж, видишь ли, говорит, там сокровищ - все башни под завязку забиты. И девки, девки там!… Так ты с нами идешь?

- Ну… -тупо ответил Эдрик, еще не зная, на что себя обрекает.

- Тогда, как только Влесово Колесо прокатится до середины своего пути, выступаем! -глянув на небо, сказал Мстислав.

Равен и Эдрик хором издали звук, очень похожий на стон. Стриж, тоже пораженный, благоразумно промолчал…

Влесово Колесо, на которое указал гардар было уже в пяди от середины неба…

- Ненавижу проклятых гардар! -тихим, бешеным шепотом сообщил Равену злой и не выспавшийся Эдрик - И базиликанцев ненавижу, особенно воров!

- Зачем ты так про Стрижа! -почти бесшумно зевнув, попрекнул норлинга маг - Он тебе жизнь спас!

- Лучше бы я помер! -решительно возразил тот - Сидел бы сейчас в Вальхалле, пил бы брагу вместе с Херьяном и прекрасноволосой Фрией… Ел бы кабана! Так ведь нет! Я жив, валяюсь по уши в каком-то дерьме, его же жру и им же запиваю! Где этот хренов гардар? Где его носит?!

- Здесь я! -раздался за спиной тихий голос Мстислава - И не ори! Тут, шагах в двадцати, какой-то стражник девку пользует. Стриж его прирезать решил… ну, и девку тоже, разумеется.

- А девку за что? -спросил жалостливый Равен.

- А чтоб меньше болтала! -кровожадно ответил Мстислав - Да и не девка она - баба в самом соку, мужатая поди! Раз по кустам прячется, значит, от мужа гуляет Не жалко!

Равен раскрыл рот, да тут же и закрыт. Гардар говорил решительно и твердо, переубедить его все равно не удалось бы…

- Ты замок видел? -перебил его грустную мысль Мстислав - Эй, маг, очнись! Кого спрашиваю?!

- Сам не ори! -огрызнулся Равен - Видел я твой замок. Только все одно ничего не понимаю. Как ты его брать собрался? Он же неприступен!

- Неприступных замков не бывает! -ухмыльнулся гардар - Любой замок имеет уязвимое место. Надо лишь его найти и использовать себе во благо, а защитникам во вред!

- А есть у нас время его искать? -тревожно спросил Эдрик - День уже потеряли впустую!

- А по чьей вине? -окрысился на него Мстислав - Не по твоей ли?!

Эдрик угрюмо заткнулся…

- Ладно… Ты стену заклятьем каким выбить можешь? Ну, как тогда, в зале?

- Стены каменные? -мрачно спросил маг.

- А какие ж еще! -ухмыльнулся Мстислав - Самый лучший камень в округе, могу поклясться! И подогнан - один к одному, небось лично граф проверял, войдет ли клинок!

- Такой может! -поддакнул Эдрик и тут же обернулся на мага. Давай, мол, придумывай…

- Ты помнишь ту историю, что рассказал тогда по дороге? -медленно спросил Равен, глядя в сторону от гардара - Ну, про форт в горах, что ваши взять не могли?

- Мне ли его забыть! -воскликнул Мстислав - Крепкий был орешек, мою сотню там здорово потрепали. Правда, я не был тогда сотником…

- Стены там тоже каменные были? -сухо продолжил допрос маг.

- Каменные! -насторожившись, подтвердил Мстислав - Откуда в горах дереву взяться!

- Они и не смогли бы выбить такие стены! -тихо сказал Равен - Я не знаю мага, который смог бы составить столь мощное стеноломное заклятье! Может быть, Учитель! Еще два-три мага… Вряд ли больше… Дерево ломать умеет каждый. Оно - живое, потому его поняли и научились убивать - быстро и легко. Камень - мертвый и холодный. Маги не могут его толком понять! Хотя скалы ломают… А стены - нет! Стены сломать не могут! Так что те потери… их не избежать было все равно. Никто бы не помог твоим воинам!

- Обрадовал! -угрюмо протянул Мстислав - Ну и ладно, что-нибудь другое придумаем!

Он внезапно вскочил на ноги, меч сверкнул в лучах восходящего Коло ослепительной серебряной полосой…

- Это я! -быстро сказал Юлий, спускаясь вниз и довольно отдуваясь - Готов субчик! Пришлось, правда, повозиться…

- А баба? -на всякий случай спросил Мстислав, беды пока не предвидевший.

- Сладкая баба! -причмокнул Юлий, чтобы тут же спохватиться - Я хотел сказать, она так молила, так молила пощадить…

Судя по довольной ухмылке, умолила. И не раз, наверное…

- Собака! -взорвался гневом Мстислав - Второй раз по твоей вине в беду попадаем! Куда она побежала?

- Да брось ты! -отмахнулся, нежа лицо под первыми лучами солнца, Юлий - Баба довольна осталась, никуда она не побежит. Да и не сможет… У нее - муж! Детей - трое или четверо, не упомню. Свекр - сволочь… В общем, молчать она будет, сколько сил есть. Ты что надумал с замком, скажи-ка!

- А не выйдет ничего! -отмахнулся Мстислав - Равен, вишь ты, слаб слишком, чтобы магией стены вышибать. Говорит, таких во всем мире - трое или четверо!

- Тогда, может, попробуем мой план? -лукаво предложил Юлий.

- Это какой, если не секрет? -уязвился Мстислав.

- Да есть тут один… Стражник этот, он к своей бабе по подземному ходу бегал. Чтобы никто не заметил… Тут он, рядом, ход-то!

Мстислав как стоял, так и сел…

Ход и впрямь оказался рядом, тщательно замаскированный наваленными хаотично камнями. Ход был узок - воину не пролезть, но Мстислав, присмотревшись, удовлетворенно протянул:

- Сейчас разберем!… Эй, Равен!

- Чего тебе? -опасливо откликнулся Равен.

- Ты говорил, скалы раскалывать любой маг может? А ты?

- Я -не маг! - обиделся тот - Я - адепт еще! Ученик перед посвящением! Ну, могу кое-что друидское… Но скалы раскалывать не пытался!

- Ну так попробуй! -великодушно разрешил Мстислава под издевательское хихиканье Эдрика.

- Постой-ка! -остановил обиженного Равена Стриж - Я бы не советовал творить магию прямо сейчас. Мы ведь не знаем, есть ли в замке маги или магические предметы. И не знаем, обнаружат они магию Равена, или нет!

- Верно… Растерянно протянул Мстислав -Верно, прах побери тебя вместе с твоими печенками! Что ты предлагаешь?

- Ну… Мы, воры, люди предусмотрительные. Подвинься-ка, гардар!

Мстислав отступил на пару шагов и с некоторым интересом смотрел, как вор раздобыл какой-то небольшой мешочек, очередной мешочек, коими похоже полон был его заплечный мешок, высыпал на его содержимое под один из камней и еще просыпал длинную, шагов на десять, дорожку. Сам встал в самом конце ее и высек искру… Зашипело, над порошком быстро побежал к камням легкий темный дымок…

- А теперь -бежим! - крикнул вдруг вор и первым подал пример. Следом рванулись остальные, решив поверить на слово Стрижу…

Правильно сделали, кстати сказать… Рвануло так, что уши заложило, над головами плюхнувшихся на животы людей просвистел град осколков. Еще некоторое время стоял непонятный шум и треск, а потом все затихло…

- Что это, мохнатые штаны Веора тебе на голову?! -заорал, когда наступила тишина, Эдрик - Что за адская смесь?!

- Гномий "порошок грома"! -гордо ответил Стриж - Из чего состоит, извини, не скажу… да и сам не ведаю, это - секрет Гильдии! Здесь было не больше подия порошка, а каков результат, вы только поглядите!

Да уж, результат был великолепен… Огромные булыжники, каждый из которых, на взгляд Мстислава, весил пудов по шесть-восемь, были разметаны рукой невидимого гиганта на расстояние до полусотни шагов. Один увесистый кусок, часть того булыжника, под который Юлий насыпал свой порошок, врезался в землю всего в трех локтях от головы Равена и по лицу мага, побледневшего и осунувшегося за один миг, можно было догадаться, что он понял, что сталось бы с его головой, врежься в нее этот камешек. По крайней мере в землю осколок вошел так глубоко, что Эдрику, любопытному от природы, пришлось немало попыхтеть, прежде чем удалось выковырнуть его прочь.

- Ты, вор, однако совсем безумен! -заметил маг после долгого молчания - Сам кричишь, что надо все сделать тихо, и сам же подымаешь такой шум!…

- Подумаешь! -пожал плечами Стриж - Кто подумает, что это - взрыв? Кто-то из вас слышал что-то подобное раньше?…

- Он прав! -согласился Мстислав - Я бы и сам подумал, что это - гром!

- Тогда поспешим! -нервно предложил Равен - Не нравится мне лишний шум!

- А из тебя хороший вор получился бы! -с уважением посмотрел на него Юлий - Похуже меня, конечно!…

- Ну, спасибо! -фыркнул сердито маг - Обрадовал!…

Мстислав уже спустился в образовавшийся провал и распахнул дверь… Но внутрь идти почему-то не спешил. Когда трое соратников подоспели к нему, он стоял, почесывая растерянно затылок, глядя на колеблющуюся темную гладь воды…

- Затоплен? -удивился Юлий - Ай да граф, умница!

- Не до конца! -глухо ответил Мстислав - Видишь, небольшое пространство под потолком есть… Но придется плыть!

- Я не поплыву! -неожиданно взорвался Эдрик - Я не полезу в воду!

Мстислав обернулся на него со смесью раздражения и удивления во взгляде:

- Ты? Ты же норлинг, ты же на воде рожден!

- То рожден! -упрямо набычился Эдрик - Я на корабле по ней хожу, не пешком же! И где, ты думаешь, я мог научиться плавать?! В фьорде вода холодная и зимой, и летом!

- Ну, прости… -растерянно протянул Мстислав - Прости, я не подумал… Но плыть-то все равно надо!

Эдрик в отчаянии взглянул на него и вдруг, набрав побольше воздуха в легкие, шагнул в низкий провал двери…

Мстислав тяжело вздохнул, но ничего не сказал и не возразил, пошел следом, на всякий случай взяв в руку чужой и непривычный меч. Он единственный был в кольчуге, так что ему предстояло в случае чего прикрыть отступление остальных членов квадры…

Идти пришлось долго и это было мучительно. На счастье, воды было не слишком много, лишь изредка она достигала Эдрику по подбородок, и тогда норлинг начинал паниковать, шумно отфыркивал воду и бил руками, поднимая волну. Идущему следом Мстиславу приходилось тогда туго, да и потолок для него был низок, приходилось идти согнувшись…

Хуже всех, однако, приходилось невысоким Равену и Юлию. Там, где вода приходилась высоким и крепким воинам по грудь, Равен ухался по плечи, Юлию же вода достигала подбородка. Ну, а там, где Эдрик начинал паниковать, магу и вору приходилось пускаться вплавь. Не самое легкое занятие, когда на тебе - мешки с припасом - у вора или широкий, не приспособленный для плавания балахон - у мага.

Пару раз на мелководье отдыхали - не слишком долго, времени на полноценный отдых не было. Равен заметно выдохся, будучи самым слабым физически. Ничего, отдохнет в бою!

Внезапно, вышедший вперед Юлий поднял руку, призывая к тишине и покою. Эдрик, правда, понял этот взмах своеобразно - лихорадочно выдернул из ножен меч, зацепился им за стену, споткнулся и с головой окунулся в воду, подняв волну брызг. Все эти звуки, усиленные под сводами тоннеля, заставили всю четверку замереть в ожидании больших неприятностей… Обошлось, и Стриж с Мстиславом с двух сторон напустились на бедного оринга:

- Одурел?!

Эдрик критики не терпел, немедленно ощерился:

- А нечего пугать! Чего ты руками размахиваешь?!

- Там -лестница наверх! - надменно пояснил Юлий - С люком, если я правильно разглядел в темноте… Поднимаемся, или идем дальше?

- Ход и дальше идет? -уточнил Равен.

- Идет то идет… -протянул вор - Но я бы дальше не пошел. Обычно в конце ловушки случаются… А выход делают там, где никто не ожидает. Попробуем вылезти?…

- Попробуем! -согласился Мстислав, пробуя на ноготь лезвия меча - Я - первый!

- Первый -я! - немедленно возразил Эдрик - У тебя зад застрянет в люке!

- Первый -я! - сказал свое слово Юлий - Я лучше других знаю, что делать в узком и темном коридоре!

Равен скромно промолчал, не желая обижать товарищей…

- Ладно! -неожиданно легко согласился Мстислав и положил свою тяжелую ладонь на плечо Эдрику - Пусть он идет!…

Юлий явно смутился, но отступать не пожелал. Он сбросил на руки опешившему от подобной наглости Эдрику свой мешок, зарядил книппер и засунул промеж зубов рапиру… Эдрик восхищенно присвистнул, кажется даже завидуя, когда вор легко подпрыгнул в воде, дотянулся до нижней перекладины лестницы и без видимых усилий забрался на нее. Стриж обернулся, подмигнул почти не заметно и шепотом велел:

- Догоняйте! -и полез по лестнице вверх…

Мстислав и норлинг переглянулись задумчиво… В общем, гардар обогнал. Эдрик, вынырнув вместе с мешком из воды, сплюнул грязную жижу изо рта и яростно зашипел:

- Так не честно!!!

- А с чего я должен поступать честно? -возразил сверху довольный Мстислав - Зато я не буду нюхать твои грязные сапоги!

- Я их вымыл!… Только что… -возразил сердитый Эдрик. И, отпихнув ни в чем не повинного Равена, полез следом…

Равен страдальчески проследил за тем, как викинг легко карабкается по лестнице и в который раз проклял свою гордыню. Ну что бы сказать, что он не в состоянии взобраться? Наверное, не норлинг, так гардар пожалел бы его, втянул на верх и вообще помог. А теперь они уйдут далеко вперед, а здесь темно, а он боится темноты… И что-то булькает в воде, страшно и зловеще…

Что- то булькнуло рядом, оглушительно и жутко, Равен взвизгнул и подпрыгнул на месте, машинально выбрасывая руки вверх. Зацепился… И повис, не способный подтянуться…

- Ну, чего ты там застрял? -обрушился на него сверху сердитый голос Эдрика - Я из-за тебя кошель какой-то потерял! Не мой, хвала Лодуру!

- Интересно! -вися на лестнице, мечтательно спросил Равен - А Юлий уже забрался наверх? Может, там и не пройти! Может, мы зря пытаемся!…

Увы и ах для Равена, Юлий взобрался. И люк, немного поковырявшись в нем отмычкой, открыл. И выбрался наружу… В длинный и темный коридор, пустынный и пыльный.

- Вылезайте! -громким шепотом сказал он, наклонившись к самому люку - Тут пусто пока!

Из люка донесся какой-то шум, потом что-то с треском обломилось и наружу вылез мокрый и злой Мстислав:

- Проклятье на голову строителя! -яростно прошептал он, не забывая, впрочем, вновь вынуть меч и оглядеться - Для кого такие лестницы делают?! Ступеньки на карликов, что ли?!

Юлий промолчал, тревожно вслушиваясь… Снизу доносились какие-то странные звуки. Эдрик, явно Эдрик полз наверх куда медленнее, чем можно было ожидать и все время довольно громко ругался…

- Эй, норлинг! -окликнул его Мстислав, тоже склонившись над люком - Ты что, застрял там?!

- Да пошел ты!… -последовал немедленный ответ - Помог бы лучше! Я нашего славного мага на себе тащу!

- Сам выберешься! -сразу потеряв к викингу интерес, холодно возразил Мстислав - Как думаешь, вор, где этот хрен лысый наше оружие держать будет?

- Ну… -задумчиво протянул тот, между делом обходя коридор и прощупывая стены на предмет тайных ходов и ниш - Он ведь только что получил все ваши сокровища. Наверняка при себе держит и тешит свое графское самолюбие…

- Ну и добре! -довольно сказал Мстислав - Замок этот ничем от других не отличается, так что я знаю, где искать графа…

Сзади ругань стала громче и мягче. Эдрик шумно перевалился через край лаза и вытащил наружу совершенно обессилевшего Равена. Маг, задыхаясь, повалился животом на камни коридора и явно вознамерился вздремнуть. И только застонал, когда сапог Мстислава безжалостно, но не больно поддел его под бок:

- Вставай, идти надо!…

- Бросьте меня здесь! -простонал Равен, с трудом вставая на четвереньки - Я все равно не смогу ничего сотворить… Я бесполезен, оставьте меня здесь, захватите на обратном пути!…

- А мы здесь обратно не пойдем! -удивленно возразил Мстислав - Это было бы просто глупо… Видишь ли, маг, выходить мы будем через ворота!

Даже Эдрик, всегда бравировавший собственной храбростью, удивленно на него уставился…

- Ну чего вы смотрите на меня? -возмутился Мстислав - Я же не самоубийца, чтобы лезть обратно по узкому и глубокому ходу, пока преследователи поверху поспешат к выходу! Мы пойдем через ворота!…

Внезапно, где-то вдалеке, в темноте, заскрипела открывающаяся дверь. Вся четверка разом порскнула по стенам, прижалась, стараясь укрыться как можно вернее… Особенно смешно это выглядело в исполнении огромного Мстислава. Впрочем, он и сам это понимал, и в общем-то не скрывался…

Неверный и одинокий источник света приближался, явно находясь в руке невысокого человека. И человек этот, похоже, девичьим голосом напевал:

Дочка, дочка, сделай милость:

Расскажи мне, что случилось?

- От любви я умираю

Песенка из последней баллады Олли Вонючки вообще-то странно звучала в устах женщины, даже девушки. Тем паче, что конец у нее был вовсе уж непристойным. Но песенка не была закончена. Девушка вдруг замерла на месте, как думал Мстислав - испугавшись темной, огромной фигуры, преградившей ей дорогу. Хотя чего ей бояться в собственном замке?

Через миг все встало на свои места. Насмешливый голос Юлия раздался откуда-то из-за спины девушки, а через миг его соратники увидели и тень фигуры вора, почти слившуюся с фигурой девушки:

- От любви случаются болезни, но они редко бывают смертельными, девушка! -и хохотнул, довольный своей шуткой.

- Руки убери, шутник! -голос девушки был на удивление спокоен - Я - Лаура Донн, дочь графа Репека! Пока тебе только руки отрубят. Если не уберешь руки, лишишься головы! Я лично попрошу отца, чтобы он казнил тебя медленно!

- Ой! -ернически воскликнул Юлий, отдергивая руки - Я уже штаны обмочил… Слышь, Мстислав, она меня графом пугает. Пожалуй, пойду, сдамся!… Кстати, краса неписаная, а куда идти? Веди меня, прелестная Лаура!

Девушка только сейчас заметила, что против нее - четверо. Все усталые, злые, огромные… Вооруженные!

- Ой! -невольно повторяя возглас Юлия, пискнула она - Убийцы…

- Ну зачем же убийцы! -возразил Мстислав - Я, например, сотник императорской гвардии, личный посланник императора Теодора Третьего. Я, по чести, должен был въехать в ворота замка, под звуки фанфар, проезжая мимо выстроившейся дружины… У меня Императорская Печатка была! Твой отец - вот кто вор! Я лишь заберу то, что принадлежит мне, и уйду. Убивать графа, наместника императора, я не собираюсь. Его будет судить императорский суд.

Девушка несколько мгновений молчала. Потом резко подняла фонарь выше, осветила мокрую одежду Мстислава и на миг задержала кружок света на серебряной витой гривне гардара, отличительном знаке любого сотника любого склавинского легиона. Вряд ли разбойник или вор станет носить такую…

- Ты -гардар! - утверждающе сказала Лаура - Тот самый, который устроил драку в корчме Терри Лгунишки.

- Да! -не стал отрицать Мстислав.

- Тот самый, который поверг лучшего воина моего отца, Быка!

- Это тот изменщик? -усмехнулся Мстислав - Да!

- Я помогу тебе! -тихо сказала Лаура - Ты и представить не можешь, как я тебе благодарна… Только обещай, что отец останется жив!

- Я уже сказал: я не собираюсь его убивать! -пожал плечами гардар - В этом нет никакой нужды!

- Ваше оружие сейчас в отцовых покоях сложено! -быстро заговорила Лаура - Отец с утра уехал, он сейчас правит суд над упустившими вас воинами и будет нескоро. Вы сможете забрать то, что вам принадлежит и убыть раньше, чем он вернется!

- Ну, веди! -после короткого размышления, велел Мстислав, давно уже взявший на себе функции вожака - Только помни: если что, ты умрешь первой!

- Я не обманываю! -двинувшись обратно, тихо возразила девушка…

Дорога по узкой лестнице, ведущей на верхние этажи замка, вызвала у четверки довольно сложные чувства. Лаура не обманывала, по крайней мере пока, вела по самым безопасным местам. И все же трижды они нарывались на воинов или челядинов, спешащих по своим делам. Хорошо еще, никто не задумался, куда может идти госпожа в сопровождении четырех людей, а малое количество света в коридорах и переходах помогло им скрыть лица от врага. До покоев графа, разумеется, находящихся на самом верху, они добирались не меньше половины вигилии. Долго, учитывая что находились не дома, а в чужом замке… Зато когда дверь под ловкими пальцами Юлия раскрыла чрево почивальни Репека, Мстислав с таким шумом выдохнул воздух, до поры запертый в легких, что бедная Лаура подпрыгнула… Вскоре дверь вновь захлопнулась, отгораживая четверку от коридора плотной и толстой дубовой основой.

- Ну, показывай, где тут наше добро! -весело сказал Эдрик, потирая руки и предвкушая встречу со своим оружием… Но даже его радость была слабее радости Мстислава…

- Мой меч!!! -почти прорычал он, упав перед ножнами с благородным клинком на колени - Мой Шершень! Славный мой, тебя так бросили…

- Гардар, это только меч! -удивленно воскликнул базиликанец - Как можно разговаривать с мертвым железом!

- У вас, южан, оно, может, и мертво. А этот меч ковал оружейных дел мастер Осколд Криворукий! А имя ему давал мой отец, получивший меч в дар от своего князя! Такой меч не сломать, не затупить… И потерять сложно. Потому так легко вошли сюда, что Шершень не пожелал со мной расставаться! Да и… Память об отце моем -единственная!

- Вот оно как! -протянул первым понявший состояние гардара Эдрик. И прикинул, а что же может достаться ему, умри его отец… Получалось, чуть больше, нежели меч.

- Ну, поспешим! -быстро сказал Мстислав, опоясываясь и собирая разбросанное в беспорядке по полу оружие. Оружия было много и вскоре гардар стал похож на ежа - меч, секира, ножи, лук с тулом стрел…

- А вот и наши кони! -невесело сказал, выглянув в окно, Равен - И моя кобылка, и твой, гардар, жуткий зверь!

Мстиславу хватило одного взгляда за окно, чтобы взреветь от дикой ярости:

- Мой Ветерок!!!

Никто не успел понять, что же творилось с конем. Первый раз за все время гардар потерял голову, и сразу по крупному… Дверь, вообще-то открывавшаяся внутрь, была вынесена вместе с частью косяка. По коридору, быстро удаляясь, прогрохотали железные набойки сапог…

- Чего там с его жеребцом делают? -искренне недоумевая, спросил Эдрик.

Равен только руками развел, но предложил:

- Поможем?

Эдрик, ничего не сказав, распихал наспех свое оружие по местам и сорвался с места. Равен - следом…

Никто и не заметил, что Юлий, человек предусмотрительный, успел вскрыть и как следует опустошить сундучок в углу. Никто, кроме, может быть, Лауры. Но она смолчала…

Дальше был бег. Заполошный бег по переходам, вынужденная остановка - надо было дать задохнувшемуся Равену возможность перевести дух. И, сбив с ног двух стражников, окаменевших в борьбе с явственным желанием выскочить наружу, они выбежали во двор…

Мстислав не стал их дожидаться и уже вовсю дрался с дружинниками. Его яростный рев был слышен в самых дальних закоулках двора, он оглушал и выбивал доблесть из самых смелых. Еще лучше это делали его секира и меч, которыми он сражался одновременно и с большим умением. Меч обычно отражал удары, в то время как секира крушила. Обычно не спасали и доспехи, если остро отточенное, харалужное лезвие ее обрушивалось на тело воина. Все вокруг гардара - тела павших, камни двора, столбы коновязи - было забрызгано сплошным слоем крови. Сам Мстислав, впрочем, также успел покрыться кровавой пеленой и разил врага уже не так яро, как, похоже, в начале. По крайней мере двое из них отскочили прочь и даже успели навести свои арбалеты. А Мстислав не успевал их достать…

Один из арбалетчиков вдруг тонко и длинно закричал и, схватившись за голову, упал на землю. Эдрик услышал довольный хмык стоявшего рядом Юлия. Это он, оказывается, разрядил свой маленький арбалет и теперь перезаряжал его, не сводя напряженного взора со второго…

- Ну, нет! -заорал Эдрик и, на бегу вытаскивая из ножен Пламень, ринулся ко второму арбалетчику. Тот уже развернулся и, к удовлетворению викинга, окаменел соляным столбом, так испугался его, лихо набегающего… Впрочем, всего мгновение спустя оказалось, что норлинг страшно ошибся. Не его испугался арбалетчик, совсем не его…

Старый знакомый Эдрика - Ледяной Клинок, заклинание простое и имеющееся в арсенале любого школяра, просвистело у норлинга над самым ухом и мягко, как горячий нож в масло, вошло в тело арбалетчика. Брызнула враз запекшаяся кровь, тело мягко осело на камни…

- Маг!!! -в дикой ярости заорал Эдрик - Еще раз помешаешь, я из тебя самого крошево делать буду!!!

Сзади что-то ярко полыхнуло, раздался страшных грохот и треск… Эдрик позволил себе на миг обернуться и уже сам остолбенел - за Равеном и Юлием не было где-то трети стены дома, причем от огромных глыб, составляющих первый, уничтоженный поверх, не осталось даже крошева. Видно было, как отшатнувшийся Юлий в испуге выговаривает магу а тот виновато разводит руками…

- Ну за что ЭТО на наши головы?! -в отчаянии простонал Эдрик - Эй, маг, кончай колдовать! В следующий раз ты нам головы снесешь, свою потеряешь, да и не заметишь! Хочешь помочь, помоги клинком! Для чего еще ты его таскаешь?!

Равен, виновато закивав, поспешил вместе с Юлием на подмогу. Поспешно попятились графские дружинники, которых во дворе и всем замке оказалось на удивление мало - не больше десятка, при том, что граф имел право на полноценный отряд в три десятка воинов. Что, он столько с собой забрал?

…Когда рухнул на землю последний левд - его свалил Юлий, ударив подло - в спину, на миг все четверо замерли, не зная, что и предпринять.

- В седло и быстро вон отсюда! -громко сказал вдруг Мстислав - Здесь уже недалеко до границы с Фронтиром! А там мы будем во власти наместника Северина, вернейшего слуги императора… Что бы ни произошло, он подчинится власти Императорской Печатки!

- А где она? -задал невиннейший вопрос Юлий - Никогда не видел настоящей!

Мстислав с довольным лицом сунул руку за пазуху, но улыбка немедленно сползла с его лица. Он лихорадочно там пошарил, даже запустил руку по локоть… Только для того, чтобы с несчастнейшим лицом сообщить:

- Потерял!…

- А ты брал ли вообще ее? -смерив недобрым взором шумно и весело пылающий дом, спросил Эдрик - Ну, Печатку?

- В кисет положил, а кисет -за пазуху! - тихо, с отчаянием сказал Мстислав - Может, во время боя обронил?

И все спешились, и искали этот несчастный кисет… Не нашли. Убитые сели в седла…

- И что дальше? Без печатки Северин нам не поможет! Скажет -воры, и будет прав! - мрачно предрек Мстислав - Равен, что тебе маг говорил?

- Говорил, идти в Фронфор, там, у Северина, ждать дальнейших указаний! -повел тот узкими плечами - Да уж…

- Значит, идем в Фронфор! -удивляясь глупости этих северян, решительно заявил Юлий - Какая разница, куда идти, если идти все равно надо?!

Его слова не оживили остальных, но все хотя бы начали действовать. Четверка вихрем вымахала прочь, только их и видели. Впрочем, до них сейчас не было особенного дела. Вся челядь и набежавшие на дым жители соседних деревень лихорадочно тушили замок. Управляла всем, всегда разумная и решительная дочь хозяина, Лаура…

Глава 3 "Рубеж"

Холодало. Месяц Увядания - не лучшее время для дальних прогулок или походов. Тем более не время для ночевок на свежем воздухе. Как бы близка ни была полуденная Базилика, но и на полудне в горах - холодно. А ночью, бывает, и мороз ударяет, снежная изморозь деревья и не успевшую толком увянуть траву покрывает! Не время в месяц Увядания под деревьями ночевать! Однако - приходится иногда. Когда за тобой, возможно, погоня. Когда стражники в любой деревне наверняка получили приказ их арестовать, лучше укрыться от их пристальных взоров под сенью деревьев. В конце концов, холод можно отогнать костром и горячим гардарским сбитнем, на который большой мастер оказался, как это ни странно, базиликанец Юлий. Он чего-то там еще добавлял, свое, южное. Получалось так, что рот потом горел огнем, но кровь быстрее бежала по жилам и хватало этого бега на всю ночь… Правда, и спалось хуже.

Сейчас Стрижа в лагере не было, ушел на разведку на границу, послушать, что люди говорят, самому потрепаться. Мстислав же намеки замерзших Эдрика и Равена в упор не замечал. Он затеял грандиозные постирушки в маленьком, наполовину покрытом ряской озерке с удивительно холодной, прямо-таки ледяной водой и большим количеством отличной рыбы. Оказывается, его чистоплотная гардарская душа не выдержала накопившейся за время пятидневного пути вони и взбунтовалась…

- Видишь ли, онучи у него завоняли! -острил раздосадованный Эдрик, сидя на большом суке развесистой ветлы, прямо над головой Мстислава - У нас тоже воняют, но ведь ничего, мы терпим! А ты чем лучше?

- Ничем! -коротко, терпеливо ответил Мстислав, в третий раз опуская заметно очистившиеся портянки в воду - Но если б ты постирал, понял бы, насколько лучше!

- Скажи уж прямо! -продолжал Эдрик - Тебе просто надоело самодельной острогой рыбу ловить! Решил перетравить ее всю своим потом, вот и стираешь там, где обычно ловил! А?!

- Я вообще не понимаю, почему я ее ловлю! -все так же спокойно возразил Мстислав - Рыбак у нас ты вроде!

- Я -не рыбак, я - воин! - взъерепенился Эдрик, но с дерева в драку, как было бы раньше, не полез. Поостерегся. С этого бешеного гардара станется швырнуть его в озеро. А вода - холодная! И ряска… Бр-р!

- Я тоже воин! -возразил Мстислав - Причем урожденный, в седьмом колене! Однако ж не заставляю ловить рыбу Равена или Стрижа!

- Вот вернемся к Норд-зее, тогда поймешь, как я умею рыбу ловить… Это разве рыба?! Вот ты горбача когда ловил?! А я -троих забил!

- Горбача -не ловил! - признал с улыбкой Мстислав, и выложил онучи на камни - сушиться подле выстиранных уже портов и рубахи - Впрочем, я слышал, мясо горбача едят только бедняки. Оно ужасно на вкус и мерзко пахнет!

Эдрик помрачнел, но ответил честно:

- Всякое бывает! В голодную зиму, когда сельдь уходит от берега, и горбачу обрадуешься!

Мстислав мирно кивнул и неспешно пошел вдоль берега, что-то явно выискивая.

- Ты чего это? -удивленно спросил Эдрик и пошел следом.

- Мыться буду! -набрав в ладонь прибрежной глины, синеватой, но только этим, на взгляд Эдрика, отличавшейся от любой другой, пояснил гардар - Я ничуть не чище моей лопоти!

- Так вода ж -холодная! - обалдело возразил Эдрик и воззвал к магу - Равен, этот гардар совсем обезумел! Он мыться вздумал!

- Я бы тоже не отказался! -со вздохом признался Равен - Но мне смелости не хватает, лезть в холодную воду… Бр-р!

Мстислав только посмеивался, слушая разговоры спутников и забираясь в воду… Нет, вода, конечно, ледяная. Кожа сразу мурашами пошла. Но где ж здесь, в Фронтире, возьмешь баню? А мыться надо…

- Эй, гардар! -окликнул его с берега неугомонный Эдрик - Мне кто-то обещал рассказать про татуировки! Что это за волки на тебе?

Мстислав с головой окунулся, ледяная вода заколохнула сердце, но лишь на миг… Вынырнул, и кажется мир стал чище и светлее. Правда, вода вокруг потемнела от грязи и стала подозрительно попахивать дикой смесью конского и человеческого пота… Бывает, что сказать… Здесь, на глубине, явно бьют могучие ключи. За два-три дня очистят озеро!

- Это -родовые знаки! - ответил гардар, когда Эдрику уже надоело ждать - Их наносит старейшина той веси, под защитой которой ты живешь. Или князь, если твой отец служит самому князю… Мне их нанес сам Яроволк, отец нынешнего князя-волка, Александра! Вот был князь, не чета многим нынешним…

- Ну, и что они значат? -это уже Равен заинтересовался, даже книгу, трактат великого Этеля, первомага и героя Империи Тор, отложил прочь - Расскажи, если можешь!

- О, здесь нет секрета! -рассмеялся Мстислав, выходя из воды и усаживаясь в таком виде на камень, сохнуть - Когда юноша рода достигает четырнадцати весен, ему и его сверстникам устраивают испытание. Тех, кто его проходит, а таких обычно треть или половина, отводят в святилище Перуна и там посвящают в мужчины - накалывают волка на оба предплечья и на левую половину груди. Как мне! Это называется братанием с Волком. Посвященный сам становится воином-волком и служит князю-волку!

- Это, наверное, больно! -поежился Равен, вглядываясь в четко выколотые на груди и правом, видимом плече оскаленные морды хищников.

- Больно. -невозмутимо подтвердил Мстислав - Но это - не самое болезненное, что мы переносим в жизни!

- Ну, мы не добровольно же ее испытываем! А тут… -поежился Эдрик - Нет, вы, гардары, все сумасшедшие! Это что ж, если б я жил в Холмграде, я должен был бы медведей выколоть у себя на груди?! Нет, я - норлинг, воин-оринг!…

- Рыбак… -чуть слышно прошептал Мстислав, натягивая чуть-чуть обвяленные на холодном солнце штаны на тело.

Эдрик, разумеется, услышал. Вскипел, обиделся и ринулся-таки на давно ожидавшего этого Мстислава… И, с воплем пролетев несколько шагов по воздуху, прямо в одежде врезался в самую ряску. Ушел в нее с головой… А вынырнув, услышал обидный смех норлинга и довольный голос Равена:

- Помойся, оринг!

Рядом с взбешенным Эдриком в воду шлепнулся шероховатый камень, который где-то на берегу отыскал чертов гардар. И, разумеется, пошел ко дну. Ловя его, Эдрик снова нахлебался, ему в горло что-то скользнуло… Он, однако, благоразумно воздержался от выхода на берег, прямо в воде начал раздеваться и, бормоча себе под нос самые страшные клятвы, чистить одежду.

Довольно скоро, впрочем, у Эдрика появился настоящий повод для веселья: крича, что он маг и существо хрупкое и мыслящее, чуть не плача, Равен вынужден был отложить свой трактат и под угрозой полета в воду сам пошел мыться… Мстислав на берегу торжествовал и смеялся до слез… До тех пор, пока не увидел, что его уже почти высохшие онучи плавают почти на середине озера. Смеялись уже Эдрик с Равеном…

Пока в лагере вовсю развлекались и пекли рыбу в глине, Стриж, даже не подозревая о почти готовом обеде, весело шагал по широкой улице довольно большого села, раскинувшегося на самой границе с его родиной. Здесь, в Медвежьем Ущелье, всегда останавливались все караваны, дожидаясь милостивого соизволения бейлифа Фронтира Отто на прохождение. Здесь же проживали доганьеры, их семьи… Странный и необычный городок - Медвежье Ущелье!

На Юлий, как и на любого другого, идущего по этой улице, почти никто не обращал внимания. Ну, идет новелиссим из небогатых, базиликанец. Конь за ним следом - данарская лошадка из простых… Мешок за плечами, даже слуги нет! Так с Империей Базилиска сейчас мир, даже дружим, кажется. Пусть себе ждет своего часа…

Стриж, впрочем, никого и не опасался. За исключением графской дочки, никто не причислял его к троим беглецам и вряд ли всерьез разыскивал. Понятное дело, здесь полным полно соглядатаев Фальчиотты, которые пристально следят, чтобы в Базилику не въехал ненужный человек, шпион Теодора, например! Но и Фальчиотта не поверит, что он в здравом уме сунется на границу с ней…

И все же все мышцы напряглись, а рука сама, непроизвольно легла на гарду рапиры, когда он проходил мимо стоявших на крыльце корчмы и что-то бурно обсуждавших с хозяином, пузатым корчмарем, стражников. Их было четверо и даже Стрижу, случись что, пришлось бы туго… Он на миг задержался. Хотелось перебороть свой беспричинный страх, да и подкрепиться уже не помешало бы. Последний раз что-то было во рту еще ранним утром, когда он уходил из лагеря и прямо на ходу спер из-под головы Эдрика его мешок… На вкус, кажется, это было ужасно. Впрочем, желудок старого добра не помнит!

- Эй, базиликанец! -раздался прямо за его спиной резкий, молодой голос - Слышь, я тебе говорю!

Стриж плавно обернулся, заранее прикидывая, в какую сторону бросится бежать… коня, увы, придется бросить!

Перед ним, покачиваясь на волнах ветра, которого вообще-то не было, стоял молодой стражник. Похоже, несмотря на то, что только-только закончилась третья дневная вигилия, и Гелиос завис в самом зените, стражник успел уже набраться…

- Чего тебе? -нейтральным тоном, не дружелюбно, но и не враждебно, спросил Юлий - Иду, никого не трогаю!

- Ты в эту корчму не ходи! -хмельным голосом заорал на всю улицу стражник - Корчмарь здешний - вор и жулик! Он… он эль водой разбавляет! А мясо от старой коровы подает!

Несколько таких же как Юлий, случайных прохожих, уже вознамерившихся войти, поспешно проскользнули мимо. Корчмарь впился в спину стражника самым ненавидящим взглядом…

- Благодарю тебя, воин! -намеренно поименовав его более почетным званием, воскликнул Стриж - Может быть, ты покажешь мне действительно достойную корчму? Я - угощаю!

- О! -заорал обрадованный стражник, лихорадочным жестом подзывая приятелей - Здесь совсем рядом есть такая корчма! С таким пивом!! А бабы!!!

…Спустя два часа Стриж очень сильно сомневался в этом. Корчма и впрямь была больше предыдущей, но - и шумнее. Пиво, которое базиликанец вообще-то не любил и которому разумеется предпочитал вино, на его взгляд было старым и прогорклым. Ну а бабы… Нет, не в его вкусе!

Стражник, которого звали Люк, и который успел порядком нагрузиться, висел на плече у своего нового друга и без устали трепался, временами пытался завести песню, но сбивался и снова переходил на похвальбу и банальную травлю. Получалось у него здорово, выходило - все женщины в деревне его или были его, причем Люк не стеснялся и прямо в зале находил рогоносцев, в голос над ними хохотал и тыкал пальцем… Те терпели, видимо полагая ниже своего достоинства связываться с пьяным вралем. А может, он и не врал… Ко всему прочему, Люк был здоров, крепок и обладал огромными кулаками, испробовать которые на себе не восхотел бы и Мстислав…

Стриж и сам заметил, что хмелеет. И девка, разносящая пиво и швырявшая его на стол с лицом императрицы, снисходящей до грязи, стала красивее, и мир - светлее…

- А что вообще в мире творится? -сделав неопределенный жест рукой, спросил он, старательно сражаясь с непослушным языком - В Базилике?

- Ну… Там как всегда! -враз поскучнев, ответил стражник - Говорят, августа ваша очередного любовника завела. Говорят, старого на форуме Тавра сожгли, за измену! Только вот не сказали, где он изменил: в постели, аль в жизни!

Стриж скромно промолчал…

- Эй! -вдруг удивленно вскричал Люк - Эй, корчмарь, тащи еще эля! И вина моему другу - базиликанцу! Он у нас от пива животом мается… Пошевеливайся, я пить хочу!

Корчмарь скептически обозрел частокол больших и малых кувшинов и баклах из-под пива и местного, кисловатого и не слишком вкусного вина, но еще два кувшина со служкой послал. Велев на всякий случай поинтересоваться, когда гости собираются заплатить…

Вопрос был неумный и явно преждевременный. Или наоборот, запоздавший… Стоило только служке поинтересоваться, когда Люк собирается заплатить, как стражник встал во весь свой огромный рост и так заорал, что огромный, на двадцать четыре свечи, светильник над их головами закачался:

- Ты что, корчмарь, очумел?! Это ж я, Люк! Ты мне всегда в кредит давал. Ну и молчи, пока я не осерчал!

Похоже, терпение корчмаря близилось к завершению. Он побагровел и вслепую стал отыскивать под стойкой что-нибудь потяжелее половника…

- Постой, добрый корчмарь! -великодушно остановил его Стриж - Я заплачу. Сколько мы тебе должны?…

- Три золотых! -мстительно ответил корчмарь, явно приложив к стоимости выпитого и съеденного часть долга Люка.

- Ну, ты грабитель… -проворчал Юлий, доставая из-за пояса предусмотрительно заложенные туда золотые империалы и один за другим звонко впечатывая марки в стол…

Служка с монетами ушел, потрясенный и явно довольный, что все обошлось, пьянка началась с начала…

- А слушай, ты не шпион Семи… Мера… Августы вашей? -совершенно заплетающимся голосом поинтересовался Люк где-то через час - А то, друг ты мне или не друг, враз тебя скручу и к бейлифу графа Бриндеб… Нашего графа отведу! Он у нас муж суровый, но справедливый!

Имена давались Люку с большим трудом, но Юлий и сам бывал здесь не раз, под разными личинами и в разных ситуациях, про графа Бринденбаха Бозза слышать доводилось. Как и про его бейлифа Эрика, могучего, на вид добродушного великана.

- Да нет! -рассмеялся вор, легко откидываясь спиной на стену - Какой я шпион, если мне не слишком рады будут там, где правит августа Семирамида! А вот ты, друг стражник, что-то слишком много знаешь про личную жизнь августы… Уж не шпион ли ты сам? Ну-ка, вставай, пошли к бейлифу!

Он говорил нарочито громко, к ним стали прислушиваться и Люк, даже пьяный, испугался. Про бейлифа Эрика легенды ходили о том, как он расправлялся с мятежниками и шпионами Семирамиды. Даже подозрение в измене могло привести к самым поганым последствиям…

- Я верный слуга императора Теодора! -громогласно провозгласил Люк, выпрямившись во весь свой огромный рост. И… рухнул под стол, чудом не проломив головой половицу…

Стриж поднялся, явно намереваясь выйти прочь. Увы, выпито было слишком много, и даже крепкий на выпивку Юлий не смог перебороть внезапно подступившую слабость. Колени подогнулись, лязгнули о пол и вор во весь свой невеликий рост растянулся бок о бок со стражником…

- О!… -заплетающимся языком пролепетал Люк - Ты тоже отдохнуть решил? Я вот тут прилег…

Угасающий мозг Юлия подсказал ему какой-то ответ, но он не запомнил его…

- Я убью его! -шумно выплюнув в костер большую кость карпа, проскрежетал Мстислав - Я сотру этого проклятого вора в порошок!

- Я тебе помогу! -поддержал его Эдрик - Нет, понятно, разведывать да разузнавать дело серьезное… Но не столько же времени!

- Думаю, он попал в беду! -внес свою лепту в разговор Равен - Мне показалось, Юлий достаточно ответственный!…

- Ну да, ответственный вор! -поддакнул с ухмылкой Эдрик - Может, проверим, все ли у нас на месте в кошелях?

- Нужны ему твои гроши! -хмыкнул с издевкой Мстислав - Он, если ты еще не сообразил, графа Репека обчистил! Думаю, он пропивает сейчас свою добычу в ближайшей корчме…

- Не говорите так о нем, он наш товарищ! -возмутился Равен, которому как-то неловко стало от такой неблагодарности - В конце концов, он наши шкуры от виселицы спас!

- Ну, да! -поддакнул Эдрик - Чего лично я совсем не понимаю. Сначала я бью ему морду. Потом он спасает мне жизнь! Как хотите, я, простой и добродушный викинг не верю ему! На тот самый медный грош не верю, который ты отыскал в моем тощем кошеле!

- Ишь ты! -ухмыльнулся Мстислав - Но я как раз об этом хочу с вами поговорить… Что дальше? У нас - важное поручение Императора, посторонние нам не нужны…

- Ты скажи сначала, куда мы идем, а потом уже я скажу тебе, что делать со Стрижом! -встрял разговор Эдрик - Маг, что тебе сказал Сервелий? Вы ж все такие тайные, простому викингу в ваших разговорах места нет!

- Учитель велел идти в Фронфор, к герцогу Северину…

- Туда нам дороги нет! -хмуро возразил Мстислав - И потом, что нам до герцога? Сервелий, как и Император, требовали, чтобы ни одни уши больше не услышали эту историю.

- Не знаю, Учитель не говорил! -растерянно протянул Равен - Я ведь тоже не во все его планы посвящен…

- Вот-вот! -поддакнул Эдрик - Мы - мясо на убой! Нас бросили по дороге: идите, мол, вперед, молодцы! Куда-нибудь да дойдете! Так разве делают?!

- Это как раз понятно… -задумчиво сказал Мстислав - Нас могут взять по дороге, пытать… Любой скажет, если как следует "попросить" его!

- Так что делать будем? -жалобно воззвал Равен - И с Юлием тоже?

- Юлий нам нужен! -внезапно сказал Мстислав, крепко перед этим подумав - Юлий - вор, к тому же базиликанец. Небось, и Великий Город хорошо знает… Кто ведает, куда нас занесет всего-то через седмицу? Столько, кажется, отсюда до столица Базилики?

- Может, чуть больше, может, чуть меньше! -уклончиво ответил Равен - Так ты думаешь, нам в Великий Город идти?

- Думаю? -рассмеялся Мстислав - Уверен! Кому надо похищать кронпринца? Разве только базиликанцам! Чтобы войну затеять междоусобную между торингами! Где его будут тогда скрывать? Только в Великом Городе, под сильной охраной…

- У… -поежившись, протянул Эдрик - Я самоубийство совершать не нанимался! Что мы втроем… ну, пусть вчетвером, сможем сделать против легионов?! Нет, я считаю, мы не справимся!

- Тебя никто не тянет! -с хорошо рассчитанной толикой презрения в голосе, обронил Мстислав - Не хочешь - топай в свою Норлингре! Живи там… если сможешь! Я, кстати, тоже не самоубийца. Я еще домой хочу вернуться. Живой и здоровый! Там меня л ю бая ждет… А Юлия надо брать. Я мыслю так…

- Сначала, его еще найти надо! -сплюнул себе под ноги Эдрик - Легко о чем-то рассуждать, но ведь его еще и нет! Может, он решил покинуть нас!… Слушай, маг! А может, ты можешь его поискать?!

- Могу! -после долгого молчания, с явной неохотой признал Равен - Только разве сил это займет…

- Пробуй! -решительно сказал Мстислав - Нам надо знать, что нам грозит!…

Равен с каким-то отчаянием во взоре отошел в сторону, уселся под одинокой сосной на корточки и начал медленно и плавно поводить руками. Постепенно взор его остекленел, движения стали быстрее и резче…

- Чего это он? -испуганно спросил Эдрик…

Равен внезапно вздрогнул и окаменел. Глаза его были широко раскрыты, но, что больше всего испугало приятелей, смотрели совершенно невидяще… Внезапно более опытный в общении с магом Эдрик рывком обрушился на плечи Мстислав, прижал того, сопротивлявшегося просто отчаянно, к земле… Очень вовремя! Над самыми их головами, ибо маг сидел, просвистел небольшой огненный шар , с треском врезался в недалекое дерево и запалил его. Сразу все, от корней до кроны…

- Он что, с ума сошел, твой маг?! -заорал Мстислав, вжимаясь в землю - Он же нас дотла тут спалит, и пепла не останется!…

- Он -может! - весело подтвердил Эдрик - Он - такой!!!

Равен меж тем совсем обезумел. Забившись в падучей, он во все стороны бил магией, и над небольшой поляной около озера то случался фейерверк из пары-тройки огненных шаров , сдобренных для красоты зеленоватой вспышкой слюны василиска , то в самом озере закипала вода… Горело уже несколько деревьев. Слава Богам, они пока уберегали лес от действительно большого пожара…

- А может, это маги так болеют? -веселился Эдрик, прикрываясь, все же, оберегом - Простудился он! Ты ж его швырнул в озеро…

- Маги как и все болеют! -огрызнулся Мстислав - Видал я их насморки… Правда, если не вовремя чихнет… Да нет, тут что-то не так… Уводи лошадей, я попытаюсь его привести в чувство…

- Сдурел! -восхищенно прошептал Эдрик, на миг задержавшись, чтобы понаблюдать за лихим броском Мстислава - Эти гардары, все - сумасшедшие!

