У-2/По-2 (fb2)

- У-2/По-2 (а.с. Война в воздухе-135) 7.43 Мб, 64с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - С. В. Иванов

Настройки текста:



С. В. Иванов У-2/По-2 (Война в воздухе – 135)

«Война в воздухе» №135, 2005 г. Периодическое научно-популярное издание для членов военно-исторических клубов. Редактор-составитель Иванов С. В. При участии ООО «АРС». Лицензия ЛB №35 от 29.08.97 © Иванов С. В., 2004 г. Издание не содержит пропаганды и рекламы. Отпечатано в типографии «Нота» г. Белорецк, ул. Советская, 14 Тираж: 300 экз.

Введение

Биплан, получивший прозвище «Кукурузник», был одним из самых массовых самолетов в мире.


Когда в начале 1927 года биплан Поликарпов У-2 (учебный второй) впервые поднялся в воздух, никто из присутствовавших при этом событии даже не мог предположить, что карьера этого самолета только начинается. Дело в том, что У-2 не только заменил устаревший У-1 копию, английского Авро-504к, состоявшего тогда на вооружении ВВС РККА, но и служил в течение нескольких десятков лет, превзойдя своих предшественников, современников и приемников не только по числу построенных машин, но и по количеству решаемых им задач, и продолжительности службы, как гражданской, так и военной авиации.



Первый прототип У-2 фактически являлся результатом концепции, которая несмотря на свою ущербность, вновь и вновь появляется на всем протяжении истории авиации. Она предполагает, что удачный самолет может быть разработан и построен из ограниченного числа простых (и дешевых) взаимозаменяемых компонентов. В результате первый У-2 был перетяжелен, имел плохую аэродинамику и низкие летные характеристики.

В то время требования ВВС РККА и ГВФ к самолету для начального обучения практически не отличались друг от друга. Авиаторы, как военные, так и гражданские, нуждались в новой машине, которая позволила бы упростить процесс обучения и стандартизовать его методологию, к примеру, отказаться от длительных наземных рулежек, для которых использовались старые У- 1 со снятой до 40% обшивкой крыла (что не позволяло им взлететь).


Первый советский учебный самолет был создан на базе «Авро-504к»


Переходный самолет П-2


Очевидно, что строгие требования заказчиков к стоимости, пригодности для массового производства и низкой максимальной скорости (120 км/ч) самолета пересилили чувство прекрасного, столь присущее Николаю Николаевичу Поликарпову и проявившееся во всех его разработках. В данном случае он просто сделал всё, что от него требовали. Самолет получил прямоугольные в плане крылья, отъемные части которых были взаимозаменяемы. Хвостовое оперение так же имело прямоугольные формы, рули высоты были взаимозаменяемы, как и элероны. Фюзеляж прямоугольного сечения состоял из плоских или имевших одинарную кривизну поверхностей, и его конструкция включала большое число унифицированных деталей. Эти решения, позволившие сократить время и затраты на разработку и постройку, привели к появлению перетяжеленного самолета с неудовлетворительными летными характеристиками (так, к примеру, высоту 2000 м он набирал за 29 минут). Первый У-2 явился результатом ошибочного подхода, когда одни параметры технических требований взяли верх над всеми остальными.

В итоге на свет появился неуклюжий, похожий на ящик «агрегат» с толстыми (14%) прямоугольными крыльями, через чур мощными подкосами и лишними креплениями для их установки (дань унификации консолей). Избыточная масса составляла около 120 кг, и при относительно слабом моторе в 100 л.с. (74 кВт) скорость не превышала 110 км/ч, что естественно не устраивало заказчиков.


В отдаленных регионах Советского Союза самолеты У-2 несколько десятилетий оставались самым востребованным видом транспорта. На снимке сделанном в 1938 году в Таджикистане видна погрузка больного на борт С-1 «Санавиации».


Первый варинт У-2



У-2 опытной серии


Таким образом, конструкторам пришлось снова встать к чертежным доскам. Настоящий У-2, прародитель семейства поликарповских «двоек», которых было построено более тридцати тысяч, имел мало общего с предыдущей пародией на самолег. Новую машину можно считать образцовым проектом со сбалансированными характеристиками, как с точки зрения аэродинамики, так и конструкции, при этом имевшим хорошую технологичность и бывшим удобным в эксплуатации. Кроме того, самолет имел «резерв» для совершенствования, что позволяло в дальнейшем использовать его для решения широкого круга задач. Самой заметной отличительной чертой стал руль направления большой площади с аэродинамической компенсацией.

Перепроектированный У-2, предназначавшийся для первоначального обучения, впервые поднялся в воздух 7 января 1928 года. В последующие десятилетия для него нашлось невероятное число дополнительных задач, но об этом будет рассказано чуть дальше. В первом полете машину пилотировал известный летчик Михаил Громов. Лыжи для У-2 позаимствовали у У-1, на замену которому он был предназначен.

Пилоты были в восторге от новой машины, которая была очень проста в управлении, и прощали даже грубые ошибки – немаловажное достоинство при начавшейся в те годы в СССР массовой подготовке летчиков.

В 1928 году самолет был продемонстрирован на авиасалоне в Берлине, а вскоре началось его серийное производство ленинградским заводом № 23 «Красный летчик» (опытная серия из шести самолетов была заказана ещё в марте).


Уникальный снимок – в полете У-2, оснащенный доработанным автомобильным двигателем ГАЗавиа-11. Хорошо виден регистрационный номер СССР-И201.


В сборочном цехе завода «Красный летчик» строились одновременно как У-2, так и легкие самолеты Яковлева.


С-1


С-2 (1940)


Здесь следует сделать небольшое отступление, касающееся информации о самолете, имеющейся на сегодняшний день. Многие из ранее опубликованных данных о У-2/По-2 базируются на предположениях и ошибках, причиной которых была не только известная склонность к тотальной секретности в СССР до перестройки, но также и тот факт, что за три десятилетия было выпущено более 33000 самолетов, имевших огромное число модификаций. Хотя в основном машина выпускалась на заводах авиационной промышленности, о которых сегодня имеется достаточно информации, её также собирали в аэроклубах и ремонтных мастерских из готовых частей или элементов нескольких списанных самолетов. Следует также учитывать и хаос в СССР после нападения фашистской Германии, за которым последовала эвакуация большого числа предприятий авиапрома и их персонала, что не способствовало исчезновению «белых пятен» в истории У-2/По-2.

Новые данные, публикуемые в этой работе, появились благодаря тому, что российские архивы недавно опубликовали большое количество недоступной ранее информации, нашедшей отражение в статьях в журналах «Мир Авиации» и «Крылья Родины». Несмотря на это, в истории У-2/По-2 есть ещё много вопросов, требующих дополнительного изучения.

С момента полета прототипа в 1927 году и до 1953 года, когда производство По-2 завершилось в СССР, и далее до 1955 года – времени прекращения серийного выпуска самолетов в Польше, число только основных модификаций достигло дюжины.

Изменения в конструкцию стали вноситься уже в 1930 году, когда развернулось массовое производство самолета. Доработки производились непрерывно, что приводило к неразберихе на сборочных линиях. Чтобы решить эту проблему стали использовать следующий метод: после внесения определенного числа доработок конструкция «замораживалась» (дальнейшие изменения не допускались) и создавался так называемый эталон, включавший все доработки до определенной даты. Для строившихся до войны У-2 эталоны обозначались цифрой года: эталон 1933 года, 1934,1936,1938, 1939 и 1940 годов.


С3

Кок винта и обтекатель мотора


Триммер


Сельскохозяйственный У-2 с оборудованием для аэросева


Прототип морского варианта У-2М, 1944 год.

Двигатели

Если у вас нет мотора, то у вас нет и самолетов – принцип известный ещё пионерам строительства летательных аппаратов тяжелее воздуха. Своим успехом У-2/По-2 во многом обязан тому, что в наличии имелся подходящий серийный двигатель. Пятицилиндровый мотор воздушного охлаждения М-11 конструкции Швецова создавался параллельно с У-2. Первые М-11 имели номинальную мощность 100 л.с. (74 кВт) максимальную 110 л.с. (81 кВт). В 1939 году появился М-11 Г (такой же мощности), а за ним усовершенствованный М-11Д номинальной/максимальной мощностью 115/125 л.с. (85/92 кВт). Послевоенные самолеты оснащались моторами М-11Д и М-11Ф (140 Л.С./103 кВт), М-ПК, Л, М, МФ и, возможно, М-ПФР (160 л.с./118 кВт). Моторы модификации М-11М/МФ (146 л.с./Юб кВт) были первыми существенно модернизированными М-11 и имели заметные внешние отличия от своих предшественников – площадь оребрения головок цилиндров была значительно увеличена, чтобы обеспечить приемлемый температурный режим.. Кроме того, сделали закрытыми толкатели клапанов, что позволило увеличить ресурс мотора, а ФР имел более выпуклый картер.

Помимо М-11 на У-2/По-2 устанавливались и другие моторы. Самым мощным из них был американский Райт «Циклон» (714 л.с./524 кВт), которым оснастили модернизированный У-2, получивший обозначение РВ-23 (Рекорд высоты). Самолет был построен на заводе № 23 «Красный Летчик» в Ленинграде под руководством Николая Густавовича Михельсона. Следует отметить, что эта машина очень отличалась от У-2 – она имела два поплавка. А размах крыльев был увеличен с 11,4 до 17 м. Предполагалось, что самолет сможет набрать высоту 14000 м – новый мировой рекорд для гидросамолетов, но удалось достичь «только» 13430 м.

Для действий в условиях Арктики одна машина (вероятно имевшая бортовой номер СССР-Н5) была оснащена более мощным и надежным двигателем Сименс Гальске Sh 14 мощностью 125 л.с. (92 кВт).


У-2ВВС/У-2ВС – наиболее массовая предвоенная модификация У-2


Панель приборов в передней кабине «финского» У-2, имевшего бортовой номер VU-2.


Один из четырех У-2, служивших в финских ВВС. Снимок самолета с бортовым номером VU-3 сделан в конце сентября 1944 года.


Кроме того самолет получил дополнительный топливный бак для увеличения дальности полета. Он был поставлен Комсевморпути – организации, отвечающей за Северный морской путь – в январе 1932 года, где прослужил около трех месяцев, прежде чем потерпел аварию.

Наверное, наименее эффективными из устанавливавшихся на У-2 моторов был ряд модифицированных автомобильных двигателей ГАЗавиа, созданных на Горьковском автомобильном заводе. Они разрабатывались на базе лицензионных моторов Форд группой энтузиастов при поддержке руководства предприятия, и были построены небольшой серией. Предполагалось, что удастся создать дешевый массовый мотор для широкого использования в аэроклубах. Первый в семействе двигатель ГАЗ А развивал всего 46 л.с.(34 кВт) и был готов к летным испытаниям в 1934 году. За ним последовал ГАЗавиа М-60 мощностью 56 л.с. (41 кВт), а в 1937 году был создан ГАЗ- 11, мощность которого сумели увеличить с первоначальных 85 л.с. (63 кВт) до 92-97 л.с. (68-71 кВт). Эти моторы, выполненные с широким использованием чугуна и имевшие громоздкие радиаторы, были слишком тяжелыми и маломощными и плохо подходили для установки на самолет. В ходе летных испытаний У-2 с мотором ГАЗ М-60 (один из таких самолетов принадлежал Осавиахиму и имел регистрационный номер СССР С 2483) уступали своим собратьям с мотором М- 11. Такие же неутешительные результаты продемонстрировали У-2 с мотором ГАЗ›-11, одним из которых был СССР-И201.

Но не все попытки замены двигателя были столь же неудачными. Пятицилиндровый мотор воздушного охлаждения М-12 (200 л.с./ 147 кВт), разработанный под руководством М.А. Коссова, был в 1943 году установлен на У-2 МБ М-12, добавив «живости» биплану, которому уже не хватало мощности. Новый мотор был разработан так, что узлы его крепления были полностью идентичны таковым у М-11. Летные испытания продолжительностью 75 часов показали значительное увеличение летных характеристик, но несмотря на это М-12 в серию не пошел.


Достоинства У-2 полностью раскрылись во время отступления и оборонительных боев 1941/42 годов, когда самолеты этого типа стали использоваться во.многих целях, для которых они не были первоначально предназначены. Фотография У-2 из гвардейского авиаполка .майора Л.Л. Оводова сделана в Крыму в ноябре 1943 года. Самолет на заднем tuane снаряжен кассетами для малых бомб КМБ.


Послевоенный По-2Л


Трехместный У-2СП


Ещё одна успешная «пересадка сердца» была проведена в Югославии в шестидесятых годах прошлого века. Югославы имели большое количество У-2/По-2 советской постройки, к которым позднее прибавились выпущенные в Польше Po-2W и Po-2W SS. В сороковых и пятидесятых годах эти самолеты преимущественно несли службу в ВВС Югославии (JRV). Старые М-11 на них заменили четырехцилиндровыми рядными моторами жидкостного охлаждения Вальтер «Минор» мощностью 105 л.с. (77 кВт), которые выпускались в Чехословакии. Такая замена серьезно повлияла на внешний вид По-2, который стал напоминать британский «Тайгер Мос».


Ночной бомбардировщик с подвешенными бомбами.


Шумопламегасителъ.



Два экземпляра У-2СП с закрытыми задними кабинами. Самолет на снимке внизу был передан С. М. Кирову.

Модификации

Ещё в начальный период эксплуатации высокая грузоподъемность и относительная доступность У-2 сделали его подходящим для использования в качестве самолета сельскохозяйственной авиации. Конструкцию машины пришлось изменить – у У-2 АП или АО кабину пилота сдвинули вперед на 0,25 м, чтобы сохранить центровку, а в центроплане верхнего крыла установили дополнительный топливный бак, чтобы компенсировать уменьшившийся объем фюзеляжного бака. На месте второй кабины поместили бак для порошкообразных химикатов на 200-250 кг, а за ним организовали ещё одну кабину, в которой при перебазировании мог располагаться техник.

Установка бака с химикатами потребовала изменить крепление задних стоек центроплана и конструкцию гаргрота фюзеляжа. В ходе производства многократно менялась конструкция механизма высыпания химикатов. Вначале механизм представлял собой люк в нижней части фюзеляжа с обычной заслонкой, открывавшейся летчиком с помощью тросовой проводки. После открытия люка химикаты высыпались в раздвоенный короб («штаны»), позволявший увеличить полосу распыла. В дальнейшем «штаны» заменяли различными дефлекторами, что позволило уменьшить массу конструкции, увеличить полосу захвата и сделать распыление более равномерным. С 1931 года в СССР началось серийное производство сельскохозяйственных самолетов. Хотя У-2АП использовались по всей территории СССР (за исключением, пожалуй, Крайнего Севера), основная масса была сосредоточена в Московской области, на Украине, в республиках Закавказья, Казахстане, центрально-азиатских республиках и в Поволжье. За одиннадцать лет производства (1930-1940 годы) было построено 1235 У- 2АП. Улучшенный сельскохозяйственный вариант По-2 выпускался и после войны, пока ему на смену не пришел Антонов СХ-1 (сельскохозяйственный первый), который ныне широко известен под обозначением Ан-2.


Ночной артиллерийский корректировщик – У-2 НАК. Несмотря на плохое качество снимка, хорошо виден кольцевой коллектор выхлопной системы с установленным по правому борту шумопламегасителем.


У-2НАК вооруженный пулеметом ШКАС. Над верхним крылом хорошо видна мачта радиоантенны.


