Древний Восток [В Струве (ред)] (fb2) читать онлайн

- Древний Восток 11.32 Мб, 280с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - В. В. Струве (ред)

Настройки текста:



В. В. Струве (ред.) Древний Восток

Книга для чтения

Как ученые узнали историю стран древнего Востока[1]

Три-четыре тысячи лет назад вся северная Европа была ещё покрыта труднопроходимыми лесами. Не было ни городов, ни оседлого населения, только в долинах рек, около больших пещер, находились отдельные временные стоянки охотников-рыболовов.

А на юге и востоке в это время, на плодородных землях вдоль Тигра и Евфрата в Месопотамии, в долине Нила в Египте, в северной Индии, в бассейне реки Хуанхэ в Китае, уже расцветала высокая, богатая культура. Здесь были шумные, людные столицы — полные чудес египетские Фивы, богатый Вавилон, «логовище львов» Ниневия, сказочные индийские города Хараппа и Мохенджо-Даро.

Здесь искусные зодчие воздвигали прекрасные дворцы, храмы, гробницы, а опытные художники украшали их росписями, рельефами и статуями. До сих пор сохранились развалины этих древних городов, прекрасные памятники искусства и многочисленные разнообразные надписи — свидетели далёкой старины.

В странах древнего Востока впервые произошло разделение людей на классы, появились рабы и рабовладельцы. Здесь происходили первые восстания бедноты против господ и богачей, здесь образовались первые в мире крупные государства, основанные на рабском труде, — «восточные деспотии».

Здесь первые в мире учёные занимались изучением не только арифметики, но и алгебры и геометрии, астрономы наблюдали движение небесных светил, строители воздвигали пирамиды и храмы, здесь впервые изобрели бумагу, порох и компас.

На юго-западе находилось могучее Египетское государство. В междуречье Евфрата и Тигра была расположена страна мудрецов Вавилония и воинственная Ассирия. Позднее, в VII в. до н. э., Ассирия превратилась в мировое для того времени государство и включила в свои границы много других стран.

На восточном побережье Средиземного моря была расположена страна мореходов — Финикия. В горах между Каспийским морем я Персидским заливом жили племена мидян и эламитян.

В треугольнике, образованном тремя озёрами: Ван, Севан и Урмия, расположились селения урартов — единственного народа, сумевшего в конце IX в. до н. э. разбить сильных ассирийцев. Урарты — предки некоторых современных народов, населяющих советское Закавказье.

В центре Малой Азии по реке Галис и на склонах Тавра жили воинственные хеттские племена. В конце XV в. до н. э. они захватили Малую Азию и даже отвоевали у Египта владения в Сирии и Палестине.

Богатство и роскошь больших городов, плодородные поля в долинах Нила и Месопотамии привлекали кочевников-скотоводов. Их частые набеги опустошали страны и разрушали города. Так, в конце XVIII в. до н. э. племена гиксосов завоевали Египет, Финикию, Палестину. Только, через сто пятьдесят лет они были изгнаны из. Египта. Примерно, в то же время Вавилон, был захвачен касситами.

Иногда здесь возникали большие государства, они легко завоёвывали соседние страны, увеличивали своё могущество, но затем столь же стремительно гибли. «Мировое государство» Ассирия владела всеми перечисленными странами всего лишь около полустолетия и в конце VII в. рухнула под совместными ударами Мидян и вавилонян.

В южной части Иранского плоскогорья среди песков, чередующихся с цветущими долинами рек, жили племена парсуа — предки современных иранцев. Эти племена образовали Персидское царство. В середине VI в. Персия подчинила своей власти большинство стран Ближнего Востока. Государство персидских царей Ахеменидов просуществовало в течение двух столетий, вплоть до завоевательных походов Александра Македонского.

Одновременно с государством Ахеменидов выросла и расцвела на территории древнего Хорезма яркая и самобытная культура местных народов, предков жителей советских среднеазиатских республик.

— Во втором тысячелетии до нашей эры местное население Северной Индии было завоёвано племенами кочевников-ариев, которые раньше проживали, по-видимому, в восточной части Иранского плоскогорья. В середине первого тысячелетия в долинах рек Ганга и Инда образовалось крупное государство Магадха. Западная часть его была впоследствии завоёвана персидскими царями из династии Ахеменидов, а затем, на короткое время, Александром Македонским.

Более самостоятельно, вне непосредственной связи с политическими событиями Ближнего Востока, развивалась история древнего Китая. Согласно преданиям, около 1400 г. до н. э. на реке Хуанхэ был основан большой город Шан, завоёванный в XII в. до н. э. кочевниками и переименованный ими в Инь. От этого города весь древнейший период истории Китая называется Шанским или Иньским. Жители государства Шан-Инь знали искусство письма, широка пользовались медью и бронзой.

Только во II в. до н. э., во время династии Хань, китайское, государство распространяется далеко на запад, вплоть до Средней Азии. Немного позже начинается регулярный обмен китайского шёлка на изделия западных стран. Однако непосредственного соприкосновения Китая с государствами Средиземноморья древность не знала.

Народы древнего Востока, жившие в речных долинах Египта, Месопотамии, Индии и Китая, первыми вышли из первобытного состояния, начали заниматься земледелием, достигли, высокого уровня культуры Овладевая силами природы, эти народы первыми стали широко применять труд рабов и образовали древнейшие в мире государства. Вот почему с историй этих народов начинается история человечества.

Долгое время история, народов древнего Востока была очень мало известна. Иногда находили памятники древних, давно погибших культур, документы, написанные на языке древнейших обитателей стран Востока, надписи на каменных плитах, на Глиняных табличках, на листках папируса, но никто не мог прочесть их. Правда, о Египте и Вавилонии, о Персии и Индии Много писали греческие и римские историки. Их произведения в значительной части дошли до нашего времени. Латинский и греческий языки знали многие учёные. Следовательно, кое-что из истории стран древнего Востока было ужё известно. Однако греческие путешественники познакомились с этими странами тогда, когда древнейшие государства уже пришли в упадок, когда многое из их истории было забыто и утеряно. И только в храмовых и царских архивах сохранились летописи и исторические документы; Но ни греки, ни римляне не умели читать египетского иероглифического письма и клинописных надписей народов, населявших Переднюю Азию. Санскрит — письмо древних индийцев — и китайские иероглифы стали известны в Европе только в XIX в.

Некоторые греческие и римские историки сами побывали в странах древнего Востока. Они бродили по шумным базарным площадям, слушали легенды о подвигах древних царей, сами видели сказочные дворцы и великолепные храмы минувших времён.

Основываясь на виденном и слышанном, написал свою историю греческий историк Геродот. В V в. до н. э. он объехал весь Египет и города Месопотамии. Так поступали и другие древние историки. Труды греческих и римских авторов были единственными источниками, из которых европейцы могли узнать историю древнего Востока, когда никто ещё не умел читать их древних письмен. Это были очень неполные и неточные знания. Многие факты были искажены, последовательность событий часто не соблюдалась!

Только после того как в XIX в., лет 100–130 назад, многие учёные общими усилиями научились читать древневосточные письмена, перед историками открылась широкая возможность изучить по-настоящему историю стран древнего Востока на основании Подлинных документов. Раньше всего были прочтены египетские письмена.

Египетские надписи ещё в древности были известны в Европе Ещё римские императоры привозили из Египта памятники — обелиски и ставили их на площадях для украшения столицы. Загадочными надписями, написанными красивыми иероглифическими знаками в виде животных, птиц, людей и всевозможных предметов, — многие любовались, но на протяжении многих веков никто не мог их прочесть.

Интерес к египетскому языку оживился в конце XVIII в., во время экспедиции Наполеона в Египет. Особенно большой интерес вызвала находка большой плиты около города Розетты. Однажды солдаты рыли траншеи для окопов. Вдруг заступ одного из них ударился о камень. Они решили, что это сундук с кладом, и стали быстро его откапывать. Каково же было их разочарование, — когда, вместо ожидаемых сокровищ, они вынули большую плиту, — всю испещрённую письменами. Солдаты привыкли к подобным находкам египетских древностей и не обратили внимания — на плиту, но их привлекла необычайная надпись под иероглифическим текстом. Нижняя надпись состояла из знаков, очень напоминающих хорошо знакомые буквы. Оказалось, что часть записи была сделана на греческом языке. Учёные, которым впоследствии доставили найденную плиту, без труда прочитали этот текст. По месту находки плита была названа «Розеттским камнем». Именно она стала тем фундаментом, на котором выросла наука о древнем Египте — египтология.

Надпись на Розеттском камне была высечена в честь, молодого фараона Птолемея V, который вступил на престол в 203 г. до н. э. Он осыпал своими милостями жрецов, давал им всевозможные льготы и постоянно заботился об обогащении храмов. Благодарные жрецы решили поставить в храме его статую и объявить праздниками день его рождения и день восшествия на престол; В заключение было решено высечь текст постановления жрецов на египетском и греческом языках. Это указание подтвердило догадки, что текст, записанный на обоих языках, является одинаковым. Значит, можно попытаться разобрать египетскую надпись, имея её точный перевод на хорошо известный европейским учёным греческий язык.

Розеттский камень.
Но как за это взяться? Ведь в разных языках порядок слов всегда различен. Как же можно найти соответствующие друг другу слова в двух разных текстах, не зная одного из языков? И даже если бы мы нашли одни и те же слова это бы мало помогло делу, так как одинаковые слова обычно по-разному произносятся на разных языках. Например, если мы и знаем, что слово table означает по-французски «стол», мы всё же не сможем его прочесть, не зная французских букв.

Здесь помогло одно обстоятельство. Единственные слова, которые звучат более или менее одинаково на всех языках, — это собственные имена. А так как в надписи упоминается имя фараона Птолемея, то надо было попытаться найти его и в иероглифическом тексте.

Оказалось, что это возможно. Учёные уже давно обратили внимание на то, что некоторые группы иероглифов египтяне об водили овалом — «картушем». Так они выделяли в надписях царские имена. Нетрудно было догадаться, что иероглифы в картуше в самом деле обозначают имя фараона Птолемея. Установив это, можно было попытаться выяснить и значение каждого иероглифического знака.

Картуши с именами Птолемея и Клеопатры.
Однако это было не так просто, как могло показаться с первого взгляда. Многие учёные пытались подобрать ключ к этой надписи, но у них не было достаточной подготовки; они могли только угадывать, а не идти путём научного исследования и изучения текста.

В 1808 г. над дешифровкой надписи на Розеттском камне начал работать 18-летний учёный Франсуа Шампольон. Он великолепно владел греческим языком и латынью, хорошо знал коптский, свободно говорил и писал на арабском языке. В 20 лет он уже был «доктором словесности». Именно эта серьёзная научная подготовка и прекрасное знание древних языков помогли молодому учёному решить его трудную задачу.

Вооружённый такими знаниями, Шампольон подошёл к разгадке Розеттского камня не тем путём, что его предшественники. Прежде всего Шампольон попробовал подставить буквенные значения к иероглифам в имени «Птолемей».

Первый (верхний левый) иероглиф имени в картуше он попытался читать как п; нижний левый иероглиф — как т, следующий за ними — как о; иероглиф, похожий на рисунок сидящего льва, — как л; иероглиф, находящийся под этим рисунком, — как м; два следующих иероглифа — как ай, и, наконец, последний иероглиф — как с. Получилось «Птолмайс». По сравнению с греческим произношением этого имени «Птолемайос» в египетском не хватало буквы е и второго о. Выходило, что египтяне произносили не «Птолемайос», а «Птолмайс». Но Шампольона это не смутило, так как он хорошо знал, что в таких языках, как арабский и древнееврейский, гласные буквы очень часто пропускаются. Следовательно, он имел основание предположить, что и в египетском языке тоже, может быть, некоторые гласные выпадают.

Однако это было только начало дешифровки. Ведь он прочёл одно лишь имя, сомнения в точности чтения были вполне закономерны. Через некоторое время Шампольону посчастливилось найти другой памятник, на котором он прочёл имя царицы Клеопатры. Благодаря этому имени Шампольон узнал несколько новых иероглифов и утвердился в чтении уже знакомых иероглифов, как л, о, п, и т, которые встречаются в обоих именах.

Постепенно Шампольон перешёл от чтения имён к чтению отдельных слов и даже целых фраз. В понимании прочитанного ему помогло знание коптского языка, в котором сохранились общие корни с древнеегипетским. Наконец, Шампольон убедился в том, что он действительно нашёл ключ к чтению египетских иероглифов и понимает древнеегипетский язык. 27 сентября 1822 г. он сделал об этом доклад на заседании Академии наук в Париже, где присутствовало много европейских учёных из разных стран. Эта дата считается днём рождения новой науки — египтологии.

Значительно более трудным делом оказалась дешифровка другого древневосточного письма, называемого «клинописью». Это название при думал в XVII в. итальянский путешественник — купец Пьетро делла Валле, который побывал в Персии. Он увидел там на больших каменных плитах, в развалинах дворца в Персеполе, странные узоры, состоящие из углублённых клинышков, врезанных в камень.

Пьетро делла Валле внимательно рассматривал необычайный узор и пришёл к выводу, что это надпись, в которой каждый знак обозначает, может быть, целое слово, что их следует читать не справа налево, как обычно читаются все книги восточных народов, а слева направо. На эту мысль его натолкнуло направление косого клинышка, который иногда вставлялся между знаками и который он правильно принял за разделительный клин между словами. Он написал об этом своему другу в Италию и высказал в письме свои предположения.

Его наблюдения оказались совершенно правильными, но многое ещё продолжало оставаться неясным. Во-первых, на каком языке написаны все эти тексты, что собой представляют знаки — целые слова (идеограммы), буквы или слоги? Всё это предстояло решить, но никто не знал, с какого же конца взяться за разрешение задачи.

Только после того как датский путешественник конца XVIII-начала XIX в. Нибур привёз и опубликовал точные копии больших клинообразных текстов, стала возможной работа над их изучением. Сам Нибур пришёл к выводу, что надпись составлена на трёх языках тремя различными системами письма. Он подсчитал количество различных знаков, при помощи которых была сделана каждая часть надписи. В первой части оказалось около 30 знаков, и Нибур установил, что она была написана алфавитным письмом; во второй части было около ста знаков, по-видимому, она была написана слоговым письмом. Наконец, третья часть была написана самым трудным письмом — целыми словами, в ней было несколько сот знаков. Понятно, что ученые стали работать над первой частью надписи, как наиболее лёгкой.

Первый шаг к прочтению клинописи удалось сделать немцу Гротефенду, учителю классических языков: греческого и латыни. Он начал заниматься изучением клинописи в 1800 г. и через два года, путём остроумных Догадок и логических рассуждений, нашёл ключ к дешифровке верхней части надписи.

Прежде всего Гротефенд решил, на каком языке написан алфавитный текст. Он рассуждал следующим образом: надпись найдена на развалинах дворца в том месте, где была столица древних персидских царей. Начинается надпись с текста, написанного алфавитным письмом, по-видимому, это алфавитное письмо должно быть персидским, так как только со своего родного языка могли начинать надпись персидские пари.

Затем Гротефенд обратил внимание, на то, что одна группа слов многократно повторяется в разных частях надписи, и предположил, что это, должно быть, титулатура персидских царей. Гротефенд выбрал две таких фразы, в которых совпадали все слова, кроме двух, и продолжал рассуждать дальше. Первая фраза состояла из восьми слов, вторая — из девяти. Слова очень нетрудно было отделить одно от другого, так как между ними стоял косой разделительный клин. Второе слово в первой фразе встречается три раза, во второй фразе — четыре. Что бы это могло быть? Несомненно, это слово — «царь», так как только оно может так часто повторяться в царском титуле. Титулатура персидских царей в эпоху средних веков была известна и выглядела примерно так: «Шапур, царь великий, царь царей, Бахрам Гура сын, Сасанид». Гротефенд, убедившись в том, что слово «царь» повторяется так же часто в средневековой титулатуре, как и в древней, решил, что она осталась без изменений. Он попробовал подставить этот порядок слов в клинописную фразу, и все они стали на место.

При этом он заметил, что в одной надписи группа знаков, означающая слово «царь», повторяется четыре раза, а в другой — только три. Что это значит? Очевидно, в сокращённой титулатуре «царь великий», «царь царей» не был сыном царя. Гратефенд решил, что здесь имеется в виду Дарий, сын вельможи Гистаспа, овладевший в 521 г. до н. э. персидским престолом. Именно он был царём, хотя не был царским сыном. И вот Гротефенд стал определять знаки, стоящие перед титулом и передающие, очевидно, царское имя. Он установил буквы д, а, р, и т. д, а в другой титулатуре уже без всякого труда прочёл имя паря Ксеркса, сына Дария.

Так Гротефенд прочёл часть древнеперсидской надписи. Это было огромным шагом вперёд. Учёные получили в свои руки перевод нескольких клинописных знаков.

После Гротефенда работа над дешифровкой этой надписи продолжалась. Она подвинулась вперёд после находки другой большой надписи на высокой Бехистунской скале, стоявшей у дороги недалеко от города Керманшаха. На огромном рельефе был изображён царь Дарий, к которому подводили царей, восставших против персидского господства. Под рельефом была большая надпись из 400 строк, написанных тремя клинописными системами. Она находилась очень высоко над землёй, и снизу её невозможно было разобрать.

Англичанину Раули неону удалось скопировать почти всю эту надпись и разобрать её. В 1836 г. он полностью прочёл первый отрывок надписи на древнеперсидском языке, и можно считать, что с этого времени чтение персидской клинописи было окончательно установлено. В надписи оказалось очень много собственных имён царей и географических названий. Благодаря этому была облегчена дальнейшая работа, так как стала известно буквенное значение целого ряда знаков.

Учёным удалось доказать, что третья, нижняя часть надписи была составлена на вавилонском языке, так как клинопись её была похожа на письмена, найденные на развалинах древневавилонских городов. Чтение вавилонского письма облегчалось и тем, что к тому времени учёные уже знали: вавилонский язык принадлежит к той же группе языков, что арабский и древнееврейский. Все эти языки имели много общих корней слов. Благодаря этому стало возможным чтение вавилонских и ассирийских текстов, язык которых был близок друг к другу и система клинописи обоих очень сходна.

В 50-х годах вавилонскую и ассирийскую клинопись уже читали многие учёные, но не было, ещё полной уверенности в том, что задача дешифровки решена правильно. Тогда для проверки сделали следующий опыт. В 1857 г. была найдена новая, никому ещё не известная надпись. С неё сняли четыре точные копии и разослали четырём учёным; каждый должен был прочесть и перевести эту надпись совершенно самостоятельно. Оказалось, что все четыре перевода одинаково передавали содержание надписи. Это событие считается основанием новой науки о клинописи, которая называется ассириологией. Она получила такое название от того, что вначале были прочитаны преимущественно ассирийские тексты.

После дешифровки ассирийской и вавилонской клинописи изучение других клинописных систем, которыми написаны документы урартийцев и хеттов, оказалось значительно более лёгким делом. В конце прошлого века учёные стада читать клинопись урартских надписей, а в начале XX в. оказалось прочитанным и хеттское письмо, В 1928 г. были найдены древнефиникийские клинописные таблички. Через два года их уже научились свободно читать.

Китайские иероглифы и санскритское письмо индийских надписей умеют читать специалисты историки и лингвисты. Можно сказать, что теперь уже изучены почти все языки, на которых написаны древневосточные надписи.

Во второй половине XIX в. прославились крупные русские учёные-востоковеды М. В. Никольский и В. С. Голенищев. М. В. Никольский открыл древнешумерские иероглифы, из которых потом развилась шумерская и вавилонская клинопись.

В. С. Голенищев посвятил свою жизнь изучению египетского языка и собиранию египетских памятников. В московском Музее изобразительных искусств имени A. G. Пушкина хранится большая коллекция первоклассных египетских памятников; искусства и письменности. Основная часть этой коллекции была создана В. С. Голенищевым. Собрание древнеегипетских памятников Музея изобразительных искусств имеет огромную ценность и известно учёным всего мира.

Такое-же мировое значение имеет и собрание египетских древностей, хранящихся в Государственном Эрмитаже в Ленинграде. В этих музеях собраны также памятники и других стран Востока, клинописные таблички, печати, ассирийские рельефы, памятники древней страны Урарту.

Крупнейшим русским востоковедом был академик Б. А. Тураев. Он написал много исследований по разным вопросам, касающимся изучения древнего Востока. Самым большим трудом его является двухтомная «История Древнего Востока», написанная Тураевым на основании изучения подлинных египетских, вавилонских, ассирийских, финикийских и древнееврейских памятников и документов. Тураев создал целую школу русских египтологов и историков древнего Востока.

За время советской власти Эрмитаж особенно обогатился памятниками из Урарту благодаря тому, что в Армении систематически ведутся раскопки на месте древних городов и крепостей Урарту. Советский учёный Б. Б. Пиотровский откопал большой урартский город Тейшебаини. Благодаря многолетним археологическим раскопкам С. П. Толстова была вскрыта в Средней Азии блестящая культура древнего Хорезма.

При советской власти наука о древнем Востоке получила огромное развитие. Ежегодно отправляются в Закавказье и Среднюю Азию многочисленные археологические экспедиции, которые значительно обогащают науку о древнем Востоке.

Египет

На родине предков египтян[2]

На тысячи километров раскинулись непроходимые леса. Местами они редеют, постепенно переходя в степи. Степи покрыты густой высокой травой, среди неё пестреют яркие, красивые цветы. А потом опять. — дремучие, леса и снова степи, покрытые пышной растительностью. Кое-где их прорезают сверкающими лентами реки и ручьи. А когда идут дожди настоящие тропические ливни, которые в зимнее время бывают тут очень часто, — по узким ложбинам текут бурные потоки воды. Они наполняют озёра, подымают уровень воды в реках и ручейках, заливают низменности и, застаиваясь там, образуют обширные пространства болот.

Леса и степи населены множеством разнообразных животных. Это можно сразу увидеть по многочисленным звериным тропам, проложенным сквозь леса и степи к водопою. Вот неуклюжие отпечатки тяжёлых широких ступней. Тут недавно прошли к водопою слоны. Можно различить и следы кабана, и антилопы, и буйвола.

Трудно поверить, что эти благодатные места с такой цветущей растительностью, богато населённые различными дикими зверьми, находились там, где теперь тянутся огромные пространства бесконечных песков пустыни Сахары.

Тогда ещё весь север Европы был покрыт мощным ледниковым покровом, а в южной части Европейского материка росли лишайники, хвойные деревья и карликовые леса, зато вся северная Африка была покрыта сплошной растительностью. Климат здесь был жаркий и влажный. Ежегодно шли длительные непрерывные дожди. Множество рек прокладывали своё русло через леса и степи, стекали с гор в низменную долину на востоке, впадали в мощный полноводный Нил.

Много различных племён кочевало в те времена в лесах и степях Сахары. И сейчас ещё на скалах сохранились рисунки этих древних жителей Сахары. Обычно на них изображены сцены охоты на диких зверей. В глубине земли археологи находят большое количество орудий из кремня, которыми когда-то пользовались первобытные охотники. В течение многих тысяч лет жили они в Сахаре.

Впоследствии за несколько десятков тысячелетий до нашего времени, когда в Европе кончился ледниковый период, климат северной Африки изменился. Прекратились дожди, постоянные засухи и палящий зной иссушили страну. Выгорели травы в степях, исчезли леса, высохли реки — вся местность покрылась сухими песками. Возникла такая пустыня Сахара, какой мы знаем её теперь. В те времена многие племена охотников двинулись из пустыни на север к морю и на восток к берегам Нила. Это были первые обитатели Нильской долины.

Первые поселенцы продолжали по-прежнему охотиться на диких зверей, но близость реки натолкнула их на мысль ловить рыбу. Приручать животных люди научились ещё на прежнем месте, и в долине Нила они продолжали разводить скот. На заливных нильских лугах были прекрасные пастбища, там паслись многочисленные стада коз, свиней, овец и быков.

Наряду со скотоводством обитатели Нильской долины стали заниматься земледелием. Как только во время наводнения вода в Ниле разливалась и заливала все поля и селения, жители уходили на запад в сухие места и там, выжидали спада воды. Когда Нил начинал входить в свои берега и постепенно показывалась суша, все жители возвращались обратно. Под схлынувшими водами на полях оставался толстый слой речного ила. В него жители бросали горсти проса или ячменя. Это был «дикий посев», как стали называть его позже. Несмотря на то, что поля совсем не обрабатывались, плодородный ил, влажная рыхлая почва и горячее солнце делали своё дело; жители собирали немалый урожай. Потом наступал период засухи. Земля высыхала и трескалась, всё выгорало под палящими лучами солнца, и снова жители кочевали со своими стадами в предгорья, где были травянистые пастбища.

Так продолжалось до тех пор, пока жители Нильской долины не научились по-настоящему обрабатывать землю и побеждать засуху. Они вырыли каналы, которые во время разлива наполнялись водой, а во время засухи водой из этих каналов жители Нильской долины стали поливать свои поля.

Рытьё каналов было одной из самых трудных работ. Ведь у землекопов не было ничего, кроме мотыг с кремнёвыми наконечниками, В этой работе участвовало всё взрослое население, так как орошение земли значительно увеличивало урожай. Дамбы строились общими усилиями, отдельные семьи обрабатывали землю маленькими участками и собирали с них урожай, который хранили в ямах, под полом своих хижин. Но эти участки земли не были собственностью отдельных людей, их нельзя было ни продать, ни подарить. Земля принадлежала всем. Все жители общины были равны между собой.

С течением времени, стали появляться более богатые семьи, которые обрабатывали большие участки. Они собирали больше зерна, имели много скота. Скотоводством занимались мужчины, поэтому скот был собственностью главы семьи, и теперь отец передавал своё имущество по наследству своему сыну.

Для защиты от врагов поселения огораживали стеной. Такие поселения стали называть «городом». Всё же в то время «город» больше напоминал деревню. Здесь жила целая родовая община. Маленькие, тесные хижины из тростника располагались без всякого плана. Улиц не было. Дома — убогие лачуги. Стены сложены из необожжённого кирпича. Пол глинобитный, крыша — плетёная циновка из тростника. Дверь — просто отверстие для взвода, прикрытое циновкой. Только через Дверь проникает свет в хижину. Поэтому в ней всегда царила полутьма. Впрочем, свет там и не был нужен: в хижинах проводили только ночь. Вся жизнь сосредотачивалась на дворе, у порога дома. Здесь на очагах из кирпича женщины варили пищу в глиняных горшках; тут же, стоя на коленях, они растирали на ручных каменных зернотёрках зёрна ячменя или эмера (пшеница). Тут же около хижины на ткацком станке женщины ткали из льна полотна для одежды.

Мужчины работали на полях, выгоняли скот на пастбища или уходили далеко в сторону пустыни охотиться на диких зверей. Иногда же они надевали боевое вооружение и отправлялись на войну с соседними племенами.

Различные племена вели частые войны друг с другом. Они стремились присвоить землю своих соседей, захватить добычу, взять в плен побольше воинов. Когда раньше охотничьи племена воевали друг с другом, они никогда не брали врагов в плен, их просто убивали. Только после того как охотники стали земледельцами и скотоводами, им понадобилось много рабочих рук для ухода за скотом, обработки земли, для рытья каналов и орошения полей. Поэтому победители перестали убивать военнопленных, а стали приводить их в поселения и заставляли выполнять самые трудные работы. Египтяне называли пленников «секер-анх»; буквально это значит «живой убитый».

Пленников держать было очень выгодно; им ничего не платили за работу, кормили их впроголодь, жестоко наказывали, избивали, даже могли убить. За пленника никто не заступался, он не имел никаких прав — это был подневольный человек, раб.

Так появились в Египте рабы, появилась эксплуатация человека человеком.

«Египет — дар Нила»[3]

Уже почти два месяца — май и июнь — веет с запада хамсин — палящий, жгучий ветер Сахары. Ветер дует день, два, три. Потом передохнёт день и снова за своё. Он свирепствует почти пятьдесят дней. «Хамсин» по-арабски значит «пятьдесят».

Это страшное бедствие, Ветер несётся из пустыни с невероятной силой, движет волны раскалённого воздуха, поднимает их в вихре и несёт с тучами мельчайшей пыли и песку. Пыль покрывает всё — жилища, деревья, траву, сквозь закрытые двери проникает в комнаты, забивается в складки одежды, в карманы, в поры тела.

Египет превращается в выжженную солнцем пустыню, покрытую слоем чёрной грязи. Растения покрыты таким слоем пыли, что их нельзя отличить от песков пустыни. Сквозь пыльный раскалённый воздух с трудом можно рассмотреть стены зданий. А в небе висит багрово-красный ослепительный диск — палящее солнце. Дышать нечем. Всё в природе изнемогает: и посеревшая поникшая зелень деревьев и трав, и сухая, растрескавшаяся земля, и обессилевшие от зноя и пыли люди и животные. Всё жаждет влаги. Всё ждёт освежающего дуновения северного ветра.

Но вот, наконец, появился первый вестник окончания этого страшного времени года — с севера потянуло влажной прохладой. Это спасительный северный ветер. Сначала слабый, он становится всё сильнее и сильнее и постепенно превращается в страшный ураган, который бушует изо дня в день. Он сдувает всю пыль, ослабляет палящий зной, освежает раскалённый воздух.

В это же время начинает постепенно подниматься вода в Ниле. Вчера ещё прозрачно-голубая река спокойно катила свои волны на север. А сегодня вода помутнела, стала липкой, зелёной, как в стоячих болотах под тропиками. Течение становится быстрым, волны настигают одна другую, опрокидываясь вперёд белыми гребнями. Уровень воды поднимается всё выше и выше, и вот уже река вышла из своих берегов. Это происходит от того, что далеко на юге, на самом экваторе, где лежат озёра Виктория-Ньянца и Альберт-Ньянца, откуда вытекает Белый Нил, в июне начинается период тропических дождей. Бурные потоки мутной воды, зелёной от перегнивших растений, наполняют реку и устремляются на север, вниз по течению, к Средиземному морю. К середине лета они достигают острова Элефантины, на южной границе Египта, а ещё через две недели высокая вода заливает уже и поля Дельты. Всего три-четыре дня Нил бывает зелёным, но какие это мучительные дни! Липкую, тягучую воду противно пить, она не утоляет жажды и очень вредна для здоровья.

Но вот прошёл «зелёный Нил», а вода всё ещё прибывает, затопляя всё шире и шире долину. Через десять-двенадцать дней опять меняется цвет воды: она теряет прозрачность и приобретает густой красный цвет. Кажется, будто уже не вода, а потоки крови наполнили русло, затопили берега, залили поля. Никогда не бывает вода такой освежающей и вкусной, как при разливе «красного Нила». Если в это время зачерпнуть стакан воды и дать ей отстояться, то наверху останется красная непрозрачная жидкость, а внизу на целую четверть стакана осядет тёмная грязь — знаменитый нильский ил. Этот ил состоит из перегноя тропических растений и размытых солей горных пород Абиссинии, откуда течёт Голубой Нил. В это время начинается период дождей в Абиссинии. Уровень воды в Голубом Ниле поднимается, и мощные потоки воды устремляются вниз по течению, размывая горные породы, встречающиеся на его пути. Наивысшей точки разлив Нила достигает во время осеннего равноденствия, после чего вода постепенно идёт на убыль. К ноябрю уровень Нила окончательно спадает, река входит в свои берега, и вода становится опять прозрачно-голубой.

Пахота и посев (Новое царство).
Такие наводнения происходят и теперь ежегодно в Египте. Так же было и много тысяч лет назад, когда первые люди поселились на берегах Нила. В течение Десятков тысячелетий наносы ила образовали в долине реки слой почвы в Одиннадцать метров толщины. Часть ила течением реки уносилась в море и осаждалась в устье, постепенно затягивая морской залив. Устье реки разделилось на множество рукавов. Греки прозвали устье Нила «Дельтой», так как по форме оно напоминало греческую букву Д — «дельту».

Вся жизнь египетского земледельца была связана с разливами Нила. Время засухи, когда все растения гибли от знойного хамсина, называлось «тему» — безводие. Время разлива и оживления природы называлось «ахет». В эти дни повсюду справляли праздники в честь Нила, пели ему гимны. Торжественные процессии направлялись к берегу, неся впереди статую, олицетворявшую самого бога Нила — Хапи. «Перт» — время выхода суши из воды — наступал тогда, когда Нил опять входил в берега[4].

Самой горячей порой был перт. Тогда приступали к пахоте и посеву, спешили обработать почву, пока она была влажна и легче поддавалась мотыге. Низко наклонившись, шли рядами египтяне, взрыхляя жирную от ила землю. За пахарями следовали сеятели, они широким полукругом разбрасывали зёрна во влажные борозды. Зёрна сразу же надо было зарыть, иначе ветер выдует их, или они засохнут от ветра и солнца. Поэтому после посева на поле выгоняли стадо овец, которые втаптывали зёрна в почву.

Баранов прогоняют по полю после посева, чтобы втоптать зерно в землю (Древнее царство).
После посева в течение трёх месяцев обильно поливали поля водой. Благодатная почва давала древним египтянам до шестидесяти тонн хлеба с гектара.

Если бы Нил высох или перестал разливаться, в Египте умерла бы вся жизнь, и цветущая страна превратилась бы в пустыню. Даже в Дельте, на самом побережье Средиземного моря, бывает всего двадцать пять — тридцать дождливых дней в году, а в Верхнем Египте дождь выпадает раз в несколько лет. Поэтому весь урожай в Египте зависит от высоты подъёма Нила.

Со временем от русла Нила были отведены большие каналы, от которых шли канавки, прорезывавшие все участки полей. На полях рабы и крестьяне сооружали плотины, чтобы задерживать воду.

Устройство оросительной сети каналов и дамб было не под силу отдельным семьям. Для этого не хватило бы рабочих рук даже целой деревни, Поэтому несколько сельских общин объединялись вместе и сообща начинали проводить все работы. Они сообща владели землёй и рабами. Но каждая семья получала для себя отдельный участок, который обрабатывала своими силами и с которого собирала урожай дли себя. Только небольшую часть его отдавали в сокровищницу при храме.

Поливка сада при помощи шадуфов (Новое царство).
«Сепе» называли египтяне такое маленькое государство, «репати» шит «адж-мер» — титуловался его правитель. «Адж-мер» значит начальник канала. Греки передавали египетское «сепе» греческим словом «ном», а правителя нома они называли «номархом». Это греческое название сохранилось до сих пор.

В Египте насчитывалось около сорока номов. Они образовались около шести тысяч лет назад. Каждый ном представлял собой маленькое самостоятельное государство. В то время орошение полей и сбор урожая составляли главную заботу номарха, так как хлеб был основным богатством нома. Поэтому каждый ном хотел захватить больше земли и больший прибрежный участок. Недаром в Египте с древних времён существовала пословица: «Сколько номов, столько Нилов». Более сильные номы постепенно подчинили себе меньшие области. В конце концов все номы Дельты объединились в одно большое государство — Нижний Египет — во главе с царём, носившим на голове корону красного цвета.

В это время в Дельте было уже много знатных и богатых египтян, которые вместе с царём управляли всем царством, собирая подати с земледельцев и распределяя работу между рабами. Столицей этого государства был город Буто.

Одновременно на юге образовалось другое государство — Верхний Египет со столицей Нехен. Там был тоже царь, носивший высокую белую корону и называвшийся владыкой Южного Египта. В Южном Египте тоже была своя знать, свои земледельцы к рабы. Царские чиновники управляли государством, хранили царскую казну. На севере царская сокровищница называлась «красным домом», на юге — «белым домом».

Оба государства были независимы друг от друга. Но между ними не прекращалась борьба за землю, за Нил. Необходимо было регулировать разливы Нила на всём его протяжении, от Дельты до первых порогов, и сила была в руках того, кто владел верхним течением Нила: он мог оставить без воды жителей северных областей.

За 3200 лет до н. э. царь юга Менее покорил север. Он стал называть себя «царём Верхнего и Нижнего Египта». Менее вёл постоянные войны с соседними племенами, привозил из походов богатую добычу и, захватывал много пленников-рабов. Их заставляли рыть каналы и строить дамбы. Земля стала приносить большие урожаи. Все каналы и водоёмы Египта находились во власти царя. Царские чиновники и правители распоряжались — всей оросительной системой.

Поля египтян были изрезаны большими и маленькими каналами на правильные четырёхугольники. Вдоль больших каналов тянулись узкие плотины, сложенные из нильской глины и тростника. Они огораживали поля со всех сторон и задерживали воду. А воды требовалось много: чтобы оросить один гектар, приходилось расходовать в день три тысячи вёдер воды. Чем выше был уровень воды в Ниле во время разлива, тем больше было воды в каналах. От этого зависел урожай.

У южных границ Египта, где пороги пересекают течение Нила, устроили «ниломер» — измеритель уровня воды. На отвесной скале, спускающейся прямо в реку, отмечали высоту, воды во время наводнения. Когда вода поднималась высоко, — об этом давали знать по всей стране, тогда открывались плотины, чтобы река не смыла всё на своём пути. Когда же Нил входил в свои берега, плотины закрывались, и часть воды задерживалась в каналах. Её пускали на поля, когда начиналась засуха. Так, тяжёлым, трудом превратили египтяне болота Нила в цветущие поля и Сады.

Путешествие внутрь пирамиды[5]

Недалеко от Каира, у арабской деревушки Гизе, где резкой чертой проходит граница между зелёной долиной Нила и жёлтым, песком пустыни Сахары, возвышается необыкновенная статуя, высеченная из цельной скалы. Длина её пятьдесят семь, а высота — двадцать метров. Издали она кажется холмом, на-, половину занесённым песком.

Это сфинкс — изображение лежащего чудовища с туловищем льва и головой человека. Величествен и суров его облик. «Отцом страха» называют его кочевники пустыни. Когда сфинкс лежит у них на пути, они стараются объехать его стороной. Особенно страшен он ночью, когда у его подножья жалобно воют шакалы.

О сфинксе рассказывали легенды, слагали сказания, но в течение многих веков никто не знал о нём правды. Когда он был сделан? Чьё лицо воспроизводят его черты? Это было загадкой[6].

За сфинксом, ближе к Нилу, поднимаются не менее загадочные сооружения — гигантские каменные пирамиды. Они сложены из больших глыб известняка, кажущихся совсем белыми на голубом фоне неба.

Гизехская пирамида и сфинкс.
Когда смотришь на всю эту массу нагромождённых камней, невольно спрашиваешь себя: какая сила подняла их на такую высоту, для чего служили эти грандиозные сооружения? Кто строил их и когда?

Чтобы ответить на все эти вопросы, надо было заставить заговорить камни… Они и рассказали историю того древнего народа, который много тысяч лет назад жил в Нильской долине и создал эти грандиозные памятники.

* * *
Летом 1798 г. небольшое парусное судно бросило якорь в Александрийском порту на Средиземном море, Среди шумной и пёстрой толпы пассажиров, высадившихся на берег, привлекала внимание группа, состоящая из нескольких человек. Это были учёные, приехавшие в только что завоёванный Наполеоном Египет, чтобы изучить на месте египетские древности, узнать подлинную историю страны чудес. Учёные спешили отправиться в глубь страны, чтобы своими глазами увидеть памятник тысячелетней давности — знаменитые египетские пирамиды.

Наконец, они добрались до Каира. На горизонте уже видны были каменные громады пирамид. Они казались вершинами гигантских гор, врезающихся в небо, даже издали они производили незабываемое впечатление По мере приближения очертания пирамид становились всё более чёткими. Сначала на краю пустыни встала во всю свою огромную величину первая, самая большая пирамида, за ней по диагонали вторая, дальше третья, самая меньшая по размеру, но такая же стройная и величественная.

«У самого подножия пирамид, записал один из участников экспедиции в своём дневнике, — вас охватывает, острое, могучее ощущение с примесью изумления и подавленности. Верхушка и углы теряются из виду. Испытываемое чувство не есть восхищение перед созданием искусства, оно глубже. Оно навеяно размерами и простотой форм, контрастом между человеком и величием труда его рук. Глаз не в состоянии охватить всё. — Вот когда начинаешь проникаться всей величавостью этой громадной груды отёсанных камней, нагромождённых в стройном порядке на баснословную высоту. Вы видите их, вы касаетесь этих сотен каменных пластов и стараетесь понять; сколько работало над ними людей, какое им нужно было для этого время, какими подъёмными машинами они пользовались».

Наконец, участники экспедиции подошли вплотную к самой большой пирамиде и стали медленно обходить её вокруг. Это заняло немало времени, так как каждая из её четырёх сторон равнялась 233 метрам. На северной стороне все увидели большое тёмное отверстие, расположенное на высоте 12 метров. Что это? Может быть, вход в пещеру?

Предположение оказалось верным. Отверстие действительно представляло собой сводчатый вход в пирамиду. Со временем внешняя облицовка пирамиды осыпалась и наверху обнажилась треугольная арка из четырёх огромных каменных перекладин. Простые и чёткие линии придают своду какую-то торжественную красоту. Прочность свода необычайна, — ведь он выдерживает вес всей находящейся над ним массы каменных плит пирамиды высотой свыше 140 метров.

Один из участников экспедиции, цепляясь за каменные глыбы, вскарабкался вверх и заглянул внутрь. Свет факела позволил с трудом различить узкую галерею с сильным наклоном вниз. Вслед за первым вскарабкались вверх и остальные учёные. Они решили войти внутрь пирамиды и спуститься в неизвестность.

Медленно стали они сползать вниз по наклонной галерее. Это было нелёгко. Сразу стало трудно дышать в застоявшемся, спёртом воздухе; Потолок галереи был настолько низок, что приходилось ползти на корточках. Ноги скользили по гладким, отполированным плитам; чтобы не скатиться вниз, надо было цепляться за небольшие выемки в стенах. Дрожащий свет факелов едва рассеивал окружающий мрак. Казалось, путешествию не будет конца.

Разрез пирамиды.
После того как исследователи проползли большое расстояние по узкому коридору, они очутились на глубине 30 метров ниже уровня земли. Оглядевшись вокруг, они увидели отверстие, ведущее в склеп, высеченный в скале, и с трепетом заглянули внутрь. У всех была одна мысль — что в нём? Не здесь ли скрыта разгадка этого таинственного сооружения. Но склеп был пуст.

На обратном пути учёные заметили другую галерею, широкую и длинную. Она тянулась снизу вверх. Стены её были выложены плитами известняка, отполированными до блеска. Они были притёсаны друг к другу так плотно, что в места соединения не прошло бы даже лезвие тонкого ножа.

Медленно стали подниматься учёные вверх по этой новой галерее. Благодаря зарубкам в полу ноги не скользили по гладким камням и не приходилось цепляться за стены, как было при спуске вниз. Впрочем, за что же тут ухватиться? Стены были абсолютно гладкими, без единой выемки или щели. Всё внутри пирамиды сохранилось без малейших повреждений так, как было сложено тысячи лет назад.

Чем выше, тем труднее было идти из-за усиливающейся жары и духоты. Температура воздуха достигала не меньше тридцати градусов! Дышать было совершенно нечем. Но вот и конец галереи — вход в какое-то помещение. Его загораживает камень высотой в один метр. С трудом учёные перелезли через этот своеобразный порог, проползли на животе под гранитной глыбой, нависшей над входом и, казалось, готовой ежеминутно рухнуть, и, наконец, очутились в просторном зале внутри пирамиды на высоте 40 метров от земли.

И снова полное разочарование! И этот зал оказался совершенно пустым: только отполированные стены тускло отражали мелькающий свет факелов.

Вдруг один из путешественников осветил дальний угол зала, и все увидели огромный гранитный саркофаг — гроб. Так вот оно что! Значит, пирамиды действительно являлись гробницами египетских царей, как говорил Геродот, греческий историк, побывавший в Египте две с половиной тысячи лет назад.

Но почему саркофаг пуст? Для кого была построена эта пирамида? На эти вопросы никто из участников экспедиции ответить не мог, Над склепом, на стене маленького — помещения, куда можно было подняться по приставной лестнице, сохранилась надпись — несколько иероглифов, обведённых овальной рамкой.

Но как прочесть эту загадочную надпись?

Тогда ещё никто не умел разбирать египетские письмена. Надпись прочли только после открытия Шампольона. Оказалось, что это имя царя, погребённого в пирамиде. Это был царь Хуфу, или Хеопс, как называли его греки, правивший около 2800 г. до н. э.

Как царь Хуфу строил свою пирамиду[7]

Когда царь Верхнего и Нижнего Египта Хуфу вступал в XXIX в, до н. э, на престол, он прежде всего позаботился о том, чтобы своевременно начались работы по сооружению его гробницы-пирамиды. Пирамида — это «Дом вечности», в нём, по представлению египтян, фараон будет жить после того, как «взойдёт в свой горизонт», т. е., когда умрёт и переселится в загробный мир. Вот почему такую работу можно было поручить лишь самому лучшему и опытному мастеру-строителю. Выбор, фараона пал на его брата, царевича Хемиуна. Несмотря на молодость, он уже успел прославиться как искусный зодчий и был назначен начальником всех строительных работ царя.

Хемиун сначала выбрал место для пирамиды — левый берег Нила у самой границы пустыни. Затем он принялся чертить план будущей усыпальницы царя. Она должна стоять так, чтобы все её четыре стороны были точно обращены на север, юг, восток, запад. На, северной стороне надо сделать вход. Хемиун тщательно проверил все размеры, точно вычислил соотношение сторон, нарисовал общий план пирамиды, начертил коридоры и 24 шахты. Склеп для царского саркофага Хемиун поместил внизу под пирамидой, в скале, глубоко под землёй. Больше всего затруднений доставил чертёж входа. Если над дверью поло жить прямую каменную плиту, она не выдержит всей массы нагромождённого над ней камня и рухнет. Поэтому Хемиун решил соорудить над входом треугольный свод из больших плит известняка; при такой конструкции вся тяжесть пирамиды равномерно ложилась на весь свод, и пирамиде уже не угрожал обвал.

Статуя Хемиуна (Древнее царство)
Когда Хемиун закончил свой чертёж, он вместе со своими помощниками отправился во дворец, чтобы доложить фараону обо всём, что было сделано.

Хуфу находился в приёмном зале, здесь он обычно принимал своих вельмож и придворных. Царь сидел на блестящем золочёном троне. Чело его украшала высокая парадная корона, передник из дорогой ткани мягко охватывал бёдра, на ногах были плетёные сандалии, богато украшенные драгоценными камнями. В прохладном зале разлит приятный после слепящего солнца полумрак. Свет слабо проникал через отверстия, сделанные под самым потолком. За троном стояли слуги с опахалами из разноцветных перьев и непрерывно обмахивали фараона. Правитель дворца неслышной походкой подошёл к Хуфу и почтительно доложил ему о приходе Хемиуна с помощниками, Хуфу приказал ввести пришедших.

Хемиун и начальники, переступив порог, почтительно остановились, а затем пали ниц перед фараоном. Только после этого они медленно подошли к трону и снова пали ниц, восклицая. «Привет тебе, о Хуфу, великий владыка всей земли до границ её!» Потом они благоговейно поцеловали подножие трона и медленно поднялись, обратив свои лица к владыке.

Тогда Хемиун подал царю свой чертёж и стал объяснять все подробности плана пирамиды. Хуфу слушал очень внимательно, иногда прерывал Хемиуна вопросами, и приветливая улыбка не сходила с его лица. Он остался доволен докладом. «То, что ты сообщил, прекраснее чего бы то ни было на свете», — обратился он к брату-зодчему. Это значило, что план пирамиды одобрен и можно приступать к работе.

Отряды рабочих были набраны, заранее. Начальник дома царских работ давно уже разослал гонцов с указами во все области страны номы. Каждому номарху предписывалось прислать в столицу много отрядов простых чернорабочих, а также искусных мастеров: каменщиков, каменотёсов, резчиков, плотников и других специалистов. Проще всего было отправить рабов. Значительно труднее было; оторвать от семьи земледельцев и ремесленников. Из дома в дом ходили чиновники и силой сгоняли народ на царскую работу. Не раз приходилось им пускать в ход дубинку или плеть. Вопли и стенания раздавались в каждом селении, стон стоял по всей земле. Наступил период безмерных, народных страданий и мук — царь начал строить свою пирамиду.

Прибывшие в столицу рабочие распределялись по отрядам и рассылались на работы. Самый большой отряд был послан в каменоломни.

Неподалеку от Мемфиса, на правом берегу Нила, в Турре тянется цепь известковых гор. Известняк — великолепный строи тельный материал. Там издавна ломали камень для царских по строек. От зари до зари сотни рабочих, изнемогая от усталости, выламывали из гор огромные глыбы камня. Вот десятник-надсмотрщик начертил на скале большой прямоугольник, наметив таким образом размер и форму плиты. Медленно, с большим трудом рабочие просверливали глубокие отверстия и вбивали туда деревянные клинья, обильно поливая их водой. Мокрое дерево постепенно разбухало, клинья расширялись, и скала трескалась. Глыба медленно отваливалась. После этого глыбу обтёсывали, чтобы придать ей форму правильного прямоугольника. Затем начинали её шлифовать. Обычно шлифовка происходила не в каменоломнях, а уже на месте стройки. В руках у рабочего был небольшой шлифовальный камень, он тёр им глыбу, подливая воду и подсыпая песок. Плита полировалась до полного блеска, её поверхность становилась, совершенно гладкой. Плиты пригонялись друг к другу; настолько плотно, что между ними нельзя было просунуть даже самую тонкую металлическую пластинку. Ведь вся эта огромная масса каменных плит, из которых строили пирамиду, ничем не скреплялась; пригнанные очень плотно друг к другу, плиты держались только собственной тяжестью.

День за днём, год за годом Шла работа в каменоломнях. Люди изнывали от непосильного труда, от голода и зноя. Многие умирали, но на их место пригоняли других, и работа продолжалась. Любым способом, любой ценой должна быть, построена грандиозная усыпальница для его величества царя Верхнего и Нижнего Египта фараона Хуфу. А штабеля каменных глыб, приготовленных к отправке, неуклонно росли. Иногда десятник, чтобы отличить камни, предназначенные для пирамиды, писал на них красной краской имя царя — Хуфу. Такая плита с отметкой сохранилась в пирамиде Хуфу в помещении над верхним склепом; по этой записи учёные установили, какой фараон был её обладателем.

2 300 000 каменных глыб, каждая весом в 2,5 тонны, пошли на постройку этой пирамиды.

Перевозка камня (Новое царство).
Все эти камни надо было доставить к месту строительства. Геродот говорит, что десять лет строили дорогу, по которой возили камни. Сначала плиты перевозились на лодках из каменоломен на левый берег, затем их клали на полозья, и десятки людей волоком тащили их по укатанной дороге до самого места постройки. Так были доставлены все камни.

Там, где сооружалась пирамида, шла не менее тяжёлая и изнурительная работа. На расчищенной от песка и гладко утрамбованной площадке был заложен фундамент и возводились стены. В скале, глубоко под фундаментом, заранее были высечены и склеп для саркофага и ведущий к нему шахта-коридор.

Под палящими лучами солнца, подгоняемые плёткой надсмотрщика, измождённые рабы строили у пирамиды наклонную насыпь, чтобы втаскивать по ней вверх каменные плиты. Поднятую плиту укладывали на место при помощи рычага, строго следя за тем, чтобы она плотно легла на нижнюю, не оставив ни малейшей щели. Самая маленькая неровность сразу давала себя знать; её тут же исправляли. Для этого плиту снимали с места, а потом снова укладывали обратно.

Работа продолжалась уже много лет. Пирамида постепенно росла, и конец казался близким. Сам Хуфу, сопровождаемый придворными, часто приезжал на постройку, чтобы лично видеть, как движется работа.

Но вот однажды, когда уже можно было представить себе общий вид готовой пирамиды, Хуфу остался недовольным. Слишком маленькой и ничтожной показалась ему его будущая усыпальница. В его воображении рисовалась такая грандиозная пирамида, какой никогда ещё не было на земле. Он приказал брату Хемиуну переделать план пирамиды, увеличить её размеры и сделать внутри неё, высоко над землёй новый склеп.

Прошло тридцать лет после начала работ, и вот, наконец, постройка пирамиды была окончена. Её высота достигала 147 метров и равнялась примерно высоте 50-60-этажного дома.

Когда тело царя будет погребено в пирамиде вместе с сокровищами, которые ему могут понадобиться в загробном мире, вход в пирамиду будет плотно замурован. «Горизонт Хуфу» — так назвал фараон свою грандиозную усыпальницу.

Ни один фараон не смог построить пирамиду, равную по величине «Горизонту Хуфу».

Пирамида следующего фараона, Хафры, или Хефрена, как называли его греки, уже ниже на 10 метров, её высота 137 метров. Пирамиды всех других фараонов не достигали и ста метров.

Почти все цари Древнего царства, начиная с III династии, воздвигали огромные каменные гробницы-пирамиды. Древнее царство поэтому нередко называют «Эпохой строителей пирамид».

Это было время тяжких страданий египетского народа. Существует предание о том, что доведённый до отчаяния народ возмутился и, вытащив из гробницы тела Хуфу и Хафры, растерзал их. Трудно сказать, произошло ли в действительности подобное событие. Однако склепы их пирамид оказались пустыми, а статуи Хафры, стоявшие в его заупокойном храме, были найдены в колодце, одни из них были совсем разбиты, другие сильна Повреждены.

Недобрая слава о царях — строителях пирамид сохранилась в народной памяти в течение многих веков.

Через две с половиной тысячи лет после смерти Хуфу по Египту путешествовал греческий историк Геродот. Он записывал все легенды и рассказы, которые слышал от египтян об их Прошлом.

Геродот рассказывает, что Хуфу был ненавистным тираном, который заставлял всё население страны работать на себя. Огромные средства тратил Хуфу на постройку своей усыпальницы. Все доходы Египта пошли на строительство пирамиды, казна опустела, народ бедствовал и голодал. И даже много сотен лет спустя, как говорит Геродот, египтяне из ненависти не называли этого фараона по имени.

Хранитель врат юга[8]

На юге Египта, где начинаются первые пороги Нила, лежит небольшой остров с городом Элефантиной, центром Элефантинского нома. «Вратами юга» назвали египтяне эту пограничную область. Правитель области, назывался «Хранитель врат юга».

На юг от Элефантины простиралась территория Нубии, которая состояла из нескольких областей.

У самой египетской границы, между первыми и вторыми порогами, лежала страна Вават. Южнее вторых порогов, были разбросаны поселения племени Куш. У слияния Белого и Голубого Нила жили воинственные маджаи. Вооружённые огромными луками, снабжёнными тонкими стрелами с пёстрым пером, воткнутым в волосы, страшные и стремительные, они, испуская дикие крики, лавиной обрушивались на врага. Трудно было выдержать их атаку, и нередко египетские отряды при виде их обращались в позорное бегство. Поэтому, когда египетские фараоны отправляли в Нубию экспедиции за драгоценностями, они снаряжали большое, хорошо вооружённое войско под руководством опытного военачальника. До Элефантины дорога была удобной, войска подымались вверх по Нилу на больших парусных судах с запасными многочисленными гребцами, на случай, если отсутствие ветра задержит их движение. Но вот первое затруднение — сразу за Элефантиной начались пороги. Быстрое течение, водопады и водовороты делали невозможным продвижение судов. Тогда воины выходили на сушу, строились по отрядам и шли пешком по берегу. Суда они тянули за собой волоком. Им предстоял длинный и тяжёлый переход. Иногда путь преграждали бесконечные пески, иногда — топкие болота.

Но вот, наконец, пороги остались позади, суда снова спустили на воду. Путешествие продолжалось до вторых порогов, где опять приходилось высаживаться на берег и идти пешком по скалистому берегу реки.

Бедны и неприглядны деревни Нубии. Домов в них не было, люди жили в тесных, грязных землянках, вырытых вдоль берега. Тут же около жилища топчутся козы и коровы — главное богатство туземцев. Хлеба у них совсем мало. Только у самого берега шла узкая полоса плодородной земли. Нубийцы вспахивали её мотыгой, сеяли зерно и собирали небольшие урожаи со своих маленьких, жалких полей.

Но не за скотом и зерном посылал фараон свои войска в Нубию. Золото и слоновая кость, страусовые перья и шкуры пантер, драгоценное чёрное и розовое дерево, пахучие прозрачные смолы — вот что привлекало жадность египетских царей. Эти сокровища дорого ценились в Египте, и фараоны охотно собирали их в своих дворцах. Кроме того, египетское войско всегда старалось захватить в плен как можно больше нубийцев, чтобы сделать их потом покорными и услужливыми рабами.

В конце концов египетским фараонам удалось покорить многочисленные нубийские племена, и египтяне стали беспрепятственно привозить с юга драгоценные грузы. При фараоне Меренра, правившем около 2500 г. до н. э., в обход первых порогов был вырыт большой канал, и экспедициям больше не приходилось тащить волоком лодки. С тех пор путешествия египтян в глубь Нубии сделались особенно частыми. «Хранитель врат юга» стал вторым лицом в государстве после великого визиря.

В пятый год своего царствования фараон Меренра лично прибыл в страну Вават и принял выражения покорности от туземных правителей. На рельефе, высеченном на скалах у берега Нила, фараон Меренра гордо стоят, опираясь на свой посох, а перед ним склонились до самой земли вожди нубийских племён-.

Когда Меренра вступил на престол, «Хранителем врат юга» был вельможа Уна, известный своими многочисленными походами в Нубию. Но Уна был уже стар, и последняя его экспедиция за гранитными глыбами для царской пирамиды происходила в самом начале царствования Меренра.

Несмотря на то, что фараоны считали нубийские земли своей собственностью, а их вождей своими подданными, всё же нубийские племена никогда не были покорены окончательно. Свободолюбивые нубийцы ненавидели своих поработителей, и многие элефантинские вельможи, отважившиеся забраться в глубь страны, сложили там свои головы. Когда Уна умер, Меренра передал титул «Хранителя врат юга» элефантинскому номарху Хуефхору и поручил ему руководство трудными и рискованными экспедициями на юг.

Трижды посылал Меренра Хуефхора в далекие области Нубии. Каждый раз египетские воины разоряли нубийские деревни, жгли сады и хижины, грабили имущество жителей и отправляли в Египет большие караваны, нагруженные богатой добычей.

Когда Хуефхор в третий раз возвращался из экспедиции, он послал в столицу гонца, чтобы известить фараона об удачном походе.

Медленно двигался караван на север, и, наконец, путники достигли египетской границы. У порогов Хуефхора ждала лодка с послом от фараона. Она была наполнена дорогими яствами с царского стола, чтобы, отважный «каравановожатый» мог отдохнуть после утомительного похода. Так проявил Меренра своё расположение к любимому вельможе Хуефхору, который доставил богатые дары Нубии в царскую казну.

Меренра вскоре после этого умер, на престол фараонов взошёл его брат Пепи. Хуефхор по-прежнему оставался правителем юга и возглавлял экспедиции в Нубию, которые, как и раньше сопровождались жестокими войнами с нубийскими племенами, уничтожением целых деревень и беспощадным грабежом. По-старому, в лодках и на ослах, отправлялись в Египет ценные грузы, везли пленных рабов-нубийцев.

Однажды во время одной из таких экспедиций Хуефхор захватил в плен маленького чернокожего карлика из племени Данг. Карлик умел петь и плясать и, своими ужимками и, прыжками доставлял много удовольствия вельможе, который решил взять карлика с собой в Египет и подарить его фараону. В донесении о результатах экспедиции Хуефхор упомянул и о карлике. Фараона привёл в восторг диковинный подарок, и в нетерпении насладиться новой забавой он продиктовал писцу, ответ, дошедший до нашего времени: «Спеши, привези с собой этого карлика здравым и благополучным, для пляски, для увеселения, для развлечения сердца царя. Когда он взойдёт с тобой на корабль, приставь надёжных людей, которые были бы позади него на обе-, их сторонах корабля. Прими меры, чтобы он не упал в воду. Ночью, когда он будет спать, приставь надёжных людей, чтобы они спали позади него, внутри его палатки. Осматривай её сам ночью по десяти раз. Моё величество хочет видеть этого карлика более, чем дары синайских рудников и Пунта».

Так угодил Хуефхор царю Верхнего и Нижнего Египта, великому владыке земли до границ её, фараону Пепи, которому тогда едва исполнилось восемь лет.

«Из меди их сердца»[9]

Молотите для себя, молотите для себя, о быки,

Молотите для себя, молотите для себя

Солому, чтобы есть, а зерно для ваших господ.

Эту монотонную заунывную песенку с раннего утра поют молотильщики, которые плетью из кожи гиппопотама подгоняют быков, мерно шагающих по кругу. На току рассыпана пшеница, и быки топчут её, обмолачивая таким образом зерно… Недавно собрали урожай с полей, теперь они стоят опустошённые, точно ощетинившись соломой, так как при жатве срезали лишь верхушку стебля с колосом. Вереницы носильщиков несут на ток плетёнки и мешки, наполненные колосьями; по дороге медленно шагают ослики с двумя перекинутыми через спину большими корзинами — они везут сжатый хлеб, чтобы на току не останавливалась работа, чтобы зерно скорее было убрано в закрома.

Жатва (Новое царство).
Веяние (Новое царство).
И действительно, ни на минуту, не останавливается молотьба. Обмолоченное зерно непрерывным потоком поступает к стоящим рядом женщинам. Они небольшими деревянными совками подбрасывают его вверх — и тяжёлые зёрна золотистой полбы пшеницы или крупного ячменя падают вниз, а мякину и шелуху ветер относит в сторону’ наполняя воздух тучей пыли. Зерно должно быть убрано в срок. Много больших амбаров, выложенных из кирпича-сырца, уже наполнены зерном, другие ещё ждут своей очереди.

Вот у одного амбара на лесенке стоит крестьянин; он высыпает корзины зерна в отверстие в крыше амбара. Внизу стоят другие, которые по цепочке передают ему всё новые и новые корзины. Тут же рядом сидит писец, вооружённый тонкими тростниковыми палочками. Одна у него в руке, и он быстро пишет ею по мягкому листу, папируса, другая, запасная, палочка заткнута за ухо. Писец ведёт точный счёт зерну. Владелец этого богатого поместья вельможа Пахери должен знать, какой урожай собран с его полей. Когда сбор будет закончен, писец определит, сколько зерна оставит Пахери для своего хозяйства, какое количество надо будет отправить в качестве подати в царскую казну и, наконец, сколько останется на продажу. Тогда откроют нижние двери закромов и будут отправлять хлеб по назначению. Но до этого ещё далеко. Урожай ещё убирают, и молотильщики заунывно поют о том, что они молотят солому для быков, а зерно для господ. Для себя им ничего не остаётся.

Со своих маленьких полей крестьяне собирают жалкий урожай. Жена, дочери, сыновья — все помогают отцу, все торопятся закончить жатву и обмолотить хлеб, пока ещё не пришло распоряжение идти на царскую работу — чинить дороги, рыть и очищать каналы, строить храмы и дворцы. Тогда уже не будет времени убрать зерно в ямы или в большие глиняные сосуды, вкопанные в пол. Неубранный хлеб останется в полях, его будут есть мыши, клевать воробьи, растаскивать воры. Но самое страшное ждёт крестьянина впереди. На больших судах подъезжает к деревне чиновник-писец, с ним его подчинённые, вооружённые палками. Чиновник обходит поля, считает урожай и грозно требует: «подавай зерно!» Каждая пятая корзина идёт в царскую казну. И горе тому, у кого нечем заплатить подать. Стражник? хватают несчастного, кладут на землю, избивают палками и плётками, а затем связанного кидают в канаву. «Его жена и дети связаны перед ним; его соседи бросают всё и бегут. Гибнет их хлеб».

