Смерть по объявлению (fb2)

- Смерть по объявлению (пер. С. Д. Тузова) (а.с. Лорд Питер Уимзи-10) 1.13 Мб, 345с. (скачать fb2) - Дороти Ли Сэйерс

Настройки текста:



Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!




Дороти Ли Сэйерс Смерть по объявлению

ПРЕДИСЛОВИЕ


Я открыла для себя удивительные детективные рассказы довольно необычным образом, который, вероятно, вызвал бы у выдающейся писательницы невероятное возмущение, доведись ей об этом узнать. Много лет назад актер Ян Кармигел блистательно исполнил главную роль в фильмах, снятых по ее детективным рассказам. Я посмотрела их все на некоммерческом канале TV в Хантингтон-Бич, Калифорния. Помню, как ведущий шоу рассказывал о необыкновенно ярких эпизодах жизни и карьеры этой писательницы, довольно рано получившей степень в Оксфорде. Причиной же, по которой я стала повсюду искать ее рассказы, явился созданный ею персонаж — детектив-аристократ лорд Питер Уимзи.

Я никогда не была поклонницей детективного жанра, но после фильмов с блистательной игрой Яна Кармигела стала живо интересоваться детективами Дороти Сэйерс и вскоре знала все, что имело хоть малейшее отношение к лорду Питеру Уимзи: от его щегольской манеры речи до подробностей его семейных отношений. За относительно небольшой срок я крепко привязалась к нему, к его спокойному и вездесущему слуге Бантеру, вдовствующей герцогине Денверской (существовал ли когда-нибудь еще более восхитительный по аллитерации титул?), сердитому и нудному герцогу Денверу, Чарльзу Паркеру, леди Мэри... В рассказах Дороти Сэйерс я открыла для себя новый тип главного героя, которого сразу же полюбила: он живет проблемами реальной жизни, органично вплетен в повествование, а не вносит путаницу в сюжет. За его размышлениями интересно не только следить, но и включаться вместе с героем в процесс раскрытия преступления.

Необходимо отметить, что в отличие от других писателей таинственного «золотого века», загонявших себя в рамки детективного жанра, где непременно присутствовали трупы, огромное количество подозреваемых и отвлекающие внимание читателя приемы, Сэйерс в создании сюжетного полотна не признавала никаких ограничений. Преступление и его расследование были лишь основой, это был «скелет в шкафу» (как говорят англичане, он есть в каждой семье), к которому писательница затем прикрепляла мускулы, органы, кровеносные сосуды. Скелет оживал, обретал неповторимые характерные черты, и начиналась новая история рассказа. Сэйерс создавала свои произведения так, как ткут гобелен: читатель не может не чувствовать обстановку, окружающую героев, каждый персонаж по-своему интересен и неповторим. В ее книгах всегда есть глубокий смысл, разрабатывая основную тему, она виртуозно использует литературные символы. Иными словами, в своем подходе к детективному жанру Сэйерс делает то, что я называю «пленных не брать». Она не опускается до уровня своих читателей, напротив, она верит, что ее читатели умны и смогут соответствовать ее представлению о них.

Я обнаружила в ее рассказах изобилие, многообразие приемов, которых мне не доводилось встречать в детективах ранее. Я была поражена удивительно точным использованием деталей: рассказывает ли она о том, как звонит колокольчик в «Девяти портных», или о необычном использовании мышьяка в «Силе яда». Автор прекрасно разбирается во всем, о чем пишет, — начиная от криптографии до виноделия; описание периода между войнами — полного безрассудства, отмеченного смертью одной и рождением другой, более коварной и лживой системы, — становится незабываемым.

Стремление раскрывать сущность человеческих отношений — вот что и по сей день продолжает удивлять в произведениях Д. Сэйерс. Страсти, которые владеют персонажами, созданными восемьдесят лет назад, столь же сильны, как сегодня, и так же волнуют читателей. Хотя Англия времен во многом изменилась, но и ныне одним из истинных удовольствий, заставляющих брать в руки ее книги, является желание постичь суть человеческой природы, которую никакое время изменить не может, хотя наши представления и восприятие мира волею обстоятельств становятся иными. Да и преступления — более жестокими...

В начале своей карьеры писателя криминального жанра я заявила, что буду удовлетворена, если когда-либо мое имя будет упомянуто в том же контексте, что и имя Дороти Сэйерс. Я счастлива, что после выхода в свет моего первого произведения это произошло. Но если мне когда-либо удастся подарить читателям столько же удовольствия, сколько дарит Д. Сэйерс своими рассказами с участием детектива Уимзи, тогда я буду считать, что по-настоящему добилась успеха.

Несомненно, переиздание ее рассказов — всегда событие. Каждое следующее поколение читателей приветствует ее. Они отправляются в увлекательное путешествие в компании незабываемого попутчика. Во времена сомнений и тревог кто-то, возможно, вспомнит и Шерлока Холмса, и Эркюля Пуаро, и мисс Марпл благодаря их умению распутывать клубки хитроумных интриг и преступлений. Но если кому-то захочется успокоиться и достойно вынести все превратности судьбы, он не найдет ничего лучше, чем бросить якорь в гавани лорда Питера Уимзи.

Хантингтон-Бич,

Элизабет Джордж

Калифорния

Май 27, 2003


Слово автора


Не думаю, что на свете есть более безобидные и законопослушные граждане, чем агенты по рекламе в Великобритании. Идея о совершении преступления в кругу рекламных работников может быть только больной фантазией автора детективных романов, практикующегося в том, чтобы возложить вину на Наименее Подозреваемого Персонажа. Если в процессе повествования я случайно использовала имя или заголовок, когда-либо предложенный реально существующим человеком, название фирмы или товара, то это всего лишь совпадение, а не намеренный намек на определенную марку, компанию или лицо.


ГЛАВА 1СМЕРТЬ АГЕНТА ПО РЕКЛАМЕ У ПИМА


— И кстати, — произнес мистер Хэнкин, обращаясь к мисс Росситер, когда та уже собиралась уходить, — сегодня у нас начнет работать новый наборщик.

— Правда?

— Его зовут Брэдон. Больше я о нем ничего не знаю, ведь мистер Пим нанимал его лично. Он будет трудиться в комнате мистера Дина.

— Да, мистер Хэнкин.

— Я намерен попросить мистера Инглеби позаботиться о нем и рассказать, в чем заключается его работа. Пошлите, пожалуйста, за мистером Инглеби, если он, конечно, может уделить мне минутку.

— Да, мистер Хэнкин.

— Все на этом. Ах да, вот еще что — попросите мистера Смейла принести мне портфолио «Дэйрифилдс».

— Да, мистер Хэнкин.

Мисс Росситер закрыла блокнот и бесшумно вышла. Женщина быстрыми шагами пошла по коридору. Зайдя за другую стеклянную дверь, она увидела мистера Инглеби. Тот сидел на стуле с колесиками, поместив ноги на прохладный радиатор. Мистер Инглеби оживленно разговаривал с молоденькой сотрудницей в зеленом костюме, которая стояла в углу кабинета рядом с письменным столом.

— Простите, — обратилась к нему мисс Росситер с невозмутимым видом, — мистер Хэнкин интересуется, не уделите ли вы ему минутку?

— Если речь пойдет об ирисках «Томбой», — отвечал мистер Инглеби, словно обороняясь, — то все уже напечатано. Вот! Вам бы тоже не мешало последовать моему примеру. По крайней мере, ради разнообразия...

— Речь не о «Томбой». У нас новый наборщик.

— Как? Уже? — воскликнула дама в зеленом. — Туфли еще не успели сноситься! Они же только в пятницу простились с маленьким Дином!

— Это одно из условий современной системы: ушел — пришел, — заметил мистер Инглеби. — Все спокойно в старомодной и благородной компании. Полагаю, мне придется заняться этим новичком. Почему мне всегда достается работа с младенцами?

— Да ладно, — проговорила молоденькая женщина, — тебе просто нужно будет предупредить его, чтобы он не пользовался вещами директора и крепче держался на ветхих ступенях.

— Вы — самая безжалостная женщина, мисс Митейард. Ну, если они не захотят целиком повесить парня на меня...

— Все в порядке, мистер Инглеби. Он будет работать в комнате мистера Дина.

— Да? А какой он из себя?

— Мистер Хэнкин сказал, что ему об этом не известно, потому что мистер Пим сам нанял его.

— Ничего себе! Дружок руководства, — простонал мистер Инглеби.

— Тогда, вероятно, я его видела, — произнесла мисс Митейард. — Он такой лощеный, а крашеные волосы висят словно пакля. Я наткнулась на него вчера, когда он выходил из кабинета мистера Пима. Что-то вроде смеси Ральфа Линна и Берти Вустер.

— Черт, и в чем же здесь собака зарыта? Понятно, мне снова придется самому во всем разбираться.

Мистер Инглеби спустил ноги с радиатора, медленно поднялся со своего стула и печально побрел по коридору.

— А вообще-то интересно, что он за штучка, этот новый наборщик, — произнесла мисс Митейард.

— А ты не думаешь, что нечто подобное у нас уже было совсем недавно? — сказала мисс Росситер. — Да, кстати, можно мне получить твою долю на покупку венка? Ты просила меня тебе напомнить.

— Да, конечно. Что тут у меня, шиллинг? Вот полкроны, и вычти из этой суммы деньги за уборку.

— Большое спасибо, мисс Митейард. Надеюсь, на этот раз ты получишь повышение.

— Самое время. Я уже пять лет просидела в этом чудовищном офисе без малейшего продвижения по службе. Хотелось бы также выиграть на ставках в скачках.

— И в самом деле, мисс Митейард, не можем же мы позволить всем выигрышам уходить к служащим отдела печати. Не хочешь ли ты пойти и поддержать нас в этот раз? Мисс Партон как раз сейчас печатает списки наших участников.

— Хорошо, конечно, — произнесла мисс Митейард и направилась вслед за мисс Росситер в комнату наборщика.

Этот была маленькая, неудобная каморка, постоянно переполненная различного рода бумагами и постоянно снующими сотрудниками, когда было много работы. Сутулая девушка в очках, постоянно хмурившая брови, чтобы хоть как-то защитить глаза от сигаретного дыма, печатала имена участников очередного забега дерби, а помогал ей в этом ее приятель, диктуя список из колонки «Морнинг стар». Вялый молодой человек в рубашке с короткими рукавами вырезал имена выбывших подписчиков газеты из уже напечатанного листа и свертывал листочки в маленькие свитки. Худощавый энергичный молодой человек крутил в руках пустую корзину для бумаг и то и дело заглядывал на поднос с купюрами мисс Росситер. Встав в дверном проеме и полностью перегородив дорогу всем желающим войти, еще одна молодая пара из Другого отдела курила и оживленно обсуждала результаты соревнований по настольному теннису.

— Здорово, ангелочки! — громко воскликнула мисс Росситер. — Мисс Митейард собирается за нас голосовать. А еще к нам приходит новый наборщик.

Вялый молодой человек моментально поднял на нее глаза и произнес:

— Ни черта себе!

— Шиллинг на венок и еще шесть пенсов на уборку помещения, — продолжала мисс Росситер, потряхивая небольшой коробочкой, в которую она складывала собранные деньги. — Есть у кого-нибудь два шиллинга на цветы? Где ваш список, мисс Партон? Вычеркните оттуда мисс Митейард, хорошо? А вы уже расплатились, мистер Гарретт?

— У меня нет денег до субботы, — проговорил парень, читавший «Вудхаус».

— Черт вас побери! — в негодовании закричала на него мисс Партон. — Вы, может быть, полагаете, что мы тут все — миллионеры? Поэтому мы должны все финансировать?

— Найдите мне победителя, — заметил мистер Гарретт, — и тогда выпишите сколько угодно из призовых денег. Кофе еще не готов?

— Взгляните, мистер Джонс, — обратилась мисс Партон к джентльмену, стоящему около двери, — и, пожалуйста, проверьте участников забега вместе со мной: Метеор Брайт, Туралурал, Файдипайпс Второй, Раундэбаут...

— Раундэбаут выбыл! — проговорил мистер Джонс и указал ей на мальчика-посыльного, которого посылали в магазин.

— Выбыл? О нет! Когда? Что за позор? Я поместила его в «Морнинг стар», в список участников соревнований. Кто это сказал?

— «Ивнинг баннер» в дневном издании. Умудрился проскользнуть в конюшню и все там разнюхать.

— Черт! — произнесла мисс Росситер. — Вот на что уходят мои тысячи фунтов. Ну что ж — это жизнь. Спасибо, детка. — Она повернулась к посыльному: — Положи на стол пакет. А про огурцы не забыл? Хороший мальчик. — Затем она окликнула мистера Уиллиса: — Подождите-ка, мне нужен карандаш и ластик для нового сотрудника.

— Как его зовут?

— Брэдон.

— Откуда он?

— Хэнки не знает. Но мисс Митейард видела его и говорит, что он похож на Берти Вустера.

— Ну нет, он немного постарше, — заметила мисс Митейард, — ему около сорока. О, вот и мистер Инглеби. Ему наверняка уже все известно. Кофе, мистер Инглеби? Вы что-нибудь слышали о новом наборщике?

— Ему сорок два, — ответил мистер Инглеби. — Без сахара, спасибо. Никогда раньше не занимался рекламой.

— Боже мой, — проговорила мисс Митейард.

— Да, все как вы и говорите, — согласился мистер Инглеби. — И его язык будет витиеватым.

— Я бы даже сказал, вычурно-витиеватым, — добавил мистер Гарретт.

— Да какая разница! — недоумевала мисс Митейард. — Перемешай-ка тщательно все эти бумаги, дорогой. Положи их в железную коробку из-под печенья. Черт побери! Это Армстронг звонит! Налей мне сливки в кофе. Где моя записная книжка?

— Флиттер Маус, Том Пинч, Флай Бай Найт... Два двойных забега на скачках проиграны, как я и говорил...

— ...не могу найти тексты про забег Магнолии...

— ...ставки пятьдесят к одному...

— Кто взял мои ножницы?

— Простите, мистер Армстронг просит принести ему тексты по «Нутраксу»...

— ...и приведите их, наконец, в порядок...

— Черт, черт, черт вас всех побери...

— Мистер Инглеби, вы не уделите мне минутку?

На этом саркастические выступления мистера Инглеби были прерваны, дверь отворилась. Друг мисс Партон растворился в коридоре. Мистер Уиллис торопливо поднялся вместе с копиями документов в руках, поднял какую-то бумажку с пола и злобно уставился на нее. Сигарета мисс Партон случайно оказалась на полу. Мистер Гарретт с чашкой кофе в руках разулыбался и сделал вид, что поднял ее совершенно случайно, недоумевая, как сигарета очутилась там. Мисс Митейард положила корешки от чеков на стул и села на них, глядя по сторонам. Мисс Росситер перебирала копии документов для мистера Армстронга, выглядела она при этом очень озадаченной, показывая всем своим видом, чтобы ее не отвлекали от важной работы.

Тогда мистер Инглеби улыбнулся, поставил свою чашку на стол и приступил к выполнению распоряжений шефа.

— Так-то, — проговорил мистер Хэнкин, не обращая никакого внимания на все раздражающие факторы. — А это — мистер Брэдон. Вы покажете ему его рабочее место и введете в курс дела. Я передал ему книги с руководствующими рекомендациями «Дэйрифилдс». Начать можете с маргарина.

Мистер Брэдон протянул ухоженную руку:

— Здравствуйте!

— Здравствуйте! — словно эхо отозвался мистер Инглеби.

В течение какого-то времени они смотрели друг на друга с долей некоторого негодования, с которым сталкиваются коты при первой встрече. Мистер Хэнкин улыбнулся, глядя на них обоих.

— Когда у вас появятся какие-то идеи по поводу маргарина, мистер Брэдон, принесите их, пожалуйста, ко мне в кабинет, и мы их обсудим.

— Да, конечно, — ответил мистер Брэдон.

Мистер Брэдон снова улыбнулся и деликатно отступил в сторону.

— Знакомьтесь, — быстро проговорил мистер Инглеби. — Мисс Росситер и мисс Партон — наши ангелы-хранители, они присматривают за всеми делами: распечатывают тексты, исправляют наши грамматические ошибки, обеспечивают нас карандашами, бумагой, поят нас кофе и кормят печеньем. Как вы сами видите, мисс Партон — блондинка, а мисс Росситер — брюнетка. Джентльмены предпочитают блондинок, но лично я нахожу их обеих очаровательными.

Мистер Брэдон учтиво наклонил голову.

— Мисс Митейард — из Сомервилля. Одно из самых ярких украшений нашего отдела. Эта женщина создает самые дерзкие и вульгарные картинки прямо на целомудренных стенах нашего офиса.

— Тогда мы обязательно подружимся, — проговорил мистер Брэдон.

— Справа от вас мистер Уиллис, слева — мистер Гарретт, — оба товарищи по несчастью. Вот и весь наш отдел печати, кроме, конечно, мистера Хэнкина и мистера Армстронга, которые являются нашими бессменными директорами, а также мистера Копли, — этот весомый и опытный человек практически никогда у нас не находится. Он имеет привычку появляться всегда в самую ответственную минуту, и все относятся к нему как к самому старшему, хотя по возрасту он таковым не является.

Мистер Брэдон пожал обоим мужчинам руки и что-то учтиво пробормотал себе под нос.

— Хотите принять участие в ставках дерби? — обратилась к нему мисс Росситер, глядя на коробку для денег. — Вы появились как раз вовремя для того, чтобы сделать ставки.

— Да, пожалуй, — произнес мистер Брэдон. — Какова ставка?

— Шесть пенсов.

— Да, конечно, это очень мило с вашей стороны. А о чем, собственно, идет речь?

— Есть большая вероятность того, что первый приз составит практически фунт, — проговорила мисс Росситер с благодарным вздохом. — Я боялась, что мне самой придется выкупать два оставшихся билета. Мисс Партон, напечатайте для мистера Брэдона билет. Б, Р, Э, Д, О, Н — как лето на Брэдоне, да?

— Совершенно верно.

Мисс Партон моментально напечатала его имя в билете и добавила еще одну бумажку к коллекции, хранившейся в коробке из-под печенья.

— Ну, полагаю, пришло время проводить вас в вашу конуру, — ухмыльнулся мистер Инглеби.

— Да, конечно! — проговорил мистер Брэдон. — Или лучше, наверное, сказать просто — да.

— Все мы размещаемся вдоль этого коридора, — заговорил мистер Инглеби, показывая Брэдону дорогу, — со временем вы сами начнете тут отлично ориентироваться. Это комната Гарретта, а вон та — Уиллиса, а вот и ваша — между моей и мисс Митейард. Эти железные ступени позади меня ведут вниз на первый этаж; в основном там находятся конференц-залы и отдел групповых менеджеров. Кстати, не упадите с них. Человек, в комнате которого вы будете теперь работать, на прошлой неделе упал с этой лестницы и разбился насмерть.

— Да, что вы говорите?! — воскликнул ошеломленный мистер Брэдон.

— Да, сломал себе шейный позвонок и... Моментальная смерть. Он задел одну из этих выступающих ручек.

— А зачем на лестнице эти ручки? — возмутился мистер Брэдон. — Чтобы люди ломали о них себе шеи? Это неправильно.

— Нет, конечно, — проговорила подошедшая мисс Росситер. — Они сделаны специально, чтобы мальчишки-посыльные не катались по перилам, но дело все в ступенях, которые, я бы сказала... Э-э... А вот и мистер Армстронг. Знаете, здесь не очень-то любят вспоминать об этом несчастном случае.

— Вот мы и на месте, — произнес мистер Инглеби. — В этой конуре все так же, как и всегда. Жаль только, что радиатор не хочет работать как следует. Но вас это не должно волновать, его обещали отремонтировать. Это и есть комната Дина.

— Того самого, который упал со ступеней?

— Да.

Мистер Брэдон оглядел небольшое помещение, в котором из всей мебели были только два стола — один побольше, другой поменьше, — два стула и книжная полка, и тихо произнес:

— О!

— Это было просто ужасно! — сказала мисс Росситер.

— Да, должно быть, — согласился мистер Брэдон.

— Мистер Армстронг как раз диктовал мне, когда мы услышали этот кошмарный шум. Он тогда произнес что-то вроде: «О господи, что случилось?» Я подумала, что, должно быть, это один из мальчишек свалился с железной лестницы, как уже случалось в прошлом году, когда тот нес печатную машинку «Эллиот-Фишер». Звук был очень похожим, только еще хуже. Я высказала свои предположения мистеру Армстронгу. Он согласился со мной и проговорил: «Ох уж эти маленькие чертята!» Затем продолжил мне диктовать, но мои руки дрожали и меня не слушались. Через мгновение мы увидели, как мистер Инглеби пробежал мимо, а дверь мистера Дэниэлса отворилась. Потом мы услышали страшный крик. Мистер Армстронг тогда сказал мне, что все-таки лучше пойти и посмотреть, в чем дело. Я вышла из кабинета, посмотрела вниз, но ничего не смогла разглядеть, так как там уже собралась целая толпа народу. Потом по ступенькам поднялся взволнованный мистер Инглеби, на лице его было такое выражение, что сразу стало ясно — произошло нечто ужасное. На самом деле, мистер Инглеби, вы тогда побелели как полотно.

— Возможно, — отозвался мистер Инглеби, немного выбитый из колеи этим заявлением.

— Три года в этой бездушной профессии все-таки не лишили меня человеческих эмоций и переживаний. Все придет со временем.

Мисс Росситер продолжала:

— Тогда мистер Инглеби поинтересовался: «Он покончил с собой?» Я спросила: «Кто?» Он мне ответил: «Мистер Дин». Я ему возразила: «Вы же сами понимаете, что вряд ли это походит на правду». Но мистер Инглеби произнес: «Боюсь, что да». Тогда я вернулась к мистеру Армстронгу в кабинет и сообщила, что мистер Дин покончил с собой, упав с лестницы. Мистер Армстронг проговорил: «В каком смысле покончил с собой?» На этих его словах в комнату вошел мистер Инглеби, и мистер Армстронг сначала внимательно посмотрел на него, а потом резко встал со своего кресла и вышел. Я отправилась вслед за ним, спустилась по другим ступеням и увидела, как несут тело мистера Дина в боковую комнату, голова его постоянно свешивалась.

— И часто тут происходят подобные вещи? — поинтересовался мистер Брэдон.

— Не с такими катастрофическими последствиями, — ответил мистер Инглеби. — Но эта лестница — определенно тропа смерти.

— Я и сама однажды упала с нее, — призналась мисс Росситер, — и сломала на туфлях каблуки. Я была в ужасном состоянии, ведь у меня не было с собой другой пары, и...

— Я выписала ставку на самую резвую лошадь, дорогие мои! — провозгласила мисс Митейард, бесцеремонно вступая в беседу. — Боюсь, что вам не повезло, мистер Брэдон.

— Мне всегда не везет в подобных делах.

— Вам будет еще хуже после дней, проведенных в поисках идей о возвеличивании маргарина, — ухмыльнулся мистер Инглеби. — Я тоже не выиграл, я полагаю?

— Боюсь, что нет. Кроме того, конечно, что мисс Роулингс выписала любимого скакуна — как, собственно, и всегда.

— Надеюсь, что он сломает свою чертову ногу, — злобно прошипел мистер Инглеби. — Заходи, Толбой, заходи. Я тебе нужен? Не стесняйся, ты не помешаешь мистеру Брэдону. Он скоро привыкнет к мысли о том, что эта комната — проходной двор. Это мистер Толбой, руководитель группы «Нутракса» и еще нескольких изрядно всем надоевших товаров. Мистер Брэдон — наш новый агент и наборщик.

— Здравствуйте, — как-то отрывисто произнес мистер Толбой. — Слушай, посмотри, два по одиннадцать дюймов, это о «Нутраксе». Ты мог бы сократить текст до тридцати слов?

— Нет, не могу, — ответил мистер Инглеби. — Я и так уже сократил все, что мог.

— Да, но боюсь, что все-таки тебе придется это сделать. У нас нет места для таких заголовков, да еще и с двойными подзаголовками.

— Полно места.

— Нет, места нет. Нам еще необходимо разместить где-то панель о пятидесяти шести бесплатных часах фирмы «Чиминг».

— Черт бы побрал эту панель вместе с часами. Как они Думают отразить это все в половине двойного модуля?

— Понятия не имею, но собираются. Смотри, а не можем ли мы убрать «когда ваши нервы начинают играть с вами шутки» и начать просто — «Нервам нужно питание», а?

— Армстронгу нравятся все эти фишки, насчет шуток и так далее. Людям тоже такое обычно нравится, и, наоборот, не нужно нести весь этот вздор насчет запатентованных бутылок с новыми крышечками и тому подобное.

— Они этого не вынесут, — проговорила мисс Митейард. — Это же их изобретение!

— Ты что же думаешь, люди покупают всю эту энергетическую дребедень только ради бутылок? Нет, я так не могу это оставить. Нужно что-то делать.

— Печатный отдел хочет получить материал уже к двум часам, — настойчиво твердил мистер Толбой.

Мистер Инглеби выругался, взял копию заголовка и начал ее урезать, бормоча что-то обидное сквозь зубы.

— Из всех чертовых дней в неделе, — продолжал он, — вторник — самый ужасный. Покоя никому не будет, пока мы не урежем этот одиннадцатидюймовый модуль. Вот! Я вырезал еще двадцать два слова, и на этот раз тебе придется уж точно с этим смириться. Это все, что я могу сделать. «С» можно поднять на две строчки вверх и сохранить таким образом целую строку, это подарит тебе еще восемь слов.

— Хорошо, я постараюсь, — согласился мистер Толбой. — Ради спокойной жизни, конечно, придется поднапрячься.

— Хотел бы я оказаться правым, — пробормотал мистер Инглеби. — Забери это, ради бога. Пока я кого-нибудь не убил.

— Да, да, сейчас, — проговорил мистер Толбой и убрал с глаз напечатанный текст рекламного объявления

Мисс Митейард уже собралась уходить, как это сделала ранее мисс Росситер, и заметила:

— Если Файдипайпс победит, ты получишь пирог к чаю! — И вышла из комнаты.

— А теперь, пожалуй, начнем! — сказал Инглеби. — Вот каталог товаров. Тебе лучше его сначала хорошенько просмотреть, чтобы выбрать что-нибудь подходящее и подумать над заголовками. Маргарин «Зеленые пастбища» от «Дэйрифилдс» являет собой все то, что может представлять собой качественное масло, а стоит всего девять пенсов за фунт. Также им обязательно хочется, чтобы корова была в кадре.

— Почему? Он что, сделан на коровьем жире?

— Осмелюсь утверждать, что да, но об этом не следует рассказывать. Изображение коровы напоминает всем о вкусе масла, только и всего. А название — «Зеленые пастбища» — сразу же наталкивает на мысль о коровах, понимаешь?

— Это навевает мне ассоциации о черномазых, — произнес мистер Брэдон. — Как в той пьеске, помните?

— Негры нам ни к чему, — отрезал мистер Инглеби, — и, конечно, никаких религиозных мотивов. Воздержись от 23-го псалма. Это богохульство.

— Ясно. Я понял, должно быть что-то вроде этого: «Лучше, чем масло, и всего за полцены». Обычный призыв к экономии.

— Да, но не стоит при этом принижать масло. Маслом они также торгуют!

— О!

— Ты можешь указать, что маргарин также хорош, как и масло!

— Но ведь тогда, — запротестовал мистер Брэдон, — что же тогда можно сказать в защиту масла? Я имею в виду, если что-то другое столь же хорошо, как и масло, а стоит дешевле, какой же смысл покупать масло?

— Тебе не нужно искать, в чем смысл покупки масла. Это и так естественно. Это человеческий инстинкт.

— А-а, понятно.

— В любом случае не заморачивайся насчет масла. Сконцентрируй внимание на маргарине «Зеленые пастбища». Когда что-нибудь придумаешь, распечатай и отнеси мистеру Хэнкину. Понятно?

— Да, благодарю вас. — Мистер Брэдон выглядел немного озадаченным.

— А я еще загляну к тебе около часу и покажу отличное местечко, где можно перекусить.

— Большое спасибо.

— Давай держись! — добавил мистер Инглеби и вышел за дверь.

«Вряд ли он выдержит, — подумал тот про себя, — возможно, он и не плох, хотя, кто знает...»

Вернувшись в свой кабинет, Инглеби пожал плечами и начал придумывать какой-нибудь стильный рекламный заголовок для стальных офисных столов.

Оставшись один, мистер Брэдон сначала обследовал новое место. Смотреть здесь особенно было не на что. Он открыл ящик письменного стола и обнаружил запачканную чернилами линейку, какие-то обгрызенные кусочки старого ластика, ряд ярких идей насчет чая и маргарина, написанных второпях где-то на клочках бумаги, и еще сломанную чернильную ручку. В книжном шкафу был орфографический словарь, потертая книжица под названием «Управление директоров», роман Эдгара Уэлласа, симпатичный буклет под названием «Все о какао», брошюра «Знакомые цитаты» Бартлетта, собрание сочинений Уильяма Шекспира издательства «Глоуб» и пять томов «Детской энциклопедии». Содержимое другого стола, того, что побольше, было более интересным: он был завален старыми пыльными бумагами, здесь был даже доклад правительства по поводу ограничений в питании — Акт от 1926 года. Среди бумаг находились достаточно грубые и саркастические заметки личного характера, написанные чьим-то беглым почерком; несколько рекламных эскизов для «Дэйрифилдс»; письма и старые счета. Мистер Брэдон достал салфетку и протер свои холеные пальцы от пыли. Отошел от стола, осмотрелся. На противоположной стене он заметил крючок для верхней одежды; посмотрев на пол — подставку для папок в углу; потом присел на вращающийся стул и пододвинулся на нем к столу. Среди канцелярских принадлежностей Брэдон обнаружил также ножницы, новый карандаш, промокашку и коробочку для открыток, полную всякой всячины. Мужчина также обратил внимание на то, что перед ним лежала папка с рекомендациями «Дэйрифилдс» и стал внимательно изучать наброски своего предшественника, касающиеся маргарина «Зеленые пастбища».

Час спустя мистер Хэнкин распахнул дверь и приветливо поинтересовался:

— Как дела?

Мистер Брэдон поднялся из-за стола и ответил:

— Вообще-то неважно. Боюсь, что пока у меня не получается проникнуться рабочей атмосферой, если вы об этом.

— Все еще будет! — проговорил мистер Хэнкин. Он был отзывчивым человеком, который свято верил в помощь новых рекламных агентов общему делу.

— Дайте-ка мне взглянуть, чем вы тут занимаетесь. Начали с заголовков? Совершенно верно. Хороший заголовок — большая часть дела. «Если бы вы были коровой»... Нет, нет. Боюсь, нам не стоит величать покупателя коровой. Кроме того, почти такой же заголовок у нас уже был — кажется, в тысяча девятьсот двадцать третьем году, если мне, конечно, не изменяет память. Его придумал мистер Уордл, он помещен в предпоследнем рекламном каталоге за тот год. Заголовок гласил: «Даже если бы вы держали корову в кухне, вам бы все равно не удалось сделать лучшего, чем маргарин «Зеленые пастбища», — или что-то в таком Роде. Тогда казалось, что это был удачный слоган. Он цеплял, приковывал внимание, плюс хорошая картинка, и получилась целая история в формате одного предложения.

Мистер Брэдон кивнул, давая понять, что уяснил все Услышанное. Глава печатного отдела пробежал глазами по заголовкам и выделил один из них:

— Мне нравится вот этот:


Больше и маслянее,

Деньги бережет...


— Здесь правильно сформулирована главная мысль. Можно попробовать сделать что-то подобное, или вот, например:


Вы будете готовы поспорить, что

Это было масло...


— Хотя как раз насчет этого я не уверен. Эти дэйри-филдсы, как правило, не любят все, что связано со спорами и пари.

— Правда? О! Как жаль, а я как раз тоже уже набросал нечто подобное:


Поспорьте, что... Вам не нравится?


Мистер Хэнкин с сожалением покачал головой:

— Боюсь, что он слишком очевидный. Напрямую намекает на то, чтобы покупатель моментально выложил деньги за продукт!

— Но ведь все так делают, особенно женщинам нравятся всякого рода пари.

— Знаю, знаю, согласен. Но боюсь, что нашему клиенту это не придется по душе. Вы скоро поймете, что во всем следует равняться на пожелания клиента. А у них у каждого свои тараканы в голове. То, что идеально подходит для рекламы скачек, не подойдет для рекламы молочных продуктов. Нам особенно удался спортивный заголовок в газете от двадцать шестого числа: «Поставьте последнюю рубашку на непобедимую лошадь Дарлинга» — и из-за этой рекламы было продано 80 000 полотенец с изображением лошадей за неделю скачек в Эскоте.

Хотя, конечно, отчасти это было делом случая, потому что мы упоминали в нашей рекламе реальную лошадь, которая выиграла на ставках пятьдесят к одному, и все женщины, выигравшие деньги, бросились скупать полотняные полотенца с лошадьми с превеликой радостью. Люди очень странные создания, особенно женщины.

— Да, — согласился мистер Брэдон. — Должно быть, вы правы. В рекламе есть нечто большее: говоря, заставляешь четко представлять себе картину происходящего.

— Именно, — сказал мистер Хэнкин, немного ухмыльнувшись. — Ну, напишите что-нибудь и принесите мне. Знаете, где находится мой кабинет?

— Да, в конце коридора, рядом с железными ступенями.

— Нет, нет, там как раз кабинет мистера Армстронга. А мой — в другом конце коридора, рядом с другими ступеньками — уже не железными. Кстати...

— Да?

— Да так, ничего, — быстро проговорил мистер Хэнкин. — Ничего, ничего.

Мистер Брэдон посмотрел вслед удаляющейся фигуре и покачал светлой головой, словно медитируя. Потом, вернувшись к заданию, достаточно быстро набросал пару абзацев в хвалу маргарина «Зеленые пастбища» и вышел за дверь. Свернув направо, Брэдон прошел мимо двери Инглеби и уставился на железную лестницу. Пока он так стоял, стеклянная дверь напротив отворилась, и из нее вышел мужчина средних лет. Увидев стоявшего там Брэдона, он быстро подошел к нему и поинтересовался:

— Вы хотите узнать, как куда-то пройти или найти что-то?

— О, благодарю! Нет — то есть да. Я — новый агент по рекламе. Я ищу комнату наборщика.

— Это в другом конце коридора.

— А, понятно, большое спасибо. Это место достаточно неприятное. А куда ведут эти ступени?

— Вниз, где огромное количество отделов. В основном там трудятся менеджеры групп и также расположены другие служебные помещения, в том числе кабинет мистера Пима и несколько комнат директоров.

— Ясно. Спасибо вам. А уборная где?

— Тоже внизу. Если хотите — я вам покажу.

— О, большое, большое спасибо!

Мужчина ловко спустился по спиральной лестнице и остановился внизу, дожидаясь Брэдона.

— Крутая лестница, не правда ли? — заметил Брэдон.

— Да, довольно крутая. Будьте на ней осторожнее. Один малый из вашего отдела уже слетел с нее.

— Что, правда?

— И сломал себе шею. Он был уже мертв, когда мы поднимали тело.

— Да что вы такое говорите? Неужели? Как он так умудрился? Разве он не видел, куда идет?

— Поскользнулся, я полагаю. Должно быть, слишком спешил. Вообще-то со ступеньками все в порядке. Я никогда не спотыкался, они неплохо спаяны.

— Спаяны? — мистер Брэдон внимательно осмотрел ступени и даже пролеты. — Да, конечно, они действительно неплохо спаяны. Вероятно, он соскользнул. Это ведь плевое дело, поскользнуться на ступенях. Скажите, у него были гвоздики в башмаках?

— Понятия не имею. Я не обратил внимания на его туфли. Я тогда думал лишь о том, как собрать его останки.

— Так вы его подняли?

— Я услышал страшный шум, когда парень слетел вниз; выбежал и оказался там одним из первых. Меня, кстати, зовут Дэниэлс.

— О, да? Дэниэлс, понятно. Но разве никто не поинтересовался этим вопросом, изучая его обувь?

— Я что-то этого не припоминаю.

— Ну тогда, я думаю, у него не было гвоздиков. Если бы они были, то кто-то бы непременно их упомянул. Это могло стать хоть каким-то объяснением причин падения, не правда ли?

— Объяснением причин для кого? — поинтересовался Дэниэлс.

— Для страховой компании. Я имею в виду, когда одни устанавливают железные лестницы, а другие о них ломают себе шеи, люди из страховой компании всегда хотят знать — почему это произошло. По крайней мере, мне так говорили. Я-то сам никогда ни с каких ступеней не падал. Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить.

— Лучше и не падайте, — отозвался Дэниэлс, избегая вопроса о страховой компании. — Туалетная комната там, пройдите сквозь эту дверь, и вниз по проходу налево.

— Большое спасибо!

Мистер Дэниэлс растворился в комнате, где было полным-полно столов, оставив мистера Брэдона стоять перед тяжелой дверью.

В туалете Брэдон столкнулся с Инглеби.

— О! — удивился последний. — Вы нашли сюда дорогу сами. Мне велели вам показать, но я забыл это сделать.

— Мистер Дэниэлс оказал мне услугу, указав сюда путь. А кто он?

— Дэниэлс? Менеджер группы. Следит сразу за несколькими клиентами — «Слайдеры» и «Хэррогейт Брос». Смотрит за выкладками и отсылает стереоматериалы тем, кто занимается ими. В общем-то, неплохой парень.

— Его, кажется, затронул этот случай со ступенями. Я имею в виду, он был достаточно доброжелательным, пока я не упомянул о том, что люди из страховой компании заинтересовались бы этим случаем, — как только я об этом сказал, он рассердился на меня.

— Дэниэлс очень долго работает в компании и не любит, если кто-то интересуется чем-то неприятным для фирмы. Тем более новенькие. Вообще-то, вам лучше вести себя пока поскромнее с теми, кто проработал здесь десять лет и более. Эти сотрудники значимы для агентства и имеют свой вес, понимаете? Такое ваше поведение не будет одобрено многими из них.

— Спасибо, что предупредили меня.

— Это место — что-то вроде головного офиса, — продолжал Инглеби. — Сопротивляющимся, любопытным и слишком инициативным вежливо указывают на дверь.

— Правильно, — встрял в разговор рыжеволосый человек, который так рьяно отдраивал свои пальцы пемзой, что казалось, скоро и вовсе сдерет с них кожу. — Вот я попросил у них пятьдесят фунтов на фотобумагу и расходные материалы — и каков был ответ? «Экономия, пожалуйста, экономия во всех отделах» — вот подход Уайтхолла, каково? И все равно они постоянно твердят вам: «Ребята — писать объемнее, экономить как можно больше». Однако я уж точно больше здесь не задержусь, так-то!

— Это мистер Праут, наш фотограф, — пояснил мистер Инглеби. — Он уже несколько раз в течение последних пяти лет собирался уволиться, но, когда доходит до дела, понимает, что нам без него не обойтись. Тогда он внемлет нашим просьбам и остается.

— Ха! — воскликнул мистер Праут.

— Менеджеры полагают, что мистер Праут настолько ценен, — продолжал Инглеби, — что они даже предложили ему самую большую комнату.

— В которой и котенок не поместится, — проговорил мистер Праут, — и никакой вентиляции. Убийственно. Просто убийственно. В этом здании черные дыры Калькутты и лестницы, на которых люди ломают себе шеи. Этой стране нужен Муссолини, чтобы создать правильные условия для рыночных отношений. Какой смысл просто говорить? Все же остается на своих местах. Однажды вы поймете, что я имею в виду.

— Мистер Праут — наш огнедышащий бренд, — заметил Инглеби. — Ну, ты идешь, Брэдон?

— Да, мне нужно кое-что захватить и отдать, чтобы это напечатали.

— Правильно! Заверни сюда. И, советую, поднимись наверх на лифте, пройдешь через диспетчерскую, и ты на месте — как раз напротив дома Британской Красавицы. «Детки, а вот и мистер Брэдон с хорошими материалами для вас».

— Давайте это сюда, — сказала подошедшая к ним мисс Росситер. — Да, кстати, мистер Брэдон, вы не против указать свое полное имя и адрес вот на этой карточке? Это нужно отделу кадров для отчетной документации.

Брэдон послушно взял карточку.

— Печатными буквами, пожалуйста, — добавила мисс Росситер, глядя с некоторой отрешенностью на листы с копиями очередных рекламных опусов, которые она только что получила.

— Вы полагаете, что мой почерк настолько ужасен? Я всегда считал его достаточно аккуратным. Только немного кричащим. Впрочем, как вам будет угодно.

— Печатными буквами, — твердо повторила мисс Росситер.

— Привет! А вот и мистер Толбой. Полагаю, он к вам, мистер Инглеби.

— Ну, что опять?

— «Нутракс» отменил эту часть двойного модуля, — мрачно заключил Толбой. — Они только что прислали ответ с конференции — им нужно нечто особенное, что можно было бы легко выдвинуть против новой кампании «Слюмбермальта». Мистер Хэнкин просит, чтобы вы сдали ему хотя бы что-то не позднее, чем через час.

Инглеби закатил глаза, а Брэдон, отложив свою карточку, уставился на него, открыв рот.

— Чертов, проклятый «Нутракс», — произнес тот наконец. Пусть у всех его директоров вырастут хоботы и врастут ногти на больших пальцах на ногах!

— Точно! — произнес Толбой. — Но ты ведь что-нибудь придумаешь для нас, правда? Надеюсь, что увижу это в печати до трех часов. Так ведь?

Мистер Толбой случайно заглянул в карточку мистера Брэдона. На карточке красовалось одно слово, четко выведенное: «Дэс»[1].

— Вы только посмотрите! — воскликнула мисс Росситер.

— О! — произнес Инглеби, заглянув за свое плечо. — Так вот вы кто, мистер Брэдон? Ну что ж, все, что я могу сказать, — ваши ребята должны прийти домой к каждому. Универсальный подход и так далее.

Мистер Брэдон улыбнулся, у него получилось это немного заискивающе.

Потом он снова взял карточку и продолжил писать:

«Дэс Брэдон, строение 12А, улица Грейт-Ормонд.»


ГЛАВА 2ЗАТРУДНИТЕЛЬНАЯ НЕОСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ ДВУХ СЕКРЕТАРЕЙ


Уже в двадцатый раз мистер Дэс Брэдон изучал ответ на запрос следователя по факту смерти Виктора Дина. Мистер Праут, фотограф, свидетельствовал: «Было время чая. Чай обычно подается около 15.30. Я выходил из своего кабинета, неся с собой камеру и треножник. Мистер Дин прошел мимо меня, он быстро двигался по коридору в направлении железной лестницы. Дин не бежал — он шел, просто достаточно быстро. Под мышкой он нес толстую и явно тяжелую книгу. Теперь я знаю, что это был Атлас времен. Я повернулся и зашагал в том же направлении, что и он. Затем увидел, как тот начал спускаться по железным ступеням. Стоит отметить, что это достаточно крутая спираль. Дин прошел примерно с полдесятка ступеней, как вдруг словно испарился из виду. Тут раздался ужасный грохот, что-то похожее на сильный удар. Я побежал. Дверь мистера Дэниэлса отворилась, и он тоже выбежал в коридор. В этот момент Дэниэлс запнулся о мой треножник. Пока я помогал мистеру Дэниэлсу выпутаться, мистер Инглеби пробежал мимо нас. Снизу донесся пронзительный крик. Я опустил камеру, и мы вместе с Дэниэлсом подошли к ступеням и посмотрели вниз. К этому времени к нам присоединились мисс Росситер и еще кто-то из рекламных агентов и клерков. Мы увидели, что мистер Дин неподвижно лежит у подножия лестницы. Я не могу утверждать, упал ли он со ступеней или перевернулся через перила. Он лежал как одна сплошная недвижимая Масса.

Я немедленно вышел, как только услышал шум. Тут же я наткнулся на мистера Праута и споткнулся о его треножник. Я не упал, но был вынужден ухватиться за него, чтобы удержаться на ногах. В коридоре в тот момент никого не было, кроме мистера Праута. Я готов поклясться! Пока я выпутывался из треножника, мимо нас прошел мистер Инглеби. Инглеби не вышел из своего кабинета, а шел с южной стороны коридора. Он спустился по железным ступеням, а мы с мистером Праутом последовали за ним так быстро, как только могли. Только тогда я четко осознал, что кто-то упал с лестницы. Затем мы увидели мистера Дина, лежащего у подножия ступеней. Вокруг него уже собрались люди. Мистер Инглеби поспешно вбежал по лестнице и прокричал: «Он мертв» или «Он покончил с собой». Уже сейчас я не припомню точно его слова. Тогда я ему просто не поверил. Я полагал, что Инглеби преувеличивает. Я спустился по ступеням. Мистер Дин лежал неподвижно, его голова безвольно свесилась вниз, а ноги находились еще на ступенях. Я думаю, что до момента моего появления внизу кто-то уже пытался его поднять. Ранее мне доводилось иметь дело со смертью и покойниками. Это было во время войны, когда я выносил раненых. Обследовав тело мистера Дина, я пришел к выводу, что он уже мертв. Полагаю, что мистер Эткинс уже высказывал похожее мнение. Я помог ему поднять тело и отнести его в боковую комнату. Дина мы положили на стол и постарались оказать ему первую помощь, но я ни на секунду не сомневался в том, что тот уже мертв. Нам не пришло в голову оставить тело на том месте, где оно лежало, до приезда полиции, потому что мы надеялись, что его можно еще спасти».

Мистер Эткинс описал увиденное следующим образом:

«Я являюсь секретарем группы, и работал в тот день в одной из комнат внизу. Как раз я выходил из кабинета, дверь которого открывает вид на железную лестницу. Это не совсем противоположная сторона подножия лестницы, но вид открывается именно на ее нижнюю часть. Каждый, кто спускается со ступеней, оказывается ко мне спиной, когда сходит вниз. Я услышал громкий удар и увидел, как потерпевший летит с лестницы. Дин, казалось, совершенно не предпринимал никаких попыток спастись. В руках у него была зажата огромная книга. Он не выпустил ее даже в момент падения. Казалось, что он пролетел с одного конца лестницы до другого и упал словно мешок с картофелем, если так можно выразиться. Дин ударился головой о нижние ступени. Я поставил на пол большой поднос со стеклянными стаканами, который держал в руках, и бросился к пострадавшему. Я предпринял попытку поднять его, но, как только до него дотронулся, понял, что тот уже был мертв. У меня сложилось впечатление, что бедняга сломал себе шею. В этот момент в коридоре была миссис Крамп. Миссис Крамп — наша уборщица. Я обратился к ней: «Господи! Да он же сломал себе шею!» Она громко вскрикнула. К нам подошло еще несколько человек, которые предположили, что Дин лишь на время потерял сознание. Мистер Дэниэлс сказал мне, что мы не можем оставить его вот так лежать, ему надо попытаться помочь. Тогда мистер Армстронг предложил отнести его в боковую комнату. Я помогал мистеру Дэниэлсу, когда мы несли его туда. Потерпевший держал в руках книгу столь крепко, что нам пришлось потрудиться, чтобы извлечь ее. После падения Дин так ни разу и не пошевельнулся и не попытался что-либо произнести. Поэтому у меня не оставалось никаких сомнений в том, что мистер Дин в тот момент был уже мертв».

Миссис Крамп, давая свои показания, подтверждала все вышесказанное:

«Я — постоянная уборщица в компании «Пимс паблисити». Помимо уборки помещений моя обязанность состоит также в приготовлении дневного чая, который я разношу по офису каждый день около 15.30. Я обхожу кабинеты начиная с 15.15 и заканчиваю свой обход около 15.45. В тот день я почти уже обошла первый этаж и как раз направлялась к лифту, чтобы разнести чай по верхним этажам. Это было около 15.30. Я шла по коридору и оказалась около железной лестницы, тогда я увидела, что мистер Дин падает. Он упал как одна сплошная масса. Это было ужасное зрелище. Он не прокричал ни слова во время падения. Выглядел он мертвым. Сердце мое, казалось, было готово остановиться. Я была настолько шокирована увиденным, что не могла пошевельнуться в течение нескольких минут. Потом подбежал мистер Эткинс и, пытаясь его поднять, сказал, что мистер Дин сломал себе шею. Я ничего не могла с собой поделать и продолжала стоять в стороне. Я была сильно огорчена.

Думаю, что эти чертовы ступени — очень страшное место. Я всегда предупреждаю других, чтобы они были осторожными. Если ты хоть раз поскользнешься, ты уже вряд ли сможешь спастись и удержаться на этой лестнице. Люди бегают вверх-вниз по ступеням каждый день и по многу раз. И вы не поверите, насколько хорошо за это время отполировались ступени, а некоторые из них уже отколоты на концах».

Медицинское освидетельствование тела Виктора Дина было дано доктором Эмерсоном:

«Я прибыл на площадь Квинс, Блумсбери около 15.50. От моего дома до офиса мистера Пима около пяти минут по сауехэмптонской дороге. Я услышал сообщение на своем телефоне около 15.45 и немедленно выехал. Когда я приехал, потерпевший был уже мертв. По моему мнению, смерть наступила около пятнадцати минут назад. Четвертый шейный позвонок Дина был сломан. Также у него была достаточно глубокая рана на правом виске, которая стала следствием перелома черепа. Безусловно, травмы привели к смерти. Умер он при падении, думаю, практически сразу. Также у него была сломана левая нога, вероятно, из-за падения между перилами или между перегородками лестницы. Безусловно, все тело было покрыто мелкими ссадинами и трещинками. Рана на голове могла возникнуть вследствие удара об один из лестничных выступов. Я не могу сказать точно, стала ли она причиной смерти, или же пострадавший скончался от перелома позвонка, но, в любом случае, смерти избежать было невозможно. Я не обнаружил следов сердечных болезней у мистера Дина или каких-то еще болезней, которые могли бы послужить причиной летального исхода. Никаких следов приема наркотических веществ или употребления потерпевшим алкоголя тоже не было обнаружено. Я видел ту лестницу и считаю, что упасть с нее очень просто. Зрение покойного было проверено и найдено вполне нормальным».

Мисс Памела Дин, сестра умершего, дала показания о том, что ее брат, Виктор Дин, на момент несчастного случая был вполне здоров и что никаких жизненных проблем на тот момент у него тоже не было. Он не был близоруким. Только время от времени страдал от печеночной колики. Виктор был отличным танцором, поэтому двигался всегда очень грациозно и осмотрительно. Однажды, будучи еще мальчиком, он как-то раз повредил лодыжку, но, насколько она знала, эта травма с тех пор не беспокоила его и не причиняла каких либо неудобств.

Также поступили свидетельства, что подобные падения с лестницы были не редкостью для сотрудников компании, хотя, конечно же, не с таким исходом; другие же свидетели происшествия придерживались иного мнения, утверждая, что лестница не представляет никакой опасности при условии, если человек осмотрителен.

Суд вынес решение о случайной смерти Виктора Дина. Также было дано распоряжение заменить лестницу на более устойчивую.

Мистер Брэдон покачал головой. Потом достал лист бумаги и написал:


1. Он, казалось, был просто смят в одну сплошную массу.

2. Он не предпринял каких-либо попыток спастись.

3. Он не выпустил из рук книгу.

4. Он ударился головой о подножие лестницы.

5. Шея сломана, череп проломлен; любая из травм — смертельна.

6. Вполне здоров, хорошее зрение. Хороший танцор.


Брэдон закурил трубку и сидел в течение некоторого времени, глядя на написанные им только что строки. Потом выдвинул ящик стола и достал еще один лист бумаги, который казался недописанным письмом или каким-то черновиком.

«Дорогой мистер Пим, считаю своим долгом доложить вам о том, что в офисе что-то творится, творится что-то очень нежелательное, и это может привести к серьезным...»

Немного подумав, Брэдон отложил этот лист в сторону и, взяв другую бумагу, быстро начал на ней писать, стирать, потом снова писать. Легкая улыбка едва тронула уголки его губ.

— Клянусь, в этом что-то есть, — пробормотал он. — Что-то достаточно серьезное. И моя задача — выяснить это. Несомненно, это связано с деньгами — но с чего же все началось, куда приведет эта нить? Бьюсь об заклад, что не в Пиме дело. Вряд ли это было ему по силам, а весь офис подозревать и обвинять тоже нельзя. В чем же все-таки дело? Когда все закончится, он, вероятно, предпочтет заплатить приличные деньги, чтобы избежать...

Брэдон погрузился в тишину, словно медитируя.


— И что же, — потребовала мисс Партон, отправляя себе в рот еще один шоколадный эклер, — что же ты думаешь о нашем мистере Брэдоне?

— Милашка, — проговорила мисс Росситер. — Дорогая, если ты будешь продолжать есть столько пирожных, то очень скоро станешь очаровательной пышечкой. Я думаю, что он просто ягненок; рубашки у него просто восхитительные и великолепные шелковые носки. Конечно, на зарплату у Пима ему вряд ли удастся продолжать покупать такие же: то есть бонус, то нет бонуса.

— Да, его, видимо, так воспитали — на всем шелковом, — согласилась мисс Партон. — Один из новых бедных, я полагаю. Наверное, потерял все свои деньги в погоне за чем-то соблазнительным.

— Либо так, либо его семья устала его содержать и выперла его зарабатывать самостоятельно, — предположила мисс Росситер. Эта женщина всегда была более вольна и сурова в своих рассуждениях, чем ее коллега, и не была подвержена разным сантиментам. — На следующий же день после его прихода к нам я поинтересовалась у него — чем он занимался до того, как пришел в агентство. Брэдон ответил, что занимался всем подряд, заметив, что неплохо справлялся с двигателями. Думаю, что он был одним из тех ребят, которые продают машины по комиссии; его это все достало, и тогда он решил заняться чем-то более стоящим, если, конечно, такое можно сказать о работе рекламного агента.

— Возможно, ты права, — согласилась мисс Партон. — Ты видела этот идиотский заголовок, который он придумал вчера для маргарина? «Это гораздо, гораздо более масляная штука». Хэнки стало плохо после того, как он это увидел. Вероятно, пока Брэдон просто разминается. Но думаю, что, если бы у него были мозги, он бы никогда не придумал такой глупости.

— Не волнуйся, со временем он сделает любого рекламного агента, — уверенно продекламировала мисс Росситер. Она уже перевидала большое количество рекламных агентов и вполне могла делать конкретные выводы о них. — У него горят глаза, если ты, конечно, понимаешь, о чем я. С ним все будет в порядке.

— Надеюсь, — ответила мисс Партон. — У него прекрасные манеры. Он всегда оплачивает свои счета за чай, как истинный джентльмен.

— Ты ошибаешься, — проговорила мисс Росситер. — Он оплатил всего один счет. Меня бесит, как некоторые мужчины раздувают из этого целого слона. Вот, например, Гарретт. Он был настолько груб, когда я обратилась к нему в субботу за деньгами, что обвинил меня в том, будто это является моим дополнительным заработком. Полагаю, он считает это забавным. А я — нет.

— Да он просто пошутил.

— Нет, это не шутка. Он всегда надо мной издевается. Идет ли речь о булочках с джемом или чипсах, он всегда находит в них какие-то недостатки. Однажды я сказала ему: «Мистер Гарретт, если вам нравится тратить свое обеденное время на то, чтобы найти нечто, что понравится всем, — пожалуйста». «Нет, увольте, — проговорил он, я — не офисный мальчик на посылках». А кто же тогда я, по его мнению? — поинтересовалась я. Тогда он предложил мне умерить свой темперамент. И все. Представляешь? От этого всего очень устаешь, особенно в такую жару; меня здесь все достало.

Мисс Партон кивнула.

— В любом случае, — сказала она, — с дружищей Брэдоном нет таких проблем. Простой кусочек бисквита и чашечка чаю каждый день — вот и весь его заказ. Еще он заверил меня, что готов платить столько, сколько платят все остальные, несмотря на стоимость своего заказа. Мне нравятся щедрые мужчины, которые умеют сходиться с женщинами.

— Мне кажется, что, в основном, они только на словах все такие хорошие, — расстроенно произнесла мисс Росситер.

— Да, конечно, но знаешь, что я сделала вчера? — заметила мисс Партон. — Это просто ужасно. Брэдон вошел и спросил у меня копии мистера Хэнкина. Я в очередной раз была на взводе от общения с Копли, тот ведь всегда требует, чтобы все было сделано в течение пяти минут. И тогда я бросила Брэдону: «Позаботьтесь об этом сами». Ну и что же ты думаешь? Брэдон не растерялся. Через минуту я вышла, чтобы взять кое-что, а по возвращении в кабинет увидела, что он ушел с личной папкой мистера Хэнкина. Должно быть, Брэдон просто ослеп, потому что на папке четко написано красными буквами в целый дюйм высотой «Личное». Конечно, Хэнки стало бы дурно, если бы он узнал. Я бросилась за Брэдоном и нашла его на своем месте, спокойно читающего личные письма Хэнки. Я сказала ему: «Мистер Брэдон, если вы случайно взяли не ту папку... «А ему даже стыдно не было, представляешь? Он просто вернул мне ее обратно, мило улыбнулся и произнес: «Я как раз подумал, что да, это не очень красиво. Но ведь так интересно посмотреть на зарплату, которую каждый здесь получает». И, моя дорогая, кроме того, он разглядывал бумаги отдела Хэнки. Я воскликнула: «Мистер Брэдон, вы не должны этого читать! Это абсолютно конфиденциально!» А он только ласково на меня взглянул и заметил: «Да?» Казалось, он был удивлен.

— Чертова глупая задница! — проговорила мисс Росситер. — Я надеюсь, ты предупредила его, чтобы он держал язык за зубами? Ведь все так переживают из-за своих зарплат и боятся, если кто-то узнает, сколько кто получает. Если только Брэдон раскроет рот, он навлечет на себя большую беду.

— Я предупредила его, — проговорила мисс Партон. — Но мне показалось, что Брэдону стало смешно, и после этого он поинтересовался, сколько, по моему мнению, понадобится времени на то, чтобы выяснить, сколько зарабатывал Дин.

— А сколько Дин получал?

— Шесть, — ответила мисс Партон. — А большего он и не заслуживал, я так считаю. Должна заметить, что отделу будет намного лучше без него. Он иногда раздражал.

— Я не считаю, — проговорила мисс Росситер, — что это хорошо — смешивать людей с университетским образованием с мелкими служащими, выполняющими простые виды работ и различные поручения. С оксфордскими и кембриджскими все сводится только к плохому языку, системе «подай-принеси», но не все могут с этим мириться. Некоторые считают, что над ними насмехаются.

— Да, и именно Инглеби их расстраивает больше всего. Он никогда не воспринимает что-либо всерьез.

— Многие не воспринимают, — сказала мисс Росситер. — Для них это лишь игра, но у Копли и Уиллиса все серьезно. Когда Уиллис впадает в свои метафизические рассуждения, Инглеби становится плохо. Лично я — многогранно мыслящий человек. Мне даже нравится его слушать. А толпе, конечно, это все малоинтересно. Если бы Дин не упал с лестницы, между ним и Уиллисом явно завязалась бы заваруха.

— А я не понимаю, с чем это все было связано, — проговорила мисс Партон, тщательно размешивающая свой кофе.

— Наверняка дело в девушке, — произнесла мисс Росситер. — Уиллис частенько выезжал куда-нибудь на выходные вместе с Дином, а потом они вдруг перестали общаться. Однажды прошлым мартом они сильно поссорились. Мисс Митейард слышала.

— А она поняла из-за чего?

— Нет, конечно. Просто ей надоела их ругань, и она отправилась сказать им, чтобы они замолчали. Ей нет никакого дела до эмоций и личных переживаний других людей. Забавная женщина. Ну, я полагаю, нам лучше поехать домой, иначе утром мы будем в неважной форме. Шоу было неплохим, не правда ли? А где чек? Ты съела на два пирожных больше, чем я. Давай расплатимся поскорее, да и поедем.

Девушки вышли из углового дома на Ковентри стрит, повернули направо, пересекли Пиккадилли и оказались рядом со входом в кафе. Мисс Росситер ударила подругу по руке:

— Смотри! Это он! Взглянул и даже не поприветствовал нас!

— Идем, — вторила ей мисс Партон. — Это не может быть он. А, нет — все-таки он! Посмотри-ка на часы и гардению, и, дорогая моя, какой монокль!

Не обращая внимания на комментарии женщин, джентльмен двигался по направлению к ним, куря сигарету. Когда он подошел совсем близко, мисс Росситер расплылась в приветливой улыбке и проговорила:

— Привет!

Мужчина машинально приподнял шляпу и кивнул. Лицо его было чисто выбрито. Мисс Росситер зарделась румянцем.

— Это не он!

— Он принял тебя за проститутку, — заметила мисс Партон с некоторым смущением. — Но, как мне показалось, не без удовлетворения.

— Как странно, — пробормотала мисс Росситер. — Я была готова поклясться...

— Вообще-то он мало на него похож. Когда он подошел близко, это стало ясно, — произнесла мисс Партон. — Я же сразу сказала тебе, что это не он.

— Ты сама говорила, что это он. — Мисс Росситер обернулась через плечо и как раз в этот момент стала свидетельницей забавной сцены. Шикарный лимузин медленно подъехал к площади Лейчестер и остановился напротив входа в бар «Критерион». Мужчина вышел к машине и перекинулся несколькими словами с тем, кто находился внутри, закурил сигарету и облокотился одной рукой на ручку двери так, словно хотел ее открыть. Прежде чем он успел ее приоткрыть, двое мужчин внезапно выросли рядом с ним, они только что вышли из дверей магазина. Один из мужчин заговорил с шофером, другой положил руку на элегантное плечо джентльмена. Они обменялись несколькими короткими предложениями, затем мужчина отошел от машины. А другой в этот момент как раз открыл дверь. Элегантно одетый джентльмен наконец-то сел внутрь автомашины, стоявший рядом последовал за ним, и компания отъехала. Все произошло настолько быстро, что мисс Росситер даже не успела повернуться и ответить на восклицание подруги.

— Это арест! — задыхаясь, вымолвила мисс Росситер, глаза ее горели. — Те двое явно были детективами. Что же такое натворил наш друг в монокле?

Мисс Партон была заинтригована:

— А ведь мы говорили с ним и подумали, что это Брэдон.

— Я говорила с ним, — поправила ее мисс Росситер.

— Ну хорошо — ты, — согласилась мисс Партон. — Ты меня удивила, Росси, ловкий ход. Одно понятно: если Брэдон завтра не появится в агентстве — значит, это явно был он.


Но, конечно же, это был не мистер Брэдон, так как последний уже утром спокойно находился на своем рабочем месте. Мисс Росситер заглянула к нему и поинтересовалась, нет ли у него брата-близнеца.

— Нет, я такого не знаю, — ответил мистер Брэдон, — только один из моих кузенов немного похож на меня.

Мисс Росситер рассказала ему о вчерашней встрече с джентльменом в монокле с небольшими изменениями.

Например, она не сочла нужным упомянуть, что, обратившись к нему, выглядела как проститутка, заигрывающая с клиентом.

— О, не думаю, что это мог быть мой кузен, — проговорил мистер Брэдон. — Он абсолютно добропорядочный человек. Его, например, отлично знают в Букингемском дворце и все такое.

— Продолжайте, — попросила мисс Росситер.

— Я — черное пятно в семье, — сообщил мистер Брэдон. — Он даже никогда не обращает на меня внимания на улицах. Должно быть, это был кто-то другой.

— А вашего кузена тоже зовут Брэдон?

— Да.


ГЛАВА 3НАСТОЙЧИВЫЕ РАССПРОСЫ НОВОГО РЕКЛАМНОГО АГЕНТА



Мистер Брэдон уже с неделю работал в «Пимс паблисити» и успел усвоить несколько вещей. Он выучил среднее количество слов, которые могут поместиться на четырех дюймах бумаги; понял, что недовольство мистера Армстронга можно легко сменить на милость хорошей выкладкой, в то время как мистер Хэнкин воспринимал художественную работу как пустую трату времени для рекламного агента. Также Брэдон заметил, что слово «чистый» опасно употреблять в рекламном тексте, потому что если оно использовалось невзначай, то навлекало на клиента неминуемые вопросы со стороны различных городских служб, тогда как выражения «высочайшего качества», «лучшие ингредиенты», «выращенный в лучших условиях» не имели конкретного значения, а следовательно, были безопаснее; что фраза «давая работу тысячам британских служащих...» не была эквивалентна фразе «британцы сделали прорыв»; что северная часть Англии любила масло и маргарин чуть подсоленными, в то время как жители южной стороны предпочитали сладковатый вкус. Ему стало известно, что газета «Морнинг стар» не принимает никаких рекламных объявлений, где встречается слово «лечить», хотя не возражает против, например, таких слов, как «облегчить», и то, что любая организация, претендующая на слово «лечить», явно являлась запатентованным медицинским предприятием и пользовалась дорогостоящими печатями; что наиболее успешные тексты были простыми со стилистической точки зрения; что самые настоящие шедевры рекламной мысли, как правило, отвергались, потому что в них можно было усмотреть нечто противоречащее законам британской прессы. Брэдон узнал, что основной целью художника было отодвинуть текст в рекламе на второй план, при этом на первый выдвигалось изображение, а рекламный агент был отъявленным амбициозным негодяем, единственной целью которого было захламить все пространство вербальными составляющими, не оставив ни дюйма для визуальной части. Также ему удалось выяснить, что человек, отвечавший за выкладки, постоянно пытался примирить эти постоянно воюющие стороны; что все отделы объединялись против ненавистного клиента, который всегда настаивал на том, чтобы испортить показываемые ему лучшие образцы, запихивая туда всякую лишнюю информацию, — одним словом, всегда учитывал только собственные интересы и полностью игнорировал все, что заботило остальных.

Брэдон без посторонней помощи научился находить дорогу до своего рабочего места и чувствовал себя вполне уверенно на двух этажах, занимаемых агентством. Он обнаружил проход на крышу, где посыльные мальчишки обычно занимались физическими упражнениями под присмотром сержанта, и где в ясный день на Лондон открывался удивительный вид.

Брэдон познакомился с некоторыми менеджерами групп. И даже иногда ему удавалось запомнить, за какого клиента какой менеджер отвечал. При этом практически со всеми служащими собственного отдела он уже сдружился.

Два основных управляющих — мистер Армстронг и мистер Хэнкин были уникальны, каждый по-своему. И каждый был со своими тараканами в голове. Мистер Хэнкин, например, никогда не допускал заголовки со словом «чудесный». Мистеру Армстронгу же никогда не нравились выкладки, где присутствовали слова «судья», «ценить», «судить» или что-то в этом роде. Именно поэтому он завернул на корню кампанию «Уиффлет», которая размещала новый бренд сигарет «Хорошая оценка».

Мистер Копли, пожилой и более серьезный человек, который открыл для себя рекламный бизнес еще до всех нововведений и модернизации, охватившей волной всех новоиспеченных, только что выпустившихся из университетов рекламных агентов, явно имел тенденции к диспепсии, вследствие чего ненавидел все съедобные бренды в железных и картонных упаковках. Все, что выходило из банки или картонной упаковки, являлось для него ядом. Его диета всегда включала в себя непрожаренный стейк, фрукты и хлеб из муки грубого помола. Единственным брендом, для кого ему особенно нравилось работать, был «Банбери» — мука грубого помола. Он был действительно огорчен, когда узнал, что Инглеби отдает предпочтение совершенно другим продуктам и не одобряет выпечку. Но все равно к сардинам и консервированной семге он оставался непреклонным.

Мистер Инглеби специализировался на пафосной рекламе элитных сортов чая, предпочитаемых знатоками моды, сигарет «Уиффлет» (в престижных яхт-клубах и на скачках в Эскоте частенько можно было встретить мужчин, курящих сигареты именно этой марки) и марки обуви «Фарли Футуэйр». Он жил в Блумсбери, придерживался коммунистических взглядов в плане литературы, а одевался только в эксклюзивные пуловеры и серые фланелевые рубашки. Инглеби был одним из самых многообещающих рекламных агентов за всю историю «Пимс паблисити». Если бы его освободили от работы с «Уиффлет» и прочими вышеперечисленными брендами, он стал бы насмехаться почти над каждым продуктом и неуместно умничать.

Мисс Митейард была дамой с приблизительно схожими взглядами. Она могла спокойно писать практически обо всем, кроме женских товаров. С последними же успешно справлялись мистер Уиллис и мистер Гарретт. предшественник которого, например, мог легко облачаться в корсеты и пользоваться кремами для лица.

В целом отдел рекламы работал вместе вполне успешно, занимаясь написанием заголовков друг для друга в духе взаимопомощи и постоянно болтаясь возле рабочих мест своих соседей. Единственными двумя персонами, с которыми Брэдон был не в состоянии установить приятельские отношения, были мистер Копли, который всегда держался в стороне от всех, и мистер Уиллис, относившийся к любому новому сотруднику с некоторым недоверием. В остальном отдел был вполне приятным местечком.

Все в отделе любили поговорить. Еще никогда в своей жизни Брэдон не встречал столь разговорчивых людей и настолько свободных в своей болтовне. Было даже странно, что они еще делали какую-то работу. Но она действительно делалась. Все это напомнило ему о днях, проведенных в Оксфорде, когда эссе таинственным образом писались будто бы сами по себе в перерывах между бесконечными встречами в клубах и спортивными тренировками и когда большинство отличников хвастались, что никогда не занимались больше часа в день. Такая атмосфера Брэдону была по душе. Он был похож на любопытного слоненка и с удовольствием упражнялся в написании рекламных текстов. И ничто не нравилось ему больше, чем быть прерванным кем-нибудь из отдела, по горло сытым рекламой и желающим просто поболтать.

— Привет, — поздоровалась мисс Митейард однажды утром. Она пришла, чтобы проконсультироваться с Брэдоном насчет своих набросков по поводу рекламной кампании ирисок «Томбой». Ее рекламные обращения начинались словами: «Блеск, что за вкус!» или «Да, это йоркер!» — все это логично приводило к достоинствам ирисок, но не попадало в цель. Брэдон продемонстрировал свои мысли на этот счет, потом они вышли в коридор покурить, где чуть не столкнулись с мистером Армстронгом, после вернулись на рабочее место Брэдона, но мисс Митейард не собиралась уходить. Она села за стол Брэдона и начала рисовать карикатуры, кстати, достаточно неплохие, потом она потянулась к небольшому подносу, чтобы взять ластик. И произнесла, словно невзначай:

— Ух ты!

— Что?

— Это же жук-скарабей маленького Дина. Это нужно отдать его сестре.

— Ах это! Да, я знаю, что он там лежал, но я понятия не имел, кому он принадлежит. Неплохая штука. Настоящий оникс, хотя, конечно, не египетский и не очень древний.

— Может быть, и так, но Дин просто обожал его. И считал настоящим талисманом. Камень всегда был у него в кармане, или же он клал его перед собой, когда работал. Если бы он был тогда в тот день с ним, парень бы не упал с лестницы — по меньшей мере, так сказал бы он сам.

Брэдон аккуратно положил камешек на изгиб своей ладони. Он был достаточно большим, размером с ноготь на большом пальце человека, тяжелый и гладкий, только на одной стороне была небольшая царапинка.