Рывок Мстислава, впрочем, достиг цели. И огненный шар пролетел гораздо выше, и сам он оказался уже за спиной извивавшегося Равена, вроде бы в безопасной зоне…

Эдрик задержался еще на миг, посмотреть что сделает гардар. Ему лично казалось невозможно разбудить Равена. Кто их там знает, этих магов, что случается по пробуждении…

Мстислав и не собирался это узнавать. Вместо того, чтобы пробуждать , он усыпил . Могучим ударом в челюсть погрузил Равена в беспамятство… Магический выплеск сразу же прекратился. Мокрый как мышь от пережитого Мстислав разогнулся и увидел оставшегося на месте Эдрика. Как раз вовремя увидел…

- Почему коней не увел?! -оглушительно заорал Мстислав - Голову свинчу!!!

Эдрик даже не обиделся…

Равен проснулся, как это ни смешно звучит, от дикой усталости. Вернее сказать, не проснулся, а очнулся. Голова раскалывалась, челюсть болела немилосердно и отказывалась подчиняться наотрез. Где-то неподалеку мирно переговаривались между собой гардар и норлинг, но как ни пытался Равен окликнуть их, никто не откликался. Пришлось переламывая себя вставать и проходить эти тысячи шагов… на самом деле, впрочем, вряд ли больше полудюжины…

- О, смотри-ка! -весело удивился Эдрик, стоило магу выйти из кустов - Наш маг проснулся! Счастье-то какое, сейчас опять начнет все вокруг выжигать огнем!… Ты только в меня не бросайся, прошу! Я друг тебе!

- А я что… -начал было Равен, но уткнулся взглядом в выгоревший дотла лесок из полудюжины деревьев прямо за спиной веселящегося викинга и понуро умолк, уткнувшись остановившимся взором в костер…

- Эй! -безжалостно продолжал изгаляться норлинг - Ты это, ты лучше так не делай! А то мы с гардаром подумаем, что ты вновь в безумие впал… Ведь это безумие было? Священное безумие мага! Красиво звучит, Мстислав? Ну, мы с тобой знаем теперь, как его в чувство приводить!…

- А это -вы?… - робко спросил Равен, осторожно, чтобы не вызвать новый приступ боли, коснувшись кончиками пальцев ноющей и распухшей челюсти - Кто?

Тут уж даже Мстислав позволил себе самую наглую свою ухмылку… Было отчего! Маг, тщетно пытаясь скрыть обиду, переводил взор с одного на другого, особое внимание уделяя кулакам. Ну, так они у обоих дай Боже!…

- А Стриж -вернулся? - тихо спросил вдруг, разом согнав с их лиц улыбки, маг - Я ведь не просто так застрял ТАМ!

- Вот как? -враз посерьезнев, пододвинулся ближе гардар - Рассказывай!

- Я… не имею права! -честно признался Равен - Скажу только, что меня там чуть не убили. Кто? Не знаю, как не знаю и за что. Но если бы не ваши кулаки… Мне был бы уже конец! Но я успел узнать, что Стриж жив и здоров, на свободе и собирается вскоре сюда… Я долго проспал?

- Вряд ли час! -возразил Мстислав - Да и то… Дорога от селения сюда не занимает много времени!

- Тогда где же Стриж?…

Стриж явился. Внезапно и с таким шумом, что не услышать его мог только глухой… Словно ответ на вопрос Равена, издалека донеслась песня. Два громких и не слишком трезвых голоса выводили не в такт историю девушки, юной пастушки, прилегшей вздремнуть на берегу реки. Дальше подробно рассказывалось, что сотворил с ней проезжий рыцарь, увидевший ее и восхитившийся ее красотой… Получалось красиво, но в приличных местах и при женщинах петь такие песни лучше не стоило…

Мстислав и Эдрик на всякий случай поднялись на ноги, даже оружие обнажили. Песни петь можно по разным причинам… В том числе предупреждая соратников о своем приближении…

- Только давай без магии! -попросил Мстислав, оглядываясь на побледневшего при виде их приготовлений Равена - Если уж очень сильно руки чешутся, помаши своей ландскнеттой!

- Я и не смог бы сколдовать ничего! -уныло признался Равен - До капли магию растратил… И голова болит!…

- Тогда -в кусты! - весело предложил Эдрик - Посиди там, пока мы разберемся с гостями!…

Но разбираться ни с кем не пришлось. На поляну, слегка пошатываясь, вышел Стриж. В обнимку с огромным торингом, небрежно одетым стражником. Тот был совершенно невменяем, орал оглушительно свою песню и время от времени вставлял в нее громовой ик. Притом, не похоже было, чтобы он был в сознании…

- Так!… -вложив меч в ножны, издевательски тихо сказал Мстислав - Значит, мы тут волнуемся, переживаем, а он пьет! Да еще стражника к нам в лагерь приводит! Эдрик, Равен, собираемся! Не ровен час, приятели этого громилы нагрянут… Вот радость-то будет!…

- А что! -с пьяной удалью возразил Юлий - Пусть являются! Мы им!…

- Да уж, особенно ты! -волоча на спине огромные торока к Ветерку, проворчал Эдрик - Ты - навоюешь, все разбегутся!!!

- Собираемся скорее! А этого… Ты сам его прикончишь, Юлий, или мне помочь?

- Не тронь! -заорал Юлий, отцепляя стражника от себя и через его рухнувшее тело делая решительный, но неверный шаг к гардару - Вот только тронь, я те сам глотку перережу! Он - мой друг!

- Друг… -проворчал Мстислав - Этот друг, как протрезвеет, пустит по нашему следу стражу! Что делать будем?

- Мы все равно уходим за границу, в Базилику! -возразил неожиданно вставший на сторону Юлия Равен - А это - наш, ни в чем не повинный стражник! За что его жизни лишать? Давайте, я лучше память ему сотру. Он будет помнить только то, что было до корчмы… Ну, может быть, еще саму корчму!

- Ты ж сказал, что всю силу растратил! -весело воскликнул, бросив очередной тюк на землю, Эдрик - Равен, ты что, соврал нам?

- Нет! -угрюмо ответил тот - У меня есть настойка из… ну, в общем, из кореньев. Если дать человеку несколько капель, он забудет все, что было с ним за какое-то время. Если дать много, забудет всю жизнь. Тут главное - правильная доза!… Понимаешь…

- Ну, ладно! -решительно оборвал его Мстислав - Подробности нам знать не надо. Можешь сделать - делай!… Только - быстрее!

В который уже раз из бездонного мешка мага был добыт небольшой сосуд. Равен довольно долго колебался, прежде чем его вскрыть, что-то отрешенно шептал под нос… Потом встрепенулся и вылил в полураскрытый рот стражника самую малость темной, мутной и довольно приятно пахнущей жидкости. Немного так, капель десять…

- Все! -встал с явным облегчением - Через вигилию очнется и будет свеж, как огурчик… Правда, тебя, Стриж, вряд ли узнает! Ну, и кое-что еще забудет… возможно! Он - большой, я решил чуть-чуть добавить сверх нормы…

- Ну, что! -после короткой паузы, сказал Мстислав - Вещи Эдрик почти собрал, так что, пожалуй, самое время выступать. Или вы хотите, чтобы он очнулся?

Сборы были недолги. Эдрик и впрямь многое успел сделать, кони стояли оседланы и заторочены. Оставалось только залить костер, да сесть в седла. Озорник Эдрик еще и расстарался - полупустой кувшин пива примостил под рукой у стражника. Пояснив скромно, что он лишь беспокоится за его здоровье…

- Ну, с Богом! -громко сказал Мстислав, когда все четверо оказались в седлах - Нам очень нужна помощь Богов!

Четверка, пока не слишком погоняя коней, покинула гостеприимный лесок, где провела три дня. Впрочем, теперь он стал менее красив, украсившись подпалинами на месте деревьев, дохлой рыбой, плававшей кверху пузом в пруду… Люди побывали!

Граница между двумя могущественными государствами, двумя империями - Базиликой и Империей Тор, проходит, на счастье или несчастье, по горам. Лишь в двух узких местах - у города Тангария и на побережье, у самой Малассы, граница была равнинная. В основном же империи были разделены Златогорьем, высоким и длинным хребтом, через который в Базилику вели только четыре перевала. Четыре… Но только один из них - перевал Грома, у входа в который раскинулся небольшой поселок Медвежье Ущелье, был открыт для прохода и в Месяц Увядания, и даже позже, вплоть до конца Месяца Туманов. Говорили, что находились смельчаки, которые проходили перевал и зимой. Ну, так это смельчаки, они же - дураки. Умные и предусмотрительные люди предпочитали товаром и собственными жизнями не рисковать и вплоть до Месяца Прорастания шли через Тангарию или Малассу - базиликанские города, расположенные на равнине. Так было, конечно, дальше и дороже, зато жизни и товар оставались в сохранности.

Сейчас через Медвежье Ущелье шли последние торингские обозы - с зерном и овощами нового урожая, гардарскими оковкой, поделками. И, конечно, медом и мехами… Гардар в этих обозах были единицы. Разумеется, ни один обоз гардару не принадлежал, ибо еще со времен августа Филиппа Красивого он сам и его потомство были прокляты каждым гардаром. С Империей Базилиска имел дело редкий выходец из склавинских родов. Впрочем, он тут же становился изгоем на родине…

- А ты, гардар, чего забыл в Базилике? -весело поинтересовался хлипкий на вид торинг, доганьер у ворот в ущелье - Никогда прежде не видал такой компании: гардар, торингский гильдейский маг, норлинг, базиликанец! Вы что, вместе?

- Вместе! -придерживаясь заранее оговоренной легенды, подтвердил Мстислав - А тебе-то что? Мыт за проход мы, как положено, выплатили. Шану твоему косточку сахарную принесли! Чего тебе не нравится!

- Вы! -честно ответил торинг, поглаживая за ухом своего огромного, ростом с маленького теленка, сторожевого пса - Я уже десятый год здесь стою, всякое повидал… Шпионов базиликанских, которых ловил и вешал… Шпионов наших, которых до рубежа лично бейлиф Эрик провожал! Но чтобы вместе такая компания… Не бывает такого! Не верю!

- Да пропусти их, Вилли! -посоветовал ему напарник - Гардар прав: все, что должны, они исполнили. Не за что их задерживать!…

- Базиликанец мне не нравится! -честно признался Вилли, вовсе не спеша следовать совету приятеля - Нервничает он, взмок даже! Эй, черноволосый, ты чего везешь-то? Посмотреть можно?

- Да смотри! -внезапно успокоившись, ответил тот, спуская с луки свой мешок и на вытянутой руке протягивая его торингу - Чего мне, честному торговцу, скрывать? Ну не получилось у меня здесь кое-что! Могу я расстроиться?!

Торинг мельком взглянул на мешок, который базиликанец несомненно нарочно держал так, что узел на горловине затянулся - не развязать, глянул на сумрачных, насупившихся спутников базиликанца… И чуть ли не впервые в жизни отступил:

- Ладно! Только из уважения к орденскому магу, который не может быть изменником Империи! Проезжайте!

Четверка не преминула воспользоваться этим предложением. А что, отказываться, что ли?…

Отъехали шагов на сто, кони мерно и оглушительно выстукивали копытами по мощеной огромными каменными плитами дороге, пока еще ничейной. Земля Базилики начнется от таких же ворот. За которыми раскинется первый город. Уже чужой - Малый Кирифор…

Внезапно, когда ворота торингские скрылись за крутым поворотом, а ворота базиликанские еще не появились, Мстислав резко остановил коня, мощным его корпусом на треть перегородив дорогу. Его серые глаза в упор взглянули на базиликанца:

- В чем дело? -нервно спросил тот, на всякий случай заставив коня чуть попятиться и положив руку на гарду - Чего ты так на меня смотришь?

- Думаю! -медленно ответил Мстислав, жестом останавливая расспросы соратников - Думаю, что тот торинг был прав. Ты что-то отчаянно скрываешь от нас… Что?!

Равен все же раскрыл рот, дабы встать на защиту Юлия… Но запнулся и смолчал, увидев, какой лицо было у вора в этот момент. Стриж быстро и непрестанно менялся в лице, словно бы боролся с кем-то. Наконец, тяжело вздохнув, он громким шепотом сообщил:

- За мной гонятся!

- Кто же? -недоверчиво приподнял бровь Мстислав.

- Все! Фальчиотта, Магикана, прокуратор Алтики! Все, кому не лень потратить на это больше нескольких вигилий!

- Чем же ты им всем насолил? -все еще недоверчиво поинтересовался Мстислав - На вид ты - совершенно безобиден!

- То -на вид! - без лишней скромности возразил Стриж - Я украл у прокуратора одну вещь… В общем, дорогую, да к тому же обладающую какими-то магическими свойствами. Не знаю, право, какими!

- Покажи мне! -дружелюбно предложил Равен - Я скажу! Это - самая простая магия…

- Я уже отдал его! -отчаянно перебил Юлий - Не знаю что меня ждет в Базилике… Я просто боюсь!

- А нечего теперь бояться! -безжалостно сказал Эдрик - Боишься, не будь вором!

- Подожди! -оборвал его Мстислав - Раз так… Ты ведь не обязан идти с нами всю дорогу. Назад, конечно, не возвращайся. Пройди ворота, да и уходи! Что тут такого?

- Наверное, я так и сделаю! -пожал плечами Юлий - Ты прав, гардар… Ты всегда прав!

Они помолчали…

- Темнеет, однако! -тревожно обронил Эдрик, косясь на узкую полоску неба над головой - В горах что, всегда так быстро темнеет?

- Нет! -покачал головой Юлий - Странная это темнота… Никак, гроза!

- Тогда, поспешим! -Мстиславу тоже передалась тревога - Гроза в горах это то, что я с большим удовольствием переждал бы под крышей!

Никто не стал с ним спорить - быстро отвыкли. Гардар, может быть, не обладал красноречием Юлия и образованностью Равена. Но зато гигантская его сила позволяла все споры решать в свою пользу. Даже те, в которых он был заведомо не прав…

Оставшиеся до ворот в Империю Базилиска три с небольшим сотни шагов они проскакали во весь опор. Ворота перед ними распахнулись с явной неохотой, теперь уже базиликанские доганьеры с подозрением обозревали столь странную компанию.

- Куда держите путь? -изучив их в достаточной степени, с явным недоверием к ответу спросил старший доганьер, дородный муж средних лет, как и все базиликанцы предпочитающий к тому же свободные одежды - Отвечайте!

- В Вассилиссум! -возмущенно ответил Юлий, прежде чем кто-то успел открыть рот - Или ты здесь, в варварских этих местах, забыл, что на одиннадцатый день календ - ярмарка в этом славном городе?!

- Да? -искренне изумился доганьер - Я просто не припомню, чтобы до Вассилиссума добирались столь странным путем! Через Златогорье!

- Ты видишь -за мной варвары? - весело спросил Юлий, ничуть не смутившись - Должен я приобщить их к культуре? Сначала мы заедем в Великий Город! Там сейчас дают новую вещь Одилия, с великим Лимпием! Надо же объяснить им, что их правда устарела! А еще, говорят, божественная Клиа восхищает всех своей игрой!

Юлий сыпал громкими именами и титулами с легкостью, присущей людям в этот круг вхожим. Доганьеры, простые воины и чиновники, за какие-то провинности сосланные в это захолустье, с нескрываемой завистью слушали его… Одилий, Лимпиний… Клиа! Им можно только услышать эти имена. А красота Клиа навсегда останется для них недоступной…

- А ты августу видел, почтенный? -подобострастно спросил один из акритов, маленький и кривой. - Правда, что у нее сиськи, что две дыни?

- Да как ты можешь говорить такое о Божественной, Прелестной, Неувядаемой… -захлебнулся гневом Юлий. - Правда… Впрочем, ходят разговоры среди охлоса, будто Клиа прекраснее августы… Ну, я в это не верю!

- Проезжай, почтенный! -с поклоном сказал начальник доганьеров, бросив на своих подчиненных полный ярости взгляд. - Благодарю тебя за рассказ!

- О, не за что! -великодушно махнул рукой Стриж, на взгляд Мстислава, слегка переигрывая. - Ты, почтенный… почтенный… почтенный доганьер, буде окажешься в Великом Городе, зайди на виа дель Феодосио! Там найдешь мою виллу… Милости прошу в гости! Может быть, ты даже попадешь на божественную Клиа!

Юлий отъехал первым, горделиво держа голову чуть задранной кверху, довольный собой и с презрением пропускающий мимо яростные взгляды путников. Дорога пошла немного в гору, потом выпрямилась… Перед глазами четверки открылись высокие, прочные каменные стены главного опорного пункта базиликанцев в Златогорье - Малого Кирифора…

Малый Кирифор, как и старший его брат - Большой Кирифор, были городами для Базилики особенными. В большинстве своем их жители имели предками беглецов из Фронтира, торингов. Разумеется, к нынешним правителям Империи Тор, как к потомкам преследователей своих, они относились мягко говоря прохладно, воинами, как и все горцы, были великолепными… В общем, Августы, пожалуй сами того не желая, заполучили в свои сторонники около тридцати тысяч хороших воинов и верных подданных. Здесь, конечно, тоже случались мятежи и бунты, были недовольные и часто именно отсюда происходили заговорщики… Но никогда отсюда не шла торингская крамола, здесь не слишком дружелюбно встречали эмиссаров Теодора и можно было быть полностью уверенным: легионы императора Тор пройдут здесь только через тридцать тысяч трупов. Чему, кстати, способствовала и местность. Узкое и длинное ущелье, ведущее в Базилику, запирал собой Малый Кирифор, представлявший собой просто укрепленный форт, крепость. Жителей здесь было не слишком много, а те, что были, являлись в первую руку обслугой для двух когорт, причем - полного состава. Впрочем, именно потому, что в крепости кроме воинов были еще и их семьи, Малый Кирифор не слишком напоминал крепость, куда больше походя на огромный табор за стенами… Мирное ли время тому виной, неверие ли военоначальников, старшего трибуна Агафона в первую руку, но любого стоящего воина затошнило бы при виде развивавшихся между зубцов стен, под сенью вексиллума из золотой парчи, детских пеленок, при виде распахнутых, несмотря на поздний час, ворот…

- Мою бы сюда сотню! -с явным сожалением протянул Мстислав - Кром целиком, наверное, не взяли бы… Но уж ворота. Но воротные башни!… Они б у нас кровью умылись…

- Какой ты кровожадный! -ухмыльнулся Юлий - Кого им бояться, когда против двух их полных когорт - одна корунела ваших егерей! Третья Фронтерская - меньше двух тысяч легкой пехоты… Основные силы Южной армии во главе с коннетаблем Велимиром, бродят где-то около Алтики. Чего они там забыли - уж и не знаю… Так кто кого должен бояться?

Мстислав, уязвленный в самых лучших своих чувствах, едко усмехнулся и молчал до самых до ворот. При виде которых помрачнел еще больше… Вольно ж базиликанцам их не охранять, когда въехать за раз могут не больше троих всадников в ряд!…

- Может, ты и прав, базиликанец! -угрюмо сказал он - Но Велимир - добрый воевода. Он знает, что делает!

- А я что, спорю?

Четверка въехала под сень ворот, слова звучали гулко и смешно, далеко разносились вокруг. Пришлось замолчать…

Малый Кирифор при ближайшем рассмотрении мог впечатлить разве только слепого. Обычный форт, сложенный целиком из дешевого местного камня, главной достопримечательностью своей сделавший небольшой храм Благочестивой Розы, на паперти которой, разумеется, во множестве обретались нищие, юродивые, проститутки. Главная площадь городка служила одновременно плацем, на нее же выходили окна единственной стоящей корчмы города, на втором и третьем поверхах которой располагались комнаты для гостей… Третий день у окна одной из таких комнат, не слишком дорогих и не самой дешевой, проводил почти все свое время Мстислав… Вид из окна открывался невеселый - третий день уже непрерывно под окнами на площади трибун Агафон гонял свои центурии - безжалостно и со знанием своего дела. Притом не заметно было, чтобы самый заслуженный триарий ворчал… На глазах гардара, опытного воина, ровные квадраты манипул раскалывались на центурии, значки, даже квадры… Потом столь же быстро собирались в строй фаланги.

- Здорово ходят! -выглянув из-за плеча Мстислава, насмешливо протянул Эдрик - Если б эти южане еще и воевать умели как мы… А, гардар?

Эдрику свойственно было считать норлингов лучшими воинами мира. Может быть, он был прав, но Мстислав так не считал, в свою очередь полагая гардар и их союзников - торингов, лучшими воинами.

- Ты бы поменьше языком трепал! -посоветовал он после некоторой паузы - Сказать по правде, мне самому не нравится усердие этого базиликанца, но это - не все их войско, лишь малая часть. Может, командир здесь такой, может - отряд заслуженный… Видишь, вексиллум из золотой парчи!

- Ну и что? -удивился норлинг, с обычаями Базилики совсем не знакомый - Да хоть из чистого золота!

- Золотой вексиллум дается только отборным когортам и алам! -сквозь зубы, не отрываясь от созерцания, пояснил Мстислав - Если такая захолустная крепость имеет когорту с золотым вексиллумом, значит, базиликанцы большое значение ей придают!…

- А то! -ухмыльнулся Эдрик - Чтобы взять крепость, которую защищают двенадцать сотен, нужно в три раза больше воинов на равнине и в пять раз - в горах! Я - знаю! Меня один торинг учил… Отец взял его галеру на меч, его в трэли, гребцов и воинов - на дно!

- Ишь ты! -ухмыльнулся Мстислав - Умный норлинг - это что-то новое! Ты может еще и читать умеешь?

- И читать! -подтвердил гордый и довольный собой Эдрик - Только по-торингски! По-нашему никого грамотного не нашлось, а тот торинг, стюриман рыцарской галеры, был грамотным и меня научил. И считать! И звезды исчислять! И еще много чего для моряка полезного…

- Ну, тебе надо конунгом становиться! Или хотя бы таном! -с дружелюбной ухмылкой поздравил его Мстислав - У вас, я слыхал, грамотный конунг - редкость!

- Мне бы сейчас кулаки почесать! -с тоскливым вздохом и не в тему ответил Эдрик - Тебе, гардар, смешно… А я уже пять дней не дрался!!!

Это был истинный крик души, Мстислав даже посочувствовать мог бы…Если бы не видел, как вчера Эдрик "почесал" кулаки о бока служки. Тот, бедняга, даже жаловаться не посмел, чувствуя свою несомненную вину. Вино в кувшине и впрямь было разбавлено до непристойности!

- А маг-то наш, маг!… -расхохотался вдруг Эдрик, пиная гардара в бок - Ты посмотри, как вчитался, света белого не видит!

Мстислав косо глянул через плечо… Да уж. Похоже было, начнись сейчас землетрясение, Равен и тогда не снизойдет до реакции на внешний мир. Для него сейчас существовала лишь огромная, в толстом кожаном переплете книга, которую он читал все те три дня, что торчал здесь…

- Равен-то делом занимается! -отмахнулся Мстислав - Меня интересует, чем занят Юлий!

- Вот кому бы я с удовольствием дал по морде! -сладко зажмурившись, сообщил Эдрик - Собака, все мои деньги себе забрал и даже не поморщился!

- Нечего с вором играть садиться! -без особой жалости, скорее с осуждением, возразил Мстислав - Сел в тавлеи играть, вот и ушел стриженным…

- А пиво мне на что пить?! -возмущенно вскричал викинг - Той кружки в день, что хозяин подает нам с обедом, мне на один ус хватит… когда он у меня отрастет!

- Ты не нацеливайся у меня выиграть! -оторвавшись на миг от книги, шутливо сказал Равен - Слышь, гардар, он мне третий раз за день уже предлагал сыграть. Только меня ведь сам Сервелий учил!

- А меня -отец! - запальчиво возразил Эдрик - Ставлю свой серебряный пояс против твоих десяти марок, что обыграю тебя хотя бы раз!

- Ничего себе условие! -ухмыляясь и откладывая прочь книгу, сказал маг - Ну что ж… Давай сыграем! Только условие: если я выигрываю, ты оставляешь меня в покое до конца похода. Никаких игр, никаких авантюр… Мне и пояса твоего не надо даже!

- Согласен! -поспешно закивал обрадованный Эдрик.

- Ну, вы тут поиграйте! -опоясываясь и надевая поверх кольчуги перевязь с мечом, сказал Мстислав и, тихо прикрыв дверь, вышел. За плотной тисовой стеной слышны были азартные выкрики Эдрика и быстрый стук фигур. Похоже, игра уже началась…

Мстислав неспешно спустился по лестнице в огромный, на весь первый поверх, обеденный зал корчмы. Народу, несмотря на урочный час, было немного - три-четыре дюжины редкими группами сидели по углам, пустой центр выглядел сиротливо и даже служки спешили скорее его проскочить, вместе со своими подносами… Впрочем, служек в зале было немного. Корчмарь Антоний да четверо девок - вот и все…

Антоний, кстати, как только Мстислав спустился по лестнице в корчму, аж задергался. Он демонстративно не любил варваров, особенно верных союзников торингов - гардар. С другой стороны, когда он заломил огромную сумму за две комнаты наверху, этот гардар высыпал ему деньги, даже не торгуясь. И одним взмахом ладони прекратил возражения, возникшие у его спутников. Может, архонт какой, или патриций гардарский…

Сейчас, после долгих колебаний, он выбрал единственную на его взгляд правильную политику: он Мстислава просто не заметил. Мстислав, в свою очередь, проигнорировал его, пройдя как мимо пустого места. На том и разошлись: корчмарь на кухню, гардар - на улицу…

На улице было пасмурно и холодно. Синеющие вблизи крутые склоны Золотых Гор выглядели сейчас какими-то размытыми и непостоянными… С утра вообще дождь зарядил, но сейчас, когда время медленно перевалило за полдень, погода чуть улучшилась и уже между облаками пробивались иногда редкие и по-осеннему холодные лучи Коло. Коло здесь, впрочем, именовали странным именем Гелиос… Как и привычный гардарский час составлял в Базилике лишь половину вигилии.

Его появление - появление вооруженного и чужого воина было замечено. Не могло быть не замечено в пограничном, вечно ожидающим нападения городке. Тем более жителей здесь обреталось не слишком много, большинство знали друг друга в лицо… Чужаков здесь не любили. Чужаков с севера и с мечами - вдвойне. На Мстислава смотрели косо, пальцы легионеров непроизвольно сжимались на рукоятях их коротких мечей… Первыми, кто отнесся к нему дружелюбно, были, разумеется, местные гетеры. Им все равно было, с кого получать деньги, потому как золото и даже серебро - оно не пахнет…

Мстислав в общем не прочь был провести время в постели одной из этих красоток… Но пока не видел той, ради кого можно было слегка растрясти содержимое калиты. Вокруг него вились обычные дешевые девки, не достойные даже взгляда единого на них. Впрочем, солдатам местного гарнизона, поди, они все августами казались!…

Узкая и кривая улочка, меж тем, от форума вывела на край города. Здесь было почище и пахло из сточных канав не так сильно. Здесь не было гетер и не шлялись пьяные солдаты… А впрочем, здесь они тоже были. И направлялись к Мстиславу - целый, полностью снаряженный для боя патруль из семи юниоров во главе с восьмым - дядькой - триарием. Все правильно, две полные квадры…

- Эй, варвар! -окликнул его один из молодых солдат, безусый худосочный сопляк, гордый донельзя первым своим патрулем - Эй, стой где стоишь и не пытайся бежать!

Явно старых хрен решил проверить своих петушков, а заодно и его, Мстислава, на крепость. Что ж, сейчас проверит, если не окажется достаточно умным.

Триарий не спешил вмешиваться, встав чуть в стороне и подперев облитым лорикой плечом каменную стену возвышавшегося над улицей трех поверхового дома. Меч его оставался в ножнах, а другого оружия командир патруля не носил. В отличии от своих обвешанных оружием молодых идиотов…

- Стой, варвар! -юниор дал петуха от волнения и еще больше озлился - Стой, иначе получишь копьем в зад!

Все. Дальше терпеть Мстислав не собирался! Прикинув по грохоту сапог за спиной, что базиликанцы, поди, бегут, чтобы догнать его, Мстислав резко остановился, на ходу вынимая клинок из ножен и разворачиваясь… Как он и предполагал, бежавший впереди всех крикун перед собой особо не смотрел, сосредоточившись на оре и на том, чтобы не растерять свое вооружение. Ну и влетел со всего маху прямо в гардарскую кольчугу. Нос, и без того маленький, курносый, превратился в плюшку и юниор с всхлипом зажимая хлынувшую потоком кровь, немедленно осел на землю. Кажется, он даже слезу пустил…

Мстислав недовольно поморщился. Кровь - это плохо. Если триарий и теперь не вмешается, его щенки полезут мстить… Прольется еще больше крови.

Триарий не спешил вмешиваться, явно показывая, что пока не видит для этого причину. Лишь острый, наметанный взгляд Мстислава отметил, что рука базиликанца на чуть, на самую малость пододвинулась к пряжке ремня. И рукояти меча…

Ну, вот, так он и предполагал!!! Обозленные свершенным над их товарищем насилием, заведенные видом свежей крови, юниоры обнажили мечи, а двое наклонили свои пилумы, угрожая гардару дырками в животе. Пришлось самому встать в позицию… Нападать всерьез, впрочем, никто не спешил…

- Эй, а ну-ка стоять! -вдруг заговорил триарий, сам обнажая меч и делая несколько шагов вперед - Слышь, гардар, тебе говорю!

- Твой гладий -на локоть короче моей скьявоны! - коротко и довольно мирно сказал Мстислав - А твои щенки - мясо для моего булата! Хочешь попробовать?…

- Нет! -честно ответил базиликанец - Ты ж сам все понимаешь…

- Понимаю! -насмешливо, но по-прежнему мирно подтвердил Мстислав - Чтобы щенки стали цепными псами, их надо натаскивать… А если у них зубы выбьют?

- Значит, того не стоят! -возразил триарий - И потом, на это есть я! Скажешь, плохо сработал?

- Будь на моем месте мой приятель… -с многозначительной паузой в конце ответил Мстислав…

На том и разошлись. Мстислав пошел дальше, юниоры подобрали своего ноющего приятеля и потащили его вниз по улице…

Мстиславу так и не довелось толком рассмотреть город. Он даже улицу до конца, до здания Буле не дошел…

- Эй, варвар! -второй раз за день его назвали так! На этот раз, впрочем, голос был женский…

Мстислав обернулся, с некоторым усилием подавив на удивление сильную вспышку гнева…

Позади него, шагах в пяти, стоял опущенный на землю паланкин. Обычный, в каких ездят не бедные, скорее со средним достатком люди - с четырьмя могучими смуглокожими носильщиками из Южной Номадии. Носильщики с явным облегчением позволили себе перерыв и наверняка молили сейчас всех богов, дабы разговор затянулся подольше…

- Ну, какой же ты все же дикарь!… Подойди, не бойся!

Вот теперь все действительно стало понятно: знатная базиликанка выехала поразвлечься в город. И такое бывает, и довольно часто…

Мстислав, непонятно почему решив разыграть из себя тупого варвара, замялся с явно проступившим на лице недоумением, затем по-медвежьи подошел:

- Ты кто?

- Разве так разговаривают с прекрасными дамами? -проворковала женщина за опущенным пологом - Входи, не бойся! Я не кусаюсь… почти!

Мстиславу, по правде, все надоело, но и садиться он не спешил. Жизнь в столице северной, куда более простой и честной империи научила его осторожности. И кто там знает, что может оказаться за женщина. И нет ли у нее под рукой сонного порошка… Поди потом, доказывай стенам узилища, что ты - вольный гардар!

Вместо того, чтобы последовать ее совету, Мстислав рывком распахнул полог… Да нет, опасностью здесь даже не пахло. Внутри, на пространстве, несомненно предназначенном для двоих-троих путников, возлежала на восточных подушках одинокая и довольно красивая женщина. Была она, по правде, уже не молода и явно минула свою весну. Да и лето было на исходе… Впрочем, красота ее была при ней, она еще могла носить собственные волосы, а не уподобляться гетерам. И могла одеть открытый пеплос, не боясь показаться смешной…

Женщина лишь немого испугалась его, самую каплю. В этот момент лицо ее исказилось гримасой испуга… Впрочем, довольно быстро испуг на лице сменился улыбкой, зовущей и влекущей.

- О, какой ты горячий! Ты с полуночи? Говорят, там живут люди с холодной морской водой в жилах… Не представляю себе, как вода в море может быть холодной!

- Что тебе надо, женщина? -холодно и властно спросил Мстислав, одним взглядом повергая в состояние окаменения рванувшегося к нему носильщика - И кто ты, прах тебя побери?

- Я -севаста Акилина! - невозмутимо ответила женщина - Я давно уже следила за собой… Если бы на тебя напали, ты бы их всех убил?

- Нет, зачем же! -удивился Мстислав - Эти сопляки еще слишком глупы… Ну, наказал бы… Руки поотрывал!

Последнее было сказано уже только для того, чтобы произвести на севасту впечатление. И своего гардар добился. Еще раз, плотоядным и очень заинтересованным взглядом обозрев могучую фигуру Мстислава, Акилина вновь, в третий и наверняка в последний раз предложила:

- Садись, ты наверняка устал!…

Мстислав подумал еще чуть, все для себя решил и сел. В конце концов, такие женщины на дороге не валяются…

Носильщики лишь крякнули, подымая враз прибавивший в весе паланкин. А вскоре им стало еще тяжелее. Впрочем, они были глухи и не слышали, как их хозяйка, задыхаясь, умоляла своего гостя снять кольчугу… А потом они, как и не раз уже бывало, внесли паланкин в сад, примыкавший к дому севасты, поставили его на землю и удалились. Все равно раньше чем через вигилию хозяйка их не позовет…

Акилина не позвала их и через две. Меж тем было мозгло, севаста, не привычная к такой погоде, мерзла в легком паланкине, страдала от своей покрасневшей, покрывшейся некрасивыми пупырышками кожи и впервые не знала, о чем говорить со своим новым любовником. Он довольно плохо, но все же говорил на ее языке, она разумеется не знала языка гардар и почти не понимала торингский. Потому большую часть времени они объяснялись жестами… Конечно, для любви говорить и не нужно. Но иногда очень хочется… К тому же, знай гардар язык базиликанцев, она уж нашла бы способ уговорить его перейти в дом. И постаралась бы не отпустить день или два… или неделю, если сможет выдержать его натиск и не умереть!

Гардар, абсолютно голый и внешне беззащитный в своей наготе, раскинувшись на подушках, мирно спал, громко сопя носом. Устал, бедный, после шести приступов подряд…

Акилина, восхищенная, протянула руку к его шее, ласково провела остро отточенным по последней моде ноготком по туго натянутой, бешено пульсирующей яремной жиле… И вскрикнула от дикой боли в заломленной кисти. Удивительно сильные пальцы гардара, сомкнутые на правой руке, грозили раскрошить ее в мелкую крошку… Впрочем, они тут же ослабли, как только варвар раскрыл свои чистые серые глаза. Его губы тут же тронула усмешка, Мстислав сел. Он с явным удовольствием обозрел ее ладную фигурку, легкую складочку жира на животе, так нравящуюся мужчинам, вставшие на холоде соски… Задержался на них чуть дольше, лицо озарилось заботой:

- Ты… замерзла?

- Да, мой герой! -промурлыкала Акилина, сама изыскивая все новые места для восхищения, возвращаясь временами к пройденному - Если б ты мог согреть меня…

Ох уж это не понимание сказанного! Она-то имела в виду - отнес домой, который тут, под боком! Варвар же, истосковавшийся по женщинам, понял ее по-своему. Ухмыльнулся самодовольно, тупой как горный баран, сгреб в объятиях… О, Святой Валент! О, Юнона! Дайте несчастной женщине силы!…

Наверное, Святой Валент все же вмешался. На этот раз варвара хватило только на три приступа, но и после них Акилина чувствовала себя, как после камнепада. Болело все тело, из нее, кажется, вышел весь ее аппетитный и так аккуратно расположенный жирок… А главное, она впервые в жизни уступила мужчине! Боже, какой позор!… Зато - согрелась.

Гардар же словно не видел ее смятения. Внезапно он напрягся, даже приподнялся на локте… Вслушалась и севаста…

По улице мимо ее дома кто-то шел. Шел, притом орал что-то, громко так орал, что даже в саду было слышно, как будто орали над ухом…

- Гардар!!! Мстислав!!!… -молчание, ровно настолько, сколько нужно человеку для набора воздуха в легкие - Гардар!!! Мстислав!!!

Дальше все начиналось с начала…

Ну а потом Акилине захотелось убрать голову под подушку, ничего не слышать и не видеть… Вместо того, чтобы одеться и не спеша покинуть ее, разумеется тайно, этот варвар вылез из паланкина, напустив внутрь холодного вечернего воздуха и вновь заморозив севасту, голышом пересек весь сад и прямо так вот подвесился на руках на ограде, подтянулся…

- Чего тебе?

- О! -весело изумились за оградой - А мы его ищем по всему городу! Выходи, беда пришла!

- Что за беда? Без меня что, не обойтись?

- Не обойтись! -возразили решительно - Ну, ты сам выйдешь, или помочь?!

- Подожди!…

Гардар вернулся в паланкин, не глядя на севасту оделся и, виновато разведя руками, вышел. На прощание - стиснул крепко в объятиях и так впился в губы, что те удивительно что не взорвались от нажима. И исчез. Так же внезапно, как появился…

Не зная, плакать ей, или радоваться, Акилина не меньше четверти вигилии лежала, уткнувшись лицом в подушки. Хладный ум все же пересилил…

- Эй, кто там есть! -крикнула она - Домой несите!

Набежали носильщики, служанки, вокруг засуетились… Хорошо жить одной!

- Ты Стрижа порицаешь, а сам!… -ворчал Эдрик, тяжело шагая рядом с Мстиславом - Впрочем, Стриж тоже хорош! Ни слова не сказал ведь!… Куда он провалился?!

- Как ты меня нашел? -сухо поинтересовался Мстислав - Я ведь не говорил, куда пойду. Да и не знал…Что, опять Равен искал?

- Вот еще! -хитро ухмыльнулся Эдрик - Я проигрывать начал и смылся, пока он не добил меня окончательно. Ну, и пошел тебя искать! Ты думаешь, здесь много гардаров с мечами и в кольчугах бродит по городу? Единицы! Может быть, ты вообще единственный такой… такой… Ну, такой вот дуб! Так что магия чисто моя, Равен мизинца не приложил! Хотя жаль… Глядишь, он бы это осиное гнездо спалил, не пришлось бы просиживать здесь штаны в ожидании подорожных… Вообще, чего мы ждем? Какими бы крепкими и умелыми не были эти воины, против двух варваров с мечами и одного мага без мозгов они не устоят!

- Э!… -рассмеялся Мстислав - Зря ты так думаешь, норлинг! Эти чертовы базиликанцы, может, не самые лучшие воины… Но в строю они - звери! Видел я однажды отряд их воинов в деле…

- Где это? -подозрительно уставился на него Эдрик - Войны ж давно не было… Ты еще на свет не родился!…

- Всякое случается! -уклонился Мстислав - И нашим надо кулаки почесать, и базиликанцам - кости поразмять. На это никто внимания не обращает. Так, мелкие стычки…

Так, негромко разговаривая, они прошли где-то половину улицы. Длинной и узкой, изогнутой, словно номадский шамшир и почти полностью заслоняющей пасмурное небо нависающими со второго-третьего поверха балконами… Идти, кстати, лучше всего было посередине. И то был шанс получить на голову ведро помоев или чей-то с утра не опорожненный ночной горшок…

- Эй, стойте! -раздался вдруг за спиной отчаянный окрик, причем голос без сомнения принадлежал их обожаемому магу - Стойте, я ж вам не тупой варвар, чтобы бегать со всех ног!… Уф…

Мстислав и Эдрик переглянулись, ухмыльнулись и чуть ускорили шаг. Сзади послышался громкий вопль, шум падения и Равен уже жалобным голосом, чуть не плача, взмолился:

- Стойте! Ну стойте же, пожалуйста! Варвары!!!

"Варвары", переглянувшись, остановились. Старательно скрывая ухмылки на довольных рожах, обернулись…

- Ты, Эдрик, жулик! -обвиняющим голосом сообщил Равен, вставая с мостовой и шумно охлопывая балахон, который благодаря своему темно-коричневому цвету выглядел вполне пригодным для дальнейшей носки - Ты смылся, как только увидел, что позиция твоего императора блокирована моими коннетаблем и гелиполем ! Ты - проиграл!

- Вот еще! -небрежно отмахнулся викинг, хитро подмигивая гардару - Пока не сделан последний ход, игра не закончена! Ты ведь не слышал, чтобы я признавал поражение? Потом доиграем! Может быть…

- Я с тобой больше в тавлеи играть не сяду! -твердо заявил маг - Ни в какие!

- Тогда, может быть, в кости? -с хитрой ухмылкой поинтересовался Эдрик.

Равен захлебнулся обидой…

- Ладно! -прервал их грозящую перейти в свару перепалку Мстислав - Что ты прибежал? Не для того ведь, чтобы сообщить Эдрик, что он - жулик?

- Нет! -обиженно дуя губы, протянул Равен - Я знаю, где искать Стрижа!

- Вот как? И где? Три дня думал, теперь придумал? -съязвил Эдрик.

- Придумал! -огрызнулся Равен - Я, в отличии для тебя, голову по прямому назначению использую - думать, а не только шлем носить! С рогами… В лупанаре он, всего в ста шагах отсюда, если тебе интересно!

- В лупанаре… -с явным разочарованием протянул Эдрик - Вот придумал! Чтобы наш Стриж брал женщину за деньги?!

- А ему -все равно! - возразил Мстислав - Ему лишь бы баба была!… И ведь не теряем ничего… Зайдем?

- А у тебя еще остались силы? -не удержался, съязвил Эдрик - Я ж и тебя с бабы сдернул!

Мстислав промолчал.

Они свернули к невысокому, всего в два этажа дому, перед богато украшенной дверью которого лениво переминался с ноги на ногу одинокий громила ростом повыше Мстислава и даже пошире его в плечах и наособицу - в талии.

- Эй, куда! -встрепенулся тот, увидев троицу и враз ожив - Закрыто сейчас, девушки отдыхают! Вечером приходите!

По голосу выходило, перед ними стоит норлинг. Видать, подзаработать решил вдали от нищих родных берегов…

Эдрик не особо задумываясь, на родном языке высказал все, что думает про "девушек", здесь обитающих и про орингов, которые пачкают честное имя службой на шлюх. Ну, а дальше все пошло именно так, как и должно было пойти. Вышибала, обрадованный нежданной разминкой, неосторожно ринулся вперед. И нарвался на один из тех приемов Равена, которые тот успел передать орингу… Настоящий воин, да не освоит?!

Эдрик еще и добавил от себя, с явным удовольствием услышав, как хрустнула под сапогом нижняя челюсть…

- Вперед! -заорал радостно - Мы уже внутри!

- Уймись! -поморщился Мстислав, бросив взгляд вдоль улицы - Ты не на войне, а это - не торингский форт!

- И не гардарский острог! -мстительно подтвердил Равен - Зверь, ты его искалечил! Вот и учи после этого тебя Искусству Добра! Оно ж для бескровного исхода предназначено!

- А где здесь кровь?! Сплошные сопли! -шумно возмутился Эдрик, плечом вышибая открытую дверь и с ревом медведя влетая в темное нутро лупанары…

Там оказался второй вышибала, на этот раз - базиликанец. При виде троих громил, ворвавшихся внутрь, при виде распластанного на пороге вышибалы-викинга, он на миг потерял голову. Взял, да и махнул с крутой лестницы, ведущей на второй поверх… И со стоном скрючился, держась за сломанную ногу…

- Вот идиот! -пожал плечами Эдрик - Чего это он?!

Мстислав не ответил, первым поднявшись по лестнице наверх и начал ногами открывать дверь… В некоторых комнатах было пусто, в других отдыхали после тяжелого трудового дня гетеры - оттуда слышался визг и отборная ругань.

- Чего ты там ищешь? -подал голос Эдрик - Стрижа тут явно нет, иначе мы бы слышали! Ошибся наш маг!…

На миг воцарилась тишина, затем раздался довольный голос гардара:

- Здесь он, здесь!… Идите, посмотрите!

Эдрик и Равен, переглянувшись, стрелами взлетели наверх…

Стриж и впрямь валялся в одной из комнат наверху, в компании четырех совершенно голых девиц, сам голый и в доску пьяный.

- Эй, друзья-варвары! -с хмельной радостью заорал он, приподнимаясь на локте - Вы зашли меня навестить?!

- Одевайся, пошли! -хмуро велел Мстислав - Где подорожные?! Ты ж за ними ушел!

- А нету подорожных! -клоунски развел руками Стриж - Не дали!… Сказали, много что-то по дорогам Базилики всякого северного отребья бродить стало… Ну, я и решил в гости наведаться. К этим славным девам… Не желаете, кстати, воспользоваться?…

Эдрик отреагировал на это, полное дружеского участия предложение быстрее гардара. Он просто молча подошел к кровати, отшвырнул девок, схватил вора за короткие вихры и так, за волосы, орущего и голого, потащил за собой к лестнице. Предусмотрительный Мстислав захватил одежду, Равен кинул на стол несколько монет…

- Пусти! -уже на лестнице заорал Юлий - Пусти, я еще не закончил!

- Я тебя сейчас закончу! -неожиданно заорал Эдрик - Сволочь, два дня нас тут промурыжил!!!

- А!!! -заорал вдруг Юлий так, словно Эдрик уже начал его убивать - Режут!!! Помогите, добрые люди!!!

Отпихнув Эдрика, за дело взялся Мстислав. Он резко встряхнул вора, так что голова его мотнулась из стороны в сторону, а последние мозги сменили свое положение…

- Молчать! -рыкнул гардар - Ты и так уже все испортил, не порть хотя бы то, что осталось!

- Да плевать я хотел на ваше… -пьяно рыгнул прямо в лицо Мстиславу Стриж. Договорить, впрочем, он не успел…

Мстислав, скорее с испуга, нежели по злому умыслу, коротко взмахнул рукой и пудовый кулак, врезавшись в челюсть вора, выбил из него весь дух напрочь…

- Оденьте его, что ли! -брезгливо поморщившись, и по своему истолковав угрюмое молчание своих спутников, велел Мстислав и обернулся… М-да, если не везет!

- Привет, гардар! -улыбнулся ему старый знакомец - триарий - Ты уж извини, но теперь я вынужден буду взять тебя под стражу… Разгром, насилие над вышибалами, клиента бьешь… Ты свой меч сам сдашь, аль силой велишь отнять?

- Помнишь, я сказал, что мой меч на локоть длиннее? -с легкой улыбкой обнажая меч, вопросом на вопрос ответил Мстислав - Не желаешь ли проверить?

- Придется! -без всякого воодушевления ответил базиликанец, доставая из ножен свой гладий - Ты ж понимаешь, шансов у меня немного… Но - служба!

- Служить надо честно!… -с уважением в голосе согласился Мстислав - Извини!

Впрочем, прежде чем они скрестили свои мечи, на гардара и радостно выпрыгнувшего вперед Эдрика набежали юниоры. Молодые легионеры, правда, больше шумели да мешали друг другу, но семь против двоих - счет хороший. И семь ведь не разбойников без опыта и умения, семь легионеров!

Дважды отлетал прочь Эдрик, один раз Мстислав спасла лишь булатная кольчуга, которую не снимал несмотря ни на что… Драться сразу пришлось жестко, резали без жалости и сомнений, потому уже через краткий миг на земле валялось двое стражников. За ними еще двое последовали, и число дерущихся, если принимать в расчет Равена, сравнялось. И наконец-то против Мстислава встал бледный, но решительный триарий…

- Жаль тебя убивать! -с легким вздохом признался гардар - Ты мне ничего не сделал, да и настоящие воины в наше время - редкость!

- Мне тоже жаль, но я служу августе! -тихо, но твердо ответил легионер - Я меч не положу…

- Черт побери! -взорвался Мстислав - Так я тебе помогу!

Последовал короткий, но яростный обмен ударами уже после шестого или седьмого триарий, ругаясь сквозь стиснутые зубы и зажимая здоровой левой рукой пробитое плечо правой, отскочил прочь. Его меч, искореженный ударами булатного клинка гардара гладий, отлетел прочь, звеня на камнях…

- Мы -уходим! - тихо, не опуская меча, сказал Мстислав - Не стоит за нами идти!

- Стоять! -угрюмо приказал своим воинам базиликанец - Не вам, щенки, равняться с этими волками!… Назад, я сказал!

- Я доложу арифмарху, командир! -истерично всхлипнув, выкрикнул один из солдат - Мы могли их взять!