Два снимка У-2ШС. Вверху – с демонтированным гаргротом.



Индекс АП в названии самолета также подразумевал значение «аэроопрыскиватель», поскольку некоторые из сельскохозяйственных самолетов были оборудованы баками и трубками для распыления жидких химикатов. У-2АС – «аэросеятель» – использовался для обработки полей, доступ к которым был затруднен из-за осенней или весенней распутицы. На самолет за кабиной пилота устанавливалась ветрянка, которая через передачу вращала оребренный диск под фюзеляжем, разбрасывавший семена.

Для полетов с мягкого грунта сельскохозяйственные У-2 иногда оснащались второй парой колес, которые крепились с внешней стороны основных. Это позволяло вдвое уменьшить давление на грунт и увеличивало колею.

Несколько позже была предпринята попытка увеличения проходимость У-2/По-2 по грунту с помощью гусеничного шасси. Северная часть СССР была зоной ответственности Главсевморпути (ГУСМП – Главное управление Северного морского пути). Эта гигантская организация, имевшая десятки тысяч работников, отвечала за снабжение северных районов Советского Союза. Большую часть года эти территории были покрыты льдом и снегом, что позволяло использовать самолеты на лыжном шасси. Но на время короткой весны снег таял, и раскисший грунт делал эти районы практически недоступными. Н.А. Чечубалин, позже работавший в отделе изобретений ГУСМП, занялся решением задачи сделать эти территории доступными и весной. В 1937 году он спроектировал гусеничное шасси для У- 2. Гусеница состояла из текстолитовых роликов диаметром 50 мм и длиной 300 мм, заключенных в боковые направляющие, а сама тележка шасси при виде сбоку имела ромбовидную форму, напоминавшую первые английские танки. Поднятый нос тележки не позволял ей «зарываться» при преодолении препятствий. Испытания подтвердили высокую проходимость гусеничного шасси, но оно было довольно дорогим в производстве, имело большой вес и создавало дополнительное аэродинамическое сопротивление. Несмотря на это, гусеничные шасси, аналогичные испытанному на У-2, были выпущены для биплана Р-5 и двухмоторного транспортного самолета Ли-2 (ДС-3).

Ещё одна попытка оснастить самолет гусеничным шасси была предпринята в 1947 году под руководством С.А.- Мосгового, талантливого инженера, работавшего в Главсевморпути (в 1946 году по его инициативе десять По-2 были оснащены цельнометаллическими поплавками). Мостовой усовершенствовал шасси Чечубалина, и испытания вновь продемонстрировали его высокую проходимость. Но поуже упоминавшимся причинам гусеничное шасси не нашло применения на По-2 (такая же участь постигла аналогичные посадочные устройства, разрабатывавшиеся в США).

На базе У-2АП был создан У-2СП (спецприменение), известный также под обозначением ПС-3 (пассажирский самолет трехместный). С него был снят бак для химикатов (и система распыления), на месте которого оборудовали третью кабину. Машина использовалась для перевозки пассажиров на короткие расстояния. С 1933 по 1939 год было построено 861 У-2СП. В 1932 году на заводе «Красный летчик» построили два У-2СП, которые отличались наличием общей кабины для двух пассажиров, закрывавшейся сдвигаемым назад фонарем. Один из этих самолетов был передан в распоряжение руководителя ленинградских коммунистов С.М. Кирова.


Санитары готовят раненного к погрузке в санитарную кассету. Такие кассеты могли быть легко и быстро установлены на любой имевшийся в наличии У-2, который отправляли за раненным.


У-2 с санитарными кассетами СКБ.


Самолет «Башнефть» – один из первых У-2 – лимузинов.


У-2Л – лимузин Зусмана.


В 1932 году по предложению военврача А.Ф. Лингарта был спроектирован санитарный С-1 (или СС – санитарный самолет). Машина была создана на базе У-2СП и предназначалась для перевозки одного больного на носилках и сопровождающего его медработника или вместо последнего ещё одного сидячего больного. Носилки устанавливались на четыре кронштейна над хвостовой частью фюзеляжа. Сверху они закрывались гаргротом увеличенной высоты, левая часть которого могла откидываться для погрузки-выгрузки. Носилки фиксировались ремнями. Медработник (или сидячий больной) сидел позади пилота, лицом к носилкам. Самолеты красились серебристым лаком и на них наносились красные кресты. После испытаний С-1М-11 в НИИ ВВС в 1935 году штаб ВВС дал добро на серийное производство машины. К 1937 году выпустили 99 С-1, которые долгие годы служили в «Санавиации» – самостоятельном подразделении советского ГВФ. Самолеты использовались в малонаселенных районах, где отсутствовала нормальная дорожная сеть, и обычно доставляли врачей к пациентам или больных в больницы. В советских ВВС С-1 сформировали основу военной санитарной авиации.

С 1940 года новый усовершенствованный санитарный вариант У-2 – С-2 начал заменять устаревшие С-1. На С-2 установили новый гаргрот, верхняя часть которого шла практически параллельно верхнему лонжерону фюзеляжа на большей части его длины, что позволяло обеспечить больше места для носилок с раненным. Грузоподъемность осталась прежней – 340 кг, но машину оснастили более мощным мотором М- 11 Д. К моменту вступления СССР в войну было построено около 340 самолетов этой модификации. В ходе серийного выпуска в конструкцию С-2 вносились незначительные изменения, основной целью которых было обеспечение большего свободного пространства над носилками.

Следующим санитарным вариантом У- 2 стал С-3, иногда называвшийся в документах СКФ (санитарная кабина Филатова). В ходе «Зимней войны» 1939-1940 годов с Финляндией СССР нес тяжелые потери, что вызвало потребность увеличить вместимость санитарных самолетов. По предложению техника Филатова доработали серийный С-2 с мотором М-11Д, установив сверху фюзеляжа фанерную кабину для двух носилок, располагавшихся бок о бок. Поднимающиеся крышки крепились к продольной перегородке между носилками. Кабина для носилок устанавливалось вплотную к кабине летчика и места для медработника не предусматривалось. С-3/ СКФ строились в полковых мастерских в значительных количествах.


У-2, оснащенный лыжным шасси и кассетами Щербакова, каждая из которых вмещала двух человек. Двигатель закрыт небольшим обтекателем, в зимнее время защищавшим цилиндры от переохлаждения.


У-2Л – лимузин Рафазлянца


Отработка погрузки раненного на опытном санитарном самолете С-1


Значительные переделки провели на серийном У-2 при создании модификации У- 2М (М-морской), которую иногда называли МУ-2. Эта машина была спроектирована в 1930 году С.А.Кочергиным. МУ-2 должны были прийти на смену устаревшим МУ-1 (поплавковому варианту Авро 504К), использовавшимися для подготовки летчиков гидросамолетов в авиационном училище в Ейске. Центральный поплавок под фюзеляжем и два вспомогательных поплавка под нижним крылом имели деревянную конструкцию. Однореданный центральный поплавок имел водоизмещение более двух тонн, а его верхняя поверхность была полукруглой формы. Первые испытания МУ-2 провели весной 1931 года на Москва-реке. Управляемость самолета была признана удовлетворительной, но скороподъемность и потолок оказались низкими. Кроме того, недостатком было признано отсутствие стартера, так как запуск мотора стоя на скользкой полукруглой поверхности поплавка представлял собой крайне опасный номер. С учетом этих замечаний от запуска самолета в серийное производство отказались. Прототип передали в Ейск, где он эксплуатировался. Как минимум, до 1933 года. Потребность в легком учебном и транспортном самолете оставалась неудовлетворенной.

В 1940 году на ремонтном предприятии гражданской авиации один У-2СП оснастили парой поплавков ЦАГИ-10, выбранных за их хорошую управляемость на воде и неплохую аэродинамику. Подкосы, которыми поплавки крепились к фюзеляжу, имели каплевидное сечение, и при виде спереди были похожи на букву М. Этот самолет использовался ГВФ. Подобная конверсия была выполнена ещё с одной машиной в 1944 году предприятием в Московской области. В том же году пару поплавков ЦАГИ-10 установили на По-2 «Лимузин», который получил обозначение По-2ПП.


Серийный С-1


У-2 ВС, который использовался в училище им. И. В. Сталина в качестве учебного штурмовика.



Погрузка раненых в санитарные С-2 (вверху) и С-3 (внизу)


В 1940 году В.Б. Шавров спроектировал деревянные поплавки специально для У- 2. Хотя они имели хорошую аэродинамику и управляемость на воде, в серию они не пошли, несмотря на то, что летные характеристики оснащенного ими У-2 были довольно высокими (максимальная скорость 147 км/ ч, время разбега 15 сек, потолок 3000 м).

В 1942 году А.Я. Щербаков разработал ещё одну конструкцию деревянных поплавков для У-2, которые имели простые обводы и, соответственно высокую технологичность. К самолету они крепились с помощью многочисленных подкосов. Несмотря на успешные испытания в серию они тоже не пошли.

Прошло девять лет с момента первой попытки, прежде чем в 1944 году поплавковый вариант По-2 был запущен в серийное производство. В тот год У-2ВС (см. далее) был переделан в У-2М (или У-2П- поплавковый). Эта работа была проведена конструкторским бюро Н.Н.Поликарпова. В течение 1944 года был спроектирован и испытан новый вариант гидросамолета, который затем передали военным. Новая машина имела однореданный центральный поплавок и два вспомогательных под крылом, выполненных из дюраля. Обводы центрального поплавка были разработаны на базе семейства ЦАГИ-10, его длина составляла 6,4 м, ширина – 1,0 м, а полное водоизмещение достигало 2310 кг. Мотор М-11Д был оснащен винтом изменяемого шага, втулка которого была закрыта обтекателем. На самолете установили баллон со сжатым воздухом для запуска мотора. Сам двигатель был закапотирован. Элероны и руль высоты получили аэродинамическую компенсацию. Изменили вынос верхнего крыла по типу У-2ШС, чтобы компенсировать изменение положения центра тяжести, вызванное установкой поплавка. Экипаж самолета состоял из двух человек, а топлива на борту хватало на 4,5 часа полета. Машина была вооружена одним 7,62-мм пулеметом LLIKAC или ДТ на шкворневой установке и могла нести четыре 25 кг бомбы. Максимальная масса полезной нагрузки составляла 410 кг.

Модификация У-2 с мотором М-11Д, имевшим максимальную мощность 125 л.с. (92 кВт) и номинальную – 115 л.с. (85 кВт), первоначально получила обозначение УТ (учебно-тренировочный). Мотор имел обтекатели позади головок цилиндров, картер также был обтекаемой формы. Задняя кабина могла закрываться разборным фонарем для обучения слепому полету. Летные характеристики УТ не очень отличались от таковых у У-2.


Первый экземпляр санитарного С-2


Легкий ночной бомбардировщик У-2ЛНБ


У-2 с кассетами Бакшаева


Подфюзеляжный балочный бомбодержаттель


В предвоенные годы широко доступные У-2 часто использовались для различных экспериментов и испытаний. В 1935 году уже упоминавшийся инженер Михельсон создал на базе поликарповского биплана самолет Э-23, приспособленный для выполнения высшего пилотажа. В основном машина была оптимизирована для перевернутого полета – она получила крыло с полусимметричным профилем, карбюратор с двумя поплавковыми камерами. А также ряд доработок в топливной и маслосистемах. Посадочные щитки на нижнем крыле должны были компенсировать уменьшение подъемной силы из-за использования нового профиля. Вероятно, этот самолет имел номер СССР Э-23.

В том же году П.Д.Грушин из Московского авиационного института (МАИ) попытался облагородить аэродинамику У-2 – самолет получил капот NACA, обтекаемый фонарь закрывал обе кабины, а колеса оснастили каплевидными обтекателями. Кроме того, на машину установили два дополнительных топливных бака, вместимостью по 55 литров. Вес пустого самолета по сравнению с У-2 вырос на 27 кг, а прибавка в скорости составила 20 км/ч.

1935 год оказался «урожайным» на эксперименты с самолетом Поликарпова, в которых принял участие и инженер Филатов – он создал У-2 с V-образным оперением. Две рулевых поверхности, угол между которыми составлял 140 градусов, крепились к верхнему лонжерону фюзеляжа. Очевидно, при создании этой конструкции Филатов использовал опыт, полученный ранее при установке подобного оперения на биплан Р-5. Целью доработок было увеличение зоны обстрела для хвостового стрелка, а также незначительное снижение сопротивления самолета. Управляемость доработанной машины не пострадала, но в серию она не пошла. Следует отметить, что согласно другим источникам, пилоты К.А.Калилец и А.А. Ивановский испытывали эту машину ещё в 1934 году.

В том же 1935 году в НИИ ВВС начали изучать возможности пилота управлять самолетом, находясь в лежачем положении. Предполагалось, что это позволит сократить площадь поперечного сечения фюзеляжа и, следовательно, уменьшить его сопротивление, кроме того, в лежачем положении пилот сможет переносить более высокие перегрузки. В результате к 1939 году один У- 2 был соответствующим образом доработан – лежачее место для пилота было оборудовано на месте второй кабины. Испытания показали возможность управления самолетом в таком положении, но дальнейшего развития эти работы не получили, хотя эксперименты на короткое время возобновились после войны.

Одной из главных довоенных модификаций самолета стал У-2ВВС/У-2ВС. Официально принято считать, что У-2ВС был создан во время Второй Мировой войны, то есть уже после нападения фашистской Германии на Советский Союз. Фактически использовать У-2 в качестве боевого самолета было предложено гораздо раньше. Ещё 7 декабря 1931 года Я.Б. Гамарник, заместитель наркома (замминистра) обороны предложил включить У-2М-11 в инвентарь Красной Армии в качестве «самолета сопровождения» – грубый эквивалент британского класса более тяжелых самолетов поддержки войск «Army Co-operation». «Самолет сопровождения» предназначался для поддержки пехоты, кавалерии и механизированных частей на марше, а также для разведки районов перед наступающей армией. Также предполагалось, что войска смогут транспортировать самолет со сложенным крылом вместе с собой, буксируя грузовиком. Я.И. Алкснис одобрил это предложение, с условием, что самолет должен получить вооружение.

Конструкторское бюро Н.Н.Поликарпова в течение 1932 года перепроектировало У-2 в легкий боевой самолет. В следующем году эта машина успешно прошла программу государственных испытаний и была принята на вооружение под обозначением У- 2ВВС (для Военно-воздушных сил). В некоторых документах самолет упоминался как У-2 М-11 (вооруж). Было построено ещё четыре самолета. Которые в июне-июле 1933 года проходили войсковые испытания в летной школе в Борисоглебске.


У-2 на поплавках ЦАГИ-10


По-2П на Госиспытаниях, 1944 г.


По-2ПП, доработанный инженером Мостовым


В 1935-36 годах было построено 468 экземпляров У-2ВВС. Машины были стандартизованы (естественно, в рамках понимания этого термина в тот период) в соответствии с СТУ 93, разработанном отделом стандартизации ГУАП (Главного управления авиационной промышленности).

Базовая спецификация для У-2 М-11 (вооруж.) или У-2ВВС оговорила следующие характеристики: максимальный взлетный вес 1064 кг, вес пустого самолета 726,22 кг, полезная нагрузка 237,76 кг (топливо и масло, весившие 100-110 кг, в полезную нагрузку не включались.

