загрузка...
Перескочить к меню

Подводный мир Черного моря (fb2)

файл не оценён - Подводный мир Черного моря 3169K, 27с. (скачать fb2) - Евгения П. Искив

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Евгения П. Искив Подводный мир Черного моря

Самые простейшие многоклеточные организмы, которые мы можем встретить под водой среди камней и скал — это губки. Внешне они слабо напоминают животных, больше похожие на пористые образования растительного происхождения и диапазон их функций невелик, но при этом окраска достигает большого разнообразия и некоторые свойства этого типа многоклеточных весьма примечательны.

Тело губок состоит из бесструктурного вещества — мезоглеи и особых жгутиковых камер. Скелет представлен кремневыми или известковыми иглами, а иногда новыми волокнами. У губок нет нервной системы и они совершенно неподвижны, но внутри тела губки клетки способны перемещаться с одного места на другое. При разделении тела губки на отдельные клетки каждая из них продолжает самостоятельное существование. Если же такие оставить вместе, они срастутся в прежний многоклеточный организм — губку. При этом клетки двух разных губок не срастаются вместе, а образуют два прежних существа. Жизнедеятельность губок заключается в постоянном процеживании воды через стенки тела. С водой в тело губки попадают пищевые частицы (микроскопические водоросли, бактерии, простейшие, детрит). Тип губок разделяется на три класса: известковые, стеклянные и обыкновенные губки.

В Черном море насчитывается 26 видов губок, 5 из них эндемичны. Чаще всего в биоценозе камней можно встретить виды рода галиклона (Haliclona). Среди губок встречаются низкорастущие, корковые, комкообразные, подушковидные экземпляры. Цвет их определяется наличием межклеточных пигментов и специальных пигментных клеток, симбиозом с одноклеточными водорослями, освещенностью мест обитания.

У наших берегов весьма часто встречаются и представители другого низкоорганизованного типа животных — кишечнополостные. Среди них сразу бросаются в глаза самые крупные представители зоопланктона — медузы. Строго говоря, они не принадлежат к биоценозу камней и скал, как и к любому другому донному сообществу. Это жители водной толщи. Но у самого берега в летние месяцы можно встретить немалое их количество, иногда вода так насыщена их телами, что не всякий купальщик решится погрузиться в этот «суп из медуз». Преобладают здесь медузы аурелии (Aurelia aurita) с плоским зонтиком диаметром не более 10–20 см, окруженным по краям длинной бахромой нитевидных щупальцев.

Согласованные с сокращениями зонтика толчки двигают тело медузы в воде и являются захватывающим зрелищем. Медузы изящны и воздушны, но вовсе не так безопасны, как можно подумать, глядя на их полупрозрачный купол, на 98 % состоящий из воды.

Кишечнополостные — одиночные или колониальные, исключительно водные животные, имеющие форму полипов либо медуз. Тело отдельной особи построено по радиальному типу симметрии и состоит из двух слоев клеток; между которыми заключена неклеточная мезоглея.

Для всех кишечнополостных характерно наличие особых стрекательных клеток. Внутри такой клетки имеется сложно устроенная капсула, состоящая из пузырька и длинной свернутой нити, заостренной или снабженной шипами. При соприкосновении с другим животным ныть развертывается и вонзается в тело, и по ней поступает ядовитое содержимое пузырька.

В жизненном цикле многих кишечнополостных происходит правильное чередование сидячего колониального полипоидного поколения, размножающегося почкованием или делением со свободно плавающим одиночным медузоидным поколением, размножающимся половым путем.

Тип кишечнополостных состоит из трех классов: гидрозоев, сцифоидных медуз, к которым относятся и черноморские виды, и коралловых полипов.

Другая черноморская медуза — корнерот (Rhizostoma pulmo) гораздо крупнее. Нередки экземпляры до 40 см, имеющие куполообразный зонтик с вытянутым под ним ротовым хоботком с восемью ротовыми лопастями, и хотя они содержат в своем теле лишь на 1–2 % меньше воды, кажутся гораздо плотнее и материальнее своих прозрачных родственниц.

В основе тела сцифоидных медуз — четырехлучевая симметрия. Органы чувств медузы — ропалии — являются видоизмененными щупальцами. Жизненный цикл типичен — чередование полипов (сцифистом), размножающихся почкованием, с медузами, которые образуются путем метаморфоз из организмов, отделяющихся от полипов при поперечном делении.

Исключение составляют ставромедузы (Lucernaria campanula), у которых медузоидное поколение не отрывается от полипа, а остается соединенным с ним, причем возникает своеобразный организм, несущий признаки полипа и медузы. Тело ставромедузы разделено на чашечку и ножку, края чашечки вытянуты в 8 рук, несущих по пучку головчатых щупалец, ловко захватывающих добычу — мелких рачков. Высота ее достигает 10–15 мм, и обнаружить ее не так легко. Есть в Черном море и представители коралловых полипов, но не всем известные кораллы — строители коралловых рифов, а их сестры одиночные полипы актинии (Actinia equina). Их жизненный цикл без чередования поколений и производят на свет они маленьких актиний. С помощью мускулистой подошвы актинии прикрепляются к камням, чаще с боковой или нижней стороны, напоминая красно-бурые или зеленоватые слизистые комки. Ближе к вечеру, голодная актиния расправляет свои щупальца, расположенные в шесть кругов по верхнему краю, количество которых, в зависимости от возраста, может достигать 200 штук. Хотя актиния способна ползать, активной охоты за добычей не происходит, и ожидание может длиться долго. В случае удачи щупальца смыкаются над жертвой, и происходит переваривание добычи. Вскоре не переваренные остатки, например скелет рыбки, выбрасываются. Потревоженная актиния, которую пытаются отделить от субстрата, втягивает щупальца, опадает, а может и выпустить фонтанчик мутной жидкости, напоминая действующий вулкан.