- Щенок, палок захотел? -триарий здоровой рукой с размаху врезал по скуле юниора. Скудно потекла кровь…

Квадра меж тем, особо не переходя на бег, ушла куда-то в дальний от места драки конец. Улицы… Впрочем, стоило им скрыться с глаз выживших легионеров, как мерный шаг перешел в бег…

Сидя в темном и вонючем сарающке на принадлежащей охлосу окраине Малого Кирифора, трое из четырех членов квадры не переставали на чем свет честить Стрижа. Самое страшное было в том, что дом этот, также как и сарайчик, принадлежал мастеру-лоротому, причем мастеру, судя по развешенным в сарае шкурам, довольно дурному, вряд ли выше Бронзового поднявшемуся. Впрочем, в Малом Кирифоре он явно пользовался почетом - дом его, аж о трех этажах, уже включал в себя эргасторий, в котором сейчас слышен был шум голосов и кашель, несколько сараев и даже примыкающий к дому сзади небольшой сад. Впрочем, сад был скорее для пропитания, нежели для красоты. В малом городе, таком как Малый Кирифор, больших денег на коже не заработаешь…

Единственный, кому все было совершенно все равно, и ничто не портило настроение, был, разумеется, сам Стриж. Он с довольной рожей вспоминал самые пикантные подробности двух проведенных в пьяном угаре дней и одной сладкой ночи, изредка начинал рассказывать подробности приятелям… И затыкался в недоумении, встречая полнейшее непонимание и неприятие. Остальные члены квадры, грустные и злые, голодные и усталые, вовсе не расположены были шутить по поводу приключений Юлия. Видимо, осознав это, Юлий наконец заткнулся. Впрочем, вместо этого, он начал жмуриться и всем своим видом показывать, как ему хорошо. Ну разве не подло?!

Меж тем, планы четверки на дальнейшее были покрыты туманом. Кони и большая часть скарба - потеряны и наверняка уже захвачены врагом. Улицы столь же вероятно патрулируются легионерами. Причем, если трибун Агафон не дурак, а на это не слишком похоже, четверки будут усиленными, и самыми младшими в них будут принципы - воины, следующие по опыту и качеству обучения следом за триариями… А если Агафон совсем обозлится, он и вовсе пошлет на улицы отборных своих бойцов. От них уже так просто не уйти!…

Словно в подтверждение их слов, скрипнула калитка и во двор, с шутками и прибаутками зажимая носы, ввалилось четверо легионеров. Все - в лориках, со скутумами и при полном снаряжении. И по всему видно - ветераны, не сопливые неумехи… Хотя и не триарии.

За спиной приникшего к щели Мстислава слышимо покинул ножны меч Эдрика.

- Не дури!… -не оборачиваясь, рыкнул на него гардар - Дурью, говорю, не майся! Ишь ты, герой без штанов! Их там - четверо, да на ближайшей улице - дюжина, не меньше… Готов рискнуть?

- Лучше смерть в бою и дорога в Вальхаллу, чем сдохнуть здесь от вони! -зло возразил Эдрик, упрямо выпятив челюсть и вовсе не собираясь убирать меч - Подумаешь, четыре четверки! С нами - маг!

- Сказал бы еще -Бог! - ухмыльнулся Стриж, уже вставший на ноги и машинально крутящий на пальце внешне безобидную отмычку - Я знаю, как действуют стражники и клянусь, там, на улице, по крайней мере один маг. Может, и два, но один - точно! Сможет наш маг его одолеть? Не знаю, мне кажется, он опять такого натворит, что от всего города одни головешки останутся… Этот мастер, он в чем виноват?

Эдрик неохотно упрятал меч в ножны, но предупредил:

- Если сунутся -живыми не уйдут!

- Не сунутся! -возразил Стриж, откровенно ухмыляясь - Надо быть полными идиотами, чтобы лезть в такую вонь!

- Потому и жив сейчас, что идиот! -огрызнулся первым вошедший в этот сарай Мстислав…

- Тоже верно! -согласился вор - Но они-то ни от кого не спасаются! Даже наоборот… Нарываться на острые мечи им вовсе незачем. Тем более все видели, что вы там натворили с патрулем…

Стриж, лучше других знавший характер базиликанских воинов, угадал. Квадра патруля, конечно, прочесала весь двор, перевернула все бочки и заглянула во все уголки. Но к мастерской и к хранилищам готовых кож даже близко не подошла. Другое дело, что командир четверки, похожий на того, первого триария седовласый ветеран, затрепался языками с вышедшей во двор дородной и языкастой хозяйкой, застрял…

Нервничал и намекал про важную службу легионера хозяин - старый и толстый мастер, переминались с ноги на ноги солдаты… Ветеран никуда не спешил. А толстуха, купаясь в оказываемых ей знаках внимания, щебетали и щебетала, старательно поворачиваясь так, чтобы триарий рассмотрел ее получше. Получалось у нее неплохо, и прильнувший рядом с Мстиславом к щели Стриж довольно прокоментировал:

- У него сейчас огонь из ушей хлынет! Разгорячился зульт, ох и разгорячился!

Щегольнув номадским словечком, которое услышал когда-то давно в Вольных Городах, Стриж сразу же успокоился и от щели отошел. А раскрасневшаяся хозяйка, юлой крутясь под носом у своего мужа и поощряемая горячими взглядами легионеров, продолжала щебетать… Так продолжалось половину вигилии. Потом внезапно легионер засобирался и ушел.

- А это она ему встречу назначила! -лениво пояснил из угла, даже не понизив голос, Стриж - Готов поспорить, сегодня в саду будет весело!

- Это я тебе обещаю! -ухмыльнулся Эдрик - Мстислав, мы ведь садом уходим?…

- Садом! -подтвердил тот - И сразу же, как только тьма опустится на город… Хвала Сварогу, небо пасмурное, звезд и Влесова Колеса сегодня не будет…

- Да, погодка как раз для воров и беглецов! -с ухмылкой подтвердил Стриж - Я в такую погоду люблю работать… Стражников на улицах - меньше чем тараканов в этой вонючей дыре!

- Сегодня по-иному будет! -возразил ему доселе молчавший Равен - Вот увидишь, нас обязательно найдут!

- Не накаркай смотри! -осадил его Мстислав - А то я тебя самого отдам им на съедение! Глядишь, за такой-то подарок, они и нас отпустят!

Равен даже обиделся и промолчал до самой темноты…

А темнота и впрямь, видимо благодаря пасмурной погоде, наступила быстро, почти упала на городок. Стало темно и двор освещал лишь одинокий фонарь, горящий над крыльцом. Впрочем, в доме еще не спали - неровный свет масляного светильника озарял окно на первом поверхе, иногда слышались раздраженные голоса - на расстоянии не разобрать было, чьи. Потом скрипнули петли и дверь дома распахнулась. На пороге стояла хозяйка - волосы растрепаны, пеплос перекошен, словно кто-то хватал ее за плечо, либо одевала в спешке…

- Во! -радуясь, что угадал, воскликнул Стриж - Сейчас начнется…

- Только мы этого не увидим! -тихо, выразительно посмотрев на него, сказал Мстислав - Мы уходим! Вот только коней заберем…

Второй раз после его слов товарищи были потрясены. Ну, конечно, полагали, что гардар не бросит своего Ветерка, как и скарб. Ну, понимали, что Равену тяжело будет без книги, а Юлию - без его воровского имущества. Разве только Эдрик все свое носил с собой, но и он половину оружия оставил в корчме. А оружие у Сервелия он выбрал отборное, его было жаль… Тем не менее даже безумец и храбрец Эдрик возразил довольно решительно:

- Ты с ума сошел, гардар! Нас там наверняка ждут!

- Вот потому, что я сошел с ума, нас там и не ждут! -усмехнулся Мстислав - Ну скажи, разве ты или кто-то еще мог предположить, что я предложу такое? Что мы пойдем обратно, в корчму? Если там и есть засада, то небольшая. Другое дело, это опять по улицам идти… Не нравится мне в этом городе. И никогда не нравилось!

На том и порешили. В смысле - никто не стал с Мстиславом спорить. Выбрались… Тишина, даже птицы не поют. Свежий воздух, опьяняющий после душной вони сарая, прохладный и в огромном количестве… Нет, конечно, здесь тоже было вонюче - мастерская рядом и никуда от этого не денешься. Но все же…

Мстислав, видимо все для себя решивший за день и по какой-то одному ему ведомой причине ничего не объяснивший спутникам, уверенной поступью сошедшего с ума или очень наглого человека направился к воротам… До них, правда, не дошел ни он, ни кто другой из четверки. Потому что вновь скрипнула дверь и на двор упала узкая и неровная полоска света… В дверном проеме, освещенный слабым пламенем свечи, стоял сам мастер-лоротом. Стоял тихо, словно бы вслушиваясь. Потом услышал что хотел и шагнул во двор.

Четверка в полном составе затаилась в узкой тени от навеса, все боялись даже дыхнуть… Услышь сейчас лоротом их, подними он шум и все - конец!… Лоротом прошел всего в шаге, зачем-то прихватив из дома большой и длинный скобель и скрылся в саду…

- Ух, что сейчас будет! -восхищенно прошептал Эдрик. И угадал…

В саду поначалу было тихо. Потом раздался дикий вопль, несомненно принадлежавший мужчине, он быстро затих. Тут же уже настороженную тишину прорезал визг женщины. Вся четверка как могла глубоко забилась внутрь, под навес… Сейчас - не время бежать!

Из сада, дико крича и белея в тусклом свете одинокого светильника голым телом, вылетела жена мастера, споткнулась, растянулась на грязном, вытоптанном сотнями ног до каменной твердости насте двора. Тут же вскочила и бросилась к воротам… Следом, шагая деревянно и держа наотлет нож, вышел из сада ее муж. Выглядел он совершенно спокойный, но с острия, как разглядел остроглазый Юлий, что-то темное капало на землю…

Ворота на ночь были, естественно, закрыты и толстуха напрасно билась в них, ей не по силам было поднять тяжелый брус… Под конец, когда мерные шаги мужа раздались уже за самой ее спиной, она бросила даже пытаться, уселась, сжавшись в комок, под воротами и так замерла в ожидании смерти…

- Встань, Ксения! -раздался безжизненный голос мастера - Встань, шлюха! Я многое тебе прощал, но под этой яблоней… Ты сама довела до этого… Не бойся, я не буду тебя убивать. Помоги мне зарыть тело!

Может быть, ему удалось бы уговорить или запугать жену. Возможно даже, что триарий никому не сказал про то, куда идет. Тогда им и тело скрыть удалось бы… Но в этот вечер городская стража была начеку и в ворота начали ломиться прежде, чем Ксения обрела голос. И уж конечно ни стены вокруг дома, ни ворота не были предназначены, чтобы сдержать настоящих воинов. Сначала трое перемахнули через стену, злые и с обнаженными мечами, затем они же, отпихнув прочь женщину, открыли ворота остальным… Небольшой двор сразу же заполнился воинами - их тут было никак не меньше трех квадр, да из дома еще набежали проснувшиеся работники и рабы… Триария, разумеется, нашли. Лоротома безжалостно повязали, его жену прихватили тоже, даже не позволив ей прикрыть оголенное тело… Двор опустел раньше, чем кто-то успел прийти в себя. Убийцу и его жертв - живую и мертвого уволокли, рабы и работники, с четверть вигилии посудачив под фонарем, пошли досыпать… Завтра - такой же рабочий день, а у хозяина есть еще и сын - ему семнадцать и он жесток, как и все молодые и не набравшиеся ума…

- Ну, повезло! -выдохнул, высунув нос из-за бочки с дубильным составом, Стриж - Теперь вся стража соберется убийцу бить… Раз триария убил, до утра не доживет… Пошли скорее!

Никто не стал с ним, знатоком местных обычаев, спорить. Лишь бочонок загудел, когда один за другим его цепляли ножнами выбегавшие из-за укрытия люди…

Их видели - один из рабов задержался в тени дома, обильно покропив стену ввечеру выпитым дешевым вином. Но рабы - люди подневольные и помогать своим хозяевам не намерены. Он лишь проводил уходящую четверку пристальным взглядом, да пошел за остальными - досыпать оставшуюся до побудки вигилию…

… И бег по улице. Кривой, пустынной, слава богам… И - дважды - испуг, когда вдалеке появляются факелы преторианцев. Странно, что не заблудились. Ведь ни один из четверки не соизволил даже раз за три дня пройтись по городу. А когда прошлись… Ну, от города пока еще много чего осталось. Но сама прогулка не способствовала подробному рассмотрению дороги… Нет, все же добежали! Вот он - форум у ворот, с темным фасадом корчмы, против которого возвышался фигурный силуэт храма Пречистой Розы…

Осторожно выглянув из-за угла, Стриж обернулся к гардару, пожал плечами:

- Вроде никого! -помолчав, впрочем, добавил - Но это ничего не значит… Укрылись, например, в корчме от непогоды… Вино хлещут, да служанок мнут!

В голосе вора проскользнула нотка завистливого раздражения, которая немедленно вызвала ухмылки на лицах его товарищей.

- Ну, вот ты тогда и пойди, посмотри! -с дружеским участием в голосе сказал Мстислав - Только не увлекайся… вином!

Эдрик чуть громче чем надо хохотнул, за что немедленно удостоился пинка в бок от испуганного Равена…

Стриж обозлился еще больше. Ему давно казалось несправедливым, что во все дыры пихают именно его. Но, если по правде… Он лучше других знает, как подобраться незаметно, бесшумно… Да и неожиданное появление двух воинов и мага лучше оставить на потом, на случай неприятностей…

- Ну, хорошо! -проверяя свое немногое оставшееся при нем снаряжение, торопливо сказал Юлий - Что мне делать, если там никого нет?

- Посигналь нам, мы придем и все заберем! -ухмыльнулся Эдрик - Можем даже то, что нам не принадлежит!…

- А если там…

- А если там стражники, все равно придем! -спокойно сказал Мстислав - Я своего Ветерка им не отдам! Он у меня с Родины еще!

- А у меня там -Книга! - тихо, но на удивление твердо и решительно сказал маг - Я без нее тоже… не могу!

- Тогда -понятно… - угрюмо вздохнул Юлий - Ну, я пошел…

Он действительно пошел. Вроде бы - прямиком через форум, не скрываясь и не пытаясь отвести глаза. А только уже через несколько мгновений совершенно пропал из виду. Как в воду канул…

- Вот дает! -ахнул восхищенный Эдрик - Так прятаться!…

Юлий же и не думал прятаться. Он именно не скрывался, но сам знал - сейчас заметить его почти не возможно… Впрочем, скрываться до бесконечности не входило в его планы. Более того, он намеревался действовать так, что его учитель, великий в прошлом вор Тулий взвыл бы от ужаса и восторга - нагло, не скрываясь…

- Эй, мальчик! -заорал он, вваливаясь во двор корчмы - Где мой конь?! Побыстрее, я тороплюсь!

Мальчик, совсем еще юный служка, выскочил откуда-то из конюшни - встрепанный, с соломой в волосах, перепуганный…

- Господин!… -пролепетал он, явно не зная, что сказать еще…

Юлий незаметно уронил на землю золотой:

- В доме чужаки есть?…

- Были! -так же тихо ответил юнец, все прекрасно поняв - Сейчас только четверо осталось… Сидят в корчме, вино пьют!

- Понятно! -вынимая рапиру из высоко поднимая ее над головой, протянул слегка даже разочарованный Стриж - Всего четверо, говоришь?…

- Сколько их?! -даже не задыхаясь, спросил подбежавший Мстислав.

- Четверо! -не глядя на оцепеневшего пацаненка, небрежно обронил Юлий - Там я один справился бы!…

- Ты пойдешь седлать коней! -немедленно возразил гардар - Вместе с магом… Ну, а нам с Эдриком можно и поработать!

Прежде чем кто-нибудь из небрежно отброшенных Мстиславом от боя успел раскрыть рот, дабы возразить, Мстислав и Эдрик разом обнажили клинки, переглянулись весело и бок о бок ворвались внутрь… Шум, крики, звон металла… Все заняло не больше времени, чем потребовалось перепуганному Равену, чтобы сделать два вздоха. А потом в дверь высунулась довольная, даже во тьме было видно, рожа Эдрика:

- Вы еще не начали? Ну-ка, быстро!… Мы тут и без вас справимся!

Равен со всех ног, Юлий сохраняя какое-то подобие достоинства новелиссима, оба они направились к конюшне… Собрали коней, кое-как оседлали их, торопясь и нервничая.

- Пойду, скажу, что мы готовы! -сказал Юлий - Что-то наши там задерживаются…

Он почти бегом пересек дворик, отметив, что золотая торингская марка испарилась из грязи, а вместе с ней испарился мальчишка… Взбежал по ступенькам и ворвался в корчму… Веселые слова приветствия угасли на губах…

Нет, конечно он ждал разгрома, крови… Но четыре беспомощно распластанных на полу трупа в огромных лужах крови тронули даже его…

- А, Стриж! -оскалился на него Мстислав, держащий свой клинок у глотки корчмаря - Вот и ко времени ты! Говоришь, у вас учат из людей правду выбивать? Ну-ка, покажи искусство…

- Я все равно ничего не скажу! -твердо сказал Антоний, глядя прямо в глаза Юлию - А ты, предатель, еще поплатишься за свой подлый поступок…

Абсолютно проигнорировав его слова, Стриж наклонился к одному из трупов. Рана - огромная, располосовавшая и лорику и тело, была сзади… Юлий несколько удивленно приподнял бровь, глядя на гардара.

- А что ты хочешь? -нервно воскликнул Мстислав - Этот - мой… Нет у нас времени на благородные поединки! Совсем нет!… Помоги лучше с этим клятым ветераном… Он, видишь ли, триарий в отставке, так гордыни - выше головы!

- Сейчас! -как можно более зловеще оскалившись, протянул Юлий - Сейчас поможем… Ты, Антоний, слыхал ли когда про Серую Корпорацию? А? Если слыхал, мне больше ничего говорить не придется

Корчмарь слышал, видно было по его враз лишившемуся цвета лицу.

- Ну, вот! -удовлетворенно протянул Юлий - Спрашивай, друг варвар! Он тебе все скажет!

- Неужто? -удивился Мстислав - Ну-ка… Почему нас ищут так старательно? Только из-за разгромленного дозора?

- А разве этого мало? -дерзко начал корчмарь, но под тяжелым взглядом Юлия осекся - Не только… Эти говорили, что из самого Кирифора пришел приказ: не то от Велмия, не то от самого викомагистра Маркуса!

- Понятно… И что там было сказано? -с деланным равнодушием, а на самом деле горя желанием узнать, спросил Юлий - Приказ был с моливдовулой?

- Я его сам не видел! -отрекся отвечать Антоний - Как могу говорить?!

- Понятно… -протянул вор и пояснил для недоумевающего гардара - Если с моливдовулой, тогда приказ мог и номарх прислать… Уж больно усердно нас ловят… Хотя, конечно, если Эдрик не соврал…

- Когда это я врал?! -шумно возмутился с лестницы Эдрик - Все чистая правда, никакой лжи! Их было полсотни, гардара сразу оглушили и я один сражался над его телом, пока не оказался по колено в крови. Но и тогда не отступил бы, если бы не убоялся, что вы все захлебнетесь в крови!…

- Трепло! -беззлобно обронил Мстислав - Он почти не соврал, Стриж! И я вовсе не считаю, что нас так яростно ловят только из-за того, что пришел приказ. Мы, пожалуй, слегка переборщили… Слышь, корчмарь!

- Чего тебе, варвар? -хмуро поинтересовался Антоний, настороженно глядя за тем, как пополняет запасы отряда бесцеремонный Эдрик - Я вроде все сказал, что мог!

- Жить хочешь? -просто спросил гардар.

- Ну, хочу!

- Тогда посоветуй, через какие ворота лучше ехать! Чтобы без боя выбраться! Нам не очень важно, в какую сторону!

Антоний на миг задумался, потом нерешительно, покосившись на Юлия, ответил:

- Через Южные! Там дорога упирается в горы и всегда небольшая воротная стража…

- Понятно! -улыбнулся довольный Мстислав - Тогда через них и уходим… Эдрик, заканчивай!

- Так я чего! -обиженно прогудел Эдрик - Я готов!

Таща на себе три полных торока снаряжения и снеди, они вышли на крыльцо…

- Ну что вы так долго? -яростным шепотом встретил их Равен - Я тут…

- … Чуть в штаны не наложил! -под гогот приятелей, перебил его Эдрик - Знаю, чую! Ты не бойся, мы уходим…

- … Через Южные ворота! -громко, несмотря на предупреждающие цыканья спутников, возгласил Мстислав - Уходим, уже светает! К рассвету мы должны быть на пути к Тангарии!

Кони с места взяли широкой рысью, лихо влетели в узкий переулок. Вот только всадники развернули их не на юг, а на запад. Туда, где за Западными воротами тянулась к перевалу Грома дорога на Великий Город…

Глава 4 "Перевал Грома"

Конечно, четверка даже не подумала отправляться в Тангарию! А что им там делать, в Тангарии? Их ждал перевал Грома… И дождался.

Потребовалось три полных дня, чтобы путники достигли перевала, притом это были не самые лучшие для них три дня и особенно три ночи…

Это в низине, в теплых до поздней осени краях Изении и Южной Ассании хорошо устроиться на ночлег под открытым небом, у костерка. В горах такое проходит редко, да и результат нередко - смерть. Им еще везло: на следующее утро после того, как они покинули крепость, установилась довольно теплая, ясная погода и воздух слегка прогрелся. Коням еще можно было найти немного подножного корма, выручал прихваченный запасливым Эдриком овес… Но все с огромным нетерпением ждали, когда на горизонте появится Перевал Грома…

- А кстати… -весело сказал Эдрик, легкими тычками каблуков подгоняя коня, чтобы он шел вровень с конем Мстислава - Почему этот перевал так зовется?

- О! -напыжившись, воскликнул Юлий - Есть легенда, что именно на этом перевале окрест потряс оглушительный удар грома, и Всевышний, сам Деос провозгласил Святому Торвальду, что крест-то он должен отнести в Торгард, спору нет… Но вот Розе место в Миллениуме, Великом Городе и он должен поспешить туда! Так легенда о избранности торингов дала трещину…

- Слушай его больше, норлинг! -немедленно восстал против такой наглой лжи Равен - Все было совершенно не так! Может быть, он тебе расскажет и почему этот перевал имеет и второе название: Перевал Погибшего Легиона?

- Ну, и почему? -уныло спросил Эдрик, поняв, что попался…

- Потому что здесь в годы Великой Войны сражался и победил целый легион базиликанцев один отряд ополченцев из Фронтира. У них почти не было оружия, с ними был всего один маг и они погибали… Вдруг ударил гром и в одну скалу… я тебе потом ее покажу… ударила молния. Верхушка скалы обвалилась и повергла за собой вниз всю массу снега, которая и погребла под собой весь легион базиликанцев! Это был один из редчайших случаев, когда перевал Грома был перекрыт, причем надолго! Что, съел, южанин?!

- Я слышал и третью историю! -с усмешкой возразил им Мстислав - Где-то здесь, ходят разговоры, похоронен Гром. Князь Гром…

- Не слыхал такого! -удивился Эдрик - Если он герой, почему безвестен?!

- Я слышал про князя Грома… Вернее -читал! - смущенно сообщил Равен - Он, кажется, Холмградский князь?

- Да, он -князь-медведь! - подтвердил Мстислав - Князь Гром… Он - тот, благодаря кому Родяния жива и поныне! Когда торинги напали на нас, только два рода: Медведи и Волки остались стоять на ногах крепко. Холмград и Ярослав выстояли в осаде, а дружины лесных охотников перебили несколько легионов… Гром стоял во главе, объединившись с Володом, князем-волком! Потом… потом война закончилась. А Грому не хотелось отдавать власть, он попытался удержать все роды вместе. Пусторосл, князь рода Соболя, отказался подчиниться ему и платить выход. Гром пошел на него с дружиной и был бит, ибо все роды объединились против него. Дабы не подвергать весь род Медведей истреблению, не обрекать страну на кровавую бойню, Гром ушел… Говорят, он долго скитался отшельником, и даже когда его простили, отказался вернуться… Он был горд! Говорят еще, он дожил почти до Великой Войны… Еще говорят, что как только он умер, она и началась…

- Я бы хотел поклониться могиле такого воина! -после короткой заминки, воскликнул Эдрик - Да и родич мне, как-никак!

- Кровь Грома в каждом медведе! -тихо сказал Мстислав - Нас, волчат, так учили когда-то. Как в каждом из нас - кровь Волода… Кровь героев течет в нас, мы должны быть ее достойны!…

Дальше ехали в полной тишине, тем более и погода способствовала. Задувал легкий, но холодный ветерок, мела поземка из вечного на такой высоте снега, тяжело было дышать…

- Все, я больше не могу! -как всегда первым взорвался Юлий - Холодно же!

Базиликанцу и впрямь доставалось больше других. Он был одет, как и все его соотечественники, довольно легко для снега и мороза, по моде, принятой в Базилике, не носил штанов и сейчас особенно мерз снизу. Если торс и плечи еще как-то защищали туника, хитон и гиматий, то снизу… Ох, как было холодно!

- И впрямь, пора передохнуть! -с сочувствием покосившись на вора, сказал Мстислав - Привал, други!…

- Где? -все сильнее ежась под порывами ветра, едко поинтересовался Юлий - Здесь, в снегу?!

- Я могу и в снегу! -немедленно возразил Эдрик - Мы, северяне, и не такое можем…

- Незачем! -возразил, явно удивившись, гардар - Я бы не предлагал здесь остановиться, если бы не увидел во-он ту пещеру! Ну смотрите, неужели не видите!

Вот теперь, когда гардар буквально пальцем показал узкую щель - вход в пещеру, ее и впрямь разглядели все.

- А кони там пройдут? -озабоченно покосившись на гигантского владенского жеребца Мстислава, спросил Равен - Они ж померзнут, если их на улице оставить!

- Посмотрим! -пожал плечами Мстислав, искоса глянув на совсем уж почерневшее небо - Не нравится мне здесь, поспешим!…

Погода и впрямь начала портиться всерьез. Черная туча, на взгляд непривычного к горам Равена, скребущая толстым пузом вершины Золотых Гор, надвигалась с такой скоростью, что было страшно. Задул сильный, очень сильный ветер; снежная поземка, доселе лишь редкими снежинками вздымавшаяся выше конских копыт, била в лицо, заставляя отворачиваться, щурить глаза…

Квадра все же добралась до ущелья, хотя пурга на перевале началась - как зимой.

- Так, пожалуй, и дорогу завалит! -прокричал, пересиливая ставший невыносимым вой ветра, Эдрик - Что делать тогда?!

Мстислав промолчал, спешиваясь и с ходу проваливаясь в нанесенный снег до колен…

Пещера, в которую путники ввалились с шумом и гамом, была не слишком глубока и тоже, кстати, полна снега. Намело… Но место в ней было, от ветра укрывала, а в глубине, припасенные кем-то запасливым и честным, сложенные в кучу лежали несколько бесценных на такой высоте бревнышек и кизяк. Последнего, разумеется, было куда больше…

- Вот и погреемся! -радостно возгласил Эдрик, потирая замерзшие руки - Равен, времени жалко… Разожги костер, будь другом! Тебе ж это - разок пальцами щелкнуть!

Равен несогласно покачал головой:

- Опасно! Мы уже в Базилике, а их маги славятся! Почуют меня, не миновать беды… Да и вряд ли стоит на такую мелочь разменивать Магию!

- А на что стоит? -осерчал Эдрик - Посмотри: Стриж уже окоченел, кони тепла хочут!…

- Помолчи! -тихим, но твердым голосом осадил его Мстислав - Раз Равен говорит, что нельзя, значит - нельзя! К тому же ты - северянин, должен знать, как растапливать обледенелые дрова! Кстати, когда разведешь костер, можешь нагреть воды и напоить коней… Сначала - коней!

- А ты что же? -язвительно поинтересовался Юлий, которому тоже казалось лучшим вариантом - разжечь костер с помощью магии.

- Я? -переспросил Мстислав, закончив растирать замерзшие пальцы - Я пойду, погляжу, чем пещера заканчивается. Не нравится мне она. Необычна!

- А ты что, много пещер видел? -ухмыльнулся Эдрик - Ты ж гардар! А у вас гор почитай что и нет…

- Немногое видел! -подтвердил Мстислав - Но все одно, пещера странная!

Он, прекращая таким образом все разговоры, подхватил с земли меч и ушел прочь…

- Вот дает гардар! -ухмыльнулся Эдрик - Интересно, что он там думает найти?!

- Да какой-нибудь путник по нужде сходил, вот это и найдет! -поддержал его Юлий.

- А я схожу, посмотрю! -внезапно обиделся Равен. И правда, не убоявшись темноты, встал и заторопился следом за Мстиславом…

- Ну, нам грога больше достанется! -крикнул вслед Эдрик и присел поближе к медленно занимающемуся костру. Не дай Боги, потухнет!…

Пока за его спиной ссорились, Мстислав успел далеко уйти вглубь. Мелкая на первый взгляд пещера оказалась с секретом. У выглядевшей тупиковой стены ее, на самом краю, тянулась в локте от пола наверх еще более узкая трещина. В почти полном сумраке ее можно было бы и не заметить… Но Мстислав был упорен, да и костер за его спиной разожгли быстро, его отблески помогли отыскать щель. Тут же он выхватил из ножен меч, лихорадочно разворачиваясь… Кто-то осторожно, даже слишком осторожно подходил сзади…

- Не зарежь с испугу! -сам испуганный, окликнул его Равен - Это я иду! Тебе может помощь моя нужна?

- Да не отказался бы! -подтвердил Мстислав - Я гляжу, наши други уже костер развели? Варенуху, поди, варят?

- Чего? -не понял Равен.

- Грог! -поправился Мстислав - Вещь в такую погоду неоценимая!… Да нужен ты, маг, нужен! Ты у нас самый худенький, так и полезай туда!

Равен испуганным, даже полным ужаса взглядом проводил руку гардара и так отчаянно замотал головой, что тот даже рассмеялся…

- Да не бойся ты! -как мог, попытался он успокоить - Там хоть и темно, но зверей диких нет! В камнях же никто не живет! Они - мертвые и есть их нельзя. Да и сам подумай, кто по доброй воле станет жить в камнях, да еще под самым небесным сводом?! Он же хрупкий, обрушится - зашибет!

Поразившись такой серости, Равен приготовился уже объяснить, что небосвод вовсе не твердый, что Учитель…

- Да полезай же ты! -подтолкнул его Мстислав - Пока ты тут раздумываешь, они там весь грог выпьют. И все мясо сожрут!

- А мы? -тупо спросил Равен, но задвигался живее. На миг, похоже, даже забыл, что его ждет.

- Полезай! -подтолкнув мага под худосочный зад, велел Мстислав - И не бойся ты так! Если что, тебе нужно только добежать до щели и пролезть обратно. А тут уже я!…

- Ты главное меня не зарежь, когда я буду обратно лезть! -угрюмо попросил маг, вытаскивая рапиру из ножен, а заодно настораживая свое излюбленное заклинание. Так, на всякий случай…

- А ты кричи! -доброжелательно посоветовал гардар, ногтем большого пальца пробуя остроту лезвия своего меча - Глядишь, успею меч остановить!

Напутствуемый таким пожеланием, Равен не слишком охотно полез внутрь. Но все же полез…

Лаз оказался длинным. Так-то, пешком, по нему шагов пять идти, не больше. Равен полз не меньше четверти часа. И все это время его подгонял громкий шепот Мстислава, который недоумевал, как можно так долго лезть по такому короткому пути.

Но вот - конец. Все… Может быть, даже лучше было бы, чтобы лаз не кончался, потому что когда нога Равена не нашла под собой опоры, он настолько растерялся, что потерял равновесие. И с высоты пяти-шести локтей, никак не меньше, рухнул на каменный пол, в кровь разбив себе колени и ладони. И нос, из которого немедленно потоком хлынула кровь…

- Эй! -немедленно окликнул его Мстислав из-за стены - Чего шумишь?

- Упал! -злым движением отерев кровь с носа, огрызнулся Равен - Тут темно, как в могиле!

- Так подсвети себе!

- Сказал же, не могу! -чуть не плача, ответил Равен - Если нас засекут маги, нам конец!

- Ох и достались мне… -вздохнул гардар за стеной - Ну факел зажги, раз трусишь!

- Из порток, факел-то? -уже всерьез всхлипнул Равен. И, поколебавшись еще немного, засветил-таки небольшой, голубоватый шарик - Ой, мама моя родная!!!

- Чего ты причитаешь? -уже всерьез рассердился невидимый, зато хорошо слышимый Мстислав - Чего воешь, как выпь на болоте?!

- Тут… тут могила! -жалобно всхлипнул Равен, враз прилипнув спиной к стене - А я покойников, упырей всяких, жуть как боюсь! Гардар, я обратно иду!

- Я те пойду! -зарычал Мстислав в страшном гневе - Я те сунусь!!! Слышь, маг, а ты чего-нибудь хотя бы не боишься? Ну, птичек там, зверюшек с ладонь размером…

- Птицы разные бывают! -возразил маг - И зверюшки тоже! Есть такие, как укусят - сразу наповал. Труп!

- Ох и трус… -вздохнул Мстислав - Не бойся, если что, от мертвяка легко утечь! Он медленный и неповоротливый. Ты по нему шарахни чем посильнее, а пока он в себя приходить будет, и утекай ко мне! У меня меч заговоренный, любого мертвяка на части располосую!

- Обманываешь ведь! -обреченно вздохнул Равен - Ладно, посмотрю…

Он очень осторожно, готовый каждый миг обратиться в бегство, пошел вперед. В руке - рапира, наготове - огненный шар , заклинание мощное, ему всегда удающееся и главное - быстрое. Всего три строчки надо сказать!

- Эй, маг! -окликнул его через некоторое время Мстислав - Ну что там?

- Могила как могила! -пожал плечами, словно гардар мог его видеть, Равен - Старая очень! Даже не знаю, сколько индиктов она здесь простояла! Пчхи!… Пыльно здесь - жуть просто!

- Расчихался! -неодобрительно прогудел Мстислав - Ты делом там займись! Посмотри, кто похоронен…

Равен, хоть и страшно было, все же усилил поток силы, текущий в шарик. Голубого света стало намного больше и он уже смог разобрать, что буквы на камне надгробной плиты больше всего напоминали гардарские. Или норлингские - различить их сможет только гардар или норлинг, так похожи.

- Я не могу прочесть! -пожаловался он - Тут не по-нашему, и не по-базиликански! А язык норлингов я знаю мало! Почти не знаю…

- Понятно… -разочарованно протянул Мстислав - А кроме могилы, там ничего нет?

Равен честно, как ни страшно было, осмотрел все углы. Наверное, когда-то здесь что-то и лежало. Но либо другие путники, посмелее да пораньше здесь оказавшиеся все подобрали, либо годы покоя превратили все в пыль… Впрочем, нет. Не все. В самом дальнем углу, укрытый от взоров самых дотошных искателей, лежал на полу небольшой, с кулак Равена, мешок.

- Тут какой-то мешок! -тут же доложил маг - Но я боюсь его открывать!

- Нет, нет! -поспешно поддержал его гардар - Не открывай ни в коем случае! Откуда нам знать, может там - что-то опасное? Подожди, пока вынесем на свежий воздух!… Ты взял его?

- Вот еще! -испуганно возразил Равен и даже попятился - Чтоб я прикоснулся к нему!!!

- Понятно… Я тут, пожалуй, не пролезу… -мрачно протянул Мстислав - Эдрик!!!

Равен подпрыгнул и лихорадочно заозирался, отчего его голубой светильник над головой заметался, следуя, как ему и полагалось, за взглядом… Кольцо Силы нагрелось, показывая, что готово выплеснуть энергию убийственным для всего живого и даже для части неживого потоком огненной силы…

За камнем послышался шум быстрых шагов, скорее даже бега. Эдрик задыхающимся от напряжения голосом поинтересовался из-за стены:

- Чего тут случилось?!

- А… Вы оба пришли! -весело сказал Мстислав - Там наш маг застрял, он у нас мертвяков боится, как оказалось… Кто из вас через эту дыру пролезет?… Равен, посвети!

Равен, как ему ни претило это, послал светлячка в пролом и ему немного польстил восторженный вопль Эдрика за стеной:

- Вот это да!!! Равен, ты так всегда мог? Так чего мы там себе все пальцы сбили? Надо было и костер запалить!

Равен предпочел смолчать, ощущая, как лоб его покрывается мелкой испариной, а кольцо на пальце медленно, но верно нагревается. Попробуй, объясни им, варварам, что магия, это всегда - боль . И проклятье мага! Чем сильнее заклинание, чем больше и дольше оно используется, тем труднее магу. Кольцо, пропуская через себя поток магической силы, всю вязь заклинания, раскаляется и под конец это - мука. Уж на что силен Сервелий, Хранитель Севера, а и у него бывали страшные ожоги - обугленная кожа, подгоревшее мясо… Светлячок , заклинание простое, тоже может истощить мага, если тратить силы так, как тратил сейчас Равен…

- Эй, маг, я иду! -совершенно неожиданно, раздался рядом голос Стрижа - Не шарахни по мне чем!…

- Да не буду, не буду! -дрожащими губами ответил Равен - Только Светлячка я забираю! Так пролезешь!

С голубым шариком стало веселее жить. А когда внутрь склепа ввалился Юлий - взъерошенный, с фальчионой наготове и заряженным самострелом-книппером в руке, маг совсем успокоился.

- Ну, чего тут у тебя? -немедленно поинтересовался Стриж, немного настороженно озираясь.

- Вон там, мешок лежит! -дав голосом петуха, ответил Равен - Ты - вор, тебе и брать его!

- Ну, спасибо! -с ни с чем не сравнимым чувством в голосе сказал Юлий - За доброту, за ласку, как говорят гардары…

- А ты же жил у гардар! -внезапно ожил Равен - Посмотри, не их ли рунами надпись?

Стриж не торопился. Сначала он добыл и сломал какую-то палочку, выждал… Потом с уважением и некоторым даже восхищением посмотрел на Равена, пробормотал что-то про безумство храбрых и каким-то сложным маршрутом, иногда пригибаясь до пола, подобрался к гробнице. Склонился над ней, по-прежнему держа преломленную палочку в руках, шевеля губами начал читать, временами покачивая головой…

- Ну, что вы там затихли? -нервно проорал из-за камня Эдрик - Говорите хоть что-то, мы ж волнуемся!

Юлий по прежнему молчал. Молча встал с колена, молча отошел от гробницы, уже без всякой страховки взял с пола мешок, судя по его напрягшемуся лицу, оказавшийся довольно тяжелым.

- Все, пошли отсюда! -обронил, не глядя на Равена - Скорее, кому говорю!

Равен и не собирался спорить. Побледнев и вообразив себе бог весть что, он почти бегом последовал за вором. Впрочем, ему все равно вторым довелось пролезать сквозь трещину. И всю дорогу, все те мгновения, что он беспомощно протискивался сквозь узкую щель между скалами, ему мстилось, что сзади за ним идет ограбленный мертвец…

Несмотря на все нетерпение гардара с норлингом, Юлий позволил себе немного перевести дух, молча сел у костра и молча же, залпом, выпил чарку остывшего напитка с граппой.

- Ну?! -не выдержал Эдрик, в отличии от гардара не привыкший еще скрывать свои мысли и чувства - Чего молчишь, базиликанец?!

Юлий, уже не спеша никуда, мелкими глотками допил остатки с донышка, крякнул, оценив кислый и немного пряный вкус напитка:

- Ты не поверишь, северянин!

- Почему это не поверю? -обиделся Эдрик - Я вообще человек доверчивый, самому жуть!

- Тогда поверь мне, что там могила самого Грома! Того самого гардарского князя, о котором мы только что судили… Куда?!

Мстислав, вскочивший на ноги, смущенно ухмыльнулся и сел обратно.

- Ты что, совсем обезумел?! Сначала один идиот гуляет по ловушкам, каким-то чудом оставшись живым и со всеми конечностями, потом другой бросается туда, хотя тебе, медведь, там вовсе не повернуться! Не обижайся уж… -довольно миролюбиво закончил свою жаркую речь Юлий.

- Да я и не обижаюсь… -начал было Мстислав, наливая и себе грога, но поперхнулся первым же глотком - Постой! Что ты там говорил о ловушках?!

- Да, да! -поддержал его Равен - Какие ловушки, если я все исходил!

- Вот и я удивляюсь! -покачал головой Стриж - Каким чудом ты смог миновать четыре костоглота , падающую звезду и несколько ловушек, которые не столь смертельны! Видел, я сломал палочку? Это эльфийская работа! Ну, эльфов, конечно, нет на самом деле, но какой-то маг делает их и продает за хорошие деньги. Зато любую ловушку видно, словно сам ставил!

- А что было бы, если бы я попал в ловушку? -бледный как полотно, похоже, даже не слушавший толком его, спросил Равен - Ну, в костоглота этого. Или в падающую звезду !

- Под падающую звезду! -поправил его Юлий - Это огненный шар, падающий всегда сверху и накрывающий собой стоящего под ним человека… Даже косточек на остается!

- А костоглот ? -покосившись на бледное, цвета снега лицо Равена, спросил Мстислав - Он тоже… что косточек не остается?

- Нет, остается! Одна кость и остается. От целой ноги или половины -как повезет!

Эдрик не успел среагировать и потому Равен, потерявший от испуга сознание, хорошо приложился головой о камни…

- Ну, вот! -с легкой усмешкой сказал Мстислав - Напугали нашего храброго мага!… А почему же он не погиб?

- Откуда я знаю? -пожал плечами Юлий - Не погиб, и ладно! Но - везуч! Костоглоты два из трех старые, могли и не пожечь ноги… Но Падающая Звезда свежая. Аж пылает красным! Да и последний костоглот , около самой могилы, поставлен недавно… Ну, лет десять назад, для магической ловушки - не срок!

- Значит, Гром… -внезапно тихо сказал Мстислав. - Я должен быть там! Поклониться могиле героя!

- И я! -внезапно заявил Эдрик. - Как-никак, он мой сородич! Пусть и дальний… А что в мешке?

Переход был столь неожиданным, что даже Юлий подпрыгнул. По правде - забыл он про мешок!

- Там ловушки нету? -подал голос пришедший в себя Равен. Ему было стыдно и лицо он старательно прятал.

- Нету, иначе я б и не взял! -возразил Стриж - Не веришь, отойди… Вон, наружу выйди!

Снаружи временами задувало так, что огонь клонился на камни, так что Равен предпочел проигнорировать этот камень в свой огород. Остался сидеть. Тем более голова после удара болела - хоть руби!

И все же, когда Юлий взял мешок в руки, каждому захотелось быть где подальше отсюда.

- А, я не боюсь! -внезапно воскликнул Эдрик - У меня оберег гардарский. Любую магию остановит!

- Ну, да! -хмыкнул невера Юлий - Так уж и всякую!…

- Открывай! -весело предложил Эдрик, оглянувшись все же на Мстислава. Мол, а ты что же?

Юлий набрал побольше воздуха в легкие, выдохнул его и закрыв глаза рывком распахнул мешок. Завязка, затянутая на горловине одним Богам известно сколько лет назад, не выдержала мощного рывка и рассыпалась в прах. Юлий наклонился, рискованно и бездумно вглядываясь… На лице его медленно проступило разочарование:

- Золото!… Всего лишь золото?!

- Дай! -потребовал Мстислав и, засунув руку в мешок, выгреб оттуда полную горсть золотых монет - базиликанских и торингских. Попались даже несколько гардарских кораблеников…

- Золото! -разглядев монеты пристальней, подтвердил Мстислав - А вы чего ожидали?…

К сумеркам б о льшая часть дров выгорела до конца, кизяк же хоть и горел, пламени настоящего не давал, жару особого тоже. Удивительно, но было довольно тепло. Четыре коня и четверо людей своими телами подняли температуру настолько высоко, что можно было даже вздремнуть без страха замерзнуть. Так и поступили, оставив за сторожа Юлия. Базиликанец, как ни укутывали его в запасную одежду, мерз и в сон его не клонило… Юлий, обиженный и обозленный, сидел, уставившись в огонь, время от времени подбрасывал в него засохшие темные лепешки и думал о том, что жизнь вошла в свою черную полосу. Он, вор из тех, кого видел своим преемником сам Великий Вор, сидит и кидает в огонь дерьмо! Он идет плечо к плечу с торингом, даже толком не зная, куда тот стремится! Боже, чем все это закончится?!

Юлий сидел довольно долго, время от времени настораживаясь и вслушиваясь в завывание ветра в тридцати шагах от него, за телами поставленных поперек прохода коней. Было шумно и буйно. На улице, похоже, бушевала настоящая зима и это наводило вора на еще более мрачные мысли. Если так продолжится до утра, неизвестно еще, удастся ли выбраться. Снег вполне может завалить все проходы и уж всяко завалит дорогу… Дорогу по перевалу Грома! Который в это время года открыт всегда!

Трудно сказать, к чему в конечном итоге привели бы размышления Юлия Стрижа, вора со стажем. Но в них, в эти самые размышления вмешалось то, что любой базиликанец с полным правом назовет сверхъестественной силой… Костер вдруг колыхнулся, невысокие, синеватые огоньки прижались к самой земле и Юлий, прищурившись, увидел в глубине пещеры какое-то движение. Он проклял собственную глупость, из-за которой теперь ничего не видел… Только идиот смотрит в огонь, охраняя покой своих товарищей…

- Тревога! -не боясь оказаться неправым, заорал Стриж, вскакивая на ноги и одним длинным движением обнажая фальчиону - Тревога!!!

Если кто и спал, то некрепко. Уже через несколько мгновений трое спутников базиликанца были на ногах. А поскольку спали все при оружии и не снимая доспехов, то вскочили готовыми к бою… Равен в панике вновь обратился к магии и затеплил голубой огонь Светлячка

Тут очередной порыв ветра залетел внутрь и неясная фигура вдали определенно заколебалась… Призрак!

- Призрак! -разочарованно протянул Юлий, опуская рапиру острием к земле. Его примеру последовал Мстислав…

Равен и Эдрик потрясли своих товарищей, как уже случалось не раз и раньше. Молодой маг сделал шаг вперед и, не стесняясь, преклонил колени:

- Учитель!

Эдрик был чуть спокойнее. Он просто коротко кивнул, убирая меч в ножны:

- Здравствуй, хозяин!

Фигура седобородого, худосочного старика явственно заколебалась в неспокойном воздухе пещеры, а в следующий миг гардар и базиликанец получили потрясающий сами основы удар. Шок, иначе и не назовешь…

- Здравствуй, мой мальчик! -ответил призрак высоким, несколько сварливым и уж точно не дружелюбным голосом - Я вижу, ты здравствуешь, несмотря на все неприятности. Ничего, скоро станет еще легче!

- Легче?! -возмутился Эдрик, несмотря на признание собственной подчиненности, старавшийся говорить и действовать, даже стоять перед Хранителем Севера с максимальной независимостью - Легче?! Да куда уж легче… Мне тут говорили, что перевал Грома можно до первого снега проходить! Что-то я не слышал, чтобы в месяц Фрии выпадал первый снег!

- Посмотри на улицу, мальчик, и ты его увидишь! -холодно отрезал маг - В природе много неясного даже для нас, магов! Что ты хочешь, чтобы я сделал еще?! Завтра утром станет легче, я сказал!

- Успокоил! -фыркнул Эдрик, но решил не рисковать и отошел в сторону.

- У меня не слишком много времени! -раздраженно сказал Сервелий, которому начало разговора явно пришлось не по душе - Вам надо поспешить в Миллениум… тьфу ты, в Вечный Город! Там можно узнать что-то новое о судьбе Отто. Я узнал, что он там был. Точно был! Вот только не могу понять, есть он там сейчас, или нет. Я постараюсь разузнать это к тому времени, как вы там окажетесь. Через семь дней самое большее вы должны быть в городе!

- Послушай, маг! -возмутился Эдрик - Да до этого города, небось, вдвое больше!

- Это точно! -подтвердил Юлий - Дней десять, меньше просто невозможно затратить!

- Кто это? -словно впервые увидев, воззрился "призрак" на Юлия - Тебя послал император?

- Я сам по себе! -окрысился Юлий - И никто мне не указ. Ни ваш император, ни моя августа!

- Он -вор! - коротко пояснил Равен, стараясь не смотреть на учителя - Мы решили, что он нам может пригодиться…

- Мы?! -ошеломленно уставился на него Сервелий - Ученик мой, ты ничего не забыл из того, что я говорил тебе в башне? Право свое приказывать ты не должен уступать никому!

- Эй, почтенный маг! -внезапно окликнул его доселе молча подпиравший стенку Мстислав - Я к тебе обращаюсь, старик!

- Кто ты?! -повысив голос, рыкнул на него Сервелий - Варвар, гардар… Ты - человек Теодора!

- Я сотник его гвардии! -невозмутимо подтвердил Мстислав - Что с того? Скажи-ка ты лучше, чем вызвана такая спешка!

- Я перед тобой отчитываться не должен! -холодно ответил почему-то успокоившийся маг - Ты - варвар и должен подчиняться мне! Мы так договорились с твоим повелителем, императором Теодором!

- Он мне не повелитель! -сухо возразил Мстислав - Но лишь хозяин моего меча! Я служил ему, теперь не служу. Я - изгой его волей! Так с чего бы мне выполнять ваши договоренности? И потом: нам здесь виднее! Твой ученик, может быть, хороший маг. Но в жизни он не разбирается. А дело - важное! Ты хочешь, чтобы мы нашли и вернули кронпринца? Так не вмешивайся! Мы сами решим, что нужно, а что - нет! И, кстати, не мешало бы тебе хоть раз объяснить все по порядку. Кто, где, почему! Сколько нам можно идти вслепую?!