Чиновникам чет до этого дела. Они собирают положенную подать — зерно, скот, грузят их на баржи. Со всех номов тянутся тяжело нагружённые суда, причаливают у больших пристаней столицы. Целыми днями бесконечные вереницы носильщиков несут оттуда мешки и корзины, поднимаются на крышу со своей тяжёлой ношей и ссыпают зерно в большие, похожие на ульи, амбары.

Тяжёл труд носильщиков. С утра до ночи под палящими лучами раскалённого солнца таскают они тяжести. Стоит им остановиться, чтобы перевести дух, как ременная плеть надсмотрщика опускается на их спины, оставляя кровавый след. И только в заунывной песне эти труженики жалуются на свою горькую судьбу:

Должны мы день целый
Таскать ячмень и белую полбу.
Полны уже амбары,
Зерно течёт выше краёв,
А мы всё должны таскать!
Воистину из меди наши сердца!

Ремесленник работает больше, чем могут сделать его руки[10]

Самое шумное место в египетском городе — базарная площадь. Крестьяне, рыбаки, мелкие торговцы сидят в несколько рядов. Перед ними в больших корзинах из пальмовых волокон или на низких столиках разложены хлеб, рыба, овощи, мясо. Тут же, рядом со съестными припасами, лежат ткани, драгоценные украшения, пахучие масла…

Рынок
Возле столиков толпятся покупатели. У каждого приготовлена какая-нибудь вещь для обмена на товары. У одних кусок полотна, у других сандалии, корзина, глиняный сосуд… У покупателей побогаче припасены для обмена ожерелья или золотые и серебряные кольца.

Торговцы пронзительными голосами расхваливают свои товары, зазывая покупателей. Женщины торгуются за каждую лишнюю луковицу. Много народа толпится около столов с разноцветными ожерельями и баночками с мазями и духами.

Ребят лики собираются у лавки продавца сластей. Хозяин, стоя у входа, продаёт сушёные финики, сироп, печенье на меду. В лавке раскатывают сладкое тесто, приготовляют вкусные, сладкие напитки.

В поучении, которое составил Ахтой, сын Дуау, для своего сына Пепи[11], говорится о тяжёлом труде Кузнецов и вообще ремесленников:

«… я видел медника за его работой у топок его печи. Его пальцы были, как кожа крокодила, он пахнул хуже, чем рыбья икра. Каждый ремесленник, работающий резцом, устаёт больше, чем землепашец. Поле его — дерево, орудие его — металл».

* * *
От базарной площади тянется узкая улица с лавками. В одних торгуют иноземными товарами, другие лавки одновременно служат и мастерскими. Это маленькие хижины. На циновках или на низеньких табуретках сидят ремесленники, тут же разложены товары для продажи.

Вот кузница. Два ремесленника раздувают трубками огонь в горне. Третий держит над горном кусок металла, раскаляя его докрасна. Все трое черны от дыма, руки их обожжены, и кожа на них грубая, как кожа крокодила. От тяжести каменного молота болят мышцы. От пламени и дыма, от блеска расплавленного металла слезятся глаза.

Рядом лавка сандальщика. На полочке готовые сандалии ждут своего заказчика. Это просто толстая кожаная подошва; сзади у пятки прикреплены два ремешка; третий проходит между большим и вторым пальцами, а соединяется на подъёме с двумя остальными. Сандальщики разминают кожу, красят подошву, продевают ремни. Не только руки, но и зубы участвуют в их работе. Недаром египтяне говорили про сандальщика, что он всегда нищенствует и, что жизнь его «так же спокойна, как спокойно кому-либо среди дохлых рыб. Жуёт он кожу».

Вот перед нами мастерские кожевников. В глубине одной из них открыта дверь в небольшой дворик, на котором группа мужчин занята обработкой шкур. Один из них кладёт в большой глиняный сосуд шкуры для вымачивания, а двое других принялись за обработку вымоченных, только что вынутых из сосуда шкур. Один кожевник очищает шкуру от мездры; в руке он держит инструмент с несколькими остриями, похожий на гребень. Его сосед удаляет с кожи скребком шерсть. Очищенные шкуры снова кладут вымачивать в другие сосуды.

В самой мастерской работники заняты обработкой совершенно готовых, чистых и вымоченных шкур. Часть их промазывают густым слоем жира, а затем начинают мять. Жир впитывается в поры кожи, и она становится гибкой и мягкой: Другие шкуры просто растягивают, вырезают из них куски нужной формы и натягивают их на приготовленные деревянные остовы; так получаются щиты, колчаны, передки и бока колесниц. Всё это высушивается на солнце. Высохнув, кожаные предметы становятся твёрдыми и прочными.

Ткацкая мастерская (ткачихи и пряха)
Обработка льна.
Из кожи, обработанной жиром, делают сандалии, ремни, конские уздечки, ошейники для собак. Добавив красящие вещества, получают цветную кожу.

В мастерской тесно и душно. Кожи издают отвратительное зловоние. Краски разъедают пальцы работников, шерсть забивается в ноздри.

Дальше начинается длинный ряд ткацких мастерских. Мастерская ткача завалена свёртками различных материй. Тут и грубое, дешёвое полотно, и дорогие, полупрозрачные ткани; есть ткани с цветными узорами, есть и отороченные бахромой. Здесь прядут изготовленное в сельских местностях льняное волокно. Сначала волокно растягивают между двумя палочками и получают тонкую нить. Затем её скручивают, а скрученные нити, так называемую ровницу, ссучивают с помощью веретёна в одну нить пряжи.

Веретено представляет собой деревянный стерженёк с надетым на него каменным или глиняным пряслицем, оно помешает веретену вращаться долго и равномерно.

Прядильщики вращают в руках веретёна и ссучивают пряжу из нескольких нитей, обычно из двух, иногда и больше; бывает даже, что число нитей доходит до двенадцати. Над головами прядильщиков укреплены в стене палки, к которым приделаны кольца. Через эти кольца и продеты нити ровницы, которая лежит в сосуде, слегка смоченная для того, чтобы нити шли ровнее. Некоторые прядильщики прядут сразу на двух веретёнах: это опытные мастера, хорошо знающие своё дело.

Помимо прядильщиков, в мастерской работают ткачи и ткачихи. Ткацкие станки различного устройства: некоторые из них расположены горизонтально, другие вертикально. Последний род станков был изобретён только во времена Нового царства.

Тяжёл труд ткачей в Египте, целые дни сидят они на корточках или на низких скамейках так, что их ноги, как говорится в одном папирусе, «прижаты к животу». Много ткани надо выработать ткачу, чтобы прокормить большую семью. От зари до зари мелькают в душных мастерских веретёна и раздаётся стук ткацких челноков.

* * *
За ткацкими рядами тянутся гончарные. На земле у входа в мастерские стоят стопки готовой посуды, которая тут же и изготовляется.

Рядом с мастерскими фаянсовых изделий помещаются мастерские стекольщиков. Египтяне научились изготовлять вещи из стекла ещё в глубокой древности — в IV тысячелетии до н. э.

В древнем Египте применяли так называемое «катанное» стекло. Его плавили в тиглях, и только после второй плавки оно приобретало достаточную чистоту.

Перед тем как изготовить какую-нибудь вещь, ремесленник брал кусок стекла и снова его разогревал. Для того чтобы сделать сосуд, мастер сначала лепил подобие такого сосуда из песка; затем эту форму облепляли мягким тёплым стеклом, насаживали всё на длинный шест и в таком виде прокатывали; от этого поверхность стекла становилась гладкой. Если сосуд хотели сделать нарядным, с узорами, то на него наматывали разноцветные стеклянные нити, которые во время прокатки вдавливались в ещё мягкие стеклянные стенки сосуда При этом, разумеется, старались подбирать цвета так, чтобы узор хорошо выделялся на фоне самого сосуда. Чаще всего такие сосуды делались из темно-синего стекла, а нити брали голубые, белые и жёлтые.

Чтобы суметь изготовить многоцветное стекло, стекольщики должны хорошо знать своё дело. Обычно в лучших мастерских имелись старые мастера, владеющие секретами составления цветных стекольных масс. Путём опытов мастера установили, что различная окраска стекла получалась от добавления в массу красителей. Для получения белого цвета надо было прибавлять окись олова, для Жёлтого — окись сурьмы и свинца; марганец давал фиолетовый цвет, марганец и медь — чёрный; медь в различных пропорциях окрашивала стекло в синий, бирюзовый или зелёный цвет, другой оттенок синего получался от прибавления кобальта.

Гончары (Среднее царство).
Тщательно оберегают свои секреты старые стекольщики, потому что только благодаря этим знаниям ценится их труд и славятся изделия их мастерских.

* * *
К вечеру рынок опустел, шум стих. Замолк и город; Только в жилищах ремесленников ещё горят огоньки, слышится стук молотков, визг сверла, жужжание веретён. Лишь поздно ночью, когда в городе все уже давно заснут, погасят и они свои светильники.

В одном из папирусов так описана жизнь ремесленника: «Даже ночью ремесленник не свободен. Он работает больше, чем могут сделать его руки. Ночью он зажигает огонь».

В храмовых мастерских[12]

Ремесленные мастерские, расположенные вокруг рынка, невелики. В них работают два-три человека, и нередко, хозяин, который тут же и живёт, так же беден, как и его помощник.

Но есть; в Египте и такие, мастерские, где с утра до ночи трудятся десятки работников. Они производят дорогие изделия, которые приносят большой доход их хозяевам. Эти мастерские принадлежат богатым египтянам, царской казне и храмам.

В таких мастерских работают прекрасно обученные мастера. Вот, например, мастерские, где изготовляют великолепные каменные вазы. Их делают по большей части из алебастра и стеатита. Часть работников занята ещё первичной обработкой кусков камня, которым они постепенно придают желаемую форму — чаши, кубка, вазы для цветов, светильника. Другие мастера уже приступили к более сложной работе — высверливанию внутренности сосуда. Для этого они пользуются бронзовыми свёрлами.

Такое сверло представляет собой полую вращающуюся трубочку. Чтобы сверло лучше работало, под его рабочий конец подсыпают песок, а на верхний конец навешивают груз. Сверло высверливает на нужную глубину в теле сосуда цилиндрический стержень.

Несколько работников заняты окончательной обработкой сосудов — их полировкой. Для этого они пользуются различными полировальными камнями. При работе сосуд всё время поливают водой и посыпают мелким песком.

Некоторые наиболее ценные сосуды покрывают резьбой, а их отдельные части украшают золотыми полосками, которые вырабатывают в соседних ювелирных мастерских. Золота привозят сюда очень много. Это один из древнейших металлов, известных в Египте. Его месторождения весьма многочисленны. Золото в большом количестве добывалось и в Нубии.

Месторождений серебра в Египте нет, и оно вошло там в употребление позднее, чем золото; об этом свидетельствует и египетское название серебра — «белое золото». Вплоть до Нового царства серебра в Египте было мало, и оно даже стоило вдвое дороже золота.

Из золота и серебра делали статуэтки богов и царей, сосуды, зеркала и различные украшения. Листовым золотом обивали деревянные предметы — статуи, части мебели, саркофаги. Золотом покрывали также верхушки обелисков, чтобы они горели на солнце, в некоторых частях храмов даже пол покрывали золотыми и серебряными плитками.

Рядом с ювелирными мастерскими расположены и такие, в которых вырабатывают вещи из бронзы и меди, Медь, как и золото, — один из древнейших известных в Египте металлов; её месторождения имеются на Синае и в Восточной пустыне. Бронза также входит в употребление довольно рано, ещё в Древнем царстве.

В мастерской работает много мастеров. Большая группа занята сейчас сложной работой — изготовлением высоких бронзовых дверей для новой молельни. Часть работников трудится около плавильных печей. Эти печи невысоки; к каждой из них проведены воздуходувные тростниковые трубки с глиняными наконечниками. Один конец трубки пропущен через стенку печи, другой входит в мех.

На мехах работают подсобные работники: каждый из них стоит на двух мехах, к которым привязано по верёвке. Переступая с ноги на ногу, мастеровые поочерёдно нажимают то на один мех, то на другой, одновременно расправляя сжатый мех подёргиванием за верёвку. Таким путём, раздувая жаркое пламя, в печь бёспрерывно поступает свежая струя воздуха. Металл плавится в глиняных тиглях с носиком для литья.

Обработка металла (Новое царство).
Два литейщика поднимают тигли с огня, а двое других уж? льют металл в лежащую на земле форму.

До времени Нового царства печи с меховыми воздуховодами не были известны, и мастеровые раздували огонь с помощью трубок силой своего собственного дыхания.

Кроме работников, занятых литьём или инкрустированием, мы видим и других. Вот один греет брусок металла в горне, другой ждёт у наковальни. Выкованные предметы значительно твёрже, поэтому таким способом изготовляли оружие, инструменты, большие сосуды. Иногда же и отлитые вещи вновь разогревали и проковывали, чтобы придать им больше крепости.

Столяры со сверлом. (Новое царство).
Немало работников трудится и в храмовых деревообделочных мастерских. Опытные резчики изготовляют здесь носилки-ладьи для статуй богов, различную храмовую утварь, мебель для жилищ жрецов и служебных помещений храма.

В Египте дерева мало. Местные породы — акация и сикомора — шли на изготовление небольших дешёвых вещей. Лес приходилось доставлять извне. Наиболее дорогими породами были киликийская сосна и ливанский кедр. Они шли на постройку судов, мачт, колонн, крупных изделий. Для мелких же вещей — статуэток, предметов туалета — особенно ценилось южное эбеновое дерево.

Сначала бревно очищали от коры и веток, а затем распиливали на доски. При распиловке бревно ставили вертикально и привязывали к столбу — тогда его не надо было держать. От досок по мере надобности отрезали нужные для работы куски дерева. Так как дерева было мало, оно ценилось очень дорого. Его берегли, стараясь подбирать доски так, чтобы использовать каждую целиком, без отходов.

Деревянные части скреплялись друг с другом или шипами, входящими в пазы, или деревянными втулками. Втулки делались из самых твёрдых пород дерева, например, из тамариска.

Дешёвые деревянные изделия грубовато окрашивались, ценные же предметы тщательно полировались, иногда покрывались позолотой или серебром, часто инкрустировались другими породами деревьев, слоновой костью, цветными фаянсовыми и стеклянными пастами.

За людьми, работающими в храмовых мастерских, постоянно наблюдали надсмотрщики. Ремесленники получали на каждый день определённые задания, и плохо приходилось тому, кто не выполнит задания.

Бедствия Анупу[13]

Недалеко от пустыни, на берегу Солёных озёр, в небольшой деревушке жил крестьянин Анупу со своей женой Мерет и тремя детьми. С утра до ночи работал Анупу, добывая соль из озёр, ходил на охоту в пустыню. И всё-таки он был очень беден. Никогда не ели досыта его ребятишки, а закрома были всегда наполовину пусты.

Так продолжалось уже много лет, жизнь Анупу была горька, как соль на дне озера.

Однажды в закроме Анупу осталось только восемь мер зерна.

Анупу решил отправиться в столицу и продать на рынке соль, которую он добыл из озера, битую птицу и шкуры пантер и волков, пойманных им в капкан. Он надеялся, что, выгодно продав всё это, он сможет купить в городе зерно и обеспечить свою семью.

Анупу сложил все свои богатства в мешок, нагрузил осла и в полдень двинулся в путь. Дорога, постепенно подымаясь в гору, шла по берегу Нила. Наконец она превратилась в узкую тропинку над обрывом у реки. Анупу подгонял своего осла и тихо напевал, монотонную песенку о том, что они скоро придут в город, выгодно продадут всё привезённое, ослик поест свежего душистого сена, а он — вкусного хлебца. Песня слагалась сама собой, и Анупу медленно двигался вперёд.

И вот показался, высокий забор, за ним стоял красивый дом. Слегка покачивались от ветра кроны пышных пальм. Анупу приближался к усадьбе знатного и богатого вельможи Ренси, который жил в столице и служил во дворце самого, фараона.

С одной стороны узкой дороги сплошной стеной рос высокий ячмень. С другой; стороны тропинка подходила к самой реке. На дамбе у реки стоял Тотнахт, главный управитель усадьбы Ренси.

Тотнахт издали увидел Анупу, и недобрая мысль пришла ему на ум. «Хорошо бы отнять у крестьянина осла и поклажу, — подумал он, — да, в самом деле, это очень хорошо. Крестьянин беден, нет никого, кто бы мог его защитить, а добыча может оказаться заманчивой. Ведь, судя по всему, крестьянин идёт из области Солёных озёр и везёт с собой дары пустыни. Надо только сделать так, чтобы ничто не противоречило закону».

И Тотнахт придумал. Он решил загородить крестьянину дорогу. Кликнув работника, Тотнахт велел ему принести большую холстину и разложить её поперёк дороги для просушки.

— Берегись! — закричал управитель приближающемуся крестьянину. — Не наступи на моё полотно!

— Я сделаю, как ты приказываешь, — покорно ответил Анупу и свернул с дороги.

— Смотри, не иди по моему полю! — снова закричал Тотнахт.

— Где же мне идти? Берег высок, на пути стоит ячмень, а дорогу ты загородил полотном. Разве ты не позволишь мне обойти его?

Пока Анупу просил Тотнахта пропустить его, осёл захватил губами несколько колосьев и стал медленно жевать их.

— Твой осёл ест мой ячмень! — закричал Тотнахт. — Я заберу его!

— Ты не должен этого делать! — воскликнул крестьянин. — Я шёл правильной дорогой, это ты загородил её, и не моя вина, что мой осёл сорвал несколько колосьев.

Чиновник едет на ослике.
— Ты смеешь ещё рассуждать, негодный, так я проучу тебя! — И Тотнахт, схватив ветку тамариска, избил крестьянина. А потом его слуги взяли осла под уздцы и увели с собой.

Десять дней стоял Анупу перед домом Тотнахта и умолял его вернуть ему осла и поклажу. Слуги били несчастного и прогоняли его, но Анупу каждый раз возвращался и громким голосом повторял свои мольбы.

— Не голоси, крестьянин, или ты отправишься в страну бога молчания, — пригрозил ему выведенный из терпения Тотнахт.

— Ты побил меня, ты украл мою собственность и теперь ты отнимаешь жалобу из рта моего! — горестно воскликнул Анупу.

И он решил идти в город Гераклеополь к могущественному Ренси искать у него справедливости. Измученный долгой дорогой, пришёл Анупу в столицу. Он увидел Ренси у его дома и пожаловался ему на Тотнахта:

— Господин мой!.. Ты руль неба, ты столп земли!.. Руль, не упади, столп, не покачнись!.. Знающий вещи всех людей, разве ты не знаешь моего имущества?.. Ты подобен волне, ты — Нил, озеленяющий поля!.. Накажи грабителя, защити пострадавшего!.. Не лги — ты велик, не будь колеблющимся — ты имеешь вес… Господин мой, позволь, чтобы воззвал к тебе человек по своему правому делу!.. Моё тело полно, моё сердце перегружено!.. Не закрывай же твоего лица от того, кого ты знаешь; не будь слепым к взирающему на тебя!

Ничего не ответил Ренси. Только посмотрел на крестьянина и молча прошёл мимо.

Каждый день стал приходить с раннего утра Анупу к дому Ренси и дожидаться его выхода. Как только показывался знатный египтянин, Анупу подходил к нему и начинал свои жалобы. Он сравнивал вельможу с крокодилом и чумой. Правды нет нигде, оценщики мошенничают, чиновники воруют, зло и насилие повсюду, нет никого; кто заступился бы за бедняка. Слуги Ренси избивали Анупу и прогоняли его от дома, но утром он снова был на месте.

В конце концов жалобы крестьянина стали известны фараону.

И тут произошло чудо. Фараон велел вернуть Анупу осла и поклажу и наградил бедняка подарками.

Так кончается знаменитая египетская сказка о «Красноречивом крестьянине». А так как это сказка, то и конец у неё счастливый, какой обычно бывает в сказках.

В действительности же бывало иначе. Никто не приходил на помощь беднякам, не у кого было; им искать правды и защиты. Вот как рассказывается в другом древнем папирусе о судьбе египетского бедняка:

«Сердце в нищете, печаль в каждом месте. Города и деревни плачут. У бедняка нет силы, чтобы защитить себя от тех, которые сильнее его».

Тяжела и беспросветна была жизнь египетских земледельцев. С утра до ночи гнули они спину на пашнях, а жили впроголодь — всё забирали у них царские чиновники. Не легче была доля и ремесленника. От зари до зари сидели они в душных мастерских, не видя сияния дня, и работали без отдыха, без передышки.

Но и этот тяжёлый труд не спасал бедняков от голода и побоев царских чиновников.

Негде было искать защиты бедному человеку. Чиновники брали взятки, в суде сидели богатые вельможи, которые никогда не выслушивали жалоб бедняка и не судили по правде и справедливости. Знатные вельможи прогоняли крестьян с их земли, отбирали имущество, разоряли непомерными налогами и земледельцев и ремесленников. В Египте появилось много бездомных людей, лишённых куска хлеба, потерявших семьи. В одной песне поётся про одинокого уставшего путника, «который умер на дамбе, не оставив никого на земле; охватывает река и солнечный жар конечности его; говорят с ним рыбы прибрежные».

Но чем тяжелее жилось бедняку, чем больше заставляли его гнуть спину богатые вельможи и царские чиновники, тем сильнее закипали в нём ненависть и злоба против его поработителей.

И когда больше уже нельзя было терпеть — египетские крестьяне и ремесленники восстали против фараона, против царских слуг и против богатых вельмож. Вместе с ними восстали и рабы.

Восстание крестьян и рабов[14]

Это восстание произошло около 1750 г. до н. э. В двух дошедших до нас папирусах сохранилось подробное описание этот события. Один из этих папирусов хранится в Ленинграде, в Государственном Эрмитаже.

Высоко поднялся огонь над столицей, зарево его видно далеко. Фараон попал в плен к восставшим, и теперь горит его дворец, подожжённый неизвестными людьми. Но вот уже рухнула крыша, сгорели деревянные колонны, ничего больше не осталось от дворца. И только обгоревшие кирпичные стены уныло возвышаются среди развалин и обломков, покрытых серым пеплом и раскалёнными углями.

А рядом, в кварталах близ дворца, бушует огонь. Трещат балки, объятые пламенем, вспыхивают деревянные стены зданий, не хватает воды, чтобы залить это море огня, невозможно подойти близко от страшного жара. Это горят дворцы вельмож. «Столица разрушена в один час», — говорится в папирусе.

Многие кварталы всё же уцелели от огня. Вот на углу светлый дом, его двери распахнуты настежь, в них беспрестанно входят и выходят бедно одетые люди. На одних висят жалкие лохмотья, другие совсем обнажены, и только узкий пояс туго стягивает их бёдра. Но зато все вооружены. Одним удалось раздобыть себе настоящие мечи и копья, другие захватили просто большие дубины; это восставшие бедняки — крестьяне, рабы и ремесленники — захватили столицу. Только что ворвались они в этот дом. Здесь находится податная палата. У двери прямо на улице валяются груды свитков папирусов. По ним ходят, их топчут ногами, с яростным удовольствием и ненавистью стараются их уничтожить.

А какие перемены произошли внутри дома, в комнатах, где помещались канцелярии! Недавно тут на циновках сидели, скрестив ноги, царские чиновники. На коленях их были развёрнуты свитки, быстро бегала по папирусу тонко очинённая тростниковая палочка. Чиновник-писец аккуратно обмакивал её в чёрную краску и старательно выводил замысловатые знаки иератики, египетской скорописи. Вдоль стен стояли резные узорчатые ларцы. В них хранилось множество свитков папирусов. Здесь было — управление по сбору податей со всего Египта — податная палата.

Крестьян тащат платить подать.
В одних ларцах лежали податные списки. В них были переписаны все крестьяне, размеры их земельных участков, количество скота, число деревьев на их земле — словом, всё имущество, Регулярно через год производили царские чиновники такую перепись по всей стране и отправляли готовые списки в податную палату. А там специальные писцы рассчитывали, сколько зерна, масла, вина, льна, ткани, сосудов и других вещей должен давать каждый в царскую казну. В особых ларцах лежали другие списки, в них были записаны все неплательщики. На каждого был заведён счёт, и в папирусах были точно указаны все недоимки бедняков. Время от времени, чиновники с отрядом стражников выезжали в номы, чтобы собрать недоимки. Они, подъезжали на лодках к поселениям, хватали бедных крестьян, избивали их палками, а потом увозили с собой зерно, масло и вино, угоняли скот — словом, забирали всё имущество земледельца, превращая его в разорённого бедняка. Страшнее чумы или нашествия чужеземных врагов были эти карательные отряды чиновников из дома податей.

И вот теперь дом податей захвачен бедными людьми. В нём всё перевёрнуто вверх дном. Чиновников прогнали, открыли ларцы, выбросили податные списки, папирусы с записью недоимок. Уничтожен счёт долгов бедняка, никто больше не посмеет его грабить!

Не только податную палату захватили бедняки. Все учреждения столицы теперь в их руках. Отовсюду, из всех канцелярий, прогнаны царские писцы. Одни успели бежать вслед за своими начальниками, другие попали в руки восставших.

Захвачена бедняками и судебная палата. Прежде туда не было доступа простым людям, тайны палаты строго охранялись. Никогда не могли найти правосудия крестьяне или ремесленники, так как у них не было средств, чтобы дать взятку писцу и судье; закон всегда защищал знатных и богатых вельмож. Теперь в этой палате сидят судьи-повстанцы. Они сами крестьяне и хорошо знают нужды бедняков.

Восставшие не ограничились захватом столицы фараона. По всей стране прокатилась волна восстания, весь Египет охватила гражданская война. «Бедняки в каждом городе говорят: Да будем бить мы знатных среди нас… Страна юга охвачена смутою, города юга разрушены. Плачет северная страна…» — так говорится в папирусе.

Крестьяне во всей стране — от Дельты до Элефантины, от границы до границы — поднялись против своих господ. Рабы и ремесленники, все, кто были в горе и нищете, примкнули к восставшим. Они поменяли плуги на мечи, оставили долото и резец, шило и молот, взяли в руки копьё и топор, лук и нож. Они оставили свои мирные занятия и все стали воинами.

Вельможи и правители спасаются бегством, они не находят нигде даже милостыни. Вместе с ними бегут и их семьи. Вслед за вельможами убегают из канцелярий и писцы.

Всё переменилось в Египте. Земля перевернулась, подобно гончарному кругу.

Имущество богачей и вельмож было отобрано восставшими. Тот, кто прежде был нищим и даже не мог изготовить себе сандалий, стал владельцем богатств. Тот, кто не мог построить себе хижины, живёт в прекрасном доме. Тот, у кого не было даже куска хлеба, стал хозяином большого закрома. Земледелец, у которого не было осла, чтобы вспахать своё поле, теперь имеет целое стадо быков. Бедняк, который носил жалкие лохмотья, так как не мог выткать себе холста, теперь носит одежду из тонкого полотна. Тот, у кого не было лодки, стал теперь хозяином кораблей. А их бывший владелец смотрит на них, но они уже не принадлежат ему.

Воины (Среднее царство).
Никто не повинуется своим хозяевам. Все слуги разбежались от своих господ. Рабы стали свободными. Те, которые не видели сияния дня, так как целый день работали в тесных каморках, теперь разгуливают беспрепятственно. Все рабыни владеют своими устами, они не слушают своих господ, они сами отдают приказания своим хозяйкам. Драгоценные ожерелья, браслеты и украшения надеты на рабынях. Та, которая смотрела на своё отражение в воде, теперь любуется собой, глядя в прекрасное зеркало.

Нет больше тех, которые жили праздной счастливой жизнью и заставляли работать для себя всю массу крестьян и рабов. «Погибли те, которые видели вчерашний день. Нет нигде человека вчерашнего дня…»

До нас не дошли документы о том, как было подавлено восстание, но, несомненно, египетские рабовладельцы жестоко расправились с повстанцами.

Да и сами восставшие крестьяне и рабы не могли в то время долго удерживать власть в своих руках. Они не были объединены и ещё не сознавали того, что только полное уничтожение рабства может улучшить их положение. Бедняки и рабы восстали против своих господ, многих прогнали, у большинства из них захватили богатства, но они не установили новых порядков в Египте.

И впоследствии, в период Нового царства, здесь снова была восстановлена власть царя, номархов и вельмож, власть рабовладельцев.

Поход Тутмоса III в Азию[15]

В четвёртый месяц зимы египетский фараон Тутмос III выступил из пограничной крепости Джару и вступил в пределы Палестины. На четвёртый день первого летнего месяца двадцать третьего года своего правления (1503 г. до н. э.) он прибыл в укреплённый город Газу. Здесь фараон, расположившись во дворце местного князя, велел призвать к себе чиновников, которым была поручена разведка. Вести были тревожные. Почти все города Палестины, Финикии и Северной Сирии поднялись против Египта. Обширные азиатские владения от Иразы на юге до далёких северных озёр и могучей «реки, текущей в обратном направлении»[16], были потеряны. Местные царьки перестали признавать власть египетского фараона, разуверились в его силе.

Тутмос был разъярён. Он проклинал свою мачеху Хатшепсут, умершую несколько месяцев назад. Он был уверен, что она виновна во всём. Двадцать два года занимала властолюбивая царица престол, не допуская пасынка к делам управления. Надев двойную корону и подвязав искусственную бороду, являлась она в тронный чал и торжественно принимала вельмож и сановников.

Со временем азиатские царьки стали держаться независимо и перестали платить дань в египетскую казну. Тутмос давно стремился проявить свою мощь и вновь внушить северным соседям страх перед египетским оружием, но при жизни властолюбивой мачехи нечего было об этом и думать, поэтому он с нетерпением ожидал её смерти.

Но вот настал долгожданный день. Толпы плакальщиков провозгласили о смерти царицы. Роскошный позолочённый саркофаг с её мумией возложили на салазки, и быки повлекли его по горячему песку пустыни в окаймлённую скалами Долину Царей. Архитектор Хапусенеб со своими подручными давно уже высек здесь четыре камеры и узкий коридор подземной гробницы.

Тутмос возликовал. Теперь он покажет чужеземцам силу египетского оружия. Спокойно выслушивал фараон известия о союзе, заключённом царём города Кадеша с 60 царьками Палестины, Финикия и Северной Сирии «Разве это были настоящие властители? — думал Тутмос. — Ведь каждый из них правил в своём городе и ближайшей округе. Beet они ненавидели друг друга, в только страх перед Египтом заставил их объединить свои силы. Но разве могут они действовать в согласии? Любой будет завидовать соседу и в душе радоваться его потерям. Разве станут они слушать приказы единого военачальника? Нет, каждый будет отдавать свои распоряжения. Таких врагов нечего опасаться Напрасно трусят вельможи, отвыкшие от военных подвигов за годы мира».

Отпустив вестников и соглядатаев, царь велел принести четыре медные доски и царский лук. Он решил ещё раз испробовать своё умение. Медные доски были поставлены в ряд, на небольшом расстоянии друг от друга. Царь, не торопясь, взял огромный составной лук и самодовольно осмотрел его. Лучшие оружейники потрудились на славу. Мощная деревянная основа была снабжена двумя умело вырезанными желобками. В неё были вставлены гибкие пластинки рога антилопы, а снаружи была прикреплена жила быка, и всё вместе туго обмотано пальмовым лыком.

Нелегко согнуть такой лук, но Тутмос обладал большой силой и сноровкой. Привычным движением схватил он лук, сдавил его своими крепкими пальцами и мгновенно согнул его. Зазвенела туго натянутая прочная тетива. Фараон прицелился и выстрелил. Стрела пробила три медные доски и застряла в четвёртой. С довольной улыбкой царь отдал приказ складывать палатки и двигаться в путь.

Вскоре за тем египетские войска вступили на территорию противника, благополучно вышли из горных теснин на равнину и подошли к Мегиддо, где укрепились вражеские войска. Впереди высились сверкающие на солнце городские стены и башни Нигде не было видно неприятельского войска. Разведчики сообщили, что главные силы врагов сосредоточены южнее у Таанака.

Тутмос, двигавшийся в первых рядах своей армии, имел время построить её в боевой порядок. Колесницы растянулись сплошной линией. Вперёд был выдвинут отряд лучников. Позади располагалась пехота, за ней 500 отборных колесниц, запряжённых быстрыми как ветер лошадьми. Они предназначались для погони.

Однако в тот день противник не принял боя. К вечеру египтяне разбили лагерь. Военачальники выставили дозорных и обходили палатки воинов, объявляя: «Готовьтесь, вооружайтесь. Приближается битва с врагом. Будьте мужественны».

На следующее утро на лагерь стали надвигаться главные силы врага. 3 000 колесниц мчались вперёд. Кузовы некоторых из них были украшены золотыми и серебряными пластинками. Золотом и серебром блестела также сбруя коней. Колесничие были облачены в тяжёлые шерстяные разноцветные кафтаны, без рукавов, спускавшиеся от плеч до пят. Кое у кого грудь и живот были защищены неуклюжими треугольными деревянными панцирями, обтянутыми кожей. Одни стреляли из лука, другие метали дротики. Отряд египетских лучников двинулся вперёд и осыпал врагов тучей стрел. Неприятельский строй поколебался. Некоторые лошади ринулись вперёд, нарушив линию, и попали под фланговый обстрел. Более робкие повернули колесницы назад.

В это время уже успели выстроиться египетские колесницы. Лучники расступились, открывая им дорогу. Сплошной лавиной двинулись колесничие фараона. Ни один из них не выдвигался вперёд. Лошади, покрытые легкими синими попонами, стянутыми красными и жёлтыми ремнями, двигались мерной рысью. Колесничие, слегка согнувшись и упираясь коленями в переднюю планку кузова, натягивали луки. Стоящие рядом щитоносцы прикрывали своих начальников небольшими четырёхугольными закруглёнными сверху деревянными щитами. Левой рукой они держали поводья, сдерживая резвых коней. Воины были одеты в длинные полотняные передники. Грудь их защищали короткие кожаные, а иногда бронзовые панцири. Руки и плечи были совершенно обнажены.

Египетские колесницы сблизились с неприятельскими, и сотни колесничих одновременно по команде опустили тетивы луков. Боевой порядок противника был окончательно расстроен. Всё перемешалось: опрокинутые кузовы, трупы коней и воинов, возничие, соскочившие с колесниц. Всюду слышались крики военачальников, стоны раненых.

Теперь на колесницы противника ударила египетская пехота. В левой руке пехотинцев был щит, обтянутый кожей, в правой — бронзовый, серповидный меч или тяжёлое копьё. Вскоре отступление неприятеля превратилось в паническое бегство. Каждый стремился первым добраться до крепостных стен.

Тутмос приказал своим военачальникам преследовать врага. Он надеялся следом за беглецами ворваться в крепость. Но осуществить это намерение ему не удалось. Победоносное египетское войско перестало повиноваться своим военачальникам. Колесничие и пехотинцы думали только о грабеже. Одни обрубали постромки и вскакивали верхом на захваченных лошадей, другие ломали кузовы колесниц, отрывая золотые и серебряные пластинки, украшавшие их, третьи добивали раненых и срывали с них дорогие пестротканные одежды, отвязывали пояса, украшенные золотыми пряжками, отбирали кинжалы в серебряной оправе. Некоторые связывали попарно пленников и угоняли их в лагерь.

Фараон ничего не мог поделать. Его армия превратилась в нестройную, буйную толпу. Голос царя терялся в Сплошном гуле торжествующих криков, и Тутмос понял, что надо уступить.

Отступающие войска успели добраться до крепости. Они кричали, чтобы им отворили ворота. Но правитель Мегиддо выставил отборную стражу, приказав охранять все запоры. Беглецам предлагали карабкаться на стены. Сверху спускали канаты, ремни и просто старые одежды. Побеждённые воины, побросав в ров оружие, взбирались по наклонной нижней части стены, а затем, добравшись до отвесной верхней части, сложенной из гладких кирпичей, хватались за края спущенных канатов. Воины, стоявшие на стене, вытягивали их, наверх.

Если бы египтяне не были отвлечены грабежом, вряд ли кто-нибудь из беглецов спасся.

Тутмос был недоволен. Победа его не радовала. Он досадовал, что не удалось воспользоваться смятением, охватившим врага, и захватить город. Хмуря брови, оглядывал царь укрепления Мегиддо. Они казались неприступными. Глубокий ров окаймлял крепость. Нижняя, часть стены была сложена из больших каменных глыб, а верхняя — из плоского кирпича. Десятки башен выдвигались вперёд, сверкая белыми зубцами. Оттуда выглядывали, меткие стрелки, грозя поразить каждого, кто осмелится приблизиться.

Сперва египтяне надеялись взять крепость, взобравшись ночью, на её стены. По приказу фараона были приставлены к стене деревянные лестницы. Но осаждающим не удалось подняться даже до середины стены. Они были сбиты и отступили с большими потерями.

Воины несут на носилках царя (Новое царство).
Пришлось приступить к осаде. Разъярённый Тутмос велел вырубить все оливковые деревья и смоковницы в окрестных садах и соорудить деревянную изгородь вокруг города. Выставленная стража не пропускала ни одного человека. В переполненном беглецами городе было мало запасов продовольствия. Начался голод, болезни. Мёртвые тела сбрасывались в ров, и они гнили там под раскалёнными лучами летнего солнца — хоронить покойников было негде. Нестерпимое зловоние наполняло город. Наконец к Тутмосу явились вестники от правителя Мегиддо с мольбой о пощаде. Открылись городские ворота, и египетские воины устремились в город. Начался грабёж. Египтяне хватали всё: мебель, одежду, украшения, хозяйственную утварь. Связанных женщин и детей, оглашающих воздух рыданиями, уводили в египетский лагерь. Взятых в плен воинов заковывали в бронзовые кандалы и доставляли фараону. Он указывал, кого из них следует в дар богу Амону отправить в Фивы на работы в храмовых поместьях и мастерских, кого — отдать в награду отличившимся военачальникам и вельможам.

Египетская армия возвращалась домой. За колесницами следовали широкие повозки, нагружённые добычей, за ними уныло шагали истощённые пленные и пленницы в грязных лохмотьях, босые, растрёпанные, с руками, скрученными за спиной.

Торжествовали военачальники и колесничие, но рядовые пехотинцы шли, понурив голову, ворча вполголоса.

Многие египетские воины проклинали злосчастный поход и с горечью вспоминали об убитых товарищах, зарытых в чужой земле. Сколько тягостей пришлось вынести царскому войску — и всё это ради того, чтобы вельможи и военачальники наполнили свои дома азиатским золотом и чтобы новые толпы чужеземных рабов стали трудиться на полях фараона и его приближённых.

У многих воинов ныли не зажившие ещё раны, у других горели на спинах и ногах рубцы от недавних палочных ударов, нанесённых по приказу придирчивых военачальников. Это было всё, что они получили в награду за свои победы.

Фивы — столица Египта[17]

«Сильнее Уасет всех городов…

Не сражаются вблизи неё, ибо велика её сила.

Каждый город возвеличивается в имени её,

Она — их владычица, более могучая, чем они!»

Так воспевали древнеегипетские поэты самый большой и самый замечательный из городов Египта, его столицу — Уасет, или Фивы, как её называли греки.

Из маленького провинциального городка Фивы выросли до пышной столицы могучего государства. Отзвуки славы египетских Фив сохранились и в греческом эпосе.

Фивы знали годы расцвета и упадка. Века расцвета сменялись тяжёлыми временами разрушительных нашествий иноземцев. Многих завоевателей — и эфиопов, и ассирийцев, и персов — видели фиванцы на улицах своего города.

Одним из наиболее интересных периодов в жизни Фив был XV в. до н. э. Египет, который уже более ста лет назад сбросил длительное иго владычества гиксосов, сделался теперь сильнейшей державой Востока. Фивы — столица области, князья которой выступили объединителями страны в борьбе с гиксосами, — стали главным городом Египта. Богатства, хлынувшие в Египет в результате удачных войн не только на севере, но и на юге, в Нубии, способствовали украшению города. Грандиозные храмы пышные дворцы фараонов и дома вельмож быстро изменили облик Фив, превратив их в самый богатый и великолепный из египетских городов.

Познакомимся же с Фивами в период их наибольшего расцвета.

Нил делит город на две части — восточную, где расположен самый город, и западную, где находились кладбища и заупокойные храмы царей Египта времени Нового царства.

Если плыть к Фивам по Нилу с севера, то ещё издали видны колоннады храмов и стоявшие перед входами в них колоссальные статуи фараонов. Когда же корабль приближался к одной из пристаней восточного берега, перед глазами приезжего во всём блеске и шуме вставал знаменитый город.

Различны улицы этого города и многолик его образ. Различна и жизнь его обитателей, лёгкая и приятная для одних, тяжёлая, изнурительная для других. И последних в городе большинство.

Пройдёмся по одной из главных улиц Фив. По обе её стороны тянутся глиняные стены оград, из-за которых видны плоские кровли домов и верхушки деревьев. Длинные тёмные листья пальм возвышаются над сикоморами и акациями с их мелкими светло-зелеными листочками, трепещущими при малейшем дуновении ветра. В ограде — ворота, которые ведут во двор. В глубине двора виден сад, направо вымощенная каменными плитами дорожка ведёт к дому. Это жилище одного из знатных фиванских вельмож.

Как все жилища в древнем Египте — даже дворцы, — этот дом построен из кирпича-сырца. Только косяки дверей сделаны из камня. Крыша плоская; на ней по вечерам, когда спадает жара, проводят время обитатели дома, главным образом женщины. Окна, небольшие и решётчатые, расположены почти под потолками комнат.

Дорожка, ведущая к дому, оканчивается небольшим, окружённым стеной двориком. Из него по маленькой лесенке поднимаются в крытый вход.

Небольшие сени ведут в длинную комнату с четырьмя колоннами, предназначенную для приёма гостей и для отдыха хозяев. Она расположена в северной части дома; ею пользуются главным образом летом, так как в её большое окно проникает свежий северный ветер.

Из этой «северной» комнаты ведёт дверь в главное помещение дома — большую комнату, также с четырьмя колоннами. Так как со всех сторон к ней примыкают другие, стены её построены выше соседних помещений, чтобы в её высоко расположенные окна мог попадать свет.

Дом знатного египтянина (Новое царство).
Эта комната служит приёмной. У одной стены устроен выложенный полированным камнем бассейн для омовения, у другой стены стоят, диваны, перед которыми!! помещаются жаровни. Колонны в комнатах деревянные с каменными основаниями.

Растирание зерна (Древнее царство).
К центральному помещению примыкает с востока ещё одна длинная комната, похожая на северную, но несколько меньших размеров. Ею пользуются зимой.

Эти три комнаты и несколько запасных для гостей составляют парадную часть дома. Остальные же помещения дома заняты его жилой частью. Здесь находится спальня хозяина с особой умывальной и женская половина, состоящая из приёмной комнаты, спальни, детских комнат и умывальной. Имеются в доме и различные кладовые. Все стены оштукатурены и покрыты росписью.

Вокруг дома на дворе расположены похожие на большие круглые ульи закрома для зерна, кухня, хлебные печи, колодец с водой, жилище для слуг. Тут же находятся сарай и загон для скота, рядом с которым видны собачьи конуры.

В саду растут плодовые деревья — финиковые пальмы, сикоморы, фиговые деревья; вокруг подпорок вьются виноградные лозы, на клумбах цветут цветы. Посередине сада расположен пруд, там плавают утки. В воде мелькают рыбы. Около пруда трудятся пленные азиаты; они черпают воду и поливают цветы и плодовые деревья.

Виноделие и сбор винограда (Новое царство).
Приготовление пива (Древнее царство).
В доме и на дворе оживлённо. На кухне, в пекарне, по двору — всюду суетятся многочисленные слуги и рабы. Несмотря на жару, на самом солнцепёке слуги варят, пекут, жарят на вертелах птицу, толкут что-то в ступках. Женщины, стоя на коленях, согнувшись и обливаясь потом, растирают вручную зерно на каменных зернотёрках.

Из поместья хозяина прибыл караван ослов. Рабы снимают с них тюки и корзины с зерном, овощами, плодами, сотами душистого мёда.

Туда и обратно беспрестанно снуют слуги с тяжёлыми сосудами и подставками, букетами и гирляндами цветов. Всем распоряжается управляющий хозяйством дома. Вечером в доме будет пир: хозяин получил от фараона награду — пять больших золотых ожерелий. Сейчас хозяин в храме, он поехал туда из дворца, чтобы принести благодарственную жертву Амону за удачное возвращение из экспедиции и за получение царской награды.

Между тем в приёмной всё уже готово к пиру. Слуги разостлали по полу пёстрые циновки и расставили точёные стулья. Стены увешаны гирляндами из цветов, и пёстрые, искусно подобранные букеты укреплены у каждого стула. Вдоль стен на высоких подставках стоят большие сосуды с вином; они увиты виноградными лозами и гирляндами из лепестков голубых лотосов. В бронзовых жаровнях, на тлеющих углях положены куски ароматных смол, душистый дымок вьётся по комнате. Слуги устанавливают перед каждым стулом небольшой столик. Здесь будут поставлены многочисленные кушанья, фрукты, сласти; готовы и кубки для питья. И вновь приносят охапки лотосов и раскладывают по два-три цветка на стол. В стороне группа музыкантов пробует свой инструменты. Тут и арфы, и флейты, и лиры, и лютни. На полу, ожидая своего выступления, сидят танцовщицы и акробатки. Их волосы заплетены в бесчисленные косички, стянутые на голове пёстрой лентой, из-под которой на лоб спадает цветок лотоса. У одних в руках бубны, у других — цветы.

Арфисты (Новое царство).
Мы заглянули в дом знатного фиванца и бегло познакомились с его бытом и обстановкой. Дома других египетских вельмож немногим отличаются от описанного нами. Все главные черты жилища богатого египтянина остаются неизменными.

* * *
За кирпичными оградами домов кипит жизнь улицы. Ближе к, центру города, к главным храмам или к рынкам движение увеличивается. Идут пешеходы, семенят нагружённые товарами ослы, проносятся колесницы, запряжённые парами коней, медленно проходят, сгибаясь под грузом, носильщики.

Вот, стоя в колесницах, мчатся на охоту в пустыню молодые знатные фиванцы. За их плечами висят большие луки, за поясами заткнуты кинжалы, на колесницах укреплены колчаны со стрелами. С ними едут их оруженосцы, а в пустыне давно уже ждут слуги; одни привезли с собой припасы и готовят еду, другие привели охотничьих собак в красных кожаных ошейниках и принесли запасное оружие. Слуги будут помогать молодым вельможам в их забавах, будут загонять для них газелей, антилоп, зайцев, страусов. Иногда для больших облав пригоняют из деревень крестьян. А вечером по тем же улицам медленно потянутся обратно в город едущие шагом колесницы, нагружённые добычей, в сопровождении слуг-охотников, которые понесут убитых зверей и птиц и поведут усталых, высунувших языки собак. Охота — обязательное занятие молодых египтян; будущие воины должны уметь хорошо стрелять из лука, метать копья и дротики, ловко владеть мечом и кинжалом.

Иногда на охоту выезжает и сам фараон. Окружённый многочисленной свитой и слугами, он едет в пустыню охотиться на львов, в нильские заросли в погоне за свирепыми дикими быками.

Царевичи также учатся с детства охоте и военному делу; многим из них придётся впоследствии лично участвовать в битвах. Охота — любимое развлечение фараонов. Об этом говорят не только изображения царских охот на рельефах и росписях, но и многие интересные предметы, дошедшие до нас.

Это большие каменные жуки — скарабеи; оборотная их сторона гладкая, и на ней вырезаны надписи, в которых говорится, что фараон Аменхотеп III в течение 10 лет своего царствования убил 102 «весьма свирепых льва»!

Видимо, фараон приказал сделать несколько таких скарабеев и подарил на память своим приближённым, быть может, его спутникам по охоте.

Один такой скарабей хранится в Ленинграде, в Эрмитаже, другой — в Москве, в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

* * *
А город продолжает жить своей сложной жизнью. Умолкли крики торговцев на рынке, но во многих мастерских зажглись светильники, и при их мигающем пламени продолжают работать ремесленники. Задремали в своих лачугах бедняки, заснули в тени деревьев или под навесами опустевших ларьков бездомные нищие. В далёких селениях после тяжёлого дня изнуряющей работы садятся за свой скудный ужин крестьяне. В домах многих вельмож, ярко освещённых огнём драгоценных лампад, в полном разгаре пир. Далеко разносятся в вечерней тишине звуки музыки, пение. Вереницы слуг суетятся вокруг пирующих.

Так веками и идёт жизнь везде на берегах Нила, где сотни тысяч людей работают ради богатства десятков, где тысячи живут впроголодь всю жизнь только для того, чтобы могли спокойно наслаждаться своей жизнью немногие богатеи.

Карнак[18]

В Фивах, на западном берегу Нила, виднеются облицованные полированными каменными плитами и украшенные сфинксами и обелисками храмовые пристани. Самая большая из них — пристань знаменитого святилища Амона-Ра, царя богов, главного божества египетского государства времени Нового царства. Мы называем это святилище Карнак, по имени расположенной здесь теперь деревни. Египтяне называли его Ипет-Сут.

От пристани прямо к храму идёт широкая мощёная дорога, обрамлённая по обеим сторонам рядами сфинксов. В конце её возвышаются две огромные башни, слегка суживающиеся кверху, перед ними укреплены высокие кедровые мачты с развевающимися флагами, а между башнями узкий вход. Это новые ворота храма Амона, знаменитый пилон, построенный здесь по распоряжению фараона Аменхотепа III.

Жрец (Новое царство).
Карнак — это, в сущности, огромный архив документов, по которым можно изучать историю Египта, На его стенах, пилонах и колоннах высечены не только посвятительные надписи царей и гимны богам, но и сведения о важнейших исторических событиях. Летописи походов Тутмоса III, списки царей Египта и многое другое сохранили нам здания Карнакского храма. Обильные дары, которые в Риде земель, военной добычи и прочих ценностей приносили цари Египта Карнаку, превратили храм в богатейшего землевладельца и способствовали тому, что жрецы этого храма приобрели огромное влияние на государственные дела. Лучшие зодчие, скульпторы и художники работали над созданием Карнака. Его залы представляли собой настоящую сокровищницу египетского искусства.

В состав святилища в Карнаке входит не только храм Амона, но и несколько других храмов; в том числе храм жены Амона, — богини Мут, храмы богов: Хонсу, Монту, Птаха и других. Здесь же расположены и храмовая библиотека, сокровищница, школа, жилище жрецов, пекарни и храмовые мастерские. Огромная площадь принадлежит Карнаку: от южной стены храма Мут до северной стены храма Монту 1300 метров, а одно только здание храма Амона занимает площадь свыше 25 гектаров.

Реконструкция храма (Новое царство)
Во главе всего Карнака стоит верховный жрец храма Амона, который является и главой всего египетского жречества. Он вместе со своими заместителями и главными жрецами других карнакских храмов управляет сложным хозяйством святилища и его людьми. Верховный жрец следит за правильным совершением обрядов, за своевременным поступлением доходов от многочисленных владений храма, за обучением юношей в школе, за работой в храмовых мастерских. Он хранит несметные сокровища Карнака и распоряжается ими так же, как и судьбой подчинённых ему людей — начиная от жрецов и кончая рабами. От зари до зари работают земледельцы на храмовых полях и ремесленники в мастерских.

Помимо мастерских, пекарен, кухни, кладовых и других служебных помещений, на территории храма работало много строителей. Мы уже говорили, что фараоны постоянно стремились расширять и украшать знаменитые фиванские святилища и что, например, при Аменхотепе III здесь был построен новый большой пилон, превзошедший все прежние. Около этого пилона была поставлена огромная статуя фараона, изготовленная, как и много других статуй, в скульптурных мастерских храма Амона.

Эти мастерские славились не только в Фивах, но и далеко за их пределами. Здесь, да ещё в царских скульптурных мастерских работали лучшие скульпторы и живописцы Египта. Ещё с юности учились они у своих отцов и старших братьев искусству владеть резцом или кистью. Знания передавались от одного поколения к другому. Вот группа скульпторов заканчивает полировку большого каменного сфинкса, скоро его повезут на вновь прокладываемую между двумя храмами дорогу и поставят в ряд с другими такими же статуями.

Дальше над гладко отёсанной каменной плитой склонился пожилой человек. На плите чёрной краской сделана сетка. Человек кистью уверенно наносит на ней рисунок. Он срисовывает его с небольшой деревянной доски, также покрытой сеткой; благодаря такому способу исполнения рисунок совершенно точно переносится на плиту, только в значительно увеличенном виде. Когда он будет готов, плиту передадут скульптору, и он сделает по наброску один из тех замечательных рельефов, которыми славятся мастерские Карнака.

Несколько молодых скульпторов обступили старого, опытного мастера. Он держит в руках неоконченную статуэтку, изображающую коленопреклонённого фараона. Тут же на полу присел и молодой автор статуэтки; с нетерпением ждёт он отзыва и дальнейших указаний учителя. Последний берёт кисть, обмакивает её в разведённую сажу и быстрыми мазками отмечает на камне, что и где надо исправить.

Из мастерской только что вышли два человека и направились к священному озеру, расположенному, к югу от храма Амона. Один из них очень стар. Он идёт, опираясь на посох, тяжело ступая обутыми в сандалии иссохшими ногами. Его спина согнута, лицо покрыто глубокими морщинами, только глаза смотрят зорко и сохранили живость. Старца поддерживает под локоть высокий, хорошо сложенный человек, в полном расцвете сил и здоровья. Он бережно ведёт своего спутника, соразмеряя свои шаги с его медленной поступью. Оба одеты, в тонкие льняные ткани, на головах у них завитые парики, на плечах ожерелья, руки украшены браслетами.

Этот старик — знаменитый зодчий Аменхотеп, сын Хапу, создатель многих замечательных памятников, в том числе и огромного нового пилона. Его знание и мастерство славятся по всей стране, так же как и его мудрость. Недаром его ценит сам фараон, он пожаловал старцу прекрасную большую гробницу на западном берегу Нила. Несколько статуй старого зодчего поставлены в знак особой чёсти в различных местах Карнака[19].

Вот и сегодня он снова присутствовал на торжестве по случаю постановки ещё одной своей статуи, на этот раз во дворе между построенным им пилоном и пилоном его знаменитого предшественника — зодчего Инени, жившего свыше ста лет назад. Старик доволен честью, доволен и статуей.

Она сделана из кристаллического песчаника прекрасной работы, на ней высечена длинная надпись, которую он сам составил, изложив в ней основные события своей жизни. Он рассказал о том, как начал свою карьеру царским писцом и постепенно продвигался по службе, как он овладел знаниями, как ему поручили исчисление податей, урожая, руководство трудом военнопленных и, наконец, как он выдвинулся настолько, что был назначен начальником всех строительных работ.

Теперь о нём будут знать многие поколения людей, и его слава не умрёт, пока на земле останутся люди, умеющие читать египетские письмена.

Его спутник тоже зодчий, пожалуй, не менее талантливый, но ещё не такой прославленный. Его зовут также Аменхотеп. Он уже не раз показал своё мастерство, и теперь ему поручено сооружение двух новых святилищ. Одно из них уже почти готово — это храм богини Мут. Он расположен в конце дороги, по которой сейчас идут зодчие и которую недавно уставили сфинксами.

Храм этот небольшой, но очень красивый и совсем особенный. С трёх сторон его окружает озеро, в воде которого, как в зеркале, отражаются колонны храма и сидящие между ними чёрные каменные фигуры львиноголовой богини! Теперь Аменхотеп озабочен окончанием постройки особой колоннады, которую он решил поставить во дворе, начиная от ворот до дверей храма. Эта колоннада должна ещё более удлинить и так чуть ли не бесконечную аллею сфинксов, соединяющую храм Мут с храмом Амона.

В руке Аменхотеп держит свиток папируса, на котором набросан общий план нового храма и отмечена эта колоннада.

До сих пор таких колоннад ещё не делали. Старый Аменхотеп, сын Хапу, одобрил замысел своего ученика и будущего преемника на посту главного зодчего. Сейчас он слушает его план создания второй из порученных ему построек — огромного святилища Амона, которое будет стоять на берегу Нила, значительно южнее Карнака.

Этот новый храм Аменхотеп хочет заполнить массой колонн — целыми зарослями каменных папирусов. И здесь он ещё в большем размере применит своё нововведение — к входу в этот храм будет подводить колоннада из. 14 небывало ещё высоких колонн, увенчанных капителями в виде широко раскрытых цветов папируса.

Осмотрев строительство храма Мут, зодчие расстаются. Старик садится в носилки и отправляется домой. Аменхотеп идёт к месту своего будущего нового храма и долго остаётся там, обдумывая его проект.

Уже наступает вечер, когда он, кончив свои размышления, подходит к берегу Нила.

Луксорский храм (Новое царство).
Медленно катит великая река свои воды. Прямо против неё на западном берегу возвышается огромное здание — одно из творений старого Аменхотепа, сына Хапу, — заупокойный храм царствующего сейчас в Египте фараона Аменхотепа III. И здесь от Нила вверх ведёт аллея сфинксов. Отчётливо видны огромные каменные львы с человеческими головами, лежащие на высоких пьедесталах. Их лица передают черты фараона[20]. Перед большим пилоном возвышаются две колоссальные статуи царя. Только они одни и уцелеют впоследствии и под названием «колоссов Мемнона», данным им греками, приобретут всемирную славу.

Солнце заходит за горы западного берега, покрывая их расплавленной позолотой. В его лучах розовеют затопленные светом колонны храма и гигантские статуи.

Взгляд Аменхотепа устремляется правее, туда, где в безжизненных скалах вырублены многочисленные гробницы. Об одной из них он и думает сейчас. Там погребён прославленный зодчий прошлого века Инени, и на стенах его усыпальницы, в надписи, повествующей о его жизни, есть слова, которые ещё с детства наизусть помнит Аменхотеп:

«Я искал то, что было полезно… голова моя бодрствовала, ища полезного… Это были работы, подобных которым не производилось со времени предков. То, что мне суждено было сотворить, было велико… Я искал для потомков, это было мастерством моего сердца… Я буду хвалим за мои знания в грядущие годы теми, которые будут следовать тому, что я совершил».

И, вспоминая эти строки, Аменхотеп продолжает думать о своём будущем храме. Он продолжит и разовьёт многое из того, что когда-то наметил в своих творениях великий Инени.

В стране запада[21]

Против Фив на западном берегу Нила виднеются высокие скалы. Лишённые растительности, безжизненной цепью тянутся они, то спускаясь к реке, то отступая от неё на запад. Глубокие ущелья, точно трещины, рассекают их в различных направлениях. В ущельях и по склонам больших скалистых холмов кое-где чернеют отверстия — будто входы в глубь земли. Оказывается, это действительно входы в многочисленные гробницы древних обитателей Фив.

В древности весь западный берег Нила в этом месте представлял собой огромное кладбище, вернее, ряд кладбищ. В одном отдалённом ущелье находились гробницы царей Египта времени Нового царства, в другом — их жён и детей; на склонах холмов вырубали и свои гробницы вельможи, по окраинам кладбищ хоронили бедняков.

В далёком прошлом здесь часто можно было видеть, как в день погребения знатного фиванца по узкой тропинке в горы медленно направлялось погребальное шествие. Вначале, по обычаю, несли чёрную деревянную фигуру шакала. Это бог смерти Анубис, который, но верованиям египтян, провожал души умерших в загробный мир. Затем шли вереницы носильщиков, нагружённых вещами умершего, которые должны служить ему в загробном мире. Здесь мебель, ларцы и сундуки с одеждами, оружием и украшениями, сосуды с благовониями. Отдельно везли портретную статую покойника и ящики с предметами, которые понадобятся при совершении заупокойных обрядов в гробнице.

За носильщиками следовал хор плакальщиц. Звучали заунывные песни, женщины плакали, кричали, рвали на себе волосы. Гроб с телом умершего поставлен на салазках, под балдахином. Несколько пар быков медленно тянут салазки всё выше и выше в горы. Впереди и позади них идут жрецы с кадильницами. Шествие замыкают родные и друзья умершего.

Гробница давно готова. Она вырублена в скалах ещё при жизни вельможи, он сам наблюдал за её устройством. Она состоит из широкого, но неглубокого зала, по стенам которого яркие росписи изображают главные события из жизни владельца гробницы, а надписи у входа рассказывают о том же.

Из первого зала ведёт вглубь узкий коридор, оканчивающийся небольшой молельней. В полу молельни есть спуск вниз, который приводит в самую погребальную комнату. Здесь будет установлен гроб с телом умершего.

Шествие останавливается перед гробницей, гроб снимают и после совершения последних обрядов устанавливают в подземном склепе, статую оставляют в верхней молельне. В первом зале начинается поминальный пир.

Играет арфист, собравшиеся гости вспоминают умершего и желают ему счастливой жизни у бога Осириса, владыки подземного царства.

Как же представляли себе в то время в Египте судьбу человека после смерти? По верованиям египтян, человек обладал не только телом, но и душой, причём даже не одной. Считалось, что одна душа имеет вид двойника человека, только невидимого. Этого двойника называли «Ка» и полагали, что он появляется на свет вместе с новорождённым и всю жизнь сопутствует человеку. Другая душа, «Ба», по мнению египтян, была птицей с головой и руками человека; она вылетала из тела в момент смерти и затем постоянно прилетала в гробницу, брала принесённые родными еду и питьё и относила их вниз к телу, которое лежало в гробу. Считалось, что когда «Ба» входила в тело, оно оживало и принимало пищу.

Отсюда следовало, что тело надо было предохранить от тления. Для этого были придуманы различные способы.

Наилучшим из них был следующий: из трупа извлекали все внутренности, затем тело опускалось в особый раствор из солей и смолистых веществ, в котором и оставалось в течение 70 дней. Затем его вынимали, просушивали и, набив душистыми травами и смолами, обматывали льняными тканями. На голову такой готовой мумии иногда надевали особую маску, иногда же мумию, без маски прямо укладывали в гроб.

В погребениях богатых людей для лучшего сохранения мумии первый гроб вставляли во второй, а этот в свою очередь в третий. Гробы делали из дерева или камня, придавая им форму запелёнутой мумии, но на крышке делали скульптурное лицо, а иногда и руки.

Вынутые при бальзамировании внутренности укладывали в четыре каменных сосуда, которые также ставились в гробницу, На случай, если бы тело всё же почему-либо не сохранилось, в гробнице ставили портретную статую покойного, в которую могла входить душа при отсутствии тела.

Разумеется, далеко не все могли позволить себе такое дорогое погребение. Поэтому существовали и более дешёвые способы приготовления мумии, когда внутренности не вынимали, а тело обрабатывали очень недолго. Изготовленные таким образом мумии сохранялись хуже и подвергались тлению.