Гребневиков (Mnemiopsis leidyi) легко принять в воде за медуз — они столь же прозрачны, отличаясь лишь яйцевидной формой тела. Но это особый тип животных, не обладающих, в частности, стрекательным аппаратом. Свою добычу — мелкие планктонные организмы — ловят они с помощью покрытых слизью лопастей, ротовых долей и нитевидных щупалец, которые раскидывают в воде. Гребневик может длительное время обходиться без пищи. Совершенно особое свойство гребневиков — 8 радов крошечных гребных пластинок, проходящих вдоль тела. Их постоянные согласованные волнообразные колебания передвигают гребневика в воде и служат причиной незабываемого эффекта, — словно крошечные радуги или бегущие огни мерцают на тонких ребрах полупрозрачных тел — так преломляется свет на движущихся ресничках, и вся эта живая радуга течет, переливается, движется…

Одной из причин жизненного успеха медуз является то, что ими никто не питается. А вот моллюски, являющиеся желанной добычей для многих животных, решили избавить себя от превратностей судьбы с помощью прочного дома. Насчитывается их в Черном море около 200 видов, но многие встречаются лишь в прибосфорском районе, где более высока соленость воды.

Моллюски произошли от червей, но не похожи на них формой тела и образом жизни. Представители разных классов неодинаковы, если судить по внешнему виду, но почти у всех есть раковина или ее недоразвитые остатки (рудименты). Она сложена из слоя белкового вещества и нескольких слоев карбоната кальция. Различают 7 классов моллюсков, но не все они встречаются в Черном море. Есть у нас, во-первых, представители класса двухстворчатых, имеющих парную раковину.

Во-вторых, здесь распространены брюхоногие моллюски, или гастроподы. И, кроме того, встречаются представители классов панцирных и лопатоногих моллюсков.

Под раковиной моллюска помещается мантия — складка кожи туловища, с брюшной же стороны выступает мясистый вырост, называемый ногой. Он служит для передвижения. Кровеносная система моллюсков хорошо развитии снабжена даже сердцем с предсердиями. Дышат они жабрами или особого рода легкими.

Первое знакомство с моллюсками в биоценозе камней и скал происходит еще на берегу. Брюхоногие моллюски литторины (Littorina neritoides) живут выше уреза воды, легко перенося многодневное обсыхание. Они прячутся в углублениях ракушечника и плотно закупоривают устье крышечкой. Но это не обычные сухопутные улитки, жизнь литторин тесно связана с морем. Когда волны заливают убежища литторин и прибрежные скалы становятся влажными, они выходят из состояния оцепенения, начинают питаться-соскабливать с поверхности скал мелкие прикрепленные водоросли и лишайники. Яйца также выбрасываются в воду, где парят в толще воды, и молодь литторин чаще можно встретить на больших глубинах.

Брюхоногие моллюски имеют одиночную раковину, обычно закрученную в виде спирали, но у некоторых видов она сильно уменьшена или отсутствует. В качестве пищи они используют самые разнообразные организмы и другие источники: макро- и микроводоросли, детрит, прикрепленные организмы — гидроиды, губки, мшанки, асцидии, двустворчатые моллюски, усоногие раки, подвижных донных животных, их трупы. Разделяют их на скребущих, которые питаются при помощи радулы — особого языка-терки, и ловцов, схватывающих и удерживающих добычу.

Стоит погрузиться в море хотя бы на несколько сантиметров и перевернуть любой камень, и мы непременно встретимся со следующим представителем гастропод — моллюском гиббулой (Gibbula divaricata). Встречаются они под камнями в огромном количестве — несколько десятков на квадратный метр — от уреза воды до глубины около 20 метров. По характеру питания это типичные скребущие моллюски, потребляющие диатомовые водоросли, детрит и обрастания, покрывающие камни и скалы. Их жизненный цикл составляет всего один год.

Образ жизни другого представителя рода гиббул Gibbula adriatica отличается лишь тем, что питаться они предпочитают обрастаниями, покрывающими крупные водоросли — макрофиты. Да окраска их домиков пестрее, ярче.

Заметную роль в биоценозе камней и скал играет обширная по численности группа зарослевых моллюсков, встречающихся от уреза воды до глубины около 20 м и населяющих преимущественно заросли цистозиры, зостеры и других водорослей. Сюда, кроме гиббул относятся виды риссоя, триколия и биттиум.

Образ жизни этих моллюсков очень схож: все они питаются при помощи радупы диатомеямии нитчатыми водорослями, покрывающими веточки макрофитов, собираясь на них в большом количестве, как эти триколии (Tricolia pulla). Их окраска отличается множеством вариаций, но маленькие размеры не привлекают внимание.

Еще более скромный дом у моллюсков рода риссоя, которые ведут такой же образ жизни, как и триколии, усеивая веточки водорослей своими полупрозрачными раковинками длиной не более 5 мм. Будучи потревоженными, они покидают насиженное место, повисая на тонкой прозрачной ниточке слизи, спасаясь таким образом от врагов. Тонкая раковинка не спасает моллюсков от клешней крабов. Проголодавшийся краб зажимает одной клешней раковину по шву витка, а другой легко ломает ее в самом широком месте. Большинство черноморских брюхоногих моллюсков заключает яйца в прикрепленные к субстрату яйцекладки, в которых идет развитие до пелагической личинки, так же ведут себя и риссои, чьи кожистые коконы с яйцами встречаются в течение лета.

Тонкие ребристые башенки моллюска биттиум (Bittium reticulatum) чаще встречаются на грунте в зарослях водорослей. Питаются они детритом, одноклеточными водорослями и мелкими веточками макрофитов, и живут, в отличие от предыдущих видов, подольше-2 года. В защищенных бухтах их бывает такое изобилие, что пустые домики моллюсков образуют особый грунт — церитиолиевый песок. Малые размеры и короткий срок жизни всех этих моллюсков объясняют пониженной соленостью Черного моря.

На веточках водорослей можно встретить совсем особых представителей гастропод — голожаберных моллюсков. Раковины у них нет, и нога приспособлена для ползания. Похожи они на крошечных слизней, населяющих волшебным подводный сад.

