Мелодия страсти (fb2)

- Мелодия страсти (а.с. Цыганское наследие-4) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1329) 203 Кб, 97с. (скачать fb2) - Линда Конрад

Настройки текста:



Линда Конрад Мелодия страсти

ПРОЛОГ

Был тот час, когда темные переулки становятся опасными, а звуки блюза, доносящиеся издали, кажутся нереальными. Но Пассионата Чагари не обращала на подобные детали ни малейшего внимания.

Она тихо стояла в тени, ожидая появления Чейза Северина, наследника цыганских даров. Его бабка, Люсиль Стил, давно уже покоилась в могиле, но Чейз только сейчас узнал о свалившемся на него богатстве. А теперь, после целой ночи празднования этого события, он получит нечто, стоящее гораздо больше всех тех денег, что Люсиль завещала ему. Пассионата похлопала по глубокому карману своего любимого красного шелкового платья и улыбнулась.

Она знала — помочь этому человеку будет не так уж просто, но она дала слово своему отцу, и, невзирая на все обстоятельства, наследник семьи Стил получит то, что ему причитается.

Чейз Северин выбрался из бара во Французском квартале перед самым закрытием, размышляя обо всем, что произошло с ним за последние два дня.

Оказывается, он не беспутный сынок главного пьяницы в маленьком захолустном городке — как он полагал всю жизнь. У него разветвленное генеалогическое древо и куча родственников, так что вместе с богатством Чейз обрел еще и высокое положение в обществе.

Остановившись на углу улицы, Чейз зажег тонкую сигару и выпустил клуб ароматного дыма. На самом деле он уже почти бросил эту привычку, но ему надо было собраться с мыслями, потому что вся его жизнь… все, во что он верил… знал… по большей части оказалось не правдой.

Все еще скрытая темнотой Пассионата читала мысли Чейза, как книгу, и посмеивалась, представляя, насколько изменится в скором будущем судьба этого человека.

— Празднуешь, Северин? — спросила она громко, выходя из тени. — Ну, дело того стоит.

Чейз едва не поперхнулся сигарным дымом, услышав раздавшийся в тишине скрипучий голос. Он повернулся и увидел женщину самого странного вида — она была одета в яркие шелка, как какая-нибудь цыганская гадалка. Из-под пурпурной повязки на голове выбивались пряди черных с проседью волос, но водянистые глаза сверкали в свете уличного фонаря особенно ярко.

— Мы знакомы? — выдавил он, обретя дар речи.

— Меня зовут Пассионата Чагари, и я должна вернуть долг.

— Только не мне. Я знаю своих должников.

Женщина улыбнулась.

— Это не столько долг, сколько наследство, которое тебе оставили твоя бабка Стил и мой отец, цыганский барон.

Чем дальше, тем страннее! Чейз схватил женщину за руку и притянул ближе.

— Не играй с игроком, — хрипло прошептал он. — Ничего у тебя не получится. Чего ты от меня хочешь?

— Твоя бабка Стил была великой женщиной. Если бы она знала, как ты обращаешься со стариками, она бы и говорить с тобой не стала. — Женщина выдернула руку. — Люсиль Стил спасла мою жизнь и жизнь всей моей семьи. Она была добра даже к незнакомцам, на которых наплевать всем остальным.

— Я не знал ее, — пробормотал Чейз. — Но мне приятно слышать, что она была хорошим человеком.

Пассионата опустила руку в карман и вынула оттуда что-то блестящее.

— Это твоя часть цыганского наследства. Дар моего отца кровному наследнику Люсиль Стил в ответ на ее доброту.

Чейз взял подарок и осмотрел со всех сторон: это было золотое яйцо, усыпанное драгоценными камнями, напоминавшее самые лучшие творения русских мастеров. Древняя и явно чрезвычайно дорогая безделушка могла бы принадлежать королю.

— Оно очень старое, — сказала цыганка, словно читая его мысли, — однако оно принадлежит тебе и было сделано именно для тебя.

— Ну я-то не так стар, — заметил Чейз и попытался вернуть яйцо, но цыганка отступила на шаг назад.

— Оно было создано для того, чтобы ты получил — рано или поздно — все, что пожелаешь, — пояснила она. — Держи его у сердца, и его магия подарит тебе то, чего твое сердце хочет.

Чейз, как завороженный, глядел на игру драгоценных камней, усыпавших яйцо.

— Расскажи мне, как моя бабка помогла твоей семье, — попросил он, с трудом оторвав взгляд от странного подарка, но цыганка уже исчезла.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Ты не поверишь, если я скажу, кто вернулся в город.

По идее, слова секретаря не должны были вызвать у Кейт нервную дрожь — мало ли кто вернулся в Бейю-Сити. Но Кейт Белтрейн инстинктивно поняла, о ком идет речь.

— У меня нет времени играть в загадки, Роуз. Кто?

Кейт слегка пожала плечами, делая вид, что ей, по большому счету, неважен ответ. Что ей наплевать, если появился шанс увидеть человека, о котором она думала все эти десять лет.

— Чейз Северин, — прошептала Роуз. — Когда он уехал, мне было всего двенадцать, но я помню, какой это был парень. Все девчонки сходили по нему с ума. — Она помахала рукой, словно при одной мысли о Чейзе ей стало жарко. — Интересно, почему он вернулся? Его отец покинул город пять лет назад, так что у него не осталось здесь никого.

— А откуда ты знаешь, что это он? Ты его видела?

— Миссис Севиль сказала Салли Дженкинс, что он зарегистрировался в гостинице сегодня утром. Весь город уже в курсе.

Кейт подняла голову от бумаг и увидела, что Роуз внимательно на нее смотрит.

— У нас нет времени на сплетни, — мягко заметила Кейт. Она понимала, что теперь, когда Чейз вернулся, снова всплывает старая история про нее и Чейза, поэтому продолжила, как ни в чем не бывало:

— Ланч уже закончился, а нам еще надо приготовиться к встрече с новым владельцем фабрики. Миссис Севиль ничего не говорила о ком-то еще, кто остановился в гостинице? — заметила Кейт, стараясь отвлечь внимание помощницы от персоны Чейза Северина.

Роуз в ответ покачала головой и нацепила на нос болтавшиеся у нее на груди на цепочке очки.

— Нет, но возможно, новый владелец сначала приедет сюда, а потом отправится в гостиницу.

Конечно же, Кейт хотелось бы узнать, что привело Чейза обратно в город после стольких лет, но сейчас гораздо важнее привести в порядок документы, чтобы они были готовы к появлению нового хозяина фабрики по обработке риса.

— Возвращайся к работе, Роуз, — сказала она, подавив тяжелый вздох. — Через пару часов мы все узнаем.

Через пару часов после этого разговора Кейт отвлеклась на минуту, чтобы поправить выбившиеся непослушные локоны. Строгие прически были не в ее стиле, так же как и деловые костюмы, но в последнее время она поняла, что ради своего отца — нет, ради своего города, — должна выглядеть подобающе. Фабрика слишком важна для всех, а если она закроется, канут в Лету мечты и чаяния двенадцати сотен человек.

Кейт вздохнула и оглядела стопку пухлых папок с документами. Что ж, она сделала все, что могла. Осталось дождаться, когда приедет представитель корпорации, купившей фабрику, и решит, стоит спасать ее от банкротства или нет. В любом случае от Кейт теперь ничего не зависело.

А теперь еще и Чейз вернулся в город, как будто нарочно выбрав самый неподходящий момент.

Стоило Кейт закрыть глаза, и ей казалось, что этих десяти лет как не бывало. Она снова слышала его смех, снова слышала низкий глубокий голос, который шептал ей слова любви той чудесной июньской ночью.

Самой прекрасной и самой ужасной ночью за всю ее жизнь.

Кейт сглотнула и открыла глаза. Несомненно, возвращение Чейза никак не связано с ней, но все равно хотелось увидеть его хотя бы мельком. Конечно, было бы лучше, если бы они так и не встретились друг с другом — и со своим прошлым, — но она отдала бы правую руку, лишь бы еще раз заглянуть в серые глаза мужчины, которого любила с тех пор, как ей исполнилось десять лет.

Кейт услышала, что распахнулась входная дверь и Роуз заговорила с пришедшим. Новый владелец приехал раньше условленного времени — видно, ему не терпится.

Охваченная любопытством Кейт поднялась и подошла к приоткрытой двери. Может, ей удастся увидеть визитера и по его внешности определить, что это за человек.

Ей пришлось изогнуться, чтобы заглянуть через плечо Роуз в лицо прибывшему. А потом у Кейт перехватило дыхание и она словно примерзла к полу.

Это был не тот, кого она ждала. Это был Чейз Северин.

Он разговаривал с Роуз и улыбался той проказливой мальчишеской улыбкой, которая сводила Кейт с ума, когда она была девчонкой. Но теперь перед ней стоял не мальчик, а мужчина, который был лучше и сексуальнее, чем парень из ее девических грез.

Внезапно на Кейт нахлынула волна эротических воспоминаний. Ее ногти, царапающие его широкую спину… пальцы, скользящие по его груди… его губы, ласкающие ее тело…

Боже, только не сейчас, взмолилась Кейт. Только не сейчас, когда мне нужны все мои силы.

И в этот момент Чейз поднял глаза и встретился взглядом с Кейт. Сделав над собой огромное усилие, она поспешила вернуться к столу. Едва она уселась в кресло, дверь ее кабинета распахнулась и на пороге возникла Роуз, за которой по пятам следовал Чейз.

— Ты не поверишь, — начала Роуз. — Кейт, ты ведь помнишь Чейза Северина? Так вот, он тот человек, которого мы ждали. Разве не удивительно?

— Что? — «Удивительно» — не совсем то слово, которое Кейт употребила бы, описывая охватившие ее чувства. Растерянность и желание, смешавшись вместе, просто выбили ее из колеи.

— Здравствуй, Кэтрин, — сказал он тем глубоким опасным тоном, который то и дело слышался ей в голосе ветра и дождя.

— Я… э-э… — промямлила Кейт. Потом, глубоко вздохнув, вздернула подбородок. — Привет, Чейз. Не ожидала. Давно не виделись. Как дела?

— Явно улучшились с нашей последней встречи, chere.

Ну ладно, призналась сама себе Кейт. Чейз имеет право злиться на нее — даже десять лет спустя. Она того заслуживает. Но она уже давно не застенчивая девочка, которая боится скандалов, слухов и своего отца.

— Роуз, оставь нас, пожалуйста, одних. — Все же она не хочет новых пересудов, если они с Чейзом решат вспоминать прошлые обиды. У горожан хватит забот и без этого.

Роуз извинилась и вышла, и Кейт охватил внезапный приступ ужаса, поскольку она осталась наедине с мужчиной, у которого есть все причины люто ее ненавидеть. Правда, кем бы ни стал Чейз Северин, он никогда не ударит ее.

— Что ж, Чейз, зачем ты здесь?

Чейз ответил не сразу, и за эти несколько секунд Кейт пожалела, что не включила кондиционер раньше, потому что дышать ей внезапно стало нечем.

— За всем, — наконец произнес Чейз. — За всем. И на этот раз я не уеду, пока не получу то, чего хочу… начиная с фабрики.

Кейт ощутила, что ее начинает трясти, и была вынуждена опереться о крышку стола.

— Фабрика разорена. Корпорация выкупила векселя, которые мой отец…

— Твой покойный отец, ты хотела сказать, — усмехнулся Чейз. — Который не только выгнал меня из города десять лет назад, но и довел до краха производство.

— Так ты работаешь на корпорацию, которая выкупила фабрику? — Колени Кейт тряслись так, что она боялась, как бы Чейз не услышал, как они стучат друг о дружку.

— Я и есть корпорация, Кейт. Ты удивлена? Я единственный хозяин корпорации, которая теперь владеет фабрикой. И я еще не решил, ставить ее на ноги или сровнять с землей.

У Кейт вырвался непроизвольный возглас, который она не смогла сдержать.

— У тебя есть все права злиться на моего отца… и на меня. Но фабрика всегда была основой существования города, где ты вырос. Не собираешься же ты мстить всему Бейю-Сити!

Чейз полез в карман пиджака и достал тонкую сигару. Не спрашивая разрешения, зажег ее, уселся в кресло Кейт и выдохнул клуб ароматного дыма.

— Это почему же? — спросил он с кривой улыбкой.

Чейз обнаружил, что с трудом может дышать, так как в комнате вдруг стало очень тесно. Но Кейт никогда не узнает, как она действует на него. Десять лет спустя он оказался рядом с женщиной, которую любил и потерял. Оказался так близко, что мог протянуть руку и коснуться ее лица.

Противоречивые чувства боролись в его груди. Он так давно жаждал мести! Мечтал о ней. Предвкушал ее.

Дышал ею, как воздухом.

Он жил с мыслью отомстить отцу Кейт, Генри Белтрейну, а этот мерзавец взял да и помер шесть месяцев назад, и теперь Чейз обнаружил, что его намерения относительно Кейт вовсе не ясны ему самому.

Он специально подстроил их сегодняшнюю встречу, хотел посмотреть на выражение лица Кейт, когда та поймет, что ее судьба отныне в его руках.

Но он и предположить не мог, что одним взглядом она перевернет в нем всю душу и зажжет прежний огонь желания.

Чейз ждал, пока никотин не успокоит его растрепавшиеся нервы, и старался сохранять непроницаемое выражение лица. Сцена вообще носила какой-то оттенок нереальности.

И десять лет спустя Кейт мало отличалась от той хрупкой милой девушки, которой Чейз когда-то открыл свое сердце. И ее волосы все так же представляли собой непокорную массу черных кудрей, которую Кейт тщетно пыталась укротить, подколов повыше и открыв стройную шею. Шею, которую Чейзу хотелось то поцеловать, то свернуть.

Но сейчас в ее глубоких карих глазах был неприкрытый ужас. Страх перед ним. Перед той властью, которую он обрел над ее жизнью.

Чейз не был уверен, что ему нравится видеть это. Да, когда-то он был уверен, что страх и растерянность Кейт доставят ему удовлетворение. Он хотел, чтобы она заплатила ему. Чтобы заплатил весь город.

Однако в тот миг, как он увидел Кейт, оказался рядом с ней… ему захотелось видеть на ее лице иные чувства. Желание, страсть. А еще он понял, что тайно хотел мечтал об этом все долгие десять лет разлуки.

— Присядь, Кейт, — наконец сказал он так спокойно, как смог. В ответ на ее лице появилось такое выражение, словно он ее ударил, но потом она внезапно повернулась, открыла ящик и вытащила пепельницу.

— Вот, держи, если ты не можешь обойтись без этой гадости.

Глаза ее при этом были полны яростного огня. А, ну вот теперь он узнал свою Кейт. Ту, которую помнил. Сильную духом. Гордую.

— По-прежнему строишь из себя маленькую принцессу, chere? — начал он, когда Кейт чопорно уселась напротив него в кресло секретаря. — А я-то уж думал, что десять лет и потеря отца заставят тебя спуститься на землю к нам, простым смертным.

— Кто я… и что я…дело не в этом. Кем стал ты, Чейз? — Она выпрямилась. — Очевидно, у тебя теперь есть деньги. Что еще изменилось? Ты готов уничтожить целый город, лишь бы поквитаться?

Господи, как он хотел ее! Страстное желание провести руками по всем изгибам ее тела — узкой талии, высокой груди — нахлынуло так внезапно, что Чейз содрогнулся.

Нет, он никогда не был бабником. А с напряженным деловым расписанием и горькими воспоминаниями юности ему вообще было не до женщин. Конечно, все эти годы Чейз не жил монахом, но все его подружки знали, что ему не нужны долгие серьезные отношения. Что ему нечего им предложить.

Но сейчас перед ним стояла его Кейт. Женщина, которую он ненавидел десять долгих лет. И отчаянное влечение к ней совершенно выбило Чейза из колеи. Он не был готов к подобному повороту. К тому же он выяснил, что у Кейт за все это время не было ни одного мало-мальски серьезного романа, и Чейз решил, что Кейт считает, будто слишком хороша для окружающих ее мужчин. В том числе и для него.

Холодная. Снежная королева. Пожирательница мужчин. Вот что он слышал на улицах Бейю-Сити, когда спрашивал о своей бывшей подруге.

Но все изменилось, когда Чейз увидел ее. Он был охвачен тем же жаром, который сжигал его в бытность беспутным подростком.

Что ж, ставки растут.

— Мое решение касательно фабрики будет основываться только на деловой логике, — наконец произнес Чейз. — Я теперь хозяин положения, Кейт.

— Я вижу. — Кейт вопросительно склонила голову. — Но тогда что тебе надо от меня? Мне уехать домой и больше никогда не возвращаться?

— Ничего подобного, детка. — Чейз внимательно наблюдал за выражением ее лица. — Во-первых, мне нужна твоя помощь, чтобы разобраться с документами. Я даже заплачу тебе за работу, потому что, по всей видимости, деньги тебе скоро понадобятся. — А во-вторых, у тебя больше нет дома, куда ты могла бы сбежать. Я хочу, чтобы ты собрала вещи и съехала к первому числу.

— Уехать из Оук-Холла? — Голос Кейт взлетел на три октавы, но Чейз не испытал удовлетворения от ее шока. — Ты же не серьезно…

— Серьезно. Я теперь владелец дома, вернее, векселя. Твой отец заложил все имущество, и я собираюсь выкупить его к концу недели.

Кейт заморгала, и Чейз увидел, как задрожал ее подбородок.

— Я думала, что банк даст еще одну отсрочку. Куда же я поеду? Куда мне деваться, если ты выгонишь меня из поместья, которое принадлежало моей семье сто лет?

Чейз ощутил приступ жалости, но попытался проигнорировать его.

— В своих бедах вини не меня, а своего отца. Возможно, я сдам тебе один из гостевых коттеджей — если, конечно, тебе это окажется по карману.

В глазах Кейт заблестели слезы, но она только выше вздернула подбородок. И, хотя для Чейза настал долгожданный час расплаты, он внезапно обнаружил, что ему не доставляет ни малейшего удовольствия видеть боль в глазах Кейт, а ее гордость глубоко тронула его.

И он почти что ненавидел себя за эти чувства.

Почти.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Порывистый ветер принес грозовые тучи с залива и изо всех сил старался сорвать листья с древних дубов, обрамлявших подъездную аллею Оук-Холла. Кейт стояла на кухне и, глядя в окно, видела, что через несколько минут, прямо перед закатом, хлынет настоящий ливень.

Но даже самая страшная буря была не в силах смыть горечь воспоминаний, не могла исправить былых ошибок. Господи, как она хотела бы вернуться назад и сделать все по-другому! Да, теперь, когда появился Чейз, ей придется встретиться со многими призраками прошлого, но одной тайны не узнает никто. Даже если, открыв ее, Кейт сможет усмирить гнев Чейза. Нет, никогда!

— Поверить не могу, что Чейз Северин теперь владеет фабрикой. — Шелби Руссо, давняя и верная подруга Кейт, мимолетно нахмурилась, потом улыбнулась, подняла с пола свою годовалую малышку и усадила ее на стул.

— Боюсь, все обстоит именно так.

Кейт присела за кухонный стол, смотрела, как Шелби готовит ужин, и в ужасе думала, как сообщить Шелби о том, что той предстоит. Сказать, что у нее больше нет пристанища. Что молодая одинокая мать должна уехать из гостевого коттеджа, где она до сих пор жила вместе с дочкой.

Что Кейт самой скоро придется покинуть родной дом, но это сущие пустяки по сравнению с участью Шелби…

— Кейт, дай, пожалуйста, Мэдлин крекер, чтобы она не мешала, пока я готовлю, — попросила Шелби, переставляя кастрюли на плите. Кейт вытащила крекер и вложила его в ручку девочки. Голубоглазая, милая Мэдди была вылитой копией матери, но при взгляде на нее Кейт каждый раз вспоминала о другом ребенке, улыбку которого она никогда не увидит.

— Как дела на работе?

Шелби накрыла на стол и сама села рядом с Кейт.

— Нормально. Мне уже звонили с новыми заказами. — Она налила им обеим чаю со льдом. — Правда, не знаю, как все пойдет дальше, если фабрику закроют.

Шелби внезапно накрыла руку Кейт своей.

— Я волнуюсь за тебя, chere. Что ты будешь делать, если Чейз ликвидируют фабрику?

Кейт пожала плечами и попыталась увести разговор в другое русло.

— Я справлюсь. Меня больше заботят горожане. Здесь не так уж много рабочих мест, но, может быть, Чейз постарается наладить производство. — Кейт помолчала и призналась:

— Я вообще не понимаю, зачем она Чейзу. Долг на ней висит огромный, и если он попытается восстановить дело, то просто будет кидать деньги на ветер.

Шелби улыбнулась.

— А может, он купил ее и вернулся из-за тебя? Держу пари, он все еще любит тебя.

Кейт замотала головой так ожесточенно, что кудряшки запрыгали вокруг ее лица.

— Ничего подобного. Видела бы ты выражение его лица, когда он вошел утром в мой кабинет. Он ненавидит меня.

— Ну, почему-то он все-таки вернулся, — заметила Шелби, поднося ложку с кашей к ротику Мэдлин. — Говорят, Чейз теперь страшно богат. Разъезжает на «ягуаре», купил дома в Сен-Томасе и Вейле. По слухам, ему повезло в азартных играх.

— Не верь всему, что говорят.

— А у тебя есть другие сведения? Например, откуда у него на самом деле такие деньги?

— Нет, — пробормотала Кейт, — но я точно знаю — что бы ни говорили о причине его отъезда десять лет назад, все это сплошная ложь.

Шелби вытерла подбородок малышки и сама принялась за еду.

— А ты ведь так и не рассказала мне, что же произошло той ночью. Я всегда хотела знать правду.

Кейт покачала головой:

— Это была ужасная ночь. Я бы отдала все на свете, чтобы тем летом ты не отправилась на каникулы к своей бабушке, а помогла мне справиться со всем, что случилось.

Шелби усмехнулась, а потом нахмурилась:

— Ну, похоже, теперь я тебе не помощник. Ты по-прежнему предпочитаешь помалкивать, так?

— В общем, да. Но одно утверждаю точно — россказни о том, что Чейз в ту ночь напился и спятил, ложь от начала до конца. Он был абсолютно трезв, и драку завязал не он, а Джастин-Рой и его приятели.

— Я тогда не знала Чейза так хорошо, как ты, — тихо произнесла Шелби, — но я бы никогда не поверила, что он способен напиться до такой степени. Особенно после того, как ты рассказала мне, что он ненавидит за пьянство своего отца.

Кейт ощутила, как непрошеные слезы грозят пролиться и положить конец разговору и всему ужину.

— Шелби, ты моя лучшая подруга. Ты знаешь, как я люблю тебя и Мэдлин.

— Конечно, знаю. Ты любишь и нас, и эту старую плантацию, и город… и Чейза Северина. — Кейт начала было протестовать, но Шелби обняла ее. — И мы тебя тоже любим. Ведь это ты спасла нас и разрешила здесь жить.

О господи, ну как теперь сказать Шелби, что дни всех троих в Оук-Холле сочтены?

Хотя… может, если она поедет к Чейзу и попросит его не выгонять Шелби с дочкой, он передумает. Тем более, что Кейт уже приходилось молить, стоя на коленях, когда речь шла о важных вещах.

Остается надеяться, что на этот раз ее мольба будет услышана.

Чейз взял кружку с кофе и вышел на гостиничный балкон как раз в тот момент, когда молния сверкнула на грозовом небе. Чейзу всегда нравился запах, остававшийся после бури, — запах свежей, напоенной влагой земли. Ему уже давно не доводилось вдыхать аромат чистого ночного воздуха и слышать звуки, доносившиеся с болот после захода солнца.