- Столько, столько нужно! -уже совершенно спокойно ответил маг - Да, пока вы - слепые котята! Утыкаетесь во все углы, спотыкаетесь, падаете… Пока! Придет час, и все изменится. Пока - рано!

Прежде чем хоть кто-то успел открыть рот, чтобы возразить или поддержать Сервелия, "призрак" вдруг исчез. Вот так вот сразу - исчез и все!

Равен, дрожащий всем телом, бледный и очень расстроенный, медленно осел прямо на камень. Его примеру, только ни капли не испугавшись, последовал Эдрик. Рожа его, впрочем, была мрачна…

- Он всегда таков? -сквозь зубы, явно разозлившийся до предела, поинтересовался Мстислав - Равен?

- Всегда… -угрюмо ответил тот, явно видя себя изгоем без самого слабенького, друидского хотя бы посоха - Он даже с императором так разговаривает!

- Ну, я ему не император! -фыркнул Мстислав - Я - родянин, а это куда лучше!

- А я -норлинг! - зло выкрикнул Эдрик - Я ему не раб и не слуга!

Тут все трое посмотрели на Юлия. Что-то затих вор-то…

Юлий как стоял столбом, так и продолжал стоять. Если бы не блестящие темные глаза, выдающие бешеную работу мысли, могло бы показаться, что он в соляной столб превратился, или окончательно заиндевел. Но нет, живой…

- Чего ты, Стриж? -тревожно озаботился Мстислав - Заболел, что ли? Или с испуга животом замаялся?

- Замаешься с вами! -тихо сказал Юлий - Я наконец-то все понял, вот что! И почему такая спешка, коней загоняем, напролом лезем. И почему за вами охота… Вы ж кронпринца Закатной Империи вызволяете! А наши, Фальчиота наверное, его похитили и теперь прячут. Так ведь… Так ведь это - война! Верная война! Пострашнее Великой…

- Это уж точно! -хищно оскалился гардар, на миг забыв про все на свете - Уж мы постараемся, чтобы ни драконы, ни эльфы с гномами, ни тролли нас врасплох не застали! А наши ведуны все семьдесят лет мечтали о реванше. Готовились! У нас в лесах тоже достаточно чудищ…

- Наши маги тоже не под виноградом спали эти годы! -запальчиво огрызнулся Юлий - Да и мы, наверное, стали умнее… Попробуйте только все войско послать против нас! Вот и запылают тогда ваши собственные города! Норлинги - наши союзники! Как, впрочем, и номады…

Само собой получилось, что они уже с обнаженным оружием встали друг против друга. И быть бы боя с совершенно ясным исходом, но между поедищниками вклинились до смерти перепуганные Эдрик и Равен…

- Назад! -орал Эдрик, сам с радостью схватившийся бы за меч - Назад, кому говорю!

Мстислав внезапно так резко сделал шаг назад, что Равен, его держащий, упал, не удержавшись. Гардар даже не глянул на него, быстро пересек пещеру и сел у костра. Молчаливый, взъерошенный, злой…

- Ладно, варвар! -совершенно внезапно миролюбивым тоном сказал Юлий - Давай, что ли, помиримся! Я тоже не хочу, чтобы начиналась война. Так что поборемся за мир!

Мстислав искоса глянул на него, но смолчал. Ни слова в ответ: ни доброго, ни злого, хулительного…

После такого - какой же сон? До утра просидели вокруг костра, подкрепляя силы последними глотками остывшего грога, последними кусками вяленого мяса, опостылевшего и невкусного. Разговаривали мало, лишь под утро, когда настроение у всех было совсем уж упадочное, Равен вдруг раздобыл свою забытую за эти дни лютню и Эдрик обрадовано потер руки: пел маг чуть ли не лучше, чем колдовал.

- Ты только повеселее что-нибудь спой! -попросил он, покровительственно поглядывая на приятелей - Что-нибудь наше, воинское! А то опять слюни разведешь, поскользнуться можно!

Бросив на жестокосердного норлинга полный презрения взгляд, Равен настроил лютни и легонько коснулся струн. Полилась мелодия, и еще прежде чем маг запел, Мстислав узнал ее. Популярная среди торингов, но, увы, вряд ли подходящая для Эдрика песенка…

Роза из Роз и зарница зарниц,

Гроза из гроз и царица цариц.

Роза, лицом ласкающая взгляд,

Цветок веселья и венец услад,

Глаза, что состраданием дарят

И лечат тех, кто чахнет и томится…

Роза из Роз и зарница зарниц…

Такую даму можно ль не любить!

Она от зла сумеет оградить,

Спасти нас, грешных и грехи простить,

Ее рукой лишь доброе творится…

Эдрик, человек приземленный, совершенно не воспринял этот почти гимн. Уже к концу первого куплета он начал возмущаться и плеваться, пару раз пытался перекричать Равена, но Юлий цыкал на него в голос и он умолкал… Зато первым вскочил на ноги, когда от входа раздался чей-то покровительственный голос…

- Браво, браво, путник! -говорил несомненно торинг - Ты хорошо поешь… для мага! Ведь ты - маг?

Кони шарахнулись, когда Мстислав, в очередной раз за краткое время обнажив клинок, шагнул вперед. В дверях против него, улыбаясь дружелюбно и поднятыми кверху ладонями показывая свои мирные намерения, стоял одинокий толстяк, торинг. Впрочем, мирные-то мирные, но за его спиной, направив свои мощные арбалеты на четверку, разместились семеро стрелков. Достаточно, чтобы на таком расстоянии нашпиговать арбалетными тяжелыми болтами всех четверых…

- Не надо бросаться на меня в священной ярости! -улыбнулся торинг - Я мирный купец, но… все же не стоит! Кто вы?

- Путники! -холодно возразил Мстислав - Простые путники!

- Простые путники, всего милю не доехавшие до постоялого двора? Простые путники, заночевавшие в Пещере Смерти?! Не верю я в это! Вы -разбойники! Те самые, что каждый год грабят здесь караваны! Безнаказанно!

- Ага! -поддакнул Эдрик, выходя из-за укрытия и становясь плечом к плечу с Мстиславом - А всех, кто выцеливает нас из арбалетов, мы предаем самым мучительным видам казни, до каких только можем додуматься! АМ!

Один или двое стрелков оказались со слабыми нервами - даже подпрыгнули. Остальные, впрочем, арбалеты не отвели, сосредоточив их на двоих воинах, показавшихся им самыми опасными. Через миг стало ясно, как они просчитались…

- Бросьте арбалеты! -звонким от напряжения голосом велел Равен, ласково подбрасывая на ладони огромный, переливающий оранжевым и красным огненный шар - Бросайте, я говорю! Я ведь успею его бросить все равно!

- Бросайте! -громко и четко приказал толстяк - Мы с миром, я ж говорю!

- Тогда вам ничего не грозит… -усмехнулся Мстислав - Эдрик, прими!

Норлинг, хищно оскалившись и покачивая остро отточенной спатой, лисой скользнул вперед и быстро собрал все семь арбалетов. Мечи, впрочем, оставил. Тащить их тяжело, а с семерыми мечниками справятся, сомнений нет! Тем более Равен разошелся…

- Поговорим? -предложил толстяк, оглядываясь на своих.

- Отчего бы нет! -пожал плечами Мстислав. И замер, неверяще глядя перед собой…

- Чего тут у вас? -раздался за спинами охранников густой мужской голос - Эй, убери свой шарик! Обижусь - голову оторву!

- Сначала мне оторви, вуй Лютень! -весело заорал Мстислав - Если конечно, сможешь, старче!

- Мстислав?! Сопливый волчонок, ты как здесь?!

- Как и ты, старый волчара! -немедленно ответил Мстислав - По дороге приехал!

- Ну, ну… -протянул Лютень, властным жестом приказав воинам успокоиться - Это - свои, хозяин! Я за них ручаюсь!

- Ручаешься ты, или нет, а они все одно уже выиграли! Оружие верните, я сам за него платил!

- Отдай арбалеты, Эдрик! -махнул рукой Мстислав - Они нам не враги… Отдай, я сказал!

Эдрик, с явным сожалением погладив ложе дорогого воротного арбалета, сложил их перед собой и отступил на пару шагов, небрежно обронив ладонь на рукоять меча.

- Не потребуется! -глянув на него с явной усмешкой во взгляде, сообщил Лютень - Я ж сказал, вы мне не враги, раз с вами - Мстислав!

- Остынь, Эдрик! -серьезно сказал сам Мстислав - Это мой дядя, сородич и побратим моего отца!… Давно из Ярослава?

- Из Серой Вежи! -возразил Лютень, косо глянув на своих - Пойдем, друже, поговорим!

Они вышли…

- Что случилось? -резко развернувшись, в упор уставился Мстислав на вуя - Не верю, чтобы князь Александр тебя так просто отпустил. Ты - лучший сотник его дружины!

- Ну, не лучший! -усмехнулся Лютень - Лучшим твой отец… был. Ты боярина Милослава Светлого помнишь? Дворского княжьего?

- Отчего ж не помнить! -почесав задницу, мрачно ответил Мстислав - Вернусь, я ему о себе напомню, не сомневайся!… Порол он нас, отроков дружинных, как сидровых коз! А может, и того хуже!

- За дело ведь! -добродушно ухмыльнулся Лютень - Кто княжьего жеребца из-под носа у Милослава увел? Ему укор, одному молодцу - слава! Сам князь потом похвалил, в собственную тайную сотню пророчил!

- Ага! -поддакнул Мстислав - А потом выпороть велел, чтобы неповадно было на княжеское добро зариться! Это я тоже помню!

- Князь тебе вместо отца был! -не на шутку рассердился Лютень - Когда твой отец, сотник Осмысл, погиб на границе, разве не князь Александр стал тебе отца вместо? Разве не он заботился о тебе, сделал своим личным меченошей?! Неблагодарный, ты ушел от него, стоило тебе исполниться восемнадцать весен!

- Ты знаешь причину! -угрюмо возразил Мстислав.

- Я -знаю! - резко ответил Лютень - И половина дружины - вместе со мной! Это не причина изменять роду! Твой отец не поступил бы так!

- Ты тоже вышел из рода! -напомнил Мстислав - Нет, конечно, твоя причина важнее…

- Я не сошелся с боярином Милославом! -нехотя ответил Лютень - Мы дрались. Проигравший должен был покинуть Ярослав и вообще княжество! Я проиграл!

- Ты?!

- Я! -осерчал дядя - А что ты думаешь, я непобедим?!

- Это все, что ты хочешь мне сказать? -как-то странно глядя на него, спросил Мстислав - Из-за чего ты столкнулся с Милославом?

Лютень вдруг скривился, словно кислого объелся и сел. Прямо в нанесенный за зиму сугроб. Хотя рядом, всего в десятке шагов, возвышался над трактом воз с товаром…

- Беда, племянничек! Видишь ли… Дружина наша, во главе с Милославом как раз, ходила помогать Орлам, Артанскому княжеству. Там что-то опять номады заратились, сладу не было. Я сам не ходил, князь не отпустил… А жаль! Потеряли мы всю дружину, большую часть простых ратников… Ходила тысяча полная, вернулась дай Бог сотня… Говорят, в полоне сотня или две -раненными брали! Те дружинники, что вернулись, говорят - Милослав повинен! Перли по Дикому Полю, как по родным лесам - без дозоров, без сторож. Догулялись, идиоты! Ключ-города не дошли, а уже на номадов нарвались! Номадов тех не догнали - к себе за Гнилое Болото ушли… Ну, я на вече воинском и выкрикнул, что Милослав - предатель и трус… Дальше догадываешься ли?

- А то! -горько ухмыльнулся Мстислав - Кто князю Милослав, а кто - ты! Говоришь, номады ушли? Уракхан поди, ненавистник вечный…

- Я не все еще сказал… -опустив голову, тихо сказал Лютень - В дружине той, погибшей, родичи наши были. Дружина вся из Волчьеборских была. И ратники…

- А… Явор? -сорванным голосом спросил Мстислав - Волуй, Мстиша, Останя?

- И брат твой, и други… -еще ниже понурил голову Лютень - Все мертвы! Говорят ратники, они вместе так и шли. Четверкой святой! Вместе и полегли, отступать перед косоглазыми не пожелали! Дружину-то Милослав сразу отвел, там уже потом многие погибли. Ратники, те сразу полегли. И те дружинники, кто невместным для чести посчитал пешцев на смерть бросать… Ты что, никак плачешь?!

- Я возвращаюсь домой! -глухим от ярости голосом сообщил Мстислав - Тебе не удалось отомстить трусу, так я попытаюсь! У меня - получится!

- Нет! -покачал головой Лютень - Ты - последний из моих родичей, оставшийся в живых. Да и Млаве вряд ли понравится, если Милослав все же одолеет тебя!… Не плачь, мальчик, есть на свете Божья справедливость. Когда наступит Час, Боги сами отомстят всем виновным. И не позволят наказать невинных!

- Если бы было так, ты не сидел бы сейчас передо мной! -сердито фыркнул Мстислав, и впрямь отирая слезы с лица. Только это были слезы ярости и гнева…

- Может быть… -тяжело вздохнул Лютень - Может быть, я потому и вызвал тогда Милослава, что сам верил в то же! Видишь, боги указали мне, что я ошибся…

Мстислав яростно скрежетнул зубами, вскочил и быстро ушел обратно, в пещеру…

- Сопляк! -проводив его сердитым взглядом, сухо подвел итог его дядя - Прав был князь, когда отказал ему! Ох и прав же! Сопляк!…

Мстислав сдержался, честь ему и хвала. Он не собрался уходить, хотя до самого полудня, когда отдохнувший обоз начал собираться выступать, тешил себя такими мыслями. Его дурное настроение, разумеется, передалось и всей квадре. Четверка до обеда ходила мрачная, никто не пытался даже разговаривать друг с другом… Лишь самую чуть поднял настроение Юлий, сообщивший, что сокровища Грома принесли им четыре сотни золотых монет Базилики. Неплохое подспорье…

Выступать решили вместе с обозом. Во-первых, действительно обидно было оказаться всего в миле с небольшим от нормальной, с горячим ужином и теплыми постелями корчмы, во-вторых, по словам Лютеня, которому Мстислав верил, дорога впереди начиналась опасная. Именно осенью, когда акриты и прочие базиликанские воины не слишком охотно лезли в горы, вдоль дороги начинали бесчинствовать разбойники. Конечно, четверым вооруженным людям они не слишком страшны… Но лучше не рисковать, когда идешь на столь серьезное дело!

Собрались. Выступили…

Обоз купца Миодрага, почетного горожанина Изибурга, столицы Изении и, кстати, серебряного мастера Гильдии Торговцев, состоял из дюжины и еще двух возов, доверху груженных гардарскими мехами и медом, торингским ковьем и поделками городских ремесленников. Гружены возы были так, что даже могучие Ассанские тяжеловозы с большим трудом, медленно и с натугой тянули возы. Впрочем, возницы, все как один - изенцы и знатоки своего дела, обещали своим громадным коняшкам скорый отдых. Мол, скоро горы пойдут под уклон, в Ущелье Поверженного Идола и оттуда уже прямая, по низине вдоль горной речушки вьющаяся дорога - прямиком в Кирифор. Дня два пути, самое большее - три, если погода вновь ухудшится!

Выступили, значит. Миодраг, вообще-то никакого разрешения не дававший, с явным неудовлетворением смотрел на новых попутчиков. Похоже, он им просто не доверял, считая чем-то вроде разбойников и несомненно опасаясь. В общем-то, он был недалек от правоты, но Мстиславу это было не по нраву и он злился. Злился, пока они пересекали плато на вершине перевала. Злился, когда они начали спуск и проехали мимо небольшого, больше всего похожего на берлогу или землянку дома - корчмы. Он еще долго мог бы злиться… Но Миодраг, кроме того, что был хитер и тороват - достоинство для купца, был еще и проницателен. В общем-то, тоже не последнее достоинство для торгового человека… Он сам подъехал к Мстиславу, еще издали улыбаясь и показывая пустые ладони. Мол, с мирными намерениями, не с войной!

- Чего тебе? -не слишком дружелюбно поинтересовался Мстислав, по-прежнему пребывавший не в настроении.

- Я хотел бы поговорить с тобой, благородный воин! И, если позволишь, дать пару советов!

- Говори, я слушаю! -глядя прямо перед собой, сухо обронил Мстислав - Только поскорее, я занят!

- Ты, наверное, обижен на меня! -робко начал купец - Понимаю, мои люди не слишком дружелюбно отнеслись к тебе и твоим людям при первой встрече. Сразу за оружие похватались!… Непростительно, они должны были разглядеть на тебе знаки гвардии императора! В гвардию отбираются самые достойные, там вряд ли могли найти прибежище ренегаты и воры!…

- Может быть, я -исключение! - с горькой усмешкой сказал Мстислав.

- Может быть! -пожал плечами Миодраг - Но Лютень верит тебе! А я верю Лютеню. Он несколько месяцев со мной, и я ни разу не пожалел об этом! Он верен, умен, осторожен… Я тоже! Сейчас в этих местах развелось слишком много ворья. Не мешало бы подчистить горы, но наша Империя никогда не договорится с Базиликой. Каждый владыка желает, чтобы соседу было хуже… А в минувшем месяце здесь пропало четыре каравана! Четыре! Большинство предпочитает нести убытки, но идти через Тангарию… Надеюсь, я хоть немного объяснил тебе, почему мои воины были так грубы!

- Немного! -усмехнулся Мстислав - Ты мне еще хотел что-то посоветовать!

- Хотел… Прости, почтенный сотник, я не хочу тебя обижать… Но это глупость -ехать по земле Базилики в одежде гвардейца императора Тор. Ты пойми, здесь и простых торингов терпят только по нужде, иначе с голоду могут помереть… Что будет, если появишься ты?!

Мстислав обладал достаточно богатым воображением, чтобы представить себе эту картину. И, напугав Миодрага, захохотал в голос…

- Гвардия Тор на улицах Кирифора! Войско Императора Теодора в походе по земле священной Базилики! Ох, какая будет паника!…

- Ты не дойдешь до Кирифора, самоуверенный варвар! -вспылил торинг - Тебя прибьют раньше!

- И это -возможно! - усмехнулся Мстислав - Но паника будет, клянусь тебе! Они ж все - трусы! Их кровь южан столь горяча, что убегает в пятки!

- И все же я советую тебе снять знаки отличия сотника гвардии. Их немного и это не станет для тебя позором. Ты ведь идешь не по поручению императора?

- Разумеется, нет! -немедленно отрекся гардар, вызвав пристальный и полный недоверия взгляд купца - Я иду по собственной воле. Сопровождаю друзей в Великий Город. Надо нам туда!…

- Ну, мне-то не туда! -пожал плечами Миодраг - Я еду к Юнию из Олариума! Мы с ним дружим уже два десятка лет, и будь он помоложе, я именно за него отдал бы свою дочку…

- А у тебя есть дочка?! -довольно умело для гардара перевел разговор Мстислав.

- Есть! -гордо ответил купец. После чего в течении полной вигилии Мстислав вынужден был выслушивать смесь жалоб и восторгов по поводу девицы, которую никогда не видел и видеть которую нисколько не желал…

Смешно говорить об этом, но выручили гардара разбойники. Когда он уже собирался подыскать уважительную причину, чтобы смыться, впереди на дорогу обрушилось дерево. Огромный, ветвистый бук, враз преградивший дорогу передовому дозору - двоим всадникам из числа людей Лютеня. А уже в следующий миг из-за нависающих над дорогой скал возникло не меньше трех десятков фигур в темно-коричневых одеждах. Воздух огласился дикими, нечеловеческими воплями, и разбойники ринулись вниз…

- Вот и развлечение! -радостно проорал Эдрик, спешиваясь и обнажая меч - Ну, хоть кости разомну. А то уж заскучал!!!

- Назад! -рыкнул Мстислав, заслоняясь жеребцом и лихорадочно натягивая тетиву на свой страшный лук - Назад, еще не время!… Проклятье, как не вовремя…

Впрочем, вскоре оказалось, что не все так плохо. Восьмерка воинов Лютеня, в основном торинги и двое гардаров, свое дело знала. У каждого из них был наготове арбалет или лук, которыми они сразу же и воспользовались. Но неожиданностью как для гардара, так и для разбойников стали арбалеты, которые извлекли возницы. Больше дюжины арбалетов, пусть даже в не слишком умелых руках - сила великая!…

Залп почти двух десятков стрелков был, может быть, не слишком точен, но плотен и дело свое сделал. Нарвавшись на серьезное сопротивление, разбойники обычно отступали. Стрелы остужали их. Так было и на этот раз, коричневые фигуры вновь растворились среди камней… А вот дальше все пошло вовсе не так как надо. Вместо того, чтобы отступить, разбойники пустили в ход свои арбалеты и началась перестрелка, изначально не выгодная для обозников. Им куда сложнее было выцеливать укрывшихся за камнями соперников, нежели тем - выбивать защитников купеческого добра из-за телег…

Особенно удачно били из-за огромного, издалека похожего на медведя камня. Там засело сразу несколько арбалетчиков и даже Мстислав, уже успевший засадить стрелы в нескольких неловких врагов, ничего поделать не мог. Чтобы выцелить, надо видеть!

- Равен! -заорал он - Твой час настал! Спали их к Чернобогу!!!

Равен отчаянно взглянул на него, но спорить не стал. Лицо построжело, руки вновь начали плести сложную паутину заклинания…

- Нет!!! -в самый последний момент заорал испуганно Эдрик - Лучше мы сами!!!

Было уже поздно. Равен вздрогнул, но огненный шар с его ладоней слетел огромный и полетел точно. И точно долетел, врезавшись в самую верхушку камня и яркой вспышкой ослепив и своих, и чужих…

Пока все протирали глаза, пока ждали, чтобы зрение восстановилось, ничего особенного не происходило. А потом все ущелье, так показалось, заполонил отчаянный рев Эдрика:

- Я же говорил!!!

Мстислав, которому вернулось зрение, бросил взгляд на камень… И обмер. Огромный, весом во множество берковцев камень неуклонно и быстро катился вниз, точно на передовой воз обоза. Оттуда, из-за укрытия, сыпанули уже в разные стороны возницы и охранники, с руганью отскочил с пути сам Лютень, что-то дико орал Миодраг…

С грохотом и довольным треском вмяв воз месте с товаром в дорогу, камень сразу успокоился и даже не шелохнулся больше.

- … Хуже разбойников!!! -долетел до гардара ор купца - Такие убытки никто не сможет возместить!!!

Впрочем, ор довольно быстро закончился. Разбойники видимо поняли, что больше опасности их ждет вдали от дороги, нежели вблизи и коричнево-серым потоком хлынули вниз…

Их встретили. Так встретили, что не меньше четверти осталось лежать на камнях, так и не добежав до дороги. Остальные, впрочем, нашли в себе силы сделать последний рывок и заставили-таки возниц переменить арбалеты на "белое" оружие…

- Вот теперь -твой час! - проорал Мстислав Эдрику - Ну-ка, поспорим, кто кого!

Уже через миг стало не до болтовни…

Нахлынувших разбойников оказалось столь много, что Мстиславу показалось на миг - вокруг только люди в коричневом. Но уже в следующий миг где-то рядом полыхнуло огнем, заорали сжигаемые заживо, заорал расстроенный потерей еще одного воза Миодраг… Значит, Равен жив. Потом мимо с диким воем пролетел разбойник, споткнулся об ловко подставленную кем-то ногу и врезался лбом прямехенько в бочку с медом. Бочка выдержала, лоб, что странно, тоже. Но набежавшему следом Эдрику это пришлось не по душе и он долго и упорно бил врага мордой об дубовые доски бочки. До тех пор бил, пока доски не расселись и мед не залил все вокруг…

Отшвырнув мягкое тело соперника прочь и не обратив внимания, что из затылка разбойника торчит вышедший там осколок доски Эдрик оглянулся, выискивая новую жертву…

- Эх, хорошо! -проорал довольный и воодушевленный началом. - И медком напоил…

Мстислав крякнул устало и восхищенно, но тут же спешно выбросил кулак вперед, отвлекаясь. Налетевший прямо на кулак разбойник, кажется, сразу же лишился памяти и рухнул под ноги гардару…

Тот обозрел поле еще раз, отыскивая себе соперника по силам… Оказывается, все шло настолько хорошо, что его поиски довольно долго не давали результата. А когда нашел, его опередил Стриж, всадивший точно в лоб очередной свинцовый желудь из своего мелкого, но очень мощного самострела… Еще и ручкой помахал, собака!…

Все закончилось так, как всегда и бывает в неуправляемых сражениях - внезапно и сразу. Просто в один прекрасный миг оказалось, что соперников больше нет, а кто есть - либо ранен, либо перепуган и драпает. По таким даже не стреляли…

В то, что победили, впрочем, поверилось окончательно лишь тогда, когда раздался полный непередаваемой ярости рев Миодрага и купец, выставив вперед растопыренные руки дуром попер на Равена и Эдрика:

- Убийцы! Душегубы! Воры! Разорители!… На старости лет по миру пустили!

В руке у купца болталась какая-то мокрая тряпка, на вид совершенно неопасная…

- Ты чего, Миодраг? -искренне изумился Эдрик - Мы ж тебя только что от смерти спасли, товар твой…

- Товар! -взвыл Миодраг, хватаясь за редкие волосы на голове - Не поминай при мне этого слова. А ты, маг, мне еще заплатишь! Это ж надо, так точно обрушить камень, чтобы он рухнул прямо на лучший мой воз! С мехами гардарскими да медом! Почему его?! Почему не следующий - там подковы да всякая кузнечная мелочь?! Почему и за что?! Убью… Плати мне за убыток! Вот за эту испорченную шкуру соболя - плати!

- Эй, эй, почтенный купец! -оттеснив Миодрага плечом от мага, прикрикнул Мстислав - Остынь! Куда тебе добро, когда ты мог лишиться головы?! Остынь, кому говорю!

- Мой товар! -в голос всхлипнул купец и осел прямо в подтаявшую снежную грязь - Я разорен…

- Да ладно тебе! -подходя, как мог успокоил его Лютень - У тебя еще дюжина возов осталась. Ты, да не покроешь?! Брось, Миодраг!

- Дюжина? -удивился тот - Почему дюжина?!

- Ну… -замялся тот, загадочно покосившись на Равена - Наш славный спутник-маг, он ведь удержу не знал, врага разил направо и налево… Вот, налево как раз и стоял воз с чем-то мелким. Кажется, ты там вина ассанские вез?… Так их тоже нет!

Кажется, Миодраг даже не понял толком, что случилось. Он как-то тупо посмотрел на Равена, словно спрашивал, откуда тот взялся на его голову. И молча отвернулся…

Глава 5 "Кирифор"

До конца Ущелья Падшего Идола сильно поредевший обоз добирался два дня. Двигались медленно, пришлось даже, рискуя головами, посадить на облучки трех возов охранников, ибо возниц не хватало - они пострадали больше всех… Караван вообще понес довольно большие потери: из четырнадцати обозников погибло трое и еще трое были ранены. Из охранников, сражавшихся не щадя живота своего, погибло двое. Остальные, даже сам Лютень, были ранены. Двое - тяжело и все магическое искусству Равена не могло им уже помочь. Маг только постарался облегчить им жизнь в надежде, что в Кирифоре, вернее в десяти милях от него, найдутся более умелые врачи. Там ведь раскинулся огромный замок Командорства Ордена Пречистой Розы. А рыцари Пречистой Розы, как известно, неплохие лекари…

Медленное передвижение обоза вызывало у квадры ярость. В конце концов, можно было бы и побыстрее двигаться по такой хорошей дороге! Нет, Миодраг старался подстраховаться, всегда высылал вперед крепкий дозор… Причем в качестве разведчиков предпочитал использовать гардара и норлинга, громко заявляя, что таким образом они хоть немного компенсируют ему потерю большой части товара…

Так было и сейчас… Заканчивался уже третий день пути, ущелье наконец-то показало путникам выход из своего чрева и там уже виднелся, синел десятками шпилей и башен огромный и шумный Кирифор…

Дозор, в который на этот раз поехал сам Лютень, да еще один из двух гардаров, выживших в драке с разбойниками, вернулся обратно на рысях, заставив всех здоровых похвататься за оружие. Да и раненные подтянули мечи и арбалеты поближе. Драться они не смогут, но хоть один болт во врага пустят!

Лютень, впрочем, никому ничего не сказал, а лишь подъехал вплотную к возу, где ехал сам Миодраг и что-то негромко ему сообщил. Оба разом покосились на Равена…

- Эй, маг, послушай! -окликнул его Миодраг - Подъедь ко мне… да не бойся ты!

- Я и не боюсь! -с достоинством возразил Равен - А только опасаюсь! Вдруг ты опять по меха да про мед речь заведешь. Меня от меда твоего уже тошнит!

- И это -наш Равен! - шепотом удивился Эдрик, склонившись к самому уху Мстислава - Ты погляди, какой наглец!

- Станешь наглецом, когда на кону -полторы сотни золотых как минимум! - ухмыльнулся Мстислав - Три бочонка меда как раз на это и потянут…

- А меха?

- А меха он все одно продаст. За те же деньги, если не за большие. Ну кто из южан знает, как меха хранятся?

- Ну да?! -не поверил ему Эдрик - А впрочем… Я всегда думал, что торинги недалеко ушли от базиликанцев. Такие же врали!

Посмеялись… Но вскоре стало не до смеха.

- К оружию! -громово приказал Лютень, коротко переговорив с Равеном - Мстислав, норлинг, вы - впереди!

- Как всегда! -хмыкнул Эдрик - Говоришь, он - твой дядя?

- У нас так положено! -угрюмо пояснил Мстислав, направляя вороного жеребца в просвет между телегами - Родичей не щадят, но вперед выставляют. Тем - слава, воеводе нет укора! Внял?

- А я тут при чем?! -шумно возмутился Эдрик - Мне твой Лютинг, слава Веору, не брат и не родственник. Я с чего должен под стрелы лезть?!

- Да ни с чего! -пожал плечами Мстислав.

На том и сошлись…

Перебрасываясь время от времени полными яда фразами, они проехали по дороге до поворота.

- Подожди, я погляжу!… -обронил Мстислав, накладывая на тетиву стрелу-бронебой - Интересно, что могло так встревожить Лютеня?!

- Вот еще! -возмутился Эдрик, немедленно посылая своего коня так, чтобы он шел вровень с Ветерком гардара - С чего это ты - первый? Я лучше тебя дерусь!

- Еще поглядим! -рассеянно отмахнулся Мстислав - Ты лучше меч из ножен достань! Говорю ж, не нравится мне, как Лютень приказал! Он вуй мне, я знаю!

- И Равен встревожился! -внезапно согласился Эдрик, лихорадочно выдергивая меч из ножен и добывая из тороков великолепную, с двумя булатными лезвиями секиру - Уж я-то мага знаю!

Тревога седоков передалась коням, серый конь Эдрика прянул под ним, вскинув высоко круп… С диким воплем и отчетливо слышимым на все ущелье проклятьем Эдрик обрушился ему под копыта. Вскочил, униженный и оскорбленный в лучших чувствах, смущенный своей неловкостью перед глазами гардара…

- А чего ты ржешь? -после короткой заминки поинтересовался Эдрик, подбирая из грязи меч и секиру и с оружием в руках пытаясь вскарабкаться на услужливо подведенного Мстиславом коня - Сам что ли никогда не падал? Не верю!

- Отчего же, падал! -невозмутимо подтвердил Мстислав - Как ты - совсем недавно… Лет десять тому, когда прыгал через плетень!

- Плетень, это что? -нахмурился Эдрик, явно пытаясь раздобыть это слово из глубин своего сотрясенного ударом сознания - А, ограда! Ну и что?! Ты в седле родился, тебе и повод в руки!

Переругиваясь, они поехали дальше и, наверное именно из-за ругани, пропустили момент, когда на дороге оказалось куда больше людей. Человек десять бритоголовых, с посохами и в просторных золотых балахонах, во главе - седой старик с желчным выражением на лице и на удивление добрыми глазами… Впрочем, последнее могло только помститься Мстиславу…

- Эй, кто вы такие?! -гневно заорал Эдрик, накручивая себя перед боем - Прочь с дороги, если не хотите узнать, что такое мой гнев!

- Мы -всего лишь смиренные слуги Юпитеруса! - тихо сказал старик - Мы никому не мешаем, и просим благородных воинов не мешать нам!

- Какого еще?… -возмутился Эдрик - Прочь с дороги, я сказал!

- Постой! -придержал его Мстислав за рукав - Они ж и впрямь никому не мешают! Не тронь…

Эдрик недовольно нахмурился, но главным своим достоинством он искренне почитал спокойствие характера и рассудительность. К тому же он за последнее время довольно высоко в своей иерархии поставил Мстислава… Послушал, с явной неохотой.

- Что ж, ступай с миром! -дружелюбно сказал Мстислав - Не советую, впрочем, попадаться на глаза моим спутникам. Они все - сторонники Креста и Розы, вам может не поздоровиться!

- Мы -вполне законопослушные базиликане! - возразил старик - Никого не трогаем… И что вам с того, что мы принесем жертву Юпитерусу?! Вот ты, варвар, ведь поклоняешься своим богам? Или уже предал их, стал таким же отступником, как и многие?

- Но-но! -рыкнул на него Эдрик - Ты кого варваром назвал?!

- Прости, если обидел! -вполне серьезно озаботился старик - Я и впрямь имел в виду только то, что сказал. Варвар для меня не оскорбление, а лишь признание того, что видят мои глаза. Ты - чужеземец в Базилике! Я это и сказал, больше ничего!

Тревога старика была столь сильна, что Мстислав не удержался - усмехнулся…

Через мгновение все стало гораздо хуже… Из-за поворота, откуда только что появились сами разведчики, начали выезжать передовые возы каравана купца Миодрага. Впереди, видимо служа прикрытием от возможного нападения - Лютень и еще двое охранников. У всех в руках заряженные самострелы…

- Вот теперь поговорим! -несказанно обрадовался Эдрик - Слышь, жрец, бросай свой посох на землю и сдавайся! Сейчас свирепые варвары начнут тебя убивать!

- … А я начну! -решительно сообщил торинг-охранник, вскидывая свой арбалет - Жрецы Огненного Ока!

В голосе его было столько ненависти и брезгливости, что даже гардары схватились за мечи. Впрочем, тут же и опустили… Голос старика был полон усталого сознания своей обреченности:

- Мы никому не мешаем… Боги, нас так мало, что мы не можем даже правильно обряд провести! Нас для этого не хватает! Мы не льем кровь, Юпитерусу это не надо. Мы не призываем к себе новых адептов, ибо хотим жить… В конце концов, торинг, это -наши земли! Земли Базилики, а не Империи Молний!

- Это земли, над которыми воссиял свет Креста и Пречистой Розы! -сурово ответил за всех подъехавший Юлий - Впрочем, ты и впрямь жалок, старик… Благородный северянин, не стоит тебе тупить свои стрелы о его шкуру! Он - безвреден!

Торинг неохотно, но тем не менее послушно опустил арбалет. И, выказывая характер, так поддал своему коню по крупу ложем арбалета, что тот с места прыгнул вперед и чуть не снес с дороги парочку жрецов…

- Я -Сербилус, странствующий жрец бога Юпитеруса! - негромко, со слабой попыткой изобразить благодарность в голосе сказал Юлию жрец - Ты видишь, благородный путник, нас так мало осталось, что мы лишь самим себе можем вред причинить! Я понимаю: ты не дал нас в беду лишь по благости своей души… И все же - спасибо! Благодаря тебе, мы, может быть, проживем еще день или два! Пока не найдется иной человек, менее добродушный!

- Возможно, я ошибся! -хмуро обронил Юлий - Настоящий верующий обязан изничтожать скверну на месте!

- Но ведь они все -тоже язычники! - без всякого удивления возразил старик, указывая на Мстислав и Эдрика - Один верит в лесных духов, в то, что его предки были зверьми… Боги другого куда более жестоки, нежели наши! Почти каждый из них требует кровавых жертв!

- Они -чужаки! - резко возразил Стриж - Варвары! С них и спрос - мал! Мало ли, кто чем в лесу занимается… Ты - базиликанец. Твои последователи молоды, значит ты смущаешь их умы… Лютень, я думаю, лучше будет схватить их и отдать в руки закона! Я, как базиликанский новелиссим, прошу и требую от тебя помощи!

Лютень с явной неохотной покосился на купца. Миодраг, привыкший во всем и всегда идти на компромисс, пожал плечами с явным равнодушием к дальнейшей судьбе жрецов… Он, как и все торинги, за малым исключением на самом севере Ассании, был верным почитателем новой религии и носил на шее Обвитый Крест. Вообще-то это должно было сделать его столь же нетерпимым к ереси, как и большинство его соплеменников. Но Миодраг, ко всему прочему, был купцом. А любой купец привык договариваться абсолютно с любым человеком: хоть с чертом, хоть с богом. Главное, чтобы его не обжулили…

- Ладно! -махнул купец рукой - В конце концов, мы на его земле!

С явной неохотой подчинившись, Лютень и его воины окружили жрецов, заряженные арбалеты у них в руках смотрели угрожающе и прицельно…

- На все воля Юпитеруса! -со вздохом сказал Сербилус, обращаясь к своим - Если пришел наш час умирать, приготовьтесь к худшему! Нас ждет Золотой Форум Кирифора!…

Разве что один или два жреца издали звуки, похожие на всхлип. Слегка сочувствовавшие им гардары мрачно переглянулись… За что?!

Дорога под уклон, и кони пошли веселее. Дорога под уклон, и снежные, холодные плато Златогорья медленно сменились последней зеленью осенней Базилики. Равнинной Базилики! Впрочем, места вокруг были все одно дикие. И даже викусы, виллы и проастии вокруг попадались редко, уныло ютясь вдоль самой дороги… Чем дальше вниз, тем больше их попадалось. Тем чаще навстречу стали попадаться конные и пешие патрули базиликанцев, с явным подозрением разглядывавших вооруженных людей вокруг обоза. Впрочем, документы купца Миодрага, подорожная и прочие пергаменты были в полном порядке, пошлину он уплатил еще в Малом Кирифоре, так что придраться легионерам было совершенно не к чему. Тем более базиликанцы торопились, когда узнавали про нападение банды. Несколько раз среди воинов раздавалось имя "Виттор", но спросить про то, что это за имя никто не успевал - патрули спешно уходили к горам… Раз мимо обоза прошла целая банда акритов - шесть сотен отборных бородачей спешили в горы… Командир их, молодой, да ранний трибун задержался на четверть вигилии, и все это время нудно и упорно допрашивал купца и Лютеня, что да как случилось во время боя. Кажется, он был разочарован, услышав, что торинги справились сами и без особых потерь. Кажется, его повеселила жалоба Миодрага на погибшее добро с двух возов, но на всякий случай он намекнул, что просить о компенсации хоть великого эпарха Велмия, хоть самого номарха Левиуса бесполезно. Денег на это никто не выделит. Ни единого нуммия!

Впрочем, в разговоре с ним был и положительный момент… Видимо, чувствуя за собой некоторую вину, он довольно дружелюбно сообщил:

- Перевал Грома, говорят, завалило… А вообще, вам крупно повезло! Виттор имеет под рукой до сотни разбойников! Бывает, даже небольшие города берет и грабит!

- Кто он такой, этот Виттор? -не удержался от вопроса Юлий - Сколько здесь бывал, никогда про него не слышал!

- Сопляк! -отмахнулся трибун, сам еще молодой - Правда, умный! Пустил среди охлоса слух, что он - внебрачный сын августа Стефания, да еще - от простой! Ну, охлос в нем души не чает. По секрету сказать, так он, как наберет побольше воинов, наверняка рискнет мятеж поднять. Только ему не здесь надо пытаться, уходил бы в Сильберику. Там шансы были бы…

Смутившись и явно разозлившись сам на себя за то, что так разболтался, трибун ускакал. А Юлий задумчиво сказал, глядя в удаляющиеся клубы пыли:

- А он умен! И не совсем не прав! В Сильберике до сих пор грезят свободой от Великого Города. Если бы нашелся умный и решительный вождь, можно было бы много дров наломать!…

- Нам-то что! -повел в раздражении плечами Мстислав - Нам главное, чтобы эти акриты не болтались под ногами! И перевал как-то удачно стал непроходим… Равен, это не твой драгоценный Учитель постарался?

- Никто не ведает пределов могущества Хранителей! -флегматично пожал плечами Равен - Великий же Сервелий - самый из них могущественный! Но даже он не может творить магию, не видя места, в котором он хочет что-то сделать… Нет, вряд ли…

- А жаль! -искренне вздохнул Мстислав - Хоть чем-то помог бы!…

Равен, разумеется, надулся. И отъехал прочь, вольно или невольно задержавшись у воза жреца Юпитеруса.

- Послушай, благородный! -окликнул тот мага - Ты ведь не торинг? Или ты из Данарии? Там, говорят, бывают черноволосые…

- Я -торинг! - угрюмо ухмыльнулся Равен, вовсе не намереваясь выкладывать жрецу всю свою историю - Чистокровный торинг с севера Ассании!

- А… -проницательно посмотрел на него Сербилус - Значит правда, что внебрачных детей у вас стараются сплавить в академию магов… И кто же твой учитель, юноша? Я давно живу на свете и многих магов знаю! Кого - в лицо, кого понаслышке!

- Сервелий! -сам не зная, почему, честно ответил Равен. Полный титул, впрочем, скрыл…

Жрец и впрямь знал это имя. И знал, кому оно принадлежит. Он аж задохнулся удивлением…

- Хранитель Севера Сервелий?! Величайший маг, из попиравших когда-либо эту грешную землю?!

- Хватит! -оборвал его Равен - Он - велик, но тебе это не поможет. Я здесь чужак и вряд ли мог бы помочь… Даже если хотел бы! Но я тоже ношу Обвитый Крест и не могу дружелюбно относиться к язычнику.

- Жаль… -вздохнул старик - А я слышал, что маги часто набирают школяров из числа последних поклонников Тараниса у вас и Юпитеруса у нас. Ты разве не слышал историю своего учителя? Когда-то, не так уж и давно, он был одним из вернейших приверженцев Тараниса на севере! Говорят, его жертвенный нож отнял жизнь у многих пленников…

- То, что было -прошло! - равнодушно ответил Равен - Меня не интересует прошлое моего учителя. На то есть другие!

- Ты верный ученик! -вздохнул Сербилус - Но глупый… Ты мог бы многого добиться в этой жизни. Но, похоже, останешься тем, кто есть ныне! Сервелий прав: из быдла не выйдет толка ни при каких условиях! Только новелиссимы, привыкшие повелевать и готовые к этому с рождения! Только они способны стать магами с большой буквы!

Равен смолчал, хотя молчание далось ему с большим трудом, чем он мог представить. Сербилус оказался остроязыким мужем и в полной мере воспользовался малыми преимуществами своего невеселого положения.

Они около миллария проехали молча. Только поскрипывали плохо смазанные оси воза, да гулко опускал копыта данарский жеребец мага.

- Скажи, а вы правда обладаете собственной магией? -внезапно спросил Равен - Учитель мне не пожелал ответить, как я ни просил!

- Еще бы! -усмехнулся невесело Сербилус - Да, мы обладаем магией. Фетишной , разумеется… Для того, чтобы сотворить заклинание, нам не требуется заучивать нудные и пустые по сути строки. Их заменяют ингридиенты … Какое твое любимое заклинание? Если ты верный ученик своего господина - огненный шар !

- Верно… -без всякой охоты признал Равен - Оно у меня лучше всего получается! Хотя и другие…

- … Чтобы сотворить огненный шар , мне потребуется семь ингредиентов ! -перебил его жрец, жарко блестя глазами - Голова замученной особым образом кошки, немного нафты, капелька крови девственницы, взятой на пятый день ее месячных, моча беременной ослицы, сосновая свежая смола, немного селитры, протертой с костьми грешника, древесный уголь от злого дерева - гардарской березы… И получится такой огненный шар, что половину вон того викуса можно враз спалить! А главное, это не отнимет у меня сил. Совершенно… Что с тобой, юноша?!

Равена рвало. И не сказать ведь, что состав, объявленный жрецом, выглядел как-то слишком устрашающе. Юных школяров, чтобы проверить их на устойчивость, и не через такое прогоняют без сомнений. Но Боже, все это - вместе?!…

- Ох и слаба стала молодежь! -с явным сожалением в голосе прошептал жрец, с тоской глядя на вырастающие неотвратимо стены Кирифора - А я ведь еще не рассказал ему рецепт создания семилучевой молнии !… Сорок девять ингредиентов!…

Кирифор считался одним из крупнейших, богатейших и красивейших городов Базилики и всей Терры. Он вполне оправдывал это мнение, а викомагистры диоцеза Кирифор и эпархи этого города сполна восполняли возникавшие время от времени пробелы… Город, являвшийся щитом Базилики на единственном постоянно действовавшем переходе с Полуночи на Полдень, выглядел крепким орешком с нерушимой скорлупой. Его тридцать шесть огромных башен внешней стены и двенадцать внутренней высоко возносились серыми шпилями в небо, огромные, нарочито грубо сложенные стены казались нерушимыми и на самом деле ни разу не подвели. В Великой Войне, когда гардарские рати и остатки "природных" торингских легионов перевалили Перевал Грома и прошли Ущельем Падшего Идола, они уткнулись именно в эту крепость. Два года длилась осада, но Кирифор так и не сдался. Его изгои-защитники, сами северяне, ни разу не позволили усомниться в своей верности августа… В те годы это был единственный базиликанский город, кроме столицы, разумеется, который гардары так и не сумели взять…

Осаду тогда сняли лишь с поражением объединенного войска северян под Великим Городом. Конечно, такое не забывалось, потому на гербе Кирифора, дарованном ему после Великой Войны, император Валент Миротворец, еще не святой в те годы, велел изобразить на серебряном скутуме раскрытую ладонь. Как символ чистоты намерений и верности данному слову. Вместе с гербом - символом зависти любого города Базилики, Кирифор получил и гигантские привилегии. Кстати, еще одна причина, по которой большинство купцов предпочитало идти через него, а не через столицу нома, внешне процветающую Тангарию. Пошлины на проход через Кирифор были куда ниже…

Вблизи могучие стены Кирифора, впрочем, не выглядели столь внушительно, как издали. Особенно для человека сведущего… Да, булыжники, из которых были сложены и огромные башни, и сами стены, потрясали воображение своими размерами. Но Мстислав знал не меньше сотни воинов, которые в полной броне и при оружии смогли бы взобраться по ним наверх, пользуясь множеством трещин и недоделок. Там камень просел под огромным весом, здесь выкрошилась от ветра и времени прослойка из пуццоланового песка, зияли настоящие ущелья…

Ворота охранялись, и охрана состояла не из городских стражников - преторианцев, а из отборных, по крайней мере на словах, легионеров тангарийских арифм. Судя по форме, сержант и семь солдат представляли прославленную во многих войнах "Серую арифму"…

- Мой бы хирд сюда! -жадно посмотрев на позолоченные заклепки ворот, громко прошептал Эдрик - Раз плюнуть, этот городок взять!

Эдрик знал что говорил. Хоть и был он самым младшим здесь, опыт штурма городов уже имел. Сам целый один раз участвовал в подобном!…

- Эй, чего застряли?! -рыкнул на них подозрительный после двух амфор, выпитых прошлым вечером, сержант - Варвары, кому говорю! Проваливайте!!!

Эдрик дернулся было ответить, но в который раз, удивляясь себе сам, подчинился короткому но крепкому пожатию руки Мстислава. Тот, сам оскорбленный в лучших чувствах, сумел в этот раз сдержаться.

Обоз купца Миодрага бывал здесь уже не раз, потому прошел быстро и без проволочек. Миодраг, мило побеседовав с усталым легаторием, которого неудержимо тянуло в дрему, перешел к сержанту, потом завернул к десеткарю. С каждым пошутил, каждому сунул в намеренно раскрытый кошель по серебряному дукату. Сдал, как законопослушный чужеземец, язычников все тому же легаторию…

Уходя под прицелом наклоненных гаст, жрец сумел-таки развернуться и прокричать Равену:

- Приходи через три дня на Золотой Форум! Тебе понравится!

Равена заметно передернуло. Он не знал, чем является Золотой Форум здесь, но судя по тону жреца и кислым, потерянным физиономиям его спутников, догадался, что речь идет о судном, лобном месте. И решительно пообещал себе туда не ходить. Ни сегодня, ни через три дня… Ни в промежутке между ними.

Меж тем, Лютень уже попрощался с Мстиславом. Похоже было, в городе гардары решили не встречаться. Может быть, и правильно… Обозники прокричали последнее приветствие и свернули куда-то налево. Там, наверное, были торговые дворы. Четверку же повел Юлий. Он здесь бывал н впервые, ему и повод в руки. Юлий несколько раз колебался, задерживался у самых дорогих и самых нищих таверн и корчм, явно не зная, что выбрать. Он по-прежнему боялся Фальчиотты, но уже не так, как раньше. Успокоился как-то, да и время прошло немалое…

- А маг наш чего-то совсем загрустил! -громким шепотом сообщил вдруг всем Эдрик - Ты чего это, жреца пожалел, что ли? Так он сам дурак! Надо было бить нас посохом по головам, пока двое было, да в горы удирать! А он, вишь ты, благородного начал из себя строить! Вот и схлопотал себе на задницу!