Крупный и красивый брюхоногий моллюск рапана (Rapana thomasiana thomasiana) единственный черноморский вид, привлекающий внимание коллекционеров. В отдельных случаях высота ее домика может достигать 10 и даже 15 см, хотя обычны более мелкие экземпляры. Внешним видом и образом жизни рапана отличается от обычных крымских моллюсков, ведь этот дальневосточный хищник появился здесь недавно, немногим более 50 лет назад. С тех пор пострадали многие поселения двустворчатых моллюсков в Черном море — ведь рапана жестокий хищник, парализующий жертвы ядом и выедающий хоботком их тела. Предпочтение отдается мидиям, хотя нападениям подвергаются и устрицы, гребешки, сердцевидки и другие двустворчатые. Живет рапана долго, не менее 5 лет, а единственным ее врагом здесь является человек: мясо ее съедобно, а домики декоративны.

Об излюбленных жертвах рапан — мидиях (Mytilus galloprovinicialis) можно сказать многое. Это, во-первых, один из самых массовых представителей биоценоза камней и скал. На любом твердом предмете, который не перекатывается волнами можно найти их темные клиновидные створки. Образуют они массовые поселения — «щетки», в которых плотно прикрепляются к субстрату с помощью биссуса — пучка тонких прочных нитей.

Во-вторых, мидии являются активнейшими фильтраторами, поскольку кислород для дыхания и пищу (фитопланктон, детрит) они получают, фильтруя воду через мантийную полость. Одна мидия длиной 6–7 см за час фильтрует 3,5 л воды, а массовое поселение площадью 1 кв. м — до 280 кубических метров воды в сутки. Там, где мидий много, они профильтровывают практически всю водную толщу побережья.

И, наконец, пищевые качества мидий немногим уступают знаменитым устрицам. Размножается мидия круглый год, выпуская в воду огромное количество планктонных личинок, и легко поддается культивации. В связи с этим совсем не удивителен интерес к мидиям и большое знание их экологии.

Мидии известны почти всем, а вот, увидев это существо где-нибудь на нижней поверхности камня, далеко не всякий проявит к нему интерес, и сможет узнать. Это тоже моллюск, хитон (Lepidochitona cinerea), представитель класса панцирных моллюсков.

Известковая раковина у них состоит их 8 отдельных щитков, прикрывающих тело со спины с гребнем-килем посредине. Большую часть брюшной поверхности занимает нога, по бокам — жабры. Питаются они с помощью радулы, как и другие скребущие моллюски. Панцирные избегают районов с пониженной соленостью, и именно этим объясняют их малые размеры в Черном море (не более 15 мм).

Камни и заросли — царство брюхоногих, и из двустворчатых, кроме мидий, лишь моллюск петрикола (Petricola lithophaga) приспособился к жизни… в камне. Моллюск протравливает кислыми выделениями норки в известняке и становится пленником в собственном доме, так как по мере роста он расширяет свою камеру, а вход остается узким. Его ребристые неровные створки остаются внутри даже после смерти обитателя.

По всеобщему мнению, насекомым нечего делать в море. Отчасти это верно, но вот ближайшие их родичи, ракообразные, прочно освоили водную среду. Это, во-первых, изоподы — равноногие рачки. Популярностью у отдыхающих у моря они не пользуются, скорее наоборот, встретив кого-либо из них на водоросли или камешке, люди спешат избавиться от такого соседства. А вот в жизни прибрежной зоны моря равноногие рачки играют большую роль благодаря высокой численности. Они поедают водоросли и детрит, не брезгуя любой другой пищей, и сами служат таковой для более крупных животных. А их нарядные костюмы заслуживают и нашего внимательного взгляда.

Феерические существа на этой фотографии чрезвычайно трудно отличить от обрывков веточек водоросли цистозиры. Лишь внимательно присмотревшись можно различить совершенно особые «руки», такие же, как у богомола, разнообразные крючки и захваты. Такие особенности строения капреллид (Caprella acanthifera) из отряда разноногих раком (амфипод), связаны с приспособлением к лазающему образу жизни среди зарослей водорослей. Питаются они в основном детритом, собирают его налет, ползая по водорослям. Сами же используются в пищу зеленушками и другими рыбами.

Домики балянусов хорошо известны всем, кто когда-либо решил искупаться среди скал, подальше от пляжа — именно о них легче всего порезаться, сползая с камня в воду. Это тоже ракообразные из отряда усоногих раков, избравшие для себя столь оригинальный способ защиты.

Планктонная личинка этих раков, когда приходит время оседания, прикрепляется головным концом к камням, водорослям, моллюскам, крабам, доскам и т. д. Прирастаншо способствуют особые цементные железы, расположенные у основания антенн личинки. Тело рачка окружено складкой-мантией, которая выделяет известковое вещество пластинок домика. Шесть сросшихся пластинок образуют стенку домика, а четыре подвижных — крышечку, в щель которой высовываются б пар грудных ножек. Таким образом, животное как бы лежит неподвижно на спине, двигая лишь усоножками. В Черном море известно 5 видов усоногих раков, но господствует среди них improvisus.

Балянусов в прямом смысле «ноги кормят»: движениями усоножек, напоминающими взмахи миниатюрной руки, они гонят внутрь домика струю воды, несущую пищу (планктон, детрит) и кислород. Рачок этот весьма плодовит и потомство его после оседания составляет немалую часть обрастаний подводных предметов. Сам он используется в пищу в основном крабами, способными попросту раздавить клешнями его домик, да мелкими рыбками, подкарауливающими момент, когда высовываются усоножки.

Десятиногие раки, напротив, вызывают всеобщий интерес и симпатию, являются признанными символами моря. Сюда относятся, во-первых, различные креветки из подотряда плавающих ракообразных (Natantia). Среди обросших водорослями камней чаще всего можно встретить каменную креветку (Palaemon elegans).

Даже латинское название «элегантная» подчеркивает особое изящество этого почти совсем прозрачного существа с коричневыми полосками на теле и голубыми и оранжевыми на грудных ножках.