Да и денек был еще тот. Стоит только вспомнить, какими глазами смотрели на него горожане, когда он вел свой «ягуар» цвета яркого топаза по главной улице. Он не сомневался, что через несколько минут все уже будут знать: мальчик, которого никто никогда не воспринимал всерьез, вернулся — и вернулся сказочно богатым.

Чейз машинально полез в карман пиджака, чтобы достать сигару, но вместо этого нащупал драгоценную безделушку, которую с некоторого времени всегда носил с собой. Сама идея, что ему принадлежит подобная вещь, вызвала у Чейза улыбку. Да весь город, даже скинувшись, не сможет ее купить.

Пальцы Чейза вдруг начало покалывать, как от электричества, и он, вспомнив слова старой цыганки о том, что эта вещь волшебная, вынул руку из кармана. Нет, на этот раз ему не нужна никакая помощь — будь то магия или никотин, — чтобы встретиться со старыми призраками. На этот раз у него в руках все козыри.

А то, что на кону стоит судьба Кейт, только повышало ставки.

— Чейз?

При звуке ее голоса Чейз развернулся так, словно услышал голос одного их тех призраков, о которых только что думал. Но это была настоящая Кейт, и падавший из комнаты свет очерчивал ее силуэт.

— Э-э, миссис Севиль сказала, что к тебе можно зайти поговорить. Я не помешаю?

Ее иссиня-черные кудри были завязаны в хвост и блестели от дождя, капли воды текли по нежным щекам и длинным темным ресницам. В руке она держала плащ цвета хаки.

Ее появление просто лишило Чейза дара речи. Он машинально протянул руку к карману, а поняв, что творит, выругал себя за глупость.

— Что ты здесь делаешь? — спросил он с вымученной усмешкой. — Мне казалось, мы начнем разбираться с документами утром.

— Чейз, мне надо поговорить с тобой. — Кейт приподняла подбородок повыше, совсем как в те времена, когда она была девочкой, и сделала осторожный шаг вперед — Поговорить? Спорю, тебе много что найдется сказать мне. — Чейз отвернулся к ней спиной. — Но ты опоздала… на десять лет. Мне неинтересно, что ты скажешь.

— Пожалуйста, — прошептала Кейт. — Я не о фабрике…

— И не о прошлом. — Чейз развернулся, не в силах скрывать гнев. — Готов спорить, что ты бы скорее согласилась умереть, чем встретиться с грехами молодости. Я прав?

Кейт была на голову ниже его, и тени скрывали ее лицо, так что Чейз не мог разглядеть его выражения. Но он видел, как засверкали глаза Кейт и как дернулось нежное горло, когда она удержалась от ответной реплики.

Этот призрак из прошлого был слишком соблазнительным. Слишком.

Кейт покачала головой и расправила плечи.

— Полагаю, теперь не имеет смысла вспоминать старые ошибки.

Чейз подошел ближе, Кейт сделала шаг назад, но Чейз продолжал наступать, загоняя ее в угол.

— Моя единственная ошибка состояла в том, что я доверился тебе и признался в любви. — Чейз услышал горький смешок, сорвавшийся с его же губ, и задумался, насколько далеко он ушел от наивного юнца, которым был когда-то. — И больше подобной ошибки повторять не собираюсь.

Кейт прикрыла глаза и тихо вздохнула. Неужели она сожалеет о прошлом? Она, снежная королева Кейт Белтрейн?

Внезапно Чейз уловил запах ее духов, и все в нем замерло. Аромат камелий и гардений, который он так и не смог заставить себя забыть, обрушился на его чувства, как отбойный молоток.

Жалость и желание снова охватили его, и Чейз протянул руку к Кейт, но прежде чем он начал утешать ее, глаза Кейт распахнулись, и, поняв его намерения, она плотно сжала свои полные соблазнительные губы.

— Я пришла сюда сегодня не для того, чтобы растравлять старые раны, — произнесла она с внезапным пылом. — Я должна попросить… объяснить… насчет Оук-Холла.

— Ты пришла сюда под проливным дождем объясниться по поводу древней заброшенной плантации? — Чейз усмехнулся, но так и не отступил.

— Нет. Ты помнишь Шелби Руссо, мою подругу? — Чейз в ответ только осклабился, и Кейт быстро продолжила:

— Она мать-одиночка и пытается сейчас наладить собственное дело. И я… разрешила ей остановиться в гостевом коттедже, а она взамен убирает и готовит. Понимаешь, ей не по карману снимать квартиру, так что…

— Пора бы тебе уяснить, что Оук-Холл теперь принадлежит мне. — Чейз покачал головой. — Ты, видимо, унаследовала деловую хватку своего отца, вернее, отсутствие оной, если не берешь платы за аренду.

Презрение в его голосе хлестнуло Кейт наотмашь, словно пощечина. Но хоть она и не может ничего сказать в ответ, однако ни за что не позволит Чейзу заметить, как ей больно.

И он никогда не узнает, как она молила отца позволить ей вести дела фабрики. Пусть два года колледжа и не сделали из нее эксперта, но ей хватало ума, чтобы понять — управляется фабрика из рук вон плохо. Отец ухитрился отвадить лучших клиентов и постоянно переплачивал фермерам за рис.

Но тогда отец просто отругал ее, заявив, что девушки в бизнесе не разбираются. И если у нее когда-нибудь достанет ума выйти замуж, пусть дает советы своему мужу.

— Речь идет не о бизнесе или мести, — сказала она Чейзу удивительно спокойным голосом. — Речь о дружбе и любви. Прошу тебя…

Чейз внезапно взял ее за подбородок и наклонился так близко, что Кейт почувствовала его тяжелое дыхание и ощутила его желание. Он по-прежнему хотел ее. После всего, что она натворила.

Потрясенная этим открытием и загипнотизированная взглядом серых глаз, Кейт молчала так долго, что Чейз, видно, почувствовал ее растерянность и ринулся в атаку:

— О дружбе и любви, да? Откуда бедному пареньку с окраины знать, что такое дружба и любовь?

Он наклонился еще ближе, и Кейт поняла, что он хочет поцеловать ее. Еще сантиметр — и их губы соприкоснутся. Она мечтала об этом долгими одинокими ночами, но на сей раз все будет иначе. Сегодня гнев, бурлящий в них обоих, может разрушить ее мечту.

Паника нахлынула на Кейт, вернув ее в то время, когда она, десятилетняя девчонка, сбежала из дома и нашла жутковатое, но безопасное убежище в доме местного пьяницы и его двенадцатилетнего сына. Она и тогда хотела поцеловать Чейза, потому что он был ее рыцарем на белом коне.

Но ничего не произошло — они были детьми. А сейчас этого не стоило делать, потому что оба слишком взвинчены.

Поэтому Кейт отпрянула назад и оттолкнула Чейза. Кружка, которую он держал в руках, упала на гранитный пол и разбилась на тысячу кусков.

— Ой, прости! — воскликнула Кейт, падая на колени, чтобы собрать осколки. Потом она огляделась в поисках тряпки, которой могла бы вытереть лужицу холодного кофе.

— Кейт, оставь. — Чейз сел на корточки рядом с ней и взял ее за руку. — Ты в порядке?

— А? — Желание затуманило голову Кейт настолько, что она не очень понимала, о чем идет речь. Но Чейз осторожно отобрал у нее осколки и отложил их в сторону.

— У тебя кровь идет, — сообщил он и обхватил ее руку своей так нежно, что у Кейт слезы чуть не навернулись на глаза.

— Да пустяки. — Она попыталась отдернуть ладонь, но Чейз аккуратно повернул ее, чтобы повнимательнее рассмотреть порез на среднем пальце.

— Надо остановить кровь, а потом промыть рану, — сказал он и, прежде чем Кейт успела возразить, обхватил палец губами. Кейт услышала собственный вздох, когда движения губ и языка Чейза стали чувственными и требовательными. Все, что не касалось их двоих, мгновенно отступило на задний план.

А потом небеса расколол очередной раскат грома, ветер принес новый порыв дождя, и Кейт вернулась к реальности. Она дернулась, и Чейз отпустил ее руку.

— Перевяжу, когда доеду до дома.

Чейз поднялся на ноги.

— Иди под навес, Кейт, ты промокнешь.

Она дернула головой.

— Я не задержу тебя, тем более уже поздно, — сказала Кейт, пока они перебирались в более сухое место. — Я только хочу еще раз попросить, чтобы ты позволил Шелби и ее дочке остаться в гостевом коттедже. Мне плевать, что будет со мной, я найду, куда пойти, но они…

Притянув ее совсем близко, Чейз наклонился и прошептал Кейт на ухо, так что она услышала его даже за шумом дождя:

— А на что тебе не наплевать, chere?

Кейт напряглась и подняла на него взгляд. Их тела соприкасались, жар, испаряющаяся дождевая влага и страсть окутывали обоих тяжелым туманом. Ей явно не стоило приезжать сюда этим вечером.

Но она не отступит — ради Мэдди.

— Прошу тебя, Чейз. Подумай. — Чейз усмехнулся, и Кейт не выдержала:

— Проклятье! Ну что мне сделать, чтобы ты позволил им остаться?

Чейз на минуту задумался.

— Что ж, ставки выросли, — негромко произнес он и посмотрел ей прямо в глаза. — Я хочу тебя.

— Меня? — Колени у Кейт затряслись. — Ты хочешь сказать, в качестве любовницы?

Чейз рассмеялся.

— Да уж, это была бы очень забавная форма мести.

Кейт впилась в него взглядом.

— Ты это несерьезно. Ты даже не знаешь, кем я стала.

Проклятье, она ведь мечтает, чтобы Чейз хотел ее! Но она никогда не продаст свою независимость — даже Чейзу. Но если ему нужно только ее тело… Что ж, она согласна.

Потому что душу ее он не получит никогда и ни за что.

— Нет? — усмехнулся Чейз. — Тогда, может быть, начнем с ужина? Завтра вечером. И надень что-нибудь откровенное, потому что убеждать меня придется долго.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Чейз опустился на колени рядом с Кейт. Серебристый свет полной луны играл на листьях плакучей ивы, укрывавшей их, и освещал милое, улыбающееся лицо Кейт. Не торопясь Чейз расстегнул ее блузку и пробежал пальцами по нежным холмикам грудей, проглядывавших сквозь ткань бюстгальтера.

Кейт, его маленькое чудо. Сегодня они собирались заняться любовью отнюдь не впервые, но на этот раз Чейз не желал торопиться. Он хотел, чтобы Кейт сначала получила все возможное удовольствие. Сегодня он покажет ей… расскажет при помощи ласк и слов, какое место в его жизни она стала занимать.

— Я люблю тебя, Кейт, — прошептал он, целуя ее шею. — Ты для меня все.

— Чейз, — простонала она в ответ, — мне так хорошо. Но я должна кое-что сказать тебе.

— Да, chere, — пробормотал он. — Скажи мне, что ты чувствуешь.

Кейт приоткрыла рот, чтобы начать говорить, и Чейз задержал дыхание в ожидании слов любви, которых не слышал за все девятнадцать лет своей жизни.

— Ух ты! Смотрите-ка, кто тут у нас есть. Внезапное улюлюканье за спиной пронзило Чейза страхом, как копьем, но прежде чем он сумел закрыть собой Кейт и обернуться, грубые руки схватили их обоих и выволокли из убежища.

Чейз рывком сел на постели. Руки его были сжаты в кулаки, пот ручьем лился по лбу, и простыни под ним скручены в тугой узел.

Проклятье, ему уже много лет не снился этот сон.

Он обвел глазами гостиничный номер, пытаясь собраться с мыслями, пытаясь вспомнить, как дышать. Потом схватил брюки, натянул их и открыл створку двери, ведущей на балкон. В три больших шага он оказался снаружи, мертвой хваткой вцепился в поручни и невидяще уставился на жемчужно-серую предрассветную дымку, окутывавшую болота южной Луизианы.

Наконец Чейз глубоко вдохнул и выдохнул. Ему следовало бы предугадать заранее, что возвращение в этот город вызовет к жизни и давно забытый сон.

На самом деле Чейзу следовало бы радоваться, пусть даже старый сон и воскрешал в теле тоску по ласкам Кейт, а в душе — тоску по словам, которых он так и не услышал. И то, что он видел во сне, было далеко не самым страшным из случившегося той июньской ночью. Боль предательства терзала Чейза гораздо сильнее, и воспоминание о Кейт, распростершейся под ним, глядевшей на него с таким выражением в глазах, которое не могло быть ничем иным, как любовью… Это воспоминание было самым горьким.

И теперь, снова встретившись с Кейт, он не имеет права забывать о боли, мучившей его столько лет.

Кейт замедлила шаг и проводила взглядом цаплю, проплывшую над ее головой и направившуюся к заливу. Если ей придется покинуть город, по таким вот моментам она будет тосковать больше всего.

Кейт опустила голову и пошла дальше по древней тропе, пролегавшей между Оук-Холлом и фабрикой. Сколько раз еще ей удастся погулять здесь тихими предрассветными часами? Сколько раз еще ей доведется увидеть солнце, встающее над старым особняком?

Все теперь зависело от Чейза. Отец не желал слушать ее, когда Кейт заикалась насчет планов на будущее. А теперь, похоже, и Чейз собирается управлять ее судьбой по собственному почину.

Но тут в поле зрения Кейт появилась фабрика, и девушка выпрямилась, всеми силами пытаясь сделать осанку уверенной, но это было не так-то просто после длинной бессонной ночи, полной грез о том, как они с Чейзом занимаются любовью.

Долгие годы Кейт запрещала себе даже думать о чем-то подобном, но вчерашняя сцена на балконе пробудила в ней не только старые мечты.

Если Чейз собирается сделать ее своей любовницей взамен на разрешение для Шелби и ее малышки остаться в гостевом коттедже, Кейт согласится сразу и с радостью: а как еще она возместит ему всю ту боль, которую причинила когда-то давно?

Кейт вошла в вестибюль офиса, сняла жакет и прислушалась, пытаясь определить, приступил ли Чейз к работе.

Но вместо этого она услышала тихие всхлипывания, а завернув за угол, обнаружила плачущую за своим столом секретаршу.

— Роуз? Что случилось? — похлопала она ее по плечу.

— Он собирается разорить нас, — всхлипнула Роуз. — Мы все лишимся работы. Лишимся наших домов.

— Тихо, тихо, chere. С чего ты взяла? Кстати, Чейз уже приехал?

Роуз покачала головой и заглянула Кейт в глаза.

— Пока что нет. Кейт, весь город говорит об этом: он приехал, чтобы отомстить и поквитаться с Бейю-Сити за то, как с ним обошлись в юности.

Кейт наклонилась и обняла Роуз за плечи.

— Какая чепуха, Роуз. Ты всю свою жизнь прожила здесь. И уж в твоем-то возрасте давно пора перестать верить всяким глупым сплетням.

Кроме того, мрачно добавила Кейт про себя, единственными оставшимися в городе людьми, которых Чейз имел причину ненавидеть, были она и ее отец. А отцу теперь не страшен гнев кого бы то ни было из смертных.

— Чейз, по всей видимости, успешный бизнесмен. Вряд ли он будет швыряться деньгами только для того, чтобы свести старые счеты. Он же не такой дурак.

— Спасибо за признание, chere, — раздался голос Чейза у двери.

Кейт повернулась: Чейз стоял, прислонясь к косяку и сложив руки на груди.

— Я не слышала, как ты вошел…

— Но я не нуждаюсь в твоих извинениях. — Он прищурил глаза и впился в Кейт взглядом так, что у нее по всему телу побежали мурашки. — Вообще-то, судя по твоему внешнему виду, мне от тебя сегодня ничего не нужно. — Он обратился к Роуз:

— Милочка, а вы можете провести меня в архив без риска утопить в слезах?

Роуз еще раз шмыгнула носом и молча кивнула.

— Отлично. — Чейз снова повернулся к Кейт, и голос его стал похож на рычание. — Поезжай домой, Кейт. Надеюсь, ты отдохнешь и приведешь себя в порядок перед нашей встречей.

— Но Чейз…

— Домой. От тебя мне не будет никакой пользы — до вечера.

Кейт сжала кулаки и прикусила язык, прежде чем с него сорвались слова, о которых она могла впоследствии пожалеть. Чейз вел себя как последний подонок, но она знала, что под этой маской прячется другой человек. За десять лет люди так не меняются.

И ей придется смириться с последствиями собственных глупых ошибок.

Чейз запустил пальцы в волосы и откинулся на спинку кресла. Как он может вчитываться в документы, когда перед его взглядом стоят обведенные кругами глаза Кейт и ее поникшие плечи? Да, он вернулся в Бейю-Сити с намерением услышать ее мольбы… о фабрике… о доме… простить ее, наконец.

Но Чейзу совсем не понравился вид Кейт, просящей за подругу с ребенком. Он никогда не видел ее такой измученной и подавленной.

Чейз попытался соединить то, что он испытывал сейчас, с ненавистью, которую лелеял десять лет, когда думал, что Кейт презирает его. И у него ничего не получилось. А к полудню он понял, что не сможет разобраться без Кейт в некоторых расчетах, и значит, надо ждать до завтра, пока она не придет в себя.

Так что он отправил секретаршу домой, опустил верх у машины и поехал, как ему казалось, в гостиницу, чтобы переодеться к ужину, и не сразу понял, что направляется по дороге вдоль канала к старой халупе, где он провел свою юность.

Чейз знал, что дом пустует уже пять лет — с того момента, как он посреди ночи увез отца в Хьюстон в наркологическую клинику. Эта развалина была проклятием всей его жизни. Ребята в школе немилосердно дразнили Чейза из-за его бедности и пьяницы-отца. Родители не хотели, чтобы их дети водились со всякой рванью, и все дурное, что случалось в городе, так или иначе оказывалось связано с Чейзом или его отцом, «этим пьяницей Северином».

Нет, Чейз ни разу не попадал в серьезные неприятности: так, пара драк и несколько прогулов, когда ему приходилось приводить в чувство отца. Но все равно его считали окончательно испорченным мальчишкой. И вступиться за него было некому: ни братьев, ни кузенов, ни дядей, готовых прийти на помощь. Так что Чейз очень рано выучился надеяться только на себя — и никому не доверять.

Жаль только, что рядом с Кейт он позабыл обо всех уроках, которые преподнесла ему жизнь. Наплевав на то, что ее отец самый влиятельный человек в городе, к тому же особо недолюбливавший Северинов, Чейз открылся Кейт. И боль от ее предательства жгла его даже спустя много лет.

Проезжая по городу, Чейз заметил, что он мало изменился со дней его детства, по крайней мере к лучшему. По правде говоря, все как-то выцвело и обветшало.

Около последнего приличного дома на дороге Чейз увидел свою бывшую соседку, Ирэн Фортье. Она поднялась с крыльца и помахала ему рукой, так что Чейз подогнал машину поближе, чтобы поговорить с ней.

Если бы не Ирэн, Чейз не узнал бы, что его отец целые сутки лежит без сознания. Ирэн тогда зашла к ним в дом, обнаружила бесчувственного Северина и вызвала Чейза. Он приехал немедленно, потому что никакие дела не могли сравниться по важности с этим, но никто тогда не узнал, что Чейз был в городе.

— Привет, chere, — сказала Ирэн, когда Чейз вылез из машины. — Я вижу, слухи о том, что ты вернулся, правдивы.

Ее яркое ситцевое платье и запах выпечки воскресили в памяти Чейза воспоминания о том, как ему нравилось в детстве быть рядом с Ирэн.

— Хочешь пожить в родном доме?

— Нет, Ирэн. Я вообще не заметил, как заехал сюда. Похоже, подсознательно хотел посмотреть, сильно ли стихии потрепали отцову хибару.

— Да не особенно. Я следила, чтобы там не завелись термиты.

— Спасибо. — Чейз, правда, не был уверен, что стоит благодарить Ирэн за усилия. Возможно, если бы хибара сгорела, то и все обиды сгорели бы вместе с ней.

— Собираешься осесть в Байю? — спросила Ирэн.

— Только пока не избавлюсь от старых призраков.

Ирэн изучала его, глядя поверх очков.

— Я слышала, ты теперь владелец фабрики. Готовишься поквитаться со всеми?

Совсем недавно Чейз и сам так думал. Но воспоминания о доброте Ирэн, зрелище разрушающегося города, просьбы Кейт за подругу… Все эти события заставили его пересмотреть планы.

В очередной раз запутавшись в своих чувствах, Чейз проигнорировал вопрос Ирэн и в свою очередь спросил:

— А ты когда-нибудь встречалась с моей бабушкой Стил? Мальчишкой я ее не только не видел, но даже имени ее не слыхал.

Ирэн грустно покачала головой.

— Нет, мальчик. Твоя мама, Франсин, умерла в уверенности, что собственная мать ненавидит ее за то, что она вышла замуж за твоего отца. Я пыталась уговорить Франсин вызвать Люсиль, чтобы та приехала и присутствовала при твоем рождении. — Ирэн замялась и вздохнула. — Наверно, она бы в итоге так и поступила… если бы осталась жива.

Чейз помнил свою мать только по фотографиям и рассказам Ирэн, и у него не было причины горевать о женщине, которую он не знал. Но получив, благодаря ей, наследство и семью, Чейз начал жалеть, что они так ни разу и не поговорили друг с другом.

— Ирэн, а почему все-таки моя мать вышла замуж за отца? — Зная теперь, кто такие Люсиль Стил и ее семья, Чейз не мог понять, с чего бы девушке из хорошего рода вздумалось бежать из дома и выходить замуж за местного пьяницу.

Ирэн рассмеялась.

— Я бы сказала, что из-за любви. Но об этом тебе следует спросить собственного отца.

Мальчишкой Чейз постоянно интересовался своими родственниками, но вот ответов не получал. Отец только глубже погружался в обычный для него пьяный ступор. А если бы он захотел рассказать об этом сейчас, Чейз не стал бы слушать — слишком глубока была его обида, чтобы простить отца.

Так что он просто пожал плечами в ответ на реплику Ирэн.

— Как-нибудь спрошу.

После этого Чейз попрощался, развернул «ягуар» и поехал в гостиницу. Времени, чтобы рассматривать старую развалюху, не оставалось, но это, возможно, было только к лучшему: мысли и разговоры о детстве расстраивали его, а он хотел быть во всеоружии на предстоящей встрече с Кейт.

Лучший ресторан в округе находился не в Бейю-Сити, а на перекрестке двух шоссе в пятнадцати милях от города. Обычно столики в нем приходилось заказывать заранее, ибо ресторан пользовался популярностью, но Чейза его владелец поприветствовал, как старого приятеля, и усадил их с Кейт в отдельную кабинку.

Ресторан был оформлен эклектично, но очень мило: хрустящие от крахмала белоснежные скатерти, разномастные стулья и кабинки, скрывавшиеся в самых неожиданных местах. Шелби когда-то училась в ресторане готовить, пытаясь получить место повара, но сама Кейт никогда здесь не бывала.

Оглянувшись вокруг в поисках знакомых лиц, Кейт с облегчением отметила, что никто не обратил на них с Чейзом ни малейшего внимания. Трудно даже представить, сколько пищи и так непомерно разросшимся городским сплетням дало бы известие о том, что Кейт и Чейз ужинают вместе.

Официант принес бутылку дорогого белого вина и налил немного на пробу в бокал Чейза. Но тот лишь покачал головой.

— Предоставляю выбор даме. — Чейз повернулся к Кейт. — Ты аристократка и наверняка знаешь о вине больше, чем я смогу выучить за всю жизнь.

Кейт пригубила вино и молча кивнула официанту в знак одобрения. Похоже, Чейз не упустит сегодня ни одной возможности вывести ее из равновесия. Что ж, она справится.

Когда принесли меню, Чейз даже не заглянул в него. Список блюд был готов у него заранее. Он заказал пирог с раками, красные бобы и рис. Типичные блюда местной кухни, но в этом ресторане их готовили особенно хорошо.

Интересно, неужели слава заведения достигла и тех мест, где обитал Чейз?

— Э-э, — нерешительно начала Кейт, — ты уже знаешь, где я жила и чем занималась все эти годы, но мне интересно…

— Правы ли слухи? — прервал ее Чейз. — Слухи, что я добыл состояние, играя в рулетку?

— Нет… я хочу сказать… вроде того. Просто интересно, что ты делал все это время.

Чейз откинулся на спинку стула и вытянул ноги. В мерцании свечей трудно было разобрать выражение его лица, но Кейт чувствовала, как его взгляд обжигает ее кожу прямо сквозь одежду.

— Я игрок, Кейт. Я бы даже сказал, вся моя жизнь — игра.

Чейз замолчал — замолчал намеренно, давая Кейт время вдуматься в его слова. Неужели она для него всего ставка в игре? Или их отношения?.. Кейт почувствовала, как на щеках у нее выступает краска.

— После того, как я уехал… был выпровожен… из Байю-Сити, — снова начал Чейз, — я отправился в Новый Орлеан. Поигрывал здесь и там в покер, пока не накопил денег для серьезной ставки. Так я попал в Лас-Вегас. — Он умолк и отпил глоток воды, не обращая внимания на вино. — Пару раз сорвал банк, а потом выиграл казино в большой игре.

— Целое казино? Вот это да!

Чейз рассмеялся.

— Настоящее достижение для двадцатиоднолетнего парнишки. Тогда я бросил игру и сосредоточился на управлении казино.

— Дела у тебя, должно быть, ладились, — заметила Кейт, отпивая из своего бокала.

— В общем, да. Через пару лет я удвоил капитал и купил еще один игорный дом, а потом еще несколько в Рено и Атлантик-Сити.

— И чем ты занимаешься теперь? Управляешь всеми этими казино? — При мысли о том, как богат может быть Чейз, Кейт охватывала нервная дрожь.

— Казино, отелями, ресторанами. Некоторые из них я получил как уплату старых долгов, а большинство купил по дешевке и поставил на ноги.

— Ну, если ты решил восстановить фабрику, то это предприятие влетит тебе в копеечку.

— Ничего, деньги не проблема, chere. По правде сказать, на меня тут свалилось такое огромное наследство, что ты и не поверишь.

— Наследство? Ну не отцовское же. Ведь он жив?

Чейз покачал головой.

— Нет, не от моего отца. Оказалось, что со стороны матери у меня куча важных родственников. Моя бабушка недавно умерла, завещав мне большую часть своего состояния.

— О, cher, — сказала Кейт, искренне обрадовавшись за Чейза. — А я и не знала, что у тебя есть родня помимо отца.

— Я тоже, — признался Чейз. — Смешно, как иногда оборачиваются события, да?

Это что — новый намек на ее нынешнее положение? А, неважно. Кейт была рада за него. Чейз наконец-то обрел семью, достаток и уважение, пусть даже следствием этого стало то, что он получил власть и над ее судьбой. Он всегда был для нее самым лучшим, ее защитником, ее идеалом.

Она не сомневалась, что он поможет городу, и скоро весь остальной мир тоже в этом убедится.

Официант принес салаты и закуски. За едой время текло неспешно, и, когда принесли кофе, Чейз уже не раз пытался избавиться от навязчивых соблазнительных видений.

Кейт была слишком яркой… слишком нежной… все в ней было слишком притягательно. В черном платье на тонких бретелях и в изящных туфельках эта женщина походила на ожившую мечту.

А он собирался на этом первом ужине все выведать про нее, залезть к ней в душу, вытащить на свет божий ее маленькие секреты! Вместо этого сам разболтался, снова открылся ей и рассказал то, о чем знали немногие избранные.

Тупица! Ну что ж, придется начать все сначала. В конце концов, он ведь собирался заставить ее помучиться.

— Кейт, ты как — готова?

— Готова уезжать, ты имеешь в виду? А куда? Вечер уже окончен? Я хотела объяснить тебе…

— Ничего еще не кончено. Собирайся. Я оплачу счет, и мы поедем домой.

— Домой? В гостиницу?

Чейз встал и произнес, внимательно наблюдая за выражением лица Кейт:

— Ко мне домой, chere. Мы едем в Оук-Холл. Я приготовил для тебя игру, от которой ты не сможешь отказаться.

Чейз ждал, что Кейт начнет задавать вопросы, но она лишь упрямо подняла подбородок и не произнесла ни слова. Он разрывался между влечением к этой женщине и старанием воскресить былую ненависть. Ну почему все так запуталось? Почему она совершенно не похожа на отвратительную стерву из его кошмаров?

— У меня есть нечто, что нужно тебе, — тихо сказал он, — и это будет ставкой в нашей игре.

— Я не такой уж хороший игрок, — заметила Кейт.

— Пустяки, все равно мы оба получим массу удовольствия. — Чейз выскользнул из кабинки, повернулся и протянул Кейт руку. Не обратив внимания на этот жест она последовала за Чейзом. — Посмотрим-ка, на что ты готова, чтобы я согласился на твою просьбу. — Чейз взял ее за руку и, наклонившись к самому уху Кейт, прошептал:

— Как насчет маленькой партии в покер?

— Какой? Я не большой знаток карточных игр.

— А в данном случае это даже к лучшему, Кейт, потому что я предлагаю разновидность покера, в которую могут играть двое старых друзей и от которой я получу большое удовольствие. — Чейз чуть помолчал и закончил:

— Мы с тобой сыграем в стрип-покер[1].

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Так нечестно, Кейт, — притворно гневаясь, прорычал Чейз, хотя в глубине его глаз таились веселье и озорство.

— Туфля — тоже предмет одежды, — возразила Кейт. Она уже сняла часы, кольцо и сережки, так что у нее не оставалось иного выхода, как слегка слукавить. Она не хотела уступать. — Кроме того, если кто-то плутует, так это ты, — добавила она. — Мне идут просто отвратительные карты.

Чейз негромко рассмеялся и покачал головой.

— В этом нет необходимости. Ты, знаешь ли, играешь из рук вон плохо. — Он откинулся назад и, прищурившись, посмотрел на Кейт сквозь пламя свечей. — Но предметом одежды является пара туфель, так что ты не можешь снять только одну.

— Ну ладно, — неохотно согласилась Кейт и сбросила туфлельки.

Пытаясь отсрочить неизбежное, она неторопливо отпила большой глоток бренди. Руки у нее тряслись, но не от страха. Она просто не хотела, чтобы Чейз понял, как сильно он волнует ее. После десяти лет ожидания, тоски по его ласкам она отчаянно желала проиграть. А как же иначе, если у нее кровь кипела от одной близости Чейза?

Они сидели на ковре перед камином, в ее доме. Чейз разжег камин, чтобы разогнать ночную прохладу, принес свечи и напитки.

Наконец Кейт подняла глаза и увидела, что Чейз смотрит на нее с коварным и очень подозрительным огоньком в глазах. Он начал очередную партию. Карты с легким шелестом падали на ковер, молча моля Кейт взять их в руки и узнать свою судьбу.

— Твой ход, Кейт.

Усилием воли она заставила себя взять карты. И тут же поняла, что выиграла.

— Что… — Она прокашлялась и вспомнила, что, играя в покер, надо следить за своим лицом. — Каковы ставки на этот раз? У меня осталось только белье и платье.

— Пусть будет платье, — лениво протянул Чейз.

— Ладно, но пообещай, что подумаешь над моей просьбой оставить Шелби с девочкой в гостевом коттедже.

— Не умеешь ты блефовать, chere. Пришли хорошие карты? Ты мне напомни как-нибудь, я научу тебя не выдавать своих чувств, когда выпадает хорошая сдача. Но только не сейчас, — добавил он с кошачьей улыбкой. — Давай посмотрим, чем ты можешь похвалиться. Открываемся.

Деваться было некуда. Кейт молча разложила карты веером, пытаясь сдержать радость. Но тут Чейз торжественно открыл ей свои карты, и желудок Кейт подпрыгнул внутри и начал выделывать коленца.

— Четыре короля, — простонала она в изумлении. Потрясенная таким невероятным везением, она могла лишь молча сидеть и смотреть на карты.

Она поняла, что произошло, только когда Чейз протянул руку и коснулся тонкой бретельки ее платья. Потрясенная изысканно-эротическим ощущением его руки на своем плече, Кейт вздрогнула и отпрянула. Потом молча обругала себя. Какого черта она шарахается от Чейза? Она же не для этого согласилась на игру!

— Я честно выиграл, — хриплым шепотом сказал Чейз. — Но не собираюсь заставлять тебя делать что-то, что тебе не нравится. Тем более силой.

— О, Чейз, — с трудом выговорила Кейт. — Это были твои первые слова, тогда. Помнишь?

— Это было давно, — ответил Чейз. — Все изменилось.

Но только не для нес.

— Я помню все, как будто это было вчера. — Воспоминания до сих пор жгли ее душу. — Моя мать только что… сбежала. И когда мы поняли, что возвращаться она не собирается, отец просто пожал плечами и заявил: «Скатертью дорога». Я так и не смогла простить ему это.

— Да, ты тогда была еще та штучка, — согласился Чейз. — И решила тоже сбежать из города.

Он откинулся назад, в тень, и голос его стал глубоким, обволакивающим.

— Я помню темноволосую девчонку — кожа да кости, с царапиной на подбородке, которая зашла на пользующуюся дурной славой окраину города и потерялась там. Ты боялась каждого шороха и в то же время была готова сразиться со всем миром.

— Я не потерялась, — улыбнулась Кейт собственному детскому безрассудству. — Я просто была не в себе. Но ты и твой отец подобрали меня, накормили и мягко убедили вернуться домой. Никого добрее вас я, пожалуй, в жизни так и не встречала.

И с первого взгляда Кейт бесповоротно, безумно влюбилась в Чейза.

— А твоя мать так и пропала? Ты не знаешь, где она сейчас? — В хриплом голосе, донесшемся из тени, прорезалась нотка участия. — Ты могла бы нанять частных детективов, чтобы ее найти. Так поступили, например, душеприказчики моей бабки.

— Нет, это уже неважно, — ответила Кейт, но, когда что-то кольнуло в сердце, поняла, что безразличие ее, скорее, наигранное.

А потом от голоса Чейза повеяло холодом.

— Ну конечно, ты давным-давно опустила руки, перестала сражаться за то, что важно, так? — спросил он с неприкрытой усмешкой.

Кейт не сомневалась, что он говорит о той ужасной ночи, когда ее мир рухнул.

Но она не хотела говорить об этом. Не сейчас. Сегодня она мечтала ощутить прикосновение его рук, его губ. Она слишком долго ждала этого момента.

— Неважно, где сейчас моя мать, — вздернула она подбородок. — Если бы она любила меня, хотела меня видеть, то уже появилась бы. Но я выросла, и мне больше не нужна мать.

Повисла напряженная тишина, и Кейт встревожилась. О чем сейчас размышляет Чейз?

— Ты и про меня так думала, Кейт? Если бы я хотел видеть тебя, я должен был бы связаться с тобой? А тебе не приходило в голову самой попробовать найти меня?

Кейт грустно покачала головой.

— Я была уверена, что ты не захочешь со мной говорить… что ты ненавидишь меня. Я… я тебя за это не виню, но я не могла… — Она замолкла и уронила голову на грудь, пытаясь сдержать набежавшие слезы.

Она совсем не так представляла себе этот вечер. Неужели они не могут на одну ночь забыться в объятиях друг друга?

— Я не считал… не могу… ненавидеть тебя, chere. — На мгновение голос Чейза стал глухим от переполнявших его чувств, и Кейт, страстно желая оставить прошлые ошибки позади, едва не выпалила в ответ правду о том, что произошло той ужасной ночью. Но, вовремя одумавшись, поняла — подобное признание навсегда оттолкнуло бы от нее Чейза. А ей так хотелось провести хотя бы несколько часов, несколько дней, с мужчиной, которого она любила.

И вот поэтому она ничего не сказала, а поднялась на ноги и спустила с плеч тонкие бретельки своего платья. Потом начала расстегивать молнию, но слишком поздно поняла, что руки у нее трясутся, и ей не справиться с застежкой. От сознания собственной неуклюжести у Кейт краска прилила к щекам. К тому же на ней было самое сексуальное белье из ее запасов, из черного кружева. Ведь Чейз сказал, что хотел бы сделать ее своей любовницей, и она страстно надеялась, что сегодня это случится, и приготовилась как могла.

Но Кейт не предполагала, что придется исполнять нечто вроде стриптиза. Она чувствовала себя порочной… распущенной. Эти ощущения были так несвойственны ее скучной жизни, что Кейт чувствовала, как теряет почву под ногами и остатки разума.

Она услышала какой-то шорох в окружавших ее тенях, и легкий ветерок скользнул по ее коже.

— Тебе помочь, chere? — Низкий мужественный голос Чейза вдруг донесся из-за ее плеча, а не из другого конца комнаты. От неожиданности у Кейт встали дыбом волоски на руках, а по позвоночнику побежали мурашки. Ей захотелось развернуться и взглянуть Чейзу в лицо. Внезапно стало очень важно видеть его глаза, пока она будет раздеваться.

Но сильные руки Чейза легли ей на плечи и заставили остаться на месте.

— Тихо, — сказал он негромко. — Я расстегну, ты только подними волосы.

Он убрал руки, но по-прежнему стоял так близко, что его горячее дыхание обжигало кожу Кейт. Желая, чтобы эта часть вечера закончилась как можно быстрее и Чейз наконец-то отвел ее в постель, Кейт незамедлительно подчинилась.

— Как мило, — прошептал Чейз ей на ухо, когда она дрожащими руками приподняла волосы с шеи. Его голос пробежал по ее нервам, как ток, и желание вспыхнуло ярче.

Тихо прожужжала молния, словно рой насекомых над болотом летним днем, и у Кейт слегка закружилась голова, когда гладкий материал платья скользнул по ее коже, по бедрам и шелковой лужицей улегся у ног.

Она стояла неподвижно, обнаженная, если не считать бюстгальтера без бретелек и узких трусиков, и молила небеса, чтобы Чейз коснулся ее. Кейт слышала его тяжелое неровное дыхание и знала, что он стоит и смотрит на нее. Она чувствовала его блуждающий по ее телу взгляд, опалявший кожу, как огонь.

Она услышала собственное дыхание, такое же неровное, как у Чейза, и все ее укромные места заныли, тоскуя по ласке, но Чейз не двигался с места.

Кейт обернулась, готовая, если надо, первой поцеловать его, но Чейз куда-то исчез. Там, где он стоял, метались только призрачные тени.

— Чейз?

— Игра окончена, — донесся голос из темного проема двери в другом конце комнаты. — Ты выиграла. Шелби и ее дочка могут оставаться.

— Но, Чейз… — Кейт попыталась разглядеть его силуэт.

— В старом доме достаточно места для всех. Я переезжаю сюда завтра.

— В мою комнату? — Кейт затаила дыхание. ожидая ответа.

— Посмотрим, — грубовато ответил Чейз. — Возможно, я не захочу спать со старыми призраками.

— А как насчет сегодняшней ночи, Чейз?

— Иди спать. Я устал от игр. Спокойной ночи, Кейт.

В приглушенном пламени свечей и камина Кейт увидела, как он развернулся и вышел из комнаты. Подавив рыдание, она упала на пол и обхватила себя руками.

Он не испытывает к ней никаких чувств! О господи! Жить с ним в одном доме и не спать с ним станет гораздо более тяжелым наказанием, чем быть выброшенной на улицу. Даже за сто лет Чейз не смог бы придумать лучшего способа отомстить.

А самое главное — что бы он ни делал, как бы ни относился к ней, Кейт не могла разлюбить его. Она осуждена на вечные муки и не в силах что-то изменить.

Чейз уселся на высокий табурет у бара в прокуренной таверне, положил локти на стойку и заказал бутылку бурбона. Таверна скоро закрывалась, но Чейз решил, что прихватит спиртное с собой. Потому что сегодня он решил напиться до бесчувствия.

Первый глоток обжег ему горло и желудок, но Чейзу была приятна боль. Он вообще заслуживал того, чтобы гореть в аду.

Он не мог выбросить Кейт из головы. Десять лет он мечтал об этих темных глазах, горящих огнем страсти. Он хотел насладиться ее телом так, чтобы сводило внутренности, гладить фарфоровую кожу, длиннные-длинные ноги…

Но он не собирается делать что-то против ее воли.

И каким он был дураком, когда решил, что сможет раздразнить ее и просто переспать с ней. Его чувства к Кейт никогда не были такими поверхностными. И теперь он окончательно убедился, что дело серьезно.

Чейз потянулся за бутылкой, налил еще и выпил, даже не почувствовав вкуса.

— Собираешь перепить своего отца, Северин? Чейз повернулся и сфокусировал взгляд на старом бармене, а узнав его, оскалился и прищурил глаза.

— Роберт Гудри? А я думал, ты уже давно переселился на кладбище. Оставь меня в покое.

— Ну точно, — усмехнулся в ответ бармен. — Чарлз Северин говорил также. Как дела?

— Отстань.

Бармен несколько секунд пристально смотрел на Чейза.

— Сынок, у тебя, похоже, те же проблемы, что и у отца. Потерянная любовь. Но приходить сюда и заливать горе алкоголем — это последнее дело.

— Я здесь не поэтому, — проворчал Чейз, но кое-что в словах Роберта задело его. — А ты ведь знал моего отца? В юности?

— Верно, — улыбнулся бармен. — Умный был парень. Его мать рано осталась вдовой, и он стал главой семьи. Работал и учился одновременно. Его здесь почти все любили.

— Так что же стряслось? Почему он начал пить?

Роберт грустно покачал головой.

— Он очень сильно любил твою мать, и когда она умерла от родов… Чарлз… в общем, он не смог жить без нее.

Да, конечно, подумал Чейз. Отец обожал мать. Он не был жесток, он ни разу вслух не упрекнул Чейза в том, что тот, — причина смерти своей матери, но иногда у Чейза возникало ощущение, что отец не мог смотреть на сына, не выпив как следует.

Он снова потянулся за бутылкой, но помедлил. Выпивка не помогла отцу справиться со своими проблемами и равным образом не поможет и ему.

Проклятье!

Он поднялся на ноги и положил на стойку несколько купюр.

— Роберт, спасибо за урок. Я пошел.

— О, сынок, я много чего могу тебе порассказать. Ты приходи, послушаешь.

Чейз покачал головой и усмехнулся.

— Но только не сегодня.

Он развернулся, чтобы уйти, но Роберт положил руку ему на плечо.

— У тебя проблемы, сынок? Тебя околдовали, я же вижу.

— Околдовали? — Внезапно по спине Чейза побежали мурашки, но он тут же отругал себя за глупость. — Ты о чем?

— Магия, — прошептал Роберт. — В тот миг, как ты дотронулся до кармана, тебя окутал золотистый туман. Вокруг тебя творится волшебство, будь поосторожней.

Чушь, конечно, но Чейз немедленно еще раз коснулся цыганского подарка. Но он не почувствовал ничего необычного — просто золото и драгоценные камни. Он слишком долго прожил в этих краях, чтобы знать — магия не имеет над тобой силы, если ты сам в нее не веришь.

А Чейз не верил.

Он пожелал бармену спокойной ночи и вышел на улицу. Денек был долгий и трудный, а завтра ему предстоит переезжать и заниматься еще тысячью дел.

Сжав зубы, Чейз пытался побороть муторное ощущение, будто он только что угодил в зыбучий песок, который грозит поглотить его.

И во что он только ввязался?

Старая цыганка отодвинулась от стола и выругалась сквозь зубы.

— Так значит, ты не веришь в магию, молодой Северин? Как опрометчиво с твоей стороны.

Она провела рукой над хрустальным шаром и сложила руки на груди. Ей очень хотелось плюнуть на Чейза и оставить его один на один со своими призраками. Пусть мучается всю жизнь.

Но в ту секунду в ее голове прозвучал голос цыганского барона, который требовал исполнить его волю. Если она ослушается, отец не успокоится — и не даст покоя ей.

Но если она будет колдовать для такого упрямца, то может расстаться с собственной жизнью.

Пассионата издала невнятное восклицание, потом поднялась на ноги и вздохнула. Убрала магический шар в карман и приготовилась к еще одной прогулке по болотам. Этого-то она как раз не боялась — заросли, черная вода и москиты были ее старыми друзьями. Лунный свет ждал и обещал новые чудеса и тайны. Молодой Северин встретил достойного соперника.

— Ты ввязался в спор со мной, — прошептала Пассионата. — И я собираюсь выиграть.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Чейз ехал, направляясь к Оук-Холлу, но когда он вынырнул из тени увешанных испанским мхом деревьев, перед глазами появилась старая рисовая фабрика.

Чейз поморщился, словно откусил гнилое яблоко. Притормозил машину и остановился, чтобы приглядеться.

В детстве фабрика напоминала ему гигантский улей, шумный, полный суеты. Она была центром деловой жизни не только города, но временами и всего округа. Чейз помнил, как грузовики круглые сутки доставляли сюда необработанный рис, а потом морские баржи развозили уже отшлифованное зерно по всему миру.

Но сегодня, солнечным воскресным утром, фабрика казалась пустой и заброшенной.

Давно, когда всеми делами заправлял дед Кейт, город процветал, но потом он умер — Чейз был еще подростком, — и управление взял на себя его сынок. И все пошло наперекосяк. Город, который Чейз любил и ненавидел, теперь ветшал на глазах, но он не испытывал ни капли удовлетворения от этого факта. Наоборот, ему было грустно.

И с Кейт все отнюдь на просто. То при виде у Чейза все внутри каменело, а иногда один взгляд Кейт заставлял его кровь кипеть. Она задевала самые сокровенные струны его души, и Чейз не знал, что с этим поделать.

Но уничтожить целый город, только чтобы услышать ее мольбу, означает сравняться с таким человеком, как Генри Белтрейн. А его Чейз откровенно презирал.

Значит, легких решений не будет.

А насчет фабрики еще надо подумать, стоит ли браться за ее восстановление. Конечно, когда дело доходило до обанкротившихся казино и ресторанов, Чейз проявлял почти магические способности, но сейчас иной случай.

Чейз завел машину и медленно двинулся дальше. Хватит на сегодня мыслей о делах. У него есть еще одна забота — сегодня он сделает шаг, о котором мальчишка с окраины даже и мечтать не мог.

Он переезжает в Оук-Холл, тем самым претендуя на положение самого богатого человека в городе. Правда, в глубине души Чейз понимал — перемена адреса еще не означает, что он в мгновение ока заслужит почет и уважение, к которым так стремился. Но он отмахнулся от этой мысли — сегодня его день, и отступать назад уже поздно.

Через несколько минут Чейз подъехал к особняку, глубоко вдохнул свежий весенний воздух, открыл дверцу и вышел из машины.

Он дома.

Вытащив багаж с заднего сиденья, Чейз отбросил раздумья и открыл себя новым ощущениям. А ведь было время, когда его арестовали бы, если бы отец Кейт застал его на своей территории. Чейзу тогда приходилось совершать чудеса героизма, чтобы увидеться с Кейт.