— Что за человеком был Дин?

— Ну, неплохим, хотя я не особенно близко его знала. Иногда он казался мне маленьким чудовищем.

— В каком смысле?

— Из-за одной вещи — мне не нравились люди, с которыми он общался.

Брэдон вопросительно приподнял бровь.

— Нет, — сказала мисс Митейард. — Я не имею в виду то, о чем вы подумали. По меньшей мере, я имею в виду... Я не могу вам об этом сказать... Он постоянно общался с ребятами Момери. Хотя это было неглупо, я полагаю. К счастью, он пропустил знаменитую ночь, когда эта девушка Пунтер-Смит покончила с собой. «Пимс» уже больше бы не смог поднять голову, если бы кто-то из его сотрудников был вовлечен во все эти нотариальные разборки.

— А сколько, вы говорите, ему было лет?

— Двадцать шесть или двадцать семь, я думаю.

— А как он сюда попал?

— Обычное дело, я полагаю, нужны были деньги. Нужна была какая-то работа. Невозможно быть геем и не иметь денег, а он был никем, понимаешь? Его отец был банковским менеджером или что-то в этом роде, он был болен, поэтому, я полагаю, молодому Виктору пришлось как-то самому выкарабкиваться и зарабатывать себе на жизнь.

— Как же он во все это ввязался?

Мисс Митейард ухмыльнулась:

— Кто-то подобрал его, я думаю. Он всегда был симпатичным малым. А вы, мистер Брэдон, наверное, знаете ответ не хуже меня, а все равно спрашиваете.

— Это что, ответная реакция на мою добродетельность?

— Знаете, мне на самом деле более интересно, как вы попали сюда, чем Виктор Дин. Новый рекламный агент без опыта работы обычно начинает с четырех фунтов в неделю — почти достаточно, чтобы заплатить за пару ваших ботинок.

— А! — воскликнул Брэдон. — Как обманчива может быть внешность. Но ведь это очевидно, дорогая леди, что вы не совершаете покупки в «Уэст-Энде». Вы принадлежите к той части общества, которая платит конкретно за то, что покупает. Я почитаю это, но не желаю вас имитировать. К несчастью, есть некоторые вещи, которые нельзя приобрести, не имея денег. Плата за проезд, например, или бензин. Но я рад, что вы одобрили мои ботинки. Они изготовлены Раджем в Аркаде и, в отличие от «Фарли фэшн», как раз такие, какие обычно можно увидеть на королевском дворе в Эскоте, там где дискриминирующие мужчины обычно собираются. У них также есть женский отдел, и если вы упомянете мое имя...

— Я теперь, пожалуй, понимаю, почему вы выбрали для себя в качестве работы рекламу. — Сомнительное выражение липа мисс Митейард сменилось на просто насмешливое. — Я полагаю, что мне лучше вернуться к ирискам «Томбой». Спасибо за помощь в набросках.

Брэдон склонил голову, как только дверь за ней закрылась.

— Безрассудно. Практически выдал себя и всю игру. Мне лучше заняться работой. И выглядеть настолько естественно, насколько здесь это возможно.

Он пододвинул к себе каталог продукции, переполненный рекламными слоганами «Нутракса», и начал сосредоточенно изучать ею. Надолго, однако, ему не удалось остаться очному. Пару минут спустя вошел Инглеби с курительной трубкой в руках и какими-то бумагами.

— Брюер здесь?

— Не знаю. Но, — добавил Брэдон, — можешь поискать. Мой кабинет и потайные ступени - все в твоем распоряжении.

Инглеби заглянул в книжный шкаф:

— Кто-то уже забрал его. Ну ладно, а как ты написал бы «Крононоттонтологос»?

— Ой, я вряд ли смогу это воспроизвести. И «Алдиборонгофоскопорнио»? Кроссворд? Торквемада?

— Это не очень подходящий заголовок для бренда «Хорошие оценки». Не слишком ли жаркий? Я полагаю, Что нам придется пройти через недельную пыль и напрасную работу.

— Почему?

— Вышел новый приказ. Железная лестница забракована.

— Кем?

— Комиссией по эксплуатации помещений.

— О нет, они не должны были этого делать!

— Что ты имеешь в виду?

— Признание факта ответственности, не так ли?

— Времени тоже.

— Ну да, и я так полагаю.

— Ты выглядишь ошарашенным. Я уже начал думать, что у тебя свои какие-то личные переживания из-за этого дела.

— Господи, да нет, конечно! С чего бы это? Просто вопрос принципа. Кроме того, ступени постоянно использовались для поддержания отличной физической формы. Полагаю, что Виктор Дин не был настолько всеми любим.

— Ну, даже не знаю. Я никогда не видел в нем ничего плохого, кроме, пожалуй, того, что он не вполне был пропитан духом «Пимса», если так можно выразиться. И, конечно, мисс Митейард его ненавидела.

— За что?

— Ну, вообще-то она — достаточно порядочная женщина, но слишком уж строгая. Мой девиз — живи сам и не мешай жить другим, но защищая при этом свои собственные интересы. Как ты, кстати, справляешься с «Нутраксом»?

— Пока даже еще не брался за него. Я старался придумать слоганы для чая «Твёнтимэнс». Насколько я правильно понял Хэнки, у этого продукта нет каких-либо дополнительных преимуществ, кроме дешевизны, а сделан он в основном из смеси других чайных сортов. Заголовок должен вызывать уважение у покупателя и звучать солидно.

— Почему бы не назвать его как-нибудь вроде «Домашний чай»? Ничто не звучит столь же убедительно, и ничто не предложит такую же экономию.

— Отличная идея. Я передам ему, — сказал Брэдон. — У меня был хороший ленч, не думаю, что кто-нибудь еще работает в половине третьего дня. Это абсолютно неестественно.

— Все в этой профессии неестественно. О боже! Я вижу, кто-то приближается с подносом! Уходите! Уходите!

— Простите, — проговорила мисс Партон, держа поднос с тремя тарелочками, наполненными ароматным содержимым, — мистер Хэнкин просит вас апробировать эти образцы каши и высказать свое мнение.

— Моя дорогая, посмотри на время!

— Да, знаю, это ужасно, не правда ли? Они пронумерованы А, Б, В, и к ним еще прилагается опросник, а если вы мне вернете ложечки обратно, я их помою для мистера Копли.

— Мне станет плохо, — простонал Инглеби. — Чье это? «Пибоди»?

— Да, они собираются выпустить новую консервированную кашу. Никакого кипения, никакого размешивания — просто нагрейте банку. Посмотри на этикетку.

— Послушайте, — произнес Инглеби, — опробуйте это на мистере Макаллистере.

— Он уже пробовал, но его отзыв непечатный. Вот сахар и сливки.

— На что только не пойдешь ради здоровья нации! — Инглеби размешал массу ложечкой.

Брэдон положил порцию себе на язык и обратился к мисс Партон:

— Пишите, пока еще свежи мои впечатления. А: хорошая, приятный сладковатый ореховый аромат; каша настоящих мужчин. Б: деликатный характер, только чуть не хватает...

Мисс Партон довольно ухмыльнулась, и Инглеби, который ненавидел подобные ухмылки, отошел в сторону.

— Скажите мне, пожалуйста, — попросил Брэдон, — что было не так с моим предшественником? Почему мисс Митейард его ненавидела и почему Инглеби посылал его ко всем чертям?

Для мисс Партон ответ не составил труда.

— Да потому, что Дин вел нечестные игры. Он постоянно крутился вокруг рабочих мест других людей, собирая их идеи и выдавая за свои. А если кто-то подсказывал ему заголовок, а мистеру Армстронгу или мистеру Хэнкину он нравился, он никогда не признавался, кто его автор.

Такое объяснение заинтересовало Брэдона. Он прошел по коридору и заглянул в дверь Гарретта. Гарретт был занят написанием отчета по поводу опробованной каши и выглядел глубоко погруженным в это занятие.

— Надеюсь, я не прерываю вас в момент экстаза, — пробормотал Брэдон, — но я хотел вас кое о чем спросить. Уверяю вас, это всего лишь вопрос этикета. Видите ли, мистер Хэнкин попросил меня собрать список названий для шиллингового чая, а у меня их совсем мало. Мистер Инглеби предложил мне назвать его «Домашний чай». Меня это шокировало своей простотой, и я поблагодарил его.

— Ну и что?

— Ну... Я разговаривал с мисс Партон об этом несчастном малом, Дине. Она мне объяснила, почему некоторым людям здесь он не особенно нравился: потому что он воровал идеи других сотрудников и выдавал их за свои. Так вот, собственно, что я хотел знать, — разве агентов не спрашивали? Инглеби мне ничего не ответил.

— Ну, что-то в этом роде, — сказал Гарретт. — Это неписаное правило, по крайней мере, в нашем конце коридора. Ты можешь обращаться за помощью к кому угодно и при этом на показе поставить там свои инициалы, но если только это понравится Армстронгу, тогда непременно нужно сознаться, что это была идея другого человека, а ты просто так же подумал.

— А, ясно. Большое спасибо. А если идея признается провальной и ее начинают ругать, ты все равно все это выслушиваешь, я полагаю?

— Конечно. Заранее нужно было думать о том, что ты показываешь.

— Да, верно.

— Так вот, в случае с Дином — он сперва набирал идеи других агентов, ни слова им при этом не говоря, и у Хэнкина даже не сознавался в том, что это чужие идеи. Кстати, я бы на вашем месте не стал бы просить о содействии Копли или Уиллиса. Им никогда не нравилось раскрывать свои профессиональные секреты. Они еще со школы были одержимы идеей, что каждый должен плыть в своей лодке. На вашем месте я бы вообще не упоминал Уиллису о Дине. У меня какое-то предчувствие... Даже не знаю. В любом случае мое дело вас предупредить.

Брэдон поблагодарил Гарретта за информацию.

— Так легко споткнуться на новом месте. Я вам очень обязан.

Очевидно, мистер Брэдон не был особо чувствительным человеком, так как уже через полчаса находился в кабинете Уиллиса и, конечно, затронул Виктора Дина. Мистер Уиллис не пожелал обсуждать погибшего сотрудника и предложил Брэдону заняться своими делами. Брэдон осознавал, что Уиллис страдал от какого-то непонятного и болезненного смущения, особенно тогда, когда разговор принимал неожиданные обороты. Он был озадачен, но продолжал упорствовать. Уиллис же, посидев какое-то время в мрачной тишине с карандашом в руках, наконец поднял глаза.

— Если вы в игре мистера Дина, — произнес он, — лучше уйти. Меня это совершенно не интересует.

— В какой игре? Я не знал Дина. Никогда ничего нем не слышал, пока не пришел сюда. А в чем, собственно, дело?

— Если вы не знали Дина, зачем тогда сейчас интересуетесь всем этим? Он общался с компанией людей, до которых мне нет никакого дела. Вот и все. А глядя на вас, я делаю выводы, что, должно быть, вы тоже принадлежите к той же яркой толпе.

— Момери?

— Нет никакого смысла сейчас притворяться, что вы ничего не знаете об этом, не так ли, мистер Брэдон? — ухмыльнулся Уиллис.

— Инглеби рассказал мне, что Дин придерживался этого особого ответвления Яркой Молодежи, — ответил мягко Брэдон. — Но я ни разу никого из них не встречал, Они бы сочли меня старым и непросвещенным. Правда. Кроме того, я не думаю, что и мне самому они нужны. Некоторые из них действительно слишком шебутные и странные. А мистер Пим об этом знал? Ну, о том, что Дин как раз такой парень?

— Не думаю, иначе он бы моментально вышвырнул его. Какое вам вообще до всего этого дело?

— Абсолютно никакого, просто интересно, вот и все. Дин, кажется, был здесь темной лошадкой. Не вполне охваченный духом мистера Пима, если вы понимаете, о чем я говорю.

— Так оно и было, но лучше бы вам последовать моему совету. Вам лучше оставить Дина и его драгоценных друзей в покое, это не пойдет вам на пользу. Лучшее, что Дин когда-либо сделал в своей жизни, — это то, что упал с лестницы и умер.

— Но ведь ничто в жизни не заставило бы его пойти на этот шаг осознанно? Все это как-то странно. Наверняка кто-то его любил. «Он был чьим-то сыном», — как говорится в одной старенькой песенке. Разве у него не было семьи? Но ведь сестра у него была, по меньшей мере?

— Какое вам чертово дело до его сестры?

— Да в принципе никакого. Я просто спросил, только и всего. Ну, мне пора. Спасибо за приятный разговор.

Уиллис вновь вернулся к своим бумагам, а Брэдон вышел от него с четким намерением получить информацию еще от кого-нибудь. Как обычно, отдел печати был отлично осведомлен о делах сотрудников компании.

— Только сестра, — проговорила мисс Партон. — Они вдвоем с Виктором снимали маленькую квартирку. Неплохая, но глуповатая, — вот так я подумала, когда впервые ее увидела. Наш мистер Уиллис, кажется, даже заинтересовался ею одно время, но это так ни к чему и не привело.

— А, понятно, — произнес Брэдон.


Брэдон вернулся в свой кабинет с твердым намерением заняться работой и достал каталоги. Но никак не мог сосредоточить на них внимание. Он то вставал и подходил к окну, то снова садился за стол. Наконец он вытащил из ящика лист бумаги. Это был листок с прошлогодними датами, и каждой дате соответствовала определенная буква алфавита:

январь: 7 — «Г»; 14 — «О»; 21 — «А»; 28 — «П»;

февраль: 5 — «Г».

В столе были и другие бумаги, написанные тем же почерком, принадлежащим Виктору Дину, но этот листок интересовал мистера Брэдона больше всего. Он внимательно его изучил, потом аккуратно сложил и положил к себе в карман.

«Что же могут обозначать эти даты и цифры, какой-то тайный шифр? — думал Брэдон. — Вероятно, это какая-то хитрая схема продажи «Сопо». — Он встряхнул головой и все-таки заставил себя вернуться к изучению каталожных товаров.

Мистер Пим, действующий руководитель компании, обычно всегда выжидал неделю-другую и только потом вызывал на беседу своих новых сотрудников. По его теории было бесполезно спрашивать людей об их работе, пока у них четко не сформировалась идея, чем собственно они должны заниматься. Пим был человеком сознательным и постоянно напоминал себе о необходимости установления дружелюбных отношений со своими подчиненными, лично с каждым из них: начиная от управляющих отделами и заканчивая последним посыльным. За годы службы он выработал эффективную формулу, позволяющую ему выполнять эту необходимую обязанность. В конце рабочей недели он посылал за новыми сотрудниками, интересовался их работой и интересами, после чего всегда заводил проповедь о сервисе в рекламе. Если его слушатель с достоинством переживал эти тяжкие испытания, которые обычно не выдерживали молодые сотрудники, тогда их имена заносились в список ежемесячной корпоративной вечеринки, происходившей в небольшом конференц-зале. Двадцать человек, выбранных из всех отделов, находясь под пристальным вниманием мистера Пима, пили обыкновенный офисный чай, поглощали бутерброды из местной столовой и пирожные, любезно предоставленные фирмой «Дэйрифилдс», и сами себя развлекали в течение положенного часа. Функции этого чаепития заключались в поддержании внутрикорпоративных отношений и объединении таким путем членов коллектива. Кроме того, столичная пресса раз в полгода посещала данные мероприятия и использовала полученную на них информацию для написания разного рода статей.

Помимо этого, в агентстве дополнительно организовывались званые неформальные вечера, проходившие в резиденции Пима, куда попадали шесть жертв. Кроме традиционного чопорного ужина, раскладывались два стола для игры в бридж, за которой наблюдали миссис и мистер Пим. Для секретарей групп, молодых рекламных агентов и начинающих художников дважды в год рассылались приглашения с программой танцев до десяти вечера; предполагалось, что старожилы компании должны обязательно посещать такие мероприятия и тренироваться в роли стюардов. Для сотрудников печатного отдела и секретарей устраивалась специальная вечеринка на открытом воздухе с теннисом и бадминтоном; для всех офисных сотрудников были придуманы специальные угощения. В мае каждого года проводился большой ежегодный ужин и танцевальная вечеринка для всего коллектива, на которой обычно подводились итоги года и все выпивали за здоровье мистера Пима.

Так и мистер Брэдон был вызван в кабинет к мистеру Пиму.

— Что ж, мистер Брэдон. — Пим включил автоматическую улыбку, потом резко выключил ее и продолжил: — Как вы? Справляетесь?

— Да, все в порядке, спасибо, сэр.

— Находите работу сложной?

— Немного, — согласился Брэдон. — Пока не поймешь всю специфику, понимаете, о чем я говорю. Немного необычная, если можно так выразиться.

— Да, да, конечно, — произнес мистер Пим. — Вы хорошо ладите с мистером Хэнкином и мистером Армстронгом?

Брэдон ответил, что находит их отзывчивыми и доброжелательными.

— Они очень хорошо отзываются о вас, — сказал мистер Пим. — Думают, что вы можете стать отличным рекламным агентом. — Он снова улыбнулся, и Брэдон улыбнулся ему в ответ машинально.

— Учитывая обстоятельства, это совсем неплохо, да?

Мистер Пим внезапно поднялся и распахнул настежь дверь, которая отделяла его кабинет от комнаты секретаря:

— Мисс Хартли, пожалуйста, сходите к мистеру Викерсу и попросите его подготовить детальный отчет по «Дарлингс», который нужен мне немедленно. Вы можете подождать там, пока он будет готовиться, и принести его сразу же, как тот будет закончен.

Мисс Хартли, осознавая, что она освобождалась от выслушивания очередного дискурса мистера Пима по поводу сервиса в рекламе, который, благодаря тонким перегородкам и резонансу, был ей досконально знаком, встала и послушно вышла из комнаты.

Это значило, что у нее появилась возможность поболтать с мисс Росситер и мисс Партон, пока мистер Викерс будет подготавливать свои бумаги. В любом случае ей не стоит торопиться. Мисс Росситер понимала, что мистер Уиллис уже осознал все страшные опасения насчет мистера Брэдона, и ей не терпелось узнать, в чем же все-таки дело.

— Так вот, — сказал мистер Пим, язык его быстро шевелился, и, казалось, ему не терпелось поскорее начать расспросы. — Что вы мне можете сказать?

Мистер Брэдон вытянул локти вдоль стола мистера Пима, и некоторое время говорил тихим голосом. Во время его рассказа щеки мистера Пима становились бледнее и бледнее.


ГЛАВА 4ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ АКРОБАТИКА АРЛЕКИНА


В офисе Пима было заведено, что вторник — день «генеральной чистки» в отделе печати. Все было из-за мистера Тула и мистера Джоллопа, владельцев «Нутракса», «Малтоджена» и консервированной говядины «Джоллоп» для туристов и путешественников. В отличие от большинства клиентов «Пимс паблисити», которые, несмотря на собственные непрестанные желания выбиться в лидеры продаж, выказывали всю свою неустанность только посредством почты, Тул и Джоллоп наведывались лично в кабинет мистера Пима каждый вторник на еженедельную конференцию. Они рассматривали всю созданную для них рекламу за текущую неделю, достаточно часто пересматривали решения, принятые на предыдущей конференции, придумывая новые схемы, и держали при этом мистера Пима и мистера Армстронга в неведении до последнего, нарушая таким образом привычный ход офисной жизни.

Одной из тем, обсуждавшихся на этом еженедельном сеансе, был текст в одиннадцать дюймов о «Нутраксе» Для «Морнинг стар», который занимал достойное место в этой газете — в верхнем правом углу основной полосы, в специальном пятничном номере. «Морнинг стар» — престижное лондонское издание, и размещение в нем Рекламы от «Пимс паблисити» служило для агентства поддержанием его высокого статуса. Примерно каждые три месяца мистер Хэнкин высылал неотложное требование в отдел печати прислать дополнительные экземпляры слоганов, чтобы произвести должный эффект на директоров «Нутракса».

Объединенными усилиями целого отдела около двадцати образцов рекламных слоганов подготавливались и отправлялись мистеру Хэнкину. Под его грозным и критичным голубым карандашом это количество образцов обычно сокращалось до двенадцати, оставшиеся копии направлялись в студию, где дополнялись необходимыми иллюстрациями. Только после этого образцы передавались Тулу и Джоллопу, которые забраковывали половину из них, а уцелевшие, как правило, исправлялись глупыми дополнениями. После чего отдел печати снова созывался для производства еще двенадцати образцов. Вынеся очередную порцию критики и сократив вдвое, на последнем совместном заседании было принято решение продлить работу с этими образцами еще на три месяца. Десяток выкладок напечатали розовыми чернилами под заголовком «Осмотрено клиентом», и отдел печати смог облегченно вздохнуть.

Каждый понедельник мистер Толбой, менеджер группы «Нутракс», садился за работу, чтобы подготовить текст для пятничного номера «Морнинг стар». Он просмотрел образцы, сделанные за прошедшую неделю, и послал забрать готовый эскиз из студии. Когда эскиз был готов (что случалось достаточно редко), он отсылал его верстальщикам модулей вместе с текстом и тщательно прорисованной выкладкой. Создатели модулей всегда жаловались на то, что им никогда не давалось достаточно времени для работы, и трудились над линией модулей для эскиза в ускоренном темпе. Потом эскиз передавался в печать, где в свое время его дополняли заголовком и дополнительными текстами. В эскиз добавляли название модуля, обычно неправильного размера, и результат, будучи одобренным, возвращался мистеру Толбою с обязательной непременной пометкой о том, что текст, как всегда, длиннее положенного на полдюйма. Толбой исправлял опечатки, проклинал всех за размещение названия модуля в неправильном формате, объяснял верстальщикам их недочеты, полностью опровергая какие-либо аргументы, переделывал все к предыдущему размеру и возвращал модуль обратно в печать.

К этому моменту обычно было около одиннадцати часов утра вторника, а в это время мистер Тул и мистер Джоллоп уже заседали в конференц-зале вместе с директорами агентства и бесконечно требовали свои одиннадцать дюймов. Как только новый эскиз прибывал из отдела печати, мистер Толбой отправлял его в конференц-зал с посыльным, стараясь не попадаться никому из начальства на глаза.

Мистер Тул и мистер Джоллоп указывали своим рекламодателям на огромное количество слабых мест, как в эскизе, так и в дополнительных к нему экземплярах. Мистер Пим и мистер Армстронг слепо внимали всему, что говорит клиент, и соглашались с внесением различных изменений. После получаса нужных убеждений владельцы «Нутракса» возвращались с чувством облегчения к обновленной последней выкладке. Клиент внезапно обнаруживал, что на самом-то деле реклама его продукции представляет собой в точности то, что было необходимо с самого начала. Стоит только добавить еще одно предложение и купон со скидками. Тогда мистер Армстронг снова посылал выкладку мистеру Толбою с требованием внести необходимые дополнения. Толбой, понимая, что на сей раз удалось обойтись без изготовления новой выкладки и полного переписывания образца, посылал за рекламным агентом, чьи инициалы появлялись на оригинальном образце для печати, и давал ему указание внести улучшения по пожеланию клиента.

Когда все было сделано, образец возвращался в печатный отдел для обновления. Предыдущий отправлял составителям модулей, целиковый модуль получался всей рекламы, а свежая версия возвращалась. Если по счастливой случайности в модуле не находилось каких-либо дефектов, к работе приступали стереосистемщики они записывали определенное количество стереоматериалов, которые в совокупности с остальными бумага, ми, содержащими рекламу «Нутракса», отправлялись Армстронгу или Пиму. В четверг днем стереозаписи отправлялись отделом рассылки с курьером лондонским газетам и в провинцию почтой или поездом. Если все шло как и планировалось, реклама в установленные сроки появлялась в «Морнинг стар», а также и в других газетах. Каждый читатель, открывающий свежий номер газеты «Морнинг стар» в поезде где-нибудь между Гайд-парком и Ливерпуль-стрит, даже и не предполагает, какая длинная история лежит за увещеваниями «Умаслите ваши нервы «Нутраксом».

В этот вторник все шло не совсем обычно. Судя по погоде, возможен был шторм, и верхний этаж редакции Пима скорее напоминал адскую душную печь под огромными стеклянными небесами. Кроме того, ожидался визит директоров компании с ограниченной ответственностью «Брозерхуд», очень старомодной и религиознонаправленной, которая занималась производством вареных конфет и безалкогольных ликеров.

Своевременно было сделано предупреждение, чтобы вся женская половина офиса на время отказалась от курения, а любые образцы рекламы алкогольных напитков были спрятаны подальше. Таким образом, посещение агентства клиентами «Брозерхуд» отрицательно сказывалось на качестве работы некоторых сотрудников отдела печати, для которых курение давно стало повседневной привычкой и по-своему помогало делать лучше свою работу. Мисс Партон была заранее расстроена мягким намеком от мистера Хэнкина, что у нее непозволительно открыты руки и шея, а, по мнению директоров компании «Брозерхуд», это неприлично. В защиту женской нравственности ей пришлось облачиться в довольно плотный свитер. Поэтому сегодня мисс Партон была в настроении, ворчала и ругала любого, кто хотел к ней приблизиться.

Мистер Джоллоп, который был немного более дотошным, чем мистер Тул, прибыл достаточно рано на еженедельную конференцию «Нутракса» и самостоятельно отверг в решительной форме три разных вида рекламных объявлений, которые мистер Тул уже изучал ранее. Это означало, что мистеру Хэнкину придется требовать со всего отдела резервные слоганы по меньшей мере на месяц раньше положенного.

Мистер Инглеби засел с каталогом рекламируемых товаров, когда вошел разозленный мистер Толбой с листом бумаги в руках.

— Это твой экземпляр?

Мистер Инглеби вытянул руку, взял бумагу, взглянул на нее и, вернув, проворчал:

— Сколько раз мне нужно тебе говорить о том, что эти инициалы на образце ставятся для того, чтобы все знали об авторе? Если ты полагаешь, что мои инициалы Д. Б., то ты либо тупой, либо слепой.

— Кто же тогда Д. Б. в таком случае?

— Новый парень — Брэдон.

— Где он?

Мистер Инглеби указал на соседнюю дверь.

— Там никого нет.

— Тогда найди его, — предложил Инглеби.

— Хорошо, но взгляни сюда, — убедительно продолжил мистер Толбой, — мне нужен твой совет. Какого черта будет студия что-то с этим делать? Вы что, хотите сказать, что Хэнкин пропустил этот заголовок?

— Вероятно, — проговорил Инглеби.

— Ну тогда как он, или Брэдон, или кто угодно, думает, мы можем проиллюстрировать это все? Клиент хотя бы это видел? Они никогда не согласятся с этим текстом. Какой тогда смысл делать выкладку? Я никак не могу понять, как Хэнкин это пропустил?

Инглеби снова протянул руку за листком.

— Ярко, коротко и понятно, — заключил он. — А что, собственно, не так?

Заголовок гласил:

«Если жизнь пуста — Прими Нутракс».

— Как — что?! — взорвался Толбой. — Ну, в любом случае, «Морнинг стар» этого не примет. Они никогда не разместят ничего, что портит язык.

— Ну, это — твой взгляд, — произнес Инглеби. — Почему бы не спросить их самих?

Толбой пробормотал что-то грубое.

— В любом случае, если Хэнкин пропустил это, то необходимо сделать выкладку, я полагаю, — сказал Инглеби. — Конечно, пусть студия... О! Эй! Вот ваш человек. Вам лучше побеспокоить его. Брэдон!

— Да, — отозвался Брэдон. — Все есть, все исправлено!

— Где вы прятались? Вы что, не слышали, что вас ищет мистер Толбой?

— Я был на крыше, — признался Брэдон извиняющимся тоном, — там прохладней, только и всего. А в чем дело? Что я натворил?

— Ну... Этот ваш заголовок, мистер Брэдон. Как вы полагаете, они смогут это проиллюстрировать?

— Не знаю, это я оставляю на их усмотрение. Я доверяю воображению профессионалов.

— Каким образом они могут изобразить пустоту?

— Пусть они возьмут билет на «Ирландский свип». Это разогреет их, — произнес Инглеби.

— Я думаю, что это похоже на изображение «много», — предположил Брэдон. — Льюис Кэрролл, знаете ли. Вы когда-нибудь видели изображение «Много»?

— Не глупите, — возразил Толбой, — вам придется с этим что-то делать. Вы что, на самом деле полагаете, что это хороший заголовок, мистер Брэдон?

— Это лучшее из того, что я успел написать, — радостно проговорил Брэдон. — Мимо такой красоты Хэнкин сможет пройти. Они что, не могут изобразить человека, который смотрится пустым? Или человека с лицом вроде той рекламы «Эти отсутствующие черты ваши»?

— Да, полагаю, что могли бы, — согласился Толбой — Я передам им это, в любом случае. Спасибо, — добавил он и испарился.

— Злой, правда? — произнес Инглеби. — Это все эта ужасная жара. А что заставило тебя подняться на крышу? Это же просто самоубийство, — лезть туда в такую погоду.

— Возможно, ты прав, но я подумал, что нужно попробовать. Стыдно сознаться, но я бросал пенни по парапету, вдоль медной ленты. Я даже дважды попал в цель. Монета падает вниз очень шумно, тогда все задирают голову, чтобы посмотреть, откуда этот шум, а она уже оказывается за парапетом. Парапет неимоверно высокий, правда? Я полагаю, они хотели, чтобы здание смотрелось выше самого парапета. В любом случае оно самое высокое на этой улице. Оттуда отличный вид. «Земля ничто не показывает так четко». Скоро начнется ливень, будет лить как из ведра. Смотри, как потемнело.

— Ты, кажется, вернулся совсем черным, — отметил Инглеби. — Взгляни на свои брюки.

— Ты многого хочешь, — проговорил Брэдон, выпрямившись. — Там полно копоти. Я сидел на световом люке.

— Да. Но выглядишь так, словно ты прочищал водосточную трубу

— А я на самом деле прочистил трубу. Только трубу — точно симпатичную трубу. Это было забавно.

— Ты просто сумасшедший, — сказал Инглеби, — выделываешь акробатические трюки на грязных водосточных трубах в такое пекло. И что только тебя туда потянуло?

— Я уронил кое-что, — ответил Брэдон. — Оно прокатилось на стеклянную крышу. Я почти просунул туда ногу. Старик Смейл, наверное, удивился бы, если бы увидел меня, застрявшего на верхотуре? А потом я понял, что совершенно не нужно спускаться по водосточной трубе. Я спустился обратно по лестнице — люки на крыше были открыты на обоих этажах.

— Да, их обычно держат открытыми в такую погоду, — сообщил Инглеби.

— Ну, если бы я знал. Мне бы стало лучше, если бы я выпил.

— Хорошо, выпей стаканчик игристого «Помпейн».

— А что это?

— Один из неалкогольных прохладительных напитков фирмы «Брозерхуд», — улыбнулся Инглеби. — Сделан из лучших девонских яблок, с искорками шампанского. Определенно полезный и нетоксичный продукт. Доктора рекомендуют.

Брэдон содрогнулся.

— Иногда я думаю, что наша работа просто аморальна. Нет, правда. Подумай только о том, как мы портим пищеварение несчастных покупателей.

— Да, но подумай, мы разрушаем их одной рукой и строим другой. Витамины, которые убиваются при консервировании, мы восполняем в «Ревито»; остроту, которую мы изымаем из горошка «Пибоди Пайпер Паррич», мы добавляем в упаковку с этикеткой завтраков от «Банбери Брен» и торгуем выгодными предложениями; желудки, которые мы разрушаем «Помпейн», мы обновляем «Пеплетом», тем самым помогая пищеварению. А заставляя чертову публику платить вдвое больше — сначала для того, чтобы вкусно поесть, а потом для того, чтобы все это благополучно переварить, — мы постоянно поддерживаем колеса коммерции в движении и обеспечиваем работой тысячи, включая тебя и меня.

— О, этот чудесный мир рекламы! — Брэдон доброжелательно вздохнул. — Как ты думаешь, сколько пор у человеческой кожи, Инглеби?

— Если бы я знал. А что?

— Это новый слоган для «Санфект». Можно, к примеру сказать, что девяносто миллионов? Хорошее круглое число. «Девяносто миллионов открытых дверей в которые спокойно могут войти микробы, — заприте эти двери с помощью «Санфект». Звучит убедительно, правда? Или вот еще: «Вы бы оставили своего ребенка в логове львов?» — это явно должно зацепить мамочек.

— Задумка вроде неплохая. Привет! Сейчас будет гроза, вот в чем я уверен на все сто!

Вспышка молнии и неимоверный раскат грома без предупреждения раздались прямо над их головами.

— Я ее ожидал, — проговорил Брэдон, — вот почему, я прогуливался по крыше.

— О чем ты говоришь, при чем тут это?

— Я ее как раз искал, — объяснил Брэдон. — И вот она здесь. Ох, хорошая! Обожаю грозы! Кстати, а что Уиллис имеет против меня?

Инглеби нахмурился и колебался, думая, стоит ли об этом говорить.

— Он, кажется, считает, что я — нехороший человек, — заметил Брэдон.

— Я предупреждал тебя не разговаривать с ним о Викторе Дине. Он почему-то вбил себе в голову, что вы с ним были друзьями или что-то вроде того.

— Ну а что же было все-таки не так с мистером Дином?

— Он водился с плохой компанией. Почему ты почему так интересуешься Дином, что тебе с того?

— Я от природы всем интересуюсь. Мне всегда нравится узнавать людей и что-то новое. Кстати, насчет офисных мальчиков-посыльных, к примеру. Они ведь делают физические упражнения на крыше, да? Это что, единственное место, где они могут этим заниматься?

— Сержант позволяет им заниматься физкультурой только на крыше, чтобы никто не мог сказать, что они прохлаждаются в свое рабочее время. Понимаешь? А что?

— Просто интересно. Они неосмотрительны, я думаю. Мальчишки всегда так себя ведут. Мне они нравятся. А как зовут рыжего? Он такой смешной.

— А, это Джо — они зовут его Джинджер. А чем он занимался?

— Да ничем. Думаю, здесь много кошек шныряет.

— Кошек? Я никогда не видел никаких кошек. Хот я знаю, что одна живет в столовой, но сюда она никогда не приходит. А для чего тебе кошка?

— Мне — да нет, мне не нужна кошка. Наверняка здесь полно воробьев, да?

Инглеби уже начал думать, что жара повлияла на мозги Брэдона. Ответ его затерялся в шумном раскате грома. Последовала тишина, уличные звуки пытались ее нарушить; тяжелые ливневые капли застучали по панелям. Инглеби встал и закрыл окно.


Дождь падал с небес, словно тяжелые палки, и рычал над крышей. Он танцевал в водосточных желобах, разбиваясь в маленькие ручейки. Мистер Праут выбежал из своей комнаты на поиски мальчика, чтобы тот закрыл все световые люки от дождя. Жара стихала.

Из окна своего кабинета Брэдон наблюдал за пешеходами: они в смятении открывали зонты, а те, у кого их не было, спасались под крышами кафе или магазинов.

В это время в конференц-зале мистер Джоллоп внезапно улыбнулся и пропустил шесть выкладок и трехцветные папки, согласился убрать предложение о пятидесяти шести бесплатных часах «Чиминг» из текущего недельного полудвойного модуля. Лифтер Гарри пропустил молоденькую женщину в кабинку и предложил помочь ей вытереться. Женщина улыбнулась ему, заверила, что с ней все в порядке, и спросила, не могла бы она видеться с мистером Брэдоном. Гарри проводил ее к Томпкину, служащему в приемной, который сразу же послал за Брэдоном, и попросил ее представиться.

— Мисс Дин... Мисс Памела Дин... По личному вопросу.

Служащий явно заинтересовался ее персоной:

— Вы сестра нашего мистера Дина, да, мисс?

— Да.

— Мисс, пожалуйста, примите мои глубочайшие соболезнования по поводу кончины мистера Дина. Мы все очень сожалеем о случившемся. Я доложу мистеру Брэдону, что вы пришли.

Женщина присела и огляделась. Приемная находилась на нижнем этаже агентства, в ней не было ничего, кроме полукруглого стола клерка, двух твердых стульев и часов. Комната занимала место, которое на более верхних этажах занимали диспетчерские. Как раз за дверью находились лифт и спиральная лестница, тянувшаяся до самой крыши.

Часы показывали 12.45, поток служащих проходил через холл, некоторые спускались со ступеней верхних этажей, чтобы умыться и привести себя в порядок перед ленчем.

От мистера Брэдона прибыло сообщение, что он спустится вниз через несколько минут. Чтобы чем-то занять себя, Памела стала рассматривать проходящих мимо сотрудников. Она узнала мистера Смейла, менеджера группы по «Дэйрифилдс». Это был проворный и опрятный молодой человек с безукоризненно причесанной головой с черными волнистыми волосами, темными усами и красивыми белыми зубами. Затем мимо прошмыгнул мистер Харрис, занимающийся наружной рекламой: крупный мужчина с лысиной и с красным, хорошо выбритым лицом, на его пиджаке красовалась масонская эмблема. Третьим оказался мужчина около тридцати пяти лет, с кокетливыми светлыми глазами, неустанно блуждающими с одного предмета на другой, — мистер Толбой, работающий с директорами «Нутракса». Через несколько секунд после него показался мистер Дэниэлс, худощавый пожилой человек. Сразу за Дэниэлсом шли двое мужчин: человек невысокого роста с приятной внешностью и светлыми волосами — мистер Коул, менеджер группы «Хэррогейт Брос», мыльной компании, он разговаривал с мистером Праутом, фотографом, рыжеволосым мужчиной с квадратной челюстью и вздернутым носом. Вскоре женщина обратила внимание на симпатичного и немного обеспокоенного седовласого мужчину в возрасте чуть больше сорока, мистера Армстронга, который сопровождал безукоризненно одетого пожилого джентльмена, мистера Джоллопа, на дорогой обед. Контрастом этой пары показался неопрятный человек с руками, засунутыми в карманы, — мистер Инглеби — тот явно никуда не торопился и не опаздывал. Вслед за ним из кабинета появился мистер Копли, худой сутулый мужчина с хищной внешностью и желтоватыми белками. Настал черед и мистера Уиллиса. Тот выглядел нетерпеливым и постоянно поправлял рукой свои непослушные светлые волосы. Увидев Памелу, он замер на месте, потом постарался быстро отойти в сторону. Мисс Дин взглянула на него и холодно кивнула, он также ответил ей кивком.

Томпкин, клерк в приемной, который никогда ничего не пропускал, и на этот раз заметил смятение, взгляды, кивки между Памелой Дин и мистером Уиллисом и отметил про себя дополнительную нужную информацию о человеческих отношениях. Потом выглядел худощавый мужчина около сорока лет, с длинным носом и светлыми, соломенного цвета волосами. На нем были очки в дорогой роговой оправе. Одет он был в красивые, хорошо скроенные серые брюки. Мужчина подошел к Памеле и сказал, более как утверждение, чем вопрос:

— Мисс Дин.

— Мистер Брэдон?

— Да.

— Вам не следовало приходить сюда, — проговорил мистер Брэдон, покачав головой. — Это неправильно, знаете. Но в любом случае... Здравствуйте, Уиллис, вы меня искали? — обратился Брэдон к подошедшему мужчине.

Преодолев нервное напряжение, Уиллис наконец обернулся и почему-то, смотря на Памелу, произнес:

— Нет, совсем нет. — Он сказал это столь покорно, что Томпкин был вынужден нырнуть под стойку, чтобы скрыть свое покрасневшее лицо. Брэдон улыбнулся и Уиллис, минуту поколебавшись, прошел в дверной проем.

— Простите, — сказала мисс Дин. — Я не знала, что...

— Ничего страшного, — ответил Брэдон. Потом он повысил голос и спросил: — Вы ведь пришли за вещами вашего брата, не так ли? Я захватил их с собой. Я теперь работаю в его комнате, вы, наверное, не знали. Я бы, э... Я бы хотел Вам предложить пообедать где-нибудь вдвоем, как вы на это смотрите?

Мисс Дин ответила согласием. Брэдон взял свою шляпу, и они поспешно вышли.

— О! — проговорил Томпкин и ущипнул самого себя. — Умница, молодец! Одному молодому человеку подала надежду, а с другим отправилась на прогулку. Восхитительно шустрая девчонка! Не знаю даже, можно ли ее винить за это!

Мистер Брэдон и мисс Дин, спускаясь в лифте, молчали, не давая таким образом подумать ничего лишнего лифтеру Гарри. Но как только они оказались на улице, девушка повернулась к своему спутнику и произнесла:

— Я была приятно удивлена, когда получила ваше письмо.

Мистер Уиллис задержался на пороге соседнего табачного магазина, услышал ее слова и нахмурился. Потом, натянув шляпу по самые брови и плотно прижимая к себе свой макинтош, последовал за ними. Брэдон и Памела шли под проливным дождем к ближайшему такси. Мистер Уиллис дождался, пока они отъехали, и сел в другую машину, обратившись к таксисту:

— Следуй вон за тем такси, — сказал он прямо как герой книжного романа. А водитель, словно только что сошедший со страниц романа Эдгара Уэлласа, отвечал:

— Так точно, сэр, — и поддал газу.

Слежка оказалась неинтересной. Мистер Уиллис оплатил свой проезд и последовал за парой в «Симпсон» на Стренде[2], на второй этаж заведения, где леди позволяли мужчинам себя развлекать. У них оказался столик рядом с окном. Мистер Уиллис, игнорируя попытки официанта посадить его в более тихий угол, умудрился проскользнуть за столик совсем рядом с ними, где мужчина с женщиной, которые, очевидно, хотели пообедать вдвоем, укоризненно пропустили его вперед. Ему было хорошо видно и девушку, и Брэдона, которые сидели к нему спиной, но их разговор был едва различим.

— За соседним столиком много места, сэр, — снова обратился к нему официант.

— Мне и здесь хорошо, — резко произнес Уиллис. Сосед по столику продолжал возмущенно на него смотреть, а официант сделал вид, отчетливо говоривший: «Глупец — ну что я еще могу поделать». Уиллис заказал блюдо из баранины под смородиновым желе с картофелем и уставился на худую спину Брэдона.

— ... очень хорошая сегодня, сэр.

— Что?

— Цветная капуста, сэр, — сегодня особенно хороша.

— Все, что вам угодно.

Маленькая черная шляпа, казалось, очень приблизилась к ее желтому берету. Брэдон что-то достал из своего кармана и показал девушке. Кольцо? Уиллис напряг зрение.

— Что вы будете пить, сэр?

— Легкое пиво, — коротко ответил Уиллис.

— «Пилсенер» или английский «Барклай»?

— «Пилсенер».

— Темное или светлое, сэр?

— Темное... Светлое... Нет, светлое, я имею в виду.

— Большая порция светлого «Пилсенер», да, сэр?

— Да, да.

— Налить в кружку, сэр?

— Да нет! Черт! Принесите уже что-нибудь, из чего можно пить. — Казалось, вопросам официанта не будет конца. Памела взяла предмет в руки и начала с ним что-то делать. Что? Что же, ради бога?

— Печеный или отварной картофель, сэр?

— Отварной. — Слава богу, официант наконец ушел, Брэдон держал Памелу за руку... Нет, он крутил тот самый предмет, который лежал на ее ладони. Женщина, сидевшая напротив Уиллиса, вытянулась, чтобы взять сахарницу, ее голова перекрыла ему весь вид. Потом она подалась назад. Брэдон все еще изучал предмет.

Огромные тарелки, от которых исходили неоднозначные ароматы, под большими серебряными крышками, были уже рядом с ним. Крышку подняли — аромат жареной баранины ударил ему в лицо.

— Еще немного прожарить, сэр? Или вам нравится немного недожаренная?

Господи! Какие чудовищные услуги они оказывают в этом месте! Что за отвратительной все-таки штукой была баранина! Как гнусно выглядели эти маленькие желтые шарики картофеля, которые человек продолжал помешивать на его тарелке! Каким отвратительным тогда показался ему запах цветной капусты и ее кочанчиков! Уиллис осознавал свое тошнотворное нежелание прикасаться к еде в одном из лучших заведений в Лондоне, он чувствовал, как холодеет и тяжелеет его желудок, а ноги немеют.

Ненавистная пища никуда не девалась. Негодующая пара окончила наконец есть свой пирог из крыжовника и ушла, не дожидаясь кофе. Теперь Уиллису открылся лучший вид. Двое, за которыми он наблюдал, весело смеялись и охотно разговаривали. Во внезапной секундной тишине до него вдруг отчетливо донеслись слова Памелы:

— Должно быть, это забавное платье, так что вам оно отлично подойдет! — Затем она снова понизила голос: — Вы бы хотели еще баранины, сэр?

Как ни старался, Уиллис не мог съесть больше ни ложки. Он досидел в «Симпсоне» до ухода Брэдона, посмотрел на свои часы, словно напоминая тем самым, что рекламные агенты иногда должны еще и работать. Уиллис уже был готов уйти. Счет его был предварительно оплачен. Ему нужно было просто спрятаться за газетой, которую он принес с собой, пока они не пройдут мимо, а что потом? Последовать за ними? Снова ехать за ними в такси, интересуясь каждый раз, насколько они были тесно связаны, что они говорили друг другу, какие новые встречи назначали. Какие еще гнусности были припасены у него для Памелы; теперь, когда Виктор Дин уже не стоял на его пути, что он еще сделает или мог бы сделать для того, чтобы обезопасить для нее этот мир?

Пока Уиллис все это обдумывал, двое подошли совсем близко к нему, Брэдон внезапно заглянул за его вечернюю газету и приветливо проговорил:

— Здорово, Уиллис! Понравилось обедать здесь? Отличное местечко, не правда ли? Но тебе непременно нужно было попробовать горох. Тебя подбросить обратно?

— Нет, спасибо, — промямлил Уиллис, лишь потом понимая, что если бы он согласился, то, по крайней мере, сделал бы невозможной их приватную беседу в такси. Но ехать в одном такси с Памелой Дин и Брэдоном для него было невозможно.

— К несчастью, мисс Дин должна нас покинуть, — продолжал Брэдон. — Вы можете утешить меня и как-то поддержать мою компанию.

Памела уже выходила из помещения. Уиллис не мог понять, понимала ли она, с кем говорит ее сопровождающий. Решил, что ему лучше поскорее исчезнуть, а то, возможно, она еще сочтет его за друга Брэдона, которого она не знает.

— Что ж, — проговорил он, — уже много времени. Если у вас есть машина, я готов разделить ее с вами.

— Вот это дело, — произнес Брэдон.

Уиллис поднялся, и они оба подошли к Памеле.

— Полагаю, вы знаете нашего мистера Уиллиса?

— О да. — Памела слегка улыбнулась. — Одно время он дружил с Виктором.

Дверь. Ступени. Вход. В конце концов, они были на Улице.

— Теперь мне пора, благодарю вас за ленч, мистер Брэдон. Вы не забудете? — спросила Памела.

— Конечно, нет.

— Удачного дня, мистер Уиллис.

— И вам того же.

Женщина удалялась быстрыми шагами. Рычащие кривые улицы охватили ее, и стук ее невысоких каблучков становился все глуше. К ним подъехало такси.

Брэдон назвал водителю адрес и пропустил Уиллиса вперед.

— Такой милый ребенок эта девушка, сестра Дина, заметил он с улыбкой.

— Слушай, Брэдон; я пока еще точно не понял твоих игр, но тебе лучше вести себя осторожнее. Я уже говорил Дину и теперь говорю тебе — если ты затянешь мисс Дин в свои грязные делишки...

— Какие грязные делишки?

— Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.

— Возможно, да. И что с того? У меня тоже будет сломана шея? Как у Виктора Дина?

— У тебя... — Уиллис внезапно запнулся. — Не важно, — мрачно проговорил он. — Ты получишь то, что заслужишь. Я подумаю.

— Нисколько не сомневаюсь, что вы все выполните с высокой профессиональностью, — ответил Брэдон. — Но вы не против рассказать мне, в чем конкретно вы меня подозреваете? Насколько я могу судить, мисс Дин не в восторге от вашего общества.

Уиллис покраснел как помидор.

— Конечно, это не мое дело, — продолжал Брэдон, — но вообще-то, с другой стороны, это точно так же и не ваше дело, правда?

— Мое, — отозвался Уиллис. — Это чертово дело каждого человека. Я слышал, что мисс Дин назначила вам встречу, — заметил он сердито.

— Какой вы отличный детектив, — с восхищением произнес Брэдон. — Но вам нужно получше заботиться о том, чтобы вас не заметили, когда вы следите за кем-то. Вам нужно быть осторожнее с зеркалами или с тем, что может послужить своеобразным зеркалом. Так вот, напротив стола висела картина, именно в ней отражалась комната. Элементарно, мой дорогой Ватсон! Конечно, все приходит с практикой. Однако насчет встречи нет никакого секрета. В эту пятницу мы собираемся на забавную вечеринку. Я встречаюсь с мисс Дин, чтобы пообедать в «Булестине» в восемь, а оттуда мы уже вместе поедем до указанного места. Возможно, вы хотите составить нам компанию?

Полицейский опустил руку, и такси наконец проехало на нужную улицу.

— Лучше вам быть поосторожнее, — прошипел Уиллис. — Ловлю вас на слове.

— Мне лично было бы очень приятно, — ответил Брэдон. — А вот вы сами решите для себя, поставите ли вы мисс Дин в затруднительное положение своим присутствием или нет, если появитесь на этой вечеринке. Но вот, мы и приехали. Мистер Уиллис, мы должны оставить это небольшое недоразумение за порогом этого здания и всецело посвятить себя «Сопо», «Помпейн» и горошку. Приятная встреча, если не считать последнего инцидента. Но лучше нам не жаловаться. Мы не можем ожидать драк, убийств или внезапных смертей чаще, чем раз в неделю. Кстати, а где были вы, когда мистер Дин упал с лестницы?

— В уборной, — спокойно ответил Уиллис.

— Правда? — Брэдон взглянул на него еще раз, очень пристально. — В уборной? Вы интригуете мня все больше, Уиллис.


Атмосфера отдела печати после ленча была менее напряженной, чем до него. Директора «Брозерхуд», к счастью, ушли, не увидев ничего, что бы их слишком шокировало; мистер Джоллоп, раздобренный ленчем, просмотрел три постера с неустанной готовностью все принять и теперь находился вместе с мистером Пимом, почти убежденный подписаться под осенней кампанией. Страдающий мистер Армстронг, освобожденный от посещения мистера Джоллопа, помчался на прием к дантисту. Мистер Толбой, пришедший к мисс Росситер. за личной корреспонденцией, с радостью провозгласил, что полудвойной модуль «Нутракса» отправлен в печать.

— Это «Китл-Кэтл»? — спросил Инглеби. — Ты меня удивляешь. Я думал, у нас с ним будут неприятности.

— Я тоже, — ответил Толбой. — Это было шотландское название? А люди понимают, что оно значит? Он что, предлагал называть женщин коровами? А набросок не кажется вам немного модернистским? Но Армстронгу удалось его как-то утвердить. Могу я выкинуть это в твою корзину для ненужных бумаг, мисс Росситер?

— Безусловно, — позволила леди, подставляя ему корзину для бумаг. — Все получает надлежащее внимание от нас и немедленно отправляется по месту назначения кратчайшими и точнейшими путями.

— Дай-ка посмотреть, — произнес Гарретт. — Я держу пари, что это для леди, а он — женатый человек, наверняка! Нет, ты не посмеешь. Толбой, старый черт, стой смирно. Скажите нам, от кого оно, мисс Росситер?

— К. Смит, эсквайр, — ответила мисс Росситер. — Ты проиграл пари.

— Что за незадача, но я подозреваю, что это все только камуфляж! Толбой наверняка держит целый гарем. Нельзя доверять таким симпатичным голубоглазым мужчинам.

— Заткнись, Гарретт, — взорвался Толбой, высвобождая себя из объятий Гарретта и давая ему подзатыльник. — Я никогда в жизни не встречался с таким количеством девушек в нашем отделе, как ты. И ничего от тебя не утаишь, даже корреспонденцию.

— Каким образом можно скрыть что-либо от рекламного агента? — требовал ответа Инглеби, подкладывая себе четыре кусочка сахара. — Мы всю свою жизнь задаем интимные вопросы совершенно незнакомым людям, и это никак не затрагивает наших чувств: «Мама, ваш ребенок уже научился обыкновенным привычкам?»; «Вас беспокоит чувство тяжести в желудке после принятия пищи?»; «Вас устраивает ваш стул?»; «Вы уверены, что ваша туалетная бумага безопасна и не содержит микробов?»; «Самые близкие ваши друзья не осмеливаются спросить вас об этом?»; «Вы страдаете от излишнего количества волос?»; «Вам нравится, когда они смотрят на ваши руки?»; «Вы когда-нибудь спрашивали себя об аромате вашего тела?»; «Если с вами что-то случится, будут ли в безопасности те, кого вы любите?»; «Зачем вы проводите столько времени на кухне?»; «Вы полагаете, что ковер чист, — но так ли это?»; «Вы уже стали жертвой перхоти?». Иногда мне даже становится интересно, почему они все однажды не соберутся и не пошлют нас куда-нибудь подальше?

— Они понятия не имеют о нашем существовании, — заметил Гарретт. — Все полагают, что рекламные объявления пишутся сами по себе. Когда я говорю людям, что работаю в рекламном агентстве, они всегда спрашивают, разрабатываю ли я дизайн плакатов, и никогда не думают о тексте.

— Они думают, что производитель сам пишет все тексты, — сказал Инглеби.

— Им бы следовало посмотреть некоторые предложения, выдвигаемые производителем.

— Да уж, — ухмыльнулся Инглеби. — Это кое-что не напомнило. Знаете одну идиотскую вещь, придуманную однажды «Дарлингс», — воздушная подушка для путешественников с куклой, которая сидит посередине с табличкой «занято».

— Для чего? — поинтересовался Брэдон.

— Ну, идея в том, что ты размещаешь подушку на сиденье в железнодорожном вагоне, и кукла как бы говорит о том, что место уже занято.

— Но подушка и без куклы будет говорить о том же.

— Вы правы, сэр, много всего, особенно бумаги. Бумага выкидывается огромными количествами, целыми мешками. Конечно, она отправляется на переработку, но такой перевод хорошей дорогой бумаги большое расточительство. Лучше бы использовать дешевую бумагу. Еще разные коробочки, обрезки, сломанные карандаши и тому подобное. Вы бы удивились, узнав, какое количество разнообразных предметов попадает в мусорные ящики. Иногда мне кажется, что леди и джентльмены приносят сюда все свои вещи просто для того, чтобы однажды их выбросить. Больше всего грязи скапливается на полу, — подытожила миссис Крамп. — Даже в корзинах для бумаг меньше мусора, хотя, слава богу, корзины делаются большими.

— Должно быть, я вам доставляю много хлопот.

— Ну что вы, сэр, это моя работа. Порой даже бывает интересно, что на сей раз придется обнаружить на полу и в укромных уголках кабинетов. Однажды я нашла две банкноты достоинством в фунт на полу в кабинете мистера Инглеби. Конечно же, я вернула ему их. Но теперь предупреждаю всех сотрудников, чтобы перед уходом они внимательно осматривали свое помещение и убедились в том, что ничего ценного не обронили случайно. А еще не так давно — как раз в тот день умер мистер Дин — я обнаружила что-то вроде камешка, он валялся в коридоре, выглядел как какой-то талисман или амулет. Я думаю, что он выпал из кармана бедного мистера, когда тот падал. Миссис Дулиттл сказала мне, что прежде видела эту вещь в его кабинете, поэтому я принесла его сюда, сэр, и положила в эту маленькую коробочку. Вот он, сэр. Забавная штучка, правда? Похожа какого-то жучка. Она лежала в самом темном углу под железной лестницей, и сначала я подумала, что это подумала, что это обыкновенная галька, как и та, другая.

— Какая другая?

— Та, маленькая круглая галька, которую я обнаружила на том же самом месте, только несколько дней назад. Я тогда подумала: «Как забавно находить здесь такие штучки, это делает интересней мою монотонную работу». Но я готова поспорить, что это предмет мистера Эткинса. В начале года, после болезни, он ездил на каникулы на море, а вы же знаете, как люди любят прихватить с собой что-нибудь на память — ракушки, камешки...

Брэдон сунул руку в карман.

— Что-то вроде этого? — Он вынул маленький гладкий кусок гальки, обтесанный водой.

— Да, очень похож, сэр. Позвольте спросить, вы нашли его где-то в коридоре?

— Нет, этот я нашел на крыше.

— Да? — удивилась миссис Крамп. — Там собираются мальчишки и играют в свои игры. Как только зоркий глаз сержанта перестает за ними следить, никогда не знаешь, что взбредет им в голову.

— Они ведь там тренируются, правда? Молодцы. Занятия физкультурой улучшают фигуру и помогают находиться в прекрасной физической форме. Когда они начинают обычно? Во время ленча?

— О нет, сэр. Мистер Пим не позволяет им заниматься после обеда. Он считает, что это вредит пищеварению, а это может отразиться на их работе. Мистер Пим у нас особенный. Каждый день в половине девятого он всегда на своем месте. Уже при полном параде: в костюме, при галстуке, как полагается. Минут двадцать он просто сидит, почти неподвижно, лишь потом приступает к выполнению своих обязанностей. После обеда любит послушать тихую музыку, затем посещает комнату мальчиков. Мистер Пим никому не позволяет ходить по офису в обеденное время. Это разрешается только мальчику, который обходит все кабинеты с дезинфицирующим средством.

— А, ну да, конечно! Спрей «Санфект» — и у вас проблем!

— Точно так, сэр, только он использует «Джейс флюид».

— А в самом деле, миссис Крамп, за нами тут неплохо присматривают, правда?

— Ода, сэр. Мистер Пим уделяет своим сотрудникам много внимания. Мистер Пим очень добрый джентльмен, хотя и начальник. Он заботится о благоприятном климате в коллективе и часто устраивает для нас разные вечера. Так, на следующей неделе, сэр, у нас будет чаепитие для обслуживающего персонала, которое проходит в столовой с разными конкурсами и забавными аттракционами. Мои маленькие дочки всегда с нетерпением ждут этого чаепития.

— Не сомневаюсь, — проговорил мистер Брэдон. — А еще я думаю, они любят выигрывать на них разные безделушки, например заколки или резинки для волос...

— Да, да, вы правы, сэр.

— Ну, я, пожалуй, пойду и не буду вам мешать.

«Очень милый джентльмен, — подумала миссис Крамп, — и приятный собеседник».


Все вышло точно так, как этого и ожидал мистер Уиллис. Он выследил их от «Булестина», и на этот раз точно знал, что остался незамеченным. Костюм члена Вэмгерихта черного цвета с капюшоном, покрывающим голову и плечи, он надел на свой обычный повседневный костюм. Затем укрылся в такси за удачно припаркованным фургоном в Ковент-Гарден[3] и ждал, пока Памела Дин и Брэдон не появились. Все участники празднества ехали не в такси, а в огромном лимузине, за рулем которого сидел Брэдон. Процессия проехала к Ричмонд-стрит, продолжила двигаться на запад, пока не остановилась у огромного особняка, стоящего на берегу реки. Во время поездки к лимузину присоединились другие машины и такси, ехавшие в этом же направлении. Подъехав к дому, вереница машин припарковалась на просторной стоянке, на которой уже находилось бесчисленное количество транспортных средств. Брэдон и мисс Дин сразу же вошли внутрь особняка и ни разу не оглянулись.

Уиллис, дождавшись, пока они скрылись за дверью, вышел из машины. Его встретил слуга, который поинтересовался, является ли он приглашенным. Уиллис ответил, что его зовут Уильям Браун, и это показалось ему гениальной выдумкой. Очевидно, что это имя было в списке приглашенных гостей, поэтому слуга не стал протестовать и беспрепятственно пропустил Уиллиса в изысканно меблированный холл. Стоило Уиллису войти, как он чуть не натолкнулся на Брэдона, развлекающегося среди шумной и пестрой толпы. Одет он был в черно-белый костюм Арлекина, и его трудно было не заметить. Памела в костюме лебедя стояла неподалеку. Из соседней комнаты доносились звуки саксофона.

«Это место, — сказал про себя Уиллис, — просто рассадник порока». Чем дольше он здесь находился, тем больше восхищался тем, как все тут было организовано.

Без вопросов и без малейшего колебания для него открывалась любая дверь. Везде звучала музыка, лились океаны выпивки, не смолкал смех и кружились танцевальные пары. Воздух был пропитан атмосферой сексуальной свободы, и Уиллису показалось, что это и есть то, что называется оргиями. Он чувствовал себя несколько скованным и не знал, как бы ему остаться незамеченным на этом шумном празднике жизни.

Конечно, у него не было партнерши, но уже скоро Уиллис обнаружил себя среди компании молодых крикливо одетых людей и стал с интересом наблюдать за танцовщицами и танцорами, чья нагота, казалось, никого не смущала. Оригинальность их костюмов состояла в том, что на них были лишь шляпы с яркими перьями, монокли и высокие фирменные кожаные ботинки. Все гости вечеринки были обеспечены напитками, лившимися на них как из рога изобилия и способными ублажить самый изысканный вкус. Уиллис достаточно быстро захмелел и упустил из виду тех, ради кого здесь оказался. Осознав, что произошло, он понял, что из него мог бы получиться лучший детектив, если бы он не смешивал такое количество ликеров. Ему не давала покоя мысль, что Брэдон и Памела уединились в одной из боковых комнат, каждая из которых была плотно зашторена и меблирована зеркалом и кушеткой.

Уиллис с трудом вырвался из круга людей, толпившихся вокруг него, и стал обыскивать дом. Его костюм потяжелел и стал влажным, прямо из-под капюшона пот струился по его лицу. Он нашел огромную комнату, переполненную возбужденными пьяными парочками, но той, которую он искал, там не оказалось. Распахнув другую дверь, Уиллис оказался в саду. Звонкие крики и всплески воды привлекли его внимание. Мужчина спустился вниз по розовой аллее и увидел открытую площадку с большим фонтаном в центре.

Молодой человек с девушкой на руках пронесся мимо него к фонтану, они игриво боролись и окатывали всех истерическим хохотом. Его леопардовый костюм был немного порван в плечах, а в волосах торчали виноградные листья. Девушка извивалась, словно змея, и кричала, сливаясь смехом. Леопард был широк в плечах, мускулист, и ему не составляло никакого труда удерживать ее. В конце концов, весельчаки упали в воду, девушка поплыла к краю фонтана и стала выбираться. И тут Уиллис заметил черно-белого Арлекина.

Тот карабкался на групповую статую в центре фонтана: дельфины и русалки держали огромную раковину, из которой высоко била струя воды, обдавая всех вокруг прохладными брызгами. Его фигура поднималась все выше, сверкая в изумрудных каплях, как загадочное водное создание. Он ухватился за верхнюю часть фонтана, задержался на мгновение и с легкостью поднялся еще выше. Даже Уиллис почувствовал неподдельный приступ зависти и восхищения. Арлекин демонстрировал всем свои мускулы, и его движения были грациозными движениями атлета, для которого этот подъем не составил никакого труда. Лишь мгновение, и он уже был наверху скульптурной группы, струи фонтана разбивались о его красивое тело, разлетаясь сотнями брызг.

«Господи, — подумал Уиллис. — Либо этот парень канатоходец, либо он настолько пьян, что не понимает, насколько это опасно».

Послышались всплески аплодисментов, а девушка затряслась истерическим хохотом. Потом очень высокая женщина, в сатине, напоминающем рыбью чешую, протолкнулась вперед и встала на краю фонтана, ее светлые волосы обрамляли ее яркое лицо, словно ореол. Эта дама всегда была активным участником подобных сумасшедших вечеринок и не могла не оказаться здесь.

— Ныряй! — крикнула она. — Ныряй же! Чего ты ждешь? Ныряй, Арлекин!

— Заткнись, Дайана! — один из рядом стоящих мужчин схватил ее за плечи и прикрыл рот рукой. — Здесь же слишком мелко, он сломает себе шею!

Она оттолкнула его.

— Успокойся. Он нырнет. Потому что я так хочу. Иди к черту, Дики. Ты бы не осмелился, а он сможет! Я в этом уверена.

— Я, конечно, не осмелился бы. Остановись!

— Давай, Арлекин, ныряй!

Черно-белая фигура подняла руки и замерла на мгновенье.

— Не глупи, парень, — прохрипел Дики.

Но женщины, одержимые представлением так сильно кричали, что полностью заглушили его слова.

— Ныряй, Арлекин, ныряй!

Гибкое тело скользнуло через струи воды, коснулось поверхности и проплыло под водой, словно рыба. Уиллис затаил дыхание. Трюк был выполнен просто совершенно. Он даже позабыл на мгновение свою ненависть к этому человеку и стал бешено аплодировать вместе с остальными. Дайана бросилась вперед к пловцу, как только тот появился на поверхности.

— О, ты просто неподражаем! Восхитительно! Арлекин, я обожаю тебя! Забери меня к себе домой!

Арлекин наклонил к ней свое лицо в маске и поцеловал в губы. Мужчина, которого звали Дики, попытался его оттащить, но оступился и свалился прямо в фонтан, под вопли и дружный смех окружающих. Арлекин перевесил высокую девушку через плечо.

— Приз! — закричал он. — Это мой приз! Потом он мягко опустил ее на землю и взял за руку:

— Бежим! — прокричал он. — Бежим, и пусть попробуют нас догнать, если смогут!

Произошло настоящее столпотворение. Уиллис увидел сердитое лицо Дики, когда он пробегал мимо, и услышал, как тот проклинает все на свете. Кто-то схватил Уиллиса за руку. Он вырвался и побежал по алее из роз, вдогонку за Дайаной и Арлекином. Потом зацепился за что-то ногой и упал. Его кто-то обогнал и помчался дальше вперед. Уиллис приподнялся, обнаружил, что его голова запуталась в капюшоне; он начал лихорадочно стаскивать с себя ткань, пытаясь освободиться.

Кто-то дотронулся рукой до его плеча.

— Пойдемте, мистер Уиллис, — проговорил мягкий голос ему прямо ему на ухо. — Мистер Брэдон попросил, чтобы я проводила вас домой.

Наконец ему удалось скинуть капюшон со своей головы и встать на ноги.

Прямо перед ним стояла Памела Дин. Женщина сняла маску, и глаза ее светились озорством.


ГЛАВА 5УДИВИТЕЛЬНЫЕ МЕТАМОРФОЗЫ МИСТЕРА БРЭДОНА


Лорд Питер Уимзи находился в гостях у мистера Паркера, своего зятя. Чарльз Паркер служил в Скотленд-Ярде и состоял в должности главного инспектора.

Уимзи по-домашнему расположился в большом уютном кресле, напротив него сидела его сестра. Леди Мэри Паркер была занята вязанием жилета. На подоконнике, поджав ноги и куря трубку, сидел сам мистер Паркер. На удобном столике аккуратно стояли пара графинов и сифон для содовой воды. На камине, свернувшись клубком, спал кот.

— Вот и ты стал одним из простых смертных рядовых служащих, Питер, — проговорила леди Мэри.

— Да. Я даже зарабатываю свои четыре фунта стерлингов в неделю. Забавно! Впервые я заработал собственный цент! Каждую неделю, когда я получаю конверт с деньгами, я смотрю на него с особой гордостью!

Леди Мэри улыбнулась и взглянула на своего мужа, тот тоже улыбнулся ей. Сложности, которые обычно могут возникнуть, когда бедный мужчина женится на богатой женщине, в их случае были сведены практически на нет усилиями Мэри. Она распоряжалась всем имуществом. А точнее, вверила все деньги своим братьям, чтобы те, в свою очередь, передали их ее детям. Также доверенные должны были выделять Мэри четверть той суммы, которая практически приравнивалась к заработкам ее мужа в течение этого периода. Таким образом, был установлен баланс, и никого не беспокоила очевидная ненормальность того, что мистер Паркер был почти полным бедняком по сравнению со своим маленьким сыном, Чарльзом-Питером, и своей дочерью, малышкой Марией-Лукастой, которые мирно посапывали в своих кроватках на верхнем этаже. Мэри нравилось управлять таким образом своим скромным доходом, это и правда приносило свою пользу. Сейчас она занималась патронированием своего богатого брата со всей ответственностью, которую человек чувствует перед другим, просто владеющим деньгами.

— Но в чем же все-таки дело? — поинтересовался Паркер.

— Если бы я знал. Я и ввязался во все это только из-за жены Фреда Арбатнота — Рейчел Леви, — откровенно признался Уимзи. — Она знакома со стариком Пимом, и, когда они вместе обедали, тот рассказал ей о найденном письме Виктора Дина. Женщина посоветовала Пиму пригласить какого-нибудь частного детектива, который бы взялся за расследование этого дела. Пим заинтересовался ее предложением и спросил, не может ли она кого-то порекомендовать. Рейчел ответила, что знает такого человека, и согласилась поговорить со мной. Конечно же, она не упоминала моего имени. Вот так все и было.

— Твой повествовательный стиль изложения, — проговорил Паркер, — хотя и интересен, но немного эллиптичен. Ты, не растолковывая начала, уже подходишь к Кониу и с трудом можешь остановиться.

— Мне всегда сложно остановиться, если речь идет Деле. Ну, слушай! В понедельник днем, двадцать пятого мая, если быть точным, молодой человек по имени Виктор Дин, работающий наборщиком в рекламном агентстве, компании с ограниченной ответственностью «Пимс паблисити», упал с железной спиральной лестницы в здании офиса, расположенном в части Саусхэмптон-роу и скончался на месте от полученных травм. У него были сломаны шейный позвонок и нога, обнаружены трещина в черепе и множественные ушибы и ссадины. Время трагедии, насколько точно это можно было определить, — 15.30.

— Хм, — отозвался Паркер. — Достаточно серьезные травмы для падения такого рода.

— И я думал так же, пока не увидел эту лестницу. Так вот, я продолжу. Через день после происшествия сестра пострадавшего послала мистеру Пиму фрагмент недописанного письма, которое она обнаружила в бумагах своего брата. В нем Дин предупреждал о том, что в офисе протекала какая-то интрига. Письмо датировано пятнадцатого мая, то есть было написано за десять дней до трагедии, и находилось в таком состоянии, будто автор хотел еще обдумать свои слова более внимательно. Теперь идем дальше. Мистер Пим человек редкой морали... Кроме, конечно, того, что относится к его профессии, цель которой, в общем-то, выдавать ложь за правду ради прибыли...

— А как насчет правды в рекламе?

— Конечно, какая-то правда в рекламе присутствует. В хлебе есть пшеница, но он не состоит из одной пшеницы. Правда в рекламе, — произнес лорд Питер отчетливо, — все равно что обрезки, которые хозяйка прячет подальше от приготовленного блюда. Еда всегда должна смотреться аппетитно для того, чтобы ее захотелось съесть. Все это наталкивает меня на мысль об очевидной разнице между предлогами «с» и «из». Представь, что ты рекламируешь лимонад или, к примеру, компот. Если ты скажешь: «Наш компот изготовлен только из свежесобранных груш» — это будет означать, что для его приготовления понадобились только груши и больше ничего, либо ты заведомо говоришь неправду. Если написать: «Он сделан из груш», не употребляя слово «только», стало быть, он в основном сделан из груш. Ну а если все же сказать: «Сделан с использованием груш», то это будет означать, что в напитке присутствует некоторая доля этих фруктов вместе с огромным количеством других компонентов. Самое интересное — это то, что закон при любом из вариантов этой рекламы будет на стороне рекламодателя. Таковы нюансы нашего родного языка.