Тело у креветок удлиненное, сжатое с боков, голова и грудь покрыты головогрудным щитом — карапаксом, передний его край обычно вытянут в зубчатый отросток — рострум. Глаза у представителей подотряда стебельчатые, 3 первые пары грудных конечностей преобразованы в ротовые придатки, 5 задних пар в ходильные ноги, на удлиненном брюшке хорошо развиты плавательные ножки и хвостовой веер.

Из всего этого следует, что креветки хорошие активные пловцы, но обычно они «пасутся» в зарослях водорослей, собирая крошечными клешнями детрит, растительные остатки, животную пищу, которую иногда пытаются вырвать у краба или рыбы. Так как сами они служат пищей многим донным и пелагическим рыбам, при приближении к ним креветки совершают в воде спринтерские рывки, не имея в арсенале других средств защиты, и даже способны выпрыгивать из воды. Летом самки вынашивают на брюшных ножках до 1,5 тысяч яиц, из которых выходят пелагические личинки, превращающиеся во взрослых рачков после нескольких линек. Каменная креветка невелика, достигает в длину лишь 4–5 см, но используется в пищу жителями приморских городов.

Более обширен в Черном море подотряд ползающих ракообразных (Repantia), куда входят раки и крабы.

Тело крабов уплощенное и укороченное, голова и грудь покрыты карапаксом прямоугольной, овальной и др. формы. На брюшной стороне головогруди расположены 5 пар грудных ног, причем первая пара всегда с клешнями. Брюшко короткое, уплощенное, симметричное, подогнуто под головогрудь. Конечности брюшка у самцов (2 пары) преобразованы в копулятивные органы, а у самок (4 пары) служат для вынашивания икры. Выходящие из яиц личинки живут в толще воды и после нескольких линек преобразуются в донную личинку, превращающуюся затем во взрослого краба.

Самым первым на побережье мы встретим мраморного краба (Pachygrapsus marmoratus). Он часто покидает воду и путешествует по камням и скалам.

Но при первом признаке опасности с невероятной скоростью скрывается в воде или трещинах камней. Так часто до десятка небольших крабов, наполовину высунувшись из воды, общипывают обрастания с камней на площади не более 1 кв. м, но стоит упасть на это место тени от приближающегося человека, и все они мгновенно находят убежища в щелях. С равной охотой питается он водорослями и животной пищей. Отличительной особенностью этого вида крабов является почти квадратная форма панциря, а размеры его невелики, редко можно встретить экземпляр, превышающий 4 см.

Мраморные крабы мелькают как призраки на прибрежных камнях, а если перевернуть несколько камней на мелководье, почти наверняка можно найти другого краба, чьей отличительной чертой является медлительность, почти неподвижность. Это Xantho poressa.

Будучи обнаружен, он плотно прижимает конечности и весьма успешно пытается казаться округлым камешком. Но если, несмотря на такие меры, краба извлечь из убежища он предпримет другую попытку устрашить противника: растопырит ноги, вытянет клешни и замрет. При этом он почти вдвое превышает свой естественный размер, и способен, схватив клешней врага, очень долго сжимать его с большой силой, удивительной в таком небольшом создании. В такой битве краб часто теряет одну, а то и две клешни, но конечности через некоторое время отрастают заново.

Пожалуй, наибольшее совершенство всех крабьих черт мы можем наблюдать у каменного краба (Eriphia verrucosa). Он гораздо крупнее других видов и может достигать ширины 7–8 см, имеет очень мощные и крупные клешни и великолепную покровительственную окраску, идеально маскирующую его среди камней. Обладает он огромной плодовитостью, вынашивая ежегодно до 10 тысяч яиц.

Встречается каменный краб обычно на некотором удалении от кромки воды, на глубине полутора метров и больше. Не обладая невероятной скоростью передвижения мраморного краба, он, тем не менее, первым делом стремится удалиться от опасности, скрыться в первую попавшуюся щель, ну а главным его оружием являются клешни.

Один такой краб, извлеченный из воды и лишенный возможности скрыться, защищал свою жизнь тем, что подпрыгивал и бросался на человека, вернее на его приближающуюся руку, щелкая в воздухе клешнями с таким устрашающим звуком, что в результате его противник предпочел отступить и оставить в покое смельчака. К сожалению, крабы эти истребляются в огромных количествах, из-за того, что их мясо съедобно, и количество их катастрофически сокращается. А ведь это отличные санитары, как впрочем, и другие виды крабов, потребляющие погибших животных и не допускающие этим загрязнения среды. Кроме того, немалую часть его стола составляют мидии, балянусы, креветки и мелкие рыбы, особенно больные и ослабевшие.

Похож на каменного волосатый краб (Pilumnus hirtellus), только размеры его намного меньше (до 3 см), да панцирь красивого фиолетового оттенка покрыт густым слоем желтоватых щетинок.

Обитает он у берега, под камнями, и рацион его не отличается от других. Очень ловко расправляется волосатый краб с мелкими брюхоногими моллюсками — триколиями, риссоями: одной клешней возьмется за углубление шва, покрутит, примерится, и сожмет второй клешней в самом широком месте, возле устья. Чаще всего после этого от раковины остаются одни осколки, и краб спокойно поедает лишенного дома, раздавленного моллюска.

Иногда на камнях можно встретить представителя раков-отшельников — клибанария (Clibanarius erythropus). Предпочитает он россыпи крупных камней, не слишком густо заросшие цистозирой. Как бы то ни было, иногда замечаешь среди водорослей необычно быстро передвигающийся домик брюхоногого моллюска — гиббулы или нассы. Подняв его, можно заметить быстро скрывшееся внутри ярко окрашенное существо. Брюшко рака-отшельника мягкое и незащищенное, оно спирально извито и приспособлено к жизни в правозакрученных раковинах, что вынуждает рака постоянно носить на себе свой домик.

Наряду с живой пищей рак-отшельник потребляет мертвые и разлагающиеся организмы, напоминая этим своих сородичей — крабов.

Фильтраторы среди ракообразных немногочисленны, но в биоценозе камней Чёрного моря встречается один из них — крабовидный рак писидия (Pisidia longimana). Обнаружить их можно под камнями, где они сидят, зацепившись за их нижнюю поверхность. Взрослый краборак свободно помещается на ногте человека — так он мал.