Наиболее же бедное население Египта вообще не бальзамировало своих умерших даже и таким способом, а было вынуждено хоронить их в общих ямах с привязанной к трупу дощечкой, на которой была выписана заупокойная молитва с просьбой богу Осирису: дать умершему на том свете питание — 1 000 быков, I 000 хлебов, 1 000 кружек пива…

Что же это за бог Осирис, почему к нему обращаются с молитвой об умершем? Для того чтобы ответить на эти вопросы, вспомним вкратце содержание мифа об Осирисе. Согласно преданию, Осирис, старший сын бога земли Геба и богини неба Нут, был некогда царём в Египте. Он научил людей земледелию, садоводству и виноделию, но был убит своим братом, богом Сетом, который сам хотел править Египтом. Жена Осириса, его сестра Исида, нашла труп мужа, оплакала его вместе со своей сестрой Нефтидой и затем похоронила. Спасаясь от преследований Сета, Исида со своим новорождённым сыном Гором скрывалась в болотах дельты Нила. Возмужав, Гор вызвал Сета на поединок и, победив его, потребовал перед судом богов осуждения обидчика и возвращение наследства Осириса себе, как единственному сыну умершего царя. Гор получил царство и затем воскресил отца, дав ему проглотить своё око, вырванное у него Сетом во время их поединка. Однако Осирис не возвратился на землю и остался царём мёртвых, предоставляя Гору править царством живых.

Таково краткое содержание египетского мифа об Осирисе в его поздней форме.

Истоки же этого мифа находятся в древнейших представлениях и обрядах доклассового Египта.

Люди, населявшие долину Нила много тысячелетий назад, не понимали подлинной причинной связи явлений природы между собой. Множество непонятных тогда людям явлений воспринималось ими как чудесная деятельность духов природы, умерших предков, прародителей или покровителей племён. Эти духи представлялись им то животными, то птицами, то растениями, то небесными светилами.

Явления природы объяснялись древнейшими обитателями Египта различно, в зависимости от того, в каких условиях жили сами эти люди: были ли они охотниками или земледельцами, поклонялись ли духу-предку в образе зверя или человека и т. п. Так возникали различные сказания о богах, о сотворении мира, о смене времён года.

Смена засухи благодатным разливом Нила, приносившим оживление всей долине, имела здесь огромное значение для самого существования человека и в то же время внешне была для него ничем не объяснимой. Неудивительно, что она воспринималась сначала как уход духа растительности и его возвращение, затем — как его смерть и воскресение.

Рассказанный выше миф об Осирисе является поздней жреческой обработкой различных древних сказаний о смерти и воскресении природы. Это подтверждается изображениями Осириса и обрядом его почитания. Так, цвет кожи Осириса на росписях — зелёный, его корона сделана из стеблей папируса, он сам всегда изображается с каким-нибудь растением — лотосом, виноградной лозой, деревом.

Египетские тексты называют Осириса «владыкой виноградной лозы», уподобляют его ячменю и хлебу. Осирис в одном из мифов говорит о себе так: «Это я сотворил ячмень и полбу». Другие тексты сопоставляют Осириса с Нилом и называют его «свежей водой».

Всё это позволяет определить мифы об Осирисе как отражение представлений древних египтян, связанных со сменой времён года.

Однако наряду с этим в мифе об Осирисе отразились и представления египтян о смерти. Не понимая на ранних этапах своего развития явления смерти, не делая чёткого различия между смертью человека и его сном, древние египтяне объясняли всё это наличием в человеке души, которая может покидать тело то на короткие сроки (сон), то на долгие (смерть).

G течением времени жизнь человеческого общества в долине Нила изменялась, постепенно складывалось египетское государство. Центром земного мира классового Египта стал фараон. Религиозные представления также не оставались без изменений. Главной фигурой загробного мира сделался теперь царь Осирис, сам победивший смерть и показавший возможность такой же победы, такого же воскресения и вечной жизни для всех уверовавших в него людей.

Не случайно именно Осирис становится, по представлениям египтян, царём загробного мира и судьёй душ умерших людей. Дело в том, что почитание Осириса было вообще давно и тесно связано с почитанием умерших царей. Но чтобы понять, почему и как это произошло, нам следует сначала познакомиться с обрядами погребения египетских фараонов.

Изображение неба, в виде небесной богини в образе коровы; её поддерживает бог воздуха Шу. По её телу, в ладье едет бог солнца Ра.

Гробница Тутанхамона[22]

Учёных и археологов всего мира всегда интересовали гробницы египетских фараонов, так как в них можно было найти много ценных и интересных для науки предметов. Обряды царского погребения были отчасти известны учёным ещё в XIX в. Однако полного представления о порядке и в особенности об обстановке царских похорон в науке ещё не было, так как в течение долгого времени археологи не находили ни одной нетронутой царской гробницы. Погребения фараонов Древнего и Среднего царства были разграблены полностью. Долгое время не удавалось обнаружить ни одной целой царской гробницы времён Нового царства.

Частичное объяснение этого загадочного факта было найдено в 1881 г., когда археологам стало известно, что местные жители уже несколько лет назад обнаружили гробницу, в которой лежало свыше 40 царских мумий. Эта гробница находилась не в Долине Царей, а в соседней с ней долине. Можно представить себе, с каким интересом и волнением увидели исследователи тела знаменитых фараонов, о которых они так много знали уже по летописям и храмовым рельефам: тут лежал и освободитель Египта от гиксосов Яхмос I, и завоеватели Сирии: Тутмос III, Сети I и Рамсес II.

Когда, наконец, археологи осмотрели найденную гробницу с царскими мумиями, выяснилось, что все мумии были перенесены сюда уже после разграбления их погребений: с них исчезло всё золото, некоторые мумии вообще лежали в чужих гробах, никаких ценностей не осталось.

При сопоставлении записей на гробах и пеленах найденных Мумий с данными, известными ранее из папирусов, стало очевидно, что уже в древности царские гробницы постоянно подвергались разграблениям, по-видимому, огромные ценности, которые были положены в эти гробницы вместе с телами умерших царей, представляли собой сильную приманку, и грабители, рискуя жизнью, охотились за сокровищами фараонов. Во время правления XXI династии (XI в. до н. э.) грабежи царских гробниц возросли до такой степени, что было решено тайно перенести большинство царских мумий в отдалённую гробницу и там их замуровать.

Таким образом, подлинная обстановка царских погребений древнего Египта всё ещё оставалась неизвестной. Только в 1922 г., когда была обнаружена гробница фараона Тутанхамона, учёные впервые смогли воочию убедиться, с какой невероятной роскошью погребали египетских фараонов.

Поиски гробницы Тутанхамона велись задолго до её находки, так как ни мумия Тутанхамона, ни его гробница не были обнаружены среди других царских мумий. Учёные не расставались с надеждой, что, быть может, удастся найти всё погребение целиком.

Вот почему так взволновались археологи, когда рано утром 5 ноября 1922 г. в одной из скал Долины Царей, под древними хижинами строителей гробницы Рамсеса VI, были обнаружены ступеньки, уходившие в глубь скалы! Расчищая себе путь по этим ступенькам и спускаясь всё глубже и глубже, исследователи обнаружили верхнюю часть замурованного входа, на котором они разглядели следы древних печатей. На каждом отпечатке они отчётливо увидели шакала и девять фигур связанных пленников — это была хорошо известная печать фиванского кладбища!

Значит, после того как этот вход был запечатан начальником кладбища, никто сюда не входил. Надежда на обнаружение нетронутой царской гробницы окрепла ещё больше, когда, расчистив до конца весь спуск, археологи нашли отпечатки с именем фараона Тутанхамона!

После того как все они были сфотографированы, вход взломали. За ним оказался коридор, сплошь забитый строительным мусором. Очистив себе путь, археологи очутились у второго замурованного входа, на котором вновь были обнаружены следы тех же печатей. Надежда на необычайную находку крепла. Росло и нетерпение исследователей.

Вот пробито небольшое отверстие во втором замурованном входе, рука археолога со свечой просовывается внутрь, а глаз приникает к отверстию…

«Видите ли вы что-нибудь?..» — спрашивает, сгорая от нетерпения, стоящий за ним второй исследователь.

«Удивительные вещи!» — взволнованно отвечает первый.

Редко выпадает на долю археолога зрелище, подобное тому, которое можно было увидеть через пролом во втором входе гробницы Тутанхамона. Из темноты, выхватываемые неровным светом свечи, выступали то сваленные в груду золочёные колесницы, то странные кровати, украшенные огромными позолочёнными туловищами львов и фантастических чудовищ, то две больших, в человеческий рост, статуи царя, то бесчисленные ларцы, сундуки и коробки.

Отверстие увеличили, в него ввели электрическую лампочку, и вот уже оба археолога вглядываются в темноту. Их глаза разбегаются от множества чудесных вещей: вот резной алебастровый сосуд в виде лотоса, вот золочёное кресло! Кажется, что вещей здесь столько, что ими можно наполнить целый музей!

Наконец вход выломан, теперь исследователи смогли войти в открытую ими комнату.

Перед ними было помещение, сплошь забитое вещами. Однако гроба с мумией нигде не было видно. Тогда археологи издали внимательно осмотрели стены; подойти к ним близко из-за обилия вещей они не могли. Одна стена обратила на себя внимание учёных: в центре её цвет был иной, чем по краям, как будто в ней был когда-то вход, позднее замурованный; по углам стояли лицом друг к другу уже упомянутые две царские статуи — точно стражи, охраняющие вход!

Что же это за вход, куда он ведёт? Может быть, там-то и находится гроб с мумией фараона? Чтобы ответить на этот вопрос, надо было освободить помещение. А сделать это было нелегко.

Все вещи предстояло сфотографировать, занумеровать, записать точное место каждой из них, прикасаться ко всему приходилось очень осторожно, так как, пролежав почти 3500 лет в сухом жарком воздухе замурованной гробницы, многие из них обветшали — истлели нити ожерелий, отдельные части деревянных предметов. Поэтому, закрепив на месте парафином самые 70 угрожаемые по сохранности предметы, их стали переносить в спешно оборудованную в пустой соседней гробнице реставрационную лабораторию. Там их осматривали, подвергали необходимой химической обработке и затем уже упаковывали и отправляли в Каир.

Всё это заняло много времени, тем более что было найдено очень много редких и ценных вещей. Здесь были царские луки, золотые кинжалы с красивыми рукоятками, серебряные трубы. Далее, было множество различных ларцов и сундуков, начиная от небольших, сделанных из алебастра и слоновой кости с золотыми украшениями, до деревянных, обитых золотом с вставками то из голубого фаянса, то из слоновой кости и ценных пород деревьев. Особенно же замечателен был один деревянный ларец, покрытый изумительной тонкой росписью, изображавшей сцены сражений и царских охот.

В одних ларцах лежали царские драгоценности — золотые литые перстни, украшенные резными камнями, ожерелья, браслеты; в других — одеяния, рубашки, перчатки для стрельбы из лука, сандалии с украшениями из золота и фаянса в виде разных цветов. Тут же находился золотой скипетр и золотые опахала с цветными страусовыми перьями, разнообразные посохи.

По мере освобождения помещения обнаружилось большое количество чудесных каменных ваз, много различной мебели — резные деревянные, украшенные золотом и слоновой костью кресла, стулья, табуреты. Даже ящики с едой нашли археологи под одной из кроватей: окаменевшие от времени жареные гуси, утки, окорока, засохшие плоды, хлебы, печенье — всем снабдили Тутанхамона для загробной жизни.

Для выноса вещей потребовалось много времени; только когда первый зал был, наконец, свободен, археологи приступили к взламыванию той стены, в которой они с самого начала заметили следы замурованного входа между двумя статуями царя.

Опять наступили минуты волнующего ожидания. Вот пробили отверстие, просунули электрическую лампочку… От неожиданности никто не может произнести ни слова — за входом видна золотая стена!..

Осторожно выламывают отверстие, в которое может пролезть человек. Три археолога один за другим осторожно пробираются в пролом. Первый из них несёт электрическую лампочку на длинном шнуре.

Они оказываются в небольшой комнате, которая почти вся Занята огромным позолоченным деревянным футляром, украшенным вставками из голубого фаянса. Одна из стен этого футляра и показалась им сначала золотой стеной; это и понятно — футляр очень велик: в длину он имеет 5 метров, в ширину — 3,30 метра, а в высоту достигает 2,75 метра — его, крышка почти доходит до потолка.

Между футляром и стенами комнаты всего лишь 65 сантиметров. Поэтому археологам приходится очень осторожно продвигаться вокруг этого необычайного сооружения. На одном из — узких его концов они находят дверь. Она закрыта засовом, но никакой печати на ней нет…

Затаив дыхание, отодвигают исследователи засов, открывают дверь — перед ними такая же дверь от такого же футляра, который находится внутри первого. Эта дверь также заперта засовом, и на нём имеется печать с именем фараона Тутанхамона! Теперь у археологов есть явное доказательство того, что перед ними ненарушенное царское погребение.

Открывается дверь второго футляра — внутри ещё один, уже третий по счёту, в третьем — четвёртый…

Что же, наконец, будет в этом футляре? Медленно открывают дверь. Перед учёными великолепный саркофаг из чудесного жёлтого кварцита в 2,75 метра длиной, полтора метра в ширину и в высоту. По углам его видны рельефные фигуры крылатых богинь, которые своими распростёртыми руками и крыльями охватывают со всех сторон саркофаг, как бы защищая его от всякого несчастья.

После многих Дней работы сняты все футляры. В день вскрытия каменного саркофага в гробнице собралась целая комиссия египтологов. При помощи блоков поднимают, наконец, тяжёлую, весом свыше 12 центнеров, крышку саркофага. Внутри виднеется что-то закутанное в ткани. Одно за другим снимают несколько покрывал, и общий крик изумления вырывается у всех присутствующих — перед ними лежит, весь сверкая золотом, гроб фараона!

Как обычно, этот гроб был сделан в виде человеческой фигуры, закутанной в погребальные ткани; на его крышке было прекрасно выполненное скульптурное лицо фараона, несомненно, портретное, сделанное рукой талантливого мастера.

При ближайшем осмотре оказалось, что гроб был деревянный, весь обитый листовым золотом, а лицо и руки на крышке были из массивного золота. — Брови и веки были сделаны из темно-синего стекла, белки глаз — из алебастра, зрачки — из обсидиана (вулканического стекла). Руки сжимали царский скипетр и плеть, сделанные также из золота со вставками из синего стекла.

Этот гроб лежал на невысоком ложе, стороны которого были сделаны в виде львов.

С величайшей осторожностью подняли крышку. Внутри оказался второй гроб, точно такой же, как и первый, укутанный в покрывало, поверх которого лежали венки засохших, цветов.

Наконец, сняли крышку и второго гроба — в нём лежал, закрытый покрывалом, третий гроб. Удалили и это покрывало, и изумлённые зрители увидали третий гроб, длиной в 1,85 метра, сделанный целиком из массивного золота!

По своей внешней форме этот гроб повторяет два первых, но по ценности материала и мастерству работы он намного превосходит их.

В этом, третьем гробу лежала, наконец, мумия фараона. Она была завёрнута в тонкие ткани и вся покрыта множеством драгоценностей — ожерельями, амулетами, кольцами, браслетами из золота, серебра, самоцветов и разноцветного стекла. Среди этих предметов было два кинжала: один золотой, другой с золотой рукояткой и железным лезвием. Это была редчайшая вещь, так как египтяне в ту пору только знакомились с железом.

Особенно хороша была великолепная золотая скульптурная маска, покрывавшая голову и плечи фараона. Прекрасной работы лицо воспроизводило юношеские черты молодого фараона. Маска была украшена лазуритом и цветным фаянсом.

В одной из стен погребальной комнаты был обнаружен ход в небольшое помещение, в котором и были найдены предметы, употреблявшиеся при совершении заупокойных обрядов: большая деревянная фигура чёрного шакала Анубиса, заупокойная статуэтка, изображения богов и, наконец, великолепно украшенный ящик с четырьмя сосудами, в которые были уложены внутренности тела фараона, вынутые при бальзамировании.

Открытие гробницы Тутанхамона имело исключительное значение для науки, так как впервые учёные нашли ненарушенное царское погребение с множеством вещей огромной художественной ценности. Эта находка объяснила, почему таким большим соблазном были для древних грабителей погребения египетских фараонов.

Однако не только вещи, найденные в гробнице Тутанхамона, не только его гробы и мумия были интересны для учёных. Не менее важны были и росписи, покрывавшие стены погребальной комнаты гробницы. Они изображали обряды, которые совершались в день похорон фараона.

На одной из стен исследователи увидели изображение траурного шествия — быков, запряжённых в салазки, на которых был установлен под пёстрым балдахином гроб с мумией царя; вельмож, следующих за гробом и поющих погребальную песнь, слова которой были написаны тут же.

Далее были изображены ещё более интересные сцены: вот преемник Тутанхамона царь Эйе стоит перед мумией умершего фараона и совершает обряд «отверзания очей и уст» царя. На голову мумии Тутанхамона надета корона Осириса, а в надписи он так и назван «Осирис Тутанхамон».

Перед нами — самый важный обряд царских похорон. Новый фараон изображал в нём бога Гора, а мумия умершего фараона — бога Осириса. Обряд «отверзания очей и уст» состоял в том, что жрец, а в данном случае новый фараон, касался губ и глаз мумии различными предметами — небольшим теслом.

Между футляром и стенами комнаты всего лишь 65 сантиметров. Поэтому археологам приходится очень осторожно продвигаться вокруг этого необычайного сооружения. На одном из узких его концов они находят дверь. Она закрыта засовом, но никакой печати на ней нет…

Затаив дыхание, отодвигают исследователи засов, открывают дверь — перед ними такая же дверь от такого же футляра, который находится внутри первого. Эта дверь также заперта засовом, и на нём имеется печать с именем фараона Тутанхамона! Теперь у археологов есть явное доказательство того, что перед ними ненарушенное царское погребение.

— Открывается дверь второго футляра — внутри ещё один, уже третий по счёту, в третьем — четвёртый…

Что же, наконец, будет в этом футляре? Медленно открывают дверь. Перед учёными великолепный саркофаг из чудесного жёлтого кварцита в 2,75 метра длиной, полтора метра в ширину и в высоту. По углам его видны рельефные фигуры — крылатых богинь, которые своими распростёртыми руками и крыльями охватывают со всех сторон саркофаг, как бы защищая его от всякого несчастья.

После многих дней работы сняты все футляры. В день вскрытая каменного саркофага в гробнице собралась целая комиссия египтологов. При помощи блоков поднимают, наконец, тяжёлую, весом свыше 12 центнеров, крышку саркофага. Внутри виднеется что-то закутанное в ткани. Одно за другим снимают несколько покрывал, и общий крик изумления вырывается у всех присутствующих — перед ними лежит, весь сверкая золотом, гроб фараона!

Как обычно, этот гроб был сделан в виде человеческой фигуры, закутанной в погребальные ткани; на его крышке было прекрасно выполненное скульптурное лицо фараона, несомненно, портретное, сделанное рукой талантливого мастера.

При ближайшем осмотре оказалось, что гроб был деревянный, весь обитый листовым золотом, а лицо и руки на крышке были из массивного золота. — Брови и веки были сделаны из темно-синего стекла, белки глаз — из алебастра, зрачки — из обсидиана (вулканического стекла). Руки сжимали царский скипетр и плеть, сделанные также из золота со вставками из синего стекла.

Этот гроб лежал на невысоком ложе, стороны которого были сделаны в виде львов.

С величайшей осторожностью подняли крышку. Внутри оказался второй гроб, точно такой же, как и первый, укутанный в покрывало, поверх которого лежали венки засохших, цветов.

Наконец, сняли крышку и второго гроба — в нём лежал, закрытый покрывалом, третий гроб. Удалили и это покрывало, и изумлённые зрители увидали третий гроб, длиной в 1,85 метра, сделанный целиком. Из массивного золота!

По своей внешней форме этот гроб повторяет два первых, но по ценности материала и мастерству работы он намного превосходит их.

В этом, третьем гробу лежала, наконец, мумия фараона. Она была завёрнута в тонкие ткани и вся покрыта множеством драгоценностей — ожерельями, амулетами, кольцами, браслетами из золота, серебра, самоцветов и разноцветного стекла. Среди этих предметов было два кинжала: один золотой, другой с золотой рукояткой и железным лезвием. Это была редчайшая вещь, так как египтяне в ту пору только знакомились с железом.

Особенно хороша была великолепная золотая скульптурная маска, покрывавшая голову и плечи фараона. Прекрасной работы лицо воспроизводило юношеские черты молодого фараона. Маска была украшена лазуритом и цветным фаянсом.

В одной из стен погребальной комнаты был обнаружен ход в небольшое помещение, в котором и были найдены предметы, употреблявшиеся при совершении заупокойных обрядов: большая деревянная фигура чёрного шакала Анубиса, заупокойная статуэтка, изображения богов и, наконец, великолепно украшенный ящик с четырьмя сосудами, в которые были уложены внутренности тела фараона, вынутые при бальзамировании.

Открытие гробницы Тутанхамона имело исключительное значение для науки, так как впервые учёные нашли ненарушенное царское погребение с множеством вещей огромной художественной ценности. Эта находка объяснила, почему таким большим соблазном были для древних грабителей погребения египетских фараонов.

Однако не только вещи, найденный в гробнице Тутанхамона, не только его гробы и мумия были интересны для учёных. Не менее важны были и росписи, покрывавшие стены погребальной комнаты гробницы. Они изображали обряды, которые совершались в день похорон фараона.

На одной из стен исследователи увидели изображение траурного шествия — быков, запряжённых в салазки, на которых был установлен под пёстрым балдахином гроб с мумией царя; вельмож, следующих за гробом и поющих погребальную песнь, слова которой были написаны тут же.

Далее были изображены ещё более интересные сцены: вот преемник Тутанхамона царь Эйе стоит перед мумией умершего фараона и совершает обряд «отверзания очей и уст» царя. На голову мумии Тутанхамона надета корона Осириса, а в надписи он так и назван «Осирис Тутанхамон».

Перед нами — самый важный обряд царских похорон. Новый фараон изображал в нём бога Гора, а мумия умершего фараона — бога Осириса. Обряд «отверзания очей и уст» состоял в том, что жрец, а в данном случае новый фараон, касался губ и глаз мумии различными предметами — небольшим теслом, каменным пальцем, окровавленной ногой только что принесённого в жертву быка. Он как бы открывал глаза и рот мумии, наделяя вновь тело умершего способностью видеть и есть, т. е. возвращая ему жизнь. Это действие, сопровождавшееся произнесением соответствующих заклинаний, должно было символизировать воскрешение богом Гором своего убитого отца Осириса Ведь согласно уже знакомому нам мифу Гор дал проглотить своё око и тем воскресил его.

Почему же умерший царь в течение всего погребального обряда отождествляется с Осирисом, а новый фараон — с Гором? Понять это мы сможем только в том случае, если учтём, что почитание царя классового Египта сохранило в себе следы верований, которые возникли очень давно, ещё в те времена, когда люди в долине Нила жили отдельными племенами в условиях первобытно-общинного строя.

Согласно представлениям, широко распространённым у многих племён, предводитель племени считался не простым человеком, а таким существом, от которого зависело состояние производительных сил природы.

Вожди и старейшины племени для закрепления своего ведущего положения в роде учили, что охота племени будет удачна, посевы дадут хороший урожай, скот будет здоров только в том случае, если предводитель вовремя и правильно совершит различные обряды.

С течением времени поклонение предводителю племени развивается всё больше, отражая это выдвижение вождя. Постепенно начинает видоизменяться обрядность родовых праздников. Так, если раньше первые плоды урожая приносились в жертву духам всех предков рода, то теперь их приносят в жертву уже духам умерших вождей; никто теперь не смеет приступать к пахоте, пока вождь не проведёт первой борозды, и никто не имеет права начать жатву, пока вождь не срежет первый, сноп на общеплеменном празднике начала уборки хлеба.

Понятно, что при таких верованиях смерть предводителя племени воспринималась как смерть божества природы, а появление нового предводителя рассматривалось как возможность обеспечить расцвет природных сил и поэтому являлось как бы праздником возрождения этих сил.

Теперь нам станет понятным, почему в классовом Египте население считало, что фараоны владеют силами природы. Так, при наступлении времени подъёма Нила фараон бросал в реку свиток с приказанием Нилу начать разлив; фараон первым торжественно начинал подготовку почвы для посева, он же срезал золотым серпом первый сноп на общегосударственном празднике жатвы. Жрецы учили, что фараон — это бог, повелевающий природой Египта. Умерший же царь уподоблялся умершему богу природы Осирису, а вступавший на престол его преемник — молодому богу Гору, победителю смерти — Сета.

«Ухо мальчика на его спине»[23]

Из дошедших до нас древнеегипетских рукописей многие имеют следы исправлений, поправок. Эти поправки написаны другим, более выработанным почерком и сделаны, несомненно, другой, более опытной рукой. На полях таких рукописей обычно бывают заново выписаны наиболее сложные знаки, которые труднее всего научиться красиво и правильно писать.

Эти рукописи — школьные. Их писали молодые, неопытные ещё писцы, а поправки сделал учитель. Для того чтобы сделаться опытным, образованным писцом, египетскому школьнику приходилось много учиться.

Занятия в египетской школе начинались с раннего утра; школьник должен был прямо с постели приниматься за уроки и заниматься весь день до позднего вечера.

Заниматься нужно было усердно и старательно, иначе следовало немедленное и суровое наказание. Очень строго карались всевозможные попытки к легкомысленным увеселениям, и египетский учитель так наставлял своих непослушных учеников:

«Вставай на твоё место! Книги уже лежат перед твоими товарищами. Возьми своё платье и позаботься о своих сандалиях. Читай прилежно книгу. Не проводи дня праздно, иначе горе — твоему телу! Пиши твоей рукой, читай твоим ртом, спрашивай совета того, кто знает больше тебя.

Не проводи дни праздно, иначе побьют тебя, ибо ухо мальчика на его спине, и он слушает, когда его бьют.

Не будь человеком без разума, не имеющим воспитания! И ночью тебя учат, и днём тебя воспитывают, но ты не слушаешь никаких наставлений и делаешь то, что задумал. И львов обучают, и лошадей укрощают, — и только ты! Не знают подобного тебе во всей стране. Заметь это себе!

Мне говорят, что ты забрасываешь ученье, ты предаёшься удовольствиям, ты бродишь из улицы в улицу, где пахнет пивом. А пиво совращает людей, оно расстраивает твою душу. Ты похож на молельню без её бога, на дом без хлеба. Тебя учат петь под флейту. Ты сидишь перед девушкой и ты умащён благовонием. Твой венок из цветов висит на твоей шее.

Я свяжу твои ноги, если ты будешь бродить по улицам, и ты будешь избит гиппопотамовой плетью!»

В Египте школы имелись при главных государственных учреждениях и при храмах. Обучение начиналось с пятилетнего возраста и длилось 12 лет; школьники знатных родителей получали в это время чины и звания, причём они, разумеется, ещё не выполняли никаких обязанностей. К концу обучения молодые писцы уже начинали свою службу, и часто бывало, что, кончая школу, например, при казначействе, такой молодой писец уже занимал какую-нибудь низкую должность чиновника этого же казначейства.

В школах ученик должен был научиться сначала бегло читать, грамотно и красиво писать, затем он учился составлять различные деловые документы, письма, прошения, судебные протоколы, причём постепенно он привыкал выбирать нужные обороты речи, правильно и образно выражать свои мысли.

Писец (Среднее царство).
Помимо родного языка, в ряде школ обучали математике, географии, заучивали длинные молитвы и сказания о богах. Молодые люди, готовившиеся к тому, чтобы быть послами или переводчиками, изучали иностранные языки, например, вавилонский. В особых школах учились астрономии и медицине.

Чтобы научиться бегло читать различные рукописи, египетскому школьнику требовалось немало времени: ведь египетское письмо имело свыше 700 знаков. Кроме овладения этими знаками, будущему писцу надо было научиться читать и надписи, написанные иероглифами, и рукописи, написанные беглым письмом, которое внешне значительно отличалось от иероглифов. Писать иероглифы было очень долго и трудно. Каждый иероглиф — это, в сущности, рисунок. Изображение совы — это египетское «м», волна — «н», две руки со щитом и булавой читаются «аха», ящерица — «аша», крокодил — «месех», рыба — «ин», парус — «тау».

Не всякий человек может быстро и красиво «писать» такие «буквы». Поэтому иероглифы в их настоящем, полном виде употребляли обычно для таких надписей, которые вырубались на камне — на стенах храмов или гробниц, на больших плитах с царскими указами, на статуях. Для писания же рукописей — литературных произведений, простых писем, официальных документов — писцы очень рано стали упрощать иероглифы, писать вместо сложного знака только самые основные его линии. Так получился другой вид письма — беглое рукописное письмо, которым и написаны сохранившиеся до нас египетские тексты.

Чтобы научиться красиво и чётко писать, египетскому школьнику нужно было потратить ещё больше внимания и усидчивости, чем для освоения чтения. Недаром в одном наставлении старый жрец Небмаатранахт советует своему ученику Унуэмдиамону: «Люби писания и ненавидь пляски… Целый день пиши твоими пальцами и читай ночью».

Папирус с описанием путешествия египтянина Унуамона (Новое царство).
При переписывании текстов главное внимание учителя было обращено на то, чтобы ученик научился писать хорошим почерком. При этом ученики должны были писать различными образцами письма, в зависимости от содержания: например, деловые документы писали беглым почерком, а для религиозных текстов применяли особое чёткое уставное письмо.

Ученику не сразу позволяли писать на папирусе. Сначала ему давали упражняться на обломках глиняных сосудов или камней или же на деревянных дощечках. Только тогда, когда он овладевал письмом, ему давали папирус.

Делалось это потому, что папирус был дорогим материалом. Он изготовлялся из болотного растения, которое в те времена в изобилии росло у берегов Нила. Египтяне называли это растение, а затем и добывавшийся ими из него материал для письма «папиур» — «речной», «нильский». Отсюда это слово заимствовали древние греки и римляне, а впоследствии тем же именем в ряде языков стали называть бумагу. Это древнеегипетское слово живёт и до сих пор в английском, немецком и французском названиях бумаги — «пэйпер», «папир», «папье». И сами мы, говоря «папироса» или «пресс-папье», конечно, не задумываемся о том, что произносим слова, которые восходят к древнему нильскому растению, подарившему человечеству прекрасный материал для письма.

Этот материал египтяне приготовляли так: от папируса отрывали одинаковые куски стеблей, которые затем разрезались по всей своей длине. Полученные тонкие и узкие полоски раскладывали так, чтобы край одной полоски находил на другую. Затем края подклеивались с тем расчётом, чтобы получить квадратный кусок папируса. На этот кусок накладывали второй слой из полосок папируса, но так, чтобы их волокна пришлись перпендикулярно к волокнам первого слоя.

Наложенные друг на друга полоски били деревянным молотком, от чего они становились тоньше и вместе с тем уплотнялась вся масса папируса. Затем папирус прессовали и просушивали.

Чтобы иметь папирус такой длины, какая требовалась для написания той или иной рукописи, отдельные куски папируса приклеивали друг к другу. Когда рукопись была написана, её скатывали в виде свитка. Так выглядели египетские книги.

Размеры таких «книг» были, конечно, разные. Длина свитков зависела от размера того текста, который на нём писали. Если надо было написать короткий документ, то брали небольшой кусок папируса, а свиток получался тонкий. А иногда писец переписывал большое литературное произведение или даже сборник таких произведений, в этом случае он выбирал или склеивал себе очень длинные свитки. Самый длинный из известных до сих пор папирусов имеет в длину 40,5 метра. На нём написан список всех даров, которые фараон Рамсес III сделал разным египетским храмам.

Мы уже говорили, что папирус был дорогим материалом, его берегли и старались использовать каждый кусочек. Неудивительно поэтому, что часто свитки папирусов, особенно для записи больших, но неофициальных текстов, склеивались из кусочков уже использованных рукописей, у которых можно было воспользоваться чистой оборотной стороной.

В дело шли счётные записи, деловые акты, даже письма. Всё это склеивалось, подрезалось, получался свиток, и на свободной от письма стороне писали новый текст.

В ленинградском Эрмитаже имеется большой папирус. Он содержит два литературных произведения: первое — «Поучение царю Мерикара» и второе — «Предсказания мудреца Ноферреху». Оба они написаны на оборотной стороне длинного папируса, где раньше были записи о количестве зерна и деревьев.

Очень часто люди, желавшие использовать старый папирус для новой записи, просто смывали написанный ранее текст и писали заново. Правда, цвет такого папируса получался грязноватый, местами даже просвечивали плохо смытые знаки прежнего текста, но высокая цена папируса заставляла писцов не брезговать и таким материалом, писать на нём. На таком старом, смятом папирусе написана, например, знаменитая «Сказка о потерпевшем кораблекрушение». Она хранится в Эрмитаже.

Египтяне писали заострёнными тростниковыми палочками; такие палочки каждый писец имел при себе вместе с чашкой для воды и дощечкой — пеналом, в которой было и место для хранения палочек и два углубления: для чёрной и красной краски.

Палетка (пенал) писца.
Такой письменный прибор был постоянным спутником писца ещё со школьного времени. Тот же жрец Небмаатранахт, о котором мы уже упоминали, так говорил своему ученику, советуя Не расставаться с письменными принадлежностями: «Побратайся со свитком и с письменным прибором».

Углубления для двух красок — чёрной и красной — делались потому, что писцу в его работе всегда нужно было иметь под рукой обе эти краски. Обычно рукопись писали чёрной краской, которая изготовлялась из сажи, но часто начало новой главы или просто отдельных фраз, а также даты в деловых документах писали красной. Эту краску добывали из охры. Выделить некоторые фразы красным цветом было необходимо потому, что египтяне при письме не отделяли слов друг от друга, и найти начало какой-нибудь главы, не выделив его другим цветом, было бы очень трудно. Так поступали и другие народы, когда они писали свои рукописи, не разделяя слов, так писались и старинные русские книги. Отсюда и происходит наше выражение «начинать с красной строки», которое мы употребляем, желая сказать «начинать с новой строки». Кроме того, египетские писцы в поэтических произведениях обычно отделяли красными точками один стих от другого. Всему этому долго учились египетские школьники.

Поэтому понятно, что, как мы видели, ученики писали сначала на черепках разбитой глиняной посуды или на обломках Камней. На таких черепках и камнях писали также письма, наряды на работу, расписки, квитанции и т. д.

Иногда эти «обломки» бывали довольно больших размеров. Так, в Московском музее изобразительных искусств хранится Часть камня, на котором было написано сочинение мудреца Ах-Тоя: «Поучение царя Аменемхета I своему сыну, царю Сенусерту I». Этот камень в целом виде имел в длину около 70 сантиметров. А в гробнице архитектора Сенноджема, открытой в горах на западном берегу Нила против знаменитой египетской столицы — города Фив, был найден большой кусок известняка в 1 метр длиной и в 22 сантиметра шириной, на котором был написан отрывок древнеегипетского рассказа «Повесть о приключениях Синухета».

На школьных рукописях перед началом переписываемого отрывка обычно ставились: число, месяц и день данного урока. Таким образом, мы можем проследить на ряде рукописей день за днём, как и в каком количестве переписывал какой-нибудь начинающий писец заданный ему текст.

Чаще всего ученикам давали такие тексты, переписывая которые, они могли бы приобрести полезные для себя знания. Часто им давали списывать образцы писем, которые впоследствии молодой писец должен был уметь составлять самостоятельно. Вот начало такого-письма:

«Начальник хранителей свитков амбаров фараона, Аменхотеп-Пентауру, писцу храма Рамсеса II в доме Амона. Да будешь ты благополучен, здоров. Да будешь ты в милости Амона-Ра, царя богов! Я говорю Ра-Харахте при его восходе и заходе, Птаху и другим богам: дайте ему здоровье и жизнь, сделайте так, чтобы он был счастлив каждый день!»

Только после такого сложного, изысканного вступления можно было переходить к изложению самого дела.

Ученики списывали и тем самым заучивали образцы писем самого различного содержания. Такие «примерные» письма иногда очень интересны для историка: в них рассказывается о событиях, которые не попадали в официальные летописи, и мы иначе никогда не смогли бы о них узнать. А события эти очень важны, потому что они показывают нам подлинную жизнь египетского трудового народа, тяжёлую и горькую жизнь под властью вельмож, чиновников и жрецов. Вот образец такого письма.

«Писец Паухем приветствует своего господина, писца Инхеррех — да будешь ты жив, благополучен, здоров!

Послано это, чтобы известить моею господина.

Ещё приветствие моему господину!

Земледельцы земельного владения фараона, которое находится под руководством моего господина, — вот, два человека из них убежали от начальника конюшен Неферхотпу после того, как он их избил. И вот брошены поля земельного владения фараона, которое находится под руководством моего господина, и нет никого, чтобы обработать их.

Послано это, чтобы известить моего господина».

Чаще всего, однако, ученикам давали списывать различные поучения. Эти поучения считались, видимо, наиболее подходящими для молодёжи. Старые вельможи, жрецы и чиновники хотели, чтобы подраставшие им на смену молодые представители их класса полностью разделяли их взгляды на жизнь, и старались передать им эти взгляды в своих «поучениях».

А в таких поучениях не только проповедовались правила житейского поведения, но и давались советы начинающим чиновникам, как следует служить и держать себя с начальниками, чтобы достигнуть почестей и богатства, причём в каждом таком поучении обязательно подчёркивалось, как важно и выгодно быть писцом. Для этого в виде сравнения приводились описания других профессий, с умышленным подчёркиванием тяжёлых или комических моментов.

Наиболее интересным было, пожалуй, поучение мудреца Ахтоя, сына Дуау, для своего сына Пепи. Он писал следующее:

«Начало поучений, сделанных человеком по имени Ахтой, сын Дуау, сыну его по имени Пепи, когда он плыл на юг к столице, чтобы отдать его в школу писаний… детей знатных…

И сказал он ему: „Видел я удары, видел я удары. Обрати же сердце твоё к книгам. Я смотрел на свободного от принудительного труда, — смотри, нет ничего выше книги… Ты найдёшь такое изречение там, говорящее: „если писец имеет какую-либо должность в столице, то не будет он нищим там““…

О, если бы я мог заставить тебя полюбить книги больше, чем твою мать, если бы я мог показать красоты их перед тобой.

Лучше это всех других должностей… Когда он (писец) ещё ребёнок, уже приветствуют его. Посылают его для исполнения поручений и не возвращается он, чтоб надеть передник.

Не видывал я скульптора посланником или ювелира посланным, но я видел медника за его работой у топок его печи. Его пальцы были, как кожа крокодила, и он пахнул хуже, чем рыбья икра.

Каждый ремесленник, работающий резцом, устаёт, больше, чем землепашец. Поле его — дерево, орудие его — металл. Ночью, когда свободен он, он работает больше, чем могут сделать его руки. И ночью зажигает он свет.

Каменотёс ищет работу по всякому твёрдому камню. Когда же он кончает, руки его падают, и он утомлён. И так как сидит он до сумерек, колени его и спина его согнуты.

Брадобрей бреет до вечера… Он бродит с улицы на улицу, чтоб найти кого побрить. Он напрягает свои руки, чтобы наполнить свой желудок, подобно пчёлам, проедающим свои труды…

Я расскажу тебе ещё о строителе стен. Он постоянно болен, так как предоставлен ветрам. Строит он с трудом, привязанный к лотосам (т. е. к верхушкам колонн в форме цветов лотоса)… все одежды его — лохмотья… моется он только один раз… Хлеб, отдаёт он его домой; избиты его дети…

У земледельца одежда бессменная. Высок голос его, как у птицы „абу“… Устаёт он… и спокойно ему так, как спокойно кому-нибудь под львом. Болеет он постоянно… И едва он возвращается домой вечером, ему вновь надо идти.

Ткач — внутри дома, хуже ему, чем женщине. Ноги его на желудке его. Не дышит он воздухом. Если за день не выработает он достаточно тканья, он связан, как лотос в болоте. Даёт он хлеб привратнику, чтобы мог он увидеть свет…

Когда гонец выходит в чужую страну, завещает он своё имущество своим детям, из-за страха перед львами и азиатами. И если он вернулся в Египет, едва достиг он сада, едва достиг он дома вечером, и вновь ему надо идти…

У красильщика пальцы издают зловоние, как от дохлой рыбы,… рука его не останавливается.

Сандальщику совсем плохо, он всегда нищенствует. Ему так же спокойно, как спокойно кому-либо среди дохлых рыб. Жуёт он кожу.

Прачечник стирает на берегу рядом с крокодилом… Неспокойное это занятие… Говорят ему: если ты опоздаешь принести, будут избиты твои губы…

Я расскажу тебе ещё о рыбаке: достаётся ему хуже, чем во всякой другой должности. Смотри, разве не работает он на реке вперемешку с крокодилами…

Смотри, нет должности, где бы не было начальника, кроме должности писца — ибо он сам начальник.

Если кто знает книги, то говорится ему: „хорошо тебе это“. Не так с занятиями, которые я тебе показал… Не говорят писцу: „поработай для этого человека“…

Смотри, я совершаю это, плывя на юг, в столицу. Смотри, я совершаю это из любви к тебе. Полезен для тебя день в школе, работы в ней вечны, подобно горам…

Смотри, отсылай толпу и слушай слова вельмож… Смотри, нет писца, который не кормится от вещей дома царя… Вот на что указываю я тебе и детям твоих детей».

Школьники не только переписывали тексты, они также писали диктанты.

Наряду с обучением письму шло и обучение языку и красноречию. Образованный египтянин должен был уметь хорошо и красиво говорить. Красноречие вообще высоко ценилось в Египте. Недаром находим мы в египетских текстах такие суждения и пословицы:

«Речь сильнее, чем оружие».

«Будь искусен в речи, и ты победишь».

«Прекрасная речь лучше, чем драгоценный зелёный камень».

«Уста человека спасают его, но речь его может и погубить его».

Много времени в египетских школах уделяли и изучению математики. Это вполне понятно: хорошие знания математики были нужны и для строительства огромных храмов и для сооружения каналов, при подсчёте урожая, вычислении нильских подъёмов, обмере земли, при организации экспедиций и походов в далёкие страны, при сложных астрономических записях.

Математический папирус.
Сохранились письма, в которых высмеивают писца, который плохо знает счёт и не умеет в нужную минуту вычислить количество людей, необходимых для перевозки колоссальной статуи в 15,5 метра высотой или определить норму выдачи продуктов отряду воинов.

Вот как издевается над таким незадачливым невеждой писец Хори:

«Вот тебе дают пруд, который ты должен выкопать. И тогда ты приходишь ко мне, чтобы узнать относительно провианта для людей, и говоришь: „высчитай мне это!“… Вот, нужно построить насыпь[24] в 730 локтей длиной и в 55 локтей шириной… Наверху она в 70 локтей, в середине — в 30 локтей… Спрашивают, сколько нужно для неё кирпичей, — все писцы собрались, и никто из них ничего не знает. Все они полагаются на тебя и говорят: „Ты — учёный писец, друг мой, так разреши это нам поскорее! Вот, твоё имя известно — пусть же не случится, чтобы о тебе сказали: „есть вещи, которых ты не знаешь!“ Ответь нам, сколько нужно кирпичей?“

Вот, сделан новый обелиск в 110 локтей высотой и 10 локтей в основании. Рассчитай нам, сколько нужно людей, чтобы его тащить. Не заставляй посылать дважды, ибо этот памятник лежит готовый в каменоломне. Отвечай быстро!»

Египетский школьник учился и начаткам географии, причём ему надо было уметь начертить тот или иной «план» местности. До нас дошёл папирус с начертанным на нём планом золотых рудников. План этот сделан, разумеется, без всякого масштаба и представляет собой лишь приблизительный набросок наиболее отличительных черт данной местности — дорог, гор и т. п.

В специальных школах готовили и будущих врачей.

У египтян были большие знания в области медицины.

Вот что пишет о египетской медицине греческий историк Геродот, посетивший Египет в V веке до н. э.:

«Врачебное искусство разделено у них таким образом, что каждый врач излечивает только одну болезнь… одни лечат глаза, другие — голову, третьи — зубы, четвёртые — желудок, пятые внутренние болезни».

Сохранилась часть одного медицинского папируса, где приведено 48 случаев болезней; каждый из них содержит: а) описание болезни, б), определение ее и в) указание способа лечения: В некоторых случаях помещаются ещё и объяснения отдельных употреблённых выражений, что, по-видимому, сделано с целью облегчить начинающему врачу понимание содержания рукописи.

Все случаи разделены на три группы: 1) «Болезнь, которую я вылечу»; 2) «Болезнь, с которой я буду бороться» (т. е. такое заболевание, исход которого неясен); 3) «Болезнь неизлечимая».

Вот описание одного из случаев ранения лица и способ излечения такой раны:

«Указание относительно раны в его надбровий:

„Если ты обследуешь человека, имеющего рану в его надбровий, доходящую до кости, — ты должен ощупать его рану и стянуть затем её края стежком.

Ты должен сказать о нём: „имеющий рану в его брови, — болезнь, которую я вылечу““.

После того, как ты зашьёшь его рану, (ты должен забинтовать на ней) в первый день свежее мясо. Если ты найдешь, что „вы раны ослабли, ты должен стянуть её двумя полосами полотна, и ты должен смазывать её жиром и мёдом каждый день, тюка она не залечится“.

Что же касается „двух полос полотна“ — это значит два свёртка полотна, которые нужно положить на края раны, чтобы один сошёлся с другим.

Однако, несмотря на высокую степень знаний египетских врачей, медицина в Египте была связана с различными суеверными представлениями, так же как и астрономий с астрологией. Не умея понять подлинной причины заболеваний человеческого организма, египетские врачи считали, что болезни вызываются различными злыми демонами, колдовством враждебных данному человеку людей и т. п. Поэтому наряду с описаниями способов лечения мы находим в текстах и многочисленные заговоры и заклинания, которые произносил врач, давая больному лекарство или перевязывая ему рану.

Вот что должен был, например, говорить врач, когда он отмеривал в особом сосуде точную дозу лекарства для больного:

„Этот измерительный сосуд, в котором я отмеряю лекарство, — это измерительный сосуд, в котором Гор измерил свой глаз. Он был измерен правильно, и были найдены жизнь, здравие и благополучие.

Измерение этого лекарства в измерительном сосуде, — чтоб прогнать им всякую болезнь, которая в этом теле“».

Мы познакомились с тем, каким наукам обучались молодые египтяне.

В школах древнего Египта учились почти исключительно сыновья знатных и богатых родителей. Самое положение школ при главных учреждениях и храмах уже говорит о их классовом характере.

Сатирический рисунок: кот пасёт гусей, а волк — козлит (Новое царство).
В «Поучении Ахтоя, сына Дуау» говорится, что он везёт сына в школу ко двору, чтобы его учили «среди сыновей знатных». То же самое читаем мы и в другом поучении: «Вот, я отдаю тебя в школу вместе с сыновьями знатных, чтобы тебя воспитать и подготовить к этой прекрасной должности писца».

Многие вельможи и полководцы также рассказывают в своих автобиографических надписях на стенах их гробниц о том, что они воспитывались в школе среди детей вельмож.

Особенно же яркое свидетельство того, что доступ в школу был открыт только детям Знати, даёт нам одна надпись, в которой верховный жрец Уджахорресент рассказывает об организации школ: «Сделал я по приказу фараона и учредил я школы со всеми их учениками из сыновей знатных, но не из сыновей бедняков».

Таким образом, образование могли получать только дети знатных и богатых, а вся система этого образования обеспечивала состав будущего чиновничества и его воспитание так как это было желательно в интересах господствовавшего класса, эксплуататоров.

Египетские звездочёты[25]

Едва только заходило солнце и желтизна гор, окаймлявших горизонт Нильской долины на востоке и на западе, начинала синеть и превращаться сначала в лиловую лазурь, а затем в тёмные массы причудливых очертаний — на плоские кровли египетских храмов поднимались молчаливые жрецы. В строго определённом порядке рассаживались они попарно, один против другого, и начинали свои наблюдения над звёздами.

Представим себе ночь в Фивах и юного ученика, сидящего рядом с опытным жрецом-астрономом на одной из крыш главного храма всего Египта — Карнакского храма царя богов Амона-Ра.

Спит расположенный на восточном берегу Нила огромный город, великолепная столица самого могущественного государства мира в XV в. до н. э.

Широкой серебряной лентой вьётся Нил.

А дальше за ним, на пустынном скалистом западном берегу — город мёртвых, обширное фиванское кладбище. Ближе к Нилу виднеются громады вытянувшихся в ряд заупокойных царских храмов. Справа этот ряд начинается белеющими в темноте террасами колоннад храма царицы Хатшепсут, слева он заканчивается храмом Аменхотепа III, перед пилонами которого возвышаются гигантскими стражами две колоссальные статуи этого царя. От храмов спускаются вниз, к пристаням на Ниле, длинные аллеи сфинксов.

А напротив этих пристаней, на восточном берегу, — две другие пристани, и от них новые аллеи сфинксов поднимаются к воротам главных святилищ Фив — Карнакскому храму Амона-Ра и к Луксорскому храму, силуэты гигантских колонн которого поднимают к тёмному небу огромные каменные цветы своих капителей.

Около храмов темнеют деревья священных рощ и сверкает гладь озёр.

Тишина изредка нарушается лаем собак и воем шакалов в горах западного берега.

Кое-где мелькают огни факелов. Во дворе храма горят светильники. Лёгкий ветер колеблет их пламя и заставляет трепетать флаги на высоких кедровых мачтах у храмовых ворот.

Учитель ведёт наблюдение. Он сидит лицом к северу. В руке у него два незамысловатых «инструмента»: простой отвес и дощечка с расщепом.

Против наблюдателя, лицом к нему, сидит его помощник, который тоже держит отвес. Его фигура чётко вырисовывается на фоне звёздного неба. Одна звезда видна у его плеча, другая — у локтя, третья — над головой.

Учитель наблюдает за расположением звёзд, глядя через расщеп дощечки так, чтобы от его глаза можно было бы провести воображаемую линию через расщеп дощечки и об, а отвеса — его собственный и помощника — к Полярной звезде. Эта линия является, в сущности, меридианом местности, пользуясь которым и определяли положение различных звёзд. Разумеется, этот меридиан не имеет ничего общего с тем, которым пользуются в современной астрономии или географии: египетский меридиан — это полуденная линия.

Рядом с учителем лежит разграфлённый папирус, на котором в центре нарисована фигура сидящего человека, соответствующая фигуре помощника. И вот вокруг этой фигуры учитель и рисует звёзды так, как он их видит в определённый час вокруг фигуры помощника, отмечая в соответствующей строке папируса час наблюдения и название звезды. Постепенно у него получается своеобразная звёздная карта. Такие карты чертились для каждого часа каждой ночи в году. Некоторые из них дошли до нас, и, изучив их, египтологи и астрономы смогли выяснить ряд интересных данных относительно познаний египтян в астрономии.

Схема для наблюдения за звёздами (Новое царство).
Названия звёзд на этих картах показали, что египетские астрономы соединяли звёзды в созвездия, которые представлялись им в виде различных священных животных или богов. Дошли до нас и изображения подобных созвездий. Среди них чаще всего встречается созвездие, которое мы называем Малой Медведицей, в него входит Полярная звезда. Оно изображалось египтянами то в виде бедра быка, то в виде животного с головой быка. Известны были им и некоторые планеты: Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн, но, разумеется, египетские астрономы называли их иначе.

Для того чтобы иметь возможность вести наблюдение над звёздами и отмечать эти наблюдения на звёздных картах, жрец-наблюдатель должен был всегда точно знать время, следовательно, — иметь при себе часы. И действительно, около учителя мы и увидели бы также древнеегипетские «часы». Это каменный сосуд в форме усечённого конуса, обращённого узким концом книзу. В сосуд налита вода, внизу же имеется маленькое отверстие, через которое вода вытекает по каплям.

На внутренних стенках, такого сосуда имеются небольшие точки-выемки. Они расположены в 12 вертикальных столбцах, каждый из которых имеет по 12 таких точек. Каждый, столбец to ответствует одному из месяцев года, а точки в пределах столбцов — часу. То обстоятельство, что точки, отмечавшие время в различных столбцах, находятся на одном уровне, связано с тем, Что учитывалась различная продолжительность ночи в разные периоды года.

По счастливой случайности известно имя человека, изобретшего такие водяные часы. Это был некий египтянин по имени Аменемхет, живший в XV в. до н. э. Вот что он рассказывает о своём изобретении: «Я нашёл, что ночь времени наводнения длиной в 14 часов, в то время как ночь времени жатвы в 12 часов… я нашёл возрастание продолжительности ночи от месяца к месяцу и уменьшение от месяца к месяцу… Я сделал „мерхит“[26], рассчитанный на год. Он был приятнее для царя Верхнего и Нижнего Египта Аменхотепа I Правогласного, чем вес другие. Он был правилен для каждого дня года. Никогда не делалось ничего подобного в предыдущие времена… Каждый час наступал в своё время. Вода вытекала из одного отверстия».

Задолго до Этого египтяне изобрели солнечные часы. Они были основаны на том, что тень, падающая от какого-либо предмета, в течение дня меняет положение. Такие часы представляли собой дощечку с загнутым концом. От этого конца на дощечку падала тень, и в зависимости от того, на какое место дощечки приходился конец тени, определялось время. В первую половину дня дощечку ставили так, чтобы загнутый конец был обращён к востоку, а в полдень дощечку поворачивали загнутым концом к западу. На самой дощечке наносили 5 отметок; таким образом она делилась на 6.частей, по количеству часов в четверти суток. Позже были изобретены часы в виде двусторонней лестницы. Такие часы не надо было поворачивать, и они давали возможность устанавливать время с большей точностью.

Естественно, что любые солнечные часы годились только для вычисления времени в течение дня, после же захода солнца высчитывать время надо было уже каким-то иным способом. Вот для ночного-то времени и были изобретены водяные часы.

Изучая ночью движение звёзд, египетский школьник постепенно привыкал к самостоятельным наблюдениям. Днём же он заучивал остальные сведения по астрономии.

Однако ему приходилось заучивать не только данные, основанные на фактах, полученных при наблюдениях. Дело в том, что, несмотря на всю значительность сведений, которыми располагала египетская астрономия, наблюдения над звёздами были в Египте неразрывно связаны с астрологией, т. е. с верой в тесную связь земных событий, судеб отдельных людей и целых народов с движением звёзд.

Египтяне верили, что по звёздам можно заранее предвидеть будущее. Жрецы составляли особые календари, где были указаны «счастливые» и «несчастливые» дни и даже части дня. Бывали и такие, когда нельзя было начинать никакого дела, нельзя было даже выходить из дому, — иначе человеку грозило несчастье.

Подобные суеверные представления, основанные на непонимании подлинной связи явлений природы между собой, продолжали существовать в Египте до конца его истории и наряду с подлинно научными сведениями были заимствованы из Египта другими народами древности, а затем и средневековья.

Сказки древнего Египта[27]

Из сохранившихся памятников египетской литературы самое видное место принадлежит сказкам.

Содержание их разнообразно. Мы знаем сказку «О двух братьях», «О правдивом и лжеце», «О взятии города Яффы», «О царе Хуфу (Хеопсе) и колдунах»… В одной из сказок рассказывается о жизни и приключениях «Обречённого царевича», которому при рождении было предсказано умереть от змеи, крокодила или от собаки; в другой — о пастухе, встретившем в болотных зарослях чудесную красавицу, в третьей — о том, как верховный жрец Хонсемхеб увидел дух древнего вельможи, который рассказал ему о себе и потребовал, чтобы нашли и поправили его заброшенную гробницу.

Не все египетские сказки возникали одинаково. Различны были и их источники и пути развития. Подобно сказкам других народов, сказки Нильской долины рождались в народных массах и, переходя из поколения в поколение, жили веками в устной передаче. С течением времени многое менялось в жизни Египта — новые завоевания человеческой мысли оттесняли старые навыки, иные общественные группы приобретали роль в государстве, изживались древние представления, отпадали обычаи. Соответственно и сказка, следуя за развитием жизни, также в какой-то мере отражала в себе новую, современную рассказчику обстановку.

Представим себе поле во время уборки урожая. Полдень. Нестерпимо жгут прямые лучи солнца. В синем небе кружат ястребы. Воздух прозрачен: Нил с белыми парусами лодок, сжатые поля на его берегах, серая пустыня и жёлтые горы на горизонте — всё затоплено светом. Тишина. Только слышно журчанье воды да крики птиц на берегу.

Под тенью нескольких сикомор и акаций лежат отдыхающие Жнецы. Они с рассвета в поле. Уже много ячменя сжато. Уже много раз, подгоняемые погонщиками, уносили ослы корзины с колосьями на гумно номарха. Наступил час отдыха. Поев ячменных лепёшек с несколькими головками лука, жнецы слушают старика-пастуха, пригнавшего на водопой стадо. Чудесны приключения братьев Анупу и Бата, о которых рассказывает старик, но, пожалуй, ещё увлекательнее сказка о пастухе и красавице.

Представим себе теперь базарную площадь в египетском городе или крупном селении — с сутолокой и пылью, с криками продавцов и покупателей. Здесь и крестьяне, привезшие на ослах из соседних оазисов свои продукты — дичь, соль, целебные Травы; здесь же ремесленники изготовляют и продают свои изделия. Сгибаясь под тяжёлым грузом, проходят носильщики. Люди покупают и продают птицу, рыбу, масло, овощи, фрукты, льняные ткани, сандалии, духи, ожерелья, рыболовные снасти, сосуды. Тут же пекут лепёшки, жарят рыбу, продают лёгкое вино и ячменное пиво.

А рядом под навесом небольшой лавчонки уличный певец Или старик-сказочник нараспев говорит свои сказки. Его окружают присевшие на корточки слушатели. На таком базаре в большом городе встречаются люди из разных мест. Приезжая, из далёких путешествий, моряки рассказывают о новых, неведомых землях, о чужих людях и невиданных зверях, о необычайных приключениях.

Ещё одну картину представим себе: далёкие горы Сирии, через которые царь Тутмос III ведёт в очередной поход свои войска. Ночь. Затихает египетский лагерь. В центре его в царском шатре, отпустив после совещания своих военачальников, спит фараон. У костров расположились воины. Они жарят мясо горных коз, пьют вино, захваченное в разграбленном сирийском селении, делят добычу. Одни точат мечи, другие проверяют стрелы и приготовляют новые тетивы на большие луки. Слышно фырканье лошадей, приглушённый говор множества голосов, изредка — звон оружия.

Постепенно лагерь стихает, люди и кони засыпают, и теперь уже только голоса перекликающихся часовых нарушают тишину: «Крепитесь! Крепитесь! Бодрствуйте! Бодрствуйте!»

У догорающего костра сидят сменившиеся часовые. Их вьющиеся густые волосы подстрижены в круг на затылке, у каждого воткнуто в кудри страусовое перо. В середине всей группы, освещённый пламенем костра, сидит пожилой воин, с сильной проседью в волосах, с рубцами от прежних ран на лбу и груди. Это ветеран, ходивший в Сирию ещё с Тутмосом I и проделавший все походы с Тутмосом III. Об этих-то походах он и рассказывает молодым солдатам. Быль сплетается с небылицей, известным полководцам приписываются невероятные подвиги, и молодёжь, затаив дыхание, ждёт конца хитроумных приключений полководца Тхутия, покорителя Яффы.

Египетская сказка возникала и у походного костра, и тихим сельским вечером в кругу отдыхающих крестьян, и в шуме базарной суеты, и у колыбели ребёнка, и на пронизанном солёным морским ветром портовом берегу.

Часть сказок явилась отражением религиозных оказаний, возникших в древнейшие времена истории египетского общества, когда первобытный египтянин, не понимая окружавших его явлений, объяснял их так, как умел.

Представляя себе небо то в виде огромной коровы, то в виде согнувшейся женщины, которая кончиками пальцев ног и рук касается земли; считая, что солнце каждое утро рождается в виде младенца, а к вечеру закатывается уже в образе старца, — древнейший обитатель Нильской долины слагал многочисленные легенды об окружавшей его природе.

Есть сказки, в основе которых лежит определённое историческое событие — победоносный поход, крупное сражение, смена династии фараонов. В таких сказках мы встречаем имена прославленных полководцев или почему-либо запомнившихся царей. Такова, например, сказка о том, как полководец Тхутий хитростью взял город Яффу.

Начало папируса, на котором написана эта сказка, не сохранилось, но из всего дальнейшего содержания видно, что речь шла о том, как египетское войско, во главе которого был один из военачальников фараона Тутмоса III, полководец Тхутий, осаждало палестинский город Яффу. Тхутий — лицо историческое, известна его гробница, в ряде музеев имеются лично ему принадлежавшие вещи и — в том числе золотое блюдо, которым наградил его Тутмос III. Однако вся обстановка взятия Яффы, изображённая в папирусе, — явно сказочная. Тхутий, видя, что ему не взять города силой, решается на хитрость. Он посылает сказать князю Яффы о своём желании перейти на его сторону и приглашает князя к себе в лагерь на пир:

«И вот после того, как прошло время пирования, сказал Тхутий князю Яффы: „Вот, я скроюсь вместе с женой и детьми в твоём собственном городе. Прикажи же, чтобы вошли мои конники со своими лошадьми, и пусть дадут им корм“».

И ввели их, и стреножили лошадей, и дали им корм.

И захотел князь Яффы увидеть булаву [28] царя Тутмоса, и пришли, и сообщили об этом Тхутию.

И вот после этого князь Яффы сказал Тхутию: «Моё желание — посмотреть великую булаву царя Тутмоса. Клянусь царём Тутмосом! Она ведь сегодня у тебя, сделай милость, принеси её мне». Он сделал это и принёс булаву даря Тутмоса. Он схватил князя Яффы за одежду и встал перед ним и сказал: «Взгляни сюда, о князь Яффы! Вот великая булава царя Тутмоса, льва свирепого, сына Сохмет».

И он поразил князя Яффы в висок, и тот упал без сознания перед ним.

И он связал кожаными ремнями, и заковал цепями медными князя Яффы, и надели на его ноги оковы в четыре кольца.

И велел он (т. е. Тхутий) принести 500 вместилищ, которые он приказал сделать, и велел он опуститься в них двумстам воинам. И наполнили другие триста вместилищ верёвками и колодками; и запечатали их печатью, и снабдили их плетёнками и носилками… И погрузили их на крепких воинов, числом 500 человек.

И сказали им: «Когда вы войдёте в город, выпустите ваших товарищей и схватите всех людей в городе и перевяжите их тотчас же».

И вышли и сказали колесничему князя Яффы: «Приказал господин твой: „Иди и скажи твоей владычице: радуйся, ибо Сутех[29] дал нам Тхутия вместе с женой его и детьми его. Смотри, вот их вещи“, разумея под этим 200[30] вместилищ, наполненных людьми, верёвками и колодками. И он пошёл во главе их, чтобы приветствовать свою владычицу и сказать: „Схватили мы Тхутия!“

И открыли ворота города, перед воинами. И вошли они в город, и выпустили они своих товарищей.

И овладели они городом, и малыми и великими, и связали их, и надели колодки тотчас же».