— Возьми себе на заметку, Мэри, в следующий раз, когда пойдешь по магазинам, не покупай ничего, где не написано «только из». Посоветуйся с братом, он даст тебе отличные уроки особенностей английского языка. А теперь пусть он продолжит.

— Да. Так вот, молодой человек пишет предупредительное письмо. Прежде чем он успевает его закончить, он падает с лестницы и погибает. Не является ли это тем самым чертовым обстоятельством?

— Подозрительно, но возможно, это простое совпадение. Поскольку ты склонен все драматизировать, позволим этому случаю быть подозрительным. Кто видел, как он умер?

— Я бы сказал, падал. Имея в виду мистера Эткинса и миссис Крамп, которые видели падение снизу, и мистера Праута, наблюдавшего за происходящим сверху. Все их показания очень интересны. Мистер Праут сообщил, что ступени достаточно прочные и что пострадавший не двигался слишком быстро, в то время как другие сказали, что тот слетел, как мешок с картошкой, крепко сжимая в руках Атлас времен. Кстати, книгу потом с трудом удалось вытащить у него, так крепко были сжаты пальцы. Это тебе ни о чем не говорит?

— Только о том, что смерть наступила мгновенно, что обычно и бывает, если кто-то ломает себе шею.

— Верно. Но смотри! Ты спускаешься вниз, и вдруг твои ноги соскальзывают. Что происходит? Ты что, броситься головой вниз с лестницы? Или ты падаешь на попу и продолжаешь катиться вниз таким образом?

— Зависит от многого. Если я действительно поскользнулся, я бы, наверное, сел на попу. Но, если бы я споткнулся, я бы, наверное, слетел прямо головой вниз. Сложно сказать, если ты не знаешь, что на самом деле произошло.

— Хорошо, ты всегда знаешь, что ответить, — заметил Уимзи. — Тогда скажи мне, ты всегда сжимаешь мертвой хваткой то, что у тебя находится в руках, или ты все-таки бросаешь это и цепляешься за перила, чтобы спастись?

Паркер выждал паузу.

— Я бы, наверное, схватился бы, — медленно произнес он. — Если бы только я не нес поднос, полный фарфоровой посуды или еще чего-то подобного. И даже тогда... Я не знаю. Возможно, это просто инстинкт — вцепляться в то, что у тебя есть. Точно так же инстинкт — пытаться спасти свою жизнь. Даже не знаю, сложно сказать. Вообще все эти разговоры на тему того, что бы ты, или я, или любой другой разумный человек сделал, оказавшись в таком положении, по-моему, просто глупые.

Уимзи нахмурился:

— Поставь все-таки себя на мое место, Фома неверующий. Если смертельная хватка была просто мгновенным инстинктом, должно быть, Дин умер так быстро, что даже не успел подумать о возможности спастись. Теперь есть две причины смерти — сломанная шея от удара головой об пол и трещина в черепе, которая могла образоваться от ушиба об один из выступов перил. Падение с лестницы ведь не похоже на падение с крыши — у тебя всегда остается возможность как-то смягчить удар. Если он убился от удара о перила, то сначала он должен был упасть, а уже потом удариться. То же самое с еще большей силой падения, от которой несчастный ломает себе шею. Почему же, почувствовав, что он падает вниз, он не бросил все и не попытался спастись.

— Я понимаю, что ты всем этим хочешь сказать, — произнес Паркер. — Что он умер еще до того, как упал. Но это не очевидно. Мне кажется, он вполне мог споткнуться, упасть вниз со ступеней, сломать себе шею и умереть вследствие этого. В этом нет ничего невероятного.

— Тогда я попробую еще раз. Как насчет этого? В тот самый вечер миссис Крамп, уборщица агентства, находит в коридоре оникс, как раз под железными ступенями. Как ты видишь, камень совершенно гладкий и круглый. Он достаточно тяжелый для своих небольших размеров, так же как и выступы на лестнице. Также, как ты видишь, на камне есть небольшой скол, с одной стороны. Оникс принадлежал умершему, тот носил его как талисман в кармане пиджака или держал всегда перед глазами на своем столе во время работы. Что ты об этом думаешь?

— Вероятно, камень просто выпал из его кармана. Пока Дин падал.

— А скол?

— Если только его не было там раньше.

— Не было. Его сестра в этом уверена.

— Значит, он откололся при падении.

— Ты так считаешь?

— Да.

— Хотелось бы мне тоже так думать. Продолжим. Несколькими днями ранее миссис Крамп обнаружила небольшой кусочек гальки схожего размера с тем ониксом, и лежал он на том же самом месте. Как и тогда, под лестницей.

— Правда? — поинтересовался Паркер. Он спустился с подоконника и подошел к графину. — И что же она говорит по этому поводу?

— Говорит, что ей часто во время уборки офиса попадаются всякие странные предметы. Хотя в это трудно Хотя вы это трудно поверить, но это так. Миссис Крамп считает, что это камешек мистера Эткинса, который недавно проводил каникулы на море, поправляя свое здоровье.

— Ну и что с того? — спросил Паркер, медленно опустошая сифон.

— Что здесь такого, в самом деле? Этот другой кусок гальки, который я тебе показал, был найден мною лично на крыше уборной. Мне даже пришлось спускаться по водосточной трубе, чтобы его достать, и пожертвовать своими фланелевыми брюками.

— Правда?

— Ладно, капитан. Найдя его, я открыл великолепное место, откуда открывается голубой небосвод.

— Какой небосвод?

— Небосвод, который прямо над ступенями. Уборная как раз с заостренной крышей, как новые теплицы с окошками, которые открываются со всех сторон — знаешь, точно такие, какие все всегда открывают в жаркую погоду. А погода была действительно жаркая, когда Дин погиб.

— Ты меня наводишь на мысль, что кто-то просто скинул камень на него через этот стеклянный небосвод?

— Ты сам сказал это. Или, если быть точным, не просто камень, а конкретный камень, имея в виду тот оникс.

— А как насчет других камней?

— Я практиковался в бросании. Я обнаружил, что офис бывает практически пустым во время обеденного перерыва. Почти никто не выходит на крышу, кроме офисных мальчиков, которые там тренируются.

— Люди, которые живут в таких стеклянных фонарях, обычно не кидаются камнями. Ты что, хочешь сказать, что, кинув в парня таким маленьким камушком, ты можешь раскрошить его череп и сломать ему шею?

— Не из-за того, что ты его просто кинешь, конечно. А как насчет перевязи или рогатки?

— Ну, в таком случае тебе остается только расспросить людей из соседних офисов, видели ли они кого-либо, упражнявшегося, как Давид и Голиаф, на крыше Пима, и убийца будет в твоих руках.

— Не все так просто. Это здание намного выше всех остальных вокруг, кроме того, на крыше прочный каменный парапет трех футов высотой — для придания еще большей значимости, я полагаю. Чтобы скинуть камень на железную лестницу, тебе придется наклониться и сделать это из специальной позиции между двумя фонарями, и только так тебя никто не заметит — если только кто-нибудь не окажется на лестнице и не станет при этом пристально смотреть наверх... И, кроме Виктора Дина, очевидно, никто этого и не делал, бедный парень.

— Очень хорошо, тогда выясни, кто из членов коллектива часто остается на месте во время обеденного перерыва.

— Это сложно. Все расходятся, но никто не оговаривает специально, куда направится в час дня. Когда клерк из приемной уходит на обед, один из старших мальчиков на время занимает его место, на случай если вдруг поступит какое-то сообщение или посылка. Кроме того, есть малый, который в это время обходит помещения с чистящей жидкостью, но он никогда не выходит на крышу. Хотя каких-либо запретов нет, и туда может подняться кто угодно, например, в половине первого, и остаться там до тех пор, пока проделает все свои штучки. А потом просто спустится вниз по железной лестнице. Лифтер, конечно, находится всегда на своем посту, но его несложно обойти, оставшись незамеченным. Кроме того, лифт еще периодически спускается в подвал. Все, что нужно сделать этому человеку, — так это просто выждать время, а потом выйти из своего укрытия. Ничего особенного в этом нет. Точно так же могло быть и в день смерти Виктора Дина. Его убийца прошел через уборную, на которую можно выйти с лестницы. Если путь свободен, то он мог спокойно пробраться на крышу. Там притаился, подстерегая свою жертву. Увидев Дина, спускающегося по ступеням, он делает свое дело и уходит. Все крутятся вокруг тела, все пытаются поднять его, и парень в этот момент как ни в чем не бывало снова выходит из туалета. Просто, как две копейки.

— И что, никто не заметит, что его не было на месте в это время?

— Дорогой мой, если бы ты только знал рекламное агентство Пима. Там никого никогда нет на своем месте. Если кто-то не говорит с кем-то из отдела печати или не крутится рядом с наборщиками текста, тогда он, вероятно, задерживается в студии, разбираясь с выкладкой, или в отделе прессы обсуждает насущные вопросы; а если он не в одном из перечисленных мест, тогда уж точно бегает в поисках кофе или еще чего-нибудь. Слову «алиби» нет места в таком заведении, как агентство Пима.

— Но тогда это дело тебе тем более будет интересно, — заметил Паркер. — Но из-за чего могло произойти убийство в месте вроде этого?

— Теперь мы подошли ближе к сути вопроса. Молодой Дин общался с компанией де Момери.

Паркер присвистнул:

— Так он был грешником?

— Что-то вроде этого. Ну, ты же знаешь Дайану де Момери. Ей очень нравятся эти безответственные игры. Она еще та штучка, эта девчонка. Я довозил ее вчера до дома, так что немного познакомился с ней.

— Питер! — возмутилась леди Мэри. — Это полностью противоречит твоим моральным принципам, как ты только умудрился ввязаться в эту компанию? Мне стоило об этом задуматься ранее!

— Не волнуйся, я был на карнавале. Комедия масок. И тебе не нужно переживать за мою мораль. Молодая женщина была совершенно пьяная, я лишь отвез ее домой в маленькую квартирку на Гарлик-Мьюз. И оставил ее на диване в гостиной, на удивление ее горничной. Хотя ту уже, наверное, сложно чем-то удивить. Но зато мне удалось узнать немало о Викторе Дине.

— Минуточку, — перебил его Паркер. — А этот Дин принимал наркотики?

— По-моему, нет. И я готов поклясться, что дело было не в Дайане. Если исходить из того, что говорит его сестра, у Виктора была большая сила воли. Возможно, 0н и пробовал наркотики однажды, но потом ему стало плохо, и он отказался от этого. Да, я понимаю, о чем ты сейчас думаешь. Если он был наркоманом, то сам по себе мог свалиться с лестницы. Но не думаю, что эта версия сработает.

Обычно подобные вещи всплывают на поминках. Вопрос был поставлен... Нет, дело совершенно не в этом.

— А Дайана что сказала по этому поводу?

— Сказала, что Дин занимался спортом. Она держала его на буксире с ноября до конца апреля — около шести месяцев, а для Дайаны это достаточно долго. Интересно, чем же привлек ее этот молодой человек. Полагаю, она рассчитывала, что он на ней женится.

— Такова версия его сестры?

— Да, но еще она сообщила, что у Виктора было много амбиций. Я не совсем понял, амбиций какого рода.

— Думаю, она понимала, что Дайана — его невеста. Или она ею не была.

— Должно быть, была. Полагаю, что его сестра поймала, что он подумывает о женитьбе. Паркер рассмеялся.

— Раз так, — проговорила леди Мэри, — он что-то скрывал от своей сестры.

— Маленький чертенок. Памела была просто шокирована вчерашним шоу. Вечеринки, на которые ее брал, не были столь жаркими. Зачем он брал ее с собой? Еще один вопрос. Вчера я узнал, что Виктор хотел познакомить свою сестру с Дайаной, возможно, предполагая представить ее как будущую родственницу. Но разве Дин не собирался держать свою сестру в неведении? По словам Уиллиса, Виктор не хотел причинять ей лишнюю боль.

— А кто такой Уиллис?

— Уиллис — молодой парень, который был самым близким другом Дина, был даже влюблен в его сестру и сейчас ужасно ревнует ее ко мне. Уиллис считает, что я из компании Виктора Дина, пытается наступать мне на пятки и играть в Ватсона. Он сын провинциального портье, получил образование в средней школе; в агентстве Пима пишет тексты о кремах для лица и корсетах; носит двусторонний жилет. Это, пожалуй, самая примечательная его черта. Кроме того, Уиллис признался, что в момент падения Виктора Дина был в уборной, которая, как я уже говорил ранее, находится совсем рядом с крышей.

— А кто еще был в тот момент в туалете?

— Я его не спрашивал. Я же не мог смущать Уиллиса своими детективными расследованиями, ведь в агентстве я лишь изображаю роль новичка, занявшего место покойного Дина, и, естественно, не осмеливаюсь задавать много наводящих вопросов. К тому же, сколько я ни интересовался о происшествии в офисе, ответы на свои вопросы так и не получал. Да и дело настолько туманное, что выискивать виновного в непонятном преступлении среди примерно сотни людей достаточно сложно.

— Я полагал, ты ищешь убийцу.

— Естественно — но я не думаю, что мне удастся отыскать его, пока я не узнаю точно, где было совершено преступление. Кроме того, мистер Пим нанял меня только присмотреть за происходящими странностям в офисе. Конечно, убийство — большая странность, но Пим не приглашал меня копаться в смерти Дина. Поэтому, сам понимаешь, я не совсем свободен в своих действиях. Пока единственным человеком, у кого я вижу мотив для убийства, является Уиллис. Но это не тот мотив, который мне нужен.

— А что ты думаешь насчет ссоры Уиллиса с Дином?

— Самая глупая ссора, которая только может быть. В выходные Уиллис часто бывал дома у Дина. Дин жил в квартире вместе с сестрой, рядом ни родителей, ничего подобного. Уиллис влюбился в сестру Виктора, но Памела держала его на расстоянии, потому что не была уверена в серьезности его намерений. Однажды Дин взял с собой сестру на одну из горячих вечеринок Дайаны. Уиллис узнал об этом и поговорил с Памелой, словно датский дядюшка. Сестра Дина назвала Уиллиса занудой и идиотом. В случившемся Уиллис обвинил Дина, тогда Дин послал Уиллиса ко всем чертям. Вот тебе и ссора. Конечно же. Памела поддержала брата. После чего они объединилась против Уиллиса и «похоронили» его. Тогда Уиллис пообещал пристрелить Дина как собаку, если тот не перестанет разрушать жизнь своей сестры. Это его слова, как мне рассказали.

— Уиллис мыслит клише, — проговорила Мэри.

— Конечно, вот почему он пишет такие отличные тексты. В любом случае Дин и Уиллис находились в страшной ссоре в течение трех месяцев. Потом Дин упал с лестницы. Теперь Уиллис принялся за меня. Вчера я попросил Памелу отвезти его домой, но я даже не могу предположить, что из этого вышло. Я объяснил девушке, что такого рода вечеринки очень опасны для людей, предрасположенных к сумасшествию, таких как в Уиллис. Было ужасно смешно смотреть, как тот явился в своем костюме а-ля Ку-клукс-клан, но при этом на нем были туфли, которые он обычно носит в офисе, и кольцо на пальце, различимое за километр.

— Бедняга! Полагаю, что не Уиллис спустил Дина с лестницы?

— Я тоже так думаю, но ведь мы не знаем точно. Этот человек полон мелодраматизма и мог посчитать это прекрасным грехом. Но я не думаю, что ему бы хватило мозгов, чтобы продумать все детали. Даже если бы он сделал это, я уверен, что сразу же после непременно отправился бы прямиком в полицию в своем двустороннем жилете с заявлением: «Я совершил это во имя любви». Но существует неоспоримый факт: связь Дина с Дайаной и компанией окончилась еще в апреле — так зачем же ждать до конца мая, чтобы нанести удар. Ссора с Дином произошла еще раньше — в марте.

— Вероятно, Питер, сестра Дина подвела тебя к этому. Связь могла не прекратиться тогда, когда она об этом сказала. Она могла держать это в секрете. Возможно, она сама наркоманка или что-то в этом роде.

— Нет... Но можно кое о чем догадаться... Хотя нет, не думаю, что с Памелой Дин может быть что-то в этом роде. Клянусь, что ее отвращение вчерашней ночью к этой публике не было поддельным. Кстати, Чарльз, откуда эти чертовы люди достают все это? Вчера в этом доме было такое количество наркотиков, что хватило бы для отравления целого города.

— Если бы я знал, — печально произнес мистер Паркер, — тогда я бы был в шоколаде. Все, что я могу тебе сказать, — так это то, что они переправляют все это в лодках, а потом распространяют по разным местам, вроде вчерашнего. Вопрос — откуда? Конечно, мы можем уже завтра выйти на полсотни мелких дистрибьюторов. Но какой в этом толк? Они и сами не знают, откуда они поступают или кто передает им наркотики. Все они рассказывают одну и ту же историю. Это передается им на улице мужчиной, которого они никогда не видели ранее и не смогут опознать. Или же подкладывается им в карман в омнибусах. Вопрос не всегда в том, что они не хотят говорить правду, часто они ее действительно не знают. И если даже поймать того человека, он тоже не прояснит ситуацию. Это бизнес, как и любой другой. Кто-то наживает на нем миллионы.

— Да. Но вернемся к Виктору Дину. Есть одна загвоздка. Он зарабатывал шесть фунтов в неделю. Как же он тогда водился с компанией де Момери, общение с которой обходится примерно триста фунтов в год?

— Наверное, он жил за счет Дайаны.

— Возможно. С другой стороны, может быть, он действительно полагал, что у него есть шанс жениться на аристократке, вернее, так называемой аристократке. Ведь несмотря на то, что родственники Дайаны указали ей на дверь, она — де Момери. Представь, что Дин тратил намного больше возможного просто для того, чтобы оставаться рядом с такой девушкой. Все слишком затянулось, и он погряз по уши в долгах. К тому же это незаконченное письмо, адресованное Пиму... Как оно выглядит в свете всей этой истории?

— Ну... — начал было Паркер.

— Эй, ребята, хватит топтаться на одном месте! — перебила его Мэри. — Как вам обоим нравится ходить вокруг да около. Мне стало ясно еще час назад, что это клевета. Это же совершенно очевидно. Дин просто искал повод подзаработать. Он обнаруживает, что в агентстве творится что-то неладное — главный бухгалтер мутит что-то со счетами, или кто-то из офисных мальчиков приворовывает наличность. Тогда он пытается запугать виновника: «Если не отстегнешь мне, я расскажу все Пиму» — и начинает писать письмо. Вероятно, он даже не намеревается его отдавать директору; это была просто угроза. Неизвестный узнает о его намерениях и решает: «Мне проще убрать Дина с дороги, чем делиться с ним». Вот и все.

— Так просто? — проговорил Уимзи.

— Конечно, просто. Только мужчинам нравится все усложнять и делать из всего загадки.

— А женщинам нравится сразу же делать выводы, считаешь?

— Посоветуй мне что-нибудь. Кстати, я могу дать тебе адрес того дома, где мы были прошлой ночью. Наркотики, азартные игры, я уж ничего не говорю о кошмарных оргиях.

Он назвал адрес, и главный инспектор сделал пометки в своем блокноте.

— Хотя мы можем сделать немногое, — признался он, — это частный дом, принадлежащий майору Миллигану. Какое-то время мы за ним наблюдали. И даже если бы могли попасть туда, это, вероятно, не привело бы к желаемым результатам. Я не думаю, что найдется хоть один в этой банде, кто знает, откуда действительно поступают наркотики. Хотя, конечно, можно сказать четко о том, что есть определенные обстоятельства. Кстати, у нас уже имеется материал по паре, арестованной с твоей помощью прошлой ночью. Им грозит семь лет.

— Хорошо. И я отлично провел это время. Две сотрудницы из рекламного агентства оказались рядом и узнали меня. Я уставился на них в изумлении и сделал вид, что женщины обознались. А следующим утром при их расспросах объяснил, что у меня есть кузен, который внешне очень на меня похож, — пресловутый малый Уимзи.

— Если ребята де Момери узнают о тебе, ты обнаружишь себя на Куир-стрит, — проговорил Паркер. — Как тебе удалось подружиться с Дайаной?

— Нырнул с высокой скульптуры в фонтан. Это отлично меня прорекламировало, и Дайана мной заинтересовалась. Я выглядел как лобстер в рубашке.

— Надо быть осторожнее, братец, это должно быть опасно, — мягко произнесла Мэри. — Мы тебя любим, и маленький Питер не может представить себе лучшего дядю!

— Это может плохо кончиться, — заметил Чарльз, — на этот раз дело действительно достаточно запутанное. Когда ты встречаешься лицом к лицу со смертью, жертвой которой кто-то из твоего окружения вот-вот должен стать, ты уже можешь не напрягаться и не вынюхивать убийц, — это дело полиции. Надеюсь, это послужит для тебя уроком.

— Спасибо, постараюсь извлечь выгоду из всего вышесказанного. А теперь я пойду и постараюсь вновь стать мистером Брэдоном. Дай мне знать, если будут какие-то подвижки с Момери — Миллиган.

— Хорошо, конечно. Надеюсь, теперь мы продвинемся в деле наркодилеров.

— Надеюсь. А что уже известно полиции об этом?

— Нам поступила информация о транспортировке кокаина через побережье Эссекс. Но, благодаря недавнему распоряжению правительства об отмене береговой охраны и надзора на этой территории, наша работа усложнилась. Особенно много проблем со всеми этими частными моторными лодками. Так что, если захочешь повеселиться вечером, присоединяйся.

— Ясно, благодарю. Связывайся со мной в любое время. Я заканчиваю работать в 17.30.


В это время три человека неустанно думали о мистере Дэсе Брэдоне.

Мисс Памела Дин стирала шелковые чулки в своей уединенной квартире:

«Прошлая ночь была сказочной... Мне не следовало туда ехать, ведь бедного Виктора похоронили так недавно... Но, конечно, я отправилась туда ради Виктора... Интересно, а этот детектив догадается об этом или нет... он многого не сказал, но мне кажется, он думает, что в гибели Виктора есть нечто нелепое и смешное... В любом случае брат подозревал, что что-то не так в агентстве Пима, и он был бы мне очень благодарен, если бы я выяснила, что именно не так. Никогда раньше лично не была знакома с частными детективами... Полагала, что выглядят маленькими назойливыми мужичонками. Вульгарными, с грубыми манерами... Мне понравился его голос и его ухоженные руки... О боже, здесь же дыра! Надо ее зашить, прежде чем стрелка поползет дальше... И, кроме того, прекрасные манеры. Только мне кажется, что он рассердился на меня за то, что я пришла в «Пимс паблисити»... Ну ладно, должно быть, он настоящий атлет, если так виртуозно взобрался на этот фонтан, и плавает он как рыба... Хорошо, что у меня новый купальник... Загар... Слава богу, у меня стройные ноги от природы... Наверное, мне нужно купить новые чулки, эти уже не годятся... Я бы не хотела выглядеть такой страшной в черном... Бедный Виктор! А что же мне делать с Алеком Уиллисом? Если бы он не был таким педантом... Я была бы рада, если бы мистер Брэдон... Он совершенно прав в том, что вся эта компания нехорошая, он на самом деле знает, о чем говорит, это не просто предрассудки... И почему Алек такой ревнивый и занудный? Выглядит так глупо в этой черной штуке... Преследует людей... Некоммуникабелен — мне нравятся коммуникабельные люди. Мистер Брэдон производит впечатление именно такого человека... Нет, он такой и есть... Он выглядит так, как будто только и занимался всю жизнь тем, что посещал подобные празднества... Полагаю, что детективы высокого уровня так и должны выглядеть... А из Алека получается отвратительный детектив... И у него явно проблемы с темпераментом... Интересно, а что делал мистер Брэдон, когда уехал с Дайаной де Момери... Она — красивая, черт бы ее побрал! И веселая... Но сколько она пьет! Говорят, что алкоголь старит прежде времени... У меня пока все в порядке с фигурой, но я не умею модно одеваться... Дайана явно сходит с ума по людям, которые совершают сумасшедшие поступки... Мне не нравятся пепельные блондинки; интересно, а я бы смогла перекраситься в пепельную блондинку?»

Алек Уиллис как ни пытался задремать, сегодня ему это не удавалось. Он в который раз взбил достаточно твердую подушку и перевернулся на другой бок:

«Черт! Что за мысли у меня сегодня... Эта чертова скотина Брэдон! Между ним и Памелой явно что-то есть... Наверняка помогает ей с делишками Виктора... От него можно ожидать только одни неприятности... 14 ушел с этой белобрысой сучкой... Конечно, Памела станет лизать ему ботинки... Ох уж эти женщины... Во что только они не ввязываются... Если бы я только не выпил столько... Чертова кровать! Мне нужно поговорить с Пимом... Это не безопасно... Убийство? Памела способна связаться с кем угодно... Памела... Она не позволит мне ее поцеловать, а все эта чертова свинья Брэдон... Вниз по ступенькам... Приложить руки к его горлу... Чертов акробат! Памела... Как бы я хотел сказать ей... Деньги, деньги, деньги... Если бы я только не набрался, так тогда... Дин был слишком прытким... Я ведь рассказал ей всю правду... Черт бы побрал этих женщин! Им нравятся одни негодяи... Я же не заплатил за этот костюм... О, черт! Зачем я только столько пил? Я забыл выпить бикарбонат... Я не заплатил за эти ботинки... Все эти обнаженные девушки на вечеринке... Черный и серебряный... Он выследил меня, чертовы его глаза! И голос противный: «Привет, Уиллис!» Сегодня так прохладно... Рыбы не ныряют... Рыбы не спят... Или спят?.. Я точно не могу уснуть... Убийство... Вниз по железной лестнице, положить руки ему на горло... О, черт! Черт! Черт!»


Дайана де Момери проснулась и поставила пластинку.

«Боже мой! Как скучно... Деньги, тонны денег... мне скучно... Меня достала эта мелодия... Меня все достало... Прошлой ночью я была пьяна вдребезги... Интересно, а куда отправился Арлекин? Интересно, а кто он на самом деле? Эта маленькая идиотка Памела Дин... Доберусь до нее. Полагаю, надо заполучить любым способом его адрес... Я отобью у нее Арлекина любой ценой... Если бы я не была такой рассеянной... Я многого не помню... Как он забирался по фонтану... Черный и серебряный... У него сексуальное тело... Думаю, он смог бы меня увлечь... Господи! Какая скука! А он такой интересный... Довольно загадочная личность... Если было бы возможно написать Памеле Дин... Маленькая глупышка... Подозреваю, она меня ненавидит... Жаль, что я так обошлась с Виктором... Упал с лестницы и сломал свою дурацкую шею; скатертью ему его чертова дорога... Может, позвонить ей? Она наверняка не возьмет трубку... Такие обычно никогда не подходят к телефону... Провинциалка... Если эта мелодия будет продолжать играть, я закричу... Выпивка Миллигана отвратительна... И почему только туда все ходят?.. Арлекин... Я даже имени его не знаю... Видон... Лидер... Или что-то в этом роде... О, черт! Может, Миллиган знает... Не могу больше этого всего выносить!.. Черный с серебряным... Господи, благодарю тебя!»

Лондон сверкал разноцветными рекламными огнями, пестрые вывески, казалось, пытались перекричать друг друга: «Сопо» полностью очищает организм — «Сопо» — и все чисто!»; «Нутракс» хорош для нервов — умаслите нервы вместе с «Нутраксом»; «О, бой! — это ириска «Томбой!»; «Обувь «Фарли» позволяет вам всегда двигаться вперед!»; «Обезопасьте свой дом — «Санфект» — и нет микробов!».

Машина лорда Питера Уимзи остановилась на светофоре. Уимзи выглянул в окно, его взгляд задержался на ярком объявлении: «Что бы вы ни делали, что бы вы ни покупали, сделайте паузу и купите нечто новое. Окунитесь в мир здоровья и процветания! Никогда не расслабляйтесь! Никогда не останавливайтесь на достигнутом! Продолжайте движение вперед — а если не сможете, примите «Нутракс» для ваших нервов!»

Лорд Питер Уимзи вернулся домой и лег спать.


ГЛАВА 6УНИКАЛЬНАЯ ЧИСТОТА СМЕРТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ


— А знаешь, — сообщила мисс Росситер мистеру Смейлу, — наш новый рекламный агент — чокнутый.

— Чокнутый? — мистер Смейл широко улыбнулся. — Не говорите загадками, мисс Росситер? В каком смысле чокнутый?

— Ну, — объяснила женщина, — он постоянно находится на крыше, играет с рогатками. И я предполагаю, что бы ему сказал мистер Хэнкин, узнав об этом.

— О рогатках? — мистер Смейл побледнел. — Мне кажется, дело не совсем в этом. Мы, мисс Росситер, совсем закопались в своих насущных делах и просто завидуем, если можно так выразиться, беззаботному молодому духу отдела печати. Так и должно быть, без всяких сомнений, — добавил мистер Смейл, находясь под чарующим влиянием своей собеседницы. — Позвольте мне предложить вам еще чашечку чаю?

— Большое спасибо, с удовольствием. — Ежемесячная чайная вечеринка была в полном разгаре, маленький конференц-зал был душен и переполнен людьми. Мистер Смейл галантно отошел в сторону за новой порцией чая, потянулся через длинный стол и столкнулся с миссис Джонсон. Это была невысокая женщина, управлявшая диспетчерской, офисными мальчиками, и, в случае необходимости, все сотрудники агентства обращались к ней за медицинской помощью, в ее распоряжении находилась аптечка первой помощи. Извинившись, Смейл, смутившись, попятился назад и наткнулся на мистера Харриса из отдела наружной рекламы.

— Прости, старик.

— Молодец, — заметил мистер Харрис, — очаровательные молодые женщины любят, когда им приносят все под нос. Ха, ха, ха! Я видел, как ты лебезишь перед мисс Росситер — что за секреты у вас с ней, а?

Мистер Смейл увильнул от ответа:

— А ты нам не поможешь? Может, догадаешься, о чем шла речь? — предложил он. — Один без сахара и один с сахаром, миссис Джейк, пожалуйста.

— Ладно, — продолжил мистер Харрис. — Я тебе скажу. Вы говорили о мисс Росситер и о мистере Смейле, не так ли? Самая интересная и волнующая тема для обсуждения в целом мире, правда?

— Не хотелось бы тебя расстраивать, но ты ошибаешься. Мы обсуждали другого члена коллектива. Нового рекламного агента. Мисс Росситер считает, что он — чокнутый.

— В этом отделе все чокнутые, если ты хочешь знать мое мнение, — проговорил мистер Харрис, надув щеки. — Дети. Недоразвитые дети.

— Похоже на то, — согласился мистер Смейл. — Твои слова меня уже не удивляют. Там все, если только не рисуют, то развлекаются на крыше с рогатками. Настоящие дети. А как насчет мисс Митейард, которая приносит с собой Йо-йо в офис?

— Объясню тебе, в чем дело, Смейл, — сказал мистер Харрис, взяв своего коллегу под руку и отводя его в сторону. — Все дело в университетском образовании. Что оно дает? Благодаря ему парень или молодая девушка держатся в первых рядах на детской площадке нашего рекламного агентства, в то время как они должны взглянуть в лицо реальности... О-о! Привет, мистер Брэдон! Это ваша нога? Простите, пожалуйста! Уверен, это помещение слишком мало для таких социальных сборищах. Я слышал, что в поисках более просторных мест вы забрались даже уже на крышу.

— О да, свежий воздух и все такое. Решил немножко отвлечься от работы, занявшись физическими упражнениями. Стрелял по воробьям из рогатки. Отличная тренировка зрения и ловкости. Поднимайтесь как-нибудь вместе со мной, и мы посоревнуемся.

— Это не для меня, благодарю, — ответил мистер Харрис. — Я уже слишком стар для таких забав. Хотя, когда я был мальчишкой, помню, как кидал гальку через парник с огурцами моей старенькой тетушки Джейн! Господи, как же ее это выводило из себя!

Мистер Харрис внезапно занервничал.

— Я не держал рогатки в руках уже лет тридцать, я полагаю, — добавил он.

— Тогда самое время взять ее в руки снова. — Мистер Брэдон вытащил из заднего кармана брюк кусок палки и резинку, ухмыльнулся, увидев мистера Пима, который показался в обозримом пространстве, разговаривая с молодыми служащими. — Между нами говоря, Харрис, тебе не кажется, что порой это место надоедает?

— Надоедает, — перебил его Толбой, отходя от стола и задевая мистера Смейла, который держал две чашки чая, — надоедает? Вы просто не понимаете значения слов. Никто, кроме человека, отвечающего за выкладку, не понимает этого.

— Так поделись с нами своим опытом, — сказал Брэдон. — Если выкладка уже готова, освежись на крыше вместе со своими молодыми коллегами. Я, например, был там сегодня утром и от души порезвился с рогаткой, найдя себе подходящую живую мишень.

— Живую мишень?

— Да, я не стану тебе лгать. Я стрелял из своей маленькой рогатки в скворца. Но, если это обнаружится, — добавил мистер Брэдон, — полагаю, во всем обвинят кота из столовой.

— ... Рогатка, — медленно произнес мистер Харрис. Он посмотрел на мистера Толбоя, чтобы убедиться, что тот оценил игру слов, но, заметив, что последний находится в полном замешательстве, продолжил: — Как в старой шутке, да? «Не стреляй из рогатки! Не стреляй из рогатки! Прими пилигрима домой!»

— Что ты сказал? — поинтересовался Толбой, хмуря лоб и пытаясь сконцентрироваться на услышанном.

— Вините кота, ты что не понял? — продолжил мистер Харрис. — Ах, вините кота! Вините рогатку! Ясно?

— Ха-ха! Здорово! — засмеялся мистер Толбой.

— Но рогатки бывают разными, — не унимался Толбой.

— А у вас как обстоят дела с рогатками, мистер Толбой? — резко прервал его Брэдон.

— У меня для этого глаз не наметан, к сожалению, — покачал головой мистер Толбой.

— Для чего глаз не наметан? — поинтересовалась мисс Росситер.

— Для рогаток.

— О, Толбой! Но ты же настоящий теннисный чемпион!

— Это не одно и то же!

— Зоркий глаз в игре — это зоркий глаз в игре, правда?

— Если уж глаз наметан, то наметан, и дело с концом, — проговорил мистер Харрис. — Вы когда-нибудь играли в дартс, Брэдон?

— Да, — с гордостью ответил Брэдон. Я три года назад в «Кау и Памп» даже выиграл оловянный кубок и получил право на три бесплатные кружки пива каждую пятницу в течение двенадцати месяцев. Но это удовольствие мне дорого обошлось, потому что каждый раз, когда я получал свою бесплатную порцию пива, собиралось еще человек пятнадцать приятелей, хотевших выпить вместе со мной. Так что мне пришлось отказаться от этой награды.

— Так как насчет дартса?

— Это же первый раз, когда вы находитесь на ежемесячном чаепитии, мистер Брэдон, — продолжила вдова. — Вам нужно познакомиться со всеми членами коллектива. Но, как я вижу, вы не стремитесь отдаляться от своего собственного отдела. Ах, ну конечно, когда мы толстеем и становимся старше, мы уже не так интересны джентльменам, как те молоденькие штучки!

— Уверяю вас, — произнес мистер Брэдон, — ничто, кроме вашего незыблемого авторитета, не смогло бы остановить меня от того, чтобы уделить вам внимание. По правде говоря, я и сам вел себя не очень хорошо. Полагаю, вы бы пожурили меня, если бы узнали, чем я занимался.

— Надеюсь, вы не расстроили моих мальчиков, — ответила миссис Джонсон, — юные сорванцы! Отвернись только на минуту, и они снова что-нибудь натворят. Головы забиты только игрушками. Вы не поверите, этот малый, Джинджер, принес с собой Йо-йо и разбил окно, играя в «Вокруг света» во время своего обеденного перерыва. Деньги за окно вычтут из его зарплаты.

— Я расплачусь сразу же, когда разобью окно, — пообещал мистер Брэдон. — И я сознаюсь, что сделал это из своей маленькой рогатки...

— Ох, эти мне рогатки! — закричала миссис Джонсон. — У меня уже их столько собралось, что не знаю, куда их девать. Вот этот Джинджер, не далее как месяц назад...

Мистер Брэдон достал из кармана брюк свою игрушку и с интересом взглянул на нее.

— Вы были у меня в кабинете и влезли в мой стол, мистер Брэдон!

— В самом деле, нет, я бы не осмелился, — запротестовал обвиняемый. — Я слишком воспитан, чтобы обыскивать дамские столы.

— Надеюсь, — вступил в разговор мистер Дэниэлс. — Миссис Джонсон хранит в этом столе все письма от ее поклонников.

— Довольно, мистер Дэниэлс. Мне на самом деле показалось в какой-то момент, что это рогатка Джиндджера, но теперь я вижу, что она немного отличается от его.

— Рогатка этого бедного ребенка еще у вас? Вы бессердечная женщина, — проговорил мистер Брэдон. — Смотрите, верните ее ребенку. Мне нравится этот паренек. Он говорит «Доброе утро, сэр» таким тоном, от которого я наполняюсь чувством значимости самого себя. А еще мне нравятся его рыжие волосы. Сделайте одолжение, миссис Джонсон, пообещайте мне, что позволите ребенку наслаждаться его смертоносным оружием.

— Нет, — произнесла миссис Джонсон. — Но я могу отдать ее вам, мистер Брэдон, и тогда если вновь будут разбитые окна, то вы будете за это отвечать. Пойдемте со мной после окончания вечеринки. А теперь, извините, я хотела бы пообщаться с другими сотрудниками.

Женщина отошла в сторону, без сомнения, чтобы рассказать мистеру Ньюболту, мистеру Сайдботаму, мисс Григс и мистеру Вудхерсту о детских проделках своих подопечных. Чайная вечеринка уже подходила к своему логическому завершению, и мистер Пим, взглянув на электронное табло на стене, всем приветливо улыбнулся и направился к выходу. Часть служащих вслед за ним вышла из комнаты, почувствовав вкус свободы. Мистер Брэдон подошел к миссис Джонсон и поинтересовался:

— Вы позволите мне сходить за рогаткой прямо сейчас, пока мы оба об этом помним?

— Да, конечно, если хотите. Только поторопитесь, — произнесла миссис Джонсон и уверенной походкой набилась к выходу.

— К тому же это приятно, — проговорил мистер Брэдон. — Это обещает мне еще несколько минут в вашей компании.

— Вы — льстец, — сказала миссис Джонсон, однако осталась довольна последним замечанием Брэдона. Она была не намного старше своего спутника и, будучи одинокой женщиной, особенно ценила подобное обращение. Они поднялись по лестнице в диспетчерский отдел. Миссис Джонсон достала связку ключей из своей сумочки и отперла ящик стола.

— Вижу, вы особенно внимательно относитесь к своим владениям. Запирающиеся ящики и все такое, да? — спросил Брэдон.

— Деньги, печати, только и всего, — ответила миссис Джонсон, — а еще я здесь храню разные странные вещицы, которые мне приходится конфисковывать.

Она достала кусок копировальной бумаги и коробочку с деньгами, стала копаться в глубине ящика. Мистер Брэдон взял ее руку и произнес:

— Какое у вас красивое кольцо.

— Вам нравится? Оно принадлежало моей матери. Старомодное, но интересное, как вы считаете?

— Очень милое кольцо и на вашей руке красиво смотрится. — Он продолжал удерживать ее руку в своей: — Позвольте мне. — Другой рукой Брэдон потянулся в глубь ящика, и достал оттуда рогатку: — Вот, похоже, корень разрушения — хорошенькая и крепкая с виду.

— О-о! Вы порезали палец, мистер Брэдон?

— Ерунда, видимо, задел перочинный ножик, который случайно открылся. Но рана не кровоточит.

Мужчина достал накрахмаленный носовой платок, обмотал его вокруг катапульты и беззаботно положи» обратно в карман. Миссис Джонсон посмотрела на его палец.

— Вам лучше его заклеить пластырем, — произнесла она. — Подождите минутку, я сейчас принесу вам из аптечки. — Она взяла ключи и вышла. Мистер Брэдон осмотрелся вокруг. В углу помещения на скамейке сидели четыре посыльных мальчика, ожидающие, что их куда-то отправят. Среди них был Джинджер Джо, его рыжая голова склонилась над страницами «Секстона Блейка».

— Джинджер!

— Да, сэр!

Мальчик подбежал и встал около стола в ожидании.

— Когда ты сегодня освобождаешься?

— Около шести, сэр, если успею принести письма и разложить их.

— Зайди тогда ко мне. У меня для тебя есть интересное предложение. Ты ведь хочешь немного подработать? Но, прошу тебя, никому не рассказывай об этом.

— Да, сэр, хорошо, — согласился Джинджер. Очередное послание молодой особе, подсказывал ему его опыт. Мистер Брэдон указал ему взглядом на скамейку, когда снова появилась миссис Джонсон.

Когда пластырь был приклеен на надлежащее место, она игриво произнесла:

— А теперь вам пора бежать, мистер Брэдон. У мистера Толбоя есть ко мне дела. Кроме того, мне еще нужно упаковать пятьдесят стереозаписей.

— Необходимо, чтобы это срочно спустили вниз, в отдел печати, — проговорил мистер Толбой, подходя с большим конвертом.

— Чедрик! — позвала миссис Джонсон.

Подбежал один из мальчиков и, взяв пакет, помчался выполнять поручение. Другой парень спустился с лестницы и поставил на стол большой поднос со стереоматериалами. Миссис Джонсон, принимая деловой вид, стала проверять, чтобы нужный блок ушел в нужную газету, чтобы вес было помешено в определенную коробку и проштамповано надлежащим образом.

Ровно в 17.45 Джинджер Джо предстал перед дверью мистера Брэдона. Офис уже был практически пуст; уборщики помещений начали свой привычный обход, и по пустым коридорам раскатывались звуки всплескивающейся воды и жужжание пылесосов.

— Заходи, Джинджер. Скажи, это твоя рогатка?

— Да, сэр.

— Хорошая! Сам сделал?

— Да, сэр.

— Удобно из нее стрелять?

— Достаточно удобно, сэр.

— Хочешь получить ее обратно?

— Да, пожалуй, сэр.

— Ну ладно. Только погоди, пока не трогай ее. Я должен убедиться, что такому парню, как ты, можно доверять подобные вещи.

Джинджер смущенно заулыбался.

— Почему миссис Джонсон забрала ее у тебя?

— Нам не позволяют приносить в офис подобные предметы, сэр. Миссис Джонсон поймала меня как раз, когда я показывал рогатку другим ребятам, и сразу же конфисковала ее.

— Конфисковала?

— Да, сэр, конфисковала.

— Ясно. А ты стрелял из рогатки в офисе, Джинджер?

— Нет, сэр.

— Хм. Ты ведь тот самый удалец, который разбил окно, не так ли?

— Да, сэр. Но не при помощи катапульты. Это был Йо-йо, сэр.

— Понятно. Так ты уверен, что никогда не пользовался рогаткой в здании офиса?

— Нет, сэр, никогда. Точно никогда.

— А что вообще заставило тебя принести сюда эту штуку?

— Ну, сэр... — Джинджер начал переминаться с одной ноги на другую. — Я рассказал остальным, как стрелял в кота тетушки Эмили, и они тоже захотели попробовать. У нас ведь в столовой живет кот, вы знаете, сэр?

— Да-а, оказывается, ты опасный человек, Джинджер. Коты, окна и тетушки — все твои жертвы, правда?

— Да, сэр. — Понимая, что с ним шутят, мальчишка разулыбался.

— И сколько же недель назад у тебя конфисковали рогатку?

— Около месяца назад, сэр.

— Значит, где-то в середине мая?

— Да, правильно, сэр.

— И с того момента ты больше не держал ее даже в руках?

— Нет, сэр.

— А у тебя есть другие рогатки?

— Нет, сэр. А у других мальчиков? Нет, сэр.

— Или что-то еще, из чего можно кидаться камнями?

— Нет, сэр. По крайней мере, не здесь, сэр. У Тома Фагготта есть дома гороховая стрелялка, сэр.

— Я сказал — камни, а не горох. Ты когда-нибудь стрелял из этой или из другой рогатки на крыше?

— На крыше офиса, сэр?

— Да.

— Нет, сэр.

— А кто-то еще, о ком ты знаешь?

— Нет, сэр.

— Ты в этом уверен?

— Да, никто не стрелял, о ком бы я знал, сэр.

— Теперь послушай меня, сынок. У меня создалось впечатление, что ты неглупый парень и рассказал бы мне все, что знал. Но ты уверен, что ничего страшного нет в этой рогатке, и просто не хочешь говорить, о чем знаешь, да? Если это так, я объясню тебе, почему тебе будет лучше рассказать мне.

Глаза Джинджера широко раскрылись в недоумении.

— Я честно отвечаю на все ваши вопросы, сэр, произнес он с предельной откровенностью. — Я больше ничего не знаю о рогатках, кроме того, что миссис Джонсон отобрала у меня эту и положила в свой стол. И пусть я умру, если говорю неправду, сэр.

— Хорошо. А что за книгу ты читал?

Джинджер, привыкший к странной манере взрослых спрашивать детей об абсолютно не относящихся к ходу разговора вещах, ответил без удивления и не колеблясь:

— «Ключ Кримсонской звезды», сэр. О Секстоне Блейке; он детектив, знаете, сэр.

— Нравятся детективные истории? Да, Джинджер?

— О да, сэр, очень. Я обычно много их читаю. Однажды я стану детективом. Мой старший брат — полицейский, сэр.

— Правда? Молодец! Ну, первая вещь, о которой должен помнить каждый детектив, — держать язык за зубами. Ты знаешь об этом?

— Да, сэр.

— Если я покажу тебе сейчас кое-что, обещаешь, что никому не скажешь об этом?

— Да, сэр.

— Хорошо. Вот тебе десять пенсов. Сходи в ближайшую аптеку и принеси мне немного серого порошка и инсуфлейтор.

— Какого порошка, сэр?

— Серого порошка — ртутного — продавец поймет. И инсуфлейтор; это маленькая резиновая канистра с носиком.

— Хорошо, сэр.

Джинджер Джо растворился с необычайной скоростью.

«Союзник, — подумал про себя Брэдон. — Он мог бы стать неплохим союзником. Бьюсь об заклад, я на верном пути».

Через несколько минут Джинджер вернулся и принес все, что просил Брэдон. Мистер Брэдон тем временем прикрыл коричневые бумажные жалюзи на двери своего кабинета. Миссис Крамп не была удивлена происходящим. Уборщице были знакомы такие манипуляции. Это обычно означало, что человек собирался уходить и хотел переодеться в другой костюм.

— Теперь, — произнес мистер Брэдон, прикрывая дверь, — посмотрим, что расскажет нам твоя рогатка о своих приключениях с того момента, как она покинула твои руки.

Он наполнил инсуфлейтор серым порошком и положил исследуемый предмет на край стола. Подув на серый порошок, он надеялся обнаружить большое количество отпечатков. Джинджер был увлечен этим занятием и смотрел во все глаза.

— Круто! — проговорил он восторженно. — Вы собираетесь проверить рогатку на предмет отпечатков пальцев, сэр?

— Да. Будет забавно, если мы их найдем, и еще интереснее, если не найдем вообще.

Рогатка была отлично отполированной, и каково же было их удивление, когда выяснилось, что отпечатков вовсе нет. Рогатка оказалась абсолютно чистой. Джинджер даже расстроился.

— Ну, — заметил Брэдон, — говорит ли это о том, что отпечатков и не было, или о том, что она нам просто ничего не расскажет? Проясним этот момент. Возьми ее, Джинджер, так, будто собираешься выстрелить.

Джинджер выполнил просьбу, взяв рогатку в свою маленькую ладошку.

— Это должно принести нам море отпечатков, — проговорил мужчина, — по меньшей мере, отпечаток большого пальца на рукоятке. Попробуем еще раз.

Брэдон снова проделал всю операцию с инсуфлейтором, и на этот раз всплыло большое количество волшебных отпечатков.

— Джинджер, — проговорил мистер Брэдон, — какие бы ты, как детектив, сделал из этого выводы?

— Миссис Джонсон, должно быть, протерла ее, сэр.

— Ты так считаешь, Джинджер?

— Нет, сэр.

— Тогда продолжай размышлять.

— Кто-то еще ее протер, сэр.

— А для чего он это сделал?

— Чтобы полиция ничего не обнаружила, сэр.

— Полиция, говоришь?

— Ну, сэр, полиция, или детектив, или кто-то вроде вас, сэр.

— Не к чему придраться, Джинджер, в твоих размышлениях. Тогда ты мог бы мне сказать, для чего этот король рогаток все это затеял?

— Нет, сэр.

— А если подумать?

— Ну, сэр, если бы он просто ее украл, тогда было ему ни к чему...

— Да, но ведь, вероятно, он все-таки позаимствовал ее на время. Кто мог такое сделать?

— Не знаю, сэр. Миссис Джонсон всегда держит этот ящик закрытым.

— Конечно. Думаешь, это дело рук самой миссис Джонсон?

— О нет, сэр. Женщины не умеют обращаться как следует с такого рода вещами, сэр.

— Молодец, в этом ты прав. Тогда предположим, что кто-то утащил ключи миссис Джонсон, украл рогатку и, разбив окно или что-то в этом роде, боится, что его поймают?

— Но в офисе ничего не было разбито и ничего не случилось, если не считать окно, которое я разбил Йо-йо.

— Никогда не знаешь... Он мог играть в грабителя или что-то в этом роде и просто стереть свои отпечатки в процессе игры, если ты понимаешь, о чем я говорю.

— Да, сэр, — согласился Джинджер.

— А особенно в случае, если бы человек действительно натворил что-то страшное при помощи этой штуки. Тогда бы это уже не было просто игрой, понимаешь, Джинджер? Такая штука может легко убить, если как следует прицелиться.

— Убить? Вы так считаете, сэр?

— Мне бы не хотелось проводить сейчас подобные эксперименты. Кот твоей тетки был убит?

— Да, сэр.

— Девять жизней одним ударом, Джинджер, а у человека только одна. Ты уверен, например, сынок, что никто не баловался с этой рогаткой в тот день, когда погиб мистер Дин?

Джинджер побледнел — скорее всего, просто от шока и неожиданности услышать нечто подобное. Голос его затрепетал от волнения:

— Нет, сэр. Пусть я умру, сэр, никогда ничего подобного не видел! Вы ведь не думаете, что кто-то мог убить мистера Дина из рогатки?

— Детективы никогда ничего не «думают», — ответил уверенно мистер Брэдон. — Они только собирают факты и делают выводы из полученной информации! А ты можешь вспомнить, кто стоял рядом или проходил мимо, когда миссис Джонсон забирала у тебя рогатку и убирала ее в свой стол?

Джинджер задумался.

— Не могу точно утверждать, сэр. Я как раз поднимался по лестнице в диспетчерскую, когда она заметила Меня. Миссис Джонсон шла позади, понимаете, я занервничал и постарался спрятать рогатку в карман, а она прогнала меня и отобрала ее, после чего отправила меня с поручением к мистеру Орнби. Поэтому я не видел, что было дальше. Но другие мальчики, конечно, могли что-то заметить. Конечно, и я понимал, что она там, потому что все конфискованные вещи убираются туда. Но я поспрашиваю, сэр.

— Только не объясняй им, почему этим интересуешься.

— Сойдет, если я скажу, что кто-то взял ее у меня на время и задолжал мне резинку?

— Конечно, сойдет.

— Да, сэр, если я действительно когда-нибудь стану собирать резинки.

Мистер Брэдон улыбнулся:

— Приятно иметь дело с таким парнем, как ты, Джинджер, — сказал он. — Но есть еще кое-что. Когда мистер Дин погиб, где ты был в это время?

— Сидел на скамейке в диспетчерской, сэр. У меня есть алиби, — ухмыльнулся Джинджер.

— Попробуй разузнать для меня, если получится, у кого еще есть алиби.

— Хорошо, сэр.

— Это серьезная работа, боюсь, ты не справишься.

— Я постараюсь, сэр. Что-нибудь придумаю, не переживайте. Мне легче это сделать, чем вам.

— Правда?

— Вы из Скотленд-Ярда, сэр?

— Нет, я не из Скотленд-Ярда.

— О, простите, что интересуюсь, сэр. Мне просто показалось, что вы оттуда; если бы вы были оттуда, вы могли бы замолвить словечко за моего брата, простите.

— Я и так могу сделать это, Джинджер.

— Да? Спасибо, сэр.

— Спасибо тебе, Джинджер. И помни о том, что ты обещал мне молчать как рыба.

— Клянусь вам, сэр, я не скажу никому ни слова, буду молчать. Разрази меня гром, если я проговорюсь! — с этими словами он выбежал из кабинета.

В этот момент миссис Крамп проходила по коридору и была очень удивлена, столкнувшись с шустрым мальчишкой. Она окликнула его, получила невежливый ответ и покачала головой. Четверть часа спустя мистер Брэдон вышел из своей крепости. Как она и предполагала, мужчина был в вечернем костюме и выглядел, по ее мнению, как настоящий джентльмен. Женщина, глядя на него, посчитала своим долгом помочь ему вызвать лифт. Мистер Брэдон, будучи всегда образцом вежливости и на этот раз учтиво ее поблагодарил.

В такси, направлявшемся на юго-запад, мистер Брэдон поправил прическу, заменил очки на монокль и к тому моменту, как машина приблизилась к улице Пиккадилли, снова превратился в лорда Питера Уимзи. Выйдя из автомобиля, он восторженно и вопрошающе взглянул на небо, не понимая, чьими волшебными руками были помещены туда все эти звезды.


ГЛАВА 7ПЕЧАЛЬНЫЙ ОПЫТ ГЛАВНОГО ИНСПЕКТОРА


В эту самую ночь или, точнее, в ранние часы следующего утра случилось с главным инспектором Скотленд-Ярда мистером Паркером довольно неприятное событие. Произошедшее особенно раздражало Чарльза, потому что он ничем этого не заслужил.

У Паркера был длинный и скучный рабочий день — ни переживаний, ни интересных раскрытий, ни подозрительных посетителей. Весь день он изучал отчеты о допросах полицейских, злоупотребивших своими полномочиями; прочитал большое количество ответов, поступивших на сообщение о разыскиваемом человеке, и дюжину анонимных писем, которые, возможно, написал какой-нибудь лунатик. Вдобавок инспектор должен был дождаться телефонного звонка от своего коллеги, который уехал в Эссекс расследовать дело о любопытном передвижении моторных лодок по течению реки Блэкуотер. Если поступит сообщение с просьбой о немедленных действиях, значит, тот что-то разнюхал. Мистер Паркер решил, что будет лучше ожидать известия в офисе, вместо того чтобы очередной раз проснуться дома в час ночи от тревожного телефонного звонка.

Он занялся сопоставлением имеющихся фактов касательно очередного уголовного дела и составлением расписания заданий на следующий день, как вдруг зазвонил телефон. Взглянув на часы, Паркер увидел, чти они показывали десять минут второго. Сообщение было короткое; сообщать было не о чем. Подозреваемая лодка не прибыла на место, как ожидалось. Зато это означало, что никаких действий предпринимать не нужно, и главный инспектор мог идти домой и поспать несколько часов, что остались до утра.

Мистер Паркер подходил по-философски к разочарованиям в жизни, почти как джентльмен из стихотворения Браунинга. Тот пошел на большие траты, начав учиться музыке лишь для того случая, если когда-нибудь дама его сердца пожелает услышать песню в его исполнении. Это оказалось пустой тратой времени и денег, однако изначально у этой затеи была цель. То же самое случилось и с сегодняшним рабочим днем главного инспектора.

Сложив аккуратно все свои бумаги и заперев их в ящик стола, главный инспектор Скотленд-Ярда покинул здание, спустился к набережной, сел на запоздалый трамвай, идущий через пригород к Теобалд-роуд и оттуда уверенной походкой направился к улице Грейт-Ормонд.

Чарльз открыл переднюю дверь ключом и вошел. Это был тот же дом, в котором он долгое время снимал скромную однокомнатную квартиру, будучи холостяком, а, женившись, взял вдобавок квартиру над своей старой. Теперь в его собственности была семикомнатная двухэтажная квартира. Но ему не позволили полностью изолировать свои два этажа дверями, потому что другие квартиросъемщики в случае пожара не смогли бы спуститься вниз по лестничной площадке.

Прихожая, похожая на переднюю многих других квартиросъемщиков, была погружена в темноту. Мужчина включил свет и устремился к прозрачному ящичку для писем с надписью «Квартира № 3 — Паркер». В нем он обнаружил счет и рекламный проспект и понял, что жена слишком устала или неважно себя чувствовала, чтобы вынуть почту.

Паркер уже было собрался подниматься наверх, как вспомнил, что в почтовом ящике квартиры № 4 могло быть письмо от Уимзи, подписанное именем Брэдон. Этим ящиком никто не пользовался, но, когда Уимзи начал свое расследование в «Пимс паблисити», его зять дал ему подходящий ключ и украсил ящик надписью «Брэдон», чтобы почтальон ничего не перепутал.

В этом ящике оказалось одно письмо — одно из тех, которые романисты называют изящным официальным письмом; конверт был сиреневого цвета с золотистыми краями, был подписан аккуратным женским почерком. Паркер вынул его, предполагая, что там будет вложена заметка, которую он посылал Питеру утром, сунул конверт в карман и поднялся на второй этаж. Здесь он выключил свет в переднем холле и продолжил путь в свою квартиру с гостиной, столовой и кухней. Он немного задержался возле холодильника, но решил, что не хочет ни супа, ни сэндвича. Затем выключил свет на нижнем этаже и нажал кнопку, которая предполагала включение света на верхнем этаже. Свет не загорелся. Паркер тяжело вздохнул, но ничему не удивился. Свет на лестничных площадках был в ведении домовладельца, который предпочитал использовать дешевые лампочки и оставлять их до тех пор, пока они не перегорят. Таким образом, он только больше затрачивал электроэнергии, чем экономил на недорогих лампочках, вызывая у своих постояльцев недоброжелательные чувства. Паркер знал лестницу так же хорошо, как привычки владельца этого дома; он двинулся дальше в темноте, не удосужившись даже зажечь спичку.

То ли сработала его профессиональная бдительность, то ли он почувствовал чье-то дыхание или движение, которое предупредило его об опасности, сейчас он мог только догадываться. Чарльз держал ключ в руке и уже хотел вставить его в скважину, как вдруг инстинктивно отпрянул вправо, и в этот момент ему по плечу нанесли жестокий удар. Он услышал, как треснула ключица, и подумал: «Если бы я не повернулся, то удар пришелся бы на другое место и не повредил бы мою ключицу». Его правая рука нащупала горло обидчика, но оно было закрыто плотным кашне и вздернутым воротником. Инспектор почувствовал, что над ним навис еще один удар, и отразил его поврежденной рукой. И тут услышал, как противник начал задыхаться и чуть отпрянул назад. Его сопротивление ослабло, но перед тем, как Паркер потерял сознание, он еще полз по полу, пока дрожащая коленка зверски колотила его в живот, выбивая последние силы. Чарльз перестал двигаться, и кулак неизвестного последний раз прошелся по его челюсти. В минуты сознания перед тем, как его голова громко ударилась о землю, Паркер подумал об оружии в руках преступника и совершенно потерял надежду.

Возможно, то, что он упал и потерял сознание, и спасло ему жизнь. Грохот разбудил леди Мэри. Некоторое время она лежала в постели, вслушиваясь в непонятные звуки. Потом женщина подумала о детях, спящих в соседней комнате. Она включила свет и окликнула детей, чтобы проверить, все ли в порядке. Не услышав ответа, спрыгнула с кровати, накинула халат и побежала в детскую. Все было спокойно. Она стояла озадаченная и тут услышала, как кто-то впопыхах убегает по лестничной площадке. Леди Мэри вбежала в спальню, достала револьвер, который всегда лежал заряженный в ящике гардероба, и бросилась к двери. Свет позади нее осветил лежащее на полу тело ее мужа. Пока она, ошеломленная, смотрела на Чарльза, входная дверь громко захлопнулась.


— Тебе следовало бы не обо мне волноваться, — сказал мистер Паркер, — а выглянуть в окно и проследить, куда он побежал.

Леди Мэри снисходительно улыбнулась на абсурд замечание своего мужа и обратилась к брату:

— Это все, что я могу рассказать о случившемся. Ему крупно повезло, что он остался жив, на его месте любой бы был благодарен, а этот еще и ворчит.

— Я бы посмотрел, — произнес Чарльз, — как бы ты ворчала с ушибленной ключицей, с невыносимой головной болью и чувством, будто по тебе всю ночь шары катали.

— Просто поразительно, — заметил Уимзи, — как этот полицейский болезненно переживает такой пустяковый инцидент. В книге Секстона Блейка, которую мне одолжил мой юный друг Джинджер Джо, великого детектива, после того как избили водопроводной трубой и подвесили на веревках на шесть часов так, что они, врезавшись в его плоть чуть ли не до костей, отвозят ночью на корабле по бушующему морю в старый заброшенный дом и бросают его по каменным ступеням в сырой подвал. Здесь он решает освободиться, пытаясь в течение трех часов перерезать веревки осколком от бутылки, но его злодеи догадываются о его действиях и наполняют помещение газом. Тогда, по счастливой случайности, на пятьдесят девятой минуте одиннадцатого часа плена его спасают товарищи. Детектив, остановившись лишь для того, чтобы проглотить несколько сандвичей и кружку наикрепчайшего кофе, немедленно присоединяется к преследованию преступников на аэроплане, во время которого ему приходится на крыле машины сразиться с парнем, спустившимся сюда по веревке с гранатой в руке. А тут мой зять — человек, которого я знаю почти двадцать лет, — не в настроении только потому, что какой-то трус уложил его на своей собственной лестничной площадке.

Паркер виновато усмехнулся.

— Я пытаюсь поразмышлять над тем, кто бы это мог быть, — произнес он. — Это было не ограбление — это была попытка убийства. Я уверен, лампочку выкрутили заранее, и этот подонок прятался несколько часов за контейнером с углем, поджидая меня. Вот его следы. Теперь, ради всех святых, скажите мне, кому я так навредил? Это же не могут быть Джентльмен Джим или Догсбоди Дэн, это не в их духе. Если бы это случилось неделю назад, то я бы подумал, что это сделал Вэлли Нокаут — он всегда орудовал дубинкой, — но мы задержали его в Лаймхаусе в субботу вечером и посадили за решетку. Да мало ли еще парней, которые тем или иным способом хотели бы свести со мной счеты, и все же не имею понятия, кто бы это мог быть. Все, что я знаю, — это мне точно ясно — он пробрался сюда до одиннадцати часов вечера, до того как хозяин дома запер главную уличную дверь и выключил свет в холле. Если, конечно, у него не было отмычки, но я сомневаюсь в этом. Неизвестный старался не оставлять за собой следов, по которым мы смогли бы его узнать, кроме карандаша «Вулворс».

— О, так он оставил карандаш?

— Да — одна из карманных вещиц, которые люди обычно носят с собой. Не деревянный — и не надейся, отпечатков передних зубов или чего-либо еще интересного ты на нем не найдешь.

— Покажи, покажи! — простонал Уимзи.

— Ну хорошо, посмотри, если так хочешь. Я пытался обнаружить отпечатки пальцев, но ничего дельного — только неопределенные пятна, очень много посторонних пятен. О, кстати, Питер, совсем забыл, для тебя письмо. Только что вспомнил. Мэри, дорогая, принеси, пожалуйста, оно лежит в моем левом кармане пальто. Я как раз вынул его из ящика перед тем, как все это случилось.

Мэри вышла и вернулась через несколько минут с карандашом и пальто в руках.

— Я не нашла никакого письма.

Паркер взял пальто и своей вездесущей рукой внимательно обыскал все карманы.

— Заба-авно — сказал он. — Я знаю, оно было здесь. Один из тех длинных фиолетовых конвертов с золотистыми краями, он был подписан женской рукой с характерными завитками.

— О! — воскликнул Уимзи. — Так письмо пропало? — Его глаза засияли от волнения. — Это не случайно. Более того, Чарльз, это карандаш не «Вулворс» — это карандаш фирмы «Дарлингс».

— Я и имел в виду «Дарлингс». У каждого такой есть.

— О, ты не совсем прав, — ответил Уимзи, — в этом я эксперт. «Дарлингс» не продают эти карандаши — они раздают их. Каждый, кто покупает товаров больше чем на фунт, получает в подарок карандаш. Заметь, на каждом из них — рекламный слоган: «Это не дорого материально, а дорого сердцу». Одна из самых лучших работ «Пимс», между прочим. Замысел в том, что каждый раз, когда ты делаешь пометки этим карандашом на очередном списке покупок, ты помнишь о невероятной экономии товаров домашнего потребления от «Дарлингс». Довольно оригинальная компания. Ее сотрудники разработали единую систему подачи товаров. Если ты покупаешь больше вещей от «Дарлингс», чем помещается в твою тележку, то покупаешь другую за полфунта и складываешь туда непоместившиеся веши и получаешь их бесплатно. Все продумано бухгалтерией и пропитано доброжелательностью. И, как я уже говорил, если ты покупаешь на определенную сумму, они дарят тебе карандаш. Если же твои покупки в обшей сложности стоят более пяти фунтов, ты получаешь авторучку.

— Знание этой информации нам сильно поможет, — сказал Паркер саркастически. — Должно быть, найти преступника, который приобрел товаров на фунт в «Дарлингс» около шести месяцев назад, не составит труда.

— Минуточку, я сказал, что владею особыми сведениями по этому предмету. Такой карандаш — если ты за метил, умеренно алый с золотистыми буквами — еще выходил из магазинов «Дарлингс». Его еще нет на рынках сбыта. Сегодня существует пока только три места, где его можно взять: первое — с места производства; второе — из главного офиса «Дарлингс»; третье — у нас.

— Ты имеешь в виду «Пимс»?

— Именно. Это новый дизайн автоматического карандаша с улучшенным механизмом. «Дарлингс» любезно презентовала нам небольшое количество этих карандашей, на пробу.

Мистер Паркер неожиданно для себя вскинул руку вверх, потянув плечо и шею, и жалобно застонал.

— Я думаю, — продолжал увлеченно лорд Питер Уимзи, — маловероятно то, что на фабрике по производству карандашей или в главном офисе «Дарлингс» у тебя есть заклятые враги. Мне кажется более правдоподобным, что этот джентльмен с дубинкой, кастетом, мешком с песком или водопроводной трубой, словом, тяжелым орудием, — из «Пимс», знающий адрес, которым ты с присущей тебе добротой любезно позволил пользоваться как моим. Увидев мое имя, написанное на почтовом ящике квартиры номер 4, он уверенно пошел наверх, вооруженный...

— Поразительно! — воскликнула леди Мэри. — Ты хочешь сказать, что это ты, чертенок, должен был лежать, стеная и мучаясь, на месте моего мужа?

— Выходит, что так, — ответил Уимзи. — Я уверен в этом. Кстати, раз наш неизвестный противник скрылся с моей личной почтой, то я знаю кто, вернее, если быть точным, то знаю, от кого это письмо.

— От кого? — поинтересовался Паркер.

— Почему бы не от Памелы Дин. Я предположил это твоему описанию конверта.

— Памела Дин? Сестра жертвы?

— Именно.

— Девушка Уиллиса?

— Точно.

— Но он-то откуда знает про письмо?

— Не думаю, что он знает. Скорее всего, это результат моей маленькой саморекламы, которую я сделал вчера вечером на офисной чайной вечеринке. Я дал всем и каждому понять, что провожу эксперименты на крыше с рогаткой.

— Да? И кто же точно был всеми и каждым?

— Двадцать человек, пьющих чай, и все остальные, занимающиеся тем же.

— Не маленький круг подозреваемых.

— Возможно. Я надеялся на другие последствия. Мне очень жаль, что последствия обрушились на тебя, а не на меня.

— Представь, как мне жаль, — произнес Паркер.

— Хотя все могло быть и хуже. Итак, у нас есть три линии развития расследования. Люди, которые слышали о катапульте. Люди, которые знали или узнали мой адрес. И, конечно, парень, который потерял карандаш. Но, — тут Уимзи рассмеялся, — какой, наверное, шок испытал гот, кто это сделал, когда увидел меня сегодня утром на работе без единой царапины! Почему, во имя изобретательности, ты не рассказал мне обо всех деталях этим утром, я бы соответствующе выглядел?

— Нам было не до этого, — заметила леди Мэри.

— Кроме того, мы не думали, что ты тут замешан.

— Вы должны были догадаться. Какие бы проблемы вам сейчас ни встречались, помните, что у их истоков — я. Но сейчас необходимо пересмотреть ход дел. Вы были несправедливо наказаны, но никто не смеет говорить, что Питер Уимзи не может быть великодушным. Но этот гад... Ты не смог разглядеть его, Чарльз, правда?

— Боюсь, что нет. Я пытался ухватиться за его подлую шею, но он весь был укутан каким-то тряпьем.

— Нужно было лучше стараться, Чарльз. Но, ладно, я прощаю тебя. Интересно, решится ли наш друг еще раз напасть на меня.

— Надеюсь, не по этому адресу, — сказала леди Мэри.

— Надеюсь, нет. Желательно, чтобы следующий раз прошел под моим присмотром. Он, должно быть, невероятно умен, если смог заполучить это письмо. Как же так... О! Теперь я понимаю.

— Что?

— Почему никто в агентстве не удивился моему появлению сегодня утром. У него был фонарь. Он ударил тебя и, когда ты упал без сознания, включил его, чтобы убедиться, умер ли ты. Первое, что он увидел, — письмо. Он взял его. Почему? Потому что мы вернемся за ним. Он осмотрел тебя и понял, что напал не на того человека, и как раз в этот момент услышал шаги Мэри. Поэтому он скрылся. Теперь все ясно. Но как же тот конверт? Брат ли он еще другие письма отсюда или определил одно, нужное ему по почерку? Когда было отправлено это письмо? Да, конечно, в 9.30. Предположу, что, когда он пришел искать мою квартиру, увидел письмо в ящике и узнал, от кого оно было. Это открывает для нас новые предположения и, возможно, даже предлагает новые мотивы.

— Питер, — сказана леди Мэри, — не думаю, что тебе следует сидеть здесь и тревожить Чарльза всеми этими предположениями. У него температура от всего этого поднимется еще выше.

— Конечно. Слушай, старик, мне страшно жаль, что ты пострадал из-за конверта, который предназначался мне. Это был чертовски неудачный случай, и я невероятно рад, что все обошлось благополучно. Мне пора. Но я доберусь до него рано или поздно.


Первым делом, выйдя из квартиры Паркеров, Уимзи позвонил Памеле Дин, которая оказалась дома. Питер сказал, что ее письмо затерялось, и попросил рассказать, что в нем было.