Вооружение состояло из одного синхронизированного подвижного пулемета ПВ- 1, установленного по левому борту носовой части фюзеляжа, имевшего ленточное питание из круглого магазина емкостью 200 выстрелов, и пулемета Дегтярева ДА на турели Тур-7 с боезапасом 252 выстрела в четырех круглых магазинах.

Бомбовое вооружение из шести 6-кг бомб подвешивалось под крылом и имело механизм сброса, приводимый в действие с помощью тросика. Прицеливание при бомбометании осуществлялось с помощью прицела АП-2 (авиационный прицел второй). У- 2ВВС мог также использоваться для буксировки мишеней.

Начиная с эталона 1936 года, военные У-2ВВС были оснащены парой механических визиров МВ-5 бис, учитывающих снос, они устанавливались по бортам фюзеляжа задней кабины, и эти самолеты могли вести бомбометание с горизонтального полета. Для использования этих прицелов пришлось снять обшивку между 1-й и 2-й нервюрами крыла и лонжеронами. Начиная с эталона 1938 года, известного под обозначением У-2 ВС (не путать с У-2ВС 1942 года!) эти отверстия были закрыты полотняными полосами, которые можно было легко удалить при использовании НВ-5бис. У-2ВВС мог оснащаться и набором фотооборудования ФТ-1, в состав которого входил фотоаппарат АФА-1 Б.

По сравнению с гражданскими машинами У-2Вс имел лучшее приборное оборудование – начиная с эталона 1934 года, помимо указателя воздушной скорости и альтиметра на самолеты этой модификации стали устанавливаться гироскопические индикаторы крена и тангенса (системы Пионер). Воздух для раскрутки гироскопа поступал от двух трубок Вентури, установленных на правом борту фюзеляжа. Навигационное оборудование состояло из компаса и часов, а состояние двигателя можно было контролировать с помощью тахометра и указателей температуры и давления масла.

На первых моделях (включая эталон 1936 года) приборная доска была сделана из листа фанеры, но начиная с эталона 1938 года её центральную часть стали делать из листового алюминия, очевидно, чтобы защитить гироскоп от чрезмерных вибраций. Большая трубка Вентури, установленная на левом борту фюзеляжа, поставляла воздух для гироскопа искусственного горизонта. Этот прибор изредка устанавливали на отдельные самолеты с начала войны, а в состав стандартного оборудования он вошел в последние годы боевых действий и послевоенное время.

Электросистема (которая до 1941 года устанавливалась заводом 23 только на У- 2ВВС/У-2ВС и учебные машины, предназначавшиеся как для военных, так и для гражданских авиашкол) снабжала током навигационные огни (различались по форме на У- 2/По-2 военного и послевоенного выпуска), лампы подсветки прицелов и освещения кабины, обогреватель трубки Пито и посадочную фару под нижним крылом. Посадочная фара часто устанавливалась и на гражданские варианты У-2. На остальных машинах были уложены электрические кабели. Но к источникам тока они не подключались.


Югославский По-2 с двигателем Вальтер «Микрон-6»


В Польше По-2 строился под обозначением CSS-13.


Польский санитарный По-2С обозначался S-13.


Приборная доска в задней кабине имела упрощенный комплект приборов – указатель воздушной скорости. Высотомер, компас и указатели температуры и давления масла. Вырез в полу кабины стрелка-наблюдателя позволял устанавливать комплект фотоаппаратуры ФТ-1 с вертикально расположенной фотокамерой АФА-1Б для ведения разведки.

Для действий ночью на самолетах, не имевших посадочных фар, под левой половиной нижнего крыла устанавливали осветительные ракета Холта. Ракеты поджигались при помощи электрозапала и, чтобы защитить обшивку от пламени, нижняя поверхность крыла между 13-й и 16-й нервюрами была закрыта двумя дюралевыми листами, между которыми располагался слой асбеста толщиной 1 мм. Подобную конструкцию имела и противопожарная перегородка двигателя.

Хотя У-2 ВС первоначально предполагалось использовать в качестве легкого боевого самолета, в конце 1930-х годов в ВВС его использовали как учебную машину, позволявшую экипажам освоить бомбометание, воздушную стрельбу и аэрофотосъемку.

За первые несколько недель после начала войны с Германией У-2 различных модификаций использовались для выполнения широкого круга задач, для решения которых они не были предназначены. Эффективность поликарповских бипланов была столь высока, что в дальнейшем, на всем протяжении войны, У-2/По-2 проходили доработки, направленные на расширение их боевых возможностей.

В начале войны Советский Союз столкнулся с кошмаром отступления и проигранными сражениями с противником, это сопровождалось эвакуацией жизненно важных военных предприятий вглубь страны, главным образом за Урал. Эвакуация повлекла снижение выпуска военной техники, столь необходимой в то время. Самыми первыми боевыми модификациями У-2, по-видимому, стали импровизированные ночные бомбардировщики, которые могли хоть как то задержать наступающие немецкие части. Доработки самолетов проводились везде – во фронтовых подразделениях, ремонтных мастерских и в глубоком тылу. Лучшие варианты доработок стали базой для Н.Н.Поликарпова и его конструкторского бюро при перепроектировании, или, скорее, стандартизации У-2ВВС, результатом чего стал У- 2ВС эталон 1943 года или Л НБ – легкий ночной бомбардировщик.

Поскольку У-2 не были оборудованы бомбардировочным прицелом, подходящим для задач решаемых Л НБ, то в этой области было много места для импровизации. Следует отметить, что в то время в СССР вообще не существовало прицелов для ночного бомбометания. Как временную меру использовали установленный по правому борту фюзеляжа механический визир НВ-5бис. Ограниченный обзор вперед-вниз частично компенсировали, введя вырез в нижнем крыле. Для облегчения прицеливания на верхней поверхности нижнего крыла нанесли линии, расходившиеся от центра, располагавшегося на месте пилота. Эти линии помогали пилоту точнее определить направление на цель. Процесс совершенствования прицельного оборудования продолжался вплоть до середины 1944 года.

Поскольку все ещё не существовало прицела для малых высот и низких скоростей, на которых действовали У-2, на 387-м заводе разработали простые механические прицелы, устанавливавшиеся на все выпускаемые заводом машины. Но этот прицел не полностью соответствовал всем требованиям – он позволял вести бомбометание с горизонтального полета на высоте свыше 1000 м и не учитывал снос от бокового ветра. Поэтому в июне 1942 года штаб ВВС поручил заводу 217 разработать дневной/ночной прицел, который позволял бы осуществлять бомбометание при пикировании под углом до 30 градусов и имел бы возможность вводить поправку на боковой ветер. Уже 2 октября 1942 года новый прицел прошел войсковые испытания, но к этому времени прицел завода 387 уже был принят на вооружение ЛНБ, выиграв по результатам сравнительных испытаний. В конечном итоге прицелы завода 217 стали поступать в войска только с июня 1944 года под обозначением НП-У-2 или НКПВ-8.


Экспериментальный У-2 с хвостовым оперением Филатова.


Экспериментальный У-2 на гусеничном шасси Чечубалина


Санитарный С-1 Украинского управления ГВФ, Сталине (Донецк), 1934 г.


У-2ЛНБ осуществляет ночной взлет.


В ходе трагического отступления 1941 года использовались весьма необычные способы, чтобы остановить продвижение пехотных и моторизованных подразделений германской армии.

Например, с 4-го по 8-е сентября 1941 года на ремонтном предприятии № 163 Калининского фронта около дюжины У-2 оснастили парой стальных самодельных контейнеров, в которых находились зажигательные бомбы АЖ-2. Эти сферические «ампулы» диаметром около 125 мм были сделаны из тонкого металлического листа и содержали литр самовоспламеняющейся смеси КС. Внутри контейнера находилось пять труб, внутри которых размещалось пятьдесят АЖ-2. При атаке экипаж открывал заслонки и сотни зажигательных бомб шлейфом рассыпались за самолетом, накрывая большую площадь. Эффективность была достаточно высокой – одной АЖ-2 было достаточно, чтобы поджечь танк. Однако самовоспламеняющаяся смесь была очень чувствительна к температуре окружающего воздуха, при благоприятных же условиях АЖ-2 показывали прекрасные результаты. Контейнеры могли также загружаться мелкокалиберными осколочными бомбами.

Обозначение ВОМ-1 (воздушный огнемет) получил доработанный У-2 с мотором М-11Д, который мог нести так называемые «огневые мешки» с огнесмесью. Этот тип оружия был создан в сентябре-октябре 1941 года во ВХНИИ НКТП (Военно-химический научно-исследовательский институт Наркомата тяжелой промышленности). «Огневые мешки», сделанные из многослойной бензостойкой клеенчатой ткани, имели емкость 30 литров. Они содержали смесь бензина с порошком ОП-2, которая напоминала по своим свойствам позже использовавшийся западными союзниками напалм. Первоначально предполагалось, что наблюдатель будет сбрасывать мешки вручную. Сброс осуществлялся с высоты 50-60 м на расстоянии 60-70 м до цели, наблюдатель выдергивал чеку запала, находившегося в бумажной трубке в горловине мешка. Взрыв происходил на высоте 5-6 метров, накрывая цель облаком горячей липкой смеси.



Благодаря У-2 в СССР были подготовлены тысячи летчиков и парашютистов.


Союз авиаторов и колхозников, на заднем плане – У-2АП с надписью «Сельхозавиа»


После воины многие По-2С использовали для транспортных перевозок


Почти в то же время аналогичные по назначению мешки были разработаны в СНИИ ГВФ, где их конструкцию несколько усовершенствовали, добавив к мешку небольшую осколочную бомбу. Одновременно был доработан самолет – ВОМ-1 нес мешки в двух четырехсекционных кассетах. Передний контейнер подвешивался под фюзеляжем, позади стоек шасси, а задний крепился в фюзеляже, прямо за кабиной наблюдателя. Сброс осуществлялся при помощи вытяжного шнура, который открывал секции контейнера. Помимо «огневых мешков» в контейнер могли загружаться гранаты, мелкокалиберные осколочные бомбы или другие грузы, подходящие по габаритам (диаметр не более 260 мм): пакеты с пищей или медикаментами. В переднем контейнере могло разместиться до 80 кг нагрузки, а в заднем — только 60 кг. Учитывая малые высоты, на которых действовали ВОМ-1, пилот получил защиту – бронеплита устанавливалась под сидением или позади него.

На верхней поверхности левого нижнего крыла самолета устанавливался пулемет ШКАС. Вооружение и другое оборудование (генератор, фары и т.п.) увеличили максимальный взлетный вес ВОМ-1 до 1150-1200 кг и, следовательно, его летные характеристики ухудшились по сравнению с обычным У-2 М-11Д.

ВОМ-1 успешно прошел испытания в начале 1942 года и в небольших количествах – всего пять серий – строился в авиаремонтных мастерских Южно-Уральского Военного округа в Актюбинске.

В ходе боевых действий некоторые У-2 также оснащались кассетами для мелких бомб КМБ, которые изначально были разработаны для штурмовика Ил-2. В КМБ могли загружать противотанковые бомбы калибром 1,25 кг или ампулы АЖ-2 и т.п., общим весом до 300 кг. Снаряженные подобным образом самолеты в основном использовались против танков противника.

По некоторым данным, под Сталинградом У-2, атаковавшие с малых высот в условиях плохой зимней погоды, уничтожили большое количество вражеской бронетехники.





В довоенные годы У-2 составляли основу авиапарка аэроклубов ОСОАВИАХИМа


Первоначально У-2ВВС имели только два балочных держателя Дер-5, установленных под нижним крылом и способных нести бомбы калибром до 32 кг. Вскоре в полевых ремонтных мастерских вместо них стали устанавливать шесть бомбодержателей Дер-6 для 50 и 100 кг фугасных бомб или Дер-21, на которых помимо бомб калибром до 100 кг могли подвешиваться контейнеры КД-1-6 для мелких бомб калибром от 8 до 25 кг. Шесть держателей Дер-7, способных нести нагрузку общей массой до 300 кг, стали первым стандартным вариантом вооружения У-2, установленным осенью 1942 года приказом главного инженера советских ВВС А.И.Репина. Несмотря на это распоряжение, из-за отсутствия комплектующих в ремонтных мастерских и на авиазаводах продолжалось изготовление У-2 с самыми разнообразными типами вооружения.

При необходимости уничтожить важную, хорошо защищенную цель оружейники могли подвесить под фюзеляж У-2 бомбу ФАБ-250. Уникальным вариантом вооружения была установка под фюзеляжем самолета держателя для полутонной бомбы ФАБ-500, осуществленной К.А.Москатовым. Можно только представить как взлетал У-2, слабый мотор которого пытался вытянуть вес бомбы, топлива, пилота и двух пулеметов под нижним крылом!

Завод 387 разработал и в июне 1942 года передал на испытания У-2ВС с вертикальными контейнерами для мелкокалиберных бомб и зажигательных ампул, которые были установлены в фюзеляже позади кабины наблюдателя. Эти контейнеры могли вместить 68 осколочных бомб АО-2,5 или 48 зажигательных бомб ЗАБ-2,5 или осколочные бомбы АО-8 и АО-15 (16 или 8 соответственно).


Предшественники У-2

2УБ-3 (1926 г.)


У-2 с толстым профилем крыла (1927 г.)


Развитие самолетов семейства У-2 (По-2)

Серийный У-2 выпуска середины 30-х гг.


У-2АП


У-2СП


У-2Л (лимузин «Башнефть»)


У-2ВС (1943 г.) центропланный бак устанавливался на ряде самолетов


У-2НАК (1943 г.)


С-1


С-2


С-3 с санитарной кабиной Филатова


У-2 с кассетами Щербакова


У-2 с кассетами Бакшаева


С-2 с кассетами Бакшаева


У-2Л Зусмана


У-2Л Рафаэлянца (с первоначальным вариантом киля)


У-2ЛС Кулика


У-2ШС


У-2М


S-13


Югославская переделка По-2 под двигатель Valter Mikron





ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ САМОЛЕТА

Длияа самолета 8,170 м

Высота 2,900 »

Максимальная высота при стоянке по концам верхг х крыльев 3,100 »

Расстояние от оси самолета до земли 1,630 »

Расстояние от конца лопасти винта до земли (при положении в линии полета) 0,430 »

Размах верхнего крыла 11,400 »

Размах нижнего крыла 10,654 »

Размах горизонтального оперения 4,708 »

Длина хорды верхнего крыла 1,654 »

Длина хорды нижнего крыла 1,654 »

Расстояние между хордами 1,777 »

Относительная толщина крыльев 0,081(8,1%)

Площадь нижних крыльев 15,450 м-

Площадь верхних крыльев (с центропланом) 17,700 »

Площадь центроплана 2,250 »

Общая площадь коробки крыльев с элеронами 33,150 »

Площадь элеронов 4,300 »

Площадь стабилизатора 2,900»

Площадь рулей высоты 2,150 »

Площадь всего горизонтального сперения 5,050 »

Площадь киля 0,340 »

Площадь руля направления 1,330 »

Площадь всего вертикального оперения 1,670 »

Ширина колеи шасси 1,674 м

Размер пневматиков 700 x *50 мм


ПРОЧИЕ ДАННЫЕ САМОЛЕТА

Нагрузка на крылья 32,6 кг/м2

Нагрузка на 1 л. с. 8,62 кг/л. с.