Отразились в египетских сказках также походы и экспедиции в далёкие страны. Направлялись ли египтяне вверх по Нилу в богатую золотом и слоновой костью Нубию, или через горы Синая и Ливана в плодородные равнины Сирии, или же в длительные морские странствия в славившуюся благовониями страну Пунт, откуда привозили ладан, мирру и различные породы душистых растений, — отовсюду путешественники возвращались с рассказами о всём виденном и слышанном. Истина тем легче перемешивалась с фантастикой; что и сами рассказчики и их слушатели одинаково верили в существование бесчисленных богов и духов, умеющих принимать любой вид, появляться повсюду, даже в самых необитаемых местах.

Вот, например, что рассказывается о приключениях потерпевшего кораблекрушение египтянина в папирусе, написанном 4000 лет назад и хранящемся в Ленинграде, в Государственном Эрмитаже:

«Сказал дружинник верный:

„Да успокоится сердце твоё, князь мой. Вот, достигли мы родины: взята колотушка, вбит столб, носовой канат брошен на землю. Воздают хвалы, благодаря бога, все люди обнимают друг друга.

Отряд наш пришёл целым, нет убыли в нашем войске. Расскажу же я тебе нечто подобное, случившееся со мной самим, когда я отправился к руднику царя, когда я спустился к морю в корабле ста двадцати локтей длиной и сорока шириной. И было сто двадцать, матросов в нём из отборнейших Египта: видали они небо, видали они землю, И храбры были сердца их более, чем у львов. Предсказывали они ветер раньше, чем он вышел, и бурю раньше, чем она случилась. Но ветер вышел, когда ещё мы были в море, прежде чем коснулись мы земли. Поднялся ветер, повторился он, и волна восьми локтей была в нём. Вот бревно, схватил я его.

Корабль погиб, и из бывших на нём не осталось никого.

Я был выброшен морской волной на остров. Провёл я на нём три дня в одиночестве, и только сердце моё было моим товарищем. Заснул я под сенью дерева, обнял я тень. Затем, проснувшись, отправился я поискать себе пищи.

Нашёл я смоквы и виноград там, чеснок всякий, прекрасные плоды, „кау“ и „некут“, огурцы, какие только бывают, рыбы там и птицы, и нет ничего такого, чего бы не было на этом острове.

Насытился я и положил ещё на землю, ибо слишком много было на руках моих. Добил я огниво, сделал я огонь. Сотворил жертву всесожжения богам. Я услышал громкий голос и я подумал, что это морская волна. Деревья закачались, земля затряслась. Я открыл своё лицо и увидел, что это — змей, который шёл. Он был тридцати локтей, а его борода больше двух локтей. Его тело было украшено золотом, а брови — из настоящего лазурита, и извивался он вперёд.

Открыл он уста свои ко мне, в то время как я был на моём животе перед ним. Сказал он мне:

„Кто принёс тебя, кто принёс тебя, малый, кто принёс тебя?

Если ты будешь медлить, говоря, мне, кто принёс тебя на этот остров, то я дам тебе почувствовать, кто ты такой; ты превратишься в пепел и станешь, как нечто невидимое. Ты говоришь мне, но я не слышу этого и хотя я пред тобою, я не понимаю““.

Он взял меня в свой рот, отнёс меня к месту отдыха своего, положил меня, не повредив мне, был я цел, не было ничего отнято от меня.

И открыл он уста свои ко мне, а я был на животе перед ним. И сказал он мне:

„Кто принёс тебя, кто принёс тебя, малый, кто принёс тебя на этот морской остров, берега которого в волнах?“.

И ответил я ему так, а руки мои были протянуты перед ним. Сказал я ему:

„Я спустился к руднику, как посол царя, в корабле ста двадцати локтей длиной и сорока локтей шириной, и было сто двадцать матросов в нём из отборнейших Египта: видали они небо и видали они землю, и храбры были сердца их более, чем у львов. Предсказывали они ветер раньше, чем он выйдет, и бурю раньше, чем она случится. Сердце каждого из них было храбрее и рука была сильнее, чем у другого, и не было глупца среди них. Но ветер вышел, когда мы были ещё в море, прежде чем коснулись мы земли. Поднялся вихрь, повторился он, и волна восьми локтей была в нём. Вот бревно, схватил я его. Корабль погиб, и из бывших на нём не осталось никого, кроме меня. И вот, я рядом с тобой: я был выброшен морской волной на этот остров“.

И он сказал мне:

„Не бойся, не бойся, малый, не пугайся. Ты достиг меня вот, бог дал тебе жизнь, принёс он тебя на этот остров „Духа“, где нет ничего такого, чего бы не было на нём, ибо он наполнен всякими прекрасными вещами. Вот, ты проведёшь месяц за месяцем, пока исполнишь четыре месяца на этом, острове.

И придёт корабль из столицы, с матросами на нём, которых ты знаешь. Отправишься ты с ними в столицу, умрёшь ты в своём городе.

Если ты силен, то укрепи своё сердце, и ты обнимешь своих детей, и ты поцелуешь свою жену, и ты увидишь свой дом, а это лучше всех вещей. Ты достигнешь столицы и будешь в ней посреди твоих братьев“.

И я распростёрся на моём животе и коснулся почвы перед ним. И я сказал ему:

„Я расскажу о силе твоей царю; сделаю я, что узнает он величие твоё. Прославят тебя в столице пред лицом совета всей страны. Зарежу я тебе быков, как жертву всесожжения, заколю я тебе птиц, я дам привести тебе ладьи, нагружённые всем прекраснейшим Египта, подобно тому, как делают богу, любящему людей в краю далёком, которого не знают люди“.

Он сказал мне:

„Случится же, что после того, как ты удалишься от места этого, ты никогда не увидишь этого острова, ибо он превратится в волны“.

И пришёл корабль, как он предсказал раньше. И я отправился, влез на высокое дерево, и я узнал находившихся в нём. И я отправился, чтобы известить об этом змея. И я нашёл его уже знающим это. И он сказал мне:

„Вернись здоровым, вернись здоровым, малый, к твоему дому, да увидишь ты твоих детей, да сделаешь моё имя славным в твоём городе, вот мои пожелания тебе“.

И я упал на мой живот, и согнул мои руки перед ним. И он дал мне дары.

И я нагрузил это на этот корабль. И вот, я распростёрся на свой живот, чтобы поблагодарить его. И он сказал мне:

„Вот, ты достигнешь столицы через два месяца, ты обнимешь твоих детей, успокоишься в твоей гробнице“.

Я спустился на берег около этого корабля и позвал матросов, которые были на этом корабле. Я воздал на берегу хвалу господину этого острова, и те, которые находились на нём (т. е. на корабле), сделали то же.

Поплыли мы к Северу к столице царя. Прибыли мы в столицу через два месяца, подобно всему, что он сказал.

И я вошёл к царю, и поднёс ему эти дары, которые я принёс с этого острова. И он поблагодарил меня перед лицом совета всей страны. Был я сделан дружинником, был я награждён его людьми».

Выше мы уже говорили, что сказки долго жили в устной передаче. Однако известны нам, разумеется, только те из них, которые были записаны. Писали сказки на папирусных свитках, естественно, уже не те люди, которые, пересказывая их из поколения в поколение, донесли из глубины веков. Язык, которым изложены сказки, далёк от говора народных сказителей. Злоязык книжный, подражающий стилю классических образцов египетской прозы и показывающий нам, что сказки подверглись при записи определённой литературной обработке. Пройдя такую обработку, приобретя новую форму, с изменившимся содержанием, сказки, став чтением, начали служить развлечением уже другим, кругам египетского Общества.

Нет сомнения, что большое количество египетских сказок вовсе не было записано: одни из них не были интересны людям, которые могли бы записать их, другие же, были им просто враждебны. Не случайно, что среда дошедших до нас сказок нет таких, которые высмеивали бы князей или жрецов или в которых крепкий народный юмор метко выявил бы подлинное их лицо. А такие сказки, конечно, были; их можно найти в народных массах любой страны и любого времени, причём повсюду им закрыта дорога в выправленные и приглаженные сказочные сборники, составленные для господствующих классов Такого рода сказки слышал в Египте и передал в своём труде знаменитый древнегреческий историк Геродот.

Двуречье

Между Тигром и Евфратом[31]

Две великие реки Тигр и Евфрат текут с южных отрогов Кавказа к Персидскому заливу. Они окаймляют мёртвую, выжженную солнцем долину — Месопотамию (в переводе с греческого — Междуречье). Во все стороны здесь тянутся бесконечные пески и болота. Лишь изредка попадаются небольшие пальмовые рощи. Городов немного в этой печальной стране; от одной арабской деревушки до другой — целые дни пути.

Одиноко высятся среди пустыни полузанесённые песком огромные холмы. Там, где дожди размыли откосы, из-под мусора виднеется то часть стены, то угол каменной плиты, покрытой причудливыми знаками, похожими на острые клинья.

Эти холмы созданы не природой. В них скрыты развалины древних городов. Археологи раскопали их и по найденным остаткам строений, по сохранившейся в домах утвари, оружию и глиняным табличкам с клинообразными надписями узнали, далёкое прошлое Месопотамии.

Когда-то, несколько тысяч лет назад, Тигр и Евфрат не сливались в одно устье, как теперь, а впадали в Персидский залив раздельно. Но постепенно отложения ила, который несли с собой обе реки, нарастали, поднимались из воды островами, соединялись друг с другом. Суша всё больше и больше вдавалась в залив. Наконец, образовалась общая дельта Тигра и Евфрата. Большие наносы плодородного ила тоже накопились и в самой долине Междуречья.

В древности это был цветущий край. Геродот рассказывает, что он видел страну, изрезанную многочисленными широкими каналами, что хлеб там родился сам-двести и сам-триста, что колосья пшеницы и Ячменя были шириной в четыре пальца, а просоли кунжут вырастали с дерево.

Географ Страбон, который побывал в Месопотамии лет на пятьсот позже Геродота, рассказывает о ней следующее:

«Страна, эта производит ячмень в таком количестве, как никакая другая, так как уверяют, что ячмень здесь родится сам-триста. Всё остальное, даётся пальмой; именно из неё приготовляют хлеб, вино, уксус, мёд, муку и всякого рода плетёные сосуды. Орехи пальмовые служат для кузнецов вместо углей, а будучи размягчены, дают корм для скота… Есть даже какая-то персидская песня, в которой насчитывается 360 употреблений пальмы».

Геродот и Страбон, конечно, преувеличивали. Но урожай сам-сорок, сам-шестьдесят вавилоняне собирали по два раза в год.

Жизнь и плодородие приносила Месопотамии вода. Но она же была причиной многих бед и несчастий. На севере Месопотамии воды мало. Разлив Тигра и Евфрата покрывает там лишь узкие полосы по обеим сторонам рек. В большей части долины — вечная засуха. Зато в низовьях рек, ближе к Персидскому заливу, воды слишком много. Полая вода застаивается, образуя обширные гнилые болота.

Летом в Месопотамии стоит нестерпимая жара, Зимой идут проливные дожди, и после них степь покрывается растительностью, Но снова приходит лето с жаркими ураганами, и цветущий луг опять превращается в пустыню.

Нелегко было жить в такой стране. Чтобы не погибнуть от голода и лишений, обитателям Месопотамии нужно было распределять влагу по полям, строить каналы и запасные резервуары. В низовьях приходилось ежегодно осушать болота, чтобы обеспечить себе пропитание.

Тысячелетиями создавались оросительные сооружения Междуречья. Тысячелетия насчитывает история этого небольшого клочка земли, который видел расцвет, борьбу и исчезновение многих племён, народов и культур.

Около десяти тысяч лет назад пришли в долину Тигра и Евфрата её первые обитатели — шумеры. Они поселились в южной части Междуречья, у берегов Персидского залива: это были крепкие малорослые люди с круглой бритой головой, большими глазами и длинным прямым носом. Такими мы видим их на статуях, найденных при раскопках шумерских городов.

Почти одновременно с шумерами в северной части долины, где Тигр и Евфрат сходятся всего ближе, поселились степные кочевники аккадцы. Северная область получила название Аккад. Аккадцы не были похожи на шумеров; это высокие, стройные люди с длинными волосами и чёрной курчавой бородой, обрамлявшей продолговатое лицо. Их язык принадлежал к числу селитических, т. е. был родственен древнееврейскому, финикийскому и арабскому языкам.

Строить оросительные каналы было не под силу одной семье и даже одному роду. В Египте постройки плотин и каналов стали возможны лишь тогда, когда образовались номы. В Шумере и Аккаде, наподобие египетских номов, возникли крупные общины — города-государства. В каждом городе был свой правитель — «патеси», или, как теперь стали читать это слово, — «энси». Он имел большую власть, и по его приказу тысячи людей сгонялись на постройки.

Но даже если есть рабочая сила, каналов и плотин не построишь без дерева и камня. А в Шумере и Аккаде камня и дерева было очень мало. Там не было почти ничего, кроме глины. Из глины делали всё: строили дома, изготовляли посуду, зернотёрки, даже писать приходилось на глиняных табличках.

За деревом и камнем шумеры и аккадцы стали посылать купцов «тамкаров» в соседние страны. Оттуда тамкары в обмен на зерно привозили металл, строительный лес и камень.

На реках были построены плотины. Вода, наполнив каналы, оросила поля. Поля были правильно разделены узкими тропинками, по которым может пройти один человек. По краю поля шли узкие канавки, наполненные водой. Когда поля были вспаханы и засеяны, начиналась поливка. С утра до ночи полуголые рабы, изнемогая от зноя и усталости, наполняли водой канавки. Из главного канала они брали воду, наполняли ею меха и, перекинув их через спину осла, развозили её по канавкам для орошения полей. Это самая изнурительная и тяжёлая из всех земледельческих работ. Да ещё, пожалуй, не легче было рытьё каналов и постройка дамб. Вот почему на эти работы всегда посылали рабов.

Холм Телло и его прошлое[32]

По всей Месопотамии разбросаны то большие, то маленькие холмы. Холмы скрывают развалины древних городов. В конце XIX в, внимание учёных привлёк высокий — холм, который местные жители называли «Телло». Было совершенно очевидно, что под этим большим курганом должны находиться остатки какого-то большого древнего города. Так оно и оказалось. И когда город был раскопан, здесь нашли много интереснейшего материала. По остаткам зданий и фундаментов можно было восстановить план всего города. Находка статуй и плит с рельефами познакомила учёных с искусством древнего Шумера, и из найденного архива храмового хозяйства и множества различных документов мы узнали название города — Лагаш, узнали его, историю.

Ответ на вопрос, откуда брались рабы, нам Даёт интересный памятник, найденный при раскопках холма Телло. Памятник этот называется «стела (т. е. плита) коршунов». Собственно, это несколько обломков большой плиты, на которой был вырезан рельеф с изображением военных сцен. На одном из обломков показано большое поле, усеянное трупами убитых, и над ними стая хищных коршунов, слетевшихся на печальное пиршество. Они терзают и рвут на части мёртвые тела.

Этот обломок был найден первым, и по рельефу с коршунами вся плита была названа «стелой коршунов». На других обломках изображены различные боевые эпизоды. Вот идут плотными рядами воины в круглых шлемах, вооружённые длинными копьями, торчащими из-за больших щитов, которые закрывают воина от подбородка до самых ног.

Впереди идёт предводитель войска — военачальник. Он в длинной одежде, ниспадающей с плеча красивыми складками. На голове шлем, длинный, до самых плеч, в руках он держит большой кож — кинжал.

Ниже мы видим опять того же военачальника, но уже на боевой колеснице… Одна рука с копьём поднята вверх, другой рукой он натянул вожжи, и кажется, будто вот-вот ринется в бой, и поведёт за собой несметные отряды копьеносцев.

На лицевой стороне стелы сохранилась надпись, которая объясняет все эти изображения. Патеси (т. е. царь) города Лагаша, Эаннатум, правивший в начале III тысячелетия до нашей эры, победил соседний город Умму и в честь победы велел вырезать эту стелу и посвятил её богу Нингирсу, воинственному покровителю и владыке Лагаша. Тут же изображён и сам Нингирсу. Его фигура занимает почти половину всей стелы: по сравнению с обычными людьми и даже царём, он кажется великаном, как Гулливер среди лилипутов. Художник сознательно изобразил бога таким большим, чтобы показать его величие и могущество. У Нингирсу длинная борода, пышная причёска из вьющихся крупными завитками волос. В одной руке он держит булаву с каменным навершием, в другой — сетку, доверху наполненную пленными врагами.

Эаннатум рассказывает в надписи, что сам Нингирсу благословил его на, бой и помог ему одолеть врагов. Поэтому бог и изображён в заключительный момент войны, когда он накину;-свою великую сеть на всех оставшихся ещё в живых жителей Уммы. Эаннатум, разбив Умму, расширил границы своего города-государства и отвоевал великолепную финиковую рощу, которая находилась на границе между Уммой и Лагашем. Кроме того, он захватил большое количество пленников и привёл их в Лагаш. Все они были обращены в рабов.

Руками рабов были вырыты каналы, которые сверкающими на солнце лентами прорезали поля и делили их на правильные квадраты. Рабы строили высокие дамбы и плотины, удерживавшие воду, во время разлива, и распределяли её по каналам. Рабы с раннего утра и до поздней ночи носили воду или развозили её по полям. Лагаш, как и вся Месопотамия, был превращён в цветущий сад. Это было сделано трудом рабов и свободных земледельцев, которые обрабатывали землю, сеяли зерно и собирали жатву.

Вавилонская ткачиха.
Земледельцы жили лучше рабов. Им никто не смел, как рабам, поставить на лоб раскалённым железом клеймо, им не выкалывали глаз, чтобы они не могли убежать, их еду не называли «кормом», как пищу скота. А с пленным рабом всё это разрешалось. Многие рабы не выдерживали тяжести своей жизни и бежали. Но горе было беглому рабу, если его ловили и возвращали обратно. Хозяин, имел право учинить над ним самую свирепую расправу. Со свободными земледельцами никто не мог так обращаться. Они работали на своих маленьких участках земли, обрабатывали поля, принадлежащие всему городу-государству, которыми распоряжался патеси. Патеси даже платил им за работу зерном и маслом, хотя плата была очень маленькой. Зерно, собранное со своих участков, земледельцы складывали в свои закрома. Большую часть урожая им приходилось отдавать патеси, в казну за то, что рабы патеси строили оросительные каналы на их полях, за то, что ослов, или быков для вспашки земли и поливки они брали во дворце у патеси, за то зерно, которое Давал им патеси в долг для посева.

Очевидно, в войске Тхутия был недостаток в фураже, и он требует, чтобы его лошади были немедленно накормлены по приказу князя Яффы.

Патеси распоряжался всеми доходами города-государства; в его руках была вся казна, а чиновники-писцы, которые вели точные записи прихода и расхода, давали ему во всём отчёт. Главным богатством было зерно.

Вся жизнь была связана с полевыми работами и скотоводством. Это отразилось и в названиях некоторых месяцев: четвёртый месяц года назывался «месяц, когда заняты жатвой», шестой — «месяц, когда едят хлеб», седьмой — «месяц, когда быки работают», девятый — «месяц шерсти», т. е. когда стригут овец. Новый год начинался с весны, когда приступали к полевым работам.

Такая жизнь продолжалась много лет. Патеси вели войны, привозили добычу и приводили много военнопленных, которых обращали в рабов, а свободные земледельцы всё больше и больше работали на полях, собирали хорошие урожаи, но большую часть отдавали в казну патеси.

Но вот в XXV в. до н. э. патеси Лагаша сделался Лугальанда; при нём жизнь изменилась к худшему. Она стала просто невыносимой не только для рабов, но и для свободной бедноты. К этому времени в Лагаше появилось много богатых и знатных рабовладельцев, у которых были большие поля, много рабов и богатств. Но им было мало этого, и они заставляли патеси управлять Лагашем так, как им было выгодно. Лугальанда роздал лучшие государственные земли знатным людям, своим приближённым, а своей жене и детям отвёл большие участки на храмовых полях. Доходы Лагаша сильно уменьшились, и казна опустела.

Тогда Лугальанда придумал, как можно уменьшить расходы и пополнить казну. Он приказал ещё хуже кормить рабов. Их паёк стал таким маленьким, что они едва могли существовать, а работать их заставляли ещё больше прежнего. Даже свободным земледельцам стали меньше платить за работу на полях патеси и храма. К обычным налогам было прибавлено много новых, и теперь уже нельзя было шагу ступить, чтобы не приходилось за это платить. Разводил земледелец сад или огород, рыл колодец — приходил к нему чиновник и брал с него плату — налог. Занимался бедняк рыбной ловлей — надсмотрщик брал с него налог, а если не было денег, то отбирал рыбу и всё имущество. За стадо коз, овец и быков тоже брали плату. А когда и этого было мало, тогда приходили чиновники к бедному человеку и забирали всё, что у него было: снимали плоды в саду, увозили зерно, отнимали скот, забирали шерсть, особенно от белой овцы, её никогда не оставляли бедняку. Белая шерсть очень дорого ценилась, так как из неё делали одежду для патеси и его семьи и её всегда забирали и отдавали во дворец.

Полный произвол был в городе Лагаше. Очень часто случалось, что богатый землевладелец отбирал землю у своего бедного соседа и ничего ему не платил) а разорённый бедняк оставался нищим, без средств к существованию. Свободным земледельцам жилось так тяжело, что, казалось, уже почти не было никакой разницы между ними и рабами.

Лопнуло, наконец, терпение бедняков. Они свергли Лугальанду и помогли вступить на престол новому патеси, Урукагине.

Как это произошло, мы не знаем. До нас не дошли документы, в которых описаны эти события. Сохранилась лишь большая надпись Урукагины, сохранились большие архивы с множеством хозяйственных документов от времени правления Урукагины, и мы можем довольно подробно рассказать, как Урукагина уничтожил новые порядки Лугальанды и облегчил жизнь бедняков.

Прежде всего Урукагина отменил все новые налоги, запретил отбирать имущество бедняков и прогонять их с их участков земли, Урукагина отобрал незаконно захваченные земли у знати и приближённых прежнего патеси Лугальанды у его жены и детей и вернул их в казну. Опять наполнились царские закрома и вдвое увеличилась плата свободным земледельцам за работу. Даже рабов стали лучше кормить.

Урукагина выстроил большой храм для богини Бау, жены бога Нингирсу, покровителя и владыки Лагаша. Урукагина приказал также вырыть большие каналы, которые орошали поля и проходили через главные кварталы города, для снабжения водой его жителей. 36 000 граждан жило в Лагаше во времена Урукагины.

Само имя «Урукагина» значит «горожанин с истинными устами» Очевидно, это не настоящее имя Урукагины, которое ему дали родители при рождении. Он назвал себя так, когда стал патеси Лагаша, чтобы показать, что он-то и есть истинный и справедливый правитель города.

И всё же многие граждане Лагаша были недовольны Урукагиной. Это были прежде всего приближённые прежнего патеси, у которых Урукагина отобрал незаконно захваченные земли, это были чиновники и воины Лугальанды, которых Урукагина лишил их доходной службы, это были богатые землевладельцы и купцы, которым нельзя было больше безнаказанно грабить бедняков, это были рабы, которые продолжали страдать от тяжёлой — работы и жестокого обращения. Рабы ненавидели Урукагину почти так же, как всех предыдущих патеси-эксплуататоров.

Урукагина недолго оставался у власти. Вскоре началась война с Уммой. Многочисленные воины Уммы подошли к стенам Лагаша и осадили город. В осаждённом Лагаше становилось всё меньше и меньше хлеба, начался голод, рабов совсем перестали кормить, и многие из них тайком убежали в Умму. Наконец, наступило самое страшное — иссякла вода в колодцах, пересохли каналы.

Знатные люди Лагаша не поддерживали Урукагину. Они только ждали прихода врагов, чтобы расправиться с ненавистным патеси. Урукагине становилось всё труднее и труднее сопротивляться натиску наступающего врага.

И вот, наконец, вражеские отряды ворвались в город, Они разграбили все сокровища, сожгли царский дворец и храм, захватили много пленных и увезли с собой большую добычу. Только Урукагине удалось спастись бегством.

Дворец патеси Гудеа[33]

При раскопках холма Телло внимание археологов привлекли великолепные каменные статуи одного патеси. Их было одиннадцать. Девять из них были сделаны из тёмного отполированного камня диорита, который с большим трудом поддаётся обработке и легко крошится. Перед учёными встал вопрос, как попал диорит, на берега Евфрата? Ведь его месторождение находится за много сотен километров от Лагаша, далеко на западе, в стране Маган, затерянной где-то среди песков северной Аравии. На статуе сохранились надписи, и легко было определить, что имя этого патеси — Гудеа, который; правил в XXII в. до н. э. На другой находке сохранилась большая надпись, состоящая из 317 строк. В ней рассказывается о; том, как Гудеа построил храм богу Нингирсу.

Вот о чём говорится в надписи..

В городе Лагаше стояла жаркая, сухая погода. Солнце немилосердно жгло, посылая на землю палящий зной. Вода в каналах высохла, колодцы были опустошены, поля пожелтели, сухая, растрескавшаяся земля жаждала влаги, страна была под угрозой неурожая от страшной засухи. Гудеа день и ночь молился богам о спасении своих подданных от голода. И вот однажды глубокой ночью, когда Гудеа беспокойно спал, томясь от духоты и тревоги за будущее, к нему вошёл бог и велел ему начать постройку храма. Гудеа не понял смысла этого сна и обратился к богам за разъяснением. Тогда явилась к Гудеа богиня Нанше и объяснила ему, что боги хотят, чтобы патеси построил храм в честь богов; тогда прекратится засуха. Гудеа должен пожертвовать богу Нингирсу колесницу, запряжённую ослами, и бог даст ему все нужные указания.

Гудеа выполнил волю богов, и Нингирсу дал Гудеа точный план храма, перечислил всё, что должно быть сделано, и установил время закладки В назначенный день начали рыть траншеи для закладки фундамента и положили по углам глиняные фигурки с магическими надписями, чтобы ничего дурного не случилось в этом доме. И в тот же день переменился ветер и кончилась засуха. Так рассказывает надпись на стеле.

Учёные раскопали развалины храма-дворца Гудеа. Он был больше, чем какой-либо дворец или храм. Длина его была 50 метров, ширина — 30 метров. Стены были сложены из кирпичей и скреплены асфальтовой смолой. Асфальтом были залиты площадки храма-дворца, а дворы были выложены большими плитами. Двери, — колонны и внутренняя отделка дворца были из драгоценных пород дерева, украшенных медью и бронзой. Но ведь ни камня, ни дерева, ни металла не было в Лагаше, не было их и в других городах Шумера и Аккада. Там не было почти ничего, кроме глины, из которой делали кирпичи. Следовательно, за дорогими материалами для постройки этого храма надо было отправлять экспедиции в далёкие чужеземные страны.

Реконструкция дома (Шумер).
Действительно, Гудеа послал отряды рабочих в Маган и Мелуху за диоритом и дорогими породами дерева.

В непроходимых лесах Сирии день и ночь прокладывали дороги, чтобы возить по ним высокие стволы кедров для колонн. В горах высекли узкие тропинки, по которым спускали вниз к реке камень и медь. Все эти материалы грузили на лодки и доставляли в Лагаш. День и ночь прибывали сюда баржи с лесом и камнем, металлом и асфальтовой смолой. Сотни людей — каменщики, плотники, столяры, ювелиры, кузнецы, резчики по дереву и металлу — работали без отдыха над постройкой дворца. Дворец должен быть невиданной красоты, во славу патеси Гудеа и бога Нингирсу.

Большие средства, много сил и труда ушло на строительство дворца. Казна сильно опустела, несмотря на то, что с населения собирались большие налоги. Тяжёлым бременем легла постройка дворца на плечи бедных земледельцев. Вот Гудеа и придумал легенду о явлении к нему бога с планом дворца для предотвращения голода. Этим он хотел оправдать огромные расходы на создание этого храма-дворца.

Дворец получился великолепный. Перед главным входом с северо-восточной стороны была узкая площадка, выложенная каменными плитами и обсаженная пальмами. В центре этой площадки был сделан небольшой бассейн. Через узкие двери можно было проникнуть внутрь дворца. Длинный коридор меж двух стан вёл во внутренний дворик, вымощенный большими каменными плитами. Этот первый дворик примыкал к той части дворца, где находилась приёмная самого патеси — большой зал. В нём на троне восседал Гудеа и принимал своих вельмож, чиновников и послов из других стран.

Тут же во дворце помещались канцелярии, где с утра до ночи сидели чиновники под руководством главного начальника, правителя хозяйства патеси. Сидя на полу, чиновники смачивали свои глиняные таблички и на мокрой глине выводили тонкими треугольными палочками чёткие клинописные знаки. Одни записывали приход, другие вели счёт расходам, третьи учитывали наличие богатств, Хранящихся в амбаре. Амбар — это сокровищница всего государства. В нём были собраны все запасы, которые получены со сбора царских и храмовых земель, воя подать, которую вносили земледельцы зерном, скотом, маслом, вином.

Склад — это длинный узкий амбар, обнесённый высоким забором. В нём не было ни окон, ни дверей, но на крыше было устроено небольшое отверстие, плотно прикрытое крышками. Чтобы попасть на крышу, приставляли к стене лестницу, а на ночь её убирали, и доступ к «дому плодов» становился невозможным. Вокруг ограды ходили всю ночь надёжные часовые.

Внутри амбар был разделён на несколько изолированных помещений — кладовых, уходивших глубоко под землю. Там всегда было прохладно, продукты не портились. Вино, масло, зерно, плоды — вот что обычно хранилось в таком складе.

Неподалеку от дворца патеси, в центральных кварталах города, были расположены дворцы его взрослых сыновей, знатных приближённых, богатых рабовладельцев и купцов. Эти здания были значительно меньше дворца, они выглядели значительно скромнее, но напоминали всё же маленький дворец. Там были полутёмные прохладные комнаты, залитые солнцем и обсаженные пальмами дворики, глубокие кладовые и бассейны с водой, проходившей по широким глиняным трубам прямо из канала.

Но чем дальше от центра, от главных зданий, тем беднее становились домики, тем уже и грязнее делались улицы. На окраине жалкие глинобитные лачужки лепились одна на другую, узкие, кривые, грязные улочки были похожи на коридоры. От очагов, на которых готовилась скудная пища бедняков, поднимался едкий дым и угар; от куч гниющего мусора и отбросов еды исходил нестерпимый смрад. В этих лачугах жила беднота — ремесленники, батраки. Городская стена проходила тут же, у s, самых лачуг.

Высокая толстая стена была сложена из обожжённых кирпичей, скреплённых асфальтом. Никаким орудием нельзя было пробить брешь в стене. Шесть ворот вели в город. Днём и ночью их охраняла стража, а ночью, кроме того, они все были наглухо закрыты, и запоздавший путник уже не мог попасть в город. В стенах Лагаша было 27 сторожевых башен, и если вражеские войска подходили к городу, из этих башен сыпались тучи стрел и лилась горячая густая смола.

Почти все земледельцы, жившие за стенами города в редких разбросанных среди полей посёлках, укрывались во время войны в городе, под надёжной охраной его крепостных стен. Это было возможно даже во времена Гудеа, когда население всей области Лагаша увеличилось.

Гудеа долго правил Лагашем. В его надписи говорится о том, что он был праведным царём, не допускал в своей стране несправедливости, никто не притеснял вдову и сироту, «никого не наказывали бичом, никто не был бит ремнями».

Действительно, знатным и богатым рабовладельцам жилось при Гудеа очень хорошо. Документы говорят нам о том, что со многими соседними странами шли оживлённые торговые сношения. «Сам Нингирсу открыл ему путь от Верхнего (т. е. Средиземного моря) до Нижнего (т. е. до Персидского залива)». Торговые экспедиции обогащали царя и знать. Гудеа вёл удачные войны с соседями, его победы давали добычу и рабов, которые работали на полях патеси, храма и знати.

Но рабы, как и прежде, работали на своих господ. Ремесленники и бедные земледельцы с утра до ночи гнули спину и тяжёлым трудом едва зарабатывали себе на жизнь. Они по-старому платили патеси громадные налоги, на которые уходила большая часть их доходов.

После смерти Гудеа правил его сын. Цари Урука свергли его и захватили власть над Лагашем. Царей Урука прогнали цари Ура, и Лагаш подпал под власть новой династии. Одни цари сменяли других. Но для рабов и земледельцев это было безразлично. Новый ли царь правил, старый ли владыка оставался на престоле — всё равно их по-прежнему заставляли тяжело работать и своим трудом содержать царя, чиновников и богатую знать.

Царь Хаммурапи и его законы[34]

Там, где Тигр и Евфрат ближе всего подходят друг к другу, тянется целое поле холмов. Они доходят до самого берега реки. Под холмами скрыта развалины самого большого города южной Месопотамии. В глубокой древности этот город назывался «Врата бога», «Баб-или» называли его жители на своём языке. Греки переделали «Баб-или» в «Вавилон» и от названия города прозвали и всю страну Вавилонией.

В течение долгого времени Вавилон был маленьким, незаметным поселением. Мы читаем в древних документах о царях из городов Ура и Урука, мы знаем историю Лагаша и Уммы, знаем о знаменитом царе Саргоне из города Аккада и о многих других царях и городах. А Вавилон упомянут только один раз, в надписи, где Саргон Аккадский рассказывает о том, как он подавил восстание во многих подвластных ему городах; самым незначительным из них был Вавилон.

С тех пор прошло около шести столетий. За это время Вавилон превратился в самый большой и богатый город во всей Месопотамии.

Через Вавилон постоянно проезжали суда, гружённые зерном. Они отправлялись вверх по Евфрату. Отсюда хлеб везли в богатые города Финикии, где можно было продать и купить самые разнообразные товары, Купцы возвращались с грузами меди и строевого леса, пригоняли партии рабов. Приходили в Вавилон и купцы с севера. Они останавливались в Вавилоне, перегружали здесь товары на лодки и отправлялись с ними во все области Шумера и Аккада.

С течением времени вся торговля сосредоточилась в Вавилоне, и он стал самым крупным торговым центром Месопотамии. Правители Вавилона стали завоёвывать соседние города сначала в Аккаде, а потом и в Шумере. Постепенно они захватили власть над всеми городами.

Самым знаменитым из всех вавилонских царей был Хаммурапи… Он царствовал 42 года, с 1792 до 1750 г. до н. э.

Он покорил страну Мари, лежащую по Евфрату к северу от Вавилонии, цари Ашшура признавали его власть, финикийские купцы посылали ему богатые подарки, на юге в Шумере в городе Исине были поселения вавилонских воинов.

Только город Ларса не подчинялся Вавилону. Там правил эламитянин Римсин. Его владения были тоже обширны; много шумерских городов находилось под его властью. Когда в Вавилоне правил ещё отец Хаммурапи, эламские воины вторглись в пределы Вавилона, разгромили его и заставили царя заплатить богатую дань.

И вот теперь Хаммурапи решил покончить с эламитянами, изгнать их из пределов Месопотамии и подчинить своей власти шумерские города, принадлежащие Эламу. Целых тридцать лет шла борьба между Хаммурапи и Римсином, и, наконец, в 1762 г. до н. э. Ларса пала, Римсин был окончательно изгнан из пределов Шумера. Тогда Хаммурапи стал царём всего Шумера и Аккада и принял старый титул древних аккадских царей — «царь четырёх стран света».

Многие города превратил Хаммурапи в крепости, приказав обнести их высокой стеной для защиты от нападения врагов. Но больше всего заботился он о постройке каналов, так как без них невозможно было орошать поля в период засухи. А земледелие по-прежнему оставалось самым важным занятием жителей, и зерно было главным богатством Вавилона. Его продавали в соседние страны, отправляли караваны с зерном в финикийские города и в обмен на него привозили строительный, лес, медь, камень. Вот почему все вавилонские цари так старательно охраняли оросительную систему во всей стране и строили новые каналы. Самый большой канал Хаммурапи, по традиции вавилонских царей, назвал своим именем: «Хаммурапи — благословение народов». Из этого канала вода распределялась по многочисленным маленьким каналам и давала орошение сотням гектаров земли. В те времена такой большой и красивый канал казался чудом, и ещё много лет спустя после смерти Хаммурапи на него не могли надивиться чужеземцы.

Способ письма на глиняной табличке.
Клинописная табличка.
В Уруке, Лагаше, Уре, Ларсе и многих других городах Хаммурапи приказал выстроить новые каналы, очистить старые от ила и песка и строго следил за тем, чтобы его чиновники и наместники поддерживали в порядке всю оросительную систему Вавилонии.

«Так говорил Хаммурапи. Ты должен созвать людей, которые владеют, землями вдоль канала Думманум, чтобы они вычистили Думманум. В течение настоящего месяца они должны исполнить работу по очищению канала». Это письмо Хаммурапи продиктовал писцу, который был специально приставлен к нему и писал под его диктовку распоряжения наместникам царя. Писец острой деревянной палочкой начертил на влажной глиняной табличке клинописные знаки. Когда «письмо» высохло, писец обернул его в тонкий слой глины — своеобразный «конверт», который должен был предохранить глиняное письмо. Письмо было адресовано Синидиннаму, правителю Ларсы, так как канал Думманум был в его области.

Когда, гонец прибыл в Ларсу с царским письмом, Синидиннам осторожно разбил «конверт» и вынул письмо. Напоминание царя было равносильно приказу, и Синидиннам очень строго следил за порядком в своей области.

Между царём и наместником шла оживлённая переписка; большое количество писем Хаммурапи к Синядиннаму дошло до нас, и мы узнали из них много интересного. Вот перед нами письмо с царским приказом, который не сразу можно понять. Оно, на первый взгляд, кажется несколько странным и загадочным.

«Так говорит Хаммурапи. Так как год имеет недостачу, то пусть месяц, который теперь начинается, называется вторым Элулом. И вместо податей, поступающих в Вавилон на 25-й день месяца Тишри, пусть поступает подать на 25-й день второго Элула».

Всё непонятно в этом письме. Что это за недостача в году? Как можно вставить дополнительный месяц между шестым месяцем вавилонского календаря — Элулом и седьмым месяцем Тишри? Откуда взялся «второй» Элул?

Чтобы разобраться в этом письме, надо хорошо знать вавилонский календарь. Оказывается, что в Вавилонии началом месяца считался день новолуния, и так как месяц продолжался от новолуния до новолуния, то в нём было только 28–29 дней. Однако в году было 365 дней. Ежегодно между солнечным годом и двенадцатью лунными месяцами получалась небольшая разница, не хватало нескольких дней в году, «год имел недостачу», как говорил Хаммурапи. В течение нескольких лет «недостача» уже равнялась целому месяцу, и тогда устанавливался високосный год, и в календарь вставляли добавочный месяц, который помещали либо в конце года, либо в середине, т. е. после месяца Элула, как указано в нашем письме. Дополнительный месяц не имел собственного названия и назывался по предыдущему месяцу. Вот почему в письме Хаммурапи появилось название «второй Элул». Хаммурапи очень беспокоился о том, как бы Синидиннам не позабыл, что во второй Элул-месяц (хоть он и дополнительный) тоже должна быть своевременно внесена подать в царскую казну. В високосном году царь Хаммурапи получал со своих подданных подати не двенадцать раз за год, а — тринадцать. Этот год был выгодным для казны.

Главные доходы государство получало от податей. По всей стране наместники собирали подати, разными продуктами и серебром. Земледельцы давали зерно и масло, вино и полотна, пастухи отдавали дорогую овечью шерсть, которая шла на изготовление тканей для царя и знати, ремесленники поставляли свои изделия. Эти ценности грузили ни суда и отправляли по рекам и каналам в столицу. Там царские писцы учитывали все полученные товары, записывали их на особые таблички и складывали в амбары, где стояла день и ночь надёжная охрана. Земледельцы и ремесленники платили подати натурой — продуктами. Купцы посылали в Вавилон подати товарами или серебром в виде слитков или колец. Денежных знаков (монет) в те времена ещё не было, и серебро считали по весу. Талант, мина, сикль — это были вавилонские меры веса, в этих мерах проходили все денежные расчёты, в сиклях и, минах оценивали стоимость товаров.

Даже часть доходов от храма поступала в царскую казну. Но в этом случае подать доставлялась царю не наместником, а самими храмовыми служителями, и наместник должен был только следить за своевременной отправкой людей и подати. «Так говорит Хаммурапи, — снова писал царь в Ларсу. — Когда ты рассмотришь эту табличку, ты велишь прибыть к тебе всем надсмотрщикам за скотом, приписанным к храмам богов, и пастуху, вместе со всеми их доходами. И ты отправь их в Вавилон, чтобы они отдали их доходы. Смотри, чтобы они ехали ночью и днём и достигли. Вавилона в течение двух дней».

Ежедневно отправлялись из Вавилона гонцы с письмами Хаммурапи. Во всех музеях хранится огромное количество всевозможных глиняных табличек. Большое собрание вавилонских клинописных табличек есть у нас, в СССР, в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в Москве и в Государственном Эрмитаже в Ленинграде. Мы можем там увидеть различные деловые документы, хозяйственные отчёты, письма.

От царя Хаммурапи до нас дошло много различных документов и много писем, главным образом к Синидиннаму. Может быть, эти письма случайно сохранились лучше других, а может быть, царь именно Синидиннаму посылал наибольшее количество указов и распоряжений, так как Ларса, — а вместе с ней и вся южная часть Шумера, была присоединена к Вавилону совсем недавно.

Во всех областях Вавилона Хаммурапи уничтожил власть патеси — прежних царей и правителей. Вместо них он назначил в каждом городе чиновника — царского наместника, который должен был управлять всей областью, следить за сельским хозяйством и ремесленным производством, регулировать торговлю и собирать в царскую казну подати.

Особенно важно было для Хаммурапи иметь сильное войско на юге, в Шумере, который только при нём был присоединён к Вавилону. Чтобы укрепить там свою власть, Хаммурапи расселил во всех областях Шумера своих воинов. Для воинов отводились большие участки земли, где были поле, дом и сад. «Реду» — были тяжело вооружённые воины, у них было длинное копьё, щит и шлем. Они получали не только землю с угодьями, но и скот: волов, овец. А «баиру» — легко вооружённые стрелки — пользовались только домом и угодьями. Земля и скот — это была плата воину за его службу. Никто не имел права — лишить война его имущества. Никто не мог заставить воина работать на себя — ни богатый купец, ни даже военачальник. Войн был слугой царя и служил только ему. Когда бедный воин попадал в плен, за него платили выкуп из царской казны.

Войско было опорой царской власти, и Хаммурапи прекрасно понимал, что, если у него не будет сильных и дисциплинированных воинов, его могуществу скоро придёт конец. Поэтому он охранял своих воинов от произвола начальников, давал им землю и богатые подарки… Но за это войны должны были верой и правдой служить своему царю и беспрекословно выступать в поход по первому требованию. Горе было тому воину, который осмеливался ослушаться царского приказа и нанимал вместо себя какого-нибудь бедного человека. Такого воина предавали смерти, а его поле, сад и дом отдавали тому, кто шёл вместо него на войну. Это был закон, записанный в Судебнике царя Хаммурапи.

Столб с законами царя Хаммурапи.
Вот эта 26-я статья Судебника: «Если реду или баиру, получив приказ выступить в поход, не пойдёт, или, наняв наёмника, выставит его своим заместителем, то этого реду или баиру должно предать смерти, а его заместитель получает его дом».

Судебник Хаммурапи сохранился почти полностью. Bet статьи свода законов были записаны на большом базальтовом камне двух метров высоты Вверху изображён царь Хаммурапи перед богом солнца Шамашем. А дальше идёт надпись, покрывающая весь столб с обеих сторон.

Царь Хаммурапи говорит в своей надписи, что боги призвали его управлять Вавилоном «для водворения в стране справедливости и истребления беззаконных и злых, чтобы сильный не притесняв слабого, так чтобы я подобно Шамашу восходил над черноголовыми и освещал страну для блага народа».

За этим введением следуют статьи законов. Всего их было написано 282, но часть статей внизу была стёрта и не дошла до нас.

Вся жизнь вавилонского общества отражена в этих законах. Мы узнаём, что в это время в Вавилоне жили богатые рабовладельцы и купцы, торговые агенты и врачи, строители судов и дворцов. Но больше всего в стране было бедных людей — ремесленников, которые работали с утра до ночи, бедных земледельцев, обременённых долгами арендаторов и замученных тяжёлым подневольным трудом — бесправных рабов.

Среди статей Судебника Хаммурапи больше всего таких, где говорится о богатых — купцах и рабовладельцах. Закон защищал их собственность: за кражу имущества полагалась смерть; если новый корабль давал течь, то корабельный мастер должен был на свой счёт выстроить новый корабль.

Суровое наказание ожидало тех, кто небрежно относился к укреплению дамб и каналов. Земледелец, по чьей вине происходил прорыв плотины и заливались чужие поля, должен был возместить убытки всем соседям. Если у него не было средств на это, то продавали всё его имущество и даже его самого, а полученные деньги раздавали пострадавшим. Закон следил за своевременной уплатой аренды и за возвратом долга. Если человек не мог вернуть взятого взаймы, то он на три года становился рабом заимодавца. Раньше, при других царях, до Хаммурапи, человек, обращённый в рабство за долги, становился вечным рабом. Законы Хаммурапи немного облегчили положение раба-должника — он стал временным рабом. Однако эти изменения остались только в законах, а в действительности всё оставалось по-прежнему, и жизнь бедняка нисколько не улучшилась. Три года раб работал на своего заимодавца и ничего не получал для себя, кроме жалких лохмотьев, едва прикрывавших тело, и скудной пищи, хватавшей только, чтобы не умереть от, голода. Через три года ему возвращали желанную свободу. Но что он мог делать, не имея ни земли, чтобы снова заниматься земледелием, ни денег, чтобы завести торговлю? Такому бедняку оставалось два пути: либо наняться в батраки к богатому рабовладельцу, либо снова обратиться за ссудой к богатому рабовладельцу или торговцу и через короткое время стать снова рабом-должником.

Только в одном отношении положение раба-должника отличалось от положения других рабов, купленных или обращённых в рабство пленников: за смерть раба-должника хозяин отвечал перед законом.

Рабов-военнопленных даже и людьми не считали. Вот, например, в 199-й статье сказано, что если кто-нибудь повредит рабу глаз, то он заплатит половину его стоимости хозяину раба. А в статье 247-й почти теми же словами говорится о быке: «Если кто-нибудь, взяв в наём вола, повредит ему глаз, то он должен уплатить хозяину вола половину его стоимости». Нет никакой разницы между рабом и скотом. Рабов клеймили; их могли продавать, как скот. Хозяин мог искалечить раба и замучить его на работе, и за это он не отвечал перед законом. Зато раба за малейшую провинность подвергали болезненной и мучительной казни — ему отрезали ухо. Законы охраняли раба как собственность хозяина: за кражу раба или за укрывательство беглого виновных наказывали смертью. А «если кто-нибудь, поймав в поле беглого раба или рабыню, доставит его хозяину, то хозяин должен уплатить ему два сикля серебра». Награда была большой, раб сам стоил в среднем двадцать сиклей.

Суровые наказания полагались виновным, нарушившим законы. Смерть за кражу собственности, смерть за неповиновение царю, смерть за убийство, даже если оно было совершено случайно. А если кто-нибудь сломает другому человеку кость, или выбьет зуб, или повредит глаз, то у виновного тоже выбьют глаз или сломают кость. Иногда судьи не могли вынести решения, так как не было достаточных улик; тогда подсудимого подвергали испытанию водой: его бросали в воду и, если он выплывал, его оправдывали.

Когда-то в городах Шумера и Аккада судили старейшины. У них не было записанных законов, и они решали бее дела, сообразуясь со старыми обычаями.

При Хаммурапи граждан судили чиновники-судьи, которые были поставлены царём в каждом городе. Все дела решались в судах по законам, записанным на глиняных табличках в строго определённом порядке. Секретарь суда записывал весь ход судебного разбирательства. Если дело было очень сложным и судья не мог вынести решения, преступника под конвоем отправляли в столицу, где его судили в главном суде. Недовольные решением суда могли обжаловать его перед царём.

Но в действительности решения суда всегда выносились в пользу богатых людей. Законы защищали жизнь и собственность богатых и знатных граждан. Раб и бедняк не находили в законах защиты, и «сильный» по-прежнему продолжал притеснять «слабого».

После смерти Хаммурапи вавилонские цари правили ещё полтораста лет. Около 1600 г. до н. э. царь хеттов Мурсиль напал на Вавилон. Он ворвался в столицу, разгромил её, захватил несметные сокровища и увёл с собой множество пленных. Так пала могущественная держава царя Хаммурапи, который много лет держал в страхе соседние страны.

По царскому закону[35]

Илум-бани стоял у порога дома и хозяйским оком оглядывал свои владения. День сегодня начался для него удачно. На рассвете вернулся из далёкого путешествия его старший сын. Он ездил с караваном ослов, нагружённых зерном и маслом, далеко на запад, к берегам Великого моря заката, где много богатых городов. Путь шёл через пустыню и был не безопасен: разбойники не раз грабили и убивали мирных купцов, и Илум-бани очень тревожился об участи своего сына. Но вот, наконец, караван благополучно завершил путешествие, сын вернулся домой. Ему удалось с большой прибылью продать хлеб и выгодно закупить финикийские товары.

Илум-бани не раз рассчитывал в уме, как он продаст всё, что привезено, и какие соберёт барыши. Он уже слышал звон се ребра, которое мечтал сложить в мешочек в своём тайнике.

Вдруг внимание Илум-бани привлекли два осла, показавшиеся в конце улицы. Они были нагружены корзинами с зерном, их подгоняли седой крестьянин с измождённым лицом и статный юноша. Заплатанная одежда путников была покрыта пылью, видно было, что они пришли издалека. Медленной поступью усталых людей они приближались к воротам.

Илум-бани, наконец, узнал их. Это был арендатор Убар-Шамаш и его старший сын. Жатва уже окончилась, и Убар-Шамаш привёз хозяину зерно в уплату за аренду поля. У Илум-бани много земли, и десяток таких арендаторов, как Убар-Шамаш, работают на его полях и отдают Илум-бани треть урожая. Вот теперь, когда хлеб сжат и зерно убрано, закрома Илум-бани скоро заполнятся доверху.

Из-за амбара вышел слуга, открыл ворота, и путники вошли во двор. Снять поклажу с ослов и засыпать зерно в амбар недолгое Дело. Убар-Шамаш был одним из последних, — который привёз Хозяину хлеб и рассчитался с ним за аренду земли в этом году. На следующий год опять придётся возобновить договор и написать новую табличку. Убар-Шамаш сполна уплатил хозяину; он боялся, что иначе Илум-бани в будущем году прогонит его с поля и ему придётся искать нового хозяина.

После полудня, когда солнце стало склоняться к западу, отец с сыном отправились в обратный путь. Невесело было на душе у Убар-Шамаша. Окончилась тяжёлая страда, собран был урожай, а отдохнуть едва ли придётся. Не надолго хватит оставшегося хлеба Убар-Шамашу и его семье, впереди у него опять тяжёлая, полуголодная жизнь. Убар-Шамаш хорошо помнит, что у богатого купца Иккатума хранится глиняная табличка, на которой красивыми клинообразными знаками записано следующее: «Убар-Шамаш, сын Шамая, занял у Иккатума, сына Авиланима, 2 гур[36] хлеба. Он должен уплатить в качестве процента одну треть гура за один гур. Он должен отмерить хлеб и проценты на него во время жатвы, когда придёт месяц расчёта». Имгурсин и Мунавирум, соседи Иккатума, подписались на этом документе как свидетели в знак того, что всё было сделано правильно, по закону.

Рельеф царя Ашшурназирпала III (IX в. до н. э.).
Это было пять месяцев назад, когда надо было засевать поле; тогда у Убар-Шамаша не осталось зерна, и он взял его в долг у купца. Теперь наступил срок расплаты.

Но царский писец забрал у Убар-Шамаша большую корзину зерна в казну; кроме того, была отвезена арендная плата хозяину поля, а Иккатуму уже придётся отдать последнее.

Путь Убар-Шамаша лежал мимо дома Иккатума. Он решил свернуть в сторону с главной улицы и стал пробираться по узким переулкам, чтобы не проезжать мимо дома купца и не встречаться с ним лишний раз.

Иккатум уже трижды напоминал ему о долге, а в последний раз даже пригрозил ему подать на него жалобу.

Путники выбрались из города незаметно и благополучно добрались к вечеру до дома. Но там их ждала большая неприятность; Иккатум привёл в исполнение Свою угрозу.

Он отправил жалобу самому царю, и последний прислал правителю округа письмо с приказом! «Рассмотреть табличку Убар-Шамаша, и если всё правильно, то заставить Убар-Шамаша уплатить долг».

Бедный крестьянин хорошо знал, что всё правильно и что ему остаётся только ждать царского чиновника, который отберёт у него последнее и отдаст всё богатому купцу.

И для семьи бедняка наступят дни голода. Правда, был один выход для Убар-Шамаша. Он может продать в рабство своего сына и полученное серебро отдать Иккатуму за долг.

А сын будет жить у чужих людей. Он будет пасти скот, пахать землю, чистить каналы и поливать поля. Долгих три года останется бедный юноша в услужении у своего господина, три года он будет рабом, и только на четвёртый год он вернётся к отцу и снова станет свободным человеком.

А что будет за эти три года с отцом? Не придётся ли продать в рабство и младших братьев, не станет ли и сам отец батраком у богатых купцов?

У стен Ниневии[37]

Попробуем вообразить себе, как выглядела столица «мировой» ассирийской державы в VII в. до н. э. Высокие желтоватые стены Ниневии, увенчанные ступенчатыми зубцами, возвышаются над водами мутной жёлтой реки. Здесь, на сухом юге, мало таких широких рек, но у нас на севере мы назвали бы её небольшой рекой — ширина её не превышает и 150 метров. Это Тигр. Вдоль реки тянутся низкие ивовые кусты, обозначающие линию берега, кое-где отходят влево и вправо арыки. Между ними — поля ячменя и пшеницы, местами огороды и фруктовые сады. Глаз отдыхает на зелени. Чуть подальше солнце уже выжгло широкие месопотамские степи, буйно цветущие только весной; там сухая земля трескается от зноя, серая травка покрывает её редкими кустиками.

Из-за кустов видны мачты — на реке оживление: высоконосые ладьи, круглые, обтянутые кожей «куфы» и плоты «келеки». Бурлаки притащили их с юга, из Вавилонии. Ладьи нагружены различными тюками и большими глиняными сосудами со всевозможными товарами: Ниневия — громадный рынок, богатейший город Передней Азии, столица величайшего государства, какое когда-либо знал мир до тех пор. За её высокими кирпичными стенами, тянущимися на несколько километров с севера на юг, живут десятки тысяч людей. Здесь находится царь Ассирии — «царь великий, царь сильный, царь вселенной, царь четырёх стран света». Из-за стен подымаются верхушки нескольких пёстрых ступенчатых башен, считающихся жилищами божеств. Ассирийские храмы чуть ли не богатейшие в мире.

Стены ассирийской столицы необыкновенно крепки; к тому же они усилены рвами, башнями, дополнительными пристройками, всякого рода укреплениями. Но вряд ли есть нужда в столь мощных укреплениях; ведь уже много лет Ни один враг не подступал к стенам Ниневии. Правда, граница сильного Урартского царства недалеко отсюда — сразу за близкими синими горами, откуда царь Синахериб провёл в город каменный водопровод.

У ворот города нас встречает страшное зрелище: в деревянных клетках сидят полуголые, грязные, растрёпанные люди, с — безумными глазами. Один покачивается, гремя цепями, другой плюёт и рычит на проходящих, третий плачет, закрыв лицо руками, четвёртый спит, забившись в угол клетки. Кто они, эти жуткие подобия человека? Это когда-то знаменитые цари, побеждённые во время последних ассирийских походов, недавно царь Ассирии впряг их в свою колесницу, когда ехал в храм праздновать победу.

Сами ворота устроены в высокой двойной башне, а внутри башни — небольшая площадь. Здесь с трудом можно пройти: толпятся торговцы, грязные и оборванные нищие, пробираются погонщики с гружёнными всякой снедью ослами, по углам заключаются сделки: писцы составляют документы на глиняных табличках, а свидетели прикладывают к ним печати или оттискивают отпечаток ногтя. Стоит многоголосый шум, пестреют одежды разных племён и народов.

Внутренняя часть Ниневии не похожа на большинство городов своего времени. Конечно, и здесь есть лабиринты узких улочек-проходов между глухими глинобитными стенами домов; и здесь улицы захламлены всякого рода мусором и нечистотами, в нём роются Собаки и свиньи. Но всё же от ворот к храмам и от храма к храму ведут широкие по тем временам, прямые улицы, кое-где даже мощённые посередине плитами. Упомянутый уже царь Синахериб приказал улучшить планировку, города и проложить эти улицы. Правда, вдоль, новых улиц нет прекрасных домов с великолепными фасадами, нет также стройных рядов деревьев; видны только глухие белёные стены, да кое-где из внутреннего двора перевесится крона дерева. Зато вдали, над сутолокой пёстрой толпы, над алтарями на перекрёстках, над плоскими крышами, где сушатся жёлтые тыквы, инжир и виноград, видны высокие, украшенные нишами и выступами белые стены храмов с многоярусными башнями и стены царского дворца.

Реконструкция дворца Саргона II (VIII в. до н. э.)
Дворец окружён широким пустым пространством. Он воздвигнут на высокой, облицованной кирпичом платформе и похож на крепость: те же высокие белёные стены с чередующимися выступами башен, те же зубцы наверху и каменные глыбы цоколя Между двух высоких белых башен с голубыми зубцами — арка с окованными медью воротами. Из арки выступают два гигантских изваяния добрых духов — крылатых быков с человеческими лицами, с чёрными бородами и цветными крыльями. У входа — часовые в остроконечных медных шлемах, в короткой тунике под кожаными латами и высоких шнурованных сапогах, вооружённые прямым железным мечом и длинным копьём. Мало кто имеет доступ в лабиринт внутренних дворов и узких, длинных комнат с высокими стенами. Здесь всегда полусвет и прохлада (вместо окон только дверные проёмы или небольшие отверстия под самым потолком). В парадных комнатах стены покрыты каменны ми плитами с раскрашенными в пять цветов рельефными изображениями царских походов и охот, божеств и демонов. В других комнатах в стены вбиты медные гвозди или гвозди из обожжённой глины, покрытые цветной глазурью, и на них висят — расшитые цветные ткани или циновки. Здесь живёт царь Ассирии — самый могущественный человек, мира. Жители Ниневии могут видеть его только издалека, когда он проезжает на своей великолепной колеснице с возницей и «третьим при царе», под большим зонтом от жары, в высокой, сияющей золотом шапке и в длинной цветной одежде, сплошь расшитой золотым узором, с ниспадающей на грудь холеной чёрной бородой. Пожалуй, мы больше знаем о нём и о его жизни, чем знало большинство его подданных, населявших славный город Ниневию.

Бык «шеду», охраняющий дворец
Богат не один царь, но и его придворные. Давно прошли те времена, когда ассирийские и вавилонские жрецы и вельможи времён Саргона I или Хаммурапи жили в скромных глинобитных домах, сидели на полу, на циновках, ели только ячменное варево с кунжутным маслом, лишь изредка с бараниной или рыбой, да печённый на раскалённых стенках глиняного очага лаваш, запивая, пивом из грубых глиняных кубков, и одевались в Простую шерстяную ткань; обёрнутую вокруг туловища.

Прошли те времена, когда деревянная кровать, дверь и табуретка завещались детям и внукам как семейная ценность; когда два-три раба или рабыни — захваченные в походе чужеземцы или забранные за долг дети разорившегося соседа — служили в поле, и дома, а сам хозяин не гнушался положить руку на рукоять плуга или на лопату садовника.

Теперь вельможи, военачальники и жрецы Ассирии завешивают стены дома цветными тканями, сидят за столом на резных, украшенных слоновой костью или литых медных табуретках, поверх полотняной туники они носят пёстрые шерстяные ткани с вышивками и дорогой бахромой; женщины прикрывают лицо тонкими льняными покрывалами; на столе медная и серебряная посуда; потоком льётся дорогое урартское или месопотамское вино.

Ассирийцы пируют.
В десятках областей Ассирии разбросаны хутора и деревушки, где живут многочисленные семьи рабов, в поте лица своего пашущих землю, пасущих стада баранов, коров и даже редких ещё верблюдов, возделывающих виноградники и плодовые сады для своих хозяев. Безопасно бредут по царским дорогам караваны ослов, везущих в Ниневию малоазийские бронзовые изделия, аравийские благовония, заморское олово и янтарь, египетское золото, индийскую слоновую кость.

Но вместе с богатствами из всех стран несутся в Ниневию проклятия народов: «Горе городу крови! Весь он полон обмана и убийства!»

Ассирийская военная держава[38]

Что мы знаем о государстве, столицу которого мы описали? Оно простиралось (в VII в. до н. э.) от гор Малой Азии до долины Нила, от Средиземного моря до Персидского залива и центрального Ирана. Им неограниченно правил царь, живший в Ниневии, распоряжавшийся жизнью и смертью миллионов подданных.

В военной области заместителем царя был «великий туртан», или «туртан правой руки». Ассирийское войско в бою разделялось, по-видимому, на три отряда: центральный, которым командовал сам царь, и два фланговых, которыми командовали два «туртана», или полководца. Один из них и стоял во главе военной организации Ассирии.

Существовала также обширная гражданская администрация. Главным докладчиком царя по гражданским делам был визирь. Призывом населения на повинности и сбором податей ведал «глашатай страны». Секретарём царя, лицом, ведавшим архивами, дипломатической и иной перепиской и придворным историографом был «писец страны». Имелся также главный судья. Царским двором, его имениями и доходами ведал «начальник дома», а хозяйство его вёл «держащий бразды». Важные должности занимали также «начальник кравчих» и «начальник глав» — вероятно, нечто вроде начальника штаба. Каждый из них имел в своём подчинении определённое ведомство и обширный штат чиновников.

Ассирийские земледельцы.
Ассирийские сельские постройки.
Ассирийская повозка.
Страна была разделена на несколько десятков наместничеств во главе с начальниками областей. Они обязаны были поддерживать порядок и держать в повиновении население своей области, взимать подати, призывать на выполнение повинностей, и поставлять для царских походов военные отряды. Каждый год один из 30 начальников областей в порядке старшинства призывался к выполнению должности «лимму», когда-то имевшей очень важное значение (в XX–XVIII вв. до н. э. Это была должность государственного казначея); теперь (в VIII–VII вв. до н. э.) должность лимму просто давала занимавшему её лицу право считать себя одним из первых людей державы. По именам очередных «лимму» в Ассирии велось летосчисление. В первый или второй год своего царствования (и вторично в тридцатый) «лимму» бывал сам царь.