— Небольшая заметка от Дайаны де Момери, — ответила девушка. — Она хотела знать, кто вы такой. Вы, кажется, пользуетесь успехом.

— Всегда рад угодить, особенно хорошеньким женщинам, — сказал Питер. — И что вы сделали по этому поводу?

— Ничего. Я не знала, какие у вас виды на нее.

— Вы не дали Дайане мой адрес?

— Нет. Она как раз его и просила. Но я не хотела сделать еще одну ошибку и решила рассказать вам о ее желании.

— Совершенно верно.

— Ну и...

— Скажите ей... Она знает, что я работаю в «Пимс паблисити»?

— Нет, я очень аккуратно разговаривала с ней, дабы не сболтнуть ничего лишнего. Кроме вашего имени. Я сказала ей его, но она, кажется, и не попыталась его запомнить.

— Хорошо. Теперь слушайте. Скажите нашей замечательной Дайане, что я — самая загадочная личность из всех ваших знакомых. Вы никогда не знаете, где меня можно найти. Намекните, что я, возможно, сейчас в милях отсюда — в Париже или Вене — или в каком-нибудь еще злачном месте. Вы можете произвести правильное впечатление, я знаю. Филипс Оппенгейм со щепоткой Эсел М. Дэлл и Элинор Глин.

— О да, я поняла.

— Можете еще добавить, что, возможно, она увидят меня, когда меньше всего будет ожидать этого. Скажите, если, конечно, не боитесь выглядеть вульгарно, что я своего рода дикий пес Динго, за которым гоняется весь свет, но которого еще никому не удавалось поймать. Пробудите в ней интерес к моей персоне. Заинтригуйте ее. Хорошо, Памела?

— Я постараюсь. Кстати, мне следует проявлять ревность?

— Да, если хотите. Дайте ей понять, что вы пытаетесь отстранить ее. Это тяжелая гонка, и вы не потерпите конкурентов.

— Хорошо. Это не составит никакого труда.

— Что вы сказали?

— Ничего. Я сказала, что справлюсь.

— Знаю, у вас все получится. Я очень на вас надеюсь.

— Спасибо. Как продвигается расследование?

— Неважно.

— Вы не расскажете мне о нем как-нибудь, а?

— Обязательно! Как только будет что рассказать.

— Приходите на чашечку чая в субботу или воскресенье?

— Постараюсь.

— Я настаиваю.

— О да, конечно! Что ж, доброй ночи.

— Доброй ночи... Дикий Пес Динго.

Уимзи положил трубку. «Надеюсь, — подумал он, — она не выкинет какую-нибудь глупость. С этой женщиной опасно связываться. У меня нет никаких гарантий, что ей можно доверять. Хотя, конечно, это как раз на руку, когда нужно, чтобы обнаружились некоторые факты».

Его губы изобразили усмешку, и Питер отправился к женщине, которая не проявляла к нему никаких знаков внимания, и, что бы он ни говорил или ни делал, это не имело никакого отношения к описанной выше истории.


Джинджер Джо медленно встал с кровати и осмотрел комнату.

Его старший брат — шестнадцатилетний Берт, конечно же, не был полицейским, а был самым шумным подростком в округе. Сейчас он сладко спал, свернувшись Калачиком и, несомненно, мечтал о мотоцикле. Тусклый свет фонаря слабо очерчивал его спину и тонким лучиком касался краешка кровати Джинджера.

Из-под подушки Джинджер достал тонкую тетрадь и огрызок карандаша. Лизнул карандаш, открыл тетрадь и написал с большой буквы: «Доклад».

И тут он задумался. Как же сформулировать свои мысли четко и одновременно просто? Во время учебы в школе ему приходилось писать сочинения на самые разнообразные темы — например, «Моя любимая книга», «Кем я хочу стать, когда вырасту», «Кого я видел в зоопарке», — но все они не развивали логику мышления настоящего детектива. Однажды парню посчастливилось заглянуть в записную книжку полицейского Уолли, и сейчас он вспомнил, что все записи у него начинались примерно так: «В 8.30 вечера, когда я шел по улице Веллингтон...» — «хорошее начало, — подумал Джинджер, но оно не подходит к нашему случаю». Стиль изложения его любимого героя, детектива Секстона Блейка, был довольно энергичным, больше походил на повествование захватывающих приключений, чем на описание фактов и действующих лиц. Нужно было придумать что-то другое, что-то свое. И ко всему прочему вставал нелепый вопрос правописания — извечный камень преткновения юного расследователя. Джинджеру было неловко за то, что его неграмотность испортит ценность доклада и снизит весь его презентабельный вид.

В этом случае юноша всегда прислушивался к здравому смыслу и считал, что он неплохо соображает.

— Нужно просто начать, — сказал он себе и, надавив на карандаш и хмурясь от старания, начал писать:

«Доклад

Джозефа Л. Поттса».

Решив, что сведений о себе должно быть как можно больше, Джинджер указал свой возраст, домашний адрес и место работы. В конце своего повествования он поставил дату и подписался

«У меня состоялся разговор с ребятами по поводу потрепанной рогатки. Билл Джонс утверждает, что помнит, как я стоял на проходной, когда миссис Джонсон забрала у меня рогатку. Сэм Таббит и Джордж Пайк тоже там были. Я рассказал им, что мистер Брэдон вернул мне рогатку с оторванным куском кожи, и поинтересовался, кто это сделал. Билл и Сэм заверили меня, что не имеют никакого отношения к этой рогатке; вообще-то они отличные ребята, и я думаю, что они говорят правду. Джордж тоже, похоже, ни при чем, потому что все его поступки отражаются на его поведении, а он тогда выглядел хорошо. Тогда я их спросил, кто бы это мог быть, по их мнению. Они ответили, что никого больше не видели с рогаткой. Потом появился Кларенс Меткапф и сказал, что он тут главный, стал интересоваться, что здесь происходит. После моего объяснения Кларенс ответил, что иметь претензии к миссис Джонсон — это очень серьезно, с этим нельзя шутить. Также опросил всех ребят и все отвечали «нет, добавить больше нечего»; лишь Джек Болтер вспомнил, как миссис Джонсон однажды оставила свою сумку на столе, а мисс Партон взяла ее и отнесла в столовую.

На мой вопрос, когда это было, Джек ответил, что это случилось утром через два дня после того, как у меня отняли мою рогатку. Теперь вы понимаете, сэр, что рогатка лежала без присмотра в течение часа и ею мог воспользоваться кто угодно.

Но кто же это мог быть? Я припоминаю, что мистер Праут передавал какие-то заметки миссис Джонсон и находился наверху ступенек, тогда он еще потрепал меня за ухо. Также там была одна молодая леди, кажется, мисс Хартли, она ждала какого-то сообщения. А после того, как ушел к мистеру Хорнбаю, Сэм сказал, что к миссис Джонсон зашел мистер Веддерберн, и вместе они пошутили над этим. Сэр, я думаю, все знают об этой истории с рогаткой, миссис Джонсон всем рассказывает в столовой истории про нас, про ребят. Наверное, она думает, что это смешно.

Вот все, что я могу сообщить вам о рогатке, сэр. Я не стал узнавать больше, иначе бы все подумали, что мне больше всех надо, но у меня есть на этот счет свой план.

С уважением,

Ваш Дж. Поттс»


— Какого черта ты тут делаешь, Джо?

Джинджер, увлеченный написанием своего отчета, не заметил, как проснулся Берт, и, увидев брата, наспех засунул тетрадь под подушку.

— Тебе никогда не приходило в голову, — сказал он, нервничая, — что у меня могут быть личные мысли?

— О, правда?

Берт дернул подушку и увидел тетрадь.

— Пишешь стихи? — спросил он с презрением.

— Это не твое дело, — ответил Джинджер. — Отстань от меня.

— Покажи-ка, раскрой свою тетрадку, — сказал Берт.

— Нет, не раскрою.

— Не раскроешь?

— Нет. Убирайся.

Джинджер сжал тетрадь трясущимися руками.

— Я хочу посмотреть на это уродство!

Джинджер был необычайно изворотливым и энергичным ребенком, но его руки удерживали тетрадь, и бороться со старшим братом, у которого было преимущество в весе и росте, было достаточно сложно.

— Пусти, ты, хулиган-переросток!

— Я научу тебя, как называть меня! Самодовольная скотина.

— Ой! — завопил Джинджер. — Все, все, я больше не буду, я же сказал тебе! Это личное, секретное дело!

Удар, еще удар!

— А ну хватит! — произнес величественный голос. — Что тут происходит?

— Уолли, скажи Берту, чтоб он отстал от меня.

— Нечего было дразнить меня. Я только спросил, чего он тут сидит и пишет стишки, когда должен спать.

— Это мое личное дело, — настаивал Джинджер. — Я не вру, это правда, это страшно секретно.

— Он тебе что, мешает? — сказал Уолли Поттс, как на судебном разбирательстве. — Расшумелись тут. Вот разбудите отца, вам обоим не поздоровится. А теперь живо по кроватям, иначе я покажу вам, как шуметь на ночь глядя. Тебе, Джо, тоже лучше бы лечь спать, а не стишки сочинять.

— Но я не стишками тут занимался. Я делал кое-что для джентльмена из агентства, а он сказал, чтобы я никому не рассказывал об этом.

— Ну что ж, слушай сюда, — произнес Уолли, демонстрируя свой огромный кулак. — Ты отдашь эту тетрадь мне, слышишь? Я спрячу ее в моем ящике, и ты сможешь забрать ее завтра утром. А теперь иди спать.

— Только не читай ее. Хорошо, Уолли?

— Хорошо, не буду, если ты так хочешь. Джинджер, уверенный в честности Уолли, все же неохотно отдал ему тетрадь.

— Вот и правильно, — заметил Уолли, — и чтобы я больше не слышал никакого шума ни от одного из вас. Поняли?

Он ушел, медленно удаляясь в своей широкой пижаме.

Джинджер Джо, потирая ушибленные места, завернулся в одеяло и стал успокаивать себя тем, что, перебирая в памяти произошедшее, представил себя героем.

«Раненный и искалеченный, но все же непоколебимый в своем мужестве, великий детектив опустился на соломенную подстилку темницы. Несмотря на кровоточащие раны, он был счастлив, зная, что драгоценные документы спасены. Он смеялся, вспоминая неудачника — Короля Преступников, который кусал свои толстые пальцы. «Снова провал, Ястребиный Глаз! — рычал злодей. — Но в следующий раз удача будет точно на моей стороне!» А тем временем...»

Да, работа детектива полна опасностей, жизнь его не из легких.


ГЛАВА 8 НЕПРИЯТНЫЙ СЛУЧАЙ В РЕКЛАМНОМ АГЕНТСТВЕ



Это произошло в пятницу той злосчастной недели, когда погиб Виктор Дин, — рекламное агентство «Пимс паблисити» сотрясалось от скандала с производителем «Нутракса», превратившись из миролюбивой конторы в настоящий лагерь военных действий.

Все неприятности начались с трудолюбивого и исполнительного мистера Копли. Как и большинство людей, привыкших работать по схеме, он действовал, без сомнения, из своих самых лучших побуждений. И, как всегда и бывает, когда человек оглядывается назад на содеянное по прошествии времени, то начинает рассуждать не над тем, что он мог бы сделать, а над тем, что уже совершил. Но как заметил позже мистер Инглеби: «Важно не то, что Копли тогда сделал, а важно, как он это сделал». В ходе борьбы, в которой выжить суждено лишь сильнейшему, даже сильные мира сего могут легко вынести неверное решение.

А дело было так.

В четверг в 18.15 офис опустел, кроме уборщиц в конторе остался мистер Копли, который надумал поработать сверхурочно над срочными сериями рекламной продукции для «Джамбери Джелис». Мужчина решил поработать немного в спокойной обстановке и отправься домой ужинать, когда вдруг в кабинете секретаря зазвонил телефон.

— Черт возьми! — раздраженно произнес мистер Копли. — Им пора бы знать, что офис закрыт. Или они думают, что мы здесь трудимся по ночам?

Копли решил не обращать внимания на звонок, но телефон не смолкал. Через какое-то время он услышал хрипловатый голос миссис Крамп, сообщивший звонящему, что в офисе уже никого нет.

Мистер Копли проглотил мятно-содовую таблетку. Слоган рождался сам собой: «Чудесный аромат свежести фруктового сада — абрикосы, созревающие на теплом солнце ухоженного...»

— Извините, сэр...

Миссис Крамп с виноватым видом переминалась с ноги на ногу, когда ее голова показалась из-за двери.

— Что еще? — спросил мистер Копли.

— Извините, пожалуйста, сэр, это звонят из «Морнинг стар», спрашивают мистера Толбоя. Я ответила, что мистер Толбой уже ушел, но они говорят, что это срочно, поэтому я взяла на себя смелость попросить вас...

— Что им нужно?

— Это насчет рекламы в утренний выпуск, сэр. Их что-то не устраивает, и они интересуются, сможем ли мы предоставить еще какой-нибудь материал, или им придется оставить все как есть.

— Да, другой материал, конечно! — сказал мистер Копли. — Я попробую что-то выяснить.

— Я не знаю, правильно ли я поступила, сэр, — продолжала миссис Крамп взволнованным голосом. — Но я подумала, если у нас есть сотрудник в офисе, я должна рассказать ему об этом звонке, ведь, пожалуй, это важно.

— Вы правильно сделали, миссис Крамп. Все правильно, — заметил мистер Копли. Он нетерпеливо подошел к телефону и схватил трубку. — Я надеюсь, что смогу уладить этот вопрос. Алло! Рекламное агентство Пима. Что случилось?

— О! — ответили в трубке. — Это мистер Толбой?

— Нет, мистер Толбой ушел домой. Все ушли. Вообще могли бы взглянуть на часы. А что вы хотите?

— Ну, — сказал голос в трубке, — это насчет полудвойного модуля «Нутракса», который пойдет в завтрашний утренний номер.

— Что случилось? У вас нет материала? — поинтересовался мистер Копли, а про себя подумал: «Это так похоже на Толбоя, никакой организации. Все-таки не следует доверять ответственную работу молодым сотрудникам».

— Да у нас все есть, — ответил молодой голос. — Но мистер Викиз сказал, что мы не можем пустить это в номер. Вы понимаете...

— Не можете пустить?

— Нет. Как видите, мистер...

— Мистер Копли. Вы знаете, это не в моей компетенции. Я, правда, ничего не знаю об этом. Что там не так?

— Если бы материал был сейчас у вас перед глазами, вы бы поняли, о чем я говорю. Вы знаете, что заголовок...

— Нет, не знаю! — выкрикнул мистер Копли. — Я говорю вам, что это не мое дело, и я никогда не видел этот рекламный модуль.

— О! — В голосе собеседника послышались раздражительные нотки. — Этот слоган гласит: «Требуете ли вы от себя больше, чем нужно?» Сам по себе слоган нас устраивает, но дело в том, что, если его совместить с представленным визуальным рядом, можно получить неудачное истолкование. Так считает мистер Викиз. Если модуль был у вас перед глазами, вы бы поняли, что он имеет в виду.

— Понятно, — задумчиво произнес мистер Копли. Пятнадцатилетний опыт работы подсказывал ему, что это была катастрофа. И бесполезно было спорить. Если в «Морнинг стар» решили, что реклама некорректна, ее печатать не станут, даже если за модуль проплачено. С другой стороны, так оно и лучше. Некорректная реклама принижает не только престиж товара, но и говорит о некомпетентности рекламного агентства и газеты, публикующей ее. И мистеру Копли не хотелось бы увидеть «Морнинг стар», продающуюся за полцены наряду с низкопробной бульварной прессой.

В пылу раздражения Копли почувствовал обиду на свое руководство за то, что его так мало ценят. Он всегда говорил, что молодое поколение рекламных агентов ни на что не годно: слишком много наносного университетского лоска, в работе какая-то неоперенность. Он же, напротив, обладал всеми необходимыми качествами опытного рекламиста.

— Вам надо было сообщить нам об этом раньше, — заметил он сурово. — Смешно сообщать о подобных проблемах в четверть седьмого, когда офис уже закрыт. Что, вы думаете, мы теперь сможем сделать?

— Это не наша вина, — ответил голос. — Рекламный материал доставили всего десять минут назад. Мы всегда просим мистера Толбоя присылать материал заранее, чтобы избежать ситуаций подобного рода.

Это еще раз подтвердило высокую самооценку мистера Копли. Наплевательское отношение к делу — вот как это можно было назвать. Мистер Толбой ушел с работы ровно в 17.30. Мистер Копли видел это. Эта молодежь всегда только и смотрит на часы. Толбой не имел морального права уходить, пока не убедился, что модули были доставлены в газету вовремя, что с ними все в порядке и они пойдут в печать. А если посыльный добрался до «Морнинг стар» только в начале седьмого, значит, он либо слишком поздно вышел, либо болтался где-то по дороге. Такой подход к делу недопустим. Миссис Джонсон обязана контролировать своих подопечных — истинных сорванцов — приучать их к дисциплине. Мистер Копли также подумал и о том, что до войны женщин шин вообще не допускали к работе в рекламных агентствах, и не было этих нелепых промахов.

С этим надо что-то делать.

— Очень плохо, — проговорил мистер Копли. — Но я постараюсь вам помочь, попробую связаться с кем-нибудь из руководства. Какой у вас крайний срок выхода в печать?

— У нас есть время только до девятнадцати часов, — ответил голос в трубке. — На самом деле машина ждет этого листка уже сейчас. Нам не хватает только вашего модуля. Но я разговаривал с мистером Уилксом, и он позволил попробовать решить эту проблему, предоставив время до семи вечера.

— Я перезвоню вам, — пообещал мистер Копли и положил трубку.

Он мысленно пробежал по списку людей, которые могли бы компетентно справиться с подобной ситуацией. Мистер Толбой — менеджер группы товаров «Нутракса»; мистер Веддерберн — секретарь этой группы; мистер Армстронг — ответственный за все рекламные модули; и, наконец, глава всего рекламного агентства — мистер Пим.

Но время было самое неудачное. Мистер Толбой жил в Кройдоне и, возможно, еще ехал в поезде. Мистер Веддерберн жил где-то на окраине и, вероятно, также находился в дороге. Дом мистера Армстронга был в Хэмпстеде, номер его телефона можно было обнаружить в документах компании, так что была какая-то вероятность найти хотя бы его.

Мистер Копли спустился вниз, нашел в списке номеров сотрудников нужный номер и начал звонить. После двух неудачных попыток попал туда, куда нужно. Ему ответила экономка мистера Армстронга. Самого мистера Армстронга не оказалось дома. Женщина не знала, куда он уехал и когда вернется, но спросила, что ему передать. Мистер Копли ответил, что в этом нет необходимости, и пообещал перезвонить позже. Он взглянул на стену кабинета, часы показывали 18.30.

В адресной телефонной книге не оказалось номера мистера Веддерберна, зато там присутствовал номер мистера Толбоя. С небольшой надеждой мистер Копли позвонил в Кройдон и узнал, как он и предполагал, что мистер Толбой еще не вернулся. Расстроившись еще сильнее, с тяжелым сердцем Копли позвонил мистеру Пиму. Услышав, что мистер Пим вышел всего минуту назад, он добавил, что звонит по срочному делу. На другом конце провода сообщили, что мистер и миссис Пим отправились с мистером Армстронгом ужинать во «Фраскати». Мистер Копли тут же позвонил в ресторан. Официант «Фраскати» подтвердил, что мистер Пим заказал столик на 19.30, но еще не подъехал; поинтересовался, что ему передать, когда тот появится? Мистер Копли попросил, чтобы мистер Пим или мистер Армстронг срочно позвонили, по возможности, до семи часов вечера в офис агентства. Но, вешая трубку, он был почти убежден, что из этого ничего не выйдет. Он вновь посмотрел на часы. Было уже 18.45. Вдруг зазвонил телефон.

Звонок был, как он и предполагал, снова из «Морнинг стар»; требовали информацию.

— Я не могу никого найти, — объяснил мистер Копли.

— Что нам делать? Убрать ваш модуль из номера?

У Копли пронеслось в голове: завтра в газете появится пустое место с надписью: «Зарезервировано такой-то компанией»; вроде бы для простых читателей это ничего не значит, но для тех, кто разбирается хоть немного в рекламном бизнесе, означает провал и полную некомпетентность в работе. Непростительная вещь; это то, чего нельзя допустить.

Мистер Копли какое-то время еще со злостью рассуждал, какую услугу это сослужит горстке молодых рекламных агентов и недоумков, если в газете будет пустое место, и воскликнул убедительно:

— Нет, нет. Ни в коем случае! Не вешайте трубку! Минутку, я посмотрю, что можно сделать.

Жизненный и профессиональный опыт мистера Копли неоднократно подсказывал ему, что интересы фирмы должны быть всегда на первом месте — это единственное правило морали в любом бизнесе.

Кабинет мистера Толбоя был на том же этаже, что и отдел отправок, то есть в конце коридора возле железной лестницы. Уже через минуту Копли рылся в шкафу мистера Толбоя, пока не нашел то, что нужно, — проклятый полудвойной модуль «Нутракса». Мистер Викиз был прав: заголовок и картинка сами по себе были безвредны, но вместе они составляли ядовитую смесь.

Не задаваясь очевидным вопросом, как это проскочило мимо орлиного взора начальников отделов, мистер Копли сел за стол и достал карандаш. Картинку уже не исправить, она должна в любом случае пойти в печать, так что оставалось придумать новый подходящий слоган с тем же количеством знаков, что и в первоначальном варианте.

Копли лихорадочно стал перебирать в уме разные слоганы. «Работа и стресс ослабили ваши нервы?» — подходящий по смыслу, но на несколько букв короче нужного формата. Хотя на самом деле довольно глуповатый и не отражает сущность продукта. Не работа, а переработка ослабляет нервы — вот о чем надо писать.

«Переволновались и переработали?» — нет, не то. «Переработали и переволновались?» — уже лучше, но слишком мною букв. Слоган в оригинале занимал три строки и был размещен следующим образом:


Требуете ли вы

от себя больше,

чем нужно?


«Слишком большой объем, — подумал Копли, — для половины двойного модуля».

Он отчаянно писал, пытаясь то сэкономить букву, то прибавить: «Нервная сила», «Сила нервов», «Нерво-сила»? Драгоценные минуты бессердечно улетали.

А что, если вот так:


Переработали и

Переволновались —

Экономьте Нерво-Силу!


Текст, конечно, не блестящий, но, по крайней мере, по делу и без проблем подходит под требуемый формат. Копли кинулся в свой кабинет, но быстро сообразил, что может переключиться и поговорить с телефона мистера Толбоя. Он поднял трубку — это действительно оказалось возможным. Он нетерпеливо заговорил:

— Вы меня слушаете?

— Да.

— Послушайте, вы можете вырезать предыдущий слоган и заменить его на новый в том же формате?

— Д-да, можем, но только если вы нам скажете этот новый слоган прямо сейчас.

— Я диктую вам, пишите.

— Секундочку...

— Начинайте там, где стоит первая буква предыдущего слогана: «Требуете ли вы...» Первая и вторая строки пойдут заглавными буквами, а третья — строчными. Готовы? Вот первая строчка: «ПЕРЕРАБОТАЛИ И». Пока все понятно?

— Да.

— Следующая строка. Того же размера. Начинаете ровно под первой. «ПЕРЕВОЛНОВАЛИСЬ — ». Не забудьте тире. Написали?

— Да.

— Теперь третья строка. Строчными буквами. «Экономьте Нерво-Силу!» С заглавных букв «Э», «Н» и «С». Ясно?

— Да. Я повторю на всякий случай. Первая строка заглавными буквами: «ПЕРЕРАБОТАЛИ И», вторая строка тоже заглавными — «ПЕРЕВОЛНОВАЛИСЬ», тире. Третья строка строчными буквами: «Экономьте Нерво-Силу!» Заглавные «Э», «Н» и «С». Все правильно?

— Да. Очень вам признателен.

— Не стоит благодарить. Это вам спасибо. Извините за беспокойство. Всего доброго. До свидания.

— Счастливо.

Мистер Копли откинулся на спинку стула, нахмурив лоб. Дело было сделано. Фирма была спасена. Сотрудники «Пимс» не были выставлены в дурном свете. Когда возникло критическое положение, когда все сбежали и покинули свои посты, все свалилось на него, мистера Копли, человека старой закалки с огромным опытом, от которого зависела репутация рекламного агентства Пима. «Человека, — думал он, — который мог справиться и справился с ситуацией. Человека, который не боится ответственности. Человека, чьи сердце и душа были вложены в работу».

Представим себе, что он побежал бы домой в 17.30, как Толбой, не волнуясь о качестве своей работы, и что бы тогда было? Все рекламное агентство было поставлено под удар. Он надеялся, что это послужит хорошим уроком для Толбоя и ему подобным.

Подойдя ближе к рабочему столу мистера Толбоя, чтобы выключить телефон, Копли обнаружил на нем небрежно разбросанную кучу бумаг, оставленных с вечера. Вдруг из какого-то угла, невидимого ранее, на пол выпал конверт со штемпелем. «Экономьте Нерво-Силу!» С заглавных «Э», «Н» и «С»

Мистер Копли шагнул вперед и поднял конверт. Тот был адресован Дж. Тоблою, эсквайру из Кройдона, и был уже вскрыт. Заметив, как конверт изменил форму, он решил, что там не могло быть ничего, кроме толстой пачки зеленых банкнот. Под действием секундного непреодолимого желания Копли достал деньги и пересчитал их. К его удивлению и негодованию, банкнот было не меньше пятидесяти.

Если и было что-то еще, что мистер Копли считал Безалаберностью и Несправедливостью (много лет работы в рекламном бизнесе заставляли его думать с заглавной буквы), это было Расставлять Искушения на Пути у Других. Мужчина недоумевал, как такая огромная сумма денег могла быть оставлена так небрежно ведь любой зашедший в кабинет человек мог открыть стол, и конверт мог бы выпасть на пол; подобрать его могли и миссис Крамп, и любой из многочисленной бригады уборщиков. Конечно, хотелось бы думать, что все они были предельно честными, но в настоящее время сложно кого-либо винить за умышленное хищение того, что плохо лежит. Также драгоценный конверт могли подмести и нечаянно выкинуть в мусор. Он мог легко попасть в корзину для ненужных бумаг, а потом прямиком на свалку или в бумажную переработку. А какого-нибудь несчастного могли бы незаконно обвинить в его похищении и уволить с позором. Это было недопустимо; со стороны мистера Толбоя это было реальное Зло.

Конечно, Копли понимал, что произошло. Мистер Толбой получил крупную сумму от неизвестного лица (на письме не было подписи). Возможно, это был какой-нибудь выигрыш, он принес деньги в офис с намерением положить их после работы в банк «Метрополитен и Каути», где большинство сотрудников рекламного агентства хранили свои сбережения. По каким-то причинам он не успел сделать это до закрытия банка. Вместо того чтобы забрать конверт с собой, он положил его в этот дурацкий стол и помчался домой в своей обычной наплевательской манере, совсем позабыв о деньгах.

«А если Толбой потом и вспомнил о конверте, — рассуждал мистер Копли, — то наверняка подумал: и ладно, авось обойдется»». Такого человека стоило проучить.

Мистер Копли его и проучит! Деньги необходимо надежно спрятать, а завтра утром хорошенько поговорить с Толбоем. Он подумал, как же лучше поступить. Если взять деньги с собой, по дороге могут обчистить и потом нужно будет возмещать ущерб. Поэтому надежнее будет оставить деньги в своем кабинете, заперев их в ящике стола. Мистер Копли был доволен, что заказал себе запирающийся шкафчик.

Копли отнес деньги в свой кабинет, положил их под конфиденциальными документами, запер ящик и положил ключи в карман. Затем надел пальто и шляпу и направился к выходу, не забыв заглянуть в диспетчерскую и поправить трубку на телефоне.

Он вышел из здания и перешел дорогу, энергично зашагал к трамвайной остановке в сторону Теобалд-роуд. Оказавшись на нужной стороне тротуара, Копли заметил Толбоя, спешащего к офису со стороны Кингсвей[4]. Копли остановился и смотрел на его фигуру. Толбой подошел к дверям «Пимс» и вошел в офис.

«Ага! — порадовался про себя мистер Копли. — Наконец-то вспомнил про свои денежки».

«Конечно, возможно было вернуться в агентство, — подумал мистер Копли — подняться наверх, разыскать не находящего себе места Толбоя и сказать ему: посмотри, старик, я нашел твой забытый конверт с деньгами и надежно спрятал его. Кстати, что касается «Нутракса»...»

Но он этого не сделал.

Мистер Копли привык всегда придерживаться строгого распорядка дня. У него был длинный и тяжелый рабочий день, полный ненужных переживаний и дрязг, вызванных небрежностью мистера Толбоя, а уже было половина восьмого, и в лучшем случае только через час он мог попасть домой к ужину.

«Пусть попереживает, — сказал мистер Копли. — Это пойдет ему на пользу».

Копли сел в трамвай и, пока он ехал в свой захолустный пригород, строил планы о том, как завтра он все преподнесет мистеру Толбою и получит благодарность от руководства.

Но для того чтобы добиться полного эффекта и прелести своего театрального представления, мистеру Копли на следующий день было необходимо прийти на работу раньше мистера Толбоя. Для Копли это было совершенно естественно, потому что он был человеком пунктуальным, тогда как мистер Толбой мог только вовремя уйти.

План Копли был такой: после того как он предоставит мистеру Армстронгу в девять часов утра свой отчет о проделанной работе, последнему придется отчитать виноватого менеджера и оштрафовать на пятьдесят фунтов. В это время мистер Армстронг расскажет об инциденте с «Нутраксом» другим директорам, и они поздравят друг друга, что у них есть такой надежный, опытный и преданный сотрудник. Слова сами собой выстраивались в голове мистера Копли в слоган: «Вы можете рассчитывать на Копли в любой трудной ситуации».

Но на следующий день события развивались по-другому. Приехав домой поздно вечером, мистер Копли сразу же попал на семейную ссору, которая продолжалась почти всю ночь.

— Полагаю, — язвила миссис Копли, — что во время твоих телефонных разговоров с этими людьми тебе трудно было подумать о своей жене. Но мне так не кажется. Тебя не волнует, что я тут сижу одна и представляю себе бог весть что. Так вот, я не виновата в том, что цыпленок подгорел, картошка сырая и у тебя будет несварение желудка.

Цыпленок действительно был пережаренным, картофель сырым, вследствие чего мистер Копли все-таки получил жуткое несварение, в котором супруга обвинила его содово-мятные таблетки и газированную воду. Промучившись до шести утра, он в начале седьмого провалился в крепкий, оздоравливающий сон, а уже без четверти восемь раздался голос миссис Копли:

— Фредерик, если ты собираешься сегодня на работу, тебе лучше поторопиться. Если нет, мог бы и предупредить об этом. Я бужу тебя уже полчаса, твой завтрак остывает.

Мистер Копли с трудом открыл глаза, мгновенно почувствовав тошнотворную головную боль и гадкий привкус во рту. В любой другой день он с радостью бы попросил вызвать врача, с удовольствием уткнулся бы в подушку и похоронил бы свое горе во сне. Но воспоминания о полудвойном модуле «Нутракса» и пятидесяти фунтах растяпы Толбоя нахлынули на него, как наводнение, и охватили все его ноющее тело. Едва различимые в утреннем свете перспективы его триумфа теряли свое прежнее очарование в сочетании с танцующими перед его глазами черными пятнами. И все-таки Копли не мог допустить, чтобы обо всем в агентстве узнали из какого-то телефонного разговора. Он должен собрать всю свою волю в кулак и явиться в офис.

Мужчина наскоро побрился трясущейся рукой и порезался. Царапина была небольшой, но кровь попала на рубашку. Он снял ее и попросил жену принести ему чистую. Миссис Копли выполнила просьбу — не без упрека. Можно подумать, что одна чистая рубашка, надетая в пятницу, может повредить бюджету семьи. В десять минут девятого мистер Копли спустился к завтраку, который не мог есть; на его щеке смешно прилип кусочек ваты, а в ушах звенело от сильной головной боли и наставлений жены.

Он опоздал на трамвай, пришлось ждать следующего. Окончательно расстроенный, он сел на рейс в 8.25.

Без четверти девять трамвай застрял на двадцать минут из-за аварии на путях в районе Кингс-Кросс.

Лишь в 9.30 мистер Копли мрачно вошел в офис «Пимс паблисити», жалея о том, что вообще появился на этот свет.

Как только он вошел, клерк сообщил, что мистер Армстронг желает видеть его немедленно. Мистер Копли, размашисто расписавшись намного ниже красной линии, разделявшей графы «опоздал» и «пришел вовремя», кивнул и в тот же момент пожалел об этом, так как резкая боль пронзила его голову. Он с большим трудом взобрался по ступеням и столкнулся с мисс Партон, которая воскликнула:

— Ах, вот вы где, мистер Копли! Мы думали, вы потерялись. Мистер Армстронг хочет вас видеть.

— Я как раз иду к нему, — огрызнулся мистер Копли.

Он зашел к себе в кабинет и снял пальто, раздумывая, поможет ли ему таблетка фенацетина избавиться от головной боли, или ему станет только хуже. Тут в дверь постучался Джинджер Джо.

— Если вы свободны, сэр, то мистер Армстронг просит уделить ему минутку.

— Хорошо, хорошо, — сказал мистер Копли. Шатаясь, он вышел в коридор и едва не упал на мистера Инглеби.

— Привет, Копли! — произнес Инглеби. — Тебя повсюду ищут! Мы уже было хотели посылать за тобой сыщиков. Тебе лучше поскорее явиться к Армстронгу. Толбой жаждет твоей крови.

— Гм! — ответил Копли.

Он обошел мистера Инглеби и, направляясь далее, столкнулся с мистером Брэдоном, скрывающимся за дверью своего кабинета, тот пожал ему руку с мерзкой усмешкой.

— Видели, герой-завоеватель идет! — воскликнул мистер Брэдон.

— Шестерка! — отрезал Копли.

После чего, к его ужасу, мистер Брэдон продемонстрировал чуть ли не тройное сальто, шустро спускаясь по коридору, и аккуратно приземлился перед дверью мистера Армстронга, так что тот не мог видеть этого трюка.

Мистер Копли еле слышно постучался в стеклянные панели, через которые увидел мистера Армстронга, сидящего за столом, мистера Толбоя, раздраженного и настроенного на решительные меры, и мистера Хэнкина, находящемся в присущем ему нервическом состоянии в дальнем углу комнаты. Мистер Армстронг взглянул через стекло и жестом пригласил мистера Копли войти.

— О! — сказал мистер Армстронг. — А вот и тот, кого мы с таким нетерпением ждали. Вы припозднились сегодня, не так ли, мистер Копли?

Копли объяснил, что на трамвайных путях случилась авария.

— С этими авариями надо срочно что-то делать, — продолжил Армстронг. — Трамваи всегда ломаются, когда рабочий персонал «Пимс» на них путешествует. Надо будет обязательно написать в Управление общественного транспорта. Ха-ха!

Копли понял, что мистер Армстронг пребывал в одном из своих фривольных и утомительных настроений, и ничего не ответил.

— Теперь, мистер Копли, как там насчет полудвойного модуля «Нутракса»? Мы только что получили ужасную телеграмму от мистера Джоллопа: «Я не могу больше задерживать этого человека из «Морнинг стар»...» там его?

— Викиз, — заметил мистер Толбой.

— Викиз. Что за имя! Но я понимаю — и мистер Толбой понимает, — что вы изменили слоган «Нутракса» вчера вечером. Не сомневаюсь, что у вас готовы прекрасные объяснения, но мне бы хотелось знать, что мы скажем мистеру Джоллопу.

Мистер Копли собрался с мыслями и сконцентрировал внимание присутствующих на неприятности прошлого вечера. Он чувствовал, что его слова звучат неправдоподобно. Он сделал акцент на том, что сочетание рекламной картинки и старого слогана было совершенно неудачным.

Мистер Армстронг рассмеялся.

— Боже мой! — воскликнул он. — И тут они нас поймали. Толбой! Ха-ха-ха! Кто писал заголовок? Я должен сообщить об этом мистеру Пиму. Почему, черт возьми, ты не проследил за этим, Толбой?

— Мне никогда не приходило в голову, что такое может случиться, — ответил мистер Толбой, наливаясь краской.

Мистер Армстронг снова весело рассмеялся.

— Я полагаю, Инглеби писал это, — добавил мистер Толбой.

— Угораздило же его!

Ликование мистера Армстронга длилось недолго. Он нажал кнопку пульта на своем столе:

— Мисс Партон, попросите мистера Инглеби зайти ко мне.

Через несколько минут явился мистер Инглеби, как всегда уверенный и наглый. Мистер Армстронг, едва способный говорить спокойно, бросил ему первоначальный набросок рекламы с такими неприличными комментариями, что мистер Копли покраснел.

Инглеби невозмутимо выслушал комментарии своего начальника и ответил еще более нескромными.

— Мистер Армстронг, — сказал Инглеби, — это не моя вина. Моя первоначальная работа была проиллюстрирована довольно красивым наброском — джентльмен, сокрушающий проблемы бизнеса. Если люди в студии решили отклонить мое предложение в пользу этого кошмара, то я отказываюсь отвечать за свою работу.

— Ха-ха, это все Барроу, — заметил мистер Армстронг. — Не думаю, что Барроу...

Окончание предложения было больше присуще руководителю студии, чем директору агентства. Мистер Хэнкин не сдержал усмешки и рассмеялся.

— Мистер Барроу обожает спонсировать всякие предложения, продвинутые отделом печати, — сказал мистер Копли.

— Навряд ли за этим стоит какие-либо противоречия между отделами, но факт остается фактом...

— Что ж, все в порядке, мистер Копли, — произнес мистер Армстронг. — Ты поступил правильно, теперь я это понял. Я пошлю объяснения мистеру Джоллопу.

— Он удивится, что вы их послали, — заметил Хэнкин.

— Возможно, — согласился довольный мистер Армстронг. — Я не так уж часто допускаю подобные вещи и доставляю партнерам неприятности. Сегодня мог бы быть день хуже, чем я предполагал. У тебя, кстати, тоже, Толбой. О боже! Ведь мистер Пим еще должен высказаться по этому поводу. Я думаю, узнав все подробности случившегося, он останется доволен. Только бы все закончилось благополучно. Он может уволить целый отдел.

— Это могло бы вылиться в очень серьезную проблему, — высказался мистер Копли.

— Конечно. Я очень рад, что в «Морнинг стар» это заметили и вовремя исправили допущенную ошибку. Теперь все в порядке. Мистер Хэнкин, насчет этой целой страницы для «Сопо»...

— Надеюсь, вы удовлетворены моей работой, — продолжил мистер Копли. — Это не заняло у меня много времени...

— Очень хорошо, очень, — ответил мистер Армстронг. — Я очень вам обязан. Но, между прочим, вы могли бы и пораньше предупредить кого-нибудь. Я все находился сегодня в подвешенном состоянии.

Мистер Копли объяснил, что пытался связаться с мистером Пимом, мистером Армстронгом, мистером Толбоем и мистером Веддерберном, но безуспешно.

— Да, да, понимаю, — сказал мистер Армстронг. — Но почему вы не позвонили мистеру Хэнкину?

— Я всегда дома после шести вечера, — добавил мистер Хэнкин, — и редко куда-то ухожу. А если ухожу, то всегда оставляю координаты, где меня можно найти.

Мистер Копли встревожился, почему-то он действительно напрочь забыл о мистере Хэнкине. Он знал также и то, что мистер Хэнкин, хоть и обладал хорошими манерами, легко обижался.

— Конечно, — запнулся Копли. — Да, конечно, я должен был связаться с мистером Хэнкином. Но «Нутракс» — ваш клиент, мистер Армстронг, я думал... Мне и в голову никогда не приходило, что мистер Хэнкин...

Не договорив, он уже понял, что выбрал не слишком хорошую тактику. Его слова были противоположны великим принципам Пима, который считал, что любой сотрудник отдела печати должен брать на себя всякую работу и в любое время, если понадобится. К тому же выходило, что, согласно мнению мистера Копли, мистер Хэнкин был менее универсальным сотрудником, чем сам мистер Копли.

— «Нутракс», — начал заносчиво мистер Хэнкин, — конечно же, не самое мое любимое дело. Но я непременно справился бы с ним.

Это был еще один удар, адресованный мистеру Армстронгу, у которого случались такие периоды сильного нервного истощения, когда он поручал мистеру Хэнкину едва ли не всех своих клиентов.

— Мои возможности не выходят за пределы младшего редактора.

— Так-так, — произнес мистер Армстронг, понимая, что мистер Хэнкин может сказать лишнее, — в этом нет ничего страшного, и вы делали все возможное в трудных ситуациях. Сейчас уже никто и не догадывается об этом. Теперь, мистер Хэнкин, — он кивнул, словно сглаживая накаляющуюся обстановку, — давайте выясним этот вопрос с «Сопо» раз и навсегда. Не уходите, мисс Партон, мне нужно, чтобы вы делали заметки. Я извещу «Нутракс», мистер Толбой, не волнуйтесь.

Мистер Копли, Инглеби и Толбой поднялись со своих мест и вышли из кабинета.

— Бог мой! — воскликнул Инглеби сразу же после того, как за ними захлопнулась дверь. — Какой скандал! Потерпеть полный крах от начата и до конца. Не хватало только, чтобы Барроу его завершил. Кстати, я должен буду оторвать ему ноги. Это научит его, как отвергать мои интеллектуальные предложения. Привет! Я иду к мисс Митейард. Я должен сообщить ей, как Армстронг отзывался о старом Барроу.

Он направился в кабинет мисс Митейард, из которого вскоре послышались возгласы радости. Мистер Копли, чувствуя, что словно гранитные колья стучат по вискам, медленно поплелся к себе. Когда он подошел к проходной, он увидел странную картину. Миссис Крамп стояла вся в слезах возле стола миссис Джонсон, но никто не обращал на нее никакого внимания.

— О, мистер Толбой!

Довольно резкий голос миссис Джонсон стал для мистера Копли спасительным. Он почти вбежал в свой кабинет, словно кролик, за которым охотились. Он должен срочно принять фенацетин и будь что будет. Наскоро проглотив сразу три таблетки, даже не удосужившись залить их водой, Копли упал в свое кресло и прикрыл глаза.

Голова раскалывалась от боли, казалось, глыбы гранита давят на мозг. Ему нужно лишь побыть в тишине, буквально полчаса...

Но в этот момент дверь с грохотом распахнулась.

— Слушай, Копли, — завелся мистер Толбой, точно механическая дрель, — ты руководствовался хотя бы какими-нибудь моральными принципами, когда рылся вчера вечером у меня в столе, в моих личных вещах?

— Ради всего святого, — простонал мистер Копли, — не поднимай шум. У меня раскалывается голова.

— Меня не волнует твоя голова, — возразил мистер Толбой, с возмущением резко захлопнув за собой дверь. — На моем столе прошлым вечером лежал конверт с пятьюдесятью фунтами, он пропал, а эта старуха миссис Крамп сказала, что видела тебя у моего стола, ты копался в моих бумагах.

— Твои пятьдесят фунтов у меня, — с достоинством ответил мистер Копли. — Я положил их в безопасное место для твоего же блага. И хочу сказать тебе, Толбой, что ты поступил совершенно бездумно, оставив эту свою личную вещь на столе на всеобщее обозрение других сотрудников. Это не честно. Тебе бы следовало быть более осмотрительным. И еще, я не рылся, как ты изволил выразиться, в твоем столе. Я элементарно искал бумаги по «Нутраксу», а когда стал закрывать ящик, конверт выпал мне в руки.

Копли наклонился, чтобы открыть ящик, испытывая при этом ужасный приступ головной боли и полной растерянности.

— Ты хочешь сказать, — начал мистер Толбой, — что ты приложил все усилия для того, чтобы отнести мои деньги в свой чертов кабинет...

— В твоих же интересах, — ответил мистер Копли.

— К дьяволу интересы! Почему, черт возьми, тебе не пришло в голову оставить их на месте и не мешаться под ногами?

— Ты не понимаешь...

— Я понимаю, — перебил его Толбой, — что ты обыкновенный старый во все вмешивающийся идиот. Что ты везде суешь свой нос, где не надо...

— На самом деле, мистер Толбой...

— Какое тебе дело?

— Это касается всех, — сказал мистер Копли. Он так разозлился, что почти забыл про свою головную боль, — кто имеет хоть каплю сострадания в своем сердце. Я значительно старше тебя, Толбой, и в мои дни молодому менеджеру группы было бы стыдно оставить рабочее место, не удостоверившись в том, что все готово к выпуску рекламы в завтрашнем номере газеты. Как ты упустил из виду, что такая реклама должна попасть на первую полосу? Это за пределами моего понимания. Может быть, ты также не в курсе, что «Морнинг стар» получила материал только в пять минут седьмого — пять минут седьмого. И вместо того, чтобы применять какие-либо меры...

— Не тебе учить меня работать, — отрезал мистер Толбой.

— Прошу прощения, я думаю, что мне.

— Как бы там ни было, разве это имеет какое-либо отношение к разговору? Дело в том, что ты суешь свой нос в мои личные дела...

— Это не так. Конверт выпал...

— Это — гнусная ложь.

— Прошу прощения, но это правда.

— Перестань извиняться, словно ты омерзительная прислуга.

— Оставь меня в покое! — завопил мистер Копли.

— Я не покину твою чертову комнату, пока не получу Разумных объяснений.

— Ты должен передо мной извиниться.

— Перед тобой? — Толбой едва не потерял дар речи. — Ты!.. Хорошо, но почему ты тогда не соизволил позвонить и предупредить меня?

— Тебя не было дома.

— Откуда ты знаешь? Хочешь сказать, что ты пытался мне дозвониться?

— Нет. Я знал, что тебя нет, потому что видел тебя на улице.

— Ты видел меня и не удосужился подойти и обо всем мне рассказать? Да-а, Копли, ты и вправду хочешь убрать меня с дистанции и забрать себе все заработанные деньги. Я в этом и не сомневался.

— Как ты смеешь так думать?

— Да еще все твои разговоры про посторонних сотрудников. Это явное лицемерие. Конечно, я подумал сначала, что одна из уборщиц могла взять конверт себе. Я сказал миссис Крамп...

— Ты обвинял миссис Крамп?

— Я не обвинял ее. Я просто сказал, что не могу найти свои пятьдесят фунтов.

— Как это на тебя похоже, — заметил мистер Копли.

— И, к счастью, она заметила тебя у моего стола. Иначе я мог бы навсегда попрощаться со своими денежками.

— Ты не имеешь права так говорить.

— У меня, черт возьми, больше прав говорить так, чем у тебя красть мои деньги.

— Ты хочешь сказать, что я вор?

— Да, хочу.

— В таком случае, я посмею назвать тебя негодяем, — возмутился мистер Копли. — Да, ты — наглый негодяй. И если бы ты заработал эти деньги честно, в чем я очень сомневаюсь, сэр, очень сомневаюсь...

Тут в дверях показался длинный нос мистера Брэдона.

— Я хотел сказать, — пролепетал он взволнованно, — простите за беспокойство и все такое и примите поздравления мистера Хэнкина. Но он просит вас вести себя немного потише. Он в соседней комнате принимает мистера Саймона Брозерхуда.

Последовала долгая пауза, во время которой обе спорящих стороны поняли, что стены в офисе между кабинетами невероятно тонкие. Мистер Толбой сунул найденный конверт в карман.

— Хорошо, Копли, — сказал он, — я не забуду твоего доброжелательного вмешательства.

Он шмыгнул в коридор.

— О боже, боже, — застонал мистер Копли, обхватив голову руками.

— Что-то случилось? — поинтересовался мистер Брэдон.

— Пожалуйста, уходите, — умолял мистер Копли, — я чувствую себя ужасно.

Мистер Брэдон удалился тихой, кошачьей походкой. Его лицо изображало негодование. Он нагнал мистера Толбоя возле проходной, когда тот о чем-то секретничал с миссис Джонсон.

— Я хотел спросить, Толбой, — начал мистер Брэдон, — что с Копли? Он выглядит замученным. Вы ссорились?

— Что бы мы там ни делали, это не твое дело, — ответил Толбой и отвернулся к женщине. — Хорошо, миссис Джонсон, я схожу к миссис Крамп и объяснюсь с ней

— Очень на это надеюсь, мистер Толбой. И в следующий раз, когда вы захотите оставить в своем рабочем кабинете какие-либо ценные вещи, я буду вам очень признательна, если вы отдадите их мне и позволите спрятать в безопасном месте. Подобного рода неприятности нам ни к чему: мистер Пим будет не в восторге, если узнает об этом.

Толбой пошел к лифту, не удостоив миссис Джонсон Светом.

— Кажется, атмосфера была сегодня утром не из благоприятных, миссис Джонсон, — заметил мистер Брэдон. — Даже у верховных гениев могут быть проблемы. А справедливое негодование обрушивается на вас, от чего искрятся ваши глаза и розовеют щеки.

— Довольно, мистер Брэдон. Что подумают мои ребята, когда услышат, что вы надо мной смеетесь? Да, многие норовят это сделать. Но я должна защищать своих сотрудников. Среди них нет ни одного, кому бы я не доверяла, и это неправильно — обвинять их безосновательно в чем бы то ни было.

— Это подло, — согласился мистер Брэдон. — А кто предъявил обвинение?

— Не думаю, что мне можно распространяться на эту тему, — заметила миссис Джонсон, — но это несправедливо по отношению к миссис Крамп...

Так через пять минут Брэдон был уже в курсе всех событий.

— Вы не должны передавать наш разговор кому-либо в офисе, — добавила миссис Джонсон.

— Конечно, нет, — сказал мистер Брэдон. — Привет!

Он ловко развернулся и поспешил в отдел печати, где мисс Партон пересказывала детали утреннего совещания у мистера Армстронга любопытной аудитории более подробно.

— Это еще ничего, — объявил мистер Брэдон. — Вы не слышали последних событий.

— О, что случилось? — всполошилась мисс Росситер.

— Я обещал молчать, — сказал мистер Брэдон.

— И тебе не стыдно!

— Вообще-то, я сам не обещал этого. Меня только попросили.

— Это о деньгах мистера Толбоя?

— Вы уже знаете? Какое разочарование!

— Я знаю, что бедняжка миссис Крамп плакала сегодня утром, потому что мистер Толбой обвинил ее в том, что она взяла деньги из его стола.

— Тогда вы понимаете, — произнес мистер Брэдон, рисуясь, — что это несправедливо по отношению к миссис Крамп...

И он живописно обрисовал всю картину происшедшего.

— Я думаю — это нехорошо со стороны мистера Толбоя, — сказала миссис Росситер. — Он всегда груб с бедным стариком Копли, — как ему не стыдно. И это гнусность — обвинять честных работниц.

— Да, верно, — согласилась мисс Партон. — Но мистер Копли действительно трудный человек. Он занудный и хочет знать абсолютно обо всем. Однажды он пошел и рассказал Хэнкину, что видел меня на собачьих бегах с джентльменом. Как будто его касается, что делает молодая сотрудница за пределами рабочего места. Он очень любопытный. Если девушка работает простой машинисткой, это не значит, что она рабыня. О! Мистер Инглеби здесь. Кофе, мистер Инглеби? Вы слышали, что мистер Копли прихватил пятьдесят фунтов мистера Толбоя?

— Не говорите так, — заметил мистер Инглеби, вышвыривая из корзины для бумаг листы, намереваясь перевернуть ее и сесть. — Расскажите мне, что все-таки произошло на самом деле. Боже! Что сегодня за день!

— Итак, — начала мисс Росситер, — кто-то послал мистеру Толбою пятьдесят фунтов в зарегистрированном конверте...

— Что это все значит? — перебила ее мисс Митейард, Подойдя с какими-то бумагами в руках и пакетиком съестного. — Вот леденцы для моих малышей. А теперь все с начала. Вот бы мне прислали пятьдесят фунтов конверте. Кто же такой щедрый?

— Я не знаю. Вы знаете, мистер Брэдон?

— Не имею ни малейшего представления. Но все они в одинаковых банкнотах, что уже подозрительно.

— Он принес их в офис, чтобы потом положить в банк.

— Но он был занят, — вмешалась мисс Партон, — и забыл про них.

— Я бы ни за что не забыла про пятьдесят фунтов, — сказала закадычная подруга мисс Партон из отдела печати.

— О, мы бы, бедные машинистки, не забыли бы. Пятьдесят или шестьдесят фунтов для мистера Толбоя явно не деньги. Он даже и не старался их спрятать, а просто убрал в стол...

— Почему не положил в карман?

— Откуда я знаю?

— Какая нехорошая у человека привычка всех подозревать...

— Да. Так вот, он забыл про них. А позже обнаружил, что верстальщик модулей сделал ошибку в колонке «Нутракса»...

— Вот почему она задержалась? — спросил мистер Брэдон.

— Да, поэтому. И хочу добавить, что я выяснила кое-что еще. Мистер Дрю...

— Кто такой мистер Дрю?

— Тот тучный человек из «Корморан пресс». Это он сообщил мистеру Толбою, что его с заголовком что-то не так. Тогда мистер Толбой сказал, что он не в настроении и, как бы там ни было, все видели данный заголовок и изменить ничего нельзя...

— Надо же! — воскликнул мистер Гарретт, неожиданно вступивший в разговор. — Хорошо, что Копли не узнал об этом. Он бы это так не оставил. Я имею в виду, что Толбою следовало бы своевременно принять меры.

— Кто тебе такое сказал?

— Мистер Веддерберн. Дрю спрашивал его сегодня утром об этом. Сказал, что теперь они будут более внимательно следить за такими вещами.

— Ну, продолжайте.

— К тому времени, как мистер Толбой исправил колонку, банк уже закрылся. Поэтому он не вспомнил деньги и ушел, оставив их в столе.

— И часто он такое вытворяет?

— Бог его знает. А Копли работал допоздна...

Послышались какие-то звуки. Но обсуждение не прекратилось.

— ...бедняжка миссис Крамп рыдала, словно губку выжали...

— ...миссис Джонсон была в таком состоянии...

— ...устроили такую ужасную ссору, мистер Брэдон слышал. Как он его называл, мистер Брэдон?

— ...обвинял его в краже денег...

— ...называл вором и негодяем...

— ... что подумал мистер Брозерхуд...

— ...что мы тут испытали!

— Кстати, — заметил мистер Инглеби. — Я все-таки должен вырвать Барроу ноги за этот эскиз.

— Вы не передали ему слова Армстронга?

— Нет. По крайней мере, я не сказал, что мистер Армстронг вообще что-то говорил. Но я сам проучу его.

— Вы ужасны!

— Он испортит много крови в этом отделе — особенно Копли.

— Все потому, что Копли жаловался на прошлой неделе Хэнки по поводу заголовков «Джамбери» и говорил, что Барроу не следует его указаниям. Поэтому я считаю, что Копли тоже виноват в произошедшем...

— Замолчите!

Мисс Росситер прильнула к печатной машинке и судорожно начала бить по клавишам.

В комнате наступила гробовая тишина, потому что вошел мистер Копли.

— Копия, что я просил, готова, мисс Росситер? Похоже, что этим утром никто не собирается работать.

— Вам придется подождать, мистер Копли. Я должна закончить отчет для мистера Армстронга.

— Я поговорю с мистером Армстронгом по поводу того, как вы работаете, — добавил мистер Копли. — Эта комната напоминает мне берлогу. Она такая убогая.

— Почему бы не пожаловаться на этот раз еще и Хэнкину? — язвительно заметила мисс Партон.

— Нет, правда, Копли, — искренне возразил мистер Брэдон. — Вы не должны отыгрываться на этой бедняжке. Не сделано, бывает. Не специально же. Вы хотите, чтобы я выудил из мисс Партон эту копию. Она буквально ест из моих рук. Немного доброты и заботы творят с этой женщиной чудеса. Попросите ее по-хорошему, и она сделает для вас все, что угодно.

— Вам лучше знать, мистер Брэдон, — сказал мистер Копли, — как крутиться вокруг нее целыми днями. Мне одному надо работать в этом офисе?

— Если вы не знаете, — заметил мистер Брэдон, — я работаю, не покладая рук. Посмотрите, — добавил он, когда мистер Копли собирался уходить, — мы для него просто кучка бездельников. И ему даже не стыдно говорить нам об этом.

Мистер Копли, не ответив, молча вышел из комнаты.

— Он выглядит ужасно, — вырвалось у Брэдона, когда дверь захлопнулась.

— Действительно! — сказала мисс Партон и любезно произнесла: — Мне ничего не стоит сделать ему копию. Или даже несколько.

И в комнате застучали печатные машинки.


ГЛАВА 9 БЕЗДУШНЫЙ МАСКАРАД АРЛЕКИНА



Дайана де Момери придерживалась обычно одной скорости. Да, огромный «крайслер» и «бэнтли», следовавшие впереди нее, имели больше лошадиных сил, но молодой Спенлоу был слишком пьян, чтобы вырваться вперед, а Гарри Торн был известным водителем-неудачником. Ей оставалось лишь держаться позади на безопасном расстоянии, чтобы избежать аварии. Она также хотела, чтобы Спот Ланкастер оставил ее в покое. Его неуклюжие попытки обнять ее за талию и плечи мешали ей управлять машиной. Тогда она своей изящной ножкой ослабила давление на педаль и как следует ткнула локтем в его разгоряченное лицо.

— Заткнись, ты, дурак! Ты вгонишь нас в канаву, мы разобьемся.

— Не заткнусь! — протестовал Спот. — Не делай так. Это больно.

Она проигнорировала его замечание, следя за дорогой. Прошедшая ночная вечеринка была потрясающей. У Тода Миллигана произошла азартная и занимательная ссора, в которой Тоду совершенно определенно дали понять, что он выходит за рамки приличия. Это и к лучшему. Она стала уставать от запугиваний Тода. Ею и так манипулировали многие мужчины. Ограждения вспыхивали и проносились мимо них; дорога, освещенная резко загорающимися фонарями, была покрыта впадинами горбинками, которые чудесным образом тут же разглаживась перед быстро вращающимися колесами. Машина мчалась по шоссе, словно корабль, рассекавший морские волны. Дайана уверенно держалась за руль и мечтала о машине с открытым верхом, а не об этой колымаге Слота.

«Крайслер» вихлял, точно рыба хвостом. Гарри Торн никогда не имел дела с такой машиной, поэтому не мог удержать ее на дороге. Его бросало из стороны в сторону, и, казалось, он вырисовывал букву S. Перед Дайаной дорога лежала ровная, как на ладони, тогда как у Торна она извивалась, а молодой Спенлоу съехал на левую обочину. Теперь девушка могла спокойно продолжить свой путь — все препятствия были устранены. Спот снова отхлебнул из карманной фляги. Ну и пусть. Ведь он не приставал к ней. «Крайслер», резко повернув, захватил внутренний край «бэнтли», ударил автомобиль и начал вращать, пока тот не остановился поперек дороги. Она затормозила, заехав на траву. Завалившийся набок и гудящий «крайслер» съехал на обочину и врезался в изгородь. Она слышала, как Торн вскрикнул, — и тут она увидела огромную машину, непонятно каким волшебным образом очутившуюся здесь. Внезапно вся дорога вспыхнула таким ярким светом, будто на нее светил поисковый прожектор, чья мощь поглотила свет передних фар ее машины.

Она наклонилась к Споту:

— Что это позади?

— Какой-то гад, — ответил Спот, безуспешно пытаясь разглядеть что-то в зеркале заднего вида.

Дайана стиснула зубы. Что за черт? Что за черт мог быть на такой машине? В боковые зеркала бил яркий свет огромных фар. Она выжала полный газ, и машина рванулась вперед. Но преследователь тут же устремился вслед за ней. Она выскочила на проезжую часть; неизвестная машина безжалостно настигала ее. Впереди в темноте показался узкий, дугообразный мост. Когда она очутилась на верхушке мостика, ей показалось, что она на краю света. На широко простирающейся площади вырисовывалась деревенька с аккуратными, словно игрушечными домиками. Пока девушка любовалась этой картиной, темная длинная громадина нарисовалась перед ней, остановилась и открылась дверь. Боковым зрением она заметила водителя. Несколько секунд мужчина находился позади нее, но после она увидела черную маску и знакомую одежду — сияние черного и серебристого. Незнакомец, захлопнув дверь, рванул вперед, в узкую улочку. Она вспомнила, что говорила ей Памела Дин: «Он появится в тот момент, когда больше всего его не ждешь».

Что бы ни случилось, она должна догнать его. Теперь любитель трюков ехал впереди нее так грациозно, словно пантера, сверкая красным светом фар на расстоянии нескольких ярдов. Ей захотелось закричать от раздражения. Этот шутник явно играл с ней.

— Твоя чертова голландская печка будет работать?

Спот молчал, он уснул и спал сном младенца. Его голова каталась по ее плечу, и она яростно пыталась стряхнуть ее. Через несколько миль дорогу окутал лес. Вдруг ведущая машина свернула на проселочную дорогу, а потом скрылась за деревьями. Дайана проехала в лесную гущу и остановилась, погасив фары. Она тут же выпрыгнула из машины на траву. Над головой от ветра раскачивались верхушки деревьев. Она подбежала к другой машине; в салоне было пусто.

Дайана осмотрелась по сторонам. Вокруг было темно, лишь тонкий луч света от ее машины освещал узкую тропинку. Она зацепилась длинной юбкой за колючий Кустарник, выругалась и произнесла:

— Где ты, черт? Где ты прячешься? Не будь ребенком!

Ответа не последовало. Но вдруг где-то вдалеке насмешливо зазвучат высокий, тонкий звук детской свистульки. Мелодия напоминала песенку из детства:


«Том, Том — трубадура сын

Научился играть, когда был молодым.

И единственной песней, что мог он играть

Была: «По холмам далеко путь держать».

«По холмам далеко путь держать,

А ветер мой галстук будет сдувать».


— Как это глупо, — сказала Дайана.

Мелодия казалась какой-то бестелесной, и трудно было понять, откуда она звучит. Девушка побежала на слабый звук, но мелодия становилась тише; тонкие лозы ежевики опутали ее ноги, царапая и раздирая ее шелковые чулки. Она пыталась высвободиться и, раздражаясь все больше, развернулась в другую сторону. Звуки свистульки затихли. Вдруг Дайана почувствовала, что боится деревьев, темноты и этого незнакомого места. Магическое действие успокаивающих и расслабляющих алкогольных напитков исчезало, и взамен приходило чувство страха. Она вспомнила, что у Спота была с собой карманная фляжка, и начала пробираться обратно к машине. Тут фары погасли, и, казалось, ночь стала еще черней; Дайана содрогнулась от ужаса.

Замерев, простояла несколько секунд будто в столбняке, затем побежала в отчаянии; она бежала и громко кричала. Вдруг ей показалось, что чья-то рука схватила ее, она споткнулась и упала, сжавшись.

Тут снова зазвучала та же самая мелодия, она была еле различима:


«Том, Том — трубадура сын...»


Девушка замерла.

— Ужас, который наводит темный лес, — произнес насмешливый голос где-то у нее над головой, — наши предки называли «паническим страхом» или страхом великого Божества Пан. Любопытно отметить, что современный прогресс не отличает страх от сумасшествия.

Дайана посмотрела вверх. Ее глаза уже привыкли к темноте, и теперь в ветвях деревьев она уловила бледное сияние серебристой материи.

— Зачем ты ведешь себя как идиот?

— В основном для саморекламы. Человек должен быть неординарным, тогда он интересен другим. Я всегда неординарен. Вот почему, моя дорогая леди, преследуют меня, а не я. Возможно, вы скажете, что это дешевый трюк, да, так и есть; но, согласитесь, он хорош для тех, у кого мозги пропитаны джином. Для таких, как вы, если вы не против, давайте отбросим формальности.

— Можно вас попросить спуститься вниз?

— Возможно. Но я предпочитаю смотреть на вас сверху.

— Вы же не можете просидеть там всю ночь. Подумайте, как глупо вы будете выглядеть в лучах утреннего солнца.

— О! По сравнению с вами я буду выглядеть утром просто совершенно. Мой костюм больше, чем ваш, подходит для акробатических упражнений в лесной ночной тьме.

— В таком случае, для чего вы их делаете?

— Чтобы доставить себе удовольствие — это единственная причина, по которой кто-либо что-либо делает.

— Тогда вы можете остаться здесь и дурачиться в свое Удовольствие. А я направляюсь домой.

— Ваши туфли совершенно непригодны для дальних прогулок, но, если вам нравятся экстремальные виды спорта, можете добираться домой любыми способами.

— Почему это я должна идти пешком?

— Потому что ключи зажигания от обеих машин у меня в кармане. Простая мера предосторожности, мой дорогой Ватсон. Я так же думаю, что ваша попытка передать вашему приятелю сообщение не увенчается успехом. Он в руках у Морфиуса — могущественного бога хотя не столь древнего, как Пан.

— Я ненавижу вас, — сказала Дайана.

— Вы еще на долгом пути к любви ко мне — это естественно. Мы должны, обязаны возлюбить творения Божий, когда видим их. Вы видите меня?

— Не совсем. Если вы спуститесь, я смогу рассмотреть вас получше.

— И, возможно, полюбить?

— Возможно.

— Тогда мне здесь безопаснее. Все ваши любовники имели неосторожность плохо закончить жизнь. Молодой Кармишель...

— Я ничего не могла поделать. Он очень много пил. Он был ненормальным.

— А Артур Баррингтон?

— Я говорила ему, что у нас ничего не получится.

— Совсем ничего. Но он все равно пытался и однажды вышиб себе мозги. Не то чтобы мозги эти были очень хорошие, но какие были. А Виктор Дин...

— Маленькая дрянь! Я не имею никакого отношения к его смерти.

— Разве?

— Он ведь упал с лестницы, так?

— Упал. Но почему?

— Не имею ни малейшего понятия.

— Ни малейшего? Думаю, должны иметь. Почему вы не захотели продолжать с ним отношения?

— Потому что он был глупым маленьким занудой, впрочем, как и все остальные.

— Вам нравится, чтобы мужчины были разные?

— Я люблю разнообразие во всем.

— А когда вы находили, что они разные, вы пытались подвести их под одну гребенку. Вы вообще можете назвать хотя бы одного, не похожего на всех?

— Да, вы — другой.

— Только до тех пор, пока сижу на своей ветке. Если я спущусь к вам, я стану как все остальные.

— Спустись, попробуй.

— Я знаю, где я в безопасности. Будет лучше, если вы заберетесь ко мне.

— Разве это возможно?

— Ну конечно, вы не можете. Вы умеете только опускаться и опускать.

— Хочешь оскорбить меня?

— Да, но это очень трудно.

— Спустись сюда, Арлекин, — я хочу видеть твои глаза.

— Что-то новенькое для вас, не так ли? Хотеть то, чего не можешь получить. Вы должны быть благодарны мне за предоставленное разнообразие в жизни.

— Я всегда хотела того, чего не могу получить.

— Что же вы желаете?

— Яркой жизни... Острых ощущений...

— Что ж, сейчас их как раз в изобилии. Расскажите мне все про Виктора Дина.

— Что вы хотите о нем знать?

— Все.

— Если я расскажу, ты спустишься вниз?

— Возможно.

— Оригинальную тему для обсуждения вы выбрали.

— Я знаменит своей оригинальностью. Как вы с ним познакомились?

— Однажды ночью мы с моей компанией поехали на какую-то танцевальную площадку, в какой-то страшный пригород. Мы думали, это будет круто.

— И что?

— Нет, там было довольно скучно. Но там был он, он запал на меня. Тогда он показался мне милым ласковым котиком. Вот и все.

— Простая, несложная история. И как долго он был вашим забавным котиком?

— Около шести месяцев. Но он оказался ужасно скучным и педантичным. Только представь себе, дорогой Арлекин. Он смешивал все: хлеб, сыр и поцелуи. Смеешься?

— Весело.

— Нисколечко. Он был скользкий тип.

— Дитя мое, ты не очень справляешься с ролью рассказчицы. Вы просто споили его. Вы заставляли его пить больше, чем он этого хотел. Вы пытались заставить его принимать наркотики, а он отказался. Продолжать?

— Он был гнусной сволочью, Арлекин, это правда. Он не получил ничего, чего бы мог получить.

— Не из-за вас ли?

— Из-за меня? — Дайана искренне удивилась. — Я была довольно благородна с ним. Я дала ему все, что он хотел. Я всегда это делаю, когда увлекаюсь кем-то.

— Он и взял все, что мог, только вот не смог воспользоваться этим как джентльмен?

— То-то и оно. Знаешь, а он вообще-то называл себя джентльменом. Разве это не смешно? Как в Средние века, да? Леди и джентльмены. Он говорил, что нам не следует сомневаться в том, что он джентльмен, потому что он работает в офисе. Детский лепет, не так ли, дорогой Арлекин?

Она началась раскачиваться взад и вперед от удовольствия.

— Арлекин! Послушай! Я расскажу тебе одну занимательную вещь. Однажды вечером Тод Миллиган пришел ко мне, и я познакомила его с Дином. Я сказала Тоду: «Это Виктор Дин, он джентльмен, работает в рекламном агентстве Пима». Тод ответил: «А, так это тот парень, да?» И посмотрел на него как-то убийственно. А потом спросил меня, совсем как ты, как я связалась с Виктором. Это странно. Тод, случаем, не посылал тебя, спросить меня об этом?

— К счастью, у меня было достаточно, и я дала ей чтобы она успокоилась, тогда-то мы и решили устроить гонку. Выходит, я выиграла — по крайней мере, должна была, если бы не ты. Как ты здесь оказался?

— О, просто оказался по пути. Я всегда оказываюсь там, где надо.

— Нет. Ты только делаешь вид, что оказался здесь случайно. Ты ведь не один из людей Тода, так?

— Не сейчас.

— Раз не один из них, хочешь, я достану для тебя порошок? Если хочешь. Но Тод — сволочь. Тебе лучше не связываться с ним.

— Ты обо мне печешься?

— Да, о тебе.

— Какая преданность!

— Нет, я не об этом. Жизнь — ад, но, как бы там ни было, лучше не путаться с Тодом.

— Тогда почему ты не порвешь с ним?

— Я не могу.

— Боишься его?

— Не столько его, сколько людей, зависимых от него. Тод тоже их боится. Он никогда не отпустит меня от себя. Скорее он убьет меня.

— Как мило! Я думаю, мне стоит узнать этого Тода поближе.

— Все закончится тем, что ты тоже будешь бояться его.

— Разве? Ну что ж, в чувстве страха тоже есть своя прелесть.

— Спустись вниз. Арлекин, и я покажу тебе всю прелесть попусту прожитой жизни.

— Правда?

— Попробуй, и увидишь.

В густой листве послышался шелест, и он спустился прямо к ней.

— Итак?

— Подними меня!

Он поднял ее, и женщина почувствовала его сильные, словно стальные, руки на своем теле. Она была высокая и, когда повернулась к нему, увидела сияние его глаз на уровне своих.

— Ну, что мне делать дальше?

— Для чего?

— Для тебя?

— Для меня? Чем ты мне можешь быть полезна?

— Я красивая.

— Не так красива, как была раньше. А через пять лет ты станешь совсем уродливой.

— Через пять лет? Через пять лет и ты мне не понадобишься.

— Да у меня пропадет к тебе интерес уже через пять минут.

Слабый солнечный лучик начал пробиваться сквозь листву; в его волнующем свете она смогла увидеть лишь широкий волевой подбородок и тонкую ниточку улыбающихся губ. Дайана резким движением попыталась сорвать маску, но мужчина оказался проворнее. Опередив ее движение, он развернул ее к себе, заломил обе руки назад и не отпускал их.

— Ну и что дальше? — заявила она насмешливо.

— Ничего. Я отвезу тебя домой.

— Ты? Да? Ну, давай!

— Да, как я уже это делал однажды.

— Так же, как делал однажды?

— Нет, не совсем так, тогда ты была совсем пьяна. Теперь почти трезвая. Учитывая это незначительное различие, программа пройдет согласно установленному плану.

— Ты можешь поцеловать меня, Арлекин.

— Разве ты заслуживаешь поцелуя?

— Один — за предоставленную информацию. Второй — за твою неудачную попытку спасти меня от вопиющего мистера Миллигана. А третий — просто потому, что мне так хочется.

Он бросил ей небрежный поцелуй, получилось словно умышленное оскорбление. Затем грубо схватил за талию и почти бросил на заднее сиденье своей открытой машины.

— Вот коврик для тебя. Он тебе понадобится.

Она ничего не ответила. Арлекин завел машину, развернулся и медленно поехал по тропинке. Когда они выехали на дорогу, он высунулся из машины и бросил ключи на колени безмятежно спящего на своем сиденье Спота Ланкастера. Несколько минут спустя они уже выехали на главное шоссе. Небо озарилось легким мерцанием пробуждающегося восхода.

Дайана де Момери наклонилась вперед. Он вел машину с необычайной легкостью, удобно расположившись в своем сиденье и небрежно опустив руку на руль. Она не могла усидеть на месте, так что своим ерзаньем могла загнать машину в канаву, и он бы это заслужил.

— Перестань, — сказал он, не поворачивая головы.

— Ты дьявол!

Он остановил машину.

— Если ты будешь вести себя так, я буду вынужден оставить тебя на обочине, будешь сидеть на придорожном камне, как дочь помощника шерифа Ислингтона. Или, если тебе это больше нравится, я могу связать тебя. Как ты хочешь?

— Хочу, чтобы ты был добрее ко мне.

— Я и так слишком добр. Я не давал тебе скучать целых два часа. Умоляю, не надо вгонять нас обоих в ужасы разочарования. Почему ты плачешь?

— Я устала — и ты никогда не полюбишь меня.

— Мое бедное дитя... Кто бы мог подумать, что сама Дайана де Момери может сдаться из-за причудливого костюма и дешевой песенки?

— Это не так. Это все ты. В тебе есть что-то странное. Я боюсь тебя. Ты совсем не обо мне думаешь. Ты задумал что-то ужасное. Что это? Что? Подожди!

Она протянула холодную руку и схватила его.

— Я вижу что-то непонятное, неразличимое. Я только теперь это поняла. Веревки. Они связали ему локти и накинули на голову белый мешок. Повешенный. Ты думаешь о повешенном. Почему ты об этом думаешь?

Она отпрянула от него и забилась в дальний угол машины. Уимзи снова завел машину.

«Честно говоря, — думал он про себя, — я впервые вижу такой эффект от алкоголя и наркотиков. Довольно интересно, но не безопасно. Хотя в этом есть свои плюсы. Есть вероятность, что мы доберемся домой, не свернув себе шеи. Никогда не думал, что меня сопровождает такая кладбищенская аура».

Дайана уже спала, когда он выносил ее из машины. Она проснулась и обхватила его шею руками.

— Дорогой, это было так чудесно. Тут она совсем проснулась.

— Куда мы приехали? Что происходит?

— Мы дома. Где твои ключи?

— Здесь. Поцелуй меня. Сними эту дурацкую маску.

— Очнись. Здесь полицейский, мы дискредитируем себя перед ним.

Он открыл дверь.

— Ты не зайдешь?

Казалось, ей уже не приходили в голову мысли о повешенных.

Он покачал головой.

— Ну что ж, тогда до свидания.

— До свидания.

Он поцеловал ее, на этот раз нежно, и втолкнул в дом. Полицейский, стоящий здесь из любопытства, оказался знакомым Уимзи. Он улыбнулся, потому что порядка пристально смотрел на него.

— Доброе утро, офицер.

— Доброе, сэр, — ответил он.

— Моффатт, Моффатт, — сказал лорд с тоном упрека, — вы никогда не получите повышения. Если вы не узнаете меня, вы должны узнать машину.

— О бог мой, ваша светлость, прошу прощения. Кого-кого, а вас не ожидал здесь увидеть.

— Любезности излишни. Нас могут услышать. Вы на посту?

— Как раз собирался домой, ваша...

— Запрыгивайте ко мне в машину, я подвезу вас. Не случалось ли вам видеть парня по имени Миллиган в этих краях?

— Старшего Тода Миллигана? Да, постоянно. Он скверный тип, да, таких еще поискать надо. Прибывает сюда по реке. Он замешан в этой большой банде, сбывающей наркотики, как сказал мистер Паркер. Мы можем задержать их в любую минуту, но с этого будет мало проку. Только шумиху разведем.

— Разве, Моффатт?

— Да, милорд. Ваш автомобиль — одно загляденье, навряд ли кто сравнится с вами на дороге. Мистер Паркер хочет, чтобы этот Миллиган привел нас к их главарю, но, кажется, не так уж это и просто. Хитро как ласки, да. Думаю, он и сам не знает этого парня.

— Как это все работает, Моффатт?

— Ну, сэр, насколько мы знаем, порошок переправляют с континента раз или два в неделю и по реке доставляют в Лондон. Мы, специальный отряд под руководством мистера Паркера, несколько раз пытались перехватить поставку очередной партии, но они постоянно ускользали у нас из-под носа. Потом товар доставляется на место, куда — мы даже не знаем, и раздается крупным дистрибьюторам. А от них товар попадает во всевозможные места. Конечно, мы можем накрыть одно из таких мест — но, бог мой! Какой в этом смысл? Порошок появится опять в том же месте через неделю.

— И какую роль в этом играет Миллиган?

— Мы думаем, что он один из первоначальных дистрибьюторов, милорд. Он распространяет товар в своем доме и в других местах.

— Там, где вы, например, нашли меня сегодня?

— Это одно из многих мест.

— Вопрос в том, откуда он берет поставки?

— В том-то и дело, милорд.

— Разве вы не можете проследить за ним и выяснить это?

— О! Ведь он не сам это делает, ваше сиятельство. Другие делают это за него. Вы понимаете, если бы мы вскрыли его пакеты, обыскали бы его людей и все такое, они бы просто вычеркнули его из своих списков, и мы бы оказались там, с чего начинали.

— Все равно. Как часто он проводит вечеринки у себя дома?

— Почти каждый вечер, милорд. Словно проходной двор.

— Что ж, будьте начеку в пятницу и субботу вечером, Моффатт.

— В пятницу и субботу, милорд?

— Это дни недели, когда все происходит.

— Правда, милорд? Я очень обязан вам за информацию. Мы этого не знали. Это ценное замечание. Я буду вам очень признателен, милорд, если вы высадите меня на следующем углу. Боюсь, что нарушил планы вашего сиятельства.

— Нисколько, Моффатт. Рад был встретить вас. И еще, вы меня не видели. Это не в моих правилах, понимаете? Но могу вообразить, что старшему Миллигану не понравится то, что я был именно в этом доме.

— Все в порядке, милорд. Я сейчас был не на службе, поэтому не обязан отчитываться. Доброго утра, милорд, и еще раз спасибо вам.


ГЛАВА 10СКАНДАЛ В ОФИСЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ



— Тебе хорошо говорить, Билл Джонс, — заметил Джинджер Джо. — Но грош тебе цена, если тебя и правда вызвали как свидетеля по этому делу, ты вляпался в огромные неприятности. Они будут спрашивать тебя, что ты делал месяц назад и что ты знаешь о произошедшем.

— Клянусь, все будет в порядке.

— Так же могу поклясться, что не будет.

— Хорошо, могу поспорить на что угодно, что все обойдется.

— Я бы поспорил с тобой, если б был детективом.

— Клянусь, из тебя выйдет отличный детектив, ты им будешь.

— Бесспорно, буду.

— Слыхал про рыжеволосого детектива?

Такого ответа Джинджер не ожидал. Тем не менее, он автоматически сказал:

— Бьюсь об заклад, мы с тобой будем лучше.

— Спорю, из тебя ничего не выйдет.

— Могу поспорить, что, если бы я арестовал тебя там, где ты находился, когда Дин упал с лестницы, у тебя не было бы алиби.

— Это глупо, вот и все, — возразил Билл Джонс. — Мне не нужно никакое алиби на тот момент, когда Дин упал с лестницы, потому что это был несчастный случай.

— Хорошо. Я только утверждаю, что, если бы я был детективом и расследовал бы это дело, я бы арестовал вас. И убежден на все сто, вы не смогли бы мне сказать, где вы были и что делали в это время.

— Клянусь, я смог бы. Я был в лифте, вот где я был. Гарри может подтвердить это. Поэтому вдолбите это в вашу глупую голову и закройте рот.

— О, так вы и вправду были в лифте? Тогда как вы могли узнать, что это случилось именно тогда?

— Когда случилось что?

— Когда мистер Дин упал со ступенек?

— Я это узнал, когда уже вышел из лифта и спустился вниз. Тогда я услышал, как мистер Томпкин сообщал о происшедшем Сэму. Так ведь, Сэм?

Сэм Таббит оторвался от газеты «Радиолюбитель» и кивнул.

— Это еще ничего не доказывает, — настаивал Джинджер. — Ты прекрасно знаешь, что мистер Томпкин мог начать говорить об этом позже, не сразу же после случившегося.

— В любом случае много времени тут не прошло, — добавил Сэм. — Я как раз вышел из большого конференц-зала, куда приносил чай мистеру Пиму и его клиенту — это был Магглетонс, если тебе интересно. И тут я услыхал чью-то истерику и сказал мистеру Томпкину: «Вот это да! Наверное, что-то случилось!» А он ответил, что мистер Дин упал с лестницы и, похоже, сломал себе шею. И что за врачом уже послали.

— Это правда, — добавил Кирилл, ответственный за Щиток переключения. — К нам в комнату тогда прибежал мистер Стэнли и сказал: «О, мисс Фирни, мистер ин упал с лестницы, и боюсь, что убился насмерть, позвоните доктору!» Тогда мисс Фирни стала звонить мисс Бейт, а я выскочил через другую дверь, так что мисс Фирн меня не заметила, ведь эта дверь находится за рабочим местом мистера Томпкина. Я сообщил Томпкину о смерти мистера Дина. Тогда он велел мне пойти и разузнать все подробнее. Так что я пошел и встретил Сэма с подносом, выходящего из конференц-зала. Ведь так было, Сэм?

Сэм согласился.

— А потом я услышал истерику, — добавил он.

— И кто истерил?

— Миссис Крамп в комнате для обслуги. Всхлипывая, она рассказывала, что только что видела, как мистер Дин упал с лестницы и убился, а потом — как тащили его тело. Я выглянул вниз и застал еще, как его оттаскивали. Он выглядел ужасно.

— И это было как раз, когда я пришел, — заметил Билл, придерживаясь повествования. — Услышав, как мистер Томпкин рассказывает обо всем Сэму, я побежал с последним оповестить мистера Томпкина, что Дина уже унесли; после чего Томпкин тоже пошел смотреть. Мистера Дина отнесли в большой зал, и мисс Фирни предположила, что уже необходимо доложить о случившемся мистеру Пиму. Мистер Томпкин ответил, что Пим еще на конференции, и предложил связаться с ним по телефону, по его прямому номеру. После звонка Пиму мисс Фирни сказала мне: «Билл, сбегай принеси листы коричневой бумаги, чтобы закрыть стеклянные двери зала, и скажи ребятам, чтобы бумагу на стекла повесили». И как только я побежал исполнять ее просьбу, пришел мистер Эткинс и спросил, нет ли у нас простыни, потому что Дин умер, и тело надо чем-то накрывать. Мисс Фирни ответила, что в офисе никогда не было простыней, и посоветовала обратиться к миссис Джонсон. Вот так все и было, — закончил Билл и ухмыльнулся так, будто вспоминал самое значительное событие в своей жизни. Но потом он снова вспомнил о причине, по которой, собственно, зашел весь этот разговор. — Ну и как насчет твоего чертового алиби? — настойчиво потребовал он. — Где твое алиби, Джинджер, если уж на то пошло?

Именно таким запутанным способом Джинджер Джо выяснял новую информацию. Офисные мальчики замечали каждую мелочь, да и память их была феноменальной.

Пять дней дальнейшего тщательного расследования прошли в необходимости проверить весь персонал «Пимс». Это было необходимо, так как день смерти Дина был днем, когда в офисе не было посторонних людей.

Из девяноста с лишним штатных сотрудников агентства — только десять остались неучтенными или частично неучтенными. Это были:

В отделе публикаций:

Мистер Уиллис. Он пришел со стороны наружной лестницы примерно через пять минут после несчастного случая; прошел прямо через холл, поднялся по лестнице в отдел писем, а оттуда в свой кабинет, ни с кем не разговаривая. Около четверти часа спустя он пошел в кабинет мистера Дина и, не найдя его там, снова вернулся в комнату машинисток. Здесь, когда он поинтересовался местонахождением мистера Дина, ему сообщили печальную новость, которая удивила и ужаснула его. (Свидетель: мальчик Джордж Пайк, который слышал, как мисс Росситер рассказывала об этом миссис Джонсон.)

Мистер Хэнкин. Он отсутствовал в офисе с половины третьего, по личным делам, и вернулся только в половине пятого. Гарри проинформировал его о несчастном случае, как только он вошел в лифт, и, когда он из него вышел, мистер Томпкин попросил его зайти к мистеру Пиму. (Свидетели: Гарри и Кирилл.)

Мистер Копли. Предположительно все время находился в своем кабинете, но это не может быть подтверждено никем, так как он в тот день ни разу не пил чай мог работать за своим наклонным столом, который прислонен к внутренней стене, и не виден тому, кто случайно проходит мимо двери. Он трудолюбивый работник и вряд ли бы вышел из своего кабинета, услышав шум или беготню в коридоре. В четверть пятого он зашел в комнату машинисток и спросил, почему его статья сих пор не напечатана. Мисс Партон сказала ему довольно раздражительным тоном, что она не понимает как можно предполагать, что что-то будет готовым при таких обстоятельствах. Тогда он спросил, что произошло, и ему рассказали о несчастном случае со смертельным исходом, который произошел с мистером Дином. Копли выразил изумление и сожаление по этому поводу но добавил, что он не видит причины, почему работа отдела не должна выполняться. (Свидетели: четыре мальчика, которые в отдельных случаях слышали, как это шокирующее проявление бессердечия обсуждалось самой миссис Джонсон и с нею.)

В отделе сигнальных экземпляров:

Мистер Биннс. Элегантный молодой человек, который вышел из офиса в три часа дня, чтобы купить свежий номер сентябрьского «Эксперта» для мистера Армстронга и необъяснимо потратил на это полтора часа. (Свидетель: Сэм, чья старшая сестра была машинисткой в отделе сигнальных экземпляров и предположила, что молодой Биннс ходил на свидание со своей девушкой и потому так задержался.) (Заметка: мистер Биннс был известен как специалист по дартсу, который часто обедал с мистером Дином.)

В кабинетах руководителей разных групп:

Мистер Хаагедорн («Сопо» и сопутствующие товары). Взял отгул на весь день, чтобы посетить похороны своей тетушки. Но говорят, что его видели в полдень на дневном концерте в «Аделфи», лондонском эстрадном театре. (Свидетели: Джек Деннис, мальчик, который думал, что видел именно его, и запись в журнале посещений мистера Томпкина, о которой справился Кирилл)

Мистер Толбой. Точное местонахождение во время падения Дина не определено. В 15.30 или около того мистер Веддерберн пришел в отдел сигнальных экземпляров, чтобы попросить некоторые старые номера «Фишмангерс газетт», говоря, что они срочно нужны мистеру Толбою. Вернувшись через десять минут, сразу после того, как он получил на руки газеты, мистер Веддерберт в сильном волнении сообщал о мистере Дине и забыл свою корреспонденцию там, куда за ней ходил. Он обсуждал с мисс Фирни в исполнительском отделе ужасное событие, когда пришел мистер Толбой и довольно резко спросил, сколько ему еще ждать нужные номера «Фишмангерс газетт». Мистер Веддерберн объяснил, что известие о смерти мистера Дина затуманило его мозги. Мистер Толбой выразил свое недовольство, заметив, что работа, тем не менее, должна быть выполнена. (Свидетель: Хорас, мальчик на посылках в отделе сигнальных экземпляров.)

Мистер Макаллистер, групповой секретарь рекламных товаров компании с ограниченной ответственностью «Дэйрифилдс», работает под руководством мистера Смейла. Отсутствовал в офисе весь день по причине визита к дантисту. (Согласно записи в журнале мистера Томпкина.)

В дизайнерской студии:

Мистер Барроу. Был в Британском музее, изучая греческие вазы для предстоящего рекламного показа «Классика корсете». (Согласно ведомости мистера Барроу.)

Мистер Вибарт. Предположительно был в Вестминстере, делая набросок рекламы «Обуви Фарли» для палаты общин. («Ноги, которые ступают на этот исторический тротуар, чаще всего одеты в обувь в стиле Фарли».) отсутствовал в офисе с 14.30 до 16.30. (Согласно ведомости мистера Вибарта.)

Вилфрид Коттерилл. В 15.00 пожаловался на недомогание (кровь сочилась из носа), и его отправили прилечь в комнате для мальчиков; посыльных попросили оставить его одного. О нем все забыли до 17 часов, когда его обнаружили спящим ребята, которые зашли в комнату, чтобы переодеть свою рабочую одежду. Ему сообщили, что он проспал все самое интересное. (Свидетели: все мальчики — посыльные агентства.) Вилфрид Коттерилл был маленьким бледным боязливым мальчиком четырнадцати лет, но выглядел гораздо младше. Когда ему рассказали, что он пропустил, он только сказал «Оо-э!»

«Весьма заслуживающая доверия часть работы со стороны Джинджера Джо, — подумал мистер Брэдон. — Его можно продолжать вызывать к себе в рабочее время оставляя пространство для дальнейших наблюдений».

Его собственное расследование продвигалось достаточно медленно. Что касается найденного в доме Чарльза Паркера карандаша, оказалось, что сотрудники отдела публикаций предпочитали работать простыми карандашами и не особенно интересовались продукцией «Дарлингс». Исключение составил мистер Гарретт, который писал свой черновик рекламного объявления данной фирмы именно карандашом «Дарлингс», привлекая таким образом внимание к самому товару и щедрой компании. У него имелось два образца карандаша; еще четыре были найдены в комнате машинисток, а один — на столе мистера Армстронга. Уимзи удалось выяснить, что у мистера Хэнкина не было ни одного, а мистер Инглеби признался, что как-то раз в порыве гнева выбросил свой карандаш из окна. Мисс Митейард предположила, что такой карандаш у нее был, но где его найти — она не знала, поэтому посоветовала Брэдону обратиться к мисс Партон. Сотрудники других отделов также внесли свою долю сумятицы в это дело. Мистер Макаллистер заявил, что механических карандашей «Дарлингс» у него не меньше шести. Мистер Веддерберн потерял свой экземпляр, но с удовольствием показав тот, который он стащил у мистера Толбоя. Фотограф выразил недовольство, что его беспокоят, ведь карандаш настолько глупая и бессмысленная вещь, что не даже отвлекаться на подобный пустяк. Но если мистеру Брэдону действительно нужен хороший карандаш с выдвижным стержнем, посоветовал мистер Праут, ему стоит обзавестись продукцией компании «Евер Шарп». Праут все же нехотя сообщил, что никогда не видел свой «Дарлингс» с тех пор, как делал фотографии этого товара; добавил, что если первоклассный художник-фотограф (кем он себя считал) будет всю свою жизнь снимать ничего не стоящие карандаши и коробки с желе, то этого будет достаточно, чтобы довести до самоубийства чувствительную творческую натуру. «Это душераздирающая работа», — признался он Брэдону.

Помимо этого Брэдону удалось получить кое-какую информацию на свой почтовый адрес. Мистер Уиллис однажды попросил Брэдона дать ему свой адрес. Его осторожные расспросы позволили выяснить с точностью дату нападения на главного инспектора Скотленд-Ярда. Мисс Бейт — телефонистка, осуществляющая контроль за офисной книгой адресов, — наболтала много лишнего. Болтливые женщины всегда несколько раздражали Уимзи, но поведение этой молоденькой секретарши даже лишило его присутствия духа. Питер Уимзи все же надеялся, что противник будет существенно встревожен провалом своей первой попытки нападения и решил быть осторожнее. Когда бы Питер ни покинул офис, он ходил домой окольными путями, а когда был вовлечен в исполнение служебных обязанностей, избегал железной лестницы.

Тем временем крупная ссора по поводу «Нутракса» бушевала с неослабеваемой силой, одним из тяжких последствий которой стал разрыв между мистером Смейлом и мистером Толбоем.

Началось это довольно глупо. Мистер Толбой и мисс Метейард ожидали лифта, к ним присоединился мистер Смейл — свежий и улыбающийся, его зубы сверкали как у телезвезды, в петлице розовел бутон розы, зонт аккуратно свернут.

— Доброе утро, мисс Митейард! Доброе утро, доброе утро, — сказал мистер Смейл, поднимая свой котелок. — Опять замечательный день.

Мисс Митейард согласилась, что день был замечательный.

— Если бы только, — добавила она, — его не испортили требованиями подоходного налога.

— Не говорите о подоходном налоге, — ответил мистер Смейл с улыбкой и содроганием. — Сегодня утром я сказал своей жене: «Моя дорогая, мы должны будем провести наш отпуск за домом в саду, я уже это предвижу». И я уверен, что это факт. Откуда взять деньги для нашего маленького путешествия в Истбурн, я не знаю.

— Все это крайне несправедливо, — заметил мистер Толбой. — Что касается этого последнего бюджета.

— Ах! Ты, должно быть, платишь добавочный подоходный налог, старина, — попытался сострить мистер Смейл и игриво толкнул Толбоя своим зонтиком.

— Не делай этого, — сказал мистер Толбой.

— Толбою не нужно волноваться, — добавил мистер Смейл вдохновенно. — Он получает больше денег, чем знает, как ими распорядиться. Мы все знаем об этом, не так ли мисс Митейард?

— Значит, он удачливее, чем большинство из нас, — ответила девушка.

— Он может позволить себе разбрасывать свои фунты стерлингов по офису по пятьдесят за раз, — продолжал мистер Смейл. — Хотел бы я знать, откуда он их берет. Осмелюсь предположить, что специалистам по подоходному налогу это было бы тоже интересно. Мисс Митейард, этот человек — темная лошадка. Я полагаю, он управляет втайне какой-нибудь спекулятивной биржевой конторой или сбытом наркотиков, а? Ты, один ты, — сказал мистер Смейл, вытягивая шаловливый указательный палец и тыча им в пуговицу жилета мистера Толбоя. В этот момент вернулся Гарри; первой в дверь лифта вошла мисс Митейард. Мистер Толбой, грубо отталкивая Смейла в сторону, вошел вслед за ней.

— Полюбуйтесь! — воскликнул мистер Смейл. — Манеры, манеры! Твоя проблема, старина, заключается в том, — продолжал он, — что ты не понимаешь шуток. Никакого оскорбления не подразумевалось, я тебя уверяю, и надеюсь, что никто не обиделся. Он похлопал мистера Толбоя по плечу.

— Не будешь ли ты любезен держать свои руки подальше от меня. Смейл, — резко произнес мистер Толбой.

— О, хорошо, хорошо, ваше высочество. Встали с постели не с той ноги, не так ли?

Затем Смейл обратился к мисс Митейард, обеспокоенный смутным чувством, что мужчинам не полагается ссориться при дамах, и попытался обратить весь разговор в шутку.

— Боюсь, деньги всегда были и останутся больной темой между всеми, мистер Смейл, — сказала девушка. — Давайте поговорим о чем-либо более приятном. Какая симпатичная роза у вас в петлице.

— Она из моего собственного сада, — ответил мистер Смейл с гордостью. — Моя супруга творит с розами чудеса. Я все оставляю на ее усмотрение, исключая вскапывание и мульчирование, конечно.

Они вышли из лифта и записали свои имена в журнале посещаемости. Мисс Митейард и мистер Смейл прошли через приемную и повернули налево, поднимать вверх по лестнице мимо отдела писем. Мистер Толбой протолкнулся мимо них и пошел вниз по главному коридору, чтобы подняться по железным ступеням с другой стороны.

— Я действительно очень сожалею, — сознался мистер Смейл, — что Толбой и я позволили себе некоторые неподходящие слова в вашем присутствии, мисс Митейард.

— О, ничего страшного. Он кажется немного раздражительным, и, что бы ни говорили, я не думаю, что он наслаждается ссорой с мистером Копли.

— Нет, но, в самом деле, — добавил мужчина, задерживаясь у двери кабинета мисс Митейард, — если человек не может понять безобидную шутку, это достойно сожаления, не так ли?

— Так, — ответила его спутница.

— О, привет! Что вы здесь делаете?

Мистер Инглеби и мистер Брэдон, сидевшие на радиаторе с томом «Словаря нового столетия», не смутившись, подняли глаза.

— Мы заканчиваем кроссворд Торквемады, — проговорил Инглеби, — и, конечно же, книга, которая была нам нужна, оказалась в вашей комнате, мисс Митейард.

— Я прощаю вас.

— Но, дорогая мисс Митейард, — вступил в разговор мистер Брэдон, — можно вас попросить приводить пореже с собой Смейла. Его вид заставляет меня снова думать о маргарине «Зеленые пастбища». Мистер Смейл, — продолжал он, — вы ведь пришли не для того, чтобы донимать меня из-за той публикации, не так ли? Не надо делать этого, будьте хорошим парнем. Я не мог сделать лучше. Мой мозг усох. Как можно весь день жить на маргарине и выглядеть таким свежим и веселым, не укладывается в моей голове и выходит за пределы моего понимания.

— Я уверяю вас, — сказал мистер Смейл, демонстрируя свои прекрасные зубы, — это действительно хорошее восстановление сил. И мне приятно видеть вас вместе, рекламных агентов «Пимс», таких веселых и довольных. Не как некоторые люди, кого я мог бы назвать.

— Мистер Толбой отнесся не по-доброму к мистеру Смейлу, — пояснила мисс Митейард.

— Мне нравится быть любезным со всеми, — произнес мистер Смейл, — но в действительности сложно остаться вежливым, когда тебя толкают в лифте так, будто тебя там нет, а затем говорят убрать руки, как будто ты — ничтожная личность; но даже и в этом случае, полагаю, человека можно извинить за то, что он обиделся на несколько шутливых замечаний в свой адрес. Я думаю, Толбой считает, что я не достоин даже разговаривать с ним, потому что я не оканчивал привилегированную частную школу.

— Частная школа, — заметил мистер Брэдон. — Впервые об этом слышу. Какая частная школа?

— Он получал образование в Дамблтоне, — пояснил мистер Смейл, — но я учился в школе Каунка, и не стыжусь этого.

— Не стоит беспокоиться, Смейл, — произнес Инглеби. — Дамблтон не является частной школой в полном смысле этого слова.

— Разве нет? — с надеждой поинтересовался Смейл. — Ну, вы с мистером Брэдоном имеете университетское образование, поэтому вам об этом известно. А какие школы вы называете частными?

— Итон[5], — вставил мистер Брэдон. — И Харроу, — быстро добавил он, потому что сам был выпускником Итона.

— Регби, — предложил мистер Инглеби.

— Нет-нет, — запротестовал Брэдон, — это узловая железнодорожная станция.

Инглеби весело посмотрел на Брэдона и нанес проворный удар левой рукой ему по подбородку, который тот отразил в такой же шутливой форме.

— Я также слышал, — продолжал Брэдон, — что есть благопристойнейшее место в Винчестере, если вы не слишком привередливы.

— Однажды я познакомился с человеком, который учился в Мальборо[6], — заметил Инглеби.

— Жаль слышать это, — сказал Брэдон. — Это место всегда славилось ужасными компаниями настоящих хулиганов. Вам стоит быть более осторожным с новыми знакомыми, Инглеби.

— Но, — произнес Смейл, — Толбой всегда говорит, что Дамблтон — частная школа.

— Я полагаю, что это так. В смысле, что у нее есть совет попечителей, — ответил Инглеби, — но по этому поводу не стоит задирать нос.

— Ну и что из того? — спросил Брэдон. — Послушай, Смейл, если ты выбросишь из головы подобные вещи, не имеющие большого значения, ты станешь гораздо более счастливым. Ты, возможно, получил в пятьдесят раз лучшее образование, чем я.

Мистер Смейл покачал головой.

— О нет, — проговорил он. — Я не обманываюсь на этот счет, и я все бы отдал, чтобы иметь те же возможности, что и ты. Разница существует, и, зная, что она есть, я не противлюсь признать это. Но я имею в виду то, что некоторые люди заставляют нас чувствовать это, а другие — нет. Я не испытываю подобных чувств, когда говорю с кем-либо из вас, или с мистером Армстронгом, или мистером Хэнкином, хотя вы учились в Оксфорде и Кембридже и тому подобных местах. Возможно, вы такие как раз потому, что были в Оксфорд и Кембридже.

Он замолчал, смущая собеседников своими задумчивыми глазами.

— Послушайте, — заметила мисс Митейард, — я понимаю, что вы имеете в виду. И эти люди понимают, и у вас нет необходимости углубляться в это дальше. Иначе человек, выражающий сильное беспокойство по поводу того, так ли он хорош, как его знакомый или сослуживец, заражается снобистским чувством неловкости и становится агрессивным.

— Понятно, — сказал мистер Смейл. — Ну, конечно, мистеру Хэнкину не нужно стараться и доказывать, что он лучше меня, потому что он лучше, и мы оба знаем это.

— «Лучше» — неправильное слово, Смейл, — проговорил Инглеби.

— Ну, лучше образован. Ты понимаешь, что я имею ввиду.

— Не беспокойся об этом. Если бы я был хотя бы наполовину таким же профессионалом, как ты, я чувствовал бы свое превосходство над всеми в этом дурацком агентстве.

Мистер Смейл покачал головой, но, казалось, ему было приятно услышать подобные слова.

— Жаль, что мы затеяли этот разговор, — заметил Инглеби, когда Смейл ушел. — Я не знал, как его успокоить.

— Я думал, что ты социалист, Инглеби, и это не Должно смущать тебя, — сказал Брэдон.

— Да, я социалист, — согласился Инглеби, — но я терпеть не могу этих разговоров по поводу старых дамблтонцев. Если бы у всех было одинаковое государственное образование, эти вещи не всплывали бы.

— Если бы у всех были одинаковые лица, — вставил Брэдон — не было бы красивых женщин.

Мисс Митейард скорчила гримасу.

— Если вы будете продолжать в гаком же духе, у меня тоже разовьется комплекс неполноценности.

Брэдон серьезно посмотрел на нее.

— Я не думаю что вы волнуетесь по поводу того, называют ли вас красивой, — произнес он, — но, если бы я был художником, я хотел бы нарисовать ваш портрет. У вас очень интересная внешность.

— Господи всемогущий! — сказала мисс Митейард, — Я ухожу. Дайте мне знать, когда вы освободите мою комнату.

Войдя в комнату машинисток, мисс Митейард подошла к зеркалу и с любопытством стала изучать свое лицо. Казалось, она впервые увидела его так близко.

— Что случилось, дорогая мисс Митейард? — поинтересовалась мисс Росситер. — У вас назревает прыщик?

— Что-то в этом роде, — ответила она несколько рассеянно. — В самом деле, интересное лицо!

— Простите? — сказала мисс Росситер.

Мисс Митейард как-то странно посмотрела на девушку и молча вышла из комнаты.


— Смейл становится невыносимым, — пожаловался Толбой мистеру Веддерберну. — Вульгарный клещ. Я терпеть не могу людей, которые толкают вас в ребра.

— Я уверен, он не хотел вас обидеть, — возразил мистер Веддерберн. — Он вполне порядочный парень, в самом деле.

— Терпеть не могу эти его сверкающие зубы, — проворчал мистер Толбой. — И почему ему нужно наносить эту вонючую гадость себе на волосы?

— Ода... — произнес мистер Веддерберн.

— Я не позволю ему стать участником игры в крикет, в любом случае, — зло продолжал мистер Толбой. — В прошлом году он надел белые замшевые туфли с крокодиловыми застежками и невероятный блейзер с цветами старого Борстэлиана. На поле он выглядел настоящим пугалом.

Мистер Веддерберн поднял удивленные глаза.

— О, но ведь ты, надеюсь, не собираешься совсем исключить его из команды? Он довольно хорошо отбивает мяч и очень проворен.

— Мы можем обойтись и без него, — твердым голосом ответил Толбой.

Мистер Веддерберн не нашел что дополнить. Но он знал, что в «Пимс» не было постоянных одиннадцати игроков в крикет и каждое лето случайно, наспех подобранная спортивная команда собиралась вместе, чтобы провести пару матчей. Подбор участников команды агентства был поручен мистеру Толбою, который был энергичным игроком и однажды при помощи своей биты забил пятьдесят два очка «Сопо» и принес ошеломляющую победу «Пимс паблисити». В его задачи входило представить список спортсменов на рассмотрение мистеру Хэнкину, который должен был принимать окончательное решение. Но мистер Хэнкин редко отклонял кого-то из кандидатов хотя бы потому, что в списке Толбоя их было редко больше чем одиннадцать, следовательно, выбирать было не из кого. Важным было то, что, по договоренности, мистер Хэнкин должен наносить удар битой третьим и, поймав мяч, отбросить своему партнеру по команде в среднюю левую линию. Если эти моменты были учтены, он не имел дальнейших возражений.

Мистер Толбой вынул список.

— Инглеби, — начал читать он, — и Гарретт. Барроу. Эдкок, Пинчли. Хэнкин. Я. Грегори не сможет играть, он уезжает на выходные, поэтому лучше взять Макаллистера. И мы не можем исключить Миллера. Хотел бы я сделать это, но он директор. Конечно, ты.

— Исключи меня, — попросил мистер Веддерберн. - Я не прикасался к бите с прошлого года, да и тогда я показал себя не особенно хорошо.

— У нас больше никого нет, кто может бить по мячу медленных вращающихся подачах, — заметил Толбой. — Я запишу тебя одиннадцатым номером.

— Ладно, — согласился мистер Веддерберн, размякший от похвалы и склоненный к тому, чтобы его записали под указанным номером. Как насчет игрока, охраняющего ворота? Грейсон отказывается защищать ворота, особенно после того, как в прошлом году ему выбили передний зуб. Он, кажется, явно струсил.

— Тогда мы заставим Хаагедорна. У него руки как пара окороков. Кто еще? О, этот парень из печатников, Бизили, — он не очень хорошо управляется с битой, но мы можем положиться на него в смысле нескольких прямых подач.

— А что насчет нового парня в отделе публикаций, наборщика Брэдона? Он закончил привилегированную частную школу. Как ты думаешь, он может для чего-нибудь сгодиться?

— Возможно. Но немного староват. У нас уже есть два пожилых окостенения в лице Хэнкина и Миллера.

— Пожилое окостенение, — выдохнул он. — Зато этот парень может проворно двигаться. Я видел, как он делает это. И я не удивился бы, если бы он преподнес нам урок по стильной игре.

— Хорошо, я выясню его возможности. Если он чего-то стоит, мы возьмем его вместо Пинчли.

— Пинчли может сильно бить вверх, — сказал мистер Веддерберн.

— Он никогда ничего не делает, кроме этого, тем самым только создает помехи для принимающих игроков. Он дал им около десяти шансов в прошлом году, и его заманили в ловушку обе подачи мяча.

Мистер Веддерберн согласился.

— Но он будет обижен, если его исключат, — заметил он.

— Я узнаю по поводу Брэдона, — произнес мистер Толбой и направился на его поиски.

Он нашел этого джентльмена в рабочем кабинете, тот напевал слоган для супа.


«Трапеза началась с помидора Блэггса

Делает добрее сердце каждого супруга, о-о!


Муженьки любят тех жен больше всего,

Которые предлагают им бульон из черепахи Блэггса.


Подходит для олдермена — подавайте быстро.

Рам-ти-ти, там-ти-ти, черепаховый соус Блэггса.


— Рам-ти-ти, там-ти-ти, — закончил мистер Брэдон. — Приветствую, Толбой, что случилось? Только не говорите, что «Нутракс» изобрел еще какие-то инсинуации.

— Ты играешь в крикет?

— Ну, я играл раньше за... — Брэдон кашлянул; он собирался сказать «за Оксфорд», но вовремя вспомнил, что эти заявления могли быть проверены. — Я много играл в крикет в загородном доме. Но я уже перехожу в разряд ветеранов. Почему ты спрашиваешь?

— Мне нужно собрать команду из одиннадцати человек для матча против команды «Брозерхуд». Мы играем каждый год. Они всегда выигрывают, потому что собираются вместе регулярно, и все матчи проходят на их поле, но, несмотря на наши плачевные результаты, Пиму нравится участвовать в этой затее. Он думает, что подобные встречи сближают и воспитывают дружеские чувства между клиентом и агентом.

— Да, возможно. И когда состоится матч?

— В субботу через две недели.

— Я обещаю сделать все от меня зависящее, если ты не сможешь найти кого-нибудь более подходящего.

— Ты хорошо бьешь по мячу?

— Плохо.

— Лучше работаешь с ивой, чем с кожей[7], да?

Мистер Брэдон согласился, заметив, что если он чего-то и стоит, то называется бэтсменом[8].

— Хорошо. Я полагаю, ты не будешь возражать разыграть мяч вместе с Инглеби.

— Лучше не надо так рисковать. Поставь меня куда-нибудь подальше, в конец.

Толбой кивнул:

— Как хочешь.

— Кто капитан? — поинтересовался Брэдон.

— Ну, обычно я. Правда, мы всегда просим занять эту почетную должность Хэнкина или Миллера, просто из любезности, но они обычно отказываются с благодарностью. Ну ладно! Я пойду, необходимо проверить, в порядке ли другие.

Список новых членов команды оказался на офисной доске объявлений в обеденное время. Но уже в два часа десять минут возникли некоторые проблемы с его участниками.

— Я заметил, — сказал мистер Макаллистер, появляясь в дверях кабинета мистера Толбоя, — что ты не попросил в этот раз Смейла играть за нас, и я думаю, это будет несколько странно, если я буду участвовать в игре, а он нет; я работаю под его руководством, это не сделает мое положение слишком удобным.

— Положение в офисе не имеет ничего общего с игрой в крикет, — ответил Толбой, явно недовольный визитом Макаллистера.

— По твоему мнению, это так. Но я не настолько увлечен спортивными играми, что ты обяжешь меня, если вычеркнешь мое имя.

— Как тебе будет угодно, — сказал Толбой, раздражаясь все больше. Он вычеркнул Макаллистера из списка и заменил его мистером Пинчли.

Следующий отказ поступил от мистера Эдкока, крепкого молодого человека из отдела сигнальных экземпляров. Он неосмотрительно упал со стремянки в собственном доме, помогая матери вешать картину, и сломал ногу.

Доведенный до крайности, Толбой обнаружил, что вынужден пойти и, испытывая сильное унижение, извиниться перед Смейлом, попросив его сыграть. Но мистер Смейл, заметив, что его не было в первоначальном списке, не проявил желания согласиться.

Толбой попытался в качестве оправдания притвориться, что его действительной целью невключения мистера Смейла в список было оставить место для Брэдона, который учился в Оксфорде и, конечно же, играет хорошо. Но мистера Смейла не удовлетворило это объяснение.

— Если бы ты пришел ко мне с самого начала, — выразил он недовольство, — и объяснил мне все по-дружески, я бы ничего не сказал по этому поводу. Мне нравится мистер Брэдон, и я ценю, что у него есть преимущества, которых нет у меня. Он воспитанный человек, и я был бы счастлив уступить ему место. Но мне не нравится, что подобные вещи совершаются у меня за спиной.

Если Толбой смог бы в этот момент сказать: «Послушай, Смейл, я сожалею; я был довольно зол в тот момент из-за небольшой перебранки, которая произошла между нами, и я прошу прощения», тогда мистер Смейл, который в действительности был достаточно дружелюбным человеком, уступил бы и сделал все, что от него требовалось. Но мистер Толбой решил взять надменный тон. Он произнес:

— Ну-ну, Смейл. Ты не Джек Хоббс, ты это знаешь.

Даже то, что Смейл не был первым бэтсменом Англии, он мог бы оставить без внимания, но Толбой, к ненастью, продолжил:

— Конечно, я не уверен насчет тебя, но я привык, что я набираю команду и будет играть тот, кого я записал.

— О да' — ответил мистер Смейл, пойманный за свое самое чувствительное место, — я подозревал, что ты это скажешь. Я полностью сознаю, Толбой, что я никогда не был в привилегированной частной школе, но это не значит, что со мной надо обращаться без обычной заурядной вежливости. Но даже те, кто учился в подобных учебных заведениях, не позволяют себе подобного обращения. К тому же ты должен знать, что Дамблтон я не считаю частной престижной школой.

— А что ты называешь частной престижной школой? — поинтересовался Толбой.

— Итон, — ответил мистер Смейл, повторяя заученный урок с натуральной легкостью. — И Харроу, и... Э-э, Винчестер, и тому подобные места. Места, где получают достойное образование сыновья джентльменов.

— В самом деле? — сыронизировал Толбой. — Я полагаю, в таком случае ты отправишь своих детей в Итон.

При этих словах лицо мистера Смейла стало белым, словно лист бумаги.

— Ты — отменный негодяй! — сказал он, задыхаясь. — Ты непередаваемая свинья! Убирайся отсюда или я убью тебя.

— Что, черт побери, с тобой случилось, Смейл? — вскричал мистер Толбой, будто бы сильно удивившись.

— Убирайся! — воскликнул мистер Смейл.

— Можно вас на пару слов, Толбой, — вмешался мистер Макаллистер. Он положил большую волосатую кисть на руку мистера Толбоя и тихонько подтолкнул его к выходу. — Какого черта ты начал говорить ему такие вещи? — поинтересовался тот, когда они оказались в коридоре. — Разве ты не знал, что у Смейла есть только один сын, и тот слабоумный ребенок?

Толбой открыл рот, он был действительно ошеломлен.

— Нет, я не знал этого. Откуда мне было что-либо знать о его семье? Милостивый Господь! Я чертовски сожалею и все такое, но почему он такой упрямец? У него мания насчет частных школ. Итон, в самом деле! Я удивляюсь, что мальчик слабоумный, если он пошел в отца.

Мистера Макаллистера потрясли слова Толбоя. Казалось, его шотландское чувство порядочности было поругано.

— Тебе должно быть очень стыдно, — произнес он жестко и, отпустив руку Толбоя, зашел обратно в комнату, которую делил с мистером Смейлом, резко хлопнув дверью.


Итак, с первого взгляда нельзя было понять, что разногласие между мистером Толбоем и мистером Смейлом по поводу матча в крикет имело отношение к разногласию между упомянутым выше Толбоем и мистером Копли. Действительно, можно проследить отдаленную связь, так как ссора между Толбоем и Смейлом, можно сказать, началась с опрометчивой шутки мистера Смейла по поводу пятидесяти фунтов Толбоя. Но сам по себе этот факт не имел большого значения. Что действительно важно, так это то, что, как только мистер Макаллистер нашел слушателя и сделал известными все подробности стычки между Толбоем и мистером Смейлом, общественное мнение, занявшее первоначально в ссоре Толбой — Копли сторону мистера Толбоя, полностью изменило свое мнение. Было очевидно, что, если Толбой мог вести себя настолько враждебно по отношению к мистеру Смейлу, он мог оказаться менее невинен по отношению к мистеру Копли. Сотрудники офиса разделились на два лагеря; только мистер Армстронг, Инглеби и Брэдон — сардонические галлы — держались в стороне, мало беспокоясь о случившемся, но разжигая проблему для своего собственного развлечения.

Даже мисс Митейард, которая питала отвращение к мистеру Копли, испытала к нему непривычный припиской жалости и назвала поведение мистера Толбоя недопустимым. «Старый Копли, — говорила она, — мог быть назойливым занудой, но он никогда не был мерзавцем». Мистер Инглеби предположил что Толбой не мог действительно иметь в виду то, что он сказал Смейлу. На что мисс Митейард заметила: «Скажите это морской пехоте». Озвучив эту фразу еще раз с должной интонацией, она добавила, что это могло стать хорошим заголовком для какой-нибудь статьи. Мистер Инглеби лишь произнес: «Нет, это уже было».

Мисс Партон не испытывала симпатий к мистеру Копли, к тому же ее мало что могло растрогать; поэтому она свободно улыбалась Толбою, когда тот заходил к машинисткам за марками. Но мисс Росситер, будучи внешне более язвительной особой, чем мисс Партон, гордилась тем, что обладает здравомыслием. «В конце концов, — настаивала она, — мистер Копли вытащил Толбоя и весь остальной контингент «Нутракса» из очень утомительной неразберихи». Она считала, что мистер Толбой довольно высокого мнения о себе и, конечно же, не имел права говорить то, что сказал, бедному мистеру Смейлу.

— И к тому же, — добавила мисс Росситер, — мне не нравятся его подруги.

— Подруги? — переспросила мисс Партон.

— Ну, я не сплетница, насколько вам известно, — ответила мисс Росситер, — но когда видишь женатого мужчину, выходящего из ресторана после полуночи с девицей, которая явно не является его женой...

— Нет! — воскликнула мисс Партон.

— Да, моя дорогая! И она носит, невзирая ни на что, одну из этих маленьких шляпок с вуалью, прикрывающей глаза... Трехдюймовые каблуки из материала, похожего на бриллиант... Какой отвратительный вкус. Ажурные чулки и все такое...

— Возможно, это его сестра.

— Милочка! А у его жены ребенок к тому же... Он меня не заметил, и, конечно, я не скажу ни слова. Но я в самом деле думаю...

Болтовня машинисток стала менее слышной из-за звонкого стука печатных машинок.

Мистер Хэнкин, хотя официально и беспристрастный к подобным личным ссорам своих коллег, был на стороне Толбоя. Будучи педантичным и знающим свое дело человеком, он, тем не менее, неизменно раздражался профессионализмом мистера Копли. Он подозревал, и это было вполне обоснованно, что мистер Копли критиковал руководство отдела и хотел бы, чтобы ему дали власть. Так тот несколько раз подходил к нему с предложениями: «Не будет ли лучше, мистер Хэнкин, если...», или «Если вы извините меня за то, что я делаю предложение, мистер Хэнкин, нельзя ли более строго контролировать...», или «Конечно, я знаю, я человек подчиненный, мистер Хэнкин, но у меня более тридцати лет опыта в рекламном бизнесе, и, по моему скромному мнению...» Прекрасные предложения, но у них был только один недостаток: они либо грозили досадить мистеру Армстронгу, либо грозили ужесточить контроль над сотрудниками, что было очень утомительно, либо могли запутать весь отдел публикаций и поставить работу с ног на голову.

Мистер Хэнкин всегда успокаивал инициативного сотрудника тем, что тот, конечно же, прав, но мистер Армстронг и он. Хэнкин, считают, что в целом работа пойдет лучше, если каких-либо ограничений будет меньше, насколько это возможно. Мистер Копли обычно отвечал на это, что он «вполне понимает», а у мистера Хэнкина от его тона складывалось впечатление, что Копли считает его слабым и неудачливым руководителем, и это впечатление подтвердилось происшествием «Нутраксом». Когда возникла необходимость проконсультироваться у мистера Хэнкина, Копли этого не сделал. Это явилось убедительным доказательством для Хэнкина, что все полезные предложения мистера Копли по поводу управления отделом были с его стороны простой уловкой и намерением произвести благоприятное впечатление.

Следовательно, Хэнкин был не склонен беспокоиться по поводу мистера Копли и был решительно настроен оказать любую необходимую поддержку мистеру Толбою. Об инциденте со Смейлом ему, естественно, не доложили, поэтому он не сделал никаких комментариев по поводу одиннадцати участников предстоящей игры в крикет. Он лишь мягко поинтересовался, почему были исключены из списка мистер Смейл и мистер Макаллистер. Толбой ответил, что они не могут играть, и этот ответ вполне удовлетворил мистера Хэнкина.

Толбой также имел еще одного союзника в лице мистера Барроу, который ненавидел весь отдел публикаций из принципа. Как он жаловался, они были самодовольной группой, которая всегда пыталась вмешиваться в работу его дизайнеров и диктовать им свои условия. Он допускал, что по генеральному плану эскизы должны были иллюстрировать материалы слоганов, но он настаивал, что рисунки, предлагаемые рекламными агентами, писавшими эти самые слоганы, часто были совершенно бесполезными и что копирайтеры излишне обижались из-за необходимых изменений, которые приходилось вносить в их черновики. Далее, мистер Барроу был глубоко оскорблен замечаниями мистера Армстронга о нем самом, слишком честно переданными мистером Инглеби, которого он терпеть не мог. Так что, фактически, Барроу был в йоте от того, чтобы отказаться играть в одном матче с Инглеби.

— Но послушайте! — запротестовал мистер Толбой. — Вы просто не можете меня подвести! Вы — лучший защитник, которого мы имеем.

— Вы не можете исключить Инглеби?

Мистер Толбой помедлил с ответом. Он прекрасно знал, что Барроу, хотя и был хорошим и надежным отбивающим мяч, все-таки уступал в ловкости и силе удара мистеру Инглеби.

— Я не вполне понимаю, как я могу сделать это. Он забил шестьдесят три мяча в прошлом году. Но я обещаю вам поставить его на четвертое место, тем самым предоставлю возможность вам открывать игру с кем-либо другим, скажем, с Пинчли. Вы хотели бы начать вместе с Пинчли?

— Вы не можете поставить Пинчли на первое место. Он ничего не умеет, кроме как колотить изо всех сил по мячу.

— Кто там есть еще?

Мистер Барроу скорбно просмотрел список.

— Это слабая команда. Это в самом деле лучшее, что вы можете сделать для меня?

— Боюсь, что да.

— Жаль, что вам удалось разругаться со Смейлом и Макаллистером.

— Да, но это теперь не исправишь. Вам придется играть, мистер Барроу, или нам придется упрашивать того или другого.

— Я знаю, как нам поступить. Вы поставите себя на первое место вместе со мной.

— Другим это не понравится. Они будут думать, что это бахвальство.

— Тогда поставьте Гарретта.

— Очень хорошо. Значит, вы будете играть?

— Полагаю, что я должен.

— Это очень благородно с вашей стороны, мистер Барроу.

Толбой взял список, глубоко вздохнул и побежал вниз, спеша повесить исправленный листок на доску объявлений:


УЧАСТНИКИ МАТЧА ПРОТИВ КОМАНДЫ «БРОЗЕРХУД»


1. Мистер Барроу

2. Мистер Гарретт

3. Мистер Хэнкин

4. Мистер Инглеби

5. Мистер Толбой (капитан)

6. Мистер Пинчли

7. Мистер Миллер

8. Мистер Бизили

9. Мистер Брэдон

10. Мистер Хаагедорн

11. Мистер Веддерберн


Он постоял с минуту, отдышался и в последний раз безнадежно взглянул на этот список, свою команду. Затем вернулся в кабинет с намерением наконец-то приступить к работе и разграничить данные для подсчета клиенту на ближайшие три месяца. Но мысли не задерживались на цифрах. Некоторое время спустя он отодвинул данные в сторону и тупо посмотрел в окно на серые лондонские крыши.

— Что случилось, Толбой? — поинтересовался мистер Веддерберн.

— Жизнь — ад, — сказал тот. — Мой бог! Как я ненавижу это отвратительное место. Оно действует мне на нервы.

— Пришло время взять тебе отпуск, — заметил спокойным тоном его коллега. — Как супруга?

— Все хорошо, — ответил Толбой, — но мы не сможем уехать отдыхать до сентября.

— Это самое неприятное в жизни женатого человека, — произнес мистер Веддерберн. — И это напоминает мне кое о чем. Ты сделал что-нибудь по поводу цикла для «Нерсинг таймс» из «Нутракса для кормящих матерей»?

Мистер Толбой необдуманно проклял всех кормящих матерей, набрал кабинет мистера Хэнкина по внутреннему телефону и скорбным тоном подал заявку на шесть четырехдюймовых двойных модуля для этого вдохновляющего предмета.


ГЛАВА 11НЕПРОСТИТЕЛЬНОЕ ВТОРЖЕНИЕ НА ГЕРЦОГСКУЮ ВЕЧЕРИНКУ


Для лорда Питера Уимзи несколько недель, проведенных в разгадывании тайны железной лестницы, имели и некоторое полезное значение. Сама работа, которая увлекала его, — или, скорее, смутное представление себя самого, именуемого Дэсом Брэдоном, — переносила его в сферу тусклых платонических архетипов, имея едва узнаваемую связь с чем-либо в реальном мире. Здесь эти странные существа, такие как «Бережливая домохозяйка», «Проницательный мужчина», «Восторженный покупатель», «Хороший судья», были вечно молодыми, вечно красивыми, вечно добродетельными, вечно экономными и любознательными, двигались взад и вперед по своим сложным орбитам, сравнивая цены и достоинства, тестируя на безупречность, задавая нескромные вопросы по поводу болезней друг друга, расходов на ведение хозяйства, пружин кровати, крема для бритья, диеты, стирки, обуви, бесконечных трат и сбережений, не говоря уже о премиальных купонах и сборе картонных коробок, удивлении мужей маргарином и жен стиральными машинами и пылесосами, занимаясь с утра до вечера стиркой, готовкой, уборкой, обереганием детей микробов, лица — от ветра и солнца, зубов — от разрушения, а желудков — от несварения. Хорошо еще, несколько часов ко дню добавляли рационализаторе приспособления, позволяющие подарить драгоценное свободное время, потраченное на кино, пляжный от с пикником, состоящим из консервированного и фруктов, и украшением себя, любимого, такими-то нарядами, перчатками от Блэнка, обувью от Дэша, с таким-то кремом для защиты лица от непогоды и посещением Рейнло, Каусской регаты, Большой трибуны в Эскоте, Монте-Карло и королевских гостиных.

Откуда, спрашивал себя Уимзи, поступали деньги, которые тратились так разнообразно и так расточительно? Если этот дьявольский танец расходов и сбережений остановился бы на мгновение, что бы произошло? Если бы вся реклама в мире завтра бы исчезла с лица земли, продолжали бы люди по-прежнему покупать мыло, есть яблоки, давать детям витамины, грубую пищу, молоко, оливковое масло, покупать детские самокаты и слабительные средства, учить больше иностранных языков при помощи звуковых самоучителей, слушать виртуозов по радио, делать ремонт в своих домах, освежаться безалкогольными прохладительными напитками, готовить новые аппетитные блюда, позволять себе тот маленький дополнительный штрих, который так много значит? Или бы весь отчаянный водоворот замедлился, и обессиленная публика снова предалась бы простой пище и тяжелому труду? Ответа он не знал.

Как все богатые люди, Питер никогда раньше не обращал внимания на рекламные объявления. Он никогда не осознавал коммерческое значение огромного количества сравнительно бедных людей. Не для богатых, которые покупают только то, что они хотят и когда они хотят, а основана и построена обширная надстройка индустрии, а для тех, кто, страстно стремясь к роскоши за пределами своих возможностей и досугу, от которого часто вынуждены отказываться, заставляют себя потратить несколько заработанных шиллингов на то, что могло бы им дать хотя бы на мгновение иллюзию свободы и богатства.

Фантасмагория, как и реклама — город чудовищного дня, грубых форм и яркой мишуры, спотыкаясь, переходит через пустоту банкротства, превращаясь в громкую страну сумасшедших, населенную жалкими призраками: от «Бережливой домохозяйки» обеспечивающей трапезу большой семьи за четыре пенса при помощи горошин сливочного масла в маргарине «Дэйрифилдс», до машинистки, завоевывающей любовь Сказочного Принца обильным использованием крема для лица «Магнолия» от «Маггинс».

Среди этих призраков Питер Уимзи, исписавший своей ручкой стопки офисной бумаги, сам себе казался нереальным и превращался в фантастического Дэса Брэдона, существовавшего среди людей, чьи стремления, соперничество и образ мысли были ему чуждыми и скрывались за пределами всего его жизненного опыта.

Но когда стрелка офисных часов перемешалась на половину шестого, появлялся ли у него какой-либо реальный мир, к которому можно было бы возвратиться? Ведь тогда призрачный мистер Брэдон растворялся и становился еще более иллюзорным Арлекином из галлюцинаций одурманенного наркомана. От этого омерзительного перевоплощения Уимзи не мог теперь освободиться, потому что при звуке его имени или виде его незамаскированного лица все двери в том другом, иллюзорном городе перед ним закрывались.

От одной навязчивой тревоги, мучившей Питера какое-то время, освободила Дайана де Момери. Она больше не желала его. Даже, как ему казалось, боялась. Тем не менее, при звуке его свистульки девушка всегда выходила и уезжала вместе с ним, час за часом мчась в огромном черном «даймлере» до тех пор, пока их общая ночь не превращалась в рассвет. Иногда он задавался вопросом, верила ли Дайана в его существование вообще; ведь она обращалась с ним так, будто он был каким-то отвратительным пленяющим образом в ее затуманенном гашишем зрении. Его тревога теперь сменилась страхом, что неуравновешенная фантазия его новой подружки может толкнуть ее на грань самоубийства. Однажды Дайана поинтересовалась, кем он был по профессии и что ему нужно, и тогда он сказал ей абсолютную правду, настолько, насколько это было возможно.

— Я здесь потому, что умер Виктор Дин. Когда миру станет известно, как он умер, я уйду обратно туда, откуда пришел.

— Туда, откуда ты пришел. Я уже слышала раньше, как кто-то говорил так, но я не помню кто.

— Если ты когда-либо слышала, как человека приговаривают к смерти, значит, ты слышала, как это говорят.

— Мой бог, да! Так оно и было. Я ходила однажды на суд по делу убийцы. Там был ужасный человек, пожилой судья — я забыла, как его зовут. Он был похож на злого старого попугая, и он сказал эту фразу, будто ему это нравилось. «И пусть Господь проявит милость к вашей душе». Скажи мне, Арлекин, у нас есть души или это все чепуха? Это чепуха, не так ли?

— Насколько это касается тебя, возможно, да.

— Но что я должна делать со смертью Виктора?

— Ничего. Но ты должна знать правду.

— Конечно, я ничего не должна делать с ней.

«В самом деле, возможно, и не должна была», — думал Уимзи. Это была самая призрачная часть иллюзии — граница, где фантазии и ночные сны шли вместе в вечном сумраке. Молодой человек был убит — в этом он теперь был уверен; но чья рука нанесла удар и почему — это было все еще за пределами какого-либо предположения. Инстинкт Питера твердо говорил ему, что необходимо придерживаться Дайаны де Момери. Эта особа была стражем границы теней; через нее Виктор Дин, конечно же, самый прозаичный обитатель ослепительного рода ночного света, ступил в место ярких вспышек и черных бездн, где правят свой бал алкоголь и наркотики под коварным присмотром их короля — смерти.

Но как ни расспрашивал он Дайану, не мог получить от нее никакой помощи. Она сообщила ему только одну вещь, и снова и снова мужчина обдумывал ее, задаваясь вопросом, как она вплеталась в сценарий. Полицейский Миллиган, этот зловещий Миллиган, знал что-то о «Пимс» или о ком-то, кто там работал. Он знал об этом, прежде чем познакомился с Дином, потому что при первой встрече с ним произнес: «Ты тот самый парень, не так ли?» Какая между этими словами была связь? Что было у Дина с Миллиганом до их официального знакомства? Может, это просто Дайана хвалилась, что у нее есть любовник из такого уважаемого агентства? Неужели Виктор Дин умер только потому, что он нравился Дайане?

Уимзи не мог поверить в это; любовь умерла первой, и смерть Дина была, после этого, явно излишней. Кроме того, когда подобные убивают ради страсти, они не создают детально разработанных планов, не стирают отпечатки пальцев и не держат благоразумно язык за зубами. Драки и выстрелы из револьверов, с громкими рыданиями и сожалениями напившихся до слезливого раскаяния — вот знаки и символы роковой страсти среди лидеров яркой жизни.

Была еще одна информация, которую Дайана в самом деле сообщила ему, но в тот момент Питер не мог интерпретировать ее и даже не осознавал до конца, что ему открылось. Он мог только ждать, как кошка у мышиной норы, до тех пор, пока не появится что-нибудь, за чем он смог бы броситься в погоню. И поэтому он проводил свои ночи, скучно водя машину, и засыпая ненадолго на рассвете, прежде чем явиться на работу в «Пимс».

Уимзи был абсолютно прав по поводу того, что Дайана де Момери чувствовала по отношению к нему. Он возбуждал ее и пугал одновременно, и в целом у нее возникало чувство довольно приятно щекочущего страха, вспыхивающее сильнее при звуке его дурацкой свистульки. Но истинная причина ее страсти желания умилостивить его основывалась на совпадении того, чего он не мог знать, и чего она не говорила ему

На следующий день после их первой встречи Дайана держала пари с аутсайдером, называющим себя Акробатом, и это принесло ей выигрыш пятьдесят к одному. Через три дня после приключения в лесу женщина держала пари с другим аутсайдером, которого звали Арлекин, и получила неожиданно двойной выигрыш — сто к одному[9]. После этого она развлекала могущественного и ниспосланного, без сомнения, ей Небом талисмана. День после встречи с ним был одним из ее самых счастливых. В эти дни она обычно преуспевала во многих делах и выигрывала деньги тем или иным способом. Лошади, после тех двух неожиданных успехов, ее быстро разочаровали, но ей, как никогда, начало везти в карты. Как много в этой удаче было только благодаря самоуверенности и воле к победе, мог сказать только психолог, она выигрывала и не задумывалась по поводу причин. Дайана не говорила своему таинственному другу, что он был ее талисманом, из суеверного чувства, боялась спугнуть удачу, но она была у гадалки, и та обнадежила, что загадочный незнакомец принесет ей большую удачу.

Майор Миллиган, развалившись на кушетке в квартире Дайаны с виски и содовой, посмотрел на хозяйку довольно желчными глазами. Это был крупный угрюмый мужчина, такой, какими должны быть люди, обогащающиеся на пороках других людей, — пустой в том, касается его нравственности, но сравнительно здравый в привычках.

— Дайана, ты встречаешь сестру Дина теперь?

— Нет, дорогой, — ответила Дайана рассеянно. Она начинала уставать от Миллигана и хотела порвать с ним, но сейчас это было невозможно.

— Жаль, что не видишь.

— Почему? Она одна из самых занудных существ в природе, дорогой.

— Я хочу знать, знает ли она что-нибудь о том месте, где Дин работал.

— Рекламной конторе? Но, Тод, это просто вызывает зевоту. Почему ты хочешь знать об этом агентстве?

— Какая тебе разница, почему. Я напал на кое-какой след, вот и все.

«О!» — задумалась Дайана. Это было интересно.

— Я позвоню ей, если ты хочешь. Но она почти такая же мокрая от слез, как утонувший угорь. Что ты хочешь узнать?

— Это мое дело.

— Тод, я давно хотела спросить тебя. Почему ты говорил, что я должна была бросить Виктора? Не то чтобы мне было до этого дело, бедняга, но мне просто интересно, особенно после того, как ты просил меня таскаться за ним повсюду.

— Потому, — ответил майор, — что этот сопляк пытался обмануть меня.

— О господи, Тод, тебе нужно посмотреть фильм, типа «Дик с лицом собаки — король подземного мира». Не говори чушь, дорогой.

— Это все очень хорошо, моя девочка, но твой маленький Виктор начинал становиться помехой. Кто-то предупредил его, возможно, ты.

— Я? Очень мило с твоей стороны! Я ничего не могла сообщить ему, хотя бы по той причине, что ты никогда ничего не рассказываешь мне, Тод.

— Да, не рассказываю. У меня ведь еще осталось немного здравого смысла.

— Какой ты грубый, дорогой. Ну, вот видишь, я ничего не могла разболтать Виктору. Ты убил Виктора, Тод?

— Кто сказал, что он был убит?

— Маленькая птичка рассказала мне.

— Это твой друг в черно-белую клетку?

Дайана помедлила. Как-то, будучи в не очень благоразумном состоянии, она рассказала Тоду о своем приключении в лесу и теперь сожалела об этом. Миллиган воспринял ее молчание как согласие и продолжил.

— Кто этот парень, Дайана?

— Не имею ни малейшего представления.

— Чего он хочет?

— Во всяком случае, он не хочет меня, — сказала Дайана. — Разве это не унизительно, Тод?

— Должно быть. — Миллиган ухмыльнулся. — Но в чем его основная цель?

— Я думаю, он рыщет по следу Виктора, что бы это ни было. Он признался мне, что его бы здесь не было, если бы Виктор Дин не отбросил коньки. Очень захватывающе, ты так не думаешь?

— Хмм. Я думаю, мне надо наконец-то познакомиться с этим твоим другом. Когда он появится?

— Будь я проклята, если знаю. Он всегда приезжает, когда ему заблагорассудится. Я не думаю, что стала бы иметь с ним дело, Тод, если бы была на твоем месте. Он опасен — он странный какой-то. У меня на его счет есть плохое предчувствие.

— Твой мозг превращается в густую массу, милая, — заметил Миллиган. — Он использует тебя в личных целях, вот и все.

— Ну что же, хорошо, — ответила Дайана, — он хоть забавляет меня, а ты больше этого не делаешь. Ты становишься немного приевшимся, Тод. — Она зевнула и наклонилась к зеркалу, где стала рассматривать свое лицо. — Я думаю, надо бросить наркотики, Тод. У меня страшные отеки под глазами. Ты не думаешь, что было бы занятно стать абсолютно добродетельной?

— Почти так же занятно, как и знакомство с квакером. Твой друг пытался исправить тебя? Это чертовски здорово.

— Исправить меня — это нет. Но я выгляжу ужасной каргой, как сегодня. О, проклятье! Какая разница, в самом деле? Давай придумаем что-нибудь.

— Ладно. Пойдем к Слинкеру. Он устраивает вечеринку.

— Меня тошнит от вечеринок Слинкера. Тод, давай ворвемся куда-нибудь незваными гостями, сделаем что-нибудь действительно эффектное. Кто самая несговорчивая старая кошка в Лондоне, у которой что-нибудь происходит?

— Не знаю.

— Я вот что придумала. Мы сгребем друзей Слинкера и поедем куда глаза глядят и разобьем первую же хибару, которую увидим.

— Отлично! Я за!


Полчаса спустя шумная компания, втиснувшись в пять машин и одно такси, помчалась по стихшим кварталам Уэст-Энда. Проезжая несколько неумолимо аристократичных оплотов на Мейфэре[10], Дайана высунулась из открытого окна передней машины и показала алый язык высокому старомодному особняку, чей вход был украшен полосатым навесом, темно-красным ковром и множеством тепличных растений, расставленных аккуратно в кадках на ступенях.

— О-го-го! Бейте по нему, парни! Здесь есть что-то. Чей это?

— Мой бог! — сказал Слинкер Брейсвейт. — Мы попали в буйвола, точно. Это имение Денверов.

— Ты не пройдешь туда внутрь, — сказал Миллиган. — Графиня Денверская умеет содержать дом. Посмотри на охранника в дверном проеме. Лучше давайте попробуем что-нибудь полегче.

— Будь проклято то, что полегче. Мы решили: первое, что нам встретится, а это и есть первое. Нечего отказываться, дорогие мои!

— Тогда послушайте, — добавил Миллиган, — нам лучше попробовать задний вход. Там есть калитка в сад с другой стороны, открывающаяся в автопарк. Так у нас будет больше шансов.

С другой стороны штурм оказался достаточно легким. Машины были припаркованы в закоулке, и, подойдя к садовой калитке, они обнаружили ее широко открытой, выставляющей напоказ большой шатер, в котором проходил ужин. Группа гостей как раз вышла из-за стола, когда они подъехали; в это же время, почти за ними по пятам, две незнакомые большие машины затормозили и высадили шумную компанию людей.

— Объявляется удар, — сказал опрятно одетый человек, — мы только вторгнемся и спрячемся от послов.

— Фредди, ты не можешь.

— Не могу? Ты посмотри на меня. — Фредди крепко схватил руку своего приятеля и решительно направился к калитке. — Мы точно натолкнемся на старого Питера или кого-либо еще в саду.

Дайана сжала руку Миллигана, и они вдвоем пристроились позади вновь прибывших. Калитка была пройдена, но лакей внутри представлял неожиданное препятствие.

— Мистер и миссис Фредерик Арбатнот, — сказал опрятно одетый джентльмен. — И компания, — добавил он, сделав неопределенный жест рукой позади себя.

— Мы внутри, во всяком случае, — прошептала Дайана.

Хелен, герцогиня Денверская, посмотрела вокруг и осталась довольна своей вечеринкой. В самом деле все шло очень хорошо. Посол и его жена выразили восторг по поводу вин, закусок более чем достаточно, да и музыканты были профессионалами. Ощущение спокойного аристократического приличия пропитало атмосферу вечера. Хелен была уверена, что ее собственное платье шло ей, несмотря на то что свекровь, вдовствующая герцогиня, сказала что-то довольно едкое по поводу ее спины. Но вдова всегда была немного раздражительной и непредсказуемой. «Человек должен быть стильным, хотя, конечно, не нужно быть вульгарно нескромным», — говорила себе хозяйка этого вечера. Хелен считала, что она демонстрирует как раз точное количество позвонков, которое требовал случай. Одним меньше было бы некорректно, одним больше было бы сверхсовременно. Она поблагодарила Провидение за то, что в сорок пять она все еще сохранила свою фигуру — что соответствовало действительности, так как она была необыкновенно плоской с обеих сторон всю свою жизнь. Хелен подняла заслуженный бокал шампанского к своим губам, но почему-то помедлила и снова поставила его.

Что-то было не так. Она торопливо оглянулась, ища своего супруга. Его рядом не оказалось, но в нескольких шагах от нее показалась элегантная черная спина и гладкая соломенного цвета копна волос ее деверя, лорда Питера Уимзи. Торопливо извинившись перед леди Мендип, с которой она обсуждала последние чудовищные преступления правительства, она протолкнулась через толпу и взяла Уимзи за руку.

— Питер! Посмотри туда. Кто эти люди?

Уимзи повернулся и пристально посмотрел в на правлении, куда указывал веер герцогини.

— О господи, Хелен! Ты собрала парочку зрелых фруктов на этот раз! Эта девушка — Дайана де Момери, а рядом с ней ее одомашненный торговец наркотиками.