Угол наклона оси фюзеляжа относительно земли при стоянке 14

Длина лыжи 2,200 м

Ширина лыжи 0,334

Площадь опорной поверхности обеих лыж 0,890 м-


РЕГУЛИРОВОЧНЫЕ ДАННЫЕ

Угол установки верхнего правого крыла 4- 2°

Угол установки верхнего левого крыла 2°20'

Угол установки нижнего правого крыла + 2°

Угол установки нижнего левого крыла + 2°20'

Поперечное V' верхних крыльев + 2°

Поперечное V нижних крыльев + 2°

Установочный угол стабилизатора + 2°

Допуск ± 10'

Вынос верхнего крыла 800 мм

Отклонение киля (смещение относительно оси симметрии) 0°

Отклонение руля высоты от горизонтали: вниз 13° вверх 28°

отклонение руля направления (вправо и влево) по 18°

Отклонение элерона от хорды: вверх 23° вниз 22°

Допуск ±2°


МОТОР М- 11Д

ВИД СПЕРЕДИ


ВИД СБОКУ


ВИД СЗАДИ

НАИМЕНОВАНИЕ ПОЗИЦИЙ 1. Карбюратор КП-А (или Б) 2. Маслоотстойник 3. Тяги толкателей 4. Втулка пинта 5. Свечи 6. Проводники зажигания 7. Суфлер 8. Маслоуловительные колпачки 9. Коромысла 10. Пружины клапанов 11. Головка цилиндра 12. Гильза цилиндра 13. Всасывающий патрубок 14. Выхлопное окно 15. Коллектор проводов зажигания 16. Магнето БСМ-5 17. Бензиновый насос БНК-12АС 18. Штуцер для замера давления выходящего масла 19. Фильтр маслонасоса 20. Редукционный клапан маслонасоса 21. Средняя часть картера 22. Передняя крышка картера 23. Носок картера 24. Масляный насос МИМ-11 25. Штуцер термометра (2 шт.) 26. Штуцер входа бензина из бака в бензонасос 27. Бобышка для крепления мотора к мотораме (10 шт.) 28. Штуцер поступления бензина в карбюратор 29. Задняя крышка картера 30. Штуцер входа масла в нагнетающую систему 31. Штуцер входа масла в откачивающую систему 32. Вход бензина в карбюратор 33. Штуцер выхода масла из откачивающей помпы


Фюзеляж

ВЕРХНИЙ УЗЕЛ РАЗЪЕМА ФЮЗЕЛЯЖА И НИЖНИЙ УЗЕЛ РАЗЪЕМА ФЮЗЕЛЯЖА



НИЖНИЙ КОРМОВОЙ УЗЕЛ

1. Узлы крепления маслобака 2. Противопожарная перегородка 3. Место расположения бензобака 4. Передняя кабина 5. Козырек кабины 6. Задняя кабина 7. Съемный обтекатель 8. Киль 9. Расчалки 10. Боковые стойки рамы 11. Верхние н яижние распорки рамы 12. Лонжерон фюзеляжа 13. Верхний узел разъема 14. Нижний узел разъема 15. Задний узел крепления крыла 16. Задний узел крепления кабана центроплана 17. Передний узел крепления крыла 18. Рамный шпангоут 19. Задний узел крепления шасси 20. Узел крепления бензобака 21. Узел крепления шасси и моторамы 22. Передний узел крепления кабана центроплана и моторамы 23. Труба нижнего крепления маслобака и мостика управления мотором 24. Лонжерон киля 25. Подкос стабилизатора 26. Швартовочная скоба 27. Вильчатый болт навески руля направления 28. Щека верхнего разъема 29. Щека нижнего разъема


ПЕРЕДНИЙ УЗЕЛ ВЕРХНЕГО КРЫЛА


ПЕРЕДНИЙ УЗЕЛ НИЖНЕГО КРЫЛА


ЗАДНИЙ УЗЕЛ ВЕРХНЕГО КРЫЛА


ЗАДНИЙ УЗЕЛ НИЖНЕГО КРЫЛА


КОРОБКА КРЫЛЬЕВ

1. Задний подкос 2. Диагональный подкос 3. Передний подкос 4. Крыльевая расчалка 5. Усиленная нервюра 6. Нормальная нервюра 7. Передний лонжерон 8. Задний лонжерон 9. Центроплан 10. Верхнее правое крыло 11. Нижнее правое крыло 12. Элерон нижний 13. Межэлеронные расчалки 11. Задний узел верхнего крыла 15. Передний узел верхнего крыла 16. Задний узел нижнего крыла 17. Передний узел нижнего крыла 18. Задний подкос кабана 19. Диагональный подкос 20. Расчалки кабана 21. Передняя несущая расчалка 22. Задняя несущая расчалка 23. Поддерживающие расчалки 24. Отверстие для причала самолета


ЭЛЕРОН

1. Узлы навески элерона 2. Лонжерон элерона 3. Лобовая обшивка 4. Рычаг управления элероном 5. Коробчатый раскос 6. Нервюра 7. Усиленная нервюра 8. Стрингер 9. Металлический обод 10. Задний лонжерон крыла 11. Узел навески элерона 12. Болт вильчатый 13. Элерон 14. Межэлеронная лента 15.. Серьга 16. Болт ушковый 17. Серьга


УЗЕЛ НАВЕСКИ ЭЛЕРОНА К КРЫЛУ


УЗЕЛ КРЕПЛЕНИЯ МЕЖЭЛЕРОННЫХ ЛЕНТ (НА НИЖНИХ ЭЛЕРОНАХ)


УЗЕЛ КРЕПЛЕНИЯ РЫЧАГА УПРАВЛЕНИЯ ЭЛЕРОНАМИ


СТОЙКИ КОРОБКИ КРЫЛЬЕВ И КАБАН

1. Задний подкос 2. Диагональный подкос 3. Передний подкос 4. Задний подкос кабана 5. Диагональный подкос 6. Передний подкос кабана 7. Передний верхний узел фюзеляжа (правый) 8. Узел крепления кабана к фюзеляжу (задний правый) 9. Расчалка кабана 10. Раскос фюзеляжа 11. Передняя вертикальная расчалка фюзеляжа 12. Верхний подкос моторамы 13. Средний подкос моторамы 14. Вильчатый болт 15. Контргайка 16. Стаканчик 17. Заклепка 18. Трубчатая заклепка 19. Труба 20. Вкладыш 21. Вкладыш 22. Распорная трубка 23. Трубчатая заклепка


УЗЕЛ КРЕПЛЕНИЯ КАБАНА К ФЮЗЕЛЯЖУ (ЗАДНИЙ ПРАВЫЙ)


ПЕРЕДНИЙ ВЕРХНИЙ УЗЕЛ ФЮЗЕЛЯЖА


СТОЙКИ КАБАНА


СТОЙКИ КОРОБКИ КРЫЛЬЕВ


ЗАДНИЙ УЗЕЛ КРЕПЛЕНИЯ СТАБИЛИЗАТОРА


СТАБИЛИЗАТОР И РУЛЬ ПОВОРОТОВ

1. Узлы навески руля высоты 2. Рычаг управления рулем высоты 3. Триммер 4. Рычаг управления костылем 5. Рычаг управлением рулем и правления 6. Стабилизатор 7. Узлы навески руля направления 8. Руль направления 9. Стрингер 10. Лонжерон 11. Руль высоты 12. Нервюра 13. Расчалка 14. Задний лонжерон стабилизатора 15. Лонжерон киля 16. Узел стабилизатора 17. Лонжерон руля высоты


УЗЕЛ НАВЕСКИ РУЛЯ НАПРАВЛЕНИЯ (ВЕРХНИЙ)


УЗЕЛ КРЕПЛЕНИЯ РЫЧАГА УПРАВЛЕНИЯ РУЛЕМ НАПРАВЛЕНИЯ


УЗЕЛ НАВЕСКИ РУЛЯ ВЫСОТЫ


УЗЕЛ РЫЧАГА УПРАВЛЕНИЯ РУЛЕМ ВЫСОТЫ


ШАССИ САМОЛЕТА

1. Передний подкос 2. Подножка 3. Тандер троса 4. Узел крепления шасси и подкосов моторамы к фюзеляжу (передний нижний) 5. Латунная прокладка 6. Обтекатель амортизации 7. Воздушный ниппель 8. Колпачок 9. Ось шасси 10. Тросовая расчалка 11. Трос заземления 12. Амортизационная стойка 13. Верхняя обойма (траверса) 14. Направляющая труба 15. Узел крепления стойки шасси на фюзеляже 16. Кардан 17. Стакан 18. Нижний лонжерон фюзеляжа 19. Кардан 20. Муфта шасси


УЗЕЛ КРЕПЛЕНИЯ ШАССИ И ПОДКОСОВ МОТОРАМЫ К ФЮЗЕЛЯЖУ


ПОДНОС С КАРДАНОМ


ПРАВЫЙ УЗЕЛ КРЕПЛЕНИЯ МУФТЫ ШАССИ


УЗЕЛ ПОДВЕСКИ АМОРТИЗАТОРА К ОСЕВОЙ ТРУБЕ КОСТЫЛЯ


УЗЕЛ КРЕПЛЕНИЯ КАТУШКИ АМОРТИЗАТОРА К КОСТЫЛЮ


КРОНШТЕЙН КРЕПЛЕНИЯ КОСТЫЛЯ К ОСЕВОЙ ТРУБЕ


УЗЕЛ КРЕПЛЕНИЯ ОСЕВОЙ ТРУБЫ КОСТЫЛЯ (НИЖНИЙ)


КОНСТРУКЦИЯ КОСТЫЛЯ

1. Серьга 2. Катушка крепления амортизации 3. Амортизация костыля 4. Рычаг осевой трубы 5. Масленка верхняя 6. Осевая труба 7. Трос управления костылем 8. Пружина управления костылем 9. Рычаг управления костылем 10. Предохранительная накладка 11. Костыль 12. Пята костыля 13. Оковка костыля 14. Ограничитель наклона костыля (буфер) 15. Предохранительный трос 16. Серьга предохранительного троса 17. Распорка фюзеляжа 18. Подшипник 19. Кронштейн крепления костыля к осевой трубе 20. Масленка нижняя


ЛЫЖИ.ОСНОВНАЯ И ХВОСТОВАЯ

1. Узлы крепления шнуровых амортизаторов 2. Предохранитель от запрокидывания лыжи в полете 3. Амортизатор 4. Передний узел крепления шнурового амортизатора к фюзеляжу 5. Задний узел крепления шнурового амортизатора 6. Кабан главной лыжи 7. Сосновый брусок трапецтвиднсй фермы 8. Средние усиливающие сосновые бруски 9. Ясеневый полоз 10. Фанерное основание полоза 11. Оковка из листового аллюминия 12. Стрингеры 13. Фанерные шпангоуты 14. Серьга крепления амортизатора 15. Амортизатор 16. Узел крепления амортизатора к лыже 17. Предохранительный трос 18. Упор, ограничивающий поворот лыжи 19. Кабанчик хвостовой лыжи


СЕЧЕНИЕ ЛЫЖИ



КАБИНЫ САМОЛЕТА

ПЕРЕДНЯЯ

1. Левая кабинная лампа 2. Часы 3. Выключатель освещения кабины 4. Электрощиток 5. Переключатель магнето 6. Насос бензиномера 7. Выключатель зажигания 8. Воздушный термометр 9. Бензнномер 10. Указатель скорости 11. Высотомер двухстрелочный 12. Компас 13. Козырек 14. Авиагоризонт 15. Указатель поворота 10. Вариометр 17. Тахометр 18. Трехстрелочный индикатор 19. Заливочный насос 20. Термометр дистанционный с предельными показаниями 0-125° 21. Выключатель освещения карты 22. Графикодержатель девиации компаса 23. Магнитный компас 24. Правая кабинная лампа


ЗАДНЯЯ

25. Рычаг нормального газа 26. Рычаг управления подогревом 27. Стопор (фиксатор) 28. Рукоятка управлением перекрывным бензокраном 29. Рычаг высотного корректора 30. Стопор (фиксатор) 31. Сектор управления триммерами 32. Промежуточная тяга 33. Сидение летчика 34. Ручка управления самолетом 35. Пусковое магнето 36. Педали управления рулем направления 37. Кабинная лампа 38. Переговорное устройство 39. Выключатель освещения карты 40. Рукоятка регулятора высоты сидения летчика 41. Медицинская аптечка 42. Графикодержатели поправок приборов


У-2ЛНБ


У-2ЛНБ



Кроме того, самолет мог нести бомбы на держателях под крылом. Стрелковое вооружение самолета состояло из неподвижного пулемета LLIKAC (П-426К) с боезапасом 300 выстрелов на нижнем крыле и ещё одного ШКАСа (П-426Т) на шкворневой установке у наблюдателя. Последний в дальнейшем заменили пулеметом Дегтярева ДТ. Точное число построенных самолетов этого типа неизвестно, но можно с большой долей уверенности предположить, что при полностью загруженных контейнерах (180 кг) балансировка машины значительно ухудшалась.

В мае 1943 года, незадолго до Курской битвы, У-2ВС в порядке эксперимента оснастили контейнерами АБК-П-100 и БАС-1 для борьбы с бронированными целями. Первый контейнер вмещал 33 противотанковых бомбы ПТАБ-2,5, второй – 29 подобных боеприпасов. У-2ВС был способен нести четыре контейнера АБК-П-1оо или шесть БАС-1. Но на сегодняшний день нет достоверных данных об использовании У-2 с этими контейнерами.

Модификация У-2ВС, очевидно имевшая обозначение У-2ЛШ (легкий штурмовик), помимо 120 кг бомб под фюзеляжем могла нести под крылом неуправляемые ракеты РС-82 и PC-132.

Почти ничего по сей день неизвестно о модификации У-2 «Ночь». Её создание восходит к 1941 году, когда Ставка приняла решение оборудовать около 50 У-2 радионавигационной аппаратурой «Ночь-1», которая была разработана заводом 327 Наркомата электропромышленности. Эта аппаратура позволяла самолету возвращаться на свой аэродром, пользуясь сигналами УКВ маяка. К работам был подключен завод 387, но данных о количестве У-2, оснащенных «Ночь-1» и их боевом применении пока не найдено.


У-2 мл. лейтенанта А. Воронина авиации Балтфлота после вынужденной посадки на финской территории, 18 октября 1941 г.


Горит брошенный У-2, зима 1941 г.


У-2СП Киевской АГОН


Чтобы максимально приспособить У- 2ВС к требованиям серийного производства в военных условиях, конструкторское бюро завода 51 («родного» предприятия Поликарпова) под руководством Натана Марковича Бахраха приступило к его модернизации. Самолет поделили на шесть подсборок, за каждую из которых отвечала соответствующая сборочная линия. Подсборки были следующими:

– силовая установка – двигатель, пропеллер, панели капота, проводка и трубопроводы,

– фюзеляж с оборудованием.

– крылья,

– подкосы и расчалки,

– хвостовое оперение,

– шасси.

На начало 1944 года каждый авиазавод производил несколько модификаций У-2, и введение подсборок упростило изготовление существующих версий и создание новых разновидностей машины. После запуска в производство У-2ВС, приспособленного для серии, на его базе были созданы следующие модификации У-2НАК, У-2ГН, У- 2СС и У-2М. Последней модификацией, запущенной в серию незадолго до конца войны, стал сельскохозяйственный У-2 АП.

Внешними отличиями У-2ВС образца 1944 года были триммер на левом руле высоты и пулемет ДТ на турели Тур-6 (однако продолжалась и постройка У-2ВС с пулеметами ШКАС). В состав стандартного оборудования вошел генератор ГС-350 (ранее устанавливался только на ночных бомбардировщиках), который питал током лампы подсветки кабины, навигационные огни и посадочную фару. Последняя теперь входила в состав стандартного оборудования, она устанавливалась под левым нижним крылом, заменив на части машин посадочные фалыифейры.