Положение наместника было очень доходным. Некоторые из областей в качестве вознаграждения были прикреплены к определённым государственным должностям. Так например, «великий туртан» всегда был одновременно и начальником в важном и богатом городе Харране в северной Месопотамии. Кроме того, высшие начальствующие лица войска и администрации получали ещё и долю дани с покорённых народов, а также наделялись землями, разбросанными в разных областях, с посёлками, рабами и скотом. Такие же участки, но в меньшем количестве, давались всем вообще военным командирам и государственным чиновникам. До нас дошло письмо, из которого видно как значение этих участков для чиновников, так и произвол начальников областей. Вот что сообщает это письмо:

«Царю, моему господину — твой раб Мардукшумусур. Да будет мир царю, моему господину! Набу и Мардук да благословят царя, моего господина!

Отец царя, моего господина, дал мне в качестве пропитания 10 мер орошаемой земли в области Халахху; этим полем я пользовался, и никто его у меня не оспаривал. Но вот начальник области Бархальсу пришёл и завладел моим земледельцем, дом его разграбил, поле отнял. Царь, господин мой, знает, что я бедняк, несу службу царя, моего господина, и не покидаю дворца. Вот, поле у меня отнято, и я обратился к царю: пусть царь, господни мой, окажет мне справедливость, чтобы я не умер с голоду».

Ассирийские конники.
Самое значительное положение в государстве занимали военные, жрецы и крупные чиновники. Могущество и богатство Ассирии были основаны на вооружённом насилии, и потому военачальники были в особой силе и почёте. Ядро войска составлял так называемый «царский полк», который состоял целиком на царском довольствии и снабжении. Он имел единообразное вооружение и обмундирование, а его выучке, строевой подготовке и дисциплине уделялось большое внимание.

«Царский полк» ассирийцев — по существу, едва ли не первое в истории войско, которое можно по праву назвать обученной армией. В составе его имелись колесничие, конники, пехота, состоявшая из пар копейщиков и щитоносцев или лучников и щитоносцев, и инженерные войска. Соотношение различных родов оружия! в пределах каждого соединения выдерживалось более или менее определённое. Кроме того, царь имел свой отряд телохранителей. Телохранители, колесничие и командиры других подразделений («полковники», «главы» и «пятидесятники») сплошь состояли из знати, владевшей землёй и рабами и получавшей их также и за службу. Менее состоятельные люди пополняли ряды конников и, может быть, младших командиров («десятников»). Рядовые воины набирались из крестьян и даже из рабов (обозные слуги, сапёры и другие) путём рекрутского набора.

Особое место в ассирийской, армии занимали разведчики и шпионы. Ассирийцы уделяли большое внимание разведыванию намерений тех своих соседей, на которых намеревались напасть. Во главе разведки обычно стояли виднейшие люди государства, например, даже царевич-наследник. Немало сил тратили ассирийцы и на распространение благоприятных для планов Ассирии политических взглядов, слухов и настроений. Очень много изобретательности, — сил и средств употребляли ассирийцы и на инженерной дело: сооружение укреплённых лагерей, крепостей, осадных орудий, осадных укреплений, военных дорог, понтонных мостов впервые было развито в целую науку.

Понятно, что в Ассирии создалась многочисленная прослойка населения, жившая исключительно войной и ради войны. Эти люди владели землями и рабами, но сами не занимались сельским хозяйством, а только получали с него доходы в виде какого-то Оброка, доставлявшегося рабами. Главный доход военачальников составлял грабёж на войне, которым жили, впрочем, не только они, но и воины.

Такое большое государство, как Ассирия, требовало многочисленных чиновников для того, чтобы государственная машина работала бесперебойно, Ассирийцы во всём любили порядок, и делопроизводство велось у них образцово — до нас дошли аккуратно разграфлённые глиняные таблички с учётом земель, рабов, даней, податей, рекрутов и тому подобного. Всё награбленное имущество и даже отрубленное головы бойцов и пленных аккуратно регистрировалось писцами. Велась большая переписка по внутренним государственным и хозяйственным делам, а также с независимыми правителями и с другими державами того времени — Урарту, Фригией, Лидией, Египтом, Эламом. Копии всех исходящих и оригиналы входящих Писем хранились в царском архиве.

Кроме того, как это было принято по вавилонским законам ещё до времён Хаммурапи, никакая сделка не могла считаться действительной, если она не была записана на табличке при свидетелях и с приложением печатей. А сделок заключалось много: знатная молодёжь проматывала свои средства в весёлой Ниневии и закладывала свои имения; крестьяне шли в кабалу, чтобы получить в долг хлеба на посев; воины продавали пригнанную из похода живую добычу; богачи скупали землю; отец жениха заключал сделку с отцом невесты о выкупе или приданом — дел было много, а для всех них нужна была работа писца.

Немало было и писцов — от скромного грамотея, сидевшего на рынке у ворот города, до пышного придворного историографа, «писца страны». Но большая часть писцов принадлежала к числу зажиточных людей — надо было потратить много средств и времени, чтобы выучиться. Замысловатой клинописной грамоте. Поэтому и писцов, в основном, надо причислить к тем, кто составлял верхи ассирийского общества. Писцы, особенно чиновники, тоже владели землями и рабами или получали их в вознаграждение от царя, но, вероятно, сами непосредственно не занимались сельским хозяйством.

Взятие Дамаска[39]

Войска Тиглат-Паласара III, могучего и непобедимого царя Ассирии, приближались к Дамаску.

Царь Дамаска Рецин поспешно укреплял стены своего города и возводил новые башни. Приходилось торопиться. Каждый день приходили чёрные вести, одна страшнее другой. Ассирийские войска уже опустошили Палестину, разгромили наголову боевые силы израильского царя Пекаха, состоявшего в союзе с Дамаском, и отнимали у него город за городом. Вскоре прибыли новые вестники и с горечью сообщили, что царь Пеках убит заговорщиками, а израильские князья возвели на престол Осию, который смирился и послал Тиглат-Паласару ценные дары, моля о мире.

Гилеад и Галилея — две богатейшие области Палестины трогали провинциями Ассирии. Сидон, Тир и другие финикийские города откупались тяжёлой данью от нашествия грозного завоевателя. А иудейский царь Ахаз послал на помощь ассириянам отборные отряды и помогал Тиглат-Паласару опустошать города Израиля и Сирии. Рассчитывать на помощь могучего когда-то Египта было нечего, так как египетские цари враждовали друг с другом. А с юга надвигались вдоль Нила полчища нубийцев, и отважный царь Нубии Пианхи утвердился в стовратных Фивах и замышлял захват всего Египта. Дамасский царь остался перед лицом страшного врага.

Ассирийская колесница
30-тысячная ассирийская армия стояла на берегу реки Фарфар. Опытные мастера спешно надували кожаные бурдюки; скрепляли их между собой и поверх настилали кедровые доски. На таких плотах могли переправляться не только пехотинцы, но даже конница и колесницы. Передовые сирийские отряды не осмелились помешать переправе и отступили к стенам Дамаска. Только у самого города Рецин решился дать битву. Силы были неравны. Едва 2 000 колесниц смог выставить царь Дамаска против 5 000 колесниц врага. Ассирийская пехота вдвое превосходила пехоту Рецина, а ассирийская конница была многочисленна как «песок на берегу моря». Только в порыве отчаяния решился Рецин выступить против страшного врага.

По приказу Тиглат-Паласара ассирийские войска развернулись на широкой равнине. Сотни заняли отведённые им места. В каждой сотне выдвинулось вперёд 5 колесниц, позади стали в ряд 15 всадников, в третьем ряду 25 тяжело вооружённых пехотинцев, а по Краям и в тылу расположились 50 легко вооружённых пехотинцев. Отрядом командовал сотник. Его помощниками были два пятидесятника. Вот Тиглат-Паласар подал знак, и ассирийские колесницы двинулись вперёд. Быстро вращались массивные колёса и сверкали медные спицы.

На передней колеснице стоял сам туртан — верховный военачальник — правая рука царя. Он натягивал огромный изогнутый лук, составленный из рогов серны и оправленный серебряными пластинками. Верный оруженосец одной рукой охватил стан господина, помогая ему сохранять равновесие, а другой держал щит перед грудью туртана. Стоящий позади возница натягивал поводья.

В других колесницах было лишь по два человека (щитоносец одновременно правил упряжкой). Тяжёлое железное копьё было подвешено к особой подставке, находившейся в задней части каждой колесницы, а на боковой стороне кузова покачивался колчан со стрелами и медная секира. Дышла колесниц были усажены золотыми и серебряными розетками. На краях попон, покрывавших лошадей, развевались разноцветные кисточки.

Следом за колесницами неслись конные лучники, закованные в панцири из железных пластинок. К их ногам были умело прилажены железные поножи. Конские гривы украшали огромные перья, а на уздечках сверкали серебряные колокольчики. Звон колокольчиков перемешивался с боевыми криками и свистом стрел.

Осада крепости ассирийцами.
Ассирийские тараны.
Наконец оба войска сблизились. После короткой перестрелки колесницы столкнулись с колесницами и всадники со всадниками. Воины отложили луки и схватились за секиры и короткие мечи. Началась рукопашная схватка. Колесницы Рецина не выдержали натиска превосходящих сил ассирийцев. Отступили они под защиту крепостных башен, откуда меткие стрелки поражали стрелами ассирийцев, преследующих беглецов.

Но вот вперёд выдвинулась вражеская тяжёлая пехота, она отбросила ассирийские колесницы и всадников, расстроивших свои ряды во время преследования. Тогда туртан дал знак колесничим и всадникам расступиться и пропустить вперёд отряды ассирийской пехоты. Каждый тяжело вооружённый пехотинец держал в правой руке железное копьё, а в левой — круглый бронзовый щит. Головы их были покрыты полукруглыми массивными железными шлемами с высокими острыми шишаками.

Стрелы отскакивали от щитов и шлемов, неприятельские мечи и секиры тупились от первого удара.

На флангах отрядов тяжёлой пехоты действовали лёгкие пехотинцы. Их сопровождали особые щитоносцы с высокими, в рост человека, плетёнными из гибких прутьев щитами. Щиты загибались вверху. Пехотинцы выбегали вперёд, выпускали стрелы или метали камни из кожаных пращей и быстро отбегали назад под прикрытие щитов.

Плохо приходилось сирийцам. Тяжело вооружённая ассирийская пехота оттесняла их шаг за шагом, а неуловимые лучники и пращники поражали со всех сторон. Войска дамасского царя вскоре перемешались и побежали. Сам Рецин отступил к главным воротам. За ним, давя друг друга, мчались колесницы, всадники, пехотинцы. Пять тысяч убитых и раненых осталось на поле боя. Четыре военачальника были захвачены живыми и приведены к ассирийскому царю. Тот приказал посадить их на кол перед самыми воротами Дамаска.

Началась осада. Ассирийские воины вырубали пальмовые рощи и сооружали ограду вокруг неприятельского города, чтобы запереть Рецина, как «птицу в клетке». Но месяц проходил за месяцем, а город держался. Гордо высились мощные стены. Многочисленный гарнизон защищал башни и бастионы. Обильных запасов продовольствия и оружия могло хватить на пять лет.

Тиглат-Паласар, простояв свыше года под стенами непокорного Дамаска, решился идти на приступ. Первое, что предстояло сделать, это пробить городскую стену. Ни египтяне, ни вавилоняне, ни израильтяне не умели сокрушать твердыни врага. Они брали крепости или измором, или внезапным нападением, подымаясь под покровом ночи по лестницам, приставленным к стене. Но ассирийские воины имели иные средства. По приказу Тиглат-Паласара к южной стене Дамаска были стянуты 20 «великих мух»[40] — так назывались изобретённые ассирийскими мастерами осадные сооружения.

Это были большие деревянные рамы, на которые натягивались мощные канаты, плетённые из конского волоса и дубового лыка. Канаты туго закручивались с помощью особых вращающихся пластинок, а затем отпускались с огромной силой, выпрямлялись и выбрасывали тяжёлые каменные ядра, попадавшие в ворота и стены осаждённой крепости.

«Великие мухи» во многих местах повредили южную стену и главные ворота. Довольный Тиглат-Паласар велел подкатить к повреждённым местам тараны. Десятки воинов передвигали огромные сооружения из балок, соединённых поперечными перекладинами, напоминавшие гигантские клетки. Внутри каждого из них двигалось, на ремнях толстое бревно, окованное железными листами с массивным наконечником. Прикрываясь длинными щитами, ассирийские воины подкатили всё сооружение к главной башне. Четыре силача раскачали ремни, и таран ударил по углу башни. Посыпались кирпичи и щебень. Кто-то из осаждённых догадался опустить с вершины башни, бронзовую цепь и зацепить таран. Воспользовавшись минутной остановкой, защитники крепости стали метать в деревянные перекладины, на которых держался таран, зажжённые стрелы. Однако ассирийские воины умело прикрывались щитами и быстро тушили вспыхивающий огонь. Два смельчака уцепились за край бронзовой цепи и всей тяжестью своих тел оттянули её книзу. Ещё мгновение, и она соскользнула, и таран заработал вновь.

Вскоре в стене башни образовалась зияющая брешь, и ассирийские воины ринулись внутрь, избивая защитников. На другой день рухнули главные ворота, и передовой ассирийский отряд проник внутрь города.

Целую неделю продолжались уличные бои. Ожесточённые долгим сопротивлением, ассирийцы не щадили никого. Раненым разбивали головы булавами или перерезали горло кинжалами. Из охваченных пламенем домов спешно выволакивалась домашняя утварь, женщины, дети и старики связывались попарно и угонялись в плен.

На восьмой день к Тиглат-Паласару привели покрытого ранами, истекающего кровью Редина. Злобно взглянул на него ассирийский царь и велел обезглавить побеждённого. Нескольким военачальникам отрубили носы. У северных ворот города нагромоздили целый холм из отрубленных ролов. 20 000 мирных жителей увели в плен. Так расправлялись ассирийцы с непокорными.

Ассирийский шлем.

Гибель Ассирии[41]

Таково было Ассирийское царство на вершине своего могущества в середине VII в. до н. э. Очень скоро, однако, и это царство постигла гибель.

Главной причиной её была ненависть всех народов к своим поработителям. В 20-х годах VII в. в Ассирии разгорелась внутренняя борьба, а с севера, из-за Кавказа, в ассирийские земли ворвались кочевники-скифы. Они нападали на города и сёла, к ним присоединялись воинственные жители окраин ассирийского царства, которые стремились вернуть свою самостоятельность и отомстить ненавистным поработителям. Связь с провинциями была нарушена, собирать армию стало трудно. В Вавилонии тем временем объявил себя царём халдейский князь Набопаласар. Он двинул войска на север. Несколько лет шли сражения, кончавшиеся переменным успехом, но постепенно вавилоняне стали подходить к стенам древнейших ассирийских городов.

В это время с гор Ирана спустились войска Киаксара, царя Мидии — нового государства, включившего многие племена, привыкшие ещё к первобытной свободе, но ознакомившиеся уже с ассирийским военным искусством. С двумя врагами — вавилонянами и мидянами — ассирийскому царю было невозможно справиться. В 614 г. мидяне взяли штурмом город Ашшур, укрепления которого даже в развалинах поражают своей мощью и искусством постройки. Вся находившаяся в городе ассирийская знать была вырезана. На развалинах города Киаксар встретился с Набопаласаром. Торжественно было ознаменовано заключение союза дружбы; сын вавилонского царя получил руку дочери царя мидян.

Дни Ассирии были сочтены. Ассирийский царь Синшаришкун со своими войсками заперся в Ниневии. Город был сильно укреплён. Союзники готовились два года к походу на Ниневию. В 612 г. они появились под её стенами. Союзники задумали остроумный план: если тараны бессильны против стен ассирийской столицы, то вместо таранов будет действовать река, Союзники запрудили Тигр и заставили его переменить русло, направив воды реки на город.

О том, что последовало, рассказывает современник событий израильтянин Наум.

«Поднимается на тебя, Ассирия, разрушитель: охраняй твердыни, стереги дорогу, опояшь чресла, собирайся с силами. Щит героев его красен; воины его в багряных одеждах; огнём сверкают колесницы в день приготовления к бою, и лес копий волнуется.

По улицам несутся колесницы, гремят на площадях; блеск от них, как от огня, сверкают они, как молнии. Царь ассирийский вызывает храбрых своих, но они спотыкаются на ходу; поспешают на стены города, но осада уже устроена.

Речные ворота отворяются, и дворец размывается. Решено: Ассирия будет обнажена и отведена в плен.

Слышны хлопанье бича и стук крутящихся колёс, ржание коня и грохот скачущей колесницы. Несётся конница, сверкает меч и блестят копья; убитых множество, груда трупов; нет конца трупам, спотыкаются о трупы.

И будет то, что всякий побежит от тебя и скажет: „Разорена Ниневия“. Кто пожалеет о ней? Где найду я утешителей для тебя?

… Спят пастыри твои, царь Ассирии, покоятся вельможи твои; народ твой рассеялся по горам, и некому собрать его! Нет врачевания для раны твоей, болезненны язвы твои. Все, услышавшие весть о тебе, будут рукоплескать о тебе, ибо на кого не простиралась беспрестанная злоба твоя».

Месть народов постигла Ассирию. Царь Ассирии, чтобы не достаться живым победителям, зажёг свой дворец и бросился в пламя. Большой отряд ассирийцев вырвался из города и ещё семь лет держался в разных местах, сопротивляясь победителям, пока не был уничтожен совместными силами вавилонян и мидян.

Библиотека Ашшурбанипала[42]

В середине прошлого века археологи, раскапывая ниневийские дворцы, наткнулись на помещение, где на полу, под грудами земли и обломков, толстым слоем, в треть метра толщиной, лежали покрытые клинописью глиняные таблички. По-видимому, при пожаре дворца они рухнули из второго этажа, где были сложены. Здесь были важные документы царского архива и многочисленные списки лучших произведений вавилонской литературы. Позже археологами были найдены и другие такие помещения с табличками. Это и была библиотека Ашшурбанипала.

В своё время Она содержалась в образцовом порядке. Имелся каталог, в который были занесены названия всех произведений. На каждой табличке выдавливался штамп — «Дворец Ашшурбанипала, царя вселенной, царя Ассирии». По поручению Ашшурбанипала, его чиновники разъезжали по городам и храмам Вавилонии, приобретая старинные таблички или составляя с них копии.

Ашшурбанипал со своей женой в саду.
В самой Ассирии почти не существовало своей художественной литературы, если не считать замечательных описаний военных походов. Литература, общая для ассирийцев и вавилонян, была в основном вавилонской по происхождению. Многие сведения об этой литературе мы получили из находок в библиотеке Ашшурбанипала. Здесь хранились все важнейшие произведения вавилонской и ассирийской литературы.

«Книги» этой библиотеки были совсем иными, чем книги нашего времени. Это были глиняные плитки, покрытые клинописными значками. Клинопись — совсем особый вид письма, внешне не похожий ни на какие другие и ныне нигде не употребляемый; она просуществовала, однако, свыше 3 000 лет и была распространена у многих народов.

Клинопись появилась первоначально у шумеров, древнейшего народа, населявшего низовья Тигра и Евфрата задолго до возникновения города Вавилона. Первоначально шумеры, подобно очень многим первобытным народам, выражали свою мысль при помощи рисунков. Так, например, трёхдневное путешествие по воде для охоты, во время которого было убито три оленя, можно было изобразить лодкой над волнистой линией под тремя солнцами, затем нарисовать трёх оленей вверх ногами. Такого рода способ зарисовывания мыслей путём рисунков мы называем пиктографией. Ею до сих пор пользуются некоторые отсталые племена. Наиболее ранние из дошедших до нас памятников шумерской письменности (древнейший из них, относящийся к 3300–3200 гг. до н. э., хранится в Ленинграде, в Эрмитаже) очень походили на этот способ. Чтобы написать, например, «14 чёрных баранов», делают одну круглую и четыре полукруглых выемки в глине, а рядом (всё равно, где именно — сбоку, сверху или снизу) процарапывают рисунок бараньей шкуры и тёмного неба (полукруг и под ним чёрточки — знак темноты).

Постепенно для важнейших предметов и понятий выработались специальные рисунки. Каждый такой рисунок либо изображал предмет, который имелся в виду (например, «рыба», «птица», «дом»), либо предмет, связанный с действием (например, рисунок ноги можно было понимать, как «стоять», «ходить», «бегать», «приносить»). Про такие рисунки нельзя ещё сказать, что это уже письмо, здесь не написано определённых слов, а есть только намёк на определённую мысль.

Но постепенно каждый рисунок закрепился за одним или несколькими словами из языка данного народа; и так как каждое слово имеет своё определённое звучание, то пришли к мысли выражать рисунком не только понятие или предмет, но и всякую группу звуков, соответствующую данному слову. Если, например, «стоять» по-шумерски «губ», «ходить» — «ду», «гин» или «ра», «приносить» — «тум», то рисунком ноги можно выразить не только понятия «стоять»; «ходить», «приносить», но и слоги «губ», «ду», «гин», «ра» и «тум», так же, как это делается в наших ребусах. Этому помогло ещё то, что в шумерском языке много односложных слов. Теперь уже можно было, ставя знак, по порядку, написать любое слово. Такой способ письма называется словесно-слоговым (иероглифическим). Он оказался настолько удобным, что просуществовал очень долго.

Однако и здесь возникали трудности. Сложность заключалась в том, что каждый знак имел не одно значение, а несколько, и словесных, и слоговых.

Папирус в Шумере не рос, а камня и другого подходящего для письма материала было мало. Поэтому здесь придумали писать на глине. Лепили небольшие плитки и на них палочкой выдавливали рисунки, потом сушили или обжигали их.

Однако кривые процарапанные линии рисунков дают на глине заусеницы, и выводить такую линию долго. Гораздо удобнее выдавливать на глине прямые чёрточки. Это делалось деревянной, костяной или тростниковой палочкой, квадратной или прямоугольной в сечении. Нажимали углом, держа палочку наклонно, как карандаш. Поэтому в месте нажима углубление получалось глубже и шире, а там, где палочку лёгким движением оттягивали от места нажима, углубление получалось мельче и уже. Таким образом, чёрточки на глине получали клинообразный вид. Отсюда название «клинопись». С течением времени писцы старались делать меньше лишних движений рукой, что также ускоряло писание. Поэтому знаки всё более упрощались, пока рисунки не изменились до полной неузнаваемости.

Когда в середине III тысячелетия до н. э. клинопись стали приспосабливать для своего языка аккадцы (т. е. вавилоняне и ассирийцы), то система письма претерпела ещё большие изменениям Многие знаки, сохранив старые значения, получили и новые, произведённые уже не от шумерских слов, а от аккадских. Например, знак «горы», читавшийся «кур» (потому что по-шумерски слово «гора» или «страна» звучит «кур»), стал ещё читаться «шад», «мат» и т. д. (потому что по-аккадски «гора» — «шаду», а «страна» — «мату»). Кроме того, аккадские писцы вставляли в текст, написанный по-аккадски, целые шумерские слова и даже выражения, которые читали, однако, в переводе на аккадский. Для облегчения после таких шумерских слов в аккадском тексте («идеограмм») ставились аккадские окончания.

Несмотря на большую сложность клинописной грамоты, читать её, зная языки аккадский (ассиро-вавилонский) и шумерский, было в общем не так уж трудно. Некоторые специальные орфографические правила облегчали дело. Надо было только твёрдо запомнить все знаки и их значение. — На это, конечно, уходило много времени, так как ходовых знаков было около трёхсот, а считая и более редкие — вдвое больше, и каждый из них Имел по крайней мере одно-два словесных и в среднем четыре-пять слоговых значений.

Делу помогали специальные учебные пособия — «силлабарии», содержавшие списки шумерских знаков с объяснением их произношения и значения, а также списки грамматических форм. Такие силлабарий нужно было заучивать. Кроме того, они служили и справочниками, вроде словарей. Составлялись также словари иностранных языков.

Конечно, «словарь», как и любое сколько-нибудь большое сочинение, не мог уместится на одной глиняной плитке, даже большой. Поэтому такое сочинение переносили на следующую табличку. Для этого после последней строки на первой таблице подводили черту и писали первую строку следующей таблицы. Затем подписывали заглавие всего сочинения и номер таблички. Заглавием обычно служили первые слова сочинения Например, шестая таблица поэмы о герое Гильгамеше имеет в конце следующую подпись:

«Друг мой, о чём совещались великие боги? (это — первая строка следующей седьмой таблицы). О всё видавшем, (это заглавие поэмы). Таблица 6-я. Согласно древнему оригиналу написано и сверено».

* * *
— Мы рассказали, каким способом были написаны глиняные «книги» библиотеки Ашшурбанипала. Какие же «книги» хранились в её длинных и узких залах?

Из художественной литературы в ней были собраны древние поэмы о богах и героях. О богах, например, рассказывала поэма, которую пели на, ежегодном празднике обновления растительности. Это, поэма о хождении богини Иштар в мир мёртвых за похищенным смертью супругом, Таммузом[43]:

К стране безысходной, земле обширной
Синова дочерь Иштар свой дух склонила,
Склонила Синова дочь свой дух пресветлый
К обиталищу мрака, жилищу Иркаллы[44].
К дому, Откуда вошедший никогда не выходит.
К пути, на котором дорога не выводит обратно,
К дому, в котором вошедший лишается света,
Света он больше не видит, во Тьме обитает;
Туда, где питьё его — прах и еда его глина.
А одет он, словно бы птица, одеждою крыльев.
На дверях и засовах простирается прах,
Перед вратами разлилось запустенье…
Достигнув ворот преисподней, богиня Иштар требует, чтобы её впустили, а иначе грозит разбить ворота и выпустить всех мертвецов. Сторож ворот отправляется сообщить об этом царице преисподней, страшной богине Эрешкигаль. Царица преисподней приказывает:

Ступай, о сторож, открой врата ей,
Поступи с ней согласно древним законам!
Проводя Иштар через семь ворот подземного царства, сторож срывает с неё, одно за другим, все её одеяния. Иштар вопрошает его:

— Зачем убираешь ты, сторож, большую тиару с моей головы?
— Входи, госпожа! У царицы земли такие законы.
— Зачем убираешь ты, сторож, подвески с моих ушей?
— Входи, госпожа! У царицы земли такие законы…
Наконец, нагой вводит сторож богиню пред лицо Эрешкигаль, царицы земли. Та наводит на Иштар шестьдесят болезней и заключает в темницу. Но Иштар — богиня любви и плодородия; без неё на земле прекращается жизнь. Тогда боги посылают к Эрешкигаль шута Аснамира, который должен рассмешить грозную богиню и за это потребовать награды. Этой наградой должно быть освобождение Иштар и Таммуза. Аснамир так и сделал. Эрешкигаль в гневе, но не может нарушить уже данной своей клятвы — исполнить требование шута:

Пожелал ты, Аснамир, чего не желают!
Я тебя прокляну великою клятвой,
Наделю тебя долей незабвенной во веки:
Снедь из канавы будешь ты есть,
Сточные воды будешь ты пить,
В тени под стеною будешь ты жить,
На порогах будешь ты спать,
Голод и жажда сокрушат твой щёки.
Затем она приказывает окропить Иштар и Таммуза живой водой и отпустить их. На земле начинается ликование.

Другие таблички рассказывают о героях. В одной из поэм рассказывается, как герой Этана полетел на небо на орле[45]:

Орёл изрекает ему, Этане:
«Я тебя понесу на небо к Ану[46].
На мою спину положи свою грудь,
На концы моих крыльев положи свои длани,
На мои крылья положи свои руки».
На его спину, кладёт он грудь,
На концы его крыльев кладёт он длани,
На его крылья кладёт он руки
Стала тяжёлой, возросла его ноша.
Один уже час они — в дороге,
И орёл изрекает ему, Этане:
«Посмотри-ка, мой друг, какова там земля?
— Словно горка земля, море — словно колодец.
Другой уже час они в дороге.
И орёл изрекает ему, Этане:
„Посмотри-ка, мой друг, какова там земля?“
— Стала земля, будто мельничий жернов,
А широкое море — словно чашка для теста. —
Третий уж час они в дороге.
И орёл изрекает ему, Этане:
„Посмотри-ка, мой друг, какова там земля?“» —
— Сделалось море, как садовничья лейка.
Орёл в Этана поднялись на небо бога Ану. Но ещё выше есть другое небо — небо богини Иштар. Туда предлагает орёл снести свежего друга, и он, колеблясь, соглашается. Всё выше и выше поднимаются они:

«Посмотри-ка, друг мой, какова там земля?»
— Различаю я землю не яснее пылинки,
А широкого моря не видать моим взорам.
Нё хочу я, мой друг, подыматься на небо.
Удержи свой полёт, опусти меня долу.
Минута сомнения и страха оказалась роковой: орёл начинает падать, а Этана срывается с него и летит стремглав вниз. Наконец, оба ударяются о землю.

Эта поэма — поэма о наказанной гордыне человека, захотевшего сравниться с богами, отказавшегося от покорности. Такие произведения пользовались большой популярностью среди жречества, составлявшего добрую половину тогдашних грамотных людей. Другой такой поэмой является поэма об Адапе.

Герой Адапа, сын бога Эа, промышляет в море рыболовством для прокорма своего города. Но вот однажды на его лодку налетел Южный ветер и перевернул её. За это Адапа сломал ему крылья. Боги обеспокоились — почему не дует больше Южный ветер? Услыхав, что виновник этого — Адапа, они вызывают его в собрание богов. Адапа обращается за советом к Эа, и тот велит ему ничего не есть, что ему предложат у богов, так как это может быть хлеб и вода смерти.

Адапа к Ану дарю когда подошёл[47].
Увидел его Ану а молвил: «Подойди-ка, Адапа,
Зачем ты Южному ветру крылья сломал?»
Адапа Ану ответил: «Владыка!
В доме владыки — в пучине моря
Рыбу удил я; море как зеркало было.
Южный ветер подул и меня потопил…
В гневе сердца тогда я его ухватил».
Ану решил помиловать Адапу и предложил ему хлеба и воды жизни. Но Адапа не стал есть.

Ану взглянул на него и ему удивился:
«Что же ты, Адапа, зачем ты не поел, не испил?
Теперь — ты не будешь ждать, теперь человеки не вечны».
«Эа-владыка сказал мне: ты не ешь и не пей».
«Возьмите его, отведите обратно на землю!»
Поскупился ли. Эа дать людям вечную жизнь, или не предвидел щедрости Ану? Человек не может узнать, что думают боги, его доля — покорность. Так учили жрецы!

Сказание о Гильгамеше[48]

Наиболее замечательное художественное произведение Вавилонии — это поэма о Гильгамеше. Содержание её следующее[49].

В городе Уруке правил герой Гильгамеш. Наделённый богатырскими силами, не находящими себе применения, он не давал житья обитателям Урука, и они взмолились богам, чтобы те избавили их от него. Боги решили создать второго героя, который мог бы состязаться с Гильгамешем. Этот герой — Энкиду. Он жил дикарём вместе со зверьми в степи:

Шерстью покрыто всё его тело,
Словно женщина, волосы носит,
Пряди волос его пышны, как нива.
Он не знал ни людей, ни света.
Одеждой одет, словно бог охоты.
Вместе с газелями ест он травы,
Вместе со скотом к водопою теснится,
Со зверьём водой веселит своё сердце.
Живя среди зверей, Энкиду помогал им, спасал их от охотников и ловушек. Любовь к женщине заставила Энкиду покинуть зверей, и он поселился в деревне пастухов, где охранял стада от нападения Хищников. Здесь до него дошли вести о славе и мощи Гильгамеша, и Энкиду решил помериться с ним силами. Он явился в Урук и затеял борьбу с Гильгамешем. После борьбы герои прониклись уважением к силе и храбрости друг друга и заключили союз дружбы.

Однажды Гильгамеш предложил другу отправиться в поход против чудовища Хумбабы, стерегущего кедровый лес, с тем, чтобы доставить строевой лес для народа Урука, Энкиду отговаривал Гильгамеша от этого предприятия:

Энкиду уста открыл, Гииьгамешу вещает:
«Друг мой, эту гору знавал я,
Когда бродил со зверьём я вместе!
Её на милю лес окружает —
Кто же проникнет в его середину?
Хумбаба ж — ураган его голос.
Уста его — пламя, смерть — дыханье!
Зачем пожелал ты свершить такое?
— В бою несравненен удар Хумбабы!..»
Гильгамеш уста открыл Энкиду вещает:
«Кто, мой друг, из людей поднялся,
Поднявшись с богом солнца живет навеки?
А человек, — сочтены его годы,
Чтоб он ни делал, — только ветер!
Если Паду я, останется имя:
Гильгамеш-де погиб от мощного Хумбабы!»
После напутствия городских старейшин и матёри Гильгамеша герои отправились в поход и достигли горы, где обитал Хумбаба:

Остановились, дивятся лесу,
Кедров высоту озирают,
Леса озирают тропы,
Где Хумбаба бродит походкой мерной —
Дороги прямы, пути удобна…
Пред горою кедры Возносятся пышно, —
Тень хороша их, полна услады.
Растёт терновник, кустарник растёт,
Кедры растут, благовонные травы.
Простирается лес на милю в длину,
Гора возвышается на две трети мили.
Здесь герои встретили чудовище и в жестоком бою убили его. Когда же они возвратились в Урук, в Гильгамеша влюбилась богиня Иштар. Но Гильгамеш отверг любовь богини, упрекая её в коварстве. Разгневанная богиня улетела на небо и уговорила богов бросить в Урук грозного быка, умерщвляющего сотни людей каждым своим огненным дыханьем. Однако и бык был сражён героями. Иштар со своими жрицами на городской стене стала оплакивать его гибель. Тогда необузданный Энкиду

Вырвал ногу быка, в лицо ей бросил:
— А тебя, когда б достал, как с ним, с тобой, бы сделал,
Кишки бы его на тебя намотал я!
Пока герои праздновали свою победу, на небе на совете богов было решено, что Энкиду в наказание за свою дерзость должен умереть. И вот он заболевает, его охватывают тревожные и страшные сны. Гильгамеш не отходит от его постели:

«Энкиду, гонитель онагров горных, пантер пустыни,
Энкиду, друг мой, гонитель онагров горных, пантер пустыни,
С кем мы всё побеждали, подымались в горы,
Схвативши, быка убили,
Что за сон тепёрь овладел тобою?
Стал ты тёмен и меня не слышишь».
А тот уже глаз поднять не может.
Тронул он сердце, а оно не бьётся.
Закрыл он друга, как невесту, нежно,
Как орёл закричал о своей орлице…
Горько оплакав друга и предав его тело почётному погребенью, Гильгамеш задался мыслью: неужели смерть неизбежна? Он решает разыскать своего предка Ут-Напишти, пережившего всемирный потоп и гибель человечества, и теперь сопричисленного к богам. От него он надеется узнать, как избавить людей от смерти.

Гильгамеш об Энкиду, своём друге,
Горько плача, бежит пустыней:
— Не так ли умру и я, как Энкиду?
Отчаянье в сердце моё проникло,
Смерти страшусь и бегу пустыней.
Перед лицо Ут-Напишти, сына Убур-Туту.
Путь я предпринял, иду поспешно.
Преодолев множество трудностей, — миновав людей-скорпионов, пройдя через подземелье, через волшебный сад богов, переправившись с кормчим Ур-Шанаби через воды смерти, пренебрегая предупреждениями богов и людей о бесполезности его предприятия, — Гильгамеш, наконец, прибывает на остров блаженных, где встречает Ут-Напишти и задаёт ему вопрос о возможности вечной жизни. Но Ут-Напишти отвечает ему:

«Разве навеки мы строим дом?
Разве навеки ставим печати?
Разве навеки делятся братья?
Разве навеки ненависть в людях?
Разве навеки река несёт половодье.
Стрекоза над осокой навсегда ли реет
И лицо её видит сияние солнца?
С давних времён ничто не вечно, —
Спящий и мёртвый друг с другом схожи —
Не смерти ли образ они являют?..
Боги назначили смерть и жизнь,
Смерти дня они ведать не дали!»
Гильгамеш возражает, что Ут-Напишти ничем не отличается от него; почему же он, Ут-Напишти, оказался бессмертным? В ответ Ут-Напишти, рассказывает ему историю потопа.

Боги однажды решили погубить человечество и дали клятву, что ни один из людей не останется в живых. Но добрый бог Эа открыл это Ут-Напишти, для вида обращаясь не к нему, а к стене его хижины, и посоветовал ему построить ковчег. Ут-Напишти так и сделал.

Нагрузил его всем, что имел,
Нагрузил его всем, что имел серебра я,
Нагрузил его всем, что имел я злата.
Нагрузил его всем, что имел живой я твари,
Поднял на корабль всю семью и род мой,
Скот поля, зверей поля, всех мастеров я поднял.
Срок мой Шамаш[50] определил мне:
«Сумрак утром, перед ночью прольёт погибельный ливень, —
Взойди на корабль твой и дверь затвори ты».
За закрытие судна кормчему Пузур-Амурри
Я отдал чертог и его богатства.
Едва занялось сияние утра,
От основания небес поднялася Чёрная туча.
Адад[51] гремит в её середине,
Шуллат и Ханиш[52] идут перед нею,
Идут гонцы горой и равниной.
Мачту Иррагаль[53] вырывает,
Нинурта[54] прорывает гати
Подняли факелы Ануннаки
От их сиянья земля озарилась.
Адада ярость небес достигает,
Что было светлым, во тьму обратилось.
Земля, как чаша, черпает воду.
Первый день бушует буря,
Быстро налетела, водой заливая,
Словно войною людей постигла.
Те не видят друг друга больше,
И с небес не узнать человеков.
Боги потопа устрашились,
Поднялись, удалились на небо Ану,
Свернулись, как псы, растянулись снаружи…
Ходит ветер шесть дней и ночей,
Потоп и буря покрывают землю,
При наступленьи дня седьмого
Буря и потоп войну прекратили,
Те, что сражались, подобно войску.
Утих ураган, успокоилось море, потоп прекратился.
Я взглянул на море, — тишь настала,
И всё человечество стало глиной!
Я открыл окно — свет упал на лицо мне,
Я пал на колени, сел и заплакал;
По лицу моему побежали слёзы.
Я взглянул На море во все пределы —
В двенадцати милях поднялася область.
У горы Нисир корабль остановился.
Гора Нисир корабль удержала, не дала качаться.
Один день, два дня держит корабль гора Нисир, не даёт качаться,
Три дня, четыре дня держит корабль гора Нисир, не даёт качаться.
Пять и шесть держит корабль гора Нисир, не даёт качаться.
При наступленьи седьмого дня
Вынес я голубя и отпустил я:
Пустился голубь и назад вернулся —
Не было места, прилетел обратно.
Вынес ласточку и отпустил я:
Пустилась ласточка и назад вернулась —
Не было места, прилетела обратно.
Вынес ворона и отпустил я:
Пустился ворон, спад воды увидел,
Не вернулся: каркает, ест и гадит.
Умилостивленные жертвами Ут-Напишти и раскаиваясь в содеянном, боги решили сохранить жизнь спасшемуся герою; но, чтобы не нарушить своей клятвы — истребить всех смертных, — они даровали ему бессмертие и причислили к богам.

«Кто же из богов совершит то же самое для тебя?» — говорит Ут-Напишти и предлагает Гильгамешу одолеть хотя бы сон — может быть, тогда он одолеет и смерть. Но человеческая природа берёт своё, и утомлённый походом Гильгамеш сидя засыпает тяжёлым сном. Наконец, Ут-Напишти открывает ему, что, нырнув на дно океана, Гильгамеш сможет найти растение, дающее, правда, не вечную жизнь, но постоянную молодость.

Достав с превеликим трудом растение молодости, Гильгамеш отправился на родину, решив разделить его со своим народом. Но в пустыне, когда он со своим спутником Ур-Шанаби пошёл купаться в водоём, змея похитила чудесное растение. С тех пор змей сбрасывают кожу и молодеют, а людям суждена старость без обновления.

Между тем Гильгамеш сидит и плачет,
По лицу его побежали слёзы:
— Для кого же, Ур-Шанаби, трудились мои руки,
Для кого же кровью истекает сердце?
Но, приближаясь к стенам родного города, Гильгамеш утешается при мысли о бессмертии славных дел человека в памяти потомства:

«Подымись, Ур-Шанаби, и пройди по стенам Урука,
Обозри основанье, кирпичи исследуй:
Его кирпичи не обожжены ли[55]
И заложены стены не семью ль мудрецами?»
В поэме о Гильгамеше вавилонский поэт говорит: всякому человеку суждена в жизни любовь, дружба, мужественные делано суждена ему и неотвратимая смерть. Человек бессилен против природы, которая для вавилонян олицетворялась в виде воли богов. Но герои поэмы бросают вызов богам, смело устремляются в борьбу с мировым порядком — и правыми оказываются они, а не несправедливые, хотя и побеждающие боги, И вопрос о смерти и бессмертии, так волновавший мысль человека в древности, решается мужественно и, по существу, правильно: человек смертен, но бессмертны его дела.

Город Вавилон[56]

Поезд, бегущий через плоские, как скатерть, сухие равнины нынешнего Ирака, проходит близ станций и городка Хилле недалеко от низких холмов, как будто изрытых гигантскими оспинами. Если подойти поближе, то эти низкие холмы покажутся Исковерканными подобием глубоких окопов, рвами, ямами, среди Которых возвышается лабиринт полуразрушенных; выветрившихся глиняных стен. С начала нашего века здесь велись грандиозные раскопки, раскрывшие нам древний город Вавилон — город, умерший около 2000 лет назад, но слава которого намного пережила его.

И вот перед нами траншеи археологов. В глубине этих траншей осыпающиеся стены из сырцового кирпича, да кое-где среди скудной степной травки большие квадратные обожжённые кирпичи с оттиснутыми на ’ них клинописными надписями — ими некогда были вымощены дворы чертога знаменитого Навуходоносора…

Несколько десятков лет назад на Евфрате, выше Хилле, была построена плотина, — изменившая уровень реки. В связи с этим поднялись и подпочвенные воды; поэтому археологи не могли докопаться до тех глубоких слоёв, где скрыты остатки города Хаммурапи и других древних царей.

Путник, приближавшийся в дни Навуходоносора к городу Вавилону с севера, вдоль берега Евфрата, видел издали длинные желтоватые стены с зубцами и башнями, а вдалеке, на покрытом дымкой синем небе, голубую вершину храмовой башни. Иногда же на солнце сверкали золотые блестки от гигантских золочёных рогов, укреплённых на самом верху.

Необыкновенная крепость стен Вавилона широко известна.

К их зрелищу приготовляет уже громадная стена, которой Навуходоносор приказал перегородить всю страну от Евфрата до Тигра у города Сиппара, желая уберечь Вавилонию от судьбы её древней соперницы — Ассирии. Но, входя в огромные ворота, путешественник невольно поражается мощностью стен, усиленных ещё рвами и дополнительной стеной со стороны поля.

Нововавилонский изразцовый фриз.
Поздний Вавилон (реконструкция).
Улица в Вавилоне.
Дорога ведёт на юг, вдоль финиковых пальмовых рощ и садов, тянущихся по берегу реки. По левую руку остались высокие белые стены летнего дворца вавилонских царей. Путник ещё не вступил в пределы города: здесь, за стенами, он проходит только заповедное пространство, где во время осады должно укрываться окрестное население и скот, где в случае нужды можно будет посеять хлеб, чтобы городу не грозил голод. Здесь видны кое-где огороды, а чаще — только пустыри и редкие домики. Надо ещё идти быстрым шагом более получаса, чтобы, наконец, подойти к стенам собственно города.

Вот, наконец, Евфрат отходит вправо, и дорога вступает в пространство между двумя высокими стенами. За правой скрывается большой северный дворец Навуходоносора, а левая охраняет подступы к нему и к городским воротам. Дорога подымается немного в гору. Между плоскими белыми выступами башен в стене вделаны большие голубые фризы из изразцов, окаймлённые жёлтым и белым орнаментом; на голубом фоне выпуклым рельефом изображены шествующие белые и золотистые львы. Но глаз не останавливается на них: в конце подъёма дороги, там, где белые стены немного расступаются, образуя род площади, возвышается синяя громада ворот — двух массивных башен с аркой посередине, облицованных изразцами. Во всю высоту их поверхности по синему фону шествуют белые и золотистые ряда диких быков и драконов. Пройдя через обычную площадь под сводами ворот, где по углам стоят бронзовые статуи и толпится всякий пёстрый народ, путник входит, наконец, в город Вавилон.

Обращают на себя внимание ворота — они проложены во всей толще двух могучих, высоких стен. По верху между зубцами образовалась целая улица в 12 метров шириной. По ней свободно могут проехать одновременно несколько колесниц. А по ту сторону стен — опять широкий ров, ограждённый ещё одной низкой стеной. Низкой, впрочем, лишь по сравнению с главной стеной, достигающей высоты нашего двух-трёхэтажного дома.

Наконец, путешественник в городе. Перед ним прямая, как: стрела; линия плит, розовых по бокам, белых в середине; ими вымощена середина длинной улицы. Слева, среди пальм, высокие белые стены храма, за ним, в отдалении, неровные ряды, жилых домов. Справа — опять высокие белёные стены, украшенные только вертикальными углублениями и выступами башен. Это главный дворец царя. Дворец ничем, кроме огромных размеров, не отличается от всех восточных домов: тот же двор, куда открываются двери многих комнат, те же белёные стены без окон. Но только здесь не один двор, а целых четыре — огромных, как рыночные площади, — сообщающихся между собой через арки. А вокруг дворов не одно жильё, а десятки сросшихся между собой домов, со своими внутренними двориками, здесь живут придворные, дворцовые ремесленники и прислуга дворца, размещаются караулы и отряды Телохранителей.

Посол или гонец времён Навуходоносора (VI век до н. э.), проходя этими дворами, увидел бы в одном, дворе выстроившихся часовых, в другом — пёструю толпу придворных, послов и зависимых царьков, дожидающихся допуска к царю Вавилона. Оглядываясь кругом, он с удивлением увидел бы большие деревья, возвышающиеся над какой-то башней в северном углу дворца. Ему бы объяснили, что это висячий сад, построенный Навуходоносором для Своей жены, дочери индийского царя, тосковавшей по горным лесам своей родины в плоской и безлесной Вавилонии. Сад воздвигнут на многоэтапной башне; внутри каждого яруса устроены прочные кирпичные своды, а сверху на всё сооружение положены уступами каменные плиты, залитые асфальтом и переложенные рядами тростника. Поверх этой подкладки лежит толстый слой Земли, на уступах разбит сад. С большим трудом, с помощью огромного водоподъёмного колеса, на канатах, кожаными вёдрами рабы ежедневно поднимают воду из Евфрата. Греки впоследствии назвали этот сад «висячими садами Семирамиды». Они считали его одним из чудес света. Однако сад, на наш взгляд, не был особенно велик — всего несколько десятков метров в ширину и длину.

Но вот раскрылись ворота одной из трёх огромных арок в западной стене дворца, и толпа придворных проходит в следующий, главный двор. Что же? И здесь те же белёные стены, а в них те, же дверные проёмы..

Вся пёстрая толпа вдруг поворачивает налево, и перед ней открывается, наконец, великолепное зрелище. Перед ней высокая стена, покрытая синими изразцами с золотисто-жёлтым орнаментом в виде стилизованных пальм. В стене — три арки, сквозь них виден продольный зал. В глубине средней арки — возвышение в нише, подобно тому, как бывает в храмах в глубине святилища, где возвышается статуй божества. Здесь же, на возвышении, — золотой фон и на троне величественная, пышная живая фигура: царь. Вокруг, ниже возвышения, в тени толпятся приближённые. Только так могут видеть люди, да и то только избранные, великого царя Вавилона.

Но вернёмся опять на улицу перед дворцом. Идём по ней дальше на юг. Здесь всегда много народа, снующего из конца в конец большого города; здесь можно в праздничные дни видеть великолепные процессии во главе с царём и с жрецами, несущими статуи богов, священные ладьи и значки на высоких шестах, а в будни — колесницы военачальников и послов, караваны верблюдов, гружённых чёрным деревом и сосудами благовоний из Южной Аравии, или ослов, нагружённых хлебом — царской податью с крестьян или платой арендаторов богатым хозяевам — ростовщикам, живущим в столице; финикийцев, привёзших серебро и олово из далёкой Испании, мидян, пригнавших на продажу коней с гор Армении или Ирана.

Переходим арык, окаймлённый пальмами, минуем жилые кварталы. Если зайти в их узкие улочки и тупики, мы увидим пыль, мусор, глухие стены домов, лавчонки ремесленников и менял.

Вот у ворот большого дома, в глубине тупика, столпились люди, в стороне — ослы с поклажей. Здесь живёт богатый купец и ростовщик. Почтительно ожидающие перед воротами люди прибыли сюда: кто с грузом товаров, кто взять в долг хлеба под залог своей земли и дома; рабы-ремесленники принесли слитки серебра — выручку от продажи их товаров, большую часть которой надо отдать хозяину-купцу.

Поодаль, перед другим домом, человек приносит жертву на уличном алтаре — просьбу к богам о милости или благодарность за неожиданную удачу. В Вавилоне нужно быть очень благочестивым и усердно чтить богов — жрецы здесь могущественны. Даже царь ежегодно должен принимать власть из их рук.

Выходим из переулков обратно на главную улицу. Нас привлекает видимая издалека высокая башня — «зиккурат»., Она ясно вырисовывается тяжёлым массивом на фоне нёба. В ней несколько этажей, громоздящихся друг на друге, как кубики: один меньше другого и все разного цвета. Это — Этеменанки, «Дом основания небес и земли», башня Эсагилы, знаменитейшего из всех храмов Вавилонии, где, по словам, жрецов, на самом верху, на 90-метровой высоте, обитает великий бог Вавилона — Бэл-Мардук. Говорят, что в выложенном голубыми изразцами храме на самом верхнем этаже башни есть золотое ложе, золотое кресло и стол Бэла.

Наконец, вдоль улицы потянулись высокие стены двора Этеменанки. Так же как и стены дворца, они украшены только вертикальными желобками-выступами и нишами, такие же они белые, такие же зубцы наверху.

После того как стены расступаются, мы поворачиваем направо и через двойную башню с воротами входим на широкий двор. Теперь мы видим грандиозное сооружение прямо перед собой. Первый ярус башни чёрный, со слегка скошенными сторонами, украшенными желобками. Этот ярус имеет 15 метров в высоту. Над ним второй, несколько меньший ярус, красного цвета. Еще выше друг над другом четыре одинаковых в высоту, но всё уменьшающихся в объёме белых яруса, с подымающейся вдоль них лестницей. А на самом верху — синий храм, украшенный золотыми рогами, утопающими в синеве неба. Эту башню построил ассирийский зодчий Арадаххешу по приказу царя Асархаддона.

Мы выходим на улицу, ведущую через мост за Евфрат, в Новый город. Впереди виднеются мачты многочисленных купеческих ладей, Слева от нас зеленеют деревья — здесь, в знаменитой «Роще жизни», и стоит главное святилище Эсагилы, где бог, по мнению вавилонян, является верующим. Среди зелени видны высокие белые стены, украшенные вертикальными желобками над чёрным цоколем, с голубыми зубцами наверху. Входим через окованные медью ворота на двор, где уже полно народа. Сегодня день Нового года. Все обращены лицом к средней арке в глубине двора, перед которой поставлен каменный алтарь. Тонкая льняная ткань, которой была завешена арка, отброшена, ещё ночью, и перед глазами зрителей в глубине на возвышении видна колоссальная статуя Бэла-Мардука в золотой тиаре, одетая в пышные ткани и вря покрытая драгоценными камнями; вставные глаза её как будто устремлены на верующих. В соседней нише видна статуя, богини Сарпанит — жены Мардука, а по сторонам — других богов Шумера и Аккада.

Вечер. Верховный жрец, обернувшись лицом к статуе Бэла, поёт ему длинную поэму о сотворении мира и о победе над злыми силами. По углам двора музыканты отбивают такт на тимпанах и заунывно подыгрывают на флейтах и трубах.

Поэма — она называется «Энума-элиш» — очень длинна; в ней более 1 000 строк. Из неё мы узнаём, как вавилоняне представляли себе создание и устройство мира:

Когда вверху без названия небо,
Суша долу без имени были,
Апсу лишь первый их создатель,
Мумму, Тиамат[57] — родильница всех их.
Воды мешали воедино.
Молодые боги, полные буйных сил, нарушили покой первобытных вод, и Тиамат, Апсу и Мумму задумали истребить их.

Однако в бою бог Эа убивает Апсу и Мумму. Тогда Тиамат и её друг, бог Кингу, созывают ополчение из злых духов.

Своему другу Кингу Тиамат вручила «книгу судеб» — глиняную табличку, на которой записаны все судьбы мира. Ни один из богов не решается выйти на битву с воинством Тиамат. Выходит самый младший из ботов, Мардук, и объявляет, что он готов сразиться с Тиамат, но требует, чтобы его приняли в совет великих богов.

Боги собирают совет, который начинают с пиршества. Упившись вином, они приглашают Мардука занять место в совете. Затем они решают испытать его силу и мудрость; Мардук решает поставленную ему задачу, и боги объявляют его своим царём.

Вооружённый страшным и чудесным оружием, в сопровождении четырёх ветров, Мардук выходит на бой и вызывает Тиамат.

Победив Тиамат, Мардук разрезал её тело на две части и сделал из них небо и землю. Затем на небе он воздвиг подобия будущих земных храмов для богов, установил звёзды и созвездия, пути солнца, луны и планет. Тогда боги потребовали создания людей, чтобы они обслуживали их храмы и приносили им жертвы. Люди были слеплены из глины, замешанной с кровью бога (по некоторым данным, Кингу, по другим — самого Мардука, пожертвовавшего своей жизнью для людей, но затем, конечно, воскресшего).

Смутная вера в то, что мир создался когда-то из воды (этого непременного условия всякой жизни), когда её озарил свет, принадлежащий (как всё непонятное) могучим духам, богам, — существовала и в первобытном обществе. Много веков развития этого мифа, внесло в него множество разнообразных и часто уже непонятных имён — и шумерских и вавилонских, суть же его оставалась прежней. Но жречество внесло в миф свой порядок. Оказывается, вначале боги не справились с тёмными силами, и тогда на помощь был призван специальный покровитель Вавилона Мардук. За свой подвиг он получил царскую власть на небе и на земле. Поэтому — вся власть — от бога, и именно от вавилонского бога Мардука-Бэла; царская власть даруется им и только им. Кто против царя, тот против бога, против всего мирового порядка.

Власть вавилонских жрецов была огромна. Они были тесно связаны с крупными рабовладельцами, купцами, ростовщиками, да и сами владели богатыми угодьями и отдавали серебро в рост. Это могущество жрецов и привело. Вавилон к окончательному и бесславному падению, после которого он уже никогда больше не мог подняться. Это произошло таким образом.

Последний вавилонский царь, Набонид, взошёл на престол уже стариком. Он был родом не из Вавилона; а из северомесопотамского города Харрана. Набонид был очень предан религии, но только не религии вавилонских жрецов, а религии жрецов его родного города. Он пытался переделать вавилонские обряды и ввести более «правильные» и даже, может быть, хотел запретить поклонение богам в ряде вавилонских городов. Он даже не жил в Вавилоне, предпочитая ему далёкий аравийский оазис.

В Вавилоне же правил его сын Валтасар, а вавилонские жрецы считали, что в стране нет законного Царя. Чем объяснялась такая политика царя Набонида, — кто поддерживал его, нам сейчас ещё не вполне ясно.

Между тем царство мидян, разделявшее с Вавилонией славу победы над ассирийцами, было побеждено и захвачено молодым и энергичным Киром, царём персов. Каждый год приносил Киру новые победы, его воины завоевали весь Иран и Малую Азию и побывали уже в греческих городах на берегу Эгейского моря. В это время Набонид и Валтасар полагали, что за гигантскими, неприступными стенами, построенными вокруг Вавилона Навуходоносором, им не угрожает никакая опасность. Во дворце веселились, пировали и не замечали, что жрецы озлоблены, а купцы мечтают, чтобы открылись караванные дороги от Чёрного и Эгейского морей до Индийского океана; что вся вавилонская знать твердит: лучше чужестранец Кир, чем вавилоняне Набонид и Валтасар.

В 539 г. до н. э. персидские войска под начальством друга Кира, Гобрия, спустились в долину Тигра и Евфрата. Город за городом открывали им свои ворота. Не оказала сопротивления охрана преграждавшей долину «Мидийской стены», и жаркой ночью персы очутились у стен Вавилона.

По преданию, Валтасар пировал в эту ночь во дворце. В зале на столах громоздилась золотая и серебряная утварь, похищенная Навуходоносором в храмах покорённых земель. И вдруг на противоположной белёной стене появилась, будто бы, рука, начертившая огненные буквы: МН’ТКЛВПРСИН. Эту надпись можно было прочесть так: «мене, текал, вепарсин», и это значило: «исчислен, взвешен и (отдан) персам»[58]. И в ту же ночь Валтасар погиб от оружия персов.

Такие рассказы ходили в народе, так об этом рассказывали в позднейших веках, так описано это, между прочим, и в стихотворении поэта Гейне. В огненную руку мы, понятно, неверии; здесь дело не обошлось без махинаций жречества. Известно, что неожиданно для Валтасара и Набонида ночью были открыты ворота и отряды персов вступили в город. Гобрий приказал взять под охрану храмы, и в них совершались обычные богослужения. Летописец говорит: «щиты персов охраняли ворота Эсагилы»; очевидно, жрецы Эсагилы помогли персам взять город. Город жил обычной жизнью, хотя в закоулках царского дворца ещё шли бои с телохранителями Валтасара. Набонид не стал сопротивляться и сдался победителю.

И вот на улицах города стали появляться купцы и воины отдалённейших стран. Их привлекала богатая торговля, рынки, куда свозились товары со всего известного тогда света. Звучала разноплеменная речь. Можно было увидеть и бритого египтянина в полотняной одежде, и темнокожего индийца, и бородатого скифа в широких шароварах, и урарта в остроконечной шапочке с кистью, и грека в тунике, плаще и широкополой шляпе. Но вавилоняне обманулись в своих надеждах. Персы наложили на них тяжёлые подати, поставили своих чиновников и откупщиков и нисколько не думали делиться доходами с вавилонским жречеством и купечеством. А когда царской казне понадобилось золото, царь Ксеркс приказал вывезти из Эсагилы золотую статую Мардука и переплавить её. Это было неслыханное дело: даже когда Синахериб, царь Ассирии, решил до основания разрушить Вавилон, он вывез бога вавилонян с почётом к себе на родину.

Но пройдёт несколько десятилетий, и Вавилон замрёт. Дворцы его будут наполняться пёстрой толпой лишь в те дни, когда здесь будут останавливаться проездом по своему необъятному царству цари Персии.

Пройдёт ещё лет сто, и Вавилон увидит иное зрелище. Во дворце будет резиденция завоевателя мира, объединителя Запада и Востока, молодого Александра Македонского. До войска дойдёт слух, что великий полководец умер и приближённые скрывают его смерть. Откроются большие ворота главного дворца, и сквозь боковую арку царского зала вольются ряды македонских ветеранов. В глубоком молчании, торжественным шагом пройдут они, сверкая оружием, мимо возвышения, не отрывая от него глаз. А там, на тронном возвышении, будет выставлено ложе. Умирающий Александр молча проводит глазами проходящих бойцов — победителей персов, жестоких усмирителей согдийцев, покорителей Индии, товарищей долгих походов.

Потом во дворце недолгое время будет жить Селевк, удачливый искатель власти; былой соратник Александра, наследник большей части его державы. Но до того времени много ещё прольётся крови ради честолюбия и корысти александровских полководцев. История идёт своими путями. Пройдут года, и вавилонянин отправится в театр смотреть Эврипида, а греческий философ приедет в Вавилон учиться математике у знаменитых вавилонских мудрецов. Создаётся культура эллинизма, знакомятся Запад с Востоком.

Старый дворец давно уже необитаем. Необычно сильный разлив Евфрата прорвал полуразрушенные стены, русло реки изменилось. Теперь дворец оказался на другом берегу Евфрата, но и здесь разрушается от ветров, осыпается, никнет. Настанет время, когда сюда придут археологи, разыскивающие памятники старины, и местные арабы скажут им, что вот этот глиняный холм называется у них «Каср» — «замок». А почему он так называется — неизвестно, и старики не помнят.

Урарту

Государство Урарту[59]

В 1916 г. русские войска, тесня отступавших турок, вступили в древний армянский город Ван. Вместе с войсками прибыли в Ван русские археологи.

Город Ван расположен посреди Армянского нагорья в долине, на берегу горького Ванского озера; со всех сторон видны вершины гор, кое-где покрытые сединой снегов. Над самым городом возвышается огромная отвесная скала, а по её вершине тянутся стены турецкой крепости, в верхней части сложенные из камней поменьше, а в нижней — из огромных каменных глыб, остатков другой, очень древней крепости — цитадели города Тушпы, столицы Урарту, древнейшего государства, в состав которого входила часть территории нашей родины.

Тогда, в древности, эта крепость была укреплена ещё сильнее. На склонах скалы были высечены ступени, и на них уложена кладка дополнительных стен, являвшихся как бы продолжением отвесных утёсов. Эти стеньг были сзади завалены землёй. Крепость как бы срослась с горой и была совершенно неприступной.

Археологи, прибывшие в Ван с русскими войсками, начали изучение прошлого этого древнего города. На северном откосе Ванской скалы, более низком, были видны две полукруглые ниши, или искусственные пещеры, высотой около двух с половиной метров. Нижняя часть их была засыпана землёй, обвалившейся при разрушении стен. Эта же земля образовала ниже ниш род склона, по которому сравнительно нетрудно было добраться до них. Ниши были пусты, но в одной из них на стене была высечена клинописная надпись.

Эти пещеры назывались местными жителями «Дверью сокровищницы», или «Домами идолов»; рассказывали, что под одной из них есть железная решётка, а за ней подвал, наполненный золотом и драгоценными камнями. Клад стерегут два великана с огненными мечами. По ночам из щели в скале выползает змей, до утра стерегущий клад. Другие рассказывали, что здесь когда-то языческая жрица Семирамида приносила огромные жертвоприношения.

И. А. Орбели приступил к раскопкам ниш. Наиболее интересной явилась западная ниша, которая, когда была раскопана целиком, оказалась почти восьмиметровой высоты.

Почти неделю копали солдаты твёрдую глину, пока, наконец, не показался над поверхностью земли большой камень. Когда под него попытались подкопаться и перевернуть его, выяснилось, что Он глубоко уходил под землю. На четырёх его сторонах видны были строки клинописи. Это был трёхметровый столб, памятник урартского царя Сардура, увековечивавший историю его походов и побед в VIII в. до н. э.

В те времена государство Урарту было на вершине своего могущества; даже ассирийцы называли его самым большим и сильным царством мира.

Учёные долго и упорно работали над фотографиями и копиями надписи Сардура, расшифровывая записи о событиях давнего прошлого. И теперь тот, кто знает урартские письмена, так читает надпись царя Сардура:

«…Бог Халд выступил, своим воинством одолел он паря страны эриайцев, одолел страну абилианийцев, преклонил их перед Сардуром, сыном Аргишти. Бог Халд силен, сильно халдово воинство. С помощью величия бога Халда выступил Сардур, сын Аргишти.