Герцогиня передернула плечами:

— Какой ужас! Отвратительная женщина! Каким образом они оказались здесь? Ты что, знаешь их?

— Официально — нет.

— Слава богу! Я боялась, что это ты впустил их. Я никогда не знаю, как ты можешь поступить; ты знаком с таким множеством ужасных людей.

— На этот раз я не виноват, Хелен.

— Спроси Брекета, как он допустил, чтобы они вошли.

— Уже лечу, — сказал Уимзи, — повинуясь твоему приказанию.

Он допил напиток, который был у него в руке и неторопливо отправился на поиски лакея. Через несколько минут он вернулся.

— Брекет говорит, что они пришли с Фредди Арбатнотом.

— Найди Фредди.

Преподобный Фредди Арбатнот, когда того разыскали, отрицал какое бы то ни было знакомство с незваными гостями.

— Но у калитки случилась небольшая потасовка, знаете ли, — сообщил он простодушно, — и я осмелюсь предположить, что они вторглись вместе с толпой. Дайана де Момери, а, что? Где она? Я должен посмотреть на нее. Шлюха и все такое, да?

— Вы ничего подобного не сделаете, Фредди. Где, черт побери, Джеральд? Здесь его нет. Его никогда нет, когда он мне нужен.

— Тебе придется пойти и вывести их, Питер.

Уимзи, у которого неожиданно появилось время для тщательных раздумий, не мог просить ничего лучшего.

— Я выведу их, — объявил он. — Где они?

Герцогиня, которая не спускала с парочки чужаков остекленевших глаз, махнула решительной рукой в направлении террасы. Уимзи дружелюбно отправился в указанную сторону легкой походкой.

— Простите меня, дорогая леди Мендип, — произнесла герцогиня, возвратившись к своей гостье. — Мне нужно было дать небольшое поручение моему деверю.

Уимзи поднялся по тускло освещенным ступеням террасы. Тень высокой колонны, увитой розой, упала ему на лицо и раскрасила его белую переднюю часть рубашки танцующими черными цветами; и пока он шел, он тихо насвистывал веселую песенку:


«Том-Том, трубадура сын...»


Дайана де Момери схватила за руку Миллигана и обернулась.

Уимзи перестал свистеть.

— Э, добрый вечер, — сказал он, — извините меня. Мисс де Момери, я полагаю.

— Арлекин! — закричала Дайана.

— Прошу прощения?

— Арлекин. Так вот ты где. Я поймала тебя на этот раз. И я намереваюсь увидеть твое лицо должным образом, даже если мне придется после умереть.

— Боюсь, здесь какая-то ошибка, — ответил Уимзи.

Миллиган решил, что пришло время вмешаться.

— Ах! — воскликнул он. — Таинственный незнакомец. Я думаю, пришло время нам с вами перекинуться словечком. Могу я спросить, почему вы волочились за этой леди в шутовском наряде?

— Боюсь, что это какое-то недоразумение, сэр, кто бы вы ни были, — выговорил Уимзи более старательно. — Меня отправила герцогиня — простите меня — по несколько неприятному поручению. Она сожалеет, что не имеет чести быть знакомой ни с этой леди, ни с вами, сэр, и желает, чтобы спросил вас, по чьему приглашению вы находитесь здесь.

Дайана засмеялась, довольно громко.

— Ты делаешь это изумительно, дорогой, — восхищалась она. — Мы прошли незваными гостям старой милой птички — точно так же, как сделал и ты, я предполагаю.

— Такой же вывод сделала и герцогиня, — ответил Уимзи. — Я сожалею. Но боюсь, что я должен попросить вас немедленно уйти отсюда.

— Это довольно мило, — сказал Миллиган весьма нагло. — Я боюсь, это у тебя не сработает. Возможно, что мы не были приглашены сюда, но мы не собираемся уходить отсюда по велению безымянного Акробата, который боится показать свое лицо.

— Вы, должно быть, по ошибке принимаете меня за своего друга, — произнес Уимзи. — Позвольте мне. — Он сделал шаг к ближайшей колонне и нажал выключатель, затопивший светом всю часть террасы. — Меня зовут Питер Уимзи; я брат герцога Денверского, и мое лицо, такое, какое оно есть, полностью к вашим услугам.

— Но разве ты не мой Арлекин? — запротестовала Дайана. — Не будь таким ослом, я знаю, что это ты. Я знаю твой голос очень хорошо, и твой рот и подбородок. Кроме того, ты насвистывал эту мелодию.

— Это очень интересно, — заметил Уимзи. — Это возможно... Боюсь, что это так. Я думаю, вы встречали моего неудачливого кузена Брэдона.

— Это было имя... — начала Дайана неуверенно и замолчала.

— Я рад это слышать, — добавил лорд, — иногда он называется моим именем, что всегда затрудняет и без того неловкую ситуацию.

— Послушай, Дайана, — вмешался Миллиган. — Ты, похоже, допустила промах. Тебе бы лучше извиниться, а потом мы освободим территорию. Простите за вторжение все такое...

— Одну минуточку, — сказал Уимзи. — Я хотел бы услышать больше об лом. Будьте так любезны, пройдемте на минуту. Вот сюда.

Он провел их вежливо за угол террасы, вверх по боковой дорожке и мимо эркера в маленькую прихожую где были расставлены столы и находилась стойка с коктейлями.

— Что вы будете пить? Виски? Я мог бы и сам догадаться. Гнусная практика наливать виски поверх коктейлей поздно ночью ответственна за испорченный цвет лиц и репутации больше, чем любая другая причина. Теперь много женщин таскаются по ночным улицам Лондона, ища приключений из-за того, что виски наливают поверх коктейлей с джином.

— Два неразбавленных виски, Томлин, и ликер с бренди, — обратился он к прислуге.

— Хорошо, милорд.

— Вы осознаете, — продолжил Уимзи, возвратившись к ним с напитками, — истинную причину этого жеста гостеприимства. Я установил подлинность своего имени при помощи доказательства Томлина, старинного слуги этого дома. Теперь давайте поищем местечко, менее открытое для вторжений. Я предлагаю библиотеку. Проходите сюда. Мой брат, будучи английским джентльменом, владеет библиотекой в каждом своем особняке, хотя никогда не открывает книг. Это называется верностью традициям. Стулья, однако, там удобные. Пожалуйста, садитесь. А теперь, расскажите мне все о вашей встрече с моим скандальным кузеном.

— Одну минутку, — вставил Миллиган, прежде чем Дайана смогла говорить. — Я думаю, что я знаю каталог аристократических родословных довольно хорошо. Я не знал, что у вас есть кузен и его имя Брэдон.

— Не каждый молокосос попадает в семейную книгу, — уверенно ответил Уимзи, — но человек обязан знать всех своих кузенов. Но какая разница? Семья есть семья, хотя обозначена ограниченной группой (или достойными своих корней, если вы предпочитаете эту формулировку) или левой перевязью[11], или находящейся слева перевязью, называемой большинством авторов художественной литературы расположенной на левой стороне шита (справа от зрителя), по причинам, которые я не могу определить. Мой достойный сожаления кузен Брэдон, не имея никакого особого права ни на одно семейное имя в большей степени, чем на другое, взял себе за правило использовать их все по очереди, таким образом демонстрируя счастливое отсутствие фаворитизма. Пожалуйста, можете курить. Вы найдете сигареты весьма сносными, мистер... Э-э...

— Миллиган.

— Ах! Сканда... Хорошо известный майор полиции Миллиган? У вас есть резиденция на реке, я полагаю. Очаровательно, очаровательно. Ее слава достигает меня время от времени посредством моего славного зятя, главного инспектора мистера Паркера из Скотленд-Ярда. Красивое, удаленное место, не так ли?

— Именно так, — заметил Миллиган. — Я имел удовольствие развлекать вашего кузена там однажды ночью.

— Он непрошено явился к вам в гости? Это именно то, что он бы сделал. И вы ударили тем же оружием мою дорогую невестку. Поэтическая справедливость, конечно. Я ценю это, хотя, возможно, герцогиня иначе посмотрит на это дело.

— Нет, его привела моя знакомая леди.

— Он исправляется. Майор Миллиган, это для меня болезненно, но я чувствую, что должен предупредить вас против этого моего кузена. С ним определенно неприятно быть знакомым. Если он навязывал свои ухаживания мисс де Момери, то, возможно, с какой-то корыстной целью. Не то, — добавил Уимзи, — что любому мужчине нужна скрытая цель для таких ухаживаний. Мисс де Момери цель сама по себе...

Его глаза прошлись по Дайане, недостаточно прикрытые и слегка опьяненные, с холодной оценкой, которая компенсировала слова почти оскорбительно.

— Но, — возобновил он свою речь, — я знаю своего кузена Брэдона слишком хорошо. Мало кто знает его лучше. И я должен признать, что он последний человек у кого я стал бы искать безразличной привязанности. Я, к несчастью, обязан в качестве самозащиты присматривать за поступками своего кузена Брэдона и был бы чрезвычайно признателен, если бы вы сообщили мне о деталях его последней выходки.

— Хорошо, я расскажу вам, — начала Дайана. Виски сделал свое дело, и она стала до безрассудства неожиданно говорливой, не обращая внимания на сердитые взгляды Миллигана. Девушка с удовольствием изливала историю своих приключений. Происшествие с купанием в бассейне, казалось, вызвало у лорда Питера острую боль.

— Пошлая рисовка! — воскликнул он, качая головой. — Сколько раз я умолял Брэдона вести себя тихо и благоразумно.

— Я думаю, что он был слишком непостижимым, — сказала Дайана и продолжила пересказывать встречу в лесу.

— Он всегда напевает «Том, Том, трубадура сын», поэтому, конечно, когда вы пришли, насвистывая мелодию этой же песни, я подумала, что это был он.

Лицо Уимзи потемнело.

— Отвратительно, — выговорил он.

— Кроме того, вы так сильно похожи. Тот же голос и то же лицо, насколько можно его рассмотреть, понимаете. Но, конечно, он никогда не снимал своей маски.

— Неудивительно, — произнес Уимзи, — неудивительно. — Он тяжело вздохнул. — Полиция интересуется моим кузеном Брэдоном.

— Как захватывающе!

— За что? — поинтересовался Миллиган.

— За то, что он имитирует меня, помимо всего прочего, — объяснил Уимзи, усевшись поудобнее в своем кресле и находясь, как показалось, в приподнятом настроении. — Я не могу описать вам за то короткое время, которое есть в нашем распоряжении, мучения и унижения, которым я подвергся по милости Брэдона. Взятие его на поруки из полицейских участков, оплата счетов, выписанных на мое имя, вызволение его из притонов, имеющих дурную славу... Я рассказываю вам эти печальные подробности конфиденциально, конечно.

— Мы не проболтаемся, — заверила Дайана.

— Он пользуется нашим неудачным сходством, — продолжал Питер. — Копирует мои привычки, курит мою любимую марку сигарет, водит машину, как у меня, даже насвистывает мою любимую мелодию — ту, что особенно хорошо адаптирована для исполнения на свистульке.

— Он, должно быть, довольно богат, — сказала Дайана, — раз может позволить себе такую машину.

— Это, — сказал Уимзи, — самое грустное из всего вышесказанного. Я подозреваю его, но, возможно... Я лучше ничего не буду говорить об этом.

— О, пожалуйста, скажите, — умоляла Дайана, ее а ярко засверкали от волнения. — Это звучит так ужасно захватывающе.

— Я подозреваю его, — продолжил Уимзи, мрачным и внушающим благоговение голосом, — что он имеет дело с наркобандой контротиков. Будь оно все проклято, конечно же, контрабандой наркотиков.

— Не может этого быть! — воскликнул Миллиган.

— Ну, я не могу доказать это. Но я получил предупреждения от определенного круга лиц. Вы понимаете меня? — Лорд достал сигарету и постучал по ней, с видом человека, который закрыл крышку гроба над мертвой тайной и крепко прибивает ее гвоздями. — Я не хочу никоим образом вмешиваться в ваши дела, майор Миллиган. Я уверен, что мне никогда не придется делать этого. — Здесь он пронзил Миллигана еще одним твердым взглядом. — Но вы, возможно, позволите мне дать вам и этой леди совет, дружеское предостережение. Не имейте никаких дел с моим кузеном Брэдоном.

— Я думаю, вы говорите ерунду, — сказала Дайана. — Да вы даже не можете заставить его...

— Сигарету, Дайана? — прервал Миллиган довольно резко.

— Я не говорю, — продолжил Уимзи, медленно окидывая Дайану взглядом своих проницательных глаз, а затем снова поворачиваясь к Миллигану, — что мой достойный порицания кузен сам увлекается кокаином, героином или чем-нибудь подобным. В некотором смысле, было бы более прилично, если бы он это делал. Мужчина или женщина, которые могут обогащаться на слабостях своих ближних, не разделяя их, для меня исключительно отвратительный объект. Возможно, я старомоден, но это так.

— Вполне так, — заметил Миллиган.

— Я не знаю и не желаю знать, — говорил Уимзи, — ни то, как вы дошли до того, чтобы пустить моего кузена Брэдона в свой дом, ни то, что, с его стороны, привело его туда. Я предпочитаю не предполагать, что он нашел там какие-либо еще приманки, помимо хороших напитков и шумной компании. Вы можете думать, майор, что из-за того, что я интересуюсь некоторыми полицейскими случаями, я постоянно вмешиваюсь не в свои дела. Это не судебный случай. Пока я не буду вынужден заинтересоваться делом другого человека, я предпочитаю оставить его в покое. Но я думаю, будет справедливо рассказать вам, что я вынужден интересоваться моим кузеном Брэдоном и что он личность, чьи знакомства могли оказаться — должен ли я сказать «стеснительными» — любому, кто предпочитает жить тихой жизнью. Я не думаю, что мне стоит говорить больше, не так ли?

— Именно, — согласился Миллиган. — Я очень признателен вам за предупреждение, и также, уверен, признательна и мисс де Момери.

— Конечно, я ужасна рада узнать обо всем этом, — заметила Дайана. — Ваш кузен выглядит превосходным слабохарактерным человеком. Я люблю их ужасно. Высокопарные люди слишком ужасно умирают.

Уимзи поклонился:

— Моя дорогая леди, выбор друзей — исключительно ваше личное дело.

— Я рада слышать это. У меня сложилось впечатление, что герцогиня не была обеспокоена тем, чтобы поскорее обвить обеими руками мою шею.

— Ах! Герцогиня — нет. Там, боюсь, весь свободный выбор на другой стороне, да? Что напоминает мне...

— Совершенно верно, — вставил Миллиган. — Мы слишком долго злоупотребляем вашим гостеприимством. Мы действительно должны извиниться и удалиться. Кстати, там были некоторые другие члены нашей компании...

— Я полагаю, моя невестка уже разобралась с ними к настоящему моменту, — добавил Уимзи с улыбкой. — Если нет, я позабочусь о том, чтобы увидеть их и сообщить им, что вы направились... Куда, мне сказать, вы пошли?

Дайана назвала свой адрес.

— Вам можно также зайти и выпить вместе с нами, — предложила она.

— Увы, сожалею! — заметил Уимзи. — Долг и все такое... Я не могу оставить свою невестку в затруднительном и неловком положении в большей степени, чем насладился бы этим своим развлечением. — Он позвонил колокольчик. — Теперь вы извините меня, я должен вернуться к нашим гостям. Порлок, проводите эту леди и этого джентльмена к выходу.

Питер вернулся в сад по террасе, насвистывая мелодию из Баха, как он обычно делал, когда был чем-то доволен.


Теперь пойдем мы, где мешок Туделя,

Туделя, Туделя, Туделя, Туделя, мешок Туделя...


«Интересно, была ли наживка слишком большой и яркой? Когда он ответит на вызов? Мы посмотрим».

— Мой дорогой Питер, — сказала герцогиня нетерпеливо, — где ты был все это время? Пожалуйста, сходи и принеси мне нежную малину с мороженым и скажи своему брату, что он мне нужен.


ГЛАВА 12 УДИВИТЕЛЬНОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ МЛАДШЕГО РЕПОРТЕРА


Однажды рано утром младший репортер из крупной газеты «Морнинг стар», Гектор Панчеон, не представляющий никакой важности ни для кого, кроме самого себя и своей овдовевшей матери, вышел из роскошного здания редакции, которое находилось на Флит-Стрит[12]. Панчеону пришлось срочно явиться на работу, потому что прошлой ночью разразился пожар в городском универмаге, нанесший крупный ущерб зданию, из которого в срочном порядке бежали трое ночных сторожей и кошка, обитавшая на соседней крыше.

Сотрудник «Морнинг стар» был вызван к месту происшествия, так как снимал комнаты в западном Центральном районе неподалеку, и мог явиться туда в сравнительно короткое время. Гектор Панчеон написал короткое экстренное сообщение о случившемся для утренних английских изданий, более подробное и волнующее для лондонской газеты, а уже после этого подготовил более обстоятельный и подробный репортаж, дополненный рассказами очевидцев, для утреннего выпуска «Ивнинг комет» и парного печатного органа «Морнинг стар», расположенного в том же здании.

После завершения этого тяжелого труда он был бодр, но голоден. Молодой человек разыскал ночной ресторан на Флит-стрит, привыкший удовлетворять несвоевременные нужды газетчиков, и, предварительно вооружившись свежим номером «Морнинг стар», когда тот, еще влажный, вышел из станка, принялся за очень ранний завтрак, состоящий из поджаренных сосисок, чашки кофе и вчерашних булочек.

Он ел с неторопливым азартом, довольный собой и своей удачей, убеждая себя, что даже более опытные сотрудники его редакции не могли удерживать колонку новостей в том постоянно энергетически бодрящем состоянии духа, которое было присуще его собственной колонке.

Ему казалось, что выдуманное и облаченное в шутливую форму интервью с кошкой было особенно полно привлекательности. Животное оказалось прославленной крысоловкой, и к тому же эта дама была первой, кто учуял запах огня и привлек своим громким мяуканьем внимание ночного сторожа, который приготовился выпить чашку чаю в тот самый момент, когда произошел взрыв. Кошка — малопривлекательное черно-белое создание с пятнистой мордой — собиралась в десятый раз стать матерью, и Гектор Панчеон, по блестящему вдохновению, разрекламировал будущее потомство и предложил удачливому читателю обратиться к своей любимой газете и стать счастливым обладателем котенка-крысолова, прославившегося еще в утробе матери. Молодой репортер чувствовал, что поступил правильно, взяв на себя смелость выпустить в газете подобного рода рекламу, а редактор одобрил его предприимчивость и даже заметил, что это интересная задумка, которая способна привлечь новых читателей — любителей животных.

Довольный завтраком и проделанной работой, Гектор перевернул страницу и увлекся чтением специального политического очерка. Затем он обстоятельно сложил газету, сунул ее в карман, отблагодарил официанта заслуженными чаевыми в размере шести пенсов и вышел на Флит-стрит.

Утро было ясным и сухим, хотя несколько прохладным. Мужчина решил, что после ночных трудов небольшая прогулка пойдет ему на пользу.

Он с наслаждением вдыхал свежую прохладу, прогуливаясь мимо геральдического грифона[13], который венчал Темпл-Бар[14], и Дома правосудия, ненадолго задержался у церквей Святого Клемента Датского и Святой Марии и пошел далее по Стренду, направляясь вверх по Кингсвей. И только когда Панчеон добрался до поворота на Грейт-Квин стрит, он осознал, что чего-то не хватает во вселенной, которая казалась ему столь изобильной.

Грейт-Квин стрит упиралась в Лонг-Акре. В стороне от Лонг-Акре располагалась Ковент-Гарден; уже фургоны и грузовики, нагруженные овощами, фруктами и цветами, громыхая, проезжали мимо. Некоторые торговцы разгружали свои большие плотные мешки, огромные ящики, корзины для овощей и хрупкие корзинки для фруктов, а также яркие плоские коробки, наполненные живым ароматом цветов.

Гектор Панчеон весело шагал по еще сонным лондонским улочкам, готовящимся к новому дню; он размахивал руками и выглядел как мальчишка, в своих прочных серых фланелевых штанах и твидовом жакете, поверх которого был надет старый барберри[15], осознавая, что в этот момент он владеет миром, не говоря уже обо всех товарах на рынке Ковент-Гарден. Повернув на Грейт-Квин стрит, молодой человек прошел половину улицы Лонг Акре, шустро увернулся от лошади, запряженной в фургон и остановившейся возле входа на станцию метро, и направился в сторону рынка, тщательно выбирая путь между коробками и корзинами, жестяными банками и соломой, которая была разбросана на тротуаре. Напевая веселую мелодию, он завернул в распахнутые двери «Белого лебедя».

Хотя было только четверть пятого, в «Лебеде» уже было многолюдно. Гектор прошел к барной стойке, протиснувшись между двумя огромными возчиками, и стал скромно ждать, пока хозяин закончит обслуживать своих постоянных клиентов и обратит внимание на нового посетителя. Рядом за стойкой велась оживленная дискуссия о достоинствах собаки по кличке Форкт Лайтнинг. Гектор Панчеон, всегда готовый уловить даже самый тонкий намек на то, что могло бы стать новостью, достал из кармана «Морнинг стар» и притворился, что читает, в то время как сам навострил уши.

— А что я говорю, — сказал первый возчик, — это то же самое, Джо... Я говорю, вообрази, когда собака, как эта, собака останавливается как вкопанная на полпути, как если бы в нее выстрелили... Что я хочу сказать? Я хотел бы знать, что скрывается за этим.

— А-а, — полусонно протянул его приятель.

— Имей в виду, — продолжал первый, — я не говорю, что на животных всегда стоит полагаться. У них есть свои выходные дни, точно так же, как у меня и у тебя, но, что я хочу сказать, это...

— Это факт, — вставил невысокий мужчина, который сидел по другую сторону от второго возчика, — это факт, в самом деле. И даже более, у них есть свои капризы. У меня когда-то была собака, которая не могла выносить вид козла. Или, возможно, его запах. Я не знаю. Но стоило ей показать козла, как она начинала вся дрожать. Не могла двигаться весь день. Я помню однажды, когда я вез ее на бега в Вайт-Сити, на улице оказался парень, который вел двух козлов на веревке...

— Что парень хотел от двух козлов? — подозрительно спросил второй возчик.

— Откуда мне знать, что он хотел от козлов? — ответил маленький человек возмущенно. — Это были не мои козлы, не так ли? Ну, там была собака...

— Это другое дело, — вставил первый возчик. — Нервы есть нервы, и такая вещь, как козел, может случиться с каждым, но что я хочу сказать, это...

— Что будете, сэр? — поинтересовался хозяин заведения.

— Я думаю, я возьму «Гиннесс», — сказал Гектор. — «Гиннесс» хорош, особенно прохладным утром. Возможно, — добавил он, чувствуя себя довольным миром и собой, — эти джентльмены присоединятся ко мне.

Два возчика и маленький господин выразили свою благодарность и тоже заказали пиво.

— Странная вещь эти нервы, — продолжил мужчина невысокого роста. — У моей старой тетушки был попугай. Какая это была птица, умница, а не птица. Но со странностями... Он научился говорить от моряка, своего бывшего хозяина. К счастью, пожилая леди не могла расслышать и половины слов, которые он знал, а вторую половину не понимала. Так вот, эта птица...

— У вас, похоже, богатый опыт общения с живностью, — заметил Панчеон.

— Да, есть такое дело, — ответил Малыш. — Так вот, эта птица имела нервные приступы, если это удивит вас. Садилась на жердочку и дрожала так сильно, что казалось, разобьется на кусочки. И какова была причина ее такого поведения, как вы думаете?

— Будь я проклят, если я знаю, — сказал второй возчик. — Ваше здоровье, сэр.

— Мыши, — сообщил рассказчик победоносно. — Не могла выносить вида мышей. И что, вы думаете, нам пришлось дать ей, чтобы хоть как-то привести ее в сознание?

— Бренди? — предположил первый возчик.

— Ничего похожего. Кстати, у нас есть дома тоже один попугай, зеленый. Брат моей жены привез его из...

— Они не такие хорошие говоруны, как серые, — перебил второй возчик. — Так что же, если не бренди?

— Бренди? Да, но не ему. Он бы даже не взглянул на бренди.

— Даже в таком состоянии? — спросил первый возчик. — Итак, ты показываешь нашей старой птичке бренди, и она выпрыгивает из своей клетки за ним... Имей в виду, что им надо не слишком много. Давай ему это аккуратно в чайной ложке.

— Ну, это было не бренди, — настаивал маленький человек. — Птица тетушки была совершенным трезвенником, да-да. Итак, я даю вам три попытки, и если вы угадаете правильно — я всех угощаю.

— Аспирин? — предложил хозяин заведения, заволновавшись, что кто-то может купить всем напитки.

Малыш покачал головой.

— Имбирь, — сказал второй возчик. — Некоторые птицы на удивление любят имбирь. Стимулирует внутренние органы. Хотя, имейте в виду, некоторые говорят, что он слишком острый и может вызвать приступы жара-

— «Нутракс для нервов», — предположил Гектор Панчеон, несколько необдуманно, в тот момент его взгляд привлекла статья с интригующим заголовком «Почему стоит винить женщину?».

— «Нутракс» — это ничто, — усмехнулся маленький человек. — Так же как и любые другие патентованные средства. Нет. Крепкий кофе с кайенским перцем — вот что любила эта птица. Наливали ему прямо в клюв, в самом деле. Да, вижу, что напитки не с меня на этот раз...

Он задумчиво посмотрел на собеседников, и Гектор вынужден был снова всех угостить. Второй возчик опрокинул кружку одним глотком и, попрощавшись со всей компанией, стал пробираться к выходу. Мужчина низкого роста, любитель попугаев, поближе придвинулся к Гектору, чтобы освободить место для напыщенного джентльмена в смокинге, который ворвался в дверь и теперь застыл немного неуверенно, разглядывая стойку бара.

— Скотч с содовой, — произнесла эта особа без всякого вступления. — Двойной скотч и не слишком много содовой.

Бармен внимательно посмотрел на него.

— Все в порядке, — сказал новичок. — Я знаю, что ты обо мне думаешь, мой мальчик, но я не пьян. Ни капельки. Нервы немного расшалились, вот и все. — Он помедлил, очевидно, сознавая, что его речь несколько забежала вперед. — Сидел с больным другом, — начал объяснять он осторожно и очень старался быть последовательным. — Сидел, не смыкая глаз всю ночь. Очень трудно при сложившихся обшто-обштоятельштвах... Извините меня, небольшая авария с моим зубным протезом, должно быть, повредился.

Джентльмен оперся локтем на барную стойку, неуверенно пошарил ногой в поисках медной перекладины, сдвинул свою шелковую шляпу на затылок и весело улыбнулся всем присутствующим.

Хозяин «Лебедя» снова посмотрел на него наметанным глазом, прикинул, что этот клиент мог, возможно, выдержать еще один скотч с содовой без явной катастрофы для заведения, и выполнил его заказ.

— Оч бльшое спсибо, старина, — сказал незнакомец. — Ну, удачи всем. Что пьют эти джентльмены?

Гектор Панчеон вежливо извинился, объяснив, что уже получил все, что хотел, и собирается уходить.

— Нет-нет, — вставил незнакомец обиженно. — Не так говорить. Еще не время идти домой. День только начался. — Он обнял своей нежной рукой шею Гектора. — Мне нравится ваше лицо. Вы разновидность парней, которые мне нравятся. Вы должны как-нибудь прийти и осмотреть мою маленькую резиденцию. Розы вокруг крыльца и все такое. Я дам вам мою карточку. — Он порылся в карманах и достал бумажник, который бросил на барную стойку.

Множество маленьких кусочков бумаги разлетелись в разные стороны.

— Будь оно все проклято, — заметил джентльмен в смокинге, — что я хотел, черт побери. — Гектор наклонился, чтобы подобрать несколько разлетевшихся разрозненных листочков, но низкий человек его опередил.

— Спасибо, спасибо, — сказал джентльмен. — Где же карточка?

— Это не карточка, это список покупок моей жены. У вас есть жена?

— Еще нет, — признал Гектор.

— Везучий дьявол, — ответил незнакомец с выражением. — Ни жены, ни проклятого списка покупок. — Его блуждающим вниманием завладел список покупок, который он держал в одной руке и пытался, безуспешно, сконцентрироваться, слегка прищурившись. — Всегда приношу домой пакеты, как грязный мальчишка на побегушках. Где я поставил этот пакет на сей раз?

— У вас не было пакета, когда вы вошли сюда, господин, — сказал первый возчик. Вопрос о напитках, казалось, отложили в долгий ящик, и почтенный мужчина чувствовал, что пришло время напомнить джентльмену что в баре были и другие люди, кроме скромного мистера Панчеона. — Неблагодарная работа, — добавил он, — носить повсюду пакеты с покупками.

— Чертовски неблагодарная, — согласился женатый незнакомец. — Мой скотч с содовой. Что ты сказал, что ты хотел бы выпить, старина? — Он снова обнял Гектора Панчеона, который осторожно высвободился.

— Я, в самом деле, не хочу... — начал он, но, видя, что повторный отказ мог нанести оскорбление, сдался и попросил полкружки битера.

— Разговариваем о попугаях? — произнес тонкий голос позади них.

Гектор вздрогнул и, оглянувшись, заметил высохшего пожилого человека, сидящего за маленьким столом в углу бара, потягивающего джин и поташ. «Он, должно быть, был там все это время», — подумал репортер.

Джентльмен в смокинге обернулся к нему настолько резко, что потерял равновесие, и ему пришлось уцепиться за стоящего рядом Малыша, чтобы не упасть.

— Я никогда не упоминал попугаев, — сказал он, очень четко произнося слова. — Я и не думаю о них вовсе.

— Однажды я знал священника, у которого был попугай, — продолжил пожилой человек. — Они называли его Джойв.

— Кого, священника? — поинтересовался низкорослый мужчина.

— Нет, попугая, — ответил пожилой человек, — И этот попугай никогда не покидал семью священника. Присоединялся к людям во время молитв и на самом деле говорил «аминь», как христианин. Но однажды этот самый священник...

Наплыв клиентов, входящих с рынка, отвлек внимание хозяина, и он пропустил следующее предложение два из рассказа пожилого господина. Возчик окликал каких-то знакомых и присоединился к ним за очередной порцией пива. Гектор, стряхнув находящегося состоянии опьянения джентльмена, который, казалось, теперь приглашал его присоединиться к уютной маленькой компании рыбаков — любителей из Шотландии, повернулся, чтобы уйти, но обнаружил и удерживает пожилой человек.

— ... и старый священник обнаружил, что епископ сидит над клеткой с куском сахара в руках, говоря; «Давай, Джойв, скажи это! Б... б... б...!» И это, напоминаю, — продолжал пожилой мужчина, — был епископ английской церкви. И что, вы думаете, епископ сделал затем?

— Я даже не могу представить себе, — ответил Гектор.

— Сделал священника каноником, — сообщил пожилой джентльмен победоносно.

— Не может быть! — произнес Гектор.

— Но это еще что, был один попугай, которого я знал в Сомерсете...

Гектор почувствовал, что он больше не мог слушать истории о попугаях. Он вежливо уклонился и выбежал из «Лебедя».

Панчеон вернулся домой, принял ванну, после чего свернулся калачиком на своей мягкой постели и безмятежно проспал до девяти часов утра.

Позавтракав второй раз, он решил переложить разнообразные пожитки из своих серых брюк в темно-синий пиджачный костюм и наткнулся на маленький пакетик. Целлофан был аккуратно запечатан сургучом и завернут в белую бумагу; на нем был прикреплен ярлык «Бикарбонат натрия». Репортер пристально смотрел на пакет, пребывая в крайнем удивлении.

Гектор Панчеон был молодым человеком с крепким и здоровым пищеварением. Он слышал, конечно, о двууглекислом натрии и его достоинствах, но только как богатый человек слушает о покупке в рассрочке. На мгновение он подумал, что, должно быть, случайно взял маленький пакетик в ванной и бросил его в карман, не думая. Затем Гектор вспомнил, что не брал свой пиджак в ванную сегодня утром и что все вытащил из карманов еще прошлой соды. Он отчетливо помнил, когда собирался по вызову на пожар, ему пришлось торопливо распихать по карманам несколько предметов, которые он обычно носил с собой, — носовой платок, ключи, деньги, карандаши... Это он взял со своей тумбочки. Было совершенно немыслимо, чтобы на тумбочке оказался двууглекислый натрий.

Гектор Панчеон находился в замешательстве. Взглянув на часы, неожиданно вспомнил, что должен к половине одиннадцатого добраться до Сант-Маргарет в Вестминстере и сочинить заметку о свадьбе светской красавицы, выходившей замуж в строжайшей тайне. После этого молодому сотруднику нужно было вернуться на работу и успеть сделать репортаж о встрече политиков в Кингсвей-Холл, после чего попасть на обед, который организовывает выдающийся пилот в Коннот-Румс. Если после этого ему удастся освободиться к трем часам, тогда он сможет броситься со всех ног на поезд и успеть в Эшер, где члены королевской семьи открывали новую школу и устраивали в честь ее открытия торжественное чаепитие для будущих учеников и сотрудников. «На обратной дороге, — размышлял Панчеон, — надо умудриться написать заметки прямо в поезде и занести их мимоходом в редакцию».

Эта требующая усилий программа была выполнена Гектором без особых проблем и каких-либо раздражающих факторов. Он передал последнюю заметку младшему редактору и сидел уставший, но удовлетворенный хорошо выполненной работой в таверне «Петух». Расправляясь с бифштексом, он снова задумался о таинственном пакете. И чем больше он об этом думал, тем странным казалось ему его появление. Панчеон пытался прокрутить в своем уме разнообразные события прошедшей ночи. На пожаре, это он вспомнил теперь довольно точно, он был одет в свой барберри и застегнул его полностью, чтобы защитить серый фланелевый костюм от потока копоти и водяной пыли пожарных шлангов. Таинственный пакет едва ли мог быть положен в карман его пиджака тогда. После этого состоялись интервью с различными людьми, включая знакомство с кошкой. Далее — написание этой заметки в редакции «Морнинг стар» и завтрак на Флит-стрит. Предположить, что он случайно обнаружил и положил в карман четыре унции двууглекислого натрия, казалось ему немыслимым. Разве только кто-то из коллег-газетчиков не положил его туда в шутку. Но кто? И зачем?

Он вспоминал дорогу домой и разговор в «Белом лебеде». Его подвыпивший знакомый в смокинге время от времени, наверное, нуждался в помощи препаратов для улучшения пищеварения. Возможно, он мог опустить пакет в карман пиджака Гектора, перепутав его со своим. Два возничих не стали бы, в этом Панчеон был уверен, носить с собой лекарства...

Наркотики?.. Когда слово сформировалось у него в мозгу — потому что Гектор обычно думал по пунктам и часто разговаривал с самим собой — в огромную смутную догадку в его голове, он был готов поставить на карту свою журналистскую репутацию. Бикарбонат соды. Проклятье! Его пальцы коснулись пакета, который Гектор бросил обратно в карман, и он уже собирался исследовать его содержимое, как парня посетила другая идея. Оставив свой ромштекс наполовину съеденным и пробормотав удивленному официанту, что вернется через минуту, он побежал к зданию ближайшей аптеки, которая принадлежала некому мистеру Твидлу, ею хорошему знакомому.

Аптека мистера Твидла была закрыта, но внутри магазина все еще горел свет, и Гектор Панчеон яростно барабанил по двери, пока ему не открыл ассистент хозяина. У последнего Гектор узнал, что мистер Твидл уже собрался уходить, и попросил передать ему, что Панчеон желает увидеть мистера Твидла по личному делу. Ассистент пообещал выполнить просьбу и скрылся за дверями подсобного помещения.

Мистер Твидл в шляпе и пальто появился из внутреннего помещения магазина, приостановившись, чтобы заставить Гектора почувствовать, что тот бросился в погоню за недостижимым. Но молодого репортера это не остановило.

— Мистер Твидл, — начал он, — простите, что беспокою вас. В этом, возможно, ничего нет, но я очень хочу, чтобы вы взглянули на один предмет. Это попало мне в руки при довольно странных обстоятельствах.

Аптекарь взял пакет и подержал его на ладони какое-то мгновение.

— Что с ним не так?

— Я не знаю, что с ним не так, я хочу, чтобы вы мне это сказали.

— «Бикарбонат соды», — сказал мистер Твидл, глядя на этикетку и потеки сургуча на пакете. — Без имени аптекаря — обычный напечатанный ярлык. Вы, похоже, не открывали его.

— Нет, не открывал, и я хочу, чтобы вы засвидетельствовали это при необходимости. Он выглядит так, будто его только что купили у провизора, не так ли?

— Похоже на то, — ответил мистер Твидл с некоторым удивлением. — Ярлык, похоже, настоящий, и края целлофана запечатаны один раз, если это то, что вы хотите знать.

— Да, скажите, я ведь не мог запечатать их подобным образом, не так ли? Я хочу сказать, это выглядит профессионально.

— Вполне.

— Ну, теперь, прошу вас, откройте его.

Мистер Твидл аккуратно вставил перочинный нож под один из углов, сломал печать и открыл бумагу. Пакет, как и можно было ожидать, был наполнен белым порошком.

— Что дальше? — поинтересовался тот.

— Ну, это бикарбонат соды?

Мистер Твидл высыпал немного порошка на ладонь пристально посмотрел на него, понюхал, увлажнил свой палец и взял на него несколько гранул, затем поднес их к своему языку. Его лицо изменилось. Он достал носовой платок, вытер рот, высыпал порошок со своей ладони обратно на бумагу и спросил:

— Как это попало к вам?

— Я расскажу вам через минуту, — сказал Гектор. — Что это?

— Кокаин, — сообщил аптекарь.

— Вы уверены?

— Абсолютно.

— Мой бог! — вскричал ликующе Гектор. — Вот это находка! Что за день! Послушайте, Твидл, вы могли бы потратить на меня еще несколько минут своего драгоценного времени? Я хочу попросить вас заглянуть в нашу контору и рассказать мистеру Хокинсу об этом.

— Куда? Что? — не понимая, спросил мистер Твидл.

Гектор Панчеон, не тратив больше слов, схватил аптекаря за руку. Вскоре к мистеру Хокинсу, редактору колонки новостей в «Морнинг стар», вломился взволнованный репортер с почти уже бездыханным свидетелем, которого он притащил за собой с вещественным доказательством в виде кокаина.

Мистер Хокинс бурно обрадовался такому происшествию и с увлечением слушал рассказ своего младшего сотрудника. Редактор газеты, умудренный жизненные опытом, почти сразу же позаботился о том, чтобы эта информация дошла до полиции. Если «Морнинг стар» будет не в ладах с правоохранительными органами, в этом нет ничего хорошего, тем более что только недавно у газеты возникли проблемы с другим делом, в ром информация первоначально была скрыта. Поэтому, услышав историю Гектора Панчеона и звучно отругав его за то, что тот так долго ждал, прежде чем открыть таинственный пакет, он позвонил в Скотленд-Ярд.

Главный инспектор полиции Чарльз Паркер, с рукой в повязке и нервах на пределе, получил информацию в своем собственном доме, как раз когда он думал, что его рабочий день счастливо закончился. Он был недоволен и долго ворчал; в последнее время было много суеты по поводу наркобанд, и полученное сообщение возмутило его. Он в крайне раздражительном состоянии вызвал такси и помчался к зданию «Морнинг стар», в сопровождении мрачной личности по имени сержант Ламли, которого недолюбливал.

К этому времени возбуждение Гектора Панчеона поутихло; после бурной ночи и тяжелого рабочего дня его клонило ко сну. Репортер не мог контролировать свою зевоту, и главный инспектор разговаривал с ним на повышенных тонах. В ответ на вопросы он смог, однако, дать полный отчет о своих ночных и утренних передвижениях.

— На самом деле, как я понял, — произнес Паркер, когда допрос был окончен, — вы не можете сказать с полной уверенностью, когда вы получили этот пакет?

— Нет, не могу, — тихо ответил Гектор. Он был обижен отношением инспектора и не мог перестать думать, что с его стороны было благоразумно вообще сообщить о пакете и что все должны быть благодарны ему. Вместо этого, казалось Панчеону, все только и мечтают его в чем-то обвинять.

— Вы говорите, что нашли его в правом кармане вашего пиджака. Вы до этого опускали в тот карман руку, Чтобы достать что-нибудь?

— Думаю, что да, — сказал Гектор и зевнул. — Но я не могу точно вспомнить. — И снова неудержимо зевнул.

— Что вы держите в этом кармане?

— Всякую всячину, — сознался Гектор. Он сунул руку в карман и вытащил много всего: деньги, коробку спичек, маникюрные ножницы, какой-то шнурок, открывалку для пивных бутылок с патентованными крышками, штопор для открывания обычных пивных бутылок и очень грязный носовой платок, к которому прилипло много хлебных крошек.

— Если бы вы могли вспомнить использование какой-либо из этих вещей ночью, — предложил Паркер.

— Я, должно быть, использовал носовой платок, — произнес Гектор, глядя на него в некотором смятении. — Я собирался взять чистый сегодня утром. И я взял его. Где он? А, в кармане брюк. Вот он. Но, конечно, — добавил он вежливо, — это не тот костюм, в котором я был прошлой ночью. Тогда на мне был мой старый твидовый пиджак. Я, должно быть, положил этот носовой платок вместо корзины для грязного белья в карман вместе с другими вещами. Но я знаю, это этот платок, что был со мной на пожаре. Посмотрите на сажу на нем.

— Вполне так, — сказал Паркер. — Но вы можете вспомнить, когда вы использовали носовой платок прошлой ночью? Естественно, что, если бы вы лазили в свой карман в то или иное время, вы не смогли бы не заметить в нем пакет, если бы он был там?

— О нет, я мог и не заметить, — сказал Гектор четко. — Я бы не заметил, я настолько привык, что у меня много всякого мусора в карманах. Боюсь, здесь я вам ничем не могу помочь.

Молодой человек мужественно подавил еще один зевок, который болезненно вырвался из гортани, чуть не разорвав по пути его барабанные перепонки. Паркер сердито посмотрел на гримасничающее лицо.

— Пожалуйста, попытайтесь сосредоточить свое внимание на том, о чем я вас спрашиваю, мистер Фиркин, — сказал он. — Если только...

— Панчеон, — перебил Гектор, несколько раздражаясь.

— Панчеон, — сказал Паркер, — я прошу у вас прошения. Вы в какое-либо время...

— Я не знаю, — вновь перебил полицейского Гектор. — Я, честно, не знаю. Вопросы ничего не дадут. Я не могу вам на них ответить. Я бы сказал, если бы мог.

Мистер Хокинс, переводя взгляд с одного на другого, обнаружил в себе некоторое элементарное знание человеческой природы.

— Я думаю, — сказал он, — нужно немного выпить.

Хокинс принес бутылку «Джонни Уокер» и несколько стаканов из запирающегося шкафчика и поставил их на стол вместе с сифоном. Паркер поблагодарил его и, неожиданно испытав стыд за себя и свое плохое настроение, извинился.

— Простите меня, — заметил он. — Боюсь, я был несколько груб. Я сломал ключицу некоторое время назад, и она все еще побаливает, делая меня отвратительно сварливым. Давайте обсудим это дело с другой стороны. Почему вы предполагаете, мистер Панчеон, что кто-то выбрал вас взять на себя заботу об этой изрядной дозе наркотика?

— Я думаю, что, кто бы ни был этот человек, он явно перепутал меня с кем-то другим.

— Могу себе представить. И вы думаете, что это более вероятно могло случиться в пабе, чем где-нибудь еще?

— Да. Если только мне не подложили пакет в толпе во время пожара. Потому что в других местах, например, где я брал интервью, все знали меня или, по крайней мере, людям было известно, для чего я был там.

— Это кажется логичным, — согласился Паркер. — Как насчет этого бара, где вы ели сосиски?

— Это да, конечно. Но я не припомню, чтобы кто-то подходил ко мне достаточно близко для того, чтобы сунуть что-то в мой карман. И этого не могло случиться также и на пожаре, потому что я был в своем плаще барберри, полностью застегнутом. Но в пабе мой плащ был расстегнут, и там было по меньшей мере четыре человека, которые натолкнулись на меня, — один из двух возчиков и маленький человек, который был похож на информатора — букмекера или что-то в этом роде, а также пьяный парень в смокинге и пожилой мужчина, сидящий в углу. Хотя я не думаю, что это мог быть один из возчиков; они выглядели довольно искренними.

— Вы бывали в «Белом лебеде» раньше?

— Однажды, несколько лет назад. Я не бываю там часто, и думаю, там новый хозяин.

— Ну тогда что же в вас такого, мистер Панчеон, что заставляет людей давать вам дорогостоящие дозы наркотиков на виду и без оплаты? — поинтересовался Паркер.

— Бог его знает, — ответил Гектор.

Телефон на столе яростно зазвонил, и мистер Хокинс, резко схватив трубку, вступил в долгий разговор с какой-то неизвестной особой. Двое полицейских и их свидетель отошли в дальний угол комнаты и продолжили беседу, понизив голос.

— Точно так же, стоит заметить, — сказал Паркер, — Вы, должно быть, очень похожи на привычного розничного торговца наркотиками или вы, должно быть, заставили каким-то образом вообразить, что вы были человеком, которого они ожидали встретить. О чем вы говорили в баре?

Гектор Панчеон напряг свои мозги.

— О собаках, — произнес он наконец, — и о попугаях. В основном о попугаях. О да, и о козлах.

— Собаки, попугаи и козлы?

— Мы обменивались историями о попугаях, — добавил Панчеон. — Нет, подождите, мы начали с собак. Мужчина невысокого роста рассказал, что у него была собака, которая не выносила козлов, а потом перешли к попугаям и мышам. О да, простите, я забыл мышей. Эти типы говорили об одурманивании попугаев кофе и кайенским перцем.

— Одурманивание? — быстро спросил Паркер. — Было использовано именно это слово?

— Нет, я не знаю. Попугай боялся мышей, и они избавили его от шока, дав ему кофе.

— Чей попугай?

— По-моему, тетки низкого мужчины. Пожилой джентльмен тоже знал попугая, который принадлежал священнику, и рассказал историю о том, как епископ пытался научить птицу богохульствовать и повысил в чине священника. Я не знаю, был ли это шантаж, или просто ему понравился попугай.

— Но вы что-то добавили к разговору?

— Едва ли. Я просто слушал и платил за напитки.

— А мужчина в смокинге? О чем он говорил?

— О, он говорил о списке покупок, составленном его женой, и пакете с продуктами. Да, там было что-то по поводу пакета, который он должен был принести с собой.

— Пакет был показан?

— Нет, у него не было никакого пакета.

— Хорошо, — сказал Паркер. — Мы тщательно изучим ваше дело, мистер Панчеон. Мы очень признательны вам и мистеру Хокинсу за то, что вы привлекли наше внимание к этому происшествию. Мы позаботимся о пакете, и, если вы нам снова понадобитесь, мы дадим вам знать.

После этих слов главный инспектор Скотленд-Ярда поднялся на ноги. Мистер Хокинс прокричал из-за стола:

— Узнали все, что хотели? Вы не желаете, я полагаю, чтобы эта история попала в печать, — добавил он грустном голосом.

— Нет. Вы не должны ничего сообщать об этом Нижайшее время, — произнес Паркер твердо. — Но мы перед вами в неоплатном долгу, мистер Хокинс, и, если что-нибудь всплывет, вы получите информацию первым со всеми подробностями. Я не могу обещать большего.

Он вышел из кабинета с сержантом Ламли, который мрачно и молчаливо проследовал за ним.

— Да, черт возьми, Ламли, жаль, что мы не получили эту информацию раньше. Мы могли бы настигнуть распространителя в том пабе в течение дня. Теперь слишком поздно что-либо делать.

— Да, сэр, теперь поздно, — согласился сержант.

— Паб, интересно, — это постоянное место передачи наркотиков?

— Весьма возможно, сэр.

— Доза довольно большая. Это означает, что она была предназначена для кого-то, кто распределяет вещество в крупных масштабах. И за него не нужно было платить. Это говорит мне о том, что человек, которого они ожидали, был только вестником для этого оптового торговца, который, несомненно, расплачивается непосредственно с главным из их банды по какому-то другому каналу.

— Весьма возможно, сэр, — ответил сержант Ламли.

— Вопрос заключается в том, что нам теперь делать? Мы, конечно, могли бы совершить облаву на паб, но я не думаю, что это будет целесообразно. Возможно, что там мы ничего не найдем и только напрасно поднимем тревогу.

— Это не будет чем-то необычным, — хмуро проворчал сержант.

— Истинная правда. Мы не имели ничего против «Белого лебедя» до сих пор, не так ли?

— Я не знаю, сэр.

— Сначала мы должны в этом удостовериться. Хозяин «Лебедя» может или не может быть вовлеченным в дело. Вполне возможно, что нет, но мы должны убедиться в этом. Вы бы организовали кого-нибудь, хотя бы двух человек, чтобы проверить это заведение. Наши парни не должны обращать на себя внимание. Они могли бы заглядывать туда время от времени, слушать разговоры посетителей и наблюдать, не происходит ли с ними что-нибудь особенное. Конечно же, необходимо получить сведения о тех людях: маленьком мужичонке, пожилом джентльмене и парне в накрахмаленной рубашке и смокинге. Я не думаю, что это трудно. Направьте туда двоих здравомыслящих, тактичных людей, которые не являются трезвенниками, и если они не добудут ничего интересного в течение одного-двух дней, смените их на других. И проследите, чтобы сотрудники выглядели так, как полагается для того, кем они предстанут, и не надевали полицейские ботинки или что-нибудь в этом духе.

— Хорошо, сэр.

— И ради бога, Ламли, выглядите хотя бы немного более радостно по этому поводу, — добавил главный инспектор. — Мне нравится, когда служебный долг выполняется в хорошем настроении.

— Я стараюсь изо всех сил, — ответил Ламли обиженно.

Только теперь, с чувством выполненного долга, Чарльз Паркер решительными шагами направился домой, чтобы наконец-то лечь спать.


ГЛАВА 13УДИВИТЕЛЬНОЕ ЗАТРУДНИТЕЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА


— Извините меня, мисс Росситер, — сказал сотрудник приемной Томпкин, — но не довелось ли вам, случайно, видеть сегодня где-либо мистера Веддерберна? Его нет в своем кабинете.

— Мне кажется, он был в кабинете мистера Инглеби.

— Большое вам спасибо, мисс.

Томпкин, обрадованный, направился к мистеру Инглеби, но его лицо сделалось обеспокоенным, когда он вошел в кабинет последнего и не обнаружил там никого, кроме самого мистера Инглеби и мистера Брэдона.

Он задал свой вопрос.

— Веддерберн только что ушел в отдел Брима по поводу вставки в журнал, — ответил Инглеби.

— О-о, — Томпкин выглядел таким расстроенным, что Инглеби добавил:

— Почему вы спрашиваете? Что случилось?

— Э, сэр, собственно говоря, и строго между нами, случилась довольно неловкая вещь. Я не знаю, что мне делать.

— При всех общественных трудностях, — вставил Брэдон, — обращайтесь к дядюшке Агли. Хотите ли вы знать, сколько должно быть пуговиц на жилете? Как есть апельсин в обществе? Как представить вашу первую бывшую жену вашей третьей будущей жене? Дядюшка Агли всегда придет вам на помощь и даст дельный совет.

— Хорошо, сэр, если вы отнесетесь к делу конфиденциально, вы и мистер Инглеби...

— Говорите, Томпкин. Мы будем молчать, как немое кино. Любая сумма от пяти до пяти тысяч фунтов стерлингов, обеспеченная вашей долговой распиской. Никаких смущающих расследований. Что у вас за проблема?

— Не у меня, сэр. Собственно говоря, сэр, здесь пришла молодая женщина, она спрашивает мистера Толбоя, а он на собрании с мистером Армстронгом и мистером Тулом, и я не хочу отвлекать их от важных дел.

— Ну, просто предложите ей подождать, — сказал Инглеби.

— В том-то и дело, сэр, она выразила бурное недовольство, обвиняя меня в том, что я лишь пытаюсь ее отвлечь, а мистер Толбой тем временем покинет здание офиса, избежав встречи с ней. Дама ужасно рассердилась и заявила, что пойдет разговаривать с мистерам Пимом. Итак, сэр, конечно, я не знаю, в чем проблема, — здесь Томпкин показался неестественно озадаченным и наивным, — но я не думаю, что для мистера Толбоя и для мистера Пима ее визит имеет важное значение. Поэтому я подумал, что надо найти мистера Веддерберна — это джентльмен, который больше всех общается с мистером Толбоем, так сказать...

— Понятно, — оборвал его рассуждения Инглеби. — Где эта женщина?

— Я проводил ее в маленький конференц-зал, — произнес Томпкин неуверенно, делая акцент на слове «проводил». — Но, конечно, если она сразу же после моего ухода ушла оттуда и отправилась к мистеру Пиму или мисс Фирни... Понимаете, сэр, когда особы вроде мисс Фирни занимают официальный пост, они должны замечать разные вещи, как вы могли бы сказать, хотят этого или нет. Это не то же самое, что вы или я, сэр. — Томпкин перевел взгляд с Инглеби на Брэдона, справедливо вставляя слово «сэр» между ними.

Брэдон отвлекся от своих записей и поднял глаза.

— Какая она? — поинтересовался он. — Я хочу сказать, — когда Томпкин заколебался, — как вы думаете, она действительно расстроена или просто решила доставить вам беспокойство?

— Ну, сэр, — ответил Томпкин, — раз вы спрашиваете мое мнение, я должен сказать, — она скандальная девица.

— Тогда я пойду и успокою ее, — предложил Брэдон. — Позаботьтесь о том, чтобы сообщить мистеру Толбою о ее приходе сразу же, как он освободится.

— Очень хорошо, сэр.

— И постарайтесь не болтать об этом по всему офису.

— Хорошо, сэр. Я не тот, кто будет рассказывать. Но там, в приемной, есть мальчик, сэр...

Брэдон вышел, выглядя так, будто его нисколько не беспокоит возложенная им самим на себя задача. К тому времени, когда он подошел к двери конференц-зала, на его лице не было ничего, кроме любезной обходительности. Он открыл дверь и быстро вошел; с первого взгляда его наметанный глаз уловил каждую деталь в молодой женщине: от ее напряженных глаз и строптивого рта до кроваво-красных заостренных ногтей и туфель удивительно тонкой работы. Дама поднялась, чтобы поприветствовать его.

— Добрый день, — сказал Брэдон, дружелюбно улыбаясь. — Вам нужен мистер Толбой, я полагаю. Это не затянется слишком долго. Его вызвали на совещание с некоторыми клиентами, и мы не можем освободить его, пока оно не закончится. Поэтому меня отправили сюда, чтобы развлечь вас, пока он не придет. Не хотите ли покурить, мисс... Э-э... Служащий не упомянул вашего имени.

— Вавасур, мисс Этель Вавасур. Кто вы? Вы мистер Пим?

Брэдон засмеялся.

— О господи, конечно, нет. Я очень незначительная личность в этом агентстве — один из младших копирайтеров, вот и все.

— О, понятно. Вы приятели с Джимом?

— Толбоем? Я бы этого не сказал. Я, можно сказать, почти случайно оказался здесь, поэтому и зашел, понимаете? Мне стало известно, что здесь находится очень красивая молодая леди, которая спрашивает Толбоя, и я подумал, почему бы ее не навестить. Почему не заскочить в конференц-зал и не скрасить ее утомительное время ожидания?

— Да, это ужасно мило с вашей стороны, — произнесла мисс Вавасур довольно резко. — Полагаю, что это он послал вас сюда, чтобы посмотреть, не сможете ли вы переубедить меня. Это вполне похоже на него. Я уже догадываюсь, что этот негодяй ускользнул через черный ход.

— Я уверяю вас, моя дорогая леди, что я не видел мистера Толбоя и не разговаривал с ним сегодня. И подозреваю, что, когда он узнает, что я заходил сюда поболтать с вами, он будет злиться на меня. Это и неудивительно. Если бы вы пришли повидать меня, я бы возненавидел любого, кто вмешался бы в наш разговор.

— Вы можете говорить все, что угодно, — ответила мисс Вавасур. — Я знаю таких, как вы. Если вы начинаете говорить, то вас уже не остановить. Но уверяю вас, если Джим Толбой думает, что перехитрит меня, посылая вместо себя своих лицемерных друзей, занимающихся пустой болтовней, он сильно ошибается.

— Дорогая мисс Вавасур, неужели ничто не избавит с от этого ложного представления? Другими словами, воспринимаете меня совершенно неправильно, Я здесь не для того, чтобы поспособствовать интересам Толбоя в каком-либо ожидаемом направлении, возможно, делая предположение, что этот офис не самое подходящее место для бесед личного и конфиденциального характера. Я осмелюсь посоветовать вам, не лучше было бы перенести свидание в какое-либо другое место и другое время?

— Ах, — сказала мисс Вавасур, — это правильно, но это невозможно. Сознаюсь, я нахожусь в очень затруднительном положении. Чтобы вы делали, если человек не отвечает на ваши письма и не приходит навестить вас, а вы даже не знаете его домашнего адреса? А что делать бедной девушке? Я совершенно не хочу причинять беспокойство другим людям.

Тут мисс Вавасур чихнула и осторожно приложила маленький носовой платочек к своим накрашенным ресницам.

— Господи всемогущий! — воскликнул Брэдон. — Как это низко и гадко!

— Вы можете так говорить, — заметила девушка. — Это не то, что можно ожидать от джентльмена, не так ли? Но здесь! Когда мужчина рассказывает юной особе красивую сказку — это одно дело, но когда он вовлекает ее в неприятности и не предлагает ей жениться — это другое. Ну, хоть вы скажите ему, что он обязан сделать это, понимаете? Или я с криком ворвусь в кабинет мистера Пима и втяну его в эту грязную историю. В наши дни девушка должна сама заботиться о себе. Конечно же, хотелось бы, чтобы кто-то сделал это за меня, но теперь, когда бедная тетушка умерла, нет ни единой души, которая вступится за меня.

Она снова приложила к влажным глазам свой носовой платок.

— Но, моя дорогая леди, — сказал Брэдон, — даже мистер Пим, великий диктатор, каким он является, не сможет заставить Толбоя жениться. Ведь он уже женат.

— Женат?! — Мисс Вавасур резко убрала платок от пары совершенно сухих и очень злых глаз. — Грязная тварь! Вот почему он никогда не приглашал меня к домой, наговаривая множество всякой ерунды по поводу только одной комнаты и сварливой хозяйки. Мне, однако, теперь все равно. Он должен сделать это, и все! Его жена может развестись с ним. Богу известно, что у нее есть на это веская причина. У меня остались его письма, и я постараюсь, чтобы о них узнали все.

Ее глаза зверски метнулись к большой и богато украшенной сумке. Это было ошибочное движение, и женщина тотчас поняла это; она посмотрела умоляюще на Брэдона, но теперь он знал, с кем имеет дело.

— Итак, они у вас здесь с собой. Это было очень дальновидно с вашей стороны. Послушайте, мисс Вавасур, что толку разговаривать загадками? Вы можете точно также быть откровенной со мной. Вашей мыслью было пригрозить показать эти письма мистеру Пиму, если Толбой не заплатит сполна, не так ли?

— Нет, конечно нет.

— Вы так преданы Толбою, что всегда носите с собой его письма?

— Да... Нет. Я не говорила, что письма у меня с собой.

— Нет? Но вы признали это теперь, понимаете. Теперь воспользуйтесь советом человека, который почти вдвое старше вас. Если вы устроите здесь скандал, ничего не изменится, за исключением того, что Толбой, возможно, потеряет свою работу и у него не будет денег ни для вас, ни для кого-либо еще. А если вы попытаетесь продать ему эти письма — этому существует название, и не самое приятное.

— Это все хорошо, — угрюмо произнесла мисс Вавасур. — Но как быть с теми неприятностями, которые он на меня навлек? Я манекенщица, понимаете? И если девушке придется уволиться с работы и ее фигура испортится на всю жизнь...

— Вы уверены, что вы не ошибаетесь в этом?

— Конечно, я уверена. За кого вы меня принимаете? За наивную...

— Конечно нет, — перебил ее Брэдон. — Несомненно, Толбой согласится с вашими требованиями, и вы придете к подходящему соглашению. Но если я могу осмелиться дать вам совет, — никаких угроз и никаких скандалов. И, простите меня, в мире есть и другие мужчины.

— Да, есть, — ответила мисс Вавасур откровенно, — но они не стремятся подобрать девушку с бременем, если вы понимаете, о чем я говорю. Вы и сами такой же, не так ли?

— Кто, я? Я не имею никаких шансов на выигрыш, — проговорил Брэдон, возможно, с большей поспешностью и ударением, чем следовало. — Но для вас будет лучше, если вы не будете устраивать скандала, — не здесь, по крайней мере. Вы понимаете меня? В этом все дело. Потому что это агентство — одна из старомодных фирм, где не любят, чтобы что-либо неприятное или нежелательное случалось в их стенах.

— Конечно, не любят, — заметила девушка проницательно, — именно поэтому я здесь.

— Да, но послушайте меня, вы не добьетесь ничего существенного, устроив шумиху. В самом деле, нет. И... Ах, вот и отсутствовавший джентльмен. Мне пора. Привет, Толбой, я только развлек леди в твое отсутствие.

Брэдон поспешил удалиться, но взгляд Толбоя его задержал. Его глаза горели на очень бледном лице, а губы дрожали, и Толбой смотрел на Брэдона несколько секунд в полном молчании. Затем тихо произнес:

— Спасибо большое.

— Нет, не благодари меня, — ответил Брэдон. — Благодарность исключительно на моей стороне.

Он вышел и закрыл дверь, оставив их вдвоем.


«Интересно, — рассуждал мистер Брэдон, возвращаясь в свой кабинет, — интересно, неужели я не прав по поводу нашего друга Виктора Дина. Неужели он был обычным шантажистом, намеревавшимся обратить человеческие слабости своих коллег в собственную выгоду?»

Стоил ли он в глазах убийцы того, чтобы разбить ему череп и сбросить вниз с лестницы, железной, кстати сказать? Парень, который, возможно, скажет мне это, Уиллис, но почему-то добрый Уиллис глух к моему хорошо известному дару красноречия. Есть ли какой-нибудь прок в том, чтобы расспросить его еще раз? Если бы только я мог быть уверен, что он не тот джентльмен, который оглушил мешком с песком моего несчастного зятя Чарльза и все еще не вынашивает планы по поводу моей недостойной туши. Не хотелось бы выставлять на первый план человека, за которым я охочусь, ведь он может быть тем дурацким героем из одного романа, в котором детектив оказывается злодеем. Если бы я увидел, как Уиллис играет в какую-либо игру или занимается спортом, я бы мог предположить, с кем имею дело, но он, кажется, презирает активный отдых на открытом воздухе, что само по себе, если задуматься, плохо».

Поразмышляв на эту тему еще немного, Брэдон пошел в кабинет Уиллиса.

— Простите, Уиллис, — сказал он, приоткрыв дверь. — Я не мешаю вам?

— Нет, входите.

Уиллис поднял глаза от листа бумаги, на котором были написаны притягательные заголовки: «МАГНОЛИЯ ЧИСТАЯ», «МАГНОЛИЯ ГРЯЗНАЯ» — это то, что они скажут о ваших руках. Он выглядел расстроенным и больным.

— Послушайте, Уиллис, — начал Брэдон, — мне нужен ваш совет. Я знаю, кажется, мы немного повздорили...

— Нет, это моя вина, — заметил Уиллис. Он, казалось, боролся с собой в течение некоторого времени, а затем произнес свои слова с напором, как будто их яростно вырывали из него. — По-моему, я обязан вам некоторым извинением. Я, похоже, ошибся.

— Что конкретно было у вас против меня? Я, сказать по правде, так и не понял, что это было.

— Я думал, что вы принадлежите к дьявольской компании наркоманов и пьяниц Виктора Дина, и думал, что вы пытались вовлечь Памелу, извините, мисс Дин, снова в их ряды. Она рассказала мне, что это не так. Но я видел вас с ней на той ужасной вечеринке, и теперь она говорит мне, что вы... Что вы... о, проклятье!

— В чем дело?

— Я расскажу вам, в чем дело, — сказал Уиллис яростно. — Вы оказываете сильное влияние на мисс Дин — одному Богу известно, что вы говорите ей, и она никогда мне этого не скажет. Вы сделали вид, что вы друг ее брата или что-то в этом роде — это правда, для начала?

— Не совсем так, как вы говорите. Я познакомился с мисс Дин в связи со смертью ее брата, но я никогда не был знаком с ним, и она это знает.

— И какое отношение это имеет к нему тогда?

— Боюсь, я не могу вам сказать этого.

— Это звучит несколько странно, не находите? — сказал Уиллис, его лицо потемнело от раздражения. Затем он, внезапно вспомнив, что собирался извиниться, продолжил: — Ну, как бы там ни было, вы повели ее в то отвратительное место у реки.

— Это тоже не совсем правда. Я попросил ее взять меня с собой, потому что я не мог попасть в нужный мне дом без представления...

— Ложь, я попал туда без проблем.

— Это мисс Дин попросила, и вас впустили.

— О-о! — Уиллис оказался на мгновение в замешательстве. — Ну, в любом случае у вас нет никакого права просить приличную девушку делать что-нибудь подобное. Дом наподобие этого не является подходящим местом для нее, и вам это хорошо известно.

— Известно, и я сожалею о необходимости, которая заставила меня просить ее пойти туда. Вы, должно быть, заметили, что я позаботился о том, чтобы с ней ничего не случилось.

— Я ничего не знаю об этом, — проворчал Уиллис.

— Вы не очень хороший детектив, — заметил Брэдон с добродушной улыбкой. — Вы должны поверить мне на слово. Что касается того вечера, она была в полной безопасности.

— Я не верю вам на слово, но я верю ей. Она говорит так, и я полагаю, что должен верить тому, что она говорит. Но если вы сами не отъявленный мерзавец, как те дружки Дина, почему вы там оказались?

— Это еще одна вещь, о которой я не могу рассказать вам. Но я могу предложить вам на выбор несколько логичных объяснений, которые могли бы подойти к делу. Я мог быть журналистом, получившим задание написать рассказ о новейшем виде ночного клуба; или мог быть детективом, занятым выслеживанием торговцев наркотиками; или мог быть фанатиком новой религии, пытающимся спасти души грешников послевоенного общества. Или, напоследок, я мог бы быть влюблен в кого-то, — скажем, если хотите, в скандально известную Дайану де Момери — и угрожал совершить самоубийство, если меня не познакомят с ней. Я передаю вам на рассмотрение эти варианты и, осмелюсь сказать, мог бы придумать другие, если бы меня вынудили к этому.

— Вы сами могли быть торговцем наркотиками, — произнес Уиллис.

— Я не подумал об этом. Но если бы был им, сомневаюсь, что мне понадобилось бы представление мисс Дин конкретно этой компании.

Уиллис пробормотал что-то непонятное.

— Но я делаю вывод, — продолжил Брэдон, — что с Дин была более или менее освобождена от греха, не будучи чем-то безнадежно испорченной. Так что, в чем проблема?

— Проблема в том, — застонал Уиллис, — что вы... О, мой бог, вы свинья... Вы оставили ее, а она считает, что это моя вина.

— Вам не следует говорить таких вещей, старина, — сказал Брэдон, действительно расстроенный. — Я не делал этого.

— Нет, я понимаю, я не вполне джентльмен. Я никогда не был...

— Если вы скажете мне, что никогда не были в привилегированной частной школе, — воскликнул Брэдон, — я закричу. Что происходит с Копли и Смейлом и всеми другими жалкими идиотами, которые расхаживают повсюду, поощряя комплексы неполноценности и взвешивая конкурентные достоинства того или иного заведения, когда это совершенно не имеет значения, черт побери?! Я сыт по горло всем этим. Возьмите себя в руки. Любой, где бы он ни получил образование, должен знать, что не стоит говорить подобные вещи о девушке. Особенно когда для этого нет никакого основания.

— Ах, но оно есть, — вымолвил Уиллис. — Вы не понимаете этого, а я понимаю. Я знаю, что человек должен оставаться человеком, в этом и во всем остальном, но люди вроде вас имеют некое обаяние, и женщины попадаются на эту удочку, каждый раз. Я знаю, что я такой же человек, как и вы, но я не выгляжу так, и в этом все дело.

— Я могу только уверить вас, Уиллис...

— Я знаю, я знаю. Вы никогда не занимались любовью с мисс Дин — это то, что вы собираетесь сказать, — никогда ни словом, ни взглядом или делом и так далее не давали ей малейшего основания для этого! Я знаю это. Она признает это. Это только ухудшает ситуацию.

— Боюсь, — заметил мистер Брэдон, — что вы, к сожалению, поглупели оба. И, в самом деле, подумайте, Уиллис, должно быть, вы ошибаетесь в чувствах мисс Дин. Вот и все.

— Вполне возможно, черт побери.

— Я думаю да. В любом случае вы не должны были ничего говорить мне об этом. И в любом случае я ничем не могу помочь.

— Она попросила меня, — сказал Уиллис несчастно, — извиниться перед вами и заставить вас... Попросить вас... И поправить дело.

— Здесь нечего поправлять. Мисс Дин известно, что мои беседы с ней носили исключительно деловой характер. И все, что я могу сказать, Уиллис, если вы принимаете такого рода поручения, — она должна думать, что вы мягкотелый, как блин. Какого черта вы не заверили ее, что отправите меня к дьяволу? Это, возможно, то, что она ожидала от вас.

— Вы так думаете?

— Я в этом уверен, — произнес Брэдон. — Вы не должны ходить за ней и создавать невыносимые ситуации, понимаете. Я уверен, мисс Дин была бы ужасно расстроена, если бы узнала, что вы говорили со мной о ней. Все, что она имела в виду, я полагаю, — это то, что вы несколько неправильно восприняли совершенно обычное деловое знакомство и были излишне враждебны. Она, безусловно, хотела, чтобы вы поправили дело так, что, если мне снова понадобится ее помощь, не было бы никакой неловкости по этому поводу. Разве это не то, другими словами, что она сказала вам?

— Да, — выговорил Уиллис. Это была ложь, и он знал, что Брэдон знает, что это ложь, но он лгал мужественно. — Конечно, именно это она действительно сказала. Но я боюсь, что иначе это интерпретировал.

— Хорошо, — сказал Брэдон, — вот и договорились. Передайте мисс Дин, что мое дело продвигается очень хорошо и что, когда мне снова понадобится ее содействие, я не буду колебаться, чтобы призвать ее на помощь. Итак, это все?

— Да, это все.

— Вы уверены, что больше нет ничего, в чем бы хотели чистосердечно признаться?

— Н-нет.

— Вы не особенно уверены в этом. Вы пытались сказать все это мне в течение некоторого времени, я думаю.

— Нет, не совсем, не очень долго. Несколько дней.

— Со дня ежемесячного чаепития?