К стандартному оборудованию панели приборов, включавшему компас, альтметр, указатель скорости и указатель положения, добавили гирогоризонт, питание которого осуществлялось большой трубкой Вентури, крепившейся на левом борту фюзеляжа перед передней кабиной. Ручка управления в задней кабине стала съемной. Также в состав стандартного оборудования У-2ВС образца 1944 года входил шумо-пламегаситель ШПГ-2, установленный на выхлопном коллекторе, и прицел для ночного бомбометания НКПБ-8, крепившийся к правому борту фюзеляжа у передней кабины, с соответствующим вырезом в нижнем крыле. Под крылом и фюзеляжем размещалось шесть держателей Дер-7 с тросовым спусковым механизмом, которые могли нести нагрузку общим весом до 300 кг.

Со всеми этими доработками У-2ВС образца 1944 года успешно прошел государственные испытания, в ходе которых было обнаружено снижение летных характеристик. Доработанный самолет весил на 388 кг больше, чем обычный У-2, но без бомбовой нагрузки он лишь незначительно уступал по скорости, скороподъемности и потолку своему предшественнику. При подвеске бомб скорость самолета составляла 134 км/ч у земли, 100 км/ч на высоте 1000 м, а эксплуатационный потолок не превышал 1550 м.

У-2НАК (ночной артиллерийский корректировщик) был спроектирован в ОКБ Поликарпова в 1943 году. Он строился на заводе 51 как модификация выпускавшегося параллельно У-2ВС (ЛНБ), согласно техническому заданию, подписанному 20 октября 1943 года начальником НИИ ВВС Красной Армии.


Нестандартный пламегасетиль на одном из У-2 107-го полка связи.


Группа У-2 из 263-го НЛБАП над предгорьями Кавказа, 1942 г.


Погрузка раненного в С-2, Ленинградский фронт, 1943 г.


У-2НАК был оснащен приемно-передающей радиостанцией РСИ-4, органы управления которой размещались в кабине наблюдателя. Блоки приемника и передатчика были установлены в фюзеляже за кабиной, а мачта антенны крепилась к верхнему крылу и являлась отличительной чертой этой модификации. Для связи между членами экипажа использовалось самолетное переговорное устройство СПУ-Ф-2.

Шкалы приборов в обеих кабинах были покрыты флуоресцентной краской и освещались ультрафиолетовыми лампами УФО.

Кроме того, для освещения карт в каждой кабине было по паре обычных ламп.

Бортовая электрическая сеть питалась от генератора ГС-350М мощностью 0,35 кВт через регулятор напряжения РК-12Ф-350 и фильтр для подавления шума КФ-10-350. Генератор, имевший ременчатый привод от вала двигателя, был установлен между 1 -м и 2-м цилиндрами, а регулятор и фильтр крепились к противопожарной перегородке. Увеличившееся число потребителей тока на борту потребовало внесения изменений в электропроводку самолета.

Индивидуальные выхлопные патрубки цилиндров были объединены кольцевым коллектором, на выходе из которого был установлен шумопламегаситель МАКФ-4. Пусковое магнето было заменено катушкой КП-4716, а в высоковольтном контуре были установлены фильтры АФП. Чтобы избежать воздействия на радиоаппаратуру, все металлические части самолета (включая трубы тяг системы управления) заземлили с помощью медных проводов.

Войсковые испытания пяти опытных У- 2НАК проводились с 10 по 25 июля 1944 года 118-м Отдельным разведывательным полком 2-ой Воздушной Армии 1-го Украинского Фронта, который базировался приблизительно на 100 км восточнее Львова. Несмотря на то, что в конечном итоге все самолеты были потеряны по не боевым причинам (в основном из-за вынужденных посадок после потери ориентации) они получили высокую оценку и были рекомендованы для запуска в серию. Боевое использование У-2НАК началось на последнем этапе войны. В дневное время корректировка артогня велась с высот 1000-1500 м на удалении не более 40 км от наземной радиостанции. Ночная разведка велась с высот 600-1000 м, при этом экипаж старался заходить на цель на минимальных оборотах двигателя. При первом заходе осветительные ракеты обычно не использовались. Только когда звук мотора выдавал самолет, экипаж НАК сбрасывал осветительную ракету, чтобы лучше рассмотреть цель.


У-2СП одного из полков ГВФ


С-1, ставший трофеем финнов


По-2 из 399-го авиаполка связи, весна 1945 г.


Реконструкция модернизированного магазина, называвшегося «борода».


Пулемет ДА с барабанным магазином на поворотном кронштейне. Пунктиром показано размещение пулемета в походном положении.


Ещё одной модификацией У-2ВС образца 1944 года был агитационный самолет У- 2ГН (Голос неба), который был разработан Б.Н.Фадеевым и ОКБ Поликарпова. Прототип был построен на заводе 51, а два «серийных» самолета изготовили на заводе 494 в Козловке. Самолет был предназначен для ведения агитации среди войск противника в ночное время и был оборудован звуковещательной станцией СГУ-43. Громкоговоритель был установлен вертикально в фюзеляже, позади места наблюдателя. Полотняная обшивка в районе рупора была снята. Органы управления звуковещательной станцией размещались в кабине наблюдателя, а питание она получила от генератора ГС- 1000, мощностью 1 кВт. Вооружение на У- 2ГН отсутствовало. Оба построенных самолета успешно применялись на фронте.

Не без доли черного юмора кассеты для перевозки людей называли «деревянными пижамами» или другими выражениями, ассоциирующимися с гробом. Но несмотря на это, санитарные У-2, оснащенные ими, означали надежду на спасение для раненых и больных на всех фронтах. Легкие контейнеры, установленные на нижнем крыле биплана позволяли увеличить спасательные возможности «кукурузника» на 200%. Это стало ясно ещё во время отступления в начале войны, когда самолеты вывозили тяжелораненых в тыл. У-2 с кассетами широко

использовались в ходе боевых действий, причем они обслуживали не только регулярную армию, но и партизанские отряды.


По-2 одного из клубов Югославии



Танковый пулемет Дегтярева ДТ (на снимке) отличался от своего авиационного варианта, устанавливавшегося на У-2, лишь незначительными деталями.


Пулемет ШKAC КМ-35, который часто устанавливался на У-2.


Стрелковое вооружение У-2 было довольно разнообразным и, к примеру, до сих пор не существует полного перечня вариантов подвижной стрелковой установки. На снимке представлен один из редких вариантов установки пулемета.


Хронологически, первыми появились санитарные кассеты Бакшаева – СКБ – имевшие деревянный каркас, обтянутый полотном и весившие 17 кг. Каждая кассета крепилась к лонжеронам нижнего крыла прй помощи четырех хомутов, а в задней части находился люк, через который устанавливались носилки. Испытания были закончены 28 июня 1941 года и кассеты запустили в серийное производство. У-2СКБ мог перевозить двух раненых на носилках, а С-2СКБ – трех. В случаях, когда не требовалось сопровождение медработника, вместо него брали ещё одного сидячего раненого.

Кассеты, спроектированные А.Я.Щербаковым, крепились под нижним крылом и выступали далеко вперед за его переднюю кромку. В каждой из них размещалось по двое больных, которые сидели спиной к спине, головой наружу. С парой этих кассет С- 2 мог нести пять сидячих и одного лежачего пациента, а С-3 – пять и три соответственно! Конечно, мощности мотора М-11Д (125 л.с.) было маловато для такой нагрузки.

Относительно мало известно про опытную модификацию У-2МБ-М-12, которая при удачном стечении обстоятельств могла бы стать самым удачным вариантом поликарповского биплана. Самолет был оснащен пятицилиндровым мотором М-12 конструкции М.А.- Косова, который развивал мощность 200 л.с. (147 кВт). Максимальная скорость У-2 составила 240 км/ч, потолок вырос до 5000 м, а скороподъемность возросла на 30%. Полезная нагрузка достигала 600-800 кг. На самолет установили 12,7-мм пулемет Березина УБТ, а места экипажа получили бронезащиту.


Знаменитый истребительный полк «Нормандия-Неман» использовал не только Яки, но и несколько У-2.


М. В. Смирнова – командир 2-й эскадрильи знаменитого 46-го Гвардейского Таманского НБАП – записывает на свой счет 805-й боевой вылет.


У-2ВС подготовленный к действиям в зимних условиях. Самолет установлен на лыжи и покрыт белым камуфляжем, а на двигатель установлен небольшой обтекатель, защищавший от переохлаждения. Машина вооружена пулеметом ШКАС, перед задней кабиной смонтирован бомбовой прицел, а вместо бомб подвешены кассеты КМБ.


Установка более тяжелого мотора также позволила решить проблему со слишком задней центровкой У-2 при полной загрузке. К сожалению, М-12 так и не удалось запустить в серию, и работы по самой многообещающей модификации У-2 были свернуты.

Учитывая малое количество У-2 «лимузинов», выпускавшихся советскими авиазаводами, которые обеспечивали пассажирам более комфортабельные условия, на переделку обычных бипланов в самолеты такого типа были брошены силы армейских инженеров и ремонтных мастерских. Переделки могли быть как незначительными, когда одну или обе кабины закрывали фонарем, так и более серьезными, затрагивающими силовую конструкцию фюзеляжа. Такие самолеты, как правило, существовали в единственном экземпляре, и первым из них был У-2Л (СПЛ, «Башнефть»), созданный в 1935 году.

Ещё один У-2Л («лимузин» А.Н. Рафаэлянца) был построен в 1943 году в авиаремонтных мастерских ПЭМ-11 и значительно отличался от базового самолета. Фюзеляж увеличенной ширины и высоты примыкал к верхнему крылу. Поэтому стойки центроплана отсутствовали, а нагрузка от верхнего крыла передавалась непосредственно на силовые элементы фюзеляжа. Носовую часть удлинили, а площадь киля увеличили. По проекту Н.Н.Поликарпова был создан У-2-лимузин ЗВА (3-й Воздушной Армии). Самолет переделали в мастерских 3-й Воздушной Армии, установив на него закрытую кабину и хвостовое колесо (базой был У-2 с мотором М-11Д). Лимузин У-2 «маршальский» имел отдельные кабины с измененным креплением стоек центроплана.



В мае 1945 года советские «Кукурузники» появились па территории Чехословакии. Машина на снимке, сделанном на одном из пражских аэродромов, довольно долго находилась в эксплуатации, о чем можно судить по облезлому капоту и отсутствию подкрыльевой дужки.


Стандартное вооружение У-2 состояло из одного подвижного пулемета у наблюдателя и (гораздо реже) одного или двух неподвижных несинхронизированных пулеметов на нижнем крыле. Первоначально в качестве неподвижных пулеметов использовался ПВ-1 – модернизированный вариант обычного Максима, разработанный на Московском авиационном заводе летчиком и авиаконструктором А.В.Надашкевичем. Ему удалось снизить вес пулемета и увеличить его скорострельность с 600 до 750 выстрелов в минуту. ПВ-1 выпускался с 1926 по 1940 год. Позднее его заменили на более совершенный пулемет ШКАС КМ-35 (Шпитального-Комарицкого, авиационный скорострельный), который имел заводское обозначение П-426К (П-пулемет, 426 – заводской код, К – крыльевой). Оба типа пулеметов имели калибр 7,62 мм и пристреливались так, чтобы их очереди сходились на расстоянии 200 м перед самолетом. В фанерном коробе с полотняной обшивкой, проходившем от внешней стороны фюзеляжа и по верхней поверхности крыла шли патронные ленты к пулеметам, которые могли получать питание как с левой, так и с правой стороны. Патроны хранились в оружейном ящике, обычно из фанеры, установленном в фюзеляже, их число составляло 500-800 штук в зависимости от высоты ящика. Сам ящик располагался так, чтобы лента не имела перегибов в поперечной площади, и имел цилиндрические ролики у верхнего края, чтобы облегчить её скольжение. Вся конструкция крепилась позади места пилота кожаными ремнями. Если самолет был оборудован сдвоенным управлением, то в патронном ящике делались прорези для тяг управ ления. Рычаг перезарядки пулемета располагался на соответствующем борту кабины. От гашетки на ручке управления до спускового механизма пулемета шел металлический тросик. Число неподвижных пулеметов , в принципе, ограничивалось только их весом, и было множество У-2, оснащенных парой пулеметов. Прицеливание велось с помощью кольцевого визира или оптического прицела ОП-1, представлявшего собой копию древнего английского прицела «Элдис» (Aldis), созданного ещё в годы Первой Мировой войны. В обоих случаях прицельные приспособления крепились справа- спереди перед ветровым козырьком кабины пилота.

Первоначально на подвижной шкворневой установке Тур-6 устанавливался пулемет ДА (Дегтярева авиационный) – облегченный вариант легкого пехотного пулемета ДП с барабанным магазином на 63 патрона и прицелом КПТ-5. поскольку выпуск ДА был прекращен в 1940 году, шкворневую установку Тур-6 доработали под ШKAC.


Большая группа советских У-2, приземлившаяся па луг неподалеку от Ждице (Центральная Богемия). Здесь самолеты неизвестного подразделения сделали остановку на пути к демаркационной линии между силами союзниками, которая проходила которая проходила рядом с населенным пунктом Голубков в Западной Чехии.


Пражский аэродром Кбели стал домом для советских «Кукурузников» на все время их пребывания в Чехословакии. Машина на снимке несет двухцветный камуфляж. Отсутствие большой трубки Вентури свидетельствует о принадлежности этого У-2 к самолетом раннего типа. Слева па заднем плане видна носовая часть бомбардировщика Пе-2, а справа стоят Ла-5ФН и Ла-7 1-го Отдельного чехословацкого истребительного полка.



10 мая 1945 года По-2 появились на аэродроме Пардубице в Восточной Чехии. Обратите внимание на разницу в размерах и местоположении таков национальной принадлежности. На левом снимке виден дополнительный топливный бак установленный на центроплане.


Но эта установка оказалась не слишком удачной – магазин для ленты, получивший прозвище «Борода» имел малую емкость, всего 250 патронов при скорострельности ШКАСа 1800 выстрелов в минуту, и был слишком громоздким. Прицел остался таким же, как и на ДА. Вследствие нехватки ДА (и вероятно, чтобы стандартизировать вооружение) У-2ВС, выпускавшиеся на заводе 387 с 1943 года, оснащались упрощенной стрелковой установкой ВУ-У-2 с пулеметом ШКАС КМ-35 (Р-426Т – турельный), со старым прицелом и лентой на 400-500 патронов. Небольшие углы поворота ВУ-У-2 не позволяли эффективно вести обстрел наземных целей, и пришлось снова возвращаться к турели Тур-6 с пулеметом Дегтярева. Поскольку выпуск ДА был прекращен, стали использовать ДТ – танковый вариант пулемета, мало отличавшийся от своего авиационного собрата. Боезапас составлял 315 патронов, которые размещались в пяти магазинах барабанного типа. Стреляные гильзы (и, в случае ШКАС, звенья ленты) собирались в полотняный мешок с каркасом из стальной проволоки, который подвешивался под пулеметом, или через гибкий желоб попадали в ящик в кабине стрелка.


В ВВС послевоенной Чехословакии По-2 получили обозначение К-62. Самолет с бортовым номером СУ-5 принадлежал командному звену 1-го авиаполка, который базирова.1ся в Зволене, Словакия.