Сардур говорит: я выступил и страну эриайиев, покорил страну эриайцев, в один день победил я её… поселения я разрушил, страну разорил, мужчин и женщин увёл в Ван…

Сардур говорит: на обратном пути я выступил в страну абилианийцев, города разрушил, страну разорил. Пришёл Мурини абилианиец, обнял Сардуровы колени, пал ниц, Я его помиловал, наложил на него дань.

Сардур, сын Аргишти, говорит: для бога Халда я захватил там такой полон: 9 150 человек в один год — одних я убил, других живьём полонил; 500 коней увёл, 8 650 коров, 25 170 овец».

Абилианийцы и эриайцы были жители Закавказья, от долины реки Аракса до склонов снежной горы Арагац.

В царстве урартов, населённом многочисленными племенами, предками нынешних грузин, армян и других народов, были, понятно, не только жестокие воины, но и трудолюбивые хлебопашцы и садоводы, искусные зодчие и металлисты. Когда урартские войска прочно обосновывались в какой-либо местности, там проводились каналы, строились города, насаждались сады. Вот как описывает писец ассирийского царя, заклятого врага Урарту, деятельность Русы, преемника Сардура:

«Ульху, укреплённый город, расположен у подножья горы… люди его, как рыбы на суше, жаждали, не пили и не насыщались. Руса, царь, правитель их, по желанию сердца своего указал выход вод. Он вырыл канал, несущий проточную воду, и заставил его течь водой изобилия, как Евфрат. Он вывел от его русла бессчётные арыки и воистину оросил нивы. На пустынные земли, которые издревле не возделывались, он дождём пролил плоды и виноград. Платанам, высоким деревьям, как лесу над окрестностью, он дал простереть тень и, как бог, дал людям возглашать радостные жатвенные песни. Пустынные земли он превратил в луга, и зеленели они весьма сильно в начале года, трава и пастбище не прекращались ни зимой, ни летом. Он превратил их в загон для коней и стад, сделал всей своей тёмной стране известными верблюдов, и они работали при насыпке плотин. Он построил для своего удовольствия на берегу канала дворец, царственное жилище, перекрыл его кипарисовыми стволами и сделал приятным его аромат. Крепость Сардурихурда он заложил для охраны на горе».

О том же рассказывают урартские надписи, найденные у холма Армавир и у Еревана (в Армянской ССР). Город Ван и сейчас питается водой, подводимой по каналу, называемому «Каналом Семирамиды», построенному урартскими царями. Много таких каналов, прокопанных на пустынной местности или высеченных в скале, до сих пор орошают нынешние колхозные поля в Закавказье.

Большими мастерами были также урартские металлисты и художники. Около полустолетия назад крестьяне нашли около Вана урартский трон или кресло, всё обитое золотым листом. Ножки, подставка ручек и другие его части были сделаны в виде фигур богов и фантастических животных — крылатых быков и львов с человеческими лицами. К сожалению, трон разломали; с него был ободран золотой лист и бронзовые фигуры. Всё это распродано по частям. Несколько таких фигур есть в Государственном Эрмитаже в Ленинграде. Сначала урартские мастера вылепили их из воска, по воску была нанесена и резьба; затем восковую модель заключили в глиняную форму и через дырочку влили горячий металл; воск таял, и металл замешал его в форме, повторяя и внешний вид модели и тонкую резьбу. Затем форму уничтожили и получившуюся бронзовую фигуру обили тонким золотым листом, который облегал её так плотно, что лаже резьба не скрывалась им. Лицо фигуры делалось из белого камня со вставными глазами.

Вещи такой художественной работы в Урарту изготовлялись во множестве. В 714 г. до н. э. ассирийцы ворвались в урартский город Мусасир. Вот как ассирийский писец описывает часть добычи, захваченной во дворце и в храме бога Халда:

«6 золотых щитов, которые были повешены в покое бога справа и слева и блестели сиянием, а из середины их выступали головы оскаленных псов, тянули весом 5 талантов 12 мин[60] огненно-красного золота;

1 золотой засов в виде руки человека; скрепа створки, на которой полажено летящее чудовище; 1 золотой колышек, закрывающий засов, закрепляющий затвор храма, охраняющий скопленное имущество и богатство; 2 золотых ключа в виде богинь в тиарах, держащих меч и гривну, попирающих подошвами ног оскаленных псов, — это четыре части дверного запора, украшение внутреннего святилища, которые тянули весу 2 таланта 12 мин[61] золота и закрывали двери;

1 большая медная цистерна, берущая по 80 мер воды, с большим медным ковшом к ней, которую цари Урарту при жертвоприношении перед богом Халдом наполняли жертвенным вином;

4 медных изображения великих привратников, охраны его дверей, четыре подставки вместе с сиденьями — литая медь;

1 изображение в позе молитвы, царское приношение Сардура, сына царя урартского Ишпуина, подставка его — литая бронза;

1 бык, 1 корова со своим телёнком, которых отлил Сардур, сын Ишпуина, пустив в переплавку медь храма бога Халда;

1 изображение Аргишти, царя Урарту, увенчанного звёздной тиарой божественности, благословляющего правой рукой, с футляром к нему, весом 60 талантов[62] меди;

1 изображение царя Русы с его двумя ездовыми лошадьми и колесничим, с их подставками (литая медь), на котором можно прочесть его похвальбу: „С моими двумя конями и одним колесничим рука моя овладела царством Урарту“».

Крылатый лев с человеческим лицом и торсом (хранится в Эрмитаже).
Бронзовый щит царя Русы.
Далее перечисляются десятки золотых, сотни серебряных, сотни тысяч медных, бронзовых и железных изделий; мечи, копья, кинжалы, чаши, кубки, лохани, жаровни, корзины, очаги, котелки, светильники; мебель из ценных пород дерева, украшенная металлом и слоновой костью, рога диких быков, оправленные в золото, опахала; кроме того, около 2 тонн золота, около 10 тонн серебра, более 100 тонн меди в слитках.

Даже если допустить значительное преувеличение (хотя ассирийский писец входит в такие подробности, с такой точностью приводит всё цифры, что ему невольно веришь), всё же видно, что богатство Урарту было огромно, а мастерство его ремесленников велико.

При раскопках дворца ассирийского царя Саргона в числе многочисленных рельефов было найдено изображение города Мусасира с храмом Халда, главного бога урартского царства. С большим трудом рабочие отделили от стен огромные рельефные плиты и стащили их к реке Тигру, чтобы погрузить на плоты. Рельефы были отправлены в. Париж, но перегружённый плот перевернулся, и открытые после стольких веков памятники ассирийского искусства опять, и теперь уже, пожалуй, навсегда, погибли для человечества.

К счастью, их успели зарисовать на месте. На рисунке мы видим окружённое высокими домами здание на высокой платформе, с высокой покатой крышей, с колоннами перед входом. Перед дверьми — описанные ассирийским писцом статуи привратников и коровы с телёнком — и гигантские котлы или лохани. Между колоннами висят щиты с выступающими из середины мордами зверей.

Урартские зодчие были мастерами своего дела. Старинный армянский историк Моисей Хоренский рассказывает, что город Ван был полон прекрасных, многоэтажных домов и дворцов, облицованных изнутри цветным камнем. Русские археологи нашли там остатки плит красного мрамора с резными изображениями быков, деревьев и причудливым орнаментом.

Но до недавнего времени археологам не везло — не удавалось обнаружить ни одного настоящего урартского здания. В Ване древние строения были либо разрушены до основания, либо остатки их застроены сверху. А значит не найти здесь и клинописных архивов и библиотек, памятников культуры и быта этого древнего народа. Правда, развалины урартских городов есть и в Советском Закавказье, но они скрыты под землёй, и неизвестно, как их найти.

Что скрывал «Красный холм»?[63]

Лет двадцать назад два молодых советских археолога исколесили всю Армянскую ССР в поисках остатков стен урартских крепостей. Им удалось нанести на карту множество древних городищ, вероятно, урартских. Надо было приступить к раскопкам. С чего начать?

В 1936 г. геолог Демёхин, обследовавший местность около Еревана, наткнулся на обломок каменной плиты с урартской клинописью поблизости от большого холма Кармир-блур («Красный холм»), занесённого на археологическую карту как место вероятной урартской крепости. Здесь находили и другие следы урартской культуры: формы для отливки металлических изделий, оружие.

Решено было начать раскопки на; Кармир-блуре.

Если взойти на вершину этого холма, перед нами откроется широкая серо-жёлтая волнистая равнина, покрытая редкими серыми пучками сухой травы. Далеко на юге на чистом голубом небе виден белый конус горы Арарат. Его нижние голубеющие склоны сливаются с цветом неба, отделяя снежную гору от серой линии горизонта. Немного ближе заметна узкая полоса свежей зелени вдоль реки Аракса. С этого холма древний житель Закавказья замечал блеск шлемов и копий урартского войска, проникавшего на север из-за Арарата.

С северной стороны холма, под обрывом, в каменном ложе, бурно несёт свои воды река Занга. Отходящие от неё каналы, прокопанные, может быть, ещё во времена урартов, питают зелень полей, бахчей и садов, доходящих до склонов Кармир-блура. Вдалеке за Зангой опять видны горы — снеговые шапки Арагаца.

Холм Кармир-блур поднимается на краю обширного голого пространства, усеянного камнями. По его краям кое-где ещё видны жалкие остатки каменной кладки стен. Здесь когда-то был расположен город. С самолёта, проносящегося над равниной, можно различить, что едва заметные глазу неровности почвы складываются в стройный рисунок, и мы видим фундаменты домов вдоль длинных, прямых улиц.

Утром первого дня археологических работ на Кармир-блуре прошёл ливень. Руководитель экспедиции Б. Б. Пиотровский, поднявшись с товарищем на холм, обнаружил на поверхности земли тёмные, влажные полосы. Дождевая вода в одних местах легко уходила в сухую почву, а в других почему-то задерживалась. Очертив тёмные пятна, археологи получили план строения; тёмные полосы были стенами, светлые — помещениями, засыпанными более рыхлой землёй, быстрее впитывающей воду. Сразу же были начаты раскопки, и под самой поверхностью земли археологи обнаружили сырцовую кирпичную кладку стен. Под холмом, было разрушенное здание дворца. Верхние части кладки, осыпавшиеся под влиянием времени, ветров и дождей, заполнили пространство между стенами и образовали склоны холма.

Надпись клинописью (Кармир-блур).
Рабочие углублялись в землю осторожно, стараясь не коснуться заступами кладки, которую сначала почти нельзя было различить от выкапывавшейся массы разрушенных кирпичей. Только когда солнце обсушивало стены, видны были отдельные крупные сырцовые кирпичи. Работа подвигалась, но основания стен всё ещё не было видно.

Орудия из железа: вилы, сошники, топор.
Долго длились раскопки. Стены уже возвышались на два, на четыре, на пять метров; уже трудно стало вынимать землю, а пол ещё не был достигнут. Наконец, показались обугленные балки рухнувшего потолка; почти на глубине восьми метров был утрамбованный земляной пол. Когда здание ещё было целым, стены комнаты возвышались по крайней мере на 10 метров. Окон в ней не было. Узкая длинная комната, вероятно, освещалась сверху небольшими отверстиями. Здесь всегда было сумрачно и прохладно.

Одновременно копали по ту сторону внешней стены здания. Это была очень мощная стена. Она имела более трёх метров толщины. Здесь у самого основания стены был обнаружен слой горелого хвороста, когда-то заменявшего крышу маленьких хижин, лепившихся у стен большого здания. Сняв слой хвороста, археологи обнаружили остатки жилья со следами поспешного бегства его обитателей; Посередине хижины был врыт в землю глиняный очаг. Перед ним лежала вязанка полуистлевших дров и стоял горшок с просом. Тут же лежала деревянная ложка. По всем углам хижины была расставлена посуда, раздавленная навалившейся сверху в течение веков массой земли. В полу были сделаны ямы, до краёв засыпанные обуглившимся от времени ячменём и другим зерном, в которые были воткнуты деревянные совки. Кое-где было найдено брошенное оружие.

Очевидно, крыши хижин загорелись И рухнули, прикрыв пожитки обитателей. Дворец был сожжён. В одной из его частей было найдено помещение, полное жмыхов кунжута, а в соседнем помещении хранилось, по-видимому, выжатое кунжутное масло. Загоревшееся Масло дало такое пламя, что обожгло сырые кирпичи стен, сделавшиеся здесь красными. Это их осыпавшиеся обломки и дали «Красному холму» его название.

Дворец был сожжён осаждавшими его врагами. В разных частях дворца, особенно у его внешних стен, были найдены бронзовые наконечники стрел той формы, которые применялись у скифов. Один наконечник был найден в обмазке внешней стены, там, куда две с половиной тысячи лет назад впилась стрела скифа. Железные же наконечники урартских стрел была найдены вокруг дворца поодаль. Ясно, что осаждали крепость скифы, а урарты отстреливались из-за её стен.

Когда археологи раскопали вторую внешнюю стену дворца, они и здесь обнаружили разрушенные хижины, но уже со следами ожесточённой борьбы. Вся посуда в этих хижинах была перебита и разбросана, лежали кости людей и животных, а в одной хижине скелет убитого, ребёнка.

Следы смятения, охватившего крепость, были заметны и в самом дворце. В одном из помещений На рухнувших обгоревших балках был найден скелет лошади. Очевидно, обезумевшее от страха животное взбежало по наклонному скату (пандусу) на плоскую крышу дворца и свалилось вниз вместе с подломившимися балками крыши.

Когда на дворец обрушилась гибель, обитатели его не ждали, что она придёт так быстро. В маленьком помещении у главных ворот привратник был занят мирным делом: он вырезывал из оленьего рога фигурки и головки животных. Была найдена неоконченная головка, надрезанный рог и образец, с которого мастерил привратник. Наиболее замечательно то, что образец этот оказался скифским — привратник либо сам был скифом, либо копировал произведения искусства того народа, который в то самое время осаждал крепость. Скифы, воевавшие против урартских крепостей, находили, видимо, сочувствие среди местного населения. Не случайно они ворвались во дворец не через главные ворота, к которым вела царская дорога, а через боковые, открывавшиеся в город. Раз враги проникли из города, и при этом, ночью, раз обитатели дворца-цитадели не ждали этого и спали, то, значит, в городе было тихо, и вполне вероятно, что скифов впустили сами горожане. А что скифы ворвались именно через боковые ворота, видно из того, что обитатели хижин, расположенных близко от боковых ворот, бежали, не успев даже захватить оружие, в то время как в хижинах, стоявших во дворе со стороны главных ворот, было оказано сопротивление. Мы даже знаем, когда скифы захватили дворец: в кучках зерна были найдены семена сорняков, цветущих в июле, хлеб уже был убран, но виноград ещё не успели убрать, так как найдены были только сухие косточки прошлогоднего изюма. Значит, дворец загорелся августовской ночью.

Что же это был за дворец и почему его постигла такая судьба?

Обломки надписи, найденной у Кармир-блура, упоминали имя царя Русы, а в самом дворце была найдена кладовая бронзовых изделий, и у её дверей — бронзовый запор в виде петли, подобный захваченному ассирийцами в Мусасире золотому запору. На нём была надпись: «Дом оружия Русы, сына Аргишти, города Тейшебаини». Итак, большое здание, скрытое под холмом Кармир-блура, находилось в древности в городе Тейшебаини, названном по имени урартского бога Тейшебы. В этом здании урартские цари хранили оружие и бронзовые изделия, хлеб, кунжутное масло и другие продукты, очевидно собранные с местного населения в виде полатей. Вероятно, то был дворец урартского наместника этой области. Урарты стали появляться в Закавказье ещё с IX в. до н. э., поднимаясь по долине реки Занги к озеру Севан. Наместник жил сначала в крепости на самом юге Закавказья. В последней четверти VIII в. царь Руса, боясь, что наместники станут слишком могучими и самостоятельными, разделил области на более мелкие. Тогда-то в долине реки Занги и была построена крепость Тейшебаини с её дворцом. По внешнему виду этот дворец сильно отличался от древних ассиро-вавилонских зданий. Его большей частью одноэтажные, высокие помещения были построены на скале, следуя её профилю. Таким образом, в центре они были расположены выше, чем по краям, а внутренние части Здания уступами выдавались над, наружными. Комнаты освещались либо через двери, выходившие на внутренние дворики, либо через окна под самым потолком; но для этого было нужно, чтобы окна задних помещений были расположены выше крыши передних. Весь дворец похож был поэтому на приземистую башню из кубиков. Каждый ярус имел плоскую крышу, ограждённую каменными зубцами, и с крыши на крышу вели наклонные пандусы, или лестницы. Ниже зубцов были видны квадратные отверстия для света. Цоколь стен был каменный, а толща стен — из сырцового кирпича. Вокруг дворца был открытый двор, обнесённый зубчатой стеной с башнями, отделявшей его от города. Башни имел и сам дворец.

Урарту. Кармир блур (фасад западного здания).
На раскопках Кармир-блура (кладовая).
В этой укреплённой громаде обитал наместник, укрытый одновременно и от врагов, и от подданных. О внутреннем убранстве его помещений мы знаем, что они, как и в Ассирии, завешивались по стенам тканями или циновками, так как в стенах были найдены специальные медные гвозди; в парадных помещениях на стенах висели блестящие щиты. Как одевались урарты, мы знаем по ассирийским изображениям и по урартским статуэткам. Урарты носили длинную пёструю одежду с бахромой, вроде ассирийской, вышитую кружками или квадратиками, а на голове мягкие шапочки с кисточками. Вооружение урартов также было похоже на ассирийское. До нас дошёл украшенный резьбой остроконечный шлем, принадлежавший одному из урартских царей, колчаны и мечи. На шлеме и колчанах изображены урартские воины на колесницах и верхом. На лошади ездили тогда без стремян и седла, сидели прямо на чепраке. Урарты были прекрасными наездниками и славились своими конями по всему Востоку.

По найденным вещам и украшениям на них мы можем судить, что урарты были знакомы и с ассирийским искусством и с искусством скифов, живших в степях Украины и Северного Кавказа. Товары прибывали к урартам издалека — даже из Египта. Через Урарту на север — в Закавказье, в Причерноморье — шли с юга предметы искусства и культуры древнего Востока.

Какой ценой создавалось богатство Урарту — это можно себе представить, читая летописи урартских царей, описания грабительских походов и угона рабов. Мы пока ещё мало знаем о внутренней жизни урартского государства. Царские надписи ещё недостаточно приоткрывают завесу над ней. Но ясно, что государство урартов строилось на жестоком угнетении народа. И когда в конце VII и начале VI вв. до н. э. под напором скифов, мидян и других племён зашатались древние государства Востока, народные массы постарались приложить все усилия, чтобы развалить их. То же было и в урартском государстве. Здесь, в Тейше-баини — Кармир-блуре, на крайнем севере тогдашнего культурного мира, вдали от полей битв ассирийцев, вавилонян, мидян, урартские цари, невидимому, держались дольше всего. Но археологические раскопки открыли нам, что и этот оплот урартских рабовладельцев подвергся участи завоевания и разорения.

Мы не можем ещё нарисовать такой наглядной картины урартской жизни, как жизни египетской, вавилонской или ассирийской. Но уже и сейчас видно, какое большое значение имело Урарту для культуры народов, населявших издревле юг Советского Союза. — грузив, армян и многих других.

Лауреат Сталинской премии Б. Б. Пиотровский продолжает раскопки древней крепости Тейшебаини, которые только начаты. Мы знаем уже, что здесь хранились документы, писанные на папирусе и клинописью на глине; советским учёным предстоит ещё открыть урартские библиотеки, познакомиться с урартской литературой, со всей жизнью урартского общества; может быть, кто нибудь из читателей нашей книги примет участие в этих открытиях и допишет то, что осталось недописанным в этой главе.

Хетты

Богазкеойский архив[64]

Перед нами лежат клинописные таблички. Мы знаем уже клинопись на вавилонских и ассирийских памятникам, но эта клинопись выглядит иначе. Некоторые знаки совсем не похожи на вавилонские, хотя многие совпадают с ними. Что же это за таблички? Откуда их взяли? На каком языке они написаны?

В 1906 г. археологи раскопали около деревушки Богазкеой (недалеко от столицы Турции Анкары) древнюю хеттскую столицу — город Хаттушаш. Когда археологи стали раскапывать большое помещение, оказавшееся царским дворцом, они нашли комнату, сплошь наполненную клинописными табличками. Их было очень много — сотни, тысячи, даже десятки тысяч. Многие из них были написаны на вавилонском и ассирийском языках, но большинство было написано на хеттском. Только через десять лет после открытия хеттского архива чешский исследователь Грозный разобрал эти таблички, научился их читать, и теперь учёные перевели древние хеттские документы на современные языки.

Вот перед нами лежит один такой документ: вначале можно разобрать имя царя Арнувандаша II — он правил в середине XIII в. до н. э. Дальше идёт речь о том, что царь подарил какой-то знатной женщине богатое имение, и перечисляется весь подаренный инвентарь и сверх того «26 мужчин, 16 мальчиков, 4 маленьких мальчика, 30 женщин, 11 девочек, 2 маленьких девочки, 1 старый мужчина, 1 старая женщина, всего 91 голова; среди них — 6 оружейников, 2 повара, 1 портной, 1 изготовитель аморейских одежд, 1 кожевник, 1 кузнец. Мужчины, женщины, дети». Затем перечисляются скот, участки земли, а в заключение даётся поимённый состав одной семьи, названной «дом Тиватапараша»: 1 мужчина — Тиватапараш, 1 мальчик — Харувандулиш, 1 женщина — Азияш, 2 девочки — Аннитиш и Шантавияш, всего 5 голов".

Вполне ясно, что этот документ — дарственная запись, каких немало раздавали цари своим приближённым. А люди, которых считают по головам, как скот, — это, несомненно, рабы. Царь обеспечил свою придворную женщину не только землёй и скотом, но и людьми, которые будут работать на этой земле, обрабатывать поля, разводить виноградники, возделывать фруктовый сад и ходить за скотом; он подарил ей поваров, которые будут готовить ей вкусную пищу, портных — для изготовления нарядной и красивой одежды и даже оружейников, чтобы у неё было собственное оружие для охраны своих богатств и для продажи.

А кто же этот Тиватапараш, семья которого перечислена по именам отдельно от рабов? Несомненно, и он является рабом, так как его с детьми тоже считают по головам, но это раб, который занимает особенное положение. Он живёт не вместе со всеми рабами в общих лачугах, у него свой дом, его дети находятся вместе с ним, его жена не ходит с другими женщинами ни на тяжёлые полевые работы, ни в Душные ткацкие мастерские. Тивата-параш — правитель этого имения. Он подчиняется только своей госпоже; для неё он раб, а для всех других он начальник.

Таких документов, как указанный выше, очень много. Бывали и более крупные рабовладельцы, у которых рабов насчитывалось больше 100 «голов». Такие записи встречаются на протяжении всей истории хеттов.

Откуда же брали хетты такое количество рабов?. И на этот вопрос ответят нам таблички из Богазкеойского архива. Вот перед нами табличка, в которой царь Супилулиума (он правил в конце XV в. до н. э.) описывает свои победоносные походы:

«Акия, царя Арахати, и их воинов во всей совокупности, вместе с их имуществом, я взял в пленки в страну хеттов я увёл. Город Катна, вместе с его добром и имуществом в страну Хатти я увёл. Когда я в страну Нухашши пошёл походом, я завладел всеми её странами. Царь был убит, его мать, его братьев, его сыновей я пленил и увёл в страну хеттов… Царя Кадеша, вместе с его сыном и его воинами, его братьями и вместе с его имуществом, я пленил и в страну хеттов я увёл… Из-за надменности Тушратты в течение одного года я все эти страны разграбил и увёл в страну Хатти».

Супилулиума не указывает, сколько пленных он приводил с собой после каждого похода; он просто говорит «всех людей в совокупности», вероятно, это были десятки тысяч людей. Всех этих пленных обращали в рабов. Царь раздавал их сроим приближённым, чиновникам и даже простым воинам. Ведь надо было освободить всех хеттов от работы, для того чтобы они могли вместе с царём совершать далёкие военные походы. Посмотрите, сколько стран разгромил Супилулиума в течение одного года. Он завоевал царство Митанни, сверг митаннийского царя Тушратту и завладел всеми землями, которые ему подчинялись. Он захватил Кадеш на р. Оронте и страну Нухашши и Канту в северной Сирии, и множество других сирийских городов, покорённых некогда египетским царём Тутмосом III. И вот теперь, когда Египет ослабел, Супилулиума, превративший своими завоеваниями страну Хатти в могущественное государство, захватил все владения Египта в Сирии и заставил царьков сирийских городов платить себе дань.

Супилулиума был самым знаменитым завоевателем из всех хеттских царей. Но и другие хеттские правители проводили своё царствование в непрерывных походах, громили и грабили соседние страны, предавали огню города, а население, скот и имущество уводили в страну Хатти. Так пишет о себе в летописях и сын Супилулиумы Мурсиль II, так пишут и цари, правившие за сотни лет до него и много лет спустя после его правления.

Велика была власть хеттского царя, особенно во время войны. Но без согласия членов царского совета царь не мог принять ни одного решения. Царский совет назывался «тулия» — там заседали родственники царя, придворные, знатные чиновники, начальники царских телохранителей и высшие военачальники. Царь не Имел права казнить члена совета, даже если он не подчинялся его воле; и членов царской семьи, за самые тяжкие преступления, судил не царь, а совет. Ежедневно утром должен был собираться совет и решать все государственные дела, Даже тогда, когда царь шёл в поход, «чтобы врага страны поразить оружием», он обязан был собрать совет: так было написано на табличке царя Телепина, который правил в XVI в. до н. э. и издал закон о царском совете.

Много рабов было в хеттском государстве, тяжела и беспросветна была их жизнь. Когда им становилось невмоготу терпеть, они восставали. Вот что написано в одном документе: «…рабы царевичей восстали, начали их дома разрушать, своих господ предавать и проливать их кровь…».

Восстания рабов часто происходили в хеттском государстве. Цари подавляли восстания и жестокими наказаниями заставляли рабов смиряться. В Богазкеойском архиве были найдены две большие клинописные таблички с законами хеттской страны. Много статей законов было написано на этих табличках, но ни одной статьи не было такой, которая бы защищала раба. Вот только если кто убивал раба, то он должен был отдать за него хозяину другого раба или даже двоих. Зато раба по закону сурово наказывали за любое преступление. За неповиновение хозяину — смерть, за колдовство против свободного — смерть, за кражу обрезали нос и уши и налагали штраф на хозяина. Если раб бежал от хозяина, то поймавшему его давали большую награду, а с рабом жестоко расправлялся сам хозяин.

Зато для свободных воинов закон был мягким и милосердным. Воина не наказывали сурово; даже за убийство он платил только штраф — отдавал за убитого четырёх рабов. Что стоило богатому воину отдать нескольких рабов? Ведь у него их было больше сотни; естественно, такой штраф нельзя считать мерой наказания.

Так защищали хеттские законы богатых рабовладельцев.

Битва при Кадеше[65]

Вечером в столицу хеттского государства город Хатти, запыхавшись, прискакал верховой. Он тщательно прятал небольшую глиняную табличку, испещрённую красивым узором клинописных знаков, — это было письмо из Египта хеттскому царю Муваталле, которое во что бы то ни стало надо было передать ему в собственные руки. Тайное донесение посылал верный человек; в нём сообщалось о военных приготовлениях египетского фараона Рамсеса II, который готовился к походу на хеттов. Для Муваталлы в этом не было ничего неожиданного, тем не менее он взволновался. Муваталла не рассчитывал, что молодой фараон будет так стремительно готовиться к нападению. Ведь всего пять лет как умер его отец — египетский царь Сети I. На престол вступил Рамсес и уже успел отвоевать старые египетские владения в южной Палестине. Да, теперь следовало ожидать движения египтян дальше на север, в Сирию.

Муваталла был обеспокоен предстоящими событиями: кто знает, не окажется ли молодой фараон удачным полководцем и не удастся ли ему отвоевать все земли, захваченные Супилулиумой. И тогда вся дань, все рабы, которых теперь получает Муваталла, будет получать Рамсес. А этого Муваталла ни за что не хотел допустить.

Он недолго предавался размышлениям, план действий был выработан скоро. Но без царского совета нельзя было принять ни одного решения, и на утро был созван совет. В большом зале дворца собрались все члены совета — тут были и царские родственники, и старшие сыновья царя, и военачальники хеттского войска, и царские братья, среди которых выделялся умный и властолюбивый Хаттушиль. Муваталла велел своему писцу прочесть письмо из Египта, а потом предложил свой план — заманить Рамсеса в ловушку и разбить египтян. Совет одобрил решение царя. Во все города Сирии, ко всем союзникам послал Муваталла гонцов с приказом собрать войско и по первому требованию двинуть его к указанному пункту. Местом встречи был назначен город Кадеш на реке Оронте.

Не случайно выбрал Муваталла эту крепость. От Кадеша шла дорога на север Сирии, здесь скрещивались все торговые пути, отсюда был прямой выход к морю. Кроме того, город стоял на высоком холме и занимал господствующее положение в долине. Отсюда было удобно наблюдать манёвры противника, а самому оставаться невидимым. К середине мая все приготовления были закончены, и Муваталла во главе многотысячного войска находился в Кадеше и ждал египтян.

Битва при Кадеше.
А Рамсес уже давно в это время был в пути. Его штаб и он сам находился при отряде, названном по имени бога Амона, и шёл в авангарде, дальше следовали ещё три отряда, тоже названные в честь богов Ра, Пта и Сутеха.

В конце апреля Рамсес уже вышел из пограничной крепости Джару в южной Палестине, повернул к морю, так как там легче было идти, а затем снова Двинулся в глубь страны. На 29-й день пути египтяне подошли к высотам Кадеша. Отсюда до крепости был один день перехода, и Рамсес решил дать отдых своим войскам. Он имел в виду, что здесь предстоит им тяжёлая переправа через Оронт, и опасался засады у переправы. Рамсес тем более мог ожидать засады, что до сих пор он не получил от своих лазутчиков никаких известий о врагах.

На рассвете царь во главе отряда Амона выступил в поход. Выезжая на своей боевой колеснице, богато украшенной золотом и драгоценными камнями, Рамсес велел вознице на минуту задержать бег горячих коней и залюбовался величественной картиной, которая развернулась перед его глазами. Вся долина Оронта была видна, как на ладони: голубая извивающаяся лента быстрой реки, которая мощным течением пробивает своё русло в скалах и ущельях, и, зелёная гладь равнины; а вдали в туманной дымке крепостные стены Кадеша, возвышающиеся на холме. Вот она, цель всего похода! Если будет взят Кадеш, тогда путь на север будет в руках Рамсеса.

Почти у переправы отряду Амона встретились два всадника. У них был подозрительный вид. Несмотря на одежду простых кочевников, в них можно было угадать воинов. При допросе так оно и оказалось. Удалось установить, что всадники были воинами, дезертировавшими из армии хеттов, и их сообщение было чрезвычайно ценным. Они сказали, что хеттский царь решил, избежать встречи с египтянами; поэтому он оставил Кадеш и двинулся на север. Таким образом, объяснялось молчание египетских разведчиков.

Рамсес, окрылённый надеждой на лёгкую победу, перестал соблюдать осторожность и, не дожидаясь, пока подойдёт всё войско, переправился через реку. К полудню он подошёл к Кадешу и со своими дворцовыми воинами занял позицию на северо-западных подступах к крепости. Он даже не стал дожидаться всего отряда Амона.

Что же делал в это время Муваталла? Действительно ли решил он сдать Кадеш без боя? Нет, это была ловушка, которую Муваталла задумал устроить Рамсесу. И его хитроумный план удался. Рамсес поверил подосланным Муваталлой мнимым дезертирам, сообщившим неверные сведения. Муваталла вместе со. «сем своим войском стоял за крепостью, и когда Рамсес подошёл к северо-западной стороне Кадеша, он тихо и незаметно передвинул свои войска на восток и держал их так, что между ними и египтянами всё время находился город. Это прекрасно скрывало его переходы и приготовления к бою. На передовой край он выслал разведчиков, которые, маскируясь в кустах, наблюдали за всеми действиями противника.

Ничего не подозревавший Рамсес спокойно разбил лагерь у стен Кадеша. В центре поставили палатку для царя, вокруг расположилась стража, а дальше отдыхали воины. Только что подъехал обоз и привезли провиант, поэтому лошадей и колесниц в лагере было много. Рамсес распорядился устроить баррикаду из колесниц, поставив их плотным кольцом вокруг лагеря и повернув дышлами внутрь. Сторожевые посты были все на местах.

Вдруг один из часовых заметил, как к лагерю тихо подползли два шпиона. Он незаметно дал знать воину, находящемуся внутри лагеря; неожиданным ударом они оглушили врагов, обезоружили их, связали им руки сзади крепкой верёвкой я кривели к начальнику. Сначала пленники хранили молчание, но когда начальник приказал дать им сто палочных ударов и египетские воины начали их избивать, они признались, что Муваталла и вся его армия спрятаны позади города.

Немедленно об этом донесли фараону, и он, обеспокоенный тяжёлым положением своей армии, срочно созвал военный совет. Горько упрекал Рамсес своих начальников в неспособности вовремя обнаружить врага и велел самому визирю ускорить приближение отряда Пта. Царь знал, что отряды Амона и Ра находятся всего лишь в нескольких километрах от Кадеша, а отряд Сутеха отстал так далеко, что не было надежды на его приближение. Перепуганный вельможа лично отправился исполнять приказание фараона.

Пока Рамсес Совещался со своими вельможами и упрекал их в нерадении, многочисленные хеттские колесницы тихо перешли реку вброд и неожиданно появились с южной стороны от Кадеша. Они прорвали центр отряда Ра в то время, как он двигался вперёд в походном порядке. Хеттские колесницы врезались в ряды пехоты, и началось избиение. Командир отряда послал гонца, чтобы уведомить царя, но воины, бежавшие от преследования хеттов, прибежали раньше гонцов. Два сына Рамсеса, находившиеся в отряде Ра, первыми добежали до лагеря и в панике перескочили через баррикаду, а за ними по пятам неслись хеттские колесницы. Тяжело вооружённая личная стража Рамсеса отбросила первый натиск колесниц, но за ними на лагерь обрушился новый шквал — 2 500 боевых колесниц. Они быстро развернули фланги и окружили лагерь кольцом. Отряд Амона, усталый после форсированного перехода? без оружия и без военачальников, которые были на совете у царя, был настигнут лавиной врагов. Ошеломлённые неожиданным нападением, воины разбежались, многие кинулись в лагерь, где уже в панике метались бегущие остатки отряда Ра, А свежие силы отрядов Пта и Сутеха были ещё далеко, отрезанные массой вражеских колесниц. Казалось, для египтян не было спасения.

Терять было нечего, и Рамсес решился на отчаянный шаг: прорваться через кольцо и соединиться со своими южными колоннами. Он вскочил, — на свою боевую колесницу и при поддержке свиты и дворцового войска смело бросился навстречу хеттским колесницам. Неожиданная атака на мгновение задержала нападение хеттов и позволила Рамсесу продвинуться вперёд на запад. Но на прорыв с этой стороны не было надежды, слишком большие силы неприятеля были стянуты в этом месте. Всё-таки Рамсес заметил слабое место у противника: восточное крыло, расположенное вдоль реки, ещё не успело укрепить свою линию, и Рамсес неожиданно повернул туда. С мужеством отчаяния кинулись египетские войска на врагов, смяли их, и, застигнутые врасплох, хеттские воины были сброшены в реку.

Муваталла стоял на другом берегу во главе своей восьмитысячной пехоты и видел, как у него на глазах погибли его личный писец, телохранитель и родной брат. Царь города Алеппо был сброшен в воду, его вытащили воины уже наполовину захлебнувшимся и, раскачивая его за ноги вниз головой, еле привели в чувство. Но всё-таки у египтян надежд на спасение было мало. Помощь пришла совсем неожиданно с той стороны, откуда её меньше всего ожидали. Ворвавшиеся с запада хеттские колесницы неожиданно очутились перед царской палаткой, и воины, ослеплённые великолепием и богатством царя и его вельмож, бросились грабить. В это самое время небольшой отряд египетских войск, пришедший со стороны моря, проник в лагерь и со свежими силами накинулся, на грабителей. Почти все они были уничтожены. Новоприбывшие воины вместе с уцелевшими беглецами из рассеянного отряда Амона настолько увеличили силы Рамсеса, что у него явилась надежда продержаться до прибытия отряда Пта.

Шесть раз возобновлял свои атаки Рамсес и, наконец, заставил Муваталлу ввести в бой даже резерв из 1 000 колесниц. Только пехоту Муваталла держал в резерве на противоположном берегу Оронта.

Три часа продержались египтяне, отбиваясь от натиска хеттских колесниц. Наконец, к исходу дня, когда солнце уже склонилось к западу, показались штандарты отряда Пта, и хеттские колесницы, попавшие между двух вражеских линий, должны были отступить. С наступлением ночи хетты укрылись в городе, а Рамсес стал собирать своё рассеянное войско.

Велики были потер» Рамсеса в этой битве, и города Кадеша он взять не смог. Много и хеттских воинов легло на подступах к крепости. Много хеттов утонуло в реке, немало было перебито в египетском лагере, но прогнать Рамсеса им так и, не удалось.

Хеттский воин.
Так вничью кончилась знаменитая битва при Кадеше, которая подробно записана в летописи Рамсеса.

Но война только началась. В Сирии и Палестине вспыхнули восстания, и долгих 15 лет продолжались военные действия между хеттами и египтянами, а конца им не было видно. В начале 16-го года войны умер Муваталла. На престол вступил его брат Хаттушиль III. Он был полон решимости продолжать войну с Египтом. Но для хеттов наступили тяжёлые времена. С севера на них напали воинственные горцы, на востоке их стала теснить Ассирия, и Хаттушиль вынужден был отправить в Египет послов с предложением заключить мир.

В 1296 г. до н. э. в Египет прибыло хеттское посольство с серебряной табличкой, на которой были выгравированы 18 параграфов мирного договора между «великим и доблестным вождём хеттов Хаттушилем» и «великим и доблестным правителем Египта Рамсесом». Цари клялись друг другу в верности, обещали оказывать один другому помощь в войнах с другими государствами и никогда не воевать между собой.

Серебряная табличка не сохранилась до наших дней. Но копия договора была высечена иероглифами на стене египетского храма в Карнаке, а клинописные копии на Глиняных табличках дошли до нас в нескольких экземплярах. Одна из таких табличек хранится в Государственном Эрмитаже в Ленинграде.

Финикия

Финикийские мореплаватели[66]

На восточном берегу Верхнего моря[67] протянулась сплошной стеной цепь Ливанских гор, покрытых от подножия до вершин могучими зелёными кедрами. Кое-где горы выдвигались вперёд, врезаясь в морские волны острыми мысами; в других местах они отступали, образовывая небольшие долины, покрытые свежей высокой травой, пестреющей белыми лилиями и лиловыми фиалками.

Давным-давно поселился на этом берегу народ, который сам себя называл хананеями. Египтяне называли их фенеху, а греки — финикиянами. Они пришли с берегов далёкого Нижнего моря[68]. На их родине было мало места — с юга и севера наступали другие племена. Пройдя через пустыни и степи, перевалив через Ливанский хребет, переселенцы оказались на берегу нового, незнакомого моря. Здесь солнце не восходило из морских вод, а, наоборот, опускалось каждый вечер в глубины моря. Здесь морские берега были не отлогими, а крутыми, и долго приходилось искать удобного спуска к морю.

Финикияне быстро освоились на новом месте. Они перемешались с малочисленным туземным населением и научили его своему языку[69]. Пропитания на новом месте было достаточно. Морские воды изобиловали рыбой. Из кедровых брёвен финикияне выдалбливали лёгкие челноки, выплывали, из маленьких бухт и опускали в морскую глубину сети, острогами били дельфинов, мелкую рыбу ловили удочками. В прибрежных лесах водилось много зверей. Смелые охотники с копьями в руках углублялись в чащу, поражали бурых медведей, свирепых кабанов и легконогих газелей.

Проходили века. Жизнь шла вперёд. Маленькие долины покрылись полями и садами. Смуглые жнецы срезали кремневыми серпами спелые колосья ячменя и пшеницы. Когда поспевал виноград, спелые ягоды сваливались в огромные каменные ящики, и тогда десятки юношей и девушек с радостным смехом и весёлыми песнями топтали их босыми ногами, выдавливали темно-красную «виноградную кровь», чтобы она, перебродив, превратилась в сладкое вино. В песнях восхвалялась богиня плодородия Астарта, впервые научившая людей возделывать виноград и приготовлять из него напиток, веселящий людей и богов. Покончив со сбором винограда, финикияне отправлялись в оливковые рощи, палками сбивали созревшие маслины и выжимали из них душистое масло.

Прошло ещё несколько веков, и страна преобразилась. Маленькие рыбачьи посёлки превратились в крупные города, окружённые мощными кирпичными и каменными стенами. Деревенский люд покидал поля и виноградники. Земледельцам и садоводам становилось жить всё хуже и хуже. Знатные люди, охваченные жадностью накопления, захватывали лучшие участки. У простых людей оставались жалкие, бесплодные клочки земли, а семьи увеличивались, прокормить детей и внуков не было возможности. С ненавистью смотрели бедняки на богатых соседей, присоединяющих дом к дому и поле к полю, наполняющих амбары хлебом и закапывающих бочки с вином и маслом. Некоторые земледельцы пробовали искать новой, свободной земли, но Финикия была мала. С одной стороны море, с другой — лесистые горы, через которые не всякий отваживался перевалить. Оставалось одно — уходить в города. В городах у людей появились новые занятия. Одни скупал, у рыбаков рыбу, сушили, солили её и везли в глубь страны, в безводные места, где рыбу видали редко и хорошо за неё платили. Другие, взяв в руки два тяжёлых камня, ныряли на дно моря и добывали оттуда маленькие чудесные раковины. На вид они были невзрачны. Но из каждой можно было выдавить несколько капель густой жидкости. Это была замечательная пурпурная краска. Владельцы ткацких мастерских давали за маленький сосудик, наполненный такой краской, слиток серебра весом в два сикля. Одежды, окрашенные в пурпур, сверкали на солнце. Если краску замешивали погуще, ткань становилась лиловой, если пожиже — она алела, как будто обрызганная кровью. Можно было стирать пурпурную одежду каждый день в речной и морской воде, в холодном, как лёд, горном ручье и в котле с бурлящим кипятком, а она не линяла; казалось, что её только вчера покрасили. Такую одежду охотно покупали цари и князья, жрецы и военачальники.

Был и ещё один выгодный промысел. На юге страны, у подножии горы Кармил, весь морской берег был покрыт белым; чистым песком. Изобретательные люди смешивали его с селитрой и плавили, как медную руду, терпеливо очищая от всяких примесей. Получалось прозрачное стекло, из которого выдували маленькие, изящные сосудики для душистых благовоний или отливали круглые зеркала, в которых лица людей отражались, яснее, чем в старых, желтоватых бронзовых зеркалах.

Изготовление стекла, приносило большой доход, и соседи, проходя мимо мастерских, где дымились печи стекольщиков, с завистью говорили: «Они сосут богатства морей, из песка добывают сокровища!» Но не только песок шёл в ход. Блестящие камешки, раковины и даже битый хрусталь, привезённый из Индии, бросался в печи и давал новые, более тонкие и прозрачные сорта стекла.

Однако не всех соблазняли успехи финикийских мастеров. Находились люди, которые считали, что гораздо выгоднее продавать вещи, сделанные чужими руками, чем самим глотать пар у красильных чанов или обжигать руки у плавильных печей.

Финикийские купцы стали присваивать себе всё больше и больше богатств, обманывая и мастеров, и покупателей. Они нагружали товарами небольшие острогрудые корабли, сколоченные из кедровых брёвен, тщательно Обмазанные смолой, выкрашенные суриком и охрой. Осторожно, следуя вдоль берега, добирались они до берегов Египта. Египтяне охотно раскупали финикийские вина и оливковое масло, пурпурные одежды и серебряные вазы с золотыми крышками, искусно отлитыми в виде головы быка, львиной пасти или сказочной птицы с острым клювом и распростёртыми крыльями. Но больше всего ценился в Египте лес. В плоской и ровной долине Нила каждый клочок земли был возделан. Старинные леса давно были вырублены. Лишь кое-где зеленели маленькие рощицы тоненьких акаций и тамарисков. Широко раскрытыми глазами взирали египтяне на пригоняемые из Финикии по морским волнам плоты, сколоченные из гигантских кедровых брёвен в пять локтей обхвата каждое. Чиновники фараона отвешивали десятки дебенов[70] золота за груду таких брёвен, из которых можно было соорудить шлюзы в канале или настлать перекрытие в царской гробнице.

Попутное течение быстро уносило финикийские суда обратно на родину. Они везли из Египта зерно, тонкое верхнеегипетское полотно, живую нильскую рыбу в бассейнах, канаты изумительной прочности, тонкие желтоватые листы папируса.

Распродав египетские товары, финикийские купцы оставляли себе на память по паре маленьких священных жуков — скарабеев, вырезанных из зелёного малахита или отлитых из фиолетового фаянса. Египетские жрецы клялись жизнью фараона, что эти фигурки принесут счастье и избавят от опасности того, кто спрячет их на груди. Ведь священный жук — образ самого бога Ра. Он катит по земле шарики навоза, как отец богов катит по небу сверкающий солнечный шар.

Финикийский корабль.
Жажда наживы гнала финикийских купцов всё дальше и дальше. Навьючив ослов и верблюдов товарами, домашними или привезёнными из Египта, они отправлялись по горным тропам и по песку выжженных пустынь далеко на восток и север. Возвращались домой через много лет, нагружённые новыми, невиданными изделиями, пригоняя скот и закованных в цепи рабов. Из Дамаска привозили они шерсть блистательной белизны, из Израильской страны — лучшую пшеницу, виноградный мёд и чудесный бальзам, исцеляющий от глазных болезней, из Ассирии — тюки златотканных, узорчатых одежд, упакованных в кедровые ящики. Из страны Урарту пригоняли финикияне целые табуны объезженных коней и выносливых мулов, а из степей Аравии — бесчисленных овец и коз. Но больше всего ценились прилежные рабы, которые были нужны и в мастерских и на кораблях. Самую трудную работу возлагали на них. Под ударами бича надсмотрщика они месили глину, таскали мешки с Песком, растапливали печи, на распухших, израненных спинах переносили тяжёлые кедровые брёвна. На ночь их загоняли в грязные, душные землянки и кормили плохо проваренным ячменём и сушёной рыбой.

Многие умирали от истощения, побоев и болезней, но это мало беспокоило хозяев. Взамен умерших покупались на рынке новые десятки рабой. Часто купцы предпочитали промышлять только живым товаром, считая, его самым прибыльным. Узнан о готовящемся походе хеттского или ассирийского царя, они спешили в лагерь и с нетерпением ждали сражения. Успех дружественного властителя радовал их больше, чем самого победителя. Торжествующие воины продавали купцам пленников по сиклю за голову или меняли человека на кружку доброго вина, серебряный кинжал или узорчатый пояс.

Пригнав: рабов домой, можно было продать их в десять раз дороже или погрузить на корабли и повезти за море. Немало людей по воле суровых финикийских работорговцев оказывалось далеко от родины. Плохой славой пользовались финикийские купцы, лукавые и жадные хитрецы. Когда высаживались они где-нибудь на островах Эгейского моря или на берегу обильной овцами Ливии, матери торопились прятать подальше детей, ибо бывали случаи, что финикийский купец заманивал десятилетних мальчиков к себе на корабль, обещая подарить разноцветную фаянсовую фигурку или серебряный кинжал с золотой рукояткой, а потом корабль уплывал в море, и родителям никогда не удавалось разыскать своего сына. Увезённый в чужую страну, он обменивался на пару быков или медный котёл, потом его гнали пасти свиней в Дубовом лесу или окапывать смоковницы в саду сурового господина.

И всё же финикийских купцов всюду встречали радостно. Слишком много соблазна представляли невиданные диковинки, которые они привозили. Глаза женщин загорались огнём при виде янтарных ожерелий, золотых и серебряных браслетов с лепными узорами, серёжек, — украшенных розетками из голубых сапфиров, алых карбункулов и зелёных изумрудов, тончайших покрывал и пурпурных тканей. Жадно хватая, вырывая друг у друга и перещупывая драгоценные товары, матери нередко забывали о детях и вспоминали о них только тогда, когда корабль финикийских гостей уже увозил их далёко.

Огромные прибыли не могли насытить жадных хищников-Поездки в близкие страны: в Египет, на остров Элису[71], к берегам Эллады казались им уже чересчур лёгкими и обыкновенными. Более предприимчивые и алчные дельцы устремлялись дальше. Избороздив насквозь Верхнее море, оказавшееся замкнутым со всех сторон бассейном, они добирались до Иберии[72], страны, изобилующей серебром, оттуда корабли возвращались с серебряными якорями вместо железных. А по ту сторону Иберии простиралось новое, никому неведомое море, не имевшее другого берега. Сколько ни плыли на запад отважные моряки, они не замечали на горизонте ни единого островка. Полагая, что это край земли, омываемой со всех сторон водой, сливающейся где-то с небесным океаном, они возвращались назад. Иногда они плыли на север от двух столпов Мелькарта — остроконечных скал, воздвигнутых богом-путешественником, обошедшим в давние времена всю землю и остановившим свои стопы у узкого пролива. По обе стороны этого пролива и поставил он столпы, сохранившие его имя.

Финикийские моряки отваживались плыть гораздо дальше того предела, который поставил им бог Мелькарт. Они добирались на севере до окутанных туманом Оловянных островов[73], откуда привозили мягкий, светлый металл, столь необходимый для выплавки бронзы; металл, именем которого они назвали холодные, мрачные острова. Где-то ещё дальше находился Янтарный берег, откуда привозились блестящие, жёлтые, твёрдые, как камень, куски какой-то затвердевшей массы, пригодной для выделки бус. Финикийские мореплаватели не знали устали. Унылые, худые рабы, прикованные к скамейкам, налегали на вёсла. Пот струился по! их лицам, а из опухших, покрытых мозолями рук капала кровь. Но хозяевам всё казалось, что судно движется медленно, и ударами хлыстов они подбадривали задыхающихся от жажды гребцов. Иной раз налетал вихрь, корабль садился на мель или ударялся о прибрежные скалы и шёл ко дну. Финикийские купцы, побросав свои сокровища, вплавь пускались к берегу, а рабы, закованные в цепи, вместе с судном опускались на дно.

Самое знаменитое путешествие совершили финикийские мореплаватели во времена могучего и тщеславного египетского фараона Нехо[74]. Он призвал к себе самых лучших и опытных мореходов Тира и Сидона и поручил им плыть вокруг Африки. Если ни разу не повернув назад, имея берег всё время по правую руку, они окажутся вновь в Египте, фараон сулил им большие награды. Если они оробеют и повернут руль, он грозил им жестокими карами. Три финикийских корабля, прекрасно оснащённые, наполненные съестными припасами, необходимыми для дальнего плавания, с лучшими гребцами вышли из города Саиса. Они двинулись по нильским рукавам, потом по широкому каналу, вырытому ещё во дни царицы Хатшепсут и теперь — 900 лет спустя — расчищенному и углублённому по приказу Нехо, вышли в зелёные воды Аравийского залива[75]. Сперва путь шёл вдоль пустынных скалистых берегов, населённых дикими троглодитами (жителями пещер), но на сороковой день показались гостеприимные берега Пунта. Смуглые, полуобнажённые пунтийцы сбежались к берегу и отвели финикийских моряков в своё селение, расположенное на болотистом берегу на сваях. Финикияне, после сытного обеда, предложенного гостеприимными хозяевами, разложили свои товары: янтарные ожерелья, золотые чаши, пурпурные ткани и острые железные кинжалы, неведомые до тех пор пунтийцам. В обмен туземцы предлагали им ручных обезьян, — борзых охотничьих собак и длиннорогих быков. Но финикияне просили маленькие шарики сухой мирры — душистой смолы деревца, растущего только в Пунте и соседней Аравии. Они знали, что за эти шарики им щедро, заплатят египетские жрецы. Боги Египта любят благовонный дым, клубящийся от жаровен, на которых нагревается и тает ароматная мирра.

Двинувшись дальше, финикияне поплыли вдоль берега, населённого чернокожими, курносыми, толстогубыми людьми. Они ходили почти совершенно обнажёнными. Только узкий пояс облегал талию, и с него свешивались хвосты леопардов и большие раковины. Чернокожие люди недоверчиво относились к чужеземцам и не позволяли им высаживаться. Натягивая луки, они грозили острыми стрелами или швыряли камни, подымавшие столбы брызг вокруг кораблей.

Впрочем, один раз финикиянам удалось сойти на совершенно пустой берег. На песчаной отмели лежали груды ослепительно белых слоновых клыков и рядом несколько леопардовых шкур. Кругом не видно было ни души. Самый старый, из финикийских купцов объяснил в чём дело: «Местные жители хотят — обменять свою добычу на наши товары, но боятся нас. Надо забрать их подношения и положить взамен наши дары. Нам ещё придётся когда-нибудь опять приплыть сюда. Если мы поступим честно, то жители будут верить нам и всегда приносить в это место слоновую, кость».

Молодые купцы послушались старика и, погрузив на корабли 120 лучших клыков, выложили взамен груды пёстрых дешёвых бус, египетские фаянсовые сосуды и маленькие бронзовые топорики.

Плаванье продолжалось. С каждым днём, воздух всё более и более накалялся. Жара Становилась нестерпимой. Финикияне сбросили свои шерстяные плащи и остались в лёгких полотняных рубашках, но и это не помотало.

На тринадцатый месяц плаванья свершилось чудо. Солнце в полдень отклонилось не к югу, как ему полагалось, а к северу. Даже старики никогда не видали ничего подобного и, вздыхая, говорили: «Бог Ваал разгневался и уходит на север. Он скроется от нас совсем в мрачный шеол[76] и весь мир погрузится во тьму». Но дни проходили, и ничего страшного не случилось. Моряки привыкли к странному явлению[77]. Одно их огорчало: на родине никто не поверит им, когда они расскажут, что видели солнце в полдень на северной стороне.

Скоро запасы истощились. Пришлось сделать длительную высадку, настрелять диких птиц и посеять немного ячменя и пшеницы на болотистом берегу. Под жаркими южными лучами зёрна быстро проросли, и через три месяца уже удалось снять обильную жатву: Ливийская страна казалась бесконечной. Уже второй год плыли финикияне, а не было видно конца и края путешествию. Но вот настал радостный день. Берег стал поворачивать на запад, и моряки поняли, что это южная окраина Ливии. Скоро они поплыли уже на север и поняли, что приближаются, хотя и медленно, к дому, огибая Ливию со стороны заката солнца. В полдень дневное светило опять стало отклоняться к югу, и моряки вздохнули свободно. Самое трудное было уже позади. Вот корабли вошли в глубокий залив. В глубине виднелся маленький островок, полный каких-то диких людей, покрытых густой шерстью. Проводник, который бывал не раз в далёких южных странах, назвал их гориллами. Несколько финикиян — опытные охотники — с копьями в руках погнались за чудовищами, но те убежали, цепляясь за скалы и защищаясь камнями. Удалось захватить только трёх волосатых и мускулистых женщин. Они не умели говорить и только злобно мычали, кусаясь и царапаясь. Довести их до берега не было возможности. Пришлось их убить и содрать их шкуры. Долго спорили финикийские моряки — люди это или звери. И так и не смогли этого решить.

Вскоре внимание финикиян привлекло новое явление. Вдали появилась высокая гора, с вершины которой бил столб пламени. Огненные потоки изливались в море, и целые тучи пепла разносились ветром во все стороны и долетали до кораблей. «Это — колесница богов, — сказал проводник, молитвенно складывая руки и произнося вполголоса заклинания, — горе тому, кто приблизится к ней».

Вот появился новый остров. Моряки высадились, чтобы запастись свежей водой из ручья. Некоторые углубились в густой лес. Огромные ветвистые деревья утопали в зелени. Их стволы были, разнообразны и душисты. Ручей впадал в солёное озеро, посреди которого находился другой остров. Ни одного человека за день путешественники не встретили, только щебетание бесчисленных пернатых и рычание львов нарушало тишину. Но наступила чёрная южная ночь, и внезапно среди леса запылали тысячи огней и послышались звуки флейт, кимвалов и тимпанов и дикие гортанные крики. Путешественники в страхе бежали к берегу, и прорицатели велели им оставить остров.

Проплыв мимо устья неведомой реки, полной крокодилов и гиппопотамов, финикияне увидали вдали прибрежную деревню. Хижины, сколоченные из древесных стволов, были покрыты пальмовыми листьями. Жители, высыпавшие на берег, заговорили на знакомом языке, приветствуя прибывших гостей. Это были колонисты из Карфагена, большого финикийского города, расположенного на северном берегу Ливии.

Прогостив у соотечественников 10 дней, моряки вновь отправились в путь и, пройдя между двух остроконечных столпов Мелькарта, вступили в знакомое Верхнее море. Дальнейший путь уже не представлял, опасности. Моряки долго отдыхали в шумном Карфагене, посещая друзей и знакомых, сбывая на рынке слоновую кость, чёрное, дерево, золотой песок и звериные шкуры — всё, что удалось раздобыть по дороге. А месяц спустя финикийские мореходы уже подплывали к берегу Египта.

Три года продолжалось их путешествие. Фараон Нехо не думал уже увидеть их в живых и, награждая их щедрыми дарами, заметил, что ни один путешественник до сих пор не забирался так далеко, и пройдёт много веков, пока найдутся другие такие смельчаки, чтобы решиться обогнуть огромную Ливию и вернуться через столпы Мелькарта.

Скифы

Скифский поход царя Дария[78]

Скифия была объята тревогой. С наступлением ночи безбрежные степи озарялись сигнальными кострами, пылавшими на высоких курганах. Бесчисленные вестники мчались на конях, быстрых, как ветер, от одного племени к другому. Повсюду разносилась весть о приближении страшного врага. Персидский царь великий, царь царей Дарий Гистасп с 60 000 пехотинцев и 10 000 всадников подходил к берегам Истра[79]. Эллинские купцы, прибывшие на своих кораблях в Ольвию[80], рассказывали, что они видели у берегов Боспора Фракийского[81] несметные полчища разноплемённых воинов персидского царя, переходящих по широкому мосту из Азии во Фракию.

Эллины уверяли, что персам покорились десятки народов, но ненасытный деспот Дарий не мог удовлетвориться этим. Он желал поработить весь мир и вольнолюбивых обитателей северных стран сделать такими же подданными, как смирившиеся уже вавилоняне, дли запуганные египтяне, или купцы-мореходы финикияне, думающие лишь о прибыли и чуждые воинским доблестям.

Больше всех волновали сообщения О приближении врага каллипидов и алазонов, живших по берегам Гипаниса[82]. Первый удар должен был обрушиться на них. Они бросали свои поля, засеянные пшеницей и просом, поджигали ещё не сжатые колосья, прогоняли стада по зеленеющим огородам, уничтожали всё, что можно уничтожить, чтобы не оставить врагу ни одной горсти зерна, ни одной луковицы. На восток и на север двигались повозки, запряжённые лошадьми. На каждой возвышалась круглая войлочная юрта, разделённая на несколько частей.

Развалины дворца в Персеполе.
Здесь помещались старцы, женщины и дети. Позади медленно двигались подгоняемые пастухами стада быков и коров. По обе стороны скакали на отборных рысаках вооружённые воины, они внимательно вглядывались в туманную даль. Ни один человек не желал остаться в местности, куда вскоре вступят чужеземцы. Свободолюбивые скифы предпочитали изгнание и даже смерть рабству.

А тревожные вести уже распространялись по ту сторону Борисфена[83] и доходили до берегов Танаиса[84], где обитали скифы-кочевники, не знавшие вкуса хлеба, питавшиеся лишь молоком, мясом да дикими плодами и кореньями. Это были храбрейшие скифские племена. Самый могущественный вождь Идантирс призвал к себе двух других — Скопаса и Таксака. Они уселись на разостланной на земле, посреди стана, бычачьей шкуре и с жаром — обсуждали новые вести. Вокруг толпились воины, бряцая оружием и громкими возгласами выражая готовность встретить врата. Но вот поднялся престарелый Идантирс, и все смолкли.

Долго говорил доблестный и опытный вождь, призывая народ держаться стойко и ждать подкреплений. Он уверял, что помощь придёт не только от других скифских племён, но и от соседних народов. Он говорил о том, что уже посланы вестники на юг к воинственным и свирепым таврам[85], на запад — к неврам[86], мудрому народу, искусному в колдовстве, и на далёкий север — к голубоглазым и рыжим будинам, обитающим в сосновых лесах и строящим себе деревянные жилища.

Ждали помощи и от меланхленов — народа, жившего у истоков Танаиса. Но больше всего надежд возлагали скифы на савроматов, кочевавших в далёких восточных степях за Танаисом. Это был многочисленный и отважный народ. По слухам, даже савроматские жёны и девы отправлялись на охоту и войну вместе с мужьями, отцами и братьями. Ни один савромат не согласился бы взять в жёны; девушку, прежде чем она не убьёт хотя бы одного врага. Робкие девы, боявшиеся свиста мечей и визга стрел, на всю жизнь оставались одинокими и презираемыми. Да, союз с таким народом был желанным.

Речь Идантирса ободрила собравшихся скифов. Закипела работа. Каждый готовился к войне. Один точил короткий железный меч — акинак — и старательно чистил заржавевший дугообразный набалдашник, насаженный на его рукоятку. Другой чинил порвавшийся кожаный колчан и украшал его тонкими полосками с фигурками прыгающих оленей и летящих грифонов. Третий натягивал на лук новую тетиву, скрученную из воловьих жил.

Весело пылали горны. Полуобнажённые мастера Отливали в каменных формах маленькие трёхгранные, бронзовые наконечники стрел. Их подручные насаживали готовые острия на тонкие тростинки.

По вечерам толпы воинов собирались у костров я слушали рассказы стариков о былых войнах, о победах, одержанных дедами и прадедами, об изгнании киммерийцев с берегов Меотиды[87], о разгроме мидян. С особым интересом слушали рассказы о походах в далёкий Египет, страну, где река не замерзает никогда, и никогда не выпадает снег, где люди не привыкли к бранным трудам и откупаются от врагов золотом.

Многие народы испытали на себе удары скифов, но ещё ни один враг не осмелился проникнуть в их степи. Юноши и старцы, жёны и девы без страхи ждали и клялись, что ни один из захватчиков не уйдёт целым с северных берегов Понта[88].

* * *
Один за другим возвращались скифские послы. Известия, принесённые ими, были не совсем утешительны. Невры, тавры и меланхлены отказывали в помощи. Пока им никто не угрожал, они предпочитали беспечно наслаждаться миром. Невры были уверены, что среди своих болот и озёр они всегда будут неуязвимы и ни один враг не осмелится их потревожить. Они безмятежно проводили время, охотились, по своему обыкновению, на бобров и выдр и готовились к обычному ежегодному празднику, на котором лучшие охотники, одевшись в волчьи шкуры, совершали свои таинственные пляски. Им не было дела ни до скифов, ни до невров. Меланхлены спокойно кочевали в верховьях Танаиса. Их колдуны, после долгих гаданий объявили, что боги не одобряют союза со скифами. Не было ещё случая, чтобы какой-либо перс нанёс обиду меланхлену. Пускай скифы и персы сами сводят свои счёты, говорили, они. Отказали в помощи и свирепые воинственные тавры. Не подкупил ли их персидский царь своими дарами?