- Ты угадал, норлинг! -вздохнул Равен - Именно на задницу… Через три дня его на кол посадят! А рядом - всех десятерых его товарищей… За то, что слушали!

- Правильно говорят, ересь там у вас, на Полуночи! -сердито фыркнул Юлий - Если уж ты, Посвященный в веру, жалеешь еретиков!

- Да чего их убивать?! -вскричал рассерженный не на шутку Равен - Подумаешь, велика опасность - десяток полубезумных идиотов! Много они вреда принесут? Много ли невинных душ совратят с пути истинного?!

- Даже если одну -это много! - немедленно возразил Стриж - И вообще, если хочешь знать…

Дальше на варваров и Равена обрушилась чисто теософская риторика и Мстислав отметил, как челюсть его начала подвергаться участи быть вывихнутой. Более скучного разговора он еще не слыхал…

Так они проехали еще квартал, может и два. На чужеземцах смыкалось немало взглядов - неприязненных, любопытных, вовсе никаких. Перед ними размыкались или наоборот, старались заступить дорогу… Впрочем, довольно часто такие намерения приводили к катастрофам. Впереди у четверки ехал Мстислав и вид гиганта гардара на гигантском же гардарском жеребце вызывал вполне понятную робость у самых задиристых кирифорцев…

- Здесь! -внезапно оборвав занудный свой спор с Равеном, объявил Юлий - Таверна "Дукат Филиппа" - лучшая здесь! Ну, и ст о ит, конечно, дорого…

- Ну, денег у нас сейчас куры не клюют! -громогласно сообщил всему двору Эдрик и тут же встрепенулся, расправил плечи и выпятил грудь - по двору семенила в потертом пеплосе черноволосая красотка. Эдрику, за всю дорогу от дома не имевшему возможности показать себя во всей красе, неожиданно сильно захотелось произвести впечатление на эту служанку…

- Эдрик, отведи коней в стойло! -сухим вороньим граем раздался рядом голос Мстислава - Догонишь нас уже внутри…

Эдрик попытался было встрепенуться, но под пристальным взглядом Мстислава увял… Да и не было нужды спорить. Девка, оказывается, несла два своих ситула с водой как раз в конюшню…

Под смешки слуг и части высыпавших на крыльцо постояльцев, викинг, красный как рак и злой, сполз с коня на землю. Вымещая злобу, пинком отослал к крыльцу попавшийся ему под ноги обод от тележного колеса… Впрочем, как только он ввалился внутрь коновязи, настроение резко поднялось. Девка стояла совсем рядом - шагах в десяти от него, внаклонку, выливая второй уже ситул в длинную, вытесанную из цельного куска дерева поилку…

- Эй, красотка! -громко сказал не привыкший откладывать подобные дела в долгий ящик Эдрик и сразу же схватил ее за роскошные, оттопыренные и крепкие ягодицы - Ишь, какая кобылка!

В следующий миг он узнал, что кобылки, оказывается, умеют брыкаться… Он оказался на грязном земляном полу, весь испачкавшись в дерьме, с гудящей головой и саднящей кожей на левой скуле. Глаз медленно, но неотвратимо заплывал…

- Чего тебе? -грубым, лишенным для Эдрика всякого очарования голосом поинтересовалась "красотка" - Или совсем с ума сошел, к мужней жене приставать?!

Грудь ее, огромный пышный бюст, в волнении вздымался почти горизонтально, бедняга Эдрик никак не мог оторвать свой взгляд от этого движения. Впрочем, к вожделению примешивалась беспомощная ярость. Ему, любимцу всех без исключения девушек и женщин Моркинскинны и даже всего Лоннафьорда, впервые отказали! Причем так отказали, что теперь на много дней придется отказаться даже от мысли привлечь женщину своим неотразимым, победным профилем…

Служанка, меж тем, времени попусту не тратила. Долив в поилку то, что оставалось в ситуле, она молча вышла, гордо задрав крохотный носик на круглом лице кверху. С улицы вновь раздался ее громкий голос. Она явно кого-то отчитывала… Послышался общий смех…

- Проклятье! -с отчаянием прошептал Эдрик, тщетно пытаясь стряхнуть с себя крепко въевшиеся в ткань комки конского дерьма - Как же мне теперь идти?!

Оказалось, очень просто. Его появление, правда, было встречено всеобщим весельем, но в веселье этом норлинг угадал нотку сочувствия. Наверное, не он был здесь первым, кого постигла неудача… Эдрик поднял голову и расправил плечи. Он легким шагом, стараясь не выказывать боли, с каждым этим шагом отдающейся в голову, пересек двор и вошел внутрь…

Довольный Мстислав стоял, прислонившись к лестнице и что-то оживленно и громко втолковывал мальчику-слуге. Он только искоса глянул на Эдрика, сообщив тому, впрочем:

- Мы сняли тут большую комнату наверху. Все поместимся! Можно было, конечно, несколько снять, ты храпишь и вообще плохо спишь… Но -денег жалко! Перетерпим пару ночей, пока Юлий будет договариваться о грамоте!… Кстати, я заказал там, наверху воды горячей для нас для всех. Ты, кажется, испачкался… Иди первый!

Эдрик хотел было возразить, сказать, что совсем недавно мылся - седмицы еще не прошло… Но сдержался, представив себе, как выглядит сейчас. Может, не так уж и не права была та баба?…

Ступени заскрипели под его немалым весом, когда норлинг заспешил наверх…

Довольный и чистый, благоухающий каким-то базиликанским благовонием, Эдрик прошел по темному переходу и остановился перед дверью в снятую для них комнату. Настроение было радужное, хотелось творить добро и расцеловать всех девушек… мда. За дверью слышался плеск воды и довольный смех Юлия. Базиликанец, впрочем, и не скрывал, что мыться одному ему не придется, что у него уже все на мази… Остальные трое, не способные даже толком объясниться, молча страдали, глядя, как испаряются последние их шансы…

Эдрик замялся. Входить, значило - помешать, а мешать в делах сердечных он очень не любил. Не войти, значило рассердить Равена, которому норлинг обещал принести ученую книгу. Одну из трех, которые подарил ему в милларии от города жрец Сербилус. Вроде бы, там шла речь о какой-то магии… Слава Веору, Эдрику о таких делах задумываться не приходилось… Нет, он все же войдет!

Дверь открылась без скрипа - кто-то здесь старательно проследил за такой мелочью. Эдрик, с порога еще начав улыбаться нагло и вызывающе, шагнул внутрь… Улыбка сначала замерла на его губах, а потом и вовсе испарилась…

Юлий и впрямь сидел в огромной лохани, раньше до краев почти наполненной горячей водой. Чистой водой - служка поработал на совесть. Разумеется, часть воды уже впиталась в пол. Разумеется, в лохани он сидел и активно вытеснял воду не один… Вторым, вернее - второй была та самая роскошная служанка, за которой попытался ухлестнуть Эдрик. С ущербом для себя попытался, глаз уже окончательно заплыл…

Вид от дверей открывался роскошный: служанка, восседая верхом на расслабленном Юлии старательно надирала его стригилем, подпрыгивала, пыхтела, даже постанывала от старания… Причем нередко принималась за такие места, что Стриж только гоготать мог, да ежиться. Сама вся мокрая, раскрасневшаяся, она была в этот миг еще более привлекательна и тем больше разозлила Эдрика…

- Вот оно как! -норлингу самому голос показался вороньим карканьем - Значит, так!

Юлий, обернувшись, причины ярости приятеля не понял и лишь подмигнул ему. Служанка, та соображала быстрее. Вскрикнула, попыталась прикрыться… разумеется, тщетно. И с ужасом следила за тем, как норлинг нащупывал на пустом поясе обычно находящийся там клинок…

Юлий начал кое-что понимать, лишь когда бросил взгляд на свою подружку. Потом он повнимательнее посмотрел на синяк, покрывший собой половину лица норлинга, на белое, мертвенное лицо служанки и лишь крякнул, окончательно уверившись…

- Понятно… Так это она тебя так? -спросил он, ловко выскальзывая из-под нее и вставая во всей своей худосочной наготе - Сильн а !

- Ты не знал? -сухо спросил Эдрик - Да, ведь я не говорил!

- Не говорил! -пожал плечами Юлий - А и сказал бы, дело разве изменилось бы? Побеждает сильнейший!

- Это еще спорный вопрос, кто сильнейший! -возразил Эдрик - Сравнивать надо!

- Ну так давай сравним! -немедленно предложил вор, нахально ухмыльнувшись - Вперед, полуночник!

Эдрик не заставил его предлагать дважды, а омертвевшая от ужаса служанка не посмела сопротивляться…

Проверяли долго. Эдрик успел соскучиться по подобным развлечениям, Юлий не хотел сдаваться… В общем, от полного изнеможения их и бедняжку-служанку спасли Мстислав и Равен, ввалившиеся в комнату в полнейшем раздражении. Оказывается, с тех пор, как Эдрик изволил пообещать магу книгу, прошла целая вигилия. Из-за норлинга Равен проиграл ученый спор с гильдейским адептом и теперь жаждал крови…

Несколько мгновений длилась полнейшая тишина и за эти мгновения Эдрик постарался привести себя хотя бы в какой-то порядок. Юлий, как и положено базиликанскому новелиссиму, остался невозмутим и наг. Служанка, окончательно уверовав в свою мученическую картину, предпочла не двигаться и беречь силы. Громадного роста варвар доконал ее, еще не удостоив взглядом. Одним своим внушительным видом. А голос…

- Так! -негромко, но все равно ясно сказал Мстислав - Теперь нам все понятно. Не так ли, маг?

- Это точно! -подтвердил тот, грозным взором как огненным шаром испепеляя на месте одного за другим, обоих.

- Это, наверное, мы с тобой такие нетерпеливые! Подумаешь, вигилию их не слышно и не видно было! Вот если бы день…

- Подумаешь, развлеклись слегка! -возмутился Эдрик - Когда ты в Малом Кирифоре на целый день запропал…

- Вот и неправда! -с достоинством возразил Мстислав - Всего-то две вигилии меня не было! Потом ты меня выдрал на самом интересном месте!

- … Как и ты меня сейчас! -немедленно возразил норлинг - Так что мы - квиты!

- Ну, ладно! -ухмыльнулся вдруг Мстислав - Раз ты так считаешь, обед мы будем есть без тебя! Ты продолжай, продолжай… не спеши только сильно! Юлий, ты с нами?

- Только оденусь! -с достоинством ответил вор - Впрочем, я могу и так…

- Не стоит! -приняв его слова за чистую монету, поспешно возразил Равен - Хотя бы тунику накинь!

Гардар с магом вышли. За дверью раздался рев обманутого в лучших чувствах норлинга, потом что-то с грохотом упало, потом раздался шум падения человеческого тела, новый вопль, полный негодования… Наступила тишина.

- Ну, ты готов? -поинтересовался за дверью Юлий.

- Только сапоги одену! -возразил ему Эдрик.

- Тогда тебе останутся только объедки! -снова голос Юлия - Наш гардар жрет за шестерых!

- Да я чего… -Эдрик не договорил, судя по грохоту, вновь врезавшись во что-то… Раздался плеск воды…

- Фу… -брезгливо воскликнул Юлий - Малышка, убери тут, пока мы есть будем! Да, полуночник, мы не закончили наш спор!

Чуть слышный стон Эдрика лучше слов прояснил его реакцию…

Перебрасываясь едкими фразами, они спустились вниз… Зал был почти пуст. Лишь несколько человек пили кислую местную граппу, да где-то в уголке довольно странная компания негромко переговаривалась за большими чашками сикеры. Перед ними медленно пустело огромное блюдо с сырными лепешками…

- Хозяин! -громово возвестил о их прибытии Эдрик - Где наш стол?!

Корчмарь немедленно возник перед ним - невысокий, лысоватый, хотя и молодой еще человек. В глазах, впрочем, не было ни капли того испуга, что изображен был на лице…

- Он спрашивает, где наш стол! -любезно перевел ему Юлий - Ты, наверное, слышал про бешеных варваров с Полуночи, уважаемый? Поспеши, они и людей едят… если очень изголодают!

Мстислав, все же понимавший немного язык южан - через слово, с явным укором во взгляде уставился на вора. Тот подмигнул ему, одними глазами указал, как зашевелились все в зале, кто слышал его слова…

И впрямь, не зря старался. Не прошло и четверти вигилии - срок для базиликанской корчмы просто мизерный, как на столе в самом дальнем от дверей конце зала возникли поросята, куропатки, зажаренная в собственном соку соня, пара дюжин сырных лепешек, яичные лепестки и всякая мелочь, не достойная внимания…

- Вот это -стол для настоящих мужчин! - радостно воскликнул Эдрик - Для нас с тобой, Мстислав!

Мстислав, ухмыльнувшись себе в усы, уселся во главе стола, одним быстрым движением подтянул к себе поближе одного поросенка, кувшин с сикерой и неторопливо стал есть, запивая все это крупными глотками хлебной настойки, любимой базиликанцами, но на самом деле жуткой на вкус…

Ели долго. На смену первой партии блюд успела прийти вторая, сикеру заменили крепким красным вином, кажется, Тангарским медком… Жаль, что даже лучшее пиво Базилики, Кирифорское темное, на вкус было совершенно ужасно…

- Что за варварские собаки сидят за моим столом? -пьяный голос раздался столь внезапно, что никто из четверки сразу не воспринял их на свой счет. В конце концов, варварами здесь называли каждого, кого хотели оскорбить. Но вот лицо сидевшего перед Мстиславом вора окаменело, руки непроизвольно нашарили на столе нож…

- Гардарская собака! -раздался все тот же голос за спиной Мстислава - Я про тебя говорю!… Хорошую компанию ты пустил себе за стол, корчмарь! Вонючий гардар, тупой как ступка, которой его делали, норлинг, колдун-торинг… И базиликанец с полудня! И ты еще кормишь их, как лучших гостей, отымая у нас самых сочных поросят, самое вкусное и старое вино! От нас, истинных базиликанцев!

Эдрик начал было приподниматься, явно намереваясь вогнать наглецу слова обратно в глотку. Вместе с зубами. И вновь подчинился короткому взгляду Мстислава, явно приняв для себя его старшинство как данность.

Мстислав продолжал мерно вгрызаться в половинку куропатки, с аппетитом выгрызая сочные, темные куски мяса, щедро посыпая их дорогой солью из Номадии, запивая вином…

- Я тебе говорю, варвар! -наклонившись к самому уху, заорал базиликанец - Свинья!

- У тебя изо рта пахнет! -проворчал Мстислав и, прежде чем тот понял, что сказал гардар, коротким движением выплеснул все оставшееся в кувшине содержимое прямо в рожу - И умыться тебе не помешает!

За спиной взревело, словно медведь стоял. В плечо гардара, впервые за долгое время лишенное защиты харалужных колец, впились сильные пальцы…

Дальше мнения свидетелей разошлись в корне. Одни говорили, гардар вскочил и врезал базиликанца мордой в стол. Другие оспаривали это, заявляя, что он лишь пошевелился, может, чуть приподнялся. Наконец, третьи, их было меньшинство, уверяли, что он вовсе не вставал, что Велий сам споткнулся. Все сходились в одном: Велий врезался мордой в стол с такой силой, что одна из досок столешницы треснула, а восстановить его и без того курносый нос и редкие зубы не смог бы и лучший лекарь. Даже маг!

Гардар, свершивший это ошеломляющее действо, остался невозмутим и даже вино в чарке не расплескал. Лишь те, кто знал бы его получше, мог бы заметить небольшую складочку на чисто выбритом затылке - Мстислав напряженно ожидал последствий…

Последствий не было. Среди дюжины посетителей корчмы больших поклонников Велия не было, да и решительный отпор, данный самому сильному человеку Серого квартала Кирифора сделал свое дело. Других желающих испытать на себе умение варваров не оказалось…

- Корчмарь! -огласил таверну гулкий голос Эдрика - Пива, вино мне опротивело!

Великий эпарх Кирифора Юниус считал себя образованным и свободно мыслящим человеком. Ему присущи были доброжелательность к гостям с Полуночи и некоторая фривольность в разговорах о августе Семирамиде. Он имел на это право, являясь ее дальним родственником по… В общем, если перечислять линии, где-то вдалеке скрестившие эти две семьи, пришлось бы потратить несколько листов дорогого пергамента или не менее дорогого папируса. Зато каждый год на паренталии и матралий он получал от нее небольшой подарок… Семирамида была умна и помнила, что только поддержка низов может обеспечить ей место на престоле на долгие годы. Ну, а от родственников эту поддержку она могла ожидать в любом случае…

Сегодня с раннего утра Юниус был в самом что ни на есть дурном настроение. В такие дни бедняки превращались у него в охлос или того хуже - в банаус, слово, имевшее только оскорбительный смысл; все загородные жители, от новелиссимов до пастухов в последних и превращались… В общем, доставалось всем. За спиной эпарха тихо сообщали друг другу, что виновата в том как раз кровь августы.

Утро выдалось на удивление погожее. В конце октобериуса такие - редкость и притом - огромная. А тут и Гелиос добр, освещает и согревает своими теплыми лучами, и жена после вчерашней ночи добра, тоже светится… Дочки бы еще были не в нее, в отца! Так нет… И Юлия, и Тихе, две девицы на выданье, тринадцати и пятнадцати лет от роду, с визгом бегали по ауле, брызгались водой из фонтана и даже залили отцу свежий хитон…

- Девочки! -строгим голосом призвал их к порядку эпарх - Надо и меру знать!

Девочки, как не раз уже было за последнее время, отца полностью проигнорировали. Юниус вздохнул, в который уже раз пообещал сам себе плотнее заняться воспитанием и, старательно проигнорировав полный иронии и нескрываемой издевки взгляд супруги, принялся поедать язычки фламинго в раковом соусе - блюдо не слишком вкусное, но модное среди знати в этом году. И дернул же его Перевернутый Крест жениться на мегере из знатного рода! Теперь ни мига, ни пол-вигилии покоя!

Насчет отсутствия покоя, это точно…Шел третий день календ и эпарх с полным основанием дал себе выходной. Редкое вообще-то явление в его жизни… И с самого начала все пошло наперекосяк. Вечером у Юлии поднялась температура - вызывали лекаря из корпорации, долго ждали, пока он давал ей отвар успокаивающего… В общем, лечь удалось ближе к полуночи. А уже утром - все это! И под занавес - претор Люциус явился.

- Чего тебе? -не слишком дружелюбно поинтересовался Юниус, под пристальным и суровым взором жены запихивая в себя еще одну ложку язычков, отвратно пахнущих и отвратных на вкус - Если по делу, приходи ближе к вечеру! Сейчас я - отдыхаю!

- В городе шпионы! -как ни в чем ни бывало сообщил Люциус - Четверо, если тебя волнует их число. Гардар - бывший сотник императорской гвардии Тор, норлинг - тупой громила с Полуночи, с ними торингский маг и четвертый - базиликанец!

- Откуда такие точные сведения? -с аппетитом наваливаясь на ветчину, поинтересовался эпарх - Прямо скажу, я бы не поверил тебе, если бы не знал твою правдивость… Как будто ты лично их отправлял!

- О, моя роль куда скромнее! -усмехнулся претор - Я всего получил сведения от одного из своих людей в таверне "Дукат Филиппа"! Человек мой, правда, очень сильно пострадал… Но долгу своему не изменил! Мне это обошлось в тридцать дукатов!

- Возьмешь потом у моего аргентария! -равнодушно ответил эпарх - Ты послал своих людей?

- Я не сумасшедший! -с достоинством отрекся претор - Этот гардар одним ударом отправил в беспамятство не самого слабого человека в Кирифоре! Вчетвером они немало бед наломают… К тому же, я далеко не уверен, что они - шпионы! Мало ли что наговорит мой человек… Лучше бы проверить как-то тихонько!

Как и часто бывало до сего момента, в эпархе немедленно проснулся его дед - жуткий сумасброд и отчаюга. Приступы подобной безумной храбрости случались с Юниусом крайне редко, но когда все же случались, удержу он не знал. Сам себе и друзьям ближним он не раз заявлял, что именно такой приступ был причиной его неудачной женитьбы. Многие верили…

- Я сам пойду к ним! -заявил эпарх, победно поглядев на жену: сушеную воблу неопределенного возраста, со здоровьем, подорванным родами и темпераментом молодой, необъезженной кобылки.

Супруга, привыкшая не к таким его штучкам, промолчала, скромно потупив глаза в тарелку. Она потом все ему выскажет, не впервой…

- Надо поспешать! -немедленно насел на него претор - Мои люди там не железные, могут не выдержать!

- А я что, не спешу?! -возмущенно воскликнул эпарх - Эй, кто там, паланкин мне! Живо!…

Его паланкин, гордость эпарха, могли поднять и перенести с места на место не меньше восьми носильщиков за раз. Причем носильщиков, сила которых могла соперничать с силой любого самого могучего богатыря. А как по другому, если на паланкин только золота и серебра ушло больше, чем на украшение Золотых ворот города?!

- Поспешите, идиоты! -велел эпарх, стоило только носильщикам схватиться за ручки. Паланкин тряхнуло, Юниус устало откинулся на подушки, в изобилии устилавшие пол паланкина. Пречистая Роза, как он устал за сегодняшний день! А ведь дура-жена наверняка сочла, что он удрал к любовнице… Пусть думает!

Носильщики были как один - гиганты, хорошо обученные и не шибко рассуждающие. Четверо сопровождавших эпарха ликтора бежали по углам паланкина, время от времени вскидывая кверху фасцы и громко крича:

- Дело Августа!… Дело Августа!…

При таком окрике самый глухой и тугодумный поспешит отойти. Упаси, Пречистая Роза, оказаться обвиненным в препятствии делу Августа! Свинцовые Пенаты обеспечены! В лучшем случае…

Благодаря таким действиям ликторов и решительности своих носильщиков, эпарх был у таверны чуть ли не раньше отряда претора. Впрочем, вскоре подтянулись и преторианцы Кирифора - три десятка отборных, на взгляд эпарха, неплохо вооруженных воинов с гладиями и дубинками. Против пьяниц и дебоширов в самый раз, даже оружие обнажать не приходится…

- Прикажешь действовать, великий эпарх?! -возопил обрадованный перспективой работы старик центурий, ветеран гласийской арифмы - Мы их в порошок сотрем!…

- Подожди! -досадливо посмотрев на него, рвущегося погромить лучший и самый доходный притон… м-да… самую доходную корчму города, возразил эпарх - Экий ты, однако!… Поговорим, для начала! Оливковую ветвь мне, быстро!

Ему подали искомое…

Эпарх, в душе уже проклинавший собственную глупость, тем не менее довольно уверенным шагом пересек двор и вошел внутрь… Вонь, ударившая в ноздри, заставила его поморщиться, но лишь на миг. Он давно уже привык к куда худшему, случалось и в куда более злачных местах посиживать, дерьмецо под названием вино вместе с отребьем пить. Он - эпарх большого города, этим сказано все!

- Великий Эпарх! -захлебнулся восторгом корчмарь - Господин, что привело тебя сюда?!

- То, с чем без меня не справиться! -сердито ответил эпарх, немедленно ощущая, что у него и печень уже барахлит, и колено левое напоминает о давешнем падении… И вообще, неплохо бы в постельку, ту девочку под бок - чтобы грела, другую рядом посадить - пусть почитает Главкия, он в последнее время даже Ферно застил. А его "Благородный палатин Розы" вовсе ничего…

- Вот они! -наконец сообразив, в чем собственно дело, указал пальцем на дальний угол корчмарь - Все четверо! Ух, гады!…

Трудно сказать, чего больше было в голосе корчмаря - истинного гнева или желания подлизаться к сильному мира сего. Юниус предпочел думать, что - второе…

Их заметили. Не могли не заметить появление богато одетого человека в дешевом на самом-то деле притоне. Черноволосый и хрупкий на вид, наверное - тот самый базиликанец, наклонился вперед и что-то быстро сказал. Быстро, но понятно для всех троих слушателей… Огромный бритоголовый, с единственным клоком волос на голове человек, видимо - гардар, неспешно встал и развернулся. Пристальный взгляд серых глаз привел бы в смятение даже самого уверенного в себе человека. О Юниусе не стоило и говорить…

- Приветствую вас в полисе Кирифор! -с максимально возможным дружелюбием сказал эпарх, невольно оглядываясь через плечо, на дверь, за которой ждал своего часа претор Люциус…

На его глазах, даже не слишком скрываясь, гардар что-то бросил резко и быстро светловолосому юнцу-орингу и, пока тот испарялся по лестнице, подтащил к себе поближе тяжелую и длинную скамью. Столь решительные приготовления к грядущей драке должны были самому тупому показать - голыми руками четверку не взять. И, хвала Благочестивой Розе, не пришлось…

- Эй, бан Юниус! -воскликнул вдруг один из чужаков странно знакомым голосом - Ты что это, стал по дешевым корчмам ходить?! Здесь же за самые большие деньги не добудешь чистого банджа!

- Ты ошибаешься, бан… бан…

- Я -Юлий Агриппа Страз! - впервые в присутствии товарищей назвав свое полное имя, отозвался Стриж - Неужели ты не узнал меня?! Мы виделись… было дело! В Миллениуме!

- Да, да! -моментально вспомнив, по какой такой надобности он встречался в столице с этим невысоким базиликанцем. Лучше, чтобы этого не слышал вообще никто…

- Ну, вот и хорошо! -немедленно подобрел и расплылся в улыбке Юлий Агриппа Страз - Я гляжу, кир Юниус, ты взлетел куда выше, нежели раньше! Ты эпарх теперь, судя по твоим одеждам?

- Августа Семирамида соизволила оказать мне такую милость… -растерянно и нервно облизнув губы, возразил Юниус - Увы мне, недостойному…

- Ну что ты, кир Юниус! -воскликнул весело Юлий - Кто ж еще, кроме как ты, достоин быть ушами и глазами августы на этих землях! Ты и только ты достоин этой чести!

Услышь Юниус это от кого другого, с удовольствием принял бы за чистую монету. Увы, человек, известным ему под именем Юлий Агриппа Страз, был вором и авантюристом. А единственная причина того, что ему позволено было вот так вот, почти в открытую издеваться над эпархом, состояла в том, что при случае он мог рассказать немало интересных вещей про некоторые вещи, укрытые от посторонних взоров в глубинах огромного палаццо эпарха. Славный Юниус был большим поклонником древних "языческих" идолов и платил за них безумные деньги, не торгуясь особо… И не спрашивая, где добыты в стране победившей Пречистой Розы…

- Полно! -с предельно дружелюбной улыбкой, сказал эпарх, оборачиваясь к корчмарю и намеренно повышая голос, чтобы его слышали и за дверью - И стоило поднимать шум, когда это - достойнейшие люди! Путники! Бан Люциус, войди!

Вошедший претор вынужден был выслушать занудную речь о том, как трепетно нужно относиться к гостям города, которые ничего не делают плохого. Он ничего не понимал, но, старый и опытный офицер, немедленно признал свою вину во всем и громко покаялся…

Внимание всех, до последнего, привлек грохот на верхней площадке лестницы. Эдрик, загрузившийся оружием и тащивший его спешно вниз, при виде царящей там идиллии возмущенно швырнул все о пол и самым сердитым тоном выговорил:

- Ну и зачем я все это тащил?!

Ночью Юлий и Эдрик долго и старательно соревновались, у кого лучше получится в постели. К утру паритет был сохранен, зато оба до предела не выспались и на уговоры любопытного Равена - пойти на знаменитый на весь мир рынок ответили твердым отказом, пообещав поспать каждый за двоих. У Мстислава такой отговорки не нашлось, он, скрепя сердце, согласился пойти… Между собой договорились, что норлинг и базиликанец пойдут потом в терму - отмокнут как следует, отдохнут… А потом отыщут двоих любопытных в рядах… ну, допустим, среди саллдамариев…

На том и сошлись. Деньги на всякий случай честно разделили поровну, условились о другом месте встречи… Дали друг другу две вигилии на отдых…

Уже битых пол-вигилии Мстислав и Равен ждали товарищей. Ими исхожены были все ряды, они трижды успели плотно перекусить, выпили кислого молодого вина и отведали рубленную баранину с зеленью на пресной лепешке… Их трижды пытались ограбить. Им дважды чуть не набили рожи - благодаря Равену, разумеется. Мстиславу трижды за время их прогулки приходилось применять все свое невеликое искусству умиротворения… По чести сказать, он куда больше верил в убеждающую мощь своих кулаков!

- Ну все! -сказал Мстислав, когда к исходу четвертой дневной вигилии его терпение иссякло окончательно - Я, кажется, догадываюсь, где они! Пошли, нам их все равно до вечера не отыскать! Бабники…

Если б гардар только знал, насколько был не прав!… Эдрик и Юлий, как и обещали, пошли в терму. Разумеется, никогда прежде не видевший такого совершенства, норлинг пришел в полнейший восторг и трижды менял фригидарий с тепидарием, окунаясь после этого в бассейн кальдарии и подставляя свое могучее тело под ловкие пальцы массажиста в лаконике. Бедняга массажист так и не смог промять его могучие мышцы, как ни старался…

Сейчас Эдрик нежился в теплой воде тепидария и с явной насмешкой наблюдал за тщетными стараниями Юлия выглядеть невозмутимым. Тому и впрямь было неизмеримо трудно - термы в Базилике славились вольностью нравов, нередко использовались небогатыми парочками для вполне естественных целей. Как в этот раз, например, когда юная парочка устроилась невдалеке, укрывшись от назойливых глаз за клубами легкого парка из кальдарии и старательно, со вкусом использовала отведенное ей время. Все бы ничего, но то были две девушки и любителю слабого пола Юлию трудно было удержаться от возмущения, при виде такого в корне неверного подхода к своей жизни…

Самому Эдрику было не слишком интересно, даже противно. Он, конечно, придерживался в этих местах философии "в чужой огород со своим уставом не лезь", но будь его воля… Ох и поплакались бы эти девки!

Юлий, рожденный и воспитанный истинным базиликанцем, на "невинные" шалости смотрел сквозь пальцы. А на бешеное шипение Эдрика философски заметил:

- Это что! Это -просто две дурочки развлекаются, как умеют!

- Тьфу! -сплюнул норлинг густую, розовую от вина слюну прямо в воду - Прав гардар, давить вас надо! Без жалости и сомнений - давить!

- Ну отчего же! -аж обиделся Юлий - Вот посмотри, там вполне приличная парочка!

И впрямь, в другом конце их бассейна любовью занимались юноша и девушка. Причем так увлеклись, что не требовалось даже смотреть на них, чтобы понять, на какой стадии находятся…

Эдрик, окончательно озлившись, сплюнул снова и полез прочь:

- Пошли! Мы и так застряли тут!…

Мимо него, гордо выпятив почти не прикрытый тонкой туникой бюст, прошествовала матрона и норлинг застыл, впившись в нее обалделым взглядом. Следовавший за женой муж, хилый базиликанец, не осмелился даже косо глянуть на гиганта-варвара. Еще окрутит голову, кому потом доказывать, что было вовсе не так!

- Хороша!… -вожделенно выдохнул Эдрик - Эх, и хороша же!

- Задержимся? -предложил обрадованный Юлий - Вдруг что да получится!

- Нет! -с тяжелым вздохом отказался Эдрик - Мы и так опоздали к нашим. Поди уже все две вигилии прошли!…

Потом именно это он ставил себе в заслугу…

Они и впрямь спешили, буквально пробивая Эдриком дорогу в толпе. Без остановки проскочили клотариев, не задержались у вишников, даже не глянули на тысячный товар вофров… Ряд саллдамариев, самый шумный и многолюдный, приближался с неотвратимой быстротой, Эдрик уже поклялся, что разглядел в толпе самую высокую каланчу - Мстислава. Мстислав, в свою очередь разглядев среди сплошь черноволосых базиликанцев светлую голову Эдрика, сам двинулся навстречу, на ходу поедая очередную лепешку с бараниной… Не он один, наверное, подавился своей едой, когда окрест огласился диким визгом…

- Что это?! -Равен, испугавшийся до невменяемости, тщетно пытался отряхнуть капли красного вина с балахона.

- Зарезали кого-нибудь… -равнодушно начал Мстислав, но запнулся - О, чтоб тебя Чернобог прибрал!

Он увидел Юлия. Юлия, который тщетно пытался стряхнуть с руки кошель. Наверняка чужой…

- Чтоб этого идиота! -выругался Мстислав - Он что, не может не воровать?! Пошли!

Равен споткнулся об кого-то, смущенно пробормотал извинения и снова припустил прямо по ногам, двигаясь как диковинный номадский зверь - элефант. На всякий случай, всякое ведь бывает, он приготовился сотворить защитное заклинание. Не убивать же невинных людей!

Дальше все происходило, словно в страшном сне Равена… Норлинга, пытавшегося отбиваться, повязали быстро, умело воспользовавшись численным преимуществом. Стриж, швырнув кошель в морду толсторожему, богато одетому потерпевшему - скорее всего патрицию, ускользнул в последний момент. За ним следом отступил Мстислав, всегда знавший, когда геройство может помочь, а когда оно обречет на смерть спасаемых. Его никто не связывал с преступником, так что отступление прошло без неприятностей… Хуже всех, как ни смешно, пришлось Равену. Он, разумеется, сунулся на выручку Эдрику, искренне недоумевая, как можно бить ни в чем не повинного человека… Ведь Эдрик сам не воровал!

- Стойте, люди! -выкрикнул он, размахивая руками - Стойте, он не виновен!

В нем, разумеется, признали мага. Среди охлоса нашлись люди, бывавшие под ударами магии и знавшие, как это страшно… Ну и дали разок по макушке чем-то тяжелым и твердым. А потом еще и сняли с отключившегося Равена пояс с тремя кошелями…

Все это время Мстислав не так уж и далеко стоял - шагах в десяти. И видел, как преторианцы городской стражи повязали двоих его товарищей… Торопиться выручать их не стоило. Юлий вряд ли совершил что-то серьезное по местным законам, так что ни пытки, ни иные меры, применимые для серьезных преступников, к ним никто применять бы не стал. Остальное, в том числе и сидение в тюрьме, скорее всего, особого вреда не принесет. Ну, намнут еще немного бока… Главное сейчас - найти Стрижа и вернуть все то, что украли у Равена…

Решив для себя, что является более важным, Мстислав "осторожно", уронив всего четверых, прошел сквозь толпу и последовал за невысоким, неприметно одетым и выглядевшим базиликанцем, куда-то спешащим по кривой улочке… Надо было уйти подальше от людных мест, ибо предстояло совершить то, что на языке любого претора именовалось коротко и ясно - разбой…

Впрочем, уже на третьей улочке уходящий южанин что-то заметил, даже оглянулся через плечо. Трудно сказать, догадался он, зачем следом топает громадный варвар или нет, но шагу прибавил. И оглядываться стал чаще… Так, оглядываясь, он и воткнулся прямо в хилую грудь Юлия…

- Стой спокойно, не ори! -строго приказал Стриж, добывая откуда-то из-под гиматия свою излюбленную дагу-клингер и легким щелчком освобождая оба вспомогательных лезвия - Будешь себя правильно вести, останешься жив и здоров!

Подоспел Мстислав и воришку быстро, в четыре руки, запихнули в какой-то темный и вонючий закуток. Мстислав сразу же вляпался во что-то мягкое и податливое и тихонько помянул всех близких и далеких родичей того гада, который не дотерпел до дома…

- Что вы со мной сделаете? -отчаянным шепотом спросил воришка, как только обрел возможность говорить - Убьете, да? Вы ведь не станете отдавать меня претору…

- Ты кто? -по-прежнему тихо и довольно мирно спросил его Юлий - Отвечай, ну!

- Вуколус! -мелко дрожа при одном взгляде на дагу, пискнул воришка - Я…

- Меня не волнует твое имя! -рыкнул, решив напустить побольше страху, Юлий - Ты заешь этот знак?

Поглядев на быстрые манипуляции, которые совершил Стриж, Вуколус мелко-мелко и быстро закивал головой. Да, мол, знаю…

- Тогда ты должен понять, кто я… Ты хочешь неприятностей?

- Нет, Мастер! -тихо ответил воришка, опуская глаза - Простите, мастер, я не знал, что это - ваши друзья!

- Вот то-то! -хмыкнул Юлий, довольный произведенным на Мстислава впечатлением - Кошели!

Один за другим три кошеля были добыты на весьма слабый свет и перекочевали за пазуху Юлию. Тот предварительно прощупал каждый и в конце концов довольно хмыкнул, показывая, что особых потерь они не понесли…

- Мастер! -вновь осмелился подать голос Вуколус - Мастер, мне очень нужны были деньги!

- Вот как? -вскинул бровь Юлий - Я не осуждаю тебя, ты для того и проходишь ученичество, чтобы научиться воровать!

- Да, мастер… Мне не повезло на этой декаде, я не смог ничего украсть. Мой учитель сказал мне, что если сегодня до захода Гелиоса я ничего не принесу, он откажется от меня! А я у мамы -единственный кормилец…

- И что ж ты хочешь, чтобы мы сделали? -с легкой издевкой поинтересовался Юлий, уперев руки в боки - Может, тебе все деньги отдать?!

- Отдай! -внезапно велел Мстислав - Я все одно нашему магу много денег не давал… Отдай, я сказал!

Поглядев на гардара, как на круглого идиота, Юлий, тем не менее, не стал спорить и неохотно протянул кошель, простой коричневый кошель небогатого ученика мага вору:

- Держи!… И помни доброту этого… варвара! Будь моя воля, я бы тебе и медного нуммия не дал… Так то я! Но если ты хоть кому-то о нас скажешь…

Воришка грохнулся на колени и столь неистово целовал обоим ноги, что Юлий не стал договаривать, зло махнув рукой. По его, так куда проще было этого дурачка прирезать, да здесь и оставить. Утром если и найдут, никого особо искать не станут. В любом базиликанском полисе за ночь десятки таких убийств!

Воришка почти сразу испарился, оставив Юлия и Мстислава гадать о том, правильно ли они поступили…

- Пошли! -хмуро обронил гардар, когда минуло немного времени - Надо выручать тех двух идиотов… Куда их хоть могли отвести?…

- В тюрьму, куда ж еще! -пожал плечами Стриж…

Базиликанская тюрьма, как впрочем и любая другая, лишь внешне - единое целое. На самом деле, все зависит от того, из-за чего человек попал в нее… Знатные люди, новелиссимы и торговцы, изредка все же попадавшие в эти не самые веселые пенаты, обычно размещались на самом верху, под свинцовой крышей. Там были вполне сносные условия, там получше кормили… того, кто мог за это заплатить.

Чуть ниже располагалось жилище тех, кому была единственная дорога - в эргастул, рабом на самую тяжелую, грязную и неблагодарную работу. Должники, не сумевшие расплатиться. Рабы, чем-то провинившиеся перед хозяевами… Им еще повезло. Здесь довольно сносно кормили - рабочий скот должен быть сильным и выносливым, давали поспать… можно было даже что-то украсть… Куда хуже обстояли дела внизу. Здесь, в подвалах, начиналась настоящая тюрьма. Здесь, в сырых и темных камерах сидели воры, убийцы, грабители… всякий сброд, лишенный всяких надежд на помилование, но тем не менее только этими надеждами и живущий. Им ничего не оставалось, кроме как надеяться…

Эдрику и Равену, можно сказать, повезло. Их поместили вместе, в довольно свободную, как ни странно это звучит, камеру. Всего-то десять человек было вместе с ними! И даже ни одного душегуба!

Впрочем, даже сейчас, ограбленные и без нуммия при себе, оба они представляли определенный интерес для бедных, завшивевших и вонючих людей. На Эдрике еще оставались добрые сапоги, штаны да рубаха; у Равена вещей было и того больше. Его, как мага, побоялись обижать…

Интерес заключенных выражался вполне естественным образом: для начала они попытались отнять понравившиеся вещи у слабого - у Равена. Результат… Три переломанных конечности, выбитые челюсти и множество синяков и ссадин, мелких вывихов и трещин в костях. Эдрик дрался, как умел, пощады не давал и снисхождения не признавал. Для него любая драка была боем. Зато и вопрос был решен. Самый тупой в камере понял, что к новоприбывшим следует относиться со всем трепетом…

- Как думаешь, что с нами сделают? -тихо и уныло спросил Равен, когда головная боль чуть стихла - Ведь мы даже не участвовали в краже!

- Не знаю, что сделают с нами! -зло и громко ответил ему Эдрик - Зато знаю, что Я сделаю с этим гадом, Стрижом! Ух!… Только бы выбраться… Да и ты хорош! Мохнатые штаны Веора тебе на голову, ты что, не мог в сторонке постоять? Думаешь, у гардара кулаки не чесались? Однако ж он выдержал, выстоял в стороне! Будь там ты, у меня было бы куда больше шансов… Вдвоем, а то и одному Мстиславу справиться будет куда сложнее… Но он не сдастся!

- Да, гардар -человек упрямый! - с легкой, теплой усмешкой признал успокоившийся Равен - Если будет хотя бы шанс, он нас вытащит!

- Нет этого шанса! -внезапно помрачнел Эдрик - Ты-то в ином мире витал, пока нас сюда тащили… А я смотрел! Стены здесь - тебе не пробить! Охраны много, один другого шире! И лабиринт коридоров… Я пока шел, семь или восемь насчитал, потом сбился…

- Мстислав нас выручит! -уверенно заявил Равен - Не знаю еще как, но выручит!

Угрюмо посмотрев на него, Эдрик тяжело вздохнул и повернулся на прелой соломе на другой бок. То ли спать хотел, то ли решил не тратить время попусту на идиота. А может, и то, и другое… Пока живность в соломе не мешает и вообще себя не показывает.

Равену, в отличии от норлинга, совершенно не хотелось спать. Болели побитые бока, ныл уже не существующий, выбитый клык…

- Проклятье! -тихо вздохнул маг, глядя куда-то перед собой, в одну точку - Ну почему учитель выбрал меня, не Рэта?! Почему я сам попросился?!

- Потому что тебе надоело быть трусом! -тихо, не поворачиваясь, ответил Эдрик - Потому что Рэт, тот толстяк, куда смелее и ярче тебя… Тебе хотелось походить на него?

- Хотелось! -эхом, бездумно и грустно ответил Равен - Теперь не хочется…

- Поздно, дружище! -судя по голосу, усмехнулся Эдрик - Теперь коготок увяз, ты в Дороге!… Дай поспать, а?! Завтра нас с тобой много чего веселого ждет! Лучше было бы отдохнуть…

Несколько мгновений стояла почти полная тишина. Равен обиженно молчал, Эдрик, похоже, спал…

- Ты не веришь, что они придут? -спросил вдруг Равен, когда со стороны норлинга раздалось мерное посапывание - Ну, что не бросят здесь?

Сопение сначала не прекратилось, потом раздался сиплый голос Эдрика:

- Что?… Ах ты ж… Я же сказал, если смогут, обязательно выручат! Да нет, это ты сам сказал!… Ну дай поспать, изверг!

"Изверг" тяжело вздохнул, уселся поудобнее, обхватив колени руками и честно признался:

- Мне страшно, я боюсь чего-то! Никогда так не боялся: ни в темнице графа Репека, ни когда лазил в пещеру Грома!…

- А зря! -с ухмылкой упрекнул его Эдрик - Там должно было быть куда страшнее! На порядок!…

Сон из него Равен все ж таки выбил. Умело и удачно выбил, так что уже и норлинг, вздохнув и повозившись на прелом, вонючем и полном паразитов сене уселся рядом. Зло поглядел на мага и с язвой в голосе поинтересовался:

- И чего это ты нас отсюда не вытаскиваешь? Ты ж маг! Снеси не стену, так решетку на окне хотя бы! Можешь?

- Могу! -нехотя признался Равен - Но не хочу… Рано еще, надо дождаться, когда к нам подоспеет Мстислав! Тогда я тебе покажу, чего стою!…

- Ну, ну! -усмехнулся вновь Эдрик - Посмотрим!

Ждать пришлось совсем недолго…

Скрип отворяемой двери мог бы означать что угодно в участи множества сидящих в камере пленников, но Равен немедленно толкнул викинга в бок. Тот собрался уже окрыситься, но поспешно прикусил язык - внутрь, прикрывая нос от вони надушенным платочком, вплыл давешний вельможа. Эпарх Юниус, если Эдрика не подводила память…

- Смотри, кто пожаловал!… -тихо сказал Эдрик, самую чуть откидываясь назад, в тень, куда не досягал свет факелов - Это шанс! Будь у меня хотя бы маленький ножик, я бы рискнул…

- Такой? -так же тихо спросил Равен, добывая откуда-то из своих широких одежд короткий и не слишком опасно выглядевший клинок. Не слишком опасно выглядевший для неопытного воина. Для Эдрика это был во-первых, остро отточенный клинок, во вторых - оружие… Наконец, надо было любой шанс использовать, чтобы выбраться прочь! Любой!

Юниус никуда по камере передвигаться не собирался. Первое время. Потом он с удивлением для себя отметил среди заключенных коричневую мантию мага и не преминул справиться о нем у начальника тюрьмы, пожилого и не слишком умного, зато в меру жестокого человека. Тот, склонившись в нижайшем поклоне, сообщил и имя мага, и причину, по которой его задержали… Юниус, вполне удовлетворенный, сделал уже шаг прочь, но в последний момент замер у самого порога. В голове его, медленно но верно, перекатывались мозги… Равен… Равен… О, Юпитерус!… Равен - тот маг, что пришел в город вместе с Юлием Стразом! Ох и будет же делов, если тот негодяй пожелает скомпрометировать его перед августой! Если не врут то, что говорят про Агриппу Страза, то такую возможность исключать было нельзя. Никак нельзя…

Тюремщик замер в испуге, когда развернувшийся эпарх во весь голос заорал на него:

- Благородных людей?! В таком дерьме держать?! Сам будешь вшей до конца жизни жрать!!! Немедленно их в твою комару! И гляди, чтобы ни царапины на них не было!

Если и собирался тюремщик что возразить, то слова его замерли на губах, когда он узрел истинный, не наигранный страх в глазах эпарха. Эпарха, который никого и ничего не боялся, искренне надеясь на свое родство с августой. Эпарха, который в своем городе был могущественен и нерушим… В глазах Юниуса плескался ужас!

Эпарх ушел, но к двум пленникам стали относиться как к бесценными керамическим вазам - с трепетом. Их чуть ли не под руки вывели прочь из камеры, так же нежно и осторожно провели по этажам и отпустили лишь когда впереди замаячила приоткрытая дверь…

- Кажется, сейчас повеселимся! -потирая в предвкушении руки, предсказал Эдрик. Он не ошибся…

У эпарха было совсем немного времени, но стол, тем не менее, был полон блюд. Простых, но, на первый взгляд, хорошо сделанных…

- Прошу вас, гости дорогие! -немедленно расплылся в улыбке эпарх, одним взглядом растирая в пыль тюремщика и еще одним взглядом оставляя прислуживать у стола дородную и не слишком красивую его жену…

- Благодарю, кир Юниус! -вежливо склонил голову Равен, усаживаясь за стол - Конечно, лучше поздно, чем никогда… В чем нас хотя бы обвиняют?

- Вам не сказали?! -ужаснулся эпарх, бросая гневный взгляд на тюремщика - Увы, обвинения очень серьезны. Патриций из Глассии Альциус, бывший здесь проездом, обвиняет вас в том, что вы пытались помочь скрыться вашему сообщнику. По описанию он очень подходит под нашего общего друга, Юлия! Не так ли?…

- Боюсь, это ошибка! -с достоинством возразил Равен, бросив быстрый взгляд на безмолвно сидящего рядом Эдрика - Юлий и его гардарский приятель нам не встречались еще с утра, тот же человек и впрямь пытался украсть кошель у патриция. Я бросился защищать моего друга, норлинга! Он-то во всем этом не повинен вовсе! Он лишь защищался, когда на него напали!

- У меня другие сведения! -по прежнему вежливо, но с прорезавшимися в голосе нотками металла возразил Юниус - Мне сказали, что норлинг бросился защищать вора и даже успел нанести серьезные повреждения ликторам и агорономам, пытавшимся навести порядок и схватить преступника! Что до тебя, почтенный маг, к тебе и впрямь почти нет претензий. Более того, тебя посмели ударить… позор для нашего города, который стольким обязан магии!

Тонкий, ядовитый намек эпарха на успешную оборону Кирифора от торингских и гардарских ратей Равен предпочел пропустить мимо ушей…

- Я, лично, проголодался! -прорычал внезапно Эдрик на своем ужасном торингском - Как хотите!