Один из чехословацких По-2 на стоянке ремонтного предприятия в Куновицах, Моравия.


На многих У-2 подвижный пулемет не устанавливался (причем даже на военных модификациях), поскольку эффективность этого оружия в борьбе с самолетами противника была весьма сомнительной.

Помимо бомбового и стрелкового вооружения У-2 мог нести до восьми неуправляемых ракет с фугасной или осколочной боевой частью – РС/РО-82 и 132 соответственно, известных также под армейским обозначением М-8 и М-13. До четырех ракет подвешивались под каждой из консолей нижнего крыла. Прицеливание производилось на глаз, при помощи визирных линий на крыле, или с помощью прицела ОП-1. Чтобы не дать немцам возможности атаковать самолет зенитным огнем при выходе из атаки, пара ракет могла быть запущена назад с перевернутых направляющих (эта традиция сохранилась и после войны – Су- 22 ОКБ Сухого мог оснащаться пушечными контейнерами и блоками НУРС, которые вели огонь назад). Ракеты запускались с помощью электрозапала, кнопка которого находилась в кабине пилота.

Чтобы представить огромное количество выпущенных самолетов семейства У- 2/По-2, достаточно привести лишь данные о их довоенном производстве. Серийное производство машин началось на заводе 23 в 1929 году. Первые 100 У-2, построенных в 1930 году, были поделены между ВВС и Добролетом (предшественником Аэрофлота) в соотношении 85 к 15%. В 1931, 1932 и 1933 годах ВВС получили 150, 525 и около 750 самолетов соответственно. Всего до ноября 1933 года ВВС получили 1417 У-2.

Столь необходимый стране сельскохозяйственный У-2АП, запущенный в серийное производство в 1930 году, выпускался ежегодно в количестве более сотни.


Хорошая посадка – это та посадка, после которой все остались живы, как и случилось с экипажем этого У-2 на аэродроме Пиештани (Словакия) 8 января 1946 года.


После войны многие советские По-2 были переданы гражданской авиации и «Аэрофлот» стал крупнейшим оператором самолетов этого типа. Самолет на снимке появился на аэродроме Прага-Кбели в 1947 году – он был передан в СССР в рамках программы помощи в борьбе с колорадским жуком.


С 1932 года У-2 стали поступать и в пограничные подразделения ОГПУ (в дальнейшем МВД). В гражданской авиации бипланы Поликарпова использовались для подготовки пилотов ГВФ, в «Осавиахиме» и в системе ГУСМП, отвечавшей за снабжение арктических районов СССР.

Всего завод 23 выпустил 10972 У-2. а новый завод 387 в течение 1940-41 годов добавил к этому числу ещё 1295 машин.

В ноябре 1933 года в авиашколах ВВС числилось 1036 У-2. а по данным за январь 1934 года в боевых подразделениях находилось 349 таких машин, которые использовались в качестве учебных, связных и разведывательных самолетов, а также как корректировщики артиллерийского огня. К тому времени темпы выпуска У-2 составляли около 100 машин в месяц и продолжали устойчиво расти, достигнув пика в 1937-38 годах, когда ежемесячно заводы выпускали около 200 самолетов.

К началу 40-х годов около 10 000 «Кукурузников» использовались в гражданской и военной авиации. У-2 и У-2СП, эксплуатировавшиеся «Аэрофлотом», обслуживали линии общей протяженностью 53 745 км. К концу 1939 года авиакомпания располагала 552 У-2СП и 187 «чистыми» У-2.

При нападении фашистской Германии на Советский Союз располагавшиеся в прифронтовой зоне подразделения ВВС были фактически уничтожены на своих аэродромах в первые дни войны. Поэтому к боевым действиям пришлось привлекать У-2 и устаревшие Р-5, последних, правда, было немного. Большинство У-2, взятых из тыловых подразделений, особенно из авиашкол, имели большой износ (порядка 40-60%) и не могли нести полную боевую нагрузку – не тянули «дряхлые» моторы и не выдерживала конструкция.

Кроме того, качество У-2, построенных в условиях военного времени, оставляло желать лучшего. Производство шло на эвакуированных предприятиях, где работали люди низкой квалификации – женщины, старики и подростки, которые просто не могли заменить опытных рабочих.


Большая часть устаревших По-2 передавалась Министерством обороны в аэроклубы, где они служили как для тренировочных полетов, так и для буксировки планеров.


В чехословацких аэроклубах камуфляж военных По-2 часто заменяли на серебристую окраску. Большая часть этих самолетов была списана к 1950 году и до наших дней, к сожалению, не дожило не одной такой машины.


До вступления СССР в войну выпуск У-2 велся в основном на ленинградском заводе 23 «Красный летчик». В течение 1940 года было налажено производство самолета также на ленинградском заводе 387. Когда немцы подошли к Ленинграду, оба завода были эвакуированы в Казань, где их объединили в завод 387. Согласно российским источникам, в годы войны У- 2 выпускались на четырех заводах: уже упомянутом 387 в Казани, 464 в Долгопрудном, 471 в Шумерли и 494 в Козловке. По сведениям Чехословацкого Авиационного реестра У-2, по крайней мере в 1943-44 годах, выпускались и на заводе 154 им. И.В.Сталина. Этот изготовитель указан в данных части У-2/По-2, которые были получены чехословацкими ВВС в СССР.

Получившие импровизированное вооружение У-2 из летных школ, аэроклубов и т.д. первоначально попадали в различные боевые подразделения, но позднее были сведены в специальные части, которые в дальнейшем превратились в полки легких ночных бомбардировщиков.

Потери практически лишенных защиты У-2 при дневных операциях были неоправданно высокими, но несмотря на это, на начальном этапе войны некоторые командиры ставили подразделениям подоб- . ные самоубийственные задачи, которые приводили к огромным потерям в людях и технике с минимальной пользой. После того, как критическая для СССР ситуация на фронтах миновала, вооруженные У-2 подразделения целиком сосредоточились на ночных операциях. Постоянные налеты этих легких машин подрывали боевой дух противника, не давая ему ни сна, ни отдыха в ночное время. «Швейные машинки», как называли У-2 немцы, разрывали ночь взрывами бомб.

«Эти самолеты не дают нам жить – мы не можем зажечь огонь ни в печке, ни в маленьком костре – экипажи У-2 тут же обнаруживают их и сбрасывают бомбы. Они находят нас постоянно – поэтому мы должны всю ночь сидеть в траншеях, чтобы избежать потерь» – писал ветеран Вермахта.

Советские легкие ночные бомбардировщики приступали к действиям в сумерках. Когда на малой высоте они перелетали со своих баз на небольшие аэродромы подскока, расположенные практически у линии фронта. С этих аэродромов полностью вооруженные бипланы поднимались в ночное небо, чтобы нанести удар по позициям противника. Близость аэродромов подскока к фронту позволяла выполнять несколько вылетов за ночь – известны случаи, когда один У-2 успевал сделать десять вылетов «за смену». Если умножить это число на максимальную бомбовую нагрузку в 300 кг, то получается, что маленький биплан мог сбросить бомб больше, чем тяжелый бомбардировщик!

Обычно У-2 действовали парами. Первая машина планировала на цель с остановленным или работающим на малых оборотах мотором, чтобы использовать фактор неожиданности и избежать обстрела зенитками. Второй самолет заходил с фланга, перпендикулярно направлению атаки ведущего на уже освещенную, и если повезет, горящую цель. На собственном горьком опыте немцы убедились, что их зенитный огонь практически неэффективен, и только позволяет скрывающемуся в темноте ведомому У-2 точнее нанести удар. В конце войны отчаявшиеся немцы попытались скопировать советскую тактику, создав подобные «беспокоящие подразделения», которые были вооружены самолетами Гота Go 145С.

Об интенсивности применения У-2 во время войны может свидетельствовать летная книжка штурмана И.А.Щедрина из 596 НБАП (ночного бомбардировочного авиаполка), который с 1 по 31 декабря 1942 года выполнил на Сталинградском фронте 400 боевых вылетов.

В августе 1943 года, в ходе сражения за Донбасс, регулярные ночные налеты У- 2 на железнодорожный узел Успенская сократили его пропускную способность на 50% – немцы прекратили ночные перевозки, опасаясь полного выхода этой важной станции из строя.

Всего более 60 эскадрилий и полков, вооруженных У-2/По-2, принимали участие в боевых действиях, многие из которых получили звание гвардейских. Среди них особое место занимает 46-й Гвардейский Таманский НБАП, полностью укомплектованный женщинами.

Головную боль По-2 вызывали и у войск ООН в Корее, позиции которых они по ночам забрасывали мелкокалиберными осколочными и зажигательными бомбами. Попытки борьбы с ними при помощи современных реактивных истребителей оказались малорезультативными и довольно дорогостоящими. В одном случае Локхид F-948 «Старфайер», попытавшийся зайти в хвост По-2, врезался в биплан, оба самолета погибли. Несколько больше повезло пилотам Корпуса морской пехоты США, которые на своем Дугласе F3D-2H «Скайнайт» первыми на снабженном радаром реактивном ночном истребителе осуществили перехват По-2. Но, безусловно, самым опасным противником для По-2 оказался самолет, построенный в годы Второй Мировой войны – истребитель ВМС США Boyt F4U-5N «Корсар». Действуя на этом поршневом самолете против По-2, лейтенанту Гайю Боделону удалось стать единственным на Флоте асом Корейской войны.


Самолет раннего тина с ветровыми козырьками из плоских панелей. К одной из стоек центроплана прикреплен тахометр мотора, а к другой – зеркало заднего вида.


Ветровой козырек позднего типа из одного изогнутого листа плексигласа.

Эпизоды боевого применения По-2

О боевом применении По-2 написано немало, но – большей частью фрагментарно. Данный труд также не претендует на всестороннее освещение использование знаменитого самолета в годы Великой Отечественной войны. Ниже приведены данные о боевой работе всего- навсего одного полка, вооруженного самолетами У-2 – 930-го Комсомольско-Трансильванского Краснознаменного полка. Думается, что читателю будут интересны предельно сухие, но исторически достоверные выдержки из Исторического формуляра полка.

– Боевую подготовку полк начал с момента организации 5-7 июля 1942 г. За небольшой период, 20 дней, несмотря на то, что личный состав представлял из себя молодежь с налетом 100 – 120 ч днем и имеющую перерыв в полетах от 6-ти месяцев до года, основная масса экипажей (90 – 95 %) была обучена полетам ночью. Полк убыл на фронт, не закончив программу обучения. Пришлось дорабатывать в процессе выполнения боевых заданий. Ввод в боевую работу экипажей прошел успешно в течение 4-5 дней

– 21 июля 1942 г. полк убыл на Калининский фронт на аэродром Игнатьево и вошел в состав 3-й воздушной армии в качестве отдельного полка.

– В период август – сентябрь полк в составе 3-й воздушной армии участвовал в Ржевской операции 1942 г. За этот период полком произведено 2030 самолетовылетов на бомбардировку и разведку войск противника, в результате которых оказано большое содействие наступающим наземным частям Красной Армии. За этот период полк потерял самолетов – 1 шт., летного состава – 2 человека.

– После Ржевской операции, базируясь на аэродроме Филатово, что в 8 км южнее ж.д. станции Селижарово, а затем – на аэродроме Михалево, что в 60 км юго-западнее Старой Торопы, полк до 15 апреля 1943 г. преимущественно вел разведку войск противника в районе Ржев, Оленино, Белый, а также выполнял бомбардировочные задачи. В декабре месяце 1942 г. полк в составе 20-й ночной бомбардировочной авиадивизии принимал участие в Велико-Лукской операции. Предшествующий этой операции период отдельная группа под командованием заместителя командира полка майора Кузоваткина в течение месяца вела разведку в районе Великие Луки, Велиж, Новосокольники, наблюдая за оперативными и тактическими передвижениями войск4 противника.

– С декабря 1942 г. по март 1943 г. отдельные группы в составе 4-х самолетов под командованием заместителя командира авиаэскадрильи старшего лейтенанта Кричевского Д.В., а затем в составе 9-ти самолетов под командованием командира авиаэскадрильи капитана Дорошенко, с аэродрома Бужарово, что в 24 км северо-западнее г. Велижа доставляли боеприпасы, вооружение, медикоменты белорусским и калининским партизанам. Произведено 133 полета с посадкой в тылу и 60 полетов на сбрасывание. Доставлено 21 835 кг груза.

Всего на Калининском фронте в составе 3-й воздушной армии произведено:

Боевых вылетов ночью 2758, из них на разведку 277. Сброшено бомб 436 933 кг. Вылетов на дневные задания – 2307. Общий налет 7442 ч 51 мин. Боевые потери:

1) летного состава 5 человек

2) самолетов 5 штук

– 15 апреля 1943 г. полк выведен в резерв Главного командования на аэродром Тушино, Москва. Полк вошел в состав 312-й ночной бомбардировочной авиадивизии.

– 19 августа 1943 г. полк под командованием майора Еренкова в составе 312-й ночной бомбардировочной авиадивизии убыл в распоряжение 5-й воздушной армии, Степной фронт. По 20 января 1944 г. полк принимал участие в операциях:

а) постоянно следуя за наступающими наземными войсками по направлению Харьков – Кременчуг оказывал им содействие в преодолении сопротивления противника.

б) Первым из соединений и частей 5-й воздушной армии перебазировался на правый берег Днепра для выполнения наиболее ответственных боевых заданий.

в) Участвовал в налетах на крупные опорные пункты противника Кривой Рог, Кировоград, железнодорожную станцию Знаменка. За эффективные действия по ж.д. станции Знаменка 312-й ночной бомбардировочной авиадивизии, в которую входит полк, присвоено почетное наименование «Знаменская». На протяжении всего периода полк 5 – 7-ю самолетами вел ночную разведку, доставляя ценные сведения командованию.

– За период пребывания на Степном и 2-ом Украинском фронтах произведено: боевых вылетов ночью – 2126, из них на разведку – 280. Сброшено бомб – 293 534 кг, разбросано листовок – 44 000 шт. Полетов днем: на связь – 1124. Дневной налет – 1033 ч 44 мин., ночной налет – 3277 ч 16 мин. Общий налет – 4305 ч 16 мин. Боевые потери: самолетов – 1.

– За участие в боевых действиях по овладению городом Знаменка Верховным Главнокомандующим маршалом Советского Союза Сталиным 930 авиационному полку объявлена благодарность.

– Полк, базируясь на аэродроме Машарино, выделил из своего состава 12 лучших экипажей под руководством заместителя командира авиаполка майора Чернобурова для участия в Корсунь-Шевченковской операции. Группа перебазировалась на аэродром Ротмистровка, откуда и действовала по прямому указанию штаба 5-й воздушной армии. Полеты в район окруженной группировки немцев экипажи производили днем и ночью в сложных метеоусловиях. Всего произведено боевых вылетов на бомбардировку живой силы и техники противника с попутной разведкой и выброской листовок: 62 вылета, из них 22 вылета днем. За образцовое выполнение заданий командования в боях по уничтожению немецких захватчиков в районе города Корсунь-Шевченковский и проявленные при этом доблесть и мужество Указом Президиума Верховного совета от 26.2.1944 г. 930 авиационный полк ночных бомбардировщиков награжден орденом Красного Знамени. После Корсунь- Шевченковской операции 930-й Краснознаменный Комсомольский авиационный полк ночных бомбардировщиков продолжал своими действиями помогать наземным войскам 2-го Украинского фронта в изгнании немецких захватчиков с территории Советской Украины.