Встречаются иногда на водорослях маленькие, прозрачные, напоминающие желе комочки, в которых словно распустились загадочные красочные цветы. Существа эти так же мало напоминают животных, как и губки, однако принадлежат к самому высокоорганизованному типу животных на земле — хордовым, куда относятся и млекопитающие.

Асцидии — класс морских хордовых животных подтипа оболочников, ведущих прикрепленный образ жизни. Имеются колониальные и одиночные асцидии, план строения которых одинаков у отдельного организма и зооида в колонии.

Все они имеются мешковидное тело с двумя сифонами, один из которых — рот асцидии, назначение другого прямо противоположно. Всей нижней поверхностью они прирастают к субстрату, занимая иногда значительную площадь. Все асцидии — активные фильтраторы, потребляющие планктон и детрит, а личинки их, развиваются из яиц, ведут свободноплавающий, планктонный образ жизни. Это именно у них более 100 лет назад А. О. Ковалевский обнаружил спинную струну — хорду, роднящую эти существа с самыми высокоразвитыми животными.

Тело асцидий окружено снаружи прозрачной студенистой оболочкой, состоящей в основном из целлюлозы, что большая редкость в животном мире. В последние годы асцидии стали привлекать внимание как источник получения целлюлозы и некоторых редкоземельных металлов, таких, как ванадий или цирконий, которые они извлекают из морской воды и накапливают в своем теле. При культивировании некоторых видов с 1 га можно получить от 5 до 30 кг ванадия и от 50 до 300 кг целлюлозы.

Взгляд любого человека, оказавшегося у воды, сразу же непроизвольно отыскивает «рыбок». Здесь, в черноморских бухтах, население не заставит себя долго ждать. Стоит бросить в воду разбитые створки мидий, и через несколько минут появятся первые обитатели, привлеченные запахом пищи. Чаще всего это собачки — забавные, миролюбивые и любопытные рыбки, способные, однако, отважно кусаться, защищая свою жизнь или потомство. Их легко отличить от других рыб по отсутствию чешуи и характерным нитевидным плавникам, расположенным высоко на горле.

Ближе всех к берегу держится, пожалуй, собачка-павлин (Biennius pavo). На глубине всего 5–10 см забиваются они в расщелины, плотно прижимаются к нижней поверхности камней и бывают совершенно незаметны, пока не выдадут себя движением. Чуть глубже можно встретить самца павлина, украшенного роскошным гребнем, выглядывающего из какой-нибудь норки.

Самки этого вида не имеют подобного украшения.

Эти любопытные и бесстрашные рыбки в прямом смысле слова готовы заплыть к вам в руки, если привлечь их пищей (а питаются они в основном ракообразными, а если удастся, с удовольствием полакомятся и моллюсками). Однако эта смелость не является для них роковой и количество их в прибрежной зоне весьма велико. На маленькой площади отбирается часто несколько рыбок этого вида, и лишь изредка кто-нибудь схватит ртом за хвост нахального соседа, ухватившего из-под носа лакомый кусок, не причиняя, однако, повреждений.

Но рекордсменом по численности является другой вид собачек — бурая или обыкновенная (Biennius sanguinolentus). Их можно встретить в большом количестве в любом месте побережья, где только есть камни и скалы, но держатся они дальше от берега и очень осторожны — сразу уплывают. Среди собачек это самые активные пловцы, а вообще собачки плавают плохо, передвигаясь короткими бросками вдоль дна — ведь они даже не имеют плавательного пузыря. Иногда бурые собачки могут закапываться в мелкую гальку.

Этот вид в немалой степени вегетарианец, потребляющий зеленые и красные водоросли, хотя не брезгует и рачками и легко ловится на наживку из мяса мидий. Достигают они в длину 20 см, являясь самыми крупными из черноморских собачек.

А вот наиболее изящен и красиво окрашен, наоборот, самый мелкий вид — собачка-сфинкс (Biennius sphinx), достигающий 4–5 см в длину. Увидеть их чаще всего можно на плоских, открытых, не покрытых густыми зарослями водорослей камнях.

Самцы этого вида часто занимают в качестве территории углубления и норки в камнях, и сидят, наполовину высунувшись из убежища. Сюда же они привлекают самок для икрометания. Происходит это позднее, чем у остальных видов собачек — с апреля по сентябрь, икра откладывается также на поверхность камня или в пустые створки мидий, после чего самец неутомимо охраняет кладку.

Сфинксов довольно часто можно наблюдать на малой глубине на камнях, здесь они ловят рачков, питаются также водорослями и, похоже, греются на солнце. Гораздо реже встречается другой вид — собачка Звонимира (Blennius Zvonimiri), чьей характерной особенностью являются длинные неветвящиеся надглазничные щупальцы. Окраска ее темная, малозаметная, размеры не превышают 65 мм, а поведение отличает осторожность и скрытность.

Так же изредка можно встретить у зарослей цистозиры хохлатую собачку (Coryphoblennius galerita), имеющую один зазубренный и разветвленный вырост между глаз и заметную складку губ. Самый крупный известный экземпляр имел размер 76 мм. Всего же в Черном море известно 7 видов собачек и все они — обитатели камней и скал.

Различные представители семейства бычков (Gobiidae) с равной охотой населяют скалы и россыпи камней, густые заросли и песчаные равнины, на радость рыболовам, так как вполне съедобны и даже являются объектом промысла.

Тело их покрыто чешуей, а самой характерной особенностью является наличие брюшной «присоски» — сросшихся в форме воронки брюшных плавников. Как и ее резиновый аналог, эта присоска удерживает рыбку на гладких камнях и стенках аквариума, а иногда бычок использует ее, чтобы «подпрыгивать» на грунте или пятиться назад.

Большинство видов бычков предпочитают песчаные биоценозы, но некоторые, например бычок кнут (Gobius batrachocephalus) встречаются лишь среди камней. Держаться они предпочитают не в зарослях, а на обломках известняка и гальке, и имеют соответствующую покровительственную окраску, слабо отличающуюся от субстрата.