Прежде чем Равен успел хотя бы рот раскрыть, норлинг с диким скрежетом притянул к себе блюдо с нежнейшим цыпленком, нарочито грубо схватил его обеими руками и шумно вгрызся, предварительно обильно посыпав дорогой, Маграбской солью. Эта соль была куда тоньше и вкуснее гардарской, зато за вот такую солонку можно было отдать цену хорошей коровы. При том, что хватало ее на один вот такой обед…

Несколько мгновений стояла тишина, ибо все взялись за еду, опасаясь, что им просто ничего не останется, если грубый и тупой полуночник продолжит в том же духе. Эдрик, меж тем, шумно выразив свое удовольствие пищей - рыгнув, то есть, легким шлепком под кормушку вогнал в транс хозяйку:

- Вина, тетка! Да побыстрее, я испытываю непреодолимую жажду выпить все это вино! И не только…

Трудно сказать, что вообразила себе эта немолодая уже женщина, но вино, которое она наливала, расплескалось по половине стола. Хорошее, очень дорогое - "Нежность Ночи"…

Эдрик с подозрением осмотрел багряное содержимое бокала, хрупкого почти невесомого, когда пустого, потом осторожно пригубил…

- Ух ты, хорошая моя! -взревел норлинг, даже Равена заставив подпрыгнуть на скамье - Дай, я тебя расцелую!

Прежде чем кто-то смог ему помешать, Эдрик облапил обмякшую от ужаса и желания женщину и, стиснув ее в объятиях, сочно расцеловал. Не преминув при этом позволить рукам кое-какие вольности…

- Сидеть! -тихо приказал Юниус вскочившему на ноги тюремщику - Я тебе за это хорошие деньги плачу!

- Но, кир… -жалобно проблеял несчастный супруг, на глазах которого измывались над его женой, с которой вместе прожито уже больше индикта…

- Сидеть!…

Эдрик, довольный, оторвался от раскрасневшейся женщины и веселым, наглым взглядом обвел комнату:

- Ну, что у нас на сладкое?

Узнать ему было не суждено, ибо за дверью раздались дикие крики и ворвавшийся внутрь стражник, задыхаясь и отирая кровь из разбитого носа, доложил:

- На нас напали! Мы отступаем!…

- Что за бред?! -вскричал, вскочив на ноги, начальник тюрьмы - Какой идиот может напасть на тюрьму? Тем более на мою, так хорошо охраняемую?! Что?!

В конце голос его перешел в тонкий, высокий писк, ибо глазам его предстала дикая картина: эпарх Юниус, прижатый в углу, нечленораздельно хрипел что-то с кинжалом Эдрика у горло а отскочивший в другой угол маг, взъерошенный и напряженный, "лепил" из воздуха что-то, внешне очень напоминающее огненный шар , только голубого цвета…

- Эй чем это ты собираешься шарахнуть? -удивился и Эдрик, на миг даже испугавшись - Не припомню раньше!

- Ты ж не думаешь, что я стану бить невинных людей насмерть? -фыркнул Равен - Это Снежок , как я его называю, Ледяной шар . Он не убивает, только замораживает людей на время… Хотя это все равно очень болезненно. К тому же, если неосторожно обращаться с замороженным, он вполне может лишиться конечности и потом умереть от потери крови. Ну, а если голову отломить…

- Думаешь, это наши? -поинтересовался Эдрик, после некоторого молчания.

- Я думаю, Мстислав не тот человек, который станет ждать слишком долго! -ответил Равен - Он, конечно! И уж точно, скоро он будет здесь!…

Очередной стражник под точным и скупым ударом Юлия вмазался спиной в стену и осел по ней, пытаясь зажать пальцами распоротый живот и запихать обратно выпадающие кишки. Мстислав, посмотрев на такую жестокость, покачал недовольно головой и коротким ударом добил беднягу. Правда, эта жалость чуть не вышла ему боком, когда сзади на него напали сразу двое… Одному желудем пробило лоб, второй неловко наткнулся на выставленный вперед меч гардара и так и повис на клинке, чуть не вывернув из пальцев Мстислава его оружие.

- Проклятье! -выругался Мстислав - Сколько же их здесь?!

- Две дюжины, не меньше! -холодно ответил Юлий - Шестерых мы уже убили, остальные сейчас будут здесь… Справимся?

- Обижаешь! -возмутился гардар - Главное, чтобы тот парнишка не смылся. За Ветерка-то я спокоен, он себя в обиду не даст… Но коней нам нужно четыре, а не один!

- Знать бы еще, где наших искать! -пробормотал сквозь сцепленные зубы базиликанец, тщательно выцеливая плечо укрывшегося за углом стражника… Коротко тренькнула стальная тетива и за углом тонко закричали: лорика не защитила от свинцового желудя и ключица не выдержала, разбитая точным попаданием.

- Это больно! -с угрюмым удовлетворением заметил Мстислав - А ты - меткий стрелок!…

- Стараюсь! -с ухмылкой возразил Юлий - Вот только желудей осталось меньше полудюжины…

- Тогда побереги! -посоветовал гардар, прыгая вперед - Чую, они нам еще понадобятся!…

…Где- то через десятую часть вигилии они обошли весь подвал, выпустив наружу преступников и расстреляв четыре из шести оставшихся желудей к книпперу вора. Равена и Эдрика не нашли, хотя переполох подняли небывалый. По уверенному заявлению Юлия -по всему Кирифору.

- Наверное, пара когорт уже здесь, за воротами! -мрачно напророчил он - А то и внутрь вошли… Ну, держись, гардар!

- Пусть они меня боятся! -угрюмо предупредил Мстислав, переступая через располосованные надвое труп стражника - А мы здесь, кажется, не проходили!

- Точно, не проходили! -весело подтвердил Юлий, толчком посылая на пол заледенелое тело еще одного. Тело разлетелось вдребезги, мелкими и крупными кусочками льда…

- Кажется, мы их нашли! -ухмыльнулся Мстислав - Послушай-ка!

Из- за угла доносился дикий рев, звон мечей, шипение…

- Нашли! -столь же весело подтвердил Юлий, обрушивая на пол еще одну ледяную фигуру…

Мстислав, накручивая себя перед неминуемой схваткой, заорал во весь голос и прыгнул вперед, крутя над головой тяжелый меч… В дух пядях от плеча, самое большее, мимо него со свистом пролетел ледяной шар, врезался во что-то за спиной…

- Равен!!! -выпуская гнев и страх, в голос заорал Мстислав - Чтоб тебя голой задницей на ежа посадили!!! В своих лупишь!

- А ты не выбегай так… неожиданно! -немедленно возразил Равен, смущенный и разгоряченный до ярости - Я и пришибить могу, между прочим!

- Ты… -захлебнулся Мстислав гневом - Да еще раз лупанешь, я тебя сам располовиню, чтобы другим не мучаться!

- Да брось, гардар! -между двумя ударами пришел на защиту приятелю Эдрик - Если бы ты видел, как он отправил на встречу со смертью полдюжины стражников, твой гнев испарился бы!

- Я пока вижу у него желание отправить в Вирий нас! -огрызнулся Мстислав, тяжелой табуреткой выметая из коридора очередного назойливого стражника…

На короткое время в коридоре стало пусто. Только четверо соратников стояли над трупами, среди замороженных статуй и грех было не использовать это время для короткого военного совета…

- Что делать будем, други? -спросил Мстислав, широко вышагивая по коридору в поисках хоть чего-нибудь, отдаленно напоминающего лук. Поднял один, оглядел и выругался:

- Задницу Лешака на голову тому, кто это сделал!… Равен, ты не мог бить поточнее? Единственный лук, который здесь есть, заморожен и непригоден для стрельбы! Нам что, на мечах всю дорогу идти? Или, может, ты нам огненными шарами дорогу проложишь?!

- Я -пуст! - тихо возразил Равен - Ну, на одно заклинание меня еще хватит, но потом сами меня понесете! По правде сказать, я уже на ногах не держусь, по стеночке двигаюсь…

- А я думал, ты нам дорогу проложишь! -не ложно расстроился Эдрик - Веришь ли, руки отваливаются, меч из рук вываливается!

- Ты когда меч успел схапать? -немедленно поинтересовался Мстислав.

- Да мы сразу все наше назад вернули, как Юниуса в полон взяли! -отмахнулся Эдрик.

- Вы его хоть не прирезали? -озаботился Юлий - Он у меня, было дело, пару парсун купил за десять тысяч солидов. Я потом год безбедно жил!…

- Да жив… наверное! -не слишком уверенно ответил Равен - Я его заморозил… Если никто не уронил, через вигилию, другую оттает! Только больно будет!

Юлий, припомнивший, как по дороге сшибал замороженные людские тела, зябко повел плечами. Ему, конечно, не раз приходилось убивать, но не так же!

- Ты сам-то что можешь, вор? -окрысился на него Эдрик - Эх, встреться мы в другое время, я бы тебе голову-то открутил!

- После того как выберемся! -пообещал Юлий - Хоть голову, хоть все конечности отрывай!… Если сможешь, конечно!

- Договорились! -неожиданно легко согласился норлинг - А пока… На прорыв пойдем, гардар?

В коридор почему-то не лезли, и Мстислав, подумав, осторожно подошел к единственному окну, дававшему свет. Осторожно выглянул… и едва успел отпрянуть, как в стену, противоположную окну, звонко ударились несколько стрел.

- О! -с удовлетворением подвел итог гардар - А у них стрел с избытком! И лучники… ничего! Мои, из сотни, их, правда, в пыль бы разнесли за один перестрел. Но то мои… откуда им здесь взяться?!

- Так что делать будем, хевдинг? -настойчиво повторил вопрос Эдрик - Сдаваться или прорываться?

Для него, выросшего на северных, самых правильных, понятиях о чести и воинском долге, другого выбора просто не было. Впрочем, те, что он видел, предполагали только один результат - гибель. На плахе - если сдаваться, в бою - если идти на прорыв. Не требовалось спрашивать, чтобы угадать, какой вариант ближе Эдрику. И Мстиславу…

Юлий очи небу возвел, когда услышал совершенно спокойный ответ Мстислава:

- Прорываемся!… Равен, заклинание береги до последнего!…

Впрочем, уже вскоре, и Юлию и воинам на улице суждено было узнать, что умирать попусту Мстислав не собирался. И кого-либо под стрелы и мечи базиликанцев подставлять - тоже…

Никто не знал, что случилось в тюрьме, потому для начала подмогу послали слабенькую - одну центурию из Серой Тангарийской арифмы. Старый ее командир, ветеран четырех Заморских походов, центурион Главк не слишком верил во что-то серьезное. На его несерьезный взгляд, в тюрьме взбунтовались рабы из эргастория и все это не требовало вводить в дело его воинов… Впрочем, когда тюремные стражники, люди, им всерьез не воспринимаемые, посыпались из дверей и окон первого этажа, он насторожился. А потом, преследуя стражников, наружу выскочило еще четверо… Страннее четверки он не видал, хоть и прожил на свете до старости - Главку было сорок три года… Впереди, прикрываясь как щитом огромной, почти в рост ему столешницей, шел гигант с единственным клоком волос на бритой голове - значит, гардар. В руке его поблескивал булатом настоящий меч и центурион проклял городскую верхушку, так и не выпустившую указ, запрещающий носить подобное оружие на улицах. Главку всего раз довелось сражаться с воином, снаряженным таким вот мечом, и он успел понять, что лучше от таких воинов держаться подальше. Порукой его правоте - отсутствующее правое ухо…

Вторым был норлинг. Тоже без сомнений. Огромный, чуть меньше гардара ростом, он тоже был вооружен, причем оружие у него было и во второй руке - настоящая секира о двух лезвиях, оружпе вообще-то двуручное. Впрочем, у норлинга оно вполне естественно смотрелось и в одной руке… Следом выкатился невысокий, черноволосый человек, и вначале центурион принял его за единоплеменника. Но быстро понял, что ошибся. И вел он себя не так, и коричневая мантия мага была пошита иным манером, так шьют только северяне…

Вот последний, тот точно был базиликанец. И одет соответствующе, и в руке держал вполне естественную для новелиссима фальчиону. Волнистое ее лезвие, если попадало и доставало до тела, могло немало хлопот причинить. Рана заживала плохо, гноилась…

Все это центурион обдумывал ровно несколько мгновений - столько, сколько дали ему четверо незнакомцев. А потом они атаковали. В лоб, прямо на него ринувшись…

- К бою! -враз охрипнув, хотя вроде бы и не с чего было, приказал центурион - Четвертое построение! Да побыстрее! Коровы…

Его легионеры, хоть и выглядели в глазах простых горожан вполне боеспособно, в основном представляли собой недавно взявших в руки оружие буколов и мистиев. В прошлом году в Тангарии случился неурожай…

Четвертое построение в базиликанской армии означало плотный строй фаланги. Вообще-то, оно не слишком подходило для узкой и кривой улочки, но Главку ничего больше не пришло в голову…

Легионеры начали выстраивать фалангу, но медленно, слишком медленно… Строй еще не был плотен, скутумы еще не сомкнулись…

Четверка, однако, остановилась и Главк всего на миг пожалел, что взял с собой всего полтора десятка стрелков. Все стрелы были выпущены еще по пытавшимся вырваться наружу заключенным, на эту четверку попросту ничего не осталось.

Внезапно - как всегда внезапно, всю улицу огласил дикий свист. Не верилось, что человеку под силу такой, совсем не верилось. А в следующий миг, за спиной раздался отчаянный вопль, который почти сразу заглушил дробный перестук конских копыт. Главк еще успел обернуться, даже скутум вскинуть… Вот только от этого врага щитом не оборонишься. Последнее, что увидел центурион Главк, прежде чем тяжелое конское тело смело его на камни, а пудовые копыта размозжили череп - четыре коня, во весь опор промчавшихся по улице и распластанная на углу тонкая и маленькая фигурка…

Центурия на миг лишилась власти, пока пять деканов разбирались между собой. Этого мига хватило, чтобы кони во главе с Ветерком домчались до своих хозяев, те, в том числе и Эдрик, взобрались в седла… Ну, а дальше все было делом умения и чуточки везения: попытавшийся взять власть в свои руки декан был усмирен одним из последних желудей, метко выпущенных Юлием. Легионеры порскнули из-под копыт в разные стороны, а тех, кто сопротивлялся, вырубили - быстро и безжалостно. Четверка лихо промчалась по улицам и через Форум Семи Куполов промчалась к воротам, ведущим на юг. Преследования особого не было, видимо еще не пришли в себя…

- Ну, теперь молите всех богов и святых, чтобы ворота были открыты, да чтобы они нам "чесноку" на пути не рассыпали! Иначе -смерть! - прокричал Мстислав, пригнувшись к холке.

Боги, если и благоволили к ним, не в полной мере. "Чеснока" и прочих символов решительного преследования они не обнаружили. Но ворота были закрыты, а подле них, спокойные, но при полном вооружении, прохлаждались воины воротной стражи.

- Равен, твой час настал!!! -заорал Мстислав, роняя вниз руку и нагнетая в нее кровь для разящего удара - Давай, что-нибудь помощнее!

Равен, явно не в восторге от подобного требования, спорить, однако, не стал. Его чалый чуть приотстал, и умудренный опытом Эдрик лихорадочно завернул своего Хребю в сторону.

Вовремя! Прямо сквозь то место, где только что находился норлинг со своим серым конем, промчался настоящий огненный смерч. Гулкий и жаркий, как ощутил на себе Эдрик… Хребю дико заржал, испуганный и слегка опаливший шерсть…

Куда хуже пришлось воинам у ворот. Большинство из них и понять не успели, что случилось, как их уже охватило испепеляющее магическое пламя Огненного Щита . Равен был консервативен и не любил использовать новое, когда можно было вполне управиться старым, надежным и достаточно мощным…

- Ух, ты! -полный искреннего восторга, заорал Эдрик - Равен, ты - могуч!… О, отсохни язык Лодура! Равен, ты что это?!

Равен сделал свое дело - воротной стражи более не существовало, ворота горели и, судя по всему, в ближайшем будущем должны были обрушиться. Но сам маг, как и напророчил сам себе, обессилел окончательно и повис на гриве коня, грозя в любой миг опрокинуться под копыта… В самый последний миг его подхватил Юлий, злой и напуганный…

Ворота прогорели, обрушились почти бесшумно - нечему было шуметь в падении. Но огонь продолжал яро полыхать, словно там и камни горели.

- Прах побери! -выругался Мстислав - Ну… Будем прорываться сквозь огонь!

- Ты что, с ума сошел? -возмутился Эдрик - Я огня боюсь, он жжется!

Тут на головой его тренькнула о стену стрела, и мнение норлинга немедленно переменилось:

- Будем прорываться!

Хоть это и неправильно, время на смачивание себя и конских шкур водой решили не тратить. Хоть это и глупо, чрезмерно рискованно, пустили коней в скок, надеясь только на Провидение. Вслед им стреляли - подоспела погоня, но стрелки были неважные, Мстислав, который не удержался и вступил в перестрелку, свалил троих, особо не прячась и не напрягаясь… Впрочем, самое страшное и для него, и для его товарищей настало позднее - когда они, спрятав лица в гривах коней и моля всех известных богов, чтобы те выдержали жар и чтобы кольчуги не потекли расплавленным железом по коже, прорывались сквозь бушующий под аркой ворот огненный шторм…

Прорвались. Целые, хотя и не совсем. Вдохнули свежий воздух. И вновь ударили острогами в бока коням. Надо было создать между собой и погоней как можно большее расстояние…

Дорога от Кирифора до Великого Города, некогда - Миллениума - краса и гордость всей Базиликанской Империи. Здесь вообще пристально следят за дорогами, стараются, чтобы искрошенные камни заменялись вовремя, чтобы водосточные канавы по бокам были прочищены, а гермы стояли ровно через милю одна от другой… Мало кто помнил причину такой заботы, но те немногие, кто знал, могли бы вспомнить приснопамятную Великую Войну, когда именно благодаря дорогам пехотные в основной своей массе войска Базилики легко и быстро перебрасывались из конца в конец Полуденной Империи. С тех пор викусы вдоль дорог обязаны были поддерживать определенное количество миллариев в должном порядке, содержать корчмы, трактиры, постоялые дворы и подмены лошадей для путников. Обычай этот соблюдался вот уже сто лет и все эти годы, какие бы невзгоды и лишения не обрушивались на другие части общества, придорожные викусы процветали. Почти в каждом из них путник мог выпить местного, кисловатого но освежающего молодого вина, купить или обменять у члена корпорации вофров своего коня, тут же подковать его…

Четверка всадников, въехавших в одиноко стоящее в дюжине миллариев от Кирифора селение, выглядела достаточно усталой и несомненно готовой воспользоваться всеми преимуществами дорожной системы Базилики. Все четверо, от базиликанца до варвара-гардара выглядели прошедшими то самое пекло, которое, как известно, обещано язычникам и отступникам от веры. Черные от сажи, в обгорелой, местами негодной одежде, они показались обычным геоморам демонами, вышедшими из преисподней за их душами. Пострадали и кони - опалили шерсть, бедняги. Особенно досталось одному - серому данарскому жеребчику, который заметно припадал на заднюю ногу, к тому же у него был сильно опален правый бок.

- Похоже, без магии не обошлось! -со знанием дела поцокав языком, сказал Агафон, небогатый адскриптаций, знаменитый в основном тем, что повидал свет… Трижды проезжать от родного дома до Кирифора, ух и смельчак! С Агафоном даже эпарх Зелы Феодорус, бывало, совет держал!

Как раз в этот момент путники подъехали совсем близко, так что слышно стало, как один из них что-то быстро и непонятно произнес другому…

- Проклятье, гардар! -прорычал Эдрик, отпуская повод - Мой бедный Хребю совсем уже не идет! Что делать будем?

- Да уж! -коротко глянув на медленно бредущего с опущенной головой жеребца, мрачно подвел итог Мстислав - Дальше этого викуса он не уйдет. Да и нам надо скорость поддерживать! Что скажешь, Юлий?

Юлий, ехавший вплотную к магу, с явным намерением поддержать его, если Равен вновь лишится чувств, на миг задумался, потом полез в кошель и, подкинув словно из воздуха возникшую в пальцах медную монету, подозвал к себе одного из геоморов:

- Эй, любезный!…

- Слушай, бан! -с поклоном ответил тот, немедленно подбежав и неотрывно глядя на монету - недельное пропитание для вей своей семьи.

- Где тут у вас вофр? У него есть кони на продажу?

- Да, бан! -немедленно ответил тот, готовый пресмыкаться, унижаться… Все, что угодно, лишь бы получить эту монету! Как раз вчера сосед продавал свою свинью, полтора нуммия за нее просил… Если поторговаться, как раз за один нуммий и продаст…

- Проводишь -получишь монету! - многозначительно приподняв бровь, пообещал Юлий - Только быстро, мы спешим!

- Постой! -одернул его Мстислав - Нам всем нет никакого смысла ехать к лошаднику! С этим делом столь же успешно справишься один ты. Ну, и Эдрик, которому лошадь нужна! Мы пока запасемся едой… До Миллениума, я думаю, не один день пути?

- И пища будет только дорожать! -поддакнул Юлий - Ты прав, гардар, во всем прав! Эдрик, поехали!…

Мстислав и представить себе не мог, какую сделал ошибку…

Пока гардар, быстро нашедший общий язык с ни слова не знавшим на гардарском и торингском корчмарем, торговался с ним - отчаянно и со знанием дела, Юлий и Эдрик ожидали своей очереди у вофра. Им не повезло - как раз сегодня половина геоморов собрались нанимать лошадей - требовалось перевезти намолоченное зерно, кому-то срочно необходимо было ехать в Аурику или Кирифор - на торг… Стоял гвалт, вонь от распаренных, давно не мытых тел оглушала и настроение Эдрика падало с каждым мигом, проведенным здесь.

- Это ты во всем виноват! -внезапно громко, заставив Стрижа вздрогнуть, заявил норлинг - Ты и только ты! Руки у него, видишь ли, зачесались!

- Да, зачесались! -сразу поняв, о чем идет речь, нервно и зло ответил Юлий - Тебе что, завидно?

- Вот уж о чем завидовать!… -добавив пару грязных норлингских выражений, возразил викинг - Твое счастье, что мы сейчас при деле! Ух и надрал бы я твой базиликанский зад!

Стриж был терпелив и редко встревал в драки. Но в жилах его текла горячая кровь новелиссима из Сильберики, так что следующее, что увидел Эдрик, было остро отточенное лезвие фальчионы:

- А почему не сейчас? -поинтересовался Юлий - Или ты боишься?!

- Я?! -взревел Эдрик - Ты сам - трус!

Дальше последовал тот обмен словами, после которого настоящий мужчина уже не может уступить другому настоящему мужчине. ДЕЛО было благополучно забыто, кони брошены на привязи а сами спорщики плечом к плечу последовали на задний двор. Здесь, на их взгляд, лучше всего было выяснить отношения и снять ту язву, что нагноилась в них…

- Ну что, начали? -предложил Юлий, покачивая фальчионой и вынимая для левой руки клингер - Обещаю до смерти не убивать!

- Если сломаешь мой меч своей игрушкой, задушу тебя голыми руками! -угрюмо пообещал Эдрик, всякие "игрушки" вроде клингеров с мечеломами на дух не переносивший - Начали!

Фальчиона в самой высокой точке встретила спату и сталь обоих клинков оказалась достойна самых высоких похвал. Оба поединщика выдержали характер, ни один не позволил мечу податься хоть на пядь назад, но Эдрик впервые ощутил, что за щуплым внешне телом может скрываться сильный муж. Юлий не дрогнул под его первым, самым яростным натиском, ни один из коварных ударов викинга не дошел до цели.

- Думаешь измотать меня? -сердито рыкнул Эдрик, чувствуя, как сердце начинает заходиться от первой, пока еще легкой усталости -Не дождешься! Мы, норлинги, в доспехе можем и час, и два бежать! Сколько потребуется…

Юлий, экономя дыхание, смолчал, но для себя с усмешкой отметил - норлинг уже начал уставать. Кольчуга и весь остальной доспех не могли не утомить его, тяжелым грузом повиснув на плечах. Вот первые капельки пот украсили низкий лоб. Устал, бедняга, тяжело это - таскать на себе пол-центупомодия брони и еще четверть - оружия…

Эдрик, видимо, и сам уже сознавал, что надолго его не хватит. Против равного себе, в такой же броне - могло хватить. Если б в настоящем бою, когда силы подпитываются боевой яростью - хватило бы сполна. Сейчас - нет. Сейчас дело другое. И правоты своей Эдрик не чуял, и Юлий, оказавшийся неплохим для вора мечником, сражался умело и сполна пользовался своей легкостью…

- Вот и оставляй их одних! -спасительным громом средь ясного неба раздался откуда-то сбоку полный ярости голос Мстислава - Ну-ка, оба, клинки в ножны!

Что самое странное - оба выполнили приказ немедленно. Эдрик - ворча и проклиная всех на этом свете, Юлий - молча, с невозмутимым выражением на лице.

- Вот так… -уже спокойнее сказал Мстислав, видя, что оба спорщика не ранены, что опасности никакой нет - За нами погоня, на хвосте висит! А они тут!…

- Какая погоня? -искренне изумился Юлий - Никакой погони нет! Что, Юниус такой идиот? Если сведения о том, что из города легко вышли четыре неизвестных, разнесли ворота, перебили легендарных тангарийских воинов как щенков, дойдет до ушей августы… даже до палатина - ему конец. Не помогут уже ни сомнительное родство с августой, ни кое-какие связи при дворе и в том же палатине. Как раз наоборот, его это и утопит! Так что поверьте мне, там сейчас такая чистка идет… Кровь, которую вы там пролили, ручеек по сравнению с новым потоком!

- Мы пролили! -едко заметил Эдрик.

- Мы… -мирно согласился Юлий…

- Помирились? -пристально глядя на них, спросил Мстислав - Пошли! Надо еще коня нашему норлингу купить! Смирного и огнестойкого! Дорога длинная, Равену еще не раз придется магию применять.

Протестующий вопль Эдрика. Равена передернуло…

Глава 6 "Великий Город"

Хорошо быть триарием, идти в увольнительную по улицам любого города Великой Империи Базилиска! Почти любого города… Триарий Второй Серой Алтикской арифмы Люпус Красный мрачно и понуро шел по центральной улице Великого Города. Уже две вигилии он обретался внутри его могучих, неприступных стен и за эти четыре часа не обрел ни одной бабы!!! Страдания воина, увы, были скрыты от большинства горожан, спешащих по своим собственным делам. Так уж получилось, что Великий Город, огромное смешение улиц и форумов, кишащих тысячами, десятками тысяч горожан, не принимал, или с трудом принимал в себя чужаков. А в чужаки зачислялись все, кто впервые переступал городскую черту…

Люпус устал и был зол. За минувшую вигилию его трижды послали гетеры, ему всучили пирог с тухлой требухой, вместо оплаченного "лепестка", он потерял серебряный дукат на ставке… Самое обидное, на него все смотрели с презрением и жалостью. Да он и сам себе казался сейчас жалок. Он, павлином ходивший по улицам Тулсы, здесь смотрелся убогим калекой, когда мимо проходили пышно одетые, роскошно выглядящие эскувитаторы Милленийских Золотых эскувитий. А ведь как красиво и хорошо все начиналось!… Он, никому не известный легионер, победил в Играх самого чемпиона из Миллениума. Во всех четырех дисциплинах победил! Лично Арифмарх вручил ему лавровый венок и наградил семидневным отпуском. Который Люпус, не долго думая, решил провести в столице. Товарищи, как-то раз ездившие туда на смотр, наперебой расхваливали роскошных столичных баб, изумительную еду и множество других развлечений, до которых столь охочи воины, вроде Люпуса. Чтоб им всем на Лестринию попасть служить!

И все же окончательно доконало бедного триария вовсе не это. Он, усталый и голодный, плюхнулся прямо на бордюрный камень - холодный, зато твердый и относительно чистый… Сначала ему какая-то сердобольная, на вид бедно одетая старушка кинула монетку - дукат! Потом подошли преторианцы, чертовы стражники и потребовали просить подаяния только в тех местах, где это положено уложением курии Великого Города, выпущенной…

- Я -имперский триарий! - вскакивая на ноги и хватаясь за гладий, заорал Люпус - Я воин августы Семирамиды, твари!!!

- Да хоть самого Бозуса! -огрызнулся старший наряда - молодой декан - Нам все одно: здесь попрошайничать нельзя… Пошел вон!

Люпус еще пытался разрешить дело миром, толковал о том, что он лишь отдохнуть присел, совал под нос декану свой отпускной жетон… Тому все было нипочем. Стражники, числом десять, знай себе теснили триария с главной улицы, явно намеренно пинали его остро отточенными лезвиями спетумов…

- Ну, все! -не выдержал наконец Люпус, когда какой-то озорник мальчишка швырнул него недоеденное яблоко - Ну, держитесь!!!

Гладий словно сам прыгнул в руку триарию, в следующее мгновение обманчиво короткое лезвие по широкой дуге пролетело перед воином, обрубив три рожна разом.

- Алтика! -громко выкрикнул Люпус боевой клич своей арифмы и бросился в атаку…

Стражников было больше. Стражники Великого Города в основном неплохо знали свое дело, знали, с какой стороны браться за меч и как поставить копье так, чтобы противник сам на него напоролся… Совершенно случайно, разумеется. Но сейчас против них встал ветеран пограничных войн, стычек и ночных поножовщин… Это только официально войны между Империей Тор и Базиликой нет, есть мир и вечная дружба. На самом же деле пограничные егерские корунелы торингов и банды акритов базиликанцев каждый божий год замещают потери сотни воинов… От поноса они вымирают, что ли?!

Шумная замятня почитай на главной улице Великого Города не могла продолжаться долго. Звон клинков привлекал внимание, некоторые прохожие даже останавливались, пытаясь понять, что же это происходит в их обычно мирном и спокойном городе…

Вот первый стражник отпрыгнул в сторону, хватаясь за пропоротое плечо, за ним последовал второй… Сам триарий пока что оставался цел, но голос его звучал уже не так громко, в нем прорезались первые хриплые нотки…

- Алтика! -выкрикнул он еще раз, замахиваясь мечом на самого декана…

Декан Фока был молод, но опытом не обделен. Он уже видел, что ошибся и что перед ним - воин. Но гордость новелиссима, пусть и младшего сына в фамилии не позволяла ему признать свое неправоту. Тем более теперь легионер и в самом деле нарушил законы, оказав сопротивление преторианцам. Тем более, пролилась первая кровь…

Фока легко уклонился от удара триария, столь же легко развернулся у него за спиной и замахнулся сам, без зазрения совести намереваясь ударить соперника в спину…

В правой его руке внезапно вспыхнула острейшая боль, декан даже закричал - тонко и протяжно. Пальцы враз перестали слушаться, меч звонко обрушился из них на камни мостовой…

- Нехорошо это, бить в спину! -возвестил злой, молодой голос за спиной - Эй, никто не шевелится, я метко стреляю, а мои друзья варвары - даже лучше!

Декан, зажимая пробитое свинцовым желудем плечо, заставил себя медленно обернуться… Поперек узкой и кривой, грязной и пустынной улицы, стояли четыре человека. Двое из них даже внешне выглядели опасными, пугали и заставляли вставать дыбом коротко остриженные волосы на затылке…

- Чего вам надо? -резко спросил он, сдерживаясь, чтобы не завыть от резкой боли в плече - Я - командир патруля городской стражи! Освободите дорогу и уходите. Мы не станем вас преследовать!…

Похоже было, по крайней мере двое из четверых человек согласны были это сделать. Как ни странно, одним из них был самый большой и сильный - варвар из Гардарики. По резкому тону, которым он обратился к стрелку, было понятно, что он недоволен и требует объяснений.

Черноволосый стрелок, несомненно - базиликанец, только поморщился и даже не оглянулся. Зато тон, с которым он обратился к декану, говорил о несомненности его намерений:

- С каких это пор городская стража нападает на воинов славных Алтикских арифм?! Мне всегда казалось, воины -защитники империи, а не жертвы ее прихотей!

- Он обвиняется в попрошайничестве на улицах Великого Города! -угрюмо, но твердо ответил декан, чувствуя, как слабеет тело, потерявшее слишком много крови - И в сопротивлении власти!… Вы же его пособники… Взять их!

Стражники, не ожидавшие такого приказа, тем не менее выполнили его без угрюмой обреченности, хотя и без особого желания тоже. Их все еще оставалось восемь здоровых, да и двое покарябанных вполне могли оттянуть на себя одного из четверки…

- Зря вы, ребята, ввязались! -отирая кровь со лба, посочувствовал им Люпус - Вы нездешние… трое. Не знаете… Вам теперь тюрьма светит! Да не какой-нибудь вшивый эргасторий, Палаты Гелиоса! Слышали? Тикайте, пока есть возможность…

Слышал только Юлий, но он пока не горел желанием объяснять своим товарищам, что такое Палаты Гелиоса…

А это была без сомнения самая лучшая и неприступная тюрьма в мире. И самая безжалостная по отношению к заключенным…

Полтораста лет назад, когда Великий Город еще чаще именовали Миллениумом, август Юлиан Кровавый искал место для своих пленников - архонтов и новелиссимов других городов, ныне входящих в империю Базилиска. Требовалось место, которое даже самые отчаянные головы признали бы неприступным. Юлиан, несмотря на свое прозвание, предпочитал не убивать политических соперников… Требовалось место, где эти соперники умирали бы своей смертью. Желательно - быстро…

Так зародились Палаты Гелиоса. Расположенные на высокой, из цельного гранита составленной горе Туниус, палаты представляли собой настоящий лабиринт, открытый сверху и не имевший камер в прямом смысле этого слова. Пленники, которых запускали через единственный вход, всю свою короткую оставшуюся жизнь проводили в движении и поисках пищи и воды. Юлиан был достаточно щедр, чтобы на высоте пятисот локтей забились шесть фонтанов. Ну а пищей пленникам служило все - от мелкой живности, каким-то чудом выживавшей в скалах, до неосторожных птиц, падали… Все, что могло идти в пищу, в нее шло.

Юлий промолчал, а потом уже поздно стало что-то перерешать. Стражники напали… Вернее, попытались…

- Стойте! -громко сказал Равен, вскидывая руки кверху в картинном и совершенно ненужном жесте вскидывая руки кверху - Стойте, говорю! Я - маг! Я предупреждаю вас, что гнев мой будет ужасен… Если вы немедленно не отпустите моих товарищей! Прочь!!1

На ладони его заколебался неровным голубым огнем шар размером с кулак гардара. Этого оказалось достаточно… Стражники Великого Города были смелыми и гордыми людьми. Когда шли против того, что было им понятно. Маг, вставший против них, готов был обрушить на весы судьбы свою магическую силу, и к этому они были не готовы.

- Мы уходим! -хрипло сказал декан, подавая соответствующий знак своим людям - Но вы за это заплатите!

- Ну и развелось у нас должников! -под общий смех воскликнул Юлий - Эй, герой, ты с нами?

Триарий, внезапно ощутивший, что жизнь вокруг начинает расцветать новыми красками, не заставил себя ждать. И уже через четверть вигилии ищи пятерых чужаков, хоть весь город перерой!

Августе Семирамиде минуло тридцать девять лет, но никто даже за глаза ей столько не давал. Невысокая, ладно сложенная, с великолепной фигурой, где все было на своих местах, с роскошными, цвета вороньего крыла волосами, ниспадающими ниже плеч на две пяди… Впрочем, все признавали, что красивее всего в августе были ее глаза - роскошные, огромные зеленые глаза, способные за миг изменять цвет от светло-зеленых - когда она была в добром расположении, до темно-изумрудных - когда она злилась…

Семирамида в полной мере пользовалась своей привлекательностью и не было при ее дворе мужчины, красивого или славного своей мужской силой, который не оказывался в ее постели хотя бы один раз. Случалось, некоторым везло и они оставались в плену августы и дольше… Впрочем, вот уже пять лет ни один мужчина, будь он трижды любимец Богов, не мог похвалиться, что обладал ее телом больше месяца.

С давних пор августой был заведен обычай: с утра она принимала ванную, до краев наполненную теплым, только что сцеженным женским молоком. Давно уже было известно, что это позволяет сохранять кожу нежной и чистой, а августе не чужды были обычные женские устремления. Совсем не чужды!…

Омовение правительницы империи, пусть и номинальной - не слишком приятная процедура, лишенная прелести уединения и не слишком похожая на обычную помывку какой-нибудь Алипии, пастушки из Тангарики или Сильберики. Обычно, при огромной серебряной лохани, в которой купалась августа, всегда находилось не меньше тридцати человек, полностью заполнявших помещение: охрана - шесть доместиков-евнухов в полном вооружении, дюжина севаст и зист-патрикий свиты… А также три человека, от которых в куда большей мере зависела судьба Базилики: Великий Логофет, Доместик Схол, Друнгарий Виглы… Три человека, достаточно много сделавших, чтобы августа Семирамида стала таковой на деле…

Сегодня все было иначе. Сегодня в мыльне, кроме августы и шести ее служанок - девочек из самых знатных семей Базилики, находились лишь доместики и препозит Евгенус - человек, лично преданный августе.

- Что нового в моей империи? -нежась под аккуратными пальчиками сразу двух северянок, мягко и тихо спросила Семирамида - Я знаю, ты не мог расстроить меня и не принес плохих новостей!

- Плохих -нет! - с низким поклоном, но все же довольно фамильярно, возразил препозит - Странные есть!

- Так рассказывай поскорее! -игриво глянув на него, велела Семирамида и плеснула молоком, на миг обнажив роскошную стройную ногу почти до бедра.

Евгенус облился холодным потом… Он уже пол-индикта был препозитом августы и неплохо ее познал. Ни к чему хорошему не приводят вот такие всплески игривости, совершенно ни к чему!

- Новости из Алтики! -дрогнувшим голосом начал он, медленно раскручивая свиток пергамента - Прокуратор Алтики Велизарис повесился на своей вилле! Номарх Урсий просит разрешения заменить его патрицием Антониусом!

- Вето! -лениво потянувшись и на четко рассчитанный миг показав препозиту свою грудь с большими и аккуратными розовыми сосками, обронила августа - Он - лысый!

Препозит, сам лысый, не осмелился ей возражать, лишь только склонился еще ниже и продолжил:

- Новости из Сильберики! Твои подданные, о, Божественная, нашли в Мраморных горах огромный и изумительно чистый красный вериллий. Им очень хочется поднести его лично, о чем и просят!

- Да! -так же спокойно и равнодушно ответила августа - Но пусть сначала оправят его в золото. Дикие камни мне не нужны!

И снова препозит не посмел возразить, хотя и представил себе, во сколько может обойтись такая оправа честолюбивым дуракам…

- Ну, чем еще порадуешь? -холодно поинтересовалась Семирамида - Я же вижу, ты что-то на потом оставил… А впрочем, пусть и впрямь на потом останется. Мне не хочется сейчас делами заниматься… Иди-ка сюда!

Приказ был вполне определенным, тем более препозиту по своей должности доводилось уже испытывать подобные перемены настроения властительницы. Он, обреченно поддергивая полы хитона, забрался прямо в белесую жидкость лохани и занялся тем, что от него и требовала любвеобильная августа. Последние известия из Кирифора, где внезапно заболевший эпарх Юниус устроил настоящую резню среди горожан, могли и подождать…

Докончить им не дали. За дверью послышался взрыв раздраженных голосов, кто-то кричал на доместиков, потом дверь почти бесшумно растворилась и внутрь вошел Друнгарий Виглы, ипат Диоклетий. Как уже упоминалось, один из немногих чиновников двора, имевших право входить в двери в любое время дня и ночи.

Препозит, смущенный донельзя, поспешно вскочил перед ним на ноги, даже не сообразив, что этим сильно оскорбляет августу. Замер, не зная, куда деваться в своем навсегда испорченном молоком хитоне, еще не остывший, растрепанный, со свежими царапинами на толстой и короткой шее…

Семирамида лишь пошевельнулась в ванной, расслабленная, на миг вновь обнажив свою воспетую всеми поэтами и бардами грудь… Голос ее, впрочем, был похож на поток ледяной воды:

- Надеюсь, друнгарий, тебя привело сюда что-то серьезное!

- Очень, Божественная! -невозмутимо склонил перед ней голову Друнгарий Виглы, много повидавший и препозита просто игнорировавший. Как и служанок. Впрочем…

- Что же ты молчишь? -на миг женская натура, не терпящая ожидания, высунула свои рыжие ушки.

- Я прошу разговора с глазу на глаз, Великая!…

- Вон! Все… -немедленно приказала Семирамида, прекрасно знающая, когда можно показывать характер, а когда - не очень.

И препозит, без того уже оробевший сверх всякой меры и вмиг потерявший все шансы на продолжение, и служанки стрелами вылетели из мыльни. Как и требовал Диоклетий, он остался с августой с глазу на глаз.

- Измена, государыня! -даже не склонившись в поклоне, как того требовал этикет, начал тот…

- Кесарь?… -немедленно озаботилась августа. Но то была заботливость не матери…

- Кесарь в Вассилиссуме, где ему и положено! -немедленно ответил Диоклетий - Голубь прибыл только вигилию назад…

- Что же тогда? И кто?… С чего ты вообще взял подобное?!

- Три дня назад в Кирифоре была резня. Мой диангел там, человек близкий к эпарху Юниусу, докладывает, что за эти три дня схвачены и брошены в эргастул более двухсот человек. А именно три дня назад случилось нечто странное. В тюрьме был бунт… он уже подавлен… Известно немного: в городе применяли боевую магию, сожжено магическим огнем и убито более десяти воинов. Известно также, что сам Юниус все эти три дня обретается у себя дома, не выходя. Но те, кто видел его… тоже мои люди… говорят, что там не обошлось без магии. Известно также, что в городе заменен претор и несколько ликторов. Юниус убирает свидетелей чего-то, Божественная! Что до тех, кто все это устроил, известно лишь, что их то ли четверо, то ли шестеро, что двое из них -точно базиликанцы. Вроде бы, они двигаются на Полдень. То есть сюда…

Семирамида резко встала в лохани, совершенно не обращая внимания на то, что стоит обнаженная перед мужчиной. В последний момент опомнилась - служанок нет и одеть ее некому, но из сложного положения вышла, как и всегда - щелкнула пальцами, указала Друнгарию на аккуратно сложенные на кресле тунику и скарамангий, плеснув молоком на пол выбралась из лохани и сама, как когда-то давно, вытерлась полотенцем. После чего вскинула руки кверху, отчего вверх поднялись и груди, терпеливо выждала, пока ничуть не смущенный таким унижением императорской чести Диоклетий поможет ей одеться…

- Ты уверен, что не ошибся? -поправляя на высокой груди панагию с изображением святого Батта, негромко и холодно спросила Семирамида - Может быть, ты взревновал к удачливому эпарху? Кирифор процветает, августа каждый божий праздник подарками балует… Диоклетий, милый, если это так, лучше сразу перестань! Кому как тебе не знать: я этого не люблю! У меня ласки для всех хватит!

Голос августы был ласков и трогателен, коготки нежно перебирали седую щетину на щеке - три дня не брился… Кого-нибудь другого этот тон и эта фамильярность могли бы смутить, обмануть… Только не Друнгария Виглы. Старый хрен хорошо знал свою госпожу и потому по спине его текли потоки горячего пота - обжигали! Диоклетий даже тихонько посмотрел под ноги - нет ли там лужи…

Лужи не было, а голос его остался тверд и холоден:

- Я ни под кого не копаю, Божественная! Я старик, мне от жизни много не надо!… К тому же ты уже даровала мне самое великое счастье в моей жизни…

Легкий фривольный намек на любовные отношения, которые их связывали в самом начале, как надеялся Друнгарий, должен был сделать свое дело…

- Так ты уверен? -в голосе августы проскользнули холодные нотки - Юниус - один из вернейших моих людей, но если он что-то посмел сделать за моей спиной… Не посмотрю, что родственник, тем более - дальний!

- Это не все, божественная! -медленно, словно колеблясь, возразил Диоклетий - Сегодня в Золотой улице, близ Форума Юлиана произошла стычка. Преторианцы привязались к твоему воину, госпожа, тот дал отпор… Виновные наказаны, декан сослан в самый отдаленный гарнизон!… Впрочем, его наказали раньше нас. И самое странное, того легионера из рук стражников выдернула какая-то странная четверка. Вроде бы, там было двое базиликанцев, один из них - маг!

- Ты стал параноиком, Друнгарий! -холодно улыбнувшись, сказала августа - Ты не объелся ли банджа? Говорят, он заставляет людей по-иному смотреть на мир! Может быть, тебе мало той власти, которой я тебя оделила? Может быть, твоя жена не удовлетворяет тебя?…

- Госпожа, я ничем не заслужил подобных обвинений! -чуть склонив голову и сам слегка оскорбляя августу, возразил ей вернейший цепной пес - Я не думаю, что это - те самые. Для этого они слишком быстро передвигаются. Но если это так?! Да, я параноик, ибо обязан беспокоиться о твоей безопасности. Что ж, если ты считаешь, что я ослаб, что моя хватка уже не та, ты можешь меня прогнать, а на мое место поставить… да вот хоть этого лысого, твоего препозита! Говорят, у него член как у осла!

Это было уже прямое оскорбление, не ответить на которое августа не могла. Впрочем, было два способа мести - женский и императорский. Семирамида выбрала второй… Голос ее изменился, теперь в нем преобладала властность:

- Мы, властью Святого Креста и молитвами к Благочестивой Розе Августа и Автократорша Базилики Семирамида, повелеваем тебе, ипат Диоклетий, Друнгарий Виглы, чтобы ты в течении семи дней с этой вигилии начинающихся нашел и привел мне четырех людей, осмелившихся нарушить законы, мной данные моему народу! Живыми, иначе на тебя обрушится мой гнев!

Что оставалось делать Диоклетию? Да только склониться пониже в поклоне, да попытаться скрыть, выходя, гнев на своем лице. Уже в спину ему хлестнул новый приказ Семирамиды:

- А препозит мне надоел. Вели арестовать его… За оскорбление величества августы!…

Дверь закрылась, Друнгарий не проронил не слова.

Семирамида несколько мгновений мрачно смотрела в нее, потом подошла к окну.

- Да и любовник он -ничего особенного!… - тихо сказала она, глядя на синеющую за стеклом Тиврану…

Орфанотроп Стурус, высокий и толстый муж, при дворе считался весельчаком и записным остряком. У него всегда при себе был новый анекдот про проэдра, про Доместика Схол, про кесаря Септимия… Про любого, кроме двух человек: августы Семирамиды и Друнгария Виглы. При дворе его любили и жалели, даже сочувствовали его невеселому бытию… Из знатного рода происходящий, старик уже, он так и не дорос выше спафария - звания высокого, дающего возможность пожизненной руги, но и не более того. Дом его был беден и всего лишь о двух этажах, без обязательного сада для приема гостей. Жена его, живая старушка большой жизненной мудрости, носила почетный, но ничего не дающий при дворе титул зиста-патрикии. Единственная дочь… Бедняжке минула тридцатая весна, но мозг ее остановился на пятнадцатой. Навсегда… Стуруса жалели искренне, не подозревая, что за маской неуклюжего, веселого старика скрывается самый безжалостный убийца и самый умелый шпион за всю историю Империи Базилиска. Стурус был тверд характером, беззаветно предан Друнгарию Виглы и к тому же совершенно лишен жалости. Ему все равно было, кого приковывать к пыточному столу: старика, женщину, ребенка… Был случай, когда выбивая правду у молодого патриция, имевшего дурость вляпаться в заговор против Семирамиды, он бестрепетно опустил в кипящее масло ножки грудного младенца. Мать малыша, находившаяся тут же, скончалась от разрыва сердца, отец, обезумевший от ужаса, разумеется, рассказал все. Его милостиво казнили отрубанием головы. Остальных сожгли в Медном Таурусе на Форуме Архонтов. Малыш, кстати, как ни старались потом личные лекари Стуруса, сколько денег он ни платил самым и знаменитым знахарям и магам, лишился обоих ножек. С другой стороны, жил он в доме Стуруса и в свои девять годиков выглядел крепким, любимым в семье родным сыном. Про то, кто он и откуда, никто пока говорить не осмеливался…

Мало кто знал про Стуруса правду. Почти никто и никогда не бывал в его доме и не видел всей его роскоши, доступной немногим избранным. Один из знавших и бывавших - волхв Аррикус, сидел сейчас напротив, нагло, несмотря на свой меньший возраст, заняв единственное кресло. И слушал очередной анекдот Стуруса, на этот раз выбравшему жертвой безобидного старичка Деметрия, логофета стад. Чего уж говорить, безумная скупость и простота Деметрия не раз и не два служили мишенью для шуток как молодежи, так и стариков. Августа даже пожаловала ему пожизненную ругу в тысячу солидов ежегодно… Не помогло. Ходить он продолжал в рванине, жену и детей держал в черном теле, а августе, как-то раз заехавшей к нему в гости, выставил на стол затхлое мясо и старое, больше напоминавшее по вкусу уксус вино. Хорошо еще, Семирамида славилась своим остроумием, да к тому же ценила старика за честность и безусловную преданность. Другому подобное стоило бы головы…

- … Все знают патрикию Элению, супругу нашего славного Деметриуса! -вещал Стурус, удобно устроившись на подоконнике и поедая сочный и аппетитный персик - Бедняжка, говорят, по сю пору носит тот же пеплос, в котором когда-то появилась пред ясные очи логофета стад… Не знаю уж, так это или нет, но то, что последний раз супруг покупал ей обновки на рождение младшего сына - знаю точно. Диангелы мои донесли…

- Ну, ну! -холодно поторопил его Аррикус, сочно и аппетитно вгрызаясь в точно такой же персик, который только что невозмутимо материализовал из ничего, прилично раскалив перстень Силы. - Продолжай, я внимательно слушаю!…

- Так вот, однажды даже эта терпеливая, поистине святая женщина, святей которой только наша Августа, не выдержала. Она заявилась к супругу и сказала ему дословно следующее: если он не выделит ей деньги на покупку новой одежды, то может натянуть ее драный пеплос, надеть парик, как какая-нибудь порна и идти в таком виде сам. Она позориться не пойдет! Деметриус, конечно, был растерян и напуган. Он поскрипел, поскрипел, надеясь уломать жену, но Эления впервые в жизни встала насмерть и ему пришлось-таки открыть свою пиксиду… Ну ту, из слоновой кости, с Моноцеросом на крышке!