– 17 апреля 1944 г. полк в полном составе перебазировался на аэродром Нечурени Молдавской ССР. После перебазирования в Молдавию в течение мая, июня и июля полк с аэродрома подскока Сарата своими беспрерывными полетами ночью вел визуальную и фоторазведку войск противника на территории Румынии в интересах наземных войск по подготовке Ясско-Кишеневской операции. 24 июня 1944 г. от имени Президиума Верховного Совета СССР командир 312-й авиационной дивизии полковник Кузнецов вручил 930 Краснознаменному Комсомольскому авиационному полку ночных бомбардировщиков Боевое Красное знамя.

– В ночь с 20 на 21 августа 1944 г. полк принял активное участие в Ясско-Кишеневской операции 26 экипажами с аэродрома Виашора; бомбардировал войска и технику противника на ближних подступах и в самом городе Яссы. За участие в боевых действиях по взятию города Яссы Верховным Главнокомандующим маршалом Советского Союза тов. Сталиным личному составу полка объявлена благодарность.

– После разгрома немецких войск в Румынии полк продвигался вместе с войсками 2-го Украинского фронта в Венгрию.

– За участие в боевых действиях по овладению городом Дебрецен, Венгрия, личному составу полка Верховным Главнокомандующим маршалом Советского Союза тов. Сталиным объявлена благодарность.

– За разгром и изгнание немцев из Трансильвании приказом Верховного Главнокомандующего Советского Союза 930 Краснознаменному Комсомольскому полку ночных бомбардировщиков присвоено наименование Трансильванский.

– Полк принимал активное участие по разгрому немецких войск в столице Венгрии г. Будапешт. Произведено боевых вылетов ночью – 650, сброшено бомб 61 969 кг. За участие в боевых действиях по прорыву обороны противника северо-восточнее города Будапешт и овладением городом Будапешт Верховным Главнокомандующим маршалом Советского Союза тов. Сталиным личному составу полка объявлена благодарность.

– После разгрома немцев на территории Венгрии 930-й полк вместе с наземными войсками начал разгром и изгнание немецких оккупантов на территории Чехословакии. За участие в боевых действиях по овладению городом Банеска-Штенвница, Чехословакия, Верховным Главнокомандующим маршалом Советского Союза тов. Сталиным личному составу полка объявлена благодарность.

– За участие в боевых действиях по овладению городом Комарно личному составу полка Верховным Главнокомандующим маршалом Советского Союза тов. Сталиным объявлена благодарность.

До конца войны тов. Сталин не раз вспоминал в своих приказах 930-й полк, объявив личному составу благодарности за содействие в овладении городами Комаром, Трнава, Братислава, Зноймо.

– Всего за время боевых действий полк произвел боевых вылетов по уничтожению живой силы и техники противника 9860 с налетом 14 785 ч. Произведено полетов по специальным заданиям командования 5291 с налетом 7197 ч.

Отношение пилотов к своим «ночным бомбардировщикам» поразительным образом совпадало. Вряд ли есть еще в истории советской авиации летательный аппарат со столь однозначно положительной репутацией. Впрочем, положительно боевые качества «кукурузника» летчики оценивали только повоевав на нем. Константин Фомич Михаленко всю войну прошел в составе 45-го гвардейского авиаполка ночных бомбардировщиков, вооруженного У- 2. Вот как вспоминал Михаленко свое первое знакомство с матчастью, на которой ему предстояло воевать:

– Самолеты – У-2. Небесные тихоходы, простейшие учебные самолеты, собранные по военным училищам и сибирским аэроклубам. И вот эта техника, предназначенная только для учебных полетов начинающих летчиков, теперь составляет основу нашего авиационного полка. Смотрю на зеленые двукрылые машины, открывшие не одному поколению летчиков дорогу в небо, и ощущаю в душе двойственное чувство. С одной стороны, уважение к старому самолету, с другой – сомнение: неужели на нем можно воевать?!


На самолетах раннего типа строевые огни размещались на торцах законцовок крыла.


В военные годы строевые огни перенесли на верхнюю и нижнюю поверхности законцовок.


– Самолет из учебника истории. Каких-то два десятка лет отделяют его от братьев Райт! Его тактико-технические данные весьма определенны: скорость – сто километров в час, потолок – две тысячи метров, броня – фанера вперемежку с перкалью, вооружение – дерзость… И это против современных скоростей, против самолетов из дюраля и брони, против скорострельных пушек и пулеметов! И все же мы должны воевать на этом самолете. Должны… А как воевать?

Еще как воевали! За свои полеты на «небесном тихоходе» К.М. Михаленко был удостоен звания Герой Советского Союза. Не он, кстати, один. Примечательна оценка, которую дали летному опыту пилота «кукурузника» после войны «высокие товарищи». Как известно, после войны началось массовое сокращение армии, в том числе и ВВС. Многие уходили сами, многих – «уходили». Михаленко ушел сам, но бросать летную работу не желал и попытался устроится в Гражданский воздушный флот по специальности, пилотом:

– Москва. В длинной очереди таких же, как я, бывших военных летчиков стою в коридоре Главного управления ГВФ. … Передо мной в очереди капитан, Герой Советского Союза, в прошлом летчик-испытатель, и мне слышен его разговор по телефону:

– На чем летал?

– Я – истребитель! – отвечает капитан. Летал на Яках, на «Лавочкине».

– Налет?

– Около семисот часов!

– Не подходит. Следующий!

Следующий – я. Если уж отказали этому парню, стоит ли мне брать трубку? Но… Чем черт не шутит? Возьму…

– На чем летал?

– На По-2.

– Налет?

– Больше двух тысяч часов.

– Фамилия, имя отчество? Заказываю пропуск.

Михаленко взяли не просто в ГВФ, он попал в Полярную Авиацию! Сегодня Полярная Авиация особо не звучит, но в те времена туда отбирали самых опытных пилотов, лучших из лучших. Обратите внимание на налет пилота истребителя и налет летчика «небесного тихохода» – 700 часов против 2000! Только этих цифр вполне достаточно, чтобы понять насколько интенсивно летали У-2 в военном небе. Девять – десять боевых вылетов за ночь для У-2 считалось нормой.

Полк, в котором служил Михаленко, стал 45-м гвардейским в декабре 1942 г. За «мужество и проявленный героизм» в боях под Сталинградом 680-й авиаполк ночных бомбардировщиков был преобразован в 45-й гвардейский авиаполк ночных бомбардировщиков. Один из летчиков полка, Федор Маслов, в одном из боевых вылетов получил тяжелое ранение в ногу. Ногу ампутировали, но Маслов вернулся в родной полку и продолжал летать с протезом вместо ноги до самого Дня Победы. Федор Маслов совершил 750 боевых вылетов, из них 110 на протезе, но звания Героя так и не получил – кукурузник… Последние боевые вылеты экипажа 45-го полка выполнили по Берлину. Полное наименование полка говорит само за себя: 45-й гвардейский Краснознаменный Варшавский ордена Суворова авиационный полк ночных бомбардировщиков 9-й гвардейской Краснознаменной Сталинградско-Речицкой ордена Суворова авиадивизии ночных бомбардировщиков.

Техническое описание

Поликарпов У-2 (По-2) представлял собой одномоторный двухместный биплан деревянной конструкции с неубирающимся шасси.

Фюзеляж прямоугольного сечения состоял из задней и передней частей, которые соединялись между собой при помощи болтов. Силовая конструкция состояла из четырех лонжеронов и рам (шпангоутов).

Передняя часть фюзеляжа, имевшая шесть шпангоутов, была частично расчалена в верхней горизонтальной плоскости и полностью – в нижней. Для расчалок использовалась 3-мм проволока. Обшивка – из 2-мм фанеры. На переднем шпангоуте имелись узлы крепления для двигателя и противопожарной перегородки. Ветровые козырьки были выполнены из плексигласа. До 1938 года они состояли из трех секций – плоской передней и двух боковых, а затем их стали делать из одного изогнутого листа. Панели приборов в передней и задней кабине крепились к шпангоутам 2 и 3 соответственно. Фанерный пол простирался от шпангоута 1 до шпангоута 5.

Конструкция задней части была аналогична передней – четыре лонжерона и шпангоуты, но растянута она была полностью. Верх задней части фюзеляжа был закрыт легкосъемным фанерным гаргротом, крепившимся на стяжных замках, что позволяло в случае необходимости осматривать конструкцию. К верхним лонжеронам задней части с помощью металлических фитингов крепился киль вертикального оперения. К лонжеронам также крепилось горизонтальное оперение и его подкосы и хвостовой костыль. По бортам находились люки для осмотра амортизатора костыля. Обшивка хвостовой части была полотняной.

Сидения членов экипажа изготовлялись из гнутых стальных труб, соединенных сваркой. Для регулировки по высоте имелся подъемный рычаг и амортизатор из резинового шнура.

Двухлонжеронные крылья имели профиль ЦАГИ-541 относительной толщиной 8,1%, с плоской нижней поверхностью. Силовой набор крыльев и центроплана состоял из коробчатых лонжеронов и фанерных нервюр, к которым с помощью казеинового клея и гвоздей крепились рейк-полки. Каждая консоль крыла имела десять обычных и шесть усиленных нервюр. К последним крепились расчалки бипланой коробки. Носок крыла до переднего лонжерона был обшит фанерой, остальная часть, включая элероны, имела полотняную обшивку. Верхние и нижние консоли крыла имели одинаковый размах и площадь, но размах верхнего и нижнего крыла был разным, так как в первом случае консоли крепились к центроплану размахом 1500 мм, а во втором – к фюзеляжу шириной 750 мм.

Элероны имели основной и вспомогательный лонжероны и нервюры, к концам которых крепилась дюралевая задняя кромка. В корневой части нижнего крыла были сделаны дорожки для ходьбы из деревянных реек. Законцовки крыла были выполнены из дюралевого профиля, а начиная с эталона 1936 года в них появились вырезы для захвата рукой, облегчавшие обслуживание самолета на земле. Кроме того, под законцовками нижнего крыла были установлены защитные дужки, защищавшие их от касания земли при посадке с креном.

На самолетах, имевших вырез в нижнем крыле под бомбардировочный прицел, между 1-й и 2-й нервюрами устанавливалась ещё одна для усиления. Узлы подвески вооружения располагались только на усиленных нервюрах.

N-образные стойки бипланной коробки первоначально изготовлялись из профильных дюралевых труб, но в дальнейшем их заменили дешевыми стальными трубами с деревянными обтекателями, обклееными полотном и пропитанными лаком.

Для улучшения обзора вверх центроплан имел вырез в задней кромке. В случае установки дополнительного топливного бака вырез отсутствовал, а сам центроплан имел более выпуклый профиль. На нижней поверхности крыльев имелись инспекционные отверстия.

Стабилизатор имел два коробчатых лонжерона, семь нервюр, концевые дужки и расчалки из проволоки. Угол установки стабилизатора мог меняться на земле перестановкой заднего вильчатого болта на гребенке лонжерона киля. Стабилизатор крепился к фюзеляжу с помощью фитингов и подкосов. Рули высоты имели основной и вспомогательный лонжероны и по семь нервюр. Каждый руль крепился к стабилизатору на трех шарнирах. Сверху и снизу рули высоты имели кабанчики тяг управления.

Киль неподвижно крепился к лонжеронам фюзеляжа и состоял из заднего лонжерона (бруса), продольного стрингера и концевой дужки. Руль направления состоял из лонжерона, шести нервюр и дужки и имел роговую компенсацию, он крепился к килю на четырех шарнирах. Обшивка хвостового оперения была полотняной.

Проводка системы управления – тросовая, на прямых участках проволочная. Военные и гражданские машины раннего выпуска различались формой руля управления: военные имели ручку с кольцом сверху, на котором располагались гашетки пулеметов, а гражданские – простую цилиндрическую ручку. Ручка управления в задней кабине всегда была «гражданского» типа. На послевоенных По-2 форма ручки несколько изменилась, а на рулях высоты появились триммеры.

Шасси – трехопорное с парой колес и хвостовым костылем. Тормоза отсутствовали. Первоначально использовались спицованные колеса размером 700x120 мм, с обтекателями их лакированной ткани на спицах. На эталоне 1936 года были установлены спицованные колеса 700x100 мм, а с середины 1938 года стали использовать дисковые колеса такого же размера. А с 1939 года и вплоть до окончания выпуска У-2/По-2 стали устанавливать колеса размером 700x150 мм. Для взлета перегруженного самолета или при действиях с мягкого грунта могли устанавливаться сдвоенные колеса. Основные опоры шасси состояли из переднего и заднего подкосов, оси и ленточных расчалок. Задние подкосы имели амортизацию из резиновых шнуров.

Костыль был выполнен из ясеня со стальной пятой. Он управлялся совместно с рулем направления и имел амортизацию. Зимой на самолете устанавливалось лыжное шасси. Основные лыжи деревянной конструкции с окантовкой из дюраля и сваренным из стальных труб кабаном имели размер 2200x334x264 мм. Хвостовая лыжа имела размер 500x204 мм.

Силовая установка состояла из пятицилиндрового звездообразного двигателя воздушного охлаждения Швецов М-11 рабочим объемом 8,6 литра с двухлопастным деревянным винтом диаметром 2,45 м, передние кромки которого были обклеены тканью. В 1939 году, когда появились более мощные модификации М-11, самолет стали оснащать винтами ВД-1 или ВД-14 диаметром 2,35 метра, передняя кромка которых имела окантовку из меди. На первых самолетах весь картер двигателя закрывался капотом, и в поток выступали только головки цилиндров, но в серии от этого отказались, и двигатель оставался полностью открытым.

Первоначально моторама изготовлялась в виде кольца из стального листа толщиной 4 мм и стержней из стальных труб с вильчатыми наконечниками. С 1931 года моторама полностью изготовлялась сварной из стальных труб – её «позаимствовали» у амфибии В.Б.Шаврова Ш-2. Закрывавший мотораму капот состоял из четырех панелей, закрепленных на петлях по задним кромкам и стяжным тросом с пружиной и замком.

Цилиндры или имели индивидуальный выхлоп (только выхлоп центрального цилиндра был объединен с выхлопом левого верхнего цилиндра), или кольцевой коллектор, выхлопная труба которого оснащалась шумо-пламегасителем.

До 1939 года на У-2 использовался мотор М-11 максимальной/номинальной мощностью 110/100 л.с. (81/74 кВт), с 1939 года стал устанавливаться М-11Г такой же мощности, а затем М-11Д максимальной/номинальной мощностью 125/115 л.с. (92/85 кВт). Послевоенные самолеты оснащались моторами М-11Д, К и JI, а затем и форсированным М-11МФ, отличавшимся более крупным картером и увеличенным оребрением цилиндров.

Топливная система включала медный трубопровод в фюзеляже и топливные краны, установленные в обеих кабинах, а также указатель уровня топлива. Бензобак емкостью 126 литров размещался в фюзеляже перед кабиной летчика и крепился к лонжеронам с помощью двух стальных лент. В центроплане мог устанавливаться дополнительный топливный бак емкостью 75 литров. Маслобак емкостью 11 литров был установлен перед первым шпангоутом фюзеляжа.


Трос управления и кабанчик элерона правого верхнего крыла. Обтекатель троса выполнен из нескольких слоев переклеенной ткани.


Элерон верхнего правого крыла. Система управления практически не претерпела изменений на самолетах всех модификаций.


Обтекатель троса управления элероном на нижнем крыле.


Кабанчик системы управления крепился прямо к передней кромке элерона.