Это один из наиболее крупных бычков, достигающий в длину 0,3 м, и хищник, активно вылавливающий не только рачков, но и мелких крабов и крабораков, и даже молодь рыб. Он легко ловится на удочку, если в качестве наживки используют мясо мидий.

Очень красивы изящные некрупные бычки Gobius bucchichi, встречающиеся чаще всего на глубине более 3 метров на границе крупных камней и мелкой гальки.

Мелкие крапинки на теле отлично маскируют его, крупные полосы на глазах и тубах зрительно увеличивают мордочку при взгляде спереди, и кажется, что это крупная рыба выглядывает из-под камня, а не бычок размером около 5 см. Эти рыбки очень ловко выкапывают себе норки в песке или иле под крупными камнями, вынося их оттуда своим ртом, или выбрасывая плавниками, причем делают это прямо на глазах. Как и другие виды бычков, это хищник, добычей которого становятся различные мелкие ракообразные, а иногда и молодь рыб.

На россыпях мелкой гальки среди обломков скал у открытых берегов водится бычок рыжик (Gobius platyrostris).

Встречается он гораздо реже, чем кнут, но по образу жизни не отличается от других представителей этого семейства.

Иногда на крупном камне можно увидеть удивительную по красоте небольшую рыбку. Она кажется издалека тропической гостьей, при ближайшем рассмотрении очень напоминает собачку своими узенькими грудными плавничками высоко на горле. Но тельце ее покрыто чешуей, а спинной плавник состоит из трех частей, за что и называется она троепер (Tripterygion tripteronotus). Но такой великолепный наряд имеют лишь самцы в брачный период. Самочки окрашены намного скромнее и сливаются с окружающими их мелкими бурыми водорослями. Густых зарослей эти рыбки не любят, держатся на открытых участках больших камней, уплывая в заросли цистозиры лишь в случае опасности. Чаще при этом они стремятся скрыться в норках, расщелинах или с нижней стороны камней. Рачки и много щетинковые черви, в изобилии населяющие ковер обрастаний на камнях, служат им пищей.

Живут рыбки обычно парами на постоянной территории, ведя малоподвижный образ жизни.

Другую рыбку, столь же привязанную к постоянной территории, вообще невозможно увидеть без специальных поисков, поскольку обитает она… под камнями. Называют ее уточка или присоска (Lepadogaster lepadogaster). Увидеть ее можно, приподнимая гладкие округлые камни средней величины, — именно там держатся эти рыбки, прикрепившись к нижней поверхности своей присоской, от которой их иногда невозможно отделить. Так и проводят они свою жизнь, почти неподвижно, лишь покачивая хвостом из стороны в сторону, так как здесь же водятся в большом количестве бокоплавы, которых они ловко ловят молниеносным броском, а иногда заплывает с током воды и другая, более крупная добыча, например, мальки рыб.

Умеют уточки и защищаться: при приближении другой рыбки к «ее» щелке она широко раскрывает рот и кажется крупной опасной рыбой.

Кожа рыбок гладкая, не покрыта чешуей и иногда они линяют.

Первые рыбы среди скал, которые имеют настоящую «рыбью», обтекаемую и сжатую с боков, форму тела, и легко и грациозно плавают в толще воды, — это губаны. Несколько представителей этого семейства, часто встречающиеся в биоценозе, похожи строением тела и образом жизни, но заметно отличаются по окраске.

Наиболее ярок и красив, пожалуй, губан перепелка, или пятнистый губан (Crenilabrus guinguemaculatus).

Его коричневое тело покрыто разноцветными пятнышками, и кажется, что это маленький фейерверк вспыхивает в зарослях водорослей.

Рыбки постоянно заняты поисками пищи: мелких ракообразных и полихет, а также балянусов и молодых мидий, чьи домики они легко разгрызают своими зубами.

Когда наступает период размножения, самец очищает от водорослей небольшой участок ровной скалы (чаще всего в углублении), и строит там «гнездо», очень напоминающее птичье, но из мягких водорослей кладофоры, и в это гнездо мечут икру несколько самок. Затем икра прикрывается водорослями, и самец бесстрашно и неотлучно охраняет кладку, бросаясь даже на человека. Для людей его укусы мало чувствительны, но других рыбок он отгоняет весьма успешно, иначе вся икра была бы съедена.

Другой вид зеленушек — глазчатый губан (Crenilabrus oceUatus), ведет очень схожий образ жизни, отличаясь лишь окраской и размерами.

Достигают они 14 см, тогда как максимальная длина предыдущего вида — 21 см. Так ярко окрашены только самцы.

Губан рябчик (Crenilabrus griseus) имеет скромную сероватую окраску.

Еще один распространенный вид зеленушек — носатый губан (symphodus scina), отличающийся формой своей головы и достигающий размера 15 см.

Другие обитатели под водных джунглей вообще не похожи на рыб. Это длинные, тонкие, как обломки веточек, рыбы — иглы. В Черном море водится несколько представителей этого отряда, но чаще других можно встретить длиннорылую иглу, или трубкорота (Syngnathus typhle argentatus). Эти рыбки достигают 37 см в длину и проявляют большие вариации в окраске среди бурых, зеленых и черных тонов.

Очень интересен способ размножения среди рыб-игл. К моменту нереста у самцов на брюшке развиваются две складки, между которыми самка откладывает икринки. После этого складки разрастаются и желобок превращается в замкнутую камеру. Когда у личинок рассасывается желточный мешок, камера раскрывается на заднем конце и личинки покидают своего родителя, вслед за этим рассасывается и камера.

Кроме трубкорота довольно часто встречается у нас пухлощекая рыба-игла, имеющая более короткое рыло и окрашенная в коричневые тона.

Питаются эти рыбки планктоном, ведут малоподвижный образ жизни и почти беззащитны, если не считать отличной маскировки в зарослях водорослей.