Куль-обская ваза с изображением скифских воинов.
Только обитатели северных лесов — будины и гелоны, а также далёкие савроматы обещали оказать скифам поддержку. Они оказались благоразумнее других. Их вожди понимали, что в случае, если скифы будут побеждены и персидский царь станет твёрдой ногой на северных берегах Понта и Меотиды, придёт конец свободе северных народов. Всех их поработит царь царей. Всех обложит данью, заберёт юношей в рудники и каменоломни, а девушек засадит за ручные мельницы или пошлёт в гаремы своих сатрапов. Будины, гелоны и савроматы понимали, что не спасут их ни густые леса, ни широкие степи, ни непроходимые болота. Только смелость и любовь к свободе спасут народы от захватчика. И вот они обещали выступить, как один человек, на выручку своих соседей скифов. Их обещания влили бодрость в сердца скифских воинов. Но союзники были ещё далеко, а ненавистные захватчики-персы приближались.

Скифы решили не начинать битвы, а заманивать неприятеля в глубь страны, не оставляя ему ни одного снопа, ни глотка чистой воды, ни клочка травы для его коней. Всё, что нельзя было увезти, решено уничтожать, сжигать, загрязнять. Таков был приказ вождя скифских племён Идангирса.

Золотой сосуд с изображением скифа.
Войска Дария приближались к границам Скифии. Они прошли Фракию, достигли нижнего течения могучего и полноводного Истра. Здесь пришлось сооружать новый мост. Когда пехота и конница персидского царя перешли на левый берег, было решено оставить для охраны моста ионян во главе с 11 тиранами приморских городов и островов.

Прощаясь с ними, Дарий вручил им длинный ремень с 60 узлами и сказал: «Каждый день развязывайте по узлу. Если я не вернусь через 60 дней, значит я достиг гор Кавказа и возвращаюсь домой другим путём. Тогда вы можете разрушить мост. Он мне больше не нужен».

Персидские войска вступили в обширные скифские земли. Сперва их путь шёл через плодородные поля, засеянные пшеницей и коноплёй. Полноводные реки и журчащие ручьи утоляли жажду людей и коней. Часто встречались леса и рощи, где удобно было располагаться на отдых. Но вскоре началась огромная, безбрежная степь. Ни деревца не было видно на горизонте. Палящие лучи солнца жгли немилосердно. Воинов мучила жажда. Стремительно бросались они к каждому встречному колодцу, но те были засыпаны или загрязнены предусмотрительными скифами. Приходилось пить прогорклую воду из бурдюков, да и той было очень мало. С каждым шагом степь становилась пустыннее. Вдали пылали подожжённые населением посевы и кустарники. Пахло гарью и дымом. Ни один человек не встречался на пути. Наконец, персидские войска переправились, через Борисфен и остановились на отдых на его берегу. Воины вволю напились свежей речной воды. Многие принялись за ловлю речной рыбы, другие стреляли дичь в прибрежных камышах.

Скифы не показывались. Тогда Дарий послал на разведку конные отряды. На расстоянии двух дней пути or лагеря они столкнулись с огромными силами врагов, Тысячи скифских всадников, пуская тучи стрел, наседали на них со всех сторон. Понеся огромные потери, персидская конница обратилась в бёгство. Скифы преследовали её до самого лагеря, но напасть на многочисленную персидскую пехоту не решились и вновь умчались в степь. Дарий был раздражён. Враги казались неуловимыми.

Они. — не хотели вступать в решительную битву и предпочитали истреблять отряды персов, отделившиеся от главных сил.

Персидская армия двинулась дальше. На каждой стоянке не досчитывались сотен воинов, отставших и пропавших без вести. Отряды, посланные на разведку, часто не возвращались. Многие воины заболевали от истощения или от испорченной воды. Другие страдали от ранений трёхгранными стрелами, полученных во время мелких схваток с летучими отрядами врага. Вот уже показались вдали прозрачные воды Танаиса, а противники всё ещё оставались недостижимыми. По-прежнему была безлюдна неоглядная степь. Только ночью на отставших персов обрушивались враги, и свист, стрел, летящих со всех сторон, приводил в ужас даже опытных воинов.

В армии началось недовольство. «Для чего завёл нас царь в эти проклятые степи», — ворчали поседевшие в боях, старики, Они вспоминали славные битвы, когда персидская армия стояла лицом к лицу с врагом и могла проявить свою храбрость. Теперь же приходилось иметь дело с невидимым противником. И храбреца и труса одинаково поражали стрелы. Редко, кому удавалось увидеть врага в лицо.

Наконец, Дарий решился вступить со скифами в переговоры. Десять послов в сопровождении греков-переводчиков отправились к вождю скифов Идантирсу. У ближайшего кургана их окликнули скифские разведчики и после коротких переговоров повели к. Идантирсу.

Персидский воин.
Вскоре показался скифский лагерь. Тысячи огромных круглых палаток, обтянутых войлоком, стояли, на повозках. Женщины и дети, отгибая полотнища, высовывались наружу, с любопытством взирая на чужеземцев. Сотри воинов носились на взмыленных конях по окрестностям, охраняя стоянку от неожиданного нападения. Поодаль возвышалась насыпь, на которой был водружён огромный железный меч остриём кверху. Это была святыня скифов. Несколько стражей подводили к нему связанных пленников, быстрым движением перерезали им глотки и опрыскивали кровью зазубренное; лезвие, затем отрубали у поникших трупов правые руки и подбрасывали вверх. Персидские послы с ужасом Заметили среди жертв знакомые лица пропавших без вести соратников. «Неужели вы убиваете всех пленных?» — спросил один из послов у проводника. Скиф стал что-то объяснять на своём языке. «Он говорит, — заметил греческий, переводчик, — что из каждой сотни пленников только один приносится в жертву богу войны — священному мечу, остальных обращают в рабство».

Послов подвели к палатке вождя Идантирса. Он сидел у входа на бычачьей шкуре рядом со своими союзниками: вождём племени будинов и вождём племени савроматов, обитавших рядом со скифами. Они были одеты в узорчатые, расшитые золотыми нитями кафтаны. На их шеях сверкали золотые гривны с подвесками в виде искусно вычеканенных оленей с развесистыми рогами. На головах сверкали остроконечные шапки, обшитые золотыми розетками. Позади вождей стояли воины в чешуйчатых панцирях и широких кожаных штанах. У каждого сбоку висел колчан со стрелами, за спиной был лук, а за поясом заткнут меч в золотых ножнах; литые львы и крылатые гении с птичьими головами, причудливым узором обвивавшие ножны, напоминали персам знакомые изображения на стенах вавилонских дворцов. Щиты из тонких гибких прутьев были прислонены к повозке.

Отвесив поклоны, послы через переводчика, передали требования царя царей Дария: или покориться, или принять битву. «Зачем вы бежите от нас, о скифы и савроматы. Зачем вы поджигаете растительность в степи и губите ручьи и колодцы, засыпая их камнями или отравляя ядовитыми кореньями. Если вы считаете себя слабыми, то покоритесь великому царю, властителю 21 страны, пришлите ему в знак покорности горсть своей земли и сосуд речной воды и уплатите дань. Наш царь милостив к своим подданным и заботится о них. Если же вы считаете себя сильными, то не уклоняйтесь трусливо от битвы. Выступите против нас, и пусть боги по справедливости решат, кто должен властвовать».

Идантирс сверкнул хитрыми чёрными глазами и насмешливо возразил: «Мы не убегаем от вас, Мы просто кочуем по своей степи, как привыкли с давних времён. У нас нет городов, обнесённых стенами, всё имущество мы везём с собой. Зачем нам сражаться с вами. Но если вы уже так хотите кровопролития, то найдите могилы наших предков и попробуйте тронуть их. Поверьте, ни один из вас не уйдёт от нашей мести».

«Что же передать нашему владыке?» — спросил старший посол. «Передайте наши дары», — ответил Идантирс и хлопнул в ладоши. Из палатки вышел сморщенный старик и с низким поклоном протянул послам завязанную платком корзину.

На обратном пути персидские послы увидели у крайней палатки нескольких слепцов с высохшими жёлтыми лицами, в лохмотьях, с глиняными кувшинами в руках. Затягивая заунывную песню, несчастные равномерно подымали и опускали сосуды. «Это — царские рабы, — сказал проводник. — Они сбивают масло. Чтобы никто из них не мог убегать, мы им выкололи глаза.

На другой день послы вернулись в персидский лагерь. Дарий с нетерпением ожидал их. Рассказав обо всём, старший посол протянул царю корзину — дар Идантирса. Когда с неё был снят платок, то перед удивлёнными персами внезапно выпорхнула какая-то, птица и с громким чириканьем взвилась к небесам, затем выпрыгнула мышь и скрылась в ближайшей канаве. На дне корзины квакала лягушка и лежало пять бронзовых стрел, надетых на тонкие тростинки. Дарий улыбнулся. „Они всё-таки решились покориться! — воскликнул он. — Мышь водится в земле, а лягушка — в воде; значит, они вручают нам свои земли и воды. Птица мчится быстро, как лошадь, значит они отдают нам табуны, своих коней, а также своё оружие — вот лежат пять стрел. Мы недаром пришли в эту страну. Отныне она будет покорна нам“».

«Ты ошибаешься, великий царь, — заметил один из старых соратников Дария, Габрия. — Смысл скифских даров совсем иной. Они гласят: „Если вы, персы, не улетите, как птицы в небеса, или, подобно мышам, не скроетесь в землю, или, подобно лягушкам, не ускачете в озёра, то не вернётесь назад и падёте под ударами этих стрел“».

Персидские вельможи ожесточённо заспорили. Но их пререкания были внезапно прерваны прискакавшим разведчиком, кричавшим, что с севера движутся несметные полчища врагов. Персидские войны стали спешно строиться в ряды, всадники седлали лошадей. Звон оружия огласил лагерь, смешиваясь с громким протяжным криком привязанных к палаткам вьючных ослов. На этот раз приближались главные силы врага. Передовой отряд, выставленный на кургане, был смят. Персидские всадники, ринувшиеся навстречу скифам, чтобы задержать их и дать пехоте время развернуться, не устояли против подавляющих сил противника и отступили. Однако, когда скифы приблизились к лагерю, персидские пехотинцы, выставив копья вперёд и медленно, но неуклонно наступая, отразили натиск.

Вечером Дарий опять созвал вельмож и военачальников. Он мрачно выслушал сообщения, о большом количестве убитых и раненых, о недостатке продовольствия и стрел, о новых заболеваниях среди воинов и слуг. «Что же нам делать?» — спросил он. Все мрачно молчали, оглядываясь друг на друга. Наконец, один из приближённых воскликнул: «Нам: не победить скифов. Нам не добраться до гор Кавказа. Нужно повернуть назад, пока цел мост через Истр». — «Мы не поспеем, — возразил Дарий, — уже прошёл тридцать шестой день с тех пор, как мы покинули берег Истра, а я велел ионянам разрушить мост на шестидесятый день. У нас много больных и раненых, — .с таким тяжёлым грузом мы будем двигаться, медленно, а враги будут задерживать нас своими, нападениями», — «Лучше пусть погибнет часть армии, чем все мы, — возразили Дарию его полководцы, — оставь на месте всех слабых, всех больных и калек, — брось лишние вещи, оставь вьючных животных. Здоровые и сильные воины дойдут до Истра за двадцать пять дней». После долгого напряжённого раздумья Дарий махнул в знак согласия рукой. Ночью персидская армия была разделена на две части. Наиболее сильные и боеспособные воины были выделены в передовой отряд. Им велели захватить только оружие и продовольствие на один день и готовиться к выступлению. Остальные оставались сторожить лагерь. Всюду были зажжены бесчисленные костры, чтобы обмануть бдительность врагов. Оставленные в лагере вьючные ослы пронзительно кричали.

Отборные отряды под покровом ночи вышли из лагеря, но двинулись не на врага, а в противоположную сторону. Тщетно ждали их тысячи соратников, оставшихся в лагере. Они не вернулись назад. Через три дня скифы повторили нападение, но к своему изумлению не встретили отпора. Несчастные персы, покинутые своим царём и военачальниками, обременённые тысячами тяжело раненных и больных, голодные и истощённые, вышли вперёд, простирая руки и моля о пощаде. Своё оружие они побросали на землю. Обрадованные скифы связали пленников и погнали в свой лагерь. Давно у них не было такого множества рабов.

А в это время Дарий с избранными отрядами быстро двигался на запад. К счастью, по пути удалось захватить стадо быков и коров, которых скифские пастухи гнали через степь. Сбившись с пути, они натолкнулись на персидских разведчиков и были мигом перебиты. Захваченный скот персы зарезали и, нагруженные свежим мясом, быстро двинулись в путь. Счастливая случайность спасла их от голодной смерти.

По выжженной, безлюдной степи, с трудом отыскивая уцелевшие водные источники, собирая в шлемы дождевую воду, шагали незадачливые завоеватели на запад. Когда они добрались до берегов Истра, мост был уже наполовину разрушен, но ионяне ещё не успели уйти. Один из царских глашатаев, египтянин, славившийся зычным голосом, закричал: «Чините мост. Царь царей идёт следом за мной». Ионяне быстро восстановили разрушенную часть моста. Так Дарий успел благополучно переправиться через Истр и велел поджечь мост.

Персидская армия, считавшаяся до тех пор непобедимой, отступала через горные перевалы Фракии. Больше половины бойцов остались навеки в далёких степях.

Дарий никогда больше не пытался направляться к скифам. Оставаясь наедине со своими советниками, он признавал, что сломить скифов невозможно. «Они любят свободу больше, чем золото и пурпурные ткани. Их нельзя подкупить, как вавилонских купцов или египетских жрецов. Их нельзя запугать, ибо всегда они могут укрыться от врага в бесконечных просторах своей страны и всюду найти пастбища для своих стад и новые пахотные земли и всегда могут вернуться на старые — места и отомстить тому, кто занял их. Мы чуть, было не погибли в этой проклятой стране. Лучше никогда не — встречаться нам второй раз с храбрым и свободолюбивым скифским народом».

Воспоминания о неудачном скифском походе царя Дария долго ещё передавались от детей к внукам, и ни один персидский царь не решался приближаться к скифским землям.

Хорезм

Полёт через тысячелетия[89]

В VIII в. н. э. жил учёный математик Ибн-Муса, а чтобы все знали, откуда он родом, Ибн-Муса прибавил к своему имени «ал-Хорезми», что значит «из Хорезма». Ибн-Муса ал-Хорезми хорошо знал греческую геометрию, индийскую математику и очень много работал над углублением своих знаний. Он оставил много учёных трудов. Одна из его работ была особенно знаменитой — это трактат, в котором впервые в мире были сформулированы все положения современной алгебры. «Ал-Джабр» назвал Ибн-Муса ал-Хорезми этот трактат, и отсюда произошло и само название «алгебра».

Где же находился древний Хорезм, откуда был родом создатель алгебры Ибн-Муса ал-Хорезми? В северо-восточной части Узбекской ССР, там, где цветущие сады и поля перемежаются с непроходимыми песками пустыни, было расположено много-много сотен лет назад хорезмское царство.

В III–II тысячелетии до н. э. здесь поселились древнейшие обитатели, которые оставили в пустыне следы своих стоянок, в 1 тысячелетии до н. э. было образовано первое рабовладельческое государство, а в III в. н. э. хорезмские послы появились пои дворе римских императоров. В X–XIII вв, н. э. здесь было богатое государство могущественных хорезмшахов.

Обо всём этом говорят многочисленные остатки больших городов, развалины крепостных стен и башен, а также следы разветвлённой сети каналов. Их мёртвые, засыпанные песком русла и сейчас ещё можно разглядеть в безжизненных просторах пустыни. Здесь тысячелетиями продолжалась жизнь, складывались различные культуры, — об этом рассказывают и развалины средневековых замков, и города рабовладельческого государства, и древнейшие, памятники, каменного века.

В XIII в. орды кочевников Чингис-хана разгромили хорезмское царство, сожгли города, разрушили каналы, и цветущая страна превратилась в безводную пустыню.

Пятью столетиями раньше, в VIII в., арабский завоеватель Кутейба варварски уничтожил научную литературу хорезмцев и изгнал её учёных.

Вот что говорит об этом великий хорезмский учёный ал-Бируни: «И всеми способами рассеял и уничтожил Кутейба всех, кто знал письменность, кто хранил её предания, всех учёных, что были среди них, так что покрылось всё это мраком и нет истинных знаний о том, что было известно из их истории…»

Долгов время история древнего Хорезма оставалась загадкой, окутанной туманом легенд и преданий. И только теперь, благодаря работам советских археологов, которое извлекают из недр земли, из песков пустыни древние памятники хорезмской культуры, постепенно рассеивается этот, туман, и мы узнаём подлинную историю древних хорезмцев, предков современных узбеков и каракалпаков.

Развёрнутым фронтом двинулись археологи во все концы Советского Союза за новыми сведениями по истории нашей родины. Среди них почётное место занимает Хорезмская экспедиция Академии наук СССР под руководством лауреата Сталинской премии Сергея Павловича Толстова.

Раскопки в Хорезме.
Экспедиция впервые приступила к раскопкам в пустынях южной Каракалпакии в 1937 г. Уже предварительная разведка здесь дала очень интересные монеты, обломки глиняной посуды и другие памятники.

Начался трудный и опасный переход на верблюдах через ряды огромных вздыбленных барханов. Ветер крутил вихри песков, и всё пространство казалось волнующимся морем. Верблюды осторожно ступали по песчаным склонам. Казалось, нет конца этому путешествию в пустыне. Но проводник уверенно шёл вперёд: там должны быть развалины крепостей, которые носили такие предостерегающие имена: «Кой-Крылган-кала»

(«Крепость погибших баранов»), «Адам-Ульчен-кала» («Крепость мёртвого человека»), «Кум-Баскан-кала» («Крепость, засыпанная песком»). Но ни эти названия, ни даже озеро «Барса-кельмес» («Пойдёшь — не вернёшься») не могли остановить археологов; исследователи неуклонно двигались вперёд.

По дороге их застигла песчаная буря. Всё пространство заполнилось тучами раскалённого песка. Исследователи с трудом добрались до стен древних развалин, где можно было укрыться от всепроникающих песчинок. Несмотря на ужасающий вихрь и, крутящиеся тучи песка, больно хлеставшие и обжигавшие лицо, работы не прекращались ни на минуту. Разведка продолжалась, обследованы были несколько крепостей, установлены места древних каналов, намечены пункты будущих раскопок.

Несмотря на приобретённый опыт, на хорошее снаряжение экспедиции, трудности археологической работы в пустыне по-прежнему оставались огромными. Только энтузиазм советских учёных, их самоотверженная преданность делу позволили в течение первых лет достигнуть больших результатов. За четыре года было пройдено 1 500 километров разведочных маршрутов, открыто 400 новых памятников, тщательно раскопано 14 поселений. Были установлены границы хорезмского царства в древности и в средневековье, найдены русла древних каналов.

….. В 1945 г., после победоносного разгрома гитлеровской Германии и окончания войны, раскопки возобновились с невиданным энтузиазмом. Особенно это можно сказать про раскопки последующих лет, когда археологи с земли поднялись в небо и с высоты полёта стали обозревать огромные просторы пустыни. Вот как описывает С. П. Толстов в своём дневнике экспедиции полёт над пустыней:

«С высоты открывается широкая панорама памятников. На фоне темно-серых пухлых солончаков ясно видна оросительная система — большой канал в виде двойного светлого пунктира обветренных бугров, остатков боковых дамб, с несколькими параллельными полосами боковых, более старых русел, проходя с юга на север к востоку от развалин. Ясно видно ответвление, уходящее на северо-запад, обходя развалины с запада. Летим над Топрак-кала, и сразу возникают перед нами в новом виде многократно исхоженные нами окрестности крепости. С земли — это монотонное пространство черновато-серых, мёртвых, пухлых солончаков, местами покрытое заросшими буграми. Сейчас перед нами за пределами стен города открывается картина сложных планировок. С севера от города вырисовываются очертания обширного прямоугольного пригорода и чёрная решётка внутренних планировок, выделяющихся на серой поверхности солончака.

На юг от ворот города, прямо продолжая линию его главной улицы, тянется прямая, светлая полоса, упирающаяся в нескольких километрах в берег описанного выше канала — видимо, след ведшей в город большой древней дороги».

Когда во время первой мировой войны военные лётчики поднялись над. Сирийской пустыней, они сделали — целый ряд интересных наблюдений, обнаружили места древних, городов, развалины крепостей. Фотографирование с воздуха позволило обнаружить планы древних городов и укреплений, не видных с земли. Это уже давно натолкнуло археологов на мысль о том, чтобы пользоваться помощью авиации при раскопках. Но до сих пор это были случайные разведочные полёты на небольшом пространстве, фотографирование отдельных памятников, июни были очень мало связаны с самими работами на раскопках.

Советский учёный С. П. Толстов впервые ввёл авиацию в практику раскопок, совершил обследование большого района и изучил при помощи авиации много новых сторон в истории древнего Хорезма. 26 августа 1946 г. лётная группа экспедиции вылетела на двух самолётах с посадочной площадки и начала обследование района «земель древнего орошения», где работали археологи.

Внизу под крылом самолёта простирается вся эта область, бывшая когда-то цветущим краем, изрезанным вдоль и поперёк сверкающими на солнце каналами. Теперь же здесь только бесконечные пески пустыни, а среди них тут и там разбросаны следы древней жизни, следы некогда цветущей культуры.

Вот они, эти трудно различаемые с земли следы: непонятные очертания древней ирригационной сети, скрывающиеся за размытыми буграми и валами, контуры древних городов. Как легко читать с воздуха развернувшуюся внизу археологическую карту; легко потому, что за пять лет скитаний в пустыне каждый памятник, каждый холмик тщательно обследован и изучен внизу, на месте.

15 октября того же года были окончены лётные работы экспедиции, был завершён «полёт через тысячелетия», как называет его С. П. Толстов. 9 тысяч километров осталось позади, был обследован весь район «земель древнего орошения».

Авиаразведка помогла экспедиции изучить древнюю ирригационную сеть и нанести её на карту древнего Хорезма. Были сделаны с воздуха аэросъёмки и точно составлены планы поселений и городов, обнаружено более двухсот новых археологических памятников.

Археологическая экспедиция открыла давно забытую книгу истории древнего Хорезма и рассеяла туман окутывающих её легенд и сказаний; После многолетних работ Хорезмской экспедиции под руководством Сергея Павловича Толстова, после выхода в свет его большого труда «Древний Хорезм», удостоенного в 1949 г. Сталинской премии, мы имеем полное право сказать, что в главных чертах история древнего Хорезма, прошлое нашей Узбекской Советской социалистической республики нам уже известно. Осталось ещё много неясного, ещё не на все вопросы можно дать ответы, нужно решить ещё много важных и серьёзных задач — работы впереди ещё много. Но всё же первый шаг, и притом очень большой, шаг, уже сделан.

Огнепоклонники и загадка Вары[90]

На вершине холма среди лесных зарослей стоит большое жилище овальной формы. Низенькие стены из деревянных жердей почти скрыты навесом высокой конусообразной крыши из тростника. В одном месте навес несколько шире — там дверь.

Откроем её и войдём внутрь этого необычного вида дома-шалаша. Внутри полумрак — дым смешивается с запахом пищи. Пройдём через узкий переход, образованный двумя рядами столбов, и выйдем на широкую площадку в центре дома. Мы пришли к большому очагу; в нём горит огонь, и его дрожащее пламя неверным рассеянным светом озаряет внутренность помещения.

Осматриваемся по сторонам. Помещение это очень велико. Слева широкая свободная площадка. Справа такая же площадка, но там горит около полутора десятка небольших очажков. Отблески их пламени освещают фигуры женщин, которые хлопочут у огня. Одни из них острыми гладкими кремнёвыми ножами вспарывают брюхо большой щуки или сома, другие уже покончили с чисткой рыбы и варят её на очаге в небольших глиняных сосудах неправильной формы. Стенки сосудов тонки, хорошо обожжены и украшены орнаментом из прямых линий. Сразу видно, что эти сосуды делали мастера, специалисты своего дела. Неправильная — форма сосуда происходит от того, что его делали без гончарного круга.

Около каждой женщины вертятся малыши. Они возятся друг с другом, дерутся, играют и наполняют дом звонкими криками и визгом. Взрослые мужчины и старшие ребята на охоте в лесу и на рыбной ловле у реки.

Вчера был хороший улов, поэтому на всех очагах варится рыба. А когда после удачной охоты мужчины приносят с собой туши убитых оленей или диких кабанов, тогда в хижине вкусно пахнет мясом.

Вечером, после возвращения Охотников и рыболовов, в доме шумно и весело. У каждого очага собирается своя семья. Юноши, поев у своего очага, собираются на свободной площадке слева. Там происходят священные танцы, общинные обряды.

Ночью всё в доме затихает, очаги гасят, только в очень холодные ночи их кое-где оставляют, чтобы согреться. Но самый большой очаг посередине хижины горит непрерывно день и ночь, в нём всегда поддерживают огонь, на нём никто не готовит, здесь приносят жертвы, поклоняются огню.

Где же находится этот дом, в котором живёт целый род огнепоклонников? Теперь его нет нигде. Но около 5000 лет назад (в III тысячелетии до нашей эры) такие дома были расположены к югу от возвышенности Джанбас-кала, в северной части Узбекистана. Археологи раскопали места этой древнейшей стоянки каменного века и по найденным вещам узнали жизнь древних обитателей этих мест.

Попробуем вслед за археологами «прочесть» найденные ими памятники и проследить, как по ним восстановили картину жизни людей за пять тысячелетий, до нас.

Дом, конечно, не сохранился до наших дней, но на одном из барханов, в котловане, сохранились остатки брёвен, обуглившийся камыш крыши. Хорошо видны границы жилища. По этим остаткам можно было представить себе и его общий вид. Очень помогло восстановлению типа дома то, что такие жилища и до сих пор встречаются у некоторых отсталых народов, как, например, у андаманцев, жителей острова Цейлон.

От очагов остались следы в песке. Около мелких очажков найдены угли, кости рыб — сома и щуки, животных — козули, оленя, дикого кабана, обломки глиняной посуды, обломки кремнёвых орудий, — каменных шлифованных топоров.

У этих очагов жили семьи, на них приготовляли пищу. Под очагом слой красного песка — песок изменил свой цвет от нагревания. В центре очаг с чистой серой золой — никаких остатков пищи и утвари, слой красного песка гораздо больше, чем у маленьких очажков. Значит, здесь был культовый очаг, огонь, которому поклонялись, он горел долго, его не тушили никогда, поэтому красный слой песка под ним значительно толще, чем под другими очагами.

Жители занимались охотой и рыбной ловлей. Об этом нам рассказывают остатки костей рыб и животных. Скотоводства ещё не было, так как по костям видно, что животные были дикие, костей домашнего скота не найдено.

Дом очень велик, 24 метра в длину и 17 метров в ширину. Отсюда следует, что в нём жила не одна семья, а целый род в 100–120 человек. Род делился на маленькие семьи, каждая жила у своего очага, а ещё не женатые юноши жили отдельно, как это и до сих пор встречается у андаманцев.

«Культурный слой», так называется слой земли, где находят остатки утвари, обломки орудий, кости животных, употребляемых в пищу, — очень невелик, всего 1,5 метра в глубину. Поэтому можно сделать вывод, что стоянка тут была не весьма длительной.

Раскопки Джанбас-калы показали, что люди появились в области Аральского озера в то же время, как и в долине Нила, и в Междуречье, и на берегах Ганга и Янцзы. Культура народов, населяющих Узбекистан, столь же древняя, как и культура других народов древнего Востока.

* * *
Шли века. Изменялись орудия труда, менялся общественный строй, менялся и быт людей.

В I тысячелетии до нашей эры кончается первобытный период истории Хорезма. В слоях этого времени археологи находят памятники, рисующие нам совсем иной образ жизни населения.

В те времена район Аральского озера и рек Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи был не похож на современный.

И Аральское озеро не имело тех очертаний, которые нам знакомы по картам, и рек было значительно больше, чем сейчас. У их берегов росли густые заросли тростника и кустарников, а дальше простирались тенистые леса с многочисленными животными и птицами.

Немало разных племён населяло земли этого района. Местные жители великолепно ездили на лошадях, носили удобную для верховой езды одежду — штаны, на голове у них была высокая шапка из плотного войлока. Готовясь к бою, они вооружались луком и стрелами, за поясом был заткнут короткий меч. В рукопашном бою они пускали в ход копья и секиру. Всадники одевали на лошадей нарядные панцири из бронзы.

Войны между ними велись часто; шли жестокие, кровопролитные сражения, сопровождавшиеся захватом жителей в плен и безудержным грабежом. Нередко срывали и самые стены, и только фундамент, заложенный глубоко в земле, да обломки посуды и орудий указывают на то, что здесь было когда-то древнее поселение.

Между VIII и VI вв. до н. э. в Хорезме возникает сильное — рабовладельческое государство. Оно играло главную роль среди всех племён, которые известны из истории как объединение массагетов.

Страшное поражение нанесли массагетские племена персидскому царю Киру в 530 г. до н. э. Воинственные кочевники не раз переходили персидскую границу и тревожили своими набегами персов. Вот Кир и задумал наказать их, решил покорить этот свободолюбивый народ и заставить его платить Персии богатую дань.

Во главе большого войска Кир подошёл к реке Узбою (каспийский рукав Аму-Дарьи) и стал готовиться к переправе. Он велел строить корабельные мосты, чтобы на судах с башнями переправить воинов на сторону противника. У массагетов в то время правительницей была царица Томирис. Она собрала большое войско и в ожидании неприятеля поставила его на берегу. Но всё же она послала гонца к Киру, надеясь остановить его и не начинать военных действий.

Гонца привели в палатку к царю. Склонив голову для приветствия, он передал Киру слова царицы: «Остановись! Ты не знаешь, что ты строишь, что будет дальше с тобой и с твоими войнами, какая судьба ждёт всех вас впереди. Остановись! Не иди в чужие земли, царствуй над своими подданными, а нам оставь царствовать Над нашими!»

Ни с чем уехал гонец обратно. На утро Кир начал переправу. И днём встретились противники.

Начался необычный бой. Лёгкая конница массагетов кружилась вокруг тяжело вооружённых персидских воинов и, легко уклоняясь от рукопашного боя, осыпала врага тучей стрел, разила их копьями. Когда же персы были измотаны непрерывающимися атаками конницы, всадники спешились, и началась кровопролитная рукопашная схватка. Скоро персы совсем изнемогли и победа осталась за массагетами. Сам Кир пал в этом бою. Не удалось ему покорить свободолюбивых обитателей степей Средней Азии.

Описание этих событий мы находим и у греческого историка Геродота. А памятники этого времени были найдены археологами экспедиции С. П. Толстова в Туркменской ССР. Ближе всего к описанным событиям подходят Калалы-гыр и Кюзели-гыр.

Раскопки Калалы-гыр не только дали возможность узнать, как жили здесь племена в VI–IV вв. до н. э., но и помогли учёным объяснить непонятный текст из древней книги персов «Авесты».

В «Авесте» рассказывается о городе Вара, который будто бы построил Йима, древний мифический герой.

«И Йима построил Вару длиной в лошадиный бег[91] по всем четырём сторонам и перенёс туда семена быков, людей, собак, птиц и огней красных. Он сделал Вару длиной в лошадиный бег по всем четырём сторонам жилищем для людей; Вару длиной в лошадиный бег по всем четырём сторонам — загоном для скота.

Туда он провёл воду по пути, длиной в хатр[92]. Там он по-, строил жилище, дом, свод, двор — место, закрытое со всех сторон.

В широкой части постройки он сделал девять проходов, шесть в средней, три в узкой…

… И сделал он вход в световой люк…»

Многие учёные изучали этот непонятный текст, и ни один из них так и не смог объяснить, что это за город с квадратными стенами, почему в нём нет домов, где жили люди, чем они занимались.

Только благодаря работам наших археологов удалось разгадать эту загадку.

Реконструкция городища.
Городище Калалы-гыр расположено на щебнистой возвышенности и по своей форме почти совпадает с описанием города Вары. Длинные стены со всех четырёх сторон охватывают большую площадь, совершенно пустую внутри и покрытую щебнем. Зато стены очень широки, внутри их — длинные сводчатые коридоры. И вот теперь, когда учёные своими глазами увидели эту крепость и нашли внутри «коридоров» обломки посуды из глины, остатки орудий труда, стало понятным, для чего нужна была такая странная планировка городища. В «Авесте» сказано, что прежде всего в город были перенесены животные. Так было и здесь — внутри, за крепостными стенами, находился скот; вся крепость была просто огромным загоном для скота. Люди жили в длинных коридорах внутри стен. Поэтому там нашли разные обломки посуды, орудий; поэтому в городище нет других домов.

Попробуем уточнить, сколько тысяч лет назад построено это городище. Обломки посуды с характерными горизонтальными полосками, грубо сделанными на ручном гончарном круге, да бронзовые скифские стрелы, найденные у стен городища, встречаются только во время мёжду VI и IV вв. до н. э. Значит, и эти поселения относятся тоже к этому времени, т. е. им примерно Около 2 500 лет.

Главным занятием жителей было, несомненно, скотоводство. Для этого и служило всё городище. Однако население уже жило оседло и даже начало заниматься земледелием, так как такие городища всегда расположены вблизи каналов, вырытых для орошения полей.

Жилища — огромных размеров, нет отдельных домиков для отдельных семей, нет даже отдельных помещений. Все ютились в длинных и узких коридорах в толщах глиняных стен, все жили вместе, сообща. Значит, здесь жили целым родом или даже несколькими родами одного племени. Не все роды были одинаковы. Были роды, богатые скотом и бедные. Богатые роды управляли племенем. Старейшины и вожди были из знатных и богатых родов.

И, наконец, последняя загадка — для чего нужны были высокие стены? Запомним скифские стрелы, найденные в большом количестве, и нам станет ясно, что такие стены были надёжной защитой от врага, Значит, вокруг были враги, велись постоянные войны, и надёжная крепость охраняла жизнь людей и главное их богатство — скот.

Так постепенно рассеивается туман, окутывающий историю далёкого прошлого. Теперь по-новому мы начинаем понимать книги древних писателей и дополняем их введения материалами, добытыми лопатой археолога.

До Великой Октябрьской социалистической революции учёные считали, что у жителей Средней Азии — у узбеков, туркменов, таджиков, казахов — не было своей культуры, что эти народы научились всему только с VIII в. н. э. от своих поработителей — арабов.

Только теперь, при советской власти, начали по-настоящему изучать далёкое прошлое народов Средней Азии, Раскопки показали, что здесь в течение тысячелетий складывалась большая самостоятельная — культура, что народы Средней Азии имеют свою длительную историю.

И теперь, освобождённые от ига поработителей и эксплуататоров, народы Средней Азии, вместе со всем советским народом, под руководством великого русского народа, строят свою новую, социалистическую культуру.

Вот почему так важно сейчас узнать далёкое прошлое, вот почему и наше правительство не жалеет никаких средств на раскопки.

Нигде в мире нет такого количества археологических экспедиций, как в Советской Союзе, нигде в мире народ, не принимает такого горячего участия в работе археологов, как у нас.

Когда американские буржуазные учёные в одной экспедиции работали экскаватором, они гордо заявили, что не Жалеют средств на археологию.

А в экспедиции у С. П. Толстова есть целый собственный автокараван, свой самолёт, сотни рабочих и научных сотрудников. На всё это государство даёт сотни тысяч рублей.

Между тем экспедиция С. П. Толстова далеко не единственная, хотя она и одна из самых крупных в нашей стране. Из года в год около сотни больших и малых археологических экспедиций работает над исследованием далёкого прошлого нашей великой, родины.

Телеграмма в Москву[93]

В октябре 1938 г. караван экспедиции С, П. Толстова подошёл к развалинам крепости в пустыне. Топрак-кала — так называлась эта крепость. Археологов настойчиво уверяли, что там нет ничего интересного. Но разве поверит археолог чужим словам, пока своими глазами не осмотрит памятник, пока собственными руками не покопается в земле?

И как же богато вознаграждены были археологи Экспедиции С. П. Толстова за свой упорный и тщательный труд. Топрак-кала оказался первоклассным археологическим памятником с прекрасно сохранившимися следами древней планировки города, улиц, остатков домов. Сохранились части крепостных стен, развалины дворца с тремя башнями. А сколько вещей! Им нет числа. Особенно много монет. Археологи в шутку прозвали Топрак-калу «гигантским нумизматическим кабинетом».

Огромное значение имеют находки монет при раскопках: ведь по монетам можно узнать время существования дворца, города. Так было и в Топрак-кала.

В первый же вечер и утром следующего дня археологи собрали на городище десятки монет. Здесь было много поздних монет, но ещё больше древних хорезмских от III–V вв. н. э. На медных кружках древних монет с одной стороны было клеймо («тамга»), с другой — портрет царя в короне. Некоторые цари были уже даже известны по именам, как, например, Вазамар и Арсамух, но другие никогда до сих пор не встречались, и нельзя было сразу определить, кто они и когда жили.

Несомненно было только одно, что монеты помогут определить время постройки крепости. Однако для этого надо было получить ещё дополнительный материал.

Постепенно заступ археолога открывает древний город. И вот уже оживает его история. Высоко поднимаются стены крепости над окружающей равниной, а внутри, над веем городом, высится царский дворец со своими тремя башнями. И величественные молчаливые развалины позволяют представите себе вид этих зданий много лет назад.

Вокруг дворца город. Сначала кажется, что от него ничего, не осталось. Но всмотритесь внимательно в теневые контуры на земле, в бугры, покрытые тамариском, и вы увидите, что это фундаменты развалившихся стен, остатки величественных башен. Археологам и, тут помогла авиация. G воздуха сфотографировали это место, и на снимке ясно проступил план древнего города. Вот центральная улица, которая идёт от ворот города к дворцу. Она резко, делит город на две части. Вдоль улицы видны контуры домов — огромных зданий с многочисленными комнатами. Их насчитали в каждом здании до двухсот. Вероятно, и в этот период люди здесь жили ещё общинами, родами.

Чуть пониже дворца находится примыкающее к нему здание. В нём найден большой очаг, и много белой, слежавшейся золы. Нам знакома такая зола по жертвенному очагу в Калалы-гыр. Очевидно, и это жертвенный очаг, на котором горел неугасимый огонь, следовательно, всё здание представляет собой храм огня. Здесь совершались религиозные обряды, жрецы день и ночь поддерживали пламя на жертвеннике, и, кто знает, может быть, сам царь был главным жрецом, Ведь недаром дворец и храм стоят вместе и одной стеной отгорожены от всего города.

Во дворце продолжаются раскопки. Открыто и очищено много дворцовых комнат, в каждой много интересного. Но вот, наконец, находка, которая помогла установить, когда же был построен дворец.

Когда раскопали царский зал во дворце, там нашли царский головной убор, точно такой же, какой встречается на монетах с головой Вазамара. Значит, это и был его дворец, А Вазамар жил в III в. н. э. К этому времени, следовательно, относятся и дворец, и крепость.

Стены дворцовых залов были покрыты великолепными росписями. Глиняную штукатурку покрывала тонкая алебастровая подгрунтовка, а сверху — клеящее вещество. Всё это было закрашено белым, а затем по фону делали роспись цветными минеральными красками. Фрески частично сохранились на стенах, но в большинстве случаев обвалились вместе со штукатуркой. Эти обломки собрали, и из них удалось частично восстановить древние росписи. Они покрывали стены парадных залов и служили украшением их. Здесь и орнамент из простых геометрических линий, и розетка с листьями аканфа, и сложные переплетённые узоры. А внутри узоров — изображены женщины-музыкантши. Особенно хороша арфистка, склонившаяся над арфой. Она тонкими, красиво изогнутыми пальцами перебирает струны. В другой комнате была целая картина — женщина, собирающая в фартук виноград и персики, а над ней видна часть плетёной садовой беседки и свисающие грозди винограда. Как живая встаёт перед нами жизнь древних обитателей замка, когда смотришь на сохранившиеся фрагменты фресок.

В 1947 г. здесь нашли ещё более замечательные вещи — скульптурные памятники. Здесь были и огромные статуи в человеческий рост, и головы скульптур, и большой фрагмент рельефного изображения всадника на коне, и даже статуи негров, неизвестно как попавшие ко дворцу хорезмийских царей.

Ещё одна новая страница в истории древнего Хорезма. Как много интересного узнаем мы, когда эти памятники будут изучены и объяснены. Но и сейчас уже ясно, что если тут была найдена целая портретная галерея с изображениями царей Хорезма, значит, Топрак-кала была дворцом не местных князей, а шахов всего Хорезма, значит, Топрак-кала была древней столицей.

И всё-таки чего-то не хватало в находках. Как ни важны для историка находки вещей, всё же письменные документы могли бы помочь ещё подробнее узнать историю этих времён. А письменных памятников древнего Хорезма не было ещё никогда и нигде. Разве только на монетах встречались надписи, которые учёные научились читать.

Только одна деревянная бирка с написанными тушью четырьмя словами была известна тогда — это был, по-видимому, какой-то хозяйственный документ. Первый хорезмский письменный документ! Наконец, в сентябре 1948 г. в Институте этнографии Академии наук СССР была получена телеграмма от Сергея Павловича Толстова: «Открыт архив древнехорезмских текстов на дереве, бумаге, извлечены фрагменты одиннадцати документов тчк Находки продолжаются тчк».

Индия

Самый древний город в Индии[94]

На узкой бесплодной полосе земли, расположенной между течением реки Инда и каналом Западный Нар, высятся холмы Мохенджо-Даро, что значит в переводе «холм смерти». И действительно, в районе Мохенджо-Даро жить почти невозможно. Зимой здесь дуют холодные ветры, а летом бывают песчаные бури.

Однако в глубокой древности эта область была цветущим краем. В густых зарослях джунглей водились слоны, носороги и тигры. Многочисленные каналы прорезали поля и служили, для искусственного орошения и для осушки болот, высокие дамбы защищали от наводнения обработанные земли и поселения жителей. Под холмами Мохенджо-Даро скрыт большой Древний город; он был обитаем более пяти тысяч лет назад.

Если бы мы прошлись среди развалин этого города, то увидели бы остатки разрушенных домов и улиц, планировка которых ещё чётко различима. Длинные улицы тянулись с севера на юг, их пересекали другие, имеющие направление с запада на восток. Здания были сложены из красного кирпича. На перекрёстках у домов были закруглённые углы, очевидно для того, чтобы не мешать движению на поворотах. Дома были разной величины: в одних — всего две жилых комнаты, в других — много помещений, и непременно несколько больших залов. Очень много было двухэтажных домов. Почти в каждом доме была комната для омовений, и около дома, иногда прямо у входа с улицы, вырыт глубокий колодец, выложенный кирпичом. Грязная вода из комнаты омовений стекала по специальной системе каналов в общегородской канал. Остатки этих сточных каналов видны на улицах города.

В больших домах в нижнем этаже были расположены кухня, комната для омовений, колодец, помещения для хранения продуктов. Все жилые комнаты находились во втором этаже, стены комнат были покрыты слоем ила, смешанного с травой, и обмазаны глиной. Над внутренним двором вдоль комнат шёл деревянный балкон. Крыша была плоской, и летом в душные, жаркие ночи там спали и взрослые и дети. Немало таких домов — их иногда называют дворцами — было раскопано под холмами Мохенджо-Даро, но маленьких двухэтажных домиков было значительно больше.

В западной части города были открыты два здания, совсем не похожие на только что описанные. Одно из них представляло собой большой квадратный зал, каждая сторона которого имела 28 метров длины. Внутри зала 20 кирпичных столбов, расположенных в четыре ряда, по пяти столбов в каждом, поддерживали плоскую кровлю. Эти колонны казались немного неуклюжи ми, тяжеловесными, но всё здание в целом производило величественное впечатление. Конечно, в этом доме никто не жил. Здесь, вероятно, собирались жители города для жертвоприношений и проведения совместных праздников.

Второе интересное здание — необычного вида бассейн. В центре здания находился открытый квадрат, с каждой стороны к квадрату примыкала большая веранда, а от неё шли галереи и комнаты. В одной из комнат с восточной стороны был большой колодец; отсюда вода поступала в бассейн Для плавания, сделанный в середине центрального квадрата. Длина бассейна была 32 Метра, ширина — 7, глубиной он был около 3 метров. G нескольких сторон в бассейн спускались кирпичные лестницы, оканчивающиеся небольшими площадками. Это было сделано — для купающихся, которые не хотели плавать в глубокой части бассейна. Колодец в восточной комнате был слишком Мал, чтобы полностью обеспечить бассейн водой, Поэтому в юго-восточном углу был сделан крытый желоб, через который поступала дополнительная вода.

Искусные мастера строили это любопытное здание. Особенно много уменья надо было проявить при сооружении водоёма, чтобы вода не размыла стены и чтобы здание не осело и не рухнуло.

Стены у основания были толщиной в 2–21/2 метра и выложены с небольшим наклоном. Дно водоёма состояло из нескольких слоёв тщательно изготовленных кирпичей, проложенных слоем чёрной водонепроницаемой смолы. Поверх шли слой кирпича-сырца, заключённые в квадраты из коротких поперечных стенок, упиравшихся в фундамент веранд.

Во многих домах сохранились различные вещи, остатки пищи, орудия труда, посуда, гири и даже письменные памятники.

К сожалению, письмена из Мохенджо-Даро до сих пор ещё никто не прочёл. Поэтому нам приходится узнавать, как жили люди в этом городе, только по оставленным ими вещам.

В кладовых были найдены остатки пшеницы, ячменя, финиковой пальмы и овощей. Если мы вспомним об остатках каналов и дамб на полях, то нам станет ясно, что у них уже было развито земледелие. Странно, что ни в одном из зданий не найдено земледельческих орудий: ни мотыги, ни плуга, ни серпа. Зато встречается много ремесленных инструментов. Вероятно, жители города не занимались, земледелием, по-видимому, обрабатывали поля сельские жители за стенами городов.

Мы не знаем, кто занимался охотой и скотоводством, но кости животных, найденные при раскопках, указывают на существование этих видов хозяйства. В зарослях джунглей и в лесах охотились на тигров и носорогов, на оленей и медведей, а также и на мелких зверей. По берегам рек охотники гонялись за гавиалом, вкусное мясо которого было любимым лакомством, а в реке ловили рыбу.

В это время жители уже приручили многих животных и разводили стада буйволов, овец, свиней. Были даже ручные верблюды и слоны. А быстроногих лошадей запрягали в лёгкие повозки — арбы.

Среди раскопок нашли большое количество великолепной глиняной посуды с расписными узорами и орнаментом. Одни сосуды были темно-красные с чёрными рисунками, другие — светло-жёлтые с зелёной и чёрной росписью. Но, пожалуй, самые красивые сосуды с поливной глазурью опалово-кремового цвета с тёмно-пурпурным рисунком. Нигде в мире в IV тысячелетии до н. э. ещё не умели делать такую посуду.

Бусы (Мохенджо-Даро).
Улица в Мохенджо-Даро.
Во всех домах в большом количестве сохранились пряслица — очевидно, в каждой семье женщины сами пряли нитки и ткали. Тёплые ткани производились из шерсти, а лёгкие — из волокна хлопкового дерева.

Многие орудия труда, оружие и разные хозяйственные вещи сделаны из металла — из меди и бронзы. Золото и серебро служили для ювелирных украшений. Множеством полудрагоценных камней пользовались ювелиры. Тут были агат и яшма, аметист и горный хрусталь, бирюза, оникс и нефрит и много других камней. Большинство из них добывалось не в Индии, а привозилось из других стран — из Афганистана и Ирана, с Памира, из Восточного Туркестана и Тибета. Торговля в то время была уже широко развита. Недаром в Мохенджо-Даро было найдено так много гирь различного веса.

Украшения из золота, серебра и драгоценных камней — кольца, ожерелья, браслеты — носили и мужчины и женщины, только кольца в ушах являлись женским украшением.

Как одевались жители Мохенджо-Даро? Одежда их не сохранилась; о ней можно судить только по немногочисленным дошедшим до нас статуэткам. Мужчины носили перья и украшения. Иногда они перекидывали через левое плечо шаль, оставляя правую руку свободной. Волосы стригли или зачёсывали назад, перевязывая их пучком, иногда брили усы, но оставляли бороду и баки. Женщины носили набедренные повязки из бумажной материи или шерсти и множество украшений.

Колодец в Мохенджо-Даро.
Костюм у всех был одинаковым. Но одни носили украшения из золота и серебра, из слоновой кости и драгоценных камней, другие из меди и олова, из раковин и простой кости. Одни — плетённые пояса из бус, которые делались из дорогих камней с позолоченными концами, другие пояса с бусами из обожжённой глины. Из этого видно, что жители Мохенджо-Даро делились на бедных и богатых. Бедные жили в маленьких лачужках, богатые занимали большие дворцы. Бедняки с утра до ночи работали, богатые же вели праздную жизнь, эксплуатировать своих слуг и рабов.

Из древнеиндийских сказаний[95]

Описанная в предыдущем рассказе культура Мохенджо-Даро погибла в конце III тысячелетия до н. э. Причины её гибели нам пока ещё неизвестны. В древних индийских книгах конца II тысячелетия до н. э. рассказывается, что в Северной Индии жили уже новые обитатели, которые называли себя «ариями», т. е. господами. Арии жили мелкими посёлками, занимались земледелием и скотоводством.

Мужчины ходили на охоту, ухаживали за скотом, женщины вели домашнее хозяйство. Скот был главным богатством. Недаром за обладание стадами велись жестокие войны. Война называлась по-индийски «Гавишти», что означает в переводе «желание добыть коров», а воин назывался «бьющийся за коров».

Вражда между отдельными племенами постепенно усиливалась; войны велись уже не за скот, как раньше, а за землю, за рабов.

Об этих войнах рассказывается в индийской поэме «Махабхарата». Поэма возникла из тех военных песен и народных преданий, которые сложились во время таких войн. Предания эти передавались из уст в уста и дополнялись новыми эпизодами. В конце концов, понемногу исказились рассказы о подвигах древних воинов. Но всё же в «Махабхарате» сохранились следы действительной борьбы между отдельными племенами. Только об этой борьбе в поэме рассказывается в полуфантастической, сказочной форме.

Реконструкция дома.
В поэме рассказывается, как племена бхаратов направились против племени тритсу, жившего в долинах Ганга и Джамны. Много лет шла война между племенами, и, наконец, тритсу были побеждены. Им пришлось удалиться на восток, и там они расселились по одному из притоков Ганга. Цари тритсу считались происходящими от солнца, они основали «солнечную династию». Бхараты осели на реке Джамне. Здесь они основали свою столицу Хасгинапур — «город слонов», где царствовала «лунная династия». Через шесть поколений царь из племени бхарата, женился на девушке тритсу, и их сын Куру основал новую династию, «солнечнолунную». Но мирная жизнь длилась недолго. Царская династия разделилась на две враждебные стороны — род Куру и род Панду, и между ними возобновилась борьба.

Вот что говорится об этой борьбе в поэме.

После смерти царя Панду осталось пять малолетних сыновей, и за них стал править государством их дядя Дхритараштра из рода Куру Пятеро детей Панду и сыновья Дхритараштры воспитывались вместе. Пандавы, как они назывались по своему отцу, постепенно стали превосходить своих двоюродных братьев Кауравов (родовое имя от Куру) в воинских играх. Среди Пандавов особенно выделялся своей силой и умением в стрельбе из лука третий брат — Арджуна… У их двоюродных братьев, и особенно у старшего, по имени Дурводхана, всё больше и больше росла зависть, а с ней и ненависть к Пандавам. И вот когда Дхритараштра за доблесть, проявленную пандавами в войне с соседним племенем, назначил старшего из них своим соправителем, против этого выступил Дурводхана и добился у у отца изгнания Пандавов из Хастинапура. Братья ушли вместе со своей матерью вниз по течению Ганга и поселились у его слияния с рекой Джамной. Но ненависть Кауравов настигла их и тут. К ним были подосланы убийцы. Они подожгли хижину, в которой жили Пандавы, думая сжечь их. Но убийцы сгорели сами, пойманные в ловушку Пандавами, предупреждёнными об их злодейском намерении.

После этого пятеро братьев тайно вернулись обратно на запад и скрылись на землю Панчалов. Вскоре после того как Пандавы пришли сюда, царь Панчалов объявил о своём намерении выдать замуж свою дочь, красавицу Друпади. К царю Панчалов прибыли оспаривать руку Друпади герои со всей Индии Услышав об этом, сюда же пришли и братья Пандавы. Чтобы не быть узнанными, они переоделись жрецами (брахманами). Начались состязания, в которых братья Панду одерживали одну победу за другой; Но исход борьбы зависел от того, кто из всех героев сумеет пробить стрелой глаз маленькой золотой рыбки, повешенной на дереве за вращающимся диском. И вот из среды женихов вышел могучий Арджуна. Взяв в руки лук, он пустил стрелу и выполнил то, что никто не смог сделать. Глаз золотой рыбки был пробит, и Друпади стала его женой. Дядя Пандавов помирился со своими племянниками и уступил им часть своего царства.

Отважные пять братьев вели успешные войны с соседними племенами и расширяли свои владения. Но скоро их постигло новое несчастье. Самый старший из них увлекся игрой в кости и решил состязаться со своим двоюродным братом, коварным Дурводханой. Тот оказался нечестным игроком и мошенническим образом выиграл всё царство Пандавов и их самих и красавицу Друпади. Он объявил двоюродных братьев своими рабами, а несчастную Друпади велел притащить за волосы и сделать служанкой.

Однако старый царь заступился за своих племянников, велел вернуть им свободу и ограничился только тем, что лишил их царства и отправил в изгнание на 13 лет. Он обещал при этом вернуть им отнятое царство, если последний год они проживут на родине, никем не узнанные.

Начались годы скитаний и подвигов Пандавов. Так прошло 12 лет. На тринадцатый год, они, скрыв своё происхождение, 208 поселились у одного царя. Они поступили на службу к царю — старший брат учителем игры в кости, второй поваром, третий учителем танцев, четвёртый конюхом, а самый младший пастухом, Друпади же стала служанкой у царицы. Когда Кауравы напали на стада этого царя, в погоню за угнанным скотом бросился Арджуна. Он один разбил Кауравов и вернул похищенные стада. Победитель, а с ним и его братья были раскрыты. Но год кончался, и Пандавы потребовали от дяди выполнения его обещания. Однако, подстрекаемый своим сыном, он отказался от своего слова. Панду решили силой вернуть своё царство. Весть об этом разнеслась по Индии. К Кауравам и к Пандавам отовсюду стали стекаться их союзники. И вот произошёл страшный бой, длившийся 18 дней.

Победили Пандавы. На престол Хастинапура вступил царь из рода Пандавов. В честь этой победы новый царь принёс в жертву коня. Перед тем как убить и съесть жертвенного коня, его, как полагалось при этом, пустили пастись на целый год на свободе. Считалось, что на чью землю ступит конь, тот должен признать над собой власть царя, совершающего жертвоприношение. За конём посылалось войско, и всякий, противящийся этому обычаю, должен был в бою доказать своё право на независимость. Во главе войска, посланного царём, пошёл непобедимый Арджуна. Через год он привёл коня в Хастинапур, покорив своему брату все земли от моря и до моря.

Войны, о которых говорится в «Махабхарате» и других индийских поэмах, давали победителям богатую добычу и много пленных, которых они обращали в рабов. Богатые семьи, захватив в свои руки управлений племенем, стали использовать свою власть для защиты своих интересов.

После длительных войн по Гангу и его притокам образовалось много маленьких царств. Во главе каждого из них стоял царь-деспот, который распоряжался жизнью и смертью своих подданных. Вот что говорилось о царе в законах: «Царь, подобно солнцу, жжёт глаза и сердце, и никто не может даже смотреть на него. Все должны быть покорны ему, и никто не должен нарушать законов, которые создаёт царь».

Александр Македонский в Индии[96]

Первые описания греков об Индии появились в IV в. до н. э. Авторами этих описаний были участники похода Александра Македонского. Греческий завоеватель появился весной 326 г. на реке Инд.

Царь расположенного здесь государства Таксилы из вражды к соседнему царю Пору предал свою родину. Он без сопротивления подчинился Александру и даже оказал ему помощь в дальнейшем походе, надеясь получить в награду земли своего врага.

Предательство царя Таксилы облегчило Александру дальнейшее движение на восток. Идя вперёд, треки грабили, чинили страшные насилия, уничтожали встречавшиеся на пути селения, убивали их жителей, не щадя ни детей, ни женщин, ни стариков. Вести об этих зверствах подняли на борьбу с греками соседние — индийские племена. Они объединились вокруг царя Пора и под его предводительством выступили навстречу Александру. Племенная армия Пора состояла из 30 тысяч пехотинцев, 4 Тысяч всадников, 300 колесниц и 200 боевых слонов.

Однако Александр, имея под своей командой только 6.тысяч пехоты, 5 тысяч кавалерии и 1 тысячу конных лучников, наголову разбил Пора. Он умелым манёвром смял правый фланг армии Пора и оттеснил его в кучу слонов, рассвирепевших от ран, наносимых им греческими воинами. Слоны, обезумев от боли, били и топтали не столько греков, сколько воинов Пора, теснимых кавалерией Александра. Очевидец этого боя писал: «Многиё погонщики слонов были убиты, и слоны, раненые или предоставленные самим себе, больше не разбирали, кто перёд ними. Обезумев от боли, они бросались и на друзей и на врагов, ничего не разбирая, топтали их и убивали как попало. Македонцы же, имевшие за собой свободное поле, пропускали слонов., когда те бросались на них, а когда слоны поворачивали обратно, то преследовали их и забрасывали дротиками. Индийцы, находясь среди животных, страдали гораздо больше от их ярости».

Наконец, израненные слоны, ища спасения, бросились в реку. Тогда-то Александр двинул на расстроенные ряды войск Пора свою пехоту, сомкнутую в фалангу. Армия Пора бросилась в бегство. Раненый Пор сдался. Царство его было завоёвано. Царь Таксилы ничего не получил за своё предательство. Он стал не нужен Александру. Желая сделать Пора своим союзником, Александр вернул ему его царство. Историк Плутарх рассказывает, что здесь, у берегов Гидаспа, пал любимый конь Александра Букефал. В память этого коня Александр заложил город, названный им Букефалией.

После покорения царства Пора Александр двинулся в сторону реки Беас, или Гифасиса, как его называли греки. Путь был тяжёл. Шли проливные летние дожди. Войска Александра таяли от болезней и от яростных атак местных племён, храбро отстаивавших свою независимость. Когда измученные воины дошли до Беаса, они узнали, что за ним лежит ещё более сильное царство, чем царство Пора. Рядовые македоняне взбунтовались. Они отказались идти дальше и потребовали возвращения домой. Александр был вынужден подчиниться.

Соорудив алтарь в память своих побед, Александр вернулся к месту кровопролитного боя с Пором. Здесь он соорудил флотилию и, посадив часть своих войск на суда, поплыл вниз по течению. Остальное войско пошло берегом реки. Отступление врага ещё более усилило смелость индийских племён. По пути к устью реки Инд Александру не раз приходилось вступать в бой с племенами, находившимися на его пути. Особенно, сильное сопротивление ему оказали маллавы. При штурме крепости, в которой заперлись маллавы, Александр чуть, было не погиб. К счастью для него, его воины успели спасти своего полководца от неминуемой гибели. Крепость была взята. Мстя за своего царя, греки уничтожили всех её защитников. Тяжело раненного Александра перенесли на судно и двинулись дальше вниз по реке. Однако Александр выздоровел. Его закалённый в походах организм победил смерть. Заложив в устье Инда город, Александр направился в Иран. Часть войска он отправил на судах под командой Неарха. Сам же с остальными войсками пошёл берегом через безводную и пустынную Гедрозию. Это был мучительно тяжёлый путь. Ноги вязли в раскалённом песке. От палящих лучей солнца и от недостатка воды и пищи падали воины. Не меньше страдали и те, кто плыл на судах. Лишь небольшая часть войска вынесла этот переход, остальные не вытерпели лишений и погибли.

Вскоре по возвращении в Вавилон Александр умер. Гарнизоны, оставленные им в Индии, были перебиты восставшими индийцами. Индийские земли, завоёванные Александром, были, таким образом, утеряны.

Прошло десять лет после смерти Александра, и один из его полководцев, Селевк, по прозвищу Никатор (победитель), решил вернуть земли, завоёванные Александром. В 312 г. он выступил с многочисленным войском в поход на Индию.

В северной Индии в это время образовалось сильное государство, которым правил царь Чандрагупта из рода Маурья. Он выставил против Селевка громадную, хорошо обученную армию.

Между войсками Чандрагупты и Селевка произошли сражения, Селевк был разбит. Оба государства заключили мир, и Селевк прислал в Паталипутру, ко двору Чандрагупты, своего посла по имени Мегасфен.

Мегаефен провёл в Индии ряд лет и оставил описание тогдашнего государства. Из этого описания и рассказов участников похода Александра Македонского мы можем составить приблизительное представление о северной Индии конца IV в. до н. э. Западная её часть, т. е. долина реки Инд с его притоками, была населена разнообразными племенами. Они занимались земледелием и скотоводством. Греки говорили, что в Индской долине было множество городов и будто бы в одной только области царя Пора была 2 000 городов. Это, несомненно, преувеличение. Очевидно, греки говорили, как о городах, об индийских сёлах, которые были весьма большими и имели вокруг себя стены, валы и рвы.

Племена западной Индии враждовали между собой, и их междоусобные войны обессиливали страну. Поэтому Александр Македонский так быстро овладел бассейном Инд.

Напротив, на востоке, в бассейне Ганга, было расположено крупное государство, простиравшееся до Бенгальского залива. Чандрагупте удалось объединить восточную и западную Индию и создать огромную державу, где правила основанная им династия Маурьев.

О могуществе Маурьев говорит то, что, по словам Мегасфена, у Чандрагупты была постоянная армия из 600 000 пехотинцев, 30 000 кавалеристов, 9 000 слонов и множества боевых колесниц. Воины были вооружены мечами, копьями, дротиками и длинными, в рост человека, луками. Лучники при стрельбе натягивали лук с помощью ноги и придавали такую силу полёту стрелы, что она пробивала любой щит. Столица государства, город Паталипутра, имела в длину 141/2 километров, а в ширину — 21/2 километра. Город был окружён стеной с 64 воротами, на стенах имелось 570 боевых башен. Царь жил в прекрасном деревянном дворце с золочёными колоннами, украшенными орнаментом. Когда царь покидал дворец, его несли в золочёном паланкине, под охраной женской гвардии. Эти амазонки убивали всякого, кто переступал границу пути, по которому двигался царский поезд.