Он поставил чемоданы, чтобы постучать, и заметил, что некоторые доски расшатались и краска отслаивается от стен. Чейз пригляделся и увидел паутину в темных, замусоренных углах веранды.

Очевидно, за домом некоторое время не приглядывали. Мгновенная вспышка гнева на Кейт угасла так же быстро, как возникла. Такое небрежение явно началось еще во времена Генри Белтрейна, так что нечего винить ее в этом. За ней числятся куда более серьезные грехи.

— Добро пожаловать, Чейз, — произнес женский голос, но это была не Кейт. Чейз обернулся и увидел молодую женщину лет двадцати пяти, с пепельными волосами и серыми глазами. На руках она держала годовалого ребенка, и ее мягкий взгляд мгновенно вернул Чейза в школьные годы.

— Привет, Шелби, — пробормотал он. — Давненько не виделись.

Женщина посторонилась, чтобы дать Чейзу пройти.

— Десять лет. Это моя дочь, Мэдлин. Мы тебя ждали.

— Привет, Мэдлин, — сказал Чейз серьезной голубоглазой малышке и снова повернулся к ее матери. — Кейт говорила, что вы живете в одном из гостевых коттеджей. Ты разведена?

Шелби коротко рассмеялась, развернулась и направилась к главной лестнице.

— Северин, ты всегда переходишь прямо к делу, да? Нет, я не в разводе. Отец Мэдди был моряком. Ушел в рейс и погиб, так и не узнав, что станет папой. Но я и не вдова, потому что мы не были женаты.

Чейз поднимался вслед за Шелби и думал о том, что теперь понимает желание Кейт помочь подруге. Его самого тронула эта история, а ведь они были едва знакомы.

— Кейт не сказала, какую комнату ты захочешь занять, — заметила Шелби, когда они оказались наверху, — так что, хоть я и пыталась поддерживать здесь порядок, не все комнаты готовы. Если выберешь одну из них, дай мне двадцать минут на уборку.

— Не проведешь ли меня для начала по всему дому? — Чейз до сих пор не знал, чего он действительно хочет. — А где Кейт?

Шелби перехватила малышку поудобнее и указала на выцветший ковер:

— Оставь здесь багаж, пока я буду показывать тебе дом. Кейт работает в саду.

В следующие полчаса Чейз увидел десять спален, кухню, столовую, библиотеку и четыре зала; все комнаты были чисто прибраны, но выглядели неуютно. Чейзу стало грустно при виде старого дома, знававшего когда-то лучшие деньки.

— Комната мне пока что не нужна, — сказал он, когда они вернулись на главную лестницу. — Я оставлю свои вещи, а кто где будет спать, мы с Кейт решим позже. Спасибо, что помогла.

Шелби опустила малышку на пол.

— Пустяки. Не возражаешь, если я задам личный вопрос? Я уже давно хотела тебя об этом спросить.

Чейз мог представить, как долго Шелби собиралась с духом, чтобы поинтересоваться его планами касательно фабрики и дома. И хорошо, что решилась, поскольку он сам пока не очень ясно их представлял.

— Ну, спрашивай, — сказал он со смешком. — Но еще не факт, что я отвечу.

Шелби задумчиво кивнула.

— Ты не расскажешь, что случилось той ночью десять лет назад, когда ты уехал из города? За это время я выслушала кучу версий, но хотела бы знать, как все было на самом деле.

— А Кейт разве ничего не говорила?

Шелби сложила руки на груди.

— Она не хочет обсуждать эту тему. Меня тогда не было в городе все лето и часть осени, а когда я вернулась, Кейт… в общем, это была уже другая Кейт.

— Что же в ней изменилось?

Шелби пожала плечами:

— Не знаю. Она стала серьезнее. Не такой заводной. Перестала ходить на вечеринки и училась изо всех сил, чтобы получить хороший аттестат.

Совсем не похоже на принцессу Кейт, какой Чейз ее помнил.

— А как насчет парней? Свиданий? — спросил он.

— Не так чтобы много. Честно говоря, в последний год учебы у нее никого не было, да и после… Один симпатичный дистрибьютор из тракторной фирмы серьезно влюбился в Кейт, но она… так и не ответила ему взаимностью. — Шелби помолчала, явно сомневаясь, стоит ли продолжать. — Тогда по городу поползли слухи, что Кейт… э-э… фригидна… По-моему, она и сама в это поверила.

Ну уж такую ложь Чейз сразу отверг, особенно при воспоминании о страсти, сжигавшей их десять лет назад. Тогда Кейт не была фригидна, да и прошлой ночью в ее глазах горел такой огонь…

Шелби поспешно подошла к малышке, проверила, не затащила ли та чего-нибудь в рот, и снова повернулась к Чейзу.

— Так что же заставило тебя уехать, а Кейт — так серьезно измениться?

Чейз не был уверен, что ему хочется говорить о произошедшем той ночью, тем более что он до сих пор ни с кем не делился своими мыслями и переживаниями. Возможно, теперь уже поздно.

— Я не знаю, что могло изменить Кейт, — тихо начал он, — но я тогда уезжал, почти ничего не понимая. Я практически сбежал, пока меня не выставили из города пинками или, того хуже, не отправили в тюрьму.

— За что?

Чейз покачал головой.

— Недавно я кое-что понял касательно той ночи, но в то время соображал не больше остальных. — Он машинально похлопал себя по карману пиджака, прежде чем вспомнил, что бросил курить. — Был очередной школьный бал, — начал он. — Но мы с Кейт туда не пошли. У нас было любимое местечко около реки, где мы обычно… проводили время вдвоем. Мечтали о будущем, обсуждали наши планы.

Пелена времени таяла у него перед глазами, и Чейз словно наяву увидел юную влюбленную пару — себя с Кейт. Нет, потрясенный поправился он, влюблен был только один из них, а вторая, по всей видимости, искусно притворялась.

— И вдруг откуда ни возьмись появились четверо самых отвязных громил из тех, что учились вместе с нами, и ни с того ни с сего завязали драку. Мы не были врагами, просто они напились и хотели с кем-нибудь обменяться тумаками. Поначалу я не воспринял их всерьез — они все-таки серьезно набрались… но потом один из них схватил Кейт и начал сдирать с нее одежду. И тогда я, похоже, сорвался. Следующее, что я помню, — это шериф, который появился как раз вовремя, иначе я прибил бы того парня.

— Ты положил всех четверых?

Чейз пожал плечами.

— Они были пьяны. — Он до сих пор не видел, чем можно гордиться в данной ситуации. — А тот, что схватил Кейт, загремел в больницу, и шериф говорил, что некоторое время парень висел на волоске.

— Но с чего шерифу сажать тебя в тюрьму? — продолжала допытываться Шелби. — Они же первыми напали на вас!

— Остальные трое дали показания, будто видели, как я приставал к Кейт. И заявили, что это они пришли ей на помощь.

— Что? — потрясенно воскликнула Шелби. — Да весь город знал, что вы с Кейт встречаетесь. Кто мог поверить в такую чушь?

Чейз запустил пальцы в волосы, сожалея, что согласился разворошить прошлое. Шелби не понравится то, что она сейчас услышит.

— Кейт сказала шерифу, что это правда, — тихо, но четко произнес он. — Она поклялась, что я напился, вытащил ее из машины и напал, а те парни проходили мимо и помогли ей.

Шелби в изумлении открыла рот и с минуту молча смотрела на Чейза.

— Просто не могу поверить, — наконец выговорила она.

Чейз покачал головой и криво улыбнулся:

— Я тоже не сразу поверил в реальность происходящего, но потом явился ее старик и предложил мне сделку. Генри Белтрейн заявил, что, поскольку семья моего отца живет здесь уже не один десяток лет, то он даст мне шанс. Я уезжаю из города, а он проследит, чтобы никто не возбуждал против меня дела. Я буду чист, но никогда не смогу вернуться.

Шелби помотала головой.

— Что-то здесь не так. А уж то, что ты рассказал о Кейт, вообще ни в какие рамки не укладывается.

— Я сам несколько лет пытался разобраться. И не мог понять, что делали эти парни там, у реки, куда не ходил никто, кроме нас с Кейт. Полтора месяца назад я наконец-то нашел человека, который из-за меня попал в больницу. — Чейз помолчал, собираясь с мыслями. — Он работал ночным охранником в Новом Орлеане. Он признался мне, что Генри Белтрейн подкупил тех парней, чтобы они как следует вздули меня… заставили уехать из города. Учитывая, что их отцов тогда как раз выгнали с работы и семьям срочно были нужны деньги… И все равно ребятам пришлось напиться в стельку, чтобы преодолеть стыд и выполнить обещанное.

— Но почему? С чего бы Кейт?.. — воскликнула Шелби.

Чейз пожал плечами.

— Поскольку эта скотина Белтрейн уже умер, мы никогда не узнаем правды.

На лице Шелби отразился такой испуг, что Чейз решил немного смягчить свои слова.

— Наверно, Кейт испытывает чувство вины, раз отказывается говорить с тобой на эту тему, — заметил он.

Шелби нахмурилась.

— Все равно это так не похоже на Кейт, — возразила она.

Чейз внезапно понял, что и так сказал слишком много.

— Я сам не понимаю, — уклонился он от прямого ответа, — но не хочу, чтобы эта старая история встала между вами.

— Ничего подобного, — быстро ответила Шелби. — Эта история никоим образом не касается той Кейт, которую я знаю. Моя Кейт спасла мне жизнь.

Она наклонилась и взяла малышку на руки. Девочка загукала и повертелась, поудобнее устраиваясь.

— Сразу после рождения Мэдди… Я думала, что придется отдать ее в приют. У меня не было ничего. Ни семьи, ни работы. Ни даже места, где можно жить с ребенком. Мне приходилось просить у друзей на кусок хлеба. — Шелби помолчала, справляясь с эмоциями, а потом продолжила:

— Отец Кейт тогда еще был жив, но уже болел, так что Кейт таскала для нас еду и помогала ремонтировать старый коттедж, чтобы у нас был свой угол. Она даже сидела с малышкой, отпуская меня подрабатывать. — Шелби нежно поцеловала девочку в лоб. — А если бы мне пришлось отказаться от Мэдди сразу после того, как я потеряла ее отца… я бы не смогла жить дальше. Это точно. Так что я обязана Кейт всем, что имею.

Чейз не находил слов — эти два образа Кейт никак не сочетались друг с другом.

— И я не собираюсь снова выспрашивать у Кейт, что же случилось десять лет назад, — нахмурившись, добавила Шелби. — В конце концов истина выйдет наружу. Так всегда бывает.

Чейз кивнул. Однако он не был уверен, что так уж мечтает узнать всю правду. Некоторым тайнам лучше оставаться нераскрытыми.

В доме вдруг стало очень душно, и Чейз захотел глотнуть свежего воздуха, прочистить мозги.

Он поблагодарил Шелби за гостеприимство и вышел из дома. Он желал остаться один и постараться вернуть душе хоть немного покоя.

Кейт спрыгнула с древней дребезжащей газонокосилки и стряхнула прилипшие к лезвиям травинки и листья. Потом положила руку на поясницу и с усилием распрямилась. День был не по-весеннему жаркий, и она ощущала, как пот струится по спине и груди.

Вытерев лоб, Кейт взглянула в сторону дома и заметила какое-то движение на веранде. В замешательстве она присмотрелась и разглядела машину Чейза, припаркованную в тени крыльца.

Он уже приехал. Прищурив глаза, Кейт поискала его. Рановато, правда, но пора бы выяснить отношения между ними.

Наконец Кейт разглядела Чейза. Он ходил туда-сюда по веранде и был так хорош, что все встречные женщины должны были влюбляться в него с первого взгляда. У нее самой от одного его вида уже колени подгибаются.

Впрочем, так было всегда. Он ослепил ее, когда Кейт была еще девочкой. Она приходила в восторг просто от его взгляда. А уж когда он начал окутывать ее нежными путами страстных слов и искусных прикосновений — пропала совсем.

Кейт сглотнула, чтобы смягчить внезапно пересохшее — и отнюдь не от жары — горло, и глубоко вздохнула. Она хорошо помнила себя тогда — скромная, стеснительная девочка, которой не хватало духу добиваться желаемого. Слишком сильно боящаяся скандала, чтобы поступать так, как хотела.

А самым большим ее страхом был отец. Он всегда стоял на пути.

Но те дни позади. Отец умер. Все, что она любила, вот-вот исчезнет навсегда. Кейт больше не могла позволить себе трусить. С этого момента она будет добиваться своего.

Однако разговор с Чейзом пришлось отложить — не взглянув в ее сторону, он сел в машину и уехал.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Кейт сама себе казалась призраком — например, духом давно умершей владелицы плантации, которая стоит у окна, смотрит вдаль и ждет любимого, а он никогда не вернется.

Нет, хватит читать так много любовных романов. Нельзя впадать в мелодраму. Лучше посмеяться над собой, чем плакать из-за того, что Чейз все еще не переехал окончательно в Оук-Холл.

А может, ей просто показалось, что он хочет ее так же сильно, как и она его?

Весь этот долгий день Кейт гадала, куда подевался Чейз и когда вернется, и она придумала с дюжину причин, почему он не хочет заводить с ней роман. Первым в списке стояло опасение, что слухи не врут и она и впрямь превратилась во фригидную старую деву. Как не поверить в это, если все мужчины, с которыми она завязывала близкие отношения, жаловались на ее холодность и неприступность.

А может быть, нерешительность Чейза берет исток в том гневе, который он питает со дня, когда Кейт бросила его? Старые раны мешают ему признать наличие сексуального притяжения между ними.

Кейт нахмурилась. И как прикажете убедить Чейза помочь фабрике и городу, если он и близко ее к себе не подпускает? И как побороть собственное неистовое желание затащить его в постель?

Кейт провела рукой по лицу, смахивая непрошеные слезы. Только утром она клялась себе, что больше не будет такой трусихой. Не будет отступать перед лицом трудностей, добиваясь своего.

А она хотела Чейза. Ненадолго. От старой мечты она уже давно отказалась.

Нет, ей нужен короткий роман. Несколько полных страсти и огня недель, когда им не надо будет обсуждать прошлое.

Вот почему сегодня Кейт облачилась в полупрозрачное неглиже, черное кружево которого напоминало о днях былого богатства… и стоит в темноте, ожидая возвращения Чейза. Она найдет способ доказать ему, что они могут стать любовниками — и не испытывать никаких сожалений и угрызений совести. Они просто будут наслаждаться друг другом, и все.

Наконец Кейт услышала рокот мотора. Он приблизился к дому и смолк, и она затаила дыхание, ожидая, что Чейз вот-вот войдет. Но все было тихо, и ей пришлось-таки перевести дыхание для беззвучной мольбы.

«Ну же, cher, — торопила она его, — иди ко мне. Ты не пожалеешь».

Но когда Чейз не появился и через десять минут, Кейт решила, что лучше пойти и посмотреть, не случилось ли чего. Возможно, что-то с ключом.

Не обращая внимания на свое одеяние, Кейт сбежала вниз по лестнице и приоткрыла дверь. В небе сияла яркая голубая луна, так что на веранде было гораздо светлее, чем в доме, но Кейт не сразу заметила Чейза, сидящего в старой качалке. Глаза его были прикрыты, и могло показаться, что он задремал.

— Чейз, почему ты не пошел в дом? — шепотом произнесла Кейт, уверенная, что он все же не спит.

Чейз медленно поднял веки и посмотрел на Кейт ленивым взглядом.

— Не хотел беспокоить тебя, chere. Мне здесь хорошо, и я хотел подождать, пока ты уснешь.

— Э-э… — Кейт сделала еще шаг вперед, на свет. — Мы будем сегодня спать вместе? Я подумала, мы могли бы переехать в старую хозяйскую спальню, в спальню моего деда. Там большая кровать, я постелила новые простыни…

— Нет, Кейт, — почти прорычал Чейз. — Отправляйся спать одна. Мы не ляжем вместе.

— Но почему? — Кейт услышала в своем голосе истерические нотки. — Мне казалось, ты хочешь меня. Что изменилось?

Чейз откинулся назад, и она не видела выражения его лица. Он постоянно так делал, и Кейт сводила с ума невозможность заглянуть ему в глаза.

— Я не собираюсь заниматься сексом с женщиной, которая таким образом хочет добиться своего, — донесся его приглушенный голос. — И не холодно тебе в этой тряпочке? — продолжал он грубовато. — Пытаешься доказать, что мир создан для тебя? Нет уж, отправляйся в свою теплую постельку, а я лучше замерзну тут один.

— Но это не правда…

— Ты хочешь сказать, что вялая попытка соблазнить меня не является частью плана восстановления фабрики?

— Нет. — Кейт вдруг ощутила огромную тяжесть. — Не могу сказать, что она тут ни при чем… но фабрика — не самое главное.

— А что тогда, chere? Я же сказал, что Шелби с девочкой смогут оставаться здесь, сколько захотят. И ты тоже. Только не в моей постели.

Кейт на цыпочках подошла к краю веранды, чтобы быть уверенной — Чейз хорошо видит ее. Потом повернулась к нему и сказала:

— Я так давно мечтала быть с тобой, Чейз.

Десять долгих лет мое тело тосковало по твоим прикосновениям.

Чейз ничего не ответил, и Кейт захотелось броситься к нему и вытрясти хоть слово. Но это было бы слишком грубо и просто. Тогда она скинула пеньюар и осталась в прозрачной ночной рубашке.

— Я не жду, чтобы ты испытывал ко мне какие-то чувства, — храбро заявила она. — В этом нет никакой необходимости. И я, естественно, не жду от тебя каких бы то ни было обещаний — не жду вообще ничего.

Она еще раз глубоко вздохнула — и выскользнула из рубашки, позволив ей упасть на пол у ее ног. Кейт знала, что Чейз следит за ней, и груди ее неожиданно набухли и заныли. Жар зародился в груди и стал быстро спускаться ниже, к влажному средоточию ее желаний.

А Чейз по-прежнему молчал, хотя и не сводил с Кейт глаз. И она не собиралась отпускать его. Она еще заставит его потерять голову и забыть о своей глупой сдержанности.

Кейт провела руками по своему телу — от бедер и выше, пока не накрыла ладонями груди. Если уж у нее хватило сил сыграть с ним в стрип-покер, то она способна и на большее. Чейзу нравится смотреть — что ж, она ему покажет.

Она приподняла одну грудь и принялась пощипывать и поглаживать чувствительный сосок.

— Вот что мне нужно от тебя, — сказала Кейт, не удержавшись от стона. — И фабрика тут ни при чем. Если я закрою глаза, то могу притвориться, что это ты наконец-то ласкаешь меня.

Она оперлась спиной о крепкую стойку веранды и закрыла глаза. Потом облизала пальцы другой руки и стала ласкать второй сосок.

— Я могу представить, что это твои губы дразнят, жгут меня. — Кейт начала трясти мелкая дрожь желания. — Ты еще помнишь, какова я на вкус, cher? А я помню тебя.

Она услышала, как в своем темном углу Чейз хрипло перевел дыхание, и этот звук придал ей смелости. Она скользнула рукой по животу, вниз.

— Все эти годы без тебя… все эти одинокие ночи… Чейз, я мечтала о тебе, о том, как ты будешь ласкать меня, любить меня. Я даже научилась, как сделать так, чтобы…

А в следующий момент она обнаружила, что Чейз стоит рядом с ней.

— Это невыносимо, — простонал он, поднимая ее на руки. — Я хочу тебя. Один твой вид сводит меня с ума. И мне все равно, даже если ты — эхо моих прошлых ошибок. Ты должна быть моей.

Его губы впились в губы Кейт с такой неистовой жадностью, что она почти испугалась. Но мгновенно испуг от неожиданности сменился восторгом. Ее губы раскрылись под напором Чейза, и языки их начали свой танец. Кейт ощущала каждый изгиб тела Чейза, его напрягшуюся мужественность. Она хотела его. Безумно. Сейчас же.

Чейз, так и не отрываясь от губ Кейт, открыл ногой дверь и направился к лестнице.

— Налево? — только и спросил он, когда они очутились на верхней площадке.

— Что? — Кейт плохо понимала, что происходит.

— Хозяйская спальня?

— О! Да!

Наконец-то. НАКОНЕЦ-ТО!

Пассионата Чагари отступила назад, в тень, и принялась наблюдать за водяными змеями, скользящими в темной воде.

— Наконец-то ты решился, молодой Северин, — раздраженно пробормотала она себе под нос. — Только что-то не очень охотно.

Она прищелкнула пальцами и выругалась.

— Северин, ты испытываешь мое терпение. Я пришла, зная, что твое неверие — лучшее испытание для волшебства. Но ты вынуждаешь меня действовать.

Пассионата сложила руки на груди и принялась расхаживать в тени кипарисов, по щиколотку утопая во мху. Что ей сделать, чтобы открыть ему глаза? Этот юный игрок отказывается принимать факты, которые у него под носом. Он не верит никому и ничему.

Непутевый!

— Ну что ж, я тебе еще покажу, — пообещала она в пространство. — Моя семья обязана твоей, и тебе придется принять магию. У тебя нет выбора.

Она опустила руку в карман и вытащила оттуда хрустальный шар.

— Тебе больше не скрыться от правды, молодой Северин. Ты прятался от жизни, лелея старые обиды, растравляя несуществующие раны. — Пассионата провела рукой над шаром, начиная магический обряд. — И на этот раз я не позволю тебе сбежать. Тебе придется научиться жить и принимать свою судьбу.

Из-под ее пальцев начал расползаться струйками дым, и чистое полуночное небо прорезала молния.

— Я дарю тебе высшую магию, юный наследник Люсиль Стил. Дарю тебе второй шанс исполнить мечту.

Когда Чейз наконец снова обрел способность дышать, он повернулся на бок, увлекая за собой Кейт и крепко прижимая ее к себе. А как только она устроилась поуютнее и расслабилась, его потрясло ощущение собственной уязвимости.

Он уставился в потолок, охваченный тем же желанием, которое настигло его в ночь стрип-покера. И хоть в нем было много чисто плотского стремления, но гораздо сильнее было стремление защитить Кейт. Обнять и не отпускать.

Но почему?

Ведь пострадавшим в этой истории был он. Это Кейт предала его. Соврала, чтобы выставить его из города. Он вообще не должен ей доверять. Она может и сама о себе позаботиться.

Впрочем, хватит вспоминать былое. Хотя бы не сейчас. Не хочется будить гнев и унижение, испытанные давным-давно. Не хочется переживать вновь.

Однако мысль о мотивах поступка Кейт никуда не желала уходить. И почему она пошла на такую ложь тогда? Чем он ей досадил, если она решила выгнать его прочь?

Если бы она была испорченной, избалованной девчонкой, она могла бы просто заявить, что между ними все кончено, и гордо уйти, а не разводить мелодраму…

Кейт застонала и прижалась губами к его шее, вернув Чейза к реальности, словно ударом кулака. Ее дыхание, знойное и одновременно нежное, пощекотало его кожу, когда она протянула:

— Может, теперь мне стоит взять дело в свои руки? Ты не против?

Она и вправду протянула ладонь и сомкнула пальцы вокруг его мгновенно напрягшейся плоти. Чейз со свистом втянул воздух, изгоняя мысли о прошлом — не до него сейчас. Он хотел быть с Кейт. Даже несмотря на смутное чувство опасности. Ему было все равно.

Сердце его заколотилось, как сумасшедшее, а когда Кейт притянула его голову к своей груди, все мысли напрочь улетучились.

— Чего ты хочешь, chere?

Кейт вскрикнула от удовольствия и начала извиваться под ним.