- С кардкаданном номадским! -едко улыбнувшись, поправил его маг…

Два хитреца, столь непохожих внешне, и столь похожих внутренне, еще раз, дружелюбно и одновременно угрожающе улыбнулись друг другу. На этот раз шпионы оказались разными. И если один из них ошибся даже в такой мелочи… Уж помещать его в тюрьму не станет ни тот, ни другой…

К величайшему сожалению, Аррикусу не пришлось дослушать версию Стуруса до конца. Послышался выкрик декана, командира гвардейской схолии и почти сразу же в зал ворвался, не вошел, Друнгарий Виглы. Его верные командиры тревожно переглянулись… Друнгарий был понятен им, словно был из стекла бесценного сделан. Сейчас, например, он находился в столь дурном расположении духа, что даже не пошутил, войдя, сразу же подошел к дискосу с фруктами и взял с него лимон. Диоклетий Куропалат с юношеских пор ненавидел лимоны! Когда же он вгрызся в него, словно в персик, стало понятно, что сегодня полетят чьи-то головы…

- Что-то случилось, кир Диоклетий? -на правах старого друга осмелился спросить Стурус. И просчитался…

- Что-то случилось?! -едким, скрипучим голосом - еще один признак дурного настроения, повторил Диоклетий вопрос - Это я должен был у тебя спросить! Я! У тебя! Почему в город незаметно проникают четверо, среди которых один - маг?! Где были твои люди в Кирифоре, когда там была резня? Где были твои маги, бан Аррикус, когда неизвестный маг выжигал ворота?! Почему не было преследования?! Святая Ангетта, спаси мои мозги от безумия!!!

Аррикус чуть заметно дернул щекой. К нему единственному Диоклетий всегда обращался как к киру, как к равному. Бан, обращение к низшему рангом, выглядело для него оскорблением, признаком опалы. А ведь как бы там ни было, волхв подчинялся именно Друнгарию Виглы. И если что, его голова должна была полететь также, как голова любого другого чиновника. Не поможет и Суд Магистров…

- Кир Диоклетий, позволь мне слово молвить! -тихо, но твердо возразил ему орфанотроп - Прости, ты не прав! Мои люди в Кирифоре трудились не покладая рук, но руки эти - связаны! Ты ведь сам запретил нам иметь там хотя бы по квадре! Будь она там, мы не сидели бы сейчас, гадая на кишках акрид, где враг! Будь там хотя бы один мой человек с полномочиями… Что могут диангелы, половина которых дрожит при одном упоминании о своем долге?! Что могут маги Аррикуса, если им твоим личным индиктом запрещено применять магию выше третьей ступени без личного разрешения своего командира! Они не могут даже искать - это уже магия четвертой ступени!

- У меня там и нет никого, сильнее адепта! -поддержал его Аррикус - И все они играют роли учеников в тамошней магической школе. Тоже невесело, изображать из себя идиотов, когда на самом деле Силы под завязку!

- Что до сегодняшнего неприятного случая… -после некоторой заминки продолжил Стурус - Согласен, упустили! Но ведь на лбу у этого мага не было написано, что он - враг! В Великий Город каждый божий день входят сотни магов самого разного уровня. И столько же выходит отсюда! Мы будем их искать, маг такой силы не исчезнет просто так, не сможет… Найдем, клянусь!

- Пять дней на все! -жестко сказал Диоклетий - Пять дней, после чего можете сами себе глотки резать! Все равно ничего для вас хорошего я не вижу!

Все. Больше говорить было совершенно не о чем. Срок был назван, угрозы прозвучали, а отвечать на них - унижать собственное достоинство. И так понятно, Друнгарий Виглы в отчаянии…

- Мы сделаем все, что можем, кир! -тихо сказал Стурус - Клянусь тебе, кир Диоклетий!

- А я его поддерживаю! -столь же решительно сказал Аррикус - Чтобы мы, базиликанцы, не справились с четырьмя бандитами?! Такого быть не может! Тем более есть сведения, что они - варвары…

- Действуйте! -с напором сказал Диоклетий - Думаю, нам всем хочется выжить…

Ни Друнгарий Виглы, ни его цепные псы - Стурус и Аррикус, даже не подозревали, как близки были они к тем, кого так стремились отыскать. Вернее сказать, как близка была четверка и примкнувший к ней Люпус к Золотым Палатам - дворцу-обиталищу августы Семирамиды…

Люпус и Юлий, хоть и происходили из разных слоев общества, на удивление быстро нашли общий язык. Люпус не зря взлетел до триария - был в меру грамотен, по-крестьянски смышлен, остроумен… Юлия же всегда тянуло к таким людям… Сообща, неплохо зная стражников, они нашли лучшее место, какое только можно отыскать для того, чтобы затаиться. Разумеется, ни один преторианец никогда не сунется на чердак дома богатого новелиссима. Юлий отыскал такой дом, вся пятерка перебралась туда…

Сейчас, когда Гелиос низко повис над свинцовыми крышами домов, когда лучи его из золотых превратились в ярко красные, на чердаке царило настоящее веселье. Дом оказался почти пустынным, живший в нем старичок-патриций явно не любил тратить деньги на многочисленную прислугу и, похоже, можно было расположиться даже удобнее, не боясь быть обнаруженным. Мстислав, впрочем, даже думать о подобном запретил. Наверное, он был прав…

- Жрать хочется! -пожаловался Эдрик, когда с момента их последнего, довольно скудного обеда минуло не меньше трех вигилий - Слышь, хевдинг, мой живот скоро начнет такие звуки издавать, что нас найдут!

- Тогда я вынужден буду вспороть тебе живот! -невозмутимо ответил гардар, развалившийся прямо на бревнах пола, даже не открывая глаз - Или вон попрошу Равена, он враз лишит тебя кишок. Чтобы нечему было бурчать!…

Вряд ли эта угроза сильно испугала Эдрика, но рожу он сделал соответствующую - жуть какую испуганную. Даже пузо, защищенное толстыми кольцами брони прикрыл, словно убоявшись…

Внезапно, на весь чердак разнеслось громкое бурчание живота. Эдрик, первым сообразивший, заржал в голос, совершенно не собираясь скрываться:

- Ты и сам проголодался, гардар!

Мстислав, заметно покрасневший, сердито фыркнул, но после короткого молчания признал:

- Поснидать бы не мешало! Так, чтобы поплотнее прошлых трех луковиц с куском мяса!… И запивать не тухлой водой!…

При воспоминании о той жидкости из дождевой бочки в углу, которую и водой-то назвать - согрешить против истины, Равена передернуло. Впрочем, не его одного…

- Но! -продолжил Мстислав, подняв палец кверху - Думаю, правильно будет, сначала обсудить наши планы на будущее. Что скажешь, Эдрик?

- Согласен! -внезапно легко сдался тот - Хотя особо обсуждать нечего. Где еще держать Отто, как не в Золотых Палатах? Мы с ними рядом, как стемнеет, пойдем на приступ. Охрану перережем, магов Равен спалит, Семирамиду Юлий в постели победит… Ну вот и все!

Люпус, особо ничего не понимавший, ожидал, что сейчас все рассмеются веселой шутке норлинга. Как бы не так! Рожи всех четырех остались совершенно серьезны, даже угрюмы. Никто с Эдриком не спорил…

- Да вы что?! -искренне возмутился триарий - Там же только охраны - две арифмы! Одна охраняет, другая в схолах рядом… отдыхает! Что вы можете против такого количества воинов?! Да еще турма отборная - "Алисторика" называется. Там три сотни лучших воинов Базилики!

- Тебя-то с собой никто не зовет! -грубо огрызнулся Эдрик - То наше дело, как головы складывать!

- Ну, вы меня от беды уберегли, значит и мое тоже! -решительно сказал Люпус - Ты бы лучше сказал, кто вам там нужен!

Мстислав и Равен переглянулись… Равен решительно покачал головой. Нет, не стоит вводить в курс дела еще одного базиликанца…

- Знаешь, ты лучше не лезь в это! -дружелюбно посоветовал Мстислав, насколько ему позволял его ужасный базиликанский - Достаточно того, что мы уже по уши в этом. Человек, которого мы ищем, может быть только здесь!

- Что ж! -пожал плечами триарий - Дело ваше! Но если вам нужен еще один острый клинок, я с вами! Вы мне жизнь спасли!…

- Ты хочешь ее потерять? -ухмыльнулся Юлий - Поверь мне, дело не стоит того!

- Ну отчего же! -пожал плечами триарий - в моей арифме когда-то служил некто Диоклетий. Говорят, после смерти божественного августа Стефания, он высоко вознесся! Почему бы, когда к власти придет кесарь, не вознестись и мне? Базилика большая, чинов и золота на всех хватит!

И снова Равен покачиванием головы запретил даже думать о том, чтобы рассказать…

- Так что, это лучший наш план? -весело спросил Мстислав, вынимая из ножен меч и ногтем пробуя остроту его лезвия - Что ж… Юлий, ты пойдешь добывать нам еду. Ты же вор, вот и своруй чего повкуснее!

- До каких еще позорных глубин я паду!… -вздохнул Юлий, добывая откуда-то из складок гиматия свою фальчиону - Я, воровавший на раз скульптуры ценой в десятки тысяч золотых солидов, пойду воровать какую-нибудь дохлую курицу!

- Вот курицу -не надо! - фыркнул Эдрик, немного обиженный, что выбрали не его - Лучше бы поросенка… с хреном… Да пива!

- Пива?! Ни за что! -в один голос вскричали базиликанцы…

Ворчал- то Юлий ворчал, но на самом деле, если между своими, испытывал истинное удовольствие от того, что именно на него положились. В последние дни, так уж получилось, он оказался в стороне от основных событий. В Кирифоре всех подвел, выручали всех гардар и маг. В городе опять втянул всех в неприятности, пусть даже это принесло квадре еще один меч… Нет, не везло ему последнее время. Здесь же был шанс показать свое умение и доказать свою нужность. А в том, что он действительно нужен квадре, Стриж не сомневался. Он, да не нужен?! Ерунда…

Он осторожно миновал таблиний, огромный и пустынный, освещенный единственным светильником, находящимся на издыхании, свернул по переходу налево и вниз… Обычный дом, не слишком богатый. В таких кухня обязательно в задней части и чаще всего - в левом крыле. Дальше пришлось двигаться с осторожностью. Как бы мало ни было домочадцев в доме, какое-то их количество наличествовало, дом был обжитой, да и светильники горели… кое-где.

В доказательство того, что дом не пустовал, в темном переходе послышался шум шагов. Легких шагов. Женских. Впрочем, Юлия это нисколько не успокоило. Женщины вообще и старухи, которые скорее всего обитают в этом дряхлом доме, склонны подымать шум в самый неподходящий момент. Так что фальчиона немедленно была извлечена из потайных ножен и вор приготовился делать свое подлое, грязное, но необходимое дело… Бывает и так. На его душе дюжина невинных жизней наберется наверняка…

Потом показался первый лучик света, потом он расширился и осветил дальнюю часть галереи, заставив укрывшегося в нише Стрижа помянуть недобрым словом всех святых и Перевернутый Крест. Коридор был слишком узок, даже в нише полоска света зацепит его… Значит, надо было действовать быстрее. Надо опередить девку и ударить раньше, чем она заорет…

Он изготовился. Полоска света, желтая неяркая полоска, которую дает масляный светильник, приближалась очень быстро. Понятно, она здесь не впервой, знает каждый уголок, каждую щербину в половицах и даже светильник ей толком не требуется…

Стриж выметнулся внезапно, когда женщина, уже заподозрив что-то неладная, начала замедлять шаг и что-то удивленно сказала негромко… Возникнув прямо перед ней, он резким толчком отпихнул ей на стену. Послышался звон разбитого светильника, но женщина не успела даже пикнуть - крепкая ладонь Юлия зажимала ей рот, лезвие рапиры упиралось куда-то под могучую грудь…

- Ты одна?… -тихо спросил вор, покрепче и поплотнее вжимая ее в стену - Если да, моргни!

Женщина оказалась молодая да спелая, от нее одуряюще вкусно пахло свежим хлебом и чем-то еще, корицей кажется. Роскошное тело никак не желало вжиматься в камни, Стрижу приходилось изгаляться, чтобы удержать ее в объятиях… Впрочем, она почти сразу моргнула, так что вор слегка расслабился. Хотя руку ото рта не убрал, но хоть отодвинулся. А то мысли потекли какие-то не те, не рабочие…

- Где кухня? -спросил Юлий, еще раз переменив позу и дав еще больше свободы. Руки чесались облапить это тело, так похожее на сдобные булочки… М-да, совсем плохо дело бедного вора…

Служанка что-то промычала, видимо показывая, что говорить все одно не может. Юлий руку убрал, но клинок остался прижат к груди. Если что, остро отточенное лезвие без сомнений и сожалений пропорет и дешевую тунику, пошитую из грубой гардарской крашенины, и само тело.

Видимо, служанка свою беду понимала и ей покорилась. Она даже не дернулась, лишь тихонько сказала:

- Внизу!… По лестнице спуститься, как раз на кухню попадешь!… Но там хозяин ничего не хранит!

- То, что мне надо, как раз на кухне! -ухмыльнулся Юлий - Как зовут-то, красавица?

- Лидия! -по-прежнему тихо и покорно ответила служанка - Не убивай меня, я сделаю все, что прикажешь!… У меня мама старая, больная…

В голосе служанки послышались первые слезливые нотки, так что Юлий, поморщившись, счел своим долгом ее слегка успокоить:

- Ну, ну! Никто тебя убивать не собирается! Я не душегуб, всего лишь человек, которому хочется поесть. Впрочем, я подумаю, что еще с тебя спросить! Веди на кухню!

Если даже у служанки появились какие-то нехорошие мысли насчет Юлия, его суровый окрик свое дело сделал. Торопливо подобрав с пола потухший светильник и всплакнув по поводу разбитого стекла - вещи бесценной, за которую наверняка шкуру спустят, она покорно повела его вниз. И впрямь привела на кухню, где никого не было, только потрескивала раскаленная плита со сковородой, в которой что-то шкворчало…

Сковорода Юлия не привлекла. Тащить наверх горячее… бр-р! Он быстро, по-прежнему держа наготове фальчиону, прошелся по кухне, на ходу собирая и бросая в подобранную здесь же корзину сыр, ветчину, свежие, еще горячие сырные лепешки, пару куриц, бутылку вина…

- Ничего побольше нету? -на ходу вгрызаясь в сочную, обжигающе горячую лепешку, спросил у Лидии - Поросенка там…

- Нету! -всхлипнула вдруг кухарка - Это все, что у нас есть на ужин! Мне через пол-вигилии хозяину подавать на стол… Что я подам?!

Юлий молча отставил корзину и подошел к Лидии. Та сжалась вся, словно ожидая, что он сейчас ее ударит. Не ударил… Приласкал, мягко проведя ладонью по щеке:

- Ну что ты…

- Мне страшно, господин! Ты сильный, смелый, тебе все с рук сойдет… Меня с работы выгонят, кто мою мать накормит. А мне куда идти, в порны?!

- Ну зачем же… -протянул Юлий. Словно утешая, он приобнял ее за плечи, ласково, но настойчиво притянул к себе…

Почуяв неладное, Лидия рванулась, но так рвется лань, попавшая в силки - все равно не вырвется. Она покорилась…

Уже потом, получив все сполна и удовлетворив свое желание, Стриж позволил себе пару мгновений расслабленности… Вечерело, с улицы мертвенным светом озаряла кухню Селена и в ее свете обнаженное, распластанное на полу женское тело выглядело, на взгляд вора, привлекательно. Впрочем, сейчас он мог уже подумать, как много времени потратил попусту, как нервничают его друзья… Сейчас…

- Я тут оставил тебе несколько солидов! -небрежным голосом сказал он - На какое-то время тебе хватит…

- Я -не порна! - немедленно возмутилась девушка, неловко поднимаясь с каменного пола - Забери свои золотые!…

С явным сожалением обозрев ее действительно сладкое тело, которого ему не суждено будет коснуться более никогда, Юлий покачал головой:

- Не глупи! Мне эти деньги уже не понадобятся, ты же сможешь продержаться достаточно долго, чтобы найти себе мужа. Не стоит тебе быть одной, не для тебя это!…

- А ты? -робко спросила Лидия, впервые проявив к нему интерес.

- Я?… -усмехнулся вор - Я - не для тебя, красотка! Моя жизнь не располагает к семейному время провождению! Прощай!…

Подхватив до краев полную корзину, он почти бесшумно вышел из кухни, а когда спешно одевшаяся кухарка выскочила на галерею, она даже не могла предположить, в какую сторону он пошел. На счастье Юлия, она решила никому не говорить про свое вечернее приключение, да и вообще покинуть этот дом. Двенадцать полновесных золотых солидов позволяли ей сделать это немедленно…

Когда Лидия закрывала за собой дверь и растворялась в темном переулке, унося с собой выкуп, Юлий поднялся на чердак. Корзина за это время вроде бы увеличилась в весе, сильно натерла руку и вообще выводила вора из равновесия куда лучше, чем даже Эдрик. Но вот крышка люка приоткрылась, четыре сильных руки закинули базиликанца вместе с корзиной наверх… Лучше бы он оставался внизу. Потому что лицо Мстислава, словно из ниоткуда выросшего перед ним не внушало даже иллюзорных надежд на мирный исход…

- А чего я вам принес!… -пролепетал, робея, Юлий.

- Себя -самое главное! - весело промычал из дальнего конца Эдрик, похоже успевший уже набить рот и булками, и ветчиной и сыром. Вот только до бутыли не добрался…

- Не обжирайся, смотри! -не оглядываясь, рявкнул на него Мстислав - Скоро - в бой!

- Да я голодный и меч поднять не смогу! -взвыл Эдрик, спешно запихивая в себя очередную порцию еды и расставляя локти пошире - к нему устремились не менее голодные Равен и Люпус.

- А ты, друг наш! -внезапно гардар обратил внимание на вора - С чего это ты так торопился? Неужто опять влюбился в кого?

Рожа Стрижа была столь виноватой, что Мстислав даже подавился догадкой:

- Что, серьезно?!

- Она -самая чистая и непорочная девушка в мире!… - серьезно заявил Юлий.

- … Была! -докончил за него Эдрик и откупорил бутылку. Послышался шумный, крупный глоток…

- Я убью тебя, базиликанец!!! -взревел норлинг, явно позабыв в гневе, где он находится - Это - вино!?

Люпус перенял у расстроенного викинга бутыль, пригубил сам и весело констатировал:

- Масло! Оливковое… Лучшее из всех, что я пробовал когда-либо! Браво, Юлий!

Юлий кисло ему улыбнулся, но улыбка это, по темноте, осталась никем не замеченной…

Громко перхая во все стороны и засучивая рукава рубахи, Эдрик решительным шагом направился к базиликанцу. Намерения его были ясны, как и все, что делал этот северный воин, понятный и открытый.

Впрочем, как ни готовился Юлий к головомойке, он никак не ожидал согласованных действий гардара и норлинга. Между тем, они последовали… Перемигнувшись в полумраке и прекрасно друг друга поняв, воины взяли вора под локотки, покрепче, чтобы не вырвался, да и поволокли к той самой дождевой бочке с затхлой водой.

- Нет!!! -заорал Юлий, отчаянно упираясь ногами - Только не это!

- От любовного жара только один способ излечиться! -мрачно заявил Мстислав - Вот и охолонь!…

- Я уже! Я уже излечился… Буль… Буль… Буль…

- Мы его не утопим? -озаботился Равен после минуты, проведенной Юлием головой в воде, когда бульканья стали тише и реже.

- Вот еще! -ухмыльнулся Эдрик - Настоящий воин должен пять стежков Скульд под водой проводить!

- Так ты ж плавать не умеешь! -усмехнулся Мстислав - Или ты - не настоящий воин!

- Во-первых, уже умею… благодаря тебе! -огрызнулся норлинг - Ты ж меня чуть не утопил, пришлось научиться! А во-вторых, сидеть под водой - не плавать! Этому у нас каждого сопляка учат… Когда льда нет!

- Ага, понятно… -Мстислав продолжал ухмыляться - То есть, никогда! Ты-то сам умеешь?

- А то! -окончательно возмутился Эдрик - Правда, дольше трех стежков я не сидел…

- Вынимаем! -решил Мстислав - Не хватало еще его утопить…

Вынули… Не меньше четверти часа вода хлестала из Юлия из всех дыр на теле, он хрипел, кашлял, его чуть не вырвало на остатки ужина…

В общем, урок был преподнесен. Другое дело, пошел ли он впрок…

Эта ночь в Великом Городе сильно, очень сильно отличалась от других, похожих. Небо затянуло тучами, дул сильный северный ветер - с гор на регионусы города. В таких случаях базиликанцы шутили: дескать, торинги, завидуя теплому климату из своей холодной Империи, насылают на них свою погоду… Шутка, конечно. Самый могущественный маг не сможет пересилить духа ветра или духа дождя…

Впрочем, не это отличало нынешнюю ночь, темную и мозглую от других. В город, на самые захудалые улицы, выгнали почти всю городскую стражу. Преторианцы, мрачные и промерзшие, ворчали и в голос ругали претора. Им это ничего не приносило, кроме морального удовлетворения. Еще хуже чувствовали себя корчмари, хозяева небольших забегаловок на этих улицах: стражники, обозленные и промерзшие, вваливались внутрь, орали и требовали подогретого вина. Притом, за него не собирались даже платить…

По правде сказать, то, что преторианцев выгнали на улицы, ничего особо не изменило. Как держались под жесточайшим присмотром центральные улицы, форумы и каждая пядь в Акрополе, так и остались. Как не было стражников на окраинных, вонючих и грязных улицах, так и не стало. Для заговорщиков ничего особо не изменялось. Просто надо было быть более осмотрительными, да не попадать в лапы стражникам…

- Пошли!… -громкий шепот вышедшего первым Юлия вряд ли расслышали бы даже жильцы дома, которые так и не заподозрили, что у них в доме почти сутки пробыли постояльцы - Пошли, пока никого нет вокруг!… Да поможет нам Святой Батт!

- И Святой Торвальд! -немедленно добавил благочестивый Равен…

Похоже было, изнервничавшиеся за время ожидания торинг с базиликанцем готовы были броситься друг на друга… Мстислав, схватив их попросту, за шкирки, подтянул к себе поближе и, дохнув могучим ароматом свежего лука, пригрозил:

- Обоих порешу!…

Сработало… Все уже успели осознать, что гардар слов на ветер не бросал, просто не умел лгать… слишком часто…

- Куда идти-то? -повернулся он к Юлий - Ты ведь бывал здесь!

- Даже в самих Золотых Палатах! -гордо подтвердил тот, кивая в сторону совершенно ничем не примечательного переулка - Когда еще маленький был…

- Ну, тем лучше! -одобрил Мстислав - Значит, знаешь, что где расположено…

- Ну, где пленников держат, мне никто не показывал! -в сердцах отмахнулся Юлий - Пошли, пока стража не появилась! Здесь вам не там! Здесь - Акрополь, даже преторианцы другие, злые и умелые. Тут впятером не отмахаешься…

- Вот еще! -фыркнул Эдрик, с явным презрением к стражникам - Мы, да не прорвемся?!

Ответом ему послужил полный презрения взгляд Юлия - даже за меч схватиться захотелось…

Зазвенело оружие, покидая ножны, сталь моментально покрылась легкой пленкой воды - дождь моросил не переставая, в чем, на взгляд вора, был их шанс - даже преторианцы Акрополя не горят желанием шляться без цели по улицам. Вот и пусть себе сидят, каву пьют, вином со специями согреваются, баб лапают… Святой Батт, помоги нерадивому!…

Помолившись таким образом, Юлий пошел вперед - рапира, обнаженная и остро отточенная, в правой руке, заряженный книппер в левой… Впрочем, с левой он стрелял ничуть не хуже, так что стражнику, любому прохожему, оказавшемуся на его пути можно было заранее посочувствовать. Или, лучше, посоветовать озаботиться завещанием…

Четверке, которая временно превратилась в пятерку, везло. Ни стражника, ни единого прохожего на всем протяжении огромной и широкой не по-базиликански улицы. Раз только в каком-то переулке мелькнули факелы преторианского патруля, но тут же и исчезли…

- Обеднел Великий Город, обеднел! -внезапно проворчал Юлий - Раньше патрули на каждой улице бродили, да и фонарей больше было… Масло что ли берегут?

- Нам это в радость! -хмуро огрызнулся Эдрик - Меня куда больше волнует, как твои знакомцы с конями нашими обойдутся! Жалко зверушек…

- Хорошо обойдутся! -отмахнулся Юлий - Я их не первый год знаю, надежные люди! Да и зверушки у нас неприхотливые. Не элефанты, не верблюды… Не драконы, спаси меня от них Святой Батт!…

- Не драконы… -согласился с ним Мстислав, для которого оставленный в припортовой таверне Ветерок был еще одним болезненным уколом совести - Лучше!…

Спорить с гардаром, который коня считал почти что равным человеку - дело мертвое. Мстиславу пришлось бы долго и упорно доказывать, что он не прав… Не факт еще, что удалось бы…

На счастье, улица закончилась. Ее конец выходил на форум, а уже на другом конце форума, освещенном и открытом для взглядов, возвышалась стена… Высокая, крепкая…

- Ты говорил, что приведешь нас к самому уязвимому месту! -сердито выговори л ему Мстислав - Это - твое место?!

- А что, вполне надежное место! -окрысился вор - Уж можешь мне поверить, рисковать своей головой я не собираюсь! Я ведь тоже иду, не забыл еще?!

- Не забыл! -подтвердил Мстислав - Но я все одно не понимаю, как мы можем незамеченными пройти внутрь!

- Что значит гардар! -восхитился Юлий - Уж мне эти тупые северные варвары!…

- Но, но! -рыкнул на него Мстислав - Ты говори, говори, да не заговаривайся… южанин! Я ведь и врезать могу!

- Вот, вот! -немедленно согласился Юлий - Только драться и горазд. А вот подумать… Храм, надеюсь, ты видишь? Базилика Святого Кресса, покровителя всех августов! Августа Семирамида, хоть сама и безродная стерва, каждый божий вечер приходит сюда - поклониться Розе… Той, первой, Святым Торвальдом принесенной…

- А я всегда думал, что Роза в Базилике Благочестивой Розы хранится! -это Равен голос подал…

- Так все думают! -грубо усмехнулся Юлий - Еще при Юлиане Архонтии ее сюда перенесли…

- Сколь много ты знаешь! -изумился Равен. - Так, глядишь, нас, сирых да убогих, уму-разуму учить начнешь…

- Тебя -уж точно мог бы! - с ухмылкой ответил вор - Мне много чему тебя можно научить!

- Ну, это ладно! -прервал очередной их спор Мстислав - А как ты внутрь думаешь забираться?

- А как августа ходит туда каждый вечер? -вопросом на вопрос ответил Юлий - Она ведь не устраивает каждый раз процессию, вообще мало кто знает об этом… Там дверь есть! Обычная дверь, ведущая в сад, а оттуда - во дворец. Конечно, это безумие, но вообще весь наш план - безумие! Чтобы освободить… мальчика, здесь нужна маленькая армия… Или хорошо подготовленный отряд магов - чтобы огненными шарами проложить себе дорогу и по трупам прийти к нему на выручку!

- Маг у нас есть! -весело сказал Эдрик - Еще какой маг, любого наповал свалит, даже злить его не требуется!… Бывает, правда, по своему бьет… Ну, так с кем не бывает!

Равен, заметно смутившийся, не знал, куда себя девать. Щеки, даже в темноте видно было, окрасились красным…

- Ладно! -выручая его, сказал Мстислав - Пошли уже, что ли… Юлий, ты - впереди. За тобой - мы с Эдриком. Следом - Равен. Замыкающим - Люпус… Переведи ему!

Юлий слово в слово передал все триарию, добавив что-то от себя - быстро и непонятно. Равен, лучше других понимавший по-базиликански, фыркнул и пояснил для приятелей:

- Наш Стриж спросил, готов ли Люпус драться с гвардейцами.

- Ну, и что он ответил? -заинтересовался Мстислав.

- Что надерет им всем задницы! -захихикал Равен - Только он грубее выразился…

- Пошли уже! -поторопил Юлий, тревожно озираясь - Здесь стража часто ходит, а патруля давно уже не было… С минуты на минуту будут тут!

Бегом, совершенно не скрываясь, они пересекли площадь. Быстро, моля всех известных Богов, скользнули под сень высокой колокольни, к двери…

- Заперто! -весело сообщил Юлий - Ну, теперь молитесь, чтобы замок был мне известен!

- Да мы уже и так всех Богов перебрали! -сердито выговорил ему Эдрик - Поторопись уже, надоело здесь торчать, как столбам посреди поля!

Юлий вдруг озорно оглянулся, усмехнулся… Замок едва слышно щелкнул и рухнул в вовремя подставленную ладонь вора:

- А все уже! Прошу вас!

Сам он, впрочем, еще на миг задержался, благочестиво преклонив колени и испросив разрешения войти у Пречистой Розы… Налетевший порыв ветра пошевелил дверь, она с легким скрипом подалась внутрь, еще больше обнажая богатое убранство храма…

- Знак!… -истово прошептал вор - Знак, Господи!…

Он вошел… Четверо соратников, не столь благочестивые, тщательно обшаривали храм, ища ту самую дверь, о которой говорил им Стриж. Обыскивали шумно, раскрывая двери, отодвигая тяжелые скамьи… Чего скрываться, если завтра все равно все станет известно!…

- Ну, вот! -сказал немного разочарованный Юлий - Я думал, среди вас хоть один умный найдется… Дверь не может находиться в заднем приделе, где вы все ищете. Женщинам туда хода нет, будь они багрянородные или простые порны! Большая часть стен выходит на площадь, там хода нет… В общем, долго объяснять… Дверь - здесь!

С уверенным видом он подошел к ничем не примечательному простенку, постучал по нему эфесом рапиры… Замер, растерянный. Простучал уже тщательнее, не пропуская ни кирпичика. И только после этого, растерянный и злой, признал сквозь крепко стиснутые зубы:

- Двери здесь нет!…

Мстислав оказался рядом раньше, чем под сводами храма стихло эхо. Самолично, добыв из-за голенища тяжелый боевой нож, простучал стену. Пустот не было…

- Лешего тебе на шею! -не совсем понятно пожелал он - Так ты не знал?!

- Откуда? -хмыкнул Юлий - Я ж не августа Семирамида. И даже не кесарь Септимий! Я только подозревал!

- Все… -хмуро объявил Мстислав - На сегодня закончили! Мы потеряли слишком много времени… Мы просто не успеем уйти до рассвета. А лезть совсем без шансов я все же не хочу… Не по мне!

- У нас и раньше их не было, шансов-то! -угрюмо возразил Эдрик - Но я согласен, если бы хотя бы просвет надежды был, драться и умирать было бы легче…

Эх! - досадливо воскликнул Люпус, саданув кулаком по стене - Говорил ведь я, дело пропащее!…

Его последнее слово почти полностью заглушил странный скрежет. Потом триарий коротко, глухо вскрикнул и куда-то пропал из виду. Как сквозь стену провалился…

- Эй, Люпус! -окликнул его Эдрик, моментально, с мечом в руке, оказавшись рядом - Ты где там?!

- Здесь я, здесь! -глухо ответил триарий - Я дверь нашел… кажется!

Четверо переглянулись…

- Не будем терять времени попусту! -подумав немного, предложил Юлий - Коли уж повезло, давайте все же сегодня начнем!

- Вперед!… -согласно кивнул Мстислав…

Золотые Палаты - дворец августов, императоров Южной, Базиликанской Империи, начал строить еще Филипп Проклятый. Впрочем, базиликанцы называли его Филипп Благословенный, ибо именно в его правление Великая Война, в которой, после выступления на стороне торингов гардарских ратей, базиликанцы проигрывали, была сведена к перемирию а потом и миру на приемлемых условиях. По сути своей, Базилика тогда потеряла лишь два плато за Златогорьем, когда-то отхваченные ей у Фронтира. Ну да и Бог с ними. Золото там все равно кончилось, а что торинги каким-то чудом отыскали там две каверны с отборными изумрудами, железную руду, уголь, медь и серебро… Так то только их везение…

Золотые Палаты, огромный, раскинувшийся на половине центурии дворец, строился, разумеется, не только Филиппом. При нем он только начался, построили Великий Серебряный Дворец, построили Колумбарий, где позднее начали хоронить всех багрянородных, построили саму Багряную Палату - огромный дворец, служащий для приемов… Потомки только дополняли, вот и достроились. На половине центурии, огромной площади, возвышалось более трех дюжин зданий - от огромных дворцов и конюшни на тысячу лошадей, до маленьких эдикул, отстоящих от главных зданий на несколько десятков шагов… Еще половину центурии занимал Сад. Именно Сад, с большой буквы… Здесь было собрано все, что могло расти и давать цвет в Базилике. Десятки аллей, на которых были высажены тысячи деревьев и десятки тысяч кустов и цветов. Огромный зверинец, занявший не меньше двух гередиев на берегу Тивраны… Августам было где развернуться.

Сад, служивший гордостью августов, в который каждый из них добавлял что-то новое, только ему принадлежащее, был великолепен. Но он же служил причиной постоянной головной боли для катепанов, для Доместика Схол и уж конечно - для Друнгария Виглы. Страшный сон телохранителя - густо растущие деревья, из-за каждого в любой момент может полететь стрела с отравленным наконечником, выскочат убийцы… В конце концов, их опасения не были лишены оснований. Разве не умер август Валентиан, дядя кесаря Септимия, лишь раз выйдя погулять в сад без охраны? Всякое говорили про его смерть, многие не верили, что умер он своей смертью. С братом, тогдашним кесарем Стефанием, ставший его преемником, у Валентиана никогда не было добрых отношений…

Впрочем, ныне для охраны и схолариев наступили золотые деньки. Августа Семирамида не очень любила зелень, и хотя поднять руку на Сад не рискнула, гулять туда тоже не ходила. Ни вечером, ни даже днем. Доместик Схолы, напрямую отвечавший за ее охрану, старательно поддерживал ее нелюбовь к Саду…

Сегодня это привело к тому, что именно Сад стал уязвимым местом в охране Золотых Палат. Схоларии, конечно, ходили по аллеям, но даже самый подозрительный из них не верил в то, что здесь кто-то может хорониться. В то же, что небольшой отряд рискнет сунуться внутрь дворца, не верил вообще никто. Потому лишь раз в пол-вигилии патрули приходили осматривать Сад. Пол-вигилии - час - огромное время для людей умеющих…

- Проклятье! -прошипел один такой умеющий человек, оставив клок от своего гиматия на колючих ветвях шиповника - Проклятье, ненавижу цветы. И почему нету Селены?!

- Еще чего не хватало! -немедленно возразил ему Эдрик - Ты же вор, должен понимать, что такое - темная ночь, небо в тучах… Разве не хорошо?!

- Это был мой любимый гиматий! Он мне обошелся в пятьдесят солидов! -возразил Юлий, разглядывая заметную прореху - Что я теперь одену?!

- Хватит, Юлий! -осадил его Мстислав - Остынь! Лучше посоветуй, как к дворцу идти. И думайте все, где нам искать мальчишку!…

- Смотря что за мальчишка! -пожал плечами триарий - Если он ценен, я бы его подальше упрятал, да охрану усилил. Ну, а если так, ни то ни се…

- Ценен! -заверил его Мстислав, игнорируя шипение Равена - Ох как ценен!…

- Пошли для начала во дворец! -предложил Юлий - Все одно надо пленного брать… Ну, и разговаривать его по быстрому!

Мстислав на миг задумался…

- Пошли! -кивнул, решив все для себя - Только надо поосторожнее идти!…

Словно подтверждая его слова, Юлий вдруг прянул назад и его напряженный шепот заставил вздрогнуть всех:

- Назад!… Быстро!

Пятерка порскнула в кусты, где укрыться было неимоверно сложно, но единственно возможно. И почти сразу же то место, где они были, осветилось неярким, колеблющимся светом факелов, на дорожку, посыпанную мелким, белым морским песком, вышел дозор схолариев. Восемь рослых, крепких воинов в лориках, с длинными мечами на перевязях, копьями и щитами в руках…

- Крепки ребята! -почти бесшумно, одними губами прошептал триарий - Таких бы в нашу арифму…

- Вот еще! -ухмыльнулся в ответ Юлий, но что "вот еще", договорить не успел. Крепкая рука гардара безжалостно вдавила его в опавшие листья, глухой голос предупредил:

- Сам придушу! Молчать всем!…

Схоларии - шесть простых солдат и два декана, один во главе, другой замыкающий, неспешно шли у аллеи. Молчаливые, одинаковые словно дубы из одной рощи… Они никого здесь не искали, потому прошли молча, даже не глядя по сторонам и почти что свернули… Внезапно, последовала короткая команда, патруль остановился…

- Черт! -прошептал Юлий - Следы, наверное, нашли!…

Действительно, один из деканов склонился над дорожкой, что-то пристально рассматривая, второй спешно подошел, тоже склонился… Словно по мановению ока, настроение остальных гвардейцев изменилось. И не в лучшую сторону… Шесть воинов, все - отборные, выстроились в круг, закрывшись скутумами с имперскими аквилами на них, ощетинившись копьями…

- Что делать будем? -хрипло прогудел на ухо Мстиславу норлинг - Атаковать надо, хевдинг! А маг пускай подсобит! В три меча мы из них строганину сделаем!

- Ждать! -сухо приказал Мстислав - Юлий - слушать!…

Юлий лишь досадливо отмахнулся, чуть не снеся в горячке кусты. Сам, мол, понимаю. Не дурак, чай!

Он слышал немногое, но то, что слышал, придавало ему уверенности в удачном исходе. Следы на песке получились нечеткие и могли, по идее, принадлежать кому угодно: от предыдущей схолии до полюбовников из слуг, решивших устроить себе небольшую оргию рядом с покоями августы. За это, конечно, карали жестоко, но то была работа дворцовых крыс, а не их - природных воинов в третьем-пятом колене…

- … Ну и что?! -внезапно повысил голос второй из деканов, тот, что шел позади - Ты, бан Свентий, совсем уж с ума сошел! Подумаешь, следы! Мало ли слуг по Саду бродит…

- … Если это убийцы? -немедленно возразил Свентий - Ты подумай, бан Армий, что будет с нашими головами, если кто-то проберется в Палаты! Лучше бы сразу умереть!

- Вот еще… Впрочем, если тебе так хочется, можешь поднять на ноги катепана! Сегодня ночью как раз Жоэль Черный дежурит!…

Боевой настрой подозрительного декана сразу куда-то испарился, он вяло пожал плечами и не стал более спорить. Две квадры схолариев, негромко переговариваясь, пошли дальше, не подозревая даже, что доставили несколько неприятных мгновений, тем, останавливать кого и были посланы…

- Уф! -шумно выдохнул Эдрик - Я чуть в штаны не напустил, клянусь! Ну что, поспешим?…

- Поспешим! -согласно кивнул Мстислав - Сколько у нас есть? Пол-вигилии?

- Кто знает! -повел плечами Юлий - Думаю, подле покоев августы охраны хватает. Но ведь нам - не туда?…

Мстислав не ответил, да он и не мог ничего ответить. Для того, чтобы знать, куда идти, надо знать, где хоронят кронпринца Империи Тор. А вот это могло знать всего несколько человек во всей Базилике…

- С самого начала это было безумное предприятие! -ворчал Эдрик, шагая следом за Мстиславом - Даже если найдем его, даже если отобьем… Как прорываться будем?! Здесь врага больше, чем под Торгардом в год Великого Похода!

- А мы и не будем прорываться! -огрызнулся Мстислав - Попробуем тихой сапой пробраться… Языка надо, кровь из носу!… Не из мелких, лучше бы офицера!…

- Где ж его взять, офицера-то? -тяжело вздохнул Юлий - Хотя… Центурион тебе сойдет?

- Еще бы! -вздохнул Мстислав - Где его взять-то?

- Ну… Сам посмотри!

Мстислав всмотрелся… На небольшой площадке подле очередной статуи какого-то из немногих августов Базилики, стояла скамеечка. На скамеечке, аккуратно сложенные, лежали меч с перевязью, шлем и жезл базиликанского воина. Судя по жезлу - в ранге центуриона, то бишь сотника. А судя по тому, как содрогались густые розовые кусты, был он там не один и по вполне понятным делам…

- Берем!… -немедленно решил Мстислав - Бабу - режем, обоих поглубже в сад утаскиваем! Чтобы схоларий, да не знал, где что!…

Сам гвардеец, пусть и торингский, он знал, что говорил… Оставив Равена на прикрытии своих задниц, остальные четверо бегом бросились через скудно освещенный илиак, мечи наготове, рожи напряженные… Мстислав на ходу, одними жестами попытался объяснить, что кому делать. Конечно, у него ничего не вышло. Люпус, вместо того, чтобы хватать вооружение центуриона, ломанулся прямо через кусты. Рядом с ним, отпихивая базиликанца плечом - Эдрик… Споткнулся, обрушился мордой прямо в кусты…

Мстислав, подхвативший все же оружие, на самое развитие событий опоздал. Впрочем, его помощь и не потребовалась… На земле, в окружении его головорезов, лежали два базиликанских воина со спушенными портками. Один, в лорике со знаками различия центуриона - живой. Второй, простой декан - с перерезанным опытной рукой глоткой… Бледный Люпус с окровавленным гладием стоял тут же, рядом, страдая неимоверно. Наверное, впервые в своей короткой пока жизни он резал своих…

- Все живы? -коротко спросил Мстиславом, взмахом руки подзывая к себе Равена - Тогда руки в ноги и вон в ту яблочную рощу! Там, пожалуй, будет надежно!…

Люпус и Эдрик, ворча и оберегаясь, подхватили еще живого декана, Мстислав с Юлием - живого центуриона и они, почти бегом, ринулись под сень яблонь…

Последнее, что помнил центурион Агафон, это внезапный, громкий хруст ломаемых розовых ветвей и чей-то гортанный, приглушенный вопль. Потом что-то тяжелое обрушилось ему на затылок, так что враз стало не до удовольствий, которые он постигал вместе со старым своим боевым товарищем, деканом Викторусом…

Пробуждение после невольного сна было неприятным и болезненным. Болел затылок, словно половину его снесли, болела спина, в которую упиралось что-то твердое… Над головой кто-то негромко разговаривал, в речи лишь изредка проскальзывали базиликанские, знакомые слова. Куда чаще разговор шел на языке Закатной Империи…

Центурион бешеным усилием воли заставил себя расслабить мышцы. Стоило полежать немного, послушать, что за дела привели сюда северян и их дальнейшие намерения в его отношении… Вряд ли, если бы он что-то понял, эти намерения его обрадовали бы. Но разговор шел на быстром торингском, которого он не знал совсем…

- … Очнулся, сучий потрох! -негромко сказал Мстислав, глядя на то, как дрогнули веки у центуриона - Ишь ты, хитрец! Ну, пусть полежит. Еще сколько-нито времени у нас есть!

- Пусть! -согласился Юлий - Придет время, я из него все вмиг выбью!

- Ты подожди грозить! -отмахнулся Мстислав - Его, пожалуй, даже пытать не придется… Что там полагается за сношение с мужиком?

- Гражданскому -штраф, легионеру - прогонка сквозь строй! - немедленно ответил тот - Если партнер не дорос до поры мужества - кастрация!

- Сурово! -одобрил Мстислав…

- Эй! -пнул Эдрик центуриона сапогом в бок - Вставай давай!

Еще миг или два Агафон полежал, притворяясь бездыханным… Над головой его едва слышно взвизгнула сталь и центурион счел, что рисковать более не имеет смысла.

- Вот молодец! -одобрил его норлинг, огромный и белобрысый, убирая меч обратно в ножны - А то я уж хотел добить, чтобы не мучился!

- Я бы на его месте тоже встать не мог! -ухмыльнулся Мстислав - Ты ж его всем своим весом придавил. Как не поломал ничего?!

- У меня кости крепкие! -отмахнулся польщенный заботой Эдрик.

- Да ты-то причем? -удивился гардар - Я о пленнике забочусь!… Слышь, пленник! Говорить готов?

- Я -верный раб августы Семирамиды! - облизнув враз пересохшие губы, возразил Агафон - Можете пытать меня, мучить…Я все равно ничего не скажу!

- Скажешь! -пообещал Мстислав - Так или иначе, скажешь! Можем тебя пытать до смерти, можем нашего мага напустить… Он у нас мастер на такие дела: языки развязывать! Равен, покажись!

Равен, сделав предельно зверскую рожу, решительно шагнул вперед…

- Чего вам надо-то? -хмуро спросил центурион - Говорите быстрее!

- Ты мне еще указывать будешь! -возмутился Мстислав - Ну и языки пошли!… Где пленники знатные содержатся?

- А может тебе еще в филак дорогу указать? -негромко, но твердо спросил центурион - Или личные покои Семирамиды?

- Будь у меня побольше времени… -задумчиво протянул Мстислав - Нет, все равно не стал бы с убийцей связываться! Покажи мне только, где тюрьма, и мы тебя освободим! И не бойся ты, мы тихо все сделаем! До утра никто даже не узнает!

Базиликанец заколебался… В то, что его освободят, он, разумеется, не верил. Где тюрьма, столь же разумеется - знал. Три десятка раз доводилось там на посту стоять, пленников высокородных, для разговора с августой доставленных, охранять. Знал и то, что взять ее не смог бы и полная арифма его товарищей - так крепки были стены, так все продумано для обороны…

- Сразу за Триклином есть небольшое здание. Стены темные, окон нет. Вот это и есть эргастул Семирамиды Великолепной… Только вам его не взять!

- Спасибо! -дружелюбно улыбаясь и всаживая клинок в сердце базиликанцу, сказал Юлий - Все, больше он нам не нужен!

- Можно было бы вызнать, что за стража, да сколько ее! -недовольно выговорил Мстислав - Быстр ты сверх меры, Юлий!

- Ну, прости! -пожал тот плечами - Я таков, тут уж ничего не поделаешь…

- Пошли! -сердито на него посмотрев, велел Мстислав - Тела бы, конечно, присыпать… Ну, да к утру все одно дело будет решено!

Они пошли. Быстро, но сторожко, временами пугаясь собственной тени, временами безоглядно высовываясь на открытые места. Время поджимало, ночь перевалила через середину и теперь неумолимо продвигалась к рассвету…

Триклин, огромный дворец августов, главное здание всех Золотых Палат, раскинулся перед ними во всей красе. С множеством башенок, узкими, как бойница, закрытыми цветным стеклом окнами, с ротондами и галереями… И с дюжиной магов, застывших поперек пути.

- Приехали… -угрюмо сказал Мстислав, поудобнее перехватывая меч. Ни щита, ни шлема у него с собой, разумеется, не было, о чем гардар жутко жалел. Рядом с ним с визгом покинули ножны клинки Эдрика, Юлия и Люпуса. За спиной, дрожа от страха и возбуждения, готовился наколдовать что-то Равен…

- Вам лучше сразу сложить оружие и сдаться! -добродушно посоветовал маг, невысокий, черноволосый, хрупкий; точная копия Равена - Моя дюжина магов - самая лучшая в Базилике. Вам все равно не устоять, но так проживете чуть дольше… Это я говорю, волхв Аррикус, глава Магиканы!

- Мы будем драться! -громко и твердо возразил Мстислав - Сам сдавайся!

Сказано было здорово: бедолага-маг аж следующей фразой своей подавился, когда услышал такое. Впрочем, в следующий миг ему суждено было "подавиться" кое-чем посерьезнее: Юлий, не тратя время на пустые размахивания железом, разрядил прямо в серебряную мантию свой книппер…

Для любого мага, уровнем выше простого "бесцветного" школяра, не получившего даже серый балахон, отразить летящий в него снаряд - дело нескольких мгновений. Но волхв на миг отвлекся и спасительная серебряная пелена защиты вспыхнула слишком поздно, уже около самого тела, когда энергии для ее отражения требуется в несколько раз больше. Этим немедленно воспользовался Равен, ударивший с отчаяния самым сильным, что знал - Огненным Вихрем . Раньше он это заклинание не пробовал, но получилось - лучше некуда. Как у настоящего друида получилось!…

Огненная воронка, тонкая ножка, высокий, широкий наверху конус, ворвалась прямо в середину магического строя. И взорвалась, осыпав соперников Равена огненными каплями…

- Вперед!… -не дожидаясь результата, проревел Мстислав - Смерть или слава!!!