Уиллис вздрогнул. Брэдон, не сводя с него подозрительного взгляда, упорно продолжал:

— Вы пришли на Грейт-Ормонд-стрит той ночью, чтобы рассказать мне это?

— Откуда вы знаете об этом?

— Я не знаю, просто предположил. Как я заметил ранее, из вас не вышел бы хороший детектив. Вы потеряли карандаш в тот раз, да, я полагаю?

Брэдон вытащил механический карандаш из своего кармана и протянул его.

— Карандаш? Я даже не подозревал об этом. Где вы нашли его?

— На Грейт-Ормонд стрит.

— Я не думаю, что это мой. Я не знаю. Я думаю, мой все еще у меня.

— Ну, не важно. Вы зашли той ночью, чтобы извиниться.

— Нет, нет. Я зашел, чтобы объясниться с вами. Я хотел набить вам лицо, если вы хотите знать. Я зашел туда как раз перед десятью...

— Вы звонили в звонок моей квартиры?

— Нет, не звонил. И я скажу почему. Я заглянул в ваш почтовый ящик и увидел там письмо от мисс Дин, и я... Я просто не осмелился подняться по ступенькам. Я испугался, что у меня может возникнуть желание убить вас. Поэтому я ушел и бродил по городу, пока не измучился вконец.

— Понятно. Вы не предприняли никакой попытки схватить меня?

— Нет.

— Ну ладно, так — значит, так. — Брэдон махнул рукой, словно объявил дело закрытым. — Все в порядке. Ничего страшного. Я был только немного озадачен насчет карандаша.

— Карандаша?

— Да, я нашел его на верхней лестничной площадке, понимаете, как раз за дверью. Я не вполне мог понять, как он там очутился, вот и все.

— Это был не я. Я не поднимался по ступенькам.

— Как долго вы оставались в доме?

— Всего несколько минут.

— Вы были в переднем холле внизу все время?

— Да.

— Ну хорошо, значит, это не ваш карандаш. Вообще-то, это очень странно, потому что таких карандашей нет на рынке, как вам известно.

— Возможно, вы сами обронили его.

— Да, возможно. Это, похоже, самое подходящее объяснение, не так ли? Это не имеет никакого значения.

Последовала короткая и довольно неловкая пауза. Уиллис нарушил ее, задав вопрос натянутым голосом:

— О чем вы хотели попросить моего совета?

— По поводу старого дела, — сказал Брэдон. — Возможно, теперь, когда мы объяснились, вы сможете рассказать мне то, о чем я хочу узнать. Обстоятельства заставили меня интересоваться семьей Дин, и я чувствую определенную долю любопытства по поводу покойного Гектора. От его сестры я узнал, что он был хорошим, добрым братом, но, к сожалению, несколько несдержанным в желаниях и поступках. Что означает, я так понимаю, безумное влияние Дайаны де Момери и сильная страсть, которую ему внушила эта девушка. По ее словам, Дин брал сестру в разные места, чтобы встретить прекрасную Дайану. Но вы вмешались; мисс Дин, осознав сложившуюся ситуацию, ушла из компании, в то время как совершенно естественно и нелогично обижалась на ваше вмешательство. И, наконец, Дайана де Момери перестала общаться с Виктором и отправила его домой. Это правда до сих пор, я полагаю?

— Да, — ответил Уиллис, — за исключением того, что я не верю, что Виктор Дин когда-либо был страстно влюблен в Дайану де Момери. Я думаю, что он был польщен, и думал, что может получить что-то от нее. Собственно говоря, он был жадной маленькой тварью.

— Она давала ему деньги?

— Да, давала; но он не добился многого от них, потому что считал, что очень накладно дружить с этой пестрой компанией. Он не был одним из них. Ему не нравилось играть в азартные игры, хотя ему приходилось делать это, чтобы поддерживать с ними отношения, и он не был пьяницей. В каком-то смысле я любил бы его больше, если бы он пил. И он также не принимал наркотики. Я думаю, именно поэтому мисс де Момери устала от него. Самое плохое с этой компанией, вы знаете, — это то, что они не могут успокоиться, пока не сделают всех, с кем имеют дело, такими же, как и они сами. По мне, так если бы они принимали наркотики в своих норах и довели себя до смерти, то чем быстрее бы они это сделали, тем лучше было бы для всех. Я бы с удовольствием раздавал им это вещество полными тележками. Но они завладевают довольно приличными людьми и разрушают их жизнь. Поэтому я так беспокоился по поводу Памелы.

— Но вы говорите, что Виктору удалось остаться неиспорченным.

— Да, но Памела другая. Она довольно импульсивная и легко — нет, не легко ведомая, но легко возбудимая по разному поводу. Она очень эмоциональная девушка и желает все попробовать хотя бы раз. Если она испытывает симпатию к какому-либо человеку, она хочет того же, что делает и он. Ей нужен кто-то... Ну... Кто никогда не делал этого. Я не хочу обсуждать с вами Памелу. Я только хочу сказать, что Виктор был совершенно другой. Он был очень внимателен к себе, у него был наметан глаз на большую удачу.

— Иными словами, он был таким человеком, который получает все, что можно, из своих друзей?

— Он был человеком, у которого никогда не было своих собственных сигарет, и его никогда не оказывалось рядом, если была его очередь оплачивать напитки. И он каждый раз сверлил тебе мозги.

— Он, должно быть, в таком случае был довольно умен, если мог вращаться в компании Дайаны де Момери, оставаясь другим. К тому же он мало зарабатывал. Как вы говорите, они ведут очень дорогой образ жизни.

— Да. Он, должно быть, видел что-то выгодное в перспективе. И когда дело дошло до того, чтобы пожертвовать сестрой...

— Именно так. Ну, это все несколько отвлеченно. Что я хотел узнать у вас: предположим, что Дин обнаружил, что кто-то — скажем, кто-то в нашем офисе — кем могли оказаться вы сами — имел скелет в шкафу; пользуясь довольно старой метафорой, был ли Виктор Дин таким человеком, который мог предъявить этот скелет анатому?

— Вы имеете в виду — шантажистом? — спросил Уиллис напрямик.

— Это сильное слово. Но давайте назовем это так.

— Наверняка я не знаю, — сказал Уиллис после нескольких секунд раздумий. — Чертовски неблагодарное занятие предполагать такое о ком-либо. Но я могу сказать, что этот вопрос меня не шокирует. Если бы вы сообщили мне, что он шантажировал кого-то, это бы не очень сильно меня удивило. Только это, должно быть, была очень тонкая разновидность шантажа, с такой жертвой, которая, возможно, не могла позволить себе предстать перед законным судом. Но у меня нет и малейшего повода предполагать, что он когда-либо делал нечто подобное. И, конечно, никогда не казалось, что у него появилось много денег. Или это прошло незамеченным с таким осторожным человеком, как он. Он бы не допустил, чтобы пачки банкнот вываливались из его стола.

— Вы думаете, что мелькание банкнот предоставляет презумпцию невиновности?

— Ничуть. Только говорит о неосмотрительности. А Дин, конечно же, не был неосмотрительным.

— Ну, спасибо за такой откровенный разговор.

— Все в порядке. Только, ради всего святого, не говорите Памеле того, что я рассказал о Викторе. У меня и без того достаточно проблем с этим.

Брэдон уверил собеседника, что выполнит его просьбу, и вежливо удалился. Он поговорил с Уиллисом, как и хотел, но по-прежнему остался озадачен.

Мистер Толбой ожидал в конце коридора.

— О, Брэдон, я очень обязан вам. Я уверен, я могу положиться, что вы не будете распространяться дальше, чем дело уже зашло. Все довольно нелепо, конечно. Этот дурак Томпкин, кажется, совершенно потерял голову. Я его хорошенько отругал.

— О да, совершенно, — ответил Брэдон. — Именно так. Много шума из ничего. У меня нет никакой насущной необходимости, на мой взгляд, вообще вмешиваться. Но никогда не знаешь... Я хочу сказать, если бы задержались и мисс Вавасур устала ждать или... Ну, вы понимаете, что я имею в виду.

— Да. — Толбой облизнул сухие губы. — Это могло быть очень неловко. Когда у девушек начинается истерика или что-то в этом роде, они иногда рассказывают больше, чем намереваются. Я немного сглупил. Я осмелюсь сказать, об этом вы уже догадались. Я все это теперь прекращаю, я все урегулировал. Лишнее беспокойство, конечно, но ничего действительно ужасного. — Он натянуто засмеялся.

— Вы выглядите несколько переутомленным.

— Именно так я себя и чувствую, я не спал всю ночь. Моя жена... Э-э, дело в том, что у моей жены прошлой ночью родился ребенок. Частично поэтому... Э-э, черт, в этом было дело, в какой-то степени.

— Я вполне понимаю, — заметил Брэдон. — Очень утомительное занятие. Почему вы не взяли выходной?

— Я не захотел, у меня было много работы. Гораздо лучше занять свой ум, чем волноваться... Ну, вы понимаете. Кроме того, в этом не было никакой необходимости. Все прошло хорошо. Я предполагаю, вы считаете меня ужасной свиньей.

— Вы — не первый, во всяком случае, — ответил Брэдон.

— Нет, это довольно обычно, я полагаю. Это больше не повторится, я уверяю вас.

— Это, должно быть, поставило вас в адски трудное положение?

— Да не такое уж трудное. Как вы говорите, я не единственный человек, с кем это когда-либо случалось. Не стоит расстраиваться, не так ли? Ну, как я сказал, спасибо большое, и это все, не так ли?

— Абсолютно не за что меня благодарить. — Брэдон вернулся к подошедшему мальчику: — Простите, что вы хотите?

— Есть какие-нибудь письма для отправки, сэр?

— Нет, спасибо, — сказал Брэдон.

— О, подождите минуту, — произнес Толбой. — У меня есть одно. — Он пошарил в своем нагрудном кармане и вытащил уже запечатанный конверт. — Одолжите мне ручку на минутку, Брэдон. Вот, мальчик, возьмите эти полтора пенса и забегите к мисс Росситер и попросите ее поставить штамп.

Он взял ручку, которую протянул ему Брэдон, и, склонившись над столом, торопливо подписал конверт «Т. Смиту, эсквайру». Брэдон, наблюдая за ним, был пойман за этим занятием и извинился.

— Я прошу прощения, что подглядывал. Отвратительная привычка. Она приобретается в комнате машинисток.

— Все в порядке, это просто записка биржевому маклеру.

— Удачливый человек, у которого есть что продавать на бирже.

Толбой засмеялся, запечатал письмо и передал его ожидавшему мальчику.

— И так заканчивается утомительный день, — подытожил он.

— День был очень утомительным?

— Не больше, чем обычно.


ГЛАВА 14 МНОГООБЕЩАЮЩАЯ КОНСПИРАЦИЯ ДВУХ ПАРШИВЫХ ОВЕЦ


Джентльмен в костюме Арлекина снял свою маску с безмолвной неторопливостью и положил ее на стол.

— Так как, — сказал он, — мой добродетельный кузен Уимзи выпустил кота из мешка, я могу также снять это. Я боюсь, — он повернулся к Дайане, — моя внешность разочарует вас. За исключением того, что я более симпатичный и менее похож на кролика. Это трудное препятствие, с которым надо мириться, но я не могу изменить этого. Но я счастлив сказать, что мое сходство только внешнее.

— Это невероятно, — сказал майор Миллиган. Он наклонился вперед, чтобы изучить лицо мужчины более пристально, но мистер Брэдон вытянул слабую руку и, хоть и не используя никакой силы вообще, толкнул его обратно на стул.

— Вам не нужно подходить слишком близко, — надменно заметил он. — Даже лицо Уимзи лучше, чем ваше, у вас оно прыщавое. Вы едите и пьете слишком много.

Майор Миллиган, который в самом деле огорчился в то утро, обнаружив несколько маленьких прыщиков у себя на лбу, но надеялся, что они незаметны, сердито проворчал. Дайана засмеялась.

— Я предполагаю, — продолжил мистер Брэдон, — что вы хотите получить кое-что от меня. Люди вашего сорта всегда хотят. Что же это?

— Хочу быть с вами откровенным, — ответил майор Миллиган.

— Как приятно это слышать. Это всегда подготавливает человека к тому, что за этим последует ложь. Предупрежден, значит, вооружен, не так ли?

— Если вы желаете так думать. Но я считаю, вы обнаружите, что выгоднее выслушать меня.

— Финансово выгоднее?

— А какая еще выгода бывает?

— Что? В самом деле, мне начинает нравиться ваше лицо чуточку больше.

— О, в самом деле? Возможно, оно сможет вам понравиться достаточно для того, чтобы ответить на несколько вопросов?

— Возможно.

— Вам не случалось быть знакомым с Памелой Дин?

— Памелой? Очаровательная девушка, не так ли? Я добился того, чтобы быть ей представленным. Я признаю, что мое желание познакомиться с ней было чисто деловым, и я могу только сказать, что желал бы, чтобы все деловые знакомства были такими же приятными.

— Что это было за дело?

— Мое дело, мой дорогой друг, было связано с несчастным Виктором Дином, который умер, к глубокому сожалению, неудачно упав с лестницы. Это был выдающийся молодой человек, не так ли?

— В каком смысле? — спросил Миллиган.

— Разве вы не знаете? Я думал, что вам обо всем известно. Иначе зачем тогда я здесь?

— Вы, два идиота, утомили меня, — взорвалась Дайана. — Какой смысл ходить вокруг да около друг перед другом, как вы это делаете? Ваш напыщенный кузен все рассказал нам о вас, мистер Брэдон, я предполагаю, у вас есть и христианское имя, кстати сказать?

— Есть. Оно пишется Дэс. Произносите его, как вам нравится. Большинство людей, которые беспокоятся этом, произносят его так, что оно рифмуется со слов teeth — «зубы», но лично я думаю, что оно должно звучать более образно, когда рифмуется с breath — «дыхание». Что рассказал вам обо мне мой предсказуемый кузен?

— Он сказал, что вы торговец наркотиками.

— Будь я проклят, если я знаю, откуда мой кузен Уимзи получает эту информацию. Но иногда он прав.

— И вы прекрасно знаете, что можно получить то, что хочешь, у Тода. Поэтому, почему бы не перейти к делу?

— Как скажете, почему бы и нет? Какая именно грань моей блистательной личности интересует вас, майор Миллиган?

— Это определенная грань личности Виктора Дина, которая интересует вас?

— Один ноль в мою пользу, — сказал мистер Брэдон. — До этого момента я не был уверен, что это было гранью его личности. Теперь уверен. Господи! Как интересно быть уверенным.

— Если вы сможете точно выяснить, как Виктор Дин был вовлечен в это дело, — продолжил Миллиган, — это будет кое-чего стоить и вам, и мне.

— Продолжайте.

Майор Миллиган подумал немного и, казалось, принял решение открыть карты.

— Вы узнали у Памелы Дин, что за работа была у ее брата?

— Да, конечно. Он писал рекламные объявления агентстве под названием «Пимс паблисити». Это ни для кого не секрет.

—В этом-то и все дело. И если бы этот проклятый молодой дурак не влез куда не следует и не был бы убит, мы могли бы выяснить, что это, тем самым сделать себе много добра. Как это...

— Но послушай, Тод. — произнесла неуверенно Дайана. — Я думала, что все было наоборот. Я думала, что ты боялся, что Виктор узнает слишком много.

— Это правда, — ответил Миллиган, хмурясь. — Какая польза была бы в том, если бы он узнал все первым?

— Я не успеваю за ходом ваших мыслей, — заметил Брэдон. — Разве это был не его секрет? Почему не перестать разговаривать как в сенсационном романе и прямо не дать нам опиум?

— Потому что я не верю, что вы знаете о парне больше, чем я.

— Я не знаю. Я никогда не видел его в своей жизни. Но я знаю довольно много о компании с ограниченной ответственностью «Пимс паблисити».

— Откуда?

— Я работаю там.

— Что?

— Я работаю там.

— С каких пор?

— После смерти Дина.

— Из-за смерти Дина, вы имеете в виду?

— Да.

— Как это произошло?

— Я получил информацию, как сказали бы друзья-полицейские моего дорогого кузена Уимзи, что Дин напал на след чего-то подозрительного, что можно выловить на удочку в «Пимс». И так как большинство рыб имеют золото у себя во рту, я подумал, что никакою вреда не будет, если попытаться забросить удочку или две в тот самый водоем.

— И что вы обнаружили?

— Мой дорогой Миллиган, не смешите мои тапочки. Я не раздаю информацию. Я избавляюсь от нее с выгодой.

— Я тоже.

— Как вам будет угодно. Вы пригласили меня сегодня вечером. Я не искал вас. Но есть одна вещь, которую я не против рассказать вам, потому что я уже сказал об этом мисс де Момери, и это то, что Виктора Дина убили умышленно, чтобы заставить его замолчать. Насколько я смог выяснить, единственным человеком, который может узнать, кому потребовалось убрать его с дороги, были вы сами. Полиция может заинтересоваться этим фактом.

— Полиция?

— О! Я согласен с вами. Мне тоже не нравится полиция. Они не умеют быть благодарными и задают огромное множество вопросов, но это может принести пользу, если вовремя оказаться на нужной стороне.

— Это все чепуха, — отрезал Миллиган. — Вы бросаете слова на ветер. Я не убивал этого человека. Он не нужен был мне мертвым.

— Докажите это, — сказал Брэдон холодно.

Он уставился на невозмутимое лицо Миллигана, а тот смотрел на него.

— Давайте завязывать с этим, — предложил Брэдон после нескольких минут взаимного испытывающего взгляда. — Я могу играть в покер так же хорошо, как и вы. Но на этот раз я думаю, у меня стрит-флешь.

— Хорошо, что вы хотите знать?

— Я хочу знать, что, по вашему мнению, Дин имел возможность выяснить.

— Я могу рассказать вам это. Он пытался выяснить...

— Он выяснил.

— Откуда вы знаете?

— Если вам нужно обучение детективным методам, нужно платить дополнительно. Я утверждаю, он выяснил.

— Ну хорошо, он выяснил, кто руководил делом со стороны «Пимс».

— Делом с наркотиками?

— Да. И он мог выяснить также способ, которым это сработало.

— Сработало?

— Да.

— И все еще работает тем же способом, не так ли?

— Насколько мне известно.

— И насколько же вам известно? Вы, похоже, знаете немного.

— Ну а что вам известно по поводу способа, которым ваша банда подключилась к участию в операции?

— Абсолютно ничего. Выдаются инструкции...

— Кстати, как вы попали в это дело?

— Я не могу вам этого сказать. Даже если вы заплатите дополнительно.

— Откуда мне знать, что я могу доверять вам? Брэдон засмеялся.

— Скорее всего, вы хотели бы, чтобы я снабжал вас, — сказал он. — Если вы не удовлетворены вашим распределением, можете включить себя в список моих клиентов. Доставка — по воскресеньям и четвергам. Тем временем — и в качестве образца — вы можете заинтересоваться воротником моего пальто. Он симпатичный, не так ли? Роскошный бархат. Немного нарочитый, возможно, вы подумаете... Немного чрезмерно церемонный. Возможно, вы правы. Но очень хорошо сделанный. Отверстие почти незаметное. Мы аккуратно вставляем указательный и большой пальцы, тянем осторожно за шнурок и достаем эту изысканную сумочку из промасленного шелка — тонкого, как луковая шелуха, но удивительно крепкого. В ней вы обнаружите достаточно вдохновения для массы энтузиастов. Плащ волшебника создает такой материал, как мечты.

Миллиган исследовал содержание маленькой сумочки в полном молчании. Это была на самом деле доза из известного пакета, полученного мистером Гектором Панчеоном в «Белом лебеде».

— Пока все хорошо. Где вы это взяли?

— Я получил это в Ковент-Гардене.

— Не в «Пимс»?

— Нет.

Миллиган выглядел расстроенным.

— Когда вы получили это?

— В пятницу утром. Как и вы, я получаю это в пятницу

— Послушайте, — сказал Миллиган, — мы должны действовать сообща в этом деле. Дайана, дитя мое, пойди поиграй. Я собираюсь обсудить деловые вопросы с твоим другом.

— Чудесный способ обращаться со мной в моем собственном доме, — проворчала мисс де Момери, но, видя, что Миллиган имел в виду то, что сказал, она собрала свою верхнюю одежду и удалилась в спальню. Миллиган наклонился вперед над столом.

— Я расскажу вам то, что я знаю, — начал он. — Если обманете меня, это будет на ваш страх и риск. Я не хочу иметь никакого дела с этим вашим проклятым кузеном.

Мистер Брэдон выразил свое мнение о лорде Питере Уимзи несколькими тщательно подобранными словами.

— Хорошо, — сказал Миллиган. — Вы предупреждены. Теперь слушайте меня. Если мы сможем выяснить, кто руководит этим делом и как оно работает, мы сможем оказаться наверху. Это оплачивается довольно хорошо, но это ужасный риск и масса проблем. Человек на верху банды получает самый большой доход. Мы оба знаем, что мы платим за это вещество, а затем имеем проблемы с раздачей всем этим дуракам и сбором денег. Теперь вот что. Всеми трюками руководят из этого вашего рекламного агентства «Пимс». Я выяснил это от человека, который сейчас мертв. Я не буду рассказывать вам, как связался с ним, это долгая история. Но я расскажу, что он сказал мне. Я ужинал с ним однажды вечером в «Карлтоне», и он был немного пьян. Один мужчина вошел в заведение вместе с компанией, и этот человек спросил у меня: «Знаешь, кто это?» «Понятия не имею», — ответил я. Он сообщил, что это старый Пим, директор рекламного агентства «Пимс паблисити». А затем он засмеялся и добавил: «Если бы он только знал, чем занимается его драгоценное агентство, его хватил бы удар». «Как это?» — поинтересовался я. «А что, ты разве не знаешь? Весь поток наркотиков в Лондоне управляется оттуда». Естественно, я начал спрашивать его, откуда он узнал все это, но он после этого неожиданно стал осторожничать, и я больше не мог вытащить из него ни слова.

— Мне знакома эта стадия опьянения, — сказал Брэдон. — Как вы думаете, он действительно знал то, о чем он говорил?

— Да, я думаю, знал. Я виделся с ним снова на следующий день, он был тогда трезвым и испытал ужасное потрясение, когда я напомнил ему, что он мне вчера рассказал. Но он признал, что это правда, и умолял меня молчать. Это все, что я смог добиться от него, а в тот же вечер его задавил грузовик.

— Неужели? Удивительно своевременно.

— Я тоже об этом подумал, — заметил Миллиган. — Это заставило меня довольно сильно нервничать.

— Но как Виктор Дин попал туда?

— Тут, — сознался Миллиган, — я допустил ужасный промах! Дайана привела его однажды вечером...

— Одну минуту. Когда этот разговор с вашим несдержанным другом имел место?

— Около года назад. Естественно, я пытался следить за развитием событий, и, когда Дайана привела Дина и сказала, что он работает в «Пимс», я подумал, что это мог быть именно тот человек. Очевидно, он им не был. Но боюсь, он получил намек об этом деле от меня. Через некоторое время я обнаружил, что он пытался вмешаться в мое собственное дело, и я приказал Дайане остановить его.

— Фактически, — произнес мистер Брэдон, — вы попытались выведать из него информацию, точно так же, как пытаетесь выведать у меня, и обнаружили, что, вместо этого, он вытягивал информацию у вас.

— Что-то в этом роде, — признался Миллиган.

— И вскоре после этого он упал с лестницы.

— Да, но не подумайте, что я к этому причастен. Я не хотел, чтобы он умер. Я только хотел, чтобы он не совался в это дело. Дайана такая болтушка, особенно когда выпьет джина. Проблема в том, что вы никогда не можете чувствовать себя в безопасности с этими людьми. Вы могли бы подумать, что здравый смысл заставит их хранить молчание в своих же собственных интересах, но у них не больше ума, чем у обезьян в клетке.

— Ну, — сказал Брэдон, — если мы набиваем их веществом, которое печально известно тем, что лишает человека самоконтроля, я считаю, что мы не можем жаловаться на последствия.

— Да, не можем, но это доставляет досадные неудобства. Они хитрые как горностаи, с одной стороны, и полные идиоты — с другой. К тому же злобные.

— Да. Дин никогда не употреблял наркотиков, не так ли?

— Нет. Если бы принимал, мы могли бы в большей степени контролировать его, но, к сожалению, голова у него была на месте. Тем не менее он знал, что ему хорошо заплатят за любую информацию.

— Весьма вероятно. Проблема была в том, что он брал деньги и с другой стороны тоже. По меньшей мере, я думаю, что брал.

— Не пытайтесь играть в эту же игру.

— Я не имею ни малейшего желания падать с лестницы. Насколько я понял, что вы хотите узнать, так это способ, которым совершается вся операция, и имя человека, который руководит ею. Я осмелюсь пообещать вам это выяснить. Как насчет условий?

— Моя идея заключается в том, чтобы с помощью полученной информации попасть в центр шайки и постараться добиться того, чтобы каждый заключил сделку с нами.

— Так, а в качестве альтернативы я предлагаю вам прижать джентльмена из «Пимс» и разделить прибыль. В этом случае, так как я беру на себя важную часть работы и иду на больший риск, то я возьму семьдесят пять процентов.

— Ни за что. Пятьдесят на пятьдесят, и я буду вести переговоры.

— В самом деле? Это довольно мило. Почему я должен включать вас во все это? Вы не можете проводить переговоры, пока я не скажу, с кем их надо вести. Вы что думаете, что я вчера родился?

— Но, зная то, что мне сегодня открылось, я без труда добьюсь того, чтобы вас уволили из агентства завтра же, разве не так? Если Пим узнает, кто вы на самом деле, неужели вы думаете, что он оставит вас в своих добродетельных стенах еще хотя бы на один день?

— Ладно, послушайте. Мы проводим переговоры вместе, и я беру шестьдесят процентов.

Миллиган пожал плечами:

— Хорошо, оставим это пока так. Я надеюсь, это не устроится сегодня. Что мы хотим достичь — это взять бразды правления в свои собственные руки.

— Как скажете. Когда мы сделаем это, у нас будет достаточно времени решить, кто из нас будет щелкать кнутом.

Когда он ушел, Тод Миллиган пошел в спальню и обнаружил Дайану, стоящую на коленях на сиденье у окна и глядящую вниз на улицу.

— Ты уладил с ним дела?

— Да. Он обманщик, но я смогу заставить его понять, что я ему заплачу, если он будет откровенен мной.

— Ты бы лучше оставил его в покое.

— Ты говоришь ерунду, — сказал Миллиган, используя более грубый термин.

Дайана обернулась и посмотрела ему в лицо.

— Я предупредила тебя, — добавила она. — Это не значит, что меня хоть сколько-нибудь волнует, что случится с тобой. Ты начинаешь меня нервировать, Тод. Для меня будет огромным удовольствием увидеть, как ты потерпишь полный провал. Но тебе лучше держаться подальше от этого человека.

— Думаешь о том, чтобы продать меня?

— Мне это не понадобится.

— Лучше тебе этого не делать. Ты потеряла свою голову от этого театрального джентльмена в трико, не так ли?

— Почему тебе нужно быть таким вульгарным? — спросила она презрительно.

— Что тогда с тобой случилось?

— Я напугана, вот и все. Не похоже на меня, правда?

— Боишься этого рекламного жулика?

— В самом деле, Тод, ты иногда совершаешь глупые поступки. Ты не видишь того, что у тебя под носом. Это написано слишком крупными буквами, чтобы ты увидел, я полагаю.

— Ты пьяна, — ответил ей Миллиган. — Просто тебе не удалось подцепить этого твоего шутника...

— Заткнись, — сказала Дайана. — Подцепить его? Я скорее подцеплю государственного палача.

— Осмелюсь утверждать, что именно этого ты бы хотела. Тебе бы подошло любое новое ощущение. Чего ты хочешь? Ссоры? Если так, боюсь, я не смогу заставить себя волноваться, чтобы только сделать тебе одолжение.

Существует печальный обычай, который предписывает, что окончательному разрыву низменной любовной связи должен предшествовать ряд не менее низменных ссор и обид. Но в этом случае мисс де Момери желала бы обойтись без этого обычая.

— Нет. У меня с тобой все кончено, вот и все. Я холодна. Я иду спать... Тод, это ты убил Виктора?

— Я не убивал Дина.

Майору Миллигану в ту ночь приснился страшный сон: Дэс Брэдон в своем костюме Арлекина повесил его за убийство лорда Питера Уимзи.


ГЛАВА 15 НЕОЖИДАННАЯ КОНЧИНА МУЖЧИНЫ В СМОКИНГЕ



Главный инспектор Скотленд-Ярда Чарльз Паркер продолжал испытывать беспокойство, и мысли путались в его голове. В Эссексе произошел еще один провал. Частный катер, подозреваемый в том, что имеет отношение к торговле наркотиками, был арестован и обыскан. Обыск не принес никаких результатов, за исключением того нежелательного последствия, что была поднята шумиха, объявившая тревогу для заинтересованных сторон. Дальше быстроходную речную машину, которая привлекла внимание своими частыми ночными поездками от побережья к столице, с трудом выследили и доказали, что она принадлежала члену дипломатического корпуса, совершавшему визиты инкогнито к одной леди, живущей на популярном морском курорте. Мистеру Паркеру, все еще лишенному права личного присутствия в подобных ночных экспедициях, оставалось признавать с мрачным удовлетворением, что у его подчиненных все всегда шло не так, когда он лично не участвовал в операции. Он также был благоразумно рассержен на Уимзи за его неспособность помочь чем-то конкретным. Наблюдение за происходящим в «Белом лебеде» до сих пор не принесло результатов. Уже около недели опытные полицейские облокачивались на барную стойку заведения, болтая со всеми без исключения о собаках, козлах, попугаях и других безмолвных друзьях человека, не получая взамен ничего интересного, вроде таинственного пакета.

Пожилого человека с историей о попугае достаточно легко было выследить. Он был здесь завсегдатаем. Сидел в пабе каждое утро и каждый день и имел запас подобных историй. Терпеливая полиция собрала их уже целую коллекцию.

Владелец «Лебедя», против личности которого ничего нельзя было выудить, хорошо знал своего клиента. Он сообщил, что тот был вышедшим на пенсию грузчиком с Ковент-Гардена, который жил на пособие по старости, и каждый уголок его безобидной жизни был открыт встречному дню. Этот пожилой джентльмен, когда его спросили, помнил ли он разговор с мистером Гектором Панчеоном, был абсолютно уверен, что никогда не видел его самого ранее, за исключением двух возчиков, которых знал достаточно хорошо. Последние подтвердили, что джентльмен в смокинге и человек низкого роста, который говорил о собаках, были одинаково незнакомы им. Однако они считали: нет ничего необычного в том, что эти люди зашли в «Лебедь», чтобы хорошо закончить веселую ночь. Таким образом, ничто не пролило света на тайну пакета с кокаином.

Паркер, однако, воодушевился некоторым энтузиазмом после отчета Уимзи о своей беседе с Миллиганом.

— Как ты все-таки невероятно удачлив, Питер. Люди, которые обычным образом, должны были бы избегать тебя, как чумы, приходят незваными на твои вечеринки в подходящий психологический момент и предлагают свои носы, чтобы ты их за них водил.

— Не такая уж это удача, старина, — ответил Уимзи. — Хорошее руководство, вот и все. Я отправил красавице Дайане анонимное письмо, серьезно предупреждая ее против меня и информируя, что, если она узнать обо мне самое худшее, ей нужно только поинтересоваться по адресу моего брата. Что весьма любопытно, люди не могут сопротивляться анонимным письмам. Почти всегда это срабатывает. Это как бесплатные предложения образцов. Они взывают ко всем низшим инстинктам человека.

— Ты сущий дьявол, — сказал Паркер. — Когда-нибудь ты попадешь в большие неприятности. Представь, что Миллиган узнал бы тебя.

— Я подготовил его разум к тому, чтобы он принял мое разительное сходство с выдуманным кузеном.

— Неудивительно, что он поверил в это. Семейное сходство обычно простирается до зубов и чего-то подобного.

— Я никогда не позволял ему приблизиться достаточно близко, чтобы изучить детали.

— Это должно было сделать его подозрительным.

— Нет, потому что я был груб с ним. Он поверил мне просто потому, что я ему грубил. Все подозревают страстное желание заискивать, но грубость, по какой-то причине, всегда воспринимается как гарантия добросовестности. Единственный человек, которому когда-либо удалось разглядеть истину сквозь грубость, был святой Августин, но я не думаю, что Миллиган читает «Исповеди». Кроме того, он хотел верить в меня. И он жадный.

— Ну, несомненно, ты знаешь свое собственное дело. Но что касается этого Виктора Дина. Ты действительно веришь, что глава этой наркобанды — среди сотрудников «Пимс»? Это звучит довольно неправдоподобно.

— Это отличный повод поверить в это. Ведь перевал уважаемого рекламного агентства может служить отличным тайником для большого жулика. Особенно потому, что траектория рекламного бизнеса настолько сильно удалена от траектории транспортировки наркотиков.

— Почему? Насколько я смог понять, все рекламные агенты — торговцы обманом.

— Именно так. Да, теперь я начинаю думать, что существует тонкая симметрия по поводу вещи, которая чрезвычайно художественна. Тем не менее, Чарльз, я должен признать, что мне кажется трудным довести дело с Миллиганом до конца. Я тщательно изучил персонал «Пимс» и до сих пор не смог обнаружить никого, кто выглядит в крайнем случае как Наполеон преступления.

— Но ты, кажется, убежден, что убийство Виктора Дина — это внутренняя работа. Или думаешь, что какой-то чужак прятался на крыше офиса и покончил с Дином потому, что тот собирался донести на банду? Я полагаю, чужак мог получить доступ на крышу «Пимс»?

— О, легко. Но это не объясняет наличие рогатки в столе миссис Джонсон.

— Так же как и атаку на меня.

— Нет, если тот же человек, что убил Дина, напал на тебя.

— Имеешь в виду, что это мог быть Уиллис? Мне кажется, что Уиллис не является Наполеоном преступлений, как ты изволил выразиться.

— Уиллис не является Наполеоном ни в чем. Точно так же, как, я думаю, и парень с рогаткой. Если у него хватило здравого смысла использовать свою собственную рогатку и сжечь ее после этого. Как я думаю, это человек значительной изобретательности, но ограниченной дальновидности; человек, который хватается за первую вещь, которую ему предлагают, и делает с ней что может, но ему не хватает лишь маленькой доли дополнительного обдумывания, что сделало бы эту вещь по-настоящему успешной. Он живет впроголодь, как ты можешь сказать. Я думаю, что могу разыскать его без особого труда, но это не то, чего ты хочешь, не так ли? Ты бы предпочел взять Наполеона транспортировки наркотиков, не так ли? Если он существует.

— Конечно, предпочел бы, — сказал Паркер выразительно. — Если подумать, то становится очевидны какой пустяк странное убийство этого Дина или нападение на меня по сравнению с методом управления контрабандой наркотиков, которая ставит в тупик весь Скотленд-Ярд. В самом деле, — продолжал Паркер серьезно. — Контрабандисты наркотиков — убийцы в пятьдесят раз большие. Они убивают сотни людей, умерщвляя их душу и тело, помимо того, что косвенно являются причиной всевозможных преступлений среди своих жертв. В сравнении с этим избиение одного презренного ничтожества по голове почти достойно поощрения.

— В самом деле, Чарльз! Для человека с твоим религиозным воспитанием твой взгляд удивительно свободен от каких-либо предрассудков и суеверий.

— Не такой уж и нерелигиозный. Бойся не того, кто убивает, а того, у кого есть власть бросить тебя в ад. Как насчет этого?

— Как, в самом деле? Повесить одного и дать другим несколько недель тюрьмы — или, если он с хорошим социальным положением, связать обязательством или вернуть на поруки на шесть месяцев с обещанием хорошего поведения.

Паркер скривил рот.

— Я знаю, старина, я знаю. Но разве было бы верно повесить несчастных жертв или более мелких сошек? Всегда останутся другие. Нам нужны главные люди, которые наверху. Возьми этого человека, Миллигана, который является паразитом чистейшей воды — без всякого оправдания этому, потому что сам он не наркоман, — и предположи наказать его здесь и сейчас. После этого они только начнут все заново, с новым дистрибьютором и новым притоном, в котором будут совершаться те же операции. И что, кто-нибудь выиграет от этого?

— Точно, — согласился Уимзи. — Насколько гораздо правильнее было бы схватить человека, стоящего над Миллиганом? Та же самая вещь будет применена.

Паркер жестом выразил безысходность.

— Я не знаю. Питер. Нет никакого смысла, чтобы беспокоиться об этом. Моя работа заключается в том, чтобы поймать главарей банды, если я смогу, а после этого как можно больше мелких сошек. Я не могу разрушать города и сжигать население.

— Огонь Страшного суда должен исцелить это место, — заметил Уимзи, — превратить в пепел землю и освободить заключенных. Существуют времена, Чарльз, когда даже лишенная воображения благопристойность моего зятя и злобная добродетель его жены кажутся мне достойными восхищения. Я едва ли могу сказать больше.

— У тебя есть собственная благопристойность, Питер, — ответил Паркер, — которая нравится мне тем, что она не негативная. — Озвучив эту вспышку сентиментальности, инспектор покраснел. — Но в настоящий момент я должен сказать, что ты нам не очень полезен. Ты расследуешь преступление — если это, конечно, преступление — уже несколько недель, и единственный ощутимый результат от проделанной работы — моя сломанная ключица. Если бы ты мог ограничить себя переломом собственной ключицы...

— Она была сломана до настоящего времени, — вставил Уимзи, — и не без достаточного основания. Ты не должен был совать свою проклятую ключицу в мои дела.

В этот момент зазвонил телефон.

Было половина девятого утра, и лорд Питер Уимзи поглощал ранний завтрак вместе со своим зятем, перед тем как отправиться в рекламное агентство, к месту осуществления деловых операций. Леди Мэри оставила мужчин спорить дальше и подняла трубку.

— Это из Ярда, дорогая? Что-нибудь насчет этого человека, Панчеона?

Паркер взял аппарат и пустился в оживленную дискуссию, которая закончилась словами:

— Пошлите Ламли и Иглса туда немедленно и скажите Панчеону, чтобы тот был с вами на связи. Я сейчас буду.

— Что случилось? — поинтересовался Уимзи.

— Наш маленький друг Панчеон снова встретил своего знакомого в смокинге, — сказал Паркер, ругаясь, когда пытался надеть плащ на поврежденное плечо. — Видел, как тот слонялся около редакции «Морнинг стар» сегодня утром, купил ранний выпуск газеты или что-то в этом роде. Любопытный репортер преследовал его с того момента, очевидно. Пришел с ним к Финчли. Только представь, говорит, не мог найти телефона раньше. Ладно, мне надо бежать. Увидимся позднее. До свидания, Мэри, дорогая. Пока, Питер.

Он выскочил в спешке.

— Хорошо, хорошо, — сказал в задумчивости Питер. Он отодвинул свой стул от стола и сел, рассеянно глядя на стену напротив, на которой висел календарь. Затем, высыпав резким движением на скатерть содержимое сахарницы, начал, ужасно хмурясь, складывать высокую башню из кубиков сахара. Мэри узнала у своего брата признаки вдохновения и незаметно ускользнула; нужно было приступать к своим домашним обязанностям.

Сорок пять минут спустя она вернулась и обнаружила разбросанные на столе в беспорядке кубики сахара. Мэри вздохнула и поняла, что брат ушел, не попрощавшись.

«Быть сестрой Питера — то же самое, что быть в родстве с государственным палачом, — подумала Мэри. — А быть женой полицейского еще хуже. Полагаю, родственники палача радуются, когда у него есть работа».

— Тем не менее, — сказала она вслух, не будучи лишенной чувства юмора, — можно быть связанным священными узами брака с владельцем похоронного бюро и радоваться смертям праведников, что было бы гораздо хуже.


Сержант Ламли и констебль Иглс не нашли Гектора Панчеона в маленьком дешевом ресторанчике в Финч, откуда он им звонил. Не дождавшись полицейских, Панчеон ушел, оставив для них записку.

«Тот человек позавтракал и ушел, — говорилось в записке, написанной наскоро на листе бумаги, вырванном из записной книжки корреспондента. — Я позвоню вам, как только смогу. Боюсь, он догадывается, что я слежу за ним».

— Вот, — уныло заметил сержант Ламли. — Опять эти любители. Конечно, он дал понять мужчине, что за ним следят. Если бы один из этих журналистов и по совместительству сыщиков любителей был полицейским и ему следовало выследить слона, он бы прожужжал ему все уши, передав все подробности своих тайных замыслов.

Констебль Иглс был восхищен этим полетом фантазии от всего сердца.

— Поручи такому дело, так он уж провалит его окончательно, — продолжал сержант Ламли. — К тому же я рассчитывал перекусить, а этот юный детектив заставил нас убраться отсюда без завтрака.

— Не вижу оснований, чтобы нам оставаться без завтрака, раз уж мы здесь, — высказал свое мнение констебль. Иглс обладал таким легким характером, с которым без труда находил выход из любой ситуации. — Как насчет пары чудесных копченых селедок?

— Я не возражаю, — согласился сержант, — если только нам позволят съесть их спокойно. Но помяни мое слово, он начнет звонить прежде, чем у нас будет время проглотить хотя бы кусок. Это уж наверняка. Я лучше позвоню в Ярд и остановлю Паркера от утомительного путешествия сюда. Его не стоит беспокоить по пустякам. О нет!

Констебль Иглс заказал копченую сельдь и чайник чая. Восхитительная смесь! Он использовал свои челюсти более охотно для того, чтобы жевать, чем для того, чтобы говорить. Сержант сделал звонок и вернулся, как раз когда еду поставили на стол.

— Если репортер позвонит откуда-нибудь издалека нам лучше взять такси, — объявил он. — Сэкономим время. Как думаешь, мы должны заказать такси здесь? В этом районе, кажется, нет ничего, кроме проклятых трамваев.

— Лучше распорядиться о машине заранее, — предложил мистер Иглс с набитым ртом, — чтобы быть готовыми.

— И отдадим вперед три пенса ни за что? Представь, что они подсчитают допустимые расходы? Не уложимся. «Вы хотите заплатить за это из своего собственного кармана, мой дорогой?» — «Отлично», — это именно то, что скажут наши бравые скупердяи.

— Ладно, давай есть, — ответил Иглс миролюбиво.

Сержант Ламли пристально посмотрел на свою селедку.

— Надеюсь, она свежая, — пробормотал он. — Выглядит маслянистой, это точно. Надеюсь, она достаточно просолилась и вполне съедобна. А то ведь, если съесть селедку, которая внутри сырая, — она останется в твоем дыхании на всю оставшуюся жизнь. — Ламли отправил вилкой большой кусок себе в рот, позабыв заранее избавиться от костей. Поэтому он был вынужден потратить мучительную минуту, удаляя их изо рта при помощи пальцев. Но даже это сержант не мог сделать, не проворчав: — Одного не могу понять: почему всемогущий Господь захотел всунуть так много костей в этих тварей.

Констебль Иглс поднял глаза от тарелки и произнес:

— Вы не должны подвергать сомнению деяния Господа всемогущею. Его слова прозвучали с упреком.

— Держись в рамках приличия, мой мальчик, — ответил сержант Ламли, — и не забывай, что мне положено в связи с моей должностью.

— Нет никаких должностей в глазах Бога, — решительно заявил Иглс. Отец и сестра констебля были выдающимися светилами в Армии спасения, и он чувствовал себя здесь на своей территории. — Если Ему захочется сделать вас сержантом, это одно дело, но это не принесет вам пользы, когда вы предстанете перед Ним, чтобы ответить за свои сомнения в Его деяниях относительно этой рыбы. Подумайте об этом, в Его глазах мы — то же самое, что червяки, а они, как нам известно, вообще без костей.

— Никакие не червяки, — рассердился сержант Ламли. — Тебе следует быть поосторожней с разговорами о червяках и подобных им тварях, когда человек ест свой завтрак. Этого достаточно, чтобы перебить аппетит кому угодно. И позволь мне заметить, Иглс, червь или не червь, если я услышу хотя бы еще одно слово от тебя... — Его яркую речь прервал телефонный звонок. — Пропади пропадом этот телефон!

Тяжело ступая, Ламли направился к маленькому шкафчику, на котором стоял аппарат, и появился через несколько минут с мрачной миной на лице.

— Это он. На этот раз Кенсингтон. Иди на улицу и поймай такси, пока я здесь разберусь.

— Не будет ли подземкой быстрее?

— Решили такси, черт побери, пусть это будет такси, — пробурчал сержант Ламли. Пока Иглс ловил машину, сержант воспользовался возможностью доесть свою порцию, считая, что таким способом отомстил Иглсу за свое поражение в религиозном споре. Это улучшило его настроение, и все же он согласился спуститься в метро; они достаточно быстро добрались до станции «Южный Кенсингтон», а оттуда поспешили к месту, которое указал Гектор Панчеон. Оказалось, что он привел их ко входу в Национальный исторический музей.

Гектора Панчеона в вестибюле не оказалось. Констебль Иглс предположил, что тот, не дождавшись, продолжил свое наблюдение.

Сержант Ламли с недовольным видом еще раз осмотрел помещение и заметил:

— Я не могу с этим ничего поделать. Я дал ему указание позвонить и сообщить, куда он направится, или дать знать о своих планах в Ярд. Я пойду прогуляюсь, а вы следите за выходом, может быть, он появится с кем-нибудь. Если они выйдут, сам отправляйся за неизвестным, попросив Панчеона остаться здесь и дождаться меня. Только не допусти, чтобы преследуемый заметил, как ты общаешься с корреспондентом, и если увидишь, что я сам последую за ним, — иди за мной, но держись вне поля зрения, понятно?

Иглс ответил, что все понял, подошел к стенду с колибри и принялся разглядывать его с большим интересом, в то время как сержант Ламли тяжело поднимался по ступеням, изображая из себя бедного родственника из провинции, смотрящего на город и городскую жизнь круглыми глазами, которые восхищаются увиденными достопримечательностями.

Констебль пробыл в вестибюле около десяти минут и, продолжая с увлечением интересоваться представленными экспонатами, заметил человеческую фигуру, отражавшуюся в стекле. Это заставило его украдкой обернуться, чтобы лестница оказалась в поле его зрения. Дородный мужчина в плаще и цилиндре медленно спускался вниз, одна рука была глубоко засунута в карман плаща. Иглс обратил внимание, не следует ли за ним кто-нибудь, но ни Гектора Панчеона, ни сержанта Ламли на ступенях не было. На мгновение констебль заколебался, раздумывая, что же делать дальше. И тут его внимание привлек левый карман плаща Джентльмена, из которого торчал свернутый номер «Морнинг стар».

Не было ничего необычного в том, что мужчина отдавал свое предпочтение именно этому лондонскому изданию. По статистике, эта газета была очень популярна среди читателей, и этот человек мог оказаться одним из них. Тем не менее констебль Иглс решил рискнуть. Он торопливо нацарапал несколько слов на оборотной стороне конверта, что случайно лежал у него в кармане брюк, и подошел к швейцару.

— Если вы увидите моего друга, который пришел со мной, передайте ему, пожалуйста, вот эту записку и скажите, что я больше не мог ждать. Я должен заняться своей работой.

Швейцар кивнул, давая свое согласие выполнить просьбу.

Боковым зрением Иглс увидел, как джентльмен в плаще вышел через дверь-вертушку. Он последовал за ним.


А в это время наверху, на площадке черной лестницы, перегороженной досками, на самой верхней из которых красовалась надпись «Входа нет», сержант Ламли склонился над безжизненной фигурой Гектора Панчеона. Репортер тяжело дышал, на его виске был ужасный кровоподтек.

— Так и знал, что вы, любители, провалите все дело, — с горечью проговорил сержант Ламли. — Я надеюсь, что хотя бы у этого Иглса голова на нужном месте. Но здесь вы. Я не могу находиться в двух местах одновременно.


Мужчина в плаще спокойно шел по улице по направлению к станции метро. Он не оглядывался. В нескольких ярдах от него, не теряя ни на секунду бдительности, двигался констебль Иглс. Он не сводил глаз со своей добычи. Ни преследователь, ни его спутник не заметили незнакомца, который появился словно из ниоткуда и следовал не спеша, немного позади констебля. Никто из прохожих даже не обратил внимания на маленькую процессию, когда она пересекла Кромвель-Роуд и вышла на открытое пространство возле станции метро.

Мужчина в плаще посмотрел в сторону стоянки такси, но не двигался к машинам, возможно, передумал. Только сейчас он впервые оглянулся назад. Он увидел констебля, покупающего газету, и в этом не было ничего тревожащего. Другого человека он не мог увидеть, потому что тот еще находился вне его поля зрения, но Иглс мог бы его заметить, если бы посмотрел в нужную сторону. Джентльмен в плаще двинулся ко входу на станцию. Иглс, якобы увлекшийся газетным заголовком «Налоги на продукты», вошел вслед за ним и также приобрел билет до Чаринг-Кросс.

Преследуемый и полицейский почти одновременно вошли в двери лифта, но джентльмен прошел к дальнему выходу.

В кабине было уже около полудюжины людей, в основном женщины, и, как раз когда дверь закрывалась, торопливо вошел еще один человек. Мужчина прошел мимо Иглса и занял центральное место среди группы женщин. На дне шахты все вышли, мужчина довольно торопливо протиснулся мимо джентльмена в плаще, прокладывая себе путь к платформе, где как раз показался движущийся поезд.

Что случилось после, констебль Иглс не совсем ясно понял, хотя в свете последующих событий явно увидел одну или две вещи, которые не были очевидны для него в тот момент. Его немного насторожило, что мужчина, тот, что последним забежал в лифт, стоит близко к краю платформы, сжимая в руках тонкую трость. Мимо него прошел джентльмен в плаще; затем неожиданно остановился и зашатался. Иглс увидел, как мужчина с тростью втянул руку и схватил другого за кисть, двое зашатались вместе, стоя на самом краю платформы; затем послышался крик женщины. Мужчины упали под колеса приближающегося поезда.

Посреди женских криков констебль локтями энергично прокладывал себе путь.

— Эй! — воскликнул он. — Я офицер полиции. Посторонитесь, пожалуйста.

Пассажиры расступились, за исключением проводника и другого человека, который вытаскивал что-то, зажатое между поездом и платформой. Показалась рука, потом голова, а затем израненное и окровавленное тело мужчины с тростью. Тело положили на платформу.

— Где другой?

— Скончался, бедняга.

— Этот мертвый?

— Да.

— Нет, он не мертв.

— О, Бетти, я сейчас упаду в обморок.

— Он в порядке, посмотрите! Он открывает глаза.

— Да, но как насчет другого?

— Перестаньте толкаться!

— Здесь, внизу, рельсы под напряжением.

— Где доктор? Пошлите за доктором.

— Держитесь подальше. Отступите, пожалуйста.

— Почему не отключат электричество?

— Отключили. Тот парень побежал сделать это.

— Как они вытащат его, не убрав поезд?

— За исключением того, что он превратился в маленькие кусочки, бедняга.

— А тот, видимо, пытался спасти его.

— Он выглядел так, будто был болен или пьян.

— Пьян в это время, утром?

— Надо дать ему бренди.

— Очистите здесь все, — сказал Иглс. — С этим все будет в порядке. С другим все кончено, я думаю.

— Разорвало полностью в клочья.

— Это ужасно.

— Значит, вы не сможете ему помочь. Очистите станцию от пассажиров, вызовите «скорую помощь» и полицейских.

— Вы правы.

— Этот человек приходит в себя, — вставил мужчина, который помогал вытащить жертву на платформу. — Как вы себя чувствуете, сэр?

— Ужасно, — слабым голосом произнес тот. Затем, поняв, где он находится, добавил: — Что случилось?

— Видите ли, сэр, один джентльмен упал с платформы и прихватил вас с собой.

— Да, помню. Он в порядке?

— Боюсь, что нет, сэр. Он сильно разбился.

Кто-то подбежал с фляжкой:

— Сделайте глоток, сэр. Только осторожно.

— Поднимите ему голову вверх. Не дергайте его. Вот.

— Ах, — проговорил мужчина. — Мне уже лучше. Не суетитесь, пожалуйста. Мой позвоночник в порядке, и я, кажется, ничего не сломал. — Он подвигал руками и ногами, чтобы проверить свое предположение.

— Доктор совсем скоро будет здесь, сэр.

— Черт бы побрал вашего доктора. Я сам врач. Конечности мои в порядке. Голова, по-видимому, тоже, хотя чертовски болит. Ребра — вот насчет них я не совсем уверен. Боюсь, что-то вонзилось сюда. Таз не поврежден.

— Очень рад слышать это, — сказал Иглс.

— Я думаю, что меня задела подножка вагона. Я помню, что катился и катился, как клубок, — продолжил незнакомец; его поврежденные ребра, казалось, не особенно препятствовали его дыханию. — И я видел, как колеса поезда замедлили свой ход и остановились, в этот Момент я сказал себе: «Вот оно. Ты умер, приятель. Время остановилось, и это вечность». Но теперь я вижу, что ошибался. И очень рад этому.

— К счастью, что так, сэр, — добавил Иглс. — Однако жаль, что я не смог остановить того другого, этого несчастного.

— Я уверен, что вы сделали все, что могли, сэр. — Иглс достал свою записную книжку. — Извините меня, сэр, но я офицер полиции, и если вы сможете рассказать мне, как получилось, что...

— Будь я проклят, если знаю, как меня зовут, — ответил мужчина. — Все, что я знаю, — это то, что я стоял как раз вот здесь, когда один из пассажиров прошел мимо меня. — Он немного помедлил, казалось, что ему становилось сложнее дышать. — Я заметил, что он выглядел довольно странно. Явно у него проблемы с сердцем, подумал я. Незнакомец неожиданно остановился, затем приблизился ко мне. Я взял его за руку, а потом он накренился всем своим весом и потащил меня за собой. Что было после — я не помню ничего, кроме грохота приближающегося поезда и колес огромного размера; тогда я почувствовал, словно дыхание из меня выжали. Я думаю, что позже отпустил его руку.

— И неудивительно, — заметил Иглс сочувственно.

— Вспомнил! Меня зовут Гарфилд. Доктор Герберт Гарфилд. — Он продиктовал свои адреса в Кенсингтоне и на Харли-стрит. — По-моему, приехал один из моих коллег, и первое, что он сейчас скажет, — что мне нельзя разговаривать. — Он слабо улыбнулся. — Так или иначе, в течение следующих нескольких недель я буду в вашем распоряжении, если вам понадобится дополнительная информация.

Констебль Иглс поблагодарил доктора Гарфилда, затем повернулся к телу мужчины в плаще, которого уже достали из-под колес поезда и положили на платформу. Это было неприятное зрелище. Даже констебль, привыкший к несчастным случаям, почувствовал яростное отвращение к своей работе, необходимости произвести обыск карманов потерпевшего и установить его личность. Что любопытно, Иглс не обнаружил ничего похожего на визитные карточки и другие бумаги, удостоверяющие личность жертвы. В кармане брюк несчастного был бумажник с несколькими купюрами фунтов стерлингов, серебряный портсигар, наполненный популярными сигаретами «Терке», немного мелочи, носовой платок и ключ от американского замка фирмы «Эйч Ти энд Ви». Кроме того, в кармане плаща лежала маленькая резиновая дубинка, которые продаются для обороны против автомобильных бандитов. В тот момент, когда Иглс пытался разыскать ярлык портного на костюме, его поприветствовал инспектор местного отделения полиции, который прибыл вместе с машиной «скорой помощи».

Иглс испытал некоторое облегчение, поздоровавшись со своим коллегой. Констебль знал, что ему нужно связаться с сержантом Ламли и сообщить о случившемся в Скотленд-Ярд. Сержант Ламли прибыл в ближайший полицейский участок после того, как отправил фактически бессознательного мистера Панчеона в больницу. Главный инспектор Паркер также явился в Кенсингтон, выслушал отчеты Ламли и Иглса, осмотрел место катастрофы и тело таинственного незнакомца в смокинге и был раздосадован. Когда человек, которого вы старательно преследуете по всему Лондону, имеет наглость быть убитым, как раз когда вы собираетесь его схватить, и оказывается, что на его одежде нет ничего, что могло бы идентифицировать тело, а лицо пострадавшего похоже на кашу, что делает невозможным сделать его фотографию для опознания, ваше удовлетворение от проделанной ранее утомительной работы сводит на нет все желание продолжать заниматься этим делом. Но долг остается долгом.

— Здесь ничего нет для нас интересного, — сказал Паркер, — разве только отметка из прачечной. И вылеченные зубы, если такие имеются.

Но оказалось, что покойный имел отличный набор зубов и, меньшей мере, отметки трех прачечных. Его туфли ни о чем не могли рассказать, будучи купленными готовыми у превосходной и широко рекламируемой фирмы «Обувь Фарли». Этот несчастный, будучи до последнего вздоха обутым, поддерживал таким образом смелое утверждение изготовителя «Обуви Фарли», что «каким бы выдающимся ни было событие, «Обувь Фарли» поможет Вам преодолеть его».

Главный инспектор Скотленд-Ярда — возможно под влиянием мысли о рекламе господ Фарли — позвонил в рекламное агентство «Пимс» и пожелал поговорить с мистером Брэдоном.

Мистер Брэдон был в кабинете вместе с мистером Армстронгом, когда раздался звонок от Паркера. Фирма «Виффлетс» доставляла неприятности рекламному агентству Пима. На продажи сигарет этой компании существенное воздействие оказывали рекламные методы конкурирующего бренда, сигарет «Паффин». У производителей «Паффин» возникла блестящая идея: активный пользователь их сигарет имел возможность стать счастливым обладателем личного самолета. В каждую пачку сигарет они вкладывали купон, на котором было указано название детали популярного маленького туристического самолета, подходящего для использования пилотами-любителями. Когда курильщик собрал полный набор деталей (в количестве ста штук), ему нужно было отправить почтой все собранные купоны вместе с эссе на тему: «Полеты во сне и наяву. Первоначальное знакомство юных британцев — будущих покорителей неба — с некоторыми вопросами авиации». Автор лучшего эссе раз в месяц награждался личным самолетом и курсами бесплатного обучения, позволяющими получить сертификат воздушного пилота. Эта схема продаж активно поддерживалась интенсивной рекламой: «Будущее вместе с теми, кто разбирается в вопросах авиации», «Самый высокий полет в производство современных сигарет», «Затягивайся сигаретами «Паффин» и достигай вершины своих амбиций» и так далее.

Если счастливчик акции был не способен по каким либо причинам наслаждаться личным вождением самолета, то он становился правообладателем определенного количества акций нового выпуска компании по производству аэропланов. Рекламная акция имела поддержку выдающихся летчиков, чьи улыбающиеся лица сияли с газетных полос и утверждали, что «Паффин» вносила большой вклад в развитие английской авиации, помогая установить превосходство Британии в воздухе.

Представители «Виффлетс» были сильно расстроены удачной рекламной компанией своих конкурентов и интересовались с некоторым раздражением, почему у «Пимс» не возникла подобная блестящая идея первой. Они требовали собственную акцию с более крупным самолетом и ангаром. Мистер Армстронг пытался доказать, что единственным результатом этого будет то, что покупатели запутаются между продукцией «Виффлетс» и «Паффин», которые и без того достаточно существенно похожи по качеству и внешнему виду.

— Они все похожи, — сказал он Брэдону, имея в виду не сигареты, а производителей. — Они следуют друг за другом, как безмолвные овцы. Если «Виффлетс» используют крупным планом лица звезд кино, то «Паффин» выходят с еще более крупными портретами мировых знаменитостей. Если «Гаспереттес» раздает своим покупателям наручные часы, то «Паффин» дарит им настенные циферблаты или будильники, тогда как «Виффлетс» предлагает хронометры. Если «Виффлетс» объявляет, что их сигареты не вредят легким, «Паффин» Утверждает, что их продукция укрепляет легочную систему, а «Гаспереттес» цитирует докторов, которые рекомендуют их товар даже в случаях заболевания туберкулезом. И что же происходит? Люди курят все сигареты по очереди, так же как они делали и до этих предложений,

— Разве это плохо для торговли? — спросил мистер Брэдон. — Если одна из компаний получит все от продажи, тогда другие обанкротятся.

— О нет, они не обанкротятся, — ответил мистер Армстронг. — Они соединятся. Но это нехорошо для нас, потому что тогда они будут использовать одно агентство.

— Понятно, что тогда с этим делать? — осведомился Брэдон.

— Мы должны бороться. Мы должны предотвратить спрос на эти самолеты. По единственной причине — этот бум долго не продержится. Страна не готова к подобному загромождению летательными аппаратами, и отцы некоторых семейств уже начинают жаловаться по этому поводу. Даже сегодня мало отцов хотят, чтобы частные аэропланы были доставлены их детям в тихую загородную местность. Нам нужно придумать новую схему, с аналогичным размахом, но с большей привлекательностью для семьи. И это должно иметь патриотическую нотку.

Когда главный инспектор Паркер спорил на телефонной линии с представителем офиса, мистера Дэса Брэдона осенила великолепная мысль, о которой все говорят и сегодня, — схема, которая достигла известности как «Виффлетт по Британии» и увеличила продажи продукции «Виффлетс» за три месяца на пятьсот процентов, а также принесла процветание владельцам британских отелей, автомобильному и железнодорожному транспорту. Схема эта достаточна проста. Покупатель должен собирать купоны от всего — железнодорожных билетов, автобусов, счетов за пребывание в гостиницах, театральных билетов и других всевозможных программ культурного досуга и отдыха. Когда набиралось купонов достаточное количество для пребывания в путешествии, о котором мечтал покупатель, купоны «начинали свое путешествие».

На железнодорожном вокзале владелец купонов, дающих право на столько-то миль путешествия первым классом, получал билет до выбранного пункта назначения. Человек выбирал себе отель (практически все отели в Британии с удовольствием поддержали эту схему), представляя там купоны, обеспечивал себе определенное количество дней полного пансиона на специальных условиях от «Виффлетс». За поездки в автобусе, отдых на море, различного рода развлечения покупатели расплачивались купонами «Виффлетс». Это было чрезвычайно просто и надежно и способствовало радостному общению отдыхающих путешественников.

Когда один просил в баре пачку «Виффлетс», его сосед почти всегда спрашивал: «Вы тоже виффлите?» Многие компании договорились поддерживать данную акцию и обменивались купонами «Виффлетс» прямо на местах. Довольно быстро образовался большой клуб «виффлеров», а самые активные участники рекламной акции получали специальные купоны «виффлетс», дающие им право на проведение счастливого свадебного путешествия от «Виффлетс», получение подарков и фотографий в газетах. Когда состоялось несколько подобных путешествий, были достигнуты договоренности, согласно которым молодые супружеские пары «виффлеров» могли собирать купоны для оформления своего дома. После этого оставалось только сделать шаг к ребенку «Виффлетс».

Фактически кампания «Виффлетс» есть и остается выдающимся примером «думания по-крупному в рекламе». Единственная вещь, которую нельзя получить при помощи сбора купонов «Виффлетс», — это гроб. Не допускается, что кому-то из «виффлеров» когда-либо может понадобиться такой предмет.

Не нужно предполагать, что эта великая мысль. Во всей своей всеобъемлющей безупречности, возникла мозгу мистера Брэдона, когда мистер Армстронг произнес слова «привлекательность для семьи». У Брэдона сложилась мысленная ассоциация с фразой «семейный отель», связанной со слабым осознанием внутреннего озарения, и он ответил: «Да, я понимаю. Я попытаюсь придумать что-нибудь». Затем собрал несколько листов бумаги, на которых мистер Армстронг нацарапал какие-то неразборчивые записи и нечто, похожее на ежика, и вышел.

Брэдон сделал шесть шагов по коридору, и дурацкий слоган «Если это то, чего вы хотите, вы можете «виффлить» для этого» завладел его разумом. Еще через две ступеньки это отвратительное предложение перестроилось во «Все, что вы хотите, «виффлюя» получите», а на пороге его собственного кабинета первая практическая возможность реализации царства «Виффлетс» ударила его, как кузнечным молотом. Охваченный возбуждением, он бросился за свой стол, схватил записную книжку и написал слово «ВИФФЛ» заглавными буквами высотой в дюйм. Он счастливо вздохнул и улыбнулся. В это мгновение вошла мисс Росситер и сообщила, что мистер Паркер срочно просит мистера Брэдона перезвонить ему в Уайтхолл. С его лица спала улыбка. Он связался с Паркером, отпросился по срочному делу и направился в Скотленд-Ярд. В отделении полиции он осмотрел одежду и вещи жертвы.

— Несомненно, все идет к тому, что нам придется разослать циркуляры по прачечным, — сказал Паркер. — Возможно, фотография трупа и заметки о прачечных в какой-нибудь лондонской или провинциальной газете тоже нам не помешают. Я ненавижу газеты, но иногда они действительно помогают, рекламируя то, что людям нужно.

Уимзи посмотрел на своего зятя и произнес:

— Реклама, мой дорогой Чарльз, может помочь в случае с прачечными, но для таких людей, как мы, она не нужна. Джентльмен, чья одежда так хорошо скроена как у нашего подопечного, — не рекламного типа. Это вижу по его смокингу и цилиндру, таинственным образом оставшемуся неповрежденным.

— Цилиндр откатился от колес поезда к дальнему пути, — заметил Паркер.

— Возможно. Здесь также отсутствует золотая печать мастера. Она удалена. Какой абсурд, Чарльз! Человек не читает — по крайней мере, этот джентльмен, — что бренд является гарантией качества. Для нас качество гарантирует бренд. В Лондоне есть два шляпных дел мастера, которые могли сделать эту шляпу, и ты, несомненно уже заметил, что верхушка явно длинноголовая, в то время как закругление края тоже весьма характерное. Это отстает от современной моды; тем не менее предмет, несомненно, недавнего производства. Отправьте ваших сыщиков в каждое из этих предприятий и спросите насчет клиента с удлиненной головой, которому нравятся края такого типа. Не теряйте времени на заметки о прачечных, которые в лучшем случае скучны, а в худшем — обманчивы.

— Спасибо за совет, — произнес Паркер. — Я думал, ты сможешь точно указать нам на шляпника либо на портного.

Первый же шляпник, которого посетили полицейские, оказался тем, кем нужно. Он направил их в квартиру месье Горация Монджоя, который жил в Кенсингтоне. Полицейские вооружились ордером на обыск и навестили квартиру.

Месье Монджой, выяснили они у швейцара, был холостяком тихих нравов, за исключением того, что часто уходил куда-то довольно поздно ночью. Он жил один, и ему прислуживали служащие, принадлежащие к обслуге этого многоквартирного дома.

Швейцар приходил на работу в девять часов утра. Ночного портье в доме не было. Между одиннадцатью вечера и девятью утра наружная дверь всегда была заперта и открывалась жильцами их собственными ключами. Так было здесь заведено, чтобы не беспокоить швейцара полуночное время. Тот видел, как месье Монджой вышел прошлым вечером примерно без пятнадцати восемь в смокинге, и не видел, чтобы он вернулся. Швейцар посоветовал обратиться к Визерсу, камердинеру, возможно, он сможет сказать, был ли месье Монджой у себя в квартире ночью.

Визерс ответил, что мистера Монджоя той ночью дома не было.

Никто не входил в квартиру месье, кроме него и горничной, которая убирала комнаты. На постели никто не спал. В этом не было ничего необычного для Монджоя. Он часто отсутствовал по ночам, хотя он обычно возвращался в 09.30, к завтраку.

Паркер показал свое удостоверение, и они поднялись на третий этаж в квартиру Монджоя. Визерс хотел открыть дверь своей отмычкой, которой, как он объяснил, он привык пользоваться по утрам, чтобы не тревожить квартиросъемщиков, но Паркер остановил его и достал два ключа, найденные у трупа. Один из ключей подошел к замку и подтвердил без особых сомнений, что они пришли в нужное место.

Все в квартире было в совершенном порядке. В гостиной стоял письменный стол, где находились счета и бумага для записей; его ящики были не заперты и, похоже, не хранили секретов. Ничего поразительного не было и в спальне, и в маленькой столовой. В ванной был небольшой шкаф, в котором лежали обычные туалетные принадлежности и домашняя аптечка. Главный инспектор Скотленд-Ярда быстро обследовал все предметы, задержав свой взгляд на пакете с надписью «Бикарбонат соды». Но, попробовав его содержимое на вкус, Паркер убедился, что там находилось именно то, что было обозначено на ярлыке. Также в шкафу в ванной комнате было найдено нескольких пакетов сигаретной бумаги, что выходило пределы обычного.

— Месье Монджой крутил свои собственные сигареты? — поинтересовался Паркер.

— Я никогда не видел, чтобы он делал это, — ответил Визерс — Он, как правило, курил «Теркиш Абдуллас».

Паркер кивнул и конфисковал всю сигаретную бумагу. При дальнейшем обыске было обнаружено несколько коробок сигар и сигарет, которые были извлечены из серванта в столовой. Паркер быстро разорвал одну из коробок и обнаружил, что в ней был отличный табак.

— Вам придется осмотреть здесь все очень тщательно, — приказал он Ламли.

— Да, сэр, — ответил сержант.

— Имеются ли какие-нибудь письма с утренней почтой?

— Нет, не было никаких.

— Какие-нибудь посетители сегодня заходили?

— Нет, сэр. Разве только не считать человека с почтамта.

— Да? А что он хотел?

— Ничего, он принес новый телефонный справочник, — ответил Визерс и указал на две книги, которые лежали на столе в гостиной.

— Да, это любопытно, — сказал Паркер. — Но это не звучит многообещающе. Он входил в комнату?

— Нет, сэр. Он постучал в дверь, когда мы оба, миссис Трэббс и я, были здесь. Миссис Трэббс подметала, сэр, а я чистил щеткой пиджачный костюм мистера Монджоя. Я взял книги из его рук и принес в комнату, сэр, после передал ему старые.

— Понятно. Хорошо. А кроме уборки и чистки одежды вы ничего здесь не делали, ничего не трогали?

— Нет, сэр.

— А что было в корзине для бумаг?

— Я не могу сказать, сэр. Возможно, миссис Трэббс знает.

Миссис Трэббс, когда ее пригласили, сказала, что в корзине для бумаг ничего не было, за исключением рекламы одного виноторговца. Добавила, что месье Монджой сам почти не писал и получал мало писем.

Поняв, что посторонних лиц в квартире не было после того как жилец ушел прошлой ночью, Паркер внимательно осмотрел шкаф и комод, где обнаружил разные предметы одежды, все должным образом промаркированные именем портного или изготовителя рубашек, ответственного за них. Он заметил, что все были первоклассными мастерами дела в своей отрасли. Еще одна шелковая шляпа, подобная той, что находилась в Скотленд-Ярде, но с лентой внутри шляпы для защиты от пота и нормальной макушкой, была обнаружена в шляпной коробке; там было также несколько фетровых шляп и котелок, также сделанные первоклассными мастерами.

— Месье Монджой был богатым человеком? — спросил Паркер.

— Он казался весьма не стесненным в средствах, сэр. Он хорошо одевался; всегда все самое лучшее. Особенно в течение последнего года или около того.