Водится в биоценозе камней и скал и свирепый хищник, чье тело, кажется, идеально приспособлено для маскировки в засаде среди камней и поимке жертвы. Это морской ерш или скорпена (Scorpaena porcus).

У скорпены большая голова с широким ртом, жесткие колючие плавники, тело покрыто кожными выростами. Все это делает ее незаметной, помогает замирать без движения, упираясь в выступы камней. К тому же эти рыбы способны изменять свою окраску под цвет грунта. И в результате молниеносного броска их добычей становятся другие рыбы, часто довольно крупные.

Скорпены ядовиты — уколы их плавников очень болезненны и вызывают воспаления. Тем не менее, после удаления плавников с колючками рыбы эти съедобны и их часто ловят на удочку.

В отличие от этих сугубо донных рыб стайки феринок (Atherina mochon pontica) постоянно находятся в движении в толще воды. Питаются они планктоном, который фильтруют с помощью жаберного аппарата.

Стайки этих рыбок длиной до 10–12 см подходят к самому берегу и на глубине всего 2–3 см начинают крутиться на месте, поворачиваться, сверкая серебристыми боками — так происходит нерест, причем икра приклеивается к мягким водорослям. Вскоре выклевываются личинки, и так повторяется несколько раз за лето, так что в воде можно встретить стайки молодых рыбок самого разного размера.

Иногда возле скал на довольно большой глубине можно встретить маленькую стайку черных, словно бархатных рыбок. Это ласточки, или монахи (Chromis chromis), единственные в Черном море представители семейства помацентровых рыб, широко распространенных в тропиках.

Среди камней часто встречаются участки, покрытые песком. Это может быть маленький пятачок, не больше метра, а могут быть целые бухты или многокилометровые пляжи. И везде встречаются особые организмы, приспособленные именно к такому окружению.

На первый взгляд песок кажется безжизненным. Здесь нет многоцветных зарослей водорослей, живописных валунов, вокруг которых кружат стайки разноцветных рыбок и других атрибутов подводных лесов.

Пустыня, красиво разукрашенная песчаными волнами — таково первое впечатление. Но оно обманчиво. Просто все обитатели здесь либо скрываются в песке, либо имеют настолько совершенную покровительственную окраску, что неотличимы от субстрата. Ведь их не ожидает спасительная расщелина, и на многие метры вокруг нет ни одного укрытия. Таковым может стать лишь сам песок.

Так здесь мы видим бычка, с трудом различимого на фоне песка, и краба, готового закопаться так, что на поверхности останутся одни глаза. Большую часть биоценоза песка составляют моллюски, в основном двустворчатые. Это широко известные «ракушки», чье тело охвачено с боков двумя створками., чаще всего одинаковыми.

Живут они на разном удалении от берега и закапываются в песок на различную глубину, но образ жизни у всех сходен.

Тонкие блестящие створки (Tellina lenuis) белого или розового цвета, очень нежные и хрупкие, через которые просвечивает тело моллюска, встречаются в основном в штормовых выбросах на берегу, когда море перемещает большие массы песка. Обычно они не показываются на поверхности, не надеясь на защиту тонких створок. И сифон, через который поступает в полость тела вода, несущая кислород и пищу, у них превышает длину раковины. Напротив, крепкие, прочные, ребристые раковины сердцевидок (Cerastoderma edule) видны на поверхности песка у самой линии прибоя. Своё название этот моллюск получил из-за характерного вида в профиль, напоминающего условное изображение сердца.

Радиальные ребра на створках сердцевидки препятствуют боковому смещению: ребра одной створки заходят в углубления на другой. И вообще, пожалуй, у этого моллюска более привлекательна именно внутренняя сторона раковины.

Двустворчатые лишь на первый взгляд кажутся беспомощными и неподвижными. Если извлечь их на поверхность и на некоторое время оставить в покое, мы увидим, как приоткроются створки, покажется оттуда треугольная нога моллюска и он начнет быстро и ловко закапываться в песок, помогая себе створками раковины: то раздвинет их, то сомкнет, отгребая песок. А может и поползти по песку, если чем-то не нравится новое место. Если же попытаться вновь взять его в руки, некоторые виды могут совершать прыжки, резко смыкая створки, используя реактивную струю воды. Особенно славится этим гребешок (Flexopecten ponticus), а так же сердцевидки. Это весьма многочисленный вид, служащий пищей камбалам, бычкам, чайкам, а в Средиземном море, где сердцевидки более крупные, и человеку. Живут эти моллюски до 15 лет, фильтруя воду, питаясь планктоном и детритом, размножаясь с помощью яиц, выбрасываемых прямо в воду, — в общем, все как у остальных…

Так же широко распространен на песчаных грунтах моллюск венус (Chamelea gallina), чьи раковины довольно прихотливо и разнообразно раскрашены.

Наиболее привлекательными раковинами обладает моллюск донакс (Donax trunculus), также довольно распространенный. Он съедобен, а красивые створки часто используются для поделок и украшений.

К сожалению, другой красивый черноморский моллюск — гребешок сейчас весьма редок, и найти можно чаще пустые створки, а не живого их обитателя. А вот в «кухонных остатках» жителей древнего Херсонеса встречается немало пустых створок гребешка, что говорит о его высоких пищевых качествах.

Если в образе жизни почти все двустворчатые повторяют друг друга, их внешний вид отличается большим разнообразием форм и расцветок, и можно лишь любоваться на их нежную и хрупкую красоту.

В биоценозе песка, по сравнению с биоценозом камней и скал, двустворчатые и брюхоногие моллюски словно поменялись ролями. Ведущая роль принадлежит здесь именно двустворчатым, а из гастропод лишь немногие скрываются на песчаных равнинах, и это в основном хищники, а не растительноядные скребущие животные. Таков моллюск насса, встречающаяся в большом количестве, но неприметная на первый взгляд, так как в спокойном состоянии сидит на дне, зарывшись в песок, оставив на поверхности лишь сифон, содержащий орган обоняния осфрадий.