Он и возглавил атаку на магов самолично, вновь искренне пожалев, что щита у него нет. Равен не мог выбить сразу всех, остальные сейчас придут в себя от наглости и устроят его отряду веселую жизнь…

Он угадал. Огненный Вихрь , разумеется, сделал свое дело, но лишь трое из двенадцати упали после него на землю и не шевелились. То ли мертвы были, то ли сознание потеряли от обжигающей боли… Девять человек, девять магов осталось на ногах. И пусть только один из них был в серебряной мантии, да двое в зеленых, пусть почти на всех дымилась одежда, это была грозная сила…

До магов добежали не все. Замер на месте пораженный странной голубой молнией триарий, с воплем рухнул, схватившись за прожженное плечо, Юлий… Мстислав и Эдрик добежали. Их слишком долго не принимали всерьез, а обереги работали. Темно-коричневая аура вокруг норлинга и серая вокруг гардара в полной мере оправдали надежды воинов и отразили все заклинания…

- Бер!… -счастливо орал Эдрик, даже сумев перекричать Мстислава, поминавшего своего Великого Предка - Бер, я твой!…

Добежали… Маги, видимо сознавая, что сейчас начнется, ударили по набежавшим уже бойцам синхронно: четверо в Эдрика, четверо в Мстислава. Лишь один, сам Волхв Аррикус, продолжал бороться с Равеном. Причем безвестный ему адепт держал удар наравне, не уступая почти ни в чем… И даже Иссушающий Бриз , любимое заклятие Аррикуса, сумел "развести" в Ледяном Дожде .

- А ты хорош! -сквозь зубы похвалил его Аррикус - Кто твой учитель? Почерк мне знаком…

Вместо ответа, измотанный болью Равен метнул в него третье свое заклинание. Аррикус успел отразить его, а вот против меча внезапно ожившего Люпуса оказался бессилен. Острый базиликанский клинок прорвал истончавшую серебряную пелену вокруг мага и вошел ему между ребрами. Удачно так вошел, волхв даже не успел воспротивиться…

Ранение, а возможно и смерть предводителя, магов не смутили. Сейчас, когда их резали, они сражались уже не по приказу, но по собственному убеждению, спасая свои жизни… Вот только получалось у них не очень…

- Прах предков на наши головы! -простонал Мстислав - Какой шум!… Сейчас сюда всякий базиликанский сброд набежит!…

Лучше бы он не пророчил…

Шум у дворца, у самого в него входа, не мог не привлечь внимания схолариев. С трех сторон сразу к месту, откуда слышались взрывы и доносился звон оружия, рванулись полноценные ночные схолии. И когда они увидели, что творится почитай под носом милостивой и доброй Семирамиды, гневу воинов не было предела и две дюжины гвардейцев разом пошли в атаку…

- Уходим! -быстро скомандовал Мстислав - К воде, к воде отходим! Равен, твой час настал!…

Равен, чью магию, последние два заклинания, берегли до предела, атаковал немедленно, без лишних разговоров. Обычным своим заклинанием, повешенным "на ладонь" - Огненным Щитом

Огненный вал, испепеляющий плоть, расплавляющий металл, навсегда отправил в мир иной троих. Еще пятеро, крича от невыносимой боли, на некоторое время выбыли из сражения… Под прикрытием этого вала, все еще полыхающего, подпитываемого Силой изнемогающего от дикой боли Равена, квадра стала отходить к реке. Последним - еле бредущий Юлий, поминутно хватающийся за пробитое магической стрелой плечо…

Тиврана текла совсем близко от дворца, всего в перестреле или - четырех стах шагах. Но эти четыреста шагов для Стрижа превратились в четыреста шагов мук, которых не испытывал сам Святой Кресс. Каждый шаг отдался дикой болью в раненном плече, ноги загребали песок и первые опавшие листья, в глазах стояла розовая пелена… Шагах в ста от реки Юлий просто рухнул без сил, уже наплевав на то, что теперь его скорее всего возьмут в плен. Последнее, что он видел, теряя сознание, были удаляющиеся спины товарищей.

"Бросили!"…

Его не бросили. Тиврана, спасительная со своими лодками, с небольшой флотилией, принадлежащей лично августе, была уже совсем рядом, а за ней - многочисленные бедные регионусы Великого Города, кварталы ремесленников и мелкой знати…

- Стойте! -раздался вдруг отчаянный крик Равена - Юлия нет!

Все разом остановились… Раненного товарища никто бросать не собирался. Не по чести, да и сам Юлий мог еще пригодиться. Просто в горячке не углядели…

- Да вон он! -указал вдруг Люпус, ткнув пальцем в надвигающуюся лавину схолариев - Вон, прямо перед ними!…

И верно, Юлий, распластавшись на склоне, неподвижно лежал на земле. Враг, роль которого сейчас играли его же соотечественники, был уже в двух десятках шагах от вора…

Мстислав, помрачнев лицом, добыл из ножен упрятанный туда до срока меч, посмотрел на Эдрика. Норлингу не требовалось ничего объяснять. Оринги своих тоже не бросали. Как оказалось, в арифмах этот обычай тоже был принят - Люпус размял кисть парой круговых движений, явно готовясь к самой славной драке в своей жизни…

- Равен, хватит экономить! -враз охрипшим голосом велел Мстислав - Я помню, больно… Выжми все, на что способен! Последний бой, так что бояться уже нечего! Умирать - не страшно, браты?

- Пошли уже! -раздраженно ответил Эдрик.

И они пошли…

Никогда более, ни до, ни после не видел Сад такой резни. Три воина и исчерпавший себя маг против трех десятков - это великолепно!…

Мстислав все же успел врезаться в строй врага первым - и ноги у него были подлиннее, и рассчитал точно. Впрочем, Эдрик не слишком от него отстал, успев напоследок приказать триарию:

- Мага прикрой!

Тот, привыкший к жестокой дисциплине базиликанских арифм, послушался и замер в двух шагах от Равена - чуть присев, меч наотлет…

Увы. Можно быть сколь угодно сильными воинами, но двое против двух с половиной дюжин выиграть не смогут. Их массой задавят, даже без учета немалого умения базиликанских воинов. А оно было, умение. И еще - огромный опыт. В схоларии не брали даже принципов - только триариев, яростных и умелых, хладнокровных и решительных ветеранов арифм. Каждый имел за спиной не меньше десяти лет непорочной службы, каждый был готов за августу и кесаря в огонь, в воду… на пир, в постель…

В первые же минуты был ранен Эдрик. Ему вообще тяжелее пришлось, ибо именно с его края оказались три вооруженных луками воина. Их, правда, тут же спалил Равен, окончательно растратив магию и обнажив после этого чуть ли не впервые свою ландскнетту, но до того три стрелы пробили доспех норлинга…

Закричав от острой боли, пробившей его тело, Эдрик пошатнулся, но не упал. Ему повезло - враги целились в сердце и правая рука продолжала действовать. Только слабеть начал - кровь вытекала вместе с силой…

Мстиславу повезло чуть больше. Против него были только мечники, пусть даже очень умелые. Гардар, с его длинными руками, в которых меч летал, словно перышко, крутился волчком на месте и его счет дошел уже до полудюжины.

- Браво! -задыхаясь, выкрикнул ему Эдрик - Ты меня сумел опередить… Но в одном - не успеешь! Богов я увижу первым! Веор, Херьян, я иду к вам! Бер!!! Бер!!! Тебе - низкий поклон!

Боги и Великий Предок, словно бы объединившись на краткий миг, влили в Эдрика свежие силы. Вражеский меч, славная спата, хрустнул под ударом норлинга а следом за ней - крепкая базиликанская голова в железной гривастой шапке…

- Пять! -громово заорал Эдрик - Слышь, гардар, я тебя догоняю!

- Вот еще! -возмутился Мстислав - Семь!…

Пожалуй, они бы сумели опрокинуть даже схолариев, но к тем уже спешила подмога. Юлий по-прежнему был неподвижен и больше всего походил на мертвого…

- Уходим! -неожиданно властно прокричал Равен - Мертвому мы ничем не поможем, но дело свое должны исполнить! Уходим!…

- Эх! -выдохнул сквозь зубы Мстислав, доводя свой счет до девяти - А жаль парня!… Уходим!

Гардар и Норлинг успели нанести еще по одному точному удару, Равен через силу саданул по набегающей подмоге слабеньким, почти не действенным Огненным Шаром, больше похожим на шарик… Он, впрочем, задержал. Вместе с грудой мертвых тел, наваленных всего четырьмя воинами. Не каждый воин, будь он трижды лучший, рискнет лезть на столь остро отточенный меч. Тем более главное свое дело - оборонить августу, они сделали хорошо. К дворцу враг не прорвался…

Не слишком охотно преследуемые, четверо скатились по склону к реке… У длинного, изукрашенного статуями и резными фресками причала стояло шесть гондол - больших и столь же богато украшенных.

- Руби! -дико выкрикнул Мстислав - Руби, чтобы догнать не смогли!

- Не успеваем! -возразил Эдрик - Лодку прорубить, это тебе не бабу покрыть! Быстрее!

Торопясь и превозмогая боль из многих ран, они попрыгали в самую маленькую гондолу, Мстислав и Эдрик, как самые сильные, прыгнули на весла, те, бедные, аж заскрипели, изгибаясь под их напором… Гондола вмиг вымахала на середину широкой Тивраны.

- Равен… -просяще сказал Мстислав - Равен, попробуй их сжечь!…

Равен, выразительно посмотрев на Мстислава, в очередной раз за ночь "слепил снежок", набрал побольше воздуха в легкие… Сумеречная темнота внезапно озарилась ярчайшей вспышкой света, испуганный маг аж плюхнулся на плоский зад и последний из целой серии Огненных Шаров ушел куда-то ввысь… Привставший Мстислав ошалело присвистнул:

- Ну, ты даешь, Равен! Все до единого запалил! Теперь нам лучше на глаза Семирамиде не показываться! Враз головы отвертит, что рыбалки ее лишили!…

Равен, не слыша его, ошалело глядел на свои покрасневшие от ожога пальцы. Такой силы заклинание раньше ему не удавалось…

- Смотрите! -внезапно выкрикнул тоже бросивший весла Эдрик, и в голосе его было непереносимое отчаяние - Юлий!

На берегу, растянутый между двумя воинами, висел на их руках вор. Голова его была опущена, но время от времени он все же делал попытки поднять ее и взглянуть на более удачливых товарищей. Получалось у него плохо, но это могло значить лишь одно: он жив! Жив, и они бросили его. Живого!…

Юлий плохо помнил, как его поднимали и тащили куда-то под уклон, как его растягивали и требовали поднять голову. Потом его снова куда-то волокли, куда-то несли… Окончательно он очнулся уже в узкой и темной камере. Над ним, склонившись в тревожном ожидании, замер лекарь, плечо дико болело…

- Ну, вот и славно! -несказанно обрадовался лекарь, увидев, как Стриж открыл глаза - Вот и великолепно! Слава Святому Крессу, ваш организм, юноша, не испорчен чрезмерным употреблением вина и банджа! Эта гадость становится слишком модной, а между тем…

Скрипнула дверь и лекарь, прервав свой монолог на полуслове, вскочил на ноги. На лице сразу же отразились все чувства - от ужаса до недовольства. На пороге стоял высокий, толстый старик, довольно неопрятный и на взгляд Юлия неприятный. Впрочем, глаза его, необычного для базиликанца серого цвета, были добрые-добрые. И толстая палка, на которую он опирался, и длинные просторные одежды вроде бы настраивали на мирный лад… Впрочем, за спиной старика двумя башнями возвышались букелларии…

- Ты выполнил свою задачу? -сухим, высоким голосом поинтересовался старик.

- Да, хвала Святому Крессу! -невозмутимо подтвердил лекарь - Рану заживил с помощью магии, кровоток восстановил… Жить будет. Для твоих не богоугодных дел, кир Стурус, годен! Я могу идти?

- Иди, иди!… -проворчал Стурус - Я гляжу, ты не только в задницы лазить мастер… Ну, здравствуй, Юлий Агриппа Страз!… Вор по прозвищу Стриж, шестой сын почтенного патриция из Тулсы Агриппы Тобелиуса Страза! Наследник Великого Вора… Видишь, как много мы о тебе знаем? А ведь всего вигилия прошла!

Юлий резко сел, чуть не врезавшись головой в низкий потолок. Плечо отдалось тупой болью, но и только. Похоже, Стурус не зря хвалил своего лекаря… Вот интересно только, а кто сам Стурус?

- Я возглавляю Фальчиоту! -дружелюбно оскалив все свои редкие зубы сообщил ему старик, словно прочтя мысли - Я не читаю мысли, у тебя все на лице написано! Тебе интересно, кто я, где ты, что с тобой будет… Так ведь? Я - орфанотроп Стурус, цепной пес Семирамиды, чем и горжусь. Ты - у меня дома, здесь надежнее, чем в Палатах Гелиоса… Слыхал про такие?

- Слыхал! -угрюмо подтвердил Юлий, решив не отмалчиваться без пользы.

- Там все же было два побега! -доверительно сообщил Стурус - Первых беглецов размазало по скалам, хоть они и сумели спуститься до середины. Вторые - бежали. Я лично ловил их два года. Поймал. Лабиринт показался им раем, по сравнению с тем, что они испытали!…

- Верю! -мрачно ответил Юлий - Стурус - имя знаменитое! Тебя знают среди нас!

- Молодец! -расплылся в улыбке старик - Запираться не стал, дольше проживешь… Кто твои сообщники? Что им надо было во дворце?

- Какие сообщники? -сделал удивленное лицо Юлий. Получилось плохо, он устал и болела голова - Я никого не видел! Мало ли кто гуляет по Саду ночью!…

- Так… -с явным разочарованием в голосе протянул орфанотроп - Значит, так… Обидно. Ты очень хорошо начал. Но допустим, я тебе поверил. Что же ты делал в Саду? Под стенами дворца Августы?

- Я -вор! - напомнил Юлий - Сам наверное знаешь, тот вор, который сможет хотя бы медную монетку вынести из Золотых Палат, станет величайшим в истории! Вот я и решил посмотреть, что там есть в сокровищницах августы… В Филаке! На многое я и не претендовал, но немного поделиться заставить хотел…

- А с кем ты там был? -по-прежнему дружелюбно спросил старик - Ну, те четверо - кто?

- Откуда мне знать! -повел плечами Стриж - Они сами по себе были!

- Как внутрь проникли?…

Вот тут Юлий счел для себя благом рассказать всю правду. Ни ему, ни друзьям хуже не станет, а послабу небольшую заработает…

- Так… -вновь сказал Стурус - Значит, через храм! И там никого не было?!

- Никого! -подтвердил Юлий - Я прошел, словно через открытую дверь!

- Ну, не совсем! -усмехнулся Стурус - Тревогу все-таки поднял. Думаешь, зря тебя сам Аррикус ждал? Ловушку вы его сработать заставили!

- Я один был! -упрямо повторил Юлий.

- Ну, хорошо. Пусть один… Так ты не знаешь, зачем остальные внутрь лезли?

- Может, тоже воры! -пожал плечами Стриж - Правда, я их в лицо не знаю, не запомнил…

- Ну понятно, конечно! -поддакнул Стурус - Ночь была, времени не было… Плохи твои дела, Стриж из рода Стразов! Люди эти - опасные государственные преступники, покушавшиеся на жизнь августы! Представь себе, что ждет их, когда поймают!… А ты ведь был с ними, значит гнев Семирамиды должен и на тебя обрушиться!

- На меня-то за что? -искренне удивился Юлий - Я - вор! В политику никогда не лез и лезть не собираюсь…

- Ты шел вместе с ними! -по-прежнему дружелюбно пояснил старик - Даже из уважения к отцу твоему, Агриппе Ставру, я не могу спасти тебя! Более того, я даже не смогу уберечь тебя от пыток. Надеюсь, ты понимаешь, что и семья твоя теперь в опасности, как семья опасного государственного преступника!

- Старый козел!… -яростно прошептал Юлий, с ужасом глядя, как через раскрывшуюся дверь входят двое в коричневых балахонах адептов и при значках людей Магиканы.

- Ну вот, ты уже и оскорблять старика начал!… А я-то к тебе со всей душой… -обиделся Стурус, потом повернулся к магам и голос его изменился - Вытрясите из него все! И поскорее, мне через вигилию надо быть у августы и докладывать ей правду!

- Мы постараемся, кир Стурус! -высоким тенорком ответил один из них - Но даже нам требуется время!

- У вас оно есть! -голос Стуруса стал жесток - Вигилия - это очень много времени!

Орфанотроп вышел, бесшумно закрыв за собой дверь, а маги разом развернулись к Юлию. Тот, который говорил со Стурусом, дружелюбно улыбнувшись вору, спросил:

- Ты когда-нибудь пробовал на себе Колесо Гелиоса? Нет?… Поверь мне, ничего веселее ты не испытывал никогда! Правда, ходить после этого сможешь вряд ли. И про женщин придется забыть… Ну да это мы напоследок оставим, для окончательного убеждения. А пока попробуем Номадский Сапожок. Поверь мне, тебе понравится!…

Через несколько минут стражник за дверью истово сотворил Святой Крест. Из-за толстой двери раздались дикие крики…

Глава 7 "Квадра покидает Миллениум"

Настроение было не просто мрачным - подавленным. Самый неунывающий, Эдрик, сидел, упершись взглядом в пол и даже не пошевелился, когда внутрь ввалился Люпус, уходивший на разведку. Вообще, единственным, кто отреагировал на его появление, был Мстислав, молниеносно выхвативший меч и успокоившийся только после того, как удостоверился - пришел именно Люпус.

- Добро! -мрачно сказал он - Что узнать удалось?

Люпус устало сбросил на пол корзину со снедью, снял пилос, под которым укрывал свои короткие, по базиликанскому военному обычаю стриженные волосы, поморщился:

- Мало чего! На улицах полно соглядатаев, причем они почти не скрываются… Ходят усиленные квадры стражников, везде маги торчат! Не меньше чем по четверо. Похоже, вообще всех, кого могли, на улицы выгнали! Ходят слухи, ночью на дворец убийцы напали, пытались то ли захватить, то ли убить саму августу и было их никак не меньше сотни. Уже начались аресты, схвачено много патрициев из оппозиции… Так говорят!

- Понятно… Что-нибудь про Юлия слышал?

Виновато посмотрев на Мстислава, Люпус покачал головой отрицательно:

- Ни слова! Правда, это ни о чем не говорит. Раз его не предъявили охлосу, значит, правду еще не выбили. Или считают, что не выбили!

- Выбьют! -мрачно напророчествовал Равен - Я сам маг, знаю, что можно сделать с человеком с помощью магии… Каждый, кто достиг уровня адепта, обязательно проходил курс мучительства. Поверьте мне, все, что могут обычные палачи, ничто по сравнению с умением слабенького мага!

- Верим! -угрюмо ответил Мстислав - А при случае - проверим!

- Надо уходить! -внезапно сказал Равен - Немедленно уходить из города. Теперь уже поздно думать об Отто, он все равно нам недоступен. Мы попытались, у нас не получилось…

- А что ты скажешь своему Учителю? -ухмыльнулся Эдрик - Он с нас головы поснимает! Со всех!

- Я ему не подчиняюсь! -не слишком уверенно возразил Мстислав - Мне он ничего сделать не сможет!

- На что и надейся! -ухмыльнулся ему Эдрик - Когда голова с плеч слетит, тебя это хоть немного утешит!

Сплюнув сердито, гардар устроился поудобнее и занялся осмотром содержимого корзины…

- Небогато! -подвел он итог после некоторой заминки - Жаль… Нам здесь еще дня два сидеть, пока все не утихнет… Жрать тоже что-то надо!

- Что смог! -развел руками Люпус - Я не рискнул соваться на центральный торг, брал где поближе… И так ко мне преторианцы присматривались… Я вообще не понимаю, почему мы здесь отсиживаемся! Две Башни Магов рядом, а мы словно бы в полной безопасности… Еще и раны наш маг Силой залечивал!…

- Потому и залечивал! -спокойно возразил ему Равен - Будь я хотя бы чуть дальше от Башен, не рискнул бы, признаюсь. А здесь мы в полной безопасности! Возле любой Башни столько Силы разлито, что слабый всплеск, который устроил я, никто и не заметит…

- Вот оно что!… -внезапно протянул Мстислав, пристально на него глядя - Вот почему ты такой свеженький!…

- Я тоже заметил! -поддержал его Эдрик - По дороге, бывало, после одного заклинания сознание терял. А тут всех врагов побил, вылечил нас… И еще, живчик, прыгает по всему подвалу! Как козел…

Равен обиделся было, но потом расплылся в улыбке:

- Как я того волхва уделал! -по-мальчишески заносчиво воскликнул он - Прямо вспомнить приятно!

- Да уж! -крякнул Люпус, чьи заслуги в низвержении могучего мага были не менее велики - Ты, понятное дело!

- …Мы! -после короткой паузы, поправился Равен - Прости, воин! Но самое-то главное то, что я, кажется, уже не адепт! Учитель уже давно говорил, что мне скоро зеленую мантию одевать… Как в Око глядел! А может, и глядел…

- Ну, и славно! -кивнул Мстислав - Друид, он в бою лучше, чем ученик. Глядишь, ты даже один сможешь с десятком справиться! Почти как я или Эдрик… Или Люпус! А насчет того, чтобы уходить… Гардары своих в беде не бросают! Ни живых, ни даже мертвых!

- Если он к Фальчиоте в лапы попал -он уже труп! - внезапно сказал Люпус, помрачнев.

- Что еще за Фальчиота? -удивленно посмотрел на него Мстислав - Не слыхал!

- Служба тайная! -пожал плечами триарий - Я солдат, немного знаю… Ходят слухи, кто в лапы к ихнему главному попадает, тому уже нет пути на волю. Тот - мертв считай! Без всяких шансов спастись…

- Шансы есть всегда! -не согласился Эдрик - Он может, например, нас предать. Или наоборот, запираться до предела. Тогда ему будет плохо, очень плохо, но зато жить будет. Из него обязательно будут вышибать правду! Я тоже за то, чтобы уходить. Юлий мне - друг, хоть он и базиликанец и у нас тоже нет обычая бросать друзей… Но я не желаю рисковать попусту. Впрочем, на все воля твоя, Мстислав! Ты - хевдинг, тебе и решать!

- Желаю ему умереть быстро! -мрачно сказал Мстислав - Быстро и без мук… Но мы должны хотя бы попытаться… Равен, ты говоришь, что можешь творить здесь заклинания? Любые?

- Ну, почти… -еще не понимая, к чему клонит гардар, неуверенно ответил тот - Почти любые!

- Попытайся отыскать его! Как тогда, возле границы!

- Ты что?! -вздыбился немедленно Эдрик - Забыл, чем дело кончилось?!

Равен, по всему видно было, скорее согласился бы с Эдриком, но тогда шансы выжить для Юлия сводились к нулю…

- Я попытаюсь! -неуверенно поглядев за окно, где цвел яркий, солнечный день, сказал он - Только вы кто-нибудь встаньте около меня и если кто-то попытается меня… Ну, как тогда…

- … Я сразу тебя по башке оглоушу! -пообещал Эдрик, хищно оскалившись - Ты уж не сомневайся!

- Было бы в чем! -с легким испугом поглядев на дубину, выбранную норлингом для этого, возразил Равен - Я знаю, тебе это нравится!

- Особенно люблю магов бить! -ухмыльнулся Эдрик - Такое удовольствие получаю!

Сердито посмотрев на него, Равен, медленно возвел руки к потолку… И замер так, словно окаменевший…

- Во, сейчас опять начнется! -поежившись от воспоминаний, предрек Эдрик - Вот увидите!

Не началось… Более того, Равен на удивление быстро пришел в себя, похлопал немного бессмысленными глазами, потом ожил окончательно…

- Я уже? -удивился он - И долго я?

- Нет! -покачал головой Мстислав - Совсем чуть… Что ты узнал?

- Юлий жив! -заверил маг - Жив… но не слишком здоров. Он где-то в Акрополе, недалеко от дворца. Но не в дворце - точно. Это чей-то чужой дом, какого-то мелкого вельможи.

- Это все? -несколько разочарованно протянул Эдрик - Я думал, ты нам все-все расскажешь!

- Я и так много сказал! -огрызнулся Равен - Если очень хочешь знать, как раз сейчас его пытают. Пока не сильно, но ему уже больно. Сказал он что, или нет, я не знаю!

Мстислав резко вскочил на ноги:

- Пошли!…

На него уставились удивленно, даже Эдрик вскинул брови.

- И куда же? -поинтересовался именно норлинг - Равен же сказал тебе, он не нашел этого дома!

- Найду! -внезапно оспорил его слова сам маг - Придется, конечно, побродить… Но если окажусь рядом, почувствую это сразу! Видишь ли, после такого заклинания на доме метка остается. И еще - гардар прав, идти надо сейчас, пока метка свежая!

Люпус почти все время молчал - слушал. Но тут он резко вскочил на ноги, подошел к узкому, под самый потолок убранному окошку и ткнул в него пальцем:

- Смотрите, безумцы! Там, на улицах, все преторианцы города! Там -сотни шпионов Фальчиотты! Там - все маги Магиканы! Там все, кого только можно было выпустить в город. Все они ищут нас, четверых, среди которых один - маг, одетый в коричневую мантию, другой - базиликанский легионер, двое - варвары с севера! Что, трудно нас будет найти, как только высунемся на улицу? Ну ладно, если бы нам просто надо было из города выйти, шанс был бы. Но нам надо вернуться в Акрополь! Понимаете, тупые варвары?! В Акрополь! Там стражи - втрое против давешнего число!

- Мы все же попробуем! -упрямо нахмурился Мстислав - А что до нашего облика… Люпус, что скажешь?…

- Будь я проклят! -по черному выругался Эдрик, оглядывая себя - Ну почему мне так не везет?!

Он и впрямь выглядел последним побирушкой, шишей, если брать гардарское прозвище: старый, драный пилос на голове, волосы вымазаны в грязи, рожа тоже чуть не в дерьме. Туника и штаны словно с трупа сняты…

- Хорош! -одобрил его Мстислав, сам одетый разве что самую чуть получше - В таком виде тебя ни один стражник не тронет… Просто побрезгует!

- Сам-то лучше?! -огрызнулся Эдрик и поднял с мостовой ручки тележки, доверху заваленной всяким хламом - Пошли, побирушка!

- Мы -не побирушки! - возразил ему Люпус, ставший главным творцом нового облика - Мы - нищие, собирающие всякий хлам. Таких можно даже в Акрополь пустить, это - Богоугодно…

- Ну, пошли что ли! -тихо сказал Мстислав - И пусть уж Боги чуточку нам помогут!

Пошли… Довольно быстро стало ясно, что Люпус угадал. Их, идущих по самому краю улицы, старательно обходили стороной самые бедные горожане, на них косо смотрели многочисленные патрули преторианцев… Но не трогали и даже не приближались! По правде говоря, Мстислав их вполне понимал. Те помои, которые они навалили в тележку, воняли столь отвратно, что даже его, воина, человека, много повидавшего, воротило от них. Что уж говорить о преторианцах… В конце концов, мало кто мог бы поверить, что воины станут скрываться под такой личиной…

- Акрополь! -негромко сообщил Люпус через четверть вигилии - Акрополь приближается!

Как и прошлый раз, когда они еще были законопослушными путниками, им предстояло пройти через ворота, ведущие внутрь этого особого, от остального города отгороженного квартала. Как и прежде, их наверняка прощупают взглядами стражники…

- Прочь! -яростный голос хлестнул откуда-то сверху и сзади, Люпус никак не успевал среагировать…

Быстрый и злой глассийский жеребец буквально снес триария, всей массой втоптав его в грязь и дерьмо, покрывавшие собой улицу. Богато одетый, молодой и наглый новелиссим в седле даже не оглянулся, проскакал дальше. Стражники спешно расступились перед ним, вытянулись в струнку…

- Эй, ты живой?… -склонился над Люпусом Мстислав - Слышь, базиликанец!

- Живой! -после некоторой паузы ответил Люпус - Правда, до сих пор не понимаю, почему!… Эта сволочь, чтоб он через голову перелетел, мне все ребра должен был переломать!…

- Ну, так ведь не переломал!… -"утешил" его Эдрик - Пошли уже, на нас смотрят!

Кряхтя и приглушенно ругаясь, Люпус подхватил с земли свой пилос, натянул его по самые уши и похромал следом за товарищами, уже почти вошедшими…

- Эй! -окликнул его один из стражников, все видевший и довольно ухмыляющийся - Слышь, вонючка!

Люпус угрюмо на него уставился, с трудом сдерживаясь.

- Ты поменьше под ногами у благородных болтайся! -неожиданно дружелюбно посоветовал ему стражник - Они сейчас злые, мятежников ищут… Вообще бы лучше не совались сегодня в Акрополь!

Люпус угрюмо кивнул, но повозка продолжала катиться и ее, конечно, никто не остановил. Себе дороже…

- Ну, ну! -недобро посмотрев вослед, протянул обиженный преторианец - Не хотите, как хотите! Вам же хуже!

Сопровождаемый этими словами отряд неспешно, подбирая любой мусор с улицы, начал свой путь вглубь Акрополя. Здесь по улицам почти не передвигались пешком - лишь стражники и охлос попирали каменные плиты мостовой своими ногами. В основном же люд был в седле или же укрытый от посторонних взоров в паланкине. Нравы в Базилике внешне царили строгие, женщины, замужние или юные девушки, передвигались в накидках, пусть и прозрачных…

Четверку продолжали обходить стороной. Любой бедняк в Акрополе, будь он трижды раб, не имеющий права носить даже пилос, смотрел на них сверху вниз… Хотя на Мстислава, слишком рослого и крупного, чтобы сходить за чистокровного базиликанца, смотреть сверху вниз могли только всадники…

- Ну?! -не выдержал гардар, когда очередная красотка, в другое время наверняка предпочетшая бы его своему дохляку-спутнику, одарила его полным жалости и презрения взглядом - Ты чуешь хоть что-нибудь?!

- Потише, варвар! -прошипел Люпус - Твоя торингская речь уже привлекает внимание…

Мстислав угрюмо заткнулся, но продолжал пристально смотреть на Равена до тех пор, пока тот не выдержал:

- Не чую пока… Что-то есть, но еще слишком далеко, чтобы говорить уверенно! Нет, наверное, кажется!…

- Может, ты и не почуешь? -уныло спросил Эдрик, которому весь этот маскарад поперек горла стоял - Я честно скажу, на стрелы гардар куда проще лезть, чем вот так, без брони, без меча под рукой…

- Ты поори, поори! -осадил его Мстислав - Совсем сдурел!… Боги, до чего тупой люд пошел… Расскажи еще, как базиликанские корабли в Латырском море грабил…

- Да разве то корабли! -махнул рукой Эдрик - Так, суденышки утлые… Большие корабли там только караванами ходят, под охраной братьев-рыцарей из Ордена Святого Креста! Туда так просто не сунешься… Вот ваших, гардар, брать на меч проще. Они каждый сам за себя, ходят поодиночке или парами… С двух бортов зайдешь, а там - только от стрел уворачивайся… Что за страна! Честного боя не признают, все стрелами да копьями отбиваются! И кольчуга с луком - чуть ли не у каждого трэля!

Мстислав с Эдриком разговаривали, все больше повышая голос… Потому не сразу услышали Равена, который, в отличии от них, говорил шепотом. Лишь когда маг дернул гардара за рукав и повторил свое сообщение, разговор затих. Сразу…

- Нашел! -гордо поведал Равен, стараясь выглядеть невозмутимым - Вот в этом доме хоронят его!

- Здорово! -без особого воодушевления пробурчал Эдрик - Что теперь делать будем? На меч брать, или измором, осадой?

Мстислав, почесав затылок, юмор норлинга все же оценил… Дом, на который указал им маг, отстоял от остальных чуть в стороне, ломая ровный ряд улицы, зато украшая ее небольшим садиком-илиаком с фонтаном и статуей из чистейшего белого мрамора. Перед домом, вроде бы прогуливаясь, ходили несколько крепких, неплохо одетых молодцев, под гиматиями у них легко можно было спрятать короткие мечи и кольчуги. Что и требовалось доказать, охрана дома говорила о многом…

- Будь я на месте этого вельможи, я обязательно усадил бы лучников на крышу! -негромко сообщил Мстислав - Там как раз удобные слуховые окна, чтобы всю улицу простреливать. А если в доме есть хоть один маг… М-да. Нас сотрут в порошок… Вернее, каждого, кто сунется.

- Может, попробовать обойти их с тыла? -обреченно спросил Эдрик - Хотя нет… Нас и там возьмут…

Несколько мгновений они стояли не двигаясь, погребенные под построенным собственным воображением могуществом. Потом… Потом к дому подошел уличный бродяга и никто его не остановил. Никто даже не глядел на него, пока он, грязный и неприметный, не подошел к самому дому…

- Проклятье! -прошептал Эдрик - А ведь это - шанс! Мстислав, чем он от нас отличается?!

- Да ничем! -моментально согласился Мстислав - Ты прав… Пробуем!

Сказать, что нищих на улицах и форумах Акрополя было много, было бы все же неправдой. Хватало, как и везде… Букелларий Фома Лурвис, потомственный в пятом колене телохранитель, относился к ним довольно терпимо и тому же учил своих "мальчиков" - могучих, за пасс в высоту телохранителей. Впрочем, досаждать хозяевам дома он не давал. Пришел, попросил подаяния, дал людям совершить богоугодное дело, изволь свалить, пока твой запах не испортил настроение бедняжке Люцилле и доброй хозяйке Арвине…

За сегодняшний день к дому спафария Стуруса, которому он служил смолоду, что-то повадились. Сначала нищенствующий монах из обители Святого Кресса на Скале пришел, просил на восстановление порушенной ветром стены. Потом - просто нищий, грязный и вшивый. Фамулус, такой же нищий, только служащий богатому дому, вынес ему нуммий, весь перекошенный, держа у лица надушенный платок… Свиньи эти рабы! Что китонит, что прочие слуги…

Ну вот, накаркал! Новая банда прется! Хватит уже на сегодня…

- Стой! -окликнул по его знаку нищих букелларий Анастас, красивый и наглый малый. - Стой, куда прете?! Здесь дом кира спафария Стуруса, вам здесь нечего делать!…

Крепкий, даже превосходящий Анастаса статью нищий, сделав жалобную рожу, провыл на всю улицу:

- Негоже убогих обижать!… Друзья мои, все трое -немые, сухорукие и припадочные! Я из них - единственный здоровый, на войне вражьей стрелой покарябанный! Ходим, побираемся, старые вещи берем… Не по-божески это, убогих обижать, бан воин!

Анастас, тупой баран, размяк сразу, на него, на Фому обернулся. Мол, и впрямь негоже…

- Хорошо! -сам себя не понимая, только чуя, что дело нечисто, сказал Фома - Один пусть идет. Остальным - стоять где стоите! Лукус, сопроводи!…

Лукус, недовольно поглядев на командира, не посмел все же оспаривать его приказ. А повод был… От нищего дико воняло голым дерьмом, п о том и гнилью, от одежды его, драной и накрученной, словно номадский бурнус, опадали на землю куски грязи и насекомые… Лукус обладал живым воображением и многое додумал. Но от этого ему легче не стало - чуть не стошнило…

Фамулус Маркус вышел наружу, обозленный и надменный. Даже посмел ему, воину, выговорить:

- Вы тут совсем с ума посходили! Вас для чего ставили?!

- Не ты же ставил! -огрызнулся Лукус - Твое дело одарить божьего человека!

- Ты на ряшку на его посмотри! -продолжал Маркус - Твоей вдвое…

Внезапно его высокий голос перешел в хрип, обернувшийся на этот хрип Лукус онемел… Маркус, старый ворчливый дурак, медленно оседал на плиты, нищий лихорадочно, похоже, даже с брезгливостью сбросил свои одежды и под остатками их сверкнули кольца лорики пенаты, обычной куртки базиликанских воинов. В руке - короткий гладий… До блеска отточенное острие меча без хруста, мягко вошло в горло букеллария…

- Вперед! -вдруг заорал "немой и убогий", выделявшийся среди остальных своим ростом - Быстрее же, Равен!

- Я уже, Мстислав! -отозвался тот, виновато, запутавшись в лохмотьях и не в силах собственными руками коснуться наляпанного на них в беспорядке кусков человеческих экскрементов - Я сейчас!…

Сам Мстислав времени зря не терял. Первый букелларий, оказавшийся на его пути, получил в глотку метательный нож, второй согнулся в три погибели под метким ударом в пах… Рядом буйствовал Эдрик…

Сейчас обособленность дома Стуруса служила ему худую службу. За густым кустарником не видно было, что происходит около самого дома. Почти ниоткуда не видно… Пока Мстислав с Эдриком, слегка задержавшись, добивали букеллариев, Люпус уже ворвался в дом, а Равен изготовился поразить любого врага магией… Не потребовалось. Хваленая крепость Стуруса пала чуть ли не без сопротивления. Последним, как и положено, улегся на вечный сон сам Фома. В последний миг он пересилил свой гордость и раскрыл рот, дабы закричать… Не успел. Меткий клинок, брошенный Мстиславом, упокоил его. Навсегда…

- Ну, что вы там ковыряетесь?! -громким шепотом заорал Люпус - Скорее!

А они и так уже торопились. Боги отмерили им не слишком много времени. Сколько мгновений пройдет до того мига, как первый труп будет все же увиден с улицы? Четверть часа? Куда меньше! Сколько потребуется времени ближайшему преторианскому патрулю, чтобы добежать? Сколько - чтобы взломать дверь, которую сейчас запирает Эдрик?

- Наверх! -хрипло приказал Мстислав - Кто этот Стурус, хотел бы я знать… И что делает в его доме Юлий?!

- Скоро узнаем! -немедленно ответил Эдрик, сплевывая под ноги себе тягучую слюну…

Вихрем они взлетели на второй поверх, оказавшись в узкой, темной галерее. Той самой, чьи окна выходили на илиак. И тут им вновь "повезло". Эдрик споткнулся, с приглушенным проклятьем влетел в стену и, таково было его везенье, врезался плечом точно в темную, почти неотличимую от остальной стены дверь. Дверь, нет чтобы ей оказаться закрытой и вести куда-нибудь в пустую кладовку, предательски распахнулась и Эдрик, уже не сдерживая ругань, кубарем влетел в полную охраны каморку…

- О, здрасьте! -вежливо сказал норлинг, поднимаясь на ноги - Извините, я ошибся, наверное!

Немая сцена закончилась довольно быстро. Кто-то первым потянулся к гладию, его примеру последовали… Ворвавшийся внутрь Мстислав, стоптав по пути Эдрика, врезался прямо в стол, опрокинув его вместе с оружием и двумя стражниками из той полудюжины, что втиснулись в комнату. Ну, а дальше про тишину и покой можно было спокойно забыть. Конечно, с этими стражниками справились легко. Двоих взял на себя Мстислав, троих - обозленный и оттого беспощадный Эдрик. Еще одного свалил, впервые окровавив меч, Равен… Но в доме услышали шум, со всех сторон на звуки боя ринулись невесть откуда взявшиеся стражники и когда они с двух сторон поперли на квадру, даже Эдрик признал: все, конец!

И ведь не в том дело, что врагов было слишком много, нет. Двенадцать, можешь чуть больше букеллариев, неплохо обученных и вооруженных, но вряд ли способных устоять под натиском Мстислава и Эдрика сразу. Но они враз перекрыли оба хода, лезли умело а из-за их спин кто-то не слишком меткий бил из самострела… Арбалетные болты, сами по себе достаточно опасные, чтобы в очередной раз заставить воинов пожалеть о том, что они без щитов, пока что втыкались слишком высоко. Арбалет - не лук, навесной стрельбы не понимает и бить из него лучше всего, когда видишь мишень… Впрочем, Мстислав мог честно признаться себе самому - даже он, признанный лучник, не смог бы навесно выстрелить здесь, в узкой, с низкими потолками галерее. Даже и пробовать не стоило…

Эдрик, вот кто чувствовал себя здесь, как рыба в воде. Ему не раз доводилось драться на узких палубах дрэки, где место чуть ли не меньше и все время смотришь, чтобы не споткнуться о рум или о вповалку уложенные у мачты припасы. Случалось и спотыкаться, но у Эдрика, как и у всех природных орингов, уже выработался тот стиль боя, когда движения ног скупы и осторожны, а мечом размахиваешь ровно настолько, насколько позволяет тебе пространство. А вот Мстислав… Ему было хуже всего. Высокий, широкоплечий, он уже сам по себе с трудом умещался в сделанном под хрупких базиликанцев переходе, а ведь нужно было еще и мечом работать… Хорошо базиликанцам, их гладии, короткие, с заточенным острием, как раз для такого боя и предназначались - для стычек грудь в грудь, в самой тесноте строя, когда размахнуться и некогда, и смерти подобно. А скьявона Мстислава - два локтя с пядью только клинка! Такому оружию, могучему и несокрушимому, булатному, простор нужен!

Пару раз, кстати, Мстислав и впрямь высек искры из потолка, но могучие его удары, даже приторможенные зацепами, доходили до цели и после каждого, неважно, точного или не очень, на землю падал один соперник. Не всегда убитый, но все же выбывший из борьбы…

Хуже всех, как ни странно, приходилось Люпусу. Он по-прежнему страдал, поднимая меч против своих, по-прежнему каждый удар давался ему с трудом… К тому же, на него возложили охрану Равена, который, пролив первую кровь, возомнил себя равным воинам и лез в самое пекло. Приходилось одной рукой за шиворот его придерживать, второй - отбиваться от наседающих букеллариев…

- Равен! -внезапно заорал Мстислав - Равен, хватит дурью маяться, шарахни чем-нибудь… Только нас не подпали!

Равена не потребовалось дважды просить. Он вообще последнее время чувствовал себя героем, способным на многое и охотно пускал в ход магию. И, даже обидно… Когда он в последнее время кого-то из своих цеплял?!

С диким ревом по галерее пронесся голубой поток, обжигающий холодом и ужасающий размерами. Что бы там ни думал Равен, а Люпусу пришлось-таки рухнуть на пол плашмя, чтобы избежать его… Большинству из атаковавших мага и базиликанца букеллариев так сильно не повезло. Лавина - заклятье грубое и не слишком подходящее для таких мест, превратила их тела в ледяную кашу, перемолола… и иссякла, самую чуть не добравшись до приоткрытой двери, откуда и выбегали букелларии… Равен, побледнев, несколько мгновений смотрел на дело рук своих, потом, пошатываясь, подошел к окну и с некоторым трудом перегнулся через него - окно было узкое. Люпусу послышалось, что его рвет. Рвет сильно и неудержимо, прочищая на два дня назад…

- Ну, ты и жрать! -покачал восхищенно головой Мстислав - Готово все?… Отходим, я прикрываю!

- Чего это вдруг ты! -немедленно возмутился Эдрик - Я!

Мстислав ввязываться в бесполезную словесную прю не стал, а просто прыгнул вперед и впервые его длинный клинок послужил преимуществом. Сразу два базиликанца, не успевшие отшатнуться, рухнули от его удара. И обоим уже вряд ли придется встать…

Эдрик, высыпав на голову Мстислава все известные ему проклятья, отошел все же назад, но только до двери. Там он замер наготове, пригнувшись и хищным взором отыскивая соперника для себя… Не довелось. Яростный натиск Мстислава на время истощил решимость букеллариев, на ту же чашу весов бросил свою Силу Равен… Пока что желающих преследовать Мстислава и его товарищей не было. Гардар в лицо расхохотался живым базиликанцам и, нахально повернувшись к ним спиной, побежал к двери. Вслед кто-то, скорее с отчаяния, выстрелил из арбалета… Тяжелый булатный болт просвистел мимо… Мстислав на ходу обернулся, погрозил кулаком и, пробегая мимо Эдрика, устало прислонившегося к стене, рыкнул:

- Чего разлегся?! Уходим, я ж говорю!

Эдрик как-то медленно оторвал туловище от стены и буквально ввалился внутрь. Только теперь, при свете одинокого светильника в стене, Мстислав разглядел в правом плече норлинга кончик болта и крепко, от всего сердца, выругался…

- Как тебя угораздило?…

- Твой! -коротко ответил Эдрик - От души всадили, даже доспех не удержал! Помоги…

- Сейчас, сейчас! -торопливо сказал Мстислав, делая знак Люпуса и с его помощью подпирая дверь всем, что только под руку попалось, засову не доверяя. В дверь почти тут же ударило что-то тяжелое, послышались полные ярости выкрики…

- Пусть постучат! -ухмыльнулся гардар - Дверка здесь дубовая, да еще и железом добрым обитая… Им долго придется ее ломать… Даже если маг все же есть! Верно говорю, Равен?

Равен уже колдовал над раной Эдрика, под его пассами из плеча медленно, трудно вылезал болт… Подняв покрытое потом лицо, маг сухо ответил:

- Если железом, это хорошо! Такую дверь труднее вышибить магией… Хотя я бы, наверное, смог…

- Вот уж не надо! -быстро сказал Мстислав - Нет ведь доброе что сказать!… Юлия не чуешь ли?

- Мы верно идем! -по прежнему сухо и раздраженно, его отвлекали, ответил Равен - Он где-то наверху… Извини, точнее не скажу… И дайте мне наконец поработать! Через несколько мгновений я вам все скажу!… Эх, жалко, не посвящен я в друиды, слабею быстро… И жезла у меня нет, чтобы на нем Силу копить… Жаль…

- Ну, мы пойдем пока, посмотрим, что там, наверху! -стесненно сказал Мстислав - Вы не задерживайтесь здесь…

- Я же сказал, еще немного! -огрызнулся Равен…

Гардар и базиликанец, осторожно, чтобы не нарваться на стрелу или меч вражеские, побежали по лестнице наверх, но их остановил полный мрачного удовлетворения голос мага:

- Я забыл сказать… Свой желудок я вывернул на головы преторианцев. Они уже здесь!…

- Нет бы что хорошее сказать! -обреченно повторил Мстислав.

- Думаю, на них впервые такое обрушили! -ухмыльнулся бледный Эдрик - Ох ты, мохнатые штаны Веора на твою глупую голову, маг! Больно же!

- Терпи, воин! -безжалостно ответил Равен - Вот… Вот и все! Сейчас пластырь поставим, как новый будешь!… Ну, почти.

Эдрик ухмыльнулся, с явным нетерпением дожидаясь, когда маг выполнит свое обещание. Пальцы правой руки, еще слабые, сами нащупали рукоять меча… Наверху слышны были звуки яростной сечи, в дверь лупили уже совсем остервенело… Он нужен там!

- Готово… -медленно сказал Равен. Сказал уже в спину убегающему норлингу. Сам он сохранил достоинство, никуда не торопясь… А уже уходя, "навесил" на дверь пару простеньких, но действенных заклятий. Одно укрепило защиту, прижав дверь Воздушным Щитом, второе он еще не пробовал, но слышал от Учителя о его действенности… Маленькая золотистая ящерка, саламандра, до поры спряталась между колонн. Ворвавшихся букеллариев ждет жаркий прием…

Равен не мог не вспомнить, как учитель напустил саламандру на него, на малыша десяти лет от роду, только начавшего постигать свою Силу…

- Давай, мальчик мой, давай! -в голос смеясь, подбадривал Сервелий Равена, который как юла вертелся на месте, уходя от обжигающих солнечных зайчиков - разрядов Силы, которые испуганная золотистая ящерка метала во все стороны. Пару раз она все же попадала и даже Щит, поставленный Равеном, не все удерживал, пробивало его ощутимо… Равен по рассказам Учителя знал, саламандру довольно легко убить и для этого не требуется быть магом уровня самого Сервелия. Маленькая и юркая ящерка не боится огня, сама огнем являясь, ей не страшен и холод, ибо одна способна переносить мороз страшнее того, что может сотворить маг… Но это - всего лишь зверюшка, маленькая и хрупкая. Если удастся поймать ее даже не на заклятье, на простом ударе… Попробуй поймай ящерку, в которой не больше пяди длины а ширины и того меньше. Попробуй, поймай!…

Все тогда закончилось хорошо. Равен, обозлившись, каблучком сапога раздавил ящерку а с вечера, выслушав нудные наставления учителя, засел за книги. И следующую саламандру, наутро, взял на Молот, заклинание, уже адепту присущее… Он вообще быстро рос под пристальным оком Сервелия… Эх, Учитель!…

Учитель был далеко. А рядом, всего в одном пролете лестнице вверх, отчаянно резались его товарищи… уже друзья, пожалуй. Им требовалась его помощь!

Бросив последний взгляд на дверь, через которую теперь не доведется уходить, Равен поспешил наверх… Он успел как раз вовремя, чтобы увидеть как падает сраженный Люпус. И не стоило даже пытаться лечить его. Прямой удар в сердце не излечивается…

Эдрик, прыгавший, словно молодой козел, которым он и являлся, взревел в ярости и одним ударом поверг убийцу в прах. И это был последний базиликанец, пытавшийся сопротивляться. Трое букеллариев побросали оружия, видимо, надеясь на милость. Гардар и норлинг, не сговариваясь, быстро и безжалостно их добили…

- Нечего оружие бросать! -жестко пояснил Равену Мстислав - Сражаться надо, пока есть силы в руках… Да и п