Царь был неограниченным деспотом. От его прихоти зависела жизнь любого из его подданных. Но и сам он должен был постоянно бояться за свою жизнь. Каждую ночь он менял опочивальню, чтобы обмануть возможных заговорщиков.

Государственным аппаратом руководили советники, стоявшие во главе различных управлений, из которых самыми важными были управления по сбору налогов и военное. Всё государство было разделено на области во главе с царскими наместниками. Двор наместника был копией царского двора. У него был свой штат чиновников и армия, помогавшая ему собирать налоги с подданных. Чтобы следить за этими наместниками и знать обо всём, что происходит в государстве, царь имел огромное количество шпионов.

На удовлетворение прихотей царя и наместников, содержание пышного двора, огромной армии и множества чиновников нужны были большие средства. Эти средства давали рабы. Они работали на землях царя, храмов и других рабовладельцев. Тысячи рабов трудились в разнообразных мастерских, другие изнывали в копях, добывая золото, драгоценные камни, железо, медь, соль и другие минералы.

Страдали не только рабы. Создав мощный аппарат принуждения, рабовладельцы, опираясь на него, угнетали и свободных земледельцев — общинников. Они перекладывали на них тяжесть содержания чиновников и войска. Они собирали с общинников дань в размере 1/6 части урожая и продуктов домашнего ремесла, обременяли повинностями по прокладке и ремонту дорог, строительству храмов, дворцов, оросительных сооружений, заставляли давать воинов в армию царя.

Под тяжестью повинностей многие свободные общинники разорялись и попадали в кабалу к рабовладельцам. Оставаясь формально свободными, или, как тогда говорили, ариями, они на деле находились в полной зависимости у своих господ. Они трудились на земле хозяев, отдавая им до 3/4 урожая, как сообщает нам об этом Мегасфен.

Деление общества на военную аристократию, на духовенство, на свободных и на зависимых трудящихся было закреплено в сословном строе, в строе варн или каст, как эти сословия назывались в древней Индии. Чем выше была варна, тем большими правами располагали её члены. К высшим варнам принадлежали варна кшатриев, или военной аристократии, и варна брахманов, или жрецов. Свободные трудящиеся были отнесены в варну вайшьев, а зависимые — в варну шудров. Варны рабов, как не обладавших никакими правами, не было.

Варны были наследственными. Членом той или иной варны можно было только родиться, а не стать. Общение между варнами было ограничено. Закон не одобрял женитьбы на женщинах из более высоких варн и считал детей от подобного рода браков ещё более низкими, чем шудры.

Сословное положение не всегда соответствовало классовому. Были богатые шудры, имевшие рабов, были бедняки из первых трёх варн. Но как бы ни был богат шудра, он оставался шудрой, а брахман никогда не терял своего брахманства.

В правление царя Ашоки (273–232 гг. до и. э.) государство Маурьев достигло наибольшей мощи. Власть Маурьев чувствовалась в самых дальних областях Индии. Но эта мощь уже подтачивалась классовой борьбой, которую эксплуатируемые массы вели против рабовладельческой аристократии. Ашока пытался смягчить классовые противоречия. Он заставил вырезать на скалах и на массивных колоннах свои указы, в которых призывал трудящихся к терпению и любви к эксплуататорам, а последних просил быть менее жестокими. Однако все эти попытки Ашоки спасти рабовладельческую деспотию оказались напрасными. Вскоре после его смерти держава Маурьев распалась. В Индию вторглись завоеватели из Бактрии, а в начале нашей эры большая часть северной Индии вошла в состав огромной державы кушанов, возникшей в I в. до н. э. на территории Средней Азии. Наивысшего расцвета государство кушанов достигло при царе Канишке, правившем в середине I в. н. э.

Кушанское государство, в пределы которого входила значительная часть Средней Азии, стало мостом, соединившим Индию и Китай с Римской империей. Из Индии отправляли на запад перец, корицу и другие пряности, благовонные смолы и дерево, редких животных и птиц. Но особенно ценились индийские ткани. Они были столь тонки, что платье из такой ткани, сшитое для знатной римлянки, проходило через кольцо. Больше метра такой ткани умещалось в грецком орехе. Эту ткань, подобную паутине, ткали индийские ремесленники, работая на неуклюжем деревянном станке, столь огромном, что он не умещался в доме, а его ставили под навесом во дворе. В обмен за индийские товары Рим слал золото. Римские золотые монеты, находит во всех концах Индии. Особенно процветала морская торговля, так как путь морем был гораздо безопаснее и дешевле, чем сушей. В южной Индии по берегам Аравийского моря и Бенгальского залива выросли богатые портовые города.

Описывая такой портовый город в государстве Керала (Чера) на юге Индии, один тамильский поэт говорил: «Здесь на рис выменивается рыба, приносимая в корзинах к домам. Мешки перца несут из домов на базар. С кораблей получают золото в обмен на товары, привозимые на барках в город Мучира. В этом городе никогда не прекращается музыка волнующегося моря, и царь одаривает гостей редкими продуктами моря и гор».

Китай

Мифы древних Китайцев[97]

«При первых утренних лучах солнца, едва земля просыпалась ото сна, в прохладных садах уже звенел весёлый смех, заглушавший звонкое щебетанье птиц. Жучки, пригнанные утренним ветерком, беспокойно сновали кругом. Иногда в чаше деревьев, точно звёздочка в ночном тумане, сверкала жемчужина росы. Утренний туман уходил вверх. Нить за нитью проникали в сад слабые, отражённые, то бледно-красные, то бледно-жёлтые, лучи. Густая листва на широко раскинувшихся ветвях не могла скрыть изобилия больших, тяжёлых плодов. А пушок на них, точно лёгкий туман, ещё резче оттенял их нежность и сочность.

Приставляя к деревьям лестницы, люди влезали наверх. Из больших грубых ладоней падали в бамбуковые корзины ароматные плоды.

Чей же это сад? Теперь здесь хозяйничал Ли Баотан. Двадцать лет он снимал урожай для других, Либо смотрел, — как в садах работали батраки. Не охотник до разговоров, он неустанно работал, как будто ничто не волновало его. Плоды он брал, словно ком земли или кирпич; как бы не ощущая их сладости и аромата. Они не радовали его. Но сегодня у него, как и у других бедняков, заработало обоняние. Точно впервые открылось ему это зелёное, тенистое, пышное, богатое царство. И яблоки и груши сверкали и словно подмигивали ему…

Когда попадалось особенно большое яблоко или груша, крестьяне не могли удержаться от восторга и, любуясь, передавали плод из рук в руки».

Китайская стена.
Писательница Дин Лин, активная участница освободительной борьбы китайского народа, ярко и красочно рассказывает о новой жизни, которая наступила для трудового народа Китая после победы Китайской народно-освободительной армии над реакционерами, поддерживаемыми американскими империалистами.

Только теперь дети трудящихся в Китае смогли попробовать сочные плоды из помещичьих садов. Только теперь им выпале) счастье прийти в школу и познакомиться там с историей своего народа.

* * *
История Китая насчитывает более десяти тысячелетий, В те времена страна была покрыта дремучими лесами, топкими болотами и множеством озёр. Среди обширных равнин, покрытых кустарниками, выделялись высокие горные массивы, сплошь заросшие густым лесом. Древнейшим местом поселения китайских, племён была река Хуанхэ (Жёлтая река). Во время летних ливней в июле — августе река разливалась, меняла своё русло в рыхлой лёссовой почве.

В обрывах лёсса древние китайцы выкапывали глубокие пещеры, которые служили им жилищем; там, где было много воды для орошения — посевов, поля, покрытые лёссом, были очень плодородны и давали большие урожаи. Но иногда река приносила несчастье и служила причиной гибели многих людей. Благодаря наносам русло Хуанхэ лежало высоко, река подмыливала свои берега, часто происходили обвалы крутых берегов. А во время летних ливней Хуайхэ выходила из своих берегов, заливала поля и пастбища, разрушала жилища, даже целые посёлки, уносила людей и скот.

Кинжалы и навершие копья.
Недаром прозвали её «бич Китая», или «река, надрывающая сердца». Много сил и труда пришлось положить людям, пока они научились бороться с бедствиями, укреплять берега и рыть каналы для орошения полей.

Мы очень мало знаем древнейшую историю Китая.

Тогда люди ещё не умели писать, и до нас дошли только памятники, найденные в раскопках, — это каменные и костяные орудия, скелеты первобытных людей, глиняные горшки. Но об этих древнейших временах китайцы рассказывали мифы и легенды, складывали песни. Многие из этих сказаний сохранились до наших дней. Они были созданы в глубокой древности, а певцы и сказители передавали их на память от отца к сыну и внуку.

Мифы прошли длинный и сложный путь. Их создавали разные племена, многие люди, и каждый вносил свои добавления, изменял подробности рассказа. А когда в I тысячелетии до н. э. их записали китайские учёные, то они исправляли мифы, дополняли их и старались объяснить ставшие уже непонятными многие места легенд. В таком изменённом виде мифы сохранились до наших дней. И всё же, несмотря на это, мифы нам помогают узнать, как жили в древности китайцы, во что они верили, как понимали мир. Мифы отвечали на вопросы: как и откуда появились земля, солнце, луна, человек? Как люди стали сеять хлеб и разводить шелковичного червя? Как они научились бороться с водной стихией, как покорили воду и заставили её служить себе?

В мифах нет, понятно, правильных научных ответов на эти вопросы. В них нарисованы фантастические картины, но в этих картинах учёные теперь находят зерно истины и раскрывают историю далёкого прошлого китайского народа.

Древние китайцы, помня О том, что зажигать огонь, сеять хлеб и управлять водой они научились от своих предков, стали приписывать им сверхъестественную силу, превратили их в своих богов и приносили им жертвы, стремясь задобрить их, чтобы получить от них хороший урожай, защиту от стихийных бедствий и помощь во всех больших и малых делах. Они приносили прёдкам в Жертву, лучшие блюда и слагали в их честь гимны, в которых воспевали их мудрость и великие подвиги., Из этих-то песен, гимнов и сказаний, записанных позже в двух древних книгах — «Книге истории» и «Книге песен», — в сохранившихся народных сказках и легендах и дошла до нас мифология древних китайцев.

V Согласно мифам, вся история Китая была разделена на десять периодов, и в каждый из них люди делали новые усовершенствования и постепенно! улучшали свою жизнь.

Одним из самых древних мифов является очень распространённая легенда о Паньгу, который устроил мир.

Долгое время в мире господствовал хаос, говорили китайцы, в нём ничего нельзя было различить. Затем в этом хаосе выделились две силы: Свет и Тьма, а из них образовались небо и земля. И в это время появился первый человек — Паньгу. Был он огромен и жил очень долго. Когда же он умер, из его тела образовались природа и человек. Его дыхание превратилось в ветер’ и облака, голос его стал громом, левый глаз — солнцем, правый — луной. Из тела Паньгу образовалась земля. Руки его, ноги и туловище, превратились в четыре страны света и пять главных гор, а пот на его теле стал дождём. Кровь потекла по земле реками, мускулы легли земной почвой, волосы превратились в травы и деревья. Из зубов его и костей образовались простые камни, и металлы, из мозга — жемчуг и драгоценные камни. А черви на его теле сделались людьми.

Существует и другое предание о появлении человека. В нём рассказывается, что женщина по имени Нюйва вылепила людей из жёлтой земли. Нюйва также участвовала в мироздании. Однажды один жестокий и честолюбивый человек по имени Гунгун взбунтовался и стал заливать водой её владения. Против него Нюйва отправила войско, и мятежник был убит. Но перед смертью Гунгун ударился головой о гору, и от этого толчка обвалился один из углов земли, обрушились столбы, державшие — небо Всё на земле пришло в смятение, и Нюйва занялась наведением порядка. У гигантской черепахи она отрубила ноги и подперла ими землю, чтобы восстановить её равновесие. Она собрала множество разноцветных камней, разожгла огромный костёр и, когда камни расплавились, зачинила этим сплавом зияющее отверстие в небесном своде. Когда костёр потух, она собрала пепел и построила из него плотины, прекратившие разлив воды. В результате её огромных трудов на земле снова воцарились мир и благополучие. Однако с тех пор все реки текут в одном направлении — на восток; так объясняли себе древние китайцы эту особенность рек в Китае.

В мифах о Паньгу и Нюйва мы находим древнейшие представления китайцев о происхождении мира и людей. В рассказе о том, как Нюйва строила плотины и прекратила разливы рек, отразилась борьба людей с наводнениями, которую приходилось вести людям уже в глубокой древности.

После того как был создан мир, люди жили ещё в пещерах или в лесах под ветвями деревьев. Но вот явился могучий вождь, который научил их строить хижины. Другой вождь сделал деревянные палочки и тёр их друг о друга, — так он научил всех добывать из дерева огонь. С тех пор китайцы больше не ели сырую пищу. Они стали варить и растения, которые выкапывали из земли, и животных, убитых на охоте. Потом люди придумали одежду, установили меры веса и длины, изобрели узелковое письмо, в котором звуки обозначались различными узлами на верёвках.

Интересна легенда об одном из царей девятого периода — Фуси. Он разделил всё племя на сто родов и дал каждому из них отдельную фамилию (китайцы и до сих пор называют себя людьми — ста фамилий). Фуси разрешил вступать, в брак только людям разных фамилий. Прежде каждый человек знал только имя своей матери, а с этих пор стал знать имя отца. Затем Фуси научил народ ловить рыбу и приручать животных. Он же первый стал чеканить медную монету, изобрёл музыкальные инструменты и счёт времени.

В мифе о Фуси видно, как, обожествляя личность своего предка, китайский народ приписал ему множество изобретений и нововведений, которые накапливались трудовым опытом всех людей за долгий период времени: умение плавить металлы, вести счёт времени, приручение многих домашних животных — на всё это требовалось длительное накопление коллективного опыта.

Из этой легенды видно, что китайцы жили в древности родовым строем. Каждая фамилия — имя рода. Членам одного рода нельзя было вступать в брак. Пять семей составляли группу с одним предком. Пять групп — один отдел. Четыре отдела — общину с вождём во главе. Так появилось «сто семей» в легенде о Фуси. В действительности китайцы жили общинами, в которых объединялись многочисленные семьи, но количество их было различно. Число «сто» было придумано позже.

Один из царей десятого периода, Хоуцзи, изобрёл земледелие. «Хоуцзи» в переводе означает «князь просо»; само имя этого царя показывает, что он был связан с возделыванием земли.

В. «Книге песен» сохранился гимн Хоуцзи. Ещё младенцем, как только научился есть, он стал сажать бобы. За бобами стал сеять пшеницу, коноплю, тыкву. Он растил зерно, пересаживал его на гряды, выпалывал сорные травы. Вырастали у него тяжёлые и полные колосья. Их стали толочь в ступах, веять, промывать и парить в глиняных чашах. Всему этому народ научился у Хоуцзи. Он установил и приношение жертв, аромат которых поднимался к небу, принося радость душам предков.

Рассказы о военной организации племени связывались с именем вождя Хуанди. Хуанди занялся молодёжью и распределил её время между полевыми работами и воинскими упражнениями. Племени приходилось всегда находиться в боевой готовности, так как поблизости появился разбойник Чию, постоянно тревоживший его своими набегами. У Чию было человеческое тело, бычачьи ноги, медная голова и железный лоб.1 Он изо брёл оружие — нож, копьё, большой самострел. Восемьдесят один брат был у него. Они все вместе разбойничали в стране, обижая народ. В первый раз пошло войско против разбойников и разбило их, но Чию спасся бегством. Тогда Хуанди второй раз повёл войска.

Перед боем Чию стал колдовать. Вся земля покрылась таким густым туманом, что солдаты Хуанди заблудились и потеряли дорогу. Йен Хуанди придумал инструмент, который и в тумане указывал всегда одно направление — колесницу, которая сама двигалась на юг. То был компас. Он впервые упоминается в мифе борьбы Хуанди с Чию. И до настоящего времени компас в Китае называется «стрелкой, указывающей на юг», так как в китайском компасе стрелка всегда указывает южное направление, а не северное, как у нас.

Не зная, как бороться с этим новым оружием Хуанди, Чию обратился за помощью к богам ветра и дождя. Они наслали на землю сильный вихрь и страшный ливень. Но на сторону Хуанди встала богиня засухи. Она иссушила дождь и остановила бурю. Войска Хуанди в конце концов сумели окружить разбойника, взять его в плен и казнить.

Наряду с Хуанди прославилась и его жена, Про неё рассказывали, что она научила людей разводить шелковичного червя и ткать шёлк. Изобретение шёлка — это большое достижение, которое китайский народ внёс в мировую сокровищницу культуры.

С тех пор как появился шёлк, Хуанди приказал носить шёлковые наряды только знатным и богатым китайцам, все прочие должны были одеваться в одежду из простых тканей. Так мы видим из этой легенды, что в Китае уже начали появляться бедные и богатые, господа и подчинённые.

В одной из легенд говорится о событии, которое произошло в десятом периоде. Однажды случилось страшное стихийное бедствие — разразилось наводнение необычайной силы. Весь Китай очутился под водой, не затопленными остались только горы и высокие холмы. Ни состарившийся уже царь, ни его помощники не могли справиться с бедой. Прошло целых десять лет, а наводнение не уменьшалось.

Тогда начальником строительных работ был назначен некий Юй. Он отнёсся очень серьёзно к этой работе. Первым делом Юй отправился на священные горы и на каждой из них принёс жертвы в честь духов, хранителей местности. Затем он объехал всю страну. Он видел, как беспредельные воды разлились до небес, окружили горы, затопили безбрежным пространством подножья холмов. При этой поездке Юю приходилось постоянно менять способы передвижения. Где было сухо, он ехал на колеснице. Через затопленные места и реки проезжал на лодке. Через болота пробирался на ходулях. На горы и холмы он взбирался в башмаках с шипами на подошвах. Он вырубал леса на горах в поисках диких зверей и указывал людям, где найти мясную пищу. Во всех девяти областях страны он проложил русла многих рек — Хуанхэ, Янцзы, Ханьшуй, Лошуй и другие реки потекли до самого моря. Он углубил каналы и канавы. Для свободного течения Хуанхэ он прорубил гору. И сейчас в народе хранится предание о знаменитой стремнине — Драконовы ворота. Согласно поверью, каждая рыба, сумевшая преодолеть это бурное место на Хуанхэ, превращается в дракона. На реке Хуай Юй усмирил духа пучины. Он посадил это страшное чудовище на цепь, так что оно не смогло больше показываться из воды.

Конь (V в. до н. э).
Много лет трудился Юй, и, наконец, вода, затопившая всю страну, по прорубленным им руслам рек направилась в море. Он работал с такой, самоотверженностью, что забывал о делах своей семьи. Когда он женился, то провёл дома всего четыре дня.

Если ему случалось проходить мимо своею дома, он старался не слушать, как плачет, его маленький сын, чтобы не зайти домой и не прервать свою работу. И его труды не прошли напрасно. Когда непроходимые леса были; вырублены, а вода сошла в русла рек, каналов и канав, народ смог снова спуститься, с гор и приняться за своё хозяйство.

Великий Юй — одна из крупнейших личностей в мифологии древних китайцев. В его титанической борьбе с наводнением отразилась многовековая тяжёлая борьба народа со стихийными бедствиями, с капризами рек, главным образом Хуанхэ, не раз менявшей своё русло. В его личности отражён вечный страх земледельца то перед засухой, то перед наводнением, от которых он искал защиты у духов предков, В легенде отражён тяжёлый труд земледельца, принуждённого то искать воды для орошения долей, то освобождать их от потоков наводнения.

Китайская письменность[98]

«Дарую тебе четырёх старейшин этого княжества, рабов от конюхов, пахарей и до ремесленников — шестьсот и пятьдесят и десять человек. Дарую тебе вождей и старейшин из варваров — десять и три, рабов тысячу и пятьдесят человек».

Эта надпись записана на бронзовом сосуде, и относится она к началу I тысячелетия до нашей эры. Следовательно, она составлена примерно три тысячелетия назад. В надписи говорится о рабах из племени, которых вождь дарит своему военачальнику после победы над врагами. Это, было во времена династии Чжоу, когда в Китае появились уже рабы и свободные, когда образовалось государство.

Надписи на сосудах не самые древние. В конце прошлого века археологами были найдены кости жертвенных животных и панцири черепах, исписанные иероглифами при помощи острой палочки — стиля — из твёрдого материала. Содержание надписей очень несложное — в них главным образом задаются вопросы оракулу об урожае, о наводнении, о войне, о победе и т. д. По различным знакам угадывали ответы оракула, и потому эти кости учёные-археологи назвали гадательными.

От начала I тысячелетия до нашей эры до нас дошли бронзовые сосуды. Их употребляли для жертвоприношений, вожди дарили их своим военачальникам в знак военных заслуг. Потому на них сохранились надписи, в которых рассказывается о; важных событиях того времени. На бронзовых сосудах надписи вычерчивались острым металлическим стилем.

Однако на сосуде трудно было записать большой текст, и когда китайцы стали вести летопись, они нашли новый материал для письма. Они приготовляли из бамбука тонкие, хорошо оструганные дощечки одинаковой величины, просверливали в них небольшое отверстие и скрепляли шнурком. На этих дощечках помещалась уже большая запись. Летописи на бамбуковых дощечках так и называются «бамбуковые летописи». К сожалению, они не сохранились до нашего времени и известны нам лишь в отрывках, которые приводятся в произведениях древних авторов Китая. На бамбуке писали деревянным стилем, обмакивая его в лак, приготовленный из сока одного дерева.

Некоторые надписи иногда выдалбливались долотом на камне. Когда появился шёлк, то очень важные документы стали писать на нём. Но шёлк очень дорог, и понятно, что он не мог приобрести большого распространения как материал для письма.

Только с изобретением бумаги китайская письменность получила широкое развитие.

Во II в. до н. э. была изобретена тонкая волосяная кисть для письма на шелку. Кисть не годилась для писания лаком, от него волоски склеивались и ссыхались. Поэтому вскоре после появления кисти в Китае научились приготовлять тушь из сосновой сажи. А в 105 г. н. э., как пишет китайский историк, некий Цай Лунь подал императору доклад о том, что можно изготовлять бумагу из коры деревьев, конопли, тряпок и старых рыболовных сетей. С тех пор стала распространяться бумага.

Первые книги из тонкой бумаги своим видом напоминали гармошку, так как листы в ней не были разрезаны, а сложены, как бумажная гармонь. Затем книга приобрела другой вид.

Китайская письменность состоит из иероглифов, которых насчитывается несколько тысяч. Понятно, такая письменность труднее для изучения, чем алфавитная; она отнимает много времени в школе и является препятствием для широкого распространения грамотности. В дальнейшем она несомненно должна замениться алфавитной. Однако китайская письменность вовсе не так трудна, как кажется. До сих пор она сохранила некоторое сходство с картинкой, которую рисовал древний человек. Зная в основном эти картинки, не так уж трудно освоить начертания простейшего иероглифа. Когда-то люди рисовали солнце , луну, гору , воду , дерево , лук , барана , птицу .

Пройдя сквозь многие изменения, эти слова-картинки намного сократились, круги превратились в квадраты, круглые линии стали прямыми. Вот как выглядят сейчас эти иероглифы: солнце , луна , гора , вода ,дерево ,лук , баран , птица .

Иногда древнему человеку нужно было изобразить не предмет, который можно нарисовать, а какое-нибудь отвлечённое понятие, как, например, число или направление. Он их изображал графически. Так, например, число один указывалось одной чертой , два — двумя , три — тремя ; так эти цифры пишутся и до настоящего времени. Направление вверх обозначалось , направление вниз . Сейчас эти иероглифы пишутся таким же образом. Ограда обозначалась большим кругом , сейчас — большим квадратом . Середина обозначалась каким-то предметом и проходящей через него стрелой . Тетерь пишут , и означает это центр и попадание в цель при выстреле.

Но число предметов, которые нужно было изобразить, все возрастало. Простейших рисунков уже не хватало. Тогда китайцы стали соединять простейшие рисунки для передачи более сложных понятий. Два дерева, написанных рядом , стали обозначать рощу, три дерева  — лес. Солнце и луна, соединение двух светил , образовало понятие света. Род, человек или поколение  и число десять  составили 10 поколений , или старину. Такие иероглифы отражали уже более сложные предметы и понятия. Однако со временем и их стало недостаточно. Китайцы ощутили необходимость перейти от простейшего изобразительного письма к письму звуковому. Такие иероглифы состоят из двух частей. Одна часть, как, например, дерево, баран, вода, даёт понимание значения слова. Вторая — обозначает произношение этого слова. Дерево рядом с водой будет читаться как дерево «му» , а значение его «умываться» идёт от воды. Во всех этих случаях левая часть иероглифа даёт ключ к пониманию его смысла, а правая часть — его произношения.

Отсюда и назначение частей иероглифа — ключ и фонетика. Из простейших рисунков китайцы составили себе систему в 214 ключей и, изучая их, как нашу азбуку, они разбираются в смысле и произношении иероглифов. Общее число китайских иероглифов, действительно, очень велико. Некоторые учёные насчитывают до 80 тысяч знаков. Однако практически эти знаки не используются. Так, ещё в III в. до н. э. один министр составил перечень 3 300 знаков. Во всех, составленных в основном до нашей эры классических книгах Китая, включающих в себе почти всю учёность древних, насчитывается 6 542 знака. В настоящее же время для набора обычной газеты необходимо лишь 3 тысячи иероглифов.

Путешествия Чжан Цяня[99]

В отдалённые времена, когда китайцы жили ещё родами в излучине реки. Хуанхэ, им приходилось воевать со многими окружавшими их племенами. Китайское государство постепенно расширяло свою территорию. Оно доходило иногда на юге до Индокитая, на востоке — до Кореи, на севере захватывало Маньчжурию. Племена, жившие по соседству с китайцами, стояли на более низкой ступени развития. Это были охотники и скотоводы, ещё не перешедшие к земледелию. Иногда китайцы I воевали с ними, а иногда вели торговлю и то мирным, то военным путём подчиняли себе соседние племена или сливались с ними.

Однако не всегда китайцы выходили победителями в борьбе на своих границах. Самую жестокую борьбу им пришлось вынести, когда в IX в. до н. э. на северных и западных границах Китая появилось сильное кочевое племя — гунны (по-китайски сюнну). Кочевники совершали неожиданные набеги на китайские селения, убивали мужчин, уводили в плен женщин, опустошали земли и грабили, разрушали налаженное долголетним трудом хозяйство земледельца. В борьбе с гуннами китайцам пришлось перестраивать свою армию. В войнах между китайскими княжествами удобно было применять войско, состоящее из лёгких и тяжёлых колесниц, с большим обозом и техническими средствами для осады укреплённых городов, но это громоздкое военное хозяйство не годилось для сражений с налётами быстрой и подвижной конницы кочевников. В боях с ними китайцы поняли преимущество конной армии и стали создавать свои отряды конницы. Но всё же конница гуннов превосходила Китайскую.

Всадники и колесницы.
После объединения страны в III в. до н. э. в Китае стали серьёзно думать о том, чтобы покончить с опасным врагом. Доносились слухи, что и другие страны тяжело страдали от набегов гуннов. И вот при дворе китайского императора начали искать союзников для борьбы с гуннами.

В середине II в. до н. э. в императорской страже служил некий Чжан Цянь. Беседуя с пленными гуннами, он слушал их рассказы о боях с племенем Больших Юэчжи. Гунны рассказывали, что недавно они победили это племя, убили его вождя и из его черепа пили вино. Чжан Цянь стал думать о том, что, вероятно, разбитые Юэчжи захотят отомстить за своего вождя. Вскоре и с других сторон появились слухи, что Юэчжи ищут союзников для борьбы с гуннами. Чжан Цянь был человеком решительным и смелым, и когда император стал искать людей, желающих пойти послом в далёкую страну Юэчжи, он вызвался исполнить это опасное поручение.

Для осуществления намеченного плана он сам подобрал себе людей. В состав посольства вошло около сотни человек.

Путь к племени Юэчжи лежал через области, занимаемые гуннами. Не успело посольство выйти за пределы Китая, как на него напали гунны, захватили их всех в плен и немедленно доставили своему вождю. Узнав, что китайский император посмел отправить послов к Юэчжи, жившим на запад от него, вождь гуннов предложил Чжан Цяню изменить своей стране и остаться жить у него. Чжан Цяню пришлось сделать вид, что он покорился гуннам, но про себя он твёрдо решил, бежать из плена при первой возможности. Однако планы его долго не могли осуществиться. Целых 10 лет прожил он там, женился на женщине из рода гуннов, и имел От неё сына. Но всё время Чжан Цянь тайно хранил свой бунчук китайского посла и в конце концов вместе со своими спутниками сумел вырваться из длительного плена.

Несколько десятков дней бежали они на запад по безводной, пустыне в поисках племени Юэчжи. Однако к тому времени Юэчжи уже перекочевали в другие места, и вместо них Чжан Цянь попал в царство, которое китайцы назвали Давань. По описанию географическое положение его соответствовало территории Коканда. В том царстве давно уже слыхали о богатстве и могуществе Китая и стремились войти с ним в сношения.

Ваза.
Власти страны Давань приветливо встретили Чжан Цяня, расспрашивали о его дальнейших намерениях и дали ему переводчика, чтобы проводить его к другому племени, которое китайцы называли Кангюй.

Это племя, невидимому, находилось где-то на территории современного Казахстана. И только оттуда Чжан Цянь со своими спутниками добрался до Больших Юэчжи.

Однако за прошедшие годы в племени произошли большие перемены. После того как старый вождь был убит гуннами, его сын, и наследник покорил племя Дася (тоже китайское название, территория этого племени, по описаниям, соответствовала Бухаре и части Афганистана). Властвуя над этим племенем с его плодородными землями, он всё больше удалялся от Китая и давно уже забыл о мести гуннам за гибель своего отца. Чжан Цяню пришлось возвращаться, так и не добившись от него согласия на совместные военные действия.

На обратном пути его снова схватили гунны. Он опять прожил год в плену. Но тут ему повезло. Вождь гуннов умер, и после его смерти начались междоусобия среди его преемников.

Чжан Цянь сумел воспользоваться сумятицей, чтобы бежать вмёсте со своей женой, сыном и верным рабом Танли.

Когда Чжан Цянь вернулся ко двору из своего многолетнего путешествия, император пожаловал ему звание сановника, а рабу из рода Танли — звание слуги посла. Все племена, у которых пришлось побывать Чжан Цяню, полюбили его. Это был человек великодушный, но непреклонный и верный своему слову. Его спутник — пленный варвар Танли — стал верным и преданным его товарищем. Прекрасный стрелок, — он выручал всех в тяжёлые времена, спасая от голода мясом диких зверей и птиц, которых он убивал на охоте. Но путешествия их были так опасны и трудны, что из сотни человек, отправившихся с Чжан, Цянем, домой вернулось только двое.

Виденное и слышанное Чжан Цянем в далёких странах явилось открытием для Китая и намного расширило представление китайцев о мире. Знаменитый историк Китая Бань Гу, написавший историю первой династии Хань, заключая биографию Чжан Цяня, сделал такой вывод из его открытий: «В книге „Хроника Юя“ говорится о том, что река Хуанхэ вытекает из горы Куэнь-лунь. Вышина её более двух тысяч с половиной ли[100]. Солнце и луна посменно скрываются за ней. Но когда Чжан Цянь ездил послом в Дася, он дошёл до истоков Хуанхэ, а горы, за которой скрываются светила, он не нашёл. Отсюда ясно, что это выдумки».

Кроме того, вернувшись домой, Чжан Цянь рассказывал много нового о неизвестных прежде странах. От него узнали о существовании бамбука и тонкого холста, которые купцы из западного края покупали в Индии. Чжан Цянь сам привёз и посадил первый бамбук в Китае. Он рассказывал подробно, что существует на свете страна Индия, что находится она в нескольких тысячах ли на юго-востоке от Дася, что население её ведёт оседлую жизнь, места у них очень влажные и жаркие, а войны они ведут на слонах. Рассказывал он и о большом море, около которого расположена Индия. Чжан Цянь советовал императору проводить свою политику, используя противоречия между отдельными народами. По словам Чжан Цяня, в таких царствах, как Давань и Аньси (Парфия), армии были слабы, народ жил оседло и обычаи их походили на китайские. О других племенах, как Юэчжи и Кангюй, очевидно кочевых, он рассказывал, как о сильных воинах.

На основании рассказов Чжан Цяня император Уди задумал мирным путём вступить в сношения с этими племенами и царствами. Во все эти страны император отправил послов с драгоценными подарками и таким путём сумел привлечь их на свою сторону.

Вскоре после возвращения из далёкого путешествия Чжан Цянь отправился на войну с гуннами. Его назначили особым помощником при полководце. Благодаря знанию местности Чжан Цянь сумел провести армию без больших потерь, и она не страдала от отсутствия травы и воды. В 123 г. до н. э., после возвращения из удачного похода, император пожаловал Чжан Цяню титул князя Бован.

Однако второй поход Чжан Цяня через год после первого окончился неудачно. Гунны сумели окружить китайцев, и они понесли большие потери. Сам Чжан Цянь уже готовился к казни, когда император смягчил наказание. Смертный приговор был заменён снятием знатного сана и разжалованием в простолюдины. Но последующие годы борьбы с гуннами были благоприятны для Китая. После победы над ними на севере вождь их покорился Китаю. А затем, когда гунны снова стали усиливаться и перестали посылать послов ко двору китайского императора, китайцы вытеснили их на север пустыни Гоби.

Последний раз поехал послом Чжан Цянь. Путь его лежал к племени Усунь. С ним ехал помощник с отдельным посольским бунчуком, чтобы в случае надобности его можно было одного послать в другую страну. С посольством ехала царевна, предназначенная в жёны местному царьку. Посольство везло богатые подарки — тысячи кусков золота, шёлка, много железа. Их сопровождала свита в триста человек. У каждого шёл запасный конь. За ними гнали десятки тысяч коров и овец.

Однако Чжан Цяню не удалось добиться союза с Усунями.

Его помощник с проводником от Усуней поехал послом в Давань, Кангюй, Юэчжи и Дася. А сам Чжан Цянь вернулся обратно. Чтобы убедить Усуней в величии и могуществе китайцев, он привёз от них посла с конной свитой и богатыми подарками для императора Китая. После этой поездки император пожаловал Чжан Цяню титул «Великого деятеля». Через год Чжан Цянь скончался.

Прошёл ещё год. Помощник Чжан Цяня установил сношения со многими странами Средней Азии. Он вернулся оттуда с послами. Однако в Китае не забывали, что Чжан Цянь был первым отважным исследователем новых земель, проложившим путь к мирным связям с другими народами. И в дальнейшем всем китайским послам присваивали титул «князя Бован».

Модель дома (И в. до н. в.)

Восстания рабов и бедноты[101]

Поэт Ван Бао некогда описал историю, случившуюся с ним в доме некоей вдовы. После смерти мужа у этой женщины остался строптивый раб. Когда поэту пришлось остановиться в доме этой женщины, он приказал рабу подать ему вина. Однако раб вместо исполнения приказания отправился на могилу хозяина и стал там жаловаться.

«Когда хозяин меня покупал, — плакался раб, — он велел мне только охранять дом. Он не велел наливать вино посторонним мужчинам».

Рассердившись на слугу, поэт посоветовал хозяйке продать его. Но она стала сетовать, что на такого строптивого раба ей не найти, покупателя. Тогда поэт решил сам купить его и тут же составил договор о покупке.

«Запишите в договоре всю работу, которую мне придётся делать, — заметил раб, — а что не запишете, я делать не буду».

Пир (II в. до н. э.).
«Ладно». — ответил поэт и стал писать подробно.

«В третьем году правления Шэньцзио (50 г. до н. э.) в пятнадцатый день первой луны мужчина Ван Бао купил у женщины Ян Хой бородатого раба Бянь Ляо за 15 тысяч монет. Раб должен неукоснительно исполнять сто служб: утром вставать пораньше, подмести дом; после еды вымыть посуду; в доме делать всю грубую работу: сверлить ступки, вязать веники, вырезывать чашки, выдалбливать мерки, плести обувь. Вне дома: ловить воробьёв клеем, ворон — сетями, плести сети, ловить рыбу, стрелять из лука диких гусей, из самострела диких уток, подниматься на горы и там убивать оленей, лазить в воду и ловить черепах. Когда в доме гости, он должен разливать вино, черпать и носить воду, готовить обед, мыть чарки и убирать. В саду рвать чеснок, рубить растение су, резать мясо… Окончив все дела по хозяйству, он должен убрать всё в кладовую, запереть двери, заткнуть дыры, кормить свиней, выпускать собак. Раб не смеет заводить драки с соседями. Есть ему Только бобы и пить только воду. Если ему захочется хорошего вина, то ему позволяется обмочить в нём губы, но запрещается наклонять чашку или опрокидывать в рот бутыль. Ему запрещается уходить с утра до вечера и заводить с кем-либо компанию.

Раб должен сделать лодку из деревьев, что растут за домом. Подняться в лодке вверх по течению до Цзянчжоу, спуститься вниз до Цзянь…, ездить между Ду и Ло за ароматным маслом для женщин я перепродавать его в маленьких городках. Затем вернуться в Ду и привезти оттуда конопли. Завернуть в Паньцо, привести, оттуда собак и продать гусей. В Уду купить чаю, из озера Янши привезти лотосов.

Отправляться в горы с топором, гнуть ободья на колёса, резать оглобли. Из остатков дерева сделать столик для жертвенных блюд, деревянные башмаки, свиную кормушку. Возвращаясь вечером, захватить с собой две-три вязанки сухих дров…

Когда раб состарится и потеряет силу, он будет садить тростник и плести из него циновки. Окончив работу, для отдыха столчёт пикуль зерна. В полночь, когда нет дела, выстирает бельё до, белизны.

И долго писал ещё. Ван Вао, закончив договор следующими словами: „раб не смеет быть корыстным и должен обо всём докладывать. Если же он не будет слушаться, Получит сто батогов“.

Когда договор был прочтён, огромный высокий раб стал, кланяться до земли, бить себя в грудь, проливая потоки слёз: „Судя по словам господина Вана, мне лучше было бы поскорее вернуться в жёлтую землю, чтобы черви, просверлили мне лоб. Знал бы я раньше, что мне придётся вам служить, не посмел бы спорить, налил бы вина“».

В этой истории в шутливой форме описывается положение раба! И в действительности оно было очень тяжёлым. С того момента, когда в конце II тысячелетия до нашей эры в Китае появились: рабы и образовалось первое государство, началась эксплуатация человека человеком, раб был превращён в бесправное существо, всецело находящееся, во власти своего господина.

Нелегко жилось и свободным земледельцам, которым приходилось терпеть много унижений и притеснений от знатных придворных, богатых рабовладельцев и купцов. Нередко, когда не хватало рабов, захваченных, в набегах, племенные вожди, пользуясь своей силой и влиянием, заставляли работать на себя своих сородичей, собирая и с них тяжёлую дань. Уже в начале I тысячелетия до н. э. свободные земледельцы-общинники складывали пёсни, в которых жаловались на свою горькую судьбу, на алчность своих князей. В песне князья изображаются в образе вредителей посевов — крыс:

Наши, крысы, наши крысы,
Не грызите вы посевы,
Мы живём у вас три года,
А наград от вас не видна
Бросим вас, уйдём подальше,
В страны счастья мы пойдём,
В странах счастья, в странах счастья
От кого угадать начнём?
В этой песне передана вся гореть страданий бедных людей, вынужденных работать на хозяина. Если они уйдут от одного, то всё равно им придётся служить; другому и снова оплакивать свою судьбу.

В течение многих веков росло и развивалось китайское государство. Много новых земель завоевали удачливые полководцы, по всей стране были проложены каналы и дамбы, зеленели поля, с которых снимали, богатые урожаи, шла оживлённая торговли во всей стране, отважные купцы отправлялись в чужие страны с караванами драгоценных товаров. Китайское государство выросло и разбогатело, китайская знать утопала в роскоши. Но ничуть не изменилось положение рабов и свободных батраков. Наоборот, жизнь их стала ещё труднее, ещё печальнее.

Когда не хватало для хозяйства рабов из военнопленных, Тогда порабощали свободный бедняков. Их превращали в рабов за долги, за малейшие провинности. Когда же случались стихийные бедствия — наводнение опустошало поля, от засухи выгорали посевы или мор косил людей и скот, тогда в стране начинался голод, а несчастные бедняки были вынуждены продавать в рабство своих детей, жён и даже самих себя.

На долю рабов и осуждённых свободных выпадал самый тяжёлый труд. Они воздвигали стены вокруг городов, рыли рвы, строили Великую китайскую стену для защиты от кочевников, прокладывали дороги, рыли, каналы. Рабы и осуждённые работали на соляных промыслах, в железных рудниках. Они плавили металлы, отливали монету, оружие и сельскохозяйственные орудия. В частных хозяйствах их использовали для самой тяжёлой и грязной работы. Во время войны они обслуживали обозы и переносили все тяжести.

Правящий класс рабовладельцев изыскивал всё новые и новые средства для того, чтобы свободных бедняков обратить в бесправный рабочий скот. Учёные писали трактаты, чтобы закрепить и оправдать господство рабовладельцев. Вот чему учил древний китайский философ Гуаньцзы (около VI в. до н. э.):

«Все в государстве не могут быть знатными. Если бы все были знатны, дела не выполнялись бы… Если же сделать, чтобы совсем не было знатных, то народ сам не сможет управляться. Поэтому и различают знатных и низких, чтобы сознавать справедливость знатности и подлости…»

Этот же мудрец описывал земледельца-общинника:

«На голове у него шапка, плетённая из камыша. Туловище залито водой, ноги в грязи. Палящим зноем Выжжены его волосы и кожа. До крайности напрягает, он свои силы, чтобы быстрее справиться с обработкой поля. Он не видал редких вещей и не менял своего положения. Поэтому дети земледельцев всегда становятся земледельцами…»

Гуаньцзы учил, что «служилым людям, земледельцам, ремесленникам и торговцам — четырём сословиям народа, представляющим основу страны, нельзя разрешать жить вместе. Если они поселятся вместе, то возникнет смута в речах и делах». О рабах он не считал нужным даже говорить, так как для него они не были людьми и не заслуживали упоминания.

Гуаньцзы придумывал для своего князя новые средства угнетения народа. Он научил его отобрать в казну промыслы соли и железа, которые прежде были общим достоянием. Он вычислял налоги, учитывая каждую крупинку соли, которую земледелец кладёт в свой суп, и каждую иголку, которой шьёт женщина.

Князья изобретали средства для., поборов со всего народа, знатные люди жили за счёт труда своих рабов и общинников. Богатые семьи умели наживаться ещё и за счёт народных бедствий. Горе землепашцу, если он не сумел собрать денег для уплаты налога. Горе ему, если приходилось обращаться за займом к ростовщику. За одну мерку хлеба ему надобно было отдавать две. Сотни семей жили ростовщичеством уже во времена Гуаньцзы. Беспощадно высокие проценты за ссуды не давали возможности расплатиться вовремя, проценты всё время нарастали, и свободному прежде общиннику приходилось отдавать за долги в рабство своих детей, жену и, наконец, самого себя.

Свободные общинники и рабы не мирились со своим угнетённым положением. Много раз восставали они против господствующего, класса. Одно из первых восстаний поднял Чэн Шэ против династии Цинь, а за ним восстали и другие. Однако Лю Бан, выдвинутый вождём восстания и свергший цинских императоров, придя к власти, лишь немного ослабил гнёт и эксплуатацию. Основанная им династия Хань продолжала усиливать порабощение свободного населения, и четыре века её господства (II в. до н. э. — II в. н. э.) явились самым тяжёлым временем для китайского трудового народа.

В это время даже некоторые рабовладельцы выступали за отмену рабства или хотя бы за сокращение его. Они подавали доклады императору о том, что «поля богатых тянутся вдоль и поперёк, а у бедных некуда воткнуть шило». Народ уходит в разбойники, беглецов ловят и приговаривают к тюрьме. За год число осуждённых достигает тысяч и десятков тысяч. Одни требовали отменить рабство, отменить право рабовладельцев убивать рабов, облегчить налоги и повинности. Другие просили ограничить владение землёй для сановников и знати, установить максимальное число рабов для знати в 200 человек, а для чиновников и простых людей в 30 человек. Однако они не смогли справиться со стоявшими у власти рабовладельцами, которые не желали добровольно расстаться с основой своего могущества и богатства. Император Ван Ман, пытавшийся в начале своего царствования запретить, рабовладение, ввёл новые законы, которые привели к небывалому росту порабощения. По его законам одному только государству принадлежало право отливать монету, гнать вино, добывать соль. У всех, кто нарушал эту монополию, конфисковалось имущество, и они превращались в государственных рабов не только со своими семьями, но и вместе с семьями четырёх соседей, которые не донесли на них. После введения этих законов к чиновникам, ведавшим отливкой монет, сгонялись сотни тысяч осуждённых мужчин, их сажали в клетки, а их жёны и дети с цепями на шее шли за ними пешком. По дороге от горя и мучений погибало шесть или семь человек из каждого десятка. А кругом по всей стране наряду с порабощённым народом, — изнывающим от мук и голода, богатые и знатные жили в роскоши.

«Постройки знатных людей тянутся сотнями домов. Плодородные поля их занимают всю землю. Рабов и рабынь у них считают тысячами толп, а рабов из преступников на десятки тысяч. Их лодки, телеги и торгаши разъезжают по всей стране. Они копят и прячут, наполняя богатствами столицу и другие города. Огромные здания их не могут вместить драгоценных подарков и дорогих товаров; гор и долин не хватает для табунов их коней, для стад коров, баранов и свиней. Роскошные их залы полны очаровательными юношами и красавицами, рядами певиц и музыкантов. Гости не смеют войти в ожидании приёма. Коляски и всадники, не смея въехать, путаются друг с другом у ворот. Столько мяса коров, свиней и овец, что его не успевают съесть, и оно тухнет; столько густого, чистого вина, что нет сил его выпить, и оно портится. Свита следит за взором своего господина — беспокоится об его настроении — обрадуется он или разгневается. Безгранично наслаждение знатных, обильно богатство начальников…» — так описывал жизнь рабовладельческой знати Чжун, Чантун в трактате «Правдивое слово».

Недаром в те времена была сложена народная песнь:

Зачем на свете люди не равны?
Шан лю тянь.
Ест вдоволь рис и просо богатей…
Шан лю тянь.
А бедный ест бурду из отрубей.
Шан лю тянь.
Чем плох бедняк, иль раб господ глупей?
Шан лю тянь.
Судьба и счастье небом нам даны.
Шан лю тянь,
С кем горемыка завтра ждёшь войны?
Шан лю тянь
Ненависть к угнетателям была видна во всём, она достигла большой силы, близилось народное восстание. Сначала то были отдельные, разрозненные выступления рабов, большей частью на рудниках, где работа была невыносимо тяжёлой, а обращение самым жестоким, В «Истории Первой династии Хань» сохранились о них следующие записи:

[В 22 г. до н. э.] «На железных рудниках в Инчуани восстали 188 рабов. Они убили начальника, разграбили склады и оружие. Вождь их назвал себя полководцем: и прошёл через 9 областей».

[В 18 г. до н. э.] «на казённую палату напало 60 человек во главе со свободным мужчиной; Они похитили заключённых и рабов, разграбили склады и оружие. Вождь их назвал себя Хозяином Гор».

[В 14 г. до н. э.] «288 рабов на железных рудниках в Шаньяне напали на начальников, убили их, разграбили склады и оружие. Вождь их Су Лин провозгласил себя военачальником и прошёл через 19 областей».

Но все эти мелкие, разрозненные восстания правительство скоро подавляло. Плохо организованным и слабо вооружённым рабам трудно было сопротивляться военной силе могущественной империи. Главной их слабостью была разрозненность.

Наконец, в 18 г. н. э. разразилось восстание огромной силы. Оно длилось в течение десяти лет и потрясло всю страну. Одни объясняли причину восстания засухой, неурожаем, но другие находили ему правильное объяснение:

«Народ говорит, что Страдает от множества запрещений, из-за которых нельзя пошевелить рукой. Полученного от работы не хватает на уплату налогов и Поборов. Люди закрывают двери, ни с кем не общаются и Всё-таки попадают в тюрьму, как сообщники в выплавке монеты или хранении меди, по закону о круговой поруке пяти соседей. Чиновники замучили народ. От бедности все уходят в разбойники».

Много было, повстанцев в те времена. Одни из них скрывались на горе и получили от неё своё название «Зелёный лес». Славившиеся своей справедливостью пастух Ван Куан и Ван Фын были выдвинуты вождями повстанцев. Их восстание охватило южные области. На севере массы выдвинули своим вождём Фан Чуня за его храбрость. Готовясь к бою с правительственными, войсками, Фан Чунь велел повстанцам выкрасить брови в красный цвет, чтобы отличить в бою своих от врагов. За это они и были прозваны «Краснобровыми».

На этот раз восставших было уже не сто, не двести человек, а десятки тысяч. Пламя восстания охватило всю страну. Император Ван Ман послал против него своих лучших военачальников, но они неизменно терпели поражения. Ван Ману пришлось мобилизовать преступников, осуждённых на смертную казнь, он бросил на повстанцев даже диких зверей — тигров и барсов из своего зверинца. Но его военачальники так угнетали весь народ, что восстанавливали против себя всё население, которое предпочитало переходить на сторону восставших, чем оставаться под властью Ван Мана: Гордость военачальников Ван Мана, их презрение к простому народу, с которым они должны были воевать, мешали им в боях даже тогда, когда численный перевес бывал на их стороне; они терпели поражение за поражением.

К повстанцам в пору их успехов присоединилась и часть, аристократии, принадлежавшая к свергнутой Ван Маном династии Хань. Ханьская знать использовала народное восстание, чтобы снова прийти к власти.

Когда восставшие подошли к столице, их поддержали в городе восставшие бедняки и рабы. После упорной борьбы они заняли дворцы и казнили Ван Мана. Новый император был избран «Краснобровыми» из своей среды — это был бедный родич Ханей, давно уже примкнувший к повстанцам. Однако, очутившись на троне, он предался забавам и наслаждениям, забыл о выдвинувших его повстанцах и ничего не сделал для облегчения жизни народа. Тогда «Краснобровые», сохранившие свою организацию, снова вошли в столицу, свергли его и провозгласили нового императора, также, из рода Ханей. Но и второй государь, выбранный народом, недолго удержался у власти. На этот раз его свергла ханьская знать, которой удалось расправиться с «Краснобровыми» и усмирить восставших.

Не прошло и двух столетий, как народ снова поднялся на борьбу. Но на этот раз восставшие шли уже не под лозунгом восстановления старой династии. Они требовали всеобщей справедливости и устранения всякого гнёта.

Вождь восстания Чжан Цзио называл себя великим, мудрым и, добрым учителем. К нему устремилось много последователей. Когда число его сторонников выросло, он послал в разные стороны восемь своих учеников распространять своё учение. Всюду они учили о необходимости установить справедливость и устранить господство богатых. Так продолжалось более десяти лет. Во всей стране появились сотни тысяч последователей нового учения, готовых откликнуться на первый призыв Чжан Цзио. Он разделил всю страну на 36 округов и дал каждому из них, точно армии, особое название… В каждом большом округе насчитывалось более десяти тысяч сторонников Чжан Цзио, а в малых — шесть, семь тысяч. Округа возглавлялись военачальниками. Заговорщики стремились к свержению господства династии Хань и выдвинули следующий лозунг: «Синее небо умерло, должно установиться небо жёлтое». Днём общего выступления по всей стране было назначено пятое число третьей луны 184 г. н. э. Это был первый год шестидесятилетнего цикла, по которому китайцы вели своё, летосчисление. Год этот назывался «цзя-цзы». Поэтому заговорщики писали знаки «цзя-цзы» на воротах дворцов, храмов и провинциальных Казённых палат, прорицая, что «в году цзя-цзы во всей Поднебесной наступит великое счастье».

Однако расчёты повстанцев, на организованное выступление были сорваны. Их предали сторонники, завербованные во дворце. За несколько дней до назначенного срока один из них выдал императору все планы повстанцев. Высшие сановники, в том числе начальник над рабами и общественными работами, были назначены для расследования заговора. Военачальника одного из восставших округов, собравшего уже несколько тысяч человек, привязали к телегам и разорвали на куски. В одной только столице казнили более тысячи сторонников Чжан Цзио. Войска спешили захватить самого вождя с его братьями. Но уцелевшие от разгрома в столице заговорщики уже слали к ним гонцов. Вести о провале дошли до Чжан Цзио раньше, чем императорские войска. На призыв Чжан Цзио поднялись одновременно все округа. Как отличительный знак все повстанцы одели жёлтые повязки. Поэтому их восстание — величайшее восстание рабов и бедняков-общинников в древнем Китае — вошло в историю под названием восстания «Жёлтых повязок». В народе их ещё называли «повстанцами-муравьями», так как число их было несметно. В первые же десять дней поднялась вся страна. Все вожди приняли звания полководцев. Чжан Цзио стал называться «князем неба», один из его братьев — «князем земли», а другой — «князем людей». Всюду, куда направлялись войска повстанцев, они сжигали казённые палаты, опустошали склады и частные владения. Главные чиновники и знать в смятении спасались бегством.

При дворе спешно готовились к подавлению восстания и собирали оружие. Вокруг столицы установили восемь застав и послали туда особых начальников. На придворном совете решили принять срочные меры: освободили арестованных из знати и служилого сословия, чтобы лишить повстанцев поддержки недовольных из среды господствующего класса, собирали средства и коней, вплоть до казны и конюшен, находившихся в личном владении императора. Объявили мобилизацию знати и всех военных.

Старшим полководцем назначили Хуанфу Суна. Другие военачальники терпели поражение в боях с повстанцами. Но Хуанфу Сун был осторожен и хитёр. Больше всего он рассчитывал на своё знание военного искусства, в котором повстанцы были слабы, и старался не принимать открытого боя. Используя недостаток военного опыта повстанцев, он бил их армии поодиночке.

За усмирение восстания Хуанфу Сун был награждён великими почестями, титулами и двумя уездами с восемью тысячами дворов.

Но напрасно думали при дворе, что с восстанием покончено. Отдельные рассеянные части собирались вновь, составлялись новые отряды. История сохранила о них только названия: повстанцы «Чёрной горы», «Белой волны», «Жёлтого дракона» и др. А у руководивших ими вождей были многозначительные прозвища: «Бедный червяк», «Писец», «Начальник над рабами» и много других. Число их было несметное. Вплоть до 215 г. н. э. тревожили они покой угнетателей.

Все эти восстания рабов и бедноты окончательно подорвали власть рабовладельцев. На смену рабовладельческому государству пришло новое — феодальное.

После подавления «Жёлтых повязок» у южной стороны столицы появилась огромная башня. Но прославилась она не тем, что с её вершины наблюдали далёкие виды. Со страхом и ужасом передавали в народе, что сложена она полководцем Хуан-фу Суном в память последнего боя с «Жёлтыми повязками», а строительным материалом для неё послужили сто тысяч голов повстанцев, отрубленных в этом бою. И стояла эта башня памятником самому мощному восстанию рабов и бедных общинников в древнем Китае. После этого восстания рабовладельческий строй был окончательно уничтожен.

Примечания

1

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

2

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

3

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

4

Египтяне распределяли времена годя следующим образом: ахет — июль, август, сентябрь, октябрь; перт — ноябрь, декабрь, январь, феврали, тему — март, апрель, май, июнь.

(обратно)

5

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

6

Теперь известно, что сфинкс был высечен по приказу фараона Хефрена в XXIX в. до н. э. и является его олицетворением. Сам сфинкс находится около пирамиды Хефрена.

(обратно)

7

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

8

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

9

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

10

М. Э. Матье.

(обратно)

11

Всё поучение Ахтоя, сына Дуау, напечатано в этой же книге, в рассказе «Ухо мальчика на его спине».

(обратно)

12

М. Э. Матье.

(обратно)

13

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

14

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

15

Д. Г. Редер.

(обратно)

16

Так называли египтяне р. Евфрат удивляясь, что она, в отличие от Нила текла на юг До походов в Азию египетские воины не видели ни одной реки, текущей в южном направлении.

(обратно)

17

М. Э. Матье.

(обратно)

18

М. Э. Матье.

(обратно)

19

Одна из них теперь находится в Ленинграде, в Эрмитаже.

(обратно)

20

Два сфинкса из этой аллеи находятся теперь в Ленинграде и стоят на набережной Невы, у моста лейтенанта Шмидта.

(обратно)

21

М. Э. Матье.

(обратно)

22

М. Э. Матье.

(обратно)

23

М. Э. Матье.

(обратно)

24

При строительстве высоких зданий для подъёма тяжёлых глыб камня устраивались специальные насыпи, по которым и втаскивали каменные глыбы. Египетский локоть равен 52 сантиметрам.

(обратно)

25

М. Э. Матье.

(обратно)

26

Измерительный прибор.

(обратно)

27

М. Э. Матье.

(обратно)

28

Тхутий, заменяющий фараона в роли главнокомандующего, имел при себе и царскую булаву.

(обратно)

29

Сутех — враждебное божество; сутехами египтяне называли, между прочим, и все божества, которым поклонялись чужеземцы.

(обратно)

30

Видимо, описка, надо читать «500».

(обратно)

31

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

32

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

33

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

34

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

35

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

36

Гур — 250 литров.

(обратно)

37

И. М. Дьяконов.

(обратно)

38

И. М. Дьяконов.

(обратно)

39

Д. Г. Редер.

(обратно)

40

По-гречески они назывались катапультами, или баллистами.

(обратно)

41

И. М. Дьяконов.

(обратно)

42

И. М. Дьяконов.

(обратно)

43

Перевод В. К, Шилейко.

(обратно)

44

Бог подземного мира.

(обратно)

45

Перевод В. К., Шилейко.

(обратно)

46

Бог неба.

(обратно)

47

Перевод В. К. Шилейко.

(обратно)

48

И. М. Дьяконов.

(обратно)

49

Перевод автора статьи.

(обратно)

50

Бог солнца.

(обратно)

51

Бог грома и дождя.

(обратно)

52

Боги из свиты Адада.

(обратно)

53

Один из богов.

(обратно)

54

Один из богов.

(обратно)

55

Стены из обожжённого кирпича были большой редкостью в Вавилонии.

(обратно)

56

И. М. Дьяконов.

(обратно)

57

Апсу — Мировой океан, на котором, по мнению вавилонян, покоится мир; Мумму — мысль или мудрость; Тиамат — море.

(обратно)

58

Или: «исчислен, взвешен и разделены». На самом деле это, вероятно, слова пословицы, ходившей среди народа: «мена, текел вепарсан», что можно приблизительно перевести так: «фунт, золотник и два полузолотника». Так вавилоняне называли своих последних царей: великий завоеватель Навуходоносор был «фунт», его преемник Авель-Мардук — только «золотник», а последние, включая и Набонида, всего лишь «полузолотники». Но запись была сделана арамейским письмом, где обозначаются только согласные; поэтому её можно читать по-разному.

(обратно)

59

И. М. Дьяконов.

(обратно)

60

1 156 килограммов.

(обратно)

61

66 килограммов.

(обратно)

62

1 800 килограммов.

(обратно)

63

И. М. Дьяконов.

(обратно)

64

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

65

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

66

Д. Г. Редер.

(обратно)

67

Так называлось в древности Средиземное море.

(обратно)

68

Персидский залив и Аравийское море.

(обратно)

69

Финикийский язык относится к группе семитических языков и очень близок к ассиро-вавилонскому, арабскому и особенно древнееврейскому.

(обратно)

70

Дебен — 91 грамм.

(обратно)

71

Кипр.

(обратно)

72

Испании.

(обратно)

73

Великобритания и Ирландия.

(обратно)

74

Царствовал с 610 по 592 г, до н. э.

(обратно)

75

Красного моря.

(обратно)

76

Подземное царство.

(обратно)

77

Финикияне достигли южного полушария, и экватор оказался на севере.

(обратно)

78

Д. Г. Редер.

(обратно)

79

Дунай.

(обратно)

80

Греческий город у устья Буга.

(обратно)

81

Босфорский пролив, ведущий из Мраморного моря в Чёрное.

(обратно)

82

Буг.

(обратно)

83

Днепр.

(обратно)

84

Дон.

(обратно)

85

Народ, обитавший в Крыму.

(обратно)

86

В нынешних Волыни и Полесье.

(обратно)

87

Азовское море.

(обратно)

88

Чёрное море.

(обратно)

89

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

90

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

91

«Лошадиный бег» — около 3 километров.

(обратно)

92

Хатр — около 1,5 километра.

(обратно)

93

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

94

Р. И. Рубинштейн.

(обратно)

95

А. М. Осипов.

(обратно)

96

А. М. Осипов.

(обратно)

97

Л. З. Позднеева.

(обратно)

98

Л. З. Позднеева.

(обратно)

99

Л. З. Позднеева.

(обратно)

100

Ли — 644 метра.

(обратно)

101

Л. З. Позднеева.

(обратно)

Оглавление

  • Как ученые узнали историю стран древнего Востока[1]
  • Египет
  •   На родине предков египтян[2]
  •   «Египет — дар Нила»[3]
  •   Путешествие внутрь пирамиды[5]
  •   Как царь Хуфу строил свою пирамиду[7]
  •   Хранитель врат юга[8]
  •   «Из меди их сердца»[9]
  •   Ремесленник работает больше, чем могут сделать его руки[10]
  •   В храмовых мастерских[12]
  •   Бедствия Анупу[13]
  •   Восстание крестьян и рабов[14]
  •   Поход Тутмоса III в Азию[15]
  •   Фивы — столица Египта[17]
  •   Карнак[18]
  •   В стране запада[21]
  •   Гробница Тутанхамона[22]
  •   «Ухо мальчика на его спине»[23]
  •   Египетские звездочёты[25]
  •   Сказки древнего Египта[27]
  • Двуречье
  •   Между Тигром и Евфратом[31]
  •   Холм Телло и его прошлое[32]
  •   Дворец патеси Гудеа[33]
  •   Царь Хаммурапи и его законы[34]
  •   По царскому закону[35]
  •   У стен Ниневии[37]
  •   Ассирийская военная держава[38]
  •   Взятие Дамаска[39]
  •   Гибель Ассирии[41]
  •   Библиотека Ашшурбанипала[42]
  •   Сказание о Гильгамеше[48]
  •   Город Вавилон[56]
  • Урарту
  •   Государство Урарту[59]
  •   Что скрывал «Красный холм»?[63]
  • Хетты
  •   Богазкеойский архив[64]
  •   Битва при Кадеше[65]
  • Финикия
  •   Финикийские мореплаватели[66]
  • Скифы
  •   Скифский поход царя Дария[78]
  • Хорезм
  •   Полёт через тысячелетия[89]
  •   Огнепоклонники и загадка Вары[90]
  •   Телеграмма в Москву[93]
  • Индия
  •   Самый древний город в Индии[94]
  •   Из древнеиндийских сказаний[95]
  •   Александр Македонский в Индии[96]
  • Китай
  •   Мифы древних Китайцев[97]
  •   Китайская письменность[98]
  •   Путешествия Чжан Цяня[99]
  •   Восстания рабов и бедноты[101]
  • *** Примечания ***