— Что было его профессией?

— Я думаю, он был состоятельным джентльменом. Хотя я никогда не слышал, чтобы он занимался каким-либо делом.

— Вы знали, что у него была шелковая шляпа, с которой было удалено имя изготовителя?

— Да, сэр. Он был очень зол по этому поводу. Сказал, что какой-то его друг изуродовал шляпу. Я предлагал несколько раз поправить ее, но, когда он остыл, сказал, что это не важно. Эту шляпу месье Монджой надевал очень редко, сэр. И, кроме того, он тогда заметил: «Почему я должен быть ходячей рекламой для этого шляпника».

— Вы знали, что его смокинг тоже без бирки портного?

— В самом деле, сэр? Нет, я не заметил этого.

— Каким человеком был месье Монджой?

— Очень приятным джентльменом, сэр. Мне очень жаль, что с ним произошел такой несчастный случай. Как долго он жил здесь?

— Я думаю, шесть или семь лет, сэр. Я сам здесь работаю четыре года.

— Когда с его шляпой сыграли эту грубую шутку?

— Полтора года назад, сэр, если я правильно помню.

— Так давно? Я думал, что шляпа новее, по крайней мере, она так выглядела.

— Да, сэр, как я говорю, он надевал ее не более одного или двух раз в нелепо. И мистер Монджой не беспокоился по поводу фасона своих шляп. Была одна определенная форма, которая ему нравилась, и он все свои шляпы заказывал по этому образцу.

Паркер кивнул. Ему было это уже известно от шляпника и от Уимзи, но было неплохо проверить все еще раз. Инспектор подумал, что еще не было случая, чтобы брат его жены ошибся в каком-либо факте, касающемся одежды.

— Ну, — сказал он, — как вы, возможно, догадались, Визерс, последует расследование по поводу смерти мистера Монджой. Вам лучше говорить об этом как можно меньше любому постороннему человеку. Вы отдадите мне все ключи от квартиры, и я оставлю здесь полицейских в течение одного или двух дней.

— Хорошо, сэр.

Паркер выяснил имя и адрес владельца этого многоквартирного лома и отправил к нему сержанта Ламли. От владельца было получено мало информации. Он сообщил, что мистер Монджой, без определенной профессии, снимал квартиру в течение шести лет; вносил арендную плату регулярно.

Выяснилось, что на Монджоя не поступало никаких жалоб. Ничего не было известно о его друзьях или родственниках. Вызывал сожаление гот факт, что такой хороший квартиросъемщик закончил свою жизнь так неожиданно и так печально. Владелец дома надеялся, что не просочится никакой информации скандального характера, что может негативно сказаться на его репутации.

Следующий визит Паркера состоялся в банк мистера Монджоя. Здесь он после утомительных выяснений все-таки получил доступ к его счетам. У Монджоя был регулярный доход около тысячи в год от выгодных инвестиций. Никакой неравномерности в доходах. Никаких таинственных колебаний. Паркер ушел с тревожным чувством, что мистер Гектор Панчеон попал пальцем в небо.


ГЛАВА 16СТРАННОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОЧТОВОГО ДЕПАРТАМЕНТА


Главный инспектор в тот же вечер сообщил свое мнение Питеру Уимзи. Его милость, чей разум по-прежнему был разделен между детективной деятельностью и новой рекламной кампанией фирмы «Виффлетс», которая обрела ясные очертания во второй половине дня, был с ним резок:

— Пальцем в небо? Тогда что сбило с ног Панчеона? Удар ноги кобылы?

— Возможно, Монджой просто был сыт им по горло. Ты бы тоже был сыт им по горло, если бы Панчеон преследовал тебя по всему Лондону.

— Возможно. Но я не стал бы избивать его и оставлять умирать. Я бы вместо этого передал его в руки полиции. Как Панчеон?

— Все еще без сознания. Сотрясение. Кажется, он получил сильный улар в висок и по затылку.

— Хмм. Возможно, ударился о стену, когда Монджой нанес ему удар дубинкой.

— Несомненно, ты прав.

— Я всегда прав, надеюсь, что вы следите за этим Гарфилдом.

— Он никуда не денется. Почему ты об этом говоришь?

— Ну, как? Это странно, что Монджой умер в такой подходящий для нас момент.

— Не думаешь ли ты, что Гарфилд имеет к этому какое-нибудь отношение? С чего бы это, если его самого чуть не убило. Кроме того, мы заглядывали к нему. Он человек хорошо известный на Харли-стрит, с крупной практикой в Уэст-Энде.

— Среди наркоманов, возможно?

— Он специализируется на нервных болезнях.

Паркер присвистнул.

— Это то, что ты думаешь, не так ли?

— Послушай, — сказал Уимзи, — твое серое вещество функционирует не так, как должно. Ты что, устаешь в конце дня? Ты страдаешь от вялости и апатии после приемов пищи? Попробуй «Спарклтон», дающий энергию, в нем соли растительного происхождения, которые стимулируют и одновременно очищают. Некоторые несчастные случаи слишком случайны, чтобы быть настоящими. Когда джентльмен удаляет ярлык своего портного и отрезает лезвием клеймо своего шляпника, совсем без всякой на то видимой причины, и торопливо прогуливается из Финчли в музей в южном Кенсингтоне, одетый в смокинг в крайне неподходящее время, то это потому, что ему есть что скрывать. Если он добавляет к своему странному поведению еще неожиданное падение под поезд, то это потому, что кто-то еще заинтересован в том, чтобы скрывать нечто. И чем больше риска в этих поступках, тем более вероятно, что дело стоит такой таинственности.

Паркер посмотрел на него и тихо усмехнулся.

— Ты великий отгадыватель, Питер. Ты будешь удивлен, если услышишь, что ты не единственный?

— Нет, не буду. Что-то ты скрываешь от меня. Что это? Свидетель убийства, а? Кто-то, кто стоял на платформе? Кто-то, на кого не были склонны обратить внимание? Ты, старый интриган, я вижу это по твоему лицу. Выкладывай немедленно, кто это был? Женщина. Нервная женщина. Средних лет, истеричная старая дева. Я прав?

— Черт бы тебя побрал, да.

— Тогда продолжай. Расскажи мне об этом.

Итак, когда Иглс брал показания у свидетелей на станции, они все согласились, что Монджой сделал несколько шагов мимо Гарфилда, а затем неожиданно зашатался; этот Гарфилд схватил его за руку, а затем оба упали вниз. Но эта женщина, которую зовут мисс Элиза Теббут, пятидесяти двух лет, не замужем, домохозяйка, живет в Кенсингтоне, говорит, что она стояла немного в стороне от них обоих и точно слышала, как по ее описанию «ужасный голос» сказал: «Эй, постой, ты влип!». Монджой резко остановился, как будто в него выстрелили, и этот Гарфилд «с ужасным лицом» взял его за руку и подставил ему подножку. Твое доверие к этой доброй женщине, возможно, возрастет, когда ты услышишь, что она страдает нервными расстройствами и однажды содержалась в психиатрической лечебнице, но она убеждена, что Гарфилд — типичный член банды, чьей целью является убить всех людей британского происхождения и установить превосходство евреев в Англии.

— Черт бы побрал этих евреев в Англии. Если человек страдает мономанией, то он не обязательно ошибается в фактах. Эта дама могла вообразить или выдумать довольно много, но она не могла вообразить или придумать нечто столь фантастическое, как «Эй, постой», что, очевидно, ее неправильное восприятие на слух имени Монджой. Гарфилд — твой человек, и я признаю, что могут возникнуть трудности с тем, чтобы что-то найти на него. Но если бы я был на твоем месте, я бы обязательно обыскал его владения — если сейчас еще не слишком поздно.

— Боюсь, что уже слишком поздно. Мы не могли добиться ничего стоящею от мисс Теббут в течение часа и около того; за это время доктор Гарфилд, естественно позвонил к себе домой и в свою консультацию, чтобы объяснить, что с ним случилось. Тем не менее мы будем присматривать за ним. Дело наибольшей важности — это Монджой. Кто он был? Что он собирался делать? Почему его нужно было убить?

— Довольно ясно, что он собирался сделать. Он был вовлечен в транспортировку наркотиков и был убит, потому что оказался настолько глуп, что позволил Панчеону узнать себя и выследить. Кто-то, должно быть, был настороже; эти банды, очевидно, следят за своими членами. Или несчастный Монджой попросил о помощи, и ему помогли убраться из этого мира, найдя самый быстрый способ избавляться от трудностей. Жаль, что Панчеон не может говорить, а то бы он мог рассказать нам, звонил ли Монджой куда-нибудь или разговаривал с кем-либо во время беготни по городу. Как бы то ни было, он допустил ошибку, а людям, которые допускают ошибки, не позволяют жить. Странно, на мой взгляд, что никто не посещал квартиры, как ты говоришь. Следовало бы ожидать, что банда провела там некоторое расследование, просто чтобы убедиться в своих предположениях. Я надеюсь, слугам можно доверять?

— Я думаю, да. Мы навели справки. У них всех хорошие репутации. Швейцар имеет армейскую пенсию и отличное досье. Камердинер и горничная глубокоуважаемые люди — ничего против них нет.

— Хмм. И вы не нашли ничего, кроме пачки сигаретной бумаги. Удобно, конечно, завернуть грамм кокаина или около того, что само по себе ничего не доказывает.

— Я думал, ты не придаешь никакого значения сигаретной бумаге.

— Я не слепой и не слабоумный.

— Но где наркотик?

— Наркотик? В самом деле, Чарльз! Он собирался принести наркотик, когда вмешался друг Панчеон. Разве ты еще не понял, что это часть компании Миллигана, и что пятница их день распределения зелья? Милли получает его и устраивает вечеринки в своем загородном доме в пятницу вечером и субботу, там он и передает эту дрянь в руки действительных наркоманов. Дайана де Момери рассказала мне это.

— Интересно, — произнес Паркер, — почему они придерживаются одного дня? Это несет в себе дополнительный риск.

— Очевидно, это неотъемлемая часть системы. Вещество попадает в страну, скажем, по четвергам. Это вата часть истории, полицейских. Вы, похоже, не добились многого в этом направлении, кстати сказать. На следующий день его берут Монджой и передают Миллиганам, никто из которых, возможно, не знает друг друга в лицо. А к субботе вся партия сброшена и у всех наступают счастливые выходные.

— Это звучит правдоподобно. Это, конечно, объясняет, почему мы не нашли никаких следов ни в квартире, ни на теле Монджоя. За исключением сигаретной бумаги. Кстати, это правильно считать, что, если у Монджоя есть сигаретная бумага, он должен быть тем, кто раздает наркотики?

— Не обязательно. Он получает вещество массой — упакованным как бикарбонат соды или все, что угодно. Он разделяет наркотик на маленькие порции и распределяет их: столько-то Миллигану, столько-то следующему розничному торговцу и так далее; когда и как — я не знаю. Точно так же я не знаю, как осуществляются платежи.

— Рад слышать, что есть что-то, чего ты не знаешь.

— Я сказал — я не знаю, а не то, что я не могу предложить. Но я не буду утомлять тебя предположениями. Все-таки это довольно удивительно, что Гарфилд и компания не трогают квартиру.

— Возможно, Гарфилд намеревался пойти туда после, если бы его не остановили.

— Нет, он не стал бы так надолго откладывать это. Расскажи мне еще раз о квартире.

Паркер терпеливо повторил отчет о своем визите в квартиру Монджоя и своем разговоре со слугами. Прежде чем он дошел до половины рассказа, Уимзи выпрямился в своем кресле и слушал с зачарованным вниманием. Вдруг он воскликнул:

— Чарльз! Что мы за идиоты! Конечно, вот оно!

— Что оно?

— Телефонный справочник, конечно же. Человек, который принес новые книги и забрал старые. С каких это пор почта публикует два новых тома сразу?

— Вот те на! — вставил Паркер.

— Я должен был догадаться, что это так. Позвони теперь и выясни, были ли два новых тома переданы по адресу Монджоя сегодня?

— Было бы довольно трудно получить справочники в это время ночи.

— Это точно. Подожди минуту. Обзвони квартиры и спроси, получал ли кто-либо какие-нибудь справочники сегодня утром. По моему опыту, даже правительственные ведомства заказывают такие вещи партиями.

Паркер действовал в соответствии с этим предложением. После некоторого затруднения ему удалось связаться с тремя другими жильцами в том же самом доме, что и квартира Монджоя. Все трое дали один и тот же ответ. Они получили новый том «от Л до Я» около двух недель назад. Новый том «от А до К» еще не был издан. Один мужчина зашел еще дальше. Его имя было Бэррингтон, и он только недавно вселился. Он интересовался, когда будет издан новый том «от А до К» с его новым телефонным номером, и ему сказали, что он, возможно, будет издан в октябре.

— Это расставляет все по местам, — сказал Уимзи. — Наш друг Монджой хранил свои секреты в телефонном справочнике. Огромная книга содержит рекламные объявления, имена и адреса. Особенно имена и адреса. Можем ли мы заключить, что секрет был спрятан среди имен и адресов? Я думаю, можем.

— Это кажется рациональным.

— Очень. Теперь — как мы поступим с тем, чтобы найти эти имена и адреса?

— Да, еще та работенка. Мы, возможно, можем получить описание человека, который приходил за книгами сегодня утром...

— И прочесать многие миллионы лондонцев в его поисках? Если бы в нашем распоряжении было все вселенское время. Куда отправляются добрые телефонные справочники, когда устаревают?

— В измельчитель для бумаг.

— И последний обмен тома «от Л до Я» был сделан две недели назад. Есть вероятность, что он еще не уничтожен. Займись этим, Чарльз. Более чем вероятно, что он также был маркирован и эта метка удалялась при каждом обмене со старого издания на новое.

— Почему? Монджой мог легко оставить себе старый маркированный том.

— Думаю, что нет. Или мы бы обнаружили его, или услышали об этом от камердинера. Пришел незнакомец. Два тома текущего издания были переданы ему, и он ушел удовлетворенный. Насколько я понимаю их план, вся идея заключалась в том, чтобы использовать текущий том, чтобы не вызвать подозрения и обеспечить удобный механизм для немедленного избавления от улик.

— Возможно, ты прав. Все, вероятно, обстоит так, Как ты говоришь. Я обращусь к телефонщикам утром.


Энергичная утренняя работа Паркера обнаружила, что старые справочники уже были отправлены в мешках на переработку, но до сих пор не были измельчены. Шесть работников, упорно трудившихся все выходные над томами «от Л до Я», собранными в Кенсингтонском районе, пролили свет на приятный факт, что девять человек из десяти подписывали свои справочники тем или иным способом. Отчеты продолжали поступать, когда Уимзи сидел вместе с главным инспектором в его кабинете в Скотленд-Ярде и размышлял над полученными сведениями. Поздно вечером Уимзи поднял голову от стопки бумаг.

— Я думаю, это оно, Чарльз.

— Что? — спросил Паркер усталым голосом. У него были красные от напряжения глаза, но нотка надежды звучала в его голосе.

— Вот. Целый список общественных заведений в центральном Лондоне был отмечен галочками — три в середине списка слов на букву «Л», два к концу на «М», одно на «Н», одно на «О» и так далее, включая два в середине: это «Белый олень» в Вэппинге и «Белый горностай» на Оксфорд-стрит, следующим по списку был «Белый лебедь» в Ковент-Гардене. Я готов держать пари на любые деньги, что в новом издании, которое забрали, «Белый лебедь» был в свою очередь помечен галочкой.

— Я не совсем понимаю, к чему ты клонишь.

— Это, конечно, весьма отдаленно, но я предполагаю вот что. Когда вещество приходит в Лондон, в четверг, я думаю, его приносят в тот бар, который стоит следующим в списке в телефонном справочнике. Одну неделю это будет бар, который называется на «А», скажем, «Анкер», на следующей неделе это будет «Б» . «Буйвол и собака» или «Г» — «Герб каменщика». На следующую неделю это будут бары, начинающиеся на следующие буквы, и так далее до конца по алфавиту. Люди, которые должны прийти за товаром, приходят в обозначенный паб, где он передается им главным распределителем или его агентами, возможно, совершенно без ведома хозяина. И так как это никогда не бывает дважды одно и то же место, ваши милые полицейские могут ходить и разговаривать о попугаях и козлах в «Белом лебеде» до посинения. Они, должно быть, уже в «Желтом периле» или «Йорке и Ланкастере».

— Это мысль, Питер. Давай посмотрим на этот список еще раз.

Уимзи передал ему список.

— Если ты прав, значит, эта неделя была неделя «Б», а следующая будет неделей «В». Это неправдоподобно. Скажем, неделя «В». Следующая буква «В» — после последней, отмеченной галочкой, — это «Вооружение Йелвертона» в Сохо. Хотя, подожди минуту, если они выбирали их в алфавитном порядке, что происходит, когда список заканчивается?

— Они начинают его заново.

— Да, но, я предполагаю, здесь довольно много названий на «В». Все равно, мы проверим это, Питер. Что там Ламли? — поинтересовался Паркер у сержанта.

— Новости из больницы, сэр. Панчеон пришел в себя.

Паркер просмотрел доклад, который ему передал его подчиненный.

— Как мы и ожидали, — сказал он, передавая бумагу Уимзи. — Монджой, очевидно, знал, что за ним следят. Он сделал телефонный звонок на станции метро «Пиккадилли» и начал кружить сломя голову по всему Лондону.

— Именно так банда смогла подготовиться к его встрече.

— Да, обнаружив, что он не может оторваться от Панчеона, он завлек его в музей, привел в укромное место и сбил с ног. Панчеон думает, что его ударили каким-то орудием. Так и было. Он не разговаривал с Монджоем. Фактически, эта бумага не говорит нам ни о чем, его бы мы не знали. За исключением того, что, когда Панчеон увидел Монджоя, тот покупал утренний выпуск «Морнинг стар» у человека, стоящего перед редакцией.

— В самом деле? Это интересно. Хорошо, не спускайте глаз с «Вооружения Йелвертона».

— А ты не спускай глаз с «Пимс». Помни, что нам нужен главарь.

— Он нужен и майору Миллигану. За этим мистером многие охотятся. Ну ладно, до свидания! Если я больше ничем не могу тебе помочь, думаю, я отправлюсь спать. Завтра мне нужно выдать мою схему по «Виффлетс».


— Мне нравится эта схема, мистер Брэдон, — сказал мистер Пим, постукивая пальцами по черновикам, представленным ему. — У нее есть широта. У нее есть дальновидность. Больше, чем что-либо, рекламе нужна широта и дальновидность. Это, конечно, будет стоить дорого, и понадобится некоторая проработка. Например, если все эти купоны будут обменяны на деньги сразу, это повысит стоимость пачки сигарет до цифры, которую не смогут покрыть доходы. Но я думаю, это можно преодолеть.

— Они не будут все обменяны на деньги сразу, — ответил мистер Армстронг. — Если мы достаточно их перемешаем. Людям понадобится время, чтобы собирать купоны и обменивать их. Это даст нам фору. Им придется посмотреть на стоимость вещи как на затраты на рекламу. Для начала нам понадобится шумиха в прессе, а уже после информация будет распространяться сама по себе через небольшие промежутки времени.

— Это все очень хорошо, Армстронг, но мы должны подумать и о себе.

— Все правильно. Мы обо всем договариваемся с отелями и железной дорогой и так далее и назначаем наш тариф или комиссию за работу. Все, что нам остается сделать, — это достичь соответствия, чтобы требования не составили большего, чем ожидаемые ассигнования компании за месяц. Если дело будет иметь потрясающий успех, они достаточно охотно будут увеличивать ассигнования. Другой момент, который нам нужно учесть, — это позаботиться о том, чтобы каждый купон имел более или менее одинаковую действительную стоимость при уплате наличными, чтобы не возникли проблемы с законом о лотереях. Все дело сводится к этому. Какую часть дохода с каждой пачки стоимостью в шиллинг они готовы потратить на рекламу? Надо помнить, что эта акция, при должном проведении, вытеснит все другие марки сигарет с рынка на некоторое время. Значит, мы делаем наши купоны на эту сумму, минус ассигнации на вступительную кампанию в прессе. В настоящее время их ассигнации шестьдесят тысяч и их продажи... У нас есть этот отчет о продажах?

Директора пустились в лабиринт фактов и цифр. Внимание мистера Брэдона рассеялось.

— Затраты на печать... Посмотрите, есть ли у них существенная дистрибуция... Бонус торговцам табачными изделиями... Свободный показ... Отметьте отели в первую очередь... Стоимость новостей... Пускай «Морнинг стар» устроит спектакль... Нет, я знаю, но в этом заключается суть «Поднять всю Британию»... Я могу заполучить «Дженкс»... Сократить накладные расходы на, скажем, Двести фунтов в день... Аэропланы «Паффин», должно быть, обходятся им... шумная реклама на первой полосе и пять свободных купонов... Ну, это уже вопрос деталей...

— В любом случае мы должны что-то делать. — Мистер Армстронг вышел из дискуссии со слегка покрасневшим лицом. — Нет смысла говорить покупателям, что стоимость рекламы должна быть результатом качества товара. Их не волнует это. Все, чего они хотят, — это получить что-нибудь бесплатно. Платить? Да, конечно, они платят в конце, но кто-то же должен платить. Вы не можете раздавать бесплатные подарки с серьезным утверждением по поводу стоимости. Кроме того, если «Виффлетс» потеряют свой рынок, они вскоре потеряют и свое качество, иначе для чего мы здесь?

— Вам нет необходимости объяснять мне это, Армстронг, — сказал мистер Пим. — Понравится это людям или нет, факт заключается в том, что если вы постоянно не увеличиваете продажи, то должны либо потерять свои деньги, либо ухудшить качество. Я надеюсь, вы выучили это к настоящему времени.

— А что происходит, когда увеличиваются продажи до точки насыщения? — поинтересовался мистер Брэдон.

— Вы не должны задавать таких вопросов, Брэдон, — сказал мистер Армстронг изумленно.

— Нет, но, в самом деле, представьте, что вы увеличиваете количество выкуренного каждым мужчиной и женщиной в империи до того момента, когда они должны либо бросить курить, либо умереть от отравления никотином?

— Мы далеки от этого, — ответил мистер Пим серьезно. — Такое вряд ли возможно. Эта схема должна иметь привлекательность для женщин. «Дайте вашим детям морской отдых, куря сигареты «Виффлетс». Что-нибудь в этом роде. Мы хотим, чтобы женщины серьезно стали относиться к курению. Слишком многие из них чересчур серьезно развлекаются этим. Уведите их от этого ароматизированного хлама и посоветуйте им простые сигареты «Вирджиния»...

— На самом деле дешевые папиросы.

— «Виффлетс», — добавил мистер Пим. — Вы можете курить их гораздо больше в день, не убивая себя. И они дешевле. Если мы увеличим курение женщин на пятьсот процентов — будет много возможности для...

Внимание мистера Брэдона снова рассеялось.

— Хорошо, датируйте купоны. Пусть они покрутятся пока три месяца. Это даст нам много подделок, которые можно будет обыграть. И им придется позаботиться о том, чтобы склады с готовой продукцией поддерживали на уровне запасы свежего товара. Кстати, это поднимает вопрос о сбыте...

Мистер Брэдон погрузился в свои мысли.

...но у вас должна быть также хорошая кампания в прессе. Постеры — это, конечно, хорошо и дешево, но если вы действительно хотите что-то сказать людям, вам нужно провести рекламу в прессе. Не обязательно большую, после первой широкой рекламы. Но хорошее короткое и остроумное напоминание неделю за неделей...

— Очень хорошо, мистер Брэдон. — Создатель схемы «Виффлетс», вздрогнув, очнулся от своей дремоты. — Мы предоставим это «Виффлетс». Не могли бы вы позаботиться о том, чтобы сделать несколько копий? А лучше порекомендуйте заняться этим еще нескольким сотрудникам, Армстронг. Например, Инглеби, это вполне в его стиле. И мисс Митейард. Хотелось бы получить что-то уже к концу недели. Скажите мистеру Барроу, чтобы он все отложил в сторону и наметил черновой вариант нескольких действительно ударных демонстраций. — Мистер Пим сделал знак расходиться, а затем, когда его осенила мысль, позвал Брэдона обратно. — Я хочу поговорить с вами, Брэдон. Я почти забыл, Для чего вы здесь на самом деле. Вам удалось продвинуться в этом деле?

— Да. — Рекламная кампания «Виффлетс» моментально отошла на задний план от лорда Питера Уимзи, Умирая на задворках его разума. — Расследование имеет такую важность, что я не вполне уверен, могу ли я довериться вам.

— Что за чепуха? — сказал мистер Пим. — Я — ваш работодатель...

— Нет. Это не вопрос работы. Боюсь, это — полицейское задание.

Во взгляде мистера Пима появилось беспокойство.

— Вы действительно имеете в виду, что те более ранние подозрения, о которых вы упоминали мне, на самом деле подтвердились?

— О да. Но это более крупное дело, нежели я предполагал вначале.

— Я не хочу никакого скандала.

— По возможности, его можно не допустить. Но я не вполне понимаю, как его можно избежать, если дело дойдет до суда.

— Послушайте, Брэдон, — произнес мистер Пим, — мне не нравится ваше поведение. Я назначил вас, чтобы иметь своего в расследовании этого дела. Я признаю, что вы оказались очень полезны в других областях тоже, но вы не являетесь незаменимым. Если вы будете настаивать на том, чтобы выходить за рамки ваших полномочий...

— Вы, конечно, можете уволить меня. Но будет ли это мудро?

Мистер Пим вытер со лба пот.

— Вы можете рассказать мне? — спросил он взволнованно после некоторого молчания. — Ваши подозрения направлены на какое-то определенное лицо? Возможно ли удалить этого человека из нашего коллектива? Вы меня понимаете. Прежде чем разразится скандал — что бы это ни было, я действительно думаю, что я должен об этом знать, — но если мы сможем утверждать, что этот человек больше не сотрудник «Пимс», — это совсем другое дело. Имя фирмы может даже остаться в стороне от этого, не так ли? Доброе имя «Пимс» имеет большое значение для меня, мистер Брэдон...

— Могу заверить вас, — сказал Уимзи, — что несколько дней назад я думал, что я знаю. Но совсем недавно я узнал другие факты, которые предполагают, что первоначально подозреваемый человек мог не быть тем, кем нужно. И пока я не буду знать точно его имя, я Н смогу сообщить его вам. В настоящий момент это может быть кто угодно. Это можете быть даже вы.

— Это возмутительно! — вскричал мистер Пим. — Вы можете забрать свои деньги и уходить.

Уимзи покачал головой:

— Если вы избавитесь от меня, полиция, возможно, захочет поставить кого-либо другого на мое место.

— Если бы здесь была полиция, — ответил мистер Пим, — я, по крайней мере, знал бы, с кем имею дело. Я не знаю о вас ничего, за исключением того, что вас рекомендовала миссис Арбатнот. Мне никогда не нравилась мысль о частном детективе, хотя, конечно, сначала я подумал, что вы были чем-то превосходящим обычного частного детектива. Но оскорбительное высокомерие я не могу, и не буду терпеть. Я немедленно свяжусь со Скотленд-Ярдом, и они, я думаю, потребуют, чтобы вы четко сформулировали, что вы обнаружили.

— Они знают это.

— В самом деле? Вы не кажетесь образцом благоразумия, мистер Брэдон. — Он нажал свой звонок. — Мисс Хартли, свяжитесь, пожалуйста, по телефону со Скотленд-Ярдом и попросите их прислать надежного детектива.

— Хорошо, мистер Пим.

Мисс Хартли танцующей походкой вышла из кабинета. Это доставило ей большое удовольствие. Она всегда говорила, что в мистере Брэдоне было что-то забавное, и теперь он был пойман. Возможно, вымогал Деньги. Девушка набрала коммутатор и попросила соединить ее с Уайтхоллом, номер 1212.

— Одну секунду, — сказал Уимзи, когда дверь за ней закрылась. — Если вам действительно нужен Скотленд-Ярд, попросите мисс Хартли спросить главного инспектора Паркера и скажите, что лорд Питер Уимзи хотел бы поговорить с ним. Тогда он будет знать, по какому делу его беспокоят.

— Вы?.. Почему вы не сказали мне?

— Я думал, что это может вызвать затруднения по поводу моего жалованья и смутить вас. Я взялся за работу, потому что думал, что реклама может быть довольно интересным делом. Так оно и есть, — добавил Уимзи весело, — так оно и есть.

Мистер Пим сообщил коротко мисс Хартли:

— Я отвечу на этот звонок здесь.

Они сидели молча до тех пор, пока не установилось соединение. Мистер Пим спросил главного инспектора Паркера.

— Здесь среди моих служащих есть человек, называющий себя... — Он передал трубку Уимзи. — Они хотят поговорить с вами.

— Привет, Чарльз! Это ты? Ты подтвердил мою репутацию? Хорошо... Нет, никаких проблем, только мистер Пим чувствует, что он должен знать, что все это значит... Мне сказать ему?.. Не мудро?.. Честно говоря, Чарльз, я не думаю, что он — наш человек... Ну, это другой вопрос... Главный инспектор хочет знать, умеете ли вы, мистер Пим, держать язык за зубами?

— Я только хочу, чтобы бог его знает кто смог прикусить свой язык, — простонал мистер Пим.

Уимзи ответил в трубку:

— Я думаю, я рискну, Чарльз. Если кого-нибудь сильно ударят после этого в темноте, это будешь не ты. А я смогу позаботиться о себе. — Он положил трубку и повернулся к мистеру Пиму. — Вот вам горькая правда, — начал он. — Кто-то руководит огромным потоком наркотиков из этого офиса. Есть ли здесь кто-нибудь, у кого гораздо больше денег, чем должно быть, мистер Пим? Мы ищем очень богатого человека. Вы можете помочь нам?

Но мистер Пим уже никому не мог помочь. Он был бел как мел.

— Наркотики?.. Из моего офиса? Что же скажут наши клиенты? Как я встречусь с советом директоров? Огласка...

— Своего рода «реклама Пимс», — заметил лорд Уимзи и засмеялся.


ГЛАВА 17 ПОТОК СЛЕЗ ПЛЕМЯННИКА ПЭРА



Неделя была относительно спокойной. В четверг мистер Джоллоп отдал в печать еще одну новую серию предложений для «Нутракса»: «И снова поцеловал со слезами», «Но слезы и ссора, какими бы поэтичными ни были, почти всегда являются знаком нервного перенапряжения». Маргарин «Зеленые пастбища» понизился в цене, но улучшился в качестве: «Может показаться невозможным усовершенствовать совершенство, но мы сделали это!»; «Сопо» приняли нового рекламного персонажа: «Позвольте Сьюзен Сопо делать грязную работу»; ириски «Томбой» закончили свою крикет-кампанию, устроив огромный показ портретов одиннадцати выдающихся крикетистов, все из которых жевали «Томбой». За прошедшую неделю пять человек ушли в отпуск, а мистер Праут произвел сенсацию, придя на работу в черной рубашке. Мисс Росситер потеряла сумочку, где хранила деньги от бонуса, и получила ее обратно из бюро находок; в женской раздевалке были обнаружены блохи, что повлекло за собой ужасное потрясение, несколько безосновательных обвинений и много недовольства. В комнате машинисток тема блох почти вытеснила на какое-то время пикантную и более любопытную тему посетительницы мистера Толбоя. Из-за неосмотрительности Томпкина, или мальчика за конторкой, или какого-либо другого человека история просочилась в массы.

— И как он делает это на свое жалованье, я не понимаю, — заметила мисс Партон. — Я в самом деле считаю, что это позор. Его жена приятная маленькая женщина, вы помните, мы встречали ее в прошлом году во время приема на открытом воздухе.

— Мужчины все одинаковы, — презрительно сказала мисс Росситер. — Даже наш мистер Толбой. Я говорила вам, Партон, что старый Копли был не настолько виноват в том, другом деле, и теперь, возможно, вы поверите мне. Я хочу сказать, что, если человек совершает один не приличествующий джентльмену поступок, он совершит и другой. А что касается того, что он делает это на свое жалованье, — как насчет тех пятидесяти фунтов в конверте? Довольно очевидно, куда они были направлены.

— Всегда ясно, куда идут деньги, — произнесла мисс Митейард. — Вопрос заключается в том, откуда они приходят?

— Это то, что имел обыкновение говорить мистер Дин, — вставила мисс Росситер. — Вы помните, как он обычно подкалывал мистера Толбоя по поводу его игры на бирже?

— Знаменитая фирма Смита, — сказал мистер Гарретт, — Смит, Смит, Смит, и Смит безграничный.

— Ростовщики, — сказала мисс Росситер. — Вы собираетесь на матч по крикету, мисс Митейард? По моему мнению, мистер Толбой должен отозвать свою кандидатуру и назначить капитаном кого-либо другого. Неудивительно, что люди не хотят играть под его руководством, со всеми этими историями, которые происходят здесь. Вы не чувствуете того же самого, мистер Брэдон?

— Ни капельки, — ответил мистер Брэдон. — При условии, что человек может исполнять обязанности капитана, мне все равно, имеет ли он столько же жен, сколько и Соломон, и является ли фальсификаторов или жуликом в сделках. А что это значит для вас, милая леди?

— Это имеет значение для меня, — проговори мисс Росситер.

— Как это по-женски, — печально сказал мистер Брэдон. — Она позволяет личной составляющей проникать в бизнес.

— Директора — последние люди, кто слышит что-либо о своих сотрудниках. Иначе, — добавила мисс Митейард, — они не смогли бы стоять на задних лапках за праздничным обедом для служащих и выкрикивать речи о том, что все мы одна счастливая семья.

— Семейные ссоры, семейные ссоры. — Мистер Инглеби махнул рукой. — Маленькие дети, любите друг друга и не суйте всюду свои маленькие носики. Что для вас значит банковское сальдо Гекубы или ваше для Гекубы?

— Банковское сальдо? О, вы имеете в виду Толбоя. Ну, я ничего не знаю, за исключением того, что обычно говорил маленький Дин.

— А как маленький Дин узнал так много об этом?

— Он трудился в кабинете мистера Толбоя в течение нескольких недель. Знакомился с работой другого отдела, как это называют. Я думаю, очень скоро вами будут помыкать, мистер Брэдон. Вы должны обратить внимание на ваши «Пи» и «Кью» в печати. Мистер Трейл — настоящая мегера. Даже не разрешает сделать глоток кофе.

— Я буду приходить к вам за этим.

— Они не отпустят мистера Брэдона из этого отдела ни на минуту, — предположила мисс Митейард. — Они все на седьмом небе от его удачного предложения с «Виффлетс». Все всегда надеялись, что Дин добьется больших успехов где-либо еще. Он был как интересная Книга — которую любишь так сильно, что всегда стремишься дать на время кому-нибудь еще.

— Какая вы беспощадная женщина, — заметил Инглеби, хладнокровно развеселившись. — Такие высказывания приобретают дурную славу университетской женщине. — Он посмотрел на Уиллиса, который заметил:

— Это не жестокость. Это факт, за этим нет никакой враждебности. Вы все такие же.

— Вы согласны с Шоу, который утверждал, что, когда бы вы ни били своего ребенка, будьте уверены, что вы делаете это в гневе.

— Шоу — ирландец, — произнес Брэдон.

— Это так, — ответил Уиллис. — Это ужасно, жестоко, бессодержательно... — Он сделал беспомощный жест рукой.

— Вы имеете в виду лицо Брэдона? — шаловливо предложил Инглеби.

— Холодно-правильное, превосходно невыразительное, — сказал Брэдон, краем глаза глядя в зеркало мисс Росситер. — Странно, подумать только, что вся рекламная кампания «Виффлетс» кипит и расцветает за этим чистым лицом цвета слоновой кости.

— Смешанная метафора, — заметила мисс Митейард. — Котелки кипят, растения расцветают.

— Конечно, это цветок риторики, сорванный на огороде.

— Совершенно бесполезно, мисс Митейард, — вставил Инглеби. — Вы можете точно так же спорить с угрем.

— Говоря об угрях, — сказала мисс Митейард, вставая с места, — что случилось с мисс Хартли?

— Почему вы спрашиваете?

— Она пришла на днях сообщить миру, что полиция собирается арестовать кое-кого.

— Что? — спросил Уиллис.

— Вы хотите сказать, кого?

— Да, кого?

— Брэдона.

— Мистера Брэдона? — переспросила мисс Росситер. — Интересно, что будет дальше.

— Вы хотите сказать, за что? Почему люди не говорят то, что имеют в виду?

Мисс Росситер повернулась на своем стуле и посмотрела на слегка подрагивающий рот мистера Брэдона.

— Это забавно, — проговорила она. — Вы знаете, мистер Брэдон, мы промолчали, но Партон и я видели, как рас действительно арестовывали однажды вечером на площади Пиккадилли.

— В самом деле?

— Это были не вы, конечно.

— Да, это был не я. Однако не унывайте, это еще может случиться. Только я предполагаю, что Пимс не держит свои миллионы в офисном сейфе.

— И не в зарегистрированных конвертах, — добавила мисс Митейард мимоходом.

— Не говорите, что они охотятся за нашим мистером Копли!

— Надеюсь, что нет. Хлеб и тюремная баланда совсем не подойдут ему.

— Но за что был бы арестован Брэдон?

— Праздношатание, возможно, — произнес мягкий голос в дверном проеме.

Мистер Хэнкин высунул свою голову из-за угла и саркастически улыбнулся:

— Простите, что прерываю вас, но если мистер Брэдон мог бы оказать любезность уделить мне внимание на тему «Чаев Твентимэнс»...

— Прошу прощения, сэр, — ответил мистер Брэдон, и вышел из комнаты.

Мисс Росситер покачала головой:

— Запомните мои слова, существует какая-то тайна вокруг мистера Брэдона.

— Он очарователен, — возразила мисс Партон сердечно.

— О да, Брэдон — отличный парень, — сказал Инглеби.

Мисс Митейард ничего не добавила. Она пошла в исполнительский отдел и взяла находящийся в обращении том «Кто есть кто». Провела своим пальцем по списку фамилий на букву «У», пока не дошла до статьи, начинающейся: «Уимзи, Питер Дэс Брэдон (лорд), родился в 1890; второй сын Мортимера Джеральда Брэдона Уимзи, 15-го герцога Денверского, и Онории Лукас -ты, дочери Фрэнсиса Делагарди из Беллингхэд-Мэнор, Бакс. Образование «Итонский колледж и колледж Бэллиол[16]».

— Вот так, значит, — сказала себе мисс Митейард. — Я так и думала. А что теперь? Делает ли кто-нибудь что-либо? Думаю, нет. Лучше об этом пока помолчать. Но не повредит зондировать почву насчет другой работы. Каждый должен сам о себе заботиться.


Мистер Брэдон, не зная о том, что его обман раскрыт, весьма поверхностно обдумывал интересы «Чаев Твентимэнс». Он кротко принял инструкции подготовить плакат с двумя лозунгами более богатой палитры с меньшим количеством ложек и мягкий укор по поводу того, что он теряет время в комнате машинисток. Его мысли были на Олд-Брод-стрит.

— Вы играете в составе нашей команды в субботу, я думаю, — добавил мистер Хэнкин в заключение разговора.

— Да.

— Я надеюсь, нам повезет с погодой. Вы играли в первоклассном крикете?

— Очень давно.

— Уверен, вы сможете показать им немного стиля, — сказал радостно мистер Хэнкин. — Стиль — его так редко можно увидеть в наши дни. Боюсь, вы сочтете нас командой, собранной наспех, и по разным причинам некоторые из наших лучших игроков, кажется, не могут участвовать в этом матче. Жаль. Но вы найдете мистера Толбоя очень способным. Отличный разносторонний человек и довольно хороший игрок на поле.

Мистер Брэдон заметил, что чрезвычайно редко уделяется подобное внимание играм на открытом воздухе.

— Мистер Толбой хорош во всех играх; жаль, что он не может уделять им больше времени. Лично я хотел бы видеть больше организации спортивной стороны нашей общественной жизни здесь. Но мистер Пим считает, что это, возможно, слишком всепоглощающе, и, осмелюсь сказать, он прав. Тем не менее я не могу не чувствовать, что улучшение командного духа принесет пользу нашему офису. Я не знаю, заметили ли вы, как вновь прибывший, определенную напряженность время от времени...

Брэдон признал, что он заметил нечто подобное.

— Понимаете, мистер Брэдон, — произнес Хэнкин несколько тоскливо, — иногда трудно директорам почувствовать истинную атмосферу в офисе. Вы, сотрудники, держите нас как будто на расстоянии, не так ли? Этому никак не поможешь, естественно, но мне иногда кажется, что есть какие-то подводные течения...

«Очевидно, — подумал Брэдон, — мистер Хэнкин догадывается, что что-то должно вот-вот случиться». Он неожиданно испытал жалость к этому человеку. Его глаза блуждали по полоске постера, напечатанного яркими красками и прикрепленного канцелярскими кнопками к доске объявлений:

«ВСЕ ВЕЗДЕ ВСЕГДА СОГЛАСНЫ ПО ПОВОДУ ВКУСА И ПОЛЬЗЫ «ЧАЕВ ТВЕНТИМЭНС».

Несомненно, согласие по какому-либо вопросу было столь редким в неуживчивом мире, что фантастические объявления рекламных агентов доказывали это особенно сильно и так абсурдно. В действительности не было согласия ни по таким тривиальностям, как чай, и по более важным вопросам. В этом месте, где с утра до вечера коллектив численностью более сотни человек воспевал хвалу бережливости, добродетели, гармонии, нормальному пищеварению и домашнему довольству духовная атмосфера была оглушена финансовой бурей интригой, разногласием, несварением желудка и супружеской неверностью. И более худшими вещами: убийством оптом и в розницу души и тела, убийством при помощи оружия и отравлением. Эти вещи не рекламировались, а если и рекламировались, они назывались иными именами.

Брэдон ответил что-то неопределенное мистеру Хэнкину.


Питер Уимзи в час дня вышел из офиса и взял такси в сторону Сити. Ему неожиданно захотелось посетить биржевого маклера мистера Толбоя. В двадцать минут второго Уимзи стоял на тротуаре Олд-Брод-стрит, и его кровь бурлила от возбуждения, которое всегда сопутствует расследованию. Биржевой маклер мистера Толбоя занимал маленькую табачную лавку, название которой было не «Смит», а «Каммингс».

«Подложный адрес, — заметил лорд. — Очень необычно для биржевого маклера. Давайте прощупаем это дело глубже».

Он вошел в магазин, который был узким, замкнутым и очень темным помещением. Пожилой мужчина выступил вперед, чтобы обслужить его. Уимзи сразу перешел к делу:

— Могу я видеть мистера Смита?

— Мистер Смит не работает здесь.

— Тогда, возможно, вы могли бы любезно позволить мне оставить для него записку.

Пожилой человек ударил рукой по прилавку.

— Если я сказал это один раз, я сказал это пятьсот раз, — раздраженно проговорил он. — Здесь нет никакого мистера Смита и никогда не было, насколько мне известно. И если вы — тот джентльмен, который адресует сюда свои письма, я был бы рад, если бы вы забрали их обратно. Меня тошнит от этих конвертов, и я устал от того, чтобы передавать их обратно почтальону.

— Послушайте, я не знаю мистера Смита лично, но меня попросил друг оставить для него сообщение.

— Тогда скажите вашему другу то, что я говорю. Нет никакого смысла в том, чтобы направлять письма на этот адрес. Какие бы то ни было. И когда бы то ни было. Люди, похоже, думают, что мне больше нечего делать, кроме как относить письма почтальонам. Если бы я не был честным человеком, я бы сжигал их пачками. Это то, что я буду делать. Сжигать их. И я буду это делать, если это будет продолжаться. Вы можете передать это своему другу от меня.

— Я очень сожалею, — сказал Уимзи. — Здесь, похоже, какая-то ошибка.

— Ошибка? — спросил мистер Каммингс сердито. — Я не думаю, что это ошибка. Это чья-то грубая шутка, вот что это. И я сыт ею по горло, я могу вам это сказать.

— Если это так, — добавил Уимзи, — значит, я — ее жертва. Меня сбили с толку, попросив доставить сообщение кому-то, кто не существует. Я поговорю со своим другом об этом.

— Я бы так и поступил на вашем месте, — ответил мистер Каммингс. — Глупая, дурацкая шутка. Предложите своему другу самому прийти сюда, вот и все. Я знаю, что сказать ему.

— Это хорошая мысль, — заметил Уимзи. — Вы и отчитаете его.

— Можете на меня положиться, сэр. — Мистер Каммингс, выразив возмущение, казался немного успокоенным. — Если появится ваш друг, как он представится, сэр?

Уимзи, который уже собирался выйти из магазина, резко остановился. У мистера Каммингса, как он заметил за очками, была пара очень острых глаз. Его осенило.

— Послушайте, — начал он, конфиденциально склоняясь над прилавком. — Моего друга зовут Миллиган. Это для вас что-нибудь значит? Он просил меня прийти к вам и забрать кое-что. Понимаете, что я имею в виду?

Яркая вспышка в глазах мистера Каммингса все сказала Уимзи, лучше всяких слов.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, — произнес мистер Каммингс. — Я никогда не слышал о мистере Миллигане и не желаю ничего знать. И я не намерен слушать вашу болтовню и дальше.

— Простите, старина. Простите, — сказал Уимзи.

— И, кроме того, — добавил Каммингс, — мне вы не нужны. Понятно?

— Понятно, — сказал Уимзи. — Доброго вам дня.

«Мой приход и слова взбудоражили его, — подумал он. — Теперь нужно действовать дальше, как можно быстрее. Я думаю, следующим правильным ходом будет Сент-Мартинз-ле-Гранд».

Главное управление Скотленд-Ярда энергично принялось за дальнейшее расследование. Почтальоны, приносившие письма на Олд-Брод-стрит, были найдены и допрошены. Оказалось правдой, что они часто доставляли письма на имя мистера Смита в магазин мистера Каммингса и что эти письма возвращались обратно на почту в службу возвращенной корреспонденции с пометкой «Не известен».

Уимзи позвонил в «Пимс», объяснил, что он задержится, и направился в службу возвращенной корреспонденции. Там он обнаружил служащего, который рассказал ему об этих письмах:

— Письма для мистера Смита приходили регулярно каждую неделю и никогда не возвращались отправителю обычным путем. Почему? Потому что на них не было имени отправителя. Фактически, в них никогда не содержалось ничего, кроме чистого листа бумаги.

— Есть ли у вас письмо от прошлого четверга? — спросил Уимзи.

— Нет, оно было распечатано и уничтожено, — ответил служащий почты.

Затем Питер поинтересовался, не могли бы на почте сохранить следующее послание и отправить его ему. Получив утвердительный ответ, поблагодарил служащего и пошел своей дорогой, размышляя.

Выйдя из офиса в 17.30, он пошел по Саусхэмптон-роу к Теобалд-роуд. На углу улицы он увидел продавца газет и купил «Ивнинг комет». Уимзи поспешно и невнимательно просмотрел колонку новостей. Короткое сообщение в разделе светской хроники привлекло его внимание:

«ЧЕЛОВЕК УБИТ НА ПЛОЩАДИ ПИКАДИЛЛИ

В три часа дня тяжелый грузовик заехал на тротуар на площади Пиккадилли, смертельно ранив майора Тода Миллигана, хорошо известного человека, который стоял на обочине».

«Они быстро работают, — подумал Уимзи с содроганием. — Почему, ради всего святого, я еще на свободе и не покалеченный?»

Питер проклял собственное безрассудство. Он выдал себя Каммингсу, он пришел в магазин без маскировки; теперь они знают, кто он такой. Они, должно быть, следили за ним, когда он шел к главпочтамту и к «Пимс». Возможно, они следят и сейчас. Выглянув за край газеты, Уимзи бросил быстрый взгляд на многолюдную улицу и выругался. Любой из этих праздношатающихся людей мог быть тем самым человеком. Абсурдные и романтические планы пронеслись у него в голове. Он завлечет убийц в какое-нибудь уединенное Место, такое как станция метро «Блэкфрайарз» или ступени под «Иглой Клеопатры»[17] и убьет их своими руками. Затем позвонит в Скотленд-Ярд и вызовет полицейских. После приезда детективов поедет на такси прямо в свою собственную квартиру, забаррикадируется там, и будет ждать — чего? Пневматических ружей?.. Находясь в растерянности от проносившихся мыслей, Уимзи неожиданно заметил знакомую фигуру — главного инспектора Скотленд-Ярда, собственной персоной, очевидно, направляющегося домой с продуктовой сумкой в одной руке и атташе-кейсом в другой.

Он опустил газету и сказал:

— Привет!

Паркер остановился.

— Привет! — ответил он с некоторым сомнением в голосе. Чарльз был явно не совсем уверен, приветствовал ли его лорд Питер Уимзи или мистер Дэс Брэдон. Уимзи шагнул вперед и взял у него сумку с продуктами.

— Неожиданная встреча. Ты приходишь очень осмотрительно по наитию, чтобы предотвратить меня от убийства. Что это, лобстер?

— Нет, калкан, — ответил Паркер спокойно.

— Я пойду с тобой, я сильно проголодался. Они вряд ли нападут на нас обоих. Я сглупил и выдал замысел, поэтому мы можем не скрывать наших отношений и веселиться по этому поводу.

— Хорошо. Я хотел бы почувствовать себя веселым.

— Что случилось? Почему так рано домой?

— Сыт по горло. В «Вооружении Йелвертона», боюсь, произошел провал.

— Вы устроили там облаву?

— Еще нет. Ничего не случилось утром, но во время толкотни в обеденное время Ламли видел, как мужчина, который выглядел как коммивояжер, что-то передал в руки другому человеку. Полицейские остановили этого человека и обыскали, но они нашли только какие-то бланки для пари. Возможно, что ничего не случится до вечера. Если ничего не всплывет, я прикажу обыскать заведение перед его закрытием. Я решил лично присутствовать при обыске, а сейчас подумал, что успею заскочить домой на ранний ужин.

— Правильно. А по дороге я смогу рассказать тебе одну историю, — сказал Уимзи.

Так они дошли до Грейт-Ормонд-стрит.

— Каммингс? — поинтересовался Паркер, когда Уимзи закончил свой рассказ. — Я ничего не знаю о нем. Ноты говоришь, что ему известно имя Миллигана?

— Конечно. А вот доказательство этого. — Питер показал Паркеру заметку из светской хроники.

— Но этот парень, Толбой, — он та птица, за которой ты охотишься?

— Откровенно говоря, Чарльз, я не знаю. Я не могу воспринимать его как важную персону во всем этом деле. Если бы он был ею, он был бы слишком состоятельным, чтобы попасть в затруднения с дешевой любовницей. И его деньги не приходили бы к нему пятидесятифунтовыми взносами. Но здесь есть какая-то связь. Она должна быть.

— Возможно, он только маленькая статья в их балансе.

— Возможно. Но я не могу отделаться от слов Миллигана. Согласно его информации, всей операцией руководят из «Пимс».

— Вероятно. И Толбой может быть только исполнителем. А сам Пим, он довольно богат, не так ли?

— Я не думаю, что это Пим. Больше похоже на то, что Армстронг или даже тихий маленький Хэнки. Конечно, то, что Пим пригласил меня в агентство, могло быть чистым предлогом, но я почему-то не думаю, что он обладает такого рода умом. Это излишне, если только Пим не хотел выяснить через меня, как много Виктор Дин знал на самом деле. В этом случае он преуспел, — добавил Уимзи с сожалением. — Но я не могу поверить, что человек может быть таким дураком, чтобы поставить себя в зависимость от своего персонала. Посмотри на возможности шантажа! Двенадцать лет каторжных работ — чудесное развлечение, чтобы влиять на человека. Тем не менее — шантаж. В рекламном агентстве кого-то шантажировали, это почти наверняка. Но Пим не мог убить Дина, хотя бы потому, что в это время он был на конференции. Нет, я думаю, мы должны оправдать Пима.

— Что я не вполне понимаю, — вмешалась в разговор леди Мэри, — так это почему Пима впутали в эту историю. Кто-то в «Пимс» — это одно дело, но если ты, Питер, говоришь, что операцией руководят из «Пимс», — это предполагает нечто совершенно другое — для меня, во всяком случае. Для меня это означает, что они использовали агентство Пима для чего-то. Вам так не кажется?

— Ну да, — согласился ее муж. — Но как? И почему? Что у рекламы может быть общего с этим? Преступление не нуждается в рекламе, совсем наоборот.

— Я не знаю, — неожиданно мягко произнес Уимзи. — Я не уверен. — Его нос дернулся, как у кролика. — Только сегодня утром Пим говорил мне, что для того, чтобы обратиться к наибольшему количеству людей по всей стране в кратчайший промежуток времени, нет ничего лучше, чем кампания в прессе. Подожди секунду, Мэри, я не утверждаю, что ты не сказала чего-то полезного и важного.

— Все, что я говорю, — полезное и важное. Подумай об этом, пока я схожу и расскажу миссис Ганнер, как готовить калкана.

— Самое забавное во всем этом то, что ей, кажется, нравится учить миссис Ганнер, как готовить калкана, — заметил Паркер, как только Мэри скрылась за дверью. — Мы вполне могли бы позволить себе иметь больше слуг...

— Мой дорогой старина, — сказал Уимзи. — Слуги — это дьявол. Я не считаю своего слугу Бантера, потому что он — исключение, но для Мэри это удовольствие — вышвырнуть всю компанию из дома посреди ночи. Не беспокойся. Когда ей понадобятся слуги, она попросит о них.

— Признаю, — произнес Паркер, — я сам буду рад, когда дети станут достаточно большими, чтобы обходиться без постоянно проживающей няньки. Но послушай, Питер, мне кажется, что тебе самому может понадобиться няня, если ты хочешь избежать несчастных случаев.

— В том-то и дело. Вот он я. Почему? За кого они меня принимают? Что-нибудь необычайно ужасное?

Паркер медленно подкрался к окну и осторожно выглянул в щель между занавесками.

— По-моему, он там. Молодой человек с отталкивающей внешностью в клетчатой фуражке, играет в Йо-йо на тротуаре с противоположной стороны улицы. Кстати сказать, играет чертовски хорошо, вокруг него собралась толпа восхищенных детей. Какое великолепное оправдание праздношатанию. Я должен сказать Мэри, чтобы она присматривала за ним. Ты бы лучше переночевал здесь, старина.

— Спасибо. Думаю, я так и сделаю.

— И не ходи завтра в офис.

— Я должен пойти туда в любом случае. Я участвую в Матче по крикету против «Брозерхуд».

— Черт бы побрал этот матч в крикет. Хотя я не знаю. При условии, что хороший игрок не собьет тебя с ног быстрым мячом, это может быть так же безопасно, как и что-либо другое. Как ты будешь добираться до Ромфорда?

— На офисном автобусе.

— Хорошо. Я провожу тебя до места отправления.

Уимзи кивнул. Больше ничего не было сказано о наркотиках или опасности до тех пор, пока ужин не был закончен и Паркер не отправился в «Вооружение Йелвертона». Проводив зятя, Питер взял календарь, телефонный справочник, копию официального отчета по поводу тома, найденного в квартире Монджоя, блокнот и карандаш и растянулся на диване с трубкой.

— Ты не будешь возражать, не так ли, сестра? Я хочу поразмышлять.

Леди Мэри обронила поцелуй на макушку его головы.

— Поразмышляй, братец. Я не буду беспокоить тебя. Я собираюсь наверх, в детскую. Если зазвонит телефон, имей в виду, это таинственный вызов в склад у реки или ложный вызов в Скотленд-Ярд.

— Хорошо.

— А если услышишь звонок в дверь, остерегайся замаскированного инспектора по газу и одетого в штатское полицейского без удостоверения. Я вряд ли должна предупреждать тебя по поводу золотоволосой девушки в печали, узкоглазого китайца или прославленного седовласого мужчины, носящего ленту некоего иностранного ордена.

Уимзи уже ее не слышал, он размышлял.

Питер достал из своей записной книжки бумагу, которую забрал несколько недель назад со стола Виктора Дина, и сравнил даты с календарем. Это все были вторники. После некоторого раздумья Питер добавил дату вторника на предыдущей неделе, день, когда мисс Вавасур пришла в офис, и Толбой позаимствовал его ручку, чтобы адресовать письмо на Олд-Брод-стрит. К этой дате он прибавил начальное «Т». Затем он вспомнил, что пришел в «Пимс» во вторник и что Толбой заходил в комнату машинисток за печатью. Мисс Росситер прочитала вслух имя его адресата... Какая была первая буква? «К», конечно. Он записал и это тоже. Затем, с довольно большим колебанием, Уимзи посмотрел дату предшествующего вторника — историческое приключение мистера Панчеона в «Белом лебеде» и записал — «Б».

Пока все шло хорошо. Но от «К» до «Т» девять букв, а девять недель еще не прошло. И «Б» не должна стоять между «К» и «Т». Каково было правило, определяющее последовательность букв? Он затянулся трубкой и погрузился в задумчивость, которая была почти сигарной галлюцинацией, до тех пор, пока не был разбужен очень отчетливым звуком колокольчиков и ссорой этажом выше. Теперь дверь отворилась и появилась его сестра, довольно раскрасневшаяся.

— Я прошу прощения, Питер. Ты слышал ссору? Твой юный тезка скандалит. Он услышал голос дяди Питера и отказался оставаться в постели. Он хочет спуститься вниз и увидеться с тобой.

— Очень лестно, — сказал Уимзи.

— Но очень утомительно, — добавила Мэри. — Я терпеть не могу дисциплинировать людей. Почему он не должен увидеть своею дядю? Почему дядя должен быть занят скучным детективным расследованием, когда его племянник настолько интереснее?

— Именно так, — ответил Уимзи. — Я тоже часто задавал себе тот же самый вопрос. Я полагаю, ты ожесточила свое сердце.

— Я пошла на компромисс. Я сказала, что если он будет хорошим мальчиком и вернется в постель, дядя Питер поднимется наверх, чтобы пожелать ему спокойной ночи.

— И он вел себя как хороший мальчик?

— Да. То есть он сейчас в постели. По крайней мере, до того момента, когда я пошла вниз.

— Славно, тогда я буду хорошим дядей.

Питер Уимзи поспешно поднялся по ступеням и обнаружил своего трехлетнего племянника, сидящего в постели. Ребенок громко кричал, его одеяло было отброшено.

— Привет, — произнес Уимзи и мило улыбнулся. Стало тихо.

— Что это значит? — Уимзи укоризненно тронул пальцем след большой, катящейся вниз капли. — Слезы? Напрасные слезы? Эх ты, великий шотландец!

— Дядя Питер! У меня есть нэроплан. — Мальчуган яростно тянул за рукав своего дядю. — Посмотри на мой нэроплан, дядя! Нэроплан, нэроплан!

— Прошу прощения, старина, — сказал Уимзи, — а это замечательный аэроплан? Он летает? Эй, тебе не нужно вставать и показывать мне его сейчас. Я верю тебе на слово.

— Мама может делать так, чтобы он летал. И научила меня.

Аэроплан совершил аккуратную посадку на комод. Уимзи посмотрел на него отсутствующим взглядом.

— Дядя Питер!

— Да, малыш, он великолепен. Послушай, ты хотел бы иметь скоростную лодку?

— Как это? Какую лодку?

— Лодку, которая будет бегать по воде — чавк, чавк — вот так.

— Она приплывет в мой дом?

— Да, конечно. Она будет ходить под парусом как раз через круглый пруд.

Маленький Питер задумался.

— Могу я иметь ее у себя в доме?

— Конечно, если мама разрешит.

— Я хочу лодку в доме.

— У тебя она будет, старичок.

— Когда, сейчас?

— Завтра.

— Правда, завтра?

— Да, обещаю. Скажи «спасибо, дядя Питер».

— Пасиба, дядя Питер. А скоро будет завтра?

— Да, если ты сейчас ляжешь и будешь спать.

Маленький Питер, будучи ребенком с практическим мышлением, тут же закрыл глаза и нырнул под одеяло. Послышался голос леди Мэри, которая слышала весь разговор брата с ее сынишкой:

— В самом деле, Питер, ты не должен подкупать его для того, чтобы он спал. А как же моя дисциплина?

— Будь проклята дисциплина, — сказал Питер у двери.

— Дядя!

— Спокойной ночи!

— Уже завтра?

— Еще нет. Спи. Завтра не может наступить, пока ты не поспал.

— Почему нет?

— Это одно из правил.

— О! Я теперь заснул, дядя Питер.

— Хорошо. Продолжай в том же духе.

Уимзи вытащил сестру за собой и закрыл дверь детской.

— Мэри, я больше никогда не скажу, что дети — это неудобство.

— Что случилось? Я вижу, тебя просто распирает от чего-то.

— Я нашел! Слезы, напрасные слезы. Этот ребенок заслуживает пятидесяти скоростных лодок, как награду за свой крик.

— О, дорогой!

— Я не должен говорить ему это, однако это так. Идем вниз, и я покажу тебе кое-что.

Они вернулись в гостиную, Питер взял свой список Дат и указал на них карандашом.

— Видишь дату? Это вторник перед пятницей, в которую кокаин передали в «Белом лебеде». В этот вторник заголовок «Нутракса» был окончательно сдан в печать для выхода в следующую пятницу. И каков же был заголовок?

— Я не имею ни малейшего понятия. Я никогда не читаю рекламные объявления.

— У тебя, должно быть, была асфиксия при родах. Заголовок был «Благоразумно ли винить женщину?». И заметь, он начинается с «Б». «Белый лебедь» тоже начинается с «Б». Понятно это?

— Думаю, да. Это кажется вполне простым.

— Именно. Далее, в этот день заголовок «Нутракса» был «Только слезы, напрасные слезы» — цитата из стихотворения.

— Я слежу за ходом твоей мысли.

— Это дата, в которую заголовок был передан в прессу, ты понимаешь.

— Да.

— Также вторник.

— Я поняла это.

— В тот же самый вторник мистер Толбой, который является руководителем группы по «Нутраксу», написал письмо, адресованное «Т. Смиту, эсквайру». Это тебе понятно?

— Да.

— Очень хорошо.

— Это рекламное объявление появилось в пятницу

— Ты пытаешься объяснить мне, что все эти объявления были переданы в газету во вторник и все появились в пятницу?

— Точно.

— Тогда почему бы просто не сказать это, вместо того чтобы постоянно повторяться?

— Хорошо. Но теперь подумай. Мистер Толбой имеет обыкновение посылать письма во вторник, адресованные мистеру Смиту, который, кстати, не существует.

— Я знаю. Ты рассказал нам об этом. Мистер Т. Смит — это мистер Каммингс. Только мистер Каммингс отрицает это.

— Он отрицает это, да. Но дело в том, что этот мистер Смит не всегда мистер Т. Смит. Иногда он другой мистер Смит. Но в день, когда заголовок «Нутракса» начинался на букву «Т», мистер Смит был мистер Т. Смит.

— А какой разновидностью мистера Смита он был в день, когда заголовок «Нутракса» начинался на букву «Б»?

— К сожалению, этого я не знаю. Но я могу предположить, что он был мистер Б. Смит. Во всяком случае, в день, когда я пришел в «Пимс», заголовок «Нутракса» был «Котенок-малыш». В тот день мистер Смит...

— Стоп! Я могу предположить, как звали его тогда. Он был мистер К. Смит.

— Да. Возможно, Кеннет, или Киркпатрик, или Килларни. Килларни Смит было бы замечательное имя.

— А был ли кокаин распределен в следующую пятницу из «Королевской головы»?

— Даю голову на отсечение, так и было. Что ты думаешь об этом?

— Я думаю, что нужно собрать как можно больше доказательств по этому делу. У тебя, похоже, нет примера, где ты можешь указать изначально на заголовок и паб вместе.

— Это действительно слабое место, — признался Уимзи. — Но послушай. Вторник, который я теперь записываю, — это день, когда произошла крупная ссора с «Нутраксом», и заголовок был изменен в последний момент в четверг вечером. В пятницу той недели что-то пошло не так с поставкой наркотика майору Миллигану. Он так и не нашелся.

— Питер, я действительно верю, что ты ухватился за что-то.

— В самом деле, Мэри? Да, и я тоже. Но я не уверен, будет ли это звучать правдоподобно для кого-либо, кроме меня. И послушай! Я помню еще один день. — Уимзи начал смеяться. — Я забыл, что это за дата, но заголовок был просто пустая строка с восклицательным знаком, и Толбой был ужасно раздражен по этому поводу. Интересно, что они делали в ту неделю. Я думаю, они взяли первую букву подзаголовка. Вот так трюк!

— Но как это работает, Питер?

— Я не знаю деталей, но думаю, это происходит следующим образом. Во вторник, как только решено по поводу заголовка, Толбой отправляет конверт в магазин Каммингса, адресованный А. Смиту, эсквайру или Б. Смиту, эсквайру, в соответствии с первой буквой заголовка. Каммингс смотрит на него, фыркает и вручает обратно почтальону. Затем он информирует главного распределяющего агента или агентов. Я не знаю как. Возможно, он тоже рекламирует, потому что главная мысль этой схемы, насколько я ее понимаю, — иметь как можно меньше контакта между различными агентами. Наркотик подвозят в четверг, а агент встречает его и упаковывает как бикарбонат соды или что-то столь же безобидное. Затем он берет лондонский телефонный справочник и смотрит следующий паб в списке, чье название начинается на букву, о которой Каммингс предупредил его. Как только паб открывается в пятницу утром, он там. Розничные агенты, если мы можем так назвать их, тем временем прочитали «Морнинг стар» и ознакомились с телефонным справочником. Они спешат в паб и там получают пакеты. Покойный мистер Монджой, должно быть, был одним из этих господ.

— А как оптовый торговец узнает розничного?

— Должен быть какой-то код, и наш раненый друг Гектор Панчеон, который, кстати, работает в «Морнинг стар», должно быть, назвал кодовое слово случайно. Мы должны спросить его об этом. Монджой свободно прогуливался по Флит-стрит в предрассветные часы пятницы со свежим номером «Морнинг стар» в кармане. Следовательно, он старался зачем-то как можно раньше приобрести очередной экземпляр газеты. Он, должно быть, дал кодовый сигнал, чем бы это ни было; Панчеон может помнить об этом. После этого он, наверное, распределил свою поставку по маленьким пакетикам (учитывая его запасы сигаретной бумаги) и продолжил распределение по своему вкусу и прихоти. Конечно, есть много вещей, которых мы еще не знаем. Как совершаются платежи, например. У Панчеона не спрашивали денег. Толбой, похоже, получает свою особую долю в банкнотах. Но это деталь. Оригинальность изобретения заключается в том, что вещество никогда не распространяется из одного и того же места. Неудивительно, что у Чарльза были с этим проблемы. Кстати, я отправил его не в то место сегодня вечером, бедняга. Как он, должно быть, проклинает меня!

Мистер Паркер ругался довольно основательно после своего возвращения.

— Это всецело моя вина, — признался Уимзи. — Я послал вас в «Вооружение Йелвертона», а вы должны были быть сегодня в «Анкере» или «Антилопе». Но мы отложим это до следующей недели, если проживем так Долго.

— Если, — сказал Паркер серьезно, — мы проживем так долго.


ГЛАВА 18НЕОЖИДАННЫЙ РЕЗУЛЬТАТ МАТЧА ПО КРИКЕТУ


Компания из «Пимс» заполнила большой автобус; в дополнение к ним многие приехали на своих собственных «остинах»[18]. Матч должен был начаться в десять часов утра, и мистер Пим хотел, чтобы ему было уделено должное внимание. Некоторые сотрудники агентства остались доделывать дела в офисе субботним утром, и, ожидалось, что большинство из них прибудет в Ромфорд дневным поездом. Мистер Брэдон, в сопровождении леди Мэри и главного инспектора Паркера, был одним из последних, кто втиснулся в автобус.

Фирма «Брозерхуд» пыталась создать идеальные условия для своих сотрудников и верила в правильность такого подхода к работе. Руководство компании считало это своим долгом во имя практического христианства; в дополнение к определенным действиям данная тактика отражалась в их рекламной литературе, что являлось грозным оружием против профсоюзов. Конечно, фирма «Брозерхуд» не возражала против профсоюзов, как таковых. Она просто обнаружила, что люди, которые удовлетворены заработком и накормлены, сообразно складу ума, не склонны к совместным действиям любого свойства — факт, который объясняет ослиную покорность плательщика подоходного налога.

В компании «Брозерхуд», поощрявшей различные зрелищные мероприятия, организованные игры имели большое значение. Над палаткой, выходящей на просторное поле для крикета, роскошно развевался темно-красный флаг, на котором было вышито рукопожатие — торговая марка «Брозерхуд». Та же самая эмблема украшала темно-красные блейзеры и кепки одиннадцати крикетистов «Брозерхуд».

По контрасту крикетисты из агентства Пима выглядели жалкой пародией на рекламу самих себя. Мистер Брэдон являл собой яркое пятно на пейзаже: его фланелевые брюки были обычными, зато его бэллиолский блейзер, хотя и старый, нес в себе дух аутентичности. Мистер Инглеби тоже выглядел надлежащим образом, хотя его одежда была чуточку потрепанная. Мистер Джэнкин словно только что вышел из прачечной — на нем был превосходно выстиранный и выглаженный костюм; несколько портила общий вид игрока его коричневая фетровая шляпа. Спортивный костюм мистера Толбоя, безукоризненный во всех аспектах, имел достойную сожаления тенденцию расходиться на талии, за что, несомненно, нес ответственность его портной. Одежда остальных рекламщиков варьировалась в различных комбинациях: белые фланелевые брюки с коричневыми туфлями, белые туфли с яркими рубашками, твидовые пиджаки с белыми льняными шляпами. Но всех перещеголял мистер Миллер, который считал ниже своего достоинства беспокоиться из-за простой игры и прекрасно себя чувствовал на поле в серых фланелевых брюках и полосатой рубашке, завершив свой постыдный наряд новыми подтяжками.

Для капитана команды «Пимс паблисити» день не задался с самого утра, когда Толбой потерял свою счастливую монету в полкроны, а Копли оскорбительно заметил, что, возможно, мистер Толбой предпочел бы подбросить фунтовую банкноту. К тому же «Брозерхуд» победили в жеребьевке и получили право на первую подачу. Толбой, расстроенный и раздосадованный на фортуну, расставил своих игроков на поле, забыв о предпочтениях некоторых из них. Так, мистера Хэнкина, как прекрасного левого нападающего, он поставил на место защитника. К тому времени, когда ошибка была исправлена, было обнаружено, что мистер Хаагедорн забыл принести свои перчатки игрока, охраняющего калитку, и пришлось одолжить одну пару в палатке. Осмотрев свою команду, Толбой понял, что поставил вместе двух самых быстрых боулеров.

Отозвав мистера Веддерберна с дальней позиции, чтобы тот мог подавать мяч в медленном вращении, Толбой освободил от обязанностей мистера Барроу в пользу мистера Бизили. Такая перестановка обидела Барроу, и он удалился в негодовании в самую дальнюю часть поля.

— С чем связано промедление? — поинтересовался мистер Копли.

Мистер Миллер ответил, что мистер Толбой, должно быть, запуталс