Один из трех шарниров элерона. Видна стальная накладка с болтами удерживающая кабанчик.


Дорожка из деревянных реек на правом крыле У-2ЛНБ. Также видны две деревянных ступеньки. Стрелками указано расположение головок болтов крепления бомбодержателей.


Дорожка па левом крыле, остававшаяся без изменений на самолетах построенных в послевоенный период.


самолеты военного выпуска


послевоенные самолеты


Правый нижний элерон CSS-I3, являющегося экспонатом музея Прага- Кбели. Это элерон типа Фрайз и его верхний край сдвинут на 140 мм к задней кромке крыла и тяги системы управления крепятся к заднему лонжерону.


Вид снизу на элерон предвоенного типа.


Элерон предвоенного типа. Обратите внимание – его передняя кромка проходит в непосредственной близости от узла крепления стоек.


Приемник воздушного давления на правой передней стойке крыла самолета раннего выпуска.


Послевоенные самолеты имели более длинную штангу приемника воздушного давления.


Термометр установленный на левой стойке центроплана (только на самолете в Монинском авиационном музее).




Посадочная фара устанавливалась в основном на ночные модификации У-2, но ее часто можно было встретить и на других вариантах того самолета, особенно построенных в послевоенные годы.





Узел крепления подкрыльевой дужки. Конструкция подкрыльевои дужки мало менялась на военных и послевоенных самолетах.


Слева: подкрыльевая дужка У-2ЛНБ, построенного во время воины.


Подкрыльевая дужка CSS-13 – лицензионного варианта По-2, строившегося в Польше после воины.


Узел крепления передних стоек на правом нижнем крыле У-2ЛНБ. Узел крепился к переднему лонжерону. Также виден узел крепления расчалок.


Детальный снимок узла крепления стоек на правом крыле У-2ЛНБ.


Узел крепления задних стоек на верхнем крыле У-2ЛНБ, расположенный прямо перед элероном.


Нижний узел крепления задней стойки У-2ЛНБ.



Левая передняя стойка CSS-13. Эти цельнометаллические стойки стали применяться в 1944 году на По-2М, но их также устанавливали на большинство По-21ШС.



Узлы крепления передних стоек на правых верхнем и нижнем крыльях У-2ЛНБ. Такие стойки из труб с деревянными обтекателями долгие годы являлись стандартом для всех У-2/По-2, пока в производство не пошли цельнометаллические.


Правый передний узел крепления стоек центроплана на У-2 военного выпуска. Инспекционные лючки располагались симметрично с обеих сторон.



Узел крепления задней правой стойки центроплана.


Узел крепления правой передней стойки центроплана, вдоль которой проходила проводка от приемника воздушного давления.



Правый и левый борт У-2 с узлами крепления стоек центроплана.



Трубчатая распорка, позволявшая избежать вибрации расчалок. Передняя часть имела сферическую законцовку, задняя – коническую.



Хвостовое оперение претерпело мало изменений за время производства самолета. На снимках представлено оперение CSS-13, который имел несколько отличавшийся по форме и расположению шарниров руль высоты.


Место сочленения передней кромки киля с фюзеляжем.



Шарниры руля направления и кабанчик с тягами.



Тросы проводки руля направления напрямую соединялись с педалями в кабине пилота.


Шарнир руля высоты.


Общий вид правой половины горизонтального оперения.


Узел изменения угла установки стабилизатора.





Детальные фотографии кабанчика руля высоты и тросовой проводки с предохранительным кольцом. Стрелками указано расположение качалки управления хвостовым костылем.


Небольшая ступенька на переднем подкосе шасси облегчала техникам доступ к двигателю, его оборудованию и маслобаку.


Амортизатор заднего подкоса шасси.






Детальные фотографии элементов конструкции шасси и узлов его крепления к фюзеляжу.


Узел крепления левого заднего подкоса шасси к фюзеляжу У-2ЛНБ.


Вид спереди па обтекатель амортизатора CSS-13 с хорошо заметной рояльной петлей, соединявшей его половины.


Фитинг левого заднего подкоса из листа малоуглеродистой стали.


Вид сверху па правый задний подкос и обтеки т ел ь аморт и зат ора.



Шасси CSS-13 оснащенное пневматиками размером 700 х 150 мм. Хорошо виден обтекатель оси колес.


Хвостовой костыль У-2ЛНБ – экспоната музея в Кракове.


Нижняя часть фюзеляжа за костылем была закрыта съемным фанерным грязезащитным щитком.




Конструкция костыля на У-2 и По-2, включая самолеты послевоенного выпуска, была идентичной. Исключением был костыль с колесом, устанавливавшийся на По-2ШС и подобные ему машины. В случае установки крюка для буксировки планеров грязезащитный щиток снимался.


Натяжной тросик пружины амортизатора костыля (на фото показан CSS-13, лючок доступа у которого отличался от машин совет с кого про и з воде те а).


Выемки для рук перед костылем служили для подъема хвостовой части.


Схема педалей управления рулем направления.




Панель приборов и оборудование кабины: 1) – альтиметр, 2) – магнитный компас, 3) – авиагоризонт, 4) – указатель скорости, 5) – гирогоризонт, 6) – указатель вертикальной скорости, 7) – переключатель зажигания, 8) блок переключателей электросистемы, 9) – кнопка бензонасоса двигателя, 10) – указатель уровня топлива, 11) – тахометр, 12) – индикатор температуры и давления масла, 13) – термометр, 14) – предохранитель, /5› – указатель температуры цилиндров, 16) – лампа УФО, 17) – таблица девиации, /5) – пусковая катушка магнето, 19) – рукоятка управления двигателем, 20) – часы, 21) – обогреватель карбюратора, 22) – кран подачи топлива, 23) – корректор, 24) – ракетница, 25) – карман для карт, 26) – бомбосбрасыватели.





Приборное оборудование кабины нилота значительно различалось у военных и гражданских вариантов У-2. На фотографиях представлена кабина У-2ЛНБ из музея Кракова, неплохо сохранившегося до наших дней.


Приборная панель.

Ручка управления самолетом.



Левый и правый борт кабины пилота. Белыми стрелками показаны отсутствующее оборудование.


Кабина еще одного У-2. Стрелками указано оборудование отсутствующее на предыдущих снимках.


Панель приборов у штурмана имела гораздо более скромное оснащение.


Пол задней кабины. Стрелкой указано место установки азрофото камеры.


Правый борт кабины стрелка. Отверстие в полу (указано стрелкой) служило для стрельбы из сигнальной ракетницы. Три рукоятки красного цвета предназначались для сброса бомб. Потянув за них можно было открыть замки бомбодержателей.


Механизм регулировки высоты сиденья.


Правый борт кабины стрелка.


Полотняный мешок за спинкой сиденья пилота служил для сбора гильз.


Детальный снимок центрального цилиндра с воздуховодом и толкателями клапанов.


Силовая установка У-2ЛНБ из краковского музея.



Детали конструкции цилиндров с отдельными выхлопными патрубками.



Выхлопния система У-2/По-2 практически не менялась на протяжении войны, исключение составляли ночные варианты самолета (У-2НАК/ЛНБ). Обратите внимание на инспекционный лючок овальной формы.


У-2ЛНБ военного выпуска


CSS-13 послевоенной постройки


Силовая установка По-2 (CSS-I3) из музея в Прага-Кбели.



Детали конструкции силовой установки польского лицензионного варианта По-2 послевоенной постройки. Нижняя панель капота без выштамповки. Выхлопные патрубки нижних цилиндров имеют симметричное расположение.



Вид на нижнюю панель капота, крепящуюся замками типа Дзус.




Боковые створки капота обеспечивали доступ к оборудованию двигателя. Обратите внимание на выштамповки и усиливающую накладку, обеспечивающие створкам жесткость.



Отсек оборудования двигателя с масляным баком и противопожарной перегородкой.



Пространство под масляным баком. Внизу виден фильтр-маслоотстойник.


Носовую часть фюзеляжа, между противопожарной перегородкой и кабиной пилота, занимал топливный бак.


Передняя часть фюзеляжа с панелью закрывавшей топливный бак.


При снятой нижней панели виден пол кабины за топливным баком, растяжки фюзеляжа и элементы крепления подкосов шасси.


Лючок для доступа к задней части панели приборов.



Вид на противопожарную перегородку и топливный бак. Па переднем плане виден маслобак.



По бортам центральной части фюзеляжа размещались качалки системы управления, тросы от котрых шли к кабанчикам рулей высоты. На гаргроте за задней кабиной была установлена шкворневая установка пулемета. Важной частью вооружения также был бомбовый прицел, крепившийся с внешней стороны правого борта под кабиной стрелка.




Шкворневая установка пулемета ШКАС, которую очень часто можно увидеть на снимках военного времени. Ее недостатками был и малые сектора обстрела вбок – вниз и невозможность убрать пулемет в походное положение – в фюзеляж.




Через ролик в крыле трос шел к элероном. На снимке представлен польский CSS-13 с откидным лючком, в то время как на самолетах выпущенных в военное время использовались сдвижные лючки, которые фиксировались проволокой. Под вторым инспекционным люкам на днище фюзеляжа размещались ролики системы управления элеронами, от которых тросы шли к роликам в крыле.



Качалка руля высоты.


Узел крепления тросов к педалям управления рулем.





Примитивный бомбовый прицел конструкции завода 387. Он устанавливался не только на У- 2ЛПБ, но и на самолеты других модификаций. Корпус прицела был выполнен из дерева, а остальные элементы – из стали.



Вырез в крыле под бомбовой прицел.




Подкрыльевые балочные держатели с подвешенной бомбой. Видны фиксаторы крыльчатки взрывателя.



Пара балочных держателей под фюзеляжем. Видны тросики спускового механизма идущие в кабину стрелка. Круглое отверстие в фюзеляже – вырез под объектив камеры.


Хвостовая часть фюзеляжа со снятым гаргротом. Хорошо видны внутренние расчалки.


Вид на фюзеляж со стороны хвостового оперения. Рама шпангоута с обеих сторон зашита холстом.


Отсек за местом стрелка.




Съемный гаргрот.


Сдвижной лючок на У-2ЛНБ, зафиксированный проволокой.


Лючок в хвостовой части фюзеляжа обеспечивал доступ к электроразъему навигационного огня.


Левый борт хвостовой части фюзеляжа польского CSS-13. Обратите внимание на иную форму лючка, который теперь фиксируется с помощью замков.


Правый борт хвостовой части фюзеляжа лючков пе имел – отличительная особенность всех модификаций.



Лючок в хвостовой части с небольшим обтекателем над выходом кабеля.


Хвостовой навигационный огонь.


У-2 на лыжном шасси, захваченный финскими войсками во время «Зимней войны» в декабре 1939 года. Машина не ремонтировалась и ныне является экспонатом музея Тиккакоски. Верхние поверхности окрашены стандартной зеленой краской АМТ-4. нижние – светло-голубой АМТ-7. Белые полосы на фюзеляже и крыле, очевидно, указывали на принадлежность самолета конкретному подразделению. Красные звезды не имеют окантовки.



У-2 неизвестного подразделения в стандартной зеленой/ светло-голубой окраске (АМТ-4/-7), захваченный летом 1941 года наступающими немецкими войсками на одном из аэродромов на западе СССР. Звезды не имеют окантовки, полоса на фюзеляже предположительно желтого цвета.


Еще один У-2 в двухцветном камуфляже, захваченный немецкими войсками летом 1941 года. Цифра 5 и законцовка руля направления предположительно желтого цвета.


Этот учебно-тренировочный У-2, вторая кабина которого снабжена колпаком для обучения полетам по приборам, также попал в руки немцев в начале войны. Необычна окраска руля направления в синий цвет.


У-2ВС на лыжном шасси. Быстросмываемый зимний камуфляж нанесен поверх базового АМТ-4. Красные звезды не имеют окантовки. Самолет вооружен пулеметом ШKAC, под крылом подвешены кассеты КМБ.


Этот У-2, оснащенный транспортными кассетами Бакшаева, почти неповрежденный достался немцам летом 1941 года. Поверх базового зеленого камуфляжа нанесены иррегулярные черные пятна. Можно предположить, что они были сделаны в полевых условиях уже в ходе войны. Машина оснащена шкворневой установкой, но сам пулемет отсутствует.


По-2 (с/н 0043/7408) служивший в 1946 году в Чешском национальном аэроклубе в Праге. Вместо первоначального трехцветного камуфляжа задняя часть фюзеляжа, начиная от второй кабины, была окрашена в темный цвет, вероятно зеленый, немецкого происхождения. На руле направления, под знаками национальной принадлежности, была изображена эмблема Чешского национального аэроклуба.

Нижние поверхности крыла и фюзеляжа сохранили свой первоначальный светло-голубой цвет, но знаки национальной принадлежности на них отсутствовали.


Эмблема Чешского национального аэроклуба.


К-62 командного звена 1-й авиадивизии чехословацких ВВС. авиабаза Прага-Кбели, 1946 год. Верхние поверхности окрашены в темнозеленый цвет (вероятно аналогичный немецкому RLM 70), нижние поверхности – светло-голубые (RLM 65). Чехословацкие кокарды не имеют окантовки.


По-2 ВС (с/н 5668) который в 1948 году эксплуатировался в аэроклубе Гавличков Брод. Верхние поверхности темно зеленые (RLM 70), нижние- светло-голубые (RLM 65). В дальнейшем эта машина попала в аэроклуб Кралове Градец, где летала до 1958 года. К этому времени самолет был полностью окрашен в серебристый цвет.


Вскоре после окончания войны По-2 югославских ВВС несли зеленый цвет на верхних поверхностях и светло-голубой – на нижних. Рисунок выполнен по фотографии сделанной предположительно зимой 1945-46 годов. В дальнейшем самолеты получили четырехзначные бортовые номера, которые наносились над знаками национальной принадлежности на руле.


По-2 французского истребительного полка «Нормандия- Неман», осень 1943 года. Камуфляж состоит из пятен зеленого (АМТ-4) и коричневого (АМТ-1) цветов на верхних поверхностях и АМТ-1 – на нижних. На руле направления номер 10 и эмблема советских ВВС.


Реконструкция расположения цветов на верхних поверхностях самолета.


Некоторое количество У-2 были захвачены финскими войсками и четыре самолета из них в дальнейшем использовались llmavoimal (ВВС Финляндии). На рисунке изображена машина с регистрационным номером VU-3 в том виде, как она выглядела летом 1944 года, когда финский камуфляж из черного, оливково-зеленого и голубого цветов заметно выцвел. После заключения с СССР соглашения о прекращении огня в сентябре 1944 года желтые полосы «Восточного фронта» были удалены.


По-2ЛНБ польского 2-го НБАП «Краков». Самолет несет камуфляж из пятен зеленого и коричневого цвета, в носовой части красно-белая польская «шаховица». Машина вооружена парой бомб ФАБ-100-.


Этот По-2 в трехцветной окраске (АМТ-1/4/ 7) закончил войну в Чехословакии, под Прагой.


По-2ВС из состава 9-го ГНБАП в трехцветном камуфляже (АМТ- 1/4/12), использовавшемся на заключительном этапе войны. В сентябре 1944 года этот самолет участвовал в оказании помощи польскому восстанию в Варшаве. В данном случае он оснащен импровизированными устройствами для сброса мешков с оружием, которые были обвязаны горбылем.



Оглавление

  • Введение
  • Двигатели
  • Модификации
  • Эпизоды боевого применения По-2
  • Техническое описание




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики