Страстное убеждение (ЛП) (fb2)

- Страстное убеждение (ЛП) (пер. Елена Попова, ...) (а.с. Семья Мэлори-11) 1.12 Мб, 296с. (скачать fb2) - Джоанна Линдсей

Настройки текста:




ДЖОАННА ЛИНДСЕЙ СТРАСТНОЕ УБЕЖДЕНИЕ

Семья Мэлори #11


ГЛАВА 1

Джудит Мэлори встала на колени перед окном в спальне, которую делила со своей кузиной Жаклин, обе смотрели на разрушенный дом герцога Райтона. Хотя Джудит была старше кузины на несколько месяцев, Джек, как называл ее отец, дабы позлить своих американских родственников, всегда была лидером, зачинщицей и подстрекательницей. Джек говорила, что она собирается быть распутницей, как и ее отец Джеймс Мэлори. Джек твердила, что хочет быть пираткой, как ее отец. Джек хвалилась, что станет превосходной боксершей... И так далее. Джудит когда-то спросила ее, почему у нее не было желания стать матерью, и Джек быстро ответила: "Но это же не интересно!"

Джудит была не согласна. Она хотела сначала выйти замуж, а потом стать матерью. И это уже не за горами. В этом году им исполняется восемнадцать. У нее уже был день рождения на прошлой неделе, а Жаклин отпразднует свой через пару месяцев. Таким образом, у них обоих состоится дебют этим летом, но Жаклин собралась дебютировать в Америке, а не в Лондоне, а Джудит не хотелось разлучаться со своей лучшей подругой. Осталось пару недель, чтобы понять, как ей изменить ситуацию.

Дочери младших братьев Мэлори Джеймса и Энтони с самого детства были неразлучны. И каждый раз, когда их привозили посетить кузенов Брендона и Черил в родовом имении герцога в Гемпшире, они часами сидели перед окном в надежде снова увидеть в руинах призрак. С тех самых пор как они увидели его впервые, девушки не могли ничего поделать.

После они пару раз видели только лучик света, а к тому времени как они схватили фонари и побежали через обширный газон, свет угас.

Они должны были сказать Брендону об этом, конечно. Он был на год моложе, чем они, и это был его дом, в конце концов. Титул герцога Райтона и недвижимость перешла к нему через мать, Келси, которая вышла замуж за двоюродного брата девочек Дерека. Его родители переехали сюда, когда он родился, чтобы он понимал, какая ответственность возлагается на герцога. К счастью, титул нисколько не испортил его.

Но сам Брендон никогда не видел этот странный свет, поэтому то, что делали сестры сегодня вечером, нисколько его не интересовало. Он сидел в другой стороне комнаты погруженный в обучение младшей сестры Джудит, Джейми, игре в вист. Кроме того, ему только что исполнилось семнадцать, и Брэндон больше напоминал взрослого мужчину, а не мальчика. Не удивительно, что его теперь гораздо больше интересовали девушки, а не призраки.

- А я уже достаточно взрослая, чтобы вы мне всё рассказали? - спросила младшая сестра Брендона Черил, входя в комнату кузин.

Джейми Мэлори выскочила из-за небольшого карточного стола и подбежала к Черил, схватила ее за руку и потянула вперед к старшей сестре Джудит.

- Так и есть. Я была в ее возрасте, когда вы сказали мне.

Но младшей кузине ответила Жаклин:

- Это было только в прошлом году, киска. И в отличие от тебя, Черил живет здесь. Скажи ей, Брэнд. Она твоя сестра. Ей придется пообещать, что она никогда не пойдёт туда одна, и ты должен убедиться, что она сдержит обещание.

- Куда идти? - Черил посмотрела на двух своих кузин, которые отказывались рассказать ей свой секрет в течение многих лет. - Как я могу дать обещание, если я не знаю, что обещаю?

- Не время для логики, киска, - сказала Джудит, соглашаясь с Жаклин. - Ты должна пообещать. Джейми пришлось, а она даже не живет здесь. А за тебя мы, в конечном итоге, будем очень беспокоиться. Ты же не хочешь этого, правда?

Черил подумала минуту, прежде чем покачать головой.

- Я обещаю.

Джудит подтолкнула кузину, и Жаклин прямо сказала:

- У вас есть сосед - привидение. Он живет в том доме.

Черил разразилась смехом, но остановилась, заметив, что Джуди и Джек вовсе не шутят. Широко раскрыв глаза, она спросила:

- В самом деле? Призрак? Вы видели его?

- Около пяти лет назад, - сказала Джудит.

- Джуди даже говорила с ним, - добавила Жаклин.

- Но Джек увидела свет первой, из этого самого окна. Таким образом, мы просто должны были пойти и взглянуть. Мы всегда думали, что в старом доме водятся привидения. Так и есть!

Черил медленно пошла вперед и присоединилась к ним около окна, чтобы мельком взглянуть на старое строение, на которое ее родители жаловались столько раз. И облегченно вздохнула, так как не увидела ничего. Девушка вовсе не такая храбрая, как кузины. В лунном свете четко виднелись очертания старого особняка, который превратился в руины задолго до того, как они родились. Большой, темный, страшный дом. Она даже задрожала и повернулась, поспешив к брату, как будто искала защиты.

- Вы на самом деле не заходили внутрь этого дома, не так ли? - спросила Черил.

- Конечно, заходили, - сказала Джек.

- Но нас предупреждали не делать этого!

- Только потому, что это опасно: сломанные доски, рушатся стены, а крыша превращается в пещеру из паутины. Она повсюду! Мы еле вытащили ее из волос в ту ночь.

Открыв глаза еще шире, Черил ответила:

- Я не могу поверить, что вы на самом деле зашли внутрь, да еще и ночью!

- Ну, а как еще нам было узнать, что это за странный свет? Мы не знали, что там призрак.

- Вы должны были просто сказать моему отцу, - сказала Черил.

- Но это же так скучно! - заметила Джек.

- Скучно? Вам не нужно притворяться такими храбрыми только потому, что такие ваши отцы.

Когда они рассмеялись, Черил воскликнула:

- Так вы просто меня разыгрываете? Я должна была догадаться!

Жаклин улыбнулась ей.

- Ты действительно думаешь, что мы держали это втайне от тебя все эти годы, чтобы просто посмеяться над тобой? Ты сама хотела узнать, и теперь мы, наконец, рассказали. Это было невероятно интересно!

- И только чуть-чуть страшно, - добавила Джуди.

- И безрассудно, - настаивала Черил.

Джек фыркнула.

- Ну и что? Зато как занимательно! И у нас было оружие. Я захватила лопату из сада.

- И я взяла мои ножницы, - добавила Джуди.

Черил всегда хотела быть такой же храброй, как эти двое. Теперь она была рада, что это не так. Они думали, что нашли бродягу, но наткнулись вместо этого на призрака. Это просто чудо, что той ночью их волосы не побелели, рыжие волосы Джуди все еще отливали медью, а не сединой, и Джек по-прежнему такая же блондинка, как ее отец.

- Мы не могли точно сказать, откуда исходил луч света, поэтому мы разделились, - сказала Джек.

- Я нашла его первым, - продолжила рассказ Джуди, - я даже не была уверена, в какой комнате я заметила свет, пока не открыла дверь. Потом я увидела его. Летал себе посреди комнаты и выглядел не очень-то довольным. Я быстро сказала ему, что он находится в чужом доме, но он ответил, что этот дом его. Я сказала ему, что призраки не могут владеть домами. Он просто указал мне на дверь и довольно резко велел уйти. Он, казалось, рычал на меня, так что я повернулась и действительно собралась уйти.

- И тут зашла я, - заметила Джек, - но только увидела его спину, когда он уплыл. Я попросила подождать, но он этого не сделал. Он просто взревел: "Убирайтесь, обе!", так громко, что затряслись стены, или то, что от них осталось. И мы убежали оттуда. Уже на полпути домой мы поняли, что он не мог по-настоящему навредить нам. А мы могли бы помочь ему, поэтому мы вернулись и обыскали каждую комнату, но он исчез.

- Вы хотели помочь ему? - недоверчиво спросила Черил.

- Ну, Джуди хотела.

Черил посмотрела на старших кузин.

- Почему?

Джудит уклончиво пожала плечами и ответила:

- Он красивый молодой человек. Должно быть, ему было только двадцать или около того, когда он умер. Когда я впервые увидела его, он мне показался таким грустным. Но потом он заметил меня и стал воинственно защищать свой разрушенный дом.

- А еще и потому, что она той ночью влюбилась в него, - со смешком добавила Джек.

Джудит ахнула.

- Неправда!

- Правда! – поддразнила Джек.

- Я просто хотела узнать, что заставило его стать призраком. Должно быть, случилось что-то трагическое и страшное, если волосы побелели, прежде чем он умер.

- Белые волосы? – удивилась Черил. - Тогда он, наверное, был стар.

- Не говори глупостей, киска, - предупредила Жаклин. - у моей невестки Дэнни белые волосы, не так ли? И она была того же возраста, что мы сейчас, когда встретила Джереми.

- Да, действительно, - согласилась Черил, а потом спросила Джудит. - И что, он действительно такой красивый?

- Очень. И высокий, у него прекрасные темно-зеленые глаза, которые горели, как изумруды и… Не смей идти туда одна без нас! - добавила Джуди, она, кажется, ревновала.

Черил фыркнула:

- Я не такая смелая, как вы, и мне вовсе не любопытно. У меня нет желания встречаться с призраками, спасибо.

- Хорошо, потому что он, кажется, обладает магической силой, или ты не заметила, что кто-то отремонтировал крышу?

Черил ахнула.

- Привидение, что ли?

- А кто же еще?

- Нет, не заметила. Моя комната находится на другой стороне дома.

- Я заметил, - заговорил Брендон, - и я никогда не видел там рабочих, но крышу определенно недавно отремонтировали.

- Я надеюсь, ты не рассказал отцу? - поинтересовалась Жаклин.

- Нет, если бы я рассказал, я должен был бы тогда открыть вашу тайну, а я не мог нарушить обещание.

Жаклин засияла.

- Я знала, что мы могли рассчитывать на тебя, Брэнд.

- Кроме того, отец всегда ворчит, если кто-то упоминает это место. Он злится, что не может избавиться от него. Он пытался купить его, чтобы разрушить, но последней владелицей была женщина по имени Милдред Уинсток, а она просто унаследовала особняк и никогда там не жила. Оно и не удивительно, с призраком в придачу. Вообще там пусто со времен смерти моего прапрадеда, поэтому дом и находится в таком состоянии. Но я вам не скажу, зачем он построил его и кому подарил.

- Кому? - спросила Черил.

- Не твоего юного ума дело, - ответил Брендон.

Но Черил догадалась:

- Своей любовнице?

Джудит закатила глаза и сменила тему:

- Дом пуст уже пять поколений, неудивительно, что он в таком ужасном состоянии.

- Он не совсем пустой, - ответил Брендон. - Когда-то здесь был минимальный персонал, слугам платили, дабы дом не стал таким, как сейчас. Но отец не мог найти запись о том, кому мисс Уинсток оставила его после смерти, поэтому мы застряли с этой развалюхой в качестве заднего двора.

Дерек посадил деревья и густой кустарник вдоль границы участка, дабы люди наслаждались видом герцогских садов и не замечали само старое строение. Но деревья не закрывали вид старого дома с верхних этажей герцогского особняка.

Джудит вздохнула и отошла от окна.

- Ладно, пошли спать. Мы с Жаклин завтра возвращаемся в Лондон.

Как только родственники покинули комнату, Жаклин сказала:

- А что ты хотела? Они не видели его, как мы.

Джудит вздохнула.

- А меня не удивляет, что у Черил отсутствует жажда к приключениям. Дерек и Келси держат ее здесь, а мы с тобой выросли в Лондоне.

- Вздыхаешь, потому что сегодня ничего не случилось? Может, пойдём туда?

- Нет, призрак лишь однажды показал себя нам. Я уверена, он сейчас скрывается. Очень жаль, - сказала Джудит, вздохнув еще раз.

Жаклин бросила в нее подушку.

- Что ты сохнешь по нему? Его ведь на себе не женишь!

Джудит расхохоталась.

- Да, я понимаю это.

- Хорошо, потому что я не уверена, смогла бы ты поцеловать его или обнять.

Джудит приподнял бровь:

- Поцелуи? Ты вроде бы в прошлом году вычеркнула из своего списка распутницу, а?

- Прикуси язык. Я просто сделаю так, как Эми. Когда я найду своего мужчину, "нет" для меня ничего не будет значить. И тогда, небо, помоги ему! - добавила Жаклин с усмешкой проказницы.

- Только не найди его слишком рано. И не в Америке.

Они опять вспомнили это. Поездку Жаклин. Когда впервые Жаклин с родителями уплыла в Америку, Джудит перебывала в смятении и не находила себе места целых два месяца, пока ее кузина путешествовала. Тогда девушки поклялись, что не будут находиться вдали друг от друга, поэтому Джуди посетила Америку вместе с Жаклин, когда та отправилась туда во второй раз. Но они не знали об обещании, которое дал Джеймс Мэлори братьям Андерсон, когда родилась Джек. Ее американские дяди согласились на то, что бы Жаклин жила в Англии, но дебютировать она будет в Америке, так как они надеялись, что Жаклин выйдет замуж за американца. По крайней мере, надо предоставить ей такую возможность.

На вопрос, почему он на это согласился, ведь это не в его характере, Джеймс ответил: «Чтобы мне не пришлось убивать их, ведь Джордж разозлилась бы».

Хоть они и были братьями Джордж, но Джеймс и не думал шутить. Джордж – это мама Жаклин, вообще-то Джорджина, но Джеймс настаивал на том, что бы звать жену именно так, потому что знал – ее братьям это ужасно не нравилось, но если уж на то пошло, даже пять старших братьев сейчас называют ее так. Это обещание Джеймс сдержал, дабы поддержать негласный мир со своими родственниками. Что было необходимо, учитывая то, что они как-то пытались его повесить.

- Я не собираюсь замуж так скоро, - заверила Жаклин. - Так что и ты не спеши. Мы не должны быть как все дебютантки и найти жениха в первый сезон, несмотря на то, что этого ожидают наши матери. Этот год для веселья, следующий – для брака.

- Это не помешает тебе уплыть без меня, - заметила Джудит уныло.

- Нет, но у нас еще есть несколько недель, чтобы что-то придумать. Мы поговорим с родителями, как только вернемся в Лондон. Это твоих родителей надо убедить. Мой отец был бы рад, что мы вместе, но когда дядя Тони сказал «нет», папа стал на его сторону. Братья, сама понимаешь. Но если я скажу, что не поеду в Америку без тебя, они поймут. И почему твой отец ответил отказом? Он вроде бы и не питает особой радости по поводу твоего дебюта. Стал самым настоящим ворчуном!

Джудит хихикнула.

- Не правда! Он немного раздражительный в последнее время, да, но ты права, он был бы вполне счастлив, если бы я никогда не вышла замуж.

- Точно! Так что он должен ухватился за эту возможность и отправить тебя с нами.

- Думаешь, мы выйдем замуж с нашими-то отцами?

Жаклин рассмеялась.

- Ты думаешь о кузене Регине, которая воспитывалась четырьмя братьями Мэлори после того, как их старшая сестра Мелисса умерла. И как они не могли решить, кто же подходит их племяннице, а ей пришлось пройти через многочисленные сезоны из-за этого. Бедная Реджи. Но тогда у братьев Мэлори не было жен. Наши матери хорошенько вправят им мозги, когда увидят, что мы нашли свою любовь. Стоп. Это же тетя Рослин запретила тебе ехать, а дядя Тони просто согласился с ней, чтобы не ссорится, да?

Джудит вздрогнула и кивнула.

- Она с нетерпением ждёт моего дебюта, даже больше чем я. Она даже нашла какого-то мужчину и считает, что он идеально мне подходит.

- Кто же это?

- Лорд Каллен, сын какого-то приятеля из Шотландии, - ответила Джудит.

- Ты встречалась с ним?

- Я не видел его с тех пор, как мы были детьми, но мама недавно была там и заверила меня, что он - чудесная партия, богат и красив.

- Он живёт в Шотландии?

- Да, конечно.

- Тогда он не подходит! О чём твоя мама думает? Он же увезёт тебя от нас!

Джудит рассмеялась.

- Вероятно, она бы купила нам дом в Лондоне.

Джек фыркнула.

- Мы не собираемся так рисковать. Шотландцы могут быть довольно упрямыми. Подожди минуту, она запретила тебе сопровождать меня из-за него?

- Она беспокоится, что если меня здесь не будет в начале сезона, он женится на другой. Так что, да, я не удивлюсь, если это реальная причина, почему она отказывается позволить мне поехать в Америку.

Жаклин закатила глаза.

- Нам надо обоим взяться за это дело, ведь вместе мы гораздо сильнее. Запомните мои слова, ты поплывёшь со мной. У меня нет никаких сомнений на этот счёт.


ГЛАВА 2

Джудит лежала в кровати с широко открытыми глазами. Жаклин быстро уснула, но Джудит не спала, потому что поняла, когда в следующий раз приедет сюда, то, наверное, будет уже замужем. Не за Яном Калленом, а за человеком, в которого влюбится. Хотя они с Жаклин не хотели влюбляться сразу, конечно, не в этом году, но Джудит знала, что случилось с ее старшими кузенами и кузинами. Любовь меняет все планы. Джудит с грустью подумала, что ведь замужем, наверное, забудет своего призрака. Странно, но она не хотела забывать эту захватывающую встречу или больше никогда не видеть его. А что если пойти туда одной? Может призрак расскажет о себе. Эта мысль не давала ей покоя.

И, наконец, она, поддавшись искушению, обулась, надела плащ с капюшоном и спустилась вниз, чтобы найти фонарь, а затем побежала через задний двор. Но когда она достигла темного старого дома и попыталась открыть переднюю дверь, как делала раньше, Джудит поняла, что дверь заперта. Кто-то запер ее на ключ. Дерек? Но зачем, ведь многие окна без стекол, и можно легко забраться сквозь них.

Она забросила фонарь в комнату и залезла туда через окно. Было темно, но Джудит все равно направилась туда, где впервые встретилась с привидением. Пол скрипел под ногами. Если он здесь, то, наверное, услышит и скроется навсегда.

Она попросила:

- Не прячьтесь от меня. Я знаю, Вы здесь. Покажитесь!

Конечно, он этого не сделал. Она упрекнула себя за глупую мысль, что призрак будет исполнять ее приказы. В тот раз она застала его врасплох, а сейчас все испортила. Тем не менее, девушка решила пойти в ту комнату еще раз перед тем, как лечь спать.

Она открыла дверь, которая не заскрипела. Кто-то смазал ее? Потом подняла высоко фонарь, дабы осветить комнату. Здесь было всё иначе: нет паутины, на старом диване больше не было пыли, а в углу комнаты стояла кровать с подушкой и мятым одеялом. Тут кроме призраков еще кто-то живёт? На окнах висели шторы, и свет фонаря не был виден снаружи. Не удивительно, что они с Джек не замечали ничего так долго из своей комнаты. Вероятно, призрак был в ярости, что какие-то бродяги переехали в его дом, а он не смог их отпугнуть.

Но сейчас комната была пуста. Может призрак все ещё здесь? Она собиралась сказать невидимому другу, что может помочь ему выгнать нежелательных гостей, когда чья-то рука заткнула ей рот, а другая обвилась вокруг талии. Джудит так испугалась, что бросила фонарь, который на полу погас. О нет! Какой-то мужчина и полная темнота?!

Она была на грани обморока, когда он прошептал ей на ухо:

- Ты выбрала паршивое место для свиданий, девка. Твой любовник тоже в доме? Ты с ним сейчас разговаривала? Просто кивни головой "да или нет".

Она сделала и то, и другое. Он издал звук разочарования.

- Я уберу руку от твоего рта, чтобы услышать ответ. Не вздумай кричать. Заорёшь - свяжу тебя, заткнув рот кляпом, и оставлю гнить в подвале. Поняла?

Вообще-то это ее не пугало и даже казалось предпочтительней того, что еще он мог бы с ней сделать. Джек нашла бы ее утром, потому что она догадается, куда именно исчезла кузина. Джудит кивнула. Он убрал руку от ее рта, но другой все еще держал ее так крепко, чтобы Джудит не смогла убежать. Может все-таки закричать?

- Так, когда же появится твой кавалер?

- Я не собиралась встречаться с кем-либо, - немедленно заверила она его.

И почему она не сказала: "С минуты на минуту", - а?! Может тогда бы он ушел.

- Тогда почему ты здесь, и как сюда попала? Я запер чёртову дверь.

- Заперли? Зачем, ведь окна открыты?

- Потому, что запертая дверь ясно говорит, что здесь никому не рады.

Она хмыкнула.

- Вам тоже. Разве вы не знаете, что это за место и кто здесь обитает?

- И кто же? Я просто проходил мимо. Если здесь и есть какие-либо призраки, они еще не появлялись.

- Мимо? А что там за кровать? - фыркнула она. - Ложь. Вас не было здесь несколько минут назад. Вы вышли из стены? Там что, какая-то скрытая комната?

Он натянуто рассмеялся. Джудит почувствовала, что не ошиблась. И почему они с Джек не подумали об этом раньше? Даже особняк герцога «скрывал» комнаты и коридоры.

Он положил подбородок ей на плечо.

- Какое у тебя воображение, дорогая. Лучше отвечай на вопросы. Что ты еще можешь здесь делать, если не встречаться с любовником?

- Я пришла увидеть здешнего призрака.

- Что за бред? - насмехался он. - Призраков не существует.

Было бы замечательно, если бы он появился прямо сейчас и доказал ему, что это не так. Он бы отвлек этого бродягу, а она бы тем временем привела Дерека. Но тогда она поняла, что комната слишком темная, чтобы увидеть привидение, даже если бы оно действительно появилось. Разочарованная тем, что этот мужчина не дал ей в последний раз встретиться с привидением, она просто захотела вернуться в постель. Джудит попыталась вырваться из его рук, но он еще крепче сжал её.

- Перестань брыкаться, или я подумаю, что ты хочешь внимания иного рода. Это так, дорогая? Я был бы рад тебе в этом помочь.

Она затаила дыхание и замерла.

- Жаль. Ты хорошо пахнешь, мне нравится тебя чувствовать, и я хотел бы узнать, какова ты на вкус.

Джудит застыла.

- Я страшная, как смерть, вся в прыщах и бородавках.

- Так я тебе и поверил!

- Включите фонарь и увидите.

- Нет, пусть будет темно.

Джудит не ожидала, что он развернёт ее и поцелует так быстро, чтобы она даже не смогла остановить его. Она не смогла увернуться. От него пахло бренди. Поцелуй не был так плох, если бы она его хотела. Он держал ее руку, но ладонь свободно зависла в воздухе. Джудит ударила его по лицу и освободилась. Он засмеялся.

- Ну что такое? Я украл только маленький невинный поцелуй, чего ты злишься?

- Я ухожу, а если у тебя есть хоть капля ума, ты тоже уйдешь.

Вздох.

- Я это уже понял. Давай помогу тебе. Я не хочу оставлять на своей совести твою сломанную шею.

- Нет, подожди! - закричала Джудит, когда он поднял ее на руки. - Я знаю этот дом лучше тебя!

- Сомневаюсь, - пробормотал он и понёс ее через комнату до окна. - Не говори никому обо мне, и я уйду до рассвета.

- Я тебя не видела, ты об этом позаботился.

Она и не видела. На веранде светил месяц, но он отошел от окна сразу как отпустил ее и исчез в темноте комнаты. Она не ждала ответа, даже если он ее и слышал, просто побежала к особняку герцога, наверх, в свою комнату.

Она почти разбудила Жаклин, чтобы рассказать о приключении, но решила, что это может подождать до утра. Она до сих пор удивлялась, как простой проходимец мог позволить себе французское бренди, ведь оно такое дорогое! Это же главный товар контрабандистов…


ГЛАВА 3

- Почему ты выглядишь так, будто у меня проблемы? - спросил Бойд Андерсон, когда вошел в столовую, чтобы присоединиться к своей сестре Джорджине во время обеда.

Он ее поддразнивал, судя по улыбке, но все-таки говорил серьезно, ведь сестра хмурилась. У них были одинаковые темно-карие глаза, но его каштановые волосы были светлее. Для того чтобы принять гостей, Джорджина надела красивое коралловое платье и распустила волосы (она так делала довольно часто, когда приходили члены ее семьи).

Бойд был самым младшим из пяти братьев Джорджины и единственным кто постоянно жил в Лондоне. Он сам так решил и правильно сделал, учитывая, что он был третьим Андерсоном женившимся на Мэлори. Его жена Кети была незаконнорожденным ребёнком Энтони Мэлори, дочерью, о которой он даже не знал до того времени, пока Бойд не начал за ней ухаживать. Когда Мэлори узнали правду, а их довольно много, то ни за что не позволили Бойду увезти ее в Америку, хотя выросла Кети именно там.

Джорджина попыталась подарить Бойду успокоительную улыбку, но не совсем справилась с этим.

- Сядь, - она указала на стул напротив неё. - Я попросила повара приготовить твоё любимое блюдо. Было нелегко найти белых моллюсков.

- Это взятка? Не важно, не отвечай. Дело в поездке Жаклин, так ведь? Что не так? Что-то случилось с мальчиками?

- Нет, они счастливы остаться в школе. Им не интересен дебют их сестры.

- Я думал, ты была согласна с её поездкой.

- Я согласна. И я знаю, что наши братья хотят лучшего для Джек. А это важное путешествие сохранит мир в нашей семье, даже если это заставит кое-кого кое-чем поступиться.

Бойд поморщился.

- Почему ты именно так высказываешься?

- Я должна, потому что это чистая правда.

Он вздохнул.

- Я знаю, что мы были довольно требовательными, настаивая на том, чтобы ее дебют состоялся в Америке…

- Очень.

- И да, я знаю, что сейчас все мы проводим здесь очень много времени, даже больше, чем когда-то в Коннектикуте. Но есть и другая, более важная причина того, чтобы Жаклин ехала в Америку.

Он сделал паузу, чтобы взглянуть на дверь, прежде чем добавил почти шепотом:

- Твоего мужа, надеюсь, нет? Не хочу, чтобы он встревал в разговор.

- Джеймса нет, он пошел убедиться, что все готово для поездки. Но я не удивлюсь, если он сначала затащит Тони в Найтонхолл.

- Черт. Им надо было рассказать об этом мне, люблю такие бои.

- Не сегодня. Джеймс так раздражен, что бой будет жёстким.

- Это ещё лучше! Но почему? Что случилось? Это потому, что ты расстроена?

- Я не расстроена, я просто беспокоюсь. Это из-за Джек.

- Что-то по поводу поездки?

- Можно и так сказать.

- Но я думал, она хотела поехать.

- Она-то хотела, но думала, что Джуди поедет с ней. А это не так. Вот она и отказывается.

Бойд рассмеялся.

- Сейчас. И почему это не удивляет меня? Они всегда были неразлучны, эти двое. Все это знают. А почему Джудит не может поехать?

- Ее мать не позволяет. Рослин готовилась к сезону в течение нескольких месяцев и ждала этого с нетерпением даже больше, чем наши дочери. Она знает, где будут происходить все приёмы и балы. У нее уже есть на примете несколько подходящих мужчин, в том числе тот шотландец - сын ее близкого друга, он ей очень нравится. Она никогда не оставляет ничего на волю случая и думает, что Джуди может многое пропустить, если поплывет с нами.

Бойд посмотрел на потолок.

- Но они вернутся до того времени как сезон закончится. Пропустят, может, только неделю или две. Остаток лета они проведут здесь, поэтому мы и отплываем весной.

- Но они пропустят начало сезона, вот Рослин и упрямится, а она может быть очень упрямой. И я даже понимаю ее, ведь именно в самом начале сезона зажигается первая искра, начинаются ухаживания, появляются первые пары. Приехать на неделю позже это совсем не то, самых лучших женихов уже разберут. Конечно, она наиболее обеспокоена этим шотландцем и не хочет, чтобы какая-то другая девушка женила на себе мистера Каллена. Так что она хочет быть уверена, что и Джуди будет здесь в самом начале сезона.

- Ты действительно думаешь, что это будет иметь значения для двух самых красивых дебютанток этого сезона?

- Для Джек - нет. Она пойдёт за тем, кого захочет. И наплюет на все последствия, на той стороне океана или на другой.

- Ради Бога. Джорджи. Ты говоришь о своей дочери, а не об одном из распутников семьи Мэлори.

Она подняла бровь. После того, как она вышла замуж за Джеймса, Джорджина всегда так делала.

- Ты удивлен, что она пошла в отца?

- Очевидно, даже слишком, - пробормотал Бойд и добавил, - и это должно было быть уничтожено еще в зародыше.

Она усмехнулась.

- Я бы не сказала, что это плохо. Но это к делу не относится. В отличие от Джек, которая сначала делает, а потом думает, Джудит слишком добрая и внимательными к другим, чтобы протестовать. И Рослин это хорошо известно. Поэтому ее не переубедишь, первый бал Джудит состоится в Англии. Боюсь, если мы не переубедим Рослин, то не поплывём. Джек просто отказывается дебютировать без лучшей подруги.

- Черт возьми, Джорджи, осталось всего три дня! Слишком поздно все отменять, а Кети ждёт поездки с нетерпением.

- Ты думаешь, мне нравится эта ситуация? Мы уже всё собрали. Дева Джордж выведена из своего дока, и вся команда в сборе. Она стоит на якоре в Темзе, как мы говорим. Мы обхаживали и упрашивали Рослин месяцами, и вот у нас осталось несколько последних дней, а она по-прежнему говорит нет.

- Но наши братья уже на пути в Бриджпорт. И Эми скоро будет там, чтобы лично наблюдать за приготовлениями. Она отплыла с Уорреном на прошлой неделе. Они все будут думать, что произошло что-то ужасное, если мы не появимся к намеченному сроку!

- Джеймс поплывёт в любом случае, чтобы дать им знать что произошло, если будет необходимо. Они не останутся переживать в неведении. Мне очень жаль, Бойд, вы с братьями так ждали этого. Я не хочу, чтобы вы злились, если Джеймс не сдержит своего обещания. Это не его вина.

Бойд недоверчиво посмотрел на сестру.

- С каких это пор Джек всеми командует? Я сам лично отнесу её на корабль, если вы с Джеймсом не желаете настоять.

- Ты кое-что упускаешь, Бойд. В поездке не будет смысла, если моя дочь проведёт всё это время несчастной. Никто из нас не ожидал такой непоколебимости Рослин. Мы все пытались переубедить её, но она не передумала. Она шотландка, ты знаешь, и она каждый раз выходит из себя, когда кто-то пытается переубедить её.

- Тогда не считайте, что Джек хоть когда-нибудь выйдет замуж, - уныло сказал Бойд.

Джорджина вскочила на ноги.

- Извините? Ты заберёшь свои слова назад, Бойд Андерсон!

Он поднялся, а брови его сошлись на переносице, как и у сестры.

- Не стану. Я уже говорил тебе о более важной причине, по которой Джек должна дебютировать в Америке. Ты знаешь, что у неё будут гораздо больше шансов обрести любовь с человеком, который не знаком с репутацией твоего мужа. Молодые люди здесь до смерти боятся даже подойти к ней из-за него.

Джорджина села в своё кресло, но всё ещё выглядела раздражённой.

- Джек не волнуется из-за этого, как, собственно, и мы.

- Тогда вы обманываете себя, потому что такова человеческая природа. А там нет человека, который бы знал его, или случайно слышал какие-либо слухи о нём. Возможно, там есть парень, который согласен, чтобы Джеймс Мэлори стал его свёкром, в том случае, конечно, если Джеймс не прибьёт его до свадьбы.

Джорджина ахнула, даже пробормотала что-то невнятное, прежде чем сказать:

- Сейчас я согласна с Джек. Я действительно никуда не поеду. Я не в состоянии провести недели в открытом море с кем-то настолько тупоумным как ты!

Бойд тоже потерял терпение и прорычал на выходе из комнаты:

- Я не позволю своей племяннице упустить такую прекрасную возможность, только потому, что ты не можешь взять ситуацию под свой контроль!

- Да как ты смеешь! - закричала Джорджина, запустив в него тарелкой.

Тарелка пролетела мимо цели и разбилась, приземлившись в холле.

Входная дверь открылась до того, как Бойд добрался до неё. Вошедшая Жаклин широко распахнула глаза и заметила:

- Она что, опять швырнула в тебя тарелку?

Бойд фыркнул, взял Джек за руку и вывел её из дома.

- Она никогда не попадает в цель, - сказал он и добавил уже более строго. - Ты хоть представляешь, сколько из-за тебя сейчас проблем?

Джек дерзко улыбнулась, нисколько не раскаиваясь.

- Таков мой план.

- Свести нас с ума?

- Взять Джуди на корабль с нами.

- У меня есть идейка получше. Давай-ка, мы найдём некоего шотландца и устроим для него несчастный случай.

- Серьёзно?

- Я определённо в настроении. Но я полагаю, что мы можем попытаться сначала уговорить его.

- Уговорить шотландца? - Джек начала смеяться.

Бойд цокнул языком.

- Просто скажи мне, он в городе? Я не хочу загнать свою лошадь спешной поездкой в Шотландию туда и обратно всего за три дня.

- Вообще-то, он здесь по делам. Приехал пару дней назад и приглашает Джуди к себе каждый день. Мне было довольно сложно убеждать его, что её нет дома, и она не может принять его, а самой надеяться, что он поймёт намёк и просто уберётся. Но тётушка Рос догадалась что я сделала, после чего Джуди разнервничалась и сказала ей, что у неё совсем не будет Сезона, если она не начнёт его по ту сторону океана.

- Это сработало?

- Пока нет, но должно, в конце - концов. Хотя пока тётушка Рос уверена, что наш корабль уплывёт без Джуди. Она говорит, что я оказываю плохое влияние, - закончила Джек с усмешкой, явно гордясь этим.

- Так Джуди ещё не встречалась с лордом Калленом, чтобы понять нравится он ей или нет?

- Нет, только когда он был совсем мальчишкой. Он же, в свою очередь, видел её совсем недавно и был очарован. Но она не торопится узнать, что он за человек. Она должна была встретиться с ним сейчас в парке, Рослин уговаривала её. Но она притворилась больной.

- Так давай мы с ним встретимся. Мы должны использовать его увлечение для благой цели, скажем ему, что он окажет Джуди огромную услугу, если посодействует и объявит, что у него сложились непредвиденные обстоятельства, которые мешают ему присоединиться к открытию Сезона на пару недель. На такой срок, на какой он согласится заверить в этом Рослин, так что у неё не будет причин отказывать Джуди в поездке с нами. Да и вообще, мне не очень хочется ломать чьи-то кости.

Жаклин усмехнулась.

- Ты понимаешь, что говоришь прямо как мой отец?

- Прикуси язычок, Джек.


ГЛАВА 4

- Задумывался ли ты над этим? У нас всего пара дней до отплытия, а сейчас не только Джек, но и Джордж не хотят присоединяться к нам, благодаря непреклонности твоей жены, - сказал Джеймс, когда его довольно сильный удар пришёлся прямо в подбородок Энтони, что заставило его брата отступить на шаг назад.

Слух о том, что братья Мэлори были замечены вместе на пути в Найтонхолл, быстро распространились по соседям. Все места вокруг ринга были заняты, будто этот бой был запланирован заранее. Толпа устроила бойню перед дверью за право войти в клуб. Найтон поднял руки вверх, прекратив попытки сдержать всех желающих попасть внутрь. Энтони, младший из братьев Мэлори, приходил в Найтонхолл в основном ради упражнения на ринге, но его бои не были очень захватывающими в первую очередь из-за того, что он никогда не проигрывал. Правда, до тех пор, пока его брат Джеймс не сошёлся с ним в поединке на ринге. Никто не знал, кто из братьев победит сегодня, поэтому выкрики о ставках то и дело летали по залу. Чёрные брови Энтони удивлённо изогнулись, когда он посмотрел на брата:

- Нет, и ты можешь перестать вымещать своё разочарование на мне.

- И на ком же тогда? - сухо спросил Джеймс, и ещё один сильный удар с правой прилетел в челюсть его брата. - Что теперь?

- Это надоело, Джеймс, и это не моя чёртова вина.

- Конечно, твоя, мой дорогой мальчик. Ведь только ты один единственный, кто может уговорить твою жену. Потерял хватку? Боже правый, да так и есть!

За этот оскорбительный намёк Джеймс получил от Энтони удар в солнечное сплетение и апперкот в довесок. Но Джеймс, которого атакующие его мужчины, в том числе и его брат, так часто сравнивали с кирпичной стеной, даже не пошевелился. Зато следующий удар Джеймса, сбивший Энтони с ног, решил вопрос о победителе этого раунда. Проклятье! Джеймс побеждает слишком легко, когда он раздражён. Но Энтони был спасён от поражения, когда его кучер залез на ринг и принялся размахивать руками, пытаясь привлечь его внимание. Увидев мужчину, Джеймс отступил назад. Энтони поднялся, чтобы взять записку, которой размахивал кучер, прочитав её, он вернулся к Джеймсу на середину ринга. Энтони фыркнул, перед тем как сказать брату:

- Джуди советует сохранить моё лицо от кровоподтёков и отправиться домой собирать вещи. Видимо, Рос уступила.

Джеймс начал смеяться от такой хорошей новости, что позволило Энтони застать его врасплох ударом, который заставил его старшего брата приземлиться на пятую точку. Но раздражение Джеймса после неожиданной новости абсолютно испарилось, так что он, сидя на полу, просто вопросительно изогнул свою золотистую бровь и поинтересовался:

- А это ещё за что?

- Потому, что теперь я, без сомнения, в немилости у своей жены, - проворчал Энтони, протягивая Джеймсу руку. - Я не знаю, кто изменил её решение, и что они для этого сделали. Но зато я точно знаю, что именно на меня она направит свой гнев по этому поводу.

- Тогда ты просто отправишься с нами, а твоя жена останется дома. У неё будет предостаточно времени для того чтобы успокоиться, пока мы вернёмся.

Они оба знали, что Рослин не поплывёт с ними из-за морской болезни. Она и их с Энтони младшая дочь Джейми страдали от одной и той же болезни. Так что если ради Джуди Рослин и решилась бы на это путешествие, то она не могла подвергнуть мучениям Джейми. И, конечно же, она не оставит Джейми дома одну на два месяца, дожидаться пока они вернутся из путешествия. Джеймс увидел, что его замечание не снизило беспокойство брата.

- Да ладно, старина, только не говори мне, что самый известный лондонский повеса не может превратить ярость дамы в страсть другого рода? - сказал Джеймс, подаваясь вперёд, чтобы ухватиться за протянутую братом руку, но Энтони быстро отдёрнул её.

- Бить лежачего мужчину противоречит кодексу моей чести, но для тебя я могу сделать исключение.

Джеймс усмехнулся, встав на ноги:

- Пожалуй, я откажусь. Не хочу, чтобы Джуди подумала, что её записка не была доставлена вовремя.


***


Посреди Атлантики «Нереус» на всех парусах мчался в Бриджпорт, Коннектикут. В семейной компании Андерсонов "Скайларк Шиппинг" было множество кораблей, но кроме этого, у каждого члена семьи был отдельный корабль в личном пользовании. "Нереус" был собственностью Уоррена, второго по старшинству из братьев Андерсон и обожаемого мужа Эми Мэлори. Половину года пара проводила в море вместе со своими тремя детьми: Эриком и близнецами Глорианной и Стюартом, и, конечно же, репетиторами для детей. Вторую половину года они проводили в их доме в Лондоне, для того, чтобы их дети могли лучше узнать свою большую семью.

Эми грелась в лучах весеннего солнышка на палубе, несмотря на морозный ветерок. Так как она была единственной женщиной в семействе Андерсон у которой был успешный опыт светского Сезона в Лондоне, братья Андерсон попросили её составить план мероприятий для Жаклин, на время её двухнедельного пребывания в Бриджпорте. Конечно, у жены Дрю Андерсона, Габби, был лондонский дебют, но он был слишком скоротечным и обернулся скандальной катастрофой для Дрю, так что она не могла дать дельного совета касательно выхода в свет. А Эми не просто опиралась на свой личный опыт. Она консультировалась со своей кузиной Региной, экспертом семьи Мэлори по светским приёмам.

Эми должна была подготовить фамильный дом Андерсонов к подобного рода светским вечерам. Она разработала меню и разослала пригласительные карточки. Уоррен помогал ей с приглашениями, так как знал, кого следует пригласить. Несмотря на то, что Эми приезжала в Бриджпорт за все эти годы десятки раз и встречала множество друзей и знакомых семейства Андерсон, она не надеялась запомнить их всех. Но всё должно быть превосходно до того, как Жаклин и её родители приедут.

Её собственные дети были больше взволнованы этой поездкой, чем она, потому что они собирались присутствовать на каждом приёме. В Англии они должны были ждать до восемнадцати лет, чтобы быть достаточно взрослыми для этого события, но в Америке это правило не действует. Эми же была слишком измотана, чтобы чувствовать волнение. Столько всего нужно сделать!

Ей разум был настолько занят, она почти не замечала ощущения, которые начинали овладевать ею, но вот теперь они усилились в два раза, и она будто бы получила удар в живот. Уоррен подошёл к ней сзади, заметил это и незамедлительно обнял её. Он нежно положил руки на её плечи:

- Что за боль мучает тебя, дорогая?

- Это не боль.

- Что тогда?

- Что-то... плохое... должно случиться.

Уоррен тут же посмотрел в небо, намереваясь увидеть надвигающийся шторм, способный повредить их судно, но на горизонте не было ни одного тёмного облачка.

- Что должно случиться?

- Я не знаю.

- Когда?

- Я не знаю!

Он вздохнул.

- Если ты и дальше собираешься пользоваться этими предчувствиями, я хотел бы, чтобы ты интерпретировала их более конкретно.

- Ты всегда так говоришь. А у меня никогда не получается, потому что я не могу. Мы должны вернуться, Уоррен.

Он цокнул языком, помог ей выпрямиться и заключил в свои объятия.

- Ты мыслишь не разумно. Мы разминёмся с той половиной нашей семьи, которая направляется сюда. Даже если Джеймс и Джорджи отбыли с Джек незадолго до того, как мы вернёмся.

- Хотелось бы мне, чтобы был более быстрый способ путешествия, - проворчала она, в отчаянье, уткнувшись в его широкую грудь.

Он усмехнулся:

- Ничего не случится. И мы не поплывём с полным артиллерийским набором пушек на борту.

- Ты достаточно нагрузил наш корабль товаром, который тянет нас ко дну.

- Конечно, нагрузил. Это моя работа. И, несмотря на груз корабля, мы чертовски хорошо проводим время! Ещё неделя, плюс минус день, и мы будем в Бриджпорте.

- Если ветер не стихнет, - пробурчала она.

- Действительно. Но ты знаешь, не важно, что подсказывает тебе предчувствие, ты можешь смягчить любой удар, и всё будет хорошо. Сделай это. Скажи себе что-нибудь, что успокоит тебя, дорогая. Заключи пари. Ты ведь всегда выигрываешь.

Она взглянула на мужа и подарила ему любящую улыбку за это напоминание:

- Пари о том, что с моей семьёй не случится ничего такого, с чем бы она не справилась?

- Ты уверена, что хочешь быть такой неопределённой?

- Я не была неопределённой. Просто так это охватывает всю мою семью и каждого в твоей семье, всех жён, мужей и детей.


ГЛАВА 5

Только эта камера была сейчас занята, несмотря на то, что здесь их было много. Хотя это и не тюрьма, но казалось наоборот. В подземелье без окон заключенные не видели света вообще, если не считать единственного фонаря, что горел день и ночь. Но он предназначался для стражей, а не для узников.

Доходная база была построена в конце прошлого века, когда монарх посчитал нужной охрану своих южных вод, в основном побережье Корнуолла. Сначала это был просто док на полпути между Дорсетом и Девоном. Когда он расширился, сюда приехали жить люди. Магазины, конюшня, таверны... Но все равно основным делом здесь было задержание контрабандистов, которых сурово наказывали. Их оправляли в колонии или вешали. Был суд, но он ничего не значил.

Натан Тремейн хотел родится в прошлом веке, до всего этого. Тогда контрабандные грузы можно было выгрузить прямо на причале деревни, жители которой радостно помогали. Даже местные лорды закрывали глаза на незаконную деятельность, ведь получали свою долю бренди или чая. Это был простой способ обойти непомерные налоги, а длинное пространство скалистого побережья Корниш идеально подходило для того, чтобы именно сюда привозить ром, коньяк, чай и табак, и убедить даже законопослушных граждан купить товар по разумным ценам. Когда патрулирующих стражей было несколько, контрабандисты немного рисковали. Но не настолько.

Сейчас контрабандисты искали тайные места, чтобы спрятать свой груз. Но стражи наблюдали даже за скалистыми туннелями. Контрабандисты уже не хранили свои грузы на берегу, а увозили подальше и там же распространяли. Но товары все еще должны были быть выгружены на берег или загружены обратно на корабль, если контрабандист подозревал, что его тайник обнаружила пронырливая девица, которая, скорее всего, проинформировала власти. Вот как Натана поймали на прошлой неделе. Команда разбежалась, как крысы по канализации, а он убежать не успел.

Это было подстроено. Стражи ждали в засаде. Он просто не сможет этого доказать, пока не сбежит. Но это невозможно. Из такой-то камеры! Прикованный по рукам и ногам цепью с шипами к стене позади него, он едва мог стоять или дотянуться до человека прикованного рядом с ним. Четверо заключенных с ним в камере были в таком же положении. Он не знал их и не потрудился поговорить. Старик оставался несвязанным. Его задачей было передать оловянные миски с кашей остальным. Но он вроде бы спал, а будить его не следовало. Натан уже пропустил несколько обедов из-за того, что старик злился на тех, кто посмел его разбудить.

Натан спал, когда за ним пришли и освободили от цепей. Последний человек, которого забрали, кричал о своей невиновности, но так и не вернулся. Натан, хотя и злился, не сказал ни слова. У него был выбор, другая работа и иные цели. Он мог бы продолжать так жить, если бы его отец, Джори, не умер. Но одно привело к другому, а после длинной цепочки событий его собрались повесить или посадить в тюрьму до конца жизни.

Двое охранников поволокли его, не дав возможности идти самому. Ведь это было бы довольно медленно с цепями на щиколотках. Он не смог даже прикрыть глаза от дневного света, что ослепил его, когда они вышли из подвала.

Его привели в большой офис и толкнули прямо на твердое кресло перед столом. В красивой комнате стояла изысканная мебель, что указывала на то, что человек, сидевший там, большая шишка.

Натан догадался, что человек с любопытными голубыми глазами был, может быть, на пять лет старше, чем он (так что ему, скорее всего, тридцать), он носил безупречный мундир с блестящими пуговицами. Он имел вид аристократа. Но судя по тому, что он работал на правительство, это младший сын.

Он отпустил охранников перед тем, как представился:

- Я Арнольд Бэрдис, командор Бэрдис, если быть точным.

Натан удивился, что остался наедине с офицером. Они подумали, что неделя на каше и цепь сделала его слабым? Может офис и кишел стражами, но это для Натана не помеха. Он сразу увидел старый дуэльный пистолет на столе, который был там по понятным причинам. Натан посмотрел на него, обдумывая свои шансы добраться туда прежде, чем командор поднял бы оружие. Вероятность того, что там была только одна пуля, решила дело, потому что ему потребуется, по крайней мере, две - одна для командора и одна для цепи на ногах. Хотя можно взять командора в заложники...

- Хотите бренди?

Человек налил один для себя, хотя на столе стояло два стакана.

Натан спросил:

- Одна из моих бутылок?

Бэрдис улыбнулся.

- Чувство юмора, несмотря на ваше отчаянное положение? Хорошо.

Но сарказм - не юмор. Командор все равно налил и ему. Цепь заскрипела, когда он поднес стакан к губам. Натан отпил немного, чтобы промочить сухое горло. Если человек намерен напоить его, чтобы развязать ему язык, его ждёт разочарование.

- Вас было довольно трудно поймать, Тремейн, но всё равно это был всего лишь вопрос времени. Так случилось, или Вы осмелели?

- Отчаяние.

- Действительно? Или всё-таки это моя заслуга?

- Как Вам угодно. Я предпочитаю винить девку.

Бэрдис чуть не рассмеялся.

- Бывает. Но мой коллега юбок не носит.

- Изволите назвать его имя? - спросил Натан, затаив дыхание.

Но человек не просто беседовал с ним и не отвлекался, чтобы ответить не задумываясь. Он был вежливым, и на то была причина. Натан пока ее не понимал. Ему казалось, что офицер играет с ним, и Натану надоел этот разговор.

- У меня будет судебное разбирательство? - спросил он.

Командир понюхал свой коньяк, прежде чем взглянуть с любопытством и спросить:

- Есть ли у Вас оправдание?

- Я что-нибудь придумаю.

- Вы слишком бойкий для своего положения. Не нужно. Вам приходило в голову, что я держу Вашу жизнь в своих руках? Я думаю, Вам следует обуздать свой сарказм, по крайней мере, пока Вы не выясните, почему я вызвал Вас.

Наживка? Это прозвучало почти так, как если бы его не собирались повесить сегодня. Но если же это не суд, тогда что, черт возьми, происходит? Его поймали с поличным. У него не было никакого оправдания, и они оба это знали.

Он откинулся на спинку стула.

- Слушаю.

- Я знаю свою работу, поэтому узнаю о своих заключенных всё, а Вы весьма отличаетесь от других.

- Во мне нет ничего особенного, командор.

- Наоборот. Я знаю, Вы не всегда занимались контрабандой. Когда-то у Вас был законный бизнес, Вы научились многому, несмотря на свой возраст. Никак не смогли решить, что делать со своей жизнью?

Натан пожал плечами:

- Отец умер и оставил мне свой корабль и команду. Это определило мой выбор за меня.

Бэрдис улыбнулся.

- Так Вы считаете, что контрабанда у вас в крови? Я позволю себе не согласиться. Я уже знаю о Вас больше, Тремейн, чем ожидал узнать. Привилегия ранга - доступ к старым записям.

- Тогда Вы, наверное, знаете больше, чем я.

- Возможно, но я сомневаюсь в этом. Опустились вниз по социальной лестнице, да? Все женщины Вашей семьи вышли замуж не за того, или только Ваша мать?

Цепь заскрипела, когда Натан встал и перегнулся через стол, чтобы огрызнуться:

- У Вас есть предсмертное желание?

Командор немедленно потянулся к пистолету, взвел курок и направил ему в грудь.

- Сядьте, пока я не позвал охранников.

- Неужели Вы думаете, что одна пуля остановит меня, прежде чем я сломаю Вашу шею?

Бэрдис издал нервный смешок.

- Да, Вы здоровяк. Но у Вас есть граф в родословной, так что это был логичный вопрос.

- Это Вас не касается.

- Совершенно верно. И я не хотел никого обидеть. Я удивился, кем были Ваши предки, хоть и дальние, но всё же... Вы понимаете, что могли бы сидеть в таком кресле, как мое? Это действительно так. Почему Вы никогда не пользовались тем, кто Вы на самом деле?

- Потому что это не я. И Вы задаете слишком много вопросов человеку, которого уже поймали.

- Любопытство - мое проклятие, и я с готовностью признаю это. Теперь садись, прежде чем я передумаю и отправлю Вас обратно в камеру.

Ещё одна наживка?

Натан осушил стакан, прежде чем упасть на спинку стула. После одного стакана коньяка рассудок не потеряешь. Чертов аристократишка. Натан подозревал, что он всё еще играет с ним, и теперь он догадался почему. Его предок, наверное, имел более высокий титул. Иначе, зачем бы человек сидел там и злорадствовал?

- Вы расскажите о своем информаторе? - спросил Натан ещё раз.

- Простой лакей, но Вы догадываетесь, на кого он работает. Я знаю, что Вы искали кое-кого. Наверное, он подумал, что Вы подобрался к нему слишком близко.

Натан напрягся.

- Хэммет Григг?

- Я знал, что Вы догадаетесь, он же ещё подозревался в убийстве Вашего отца.

- Не только подозревался. Был свидетель.

- Я слышал, что между ними была старая ссора.

- Мой отец был безоружен. Это было убийство.

- И Вы хотите убить Григга?

- Я хочу убить его, да, но в честной борьбе и голыми руками.

Бэрдис рассмеялся.

- Посмотрите на себя, парень. Вы действительно думаете, что это будет честный бой? Я ничего не имею против мести. И иногда сам чувствую в ней необходимость. Но я поймаю и повешу его быстрее, чем Вы сможете до него добраться.

- Я буду мертв, прежде чем поймаю его сам.

Бэрдис наполнил стакан Натана, прежде чем ответил:

- Вы не понимаете, почему я вызвал Вас? Я собираюсь дать Вам возможность поблагодарить меня однажды.

- За что?

Он открыл ящик, чтобы взять чистый развернутый листок бумаги и показал его Натану. Командор постучал по нему.

- Полное прощение уже подписано. Это Ваша возможность начать всё с чистого листа. Но у меня есть условие.

Глаза Натана сузились.

- Это что, шутка?

- Совсем нет. Этот документ останется со мной, пока Вы не выполните условия, но это законное предложение.

- Хотите, чтобы я поймал Григга для Вас, не убив его? Вы действительно думаете, что я смогу противиться искушению, если он окажется в моих руках?

- Забудь о Григге! Говорю Вам, ЗАВЕРЯЮ Вас, я увижу, как его повесят.

Впервые, Арнольд Бэрдис не выглядел сердечно. Натану надоели догадки.

- Почему Вы злитесь?

- Конечно, они же убили одного из моих людей. Оставили его в воде, там, где был Ваш корабль.

- Вы потеряли мой корабль?!

- Я не потерял его, - прорычал Бэрдис. - Его украли, и нет, не Григг. Мы поймали одного из злодеев. Упал за борт, когда они удирали. Мы устроили погоню, но не знали места назначения. Мы обыскали все побережье, но они сделали немыслимое - отправились прямо в открытое море.

- Кто они?

- Американцы. Воруют английские корабли в течение десяти лет. Каждый раз в новом порту. Сначала они просто топили их в море, но теперь решили убить двух зайцев: с одной стороны мстят, а с другой - имеют доход.

- Месть?

- Американцы не забыли войну между нашими государствами, которая сделала из них сирот. Тогда они были детьми, но ведь теперь выросли. Вот и решили отомстить. Всё началось примерно десять лет назад.

Он бросил Натану записку.

- Это все, что мы вытянули из того парня. Мое начальство не имеет понятия, кто они такие. Эти воры перешли мне дорогу, а я этого не люблю. Они убили моего человека и украли мой приз.

Приз?!

- Только не говорите, что я должен привезти свой корабль обратно к Вам!

- Нет. Если Вы его вернёте - он Ваш. Удачи. Но они его перекрасят и дадут новое имя. Потом продадут на аукционе честным людям, которые думают, что они являются законными судостроителями и ни о чем не подозревают. И им удается это уже много лет. Но Вы остановите их. Вам будет трудно договориться с американцами, но власть должна Вам помочь закрыть этот «бизнес».

- Это всё? - сухо спросил Натан.

Командор сузил глаза, предостерегая.

- Не вздумайте бежать. Я подарю Вам свободу, если всё удастся. Как я уже и говорил, я многое о Вас узнал. Вы заботитесь о двух племянницах. Не хотелось бы, чтобы они платили за преступления своего дядюшки. Вы согласны?

- Если цена - моя свобода, то Вам и не нужно было спрашивать.


ГЛАВА 6

На Гросвенор сквер, в доме Эдварда и Шарлотты Мэлори, собралось огромное семейство Мэлори и несколько близких друзей, чтобы проводить Джудит и Джек в Америку. Команда уже была на бору "Девы Джордж" и все вещи уже загружены. Осталось только попрощаться со всеми здесь, ведь семеро уплывающих сядут на борт рано утром, так что ждать прощаний в доках не следует.

Оглядываясь, Джуди искала Брендона, чтобы спросить, что случилось с тем бродягой. Она заверила кузена в том, что он - контрабандист, и Брендон сказал, что отец примет нужные меры. Оказалось, что её двоюродных братьев и сестер здесь нет, ведь они уже пожелали им счастливого пути.

Дерек даже сказал:

- Я уверен, что твоя мама согласится, так что приятного пути, Джуди.

- Как бы я хотела, чтобы это говорила Эми, - ответила она без намека на шутку.

Дерек рассмеялся.

- Это бы означало, что ты точно поедешь.

Да, именно так. Эми никогда не проигрывала пари. Надо было попросить Эми поспорить по этому поводу, перед тем как та уплыла с Уорреном. А может, она и сделала это, ведь всё-таки Джудит позволили поехать.

Жаклин остановилась около нее и раздраженно сказала:

- Его не должно быть здесь! Он - не друг семьи, его знает только твоя мать.

Джудит проследила за её взглядом и увидела Рослин, которая стояла неподалёку от лорда Каллена.

- Но теперь мы все его знаем, и мама права, между прочим. Это очень галантно с его стороны - прийти сюда и пожелать мне счастливой дороги, когда он ещё не совсем поправился.

- Он здесь потому, что ты ему нравишься, а твоя мать вдалбливает тебе в голову, что он тебе нравится тоже. Он нравится ей, а не тебе. И даже не говори, что это не так, мы ведь договорились не выходить замуж в этом году.

Джудит улыбнулась и решила подразнить кузину:

- Ну, мы встретились после всех этих лет, и должна признаться, что он очень хорош собой, не находишь?

- Если только тебе нравятся рыжие волосы и голубые глаза. Флиртуй, сколько влезет, но даже не думай влюбляться!

- Не бойся, я не хочу возвращаться сюда к нему, ведь мы еще даже не уезжали.

В углу комнаты к Джеймсу и Энтони, которые тоже глядели на шотландца, подошел Бойд. Энтони говорил:

- Рос должна была признаться, что хочет свести его с Джуди. Но я не жалуюсь. Благодаря его травме в семье воцарился мир. Но если бы моя куколка действительно интересовалась им, я бы так и делал, чёрт возьми.

- Ну да, - согласился Джеймс.

- А он влюбился по уши, - заметил Бойд.

- Откуда ты это знаешь, янки? - спросил Энтони.

- Мы с Джек пошли к нему и попросили притвориться больным, чтобы убедить Рослин позволить Джуди поплыть с нами.

- Значит его хромата - это сплошное притворство? - спросил Джеймс.

- Нет, - ответил Бойд с улыбкой, - парень очень неуклюжий. Он был так взволнован нашим планом, что действительно упал с коня и сломал себе ногу.

Джеймс закатил глаза.

Энтони сказал:

- Похоже, мне все же придется поговорить с Рослин. Что, черт побери, она думала, когда пыталась свести нашу дочь с таким растяпой?

- Хотя ты должен признать, это был великолепный план, - сказал Джеймс, - со сломанной конечностью. Ты должен был подумать об этом, Тони.

- Как я мог, если я даже не знал о его существовании?

- В следующий раз, когда наброситесь на меня, помните, что вы оба у меня в должниках, - сказал Бойд и поспешно отошел.

- Он только что начал подначивать тебя? – недоверчиво рассмеялся Энтони. – И еще и усмехнулся!

Джеймс пожал плечами.

– Он уже должен знать, что когда мне удобно, память меня подводит. А моя память меня точно подведет, если я буду обязан кому-нибудь из Андерсонов, кроме жены, разумеется.

Лорд Каллен пробыл недолго, ему вообще не следовало приходить, учитывая, что доктор велел ему соблюдать постельный режим три месяца. После того как Джудит снова его поблагодарила за визит и пожелала скорейшего выздоровления, Жаклин повела ее в сторону их матерей.

- Ты волнуешься? – спросила Джек. – Знаешь, мы замечательно проведем время, я это чувствую.

- Тебя переполняет триумф, а не волнение. Есть разница.

- Ха, что бы это ни было, давай поделимся этим с твоей мамой. Она может и сдалась, когда узнала, что шотландца тоже не будет в начале сезона, но все еще недовольна этим и тем, что она назвала нашей «совместной истерикой». А если она недовольна, то она не будет прощаться с дядей Тони сегодня вечером, и он всю поездку будет в отвратительном настроении.

Джудит покраснела от этого высказывания, пока Жаклин тащила ее через всю комнату. Несмотря на то, что Джек временами могла быть очень бесцеремонной, и Джудит к этому привыкла, она считала, что некоторые вещи не следует упоминать и даже намекать на них, и то, чем их родители занимались за закрытыми дверями, точно было одной из таких вещей.

Обе девушки подошли к Рослин и обняли ее за талию. Джудит сейчас была такой же высокой, как и ее мать - пять футов четыре дюйма, у нее были такие же красноватые волосы, что отливали медью и экзотические кобальтовые голубые глаза отца, - потрясающее сочетание, как всегда говорили члены ее семьи. Но все равно Джудит была очень похожей на мать – правильная форма лица, красивые скулы, маленький прямой нос и те же пухлые губы. Жаклин же наоборот не унаследовала ничего от матери, ни ее маленького роста, ни хрупкого телосложения. Она была выше Джорджины - пять футов шесть дюймов, а со светлыми волосами и зелеными глазами была больше похожа на отца. Хотя черты лица были совсем другими, нежели у родителей: дерзкий нос, высокие скулы, упрямый подбородок и большой рот, слишком чувственный для женщины. Сейчас она улыбалась и ее улыбка могла растопить любое сердце. Мало кто мог устоять перед ней, и Рослин не была одной из них, но она все равно предупредила свою племянницу:

- Прекрати это. Ты меня не уговоришь перестать злиться.

- Вы уверены? – спросила Жаклин. - Я еще не слышала Вашего шотландского акцента - доказательства того, что Вы злитесь. Но Джуди мне не верит на слово, так что Вы должны нас успокоить перед отплытием.

И добавила более серьезно:

- Не заставляй ее переживать только потому, что Вы...

Джорджина перебила ее, ахнув:

- Жаклин Мэлори! Ни слова больше!

Жаклин лишь встретилась с мамой взглядом, в котором не было и намека на извинение. Она всегда заботилась о своей семье, и особенно о Джудит.

Уже не первый раз она вставала на защиту Джудит, и Рослин ее за это любила еще больше.

- Все в порядке, Джордж, - сказала Рослин, а потом обратилась к Джек:

- Мы тебя поняли, милая. И я не собиралась позволять моей любимой дочке уплыть без моих наилучших пожеланий.

Рослин наклонила голову к Джудит.

- Веселись! Вообще я хочу, чтобы ты наслаждалась каждой минутой своего путешествия.

Но ее тон стал более суровым, когда она добавила:

- Но не смей возвращаться влюблённой. Ты подождешь и влюбишься здесь. И это мое последнее слово по этому вопросу.

Но Рослин закончила фразу улыбаясь.

Джек наклонилась вперед и, обогнув Рослин, спросила Джудит:

- Ты ей не сказала?

- Не сказала чего? – спросила Рослин.

Жаклин усмехнулась.

- Мы не собираемся выходить замуж в этом году. Может быть в следующем, или даже через год. Мы никуда не спешим. Я серьезно.

- Это правда, мама, - подтвердила Джудит, – Веселее всего будет искать, а не выходить замуж.

Когда девушки отошли пройтись по комнате, Рослин заметила Джорджине:

- Это без сомнения слова твоей дочери.

- Совершенно согласна, - согласилась Джорджина.

- Но они не могут быть так наивны. Когда это произойдет, а это произойдет, они ничего не смогут сделать, чтобы это остановить.

- Я знаю, но все равно я бы хотела, чтобы Джек сказала своему отцу о своих намерениях. Джеймс очень хорошо это скрывал, но с начала года он был словно пороховая бочка при мысли, что Джек в конце года выйдет замуж. Знаешь, он с трудом справится, когда она влюбится.

- Ты думаешь, у Тони с этим лучше? Раньше он посещал Найтонхолл несколько раз в неделю, но уже несколько месяцев ходит туда ежедневно. Он бы хотел остановить время, но не может, и это его очень раздражает. По правде говоря, вот почему я не хотела откладывать сезон Джудит здесь и надеялась, что ей понравится молодой Каллен еще до его начала. Чем скорее Джуди выйдет замуж, тем скорее моя семья вернется в нормальное состояние, пока Джейми не достигнет совершеннолетия.

Джорджина рассмеялась.

- Тебе бы следовало признаться в этом раньше, дорогая.

- Наверное, - вздохнула Рослин. - Клянусь, нашим мужьям не следовало обзаводиться дочерьми. Сыновья и только сыновья, и было бы все в порядке, но дочери! Это обязательно приведёт к неприятностям. Я действительно боюсь за их поклонников. У наших мужчин не такой характер, чтобы стоять в стороне и ждать, пока все случится само собой.


ГЛАВА 7

Джудит старалась скрыть улыбку, когда они с Джек отошли от матерей. Она начинала чувствовать то самое волнение, которое охватило Жаклин. И ее кузина была так горда, что оказалась права, что она с таким же успехом могла об этом кричать. Чтобы удержать ее от хвастовства и «я же тебе говорила», которое раздражало Джудит, так как она слышала его слишком часто, она приложила палец к губам Жаклин, когда та попыталась открыть рот.

- Не говори это. Я сама. Ты была права, как обычно. Моя мама не сердита на меня за то, что все так получилось, так что все препятствия позади, и я теперь я могу полностью насладиться путешествием.

- Я не собиралась говорить об этом, - ответила Жаклин, и развернула Джудит кругом, лицом к двухстворчатым дверям гостиной. - Кто это, и почему он выглядит знакомо?

Тут Джудит увидела мужчину, незнакомца, элегантно одетого, хотя и не совсем в английском стиле. На нем было не пальто, а плащ, отороченный черным горностаем. Под ним был сюртук, слишком широкополый, чтобы быть в моде. И неужели из-под плаща и правда выглядывала шпага? Он был похож на иностранца, хотя Жаклин была права, он и правда выглядел знакомо. И они не одни так подумали.

Их дядя Эдвард сразу понял, что к чему, сделал шаг вперед и спросил в своей обычной жизнерадостной манере:

- Еще один давно потерянный родственник? Проходите!

Все практически одновременно повернулись посмотреть, о ком говорил Эдвард. Молодой человек у двери, похоже, смутился от того, что стал центром внимания, и выглядел немного потрясенным от количества людей в комнате. И хотя Джудит сомневалась, что высокий, привлекательный молодой человек являлся их родственником, она не думала, что ее дядя шутил. Кроме того, разве ее дядя когда-нибудь шутил по поводу семьи?

И незнакомец не оспорил вывод ее дяди. Более того, он выглядел довольно удивленным, когда ответил:

- Как Вы догадались?

Регина, кузина Джудит, вышла вперед, усмехаясь. Джереми, брат Джек, вышел вперед, усмехаясь. Энтони просто вышел вперед. Все они были похожи на незнакомца своими экзотическими, кобальтово-синими глазами миндалевидной формы и волосами цвета воронова крыла.

- Еще один Мэлори, - Джеймс подтвердил уже очевидное своим самым веселым тоном.

Молодой человек посмотрел прямо на Джеймса и, похоже, совсем не испугавшись его как большинство мужчин, сказал:

- Нет, сэр, я не Мэлори. Я граф Эндресси Бенедек, из Венгрии.

- Неужели? Тем не менее, наш кровный родственник. Скажите нам, чей Вы потомок, Степановых?

- Похоже, что Марии.

- Бабушки нашей Анастасии? - отметил Энтони. - Вы говорите так, как будто сами не уверены.

- Я получил информацию из дневника моего прадеда, от которого сейчас остались только воспоминания.

Энтони рассмеялся.

- Еще один дневник?

В ответ на любопытный взгляд Эндресси он добавил:

- Мы тоже нашли один, около десяти лет назад, написанный нашей бабушкой Анастасией Степановой. До этого только ходили слухи, что в нашей семье есть цыганская кровь.

Эндресси кивнул.

- Я никогда не слышал об этом предке со стороны Степановых. Я думаю, что мой покойный отец также не знал о его существовании. Таборы цыган проходят по Венгрии, никогда долго не задерживаясь. Я сам их никогда не встречал. Так что я даже не знал никаких слухов и ничего не подозревал, пока не нашли дневник. По иронии судьбы я мог бы даже не узнать о его существовании и не смог бы его прочитать, если бы моя сводная сестра не нашла его у нас на чердаке, где она пряталась во время одной из своих истерик. Но я не буду вас обременять этими неприятностями.

- Возможно, в другой раз, - сказал Эдвард, выйдя вперед, чтобы проводить Эндресси в комнату. - Что случилось с дневником Вашего предка? Почему он сейчас не у Вас?

- Он согрел в пожаре, уничтожившем мой дом и все семейные реликвии.

- Какой ужас, - сказало сразу несколько человек.

- Так Вы без средств к существованию? - спросил Эдвард.

- Совсем нет. Может мой отец и не доверял банкам, но я никогда не разделял такого мнения. У меня было наследство от матери. Мы можем поговорить наедине?

- В этом нет нужды, мой мальчик, - сказал Эдвард. Все в этой комнате – члены нашей семьи.

Это лишило молодого человека дара речи. Опять же, присутствовали четверо старших Мэлори: Джейсон, третий маркиз Хаверстона, Эдвард, второй по старшинству, Джеймс и Энтони. Их жены тоже были в сборе, и большинство их детей со своими супругами, а также несколько старших внуков. Больше двадцати Мэлори пришли на прощальный вечер Джек и Джуди, и молодой граф был, безусловно, потрясен.

- Я не мог и представить, - сказал Эндресси, его голубые глаза, слегка затуманенные эмоциями, медленно осматривали комнату. - Я надеялся, что смогу найти несколько потомков Марии, но… даже и не думал, что так много. А вы даже не удивлены моему появлению.

Эдвард усмехнулся.

- Вы не первый член нашей семьи, которого мы встречаем уже во взрослом возрасте, мой мальчик, хотя и более дальнего родства, чем можно было подумать. И я уверен, что всем нам очень интересно послушать, что Вы прочитали в дневнике про нашу прапрабабушку, Марию Степанову.

Энтони протянул Эндресси бокал, который тот просто держал в руке во время разговора.

- Дневник принадлежал моему прадеду, Карлу Бенедеку, сыну Марии. Отец Карла, понятное дело, не хотел говорить о своих похождениях с цыганкой, и ничего не рассказывал, пока однажды ночью он не подумал, что умирает. Караван Марии просто проходил мимо, и он позволил им провести одну ночь на своих землях. Она пришла нему и предложила себя в уплату долга. Она была молодой и красивой, но он все равно отказался, пока она не сказала ему, что в результате у него будет сын. У него не было детей, даже несмотря на то, что он был женат четыре раза. Он был в достаточно отчаянном положении, чтобы поверить ей той ночью, но с утра был очень разозлен тем, что его, как ему казалось, одурачили.

- Но это не было ложью?

- Нет. Мария каким-то образом узнала и поклялась, что привезет ему мальчика, когда тот родится. Он все еще не верил, что она была беременна его ребенком, но на всякий случай не позволил ей уехать. Он держал ее взаперти, пока ровно через девять месяцев спустя она не родила сына. Он отпустил ее, но оставил сына, которого назвал Карл. Мария сказала, что мальчик сможет ее найти в случае необходимости, где бы она ни была. Очень странное высказывание. Мой прадед никогда ее больше не видел и ничего не рассказывал о ней своему сыну, единственному наследнику, до ночи, когда он подумал, что умирает.

- Он умер той ночью? - спросил Джеймс с любопытством.

- Нет, он прожил еще десять лет, но никогда больше не рассказывал Карлу свою странную историю. Но когда мой прадед умер, Карл отправился на поиски матери. Он нашел ее в Англии, все еще путешествующую со своим табором бродячих цыган. Ее дочь Анастасия только что вышла замуж за английского маркиза.

- Подождите, - нахмурился Джейсон. - Неужели единственным, что Карл написал о муже Анастасии, было то, что он был маркизом из другой страны?

- Нет, в дневнике было написано имя – Кристофер, маркиз Хаверстон. Я сначала поехал в Хаверстон, но мне сказали, что нынешний маркиз в Лондоне. Мне дали этот адрес, но я не думал сюда приходить, так как я проездом через Англию в Америку в поисках настоящего отца моей сводной сестры Кэтрин. Я хотел сначала устроить ее жизнь вдали от меня, перед тем как искать здесь потомков Марии. Я просто не смог устоять перед возможностью повидаться хотя бы с одним из вас, перед тем как покинуть Англию.

- Я начинаю подозревать, что нам не захочется встречаться с Вашей сестрой, - догадался Джеймс.

Эндресси вздохнул:

- Вы правы, не захочется.

- Не беспокойтесь, юноша, - сказал Эдвард. - Мой брат Джеймс замечательно справляется с трудностями, которые возникают в семье, поэтому мы привыкли обращаться к нему с подобными проблемам, какими бы сложными они не являлись.

Судя по выражению его лица, молодой граф счел это за оскорбление.

- Я пришел сюда не просить помощи. Я в состоянии справляться со своими обязанностями, и она…

- Да, да, мы поняли, что она - Ваша обуза, - сказал Энтони, обняв Эндресси за плечи. - Но Вы разве слышали, чтобы мой брат жаловался, что его выбрали, чтобы Вам помочь?

Джеймс приподнял золотистую бровь.

- Дайте мне подумать, - сказал он, но никто не обратил на него внимания.

Энтони продолжил:

- Вам – или нам – повезло, мы утром отплываем в Америку. Приглашаем Вас присоединиться. Не надо ничего говорить о сестре, если Вы не хотите. Можете считать, что даете нам шанс узнать Вас поближе, и наоборот. Возможно, сегодня вечером Вас сюда привела судьба.

Эндресси не согласился, но и не отказался. А перед тем как решить что-либо, остальная часть семьи захотела с ним пообщаться. Джеймс и Энтони стояли в стороне, наблюдая за тем, как легко его приняли. Сейчас Джек и Джуди загнали его в угол.

- Они его до смерти заговорят, - заметил Энтони.

- Джек точно, - согласился Джеймс. - Она это хорошо умеет. И если она подумает, что он должен отправиться с нами, можно считать, что все решено.

- Ты же не сомневаешься, что он один из нас? - спросил Энтони задумчиво. - Ты уж точно не бросился ему на встречу с распростертыми объятиями.

- Никакого вреда не будет, если мы проверим его историю, - ответил Джеймс. - Я попрошу Джереми, чтобы он разузнал про него, пока нас не будет. Но учитывая, что мы направляемся на территорию Андерсонов, не повредит иметь на нашей стороне еще одного Мэлори, несмотря на дальность родства. - Джеймс сделал паузу. - С другой стороны, я не уверен, что для него это хорошая идея – плыть с нами на одном корабле. Узнав нас поближе, у него может проснуться желание убежать в противоположном направлении.

- Говори за себя, старик.

- Как бы там ни было, такое уже случалось. А с корабля бежать некуда.

Энтони усмехнулся.

- Может нам стоит сегодня посетить Найтонхолл? Чтобы избавиться от всей этой агрессии перед отплытием? Может и подействует на пару недель.

- Не надо. Я распорядился построить ринг в трюме «Девы Джордж». Люблю планировать все заранее.


ГЛАВА 8

- Ты уверен, что хочешь это сделать, капитан? - неуверенно спросил Корки Менэдью, когда они с Натаном стояли на лондонской пристани.

Натан улыбнулся.

- Вернуть мой корабль? Чертовски уверен.

- Я имел в виду работать на пути в колонии.

- По-моему, сейчас их называют штаты.

- Но ты же можешь вместо этого заплатить за проезд, - повторил Корки уже не в первый раз.

Натан посмотрел на своего первого помощника с высоты своего роста. Он «унаследовал» Корки вместе с «Жемчужиной», но знал его большую часть своей жизни. Корки был первым помощником Джори Тремейна, а Натан практически вырос на корабле своего отца, пока Джори не выгнал его. Он тогда чувствовал такую бессильную ярость, но что бы он ни делал или ни говорил, ничего не могло повлиять на решение Джори. Джори настаивал, что это для его же блага, как будто Натан не мог себя защитить. И его терзала мысль, что отец мог бы остаться в живых, если бы он был там той ночью, когда в него стреляли.

«Забудьте о Григге! Говорю Вам, ЗАВЕРЯЮ Вас, я увижу, как его повесят».

Ну уж нет, если он сможет добраться до него раньше командора Бэрдиса. Но сначала ему нужно найти корабль.

Натан напомнил своему старому другу:

- Другие корабли отправляются не раньше чем через неделю, и они не плывут в Коннектикут, куда мне надо попасть. Этот же направляется всего лишь на 50 миль к западу от моего пункта назначения. Чертовски повезло, и как раз вовремя. Кроме того, мы не можем терять время, даже если бы я и захотел тратить деньги на проезд, а я не хочу. «Жемчужину»» продадут, если мы не попадем туда как можно скорее.

- Меня просто беспокоит твой темперамент. Последний капитан, команды которого ты выполнял, был твой отец, и это было пять лет назад. Ты хотя бы помнишь, как это делается?

Натан отрывисто рассмеялся, но Корки добавил:

- И этот капитан какой-то набоб, если судить по тому огромному вознаграждению, которое он нам платит. А я знаю, как ты относишься к набобам.

- Знаешь, ты не обязан плыть со мной, - сказал Натан своему кудрявому другу.

- А что я еще буду делать, пока ты не приплывёшь обратно с «Жемчужиной»?

После того как Бэрдис отпустил Натана, он нашел Корки и большинство команды в убежище в Саусхэмптоне, которым они часто пользовались, и где Натан обосновался после того, как покинул Корнуолл. Когда они увидели его, сначала были очень удивлены, но потом стали шумно выражать радость по поводу того, что Натан снова свободен. После того как его поймали, они больше не думали когда-либо его увидеть. Он не держал на них зла за то, что они сбежали в ту ночь, когда конфисковали их судно и груз. Наоборот, он был очень рад, что они сбежали, потому что им бы не предложили такую сделку, как ему. Он все еще не мог поверить в то, что снова свободен.

Бэрдис оказался неплохим хозяином, для аристократа. Он предоставил Натану ванну, хороший обед, и вернул ему все личные вещи, даже пистолет. Потом его доставили в его родной порт Саусхэмптон.

Когда он рассказал своей команде, что случилось и что он теперь должен сделать, они хотели сразу же украсть для него корабль. Его так и подмывало согласиться, но так как он все еще отчетливо помнил условия командора, то сказал им, что ему нужен законный способ проезда.

- Если Вы украдете какой-нибудь корабль, кроме своего собственного, наша сделка отменяется, - сказал Бэрдис. - Вы больше не должны нарушать никаких правил, капитан Тремейн.

Слишком много проклятых условий, но он собирался выполнить их все, если это означало шанс вернуть свой корабль.

Когда его выбрали следовать по стопам отца, он знал, что будет нелегко. Однако ему нравился вызов, который представляло занятие контрабандой, нравилось утирать нос таможенным сотрудникам, когда они за ним гнались. Когда он плавал по Ла-Маншу, им никогда не удавалось за ним угнаться. Но все время искать новые места для хранения грузов было испытанием для его терпения и постоянным источником раздражения. Он думал, что наконец-то нашел решение этой проблемы несколько месяцев назад, когда обнаружил идеальный тайник - заброшенный дом в глуши графства Хэмпшир. Дополнительным преимуществом дома было то, что ближайшим соседом был герцог Райтон. Никакие таможенные сотрудники не осмелятся там рыскать. Но он не рассчитывал, что у герцога будут чересчур любопытные слуги. Если бы та девчонка не отправилась искать привидения или встречаться с любовником, в чем он ее подозревал, ему бы не пришлось так рано перевозить груз, и он бы не попался из-за этого. После того как он послал весточку своей команде в Саусхэмптоне пригнать корабль на их обычное место разгрузки, в маленькую бухточку, кто-то из команды, должно быть, сказал о плане члену команды Григга. Или кто-то из команды Григга слышал, как они это обсуждали. Не в первый раз команды двух кораблей оказывались в одной таверне. Он предпочитал думать, что так и было, чем подозревать кого-то из своей команды в предательстве. Но девчонка, которая искала привидение, все равно виновата больше.

Он не шутил, когда сказал Бэрдису, что винил женщину за то, что его поймали. Он должен был больше постараться, чтобы заручиться ее молчанием. Обычно хватало поцелуя, чтобы смягчить девушку, но с ней это не сработало. Он сделал ставку на то, что сможет вызвать у нее дружелюбные и теплые чувства по отношению к нему, и она никому не расскажет, что видела его. Может, надо было зажечь ее фонарь, чтобы она видела, с кем имеет дело. Тем более что одна его улыбка обычно творила с девушками чудеса. Но поцеловав ее, он не добился того результата, на который надеялся, и получилось, что он ее в итоге оскорбил. Ему было необязательно видеть ее, чтобы понять, что она рассердилась.

- У нас есть время для пинты пива и короткой интрижки, Капитан. Ты со мной?

- По-моему, я просил перестать называть меня так? Я не твой капитан во время этого плавания.

Однако Натану было скучно просто так стоять и ждать, пока не появятся грузовые тележки. Он смотрел по сторонам на лондонскую пристань, но последняя телега уехала десять минут назад, и в пределах видимости ни одна не ехала в их сторону. Хотя, возможно, будут еще тележки, а он не хотел рисковать задержкой в отплытии в Америку потому, что его уволили из-за того, что его не было на месте, когда надо было разгрузить тележки. Учитывая, что «Жемчужину» должны были отремонтировать до неузнаваемости и продать, важен был каждый день. Его уже достаточно раздражало, что корабль, на который он нанялся в Саутхэмптоне, делал небольшой крюк, чтобы зайти в Лондон за пассажирами.

- Пойдем, - уговаривал Корки. - Нам сказали подождать, но никто не сказал, что нам нельзя ждать вон в той таверне. Если хочешь, смотри от входа, не едет ли следующая тележка, но шлюпка еще даже не вернулась с корабля, чтобы отвезти следующий груз. И мы не задержимся надолго. Все, что мне надо сегодня, это еще одна девка на прощание.

Натан фыркнул.

- Ты же наслаждался компанией какой-то девицы три дня назад в Саусхэмптоне. Или ты был слишком пьян, что запомнить это?

- Ах да, - ухмыльнулся Корки. - Но это было тогда, а сегодня наша последняя ночь на суше. Три недели в море – это чертовски долго.

- Мы можем обернуться и за две недели, и кроме того, тебе вообще не нужно плыть. Ты все еще можешь вернуться в Саусхэмптон и ждать моего возвращения там.

- И оставить тебя без первого помощника на обратное плавание? Жаль, что мы услышали о том, что этому кораблю нужна команда, слишком поздно, чтобы с нами плыли все наши ребята.

- Я бы вообще не узнал, что капитан набирает команду, если бы не зашел к Альфу и Пегги сказать, что меня не будет несколько месяцев.

Старый Альф был смотрителем коттеджа в нескольких милях вверх по побережью от Саусхэмптона. Натана направили к этой паре, когда он искал кого-нибудь присмотреть за племянницами, пока он плавал на «Жемчужине». Это оказалось более привлекательным соглашением, чем он думал сначала, так как у коттеджа был собственный док, и Альф позволил ему использовать его для стоянки «Жемчужины». Альф проявил такую щедрость после того, как его жена Пегги согласилась присмотреть за девочками по просьбе Натана. Он даже не взял с Натана плату, единственным правилом было то, что здесь не должны разгружаться грузы, так как он знал, чем занимался Натан. Альф отказался что-либо говорить о более крупном судне, которое стояло в доке, и о том, почему его никто не использовал, а Натан не посмел приставать с расспросами, после того как пожилая пара оказала ему такую большую услугу.

- Ты хотя бы взял меня с собой, - сказал Корки.

- Только потому, что им нужен был плотник, и одним из моих условий было взять тебя. Альф вообще не хотел упоминать о том, что была эта работа, потому что знает, что я больше не работаю плотником. Это его жена Пегги подняла эту тему. Каждый раз, когда я навещаю девочек, она ворчит, что я должен найти работу, которая не доведет меня до тюрьмы. Старушка беспокоится обо мне.

- Она любит твоих племянниц и беспокоится, что они снова останутся без опекуна. И знаешь, она права. В этот раз ты чуть не осуществили все ее страхи. Ты вообще уверен, что хочешь вернуть корабль?

- Ты теперь тоже собираешься меня пилить?

- Что, теперь та пинта эля внезапно кажется хорошей идеей? - парировал Корки.


ГЛАВА 9

Натан хохотнул и сдался, ведя своего друга по пристани. Таверна, которую заприметил Корки, находилась между складом и конторой по продаже билетов. Натан совсем не знал Лондона, никогда там раньше не был и ничего хорошего о нем тоже не слышал. Но таверны везде одинаковы, и эта по виду не отличалась от тех, которые можно было найти дома в Саусхэмптоне. Хотя сам Натан и не искал себе женщину в эту последнюю ночь на суше, потому что у него кроме этого и так было о чем поразмыслить, от пинты эля он бы не отказался.

Хотя он и не просил этого, теперь у него были обязанности, которых не было в прошлом году, когда он был бы первым, кто предложил коротенькую интрижку. Теперь с этим покончено. После того, как его сестра умерла, и он остался единственным в семье, способным позаботиться о двух ее детях. Не то чтобы у него не было никаких планов на жизнь до того, как это случилось. Просто он не спешил их выполнять.

Его племянницы, Кларисса и Эбби, были замечательными девочками. Он не ожидал, что привяжется к ним так быстро, но каждый раз, когда он их навещал, становилось всё труднее уходить. Кларисса в свои семь лет была младшей и более веселой из двух девочек. Она всегда кидалась ему на шею с радостным криком, когда он приезжал. Девятилетняя Эбби была более сдержанной. Бедняжка пыталась подражать семейке снобов со стороны отца, думая, что она должна себя вести так же. Но она уже начинала привыкать. Теперь она выражала свою радость, когда он приезжал, и он даже почувствовал слезы на ее щеке, когда она обняла его на прощание несколько дней назад. Боже, как же трудно было уходить о них в этот раз.

Они не заслуживали жить в нищете из-за того, что их родители умерли. Он должен обеспечить их, дать им дом и стабильную жизнь. Так или иначе, он собирался обеспечить им комфортную жизнь, как было прежде.

Девочек воспитывали совсем не так, как его, но все же его сестра Энджи удачно вышла замуж. У нее был хороший дом в графстве Суррей, а у её дочек была гувернантка, учителя и красивые платья. Очень плохо, что вместе с этим у нее были такие неприятные родственники со стороны мужа, которые слишком много о себе возомнили только потому, что у них был низкий титул. Натан не любил мужа Энджи, потому что вскоре после свадьбы стало понятно, что он женился на ней только из-за того, что в ее родне значился граф. Натан даже не мог открыто навещать ее или своих племянниц, так как его шурин узнал, что Джори был контрабандистом, и решил, что Натан занимается тем же.

Но теперь все, что было у его племянниц, отобрала семья их отца, когда он умер, убив себя и Энджи, потому что был навеселе и слишком быстро гнал карету. Натан не думал, что такое возможно, но он стал ненавидеть аристократов даже больше, чем раньше, когда эти бессердечные снобы отвернулись от своих собственных внучек только потому, что они не одобряли Энджи. Все, что осталось у девочек, это красивые платья, из которых они уже выросли, и дядюшка, который надеялся сделать то, что нормальный человек сочтет невозможным.

Он заказал эту пинту, потом еще одну. Он начинал злиться, что случалось с ним, когда он думал о своем положении слишком долго. Возможно, что ему действительно было нужно в последнюю ночь на суше, так это хорошенько подраться.

С элем в руке, Натан повернулся оглядеть таверну в поисках кого-нибудь, кто смог бы составить ему компанию, но в таверне было столько народу, что он не сомневался, что один удар приведет к всеобщей потасовке. Хотя он не раз проводил ночь в тюрьме за то, что был зачинщиком драк, сегодня он не мог себе этого позволить, если хотел вернуть свою «Жемчужину».

Он направился к выходу, но обернулся, когда зашли пятеро новых покупателей и одного из них он узнал. Какого черта?

Из всех мест на свете люди Хэммета Григга выбрали Лондон? Последний раз, когда он видел мистера Оливи, первого помощника Григга, которого он как раз и узнал, был пять лет назад в Саусхэмптоне. Григг и несколько человек из его команды выследили Натана, чтобы узнать, где прячется Джори. Так как он был все еще сердит на отца, то сказал им, что не знает и знать не хочет. Они даже за ним следили некоторое время, думая, что он приведет их к Джори. Но он больше никогда не видел отца, и Хэммет со своими людьми, в конце концов, нашли Джори сами…

Неужели корнуоллский контрабандист был действительно настолько сумасшедшим, чтобы доставить партию нелегальных товаров в крупнейший город страны? Нет, он не смог бы использовать лондонские доки. Должно быть он в Лондоне по другой причине, возможно, найти новых покупателей. Но если его люди были здесь на пристани, то Григг может тоже быть неподалеку. Может, Натану действительно настолько повезет, и он найдет его раньше командора Бэрдиса?

Ну, он хотел подраться. Попытка выяснить, где находится Григг, точно приведет к драке, но он бы предпочел, чтобы это произошло при возможности на улице. Или он может подождать и пойти за ними, когда они уйдут. Хватит ли ему на это время?

Он украдкой посмотрел назад, не поворачиваясь. Пятеро мужчин все еще были около двери, оглядывая комнату. Для них не было ни одного свободного стола. Если они не уйдут, то направятся к барной стойке, где стоит Натан, и тогда точно будет драка.

Приняв решение, Натан пошел к двери и толкнул их плечом на выходе. Легко сделать, когда он был выше и мускулистее их. И, как и ожидалось, они пошли за ним на улицу. Пятеро против одного, это добавит им самоуверенности. Он просто плохо его знали, и он бы хотел, чтобы так и оставалось в течение нескольких минут. Самоуверенные люди часто не держали рот на замке.

- Уходишь, даже не поздоровавшись, парниша? - сказал мистер Оливи, схватив Натана за руку, чтобы остановить. - Думал, мы тебя не узнаем?

- Ты чё тут дела’шь, а? - спросил другой. - Ты поч’му не… ? Слыхал, тебя посадили.

- А я слышал, что вы помогли с этим, - ответил Натан. - Где ваш босс? Хочу его поблагодарить.

- Ну-ка, не гони на нас, потому что ты оказался невнимательным, парниша.

- Держу пари, он с’бирается махать своим молотком в Лондоне. Теперь когда его корабль забрали таможенники, чё ему еще делать?

Послышались смешки, но они быстро прекратились, когда Натан схватил одного мужчину за горло одной рукой и прижал его к стене таверны.

- Что я здесь делаю не ваше дело, но что делаете вы – точно мое. Я повторяю, где ваш босс?

- Ты не в том положении, чтобы спрашивать, - сказал мистер Оливи позади него. - Или ты правда думал, что сможешь всех нас одолеть?

- Давайте узнаем. - Натан отпрыгнул в сторону, чтобы встать так, что все пятеро были опять перед ним.

Пятеро против одного – плохое соотношение, но у него было страстное желание и четкая цель, тогда как они, догадался он, просто хотели над ним посмеяться. Ему не пришлось долго ждать первого удара. Он поставил блок и ударил сам. Два коротких быстрых удара, и еще один отшатнулся.

Натан, у которого кровь закипела в жилах, не сомневался, что сможет их одолеть, несмотря на неравное соотношение, и получить нужный ответ, еще до того как закончит. Ему просто нужно было оставить одного из них на ногах и в состоянии говорить. Очередного моряка, подошедшего к нему, он опрокинул на землю, но тот слишком быстро встал, вытирая кровь со рта.

- Тебе бы выступать на ринге, парниша, вместо того, чтобы тратить время, махая молотком. Заработаешь состояние.

Комментарий Оливи отвлек Натана на мгновение, но этого было достаточно. Черт возьми. Внезапно ему сильно заломили руки за спину, и мистер Оливи встал перед ним, смеясь.

- Тебе надо было бежать, пока мог. И надо было оставить его в покое. Хэммет закончил с твоей семьей, пока не услышал, что ты его ищешь. Погляди, к чему это тебя привело, эх.

- Пошел к черту, - выплюнул Натан.

Но внезапно его руки были свободны, и он услышал отличительный звук пары голов, бьющихся друг от друга. Ему не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что только что двоих из людей Григга побили, возможно, до потери сознания. Потом его оттащили в сторону, чтобы не мешался, и сильная рука легла на его плечо. Он попытался ее стряхнуть, но хватка стала крепче, и он остановился. Все еще разгоряченный, он собирался ударить того, кто удерживал его, пока он не увидит, кто это был.

Высокий, темноволосый, такой же широкоплечий, как Натан, и одетый в хорошее пальто, мужчина мог бы сойти за аристократа, если бы не один бросающийся в глаза факт. Аристократ не станет влезать в уличную потасовку, правда ведь? Нет, он просто позовет стражу. Еще один мужчина, большой, белокурый и жестокий, отличающийся от всех, кого Натан когда-либо видел, колотил матросов Хэммета своими кулачищами. Может это была парочка повес, ищущих острых ощущений? Они могли взяться и за него, перед тем как закончить, и он не думал, что сможет просто так уйти, может даже опоздать на корабль из-за этого. Но сейчас ему нужно было, чтобы хотя бы один из матросов Хэммэта остался в сознании, чтобы расспросить его.

Он изо всех сил старался, чтобы его слова прозвучали рассудительно, когда сказал черноволосому мужчине:

- Отпустите, чтобы я мог помочь ему.

Хотя скорее уж остановить его.

- Прикусите язык, юноша. Мой брат не хмурится, а ухмыляется, – потом мужчина вздохнул, потому что все пятеро матросов теперь лежали на земле. Он пожаловался брату:

- Ну правда, старик, мог бы хоть немного растянуть удовольствие.

Светловолосый громила лишь со скукой посмотрел на черноволосого, перед тем как перевести пронзительный взгляд своих зеленых глаз на Натана.

- Работу не ищешь? Мне нужен партнер для спарринга.

Натан подавил бессильное рычание. Он только что потерял свой шанс получить ответы. Он должен был остановить громилу, пока тот не вырубил их всех, но он расправился с ними очень быстро. И они еще действительно думали, что помогли. Натан выдавил:

- Нет, спасибо, у меня уже есть работа.

Черноволосый, который держал его, отпустил, сказав:

- Никаких излияний благодарности? Может, Вас поучить манерам, юноша? – но потом добавил:

- Сзади, Джеймс.

То, что случилось дальше, не оставило времени на раздумья. У Натана промелькнула мысль, что его оставили напоследок и теперь ему предстоит получить самую сильную трепку в своей жизни. Но он увидел, как один из моряков, пошатываясь, поднимался на ноги. Натан заорал:

- Подождите! - но мужчина по имени Джеймс повернулся к моряку, в то время как черноволосый снова стальной хваткой обхватил Натана за плечи.

Это было уже слишком. Натан замахнулся, застав черноволосого мужчину врасплох, и ударил в челюсть, вырубив его. Он сомневался, что сможет сделать то же самое с блондином, который теперь смотрел на Натана, приподняв бровь.

Натан застыл. Возможно, он сможет удрать, как делал сейчас тот моряк, но он не хотел, чтобы его преследовали. Он увеличил дистанцию между собой и громилой и, указав на удирающего моряка, быстро проговорил:

- Мне нужна от него информация, а Вы и Ваш друг не даете мне ее получить.

- Тогда беги и догони их. Мой брат теперь захочет подраться, но не беспокойся…

Натан не стал ждать окончания фразы. Кивнув, он обогнул карету странной парочки, которая остановилась напротив таверны, и понёсся к пристани, гонясь за моряком. Ему казалось, что сзади кто-то рассмеялся, но это наверняка был кто-то из таверны, и он не стал оборачиваться.

Моряк забежал за угол на широкую улицу.

Она была темной, но не пустынной. Многие моряки шли к своим кораблям, некоторые в нетрезвом виде. Натан бежал по улице, всматриваясь в каждого мужчину, мимо которого пробегал. Ему понадобилось несколько минут, чтобы увидеть матроса Хэммета, как раз когда тот еще раз завернул за угол.

Выругавшись, Натан добежал туда и увидел узкую улочку с кучей сломанных ящиков и другого барахла. Слева лаяла собака. Он направился туда. Он нашел собаку, но матроса нигде не было видно. Он мог зайти в любое здание через черный ход. Вдруг в одном из них зажегся свет. Он подергал дверь этого здания, но она была заперта.

Тогда он подошел к соседнему зданию. Дверь была открыта, и он проскользнул внутрь. Коридор, в котором он оказался, был темным, но все же он смог различить тень, притаившуюся там.

Натан прыгнул вперед и вытащил матроса на улицу, пока тот, кто зажег фонарь, не спустился вниз проверить, почему лает собака. Он не останавливался, пока они не зашли за еще один угол, и тогда он прижал матроса к стене.

- Я отвлек громилу, чтобы ты смог убежать, но я сам тебя прикончу, если ты не…

- Подожди! - начал просить моряк. - Я расскажу, что знаю, только не бей меня больше.

- Где Григг?

- Он пока не в городе, но приедет завтра для доставки товара.

- Кому?

- Одному человеку на западе города, тот держит хорошую таверну. Капитан вот уже год периодически поставлял ему бренди.

- Кто этот человек? И как называется таверна? - Натан крепче сжал пальцы на рубашке матроса.

- Не знаю. Все, что я знаю, это то, что это важная доставка, так что капитан сам приедет в город ради нее. У него здесь есть несколько заведений, которые стремятся купить более дорогие продукты, которые он теперь поставляет, они обслуживают аристократов. Заключает с ними сделки, от которых они не могут отказаться.

- Мне нужны имена.

- Я не знаю, клянусь! Мистер Оливи знает. Ты должен спросить его…

- Сегодня он ни на что отвечать не будет, но ты мне тоже ничего полезного не сказал. Лучше бы этому измениться, и поскорее.

- Ты подставил капитана. Он приказал одному человеку следить за твоей командой в Саусхэмптоне. Не следует быть таким предсказуемым, парень, и все время разгружаться в одном и том же порту.

Натан пока проигнорировал злорадный тон.

- Так вот как Григгу удавалось от меня ускользать?

- Ну да, он никогда не пристает в одном месте дважды. Но ты так делаешь, и было легко заслать к вашей команде шпиона, когда они были в Саусхэмптоне. Он слышал, когда ты сказали своим людям, что надо заново погрузить всю партию и перевезти в более безопасное место. Он даже подслушал где и когда они должны были встретить тебя с кораблем.

- Каким образом облава была организована так быстро?

- Потому что капитан Григг был той ночью в городе. Ему доложили об изменениях в вашем плане. Он послал своего шпиона на корабль таможенников в гавани, а остальное ты знаешь.

- Что мне надо знать, так это то, где я могу найти его, парень. Так что если у него нет базы, почему бы тебе не сказать мне, где он хранит груз.

- Не могу, потому что он так не делает. Ты и правда не знаешь, как много людей на него работает? Половина из них только правит телегами и просто ждет, когда он пристанет к берегу, разгружают и потом везут товары прямо покупателям. Не прячет, как мы раньше делали. Не дает таможенникам, которые патрулируют побережье, никакого шанса найти нас. Он все организует заранее и действует так уже много лет. Больше я ничего не могу сказать.

- Нет, можешь, - сказал Натан тише. - Ты можешь мне сказать, почему он убил моего отца.

- Ну, твоя сес… Ты не знаешь?

Натан слегка приподнял его, чтобы донести до него свой вопрос. - Говори.

- Я ничего не знаю. Ничего! - челюсти моряка были крепко сжаты, он трясся как лист. - Я тогда на него не работал.

Натан оттащил матроса от стены и предупреждающе поднял кулак.

- Таверна? - прорычал он. - Последний шанс сказать что-то полезное.

Глаза матроса округлились.

- За ней есть улочка, это все что я вижу. Капитан считает, что чем меньше мы знаем, тем лучше. Только мистеру Оливи говорят когда, где и кто. Но я слышал, как он говорил, что парня, которому мы доставляем товар, зовут Бобби.

- Владелец?

- Не знаю, не спрашивал.

Натан ударил его кулаком в лицо.

- Как мертвому припарка, - пробормотал он, но моряк уже не слышал его.

Натан поспешил назад к таверне, чтобы привести мистера Оливи в чувство и допросить, но на подходе он замедлился. Стража нашла поверженных матросов Григга. Все четверо были без сознания и даже не пошевелились, когда их поднимали и клали в телегу, чтобы доставить в тюрьму. Натан даже не удивился. Человек, который их уложил, и вправду был громилой.

Натан был разочарован, но если верить тому матросу, которого он расспросил, а скорее всего так и есть, Натан знал теперь гораздо больше, чем раньше. И если ему и дальше будет сопутствовать удача, Бэрдис не поймает Григга, пока Натан не вернется в Англию.

Корки стоял в небольшой толпе, собравшейся перед таверной, но нервно оглядывался, ища Натана, вместо того, чтобы наблюдать, что происходит вокруг. Натан махнул рукой, чтобы привлечь его внимание.

Корки тут же к нему подбежал.

- Нам лучше вернуться на наше место, и быстрее. Владельцы корабля приезжали посмотреть, как проходит погрузка, и попали в потасовку. Кто-то даже вырубил одного их них, и теперь он в ярости.

- Это… досадно, - сказал Натан, которого одолело нехорошее предчувствие. - Они поднялись на борт?

- Нет, не сегодня. Куда ты умчался?

Он сделал для Корки краткий пересказ, сказав:

- Люди Григга в городе. Поговорил с одним из них.

- Он проворачивает свои делишки в Лондоне? Я знаю, что он себе на уме, но не думал, что он спятил.

- Он доставляет товары только небольшому числу покупателей, но у меня есть одна зацепка. Это первая информация о его местонахождении с того момента как он убил Джори. А теперь я знаю, где его искать, когда мы вернемся в Англию.

- Или ты может послать весточку своему другу командору.

- Черта с два, и он не мой друг. Он обычный таможенник, использующий меня, чтобы получить повышение. Просто наши цели совпадают, временно.

Корки цокнул языком.

- Связи могут быть полезны, особенно, если у них есть титулы. Ненавидеть всех аристократов только из-за родственников мужа сестры не в твоих интересах.

- Я не ненавижу их всех. Только тех, которых встречал. Сейчас уже поздно, а мы отплываем утром. Нам надо немного поспать. Они могут нас разбудить, если подъедут еще телеги.

- Я бы согласился, но вот эта может быть по нашу душу. Корки говорил о приближающейся карте, а не о телеге. Однако она и правда остановилась, и кучер крикнул:

- Вы с «Девы Джордж»? Если да, то здесь пассажиры, которые хотят подняться на борт прямо сейчас.


ГЛАВА 10

Прошлым вечером Натан думал, что парочка была странной, когда они с Корки везли на лодке их и чрезмерное количество тяжелой поклажи на «Деву Джордж». Мужчина представился как граф Эндресси Бенедек, родственник капитана корабля. Имя женщины не упоминалось. Они говорили по-английски, но у мужчины был иностранный акцент. И они, похоже, не питали друг к другу теплых чувств. Хотя парочка шепталась друг с другом, у Натана создалось впечатление, что они ссорились и не хотели, чтобы их подслушали. Миловидное лицо женщины было сердитым. Впрочем, Натан сочувствовал мужчине. Точно под каблуком у жены, а ведь он не выглядел старше двадцати пяти лет, его ровесник. Слишком молод, чтобы быть обремененным женой-мегерой, если она ему приходилась женой, и не важно, красивая она или нет.

Но этим утром, когда рассветное небо прояснилось, Натан удивленно увидел, что Бенедек присоединился к нему у перил. Убегал от мегеры? Натан мог бы сказать что-нибудь по этому поводу, проявить мужское сочувствие, но он не хотел привлекать к себе внимание в этом плавании. Кроме того, мужчина был титулован. Классовые различия ничего не значили для Натана. Возможно, это поведение возникло потому, что у него у самого в родне был граф, хотя он никому об этом не говорил и не собирался. Ужасно раздражало, что Бэрдис узнал это. На самом деле, если бы кто-нибудь сейчас назвал его аристократом, он, наверное, ударил бы его по лицу. Он предпочитал просто обращаться со всеми людьми как с равными, хотели они этого или нет, но большинство набобов думали по-другому.

Его молчаливость оказалась правильным решением, потому что граф недолго пробыл в одиночестве. Его спутница с прошлой ночи пришла несколько мгновений спустя, говоря:

- Ты не можешь меня игнорировать, Эндресси!

- Разве? - ответил Бенедек. - Ни слова больше по этому поводу, Кэтрин. Я не собираюсь просить их оказать мне еще услугу, когда я только что встретил их.

- Но у кого-нибудь из них может быть дар предвидения, и он может мне сказать, действительно ли отец жив, или даже где он находится. Ты можешь просто спросить.

- Чтобы они подумали, что я сумасшедший? Эти предполагаемые способности цыган просто суеверная чушь и надувательство. Цыгане так зарабатывают на хлеб. Они живут за счет надежд и мечтаний излишне доверчивых. Говорят тебе то, что ты хочешь услышать, а потом получают за это плату. Все это ложь, и я не собираюсь оскорблять эту ветвь своей семьи, упоминая об этих твоих вымыслах. Боже мой, ты бы хоть послушала, какую чушь ты городишь!

- Конечно я верю в это, когда я лично видела, как у тебя иногда проявлялись цыганские способности. Можешь как угодно отнекиваться, но ты знаешь, что это правда.

- Все, что у меня есть, так это просто охотничий инстинкт и удача. В этом нет ничего мифического, Кэтрин. И я даже воспользуюсь этими инстинктами, чтобы найти твоего отца, только чтобы наконец-то от тебя избавиться!

- Да как ты смеешь! Ты бы даже не узнал об этих своих родственниках, если бы не я! Это я нашла тот дневник, в котором о них упоминалось. Ты мне должен!

- Я ничего тебе не должен, хотя я и выполню ту обязанность, которую на меня взвалил отец, когда женился на твоей матери!

- Замечательно, милый. Ты и правда мастер импровиз…

Натан больше ничего не услышал, так как пара ушла дальше по палубе, но голос женщины в конце приобрел мягкий тон, как будто она его действительно хвалила.

Натан, довольный тем, что снова был одни у перил, поднял подзорную трубу, одолженную у Арти, старого сварливого первого помощника, чтобы лучше разглядеть верфь. За пассажирами отправили баркас, так их было много. Довольно приличная толпа хорошо одетых людей стояла на причале в ожидании его. Но они его не интересовали.

Он осматривал верфь через подзорную трубу так далеко, как мог. Он действовал очень тщательно, останавливаясь, чтобы внимательно рассмотреть лица и убедиться, что никого знакомого нет. Он не ожидал увидеть людей Григга так скоро, но сам Григг мог объявиться, ища их. А если он увидит этого человека, неизвестно, не станет ли он рисковать потерей «Жемчужины», чтобы тут же добраться до него.

Пять лет назад Джори решил отослать Натана, чтобы защитить его. Как бы Натан не был зол из-за этого, он все равно любил отца. Он злился до сих пор, но уже по другой причине: потому что они с отцом так и не помирились, а теперь было уже слишком поздно. Но это было также и решение Джори. Никакого сообщения между ними, что бы могло привести Григга к Натану, который потом мог использовать его против Джори. Но уравнять счеты за своего отца было его решением. И даже, несмотря на то, что корабль скоро отплывал, он все равно не выпускал это из головы.

Когда Натан продолжил осматривать верфь через подзорную трубу, он немного растерялся, наткнувшись на человека, в свою очередь, смотревшего на него. Незнакомый человек, одетый в хорошее пальто, судя по всему джентльмен. Он приложил руку к голове, как будто бы отдавая честь Натану за то, что тот увидел его шпионящим за «Девой Джордж». Незнакомец даже улыбался, потом убрал подзорную трубу и сел в шлюпку, которая доставила его на какой-то другой корабль. На реке стояло много кораблей, которые пока не могли пришвартоваться. Саусхэмптонский порт тоже был забит, но не так, как лондонский. В этом городе могли пройти недели, прежде чем корабль сможет встать на якорь, по крайней мере, так ему говорили.

- Увидели что-то интересное, мистер Тремейн?

Натан взглянул на моряка, который встал рядом с ним. Он сказал, что его зовут Уолтер. Натан был с ним немного знаком в Саусхэмптоне, что неудивительно, так как вся команда была нанята там.

- Нет, но кто-то очень заинтересовался этим кораблем. Он даже рассматривал нас в подзорную трубу.

Уолтер пожал плечами.

- Ну и что? Просто кого-то ищет.

- Наверное.

Натан глянул вниз на участок воды между кораблем и пристанью. Баркас был уже на полпути к кораблю, и он в итоге был не полностью наполнен пассажирами, всего четверо джентльменов и пять леди, не считая гребущих матросов. Он прикинул, что некоторые из этих людей могут быть служанками или камердинерами. Большинство людей, которых он видел на пристани, должно быть, просто пришли проводить членов семьи или друзей, потому что теперь они садились обратно в кареты.

- Похоже, пассажиров будет немного, - сказал он.

- Ну, это частное судно, спроектированное для размещения семьи с удобствами. Капитан построил его по своим чертежам. Все главные каюты как номера в шикарном отеле. Натан знал, как роскошно были обставлены кабины. Он никому об этом не говорил, но он не смог устоять перед искушением осмотреть «Деву Джордж», когда последний год пришвартовывал рядом с ней «Жемчужину».

- Ты плавал на ней раньше? - спросил Уолтера Натан.

- Несколько раз за последнее десятилетие, и очень этому рад. Вообще я уже оставил море, но всегда готов плыть на «Деве Джордж». Слишком хорошо платят, чтобы отказываться, и никогда не скучно. Разве ты не задумывался, почему плата на это плавание такая высокая?

Натан уклонился от ответа.

- Ну, я первый раз пересекаю Атлантический океан, поэтому мне не с чем сравнить.

Уолтер усмехнулся.

- Это в три раза больше обычного, приятель. Очень жаль, что она покидает свою стоянку так редко, а то я бы уже был богачом.

- Если она используется так редко, почему владелец вообще ее держит?

- Потому что может.

- Просто для удобства? - сказал Натан. - Это необычно, правда ведь?

- Ни в коем случае. Но опять же, капитан тоже необычный. Он вот там, виконт Рэдинг, всего лишь один из многих титулованных особ в его семье.

Натан проследил за взглядом Уолтера на приближающийся баркас. Теперь, когда небо прояснилось и лодка приблизилась, он мог лучше разглядеть пассажиров, но его взгляд задержался на крупном мужчине на носу лодки. Белокурый, с широкими плечами и одетый в пальто, он был тем громилой, который ни с того ни с сего помог Натану. И его темноволосый брат тоже был в лодке.

Натан вновь ощутил нехорошее предчувствие. Вчера вечером, когда они не поднялись на борт, он действительно надеялся, что владельцы судна не поплывут со своим кораблем. Многие так делали, просто нанимали себе капитана. Но, видимо, удача от него отвернулась, и теперь ему придется скрыться, по крайней мере, пока они не выйдут в открытое море, где они вряд ли выкинут его за борт. Залезть наверх, на снасти, будет достаточно перед отплытием, и ему, возможно, придется оставаться там все время плавания по реке.

Не важно, кто из тех двоих был капитаном. Они оба были аристократами, и он ударил одного из них. И даже если он сможет как-то загладить свою вину перед ними, ему все равно будет противно работать на лорда, вне зависимости от длительности плавания. У аристократии было другое мышление, отличное от обычных людей. Как ночь и день. Они могли посчитать за оскорбление простейшие вещи, от которых обычный человек и бровью не поведет. Ты даже не поймешь, что оскорбил их, пока не будет слишком поздно.

Солнце поднялось над парочкой зданий на востоке, и на воде заиграли блики. Волосы медного цвета вспыхнули, как пламя, на солнце и мгновенно привлекли его взгляд. Молодая женщина должна была бы носить шляпку, чтобы спрятать такие великолепные волосы, но она ее не надела. Она была достаточно взрослой – восемнадцать, девятнадцать? – чтобы уложить волосы в модную прическу, но они были просто перевязаны у затылка. Из-за того, что они были такими длинными, ветер трепал их по ее плечам. Хотя одета она была, как и положено молодой леди: голубой бархатный жакет, завязанный на талии, белый меховой плащ, который просто прикрывал плечи и заканчивался у локтей. Но именно ее красивое личико в форме сердца что-то ему напоминало, но что, он так до конца и не вспомнил.

- Рыжеволосая девка выглядит знакомо.

Он не понял, что сказал это вслух, пока Уолтер не отчитал его:

- Я бы не называл ее девкой, если не хочешь оказаться в трюме или где похуже. Капитан справедливый человек, но он может очень трепетно относиться к семье, а она наверняка член его семьи. Никогда не видел, чтобы он возил пассажиров, которые так или иначе не состоят с ним в родстве.

Целый корабль аристократов? Корки был прав. Черт возьми. Но он уверил моряка:

- Я не хотел никого оскорбить.

- Это просто дружеский совет, приятель. Ты же знаешь эту семью. Готовы на все, чтобы защитить одного из своих.

- Не самом деле, нет. Никогда не слышал о Мэлори, пока не нанялся на корабль и не узнал имя капитана.

- Правда? Я думал, все знают, кто они.

- Так они знамениты? Или это дурная слава?

- И того и другого понемногу. - Уолтер рассмеялся, отходя.

Натан убежал к снастям и стал карабкаться, намеренный откладывать свою следующую встречу с Мэлори как можно дольше.


ГЛАВА 11

- Надеюсь, ты не собираешься быть такой же упрямой, как твоя кузина, - сказала Нэтти Макдональд, когда вошла в каюту Джудит, чтобы подготовить ее к ужину.

Рослин настояла на том, чтобы послать свою служанку в плавание, для помощи обеим девушкам. Хотя Нэтти была скорее членом семьи, а не служанкой, поэтому Джудит была очень рада, что она их сопровождала. Нэтти была единственной служанкой на борту. Так как на «Деве Джордж» кают было не в изобилии, Джорджина и Кети, старшая сестра Джудит, решили просто нанять служанок, когда доплывут до Бриджпорта, но с другой стороны, у обоих были мужья, которые могли помочь им одеться на корабле при необходимости.

- Джек всегда упряма, - ответила Джудит с усмешкой. - Но по поводу чего она упрямится сегодня?

- Не позволяет мне трогать ее волосы. И даже не собиралась уступать и надевать платье, пока я не уперлась. Сказала ей, что не будут стирать эти бриджи, которые она так любит, если она не будет прилично одеваться хотя бы на ужины.

Жаклин приказала сшить корабельную одежду и для Джудит тоже, хотя Джудит и не собиралась надевать ее без крайней необходимости. Она лучше будет справляться с развевающимися на ветру юбками, чем чувствовать себя неловко в одежде матроса. Но Джудит уже заплела свои волосы для вечера, согласившись с Жаклин, что укладывать волосы в обычную прическу на корабле означало, что она будет растрепана ветром. Однако она прошла прямо к своему маленькому трюмо и села, только чтобы порадовать Нэтти, а старушка и правда улыбнулась, когда она расплела косу Джудит и стала укладывать ее волосы в более модную прическу.

Хотя каюта Джудит была приличного размера, в ней все же было тесновато из-за большой кровати, шкафа и удобного кресла для чтения, небольшого трюмо и даже маленького круглого столика на двоих, а также ее сундуков, которые стояли у одной стены. Но она не собиралась проводить много времени в своей каюте. Сегодняшний день был исключением. Учитывая, что большинство членов семьи распаковывали сундуки и отдыхали после вечеринки с прошлого вечера, и раннего отплытия, она провела весь день, читая и отдыхая. И приспосабливаясь к морской качке, как Джек называла привыкание к постоянному покачиванию корабля.

Джудит это не волновало. Наоборот, она была счастлива снова оказаться на корабле. Возможно потому, что ей нравилось плавать даже больше, чем Жаклин. Очень плохо, что матери и сестре Джудит не нравилось плавать, а то у нее было бы больше возможностей плавать с дядей за эти годы.

Она с нетерпением ждала ужина этим вечером со своей семьей в дядиной каюте, которая была гораздо большего размера, и хотела еще раз встретиться с их новым кузеном – ну, она предполагала, что Эндресси и его сестра будут приглашены на ужин. А Нэтти проследила, чтобы Джудит выглядела так, как если бы шла на званый обед дома. Ее платье из голубого шелка, покрытое сверху прозрачной белой тканью и вышитое лилиями, было не новым, но ее гардероб к Сезону не был еще закончен, потому что ее мама ожидала, что он ей не понадобится, по крайней мере, еще месяц. Он все равно взяла все с собой, вот почему у нее было вдвое больше сундуков, чем у Джек: одежда, чтобы носить на корабле и в первые несколько дней в Бриджпорте, и полный гардероб, с которым ей еще требовалась помощь портнихи, чтобы доделать последние детали.

- Ну вот, ты выглядишь замечательно, как и всегда, девочка, - сказала Нэтти, заканчивая прическу Джудит. - Я позову с утра какого-нибудь матроса, чтобы откопать твою шкатулку с драгоценностями. Не знаю, почему ее упаковали вместе с незаконченными платьями.

- Потому что я не думала, что она мне понадобится до того, как мы достигнем Америки, и она мне и правда не нужна на семейные обеды, так что нет никакой необходимости доставать ее. - Джудит поспешила уйти из каюты, пока Нэтти не начала с ней спросить.

Закрывая дверь, она подпрыгнула от удивления, когда сзади нее какая-то женщина сказала слишком резко:

- Вон с дороги!

Джудит тут же напряглась и повернулась, наткнувшись на вперившийся в нее взгляд злых серых глаз. Каштановые волосы женщины были собраны в слишком тугой пучок, и сердитое выражение ее лица не позволило Джудит понять, красива она или нет. Эта женщина рассердилась, что ее проход был занят на несколько мгновений? Джудит не могла представить, кто она такая, а потом поняла. Кэтрин, сводная сестра Эндресси? Она открыла рот, чтобы представиться, но Кэтрин была слишком нетерпеливой, чтобы позволить ей сказать хоть слово.

- Практически сбила меня, и теперь стоишь тут, тараща глаза? Я попросила тебя подвинуться!

Она собиралась отодвинуть Джудит в сторону, когда сзади них Жаклин распахнула свою дверь настежь и рыкнула в узкий коридор:

- Никаких воплей на корабле! Узнай правила, перед тем как подниматься на корабль, или тебя выбросят за борт!

И Жаклин тут же захлопнула свою дверь снова. Это в духе Джек сказать что-нибудь чудное, когда она раздражена. Лицо женщины залилось краской. Джудит поспешила уйти оттуда, пока не расхохоталась, что только сделало бы ситуацию ещё хуже. Но бедный Эндресси! Он не шутил прошлой ночью, когда сказал, что им не захочется встречаться с его сестрой, и теперь она знала почему.

Она протиснулась мимо Кэтрин и побежала наверх, на палубу, пока она действительно не начала хихикать. Она подождала несколько минут, пока Жаклин к ней не присоединилась.

- Я подозреваю, это была та самая сводная сестра? - сказала Жаклин, когда поднималась по лестнице.

- Красное бархатное платье, которое на ней надето, явно не принадлежало служанке с камбуза.

Джек раздраженно фыркнула.

- Если она шла к своей каюте, то будем надеяться, что она будет сидеть там все время. Я все слышала. Подобная грубость…

- Обычно бывает не без причины.

Джудит подхватила кузину под руку, и они направились на квартердек.

- Ее лицо было измученным. Это могло быть от того, что у нее что-то болит, а вовсе не от ужасного характера.

Жаклин цокнула.

- Ты всегда видишь в людях только хорошее.

Джудит рассмеялась и поддразнила Жаклин:

- А ты всегда стараешься его не замечать!

- А вот и нет! Кроме того, чаще всего, именно первое впечатление оказывается точным. Однако в этом случае я не буду судить сразу, но только потому, что я знаю, ты этого не хочешь.

Несколько минут спустя они вошли в капитанскую каюту, не постучавшись. В нее можно было попасть с квартердека, сделав всего несколько шагов к двери. Джеймс и Джорджина сидели на диване в обнимку. Энтони и Кети тоже уже были здесь и сидели за длинным обеденным столом. Эта большая комната была похожа на гостиную. Длинный диван и пара мягких кресел с двумя столами для игры в карты были с одной стороны, а с другой стороны, рядом с обеденным столом, был длинный стол, заваленный картами. Изящная резная ширма отдела кровать, стоявшую в одном из дальних углов, от общего пространства. Шторы на длинных окнах были раздернуты, открывая взгляду океан вокруг корабля и сияющую в небе луну.

Это было любимое место Джудит на корабле. Она любила стоять у окон и смотреть вдаль. Днем из окон открывался замечательный вид на безветренный океан, а ночью, если луна не была спрятана за облаками, от открывающегося вида и вовсе захватывало дух.

После того, как она поприветствовала отца и сестру, поцеловав обоих в щеку, она подошла к окнам. Она сейчас не смогла увидеть луну, так как ветер гнал их в направлении юго-запада, но ее свет отражался на волнах.

Жаклин присела к своим родителя на диван, и Джорджина, взглянув на бледно-зеленое платье Джек, поддразнила свою дочь:

- Удивительно, что ты еще не в бриджах.

- Это шотландка не дает мне их надеть, - проворчала Джек. - Я даже подумываю забаррикадировать дверь.

- Нэтти о тебе беспокоится, так что, почему бы тебе не попробовать подойти к этому разумно.

- Разумный подход с шотландкой? - сказала Джек, глядя прямо на Энтони.

Энтони расхохотался.

- Рос оттаскала бы тебя за уши за такую клевету, если бы была здесь.

- Только если бы смогла меня поймать, - усмехнулась Жаклин.

- Я бы действительно очень хотел, чтобы Рослин и Джейми лучше переносили море, тогда бы они смогли к нам присоединиться. - Энтони вздохнул, но у него было слишком хорошее настроение, чтобы долго об этом думать. - Но учитывая, что Янки недееспособен несколько дней, я собираюсь использовать эту редкую возможность сполна. В конце концов, когда еще две моих старших дочери будут полностью в моем распоряжении? - он высоко поднял бокал с бренди. - Выпьем за морскую болезнь!

- Это не смешно, отец, - сказала Кети, поспешив встать на защиту своего мужа Бойда.

- А я думал, что да, - заметил Джеймс.

Эндресси пришел пару минут спустя. Он постучал. Джеймс просто крикнул ему входить. Их новоиспечённый кузен было одет в официальном стиле: в черное, с коротким плащом, закрепленным жемчужной брошью, и с белоснежным галстуком. А еще он по-прежнему носил свою шпагу. Даже когда он всех поприветствовал, то это было в чересчур официальном тоне, хотя, может он просто нервничал.

Джорджина с улыбкой встала и подошла проводить его к стулу, осведомившись:

- Ваша сестра придет?

- Нет, она будет чувствует себя неловко, присоединившись к ужину, потому что она не одна из «нас», и не хочет мешаться или быть обузой. На самом деле она настаивает, что должна отплатить вам за вашу щедрость, позволившую ей плыть с вами, и хочет отработать свой проезд. Может на кухне, или…

- Это очень необычно и уж точно необязательно, - сказала Джорджина.

- На самом деле обязательно. Кэтрин может быть очень эксцентричной, - при этих его словах, Джудит и Джек посмотрели друг на друга и закатили глаза, - но она будет значительно спокойнее, если ей будет, чем заняться.

Интересно, думала Джудит, это идея действительно принадлежала Кэтрин, или же Эндресси? Если ему, то, вероятно, вот почему его сестра была такой злой сегодня. Заставить ее работать как посудомойку?

Джорджина, должно быть, думала так же, потому что она немного раздраженно ответила:

- Она не служанка, и мы не будем к ней так относиться.

- Я пытался сказать ей то же самое, - ответил Эндресси. - Я просто беспокоюсь, что ей будет некуда себя деть. Очень жаль, что мы забыли материалы, с которыми она могла бы работать на корабле. Она очень умело обращается с иглой, даже сама шьет себе всю одежду, так она любит рукоделие. Так что если вам, леди, понадобится починить что-нибудь из одежды, Кэтрин будет очень рада помочь хотя бы с этим.

- Полагаю, что могу порвать несколько швов, - ответила Джорджина с усмешкой.

Несколько человек засмеялись. Джудит прикусила язык и помотала головой в сторону Джек, чтобы та не упоминала, что Джудит пригодилась бы портниха. Она не хотела обременять себя компанией Кэтрин до того, как ей представится шанс начать думать лучше о молодой женщине, если такое возможно.

Но тема разговора изменилась, когда пришли Арти и Генри, чтобы объявить о готовности ужина. Они застряли в дверях, потому что оба пытались зайти одновременно. Это никого не удивило, кроме Эндресси. Эти два старых морских волка, может, и были лучшими друзьями, но незнакомый человек этого не понял бы, учитывая их постоянные перепалки. Они были частью старой команды Джейсма, когда он десять лет плавал по морским просторам, и списали себя на берег вместе с Джеймсом, чтобы стать его дворецкими, работа, которую они делили между собой так же, как и место первого помощника в этом плавании. Они все пересели за обеденный стол, пока приносили различные блюда. Эндресси поспешил отодвинуть стул для Джек, и потом сел на соседний. Даже слишком поспешил? Джудит размышляла, будет ли у нее что-то, чтобы дразнить потом Джек.

Джудит была не голодна, потому что она уже попробовала сегодняшние блюда, когда вечером заходила на камбуз. Она заметила, что и Кети, сидевшая рядом с ней, тоже нехотя ковырялись в тарелке, но по другой причине.

- Беспокоишься о Бойде? - догадалась Джудит.

Кети кивнула.

- Ненавижу видеть его таким несчастным. Можно было бы подумать, что проведя так много лет в море, он бы уже справился со своей морской болезнью.

- Не думаю, что с ней можно справиться.

- Я знаю, - вздохнула Кети. - Я просто хочу... знаешь, он раньше просил корабельного врача делать ему сонные настойки, чтобы просто проспать это время. Я предложила сделать ему то же самое, но он отказывается, говорит, что не хочет спать и хочет со мной разговаривать. Однако обычно ему так плохо, что он и слова не может сказать! Поэтому в итоге я слишком много сплю, как сегодня. Теперь я не смогу заснуть вечером, хотя это единственное время, когда у него получается поспать.

- По крайней мере, его болезнь длится всего три-четыре дня. Но разве ты не взяла с собой каких-нибудь книг почитать, пока составляешь ему компанию?

- Нет, я даже не подумала.

- Зато я подумала, и я только что дочитала очень хорошую книжку. Я схожу и принесу ее тебе, на случай если ты действительно не сможешь уснуть.

- Сначала поешь, - стала настаивать Кети.

Джудит усмехнулась.

- Я поела вечером.

Сказав отцу, что скоро будет, Джудит выскользнула из капитанской каюты. Горело несколько фонарей, но они были не нужны, потому что палубы была залита лунным светом. Она увидела луну в небе на востоке и остановилась. Ей бы хотелось, чтобы было полнолуние, но и сейчас было все равно красиво. После того, как она взяла книгу, она решила дойти до перил, чтобы полюбоваться на луну, перед тем как вернуться к семье. Но когда она спешила наверх, то уронила книгу, неожиданно врезавшись в призрака. И не просто в какого-то, а в того самого Призрака.


ГЛАВА 12

Она только и могла, что смотреть на него, освященного светом фонаря на палубе. Волосы, такие же белые, как она запомнила, спускались по его плечам. Его глаза были темно-зеленого цвета, темнее, чем она думала. И он был высоким. Нет, даже выше, чем она помнила, поняла она теперь, кода стояла рядом с ним, по меньшей мере, шесть футов ростом. Он был слишком близко. Она сообразила, что он схватил ее за плечи, чтобы удержать от падения назад, вниз по ступенькам. Но теперь, когда она встала устойчивее, он должен был уже отпустить ее. Кто-нибудь может пройти мимо и увидеть их. Например, ее отец.

С этой тревожной мыслью она отошла в сторону, подальше от лестницы, и он отпустил ее. Все, что она смогла выговорить, было:

- Вы же мертвы.

- А вот и нет, с какой это стати Вы так говорите?

- Вы не помните?

- Я думаю, что помнил бы, что умер.

- Мы встречались несколько лет назад в старых руинах в Хэмпшире, рядом с поместьем герцога Райтона. Я думала, что Вы призрак, когда обнаружила Вас там. Что Вы там делали?

Ему потребовалось несколько мгновений, чтобы вспомнить, когда и где, но когда он вспомнил, то рассмеялся.

- Так вот почему Вы мне кажетесь знакомой. Лазающий по чужой собственности ребенок с волосами цвета зари, - он медленно усмехнулся, когда его зеленые глаза осматривали ее снизу доверху. - Больше не ребенок, верно?

Она тут же покраснела. Нет, она уже больше не ребенок, но неужели ему надо было искать очевидного подтверждения этому? Ей не следовало оставлять свою накидку в каюте. Ее призрак было обычным моряком. И ей также не следовало так долго разговаривать с членом команды. Черт с этим, он слишком интересный! Когда она думала, что он призрак, то хотела все о нем знать. И это желание осталось до сих пор.

Исходя из этого, она протянула ему руку для поцелуя, но быстро ее убрала, когда он на нее уставился. Немного нервничая из-за того что он не знал, как ответить на ее официальное приветствие, она сказала:

- Я Джудит Мэлори. Семья и друзья называют меня Джуди. Вы тоже можете.

- Мы не друзья.

- Пока нет, но могли бы стать. Для начала, Вы можете сказать мне свое имя?

- А если не скажу?

- Не слишком ли Вы неприветливый для бывшего призрака? Слишком недружелюбный, чтобы с кем-то дружить? Хорошо, - кивнула она. - Прошу прощения, - она подошла к перилам и стала вглядываться в колеблющееся отражение лунного света на темной глади океана. Это было очень эффектно и красиво, но теперь она уже не могла целиком восхититься этим зрелищем, потому что была разочарована, гораздо больше, чем следовало бы. Она чуть не расплакалась, что было бы глупо, если только Джек не была права. Неужели она действительно думала, что влюбилась в призрака?

Нет, это тоже было абсурдно. Ей было просто любопытно, её удивляло и завораживало думать, что он призрак, что такие вещи действительно существуют. Даже когда они с Джек подросли и признали, что на самом деле он не может быть призраком, все равно было весело и интересно думать о нем так. Однако прямо перед ней было доказательство того, что он - настоящий человек, сделан из плоти и крови, и хорошо сделан. Не такой бледный, как она помнила. Наоборот, теперь его кожа была покрыта сильным загаром. От работы на кораблях? Кто он такой? Очевидно, моряк. Но что он делал в том старом разрушенном доме посреди ночи? Призрак сказал ей, что дом принадлежал ему. Но как моряк мог позволить себе владеть домом?

В ней с новой силой проснулось любопытство. Вопросы без ответа сведут ее с ума. Она не должна была так легко сдаваться и уходить, не добившись ответов. Джек бы не сдалась. Может, спросить дядю Джеймса…

- Натан Тремейн, - прозвучал низкий голос.

Она внутренне усмехнулась и быстро на него взглянула. Он был высоким и красивым, с длинными белыми волосами, развевающимися от морского бриза. Он стоял в нескольких шагах от нее и тоже смотрел на лунную дорожку в океане, поэтому казалось, что он ничего ей на самом деле не говорил. Но он сказал. Может она его так же интриговала, как и он ее?

- Как поживаете, Натан? Или Вы предпочитаете Нейт?

- Не имеет значения. Вы всегда так разговариваете с незнакомыми мужчинами?

- А Вы незнакомец?

- Незнакомец для Вас, - уточнил он.

- Вовсе нет. На самом деле мы с Вами старые знакомые.

Он усмехнулся.

- То, что мы пять лет назад сказали друг другу убираться из дома, не делает нас знакомыми. И почему Вы залезли той ночью на чужую собственность?

- Мы с моей кузиной Джек расследовали, почему в доме горел свет. Тот дом был заброшен, сколько все помнят. Внутри никого не должно было быть. Но мы увидели свет из нашей комнаты в герцогском особняке.

- И вы подумали, что нашли призрака?

Она опять покраснела, но так как они друг на друга не смотрели, то она сомневалась, что он заметил.

- Когда мы Вас увидели там, это было разумное предположение.

- Вовсе нет, совсем наоборот. - Неужели в его голосе послышались нотки веселья? Он быстро взглянула. Было сложно удержаться. И он действительно ухмылялся, когда добавил:

- Вы сделали заключение, к которому не мог бы прийти ни один взрослый.

- Ну, я и не была взрослой. Это было довольно много лет назад. И Вы держали фонарь так, что он освещал только верхнюю половину тела. Выглядело так, как будто Вы парили в воздухе.

Он опять рассмеялся, очень приятный звук, как низкое урчание. От этого один из его локонов упал на широкий лоб. Его волосы было не чисто белыми, как она думала. В них были русые пряди.

- Очень хорошо. Теперь вижу, как Ваше воображение могло сыграть с Вами такую шутку.

- Так почему Вы были там той ночью и почему выглядели таким печальным?

- Печальным?

- Разве нет?

- Нет, не печальным, дорогая, - но вместо того, чтобы ответить, он сказал. - Вы, правда, верите в призраков?

Она посмотрела на него и увидела, что уголок его рта был приподнят кверху, и он выгул бровь. Он что, ее дразнил? Действительно! Она также заметила, что его зеленые глаза пристально за ней наблюдали. Довольно смело для обычного моряка, если он им являлся. Довольно смело для любого мужчины, в общем-то, учитывая, что они только что встретились – тот первый раз в счет не шел. В ответ на его поддразнивание она сказала:

- Мы с Джек несколько лет назад признались друг другу, что ошиблись той ночью. Но мы продолжали говорить о Вас как о Призраке, потому что это было забавно. Это было нашим особым секретом, которым мы поделились только с младшими кузенами. Было намного веселее говорить, что мы нашли призрак, а не нового владельца дома. Но Вы не можете быть владельцем дома. Что Вы там делали?

- Может, я люблю секреты так же сильно, как Вы.

На краю раскрытия тайны, которая интриговала ее годами, она был сильно раздражена его ответом.

- Вы серьёзно не скажете?

- Вы еще даже не пытались меня убедить, дорогая. Милая улыбка может сработать…

Джудит замерла. Стало так тихо, что она подумала, что сможет услышать биение своего сердца. Она не могла поверить в то, что сейчас стало для нее ясным как день. Она знала, кто он такой. Поняла это, когда он во второй раз назвал ее «дорогая». В первый раз она была слишком взволнована, чтобы обратить внимание на то, что он сказал, но в этот раз она вспомнила, где слышала это раньше. Всего лишь две недели назад от мужчины, который, как она подозревала, был намного более опасен, чем простой бродяга.

В тот момент, когда она подумала той ночью, как странно для бродяги пить французский бренди, она поняла, что он не тот, кем казался поначалу. Но это было не все. Он утверждал, что знал заброшенный дом лучше, чем она, так что либо он жил там в течение долгого времени, либо наведывался туда не один раз. Он вешал замок на дверь, которая ему не принадлежала. Он вышел из потайной комнаты, где он, должно быть, хранил контрабанду или украденные товары. И его предупреждение никому не говорить, что она видела его там. Все это указывало на то, что он был преступником. Конечно, она сказала о нем Жаклин с утра, и, конечно, Джек согласилась с ее выводом и предложила сказать Брендону, который смог уклониться от прямого ответа и предупредить своего отца, не раскрывая, что Джудит столкнулась с преступником в старых руинах. Перед тем как они уехали в Лондон, Брендон сказал ей, что поговорил с отцом, и заверил ее, что они поймают контрабандиста в тот же день на месте преступления. Так что он делал здесь, на «Деве Джордж»? Похоже, он ждал, когда она ответит ему. Что она и сделала, прошипев:

- Вы должны быть в тюрьме! Так почему же Вы не там?


ГЛАВА 13

Натан был застигнут врасплох сердитым вопросом девушки. Он чуть не рассмеялся, так близко к истине она была, однако это не имело смысла. Тем не менее, тут же включился инстинкт самосохранения:

- Вы меня с кем-то перепутали. Но я не удивлен. Сначала Вы подумали, что я – призрак, потом – собственник недвижимости. Не напрашивается ли более очевидный вывод, что я просто трудолюбивый моряк, старающийся заработать себе на жизнь?

- Я Вам не верю.

- Почему?

- Потому, что я бы никогда не забыла лицо, которое преследовало меня пять лет, а теперь я узнала и Ваш голос.

- Через пять лет? Сомневаюсь, что такое возможно.

- Через две недели, когда Вы приставали ко мне в том разрушенном доме, - сказала она запальчиво. - Вы преступник, и я не хочу, чтобы Вы были на борту и угрожали моей семье.

Так это была она, подумал он, и вовсе не одна из слуг герцога, как он предположил той ночью. А может быть, она также была и не леди, если не брать в расчёт титул. Это была интересная мысль, и вполне возможная, учитывая, как проходили их встречи оба раза – наедине и ночью. И сейчас тоже ночь.

- Мне кажется, что это Вы ведете себя преступно, вламываясь в дома, которые Вам не принадлежат. И не один раз? Скажите мне, дорогая, Ваша семья знает о Ваших ночных свиданиях?

Она втянула воздух.

- Даже не начинайте. Вы знаете, что я сказала правду, когда рассказала, почему была там той ночью.

- Как я могу знать, если меня там не было? Или подождите, Вы пришли туда, чтобы еще раз меня увидеть? - он ухмыльнулся, внезапно начав получать удовольствие от этого. – Ну, меня в образе призрака, но все равно меня. И Вы уже признались, что сделали так, по крайней мере, один раз.

Она презрительно усмехнулась.

- Мы не будем меняться ролями, но попытка хорошая. С контрабандистом мне сравнить нечего, или лучше сказать вором? Что из этого соответствует действительности?

- С чего бы это мне быть вором или контрабандистом?

- Потому что факты, а их много, все сходятся. Той ночью Вы уже доказали, что являетесь лжецом. Вы не просто проходили мимо, учитывая, что у Вас там была кровать.

- Преступник, который таскает свою кровать с собой? Вы понимаете, как это маловероятно?

- Вы поставили замок на дверь.

- Если тот, о ком Вы говорите, сделал это, я думаю, что он хотел, чтобы всякие надоедливые охотники за привидениями не докучали ему посреди ночи. Но это не сработало, так ведь?

- Вы думаете, это смешно?

Он улыбнулся.

- Разве я так сказал?

- Вам и не надо ничего говорить, когда все написано у Вас на лице, – огрызнулась она.

- Ну, тут Вы меня поймали, дорогая. Но меня не каждый день обвиняют в преступной деятельности. Должен признать, доля юмора тут есть.

- Вы прятали там незаконные товары, и это ставит мою семью под угрозу! Могли обвинить моих кузенов. Никто бы не поверил, что они не знали, что происходит прямо у них на заднем дворе. Скандал затронул бы всю мою семью!

Разъяренно защищать свою семью? Ну, по крайней мере, это он мог понять. Но это не меняло того факта, что ему нужно было убедить ее, что она ошиблась. Поэтому он усмехнулся.

- Вы бы послушали себя сейчас! Никто в своем уме не обвинит в чем-либо герцога, тем более в незаконных действиях.

- Так Вы признаете это? Вы вышли из потайной комнаты, и я почувствовала бренди, когда Вы меня поцеловали. Вы были не простым бродягой, как говорили! Я не сомневаюсь, что в течение пяти лет Вы использовали тот разрушенный дом, чтобы прятать контрабандные товары, не так ли?

Он изо всех сил старался не рассмеяться. Она все вычислила с удивительной точностью. Умная девочка. Красота и сообразительность. Когда он в последний раз встречал такое сочетание? Но она просто выдвигала обвинения, надеясь, что он их подтвердит. Этого не случится. Однако ему нужно сбить ее со следа…

Его голос стал более низким и хриплым, а его улыбка шире.

- Вы знаете, дорогая, если бы мы с Вами действительно поцеловались, я бы не скоро забыл такое приятное воспоминание. И теперь я хочу, чтобы это действительно случилось…

Она уставилась на его рот. Как он и надеялся, он ее отвлек. Он только не рассчитывал, что и сам увлечется. Порыв поцеловать ее снова был очень силен, прямо тут, на залитой лунным светом палубе. Полное сумасшествие.

От выяснения, что же будет дальше, его спасло то, что он услышал голоса двух членов команды, которые становились громче по мере их приближения. Она тоже их услышала и нервно поглядывала ему за спину.

- Спокойной ночи, дорогая. Лучше мне раствориться, как призраку. Будет нехорошо, если Ваша семья узнает о Вашей склонности к ночным свиданиям.

Натан ушел. Едва уловимая угроза, плюс сомнения, которые он постарался в ней посеять, будут, как он наделся, достаточными для того, чтобы она пока держала рот на замке. Он собирался снова залезть на грот-мачту, но не в силах побороть искушение обернуться, он просто встал в тень, отбрасываемую грот-мачтой. Она была на полпути к квартердеку, когда тоже обернулась. Может она думала, какую еще клевету про него придумать? Но он расслабился, когда увидел, что она высматривала не его, а книгу, которую обронила. Она вернулась поднять ее.

Несколько мгновений позже он упустил ее из виду, когда она вошла в капитанскую каюту, но ее образ все еще был у него перед глазами. Это женщина была слишком красивой, но она грозила неприятностями. Ему придется найти лучший способ удержать ее от высказывания своих подозрений другим людям. Но это может подождать до завтра.


ГЛАВА 14

Утром Натан нашел Корки, чтобы поговорить о своей новой проблеме – Джудит Мэлори. Но его другу дали задание вычистить верхнюю палубу, занятие для чернорабочего, о чем Корки, не переставая, ворчал достаточно долго, чтобы можно было что-то предложить. Натан все равно составлял ему компанию, проверяя перила на наличие расшатавшихся гвоздей. Он не подумал бы заниматься этим в начале плаванья, если бы вчера вечером не увидел Джудит Мэлори, стоявшую у перил.

- Осторожно, Капитан, - внезапно сказал Корки. - Я думаю, что неприятность, о которой ты мне говорил, направляется к нам.

Натан повернулся и увидел Джудит, решительно шагавшую к нему и Корки, быстро отошедшего в сторону. При дневном свете она выглядела еще красивее: солнце освещало ее восхитительные медно-золотистые волосы, на ней был длинный бархатный плащ нараспашку поверх льдисто-голубого платья, отделанного желтым кружевом, а её кобальтово-голубые глаза воинственно блестели.

Прошлой ночью она потеряла несколько шпилек для волос, которые он нашел на палубе после того, как она ушла, поэтому он не удивился, что сегодня она заплела свои волосы в косу. Шпильки были с россыпью бриллиантов. Он подумал, что можно было бы оставить их у себя как напоминание, но теперь выудил их из кармана и отдал ей, надеясь, что это остановит очередную тираду. Не помогло.

- Мне совершенно не понравилось, как Вы мне вчера угрожали, - начала она.

Натан пожал плечами.

- Когда Вы подвергаете мою семью риску, это ни с чем не идет в сравнение! - яростно выпалила она. - Я требую объяснений.

Натан сжал зубы от досады. Он не собирался во всем ей признаваться и рассказывать о своей необычной ситуации, когда он не знал ее, и у него не было причин доверять ей. Необычайно красивая, она все равно была аристократкой. И он также не был уверен, что она станет рассказывать о своих подозрениях. Если бы это было так, то с чего бы ей искать его сегодня утром, чтобы еще раз обсудить это? Ему просто нужно было найти способ обеспечить ее молчание или, по крайней мере, найти такое объяснение, которому она поверит и сочтет свои треклятые выводы смешными. Или возможно будет достаточным сказать небольшой кусочек правды…

- Тремейн, - неожиданно прокричали с квартердека.

Натан прошипел себе под нос:

- Черт возьми. Я же знал, что не стоит с Вами разговаривать, когда у Вас целый корабль родни, включая моего капитана.

- Почему Вы вообще на борту? Спасаетесь от петли в Англии?

Раздраженный, он ответил:

- Нет, гоняюсь за своим кораблем, который у меня украли.

- Очередная ложь? Боже мой, хоть что-то из того, что вы говорите, правда? - потом она усмехнулась. - Но сейчас в голосе дяди слышалось только «иди сюда», а не «иди сюда и умри». Вы познакомитесь с этим тоном, когда я скажу ему, кто Вы на самом деле, Натан Тремейн.

У него уже не было времени переубедить ее, поэтому он сказал:

- Дайте мне шанс объяснить, пока Вы не сделаете что-нибудь, о чем мы оба пожалеем. Все не так, как Вы думаете.

С этим он ее оставил, в надежде, что она начала сомневаться и пока подержит свой милый ротик на замке. Натан подошел к капитану Мэлори довольно раздраженный. Он не мог выбрать более неудачного времени для своего требования подойти, так у Натана все еще висел над головой Дамоклов меч в виде его племянницы. Но он не думал, что еще пара минут с Джудит поможет ему убрать это меч. У неё было две недели, чтобы убедиться, что ее подозрения насчет него были правдой. Ему может потребоваться столько же времени, чтобы убедить её передумать, если он сможет. А если он не сможет? Если она все равно расскажет о своих подозрениях?

Он подумал, что мог бы опередить события и признаться во всем её дяде – поговорить как капитан с капитаном. Только черта с два! Это было бы разумно, если бы он не был лордом. Чертовы аристократы слишком непредсказуемы. И он не знал о дяде Джудит Мэлори ничего, кроме того, что он был богатым лордом с кувалдами вместо кулаков, и любил подраться. У Натана определенно сложилось такое впечатление позапрошлой ночью.

По крайней мере, он не думал, что ему придется избегать именно этого Мэлори. Он сомневался, что капитан захочет расплатиться за то, что случилось на пристани, когда он сам позволил ему догнать матроса Хэммета. Однако, как капитан он был королем на корабле во время плавания, и его приказы исполнялись вне зависимости от того, были ли они справедливыми или нет, и если Натан только что испортил с ним отношения из-за женщины, Натан будет я ярости, в основном, обращенной на себя самого.

Той ночью он был очень глуп, позволив этому красивому личику ослепить себя. Он говорил с ней, не ожидая никаких последствий, и потом абсолютно забыл об этом, пока она не начала его обвинять, что грозило еще худшими последствиями. Он должен был уйти, пока был шанс, пока она не поняла, кто он.

Это было смешно. Эта часть путешествия должна была быть легкой. Трудная часть не должна была начаться, пока они не приплывут в Коннектикут, и ему не придется убеждать Янки, стоящих там во главе, помогать ему, англичанину, расправится с их собственными преступниками. В лучшем случае, они над ним хорошенько посмеются. В худшем, они могут вместо этого бросить его в тюрьму за его наглость, или выдворить его из города. Но у него еще было в запасе несколько недель, прежде чем он узнает, как сильно все еще враждуют две страны, которые не раз воевали друг с другом.

Он не посмотрел назад, чтобы убедиться в том, ушла ли причина всех его проблем. Но его разум все хорошо помнил: изысканная, с полными чувственными губами, он никогда не видел женщины красивее. Если он не сможет уговорить ее молчать, надо попробовать соблазнить.

В тот же самый момент, когда эта мысль пришла ему в голову, он принял решение. Вот что он сделает с Джудит Мэлори. Он уже давно не был так уверен в своем решении. Ну и что, что она окружена семьей на этом корабле, и многие из них аристократы? Он привык к опасности.

Когда Натан подошел к Джеймсу Мэлори, он увидел, как тот беседовал со своим первым помощником. Арти, казалось, раскаивался в чем-то, наверное, получил выговор.

- Я не знал, что вы хотели, чтобы всё было готово до того, как мы вышли в море... - говорил Арти.

Джеймс не смотрел на Натана, так что он и не вмешивался. Мэлори был одет в белую рубашку, которая развевалась на ветру, плотные, темно-желтые штаны, черные сапоги до колен и с распущенными волосами до плеч он вообще не походил на аристократа, как в тот вечер. Оглянувшись, Натан понял, что он - единственный член экипажа, который был одет должным образом. Как и капитан, остальные моряки не носили пиджаков и работали в комфортных рубашках без рукавов. В конце концов, это не военный корабль, где экипажу приходится одеваться в униформу.

Натан собирался уже сбросить и свою рубашку, когда Мэлори повернулся и заметил его.

- Мой брат имеет свои счеты с тобой, - заявил он.

Натан поморщился.

- Я надеялся, что Вы не помните меня с той ночи.

- Забыть волосы, как у тебя? Никогда.

Но капитан улыбался, как будто вспомнил что-то весёлое, побуждая Натана осторожно спросить:

- Вы не сердитесь, что я ударил Вашего брата?

- Нет. Это довольно забавно, если честно. Не часто удар может застать Тони врасплох, как тогда. Но он захочет реванша, так что ты, возможно, захочешь избегать его в течение нескольких дней. И у меня как раз есть для тебя работёнка. Мне сказали, что ты - мой плотник, но есть ли у тебя опыт?

Обрадовавшись, что его ни в чем не заподозрили, а также не вспомнили того, что его видели с племянницей капитана, Натан ответил честно:

- Три года, сэр. Два осваивал строительство и ремонт, а затем я год занимался мебелью. До этого строил дымоходы. А еще я попробовал свои силы в покраске и кровельных работах.

- Мастер на все руки на моем корабле? Что же ты делаешь на «Деве Джордж»?

- Я унаследовал корабль отца несколько лет назад, но его украли на прошлой неделе. Эта группа воров орудует в Англии уже десятилетие, но не так часто, поэтому власти все никак не могли понять, кто это.

- Это не ответ на мой вопрос, дорогой мальчик, но он порождает другой. Капитан стал корабельным плотником? Тебе нравится море настолько, что тебе всё равно, что ты делаешь на корабле?

- Вы плывете туда, куда нужно и мне, чтобы получить свой корабль обратно.

Джеймс усмехнулся.

- Вот он, мотив. Так что воры – янки, так ведь? Чудно. Не могу дождаться, чтобы рассказать это своим шуринам. Но как ты узнал об этом?

- Это не я. Командор Бэрдис захватил одного из воров. Сам он не прочь поквитаться с ними, они убили одного из его людей. Он согласился рассказать мне, где их найти, а с ними и мой корабль, если я соглашусь прикрыть их бизнес.

- Итак, ты работаешь на правительство?

- Неофициально.

- Ну да. Нельзя перебежать Янки дорожку, не начав при этом новую войну, - сказал Джеймс сухо.

- Есть такое.

- Ну, может ты и капитан, но только не на этом судне.

- Я заработаю себе на дорогу.

- Конечно. Начнёшь прямо сейчас. Мой первый помощник загрузил материалы, но забыл сообщить тебе, что мне нужен ринг в трюме корабля. Иди за своими инструментами и встреться с ним внизу. Он покажет, где его строить.

- Ринг?

Джеймс начал отворачиваться, но остановился и нахмурился.

- Не говори мне, что не знаешь, что это такое.

Натан напрягся, готовый к бою. Мужчина посмотрел прямо-таки угрожающе, когда он нахмурился. Но Натан должен знать, что именно ему строить. Единственный ринг, о котором ему известно, был предназначен для кулачных боёв. Конечно, это не то, что капитан имел в виду. Или нет?

- Бокс?

Хмурый взгляд исчез.

- Отлично, ты в курсе.

- Большой?

- Размер брезента определит размеры платформы. Не слишком. Я уверен, всё, что тебе понадобится для этого, находится внизу. И, Тремейн, не слишком долго. Я хочу воспользоваться им как можно скорее.

- Не больше дня, сэр.

- Отлично. Сделай хорошую работу, и ты сможешь проверить его вместе со мной. Да-да, я помню, уже предлагал тебе это, а ты предложение отверг, но сейчас, возможно, ты захочешь сбросить с себя весь негатив. Ну, ты же потерял корабль. Так что, возможно, пересмотришь моё предложение. Кстати, тебе всё удалось той ночью?

- Да.

- Полагаю, я должен извиниться за вмешательство. Тебе не нужна была помощь. Я просто захотел размяться. Но сейчас иди работать. Нужно смастерить ринг.

Мэлори, казалось, был хорошим капитаном. Он прав, что ему нужно выпустить свой гнев, но только не по той причине, что он назвал. Но рассказывать ему Натан не будет. Капитан не собирался проигрывать, но что если так и будет? Ещё потом разозлиться.

Нет, надо избежать дальнейших разговоров с ним, а это не будет трудно. Первый помощник и боцман передадут ему все приказы. Эти двое имеют дело с Джеймсом Мэлори на этом корабле, не он. И, слава Богу.


ГЛАВА 15

Как только Натан поднялся на квартердек, Джудит пошла вниз, чтобы услышать то, что говорят, оставаясь при этом невидимой. Но то, что она услышала, только разозлило ее еще больше. Все больше лжи. Этот человек хоть когда-нибудь говорил правду? Но ему придется. Его «Дайте мне шанс объяснить, пока Вы не сделаете что-то, о чем мы оба пожалеем. Это не то, о чем Вы подумали» было единственной причиной, по которой она не выдала его своему дяде. Ну, это и еще тот факт, что Джеймс был единственным членом семьи, который только пожмет плечами при упоминании о том, что на борту есть контрабандист.

Ей нужно рассказать отцу, а не его брату. Однако она все равно не пошла искать Энтони. Крупица сомнения, которую посеял в ней Натан, сдерживала ее. Вместо этого она пошла в каюту Жаклин, чтобы посмотреть, проснулась ли она. Ее кузина никогда ее не простит, если первой не узнает, что она нашла бывшего призрака и выяснила, кто он такой. Но у Джудит еще не было возможности сказать ей. Вчера вечером, после того, как она принесла Кети книгу, они с отцом начали играть в нарды, и все еще продолжали, когда Джек ушла спать.

Но Жаклин все еще крепко спала, и Джудит потребовалось всего пару мгновений, чтобы понять, где она хочет оказаться. Так как мысли о Натане Тремейне овладели ей, она отправилась туда, где точно сможет его найти. Но когда она добралась, то услышала, как он разговаривает с Арти, поэтому вернулась на палубу. Она знала, что леди неприлично оставаться наедине с членом команды, и она не хотела, чтобы Арти кому-нибудь сказал, что она разыскивала Натана.

Как только Арти опять появился на палубе, она снова спустилась в трюм. Она посмотрела на грузовой отсек, перед тем как одолеть последние несколько ступенек. Теперь Натан было один. Но он распаковывал ящик, поэтому не заметил, как она подошла. Он снял пиджак и даже расстегнул верхние пуговицы рубашки, что было не удивительно, учитывая, что в трюме было теплее, чем на палубе. Она не могла отвести от него взгляд. Он выглядел очень эффектно. Если бы Джек его увидела, она сказала бы, что он выглядит как пират – нет, напомнила себе Джудит, как контрабандист.

Вспомнив это, она на мгновение отвела взгляд. Она оглядела трюм, который был почти пустой, потому что корабль не вез никакого груза на продажу. Припасы были сложены по бокам в ящиках и бочонках различных размеров. Ближе к корме в загонах содержались животные, которых при необходимости можно было принести на кухню. До нее доносилось квохтанье нескольких цыплят вдалеке. Натан стоял рядом с кучей строительных материалов, но, кроме этого, большая часть пространства оставалась пустой, так что это было много места для боксерского ринга, построить который стало его заданием.

- Не совсем то, что можно было бы ожидать от корабельного плотника верно?

Он напрягся при звуке ее голоса, но не посмотрел на нее.

- Прочь, источник неприятностей, - сказал он ворчливым тоном. - Мы можем продолжить наш спор, когда я закончу работу.

Она проигнорировала некрасивое прозвище и его предложение.

- Нам надо прояснить несколько моментов. И чем скорее Вы справитесь со своим заданием, тем быстрее мы сможем сделать это. Я могу помочь.

- Черта с два.

- Вам надо отмерить парусину, перед тем как начать строить ринг, верно? Я могу помочь разложить ее.

Он повернулся к ней.

- Так Вы подслушивали?

Она не видела причины скрывать это.

- Я просто решила убедиться, что мой дядя не убил Вас.

Он прищурился.

- Давайте начистоту. Вы шутите насчет него или нет?

Она пожала плечами.

- Это зависит от точки зрения. Для меня, он замечательный человек, любящей отец моей лучшей подруги, любимый брат отца. На самом деле, он как большой, добрый медведь.

- А что касается людей, которые не являются членами его семьи?

- Ну, полагаю, некоторые его боятся, хотя я не могу понять, почему.

Натан буркнул:

- Я могу. Позапрошлой ночью я видел, как он практически сделал фарш из четырех парней всего за несколько минут. Он просто смертельное оружие со своими кулаками.

- Ну, это все знают. Они с моим отцом превосходные боксеры. Уже много лет. Они отточили это искусство, когда считались самыми известными повесами Лондона.

- Вы хоть знаете, о чем говорите? Драки и соблазнение женщин не имеют ничего общего.

- Конечно, имеют, если принять во внимание, как часто их вызывали на дуэли рассерженные мужья. Но так как у них не было никакого желания убивать какого-то бедного парня только потому, что у него оказалась неверная жена, они отвечали на эти вызовы на ринге. Все равно они выигрывали.

Натан шагнул к ней.

- Я бы подумал, что такие житейские проблемы не дойдут до Ваших нежных ушей.

Она отступила. Может быть, это предмет разговора придал его зеленым глазам такой чувственный блеск? Ее пульс участился. Она сделала успокаивающий глубокий вдох, но даже ей самой он послышался как вздох. Поэтому она выпалила:

- Это всем известно, это не семейная тайна.

Он продолжал двигаться к ней.

- А у Вашей семьи есть тайны?

Она продолжала отступать, подальше от него.

- Почти в каждом шкафу есть парочка скелетов, но я подозреваю, не так много, как у Вас.

У нее мелькнула мысль, что не стоит отступать. Он что, специально старался заставить ее нервничать, потому что она осталась с ним здесь наедине? Возможно, с ее стороны это было не самым умным поступком, когда у него были свои секреты, и она была единственной, кто их знал.

Она продолжала отступать, но что-то попалось под ноги. Колени подкосились, и она резко уселась на ящик. Он отступил на шаг назад, как только добился желаемого результата, и сказал с ноткой веселья:

- Не мешайтесь под ногами, если Вы остаетесь.

Он сделал это нарочно! Она тут же ощетинилась, когда смотрела, как он отходит. Джудит хотела отругать его за то, что он пытался напугать ее, но он остановился и добавил:

- Если только Вы не хотите получить тот поцелуй, о котором я думал, - он оглянулся по сторонам. -Так что?

Он собирался всего лишь поцеловать ее? Ну, мог бы и дать ей понять!

- Вот уж нет, - фыркнула она.

Он опять повернулся к ней, сказав:

- Не злитесь, дорогая. Я только хотел показать Вам разницу.

- Какую разницу?

- Между поцелуем того контрабандиста и моим. Подумал, что это, наверное, более приятный способ прояснить Ваше замешательство.

- Сомневаюсь, что мне это что-то докажет.

Он рассмеялся.

- Он был так хорош?

Она приподняла бровь.

- Это предполагает, что Вы думаете, что у Вас получится лучше?

Он пожал плечами.

- Еще никто не жаловался, совсем наоборот. Так что Вы можете подумать над моим предложением, вместо того, чтобы беспокоиться о том, что контрабандист может сломать Вашу красивую шейку, чтобы сохранить свою тайну. Это же приходило Вам в голову?

- Это что, совсем не скрытая угроза?

- Нет, я бы не стал Вам угрожать. Скорее, я думаю, что буду защищать Вас до последнего вздоха.

У него получилось застать ее врасплох.

- Почему?

- Потому, что есть всего несколько вещей, за которые стоит умереть: семья, страна, и любовь красивой женщины.

Зачем он вообще это сказал? Просто чтобы намекнуть, что нечто романтическое может возникнуть между ними, если она сохранит всё в тайне? Но он не стал дожидаться ее ответа. Вместо этого он вернулся к своей работе, не обращая на нее внимания. Он достал парусину из ящика и кинул в центр помещения, потом начал разворачивать ее.

Наблюдая за ним, она видела, как оперативно он работал. Он ни разу не остановился, что послужило бы намеком на то, что он не знает, что делает, и ей пришлось сделать вывод, что он все же когда-то выучился на плотника. Но правда ли он работал три года, как сказала дяде Джеймсу? Когда он мог этим заниматься, если он пять лет назад занимался контрабандой? Ну что же, она могла допустить, что он не был контрабандистом все это время, но в последнее время точно. Он признался, что владел кораблем, если то, что он сказал ее дяде, было правдой.

Она не могла отвести от него взгляда, завороженная тем, как его мускулы передвигались, когда он обозначал углы. Он был гораздо более мускулистым, чем обычный моряк. Однако она могла представить, как он командует своим кораблем. Может, он сам его построил? И вот почему он научился плотничьему делу? Тогда кто научил его морскому делу?

Боже мой, у нее было так много вопросов! Один приводил к другому. Однако, она не задала ни единого. Ей стало трудно дышать, когда он снял рубашку и, отбросив ее в сторону, начал сбивать первую часть настила. Его грудь уже блестела от пота. Ей тоже стало жарко, поэтому она сняла свою накидку и положила ее на ящик, на котором сидела.

- Кроме того, я могу придумать более приятные вещи, которые можно сделать с вашей шейкой, - сказал он внезапно, как будто в разговоре не было паузы. И добавил:

- Даже не покраснеете?

Он отвела взгляд от его груди и увидела, что он опять на нее смотрит, и заметил, как она его разглядывала. От этого она покраснела. Но неужели он все это время думал о ее шее?

- В моей семье было много повес, так что мало что может меня смутить.

- Похоже, у меня это получается легко, - сказал он со смешком.

- Вы нарочно пытаетесь меня смутить, так что хватит.

- Не нарочно, нет. Или Вы думаете, что я привык разговаривать с такими утонченными леди, как Вы? Поверьте, женщины, с которыми я близко знаком, не краснеют, - он ухмыльнулся, а потом снова перешел на серьезный тон. - Что заставило Вас думать, что Вы слышали мой голос до прошлой ночи – кроме той ночи пять лет назад, которая, даже Вы должны это признать, была достаточно давно, чтобы что-то помнить?

- Это был не Ваш голос. Это то, как Вы меня называете. «Дорогая». Контрабандист тоже так меня называл.

- Вы думаете, что ласковые слова мало кто использует? Что я действительно единственный, кто произносит его?

- Если Вы не контрабандист, то кто же?

- Как мы уже установили, владелец корабля и плотник. Вам должно этого хватить.

- А ещё Вы говорили, что находитесь здесь, только чтобы заработать на жизнь? - напомнила она ему. - Вы же понимаете, что одна ложь означает, что все, что вы ни скажете, под сомнением.

Он усмехнулся.

- Вы очень подозрительны для такой юной особы. Откуда вообще такой утонченной леди, как Вы, знать о контрабандистах и тому подобном?

- Вы бы удивились, чем занимались некоторые члены моей семьи.

- Например?

- Не я раскрываю секреты, а Вы.

- Не во время работы.

Она не обратила на это внимания и спросила:

- Вы действительно можете сделать ринг за день, как сказали дяде?

- Да, даже если бы мне пришлось пилить материал, а мне не нужно этого делать. Арти сказал, что получил материалы у человека, который зарабатывает этим на жизнь, поэтому они уже распилены до нужного размера и их только необходимо сбить вместе. Вы беспокоитесь, что я испорчу отношения с Вашим дядей, если разочарую его?

- Нет, когда это случится, я сомневаюсь, что это будет иметь отношение к Вашей плотничьей работе.

- Будет, если Вы продолжите отвлекать меня.

Она подавила улыбку.

- Я вела себя тихо. Это Вы начали разговаривать про шеи.

Он фыркнул, но продолжил стучать молотком, и даже спросил через несколько минут:

- Как часто Ваш отец и дядя проигрывали те вызовы на дуэли, о которых Вы упоминали?

- Никогда.

- Никогда? Даже когда их заставали врасплох?

- А кто осмелится такое сделать?

Похоже, ему не понравился ее ответ, но так как он, очевидно, мог работать и разговаривать одновременно, она продолжила, подняв другую тему:

- Должна сказать, что Вы нашли очень удобный предлог, вместо того чтобы признать, что Вы бежите от закона.

- Какой предлог?

- Что Вы ищите украденный корабль. Вы сами его построили?

- Нет, я его унаследовал от отца два года назад.

- Так Вы занимаетесь контрабандой только два года?

Она упомянула это, надеясь, что он, отвлеченный работой, скажет правду, но этого не случилось.

Он взглянул на нее.

- Я уже говорил Вам, как сильно Вы ошибаетесь. Однако Вам, кажется, любопытно разузнать обо мне, так что давайте заключим сделку. Я буду отвечать на Ваши вопросы во время плавания, если Вы ответите на мои, и мы договоримся держать все в тайне.

- У меня нет никаких секретов, из-за которых меня могут посадить в тюрьму, - сказала она задиристо.

Он пожал плечами.

- У меня тоже нет, но если Вы не согласны заключить сделку, то так тому и быть.

- Не так быстро, я этого не говорила. Давайте проясним, Вы предлагаете рассказать мне историю Вашей жизни, правдивую, если я соглашусь держать все, что Вы мне скажете, в тайне?

- Вам придется сделать больше. Вы никому не скажете, что мы встречались раньше. Это будет нашим секретом.

- Но как же Джек…

- Никому.

Она закрыла рот. Джудит была не уверена, что сможет хранить секреты от Джек, и уж точно не хотела этого делать, потому что они всегда всем делились. Раздраженно, она сказала:

- Похоже, я в невыгодном положении. Я подумаю, что еще Вы можете сделать для меня, чтобы уровнять условия нашего соглашения.

- Значит, мы его заключаем?

- Да, - она встала, чтобы пожать руки, но услышала, как ее кто-то зовет по имени. - Мне надо идти. Джек зовет меня.

- Это же женский голос.

- Да, но нет времени объяснять.

- Зато есть время для этого.

Она уже направлялась к лестнице и не собиралась останавливаться, чтобы узнать, что он имел в виду. Поэтому она не увидела, как он положил свой молоток и потянулся к ней. Но внезапно он прижал ее к себе довольно близко, одной рукой обняв за талию, а другую положив ей на плечи. Она слегка откинулась назад, когда его губы мягко дотронулись до ее губ. Он держал ее в такой классической романтичной позе, однако она думала о том, что он опять крадет у нее поцелуй. Но в этот раз она знала, кто это делает, не какой-то безликий бродяга, а чрезвычайно привлекательный красавец. Поэтому, когда она сделала то, что должна была, и попыталась оттолкнуть его, это попытка, сделанная вполсилы, лишь привела к тому, что она провела руками по его голой груди и положила их ему на плечи. И до того как она смогла попробовать еще раз, то, как приятно его губы двигались вместе ее губами, вызвало такие потрясающие чувства внутри нее, что она не захотела от него отрываться.

Это было чересчур чувственно, то, как он раскрывал ее губы своими, посасывал ее нижнюю губу, покусывал верхнюю, потом проводил языком по обеим губам и, дразня, касался ее языка. Его хватка стала крепче, и он углубил поцелуй, а ее пульс резко участился, и волна жара накрыла ее тело.

Целиком погруженная в то, что он с ней делал, она была удивлена, когда он отпустил ее, и оказалось, что она стоит без его помощи. Ее глаза распахнулись. Она увидела, как он смотрит на нее с любопытством во взгляде и еще чем-то, чего она понять не смогла.

- Была ли разница? – спросил он.

Так вот почему он поцеловал ее?

- Вы уже знаете, что разница была, потому что Вы знаете, каким быстрым был тот поцелуй и как он закончился.

Она не ударила его так сильно, как она сделал той ночью в старом доме. Наверное, вот почему он засмеялся:

- Думаю, сделка отменяется?

- Нет, но я придумаю что-нибудь неприятное для Вас, чтобы Вы выполнили свою часть сделки. Кроме того, Вы расскажете мне правду.

- Я сомневаюсь, что Вас можно ассоциировать с чем-то неприятным, дорогая.

- Даже если Вы будете у меня на побегушках и будете выполнять все мои капризы?

Он ухмыльнулся.

- Похоже, что теперь мне будет только интереснее.

- Я бы не была так уверена, - фыркнула она.

- О, я уверен. Если только это не доставит мне неприятностей с капитаном, я в Вашем полном распоряжении. Не хотите ли закрепить нашу сделку еще одним поцелуем?

Она направилась наверх, не удостоив его ответа. Она достаточно его сегодня повеселила. Когда они снова встретятся, преимущество будет у нее, и она собиралась сделать так, чтобы это не менялось.


ГЛАВА 16

- Она выглядит одинокой и грустной, - сказала Джудит Жаклин, смотря на Кэтрин Бенедек, которая только что появилась на палубе, ее темно-русые волосы были собраны в такой тугой пучок, что ветер их пока не растрепал.

- А почему это должно нас касаться? - спросила Жаклин.

Они жевали пирожные, сидя на одной из ступеней между палубами, но занимали одну её половину, чтобы матросы могли передвигаться туда и обратно и не просили их уйти с дороги. Джудит еще не совсем оправилась от того, что ей пришлось лгать Джек, когда та спросила, где Джудит была. И ее щеки вспыхнули из-за этого. Но Жаклин уже схватила ее за руку, чтобы отвести на ступеньки, поэтому ничего и не заметила.

О Боже, она уже лжет Джек! До того как они поднялись наверх, Джудит сбегала на камбуз за парочкой пирожных. Ей нужно было найти предлог, почему Джек не могла найти ее на палубе. Она протянула Джек пирожное и сказала:

- Я ходила на камбуз за этим.

Однако она все еще чувствовала себя ужасно. Как она сможет хранить тайну от своей лучшей подруги, когда никто не знал ее лучше, чем Джек? Но таинственная Кэтрин Бенедек была удобным отвлекающим маневром, чтобы выкинуть их головы тайны, поцелуи и бывших призраков, по крайней мере, хотя бы ненадолго.

- Неужели тебе не интересно, кто она?

- После того, как она говорила с тобой вчера вечером у дверей наших кают, нет.

- А мне да. Кто так кричит без причины?

- Она.

Джудит закатила глаза.

- Давай представимся.

- Хорошо. Но если она снова заверещит, я ее выкину за борт.

Жаклин выбросила остаток своего пирожного за борт и вытерла руки о бриджи, когда вставала. Она уже надела свой корабельный костюм: шаровары, свободную рубашку и розовый шарф на голове, который не давал рассыпаться ее длинным светлым волосам. И она не стала надевать туфли или ботинки, предпочитая ходить босиком. Она заказала у портного три комплекта рабочей одежды для плавания себе и три комплекта для Джудит, но у Джудит не было никакого желания помогать с морской работой, в отличие от Джек.

- Ты едва надкусила то пирожное, - сказала Джудит, стряхивая крошки с рук. - Ты хорошо себя чувствуешь?

- Мне, наверное, следовало отказаться от свежего молока, которое Нэтти принесла мне вчера вечером. Я слишком много спала из-за него и теперь чувствую себя немного вялой, вот и все.

- Нэтти мне тоже принесла стакан молока, но я не проспала из-за него, так что я сомневаюсь, что виновато молоко. Ты уверенна, что не заболела? У тебя нет жара?

Жаклин шлепнула по руке Джудит, когда та попыталась пощупать ее лоб.

- Прекрати волноваться, мамочка. Я в порядке.

Джудит хмыкнула.

- Тетя Джордж послала бы тебя обратно в кровать. Я только хотела посмотреть, есть ли у тебя жар.

- У меня нет жара. Теперь можем ли мы разобраться с приветствием для этой ведьмы?

Они почти дошли до элегантно одетой женщины, поэтому Джудит ответила шепотом: «Веди себя хорошо», перед тем как она представилась.

Женщина тепло улыбнулась, и оказалось, что она довольная симпатичная.

- Я Кэтрин Бенедек. Очень приятно познакомится с Вами при более благоприятных обстоятельствах.

- Так Вы не всегда такая сварливая? - открыто спросила Джек.

Смущенная, Кэтрин уверила их:

- Нет, только когда у меня что-то болит, как было вчера. У меня была ужасающая головная боль. Полагаю, из-за недостатка сна. Я спешила в свою каюту принять немного опиумной настойки, чтобы облегчить боль. Я прошу прощения, что была такой резкой.

- У Вас все еще американский акцент, - заметила Жаклин. - Вы недолго жили в Европе?

- Долго, - светло-серые глаза Кэтрин погрустнели. - Но моя мать была американкой, так что…

- Была? - перебила Жаклин.

- Да, она умерла недавно в том пожаре, когда погиб и отец Эндресси.

Вот и причина для грусти Кэтрин, подумала Джудит.

- Как ужасно. Сочувствую Вашей утрате.

- Вы очень добры. Я полагаю, акцент у меня от матери. Я удивлена, что Вы смогли узнать его.

- Мама Жаклин – американка, как и пять ее дядюшек, - объяснила Джудит. - Вот почему мы плывем в Америку. У нас будет выход в свет в Коннектикуте, чтобы порадовать американскую часть ее семьи. А потом будет еще один в Англии, чтобы порадовать другую часть. Мне разрешили плыть с ней только в последнюю минуту. На самом деле, я даже не подготовилась. Весь мой новый гардероб нуждается в отделке, хотя в основном только подолы.

Лицо Кэтрин просветлело.

- Так Эндресси говорил Вам, что я люблю шить? Я буду счастлива Вам помочь.

- Не хотелось бы причинять вам неудобства.

- Наоборот, Вы мне окажете услугу, спася меня от скуки. Скажите, что, по крайней мере, подумаете над этим.

Джудит улыбнулась.

- Конечно.

Улыбка на лице Кэтрин стала теперь шире.

- Как любезно с Вашей стороны путешествовать по такой причине. У меня тоже есть семья в Америке, хотя Эндресси и не думает, что мой отец все еще может быть жив после стольких лет.

- Но Вы так считаете?

- Да. Это только предположения, что он мертв, после того как его корабль разбился у берегов Флориды. Но после этого кораблекрушения были выжившие, которые вернулись в Саванну, где мы жили. Возможно, он был ранен и где-то поправлялся. Это могло быть причиной, по которой он не вернулся домой. Возможно, он приехал домой позже, и обнаружил, что нас уже нет, а он понятия не имел, где нас искать.

- В таком случае, Вы думаете, что замужество Вашей матери с отцом Эндресси даже не было законным? - спросила Жаклин.

- Именно так. Боже упокой ее душу, это было глупо и постыдно с ее стороны повторно выйти замуж так быстро. Я ненавидела её много лет за это.

- Правда? Вашу собственную мать?

Джудит вмешалась, пока Жаклин опять не рассердила женщину.

- Иногда злость можно ошибочно принять за ненависть. Хотя можно понять, что Вы сердитесь на свою мать за то, что она сдалась и перестала думать о Вашем отце, когда Вы думали, что он еще может быть жив.

- Спасибо Вам за эти слова, - Кэтрин улыбнулась Джудит, - Едва прошел месяц, когда моя мать собрала наши вещи, и мы отправились в Европу. Она сказала, что мы только навестим старого друга ее матери в Австрии. Но спустя три месяца с нашего прибытия она встретила графа, который приехал в город по делам, и вышла за него замуж. Три месяца! А потом мне пришлось жить в этой его старомодной стране, где едва говорят по-английски.

- Я сожалею. Мы сожалеем, - сказала Джудит.

Но Джек испортила это, добавив:

- По мне, звучит захватывающе. Новая жизнь в стране, которая так отличается от твоей собственной. Неужели у Вас совсем нет тяги к приключениям?

- Приключение? Вы шутите?

- Похоже на то, - сухо сказала Жаклин.

Кэтрин не заметила тона Жаклин и сменила тему:

- Вы двое совсем не выглядите по-цыгански, как Эндресси.

- А Вы ожидали, что мы будем, несмотря на то, что Анна Степанова наш далекий предок? - спросила Жаклин.

- Но у Вас же одинаковые глаза, даже тот же разрез.

- Только у нескольких из нас черные волосы и глаза, про которые Вы говорите, сказала Джудит.

- А что насчет дара?

Джудит нахмурилась

- Что конкретно Вы имеете…

Джек перебила, рассмеявшись.

- Я думаю, она имеет в виду предсказание будущего и другие штучки, которыми знамениты цыгане.

Кэтрин внезапно очень оживилась.

- Да, именно так. У Вас есть какие-нибудь особые таланты? Или у кого-то в Вашей семье? Я умоляла Эндресси спросить, но он не верит в такие вещи.

- Как и мы, - твердо сказала Жаклин.

Женщина выглядела такой расстроенной, что Джудит сжалилась над ней.

- Наша семья очень удачлива, но никто бы не назвал это цыганский даром.

- Однако возможно, это он и есть, - быстро сказала Кэтрин. - Вы можете объяснить?

Джек вперилась в нее взглядом, но Джудит вес равно продолжила:

- Ну, например, у нашего дяди Эдварда потрясающе получается все, что касается инвестиций, но мало кто называет его удачливым. Остальные считают его просто очень информированным в финансовой сфере. Нашей кузине Регине довольно хорошо удается сватовство. Мужчины и женщины, которых она сводит вместе, обычно остаются очень счастливыми. Мой отец и брат Джек, Джереми, которые унаследовали цыганскую внешность, всегда пользовались успехом у женщин, и теперь им очень повезло с женами, но опять же, это едва ли можно считать даром. И…

- …вот и все, - вмешалась Жаклин, закончив за Джудит фразу. - А теперь Ваша очередь рассказывать, что Вы ожидали услышать и почему?

- Разве это не очевидно? Я надеялась на помощь в поиске отца. Я планирую начать свой поиск в Саванне, но, так как я и моя мать были его единственной связью в этом городе, вряд ли он все еще там. Его торговые маршруты были между Саванной и Карибами, где он жил прежде, чем встретил мою мать. Не хочу и думать о том, что, возможно, придется посетить каждый порт, чтобы найти его! Я, по крайней мере, надеюсь на гарантии того, что он все еще жив, хоть где-нибудь.

Жаклин подняла бровь.

Джудит увидела, что Кэтрин расстроилась и быстро сказала:

- Я бы доверилась инстинктам и начала свой поиск в Саванне. Это действительно кажется наиболее логичным местом для начала. Без сомнения, там Вы найдёте новую информацию о Вашем отце. Если Вы извините нас, мы пойдем распаковываться.

Джек потащила Джуди прочь, бормоча себе под нос:

- Разве мы должны слушать историю ее жизни?

- Мы просто были вежливы, и зачем было меня перебивать?!

- Потому что ты собиралась сказать ей об Эми, а это не её собачье дело.

Джудит фыркнула.

- Мы просто обсуждали везение, а Эми – это феномен, признай.

- Да, но это все, что есть. Не думаю, что Кэтрин можно доверять, Джуди. Я даже Эндресси не доверяю, если на то пошло.

- В самом деле?

- Ты не думаешь, что это слишком удобно? Он появляется в ночь перед нашим отъездом и всё заканчивается тем, что он оказывается с нами на этом корабле? Просто потому, что у него глаза, как у тебя, не значит, что он наш родственник.

Джудит рассмеялась.

- Ты забыла, что он знает всё о Степановых.

- Нашел где-то журнал и решил использовать информацию для зловещих целей.

Джудит опять засмеялась.

- Даже ты не веришь в это.

- Ладно, может быть, не для зловещих целей. Возможно, он даже наш кровный кузен. Но это не значит, что он хороший и ему можно доверять. Так что смотри, что говоришь им обоим. Мы не должны открывать семейные тайны только потому, что он кажется настоящим родственником Мэлори.

Зачем Жаклин упомянула тайны, когда у Джудит был теперь такой большой секрет?


ГЛАВА 17

- Где Жаклин? - спросил Эндресси Джудит, когда она прибыла в одиночку на ужин в кабине капитана.

- Идет. Она просто немного не в себе сегодня. Проспала этим утром, снова проспала, когда дремала в полдень.

Джорджина нахмурилась.

- Она не заболела?

- Температуры нет, я проверила.

- Наверное, просто слишком много волнений за последние несколько дней, - догадался Джеймс и добавил жене. - Я бы не стал беспокоиться, моя дорогая.

- Только не предлагайте ей вернуться в постель, - сказала Джудит с усмешкой. - Её немного злит, что она столько всего пропустила за сегодня.

После этого замечания только Эндресси ещё выглядел обеспокоенным. Джудит снова спросила себя, не влюбился ли их новый кузен в ее лучшую подругу. Жаклин прибыла спустя несколько минут: бодрая, с яркими глазами – признак хорошего здоровья. После того, как она со всеми поздоровалась, Арти и Генри принесли пищу, и все заняли свои места за столом.

Эндресси сидел, к сожалению, вдали от девушек, между Джеймсом и Энтони, соседство с которыми не сулило ничего хорошего для него. В самом деле, после того, что Жаклин сказала ей после завтрака, Джудит задавала себе вопросы о нём. Джек тайно торжествовала, что не только она одна не доверят ему. Она подслушала их отцов, обсуждающих то же самое. Конечно, это отец Джек разделял ее подозрения, что Эндресси может быть не тем, за кого себя выдает. Но когда Джеймс Мэлори верил кому-то просто так? Это у него со времён бурной молодости, когда он десять лет пиратствовал в открытом море. Поэтому он сначала был подозрительным, а уже потом приятным. Позже. Может быть.

Джорджина, казалось, разозлила Эндресси простым вопросом:

- Ваша сестра снова не хочет присоединиться к нам?

- Я не упомянул ей об ужине.

Джорджина посмотрела на пустое место за столом.

- Почему нет?

Еще один невинный вопрос. Но Джорджина была полностью доверчивой, в отличие от мужа. Джеймс, очевидно, не поделился своими раздумьями с женой, только с братом.

- Как я уже говорил вчера вечером, Кэтрин не всегда приятная компания, - объяснил он.

И он не хочет огорчать свою новую семью? Джудит была вынуждена сказать:

- Я видела ее в самом худшем настроении, но человек с сильной головной болью может быть очень грубым, даже я. Джек и я также потолковали с ней, когда она чувствовала себя лучше.

- Я бы не назвала это приятной беседой, - вставила Джек.

- Но и неприятной она тоже не была, - настаивала Джудит.

- Это только твое мнение, - пробормотала Джек.

Джеймс строго посмотрел на дочь, прежде чем сказал Эндресси:

- Так Вы описываете сводную сестру вспыльчивой девушкой? Но многие женщины такие, в том числе и моя Джек.

Жаклин засмеялась, без сомнения, принимая комментарий отца в качестве комплимента. Но Эндесси сказал:

- Я никогда не думал, что она вспыльчивая, разве только то, что она может быть капризной. Новый дом, новый отец, в то время как она не примирилась с отказом от поиска настоящего отца. Когда она и ее мать переехали к нам – это было трудное время для нее.

- Что случилось с ее отцом? - спросила Кети.

Джудит перестала слушать, когда разговор перешел на то, что она уже слышала от самой Кэтрин. Она надеялась, что Жаклин отметит, что у пары довольно похожая история, что делает ее ещё более правдоподобной. Кто бы мог выдумать что-то подобное? Сразу вспомнился Натан. Он мог бы. Он, казалось, очень любит рассказывать небылицы, чем походит больше на героя, нежели на преступника, каковым он и был на самом деле.

Она задалась вопросом о том, закончил ли он свою работу внизу в трюме. Скорее всего, нет, так как он, вероятно, не был плотником. Любой мужчина владеет молотком, но есть ли у него на самом деле навыки, чтобы построить ринг? Боже, хоть бы ее дядя и отец не поранились, используя его, а то могут провалиться.

Почему ей просто не рассказать отцу о том, что Натан – контрабандист? Его посадили бы в трюм. Она никогда не должна была соглашаться на сделку с ним, которая просто дала больше времени придумать еще одну ложь. Если бы ей не пришлось скрывать всё от Джек, может, ей было бы легче? И почему, черт возьми, она хочет придумать оправдание и встать из-за стола, чтобы спуститься в трюм?

Она посмотрела через стол на Эндресси, который говорил:

- Вот почему она убегала так часто, когда была ребенком. Она пыталась вернуться в Америку, где выросла, чтобы найти отца.

- Вместо того чтобы путешествовать по всему миру в поисках кого-то, кто может быть уже давно мертв, почему просто не выдать ее замуж? - предложил Энтони.

- Я бы так и сделал, если бы думал, что это поможет ей стать счастливой. Но до того как вопрос о ее пропавшем отце не будет решен, я сомневаюсь, что она будет счастлива в браке.

- Вас беспокоит ее счастье? - спросил Джеймс.

- Конечно.

Эндресси, казалось, был немного оскорблен.

- Я понимал её детские истерики. Я даже не против ее характера. Как Вы и говорили, это не что-то уникальное. Многие женщины таковы. Мне просто неловко, когда она орёт на публике. Это все, о чём я хотел предупредить вас, так что вы не обижайтесь, если станете свидетелями каких-либо неприятностей в этом роде. После пожара у нее нет ничего и никого, кроме меня. Но она – моя ноша, а не ваша.

- Собираетесь ли Вы восстановить свой дом? - спросил Джорджина.

- Может быть, когда-нибудь, но я хочу вернуться в Австрию, где я учился, и продолжить своё обучение там. Я рисую.

- Вы художник?

- Балуюсь. Но надеюсь научиться лучше. Я не могу ничего поделать со своей жизнью, пока не решу проблему сводной сестры.

- Такое бремя как Ваше может убить вдохновение, - задумчиво сказал Джеймс. - Но я действительно не понимаю, почему Вы отправились так далеко, когда между вами нет кровной связи. Не обижайся, дорогой мальчик, но здесь попахивает принуждением. Поэтому я должен спросить, есть ли у неё какая-то власть над Вами, которую Вы не упомянули?

- Джеймс! - запротестовала Джорджина.

Но Эндресси на самом деле усмехнулся.

- Я рад, что Вы чувствуете, что можете говорить со мной так открыто. Подумайте, я последний из семьи Бенедек, но не последний из линии Марии, и все же я никогда бы ничего не узнал, если бы Кэтрин не нашла дневник моего прадеда. Поэтому, когда она умоляла меня помочь ей найти своего пропавшего отца, я не мог с чистой совестью отказаться, когда я сам собирался начать поиск своих новых родственников.

Эдресси посмотрел вокруг стола с теплой улыбкой на лице.

- Вы Мэлори – настолько большая семья, я даже представить себе не мог! Вы приняли меня без оговорок.

Только Жаклин выглядела немного виноватой после этого комментария.

- Но мой отец сделал Кэтрин членом моей семьи. Несмотря на все проблемы с ней, он никогда ни о чём не жалел, потому что её мать сделала его счастливым.

- Всё так просто? Обязанность, ответственность и долг?

- Похоже на то, что сделал бы ты, - сказала Джорджина, взглянув на Джеймса. - О, подожди, ты это уже сделал, или это были не те же причины, по которым ты согласился помочь Габриеле Брукс?

Джеймс усмехнулся.

- Виновен.

- Не говоря уже о том, что ты оказался в тюрьме из-за этого.

- Твое мнение принято, Джордж.

Никто не вскочил, чтобы объяснить этот эпизод Эндресси, но это довольно щекотливая тема: Андерсоны - богатые судостроители и обладатели большого торгового флота, имели еще одного экс-пирата в семье. Один из них давно на пенсии (муж Джорджины - Джеймс), а другой оказался охотником за сокровищами (тесть Дрю - Натан Брукс), но все же в свое время их на море боялись все.

Джудит снова вернула разговор на усилия Эндресси помочь своей сводной сестре, сказав:

- Я думаю, то, что Вы делаете замечательно. Вы дали Кэтрин надежду, не так ли?

- Да, я так считаю. Но боюсь, что она до сих пор не научилась терпению.

Жаклин открыла рот, но Джуди ущипнул ее под столом, зная, что ее кузина собиралась заявить, что они уже испытали нетерпение этой женщины, и что она вбила себе в голову, что Мэлори с цыганскими умениями могут помочь ей больше, чем Эндресси. Но они не собираются этого делать и обсуждать это незачем.

Джудит сказала Эндресси:

- Это может занять довольно много времени, но Вы обнаружите, что она меняется в лучшую сторону. Вы могли бы рассмотреть возможность приостановить свое путешествие в Бриджпорте, чтобы Ваша сестра немного повеселилась, прежде чем продолжать.

Затем Джудит поднялась. Это было хорошей возможностью ускользнуть пораньше.

- Теперь, если Вы меня извините, я не отдыхала сегодня, как сделала Джек. Я очень устала.

- Конечно, куколка, - сказал Энтони.

Но прежде, чем уйти, она наклонилась и прошептала на ухо Жаклин:

- Считай, что я сунула тебе в рот кляп. Не вздумай вынимать его.

Джек просто фыркнула.


ГЛАВА 18

Только два фонаря горели в трюме, оба около ринга. Джудит не нашла Натана здесь. Ринг не был закончен, только платформа. Брезент был прикреплён к ней, и две из четырех колон стояли по углам. Значит, нужны только еще две и веревка. Возможно, Натан закончит до утра, когда придёт Джеймс осмотреть его работу.

Джудит была разочарованна, что Натан перестал работать в течение дня, так как это вполне может быть ее последним шансом поговорить с ним наедине. Она хотела спросить его нечто о путешествии и корабле и, возможно, даже затянуть к снастям, где они смогли бы поговорить без свидетелей. Но потом ей пришлось надеть эту странную одежду, которую Джек приготовила для нее, и кроме того, Джек заявила бы, что она могла научить ее всему, что она хотела. Может, признаться в её интересе к Натану? Это не значит, что она раскроет секрет, не так ли? Конечно, раскроет. После того, как Джек увидит его, будет совершенно очевидно, почему Джуди интересуется им.

Ладно, можно прийти в течение ночи, но девушка сначала подошла к рингу, чтобы осмотреть его. Джудит хотела подняться на платформу, дабы убедиться, что пол крепкий, как это и должно быть, но она была слишком высокой для неё, так что девушка решила просто нажать на неё руками.

- Не смогли остаться в стороне?

Она шумно выдохнула и развернулась. Натан сидел на полу между двумя ящиками, на одном из которых висело ее пальто. Он стоял, прислонившись спиной к переборке, держа тарелку в одной руке и вилку в другой.

Джудит медленно подошла к нему, отметив, что, по крайней мере, на нём надета рубашка. И все же ее сердцебиение участилось.

- Я думала, Вы ушли.

- Отлучился на минуту, чтобы принести себе обед. Вкусная у вас еда, чёрт возьми. Определенно не то, чем меня кормили во время поездки из Хэмпшира в Лондон.

- Там, вероятно, ещё не было повара на борту. Тот, который готовит сейчас – не моряк. Моя тетя и дядя плывут со своими слугами из Лондона.

- Все атрибуты роскоши, не так ли? Но теперь я больше никогда не буду доволен своим собственным коком1.

Она улыбнулась ворчливому тону.

- А у Вас он на самом деле есть? Я думала, что контрабандисты совершают лишь короткие плаванья через Ла-Манш и обратно. Это вряд ли достаточно долгое путешествие в море, чтобы иметь кока на борту.

- Я не знаю. Но я поверю Вам на слово, так как Вы, кажется, о контрабандистах знаете больше, нежели я. Садитесь, можете понаблюдать за тем, как я ем, рассказывая мне больше о моей собственной жизни.

Сарказм, довольно грубый. Тем не менее, его тон был дружелюбным, а сам он улыбался. Снова дразнит?

- Я пришла забрать пальто, - заметила она, но села на него, вместо того, чтобы взять его и уйти.

- Я собирался отдать его Вам.

Она подняла бровь.

- Как бы Вы сделали это, не выдавая того, что я была здесь?

- Не думаете, что я смог бы застать Вас одну?

- Я провожу с Джек большую часть дня, а вечер с семьей. Так что, нет, я не думаю.

Натан усмехнулся.

- У меня есть небольшая кровать в подсобке, - он ждал её реакции, но так как она просто хмыкнула в ответ на его предложение, то он осторожно продолжил. - Она так, для моего уединения. Но Вы можете приходить ночью, когда захотите...

- Прекратите! Вас это всё очень забавляет, но если Вы не забыли, у Вас на шее все еще болтается петля.

- Нарушите слово? А я думал у вас, дворян, больше чести.

- Это была глупая сделка.

- Но ее заключили и даже скрепили «печатью». А вот и румянец, который я так хорошо помню!

- Вы невыносимы!

- Нет, просто многое входит в мои планы. Да и Вы тоже. А если Вы такая же непостоянная, как Ваше настроение, значит и ненадёжная, разве нет?

- Я сдержу слово, но только на время плавания, как мы и договаривались.

- Это не было одним из условий.

- Это было само собой разумеющимся, - подчеркнула Джудит. - Но не волнуйтесь, у Вас будет время исчезнуть, когда мы причалим.

- Думаете, Вы именно этого захотите?

Вопрос подразумевал то, что они познакомятся поближе. Его тон стал хриплым. У неё в голове промелькнули тысячи вопросов даже не к нему, а к себе. Ей слишком нравится этот человек, поэтому она и не сделала того, что должна была, когда узнала, кто он. И именно это заставило её согласиться на сделку. Но последний вопрос она не оставит без внимания.

- Вы и я никогда…

Его короткий смешок прервал ее.

- Я просто имел в виду то, что когда мы приедем, Вы будете уверены, что я невиновен и не мерзавец.

Она использует свои подозрения в качестве предлога, чтобы держать себя ближе к нему? Нет, он просто хорошо умеет разжигать сомнения.

Джудит напомнила ему дерзко:

- Наша сделка подразумевала правду. Вы хоть знаете, что это такое?

- Конечно, дорогая. Но умеете ли Вы распознать ее?

Но он не стал ждать ответа. Вместо этого, он вернулся к теме, которую они обсуждали утром:

- Скажите мне, как женщина получила прозвище Джек?

- Это не прозвище. Это имя, которое ей отец дал при рождении.

- Правда?!

- Конечно, присутствие ее дядюшек со стороны матери очень сильно повлияло на этот факт, но изменить решение его так никто и не убедил.

- Он так упрям?

Джудит улыбнулась.

- Зависит от многих обстоятельств. Но в это случае, да. Хотя ее мать Джордж убедилась…

- Боже, ещё одно мужское имя?!

- Нет, её настоящее имя – Джорджина, но Джеймс зовёт её Джордж. Всегда так было, всегда так будет. Она убедилась, что на свидетельстве о рождении дочери написано «Жаклин». Но, не смотря на это, мы все зовем её «Джек».

- Дайте угадаю, поэтому и корабль так странно называется – «Дева Джордж»?

- Да, первый корабль Джеймса назывался «Дева Анна», но он продал его, когда оставил море. Этот он построил, когда мать Джек хотела показать ей Коннектикут, чтобы она увидела, где родилась её мама. Ненужные расходы, правду говоря, ведь Джордж и ее братья владеют компанией «Скайларк» – огромным флотом торговых судов и, по меньшей мере, один из них стоит в Англии постоянно. Но, как я уже говорила, мой дядя не очень-то любит пятерых братьев Андерсон. Он отказался плыть на их корабле. А теперь моя очередь задавать вопросы.

Он резко встал из-за шума, неожиданно донёсшегося из помещения для животных внизу. Она посмотрела в ту же сторону. Наверное, просто крыса пробежала мимо них, или кот. Но Натан поставил свою тарелку на ящик и пошел посмотреть.

Не слишком же он придерживается сделки «вопрос-ответ», надо ему об этом сказать. Но он не вернулся…


ГЛАВА 19

Натан не ожидал найти что-то в конце трюма. Он просто не хотел потерять свое преимущество в этом этапе словесного поединка с Джудит, что случилось бы, если бы она опять начала его расспрашивать так быстро. Он предпочитал отвлекать ее от фактов как можно дольше, или, по крайней мере, пока он не сможет предугадать ее реакцию на них.

Он не решил, стоит ли ему воззвать к ее состраданию (если оно у нее было) поделившись теми кусочками правды, какими мог? Или признаться во всем, включая и то, что он владел домом в Хэмпшире, и что его ожидало помилование? К сожалению, он не думал, что она поверит ни тому, ни другому. Но если он расскажет ей слишком много и все же убедит ее, что он невиновен, то их сделке придёт конец, и он лишится ее общества. А ему нравилось ее общество. И нравилось дразнить ее. Нравилось, как ее рот сжимался от раздражения. Нравилось, как ее глаза сверкали от злости или веселья. И точно нравилось ее обнимать. Черт возьми, в ней не было ничего, что ему бы не нравилось - кроме ее упрямой настойчивости, что он контрабандист. Почему она была так уверена в этом? Что он упустил?

На него прыгнули, как только он прошел мимо ящика, за который прятался человек, и это, черт возьми, была его вина, что он позволил себе заполнить голову мыслями о Джудит, а не о текущих делах. И это был не какой-то тощий доходяга, отшвырнувший его на пол. Он был почти такого же крупного телосложения, как и сам Натан. Натан увидел его только мельком: молодой человек с заплетенными назад светлыми волосами и темными глазами, босой, но одетый в неплохую рубашку из хорошего льна и с добротной золотой цепью на шее. Натан не распознал его как одного из членов команды, и он сомневался, что один из слуг, о которых упоминала Дуждит, осмелился бы на него напасть.

Шум, раздавшийся в результате их падения, переполошил кур и заставил одну из свиней завизжать. Натан только пару секунд пребывал в оцепенении, а потом сработали инстинкты. Он перекатился, потянув мужчину за собой, и хорошенько ударил одни раз, перед тем как его отбросили назад и мужчина поднялся на ноги. Но он не убежал. Он вытащил кинжал, прикрепленный сзади к штанам, и замахнулся на Натана, как только тот поднялся на ноги. Он почувствовал след от удара на груди, но не стал смотреть, насколько сильным был удар. Он разозлился окончательно из-за этого.

Натан никогда не участвовал в поножовщине, и у него не было никакого оружия, чтобы защититься. Он мог бы как-то приспособить молот или пилу, но его ящик с инструментами был слишком далеко, и он, скорее всего, оказался бы с кинжалом в спине, если бы побежал за ним. Вместо этого он поставил блок, чтобы следующий взмах не причинил ему вреда, но, сомневаясь, что это сработает, он вместо этого попытался оказаться вне досягаемости кинжала. Но ему не удастся продержаться долго.

Взвесив свои варианты, он понял, что они были очень ограничены. Выбить кинжал у мужчины из руки, чтобы он смог на равных с ним побороться. И он знал, что выиграет эту схватку. Либо послать Дуждит за подмогой, если она еще не убежала. Второй вариант ему совсем не нравился, тем более он будет уже мертв, когда ему придут на помощь. А потом третий вариант проскользнул по полу и остановился прямо у его ног. Его молот.

Мужчина тоже его заметил и быстро выступил вперед, кинжал наготове. Натан отступил назад. Времени на раздумья не было, но он уж точно не собирался упускать возможность, которую ему предоставила Джудит. Он повернулся спиной к мужчине, упал на пол и, опираясь на руки, пнул ногами. Он не попал в атаковавшего, но это было достаточно неожиданно для мужчины, и дало Натану время, необходимое для того, чтобы схватить молот и, поднявшись на ноги, замахнуться им. Он попал по плечу мужчины, и тот отступил назад. Теперь преимущество было у Натана, и они оба это знали.

Он стал нападать, делая увесистые махи молотом. Когда молот сталкивался с лезвием, летели искры, но светловолосый мужчина крепко держал свой кинжал, хотя Натан и заставил его отступить назад.

Скоро у него не будет места, чтобы маневрировать между клетками с животными, находящимися позади него, но, возможно, он этого еще не понял. Имея преимущество и не желая на самом деле убивать мужчину, Натан сказал:

- Сдавайся. Это лучше, чем оказаться с пробитой головой.

- Проваливай! - рявкнул мужчина, но у него на лице было написано отчаяние, и Натан знал, что он собирается что-то предпринять, что он и сделал, перевернув кинжал в руке, удерживая его за лезвие, и поднимая руку, чтобы его метнуть.

У Натана было только мгновение на то, чтобы отреагировать и быстро уйти с траектории полёта этого кинжала или остановить его, набросившись на мужчину.

Что он и сделал, толкнув их обоих на загородку, где находились животные, которая сломалась под их совместным весом. Они упали на пол, животные разбежались и подняли какофонию, издавая испуганные звуки. Но Натан прижался своей широкой грудью к руке с кинжалом так, что мужчина не мог двигать оружием, хотя оно все еще было у него. Отбросив молот, Натан ударил кулаком в лицо мужчине, один, два три раза. Дважды было достаточно, чтобы вырубить его.

Натан глубоко вдохнул и сел. Кинжал был все еще в доступности его нападающего, поэтому Натан выкинул его из загона, перед тем как посмотреть на свою грудь, чтобы понять, был ли он ранен. Лезвие разрезало его рубашку и кожу саднило. Его поцарапало, но несерьезно, было всего несколько капель крови.

- Вы в порядке?

Она все еще здесь? Он посмотрел наверх, увидел, как расстроено она выглядела, и уверил ее:

- Я в порядке.

- Но он напал на Вас! Почему?

- Черт меня подери, если я знаю, - он поднялся на ноги и вытащил мужчину из загона, перед тем как добавить. - Очевидно, он не член команды.

Она смотрела на мужчину, нахмурившись.

- Он не один из дядиных людей, которые работают на кухне. Я их всех знаю.

- Должно быть, он пробрался на борт.

- Но простые пассажиры, пробравшиеся на борт без билета, не пытаются убить людей, если их обнаружили!

Он была права. Это было несерьезное нарушение, и в наказание виновный всего лишь проводил некоторое время запертым в трюме или работал, пока корабль не достигнет земли. Потом большинство капитанов отпускали безбилетников восвояси. Агрессивность этого мужчины не имела смысла. Не может быть, чтобы он был в трюме все время, как они покинули Лондон. Натан был в этом уверен. Животные выдали бы его присутствие раньше, и моряки, которые спускались сюда несколько раз в день за припасами, заметили бы его. Он должен был прятаться где-то еще, и потом проскользнул сюда, когда Натан пошел за ужином.

Он взял один ящик и приспособил его как загородку для загона, чтобы животные не разбежались, пока он не починит сломанную часть ограды.

Джудит, следившая за ним, внезапно вскрикнула:

- Вы ранены!

- Нет, это пустяк.

- Дайте мне посмотреть.

Она бросилась к нему. Он закатил глаза, но она была чересчур поглощена каплями крови на его разорванной рубашке, так что она вполне может посмотреть на его рану. Это дало ему время, чтобы кое-что понять. Она переживала за него больше, чем следовало бы переживать человеку, который действительно хотел видеть его в тюрьме. Или же такова её натура?

Она, наконец, посмотрела не него.

- Это просто царапина.

Он улыбнулся.

- Я знаю. Вы должны были бежать в другую сторону, когда началась драка, но я рад, что Вы этого не сделали. Молоток – умное решение, хорошо, что Вы о нём подумали.

Она покраснела.

- Я рассердилась, что он не боролся честно. Я подумывала сначала ударить его доской, но не было никакой уверенности, что у меня получится.

Он засмеялся над картиной, которую представил. Он, казалось, постоянно смеялся, находясь рядом с ней. Еще одна причина, почему ему нравится её компания.

- Никогда не думал, что я в конечном итоге буду благодарен Вашему характеру, но у Вас определенно есть моя благодарность, дорогая.

- Пожалуйста.

Он нагнулся и перебросил человека, который всё ещё был без сознания, через его плечо.

- Куда Вы его отнесёте?

- Ваш дядя должен быть проинформирован об этом, так что не забудьте своё пальто. Он может приказать обыскать весь корабль на наличие дополнительных безбилетных пассажиров, и я сомневаюсь, что Вы хотите, чтобы Вас нашли здесь.

- Совершенно верно. Я ухожу. Нет необходимости ждать меня.

Он всё равно приостановился на лестнице, чтобы убедиться, что Джудит безопасно ушла оттуда, прежде чем уйти самому. Вероятность того, что на корабле был ещё один шпион, была велика, ведь этот мужчина накинулся на него. Отвлекал Натана от своего партнера? Когда Натан достиг главной палубы, он уронил тяжелый груз.

Человек не шевельнулся, даже чуть-чуть, но Натан не мог оставить его одного, поэтому он просто крикнул первому помощнику. Только несколько матросов были на палубе в это вечернее время, но они вышли вперед, и один из них принёс фонарь.

- Кто-то прихватил с собой ещё прислугу? - сказал один моряк. - Капитан будет недоволен.

- Приведите его, и мы узнаем, - ответил Натан.

Подошел Арти и посмотрел вниз на человека.

- Он не наш. Где Вы его нашли, мистер Тремейн?

Натан всё объяснил, а потом и повторил, когда к ним присоединился капитан. Если Мэлори разозлился, что кто-то посмел нагло прокрасться на его корабль, он этого не показывал. Его лицо не выражало абсолютно ничего.

- Он не один из матросов. И учитывая то, что рассказывает мистер Тремейн, это не просто безбилетный пассажир, который тайком прокрался сюда, - заметил Арти.

- Так оно и есть, - согласился Джеймс и пнул незнакомца ногой, чтобы проверить, не очнулся ли тот. Но он не шевелился.

- Вам надо было так сильно его бить, мистер Тремейн?

- Я воспользовался молотком, - ответил Натан. Что ещё он мог сказать?

Капитан шевельнул губами, но это продлилось долю секунды, так что Натан не понял – забавлялся ли тот, или нет.

- Значит он не из наших, так что он делает на моем корабле? И почему никто не несёт воды, чтобы привести его в сознание и узнать? - заговорил Джеймс.

Кто-то побежал за ведром воды, и тут же появился Эндресси с мечом в руках, выкрикнув:

- Кто-то посмел угрожать опасностью моей семье? Я убью его!

Граф выглядел таким злым, что никто не сомневался, что он так и сделает, поэтому Натан остановил его. Джеймс сделал то же самое, его нервировало такое поведение нового родственника.

- Что, чёрт возьми, Вы делаете?! - закричал он. - Мне нужны ответы, а не кровь.

- Но… Женщины в опасности! - ответил Эндресси, опуская меч.

- Чёрт возьми, - выругался Джеймс. - Оставайтесь в сто…

- Капитан!

Натан обернулся и увидел, что шпион очнулся, а пока они отвлеклись, вскочил на ноги, ударил матроса, что стоял около него, того, который закричал, и бросился за борт. Натан побежал туда.

- Что за чёрт! Он что, думает, что доплывёт до Англии?

Остальные тоже подошли, один из них закричал:

- Броситься за ним?

- Как? - спросил тот, что держал фонарь. - Ты хоть видишь его? Я нет.

Натан тоже ничего не видел. Вчера не было туч и ярко светила луна. Сегодня же было слишком темно. Подошло ещё несколько матросов с фонарями, но и этого было недостаточно. Все отчётливо слышали, что шпион уплывал. И потом они услышали кое-что ещё…

- Вёсла! По меньшей мере, там одна шлюпка, значит и корабль недалеко!

- Арти, - Джеймс начал отдавать приказы. - Пусть каждый на корабле будет вооружен, если на нас планируется нападение! Вы двое, - он показал на пару матросов, - возьмите шлюпку и плывите за ним! Если это не было нападением, то я хочу вернуть этого чёртова безбилетника назад! Генри, найди человека, который отлично видит в темноте, пусть забирается на снасти и наблюдает. Я хочу знать, что происходит там внизу!

Натан побежал на другую сторону корабля, но так ничего и не увидел в воде. Всё ещё слышались звуки удара вёсел о воду, но гораздо тише.

Он уже был на пути к капитану, как Уолтер, матрос с хорошим ночным зрением, крикнул:

- Сзади нас, Капитан!

Джеймс и матросы обернулись. Арти дал ему подзорную трубу, но Джеймс не потрудился взять её. Он посмотрел на тучи и грубо выругался. Уолтер снова закричал:

- Там одна шлюпка, которая движется к большому кораблю. Наша же слишком далеко, Капитан, вряд ли мы догоним его!

Потом тучи немного разошлись, и засветила луна. Капитан взглянул через трубу и промолвил через минуту:

- Трехмачтовый и полностью вооружен, готов показать свои пушки.

- Для того чтобы стрелять в нас? - спросил кто-то.

- Нет, они не достаточно близко. Я предполагаю, что это просто маневр, чтобы удержать нас от попыток вернуть их человека к нам обратно на допрос. Арти, отзывай нашу лодку. Я не собираюсь рисковать жизнью своих людей, если они не имеют шансов в этой погоне.

Тогда Джеймс снова выругался, когда луна спряталась, и свет опять померк.

- Чертовые тайны, ненавижу их.

Комментарий не был направлен на кого-то из матросов в частности. Члены экипажа попытались выяснить, что только что произошло.

- Это не пираты, иначе они бы открыли огонь.

- Только одна лодка, так что не было тайного рейда, - сказал кто-то.

- Их лодка была на полпути к «Деве Джордж», когда человек прыгнул. Это означает, что сближение кораблей планировалось устроить сегодня вечером, - предположил Натан.

- Да, это не совпадение, согласен, - сказал Джеймс. - Но мы в море только два дня. Что он хотел сделать за столь короткое время?

- Саботаж, - предложил Арти.

- Для того чтобы потопить нас? - Джеймс покачал головой. - Зачем губить столько невинных жизней?

- Может, им всё равно, - сказал Арти. - Но я обыщу корабль сверху донизу.

- Если он был здесь ради мести, то, возможно, приготовился к убийству сегодня вечером, а затем спрыгнул бы с корабля.

- Но вы поймали его быстрее? Я полагаю, что это возможно. Но мои враги, как правило, нетерпеливы. Если бы мужчина хотел меня убить, я был бы уже мертв. Надо опросить команду, может у кого-то из них есть враги.

У Натана был, но Григг не будет посылать человека на самоубийственную миссию, чтобы убить его, даже если бы он обнаружил, что Натан был на этом корабле, поэтому он не стал упоминать об этом. Он предложил кое-что другое:

- Может, он оказался на корабле случайно. Кто знает, может, он потерял что-то и подумал, что сможет найти это в течение нескольких дней и, возможно, у него получилось. Он ждал момента, чтобы я ушел из трюма, где он прятался. Но я нашел его прежде, чем он смог ускользнуть.

- Эта звучит не слишком надуманно, но не объясняет то, что он немедленно атаковал тебя вместо того, чтобы всё объяснить. Он мог бы утверждать, что он матрос или слуга. Никто, кроме помощников не знает всей команды на борту моего корабля.

«Значит, человек был волен делать всё, что ему захочется: есть, бродить, следить», - подумал Натан.

Что тут гадать? Это не поможет.

- Меняем курс, Капитан? - спросил кто-то.

- Нет, мы не собираемся в погоню, не с моей семьей на борту, - сказал Джеймс. - Но я хочу, чтобы за этим кораблём велось постоянное наблюдение. Если он приближаются, я хочу знать об этом. Пусть вооруженные матросы патрулируют палубу сегодня.

- Я сам начинаю ненавидеть тайны, - пробормотал Натан.

Джеймс кивнул и повернулся к своему первого помощнику.

- Я понимаю, что это займет время, но собери остальных и ищите что-нибудь из ряда вон выходящее. Обыщите каждый укромный уголок и трещинку, если на то пошло. Сообщите мне результаты, как только закончите. А сейчас я собираюсь вернуться в свою каюту.

Джеймс сделал паузу, чтобы снова обратиться к Натану:

- Ты закончили мой ринг, Тремейн?

- Закончу в течение часа, Капитан.

- Это может подождать до утра. Ты сделал достаточно для одного дня.

Натан кивнул.

- Как Вы думаете, они будут продолжать следовать за нами, если они не добились того, чего хотели?

- О, я надеюсь на это.


ГЛАВА 20

Джудит не могла поверить, что собирается сделать это. Опять! Это противоречило её сущности, вот так красться. Должен быть другой способ поговорить с Натаном без разжигания какого-либо любопытства. Но она ничего не смогла придумать.

Она поспешила вниз, понимая, что у неё итак слишком мало времени, чтобы тратить его на беспокойства. Была первая половина дня. Она не собиралась спать так долго, и Джек, скорее всего, скоро будет искать её, если, конечно, снова не проспит. Что вполне возможно, учитывая её поздний визит в каюту Джудит прошлой ночью, до того как она ушла спать. Но Джек должна была разделить с ней всё, что она узнала от отца о безбилетном пассажире. А Джудит не могла ей даже признаться, что она уже знает половину из этого. Проклятые тайны…

Она застала Натана, складывающего свои инструменты. Тренировочный ринг был закончен. И он уже отремонтировал загон для скота. Ещё пара минут, и она бы упустила его. Он подтвердил это, сказав:

- Я уже ухожу. Не думал, что Вы нанесёте мне визит. И что, чёрт возьми, на Вас надето?

- Одежда, которую можно легко надеть. Моя горничная не разбудила меня, позволив поспать подольше, а я слишком нетерпелива, чтобы дожидаться её возвращения. Ведь у меня не так много времени.

Он посмотрел на её бриджи, и Джудит залилась румянцем. Она заправила их в высокие сапоги для верховой езды, но бриджи не были плотными. Джек нравилась её удобная одежда, которая обычно была очень мягкой. Джудит не стала заправлять длинную белую рубашку, а завязала её узлом на поясе. Она не сомневалась, что выглядит глупо, но зелёные глаза, смотрящие на неё в упор, говорили совсем о другом.

- Вы действительно одеваетесь вот так?

- На борту корабля, да. Когда я несколько лет назад отправлялась в плаванье, то носила бриджи. Моя мать не была против. Всё лучше, чем юбка, колышущаяся на ветру.

- Для ребёнка, возможно, но Вы теперь женщина, с точёными изгибами…

- Прекратите глазеть! - огрызнулась она.

Он рассмеялся.

- Есть некоторые вещи, которые человек не в состоянии выполнить, дорогая.

Её глаза подозрительно сузились.

- Вы намеренно тратите то немногое время, которое у меня есть, прежде чем Джек начнёт интересоваться, где я пропадаю?

Он снова посмотрел на неё.

- Не получается использовать меня как мальчика на побегушках, не так ли? Так, чтобы кузина не догадалась?

Она это и так уже поняла, но почему он так радуется?

- Если есть кто-то другой…

Она не закончила. Он положил ей руки на талию и усадил на ящик, стоящий рядом с ними. Для Джудит это было высоковато, её ноги болтались в нескольких дюймах от пола. А потом он сел рядом с ней! Ящик был достаточно широк для них двоих, но их бёдра соприкасались друг с другом. Джудит бы этого даже не заметила, надень она юбку и целую кучу подъюбников, но на ней только тонкие чёрные бриджи, и она чувствует каждую частичку ноги Натана, и исходящее от него тепло. Также она чувствовала тепло его плеча, прижимающегося к ней, так как Натан не надел куртку. Ситуация была слишком интимной и напомнила ей о том, что она почувствовала вчера, когда он полуобнажённый прижал и поцеловал её…

Приятный трепет, который она испытала вчера, продолжал волновать её. Она начала спускаться вниз, пока не поймала себя на мысли, что сидя с ним бок о бок, она не сможет смотреть на него, и не попадёт в сети его красивого лица и чувственных глаз. Конечно, если сможет игнорировать то, что они касаются друг друга. И конечно, если не станет представлять, что он разместил их в непосредственной близости друг от друга только потому, что снова хочет поцеловать её. Джудит застонала про себя. Ей не удастся получить от него какие-либо ответы, если не удастся взять под контроль это притяжение.

- Где Вы выросли? - выпалила она.

Так, один простой вопрос, от которого он не сможет уклониться. Но он смог.

- А это важно?

Пристально глядя на спортивный ринг, который располагался прямо перед ними, и был довольно хорошо освещён парой фонарей, прикреплённых к столбам, она спросила:

- Вы действительно собираетесь придерживаться сделки?

- Ну, если я скажу Вам, где я вырос, Вы воспримите это неправильно.

- О, Боже мой, Вы выросли в Корнуолле? - догадалась она. - Да, конечно. Единственное место в Англии, хорошо известное каждому контрабандисту. И зачем я только потрудилась спросить?

- Я же говорил, что вы воспримите это неправильно. В Корнуолле, как и любом другом графстве, самая разношёрстная публика, включая толстосумов, так что не стригите всех под одну гребёнку своими подозрениями.

- Убедили.

- Серьёзно? - сказал он с удивлением. - Вы на самом деле можете быть разумной в каких-то моментах?

- Я сторонник логики. И Ваши утверждения были логичны.

Он фыркнул.

- Я предоставил Вам массу логики.

- Нет, ничего такого Вы не сделали. По крайней мере, не касательно ответов, которые затрагивают лично Вас. Так, Вы изучали столярное дело до или после того, как вышли в море?

- Теперь моя очередь.

- Что? О, очень хорошо, уходите от ответа. У меня нет никаких секретов, которые нужно скрыть, кроме Вас.

- Мне нравится быть Вашим секретом.

Почему же щёки снова вспыхнули румянцем? Ведь то, что тон его голоса упал до чувственного уровня, не означает, что он сделал это специально для неё. Или же так и есть? Этот человек может попытаться сознательно вывести её из равновесия. Или же он чувствует то же притяжение, которое ощущает она? Эта мысль почти вскружила ей голову. Если бы он ни был преступником… Но он был, и она должна держать это твёрдо в уме.

- Это был вопрос? - спросила она.

Он усмехнулся.

- Как велика Ваша семья?

- Непосредственная? Оба родителя здоровы и бодры. Моя сестра Джейми на два года моложе меня и плохо переносит морские путешествия, поэтому она осталась дома с мамой. Моя сводная сестра Кети намного старше, она на борту со своим мужем Бойдом.

- Я просто имел в виду, что вас очень много.

Она догадалась, что он говорил именно об этом, и ответила:

- Не думаю, что я когда-либо считала общее количество родственников. Мой отец младший из четырёх братьев. У всех есть жёны и дети, некоторые даже обзавелись внуками. Так что, если бы мне пришлось угадывать, навскидку, где-то больше тридцати…

Показалось, что он подавил смешок. Она не собиралась смотреть на него, чтобы убедиться. Держать свои глаза подальше от его лица работало… немного. По крайней мере, она перестала интересоваться, собирается ли он поцеловать её. О, Боже, да сейчас она не может думать ни о чём другом! Это было захватывающе, немного ошеломляюще, но все эти чувства, которые всколыхнулись в ней, были слишком прекрасными, чтобы не желать испытать их снова.

- Большую часть моей жизни, - сказал он.

- Что?

- Ваш предыдущий вопрос.

- Но что Вы только что сказали?

- О чём же Вы думаете сейчас?

Усмешка в его тоне заставила её подумать, что он уже знает верный ответ, что заставило её покраснеть ещё больше.

- Не могли бы Вы начать с начала, пожалуйста?

- Когда Вы так мило просите, конечно. Я сказал, что сначала я был моряком, я плавал с отцом большую часть моей жизни.

- Кроме тех трёх лет, когда были плотником. Вы упомянули об этом, при разговоре с моим дядей. Где и когда Вы изучали столярное дело, если уже работали со своим отцом?

- Без жульничества, дорогая. Вы задали три вопроса подряд.

Она фыркнула:

- Мне бы не пришлось, если бы Вы вдавались в подробности, вместо своих сухих ответов, которые влекут за собой ещё дюжину вопросов.

Он усмехнулся:

- Так Вы любительница логики и преувеличений, и давайте не забудем упрямство. Я начинаю составлять список.

- А Вы любитель уклоняться от прямых ответов. Вы серьёзно думаете, что это не очевидно?

- Знаете, я ещё с трудом держу руки подальше от Вас.

Она втянула воздух в себя и метнула на него взгляд. Выражение его лица говорило, что он не просто пытается отвлечь её. Откровенное желание, мучительное и чувственное. Это породило отклик, зажгло ответное пламя…

- Просто подумал, что Вы должны знать, - добавил он, затем посмотрел в сторону и сказал. - Где Вы выросли?

Джудит было необходимо время, чтобы вернуться на землю. На самом деле, даже немного больше времени. Ощущения такие, будто бы он снова дотронулся до неё, её грудь покалывало, а пульс выколачивал неимоверно быстрый ритм. Ей хотелось думать, что она остановила бы его тогда от поцелуя, но она знала, что ей не придётся. Почему он этого не сделал?!

О, Боже, этот мужчина был более опасен, чем она думала! Джудит спрыгнула с ящика, чтобы между ними было хоть какое-то расстояние. Она собиралась более осторожно противостоять его тактике.

- Лондон, - только и сказала она. Всё ещё наблюдая за ним, она заметила, что его губы чуть сжались, что говорило о том, что Натану тоже не нравятся односложные ответы. - Раздражает, не так ли, когда не получаешь достаточно информации?

- Переживу.

Она фыркнула, выразив своё отношение к его ответу.

- Что же, так как обычно я более основательна, то добавлю, что я родилась и выросла в Лондоне, там же и обучалась. На самом деле, я редко покидала Лондон, если только тогда, когда посещала членов семьи в других частях Англии. Например, в Хэмпшире, где мы впервые встретились с Вами.

- И как минимум дважды бывали в Америке.

Она улыбнулась:

- Прежде чем я отвечу на это, я требую другой ответ от Вас. Почему Вы изучали столярное дело, если уже работали со своим отцом?

Он посмотрел на неё и от души рассмеялся. Ей понравилось, как юмор снял напряжение, его лицо, рот, глаза расслабились, он буквально раскрылся. Она сказала это для того, чтобы он проникся к ней доверием и не боялся, что она может засадить его в тюрьму. Неужели она начинает верить, что он может изменить сложившееся у неё мнение о его персоне, или же полностью признать его невиновность? В том-то вся проблема. Если бы она ответила себе сейчас, то её здесь уже не было бы, или же была, но уже совсем по другой причине.

Он ответил на её последний вопрос:

- Я поругался с отцом, и это привело к тому, что я отправился обратно в Корнуолл. Мне тогда было двадцать. Я осел в Саутгемптоне, где и занялся столярным делом.

Она любезно решила ответить ему за такую откровенность:

- Моя первая поездка в Америку также была вместе с Джек, чтобы посетить родной город её матери, Бриджпорт. Эта поездка – её своеобразный дебют, перед нашим дебютом в Лондоне. Конечно, необычно иметь два дебюта, но её американские дяди настояли на этом. Если Вы не знаете, для чего нужен дебют…

- Я знаю. Он нужен для того, чтобы богатенькие дамы нашли себе подходящего мужа. Так Вы собираетесь выставить себя на брачный рынок, не так ли? Почему-то не думал, что Вам это понадобится.

Он что, только что сделал ей комплимент в таком уничижительном тоне?

- Мне этого не нужно. Я со счёта сбилась, сколько мужчин просило у моего отца разрешение ухаживать за мной этим летом.

- Так у Вас целый полк горячих ухажёров, ожидающих Вашего возвращения в Англию?

- Нет, когда это происходило, мой отец просто вышвыривал этих джентльменов из дома. Он даже слышать не желал о том, что я приближалась к брачному возрасту.

- Верное решение.

Она изумлённо приподняла бровь.

- В самом деле? И почему же Вы с ним так солидарны?

- Потому, что женщины не должны жениться сразу же, как только смогут.

- Вы сейчас говорите о том, кого знаете лично, не так ли? - догадалась она.

Он кивнул.

- Моя сестра. Ей следовало дождаться хорошего человека, который сделал бы её счастливой, а не принимать первое же предложение, которое ей сделали. Это не принесло ей счастья.

Джудит выждала момент для продолжения их разговора, но услышала звук приближающихся голосов и ахнула:

- Это мой отец и дядя.

- Чёрт возьми, прячьтесь.


ГЛАВА 21

Какая ужасная досада! Натан только что открылся ей, ответив на все вопросы, и не задавая своих. Всё могло бы продлиться дольше, если бы их не прервали. Джудит даже не следовало напоминать о том, что ей стоит спрятаться. Она поспешила к ящикам, когда рука Натана обвилась вокруг её талии, и она села на полу позади него. По крайней мере, у него было местечко, чтобы спрятаться там, потому что ни один из ящиков с припасами не был установлен вплотную к корпусу судна, так как было необходимо регулярно проверять, нет ли протечек. Это было частью работы Натана, как плотника корабля, когда его время не занимала племянница капитана.

Она присела за ящиком и увидела отца, что говорил:

- …ответил слишком быстро. Не подумав даже.

- И что? - ответил Джеймс.

- Думаю, надо убедиться, говорит ли парень правду.

- Я никогда не называл его лжецом, Тони. Может, всё, что он рассказал нам – правда. Но он мог и упустить некоторые моменты.

Это прозвучало почти так, как если бы они говорили о Натане, но Джудит знала лучше. Они обсуждали Эндресси, но Натан мог и не догадаться. И почему он еще не ушел? Она до сих пор видела, что он стоит между двух деревянных ящиков с инструментами, спиной к входу, меньше, чем два фута2 от нее. Он закрыл ее собой, чтобы спрятать ещё больше, но она видела, что он напряжен. Ждёт противостояния? Или просто полагает, что ему, возможно, придется защитить ее от кого-то? Смело, но она не позволит этому случиться.

И если бы она уже не тревожилась так сильно, то почувствовала бы страх, когда ей пришло в голову, почему ее отец и дядя пришли сюда. Чтобы использовать новый ринг. И скоро они не уйдут, так что и ей нельзя уходить. Это также значило, что она скоро услышит Джек, которая позовет ее, если она не выйдет на палубу. И это может произойти в любую минуту. А её отец начнёт обыскивать корабль.

Голос Джеймса прозвучал довольно далеко, так, если бы они уже вышли на ринг. Джудит не выглянула, чтобы узнать наверняка. Но как только они начнут, она сможет выскользнуть отсюда. Ей придется ползти большую часть пути позади припасов, но это будет легко, с её-то штанами.

- У жены моего племянника волосы, как у тебя, - сказал Энтони обманчиво приветливым тоном.

Глаза Джудит расширились. Это прозвучало так, как будто ее отец стоял прямо перед ящиком, за которым она пряталась! Она догадалась, что он разговаривал с Натаном.

- Будь хорошим мальчиком и скажи, что ты не имеешь никакого отношения к семье Хилари.

- Никогда о них не слышал, - ответил Натан осторожно.

- Хорошо.

Джудит была уверена, что отец ударил Натана в живот. Она не ошибалась, судя по звуку. Почему?! Потом последовал ещё один удар. Она закрывала глаза во время каждого. Она знала, что отец бьет сильно. Почему Натан не защищается? Ей было страшно смотреть, но она не могла не смотреть.

Натан увернулся от следующего удара, и теперь её отец стоял спиной к ней. Джеймс мог легко её увидеть с ринга, но его глаза наблюдали за дракой, а тон его был сухой, когда он промолвил:

- Тебе разрешено защищаться, Тремейн. Мой брат не будет удовлетворён, если ты не будешь ему отвечать.

Натан блокировал следующий удар в лицо и ответил ударом в подбородок Энтони, но тот лишь покачнулся. Джудит глянула на отца, подозревая, что тот обрадовался, ведь выиграет этот бой не слишком легко. Он обожал хорошую драку. Все Мэлори знали это. Но если так оно и было, Энтони не показывал этого, он наносил удар за ударом в нижнюю часть тела Натана, в то время как противнику удалось еще раз ударить в подбородок и в щеку.

Наконец-то Джеймс это остановил:

- Хватит, Тони. Я не хочу, чтобы парень поранил себе руки – они ему нужны для работы.

- Кто-то другой будет заниматься его чертовой работой, - заявил его брат.

- Вообще-то нет, - продолжал Джеймс. - У нас только один плотник.

- Это он нашел вчера этого шпиона, или кем он там был? - спросил Энтони.

- Да.

Ещё удар.

- Хорошо. Я закончил. Будем считать, что мы в расчёте, Тремейн. Пока ты опять не сделаешь ничего дурного.

- Ваша идея о «расчёте», мягко говоря, странная, милорд.

Джудит застонала. Не мог придумать другого ответа? Но Энтони, казалось, забавлялся.

- Напротив, мальчик. Ты же ещё на ногах, правда?

Джеймс хитро предложил:

- Если ты устал, Энтони, можешь отдохнуть. Попробуем наш ринг позже.

- Прикуси язык, старик. Это был только разогрев.

И Энтони доказал это, направляясь на ринг.

Натан должен был уйти, но вместо этого он сел на ящик, за которым пряталась Джудит. Она сидела на полу, скрестив ноги. Девушка подумала, что Натан хочет отдышаться, наблюдая за братьями. Так что она удивилась, услышав его шепот:

- Как он это делает? В его-то возрасте и после того, как я ему хорошенько вмазал?

Говорил он об ударах, которые наносили друг другу Энтони и Джеймс на ринге. Она прошептала в ответ:

- Не смешивайте возраст с умением. Мой отец годами улучшал свои навыки, не говоря уже о подобных боях с братом, один из которых Вы наблюдаете сейчас.

Натан тихо фыркнул.

- Я дал Вам возможность уйти, почему Вы всё ещё здесь?

Она не ответила, но задала вопрос сама:

- Он Вас поранил?

- А Вы как думаете?

- Всё так плохо?

- Переживу.

Она начала было хмуриться, но потом поняла, что он опять дразнит её. Было ещё кое-что, что ей не терпелось узнать.

- Почему он зол на Вас?

- Значит, в чём-то провинился?

- Я хорошо знаю отца и вижу, когда он держит на кого-то зуб. В чём причина?

- Я нокаутировал его в лондонских доках, прежде чем мы отплыли.

Она ахнула.

- Как? Только один человек за всё время смог победить отца, и это мой дядя Джеймс.

- Застал его врасплох, можно сказать. Но Вы слышали его. Мы в расчёте.

Она чуть было не сказала «Не рассчитывайте на это», но не хотела, чтобы он перестал с ней общаться из-за страха перед Энтони. Хоть это произойдет, наверное, и так.

Затем он добавил:

- Теперь идите, пока они отвлеклись. Только присядьте.

- Уходите тоже.

- Никогда. Люди должны платить, чтобы наблюдать бои такого калибра. Кроме того, не поймите меня неправильно, дорогая, но я хочу увидеть, как Ваш старик проиграет.

Это взбесило ее достаточно, чтобы зашипеть:

- Вы и не увидите этого сегодня. Запомните мои слова: мой дядя позволит ему выиграть этот бой.

- Зачем? - удивился Натан.

- Потому что эти двое очень близки. Хотя Вам так и не кажется. Потому что это успокоит его, возможно, даже возвратит в хорошее настроение и поможет ему забыть о Вас на время плаванья. Но не ожидайте, что дядя и дальше будет помогать Вам, когда Вы больше не будете на него работать.


ГЛАВА 22

- Наверное, мне следовало упомянуть об этом раньше, но мне кое-кто приглянулся, - сказала Джудит кузине.

Они сидели со скрещенными ногами в центре двуспальной кровати в каюте Жаклин, с картами в руках, остальные карты лежали на одеяле между ними. Джек была без обуви и в своей корабельной одёжке, которую она, вероятно, будет носить постоянно, пока они не приплывут. Джудит все еще предпочитала ее не одевать, особенно после реакции Натана. На ней было простое голубое дневное платье с короткими рукавами.

Они часто играли вдвоем в вист, несмотря на то, что это была игра для четверых. Они просто обошли правила, и каждая играла за двоих человек. Это было не так волнующе, потому что каждая просчитывала только одного, а не троих игроков, но это помогало скоротать время, и Джудит это нравилось больше, чем шахматы, где всегда выигрывала Джек.

Но Жаклин даже не взглянула на Джудит после ее высказывания, что разочаровало Джудит, потому что ей потребовалось несколько дней, чтобы собраться с духом и признаться. Но она все еще была напряжена. Обычно она была бы радостно-возбужденной, поделившись чем-то подобным, но сейчас она слишком переживала, как бы ненароком не рассказать слишком много.

- В Лондоне? - спросила Джек, поднимая свои дополнительные карты, чтобы сделать ход.

- Нет, на борту.

Это тут же привлекло внимание Джек, и она рассмеялась.

- Боже правый, только не Эндресси! Я знаю, что он довольно симпатичный, но он - наш кузен.

Джудит нашла это ошибочное предположение достаточно забавным, чтобы отметить:

- Слишком дальнее родство, так что не считается. Что можно добавить к этому, что он кузен в пятом, шестом, десятом колене, когда обычно перестают считать после второго3? Но нет, это не Эндресси.

- Кто же тогда? На борту больше никого нет, кроме обычных матросов… О нет, только не говори мне! - Джек издала звук, который был средним между оханьем и фырканьем. - Хорошо, что ты упомянула про это, так мы сможем убить это прямо в зародыше. Твои родители никогда не отдадут тебя мужчине, у которого нет хотя бы небольших перспектив!

Джудит закатила глаза.

- Ты забыла, что случилось, когда мне стукнуло восемнадцать? Половина маминого наследства перешла ко мне, а это больше денег, чем когда-либо сможет понадобиться одной семье. Полагаю, перспективы будут не важны.

- Это чертовски спорный вопрос, и ты это знаешь, - поспешила подчеркнуть Джек.

- Ты ведешь себя как сноб.

- А вот и нет! Просто я реалистка. Конечно, если ты собираешься сбежать, вместо того, чтобы получить разрешение, тогда я и слова не скажу.

Джудит не могла не рассмеяться. Она не так представляла себе этот разговор. Но, по крайней мере, напряжение оставило ее, благодаря Жаклин, стремящейся ее чрезмерно опекать.

- Ты забегаешь слишком далеко вперед, Джек. Я не говорила, что нашла своего будущего мужа. Меня просто очень интригует этот мужчина, и я хочу узнать его получше, может быть, побыть несколько минут с ним наедине, чтобы мы смогли поговорить открыто. И он не простой матрос, он - плотник.

И мой призрак, хотелось ей добавить, но вместо этого она упомянула, что Натан сказал Джеймсу о своем украденном корабле. Джек усмехнулась, показав ямочки на щеках.

- Наедине, а? Ты не думаешь, что будешь слишком нервничать и не сможешь сказать ни слова, не говоря уже о разговоре? Ты же никогда не была наедине с мужчиной, который не является родственником.

- Думаю, я справлюсь. И мы на корабле. Как будто он сможет мне что-то делать, когда один из матросов твоего папы или слуга смогут прибежать на крик.

Джек хохотнула.

- Убедила. И, похоже, звучит интересно. Как его зовут?

- Натан Тремейн.

Джек приподняла золотистую бровь, в точности как ее отец.

- Мне даже нравится, как это звучит, - но потом она начала рассуждать вслух. - Джудит Тремейн. Джуди Тре…

- Я тебе сказала, что я не...

- Да, да. И мы не собираемся выходить замуж, по крайней мере, год. Но это не означает, что ты не можешь потратить все это время, чтобы узнать этого типа. Кроме того, хорошо иметь варианты, и тебе понадобится их много, когда придет время выбирать мужа.

Потом Джек вскочила с кровати, перемешав их карты и потянув Джудит за собой.

- Куда мы идем?

Джек кинула ей какую-то обувь, но не стала брать пару для себя.

- Мне еще нужно самой познакомиться с этим твоим молодым человеком. Пойдем, поищем его.

Джудит не собиралась спорить, когда она сама не видела Натан два дня. А она искала его каждый раз, как выходила на палубу! Но, не прибегая к тому, чтобы тайком разыскивать его, что она решила больше не делать. Она не смогла его найти и решила, что он был занят из-за своей работы.

Они увидели его в первом же месте, куда заглянула Жаклин, в плотничьей кладовой. Джек точно знала, где она находится, но она же обследовала каждый дюйм корабля, когда они в последний раз на нем плыли. И она еще изучила все, что связано с управлением кораблем. Конечно, тогда она еще не рассталась со своей целью - стать пираткой. Она даже пыталась обучить Джудит тому, что выучила сама, но Джудит, не разделявшая ее интереса, слушала только в пол-уха.

Комната была меньше, чем их каюты, но достаточна большая для того, чтобы один человек мог в ней работать. Материалы хранились не здесь, а в трюме. В комнате были только длинная рабочая скамейка и большой набор инструментов. И узкая койка, которую упоминал Натан, на которой лежали смятые оделяла, показывающие, что он там спал.

Он стоял у скамьи, расплетая старые веревки, чтобы сделать паклю из нитей, которая обычно использовалась для затыкания щелей между досками в корпусе корабля, чтобы ничего не протекало. Джудит припомнила, что вроде бы Джек упоминала этот процесс. Его белая рубашка, заткнутая в брюки, была наполовину расстегнута и с пятнами от пота. Рукава рубахи он закатал до локтей. Дверь была открыта, но в комнате все равно было жарко. Его волосы были недостаточно длинными, чтобы завязать их сзади, но он повязал на лоб бандану, чтобы пот не стекал в глаза. Некоторые более короткие локоны выбились из-под нее. Из-за этого он выглядел немного лукаво, но очень мужественно.

Жаклин, втащившая Джудит за собой в комнату, была определенно удивлена, достаточно для того, чтобы прошептать:

- Ты забыла упомянуть, что он чертов спортсмен, и так красив так, что смотреть больно.

Щеки Джудит вспыхнули, но Натан, похоже, не слышал шепота. Повернувшись к ним, он только сказал:

- Вы, должно быть, Джек.

- Джуди упоминала меня? Да, конечно же, она так сделала. А она Вам сказала, что ни она, ни я не в этом году замуж не выйдем? Только смотрим, но не покупаем. Имейте это в виду, Нейт.

Он рассмеялся, глубоким грудным смехом, по которому скучала Джудит.

- Вам кто-нибудь уже говорил, что Вы чересчур откровенны для Вашего возраста?

- Даже если так, то это не имеет никакого значения, - ответила Джек. - Мэлори не придерживаются никаких правил, мы создаем свои собственные.

Он взглянул на Джудит.

- Это правда?

Она закатила глаза.

- Для некоторых из нас.

Жаклин кивнула на веревку, которую он все еще держал в руке.

- Это Вы можете делать и на палубе, где попрохладнее. Почему Вы не там?

- Может быть, я избегал встречи с вами двумя, - ответил Натан с легкой усмешкой.

- Почему? Я не кусаюсь… без причины.

- Он просто дразнит, Джек. Я уже начинаю распознавать признаки.

Жаклин посмотрела на них.

- И когда же Вы двое так хорошо узнали друг друга?

- Не так хорошо, - ответила Джудит, только слегка покраснев. - Мы разговаривали несколько раз.

Джек кивнула и сказала Джудит:

- Я собираюсь поискать Эндресси и посмотреть, умеет ли он на самом деле пользоваться этой шпагой, которую он таскает. Не задерживайтесь долго и присоединяйтесь к нам на палубе.

Потом Джек на самом деле улыбнулась Натану.

- Приятно было познакомиться с Вами, Нейт, - но она испортила впечатление от своей искренней реплики, добавив, - В этой комнате не произойдет ничего неприличного, или мне придется выпустить Вам кишки, если ее отец меня не опередит.

Джек ушла так же быстро, как они пришли. Джудит выглянула за дверь, чтобы убедиться, что ее кузина действительно поднималась на главную палубу.

- Это было слишком прямолинейно, - сказал Натан.

Джудит повернулась к нему.

- В этом вся Джек. Она очень защищает меня, всех нас, на самом деле. Это семейная черта Мэлори, которой обладаем мы все. Но я думаю, она теперь злится на меня, что я не сказала ей о Вас раньше.

- Вы вообще не должны были упоминать обо мне.

- Нет, Ваше условие было таким, что я должна избегать упоминания о том, что мы встречались раньше, и я его придерживаюсь. Я сказала ей не больше, чем Вы сказали ее отцу. Но все эти прятки за спиной Джек были слишком нервными для меня. Как Вы видите, это больше не обязательно.

- Да, но как Вам это удалось?

- Я убедила ее, что заинтересовалась Вами.

Он ухмыльнулся.

- Должно быть, это было очень тяжело.

- Даже не представляете насколько, - выдавила она.

Он внезапно кинул на скамью веревку, которую держал в руке, и потянулся к ней. Она ахнула, но он просто усаживал ее на скамейку. Снова специально выбивает ее из равновесия? Он, должно быть, запомнил, как легко ему было сделать это. Его действия привели к тому, что теперь она была напротив него, а он не отодвинулся, чтобы исправить это.

Покраснев, она потребовала ответа:

- Почему Вы постоянно меня куда-то усаживаете?

- На самом деле, я Вас приподнимаю. Все потому, что Вы ростом не вышли.

Но он наклонился поближе, чтобы добавить:

- И, может быть, потому, что я люблю до Вас дотрагиваться.

Она покраснела и спрыгнула, чтобы сохранить дистанцию между ними, но опять почувствовала его руки на своей талии. Все те приятные ощущения снова появлялись, и она не могла обращать внимания ни на что, кроме этого. Она не могла дышать, не могла думать, была в ожидании…

- Так Вам нравится, когда я до Вас дотрагиваюсь, не так ли?

- Нет, я…

- Тогда, может быть, Вы останетесь на месте в этот раз?

Она закрыла рот. Черт возьми, как бесцеремонно с его стороны! И теперь он ее отпустил, но слишком поздно. Она подумывала о том, чтобы уйти, но не сомневалась, что он именно этого и добивался, распуская руки. Он надеялся, что ее вопросы закончились, если она не искала его последние два дня? Хотел убедиться, что это так? Какая жалость. Она была слишком упряма, чтобы позволить ему манипулировать ею таким образом, или заставить ее перестать добиваться правды.

Теперь она разозлилась. Не потому, что он не поцеловал ее сейчас, когда она этого ожидала, но потому, что он, похоже, собирался нарушить их уговор.

Так как она не встречалась с ним последние два дня, у нее было много времени подумать и понять, что ни одни из вопросов, которые она ему задавала, не имели отношения к контрабанде. Она задавала ему такие вопросы, которые удовлетворят её любопытство о его личной жизни. Так что пока она ничего не достигла, кроме того, что почти попалась, прячась в трюме. И ни кому-то, а своему отцу.

- Я скучал.

Она моргнула. Злость слишком быстро оставила ее, заставив ее понять, что он снова это делает. Говорит что-то, специально для того, чтобы ее отвлечь. Натан продолжил:

- Я думаю, что пару раз чувствовал Ваш запах, - потом он рассмеялся над собой. - Постоянно оглядывался, ожидая увидеть Вас. Я даже открывал двери, так я был уверен, что Вы рядом. Полагаю, я принимал желаемое за действительное.

Она подозрительно нахмурилась.

- Вы же знаете, что я не верю ни единому слову.

Он усмехнулся.

- Я знаю.

Он отодвинулся подальше, чтобы сесть на койку. Она была удивлена, что он не сел рядом с ней, но сообразила, что скамья не выдержит их совместного веса. Однако она увидела, как он поморщился, когда садился, это заставило ее подумать, что ему все еще может быть больно после той драки с ее отцом.

- Все, что я ни скажу, будет под подозрением, - продолжил он. - Потому что Вы знаете меня недостаточно близко, чтобы понять, когда я говорю правду. Если Вы подойдете сюда и сядете ко мне на колени, мы, возможно, сможем это изменить.

Она фыркнула про себя. Это прозвучало, как будто ему не было больно. Или он просто знал, что она ничего подобного не сделает. На это даже не стоило отвечать, такое это было возмутительное предложение. Вместо этого, она спросила:

- Что с Вашими синяками?

- Почернели.

- Все еще черные?

- Я думаю, он задел какие-то органы. Не могу ничего есть.

Ее глаза вспыхнули, но она быстро поняла, что он всего лишь дразнит ее.

- Чушь. Вы были бы уже мертвы, если бы это было так, - потом она усмехнулась. - Может быть, у Вас морская болезнь. Вот это было бы уморительно, правда?

Он фыркнул.

- Нет, просто нелепо.

- Но Вы же никогда не была так долго в море, не правда ли?

- Я просто преувеличил, это мой способ показать Вам, что я думаю о Вашем отце.

- Ох.

Комплимент способностям Энтони на ринге или оскорбление? Было странно наблюдать, как кто-то конфликтует с ее оцтом. Первым порывом было встать на его защиту, но она придержала язык, вспомнив, какой тяжелой была драка. Она полагала, что Натану положено немного поворчать, по крайней мере, пока он полностью не восстановился. Хотя, судя по всему, именно он и был родоначальником этой враждебности. Конечно, она не знала, что там произошло. Пока еще.

- Теперь мне приходится выгибать шею в противоположном направлении, - пожаловался Натан. - По крайней мере, подойдите и садитесь вот здесь.

Он похлопал по койке рядом с ним.

- На кровати? С Вами? Это больше, чем просто неприлично, и этого не случится.

- Сначала закройте дверь. Кто узнает-то?

Она прищурила глаза.

- Прекратите пытаться меня соблазнить.

Он вскочил с кровати и навис над ней.

- Но ведь работает, правда? Если собираетесь признаться в чем-либо, дорогая, то признайтесь, что хотите меня так же сильно, как и я хочу Вас.

О, Боже мой, неужели это правда? Такое объяснение можно дать ее чувствам? Неудивительно, что он заставлял ее испытывать смущение и возбуждение попеременно. Она никогда раньше не испытывала желание.

Он разместился между ее ног, хотя ее юбки были не достаточно широкими, чтобы он мог встать слишком близко. Она не знала, как он это сделал, пока не почувствовала его руку на внешней стороне бедра, скользящую по ее коже. Он продвигался вверх, одновременно поднимая юбку.

Инстинктивно, она положила свою руку поверх его руки, чтобы прекратить движение. И это сработало, только он не убрал свою руку, и позже она вспомнила, что и она не убрала ее. Она слишком сильно предвкушала то, что должно последовать за этим. Однако были так же и страх, что их обнаружат, так как дверь была распахнута настежь, и кто угодно мог зайти и увидеть их. Но ей пока не пришло в голову просто оттолкнуть его.

Он дотронулся своей щекой до ее щеки, перед тем как наклонить свою голову и глубоко вдохнуть около ее шеи.

- Вот это снова.

Его губы дотронулись до ее кожи, когда он это говорил, заставив ее тело покрыться мурашками, и оставляя ее трепетать там, где он дотронулся до ее плеч и спины.

- Запах амброзии.

- Жасмин, - прерывисто поправила она. - И ваниль… Со щепоткой кардамона…

- Тогда эта амброзия – Ваш собственный аромат.

Он выпрямился, внезапно пристально посмотрев ей в глаза. Он смотрел так довольно долго. С такой настойчивостью! Как будто он старался заглянуть ей в душу. А потом он так страстно поцеловал ее, что у Джудит перехватило дыхание.

- Я буду ненавидеть себя за этот благородный порыв, - его слова прозвучали рядом с ее губами. - Но если Вы не уйдете сию же секунду, я отнесу Вас прямиком на ту кровать. Это обещание, дорогая, не просто предупреждение.

Рассудок резко вернулся, а с ним и сильное смущение. Но он не отодвинулся, чтобы она могла слезть со скамьи, не касаясь его. Она услышала его стон, когда зашевелилась, перед тем как убежала оттуда.

Она остановилась в конце коридора, около лестницы, и задрожала. Прислонившись спиной к стене, она на мгновение закрыла глаза. Ее щеки все еще яростно горели. Что сейчас произошло?! Но она знала, потому что опять у неё не было шанса задать ни одного важного вопроса. Он нашел идеальный способ избежать этого. Он отпугивал ее сексом. И что бы произошло, не уйди она? Неужели он действительно занялся бы с ней любовью?

О, Боже, она уже даже не была рядом с ним, но от одной этой мысли у нее подгибались колени.


ГЛАВА 23

Натан ушел из кладовой, пока не разнес ее. Что, черт возьми, с ним было не так, почему он отпустил ее? Она не сопротивлялась бы, если бы он взял её прямо там. Он видел это в ее глазах. После этого женщины всегда становятся мягче, дружелюбнее, доверчивее. Что ему как раз и было нужно. То, что он злился на себя из-за того, что отпустил ее, указывало на то, каким он становился дураком из-за нее.

Но более трезвой была мысль о том, что ему нужно держаться от нее подальше. У него это получалось. Он знал, что она принесет ему множество проблем, даже до того, как ее отец убедил его в этом. Однако он все равно не мог выкинуть ее из головы, поймал себя на том, что думает о ней постоянно. Он действительно ее желал. Этого нельзя было отрицать. Только он не мог получить ее, и ему нужно было постоянно держать этот факт в уме.

Им нельзя больше оставаться наедине. Сегодняшний день доказал, что когда они одни, он не может держать руки при себе. Единственный способ сделать так, чтобы она перестала его искушать, это рассказать ей правду, которой она добивалась, чтобы она перестала искать встреч с ним. Поэтому он пошел на палубу, где ожидал ее увидеть. Она была там, выглядела спокойной и собранной. В отличие от него, поэтому он решил пока к ней не подходить и перешел на корму, достав лишнюю подзорную трубу, которую Арти нашел для него. Первый помощник тоже был там и был занят тем же.

Вчера Натан видел, как капитан также осматривал океан в трубу. Но Джеймс не упоминал о корабле, который их преследовал в ту ночь, когда исчез прячущийся у них человек, и с тех пор его не было видно. Но удивил Натана, поделившись другой информацией:

- На борту есть янки, зовут его Бойд Андерсон, возможно ты захочешь поговорить с ним. Он каждое плавание лежит несколько недель с морской болезнью, поэтому ты его еще и не видел. Но после того как мы причалим, он может направить тебя к людям, с которые тебе стоит обсудить свой план. Может, это сэкономит твоё время.

- Спасибо, Капитан.

- Не стоит. Некоторые янки иногда оказываются полезными. Боже мой, мне надо прикусить язык.

И после этого странного заявления он ушёл.

Теперь Арти опустил свою трубу и, заметив Натана, спросил:

- Ты тоже ищешь их, приятель?

- Мной движет любопытство.

Арти кивнул.

- Больше не показывались. Или они получили то, что хотели и сдались, или они просто знают, куда направляется «Дева Джордж», поэтому им не надо держать нас в поле видимости.

Потом он пробормотал:

- Вот раньше мы бы обошли их сзади и взяли на абордаж, а может потопили бы их.

- Правда?

Первый помощник закрыл рот и отошел, очевидно, не собираясь дальше пояснять. Или же понял, что ему не следовало этого говорить. Натан повернулся, чтобы продолжить тему, но вместо него увидел Джудит. Она на него не смотрела, а наблюдала за поединком на шпагах между своими кузенами на главной палубе. Она стояла, прислонившись спиной к перилам, со скрещенными руками, ее медно-золотистые локоны, растрепанные ветром, рассыпались по плечам и спине. Она была так поглощена схваткой, что, возможно, даже не увидела, как он поднялся на палубу. Он мог все так и оставить, если бы его ноги не действовали сами по себе. Он остановился в двух шагах от нее и пару минут наблюдал за фехтовальщиками. Сразу же стало понятно, что Жаклин Мэлори не просто развлекалась, она на самом деле знала, как пользоваться тонкой рапирой, которая была у нее в руке. Атаки и финты, быстрая реакция, она давала Эндресси мало шансов сделать что-либо, кроме как защищаться.

Не веря своим глазам, Натан спросил:

- Какие же учителя были у вас, девушки?

- Обычные.

- Обычные для кого? Для пиратов?

Джудит расхохоталась. Он взглянул на нее.

- Что в этом смешного?

- Вам нужно знать детали, - ответила она, улыбаясь. - Так скажите мне, когда Вы были ребенком, кем Вы хотели стать, когда вырастите?

- Это вопрос с подвохом, которого мне стоит опасаться?

- Нет, но когда Джек загадывала, кем хочет стать, она решила, что хочет быть пираткой. Конечно, она выросла из этого. К счастью.

- Вы уверены?

- Да, вполне.

- Однако, похоже, что она добилась мастерства, по крайней мере, в одном из навыков, нужных для этой работы.

Джудит хихикнула.

- Я знаю.

- А Вы?

- Боже мой, нет. У нас были одни и те же учителя, так как мы живем достаточно близко. Мы просто чередовали недели и предметы, одна неделя у меня дома для литературы, географии, иностранных языков, и следующая неделя у нее дома для истории, математики, даже основ политики, потом снова у меня дома, и так далее. У нас были различия только в нашем личном расписании. Ее интересовало фехтование, бокс и меткая стрельба, и всему этому ее отец был счастлив ее обучить. Меня интересовало вышивание и обучение на различных музыкальных инструментах. А что насчет Вас?

- Основы общего образования, которые преподавались в местной церкви. Но я не могу поверить, что она занималась боксом. В этом нет смысла, так как вряд ли она когда-либо сможет применять эти навыки.

Он увидел улыбку на лице Джудит, которую она не подарила ему, потому что не хотела смотреть на него лишний раз. Потом она призналась:

- Я бы с Вами согласилась, если бы не видела ее на ринге со старшим братом. Джереми умело обращается с кулаками. Он, как молодая версия моего отца, но Джек все еще в состоянии победить его. Скорость и несколько ловких трюков могут противостоять размерам и мускулам. - Джудит рассмеялась. - Конечно, это сработало только один раз. Второй раз Джереми не поддался на её уловки.

Джек может и была на несколько сантиметров выше, чем Джуди, но Натан все еще не мог представить того, что она только что описала. Так что он спросил себя – удается ли Джудит врать так же хорошо, как и ему? Или она просто преувеличивает? Она по-прежнему не смотрела на него. Не доверяет себе? Он начал ухмыляться, но в итоге застонал. Он должен перестать думать о том, что её влечет к нему так же, как его к ней. Это даже могло бы быть простой уловкой с её стороны, чтобы заставить его согласится с её подозрениями насчет него. И почему он не подумал об этом раньше?

Молодая женщина, элегантно одетая в зеленый бархатный плащ с капюшоном, который без сомнения носила, чтобы защитить прическу от ветра, появилась на палубе.

- Ваша тетя Джордж?

- Да, - ответила Джудит.

Отметив безмятежное выражение лица женщины, когда она посмотрела вокруг, он сказал:

- Она не противится выходкам дочери?

- Вы что, действительно думаете, что она могла не знать об уроках Джек? Конечно, она не возражает. Она гордится всеми достижениями Джек, ведь она не направит пистолет на своего партнера по вальсу… Говоря об этом, Вы знаете, как вальсировать?

Пораженный этим вопросом, он быстро повернулся, чтобы посмотреть на нее и увидел, что она все еще не смотрела на него. Это начинало раздражать его.

- Зачем мне это? Если Вы собираетесь танцевать, это должно быть весело.

- Вы думаете, что вальс – это не весело?

- Конечно, нет. Это то, что вы, аристократы, делаете, чтобы убедиться, что не потеете. Я видел это. Там нет ничего веселого.

- Вы не будете думать так после того, как я научу Вас. Мы будем проводить урок здесь, на палубе.

Он фыркнул.

- Даже и не думайте, черт возьми.

- Но там будете не только Вы. Кроме нас с Джек участвует и несколько других моряков, так что это будет просто, как будто мы только развлекаем себя, чтобы развеять скуку в плаванье.

- Делайте то, что Вам нравится, но Вы можете не рассчитывать на меня для ерунды вроде этой.

- Наоборот, я прихвачу свою бальную карточку и научу Вас некоторым манерам, например, как обращаться с леди. Мы просто собираемся начать с вальса.

- Почему? После того, как я сойду с этого корабля, я больше никогда не окажусь рядом с дамой снова, так что Ваши уроки – бессмысленны. И, кроме того, разве Вы думаете, что я не знаю, что леди никогда бы не осталась наедине с мужчиной? Её должен сопровождать кто-то все время. Может быть, это Вы нуждаетесь в некоторых уроках, дорогая.

- Наши обстоятельства необычные. Или Вы бы предпочли, чтобы я задавала свои вопросы перед аудиторией?

- У Вас отлично получается делать вид, что я невидим прямо сейчас, не так ли? Мы говорим и мы не одиноки. Если так и продолжать, я не буду думать, что Вы выискиваете меня по какой-то другой причине…

- Прекратите! - перебила она, шипя. - То, что Вы говорите – не уместно, и Вы это знаете.

Он усмехнулся.

- Но мне не кажется, что мы должны быть одни, чтобы говорить это. Или Вы хотели бы, чтобы я ушел, пока кто-то не подойдёт? Компаньонка, может быть? Или еще кто-то?

Ему, наверное, не стоит ставить ее на место вот так. Она, вероятно, сейчас залилась румянцем, но она слишком непредсказуема и вполне может ответить ему достойно.

- Я не предлагала начинать уроки по правильному этикету немедленно, - сухо сказала она. - На самом деле, прямо сейчас Вы собираетесь рассказать мне, почему Вы были так грустны в ту ночь, когда я подумала, что Вы призрак.

- Мы вернулись к этому?

- Да, и на этот раз Вы ответите.


ГЛАВА 24

- Ответьте мне, - потребовала Джудит, ведь Натан просто стоял, не говоря ни слова.

Но вместо ответа он сказал:

- Интересно, почему Арти и Генри спорят все время?

- Вы меняете тему? - недоверчиво сказала она. - В самом деле?

- Да.

Раздраженная, она проследила за его взглядом.

- Вы не были на корабле достаточно долго, чтобы знать, но эти двое всегда спорят о чем-то. Это ничего не значит. Они на самом деле друзья. Вы, наверное, не в курсе, но они не только первые помощники на «Деве Джордж», а ещё и дворецкие дяди Джеймса в его лондонском доме. Да, они и эту работу разделяют. Они – лучшие друзья, хотя время от времени, как сейчас, кажется, что все по-другому. Когда дядя перестал плавать, они тоже сошли на берег.

- Он плавал регулярно?

- Когда был молод – да, около десяти лет. Но, как я уже говорила, Арти и Генри ушли вместе с ним и стали его дворецкими.

- Двое дворецких? Разве это нормально?

- Совсем не нормально. Но мой дядя Джеймс не конформист. Арти и Генри думали, кто же будет первым помощником на этом корабле, но потом решили просто поделить эту работу тоже. Сейчас…

Натан перебил:

- Капитан был пиратом, не так ли?

Она ахнула.

- Как Вы пришли к такому нелепому заключению?

- Я слышал, как Арти рассказывал о том, что когда-то они просто топили корабли. И Вы признали, что Ваша кузина стремился быть похожей на своего отца.

- Я не сказала ничего подобного! Не пытайтесь переворачивать мои слова!

Она не могла поверить, что он догадался. Но это строжайшая семейная тайна и таковой она и останется. В свои дни Джеймс был капитаном Хоуком4, пиратом-джентльменом, как кузина Регина любила говорить. Но с этим покончено. Он даже сфальсифицировал смерть Хоука, когда, наконец, вернулся в Англию, чтобы помирится со своими братьями, хотя старая стычка с пиратом Лакроссом наводила на мысль о том, что некоторое из его «дружков молодости» знают, что Джеймс все еще жив и здоров. Но Натану она не собиралась рассказывать этого.

Она потребовала:

- Почему Вы подумали о пиратстве, а не о флоте, например? Да, конечно, контрабандист бы так и подумал.

- Можно на полтона потише.

- Тогда не говорите вещи, которые могут меня разозлить. Если Вы хотите знать что-то о моем дяде, спросите его сами, если, конечно, осмелитесь. Но сначала Вы ответите мне. Почему Вы грустили той ночью, когда мы впервые встретились?

Он вздохнул.

- Я и не был грустным. Разочарован, да. Даже немного зол. Моя бабушка по линии матери умерла. Я не знал ее хорошо, даже не видел с тех пор, как вырос. Она одна жила в Лондоне, а мы с родителями в Корнуолле. Мой отец с ней не ладил, и когда мать умерла, она не хотела иметь с ним ничего общего. Так что я сильно удивился, когда ее поверенный нашел меня и «вручил» ее имущество.

- Вы говорите, что тот дом действительно Ваш?!

- Я же сказал. Еще тогда, когда Вы были ребенком. И если бы я был там в ту ночь, когда Вы повторно вторглись туда, то я повторил бы это снова и просто приказал убираться вон.

- И мне что, поверить Вам сейчас? У Вас был шанс рассказать мне обо всем. Но Вы не сделали этого. Значит это не правда.

- Это не дом, это развалюха.

- Но там много земли. Мой кузен Дерек заплатит за нее Вам огромные деньги. Вам хватит до конца жизни.

- Возможно, я не хочу продавать его.

- Может потому, что он не Ваш!

Внезапно он поднял бровь.

- Почему Вы разозлились, дорогая? Потому, что во второй раз Вы нашли какого-то бродягу, а хотели увидеть меня? Вы злы из-за того, что я не Ваш призрак?

Она чуть не крикнула на него, но быстро глубоко вдохнула вместо этого. Она даже не была уверена, почему так разозлилась. Только потому, что он не подтвердил прежде, что он связан с Милдред Уинсток, которая была аристократкой по рождению?

Но он не ждал, что она ему ответит. Он продолжал, пожав плечами:

- Мне что, гордиться или хвастаться, что у меня есть дом, который разваливается?

- Вы не знали о его состоянии до того, как увидели все сами, не так ли? - догадалась она.

Он прямо-таки гаркнул, короткий горький смешок, прежде чем сказал:

- Нет, я на самом деле отправился туда, чтобы поселиться. Сразу после ссоры с отцом, о которой я уже рассказывал.

- Которая привела к тому, что Вы покинули Корнуолл? Но Вы не говорили, что поссорились.

- Я бы не хотел говорить об этом. Это болезненная тема, ведь я никогда так и не увидел отца снова, прежде чем он умер.

Это была правда, или он просто снова уклоняется от ответа? Она посмотрела на него, чтобы проверить выражение его лица и отвлеклась на то, как он красив. Он сейчас не носил бандану, а солнце сияло ярко. Его волосы выглядели чисто белыми. Ветер растрепал их в разные стороны по его лицу, но он, казалось, не замечал этого. Что-то в выражении его лица – злость, или тоска, заставило ее, наконец, сказать:

- Мне очень жаль.

- Мне тоже. В то время, я был достаточно зол, чтобы порвать с ним и жить сам по себе. Но только потому, что я думал, что моя бабушка оставила мне возможность сделать это. Злая шутка судьбы, как оказалось.

- Конечно, не намеренно.

- Нет, я сомневаюсь, что она когда-либо была в этом доме. Она не понимала, что не оставляет мне ничего, кроме руин. Он принадлежал бабушке моей бабушки, но, как и моя мама, бабушка родилась в Лондоне, выросла в Лондоне, и никогда не покидал столицу. Это было, вероятно, просто оправданием, почему моя бабушка никогда не приезжала к нам в гости в Корнуолл. Лучше бы она все рассказала мне – ну, то, что ненавидела отца.

Джудит склонялась к тому, что это правда. Хотя ей, наверное, не следовало, верить ему. Он мог говорить это, чтобы вызвать её сочувствие. Он не признался, что владеет домом, когда они разговаривали на корабле в первый раз. Прежде он тоже не вспоминал этого. И тогда она поняла, что может легко проверить это.

- А как имя Вашей бабушки?

- Не важно.

- Вообще-то, важно. Я знаю, кто был последним владельцем. А если Вы не знаете…

Он посмотрел на нее и заявил:

- Вы со всеми так подозрительны?

- Только с контрабандистами, - быстро ответила Джудит. - И я заметила, что Вы ещё не назвали имя.

Он хмыкнул.

- Милдред Уинсток. А теперь отвечайте Вы. Откуда Вы знаете мою бабушку?

Она удивилась тому, что ей настолько полегчало – он говорил ей правду. Теперь их встречи в Хэмпшире были понятны. То, что он владел домом, объясняло замок на двери и его слова о том, что он знает дом лучше. Джудит поняла даже присутствие той маленькой кровати. Она не понимала одного: почему он приказал не рассказывать никому о том, что она видела его. А также, почему он приставал к ней. Ведь так не ведет себя истинный хозяин дома. Или почему он не хотел, чтобы она зажгла фонарь. Поэтому, как бы она не старалась – все указывало на его незаконные деяния.

- Я не знала Вашей бабушки, - объяснила Джудит. - Мой кузен Дерек искал последнего владельца дома, чтобы купить его.

- Зачем?

Она не хотела раскрывать ему глаза на истинное положение вещей, но он должен понимать, что его дом – настоящая катастрофа, что стоит рядом с огромным герцогским особняком. Поэтому она постаралась смягчить свои слова:

- Он хотел использовать землю, на которой он построен.

- Но на ней все еще стоит мой дом.

- Едва ли.

- Я знаю лучше Вас, в каких условиях находится этот дом, но я не продам его ради того, чтобы Ваш кузен снес его. Это единственное, что у меня осталось от маминых родственников.

Она пыталась говорить весело и предложила:

- Тогда отремонтируйте его.

- А я и собираюсь.

- В самом деле?

- Почему Вас это удивляет? Это единственная причина, почему я учился мастерству плотника.

Ее глаза расширились. Дерек, вероятно, пожертвует все, что нужно Натану, чтобы улучшить задний вид своего дома.

- У Вас было пять лет, чтобы начать. Если дело в материалах…

- Сначала так и было, но не сейчас. Я накопил денег и припрятал материалы в скрытой комнате, чтобы никто не украл их. Я просто не торопился, начать большой ремонт. Правда, немного отремонтировал крышу, укрыл плиткой. Я мог бы купить вместо нее шифер, но когда-то там был плитка.

- Вы хотите восстановить глиняную плитку?

Он кивнул.

- То, что от нее осталось. Просто я не понимал, насколько глина – дорогой материал. И не ожидал, что это поездка меня задержит.

- Что подтолкнуло Вас отремонтировать дом?

- Я больше не один.

Ее глаза вспыхнули.

- У Вас есть жена!?

Он рассмеялся. На них посмотрели Джорджина и Джек. Джек даже поскользнулась из-за этого, давая Эндресси его первый шанс перейти в наступление, отчего Джек сильно расстроилась.

Натан тоже это заметил и неловко сказал:

- Я должен уйти.

- То, что Вы должны были сделать, так это сказать мне, что женаты, прежде чем целовать меня! - яростно выпалила Джудит. - Я презираю неверных мужей!

Он поднял бровь, но только на короткое время. Он опять посмотрел на палубу – на них и так уже все обратили внимание, и промолвил:

- Вы ревнуете?

- Ни в коем случае!

- Тогда не кричите на меня и посмотрите в сторону, - предупредил он, но потом вдруг зашипел. - Черт возьми! Встретимся вечером наверху, и я объясню, что Вы ошибаетесь. Но я не останусь здесь.

Это были Джеймс и Энтони. Они только появились на палубе и стояли сейчас с Джорджиной по обе стороны от нее. Но они не смотрели на бой между Джек и Эндресси. Они смотрели прямо на Джудит и Натана.


ГЛАВА 25

Натан все же, образно выражаясь, покинул корабль, снова спустившись вниз. Джудит не могла сделать то же самое, если она собиралась затушить огонь, пока не разгорелся пожар. Если кто-нибудь и порвет Натана на клочки за то, что он женат, то это будет она, а не ее отец. Поэтому она натянула на лицо широкую улыбку, помахала отцу и присоединилась к нему на квартердеке. И хорошенько упрятала свою ярость.

Ее отец не стал так делать. Он хмурился все время, даже когда она обняла его за плечи.

- Что ты делала с тем парнем?

- Спорила, стоит ли выбрасывать его за борт.

- Если он тебя оскорбил, я его убью.

Она закатила глаза.

- Ты говоришь это о каждом мужчине, с которым я разговариваю. Но я пошутила, так что у тебя нет нужды убивать кого-либо в этом плавании. Он просто был шокирован демонстрацией фехтовального мастерства Джек. Я всего лишь объясняла, как и почему она этому научилась.

- Не его чертово дело.

- Я думала, мы договорились, что ты не будешь ненавидеть каждого мужчину, которого я встречу. Мама меня даже уверила в этом.

Это было ее козырем и, похоже, подействовало. Энтони немного расслабился, даже усмехнулся. Но Джорджина, услышав их, заметила:

- А он довольно симпатичный парень, не правда ли?

- А ты почему это заметила, Джордж? - спросил Джеймс.

Джорджина рассмеялась.

- Мне что, притворяться слепой?

Джудит вмешалась.

- Симпатичный, но без манер. Однако, довольно интересный.

Энтони взглянул поверх головы Джорджины на своего брата и сказал:

- Вот черт, Джеймс, ты всем рассказал о его необычном задании?

- Только тебе, старик, - сказал Джеймс, затем начал все рассказывать жене.

Энтони уставился на Дуждит с высоты своего роста и потребовал:

- И как же ты об этом узнала?

Она не стала этого отрицать.

- Ты думаешь, его цель найти воров, крадущих корабли, единственное, что может в нем заинтересовать? Да, я с ним говорила до сегодняшнего дня, вот тогда я и узнала, что ему принадлежит тот большой старый дом позади поместья Райтонов. Ты же знаешь его историю, правда?

- Не думаю.

- Я знаю, - вставила Джорджина. - Он был построен для любовницы старого герцога, не так ли, и предоставлен ей как приманка... Эээ, то есть, это была взятка?

- Стимул, да, - согласилась Дуждит. - Она была дамой благородного происхождения и вдовой, но герцог хотел, чтобы она жила не в Лондоне, а ближе к нему, когда познакомился с ней и влюбился. Дерек все это выяснил, когда пытался купить эту собственность. Мистер Тремейн праправнук той женщины.

- Так он благородного происхождения?

- Не имеет значения, - настойчиво пробормотал Энтони.

- Конечно, имеет, - сказала Джорджина, подмигивая Джудит. - Привлекательный капитан и достойный внимания землевладелец, возможно, тебе стоит позволить событиям развиваться своим ходом, Тони.

На что Энтони рыкнул:

- Джеймс, будь добр, попроси Джордж не лезть не в свое дело.

Джеймс только рассмеялся. Джудит быстро взглянула на «воронье гнездо», находящееся так высоко в снастях. К нему были прикреплены несколько веревочных лестниц, однако она не собиралась лезть туда этой ночью. На самом деле, ей было все равно, увидит ли она еще Натана Тремейна. Но она хотела, чтобы это было ее решением, а не ее отца.

Так что пока он не предупредил ее держаться подальше, она ему сказала:

- Я просто скучаю, а он интересен, и все. Я не как Джек, которая умудряется найти дюжину способов повеселиться на корабле: держать курс, карабкаться по снастям, даже фехтовать.

- Я не обращал на тебя внимания, куколка? - обеспокоенно спросил Энтони.

Она улыбнулась.

- Нет, конечно, нет. И ты не должен меня развлекать. Тебе редко удается наедине побыть с Кети, как сейчас, пока Бойд болеет. Я понимаю.

- Это не означает, что ты не можешь к нам присоединиться, когда Джек не с тобой.

Она хихикнула, напоминая ему:

- И как ты думаешь, часто такое бывает?

Энтони закатил глаза.

В этот момент к ним подскочила Джек. Запыхавшись, он взяла Джудит под руку и потащила ее прочь, прокричав назад:

- Пора переодеваться к ужину!

Было, правда еще рановато, но никто не протестовал, так как Джек, очевидно, требовалась ванная после ее упражнений. Но как только они оказались вне зоны слышимости, Джек спросила:

- Я тебя спасла? Скажи, что спасла!

- Возможно. По крайней мере, папа пока еще не дошел до того, чтобы запретить мне снова разговаривать с Натаном.

- Как бы он ни старался, ты не можешь позволять ему не считаться с твоим мнением, Джуди. Мы с тобой точно окажемся когда-нибудь в одной лодке, поэтому нам надо держаться вместе.

- Я знаю.

Но Джудит внезапно поняла, слишком поздно, что, пытаясь объяснить Энтони, почему Натан может быть ей интересен не в романтическом плане, она нарушила условия своей сделки с ним. Ну, не совсем, если Джек не слышала, что он владелец старого дома и не догадалась, что Натан их экс-призрак. Но ей, наверное, следует предупредить Натана. Нет, черта с два она это сделает! Так же, как он не предупредил ее о том, что женат?

Все еще кипя от негодования по этому поводу, она была недовольна, когда Джек сказала:

- Я так рада за тебя. Он чрезвычайно хорош собой, правда?

- Да.

- И смел. Погоня за украденным кораблем будет опасной.

- Да.

- Может не ограничивать свои ответы всего лишь «да».

- Он собирается поставить власти в известность, так что у него будет помощь. Это, возможно, совсем не будет опасным.

- Или он может не вернуться живым.

- Джек!

- Уже о нем беспокоишься? Похоже, он тебе больше, чем нравится, - поддразнила Джек.

- Нет, и нет, на самом деле, он должен кое-что объяснить, - ответила Джудит. - Мой с ним разговор прервался, когда наши отцы поднялись на палубу, так что я собираюсь встретиться с Натаном после ужина, чтобы закончить его.

- Что объяснить?

- Я скажу тебе потом. Не хочу, чтобы ты бегала за ним с рапирой в руке.

- Жаклин приподняла бровь.

- Звучит так, как будто ты и сама уже об этом думала. Ты на самом деле на него злишься, да?

- Немного. Ну ладно, сильно. Но не пытайся выпытать это у меня, когда все это может оказаться просто недопониманием. Я не хочу, чтобы у тебя было неверное впечатление, основанное на предположении.

- Как у тебя? - догадалась Джек. - Боже мой, если ты так чувствительна из-за таких пустяков, то ты точно влюбилась. По крайней мере, признай это.

Джудит не признала, но отсутствие ответа убедило Джек в том, что она права, так что, по крайней мере, она не обидится, что ей не сказали сразу.

И, по крайней мере, Натана не упоминали той ночью за ужином. Но за это стоит поблагодарить Бойда. Наконец-то появившись, янки снова был здоров и, следовательно, стал законной добычей Джеймса и Энтони. Бойд был не только шурином Джеймса, но еще и зятем Энтони, так что, из всех Андерсонов, он вдвойне укрепился в их семье. Что совсем не останавливало их от того, чтобы немилосердно его подначивать за ужином по поводу его морской болезни.

- Если тебе нужна еще неделька в постели, янки, можешь не беспокоиться, мы замечательно обойдемся без тебя, - сказал Джеймс. - Даже не заметим твоего отсутствия.

Раньше Бойд чрезвычайно смущался из-за своей болезни, это владелец корабля и с морской-то болезнью! Но он так привык быть предметов шуток Мэлори, что уже воспринимал это спокойно, следуя примеру своего брата Уоррена, который тоже попадал под обстрел от этих двоих, и либо смеялся вместе с ними, либо игнорировал их. Это, как правило, работало.

Но Джеймс сегодня отступил по другой причине. Эндресси слишком открыто флиртовал с Жаклин, делая комплименты всему, начиная с ее причёски и платья (Нэтти сегодня выиграла), и заканчивая ее мастерством владения рапирой. Джек это веселило. Джеймса нет.

Хотя леди и могли подумать, что Эндресси был довольно смелым в своем стремлении защитить семью во время происшествия со спрятавшимся у них безбилетником, даже если он и неправильно отнесся к ситуации, Джеймс не собирался забывать, что именно вмешательство Эндресси дало тому человеку возможность скрыться.

Джудит знала, что у дяди и раньше были сомнения по поводу Эндресси, но после того как из-за него он упустил шанс получить ответы, пусть это было и не специально, Джеймс вряд ли оттает по отношению к их новому кузену.

Но Джудит недолго об этом думала, так как ее встреча с Натаном стремительно приближалась. Она даже не задумывалась над тем, почему тот факт, что он женат, был для нее более серьезным преступлением, чем контрабанда. Но немного погодя она заберется в «воронье гнездо» и узнает, что он может сказать по этому поводу.


ГЛАВА 26

Джудит надела бриджи и заплела волосы в косу, чтобы они не мешали ей. Но не обулась – решила, что босяком легче взбираться по лестнице. Однако, подойдя к ней, не решалась ступить и шага вверх. Ей и смотреть не нужно было, чтобы знать – это слишком высоко. Ответы того стоят? Лестница не деревянная, и все время качалась туда-сюда.

Она отступила и решила не испытывать судьбу, но увидела Натана, который спускался. Он быстро прыгнул на палубу. Понятно, почему лестница двигалась.

- Не думал, что Вы все-таки решитесь прийти сюда и взобраться наверх, дорогая.

Ей полегчало, что он уже внизу.

- Но Вы уже здесь, так что…

- Давайте, - сказал он.

Он взял ее руки и положил на лестницу, а сам оказался позади нее. Он находился так близко, что ей ничего не оставалось, как только взобраться вверх.

- Я сегодня смотрящий. А отсюда я не смогу исполнять свои обязанности.

Она обернулась.

- Тогда зачем Вы спустились?

- Вы что, действительно подумали, что я позволю Вам подниматься туда одной?

Вообще-то, да. Он бы даже не знал, что она здесь, пока она не поднялась бы наверх. Но, наверное, он высматривал, не идет ли она.

Он добавил:

- И упустить шанс стать Вашим героем, поймав Вас в свои объятия, если Вы упадете?

Опять дразнится. Ей стало интересно, был ли он смущен, показывая ей свою «рыцарскую» сторону. Затем девушка начала подниматься, но не слишком нервничала, ведь он страховал её, взбираясь позади. И он не дотрагивался до нее, вероятно, боялся, что это может напугать Джудит, и она поскользнется. Только когда они добрались до вороньего гнезда, он подтолкнул ее внутрь.

Помещение чем-то напоминало большую ванну. Некоторые гнезда были просто плоскими платформами, другие были сделаны из кольцевых железных ободьев. Это же было сделано из деревины и имело округлую форму.

- Я вызвался караулить здесь еще до нашего разговора, иначе я не посмел бы заставить Вас пройти через такое испытание лестницей.

Она встала и выдохнула – какой прекрасный вид!

- О, Боже.

Сегодня вечером полную луну над горизонтом отсюда было видно намного лучше, и она был невероятно красивой. Она была большой, а с отражением в воде – просто захватывающей, даже романтичной. Джудит быстро отбросила мысли о романтике и обратилась к Натану, но он по-прежнему смотрел на луну.

- Вот почему я добровольно согласился на этот пост, это же не входит в мои обязанности.

- А если бы сегодня были тучи?

Он повернулся к ней, прежде чем ответить:

- Это того стоило бы в любом случае.

Она почувствовала, как по телу разливается тепло. Но Джудит не позволит ему отвлечь себя флиртом, если таковы его планы.

- Вы мне хотели что-то рассказать?

- Что я не женат? Нет, не женат и не планирую. Не понимаю, как Вы пришли к такому заключению.

- Потому что «я больше не один» означает семью, более того – то, что Вы лишь недавно обзавелись ею, нашли невесту.

- Не всегда и не в моем случае. Моя сестра и ее муж погибли в прошлом году. У них было две дочери, и его семья отказалась заботиться о них, поэтому воспитывать их буду я.

Впервые он не увиливал от ответа, но она не ожидала именно такого. А тот факт, что он не женат, принес ей несказанное облегчение. С чего бы это?

- Сколько лет Вашим племянницам?

- Клариссе - семь, Эбби - девять. Они – единственная семья, что у меня осталась, и я хочу подарить им настоящий дом как можно скорее. Сейчас о них заботится одна семейная пара. Возможно, Вы даже их знаете, - он рассказал, где сейчас находились девочки и добавил. - Какая ирония, что они в доме, который принадлежит Вашему дядюшке.

- Дядя Джеймс купил ту землю лишь для того, чтобы его корабль находился там, а не на лондонских доках, но нет, я не знакома с арендаторами дома. И почему Вы не упоминали о племянницах прежде?

- Мои обязанности – не Ваша забота. Кроме того, в вашем воображении Вы уже разрисовали меня только в чёрных красках.

Она ответила:

- Пока я не увидела в Вас никаких оттенков серого5. То, что Вы не прекратили быть контрабандистом, после того, как приняли опеку над девочками – недопустимо.

Она ждала, что он возразит, но нет – он не промолвил и слова. Он смотрел на луну, а она очень сильно пожалела, что обвинила его, не зная всех деталей.

А у него могли быть веские причины на незаконные деяния. Обязательства, долги… Или он зарабатывал деньги на материалы для старого особняка. Или ему просто нравилась опасность и азарт, который давали занятия контрабандой, ведь если бы его поймали, то арестовали бы. И она просто-напросто не могла злиться, после того, как он сказал, что не женат. Если это правда. Боже, она сможет ему поверить хоть раз, не думая о том, что это ложь?

- Я не собираюсь извиняться, - заявила она.

- Конечно, нет. Аристократы никогда не извиняются.

- Думаете, что это оправдывает Вас?

Он не понял.

- Что?

- Вы из знатного рода. Если думаете, что это позволяет Вам стоять выше закона…

Его смех был настоящим.

- Третий сын третьего сына. Никто и не помнит того лорда, что был в нашей семье. Я не знатен, дорогая, и не хочу таковым стать. Называйте меня мерзавцем, но никогда, слышите, никогда не называйте меня аристократом.

- Вообще-то у Вас нет выбора. Семью не выбирают.

Он хмыкнул.

- Если не помнишь своих предков, не знаешь их имен – они не считаются.

- Записи все помнят. Их имена хранятся в документах, Вы просто не смотрели.

- Возможно, я и не хочу смотреть.

- Вот так Вы исполняете обязанности нашего Договора?

- Это мое личное мнение.

- Ну, если Вы начали нарушать правила Договора, то знайте, я рассказала семье об особняке. То, что Вы – его владелец, но не то, что мы встречались там. Джек не знает ничего, так что она не сможет провести параллели между Вами, призраком и контрабандистом.

- А если она узнает, то все поймет?

Джудит поморщилась.

- Наверное.

- Вы не умеете хранить тайны, так ведь?

Он не злился. Хуже. Он разочаровался в ней.

Ей стало холодно, и она укрылась от ветра, сев на пол вороньего гнезда. Но все равно видела большую луну. И силуэт Натана, освещаемый её светом.

- Я не нарочно. И что плохого в том, что теперь мой папа, дядя и тетя знают, что Вы – владелец того дома?

Она не видела его лица, луна сияла слишком ярко позади него, когда он повернулся к ней. Натан сел около нее и сказал:

- Я не хочу, чтобы Ваша семья считала меня ровней. Это не так. Я не дружу с аристократами.

- Вам, наверное, очень трудно общаться со мной.

- Нет. Вы, дорогая, приятное исключение.

Ей полегчало. Еще бы! После того, что он только что сказал. Они сидели так близко, что Джудит чувствовала тепло, исходящее от него, но они не касались друг друга. Она задыхалась и нервничала: они тут одни, а он настолько непредсказуем. Чтобы отвлечь себя и его, она сказала:

- Расскажите больше о своих племянницах. Какие они?

Она увидела тень улыбки, когда он ответил:

- Кларисса – жизнерадостная и ласковая. Она похожа на мою сестру со своими светлыми волосами. Эбби – темная блондинка, и более сдержанная. Леди, все-таки. Но обе девушки любят ленточки и всегда просят меня привезти им несколько. Повернитесь.

Она не была уверена, почему беспрекословно выполнила то, что он просил, возможно, потому, что она наслаждалась его словами о племянницах. Он потянулся к ленточке на ее волосах, и ее коса начала расплетаться.

- Иногда девочки любят носить ленточку на этой стороне, - он наклонился вперед и поцеловал правую сторону головы Джудит. - В других случаях они предпочитают эту сторону, - он поцеловал другую сторону. - Но иногда они носят ленту вокруг своей шеи, как будто это ожерелье.

Она тихо ахнула, почувствовав, как его пальцы легко коснулись шеи, перед тем, как он поцеловал ее туда же. И поцелуй не был кратким, как тогда. Ощущение было настолько восхитительным, что она закрыла глаза и склонила голову в сторону, намекая на то, чтобы он продолжал.

- Я думал, что это последнее место, где мне захочется поцеловать Вас, - сказал он со вздохом. - Я был неправ.

Она широко открыла глаза, но он тут же посадил ее к себе на колени и завладел губами. Ее голова покоилась на его руке. Магия. И она поддалась ей, почувствовав желание. Желание. Она провела так много времени с ним, слишком часто глядя на его великолепное тело. В тот первый день в трюме, когда он был полуголый, он возбудил в ней желание сильнее, чем она думала. Тогда она не понимала его неуместных замечаний из-за своей неопытности. Она коснулась шеи одной рукой, а спины другой. Она сделала все это, не задумываясь, а его язык раздвинул ее губы для еще более страстного поцелуя. Они соприкасались все больше.

Он застонал. Она едва услышала это из-за биения своего сердца. Его рука ласкала ее бедра вокруг талии, провоцируя прилив теплых невероятных ощущений, которые она чувствовала слишком остро. Её штаны были настолько тонкие, что казалось их нет вообще. Поэтому ей тогда стало холодно. Но не сейчас. Сейчас было слишком жарко. Когда он дотронулся до её груди, она застонала от удовольствия, и волна невыносимой жары захлестнула ее. Он расстегнул ее рубашку, но ей было все равно. Все, о чём она могла думать – это как сжать его плечи еще сильнее.

Она целовала Натана с остервенением, и ее язык начал поединок с его. Обе его руки теперь нежно касались груди. Она чуть не вскрикнула, когда он пальцами коснулся сосков, дразня ее мягкими прикосновениями. Её тело вышло из-под контроля. Если она была способна на какую-либо мысль, то это была надежда на то, что эта ночь никогда не кончится.

- Вы – самая лучшая проблема, которая у меня когда-либо была, дорогая.

Его руки опять оказались на ее талии, и он начал целовать ее снова. Глубже. Более страстно. Она почувствовала, как он снимает с нее бриджи. Его руки коснулись ее кожи, и Джудит застонала от удовольствия.

Но она девственница, и такие действия шокировали ее невинные чувства. Она прервала поцелуй и испугано заглянула в его изумрудные глаза. Они не могли отвести взгляд друг от друга, и Джудит, наконец, поняла что это – близость с мужчиной. Он наклонился и слегка поцеловал ее в губы, застегнув её бриджи.

- Я не буду извиняться за то, что желаю Вас, но это не место для занятий любовью. Слишком холодно, и не достаточно мягко. Дайте мне время, и я помогу Вам спустится вниз по лестнице.

Она ничего не сказала, но не согласилась. Луна, что сияла так ярко, сделала это место идеальным для поцелуев и всего прочего. Джудит пожалела, что остановила его.


ГЛАВА 27

Нэтти как раз уходила из каюты Джудит, закончив помогать с ее утренним туалетом. Кэтрин пришла до того, как дверь закрылась, желтое бальное платье Джудит было переброшено через ее руку и, судя по всему, теперь красиво подшито. Нэтти пыталась сама завершить гардероб Джудит, но Нэтти МакДональд теперь видела не достаточно хорошо, чтобы делать такую тонкую работу, поэтому Джудит ее остановила и решила принять предложение Кэтрин о помощи с отделкой платьев. Кэтрин уже закончила три платья. Она каждый день проводила по нескольку часов в каюте Джудит, работая над ее гардеробом для выхода в свет. И Эндресси не преувеличил ее навыков и мастерства владения иголкой. У нее так хорошо получалось, что Джек даже подумывала попросить Кэтрин переделать ее бальные платья.

Вот уже несколько дней, как Кэтрин присоединилась к семье во время ужина в каюте Джеймса и, вероятно, продолжит обедать с ними на протяжении всего путешествия. Ее поведение было вежливым и приятным, так что не только Джудит подумала, что Эндресси преувеличил недостатки сводной сестрой, более того, намеренно выставил ее в плохом свете. Они верили в то, что когда-то она и бунтовала против нелюбимой семьи, это вполне понятно, но ее поведение показало, что она переросла это.

Джудит повернулась к Кэтрин и предложила:

- Почему бы Вам не присоединиться к нам на палубе прямо сейчас? Мы планируем провести несколько танцевальных уроков. Это будет весело.

- Вы уже умеете танцевать?

Джудит хихикнула.

- Конечно. Джек и я собираемся научить команду.

Кэтрин улыбнулась.

- Спасибо за предложение, но признаюсь, я не очень люблю танцы. Поистине, я счастлива лишь с иглой в руке, так что вы вперед, но без меня.

Джудит пожала плечами.

- Чувствуйте себя как дома здесь, или с Джорджиной. Она приглашала Вас к себе не раз.

- Да, я была у нее вчера, пока Ваш дядя не пришел. Он заставляет меня нервничать, и я не знаю, почему.

- Так говорите не только Вы. К нему просто нужно привыкнуть. Ладно, меня ждет Джек, так что я пошла.

Она не бежала, но хотела. Два дня прошло с тех пор, как она видела Натана. Он избегал ее, все время находясь с кем-то из ее семьи, так что она не могла поговорить с ним. Прошло достаточно времени, и она больше не стеснялась его после случившегося. Он спустил ее из вороньего гнезда на спине, не хотел, чтобы она поранила руки об веревки. Она не жаловалась, но Натан хорошо понимал, что случится, если она спустится сама.

По дороге вниз Натан, как всегда, насмехался:

- Я мечтал, чтобы Ваши ножки крепко обхватили меня, но наслаждался этим больше, когда мы сидели в гнезде.

Она могла бы ударил его, если бы руки не находились на его шее. Он явно не привык к обществу благовоспитанных девушек. Но, не видя его два дня, она тосковала по нему, и решила отправить для него записку с просьбой появится на палубе этим утром. Она не упомянула зачем, ведь он ясно дал понять, что не хотел учиться танцам.

Жаклин уже обучала там двух моряков напевать мелодию. Она позвала и других, и даже Арти вышел посмотреть, в чем дело. Джудит не хотела выделять Натана и Джек знала это. Количество моряков должно быть вполне подходящим для этого. Джудит рассмеялась, присоединяясь к ним, и спросила Джек:

- Думаешь, получится?

- Конечно! Кроме того, нет ни единого музыкального инструмента на борту, так что у нас нет другого выбора. Узнаешь песню?

Джудит ответила, напевая вместе с ними, пока тщательно осматривала палубу. Но не было никаких признаков появления Натана. Джек уже была готова к вальсу и схватила Джудит; она даже оделась в штаны так, чтобы не было бы никакой путаницы в том, кто «мужчина».

- Обратите внимание на положение рук, - сказала Жаклин своей аудитории. - И на расстояние, которое вы должны поддерживать от своего партнера.

Они потанцевали немного, прежде чем Джудит была вынуждена шепнуть:

- Ты должна была вести танец. Давай попробуем по-другому.

Джудит отпустила Джек, и, приведя руки в нужные позиции, стала кружиться вокруг своей оси. Она даже закрыла глаза на мгновение, воображая, что танцует с Натаном. Но сразу разозлилась, ведь он проигнорировал ее и не пришел.

Позади нее, Джек сказала:

- Арти, Вы видели достаточно танцев, чтобы понимать, как это делается. Покажите нам!

- Никогда, - начал упираться Арти.

Но Жаклин отрезала:

- Не заставляйте меня просить отца.

- Он не будет потакать Вам, - усмехнулся Арти.

- Конечно, будет.

Арти схватил за талию Джек и начал вертеть ее, хоть и с неохотой. Но Джек смеялась – ей было весело. Арти сделал то же самое через несколько мгновений. И тогда Джудит заметила Натана, который стоял на расстояния, скрестив руки на груди, прислоняясь к перилам. Она помахала ему, но он не сдвинулся с места. Если бы она могла подойти к нему! Джек тоже увидела его, быстро схватила и начала вальсировать с ним.

Джудит с радостью смотрела на них, но внезапно ее закружил в танце Эндресси. Он улыбался, но Джудит немного задел тот факт, что он не спросил разрешения сначала.

- Надо было сказать мне, что Вам нужен партнер, - заявил он, показывая, что нет особой разницы между английским и европейским вальсом.

- Мы не просто танцуем ради удовольствия, мы учим команду. Но если Вы уж здесь, то можно продемонстрировать всю красоту и элегантность вальса. Мой дядя и его жена – хорошая компания для Вас?

- Я наслаждаюсь игрой в карты, распространенной в Вашей стране. Ведь шахматы отпадают – Ваш отец слишком хороший игрок.

- Знаю, - улыбнулась она. - Это он меня научил.

- Научите, как можно победить его?

- Возможно позже. Я хотела бы спросить Вас про Кэтрин. Она очень хорошая и помогает нам. Совсем не такая, как Вы описывали.

- Я прошу прощения. Наверное, наши семейные недопонимания заставили меня отзываться так о ней. Она может быть очаровательной, если захочет. И я очень рад, что она показывает лишь свои лучшие качества во время плаванья.

Джудит промолчала, пытаясь прочитать хоть что-то на его лице. Она напомнила себе, что с самого начала была на их с Кэтрин стороне. В отличие от Джеймса и Джек. Поэтому сейчас она не хотела начинать сомневаться в них. Да и не было в чем сомневаться – объяснение Эндресси вполне правдоподобное.

Он продолжил:

- Я переживал, что от скуки она будет раздраженной. Но Вы так помогли нам, спасибо Вам! Она всегда успокаивается, когда шьет.

Джек отпустила Натана и схватила другого моряка. Натан не остался на палубе, он просто повернулся и ушел. Джудит перестала танцевать с Эндресси и сказала кузену:

- Благодарю за танец, но мне надо возвращаться к заданию. Скоро мужчин позовут работать.

Она думала, что остановит Натана, но нет. Он не сказал ей ни слова. Он выглядел раздраженным, более того – злым! Он что, ревнует? Ревнует?! К Эндресси? Она быстро схватила его руки, положив одну себе на талию, и предложила:

- Покажите, чему Вас научила Джек!

- Нет.

- Это все для Вас! Не разочаровывайте меня, - скомандовала Джудит, раздражаясь.

Он долго смотрел на нее, и она видела в его зеленых глазах, что он тает.

- Вы выглядели смешно, танцуя сама с собой.

Она чуть не рассмеялась.

- Я здесь не для того, чтобы впечатлить кого-то, я учу команду! И теперь, когда наши руки в правильных местах…

- Конечно не в правильных, дорогая. Я бы с удовольствием касался…

- Урок номер один, - начала Джудит. - Держите свои раскрепощенные мысли в своей голове, а не на языке.

Она начала танцевать, но он быстро взял на себя инициативу. Джудит удивилась: он что, делал это раньше?

- Если я наступлю Вам на ноги, Вы будете плакать?

- Это будет не впервые, но джентльмены обычно не носят такие тяжелые ботинки, так что постарайтесь не наступить.

Натан вернулся к своему предыдущему замечанию, сказав:

- Я думал, что мы должны быть честны друг с другом.

- Да, но давайте не обсуждать то, о чем могут беседовать лишь муж и жена.

- Так что, Вы говорите, что я должен жениться на Вас, и только тогда смогу высказывать свое мнение?

Он дразнил ее, и она решила подыграть.

- Вижу, мы поняли друг друга.

Он покачал головой.

- Ну, нет. Я лучше посмотрю на Ваш изумительный румянец.

- Вы – неисправим! Да, это так. Вальс позволяет культурную беседу. Культурную. Давайте посмотрим, сможете ли Вы одновременно танцевать и разговаривать.

Он усмехнулся.

- Мы это и делаем, разве нет?

- Ключевое слово здесь – «культурно».

- Очень хорошо. Что Вы хотите обсудить культурно?

- Что Вы будете делать с усадьбой после того, как отремонтируете дом?

Он поднял бровь.

- Значит, Вам можно пощекотать мне нервы?!

- Это не щекотливая тема.

- Для меня – да.

Она вздохнула, решив, что сейчас не время настаивать на своем вопросе, поэтому очень удивилась, когда он добавил:

- Я буду жить в нем с племянницами.

- А сами будете снова работать в качестве плотника в Саутгемптоне?

- Нет, там много земли. Я думал, что мог бы попробовать свои силы в сельском хозяйстве.

Она вздохнула, а ведь ее двоюродный брат Дерек не хотел бы фермы у себя на заднем дворе. Но она не очень-то верила Натану. Фермер? Она просто не могла его представить фермером. Конечно, человек его положения не обязан сам работать в поле. Фермеры нанимают работников. Но она была уверена, Натан не сделает этого. Поэтому предложила:

- Вы сказали, что там много земли. Почему бы Вам не построить несколько коттеджей? Их можно сдавать в аренду и иметь приличный доход.

Он удивился.

- Никогда не думал об этом.

Она усмехнулась.

- Видите, как я помогаю Вам? Хорошо, что Вы встретили меня.

Он фыркнул.

- Вы – сплошная проблема. И Вы потратили слишком много времени на то, чтобы учить меня тому, что я уже умею.

Она моргнула.

- Вальс? Но Вы говорили…

Он засмеялся, отпуская ее.

- Я быстро учусь, дорогая. Я все понял за несколько секунд.

- Избирательное учение, - хмыкнула она, когда он повернулся и зашагал прочь.


ГЛАВА 28

В конце третьей недели разговаривая с Корки Натан упомянул, что до того как они отплыли, путешествие не казалось ему таким уж долгим, но теперь оно затянулось. Как и Корки, он никогда не плавал так далеко от земли и так надолго. Пересечение Канала между Францией и Англией ничто, по сравнению с путешествием через Атлантику. Он и представить себе не мог, что это своего рода изоляция. Теперь же он это прекрасно понимал, и это было сродни адской пытке, учитывая присутствие на борту такой желанной женщины, как Джудит, которая никак не может оставить его в покое.

Она была опасна для него по многим причинам. Она заставила его открыться! Он не мог припомнить момента, когда рассказывал кому-либо так много о себе. Она заставила его хотеть для себя большего. Она заставила его желать, чтобы их материальные положения не были такими разными. Но хуже всего было осознание того, что он не может заставить себя не желать её.

Сейчас он ковырялся на палубе, предварительно убедившись, что Джутит там нет. Вот уже несколько дней он пытался найти Бойда Андерсона, чтобы поговорить с ним наедине, ведь он не хотел беспокоить его в каюте. И сегодня он наконец-то увидел его, не в одиночестве, но на палубе.

- Капитан предложил мне поговорить с Вами, мистер Андерсон, если у Вас есть несколько минут.

Женщина, которая была с Бойдом, сказала:

- Здесь слишком ветрено сегодня. Я лучше спущусь обратно к семье.

- У Вас прекрасная жена, - сказал Натан, когда они смотрели ей вслед.

Бойд повернулся к нему с улыбкой и ответил:

- Я знаю.

Затем его глаза обратились на Натана.

- Вы можете спрашивать меня о чём угодно, как только расскажите, что ползает кругами под вашей рубахой.

Натан рассмеялся и, вытащив котёнка, ответил:

- Он там спал.

- Вы же не собирались выкинуть его за борт? Кошки очень полезны на борту корабля.

- Не такого крошечного размера, как этот, но нет, я не собирался его выбрасывать. Я нашёл его разгуливающим по коридору. Пытался отыскать его мать, но она, видимо, где-то спряталась вместе с остальным потомством.

Бойд смотрел на котёнка, свернувшегося в комочек на ладони Натана.

- Я знаю, что Арти взял с собой кота, но не думал, что он настолько романтичен, что прихватил для него ещё и подружку.

- Я склонен согласиться с Вами, - ухмыльнулся Натан. - Судя по размеру котёнка, кошка запрыгнула к нам на корабль на южном побережье, прежде чем мы отплыли.

- Что же, желаю Вам удачи в поисках его матери. Только не позволяйте моей жене увидеть этого кроху прежде, чем Вы найдёте его мать, иначе она захочет его усыновить. Женщины теряют здравомыслие, когда дело касается очаровательных малышей. Но я уверен, что Вы хотели поговорить со мной не о потерянных котятах.

- Нет. Капитан, как и его первый помощник, направили меня к Вам. Арти сказал, что Вы американец, а мне может понадобиться помощь американца, когда мы зайдём в доки.

- В чём именно?

- Знаком ли Вам город Нью-Лондон?

- Это где-то половина дня пути вверх по побережью от Бриджпорта. Город китобойного промысла и один из наших конкурентов.

- Вы тоже охотитесь на китов?

- Нет, судостроение. Моя семья владеет верфями так долго, что я не могу вспомнить. Мы строим корабли не только для своего флота, мы работаем и по заказам, ремонтируем суда.

- И Вы знаете, когда какой-нибудь Ваш конкурент предъявляет права на строительство судов?

Бойд засмеялся:

- Это странный вопрос.

- Он не покажется таким уж странным, как только я расскажу Вам всё, - Натан кратко пояснил свою ситуацию и продолжил. - Я не знал, что действуют воры из китобойного города. Их желание переделать «Жемчужину» в китобойное судно меня просто убивает. Я должен найти её прежде, чем она будет продана.

Бойд покачал головой, выражение его лица было явно недоверчивое.

- Десять лет красть корабли прямо из-под носа у англичан? Интересно…

- Что?

- У «Скайларк» исчез корабль из гавани Плимута в Англии, четыре года назад. Мы подумали, что он просто отправился раньше графика, но когда ни капитана, ни корабля мы больше не увидели, то решили, что команда попала в какую-то беду в открытом море.

- Если Ваше судно было одним из украденных, то они, скорее всего, убили капитана, если он был на борту, чтобы забрать корабль. Воры убили человека, когда угнали мой корабль, так что их абсолютно не волнует, пострадает ли кто-либо. Но по информации, которой я владею, они крадут исключительно английские корабли.

- Вы не сможете отличить английский корабль от американского. Мы отбросили привычку оставлять наши флаги на кораблях, после того как пришвартуемся в английских доках. Треклятые идиоты забрасывают наши палубы кучами мусора посреди ночи, если на наших кораблях красуются американские символы. Старые обиды не забыты ни одной стороной, судя по всему…

- Но Ваше судно могло потеряться в море, как Вы и предполагали. Вы не можете утверждать, что это связано.

- Но мы и не можем утверждать, что не связано. В любом случае, люди, которых Вы описали, должны быть остановлены. Я не знаю никого лично, кто входил бы в правительство города Нью-Лондон, но у меня есть старый друг, который обосновался там и имеет необходимые знакомства. Джон Хаббарт, и я возвращаюсь обратно, а он задолжал мне услугу.

- Тогда я обязательно должен встретиться с ним.

- Мы встретимся, - поправил его Бойд. - Я иду с Вами.


ГЛАВА 29

Увидев Эндресси с Кэтрин в своей каюте, Джудит немного удивилась, когда зашла переодеться, просто недавно мимо нее пробежал матрос и нечаянно вылил на нее ведро воды. Он бежал и спешил, ведь молния указывала на то, что скоро шторм. Поэтому Джудит поняла его невнимательность и приняла извинения. Тем не менее, она улыбнулась им и сказала:

- Время задраивать верхние люки, как они говорят?

- Что? Зачем? - спросил Эндресси.

Джудит рассмеялась.

- Я не совсем уверена. Но если вы еще не заметили – приближается шторм. Таким образом, вы должны закрыть окна и убрать в каютах всё, что может упасть. Обязательно потушите фонари.

- Но я не могу работать в темноте, - сказала Кэтрин, раздражаясь.

Джудит проигнорировала желание закатить глаза.

- Буря не лучшее время, чтобы работать иглой. Кроме того, мы встречаемся в каюте моего дяди для раннего ужина. Погода может очень сильно ухудшиться, поэтому кухня работать не будет. Это может быть нашей последней горячей едой. Поспешите.

Когда Кэтрин ушла, Джудит поняла, что должна была попросить ее подождать минутку, чтобы она помогла ей с платьем. Скинуть его оказалось труднее, нежели она ожидала. Она даже молнию порвала, пытаясь стянуть одежду. Нэтти уже предупредили о шторме, и она помогает обеспечить камбуз. Джек уже в каюте капитана. А одной переодеться просто невозможно.

У нее не было выбора, кроме как надеть любимый наряд Джек. По крайней мере, она надела штаны и рубашку, потратив половину того время, которое потребуется, чтобы надеть платье. Потом она быстро собрала все свои вещи в коробки и затушила оба фонаря, которые были нужны Кэтрин. Схватила плащ на случай, если уже идет дождь, и поспешила обратно на главную палубу в каюту Джеймса.

Шторм был неизбежен. Единственное, чего еще не было – это дождя. Сильные порывы ветра мешали матросам, работающим быстро, чтобы убрать паруса. Чей-то смех привлёк ее внимание, и Джудит остановилась. Натан висел на гроте, работая в тандеме с другим матросом, чтобы связать один из самых больших парусов. Его рубашка развевалась на ветру так же дико, как и его волосы, но он выглядел веселым, не обращая внимания на опасность шторма, который скоро догонит корабль.

- Вы любите бури, не так ли? - закричала она ему.

Он стал встревоженным, заметив её, и сразу же прыгнул на палубу рядом с ней.

- Почему Вы не внутри?

- Уже иду. А Вы?

Он сразу же взял ее за руку, чтобы завести прямо в каюту капитана.

- Люблю шторм, по крайней мере, на море. На земле я бы даже не заметил. Вот это борьба против стихии, против природы, и никогда нет никакой уверенности, кто в итоге победит. Сейчас…

Огромная волна захлестнула всю палубу и сбила их обоих с ног. Но именно Джудит она потянула за собой. Джудит отчаянно кричала и размахивала руками, стараясь найти хоть какой-то предмет, за который можно было ухватиться. Боже, она ужасно плавает! Ее дядя закричал и побежал к ней, но он был слишком далеко. Она утонет скорее, нежели они бросятся за ней в море…

Все эти мысли мелькнули у нее в голове, прежде чем она почувствовала чью-то руку, схватившую её за ногу. Выплевывая воду, она подняла голову и увидела, что была только в нескольких дюймах от борта судна. Она быстро закрыла глаза, когда вода опять хлынула на лицо. Ее сердце все еще быстро стучало в груди. Джудит снова открыла глаза и увидела, что вода вытекает через планки перил, которые были довольно большими. Даже если бы она не упала за борт, то ударилась бы о перила. Это могло бы убить ее или, по крайней мере, серьезно поранить. Она поняла, кто спас ее, когда Натан взял ее на руки.

- Еще немного и я бы не успел!

- Все в порядке, Джуди? - спросил Джеймс.

Натан до сих пор не поставил ее на ноги! Он прижимал ее так крепко к груди, что она слышала стук его сердца. Дядя вглядывался в неё с таким озабоченным видом, что девушка быстро сказала дрожащим голосом:

- Да, теперь я в порядке.

- Занеси ее внутрь, Тремейн, - быстро приказал Джеймс, прежде чем начать выкрикивать приказы матросам.

Натан так и сделал, направившись в каюту Капитана.

- Если Вы оставите каюту опять… Нет. Категорически нет. С Вас довольно на сегодня воды.

Воды?! Он стал свидетелем несчастного случая с ведром? Но она не заметила его на палубе тогда, хотя всегда высматривала. Как же её раздражает та лёгкость, с которой он избегает её! Но он не дал ей возможности спросить об этом. На самом деле, ей едва хватило времени, чтобы поблагодарить его, прежде чем он поставил ее на пол, чтобы открыть дверь в каюту Джеймса и закрыть, когда она оказалась внутри. Энтони сразу заметил, что она была полностью мокрая.

- Ты в порядке? Что случилось? Дождя ведь еще нет.

- Нет, но меня немного умыл океан, - улыбаясь, ответила Джудит, чтобы облегчить его беспокойство.

Джорджина поднялась с кресла и сказала:

- Пошли, Джуди, я найду что-нибудь сухое для тебя.

Она последовала за тетей в спальный отдел каюты. Ей не хотелось рассказывать, что случилось: Кети, Кэтрин и Эндресси и так уже выглядели озабоченными, а шторма как такового еще не наблюдалось. С помощью Джорджины она оделась; полотенцем посушила волосы и опять заплела косу. Потом Джудит пошла обратно к остальным, чтобы переждать шторм.

Жаклин поприветствовала ее кивком, играя с матерью, Кети и Бойдом в вист за одним из карточных столов. Энтони помахал ей, приглашая присоединится для игры к нему, Эндресси и Кэтрин.

- Где ты была? Что тебя задержало, куколка?

- У меня были проблемы с переодеванием, - это был намек на то, что она не могла одеться сама. - Когда-нибудь высокая мода станет учитывать то, что нам катастрофически не хватает горничных.

- Я бы на это не надеялась, - сказала Кэтрин, слегка улыбнувшись, но потом ее лицо сразу же стало серьезным.

Эндресси не выглядел веселым – Бенедек еще не видел шторма на море. Джудит тоже: ее первое путешествие прошло гладко. Джорджина выглядела напряженной, но это потому, что Джеймс еще на палубе, и она не успокоится, пока он не присоединится к ним. Джек же была сама собой, как будто и не было никакой опасности. Бойд был спокоен, разве только переживал за Кети, которую держал за руку. Джудит уже не беспокоилась из-за шторма, несмотря на то, что ее только что-то смыла огромная волна. Даже когда корабль начал раскачиваться, она не обращала внимания. Отношение Натана к шторму придало ей спокойствия, а в каюте было безопасно. Но внезапно стол оказался в другом конце каюты, ведь корабль сильно качнуло вправо. Джудит надеялась, что Натан удерживается за перила, но тут же напомнила себе, как весело ему было, да и в море он уже не первый год, так что понимает, что делать, чтобы уберечь себя.

Картам удалось отвлечь их от ужасной погоды. По большей мере. Бойд, который видел в море немалое, заверил их, что бывали и более жестокие штормы, да и сильный ветер скоро разгонит тучи. Джудит это не сильно обнадежило, но она, как ни странно, была спокойна. Достаточно сильная буря продлилась где-то час, оставляя за собой нежный весенний дождик, который тоже скоро закончился.

Впоследствии был и повод для празднования. Ничего не повреждено, а сильный ветер помог кораблю двигаться быстрее, даже, несмотря на то, что паруса были опущены из-за штормовой погоды. А праздник означал дополнительное вино на обед и на ужин, так что после празднования Джудит очень хотела спать. В своей каюте она ждала Нетти, чтобы горничная помогла ей скинуть платье, но не удержалась и легла на кровать. Девушка почти уснула, когда услышала стук в дверь.

- Тебе не нужно стучать, - позвала она Нэтти.

- Думаю, что нужно, - услышала она низкий баритон.

Дыхание перехватило, и Джудит соскочила с кровати и подбежала к двери. Там стоял Натан, его одежда была аккуратной и сухой, а волосы, зачесанные назад, были еще влажными, по-видимому, он только что из ванны.

Он выглядел немного смущенным, хотя она не могла понять почему, пока не заметила что-то в его руках. Казалось, он что-то прячет от нее.

Посмотрев ей в глаза, он спросил:

- Вы выдержали шторм? Все хорошо?

Он действительно пришел спросить это? Буря ведь давным-давно закончилась.

- Да, вполне. Но я думаю, что мне следует поблагодарить Вас за это. Увидев, как Вы развлекаетесь в разгар страшной бури, я перестала бояться.

- Вы что, не боялись за меня?

Она не собиралась признавать, что сразу же побежала искать Арти, чтобы спросить все ли в порядке. Она подняла бровь, и заявила:

- А мне следовало?

- А что, нет? - с усмешкой ответил он.

- Немного. А теперь, что Вы там прячете от меня?

- Подойдите ближе и увидите, - игриво ответил Натан.

- Или Вы можете просто показать мне.

- Но это же не интересно!

Этот мужчина неисправим. Он не пытался скрыть юмор в глазах. Она не была против легкого поддразнивания – члены ее семьи всегда так делали. Но это слишком напоминало флирт. И это взволновало ее, на щеках опять появился румянец. Порой это заставляло ее чувствовать головокружение. Сегодня она боролась с желанием просто засмеяться, она предупреждена, что может слишком привыкнуть к раскованному способу Натана дразнить её.

Но потом его рука коснулась ее, и Джудит почувствовала внезапное тепло на ладони. Она посмотрела вниз и уставилась на белый комок шерсти, потом рассмеялась, поняв, что это такое. На нее смотрела маленькая мордочка с серебряными усиками, большими зелеными глазами и черным носиком. Еще серебряные полосы были на его пушистом хвосте, а в остальном он весь был белым.

Она не могла оторвать глаз от котенка, и спросила:

- Что мне делать с новорожденным котенком?

- Кормить, заботиться, любить. Все то, что Вы делаете с любимыми вещами.

Этот ответ прозвучал слишком лично, как будто он и не говорил о котенке вообще, а его зеленые глаза были обращены на нее.

- Конечно, я возьму его, если Вы обещаете приносить мне свежее молоко каждый день. В трюме есть корова.

Он не ожидал услышать такое.

- Вы хотите, чтобы я доил корову?

Она усмехнулась.

- Неужели Вы думаете, что Вам не придется это делать, если Вы займетесь сельским хозяйством? Фермеры обычно держат скот.

Он фыркнул, но ничего не сказал. Не то, чтобы она вернет ему подарок, если он не исполнит того, что она просила. Слишком поздно. К тому же она была уверена, что он выяснит достаточно скоро, что может взять молоко из камбуза после того, как кто-то уже подоит корову.

- Что Вы там прячете? - спросила Нэтти, появившись, наконец.

- Новое дополнение к своей каюте.

Нэтти сразу же посмотрела на Натана, и после этого ответа оба засмеялись. Но потом взяла маленького котенка у Джудит.

- Какое миленькое животное. Я принесу немного зерна из камбуза, чтобы сделать ему лоточек.

- Песок тоже подойдет, - сказал Натан. - У нас его много, я принесу вечером.

Нэтти вошла в каюту с котенком на руках. Джудит понадобилась минута, чтобы сказать Натану:

- Спасибо за подарок.

Он покачал головой.

- Это не подарок. Это Вы делаете мне одолжение, забирая его.

- Вы не любите кошек?

- Никогда о них не думал, но этот начинал мне нравиться, после того, как я заботился о нем несколько дней.

- Ах, это недостаточно мужественный домашний питомец? - догадалась она.

- Нет, конечно, нет. Но мне кот ни к чему. А Вы будете заботиться о нем, я уверен.

- Вот как! И почему это?

- Потому, что я никогда не встречал никого с таким добрым сердцем, как Вы, дорогая. Так что хорошо заботьтесь о нашем котенке!

Она удивилась:

- Нашем? Он теперь мой!

Но она так и не поняла, услышал он ее или нет, ведь он уже ушел.


ГЛАВА 30

Этим утром у Жаклин был еще один поединок с Эндресси на главной палубе. Джудит наблюдала за ними с квартердека. Был такой теплый весенний денёк, что ее тетя и сестра вышли и присоединились к ней, встав по обе стороны от нее.

- Как Нэтти, уже поправилась от простуды? - спросила Джорджина у Джудит.

- Ее насморк проходит, но ночью у нее была температура, так что она согласилась пока остаться в постели. Кэтрин предложила закончить мое последнее платье в комнате Нэтти, чтобы составить ей компанию, а я посижу с ней после обеда.

- Не слишком близко, - предупредила Кети. - Нельзя, чтобы и ты простудилась, когда твой первый бал, наверное, состоится еще до конца этой недели.

Потом Джорджина, как бы между прочим, заметила:

- Я не видела твоего молодого человека с тех пор, как он втолкнул тебя в каюту во время шторма.

Джудит тоже, по крайней мере, не так долго, как хотела. А она думала, что нашла идеальный план, чтобы точно видеть его каждый день до окончания поездки: молоко, которое она попросила его приносить котенку. Однако она дважды возвращалась в каюту и находила там свежее молоко, но его приносила не Нэтти. Один раз Нэтти открыла дверь и забрала у него миску, а потом шустро ее закрыла, сказав только «Спасибо, парень». Всего лишь один раз Джудит была в каюте одна, когда он появился – вчера, на двенадцатый день их путешествия.

Она только что переоделась в свою корабельную одежду, смирившись с тем, что ей придется ее носить несколько дней, пока Нэтти не поправится, как Натан постучал в дверь. Он протянул Джудит миску молока и протиснулся мимо нее в каюту без спроса. Даже не уточнив, одна ли она! И направился прямо к котенку.

Подняв его и посадив на руку, где он поместился целиком, и даже осталось свободное место, такой большой была его рука, он спросил:

- Как Вы его назвали?

- Я не называла.

- Почему?

- Потому что не могу определить его пол. Вы не знаете?

- Даже и не думал проверять. Я просто называл его Кот.

- А я называю его Котенок.

Он перевернул котенка, чтобы проверить, потом рассмеялся.

- Я тоже не могу определить. Тогда какое-нибудь нейтральное имя?

- Например?

- Комочек шерсти? Судя по всему, шерсть у него будет длиннее обычной.

Она покачала головой.

- Я бы возразила против такого имени, если бы была котенком женского пола.

Он взглянул на нее, но если и собирался сказать что-то, в итоге не стал. Его, похоже, захватили ее глаза. Прошел долгий момент, пока он заговорил:

- У Вас потрясающие глаза, - а потом испортил комплимент, добавив: - Плохо, что у Вашего отца они такие же.

Она усмехнулась.

- Вы собираетесь мне сказать, что я напоминаю Вам о моем отце?

- Нет, это он напоминает мне о Вас.

- Вы с ним опять разговаривали?

- Только обменивался злыми взглядами. Но я не собираюсь вызывать его гнев, что случится, если он снова увидит нас вместе.

Сказав это, он ушел до того, как она смогла придумать какую-нибудь причину, чтобы продлить его визит. Она подошла к двери, чтобы сказать ему вдогонку:

- Как насчет «Серебро» в качестве имени?

- Подойдет, - ответил он, не поворачиваясь.

Как раздражающе, притом плавание почти закончилось. Еще от трех до пяти дней, в зависимости от ветра, как ей сказали прошлым вечером за ужином. Она подозревала, что когда они пристанут, она больше никогда не увидит Натана. Однако она все еще не была до конца убеждена, что он не был преступником. Ну, она, конечно, склонялась к тому, что нет, или она никогда не стала бы пытаться подружиться с ним.

Она верила, что он сможет ее защитить, если ей это понадобится. Это о многом говорило. Она знала, что он больше не представлял опасности для ее семьи – если когда-то такое было. Да, они стали друзьями – более или менее. И он наверняка теперь знал, что она его не сдаст, если он и в самом деле признается, что был контрабандистом.

Но неужели он и правда собирался вернуться к той карьере, если вернет свой корабль? Когда у него две маленькие племянницы, которые от него зависят? Ей следует спросить у него, по крайней мере, об этом – если она когда-нибудь снова окажется с ним наедине.

Джорджина, которая все еще ждала ответа на свое замечание, добавила:

- Хочешь, я приглашу его на ужин?

- Боже мой, нет – и он не мой молодой человек.

- Правда? А у меня создалось другое впечатление в тот день, когда ты о нем говорила. Мне показалось, что ты начала в него влюбляться.

- Нет, я… нет.

- Еще не решила?

- Моему отцу он не нравится. Сводить их в одной комнате не самая лучшая идея.

- О ком мы говорим? - захотела узнать Кети.

- О Натане Тремейне, - ответила Джорджина. - Ты с ним еще не знакома?

- Немного. Бойд очень рад оказать ему помощь. Он даже собирается бросить меня, как только мы приплывем, и быстро направиться в Нью-Лондон с этим парнем. Что насчет Джеймса?

Джорджина рассмеялась.

- О, я не сомневаюсь, что он был бы рад вмещаться в это. Он скорее предпочел бы ввязаться в какую-нибудь драку, чем пойти на бал, если бы этот бал не был посвящен Джек и Джуди. Бойду тоже не следовало бы его пропускать.

- Я не думаю, что он будет так долго отсутствовать, - сказала Кейти. - Самое большее, несколько дней.

Слушая их, Джудит поняла, то, что рассказал ей Натан о погоне за своим кораблем, должно быть правдой. Зачем бы ему изобретать такую историю и подключать других, если это неправда? На самом деле, большинство из того, что он рассказал о себе, наверняка правда. Но разве он когда-либо четко сказал, что он не был контрабандистом? Нет, она не припомнила, чтобы он что-либо утверждал по этому поводу, скорее, уклонялся от ответа.

Прошлым вечером она еще раз навестила Нэтти перед сном, но старушка уже спала, так что она не стала ее тревожить. Несколько минут спустя она зашла в свою каюту и сняла ленту, которой были собраны ее волосы, прошла полкомнаты и только потом, заметив, что она не одна, резко остановилась. Натан был там, сгорбившись в кресле и слегка склонив голову. Локон волос упал на один глаз, руки его были на животе, пальцы сцеплены. Он спал! А котенок примостился прямо у него на груди, растянувшись в классической вертикальной позе – лапки согнуты, голова поднята, глаза закрыты. Его мурлыканье было слышно на другом конце комнаты.

Не веря своим глазам, она села на край кровати и просто смотрела на них. Ее переполнили чувства, и она чуть не заплакала. Они олицетворяли такую красивую картину, что на сердце сразу стало тепло: удовлетворение, доверие, любовь. Котенок ясно дал понять, которого человека он выбрал хозяином. Она отдаст его обратно Натану, после того, как он закончит дела в Америке. Она знает, где найти его в Англии. Возможно, они увидятся еще. Эта мысль порадовала ее.

Ей не хотелось беспокоить их, и она не сделает этого. Фонарь рядом с Натаном не светил ярко, он лишь слегка освещал каюту, но и это позволило ей тщательно разглядеть их. Как же он красив! Она была в восторге от его внешности, даже когда думала, что он призрак. Но мужчина из плоти и крови… Когда спал, он выглядел по-мальчишески красивым. Проснувшись, он становился мужественным и сильным мужчиной. А флирт этого плута не вписывается ни в какие рамки! Тем не менее, веди он себя, как джентльмен, она, вероятно, велит ему перестать. Она действительно настолько привыкла к нему со всеми его шутками и заигрываниями?

Вздохнув, она, наконец, подошла и осторожно взяла котенка, чтобы посадить его около тарелки с молоком, которое Натан принес сегодня вечером. Когда она случайно коснулась плеча своего «гостя», то отошла в сторону, на случай, если он проснется с криками или неосознанными движениями, как некоторые мужчины. Но его глаза открывались постепенно, он посмотрел на грудь, чтобы проверить, где котенок, сел прямо и открыл глаза шире. Натан подался вперед и вытянулся, прежде чем сказать немного смущенно:

- Извините. Я думал, что уйду отсюда задолго до того, как Вы закончите свой ужин.

- Мурлыканье, вероятно, убаюкало Вас, и Вы уснули – это такой приятный звук. Значит, Вы все еще избегаете меня?

- Когда мне приходится бороться с собой, чтобы держать руки подальше от Вас, я думаю, что это будет правильно.

Она знала, что он скажет нечто подобное, и заставит румянец появиться на щеках. Правда это или нет, он усмехнулся, когда румянец все-таки появился, в результате чего она подчеркнула:

- Вы не исполняете условий нашей сделки.

Он поднял бровь.

- Я думал, что у Вас уже нет вопросов.

- Не совсем. Например, скажите мне: Вы ответственный за двух маленьких девочек, которые теперь зависят только от Вас. Вы собираетесь отказаться от контрабанды ради них?

- Вы опять?! - сказал он, явно раздраженный. - Если я когда-либо и был преступником, то сейчас я таковым не являюсь. Я собираюсь получить свой корабль обратно или умереть, пытаясь его вернуть. То, что я сделаю с ним после – я еще не решил. Но я обещаю, что меня не ждет петля в Англии или где-либо еще.

- Я верю Вам.

Он вдруг посмотрел на нее совсем по-другому. Он встал, обхватил ее лицо своими большими руками.

- Серьёзно?

- Да.

Она удивилась, когда он обнял ее. Облегчение? Возможно. Но когда она посмотрела на него, было что-то еще в выражении его лица. То, что произошло дальше, казалось естественным взрывом чувств. Он не просто поцеловал ее, он страстно коснулся ее губ своими, поднимая ее с пола, а ее ноги оказались у него на талии. Натан притянул ее к себе так крепко, что она почувствовала его желание. Она была в восторге. Она так давно хотела этого! Даже больше, чем думала. Джудит хотела почувствовать его, принять его страсть и наслаждаться ею.

Одну руку она положила ему на шею, а другой зарылась в его волосы. Джудит ответила на его поцелуй с таким рвением, что едва узнала себя. Она даже не понимала, что он направляется к кровати, пока он не положил ее на нее, но все равно не отпускала его ни на минуту. Она почувствовала его мужскую силу и застонала. Он отстранился, так быстро, что она не поняла, что случилось. Но он был уже на полпути к выходу, когда он поняла, что он оставлял ее и из груди вырвалось:

- Не уходи.

Она не хотела, чтобы поцелуи закончились. Он, должно быть, подумал, что она имела в виду что-то другое, потому что он оглянулся на нее с такой тоской, что в этот момент она поняла, что сделала. Она слегка улыбнулась.

Он издал звук, как будто от сильной боли, и сдался. Он вернулся и снял с нее рубашку – это не было легко. За ней последовала сорочка. Потом румянец и момент нерешительности. Он смотрел на нее, его глаза встретились с ее, когда его руки начали исследовать то, что он увидел. Она был заворожена желанием, которое увидела, и тем, что почувствовала сама. Сначала нежность, затем жаркий огонь. Он коснулся ее сосков, и она взорвалась. Она хотела, ей было просто необходимо так же касаться его. Но все, что она почувствовала под своими руками – это его одежду.

Она ласкала его, пока он не порвал рубашку на себе. Она услышала, как рвётся ткань, и чуть не рассмеялась. Он поднялся с кровати, чтобы скинуть штаны, но через мгновение вернулся. Она гладила его плечи, шею, волосы, а он нежно, как шелк, целовал ее грудь. Джудит задохнулась от жара в своем теле. О, Боже, его язык на соске вызвал еще один стон. Он не отстранился на этот раз. Натан отчетливо знал: ее стоны от наслаждения, а не мольбы о том, чтобы он остановился.

Он ласкал ее грудь, живот, шею и руки, целовал ее, он хотел коснуться ее везде. Она едва заметила, как он снял с нее туфли и штаны, потому что была занята другими новыми, изумительными ощущениями. Его мозолистые руки не были мягкими, но зато губы были, как бархат на ее теле. Эти два противоположных ощущения – одно возбуждающе грубое и другое соблазнительно мягкое – вместе создавали такой удивительный эффект, сначала разжигали ее страсть, а потом сразу же утоляли.

Он перевернулся на спину, а Джудит оказалась на нем сверху. Ей понравилась позиция – колена опирались по обе стороны от него, и это дало ей лучший доступ к его груди, где она могла почувствовать его мышцы у себя под пальцами. Она была в восторге, обнаружив, что его соски были так же чувствительны, как и у нее. Но он не позволил ей остаться там надолго и перевернул ее обратно. Она согнула колени, а он потянулся к ее губам для глубокого, проникающего поцелуя, который, казалось, вызвал стоны прямо из ее души.

Его голос был хриплым, когда он сказал:

- Ты не можешь себе представить, как часто я об этом думал, каждый день, каждую минуту... Но никакие мысли не могут сравниться с тем, что ты заставляешь меня чувствовать... Ты же это тоже чувствуешь, правда?

С его жаркими губами на ее шее и дрожью по всему телу, она едва ли могла придумать ответ, выдохнув:

- Я чувствую счастье.

Он наклонился к ней с усмешкой.

- В самом деле?

- Если ты не продолжишь, я задушу тебя!

- Ты знаешь, что ты чувствуешь желание?

- Да, знаю.

- Хорошо, сейчас будет еще лучше.

Его идея о «лучшем» оказалась тем, что он коснулся ее пальцев своими и поцеловал изо всех сил, прежде чем войти в нее. Вот чего она так хотела. Если она и закричала, то крик растворился в поцелуе, но, кажется, она и не пыталась кричать. Они слились в единое целое: гладко, быстро, страстно. Тепло наполняло ее, и она не двигалась, просто хотела насладиться тем, какое глубокое удовлетворение чувствовала. Он тоже не двигался, за исключением того, что так и не перестал целовать ее. Он просто целовал ее – глубоко и нежно. Так мило с его стороны, но каждый нерв в ее теле теперь требовал большего. Она обняла его. Он начал двигаться, сначала медленно, но она дала ему понять, что этого не достаточно. Джудит обхватила его плечи и начала двигаться вместе с ним.

Но когда он наступил, этот неописуемый взрыв экстаза, пульсирующий в ее лоне и сердце, то залил ее тело своими волнами. Это невероятное наслаждения заполнило её всю, когда она увидела, что Натан тоже достиг вершины.

Он упал на матрац, повернулся к ней лицом, и дыханием пощекотал ухо. Он все еще дрожал. Когда она почувствовала это, то улыбнулась. Но когда он, наконец, встал и подтянулся к изголовью кровати, то потянул ее вместе с собой. Как странно – они не пользовались подушками.

Его рука обнимала ее, а сама Джудит лежала на его груди. Натан прошептал:

- Я уйду до рассвета. Позволь мне вот так обнимать тебя еще немного.

В ответ она положила ногу на него: она не хотела говорить. Ведь девушка еще никогда не чувствовала себя настолько глубоко удовлетворенной. И счастливой. Да, это счастье. Она уже почти спала, когда услышала:

- Я никогда не забуду тебя. Я хочу, чтобы ты знала хотя бы это.

Как красиво сказано. Это что, прощание? Наверное, да. Но она не хочет расставаться с ним! А он не ведает, что она намерена встретится с ним еще после того, как их путешествие закончится.


ГЛАВА 31

- Когда же это у тебя вошло в привычку спасть весь день? - пожаловалась Жаклин, прыгнув на кровать.

Джудит свернулась калачиком, отворачиваясь от Джек, и натянула покрывало до подбородка.

- Когда я сильно хочу спать. Уходи.

- Но…

- Только пару часов или я буду зевать весь день.

- Ладно, но я вернусь, если тебя не будет на ленче, - ответила Джек и убежала из каюты.

Как только дверь закрылась, котенок вскочил на кровать и начал щекотать нос Джудит своими усиками.

- Шшш... Я не хочу привязываться к тебе, если я отдам тебя ему обратно.

Котенок не послушался и просто лёг на подушке рядом с ней. Джудит не спала, она не спала в течение нескольких часов, ведь девушка была слишком довольна своими мечтательными мыслями. Она, возможно, проведет весь день в постели, просто размышляя о прошлой ночи. Но, наверное, надо все-таки одеться – вдруг кто-то нагрянет. Объяснить Джек, почему она была голой, когда в их каютах не слишком тепло, было бы не легко.

Ей, вероятно, следует хоть немного сожалеть, но нет, она ни капельки не жалела. Она лишь хотела, чтобы Натан был еще здесь, когда она проснулась. На самом деле, она хотела бы, чтобы он был рядом с ней каждое утро, когда она просыпается. Но это требует некоторых конкретных действий, в которых Натан, по-видимому, не был заинтересован. Джудит сразу же отогнала эти мысли. Все возможно, и ничего еще не решено.

Она встала и быстро оделась, прежде чем придет Кэтрин. Она не могла удержаться от улыбки, обнаружив, что вчера они по полу разбросали одежду. И как этого не заметила Джек? Наверное, просто не обратила внимания. Но Нэтти заметит. Джудит аккуратно сложила грязную одежду, прежде чем положить ее в кучу для стирки. Если Нэтти в ближайшее время не выздоровеет, ей придется самой стирать себе одежду.

Кэтрин действительно пришла к Джудит, когда та была еще здесь, и пошла прямо к гардеробу, чтобы положить последнее платье, над которым она работала. Джудит, застилая кровать, приветливо улыбнулась ей. Она надеялась, что улыбки не станут проблемой сегодня, ведь она просто-напросто не могла перестать улыбаться.

Кэтрин остановилась на мгновение, чтобы спросить:

- Вы уверены, что это последнее платье? Ваша горничная заверила меня, что это так, но она, возможно, не проверила все Ваши чемоданы.

- Мне нужен моряк, чтобы переместить верхние сундуки, чтобы я смогла проверить нижние, - сказала Джудит.

И она точно знала, к кому обратиться. Джудит снова улыбнулась. Но у нее на это не было никаких оснований – она же ничего такого не сказала. Эти глупые улыбки все-таки станут сегодня великой проблемой. Кэтрин кивнула.

- Какое вечернее платье Вы наденете на ужин? Я удивлена, что Ваша семья одевается столь официально, чтобы просто поужинать.

- Желто-кремовое, я думаю.

Джудит еще вчера отложила его.

- У Вас есть драгоценности, чтобы дополнить его? Если нет, то у меня есть янтарный кулон. Я могу Вам одолжить.

Джудит усмехнулась.

- У меня есть разные камни, но я не уверена, взяла ли я свой янтарь. У меня не было никаких оснований, чтобы носить драгоценности до сих пор, поэтому я не могу вспомнить все, что бросила в свой ящик для ювелирных изделий.

- Я могу посмотреть, если хотите. Где Вы храните его?

Джудит опять засмеялась.

- Не знаю! В одном из сундуков. Вы не видели его, когда брали платья?

- Ваша служанка положила в шкаф те платья, которые мне надо было переработать. Готовые я помещала туда же.

- Хорошо, я найду сама.

- Эй, Вы там! - Кэтрин крикнула матросу, который проходил мимо. - Нам нужна Ваша помощь.

Потом она повернулась к Джудит и сказала:

- Вы ищите шкатулки, а я посмотрю на платья.

Джудит вздохнула. Прекрасно: не получилось пригласить Натана к себе. Надо поискать другую причину.

Она практически сразу же увидела свою шкатулку и открыла ее.

Но когда она открыла коробку, то перестала дышать.

- Они пропали!

Кэтрин, по-прежнему склонившаяся над одной из коробок, спросила:

- Кто, дорогая?

- Мои украшения! Все!

На самом деле, не все. Она с облегчением увидела свое самое ценное сокровище, что застряло в углу коробки – крошечное колечко, которое Джек сделала ей, когда они были детьми. У Джек было такое же. Они провели весь день, делая их друг другу. Они носили их в течение нескольких месяцев, пока кольца не начали расплетаться, ведь они были сделаны из разнообразных трав, поэтому Джудит сняла свое, чтобы сохранить его. Несмотря на то, что теперь оно было слишком мало, подарок был по-прежнему очень дорог ей. И, к счастью, для вора оно не стоил ничего.

Но все остальное, что было в коробке, стоило целое состояние, ведь Рослин очень нравилось покупать экстравагантные украшения для дочери, чтобы она блистала на своих выходах в свет. Отец Джудит был категорически против того, чтобы его жена тратила свои деньги на обеспечение безбедного проживания семьи. Энтони настаивал, что он сам будет оплачивать за всё. Таким образом, она испортила своих детей подарками, которые им не были нужны, но они делали их мать счастливой.

Кэтрин заглянула через плечо Джудит в пустую коробку.

- Может, они рассыпались во время бури?

- Нет, коробка находилась в ящике, который был хорошо закреплён.

Джудит посмотрела на багаж, чтобы проверить, потребовалась всего минута.

Украшения не могли выпасть, ведь шкатулка была заполнена до краев. Только, чтобы быть абсолютно уверенной, она вынула каждое платье из сундука и потрясла, но ничего не появилось.

Джудит вздохнула. Кэтрин положила руку ей на плечо.

- Не переживайте, - сказала она ободряюще. - Спросите горничную в первую очередь. Она могла убрать их и положить в другое место. Старые слуги иногда забывают сказать нам, что сделали.

Джудит покачала головой.

- Нет, Нэтти может быть уже и в возрасте, но ее ум острый, как гвоздь. Меня ограбили. Проверьте свои драгоценности. Я сомневаюсь, что украдено лишь мои вещи.

Кэтрин ахнула.

- Но я не могу позволить себе заменить свои драгоценности! Идите, расскажите все своему дядюшке. Надо найти вора прежде, чем мы причалим. Он, наверное, прячется, но он все еще на борту.

Джудит кивнула. По крайней мере, ей больше не придется сегодня беспокоиться об улыбках.


ГЛАВА 32

Джудит побежала в капитанскую каюту, но Джеймса там не было, поэтому ее отец, который играл с Эндресси в шахматы, послал за ним матроса. Жаклин, с красным от злости лицом, следуя своему первому порыву, немедленно побежала проверить свою каюту. Кети следом пошла в свою. Джорджина сразу же поняла, что ее шкатулку никто не трогал, но никто и не думал, что ее драгоценности могут быть украдены, так как капитанская каюта никогда не пустовала.

- Может, это случилось дома, пока мы не отплыли? - высказал предположение Энтони.

- Не думаю, - сказала Джудит. - Мои сундуки были запакованы и доставлены на корабль накануне отплытия, и этим занимались наши слуги. И все мои сундуки были заперты и оставались закрытыми, когда я пришла в каюту. Ключ был у меня. И на самом деле я открыла их позже тем днем, когда мы уже были в море.

- Так с тех пор как мы на борту ты не открывала свою шкатулку с драгоценностями? Ну, до сегодняшнего дня? - спросил ее отец.

- Нет, не было смысла.

- И какие побрякушки ты взяла с собой в путешествие?

- Слишком многие. Все полные наборы, которые мама заказала для меня, бриллианты, сапфиры, изумруды…

- Боже мой, она не сделала этого!

- Ну конечно сделала. И я упаковала жемчужную тиару, которую ты подарил мне, ожерелье, которое Джейми…

- Я подарю тебе еще одну тиару, куколка.

- Но я помню, как ты подрали мне ее, кода мне исполнилось шестнадцать, и как я была рада получить первые взрослые драгоценности.

Энтони крепко ее обнял.

- Побрякушки можно украсть, любимая, но твои воспоминания останутся с тобой. И они всегда у тебя будут.

Она улыбнулась ему сквозь слезы, но лучше себя не почувствовала. Кэтрин вбежала внутрь, направляясь к своему брату, крича:

- Они все забрали, Эндресси! Все, что у меня оставалось и представляло хоть какую-то ценность! Сделай что-нибудь!

Эндресси выглядел смущенным чересчур возбужденным состоянием своей сводной сестры, но он обнял ее, чтобы утешить.

- Я куплю тебе какие-нибудь украшения.

- Ты не сможешь заменить брошь моей матери. Ты должен ее найти!

Жаклин вбежала следом, прорычав:

- Я брюхо вспорю тому, кто это сделал!

- Так твои тоже пропали? - спросила Джорджина.

- До последнего чертова камушка. Это испортит наш выход в свет. Без надлежащего блеска, бальное платье ничем не отличается от любого другого. Я просто в ярости!

- Конечно, дорогая, - сказала Джорджина успокаивающе. - И ты наденешь мои драгоценности, если дело дойдет до этого.

Но Джек, которую не так-то просто было успокоить, фыркнула:

- Не сочти за оскорбление, мама, но твои бирюльки устарели.

Джорджина закатила глаза.

- Драгоценности никогда не устаревают.

Кети зашла следом вместе с Бойдом, и со вздохом, сказала:

- Мои тоже пропали.

Энтони воскликнул:

- Неужели кроме меня никто не запирает свою чертову дверь?

Кети, единственная из всех, кого ограбили, и кто не выглядел расстроенной из-за этого, сказала:

- Боже, конечно, нет, зачем? Это частный корабль, на котором только семья.

- И вор.

- Ну, очевидно, да.

Эндресси, все еще пытающийся утешить плачущую Кэтрин, спросил:

- Это мог быть тот человек, который прятался тут?

- Нет, - ответила Кети. - Мои драгоценности все были на месте после того случая.

Джудит вытерла глаза платком, который ей дала Джорджина и подошла к Кэтрин. Джудит было жаль ее. Все они легко купят себе новые драгоценности. У Кети и Джудит есть свои собственные деньги, а у Джек - восемь дядюшек и двое любящих родителей, которые с радостью заполнят ее шкатулку для украшений. Но Кэтрин зависела от Эндресси, который поддерживал обоих своим наследством. Он ехал в Америку, чтобы избавиться от сводной сестры, так что Джудит сомневалась, что он потратится на то, чтобы заменить вещи Кэтрин.

Джудит обняла Кэтрин за талию и сказала:

- Еще не всё потеряно. То, что случилось - ужасно, но наши вещи все еще на корабле, ведь мы еще не приехали, и никто не спускался за борт. И благодаря Вам мы обнаружили пропажу быстрее, так что у нас полно времени найти вора до швартовки.

- Конечно же, Вы правы. Я не должна была вести себя столь эмоционально. Просто, эта брошь – всё, что у меня осталось от матери. Я буду морально опустошена, если не верну её назад.

- Вернёте, я обещаю.

- Что случилось, - спросил Джеймс, как только вошёл в комнату, но присутствующие начали говорить все одновременно, поэтому он рявкнул: - Джордж!

Джорджина не обратила внимания на его тон и спросила:

- Почему ты так долго?

- Арти не сразу нашёл меня, так как я был в вороньем гнезде. Он сказал, что один из моих матросов оказался похитителем драгоценностей.

- Мне кажется, что наоборот, вор притворился моряком. Это было слишком искусно и тщательно выполнено. Все женщины в этой каюте, кроме меня, были сегодня ограблены. И никто бы не заметил этого, если бы Джудит не обнаружила свою шкатулку пустой четверть часа назад. Остальные пошли проверить свои, и всё раскрылось. Это не простой воришка - матрос, действующий, повинуясь секундному импульсу. Он проник в четыре каюты, Джеймс.

Джудит заметила, как её дядя переводит взгляд с Кэтрин на Эндресси. Кэтрин, должно быть, тоже заметила, что Джеймс смотрел на неё, поэтому она наклонилась к Джудит и прошептала:

- Я не делал этого, клянусь! Я знаю, Эндресси рассказывал Вашей семье, что я была сущей бунтаркой, когда впервые приехала в его дом. Он даже мог упомянуть, что я брала кое-какие вещи, чтобы вернуться назад, сбежав от матери, когда злилась. Но, Бога ради, я была всего лишь ребёнком, и я никогда не брала чего-то действительно ценного. Я не понимаю, зачем он вообще упомянул об этом, ведь это было так давно.

Джудит тоже не понимала, зачем Эндресси сказал подобное её семье, если только он не сделал это нарочно, чтобы посеять семена подозрения в них. Ради этого? Боже правый, а был ли Эндресси тем, кем себя назвал? Они знают о нём лишь то, что он им рассказал. И Джеймс, и Джек оба сомневаются насчёт правдивости его слов. Джудит стойко защищала его, но это не будет первым случаем, когда она ошиблась в ком-то. Посмотрите только, как не права она была насчёт Натана.

- Определённо, эти кражи произошли в течение последней недели, - сказала Джорджина.

- В течение последних четырёх дней, - уточнила Кети. - Потому, что именно четыре дня назад я брала из шкатулки мои серьги с аметистом, чтобы надеть на ужин. Они изумительно подходят к тому лиловому платью, которое я надевала в тот вечер. Ты должен будешь сделать их копию, Бойд.

- Нет, - сказал Бойд, но тут же с усмешкой добавил: - Я бы предпочёл найти оригинал, и я это сделаю.

- Верно, - согласился Джеймс. - Все украденные драгоценности будут найдены прежде, чем мы пришвартуемся. Я хочу, чтобы обыскали весь багаж и каждый сантиметр ваших кают очень тщательно. И так как в привычной обстановке глаза замыливаются, то каждый отправится искать в чужой каюте. Тони, на тебе комната Бойда и Кети. Бойд возьмёт каюту Эндресси, а Эндресси комнату Тони. Кети, ты поищешь в комнате Кэтрин. Кэтрин, Вы можете помочь моей жене, потому, что это самая большая из кают. Обыщите каждый закоулок, мои дорогие, вор может прятать добычу там, где мы совсем не ожидаем её найти.

- Может быть, сначала поедим? - полушутя спросил Энтони.

Джеймс посмотрел на брата, но не смягчился.

- Никакой еды, пока не посажу виновника на гауптвахту. Если кто-то из вас пропустил завтрак, как, очевидно, и мой дорогой брат, прежде чем начать – зайдите на камбуз. После того, как закончите обыск кают, присоединяйтесь ко мне, чтобы помочь обыскивать остальную часть корабля. Если первые поиски не дадут результатов, мы их повторим. Я чертовски настроен узнать, ещё до окончания этого дня, кто осмелился совершить ограбление на моем корабле.


ГЛАВА 33

- Мне начинает это нравиться, - улыбнулась Жаклин, подняв маленькую деревянную резьбу в виде слона из шкафчика. - Мы как будто ищем сокровища!

Джудит стояла рядом с ней и осматривала другой шкафчик. Она ответила:

- Какие сокровища, ты что?

- Учитывая то, что было украдено – да. Ты знаешь, что все это вместе стоит целое состояние. Только твое, какое дорогое!

Джудит не краснела и не пыталась оправдываться за расточительность своей матери. Все в семье знали, как увлекалась Рослин, когда могла тратить свои собственные деньги.

Джудит надеялась найти Натана работающего с группой Джеймса в кубрике, когда они с Джек присоединились к дяде после завершения обыска кают друг друга. Но, несмотря на то, что Джеймс разделил команду на две группы – одна обыскивала грузовой отсек во главе с Арти, а другая назначалась на главную палубу во главе с Генри, Джеймс не доверил никому из матросов искать в кубрике, потому что считал, что именно там, скорее всего, хранилось украденное.

Работая там в одиночку, Джеймс не достиг большого прогресса, так что он был рад, что Джек и Джуди пришли помочь, а потом и Энтони тоже, хотя Энтони в основном отвлекал Джеймса с его подозрениями о том, кто ограбил их. Бойд тоже помогал им, но был на другом конце каюты. Им не надо было резать матрасы, ведь те были достаточно тонкими, так что любые ювелирные изделия, которые, возможно, находились там, можно было обнаружить на ощупь.

К ним подошел Бойд и заговорил с Джеймсом. Через несколько мгновений Джеймс позвал девушек к себе.

- Бойд нашел это, - сказал Джеймс, подняв янтарное кольцо. - Он говорит, что это не принадлежит Кети. Узнаете?

Нет, не Кети. А Джудит. Янтарное кольцо шло с янтарным медальоном и браслетом. Это и был ее тот самый «янтарь». Оно не было таким дорогим, как ее другие украшения, но зато было очень красиво сделано, особенно овальный медальон, который был украшен крошечными мелким жемчугом.

Ее отец подошел и ответил за нее:

- Это кольцо Джуди. Я его ей подарил. Другие части набора не были с ним?

- Нет, - сказал Джеймс, и кивнул Бойду, который сразу же повернулся налево.

Джеймс почему-то не выглядел облегченным, и сказал:

- Надо сказать Джордж перестать следить за Кэтрин. Здесь все. Пошли.

- Ты тоже подозревал ее? - спросила Джек. - Я уж точно!

Джудит фыркнула, но Джеймс согласился:

- Ее или ее брата. Почему вы думаете, я отправил вас по разным каютам? Я хотел преградить им путь к своим.

- Только, сделайте так, чтобы она не поняла, что вы подозревали ее, - быстро сказала Джудит, последовав за ними. - Она чувствовала себя достаточно плохо, когда вы раньше с ней были не очень дружны.

Потом Джудит покраснела и добавила:

- Хотя, признаюсь, я тоже имела минутные сомнения насчет Эндресси.

- То, что это найдено – не доказывает того, что они не виновны, - сказал Джеймс, показав на украшения.

- Моряк стал жадным? - догадалась Джек.

- Или всё спланировано заранее, - ответил Джеймс. - Но мы всё узнаем достаточно скоро. Бойд приведет его в мою каюту.

Джудит нахмурилась, прежде чем они достигли кабины Джеймса. Если кольцо не было найдено в личных вещах члена команды или в конкретных шкафчиках, как он знал, кого привести на допрос?

- Джордж, ты серьёзно? - пожаловался Джеймс, когда вошел в свою каюту и увидел жену, что рылась в его письменном столе, а документы на вершине находились в полном беспорядке.

Она посмотрела на него и одарила милой улыбкой:

- Я должна была проверить и здесь!

- Можешь остановиться.

Кэтрин повернулась.

- Значит, мне можно идти?

Джудит был удивлена, что Кэтрин спросила нечто подобное. Как и Джеймс. Джудит редко видела его в замешательстве, но в этот момент так оно и было. Он просто сказал:

- Конечно.

Энтони уселся на одном из диванов, закинув руки на его спинку, и спросил:

- Так кто же наш злодей? У меня руки чешутся, чтобы разорвать его на куски просто из-за того, что он был в каюте Джуди, не говоря о том, что он украл у нее.

Джеймс фыркнул.

- Он должен быть целым и невредимым, когда мы передадим его властям.

- Тогда просто дай мне несколько минут с ним. Действительно, Джеймс, ты что, не злишься, что нас осмелились обокрасть нас?!

- Конечно, злюсь.

Энтони закатил глаза на такой спокойный ответ. Но он знал, что невозможно понять, что чувствует его брат. Когда-то он пытался разгадать его, но тщетно.

Вернулся Бойд с женой, и они оба присоединились к Энтони на диване. Сначала Бойд, казалось, сильно не переживал, узнав об ограблении. Но сейчас он хмурился. Он никогда не путешествовал с вещами, которые имеют большую ценность. Так что было странно, что теперь он казался более обеспокоенным, чем кто-либо еще. Джорджина тоже это заметила и подошла к брату, чтобы спокойно расспросить его.

Джек стояла рядом с Джуди, наклонилась к ней ближе и прошептала:

- Как ты думаешь, кто это был?

- Меня больше интересует тот факт, что твой папа еще не назвал нам его имени.

- А зачем оно нам? Ты что, знаешь всех пассажиров корабля? Я, конечно же, не знаю.

- Ах, да, ты, наверное, права. Я просто так переживаю!

- Хуже, - тихо проворчала Джек. - Нас никогда не грабили раньше, ни одного из нас. И мне просто чертовски не нравится чувствовать себя ограбленной.

- Но вора поймали, и скоро мы вернём свои драгоценности назад. Тебе стоит перестать злиться.

- Ничего не могу с этим поделать, - проворчала Джек.

Зашёл Арти, с ним было ещё четыре матроса. Натан был одним из них. Джудит хватило одного только взгляда на него, что её пульс зашкалил, но в то же время её раздирала застенчивость, из-за того, что они сделали вчера вечером. Она улыбнулась ему, но улыбка дрогнула, когда она заметила, как он напряжён. И он даже не заметил Джудит. Он смотрел на Джеймса, как и остальные моряки.

Джеймс подошёл к матросам и протянул янтарное кольцо.

- Узнаёшь это?

Казалось, он не спрашивал кого-то конкретного, но Натан ответил:

- А я должен? Я не ваш вор.

- Тем не менее, оно было найдено под твоей кроватью. Оставлено случайно, не так ли? Не слышал, как оно выпало и укатилось из виду? Это довольно небрежно.

Джудит побелела, на её лице кровинки не было. Она была слишком потрясена, чтобы оставаться спокойной.

- Боже мой! Контрабандист и воришка драгоценностей?! Да как ты мог!?

Натан ничего не ответил, но его изумрудные глаза уже не были такими милыми, когда сужались от гнева. Они стали угрожающими. Потому, что он обнаружил весьма очевидное. Она собиралась прийти в неописуемую ярость, как только перестанет чувствовать, что вот-вот расплачется.

- Что? - спросили все хором.

Кэтрин не смогла бы выбрать более неподходящего времени, чтобы добавить:

- Это тот человек, который вошёл в Вашу каюту с миской молока, Джудит, якобы для того котёнка, которого Вы приютили. Он был очень удивлён, что комната не пуста, когда заметил меня, работающей над Вашими платьями.

Джудит пришла в ещё больший ужас, осознав, что Натан, вероятно, ограбил её уже давно, а после этого ещё и занимался с ней любовью. Решил совместить приятное с полезным? Или он думал, что она станет на его сторону и будет защищать, если случится что-то подобное? У него было множество возможностей за эти четыре дня, чтобы ограбить их. Она сама предоставила их ему из-за котёнка. Неужели он использовал малыша в качестве предлога, чтобы остаться наедине в её каюте? И это был идеальный предлог, не так ведь?! А она сама, не подозревая об этом, подыгрывала ему, настаивая, чтобы он приносил ей молоко. И вчера вечером он ведь не сказал, что он не был преступником. А только то, что если он им и был, то теперь нет. Он – человек, играющий со словами, и им всем досталось только потому, что она была настолько наивна, что поверила ему!

- Почему ты не сказала нам, что он был контрабандистом? - спросил Джеймс.

Щёки Джудит зарделись, и она была вынуждена признаться:

- Потому, что это были всего лишь подозрения. Я думала, что смогу проследить за ним и выведать правду.

- Он пытался купить твоё молчание, не так ли? - мягко сказала Джорджина. - Играя на твоей привязанности.

- Вы хотели сказать, соблазнил меня, чтобы я молчала?

- Ну… да.

- Я убью его! - прорычал Энтони, соскочив с дивана.

- Подождите! - выкрикнул кто-то из моряков.

Но Джеймс успел схватить своего брата.

- Не сейчас, Тони. Сначала – драгоценности, а уже потом сможешь убить его, если так захочешь.

Матрос заговорил снова, но на этот раз в голосе его различалось лишь отвращение.

- Вы, богачи, невероятно странные. Нейт – не вор. Я могу поручиться за него.

Джеймс оттолкнул Энтони назад, прежде чем повернуться к человеку.

- Как?

- Я его первый помощник, - с гордостью сказал человек.

- До сих пор? - спросил Джеймс, а затем обратился к Натану. - А сколько ещё членов моего экипажа были раньше твоим?

Натан смотрел с нескрываемой яростью, потому, что другие два матроса крепко держали его за руки.

- Только Корки, и не впутывайте его в это дело.

- Это наталкивает на мысль, что у тебя должен быть сообщник, стоящий на стрёме, как это обычно бывает. Заприте их обоих, - сказал Джеймс Арти. - Дамы не должны присутствовать на допросе.


ГЛАВА 34

- Просто пусти меня к нему ненадолго, - сказал Энтони своему брату, расхаживая по капитанской каюте. - Я выбью из него место его тайника.

Джеймс поднял бровь.

- Я думал, ты уже покончил с той обидой.

- Он ограбил мою дочь. И получит за это с избытком, - Энтони посмотрел на Джудит, сидевшую на диване между Джорджиной и Джек, которые утешали её.

Руки Джеймса были скрещены, он стоял, прислонившись спиной к двери в весьма непринужденной позе. Но он весьма очевидно блокировал выход из комнаты, и это был довольно прозрачный намёк, что пока Джеймс не позволит Энтони прикончить кого-либо.

Джеймс сказал:

- Арти прочесал весь корабль, но учитывая, что наш вор – плотник, то он вполне мог сделать специальные места для схронов, так что искать бесполезно. Но я всё ещё собираюсь дать Тремейну несколько часов, чтобы он понял, что единственный его шанс не оказаться в американской тюрьме – это сотрудничество, возврат драгоценностей и упование на наше милосердие.

- Никакой пощады, Джеймс, - предупредил его Энтони. - Вернёт он драгоценности или нет, он всё ещё вор и заслуживает того, чтобы сгнить в тюрьме. И он контрабандист. Да он будет счастливчиком, если вообще когда-нибудь выберется из заключения.

Джеймс усмехнулся.

- Янки никогда не посадят его в тюрьму из-за того, что он английский преступник. Они скорее похлопают его по плечу за это. Кроме того, наши контрабандисты не отпетые головорезы, а результат непомерно высоких налогов. Они те, кто с ними не согласен, протестующие. Можно даже сказать, что они – революционеры. Они приняли вызов и начали борьбу, чтобы помочь остальным. Воришки драгоценностей из другой породы. Они крадут лишь ради своей выгоды или когда у них нет другого выбора.

- Что, чёрт возьми, это значит?

- Пожалуйста, вспомни, что Дэнни, моя невестка и твоя племянница, была воришкой. Так что ты можешь понять, как чрезвычайные обстоятельства могут заставить кого-то делать то, что они бы не хотели делать.

Энтони фыркнул.

- Не в этом случае. Этот человек не нищий. У него есть его чёртов корабль и довольно респектабельная недвижимость в Гемпшире.

- Вот именно.

- Что? О чём ты сейчас толкуешь вообще?

- Либо одно, либо второе, Тони, но не всё сразу. Если он вор…

- Если!?

- Тогда, всё остальное, что он говорил о себе – ложь, - продолжил Джеймс. - Допустим, что он вор, который проникает в дома богатых людей, прикидываясь плотником. Он слышит о нашей поездке, и что целых четыре состоятельных семьи будут на борту, а нам в команду требуется именно плотник. Богатая нажива, и всё в одном месте. Сбывшаяся мечта воришки, не так ли? И бесплатное путешествие на новый континент, где он может ограбить ещё кого-нибудь, прежде чем вернётся домой в Англию. Всё правдоподобно. Но совсем не правдоподобно, учитывая то, что он джентри6, дворянин и вор. Этот человек должен быть чертовски хорошим лжецом. Ты понимаешь, что он никогда бы не попал под подозрение, если бы кольцо не впало из его тайника, а он этого даже не заметил когда прятал остальное. Провалить дело из-за такой беспечности. Да чёрт меня раздери, если так.

- Я просто не могу поверить, что он лгал о «Жемчужине», - включился в их разговор подошедший к ним Бойд. - Что же, он даже дал имя кораблю. И нет, меня не укачало, у меня нет морской болезни, - раздражённо добавил он, прежде чем кто-то из двух братьев даже подумал бы об этом. - Я с нетерпением жду, чтобы помочь ему вернуть свой корабль в Нью-Лондоне.

- Я что, единственный, кого он не смог одурачить? - требовательно спросил Энтони.

- Не накручивай себя, Тони, - сказал Джеймс. - Тремейн, если это его настоящее имя, не глупый человек. Он не сделал бы то, о чём ты думаешь.

Энтони не стал отрицать другие его подозрения.

- Не сделал бы?

У него хватило наглости ограбит её, поэтому, я не могу поверить в то, что драгоценности – это единственное, что он у неё украл.

- Спроси у неё, - только и сказал Джеймс.

- Чёрта с два я стану спрашивать, - неловко ответил Энтони, глядя на дочь поверх плеча Джеймса. - Это должна была сделать Рослин, но её здесь нет…

- Джордж, - позвал Джеймс. - Спроси её!

- Джордж не знает, о чём мы разговаривали, - прошипел Энтони.

- Конечно же, знает, - ответил Джеймс. - Ты хочешь сказать, что Рос не может прочесть твои мысли с такой же лёгкостью, с которой Джордж читает мои?

Джудит слышала их достаточно хорошо. Когда её отец был зол, он редко молчал об этом.

- Единственное, на что он соблазнил меня, это дружба и доверие, - глухо сказала она. - Он убедил меня в своей правоте, в том, что он невиновен. Я должна была довериться своим инстинктам. Мне не следовало доверять ему.

- Это не твоя вина, дорогая, - заверила её Джорджина. - Он кормил тебя сказками, рассчитывая на твою природную добросердечность, конечно, ты поверила, - и добавила уже специально для Джеймса. - Как и все мы. И у него было уже достаточно времени, чтобы поразмышлять над всем. Так что заканчивай с этим, Джеймс, чтобы мы смогли поскорее оставить всё это в прошлом.


***


Корабельная комната для арестованных была, скорее, комнатой в которой могли «остыть» члены команды после драки или же временным пристанищем для тех, кто получил лёгкий выговор. Она не была предназначена для длительного пребывания. Она и комнатой для арестованных-то могла называться лишь потому, что вместо двери там были железные прутья. На самом деле, это была крошечная комнатка, одна из четырёх на камбузе, в которой кок хранил мешки с зерном.

Корки использовал один из небольших мешочков в качестве подушки для головы, но никто из них не спал. Две узкие полки или скамейки были встроены в стены этой небольшой комнаты. Но это, скорее, можно было назвать детской кроваткой. Тем не менее, они служили именно для этого. Они могли спать либо здесь, либо на полу.

Там было не достаточно места даже для того, чтобы пройтись, а Натану, в его состоянии, очень хотелось залепить кулаком в стену. Никогда в своей жизни он не был так зол на женщину. Остальные вели себя так, как он и ожидал от богатеев, но Джудит? После того, что они разделили друг с другом, как она могла даже подумать, что он мог обворовать её? Её!!! Даже то, что его ложно обвинили, не сможет сравниться с той болью, которую он ощущал от её предательства. Но это его собственная вина, не следовало доверяться аристократке. И теперь ему придётся провести остаток жизни в тюрьме из-за этой своей ошибке в суждениях.

- Хотел бы я знать, кто подставил тебя, чтобы потом мы смогли получить свою долю от улова.

Корки ещё не воспринимал их заключение под стражу всерьёз. Его отношение было основано на их невиновности и уверенности, что они будут выпущены с извинениями за ошибку, как только настоящий вор будет пойман. Но есть доказательства, а это значит, что люди не станут больше искать, если считают, что нужный им человек уже пойман.

- Я не думал, что там будет после, по крайней мере, не для меня, - сказал Натан, сжимая прутья решётки, отчего они задрожали, но он не получил никакого удовлетворения от игры с этой железной погремушкой. - А вот тебя им придётся отпустить. Никто не сажает людей за дружеские отношения.

- По крайней мере, Арти оставил нам фонарь. Я удивлён, что он не забрал его, после того злобного взгляда, которым он нас наградил. Кстати, о злобе, может у тебя есть враги, о которых ты не упомянул?

- Ты имеешь в виду, кроме Господина Энтони? Нет, больше ни о ком мне не известно. Но как бы сильно мне не нравился этот Господин, он бы не стал подставлять меня, размещая украденное кольцо под моей кроватью. Он более прямолинеен и в мести отдаёт предпочтение своим кулакам.

- Он предпочитает «Сэр Энтони».

- Кто предпочитает?

- Сэр Энтони предпочитает. Он сын маркиза, что, конечно, делает его господином, но, если верить второму первому помощнику, он предпочитает, чтобы его называли Сэр Энтони, так как этот титул он заработал себе сам.

- Да мне, чёрт его дери, наплевать, что он там предпочитает, - Натан сел на скамейку напротив Корки. - Я был выбран в качестве виновника потому, что всегда держался в стороне от двух первых помощников, я единственный член из всей команды, который попросил поместить свою кровать вдали от основных помещений. Растения в общественных местах, это безделушка, декор, который не сможет никого обвинить в причастности к воровству. Но растения в моей комнате будто бы пальцами на меня указывают.

- Я познакомился с людьми, - сказал Корки вдумчивым тоном. - Разузнавал, не захочет ли кто-нибудь присоединиться к нам в поездке домой. Никогда бы не подумал, что один из них окажется таким прохвостом, ни больше ни меньше, а воришка треклятых драгоценностей. Мне следовало бы догадаться…

- Не беспокойся. Ничего кроме как обнаружение безделушек у кого-то другого может вытащить меня отсюда. Тихо! - предупредил Натан, вставая и сжимая прутья решётки, когда услышал шаги. - Кто-то идёт.

- Или просто проходит мимо по пути в камбуз, - с усмешкой сказал Корки. - Можно подумать, они бы разместили комнату для арестантов в центре корабля, не достаточно близко к камбузу, чтобы мы могли чувствовать запах приготовленной пищи.

Натан ничего не ответил, когда увидел, что визит им нанёс сам Капитан. Мэлори огляделся, чтобы найти висящий ключ, прежде чем продолжить дальше движение по коридору. Натан чуть не рассмеялся. Куда бы он смог пойти, если бы ему удалось заполучить ключ? Но он не мог. Но даже если бы у него была обувь на ногах, он все равно не дотянулся до него. Но то, что капитан не знал, где висит ключ, доказывало то, что эту комнату используют не часто. Натан бы не удивился, если бы Мэлори пришлось получить подсказки, как добраться до этого места.

Джеймс остановился перед клеткой. По выражению его лица нельзя было понять его настроения, но зато слова его выдали:

- Я разочарован в тебе.

- Должен заметить, что это чувство взаимно. Любой мог положить это кольцо под мою кровать, и Вы знаете об этом. Очевидно, это сделал вор. Настоящий вор. Тем не менее, здесь сижу я, приговорён за то, чего не делал. Контрабандисты не занимаются тем, чем занимаются воры, и я не собираюсь признаваться в том, чего не делал.

- Давай начистоту, Тремейн. Мне абсолютно плевать на то, чем ты занимался раньше, до того, как зашёл на борт моего корабля. Всё, что тебе остаётся сейчас, это признаться, где ты спрятал остальные ювелирные украшения.

- Вы что же, уже обыскали всех на борту?

- А какой смысл? Всё то, что забрали, было из четырёх разных шкатулок, и некоторые предметы были очень громоздкими: колье и диадемы, которые нельзя согнуть, очень массивный объём, чтобы спрятать от человека.

- Я никогда и ничего не крал в своей жизни, но если бы украл, то, чёрт побери, не был бы так глуп, чтобы скрывать их на корабле, пока земля ещё даже не показалась на горизонте. Я бы подождал, пока появится возможность быстро сбежать, исчезнув из поля зрения.

- Но ты плотник, мой дорогой мальчик.

- И?

- И кто лучше тебя смоделирует спрятанный тайник? Ты мог бы построить схрон в любой стене, полу или потолке и спрятать его от чужих глаз. Простая задача для такого мастеровитого плотника. Я буду чертовски раздражён, если мне придётся по дощечке разобрать весь свой корабль, чтобы найти твоё секретное местечко. Несомненно, буду.

- О, да, и я тоже.

Джеймс рассмеялся в ответ.

- Да, полагаю, что и ты был бы тоже, если бы ты говорил правду. К сожалению, моя семья была ограблена, поэтому, я не склонен верить на слово подозреваемому номер один в этом деле. Ведь доказательства говорят против тебя. Я дам тебе немного времени, чтобы поразмыслить над своим положением, но недолго. Я ожидаю завтра увидеть землю чуть севернее нашего назначения, так что мы можем приплыть в Бриджпорт не позднее завтрашней ночи. Твоё добровольное раскрытие своего тайника и возврат ювелирных драгоценностей могут успокоить мою семью в достаточной степени, чтобы они позволили тебе уйти.

Натан фыркнул.

- Мы оба понимаем, что этого не произойдёт, если я виновен. Но так как я не причастен к этому, то как могу я показать вам место тайника?

Джеймс пожал плечами.

- Кто знает, как изменится настроение моей семьи, когда драгоценности будут возвращены. Но я точно знаю их настрой сейчас, и они жаждут твоей крови.

- Вы имеете в виду, что ваш брат жаждет.

- Ну да, само собой разумеется. Тебе удалось завоевать доверие его дочери. Но если ты зашёл ещё дальше, затащил её в кровать, чтобы полностью перетащить её на свою сторону, а потом обворовать, то я лично прикончу тебя. Так и было, да?

- Вы думаете, что я отвечу, после такого заявления?

- Полагаю, нет.

- Почему бы Вам просто не спросить её?

- О, мы спрашивали. Но у этой милой крошки исключительный ораторский талант, она способна легко запутать и обмануть любого. Она говорила довольно убедительно, но я должен заметить, что так лишь казалось.

Корки присоединился к Натану возле решётки.

- Если Вы хотите перестать идти по ложному следу, Капитан, Вам следует открыть глаза на другие мотивы. Обида, месть, даже ревность или просто ярость. Я видел, как человек в ярости разбил бесценную реликвию. Сознательно. А потом плакал, как ребёнок. А что такое украсть мешок украшений? Слишком поздно сожалеть, что сделал это. Вы понимаете меня?

- Ты говоришь об очень крупном дельце. Никто в здравом уме…

- Вот именно. О каком здравом уме может идти речь, когда главенствует ярость, а?

Капитан покачал головой. Корки посмотрел на него с подозрением и снова сел на скамью. Натан ещё не задумывался о мотивах, но теперь у него мелькнули кое-какие мысли.

- Предположение моего друга немного надуманное, но вот Вам вполне реальный вариант. Был безбилетник, у которого не было времени нанести видимых повреждений, и он был подобран кораблём, следующим за нами по пятам. Это было запланировано, и возможно, что кто-то из нашей команды в сговоре с ним. То, что мы ещё никого не заметили, вовсе не означает, что они всё ещё не следуют за нами.

- Чтобы навредить мне или моей семье?

- Нет, ради того, что Вы только что назвали крупным дельцем. Этот безбилетник мог положить драгоценности в ящик, который бы не утонул. Затем сбросить его за борт и подать сигнал кораблю, следующему за нами, чтобы они нашли его. Украшения вполне могут быть на этом корабле. Ведь они охотились за ними так долго.

- Или же ты мог быть с ними в сговоре и провернуть всё это, - сказал Джеймс уходя.

- Этот бред будет стоить мне моего корабля, чёрт возьми! - прорычал ему вслед Натан. - Ни одна чёртова безделушка не стоит этого!

Он ждал ответа, но его не последовало, отчего он опять с яростью тряханул прутья решётки. По-прежнему не разнеслось ни малейшего скрежета. Они с Корки не вырвались из этой клетки. Его корабль, в конечном итоге, будет продан. Несмотря на его помилование, он всё-таки окажется в заключении. Даже если у Мэлори и нет врагов там, в открытом море, у них есть один на их собственном корабле.


ГЛАВА 35

- Меня ты не обманешь, - сказала Джек, присоединившись к Джудит, стоявшей возле поручней. - Ты не притронулась к еде вчера вечером и сегодня утром. Даже не замечаешь, землю на горизонте. У тебя всё ещё разбито сердце, так ведь?

«Неужели, правда?» - задалась Джудит вопросом. Неужели это то, что я чувствую? Она всё ещё была в небольшом шоке и весьма разочарована. Она даже плакала, пока никто не видел, вчера вечером, перед тем, как уснуть. У неё даже глаза покраснели из-за этого. А ведь ещё и сутки не прошли с того момента, как Натана задержали за воровство украшений.


- Я не говорю, что ты права, но пройдёт ли это когда-нибудь? - ответила Джудит.

- Конечно, пройдёт.

- Откуда тебе знать? Ведь твоё сердце никогда не было разбито.

- Потому, что есть вполне логичное доказательство этого. Половина мира до сих пор утопала бы в слезах, если бы всё было не так.

- Я очень сомневаюсь насчёт половины мира…

- Тогда уж точно четверть. И если тебе нужны доказательства, не твоя ли сестрица вообразила, что влюбилась в молодого лорда Гилберта прошлой зимой? Она, конечно, плакала из-за него несколько часов, но через два дня была абсолютно счастлива и словно жаворонок пела дифирамбы уже лорду Томасу.

- Джейми едва исполнилось шестнадцать. Она имеет право на мимолётные увлечения, пока не выяснит, что же такое настоящая любовь. А она этого ещё не выяснила. Она слишком юна.

- А ты выяснила?

- Я просто чувствую, что меня предали. Он внушил мне мысль, что мы будем друзьями, а потом ограбил меня, нас, всех нас.

- Друзьями и любовниками?

- Джек!

В ту же секунду щёки Джудит покрыл розовый румянец, а Жаклин редко смущалась из-за каких-то «неудобных» тем, не смутилась она и в этот раз.

- Ты же не стала бы заниматься любовью, не рассказав об этом мне? Не думаю, что смогу простить тебе, если ты утаишь от меня такую информацию.

- Я… не стала бы…

Это не было ложью, не было! В конце концов, она расскажет об этом Джек. Просто сейчас она не могла этого принять, от одной мысли о том, насколько близки они были с Натаном, ей становилось больнее. Это затуманивало её разум, сжимало её сердце.


А затем на Джудит посыпался просто град упрёков, когда Джек сказала:

- Но ты же не сказала мне, что он был нашим призраком.

Джудит фактически застонала. Джек не простит её никогда, за то, что она скрывала от неё подобные секреты.

- Ты догадалась?

- Не совсем, - ответила Джек тоном, который очень ранил чувства Джудит. - Его светлые волосы, которые выглядят совсем белыми, не выдали его. У многих людей бывает подобный цвет волос. Но после того как ты во время вчерашнего ужина попросила прощение и удалилась, я слышала, как моя мама прошептала отцу, что, вероятно, никакой он не сосед Дерека. И не было ли худшим преступлением то, что он имитировал своё благородное происхождение? Я спросила, что она имеет в виду, а она объяснила. И неожиданно, твоё увлечение Натаном Тремейном стало иметь смысл.

- Он просил меня держать это в тайне, и теперь я знаю почему, ведь это была очередная ложь. Он не владеет этим домом. Он просто прятал там контрабандный товар. Я рассказывала тебе о моих подозрениях, когда мы гостили у Дерека и его семьи.

- Так он - тот контрабандист, которого ты видела в ночь перед тем, как мы покинули Хэмпшир?


- На самом деле, я не видела его в ту ночь. Но я увидела его на корабле и поняла, что он – наш бывший призрак. То, что он сказал тогда, помогло мне понять, что именно он был тем человеком в разрушенном доме и вёл себя очень подозрительно. Я обвинила его в том, что он – контрабандист. Он это отрицал, конечно, и пообещал всё объяснить, если я не стану никому об этом рассказывать.

- Это не самое большое преступление, - заметила Джек. - Некоторые люди даже считают контрабандистов народными героями, ты знаешь. Я имею в виду, как бы ты себя чувствовала, если бы больше не смогла позволить себе чашку чая, хотя пила его всю жизнь?


- Я знаю. И это единственная причина, по которой я молчала.

Джек фыркнула.

- Я полагаю, то, что он невероятно красив, не имеет к этому никакого отношения. Или то, что ты воображала, будто все эти годы влюблена в призрака?

- Только его симпатичная внешность… возможно…

- Здесь не может быть никаких «возможно». Он очаровал тебя тогда, и до сих пор ты под этими чарами. Конечно, ты можешь сказать, что он скомпрометировал тебя, вне зависимости от того, сделал он это или нет, если ты захочешь заполучить его в качестве мужа. И это может быть единственный способ уберечь его от тюрьмы, если ты захочешь заполучить его в качестве мужа.

- Ты повторяешься.

- Некоторые вещи стоят повторения. Тюрьма может разрушить жизнь человека. А время спасать его наступает именно сейчас.

Страдая от мучительной душевной боли и прогибаясь под гнётом вины, Джудит выпалила:


- Мы занимались любовью.

- Я знаю.

- Нет, не знаешь!

- О, я чертовски хорошо знаю, - ответила Джек. - Думаешь, я не заметила твоих глупых улыбочек вчерашним утром? Думаешь, я не видела бесчисленно количество раз, как именно так улыбаются женщины в нашей семье? Даже у моей матери, прости меня Господи, именно такой взгляд, когда она и мой отец…

- Я поняла.

- Я подожду, пока не заживёт твоё разбитое сердечко, но ни минуты дольше. Я не могу поверить, что ты скрыла это от меня. От меня!

Джудит поморщилась.

- Я знаю. Он обманом заставил меня молчать. Я пыталась докопаться до истины, и соглашалась на все условия, ведь только так это было возможно. Но теперь я понимаю, всё, что я делала, просто помогло ему создать продуманную историю, в которую я поверила.


- Имеешь в виду, в которую ты хотела поверить.

- Да. А время убедило меня, что могу ему доверять. И это самое худшее. Я поверила, что могу доверять ему!

- Боже мой, только не плачь снова! Забудь мои слова. Мы не станем спасать этого погубителя. Тюрьма – это слишком хорошее место для него!

Жаклин больше ничего не сказала, просто обняла Джудит и покрепче сжала объятия. Ветер быстро высушил слёзы. Она продолжала смотреть на береговую линию, которая, как она решила, принадлежала одному из штатов к северу от Коннектикута. Но ей было всё равно. Она потеряла интерес к этой поездке и потеряла аппетит, как верно заметила Джек. Всё, на чём она могла сфокусироваться, это была ужасная боль, которая подавляла её.


Она думала об их противостоянии с Натаном. Сегодня утром она даже подошла к коридору, который ведёт к помещению для арестованных. Но она не пошла дальше потому, что снова начала плакать. Боль была ещё слишком свежа, чтобы разговаривать с ним без криков и слёз. Да и что мог он сказать ей о том, почему обокрал её? Она не поверит ему в любом случае, никогда не сможет поверить, ведь он так много лгал ей.


Но она не могла перестать думать о нём. Образ Натана с котёнком, спящих в её каюте… Он показался ей таким милым, таким невинным, и этот образ никак не уходил из её мыслей. Конечно, даже убийцы любят своих домашних питомцев. Его привязанность к котёнку не снимает с него обвинения. Но было настолько умилительно видеть его таким. И эта трогательная картина заставила её сделать ложные выводы, которые она хотела бы сейчас забыть.

Её дядя Джеймс сказал, что ему не представляется возможным, чтобы Натан был сразу и дворянином, и вором. Он также отметил, что не может поверить в то, что Натан был одновременно контрабандистом и вором. Зачем вору заниматься контрабандой, когда контрабанда и близко не стояла с той выгодой, которую приносит воровство? Он не может быть и тем, и другим. И у него точно нет большого воровского опыта, когда он так небрежно оставил подобные улики. Была ли это его первая попытка кражи? Или он был вынужден прибегнуть к ней, находясь под давлением его племянницы…

Она застонала про себя, понимая, что ищет причину для того, чтобы он был невиновен. Ведь мысль о том, что он попадёт в тюрьму, вызывала у неё нервные спазмы. Не важно, что он сделал, одна эта мысль наполняла её таким первобытным страхом, будто бы это её ждало такое невесёлое будущее за решёткой. Неужели поэтому она так несчастна? Может быть, дело не в разбитом сердце, а это просто выворачивающее душу сострадание к другу? Предполагаемому другу. Да нет же, чёрт возьми, он не был её другом!

- Интересно, что это за город, - сказала Джек. - Я собираюсь ознакомиться с графиками и откопать карту моего дяди Томаса, чтобы узнать. Ты видела ту, которую он дал моему отцу? Это карта всего восточного побережья Америки, и детально прорисованная, надо заметить. Вот почему мой отец сразу же не выбросил её, ведь нарисовал-то карту один из Андерсонов, - засмеялась Джек. - Картография, возможно, всего лишь хобби для Томаса, но он очень дотошный.

Джудит внимательно взглянула на город, который вызвал любопытство Жаклин. Она увидела одноэтажные дома, шпиль церкви и несколько небольших доков с рыбацкими лодками, привязанными в них. «Дева Джордж» была достаточно близко от берега, поэтому она видела, как некоторые люди машут им, или, скорее, машут детям, купающимся в воде.

Её глаза округлились, словно от удивления. Сильный и выносливый человек может легко доплыть до берега с такого расстояния. Ей не обязательно выходить замуж за Натана, чтобы спасти его от тюрьмы. Ей просто нужно выпустить его из клетки.


Она поспешила за Джек, чтобы самой посмотреть на карту. Джеймс заявил, что они достигнут Бриджпорта где-то после полуночи, ближе к рассвету. Им ещё удастся хорошо выспаться этой ночью, так как он не планировал пришвартовываться в доках до наступления утра. Таким образом, она может совершить задуманное в любое время, как только они встанут на якорь в гавани, или же даже раньше, если только она сможет выяснить, около какого побережья они находятся.

По крайней мере, болезненное чувство смертельной опасности ушло, теперь у неё был хороший план. Но так же у неё в голове крутились и другие мысли. Драгоценности ещё не найдены. Её семья будет в ярости, что она поможет Натану бежать. Джек будет единственной, кто поймёт, почему она сделала это. Но когда она поздно ночью пробралась на гауптвахту, то помещение было пустым. Натана там уже не было.


ГЛАВА 36

Поздней ночью погода в Коннектикуте была немного прохладной, если, конечно, они находятся именно в этом штате. В мокрой одежде, уставшие от долгого заплыва к берегу, Натан и Корки дрожали от холода, когда брели в сторону одного местного городка. Они шли на яркие огни какой-то таверны, ведь другие заведения не бывают открыты так поздно.

Натан до сих пор не мог поверить, что они на свободе. Поразительное стечение обстоятельств! Он проснулся из-за шума посреди ночи. И он почти уже решил снова лечь спать, когда заметил, что дверь камеры открыта. Он забыл, насколько узкой была его импровизированная кровать, и чуть не упал на пол, соскочив с неё, чтобы проверить, не сон ли это. Дверь была открыта, но в коридоре никого не было, так что он не знал, кого должен благодарить за своё спасение. Скорее всего, это кто-то из команды, кому не понравилось, как несправедливо обошлись с ним Мэлори. Но может быть и настоящий вор, который таким образом выказал своё сожаление.

В любом случае, он и Корки как можно скорее попрощались с «Девой Джордж». Они даже не посчитали нужным забрать свои вещи. Просто нырнули за борт и поплыли в сторону огней на берегу.

- Скажи мне, что у тебя завалялась пара монет в кармане, когда нас бросили на гауптвахту, - сказал Корки с надеждой в голосе. - Какой-нибудь крепкий напиток был бы сейчас весьма кстати.

- Мои карманы пусты, как и твои.

Корки застонал.

- Мокрые, замёрзшие, без денег, и у нас нет ничего, что можно было бы продать, а ещё влиятельная местная семья скоро будет пытаться вернуть нас. Не слишком хороший расклад, Капитан.

Не очень хороший… пока что. Вот если бы он только смог добраться до «Жемчужины» так быстро, как это возможно, то их проблемы были бы решены. Он кое-что знал о корабле, чего никто больше не знал, даже Корки. По крайней мере, он надеялся, что никто не знал. Но если они были не в том штате…

Ободряющим тоном Натан сказал своему другу:

- Мы будем в порядке, как только доберёмся до Нью-Лондона.

- Точно, друг того янки поможет нам.

Натан покачал головой.

- Мы потеряли эту возможность, когда сбежали с корабля Мэлори. Мы не можем рисковать теперь. Джон Хаббарт просто так не поверит нам, если мы придём к нему без приличной одежды, и у нас не будет для него рекомендательного письма от Бойда Андерсона, ведь он не написал его, так как планировал отправиться с нами. Хаббарт скорее всего отправит сообщение Андерсонам, чтобы для начала всё проверить.

- Как я уже говорил, не слишком хороший расклад, - пробормотал Корки.

- Перестань беспокоиться. У меня есть альтернативный план. Но для начала нам нужно разузнать направление, и я не собираюсь ждать до наступления утра. Так что, пошли.

Они вошли в таверну. Помимо тощего бармена и ещё одной пожилой буфетчицы, здесь было где-то с десяток клиентов, половина из которых толпилась возле бара. Несмотря на то, что в помещении было тепло, а погреться они бы сейчас не отказались, Натан не собирался здесь засиживаться и попусту тратить своё время.

- Добрый вечер всем, - сказал он достаточно громко, чтобы каждый присутствующий в комнате обратил на них с Корки своё внимание.

Все разговоры, и даже брань, резко прекратились, и один здоровенный детина спросил требовательно:

- Кто вы, чёрт возьми, такие?

- Пришли, чтобы вымыть пол, ага? - хихикнул кто-то.

Все начали смеяться. Что же, Натан был согласен, что они выглядели нелепо со своими растрёпанными волосами и одеждой мокрой настолько, что под их ногами натекли целые лужи. И у них даже не было курток, которые могли защитить их от ночного холодного воздуха.

- Если вы можете указать нам, в каком направлении Нью-Лондон, то мы тут же уйдём, - сказал Натан.

Но это вызвало ещё большую волну смеха, и кто-то даже ответил:

- Вы в самом его центре.

Они в Нью-Лондоне? Это не может быть просто счастливая случайность. Кто-то на корабле Мэлори должно быть специально открыл им дверь, когда судно приблизилось к городу, в который он направлялся.

Но прежде чем у Натана появился шанс спросить о теневой верфи и её владельце, имя которого он получил от командора Бэрдиса, детина подошёл к нему и стукнул Натана по плечу с такой силой, что простой человек наверняка упал бы на пол. Натан остался стоять, но агрессивное поведение громилы не изменилось.

Он опять толкнул Натана, когда сказал:

- Мы не рады чужакам в нашем городе. И меньше всего – подозрительным британцам, появляющимся среди ночи мокрыми с головы до ног.

Интересно, все здесь таят обиду против Англии или это просто местный смутьян? Натан пожалел о том, что не подумал изменить свой акцент, если бы смог, конечно. Но сегодня была прекрасная возможность достигнуть его первой цели, и он не собирался уходить отсюда без указания расположения нужной ему верфи.

Он решил попробовать быстро пресечь агрессию этого человека ещё в зародыше, и надеялся на то, что остальные не сплотятся, чтобы помочь своему другу.

- Мы здесь не для того, чтобы причинить кому-то неприятности, - сказал Натан, когда его кулак врезался в живот громилы, следующий удар в его челюсть, сбил мужчину с ног. - Мы действительно здесь не для этого.

К сожалению, парень быстро вскочил на ноги. Он был на несколько дюймов выше Натана, и излучал уверенность, даже улыбался теперь. Но Натан не мог себе позволить проиграть, ведь эта таверна – лучшее место, где он может получить необходимую ему помощь, и, может быть, именно здесь даже найдутся матросы для его команды, которая ему потребуется для возвращения домой. Но ничего не выйдет, если он проиграет или откажется от этого поединка.

Натан надеялся, что он с лёгкостью сможет отразить какое-либо нападки или же обхитрить, но его противник не был невеждой, и провёл пару выпадов, чтобы проверить рефлексы Натана. Натан сделал то же самое. В течение нескольких минут ни один из них больше не получил ударов.

Уставший от долгого плаванья, Натан понимал, что ему не хватит выносливости, если они и дальше будут вот так осторожно проверять храбрость друг друга. И в тот момент, когда противник раскрылся для прямого удара в грудь Натана, Натан сделал обманный замах левой в голову противника, а сам с наскока зарядил ему правой прямо в челюсть. В этот удар Натан вложил весь свой вес, поэтому мужчина снова рухнул на пол.

- Серьёзно, мы здесь не для того, чтобы причинить кому-то неприятности, - повторил Натан и протянул руку мужчине, чтобы тот смог подняться.

Парень посмотрел на протянутую руку Натана, рассмеялся и принял его помощь. Натан представился. Его противник сказал, что его зовут Чарли и заказал Натану виски, которое Натан отдал Корки. Затем он спросил у собравшихся, знает ли кто-нибудь Генри Боствика и его судоверфь. И он получил больше ответов, чем ожидал.

- Я работал на него несколько лет назад, но эта работа не была постоянной. И он зажал мой заработок к тому же. Так что я больше на него не работаю, - сказал Чарли.

Кто-то вторил ему:

- Он и мой заработок зажал, даже не извинился за это. А сам продаёт на аукционах по три-четыре корабля в год. Конечно, покупая старьё и приводя его в товарный вид, он получает только половину из того, что мог бы выручить.

- Не ищи для него оправданий, Паули. Мой брат клянётся, что у Боствика дела не чисты. Есть суда, которые он продаёт в частном порядке, и кто знает, сколько он имеет с них, когда эти дела творятся на закрытой территории.

- Босвик этим объясняет то, что не строит корабли с нуля? - спросил Натан.

- Он и новые тоже строит. Просто людей он нанимает для работы со старыми судами, когда они появляются. Так как требуются годы, чтобы закончить новый корабль. Вот как он работает, насколько мне известно, - пожал плечами Паули.

- Всегда задавался вопросом, как ему удаётся найти так много кораблей, - сказал Чарли. - Некоторые из тех, которые я видел, не были такими уж старыми. Так что он должен был выложить за них приличную цену, а продал недорого. Как же он получает прибыль?

- Он получает прибыль потому, что не покупает их, а крадёт из английских портов, - ответил Натан.

Кто-то засмеялся:

- До сих пор?

Натан напрягся, опасаясь, что все здесь отнесутся к этому так же, и спросил:

- Ты что-то об этом знаешь?

- Я знаю, что некоторые из кораблей, доставленных сюда, несомненно, были британскими. Просто посмотрел бортовые журналы, прежде чем они были сожжены. Но кого это волнует?

- Я понимаю, почему вы не возражаете против того, как он ведёт свои дела. Но я возражаю. Потому что у меня есть основание полагать, что судно, которое он сейчас держит на своём дворе, принадлежит мне.

Человек просто пожал плечами и развернулся к своей выпивке. Чарли спросил Натана:

- Ты по этой причине здесь?

- Да. Чтобы вернуть мой корабль и сдать местным органам власти Генри Босвика и его подельников по преступному воровскому бизнесу.

- Удачи с этим, - хмыкнул кто-то. - Что значит слово британца против слова местного бизнесмена?

- Есть некоторые вещи о моём корабле, которые я знаю, а Босвик – нет. И я надеюсь, что не узнал пока, но для начала мне нужно убедиться, что мой корабль здесь. Может кто-нибудь отвести меня туда?

- Зачем нам это делать? - спросил Паули. - Там на ночь выпускают сторожевых собак, и они свободно бегают по периметру внешнего забора. А каждый корабль закрыт в большом сарае, где над ним ведутся работы. Ты не сможешь проникнуть туда, чтобы увидеть хоть что-то.

Все вокруг дружно согласились с этим аргументом. Но если есть вероятность того, что «Жемчужина» всё ещё в Нью-Лондоне, Натан не собирался дожидаться утра, чтобы выяснить это. Его корабль должен быть здесь. Он был на плаву более двадцати лет. Это должно занять некоторое время, чтобы посадить его на мель и предать ему вид и запах нового судна. Вообще-то, это было его единственной надеждой. Время, которое потребуется, что отполировать «Жемчужину».

- Я щедро заплачу, чтобы увидеть свой корабль сегодня, - предложил Натан.

- Покажи монеты, британец.

Натан проигнорировал этот выкрик.

- Мне будет нужен экипаж для обратного путешествия в Англию. Держу пари, что некоторым из вас нужна работёнка, раз вы в такое позднее время не спите в своих кроватях.

Кое-кто засмеялся, подтверждая правоту этих слов. Но тот, кого звали Томас, ответил:

- Для начала, покажи нам корабль, а уж потом говори о найме экипажа.

Корки наклонился к Натану и быстро прошептал:

- Ты обещаешь то, чего у нас ещё нет.

- Верь мне, - прошептал Натан ему в ответ.

Чарли допил свой напиток и вызвался:

- Я провожу тебя.

Натан улыбнулся и, схватив Корки, последовал за большим парнем, выходящим из таверны.

Чуть позже они подошли к верфи Босвика, располагающейся недалеко от берега. В огороженном дворе был большой сарай, в котором было достаточно места, чтобы строить там корабли, но там было пусто, если не считать рабочего пиломатериала и разгуливающих собак. Был там и крытый ангар, чтобы работа не останавливалась в течение холодных зимних месяцев. Или же он предназначался для того, чтобы в нём что-то спрятать? Но он был недостаточно высок для того, чтобы вместить мачтовый корабль, если только под ангаром не вырыта большая яма.

- Корки, оставайся с этой стороны забора, чтобы при необходимости отвлечь собак, если я не сумею вовремя открыть замок, - сказал Натан.

- Нет необходимости запирать двери, если внутри находятся охранники. И я знаю, что, по крайней мере, один там точно есть, - сказал Чарли. - Я живу здесь недалеко и видел, как он ночью выходит на патрулирование местности.

Натан кивнул и внёс коррективы для Корки:

- Следи, если откроются двери. Попытайся отвлечь, если будет нужно. Чарли…

- Давай сделаем это, - сказал большой парень и перепрыгнул через забор прежде, чем Натан успел закончить.

Натан усмехнулся и последовал за ним. К сожалению, дверь была заперта. Но она была старая. Он мог легко сломать её, но это сразу привлекло бы внимание собак и охранников. И они не знают, как много здесь вооружённых охранников, с которыми им придётся драться.

- Выбить её? - спросил Чарли.

- Нет, давай сначала попробуем легонько подтолкнуть, - прошептал Натан. - Не думаю, что здесь сильные петли, а вот собаки довольно скоро учуют наш запах. Так что действовать нужно быстро.

Они оба упёрлись плечом в дверь и толкнули, но дверь отказывалась поддаваться. Зато послышалось собачье рычание, и очень близко. Натан не подумал об этом, он уже поднял ногу, чтобы пнуть дверь, но вдруг она открылась, до того, как он успел.

Охранник, стоявший перед ними, явно не ожидал их здесь увидеть, поэтому поднимал свою винтовку очень медленно. Натан перехватил её, и врезал прикладом винтовки охраннику по голове. К счастью, ему не пришлось делать это дважды, так как Чарли затолкнул Натана в ангар, чтобы закрыть дверь прямо перед носом у собаки. И сейчас пёс лаял с другой стороны двери, правда, это продлилось недолго. Должно быть, Корки понял, каким образом отвлечь собаку. В ангаре было два уровня, и на втором уровне была дорожка, заканчивающаяся офисом на другой стороне. Офис с окнами, выходившими на главную площадь ангара, который действительно был углублён вниз. В офисе горел свет, и было видно, что за столом сидит ещё пара охранников. Корабль располагался под ними, в центре сарая. Но так как площадь была большая, а освещение недостаточным, то Натан не мог точно сказать его ли это корабль, но он был такого же размера, как его «Жемчужина». Если он располагался в траншее, то Натан, вероятно, смог бы вывести его отсюда во время прилива, если открыть огромные двери амбара.

- Разве мы не выманим других охранников? - спросил Чарли.

- Это может привести к стрельбе, которой я бы хотел избежать. Мне просто нужно попасть на корабль, чтобы убедиться, что он мой. И я думаю, это мы можем сделать так, чтобы нас не заметили. Давай.

Две лестницы вели вниз в рабочую зону. Одна лестница поднималась вверх в офис. Одна – возле входной двери. Натан направился вниз и поспешил к длинному трапу, ведущему к кораблю.

- Спрячься здесь, и следи за главным офисом, - сказал он Чарли, когда они достигли главной палубы. - Дай мне знать, если оттуда выйдет охранник.

У Натана это заняло всего лишь пару минут, чтобы найти то, что он искал: скрытый отсек, который он смастерил в палубе, ниже штурвала. Он с трудом подавил желание рассмеяться, когда нашёл там свои деньги, которые припрятал ранее. Босвик не нашёл его тайник! Инициалы Натана, вырезанные в трюме, видимо тоже никто не заметил, но зато теперь у него были все необходимые доказательства, что это его корабль.

После того, как Натан и Чарли снова были снаружи и перебрались через забор, к ним подбежал Корки и спросил:

- Ну что?

- Они были достаточно любезны, чтобы вытащить нашу «Жемчужину» из своей раковины.

Корки залился хохотом, а потом поднял свою босую ногу:

- Мне пришлось пожертвовать сапогами, чтобы заинтересовать этих собачонок и отвлечь их от вас.

Натан похлопал себя по рубашке, в которой спрятал прибыль от контрабанды, и сказал:

- У нас будет новая одежда этим утром.

Заговорил Чарли:

- Я хочу записаться в вашу команду, но до сих пор не понимаю, как ты собираешься вернуть свой корабль. Органы власти ни за что не поверят британцу, обвиняющему американца в краже корабля.

- Кто является крупнейшим конкурентом Босвика? - спросил Натан.

- Вероятно, Корнелиус Аллан. А что?

Натан улыбнулся:

- А то, что он мне поверит.


ГЛАВА 37

Томас, третий по старшинству брат Джорджины, ждал их на пристани, как только получил известие о том, что «Дева Джордж» была замечена в доках. Джек махала ему с корабля, но рассмеялась, когда увидела как много экипажей и повозок он с собой привёз.

- Интересно, мой дядя ожидает больше Мэлори, чем есть у нас на борту?

- Разве он не самый практичный из Андерсонов? - ответила Джудит. - Всегда легче отпустить ненужную повозку, чем искать недостающую, когда она так нужна. И как же я хочу поскорее встать на твёрдую землю!

- Не притворяйся, что поездка тебе не понравилась. По крайней мере, большая её часть.

Джудит не ответила. Она попросила Жаклин больше не упоминать в разговорах с ней Натана. Достаточно было того, что сегодня утром все вокруг только и говорили о его побеге. Она не стала сообщать об этом, это сделал один из матросов, когда семейство собралось на быстрый завтрак перед тем, как Джеймс завёл судно в доки. Ни одна пара глаз посмотрела на неё, после этой новости. Девушка честно сказала, что она не причастна к этому, и про себя добавила, что она всё равно выпустила бы его на свободу, если бы кому-то не пришла в голову точно такая же идея.

Джудит взяла на руки котёнка, и они с Джек стали спускаться по трапу. Три других брата Джорджины приехали в доки до того, как все пассажиры высадились на берег. Джорджина представила им Кэтрин и Эндресси, кратко упомянув связь последнего с семьёй Мэлори.

Эндресси тут же уверил Андерсонов:

- Мы с сестрой не станем навязываться вам и немедленно продолжим наше путешествие.

Джорджина запротестовала, но была удивлена репликой Кэтрин, которая сказала:

- Вообще-то, я бы хотела принять приглашение и получить удовольствие от праздника. Пожалуйста, соглашайся, Эндресси. Я так давно была на балу в последний раз.

Несколько секунд Эндресси не сводил сердитого взгляда со своей сводной сестры за то, что она поставила его в неловкое положение, но так как он был джентльменом, то вежливо ответил:

- Хорошо. Мы можем остаться на несколько дней.

Чуть позже, Джудит и Жаклин были размещены в удобном открытом экипаже, и вместе со своими родителями направились в дом семейства Андерсон. Красивый особняк, выстроенный из красного кирпича, располагался не далеко от города. Четверо братьев Андерсон сопровождали их на конях, по два брата с каждой стороны, чтобы иметь возможность поговорить с Джорджиной во время пути.

Джеймс посмотрел по сторонам на сопровождающих их родственников и заметил:

- Почему мне кажется, меня везут на виселицу, Джордж?

- Местоположение, мой дорогой, - ответила Джорджина с усмешкой. - Простишь ли ты когда-нибудь их за то, что они хотели тебя там повесить?

- Конечно, нет, - пробормотал Джеймс.

- Думал, что тебе потребуется подкрепление, Джеймс? - спросил Дрю, ехавший слева, когда посмотрел на Энтони.

- Мой брат не позволил бы своей дочери ехать одной, - ответил Джеймс.

- Ну, мы рады видеть её снова, а вот вас… - Дрю засмеялся и направил коня вперёд.

- Можно я убью хотя бы некоторых из них, пока мы здесь, Джордж? - спросил Джеймс свою жену. - Я буду очень нежным.

- Убийство нежным не бывает, - ответила Джорджина. - И ты обещал мне вести себя хорошо.

- Нет, я обещал страдать молча.

- Что же, от тебя этого никто не ожидает. Но ты знал, что они будут вас подкалывать, так как мы находимся на их территории. Не обижайся на них, ведь вы с Тони порой бываете безжалостны к ним, когда они приезжают к нам в Лондон.

Когда экипаж подъехал к особняку Андерсонов, к ним навстречу выбежала Эми:

- Поездка прошла гладко? Все в добром здравии?

Джеймс поднял бровь.

- А ты ожидала, что будет иначе, киска?

Эми покраснела и призналась:

- Ну, я не думала, что что-то пойдёт не так. Но вы же знаете, какая я паникёрша.

- Кое-что действительно пошло не так, - добавил Энтони. - Дамы были ограблены. Похищены их драгоценности, всё до последней безделушки.

- И это всё? - Эми вздохнула с облегчением, а потом добавила. - Что же, могло быть и хуже.

Некоторые их присутствующих закатили глаза от этих слов Эми.

Джеймс сказал:

- Я бы хотел вернуться в город, а сейчас самое подходящее время для этого, пока дамы будут устраиваться на новом месте. Я хочу нанять местных плотников, чтобы разобрать некоторые части «Девы Джордж» и посмотреть, не спрятаны ли там украденные сокровища. Поверхностные поиски не дали никаких результатов.

- А ты ничего не забыл? - спросил Энтони, подарив Джеймсу острый взгляд. - Нужно проинформировать местные власти о том, что мы поймали воров, но вчера ночью они сбежали. Их будет легко найти по их британскому акценту и отсутствию денег, если начать поиски незамедлительно.

Джудит почувствовала, что её сердце упало. Теперь Натан будет беглым преступником?


***


- Эти новые сапоги чертовски комфортные, - сказал Корки уже далеко ни в первый раз. - Я бы мог привыкнуть к такой одежде.

- Ты действительно выглядишь более презентабельно, нежели обычно, - сказал Натан с усмешкой.

Вчера он снял для них номера в местной гостинице. Горячая ванна, сытная еда и утренний поход по магазинам в поисках приличной одежды, сделали их похожими на местных бизнесменов. И теперь они ожидали в офисе Корнелиуса Аллана, чтобы судостроитель принял их. Он был уважаемым гражданином, успешным бизнесменом и главным конкурентом Генри Боствика, поэтому-то Натан рассчитывал на то, что мистер Аллан поверит ему, когда он представит «дело против Боствика».

Мужчина средних лет посмотрел на них с надеждой, когда вошёл в кабинет и сказал:

- Мой менеджер только что сообщил мне, что у Вас есть доказательства того, что Генри Боствик – вор. Лучше бы этому не быть шуткой, молодой человек, потому что я не слышал более восхитительной клеветы за всю свою жизнь.

- Это самая настоящая правда, - заверил Натан мистера Аллана. - Прошлой ночью я убедился, что корабль, который стоит у него в ангаре на переоборудовании – мой. Когда его люди похищали корабль, был убит человек. Но один из воров был схвачен. Из полученной от него информации следует, что Боствик и его подельники крадут корабли из английских портов вот уже на протяжении десяти лет. Возможно, это и начиналось как месть англичанам, но оказалось слишком выгодно, так что месть не может служить для них оправданием. Понятно, что моё правительство желает закрыть их преступный бизнес. А я хочу вернуть свой корабль.

- Интересная история, - сказал Корнелиус. - Но Вы же понимаете, что одного Вашего слова будет недостаточно? Не в обиду, Тремейн, так ведь Ваше имя?

- Натан Тремейн, и нет, я не обижен.

- Ну, это не секрет, что я терпеть не могу Генри Боствика. Он был для меня самой настоящей занозой в течение многих лет. Он не просто занижал мне цены, но ещё он смехотворно скрытен, обгородившись своим забором. Он утверждает, что покупает корабли для восстановления. Я хотел бы посмотреть на документы и записи об этих покупках, но у меня никогда не было веской причины, чтобы попросить показать их мне.

Натан улыбнулся пожилому мужчине.

- До сих пор не было. Если у него и есть какие-то документы, то это на сто процентов фальшивка. Но он занимается этим уже так давно, что я сомневаюсь, чтобы он заметал свои следы, подделывая каждую бумажку.

- Так, почему вы пришли ко мне с этой историей? - засмеялся Аллан. - Помимо того, что враг моего врага – мой друг.

- Потому что вы – уважаемый гражданин, и Ваша поддержка поспособствует скорейшему разрешению вопроса, может быть, даже сегодня. И я упоминал, что у меня есть доказательства, которые нам помогут. Есть две отличительные вещи на моём корабле, о которых не знает никто, кроме меня. Я вырезал свои инициалы в трюме, когда был ещё ребёнком, потому что мой отец сказал мне, что однажды этот корабль станет моим, и я хотел поставить на нём свой отличительный знак. Но я не хотел, чтобы мой отец заметил это, так что вырезал его на обратной стороне одной из балок, самой близкой к корпусу судна. Даже если Боствик уже покрасил трюм, то моляры не смогли бы заметить эти инициалы. А ещё я построил тайник на «Жемчужине», который Боствик не нашёл.

- Это не поможет, если он просто купил старый корабль. Но вот инициалы звучат многообещающе.

- Но это ещё не всё. Я разговаривал с местными, которые работали на Боствика в прошлом. Кое-кто из них видел, как некоторые корабли доставлялись к нему под покровом глубокой ночи. Они готовы свидетельствовать, что это были британские корабли, а не американские. И то, что он продавал их потом, выдавая за новые корабли. Я слышал это от нескольких человек. Но есть вероятность того, что в городе найдутся ещё люди, способные рассказать о его незаконной деятельности. А так как местные говорят, что Боствик строит новые суда не очень-то часто, не дайте ему шанс сказать, что он купил мой корабль. Просто потребуйте у него документы купли-продажи прежде, чем он сумеет что-то сказать. Если он ещё не сумел сфальсифицировать документы, чтобы показать Вам, то может заявить, что это он построил мой корабль. И если он скажет это, то тогда вы поймаете его с поличным, так как он не сможет показать тайник на судне, а я смогу.

Корнелиус Аллан удовлетворённо улыбнулся:

- Вы заручились моей поддержкой, когда упомянули местных свидетелей. Но, скажите мне, после того, как всё это откроется, и вы предадите Боствика правосудию… Не то, чтобы я жаловался, заметьте, но всё же… Вы весьма очевидно спешите увидеть его за решёткой. У Вас есть дополнительная причина, по которой Вы затаили на него обиду?

Натан усмехнулся.

- Того, что он украл мой корабль недостаточно? Нет, я просто был вдали от дома слишком долго. Я стремлюсь вернуть свой корабль и на официальном уровне утвердить то, что воры будут выведены из их бизнеса.

Конечно, он мог бы добавить «Пока не объявились Мэлори с органами правопорядка, чтобы арестовать меня, что может произойти уже сегодня».


ГЛАВА 38

Джудит и Жаклин этим утром наслаждались прогулкой на лошадях, а закончили её гонкой наперегонки до дома. Джудит выиграла, но конюх прозевал их приезд, поэтому Жаклин рассмеялась, когда пришлось спешиваться прямо напротив парадной двери дома.

- Я с нетерпением жду новой встречи с Куинтином сегодня вечером, - призналась Жаклин, когда отдавала поводья запоздавшему конюху.

- Уже первое имя? - ответила Джудит.

Джек встретила этого молодого человека вчера на приёме у Эми. Она задорно улыбнулась:

- Да. Он восхитительный, очаровательный и забавный. И я надеюсь, что он попытается поцеловать меня сегодня вечером.

- На втором свидании?!

- Держу пари, что он попытается, - Джек широко улыбнулась. - Янки не так озабочены нормами приличия как англичане. Кроме того, ему известно, что я не пробуду здесь слишком долго, так что ускоренная процедура ухаживания является приемлемой. Тебе тоже стоит иметь это в виду и наслаждаться жизнью. Мы здесь уже три дня, а я не припомню, что видела тебя улыбающейся.

- Я просто отвлеклась.

- Ты теперь так это будешь называть? Ты должна забыть об этом пройдохе, которого в ближайшее время посадят в тюрьму, и полностью отдаться всеобщей атмосфере торжества. Серьёзно, Джуди, ты должна быть в восторге от встречи с Реймондом Дэнисом на вчерашнем приёме, а не беспокоиться о человеке, которого ты, вероятно, никогда в жизни больше не увидишь. Эми призналась мне, что она уверена в том, что ты будешь в полнейшем восторге от Дэниса.

- Если она заключит на это пари, то я лично придушу её.

Джек закатила глаза.

- Она не станет этого делать.

Вдруг их окликнула Кэтрин. Девушки обернулись и увидели, как она идёт к ним по дороге, ведущей в город.

- Если Вы хотели подышать свежим воздухом, то могли бы присоединиться к нам на конной прогулке, - сказала Джек, когда Кэтрин подошла к ним.

- Спасибо, но я не очень хорошая наездница. И мне нужно было посетить магазины в городе, чтобы купить кое-какие материалы для украшения платья на сегодняшний вечер. Я не брала с собой в поездку бальные наряды, но это не займёт много времени, чтобы превратить одно из моих платьев в бальное.

«Не займёт ли?» - подумала Джудит. Может быть, для такой опытной мастерицы, как Кэтнин, это легко. Кэтрин и Эндресси были ещё в ссоре. Он уступил и позволил им остаться здесь на несколько дней, прежде чем они продолжат свой путь, но он был этим крайне недоволен. Они даже были замечены спорящими по этому поводу, но шёпотом.

Девушки и Кэтрин зашли внутрь. Слуги метались по комнатам, пытаясь приготовить дом к предстоящему балу, а Эми в зале выкрикивала приказы. Она выглядела измотанной, но хотела, чтобы на первом балу, который она проводит, всё было идеально. Кэтрин извинилась и поднялась наверх. Эми подошла к девочкам и, кивнув головой в сторону Кэтрин, сказала:

- У меня очень странные чувства, относительно этой женщины.

Джек рассмеялась:

- У многих людей странные чувства относительно неё. Только Джуди она действительно понравилась.

- А вот и не правда, - высказалась Джудит в защиту Кэтрин. - Твоей маме она тоже нравится.

Джек фыркнула:

- Моя мама слишком добрая, чтобы озвучивать вслух то, что она действительно думает о ней.

- Я вчера видела, как она разговаривала с каким-то молодым человеком в городе, сказала Эми. - И это было слишком фамильярно для их первой встречи. У неё есть друзья в Бриджпорте?

- Это вряд ли, - ответила Джудит. - Она не была в Америке с тех пор, как уехала отсюда, будучи ещё ребёнком.

Джек усмехнулась, предположив:

- Возможно, она нашла себе кавалера в наш первый день пребывания здесь, когда мы устраивались на новом месте. Знаешь, она может быть более искушённой и сведущей в делах с мужчинами, чем мы думали.


***


Тем временем, наверху Эндресси тихо вошёл в комнату Кэтрин. Он не ожидал застать её упаковывающей вещи.

- Куда-то собралась, сестрёнка, не сказав мне? Я думал, ты ещё не готова покинуть Бриджпорт?

Она, удивившись, развернулась.

- Мы оба уезжаем завтра, как и договаривались. Нет причины ждать до последней минуты, чтобы упаковать свои вещи.

Его глаза сузились от гнева.

- Ты лжёшь мне. Ты собиралась улизнуть без меня.

Он схватил её и попытался поцеловать, но она оттолкнула его.

- Прекрати! Я предупреждала тебя, что между нами ничего не будет, когда нанимала тебя на эту роль. И ты сыграл эту роль великолепно. Но всё закончится завтра, и мы пойдём каждый своей дорогой. Ничего не изменилось от нашего первоначального плана, Энди.

- Ты уже изменила план, ведь мы должны были уехать сразу, как сошли на берег. Хочешь свалить, не отдав мне мою долю?

Она цокнула языком и бросила ему небольшой мешочек.

- Доволен теперь?

Он открыл мешочек, доверху наполненный драгоценностями, и сунул его в карман. Но он по-прежнему не мог понять, зачем она рискует всем, задерживая их отъезд.

Затем его глаза округлились.

- Ты же не собираешься приводить в действие сумасшедший план твоего друга? Один раз он уже провалился, ты не можешь рисковать ещё раз. Не здесь, где полно членов их семьи. Твой отец будет достаточно счастлив с теми драгоценностями, которые ты украла для него. Ты заверила меня, что так и будет.

- Я знаю своего отца. Он не будет счастлив, пока не получит всё.

- Я не позволю тебе сделать этого!

- Если ты скажешь или сделаешь хоть что-нибудь, чтобы остановить меня, я расскажу Мэлори, кто ты на самом деле такой. И что это была твоя идея похитить драгоценности, а меня ты силой принудил помогать в этом!

- Они никогда тебе не поверят. Они любят меня, считают одним из своих. Я очень хорошо сыграл свою роль.

- Ох, они поверят мне, даже не сомневайся. Я вынесла драгоценности с корабля, зашив их в подолы моих платьев. Но я также зашила несколько в твою одежду. И я не скажу тебе, куда именно я их вшила, а ведь гардероб у тебя обширный, попробуй найти спрятанную закладку. Но я подскажу Мэлори где искать, если ты всё ещё настаиваешь на том, чтобы испортить мне вечер, - затем Кэтрин добавила очень сладким тоном. - Я с таким нетерпением жду мой первый американский бал.


ГЛАВА 39

Нэтти завершила подготовку Джудит к балу, а потом поспешила к Жаклин, чтобы помочь ей с причёской. Готовая к балу, Джудит решила пока остаться в своей комнате, подальше от суеты и криков, и теперь она молча смотрела на свое ожерелье, отражающееся в зеркале. Нэтти помогла ей застегнуть его, но оставила браслет и кольца, чтобы Джудит надела их самостоятельно. Она одолжила их у Эми, но не это сейчас имело значение. Ей казалось, что теперь она каждый раз будет вспоминать о Натане, когда снова будет надевать на себя драгоценности.

Она ахнула, когда увидела его отражение в зеркале позади себя, будто бы её мысли материализовались. Джудит дотронулась до зеркальной поверхности, но это не была игра воображения. Он действительно был здесь! Она соскочила со своего мягкого бархатного пуфика так быстро, что он упал, и увидела, как Натан со злостью кинул горсть золотых монет на её кровать.

Она понятия не имела, пробрался он сюда через дверь или влез в открытое окно, но если его здесь обнаружат…

- Ты не должен быть здесь.

- Я не мог покинуть страну, не расставив все точки над «i». Я не крал ваших драгоценностей. Мне ничего не нужно от Мэлори.

Он рискует быть пойманным, чтобы сказать ей об этом? Она могла бы заметить, что наличие у него денег может означать то, что он уже продал некоторые драгоценности. Это ничего не доказывает, но ей и не нужны были доказательства. В глубине души она знала, что он не мог быть виновен, он не могу украсть, только не у неё.

И тем более невероятно, что он до сих пор был здесь и смотрел на неё с такой злостью. Она нерешительно спросила:

- Ты всё это время скрывался в Бриджпорте?

- Нет, я был занят, возвращая назад свой корабль.

- Так он у тебя действительно есть?

Она не должна была этого говорить! Он, казалось, разозлился ещё сильнее, когда ответил:

- «Жемчужина» - настоящая, и я почти закончил подбирать команду для неё. Она стоит на якоре в нескольких милях к востоку отсюда.

- А после того, как ты закончишь формирование команды?

- Я отправлюсь домой, в Хэмпшир.

- Так ты действительно владелец того дома?

- Ты что, только притворялась, что верила мне?

Она вздрогнула от его тона, такого острого, что можно было порезаться. Всё что она говорила, делало его ещё более сердитым. Но она не могла ничего с собой поделать, ведь она так нервничала из-за того, что он здесь. Её отец был уже в коридоре, и он мог в любой момент заглянуть сюда, чтобы забрать её и спуститься вниз. Она должна предупредить Натана, что ему нужно уходить. Но она так не хотела, чтобы он ушёл! Да как она сможет ясно мыслить, когда он стоит так близко от неё?!

Она отчаянно пыталась найти тему для разговора, которая не взбесит его окончательно:

- Ты с нетерпением ждёшь встречи со своими племянницами?

Выражение его лица немного смягчилось.

- Конечно.

Она попыталась поднять его настроение.

- Не забыл раздобыть для них несколько новых ленточек?

Это не сработало. Он сердито посмотрел на неё, и то, что было у него на уме, озвучил его суровый голос:

- Как ты могла поверить, что я обокрал тебя?

- Я была шокирована ограблением, а ты никогда не отрицал того, что был контрабандистом. Ты всегда не договаривал и уклонялся, когда я спрашивала. Тогда я не знала, что и подумать, но потом успокоилась и поняла, что ты не смог бы сделать чего-то настолько ужасного. Но попробуй представить, как всё это выглядело. Какое-то время я разделяла подозрения моей семьи о том, что ты уделял мне внимание ради того, чтобы я молчала о своих подозрениях насчёт контрабанды. И таким образом ты получил доступ в мою каюту и стащил мои украшения.

- Недооцениваешь собственную привлекательность, не так ли? Позволь мне дать тебе небольшой совет перед началом твоего выхода в Свет, дорогая. Ты из тех женщин, которым не нужно беспокоиться о скрытых мотивах у мужчин, с которыми ты встречаешься. Ты непостоянная и требовательная, как и остальные аристократки, но никогда не сомневайся в том, что ты – настоящая красавица.

Его тон был таким резким, поэтому она очень удивилась, когда он схватил её за плечи и притянул к себе. Его поцелуй был дерзкий и грубый, и передал всю глубину его чувств лучше, чем сказанные им слова. Но Джудит не волновало, что Натан целовал её так неистово и жёстко, важно лишь то, что он снова целовал её. Её сердце раскрылось, и всё, что она чувствовала к нему, вырвалось наружу. Но он не дал ей шанса ответить взаимностью, даже не позволить обнять себя! Он просто отпустил её и отошёл.

- Счастливой охоты на будущего мужа, дорогая, - бросил он через плечо прежде, чем взобраться на подоконник, а потом просто выпрыгнул из окна на ближайшее дерево.

Джудит подбежала к окну, чтобы убедиться, что он не получил травму в этом прыжке. Она видела, как он спрыгнул с высоты нескольких футов на землю и скрылся в темноте.

Джудит вернулась в свою комнату и подняла пуфик, который она опрокинула. Она заметила своё отражение в зеркале и рассмеялась над глупой улыбкой, которая красовалась на её лице. Он пришёл сюда, чтобы найти ее, прежде чем покинет страну! Даже залез на дерево ради этого! Он был зол, да. И по-прежнему ненавидел её семью, верно. Но ей было абсолютно всё равно. По крайней мере, у них ещё есть шанс, и если он не найдёт её в Англии, то уж она-то обязательно найдёт его. Наконец-то ей есть чего ожидать с нетерпением!


ГЛАВА 40

Количество людей с приветствующей стороны на балу было немалым, ведь присутствовали многие члены семьи Мэлори и Андерсон. Клинтон стоял во главе, а возле него находились Джорджина и Жаклин, чтобы он мог представить свою племянницу старым друзьям семьи. Уилларды, которые были известны проведением собственных балов каждую зиму, пришли едва ли не первыми.

Преподобный Тил прибыл следующим и остановился, чтобы сказать Джеймсу:

- Я рад видеть Вас и Джорджину все еще женатыми.

Когда Джеймс явился весь в синяках и побоях на собственную церемонию бракосочетания, которую проводил Тил, Святой Отец был совершенно уверен, что Джеймса заставили жениться, так что его замечание было вполне искренним.

- Мы пытались их развести, Преподобный, - сказал Уоррен, стоящий справа от Джеймса. - Честно. Но, к сожалению, Джеймса нельзя принудить дважды.

Джеймс поднял золотистую бровь, взглянув на Уоррена. Этот Андерсон – самый худший из всех, он даже пытался повесить Джеймса! Но характер Уоррена абсолютно изменился, когда он женился на Эми, так что Джеймс не мог вывести его из себя независимо от того, как часто он пытался на протяжении долгих лет.

- Ты дома похрабрее будешь, да? - сухо ответил Джеймс шурину. - Если бы я знал это, то наведывался бы к тебе почаще.

Уоррен усмехнулся.

- Черта с два. Как жаль, что тебе не удалось найти предлог, чтобы избежать этой поездки. Мы так надеялись, так хотели…

- Мысль о том, чтобы встретиться с тобой и твоими братьями на месте вашего краткого триумфа, была слишком соблазнительной, чтобы сопротивляться ей, дорогой мальчик, я тебя уверяю. Конечно, Джордж утверждает, что в этот раз все будет честно: один на один, а не пятеро на одного.

- Она не позволит, и ты знаешь это, - заявил Уоррен уверенно.

- Мы можем подождать, пока она уйдёт спать.

Но Джорджина услышала все и наклонилась вперед, чтобы сказать брату:

- Не подстрекай его, Уоррен. Джеймс обещал мне, что будет вести себя хорошо.

- Как жаль, - сказал Джеймс, подождал, пока Джорджина отвернется, и хорошенько ткнул Уоррена локтем. - Можем попробовать завтра, янки.

После того, как последний гость прибыл, Джеймс и Энтони вместе с дочерьми вышли на середину Зала, чтобы открыть бал. Их торжественные тёмные костюмы прекрасно гармонировали со сверкающими платьям девочек. Джек надела розовый шелк, а Джуди – бледно-голубой. Дрю и Уоррен подошли к Джорджине.

- Он действительно умеет танцевать?

- Заткнись, Дрю, - сказала Джорджина, даже не взглянув на него. Она вытерла навернувшуюся слезу, наблюдая за мужем и дочкой, вальсирующими в танце.

- Но ты должна признать, что это ему совсем не свойственно, - отметил Уоррен, который стоял с другой стороны.

- Сегодня свойственно. Он сделает всё для Джек, в том числе будет придерживаться традиций, на которые он просто плюёт. Не забывайте и о том, что мы приехали сюда.

- Это было нашей сделкой! - напомнил ей Дрю.

Джорджина закатила глаза.

- Вспомните, о ком вы говорите. Он обещал это вам в день рождения Джек, когда его переполняли эмоции, и сейчас такой же момент. Да, и вспомните, кому он все это говорил.

Дрю рассмеялся.

- Джеймс переполнен эмоциями?!

Она попыталась ударить его в плечо, но Дрю быстро оказался вне досягаемости сестры, когда понял, что она собиралась сделать, ведь Джорджина часто так делала.

- Это Джек хотела приехать, - сказала Джорджина. - Она не хотела разочаровывать вас, поэтому мы здесь.

Уоррен обнял ее за талию.

- Мы знаем, как сильно он ее любит, Джорджи.

Кружась в танце, Жаклин думала о том же, о чём и ее дяди.

- Знаешь, пап, я не ожидала этого.

Джеймс улыбнулся.

- Почему нет?

- Как будто я не знаю, что ты ненавидишь танцевать! Ты мог бы сказать, что подвернул ногу. Я бы поддержала тебя и даже помогала бы тебе прихрамывать.

- Прихрамывать?! Мне? - он закатил глаза и подчеркнул. - С моими ногами всё в порядке. И я хочу быть здесь, моя дорогая. Кроме того, теперь эти молоденькие парни знают, через кого им придётся пройти, чтобы добраться до тебя.

Она просияла, и не важно, говорил ли он это серьезно. А рядом с ними Джудит улыбнулась своему отцу. Энтони это заметил и сказал ей:

- Твое настроение, кажется, значительно улучшилось, куколка. Я надеюсь не потому, что какой-то здешний янки понравился тебе.

Она рассмеялась на его тонкую попытку выведать у нее все.

- Ты действительно думаешь, что я бы рассказала тебе об этом?

- Я обещаю, что не убью его.

Он сказал это с усмешкой, которую она ему вернула.

- Я знаю. Но нет, еще никто здесь не заинтересовал меня.

- Даже молодой Дэнисон? Эми была так уверена, что он тебе понравится.

Рэймонд Дэнисон должен был быть здесь сегодня вечером, но она не могла вспомнить встречалась ли уже с ним.

- Его не было вчера. Возможно, он не смог прийти и сегодня.

- Джуди! - воскликнул Энтони, недоверчиво глядя на нее. - Он уже с порога стал засыпать тебя комплиментами! Если бы он продолжил, я бы вывел его потолковать. Ты действительно не помнишь?

Она слегка покраснела, но потом улыбнулась.

- Я, вероятно, отвлеклась, вспоминая мамины наставления наслаждаться здесь жизнью, не влюбляясь в американцев. Но если ты хочешь, чтобы меня заинтересовал мистер Дэнисон, ты можешь подвести меня к нему, как только мы закончим этот танец.

- Прикуси язычок. Если ты его даже не запомнила после первой встречи, то пусть будет так. Ничего страшного.

Она все-таки встретилась с Рэймондом Дэнисоном позже и даже потанцевала с ним. Он оказался весьма достойным молодым человеком. Жаклин даже надула губки из-за того, что он был красивее, чем её Куинтин, и Джудит не был уверена, что это просто подшучивание. Рэймонд был похож на английского джентльмена. Его семье, по-видимому, принадлежал бизнес не только в Коннектикуте, но и во всем штате, а он был молодым наследником всего этого. Он был забавным. Она с ним даже смеялась намного больше, чем с другими молодыми людьми, с которыми танцевала. Джудит чувствовала, что будет смеяться сегодня над чем угодно, еще бы – выпить столько шампанского! И независимо от того, с кем она танцевала, она хотела, чтобы это был Натан…

Эми была в восторге. Когда вечер закончился, она получила столько комплиментов, что было ясно – ее первое мероприятие имело оглушительный успех. Даже её первая попытка сватовства, по-видимому, сработала. Она сказала Жаклин, когда присоединилась к ней за столом с закусками после танца с Эндресси:

- Джуди, кажется, понравился Рэймонд Дэнисон. Ты заметила, как часто она смеялась вместе с ним сегодня вечером?

Джек улыбнулась.

- С Джейми было то же самое. Новый мужчина помог забыть предыдущего.

- Она тебе что-то говорила о Рэймонде?

- Она не прекращает танцевать, чтобы я смогла с ней поговорить.

- Если вы имеете в виду Джудит, я вполне согласна, - сказала Кэтрин, когда подошла к ним. - Я надеялась услышать ее мнение об одном замечательном мужчине, которого встретила.

- О ком Вы? - спросила Эми, но добавила с усмешкой. - Я спрошу еще раз, но позже! Я должна выяснить, почему шампанское заканчивается.

- Так и ночь почти подошла к концу! - заметила Жаклин, не желая оставаться наедине с Кэтрин, но Эми все равно ушла.

- Будете ли Вы так добры, чтобы присоединится ко мне в саду на минутку, чтобы встретиться с ним? - продолжала Кэтрин. - Я просто хочу услышать, что еще одна молодая леди думает о нем, прежде чем я отложу свою поездку из-за него.

- Вы познакомились с ним в городе, когда делали покупки? - спросила Джек.

- Да, это так.

- Тогда почему бы Вам не пригласить его в дом?

- Потому что он не был приглашен. Но мы танцевали в саду. Это было довольно романтично. Я удивлена, что Вы еще не попробовали это с Вашим молодым человеком.

Больной вопрос. Жаклин дважды пыталась вытащить Квентина в сад сегодня вечером, но оба раза он отвлекался на одного из своих многочисленных друзей. Может быть, если она исчезнет на некоторое время, он и выйдет. Поэтому она согласилась сопровождать Кэтрин, но старалась оставаться в поле зрения Квентина, чтобы помахать ему, если он увидит, как она уходит.

Терраса была хорошо освещена красивыми фонарями, Эми украсила её, но свет не распространялся далеко. В просторном саду были старые фонарные столбы, но многие из них уже не светили. Кэтрин проходила все глубже в сад.

- Он знает свою работу, и для незваного гостя, пребывая вне поля зрения, - отметила Жаклин с нетерпением.

- Он все еще должен быть здесь, - прошептала Кэтрин. - Я заверила его, что вернусь.

Вдруг из тени вышел мужчина и улыбнулся Жаклин. Ей перехватило дыхание. Он был красив. Очень красив. Черноволосый, черноглазый, одет в шинель и необычной формы шляпу с перьями. Она догадалась, что Кэтрин не хотела услышать её мнение насчёт него. Она просто хотела показать, что нашла самого красивого мужчину в Бриджпорте!

Но Кэтрин вдруг прошептала:

- Скорей!

Это восклицание прервало кратковременное удивление Жаклин. Нахмурившись, она повернулась к Кэтрин, но ей тут же сунули в рот кляп. Она также увидела Эндресси, который бежал к ним с мечем в руке. Слава богу! Независимо от планов Кэтрин, её брат не позволит ей сделать это.

- Отпусти Джек, Кэтрин! - приказал Эндресси яростно. - Я предупредил тебя…

Глаза Жаклин заблестели, когда кто-то неизвестный подкрался сзади к Эндресси и ударил его по голове. Меч упал на землю. Так же как и Эндресси, который теперь не двигался. Они убили его?! Это было последнее, что она увидела. Не говоря ни слова, они связали её и унесли.


ГЛАВА 41

Джудит присоединилась к Джорджине, Эми и Габриеле, которые стояли у входа. В программе вечера, вероятно, будет ещё несколько вальсов, но Джудит уже достаточно танцевала за сегодняшнюю ночь.

- Ну, как всё прошло, твой первый официальный бал? - спросила Джорджина, обняв Джудит.

- У меня, скорее всего, утром будут очень болеть ноги, - улыбнулась Джудит. - А куда подевалась Джек? Она же ещё не ушла спать?

- Не сказав об этом мне? Она бы так не поступила.

- Как и ты, она танцевала большую часть ночи, - сказала Габриела. - Но в последнее время я её не видела.

- Я видела её в последний раз вместе с Кэтрин у стола с прохладительными напитками, но это было довольно давно, - ответила Эми.

Джудит оглядела комнату:

- Я и Кэтрин не вижу.

- И Эндресси тоже нет, если на то пошло, - сказала Джорджина, начиная хмуриться.

- Эти двое не ускользнут с сегодняшнего вечера, не попрощавшись, так ведь? - спросила Эми.

Но сейчас Джорджина была уже больше чем озабочена.

- Не обращайте на них внимания, ищите Джек. Я пошлю мужчин в сад, чтобы они поискали там.

Джудит застонала и поспешила наверх с Габби, чтобы проверить спальни. Джек, вероятно, сейчас в саду, пытается заполучить свой поцелуй от Квентина, и она будет огорчена, когда их отцы найдут её там. И это будет вина Джудит! Она должна найти Джек первой.

Спальня Жаклин была пуста, как и предполагала Джудит. Габриела встретила её в коридоре и сказала, что вещи Кэтрин всё ещё в её комнате, а затем Габби поспешила вниз, чтобы рассказать об этом. Джудит пошла за ней, но потом решила, что лучше сначала проверить Эндресси. Так как ему нравилась Джек, он мог знать, где она, или хотя бы где его сводная сестра. Отсутствие Кэтрин может стать поводом для беспокойства, когда Джек будет найдена.

Но комната Эндресси тоже была пуста, и его сундуки всё ещё находились там. Её внимание привлёк небольшой конверт, стоявший вертикально на бюро7, и лежавший рядом с ним маленький бархатный мешочек. На конверте значилось имя Джеймса. Возможно, Эндресси и его сестра решили улизнуть, а это было их прощальное письмо? Но почему они уехали без своих вещей?

Она спустилась вниз как раз тогда, когда её отец и дядя возвращались из сада. Без Джек. Она почувствовала приступ страха, видя, какими взволнованными они были. Клинтон сообщил им:

- Я отправил запрос в гражданскую милицию, Джеймс. Мы обыщем весь город и за его пределами, если понадобится, но мы найдём её.

- Сначала ты должен прочитать это, дядя Джеймс, - Джудит протянула ему конверт. - Я подумала, что это прощальное письмо от Эндресси, которое он оставил в своей комнате, чтобы мы нашли его на следующее утро, но это может быть что-то большее.

Джеймс открыл письмо и начал читать его.

Энтони выразил недовольство:

- Чёрт побери, Джеймс, хватит держать нас в неведении. Читай эту треклятую записку вслух.

Джеймс не обратил внимания на Энтони, пока не закончил читать. Его гнев был очевиден, он не сказал ни слова, просто передал письмо своему брату. Энтони тоже собирался прочесть его молча, но Джорджина выхватила письмо у него из руки, чтобы прочесть его вслух для всех присутствующих:


«Если Вы читаете это письмо, то значит, я не смог остановить мою бывшую любовницу Кэтрин, и она осуществила свой план по похищению Жаклин. Я никогда не хотел, чтобы это произошло, но она и её сообщники решили совершить этот ужасный поступок, чтобы угодить её отцу. Завтра вы получите записку с требованием о выкупе. Нет, я не был тем, кем представился Вам. Я профессиональный актёр, который по глупости попал под воздействие её женских чар. Она наняла меня для участия в своём плане только потому, что во мне действительно течёт цыганская кровь, а ей нужно было представить меня, как Вашего родственника. Я помог ей украсть драгоценности, но я оставляю свою часть, чтобы доказать Вам, что я человек чести. Жаклин не причинят никакого вреда. Я прослежу за этим и сделаю всё, чтобы покрыть нанесённый мной ущерб семье Мэлори, когда мы встретимся в следующий раз».


Джорджина начала плакать ещё до того, как закончила читать.

Первым заговорил Энтони:

- Мёртвые люди не могут загладить свою вину.

Разгневанные родственники, стоявшие рядом, в один голос согласились с данным утверждением.

- Это должно быть то, что я предчувствовала, - с горечью сказала Эми. - Я знала, что случится что-то плохое, но была уверена, что всё дело в воре, когда вы рассказали мне об этом случае. Я должна была понять, что это что-то более ужасное.

Джудит была так потрясена откровениями Эндресси, высказанными в письме, что совсем забыла о мешочке, который теперь передала Джеймсу:

- Это было рядом с письмом.

Он открыл его и высыпал содержимое на ладонь. Несколько дешёвых подделок под ювелирные украшения и горсть каменей, добавленных для веса, вот и всё, что было внутри.

Энтони фыркнул:

- Конечно же, он не Мэлори. Он слишком глуп. Она расплатилась с ним грудой камней.

- И у него поразительно дурной вкус на женщин, - добавил Джеймс, имея в виду Кэтрин.

Джудит почувствовала пустоту внутри. Она подружилась с Кэтрин, защищала Эндресси!

- Я верила им, безоговорочно, но ты не верил, дядя Джеймс. У тебя с самого начала были сомнения.

- Его единственное доказательство родства с нами было уничтожено во время пожара, что весьма удобно. Оставалось только его слово, но слова незнакомца недостаточно, если дело касается моей семьи. Было легко узнать какую-то информацию о ветви нашей семьи со стороны Стефановых, тем более в Хаверстоне, где люди до сих пор помнят Анастасию.

- Можем ли мы доверять тому, что он написал? - спросила Кети. - В конце концов, он – цыган.

- Скорее всего, нет, даже если это правда, - ответил Бойд жене.

В этот момент кто-то вбежал и закричал, что корабли в гавани Бриджпорта подверглись нападению. Джеймс немедленно уехал, остальные же отправились так скоро, как были готовы лошади: дамы поехали в экипаже, мужчины поскакали верхом. То, что они увидели в гавани, просто не поддавалось описанию. «Дева Джордж» дала крен на бок, а причал, к которому она была привязана, разрушен, и теперь корабль медленно тонул. Судно на противоположной стороне причала тоже начинало наклоняться, но в другом направлении. В доках, вероятно, нет ни одного корабля, оставшегося на плаву. Казалось, здесь проходили военные действия, но не было пожаров, и нет ни одного корабля поблизости от гавани, который был бы ответственен за эти разрушения.

Джеймс был рядом со своим кораблём, и смотрел на дыру, из-за которой судно шло ко дну. Один из членов его команды выплыл из затопленного трюма и доложил:

- Распилили и вырвали некоторые доски, Капитан, как Вы и подозревали. Должно быть сделали сегодня ночью и работали под водой, вот почему часовой ничего не заметил, пока не стало слишком поздно.

Джеймс заскочил на берег и сказал Энтони:

- Я послал Арти разбудить смотрителя. Если Кэтрин и её приятели не потребуют у нас выкуп до завтрашнего дня, то нам будет нужна подсказка о том, куда они собрались увезти Джек.

- В море, очевидно. Иначе они бы не тронули наши корабли, на которых мы могли бы быстро догнать их, - сказал Бойд.

- Возможно, - ответил Уоррен. - Или же они просто хотят, чтобы мы так думали.

Но вдруг кто-то крикнул:

- Смотрите!

Корабль шёл в поле зрения, выплывая из-за поворота. Он отдалялся от города, оставляя пролив Лонг-Айленд, а впереди у него был бескрайний океан. Джеймс начал вспоминать весь свой запас нецензурной брани. Джудит показалось, что она увидела женщину на палубе, хотя было так темно, что она не была уверена. Но у Генри под рукой была его подзорная труба, он передал её Джеймсу.

- Это Кэтрин.

Просто смотреть, как они уплывают, и не иметь возможности остановить их, это привело Джеймса в ярость. Хотя теперь он уже не был единственным, кто нецензурно высказывался по этому поводу. Вернулся Арти и протянул ему записку с требованием выкупа. На этот раз Джеймс прочитал её вслух:


«Приезжай на Сент-Китс, если хочешь вернуть свою дочь. Тебе передадут дополнительные инструкции. Это будет очень простой обмен: ты вместо твоей дочери».


Джеймс зарычал:

- Им нужен я, так почему, Дьявол их раздери, они просто не взяли меня?

- Говорю, исходя из опыта, - осторожно сказал Уоррен. - Ты – не самая лёгкая цель, которую можно заполучить не напрягаясь. Тот, кому ты нужен, по всей видимости, знает, что это так.

- Но зачем дяде Джеймсу ехать так далеко ради этого? - воскликнула Джудит. - Почему бы не провести обмен прямо здесь?

- Потому что здесь Джеймс сможет собрать целую армию себе в помощь, - сказала Джорджина и снова расплакалась. – Они, очевидно, хотят, чтобы он был один, а это означает, что…

Джорджина не смогла закончить мысль, разрыдавшись, но Джулит сама решила эту головоломку. Они не потребовали денег, как обычно бывает, если крадут ребёнка. Им нужен Джеймс, что может означать только одно. Они планировали убить его.

- Но это не имеет никакого смысла, - вставил Бойд. - Они хотят, чтобы ты следовал за ними, но отняли твоё судно.

- Они, очевидно, не хотят морского сражения. Скорее всего, не готовы к нему.

- Но и ты тоже не готов, - ответил Бойд.

- Это не остановило бы меня от того, чтобы протаранить и потопить их прямо в открытом океане.

- Только не с Джек на борту, ты не станешь, - предостерегла его Джорджина, когда обняла Джеймса.

Джеймс внял её предостережению и сказал:

- Или взял бы их на абордаж.

Джудит не могла вынести этого, понимая, как напугана, должно быть, сейчас Джек. Она вспомнила своё собственное похищение прямо из Гайд-парка. Глядя на своих дядю и тётю, она понимала, что они тоже напуганы. Джеймс просто имел дело с подобным раньше, в отличие от остальных, поэтому и выглядел более сдержанным. Он горы свернёт, чтобы только вернуть свою дочь назад, и уничтожит всё, что будет стоять на его пути. Она знала, что она спасёт Джек. Но какой ценой? Его единственным шансом было добраться до Джек прежде, чем её похитители достигнут пункта назначения.

Она отошла, чтобы поговорить с Арти, за несколько секунд до того, как Клинтон подошёл к Джеймсу и заверил его:

- Мы должны найти тебе корабль, пока не починят твоё судно. Я сегодня разошлю людей в другие порты вдоль Пролива. Нам, скорее всего, не удастся найти новое судно, но мы можем уговорить какого-нибудь местного капитана продать нам свой корабль. Но этого всё равно будет недостаточно быстро, чтобы ты догнал и схватил их.

- Я не могу на это рассчитывать, - сказал Джеймс. - Я бы не стал продавать свой корабль ради спасения человека, который ничего не значит для меня. И я не ожидаю, что кто-то согласится на подобное.

- Не согласятся, но ты поможешь им решиться, - сказала Джорджина. - Ты делал это раньше.

- В любом случае, я разбужу наших работников судоверфи, чтобы они немедленно приступили к работе над вашим кораблём, - предложил Томас. Он был самым спокойным из братьев Андерсон, но даже он сегодня вечером был мрачнее грозовой тучи.

Джеймс кивнул, но Уоррен добавил, когда Томас ушёл:

- Это по-прежнему займёт несколько дней, а может и больше. Я ни один раз помогал высушивать корабли, но это гораздо легче сделать на нашем заводе. Всё, что необходимо, будет доставлено сюда. Нам просто нужно будет демонтировать пристань, чтобы освободить место. Как только инструменты доставят сюда, мы сможем начать работу.

Дрю заметил:

- А может быть это из-за денег, Джеймс? Ты понимаешь, о ком я говорю, так ведь?

Джеймс покачал головой.

- Лакросс заперт в тюрьме до конца своих дней. Это не он.

- Ты уверен? Думаешь, он не планировал сбежать оттуда? Не забывай, что некоторым тоже удалось сбежать в ту ночь, когда мы спасли отца Габби. Кто-то из них может попытаться отомстить за Лакросса.

Джеймс фыркнул.

- Это было слишком давно, Дрю. Кроме того, ты действительно думаешь, что у пиратов много друзей? Большинство из этих людей принуждали работать на него, в том числе и твоего тестя. Это была Кэтрин, и делала она это ради своего отца, кем бы он ни был.

Дрю признал это, с некоторым раздражением:

- Это была всего лишь мысль. Просто мне не нравится быть не в курсе того, с чем именно мы столкнулись.

- Как и мне, - сказал Джеймс, а затем посмотрел на жену Дрю. - Полагаю, твой отец не планировал приезжать, чтобы повидаться с нами, и не стоит надеяться на то, что он просто опоздал?

- Мне очень жаль, Джеймс, но нет, - ответила Габриела. - Ему в руки попала новая карта сокровищ, поэтому мы не увидим его в течение ближайших месяцев.

Это была крайняя точка, будто на каждом его шагу кто-то выкопал ямы! Джеймс стал сам отрывать куски от причала голыми руками, задолго до того, как туда добрались работники. Было ужасно больно смотреть, как время уходит, ведь он знал, да и все остальные знали, что завтра будет слишком поздно, чтобы догнать Кэтрин и её подельников прежде, чем они достигнут Сент-Китсс. Даже если им удастся купить корабль, это будет недостаточно быстро.

А потом, в гавань вошла «Жемчужина».


ГЛАВА 42

- Только этого ещё не хватало, - сказал Энтони, привлекая Джудит ближе к себе, словно защищая её. - Он настолько смелый и дерзкий, что приплыл сюда, хотя знает, что здесь его ждёт петля?

По крайней мере, половина из них двинулась вниз по доку туда, где планировала пришвартоваться «Жемчужина». Джеймс подтвердил, что Натан был на этом корабле, после того, как посмотрел на него через подзорную трубу. А потом обратился к своему брату:

- Пожалуйста, помни, что дела обстоят не так, как ты думал. Прекрати ворчать об этом и пойми, что у нас есть более веская причина для негодования. И не стоит раздражать его. Мне нужен этот корабль, и желательно его содействие.

Джудит не понимала, почему Натан всё ещё здесь. Она отправляла Арти, чтобы тот нашёл его на побережье, надеясь, что Натан выразит желание помочь им с возвращением Джек. Но Арти вернулся и сказал, что он не успел вовремя, и «Жемчужина» уже отплыла.

Она пыталась высмотреть Натана на палубе, но все, кого она могла увидеть, были людьми в необычной форме, не похожие на моряков.

- Он привёл с собой военных?

- Похожи на нашу местную гражданскую милицию, - подтвердил Клинтон, узнав одного из них.

- Ха! - выдохнул Энтони. - Так он, в конце концов, провёл последние несколько дней в кандалах.

- Тебе лучше надеяться, что это не так, хотя бы ради Джеймса.

- Почему?

- Потому что теперь у твоего брата есть потенциальный корабль и капитан, с которым можно вести переговоры, а это намного больше, чем у него было несколько минут назад. Но если капитан находится под арестом, то его корабль будет задержан до окончания судебного разбирательства.

- Это не остановит моего брата, янки.

- Тебе стоит помнить, что это родной город Джорджины. Он не захочет быть объявленным вне закона из-за этого.

Взглянув на Джеймса, Энтони с тяжёлым сердцем, но всё же замолчал на какое-то время. Один из людей спрыгнул на причал, чтобы привязать корабль. Джеймс и Бойд подошли к нему, чтобы помочь с этим, когда выяснилось, что он был не совсем уверен, как это сделать правильно. Для высадки остальных был установлен широкий трап. Но прежде чем кто-то из присутствующих смог подняться на корабль, оттуда вывели нескольких уже оседланных лошадей, за ними вышли сотрудники местной гражданской милиции. Энтони остановил одного из них.

- Скажите, Натан Тремейн под арестом?

Человек рассмеялся.

- Под арестом? Да этот мужчина – герой. Он помог Нью-Лондону задержать местную группу воров, которые промышляли под их носом на протяжении десятилетия.

«Что же, это объясняет, почему Натан был достаточно смелым, чтобы прибыть в Бриджпорт», - подумала Джудит. Он не просто заручился поддержкой местной гражданской милиции, он привёл их с собой!

- Тони, в последний раз предупреждаю

Это было всё, что сказал Джеймс, поэтому Энтони прорычал в ответ:

- Я понял. Пусть он сказал правду о том, что его корабль был украден. Но это ничего не меняет…

- Тогда подумай ещё раз, потом что это всё меняет.

- Приветствующая делегация? Я тронут.

Они обернулись. Натан стоял на вершине трапа, скрестив руки на груди. Выглядел он не очень приветливо, словно готовился к схватке. Но Джудит не могла оторвать от него своих глаз.

- Я хотел бы поговорить, Тремейн, - сказал Джеймс, когда был уже на половине пути вверх, поднимаясь по трапу.

Натан не пошевелился, даже не сдвинулся с места, чтобы попытаться преградить ему путь на «Жемчужину», казалось, он даже не слышал Джеймса. Он всё ещё смотрел на Джудит, которую Энтони обнимал у подножья трапа.

Джеймс тоже посмотрел на них и спросил Натана:

- Что привело тебя сюда?

Натан посмотрел на Джеймса.

- В Нью-Лондоне полно китобоев. Трудно собрать полную команду из тех, кто привык зарабатывать китобойным промыслом. Я пытался пару дней. Эти сотрудники гражданской милиции предположили, что мне больше повезёт в их городе, и я смогу найти здесь недостающих людей для команды. А я решил подбросить их до дома, в качестве благодарности.

- Так ты здесь лишь для того, чтобы набрать экипаж?

- Так точно. Разочарованы, что я не в кандалах вместо этого?

- Совсем нет. Сегодня ночью мы выяснили, кто действительно украл драгоценности, но это не всё, в чём она виновата. Мне нужен твой корабль, чтобы попасть на Карибы. Я…

Грубый смех Натана оборвал его речь.

- Я не стану помогать треклятым Мэлори, после того, что вы сделали со мной.

- Очень… жаль… учитывая то, что кто-то помог тебе выпутаться из затруднительного положения, в которое ты попал на моём корабле.

Натан посмотрел на Джеймса длинным пристальным взглядом. Понял ли он что-нибудь из этого заявления Джеймса – непонятно. Но Джудит поняла. Как понял и Энтони, который теперь сквозь сжатые зубы сыпал всевозможными ругательствами.

Но следующий вопрос Натана не был странным, так как они все ещё были одеты в вечерни наряды.

- У вас сегодня бал на причале? - спросил он, взглянув вниз на пристань. - Или война? Что здесь произошло?

- Моя дочь была похищена. Эти ублюдки скрылись, но предварительно сделали всё, чтобы я не смог последовать за ними немедленно.

- Кузина Джуди? Джек?

Джеймс снова посмотрел на Натана, затем на Джуди, которые смотрели друг на друга, а потом сделал предложение, которое было бы для Натана наиболее удобным:

- Я заплачу тройную цену за твой корабль.

- Некоторые вещи не продаются, - сердито сказал Натан.

Джеймс сделал ещё один шаг вперёд.

- Ты действительно не захочешь узнать, на что я пойду, чтобы вернуть свою дочь назад. Прими моё предложение, Тремейн. Это более чем справедливо. И ты даже останешься капитаном своего корабля, хотя это и не то, чего бы я хотел, но, видишь, я могу быть разумным.

- До тех пор, пока Вы не получите то, что Вам нужно?

- Совершенно верно.

Натан не ответил сразу, но это было лучше, чем незамедлительный отказ.

Бойд вышел вперёд, чтобы сделать ему ещё более заманчивое предложение:

- Я даже загружу Вас доверху грузом, когда Вы вернёте нас обратно. Дам вам попробовать вкус жизни торговца, если Вы ещё не знаете, что это такое.

- Нас?

- Меня и моих братьев. Жаклин – наша племянница. Мы, конечно, не слишком любим своего зятя, но предпочли бы, чтобы он не обменивал себя на Джек. Так что мы должны вернуть её прежде, чем это произойдёт.

- Выкуп – это Вы? - спросил Натан Джеймса.

- Да, - сухо ответил Джеймс.

- Так мы можем рассчитывать на Ваш корабль?

- Не определённо, но возможно.

Натан взглянул на причал, с которого на него выжидающе смотрело так много людей. Его взгляд снова задержался дольше всех на Джудит, но потом он напрягся, посмотрев на Энтони. Тем не менее, он сказал Джеймсу:

- Поднимайтесь на борт, но один, если Вы хотите услышать мои условия.

Джудит вздохнула с облегчением. Натан был согласен, просто у него имелись какие-то оговорки. Всё хорошо. В конце концов, он собирается им помочь! Конечно же, он поможет. И пусть у него были свои планы, и он был чертовски зол на её семью, но у него доброе сердце. И если «Жемчужина» снимется с якоря в ближайшее время, то есть шанс догнать тот корабль ещё до того, как он достигнет Карибского бассейна, а значит, Джек и Джеймс могут выйти из этой передряги невредимыми.

На корабле Натан увёл Джеймса на середину палубы, где их нельзя было увидеть с причала. Джеймс уже догадался:

- Я полагаю, ты не хочешь, чтобы мой брат отправился с нами?

- Верно. Ноги его не будет на моём корабле, никогда.

- Если это всё, что необходимо…

- Это не всё. Вы можете взять только трёх братьев Андерсон с собой. Учитывая Вас, именно столько мне не хватает до полной команды. Вы вправе выбрать сами, но вероятно захотите проверить, умеет ли кто-то из них готовить.

Джеймс закатил глаза:

- Так мы договорились?

- Если сможете снабдить меня новым юнгой – Джудит.

Джеймс был по-прежнему очень спокоен:

- А я так надеялся, что не придётся убивать тебя.

- Это не подлежит обсуждению. И не будьте ханжой. Я слышал, как Арти поддразнивал Вашу жену, говоря о том времени, когда она была вашим юнгой. И в то время вы знали, что она – женщина, но она не знала, что вы в курсе.

- В конечном итоге, я женился на ней, - проворчал Джеймс.

- Не суть важно. Таковы мои условия, виконт Рединг.

Джеймс долго не отвечал, но наконец, сказал:

- У вас есть отдельная каюта для неё?

- Да. Но остальные будут спать вместе с экипажем.

- Тогда давай проясним всё. Если она согласится на этот бред, а решение должно быть исключительно её, ты не прикоснёшься к ней, даже случайно. Дай мне своё слово.

- Согласен. И когда будете говорить об этом, можете ей напомнить о Сделке, которую она заключила со мной – баш на баш, как полагается.

Джеймс нахмурился, когда сошёл с корабля. Он отвёл Джудит в сторону и объяснил ей требования Натана и то, что он сказал об их Сделке. Энтони присоединился к ним до того как она смогла дать ответ.

- Ну, что? - спросил Энтони. - Мы отплываем, или он всё ещё обижен за то, что ему пришлось провести пару часов на гауптвахте?

- Его условия таковы: ты не плывёшь, зато плывёт Джудит.

- Чёрта с два она поплывёт! - прорычал Энтони. - Это не проклятая увеселительная прогулка. Она останется здесь, с остальными женщинами.

- Я только что принял его условия.

Джудит положила руку на плечо отца:

- Я собиралась сама настаивать на этом, - сказала она, даже не уверенная, что это было ложью. - Мы говорим о Джек, папа. Я плыву. Я просто соберу кое-какие необходимые вещи и вернусь до того, как на корабль будет загружено всё необходимое.

Она начала уходить, но услышала позади себя.

- Дьявол, Джеймс, почему ты просто не скинул его в воду и не забрал этот чёртов корабль?

- Потому что его приятели до сих пор здесь. Они называют его героем и при необходимости поднимут против нас целый город. Мы не вернём Джек, если нас отправят за решётку. Джуди будет в порядке под моей защитой.

Будет ли она в порядке? Она видела гнев в глазах Натана. Да, он целовал её сегодня вечером, что дало ей надежду на лучшее будущее, но он всё ещё был в ярости. И она не думала, что он перестал злиться на неё, ведь она стала одним из его условий. И теперь должна была прислуживать Натану. Баш на баш? Или же просто расплата за то, что она и её семья обвинили его в том, чего он не делал?


ГЛАВА 43

- Ты пропустила пятно.

- Но этот пол даже не грязный!

- Потому что ты заботишься о его чистоте.

Натан не мог оторвать взгляда от Джудит, когда она сердито поднялась, взяла своё ведро и отправилась в сторону его письменного стола, куда он указал. Встав на колени, она схватила тряпку из ведра и с такой силой ударила ей об пол, что брызги долетели и до него.

- Если ты хотела отполировать мои ботинки, просто следовало сказать об этом, - он развернулся на стуле таким образом, чтобы она смогла дотянуться до его ног.

Она посмотрела на него снизу вверх.

- Доволен собой, не так ли?

Он усмехнулся.

- Вообще-то, да.

Натан был смущён, когда она впервые вошла в его каюту утром, после того, как они отплыли из Бриджпорта. Здесь не было той роскоши, к которой она привыкла, да и мебели тоже практически не было. Он не мог себе представить, что она подумает об этом. «Жемчужина» была трёхмачтовым судном, как и корабль её дяди, но не такая же длинная и широкая. Его каюта была расположена в той же части корабля, что и капитанская каюта на «Деве Джордж», но она не была и в половину такой же большой, как каюта Капитана Мэлори. Отец Натана не спал в ней, а использовал её в качестве штурманской рубки или столовой, где обедал вместе с Корки и Натаном, когда тот ещё плавал с ними. Натан превратил каюту в своё личное помещение и повесил гамак, в котором он спал. Но один из людей Боствика поставил там небольшую кровать, это было изменение, против которого Натан не возражал.

Натан не знал троих братьев Андерсон - Уоррена, Томаса и Дрю, которых Джеймс взял с собой в плаванье. Он бы предпочёл, чтобы с ними поплыл Бойд, но вспомнил, что Джеймс говорил о его морской болезни, так что он будет бесполезен в этом рейсе. Джеймс и трое братьев Андерсон работали наравне с другими членами экипажа, хотя Натан временами ловил их за тем, что они раздавали приказы матросам или пытались командовать, но до тех пор, пока не вспоминали, что они тоже всего лишь часть команды в этой поездке. Для мужчин, которые большую часть жизни были капитанами кораблей, очень сложно изменить старые привычки и перестать командовать.

Во время первого утра в море Джудит заправила его постель, вытерла письменный стол, протёрла пол и принесла его завтрак, при этом не сказала ему ни слова. Она не ругала его за то, что он определил её на роль прислуги. Она не требовала, чтобы он назвал причину, по которой сделал это. И она не проявляла абсолютно никакого недовольства своим положением. Джудит казалась мученицей, которая пойдёт на всё, лишь бы спасти свою двоюродную сестру. Она даже высказала ему краткие слова благодарности за то, что он согласился помочь им в этой спасательной операции. Но Натану не нужна была её благодарность. Хотя он и сдерживал свой гнев, но ведь он никуда не исчез, и особенно он злился на неё.

Он доверял ей. Вот почему злость никак не хотела уходить. Он никогда и никому так не верил, хотя внутренний голос и говорил ему, что не стоит так открываться. Она заставила его посмотреть на богачей по-другому, показала ему, что не все они такие бессердечные, как родственники мужа Энджи. И всё это лишь для того, чтобы в конце доказать, что Натан был прав с самого начала.

Корки уступил ей свою каюту. На «Жемчужине» было всего три каюты, и братья Андерсон заняли третью. Натан не знал, где спал Джеймс, но не удивился бы, если бы обнаружил его спящим возле каюты Джудит, а может быть даже внутри неё, на полу, подпирая собой дверь. Натан дал ему слово, что не прикоснётся к ней, и он не станет, но Джеймс всё равно помогает ему сдержать его слово.

Джеймс никогда не стучал, когда заходил в каюту Натана, и ему было абсолютно наплевать на то, как это выглядело со стороны. Но так бывало только тогда, когда Джеймс не знал, что Джудит там нет. Тогда он стучал. Но когда она была в каюте вместе с Натаном, и Джеймс знал об этом, то наведывался к нему один или два раза. Неожиданно. И очень тихо. И даже не извинялся за это! Натан находил это раздражающим, но он не был так глуп, чтобы просить Джеймса не делать так больше. Он понимал, что перешёл черту со своими требованиями. Но это был просто какой-то момент безумия или одержимости, когда он выдвинул это требование! И Джеймс, без сомнения, заставит его заплатить за это, как только вернёт свою дочь обратно.

Как ни странно, но Натана даже не должно было быть там. Он мог поискать матросов для своей команды в других городах, а не в том городе, где была Джудит. Он должен уже быть на обратном пути в Англию, к своим племянницам, а вместо этого позволил Мэлори втянуть себя в их семейные проблемы. Если бы он только не знал Жаклин – бесстрашную, дерзкую, смешную… и самую близкую подругу Джудит. Он мог бы сказать категоричное нет, если бы не встречал Джек или если бы не увидел умоляющий взгляд Джудит там, на пристани…

Но Джудит недолго оставалась тихой мученицей. Её вспыльчивый характер проявился в первый раз тогда, когда он отдал ей приказ, которого она не ожидала. Например, постирать его одежду или выдраить снова пол, хотя она мыла его только вчера.

- Это не баш на баш, - заметила она. - Я ведь только спрашивала о твоей жизни.

- Но у тебя была такая возможность, дорогая. Ты не представляешь, сколько бессонных ночей я провёл, размышляя о том, как бы ты могла меня использовать.

Она густо покраснела. Он уступил и вернул ноги обратно под стол прежде, чем она даже потянулась к ним. Но он всё ещё не мог отвести от неё глаз, когда она стала чистить пол рядом с его столом. Она была красавицей, когда надевала платья или халатики, но сейчас выглядела чертовски соблазнительной в своём мальчишеском костюмчике, а носила она на корабле исключительно его. И прямо сейчас ему открывался превосходный вид на неё сзади, её бриджи чётко обрисовывали изгибы бёдер, когда она наклонялась вперёд, вытирая пол. Для него становилось всё сложнее не прикасаться к ней, особенно когда он видел её в таких позах, как теперь, а она была так близко, что он мог чувствовать её запах. Он должно быть мазохист, раз заставляет себя пройти через всё это, хотя по-прежнему так сильно желает её. Но он просто хотел побыть с ней ещё несколько дней перед тем, как они навсегда расстанутся.

Снова взглянув на него, она вдруг спросила:

- Кто выпустил тебя из камеры?

Ему было приятно, что она всё ещё интересовалась им, но он разозлился из-за темы, которую она подняла. Он понял, что она опять пытается сделать это - перемешать все его эмоции и чувства. Но он не был удивлён. Она и понятия не имела о глубине тех эмоций, которые возбуждала в нём. Он никогда не давал ей понять, насколько сильны его чувства, даже в ту ночь, когда они занимались любовью. Но правда была в том, что он боялся влюбиться в неё. У них нет надежды на совместное будущее, и это только подпитывало его гнев.

- Я спал, поэтому не видел, кто это был. Но, очевидно, не ты, - сказал он с горечью.

Она только открыла рот, чтобы ответить, но передумала. Потом опять собралась, но снова закрыла рот.

Его брови сошлись вместе, когда он посмотрел на неё:

- Что?

Она вперилась взглядом в пол и сказала так тихо, что он едва услышал её:

- Я собиралась.

- Собиралась сделать что?

- Выпустить тебя. Я ждала, пока все уснут. Но прождала слишком долго. Ты уже ушёл.

Он фыркнул.

- Очень удобно говорить так сейчас.

Её кобальтовые глаза округлились от удивления, когда она снова на него посмотрела.

- Ты мне не веришь?

- А почему я должен?

- Возможно потому, что я никогда не врала тебе? Я лгала ради тебя, но никогда не лгала тебе. И молчала, ну если не считать последнего раза, когда я упомянула об импорте, насколько я могу вспомнить.

- Об импорте? Что это вообще значит?

Она только пожала плечами.

- Я могла бы солгать о членах моей семьи. Ведь семейные тайны есть семейные тайны, ты понимаешь это, и они не должны распространяться на тех, кто не имеет к ним прямого отношения. Конечно, не очень благоразумно с моей стороны. Ты же, в свою очередь, лгал мне. Или же ты и сейчас станешь утверждать, что никогда не был контрабандистом?

- Ты действительно думаешь, что я отвечу? Тебе, дорогая, нельзя доверять.

Она застыла, очевидно, оскорблённая этим высказыванием, и он не смог не заметить обиду, мелькнувшую в её глазах. От этого его внутренности словно тисками сжали. Он потянулся к ней, но в последнюю секунду остановился. Треклятое обещание… И именно в эту секунду Джеймс открыл дверь и нахмурился, когда сразу же не увидел Джудит.

Но она тут же поднялась, догадавшись, кто вошёл сюда без стука, и, держа в руке ведро с водой, натянуто сказала Натану:

- Я закончила с полом, а сейчас пришло время для ленча.

Она выбежала из комнаты, даже не взглянув на своего дядю, но Джеймс не вышел вместе с ней. Он очень медленно вошёл в комнату, его угрожающее поведение свидетельствовало о том, что расплата за наглость намного ближе, чем Натан мог представить.

- Я знаю, это не твоя битва, Тремейн, поэтому твои условия были такими возмутительными…

- Не нужно зловещих предостережений, пожалуйста. Я не злоупотребляю её положением. И Вы ошибаетесь, я был вынужден прийти сюда.

- Да? Я и представить себе не мог, что был настолько убедителен.

Натан засмеялся.

- А Вы и не были. Но мои причины – моё личное дело. До тех пор, пока ничего не случится с этим, пока я не вернусь в Англию, - он вынул документ и снова забросил его в ящик стола. - Будьте уверены, всё будет в порядке.

- И что это за бумага?

- Доказательство того, что я выполнил свою миссию.

- Я – это все доказательства, которые тебе потребуются, старина. Или же, в случае если я не выживу в этом приключении, моя семья поможет тебе.

- Не обижайтесь, лорд Мэлори, но я предпочитаю документ, который от меня затребовали.

- Кажется, я понимаю… соглашение о помиловании?

Натан снова рассмеялся.

- Вы удивительны. Ваша дедукция поражает.

- Так ты не хочешь честно признаться, зачем тебе нужно помилование? Но тебе и не стоит объясняться. Я вёл довольно насыщенную жизнь, видел больше, чем следовало бы. Даже если ты вернёшься из плаванья на своём корабле, тот факт, что тебе необходимо письменное доказательство успешности твоей миссии, говорит само за себя. Ты стремишься к продвижению по службе или помилованию, а так как ты не военный… - Джеймс побрёл обратно к двери, но остановился на мгновение, чтобы обернуться. - Ты мне понравился с самого начала. Уложил и вырубил моего брата, без какой-то видимой причины, а это требует мужества. Я надеюсь, что мне не придётся в конечном итоге убивать тебя.

Натан подался вперёд.

- Это Вы выпустили меня из клетки на корабле?

Ни выражение лица, ни тембр голоса Джеймса не изменились.

- Это означало бы, что ты должен мне, не так ли?

Это немного раздражало, что его нельзя было прочесть при помощи эмоций.

- Вы не собираетесь отвечать?

- Я? И вдруг делаю добрые дела? - Джеймс рассмеялся, когда вышел из каюты.

Натан какое-то время разочарованно смотрел на дверь. Это была отвратительная привычка всех Мэлори, оставлять недосказанность вот так витать в воздухе. Конечно же, Джеймс не мог этого сделать, ведь именно он был тем, кто посадил Натана на гауптвахту. Сейчас Мэлори знают, что Кэтрин была их вором, но они не знали этого, когда находились на «Деве Джордж». И Натан не собирался искать повод, чтобы быть обязанным этому человеку. Он предпочитал, чтобы всё было наоборот.


ГЛАВА 44

Прошло четыре дня, а они до сих пор не заметили корабль, который пытаются догнать. Джеймс сказал, что потребуется не меньше недели, чтобы достичь берегов Сент-Китс, или меньше, если им повезёт со встречным ветром. Они рассчитывали догнать корабль Кэтрин ещё в пути, что позволило бы отвести смертельную угрозу от Джеймса. Но, очевидно, что второй корабль стартовал с огромной форой, которую они до сих пор не смоги отыграть, поэтому нужно было рассмотреть альтернативный план.

Этим утром Джудит вошла в каюту Натана, принеся ему завтрак. Он стоял рядом со своим столом, но сразу же посмотрел на неё, как только она вошла. Он довольно долго смотрел на девушку, прежде чем перевести взгляд на карты, располагающиеся на его столе. Карты Карибского моря, которые принадлежали Джеймсу. Они были насквозь промокшие, когда Арти принёс их с «Девы Джордж», перед тем, как они отплыли. Но теперь они высохли и были по-прежнему читаемы.

- Снова лишь одна тарелка? - сказал Натан прежде, чем она смогла бы заговорить на интересующую её тему. - Ты не выполняешь мои указания достаточно хорошо, не так ли?

Она улыбнулась.

- Нам не следует обедать вместе, пока я исполняю роль твоей прислужницы.

- Я не освобожу тебя от обязанностей моего юнги.

- А я разве прошу об этом?

- Нет, не просишь. И почему, позволь узнать?

Она была удивлена. Это был первый раз, когда он открыто признался, что сбит с толку её согласием относительно его требования. Но она никогда не признается ему, как была необычайно взволнована тем, что он включил её в список своих условий. Сначала она немного нервничала, но это длилось недолго и закончилось, когда она поняла, что Натан хотел лишь того, чтобы Джудит выполняла работу юнги. У него не было никакой возможности узнать, что чувствовала Джудит, выполняя свою работу в этом коротком путешествии ради возвращения Джек.

Она сказала в ответ:

- Чтобы услышать, как ты говоришь мне «нет»? Спасибо, благодарю, но меня всё устраивает.

Затем она быстро упомянула:

- Мы приближаемся к Сент-Китс. Стоит обсудить стратегию с моей семьёй. Я предложила провести сегодняшний ужин здесь, в твоей каюте, так что ты тоже можешь поучаствовать в этом.

Он удивлённо приподнял бровь.

- Немного самонадеянно для тебя, не находишь?

Она состроила самую невинную рожицу:

- Ты не хочешь к нам присоединиться?

- А обслуживать за ужином будешь ты? Могу себе представить, как это будет выглядеть. Со сколькими из них мне придётся подраться, прежде чем мы приступим к обсуждению стратегии?

- Я не оставлю их наедине с твоей озлобленностью. Сегодня я ужинаю с вами.

Он засмеялся.

- Так вот какой я? Злобный?

- Всё лучше, чем признать, что ты пытаешься отомстить мне.

- Никакой мести, дорогая.

- А как бы ты это назвал?

- Простая потребность в юнге.

Она поджала губы от досады, потому, что он не был готов назвать ей истинную причину, по которой заставил её прислуживать ему. А ведь она была готова сказать, почему она не возражала против этого! Она подошла к кровати, чтобы заправить её. Джудит до сих пор чувствовала на себе его взгляд. Это было почти так же, будто бы он на самом деле касался её. И почему он до сих пор даже не притронулся к ней?! Ах да, он обещал её дяде, что не коснется ее и пальцем. И Джеймс заверил её, что он вместе со своим шуринами поднимет настоящий бунт, если Натан посмеет это сделать. Но она не ожидала, что Натан будет придерживаться своего слова так буквально!

А потом он вдруг сказал:

- Я проснулся сегодня утром и, кажется, потянул мышцы на шее, и это до сих пор не прошло. Подойди и посмотри, сможешь ли ты разработать их.

Её глаза округлились. Она выпрямилась и, медленно повернувшись, увидела, что он всё ещё сидит за своим столом.

- А что насчёт твоего обещания, данного моему дяде?

- Я не нарушаю его. Твой дядя сказал, что я не могу прикасаться к тебе, но он не говорил, что ты не можешь прикоснуться ко мне.

Она внутренне затрепетала от одной этой мысли. Волновалась она ещё и из-за того, что выполняя его просьбу, она не сможет дотронуться до него так, как ей бы этого хотелось. Её дыхание участилось еще до того, как она подошла к нему. Когда она стояла позади него, глядя на его широкие плечи, то почувствовала прилив тепла и острое желание. Она должна представить, что это не до него она дотрагивается. Джудит закрыла глаза и попыталась сделать это, положив пальцы на его рубашку.

- Я едва тебя чувствую, - он встал со стула, развернулся к ней и стал расстегивать свою рубашку.

Джудит застонала про себя, всё ещё не в состоянии оторвать от него глаз. И когда он снял свою рубашку и повесил её на спинку стула, взгляд девушки бродил по его мускулистой груди и остановился на пряжке от его ремня.

- Теперь, попробуй ещё раз, - сказал он.

Когда она подняла голову, то увидела полуулыбку на его лице. Он наслаждается этим!

Джудит глубоко вздохнула и решила сделать его положение настолько же неудобным, насколько дискомфортно чувствовала себя она в этой интимной ситуации, которую он создал специально. Она дотронулась своими пальчиками до бархатистой кожи на его шее и ритмично провела ими вверх и вниз, а затем спустилась на его плечи. Его волосы задели тыльную сторону её ладони, и она чуть не задохнулась от этого ощущения! Сначала она поглаживала его, но потом начала разминать его плечи, глубоко массируя их, а затем снова нежно. Она услышала его стон, а затем вдох. Вскоре она сама растворилась в этом ощущении чистейшего удовольствия, не осознавая, что может произойти дальше…

Она наклонилась вперёд и спросила:

- Ну что, ты чувствуешь меня сейчас?

- Этого не было, - Натан соскочил со стула. - Уходи. Немедленно!

Джудит выбежала оттуда, кинувшись прямиком в свою каюту, и оставалась там до тех пор, пока румянец не сошёл с её щёк, а руки не перестали дрожать. Невыносимый человек! Она надеялась, что его шее стало только хуже… Да нет же, кого она пытается обмануть! А у него вообще болела шея? Он выглядел весьма самодовольным, сказав, что она может коснуться него. Не была ли это его хитрость, которая обернулась против него самого? Эта мысль заставила её чувствовать себя намного лучше. Но она не вернулась в его каюту до ужина, появившись там лишь со своими родственниками.

Ужин мог бы пройти хуже, о чём Натан всерьёз беспокоился, но братья Андерсон вели себя вполне миролюбиво, хотя Джудит и была свояченицей Бойда и племянницей их сестры Джорджины. Вероятно, Джудит заверила их, что она совсем не против такого положения дел, если этого требует их «ситуация».

Каюта Натана была совсем не рассчитана на гостей. Его стол вмещал всего лишь четверых, но сейчас он был так переполнен провиантом, что никто даже не пытался уместиться за ним. Все сразу же преступили к обсуждению.

Томас и его брат Дрю оперлись спиной о стену и так ужинали. Уоррен, Джеймс и Джудит использовали три стула, находящиеся в каюте, а Натан остался за своим письменным столом.

- Ты не можешь просто сдаться им, - сказал Томас Джеймсу. - Когда мы доберёмся туда, мы должны найти место, где они содержат Жаклин, до того, как они узнают, что мы там.

- Пришвартоваться в другом месте? - предположил Дрю.

- В этом нет необходимости, - вставил Уоррен. - Кэтрин – единственная, кто сможет узнать кого-нибудь из нас. Но она не узнает этот корабль.

- Тогда, войдём в город замаскированными? - сказал Томас.

Уоррен кивнул:

- И найдём кого-нибудь из них, кого сможем допросить.

- А если Джек там не будет? - сказал Джеймс.

- О чём это ты? - спросил Уоррен.

- Они направили меня туда для получения дополнительных инструкций. Это не значит, что они тоже будут там.

- Но какой в этом смысл?

- Чтобы я сел на другой корабль. Один.

- Не делай этого, Джеймс, - предупредил Томас. - Ты – это наше единственное преимущество.

- А я до сих пор считаю, что если мы выясним, кто отец Кэтрин, то сможем выяснить, как ему помешать, - настаивал Дрю. - Ну, подумай ещё раз. Кто жаждет отомстить тебе так сильно, что смог бы пойти на всё это?

- Мы уже исключили его, как причину, и это будут бессмысленные рассуждения. В своё время я многим перешёл дорогу, включая вас. Честно, я не могу подсчитать количество моих врагов в этой части мира.

- Тем не мерее, многие из них думают, что Хоук – мёртв, - напомнил Уоррен Джеймсу. - Это существенно сужает круг подозреваемых.

- Кто такой Хоук? - спросил Натан.

Воцарилась тишина, но кое-кто из Андерсонов посмотрел на Джеймса, чтобы увидеть, станет ли он отвечать или же врежет Уоррену за то, что тот упомянул это имя. Джеймс очень долго смотрел на Натана, прежде чем ответить:

- Это было имя, которое я использовал, когда плавал в этих водах, но уже довольно давно.

- Когда Вы были пиратом? - не сдавался Натан.

Повисла гробовая тишина. Напряжённая тишина. Джудит застонала про себя и почти выпалила, что она не говорила этого Натану. Но вдруг Джеймс рассмеялся:

- Как ты когда-то был контрабандистом?

Натан фыркнул:

- Туше.8

- Я - паршивая овца в своей семье, - продолжил Джеймс. - Какое-то время мне приходилось защищать их от последствий моих выходок, при помощи вымышленного имени. Просто не мог им дать ещё больше причин отречься от меня, ну, ты понимаешь, когда их и так уже слишком много.

Натан кивнул, принимая этот неопределённый ответ.

- Тогда, могу ли я обратить Ваше внимание на то, что будет вполне очевидно? Если вы собираетесь высадиться на Сент-Китс, то схватите Кэтрин, когда будете там. Тогда у вас появится более удобный вариант обмена.

Все согласились с этой идеей, но Джеймс отметил:

- Только если её корабль будет там. Они могут просто оставить там человека, который направит меня в новом направлении. Но сейчас на нашей стороне неожиданность, так что мы готовы к любым поворотам событий.


ГЛАВА 45

Кэтрин злилась. Уже не в первый раз, как она чувствовала болезненное опустошение на его корабле. Она хотела этого мужчину. Именно это сыграло огромную роль в том, что она решилась на это путешествие. Она была так уверена, что соблазнит капитана, ведь путь предстоял такой длинный! Но она слишком поздно обнаружила, что он презирал её отца, и из-за этого он едва мог терпеть её присутствие на своем корабле. Ей следовало узнать это раньше, но отец никогда ничего ей не говорил!

- Я думал, что это твои люди, но они не такие, как ты, - сказал Эндрю, присоединившись к ней на палубе.

- Заткнись. Тебя вообще не должно было здесь быть.

- Тогда почему я здесь?

- Ты еще спрашиваешь?! После того, как у тебя внезапно проснулась совесть? Я не могу доверять тебе. Ты мог все рассказать семейству Мэлори.

Он быстро сменил тему из-за этого напоминания:

- Куда мы направляемся?

- После Сент-Китса? На другой остров. Он настолько мал, что даже не имеет названия. Тебе он не понравится.

- Почему нет?

- Из-за пиратов, - самодовольно сказала Кэтрин.

- Так вот кто эти люди?

Она фыркнула:

- Ты считаешь, они выглядят как пираты?

- Вероятно… - осторожно сказал он, оглядывая палубу.

Она усмехнулась.

- Это всего лишь яркие представители Карибского бассейна. Среди них нет людей моего отца.

- Значит, ты их наняла?

- Нет, но капитан исполняет приказы отца. Ему велели привезти Жаклин. То, что я смогу добыть дорогие ювелирные изделия, было единственной причиной, из-за которой отец позволил мне пойти вместе с ними. Он думает, что я некомпетентна, как и другие его незаконнорожденные дети. Это было испытанием для меня, отец был уверен, что у меня ничего не получится. Но мне удалось. Я даже помогла с миссией капитана, так что теперь отец знает, что я могу быть полезной ему. Он больше не отошлет меня.

- Ты едва знаешь этого человека. Ты потратила всю жизнь, чтобы найти его. Почему ты хочешь произвести на него впечатление?

- Он мой отец! Единственный родной человек, который у меня остался.

- Но не тебе приказано украсть Жаклин, ты можешь отпустить её.

- Что ты мелешь?! Она…

- Полностью завладела вниманием капитана. Ты думаешь, я не заметил, как ты на него смотришь? Как когда-то на меня.

Её глаза сузились.

- Они хотели запереть тебя. Не заставляй меня жалеть, что не позволила им этого.

- Я просто говорю то, что вижу. Ты хочешь его. Но у тебя ничего не получится, пока на борту есть такая красотка, как Жаклин, да еще и в его каюте. Он её ни разу не выпускал оттуда. Она хоть в порядке?

- Конечно, в порядке. Она – его драгоценный груз, - сказала Кэтрин язвительно, посмотрев на дверь в каюту, о которой только что вспомнил Эндрю.

- Я до сих пор не понимаю, зачем ты послала того человека на борт «Девы Джордж», если они все равно следовали за нами все время до Бриджпорта. Какой в этом был смысл?

- Ты задаёшь слишком много вопросов, - ответила Кэтрин.

- Да ты сама не знаешь! - воскликнул Эндрю.

- Это сделал капитан, - заговорила Кэтрин. - Я нашла тебя, как прекрасный способ пробраться на борт, на котором плывёт целое состояние в виде драгоценностей. Они попробовали захватить Жаклин до того, как Мэлори отплыли, но безуспешно. Капитан не хотел тратить время на то, чтобы преследовать «Деву Джордж» до самой Америки, если можно было похитить Жаклин с корабля, ещё толком не отплыв от Англии.