— Хочу быстро и жарко, — выдохнула она, и Чейз отдался неистовой буре, бушевавшей внутри него. Схватив запястья Кейт, он завел их ей за голову и вошел в нее одним быстрым движением.

Кейт простонала его имя и умоляюще улыбнулась. Ее пульс бился в унисон с его, ее стоны удовольствия будили что-то очень глубинное в его душе.

Он вдохнул знакомый запах, позволяя себе обмануться еще раз. Его Кейт.

Всю ночь они снова и снова сливались в единое целое, не думая о том, как называются их отношения. Не думая о том, какую цену придется платить за небрежение к урокам прошлого.

А далеко на болоте, не сгибаясь под черным полуночным ветром, стояла старая цыганка, которая это знала. И ждала.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

И как это Шелби умудряется справляться с этой древней плитой? — гадала поутру Кейт, беззвучно ругаясь и качая головой. Она редко готовила сама, но сегодня проснулась с ощущением, что ей хочется что-то сделать по дому. Например, приготовить завтрак Чейзу.

Но блины почему-то упорно пригорали по краям, в то время как в центре тесто оставалось непропеченным. Еще раз выругавшись, Кейт сдалась, выкинула неудавшийся блин и налила на сковородку новую порцию. У них будут блинчики — и все тут.

Но что бы ни делала, Кейт не могла сосредоточиться — перед ее мысленным взором проплывали воспоминания прошедшей ночи. И она все еще не верила, что станет любовницей Чейза, пусть и на короткий срок. Ведь исполнялись все ее мечты.

Она смутно припоминала, что в юности Чейз был нежным и заботливым любовником. О боже! Он изменился настолько, что просто не верилось. Их тела сами откликались на зов любви, так что слова были не нужны. Они словно самими небесами предназначены друг для друга.

Эротические образы, память о прикосновениях Чейза, словах, что он шептал ей, заглушили в Кейт голос разума, и не только. Они отодвинули далеко вглубь ощущение надвигающейся беды. Чейз понемногу снимал все ее защитные барьеры, заставлял раскрепоститься, но это было опасно, потому что Кейт оказалась совсем беззащитной и уязвимой перед ним.

В глубине души Кейт понимала, что Чейз думал только о сексе. Мимолетном романе. Скоро он примет окончательное решение насчет фабрики и исчезнет. Займется следующим казино или другим предприятием, которое надо поставить на ноги.

Кейт почти не сомневалась, что и на этот раз переживет уход Чейза. Десять лет назад было гораздо хуже, но она справилась. Однако хотя теперь она стала гораздо сильнее, зато потеряла дом и семейный бизнес, которые могли бы служить опорой в трудную минуту. Да и после прошлой ночи Кейт уже не была уверена, что сможет заснуть без Чейза рядом.

Вздохнув, она уловила запах горелого теста и опустила взгляд весьма вовремя, чтобы полюбоваться на обуглившиеся края блинчика.

— Занялась производством угля, chere?

Кейт выругалась, дернулась и уронила блинчик на пол. Чейз поспешно подошел ближе, выхватил у нее лопатку и, ловко подняв блинчик с пола, выбросил его в ведро.

— Запомни, здесь действует правило пяти секунд. — Он бедром отодвинул Кейт от плиты и принялся шлепать тесто на сковородку, как заправский повар. — А ты пока накрой на стол.

— Ты умеешь готовить? — Кейт послушно направилась к буфету, но украдкой бросила взгляд на Чейза.

Этим утром он оделся в облегающие светло-голубые джинсы и рабочую рубашку, закатав рукава выше локтя. Мускулы под кожей так и перекатывались, волосы были влажными после душа, и Кейт уловила слабый цитрусовый аромат его одеколона.

Простой голод мгновенно превратился в жажду более изысканных удовольствий.

— Конечно, я умею готовить, — подмигнул Чейз. — Чтобы хорошо управлять, ты должен уметь подменить любого работника на своем предприятии. А поскольку я занимаюсь и казино, и ресторанами, то могу и готовить, и сдавать карты, и перезагружать игровые автоматы, делать закупки… даже мыть посуду. — Он положил пару блинчиков на тарелку и протянул Кейт. — Проголодалась?

Кейт могла бы ответить утвердительно, если бы голод ее имел отношение к еде: Чейз был так хорош этим утром, что она с удовольствием съела бы его.

Чейз налил на сковороду еще одну порцию теста.

— Тогда приступай без меня, — сказал он, видя, что Кейт никак не реагирует. — Я не хочу, чтобы твои блинчики остыли. Тем более что следующая порция уже почти готова.

Но Кейт все равно не могла отвести от него глаз. Чейз был такой замечательный! Не боялся никакой работы и при этом выглядел чертовски привлекательно.

Крошечный росток надежды зашевелился у нее в груди. Может, если она расскажет ему правду о том, что произошло тогда, десять лет назад, он простит ее? Тогда он сможет разъезжать по делам, сколько ему угодно, а она останется его любовницей.

И ему уж точно придется признать, что в сексе они идеально подходят друг другу. Надо только подобрать подходящий момент, чтобы открыть ему истину.

Но она все равно никогда не расскажет ему всей правды о прошлом. Тогда боль станет нестерпимой для них обоих.

И он еще не скоро услышит от нес, как она его любит. Кейт знала слишком много историй, когда подобное признание навсегда разрушало зарождающиеся отношения. Чейз уже продемонстрировал свое отношение к тому, что он сам называл «невидимыми нитями».

Кейт поклялась, что будет молчать о своей любви. Просто ей нужно еще немного времени, прежде чем они расстанутся.

Пусть даже этого времени очень мало.

Полчаса спустя Кейт стояла у раковины и мыла посуду, что-то напевая про себя. Буйные черные кудри, которые она тщетно пыталась завязать в аккуратный хвост, качались взад-вперед в такт неведомой мелодии, заставляющей ее пританцовывать. И почему-то вид этого хвоста сводил Чейза с ума от желания. Сидя за столом, он улавливал запах ее духов — камелий и гардении. Этот аромат преследовал его двадцать лет. Подростком он считал его старомодным, а позже, вспоминая, приходил в гнев при мысли о былом предательстве и унижении.

Но этим утром он испытывал только одно желание — взять Кейт прямо здесь, на кухне, невзирая на то, что последние двенадцать часов они почти ничем, кроме любви, не занимались. Собственная ненасытность поражала его, но что он мог поделать, когда, стоило ему взглянуть на Кейт…

Честно говоря, Чейз не собирался задумываться над этим, иначе напрашивался вывод, что Кейт необходима ему. Что она делает его счастливым. Нет, Кейт принадлежала прошлому и после нескольких недель в его постели снова вернется туда.

Но пока что… у них есть время. Время, чтобы насладиться прикосновениями, ласками… доводить Кейт до безумия… смотреть, как она взбирается на вершину вместе с ним. Ее лицо становилось в эти мгновения таким выразительным, полным жизни! Чейз хотел, чтобы все чувства, отражавшиеся в ее глазах, были связаны с ним. Это стало для него просто наваждением.

Чейз встал из-за стола, тихо подошел к Кейт сзади, обнял ее за талию и привлек к себе. Она вздохнула и прижалась к нему. Не в силах удержаться, Чейз наклонил голову и поцеловал нежное местечко у нее на шее, прикосновение к которому неизменно сводило Кейт с ума. Она застонала и изогнула спину, приглашая Чейза к дальнейшим ласкам.

Его руки в ответ скользнули под футболку Кейт и, поднимаясь все выше, накрыли ее груди. Их нежная тяжесть подстегнула желание Чейза. Он начал ласкать ее соски прямо через бюстгальтер, вызывая стоны удовольствия, а когда бедра Кейт начали двигаться, касаясь его ног, волна жара окатила тело. Чейз нашел глазами кухонный стол, прикидывая, выдержит ли он их обоих или придется довольствоваться полом, потому что до кровати они явно не успеют добраться.

А потом сквозь туман страсти Чейз расслышал вдалеке какие-то звуки, похожие на скрежет тормозов большого грузовика. А через несколько мгновений кто-то забарабанил во входную дверь, громко зовя Кейт.

Чейз быстро убрал руки, развернулся и направился к двери, пытаясь, насколько это возможно, прийти в себя. Прикусив язык, он украдкой поправил джинсы. Очень вовремя кого-то принесло!

На пороге стояли, улыбаясь, Шелби и Мэдди.

— Доброе утро, Чейз. Там приехал огромный грузовик. Скажи Кейт, чтобы она поторопилась.

— Черт, — шепотом выругался Чейз. — Забыл. Правда, Шелби с девочкой уже исчезли за углом дома, а вот Кейт его услышала.

— Забыл что?

Чейз взглянул на ее раскрасневшееся лицо и напряженное тело — и едва вспомнил собственное имя. Усилием воли вернувшись в реальность, он слегка пожал плечами.

— Я тут кое-что заказал.

— Заказал? А что именно? — Кейт высунула голову в окно и изогнулась, тщетно пытаясь увидеть, что творится во дворе.

— Лучше пойду прослежу за разгрузкой. Удостоверюсь, что они привезли все целым и невредимым.

Кейт сложила руки на груди, нахмурилась и начала в притворном нетерпении притоптывать ногой.

— Что там? — тоном дознавателя спросила она, пытаясь сохранять серьезное выражение лица. Она понимала, что Чейз дразнит ее, и дразнила его в ответ.

Кейт была такой милой, когда хмурилась, особенно в шутку.

— Так иди и посмотри сама, — сказал в ответ Чейз, борясь с искушением снова схватить ее в объятия. — Пошли.

Кейт побежала через дом, чтобы сократить расстояние, так что, когда Чейз обогнул угол и вышел к подъездной аллее, грузчики уже ставили на крыльцо первую коробку, а маленькая компания, следившая за происходящим, затаила дыхание в предвкушении.

— Новая плита, — восторженно произнесла Шелби. — Больше никаких мучений с нашим антиквариатом.

— Новая газонокосилка, — благоговейным шепотом продолжила Кейт. Чейз был рад ее реакции, потому что очень хотел сделать ей приятный сюрприз и заставить улыбнуться.

Правда, пока что Кейт не улыбалась. Она бегала от коробки к коробке, разглядывая покупки. Наконец она остановилась и взглянула на Чейза.

— Зачем? Зачем ты все это?..

Она была похожа на школьницу, которая узнала, что сегодня не будет уроков. Такого выражения на ее лице Чейз еще ни разу не видел. Ему ужасно захотелось обнять ее, но вместо этого он сжал руки в карманах в кулаки и просто ответил:

— Ну, поскольку я теперь владелец плантации, то решил, что самое время привести здесь все в порядок.

— Привести в порядок? — переспросила Кейт и повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как рабочие выгружают стремянки, краску и прочие стройматериалы.

Кейт была потрясена, на глаза у нее навернулись слезы, но она сдержала их, напомнив себе, что плантация больше не принадлежит ее семье. Но все равно — увидеть, как дом и плантация возрождаются, значит, увидеть исполнение мечты.

— А кто займется ремонтом? — спросила она, поворачиваясь к Чейзу и прикрывая глаза рукой от яркого солнца. Он пожал плечами.

— Кое-что я с удовольствием сделаю сам, но времени у меня не так уж много. Я подумывал…

— А ты не хочешь нанять кого-нибудь из местных? — перебила его Кейт. — У нас тут полно людей, которые сидят без работы.

— А ты что, до сих пор не веришь, что мне удастся возродить фабрику? — Тон его был серьезным, но Кейт могла поклясться, что увидела огонек в глазах Чейза и топкие морщинки от сдерживаемой улыбки вокруг его рта. Проклятье, он снова ее дразнит! А она-то всю жизнь была уверена, что он не умеет шутить!

Но самое странное то, что… он всерьез собирался вернуть фабрику к жизни. Но не стоит радоваться раньше времени, надо узнать побольше о его планах.

Однако удержаться от улыбки Кейт не смогла.

— Конечно же, верю. Но пока все наладится, пройдет несколько месяцев, а может, и год-другой. Но ты ведь дашь шанс людям заработать уже сейчас?

Чейз слегка наклонил голову, делая вид, что напряженно раздумывает над ее предложением. Этот новый Чейз, который постоянно шутил и поддразнивал ее, невероятно интриговал Кейт.

— Что ж, пожалуй, — наконец произнес он. — Полагаю, это разумнее, чем нанимать кого-то со стороны. Правда, есть одна загвоздка — я не знаю ни одного подрядчика в городе. А ты?

— Давай я этим займусь, — сорвавшимся от волнения голосом пискнула Кейт и сама рассмеялась над собственным рвением. Чейз кивнул и тоже усмехнулся.

— Хорошо, но только при условии, что ты будешь везде успевать… и оставишь свободным вечера.

От его взгляда по телу Кейт пробежали мурашки, дыхание перехватило, но она сдержала эмоции. У нее целая ночь впереди, чтобы показать Чейзу, как она ему признательна.

— Отлично! Ты не пожалеешь, Чейз, — снова улыбнулась она и немедленно принялась составлять список необходимых вещей и работ.

Чейз подписал счет-фактуру и вернул водителю. Он уже пятнадцать минут проверяет доставку, но тело его все еще гудит от неудовлетворенного желания, и он ничего не может с этим поделать. Кейт доводила его до такого состояния одним взглядом, одним своим присутствием.

Водитель что-то сказал ему, но Чейз не мог сосредоточиться на чем-то ином, кроме жара, опаляющего его. Кейт снова вошла в жизнь, в его душу и мысли. А он-то клялся, что это никогда больше не повторится, что он не позволит ей еще раз одурачить его.

И вот они порознь всего пятнадцать минут, а он только и может, что думать о ней, и ему уже трудно дышать от тревоги и желания. Где она?

Чейз оглянулся и мгновенно нашел Кейт — словно солнце освещало только ее одну. Она стояла посреди лужайки, и волосы ее сверкали. Одну руку она положила на бедро, а другой указывала грузчику, куда ставить коробки. Окутанная золотистым сиянием, она была самым милым и неотразимым диктатором на свете.

Но что-то в этом образе было не так. Кейт всегда представлялась ему тьмой, а не светом. А сейчас она стала сияющим лучом в его жизни, редким и оттого еще более ослепительным.

Рука Чейза машинально потянулась к нагрудному карману, и пальцы коснулись драгоценной безделушки, ощущая, как ее тепло проникает в душу и успокаивает. Чейз застыл, засунув руку в карман, и смотрел, как Шелби подошла к Кейт, что-то ей сказала, вручила малышку и пошла обратно в дом. Кейт усадила Мэдди себе на бедро и, не теряя ни секунды, продолжила давать указания рабочим. Девочка смотрела на нее снизу вверх как завороженная, и Чейз прекрасно понимал ее чувства. Кейт казалась совсем другой сейчас: уверенной, сильной и такой сексуальной, что у него внутренности сводило от желания. Кейт просто потрясала его.

Рассеянно поглаживая подарок цыганки, Чейз внезапно осознал, что и сам тоже изменился. Что-то внутри рушилось, рассыпалось, и он не мог понять, что это и что с этим поделать.

Остаток дня прошел для него в каком-то тумане.

Шелби все время возилась на кухне — ей заказали обед на сорок человек. А Чейз, Кейт и Мэдди обошли весь Оук-Холл, представляя, как он будет выглядеть после ремонта. Не обошлось без спора.

— Я хочу, чтобы дом покрасили в зеленый цвет. Так было всегда, сколько я себя помню, — настаивала Кейт.

Но Чейз хорошо приготовился к обороне. Он поднял всю документацию и выяснил, что первоначально дом был цвета слоновой кости. И ни о каких других вариантах Чейз слышать не хотел.

Кейт сдалась — и не сказать, чтобы очень неохотно.

Позднее они сидели на кухне и пробовали блюда, которые приготовила Шелби: креветки на гриле, ромовый пудинг и прочее. Правда, Шелби были нужны не столько дегустаторы, сколько компания, так что они болтали весь ужин, Чейз задавал вопросы о ее работе, и атмосфера была самая что ни на есть уютная и дружеская. Кейт такое редко доводилось видеть, а тем более испытывать самой.

Потом разговор перешел на строителей и плотников, и Кейт сделала много мысленных пометок, готовясь к завтрашнему дню.

Единственной деталью, которая не давала ей покоя весь вечер, был Чейз, который кормил Мэдди, а потом укачивал ее. Все это он делал легко и непринужденно, без малейшего ущерба для разговора.

— Что ты такое делаешь? — наконец не удержалась Кейт от вопроса, когда Чейз поднес ложку к открытому ротику девочки. Но он лишь пожал плечами и продолжал кормить Мэдди, словно занимался этим каждый божий день. Шелби почти не обращала внимания на то, что он делает, но она просто плохо знала Чейза, полагая, что подобное поведение для него обычно.

А Кейт была поражена до глубины души. Она не могла поверить собственным глазам — «плохой парень» из ее детства кормит годовалого младенца с ложечки. Неужели он настолько переменился? Сначала — ремонт дома, теперь — отцовская забота?

Позже, после того как Шелби забрала Мэдди и отправилась к себе, Чейз предложил посидеть на веранде и полюбоваться закатом. После этих его слов Кейт начала всерьез волноваться, не притворяется ли он — настолько нехарактерно вел он себя весь день.

Они сидели в качалке, а голова Кейт лихорадочно работала: он нарочно вводит ее в заблуждение? Пытается убедить, что изменился, и заставляет еще сильнее влюбиться в него?

Или хочет отомстить таким поистине дьявольским методом? Довести дом до совершенства, а потом выкинуть ее на улицу, чтобы она в бессильном гневе и отчаянии любовалась на него издали?

Кейт не могла поверить, что подобное предположение может оказаться правдой. Но даже если и так — потерять Чейза было гораздо страшнее, чем потерять просто дом.

Потому что она безнадежно, непоправимо влюблена.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Сдаюсь, — признался Чейз после очередного изматывающего утра. — Переходим в конференц-зал вместе с компьютером и будем разбираться с графиками. Возьми с собой Роуз и все документы, которые нам могут понадобиться.

Кейт стряхнула эротические грезы, каждый раз охватывающие ее в присутствии Чейза, и вышла из кабинета. Это были странные десять дней, полные и плохого, и хорошего, время, когда Кейт постоянно переходила от изумления к замешательству.

То первое утро было словно из сказки про Золушку, но вот последовавшие за этим ночи для детской сказки не годились. Полные стонов, вздохов, соблазнов и ласк, эти ночи стали настоящим чудом. Но каждое утро, когда занимался серый рассвет, чары рассеивались. Туман предсказывал очередной дождливый день, проведенный в борьбе за фабрику.

Этот день не был исключением. Давно уже стемнело, когда Чейз наконец отодвинулся от стола.

— Ты выглядишь усталой. Наверно, пора собираться?

Роуз ушла домой час назад, вечернее освещение бросало странные тени на груды папок и компьютер, где мерцали призрачно-зеленым светом цифры отчетов.

— Все нормально. Просто я раздражена, что мы до сих пор не можем найти выход, — ответила Кейт, потирая глаза. Выглядела она, на взгляд Чейза, неважно — тонкие морщинки избороздили лоб, а под глазами залегли пурпурные тени.

Он провел рукой по волосам и в сотый раз проклял себя за то, что они взялись за это безнадежное дело.

— Ты знаешь, складывается такое впечатление, что твой отец намеренно развалил дело, — заметил он. — Я полагал, он просто плохой бизнесмен, но это…

Кейт умиротворяющим жестом положила руку ему на плечо.

— Насколько я помню, отец ненавидел всех и вся. Своих родителей. Мою мать. Этот город. Вполне вероятно, он ненавидел фабрику и все, что было с ней связано.

— Но если он так ненавидел это место, то почему никуда не уехал? Когда умер его отец, он мог бы продать все и жить на проценты.

— Полагаю… — Кейт немного поколебалась, потом сложила руки на груди и сказала:

— По-моему, он таким образом хотел отомстить моему деду, своему отцу.

— Но твой дедушка умер двенадцать лет назад. Кейт кивнула.

— Дедушка очень любил эту фабрику, которой управляло уже не одно поколение Белтрейнов. Но он не позволял сыну принимать хоть какое-то участие в делах. Я не уверена, — сухо продолжала она, — но дедушка никогда особо не верил в деловые качества папы. К сожалению, когда дедушка умер от сердечного приступа, это произошло так внезапно, что отец волей-неволей вынужден был заняться фабрикой. — Кейт посмотрела в окно, за которым сгущались ночные тени, и плечи ее устало поникли. — Похоже, отец взялся за управление только для того, чтобы доказать, что справится. Но когда все пошло наперекосяк, он принципиально не стал приглашать компетентного специалиста. Ненависть к этому времени уже источила его, как рак, от которого он в конце концов и умер.

Чейзу показалось, что Кейт поступает точно так же, взявшись за управление фабрикой только потому, что отец и близко не подпускал ее к бизнесу. Точно так же, как в свое время поступал дед. Неужели ее сердце полно ненависти, как и сердце ее отца?

Определенно нет, ответил он на собственный вопрос. За все то время, что прошло после его возвращения в город, Чейз не видел никаких признаков ненависти. Но, возможно, именно ненависть когда-то заставила Кейт солгать шерифу. Ведь какая-то причина была!

Нет, сейчас он отказывается думать о прошлом, проблем хватает и без этого!

Чейз поднялся на ноги и принялся растирать затекшую шею.

— Как, по-твоему, мы уже все перепробовали? В глазах Кейт зажегся слабый огонек.

— Есть пара-тройка фермеров, которые вели дела с дедушкой. Возможно, они прольют свет на то, почему все обернулось так плохо. Или помогут советом.

— Неплохая идея. — Чейз вспомнил кое-что и открыл одну из папок. — Вот, эти два фермера живут недалеко и держат долговые обязательства. Возможно, они полагали, что дело можно поправить, если одолжить твоему отцу денег.

Кейт смотрела на него с выражением такой беспомощности, такой надежды в глазах, что Чейз не удержался и привлек ее в свои объятия. Кейт вздохнула, словно стыдясь того, что он видит ее такой слабой, а потом прильнула к Чейзу.

Зная, как много для нее значит фабрика, Чейз работал не покладая рук, пытаясь понять, каким чудом можно поправить дело. К сожалению, теперь он был практически убежден, что все бесполезно. Но пока у Кейт в глазах теплится хоть немного надежды, он не собирается сдаваться.

Чейз прижался щекой к макушке Кейт, вдохнул знакомый запах ее волос — и почувствовал знакомое желание. Впрочем, так было всегда, когда Кейт оказывалась в его объятиях.

— Возможно, завтра погода улучшится, — заметил он, в то время как его мысли были целиком заняты предстоящей ночью. — Если немного прояснится, давай навестим этих двух фермеров, ладно?

Кейт молча кивнула и поудобнее устроилась у него на груди.

Чейзу очень хотелось сказать ей, что все будет в порядке, что они спасут бизнес, но он промолчал, поскольку не любил давать пустых обещаний.

Так что он просто крепче обнял ее.

Как выяснилось, Чейз правильно сделал. Ни один из фермеров не смог им помочь, и на пути домой Кейт молчала, не зная, что сказать.

— Похоже, все безнадежно, да? — наконец произнесла она.

— Прости, chere. Я не знаю, что еще можно сделать, — грустно покачал головой Чейз. — Даже если бы твой отец не довел фабрику до разорения, все равно она была бы сейчас убыточным предприятием. Ты очень расстроена?

Конечно, его жалость не могла спасти положение, но Кейт все равно была тронута до глубины души. Сердце у нее екнуло, и ей до боли захотелось дотронуться до Чейза. Но вместо этого Кейт крепко сжала руки на коленях — вечера осталось ждать не так уж долго.