Орган этот очень чувствителен, и обнаружив запах добычи, насса выползает из грунта и быстро движется по направлению к источнику возбуждающего аромата. Так около 30 секунд потребовалось моллюску, чтобы обнаружить ранку на ноге человека, остановившегося в воде, и атаковать её. Выдвигается длинный подвижный розовый хоботок с ротовым отверстием на конце, которым моллюск отыскивает наиболее удобное местечко и проделывает отверстие, хоботок впивается в тело жертвы и пища начинает перекачиваться в моллюска. А вообще нассы всеядны и способны потреблять живые ослабленные организмы или запутавшуюся в сетях рыбу, трупы, двустворчатых моллюсков, водоросли и детрит. Живут они до 5–6 лет.

А вот моллюск нана преимущественно плотоядный, в основном трупоед. Встречаются 2 вида рода нана, но более распространен один из них — Nana donovani.

Эти моллюски также скрываются в песке, выдвигая длинный подвижный сифон. Окраска их очень красива, но коллекционеров раковин не прельщают малые размеры моллюска.

Живет нана 2 года, достигая каждый год определенного размера, а не продолжают непрерывного роста. Интересной особенностью этих животных является то, что молодые экземпляры значительно отличаются от взрослых, и с первого взгляда трудно определить, что это один и тот же вид.

Впрочем, встречаются здесь не только хищники. Довольно широко распространенный моллюск церитиум (Cerithiumvulgatum) — типичный растительноядный, потребляющий мелкие веточки водорослей, детрит и обрастания. У берега чаще находят его пустые домики, так как живет он на большей глубине, и может достигать 6 см в длину.

Если посмотреть на песчаное дно на глубине от полуметра и больше, непременно можно увидеть быстро передвигающиеся по песку домики моллюсков нассы и церитиума. Но проворство выдает другого их жильца, использующего пустые раковины после гибели моллюска — известного уже рака — отшельника. Чаще всего это диоген (Diogenes pugilator). Мы уже рассказывали о другом отшельнике — клибанарии, диоген же во всем повторяет его привычки, отличаясь в основном лишь окраской, да размерами довольно внушительной левой клешни (у клибанария они равновелики).

Молодые раки-отшельники занимают крошечные раковины риссой и триколий, а по мере линьки и роста (только так могут они увеличиваться в размерах) переселяются в более просторные раковины нассы и церитиума, и даже молодых рапан. С появлением в Чёрном море рапаны и улучшением жилищных условий диоген даже увеличился в размерах.

Очень забавно наблюдать момент обмена жилья: отшельник всячески ощупывает пустую раковину, а затем, приблизившись к устью, словно подтягивается на руках, перенося брюшко из одного дома в другой. Весь процесс смены «костюма» занимает несколько секунд. Но иногда новый дом чем-то не подходит и происходит обратный обмен.

В спокойном состоянии, не обремененный поисками пищи, рак-отшельник наполовину зарывается в песок, а в случае опасности резко ныряет вглубь раковины и запирает устье клешнями.

Рацион у этих десятиногих такой же, как и у крабов, и судя по обилию отшельников на мелководье, они выполняют огромную работу по очистке биоценоза, намного превышающую вклад крабов, которые здесь встречаются не так уж часто. В основном это травяной краб.

Неподвижно сидит он, закопавшись в песок по самые глаза, но если поблизости появится добыча (питается он тем же, чем и другие крабы), совершает неожиданно легкий бросок, и может даже поймать рыбку — так неуловимо быстры его движения. Клешни этого краба непропорционально малы, носила в них немалая, и сокрушить раковину моллюска им вполне по силам. Бегает этот краб довольно быстро, и легко подпрыгивает на своих длинных и тонких ногах, хотя кажется массивным и дородным.

Может он послужить пищей для скатов, осетров и других крупных донных рыб, но вблизи берега врагов у него, кроме человека, немного.

Рыбье население песчаных просторов также нельзя считать бедным. Во-первых, здесь можно встретить много видов бычков. Самый многочисленный из них, пожалуй, бычок кругляк (Gobius melanostomus). Его отличительной особенностью является черное, с белой каймой, пятно на спинном плавнике. Кроме того самцы этого вида в брачный период приобретают угольно-черную окраску. Питаются они ракообразными, червями, мелкими моллюсками, а при возможности и молодью рыб, в том числе и собственной. Икра откладывается самкой на нижнюю сторону камней, после чего все заботы о ней несет самец.

Образ жизни всех бычков, мелких и крупных, в общем сходен, и можно показывать их внешний облик, не вдаваясь в детали «биографии». Здесь же, на песке встречается сирман или горлач (Gjbius syrman). Размеры поматошистов (Pomatoschistus microps leopardinus) не превышают 3–4 см, но встречаются они в большом количестве.

Предпочитают укрываться в зарослях водорослей бычки травяники (Gobius ophiocephalus). Многочисленные зеленоватые полосы на теле прекрасно маскируют их в этих условиях, на песке же они более заметны.

Бычок головач (Neogobius kessleri) большую часть времени проводит, прячась под камнями, разбросанными на песке. Таким образом, жизнь большинства бычков связана с твердым субстратом не только в момент размножения.

В зарослях морской травы зостеры, раскинувшихся на песчаных просторах, а также и среди зеленых водорослей водится бычок цуцик (Proterorhinus marmoratus). Его характерным отличием являются удлиненные и опущенные вниз трубчатые ноздри.

Если над песчаным дном видно колеблющееся облачко мути, можно быть уверенными, что здесь кормятся барабульки, или, иначе, султанки (Mullus barbatus ponticus). У них крутой лоб и с подбородка свисает пара усиков, которыми они роются в песке в поисках корма.

Этим небольшим перечнем не ограничивается, конечно, население Черного моря, ведь в нем насчитывается более 2500 видов животных, из которых около 160 видов рыб, около 200 — моллюсков, около 500 — ракообразных…. Здесь показаны лишь те, которых мы встречаем при самом первом знакомстве с подводным миром, широко распространенные, не боящиеся шумных и людных пляжей. И все они интересны, неповторимы и прекрасны.



Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск

Последние комментарии

Последние публикации

Загрузка...