- Его человек напоил её чем-то, да? Я помню, как она жаловалось на усталость в первые дни плаванья. Вы что, так уж сильно отчаялись? Если бы у них получилось, то они бы сэкономили лишь несколько дней.

Она пожала плечами.

- Он думал, что время играет огромную роль. Он не сказал почему, поэтому не спрашивай меня! Он такой молчаливый, что я даже не знаю его чертового имени!

Эндрю, казалось, не поверил.

- Он же работает на твоего отца.

- Мой отец никогда не говорит лишнего. И относительно этого мужчины, он не поменял своих правил.

Капитан внезапно вышел из каюты и со всей силы захлопнул дверь. Выглядел он взбешённым.

- Что такое? - спросила Кэтрин.

- Она отказывается есть. Ни разу не притронулась к еде, а мы уже четыре дня в пути. У неё в животе урчит, но она отказывается от пищи!

Вообще-то еда была ужасная, если сравнивать с той, которую они пробовали на борту «Девы Джордж». Сухая, без приправ, подгорелая. Но не в этом была причина бунтарства Жаклин. А так как этот мужчина был невероятно красив, то Кэтрин не понимала, почему он не может уговорить девчонку. Значит, пленница и капитан не поладили друг с другом? Это приуменьшило ревность Кэтрин, но только чуть-чуть.

- Позвольте мне с ней поговорить, - предложила Кэтрин. - Я уговорю ее, если увижусь с ней наедине.

- После того, как Вы привели её в сад? Она думает, что Вы – одна из нас.

- Вы так ей сказали?

- Я ей ничего не говорил.

- Тогда, возможно, я смогу её уговорить, хотя бы поесть.

Он начал было отклонять предложение, но потом сухо кивнул и протянул руку к двери. Она ожидала, что Жаклин все еще носит своё бальное платье, но когда она вошла в кабину, то увидела девчонку в одной из его длинных рубашек и ничего больше! Она посмотрела на голые ноги и увидела что-то красное. Они занимались любовью?

Жаклин стояла у окна, которых в каюте было только два, но стёкла в них были ясными и чистыми. А так как окна располагались на корме9 судна, то она, без сомнения, пыталась разглядеть корабль своего отца. С жёстким выражением лица, скрестив руки на груди, она повернулась на звук открывшейся двери и сверкнула глазами. Гнев не рассеялся при виде Кэтрин.

- А Вам что нужно? - потребовала Джек.

- Мой любовник не доволен тобой, Жаклин.

- Ваш кто?

- Он не упомянул о наших отношениях?

- Вы с ума сошли? Как Вы можете иметь дело с этим ублюдком? Они собираются убить моего отца!

Кэтрин фыркнула.

- Что бы ни случилось, ты не сможешь помочь, не так ли? Конечно, нет, ведь ты так слаба, что не сможешь даже встать из-за своего детского каприза с отказом от еды.

Жаклин прошла к столу капитана, где стояла нетронутая тарелка с едой. Кэтрин улыбнулась, предвкушая благодарность капитана после ее успеха в том, что Жаклин наконец-то образумилась. Но девчонка не подняла тарелку, чтобы поесть. Кэтрин выбежала из каюты, но не успела закрыть за собой дверь, и тарелка разбилась об палубу.

Она улыбнулась, несмотря на сердитый взгляд капитана. Ей все равно, голодна ли Жаклин или нет. Она не должна быть в добром здравии, когда наступит время для обмена.

Эндрю заметил ухмылку Кэтрин, когда та не спеша уходила прочь. Он рискнул и подошел к капитану сам.

- Это было ошибкой, Вы сами знаете. Джек никогда не любила Кэтрин. Она не будет слушать её, но меня она послушает. Я гарантирую, если Вы позволите мне поговорить с ней, она поест.

- Идите. Но времени у Вас мало – пока не принесут еще еды.

Эндрю кивнул. Кэтрин не потрудилась закрыть дверь. Он выглянул из-за неё, чтобы убедиться, что Джек не приготовилась бросить что-то еще, и только тогда заскочил внутрь. Жаклин, к сожалению, не была рада его видеть.

- И Вы тоже, Эндресси? - прорычала Джек.

Он слабо улыбнулся.

- На самом деле меня зовут Эндрю, но нет времени объяснять. Вы знаете, я не являюсь частью этого, - прошептал он. - Но я могу помочь Вам бежать.

- Я все время думаю, как сбежать отсюда, когда не думаю о том, чтобы убить его. Но как это сделать? Он связывает меня ночью, а днем дверь заперта.

Он кивнул в сторону двух окон.

- Используйте одеяло, чтобы разбить их, но только очень тихо. Я постучу три раза в дверь, чтобы Вы знали, когда мы будем около гавани в Сент-Китс. Сделайте всё быстро, пока капитан отвлечётся. И Вам нужно поесть, чтобы набраться сил.

- Кэтрин говорила то же самое, но только не упоминала о том, что мне следует бежать. Как я могу доверять Вам?

- Я только собираюсь дать Вам сигнал, Джек. Остальное зависит от Вас. Но как только Вы будете на воле – прячьтесь. И оставайтесь в укрытии, пока эти люди не сдадутся, устав искать Вас, и не уйдут.

- А если они не уйдут?

- Вы действительно думаете, что они останутся здесь, чтобы встретится с Вашим отцом, но при этом, не имея Вас в заложниках?

Она впервые улыбнулась.

- Нет, это было бы глупо с их стороны.

Спустя два дня после их разговора, корабль бросил якорь в гавани Сент-Китс. Эндрю подал сигнал, но дверь была заперта, и он не имел понятия, убежала ли Жаклин. Капитан спустился на берег, чтобы приготовиться к обмену. Но он не произойдет здесь. Капитану просто-напросто хотелось убедиться, что Джеймс Мэлори не притащит целый флот кораблей с собой, прежде чем ему покажут следующий и последний пункт назначения. Но к тому времени, как он пришел обратно – Жаклин уже и след простыл. Если бы он не зашел в свою каюту, то даже не знал бы, что она сбежала.

Конечно, он поддался панике, увидев, что Жаклин убежала, и немедленно отослал своих людей на поиски. К нему подошла Кэтрин:

- Скажите им, пусть возвращаются обратно, - предостерегла она. - Нет времени искать девчонку. Её отец может нагрянуть в любую минуту.

- Нет, я потопил все корабли в их гавани.

- Вы недооцениваете его. Мэлори найдет другой корабль за несколько часов. Мы должны сообщить об этом моему отцу. То, что я привезу для него такие сокровища, смягчит удар. Или же я могу соврать ради Вас.

- Соврать?

Она нежно коснулась его руки.

- Я скажу, что она утонула, упав за борт. И Вы ничего не смогли поделать. Вам следует заверить его в том, что Вы немедленно отправитесь обратно, дабы заполучить другого члена семьи Мэлори. Например, его жену, пока она в Америке. Или же Вы можете остаться здесь и попытаться поймать Джеймса. Но это вряд ли закончится успешно. В любом случае, я требую, чтобы Вы немедленно вернули меня к отцу. Вы не можете рисковать драгоценностями, которые я с таким трудом добыла для него. Ведь меня здесь могут заметить и узнать.

Эндрю выслушал всю тираду Кэтрин и понял, что она разозлилась на то, что капитан ей даже не потрудился ответить. Но они подняли якорь и в спешке покинули пристань. Эндрю посмотрел на берег с сожалением и подумал, смог бы он спрыгнуть за борт корабля. Но, в любом случае, Кэтрин вернулась бы за ним, ведь теперь он знал слишком многое. Джек не сможет выйти из укрытия, пока они не отплывут из Сент-Китс. Таким образом, он не прыгнул и просто понадеялся, что не делает еще большей ошибки, чем уже сделал, когда поддался уловкам Кэтрин.

Их конечный пункт назначения оставался всего в нескольких часах езды. Крошечный остров зарос растениями и высокими пальмами. Он казался безлюдным, но еще два корабля стояли в воде на якоре. Единственным зданием, которое можно было увидеть с корабля, являлся старый форт. Пристани не было. Они поплыли к берегу и начали подниматься по крутому песчаному холму. На вершине была расположена небольшая деревня. Там стояло большое новое здание. Туда они и направлялись.

Кэтрин, очевидно, была счастлива оказаться дома, особенно потому, что она успешно выполнила свое задание. Она бежала впереди. Капитан же не выглядел довольным, ведь свое задание он провалил. Из-за этого Эндрю остановился. Он обратился к капитану:

- Я подожду на корабле, какой с меня толк?

Мужчина повернулся.

- Вы не мой гость, а её, и она оставила бы Вас на Сент-Китс если так. Идёмте.

- А… её отец, он опасен?

Капитан взял Эндрю за локоть, чтобы заставить его снова двигаться.

- Да. Но если Вы под её защитой, то Вам не о чем беспокоиться. Просто попробуйте не привлекать его внимание к себе и обращайтесь к нему с уважением «Капитан Лакросс».

Они вошли в большую открытую комнату, где стояли огромные длинные столы, всё это напоминало средневековые обеденные залы. В конце комнаты был балкон, через который можно было по лестнице попасть на этаж выше. Кэтрин обняла пожилого мужчину, который сидел за одним из столов.

Но потом она повернулась и ткнула обвиняющим жестом в сторону Эндрю:

- Папочка, он помог дочке Мэлори бежать! - затем она указала на красавца капитана. - А твой капитан не принял никаких мер, чтобы предотвратить это!


ГЛАВА 46

Дрю знал Сент-Китс очень хорошо, ведь здесь жил его тесть. Но большинство из братьев Дрю тоже знали это место, так как этот густонаселенный остров уже давно значился на картах их торговых путей. План был таков: Андерсоны высаживаются и сразу же начинают прочесывать город и задавать вопросы. Но этого не потребовалось. На причале их ждала босоногая и одетая в своё промокшее бальное платье Джек.

Джеймс не стал дожидаться шлюпки и просто вскочил на пристань. Он стиснул в объятиях дочь и быстро проводил её на корабль. Он еще не знает, с кем имеет дело. Они это выяснят, но сначала нужно убедиться, что его дочь вне опасности.

Все хотели обнять Джек, и теперь у каждого одежда была промокшей. Джудит была последней, кто обнял её, и прошептала кузине:

- Я так испугалась за тебя, Джек!

- Я в порядке, - ответила Джек усмехнувшись. - В ярости, но всё хорошо.

- Тебя отпустили, или ты сбежала? - спросил Джеймс.

- Я разбила окно и прыгнула в воду.

- Ты все еще мокрая. Как давно это случилось? Они здесь, ищут тебя?

Блеск битвы мелькнул в зеленых глазах Джеймса. Он ждал только её ответа, прежде чем заняться поиском похитителей.

- Несколько часов назад. Я плавала позади других кораблей, пришвартованных здесь. Надеялась, что увижу один из кораблей «Скайларк», но ни одного не оказалось. И я не решалась пересечь док, ведь могла привлечь слишком много внимания. Так что я просто оставалась в воде, прячась за последним из кораблей в конце пирса. Потом я увидела, что они просто уплыли без меня, около часа назад.

- Дядя Джеймс, пожалуйста, - попросила Джудит. - Если они ушли, то могу я, по крайней мере, переодеть Джек в сухую одежду, прежде чем мы услышим, что случилось?

Джеймс кивнул.

- Конечно. Приведи её в каюту Тремейна, когда будете готовы.

- Тремейна? - спросила Джек, когда они с Джудит спустились вниз, в её каюту.

- Это его корабль, и он не предназначен для пассажиров, но Натан появился в самый последний момент и согласился помочь. Ведь похитители вывели из строя «Деву Джордж».

- Да, я знаю. Слышала об этом, - сказала Джек с отвращением.

Джудит бросила на кровать бриджи и рубашку для Джек.

- О, слава Богу! Ведь я так боялась, что ты дашь мне одно из своих изящных платьев.

Джудит засмеялась, а Джек стала переодеваться. Как давно она не смеялась, почти целую вечность!

- Как ты плавала в этом? Не запуталась в нижних юбках?

- Я завязала юбку на талии, это походило на то, как пеленают детишек. А когда вылезла из воды, то снова развязала. Я очень устала. Ноги и руки болят. Ты не можешь себе представить, как утомительно пытаться оставаться наплаву в одном месте в течение часа.

У Джудит было столько вопросов, что она едва не забросала ими Джек, но решила пока помалкивать. Зато Джек захотела узнать:

- Итак, ты простила его?

- Это не имеет значения, если он не простил меня.

Джек поморщилась.

- Ну, не волнуйся. Он придет в себя, если ты этого захочешь.

- Да? - Джудит удалось усмехнуться. - Мне что, принимать желаемое за действительное?

- Ни за что! Надо его как-то подтолкнуть. Придумаем что-нибудь, когда приедем домой. А я хочу домой, Джуди. Не хочу больше оставаться в этой части света.

Джудит кивнула, и они поспешили в каюту Натана. Похищение, потопленные корабли, душевная боль. Джудит тоже очень хотелось домой.

Натан сидел за столом. Он задержал взгляд на Джудит на какое-то время и только после этого поприветствовал Джек, улыбнувшись ей. Но потом он просто долго и задумчиво смотрел на наконечник пера, как будто его и не интересовало счастливое воссоединение их семьи.

Он сказал Джудит, прежде чем они пришвартовались, что освобождает её от обязанностей юнги. Он знал, что она захочет провести каждую минуту с Джек, как только они найдут её. Великодушно с его стороны, но она-то не хочет быть освобожденной от своих обязанностей! Она надеялась, что они ещё достаточно времени проведут вместе. Джудит так радовалась каждый раз, когда он смеялся или улыбался ей. Но потом жёсткость в его поведении постепенно возвращалась обратно, так что было очевидно - он все еще злился. Она боялась, что всё то, что было между ними, безвозвратно ушло. Она даже не могла винить его в этом, ведь сама она осудила его за кражу так же быстро, как и вся её семья. Как можно простить человека, если он подумал про тебя самое худшее?

- Они сделали тебе больно? - осторожно спросил Джеймс, когда подошел к Джек.

- Нет, лишь моя гордость была задета. Меня схватили слишком легко.

Джеймс улыбнулся и крепко обнял ее.

- Ты знаешь, что он имеет против меня? Почему он сделал это?

- Капитан, который похитил меня? Он даже не знает тебя, просто работает на кого-то. И он даже не представился, но ничего, я наградила его именем. Ублюдок. Так и называйте его. Я лишь так и зову.

Все улыбнулись, но не Джеймс.

- Почему тебя держали в капитанской каюте?

Джек покраснела.

- Откуда ты…

- Только такие каюты имеют достаточно большие окна, через которые можно убежать.

- Он сделал вид, что у меня был выбор – каюта или помещение для арестованных. Когда я выбрала клетку, он просто рассмеялся. Он не хотел, чтобы его приз терпел неудобства. Но ничего плохого не случилось, кроме того, что я попыталась убить его. А потом Эндресси, хотя, вообще-то его зовут Эндрю, помог мне сбежать. Это была его идея разбить окно. И он также дал мне сигнал, когда начинать.

- Так значит, он сказал правду, - подметил Джеймс.

- О чем?

- Он оставил нам письмо, в котором признался, что не имеет никакого отношения к нашей семье. И что Кэтрин нанял его, дабы он помог ей оказаться на «Деве Джордж», чтобы они могли украсть драгоценности.

- Так это они сделали это? - спросила Джек с удивлением.

Несколько смущенных пар глаз посмотрели на Натана, который больше не казался задумчивым. Он обвёл взглядом комнату и остановился на Джудит. Опять разозлился! Но Джеймс и Джек не смотрели на него, а Жаклин сказала отцу:

- Тебя не удивляет то, что они самозванцы. Ты не доверял им с самого начала.

- Нет, но кражи было недостаточно для Кэтрин. Эндрю подозревал, что она собирается похитить тебя. Вместо того чтобы предупредить нас, прежде чем всё это произойдёт, этот дурак подумал, что сможет остановить ее самостоятельно.

- Он старался, на самом деле, но его сразу же ударили по голове. Я даже не знала, что они взяли его с собой, пока ему не позволили увидеться со мной на корабле. Тогда он и заверил меня, что поможет мне сбежать. Я действительно хочу, чтобы во всем обвинили Кэтрин, но это вряд ли. Она и Ублюдок довольно дружны. Очень дружны, если вы понимаете, о чем я.

Джудит посмотрела на Джек. Как странно, это было сказано довольно едко. Но Джек просто снова обняла отца, и добавила:

- Я просто хочу домой.

Натан встал.

- Хорошо.

Но Джеймс остановил его.

- Мне нужно сойти на берег, капитан Тремейн. Я ненадолго.

Дрю последовал за Джеймсом.

- Ты думаешь, что они все еще могут быть здесь?

- Даже если и так, то это будет то же самое, что искать иголку в стоге сена. Тем не менее, первая мысль, как правило, всегда точная, так что идём со мной в ваш офис «Скайларк». Я хочу, чтобы кто-то из ваших доверенных людей узнал, сидит ли наша Немезида10 все еще в тюрьме. Я бы хотел вычеркнуть его из списка своих врагов, прежде чем вернусь сюда снова.

- А меня включишь в свою команду, когда надумаешь вернуться сюда?

- У тебя тоже чешутся кулаки, янки?

- Мне не нравится весь этот спектакль. Никому из нас не нравится. Лакросс это был, или же кто-то другой, но он перешел и нам дорогу, похитив нашу Джек.


ГЛАВА 47

- Джудит Мэлори, я настаиваю. Если ты не скажешь мне что случилось сию же минуту…

Они только что закончили вместе завтракать. Когда мать называла её полным именем, да еще и таким тоном, Джудит знала, что у нее неприятности. Но она просто не хотела говорить о Натане, ведь она не знала где он, не знала, увидит ли его когда-нибудь снова. Конечно, это не мешало ей искать его глазами в каждом месте, куда бы она ни пошла.

Рослин уже всё рассказали о плавании, так что она даже знала, кто такой Натан, и могла сказать о нем только хорошее, учитывая, что он поменял свои планы и поплыл на Карибы, чтобы найти Джек.

Она также выразила сожаление о том, как ужасно с ним обошлись Мэлори, и особенно её муж.

- Тебе следовало бы спросить об этом у Джек, - ответила Джудит матери. - Она ведет себя чрезвычайно странно. Почти постоянно злится или раздражается без видимой на то причины.

- Нет, я знаю тебя. Я замечаю твои грустные взгляды, когда ты думаешь, что никто не смотрит на тебя. Ты просто волнуешься за Джек? Тебе понравился какой-то мужчина в Бриджпорте? Или ты расстроена, что лорд Каллен объявил о своей помолвке ещё до начала Сезона? Это было так неожиданно, - пожаловалась Рослин. - Но этот гипс у него на ноге заставлял девушек чересчур ему сочувствовать…

Джудит монотонно перебила:

- Уверяю тебя, я не страдаю из-за этого шотландца.

Она действительно беспокоилась за Джек, но она переживала и об отце. Выяснив, что Натан был невиновен, что он так ошибался насчёт него, совсем не понравилось Энтони Мэлори. Он извинился, когда Натан вернул их в Бриджпорт. Это был очень неловкий для него момент, который Джудит наблюдала издалека. Или отвратительное настроение отца могло быть результатом ссоры её родителей. Она даже не хотела знать, из-за чего началась эта перепалка. Или же это просто могло быть из-за того, что около полудюжины молодых лордов очень настойчиво за ней ухаживали. Двое даже прошептали ей, что они собираются просить разрешения на ней жениться… у ее матери!

В обычном случае Джудит рассмеялась бы, услышав признание о том, к кому из её родителей они предпочтут обратиться. Она не сказала им не делать этого, но только потому, что не хотела объяснять, почему не стоит. Она лучше скажет об этом своей матери. На самом деле, ей стоит усадить рядом обоих родителей и поговорить с ними. Но не сегодня. Сегодня после обеда у нее намечен музыкальный вечер, позднее будет званый ужин, а завтра она едет на бал. Светский Сезон в Лондоне был сродни урагану.

Джудит сама себе удивилась, когда неожиданно выпалила:

- Я выяснила, что такое любовь, мама. Она ужасна. Я ее ненавижу!

- Только если… Кто осмелится не ответить тебе взаимностью? - с жаром потребовала Рослин, но потом догадалась. - О, Боже мой, твой отец был прав? Ты влюбилась в того молодого человека с корабля, Натана Тремейна? Но Тони не говорил, что это серьезно!

- Потому что это не серьезно. Больше нет. Он не смог меня простить за то, что я сомневалась в нем. Я даже не могу его за это винить. Но мы не подходили друг другу с самого начала, поэтому не должны быть вместе. Я пытаюсь смириться с этой мыслью. В любом случае, мне придется принять это, так ведь?

- Нет, если ты не хочешь этого, дорогая. Мне что, напомнить тебе, что никогда нельзя говорить «никогда»? Или ты забыла, что я вышла замуж за твоего отца не по любви? Он пожертвовал своей холостяцкой жизнью ради того, чтобы спасти меня от кузена Джорди. Тони был самым большим повесой в Лондоне, за исключением разве что своего брата Джеймса. Я была уверена, что у нас ничего не выйдет. Посмотри, как я ошибалась. Так что расскажи мне больше о мистере Тремейне…


***


В одном из кварталов западного Вест-Энда Натан, выжидая, прятался за углом здания. Он не был один. Арнольд Бэрдис прислонился к стене рядом с ним, а шестеро его людей выстроились в линию за его спиной. Натану показалось, что он услышал, как к чёрному ходу таверны подтягивают повозку. Но когда он выглянул чтобы посмотреть, там ничего не оказалось. Это был просто фоновый звук с улицы.

Эта популярная таверна была одной из трёх самых богатых в Лондоне. Командор Бэрдис послал группы из своих людей, чтобы они следили за оставшимися двумя, и ещё отправил по одному человеку к другим четырём тавернам, которые были на этой территории, но не были так популярны у населения. Если обычные поставки продукции не были совершены утром, то контрабандисты бы не сунулись сюда со своим товаром. Но у Натана почему-то было такое чувство, что Григгу на это наглости хватит. Ночные поставки, когда в таверне полно богачей, могут вызвать подозрения. Натан и Бэрдис уже неделю сидели в засадах, с тех самых пор, как Натан вернулся в Англию и доложил командору, что сумел узнать от одного из людей Григга ещё до своего отплытия в Америку.

Он уже начинал думать о том, что человек Григга солгал о тех поставках в Лондон. Но всё, что он тогда сказал, имело смысл. Зачем контрабандистам приезжать в Лондон, если не по делам? Зачем ему сворачивать своё выгодное предприятие, если это безопасно? Его переправы через Ла-Манш идут быстрее, и он избегает пристально охраняемого южного побережья. Таможенники не патрулируют город. Они следят за доками, но ведь и в большом городе есть места, где можно спрятать товар. И уж они совсем не ожидают того, что контрабандные товары станут поступать в город сухопутными маршрутами.

- Ты уверен, что этот план принесёт свои плоды? - уже не в первый раз спросил Бэрдис.

- В этой таверне почти не осталось бренди. Из-за этого они задирают непомерно высокие цены на выпивку. Прошлой ночью я был там и заказал стаканчик. Когда я сделал замечание по поводу высокой цены, мне сказали, чтобы я перестал жаловаться. Заверили, что скоро цена станет соразмерной, ведь они ожидают новую доставку товара со дня на день.

- Да-да, это выглядит многообещающе, но…

- Ты не обязан был приходить сюда.

- Ты хотел сказать, что надеялся, что я не приду. Но этот человек будет повешен, Натан, публично и по закону. Я не могу просто отдать его тебе на расправу.

- Он будет повешен как контрабандист, а не как убийца моего отца, - прорычал Натан.

- Не всё ли равно, почему его повесят, если его точно повесят?

Для Натана, вероятно, разница была. Григг был причиной раскола между Натаном и Джори, из-за него они, разругавшись, разошлись в разные стороны. И Григг убил Джори до того, как Натан сумел это исправить, до того, как он сумел бы сказать Джори, насколько сожалеет, что уехал.

- Ты всё ещё собираешься на тот завтрашний бал, на который я достал тебе приглашение?

Отношение командора к Натану изменилось с тех пор, как он вернулся в Англию. Можно было даже подумать, что они стали добрыми друзьями. Это было приятное последствие их совместной и успешной работы. Натан этому не удивлялся, он даже находил подобные «знакомства со связями» весьма полезным, если он собирается войти в её светский мир. Затея с балом была его сумасшедшей идеей, стартовой точкой, с которой он решил начать. Но так как он не знал, будет ли Джудит на этом балу, то ответил:

- Я не знаю.

- Мой портной не пришёл к тебе вовремя?

- Пришёл. Я просто передумал.

- Я теперь в долгу перед одной особой, которая помогла мне заполучить это приглашение. И что, чёрт побери, значит это твоё «я не знаю»?

- То и значит. Я не уверен, что это хорошая идея. Теперь не уверен, когда увидел её снова.

Арнольд, который не задавал Натану вопросов относительно того, зачем ему потребовался пригласительный билет на лондонский бал, закатил глаза.

- Итак, это женщина. Так вот ради чего я жертвовал своей жизнью? Я должен был догадаться.

- Своей жизнью? - сказал Натан с усмешкой.

- Ты не можешь представить, насколько требовательной может быть моя хозяйка, в возвращении долговых обязательств. Если бы я уже не был женат, она могла бы потребовать, чтобы я женился на ней. Она вдова.

Наверное, он просто преувеличивал, ведь бессовестным лжецом он не был. Но Натану не стоило просить об услуге. Ему не нравилось, как закончились их отношения с Джудит. По крайней мере, это его оправдывало. Он вёл себя, как осёл. Он знал об этом лучше, чем кто-либо другой. Натан не был готов к таким чувствам, которые она пробудила в нём. Они сводили его с ума. Сама же она не дала ему ни намёка на то, как она относится к нему. Печаль, которую он видел в её глазах, это, вероятно, отвращение после разочарования в нём. Во время обратной поездки в Бриджпорт, ему не удалось поговорить с ней с глазу на глаз. Рядом с Джудит всегда была Джек или её дядя. Они закрывали её от него, словно щитом. Эта её треклятая, приводящая в ярость семейка…

Её отец попросил у Натана прощения. Но насколько искренними были его извинения?

- Ты не крал драгоценности, поэтому можешь быть оправдан по этому пункту, но не по остальным, - сказал Энтони в тот день. - Я знаю, что ты сделал. Держись подальше от моей дочери. Я не стану предупреждать дважды.

Натан мог бы потребовать у него объяснений, да только первая мысль, пришедшая ему в голову в тот момент, была о том, что он уложил Джудит в постель. Но уже после их разговора, когда он всё толком обдумал, то понял, что Энтони не мог знать этого. Ведь Натан, в конце концов, до сих пор был жив.

Но не все члены её семьи относились к нему враждебно. Её американские дядюшки были довольно дружелюбными. Бойд оказался верен своему слову. Он помог Натану собрать полную команду и доверху нагрузил его товаром, подсказав, что быстрее и дороже всего он сможет продать это в Ипсуиче или Ньюпорте. Натан не отказался от этого, так как бесплатный легальный груз может принести довольно большую выручку. Но он уже чувствовал себя настоящим богатеем, так как Джеймс Мэлори не обманул его, незамедлительно выплатив кругленькую сумму за использование корабля Натана.

Время близилось к полудню. Бэрдис скоро собирался уйти на перерыв, но наблюдение снова возобновиться этим вечером. Командор сомневался в возможности утренних доставок с самого начала, ведь контрабандисты всегда действуют в тени, под покровом ночи. И Натан понимал, что Бэрдис здесь сейчас лишь для того, чтобы подтрунивать над ним.

- Я уже подумываю над тем, чтобы приносить сюда стул, - сказал Арнольд полушутя.

Натан начал смеяться, но замолчал, как только услышал приближение новой повозки. Он снова выглянул за угол. Его губы растянулись в медленной, удовлетворённой улыбке. Повозка приближалась к чёрному ходу таверны. Трое мужчин сидели спереди, ещё трое сидели сзади на ящиках. Ну кому же потребуется так много народу для простой доставки?

- Он здесь, - предупредил Натан шёпотом. - И у него полно людей, на случай, если они попадут в беду. Очевидно, он не собирается рисковать своим товаром.

- Ты уверен, что это он?

- Я видел его всего лишь раз. Но у Хэммета Григга запоминающаяся внешность. Здесь с ним и его правая рука – мистер Оливи.

- Хотелось бы заполучить и его корабль, - напомнил Арнольд Натану.

- Я уверен, ты сможешь убедить одного из них показать, где они его прячут. Если кто-нибудь останется жив. Так что, мы действуем, как договаривались?

- Мы договаривались не убивать их, насколько я помню, - проворчал Арнольд и отослал половину своих людей обогнуть таверну и зайти с другого края. Он не хотел, чтобы кто-то из контрабандистов сбежал. - Иди и отвлеки их. Если за это время тебе удастся вытянуть из него признание, то к общим обвинениям я добавлю ещё и убийство. Если же дело дойдёт до того, что он соберется пристрелить тебя, то просто убирайся прочь с моей дороги.

- Да, мамочка, - сухо сказал Натан и вышел из-за угла.

Повозка подъехала и остановилась, но шестеро мужчин не двинулись с места. Натан подошёл к началу повозки, похлопал одну из кобыл по крупу и встал между двумя запряженными в телегу лошадьми. Поводья были в пределах его досягаемости, но чтобы выхватить их, Натану нужно было наклониться вперёд. Повозка была единственным средством, позволяющим Григгу и его подельникам скрыться, просто пришпорив коней по длинной аллее. Но Натан знал, что пока не следует выхватывать вожжи, это слишком агрессивный жест, который может их спугнуть.

Оливи заметил его первым и толкнул Григга. Пожилой мужчина посмотрел на него:

- Опять ты? Вы Тремейны, как чёртова заноза, - сказал Хэммет, положив руку на револьвер.

- Нет необходимости в оружии, - спокойно ответил Натан. - Или убийства моего отца для тебя было недостаточно?

- Кто сказал, что я сделал это? - усмехнулся Хэммет.

- Один из твоих людей.

- Вот чёрт, - засмеялся Хэммет. - Джори увёл у меня парочку покупателей и не позволил даже близко подойти к твоей сестрёнке, предпочёл видеть рядом с ней чёртова богатея. Он сам напросился. А теперь и ты напрашиваешься.

- Моя сестра? Ты ублюдок…

Раздался выстрел. Натан уклонился и прыгнул вперёд за поводьями, выдергивая их из рук Оливи. Григг выстрелил из старого однозарядного пистолета, а теперь тянулся ещё за одним, который прятал в своих брюках.

Голос Арнольда был очень чёткий, когда он выдвинулся вперёд со своими людьми:

- Вы немедленно прекратите и сдадитесь! Именем короля Вильгельма, я помещаю вас под арест за кражу у Короны путём контрабанды! И за убийство Джори Тремейна!

Пограничники, находящиеся за повозкой, вышли вперёд и уже направили свои винтовки на людей Григга. Троица мужчин, сидящих сзади, не была в пределах досягаемости. Один из них соскочил с повозки и кинулся к задней двери таверны, но она была заперта. Выстрел в ногу умерил его прыть и убедил всех в том, что сопротивление бесполезно. Натан собрался успокаивать лошадей, опасаясь, что они могут поднять много шума. Но лошади были обучены стойко переносить громкие звуки, поэтому просто подняли вверх головы. Натан всё ещё держал вожжи, чтобы не дать Григгу возможности уехать. Оливи сразу же поднял руки вверх. Григг сделал то же самое, но очень медленно. Он всё ещё мог дотянуться до своего револьвера, спрятанного в брюках, но так много винтовок, направленных ему в лицо, делали его шансы весьма сомнительными.

Натан направился к Григгу, но Арнольд схватил его за руку и дёрнул назад, чтобы кто-нибудь другой спустил Григга с повозки и конфисковал его оружие.

- У нас есть его признание. Обвинение будет включать в себя и убийство.

Чёрт возьми, но ведь это нисколько не помогло Натану почувствовать себя лучше!

- Просто дай мне пять минут с ним наедине, - попросил Натан.

- Не подлежит обсуждению. Я не смогу повесить мертвеца.

- Одну минуту, только одну.

Пристально посмотрев на Натана, Арнольд неохотно кивнул:

- Но не секундой дольше.

Григг сжал свои кулаки, когда понял, что должно было произойти. Но он не был бойцом. В его стиле было выстрелить кому-то в спину, послать разобраться своих людей или же драться с использованием различных грязных приёмов. И он попытался драться грязно, выхватив припрятанный нож, когда уклонялся от первого удара Натана. Но что бы ни сдерживало Натана, это не включало в себя осторожность. Он бросился на нож в ту же секунду, как увидел его, выбил ножик из рук и отшвырнул подальше. После этого попытки Григга и вовсе стали жалкими. Натан даже позволил Григгу свалить себя на землю, чтобы бой пошёл хоть немного на равных, но этого не случилось. Он не получил никакого удовлетворения от избиения человека без сознания, которое Григг потерял от первого же удара кулаком в его лицо. На это не потребовалось даже минуты.


ГЛАВА 48

Джудит и Джек ехали на бал в отдельном экипаже, родители сопровождали их в карете, которая следовала прямо за ними. Вооруженный эскорт Джек, состоящий из четверых мужчин, ехал вместе с девушками. Жаклин находилась под их присмотром даже тогда, когда они вернулись в Лондон. Хотя четверо мужчин и были одеты в ливреи11, но они были слишком большими и мускулистыми, чтобы выглядеть как простые слуги. Джеймс настоял на присутствии вооружённых охранников, и они были приставлены к ней на неопределённый срок. Джудит подумала, что, должно быть, именно из-за этого настроение Джек было совсем не радостным. Она не любит быть зажатой в рамки, какими бы эти рамки ни были.

Она взглянула на Джек, которая смотрела в окно. Они обе были сегодня просто обворожительны. Наряд Джек был из тёмно-розового шёлка, но верхний слой из белого шифона создавал впечатление того, что платье было выполнено в нежных пастельных тонах. Даже её драгоценности были розовыми: розовый кварц и бриллианты.

Наряд Джудит был совсем новым, его заказали на следующий день после того, как они вернулись домой. И это несмотря на то, что у неё ещё осталось полтора десятка платьев, которые она даже не успела ни разу надеть. Но она не протестовала, ведь знала, что покупки успокаивают её мать, а Рослин нуждалась в успокоении, после того как ей рассказали, что произошло. Новое платье было выполнено в любимом цвете Джудит – бледно-голубом. Добрая половина её гардероба была выполнена в этом цвете. Но в своих нарядах она использовала и более тёмные оттенки синего, что для её юного возраста было очень смело. Рослин не возражала против этого, когда увидела, как гармонирует этот цвет с глазами её дочери. И, конечно же, Рослин купила ей целые горы новых ювелирных изделий. Так что этим вечером её наряд дополнялся изумительными сапфирами.

- Ты сегодня выглядишь великолепно, Джек. Как бы я тоже хотела носить розовый, как и ты, но мама думает, что он делает меня бледнее. Эй, ты слышишь меня?

- Что?

Джудит вздохнула.

- Я хочу, чтобы ты рассказала мне, что случилось. Ты либо витаешь мыслями где-то далеко, либо закрываешься от меня. И чаще закрываешься. Если бы у тебя ещё и глаза были красными, то я бы подумала, что ты прошла через то же, через что я прошла с Натаном. Так что случилось?

Джек фыркнула.

- Поверь мне, когда я влюблюсь, я буду это знать. И ты будешь это знать. Об этом будет знать каждый, ведь я потащу его прямо к алтарю, с пинками и криками, если будет необходимо. И мой отец мне поможет в этом.

Джудит не могла не улыбнуться той картинке, которую создало её воображение.

- Очень хорошо. А я уже начала волноваться, что ты слишком привязалась к Квентину.

- Я могла бы, если бы мы провели больше времени вместе, но нет. Ублюдок всё испортил.

Джек до сих пор называла своего похитителя этим именем, и каждый раз злилась, когда кто-то упоминал его. Не просто раздражалась, а действительно очень сильно злилась. И сейчас Джек снова начинала накручивать себя, поэтому Джудит не собиралась и дальше давить на неё, ведь гнев – это последняя вещь, которую стоит брать с собой на бал.

Вместо этого Джудит сказала:

- А что насчёт всех этих новых лордов, которые ухаживают за тобой с тех пор, как мы вернулись?

- Пока ничего. Но мы ведь и не спешим, помнишь?

Как она могла забыть? Они ведь договорились не влюбляться в ближайшее время, это был их чётко продуманный план. Поэтому она сделала ещё одно предположение, кивая в сторону крыши кареты, где ехал эскорт из телохранителей:

- Тебе ненавистны эти меры предосторожности, так ведь?

- Мои охранники? Нет, на самом деле, они достаточно милые ребята.

Джудит исчерпала все свои идеи, поэтому попыталась применить тактику своей матери:

- Жаклин Мэлори, ты прямо сейчас расскажешь мне о том, что беспокоит тебя. Я настаиваю!

Джек снова фыркнула и Джудит это воодушевило. Её фырканье было нормальным.

- Я не люблю быть такой беспомощной, какой была там. Это заставило меня возненавидеть тот факт, что я родилась женщиной!

Джудит опешила. Она никогда бы не догадалась, что проблема была в этом, но теперь она поняла. Джек всегда всё держала под контролем, всегда была лидером, всегда уверена в себе и своих возможностях. Потерять этот контроль, даже на короткое время, это для неё был словно приличный удар под дых.

Джудит прагматично заметила:

- Чепуха. Ты действительно думаешь, что с мужчинами такого не случается? Любого мужчину можно нокаутировать и оттащить туда, куда необходимо. И прежде чем он очнётся, его можно крепко связать. Серьёзно, Джек, мужчина может оказаться таким же беспомощным в подобной ситуации. Но… это действительно всё, что беспокоит тебя?

Джек заломила свои руки, не решаясь сказать, но потом призналась:

- Нет.

- Что тогда?

- Я не рассказала моему отцу всего, - и когда глаза Джудит округлились, то Джек добавила. - Нет, это не то, о чём ты подумала. Была другая записка, написанная боссом Ублюдка. Когда я обнаружила её, то обвинила Ублюдка в том, что он не оставил вообще никакой записки, поэтому мой отец не будет иметь ни малейшего представления, что же со мной случилось. Я могла убить его в тот день. Вообще-то я даже пыталась. Но он заверил меня, что Кэтрин отправила новую записку, более вежливую, нежели та, которую я нашла.

Глаза Джудит всё ещё были широко распахнуты, когда она спросила:

- Вежливые похитители? Ты серьёзно?

Джек даже улыбнулась на мгновение.

- Ты знаешь, в то время мне именно так и показалось, - она снова заломила руки. - Я боялась, что если расскажу об этом отцу, то это всколыхнёт его старые воспоминания. И он точно поймёт, кто решил похитить меня, а потом отправится искать его. В той оригинальной записке от босса Ублюдка предполагалось, что так и будет. А я не хочу, чтобы мой отец отправлялся за ним, по крайней мере, не тогда, когда он ждёт его появления. Я не вынесу, если эти мои слова приведут отца в ловушку.

- А ты не думаешь, что должна позволить своему отцу решать это?

- Я скажу ему, но после того, как пройдёт какое-то время, и его гнев уляжется. Таким образом, он не станет спешить и не позволит убить себя.

- Но прошло уже несколько недель с того времени, как мы вернулись домой.

- Я знаю. Но, возможно, Ублюдок предупредил своего босса, чтобы тот изменил расположение их логова, и всё это может быть просто забыто.

- Так ты его пытаешься защитить? - осторожно спросила Джудит.

- Боже, нет! Его вообще стоит выпотрошить и четвертовать! - сплюнула Джек.

Джудит вздохнула.

- Это твой выбор, Джек. Я просто надеюсь, что это решение не обернётся против тебя в будущем.

- Ты представить не можешь, как сильно я мучилась из-за этого. Нерешительность заставляла меня злиться на саму себя. Но я никогда раньше так сильно не боялась за моего отца. Они собирались контролировать его через меня! Убить его из-за меня! Я собираюсь сказать ему об этом, вне зависимости от того, поможет это или нет, но только после того, как Сезон закончится. Кроме того, к тому времени он, вероятно, будет и сам обладать большей информацией. Дядя Клинтон заверил его, что все капитаны компании «Скайларк», которые будут проходить тем маршрутом, будут высматривать Кэтрин, Эндрю или Ублюдка. Что-нибудь обязательно всплывёт.

Обычно Джудит всегда соглашалась с Джек, но сейчас сказала:

- Я не решаюсь говорить об этом, но мне кажется, что ты должна больше верить в своего отца. До тех пор пока он не спасёт всех своих близких, он не остановится. И ты знаешь, что это так.

Джек улыбнулась, потом засмеялась.

- Да, я знаю. Я просто хочу быть уверена, что это не произойдёт спонтанно. Пусть пройдёт немного времени, чтобы тот, кто это задумал, перестал ожидать появления моего отца. Вот и всё, Джуди. Я просто хочу, чтобы в этой драке у моего отца были шансы получше. И я беру во внимание то, что он будет очень расстроен, если пропустит мой первый Сезон, ввязавшись во всё это.

В её словах был смысл, так что Джудит больше ничего не сказала по этому поводу. И Джек, очевидно, почувствовала себя намного лучше, когда рассказала всё начистоту. Она всё ещё продолжала улыбаться, когда они приехали на бал.


ГЛАВА 49

Бал леди Спенсер не был первым в Сезоне. Они пропустили первый из-за «путешествия» по Карибскому бассейну, которое задержало их прибытие в Лондон на целую неделю. Этот бал не был и вторым, если честно, но они, по крайней мере, смогли принять в нём участие, уведомив об этом заранее. Вероятно, поэтому у Джудит сегодня было так много поклонников. Она надеялась, что сумеет насладиться этим балом. Отвратительное чувство. Надеяться, когда у нет никаких предпосылок к тому, что будет так, как хочется…

Поклонники Джек немедленно обступили её, а когда прибыли её родители, то Джорджина увела Джеймса в сторону, так что молодые люди ещё не заметили, что отец Джек тоже здесь. Джорджина настаивала на принятии этой меры предосторожности. Ведь Джеймс был неким светским отшельником, о нём всегда ходили самые подлые слухи, и даже сегодня люди шептались по поводу него. Он просто никогда не давал шанса светскому обществу узнать себя получше, и никогда не предоставит такой возможности. Джорджина и на первом их балу пыталась скрыть его присутствие, так что Джек смогла пообщаться с некоторыми молодыми людьми до того, как его заметили. На самом деле, Джеймс был в восторге от уловки своей жены.

Джудит никогда не сталкивалась с подобной проблемой, при входе в банкетный зал со своими родителями. В тех слухах, которые ходили о её отце, говорилось, что у него не руки, а самые настоящие грабли, и именно поэтому он выигрывал все свои поединки на ринге. Но эти перетолки уже давно были забыты. Хотя все до сих пор помнили, что Энтони – искусный боец, но молодые джентльмены не знали, насколько он действительно хорош, ведь они посещали Найтонхолл не так часто, чтобы видеть его бои лично.

Джудит знала, что молодых людей, которые подходили к ней, останавливала от дальнейших действий суровая манера поведения её отца. Но так бывало только в тех случаях, когда Рослин не смотрела на него, призывая улыбнуться или, по крайней мере, сохранять нейтральное выражение лица. На первом же балу эта уловка Рослин сработала очень успешно, поэтому Энтони не смог распугать всех поклонников Джудит. А так как Рослин понравились все кавалеры её дочери, то теперь у Джудит была небольшая группа поклонников. Обступили они её и сегодня вечером, просто проявляли внимание не так активно, ведь Энтони был совсем недалеко от неё.

Но вдруг Энтони почувствовал несильный укол локтем в бок, и его жена прошептала:

- Веди себя хорошо. Выгляди радушным. Будь их как лучший друг.

- Это зашло слишком далеко, родная, - пожаловался Энтони. - Но я попробую твой первый предложенный вариант, если ты прекратишь допекать меня… и спрячешь свой шотландский акцент.

Этот эпизод был коротким, но достаточным для того, чтобы Эддисон Тайлер, засмеявшись с видимым облегчением, умыкнул Джудит в центр зала, где начинался танец.

- Боже, - сказал молодой человек, - я думал, она никогда не отвлечёт его.

Едва ли прошло и десять минут, как она вошла в бальный зал, но Джудит показалось, что уже прошло намного больше. Эддисон всё ещё улыбался, и это, скорее всего, не было наигранным весельем. Как первенец графа, Эддисон, в конечном итоге, унаследует его титул. Блондин с тёмно-серыми глазами и великолепной внешностью, он знал, что будет нарасхват в этом Сезоне. И дамы это тоже знали. Некоторые из них уже положили на него глаз до того, как Джудит и Джек вернулись домой. Джудит знала большое количество дебютанток, которые жили в Лондоне, и с которыми они с Джек выросли вместе. И кое-кто из этих девушек уже успел нагрубить Джудит, как если бы она украла у них Эддисона Тайлера.

- Ваш отец по какой-то причине ненавидит меня? - спросил лорд Тайлер, когда они с Джудит плавно вальсировали в танце.

- Он в равной степени ненавидит всех вас.

- Ах, так он из породы таких отцов? Не может отпустить Вас от себя?

- Что-то вроде этого.

Эддисон был одним из двух молодых лордов, которые уже приняли решение, что хотят жениться на Джудит. Вторым был Хэдли Даннинг. Они оба выслали ей приглашения о визите, в любой день недели и в удобный для неё утренний час. Хотя не только от них двоих Джудит получила приглашения. Но Эддисон вёл себя настолько агрессивно с другими её поклонниками, будто бы Джудит уже была его, а все остальные должны были это знать и отступить. Он даже обменялся парой довольно резких слов с лордом Даннингом на вчерашнем музыкальном вечере. Хозяйка выразила свою обеспокоенность тем, что они собираются вступить в драку прямо здесь, в её музыкальной гостиной. Джудит сомневалась, что они сделали бы это, ведь молодые люди весьма хорошо знали друг друга. Но хозяйка всё же попросила их удалиться.

Эддисон до сих пор не извинился за это, вероятно, не считал нужным. Рослин была удивлена, что молодые люди готовы были подраться за Джудит. А Энтони не знал об этом инциденте, так как вчера после полудня он избавлялся от своей собственной агрессии на ринге Найтонхолла.

- Но, по крайней мере, Ваша мама достаточно мила, - сказа Эддисон.

Достаточно мила? Он что, чёрт возьми, думает, что он ей нравится вопреки воле её родителей? Джудит внутренне застонала. Неужели она ищет причину, чтобы он перестал ей нравиться? Да, она выделяла его с самого начала, но только потому, что он был самым красивым из всех. Она узнала его лучше, но до сих пор находила его подходящим кандидатом на роль супруга. Немного беззаботный, довольно дерзкий и умеет флиртовать. Но он не заставил её смеяться, ни разу.

Лорд Даннинг нравился ей больше. Хэдли не был так красив, как Эддисон, но он, несомненно, был более весёлый, а ей сейчас очень необходим юмор в этот мрачный период её жизни. И он был более дружелюбным. А ещё, он сначала пытался узнать её, и не старался с первых же дней влюбить в себя, как делал Эддисон. Но она не хотела, чтобы ей навязывали решение, ни один из них, а она чувствовала, что ей пытаются навязать выбор. Это следует остановить. Сезон ведь только начался.

Она сдержала язык за зубами, ожидая извинений, которые не прозвучали. И ей даже удалось улыбнуться, когда Эддисон привёл её обратно к родителям. Он блокировал Хэдли, чтобы тот не смог подойти к ней ближе и попросить о следующем танце. Умышленно. Он даже несильно оттолкнул его!

Это вынудило Энтони сказать:

- Я очень хорош в сталкивании двух голов друг с другом. Но если я вынужден вести себя пристойно, Вам, чёрт возьми, тоже стоит.

Он сказал это с натянутой улыбкой, поэтому не вызвал недовольства Рослин. И как только Хэдли Даннинг вывел Джудит на середину зала, она прошептала мужу:

- Ревность лорда Тайлера может быть забавной, но только если она не выйдет из-под контроля.

- Не говори больше ничего, моя дорогая. Я…

- О, нет. Ты не станешь, - Рослин точно знала, что хотел сделать Энтони. - Если они так хотят драться между собой за Джуди, позволь им. Мы можем только надеяться, что они не станут этого делать на одном из таких крупных мероприятий. Я полагаю, тебе будет не сложно незаметно сказать ему пару слов, просто для того, чтобы снизить его прыть. Но только если ты сделаешь это без рукоприкладства. А если это напугает его, то так тому и быть. Мне не кажется, что она симпатизирует ему или кому-то другому в этом зале.

- Это музыка для моих ушей, - сказал Энтони и искренне улыбнулся.

Они всё ещё перешёптывались, но лишь потому, что ещё двое кавалеров Джудит остановились рядом с ними, вместо того, чтобы найти себе пару для этого вальса. Это было не слишком прилично, но эти молодые люди уже сделали свой выбор и не хотели упустить шанс поймать Джудит для следующего танца.

- Ты должен спросить себя, почему твоя дочь до сих пор не увлеклась ни одним их этих молодых господ, - предупредила Рослин.

- Я знаю почему. Они с Джек заключили договор. Они не собираются выходить замуж в этом году. Слава Богу.

- Я думаю, ты знаешь, что дело не в этом. Она влюблена в кого-то другого. Я просто его ещё не видела.

- Увлечение, вот что это было. И это было пресечено в зародыше. Она покончила с этим.

- А мне известно об ином. И сейчас самое время мне встретиться с мистером Тремейном.

- Счастлив сказать, что он ушёл, и скатертью дорога.

- Серьёзно? – сказала она строго. - Ты счастлив? Хотя твоя дочь несчастна?

Он фыркнул.

- Посмотри на неё, Рос. Она смеётся. Это что, выглядит так, будто она тоскует по этому человеку?

- Она очень хорошо прячет свои чувства, но она призналась мне. Так что позволь мне спросить тебя. Встал бы ты на пути к её счастью? - он ничего не ответил, поэтому она добавила. - Ты должен найти и привезти его к ней.

Он рассмеялся.

- Нет, я не стану этого делать. Мы не станем вмешиваться по одной простой причине. Она не нужна ему. Если бы была нужна, то он был бы здесь и попросил у меня её руки до того, как это сделает кто-нибудь другой. Но его здесь нет, не так ли?

- Потому что он, очевидно, не нравится тебе и знает об этом.

Энтони покачал головой, не соглашаясь с этим утверждением.

- Нет, он, вообще-то, не боится меня, Рос, абсолютно нисколько. И это единственное, что мне в нём нравится.

- Определённо, это прогресс, - улыбнулась она.

Он закатил глаза.

- Одно это не делает его приемлемым зятем.

- Для тебя ни один человек в мире никогда не станет достойным нашей дочери. И я не удивлена, что для тебя всё это так сложно принять. Но ты должен думать о Джуди, а не о себе. Ты знал, что этот день наступит.

- Но он ещё не наступил. Я повторяю, он не желает её, поэтому ей придется…

- А это не он? - спросила вдруг Рослин, кивая в сторону входной двери, в которой стоял белокурый красавец.

- Только этого ещё не хватало, - прошипел Энтони.

- Ну, ты же сказал, что он не боится тебя, - усмехнулась Рослин.


ГЛАВА 50

Джудит увидела Натана в тот момент, когда он входил в банкетный зал. Заметила она его только потому, что постоянно обращала внимание на дверь, надеясь, что он придёт. Но когда он действительно пришёл, ей потребовалось несколько минут, чтобы поверить в это. Его строгий чёрный костюм, в который он был одет, выглядел идеально. Свои светлые волосы ради этого случая он зачесал назад. Натан выглядел так, словно он принадлежал к этому светскому обществу. Но разве нет? Его положение и титул позволяли ему находиться в подобном месте, но где он взял приглашение? У него ведь должно оно быть, чтобы его пропустили на входе.

Как будто бы ей есть дело до того, как ему удалось очутиться здесь. Он был здесь! Её сердце учащённо забилось в предвкушении. Он разобрался со своими чувствами, наконец-то! Он пришёл, чтобы найти её! Но сделать это настолько смело и откровенно? Ведь он же мог просто прийти к ней домой. Его бы впустили! Каждый день, с тех пор, как они вернулись, Джудит предупреждала дворецкого о том, чтобы он ожидал его появления и немедленно сообщил ей об этом. И была очень разочарована тем, что он так и не появился.

Их глаза встретились, хотя она находилась на другом конце комнаты. Но она не смогла удержать взгляда, ведь продолжала танцевать с Хэдли. Но в тот момент, когда музыка закончилась, она поспешила обратно к матери, чтобы дать Натану возможность подойти к ней. Её отца поблизости не было. Какое счастье! Но потом она заметила Энтони в углу комнаты. Он отошёл туда, чтобы объединить свои силы с Джеймсом против Натана? Уж лучше этим двоим не пытаться выгнать Натана вон, только не сегодня! Сейчас этот вечер может стать волшебным. Это самый значимый момент в этом Сезоне. Да во всей её жизни, если на то пошло! Натан может сделать его таковым.

Рослин не была одна. Двое молодых щёголей, с которыми Джудит ещё не танцевала, стояли рядом, дожидаясь её возвращения. Кроме того, к ним присоединились ещё двое: одного из них Джудит знала, второго нет. Трое из них немедленно попросили её о следующем танце, но она им отказала. Тем не менее, они не ушли!

Рослин прошептала ей:

- Я предложила, чтобы они нашли себе других партнёрш, пока они ждали тебя, но, видимо, их ноги здесь уже корнями вросли в паркет.

Джудит была польщена, но прямо сейчас это весьма раздражало. Подойдёт ли Натан вообще к ней, если так много лордов беспрестанно претендует на её внимание? И Джудит не видела, куда же ушёл Натан.

Рослин наклонилась и сказала ей как можно тише:

- Возможно, ты хочешь пить? Леди Спенсер предложила очень большой выбор освежающих напитков, чтобы удовлетворить вкусы всех присутствующих.

Джудит догадалась:

- Ты видела его?

- Да, Энтони подтвердил, что твой мистер Тремейн здесь, - добавила Рослин с усмешкой. - Я останусь и буду держать оборону, принося всем твои извинения.

Лицо Джудит засияло от улыбки, когда она посмотрела на свою мать и незамедлительно отправилась в другую часть комнаты. Она едва сделала десяток шагов, когда увидела Натана… танцующего с другой. Она остановилась, словно громом поражённая, её вдруг осенило, что он может быть здесь вовсе не потому, что решил снова встретиться с ней. Это может быть просто его выход в Свет, как средство для достижения цели, ведь он же всерьёз планировал взять опеку над своими племянницами. Он может просто выискивать новые полезные знакомства, ведь его племянницы тоже скоро достигнут брачного возраста. Или же он просто пришёл сюда, чтобы убедиться, что Энтони оставит его в покое, если он переключит своё внимание на кого-то другого, как он это делает сейчас? Или того хуже, явился сюда, чтобы показать ей, что между ними всё кончено. В любом случае, ей не нравилась его тактика, нисколечко.

Она вернулась к своим кавалерам и сказала одному из них, который подошёл совсем недавно:

- Мы с Вами ещё не знакомы. Не хотите ли исправить это, потанцевав со мной?

Он не отказался, хотя и был единственным, кто не попросил её о танце, когда была такая возможность.

- Я Роберт Мактир, - сказал он, когда они закружились в вальсе. - Просто хотел выразить почтение своё для Вашей матушки. Она очень хорошая приятельница моей матушки.

Джудит не расслышала ничего, кроме его имени, которое звучало знакомо. Её глаза и внимание были прикованы к другому. Натан вальсировал в нескольких футах от неё. Он танцевал с очаровательной крошкой и шептал ей что-то на ухо. Казалось, он увлечён и заинтересован каждым её словом.

- Она выслала мне небольшую стопку из приглашений незадолго до того, как стартовал этот Сезон. Кажется, она возлагает большие надежды на нас.

Джудит моргнула:

- На нас с Вами?

Неужели её мама действительно искала ещё одного шотландца, когда Иен Каллен был пойман в свои сети другой дебютанткой? Должно быть это произошло, пока Джудит была в Америке, до того, как её мать узнала о Натане.

- Ага, - подтвердил Роберт. - Я возвратился в Лондон с делами, и решил, мол, должен сказать Вашей матушке, что я уже вроде как занят. Ну, когда моя девица даст согласие на брак.

Джудит могла бы рассмеяться. Рослин просто не суждено быть свахой. Но вместо этого она проворчала:

- Так и я занята. Только мой кавалер, видимо, решил меня сегодня игнорировать.

- В таком случае, Вы должны посмеяться и пофлиртовать со мной чуток? Ну, чтоб малость его подтолкнуть. По опыту знаю, что это чертовки хорошо работает.

Джудит засмеялась.

- Вы просто молодчина, Роберт.

Чуть позже Джек нашла её и спросила:

- Какого дьявола он здесь делает?

- Создаёт переполох, - сказала Джудит. - Дамы не могут оторвать от него глаз, если ты не заметила.

Джек пристально посмотрела на неё.

- Ты, очевидно, заметила. Почему ты просто не скажешь ему, что ты чувствуешь?

- Это так не делается.

Брови Джек сошлись у переносицы:

- Ты шутишь что ли? Мы так делаем.

Ну, возможно Джек бы сделала всё именно так, а вот Джуди не была столь же храброй. Хотела бы быть, но нет. Она даже ради этого подходила несколько раз к столу с прохладительными напитками, надеясь, что немного алкоголя придаст ей мужества, но этого не случилось. Хотя это помогло ей напропалую флиртовать со своими кавалерами, как предложил ей Роберт, но и это не дало своих результатов. Натан этого не заметил, так как перетанцевал с каждой дебютанткой… кроме неё. Чёртов погубитель, он что, унесёт свой гнев с собой в могилу?

Но потом она увидела, как он просто направляется к выходу, и рванула через всю комнату, чтобы остановить его.

- Ты уходишь? Серьёзно? Даже не сказав мне ни единого слова?

Он развернулся.

- Да. Это твой мир, дорогая. Не мой.

Она не знала, что ответить ему на это, и почувствовала, как боль в груди, сжимающая её сердце, возвращается. Он, казалось, ждал от неё ответа. Но она только и могла, что молча смотреть на него. На его красивое лицо, которое она не видела почти месяц, синяк на его щеке, который был уже практически неразличим. Но она заметила его, как и жёсткую линию его губ, сжатые челюсти и чрезвычайно сильные эмоции, мелькнувшие в его глазах. Любовь или ненависть? Она не могла сказать. Всё, что у неё получилось вымолвить, было:

- Откуда этот синяк?

- Незаконченное дело, которое, наконец, завершилось.

- Это было твоё единственное незаконченное дело?

Убийственный вопрос. Он просто ушёл из зала! О, Боже, зачем она так усердно флиртовала с другими мужчинами? Неужели же он сдался из-за этого?

Она прокручивала эти мысли в голове всю ночь. Шампанское помогало расслабиться, возможно, она даже переусердствовала с ним. Джудит была всё ещё не очень трезвой, когда обнаружила, что находится в постели, а ведь она даже не помнила, как добиралась домой.

В тот вечер она решила незамедлительно отправиться ко сну. Она была уверена, что до сих пор пьяна, когда услышала его голос и почувствовала его руку на своей щеке. Это было прикосновение, которое исцеляло её раны. Но она же ещё не спала. Нет, теперь она была весьма бодрой.

- Как ты сюда попал?

- Через окно, - сказал он, всё ещё поглаживая её щёку. Как их котёнок, Джудит почувствовала болезненную необходимость уткнуться в его руку, и склонила свою голову, чтобы это было удобней сделать. - Это был не первый раз, когда я стоял под твоим окном.

Его признание удивило её.

- Но откуда ты знал, что оно было моим?

- Ранее на этой неделе я выловил одну вашу служанку с кухни и убедил её, что хочу бросить камушек в твоё окно, чтобы привлечь к себе внимание. Она была рада помочь мне. Подумала, что я один из твоих ухажеров, который пытается впечатлить тебя серенадой.

Одна мысль об этом заставила её захихикать.

- Но ты бы не стал этого делать?

Лунный свет освещал комнату достаточно, чтобы она увидела его улыбку.

- Нет, я не стал бы.

- Ты мог бы просто войти, использую парадную дверь.

- Зная твоего отца, скажу, что не мог бы. Но я бросил сегодня несколько камушков в окно, достаточно много, так что даже думал, что стекло может треснуть. Но ты всё равно не услышала.

Не слышала, будь оно неладно проклятое шампанское! Но она была рада, что шум не разбудил её. Рада, что он, должно быть, нашёл лестницу, которая стояла возле яблони в их саду. Но почему он сделал это? Те крохи, которые ей удалось вытянуть из него на балу, отчётливо дали ей понять, что они никогда больше не увидятся, и уж точно не так.

- Так что ты здесь делаешь? - спросила она, затаив дыхание.

- Скажешь, что не ждала меня.

- Нет, не ждала.

- В глубине души, ждала.

Она не стала поправлять его, пусть даже это и не было правдой. Она всё ещё была раздавлена его полнейшим безразличием, которое он продемонстрировал сегодня вечером, не было сомнений, что он всё ещё злился на неё. Неужели они оба стали жертвой ложных предположений? Ведь действия говорят намного больше слов, как, например его действия сейчас.

Но вспомнив, как больно ей было, она сказала:

- Мы должны были пообщаться на балу, по крайней мере, больше, чем перекинуться парой фраз.

- Я думал, что мы пообщаемся. Я даже думал, что мы сможем потанцевать. Но когда я добрался туда, я был потрясён тем, насколько шикарно ты выглядела. И как превосходно ты вписывалась в интерьер той блестящей комнаты. И я опасался, что не сдержусь и поцелую тебя, прямо там, на глазах у всех, если мы…

Она резко села в кровати и тут же поцеловала его, не позволив ему договорить. Это было то, что она хотела сделать с того самого момента, как услышала его голос. Он был на этом балу из-за неё! Он пришёл сюда из-за неё! Ей не нужны были слова. Ей нужно было почувствовать то, что только он мог заставить её почувствовать. Она мечтала об этом, плакала из-за этого, из-за него. Она обязательно сделает ему выговор, но не сейчас, когда он показывает ей всю глубину своего чувства, прижимает её к своей груди, завладев её губами.

Она могла бы разрыдаться, когда он неожиданно оттолкнул её, если бы не услышала его голос:

- Дай мне минуту, дорогая, пожалуйста. Я не хочу делать тебе больно, но ты и представить не можешь, как сильно я хочу тебя.

Она поняла. Потому что могла сказать то же самое. Только ей не нужна была минута, чтобы прийти в себя.

- Сделай глубокий успокаивающий вдох, если тебе нужно прийти в себя, но заканчивай с этим поскорее, - требовательно настаивала она.

Он неуверенно засмеялся и сказал:

- Это помогло, твой глупый юмор.

Не было времени, чтобы сказать ему, что она не шутит. Он встал и снял свой вечерний камзол, затем развязал шейный платок и снял рубашку. Она откинула своё одеяло и теперь стояла на коленях на краю кровати, совсем рядом с ним. Она скользнула руками по его коже. Это ощущение свело её с ума. Он был великолепен, просто идеально сложён: большой, мускулистый, твёрдый, как камень. Даже когда она просто смотрела на него, ощущения поднимали её на высший уровень блаженства, которого она ни с кем другим не испытывала. Но прямо сейчас, он был пламенем, а она была мотыльком. Он манил её с такой силой, что невозможно было сопротивляться, и тело её горело в огне, который он разжёг в ней.

Он раздевался довольно быстро, но не достаточно быстро для неё. Она ногтями прошлась по его груди и задела сосок, не специально. Услышав его стон, она остановилась, не уверенная в том, причинила ли ему боль или же наслаждение. Она быстро стащила свою ночную рубашку, чтобы провести ногтем по своему соску и почувствовать то, что чувствовал он… О, Боже!

«О, Боже!» - он сказал это вслух, когда упал вместе с ней на кровать.

Они покатились по широкой кровати. Она засмеялась, а когда он остановился, подмяв её под себя, то Джудит подарила ему самую обворожительную улыбку. Он замер. Она снова попала в плен его глаз и увидела в них всю полноту его чувств. Он любил её! Хотела бы она, чтобы он сказал это, но была довольна уже тем, что просто видит это. Его губы были такими нежными и целовали её лицо, плечи, шею. Его любовь к ней чувствовалась в каждом прикосновении. Даже когда он чуть позже вошёл в неё, это было сродни нежной заботе. Они были как две части единого целого, которые должны были воссоединиться, ведь подходили друг другу идеально.

Она достигла вершины первой и довольно быстро. Она надеялась, что так будет не каждый раз, ведь постоянно взбираться туда одной, это всего лишь половина от возможного наслаждения. Вероятно, она могла бы уговорить его заняться с ней любовью ещё раз. Но выпитое сегодня шампанское решило иначе, и как только она закончила формулировать эту мысль, то тут же уснула.

- Я хочу жениться на тебе, если, конечно, смогу заполучить тебя без твоей семьи в придачу, - прошептал Натан полушутя, но она ему не ответила. - Джуди?

Он вздохнул, когда понял, что она уже спит. Или притворяется спящей, а это её ответ ему? Нет, он покончил со всеми сомнениями, прежде чем прийти к ней сегодня. Он оделся, поцеловал её в лоб и выскользнул тем же путём, которым пришёл сюда. Настала её очередь. Если она хочет, чтобы он присутствовал в её жизни, то она знает, где его найти, чтобы сказать об этом.


ГЛАВА 51

Джудит проснулась с улыбкой на лице и ужасной головной болью. Головная боль прошла через какое-то время, а вот улыбка осталась. Это была волшебная ночь, и бал здесь абсолютно ни при чём. Было бы неплохо, если бы она смогла вспомнить всё в мельчайших деталях, но радость до сих пор была всепоглощающей. Она должна была предостеречь себя, ведь уже чувствовала подобное в тот самый первый раз, когда они занимались любовь с Натаном, но не стала. В этот раз всё было по-другому. Сейчас она уверена, что Натан любит её.

Жаклин появилась ближе к полудню, вместо того, чтобы сидеть дома и принимать своих собственных визитёров, что было весьма необычно. Джек не хватает терпения, чтобы соблюсти все формальности Сезона. Но ей не удалось сбежать от своих ухажёров. Узнав, куда она направляется, некоторые из них последовали за Джек в дом Джудит, поэтому гостиная на Парк-Лейн была сегодня переполнена. И именно по этой причине Джек было так сложно выкроить минутку, чтобы поговорить с Джудит наедине.

Когда им всё же удалось перекинуться несколькими фразами с глазу на глаз, Джек заметила:

- Ты выглядишь сегодня весьма бодрой. Хотя должна признать, это был великолепный бал, не так ли?

- Нет, это была великолепная ночь.

- Я думала, что ты отправилась домой разгневанной.

Джудит ничего не ответила на это, а просто взволнованно улыбнулась.

- Я приняла решение. Ты была права. Мне давно следовало рассказать Натану о том, как я на самом деле к нему отношусь. И я сделаю это, как только увижусь с ним снова.

- Он едва ли сказал тебе пару слов вчера вечером. Ты действительно думаешь, что это произойдёт?

- Да, по той простой причине, что вчерашним вечером он произвёл впечатление на светское общество. Без сомнения, сегодняшним утром его имя у всех на устах.

Джек посмотрела через её плечо на собравшихся в гостиной молодых людей, а потом кивнула с усмешкой.

- Он, определённо, у них на устах.

- Таким образом, каждая хозяйка захочет включить его в список приглашённых.

- Возможно, они захотят. Но никто не будет знать, куда отправлять приглашения!

- Но я знаю, - усмехнулась Джудит. - И я позабочусь о том, чтобы все узнали.

- Ты собираешься расторгнуть наш договор? - с кислым видом спросила Джек.

Джудит крепко обняла её.

- Я должна это сделать. Ты бы тоже так поступила, почувствовав то, что я ощущаю сейчас. Это самое невероятное чувство, Джек,