— Нет, фабрика — это пустяки. — Она решила говорить начистоту. — Я волновалась не из-за нее. Мне просто хотелось, чтобы люди снова получили работу. Я хотела поставить на ноги город и его жителей, а не старую фабрику.

Чейз украдкой взглянул на Кейт, и выражение его лица стало загадочным. Несколько мгновений он изучал ее, а потом снова сосредоточился на дороге, не произнеся ни слова.

В любом случае Кейт была рада, что они перестали обсуждать дела. День был уж слишком хорош.

Но через минуту Чейз лукаво приподнял одну бровь и спросил:

— Chere, как насчет ланча, который Шелби дала нам с собой? Если ты проголодалась, я знаю одно местечко, где мы можем спокойно поесть в стороне от любопытных глаз.

— Умираю с голоду, — призналась она, и Чейз прибавил газу.

Чейз свернул на старый проселок, который вел в сторону реки. Он услышал, как Кейт внезапно вздохнула, и понял, что она наконец-то догадалась, куда они направляются. Он-то думал, что она сразу раскусит его намек.

— Мы не поедем к старой иве, — сказала она, стискивая зубы и напрягаясь. — Там, наверно, все размокло после дождей. К тому же ты ведь не собираешься воскрешать плохие воспоминания?

— А ты полагаешь, мы встретим там старых призраков, chere? Так, значит, пришла пора их изгнать. Избавиться от былых наваждений.

Чейз почувствовал, как сам напрягается, но он мечтал об этом месте и этой женщине десять лет, и сегодня они закроют страницы, где были написаны грустные главы их жизни. Они начнут все заново.

Ее отец умер. Фабрика скоро тоже станет воспоминанием. Все меняется. Но надо сперва разобраться с прошлым. Пройти весь круг.

Кейт откинулась на спинку сиденья и прикрыла глаза от палящего солнца. Нет, нельзя сказать, что она не хочет Чейза. Она даже не против заняться с ним любовью на открытом воздухе, под их старой ивой. Вовсе не против.

Ее беспокоила неминуемая встреча с давней виной. Если они займутся любовью на том самом месте, то правда непременно выйдет наружу. Кейт и так за последние две недели несколько раз чуть не проговорилась, но вовремя сдерживалась, зная, что тогда между ними все будет кончено. А теперь, раз фабрика не подлежит восстановлению и рабочие уже начали реконструкцию Оук-Холла, остается всего лишь несколько дней, которые она проведет рядом с Чейзом.

Смахнув скатившуюся по щеке слезу, Кейт проглотила вставший в горле комок и решила не портить последние несколько часов. Чейз в любом случае этого не заслуживает.

Сначала они пообедают, потом потеряют счет времени в объятиях друг друга, и после этого она ответит на все его вопросы.

А она так хотела все исправить! Но мечтам не суждено сбыться.

— Смотри, Кейт. Под нашей ивой сухо и чисто. Наверно, река сменила русло за последние десять лет.

Чейз остановил машину, вышел и направился к багажнику за корзиной для пикника. Заталкивая ключи в карман, он на секунду помедлил, поглаживая гладкую поверхность магической вещицы, которая принесла ему удачу, и гадая, не была ли смена русла реки хорошим знаком. Возможно, и их с Кейт жизни скоро изменят свое течение.

Конечно, ему нелегко находиться здесь, да и Кейт тоже, но ведь надо начать все заново, а разве можно найти лучшее место?

Скрытая густой тенью старая цыганка покачала головой и усмехнулась.

— Ты даже предположить не можешь, как серьезно изменится ваша жизнь сейчас, молодой Северин.

Удача? Ну-ну, цыганская магия не полагается на удачу. Здесь требуется умение — и вера.

Все было на месте, все готово. Пассионата положила хрустальный шар обратно в карман и потерла руки. Ждать осталось недолго.

Конечно, она постаралась как следует приготовиться. Молодой Северин скоро будет вынужден принять свое истинное наследство, будут произнесены новые обещания и раскроются старые тайны.

Кейт откинулась назад на локтях и наблюдала за тем, как Чейз чистит апельсин. Она объелась, разленилась и расслабилась. Сэндвичи были потрясающе вкусными, и Кейт воздала им должное, а теперь радовалась, что Шелби уложила в качестве десерта фрукты, а не что-то более питательное.

Чейз снял кожицу, но, вопреки ожиданиям Кейт, не стал есть сам, а протянул дольку ей.

— Ты первая, chere.

Кейт знала этот взгляд. Голод в его глазах был не того рода, что удовлетворяется едой. Эти серые глаза ясно говорили, чего Чейз хочет дальше. И к апельсинам его желания не имели ни малейшего отношения.

Кейт взяла дольку губами, одновременно прихватив кончики пальцев Чейза. Смешанный вкус ароматной сладкой мякоти и горячей мужской плоти заставил ее негромко застонать. Глаза Чейза сощурились, потемнели. Кейт собралась смахнуть капельку сока с подбородка, но он поймал ее ладонь и принялся медленно посасывать каждый палец. Когда он принялся чертить кончиком языка круги на внутренней стороне ее ладони, Кейт начала задыхаться.

Чейз хотел эту женщину, и ничто не могло удержать его. Они изменились за десять лет, но он все время мечтал о том, чтобы снова заняться с ней любовью под этим самым деревом. Так зачем сопротивляться своему желанию?

Он наклонился над Кейт и властным жестом накрыл ее груди ладонями. Ее тело начало дрожать, пока он целовал ее шею, одной рукой расстегивая блузку..

— Ты такая… — Он не мог найти слов, чтобы описать свои чувства в этот миг. Любой образ, любое сравнение были тусклыми и неприменимыми к Кейт. Она таяла в его руках, становясь нежной и податливой, в то время как он становился твердым.

Их желание внезапно вспыхнуло, как молния. Чейз пытался сохранить остатки разума, но тщетно. Они начали неистово сдирать одежду друг с друга. Последняя связная мысль касалась маленьких пакетиков у него в кармане. Чейз вооружился в мгновение ока и замер, любуясь видом обнаженной Кейт, лежащей под ним, глядящей на него и улыбающейся с непередаваемым выражением лица.

Глаза у нее блестели от страсти, когда она провела рукой по его груди. Потом она изогнулась и впилась губами и пальцами в его соски, подстегивая, умоляя поторопиться. Он наклонился к ней, дразня, пробуя на вкус. Кейт задохнулась, запустила пальцы в его волосы, потом скользнула руками ниже, притягивая его бедра к себе.

— Чейз, — прошептала она. — Это… так странно… совсем иначе.

Он умудрился даже улыбнуться, чуть отстранившись от Кейт.

— Иначе? Это хорошо или плохо?

— Не знаю, — простонала она. — Я изнемогаю… схожу с ума… Если ты не войдешь в меня, я умру.

— И я тоже, chere.

Отдавшись желаниям тела, Чейз немедленно скользнул внутрь Кейт. Закрыв глаза, он наслаждался горячим атласом ее тела, принимающим его, обволакивающим, сжимающим в нежных объятиях.

Кейт застонала. Все мысли окончательно испарились из его сознания. Они вместе!

Он качнулся вперед, кровь закипела в жилах, и Кейт встретила его. Снова и снова.

Скоро, слишком скоро он почувствовал, как она сжимает его сильнее и чаще, освобождая рой белых звезд, который должен накрыть их обоих.

Кейт прокричала его имя. Его стон вплелся в ее. Они содрогнулись и упали друг другу в объятия, дожидаясь, когда стихнут волны страсти.

Наконец пульс Чейза пришел в норму, он перекатился на бок — и выругался. Кейт мгновенно села рядом с ним, переводя дыхание.

— Что случилось?

Чейз тоже сел, провел рукой по лицу.

— Скажи мне, что, хоть презерватив и порвался, это пустяки.

— Я… — Кейт потянулась за блузкой. — Ты шутишь, да?

— Если бы. Надо выяснить, насколько это серьезно. У тебя какой день?

Кейт пыталась попасть в рукава блузки и одновременно успокоиться и подумать. Но цифры были против нее. Этого не может быть! Неужели прошлое ничему не научило ее?

— У меня задержка четыре дня.

— О боже!

Кейт моргнула и решила, что пора начать паниковать. Одеваясь трясущимися руками, она повторила слова Чейза:

— О боже!

Чейз нервно мерил шагами коридор перед ванной.

— Сколько прошло времени?

— Оно не пойдет быстрее, если ты будешь задавать этот вопрос каждые десять секунд, — в ярости выпалила Кейт. Он ответил ей не менее гневным взглядом и продолжил свое занятие.

Кейт обхватила себя руками и всеми силами старалась не смотреть на тест, лежащий перед ней. Затем вскочила и направилась в противоположный конец коридора.

Прошлое повторяется, а у нее нет сил встретить судьбу. Она лгала сама себе и переоценила свои силы. У нее никогда не было ни малейшего шанса рассказать Чейзу правду о том, что случилось, когда он уехал из города.

Вина, паника, истерика… все вместе они едва не довели Кейт до точки.

— Ты мог бы по крайней мере сходить в аптеку и купить новую упаковку этих проклятых штучек, — огрызнулась она. — Не надо было надеяться только на меня.

Чейз обернулся и направился к ней.

— Ты хочешь сказать, что вряд ли стоило полагаться на презервативы двадцатилетней давности? Ну ничего себе открытие.

— А, получается, что теперь во всем виновата одна я?

— Проклятье, Кейт, — поморщился Чейз. — У тебя задержка, наверно, от стресса или чего-то в этом роде. То, что один презерватив в упаковке оказался бракованным, еще не значит, что они все негодные.

— Да, сослагательное наклонение очень помогает в таких ситуациях. Становится гораздо лег…

— Сколько прошло времени? — прервал Чейз. Кейт взглянула на настенные часы.

— Три минуты. Теперь, наверно, пора. — Но у нее ноги словно приросли к полу.

Чейз помедлил, посмотрел на Кейт, зашел в ванную и принес тест.

— Давай посмотрим одновременно, ладно?

У Кейт комок встал в горле.

— Ладно. На счет три. Раз… два…

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— Мы женимся.

Кейт стукнула Чейза по груди и сжала кулаки.

— Не смеши меня.

— А чего тут смешного? Когда люди заводят детей, они обычно женятся.

С того момента, когда они увидели положительную реакцию теста, Кейт лихорадочно размышляла. И сердце у нее колотилось неистово.

Она сложила руки на груди и поморщилась.

— Но у нас-то совсем иной случай. Ты же хотел временных отношений. С чего бы тебе тогда жениться на мне?

Чейз подошел ближе, помолчал, словно размышляя.

— А я-то считал, ты поймешь, как я к тебе отношусь. После этих-то двух недель…

Не так уж это просто, подумала про себя Кейт. Да, временами ей казалось, что она действительно небезразлична Чейзу. Но в следующий же момент все растворялось в тумане страсти и прочие чувства поглощало неистовое желание.

Кейт знала, что Чейз желал ее, хотел ее так же, как и она его. Но что еще у них общего? Ничего, только взаимное недоверие.

Вот именно поэтому она ничего и не рассказывала Чейзу о прошлом. Кейт нравилось сознавать, что он по-прежнему желает ее как женщину, и она не хотела своими руками лишить себя этой радости слишком скоро. Эгоистично? Пожалуй, но тут уж никуда не деться.

— Ладно, — согласилась она. — У нас все замечательно в плане секса… даже больше. Но это неподходящая причина, чтобы жениться.

Чейз оскалился.

— Значит, между нами просто секс? — Он вдруг оказался рядом с Кейт и положил руки ей на плечи, чтобы она не вздумала отступить назад. — Так вот что ты думаешь…

Он замолчал и вгляделся в ее лицо, словно искал в нем некую истину. Кейт пыталась обуздать свои чувства, чтобы они не отразились в ее глазах. Если бы Чейз догадался о ее отношении к нему, она бы этого не перенесла — слишком уж уязвимой она бы оказалась.

Так что она повела плечом и освободилась от его хватки.

— Слушай, Чейз, давай рассуждать логически. У тебя много дел, из-за которых тебе придется часто и долго разъезжать. Фабрика скоро прекратит свое существование, и у тебя вообще не останется ни одной причины задерживаться в Бейю-Сити. А с другой стороны, у меня нет никаких причин отсюда уезжать, — продолжала она. — Здесь мой дом. Здесь я воспитаю своего ребенка, и мои друзья мне помогут.

— Такты собираешься рожать?

— Что?! — Кейт была так потрясена подобным вопросом, что даже задохнулась на миг. — Конечно, собираюсь.

Глаза Чейза стали почти черными от бурлящих в нем чувств.

— И ты готова стать матерью-одиночкой в городе, где нет промышленности и прочих способов заработать на жизнь?

— Ну уж как-нибудь найду способ прокормить себя и ребенка. Посмотри на Шелби — у нее все получилось.

— Возможно… но только с твоей помощью. И Мэдди — не мой ребенок, но я помог им, так что говорить о тебе? У Шелби не было выбора, а мой малыш не будет расти без отца.

Слишком близко, думала Кейт, когда он так близко, я не могу ни о чем связно думать.

Она повернулась и направилась к главной лестнице.

— Я пытаюсь рассуждать здраво, Чейз. Если ты хочешь принимать участие в воспитании своего ребенка… даже оказывать финансовую помощь… я не буду препятствовать тебе. — Она спустилась на одну ступеньку. — Но это все равно не повод прощаться со свободой и связывать жизнь с женщиной, которой ты не доверяешь и которую никогда не полюбишь.

Чейз снова догнал ее.

— Кейт, перестань. — Он развернул ее лицом к себе. — Ты опять бежишь, но почему?

Кейт усилием воли подавила панику и приказала себе расслабиться. Видимо, действительно, хватит прятаться и убегать.

— Ладно, Чейз. — Она взяла его за руку. — Пойдем на кухню, мне есть что тебе рассказать.

У Чейза было смешанное чувство насчет того, что ему собиралась сказать Кейт. Десять мучительных лет он гадал, что же случилось той ночью, придумал тысячу причин ненавидеть Кейт и тысячу оправданий, чтобы простит!) ее, но сейчас сомневался, хочет ли услышать правду.

Потому что тогда все снова переменится.

Очень хочется курить. Нет, лучше глоток хорошего бурбона. Впрочем, тоже не годится.

Вместо этого Чейз налил Кейт стакан воды, а себе кофе, тайком прикоснулся к цыганскому подарку и ощутил немедленное облегчение.

— Присядь, сhere. Я хочу услышать всю историю — от начала до конца.

Кейт заметно дрожала, и при виде ее беззащитности у Чейза екнуло сердце.

— Ты замерзла? Может, принести тебе свитер?

Кейт покачала головой и упала в одно из кухонных кресел.

— Спасибо, не надо, — наконец выговорила она. — Не так-то просто найти нужные слова.

Чейз подтащил свой стул вплотную к ней.

— На самом деле, очень просто. Начни с ответа на вопрос — почему?

Кейт взглянула на него, одновременно пристально и испуганно, пытаясь воскресить в памяти лицо подростка, которым Чейз был когда-то. Красивый, волнующий парень… беспутный в глазах всего города, но на самом деле — всего лишь одинокий и потерянный мальчишка. И она сама, одинокая девчонка, тайно влюбленная в него. Неудивительно, что они стали друзьями. И любовниками.

Вот с чего надо бы начать.

Но Кейт пришлось вспомнить другой момент. У нее не было иного выбора, как начать с конца.

— Перед тем как я тайком выбралась к тебе той последней ночью, мы с отцом ужасно разругались. Он… в общем, он как-то узнал, что мы встречаемся. И знал… насколько мы… близки.

На ее лице отразились все те смущение и ужас, которые она пережила когда-то. Но Кейт торопилась продолжать свою историю, боясь, как бы Чейз не начал задавать вопросы, на которые она не хочет отвечать.

— Я совершила большую ошибку, заявив ему, что мы собираемся вместе бежать. Знаю, это была не правда, но мне требовалось средство приструнить его, потому что он грозился посадить меня под домашний арест. Я хотела дать ему понять, что мы можем сами о себе позаботиться и не нуждаемся в его деньгах.

— А почему ты ничего не сказала мне?

— Потому что это было не так, — вздохнула Кейт. — Я не верила, что смогу обойтись без его денег. Чейз, мне было всего семнадцать. У тебя не было нормальной работы. И я была очень сильно напугана.

— И избалована, — мягко добавил Чейз.

— Да, верно. — Она очень быстро избавилась от этого недостатка. Ей вообще пришлось стремительно повзрослеть. Но Чейз еще не скоро узнает все ее секреты. — Я вообразила, что, стоит мне однажды не переночевать дома, отец будет так рад увидеть меня поутру, что все простит и забудет и мы снова будем счастливы. — Кейт глотнула воды, но заметила, как у нее дрожат руки, и поставила стакан обратно на стол. — Я и представить себе не могла, как сильно он ненавидит тебя и твоего отца. Не знала, что он не остановится ни перед чем, лишь бы разлучить нас.

Десять лет ее преследовало чувство вины. Но все равно признавать свои ошибки трудно. Трудно видеть, насколько меняется лицо Чейза по мере того, как он узнает правду.

— Но ты не знала, что твой отец подставил меня? Что он нанял тех парней, чтобы они выставили меня из города?

— Конечно, не знала! Мне бы не пришлось… — Кейт умолкла, но поняла, что не время разыгрывать из себя полную невинность. — Я была так же удивлена, как и ты, когда появились Джастин-Рой и прочие ребята.

На лице Чейза смешались боль и смятение.

— Тогда почему, Кейт? Почему ты солгала шерифу?

Для Кейт начиналась, пожалуй, самая сложная часть признания.

— Когда мы приехали в участок, шериф позвонил моему отцу и тот позвал меня к телефону. Он заявил: или мне придется согласиться с тем, что рассказали парни, или… или он возбудит против тебя дело об изнасиловании. Я могу болтать что вздумается, но он упечет тебя за решетку минимум на двадцать лет.

— Что? — только и спросил Чейз, но лицо его при этом было настолько окаменевшим, что Кейт поспешила продолжить:

— Я не могла допустить этого. Разве ты не понимаешь? Я была кругом виновата и не выдержала бы, если бы ты сел в тюрьму из-за моего отца. Я бы просто умерла.

«Лицо Чейза приобрело такое выражение, что Кейт поняла все без слов. Еще немного — и он придушил бы ее на месте. Видеть его в таком гневе было очень тяжело, но все-таки… Кейт могла бы ждать и худшего.

Чейз не выдержал, резко отодвинулся вместе со стулом и встал.

— Но почему ты ничего не рассказала мне той же ночью? Почему не пыталась найти меня, чтобы объяснить истинное положение вещей?

— Той ночью у меня не было ни малейшего шанса. Отец просто приволок меня домой. Я пыталась найти тебя… позже. Но ты словно испарился.

А вот что произошло дальше, Кейт не была готова рассказать. Но Чейз все равно смотрел в пространство пустым взглядом… словно отказывался поверить в то, что только услышал.

— Тебе чего-нибудь надо? Принести чего-нибудь? — Кейт начала волноваться за него — для Чейза вся история явно оказалась большим потрясением.

Он покачал головой.

— Мне нужно время.

— Что ты имеешь в виду? Ты хочешь уехать?

— Я свяжусь с тобой завтра, — ответил Чейз, повернулся и бросился по коридору к входной двери.

Мотор взревел и стих в ночи, и силы наконец покинули Кейт. Она безвольно упала обратно в кресло и плакала так, как не плакала все эти десять лет.

Чейз в ярости гнал «ягуар» по ночному шоссе.

Он кипел. Был разъярен… и раздавлен.

В отчаянии он то и дело бил кулаком по рулю.

Проклятье, ну почему нет никакого способа отомстить призраку?!

Невероятно, но эта скотина действительно использовала свою напуганную семнадцатилетнюю дочь и заставила ее солгать под присягой. Если бы Чейз знал, где находится могила Генри Белтрейна, он своими руками выкопал бы его и придушил.

Но мучительнее всего была мысль, что Кейт целых десять лет несла в себе бремя чужой вины. А он целых десять лет верил в ее вину.

Он снова выругался и прибавил газу.

К сожалению, рассказ Кейт не только дал ответ на некоторые вопросы, но поставил новые, не менее мучительные. Почему ее отец так ненавидел семью Северинов? Ненавидел настолько, что сделал все, чтобы изгнать их из города? И кто рассказал ему о том, что они с Кейт близки? Ведь об этом не знала ни одна живая душа!

Проклятье! Гнев душил его, но Чейз не мог найти ему выхода.

Несколько часов он мчался по заброшенным сельским шоссе, пытаясь придумать, как отомстить мертвецу.

И то и дело думал, что, может, оно и к лучшему, что Генри Белтрейн уже умер.

Но постепенно мысли его начало занимать совсем другое. Чейз думал о ребенке, который родится у них с Кейт, о том, что в городе скоро появится новое поколение Северинов.

В растерянности запустив пальцы в волосы, Чейз размышлял, как сделать жизнь малыша лучше той, что выпала на его долю. И разве это не будет своеобразный способ поквитаться с преследующим его призраком?

Чейз развернул машину и направился к шоссе, которое вело в Новый Орлеан.

Возможно, он уже нашел выход…

Солнце загнало серые рассветные тени в болото, когда Кейт наконец-то выбралась из постели и спустилась на кухню, чтобы налить себе кофе. Она не спала всю ночь и не могла перестать плакать хотя бы на несколько минут, пока одевалась или принимала душ.

Прошлой ночью Чейз отвернулся от нее и ушел из ее жизни. Увидит ли она его вновь? Или он просто позвонит и сообщит, куда переслать его вещи?

Какое-то время после того, как они выяснили, что она беременна, Кейт испытывала прилив надежды, но она всегда знала — рано или поздно наступит час расплаты. День, когда раскроется вся правда о той ужасной ночи.

И вот этот день пришел, но она не жалела о сказанном, потому что Чейз имел право все знать.

Кейт вздохнула. Если бы только Чейз догадался, что это не вся правда. Далеко не вся правда. Но Кейт никогда ему не расскажет, а отец, который знал тайну, уже умер.

А теперь… По коже Кейт пробежали мурашки. Теперь, когда она забеременела, она не в силах произнести те слова даже про себя!

Кейт запустила руку в волосы, облокотилась о раковину и изо всех сил пожелала, чтобы память о прошлом навсегда оставила ее.

Впрочем, без Чейза все стало неважно.

— Доброе утро, chere.

— Чейз? — У Кейт чуть сердце не выпрыгнуло из груди при звуке знакомого голоса. Она вздрогнула, как от удара молнии. — Слава небесам! Ты в порядке?

Он подошел ближе, но так, чтобы между ними оставалось пространство.

— Я-то в порядке, а вот ты выглядишь совсем плохо. Это из-за беременности? Может, тебе стоит сходить к врачу?

Кейт внезапно ощутила огромную тяжесть и желание снова заплакать.

— Нет. Все нормально. Просто устала. Я за тебя волновалась.

Чейз усмехнулся.

— Ну, если не считать штрафа за превышение скорости, ничего страшного не стряслось. — Он поднял руку, словно хотел прикоснуться к лицу Кейт, но почти сразу опустил ее.

— Штраф? Но…

Чейз махнул рукой, давая понять, что не желает слышать никаких вопросов.

— Я иду наверх упаковываться. Мне надо успеть на самолет, а времени осталось не так уж много.

— О! — Крохотная искорка надежды, вспыхнувшая в груди Кейт, мгновенно погасла. — Тебе помочь? Приготовить завтрак?

— Некогда… но все равно — спасибо за заботу. Надежда снова затеплилась в ее сердце. Она глубоко вздохнула и решилась:

— А куда ты собираешься?

— Надо заглянуть в одно казино, решить кой-какие вопросы. Не знаю, правда, сколько это займет времени.

Ладно, не так уж плохо. Он уезжает по делам, а не из-за нее. Куча мужчин теряли рассудок от паники, когда узнавали, что скоро станут отцами. И у Чейза вдоволь причин не доверять матери своего будущего ребенка.

— Chere, я хочу, чтобы ты, пока я буду в отлучке, окончательно завершила все дела с фабрикой и закрыла ее.

Сердце Кейт упало. Фабрика воплощала целую эпоху, и ее ликвидация могла стать роковой для города. Но Кейт прекрасно осознавала, что другого выхода нет.

— Упакуй все документы и постарайся продать как можно больше оборудования, — продолжал Чейз. — А потом ты понадобишься мне здесь в качестве прораба.

— Но… а как же Роуз? — Секретарша была единственным сотрудником фирмы помимо самой Кейт. — Куда деваться ей?

— Роуз? — задумчиво переспросил Чейз. — А, Роуз. Пусть пока остается на своем месте, тебе же все равно понадобится помощь, чтобы свернуть дело, а потом она сможет вести отчетность по восстановительным работам.

— Значит, я могу жить здесь, пока дом не будет приведен в порядок?

— Ну конечно, — удивился Чейз. — Он останется твоим домом как минимум еще на девять месяцев. Я не хочу, чтобы ты даже думала о переезде до тех пор, пока не появится малыш.

Все, что Кейт поняла из его слов, — это что после того, как она родит, ее присутствие здесь станет нежеланным. Слезы снова навернулись ей на глаза, но она сдержала их.

— Хорошо, Чейз, если ты так хочешь. — Она ни за что на свете не покажет ему, как ей плохо сейчас.

— Отлично, — ответил он и направился к лестнице, но на пороге остановился и посмотрел на Кейт. — Кейт, нам надо о многом поговорить. У меня возникла фантастическая… — Он запнулся. — Но не сейчас. Займемся этим, когда я вернусь.

Кейт посмотрела на мужчину, которого любила больше жизни, и умудрилась выдавить улыбку. Это была очень неубедительная улыбка, но глаза Чейза все равно вспыхнули в ответ. Одним шагом он перекрыл разделявшее их расстояние.

— Ах, chere, не искушай меня. — Чейз притянул ее в свои объятия и прильнул к губам в каком-то отчаянном поцелуе. — Мне правда надо идти, — сказал он, с трудом оторвавшись от Кейт. — Ты как, справишься без меня? — спросил он, так и не выпустив ее, и Кейт слышала, как колотится его сердце.

Она кивнула.

— Все будет в порядке.

— Замечательно. — Чейз снова скользнул губами по ее губам и со стоном отстранился. На этот раз ему почти удалось уйти, но на крыльце он снова обернулся. — Почти забыл. Пока меня не будет, подготовь свадьбу. Я тебе полностью доверяю.

— Свадьбу? Нашу? Но…

— Никаких «но», Кейт. Мы женимся — и все. Мой ребенок будет носить мое имя и начнет получать мою любовь еще до рождения. Дело решено. — И с этими словами он направился наверх.

Чейз определенно сводит ее с ума. Неужели она ему небезразлична? Или он попросту спятил?

Покачав головой, Кейт решила, что не стоит торопиться с выводами и поступками.

Потому что не стоит искушать судьбу дважды.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Чейз осторожно вел «ягуар» сквозь сумерки, направляясь к Оук-Холлу. Прошло всего три недели, как он уехал, а усадьба изменилась до неузнаваемости.

Вся лужайка была занята строительными принадлежностями, стены покрылись сеткой «лесов», а облупившаяся зеленая краска уступила место голой штукатурке, которая — если можно в такое поверить — выглядела еще хуже. Но Чейза не удручал вид дома, напротив — прогресс налицо и результат обещал быть сногсшибательным.

Он мечтал увидеть Кейт. Рассказать ей о том, что у него все получилось. Получилось самым лучшим образом. Как ни пафосно это звучало, но завертелись колеса, которые позволят осуществиться его плану.

С трудом сдерживая возбуждение, Чейз нашел безопасное на вид место для парковки под высоким миртовым деревом. Он хотел видеть Кейт еще по одной причине. Он несколько раз пытался дозвониться ей, но попадал лишь на Шелби. А ему очень хотелось услышать ее голос. Коснуться ее.

Еще подъезжая к Оук-Холлу, Чейз запоздало сообразил, что не только не обсудил с Кейт свой план, но так ни разу и не сказал, что любит ее. Конечно, он имел право не делиться с ней деталями рискованного предприятия, чтобы не пробуждать у Кейт беспочвенных надежд, но вот не сказать женщине, на которой собираешься жениться, что ты ее любить, — что уже чистой воды идиотизм.

И он собирается как можно скорее исправить эту ошибку.

Чейз даже не стал открывать дверцу машины, а просто перепрыгнул через нее. На кухне горел свет, и он направился туда, поглаживая драгоценную безделушку, с которой теперь никогда не расставался. Воистину, день, когда он встретил старую цыганку, вручившую ему этот подарок, был счастливейшим в его жизни.

Уверенный в будущем Чейз одним махом преодолел лестницу, распахнул двери и громко позвал:

— Кейт, я вернулся! И мне надо кое-что тебе сказать…

Когда он завернул за угол, то сразу понял, что на кухне Кейт нет. У плиты хозяйничала Шелби, а Мэдди сидела на высоком стульчике и напряженно следила за Чейзом.

— О, Чейз, привет. Мы тебя не ждали. Извини. Если бы ты заранее предупредил…

— Где она, Шелби? — Чейз сделал непроницаемое лицо, чтобы Шелби не догадалась, как он разочарован.

— Э-э… — Шелби почему-то нервничала, и Чейз начал закипать.

— С ней все в порядке? — требовательно спросил он. — Она не больна?

Шелби уловила нотку паники в его голосе.

— Успокойся, с Кейт все в порядке. И с ребенком. Она только утром ходила к врачу, и он сказал, что все идет нормально.

— И где же она? Почему не здесь?

— Она работает.

— Извини? — не понял Чейз. — Работает где?

— Помогает Роберту Гудри в таверне. Ему была нужна пара лишних рук, а Кейт понадобились деньги на непредвиденные расходы.

— Что?! — Чейз не мог поверить собственным ушам. Любовь всей его жизни, женщина, которая готовится стать матерью, работает официанткой?! — Зачем ей деньги? — продолжал выспрашивать он. — Стоило ей только попросить…

Шелби мягко коснулась его руки.

— Но дело обстоит именно так. Ей понадобились собственные деньги, и просить тебя она явно не собиралась.

— Проклятая упрямица, — прорычал Чейз, разворачиваясь и направляясь обратно к «ягуару».

К тому времени, как Чейз добрался до таверны, он уже остыл. Последние несколько недель он был так захвачен своим проектом, что совершенно забыл, что Кейт надо уделять внимание. Чейз был уверен, что она прекрасно позаботится о себе, что она мыслит в точности как он, и потому им не придется по сто раз обговаривать разные мелкие детали.

Выходит, он оказался полным идиотом.

Припарковавшись на почти пустой стоянке, Чейз вылез из машины и глубоко вдохнул свежий вечерний воздух. Что ж, Кейт сама себе хозяйка, и слава богу, что она такая.

Но он поклялся, что это последняя ночь, которую Кей проведет на работе.

Чейз открыл дверь и сразу заметил ее за стойкой бара. От одного вида Кейт колени у него ослабели и пульс помчался вскачь.

Час пик уже миновал, и большая часть завсегдатаев разошлась по домам, поэтому, когда освещение изменилось, указывая на то, что кто-то появился, Кейт прекратила вытирать барную стойку и подняла голову. Яркий свет с парковки лился сквозь двери, так что ей пришлось прищуриться, чтобы разобрать, кто вошел.

А когда она увидела, то сердце подпрыгнуло и застряло где-то в горле. Чейз!

— Привет, Гудри, — окликнул он Роберта, который стоял в другом конце бара. — Я смотрю, ты нашел себе новую помощницу. — Чейз говорил с Робертом, но шел прямо к Кейт и не отводил от нее глаз.

— Cher, я… — запнулась она, не зная, что сказать. В восторге, что наконец-то снова видит его, Кейт хотела просто перепрыгнуть через стойку и броситься в его объятия. Но лицо Чейза было непроницаемым, и она не решилась.

А он взобрался на высокий табурет напротив Кейт и продолжал разговаривать с владельцем таверны.

— Только тебе придется поискать кого-нибудь еще себе в подмогу, Гудри, потому что эта дама у тебя долго не задержится. Честно говоря, она работает на тебя последние пять минут.

Гнев ударил Кейт в голову. Да как он смеет?!

— Чейз, можно тебя на минутку? — нахмурилась она. Но Чейз, к ее великому изумлению, взял ее руки в свои.

— Нет, нельзя, Кейт, — ответил он с усмешкой. — Я ни минуты больше не намерен ждать, чтобы сказать то, что должен был сказать несколько недель назад. Я люблю тебя. И никогда не переставал любить. Ни на один миг с тех пор, как впервые увидел тебя.

Из нагрудного кармана Чейз вынул маленькую коробочку, откинул крышку и повернул так, чтобы Кейт могла увидеть содержимое: внутри сверкало кольцо такой сказочной красоты, с таким огромным бриллиантом, что у нее перехватило дыхание.

— Прошу тебя, окажи мне честь, согласившись стать моей женой.

Оторвав взгляд от кольца, Кейт посмотрела на Чейза и увидела в его глазах то чувство, которого долго ждала. Он по-прежнему любит ее. Взаправду.

С неровно бьющимся сердцем она умудрилась-таки усмехнуться в ответ.

— Что ж, Чейз, я выйду за тебя.

Он надел кольцо ей на палец и перегнулся через стойку, чтобы поцеловать. Это был нежнейший из поцелуев. Чувственный и влекущий. Нежный, но полный неприкрытого чувства. Ничего подобного Кейт никогда раньше не испытывала, и у нее слезы навернулись на глаза.

Наконец она отодвинулась от Чейза и вытянула перед собой руку, чтобы разглядеть кольцо.

Чейз посмеивался, а Роберт присвистнул.

— Ну и булыжник, Северин. — Он подошел ближе, чтобы рассмотреть камень повнимательнее. — Приятно видеть, что семьи Белтрейнов и Северинов наконец-то объединятся и проклятие будет снято.

— Проклятие? — одновременно переспросили Чейз и Кейт.

Старый Роберт Гудри подмигнул им.

— Северин, я же как-то говорил, что могу рассказать тебе много интересного. Ты и вправду хочешь услышать эту историю?

Нельзя сказать, чтобы всякие сверхъестественные ужасы особенно интересовали Чейза, но ему пришло в голову, что у старика могут найтись ответы на вопросы, которые до сих пор не давали ему покоя.

— Ну, давай, Гудри. Я готов. — Чейз немного откинулся на своем табурете, но продолжал держать Кейт за руку. — Мы, — сделал он ударение на этом слове, — слушаем твою историю.

Роберт приоткрыл пожелтевшие зубы в лукавой улыбке.

— Ну что ж… все началось с твоего прапрадедушки, Северин.

— Моего прапрадеда? Серьезно? — Чейз ничего не знал об истории своей семьи — с обеих сторон.

— Его звали Жак, — начал Роберт. — Он приехал сюда, чтобы работать управляющим на ферме Сен-Жермена. Твой предок, сынок, тоже был игроком. Проводил все свободное время за азартными играми. И то и дело встречался за зеленым сукном с парнишкой из семьи Белтрейнов. Того звали Арман. Между ними завязалось настоящее соперничество. Они спорили из-за земли. Из-за женщин. Из-за всего.

У Чейза возникло странное ощущение — он не ожидал услышать ничего подобного.

— Однажды ночью в город приехал цыганский табор, — продолжал Роберт, беря со стойки полотенце и вытирая руки.

— Цыганский табор? Ты шутишь?

— Тогда это было в порядке вещей. Они наезжали в маленькие городки, зарабатывая заточкой ножей, гаданием и избавлением жителей от всего, что плохо лежало. Оба ваших предка увлеклись одной и той же цыганкой. — Роберт покачал головой. — Некоторое время она заигрывала с обоими, а потом, к несчастью, серьезно влюбилась в Жака. Арман не мог стерпеть поражения. Он просто обезумел, всюду их искал, и однажды нашел…

— О господи, — негромко сказала Кейт, — я не уверена, что хочу слышать всю историю до конца.

Роберт потрепал ее по плечу.

— Хорошо. Я буду краток. Арман и цыганка погибли. Жак тоже сильно пострадал, но выкарабкался. Отец девушки был неутешен и проклял обе семьи. Все последующие поколения должны были расплачиваться за смерть его дочери.

Роберт замолчал, чтобы набрать воздуха, и Чейз воспользовался этой паузой.

— Ну, хватит про проклятия, — сказал он, встревоженный испугом на лице Кейт. Что-то слишком часто стали появляться в их жизни цыгане.

Роберт понял намек и обнял Кейт.

— Впрочем, мисси Кейт, если и было какое-то проклятие, то оно исчезло со смертью твоего отца. Не бери в голову.

Но рассказанная Робертом история так и не дала ответов на вопросы Чейза, так что он снова обратился к старику:

— Роберт, только не говори мне, что проклятие было причиной ненависти отца Кейт. Это же…

— Нет, конечно, — подтвердил Роберт. — У Генри Белтрейна хватало собственных демонов.

— А ты можешь что-нибудь рассказать о нем? — спросил Чейз, но потом одумался и повернулся к Кейт. — Chere, тебе не обязательно слушать дальше.

Но Кейт только решительно покачала головой.

— Я должна знать все о моем отце. Может быть, я наконец-то пойму, почему он поступал так, а не иначе.

Роберт прищурился и несколько мгновений изучал ее лицо.

— Полагаю, вам обоим стоит узнать правду. Но — что было, то быльем поросло. Твой отец был слабым человеком, Кейт, — продолжал он более живо, — избалованный мальчишка, который в итоге стал безвольным эгоистом.

Чейз решил, что Кейт стоит присесть.

— Chere, иди ко мне и садись рядом. Ты мне нужна.

Кейт вздернула подбородок, словно собралась обвинить его в излишней опеке, что, конечно же, было сущей правдой. Но Чейз невинно улыбнулся, и Кейт не удержалась от ответной улыбки. Она обошла стойку, и Чейз уступил ей свой табурет, а сам встал позади и обнял ее, а Кейт откинулась на его грудь. Она была такой теплой, нежной и сильной одновременно!

Чейзу неожиданно пришла в голову мысль, что он не может без этой женщины. И она нужна ему гораздо больше, чем он ей.

А Гудри тем временем вернулся к своему рассказу.

— Генри Белтрейн и Чарлз Северин ходили в одну школу и во всем соперничали. Но борьба была неравной. Прости, Кейт, но Генри всю жизнь был неудачником.

Кейт кивнула и сделала Роберту жест продолжать.

— Чарлз стал старостой класса. Он встречался с самыми красивыми девушками. И хотя у него оставалось не так уж много времени на спорт, всякий раз, когда они с Генри встречались во время игры, команда Чарлза выигрывала. С каждым годом твой отец завидовал Чарлзу Северину все сильнее, — вздохнул Роберт. — На выпускном балу Генри напился и стал приставать к девушке Чарлза… разорвал на ней платье. Тот поступил как настоящий джентльмен и отвез испуганную подружку домой, а Генри запомнил этот случай и поклялся когда-нибудь отомстить Чарлзу.

— Очень похоже на моего отца, — призналась Кейт. — Но почему же Чарлз так переменился в итоге?

Роберт грустно покачал головой:

— Он начал пить в тот день, когда похоронили мать Чейза, и с тех пор так и не смог остановиться. А Генри Белтрейн каждое утро смеялся ему в лицо. Называл его пьяным посмешищем. Кейт, твой отец не гнушался в средствах, чтобы навеки оставить Чарлза жалким пьяницей, — мрачно заметил Роберт. — И ему это удавалось, пока наконец не приехал Чейз и не увез Чарлза. Ты фактически спас его, парень.

Кейт повернулась к Чейзу и вопросительно посмотрела ему в глаза. Он смог только кивнуть, потому что на душе у него было тяжело. Он всегда был несправедлив к отцу, и вообще вся его жизнь, все мировоззрение в очередной раз рушились.

— Жаль, я не знала, что ты приезжал, — мягко заметила Кейт. — Я могла бы…

Чейз посмотрел в лицо любимой женщины и увидел в ее глазах великую печаль. Она снова страдает за грехи своего отца. Нет, он этого не потерпит. Он вообще хотел устроить сегодня праздник, а не вечер воспоминаний. Пора убираться отсюда.

— Поехали домой, chere, — сказал он, прежде чем Кейт попросила Гудри продолжать. — Мне надо сообщить тебе замечательные новости… тебе одной.

Роберт осклабился:

— Сынок, все, что ты скажешь, не покинет пределов этого зала.

— Не выйдет, старик, моя невеста узнает все первой. Но ты не расстраивайся — слухи в нашем городе распространяются со скоростью пожара.

Они вышли из бара. Чейзу не терпелось рассказать Кейт о разработанном им плане мести.

— Мне казалось, ты говорил, что у тебя хорошие новости. — Кейт взглянула на освещенный луной силуэт фабрики и вздрогнула. — И зачем ты привез меня сюда? От этого здания у меня просто мороз по коже. Я-то думала, что мы навсегда забыли о нем.

Чейз припарковал «ягуар» и вынул ключ из зажигания, но из машины выходить не торопился. Некоторое время он молчал, все сильнее повергая Кейт в изумление, а потом произнес:

— Ты помнишь, что ты мне сказала как-то раз насчет фабрики? Что тебе жалко не разваливающуюся фабрику, а местных жителей, которые останутся без работы?

— Нуда, именно так. И мне очень стыдно, что я всех подвела.

Чейз отстегнул свой ремень безопасности и получил возможность обнять Кейт за плечи.

— Ничего подобного, это твой отец все натворил. Он не мог признать собственного поражения даже ради спасения производства и города. После того, как он развалил все предприятие, у тебя не оставалось ни малейшего шанса восстановить его. Ощущение теплой руки на плечах успокоило Кейт, но ей все-таки хотелось как можно скорее очутиться дома. Хотелось снова оказаться вместе с Чейзом в одной постели.

— Может, ты наконец сообщишь мне хорошие новости? — напомнила она ему.

Чейз улыбнулся, и в уголках глаз у него появились хитрые и довольные морщинки — он явно предвкушал эффект от того, что собирался сказать.

— Поправь меня, если я ошибаюсь, но ты соглашалась работать не покладая рук, лишь бы обеспечить горожан рабочими местами?

Кейт слегка склонила голову, изучая выражение лица Чейза, но не смогла понять, к чему он клонит.

— Нуда… конечно… но…

Чейз отстегнул ее ремень безопасности и помог ей перебраться со своего места к нему на колени.

— Вот так-то лучше, — сказал он с усмешкой. Кейт нечего было возразить.

— Пожалуйста, объясни, что происходит.

— Меня внезапно осенило, Кейт. Все очень просто. Мы можем отплатить твоему отцу, построив на месте его величайшей неудачи нечто стоящее.

У Кейт перехватило дыхание: неужели она поняла его правильно и он говорит именно то, о чем она думает?

— Мне понадобились три недели без сна и куча денег, потраченных на адвокатов, но я это сделал, Кейт. Сегодня я получил последние разрешения. На следующей неделе мы можем начинать приглашать подрядчиков, чтобы перестроить это чудовище в четырехзвездочный курорт. — На лице у Чейза было такое выражение, как у кошки, съевшей канарейку. — Я дал указания одному из своих казино, и в течение шести месяцев оно переедет сюда, в старое здание пристани.

Кейт открыла рот, но не могла вымолвить ни слова. Чейз не удержался от смеха, видя потрясенное выражение ее лица.

— Мы можем и Оук-Холл приспособить к делу в качестве, например, гостиницы для эксклюзивных гостей. Снаружи ничего менять почти не придется, а антиквариат твоего отца только придаст дополнительный блеск.

Голова Кейт кружилась от открывающихся перспектив.

— Подожди, — наконец выговорила она. — Дай перевести дух. Ты хочешь сказать, что решил устроить здесь курорт и казино? И тогда в городе появится рабочие места. Ты ведь собираешься нанять местных жителей?

— Ну конечно, chere. — Чейз снова рассмеялся над растерянностью Кейт. — Честно говоря, я подумал, что Шелби могла бы управлять рестораном, если захочет, но…

Кейт услышала какой-то странный писк, который могла бы издать девочка, получившая сразу дюжину дорогих новых кукол, но это пискнула она сама. Она крепко обхватила Чейза за шею и громко рассмеялась.

— Как здорово! — воскликнула она. — А как же все твои прочие дела? Как ты будешь следить за ними отсюда?

Чейз обнял ее и ответил, понизив голос:

— Ну, во-первых, по моему мнению, ты самый лучший деловой помощник, о котором можно мечтать. Во-вторых, большая часть моих предприятий уже мне не принадлежит, а остальные ждут выгодных предложений.

Кейт отстранилась, чтобы взглянуть ему в лицо.

— Ты что, продаешь свой бизнес? Он потерся об ее ухо.

— Раз я стал семейным человеком, то пришла пора остепениться, chere. — Голос его охрип от сдерживаемых чувств. — Построить дом. Стать частью общества. Нашим отцам это не удалось, и они в результате сильно пострадали. Мне хочется, чтобы наша с тобой жизнь сложилась иначе.

Сердце Чейза колотилось так сильно, что Кейт с трудом понимала, что он говорит. Она опустила голову, и их губы соприкоснулись. Она целовала его, без слов говоря о чувствах, о которых пока что боялась признаться вслух.

Все было так замечательно, так чудесно! Мечты ее сбывались одна за одной, но в глубине души Кейт понимала, что не заслуживает такого счастья. Как бы сильно она ни любила Чейза, каким бы замечательным человеком он ни был, она могла поклясться, что он немедленно покинет ее, если узнает всю правду.

От одной этой мысли у Кейт внутри все омертвело.

Что ж, придется похоронить свое чувство вины. Возможно, со временем она даже сможет забыть…

Поцелуй становился все глубже, из искр желания начинали рождаться языки пламенной страсти. Слова были забыты, наставала пора смотреть… увлекать… брать… окутывать друг друга горячими волнами соблазнов.

Губы Чейза требовали, соблазняли, околдовывали. В его поцелуе было столько наслаждения! Столько обещаний!

Кейт застонала, задвигала бедрами, ощущая его напрягшееся естество, и потянулась, чтобы расстегнуть рубашку Чейза. Ей хотелось коснуться его кожи, погладить рельефы мускулов, запустить пальцы во вьющиеся волосы у него на груди.

Одним быстрым, захватывающим дух движением Чейз стянул с нее топ. Груди Кейт сразу напряглись и заныли, моля о ласках. А когда Чейз наклонил голову и прижался к одному соску своим горячим ртом, Кейт решила, что сейчас сойдет с ума.

Она никогда не хотела его так отчаянно. Чейз был ее героем, ее возлюбленным. В общем, всем.

И она молила небеса, чтобы все это никогда не закончилось.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Нет. Нет! Нет!!! — кричала во тьму Пассионата Чагари, судорожно потрясая кулаком. — Надменный, самодовольный молодчик! Да как ты смеешь игнорировать магию и закрывать глаза на истину, ты, Северин?

В приступе ярости старая цыганка швырнула свой шар на мшистую кочку.

— Ты полагаешь, что заслуживаешь счастья и все такое? — продолжала она грозиться во тьму. — Ты вообще ничего не заслуживаешь. В глубине души ты до сих пор полагаешь, что пострадал больше всех. Ну, подумайте только! И хуже того — ты полагаешь, что въехал в этот город на белом коне, как спаситель! Будь ты проклят! — Погрозила она кулаком ночному небу. — Я поклялась, что ты получишь свою заветную мечту. А ты считаешь, что тебе просто повезло? Ну да! Больше всего на свете ты хотел быть любимым. Но никто не заслуживает любви, пока не откроет свое сердце. И ты, пока не примешь истину, ничего не получишь. — Пассионата принялась расхаживать поддеревьями, продолжая кипеть от негодования. — Ты уверен, что знаешь все о своей женщине, — сердито пробормотала она себе под нос. — Северин, какой же ты дурак! Ты говоришь, что любишь ее? Идиот, это просто похоть. Блажь. Нет! — громко сказала она. — Ты на ложном пути.

Ей надо придумать план получше. Она дала слово, и предки не сомневаются, что она сдержит его в лучшем виде.

Пассионата направила мысли на женщину. В ней кроется ответ на все вопросы — цыганка была в этом уверена.

При вспышке молнии и магии она все поняла. Увидела нужный путь.

Подобрав хрустальный шар, Пассионата сделала жест в сторону плантации. Волшебный дар оказался не в тех руках — значит, пора исправить дело.

Голова у Чейза шла кругом, и сердце разрывалось от боли. Он прислонился лбом к закрытой двери и сделал последнюю попытку.

— Кейт, ну скажи мне, что случилось. Я не понимаю.

В последние десять дней отношения между ними резко испортились. Чейз полагал, что во всем виноваты приступы утренней тошноты у Кейт. Но если это самое страшное из предстоящих ему испытаний, то он ничуть не возражал.

Но дело заключалось в том, что завтра должна была состояться свадьба, а он чувствовал что-то неладное. Очень неладное. И Кейт отказывалась разговаривать с ним на эту тему.

— Уходи, Чейз, — ответила она из-за закрытой двери. — Все кончено. Свадьбы не будет.

— Перестань это повторять и поговори со мной, — попросил Чейз, но ответом ему была тишина. Чейз потер челюсть — у него появилось ощущение, будто Кейт по-настоящему ударила его.

Он ничего не понимал. Что не так? Непорядок со здоровьем скоро пройдет, так сказал врач. Строительные работы шли медленно, но не сильно выбивались из графика. В городе, похоже, искренне радовались грядущим переменам. Все было хорошо.

Чейз так близко подошел к осуществлению своих желаний, что почти мог потрогать их руками. Но без Кейт все, что он делал, не стоило ломаного гроша. Она была его ключом к этому городу, где он хотел стать своим. Деньги и власть без нее теряли смысл.

Без нее?! О господи! Как она может отворачиваться от него сейчас? Пусть она ни разу и не сказала, что любит его, он знал, что это так. У них в прошлом было много общего. У них будет ребенок. И у них все прекрасно в постели.

Растерянный и задетый Чейз попробовал иной способ найти ответы на свои вопросы. Он спустился вниз в поисках Шелби. Если кто-то и знал, что творится в душе Кейт, то это ее подруга.

Как обычно, Чейз нашел Шелби на кухне, но этим утром она не готовила. Шелби сидела за длинным кухонным столом и работала на ноутбуке, который купила с последнего заработка. Мэдди посапывала рядом в переносной колыбели.

При звуке шагов Шелби подняла глаза.

— С Кейт все в порядке? Она попросила меня начать рассылать уведомления гостям об отмене свадьбы. Но я…

— Не надо, — сказал Чейз. — По крайней мере подожди немного. — Он сел рядом с Шелби. — Кейт не хочет говорить со мной, — признался он. — И я не знаю, как она там. Не понимаю, в чем дело. Что-то случилось сегодня утром?

Шелби пожала плечами.

— Сначала мне показалось, что это пустяки, но, похоже, Кейт приняла случившееся близко к сердцу. Она, правда, день ото дня становилась все более плаксивой, но я думала, во всем виноваты гормоны и приступы тошноты. Но это…

— Что?

— Кейт пошла к реке, чтобы нарвать цветов для букетов в доме. Я предложила заказать их у флориста в Новой Иберии, но она сказала, что и слышать об этом не хочет. — (Чейз кивнул. Очень похоже на Кейт, но что с того?) — Некоторое время спустя она вернулась, но без цветов. В лице ни кровинки, а руки тряслись и были холодными как лед. Было похоже, что она до смерти напугана.

— Почему? — не выдержал Чейз. — Что стряслось?

— Я спрашивала, но она не захотела говорить об этом. Наконец я узнала у нее, что она видела призрак на болотах. А потом Кейт добавила что-то вроде «это она во всем виновата».

— Призрак на болотах? Да это же просто старое суеверие. У Кейт случилась истерика или как?

— Нет, она даже не плакала. Я спросила, на кого был похож призрак, и она ответила, что на цыганку. И пробормотала что-то насчет проклятия.

— Цыганку? Черт! — Чейз не мог поверить, что его любимая женщина, всегда такая сдержанная и умная, вдруг ударилась в фантазии. Ну была там какая-то история про цыган, и что с того?

— Чейз, ты понимаешь, что она имела в виду?

— Пожалуй, да. — Чейз поднялся и расправил плечи. — Ты можешь мне сказать, где именно Кейт видела эту цыганку? Я пойду посмотрю. Возможно, во всем виноват болотный газ, и произошло простое совпадение.

Выслушав указания Шелби, Чейз бегом направился к болоту. Он не позволит каким-то старым цыганским проклятиям разрушить его счастье.

Когда он увидел нужную лужайку, то решил, что раскрыл тайну: в самом деле, от трясины поднимался густой зеленый пар, принимавший самые причудливые и жуткие формы. Он клубился вокруг ног Чейза, а тот гадал, как могла Кейт, выросшая в этих краях, так ошибиться. Чейз понимал, что рассказ Гудри расстроил ее, но нельзя же принимать все так близко к сердцу.

Чейз всмотрелся в туман и разглядел что-то яркое, колышущееся на ветру туда-сюда. Ага, вот эту-то штуку Кейт, наверно, и приняла за призрак цыганки.

Чейз аккуратно пробрался к старой иве, около которой трепыхалось яркое пятно. Подойдя ближе, он обнаружил шелковый пурпурный шарф, зацепившийся за сучок и развевающийся, как знамя. Правда, что-то в глубине сознания сказало Чейзу, что ветер тут ни при чем.

Поначалу Чейз даже обрадовался своей находке. Он отнесет шарф Кейт и докажет ей, что никакого призрака не было. Но стоило ему коснуться шарфа, как все изменилось. Удовлетворение сменилось растерянностью, а страх начал заползать в сердце, как те полосы тумана, что струились вокруг.

Чейз уже видел этот шарф раньше — на старой цыганке, которая подарила ему приносящую удачу драгоценность. Внезапно в голову полезли разные мысли, в груди родилось непонятное ощущение и резко закололо в виске. Перед мысленным взором Чейза вдруг появилось лицо Кейт, и странная идея пришла на ум.

Ничего удивительного, что она так несчастна: он ведь до сих не сделал ей свадебного подарка!

Что ж, он исправит положение в мгновение ока. Без малейших колебаний Чейз полез в карман и коснулся золотой безделушки. Кейт она нужнее, чем ему.

Довольный своей идеей Чейз поглубже запрятал цыганский подарок и направился обратно к дому. Он шел, широко улыбаясь, зная, что теперь все будет хорошо.

Кейт не поняла, почему она решила открыть Чейзу дверь. Скорее всего потому, что, когда он вернулся и позвал ее, в его голосе чувствовалась явная перемена. До этого он был растерянным и раздосадованным, а теперь стал спокойным и уверенным. И Кейт захотелось узнать, что же случилось.

Но прежде чем она успела задать хоть один вопрос, Чейз схватил ее в объятия и прильнул к ее губам. О нет, мысленно молила Кейт, только не это, любовь моя. Мне надо оставаться сильной, чтобы спасти тебя.

Наконец Чейз поднял голову, чтобы перевести дыхание, и Кейт отпрянула от него.

— Чейз, что тебе нужно? Я не изменю своего решения, что бы ты ни думал.

— Chere, у меня для тебя кое-что есть. Пожалуйста, давай присядем.

Сесть в этой комнате можно было только на кровать. Заманчивая перспектива, решил Чейз, но сдержался, обнял Кейт за талию и усадил ее рядом с собой на самый краешек.

— Ты хорошо себя чувствуешь? Тошнота прошла? — спросил он полным заботы голосом. Кейт покачала головой, но не произнесла ни слова. Сейчас у нее все шло нормально, но она была уверена, что это ненадолго, так зачем лишний раз вдаваться в подробности?

Она все поняла тогда, увидев призрак цыганки. Проклятие все еще тяготело над ними. А Кейт так хотела стать матерью! Когда-то она дала себе слово, что никогда не оставит своего ребенка, как оставили ее саму. Но судьба была против нее.

Она потеряет этого ребенка, как потеряла первого, и неважно, что, по словам врача, у нее все в порядке. Ей было так же плохо, как много лет назад. Все повторялось. А теперь, встретив призрак на болоте, Кейт окончательно убедилась — они прокляты.

Чейз будет раздавлен. Кейт знала — она должна ответить за то, что скрывала правду. Она не заслуживает счастья, но и Чейз не заслуживает такой боли.

Кейт ломала голову, ища способ заставить Чейза уйти. Спасти его. Возможно, уйти придется ей. Как-нибудь исчезнуть из его жизни.

— Кейт, Шелби сказала мне, ты видела цыганку на болоте. Мне очень жаль, что ты так испугалась.

— Я не… не была…

Чейз взял ее руку и нежно поцеловал ладонь.

— У меня есть для тебя свадебный подарок.

И он вложил счастливое золотое яйцо в ее руку.

— Но оно же твое, — запротестовала Кейт. — Это твое наследство.

— А теперь я хочу, чтобы оно стало твоим. Оно принесет тебе удачу. Защитит от проклятия. — Он сомкнул пальцы Кейт вокруг подарка. — Чувствуешь, какое оно теплое? Это удача начинает вливаться в твою душу.

— Мне оно не кажется теплым, — возразила Кейт, но ей стало любопытно. Она принялась разглядывать узор и камни. — Забавно. Ты раньше не говорил мне, что оно открывается. Что внутри?

На лице Чейза отразилось недоумение.

— Не знаю. Я вообще не догадывался, что оно открывается.

Чувствуя холодок предвкушения, Кейт повернула крышку яйца, и оно открылось. И тут же зазвучала нежная музыка.

— Музыкальная шкатулка, — объявила Кейт, хотя это и так было очевидно.

Н лицо Чейза набежала тень, и Кейт вдруг поняла, что уже слышала эту музыку раньше. Мелодия была похожа на колыбельную и проникала в самое сердце. Какие-то неясные воспоминания начали подниматься в душе. На глаза навернулись слезы, и комок встал в горле.

И словно чей-то голос едва слышно прошептал, что час настал. Кейт, пусть ей и было не по себе, даже была этому рада.

— Мне надо кое-что сказать тебе, Чейз, — начала она. — Помнишь, я говорила, что мой отец узнал про нас и мы ужасно поссорились той ночью?

Чейз кивнул, не отводя глаз от яйца.

— Так вот, это была я, — призналась Кейт. — Это я сказала ему. Я.. — я тогда только что сделала тест на беременность и знала, что у нас будет ребенок.

Чейз поднял глаза и впился взглядом в ее лицо.

— Той ночью я собиралась сообщить тебе о ребенке. Правда-правда. Но не успела.

Боль пронзила сердце Чейза, в голове все закружилось, и стало тяжело дышать.

В голове всплыла картина: Кейт лежит, смотрит на него снизу вверх и говорит: «Я должна кое-что сказать тебе».

Дьявол! Он-то всегда думал, что она собиралась признаться ему в любви. Но все было иначе.

Чейзу захотелось что-нибудь разбить, сломать, дать выход буре эмоций.

— Но почему ты сначала выложила все отцу, а не мне?

— Чейз, я уже объясняла. Мне пришлось бы уйти из школы, а ты ее только что закончил. На что бы мы жили сами да еще растили ребенка? Я думала, что отец поможет нам. Даст тебе работу. Заплатит врачам. — Кейт опустила голову, так что Чейз не видел выражения ее глаз. — Как я не поняла. Не догадалась, — прошептала она. — А он потребовал, чтобы я сделала аборт. Сказал, что такому отродью не место на земле.

Ослепленный яростью Чейз схватил ее за плечи.

— Так где ребенок? Мой ребенок. Ты что, отдала его?

Кейт вскочила и мгновение стояла к Чейзу спиной, по всей видимости, собираясь с духом. Когда же она обернулась, вид у нее был совершенно измученный и больной. Чейзу захотелось помочь ей. Поддержать. Но он не мог. Он себе-то самому помочь не мог.

— Когда ты уехал из города, я плакала дни напролет. Потом меня начало тошнить по утрам, и я запаниковала. Мне нужно было найти тебя, — грустно продолжала она. — Рассказать тебе. Добиться… чтобы ты помог нам. Я заняла денег у Роберта Гудри и села на автобус.

— Гудри одолжил тебе денег? Кейт кивнула.

— Пятьсот долларов. Я выплачивала их ему почти восемь лет. Но он был единственным, кому я могла доверять. И он не стал бы выспрашивать, зачем мне необходимо разыскать тебя.

Что-то внутри Чейза рушилось. У него возникло чувство, будто он разламывается на две половинки и катится к пропасти. Он не хотел слушать дальше. У него не было на это сил. Но он словно примерз к месту. А пропасть была все ближе.

— Я повсюду искала тебя, — говорила Кейт. — почти три месяца. Я… была в отчаянии. Иногда я забывала есть, иногда голодала по несколько дней подряд. А когда ела, то всякую дешевку, потому что у меня было очень мало денег. Иногда мне приходилось спать на скамейке в парке. Но я нигде не могла найти тебя.

Чейз не мог больше этого выносить. При мысли о Кейт, такой одинокой, измученной и несчастной, ему жег душу адский огонь. Он вскочил на ноги и отошел в другой угол комнаты.

— Так что случилось с ребенком, Кейт? — Он должен выслушать все до конца, может, тогда он снова будет в силах хотя бы вздохнуть.

— Чейз… прости… наш ребенок… наша девочка умерла. Это все моя вина. Мне надо было лучше заботиться о себе. «Скорая» в Новом Орлеане пыталась спасти ее, но она родилась слишком рано. — Кейт закрыла лицо руками и заплакала. — Это все из-за меня. Все по моей вине.

Сердце Чейза разрывалось от боли.

— О господи, — только и смог выговорить он между приступами ослепляющей ярости и страдания. Он не мог поверить в услышанное, но знал, что Кейт говорит правду.

Кто-нибудь, помогите, у меня нет больше сил, безмолвно молил он. Нет, вдруг пронзила его безумная мысль, пусть лучше будет еще больнее. Так больно, чтобы он смог забыть обо всем на свете.

Чейз подошел к окну и стукнул кулаком прямо по стеклу, дробя его на сверкающие осколки. Каким же он был идиотом. Напыщенным, самодовольным скотом. Гореть ему в аду!

— Чейз! Что?.. — К нему подбежала Кейт и взяла его окровавленную руку. — Ты порезался, давай я помогу.

Не обращая внимания на ее слова, Чейз рухнул на колени, обнял ее за талию и зарылся лицом в живот.

— Я оставил тебя, — срывающимся голосом простонал он. — Просто ушел. Я был так уязвлен, что даже не подумал о тебе. Просто поверить не могу. Желание провалиться сквозь землю становилось все нестерпимее. — Я должен был остаться с тобой. А я бросил тебя наедине с отцом. Наедине с твоей болью. Прости меня.

— Это… я… — Кейт едва могла говорить от нахлынувших чувств.

Внезапно еще более ужасная мысль пришла Чейзу в голову.

— Но после… ты вернулась сюда. Зачем, Кейт? — Он в ужасе ждал ответа.

— Я, наверно, поступила глупо, — невесело усмехнулась Кейт, — но я подумала, что ты, может статься, вернешься за мной. И я хотела быть там, где ты легко сможешь меня найти.

Чейз открыл рот, но не вымолвил ни слова.

— Мне потребовалось два года, чтобы понять — ты не вернешься, — продолжала Кейт. — Но к тому времени также стало ясно, что я нужна городу, как единственный вменяемый представитель семьи Белтрейнов, который будет служить буфером между горожанами и моим отцом.

Десять долгих лет она мучилась с этим ублюдком Белтрейном. Его любимая вела жалкое, унизительное, мучительное существование, в то время как он сам упивался своим гневом и растравлял несуществующие обиды и раны.

Чейзу стало так плохо, что хотелось умереть. Но он не мог так поступить. Не мог снова оставить Кейт одну. Ни за что на свете.

Он поднялся на ноги и заглянул ей в лицо.

— Я не заслуживаю тебя, любовь моя. Я могу только умолять тебя не бросать меня. — Он провел тыльной стороной порезанной руки, чтобы смахнуть навернувшиеся слезы. — И если ты не любишь меня… или не хочешь выйти за меня замуж… я пойму. Но дай мне еще один шанс все исправить.

Кейт взглянула на его израненную руку, а потом посмотрела в глаза.

— Я люблю тебя, Чейз. И всегда любила. Я сказала, что не выйду за тебя, потому что была напугана. Я боялась за нашего малыша. Боялась проклятия.

Она любит его. Чейзу потребовалась целая минута, чтобы осознать сей факт. А когда это произошло, он привлек Кейт к себе.

— Нет никакого проклятия, chere, — прошептал он. — Клянусь тебе. И на этот раз с вами обоими ничего не случится. У нас будет малыш… и не один. Конечно, нам не вернуть нашу девочку, но мы станем настоящей семьей.

Кейт робко прикоснулась к его лицу и прошептала в ответ:

— Но я видела призрак цыганки.

— Да нет же, — возразил Чейз и вытащил шарф из кармана. — Это настоящий шарф. Потрогай его. Ты видела живого человека, а не призрак. Если когда-то и существовало проклятие, то теперь оно снято.

Кейт взяла у него шарф, погладила — и внезапно силы изменили ей. Она заплакала и прильнула к Чейзу.

А он прижал ее покрепче и старался удержать слезы радости. Произошло чудо. Волшебство. Все его мечты сбылись.

Цыганка. Он не знал как, но эта женщина спасла ему жизнь. И он поклялся когда-нибудь выяснить причину.

— Chere, скажи это еще раз, — прошептал он, касаясь губами волос Кейт.

Она слегка отодвинулась от него, и хоть глаза у нее еще были влажными, в них сверкал особый огонек.

— Я люблю тебя, Чейз Северин. Всегда любила. И всегда буду любить.

ЭПИЛОГ

Пассионата Чагари стояла в густой тени деревьев и наблюдала, как наследник цыганского дара женится на женщине своей мечты.

Ну наконец-то, облегченно подумала она, Чейз Северин получил то, чего желал. Теперь он заслуживает любви.

Однако оставалось сделать еще одну вещь, прежде чем ее миссия будет завершена. Так что, когда гости собрались на веранде за праздничным обедом, Пассионата решила дать знать Чейзу о своем присутствии. Он получит ответы на свои вопросы.

Чейз уловил яркое пятно, вспыхнувшее как неоновая вывеска среди болотных зарослей. Убедившись, что с Кейт все в порядке и она занята беседой, он украдкой покинул веранду и направился на болото.

Долго искать не пришлось — под раскидистой ивой стояла старая цыганка, которая подарила ему яйцо.

— Зачем ты пришла? — требовательно спросил Чейз. Ему самому становилось не по себе, и он надеялся, что Кейт ничего не заметит.

Пассионата раздвинула губы в беззубой усмешке.

— Хочешь выслушать еще одну историю, Северин? Ну так я тебе ее расскажу.

Чейз сложил руки на груди.

— Приступай. Только я не верю в цыганские проклятия.

— Но теперь ты веришь в магию, не так ли?

Чейз не мог не признать, что подарок и вправду оказался волшебным. Но черт его побери, если он скажет об этом!

— Просто выкладывай свою историю. Что сделала моя бабка, чтобы заслужить такое наследство?

Пассионата не заставила упрашивать себя дважды.

— В стародавние времена, когда на цыганские таборы смотрели с опаской и недоверием… а кое-кто до сих пор так к нам относится, — добавила она, — когда я была молода и носила первое дитя, что-то пошло не так. Мой отец тогда еще не владел магией и мудро рассудил, что моему ребенку и мне нужна медицинская помощь, раз уж ничего не помогает. Но никто не хотел лечить меня, — сокрушенно покачала она головой. — Я и мое нерожденное дитя уже готовились отправиться на небеса, когда меня нашла Люсиль, сама тогда еще совсем юная девушка. Она тайком провела меня в свое поместье и упросила их личного доктора помочь.

Чейз слушал как зачарованный. Но эта история уж очень сильно походила на историю их с Кейт потерянного ребенка. Он потер руки, чтобы прогнать неожиданно напавший озноб.

— Я и мой ребенок выжили только благодаря доброте Люсиль. — Цыганка вздохнула от собственных воспоминаний. — Мой отец много лет искал способ отплатить ей. Но у Люсиль было все. Однако незадолго до своей смерти отец наконец-то познал магию…

— Подожди минутку, — прервал ее Чейз. — Как у тебя это получается?

Пассионата махнула рукой, давая понять, что не ответит.

— Эта тайна только для цыганских ушей, Северин. Так что не спрашивай. Чего хотела Люсиль, — продолжала цыганка, — так это снова быть вместе со своей дочерью. Но мой отец был не в силах исполнить желание. Ее дочь — твоя мать — умерла много лет назад. — Глаза цыганки заблестели от набежавших слез. — Мой отец уже был на смертном одре, когда узнал, что дни Люсиль тоже подходят к концу. Тогда он создал это наследство и взял с меня клятву, что я исполню его волю. Я с радостью согласилась, потому что тоже была в огромном долгу, — торжественно продолжала она. — Молодые мужчины из семьи Стил должны были получить волшебные подарки, созданные специально для них. Предназначение даров — приносить своим владельцам любовь, которой им всем так не хватало и которой они желали превыше всего на свете. — Пассионата качнулась на каблуках и сложила руки на груди, подражая Чейзу. — И цель в конце концов была достигнута.

Как ни странно звучала эта история, Чейз верил каждому слову. Он собственными глазами видел, что волшебство действительно работает.

— Я искал тебя не для того, чтобы выслушать эту историю, — наконец сказал он. — Но я рад, что ты мне ее рассказала.

Пассионата наклонила голову набок, безмолвно спрашивая об истинной причине.

Чейз улыбнулся ей. Его жизнь была настолько полна счастьем и любовью, что ему казалось — он теперь до конца своих дней будет улыбаться всему миру.

— Я пришел, чтобы поблагодарить тебя, признался он. — Ты спасла мою жизнь своей магией, цыганка. Считай, что твой долг выплачен сполна.

И Чейз поторопился вернуться к своей молодой жене. На всю жизнь он сохранит в душе благодарность бабушке, которую ни разу не видел. И цыганскому барону, сумевшему овладеть магией.

Наконец-то жизнь его была полна и прекрасна. А самое главное волшебство будет жить в его сердце.

И имя этом волшебству — любовь.

Примечания

1

Покер на раздевание. — Прим. перев.

(обратно)

Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ
  • *** Примечания ***